Вольнов Юрий: другие произведения.

Вкус ржавчины. Прода. Редактированная и дополненная 10.03

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa

  ГЛАВА 10
  Нежно розовая кожа блестела на свету капельками невпитавшегося увлажнителя. По плавным обводам пальцев, больше напоминавших стебли вьющегося растения, пробежали капли питательного раствора.
  Накопившись на кончике указательного пальца, жидкость превратилась в искрящийся светом изумруд. Едва сформированный ноготь превратился в стеклянную линзу, под которой проступили капилляры кровяных сосудов и нервных окончаний.
  Разрушая сказочность момента, рядов возникла уродливая карикатура.
   Зарубцевавшиеся ожоги стянули кожу белыми цветками, обуглившиеся ногти были стерты шлифовальным диском до матовой роговицы. Сустав большого пальца раздут на месте старого перелома, а рядом белели шрамы от зашитого в полевых условиях порыва связок.
  - Нравится?
  - Нет слов, - с горькой усмешкой ответила Лума,- сейчас расплачусь от умиления. Не ужели нельзя было и вторую руку оживить?
  - По отношению к свидетелю, который может в любой момент оказаться подозреваемым, это и так большая щедрость. Могли вообще оставить без руки, так что будь благодарна и за это...
  Не торопливо обведя взглядом комнату, снизу доверху наполненной медицинским оборудованием, Лума наконец-то решилась взглянуть на стоявшего рядом человека. В отличии от поизношенного оборудования, этот образчик мужской породы, едва что не сиял чистотой и опрятностью. Приталенный черный френч, на широком поясе переходил в плотно обтягивающие фигуру брюки, без единой складочки, без морщинки или потертостей. Создавался эффект как будто молодой человек, родился в форме и вырос вместе с ней как единое целое.
  Породистое лицо, со следами уходящей детской припухлости уже имело волевые складки, но так и не научилось той взрослой серьезности которую стоило опасаться. Это еще был щенок, с выросшими зубами, но так и не повзрослевшими мозгами. О чем сообщала сладкой поволока, что нет от нет да мелькала в сальном взгляде бросаемом на ее голое тело.
  По привычке скользнув в транс дара, Лума едва не вскрикнула.
  В мире теней, возле нее пылал костер эмоций. Из которого выбивался наружу один основной оттенок. Одна эмоция: вожделение. Дикая, животная похоть перекрывала гомон обычных мыслей. Наваливалась, обволакивала и душила.
  Вынырнув из транса, чувствующая натолкнулась на взгляд парня.
  Откровенный и бесцеремонный. Будь его воля, молодой человек завалил бы ее прямо на медкапсуле.
  Лума мысленно усмехнулась. Похоже, не все так плохо как могло бы быть. Девушка дождалась момента, когда глаза молодого человека скользнут ниже. Магические действо под название молодая девичья грудь подействовало безотказно.
  Щеки офицера тронул легкий румянец, и взгляд вильнул в сторону.
  Подавив победную ухмылку, обнаженная девушка резко поднялась в ложе аквариуме. Вязкая жидкость глухо булькнув выпустила из своих объятий ожившего пациента. Рядом зажужжали сервисные дроны. Медицинский модуль наполнился протестующим писком аппаратуры, но девушка проигнорировала протестующие требования механических лекарей, несколькими касаниями коснувшись панели управления запустила полный скан тела. Рядом заискрился туман проекции и спустя несколько мгновений перед ней возникла ее полная копия.
  Темное тело впитавшее за свои двадцать пять лет загар от десятков звезд, бывшее совсем недавно эталоном красоты и тайной гордостью, сейчас походило на старую тряпичную куклу, чье тело хозяйка на скорую руку залатала кусочками разноцветной ткани и или целыми частями от более новых кукол.
  Большая часть кожи пестрела розовыми пятнами. На руках и ногах белели узоры затянувшихся рубцами ожогов. После беглого осмотра она удовлетворенно хмыкнула. Конечно телу далеко до идеала, но в данном и не приходится выбирать. Если сравнивать с остальными ребятами, то в ее случае это конечно лучший вариант.
  Короткая мысль о парнях, вытащила наружу пласт воспоминаний о всем произошедшем. Все краски мира поблекли. В груди больно заныло и глазах помутнело. Нахлынувшие эмоции затопили сознание волной горечи, и болью от которой захотелось всех убить и все разрушить.
  Прайд мертв! Ее братья, с кем она выросла, с кем делила остатки последней батареи на холодных пустошах Тесеи, с кем она училась добывать огонь из чертового камня, те кто учил как правильно снаряжать тяжелый снайперский комплекс, те кто разделил с ней радость первого полета в персональной летяге, все кто улыбался и радовался ее успехам...все они мертвы. Все они остались короткими воспоминаниями, изуродованные яркими вспышками турелей, испепелённые энергетическим штормом. Они оказали приговоренными презрительной улыбкой одной твари. Чисторожденный ублюдок посчитал их существеннее неудобным для своих планов! Лишними!
  Все просто, одна улыбка и восемнадцать человек превратились в воспоминания. Чувство ненависти и обиды за всю несправедливость произошедшего скрутили ее пополам, и она упала на колени. Горло перехватил спазм и по щекам потекли ручейки слез.
  Щеку обожгла хлесткая пощечина. От еще одной голову мотнуло в другую сторону. За плечи грубо схватили и встряхнули ее как обвисшую тряпку. Сквозь туман охватившей сознание истерики прорвался недовольный окрик:
  - А ну прекратила! Соберись.... Ты же тесейка! Как вы там любите орать... Сила и воля?
  - Путь к победе, - закончила Лума знаменитый слоган боевых прайдов Тесеи.
  Сглотнув соленый привкус с рассечённой губы, девушка глубоко вздохнула и постаралась выровнять дыхание. Действительно. Нельзя расклеиваться при чужаках. Да больно. Да тяжело. Хочется выть и рвать волосы, а лучше глотки врагам и мстить за погибших. За весь прайд...
  - Постойте, но вежь еще был жив мой брат. ...где Санчос?!
  - А вот это очень интересный вопрос, на который нам нужно найти ответ. И от оперативности ответа зависит твоя судьба.
  - Ничего не понимаю. Причем тут мой ответ?
  - А кто еще может знать куда мог сбежать твой земляк?
  - Как сбежал!? Куда, зачем?
  - Вот, вот. Очень интересно. А еще интереснее ... КАК! И если мы не дадим на него ответ в течении двадцати четырех часов, то мне мягко говоря не поздоровится. А тебя сразу засунут в ментоскан, где превратят в овощ, взобьют мозги миксером и выудят нужные воспоминания ...
  Интонации парня, Луме очень не понравились, и она не удержалась.
  - А потом... ты меня сменишь. Причем очень скоро. Сразу как вскроются твои манипуляции с разгонниками. Если я не имела глаз, то это не значит, что внешние сенсоры брони были отключены. Я конечно ничего не видела, но различить толчки гравитационных фугасов подорванных в интересной последовательности смогла. А восстановить силу толчков, и сопоставить с геометрией ангара большого труда не составляет. Так что картина искусственного подрыва отложилась в моей памяти очень четкая. Эти зацепки дадут инспекторам интересную пищу к размышлениям. После которой они очень захотят покопаться и в твоей головке, красавчик...
  Ответный спич и от уверенной маске хозяина на лице парня не осталось и следа. Как выброшенная на берег рыба, лейтенант разевал рот пытаясь что-то сказать, и тут же себя одергивал. Но надо отдать должное, безопасник сразу взял себя в руки и на лице появиалсь приторная улыбка.
  - Как ты запела, дорогуша. Думаешь легко отделаться? Ну что же, думаю лучше здесь и сейчас проясним наши отношения до кристальной прозрачности...
  Секунда немой сцены, другая. И Лума сдавлено вскрикнула.
  В груди вспыхнула звезда, и по всему телу стала распространяться волна жара. Воздуха катастрофически стало не хватать и каждый новый вдох приносил лишь еще больше горечи и боли. А за ней все тело стало охватывать онемение, и немочь. Её согнуло пополам, и чтобы не упасть совсем, Лума схватилась за бортик аквариума и сползла на холодный метал медицинской каюты.
  - Как тебе ощущения? Нравятся? Могу такой праздник устраивать хоть каждый час... пока сердечко не выдержит.
  Присев на корточки, и грубо вздернув обессиленную девушку за подбородок, безопасник тихо прошипел в полные боли глаза.
  - Запомни дрянь, еще раз попытаешься меня пошантажировать - превращу в животное. Будешь лизать ноги, и вилять хвостиком как собачка. Захочу: будешь подыхать по сто раз в день. Не хочешь? Тогда запомни. С этой поры ты моя собственность. И жива пока интересна. А если станешь опасна... сдохнешь. И молись чтобы быстро и безболезненно...
  Слова едва проникали в сознание. Тело горело и выгибалось от боли. Кровь превратилась в огонь. Лума хотела вцепиться зубами в вены, чтобы вскрыть эти каналы с обжигающей плазмой, но сил уже не было даже на крик.
  И когда казалось, что она сойдет с ума, боль спала. Отступила. Словно дикий зверь бросил добычу, так и терзавший тело кошмар ушел, свернулся клубком в темных закутках сознания, и затаился в ожидании новой команды.
  - Все понятно?
  - Д-д-д-а.
  - Я рад что между нами не осталось неясностей, а теперь приводи себя в порядок и одевайся. Нам через полчаса надо быть на месте происшествия...
  Когда Лума пришла в себя и смогла дышать без раздиравшего грудь кашля, за мучителем уже сошлись створки двери. И ее обессиленный рык и слова проклятья, достались лишь равнодушно попискивающей аппаратуре.
  Скрутившись в позе эмбриона, и давясь слезами, Лума завыла раненым зверем. Она никогда не чувствовала себя такой раздавленной. Никогда в жизни ее так не унижали. И это противное и горькое чувство беззащитности и страха, словно грязь проникло в душу и испачкало внутреннее ощущения себя, то внутреннее я, что позволяло быть гордой и независимой, терпеть страдания и быть сильной.
   Чувство одиночества и утраты прайда, короткие минуты боли и унижения от сработавшего 'поводка' надломили уверенность в свей силе. Открыли внутри нее пропасть ничтожества, где она готова была умолять о пощаде, делать все что угодно лишь бы не испытывать вновь этот кошмар. Она сделала о себе очень неприятно открытие.
  Она оказалась жалкой.
  Она ничтожество. И ей очень хочется жить без боли...
  Санитарный узел встретил запахом озона и теплыми струями ионного душа. Смывая с себя грязь и обрывки эмоций, Лума попыталась успокоиться и начать мыслить конструктивно.
  В первую очередь нужно было решить вопрос с прайдом. Она как последний дееспособный член объединения, должна отправить рапорт кураторам от Гильдии. И здесь был очень неприятный момент. Совать туда версию с фанатиком категорически не хотелось, но и признаваться что они стали причастны к делам чисторожденых, а по сути она оказалась соучастницей преступления, превращало ее кандидатом в смертники. Тем более если еще старшины получат отчет от Санчаса, в котором будет отображено совсем другое, она рискует понизить персональный индекс эффективности в красную зону.
  Тогда о хороших контрактах можно забыть. Да что там о контрактах! Тут можно лишиться вообще всего! Наёмники очень не любят выживших в странных историях. Прайд или сражается до конца или гибнет полным составом, а выживший этот слабак. Тот кто сдался и кто не отомстил за смерть своих боевых товарищей. Прайд сражаются до последнего... или живого человека или мертвого врага. Иначе ты недостоин звания тесейца. И тогда ты становишься отщепенцем. Пополнишь презренные списки Отторжениях! Тех кому запрещено возвращаться на Тесею, тем, кто больше никогда не вдохнет аромат горных вершин, тем, кто никогда не ощутит прохладу Храма Воинов, тех кто обречен умереть под светом чужих звезд.
  - Соберись! Возьми себя в руки! Сила и воля - путь к победе
  Прошипела Лума отражению в зеркале. Растерев остатки слез ладонями, глубоко вздохнув, девушка медленно выдохнула. Да тяжело. Да дерьмово, но еще не повод впадать в уныние. Слезами делу не поможешь, нужно выбираться. Отталкиваться от дна и пытаться всплыть.
  В кабинку гигиенического узла уже вошла собранная и целеустремлённая девушка. И через пять минут экспресс душа, короткий ежик обдало волнами ионной сушилки, а следом по телу ударили струи биораствора. Желтая пыль легла на кожу вязким слоем, и, слегка пощипывая, застыла сантиметровым наслоением.
  От кончика пальцев на ногах и до шеи тело обрело розовый оттенок. Через три минуты эластичный слой облегавший изгибы фигуры второй кожей приобрел нужную упругость и превратился в самый нежный и комфортный элемент одежды, который легко впитывал весь пот и выделения, при этом еще и выполнял роль защитного слоя при ношении композитной брони или элементов скафандра.
  Но судя по маркировке на черном шаре, что дожидался у входа в санузел, о хорошей броне придется забыть. Мигнув опознавательным кодом, сенсорная панель украсилась зелеными огоньками. Ровная поверхность шара треснула геометрическими линиями и со щелей ударили струи воздуха. Стандартный вещевой контейнер разложился в подставку с элементами одежды.
  Ничего другого она и не ожидала. Базовый полицейский комбез, отличавшийся от гражданского лишь более усиленными вставками на суставах, и ребрами жесткости на мягких тканях. Ну и конечно же... с пустыми отсеками под накладки с электроники и без собственного корунда. С брезгливой ухмылкой натянув на себя хрустевшую грубую ткань Лума едва не задохнулась от затхлости. Похоже шар пролежал лет двадцать на консервации и было бы хорошо проверить работу накопителей, а то еще придется бегать к розетке через каждые полчаса, пытаясь удержать заряд в убитых батареях.
  Но, на удивление, штатный источник питания выдал бодрую трель хорошего результата. А следом за ним помятая ткать покрылась рябью сокращений. Обвисающий до земли балахон стал подгоняться под фигуру, а выглядевшие тряпичными обмотками полоски ткани на ногах уплотнились, и обрастая ребрами жёсткости превратились в высокие ботинки с на высокой подошве.
  Критически осмотрев свою фигуру, обтянутую в черную ткань, Лума расправила жесткий воротник, и нащупав горошины активаторов, сжала до мелодичного писка. Переключившись на шею, она разогнала кровь на месте вживлённых в шею пластин коммуникатора. На внутренней сетчатке глаза побежали строчки из диалога сопряжения. И спустя минуту она стала счастливым обладателем нового, ни разу не ношеного, но моральное устаревшего лет на двадцать комбинезона с усечёнными во всем функциями. Даже порты связи позволявшие костюму связываться с бортовыми системами краснели заблокированными наглухо слотами. А уж о таком сервисе как оружейный слот или общетехнические гнезда, и мечтать не приходилось.
  - Очень долго собираешься, тесейка.
  Недовольно пробурчал безопасник встречая выходившую из медицинского бокса наёмницу.
  - Господин мог бы вообще одежду не выдавать. Я бы управилась значительно быстрее...
  Не удержалась от реплики Лума.
  Бросив взгляд на кроткое выражение лица, безопасник хмыкнул.
  - Мне нравится такая модель поведения. Придерживайся ее и впредь, - ухмыльнувшись блеснувшему в глазах раздражению, офицер добавил:
  - Радуйся и этому. Но если недовольна, то могу гражданский эконом выдать...
  - Нет, уж спасибо.
  Представив себя в гражданском платье с минимум электроники, с полным отсутствием дополнительной телеметрии, снабжённым лишь маяком службы спасения и набором терморегуляции, Лума передернулась. В такой одежде чувствуешь себя беззащитной, проще гулять голышом и то больше шансов, что ее побояться задевать как больную на всю голову.
  - Повеселились и хватит. Значит слушай вводную, - развернувшись, лейтенант уверено зашагал в сторону большого проема, - Аварийная команда успела закончить латание корпуса за полтора часа до 'прокола'. На время работ и до выяснения всех обстоятельств произошедшего, вахта определила статус выживших наемников как 'свидетелей'. Тебя отправили в реанимацию, а твоего напарника в реабилитационный блок на третьем ярусе. Но когда медперсонал вскрыл транспортировочную капсулу, она оказалась пуста. Человек, которому диагностировали посттравматический шок и множественные переломы, покинул капсулу и бесследно исчез. В свете этого события наша версия начинает трещать по швам. Капитан требует найти пропажу до середины разгона. На него давят чисторожденные, которые очень забеспокоились за свои жизни в свете отчета о произошедшем подрыве фанатика. Они активировали протокол альфа-3, код красный. Если мы его в не закроем до прокола, станция глушит разгонные модули и переводится на парковочную орбиту вокруг сингулярности и ждет прибытия боевой станции Евгеники. Надеюсь тебе не нужно объяснять чем нам грозит работа дознавателей?
  - Нет.
  Хмуро мотнула головой Лума. Служба Евгеники была известна на всю Империю своей жестокостью и беспощадностью. Именно она отвечала перед кругом Вечных о чистоте генома человеческой расы и следила за этим не только при помощи бесчисленных орд своих Наставников, но и проводила акции Очищения... после которых на планетах уже ничего не росло.
  - Я тоже не горю желанием доводить дело до Трибунала. Поэтому нужно собрать все показания, сделать заключение и вынести вердикт. Капитан его быстро утверждает и дело отправляется в Реестр. Но ... пропал основной свидетель, и все виснет над бездной. И с каждым часом нить становится тоньше и тоньше....
  Они вышли из туннеля, и оказались во власти яркого света меж ярусного уровня. Накативший со всех сторон шум и гам тысяч людей, и механизмов, где каждый спешил по своим делам по сходившимся в единую площадь туннелям и коридорам огромного техногенного муравейника, оглушал и ослеплял. Со всех сторон к единому центру главного терминала сходились сотни огромных труб от турболифтов, из которых выгружались и тут же занимали пустые места десятки людей, а в соседнюю секцию, набивались ровными рядами туши грузовых платформ, что своими раскормленными как у улитки контейнерами идеально вписывались в покатые края лифтовых капсул. Громогласное объявления отправления, предупреждающие вспышки и створки капсулы закрываются до полной герметичности, и с нарастающим шелестом разгонных блоков, стометровая туша ныряет в полупрозрачный туннель уносясь на другой конец огромной стацнии. А ее место уже занимает другая капсула, быстро остывающая и потрескивающая термовставками. И так на десятках рядов огромного хаба, из которого в разные стороны прорастают сотни лифтовых шахт, пронизывающий всю станцию скоростными туннелями.
  - Не спать! Потом насмотришься!
  Вернул к действительности, прогремевший в ушах чужой голос. Получивший бесконтрольный доступ к коммуникатору, безопасник воспользовался полицейскими функциями и теперь мог не прилагать особых усилий чтобы оглушать своим громогласным замечанием.
  Лума сдержалась от ругательства, но наградила ухмылявшегося в десятках метров от нее безопасника очень выразительным взглядом.
  - Мы сейчас на технический уровень. В лифтовую зону, на который парковалась капсула. Проверим целостность сенсорики и полноту выдаваемой телеметрии.
  Спустя полчаса переходов, и спусков обычными лифтовыми платформами, они оказались перед желтой стеной с предупреждающими надписями: 'Только для персонала!'.
  Еще десяток минут переходов и они остановились перед гроздью стальных шаров покрывающих стену затейливыми узорами. Переливаясь радугой при запросе, и отсвечивая ровной зеленью под касаниями руки офицера, узлы регистрации загорались один за одним. После второй минуты всполохов, Лума не выдержала и спросила:
  - Что мы ищем?
  - Это основной ретрансляционный узел телеметрических данных. Сюда приходят отклики от десятков сенсоров и датчиков транспортных туннелей. Их данные дают объем на охранных систем...
  - Хм... а если доступнее?
  - Это самый нижний уровень средств безопасности. Обычно сюда никто не заглядывает, и даже не подозревает о его существовании... И если мы хотим узнать, что произошло то нужно искать именно здесь, потому что все логи девственно чисты, как твоя... есть! Все-таки была редакция!
  - Какая редакция, кто был ... ты вообще с кем разговариваешь?
  - Кто, кто ...твой дружок! Взломал частоты, и по техканалу скрутил мозги железу, и спокойно прошел сквозь всю систему безопасности как легкий сквозняк!
  - Санчос?! Да его потолок это штурмовой комплекс с индексом д-3, и то , версия с полной автоматикой или древностью, исключительно на механике, с минимумом электроники... а ты говоришь ВЗЛОМАЛ?
  - Тогда... тогда вообще ничего не понятно.
  Растеряно произнес безопасник, задумчиво рассматривая гроздь шаров мерцавших желтым мерцанием.
  - Здесь поработал настоящий профи. Скорость внедрения, частоты, стиль... так быстро даже с отмычками спец искры не пройти. Весь маршрут занял десятки минут! А он просто, как у себя дома.... Смотри сама, как твой тупоголовый дружок 'осиливает' девятый уровень.
  Безопасник открыл технологический лючок и извлек продолговатую желтую капсулу. Встряхнув баллон дождался мелодичного звука и легким касанием распылил перед собой размашистую струю. Следом прозвучал короткий щелчок, и густую взвесь пробил насквозь ударивший с потолка ветвистый заряд. Потеряв мутность облако покрылось рябью и в мгновение превратилось в мерцающую синевой голо проекцию.
  На появившемся фрагменте проступил четкий контур человека свободно и не принужденно подходившего к стене, на мгновение коснувшегося стены с узором под считыватель биотоков, и, спустя считаные секунды в стене образовался проем в который так же спокойно вошел... Санчос.
  Как только створки за спиной сошлись, наемник коснулся массивного кабеля, вокруг которого гнездились узловые хранилища от телеметрических сенсоров. Покопавшись во внутренностях открытого технологического люка, тесеец застыл в неудобной позе на долгую минуту. После чего Санчос открыл глаза, и вернув все раскрытые полости в исходное положение, спокойно вышел в беззвучно открывшиеся створки.
  - Этого не может быть, потому что... не может быть вообще! - сказала Лума, сбрасывая оцепенение от увиденной картины, - или я вообще ничего не понимаю...
  - Теперь понимаешь, что если эти проекции увидят следователи из Евгеники, то весь ваш отряд, а в особенности выжившие, превращаются в опасных преступников, подозреваемых попытке в подрыва корабля и в покушении на здоровье трех чисторожденых. И тогда начнут копать. Глубоко и дотошно. А это не нужно, ни мне, ни команде, никому не нужно... Ты это понимаешь?
  - Да я не знаю, что происходит...
  - Кажется, меня не слышат...
  Равнодушно произнес безопасник в сторону ... и сильным ударом под солнечное сплетение свалил тесейку на пол. Ударом ноги закончив ошеломительную атаку, схватив глотающую воздух девушку за шею, запрокинул голову под свет светильников, зло прошипел в мутный взгляд.
  - Слушай сюда, сучка, или ты сдаешь своего дружка или я даю команду на последний вздох, и ты дохнешь прямо здесь. Без суда и следствия и права на помилование. А ну признавайся, что за дела у вас были с чистым?! Какое задании было у прайда... где прячется твой ублюдочный дружок?! Ну! Отвечай тварь, или клянусь Вечным пожалеешь, что на свет родилась.
  Удары сыпались один за другим. Лицо девушки превратилось в сплошной синяк, и все вокруг окрасилось кровью из рассечённых ран на лице.
  Потеряв сознание после третьего оглушительного удара по лицу Лума провалилась в спасительное забытье. Но буквально через мгновение ее вырвала из сладкой темноты яркая вспышка и жжение на шее. С тихим списком и бегущими строками на внутреннем взоре коммуникатор сообщил о взаимодействии с аптечным модулем первой помощи и присутствии в крови активных био реагентов.
  Не успела Лума поднять глаза на своего истязателя, как по лицу вновь ударила хлесткая пощечина. И здесь вся ее воля и выдержка дала сбой.
  Жесткий блок очередного замаха и хлесткий удар растопыренной ладонью в подбородок.
  Ориентируясь на всхлип, и вектор услужливо подсвеченные коммуникатором, Лума сделала слепую подсечку и заслышав звук падения кинулась зверем на поверженную добычу.
  Оплывшие глаза еще плохо видели и слезились, но в сознании пылала лишь жажда мести за всю боль и унижения. Ей хотелось растерзать урода, удавить тварь, которая светился эмоциями и испытывал блаженство унижая и избивая беззащитную жертву....
  Гордая и независимая тесейка, а сейчас истекающая кровью и жмущаяся к полу чтобы избежать удара. Эта картина возбуждала, наполняла животным наслаждением и ощущением всемогущества. А то что жертва сопротивляется, так это приправа, придающая остроты ощущениям...
  - Да! Давай, давай закончим все здесь и сейчас...!
  Прохрипел придавленный к полу мучитель, с трудом проталкивая слова через сдавленное захватом горло. Облизнув разбитые в кровь губы, безопасник усмехался глядя как начинает слабеть хватка наемницы. Как белеют руки, разжимаются пальцы и маска ярости на лице тесейки сменяется синевой удушья.
  - Извращенец...
  Произнесла Лума, отваливаясь в сторону.
  На сознание накатывался темнота очередного беспамятства, и последней мыслью было сожаление о своем даре. О способностях тени чувствовать людей, и хочешь не хочешь, погружаться в их эмоции и ощущать мир 'чужими' глазами. И самым неправильным было то что, последние мгновения жизни придется ощущать ничтожество, уродство, которое буквально лучится от предвкушении очередного 'яркого ощущения'.
  Темнота. И следом обжигающая щеку боль.
  - Продолжим нашу беседу...
  Были первыми словами услышанными Лумой. Обессилено поднявшись с пола, девушка привалилась к стене коридора. Взяв из рук мучителя протянутый шар с красно белыми метками, сдавила белые бока. Зашипевшая пористой массой ампула превратилась в пропитанные антисептиком тампон с резким запахом.
  Убрав с лица последние следы побоев, Лума со внутренним содроганием увидела в глазах безопасника желание продолжить 'развлечение'.
  - Клянусь бездной, про чисторожденного я узнала только в ангаре, когда уже ничего изменить было нельзя. Могу только сказать, что он нами пожертвовал, избавился от лишних свидетелей. Мы перестали быть нужны. Мы помогли ему скрыть следы своего пребывания на планете. Вернее следы бегства. Ему важно было незаметно уйти с Корнула.
  - Интересные, мы знаем подробности. Продолжаем, не останавливаемся...
  - Успокойся. Я рассказала все что смогла почувствовать в трансе.
  - А вот это новость....
  В словах офицера мелькнула насторожённость, но тут же стерлась ехидной ухмылкой.
  - Значит одарённая, говоришь. Наверное одна из страшных Теней Тесеи. И что мы умеем? Убиваем взглядом, читаем мысли... сводим с ума любого смертного?
  - Хватит издеваться, - угрюмо ответила Лума, - я не окончила Академию...
  - Ха, так ты еще и недоучка?! Или тебя выгнали как последнюю желтушницу?
  - Вы сама проницательность, господин офицер. Такой сложный логический вывод смог сделать лишь чисторожденный, закончивший имперское училище безопасности и наверное с отличием, и отметкой внимания посла императора...
  - Но, но... не забывайся, тесейка. А то могу еще раз преподнести урок хороших манер. Давай отвечай кратко и четко.
  - Никто меня не выгонял. Я уперлась в стену, могла чувствовать только если коснусь человека рукой. А для поступления, индекса ноль три от эталона мало. Нужно больше ноль пяти, вот поэтому и пришлось идти в наемники. Дар расширяет границы только при полном трансе и погружении, а этого простыми медитациями не добьешься. Нужен стресс, опасность, хождение по краю. Поэтому я и участвую в боевых операциях, где дар по капле, по сантиметру но увеличивает границу чувствительности и повышает индекс. А когда пройду испытание, и век бы не видеть эти джунгли и гребаный вкус войскового пайка.
  - Теперь понятно. И ты пошла в наёмники, чтобы раскрыться. Интересно. И что в правду помогает?
  - А ты сам попробуй. Обнули поводок и я тебе устрою прогулку по краю...
  - Дерзишь, это хорошо. Мне нравятся такие. Ершистые, упрямые..., - наклонившись к лицу, и едва не касаясь щеки, шумно втянув ее запах, с садистским удовольствием прошептал, - ...тем приятнее будет услышать хруст твоей воли.
  - Ты больной, - устало заключила Лума, - неужели не боишься что в какой-то момент перестараешься? И несмотря ни на что, я вырву тебе глотку?
  - Ну... риск конечно есть, - согласился безопасник, - но ты же не глупая девочка и понимаешь, что твое положение не вечно. Рано или поздно поводок обнулится, и тогда ты будешь свободна как свет звезды. Для этого ты должна все лишь выполнить часть нашей сделки ...ну и отблагодарить меня за спасение своей жизни, но это все потом. Когда выберемся из дерьма, в котором, кстати оказались по твоей же вине, а это отдельный счет. О, великий император, я даже не представляю, сможешь ли ты когда-нибудь отплатить за мою доброту...
  Картинно воздев глаза к потолку, безопасник покосился на хмурую Луму.
  А подумать ей было о чем. Перспектива вырисовывалась не такая уж и мрачная. Владелец поводка конечно вызывал опасения, но с другой стороны она может чувствовать его настроение и спокойно пройти по краю очередного приступа.
  Только одна эта мысль что она сможет избавиться от рабского поводка уже придала сил и поднимала настроение.
  - Ну если бы кто-то не стал бы палить со всех стволов, то все могло бы сложиться по другому.
  - Могло, не могло, это дело другое, - хмуро ответил безопасник, - у нас сейчас вопрос другой... куда делся твой дружок и что вообще он собирается делать? Ты понимаешь, что из-за него мы просто первые кандидаты для полного допроса?
  - Да клянусь тебе! Не знаю я ничего. Для меня Санчос всегда был бабником и человеком не большого ума. Его разговоры всегда сводились к около постельным темам, и как небывалое событие, это обсуждение новинок оружейных синдикатов, и то больше к заднице модели державшей новую пушку в руках. А то что Санчос умеет скручивать мозги искрам, да я еще в большем шоке чем от всего произошедшего!
  Наградив наемницу пронзительным взглядом, безопасник раздраженно хмыкнул.
  - Тогда дерьмо еще вонючее, а лужа глубже... Тогда будем действовать по методичкам и инструкциям. И твоя задача следовать хвостиком, и это ... слушай допрашиваемых, этим, своим как его...
  - Эмоциональный контакт седьмой категории...
  - Вот, вот, слушай потом будем разбираться во всем что накопаем.
  - Все равно не понимаю... у вас под рукой мощь всей имперской станции. На вас работает сотни следящих систем, только я видела трех 'вдов', а они идут в составе боевого дивизиона. Это же тысячи боевых дронов! Но почему-то поисками должны заниматься мы.
  - Похоже восстановительные процедуры не были закончены в полной мере..., - задумчиво ответил безопасник с серьезным видом постучав по лбу наемницы, усмехнулся, - до мозгов не добрались..
  - Я серьезно спрашиваю!
  - А если серьезно, то официально ничего не происходит. Ты лежишь в реаниматоре и проходишь курс восстановления организма, после тяжелого ранения. А я снимаю стресс в психотерапевтическом трансе. Понятно?
  - Но..., - протянула Лума, в попытке задать еще парочку вопросов, но натолкнувшись на взгляд молодого лейтенанта, закрыла рот. Разыгрывать из себя полную дуру можно было и дальше. Но тогда она действительно бы получила в лоб.
  Поборов соблазн изображать из себя глупую курицу, и довести лейтенанта до белого каления, Лума, для вида, обижено засопела.
  А внутри мозг работал со скоростью достойной кластера искр. В сознании проносились десятки вариантов и ситуаций. Идеи рождались и умирали, но как бы она не меняла ход мыслей, ясно было одно - выбираться из ситуации придется лишь вдвоем с безопасником. Никакой официальной поддержки, а тем более привлечения всей мощи службы контроля и безопасности. Ведь все действия фиксируются и протоколируется, и тогда скрыть свое незнание, неведенье и неучастие в смерти чисторожденного будет невозможно. А так, получается, что начальство безопасника увеличивает дистанцию и прикрывает свою задницу. В случае разбора все будет списано на глупого мертвого офицерика, и на прожжённую фанатичку, на чью дохлую тушку навесят еще множество обвинений.
  Поэтому Лума, - терпи и делай что говорят. По крайней мере пока не прояснится ситуация с этим бабником Санчосом. Хотя, после просмотра увиденного она уже не знала во что верить. В ее памяти Санчос отложился неисправимым кобелем, который готов был трахать все что имело большое вымя и ухватистую задницу. Но проекция показало другого человека. Санчоса, который ввел свою игру за ее спиной и в тайне от прайда... Тогда поиск перевертыша выходит на первое место. И уже от ответов на вопросы с пристрастием, она и определит дальнейшую стратегию.
  - Не спать! Смотри сюда. Мы находимся здесь. Это третий ярус зеленой полусферы...
  Повинуясь словам безопасника, перед наемницей возникла огромная проекция станции испещрённая множеством схем и чертежей. Огромная сфера состояла из пяти слоев, облегающих ядро с гравитационной сингулярностью километровыми ярусами.
  - Это нижний, технический уровень. Здесь расположены контуры управления и корунды по генерированию поля стабильности. Здесь не выживет ни одно органическое существо, в особенности когда идет деформация черной дыры. Поэтому его можно смело исключать из зоны поиска. Второй ярус это жизнеобеспечение. Здесь биоплантации, зоны рекуперации. В этих пустотах происходит восстановление воздуха и переработка продуктов жизнеобеспечения. По сути там можно спрятать хоть двадцать тысяч беглецов, но вот только прятаться в киселе квазижевой органики, да вдыхать пары многоэтажных отстойников, удовольствие мало сомнительное и довольно вредное. Я бы тоже не стал здесь искать... Остается у нас жилой уровень, транспортный и грузовой...
  - С ума сойти, да это же три километра палуб, многоярусных переходов и грузовых ангаров! Это миллионы кубов внутреннего пространства! - фыркнула Лума, - тоже мне, сузил он зону поиска. Да тут годами бродить можно и два раза не попадешь в одно и тоже место!
  - Не перебивай!
  Отмахнулся безопасник продолжая взмахами рук приближать и удалять схематические узоры внутренностей станции. Рядом возникали множественные оконца с трансляциями с различных внутренних палуб, и тут же пропадали под уверенными движениями офицера.
  - Вот оно! Точно! Вот так мы его и вычислим! - довольно оскалился безопасник, жадно впившись взглядом в очередное фантомное изображение.
  - Нашел?
  - Можно и так сказать, как бы хитер он не был, но полностью раствориться на корабле где каждый метр палубы напичкан десятками сенсоров и датчиков, это просто не реально. Конечно скользкая тварь, подчистил за собой протоколы почти до контактов, да вот только он забыл на каком старом корыте он оказался. Здесь еще сохранился принцип независимого дублирования системы жизнеобеспечения, и многие кластера тут запаралелены на резервные...
  - Так, стоп! Давай проще и доходчивее!
   Раздраженно перебила Лума. От технических подробностей у нее всегда болела голова, а сейчас еще у мальчишки так и перло самодовольством от своей значимости. И эта эмоция просто давила грузом и не давала сосредоточиться на словах.
  - Да куда доходчивее! Он затирает все основные следы, да вот только он не понимает, что все его изменения имеют недавний маркер, и по корректировкам можно определять вектор его перемещения. Уже сейчас можно с уверенностью сказать, что он движется в сторону грузовых палуб... я сейчас програмирую одну искру на поиск фактурного следа, и она будет уже просеивать сотни петабайт телеметрии выискивая для нас нужный сле.....
  - Внимание! Всем офицерам свободной вахты срочно явиться на места несения...
  Оглушающая женский голос с механическими интонациями, вдруг сменился резким ревом тревожного баззера. В коридоре свет мигнул желтым всплеском и переключился на ослабленную подсветку.
  - Что происходит? - недоуменно спросила Лума.
  - С ума сойти..., этого не может быть, - потрясенно прошептал безопасник, недоуменно вглядываясь в красные сполохи на проекции станции, -... потому что не может быть в принципе!
  - Да что происходит?!
  - Станцию атакуют! Уже уничтожены ускорительные блоки. Система внешней обороны подавлена на тридцать процентов, центральная шахта получила критичные повреждения обломком астероида....
  - Весело у вас, тут, - ощерилась Лума, по привычке закидывая руку за спину, собираясь активировать снайперский комплекс, но ладонь лишь растеряно схватила пустоту.
  - А чтоб тебя понос разнес на части... Как голая! Так, красавчик, где у вас тут арсенал?
  - Да конечно, так тебе и дали оружие, - растерянно ответил безопасник вглядываясь в бегущие строки и тревожные символы на проекции станции, - как персона с желтым кодом благонадежности, ты вообще можешь оказаться под полным параличом, так сказать во избежание...
  - Хватит дурью маяться! Тут незваные гости собираются нас на чучела пустить, а он протокольным наказанием грозит...очнись красавчик! Если напали на имперскую станцию, то в живых никого оставлять не собираются! Понимаешь?
  - Н-е-е-т....почему?
  - Да потому что если у них хватило ресурсов и наглости стреножить станцию с прыжка, то уж беспокоиться о сохранности жизней экипажа они будут в последнюю очередь... кстати, а как ты говорил система называется?
  - Восьмилучевая система в секторе Красного Краба.
  - Ха, еще та жопа мира... Одна и самых дальних узловых точек. Однозначно дикие. Ну что ты готов побороться за свою жизнь? Ну давай, соображай быстрее! Хотя откуда ты можешь знать то... В общем так, партнер, придется тебе довериться моему опыту. Дикие всегда зачищают следы по полной программе. Хорошо, если вообще найдут следы по завышенному пылевому следу. А тела наши ждет транспланталогия и биоутилизация, на пищевые брикеты. Так что давай, шевели извилинами! Или ты мне доверяешь или готовишься стать паштетом!
  - Но почему ?!
  - Да потому что уже никакого прыжка не будет! Разгонники скорее всего в хлам, оборона давится по черному, чтобы никто не разбежался закупорили центральные ворота затычкой в тысячу мегатон из астероидного базальта. И пока твои еще пытаются огрызаться, стараясь удержать внешнюю обшивку, я бы на месте нападавших устроила вам хорошую такую диверсию, чтобы одним ударом отправить в нокаут... вопрос, как этого добиться быстро, жестко и эффективно
  - Ну... предложение о капитуляции и обещание сохранить жизни?
  - О, бездна, офицеров теперь набирают прямо в утробе... Клинический случай, еще скажи переговоры под белым флагом...
  - Откуда я могу знать! В инструкциях и в архиве нет данных о чем-то подобном.
  - И не будет! На месте атакующих, я бы пошла самым коротким путем. Просто бы вскрыла станцию как консервную банку, до самого днища, и стравила бы воздух. ВЕСЬ! За полчаса, полуразрушенный корабль превратится в один общий морозильник - могильник.
  - Проклятье, похоже ты права. Только что взорвался главный корундовый генератор питающий систему рекуперации.
  - Ну что? Дашь индекс на учетку или будешь ждать пока глазки лопнут от декомпрессии?
  На коммуникатор пришло сообщение и по костюму пробежала волна сокращений. Вшитые и встроенные биосистемы активировались и одна за одной сообщали о готовности соединения со слотами сопряжения с боевой броней любого класса сложности.
  - Соображаешь, красавчик, - протянула Лума, наградив растерянного безопасника игривым взглядом.
  Вид смущенного офицерика, вдруг оказавшегося в непривычной ситуации и не знавшего куда деть руки, забавлял ее и наполнял каким-то бесшабашным весельем. В отличии от молокососа, она знала, что такое быть на краю и чувствовать остроту лезвия выбора между жизнью и смертью.
  - Чего стоим? Ветром в арсенал! Пока они не заблокировали управляющих искр...
  - В каком смысле?
  - Бегом давай! На ходу объясню, - прошипела Лума, выталкивая офицера в раскрывшиеся створки.
  И уже направляясь бегом к грузовому лифту и расталкивая бестолково мечущихся пассажиров, во всю мощь легких:
  - В сторону сучьи дети! Работает служба безопасности! Неповиновение расценивается как сопротивление. Приговор высшая мера, исполняется офицером на месте!
  Образовавшуюся толпу народа как ветром сдула и вжало в стену до широкого прохода. В раскрывшуюся створки грузовой кабины они влетели сопровождаемые растерянными взглядами и глухим ропотом.
  Приложив к панели управления руку, Лума дождалась ответа транспортной искры и пользуясь служебным кодом, затребовала ускоренную доставку в служебную зону.
  - Координаты!
  - Что?
  - Не спи говорю! Координаты яруса для парковки лифта!
  - 603 Д7, четвертый ярус. Код Янтарь. Слушай, а откуда ты все это знаешь?
  Растерянность прошла и безопасник стал проявлять интерес.
  Отдав приказ через коммуникатор, Лума отменила все запросы на дополнительные остановки, оставив только приоритеты с максимальным красным допуском. Против боевых кодов спорить опасно, а будешь пытаться ограничивать, транспортная искра расценят тебя как панически настроенного индивида, и вообще задвинет ее индекс в зону второстепенных запросов, тогда вообще можно забыть о служебном допуске в систему безопасности. Ее все запросы будут выполняться, дай жизни императору если в третью очередь, а то и в последнюю.
  С усмешкой встретив подозрительный взгляд и напрягшегося позу безопасника, Лума ответила:
  - Прайд выполнял не только боевые задачи. Несколько раз были силовой поддержкой в подчинении форпостной службы безопасности. Так что стандартные наработки вашего гадюшника знаю не понаслышке. А касаемо лифта... так толпу нужно шугать по максимуму. Они сейчас все перепуганные стадо животных, будут жаться и шарахаться под ногами пока их кто-нибудь не пристрелит с перепугу или не загонит по каютам.
  - Почему этого нету в деле?
  - А зачем светить подмоченную служебку? Знаешь, любовью к вашей службе в империи не пылают, а лишний раз светиться сотрудничеством с 'палачами', гарантия косых взглядов. И уж точно нанимать такой прайд будут в последнюю очередь...
  - Какими палачами, я из простой транспортной службы безопасности. Мы отвечаем за порядок ...
  - Да, да, и запрос на твой идентификатор идет исключительно через искру со специфическим набором кодовых запросов, это просто случайность? Я может быть и не особо разбираюсь во всех этих ваших штучках, но сложить два плюс два, могу без ошибок...
  - Ничего не понимаю, - растеряно ответил безопасник, погружаясь в себя и начиная расковыривать стандартный служебный пакет который рассылался во все стороны, и был как пропуском и идентификатором личности любого члена команды, - Я не имею никакого отношения... проклятье, откуда оно взялось ?!
  - Ой, хватит тут из себя мальчика недотрогу разыгрывать..., - попыталась дожать Лума прежнюю мысль, но в эмоции безопасника не могли обманывать. Для парня оказалось полным сюрпризом ее замечание. И похоже не только ее одну тут используют. Лейтенанта похоже был 'слепышом', и его играли в темную. Тогда все становилось еще интереснее и запутаннее. Но все это отступало на второй или третий план. Главное, что удара в спину от парня можно не ждать, и сейчас основная задача была выжить...
  - Вы прибыли в служебную зону индексом два А. Идентифицируйтесь! У вас есть десять секунд на оглашение кодовой последовательности. Протокол ликвидации активируется через... Девять. Восемь... Код принят. Добро пожаловать в арсенал, лейтенант Лер-кан Шел.
  Волосы на макушке опали. Ощущение сильного энергополя охватившее голову невидимым коконом пропало, и к Луме вернулась ясность мысли и хлынувшие от замершего сердца волна адреналина.
  - Мать твою, мог бы и предупредить, чуть не израсходовала гигиенку...
  - А ты побольше болтай, - хриплым голосом отозвался безопасник, по отголоскам эмоций пережившим такие же впечатления, - слова лишнего не даешь вставить. Никакого почтения и субординации.
  - Какая субординация, красавчик. Мы же партнёры..., - произнесла Лума, наградив блондина игривым взглядом, - в одной капсуле, посреди бушующего океана событий...
  - Эк -к -хм, - прокашлялся офицер, - отстань со своими шуточками.
  - А что еще остается делать, нервничаю. Ладно начинающий палаченок, искуситель и истязатель невинных дев, веди меня в темные подвалы, хвастайся своими богатствами... Начнем пожалуй с уровня персонального вооружения...
  Через пять минут стремительной ходьбы, и выбора нужных коридоров она оказалась на платформе, с которой открывался вид на множество стеллажей уходящих вдаль.
  Рядом заискрился столб света и возник отлитый из сплошного металла образ искры.
  - Хранитель третьего склада, слушает вас.
  - Ничего себе, даже есть автоматизированная система подачи. Хочу, хочу... , - обрадовалась Лума, - Так, Хранитель, что у нас есть из броневых комплексов, класса 'стрекоза'?
  - Это категория для планетарных спецопераций, - подстраиваясь под манеру речи и получив отправленный Лумой код опознавания и формат предстоящего разговора, Хранитель затараторил характеристики, - У нас безвоздушное пространство. Есть только комплексы типа оса, или тяжелый несущий комплекс 'паучиха' с автономным модулем восстановления численности миньонов...
  - Нет, 'паучиха' это силовая поддержка. Не моё. Остается 'оса', в какой говоришь модификации?
  - Доступна и исправна пустотная модификация 'оса-три луны'. Оснастка с тремя слотами сопряжения под легкие комплексы, шасси на легких крыльях, шестого радиуса автономности и...
  - Отлично! Беру! А что на сладкое?
  - Повторите запрос.
  - Осу готовь! И что там у тебя из персонального вооружения?
  - Характер планируемого боя?
  - Дальние и средние дистанции, на ближних слотами отмахаюсь. Только сразу говорю, детские хлопушки, ниже четвертого уровня не предлагать!
  - Остается шестая и пятая категория ускорителей. Учитывая накопленный опыт оператора, предлагаю пучковый ускоритель свечного типа, двадцать шесть импульсов в одной накачке. Пробивной индекс фотонной вспышки превышает легкую корабельную защиту...
  - Соображаешь! Молодец, хвалю! Теперь по слотам... из ульев что то есть?
  - Слизень, мошкара, дискорезы.
  -О-о-о! - восхищенно протянула Лума, благовеяно закатив глаза, - ... конечно же мошкара во все три слота!
  - То чувство, когда буквы складываются в знакомые названия, а смысл потерялся где-то в другом тамбуре, - протянул стоявший рядом безопасник.
  - Не переживай красавчик, сейчас и тобой займусь. Хранитель, считай показания со служебки нашего славного лейтенанта. Что нам посоветуешь?
  - Ничего. Лейтенант не имеет опыта полевой работы. Не сданы допуски на работы в системном пространстве, не освоены минимальные навыки управления атмосферными платформами, вооружение на уровне базового курса...
  - Не будем продолжать вгонять нашего друга в краску, - прервала Лума унизительный монолог Хранителя, - должны же быть у него хоть какие-то достоинства кроме смазливой мордашки?
  Послав воздушный поцелуй, побагровевшему лейтенанту, поиграла бровью. В эмоциональном плане мальчишка кипел как озеро лавы. Яркая и ослепительная ярость с горчинкой ненависти, - какой же пьянящий букет!
  - Я оператор секторального уровня! Могу обеспечивать оборону и руководство тремя кластерами хранителей...
  - Очнись! У корабля уже вскрыт ближний рубеж. Бои зафиксированы в трюмах шестой палубы, - отмахнулась Лума, - толку от твоей секторальной обороны, если бои пойдут в межярусных пустотах. Так что смело сворачиваем допуск в трубочку и засов... Хотя, повременим с радикальными методами.... Хранитель, а 'паучиха' имеет слоты сопряжения с коммуникационным оборудованием?
  - Есть модификация с десятью слотами и одним автономным коммуникатором 'А' класса.
  - Отлично! Пакуй его тремя слизнями, три фабрики миньонов, коммуникатор и добавь на всякий случай еще три энергетических корунда. Так сказать на случай полного дерьма.
  - Приступаю к активации протокола облачения. Вставьте на оранжевой круг, расставьте руки на ширине плеч и не делайте резких движений. Это убережёт вас от лишних операций по подгонке снаряжений....
  И события замелькали со скоростью калейдоскопа. Выпорхнувшие с потолка манипуляторы, со скрипучим шелестом захватили ее тело в крепкие объятия. А затем мир взорвался солнечными бликами, что словно живые, устроили по телу догонялки, оставляя после себя все больше и больше массивных элементов брони.
  Перед глазами замельтешили рапорта от служебных систем сообщавших об успешном сопряжении с новыми устройством, а по телу разбегались волны от просыпавшейся микроэлектроники, сжимавшей то растягивающей костюм под новые веса и перераспределявшей нагрузку по всем группам мышц.
  И спустя две минуты, на пятнадцать секунд позже тесейского норматива, щупальца упорхнули наверх, и Лума с удовольствием разогнула тело. Броня легла как вторая кожа. Даже шелеста пустотной смазки, заполнявшего микро зазоры между чешуями тугоплавких накладок не ощущалось, при максимальной усилении слышимости.
  - Активировать объемную проекцию.
  Повторяя ее движения облачённая в броневые накладки фигура, сейчас мало напоминала девушку в дешевеньком комбинезоне. Сейчас она возвышалась на добрых два метра от пола и чувствовала приятную тяжесть брони способной выдержать короткую, но яростную схватку со штурмовым комплексом. В плечах и на бедрах приятно гудели сервоприводы, и наполняли руки мощью, превращавших перенос полутоны веса в легкую прогулку. Грудь и внешнюю сторону бедер и рук защищали броневые накладки седьмого поколения, руки были обтянуты в эластичную чешую мягкого металла, а на голове, как мифическая корона, расцветал антеннами тактический комплекс малой штурмовой единицы.
  Приятно грели спину активированные улья. Внутри трех эллипсов просыпались тысячи микро дронов. Каждый размером в пол ногтя, механические насекомые имели независимые корунды, и были способны к автономному полету в радиусе десятка километров от улья, а добавить к этому еще хоть и слабый но многопрофильный энергетический излучатель, то получались универсальные единицы, чье поведение изменялось под нужды оператора.
   Но самое важное это была приятная тяжесть на плечах. Легкое усилие и за спиной раскрылись перепонки и заискрились пульсары 'солнечного паруса', дюзы заалели разгонными дюзами и повторяя движения плеч, ускорители поворачивались в такт колебаниям, чтобы в любой момент бросить свою хозяйку в головокружительный вираж, и вывески из опасной зоны в более безопасный участок пространства.
  И какая она 'оса' без смертоносного жала, сопряжённого с тактическим прицельным комплексом на голове. На правом предплечье крепился рабочее тело ускорителя, а руку приятно оттягивала тяжесть рукоятки ружья с удлинённым стволом.
  Двадцать шесть смертоносных импульсов,- двадцать шесть жизней, или невосполнимых потерь роботизированного комплекса.
  И все это благодаря ускорителю элементарных частиц. Микромодели звезды и ее протуберанца уменьшенного до ручного применения. Короткий всплеск в разгонных корундах и картечь из сотни молекул гелия разгоняются до скорости света, увлекая за собой молекулярную структуру среды, закручивающей после себя пространство в смертоносный коктейль способный оставить брешь в композитных плитах в десять пальцев толщины.
  - И что это за уродство?!
  Прогремел на общей частоте связи возмущённый возглас безопасника.
  -Какое уродство, очень функционально и практично, - едва сдерживая ухмылку, серьезным тоном ответила Лума глядя прямо в фасеточное забрало склонившегося над ней механического монстра.
  В отличии от ее брони сохранившей гуманоидные черты и строение тела, и даже придавшей ее фигуре стальную грацию, конструкторы данной модели брони руководствовались принципами навеянными... хорошими дозами антидепресантов.
  Ничего человеческого в комплексе силовой поддержки не угадывалось и в помине. Тело оператора пряталась в многоногом корпусе увенчанном восемью парами лап с высоким коленными сочленениями, что при большой опасности могли складывать в непробиваемый барьер вокруг головы оператора. Тельце комплекса было скомпоновано броневыми сегментами из трех десятков находивших друг на друга пластин с впирающими на спине гребнями, из которых уже искрились зеленым маревом автономные реакторы энергии, а в соседних гнездах, словно живя отдельной жизнью извивались щупальца активного коммуникатора, отвечавшего за установление связи с любой информационной магистралью пролегавшей в радиусе сотни метров. Но последний штрих, завершавший чуждость гуманоидному образу сейчас как раз 'наращивался' к 'паучихи'.
  Уравновешивая громоздкую конструкцию, на задней части комплекса монтировался точечными вспышками огромный трехсекционный модуль фабрика для экспресс сборки боевых миньонов.
  -Я похож на беременную ксеноматку!
  - Главное, что живую, ксеноматку, - видя, что парень на грани истерики и не чувствует юмора, она попыталась перевести тему разговора, - Ты хоть читал возможности этого комплекса?
  - Чего здесь читать то?! Меня засмеют как последнего придурка! Придумают очередное прозвище и я в жизни не отмоюсь!
  - У-у-у, как все запущенно... Так, посмотри на меня. Слышишь? Забудь о них! Кто первый засмеётся тому зубы выбью не задумываясь. Клянусь! Нам сейчас главное выжить и помочь уцелеть всем остальным!
  Упоминание горевшего на верхний ярусах боя вернуло молодого лейтенанта к действительности. Оставив парня усмирять эмоции, Лума решила подключиться к общему каналу обороны. Её усечённого допуска не хватало на полную картину происходящего, но она задала максимально общий интервал, а когда полились первые данные, едва смогла сдержаться чтобы грязно выругаться...
  Полуосвещённая туша корабля, сокрытая тенью массивных астероидных глыб, то и дело покрывалась сетью разрядов. Сбрасывая излишки и выравнивая энергетический фон, корабль готовился к очередному прыжку. Но именно в момент, приоткрытое и ослабления энергетического поля корабля, с ближайших астероидов сорвались пыльные следы и к туше корабля устремились десятки столбов света.
  Не долетая нескольких сотен метров, ослепительные болиды закрутили хороводы и совершая виражи, яркие болиды раскололись на сотни ослепительных стрел, что словно раскалённые зубья, впились в мерцающую поверхность щита.
  Не выдержав синхронных ударов со десятков направлений, изношенная защита с хлопнулась, распавшись на миллионы зеркальных бликов.
  А следом, в пролеты между астероидами, в беззащитную тушу уперлись лучи света. Короткое мгновение фиксации контакта, и луч света накалился до красного спектра. Несколько скачкообразных накачек мощности и 'фотонный молот' растаял без следа. Но на обшивке, на местах попадания сфокусированного луча, расцветая пятнами и покрываясь маревом испарявшегося металла, расширялись быстро чернеющие провалы пробоин.
  Еще несколько бесшумных залпов и весь корабль представлял из себя продырявленные во многих местах тушу: израненную, изодранную, укрытую клубами замершего пара и пета тоннами мусора.
  А затем началась классическая десантная операция.
  От громад астероидов отделились малозаметные фрагменты каменных глыб. Подлетая к подраненному левиафану, замаскированные десантные матки укрылись росчерками трещин и выпустили из своих недр тысячи семечек.
   Отлетая на небольшое расстояние, точки расцветали лепестками парусов, и принимая знакомые формы угловатых штурмовиков, смертоносные семена бросились на добивание поверженного противника.
  Внешний периметр еще пытался отстреливаться, но разрушенная инфраструктура, и подавленные энергетические узлы, оставили без боепитания древние турели, да и большинство пирамид с красными гранями, так и не открыли створок для запуска сотен тысяч пустотных дронов...
  - Великий и благостный, Вечный и добрый Император, смилуйся над моей участью...
  - А ну прекратить панику, - прервала бормотание лейтенанта Лума который проявил любопытство и сунул нос в ее канал связи, -... станции конечно досталось, но не все так плохо!
  Атаковали их конечно грамотно. Вначале застопорили, а потом 'молотами' поджарили энергетику и подрали в клочья обшивку шестого уровня. Конечно дорого и расточительно засвечивать наличие солнечных турбо реакторов, но с другой стороны, если нападающие распотрошат грузовую станцию до основания, то эти затраты окупятся в десятикратном размере.
  Но радоваться мастерству нападавших, в ее случае не стоит. Ей наоборот нужно думать над тем как осложнить жизнь нападавшим. Минимизировать их успехи, а лучше обнулить, и провалить . Легко сказать, но бездна их поглоти, как это сделать?!
  Как не крутила она ситуацию, а противник действовал оптимально. Ни одного лишнего маневра. Агрессивное подавление внешней защиты, прорыв на обшивку, вскрытие обороны и разгром дивизионов грузового уровня, показал, что за внешней хаотичностью и не предсказуемостью атак противника скрывается четкий план и умелое командование. И самое неприятное, что у нападавших все получается, ведь не прошло и получаса от первого залпа, а бои уже гремят в межярусе пятого уровня...
  Мысль озарение пришла неожиданно, и засияла ярко. Сразу же выстроились десятки вариантов исполнения, и даже замелькали второстепенные варианты, но главное она вычленила.
  Нужно сделать бой не оптимальным! Затянуть, увеличить потери, замедлить, сломать четкий план. Надо связать боем, дать увязнуть на одном из ключевых этапов, вот тогда противник должен остановиться, и прейти на резервные варианты.
  И самым оптимальны было конечно сорвать прорыв на третий ярус. Тогда количество защитников не уменьшится, а будет постоянно увеличиваться. Ведь очухавшиеся безопасники начнут перегруппировывать свои силы и смогут стянуть на место прорывов новые силы. А это уже совсем другая песня.
  Прикинув векторы направления, основные удары, и маршрут продвижения, Лума хищно ощерилась. Насколько был хитер командир нападавших, но она не только снайпер прайда, она еще и полевой командир в звании 'тактик звена'.
  Удар придется именно на резервную шахту биогенозного яруса. Именно об этом говорили векторы продвижение трех атакующих групп. Они как бы вели бои независимо друг от друга, но в один момент могли слиться в единую группировку. А где слиться?
  Перед огромной шахтой, которая похожа на перевернутую чашу с воронкой посредине, и имеет всего лишь несколько транспортных магистралей соединяющей с четвертым ярусом, а самое главное к ней легко можно было добраться, прорвавшись в любом месте пассажирского уровня. Ведь в отличии от других ярусов именно пространство между третьим и четвертым уровнем было полностью герметично и пусто для свободного полета. Именно в нем клубился перегретый воздух, именно из него качали кислород все остальные уровни корабля.
  - Грузовую платформу с кодом красный. Выдвигаемся к межярус! И давай бегом, бегом!
  Они успели.
  Огромная воронка шахты с вогнутой во внутрь полусферой сияла тысячами огней от сервисных систем, что обслуживали гигантские туши безлюдных платформ, курсирующих между ярусами и свозящими отходы к центральному приёмному хабу. Здесь же высились и вышки с кислородными обогатителями, что стометровыми раструбами коптили небо белыми клубами пара, здесь же и царила неспешная и размеренная работа автоматизированного процесса.
  - Отлично! Мы на месте и как раз вовремя...
  - Слушай, ты вообще, спокойно когда-нибудь можешь говорить или хоть что-то объяснить?! Я только и делаю что мчусь за тобой сломя голову из одного конца станции в другой, ничего не понимая и не соображая, только выполняю дурацкие приказы!
  - Спокойно, сейчас все поймешь. Только пока я объясняю, ты все-таки запускай протокол развертки полевого командного пункта, и давай перехватывай управление у резервных систем и стягивая сюда дивизионы до которых сможешь дотянуться.
  - А мне дадут?
  - Мальчик, к твоему идентификатору кто-то умный приделал метку службы евгеники. Ты ее не видишь, но она оставляет за собой характерный след видимый искрам контроля. По ней тебя могут найти где угодно, но она дает тебе и одно преимущество. Она служебная, а это значит ты имеешь приоритет в определении старшинства. И я очень сомневаюсь, что кто-то решится оспаривать твои команды в бардаке, в который превратится этот курятник. Этак, минут через пятнадцать минут...
  Лейтенант выполнял команды автоматически, не понимая, и не вдаваясь в подробности. И Лума принялась доходчиво объяснять, что она задумала и какое место отводилось оператору сектора обороны в ее невесть каком сложном, но хоть каком-то плане обороны. И безопасник не спорил, лишь хмурился и нервно косился, когда она с руганью комментировала неудачный заход очередного дивизиона 'вдов' в спешно образованную впадину среди промышленных бункеров...
  Оставив парня среди разросшегося хозяйства, Лума активировала ускорители и взмахнув крыльями отлетела в сторону, чтобы уже издалека просканировать выбранную позицию.
  Темный угол отведённый под место базирования 'паучихи' очень удачно скрался выдернутой из какого-то блока связкой антенн и даже нефонил на сканах активного излучения. Развернутый коммуникатор клещом впился в корпус корабля сотнями активных кабелей, что словно живые корни разрослись под верхним уровнем палубы и подминая и перестраивая под себя всю обнаружению инфраструктуру, замаскировали все активные модули управления среди сильно фонящих комплексов по переработке мусора, которые были натыканы во впадине чуть ли не в каждой стометровке.
  Она бы и сама не догадалась, что там расположен командный узел обороны. И на виду и в тоже время удален от места основных сил.
  Зато теперь, на проекцию с размещёнными в обороне секретами было не стыдно посмотреть.
  По периметру полуторакилометровой сферы укрывалось два десятка полных дивизионов 'вдов', а на усиление и прикрытие нашлось три сотни легких полицейских дронов, не сказать, что великая сила, но с ролью беспокоящих уколов, должны справиться.
  Ну и как вишенка на торту, это упрятанные среди труб три 'слизня'. Мобильные гравитационные резонаторы.
  Полутораметровые комплексы, мало чем отличались от своих биологических собратьев, такие же медленные и неповоротливые, с нагромождениями броневых пластин выступающих горбом на спине. Но именно в нем прятались грозди непрозрачных кристаллов, генерирующих частоты способные одномоментно выдавать низкие частоты большой длины, которые резонируют с проникающими везде и всюду гравитационными линиями звёздной системы.
   Страшная вещь, особенно в атмосферных средах. Наведённые волны создавали на заданных площадях сферы, в которых перекручивались гравитационные линии в случайных направлениях. Это было убойная вещь, но медленная. Зарождение аномалии фиксировалось во всех спектрах и от него можно было легко отклониться или укрыться сферической защитой. Поэтому применять стоило комплексно и с умом, как планировала она сейчас...
  Ослепительная вспышка и по межярусу разнесся грохот вспучившегося огнем взрыва. Где-то вдали отозвался эхом и легкими бликами еще два таких же явления. На едва видневшемся над головой поверхности четвертого уровня разросся огненный бутон большого взрыва.
   Спустя пять секунд призрачная волна ударной детонации сдула всю парную дымку, и обрушила на Лума чудовищный грохот, вперемешку с за тарабанившими по броне мелкими обломками.
  Протяжно заскрипев, шестиметровый воздуховод справился с возложенной миссией, и не дал ей сорваться в свободный полет. Активировав дополнительные захваты, Лума довольно усмехнулась и азартно стала высматривать подробности тактической трансляции.
  Из провала вывалилась десятки угловатых фигурок штурмовиков, а за ними, вращаясь и со снопами искр, раздирая рваные края обшивки, вползло черное яйцо с уродливыми наростами по всей стометровой поверхности. Порыскав, словно принюхавшись к окружающему пространству, чужеродная человеческому глазу конструкция покрылась рябью, заискрилась молниями и засветилась желтым светом и медленно поплыла к центральному шлюзу.
  А следом за левиафаном в провал хлынули десятки клубков из стальных волокон. Извиваясь на лету развивающимися словно живыми щупальцами, необычного вида летательные аппараты резко ускорились и обогнав исполина устремились в ее сторону. Протяжно завывая при наборе ускорения, диковинные корабли выстроились в четкий ромб и заложив вираж сорвались в пике на беззащитные строения шлюза на третий уровень.
  - Вот засранцы, - зло прошипела Лума, - и нашли же где-то эту дрянь... Эй партнер, глуши всю сенсорику, и переходи на резервное питание... Сейчас будет весело!
  - В смысле?
  - Сейчас жахнут ЭМ-ками! Глуши технику! Десять секунд отключки! БЫСТРО!
  Не успела она договорить как с ромба сорвались первые серебрёные стрелы. Оставляя после себя закрученные инверсные следы, спирали уткнулись в здания промышленных коммуникаторов. Ослепительные вспышки и по поверхности побежали серебристые разводы чужеродной энергии. Получив разряд, здание погружалось во тьму и вся попавшая в зону синеватой вспышки дроны и автоматические механизмы глохли, мусорные конвейеры замирали и останавливалась на полпути.
  Следом за первым ромбом, поверхности фабрики достигло второе звено, а за ним втянулось третье. Вой и всполохи слились в непрерывное шум представление, и на тактической карте замигали красные сполохи перегрузки. Отключив внешнюю сенсорику, и погрузив коммуникатор в режим ожидания от спада излучения, наемница постаралась побыстрее отвлечься от внешнего шума и войти в транс.
  Серые образы и смутные пятна встретили привычным туманом и далекими отзвуками бушующего урагана. В отличии от привычного мира, мир теней раскрашивался лишь эмоциями живых существ, а все техногенные энергии уходили на второй план.
  Над головой пронеслась сцепка уродливых клякс. Яркие, с четкими границами, и постоянно перетекающими и меняющими очертаниями, чужеродная энергетика жгла взгляд и заставляла отвернуться. Но самое важно Лума заметила и досадливо усмехнулась.
  Будь она в привычной 'стрекозе', да еще под прикрытием генераторов и штурмовиков, способных вести бой с 'червями' расы Люм на равных, она бы быстро разогнала эту ксено погань. Дотстаточно было отстрелить яйца засранцу умудрившемуся занять место вожака стаи псевдо разумных машин, и вести ее в бой. И этот засранец умудряется не просто отдавать каким-то образом команды техно разумным, он умудрился действительно стать их вожаком, именно об этом говорят устойчивая паутина святящихся связей тянущихся от каждой птицы и обволакивающих ведущего плотным коконом из человеческих эмоций и жёсткой мыслепривязки ксеноформ.
  Тем 'приятнее' будет сюрприз из наставлений тесейцев, воевавших против Люмов в первых Консульских войнах!
  Упор 'свечи' в плечо. Едва ощутимое дрожание разгоняемых корундов и в шести ускорителях проснулись микрозвезды.
  Накачка. Предельное дрожание, катушки дрогнули синхронным импульсом и кончик 'свечи' поглотил все видимые излучения от выстрела.
  К обреченной жертве устремился невидимый сгусток фотонной картечи. С каждым сотней метров, обрастая видимой частью, сгусток света достиг цели и проломив защиту впился в контур человеческого тела.
  Растерянность. Удивление. Боль.
   И затухая далеким эхом, человеческие мысли-желания растворились в серости и поглотились тенями без следа. А следом пространство теней исказилось от эмоций ксеноформ. Потеряв смысл существования, потеряв вожака определявшего рамки поведения, выращенные в жесткой иерархии пвсевдоразумные начали бросаться на ближайшие цели...
  Мир теней растворился в трели тактической проекции. Пришедшая в себя сенсорика посчитала уровень излучения минимальным и оживила тактический комплекс, сразу же поспешивший окатить хозяйку яркими декорациями.
  Угловатые фигуры штурмовиков, расцвели всполохами бортового вооружения и без лишней суеты и паники принялись расстреливать взбесившиеся ксенов прицельными залпами. И судя по тому как один за одним сплетения щупалец обугливались в облаках плазменных взрывов, такое явление было частым и сним уже научились бороться.
  Лума раздосадовано цыкнула. Она рассчитывала на большую эффективность своей авантюры. Она рассчитывала задержать волну штурмовиков, смешать их порядки, и если повезет то и спечь в комок метала хотя бы десяток неудобных противников. Но 'черви' успели выпустить большую часть своего заряда о поверхность фабричного комплекса, и сейчас просто заваливали штурмовиков своими телами.
  Огромное яйцо вздрогнуло и с его поверхности, с треском сминаемого хитина и противным чмоканием стали отлипать каплевидные наросты. Оставляя после себя мутный след из кровавой дисперсии, хитиновые шары устремились к фабрике сотнями тяжёлых капель.
  - Твою мать, так вдобавок еще и пожиратели, - зло прошипела Лума, - Эй партнер, ты живой там?
  - Кажется да, - отозвался помятый голос безопасника. Судя по показаниям телеметрии его зацепило слепым залпом и слегка тряхнуло разрядом чужой биоэнергетики.
  - Выпускай всех вдов, и запускай кавалерию, делай что хочешь, но ни одно яйцо не должно упасть на поверхность фабрики...
  - Так мы сразу же засветим все свои силы. Может быть...
  - О Вечный, послала же бездна напарника... ты хоть раз слышал о чумных планетах Култу?
  - Причем здесь эти страшилки?
  - Да потому что перед нами штурмовая матка в возрасте 'пожирательницы'. И если она хоть десятком спор зацепится за все дерьмо третьего яруса, то через три часа станцию разорвет в клочья!
  -Это... и есть проклятье Бездны?!
  - Еще заплачь, мой герой... соберись и давай действуй! А я сейчас попытаюсь подпортить праздник жизни нашим незваным гостям...
  Нападавшие споро разобрались с червями, лишь едва замедлив продвижение сети из темных фигур. Как раз крайние звенья добили последнего червя, и строй выровнял геометрию построения.
  И как бы Луме не хотелось, оплошностей нападавших, но штурмовики дождались восстановления плотности защитного поля и только после этого двинулись следом за своей ударной силой.
  Набирая ускорение и обгоняя медленный строй людей, живые споры, теряя на ходу склизкие лохмотья и обнажая костяные грани мощных таранов, ринулись на растерзание своей любимой пищи.
  Выращенные на закате могущества цивилизации Култу, против Имперских боевых станций, матки были опасны своей переходной формой. В момент активного созревания огромные живые чудовища засеивали окружающее пространство спорами, из которых прорастали ненасытные язвы перемалывающие в своих утробах тоны пустой породы в поисках необходимых для роста минералов и неорганических веществ. А особым деликатесом у монстров считался чистый металл. И именно к нему, сейчас так жадно тянуться споры, что бы проломив верхние ярусы и застряв среди стальных завалов и резервуаров с концентрированной органиков, пустить корни и через полчаса вымахать уродливыми наростами с мощными подвижными корнями, словно шахтерские буры перемалывающие все вокруг в сплошную крошку, и стягивающее все к одной чавкающей пропасти...
  Считалось, что их последняя колония сгорела во вспышке сверхновой, поглотив вместе с собой самого неудобного врага Вечной Империи, единственного из ксенов с которыми война длилась почти сотню лет. Но судя по тому что она видит, они не только не вывелись, а еще и умудрились найти общий язык с 'дикими', и не просто найти, а выступить в одном союзе...
  - Разогревай слизней! Координаты аномалий шесть , дробь семь сигма! Восемь, дробь семь, и в шестой полусфере! Приготовиться.... Залп, мать твою!!!
  Замаскированный в хламе 'слизень' проступил четкими контурами. Наливаясь синевой активное силовое поле укрыло установку защитой, и тут же верхний нарост из броневых листов разошелся в стороны. Выглянувший наружу корунд украсился красным сиянием и пространство вокруг установки вздрогнуло. Воздушная волна ударила в сторону и с корунда сорвалась огромная шаровая молния. С каждым мгновением набирая скорость и закручиваясь вокруг своей оси, сгусток аномалии корежил на своем пути материю и пространство. С каждым поглощённым десятком метров пространства, сгусток ускорялся и разрастался в объеме. И войдя в поражающую форму, что пожирала и корежила на своем пути любое проявление обычной метрики пространства, искусственная аномалия ускорилась навстречу врагам.
  Следом сорвался еще один сгусток. За ним еще. И вскоре пространство перед нападавшими превратилось в сияющие краснотой мини созвездия.
  И если штурмовики резко осадили и остановили продвижения, то споры не меняя траектории попадали прямо в гравитационные объятия аномалий, чтобы тут же превратиться в мутное облако и втянуться в водоворот возросшей в объёме звезды мутной тенью.
  - Что , съели ?! Толи еще будет умники...
  Довольно проорала Лума, наблюдая как заметались штурмовики. Одно дело громить дивизионы дронов хоть и с мощным но довольно неэффективной конфигурацией вооружения, а другое дело наткнуться на завесу слизней. А это уже явный признак укрепленого рубежа, со множеством сюрпризов.
  Выдавив распиравшие эмоции наружу, отрешившись от внешнего мира, Лума провалилась в транс.
  Мир теней встретил привычным сумраком и далекими бликами эмоций. Всматриваюсь в темноту, тесейка пыталась нащупать яркий и специфический вкус одного характерного коктейля эмоций. Властность и желание повелевать. Быть всегда первым и рваться к победе, всегда и во всем.
  Фиксация сгустка, и тело автоматически принимает изготовку к стрельбе. Чем больше фиксация контакта, тем точнее тело принимает нужную позу, а руки сводятся судорогой, наводя кончик свечи в нужную точку пространства. Вдох выдох, в унисон с бьющимся далеким огоньком, и когда сердце начинается биться в унисон, а с губ срываются повторения 'сорванных' с чужого языка слов.
  Палец делает легкое усилие. Щелчок Отдача.
  И быстрый разрыв контакта. Иначе агония цели ворвется в сознание и заставит прожить чужую смерть.
  Вновь транс и вновь поиск по запаху...
   Есть.
  Коктейль послабее, но ухватки те же. Скорее всего заместитель. Будет пытаться перехватить управление и скорректировать атаку с учетом новых водных.
  Но ей не нужна организованность. Ей нужна паника.
  Поэтому вдох, выдох. Щелчок, и быстрый отскок в тень.
  Вглядывание в сумрак принесло лишь панику и... ощущение надвигающейся опасности. Преодолевая пространство ярким росчерком прямо на нее летело огненное копье. Резкий выдох в сторону и выход из транса...
  Взвизгнули усилители, и не отдавая отчет в своих действиях, Лума дала на маневровые ускорители максимальную тягу. Встроенные в плечи корунды, выдали импульс и плечи едва не вывернуло в обратную сторону от мощного ускорения.
  А место на котором она была всего лишь несколько мгновений назад, потонуло в огненном облаке...
  - Что у тебя происходит?!
  Ворвался взволнованный голос безопасника.
  - Танцами занимаюсь, - прошипела Лума, активируя слоты с 'ульями' одновременной командой. Одно дело сидеть в засаде и выслеживать добычу, а другое дело едва самой не стать добычей. Интересно как ее сумели так быстро вычислить?
   Ведь она же идеально использовала возмущение энергетических сигнутар и старалась стрелять с учетом ближних вспышек. Засечь выхлоп сканами, в той буре что устроили слизни было почти не реально. Вопросы интересные, но времени на загадки нет.
  Отдать должное противнику, но командование восстановили быстро и четко, а по тому как дали ей отпор, и согнали с удачной лежки, соперник попался опытный. И сразу стал искать причину слишком быстрого убывания командного состава. И судя по прилетевшему залпу из тяжелой штурмового подавителя, соперник не просто понял, а еще и вычислил ее расположение. А это было плохо и предвещало еще не мало 'сюрпризов'.
  От разодранного провала в третьем ярусе протянулся жирный луч искрившейся плазмы. Яркая вспышка и палуба под ногами задрожала от близкого взрыва и усилители брони скомпенсировали взрывную волну. Защита дальнего слизня выдержало попадание. Поле мигнуло в ввысь ушла очередная шаровая молния с зародышем аномалии.
  - Пристреливаются сволочи. Что там у тебя?
  - Уничтожено тридцать восемь биологических объектов. Из первой волны остались буквально единицы. Сейчас поставлю вторую завесу...
  - Постой, пусть мелочевка займётся ими. Думаю вскрыть свежий хитин мощи штатных импульсного хватит. Маневрируй вдовами, прибереги их для штурмовиков. Аномалии хорошо, но надолго их не хватит, сколько еще будет держаться заслон?
  - На вторую волну должно хватить. А вот если будет третья... энергии не хватит.
  - Будет четвертая и пятая. Взрослая матка выдает помет из трехсот спор... а здесь у нас молодняк. Не больше двухсот пятидесяти, но нам и пяти хватит за глаза...
  - И что нам делать?!
  - Драться, лейтенант, просто драться, пока у капитана хватит мозгов посмотреть, что здесь происходит... Все, хватит болтать, пошла новая волна! Береги слизней, старайся ставить завесы на местах плотного потока! А я попробую еще поохотиться...
  Судя по энергетическому накалу. Спарка оказалась со штурмовой накачкой. Как раз для пробивания стационарных защитных полей. И судя по тому как ослепительные лучи стали один за одним прокаливать пространство ослепительными столбами света, почти не давая защите сбросить излишки в накопители, то противник вычислил расположение 'слизней' и теперь старался любой ценой подавить единственный эффективный козырь оборонявшихся.
  Подавят слизней, тогда всю оборону сдует как соломенную крышу в ураган, поэтому Лума, как хочешь, а спарку надо заткнуть.
  Получив команду, крепившиеся на спине бочонки распались на пять сегментов, а затем каждый рассыпался на сотни маленьких кусочков, что тут же заискрились всполохами активирующихся силовых парусов. Подчиняясь командам упрятанного в шлеме тактического модуля, тысячи мелких дронов зашелестели крыльями и пробуя силы в тестовых виражах, закружили вокруг наемницы плотный хоровод.
  И пройдя тестовый прогон, сбились в плотную стаю, а получив калибровочную команду растянулись в четырех метровое пятно, принявшее на себя задачу скрыть под своим многослойным покровом выхлопы от ускорителей 'осы'.
  Сорвавшись в свободное падение в одну из технологических расщелин между зданиями, Лума расправила силовые крылья и выровняв полет устремилась в противоположную сторону от эпицентра атаки. Лавируя между промышленными корпусами, арками и технологическими перемычками, она петляла и забирала левей от всполохов в тумане. А следом за ней, повторяя ее траекторию следовало два роя мелких дронов, что уже заканчивая калибровку и синхронизацию с тактическим модулем, стали вытягиваться над ней в сплошной покров и полностью повторяя и предугадывая ее маневры, слились в единый колышущийся, многослойный ковер, из тысяч мелкий защитников.
  Остановившись на границе сенсорного поля, по которому к ней еще поступала телеметрия и картина боя, Лума, остановилась и перевела дыхание. Полеты конечно прекрасны, но не на скорости в девять метров в секунду и перегрузках до помутнения в глазах. Отдышавшись и успокоив сердцебиение, тесейка дала команду сотне дронов выдвинуться на разведку в сторону зияющего на высоте провала.
  Укрывшись мерцанием защитного поля, мелкие шпионы рассыпались в разные стороны и исчезли в тумане. Излучение сканеров мелких дронов величиной с фалангу пальца было мизерным и зачастую фиксировалось многими следящими системами как естественное фоновое, но мало кто из операторов обращает внимание на возможность дронов одного улья объединяться в единую сеть, в которой кроме всего прочего прокачиваются инфомасивы со всей общей телеметрией. А спустя десяток минут ожидания, к ней, как к одному из узлов этой сети, рекой потекла информация и четкая картинка, снятая буквально с десятков метров от вражеских объектов.
  Через десяток ударов сердца, ей захотелось лишь выругаться и удариться головой об что-то твердое.
  Нападавшие не просто приволокли и установили шестиметровую треногу с торчащим уродливым наростом широких раструбов плазменного орудия, так они еще разворачивали невдалеке дополнительные реакторы, и судя по шести уже сияющим коконам, спарке жить осталось не долго, и рассыплется буквально отстреляв десяток залпов, но зато одно попадание способно проломить защиту целого контура из 'панцирей'. А это значит жить 'слизням' осталось совсем ничего.
  И последней вишенкой торта с неприятностями были два звена тяжелых дронов смешанного назначения, под управлением двух операторов в старой броне на шасси 'осьминога'. Эти монструозные снаряги конечно морально устарели когда она еще на свет не появилась, и не могли тягаться с современными образцами, но судя по плотности защитных полей, реакторная группа прошла хорошую переделку ручками, а вместе с чешуйками из современного тугоплавкого материала, защищали своих владельцев не хуже современных 'панцирей'...
  Все шесть коконов реакторов засияли накачкой и над орудием прошло марево энергетических возмущений. Ослепительный вспышка и утробный рев огласил окрестности грохотом очередного выстрела и красным заревом в полнеба.
  И пока орудие остывало, вокруг него засуетились десятки мелких дронов. Механические пауки облепили ствол кишащей оравой принявшейся сноровисто отсоединять обгоревшие блоки ускорителей и менять их на блестящие новые элементы.
  - Что это было?! У меня перегрузило помехами треть сенсоров и нагрузка на щитах скаканула до 90 процентов!
  - А это очередной сюрприз наших засранцев.
  Ответила Лума, проморгавшись после светопреставления.
  Нет, она конечно понимала и даже читала теоретические выкладки, что можно усиливать мощность залпа спарок, но одно дело допускать, а другое дело видеть, как эта теория начинает крушить и ломать твои собственные планы на выживание...
  - Еще два таких попадания и щиты не выдержат...
  - Да знаю я, - огрызнулась Лума, напряжено вглядываясь в тактическую карту.
  Обстановка складывалась тяжелая. Если бы не орудие, то атака захлебнулась толком и не развернувшись. Споры застревали в завесе из гравитационных аномалий, невидимой сетью перекрывший все удобные траектории для пикирующих спор. Хитиновые уродцы конечно могли совершать легкие маневры, и менять траекторию полета, но закладывать крутые виражи среди сияющих сгустков, жадно втягивающих любую материю, было им не дано. Преимущество живых снарядов это количестве и броня.
  Но выдержать долго высокую плотность аномалий реакторы 'слизней' не смогут. А судя по начавшим переходить в темный спектр свечения, сгустки уже в фазе капсулирования, и от силы еще подержатся полчаса, а затем превратятся в полупрозрачные глыбы искорёженной материи.
  Пользуясь сканерами и высокой мобильностью, штурмовики легко бы просочились сквозь лабиринты гравитационных ловушек, но вот только делать это под залпами 'вдов' будет последним удовольствием, поэтому образовывалась бы патовая ситуация, которая бы затянула время и атака захлебнулась.
  Даже если бы 'матку' бросить в виде тарана, то первые аномалии бы она смела и продавила силовыми полями, но вот только 'слизни' бы выставили второй и третий слой, тогда бой перешел в ближние дистанции, а там уже бы все решалось желанием нападавших беречь свои силы или забросать защитников трупами. Что в любом случае затянет атаку и сорвет темп. Противник бы увяз, опять же, тем самым давая защитникам время на перегруппировку и переброс резерва.
  На этом и строилась ее импровизация из тех сил и оборудования что было под рукой. Но проклятое орудие, сейчас вновь наливающиеся энергией и проходившее замену последних гирлянд охладителей, готовилось вбить еще один клин в трещавший по всем швам план.
  - Красавчик, а что там у твоих творится наверху? Они понимают, что у нас здесь большие проблемы?
  - ... Проклятье. Извини... я забыл замкнуть наш тактический кластер на общую командную частоту...
  - Ну ты даешь...бегом синхронизируй потоки и дай мне канал со своим начальством, надо бы их поторопить, а то мы здесь скоро наизнанку вывернемся пытаясь вдвоём остановить эту армаду, а они там яйца чешут...
  - Это кто у нас такой разговорчивый на общей частоте? Не признаю твою учетку боец, а ну назовись...
  Прорычал неизвестный собеседник прерывая ее выступление. Мысленно ругнувшись на неуместную оперативность лейтенанта, Лума прокашлялась и ответила:
  - Боец вольного прайда 'Шершни Тесеи', такт-командир третьего уровня Лума О-Кара! Организовала оборону входа в третий ярус. В подчинении оператор экстра класса, и восемь дивизионов штурмовых дронов...
  - Служебку я и без тебя изучу, лучше дай тактический прогноз, в интервале двадцать, сорок минут...
  - Здесь и прогноза не нужно, нас сейчас будут методично превращать в атомарную пыль, они притащили собой тяжелую спарку, модели 'таран', и накачивают ее шестью реакторами на каждый выстрел.
  - Вот жешь сучье вымя, откуда они достали планетарные вооружение?!
  - А значит три матки ксенов вас не удивляют?!
  - От этого отребья и ни таких извращений можно ожидать, а вот действующая планетарка, это серьёзно... Сколько продержитесь?
  - Продержимся?! Смеётесь? Да тут три залпа и 'слизни' сдохнут, и мы останемся с голой задницей против двух волн спор и сотни злющих штурмовиков.
  - У нас тоже не вечерника с девочками, у меня разворочена большая часть внешней обшивки, потери до шестидесяти процентов боевых дивизионов, куча паразитов в инфосистеме, и постоянные обстрелы фотонным молотом снаружи. Ко всему прочему я полностью слеп в местах пробоин. Так что открывай свою телеметрию и давай думать чем мы можем помочь друг другу. Так, я смотрю ты прямо под орудием, чего медлишь? Расстреляй реакторы к их драной ксеноматери и все проблемы будут решены одним ударом...
  - Значит имея на руках старую свечу, прошедшую не одну капитальную переборку, и двадцать зарядов картечи, я должна пробить шесть защитных 'панцирей' в пике, вступить в бой с полусотней 'мясников' и двумя платформами 'осьминог'... а если хочу еще подышать воздухом родной планеты, так обязана не просто постреляшки устроить, а перемолоть всех в консервный фарш... Смешно.
  - Такт, мне некогда соревноваться в острословии. Ты сама прекрасно понимаешь, что если 'тарану' дать отстреляться, то мы все будем трупами, с разницей лишь во времени...
  Конечно Лума это понимала. И пока командующий обороной майор Звен пытался донести ей всю тяжесть безрадостного положения, она крутила в голове варианты и идеи как выпутаться с минимальными потерями. И чем больше она их пыталась сложить в единую гармоничную картину, тем мрачнее становилась.
  Расстрелять реакторы она сможет, если не шесть, то четыре точно, да вот только это не решит проблемы. Судя по данным фонящего излучения, это стандартные промышленные модели имперского производства со снятыми защитными предохранителями, таких полно в любом более менее развитом промкластере. И заменить их на новые, труда особого не составит, тем более если прошвырнуться по полуразрушенным цехам...
  Немного возни и орудие вновь начинает долбить по позициям красавчика, а вот ее тушка превращается в ценный приз в забавном веселье: загони одиночку полусотней дронов. Тем более что, стрелять придется буквально в упор, уже после второго выстрела позицию засекут и в ее сторону уже выдвинется треть средних дронов, что для щитов и брони ее 'осы' довольно серьезное испытание. А ведь еще остается четыре корунда...
  - Я прекрасно все понимаю, но вот только разменивать свою жизнь на полчаса затишья пока они не отыщут новые корунды, глупо.
  - Почему... вот же изворотливые выродки, промки! Тогда гасить операторов...
  - Не пробью. Картечь не успеет набрать кумулятивную массу, слишком маленькое расстояние... Есть одна идея, но вот только мне нужна грамотная консультация инженера по теплоэнергетике и надо звено прикрытие чтобы отсечь погоню...
  Инженер нашелся. И спустя пять минут жаркого диалога, из которого три минуты ушло на растолкования очевидных для боевика ее квалификации вещей, и анализа сделанных ею схем и ломки стереотипов гражданского эксплутационщика, после чего она получила нужное подтверждение своей идеи, и заверение майора, что он в звезду потушит, но наскребет и стянет к месту эвакуации сотню дронов, Лума вдохнула и медленно выдохнула.
  Бросив взгляд на тактическую проекцию, сочувственно улыбнулась. За красавчика взялись основательно. Все-таки разведка противника не дремала и вычислила расположение 'паучихи' и натравили на него свою мелочь. Там сейчас разгорелись жаркие бои между легкими дронами, сходившими целыми косяками в маневровых и скоростных стычка на встречных курсах. Шипела плазма, искрила защита ворохом искр и грохотом сминаемого метала гудело пространство над головой у безопасника. И судя по тому как 'паучиха' начала пятиться к одному из туннелей третьего яруса, прикрываясь верткими 'миньенами',- единственного оператора сектора обнаружили и выдавливают из зоны столкновения.
  На мгновение в сознании Лумы пронеслась мысль о странности человеческой психологии, ведь этот подонок надел же на нее поводок, унижал, избивал, но стоило им оказаться в одной луже дерьма, а она уже ему сочувствует, да и в его эмоциях, сквозь всякую шелуху похотливых глупостей, она чувствовала уважение к себе и непоколебимую веру в ее способность решить все проблемы. Послав через коммуникатор посыл ободрение-надежду-заверение, Лума еще разок пробежала по основным моментам своей авантюры, и убедившись в их логической, телеметрической, и военной правильности, резко выдохнула и произнесла в общий канал.
  - Ну что, мальчики и девочки, смотрите и запоминайте как побеждают дети Тесеии. Позывной Тень к выполнению боевой задача готова. Готовность десять!
  - Девять! ..
  Последняя проверка связи с 'ульями', и вывод встроенного конвейера на максимальную скорость сборки и восполнения численности роя...
  - Восемь! ...
  Фиксаторы 'свечи' привычно приросли к предплечью, из-за спины протянулась лента подачи активного вещества, и с тихим щелчком вошла в казённую часть снайперского комплекса.
  - Семь!
  Маневровые сопла 'осы' задергались в тестовых прогонах, и за спиной расправились дуги силового паруса.
  - Шесть!
  Несколько уколов в область шеи от медкомпа и по телу пронеслась волна химической бодрости. А затем череда уколов из ее самодельного набора стимуляторов и чудовищной дозы витаминного комплекса, погасила ощущение мира в удушливой темнотой. Но заданный стимуляторами ритм заставил сердце продавить по кровеносной системе 'последний шанс' в бешеном ритме и в голове вдруг наступила необычная легкость и ясность...
  -Три!
  Отзываясь на ее команды, дроны улья запестрели микровспышками двигательных блоков и покрылись синевой индивидуальных коконов. Рядом выросли пятиметровые шипы из кишащих движением стальных помощников. Но только появился индикатор полной синхронизации как в едином хлопке всякое случайное движение прекратилось и на мерцающей поверхности единого силового щита исчезли зазоры между корпусами.
  - Два!
  Мир теней принял ее в мягкие объятия, но в отличии от обычного транса, темноты сейчас не было. Был предрассветный сумрак которые не мешал ей ощущать два сгустка и видеть серые контуры с прожилками силовых линий механических помощников. Но самое главное, она видела сложную паутину и пульсирующие сгустки перегруженных магистралей тяжелого подавителя класса 'таран'.
  - Один! Начали...
  Прицельный выстрел и фотонная картечь, разрастаясь с элементарной частицы до микро сгустка протоплазмы достигла своей цели в тысячные доли секунды.
  Силовые щиты орудийной платформы получили незапланированный всплеск нагрузки. Напряжённость защитного поля подскочила в сотни раз, но не дремлющая автоматика срезала импульс и сбросила в аварийный канала. Два из пяти предохранителей превратились в облака серебряного пара, но защитное поле выдержало.
  Второй выстрел с трёхсекундным интервалом в тот же сегмент защитного поля, плотной синевой прикрывающего центральный насос теплоотводящей системы, уничтожил еще две тугоплавких вставки.
  Третий, контрольный выстрел Лума уже делала на отметке в тысячу метров.
  Как раз в тот момент когда сработала сторожевая сеть мясников и в на ее перехват рвануло ближайшая тройка уродливых шаров.
  И в момент, когда с орудия слетела последняя защита, и в задней части малоприметного отсека 'тарана' расползлось клякса от отекающего каплями единственного теплового насоса, качающего охлаждающий реагент по всему контуру орудия, в ее сторону уже летели плотные залпы 'мясников'.
  Блестящее еще не остывшими гранями шипы, вгрызлись в ее защиту сотнями раскалённых снарядов. Большой кинетический импульс и просто бесконечный поток снарядов, что проломив защиту могли ее нашинковать в мелкую стружку, были не опасны... в малых количествах, но когда тебя обстреливает пятерка дронов, у которой на борту плавильни способные штамповать до сотни трехгранных лезвий в минуту... тут не всякая стационарная защита может выдержать нагрузку, уж не говоря о ее видавшей виды 'осе'.
  Рывок, еще рывок, и Лума бросается в стороны в хаотичном порядке, но вот только именно в таком порядке находятся зоны с наименьшей плотностью снарядов, что, отклоняемые защитой, рикошетили в стороны, и дают ей те мгновения которые необходимы чтобы миновать самый опасный участок дистанции...
   Убедившись, что цель поражена, Лума, резко изменила траекторию и... вогнав ускорители в форсаж, бросилась в сторону огромного пролома проделанного нападавшими в третьем ярусе станции. Развернувшись спиной вперед, тесейка вскинула свечу, принялась расстреливать тупо втянувшихся в погоню дронов как в тире.
  Один за одним, 'мясники' с выжженными прицельным выстрелами мозгами, беспорядочно кувыркаясь пикировали вниз, чтобы врубиться об обшивку ворохом обломков.
  Тревожный сигнал известил о последних пяти зарядах. А в спину дышала раскрывающаяся в загонную сеть стая из двух десятков целехоньких дронов.
  - Таран выведен из строя! Уничтожено одиннадцать уродцев... Ухожу на эвакуацию!
  - Молодец Тень! - довольно прогремел голос майора, - какие прогнозы, а то мы здесь слепые как котята.
  - Они явно не ждали такой наглости, и просто проспали мой бросок. Так что насос пропекся до стальной корочки, и при первом же выстреле излишки температуры вывернут балки ускорителей красивой такой восьмеркой!
  -Отличная новость! С эвакуацией все по плану?
  - А здесь даже не знаю. Буду стараться успеть, но у меня пять выстрелов, а на хвосте свора уродцев. Щиты пока держатся, так что думаю маневренность и скорость меня вытащат...
  - Тогда совет, постарайся вывести 'осьминогов' из строя. У 'мясников' с телеметрической обработкой всегда были большие проблемы, их применение эффективно при плотном внимании поводыря...
  - Так я не пробью защиту...
  - Да в лоб не бей, пробую нижний сегмент, где у них сходятся девять конечностей и основной корпус. Там поля ослаблены наводками реакторов и приводов. Перегрузи основную магистраль, так оператор будет больше занят своей шкуры, а не охотой за тобой...
  - Спасибо, за совет, учту!
  - Действуй, и... да прибудет с тобой Его Благословение!
  - Служу Вечной Империи!
  - Служи, девочка, служи... и Империя тебя не забудет...
  Она сделала успела сделать четыре выстрела. Почестному поделив на каждого многоногого по два заряда 'счастья'. Но не успела она обрадоваться струйкам пара и мерцании поврежденых защитных полей, как 'мясники' словно с цепи сорвались.
  Стая дронов раскрылась трехсот метровой полусферой и вот тогда на нее обрушился сфокусированный поток из сотни стволов. Разогнанные до космический скоростей шипы из стали и космического мусора, набросились на щиты стаей голодных хищников.
  Плотность залпов в разы увеличилась. Стремительные росчерки пролетали в опасной близости, а те что сталкиваясь с полем, теряли импульс и ударялись о броню лишь четверть начального импульса, но и этого хватало, чтобы ее мотало и закручивало в немыслимые виражи...
  В глазах стояла красная пелена, тело ломило от чудовищных ударов, с брони уже пластами откалывался второй слой, оголяя белесы трещины керамического напыления, но до спасительного провала Луме еще оставались несколько километров. Проклятых, смертельно-опасных километров затопивших сознание бескрайним морем боли, штормом адреналина, и неистребимой жаждой жизни.
  - Активируй улья!
  - Рано, - прошипела тесейка, сквозь кровавую слюну, и беспрерывное шипение аптечки, вкалывающие в шею новые и новые порции стимуляторов вперемешку с ударными дозами питательных веществ.
  - Они тебя сейчас достанут! Активируй мелочь, упрямая девчонка!
   Бессвязный рык вырвался сквозь начавшую трещать эмаль, и очередной вираж упрятал тело за спасительную настройку третьего яруса. Массивная пирамида чернела провалами туннелей, блестела гранями массивных балок и выглядела внушительным строением, но прилетевшая следом волна шипов изрешетила, смяла и разорвала стальные конструкции на множество обломков.
  -Мелочь не выдержит... Надо успеть до провала...
  Она вновь ушла из под удара взбешённых операторов, и еще на несколько сотен метров приблизилась к заветному пролому. Главное - менять траекторию и бросать 'осу' в очередную непредсказуемую траекторию, чтобы не попасться в заградительные залпы и в очередной раз увернуться от летящей вдогонку смерти.
  Рывок, головокружительный кульбит, и спину вывернуло до хруста в позвонках, но компенсаторы брони выдержали перегрузку маневра, и 'оса' вписалась в вираж и нырнула в спасительную темноту провала.
  В узком туннеле 'мясники' потеряли свое преимущество массивного залпа и вытянувшись за ней куцым строем, попытались накрыть ее полным залпом. Но теснота провала стала ее союзницей.
  Шипы редких залпов вязли в торчавших со всех сторон фрагментах обшивки станции, а то что долетало до тесейки встречалось с 'живым ковром'.
   Повторяя все маневры, словно вторая тень, дроны улья держали строй и превратились в подвижную часть брони, что устремляясь на перехват опасного снаряда, подставлялись и гибли десятками, но отклоняли опасные попадания в сторону...
  Погоня продолжалась, и даже бывало случайный шип прорывался сквозь дронов, и придавал сильный импульс, кидавший ее в стороны, но это уже была ерунда. Она выжила в стальном шторме - это главное! Можно ослабить контроль и немного перевести дыхание.
  - Ну что, как вы тут без меня, не соскучились? - довольно произнесла Лума в общую частоту, - я дошла до второго яруса! На хвосте еще десяток мясников. Необходимо прикрытие...
  - Будет прикрытие, - отозвался на частоте сиплый голос майора, - наверху два звена вдов. И дрон обеспечения с ремпленкой и зарядами к свече...
  - Ты же обещал прикрытие!
  - Даю что могу!
  Стараясь сдержать ругательства, Лума, вывела на проекцию общую тактическую карту... и лишь, хорошая реакция и спасли ее от столкновения с крупным обломком.
  Пространство над шлюзовыми воротами к третьему ярусу превратилось в бушующие энергией и материй котел, в котором все смешалось в одну большую кучу.
  Истекая кровью и слизью, огромная туша ксеноматки была разорвана на несколько частей. Вокруг еще пылающий аномалий клубились кровавые циклоны, перемешанные с обломками дронов и телами погибших штурмовиков.
  Но нападавшие тоже не остались в долгу. Шлюз как таковой превратился в одну большую воронку с тысячами разодранных в клочья промышленных комплексов, из которых тянулись в небо жирные рукава не затухающих пожарищ, то и дело озаряющихся все новыми и новыми вспышками взрывов.
  Но самое страшное было в том что в некоторых местах уже появились извивающиеся щупальца проросших спор начавших вгрызаться и пускать корни в питательной для себя среде. И как раз вокруг этих монстров и кипели очаги последнего сопротивления, в котором штурмовики пытались уберечь своих мутантов от беспрерывно атакующих дронов, стянутых со всей станции.
  И судя по накалу криков, эмоций, и яростных команд, там решался исход всего столкновения. Нападающие старались дожать и сломить оборону, уже казавшееся что вот, вот обязанную треснуть и рассыпаться. Штурмовики едва что не в рукопашную сходились с дронами, но прикрывали язвы спор от атак, а механические защитники, пытались во чтобы то ни стало выжечь смертельную заразу, грозившей уничтожить стацнию.
  - Эй красавчик, не унывать! Осталось еще немного!
  Найдя отметку безопасника в покорёженной 'паучихе', с оторванными задними конечностями и изуродованными на спине броневыми пластинами, тесейка попыталась приободрить лейтенанта. Но тот зло оскалился, и смог ей ответить лишь через пол минуты сосредоточенного сопения и проклятий в адрес неповоротливых 'вдов'.
  - У тебя получилось?!
  - Да, орудие заткнулось и думаю они его бросят.
  - Хорошо, но только что то этого не ощущается. Давят... нам не удержать шлюз.
  - Не думаю, что их командир идиот. Он прекрасно понимает, что каждая лишняя минута это еще один и два дивизиона дронов. А штурмовиков ограниченное количество. Они должны отступить. Не сдавайся, слышишь? Не сдавайся и продолжай их долбить!
  - Да все я слышу! Не мешай!
  - Все молчу...
  - Лучше своего дружка перехвати...
  - Какого дружка?
  - Я нашел по следу... он даже не догадывается... Его надо задержать любой ценой...
  - Кидай координаты, я сделаю это.
  Она не стала говорить, что у самой накопилось немало вопросов к Санчосу. Уж очень много нестыковок вокруг старого товарища, и пора уже распутывать этот клубок.
  На коммуникаторе замигала иконка входящего сообщения и в развернутой тактической карте показался маршрут точки прокладывающей себе путь на верх. Только зачем он так рьяно рвется в грузовые ярусы. Что он там забыл? Тем более что они то грузились совсем с другой стороны, тем более что их оборудование сильно пострадало, а то что уцелело, уже давно или опечатано на складах вещдоков, или уже перепродано через десятки рук и там концов уже не сыскать.
  Но Санчос усилено прокладывает путь в грузовым ярусам. И что там можно искать?
  В голове мелькнула мысль из разряда бредовых, и никак не желала исчезнуть: 'а вдруг ему нужна обшивка? Уж очень маршрут оптимально проложенный, без метаний и лишних движений. Словно он не ищет, он целенаправленно пытается побыстрее убраться со станции!'
  Врешь гад, не уйдешь!
  Последняя сотни метров внешнего яруса и она выскочила пробкой из бутылки. Резкий вираж и прижаться к корпусу станции.
  На карте замигали иконки переданных в ее подчинения двух звеньев боевых дронов. Она не стала вмешиваться в управление 'вдовами', с ее нелюбовью к железкам приступать к ручному управлению было бы самоубийственным поступком. Проще отдать команду управляющим 'искрам', и пусть уже они занимаются подбором оптимальных векторов атаки, синхронизацией залпов и штурманскими расчетами, а ей сейчас лучше заняться собой.
  Заложив крутой вираж, и скрываясь в тени огромных причальных мачт, Лума свернула в сторону координат ремдока.
  Под тенью массивной перегородки соединяющей два сегмента обшивки сплошным покровом темноты, призывно мигала кольцо полевого комплекса. И судя по активировавшимися манипуляторам и десяткам паукообразных дронов начавших суету кубов с желтой маркировкой, армейского образца, здесь присутствовал не просто, набор железок а настоящий 'Спас' третей серии, с собственным парком механических помощников и двумя 'искрами' технического ранга.
  Сияющее облако зеленой сусбтации обволокло ее измочаленную 'осу' тонким покровом. Закрывая сотни трещин и пробоев, тонкий слоем жидкой аварийной пены, 'спас' устранил все пробои и опасные трещины. А следом за ее измочаленную осу взялись манипуляторы что буквально в десятки секунд сняли с нее остатки брони, и голодной стаей обглодали с нее остатки броневых накладок и механических приводов, одновременно меняя их на новые узлы, и модули.
  И пока 'спас' перебирал 'осу', Лума усилено пытался разобраться в странной обстановке.
  Лишившись ударного 'тарана', нападавшие не отступали, а почему-то упорно продолжали давить оборону и цепляться за третью палубу. В меж ярусном пространстве битвы не утихала а лишь еще больше ожесточалась. И хоть оборонявшиеся закидывали штурмовиков дивизионами дронов, 'дикие' противостояли мастерством и выучкой, и продолжали прикрывать прораставшие споры ксенов. И в держались за плацдарм зубами...
  Зеленые огни обозначили исправность и полную синхронизацию всех узлов 'осы'. От спины, с мягким толчком отвалился рукав от пустого контейнера с зарядами от 'свечи', и в коммуникатор свалился рапорт от 'спаса'. За четыре минуты сорок секунд, ее привели в порядок, на восемьдесят шесть процентов от эталонных параметров. И если она не собирается проходить полную процедуру восстановления, то пусть освободит конвейер для новых клиентов.
  Лума совершила пробный вираж и сделав замысловатую восьмёрку, согласилась с выводами ремонтного дока. Конечно маневровые давали не лучшую тягу, компенсаторы запаздывали и слегка кидало в стороны на резких ускорениях, но ее поджимало время. Оставшихся минут как раз хватало для того чтобы успеть совершить облет станции по внешнему пространству и встретить Санчеса на месте расчетного выхода на поверхность.
  Выданный ускорителями импульс привычно вывернул плечи и мощный рывок бросил ее в провал между причальными мачтами. Прижимаясь к поверхности, и лавируя в складках и наростах палуб, Лума стремилась поскорее достичь расчетной зоны. Хоть анализатор и выдал пятно с трех километровым диаметром, но все равно ей хотелось оказаться на месте раньше расчетного периода и выбрать место для встречи старых знакомых. А к желанным встречам она, как и любая женщина, любила готовиться.
  Спустя два десятка минут она уже зависла в тени под массивной фермой. Стометровый нарост из переплетённых спиралей причальных коммуникацией ничем не отличался от десятков собратьев тянущихся к звездному небу жадными жерлами причальных доков. Но именно в этом месте обшивка была пуста от причальных столбов и напоминала озеро из застывшего сплава металла и керамики. Стальные плиты обрамлённые керамическими вставками стыковались гранями в равнину из миллионов сот и привораживали взгляд строгой геометрией и огромной протяжённостью. Но Луму, это совершенство линий и строгости цветов, ни разу не радовало. Оптимальное место, чтобы достичь любой точки пятна было как раз середина этого поля. И как ей остаться незаметной на этой равнине?
  Ответ как всегда пришел неожиданно и спонтанно. В момент когда перед сенсорами шлема мелькнул один из мелких уроженцев улья. А спустя несколько минут плотного трафика с 'искрой' навесного комплекса, на одной из десятиметровых плит возник небольшой холм из роившихся дронов, что с каждым мгновением все плотнее смыкали покров и принимали окрас идентичный с металлической поверхностью обшивки станции.
  Минуты ожидания тянулись долго и муторно, что для подстегнутого химией организма превратилось в сплошную пытку. Но Лума терпела. Осталось совсем немного. Чуть-чуть по сравнению с тем что она пережила, с тем что испытала. И вытерпеть десятки минут ожидания для не составит никакого труда. Ведь основное умение снайпера, это выжидание. Терпеливо выслеживать. Выжидать, чтобы одним мастерским росчерком пера погасить разум существа...
  Нарастающий гул пробрал Луму до костей и отдался в зубах ноющей болью. Но отключение компенсаторов и всех бортовых источников излучения была платой за идеальную маскировку которую ей сотворили дроны из улья. И она была готова это потерпеть, в особенности когда поняла, что начало происходить практически рядом.
  В черной пустоте мигнула серебряная точка, что в считанные секунды выросла в размерах до сияющей звезды, и, спускаясь к поверхности, превратилась в сферу с переливами синевы высшей защиты. А сквозь марево защиты проглядывали контуры одноместного армейского бота, прозванного наемниками 'канарейкой'.
  
  ПРОДА 10.03.17
  
  - Очень интересно.
  Прокомментировала Лума появление бота. Эти машины в свое время задумывались как платформы поддержки десанта. Хорошо бронированная платформа достойно защищала своего оператора, но не могла нести на борту серьезного вооружения, и проигрывала схватки даже со средними дронами, не говоря уже о серьезном боестолкновении с тяжелыми классами.
   С лавинообразным развитием дроностроения, эти машины устарели сразу после поступления в армейские части Империи, и спустя полвека хранения были списаны и распроданы с молотка на Окраины.
  - Эй на мостике, - полушепотом произнесла Лума, стараясь вжаться по максимуму в поверхность, - есть кто живой?
  - Что за частота?
  После секундной паузы, голос командующего обороной майора удивлено переспросил:
  - Ты куда забралась, тесейка, я тебя не вижу...
  - Хорошо, значит и остальные не видят.
  - Слушай, мне некогда с тобой в прятки играть...
  - Господин майор, лучше ответьте, что вы видите в сегменте 8-Д34?
  - Слепой сектор, у него полчаса назад выгорели все каналы телеметрии, пространство вокруг контролирую, а саму поверхность не вижу. А что не так?
  - Лежу, никого не трогаю, и тут мне чуть ли макушку не опаляя, прилетает канарейка, вся в последнем обвесе, и со щитами от планетарного бота.
  - Странно, а ну дай картинку...
  - Какая картинка?! Я в обесточенной осе, под прикрытием улья, прикидываюсь частью обшивки! Даже чихнуть боюсь, что бы не попасть под раздачу.
  - Жди. Сейчас дам команду, на перетряску последней тактички.
  И судя по голосу, сейчас кому-то должно достаться. И если в другом бы случае, наемница бы ехидно бы усмехнулась, представив, как проспавший диверсию оператор вжимается в кресло от начальственного рыка, то сейчас она не отрывая взгляда смотрела за ботом.
  Скошенная трапеция, с бронированным колпаком и гроздьями маневровых пульсаров, поерзав на месте посадки, мягко опустилась на обшивку. Верхняя часть корпуса, покрылась разводами и спустя мгновение по верхнему сегменту корабля пробежалось мерцание защитного поля, тут же принявшего окраску окружавшего пространства.
  - Тень, мы так и не засекли их. Бот прошел через сенсорику станции как через дырявое ведро, - сквозь треск неустойчивого канала связи, неожиданно возник в ушах голос майора, - Нужно понять с чем прибыли гости, и если это очередная диверсия, ты должна утсранить опасность..
  - Вряд ли диверсия.
  - Что?
  - Бот, говорю, прилетел пустой. Внутри никого нет...
  - Ничего не понимаю, что за бред происходит?!
  В этот момент корпус станции вздрогнул и застонал. В ста метрах от нее, часть поверхности беззвучно вздыбилась, выплёвывая наружу гейзер из паров воздуха, облака мусора и обломков корпуса.
  - Что это было ?! Тень что ты видишь?
  - Пока ничего..., - морщась, прошипела Лума, сглатывая кровавую слюну от прокушенной губы. Если бы не дроны 'улья' прижимавшие ее к корпусу, то летела бы она безвольной тушкой еще бы не один виток вокруг станции.
  - Какой ничего? Сенсоры сходит с ума, показывает множественные пробои по всему сегменту! У меня сотни проникновений на всей обшивке!
  Облака из замершего воздуха и мусора величаво стало удаляться от станции. На месте чудовищного взрыва вывернувшего часть обшивки наизнанку и почудилось движение. И спустя несколько минут показалась человеческая фигура охваченная свечением энергафа. Выбравшись из пролома, человек оглянулся и не заметив ничего опасного, уверенной походкой двинулся в сторону ожидавшего бота.
  Лума хищно ощерилась. Вот и сложились все части головоломки. Осталось лишь не дать одному прыткому наемнику удрать.
  Девушка привычно поерзала ладонью по рукоятке 'свечи'. Настраиваясь на работу, вдохнула, и на медленном выдохе соскользнула в привычный транс. И ... витиевато выругалась.
  Мир теней был пуст. Там, где должно было находиться сияние человеческого разума, была девственная чистота!
  Лума нервно выдохнула и мысленным усилием сосредоточилась за большей зоне обхвата, и поражено замерла. Она почувствовала далекие блики-мысли едва переживших близкий взрыв людей, но она так и не смогла почувствовать человека легкой прогулкой преодолевавшего последнюю сотню метров к боту.
  - Не может быть..., - пораженно прошептала Лума, отгоняя всплывшую мысль догадку.
  - Этого не может быть! - зло прошипела девушка выныривая из транса, и наводя маркер прицела на ноги удалявшегося человека.
  - Этого! Не может! Быть!
  В плечо мягко толкнула ожившая 'свеча', и с кончика снайперского комплекса сорвался пучок фотонной картечи. Бортовые системы 'осы' загудели спешным выводом из спячки, и по броне пробежала волна спазмов мышечных усилителей.
  Первый залп смертоносного заряда должен был пронзить поле энергафа насквозь, попутно превратив нижние конечности жертвы в обугленные головёшки. Поле бы восстановилось в считаные мгновения, и человек был не пострадал от пустоты, но вот уже чего не смог бы делать дальше - так это самостоятельно передвигаться.
  Но только что произошло невероятное! Заряд картечи вонзился в нижнюю часть окутавшее тело свечения и бесследно исчез. Разогнанные до космический скоростей пучки фотонов были запросто поглощены обычным дешевых техническим энергафом.
  Споткнувшись на ровном месте, шедший впереди человек обернулся.
  С легкостью отмахнувшись от следующего выстрела, человек развернулся. Рассмотрев тесейку, невскрывающуюся, и ведущую непрерывную стрельбу из винтовки, медленно пошел навстречу.
  Гудение привода, и в комплекс подался новый трех килограммовый заряд. Толчок ускорителей и еще один разогнанный пучок фотонов устремился к цели. Но жертва не замечала смертельных попаданий, а продолжала приближаться. Шаг за шагом.
  Комплекс пискнул пустыми контейнером. Холостые щелчки и натужный вой механизма подачи, в холостую перебирающего пустой контейнер, дополнялись тревожным писком коммуникатора. Но девушка этого не слышала.
  Она сейчас ничего не видела сквозь застилающее глаза пелену слез, ничего не слышала из-за рвущегося из горла утробного рыка и бушующего в сознании урагана эмоций. Боль. Ярость и бессильный гнев.
  Вдавливая курок раз за разом, не сводя ствола с приблизившегося в упор человека, сквозь слезы, Лума повторяла как заклинание:
  - Ненавижу. Тварь. Как я тебя ненавижу...Сдохни же наконец.
  Склонив голову набок, человек в форме наемника тесейца, с бейджиком на груди, где было вышито имя 'Санчос', мягким движением опустил дымящийся ствол тяжелой винтовки в землю.
  - А ты забавная. Не сдаешься.... Даже когда нет шансов, пытаешься. Зачем?
  - Шансы есть всегда, тварь....
  - Сколько экспрессии, сколько эмоций. Зачем мотылек? Зачем тратить мгновения своей жизни на бесплодные попытки? Ты же прекрасно понимаешь, что ничего не можешь мне сделать.
  - Рано или поздно я найду способ и прикончу тебя! Ты разрушил мою жизнь. Ты уничтожил мой прайд. Ты лишил меня будущего. Лишил меня дома. Разрушил мою жизнь. Теперь я изгой у которого нет ничего... Теперь цель моей жизни, твоя смерть, тварь!
  Последние слова Лума выкрикнула вместе со стремительным толчком винтовки в грудь наемника. Усиленный экзосклетом удар, должен был отбросить человека как минимум с проломленной грудной клеткой и заставить того сложиться сломанной куклой, но вместо этого, ее удар словно пришелся о скалу.
  Стараясь продавить цевьём выставленный блок, Лума давила до помутнения в глазах. Посыпались искры и жалобно заскрипел метал сминаемой винтовки. Сгибаясь словно прутик грозный снайперский комплекс превратился в груду металлома.
  А затем она получила чудовищный удар по внутренней части колена. Обжигающая боль сменилась тревожным писком медкома и в голове заплескалась вата обезболивающего стимулятора. Следующий удар в живот выбил остатки воздуха, и отбросил ее на несколько метров назад. И пока она приходила в себя от звона в ушах и боли во всем теле, мощный рывок встряхнул ее как тряпку и поднял в воздух.
  Заискрил сминаемый на горле металл броневых пластин воротника и во рту загорчила горелая изоляция. Забрало шлема задралось к звездному небу, и она перестала видеть свою жертву. Сквозь тревожный писк умирающих бортовых систем в ушах зазвучал до зубного скрежета знакомый голос чисторожденного.
  - Храбрость на грани безумства, достойна уважения. Этому меня учили в детстве достойные люди. Какие будут просьбы перед легкой смертью?
  - Да чтоб ты сдох!
   Выхваченный из поясничного захвата монокристальный клинок с активированным корундом, глубоким замахом полосонул по тому месте, где должно было быть горло 'человека'. Но жесткий удар в локоть, скрип сминаемого сочленения и хруст вывернутого на излом сустава, заставил ее вскрикнуть и на краткий миг потерять сознание от боли.
  - Слушай, а мне нравится.
  Сильный бросок отбросил ее тело далеко вперед. Встреча с поверхностью. Скрежет брони и боль по всему телу. Тревожный писк аварийных систем . Оглушающий удар по шлему и компенсаторы шлема не справились с нагрузками. Следующий удар вмял шлем вовнутрь и вместе с кровавыми обломками крошками и кровавыми раскрошили зубы, и выбили из груди последние остатки воздуха. Во рту забулькало и Лума закашлялась.
  Заслонившая свет тень, сильным ударом вбок перевернула ее на спину.
  - Твои попытки бодрят. Пахнут опасностью и придают вкус жизни. Это как новый аромат, изысканный букет. Что же, мотылек, давай посмотрим что из этого получится...
  Сильный удар в голову разбил ощущения на сотни соколков, и сознание провалилась в небытие.
  
  
  Эпилог.
  
  - Я вами не доволен консул. Это проявление верх неосмотрительности и легкомысленности...

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"