Тигринья: другие произведения.

И снова здравствуй!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.66*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История женитьбы Секунда Вителлия Севера. На 24.10.2017

И снова здравствуй.



Аннотация: Это история женитьбы Секунда Вителлия Севера.




Новый кусь 24.10.2017



Эпиграф:

"И ты во мне - вот видишь?! - не ошиблась..."

© Владимир Вишневский. "Одностишия".




- Опять ты?!!

- Так точно, опять я!

Щелчок каблуками, безупречный офицерский поклон. Издевательски безупречный.

- Этот контракт у меня государственный. У меня должен быть чистокровный партнёр. Уходи.

- Я, - чистокровный. И контракт государственный.

- Не хочу с тобой разговаривать.

Отвернулась, держа в пальцах металлический диск, отполированный до зеркального блеска. Смотрит, или нет? Ой!!! Уходит! Как же так?! А вдруг, он вообще уйдёт?.. Маленькие кулачки сжались, полная розовая губка прикушена. Огромные глаза наливаются слезами.

Яростный визг и попытка продолбить крепкими кулачками широкую спину ничего не изменил. Центурион так и унёс дорогую мамочку, перекинув через плечо.

- Отпусти меня сейчас же! Ты! Мерзавец!

- Наши дети соскучились. Но я думаю, что вам не надо общаться. Таких выражений они ещё не знают...

- Не смей шантажировать меня детьми, военный! Я, - "дорогая мамочка". Мы к детям равнодушны.

- Я понял. Раз тебе не интересно, я не буду рассказывать, как Кассий закончил седьмой курс, а Луций отучился первый год. Эй! Не кусайся!

Секунд Вителлий Север притянул свою женщину поближе, ловко сняв её с плеча, так что ни пинки, ни попытки отдавить ему ноги успехом не увенчались. Десантный катер завис над парой и втянул их в своё нутро.


Четырнадцать лет назад:



- Трибун, мы услышали новости. Помощь нужна?

- Нам только военных головорезов здесь не хватало.

- Ну так вот они мы. Здесь.

Трибун Семпроний устало посмотрел на бравых офицеров. Академия и пара лет в "горячих точках". Горят рвением. Ну-ну...

- Доложитесь по форме, военные.

- Декурионы Клавдий и Вителлий Север готовы приступить к выполнению задания.

- Вителлий Север? Эт-то что? Лютого разжаловали?

Благородный Семпроний лично знал консула Империи. Довелось повоевать в первом эшелоне... но... Но! Интересно посмотреть на реакцию юного потомка. Сын? Или уже внук?

- Лютый, - вежливая улыбка не затрагивающая ледяных глаз, - это мой отец.

Хорошо. Даже замечательно! Папаня уже взбесился бы. Продолжаем разговор... Повинуясь взгляду, подключился дежурный:

- Ой, как всё запущено... Слышь, а может им просто сказать, кто по их душу двинется? А?

И глазом не моргнут! Хорошо их в армии дрю... кхм... муштруют.

- Людей у меня нет, военные. Только на губе два раздолбая. Может, проспались уже...

Младший Вителлий Север (который из? Сколько их уже?) перестал обращать внимание на полицейских, не выпуская их, однако, из поля зрения. Дааа, как любил говорить наш ротный: "мастерство не пропьёшь!" Общение продолжил второй декурион. Благородный Клавдий. Приблизиться к Императору, да живёт он вечно! через женщин Клавдиям не удалось, сближаются через внуков. Подвинут Юлиев? Или?

- Не надо людей, трибун. Обеспечьте связь. И инфо.

- Считать на свои наручи сможете? Или надо доступ открывать?

- Доступ есть... Первый контракт?

- Да. Надеюсь вас учили, как обращаться с чистокровными, военные?

- Ага, как с... - взгляд на спутника, - кхм... бережно.

Ну да... Мать у Вителлиев Северов младших - чистокровная. У самого консула, вроде, тоже.

- Рад за вас, военные. Всему-то вас учили.

- А за себя?

- И за себя я тоже очень рад. Я всегда рад, когда можно сбросить на кого-то свою работу. Ладно, декурионы, шутки в сторону. Чистокровная убила пару подонков, забрала их оружие и закрылась в отдельной комнате. Вам надо всего лишь нейтрализовать остальных бандитов и уговорить малышку покинуть своё убежище.

- И остаться при этом в живых. Секунд, ты больше общался с чистокровными. У нас есть шансы остаться в живых?

- Смотря, в каком настроении дающая миру жизнь. И какое оружие у неё под рукой.

- Импульсники. ТТ-600. В армии эта модель уже снята с вооружения, а преступники их широко используют.

Декурионы уважительно присвистнули. Да, это вам не войсковая операция. Чистокровная не должна пострадать. Более того, она не должна иметь повод для жалоб. Хотя, с двумя импульсниками она сама, кому хочешь, может дать повод для жалоб. Посмотрим, как элитные вояки справятся с задачей. Не придётся ли подавать рапорт начальнику Академии с указанием недостатков в подготовке нового поколения офицеров. Благородный Семпроний, вспомнив свою собственную учёбу, ностальгически вздохнул.

***


Операция по захвату террористов прошла, как по учебнику. А вот захват... то есть, освобождение чистокровной... тут пришлось попотеть. Слушать дорогая мамочка никого не желала, так и заявила:

- Не пудрите мне мозги, болваны!

А стреляет этот семнадцатилетний ребёнок метко. Защитное поле комбезов, к счастью, способно противостоять выстрелам из ТТ600, но недолго. Пришлось включить мимикрирующий режим...

Секунд подобрался ко входу в помещение, пока Клавдий отвлекал девочку, подбрасывая ей различные мишени, которые чистокровная с успехом изничтожала. Запорное устройство не смогло противостоять обученному диверсанту, и декурион, собравшись в клубок, впрыгнул в комнату, схватив в полёте завизжавшую чистокровную. Оттолкнулся от стены, приземлился, удерживая сыплющую ругательствами добычу, попутно уклоняясь от пинков и ударов локтями.

- Дающая миру жизнь нуждается в помощи медика?

Секунд подумал, что чистокровная, пожалуй, нуждается в порции успокоительного. Уж больно много энергии вкладывает она в удары. Или в фонтане её искупать? Но где он тот фонтан? До дворцовой площади далеко...

- Отпусти меня сейчас же!

Секунд быстро разжал руки и, перекатившись, ушёл от удара. Чистокровная пошатнулась, потом обрела равновесие и возмущённо посмотрела на обоих декурионов. Клавдий немедленно отреагировал в обычной шутовской манере:

- А что сразу я? Я не виноват!

Сияющие серые глаза захлопали растерянно. Ресницы длиннющие... Щёчки круглые. Розовый ротик полуоткрыт удивлённо. Непохожа она на чистокровную! Только цветом глаз! Маленькая, крепенькая, как боровичок. На занятиях по выживанию они, как-то, собирали грибы. Так вот, на такой гриб-боровик она и похожа. Секунд постарался согнать с лица улыбку. Обидится ещё, ребёнок этот!

***


- Позволь сопроводить тебя в Резервацию, дающая миру жизнь.

- У меня контракт. Был. Вот с ним. - Тонкий пальчик ткнул в сторону мёртвого тела, небрежно брошенного в аккуратно припаркованном флаере.

Декурионы переглянулись. Клавдий шевельнул пальцами, передавая Секунду полномочия общения с чистокровной. "Ну, спасибо тебе, друг!"

- Сожалею, девочка, но этот патриций уже не сможет выполнить обязательства по контракту.

Пинок ногой в лодыжку, самортизированный берцем и удар локтем в бок, от которого Секунд машинально уклонился, поражаясь энергии дорогой мамочки.

- Я не девочка! Я уже взрослая! Мне семнадцать! Вот.

- Безусловно, ты уже взрослая, дающая миру жизнь. Приношу самые искренние извинения.

- А ты? Взрослый?

Секунд беспомощно покосился на ухохатывающегося Клавдия, смотрящего оловянными глазами прямо перед собой, и твёрдо ответил:

- Да. Я, - взрослый.

- Тогда, ты исполни контракт.

- Ээээ...

Слова куда-то пропали. "Ну почему я не Тит?! Брат сумел бы заболтать этого ребёнка. Это она от шока? Нет! Это я в шоке. Дорогие мамочки все отличаются стрессоустойчивостью. Что же делать-то?! Девочка серьёзно настроена на продолжение рода. Сейчас заплачет..." Сердце пропустило удар. Сын консула Империи смотрел в огромные глаза, напоминающие сейчас озёра, покрытые подтаивающим льдом. Пронзительная свежесть ранней весны... и холод ледяной воды, покрывшей его с головой. Он тонул, забыв, что умеет плавать. Секунд напомнил себе, что он воин. Старательно контролируя дыхание, отсекал от себя неподобающие эмоции. Он воин. Не дорогая мамочка, неспособная сопротивляться инстинкту. Помогало плохо. Хотелось зарычать, схватить юную женщину, перебросить через плечо и унести куда-нибудь... в пещеру. Пришлось стиснуть зубы и держаться, потому что неизвестно, как будут сочетаться их линии. И будут ли они сочетаться.

- Твоё предложение очень лестно для меня, дающая миру жизнь, но надо связаться с Резервацией. Ты знаешь порядок...

- Не хочу с тобой разговаривать! Сообщи в Резервацию, пусть пришлют флаер.

Ну вот... Обидел ребёнка. Декурион, в отчаянии, связался с Вителлием Флавианом. Брат отправил единственное слово: "Жди".

К счастью, Вителлий Флавиан себя ждать не заставил. Пришёл порталом, наорал на офицеров, не обеспечивших должный комфорт чистокровной, декурионы, вытянувшись во фрунт, внимали. Чистокровная сменила гнев на милость и согласилась ответить на несколько вопросов.

Пока начальник имперской СБ успокаивал девочку, Секунд связался с Резервацией. Выставленный счёт удивил даже Вителлия Флавиана:

- Они что там, с ума посходили?

- Не важно, брат, я заплачу.

- Чувствуешь себя обязанным?

-Нет.

Секунд говорил абсолютную правду. Для него важным было лишь согласие Резервации. Значит, контракт возможен. Всё остальное, - потом. Ну, придётся заложить поместье... Отец убьёт. Или поймёт?.. Потом. Всё, - потом.

- Я не буду заключать с ним контракт! Понятно?! Я с ним не разговариваю!

Вителлий Флавиан строго взглянул на младшего брата. Глаза смеялись.

- Ты понял, Секунд Вителлий Север?

- Так точно!

Секунд строевым шагом, как на параде, отправился к выходу из ангара. Глаза девочки начали наполняться слезами горькой обиды. Декурион совершил поворот кругом, подхватил, задохнувшуюся от возмущения, чистокровную, и задействовал портальный режим "домой". Брат сказал вслед:

- Я всё оформлю, не парься.

Хорошо, когда есть родственники!

А Клавдий хулигански выкрикнул:

- Не урони честь армии, Секунд!

***


Дом, милый дом. Так, кажется, поётся в старой песне. Секунд прошёл в комнаты, предназначенные для хозяйки поместья, осторожно снял с плеча чистокровную и усадил её в кресло. Кресло очень глубокое, мама всегда забиралась в него с ногами... После того, как поместье Вителлиев Северов перешло к Секунду, благородная Агриппина, бывая здесь, занимает комнаты в гостевом крыле. Секунд поначалу обижался, но отец сказал, что так будет правильно. И вот теперь в доме снова появилась хозяйка. Шипит что-то ругательное, сверкает глазищами, пытаясь выбраться из мягкой ловушки. Напрасно. Не зная секрета, из кресла так просто не выкарабкаешься. Надо сказать что-то, приличествующее случаю, а слова, как назло, все потерялись. Секунд только и смог выговорить, стараясь не запинаться:

- Я пришлю горничных. Через полтора часа обед. Потом, если захочешь, я покажу тебе поместье.

Увернулся от полетевшей ему в голову туфельки и выскочил из комнаты.

Чистокровная явно проголодалась. Поэтому, наверное, обед прошёл без попыток проломить ему голову тарелкой.

Малышка с аппетитом откушала поданные блюда. Какое счастье, что Эльза, гостившая недавно с Марием, запрограммировала кулинарный автомат! Сам Секунд, как и отец с братьями всегда выбирал стандартный офицерский обед, и не заморачивался. А Эльза прекрасно готовит. С душой. Пересмотрела все программы, нашла меню, составленное некогда мамой, и полностью его переделала. Сказала, впрочем, что слегка дополнила. Как будто нельзя сравнить... Почти год уже в семье и всё равно боится маму до судорог.

По окончании обеда, Секунд, дождавшись, когда чистокровная покончит с порцией яблочного пирога, встал из-за стола.

- Ты будешь отдыхать? Или желаешь осмотреть поместье? Как мне к тебе обращаться, дающая миру жизнь?

Женщина-ребёнок облизала пальцы и объявила строгим голосом:

- Кси номер восемь тысяч сто двадцать шесть.

- Меня зовут Секунд. Если позволишь, я буду обращаться к тебе, не упоминая номер.

- А как тогда?

- Поскольку ты здесь единственная представительница твоей линии, то я буду называть тебя Кси. Если, конечно, ты не возражаешь.

Малышка важно кивнула головой и протянула руку. Секунд взялся за липкие пальчики, помогая своему сокровищу встать со стула.

- Вымыть руки можно здесь.

Объявив общий сбор, сын консула вывел дающую миру жизнь на плац. Все служащие поместья выстроились в ожидании. Секунд собрался с мыслями, ещё раз пожалев, что не умеет разглагольствовать, как Тит, или Алберто де ла Модена-Новарро. Вот у кого язык подвешен!

- Вот ваша хозяйка. Все её пожелания исполнять неукоснительно. Комфорт и безопасность должны обеспечиваться на самом высшем уровне. Я хочу, чтобы дающей миру жизнь понравилось здесь. Вот, собственно, и всё.

Строй не шелохнулся. Служащие молча внимали, держа равнение на Секунда. Малышка разглядывала ровный кубик из людей в форме, флагштоки с колышущимися от лёгкого ветерка знамёнами Империи, Императора, да живёт он вечно! и консула... потом, вырвав руку выбежала с плаца и с торжеством вытащила из кустов трёхцветного котёнка. Животное возмущённо шипело и извивалось, пытаясь кусаться, но маленькие ручки удерживали его цепко и со знанием дела. На бесстрастных лицах тенью проступила улыбка. Секунд отпустил людей, сказав:

- Вольно. Можете разойтись по местам.

- Котика возьмём с собой. Он тоже хочет погулять.

- Он?

- Он. Я посмотрела.

Декуриону была продемонстрирована хвостовая часть зверёныша. Впрочем, Секунд смотрел только на малышку.

- По-моему, он желает гулять сам по себе. Но если ты...

Котёнок всё-таки вывернулся из рук девочки и рванул в кусты со сноровкой опытного диверсанта. Секунд удержал чистокровную, собравшуюся ловить зверёныша.

- Пусть он успокоится, Кси. Они здесь дикие. Потом его поймают и ты сможешь заняться приручением. Вызвать флаер, или пройдёмся пешком?

- Флаер. А потом, пешком.

- Вас начали учить военному делу? Проводишь рекогносцировку?

Удар локтем в бок и возмущённое:

- Не грузи меня терминологией, военный!

Секунд щёлкнул каблуками, отсалютовав чистокровной и рявкнул:

- Слушаюсь!

Потом подхватил растерявшуюся малышку на руки и, строевым шагом дойдя до флаера, усадил её в пассажирское кресло.

Флаер медленно плыл над территорией. Чистокровная смирно сидела в кресле, благонравно сложив руки на коленях. Декурион искоса наблюдал за пассажиркой. Шестое чувство говорило, что расслабляться не следует.

И точно! Малышка решила понырять с флаера. Море показалось ей тёплым и спокойным. Пришлось снизится и показать огромных акул ожидающих, когда им с неба упадёт такой сладкий кусочек.

На ноге уже точно будет синяк. И на рёбрах тоже. Кси возмутилась, что Секунд нарочно развёл акул, чтобы она не могла искупаться. Растерявшийся декурион так и не смог подобрать слова для ответа. Он чётко помнил высказывание герцога де ла Модена-Новарро, что "обвинять женщину в отсутствии логики значит выставить себя набитым дураком". По насмешливой белозубой улыбке было понятно, что слово "набитый" отнюдь не поэтическое преувеличение. Самого Секунда, равно как и Терция, мама не наказывала. Им было достаточно увидеть её неудовольствие. А вот Бальде с Бадвардом доставалось. Началось, как раз, с акул. Как давно это было!..

Секунд подвесил флаер над кленовой аллеей и выпрыгнул наружу, подхватив возмущённую чистокровную.

- Погуляем. Отсюда недалеко до корпуса. Мы с мамой часто...

- До ЧЕГО?

Глядя в округлившиеся глаза, Секунд срочно исправился:

- До дома.

- Я пойду босиком. Здесь нет змей, или ещё каких-нибудь... - малышка покрутила кистью руки, - акул?

- Акулы, вообще-то, по паркам не гуляют.

- Не учи меня, военный!

Опять пинок остроносой туфелькой. Может, действительно, лучше девочке босиком походить?

Чистокровная, разуваясь, уцепилась за руку декуриона. И, ничтоже сумняшеся, вручила свою обувку ему. Секунд, в растерянности, поставил лодочку на ладонь. Уместилась. От щемящей нежности остановилось дыхание. Такие крохотные ножки! В кладовых полно ковров. Надо застелить полы. Если его девочке нравится ходить босиком...

Кси сделала один шаг и поморщилась. Секунд, не дожидаясь, подхватил малышку на руки и строевым шагом отправился к корпусу. К дому. Конечно же, к дому. Хотя мама упорно именует все жилища Вителлиев Северов казармой.

***


День клонился к закату. Секунд начал нервничать, не зная, как обращаться с чистокровной. Как ей сказать, что у них будет общая спальня. Как вообще разговаривают с дорогими мамочками? Да ещё и первый контракт! Кси посматривала на него и... молчала. Секунд откашлялся. Чистокровная уставилась на него своими глазищами, в ожидании. Слова все куда-то делись.

- Уже вечер, Кси. Пора... кхм... ты, наверное, захочешь отдохнуть? День был насыщенный.

В голову декуриону полетела фарфоровая фигурка пастушки, стоящая на камине. Секунд, машинально, уклонился. Робот-уборщик высунулся подмести осколки, но тут же спрятался за стенной панелью. Разъярённая чистокровная набросилась на сына консула, колотя его кулачками и пинаясь, как взбесившаяся ослица. Секунд одёрнул себя, напомнив, что к своей женщине надо относиться с уважением. Даже если она... кхм... Попытался мягко скрутить извивающуюся девчонку, получил локтем под дых, а крепким кулачком в глаз, разозлившись, схватил хулиганку, перебросил через плечо, внёс в её комнаты, пройдя порталом сквозь стены и потолочные перекрытия, и бросил в кресло, получив возможность передышки. Чистокровная злобно смотрела на декуриона, не делая попыток выбраться. Секунд, в отчаянии, спросил:

- Что я сделал?

Молчание.

- Чего я не сделал?

Ледяным голосом юная женщина потребовала:

- Вызови флаер резервации. Я уезжаю.

- Но... Кси... Я хочу понять...

И тут малышка разрыдалась. Тёрла глаза кулачками и кричала:

- Я думала ты... А ты!.. Вызови флаер! Я уеду!!!

Декурион, схватил плачущую девочку на руки, уселся с нею в другое кресло, оставив себе свободу для манёвра, и баюкая её, как маленькую, попытался успокоить.

- У нас контракт, Кси. Я не выпущу тебя отсюда.

Чистокровная попыталась вырваться, но Секунд держал крепко. Тогда малышка начала высказывать претензии:

- Зачем ты заключил контракт, если не собираешься его исполнять?! Отвечай, военный!!!

Сын консула Империи растерянно переспросил:

- Что значит "не собираюсь"? Я...

- Ты предложил мне отдохнуть!

Удар босой пяткой по голени особого вреда не нанёс. Потом, малышка неожиданно приняла виноватый вид, заглянула по-кошачьи декуриону в глаза и сказала:

- Нас учат, Секунд. Если у тебя проблемы, надо просто сказать, что тебе нужна помощь.

Секунд оторопел. Смотрел на чистокровную, не зная, как реагировать на ТАКОЕ. Потом, всё же собрался с мыслями и постарался как можно более мягко ответить на щедрое предложение дорогой мамочки.

- Я постараюсь справиться, Кси. Я просто не знаю ээээ... правил. Ты желаешь исполнять контракт прямо сейчас? Или надо что-то ещё сделать?

Малышка выразительно постучала пальчиком по декурионовскому лбу.

- Надо пройти в спальню, военный.

- Слушаюсь, мой легат!

И Секунд с хохочущей малышкой на руках отправился в спальню.

***


И была ночь. Поцелуи, нежные прикосновения, бессвязный шёпот, спутанные волосы... Секунд из последних сил удерживал себя, стараясь не утонуть в страсти... не напугать девочку... За свои старания сын консула был вознаграждён сильным укусом и попыткой вырваться. И самоконтроль отступил. Пещерный человек, прячущийся в каждом мужчине, с глухим рычанием вырвался на свободу. Стальные пальцы стиснули упругое тело, отозвавшееся ему, как музыкальный инструмент. Симфония страсти рождалась в спальне, заставляя вибрировать супружеское ложе. Прочная конструкция с честью выдержала испытание. Впрочем, чему удивляться? Консул сам заказывал обстановку для спальни жены.

Сигнал "Подъём!" впервые застал декуриона в кровати. Секунд, приподнявшись на локте, рассматривал счастливо улыбающуюся Кси, уснувшую минуту назад. На команду она не отреагировала. Сын консула прыжком покинув ложе метнулся в ванную комнату. Вернувшись, надел форму, приблизившись к постели склонился над спящей женщиной. Спящей? Хитрый серый глаз сиял сквозь неплотно прикрытые ресницы.

- С добрым утром, Кси. Я на построение. Отдыха... кхм... то есть, завтрак через два часа.

Малышка потянулась, лукаво посматривая на него. Декурион, не в силах отвести от неё, такой желанной, глаз, пятясь покинул спальню. Чувство долга сыграло последние аккорды за порогом комнаты. В закрывшуюся дверь что-то стукнуло. Судя по звуку, туфелька. Выяснять некогда. Надо успеть к подъёму флага.

После построения Секунд вместо полосы препятствий вернулся в комнаты Кси. Попытался вернуться. Двери для него оказались закрыты. Вызванная горничная, сочувственно поглядев на хозяина, сообщила, что чистокровная намерена пребывать в своих комнатах и видеть его не желает. На клочке бумаги было нацарапано: "Не беспокой меня, военный. Ночью придёшь". Сын консула прошёл к себе и спрятал в сейф первое любовное послание, полученное им от будущей жены. Он уже мысленно выстраивал необходимую стратегию, для преобразования желаемого в действительное. У него есть больше года на доработку плана. Прежде всего решить вопрос с резервацией. Тут его происхождение играет против него. Мама выполнила только обязательную программу. Три контракта. Отец вообще с резервацией не дружит, и это мягко сказано. Лили... не эталонная и влияния в резервации не имеет. Хотя... это ещё надо выяснить. Но при характере прабабушки... Лучше её не ввязывать в это. Юлия? У Императрицы начался прекрасный год. И резервация не станет слушать патрицианку. Остаётся Император, да живёт он вечно!

К деду всё равно придётся обращаться. Просить о переводе в приграничные миры. При взятии пиратских кораблей и баз полагаются призовые. А с резервацией надо рассчитаться до следующего контракта Кси. Пока что на этом следует остановиться.

Обед Кси затребовала в комнаты. Секунд, расстроенный, попытался проникнуть к чистокровной через окно. Был бит туфелькой по лбу и по пальцам. А уж слов наслушался... Малышка обиделась, что он ушёл от неё утром. Но... построение?!! Отец... иногда пропускал. Декуриону захотелось побиться лбом о ближайшую стену. Первая ночь. А наутро её бросили одну. И как теперь быть? Как извиняться?

Следующие трое суток были кошмаром. Чистокровная так и не простила его. Все попытки объясниться ни к чему не привели. И ночами Кси не позволяла ласкать себя. Близость только "техническая". Формальное исполнение контракта. Не более. Выкопала откуда-то правила обращения с чистокровными и ткнула Секунда в них носом. А оставаясь в одиночестве, малышка плачет от обиды. Как разбить стену? Секунд не знал.

Он бродил по кленовой аллее и ему хотелось плакать от собственной беспомощности. Вернулся в дом. Комнаты хозяйки поместья по-прежнему закрыты. Постоял у монолитной плиты... Ссутулился и одним прыжком переместился в музыкальный салон. Органола... как давно он не играл... А сейчас его душа плачет. И сын консула, следуя традиции клана, преобразовал свою печаль в музыку. Он облёк в звуки чувства, для которых не умел подобрать слова. Музыка летела в небо птицей и падала вниз проливным дождём, ластилась игривым котёнком и рычала бездомным псом, ревела пламенем и плакала потерявшимся ребёнком. Секунд кричал своей женщине о любви, о том, как долго он ждал её. Просил не отталкивать, и говорил, что не отпустит. Музыка молила о прощении, предлагала начать всё сначала, вспоминала о радости их первой ночи...

Судорожный вздох заставил декуриона замереть. Медленно повернувшись, он увидел малышку, сидящую на полу, обняв колени. Глаза Кси опять напоминали весенние озёра. Первым движением было вывести чистокровную за дверь. Потому что было стыдно, что его обнажённую душу видит кто-то ещё. Пусть даже любимая женщина. К счастью, Секунд вспомнил, что так всегда поступал отец. И вспомнил, как обижалась на это мама. Хотя и старалась не показывать вида...

- Не сиди на полу, Кси. У нас всё плохо?

Малышка метнулась к нему и, прижавшись, спрятала лицо у него на груди. Секунд прижимал к себе вновь обретённое сокровище и грустно улыбался.

После пары скандалов с битьём посуды и швырянием лёгких предметов (тяжёлые сын консула отбирал), распорядок дня удалось утрясти. Кси даже изъявила согласие присутствовать на подъёме флага. Малышка растерялась, что её "безобразное" поведение не оказывает ожидаемого действия. Декурион не стал пояснять чистокровной, что для него эти скандалы привычны, как утреннее построение.

А потом были счастливые дни ожидания ребёнка. Кси сияла внутренним светом и была преисполнена важности. Секунд воспользовался Евгенической поправкой к Уставу, регламентирующей продолжительность "рабочего дня" в период действия контракта. Впрочем, даже если бы сын консула и попытался забыть о существовании этой поправки, ему бы не позволили. Евгенические законы превыше всего.

Когда пришло время, Секунд собрал всех медиков, до которых смог дотянуться. Хотя Кси топала ногами, требуя свободы.

- Я рожу сама. Меня учили. Понял, военный?!

- Конечно ты родишь сама, Кси. Медики за тебя этого не сделают. Но мне так будет спокойнее.

Малышка уцепилась за руку декуриона, сняла с левой ноги туфельку на мягкой подошве и замахнулась. Секунд привычно уклонился, осторожно подхватил своё отяжелевшее сокровище на руки и зашептал в подставленное ушко:

- Не обращай на них внимания, малышка. Делай всё, что считаешь нужным. Они не будут мешать.

Чистокровная возмущённо фыркнула и попыталась вывернуться из рук. Тогда сын консула спросил, прикусив мочку её ушка:

- У вас какая-то секретная методика?

Кси рассмеялась, потом положила руку на живот и объявила, что время пришло и посторонним следует удалиться. На заявление Секунда, что он не посторонний внимания не обратила. Сын консула не стал спорить, но и комнату не покинул. Связался с центурионом Ливием, сообщил, что сегодня не появится на службе, выслушал слова ободрения, которые пролетели мимо ушей; сел на пол в углу комнаты и отключился от всего мира, кроме своей женщины.

Манлий наблюдал процесс из медицинского отсека, готовый в случае необходимости пройти порталом. Впрочем, семейный медик заверил Секунда, что у дорогих мамочек проблем с рождением ребёнка как правило не возникает. Они для этого и предназначены. И благородная Агриппина всех своих детей рожала самостоятельно.

Секунд не слушал. Да и пример Манлий выбрал неудачный. Мама! При всём её хрупком изяществе, мама подобна закалённому клинку. Это второй Кассий Агриппа. Только в стóле. Мама никогда не бывает беспомощной. А Кси... Она такая ранимая... И вообще. Первый ребёнок! Он был со своей женщиной. Старался мысленно передать ей хотя бы часть своих сил. Впрочем, малышка со своей битвой справлялась без особых затруднений. Сын консула всматривался в лицо чистокровной и не видел на нём даже тени неуверенности. Спокойствие и сосредоточенность. Контроль дыхания. Схватки, отдых, схватки...

Цивилизации образовывались и разрушались. Реки меняли русло. Звёзды становились сверхновыми... Вечность спустя, Секунд Вителлий Север смотрел на сморщенное красное личико своего сына и не испытывал никаких чувств, кроме смертельной усталости. Малыш возмущался и требовал еды.

- Прекрасный ребёнок. Поздравляю, Секунд.

- Спасибо, Манлий...

- С дающей миру жизнь всё в порядке. Не беспокойся.

Младенца положили к матери. Утомлённая Кси прижала его к себе. И только сейчас, глядя на мать с ребёнком (его ребёнком!), Секунд осознал произошедшее в этот день. Он упал на колени перед ложем дающей миру жизнь, схватил её руку и целуя тоненькие пальчики, бессвязно шептал:

- Спасибо, спасибо тебе, Кси... Моя Кси...

Чистокровная посмотрела на декуриона и прошептала:

- Сыграй нам что-нибудь весёлое, военный.

***


И декурион играл. Не умея, как и все Вителлии Северы, кроме, пожалуй, Тита, высказать свои чувства, Секунд объяснялся с любимой женщиной посредством органолы. Музыка пела о счастье и благодарности, убаюкивала маленького Кассия, веселила Кси, создавая кормящей матери радостное настроение. Музыка парила в небесах, прыгала неуловимым солнечным зайчиком, порхала мыльными пузырями, сияющими радугой, искрилась каплями солнечного дождя...

Манлий собирал все записи, сказав сыну консула, что такого профилактического средства от депрессии медицина Нового Вавилона ещё не знала. Секунд пожал плечами. Он никогда не записывал свои импровизации, как и отец. Если Манлий говорит, что запись кому-то поможет, то почему бы нет?

Полгода пролетело как один день. Увидев куратора, малышка воскликнула:

- Как? Уже?..

Беспомощно посмотрела на Секунда, потом передала ему ребёнка, с которым играла, высоко подняла подбородок и пошла к катеру резервации. Походка малышки всё ускорялась и, наконец, она побежала. Декурион передал сына Эльзе, прибывшей с Марием, одновременно с представителем резервации, и кинулся за своей женщиной:

- Кси! Подожди, пожалуйста!

Малышка остановилась, с надеждой глядя на сына консула. Секунд взял в свои ладони маленькие ручки, поднёс их к губам и сказал:

- Я прошу тебя принять подарок от нас с Кассием.

Маленькая женщина смотрела на ожерелье из бриллиантов и опалов редчайшей окраски цвета глаз чистокровных и не делала ни малейшего движения. Она, как будто бы, погасла. Декурион застегнул украшение на высокой шее, а чистокровная, холодно посмотрев на него, сказала:

- В этом нет необходимости, благородный Вителлий Север. Мои услуги оплачены.

- Малышка, я сделаю всё, чтобы мы были вместе, слышишь? Всё!

Секунд шептал клятву в окаменевшую спину уходящей Кси. Голоса не было...

***


Вителлий Север отстучал пальцами по столу первые такты марша легионеров. Это было признаком крайнего неудовольствия. Секунд стоял навытяжку перед отцом, глядя ему в переносицу. Рапорт о переводе на границу Империи лежал перед консулом.

- Не ожидал от тебя такой дурости. Но... ладно. Сын - это важно. С резервацией я расплачусь. А о границе забудь. Нечего тебе там делать. Там нет перспектив. Гонять контрабандистов и пиратов не дело для молодого офицера.

- Мне нужны деньги, отец. Заплатить за контракт.

- Ты вообще слышал, что я сказал?

Секунд посмотрел в глаза отцу и чётко доложил:

- Так точно, слышал. Мне нужны деньги на следующий контракт.

Вителлий Север откинулся в кресле и, внимательно посмотрев на сына, протянул угрожающе:

- Понятно. Всё уже решил и слышать ничего не хочешь.

Молчание. Более красноречивое, чем любые слова.

Консул притянул к себе рапорт, черкнул в углу "Отказано", подписался и кончиками пальцев подтолкнул к сыну. Секунд взял лист, посмотрел на резолюцию, дополняющую список отказов от центуриона, трибуна, легата и, вытянувшись во фрунт, спросил разрешения идти.

- К Императору, да живёт он вечно! отправишься сам. Против решения Кассия Агриппы я не пойду.

- Слушаюсь, мой консул.

Чёткий поворот кругом и строевым шагом декурион вышел за дверь. Сочувственный взгляд адьютанта в прихожей. Молчание.

Покинув приёмную консула, Секунд воспользовался семейным порталом. Сын консула никогда не позволял себе использовать родственные связи. Но... всегда бывает первый раз. Отец заплатил за контракт, чтобы сохранить поместье. Но вторично воспользоваться семейным счётом Секунд не мог. Декурион дал себе слово при первой возможности вернуть отцу деньги. С тоской подумал, что такая возможность выпадет нескоро. Ещё один контракт. И предстоит договариваться с резервацией по поводу третьего. Мысль о том, что его Кси отдадут кому-то ещё была непереносима.

***


Благородная Лилия была не в лучшем настроении. Впрочем, при виде Секунда она сменила гнев на милость, любезно поинтересовавшись:

- Что сдохло?

На растерянный взгляд правнука жена Императора соблаговолила пояснить:

- Ты всегда был до невозможности официален, и вдруг - являешься порталом, без предупреждения. Вот я и спрашиваю: что такого случилось?

Секунд молча протянул прабабушке многострадальный рапорт, старательно отводя глаза от стройных ножек, открытых почти на всю длину. Лили ехидно улыбнулась и закинула ногу на ногу. Юбка чуть сдвинулась, приоткрыв краешек ажурной резинки тончайших чулок. Правнук, покраснев, уставился в верхний угол комнаты. Супруга Императора звонко расхохоталась:

- Подумать только! Как у тебя решимости хватило обзавестись ребёнком? Не понимаю... Кстати, как поживает мой праправнук?

- Кассий здоров. Хорошо кушает и много спит.

- А что ему ещё делать в таком возрасте?.. Ты рассчитываешь на призовые?

- Я не смогу заработать другим способом.

- У меня есть деньги. Не сверкай глазами, малыш. Станешь легатом-прим, начнёшь получать положенную долю добычи, и вернёшь. А сейчас...

- Я не могу так, благородная Лилия. Я должен сам заработать на контракт.

- Ну и дурак. - Равнодушно сказала чистокровная. - Зачем тогда явился?

- Мне нужна аудиенция. Официально обратиться к Императору, да живёт он вечно! я не могу. Я всего лишь декурион. А ждать семейного сбора слишком долго.

- Будешь уговаривать деда? Напрасно. Лучше возьми у меня нужную сумму.

Лили говорила, одновременно просматривая рабочий график Императора, предоставленный ей секретариатом.

***


Кассий Агриппа, скользнув взглядом по рапорту, начал молча рассматривать стоящего по стойке смирно внука. Декурион почтительно выдержал взгляд венценосного деда. Император пошевелил пальцами и сказал в пространство:

- Консула ко мне.

Через сорок пять секунд в кабинет шагнул Вителлий Север. Вытянулся во фрунт рядом с сыном и стал есть глазами начальство. Властитель Империи холодно сказал:

- Докладывай.

Консул, кашлянув, сказал:

- Мой Император, декурион планирует продолжение рода.

Молчание. Взгляд огромных глаз вдавливает военных в пол. Вителлий Север решил, что уже всё сказал и окаменел, держа равнение на Императора.

- И?

Всё внимание Кассия Агриппы переключилось на Секунда. Сын консула внутренне содрогнулся, старательно не показывая вида. Дед не любил трепещущих перед ним людей.

- И я хочу заработать на оплату контракта.

- У тебя уже есть ребёнок. Расти сына, откладывай жалованье...

Секунд непроизвольно качнулся вперёд, потом, опомнившись, вытянулся и отрапортовал:

- Мне нужен контракт с матерью моего сына.

- Какая разница? Не эта чистокровная, так другая. Не выдумывай.

Консул согласно кивнул и декурион, не выдержав, высказал то, о чём непрестанно думал после отбытия Кси.

- Разница огромна, мой Император. Я не смогу отдать свою женщину.

Вителлий Север со свистом втянул в себя воздух. Кассий Агриппа, откинувшись на спинку кресла, наблюдал за отцом и сыном, как никогда ранее напоминая огромного кота.

Консул промолчал, подарив сыну многообещающий взгляд. А Император, тонко улыбнувшись взял рапорт декуриона и, написав на нём несколько слов, отдал в руки Секунда.

- Свободны. Оба.

Консул и декурион, отсалютовав государю, покинули его кабинет. Адъютант, выскочив из за стола, сообщил:

- Вас ожидает благородная Лилия.

***


В покоях супруги Императора бушевала гроза.

- Наглый щенок! Что ты себе позволяешь?! В штрафбате сгною! Под трибунал отправлю!

Секунд стоял навытяжку, глядя оловянными глазами поверх головы орущего консула.

Плеск воды - и ошеломлённое лицо отца, по которому стекали капли, явилось неимоверным испытанием для выдержки декуриона. Но сын консула, мобилизовав все силы, не изменил выражения лица. Нежный голосок проворковал из за спины Вителлия Севера:

- Мальчики, не ссорьтесь.

Главнокомандующий Вооружённых Сил Империи медленно повернулся. Лили аккуратно поставила на низкий столик лаковую вазочку, движением пальцев вызвала горничную, приказав ей позаботиться о цветах, и одарила любимого внука фирменной крокодильей улыбкой:

- Сделать тебе кофе, внучек?

Консул закашлялся. Ладонью стряхнул с волос капли воды и, задействовав контроль дыхания, спокойным голосом произнёс:

- Благодарю, кофе - это замечательно.

Воспользовавшись передышкой, Секунд наконец-то прочитал резолюцию Императора на своём рапорте. И сидел в полной прострации не видя и не слыша ничего вокруг. Очнулся, когда приговор потянули из его пальцев. Широко раскрытыми глазами смотрел на отца, читающего и перечитывающего несколько слов, обрекающих его сына на ритуальное самоубийство.

- Ты не потянешь. Я пойду к Императору.

- У меня нет выбора, отец. Я должен справиться.

- Это задание для офицера уровня Вителлия Флавиана, сын. У тебя другая специализация.

- Мне разрешено взять помощника. Клавдий заканчивал тот же факультет, что и мой брат.

- Силами двух декурий провернуть операцию с которой уже несколько лет не справляется армия? Малыш... Если бы декурион Клавдий был столь же талантлив, как твой брат, он был бы уже трибуном.

- Клавдий мог бы им быть. Просто он...

- Просто твой друг не умеет развлекаться. Только однажды ваше увольнение не закончилось взысканием. В тот единственный раз вы были заняты спасением чистокровной. Ладно. займись делом. Когда определишься, что тебе нужно, подашь рапорт. Разрешаю идти.

- Здесь, внучек, - при звуке медового голоса консула явственно передёрнуло, - разрешаю я.

Вителлий Север встал с кресла, в котором сидел, рассматривая рапорт, и склонился перед супругой Императора.

- Разумеется, благородная Лилия. Прошу меня извинить.

***


Через полгода в одном из фригольдерских миров, граничащих с Империей, высадились несколько человек. Старый десантный катер, списанный, Бог весть когда, с одного из нововавилонских рейдеров времён Республики, сел точно посередине посадочного круга, демонстрируя прекрасную выучку пилота. Несколько минут работали анализаторы и наконец отдраился люк и выдвинулся трап, предназначенный для особо важных персон. Это не трап, а, практически, дорожка с широкими низкими ступенями. Портовые бичи с любопытством глазели на необычную манеру высадки экипажа.

Объяснение такого нарушения традиций ждать себя не заставило. В тесной группе спускающихся космических волков шёл молодой человек лет двадцати - двадцати пяти, за руку которого цеплялся крохотный ребёнок. Отец или брат осторожно переносил малыша со ступеньки на ступеньку, а по ровной поверхности юный космолётчик шагал самостоятельно. Трап закончился и, после пяти шагов по бетону космопорта, радостно смеющегося кроху подняли на руки. На грубых лицах портового отребья невольно появились улыбки.

Разбитной парень, шагавший рядом с молодым отцом, подчёркнуто вежливо обратился к старому оборванцу, опирающемуся на перила площадки для ожидающих местного транспорта:

- Добрый день, сэр! Есть ли здесь поблизости приличная гостиница? Такая, где можно остановиться с ребёнком?

Старый Генри сплюнул табачную жвачку, отвернувшись от пришельцев, после чего сказал:

- Обычно все прибывшие парни идут в "Цветок лотоса". Но вам это не подойдёт. Детям там не место...

Поскрёб в затылке, сдвинув на лоб засаленную шляпу, когда-то бывшую чёрной, а сейчас порыжевшую, ещё раз сплюнул и сказал:

- Гостиниц у нас таких нет, джентльмены. Только пансион. Правда, старая Мэри-Лу уж очень стервозная баба. Но другого места в нашем городе всё равно не отыщете. А у неё чисто. И готовит она без изысков, но вкусно.

- Похоже, вы знавали лучшие времена, сэр...

- Генри. Генри Миллер, джентльмены. Профессор ксеноархеологии в прошлом. Всё в прошлом.

- Потрясающе, профессор. Всегда интересовался древностью. Особенно, иной. Может, вы не откажетесь проводить нас к этой самой Мэри-Лу, а потом мы присели бы с вами на пару стаканов чего-нибудь крепкого? Поговорили бы о ксеноархеологии?

***


- Генри Миллер! За каким демоном ты тащишь ко мне этих...

- Ба-ба-ба-ба-ба!

Плотная, широкая в кости, женщина осеклась и, не веря глазам, уставилась на крохотного ребёнка, сидящего на руках у одного из парней в имперской форме без знаков различия, которых она собралась уже гнать со своего двора. Кому нужны неприятности?.. Пауза, впрочем, была недолгой. Кулаки упёрлись в крутые бёдра и...

- Вы посмотрите на него! Грудного младенца тащит в космос на дырявой лохани! Дитё с матерью должно сидеть! Дома! Это что же делается-то, а?!!

- Я хотел снять комнату, мэм. Для себя и сына. Но если...

- Никаких "если"! Ещё не хватало по бардакам с ребёнком шляться. Сэм! Сэм! Немедленно проводи джентльмена. И бегом на ферму за свежим молоком.

- Мэм, а для нас комнаты найдутся?

Мэри-Лу окинула взглядом парня, стоящего рядом с молодым отцом и скалящего безупречные зубы в вежливой улыбке. Потом внимательно рассмотрела уже всю группу.

- Так... Понятно. Неприятности мне здесь не нужны. Всем ясно?! Ты - костистый палец ткнул в сторону весельчака, - займёшь комнату рядом с твоим другом. Остальные будут жить во флигеле. Плата десять кредитов в день. Питание трёхразовое. Разносолов не ждите. Устраивает?

- Так точно, мэм!

Час спустя, молодой офицер сидел на крыльце дома, наблюдая, как малыш исследует внутренний двор. Кроха замерил глубину двух луж, найдя её удовлетворительной, и с увлечением трепал за уши огромного пса. Пёс страдальчески морщил нос, но терпел.

- Рэкс не тронет ребёнка.

- Ввуфф.

- Я знаю, мэм. Спасибо вам за молоко. Кассию не так часто в последнее время удаётся попробовать свежее молоко.

- Похоже, в Империи других имён для сыновей нет.

- Это хорошее, приносящее удачу, имя.

- И верноподданность подтвердить не мешает.

Офицер промолчал, не реагируя на колкость. Ребёнок устал играть с собакой и вознамерился прилечь рядом с мохнатым боком. Отец, мгновенно переместившись, подхватил сына на руки, не обращая внимания на грязь, пачкающую его комбез, и снова устроился на ступенях рядом с содержательницей пансиона. Малыш спал, улыбаясь.

- Мать где? За таким крохой женский пригляд нужен.

- Я справлюсь, мэм. Сейчас уже легче. Он самостоятельный.

- Много ты понимаешь! Сейчас как раз и начнётся. Он будет познавать мир, убегать, лезть куда не надо... По твоему возрасту до отставки тебе ещё далеко. И кто за ним будет смотреть, когда ты на службе?

- У нас есть ясли. За детьми присматривают. А в пять лет отправится в Академию.

- А сюда за каким демоном прибыли? Ребёнка надо было оставить в этих ваших яслях, если матери нет. Здесь фронтир, парень. Здесь выживают.

- Прибыли на заработки, мэм. На случай, если кому понадобится конвой.

- Что, жалованья не хватает? Играешь? Не похоже, что на баб всё тратишь.

- Мне надо выкупить поместье, мэм. Мать Кассия - чистокровная. Контракт стоит дорого.

- Понятно... Патриций, значит... Благородный...

- Здесь не Империя, мэм, поэтому, просто Секунд.

Фраза была сказана мягко, но ребёнка офицер поддерживал теперь правой рукой, оставив левую между собой и женщиной. Имперские офицеры одинаково хорошо убивают обеими руками.

- Секунд, а как дальше?

- Неважно, мэм. Мы здесь неофициально.

- Твои друзья тоже подрабатывают на выкуп поместий?

- Нет, мэм. Мои друзья со мной, потому что они мои друзья.

- И пара монет никому не помешает.

Секунд пожал плечами. К чему комментировать очевидное.

- Контракт вы здесь легко найдёте. Имперский конвой наймут с радостью. Какой у вас корабль?

- У нас союзный рейдер времён последней войны, мэм. Купили, подлатали и отправились на заработки.

Мэри-Лу ехидно улыбнулась:

- Интересно... Это где же такое продаётся? Я бы, может, тоже купила парочку.

Секунд, не принимая шутливого тона, серьёзно ответил:

- Там больше нет, мэм. Этот рейдер не успел уйти через границу.

- А имперских кораблей не было?

- Нам они не по средствам, мэм.

Содержательница пансиона хлопнула ладонями по коленям, обтянутым комбезом из партии, отправленной армией Нового Вавилона в помощь нуждающимся на малых мирах. Судя по расцветке и качеству материала - форма десантников времён Республики. Не самая худшая одежда, кстати. Немногие бедняки в Империи имеют такую. Только те, кто отслужил в армии. Секунд задумался, на мгновение, над причудливо движущейся мыслью благотворителей: своим беднякам шиш, а в чужие миры - партию неношеного обмундирования. Мэри-Лу сказала:

- Ты плохо считаешь, мальчик. Для того, чтобы подлатать союзный рейдер, вам придётся побегать по рембазам. Побегать и потратиться. Есть такое слово: "дефицит". А имперский корабль вы сможете обслуживать по-знакомству. И с комплектующими проблем, наверняка, нет.

Молодой офицер молча смотрел на спящего сына. Мэри-Лу тайком вздохнула. К чему боевому офицеру экономика? Они живут от сражения к сражению. Это потом, когда (если!) начнёт расти по службе, придётся выучить элементарные вещи. Хотя очень странно, что в имперской Академии, славящейся во всех мирах, не учат основам экономики. Наконец, Секунд прервал молчание и ответил:

- Мы собрали все средства, какие у нас были, мэм. Хватило впритык на покупку и ремонт корабля. Если заработаем, то, возможно, и обменяем на лёгкий имперский крейсер. На имперских кораблях нам привычнее.

- Мальца с собой не таскай. Конвой не для младенцев. В этих мирах сопровождение торговцев отнюдь не синекура.

- Я понимаю, мэм. Но Кассий будет со мной.

Проснувшийся ребёнок заулыбался, протягивая ручки. Отец с нежностью, неуместной на жёстком волевом лице, ответил на улыбку сына.

- Пойдём, умоемся, переоденемся и пообедаем.

И пара отправилась с крыльца в дом. Крохотный чумазый малыш в заляпанном грязью комбинезончике и боевой офицер в форме без знаков различия. А зачем они, эти знаки, когда форму парень носит, как вторую кожу. И выправка....Мэри-Лу опять вздохнула. Уже не скрываясь.

За неделю пребывания во Фритауне Секунду сотоварищи удалось получить и выполнить четыре контракта на конвоирование торговых кораблей. Стороны расстались, как говорится, довольные друг другом. Рассчитываясь с Мэри-Лу, Секунд спросил:

- Могу я рассчитывать на Ваше гостеприимство, в следующий раз, мэм?

- Разумеется. И ты, и ребята. И, парень, послушай старую женщину: не таскай мальца сюда. Оставь его дома. Или в яслях. Или у друзей. Не надо сюда с малышом.

- Спасибо, мэм.

Сплочённая группа имперских вояк покинула двор Мэри-Лу. В центре шёл Секунд, держащий на руках маленького Кассия. Малыш, прощаясь, махал ручкой каждому встречному. И каждый встречный улыбался ему в ответ, - столько радости излучал этот кроха...

***


- Пока ничего, отец. К парням присматриваются, но не подходят. Клавдий готовит развёрнутый рапорт с анализом обстановки.

- Хорошо. Как малыш?

- Манлий осмотрел, - с ним всё в порядке. Компенсаторное оборудование на союзных рейдерах, действительно намного лучше нашего. Кассий прекрасно перенёс эту прогулку.

- Сообщи, наконец, матери, что у тебя есть сын. Она обидится.

- Герцог просил не тревожить её. Мама переживает, отец.

Консул империи, холодно посмотрев на сына, отрубил:

- Переживёт. Сейчас не время. Завтра, вместе с декурионом Клавдием ко мне.

- Слушаюсь!

Строевым шагом декурион Секунд Вителлий Север покинул кабинет консула Империи.

***


Император приподнял левую бровь. Будущие военные базы, рыскавшие по кабинету, шмыгнули к своим владельцам, переступили четырьмя лапами: "Стой! Раз, два!" - и замерли у ног стоящих навытяжку курсантов Бадварда и Бальды. Кассий Агриппа тихо сказал внукам:

- Барон Алек смог почувствовать вас и прийти сюда с Альмейна. Вам тогда было два года. У меня вопрос к вам, внуки мои.

Пауза. Император, да живёт он вечно! славится своим умением держать паузу. Выработал за долгие годы руководства Академией. За это время курсанты успели перебрать в уме все свои грехи - прошлые и намечающиеся к совершению, и мысленно же пережить разоблачение и последующее за этим наказание. Кассий Агриппа посмотрел на осунувшихся за пару минут внуков, улыбнулся одними глазами и продолжил.

- Сможете ли вы почувствовать вашего брата. И, что более важно, - вашего племянника. Почувствовать и прийти туда, где они в этот момент находятся?

Шестнадцатилетние близнецы растерянно переглянулись. Потом Бадвард отрапортовал:

- Мы ни разу не пробовали. Друг друга мы чувствуем. И Алана с Адой тоже. А остальных... Виноваты, мой Император!

- Попросите Алана и Аду прийти сюда.

- Сейчас?

- Времени у нас немного.

Император, сделав жест, включающий коммуникатор, сказал в пространство:

- Консула ко мне.

Вителлий Север появился в кабинете Императора в момент, когда туда же открылась дорога стражей. Туманная дымка взвихрилась двумя смерчами из которых шагнули Алан и Ада де ла Модена-Новарро-и-Делон.

Внуки поприветствовали деда: Алан изысканным поклоном, Ада не менее изысканным реверансом. Консул нахмурившись взирал на всё это придворное великолепие.

- Приближается вторая фаза операции "Фригольд". Кстати, кто присвоил ей такой... кхм... код? Впрочем, неважно. На этом этапе возможны действия со стороны противника. Поэтому я созвал здесь стражей. И спрошу конкретно: сможете ли вы вытащить сына Секунда если малышу будет угрожать опасность?

Вителлий Север, мельком глянув на стражей, открыл было рот, но, повинуясь предупреждающему взгляду Императора, тут же его закрыл. Ада спросила:

- А надо ли подвергать опасности нашего племянника? Может быть заменить его... клоном?

Вителлий Север согласно кивнул. Кассий Агриппа хлопнул по столу ладонью.

- Исключено. Секунд не сможет относиться к клону так же, как к своему первенцу. Никто не сможет. Клонов можно использовать только, чтобы показывать издали.

Присутствующие промолчали. К чему говорить, когда и так всё ясно. Алан сказал:

- Мы постараемся, Император. То есть, сделаем всё возможное.

- У вас неделя на отработку взаимодействия. Свободны. Вителлий Север, через час ко мне с декурионами и моим правнуком.

***


На этот раз все имперцы, включая кроху-Кассия, спускались из катера по обычному трапу. Секунд мягко удерживал сына от попыток побежать. Спустившись, всё-таки взял его на руки. Лётное поле не место для детских игр. Группа загрузилась в вызванный флаер и отправилась в пансион Мэри Лу. Один из портовых бичей сказал в странного вида коммуникатор: "Прибыли".

- Я тебя просила, Секунд, не таскаться сюда с сыном!

- Я помню, мэм.

- И? Что толку? Болтай, старая дура, собака лает, ветер носит?

- Как можно, мэм! Отпуск - единственное время, когда я могу побыть с сыном. Я не хочу бросать Кассия одного, мэм.

Малыш замахал ручками, радостно смеясь:

- Меем.

Мэри Лу улыбнулась крохе, сказав:

- Пойдём, поищем что-нибудь вкусное.

- Тобаба?

- Собачка во дворе. Мы её обязательно навестим.

Посмотрела на имперцев и рявкнула:

- Что замерли? Заселяйтесь в свои комнаты.

Имперцы, вытянувшись во фрунт, рявкнули в ответ:

- Слушаюсь!

Кассий старательно вытянулся вместе со всеми. Мэри Лу восхитилась:

- О! Да ты у нас военная косточка!

- Оенни!

***


- Не нравится мне этот контракт, Секунд.

Клавдий покрутил в руке крупную раковину, отливающую перламутром и, поставив её на камин, вопросительно посмотрел на своего друга.

- Тебе не нравится клиент. Мне он тоже не нравится. А контракт обычный. Поговори с твоим приятелем-бродягой.

- Ты о сэре Генри?

- Именно. Только он такой же сэр, как я манекенщица. Кстати, он действительно разбирается в ксеноархеологии?

- Я ознакомился с работами ведущих ксеноархеологов. В тех сведениях, которые я почерпнул из наших застольных бесед, ошибок нет. Но он, конечно, тоже мог с ними ознакомиться. Инфо в открытом доступе.

- О закрытой он тебе не скажет. Даже если и является тем, кем назвался.

- Есть закрытая?

- Предполагаю, что есть. Клавдий, я всего лишь декурион. У тебя право доступа выше, чем у меня. Я просто рассуждаю логически. Если мы находим развалины древних нечеловеческих поселений, то есть вероятность найти военный склад, или космопорт в хорошем состоянии, или даже целую базу. Конечно, никто эти сведения в открытый доступ не выложит.

- Я думал, может в семье...

Секунд по-дедовски приподнял левую бровь и сухо ответил:

- Исключено.

- Может, оставишь сына в пансионе?

- Кассий будет со мной. Клавдий, мы можем защитить себя и ребёнка. А кто его защитит там? Мэри Лу, конечно, дама боевая, и собака у неё обученная профессионалом, но женщина и собака - слабый заслон.

- Я просто подумал... Оружие чужих могли найти и пираты. Может, поэтому мы так безуспешно бьёмся.

- Посмотрим. Отправлю малыша порталом, если что.

***


- Я вам так благодарен, так благодарен, господа офицеры! Могу я надеяться на продолжение сотрудничества?

- Почему нет? Если вас устраивают наши расценки.

Клиент всплеснул пухлыми ручками:

- Расценки высокие, конечно, но безопасность дорогого стоит. Послезавтра мне надо будет перебросить груз отсюда на центральный склад. Могу я рассчитывать на вашу помощь?

- В погрузке?

Торговец захохотал, спрятав острые глаза в румяных яблоках щёк, и погрозил Клавдию пальцем.

- Вы шутник, офицер! В сопровождении. Мои корабли не приспособлены для боя.

- Послезавтра... Когда вы намечаете вылет?

- В четыре склянки утренней вахты.

- Мы будем на орбите.

- Я надеюсь на вас, господа офицеры.

***


- Что скажешь, Секунд?

- Похоже, началось.

- Я то же думаю.

***


- Портал вас не спасёт, офицеры. Решать вам, конечно. Но это не лучший способ умереть. Можете убедиться сами.

Отчаянно цепляющегося за боевиков, воющего от ужаса на одной ноте портового бича втолкнули в стандартный эвакуационный портал. Крик перешёл в визг и кровавые ошмётки разлетелись по площади. Местные хищники начали жадно принюхиваться. По решётке вольера прошёл разряд и твари отпрянули с утробным рычанием.

Секунд, прижимая к себе Кассия, стараясь избавить малыша от страшного зрелища, мысленно взывал к брату и сестре: "Бадвард, Бальда, ну что же вы?!!"

- Ни вы, ни ваш корабль нам не нужны. От вас требуется простая работа. Выполните - будете свободны.

- Можно смеяться?

- Как пожелаешь, офицер. Я не обещаю вам жизнь. Работа простая, но в агрессивной среде. Мы и сами не знаем, что там такое. Но после суток вы сдохнете.

- А смысл?

- Я лично гарантирую, что ребёнка передадут имперцам.

- Альтернатива?

- Я не убиваю детей. Ребёнок будет воспитываться среди компаньонов. Со временем сможет их даже возглавить. Выбирай быстро, офицер.

- Что за работа?

- Надо перенести груз из одного места в другое. Только и всего.

- Мы можем использовать защиту?

- Любую, офицер. Она вам не поможет, сразу говорю. Мы пробовали. Там... сами поймёте.

- Ребёнок будет ждать отправки в Империю у госпожи Мэри Лу. Он её знает.

- Не совсем удачная мысль, офицер.

Движение пальцев и на площадь вытолкнули хозяйку пансиона, вытащив её из горстки людей, стоящих под прицелом пиратского оружия. Левая сторона лица женщины опухла и почернела, вероятно, от удара прикладом, но глаза сверкали неукротимым огнём.

- Ребёнок может испугаться столь непрезентабельного вида. Впрочем, неважно.

В голосе "торговца" явственно прозвучала улыбка. И... стена вольера упала. Твари замерли на мгновение, а потом бросились на добычу. Чёрная тень мелькнула, сбив траекторию атаки первого хищника. Двое кинулись на ограду, за которой стояли имперцы. Пираты оживились и начали делать ставки:

- Десять к одному, что монстру хватит минуты.

- Без вариантов.

- Двадцать к одному?

- Хрен с ним! По рукам!

В пыли катались два монстра: местный хищник и огромный чёрный пёс. Тварь рычала, а собака, обученная людьми, молча рвала противника клыками. На мгновение животные разделились. Потом Рекс вцепился в заднюю лапу твари. Хруст кости и... голова твари изогнулась под невозможным углом, слегка коснувшись собачьего бока. Рекс тонко взвизгнул, но сомкнул челюсти на второй лапе. Опять хрустнула кость, - тварь взвыла, а тело собаки обмякло и пыль под ним стала грязью - густой и тёмно-красной от крови. Тварь, рыча, ползла к женщине, роняя кровавую пену из оскаленной пасти. Два, оставшихся невредимыми, хищника прекратили бросаться на непреодолимое препятствие и слаженно прыгнули к Мэри Лу. Три хлопка, похожих на удары пастушьего кнута, прозвучали слитно один за другим. Все твари бились в конвульсиях, заливая кровью пятачок земли, на котором стояла содержательница пансиона.

Предводитель пиратов шевельнул пальцами - и к телу Рекса швырнули старика Генри с разбитой головой. А предводителю почтительно подали револьвер из которого были убиты монстры.

- Ах, Генри... Всё так же верен себе.

- Убить?

- Зачем? Старый Генри не стреляет в людей. Принципы. Я - не понимаю, но... уважаю. Бросьте их троих... в старом доме.

- Троих, капитан, сэр?

- Собака ещё жива. Пусть будет с хозяйкой. До конца.

Повернувшись к имперцам, капитан пиратов бесстрастно сказал:

- Время размышлений прошло, офицеры.

Секунд, стиснув зубы, произнёс:

- Мы согласны.

Широкая улыбка, ямочки на румяных щеках, острые глаза спрятались в щёлочках прищуренных век. Безобидный торговец сказал:

- Вот и славно, офицеры. Приятно видеть разумных людей. Женщина может взять ребёнка. К работе приступите на рассвете.

Мэри Лу оторвала взгляд от умирающего пса и пошла, механически переставляя ноги, к загородке с имперцами. Секунд коснулся губами лба сына и передал его женщине.

- Берегите его, мэм.

- Можешь не сомневаться, Секунд.

Ребёнок осторожно прикоснулся пальчиками к разбитому лицу женщины:

- Меем? Вава?

- Это пройдёт, малыш. Пойдём.

- Тобааабааа!!!

Маленький Кассий, захлёбываясь от рыданий, обнимал голову пса. Рекс с трудом сфокусировал глаза на малыше и попытался лизнуть крохотную ручку. Предводитель пиратов нетерпеливым жестом поторопил своих людей. Те подогнали грузовой флаер, пинками подняли старика Генри, заставив его помогать Мэри Лу загружать Рекса и не отпускающего пса Кассия, внутрь. Наконец, двери закрылись, один из пиратов занял место пилота и флаер полетел к развалинам на окраине посёлка.

***


- Принимайте пополнение, парни. И не говорите, что капитан Саларис не заботится о своих работниках. Развлекайтесь.

В дверь впихнули оборванную косматую девчонку лет пятнадцати с окровавленным ножом в руке. Чёрные глазищи зыркали по сторонам, стараясь уследить за всеми. Сильные пальцы не сжимали нож, а держали свободно. Клавдий обрадовался:

- Ух ты, какая крутая детка. Отказалась работать бесплатно?

- Чего?! Я выпотрошила мерзавца, схватившего меня. И тебя тоже выпотрошу, если протянешь свои грабки. Понял, нет?

Секунд, стоящий у крохотного слухового оконца, повернулся к девочке и спокойно сказал:

- Вас никто не тронет, мэм. Мой друг привык видеть в этом посёлке более... хмм... легкомысленных дам.

- Я не шлюха! И я не живу здесь. Приехала навестить тётю, а тут эти... Никогда они так себя не вели.

- Я правильно понял, мэм? Здесь есть и другие поселения?

- Есть рыбацкие деревни на побережье и охотничьи посёлки в горах.

Клавдий вмешался в разговор, заполнив начавшуюся паузу:

- Судя по тому, что ножны у вас на ноге - вы из рыбацкой деревни, мэм.

- Ну. Соображаешь!

- А то!

Секунд чуть приподнял левую бровь. Клавдий успокаивающе прикрыл левый глаз.

***


- Подъём, парни, подъём! Пора работать! Выметайтесь из отсюдова, короче!

Слитной группой имперцы прошли к выходу. Девочка, назвавшаяся Абигайль пристроилась в арьергарде. Один из четверых пиратов, пришедших отконвоировать пленных, спросил:

- А ты куда, крошка? Жить надоело? Для тебя занятие найдётся.

- Это тебе жить надоело, чмо болотное.

- Как говорит!.. Взять тебя на воспитание, что ли? Раз уж у имперцев не получилось?

- Обломишься, сволочь.

Старший в четвёрке сказал:

- Довольно. Хочет сдохнуть с имперцами, - скатертью дорога. Саларис сказал не ссориться с местными. Понял, Хью?

- Да жалко дурочку... Так и загнётся, не попробовав настоящего мужчину.

Девчонка сплюнула под ноги пирату, проскользнула под замахнувшейся рукой и выскочила за дверь.

- Зря ты с нами, девочка. Нам сказали - сутки, потом смерть. Не знаешь, что там?

- Там нехорошее место. Животные туда не идут, птицы над ним не летают. Ну и люди... давно уже не ходят.

- А раньше ходили?

- Наверное. - Абигайль пожала худыми плечами и запрыгнула на открытую платформу, на которой им предстояло добираться к месту работы.

***


- О! Это уже совсем другая дама! Куда только гонор делся?

Обтянутый потрескавшейся, сочащейся сукровицей, кожей полутруп сплюнул кровавый сгусток под ноги веселящемуся пирату. Старший осуждающе сказал:

- Хватит, Хью. Ты иногда краёв не видишь.

Хищные твари, сопровождающие конвоиров, с тихим воем попытались спрятаться за людьми. Пираты отошли ещё на несколько шагов. Старший махнул рукой покачивающимся живым скелетам:

- Загружайтесь на платформу. Автопилот включён.

Платформа двинулась к развалинам на окраине посёлка. Долетев до места, снизилась, стряхнула условно живой груз на землю и полетела к горам. На полпути раздался хлопок и слепящее пламя охватило летящее сооружение.

Любезный голос, исходящий из голограммы предводителя пиратов пояснил происходящее:

- Система автоматической очистки оборудования. Завтра ею уже можно будет пользоваться. Не вам, конечно. Ваш путь окончен. Можете проститься с родными и знакомыми. А может быть даже имперцев дождётесь. Вместе с ребёнком.

Голограмма веселящегося капитана Салариса растаяла в воздухе, а от дверей, ведущих в подвальное помещение, послышался крик Мэри Лу. Впрочем, женщина вскрикнув раз, замолчала и кинулась со всех ног помогать пытающимся подняться людям.

- Мальчики, бедные мальчики... Что же это...

Хриплое карканье, остановило её:

- Кассий с вами? Мэм, нам туда нельзя. Мы останемся здесь. Не подходите, не надо...

- Надо, надо! Ты не знаешь, Секунд! Кассий нашёл... Это надо видеть.

И, повернувшись, свистнула, подзывая собаку. Огромный чёрный пёс с лоснящейся шкурой выскочил из подвала и... попятился назад, жалобно заскулив.

- Рекс, помогать!

Пёс подполз к Секунду, уцепил его за комбез и поволок в подвал. Мэри Лу подхватила Абигайль, которую отличить от, превратившихся за сутки в доходяг, имперцев, можно было только по росту и потащила её туда же. Генри, выскочивший им навстречу, схватил в охапку сразу два живых скелета...

В огромном зале, освещённом странным опалесцирующим сиянием, лежали на пружинящем полу имперцы и Абигайль. Период кашля, выхаркивающего лёгкие прошёл, дыхание выровнялось, люди спали глубоким, оздоравливающим сном.

Топот маленьких ножек разбудил Секунда.

- Папа! Онсе!

Сын консула заморгал, пытаясь стряхнуть с себя сонное оцепенение, с недоумением посмотрел на свою руку... попытался вскочить с пола, но сумел лишь сесть, а потом осторожно лечь на спину. Голова кружилась. Голос Мэри Лу проговорил рядом:

- Папа устал, маленький. Пусть он ещё немного отдохнёт, а потом ты покажешь ему солнце. Хорошо?

- Хорррошо!

Секунд, счастливо улыбаясь, пробормотал:

- Он начал выговаривать "р"...

- И ещё как! Кассий, как зовут собачку?

- Рррекс! Ха-ха-ха! Рррекс!

Чёрный пёс прыгал вокруг маленького Кассия, радуясь, как щенок.

***


- Саларис?

Консул Империи посмотрел на адьютантов, один из которых тут же выскочил за дверь каюты. Вителлий Север принимал отчёт у разведгруппы на имперском флагмане. Адмирал Марий внимательно слушал декурионов, одновременно наблюдая за маленьким Кассием, пытающимся собрать импульсник. Ну нет игрушек на корабле. Дед предоставил внуку разряженное оружие вместо головоломки. Разобрал, собрал и отдал для занятий. Разобрать у ребёнка получилось быстро. А вот со сборкой - проблемы. Много лишних деталей. Малыш, высунув от усердия язык, сосредоточенно занимается новой игрушкой, не обращая внимания на взрослых.

- Мы ознакомились с вашими рапортами, декурионы. И мало что поняли. Расскажите по порядку. Что за смертельные лучи и целительное сияние.

Секунд посмотрел на Клавдия, получил в ответ ехидный взгляд и принялся докладывать своими словами:

- Я полагаю, что это системы дезактивации и дезинфекции, проходили через которые в лучевых скафандрах. Наша защита не спасает. Мы сделали шесть проходов с грузом. Всего - двенадцать. И за это время превратились в живые скелеты.

- О лучевых скафандрах подробнее.

Сын консула вытащил из кармана нечто похожее на сувенирный поясок, набранный из плоских чёрных камешков и протянул отцу.

- Вот это надевается на обнажённое тело. И создаёт защитное поле не пробиваемое лучами и пулями. Холодное оружие тоже вязнет.

- Исследовать.

Вителлий Север передал древний пояс-скафандр следующему адьютанту.

- Продолжай, декурион.

Секунд постарался собраться с мыслями:

- Я знаю о произошедшем со слов содержательницы пансиона, мой консул. Госпожа Мэри Лу утверждает, что Кассию удалось открыть проход в стене старого дома, куда их отвезли пираты. Эти развалины тщательно исследовали все, кто высаживался на планету. Никому даже в голову не пришло, что там есть проход. Может быть аура маленького ребёнка оказалась близка к... ним? Проход открылся и малыш побежал внутрь. За ним пополз умирающий пёс. Мэри Лу отправилась догонять Кассия, оставив раненого Генри лежать у стены. Они нашли зал, в котором мы позднее вернули здоровье. Мэри Лу приняла решение отсиживаться там. Забрала туда Генри. Через несколько часов они все исцелились. А когда нас доставили к развалинам, Мэри Лу и Генри перетащили нас в этот зал. После исцеления мы слегка осмотрелись там. Нашли пояса-скафандры. И инструкцию к ним в картинках. Они были гуманоидами. Вот пока что и всё.

- Негусто. Но интересно. А если пираты откроют проход в это место?

- Проход открывается только для Кассия, оте... мой консул. Мы проверили.

- На других детях не проверяли?

- Времени не было, мой консул. Мы эвакуировались всей группой. Чтобы не спугнуть.

- Портал из развалин могли засечь.

- Мы ушли не порталом. Алан провёл нас дорогой стражей.

- Страж смог пройти... туда?

- Да, мой консул.

Пальцы Вителлия Севера начали отстукивать марш легионеров. Секунд и Клавдий вытянулись во фрунт, адьютанты постарались слиться с обстановкой каюты. Марий... продолжил наблюдать за племянником.

- Ваш рейдер проверен. Странно, что его не уничтожили.

- Ничего странного, мой консул. - На крокодилью улыбку Вителлия Севера Клавдий не отреагировал. - Саларис много лет носит маску безобидного торговца. Успешно носит. Зачем ему светиться, уничтожая рейдер?

- Разумно. Поскольку из отпуска вы не вернулись, малая эскадра отправлена на ваши поиски. Что может быть в контейнерах, которые вы отдали Саларису?

- Не знаю, мой консул. Обстановка не располагала к проверке.

- Разрешаю идти, декурионы. Особенно не расслабляйтесь. Я доложу Императору, да живёт он вечно! Возможно, Кассий Агриппа пожелает расспросить вас лично.

- Деда...

Маленький Кассий справился с импульсником и принёс показать консулу.

Все офицеры, находящиеся в каюте, с умилением смотрели, как малыш разбирает и собирает оружие. Вителлий Север ласково потрепал внука по голове.

- Молодец. Хороший воин вырастет.

- Оенни!

Секунд мягко, но требовательно повторил:

- Во-ен-ный.

- О-ен-ни! Хорроши!

Секунд вздохнул. Отец насмешливо посмотрел на него, потом ласково улыбнулся внуку.

- Пойдём, малыш, навестим прадедушку, да живёт он вечно!

Маленькая ручка утонула в руке консула и портал поглотил их. Адьютанты перевели дух.

***


- Как случилось, что мой правнук подвергся опасности?

Кассий Агриппа прошёлся по кабинету, давая время присутствующим собраться с мыслями. Внуки-стражи опустили головы. Вителлий Север, Секунд и Клавдий ели глазами начальство. Домики Бадварда и Бальды обежали вокруг хозяев, прониклись общим настроением, подогнули лапы и попытались заползти под стол, помогая себе мембранами. Император повернулся. Будущие военные базы тут же прикинулись декоративными элементами стола. Алан, как самый старший, ответил:

- Мы отрабатывали реакцию племянника на опасность, мой Император. Но Кассий не чувствовал опасности. Поэтому мы отреагировали только на его огорчение при виде раненого пса. Виноваты, мой Император.

Кассий Агриппа молча кивнул и переключил внимание на консула с декурионами.

- Что с обнаруженной базой?

- С ней всё в порядке, мой Император. Мы до сих пор не смогли туда попасть.

Склонив голову к левому плечу, властитель Нового Вавилона разглядывал своего любимого ученика. Вителлий Север торопливо пояснил:

- Пробовали пройти туда с Кассием, но база не открывает проход. Наши умники высказали мнение, что она открылась только потому, что ребёнок хотел помочь раненым.

- Помочь?

- Никак нет, мой Император. Не помочь. Он ещё не в том возрасте. Кассий хотел, чтобы ран не было.

- Что с защитными приспособлениями иных?

- Ничего. Наши умники бьются, но так и не поняли, как они работают.

Лёгкое движение тонких пальцев... материализовавшийся в кабинете адьютант.

- Подготовь меморандум: Новый Вавилон присоединяет к себе фригольдерские миры.

Военные хищно улыбнулись.

***


- "Время Империи". Консул, чем вызвана внезапная аннексия фригольдерских миров?

Безупречная выправка, белоснежный оскал. Корреспонденты сделали плааавный шаг назад.

- Этот рассадник пиратских пособников давно следовало зачистить.

- "Эхо Нового Вавилона". Консул, говоря о пиратских пособниках вы имеете в виду беззащитное гражданское население?

Любезно улыбнувшись, Вителлий Север успокоил представителя одного из крупнейших голоканалов Нового Вавилона:

- Теперь их защищает армия Империи.

Корреспондент сдаваться на милость не пожелал и продолжил:

- Но люди пострадали.

- Ну какие это люди? Портовое отребьё. Вот у меня - люди. Все дали Присягу, одеты по форме, Устав знают.

- Строем ходить умеют...

- Я вижу, ты понимаешь, что к чему.

Вителлий Север дружески похлопал корреспондента по плечу, от чего крепкий с виду паренёк зашатался, - и строевым шагом двинулся к выходу из терминала. Императорский линкор уже завис на орбите. Кассий Агриппа решил лично осмотреть находку правнука.

Легионеры имперской Безопасности оттеснили представителей пятой власти от выхода с лётного поля. А минутой позже и вовсе загнали их внутрь ближайшего военного транспортника. Декурион Клавдий весело сказал:

- Без обид, парни. Ни один сигнал с планеты не уйдёт без разрешения. Агитировать за сознательность не буду. Не маленькие.

***


- За успешную операцию по избавлению от пиратов Империя оплатит контракт с Резервацией каждому её участнику.

Тишина... Даже корреспонденты несколько мгновений не могли произнести ни слова. ТАКУЮ премию не получал ещё никто. Но эти несколько мгновений прошли, сменившись гвалтом. Каждый из многочисленных представителей новостных голоканалов Империи выкрикивал свои вопросы, стараясь перекричать коллег. Кассий Агриппа, холодно посмотрев на волнующуюся толпу, покинул конференц-зал линкора. Консул, заняв его место, приглашающе улыбнулся. Корреспонденты замерли, как птицы перед змеёй. Прошла ещё минута и, как в аудитории для младших курсантов, потянулись вверх руки. Пресс-конференция пошла своим чередом.

Кассий Агриппа бесстрастно смотрел на вытянувшегося во фрунт Клавдия. Друг Секунда, впрочем, в ступор не впал, а чётко отрапортовал:

- Мой Император, прошу разрешения зарезервировать контракт, для следующего поколения Клавдиев.

- Тебе не нужен контракт с чистокровной?

- МНЕ - нет, мой Император. У меня уже есть жена, способная родить потомка.

Глаза Кассия Агриппы насмешливо заискрились.

- Это та, что отправила тебя в регенератор? Причина, хотя бы, уважительная?

Свеженазначенный центурион закашлялся и покраснел. Выправки, впрочем, не утратил.

- Некоторые разногласия... хмм... эээ...

- Называть женщину розовым птенчиком не слишком мудро. Особенно, когда она расстроена временными изменениями внешности.

По чётко очерченным губам прозмеилась ехидная усмешка. Центурион почтительно ел глазами начальство.

- Проводишь нас с правнуком к базе иных. Центурион Вителлий Север - в сопровождении.

Адьютант Императора спешно набирал коды вызова, а Кассий Агриппа уже стремительно шёл по коридору, проигнорировав капсулу перемещения.

В небольшом садике Кассий-младший утешал юную патрицианку. Закутанная в паллу, она сидела, закрыв лицо ладонями, а малыш гладил её по ним и говорил:

- Рррозовы теньчи хорроши...

Плечи молодой женщины подрагивали. Наконец, она не выдержала и, схватив малыша, подбросила его вверх. Женский смех слился с восторженным воплем правнука Императора: "Биии!". Сам Император с сопровождающими его Секундом и Клавдием остановились, едва войдя в садик. Клавдий, не пользуясь техниками маскировки, слился с обстановкой. Император бесстрастно наблюдал идиллическую картину: "девушка играет с ребёнком". Только в уголках прекрасных глаз притаились смешинки. Почувствовав присутствие зрителей, патрицианка закрыла собой ребёнка, согнулась и мгновенно выпрямилась, держа в руке нож с широким лезвием. Чёрные глаза из под паллы полыхнули угрозой. Впрочем, увидев вошедших, юная женщина спрятала оружие и склонила голову в официальном поклоне.

- Мой Император.

Кассий Агриппа холодно рассматривал тонкую фигурку, полностью скрытую патрицианской одеждой, а Кассий подбежал к отцу, ещё на бегу рассказывая новости. Секунд внимательно слушал, серьёзно кивая. Император перевёл взгляд на правнука и малыш тут же вытянулся в струнку и даже прищёлкнул пятками. Клавдий весело округлил глаза, одними губами произнеся "оенни". Это слово уже стало шуткой для своих.

- Твоей жене, центурион, следует научиться себя вести. Два года в имперском пансионе для патрицианок помогут ей в этом.

- Благородная Абигайль не сирота.

Кассий Агриппа скосил глаза на осмелившегося возражать ему Клавдия. Молчание. Центурион, бледный, как смерть, не опускал глаза, держа равнение на Императора.

- Легат Клавдий не одобрил твой скоропалительный брак, центурион.

- Я уже взрослый, мой Император.

Властитель Нового Вавилона насмешливо улыбнулся и милостиво кивнул жене Клавдия:

- Ты можешь идти, благородная Абигайль. У тебя примерно два часа на сборы.

Чёрные глаза полыхнули неукротимым огнём, но голова юной женщины покорно склонилась в поклоне. Спорить с Императором может только его чистокровная жена. И только на своей территории.

Трое мужчин и ребёнок отправились на палубу, где их ждал десантный катер. Секунд нёс сына на руках. Клавдий, погружённый в свои мысли, на автомате отслеживал обстановку. Кассий Агриппа спросил:

- Надеюсь, ты помнишь, что брачный возраст для женщин в Империи наступает в семнадцать лет?

- Я не тронул девочку, мой Император. По местным обычаям, женщина может выйти замуж и в четырнадцать. Абигайль - пятнадцать. Я думал отправить её в поместье и нанять учителей, но если Император решил...

- Так будет лучше для всех, центурион. Твой отец смирится с мыслью, что ты женат на женщине из фригольдерских миров, а твоя жена освоится с имперскими обычаями и, надеюсь, научится себя вести, как патрицианка. Да и волосы за два года отрастут.

- Император мудр. Я не подумал об этом.

Император, подчёркнуто оглядев безбровых, безволосых центурионов, только-только начавших обрастать младенческим пушком, неопределённо хмыкнув, отвернулся.

***


- Интересно... - Кассий Агриппа раскрытой ладонью провёл вдоль стены, не прикасаясь к камню. Точнее, к имитации грубой каменной кладки. Современные имперские инструменты её не брали, - вязли и ломались. А лучевые - поглощались, не причиняя ущерба. Инженер, руководивший работами, даже высказал предположение, что попытки вскрытия периметра, посредством лучевого инструмента, лишь усиливают его защиту.

- Гравитационное воздействие мы не пытались применять, мой Император. Нужен блокирующий щит, а локализовать последствия...

- Я понял, трибун Мелий. От гравитационного воздействия мы воздержимся. Ты можешь идти.

Откозыряв, военный инженер удалился. Император же пожелал видеть тех, кто был внутри древней базы.

***


- Генри Миллер? - Тонкая соболиная бровь приподнялась в насмешливом изумлении. Тишина. Приближённые властителя Нового Вавилона переглянулись - молчать, когда Император спрашивает, недопустимо. Но вмешиваться в разговор Императора с явно знакомым ему человеком... Не имея возможности покинуть помещение, присутствующие постарались слиться со стенами. Да-да... это просто элементы декора...

Старый (а старый ли?), потрёпанный жизнью бродяга ответил Повелителю не менее насмешливым взглядом.

- Кассий Агриппа?

Адъютант не выдержал. Опытный царедворец решил, что лучше получить взыскание, чем попасть под ЗОВ, не обратив внимания на недопустимую фамильярность по отношению к Повелителю.

- Ты обращаешься к Императору!

Две пары сияющих глаз посмотрели на офицера с пониманием и жалостью. Адьютанту захотелось застрелиться. Вместо этого, он вытянулся во фрунт, держа равнение на Повелителя.

Мужчины синхронно шагнули навстречу, и сжали друг другу предплечья в древнем воинском приветствии.

- Не ожидал увидеть тебя живым, ро.

- Выживать я умею не хуже тебя, лямбда.

- Я рад. - Пауза... - Ты всё ещё придерживашься своих принципов?

- Разумеется.

Чёткие губы властителя Нового Вавилона изогнулись в улыбке.

- Тогда ты умеешь выживать лучше меня. Я бы не смог удержаться и не перестрелять этих мерзавцев. Почему ты не организовал оборону планеты? Здесь достаточно людей, умеющих держать в руках оружие. Для обмена товарами, вы могли бы договориться о нейтральной территории.

- Ты всегда любил командовать, лямбда. Любил и умел, надо отдать тебе должное. Здесь собрались люди не терпящие, когда их пытаются организовать. Нами достаточно помыкали. А нейтральной территорией до недавнего времени являлся припортовый район города.

- Будешь посредником между временным командованием и местными.

- Отказа ты не примешь?

- Нет. Ты наилучшая кандидатура для переходного периода. Фригольд закончился. Через полгода я приму решение о статусе ваших миров. Присоединятся ли они к ближайшему герцогству, либо выделятся в самостоятельную административную единицу. Завтра жду от тебя рапорт о состоянии дел.

- Слушаюсь, мой Император!

Бродяга, волшебным образом преобразившись, щёлкнул каблуками поношенных сапог и, сделав безупречный поворот кругом, строевым шагом покинул зал переговоров. Свита Императора не шелохнулась. Так и продолжали изображать стенные украшения, пока Кассий Агриппа задумчиво отбивал пальцами марш легионеров.

***


- Слушаю тебя, сын.

- Можно я поеду с тобой, папа? Я хочу встретить маму.

- Нет, Касссий. Мама - "дающая миру жизнь", и у неё могут быть неприятности, если в Резервации решат, что она испытывает привязанность к своему ребёнку.

- А мы её заберём из этой Резервации! И у мамы не будет неприятностей! Да?

- Нет, Кассий. - Секунд Вителлий Север тяжело вздохнул, надевая фуражку. - Это незаконно. Дающие миру жизнь могут покинуть Резервацию только после исполнения трёх обязательных контрактов. Этот контракт - второй.

- Ну и что, что незаконно?!! Зато мама будет жить с нами!

Глаза сына консула вспыхнули ледяным пламенем.

- Кассий, ты правнук Императора, да живёт он вечно! Мы не можем себе позволить отступить от законов Империи. Даже мысль о подобном не должна посещать тебя. Это недостойно.

Малыш опустил голову, пряча выступившие на глазах слёзы.

- Я понимаю. Я просто хотел...

Центурион присел перед сыном на корточки, заглядывая ему в лицо:

- Я тоже этого хочу, Кассий. Всем сердцем.

Ребёнок вложил ладошку в руку отца.

- Я буду ждать вас дома. Можно я соберу букет для мамы? Она любит цветы?

Секунд прикусил губу, потом, всё-таки, решился:

- Кассий, если мама не будет обращать на тебя внимания, ты не должен расстраиваться. Дающих миру жизнь приучают забывать своих детей. Это для того, чтобы они не огорчались, оставляя их в семьях отцов. У дающих миру жизнь может быть более шестидесяти детей, и... Это их служение, сын.

- Таков их путь?

Кассий серьёзно смотрел в глаза отца. Центурион чётко кивнул сыну:

- Таков их путь. Путь "дающих миру жизнь".

***


- Приветствую дающую миру жизнь! - Секунд в парадной форме отсалютовал матери своего сына, сопровождаемой куратором, которому достался безразличный кивок. Куратор, не отреагировав на псевдоприветствие сына консула, сделал шаг назад, и проход в Резервацию затянула пелена защитного барьера. На площадке остались только центурион и дорогая мамочка.

Ледяной взгляд огромных глаз обжёг центуриона холодом абсолютного нуля. Секунд не позволил себе улыбки. Лишь почтительно усадил чистокровную в кабину флаера. Лёгкий аппарат жаворонком вспорхнул в небо, уравнял скорости с большим десантным катером, барражирующим пространство над местом встречи, и занял своё место на одном из наружных причалов.

- Ты в своём уме, военный? Я должна лезть в это...

- Это называется входной люк, Кси.

- Мне плевать, как это называется! Я в него не полезу!

Сын консула подчёркнуто внимательно осмотрел кипящую от возмущения дорогую мамочку.

- Ты так поправилась, что не сможешь пролезть? А я и не заметил.

Удар локтем в бок и пинок в лодыжку заменили ответ. Центурион схватил молодую женщину, блокируя попытку вцепиться полированными коготками в глаза, и ужом скользнул в шлюзовую камеру катера. Оказавшись на полу, Секунд кувырком ушёл в сторону от чистокровной, жалея, что не подключил гарнитуру шлема. Визг возмущённой Кси до сих пор заполнял уши. Сбросив туфли и вооружившись ими, дорогая мамочка кинулась в атаку на хохочущего офицера. Увернувшись от одного удара и осторожно заблокировав второй, Секунд подхватил свою женщину на руки и, куснув за ушко, промурлыкал:

- Хорошо, что я отказал сыну в просьбе поехать тебя встречать. Вид буйствующей матери - слишком сильное зрелище для ребёнка. Казарма в Академии общая, и, если малыш начнёт кричать во сне, над ним будут смеяться.

- Кассий не дома? - Кси перестала выворачиваться из рук мужчины и растерянно смотрела на него своими глазищами, опять напомнившими сыну консула подтаивающие весенние озёра. Секунд, постаравшись сдержать вздох облегчения, ответил:

- Сейчас наш сын собирает для тебя букет. Он пробудет дома ещё две недели, а потом отправится продолжать занятия. Малыш обучается на первом курсе Академии. Сбежал, чтобы увидеться с тобой. Дольше трёх недель прогуливать запрещено. Через три месяца опять сбежит, если удастся.

- Что значит, если?! Их запирают?!!

- Именно. И сигнализацию включают. Кассий, перед отправкой в Академию, специально занимался со специалистами по преодолению запирающих контуров. К счастью, в семье таковые имеются.

***


- Мама...

Кассий прошептал это слово, и замер, глядя на Кси широко раскрытыми глазами, держа равнение на вышедших из флаера родителей. Из украшенных галуном рукавов белой парадной формы высовывались исцарапанные кисти рук. Секунд мимолетно подумал, что малышу в ближайшее время надо держаться подальше от бабушки. Благородная Агриппина без понимания относится к вредителям её роз. Кси тоже замерла, но всего лишь на мгновение.

- Кассий!

Пролетев несколько метров до ребёнка, дорогая мамочка тормошила сына, смеялась и плакала. Весенние озёра её глаз, оттаивая, покрывались ледяной водой. Секунд твёрдо решил взять Резервацию штурмом. Если ему откажут в третьем контракте Кси.

***


- Как ты посмел рисковать жизнью моего сына?!! Отвечай, военный!

- О чём ты говоришь, Кси?

- Не смей мне лгать, военный! Ребёнок рассказал мне о фригольдерских мирах!

- Мы с Кассием провели там два отпуска, Кси. Только и всего.

Взгляд на сына. Курсант опустил голову, потом с упрёком посмотрел на мать:

- Я больше тебе ничего не буду рассказывать, мама. Ты очень волнуешься.

Чистокровная молча развернулась и ушла в свои комнаты, заблокировав вход. Секунд вызвал на наруч картинку из системы наблюдения: дорогая мамочка лежала, свернувшись клубком на кровати, зажимая рот кулачком и вздрагивая от беззвучных рыданий.

Кассий виновато шмыгнул носом.

- Я больше не буду, папа. Я не подумал, что мама рассердится.

- Мама испугалась за тебя, сын.

Малыш удивлённо раскрыл глаза:

- Но почему? Ничего, ведь, не случилось? Может быть, познакомить маму с дядей Аланом и тётей Адой? Она их увидит, и сразу поймёт, что...

- Боюсь, что мама поймёт совсем не то, что ты желаешь ей объяснить, Кассий.

- А если дедушка... нет, если прадедушка ей скажет?

- Насчёт Консула ты всё сам понял. А кто твой прадедушка ты помнишь?

- У Императора, да живёт он вечно! хватает забот, и мы не должны их увеличивать. Так, папа?

Секунд промолчал.

- А если бабушка маме объяснит?

- Кассий, вы учили Евгенические законы? Твоя мама - дающая миру жизнь.

- Дааа... Значит, с бабушкой мы встречаться пока не будем? - боязливая надежда в голосе ребёнка вызвала у центуриона улыбку.

- О розах расскажешь ей сам.

Курсант поёжился, но возражать отцу не стал.

***


- Она высекла ребёнка! Ремнём! И ты позволил!

- Ребёнок знал, на что шёл, когда рвал для тебя цветы, Кси. Офицер должен думать о последствиях.

- Кассию ещё шести лет не исполнилось.

- Благородная Агриппина знает, как наказывают в Резервации. Ты предпочитаешь, чтобы к нашему сыну применялась эта система наказаний?

- Не дави на меня, военный! И откуда патрицианке знать, как наказывают в Резервации? Слухи и сплетни!

Секунд, пройдясь по комнате, вернулся в кресло, усадив дорогую мамочку на колени, куснул её за ушко, и всё-таки, ответил, удивляясь про себя разнице характеров при одинаковом воспитании. Мать знала командный состав легионов Республики, и ориентировалась в расстановке политических сил, а Кси даже не поинтересовалась происхождением собственного сына. Ннда... Безопаснее всего его девочке будет в поместье. И выходить в свет только на приёмы у Императора, да живёт он вечно!

- Благородная Агриппина воспитывалась в Резервации. И о системе наказаний маме известно абсолютно всё.

- Тоже мне, благородная...

Кси, поймав заледеневший взгляд Секунда, застыла пойманной птичкой. Только сердце колотилось часто-часто. Сын консула включил контроль дыхания, и мягко сказал:

- Не надо говорить о моей маме в таком тоне, Кси.

Чистокровная вывернулась из рук центуриона и, отбежав на безопасное по её мнению расстояние, выкрикнула со слезами в голосе:

- Я вообще с тобой не буду разговаривать! Ты должен обо мне заботиться, а ты пугаешь меня!

- Кси, успокойся, пожалуйста...

Уворачиваясь от туфелек, одна за другой полетевших ему в голову, Секунд отметил, что реакция на предложение успокоиться у его девочки типична для дорогих мамочек. Мама кидается посудой и ножами, Лили швыряет секиру, а нежная ранимая Кси ограничивается туфельками. Зашипев, схватился за рассечённый фарфоровой фигуркой лоб, и внёс поправку - не ограничивается.

- Ой! У тебя кровь идёт! Очень больно?.. Прости меня, Секунд!

Примирение вышло бурным и плодотворным.

***


- Луций Вителлий Север. Твой младший брат.

- Он такой маленький... И мяучит, как кот.

Кассий растерянно посмотрел на улыбающегося отца.

- Ты был таким же, сын. Луций вырастет, и не будет "мяучить". Он просто голоден.

Первенец Секунда с сомнением покосился на недовольно кривящееся личико брата, и, осторожно ступая, отошёл в сторону.

- Отправляйся на площадку, Кассий. Поработай с тенью. Через десять минут я к тебе присоединюсь.

- Да, папа. - Обрадованный курсант отсалютовал, и рванулся из комнаты.

- Зачем ты допустил Кассия к ребёнку, военный?

- Они братья, Кси. - Секунд напомнил себе о специфическом воспитании, полученном матерью его детей, и мобилизовал все запасы терпения.

Новый кусь 24.10.2017


Дорогая мамочка отвернулась от центуриона, и взяла ребёнка на руки. Луций Вителлий Север мгновенно успокоился. Одновременно питаться, и плакать малыши, к счастью, не умеют. Понаблюдав за матерью своих детей, Секунд отправился к первенцу. Куратор обратил внимание, что бой с тенью в исполнении Кассия небезупречен. Придётся заниматься с сыном все три недели. Не хватало, чтобы ещё и дед, да живёт он вечно! заметил недоработки. Император периодически инспектирует Академию. А если недоработки у Вителлия Севера, то что говорить об остальных?.. Надо спасать Академию.












© Тигринья 24.10.2017


Оценка: 8.66*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Баланс Темного 2"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"