Тигринья: другие произведения.

Других просто нет!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.06*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это история жены Тита. Пишется.
    На 21.07.2015

Других, просто нет!




Аннотация: Это история женитьбы Тита Вителлия Севера.






Эпиграф:

"Если в рай после смерти меня поведут без тебя, -
Я закрою глаза, чтобы светлого рая не видеть."

© Саади




Я стояла, открыв капот, и слов у меня не было! Милый братец попросил забрать машину, потому что она ему понадобится, а улетел он из охотничьего дома с однополчанами на катере. Хотя ругать надо было в первую очередь себя. Ведь знала, что Марк легкомысленный! И уехала, не проверив резервный блок питания. А Марк, оказывается, на нём и ездил. А основной блок не зарядил. Лень доставать было? Или забыл. Братец может... И что теперь?

В лесу сумрачно, деревья заслоняют свет и о зарядке солнечных батарей думать не приходится. До поляны многотонную машину не дотолкаешь. Придётся охотиться. Хорошо, если попадётся олень или, хотя бы, волк. Топливный бак семейного монстра способен переработать убоину в горючее. И я доеду до дома. Если попадётся олень. Или хотя бы до заправочной станции, где можно купить блок питания. Господи, хоть бы успеть выехать из зоны молчания! Связаться с братом, пусть пришлёт кого-нибудь с помощью!

Вынула из боковых фиксаторов карабин. Проверила. Какое счастье, что Марк служит в армии! Приучили оружие держать в порядке. И на том спасибо! Оставила "уснувшую" машину и углубилась в лес, благословляя благородную Ливию, вдолбившую своим ученицам, что одежда должна соответствовать обстоятельствам. И я, отправляясь на машине, надела охотничий костюм. Это название в нашей семье применяется для военной формы. Я в армии не служила. Несмотря на то, что наша семья не входит в "золотую сотню", запрет на службу в армии действует для меня, как и для всех женщин, способных рожать. Было очень обидно, - в нашей семье служили все. И мама. Хотя благородная Клелия не является нашей биологической матерью. Мы с братом дети "дорогой мамочки". Линия тета номер пять тысяч двести шестьдесят восемь. Папе пришлось платить за близнецов двойную цену. Но он, смеясь, говорит, что за такую радость заплатил бы и больше! Деньги в семье есть. Папа занимается "координацией и организацией". Раньше, в древности, это называлось "мафией". Нас с братом в дела, конечно, не посвящали. О том, насколько наш образ жизни отличается от "нормального", я узнала только в интернате. Там все девочки ходили без охраны! И моим охранникам не разрешили находиться на территории. Тогда папа нанял официальное агентство. И наш интернат был самым охраняемым местом на планете.

Брату проще, - в пять лет - военная Академия. Зато у него много знакомств в самых разных слоях общества. Папа сразу указал на это маме, когда она попыталась возразить против его решения. Сам папа в Академии не учился. Была война, и он служил рядовым десантником. Ушёл в отставку центурионом. Мог бы дослужиться и до трибуна, ему предлагали. Но папа вернулся домой. Марку, когда он спросил, ответил:

- Я и так патриций. Война, - дело святое. Гражданство Империи, - тоже не лишнее. А после... Мне есть чем себя занять, сын.

Устроилась, чтобы видеть звериную тропу. Жду, слившись с лесом... Меня брали на охоту с шести лет. Каждые каникулы. Так что я умею и выслеживать добычу, и стрелять в удалённую цель. Близко подбираться мне не разрешали, - девочка! Дискриминация по половому признаку...

Мне повезло. Не прошло и часа, как появился олень. Хороший, крупный самец. Смогу добраться до дома! Сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, почувствовала, как выравнивается пульс и обостряется зрение. Задержала дыхание, и плавно нажала на курок. Выстрел. Неожиданно громкий. Олень падает. И я, повесив карабин на плечо, отправляюсь за добычей, раздумывая, как её доставить к машине. Приняла решение, донести кусок, заправить топливный бак и вернуться на машине. Иначе не получится. Выходить из машины не понадобится, манипуляторами нас выучили владеть в совершенстве. Я, на спор с братом, даже крестиком вышивала. Вспомнила разобиженное лицо Марка, на душе потеплело.

А к оленю я подходить не стала. Рядом с ним уже стоял охотник. Вот почему выстрел был таким громким! Мы стреляли одновременно. Высокий ладный мужчина в военной форме без знаков различия. Хищная грация, привитая Академией. Старше нас с Марком. А вот насколько? Все военные привиты. Как правило. Папа не делал прививку. Сказал, что ему это не надо. Ну... мы почти чистокровные. Вот уже восемь поколений рождается от чистокровных матерей. Дорогих мамочек, конечно, запрашивают только через два поколения. Чтобы не привлекать внимания. А чистокровные смешанных линий не отказываются погостить несколько лет в семье. Вкусить, так сказать, привилегий, положенных эталонным самкам. Всё-таки, я злая и завистливая. Я ведь тоже не работаю. Следить за поместьем, - это же не работа? Это обязанность каждой патрицианки. Мама передала мне почти все дела, оставив себе лишь заботу о папе. А детей у меня, слава Богу, нет.

Я выскочила замуж в семнадцать лет. Сразу после интерната. За брата одной из соучениц. Он казался мне таким изысканным... Медового месяца у нас не получилось. Уже через две недели совместной жизни я поняла, что мой муж по сути своей захребетник. У него такая тонкая душевная организация, что он может только отдыхать от невыносимой тяжести этого мира. А я должна обеспечивать ему этот самый отдых. Ходить на цыпочках, и кидаться выполнять малейший каприз дражайшего супруга. А ведь папа меня предупреждал! Развели нас быстро. Всего месяц нервотрёпки, и оставленные бывшему мужу загородный дом и квартира в элитном районе. Я хотела побороться за них, но папа сказал:

- Оставь, девочка. Это слишком малая цена за твоё взросление.

А когда бывший муж подал на меня в суд, требуя компенсации за моральный ущерб, папа послал к нему ребят с предложением заплатить авансом за ущерб физический. Благородный Тарпей внял голосу разума и отозвал иск.

Стою, не двигаясь, чтобы не привлекать внимания. Расстояние такое, что я не успею воспользоваться карабином, если этот мужчина решит напасть. Достала нож, осознавая, что вряд ли сумею им воспользоваться. Мужчина рассматривал голову оленя, потом, не оборачиваясь, сказал:

- Не бойся, не трону. Отличный выстрел, кстати. Предлагаю поделить пополам.

Подумала, что половины туши мне хватит до заправки.

- Согласна. Только ты мне поможешь донести мою долю к машине.

И еле удержалась, чтобы не отпрыгнуть. Настолько хищным было движение моего... хммм... напарника? Призвала двенадцать лет воспитания и удержалась на месте. Даже убрала нож. Всё равно ничего сделать не успею... и он обещал не трогать... А жаль...

О чём я думаю?.. Сердце замерло, как испуганная птичка перед змеёй. В груди щекочущий холод... Смотрю в льдистые серо-голубые глаза и не могу произнести ни звука. И ОН (я точно знаю, что это ОН! Потому что других не существует. Их просто нет!) тоже молчит, застыв изваянием... Прошло несколько веков...

- Я и не знал, что в этом лесу водятся феи.

Собрала все силы, чтобы ответить ровным голосом, как подобает патрицианке.

- Благодарю за комплимент. Так мы договорились? Ты поможешь мне?

- Приказывай, владычица.

В невероятных глазах пляшут чёртики... Он ведь чистокровный! Такие сияющие глаза только у чистокровных! Как жаль! Папа не разрешит нам... О чём я думаю! С усилием оторвала взгляд от льдистых глаз. Мужчина забросил тушу оленя на гравиплатформу, образовавшуюся из небольшой пластины. Таких технологий в нашем мире нет! И Марк о них ничего не рассказывал. Сохраняю достоинство. Патрицианка не может удивляться. Поворачиваюсь и иду к машине. Мой спутник бесшумно движется следом. За ним, на уровне плеч, летит платформа с добычей.

- Ох ты ж, ничего себе! Я думал, эти монстры только в Академии остались! Что же ты такая невнимательная, детка? Батарея сдохла, так её заряжать надо! Вроде неглупая девочка, стреляешь хорошо...

Молчу. Зачем объяснять, что это Марк не удосужился зарядить батарею? Если я сама виновата, что, зная брата, не посмотрела под капот до отъезда... И зачем нужны слова, когда я смотрю и стараюсь запомнить каждую чёрточку, слушаю, чтобы потом вспоминать каждый звук... Он уйдёт... А я останусь. Такая вот грустная история...

- Как звать, красивая?

- Вителлия.

Я испугалась. Впервые в жизни испугалась. Такая ярость и отвращение в серо-голубых глазах! Глаза, подобно далёким звёздам, обжигают холодом абсолютного нуля. Что вызвало такую реакцию?

- Лгать нехорошо, красивая.

Я ничего не понимаю! Он сошёл с ума? Вот так? Сразу?

Мне протянут платок. Отстранившись, выпрямилась, смотрю на незнакомца, не выражая никаких чувств, кроме вежливого внимания.

- Я не представился, красивая. Меня зовут Тит Вителлий Север. И я знаю всех своих родственников. Тебя среди них нет.

А я ощутила ликование! Вителлий Север! Папа разрешит мне встречаться с ним! Но почему он чистокровный? Вспомнила уроки генеалогии... Мать благородного Тита, - чистокровная. А отец, - консул Империи, - патриций. Может быть, как и мы, они брали чистокровных чаще, чем прочие семьи? Доля консула, плюс доля легата-прим... Да. Вителлии Северы могли себе позволить чистокровных матерей для своих потомков.

- Чему радуешься, красивая?

И меня захлестнула обида. Конечно, одна из первых семей Империи, и мы... провинциальные патриции. И благородный Тит испытывает негодование... За то, что вынужден общаться со мной? Да, я не гражданка, - всего лишь жительница. Но я остаюсь патрицианкой. А все патриции равны. Холодно посмотрела на благородного Тита и ответила:

- Мы не родственники Вителлиям Северам. Мой отец, - благородный Публий Вителлий. Если между нашими кланами и было родство, то оно настолько давнее, что о нём можно забыть. Благодарю за помощь, благородный Вителлий Север. Мне пора ехать. Если нам по дороге, могу подвезти.

Тит просиял глазами. И ледяной свет сменился теплом и нежностью. Удерживаю выражение вежливого внимания, не растекаясь лужицей от счастья. Как мудр был папа, когда потребовал отдать меня в интернат, несмотря на то, что у него были в тот момент трения с конкурентами. Поэтому мы с Марком и ходили везде с охраной... Благородная Ливия выучила меня как должны вести себя патрицианки. И я сейчас отчаянно цепляюсь за правила поведения, чтобы не потерять к себе уважение. В очередной раз позавидовала чистокровным. Вот кому этикет не нужен! Чем бы чистокровная ни тешилась, лишь бы детей рожала!

- Ты хотела заправить бак мясом?

- Можно и костями. Главное, - органика.

- Ты позволишь помочь тебе, благородная Вителлия? Потребуется немного времени...

Тит достал боевой нож, и начал примериваться к туше. А я поняла, что он не охотник.

- Не надо, благородный Вителлий Север. Садись в машину. Я всё сделаю сама.

- Тебе не надо пачкать руки в крови, благородная Вителлия. Я...

- Я и не собираюсь пачкать руки, благородный Вителлий Север.

- Просто Тит, прошу тебя. Вителлием Севером зовут моего отца.

Я мысленно и так называю его просто Тит. Но вслух? Это недопустимо. Села на водительское место, Тит занял пассажирское сиденье рядом. И я включила манипуляторы.

- Мясо оставим? Загрузим кости?

- Мне столько мяса некуда девать. Разве что ты приготовишь обед?

- Для чего ты охотился, благородный Вителлий? Если тебе не нужно мясо?

Расстроилась... Не ожидала, что мой избранник способен убивать для забавы.

- Я не сказал, что не нужно. Но охотился я, чтобы понять смысл охоты. Ты поняла, что я не охотник.

- Ты не знаешь с какой стороны подойти к туше.

Пока мы перебрасывались словами, я при помощи манипуляторов с насадками-пилками разделала тушу на куски. Освободила от костей. Достала из бортовых контейнеров одноразовые упаковки, положила в них мясо и потроха. Голову тоже запаковала отдельно. Кости загрузила в бак. Индикаторы засветились, переработка началась. Хорошо, что манипуляторы снабжаются энергией автономно...

- Я поражён! Ты настоящее сокровище, Вителлия. Позволишь мне сесть за руль?

- Нет.

- Я умею управлять этим монстром. Меня учили, правда.

И обаятельная улыбка, при виде которой хочется доверить всё. Но! Мы почти незнакомы.

- Куда тебя подвезти?

- Не доверяешь... В общем, правильно. Я сам дойду. Здесь недалеко.

И выскользнул из машины. А как же олень? Растворился в лесу... Всё же он охотник. Только никогда не разделывал добычу. Наверное, у Вителлиев Северов для этого существуют егеря. Или... он рейнджер? Сердце сжимается от обиды. Ушёл и не оглянулся... Какое счастье, что я вела себя как патрицианка! Иначе сейчас бы со стыда сгорела. Потихоньку тронулась с места. До дома доеду. В крайнем случае, вытащу кусок мяса манипуляторами.

А как только я выехала из леса, машину подхватило и подняло вверх. Вокруг стены света. Наш семейный монстр втягивается в этот сияющий тоннель, как детская игрушка. Сижу в машине. Карабин перезарядила, держу под рукой. Вроде бы папа ни с кем не ссорился. Так в чём же дело? Наконец машина встала на колёса. На закрывшийся люк. Шлюзовая камера корабля... когда выровнялось давление, открылась дверь в коридор. И показалась знакомая фигура.

- Благородная Вителлия. Я всё-таки довезу тебя до дома.

- Что это значит, благородный Вителлий Север?

- Мне надо поговорить с твоим отцом.

- Ты даже имени его не знал!

- Не знал. Ну и что? Ты патрицианка, оттого и все эти заморочки.

- Я не понимаю...

- Всё просто, девочка. Если бы ты не была патрицианкой, я тебя увёз бы и заключил брак на ближайшем имперском корабле. Но ты патрицианка. Поэтому я намерен просить твоего отца отдать тебя мне в жёны. Как думаешь, согласится?

- Не зна... Что за странные шутки, благородный Вителлий Север?

В моей душе царит смятение. Отдать в жёны... А вдруг я ослышалась? И не переспросишь!

- Тит.

- Что?

- Моё имя. Или ты и своего брата называешь благородным Вителлием?

- При чём здесь Марк?

- При том, что ты запутаешься, малышка. У меня четверо полнородных братьев. Пока четверо. И как ты намерена к нам обращаться? Мы собираемся минимум трижды за четырнадцать лет. И?

- И какое отношение ваши редкие встречи имеют ко мне?

Значит, не ослышалась! А вдруг папа не согласится? Хотя, с чего бы? Мысли мелькают, в глазах мутится, сердце колотится так, что мне страшно... Руки похолодели. Тит рассмеялся, осветив меня сияющими глазами.

- Как моя жена ты будешь обязана присутствовать на сборах семьи.

- Я не твоя жена, благородный Вителлий Север!

- Не спорь, малышка. Если твой отец откажет, я тебя украду. И ты будешь моей женой по факту давности.

- Ты ненормальный. Мы практически незнакомы...

- Всё что мне нужно знать, я знаю, малышка.

***


- Я, конечно, польщён, благородный Вителлий Север. Но к чему такая спешка?

Папа внимательно и с уважением смотрит на Тита. Про меня папа всё понял сразу. И отправил меня к себе за спину. Сижу в кресле, наблюдаю за Титом. А вдруг, папа откажет? Тит улыбнулся пугающе-хищно, и весело сказал:

- Использую опыт своего отца.

- Успешный, надеюсь?

- Надеюсь, что мне повезёт больше.

Молчание... А я пытаюсь вспомнить сплетни, во множестве распространяемые об императорской семье, и об имперской принцессе в частности. Но она же чистокровная? Как можно сравнивать?! Тит, глядя папе в глаза, продолжил:

- Отец увидел женщину, на которой захотел жениться, и... старался соблюдать законы Республики. Я такого промаха не сделаю. Твоя дочь будет моей женой. Матерью моих детей. Я так решил, и так будет.

- Ты что-то путаешь, благородный Тит. Это девиз Императора, да живёт он вечно!

Папа склонил голову, проявляя уважение к верховной власти. А, может быть, пытаясь скрыть от Тита улыбку. Тит папе понравился. Но это ничего не значит, к сожалению... Жду... сердце замирает...!

- Вителлия, иди к себе.

Встала на задрожавшие ноги... Папа откажет! Откажет Вителлию Северу! Перед глазами всё поплыло... Сильные руки подхватили меня. Жужжание... укол... Очнулась на диване в папином кабинете. Укрытая мягким и тёплым пледом, подаренным папе на День Рождения одним из крестников. Мужчины тихо разговаривают... Я свесила ноги с дивана, они тут же обернулись ко мне.

- Малышка, ты меня напугала. Как ты?

Не отвечая Титу, смотрю на папу. Папа насмешливо мне улыбается. Может, он даст нам отсрочку? Может, не будет принимать решения?

- Видела бы ты своё лицо, дочка...

И, повернувшись к Титу, развёл руками.

- Я не тиран, благородный Вителлий Север. Когда Вителлия смотрит такими испуганными глазами, я не могу отказать ей ни в чём. Свадьба...

- Сегодня.

- Через три дня. Это значимое событие. Я не могу обидеть людей, не пригласив их на свадьбу дочери. Так не делают. Трёх дней хватит на подготовку.

- Свадьба сегодня, и я увожу свою жену.

- Тит, мой мальчик, я сам когда-то был молод и влюблён. Но есть традиции. И ты не спросил семью. Посчитает ли Император, да живёт он вечно! этот брак приемлемым.

- Я говорил малышке, что увезу её в любом случае. Я не шутил.

- А разве я похож на шутника, благородный Вителлий Север?

В папином голосе появилась обманчивая мягкость... Тит насторожился. Но упрямо повторил:

- Свадьба сегодня. Торжество пусть будет через три дня, я обещаю прибыть с женой. Но свадьба сегодня.

И папа, сдаваясь, поднял ладони над столом. А в глазах его я увидела насмешливые искорки. Свадьбу можно организовать и за час. Было бы желание. Папа проверял действительно ли Тит решил жениться. Я успокоенно вздохнула. Тит погладил мои пальцы...

- Малышка, не беспокойся. Мы поженимся сегодня. Месяц мне не дадут, но неделю проведём где ты пожелаешь.

- Ты вызовешь своих родителей?

И тут лицо Тита изменилось. От него повеяло холодом и... смятением? Я забеспокоилась. Стараюсь держать себя как подобает патрицианке, но получается плохо... Тит тряхнул головой...

- Глава клана сейчас Секунд. Его и вызову. И Мария с Вителлием Флавианом и их жёнами. И... хватит. Отец... он не оставит мать надолго одну. А благородная Агриппина... она... чистокровная. Ей понадобится время. Время, чтобы привыкнуть.

Вот так и вышло, что наш брак освящал младший брат Тита Секунд Вителлий Север. Свадьба, конечно, была в тот же вечер. Гулял весь город. В нашем саду собрались папины крестники и родственники Тита. А в городе... Тит арендовал на три дня все питейные заведения и каждый желающий мог выпить и закусить бесплатно. За порядком следил флот Империи. Десантные катера барражировали воздушное пространство над городом. И крепкие парни в военной форме сразу пресекали любые попытки испортить праздник.

Адмирал Марий и легат Вителлий Флавиан общались с папой. Марк развлекал благородных Эльзу и Катаржину. А я сидела рядом с Титом и не хотела отрываться от него ни на минуту...

***


К Вителлию Флавиану подошёл какой-то офицер, и коротко переговорив с ним, удалился. А Вителлий Флавиан нашёл взглядом Тита и кивнул.

- Малышка, пообщайся с новыми родственницами. Я ненадолго. Подвёл меня к жёнам своих братьев и испарился. Благородная Катаржина с сочувствием посмотрела на меня.

- Привыкай, Вителлия. Твой муж будет часто так исчезать. Хотя в день свадьбы, - это чересчур.

А благородная Эльза просто обняла меня за плечи и тихо сказала:

- Добро пожаловать в семью, Вителлия.

Без Тита чувствую себя подсолнухом, потерявшим солнце... Любезно улыбаюсь, благодарю за поздравления и добрые пожелания, и всё время ищу глазами мужа...

А праздник набирает обороты. Звучит зажигательная тарантелла, гости пляшут, пьют, поют... На улицах города дым коромыслом...

Папа удалился в свой кабинет. Принимает, по древнему обычаю, просителей. Вот, наконец, появился Тит.

- Скучаешь, малышка? Может, я тебя украду?

- Это нарушит обычай, Тит. Не надо огорчать папу. Скоро вынесут свадебный пирог, и мы сможем уехать.

- Ты так проголодалась?

- Надо проявить уважение. Папин друг изготавливал этот пирог, закрыв свою пекарню. Я не могу, вот так просто, повернуться и уйти...

- Хорошо, малышка. Дождёмся пирога.

И я понимаю, что в этот момент сдала какой-то важный экзамен. Причём Тит экзаменовал меня бессознательно... Но сейчас, он держит меня за руку, очень довольный.

Пирог вызвал всеобщий восторг. Катаржина и Эльза всплеснули руками одновременно. Меня учили готовить, но такой шедевр кулинарного искусства мне не по силам. А вот Эльза начала расспрашивать уважаемого Нерия о рецепте. Тит ухватил для нас два куска, и усадил меня в маленькую красную машину, не вызвавшую у меня доверия. По сравнению с нашим семейным монстром, это игрушка. Пусть и очень дорогая. Марк восхищённо присвистнул. Мой брат не завистлив, но... Машины, яхты, оружие... Это испокон веков мужские игрушки. У папы тоже есть маленький катер. Двигатель заурчал, как мурлыкающий кот, и мы... взлетели! Это не машинка, это...

- Что это за машина, Тит?

- Это модифицированный флаер, малышка. Он может ездить и как авто, но я не хочу сегодня тащиться по улицам. Я слишком спешу.

И так на меня посмотрел, что я обмерла. Внутри щекочущий холод, а снаружи... Вся кровь отхлынула внутрь...

- А далеко нам лететь?

Голос прерывается, сама себя еле услышала. Тит смеётся...

- Благородный Публий предоставил нам свой загородный дом. Помнишь, где мы встретились?

Покраснела вся! Просто до слёз. Конечно, я помню! Как можно забыть миг, когда тебя ударило молнией?

- Ты собирался...

Тит легонько коснулся моей руки, и снова вернул руки на штурвал.

- Малышка, пару дней мы здесь пробудем. Надо решить проблемы с твоим отцом.

- Какие проблемы?

Испугалась... Тит внук Императора, да живёт он вечно! и нас проверяли пристально... а если папе угрожает...

- Малышка, ты меня пугаешь. С благородным Публием всё в порядке. Твой папа мудрый змей, и всегда честно платил налоги. Всегда! А всё остальное, поверь мне, ерунда. Я опасался, что ему придётся умереть... Малышка! Ты не поняла...

Темнота...

Очнулась уже в охотничьем доме. Тит сидит возле дивана, держит меня за руку. Вырвала у него свою руку, и отвернулась к спинке, захлёбываясь рыданиями... Муж поднял меня на руки, усадил на колени, прижал к себе. Вырываюсь молча. Сердце моё кровоточит, располосованное на кусочки страшной фразой. Тит сказал очень тихо:

- Малышка, как ты могла подумать, что я говорил о смерти твоего отца, буквально?

- А о чём же ты говорил?! О чём?!!

- Шшшш... Тише... Благородный Публий умер бы, родился бы благородный кто-нибудь ещё. За мошенничество с налогами полагается смертная казнь, Вителлия. Но казнить покойников у нас ещё не додумались. Вы не смогли бы видеться с отцом так часто. Только и всего. Но твой папа платил налоги. Так что мы разберёмся с доброжелателем, представимся деду, да живёт он вечно! и улетим отдыхать.

- С доброжелателем?

- Именно, малышка. С верным слугой короны. Который не смог промолчать о злоупотреблениях благородного Вителлия.

Я возмутилась:

- Папа не...

- Шшшш... малышка... Твоего отца можно упрекнуть в жёсткой манере вести дела. Но ничего незаконного напрямую он не делает. А жёсткость для бывшего военного естественна. Я тебе уже сказал: главное, - налоги. Всё остальное ерунда. Как твой отец связывается со своими партнёрами в мирах Союза?

Вопрос прозвучал столь непринуждённо, что я уже открыла рот, для ответа... И тут же его закрыла. Тит улыбнулся и поцеловал меня в висок:

- Я спрошу у дона Публия, малышка. Его ведь так называют?

- Это проявление уважения!

- Я же не спорю. С Союзом у нас мир. Через закрытую границу проходят порталом только родственники Императора, да живёт он вечно! Я, всего лишь, поинтересовался, как решает эту проблему твой отец.

Молчу. Мне не хочется разговаривать. И вообще ничего не хочется. Я наплакалась до головной боли. А ведь у нас сейчас брачная ночь! Страшные слова о смерти разрушили волшебство. Конечно, уже поздно что-то менять. Да я и не хочу менять. Тит... Я принадлежу ему с первого взгляда, несмотря на боль, которую он причинил мне своими словами. Но только сейчас я поняла, что попала в императорскую семью, и планка требований очень высока... Придётся соответствовать. Потому что, - Тит. Потерять его невозможно. Легче умереть. Загоняю внутрь свою боль, пытаясь вернуть ожидание чуда...

- Малышка, ты перенервничала сегодня. Ложись спать.

- А ты? - стало очень обидно, несмотря на облегчение оттого, что мне не придётся исполнять супружеский долг прямо сейчас, когда я не готова.

Муж улыбнулся мне грустно:

- Мне надо немного поработать, я приду позже. Ты не жди меня. Спи.

Прошла в ванную, привела себя в порядок, переоделась в свежую ночную рубашку, сто раз провела щёткой по волосам и легла спать. Ворочалась, ворочалась, потом, надела халат и пошла к мужу. Ведь это нелепость! Наша первая ночь, а мы...

Тит сидит, просматривая какие-то справки, глядя на три экрана одновременно, и делая пометки на своём наруче.

- Не спится, малышка?

- Можно я тут посижу? Я не буду мешать.

Забралась с ногами в огромное кресло. Так, как сидела в детстве. На каникулах. Папа работал, а я ждала, когда он освободится и мы пойдём гулять, или поедем охотиться.

Тит всё время посматривал на меня. А я пыталась дремать, но смотрела на мужа. А внутри меня росла щекочущая пустота, жаждущая заполнения. Через несколько минут, Тит выключил все экраны и встал из за стола.

- Это невозможно! Не могу сосредоточиться. Думаю о тебе. О нас...

И, подхватив меня на руки, унёс в спальню. И всё было как в сказках для взрослых, которые я считала выдумкой. Все хорошие манеры куда-то делись и я кричала от радости, как мартовская кошка, раздирая ногтями широкую спину мужа... А потом прятала горящее от стыда лицо на его груди... Тит бессвязно шептал мне ласковые слова, бережно прижимая к себе и целуя в макушку... Брачная ночь не закончилась на рассвете. Мы вышли на балкон полюбоваться встающим солнцем, и муж утащил меня в спальню, объявив, что супружеский долг зовёт. Следующие сутки провели в кровати, прерываясь только на еду и короткий сон. А наутро прилетели родственники, заполнив дом. И Вителлий Флавиан сообщил нам имя "верного слуги короны". Им оказался мой бывший муж, благородный Тарпей. Почему-то, меня это не удивило. Папа отказался подавать иск на бывшего зятя. Вителлий Флавиан обещал, впрочем, что этот гадёныш нас больше не побеспокоит. Не знаю, как он думает этого добиться. Разве что убить его? Мужчины весело переглянулись... Не хочу ничего знать! Хочу медовый месяц! Мы только позавчера поженились!

- Малышка, всё будет! Я же тебе обещал! Завтра представлю тебя семье, и уедем.

Я что? Вслух высказалась о медовом месяце? Надо лучше следить за собой.

***


Император, да живёт он вечно! ещё красивее, чем на собственной голограмме. Может быть из-за того, что вынужден сдерживать гнев при маленьком внуке. Младший брат Тита очарователен. А его родители... Вителлий Север Старший выглядит ровесником Тита. Но если бы на лесной поляне я увидела консула, пусть даже и в форме без знаков различия, то ни за что бы не осмелилась с ним заговорить. Консул принадлежит к категории людей, на каждое предложение которых хочется быстро и радостно ответить: "конечно, с удовольствием!"

А мама Тита... Ну... она чистокровная. Этим всё сказано. Когда консул при полном параде шагнул из портала в зал приёмов, за его левую руку держался маленький Квинт, а правой рукой он удерживал, переброшенную через плечо, жену. Супруга императора, продемонстрировав детскую непосредственность, улеглась от смеха на пол... Папа и прочие мужчины веселятся вместе с нею. Я, помня о правилах обращения с чистокровными, вежливо улыбаюсь. Катаржина и Эльза стараются не реагировать на происходящее. А это неправильно. Чистокровные могут обидеться.

Император приказал маме Тита переодеться, и благородная Лилия, встала одним гибким движением, заставив всех мужчин задержать дыхание, и увела свою падчерицу. Я чувствую себя не совсем уютно. Император, да живёт он вечно! рассматривает меня, как диковинное существо. Причём, меня не оставляет ощущение, что он видит не меня, а кого-то другого. К сожалению, нельзя прижаться к Титу, хотя очень хочется спрятаться за спиной мужа. Вот Вителлий Север Старший, скользнув по мне взглядом, молча кивнул сыну. И больше на меня внимания не обращает. А Кассий Агриппа... Сохраняю осанку и безмятежную улыбку...

Наконец-то вернулись чистокровные Лилия и Агриппина. Тит, взяв меня за руку, вышел вперёд, остановившись в десяти шагах от трона. На меня накатила паника. Вдруг император решит арестовать папу? Спокойно стою, излучаю почтительное восхищение, предписанное этикетом, и отчаянно боюсь. К счастью, обошлось. Папе предписано поселиться в дарованном Титу герцогстве на окраине Империи. Этим репрессии ограничились. Но обрадовалась я рано.

Медовый месяц пришлось отложить. Пропала сестра мужа, Люцилла Вителлия Север. И я отправилась на Альмейн, в резиденцию Вителлия Севера Старшего. Чтобы быть рядом с мамой Тита. Титу моё решение не понравилось, но папа проявил жёсткость, удивив даже меня.

- Ты напрасно считаешь мать бесчувственной, мой мальчик. Она чистокровная. У них нет ничего личного. Они на государственном обеспечении. Ты знаешь, что до семнадцати лет чистокровные носят одежду без карманов? Их собственностью являются только мелкие подарки, сделанные отцами их детей. Если им делают эти подарки. Их внешняя бесчувственность и наплевательское отношение к правилам этикета всего лишь защита. Как... шипы у розы.

- Мать давно уже покинула резервацию. И собственности у неё больше, чем у некоторых патрициев.

- Ты всё прекрасно понял, Тит. Место Вителлии сейчас рядом с твоей матерью. Или ты не ищешь сестру?

Тит сжал зубы, в глазах плеснуло ледяное пламя. Но папу даже Император, да живёт он вечно! не напугал. И муж, справившись с эмоциями, сказал:

- Ищу, конечно. Спасибо, благородный Публий. Я... было нужно, чтобы кто-то сказал эти слова.

И, взяв меня в охапку, шагнул в портал. Не знаю, почему Тит вдруг начал вредничать. Вителлий Север Старший выделил нам крыло своего дома, который мама Тита упорно именует казармой, так что мы живём отдельно. Тит приходит только ночевать. Весь день я занимаюсь с Квинтом, освобождая маму для поисков. И приношу ей обеды и ужины. С завтраками не суюсь, боюсь консула. А обед и ужин принести необходимо. Иначе мама нарушит Евгенический закон, забыв о еде.

Познакомилась с мужьями мамы. Благородный Алонсо ошеломляюще красив и аристократичен. Вспомнила древнее слово "гранд", обозначающее высшую аристократию миров Союза. Но с герцогом де ла Модена-Новарро у нашей семьи никаких дел раньше не было. И барон Зигмунд... Барон меня пугает, хотя со мной он неизменно любезен. Его предки из миров Союза, и барон демонстрирует изысканные манеры союзной аристократии. Вот только никого этими манерами он не обманет. Он хищник. И следит за своей законной добычей. Мои горничные шепчутся, что мама Тита была первой женой барона, а свою вторую жену он изуродовал по законам баронств. Изуродовал, а через несколько лет отравил. Я спросила у мамы Тита, так ли это. Она ответила:

- Ты ничего не понимаешь, Вителлия. Барон мог поступить с Лолой намного хуже. Он был добр к матери своего сына. Добр до конца.

- Благородная Агриппина абсолютна права. Такую доброту я не понимаю.

- Я попрошу мужа предоставить тебе возможность ознакомиться с законами баронств. Их немного, по сравнению с нашими, но понимать их надо буквально, хотя трактовать можно по-разному. Зигги мог отправить провинившуюся жену к зáмковым девкам. Или вышвырнуть за ограду - законной добычей первого встречного. Или отправить в лабиринт в качестве дичи. Или просто убить на месте. Он выбрал способ наказания, позволяющий матери своего сына сохранить статус баронессы.

- Мои горничные говорят, что она хотела покончить с собой, но барон ей не позволил. Приставил к ней охрану.

- Всё возможно. От барона Зигмунда можно ожидать абсолютно всего. Судя по возрасту его дочери, она была зачата уже после наказания.

- Я его боюсь. Барона Зигмунда.

- Ты откровенна, девочка. Тебе не надо бояться Зигги. Барон соблюдает законы. И... я слышала, что Зигги всегда был добр к женщинам. Даже в лабиринте.

- Наверное, мне действительно надо ознакомиться с законами баронств.

- Конечно. Вдруг Тит обзаведётся зáмком. Тогда ты станешь баронессой. А баронессе лучше законы знать. Мало ли что...

Император, да живёт он вечно! приказал прекратить поиски. И мы просто ждём дня рождения Люциллы. Благородная Агриппина верит отцу безоговорочно. Впрочем, я ведь тоже верю папе.

Вернулся барон Алек. Вот когда я поняла, что значит настоящий ужас! Хотя, барон, как и барон Зигмунд, со мной любезен. Но слушать этот шелестящий голос и смотреть на дымных змей, свивающих кольца в изумрудных омутах, заменяющих барону глаза... Страшно! И нечеловеческая красота барона пугает... Он отец Бальды и Бадварда. И Ады, потерявшей Люциллу. И ещё есть Алан и Вейгар с Вероникой. Шестеро стражей! Благородную Агриппину спрашивать неловко, я спросила Тита:

- Как же так? Барон вернулся только сейчас, а Вейгар и Вероника...

- Вителлия, не задавай таких вопросов. Барон Алек - страж. Они размножаются не так, как люди. То есть, не совсем так. Чтобы ты не задумывалась, скажу просто: каждыми третьими родами мать рожает стражей. И неважно, где находится барон Алек. Этот процесс запускается однажды и до конца жизни.

Молча смотрю на мужа. В голове каша. Но мысли не о стражах и не о детях. Хочу уехать с Титом далеко-далеко... И быть только вдвоём... Знаю, что не получится. Тит служит Империи. А мне предстоит заниматься хозяйством. Герцогство должно приносить доход. Конечно, там теперь будет жить папа, но хозяйство всё равно на мне. Надо создать службы и наладить работу таким образом, чтобы я могла оставлять руководство на время рождения и вскармливания наших с Титом детей. Всё должно работать как часы. Благородная Ливия преподавала нам азы управления. И я вела хозяйство, когда жила у папы. Но масштабы несколько другие. К счастью, экономика, практически, везде одинакова. Есть нюансы, но их проще освоить. Моё дело - контроль. И подбор управленцев. Надо учиться у старых кадров, убрать саботажников, и поощрять молодёжь, желающую расти "с самого низа", поскольку их благополучие будет зависеть от благополучия герцогства. Дел полно! Впрочем, сейчас, главным является помощь маме Тита. А потом, и всегда, - Тит. Он и сейчас главный. Просто мой муж не готов признать, что любит свою маму и заботится о ней. Но я надеюсь, что со временем он осознает это.

На следующий день после возвращения барона Алека мы все отправились в малую императорскую резиденцию на Новом Вавилоне. Сегодня день рождения Люциллы Вителлии Север. Впрочем, официально мы празднуем помолвку благородной Бальды Вителлии Север и стража Хальзе. Это уже окончательное обручение. Барон Алек дал согласие на брак своей дочери со стражем Хальзе. И в этот день я смогла познакомиться с сестрой мужа. Пропавшая Люцилла появилась порталом, а вслед за ней явился её муж. Лорд Бездны! Совсем не страшный, в отличие от барона Алека. Весёлый и воспитанный. И по тому, как он смотрит на свою жену, сразу видно: любит! Вернувшись в зáмок, вознесла благодарение богам, и раздала маленькие подарки слугам. Мы с Титом покидаем Альмейн. Попрощалась с глотающим слёзы Квинтом, и с мамой Тита. Тит издали поклонился благородной Агриппине, а Квинта подхватил на руки и пообещал навещать его в Академии. Малыш тут же переключился на грядущую учёбу. Дети... Они не могут горевать долго. И это замечательно!

Герцогская резиденция Титу понравилась. Особняк в небольшом парке... А папе, - нет. И Вителлий Север, отправившийся посмотреть, как мы устроились, тоже возмутился "открытостью" особняка. Объявил Титу, что решать, конечно, ему, но следует думать о том, что пока он на службе, его жена здесь будет одна. Практически без защиты. Я испугалась, что свёкор меня загонит в какой-нибудь бункер, но консул имел ввиду лишь обустройство вокруг резиденции военной базы.

Папа сказал, что вокруг резиденции следует расселить близких людей. Так было у нас. Семьи папиных крестников жили рядом с нами... Вителлий Север ответил, что именно об этом он и сказал, говоря о военной базе. Преторианцев у Тита нет, - служба такая... Марк ещё отрабатывает контракт. И вообще, брат думает остаться в армии. Папа не возражает.

Военную базу развернули быстро. Вписали внутрь несколько кварталов, в центре которых находится герцогская резиденция. Примерно пять квадратных километров земли заняли. Поскольку выполнялось распоряжение консула Вителлия Севера Освободителя, никто из выселяемых жителей даже не пикнул. Отец Тита обладает магическим влиянием на умонастроение мирных жителей. По-моему, они согласились бы собственноручно снести свои дома, лишь бы консул Империи скорее отбыл по месту службы. Я, почему-то, думала, что Вителлий Север старший уже в отставке. Тит развеселился, сказав, что до трёхсот пятидесяти лет отставка его отцу не светит. Император, да живёт он вечно! дал своему любимому ученику время на обустройство личных дел. Только и всего.

Маму Тита консул с собой не взял. Сказал, что она носит очередного ребёнка и незачем подвергать его риску. Посмотрел при этом на меня... Я пока не могу порадовать консула известием о внуке или внучке. Но мы оба здоровы, и подходим друг другу. Благородный Манлий, осмотрев меня, сказал, что не видит препятствий для продолжения рода Тита. Так что, стараемся...

Тит ежедневно отправляется порталом на службу, а я занимаюсь обустройством. Расширили территорию поместья за счёт близлежащих зданий, сместили парк к границам, за особняком посадили плодовые деревья и ягодные кустарники, установили теплицы, разбили грядки. Дополнительно поставили небольшой птичник и вольеры с кроликами. Загоны с некрупными оленями и козами. Конюшня. Псарня. Император подарил внуку нескольких псов из своей псарни. Жуткие белые твари! Но команд они слушаются беспрекословно, дрессировать их нужды нет. Перед особняком разбили цветники, небольшие беседки, озеро с лебедями, а в парке - несколько гостевых домиков. Посадочная площадка нам не нужна, - вход на территорию, - через военную базу.

Обустройство заняло около месяца. Папа тоже устроил себе жильё по вкусу. С соблюдением традиций семьи. Все крестники переехали вместе с нами. Так что папе устроиться проще. А через месяц я начала заниматься делами герцогства. И поняла, что суматоха с обустройством быта, это отдых.

Все - буквально все предприятия герцогства, даже дышащие на ладан, прислали запросы на инвестиции. Всем потребовалось обновить оборудование, расширить номенклатуру... А бизнес-планы такие, что у меня слёзы на глазах выступили. Сначала от обиды, что меня считают дурочкой, не знающей не то, что экономику, но даже арифметику; потом от смеха... Показала папе некоторые, особо шедевральные, опусы... Решили расширять интересы семьи... Мы теперь родня императору, да живёт он вечно! надо соответствовать.

Тит в эти дела не лезет, приходит со службы порталом, приводит себя в "человеческий вид", - читай: меняет форму на домашнюю одежду; мы идём к папе и проводим вечер с семьёй. Ужинаем, беседуем... потом возвращаемся к себе и... растворяемся друг в друге, занимаясь продолжением рода. Папа тоже ждёт внуков.

Я каждый вечер думаю: как же мне повезло, что Тит воспитывался в семье деда, да живёт он вечно! Пока мы жили на Альмейне, муж не снимал форму. Ну, то есть, конечно, снимал. Надевал домашний её вариант. Вителлии Северы другую одежду не признают. И братья Тита: Секунд и Терций в штатских костюмах чувствуют себя скованно. И живут Вителлии Северы по Уставу. Даже крохотный Квинт, и тот... Я не знаю, как маме Тита удаётся противостоять им, но она держится долгие годы, несмотря на попытки приобщить её к радостям армейской жизни. Скорее всего, Вителлий Север старший опасается "перегнуть палку". Благородная Агриппина проходит полосу препятствий, упражняется в стрельбе, бое без оружия и САКОНБе... но заниматься строевой подготовкой она отказывается категорически. Я сдала начальный норматив, и больше меня не трогали. Тит заступился, напомнив консулу, что я категорически невоеннообязанная. Подумать только! Если бы не исчезновение Люциллы, я так и не узнала бы какой образ жизни предпочитают Вителлии Северы. И устройство нашего дома внутри военной базы вогнало бы меня в ступор. А так... нормально. Главное, что консул и папа пришли к консенсусу в данном вопросе. Тит не волнуется, и я спокойна.

Посмотрела на тяжёлые катера, заходящие на посадку, стиснула зубы и повторила мысленно: "я совершенно спокойна". Один явный плюс в этом есть. Ни у кого не возникает сомнений, что буде мне понадобится военная помощь, я её получу возможно даже раньше, чем запрошу. Поэтому, все производственники ведут себя в высшей степени корректно. А то, что они между собой говорят... пусть... Поговорили и сделали то, что им сказано.

Наши аналитики обрабатывают сведения о намеченных к присоединению предприятиях. Занимаемся промышленным шпионажем... Всё как обычно. Дома, конечно, было проще. А здесь приходится действовать деликатно. Тихой сапой. Как наша Мурыська.

Когда мы были детьми, в доме жила кошка. Так вот она никогда не ложилась на постель сразу. Она приходила, ждала приглашения. Потом вытягивалась по краешку, как сиротка. А после того, как я засыпала, Мурыська разворачивалась, постепенно сдвигая меня. И утром кошка спала, вольготно раскинувшись поперёк кровати, а я, свернувшись в клубочек, ютилась в оставленной мне части...

***


И всё-таки, военная база не защитила меня. Тит отбыл на службу, а через пять минут в дом вломились "торпеды". Меня скрутили за пару секунд, я, в отчаянии, могла только мысленно звать на помощь... Уже открылся портал и... белые тени мелькнули в комнате. Я упала на пол и зажмурилась. Уж очень страшно кричали люди. Холодный мокрый нос ткнулся мне в щёку, и, обняв одну из баронских собак, я расплакалась. Я плакала от уходящего страха, от облегчения, что всё обошлось, от осознания своей беззащитности...

Глухое рычание собак возвестило о приходе охраны. Комнату заполнили люди в форме. И Тит... Тит влетел в дом, поднял меня с пола, и сел в кресло, держа меня на коленях, потому что я вцепилась в мужа, не в силах выпустить его. Он прижимал меня к себе, целуя в висок, шептал мне: "Малышка, всё... всё... уже всё..." А я не могла унять слёзы. Прошло, наверное, больше года, прежде чем мне удалось справиться с собой, вспомнив о хороших манерах.

- Прости, Тит. Я веду себя непозволительно.

- Это я должен извиняться, малышка. Это я не сумел защитить тебя. Если бы не собаки...

Тит прижал меня к себе ещё крепче...

- Твоя мама, наверное, справилась бы с ними без собак.

- Скорее всего... Малышка, ты же умеешь стрелять. Мы сегодня же подберём тебе импульсник по руке. И будешь носить с собой лазерное лезвие.

На мой ошеломлённый взгляд ответил мягко, но непреклонно:

- Не возражай, Вителлия. И я ещё с зятьями поговорю, может стражи или лорд Саэльмо что-нибудь придумают.

А я стряхнула в ладонь лазерное лезвие, которое всегда со мной, и показала мужу. Мне было очень стыдно. Папа вручил мне его ещё когда я училась в интернате благородной Ливии. А я... Впала в истерику, забыв, что могу себя защитить. Мама Тита никогда бы такого не допустила!

- Малышка, не расстраивайся. Ты не убийца, как чистокровные. Их учат убивать с раннего детства... Ты умеешь им пользоваться?

- Да, Тит. В том-то и дело. Мне показали и я тренировалась на каникулах. Но мне не довелось его использовать... И всё равно, я должна была вспомнить!

- Шшшш... маленькая... Всё к лучшему. Они могли повредить тебе, если бы ты начала отбиваться. Может быть вернёмся на Альмейн? В баронствах безопасно.

Вспомнила "безопасных" баронов, захихикала, спрятав лицо на груди мужа. Потом отстранилась, чтобы видеть его глаза:

- Нет, Тит. Здесь наш дом. Незачем бегать. Надо заниматься делами. Папа... А с папой всё в порядке?

- Конечно. Благородный Публий в абсолютной безопасности. Я буду впредь пользоваться яхтой, малышка. Лучше потратить два часа в день на дорогу, чем подвергать тебя опасности нападения. Сегодня же здесь установят отсекатели. Пройти смогут только стражи или лорд Саэльмо. У них свои дороги. А порталы будут уничтожаться вместе с... кхм... ладно, не важно.

Благородный Манлий, прибывший порталом, осмотрел меня, выдернув из рук Тита. Муж не позволял мне отойти далеко. Наверное, понял, что я буду цепляться за него...

- Благородная Вителлия на редкость стрессоустойчива. Почти как чистокровные. Дня три рекомендую вам побыть вдвоём. Я сообщу Императору, да живёт он вечно!

- Я сам свяжусь с дедом, Манлий. Мне надо ещё раз поблагодарить его за собак. Если бы не они, мы бы сейчас разрабатывали спасательную операцию. Понаблюдай за допросом.

Манлий, кивнув, отошёл. Тит взял меня на руки и унёс в наши комнаты. Я могла бы идти сама, но... не хотела. Во всём есть польза. Три дня вместе... Просто мечта!

Вителлий Флавиан провёл короткое расследование. В результате освободилось много поместий. То есть, - целиком освободилось. Задумалась над смыслом прозвища Вителлия Севера старшего... Я думала, что "Освободитель" дано ему в благодарность... Возможно это и так... Только надо понять, кто и за что благодарил консула Республики.

Высказывать эти мысли не стала. Ерунда всё это. Попробовала заступиться за родственников, ведь они же ничего не знали! Тит не стал разговаривать, а папа... папа сказал, что заговорщики знали на что шли. И сами решили судьбу своих родных. Как это страшно! До девятой степени родства уничтожены все поголовно!

Барон Зигмунд фон Фальке, прибывший к папе и навестивший нас, пошутил: "Бей своих, чтобы боялись чужие." Тит не стал разговаривать и с ним. Ну, Вителлии Северы к барону вообще не по-доброму относятся. Считают его лишним. Только приказ Императора, да живёт он вечно! удерживает их от убийства. Впрочем, я случайно увидела, как барон смотрит на маминых мужей, когда никто не видит... Чувства - взаимны. Хотя внешне все очень доброжелательны друг к другу. В гости летают, подарки дарят... Улыбаются... Крокодильими улыбками, по словам мамы. Спросила Тита, что такое крокодил. Съездили посмотрели... Действительно, похоже. Радостные такие... Только барон Алек одинаково корректен со всеми прочими мамиными мужьями. Но лично я думаю, что если бы не необходимость, барон давно закопал бы всех троих. Ещё на подступах к благородной Агриппине. В этом барон похож на лорда Саэльмо. Только у лорда нет таких проблем. Поэтому, благородная Люцилла леди Саэльмо, урождённая Вителлия Север де ла Модена-Новарро и сидит безвылазно в родовом замке Саэльмо.

Тит собирается навестить зятя. Думаю напроситься с ним. Побуду с благородной Люциллой. В Бездне время течёт по-другому, так что можно погостить несколько дней.

***


Никуда меня не взяли. И Титу Император запретил по гостям разъезжать. Выразил высочайшее неудовольствие: в герцогстве заговорщики, как у себя дома шастают, а герцогу и дела нет. Обиделась за мужа. Тит целые дни на службе. Конечно, ему не до герцогства... Благородная Лилия пояснила нам, что Кассий Агриппа, да живёт он вечно! поэтому и настоял на переселении благородного Вителлия вместе с нами. Ну... это же другое дело! Теперь, когда у нас развязаны руки... Папа даже помолодел. Весь в делах, его резиденция напоминает штаб армии. А я стараюсь не думать о том, что слишком уж легко заговорщикам удалось проникнуть к нам в дом. И... собаки... как они смогли появиться в доме из псарни? Ну, допустим, собаки барона Алека ещё и не на такое способны. Но всё-таки...

Нет! Папа никогда не стал бы рисковать нами. Ни мной, ни Марком. Всё это домыслы. Как об истинном значении прозвища свёкра...

Несомненной пользой покушения явилось то, что нам с Титом удалось зачать наследника. Три дня вместе, в информационной блокаде, и... мы не отрывались друг от друга. Я даже сознание потеряла однажды... Тит испугался, и после этого всегда себя контролировал. А я... таяла от его прикосновений, замирая от нежности, а потом кричала от счастья, царапая его спину... И прятала на его груди залитое слезами лицо... От счастья, оказывается, тоже можно заплакать.

Хожу под охраной. Родственники зачастили в гости. Поочерёдно. Смена караула. Это Марк так шутит... Свёкор явился в одиночестве. Мама оставлена с детьми в казарме. Но у свёкра есть преторианцы, которые находились при мне, пока Вителлий Север занимался делами. Потом прибыли Марий с Эльзой. Марий занимался делами (какими?!!), а Эльза со своей охраной была при мне. Потом Марий отбыл, появились Вителлий Флавиан с Катаржиной... Секунд с женой и с охраной, страж Хальзе с Бальдой. Эти без охраны, но! Страж Хальзе "занимался делами", а Бальда была при мне. Даже Лопе с очередной пассией навестил нас. С охраной, а как же!

Скоро начну отстреливаться от гостей. Сил моих нет! Почему я не чистокровная? Любезно улыбаюсь подруге Лопе, угощая её местными сладостями... Подруга на моей памяти уже третья... Злиться нехорошо... Лучше подумать о невесте для деверя. Синьорита Анна Лопе не подойдёт, к сожалению. Он от неё уже устал. Конечно, когда всегда можно отправиться в Резервацию... Выполнить "долг чистокровного"... Может быть ему чистокровную подобрать? Или просто подождать, пока он сам не встретит "свою" женщину? Вителлию Северу было больше восьмидесяти лет, когда он увидел благородную Агриппину...

Меня как будто обварило кипятком... А если... если Титу понадобится перерыв? Всем чистокровным раз в тридцать - пятьдесят лет рекомендуется менять партнёра. Я ведь не увижу... не пожелаю видеть... Для меня немыслимо расстаться с мужем. Надо поговорить... попросить... (кого? И о чём?!) Что делать?!!

Взяла себя в руки. Волноваться сейчас нельзя. Надо думать о весёлых, радостных вещах. Титу дают свободный день каждую неделю. Мы проводим его вдвоём. Гуляем в парке, иногда летаем поплавать... главное, что мы вместе.


Новый кусь 21.07.2015 на 19:10


***


Тройня - Кассий, Луций и Публий Вителлии Северы появились на свет один за другим. Роды прошли легко, но я - слабая, как новорождённый котёнок. Детей поочерёдно подвешивают на большом платке мне на шею, чтобы я могла их кормить. Мама вспомнила, что так же кормила первенцев-стражей, потратив с непривычки слишком много сил.

Мне сказано больше времени проводить на свежем воздухе и не напрягаться, так что все дела по управлению герцогством пришлось взять на себя папе. Но папа так рад, что стал дедом, что полностью освободил меня вообще от всех дел. Сказал, чтобы я занималась собой, детьми и мужем, а доходы нам он обеспечит. Мама Тита заставляет меня выполнять специальные упражнения, для восстановления организма. Дыхательные и асаны йоги. Количество асан увеличивается постепенно. Сначала было трудно, я плакала от слабости, и Тит требовал прекратить занятия. Хотел поругаться с мамой, но я не позволила. И папа сказал ему, что чистокровные знают о восстановлении после родов больше любого врача. И что ему следует благодарить благородную Агриппину за то, что она уделяет мне внимание. Тит не проникся. Но скандалить не стал, - уже хорошо. Да и свёкор не позволил бы своему первенцу огорчить мать. У консула Империи не забалуешь.

Послезавтра отправимся на приём к Императору, да живёт он вечно! представим правнуков. Это будет сорок первый день после их появления на свет. Благодаря маме, я полностью восстановилась, окрепла, даже стала более гибкой. Платок отправлен в кладовку, - процесс кормления не вызывает у меня затруднений. Всё настолько хорошо, что я суеверно боюсь, как бы чего не случилось.





© Тигринья 21.07.2015


Оценка: 7.06*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Научная фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"