Вольнов Юрий: другие произведения.

Вкус ржавчины

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 5.05*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Величие Вечной Империи исчисляется не веками правления, не перенаселенными планетами, и даже не количеством перемолотых цивилизаций чужих ксеноформ. Важен лишь генотип приближенный к эталону. Лишь вместилище разума является залогом бессмертия и процветания Великой Империи. Свежая кровь и лишенный мутаций биологический вид, способен стать новым носителем чисторожденных. Элитой элит Вечной империи. Тех кто стоял у истоков древней цивилизации. Тех кто помнит названия давно потухших звезд. Тех кто решает, кто и как будет жить в следующем тысячелетии. Но что произойдет если в отлаженный механизм попадет песчинка, размером с одного человечка?

  Величие Вечной Империи исчисляется не веками правления, не перенаселенными планетами, и даже не количеством перемолотых цивилизаций чужих ксеноформ. Важен лишь генотип приближенный к эталону. Лишь вместилище разума является залогом бессмертия и процветания Великой Империи. Свежая кровь и лишенный мутаций разумный вид, способен стать новым носителем чисторожденных. Элитой элит Вечной Империи. Тех кто стоял у истоков древней цивилизации. Тех кто помнит названия давно потухших звезд. Тех кто решает, кто и как будет жить в следующем тысячелетии. Но что произойдет если в отлаженный механизм попадет песчинка, размером с одного человечка?
  
   Эта история о простом парне оказавшемся не в том месте и не в то время. О павшем на самое дно преступного мира, о парне оказавшимся перед выбором: стать человеком или остаться как все...
  Первая часть. Расстановка фигур. Рабочий черновик.
  
  
  
  
  Вкус ржавчины. (Рабочее название)
  
  Глава 1.
  
  - Его высочество принц династии Ор-Сату, Оу сто восьмой!
  Под сводами большого зала величественно затрепетали торжественные фанфары, и по рядам придворных прошелестел любопытный шепот. Выполняя традиции встречи представителя правящей династии, все гости устремились ко входу. Женщины и девушки в шикарных платьях подчеркивающих достоинства фигур и шикарных бюстов, занимали первые ряды. За ними гордо держа осанку высились мужчины в черных костюмах, больше похожих на военные форму империи. Стараясь удержать на лице равнодушно вежливую маску, мужчины ревниво косились друг на друга, но больше ждали появления того, кто отринул беззаботное существование во дворце и посвятил свою жизнь служению империи.
  Нет, никто не осуждал такое проявление патриотизма, наоборот, иметь право ходить в мундире имперских легионов было почетно и всегда гарантировало преимущество при распределении должностей при дворце правитель сектора Кортулы, но чтобы сын правителя ушел в легендарную тысячу Проникающих, это было сравнимо со скандалом, и было темой пересудов каждого приема во дворце.
  Проникающие были не просто головорезами, и даже не тайными агентами оборотнями, это была элита, которая всегда была на острие атаки. На острие экспансии Вечной империи. Именно они открывали перспективные миры, именно они несли свет просвещения враждебным цивилизациям дикарей, еще не познавших благодать жизни в империи. Единственной, могучей и несокрушимой звездной империи охватившей тысячи миров...
  Фанфары застыли на высокой ноте и поставленный голос распорядителя прогремел под сводами купола:
  - Его высочество Оу сто восьмой!
  Резные створки высоких дверей плавно разошлись в сторону. Ударивший свет контрастно высветил высокую фигуру человека уверено двигающегося вперед.
  Облачённый в темный камзол словно сотканный из самой тьмы космоса, высокий молодой человека с заплетенной витиеватыми узорами прической, вошел в зал. За ним словно сама тьма влетела в зал, развивался темный плащ.
  Молодое лицо с идеальными чертами, утверждёнными евгеническими центрами империи, изумрудные цвет глаз повторяющих спектр столичного солнца и атлетически сложенная фигура идеального тела способного выдержать шестикратную гравитацию, выделяли принца из любой толпы. А вместе с покроем камзола выполненного по последним веяниям столичной моды, принц притягивал взгляды всех местных щеголей. И наверняка вскоре пойдет гулять при дворе новая мода, сочетания черных тонов с полным отсутствием драгоценностей в элементах одежды.
  Саркастическая улыбка едва коснулась губ, и принц двинулся по зеленой дорожке расцветающей под ногами травы. Минуя склонённые головы, и горячие взгляды придворных красавец, что не обращая внимания на своих кавалеров посылали венценосной особе самые что ни на есть откровенные призывы, молодой человек быстро двигался к высившемуся постаменту из черного мрамора.
  На троне с высокими спинками, неподвижными сияющими изваяниями его встречали их величества. Верховный правитель Ор-Сату и его соправительница, прекрасная и вечно молодая Ю-Сату, а у их ног, на пару ступенек ниже располагался маленький трон его младшего брата, наследного принца династии Ор-Сату, восьмилетнего Сола.
  - Ваши величества, выражаю свое почтение и смирение перед вашим могуществом и величием, - Оу склонил колено в церемониальном поклоне и опустил взгляд в пол.
  - Выражает он почтение, - раздалось над головой едва слышимое ворчание, - лучше бы так выражал шесть лет назад, когда отрекался от трона.
  - Дорогой не нужно ворошить прошлое, - прозвенела мелодия с нескрываемой радостью в голосе со стороны матери, - Не думаю, что сейчас, время и место начинать заново тот разговор.
  - Не время и не место, - тихо проворчал давно потухший вулкан эмоций, - ты всегда потакала его выходкам..., и в итоге пришлось двухлетнего ребенка проводить через ритуал пробуждения династической крови!
  Поднявшись с трона, изумрудное сияние затопило зал ослепительным светом, а под сводами прогремел усиленный дворцовой автоматикой голос правителя:
  - Мой сын вернулся в родные чертоги. По этому поводу во всем секторе объявляется день празднеств и веселий!
  Присутствующие в зале придворные и представители младших династий разразились бурными аплодисментами. За силовыми полями парящего среди облаков дворца расцвели бутоны плазменных фейерверков.
  Заготовленная пышная программа празднования закружилась в череде балов и представлений по случаю возвращение на планету династического принца.
  Постоянно улыбаясь и галантно отвечая на все вопросы, принц то и дело оказывался центром внимания. Окруженный свитой из дам, что словно птицы слетелись на угощения, ворковали и кружили вокруг, мило улыбаясь шутили с молодым человеком, всячески старались обратить на себя внимание, запомниться, и оказаться той единственной которой повезет заполучить выгодную партию если не в будущем, то хотя бы на ближайшую ночь. Но за милыми улыбками шипели разъяренные кошки, сквозь зубы высказывающие все что они думают о безродной нахалке посмевшей перейти границы дозволенного, и слышались только попискивание от отдавленных туфель и болезненных тычков локтями.
  Но принц улыбался всем. Галантно раскланивался и купался в женском внимании. Уделяя очередной блистательной красавце пару мгновений, каждую осыпал комплиментами и семенами надежды. Когда-нибудь, при других стечениях обстоятельств он найдет время и посвятит их встрече целую вечность и тогда, младшая дочь влиятельной династии сумеет раскрыть себя в полной мере и возможно, чем Бездна не шутит, именно она станет его спутницей на сегодня, на завтра, а возможно и на всю жизнь
  Как-то незаметно весь цветник переместился в сторону чопорно стоявшей мужской части дворцового приема. Здесь принц ловко переключился на разговоры с наследниками и главами семейств. Находя с каждым тему для короткого разговора успел оставить себе благоприятное впечатление. И после очередного раунда светских любезностей... как-то не заметно принц исчез из зала.
  Оказавшись в глубине одной из уютных ниш с пышным диванчиком и витиеватыми лианами, принц укрылся дымкой и нырнул в малозаметный служебный проход.
   Несколько переходов по полутемным коридорам с испуганными слугами жавшихся к стенам при встрече с черной фигурой, вывели Оу на широкую террасу. Узкая дорожка среди постриженных кустов и замысловатых статуй и он оказался на каменой балюстраде.
  Порывы ветра и свежесть небесной высоты омывает лицо от липких улыбок и чужих надежд. Их хозяева хотели блеснуть своими познаниями, и продать свою полезность, и пристроиться к новой величине вдруг встряхнувший провинциальное болото. Вдруг это шанс? Поэтому торопись! Работай локтями, топи соперников и тогда тебе достанется кусок послаще и побольше. Таков закон выживания. Такова жизнь в Корнуле...
  Оу встряхнул головой. Прочь мысли о работе. Сегодня последний свободный день за который нужно успеть очень многое.
  И если он решил его провести в родном мире, то не стоит тратиться на шелуху. В Бездну требования этикета и догмы чисторожденых, в Бездну желания других людей. Сегодня последний день в этой реальности... Стоит ли его тратить на условности?
  Распахнув ворот камзола Оу глубоко вздохнул и подставил лицо порыву ветра.
  Широко раскрыв глаза, он любовался видом по которому тосковал все время. Куда не посмотришь везде простирались облачные покровы Корнула. Небольшая высота взятая навигационными искрами давала возможность быть немного выше уровня облачного моря. И любой желающий кто прогуливался по террасам замка мог любоваться неспешным движением громады дворцового комплекса среди клуб косматого пара.
  Складывалось впечатление будто древний корабль пробирается сквозь лабиринт ледяных утесов, своим днищем распугивая белые волны, что небольшой рябью с едва видимой поверхностью создавали ощущение воды, где сквозь редкие прорехи можно было видеть зелень бескрайних лесов планеты.
  Причудливые животные, рыбы, и другие таинственные фигуры из клуб остывающего пара, то проступали четкими контурами, то также мгновенно таяли, растворяясь в глубинах облачного моря. Они выныривали из синевы затейливыми образами, и ныряя в нижние слои стратосферы распадались на завихрения атмосферных циклонов.
  Тот кто хоть раз пробовал на вкус облака Корнула никогда не забывал это ощущение. Ощущение свободного полета, вечной красоты и полной свободы. Такое никогда не забывается и ничем не стирается.
   Даже избалованная достижениями науки столица империи Ар-та не могла похвастаться такой чистотой и глубиной цветов простирающегося внизу девственного мира.
  На Корнуле не было многоярусных мегаполисов, расползавшихся по поверхности уродливой бурой язвой, здесь не было огромных шпилей низкоорбитальных ярусов чисторожденных, не было пронизывающих атмосферу спиц орбитальных лифтов, и звездное небо было заполнено гладью космоса с бисеринками звезд, а не алело гигантскими кольцами межзвездных тунелеров.
  Корнул был столицей провинциального сектора, и в этом было его счастье. Счастьем сохранить свою уникальность и несчастьем для одного мальчишки.
  Маленького мальчика с детства грезившего службой империи. Выросший на бесконечных занятиях скучным наукам, и слушавшего с открытым ртом воспоминая престарелых ветеранов нянек, мальчик поклялся самому себе, что когда-нибудь он станет таким же как они. Мужественным, непобедимым и самым могучим воином империи, чтобы все враги заслышав его имя обращались в бегство и сдавались на милость Императору.
  Шло время, мальчишка рос, менялись репетиторы, интенсивность занятий, перечень изучаемых наук дополнился правилами этикета, риторики, танцами и умением вести светские беседы. Но одно было неизменно. Желание службы Вечной Империи не покидало его. Лишь теперь выросли предпочтения. Стать одним из штурмовиков тяжелого легиона, что стальной пятой и плазменным разрядом усмиряли дикарей и ксенов его уже не прельщало. Силой оружия решались не все вопросы. Тяжело спорить против наставленного в лоб пехотного излучателя, но есть сила и по страшнее.
  Экономика, политика, идеология, генетика это всего лишь видимая часть куклы, но тот кто умеет дергать за ниточки этого колоса, способен покорить любой мир. И имя таким людям ...Консулы.
  Они открывали неизвестные миры и строили первый тунелер. Устройство прокладывающего мгновенную связь между звездами, и не важно в какой части галактики или вселенной находится мир, главное чтобы приемная часть межзвездного коридора была настроена на единую частоту маяков Вечной Империи.
  - Ваше высочество, - раздался за спиной почтительное приветствие.
  Но кроме почтения в нем еще чувствовалось любопытство и едва сдерживаема дерзость молодости. Подавив раздражение Оу натянул вежливую маску. Как гласило один из сводов этикета: "Принц не имеет права на личное время. Венценосная особа не должна раздражаться. Его высочество лишь должен улыбаться и излучать радость и дарить великодушие своим подданным".
  Как он отвык от такой жизни, но в тоже время, насколько он привык натягивать чужие личины. Консул должен быть безликим и зеркальным. Он должен уметь быть своими среди чужих, и уметь расположить к себе даже дикого хищника заставшего незваного гостя в своей берлоге.
  - Мы представлены, очаровательное создание?
  Рядом стояла обворожительная девушка. Огненная копна волос была собрана в высокую прическу с вкраплениями витиеватых заколок, а вокруг присевшей в этикетном книксена прелестницы клубилось переливчатое сияние выполнявшее роль платья.
  Эта мода на одежду состоящую из энергетических полей управляемых силой биоэнергетики чисторожденного уже пошла на убыль в столице, а в провинциях только входила в полную силу. И именно в такой разновидности платья, менявшего цвет в зависимости от желания хозяйки, девушка стояла перед ним в слегка обозначенном поклоне и бросала на него любопытные взгляды.
  - Еще много лет назад, ваше высочество. Но дабы не вводить вас в смущение, я с радостью представлюсь полным титулом... урождённая княгиня Династии Серпан-Ор, младшая дочь Ми-ан.
  - Ми ?!
  Изумился принц.
  - Как ты расцвела, кузина...
  Искренне восхитился Оу. Из угловатого подростка в потёртом комбезе с которым они излазили все старые штольни дворцовых подвалов, и заброшенных вентиляционных шахт, из послушного рекрута участвовавшего в строевой подготовке которую он устраивал для слуг и всех случайно застигнутых в коридоре придворных, вечная спутница в его озорстве и наказаниях,расцвелав шикарную красавицу.
  Широко распахнутые янтарные глаза полные веселья и озорства, еще больше заискрились удовольствием от услышанного комплимента.
  - Ваше высочество очень щедры на похвалы и комплименты...
  - Ну что ты Ми , какое высочество, мы не на приеме... - улыбнулся Оу, галантно подхватив дальнюю кузину под руку, - без посторонних можем как в детстве. Да Рекрут?
  - Как скажете ваше.... мой генерал.
  - Нет, ну как ты изменилась, как ты выросла...кто бы мог подумать. Для тебя время идет лишь на пользу! И давай без официоза. Как раньше. Я и ты.
  - Да и вы... ты мой генерал, не прохлаждался на балах, - с трудом перестраиваясь на беседу равных, Ми стрельнула в его сторону взглядом, - Я даже не могу просветить аурой границы твоего дара. А ведь в детстве, бионика была не самой любимой твоей дисциплиной....
  - Ах, моя прелестница, ты просто не в духе, и наверное забыла. Сенсоры систем безопасности кроме прослушки всех разговоров во дворце и анализа аурных изменений еще и глушат любопытные взгляды, направленные глубже... чем внешний образ венценосных особ.
  - Точно, точно, - согласилась Ми с удобным объяснением, - и как я могла забыть.
  - Для такой обворожительной девушки решившей скрасить мое одиночество все простительно.
  - Сколько комплиментов. Я вся в смущении.
  - Как ты забавно краснеешь Ми, - заулыбался Оу,- ты совершенно не умеешь наслаждаться лестью. Неужели жизнь при дворце не отучила поддаваться словесной патоке? Не ужели все придворные юнцы ослепли и не уделяют тебе внимания?
  - Я впервые за шесть лет была допущена ко двору.
  Смущенно ответила Ми, стараясь держать ровным голос.
  - Лишь вчера пришло приглашение посетить Летнюю резиденцию. И я все бросила и оказалась здесь...
  Оу ничего не ответил. Отвернувшись к облачному морю, и подставив лицо лучам солнца, он с легкой улыбкой на губах облокотился на белоснежный мраморный парапет. Что он мог ответить? Что он не думал, и даже не представлял себе последствия своего поступка? Ведь задумано было все гениально и просто. Он отрекается от прав на трон и... становится свободным. Тогда не будет никаких правил, никаких ограничений. И тогда никто не скажет как ему жить и главное с кем связать свою дальнейшую жизнь. Тогда двум подросткам казалось, что все зависит лишь от них. Стоит сделать первый шаг и все изменится...
  Прохлада пустого храма Вечности и мерцание ритуального круга. Нервная дрожь и ледяной холод сковавший занесенную для трудного шага стопу. Пронизывающее тело потоки энергии и ком в горле при выкрикивании формулы отречения от престола. Обжигающая вспышка и поднятое под купол тело вывернутое излучением древнего оборудования, корчится от боли.
  Все это осталось в далеком прошлом: в замурованном слезами раскаяния, в забитом гвоздями отчаяния, в зажившем вместе с переломами и ранами полученными при обучении в Цитадели. Все прошло. Перегорело. Остался лишь пепел и тоска. Тоска по тому радостному чувству, когда ты знаешь о плече друга, и чувствуешь даром стук верного сердца...
  - А знаешь, Ми. Давай как раньше...Сбежим!
  Удивление вперемешку с затаенной радостью и неуверенный кивок согласия. В протянутую твердую ладонь легла узкая ладошка и они побежали.
  Как детстве. Сквозь густые аллеи с мерцающими статуями. Сквозь редкие парочки придворных, приседающих в поклоне и провожающих венценосную особу улыбкой натянутой на растерянное удивление.
  А они бежали. Бежали по самому короткому маршруту, не обращая внимания ни на кого. Каждый из них наслаждался своими воспоминаниями. Каждый предавался свои мечтаниям.
  Поворот на заросшая высокой травой тропинку и они уперлись потемневшую от старости старую кладку. С трудом найдя потемневшую от времени арку, Оу уперся в малоприметную дверь с потертыми обозначениями сервисной зоны.
  Воровато оглянувшись и встретившись со взглядом светящимся шальной радостью, принц просунул руку в широкую щель между мраморными блоками.
  Сквозь сухую листву и нанесенную ветром грязь, был нащупан небольшой рычаг. Каменный скрежет, облако пыли, и они вошли в полумрак заброшенного туннеля. Еще десять минут бега и они оказались в просторном помещении.
  - О вечная бездна, ничего не изменилось..., - растрогано произнесла Ми, опускаясь на колени.
  Подняв с пола покрытый пылью браслет из ракушек, девушка стала его рассматривать как самую большую драгоценность в мире.
  - Хватит копаться Рекрут! Бегом на мной, - насмешливо рыкнул Оу, оказываясь возле многочисленных шкафов.
  Куполообразное помещение не блистало парадным блеском. В нем не было непрактичных цветов. В служебном помещении сервисного киберангара было все просто и функционально. Все стены занимали огромные соты. Сквозь прозрачные диафрагмы бурлила желтой массой техническая жидкость и сквозь нее проступали контуры спящих механических уродцев.
  Среди этого царства росло механической дерево вросшее в каменный пол вязью стальных корней. Крона странного механизма жила своей жизнь. Не мига без движения, ни мгновения простоя. Проворные щупальца вытаскивали из нижних нор свернутых в позу эмбриона механических уродцев и подвергая экспресс анализу состояние кибов, дерево расселяло "жильцов"по верхним ярусам.
  Оказавшись в одном из слотов подзарядки, тело сервисного робота с мягким шипением входило в капсулу по строго вымеренным пазам и погружаясь в бурлящую жидкость, окрашивалось ультрафиолетом стерилизующего поля. Шелест сдвигаемой диафрагмы и за толстым стеклом киборг погружался в бурлящую массу. Мелькая белыми сгустками щупальца тонкой настройки проникали в технологические пазы, подключались к сервисным гнездам и считывая информацию о повреждения и износе деталей принимались за обновление механических слуг следивших за состоянием дворцовых комплексов.
  - Хватит копаться, Рекрут, - бесшабашно улыбался Оу, протягивая Ми руку, - бегом пока нас не засекла большая Берта...
  - Так даже пауков еще не прислала на разведку...
  - А вдруг ее пересадили на шасси и она сама теперь катается?
  Представив картину в которой стальная колона с искусственным разумом (ИскРа) отвечающим за исправное функционирование всех киберорганизмов дворца, бросит все дела и начнет гоняться за нарушителями, Ми прыснула в кулачок.
  Искры конечно были со своим характером, но у Берты он отличался исключительной вредностью. Если большинству ее сородичам было как-то всё равно на расшалившихся детей, то Берта всегда была педантична и уперта. Никаких посторонних в ее владениях. И всегда отвлекала от работ на поимку нарушителей не малые силы.
  А что еще нужно было детям как не волнующее путешествие по подземельям и избавление от погони механических пауков?
  - О, вот подходящие модели. Должно хватить!
  Сказал Оу, прокрадываясь вдоль стены к основной конвейерной линии. Остановившись у края туннеля из которого лязгая сегментами выплескивалась стальная лента, он всмотрелся в модель свернувшегося эмбрионом киборга.
  Стальное подобие человека с застывшей на лице безучастной маской сейчас спало в ожидании своей участи. Стационарный анализатор должен вынести ему приговор, и тогда решится судьба киборга: или он отправится на полную разборку или после курса "реабилитации" его признают годным для еще одного цикла работы и отправят на восстановление потертого ресурса.
  Но именно этому экземпляру не повезло.
  Отзываясь на касание дара чисторожденого, заложенная в каждом механизме энергетическая матрица, раскрылась тестовым сиянием. Используя коды полного доступа, Оу вскрыл телеметрию силового блока.
  - Отлично! Почти полный.
  Резкое движение рукой и пальцы пересчитали позвонки киборга. Раскрываясь цветком, стальные пластины защиты открыли на спине доступ к засиявшему краснотой впадине.
  Обхватив продолговатый камень, Оу выдернул силовую установку киборга.
  - Горячий зараза. Лови Ми!
  - Вот так сразу ?!
  - А чего ждать? Я сейчас следующего вскрою и тогда сразу бежим в птичник. И пока Берта разберется с двумя мертвецами, нам никто не помешает прыгнуть...
  - Да, ла я все помню, - смущенно ответила Ми, перекидывая из руки в руку горячий камень.
  Продолговатый кристалл обхваченный несколькими обручами черного сплава, отсвечивал ровным свечением полного ресурса. Не сказать, что свежие источники большая редкость, тем более на планете, которая является эксклюзивным поставщиком силовых установок для всей империи, но похоже им повезло натолкнуться на новенькие кристаллы. Раньше приходилось едва что не заваливать все трупами, пока натолкнешься на хороший источник силы, а сейчас сразу же...
  - Ты смотри, еще один такой же.
  Азартно выкрикнул Оу , рассматривая на свету переливающийся внутренним свечением кристалл.
  - Нам определено сегодня везет Рекрут, вперед!
   Перекидывая горячий камень в руках, Оу поспешил на выход.
  Подчиняясь командам дара, внешний вид комзола стал изменяться. Пропал высокий воротник с расшитыми алмазными нитями узорами, пропала плащ сотканный из клубов темной бездны. На их месте проступил обтягивающий все тело ячеистый комбинезон. Словно вторая кожа военный симбиот тускло отсвечивал наплывами бронированной чешуи, а на месте усиленного эксзослкета что словно корни могучего дерева оплетал суставы, проступал метал редкого титаниума способного удержать форму при многотонном обвале.
  Спустя полчаса уверенного бега по лабиринтам, они выбрались из темноты в широкий коридор. Огромный туннель из облицовочного мрамора был пронизан огромным шпилем, основание которого терялась в глубине летающего дворца, а вторая часть смотрела в облачную синеву сияющим конусом.
  - Пригнись! Рейсовый!
  С нарастающим воем из темноты пронеслось огромное кольцо грузового бота. Едва не размазав нарушителей ударной волной, гигантская туша стального обруча сорвалась со шпиля и опробовав устойчивость унеслась вдаль.
  - О вечность, я уже забыла каково так пугаться, - едва удерживая готовое разорваться сердце, Ми взволновано прикрыла грудь.
  - Я смотрю, Рекрут ты тут совсем расслабилась. А почему еще в этом балахоне?
  - Ну в отличии от некоторых, на мне всего лишь облегчённый женский вариант... в нем лишь энергетический каркас.
  - Ну и чего ты ждешь?
  - Я имела ввиду, - смущенно произнесла Ми, - мощности моего корунда хватает лишь на парадное платье...
  - У тебя в руках два теравата, их хватит с лихвой на любую программу...
  - Это конечно же понятно... но я хотела бы попросить... чтобы ты отвернулся.
  Остановив готовую сорваться едкую фразу, Оу отвернулся в сторону зияющего провала. Оказывается его уже стесняются! И это было в новинку.
  Если большинство придворных дам при первом же намеке с его стороны готовы были едва ли не продаться с потрохами, предлагая себя способами, от которых портовые шлюхи сгорели бы со стыда, то такое смущение сильно удивило. И еще больше распалило интересе.
  Любопытство взяло вверх, и он покосился на зеркальную поверхность пронизывающий туннель спицы. Искажённое изображение было слегка мутновата, но совсем не скрывало очарования разворачивающегося за спиной действа.
  Стремительно теряя плотность платье растворялось в легкой дымке, и проступили обводы молодого тела. Утончённый силуэт чисторожденной гармонировал с грацией дикой хищницы. Бронзовая кожа без единого изъяна, и формы...прелестные формы, которым позавидовала бы любая долгоживущая, прошедшая не одну биопластику.
  Чувствуя, как мысли заходят далеко в сторону, Оу встрепенулся и встретился взглядом в отражении. Смущение, озорство и понимание, что ей любуются, заставили принца смущено кашлянуть.
  - Ты готова?
  - Всегда мой генерал...
  Поперхнувшись от двусмысленности фразы, Оу окинул Ми внимательным взглядом.
  Обнажённое бронзовое тело было оплетено серебряной паутиной хрупкого экзосклета. Женские прелести были прикрыты лоскутками красного сияния, которое не скрывало, а еще больше подчеркивало достоинства фигуры и распыляло интерес к сокрытому.
  Его решили подразнить? Заставить вспомнить прошлое? Намекнуть что ничто не забыто?
  Во взгляде янтарных глаз притаилось ожидание. Страх и радость. Нетерпение и твердость. Где самообладание трещало под натиском рвущихся наружу эмоций...
  Оу усмехнулся. Такие игры он любит. Они будоражат и заставляют чувствовать себя живым человеком, а не бесчувственной искрой.
  - Дай руку.
  Обхватив робко протянутую ладонь, Оу притянул к себе девичью фигуру. Одним движением забросив на руки Ми, он в несколько прыжков оказался на краю сияющей пропасти и ... рывком нырнул в синюю бездну.
  Падение. Краткий миг невесомости и чувства полной свободы. Оглушительный свист леденящего ветра. Воздух превратился в хищника, что пытается вцепиться в тело, порвать на куски и обглодать тебя до костей, растереть кости в пыль и не оставив даже пылинки.
  Краткие мгновения противостояния. Человек и стихия. Схватка силы духа и мощи стихии. Кто первым покорится и уступит?
  Оу ликовал. Он упивался свободой и азартом борьбы с воздушными потоками. Он наслаждался бурлившем в крови адреналином и ощущением скорости. И это опьяняло, заставляло сознание вибрировать от переполнявшей радости!
  Сплетенные в объятиях тела прорвали редкую пелену перистых облаков стремительным росчерком и с нарастающим свистом устремились к земле. Скорость падения превышала все допустимые нормы, от чего в сознании вспыхивали тревожные образы посылаемые системами безопасности. Но Оу оставлял все сигналы без внимания. Был лишь он, его воспоминания, и краткое мгновение возвращения в юность. Где он был молод и беззаботен, где Ми также трепетала у его руках от страха и возбуждения и была чудовищная доза адреналина. И не было предательства и раскаяния, когда твое сознание выворачивают на изнанку протоколами династической службы безопасности. Где не было горечи осознания свое глупости и где не было чувства безысходности от совершенной ошибки....
  Километровый слой кучевых облаков был преодолен в одно мгновение и после мутного тумана Корнул раскрылся во всей своей красе.
  Бескрайняя зелень джунглей переливалась всеми цветами дикой природы. Вдали высились громады горных пиков, внизу плутали вены многочисленных речушек, что быстрыми течениями были схожи с бриллиантовыми ожерелья.
  Пора!
  Накинувшись диким зверем, небо раскидало их в стороны.
  Всплеск дара и костюм стал обрастать ослепительными линиями силовых лучей. Подчиняясь массивам информации извлекаемых из подсознания и силе дара, заключенная в корунде энергия вливалась мощным потоком в силовые линии. Вначале проступил каркас, а затем, наливаясь плотностью, световая вязь налилась энергией и в небе проступил образ призрачной птицы сотканной из тысячи лучей.
  Пылающий болид вдруг расправил крылья. Хлопок воздуха и остатки облаков развеяло сильной волной. Резко изменив траекторию падения и разгоняя облака мощными взмахами крыльев, упрятанный в силовой каркас человек слился с энергетическим призраком в одно целое, в отливающего красным отливом мифическую птицу всегда восстающей из огненного пепла.
  Застыв на горке, и поймав крылом устойчивую гравитационную волну Оу осмотрелся.
  Но едва мелькнувшая сверху тень, заставила его резко спикировать и сделав вираж уйти на высоту, чтобы оглянувшись увидеть как не рассчитавшая скорость Ми , входит в стремительный штопор.
   Сияющая белоснежным отливом морская чайка, широко расправив крылья, пыталась выровнять полет и стабилизировать кручение, но Оу хищно улыбнулся. Такие ошибки не прощают.
  И отдаваясь азарту воздушной схватки, красный гигант бросился в атаку....
  На что похож вкус неба?
  Как описать цвет азарта?
   Как поймать ветер?
  Только одним способом.
  Отдаться вихрю воздушной схватки. Полностью и без остатка. Прогнать все мысли и впустить в сознание ветер небесных просторов. Стать охотником, выпустив наружу дремлющего внутри зверя. Отдаться инстинктам и забыть, что ты человек. И тогда уйдут все условности. Уйдут все проблемы и тяжелые мысли. И тогда ты станешь свободным.
  И Оу растворился в схватке.
  Сейчас не существовало выпускника Цитадели Консулов, с блеском завершившего последнюю аттестационную операцию. Не было человека которому через двое абсолютных суток предписано прибыть на секретную базу на неизвестной планете, от которой есть лишь координаты выхода из запутанной цепочки тунелерных проходов.
  Сейчас не было отрекшегося наследника. Не было опозорившегося некогда юнца, ставшего жертвой многолетней интриги по смене правящей династии. Не было сбежавшего из дома мальчишки, погнавшегося за миражами юношеского максимализма.
  Сейчас не было юнца купавшегося в огне любви и в один миг очнувшегося среди льда пустыни. Пустыни человеческой меркантильности. Когда все и всеми продается и используется ради получения выгоды. И ради нее жертвуется всем. В особенности чувствами подростков. Ведь на них можно беспроигрышно разыграть любую интригу. В особенности если это чувства двух юных сердец...
  Белый силуэт мелькнуло сквозь облачную прореху и скрылся в дымке, как раз в сторону Старых гор. Она надеется укрыться в густых облаках среди горных пиков? Наивная девчонка! Как раз там то он ее и настигнет и прижмет к земле, и тогда ей останется лишь сдаться и покориться.
  Взмах крыльями и набор высоты выше в синеву. Высота это скорость. Скорость это свобода маневра и хороший обзор. А это уже половина победы!
  Точно. Белая чайка стремилась укрыться среди горных массивов. Именно там ее преимущества в маневренности дадут ей выигрыш и она сможет свести на нет его скорость.
  Оу усмехнулся. Как все-таки предсказуемо. Ну что же, надо устроить девчонке сюрприз.
  Набрав еще несколько километров, красный орел был подхвачен восходящим потоком. Он пройдет на максимальной высоте и проскочит к горному хребту на вершине воздушного течения. И свалится на холку уставшей чайки полным сил и неожиданным сюрпризом.
  Пора.
  Бросок вправо и сложить крылья.
   Объятая огненным сиянием фигура устремилась вниз. Раздирая облака раскаленным болидом, феникс проскочил разделяющее расстояние за не полную минуту. И выскочил как раз перед гранитной стеной.
  Перегруппировка и широкий взмах крыльев едва не выворачивающий суставы. Полная плоскость предотвратила столкновение с отвесной скалой. Облачный покров овивающий горные вершины был проскочен за мгновение. И как только молочная муть развеялась Оу сделал пируэт и не теряя скорости устремился навстречу чайке, желавшей укрыться среди отвесных скал.
  Завидев огненный силуэт несущийся навстречу, со стороны где он никак не мог быть, Ми потеряла драгоценные мгновения. Заваливаясь то вправо, то влево, пытаясь высмотреть спасительный разлом куда можно было бы нырнуть чтобы лавируя между скалами вырваться из ловушки, чайка лишь еще больше теряла скорость и высоту.
  И когда до столкновения оставались жалкие десятки метров, чайка извернулась, и, используя ударную волну накатившую от пролетевшего в метре огненного болида, была подброшена наверх. Используя импульс как форсаж, чайка активно заработала крыльями стараясь как можно дальше оказаться от места столкновения, но... упущенное время и малая скорость не дали ей такого шанса.
  Нарастающий свист за спиной и приближающееся огненное зарево стали предвестником сильного удара... Беспорядочно взмахивая крыльями, Ми пыталась вернуть контроль над полетом, прекратить бесконтрольное падение, но второй и третий удар не оставили ей ни единого шанса.
  Неправильная клякса искрящегося света, грохнулась о каменное плато и оставляя после себя искрящийся след с раскаленной лавой, пролетела еще несколько десятков метров чтобы удариться об стену и укрыться сферой искрящегося сияния.
  Спикировавший следом феникс вцепился в сферу клювом и стал рвать силовые линии когтями.
  - Пощады и милосердия!
  Прокричала ритуальную фразу раскрасневшаяся Ми. Растрепанная волосы, испарины пота и широко распахнутые глаза, где еще плещется азарт схватки.
  Отключая сияние силовых линий, девушка опустилась на колени и сложила руки на вздымающейся груди в жесте преклонения. Полупрозрачный каркас силового поля, не справлялся с функцией плотной одежды. И сквозь плотное сияние поля просвечивались контуры женского тела, будораживших фантазию сильнее всяких стимуляторов.
  Едва справляясь с бурлившем в крови адреналином, требующего от организма продолжения схватки, Оу отключил силовой каркас.
  Выпущенный на волю инстинкты не хотели возвращаться в вольеры воли и разума. Вид разгоряченного девичьего тела, что склонилось в признании твоей победы, в признании твоего права повелевать пьянили сильнее любого вина.
  Схватив проигравшую за огненную гриву, Оу запрокинул голову. В янтаре плескалось признание его ПОЛНОЙ победы и власти. Это стало последней каплей для едва сдерживаемых инстинктов.
   Жадный поцелуй до крови на податливых губах, и давно забытый аромат. Вкус первого в жизни поцелуя, и запах первой женщины. Это не забывается никогда и действует сильнее любых гормональных возбудителей.
  И весь мир раскололся на мозаику несвязанных сцен.
  Податливое тело в руках отзывалось на его желание. Изгибаясь и извиваясь, словно огонь, девушка опаливала сознание жаром своего дара. Его инстинкты находили в ней полный отклик, и партнерша отдавалась страсти всем сознанием и телом...
  Разум застилала пелена желания. Он мял, давил и наслаждался женским сознанием словно мягкая глина отзывающимся на любой его каприз. Обнаженное юное тело трепетало на фоне красного силового полога словно свеча на ветру. И это будоражило, увлекало за собой в безумие похоти...
  Расставленный периметр безопасности вырвал сознание из омута страсти сигналом тревоги. Активированный из памяти пакет охватывал окрестности окружностью в пятьдесят метров и сообщал хозяину о любых физическом изменении в пространстве. Именно сейчас фиксировалось нарушение периметра. И вот незваный гость столкнулся со вторым периметром. Невидимое силовое поле остановило продвижение нарушителя покоя. Неизвестно кто или что пыталось помешать ему. Кто-то посмел отвлечь его?! Прочь! Удар силового хлыста в слепую пронзил ночной воздух огненным бичом и смел раздражитель словно соринку...
  - О бездна, это было восхитительно... , - спустя час безумства прошептала обессиленная девушка. Лежа на его груди, под пологом силового каркаса, Ми прижималась к нему разгоряченным телом. - Как мне этого не хватало. Я так скучала....
  Приходя в себя после марафона плотского безумства, Оу наслаждался мгновениями счастья. Ему не хотелось его нарушать. Хотелось еще растянуть, искупаться в воспоминаний, вернуться в юность когда они были так молоды и глупы надеясь на личное счастье.
  Но прошлого не вернуть. Оно всегда остается за спиной, и чтобы от него освободиться нужно уметь перелистывать страницы воспоминаний... какими бы приятными они не были. Иначе они станут смертельным грузом, который будет тяготить всю жизнь.
  - Ты не подряжаема, моя прелесть..., - ответил Оу, перебирая пальцами струящийся шелк огненной гривы, - Такая экспресия... такой напор. Это было феерично.
  Девушка на груди замерла.
  - Феерично? Это ... говорят после семи лет разлуки?
  - А что ты хотела услышать, милая?
  - Я хотела... Я думала что мы...Ты., - удивленно прошептала Ми, - Хотела услышать как ты скучал по мне. Как ты...Ой нам на надо столько друг другу рассказать. Нам ...
  Словно пытаясь убедится в неправильности услышанного, понятого, девушка встретилась взглядом с парнем и... растеряно замолчала.
  Во взгляде не было и капли тех чувств, что звучали в ласковом шепоте. Холод и пронизывающий до костей взгляд. Словно скальпель пронзающий плоть и с холодным безразличием рассматривающий результат вскрытия.
  - Нам? Ты хотела поговорить о нас? Ну что же давай поговорим. Давай разберемся, а были ли вообще, когда-нибудь... мы?
  - Были? Но как же наши свидания. Наша клятва верности на всю жизнь...
  Робко прошептала Ми. Не веря жестоким словам, она желала увидеть улыбку, заверения что это шутка, розыгрыш, но в ответном взгляде был лишь холод.
  - Глупости. Слова ничего не понимающих детей... - Оу криво усмехнулся, - Чьими желаниями и действиями руководили опытные кукловоды. Нас дергали за ниточки, а мы делали все как и предвиделось... И, о, да, мы тогда казались себе воистину самыми честными и искренними существами во Вселенной. Но вот только мы не понимали, что кружимся снежинками в вихре чужого танца... что от нас ничего не зависит, мы отыгрывали свои роли.
  - Какие кукловоды, какие танцы... что ты такое говоришь?!
  - Все просто баронесса, все очень просто. Помнишь нашу встречу? Помнишь компанию детишек знатных семей Корнула отобранных для экспериментального проекта? Какая тогда была помпа, как все освещалось в инфосетях системы? И, о ужас, большая часть детей погибла в кораблекрушении... спаслись лишь двое.
  - Такое не забывается..., передернула плечами Ми, - Дикие джунгли, неработающие маяки и истощенный дар. Две недели кошмара.
  - Да, да... Воспалённые раны, голод и борьба за выживание против выводка клещей переростков. Не весело было. Думали, что уже не выживем... А помнишь с какой помпой было обставлено наше возвращение в мир живых? Какая тогда была душещипательная история сочинена. Единственные выжившие! Сорок дней на границе жизни и смерти! Истинная кровь династии... Но вот только ты знаешь Ми, а ведь виновником той трагедии сделали пилота грузовика, что протаранил своим полуторакилометровым корытом орбитальный лифт. Роковое стечение обстоятельств. Свихнувшийся пилот и обломки грузовика вызвавшие сбой системного тунелера, стали причиной гибели отпрыска знатных семейств. Шутка ли?! Чудом спасся сам наследник правящее династии. Много тогда полетело голов. А какие были перестановки, какой был тектонический сдвиг среди дворцовой аристократии. Сколько семейств было выслано в ссылку, а сколько были лишены званий. Но ведь самое парадоксальное, что истиной цели это филигранной операции так и никто не понял. Хоть и была, она на самом виду.
  - Ничего не понимаю, какой операции?
  - Операции по эмоциональной привязке двух 'случайно' выживших подростков.
  Ми резко поднялась. От легкой неги не осталось и следа. Протянув руку к богато украшенному поясу персонального хранителя, стала отстранено одеваться. Эластичная ткань мощного устройства повторила обводы талии и с легким щелчком, тусклая пряжка сошлась под пупком. Мгновение и легкое марево скрыло обнажённое тело паутиной силового каркаса, спустя секунды превратившегося в полупрозрачный шелк легкого наряда.
  Не оборачиваясь и не смотря в глаза, Ми глухо спросила:
  - Значит ты меня подозреваешь в том, что я... Все что мы прошли вместе... Все что я говорила... что это все специально. Наиграно?
  - Нет, ты бала искренна до последнего вздоха.
  - Но тогда я не понимаю...
  - И не поймешь Ми. Потому что ты живешь эмоциями. Ты живешь лишь своими чувствами ко мне и никогда не стремилась смотреть дальше и шире. Потому тебя использовали, так же как и меня. Нас с тобой использовали, нас дергали за ниточки. Нам создавали ситуации, а мы реагировали так как ...было задумано.
  - О вечность... Оу тебе не кажется, что это похоже на... психическое расстройство?!
  - Паранойей здесь и не пахнет, моя красавица. Если рассмотреть цепочку событий с другой точки зрения, то здесь лишь трезвый расчёт, глубокое знание психологии и ... хладнокровие. Использовать в многоходовой интриге свою дочь, это нужно иметь стальные нервы.
  - ЧТО!?
  - То, что слышала.
  - Это не правда! Ложь!
  Вскочив на ноги, Ми гневно развернулась. Встретившись с холодным взглядом, потрясено замолчала. Спокойный тон, и холодная размерность речи тушили все эмоции. С таким тоном сообщают приговор. Исполняют нудную и скучную работу.
  - Твоя мать, в девичестве урождённая виконтесса Ла-То принадлежит старой ветви правящей династии. Младший род. И в династический кризис, этот род может стать не просто претендентом, а одним из сильнейших кандидатов на титул. Остальные ...просто статисты. Одна видимость. Было еще несколько кандидатур, чье близость ко двору выставлялась на показ, но в случае необходимости, они сметались в доски как лишние фигуры. И вот осталось дело за малым, устроить этот самый кризис. Но обычное покушение на наследника, это невыход. Нужен удар изнутри. Чтобы показать неспособность династии к правлению и воспитанию достойного наследника. Вот здесь и начинается тонкая игра...
  Закинув руки за голову, Оу развалился на облачной перине. Улавливая пожелания хозяина, силовые каркасы принимали мягкие формы и выглядели как обычные вещи. Так и сейчас силовой купол, запитанный горевшим синевой корундом, накрывал парочку пятиметровой сферой из нескольких силовых полей. Из крепости с лихвой хватило бы на остановку совмещённого залпа орбитальной крепости, не говоря уже об привычной способности создавать комфорт для своего хозяина. Силовые сплетения сферы приняли вид пологов древнего шатра, с драпировкой из династических гербов одного из древнейших родов Корнула. И сейчас стены стали просвечивать бликами далекого пожара и звуками приближающегося сражения.
  - На должность куратора по воспитанию был назначен троюродный брат, барон Ша-он. В его обязанности входило формирование учебного процесса таким образом, что бы всегда оставалось место для бесед со старыми ветеранами, кои буквально наводнили дворец и встречались едва ли не на каждом шагу. И мальчишка который прошел суровую школу выживания, и убедившийся в необходимости драться за свою жизнь, едва ли не в рот заглядывал имперским штурмовикам. Ведь за плечами каждого из них была не одна заварушка, по сравнению с которой две недели в джунглях, были так себе: легкой прогулкой. Добавим еще штришок. Это яркий контраст между нудной и скучной геральдикой, экономикой, управленческой инженерией, которую преподавали академические сухари от монотонного чтения которых вяли даже цветы, и, яркие брутальные вояки, один заслуженнее другого ветеран преподававшие военное дело, боевую энергетику, тактику соединений, пилотирование... Ну и конечно же эмоции. Гормональная буря подросткового возраста, щедро приправлена заполонившей инфополе планеты историей о чудом спасшихся юных сердцах. Множество примеров из древности, всевозможные сериалы, с яркими сценариями на одну и туже тему. Молодой герой спасает хрупкую беззащитную девушку... и как кульминация вспыхнувшая между ними любовь. И во главе сценария всегда выпячиваются их чувства. За них они борются. Преодолевают препятствия, бунтуют против традиций, противостоят плохим людям строящим козни влюбленным, мешающие построить их личное счастье.... И как ты думаешь, оставался ли у НАС шанс вырваться из навязанного сценария?
  - Это ...чудовищное извращение. Не ужели ты все так и видишь?! Не ужели для тебя, все что между нами было ...выглядит именно так? Не ужели ты думаешь, что я... Я! Могла в этом участвовать?!
  - Нет. Ты ослеплённый своими чувствами ... инструмент. Тебя использовали..., - сказал Оу, резко подымаясь с перины. Коснувшись пояса активировал несколько драгоценных камней и по телу пробежала рябь расцветающих силовых линий. Сплетаясь в узор, каркас принял форму энергетического экзосклета. Сияние обретало плотность и спустя мгновение тело облепили тысячи силовых сегментов принявших вид плотно пригнанной вороненой чешуи тяжелой брони имперских штурмовиков.
  - В противном случае мы бы с тобой не разговаривали. Я бы читал страницы медицинского отчета твоего ментасканирования, пока тебя уже бы отправлял шестым рейсом тюремного тунельника, навстречу с имперским этапом.
  - Этого не может быть..., - обхватив голову руками, Ми потрясенно присела на пол. - Это какое-то безумие. Моя мать, дядя... Ты...
  - Еще два брата, тетя по отцовской линии... , и еще шестеро кузенов, - На мгновение прикрыв глаза Оу окунулся в инфополе планеты. Найдя маяк портала службы безопасности, вник в потоки оперативной информации.
  - Твой отец оказал сопротивление и сейчас родовую резиденцию штурмует третий имперский легион. Первые арестованные проходят экспресс допросы. В зависимости от их показаний и желания сотрудничать будет приниматься решение о дальнейшей судьбе...
  - О вечность, и ты спокойно мне об этом говоришь?!
  Вскочив на ноги девушка хлестнула говорившего гневным взглядом.
  - Мои родители в беде, а ведешь светскую беседу...как о погоде. Неужели в тебе нет и не капли сострадания к ним ?!
  - Сострадать к тем, кто ломал мою жизнь с момента рождения? К тем, кто делал над моей жизнью опыты и без зазрения совести использовал меня как жертву?! Сострадать врагам династии? Не смеши...
  - Да откуда ты это взял?! Может все это выдумки?! Тебе показалось...
  - Почти смешно... Баронесса, это задачка для второкурсника. Яркий пример бесструктурного манипулирования и создание искусственной среды, - криво усмехнулся Оу, вспоминая горечь эмоций когда он начал примерять полученные знания к своей жизни...
  Их только вывезли с планеты кошмара, где они сдавали экзамен на выживание. Каменная планета была опасна своими оживавшими по ночам каменными деревьями, очень охочими до ходячих комков питательной биомассы. Выжило тогда лишь третья часть набора. И лишь они оклемались как началась настоящая учеба. После каменного кошмара, Оу уже думал, что его ничем не удивить. Но вот только когда начали начитывать курс управления социумом, психологию управления личностью, имитацию среды обитание и морально психологическое моделирование, он открыл для себя мир невидимых страданий.
   Это когда ты живешь как в вакууме. Это когда ты не понимаешь почему происходит те или иные события. Это когда ты не понимаешь почему все говорят на белое черное, и лишь ты один видишь, что это самое что ни наесть черное и чернее не бывает.
  Он помнил, как сейчас тот момент. Была сдачи зачета на теориям заговоров, и он сидел в аудитории и в голове словно взорвалась вспышка. Все фрагменты его несуразной жизни вдруг сложились в одну картину. Стройный сценарий чужой интриги, особо не блистающей оригинальностью, но самое важное не потерявшей своей эффективности.
  И Оу стал искать. Искать исступлённо. Перерывал все информационные массивы, хранящие данные о миллионах интриг и преступлений против империи. Бунты и смена правящих династий. Мятежи и сепаратные войны. Идеология и религии. Психология алчности и жажды власти. Его вниманию был предоставлен полный доступ к Единому Имперскому архиву.
  Для Цитадели не существовало ограничений. Империя не экономила на тех кто является основой ее процветания. Ведь если ты не до дашь знаний своему лазутчику - это приведет к сбою в работе консула, и тогда сорвется дорогостоящая операция по открыванию прохода в новый и богатый мир, а для перегруженной экономики с истощенными звездными системами это большие проблемы.
  И он нашел. Докопался до странных биометрических показаниях в останках пилота. Он докопался до затертых показаний информационных маяков отвечающих за маршрут экскурсионной платформы. Он наложил полученную теорию на свою жизнь и выделил ключевые точки, когда на него оказывалось влияние. Он нашел причины странной смерти главы службы безопасности правящей династии, подавившегося специально выращенной вишневой косточкой. Он увидел однобокость учебной программы и увидел интриги с подбором преподавателей с дутыми авторитетами и учеными степенями, оставалось лишь проложить причинно-следственные связи и выйти на организаторов...
  - Ты, ты ..., - Наполнившие глаза слезы, не давали Ми говорить. Преодолевая бушующие эмоции, девушка выплюнула, - ты разрушил все. Ты разрушил меня и только что втоптал в землю все что я любила и ценила...ты..ты бездушное чудовище!
  - Нет, Ми... я лишь вернул долги. Конечно можно было бы провести вся мягче и тоньше. Многих перевербовать, некоторых использовать в слепую, медленно смещать твоим родителям краткосрочные цели, уводить из под ног землю, заставить их увязнуть во множестве нестыковок ... на это нужно время. Не год. Не два. Но этого времени у меня нет. Поэтому действую по жесткому и быстрому сценарию. Вырываю сорняк с корнями...
  - За что ... за что ты так со мной? В один миг ты лишил меня всего! У меня нет ничего. Нет любви. Нет смысла существования и все кто мог меня поддержать сейчас... гибнут. Ты, ты... монстр.
  - Я...
  Но девушка уже не слушала. Слезы полились ручьями и едва сдерживая эмоции, она вылетела из палатки. Стирая декоративный образ, Оу убрал силовой купол и оказался под ночным небом.
  Слева розовел восход светила, над головой мерцали звезды, и лишь слышался шорох от осыпающихся камней взбирающейся на скалу девушки. Сдавленно всхлипывание и яростное потрескивание раскалённого гранита отекающего под сияющей высокой температурой носка дамского сапожка.
  - .. Я консул. - ровным голосом закончил Оу, - просто консул.
  Подавив желание окрикнуть, вернуть и обнять некогда дорогого человека, молодой человек остался стоять неподвижным изваянием. Вытравливая остатки эмоций и привязанностей, он расставался с юношеством. Воспоминания должны оставаться воспоминаниями. Красивыми образами и картинками, но никак не ледяными занозами в сознании. Эмоциональные переживания мешают мыслить трезво и прагматично. А это снижает эффективность работы будущего консула, сдающего последний экзамен перед своим первым погружением...
  В небе вспыхнули три росчерка. Наливаясь яркостью, падающие звезды вдруг изменили траекторию. Раскалывая небо ревом и ослепительным сиянием метеоры устремились к земле. И когда до каменного ковра из гранитных обломков оставалось всего лишь несколько метров, огненные болиды расцвели огненными лепестками. Сияние силовых полей развернувшихся в огромные крылья, погасили инерцию и уберегли хрустальные сферы от столкновения с землей. До поверхности оставалось еще несколько метров как шары треснули в нескольких местах, и в разломы стали выпрыгивать призрачные фигуры людей охваченных синим маревом.
  Энергетическая броня штурмовиков службы безопасности мерцала боевым режимом, а торчащие со спины выступы силовых эмиттеров рыскали в стороны языками раскаленной плазмы, готовыми испепелить на месте всех врагов династии.
  Рассыпавшись по плато как снопы искр, призраки окутались маскировочным полем и растворились в ночном сумраке смутными тенями. Рядом проступила массивная фигура. Проявившись перед принцем, возвышавшийся на пол метра гигант приклонил колено и склонил голову в поклоне. Глухое забрало растворилось в белесом мареве и на нем проступила голограмма сурового лица. Уверенный в своей правоте голос, огласил окрестности приветствием.
  - Здравия желаю Ваше Высочество... командир третьей роты охранения, сотник Жакон-Оуб. Поступаю в ваше распоряжение по приказу канцлера Оур-ка. Какие будут приказы?
  - Вольно, сотник, - поприветствовал великана Оу, - какая тактическая обстановка?
  - Операция проводится всеми дворцовыми силами безопасности. Блокированы все транспортные узлы, и контролируется пассажирские перевозки. Все группы более десяти человек, следующие в одну точку блокируются и задерживаются для выяснения всех обстоятельств. Благодаря этому решение был успешно предотвращен прорыв из блокады нескольких важных свидетелей. Также захваче...
  - Избавь меня от подробностей. Резиденцию взяли?
  - Догорает, Ваше высочество.
  - А барон?
  - Делается генная реконструкция по трупам. Импы так все разворотили, что найти что-то крупнее головы большая удача.
  - Ясно, что с признательными показаниями? Все фиксируется и сопоставляется как было указано в инструкциях?
  - Так точно Ваше Высочество, все согласно разработанному вами плану.
  - Тунелер?
  - Проверяется вся обратная масса. Развертываются пустотные сканеры, любая тепловая аномалия досматривается гвардией, - поднявшись с колена, великан отчитывался гулким басом, ни на мгновение не задерживаясь с ответом, - Вскрыли несколько контрабандных закладок. Выжгли форпост "диких", и перехватили две грузовых закладки.
  - Есть что-нибудь интересное? - с интересом спросил Оу.
  Дикие, или как их еще называли в имперских сводках- рожденные без одобрения медицинского реестра человеческие особи с низкой генетической чистотой, были головной болью империи. Не сказать чтобы сильно мешающей, но воспринималась как пустотная коррозия. Теоретически с ней можно было бы бороться, и добиваться высокой стойкости и долговечности металла при соприкосновении с космическим вакуумом. Но вот стоимость этой борьбы, удорожала стоимость деталей в несколько раз. Поэтому проще было обрабатывать металл по стандартным процедурам энергетической плавки, и использовать копеечные расходники, чем все усложнять. Но с другой стороны среда "диких" была идеальным местом для вербовки исполнителей проворачивающих делишки с дурнопахнущими последствиями. Именно через отверженных проворачивались нелегальные операции, когда необходимо было сохранить незапятнанную репутацию, но быстро добиться необходимого результата, не считаясь с жертвами и не оглядываясь на провозглашаемые в империи свободы личности и права граждан.
  - Две килотонны тяжелых пехотных комплексов третьего поколения, еще с реакторами ядерной накачки. Барахло еще то, но судя по смазке и модернизации, кто-то собирался расшевелить гнойник с ксенами. Модернизация под универсальные хваты. Кому именно пока не понять. Но судя по шести килотонам синтетической дряни с фотоклорином, этот кто-то собрался растормошить деревяшек...
  - Передайте груз и останки задержанных инспекторам ксеноконтроля. Пусть сами разбираются со своими дырами в карантинных кордонах. А копию отправьте в имперскую канцелярию, с присвоением единого реестрового номера... чтобы не замяли случай. Тут явно неместные заговорщики. Для заигрываний с чужими нужны более глубокие связи в метрополии и далеко идущие планы... как бы не перейти дорогу Бессмертным.
  - Будет исполнено...
  Молодцевато отрапортовал сотник, но спустя мгновение эфир соединения взорвался тревожными отметками. Рассыпанные по периметру бойцы укутались сиянием щитов выведенных на максимальную модность.
  ОУ почувствовал, как по коже пробежался холодок. Судя по второй волне мурашей, заставившей даже под броней почувствовать пробирающий до костей зуд, на его персоне сфокусировали несколько мобильных коконов силового поля. Теперь его не прихлопнуть и залпом орбитальных ускорителей. Оставалось лишь выяснить причину такого переполоха.
  - Внимание! Обнаружена чужеродная биоактивность!
  В одно мгновение вокруг династического принца образовалась призрачная стена. За ней послышались хлопки разворачивающихся в воздухе щитов энергетических капсул. Сияющие блоки соединялись в стену, элементы световых конструкции соединялись в сложные конструкции и спустя несколько вздохов ОУ оказался внутри самого защищенного места на пустынном плато.
  Стены из метровые сплетения мерцающих нитей обеспечивали выживание находящемуся внутри командному составу в гуще сражения разворачивающемуся как на планете так и среди безвоздушного пространства. Мощности источников хватало не только для удержания барьеров высокой плотности но и на разворачивая информационных полей и каналов для управления боем нескольких подразделений и если соединить еще парочку таких коконов, то можно начать маленькую войну на какой-нибудь отсталой планете и войти в пантеон местных божков демоном разрушителем.
  Тренированное сознание погрузилось в боевой транс. В голове возник многоголосый шум и замельтешил водоворот красок и обрывков образов. Тысячи лиц, калейдоскоп видений, обрывки пейзажей закружились в сознании водоворотом, грозившим втянуть и поглотить в себя личность человека, но прозвучавшее ключевое слово активировало гипнопрограмму.
  Ослепительная вспышка закладки, мгновенно погрузила Оу в инфополе безопасников. Голоса приобрели четкость, а шум прибоя проступил подробностями отчетов вспомогательных систем.
  - ... плотность контроля расширена до пороговых значений. Шесть километров активность искусственных источников -ноль. Направленных излучений -ноль. Гравитационные поля - на уровне естественных. Структурированность инфополя - отсутствует.
  - Северный сектор - чисто. Небо - чисто, в литосфере тишина.
  - Южный сектор пусто.
  - Восточный сектор регистрирую чисторожденую... это баронесса.
  - Западный сектор... продолжаю регистрацию чужеродной ксеноформы. Расстояние шестьдесят метров. Объект неподвижен. Биплант отсутствует. Физическая активность на уровне десяти процентов.... Ба, да это гронт! И походу , почти дохлый!
  - Разговоры в поле! Доклад по форме!
  - Фиксирую ксена. Это представитель местной фауны с жизненным индексом на уровне десяти процентов. Есть множественные физические повреждения... Странно, откуда здесь взялся неучтенный гронт?
  На этот вопрос Оу тоже хотел узнать ответ. Не сказать, что для Корнула гронты большая редкость, тем более, некогда это была их материнская планета, но вот только со дня окончания операции "Ночь Примирения", не оставалось ни одного дикого ксена. За несколько дней операции "примирения" поверхность планеты была превращена в каменные руины с заросшие дикими джунглями. Все что могло напоминать ксенам о былом величии было стерто в пыль.
  Всех выживших расселили по четырем резервациям и установили жесткие меры контроля.
  Загнанные в пещеры дикари изо дня в день видели лишь сияющие в небе города людей, и а возвышавшиеся вышки автоматических турелей службы ксеноконтроля были постоянным напоминанием о последствиях мятежей. Только служба и полезность для процветания Вечной Империи могут стать гарантом существования. В противном случае... с ошибками природы хорошо справляются имперские легионы.
  Некогда гордый народ, сумевшем даже колонизировать два небесных спутника, был загнан в пещеры. Поголовная биплантация, скудное продовольствие, тяжелый труд в каменоломнях и на фабриках по выращиванию корундов, все это должно было сломать остатки гронтов и превратить их в некую разновидность живых кибов, основным смыслом жизни которых являлось снабжение Вечной Империи источниками колоссальной энергии...
   И вот, посреди планеты с высоким индексом благонадежности, находится живой гронт с отсутствующим биплантом. То есть свободный от контроля и учета! И мало того, он находился всего лишь в сотне метров от династического принца! Это было поводом для хорошего скандала, крушения карьер и... задумчивого анализа фактов. Кто стоит за этими странностями?
  - Расширить периметр, накрыть долину 4 уровнем защиты. Я выхожу...
  - Если это ловушка, мы не сможем обеспечить Вашу безопасность...
  - Оставить сотник. Если бы это была ловушка, то нас уже давно бы накрыли. Судя по подсохшей на камнях крови, ксен уже час валяется...Для ловушки, слишком долго она срабатывает.
  Касаясь полупрозрачных блоков энергетической защиты, что словно дым таяли от его прикосновений, Оу вышел в сторону видневшихся вдали камней.
  По пути к месту обнаружения ксена, он пытался понять что его смущает. И чем дольше он вглядывался в окружающий пейзаж, тем явственней проступали незамеченные ранее детали.
  Если не обращать внимания на многочисленные обломки, мелким гравием рассыпанным по всему плато, то долина превращалась в широкий проспект который упирался в проступившую вдали монументальную скалу. И при внимательно взгляде, в контурах глыбы, конечно не без труда, но можно узнать голову гронта, нависавшую над посетителем хмурым лицом. Хотя, поросшая длиной шерстью морда с выступающими вперед широким носом и видневшимися клыками, называлась лицом можно было весьма условно, но то что это именно голова ксена: можно было не сомневаться.
  Вековая коррозия не дремлющего ветра и дождя оставила на граните свои следы, но даже местами обвалившиеся выступы и слизанные углы, не могли скрыть былого величия монумента. Возвышаясь над человеком двумя сотнями метров, памятник вселял уважение и желание склонить голову в выражении почтения.
  Стряхнув наваждение, Оу двинулся в сторону лежавшей на камнях туше ксена. Массивное тело покрытое густой шерстью с синим отливом подрагивало от частого дыхания. Срываясь на лающие звуки, ксен попытался подняться опираясь на длинный посох и встретить человека стоя. Но сочившиеся бурой жидкостью открытые переломы нижних лап, с торчащими обломками костей, и висевшая плетью передняя лампа были плохими помощниками.
  Треск впившихся в посох когтей, прижатые к голове уши и оскаленная пасть, встретили человека волной почти осязаемой ненависти.
  Возникая из темноты черным контуром, Оу медленно приблизился к гронту. С интересом рассматривая покачивающегося от слабости ксена, Оу неуловимым движением пнул белое древко, и следом же добавил удар под суставу здоровой лапы.
  - Я смотрю ты совсем забыл манеры хорошего поведения, - с презрительной улыбкой рассматривая упавшего на колени ксена, поморщился принц от ударившего в нос запаха.
  Густая шерсть и потовые железы выдавали такое амбре, что устоять без носовых фильтров рядом с ксеном было сложно, но Оу приходилось жить в одной яме с такими уродцами, по сравнению с которыми гронты были просто душками.
  - Крахх м...ррааах м-м-м-шкарсе.
  Оу наиграно удивился:
  - Даже не знаешь имперского...или делаешь вид что не знаешь? А вот так...
  Чешуя облепившей тело брони стала спадать черным снегом, и оживая на лету тлеющими искрами закружилась в вихре чтобы облепить извивающиеся силовой кнут тысячами искрящихся иголок. Подчиняясь мысленной команде жгут метнулся к гронту и обвив того за шею стал вытягивать упирающегося ксена кверху. Пытаясь вырваться из удушающей хватки, жертва впилась когтями в скользкое щупальце, но смертельная хватка жгута не ослабла, лишь воплотилась на шее еще одним удушающим кольцом.
  Шипя мало разборчивую фразу словно заклинание, упрямец сверлил человек ненавидящим взглядом.
  - Тупая тварь, твое счастье что у меня нет времени заниматься воспитанием...
  Оу нырнул в инфополе планеты и пользуясь генокодом чисторожденого погрузился в нижнее слои полного доступа. Коснувшись раздела местной фауны, нашел раздел цивилизации гронтов. Настроив часть сознания на нужные частоты, Оу едва не захлебнулся от чужеродных образов, обрывков речи и множества промелькнувших жизней. Но тренированное сознание консула принялось за привычную работу и спустя минуту, в части личности проступила матрица некогда живущего гронта.
  Прокашлявшись пытаясь привыкнуть к засипевшим связкам, принц недовольно поморщился. Из-за нехватки времени приходится заниматься экспресс модификацией. Процесс болезненный и ни разу небезвредный, но цейтнот диктует свои правила. Поэтому вмешательство в работу голосовых связок, сбитый ритм вдохов выдохов и разогнанное сердце, не угробят его организм, а станут вполне терпимой платой за выигранное время.
  - Что ты делаешь на моей территории, гронт!
  - Голокожий снизошел до общения и требует с хозяина мест ответа, - со смехом закашлялся ксен.
  - Не испытывай мое терпение, тварь. Я могу сделать так что ты будешь корчиться в муках и молить о пощаде..
  - Ты силен демон. Но только сейчас ты топчешь священную землю и твое могущество здесь бессильно...
  - И это говорит падаль, что извивается словно червь, пытаясь выиграть лишний глоток жизни?!
  - Только для того чтобы выполнить свое предназначение...
  - Предназначение? Ты насмешил меня ксен... Какое предназначение может быть у полудикого животного, который даже с трудом говорит на языке предков? Подсказать? Твое предназначение служить Империи, трудиться на благо ее величия, и благодарить что еще жив ты и твои дети...
  - Полуголодное существование ты называешь жизнью? Атрофированные глаза наших детей, боящихся посмотреть на сияние Небесных отцов ты называешь жизнью?! Или туман испарений в корундовых штольнях, где мой народ отхаркивает легкие ты называешь процветание? А может быть ты считаешь нас неблагодарными за проклятье красного змея, которым спаиваете некогда гордых сынов Карун-т-са?! Нет демон, это не жизнь... Это беда. Имя ей - твоя Империя. Она проклятье! Она гибель для всего живого! И сегодня большая ночь перед ее закатом! Мать Земля не оставит безнаказанными ваши деяния, демон, и сегодня ты падешь первой жертвой. Ты станешь отравленным шипом от которого она начнет гнить! Гнить заживо, распадаясь на части, лопаться гноящейся шкурой, истекать кровью, и задыхаться от собственной вони, это будет платой за все беды которые вы принесли Матерям...
  Висевшая плетью рука неожиданно сомкнулась на верхушке посоха. Короткий взмах и удар высохшего древка о землю прозвучал словно выстрел.
  Действуя на рефлексах, Оу отбросил ксена от себя. Укрываясь слоями защиты, Оу отгородился от мира сиянием силовых полей, и приготовился к срабатыванию ловушки.
  На ум приходили красочные картины многоходовой комбинации с притаившимися полчищами безумных гронтов несущихся в самоубийственную атаку, размахивающих примитивными кирками в одной руке и активированным корундов в другой. То мелькнули идеи интриги кого-то из знати, использующего свихнувшегося ксена для завершающей точки в династическом мятеже чисторожденных. Но больше всего он склонялся к идее последней проверки устроенной наставниками. Сцена была как раз в их излюбленной манере, когда казалось что все под контролем, что все учтено и все идет по разработанной им схеме, и тут появляется фактор, который все переворачивало с ног на голову...
  В ноги ударил толчок. На мгновенье он потерял контакт с инфополем планеты. Последним запомнились испуганные крики безопасников и покрывшийся рябью окружающий пейзаж. Наступившая тишина и покой обволокли ватой, и потянули на пучину не бытья. Накатившая апатия уговаривала прилечь, свернуться калачиком и отдаться убаюкивающей тишине. Расслабиться в ее объятиях и насладиться вечным покоем. Но многочисленные тренировки, и гипнозакладки не дали сознанию сдаться.
  Острая как битое стекло вспышка из калейдоскопа ярких сцен жизни взорвалась вихрем болевых ощущений. Вырываясь из липких лиан ложных видений, Оу всплывал из пучины забытья.
  Легкие хлопки по щекам и яростное всхлипывание были первыми звуками который он услышал. Открыв глаза Оу увидел заплаканное лицо Ми, с занесенной для очередной живительной пощечины рукой.
  - Достаточно..., - прошипел Оу, пытаясь подняться на локте. В голове гудел набат, в глазах двоилось , и весь мир покрывался рябью, - Что здесь произошло?
  - Не знаю..., я сидела на камне как меня сбросило сильным толчком, а потом, потом как земля вздохнула, а потом закричали люди...
  Проследив за растерянным взглядом, Оу посмотрел на плато.
  Начавшее восход светило Корнула, раскрасило гранитное плато утренними красками. Мягкий туман вечерних сумерек таял на глазах, проступал деталями, нехотя отдавал наступающему дню острые грани валунов.
  И вместе с валунами проступила невиданная картина. Тела безопасников, снаряженные в броню высокой степени защиты, валялись сломанными куклами. Без видимых повреждений, с маревом заряженных щитов, неизвестная сила разгромила их без единого выстрела.
  Скала напротив чернела следами крови. Под ней валялась туша ксена в неестественной позе. Раскрытая в оскале пасть и смотревший с торжеством застывший взгляд, придал принцу сил. Переборов слабость, Оу доплелся до трупу ксена и с ожесточением пнул по оскаленной пасти. Голова гронта безвольно мотнулась в сторону, из лапы выкатился длинный посох.
  - Хватит ныть. Возьмите себя в руки баронесса, в конце концов вы чисторожденная. У вас за плечами год экстремального выживания, и.. военные курсы. Осмотрите безопасников , начните с сотника... свяжитесь с комендантом, с аварийными службами, нужно понять характер произошедшего. А я пока попробую вспомнить чем нас так приложило ...
  Озадачив девушку делами, Оу попытался сосредоточиться. Но как назло стоявший в голове гул отдавался болью в каждой клеточке мозга, и самое неприятное ... звенящая тишина была на любые попытки почувствовать привычный биоритм инфополя Корнула. На месте пульсирующей и обволакивающей теплоты, словно теплый воздух обдувавшей тело со всех сторон, сейчас пропала.
   Он был в комке ваты. Он слышал шорох камней расползающихся под его стопами, он чувствовал биение корунда в поясном реакторе, ощущал теплоту разгоравшихся в ладонях силовых кнутов, но он не чувствовал привычной связи с общим инфополем... и это по настоящему его проняло. Борясь с приступом паники и готовыми разбежаться словно тараканы мыслями, Оу лихорадочно пытался найти объяснение произошедшему.
  Первая версия засада. Но то что он мог оказаться здесь не знал никто, и даже он сам не думал что его занесет в эту глухомань и он проведет здесь всю ночь. Да, он планировал отдохнуть, уйти в свободный полет, дать волю эмоциям, немного пощекотать себе нервы, но главной задачей было сконцентрировать на себе внимание заговорщиков, и заставить их отвлечь свои ресурсы на попытку разгадать его маневры. А тем временем безопасники принялись за операцию по полной зачистке. Но вычислить его местоположение и.. подослать ксена? Нет это уж слишком фантастично. Не будут чисторожденые вплетать в свои интриги грязных гронтов.
  Наставники?
  Версия очень здравая. Но вот только применять ради проверки кандидата оружие способное внести помехи в работу инфополя целой планеты, это даже не теракт в столичном тунелере, это просто... варварское расходование ресурса. Предположить хотя бы, то что это как минимум секретная разработка, не меньше чем "2А" допуском, а по мощности сопоставимо со средствам массового подавления планетарного масштаба. А судя по тому что безопасники до сих пор не пришли в себя, сила удара была далеко не банальной инфобомбой. И все ради того чтобы подогреть итоговую аттестацию? А почему бы и нет?
  Идея показалась весьма здравой.
  Оу внимательно осмотрел посох. Обычная узловатая деревяшка. С потемневшей от времени корой, с заглаженными от частого соприкосновения бороздами и следами от обломанных ветвей. Хотя, больше было похоже, что росло деревце и потом от него сами по себе отваливались ветки, оставляя после себя сочившиеся смолой впадины со временем затянувшиеся корой.
  Но поверить, что именно этот кусок дерева стал причиной случившегося, было слишком фантастическим предположением. Одичавшие и полудикие аборигены владели оружием такой разрушительной мощи и ни разу его не применили?
  Ни вовремя первого контакта, ни вовремя Великой Освободительной, и даже в "Ночь примирения" когда имперские легионы перемалывали остатки восстания ксенов, ничего подобного не было зарегистрировано.
  - Они живы, но все находятся в коме...
  - Скажите баронесса, - Оу резко обернулся к подошедшей девушке, - а чем вы были заняты во время ... происшествия?
  Опешив от пронзительного взгляда и ледяного холода повеявшего от безобидного вопроса, Ми споткнулась и растеряно оглянулась. Но секундная слабость и замешательство тут же уступили маске внимательной вежливости и показной кротости.
  - Простите Ваше Высочество... я была несколько не форме и приводила свои чувства в порядок.
  - Хотите сказать, что в момент нападения, когда штурмовиков службы безопасности династии, были едва не размазаны по земле, вы... пудрили носик?
  - Вы очень проницательны Ваше Высочество, все было именно так, за исключением того что пудры у меня с собой не оказалось и мне пришлось пользоваться пси медитацией...
  НЕ сводя с девушки не мигающего взора Оу пытался высмотреть хоть намек на фальшь. Но там была лишь оскорбленная гордость укрытая маской наигранной кротости. Девушка обижалась и совсем не умела контролировать эмоции. Мелькавшая во взгляде обида, показная вежливость в словах и фальшивая этикетная улыбка, не могла скрыть основного настроения. Сейчас Ми будет всячески доказывать какая она сильная и смелая, и постарается блеснуть всеми талантами, заиграть всеми блесками женской натуры, что пробудить в душе мужчины искру сожаления, и раздуть его в костер раскаяния. Как все сложно, и как все просто...
  - Гимнастика на вдох и выдох внутренней энергетики? Какой цикл?
  - Третий ритм...
  Этот цикл как раз был направлен на концентрацию человеческого сознания на внутренних процессах. Блокировка всех рецепторов, полное погружения в себя. И похоже это и спасло девушку от ...
  - Несущую частоту чувствуешь? Можешь связаться с аварийными службами?
  - Нет, - растеряно ответила девушка после секундного замешательства, - Ничего не понимаю, что вообще тут происходит?!
  - Вот сейчас и будем разбираться, - ответил Оу.
  Доковыляв к планетарному катеру, он забрался во внутрь завалившейся на землю сферы. Аварийное освещение мигало требовательными всполохами, и высвечивало печальную картину. Неизвестный недуг настиг экипаж и резервную группу таким же параличом. Но кроме людей пострадала еще и техника. Двигательные установки извлекающие энергию из геомагнитных колебаний планеты, сейчас мерцали аварийными огнями извещающих о пустых накопителях и сбитых настройках. Чувствительная начинка улавливателей дымилась сизым дымком и распространяя запах расплавленного металла, искрила искрами выгоревшей электроники.
  - Впервые такое вижу, я думала, что сферы могут летать даже в пустоте...
  - Могут, если работают накопители и операторы контролируют геомагнитные несущую, - задумчиво ответил Оу, щелкая архаичными тумблерами ручного управления. Эти панели остались как атавизм, и уже доживали последние годы перед тем как кануть в небытие, но именно сейчас Оу был рад консерватизму техников: любая беспроводная техника должна иметь аналог надежного механического контакта.
  Одна за одной оживали панели, на ровных стенах проступили символы аварийного перезапуска бортовой электроники. Как и ожидалось тесты показали полное разрушение двигательных установок, но зато выдали наличия аварийной частоты связи по древним радиочастотам. Провозившись полчаса, и вспомнив вбитые в цитадели имперские курсы по работе с древними системами, Оу все-таки вышел на связь с диспетчером и назвав персональный код доступа вызвал не шуточный переполох. Оказалось, что наличие принца династии в эпицентра аномалии парализовавшей работу всех служб в южном полушарии стало для всех полным сюрпризом.
  - Извините мою назойливость ваше высочество, но не могли бы вы снизойти до объяснений и немного успокоить девичьи страхи ...
  - Конечно баронесса, - вернув такую же порцию сарказма, улыбнулся Оу, - как истинный чисторожденый, я готов удовлетворить любой каприз прекрасной дамы...
  - Вы можете объяснить мне , что здесь вообще происходит? Я впервые в жизни слышу о том что инфополе молчит. Ведь оно же работает на основе биоритмов планеты. Его нельзя отключить, оно генерируется всеми живыми существами и растениями... Если только.
  - Я всегда поражался вашей прозорливости баронесса. При минимуме исходных данных, нащупать верное направление... Ключевое слово в ваших рассуждениях это : " живых". Живая биосфера, вот источник бесперебойной и надежной работы инфополя. Но похоже наш ночной гость сумел нас удивить...
  Выбравшись наружу, Оу с кряхтением сел на пандус раскрытого трапа, и еще раз глянув в сторону синеющей туши поверженного гронта, с интересом уставился на посох в руках. Древняя, иссушенная временем и многочисленными касаниями деревяшка смогла нанести весьма болезненный урон. Обидную пощечину. И если бы он не имел за спиной цитадельской подготовки , было бы весьма вероятно что и ..смертельную?
  - Извините баронесса , что прошу вас побыть не в благодарной роли гонца, но не могли бы вы подняться вон на ту горку и сорвать виднеющийся в расщелине куст?
  Спустя десять минут комичного зрелища, Оу едва смог удержать рвущийся наружу смех. Наряженная в бальное платье, девушка пытавшаяся покорить скальные утесы на высоких шпильках и ругающаяся похлеще престарелого имперского ветерана, зрелище совсем не располагающее к серьезным размышлениям. И как ни странно, именно оно помогло расслабиться, и отогнать накатившую депрессию не добрых предчувствий.
  Но вот когда раскрасневшаяся, и пышущая раздражением Ми протянула ему куст растения, веселость как ветром сдуло. Кустарник горной лаветы, которой сейчас цвести и цвести представляла собой жалкое зрелище. Кончики округлых листьев были подернуты жухлой чернотой и на вид крепкие ветки, были поражены страной проказой. Сморщенная и иссушенная кора, ломкие стебли и рассыпающиеся в труху листья.
  - Первый раз такое вижу,- забыв об эмоциях, пораженная Ми смотрела на пыль в руках от растертых листьев, - оно мертвое...
  - И причем погибло сразу. - задумчиво добавил Оу, - заметь, что даже зеленая пигментация листьев не успела распасться. Процесс прошел почти мгновенно. Как заморозка..
  - Никогда не думала что такое может произойти. Ведь это невозможно.
  - Я тоже так думал, - ответил принц, рассматривая ветку кустарника и труп ксена, - похоже мы еще не все узнали о Корнуле.
  - Что интересного в этом трупе? -Проследив за взглядом, спросила девушка.
  - В нем? Уже ничего, но вот что стоит за ним и что было перед ним ...для меня очень интересно. Если я не ошибаюсь, то именно этот гронт стал причиной произошедшего ...
  Рассказывая задумчивой девушке хронологию прошедших событий, Оу еще раз выстраивал цепь логических заключений. И чем настойчивее он старался уложить события в стройную причинно- следственную цепочку тем меньше ему нравился результат. Что-то в ней не сходилось и это что-то тревожило.
  Столкнуться в бездной забытых скалах с диким гронтом, сумевшим активировать неизвестное оружие массового поражения, выжигающей все живое на большой площади, и чудом остаться в живых... что это? Везенье или ... чья-то топорная полевая операция?
  И чем он больше думал, тем больше появлялось вопросов, но не было ни одного ответа, и это навевало совсем не веселые мысли.
  
  Глава 3
  
  Сияние прозрачного купола сошло на нет вместе с последним всполохом сканирующего луча. Под потолком зажегся теплый свет и с тела покрылось копошением сотни мелких дронов. Наполнив лабораторию шелестом крыльев, мобильные датчики натужено взлетали с голого тела. Словно настоящие насекомые, сбившись в стаю и сделав последний круг, дроны отлетели к центру лаборатории, и покрыли центральную колону живым ковром. Утробно загудев, консоли приемников украсились светом и стали принимать потоки информации в ускоренном режиме.
  И пока человек сходил с хрустального постамента, на стенах мелькали картины внутренних органов, сплетения кровеносных сосудов, строились десятки диаграмм и сверялись тысячи показателей полуучёных от невидимых сканеров и летающих помощников медицинской 'искры'.
  Не отрываясь от сияния проекций обследования, Оу хмуро смотрел на бодрые отчеты. Но сколько бы он не гонял тесты, сколько бы раз не ложился под изучающее сенсоры медицинской "искры", результат был один и тот же.
  - Меда, опять ничего? Даже малейшего нарушения?
  - Ваш организм находится в самой оптимальной физиологической форме. Эндокринология, тесты нервной системы, показатели биоритмов, все соответствует эталонным показателя.
  - Тогда, что же, Бездна меня раздери, произошло на проклятых развалинах?!
  - Мы это как раз выясняем, Ваше высочество, - игнорируя вспышку раздражения, прошелестело под куполом женское контральто, - параллельно с нашей лабораторией работают еще восемь комплексов, где производится дополнительная проверка данных и делаются экспресс анализы...
  - Меда, я это уже слышал. Лучше бы дала нормальное объяснение произошедшему. Кто из нас лучший медэксперт Корнула?
  - Мне льстит высокая оценка, но озвучивать домыслы и выдавать ожидаемое за действительное это не мой стиль работы, Ваше высочество.
  - Тогда давай еще раз озвучивай результаты, будем вместе искать желаемое... но только без множества цифр и сухих отчетов!
  - Если без цифр... Вы абсолютно здоровы Ваше высочество.
  - Хорошо, - раздраженно согласился Оу, - тогда почему я впал в кому и смог прийти в себя после получаса беспамятства, а штурмовики до сих пор лежат полутрупами? Должно же быть этому медицинское объяснение!
  - Вы чисторожденный. Ваш организм не содержит последствий многочисленных мутаций и плохой наследственности. Вы способны работать с инфополем напрямую, а все остальные лишь при помощи нейроимплантов. Эти устройства усилили вредный сигнал приведший к перегрузке органов чувств. Модулированные частоты превысили пороговые значения предохранителей и импульс прошел напрямую в мозг. Организм не смог сопротивляться и человек захлебнулся от избытка эмоций. Тело впало в кому, а вот что произошло с сознанием, мы и пытаемся выяснить...
  -Пока ты всего лишь пытаешься выяснить, люди лежат с вывернутыми наизнанку мозгами. Инфополе не плотнее чем на астероиде. Часть планеты превратилась в безжизненную пустыню. Транспорт едва держится. Промышленность останавливается, еще немного и на планете развернется настоящий коллапс... Нужен результат!
  - Я прекрасно понимаю последствия катастрофы, Ваше высочество, но мы тоже не всесильны. Искры всего сектора сейчас выделяют резервные мощности и бьются над разгадкой аномалии...
  - Это не аномалия. Это спланированная и четко проведенная диверсия. Вопрос лишь ... чья.
  Дикого ксена с высохшей деревяшкой? Или может быть за этим стоит кто-то более влиятельный?
  - Мне не хватает данных для полных выводов, - задумчиво ответила "искра", - Но я бы не была столь категорична на счет местных ксеноформ. На момент Слияния, цивилизация гронтов была на ступени развития Б-6. В отчете консула открывшего этот мир говорится о довольно высоком уровне биоэнергетики используемой не только в культах, но и промышленных масштабах. Взять те же корунды. Есть гипотезы об искусственности умений гронтов влиять на кристаллические решетки минералов...
  - Это было давно Меда, эти животные уже давно не их давние предки...
  - Культивированные, да. Но вы столкнулись с неучтенным. Судя по спектральному анализу костей его возраст около двухсот лет. В архиве есть упоминания о старых служителях культа. Именно они были жрецами отвечавших за связь с Матерью Прародительницей, по сути с духом планеты.
  После пятиминутного молчания, Оу ответил:
  - Хрупкая гипотеза. Причинно-следственные связи устойчивые, но вот доказательная база зыбкая как вода... Мне больше нравится идея со вторым эшелоном заговора местной знати. Экономические последствий катаклизма, весьма существенны. Их не удастся утаить от имперского надзора... Но в тоже время аномалия накрыла часть южного полушария. Пострадали несколько конвейерных линий и немного задеты транспортные магистрали. В планетарном масштабе пострадали, лишь второстепенные маршруты. Тем более что развернуты резервные линии комуникаций. Думаю через сутки все системы будут восстановлены. Хотя с другой стороны. Для сокрушительной диверсии... как-то мелковато. Но в тоже время как дополнительный штрих самое оно.
  - Не согласна, - возразила "искра", - искореженное ифнополе планеты это вовсе не мелочь. Быстро восстановить приемлемую плотность биоизлучения врядли удастся. Хотя, если привлечь корпорации по тераформированию, думаю они смогут управиться за полгода. В последних презентациях проектов "Сеятель" были анонсированы шикарные грибковые культуры. Если не ошибаюсь, семикратная плотность колоний...
  - Только не этих мясников! Я конечно не любитель ксенов, но мутагенные споры "фермера" так изуродуют фауну, что потом и за пять лет не настроишь экобаланс планеты. О гронтах придется совсем забыть. Будут дохнуть как мухи, а кто будет рыть штольни, вылавливать сырец и выращивать корунды ? Нет уж, лучше помучиться на архаичных радиочастотах, и дождаться нормального восстановления плотности ... Вот только бы этот случай остался единственным. Повторный катаклизм, да в густонаселенном экваторе... Боюсь второй такой случай, Корнул может и не пережить.
  - Маловероятно, - уверено ответила "искра", - я наложила диаграмму плотности аномалии на ореол вымершей поверхности. Вот на этих снимках , я свела все в одну проекцию...
  Прерывая их беседу, над входным тамбуром зажглась диаграмма вызова. Выждав положенное по этикету время, створки дверей с мягким шелестом разошлись в стороны пропуская незваного гостя.
  Возникнув на пороге словно приведение, слуга в старомодной позолоченной ливрее, склонил голову в низком поклоне.
  - Ваше высочество, Вас ожидают в малом трапезном зале.
  Ровный голос и ничего не выражающий взгляд, подтянутая фигура и не примечательная внешность-идеальный исполнитель династической воли.
  Оу обозначил на лице дежурную маску вежливого внимания. Не время давать волю раздражению. Рано или поздно разговор с родителями все равно бы состоялся. Тем более что его консульский мораторий над исполнительной властью уже подходит к концу. Теперь предстоит дать объяснения всему произошедшему. И судя по интенсивности входящего трафика между дворцовым комплексом и ретранслятором Совета древних фамилий - выслушать придется не мало.
  - Держи меня в курсе событий Меда. Я присвоил твоей работе высокий индекс. Жду скорых результатов.
  - Благодарю, Ваше высочество, буду стараться оправдать Ваше доверие.
  Поднявшись с силового кресла что тут же потеряло плотность и видимость, Оу размял шею. Оглянувшись в поисках зеркала, заставил одну из проекций принять высокую плотность. Наблюдая за своим отражением в зеркальной поверхности, окинул себя критическим взглядом. Белые волосы растрепаны, под глазами мешки от бессонной ночи, нездоровая бледность и взгляд хищника. Хищника упустившего добычу и вынужденного метаться в поисках жертвы для вымещения злости.
  Нет. С таким видом не в коем случае нельзя представать пред элитой элит Корнула. Лишь блеск и красота. Сила и уверенность молодого консула у которого все под контролем, и на руках все козырные карты, а в рукавах еще несколько лишних тузов.
  Улыбнувшись отражению, Оу закрыл глаза. Медленно вдыхая и выдыхая воздух, он вызвал знакомое ощущение управления внутренними потоками. Подчиняясь воле, заложенная многочисленными тренировками гипнотическая программа вызывала в памяти нужные ритмы и пульсацию силы. В груди зародился комок тепла. Разгораясь до маленького солнца, горяченный шар вдруг разбился на множество мелких осколков. И подхваченные кровью частички света стали стремительно распространяться по всему тело. Растворяя усталость, разгоняя тревогу, смывая весь накопленный за сутки негатив, живительная сила преображала мысли и клетки организма.
  Открыв глаза Оу улыбнулся своему отражению.
  Лицо не просто уверенного в себе человека, а лучшего консула Цитадели за последнюю четверть века. Он тот кто, под видом каторжанина был сослан в отдаленную систему, где сумев проникнуть в доверие местному владыке, спровоцировал мятеж, и вскрыв заговор против Империи, заставив мятежников сцепиться в смертельной схватке. И когда прибыли летающие бастионы смерти, имперских легионеров встретила лишь залитая кровью планета, чья уцелевшая аристократия бросилась в колени генералу карательного корпуса с просьбой о помиловании и ключами полного доступа ко всем энерголиниям сектора.
  Волевое лицо, сияющие пониманием глаза, и знаменитая всепрощающая улыбка консула, не понаслышке знающего цену словам, и поступкам что прячутся в подвалах подсознания. Повинуясь воле хозяина, силовой каркас принял вид парадного одеяния консула. Черный камзол с вышитыми цветами имперского герба. Подчеркивая ширину плеч, зауживаюсь в талии костюм не скрывал широкого пояса с выпирающими частями функциональных модулей, а лишь обыгрывая складками, расходился на десятками широких пол, каждая из которых сияла узором древнейших имперских созвездий.
  Подняв руки, Оу улыбнулся приятной тяжести на кистях. Нет ничего приятнее ощущения боевого оружия. Начиная с локтя, и до кистей рук, по коже заструились зеленоватые нити. Сплетаясь в единый узор, силовые лучи боевых бичей нетерпеливо мерцали полной мощностью. Древнее церемониальное оружие, от которого современная аристократия отказались из-за больших требований к внутреннему самоконтролю очень прижилось в Цитадели, где своим родом было отличительным знаком молодых консулов освоивших контроль над собственной биоэнергетикой.
  И сейчас его бичи красовались сложным узором четвертого уровня. Не сказать, что ахти какая силовая мощь, но выдержать схватку с упакованным с ног до головы наемником, ему вполне под силу. Но главное не в мощи. Бичи статусная вещь. Это позволяет не тратить время на обоснование своих поступков. Кто по умнее тот сразу поймет, что к чему, а кто нет, тому растолкуют соседи: "четверка" это самоконтроль на уровне чиновника третьей звезды по имперской шкале, что уже само собой подразумевает право вмешиваться в дела планетарных министерств. Тем самым он негласно был старше всей родовитой аристократии сектора. Кроме конечно же представителей правящей династии, владеющих контролем шестого и десятого уровня...
  Пропыленные микрочастичками волосы, подчиняясь внешним импульсам медленно зашевелились. И как только распуталась последняя непослушная прядь, белые локоны ожили собственной жизнью. Двигаясь и сплетаясь в завораживающем танце, словно живые, волосы складывались в узор сложной прически.
  Последним штрихом в утянутой немыслимыми узорами косе, блеснули украшения личных достижений. Алмазная гроздь Имперского внимания как выдающемуся выпускнику, и красный рубин с вплавленным серебряным клинком, подарок от имперского бригад-легата, впечатленного захлебнувшимся мятежом.
  Улыбнувшись отражений, Оу окинул себя довольным взглядом. Полный комплект парадного костюма. Теперь можно показаться во всей своей заслуженной красе и закончить начатое дело.
  - Я готов.
  Не обращавший на себя внимание слуга склонился еще ниже, и стараясь дышать через раз, превратился в интерьер мебели. Одно дело быть невольным свидетелем увлекающего зрелища головомойки блудного сына, а другое дело открывать клетку голодному хищником.
  Двигаясь по дворцовому комплексу, в сторону малого зала, Оу приводил свои мысли в порядок. Отвечая на заискивающие приветствия и глубокие поклоны праздношатающейся дворцовой публики, он улыбался, но многие воспринимали его улыбку за обещание познакомиться поближе с посмевшими отвлечь имперского консула от дум о вечном.
  Инфополе зашелестело испуганным шепотом и пересудами. И оставшуюся часть пути принц проделал по стремительно пустеющим коридорам.
  Маршрут был выбран не быстрый, тем более что он специально избрал парадные и оживленные проспекты. Его шествие должно было подогреть готовящуюся беседу до нужного градуса. Пусть слухи о консуле дойдут до тех, кто всегда прячется в тени и дергает за ниточки дворцовых марионеток. Пусть именно их испуганные дергания заставят невидимых кукловодов занервничать, попытаться на ходу выстроить новый сценарий готовившийся беседы.
  Он даже не сомневался, что именно на церемониальном ужине, в тесном кругу так сказать самых близких людей к правящей династии, союзники потребуют его крови.
  Шутка ли, почти под корень вырезана одна из династий, хорошо прорежены родственные узы, но главное в другом ... правящая аристократия испытала давно забытое чувство.
  Страх.
   То чувство когда неожиданно, в один миг с тебя стребовали плату за все прегрешение, за все темные делишки на грани закона. И это чувство многим не понравилось. Не понравилось до нервной икоты, до зубовного скрежета и жажды мести безродной собачонке посмевшей огрызнуться.
  Пусть за ним отвергнутым и остался первый раунд, но никакое физическое устранение не решает проблемы. Династические противостояния были всегда, есть, и будут не одну еще сотню лет. На месте вырванного сорняка появится новый, который рано или поздно все равно втянется в дворцовые интриги и будет преследовать свои собственные интересы, прикрываясь показным беспокойством о благе правящей династии.
  Этот постулат известен давно. И не ему пытаться его искоренить. Он лишь выиграл время. Смел с шахматной доски расставленные фигуру. Пусть игроки в ближайшую сотню лет занимаются подбором новых марионеток и выстраиванием баланса династических интересов. Пусть начнут с нуля.
  Да, это грубо. Кроваво. Но это был единственный быстрый метод обезопасить династию.
  Ведь его отречение прошло по сценарию заговорщиков, и он готов был поклясться, чем угодно, где-то уже готовилась операция по устранению последнего наследника. Не окрепшего восьмилетнего брата Ята. Мальцу пришлось раньше времени пробуждать дар и усиливать энергопотоки. А для ребенка едва вставшего на ноги пройти такую процедуру это как выжить после падения с большой высоты. Возможно, но маловероятно. Но Ят выкарабкался. Прожил два года в реаниматоре, и консилиум лучших "искр" поставил его на ноги и вернул к активной жизни. И шаг за шагом, вспоминая и обучаясь жить заново малолетний принц принял на себя непосильное бремя наследника. Бесконечные оздоровительные процедуры, утомительные занятия по расширению чувствительности, освоения множества разделов научных работ по экономике, праву и социальному менеджменту, все это должен продемонстрировать молодой наследник перед инспекций имперского посла, который обязан следить за устойчивостью правящей династии.
   В противном случае имперский посол, во избежание смуты обязан выбрать новый правящий род из древних фамилий Корнула. Выбрать достойного, способного обеспечить сильную власть и устойчивое развитие сектора.
  Его юношеский поступок поставил династию на грань изгнания. Подверг жизнь брата смертельной опасности, загнал родителей в тупик, где они пытались уступками, в некоторых случаях унизительными союзами, заручаться поддержкой младших родов, чтобы удержать равновесие. Удержать контроль над сворой хищников почувствовавших слабину вожака.
  Но никто не учел его возвращение. Никому и в голову не могло прийти, что сыгравшая фигура, давно списанная со всех раскладов, вдруг вернется. Вернется для возврата неоплаченный долга.
  Последнего дела, которое обязательно нужно окончить перед шагом в Бездну.
  И сколько бы Оу не думал над этой проблемой, сколько бы ни анализировал стекающиеся в Реестр данные, оставался лишь один выход.
  Разрубить узел.
  Обрубить гнилые ветви. Жестко. Кроваво. Стремительно и бесцеремонно вырвать гнойник, с показной свирепостью и безжалостностью. И он это сделал. Оставалось лишь прижечь рану, чтобы новые ядовитые всходы взошли не так быстро...
  Застыв перед высокими створками с почетным караулом из четверки гвардейцев, Оу хищно улыбнулся.
  Приняв на свой счет недобрый блеск в глазах, обряженные в церемониальные латы гвардейцы еще больше подобрались и поедая прекрасное далеко стеклянными взглядами, застыли неподвижными изваяниями.
  Вынырнувший из-за спины слуга, изворотливым движением открыл дверь, и втекая в зал церемониально и с чувством протянул:
  - Принц Ор-Сату, Оу сто восьмой!
  Малая трапезная имела мало общим с названием. Огромная комната теряла свои очертания в уходящих в даль полумраке. Отделанные панелями из красного дерева, с затейливыми инкрустациями и узорами, стены поражали своим вычурным богатством и пышной роскошью.
  Мраморный пол лоснился шлифованными плитами. Насыщенная чернота впитывала в себя весь излишек лившегося с потолка света. Под куполообразными сводами переливались созвездия, клубились туманности и спирали далеких галактик. Тысячи светил и мириады созвездий, все это великолепие сверкало и переливалось в медленном танце.
  А между чернотой и сверкающим куполом раскинулось большое поле. Выделяясь ярким пятном, огромный стол притягивал внимание горами блюд изыскано разложенных в дорогой посуде. Сверкая золотыми краями и переливаясь гранями богатой инкрустации, блестели ровные ряды столовых приборов застывших в ожидании пиршества.
  Но никто не спешил насладиться изысканными кушаньями.
  Вокруг стола возвышались спинки высоких стульев, внутри которых утопали угрюмые гости. Шестнадцать стульев расставленных по овалу стола на ровном удалении и строго вымеренном расстоянии. Не дай Вечность кто-то окажется ближе или дальше от соседа, это же целый скандал и повод выставить претензию о нарушении прав герцога, главы одного из старых династий сектора.
  Прозвучавшее представление заставило всех гостей подняться с насиженных мест, и склонить головы в церемониальном приветствии.
  Натянув маску вежливой непосредственности, Оу с рассеянной улыбкой на губах двинулся к белому сиянию во главе стола.
  - Долгих лет здравия и процветания, Вашему Величеству и династии Ор-Сату!
  Церемонно поприветствовал Оу сидевшего на белом стуле великана облаченного в расшитый золотом зеленый камзол и свободные брюки. Седая грива была собрана в могучий хвост на затылке несколькими зажимами, а волевое лицо разгладилось в радостной улыбке. Но показная расслабленность не могла скрыть едва сдерживаемого раздражения и нетерпения.
  - Того же самого и тебе мой сын, того же самого... проходи присаживайся.
  - Благодарю за заботу, отец мой, - еще раз поклонившись, Оу с достоинством проследовал на свободный стул по левую руку от отца.
  Замерев над услужливо отодвинутым слугой стулом, Оу наградил гостей вежливой улыбкой и словами:
  - Безмерно рад выразить свое почтение присутствующим главам знатных династий сектора...
  Заливаясь соловьем, принц не скупился на льстивые слова. Хорошо подвешенный язык дает возможность скрыть мысли, и пока слушатели пробираются сквозь патоку липкого смысла, у него есть время оценить настроение участников.
  Вежливая внимательность. Дежурные улыбки и лишь переглядывания показывают степень растерянности. Убеленные сединой старики оказались не готовы к явному дисбалансу. Мало того, что вызвавший переполох мальчишка оказался консулом с отметками доверия императорской династии, так вместо того чтобы грозно заявить о своих правах, он восхваляет достоинства присутствующих герцогов и не скупится на комплименты.
  - ... и конечно же я надеюсь, что наша встреча пройдет в теплой атмосфере взаимного доверия и полной поддержке решений правящей династии, в нелегкое время невзгод принявшей на себя ответственность за процветание и возвеличивание нашего общего дома, сектора Корнул.
  - Как глава династического совета, я рад приветствовать принца в стенах родного дома, - проскрипел в ответ старик напротив.
  Высохший как палка, с лицом выстроганным из базальта, и косматыми бровями больше походившего на гроздья дикого мха, герцог Серт -ша слегка обозначил кивок.
  Кого-кого, а эту мумию повидавшего за свои сотни прожитых лет не одного молодого выскочку, провести сладкой водичкой не получится. Глаза как жерла орудий, а немигающий взгляд прожигал стены. Просвечивая насквозь, казалось видел все тайные помыслы и недосказанности.
  - Надеюсь ваше появление, Ваше высочество, успокоит нервы старика и прольет свет на недавние события...
  - Я всегда рад оказать любезность Вашему сиятельству. Но с вашего позволения, давайте отдадим уважения нашим поварам...
  Возвращая легкий поклон, ответил Оу. Присев на стул, и окинув себя салфеткой, принц окинул стол голодным взглядом. Серия мгновенных переглядываний, легкая растерянность и скрещивание взглядов на правителе.
  А отец внимательно смотрело на своего сына. И словно видя его впервые прокручивал в голове сценарии продолжения встречи. Вариантов были десятки если не сотни. Начиная от ссоры, и выступить на стороне герцогов, что уже прожужжали все уши о зарвавшемся мальчишке, ломающем сложившийся баланс сил, и грозившем обвалить всю систему управления в секторе, до варианта молчаливого зрителя. Уйти в сторону и отдать все на волю присутствующего за столом консула.
  Ведь не зря же ходят по империи слухи об их уникальности. Тщательная подготовка и жесткий отбор, славили Цитадели как воспитанницу настоящей элиты. Тех кто был костяком империи. Тех кто становился ближайшими и самыми преданными соратниками Вечного Императора.
   Они становились залогом процветания Империи, потому как сами являлись ... родоначальниками собственных правящих династий, которые предстояло им сами построить.
  Приняв решение, правитель сектора улыбнулся, заправил салфетку и взялся за столовые приборы.
  Зашелестела одежда, зашумела отодвигаемая мебель, застучали столовые приборы и посуда.
  Ужин начался.
   По давнее традиции доступ к инфополю был закрыт, поэтому за столом началась осторожная беседа. Общие фразы, ничего незначащие слова. Улыбки и попытки прощупать позиции друг друга.
  Потому как и кто с кем переглядывался, последовательность вопросов, и кто о чем спрашивал, Оу поделил присутствующих на три группировки, и затем лишь переносил присутствующих в ту или иную группу.
  Первая и самая многочисленная возглавляли Кар-аны . Династия поднявшаяся на торговле редкоземельных сплавов. Шесть колонизированных систем и три мощных тунеллера имперского класса. Тучный мужчина с тяжелым взглядом из под опущенных бровей и волевым подбородком выпеченным вперед. Даже вечная молодость тела не могла скрыть общее впечатление непоколебимости и упрямства. Такой рожей в далекой древности пробивали замковые стены. Герцог придерживался позиции решения вопросов с грубой силой. Слабые должны идти за сильными. И если ты уже ослаб, уступи дорогу сильному, в противным случае можно быть затоптанным.
  Вторая группа состояла из шести семейств основным коньком которых была торговля. Разветвленные синдикаты занимались скупкой и поставкой в центральные миры всего что связано с силовыми корундами. Начиная от карманных комплексов подстройки силовых камней к организму человека, заканчивая околопланетными системами снабжения. Развернутые в космосе станции, с гроздьями корундовых сердечников занимались трансформацией дармовых гравитационных колебаний в чистую энергию. Многочисленные связи с имперскими корпорациями монстрами гарантировали династиям безбедное существование, но при это не давали возможности прыгнуть выше головы. Империя не была заинтересована в монополии нескольких семейств на рынке. Здесь царил яркий пример известного принципа, разделяй и властвуй. И именно династии Корнула находились в положении когда локоток всемогущества был совсем рядом, а вот укусить его было не возможно.
  Но сейчас, в рядах торгашей царила растерянность. Место главы лидера сейчас сиротливо пустовало, и в его сторону даже опасались смотреть. Его не замечали.
  Вот это показное равнодушие и заискивающие улыбки по сторонам свидетельствовали о панике. Группировка была обезглавлена и сейчас в ее рядах царила растерянность, чем не преминули воспользоваться другие.
  То, что династия Сирпан-он сможет возродиться уже никто не верил. И поэтому остатки торгашей старались медленно и верно растащить по лагерям.
  И больше в этом преуспевала самая многочисленная группировка нейтралов, возглавляемая стариком председателем Династического Совета. Старик Серт-ша держал всех на крючке взаимных интересов, да так, что возможности соскочить уже ни у кого не было. Если муха попадала на мед, то ее оттуда уже можно было лишь выдрать... по частям. Так и в группировке производственников царило полная интеграция, и вырвать кого-то в отдельности можно лишь целым сегментом из трех четырех союзников. И заполучить в свои ряды, возможность выхода на имперский рынок, да еще и с интегрироваться с одним из энергетиков, это была экономическая мечта любого производственника, золотая жила. Но больше старик всех держал умеренной политикой и умением балансировать, и ходить по грани.
  Там, где Кар-аны давили грубой силой, Серт-ша брали взаимной выгодой, и учетом взаимных интересов, но лишь потом многие понимали, что они получили мизер, а все сливки от соглашения достались кому-то другому. Всегда стоящему в тени.
  - Как вам устрицы? Мне кажется это блюдо определено может стать новым трендом в современной кулинарии, - проворковал напротив девичий голос.
  Подняв глаза, Оу встретился взглядом с еще одной местной достопримечательностью. Герцогиня Виа-ан, обладательница неофициального титула Королевы Океанов. В результате давних интриг оказалась владычицей планет покрытых водой почти на девяносто процентов. Династия пыталась в одно время проводить добычи полезных ископаемых подводными методами, но слишком большие накладные расходы и парочка убыточных проектов поставила династию на грань исчезновения, пока у власти не оказалась одна из вдов герцога покончившего жизнь самоубийством. Молоденькая девица, окончившая имперский университет, волевым решением и жесткой хваткой за причинные места глав младших родов, закрыла все убыточные направления деятельности и сконцентрировалась исключительно на подводных плантация съедобных деликатесов. Морские гады, экзотические растения, кораллы с богатым запасом минеральных веществ, и мощная маркетинговая компания за сотню лет превратила захудалую династию в одну из самых богатых герцогств сектора.
  - Устрица просто бесподобна! - Закатив глаза от удовольствия Оу посмаковал кушанье, - но вкус меркнет по сравнению с впечатлением от вашей ослепительной красоты, герцогиня. Вы как всегда великолепны...
  - Ох, Ваше высочество, вы такой льстец. Заставите слабую женщину краснеть и тушеваться. Сущий проказник...
  Легко засмеялась жгучая брюнетка в пышном платье. Лишь сиреневые глаза не врали. На него обратила внимание опытная хищница, сожравшая не одного такого молоденького козлика, принявшего ее за беззащитную фиалку. И похоже именно ей отводилась роль загонщика.
  Ну во-первых она не принадлежала ни одной из группировок, но в тоже время находила с каждым общий язык. Во-вторых нейтральная фигура для деликатных дел, прекрасно чувствующая где нужно надавить, а где покориться. В сложившейся ситуации идеальный переговорщик.
  - Ну что вы, прекрасная герцогиня, я лишь грубо пытаюсь передать свое восхищение вашими достоинствами.
  -Ах, прекратите меня смущать, Ваше высочество, лучше опробуйте вот этого нежного омара. Он подается в соусе по Озионски, прекрасно освежает рецепторы после всех бифштексов с кровью. А сам омар должен быть под парком и с пряными приправами. Очень хорошо сочетается с белым нектаром из шельфовых кораллов. Прекрасно тонизирует и освежает голову...
  'И ко всему прочему еще идет как сильный афрозодиак' мысленно улыбнулся Оу отдавая должное мастерству опытной светской львицы. Кокетничая и заигрывая как глупая молодая девица, герцогиня его обкатывает в сладкой вате женского внимания, на которое так падки мужчины. И в тоже время предлагает общаться в иносказательной форме по весьма щекотливой теме. Проверка боем на сообразительность невиданной зверушки.
  'Ну что же, в эту игру можно играть вдвоем.'
  - Полностью с вами согласен герцогиня. Свежая голова и правильные мысли это очень актуальная на сегодня тема. Ведь если не соблюдать правильную диету и злоупотреблять теми же коралловыми гребешками, с пьянящим букетом минеральных солей, можно оказаться в неловкой ситуации. Вроде бы и помнишь, что было, да только увлекшись уже не отдаёшь себе отчета в происходящем. Такое злоупотребление плохо заканчивается, как минимум сильным отравлением, но я слышали и о летальных случаях.
  - Да, да, полностью с вами согласна... любая кухня не терпит излишеств, - согласилась герцогиня, отпивая с высокого фужера бордовый напиток, - но из-за слабостей отдельных людей, потерявших чувство меры, стоит ли искоренять из дворцового меню... изысканное блюдо?
  - Ну что вы герцогиня, как вы могли такое подумать... дворцовое меню это символ. Каждое блюда подбирается и вымеряется годами. Ингредиенты подбираются тщательно и взвешено. Каждый вкус имеет свой оттенок и насыщенность. Для каждого подбирается свой рецепт приготовления. Но мы с вами упускаем один важный момент..., - приторным голосом возмутился Оу , на мгновение добавив во взгляд холодного льда, - Это мастерство кулинара. Он всегда пробует блюдо на вкус и всегда знает, чего не хватает, а чего с избытком. И именно ему принадлежит право решать какие ингредиенты стоит использовать, а какие стоит оперативно... исключить их рецепта. Дабы получился истинный кулинарный шедевр.
  - О, ваше высочество, вы рассуждаете как истинный знаток... вы являетесь поклонником острой кухни?
  - Ну что вы, я любитель всех направлений кулинарного мастерства. Особенно если их блюда сытны и полезны для организма.
  - Какая приятная новость, - с облегченной улыбкой ответила герцогиня, - тогда позвольте вас заверить что кроме омаров, в меню есть еще множество блюд на которые стоит обратить внимание и возможно, порекомендовать к дворцовому меню.
  - С удовольствием прислушаюсь к вашему мнению...
  После этих слов, притихшие было тихие разговоры с облегчением возобновились. Обстановка явно разрядилась и буря миновала. И кое кому это придало смелости.
  Перекрывая неспешную застольную беседу, по залу разнесся зычный бас.
  - Не сочтите за бестактность Ваше Высочество, но не могли бы вы пролить свет на суть произошедших за последние сутки событий?
  Вежливые по смыслу, но жесткие по тону, прозвучавшие слова заставили всех притихнуть. Прячась за бокалами, и уткнувшись в богатые приборы, дамы и господа сделали вид как будто увлечены кухней, но при этом всем видом старались не упустить ни слова из намечавшегося разговора.
  Не сводя с принца тяжелого взгляда, глава династии Кар-анов посчитал, что настало время для серьезного разговора. Тем более что первый шок от того, что лишенный титула принц оказался не "зарвавшимся юнцом", а полноценным консулом, уже прошел. Вдобавок прекрасная герцогиня, выяснила что консул готов к переговорам, поэтому после легкой закуски пришла пора первого штурма.
  - Что именно ускользнуло от внимания его сиятельства?
  Выдержав паузу, с отеческой улыбкой спросил Оу.
  - Хм, хорошо я уточню. Мне интересно на каком основании к династии Сирпан-ан была применена высшая мера недоверия?
  - Вы что то путаете уважаемый герцог. Ни о каком недоверии речи и не было. Регистрация внешнего иска была подана по стандартной схеме. Извещение предъявлено в секретариат Династического Совета ровно двенадцать имперских астрочасов назад. В нем сообщалось время и дата исполнения приговора имперского арбитража и время подачи апелляции, но насколько я могу судить по пришедшей отписке, дело даже не попало на рассмотрение Совета. Застряло в дебрях бюрократических фильтров..., - вежливо ответил Оу, бережно отрезая ломтик от блюда, и положив его в рот, смакуя кусочек омара пустившего такой приятный пряный сок.
  - Ваше высочество, у нас сейчас нет доступа к инфополю. Не будете ли вы так добры, озвучить эти претензии?
  - Конечно же, дорогой герцог, мне не составит никакого труда ответить... но вот только боюсь формат ужина не подходит для зачитывания в слух двести шести томов уголовно дела.
  Справившись с приступом раздражения, герцог выдавил из себя улыбку.
  - Самую суть, ваше высочество.
  - Ну если упростить... то за долги, ваше сиятельство.
  - В каком смысле?
  - В прямом. Герцог Серпан-ан задолжал банкам Имперского Созвездия огромную сумму...
  Ответил Оу с вежливой улыбкой на губах. Сочувственно покачав головой на недоуменные взгляды, принц, с выражениям скорбного сожаления принялся пояснять суть дела оказавшегося простым как день и ночь.
  В последнее время дела династии Серпан-анов были не ахти. Большая часть торговых сделок в которых участвовали торговые синдикаты герцогства завершались большими скандалами. То в партии поставляемых генераторов оказывались бракованные сердечники, и в результате эксплуатации, несколько околопланетных станций оказывались на грани гибели, то пищевые концентраты поставляемые в отдаленные звездные системы оказывались заражены грибковой чумой, а последний контракт, на поставку биоконцетрата стволовых клеток для выращивания модулей для искр, и вовсе перерос в скандал имперского масштаба, и чтобы его замять, Серпан-анам пришлось выплатить баснословные компенсации. И все бы ничего, но последние сделки, по поставке энерго-вооружений в системы дальнего пограничья оказались не просто сомнительными, а буквально что не стали для налоговых служб красной тряпкой. И тогда за финансовые дел династии обратили внимание имперские инспекторы. И тут еще оказалось, что поставленное вооружение исчезло. Два каравана контейнеровозов растворились в неизвестном направлении, оставив после себя лишь выброшенные в космос трупы охранников и полуразрушенный терминал орбитального лифта с пустыми складами и пустые счета на которые так и не поступила оплата. Начались проблемы с возвратом кредитов...
  И вот тогда уже забеспокоились банковские династии. Посыпались запросы на возвраты выданных ранее средств. Все чаще стали приходить извещения из залов заседаний имперских арбитражей. Удавка финансового краха затягивалось на горле династии все туже и туже. И настал день когда платить оказалось больше нечем.
  - ... Ко мне, как уроженцу сектора Корнула и представителю Вечного Императора, обратился финансовый синдикат и попросил стать арбитром в иске к династии Серпан-ан. Их представители попытались решить дело без широкой огласки, но не встретили понимания со стороны его сиятельства. Возник конфликт между силами безопасности и коллекторами. На все мои попытки решить вопрос мирно, герцог отвечал лишь обвинениями и гневными тирадами. А после того как коллекторские грузовозы были обстреляны низкоорбитальными комплексами обороны, да так, что парочка превратилась в груды спечённого металлолома... о переговорах, уже никто и не вспоминал. Особенно засидевшийся без дела четвертый легион имперский штурмовиков...
  - Вы хотите сказать, что это было... банальное взыскание долгов?! Но постойте, а почему же Совет об этом узнает последним?
  - Еще раз напоминаю. Все материалы были переданы в канцелярию Династического Совета. Вы можете с ними ознакомиться в любое время... Запросите протокол поступивших дел, - с сочувствием в голосе ответил Оу, - и вы увидите дату регистрации, присвоенный номер, а так же вето секретаря...если я не ошибаюсь то делу присвоили метку обычного гражданского иска со сроком рассмотрения шесть лет.
  - Дурдом какой-то, - прошипел Кар-ан, переглядываясь с растерянно дернувшим щекой главой Династического Совета. Обычная практика затягивания рассматривания всех исков против знатных династий, сыграла злую шутку. Отвечающая за процессуальный кодекс 'искра' присвоила самый низкий приоритет делу и оно утонуло в мириадах бюрократических документов.
  - Правильно ли я понял Ваше Высочество, -прозвучало с другой стороны застолья едва слышный голос герцога Сарт-ша, - нежелание Серпан-Ана заплатить по долгам, стало причиной уничтожения? Не находите, что такая скоротечная расправа, из-за банального долга, выглядит минимум странной, если не сказать больше... абсурдной. Богатая династий Корнула, не смогла оплатить свои долги... Это слишком фантастично для того чтобы оказаться правдой. Одни лишь астероидные фабрики являются золотым активом на имперской бирже...
  - Ах, да, я забыл уточнить... финансовый фонд, который был держателем долговых обязательств, принадлежит синдикату...Черных звезд.
  По залу пронесся тяжелый вздох.
  Столкнуться с одним из самых могущественных столпов империи, это как выйти с энергетическим бичом против орбитальной платформы. Можно попробовать увернуться, но шансы уцелеть приравнивались нулю. Одно из самых древнейших аристократических обществ, дата образования которого затерялась в веках, объединяло в себе выходцев из старейших династий центральных созвездий. И большинство присутствующих глав знало простую и не замысловатую истину, если в твоих руках оказалось что-то заинтересовавшее 'черных' лучше потратить время на то, как поизысканнее преподнести ЭТО в подарок, или по крайней мере оказаться от фокуса интересов этих монстров как можно дальше.
  - Неожиданно. Не думал, что наша глушь попадет в сферу интересов старых династий. Странно, но что могло так заинтересовать этих акул, чтобы так бесцеремонно выпотрошить нашего несчастного Серпан-ана..., - скрипучим голосом, пробормотал старик озвучивая мучавшую всех мысль.
  - Вторжение 'черных' это отдельная история, но вот только как это объясняет присутствие в числе штурмующих... солдат в цветах Ор-Сату, - не сдавался герцог Кар-ан продолжая сверлить Оу тяжелым взглядом.
  - Ваше сиятельство, вы действительно не понимаете почему силы безопасности правящей династии были в первых рядах? Почему именно они оказывали первую помощь пострадавшим и разворачивали мобильные медгородки в разрушенных городах, орбитальных доках и астероидных поселениях? Почему именно они обеспечивали эвакуацию населения, гасили панику и предотвращали мародерство? Или вы предлагаете правителю сектора, гаранту закона и порядка, стоять в сторонке и делать вид как будто ничего не происходит? Задумайтесь о том, как будет выглядеть ситуация если секторе будет проводиться операция по принуждению к выполнению договорных обязательств, с участием имперских коллекторов и военных сил, но при полной пассивности правящей династии, что даже не удосужилась прислать своих представителей... что о нас подумают в центральных созвездиях? Династия Ор-Сату настолько слаба, что исполнение имперских законов на ее территории происходит лишь под дулами штурмовых легионов? Не находите такой ход мыслей... неправильным?
  - К-хм. Я ни это имел ввиду, Ваше Высочество...
  Герцог Кара-ан выглядел обиженным ребенком. Большим, насупленным и растерянным ребенком. Одно дело готовиться к драке за честь невинно поруганного сотоварища, чью смерть можно выгодно использовать в меж династических стычках, а другое дело оказываться на стороне обычного банкрота, неудачного дельца не сумевшего вовремя остановиться и разорившего династию до распродажи имущества с молотка. И герцог сдал назад.
  Всплывшие участие третей силы, против которой не попрешь напролом выставляло дело совсем в другом свете. Силы безопасности наоборот оказались в нужное время в нужном месте, и не вмешиваясь в конфликт старались свести разрушения к минимуму и облегчить участь случайно пострадавших людей. Такая подача выставляла Ор-Сату в выгодном свете и никто не сомневался, что все медиапорталы будут освещать события именно с этого ракурса, поэтому предъявить правящей династии обвинения в сведении счетов будет проблематично. Тем более, что авторитет имперских банков, участвовавших в этой нелицеприятной ситуации оказался явно не по зубам местным герцогам. Одно дело давить лишенного титула принца, а другое дело столкнуться с консулом, который ко всему прочему еще представляет интересы одного из древнейших сообществ империи. Тут как бы самим уцелеть, и не попасться на вид проплывающему мимо чудовищу.
  - Герцог Кар-Ан хотел уточнить момент об участии ЛИШЬ сил безопасности правящей династии. Ведь такая масштабная операция требует колоссальных ресурсов и организационных затрат. Поэтому можно было бы привлечь ресурсы всего сектора.
  - Вы очень внимательны многоуважаемый Сарт-ша. Было тяжело, но службы династии Ор-Сату достойно выдержали это испытание. И лишний раз подтвердили звание лучшей службы обеспечения безопасности в секторе Корнул, - с неизменно вежливой улыбкой ответил Оу, с удовольствием наблюдая как перекосило многих присутствующих.
  Дальнейший обмен любезностями протекал в вежливо прохладной форме. Его еще несколько раз пытались загнать в угол пытаясь поймать на нестыковках изложенного и докладов шпионов, которыми всегда и щедро нашпигованы системы соседей.
  Герцоги были опытными людьми, чтобы верить официальной версии, и прекрасно понимали, что правда совсем не та, что выставлена на показа, но на каждый их аргумент у принца всегда было заготовлено: или документальное подтверждение своей правоты, или такая трактовка, которая переворачивала все факты с ног на голову.
   Спустя полчаса фехтования на фактах и неудобных вопросах, всем присутствующим стало ясно, что поймать на горячем вряд ли получится, и Кар-аны решили отступить. Наскок, обязанный стать мощным апперкотом, повалившим соперника наповал, пришелся в пустоту. Соперник не то что не умолял о примирении, он даже не оскалился, просто прошел мимо с недоуменно вздернутой бровью.
  В отличии от прущего напролом Кар-ана, старик Серт-ша был мудрее. Оборачивал свои вопросы в охи и сетования на немощь и старость, но при этом в глазах мелькали отблески разума даже отдаленно не страдавшего маразмом. Особенно плотно насел старик при раскручивании событий на столичной планете. Шутка ли половина планеты закрыта на карантин, данных никаких нет, а тут чуть ли не виновник произошедшего оказался рядом...
  - Все-таки Ваше высочество, какова природа катастрофы?
  - Еще рано озвучивать выводы, Ваше сиятельство. Работает следственная группа, данные обрабатываются лучшими искрами по военно-судебной медицине и как только будут первые внятные версии их обязательно озвучат.
  - Но ваше высочество, мне кажется, что будет весьма разумным, озвучить хоть бы рабочие версии. Вы должны нас понять, мы как верные подданные желаем помочь столице, по крайней мере могли бы выделить материалы, ресурсы, корабли, нужных специалистов... но мы даже не знаем, чем именно помочь.
  - Обещая ваше сиятельство, как только будут вменяемые гипотезы произошедшего мы обязательно дадим знать...
  Сохраняя вежливую улыбку отбивался от навязчивой помощи Оу.
  Одно дело помощь а другое контролировать этих соглядатаев, которыми будет полна любая спасательная миссия. А если допустить что это рук кого-то из присутствующих, которые попытаются или замести следы или наоборот закончить начатое, так от такой помощи нужно вообще бежать без оглядки. Но в открытую такое не скажешь. Доказательств для обвинений ни каких нет. А озвучивать догадки, чревато пустыми препирательствами. Это позже, имея на руках неопровержимые факты припирать виновника к стенке и давить, давить пока жертва не взвоет мольбой о пощаде. Но ... это лишь мечты. Этих матерых волков, веками покусывающих друг друга во множестве интриг просто так к стенке не припрешь. Но никогда раньше до таких масштабов не доходило.
  Судя по тем данным что уже выдали искры, произошедшая диверсия не просто хороша - она великолепна. И самое паршивое выгодна всем присутствующим. Превратить столичную планету, один из промышленных центров системы в безжизненную пустыню выгодно любой из присутствующих в зале династий.
  Одним ударом правящая династия отправлялась в нокдаун и пока бы Ор-сату пытались бы прийти в себя, реанимируя вымершую планету, выкарабкаться из промышленного коллапса, обязательно бы какая-то гнида бы созвала экстренное заседание Совета и в присутствии имперского посла озвучила бы претензии к правящей династии. Шутка ли столичная планета в руинах, промышленные показатели упали, имперские контракты нарушены, правящая династия просто неспособна справляться с возложенными обязанностями... Необходимо низложить и выбрать более достойного. И обязательно бы еще 'случилась' контрольная неожиданность.
  - Это всего лишь техногенная катастрофа. Не буду врать что пустяковая, но ничего критического.
  - Транспортная система планеты почти парализована, инфополе разорвано в клочья, в аномалии вся зелень превратилась в пепел, даже в пробах воздуха нет ни одного живого микроорганизма, вы называете это 'ничего критичного'?
  'Оперативно сработали, твари' подумал Оу, продолжая вежливо улыбаться.
  - Никто не говорит, что произошедший инцидент пустяковый, ни ничего не поправимого не произошло. Все пострадавшие проходят реабилитацию, транспортная система испытывает трудности, но отставания от графика минимальны...
  - И вы ОПЯТЬ, и совершенно СЛУЧАЙНО оказались в центре этой аномалии? - фыркнул герцог Кар-ан.
  - Ваше сиятельство желает предъявить обвинения?
  - Ну что вы, ваше высочество, это лишь констатация факта...
  Очередная попытка прижать его к стенке закончилась раздражением герцога и ворчанием на тему что все события сектора произошли с участием принца, но тот без устали говорит много слов, из которых ничего не следует и ничего не понятно. Попытавшись еще несколько раз его прижать, герцоги поняли, что проще проковырять пальцем гранитную напольную плиту, чем подловить собеседника на неточностях, добиваясь какой-то значимой информации, и весь остаток неформальной встречи прошёл в вежливом пустом разговоре.
  Спустя еще полчаса, присутствующие раскланялись с главой Ор-сату и стали один за одним таять в арке встроенного в стену дворцового тунелера.
  Вместе с ними в зале исчезли лишние стулья. Часть стола с грязной посудой и тронутыми блюдами растаяла в легкой дымке. Бесшумно появившиеся слуги водрузили на стол стеклянный кувшин. Сквозь толстые стенки граненого стекла, играя светом клубилась темная субстанция и по залу разнесся аромат крепкого церемониального напитка. Вечерний токау подавался исключительно в гордом одиночестве. Его насыщенный вкус нельзя было перебивать другими примесями, иначе не получится знаменитого на всю империю ощущения единства с присутствующими за одним столом людьми.
  Спустя минуту не занятая часть стола исчезла. Там проступили два высоких стула. Царившая вокруг помпезность утонула в полумраке и над столом зажегся небольшой источник света. Воцарившаяся атмосфера уюта словно вата, обволокла все пространство и защекотала ноздри знакомыми запахами из детства.
  Стол приобрел форму небольшой сферы, за которой с комфортом может расположиться четыре человека. На столе проступили белый фарфор широких чашек, и вдалеке послышался звонкий перестук каблуков.
  Ослепительная и сиятельная владычица династии Ор-сату ворвалась словно комета. Пышный шлейф сияющих фрагментов энергетического платья, прекрасного образца дворцовой моды, переливался всеми цветами радуги. Подчеркивая достоинства фигуры, мерцающее поле обволакивающие стройное тело, придавало невысокому росту урождённой графини Шер-ан величии и грациозность первой дамы Корнула.
  Следом за ослепительным образом накатила волна шикарных запахов. Духи и притирания, строго вымеренными порциями заставлял дышать глубже и наслаждаться пьянящим ароматом.
  -Ваше величество, вы бесподобно великолепны.
  Оказавшись на ногах, Оу склонился в церемониальном поклоне.
  - Вот же негодный мальчишка...
  И Оу оказался в вихре тесных объятий. Его поворачивали, рассматривали и потом опять прижимались к широкой груди.
  - О бездна как же ты вырос, мой мальчик ...
  Наконец то усмирив вырвавшиеся наружу эмоции, графиня выпустила из рук смущённого сына и смахнув выступившую слезу, уселась на соседний стул.
  Не сводя сияющего взгляда с покрасневшего молодого человека, бросила на хмурого мужа косой взгляд.
  - Что-то случилось, дорогой?
  - Ну если не считать, что мы на грани открытого бунта, то ничего..., - после долгой паузы ответил властитель Корнула.
  - Мне кажется ты слишком сгущаешь краски. Ну поворчат, выдвинут еще несколько законов в совет, где-то уступим, где-то надавим, кого-то возвысим, кого-то задвинем на провинциальные должности, и эта свора успокоятся.
  - Боюсь, что старые методы уже не сработают. Пролившаяся кровь одного из герцогов, это уже серьезно. Я даже и не помню когда в секторе уничтожалась целая династия. И не какая-то захудалая и обнищавшая, а одна из лидеров группировки давно метившей на первые роли в секторе.
  - Ерунда, - отмахнулась женщина, - прямых обвинений никто не выдвинул. И я так понимаю не выдвинет. На всех видеоматериалах видны имперские штандарты, а все медиапорталы обсуждают подробности сомнительны сделок в которых заигрался несчастный Серпан-ан.
  - Обвинений нет, но всем прекрасно известно кому выгодно устранение усилившейся династии.
  - Слухи к делу не пришьешь. Пусть все вопросы задают коллекторам, - усмехнулась графиня, поправляя платье и усаживаясь в стуле поудобнее, - Кстати, дорогой, не посвятишь меня в подробности случившегося? Я конечно каких-то мелочей могу и не знать, но вот что ты имеешь связь с 'Черными звёздами', для меня оказалось большим сюрпризом.
  - Ошибаешься, дорогая, - вернул такую же вежливо обвинительную улыбку глава династии, - тут моей заслуги нет. Я оказался такой же зритель как и ты. Кстати, стоит еще поговорить с графом Зуратом. Уж очень мне интересно, как это династическая служба безопасности оказывается втянута в масштабную операцию, а глава династии узнает все из новостей.
  - Боюсь он не сможет дать вразумительный ответ, - подал голос Оу.
  Натянув на лицо свою вежливую улыбку, принц положил руки на стол. Рассмотрев безукоризненный маникюр и выждав театральную паузу, заставившую мать нетерпеливо поерзать, а отца нахмуриться, Оу скромно потупил взгляд и ответил.
  - Граф действовал строго по инструкциям. Реагировал на сложившуюся ситуации, но он не мог видеть общей картины, так как не был посвящён в проводимую мной операцию.
  - Очень интересно... - растерянно произнесла графиня, - скажу даже больше, как-то невероятно.
  - Если бы ты видела какое здесь устраивалось представление, то удивилась еще больше. Наши герцоги были как хищники в клетке с укротителем. Рычат, злятся, скалят зубы, а укусить не могут.
  - Дурная традиция не пускать в трапезную всех желающих, - вздохнула мать, - было бы очень интересно увидеть такую картину.
  - Потом запись посмотришь, лучше давай выслушаем виновника устроенного в секторе бедлама...
  И Оу рассказал.
  Начав издалека, о бесчисленных часах проведённых в сеансах связи с Реестром, о терабайтах просеянных отчетов, касавшихся всех сделок Корнула, об расследованиях многочисленных интриг и афер собранных за тысячелетия существования Вечной Империи. Оу рассказал и о своих первых подозрениях. Рассказал и о горечи которая его посетила когда он понял, что все его действия прекрасно ложились в с режиссированный неизвестными кукловодами сценарий, где ему отводилась роль жертвенного барана, отданного на убой за чужие интересы. Рассказал и о клятве данной себе и звездам, о том, что он вернет долг, и постарается исправить последствия своей юношеской выходки.
  Самое тяжелой частью мести была установка личности кукловодов. Найти исполнителей было легко, а вот кто являлся заказчиком, выяснить было сложно. Ведь никто тем более находясь за многие световые года от места событий и не имея возможности общаться с задержанными. Но по крупицам, по косвенным уликам, по событиям в которых выявлялся один и тот же выгодополучатель, ему удалось выйти на герцога Серпан-ана.
  - Остальное уже было рутиной работой. Когда знаешь имя конкретного человека, то установить круг его интересов, отследить контакты, очертить сферу деятельности это уже дело техники и рутиной работы, тем более когда имеешь доступ к Реестру. Ну а дальше... воплощение теории в практику.
  Зная о патологической жадности и тяге к накопительству, удалось втянуть герцога в сомнительную сделку с тяжелыми энергокристалическими установками. Дозированный слив информации на Дикие окраины и прибыльная сделка превратилась в многомиллиардные убытки и выплаты неустоек. И так много раз. В любой сфере куда бы не кидался герцог, его ждали 'выгодные' сделки, и в течении года весь финансовый жирок Серпан-анов истаял, а весь свободный капитал превратился в долговые расписки, а имущество оказалось заложено под выданные кредиты...
  - Невероятно, это же колоссальная работа... какие ресурсы должны быть, что бы все это отследить и распланировать...
  - Ничего сверх возможностей консула, - пожал плечами Оу, - умение работать с большими массивами информации, вычленять главное, уметь использовать не только структурное управление, но и добиваться от цели необходимого действия методами непрямого воздействия...это особенности моей работы. Ведь нам предстоит внедрение в чужие миры, обустройство в обществе, и возвышение в чуждой для себя среде. И в конечном итоге, любыми средствами добиться построения первого тунелера ...
  - О бездна, неужели это возможно?!- воскликнула графиня, - Это ведь нужно учитывать множество ньюансов, это же сотни, тысячи существ... Разве возможно знать наперед как они поступят в той или иной ситуации?
  - Знать наперед навряд ли можно, но вот создать нужную ситуацию, в которой будет однозначный набор действий, это возможно, - скромно ответил Оу, - Это доказано дальнейшими поступками герцога. Оставшись по уши в долгах, Серпан-ан свернул всю деятельность в центральных созвездиях и попытался отсидеться в домашних системах, тем самым вырваться из череды преследующих его неудач. Но дать герцогу прийти в себя, не входило в мои планы, поэтому план перешел в горячую фазу...
  - Коллекторы?
  - Нет. Никакая коллекторская компания не посмеет лезть в чужой сектор за должником, не поручившись поддержкой главы сектора. А это долгая волокита, которая подразумевает нудные разбирательства, совет династий и естественное последующее затягивание процесса. А если ещё кто-то из герцогов пожелает оказать помощь соседу, то появляется дополнительные центр силы который внесет существенные искажения в разработанную матрицу событий. Это большие риски и низкая прогнозируемость, поэтому было решено привлечь весомый аргумент, чье бы мнение не оспаривалось, а вес пересиливал все бы возражение самим фактом существования.
  - Черные звезды? Только не слишком ли высокая цена за спасение, как бы лекарство не оказалось страшнее самой болезни... - хмуро произнес властитель Корнула.
  - Да, синдикат древнейших фамилий, это серьёзная сила. Но ее действия легко прогнозируются, и в принципе, легко просчитываются, при аккуратном использовании в своих планах. Главное не переходить границу дозволенного. Но в моем случае плата оказалась совсем пустяковой, - ответил Оу.
  - Что ты им предложил?
  - Это не афишируется, и в открытых источниках не указывается. Но за всю свои историю существования, синдикат всегда оказывался там, где происходили эпохальные события. Начиная от находок следов Предтеч, заканчивая исследований аномалий и... контактов с ксенами.
  - Хм. В нашей глухомани есть только место... Значит продал им Дернею?
  - Система живых камней оказалась не по зубам нашим искрам, - пожал плечами Оу, - За сотню лет активных исследований нет ни одного ответа на вопросы об аномальном светиле и нет ни одного контакта с кристаллической формой жизни. Тем более исследования требуют привлечение ресурсов всей империи, а не попыток расковырять тайну кружком дилетантов и крохами, которые выделяются прижимистыми герцогами.
  - Совет будет не доволен.
  - Да плевать! - раздраженно бросил Оу, - Они всегда будут чем-то недовольны. Поэтому лучше потерять чемодан без ручки, чем оказаться в космосе с пустым кислородным баллоном. На Дерею нет ни ресурсов, ни мозгов. А на кону стоит выживание династии.
  - Мальчишка, - раздраженно бросил отец,- ты продал нашу возможность стать великой династией империи!
  - Нет отец, я купил вашу безопасность на ближайшую сотню лет!
  - Не ссорьтесь мальчики. Постарайтесь хоть день обойтись без вечных свар, - примирительно сказала графиня, - Оу, объясни пожалуйста подробнее свои поступки.
  - Дернея, это единственное что могло заинтересовать 'черных' в нашем секторе. И для оперативного вмешательства, я допустил утечку исследовательского материала в Реестр. Реакция их оперативной службы оказалась выше всех похвал. Проанализировав подборку исковых дел, сопоставив координаты Дернеи и учитывая мое прошение на последний отпуск, оперативники синдиката вышли на меня и предложили стать посредником в щекотливом деле. Поэтому...
  - Постой, постой, ты сказал последнем отпуск? - обеспокоилась графиня.
  - Да, последний перед Проникновением.
  - Как же...разве новичков, и сразу же ... в Проникновение?
  - Мама, я с отличием закончил академию, великолепно сдал выпускной экзамен, и поэтому когда встал вопрос о кандидате на срочное проникновение, я был в числе первых.
  - Но постой, на сколько я ознакомилась с вашим уложением службы, у новичков есть еще один год на стажировку.
  - Дело в том что обнаружена перспективная система человеческого типа, но у Невидимого легиона нет ни одного свободного ветерана. А когда вернется хоть один, никто не знает.
  - Этот мир так важен, что собираются послать неопытного мальчика?
  - Мама, - тяжело вздохнул Оу, пряча раздражения от проявления вечной материнской заботы, - я уже не тот нашкодивший юнец, что сбежал из дома. Я выпускник Цитадели окончивший ее с отличием, у меня за спиной уже два выполненных задания, я имею...
  - Не сердись, - грустно улыбнувшись ответила графиня, - Для меня ты всегда будешь моим мальчиком. Я просто переживаю за тебя...
  - Это мое первое задание и я обязан его выполнить на отлично.
  - Обязан. Должен. Отлично... Умом я все понимаю, но вот сердцем. Это слишком тяжело для любой матери. Тем более это ваше проникновение.... это так мерзко. Впустить чужое сознание в свое тело ... Бррр, какая гадость.
  - Это все дремучие комплексы, - улыбнулся Оу, - Процесс отлажен веками и доказал свою надежность. Энергоматрица чужой личности находится в одном из слоев памяти и на протяжении всей операции так и не приходит в сознание. А пока мое тело будет находиться в стазис камере, я стану хозяином тела и исполню свой долг перед Империей.
  - Все равно не понимаю ...почему наши ученые до сих пор не придумали другого способа покорения новых миров. Зачем нужны эти рискованные процедуры?
  - Это фундаментальный закон Вселенной. Ни одна частица кроме кванта света не может преодолеть границы магнитного поля звезды, - ответил Оу, сделав короткий глоток из парящей густым ароматом чаши, - О тунелерах говорить не будем. Эти циклопические сооружения предназначены для соединения двух точек пространства при помощи черных дыр. И то, для устойчивого функционирования туннеля, они должно обмениваться равными объемами масс. Иначе портал схлопнется с катастрофическим последствиями для звездной системы.
  - Ну и пусть тогда забросят в неизвестность корабль или зонд, и пусть он там строит свою вторую часть....
  - Тунелеры работают лишь в паре, - терпеливо ответил Оу на дилетантские попытки матери решить фундаментальную загадку вселенной, одним из любимых женских приемов: 'хочу, как я хочу". - Вижу твое желание оспорить мои слова, но мама, поверьте, над этой загадкой бились ни одно тысячелетие. И на сегодняшний день есть лишь один способ открывать новые миры. Это звездное инфополе светил. В их структуре возбуждаются энергетические матрицы для которых нет ни пространства, ни времени. Их энергетическая природа позволяет легко преодолевать разделяющие галактики пространства, а способность инфополей быть единым в каждом участке Вселенной позволяет нам заглядывать в любую точку пространства.
  - Зачем так много умных слов...Постой, я правильно поняла, за нами могут постоянно наблюдать?!
  - Успокойтесь мама, процесс проникновения очень энергоемкий процесс и требует колоссальных затрат. Например, модулирование одного плазмоцида разведчика обходится империи в одну планету средней величины... Безжизненных систем в Империи конечно много, но никто не будет взрывать планету ради того чтобы подслушать наш с вами безвинный разговор за чашкой чая. Для этого существует множество стандартных средств, обходящихся значительно дешевле.
  - Не будь таким занудой, - улыбнулась графиня, жеманно сморщив аккуратный носик, - могу же я побыть легкомысленной.
  - Конечно, мама. Вы можете позволить себе все. Но только кого это обманет?
  Отпив из чашки, Оу продолжил говорить с легкой улыбкой на лице.
  - Недалекая светская львица, экстравагантные выходки которой будоражат Корнул множеством сплетен и феерических скандалов. Легкомысленная особа, покровительница тысячи модных салонов, и страшный шопоголик не способный устоять пред новенькой вещью. Прекрасный образ который никто не воспринимает всерьез... кроме отца.
  Короткий обмен взглядами родителей, и заерзавший на массивном стуле отец, подтвердили его догадки.
  - И чем тебе не угодил мой образ?
  Заморозив улыбку на лице, графиня насторожено покосилась на сына, вдруг проявившего не привычную проницательность. Ведь этой маске было посвящено столько усилий, ни одна сотня лет уходила на глупое хихиканье, на попадание в идиотские ситуации, на порку откровенной чуши с совершенно умным видом под огнями инфомедийных сфер. Даже самые приближенные люди не знали ее другой.
  - Почему же не угодил. Замечательный способ уходить от ответственности. Я просто призываю поговорить откровенно и без сцены разгневанные родители и провинившийся отпрыск.
  - Никто не мешает ... ты и так здесь говоришь свободно.
  - Я то говорю, отец, но вот воспринимаете ли вы меня серьезно? Врядли. Вы все еще считает меня мальчишкой и устраиваете мне проверки... Да кстати, спасибо за баронессу. Было весьма приятно забыться, окунувшись в детство.
  - К-хм. Ты не находишь, сын свои высказывания ... циничными?
  - И кто это мне говорит? А вы не находите весьма глупым расчёт, что я поверю в случайное возвращение ко двору опальной девушки? А подземелье с дворцовой искрой? Случайно найденный старый браслет и почти полные накопители железок из хозяйства старой Берты?
  Высказался Оу, откинувшись на спинке стула наблюдая как стушевался отец. Но семья не была бы семьей, если бы жена не пришла на помощь. Отбросив маску светской львицы, графиня несколько мгновений рассматривала сына сквозь легкий прищур. Во взгляде уже не было той наигранной легкости и снисходительности, теперь взгляд принадлежал хищнику, охотнику решавшего с которой стороны подступиться к строптивой добыче.
  - Хорошо. Ты в очередной раз нас удивил. Чего ты добиваешься?
  - Лишь одного. Серьезного отношения к свои словам.
  - Мы во всем внимании.
  - Во первых, не стоит строить планов по поводу моего возвращения в Корнул. Я постарался, на сколько смог, исправить последствия своего отречения. Исполнители и заказчики наказаны. Язва заговора вырезана. Остались слепые участки, но вы сними справитесь сами. Перехватите управление, перевербуйте, запугайте, я передам компромат на многих исполнителей, и преданней сторонников не найдёте. Обязательно разберитесь с ксенами, где-то в секторе готовится какая-то заварушка, понять, что именно я не смог. Слишком много странностей. Поэтому нужно...
  
  ГЛАВА 4
  
  Сколько себя помнил, Оу никогда не любил орбитальные скачки. Наливающиеся тяжестью тело, мгновение и сознание превращается в стрелу отправленную в полет. Желудок рвется наружу, в глазах троится, в голове пустота до звона, и выкручивающая в струну боль. И сейчас придется испытать тоже самое.
  Натянув на лицо беспристрастную маску, Оу отключился от контакта с бортовой искрой. Подчиняясь бессловесному приказу, часть борта, черневшей иллюзией отделки под древесину, растаяла с тихим шелестом.
  Выпустив пассажира, призрачный корабль восстановил плотность обшивки и спустя мгновение предстал монолитной каплей. Дождавшись когда человек удалится на безопасное расстояние, корабль бесшумно поднялся над посадочной платформой. Всплывая как левиафан, и распугивая своим кодом доступа транспортный поток, сияющий кокон набрав высоту, растаял в безоблачном небе стремительным росчерком.
  - Назовите свое код доступа или приложите ладонь к сенсорной панели.
  Ровный голос раздался в сознании Оу на частоте гостевого канала. Остановившись на краю платформы с четко очерченными границами лифтового колодца, он активировал полученный от компании обезличенный пакет данных.
  - Девяносто пять, уровень семь, желтый.
  - Благодарим вас за то, что выбрали услуги нашей эскорт компании, - расцветая богатством эмоций, голос гостевой искры едва не превратился в мед, от желания понравиться, - Рады приветствовать на территории...
  - Дробь семь. Активировать протокол, служебного пользования.
  - Городская портальная служба, искра 789Б85 ожидает ваших указаний.
  - Максимально короткий маршрут до пассажирской платформы, использовать режим инкогнито.
  - Задание принято, остановитесь в центре круга, не совершайте резких движений и не отпускайте руки с поручня.
  Подчиняясь командам искры, перешедшей на деловой тон, Оу выполнил команды.
  Активация служебного режима, спасала его от необходимости выслушивать потоки рекламных сообщений, и множества дополнительных услуг, которые нужно навязать владельцам транспортный концернов своим пассажирам. Но самое главное превращала его в одного из сотен тысяч пассажиров прибывшего в наземный комплекс единственного на планете орбитального лифта. В этом котле, где смешивались десятки тысяч маршрутов, людей, кибов и транспортных ботов, даже не все транспортные искры могли отследить перемещение отдельного человека. Нет, при желании и задействовании следящих устройств, можно выделить любого пассажира и быть с ним словно на привязи... но это лишь если ты не знаешь как работает система тотального контроля. Контроля за всеми жителями Корнула, и всей Империи.
  Это лишь наивные обыватели думают, что если они в толпе, то они не видимы. Каждый из подданных империи имеет свою уникальную биологическую метку. Смешанный набор из генетических меток и формы внутренних биополей, формируется при рождении и сопровождает человека всю его жизнь.
  И если он, как человек с максимальным индексом генетической чистоты и контроля над ресурсами собственного организма, еще может попытаться подделать параметры от десятков сканеров и регистрирующих полей, то для не чистых, у кого генетический индекс меньше семидесяти процентов, даже и мечтать не стоит. Ни какие механические костыли в виде нейроимплантов не смогут заменить ровное биение биополя человека, или обеспечить устойчивое нахождение на высоких частотах инфополя. Он даже и десяти минут не выдержит при информационном обмене с медийным контролером планеты, но будет искренне уверен, что он сокрыт среди толпы. Пусть и остаются в счастливом неведении, пусть верят в свою незаметность.
  Даже чисторождённые не могут полностью скрыться от Реестра. Его можно лишь вводить в заблуждение, быть на виду и в тоже время ускользать от внимание следящих систем, прятаться в тени, оставаться в сумеречной зоне между дозволенным и запрещенным.
  Вот и сейчас, следуя привычке вбитой инструкторами и учителями, Оу выбирал незаметность. Скромное путешествие инкогнито. Без династической помпезности и эскорта. Ему не нужна шумиха вокруг своего имени, иначе о спокойном путешествии придется забыть...
  Глубоко задышав, и прикрыв глаза, Оу принялся обеспечивать себе спокойное путешествие.
  Фигура опускавшегося на платформе человека немного сгорбилась. Волосы медленно принимали пепельный оттенок, лицо желтело и покрывалось морщинами. Дорожный камзол удлинился до пола, потемнел и спустя мгновение, превратился в потертый временем и долгими путешествиями мешкообразный плащ.
  И когда лифтовая платформа мягко опустилась до уровня гранитных плит общего этажа, из силового кокона лифта величественно выплыл статный старик.
  Спрятав руки в полах длинных рукавов, пилигрим оглядел царивший на общем этаже гвалт и шум спешащих по свои делам пассажиров, воздел глаза к небу и беззвучно прошептав молитвы Вечности, влился в разношерстный поток.
  Здесь были и многочисленные путешественники и торговцы из соседних секторов, были многодетные семейства гомонящей толпой спешащих на лучшие курорты ближайших звездных систем.
  Отдельной группой выделялись возвышавшие на добрую голову воины из слаборазвитой системы Стело. Их массивные фигуры оттянутые в чешуйчатую броню черного цвета выделялись среди разноцветный пестроты как черные скалы в зоне прибоя. С хмурыми лицами, и гримасами пренебрежения они пробивались из одного крыла единственного космпорта в другой. Непривыкшие к такой непочтительности, воины выглядели немного растерянными, здесь никто не обращал внимание на их статус грозных лучших наемников сектора, здесь все спешили и торопились по своим делам. А если кто и хочет покачать права, то пусть рискнет.
  Над живым морем людей нависали призрачные полусферы с множеством зеркальных бликов. Переливаясь всеми цветами радуги, рядом кружили стальные мячи, и нависая то над одним то над другим прохожим, мелкие помощники полицейской 'искры' следили за соблюдением правопорядка.
   И судя по недовольным взглядам, бросаемых на надсмотрщиков, наемники уже познакомились с болевыми парализаторами полицейских дронов.
  Неспешно продвигаясь к северному крылу, Оу всегда оставался в толпе. В тени кого-нибудь из случайных попутчиков. Словно он был не один, а в компании, просто немного отставал позади. И вскоре он оказался перед широкой лестницей входа в зал дальних полетов, где он растеряно замер.
  Весь зал простиравшийся от лестницы до транспортных арок был заполнен толпой. Разномастная публика в кричащих одеждах, и с неотрывно парившими над головами сферами медийных проекторов, кружила по залу словно свора диких животных. И стоило кому-то из пассажиров неуверенно протиснуться к арке, как на него налетала толпа журналистов и убедившись в ошибочности персонажа для репортажа, также стремительно растекалась по залу чтобы первыми высмотреть очередную жертву.
  Подслеповато щурясь, и покряхтев, Оу выставил руку выхватив бежавшего мимо юнца.
   - Не подскажешь, старику, что здесь происходит?
  Обернувшись чтобы резко ответить, молоденький парнишка, с едва проступившим на лице порослью хотел уже вырвать рукав, но увидев на балахоне затертый узор пустотных странников, лишь досадливо поморщился.
  Можно было конечно нагрубить, и послать старикашку подальше, ну а вдруг проклянет и на очередном тесте генетической чистоты у тебя проявится зараза которую потом разоришься вычищать? Все это промелькнуло на лице молодого репортера в одно мгновение.
  - Говорят скоро должен появиться принц, - брезгливо поморщился юнец, безуспешно попытался вывернуться из цепкой хватки, - Вот все и ждут.
  - Хм, вот людям нечего делать, а чего его ждать то?
  - Ты с какой дыры выбрался... почтенный!? Он же звезда медийного простора! Весь Корнул стоит на ушах, все новостные порталы пытаются получить хоть бит информации, но чистые как в рот воды набрали, бурчат об официальных сводках и все. А сейчас разошелся слух, что это принц устроил Чумную долину, да и в Сар-анской бойне лично участвовал, говорят там от планеты живого места не осталось, кровь чисторожденых реками лилась...
  - Так уж и реками...
  - Да ты что, старый, совсем новости не смотришь?! Династические комплексы Сар-анов раздолбаны в хлам! Имперские штурмовики подняли на ножи почти три уровня небесников, весь криминал ушел на дно, оборот синтетической дури упал до минимума, полицейские искры просто валили всех пачками...
  И найдя благодарного слушателя репортер вывалил на Оу множество сплетен, фактов, свидетельств очевидцев, а увлекшись, расщедрился на демонстрацию любительских голопроекций из наспех смонтированных образов и все это сопровождалось 'компетентными' комментариями.
  - Вот смотри, это руины дворцового комплекса, а сюда смотри ...вот это серое пятно было когда-то дикой степью. Представляешь а сейчас там только пыль, серые клубы пыльцы от которой сходят с ума все анализаторы.... И во всем этом участвовал наш бегунок.
  - Бегунок?
  - Ну ты даешь, старик, - протянул репортер, - Ты бы хоть иногда бы подключался в инфополе сектора. Это кличку дали принцу когда он сбежал с планеты после отречения. Разве не помнишь этих плаксивых глаз, на весь экран и дрожащего голоса? Этот позор крутили по всем каналам...
  - Надо будет просмотреть архивы, - хмуро ответил отшельник, ставя пометку в памяти отследить заказчиков такого рода новостей.
  - Посмотри, посмотри уважаемый, если все...то благослови, мне бежать надо!
  - Сияющей во мраке волей императора, будь светел и чист перед карающим взором..., прошептал странник стандартную фразу. Протянув ладонь легко коснулся склонённой макушки.
  Теплая вспышка озарила руку и на лице репортера расползлась счастливая улыбка.
  - Святой.., - залепетал репортер едва не облобызав скрученную артритными узлами пальцы, - благодарствую святой странник.
  Одно дело разговаривать и преклоняться перед многочисленными служителями храмов Императора, от которых и за солидные приношения не дождёшься "чистого света", а другое дело пилигримы. Вроде оказал пустяковую услугу, а тот поделился истинным светом накопленным за время скитаний по пустоте. Воистину неисповедима воля императора и его дороги.
  
  Глава 5
  Прохаживаясь между грузовыми корфами, Лума нервничала. Бросая косые взгляды по сторонам девушка, то и дело натыкалась на похотливые взгляды многочисленных прохожих. И ладно бы одни подростки, что не могут сдерживать эмоций, так зачастую и зрелые мужчины, едва что шеи не сворачивали провожая ее походку липким взглядом.
  Рука то и дело опускалась на пояс, но натыкаясь на пустую кобуру, пальцы сжимались до хруста в суставах, и приходилось лишь награждать особо озабоченных самцов хлестким взглядом. Получая презрительную гримасу и недовольные взгляды возвышавшихся рядом громил, люди вжимали головы и старались оказаться как можно дальше от этой части зала.
  Но уходили одни и на их место приходили другие и все повторялось заново, заставляя Луму лишний раз проклинать тот момент, когда она согласилась с предложением Хорка прыгать через столичную планеты. Нет чтобы воспользоваться грузовыми тунелерами и вернуться окружными трасами, так нет они поперлись "коротким" маршрут.
  И теперь кроме раздражения от вынужденной задержки, приходиться еще мириться с местной вседозволенностью. Эти невоспитанные столичные жители считают, что в порядке вещей пялиться на тесейку, как похотливый павиан в период гона.
  Даже на планете нанимателя, на задворках сектора и то знали, что не стоит так рассматривать жителей Тесеи. Можно не только схлопотать по морде, можно еще и потратиться и на дорогое восстановление выбитого глаза.
  - Хватит накручивать себя, успокойся и займись лучше делом.
  - Каким делом, Бивень?! Я уже по третьему разу пересчитала все трофеи. Перепроверила все выплаты. Хоть срывай пломбы и берись за чистку оружия. Да только потом проблем не оберешься ..., - раздражённо ответила Лума командиру тройки.
  В отличии от девушки, двухметровый громила флегматично рассматривал прохожих, лишь иногда цыкал на осмелевших мальчишек, что восторженно галдя крутились возле них словно стая воробьев. Три полных тройки тесейцев, с ветеранскими татуировками на выбритых висках и черной броней высшей защиты были объектами пристального внимания не только детворы, но и усиленных патрулей полицейских "искр". Трехметровые шары полицейских маток крутились не далеко, то и дело выхватывая сканирующим полем стоявших неподвижно наемников. И стоило лишь им нарушить правила пребывания, как слетится половина полицейских сил космопорта.
  - Лучше бы подумала, что делать с этим проклятым рейсом...
  - Пусть Хорк думает. Кто затащил, пусть и вытаскивает...
  Огрызнулась Лума покосившись в дальний угол зала.
  Там командир марша пытался договориться со служащим космопорта. И судя по застывшей улыбке служащего и багровеющий морде двухметрового великана, переговоры заходили в тупик. Похоже командир объединённых троек в очередной раз попал в сложную ситуацию. Да уж, это не в джунглях с дикарями в кошки мышки играть.
  А ведь она предупреждала. Ведь пыталась донести, что не стоит соваться в столичной мир с багажом индексом опасности три 'А'. Никто в здравом уме не пустит на станцию вооруженных до зубов тесийцев. Но ведь, молчи! Не лезь вперед мужчины. Промолчала и что?
  Их уже второй день рикошетит между таможней, космопортом и полицейским управлением. Чиновникам было глубоко наплевать на соглашение чужих секторов, у них есть особый приказ безопасников правящей династии, если вам что-то не нравится можете подавать жалобу в имперскую канцелярию... Одно слово... корнульцы!
  Скользя взглядом по лицам в толпе, Лума пыталась отвлечься и немного успокоиться. Действительно, какой смысл уже нервничать?
  Они застряли и похоже надолго.
  И если нет дельной мысли как выбраться из тупика, то и нечего себя накручивать. Лучше посмотреть на разноликую толпу и потренировать дар 'тенивека'. Не сказать, что море эмоций отличное место для тренировки, но в ее случае, хоть какое-то полезное развлечение...
  Кого выбрать?
  Одинокая девушка со счастливой улыбкой на губах?
  Фу! Розовые сопли. Скучно и неинтересно.
  Чопорная женщина в окружении троих моложавых своих копий?
  Хм. Сексуальные фантазии с участием всех проходящих мужчин, за исключением невзрачного мужчины рядом. В бездну такие извращения, потом от них матку будет тянуть как будто двадцать лет прожила без оргазма.
  Толстый мужчина, что забавно переваливается с ноги на ногу?
  Хм. Интересный экземпляр.
  Такая развалочка, это оказывается деловая походка у местных бонз. Неспешно двигаясь от стойки регистрации, важный господин демонстративно игнорирует недовольные шиканий в спину от не успевших убраться с пути пассажиров. Покрой одежды из мраморного переливающегося шелка, на груди блеск ажурной цепочки и в руке небольшая сфера из ударопрочных сплавов. Пальцы в многочисленных кольцах гаджетов последней модели...
  Интересный типчик. Не стандарт.
  Среди моря эмоций, что бурлят, перемешиваются и сливаются в один гул, Лума направлено ищет тень важного господина. Слегка прикрыв глаза, и отдаваясь ритму пчелиного улья, она подбирает нужную эмоцию.
  На серую тень человека накладывается привычная маска агрессии. Она соскальзывает с едва уловимого контура. Человек не испытывает к ней направленных эмоций. Радость? Гнев? Боль? Раздражение....
  Есть контакт!
  Мазок за мазком, тень человека приобретает объем.
  Раздражение и страх. Судя по брезгливому выражению лица, человек презирал всех кто хуже был одет и явно стоял ниже его по социальному статусу. А вот со страхом было сложнее. Слишком разный он был. Больше всего толстяк боялся воровства... Особенно волновался за свой чемоданчик.
  Лума только собиралась сфокусироваться и попытаться составить полный слепок образа, как что-то отвлекло ее внимание.
  Разорвав зрительный контакт, девушка мотнула головой. Восстановив обычное зрение, недоуменно пробежалась по толпе взглядом. Суета, галдеж и непрерывный поток проходивших мимо людей. Что же ее заставило отвлечься?
  Всматриваясь в центральный проход, где толпились журналисты в охоте за очередной сенсацией, она все-таки зацепила взглядом странную парочку. Точно. Именно их тени рябило от биоэнергетического возмущения...
   Молодой человек одетый в обтягивающий костюм с кричащей расцветкой, с большим логотипом сетевого издания на спине, был понятен как отстрелянный реактор.
  Нетерпение. Жадность. Гордость и горящие как факел тщеславие. К его мнению прислушивается не абы кто, а целый святоша...
  А вот со вторым оказалось не все так просто.
  Тяжелый плащ до пола, с потёртостями до металла нижней подкладки, выдавал свой не малый возраст, а законченности вокруг клапанов зарядки, говорили о раздолбаном корунде, что не справлялся с контролем над энергией и стравливал их наружу вместе с излишками отработанной углекислоты.
  Из широких рукавов белели восковые руки с искорёженными артритом пальцами. Капюшон приспущен на спину, и сквозь складки белеет седая голова с множеством косичек. Волевое лицо покрытое трещинами морщин , выцветшие от старости глаза с добрым прищуром. Хоть сейчас бери человека и лепи образ святого пилигрима храма Вечного Императора...
  Ничего себе! Неужели этому ничтожеству обломилось белое благословение?!
  Настоящий всплеск чистой энергетики. Чудодейственное воздействие подхлестнувшее организм до идеального состояния. Со временем конечно эффект сгладится, но по крайней мере неделю, организм человека будет работать идеально. А если не совсем все запущено, то и возможно исцеление от хронических болячек.
  И без дрянной химии... Щедрый святоша.
  Вспоминаю недавнюю историю, когда отряду пришлось выложить двухмесячный оклад в храме Вечного, чтобы вытащить почти что с того света обуглившуюся тушку Санчоса, Лума завистливо цокнула.
  - Не плохо ты на прыгал, - вслух удивилась Лума, зацепившись взглядом за витиеватые узоры созвездий. На балахоне служителя Вечного Лика Императора, или за глаза 'святоши', громоздились не только известные созвездия вышитые золотыми нитями, но были и непонятные обозначения звезд далеких от ядра Империи. И судя по остаткам вытертых до основания серебряных нитей, именно с них и начинался некогда путь странника. Вот только что делает далеко не рядовой пилигрим, в сане, как минимум седьмого круга, в этой дыре, да еще в такой компании?
  - Ты чего расчирикалась, птичка? - спросил возникший рядом наемник.
  Улыбающийся во все тридцать два зуба, невысокий крепыш с неизменной улыбкой, весельчак их отряда и неисправимый бабник, легко подпрыгнул, и поерзав на краешке массивного контейнера, пристроился рядом.
  - Не хмурься красавица, морщины появятся. Станешь не красивой и останешься на всю жизнь одна.
  - Нет, Санчо.
  - Эй, красотка, я же даже не успел разогреться на парочке комплиментов! -делано возмутился наемник, включаясь в их давнюю игру "отшей Санчоса", - Я тут понимаешь пытаюсь ее развеселить, скрасить тяжелое ожидание веселой историей...
  - Знаю твои истории, - хмыкнула Лума, - Все они заканчивается ... постелью, в самых развратных позах.
  - Так разве я виноват, что женщин, после сладостей и вина всегда тянет на брутальных мужчин...
  - Все ,заглохни..., - оборвала Лума балагура. Если того не остановить то трепаться он может часами. Переходя с одной истории на другую Санчос мог чесать языком днями и ночами, но чего не отнять так это тактического нюха. Улавливая шестым чувством баланс сил на поле, наемник был прекрасным разведчиком и не раз вытаскивал прайм из опасных передряг. Вот и сейчас. Прочувствовав интонацию снайпера, наемник подобрался как бойцовый пес перед схваткой. В мгновение дурашливость превратилась в маску, и сохраняя такую же идиотскую улыбку, Санчос скользнул по толпе рассеянным взглядом.
  - Что-то серьезное?
  - Ничего конкретного. Еще сама не определилась. На четырнадцать часов. Удаление сорок метров. Не опасен. Странный святоша. Только что подарил мальчишке благодать, как минимум белого спектра. Странность, в том что я не ощущаю его в тенях...а ведь фонить самодовольством должно на сотню метров.
  - С виду ничего не обычного. Правда, матерый. Что по узорам, что во возрасту. Должен как минимум сидеть при центральном храме. ..
  - Вот, вот... тут явно ему не место. Его должен сопровождать хоть один послушник..., - Лума поражено замерла на полуслове, - кажется у меня идея!
  - Не понял?
  - Кажется, есть идея как выбраться из задницы, в которую нас засунул Хорк.
  -Оу? Девушка знает толк в забавах...
  - Хватит дурачиться, топай к командиру. А я проведу разведку боем ...
  Но стоило ей лишь сделать несколько шагов в сторону страной парочки, как от центрального входа послышались возмущенные крики. А затем над толпой показались золоченые доспехи личной гвардии чисторожденных. Возвышаясь на полкорпуса, затянутые в полную броню с энергетической накачкой, великаны вклинивались в толпу словно ледоколы. Рассекая и бесцеремонно расталкивая в стороны всех кто попадался на пути, личная гвардия выстраивала сквозь толпу живой коридор из силовых щитов и зажатых к стенам людей.
  На входе возникала давка. Зная, что этих истуканов ничего не остановит, люди бросились врассыпную. Вжимаясь в стены, убегая в стороны, застигнутые врасплох толпа старалась по скорее убраться из зала ожидания.
  Чтобы не оказаться размазанной по стене, Лума заработала локтями и прибилась к колоне. Нырнув в нишу, растопырила руки. И приготовилась отражать давку. Если вовремя отдавливать настырных то легко можно сохранить себе полкуба относительной свободы и легкого дыхания. Бросив косой взгляд, в сторону мысленно усмехнулась. Святошу также бесцеремонно вжали в толпу силовым полем, не делая скидки ни на сан, ни на возраст.
  Старика аж перекосило от возмущения, в глазах бешенство и рот раскрывается в безмолвном крике возмущения. Луме даже показалось, что "святоша" разразится отборной бранью и кинется на великана с кулаками, но похоже здравый смысл победил старческий маразм. Нападать на охранника "чистого", это извращенная форма самоубийства. Мало того, что шансов устоять против искусственно выращенных машин для убийства у обычного человека нет, так если все-таки выживешь, то потом еще и судами замордуют до смерти.
  'Как же ты посмел?! Ты же пытался препятствовать передвижению высшей аристократии, день и ночь радеющих за процветание Вечной Империи!'
  А если особо отличиться, так прокураторы могут присудить статью о покушении. Там уж точно устанешь откупаться. Вывернут наизнанку, а потом еще и сошлют на Окраину, в какую-нибудь дыру, так сказать кровью и потом искупать нанесенное оскорбление.
  Вот и сейчас, сдавленный силовыми щитами народ молча сопел упершись взорами в пол и беззвучно терпел неудобство, пока по широкому коридору следовала процессия.
  Окутанные сиянием фигуры неспешно двигались в направлении орбитального лифта.
  Силовое поле высшей защиты, усиленное врожденной энергетикой 'чисторожденых' было похоже на пузырь с толстыми прозрачными стенками, за которыми легко угадывались образы одного аристократа и двух девушек. Все ослепительно молоды и красивы. Переливающиеся радугой наряды не скрывали идеальных фигур и легких походок.
  Виновники столпотворения беседовали, вернее девушки почтительно слушали, и согласно кивали скучающему повествованию аристократа, что с кислой миной мучился от необходимости топать своими ножками по мрамору космопорта.
  Лума слегка прикрыв глаза попыталась прочувствовать 'чистых', и спустя мгновение разочаровано хмыкнула. Наивная девчонка, возомнившая себя тенью с большой буквы... она ничего не ощутила. С таким же успехом можно слушать звездное небо. Лишь эмоции обычных людей, рядом с которыми прошла 'пустота' подсказывали направление движения тройки аристократов.
  Собираясь выскользнуть в привычный мир, Лума пораженно застыла. Рядом с ней была, точно такая же пустота, как только что прошла мимо нее! Вместо привычной тени обычного человека, на месте пилигрима, была пустота свойственная лишь людям полностью контролирующих свою биоэнергетику...
  - Помогите, умоляю вас! Кто-нибудь...
  Раздался рядом сдавленный шепот. Прижатая к стене женщина, в простом комбинезоне и распахнутой настежь куртке, пыталась отжаться от стены. По лицу катились крупные капли пота, руки дрожали от напряжения, а из под прижатого к стене тела слушались сдавленные детские всхлипы.
  Наполненный болью взгляд перескакивал с одного лица на другое, ища хоть капли сочувствия и помощи, но люди лишь отворачивались, а некоторые злобно шипели на попытки матери отжать лишний сантиметр для дыхания своему ребенку.
  - А ну двинул жопой в сторону!
  -Что ты ск...ахк ахк...
  Закашлялся толстый здоровяк заполучив острым локтем в солнечное сплетение. Наливаясь кровью и желанием размазать нахалку пудовыми кулаками, незадачливый турист в цветастой рубашке был стиснут толпой словно путами, попытавшись было вытащить руку и ударить сверху, толстяк заполучил еще несколько тычков по болевым точкам и превратился в рыбу выброшенную на берег.
  - Выгни спину, дай ребенка протащить! Дура, чего хлопаешь глазами, скажи малявке пусть стекает в низ и ползет в мою сторону, а ты толстый, если не подымишь копыто, будешь волочить усохшую ногу всю оставшуюся жизнь!
  Вняв командным интонациям и не шуточному обещанию во взгляде, толстяк подчинился, а мамаша что-то нашептала вниз, и спустя полминуты снизу кто-то неуверенно облапал ногу и притерся словно кошка. Опустив руку, Лума за шкирку вздёрнула перепуганную и заплаканную девчушку. Едва успев впихнуть ребенка в щель между колонной и стеной, она услышала, как толпа сдавлено вздохнула и от стен послышался многоголосый скулёж боли.
  Лума напряглась всем телом. Главное не согнуть руки, иначе размажет по стене и ототрут лишь растворителем органики. В глазах помутилось. Кости затрещали и в ушах зашумел прибой.
  Но спустя десяток ударов сердца давление спало и она едва удержалась от падения. Силовые щиты были убраны и толпа хлынула в освободившееся место словно вода в обезвоженный канал.
  Стоны, плач, ругань и тихая ругань, кровавая пелена в глазах и трясущиеся от напряжения руки и ноги.
  Лума пришла в себя лишь, когда в ушах зазвенел девичий крик.
  - Мамочка, мамочка любимая. Ну вставая. Вставай!
  Спасённая девчушка в сером балахоне переселенца, перешитого на мелкий размер, трепала безвольно обвисшую руку и пыталась привести в чувство свалившуюся у стены женщину.
  Дешевая синтетическая одежда, универсальный балахон переселенца, явно переживающие свои не самые лучшие времена, вдобавок вживлённый в висок мигающий маркер желтого соцуровня, говорил о многом. В первую очередь, что рассчитывать 'желтухе' на бесплатную помощь нечего. Вначале медицинские искры будут оказывать помощь всем у кого социальный уровень и генетическая чистота выше, да и метка зарегистрированного жителя сектора тоже не маловажна, а вот такие переселенцы с неопределённым статусом будут обеспечиваться по остаточному принципу. А судя по наливающейся синеве век, женщине сильно сдавило ребра, если не переломало, то трещины как минимум есть. И похоже сердце не выдержало, асфиксия первой стадии...
  - Святой странник, не проходите мимо! Только могущество Вечного сможет спасти этого ребенка от участи сироты...
  Скороговоркой громко выпалила Лума. Не дав пилигриму раствориться в толпе, наемница присела на колено и сложив руки чашей, склонила голову в ритуальном поклоне.
  Недоуменно оглянувшись на придавленный ногой наемницы плащ пилигрим осмотрел на притихшую толпу. Во взгляде людей еще не отошедших от встряски застыл немой вопрос и неистребимое любопытство зевак.
  - Помогать обездоленным и лишённым один из заветов императора, но я уже стар и немощен... им помогут дежурные службы.
  Смирено ответил старик пытаясь выдернуть полу плаща.
  - Боюсь, святой человек, что когда дойдет очередь до переселенцев... помогать уже будет некому....
   Скользнув по скопившейся толпе внимательным взглядом, старик тяжело вздохнул. Присев над женщиной, подтянул веко и посмотрев зрачок без реакции, покачал головой. Положив ладонь на лоб прикрыл глаза.
  Застывшая в ожидании толпа, неожиданно ахнула. Руки старика замерцали теплым светом. Просачиваясь сквозь ладони сияние за пульсировало словно живое.
  Взяв одной рукой выбритый затылок беженки, а второй рукой накрыв покрытый испариной лоб потерпевшей, старик на мгновение замер с закрытыми глазами. Спустя несколько секунд, звенящей тишины благоговейно притихшей толпы, пилигримм бережено положил голову на пол, чтобы скрестить на груди свои светящиеся ладони.
  Лёгкое надавливание и тишину нарушил глубокий полу вскрик полу вздох. Хватая ртом воздух женщины вскинулась словно вынырнула из глубокого озера.
  - Мари... где моя Мари?!
  - Я тут мама!
  Кинувшись на грудь матери, дочка счастливо заплакала.
  Вздох изумления и восторга качнул толпу навстречу пилигриму. Со всех сторон потянулись руки.
  - Благослови, странник!
  - Истинный пилигрим!
  - Коснись меня... я заплачу!
  - А ну все назад!
  Гаркнула Лума, одаривая особо рьяных хлестким тумаком.
  Кого пнув в лодыжку, кого наградив бешеным взглядом, а кому без раздумий ткнула костяшками фаланг в болевые точки на лице. Начавшая заводиться пострадавшие, уже готовы были кинуться на обидчицу, но рядом с девушкой один за одним стали появляться гиганты в черной броне.
  Расталкивая столпившуюся толпу, вокруг Лумы оказался весь прайд. Скрутив особо рьяных, тесейцы бережно, насколько возможно для громил с такой комплектацией отпихнули в стороны самых рьяных.
  Бросая на бойцов недовольные взгляды толпа стала рассовываться. Связываться с громилами никому не хотелось. Никакое благословение не сможет окупить лечение выбитого зуба или вывихнутой руки. И ведь не предъявишь ничего, сам же полез на наемника, а тот не превышал уровень необходимой самообороны.
  Недовольно ворча, и потирая ушибленные места пострадавшие растворились в толпе.
  - Вот этого я и хотел избежать...
  Недовольно проговорил старик, рассматривая толпу.
  Хоть и самые рьяные исчезли с глаз, но зрителей не убавилось. Получив доказательство истинности пилигрима, чье благословение может исцелять даже тяжёлые травмы толпа и не думала расходиться.
  - Ничего святой человек, мы тебе поможем, - ответила наемница, помогая подняться беженке и ее малолетней дочери, - ты помог им, я помогу тебе.
  - Что здесь происходит, Лума? Стоит тебя оставить без внимания так ты обязательно окажешься в центре заварушки...
   Протолкнувшись сквозь толпу, здоровяк Хорк наградил девушку тяжелым взглядом. Скользнув безразличным взглядом по переселенке, задержался на пилигриме.
  Но не увидев на лице старика желания поскандалить и обвинить их отряд во всех смертных грехах, командир застыл в ожидании объяснений.
  - Ничего особенного Хорк. Святой человек помог попавшей в беду женщине, а толпа ломанулась за дармовым благословением. Ну я и вступилась за пилигрима. Не могла же я его оставить на растерзание толпы.
  - Как всегда, ну сколько раз тебя можно просить...
  - Мы должны помочь святому страннику, - с нажимом проговорила Лума, не сводя с раздражённого командира пристального взгляда, - мы его проводим до самой станции, и обеспечим безопасность и комфорт на всем пути следования...
  - Да с чего...
  Но запнувшись на полуслове, и поняв наконец невысказанную мысль, командир наемников кашлянул.
  - Хотя, да. Точно! Мы просто обязаны обеспечить охрану и эскорт... Поверьте, лучше нас, никто не сможет обеспечить вашу безопасность...
  Склонив голову набок, старик внимательно посмотрел на девушку, и переведя взгляд на разливающегося соловьем наемника, усмехнулся.
  - Я не богатый человек...
  - Что вы, какие могут быть деньги, - взмахнул руками Хорк, - Мы даже наоборот, сами сделаем щедрое пожертвование Храму Вечного Императора, в честь удачного завершения найма.
  
  ГЛАВА 6
  
  Лер-кан Шел хандрил. Даже любимый канал с жестким порно не мог справиться с его апатией. Вяло перелистывая изображения призрачных моделей из людей всевозможного возраста, готовых воплотить в действие любую его эротическую фантазию, вызывали лишь отдалённое эхо былых эмоция. За неповторимый шелест начисляемых на персональные счета галактов, люди способны на многое, а если доплатить лишнюю десятку, то еще немного больше. Лишь бы клиент платил и подключался вновь, и вновь к ресурсу предающихся разврату порнозвезд.
  Но сегодня, на молодого офицера службы безопасности накатила тоска, что словно темное стекло отгородило сознание от вселенной толстым стеклом светофильтра.
  - Шел хватит бездельничать.
  Влетевший в рубку напарник, довольно улыбался. Слету ткнув в плечо хмурого коллегу, с разбегу запрыгнул в кресло. Остановив вращение королевским забросом скрещённых ног на пульт, сияющий сверхновой звездой напарник веселы хмыкнул.
  - Хватит пялиться на голые задницы. Займись делом, иначе опять влипнешь в историю, Зверь с тебя две шкуры спустит...
  - Пошумит и успокоится.
  - Ах да, как я мог забыть... Ты же у нас потомственный блюститель, хранитель спокойствия и порядка в четвертом поколении. Династия, почти чисторожденный...
  - Заткнись Лор.
  Лер-кан жутко раздражался когда начинали вспоминать его родню. Ну да богатые и успешные родители. Их фамилия входила в полутысячу знаменитых Родов. И даже приходились дальними родственниками одной из Старших Династий Корнула. И сама Вселенная велела ему быть среди приближенных к двору, участвовать в званых приемах, быть завсегдатаем космических гонок... Но.
  Его родители считали по иному.
  Вернее отец. Матушка всегда баловала своего единственного сына безлимитным допуском к финансовому счету, и закрывала глаза на многие шалости взрослеющего сына. Но вот отец считал по другому. И благодаря фанатичной упёртости старого пердуна, воевавшего еще в Первую Корнулськую, ему приходится следовать замшелым традициям. Начинать службу с самых низов карьерной лестницы. Патрульным офицером шестой категории, на грузопассажирской станции, совершавшей прыжки в такое дикое захолустье, где даже не было ни одного развлекательного портала, одни сухие отчеты астро маяков и телеметрических отчетов охранных станций.
  И это угнетало. Давило даже больше чем постоянный ор его непосредственного начальника. Прозванный за глаза Зверем, старший офицер службы безопасности мало чем отличался от дикого мерда. Такая же огромная, массивная, слегка косолапая... машина для садизма и пыток, по какому-то недоразумению наряженная в обтягивающий комбез стандартного мундира, и наделённая властью для морального уничтожения подчиненных. Но неприятнее всего был его характер, и изворотливый интеллект. Каким-то непонятным чувством, нюхом чуявший невидимую границу Зверь гонял подчинённых, а в особенности своего именитого офицера строго в рамках дозволенного и никогда не переходил невидимую границу, за которой его ждали разбирательства в Трибунале Достоинств.
  - И кто это у нас соскучился по волосатым мужским причиндалам?
  Вкрадчивый шепот преходящий в рык, застал Лер-кана врасплох.
  Вскочив как стартовавший в небо аварийный буй, он вытянулся по стойке смирно и что есть мочи заорал:
  - Смирно! Командир на посту!
  - Вольно..., - мотнув рукой, майор прошелся в внутрь дежурной рубки. Не поворачиваясь так и к оставшимся стоять соляным столбам, Зверь с усмешкой обернулся. Коснувшись рукой сияющей проекции, вывел на общую панель данные с последних информационных массивов.
  - Я смотрю Шел, вы не теряете время даром. Что вы в этот раз рассматривали? Горячие жерла Тесеи, Страсть доминации, Брачные танцы диких тайханов...
  На сияющую проекцию, то и дело выносились все новые и новые подробности последнего часа дежурства. И пока майор смачно комментировал все что было просмотрено подчинённым, красный как рак лейтенант клял себя последними словами. Сколько раз зарекался смотреть на служебном доступе порнуху, а все равно, подключался к скрытому в недрах станции хранилищу и смотрел что новенького успело накопиться с момента последнего подключения. И ведь обидно было то, что все логи он вытирал и зачищал с маниакальным упорством и педантичностью! Однозначно вторая искра стучит! Даже маскировка кусками из чужих логов не помогла, Зверь играючи расколол все ухищрения.
  - Лейтенант, а вам разве не преподавали в училище, о вреде долгих просмотров откровенные сцен? Неокрепшая психика может сдать сбой в самый ответственный момент... И ваш мужское достоинство станет причиной мужского позора... О, а вот это уже интересный ход. Здесь вы наконец перестали мыслить шаблонно и подошли творчески. Ход с разбиением данных на случайные кластеры мимо учетной искры ...наконец то правильно решение. Но это вас не спасло. Материала для очередного рапорта по службе более чем достаточно. Поздравляю вас, с очередным уменьшением квалификационных балов. Вы что то хотели сказать?
  Стиснув зубы, и едва сдерживаясь от желания сорваться и высказать все что он думает, Лер-кан выдохнул:
  - Никак нет господин майор.
  - Ну если вы не будете оспаривать наложенного взыскания...
  Как-то Шел попробовал оспорить придирки майора, это обернулось таким шоу, что вся -команда станции до сих пор нет от нет да вспоминала 'Сахарного мальчика'. Таким эпитетом его наградили после просмотра демонстрационного ролика прикреплённого к копии рапорта о взыскании. В пятиминутном записи были собраны самые 'горячие' выборки из видеопотока, а под ними снимки молодого лейтенанта, раскрасневшегося и с шумными вдохами закусывающего губы на волнительных момента откровенных сцен.
  - ... тогда, для разнообразия уже, наверное, наскучивших горячих женских задниц, предлагаю разбавить ее брутальной мужской компанией. Через три минуты у вас, господин лейтенант, досмотр трех десятков наемников. Вход номер восемь, код желтый. Выполнять.
  Следуя по лабиринту коридоров, переходя с бега на быстрый шаг, Лер-кан пытался отдышаться и осмыслить произошедшее. Конечно же Зверь, как всегда, занялся своим любимым делом, унижением и ломкой подчинённого, неопределённо называемого в досье сочетанием 'воспитательная работа'. И наверняка с этим досмотром подготовил очередную 'проверку готовности персонала к нештатным ситуациям'.
  И теперь надо собраться, и ни в коем разе не расслабляться. Главное держать нос по ветру и не вляпаться в коварную ловушку Зверя. А то что она будет, здесь даже и гадать не стоит. Судя по ухмылке которую он поймал в отражении боковой консоли. Вот только в чем она заключалась, это вопрос не из легких...
  Единственным утешением, это была паника во взгляде напарника. Судя по тому что Зверь и не собирался уходить, шоу не окончилось и его сменщику предстоит веселенькая смена в компании 'голодного до зрелищ' изверга. Но это уже проблема Лора.
  Мстительно улыбнувшись, Шел немного сбавил ход. Нечего лететь к посту досмотра. Его пассажиры еще не прибыли. Они только вступили на нижний уровень лифта, пока санобработка пока контроль, и лишь потом камера перемещения, у него как минимум десять минут. И да, пассажиры.
  Зверь не обманул, это действительно были наемники. И совсем не простые. Настоящие тесейцы. И сопровождали они не абы кого, а паломника в ранге 'святого'.
  - Ничего себе, - удивленно присвистнул Лер-кан. Увлечено изучая поступивший на служебный канал массив информации.
  Ветераны были не какой-то шушерой из варварского мира, а махровые боевики. И в грузе у них значилось вооружения которого хватит на маленькую войну. Десяток штурмовых платформ, мобильные защитные генераторы, пяток установок гравитационного шторма, звено атмосферных летателей легкого класса, в довесок к одному комплекту для пилотирования в космосе, и это не считая персональной брони и импульсников в штурмовой оснастке. А это еще десять гигават к суммарному залпу. Не слишком ли сильное прикрытие для рядового эскорта?
  Слишком. Это больше похоже на вооруженный до зубов авангард...
  Остановившись перед каютой с тяжелыми створками с предупреждающими надписями, Лер подставил лицо сканирующему полю.
  - Добро пожаловать на досмотровый пост, лейтенант Лер-кан.
  - Здравствуй Смотритель, - ответил Шел, делая шаг во внутри распахнувшейся каюты.
  В отличии от центрального пульта, куда стекалась основная информация ото всех служб слежения и безопасности, досмотровая рубка была больше похожа на боевой пост. Даже больше на боевую рубку. Тяжелые створки скрывали оператора за десятками сантиметров композитной брони. Все системы жизнеобеспечения замыкались в отдельный автономный контур, и даже в случае полной разгерметизации корпуса уровня, оператору поста ничего не грозило. Он могу еще сутки контролировать работу систем безопасности, а при нештатных ситуациях на него могли перекинуть управление кластером боевых искр, тогда он превращался в резервный пост оперативного тактика.
  А это уже совсем не шутки. В его подчинение переходило управления над боевыми дронами и третью энергетического запаса огромной станции.
  С мягким шипением двери закрылись, из пола выросла трубчатая конструкция широкого ложа оператора. Дождавшись когда металлический каркас укроется розовой псевдо плотью, Лер-кан откинулся на мягкое покрытие и закрыл глаза. Продолжая пениться, розовая плоть пористого материала обволакивала тело мягким покровом. И спустя мгновение по спине пробежал разряд калибровки систем сопряжения.
  - Внимание. Начинаю передачу оперативного контроля, - прозвучал в сознании ровный голос Смотрителя, - задействован режим протоколирования. Обратный отсчёт. Пять. Четыре. Три Два. Один. Контакт.
  Сознание расширялось скачками. Вначале его осязание замкнулось на показания систем фильтрации и контроля атмосферного контура, затем в глазах зарябило от мозаики сотни систем наблюдения, что на миг разворачиваясь в образ, вновь сворачивались в зерна и прятались на границе взгляда.
  - Доклад.
  - Погрузка проходит в штатном режиме. Грузовые терминалы заканчивают укладку контейнеров на седьмой уровень. В перечне числится два полных комплекса по переработке иридиевой группы металлов в объеме трехсот больших контейнеров, шесть пустотных металлургических комплексов в десяти контейнерах, один комплекс гравитационной формовки...
  - Меня интересуют пассажиры...
  Прервал Лер-кан искру. Дай вволю Смотрителю так он готов часами смаковать количество и характеристики грузов, а ему сейчас это не нужно.
  - На борту зарегистрировано три особи с эталонной чистотой генокода, две тысячи шестьсот человек с зеленым кодом, и двенадцать тысяч человек в статусе переселенцев. Данные переданы центральным реестром Корнула и проходят погрузку по штанному расписанию...
  - Ого, а чистых откуда принесло? - удивился Лер-кан неожиданному оглавлению списка пассажиров. А судя по количеству свиты и охраны, совсем не рядовые гости пожаловали к ним на борт.
  - Советник Ол Вей следует по служебному коридору до Шерпа.
  - Да, да, очень важное у него служебное дело в последней узловой. Как раз проверить новый урожай на курортах Омеги.
  - Мне внести комментарии в бортовой журнал?
  - С ума сошел?! - Встрепенулся Шел, мысленно одергивая себя, за рассеяность, - это замечания относятся к совсем другому пассажиру... прикрепи их вон к той группе туристов.
  Быстро нашелся Шел, перенося маркер на щеголявших в ярких накидках людях , с венками из тропических цветов на головах. А судя по влажному блеску в глазах, и дерганым движениям под невидимую музыку, эти туристы уже забросились веселящим спреем еще в на космодроме.
  - Принято.
  Шел мысленно выдохнул. Еще нахватало вляпаться под исковое заявление чисторожденых. Тут взысканием не отделаешься, как минимум штраф если не пометка в деле, для дополнительной разъяснительной работы мозгокрутов евгенической службы.
  - Давай информацию по тесейцам.
  - Принято. Вывожу информация по уроженцам удаленной системы Тесеи..
  - А вот это уже интересно. Тесейка?!
  - Лума О-Кара. Коренная уроженка Тесеи. Двадцать четыре года. Восемь боевых операций. Имеет положительную характеристику кураторов из ксенонадзора. Три вымпела за командование в сложных ситуациях, и две кометы за личные победы...
  - Опасная штучка..., - вырвалось у Шела при разглядывании проекции тесейки. Очаровательное личико, чувственные губы, прекрасно сложенное тело, ни грамма лишнего жира и при этом фигура не превратилась в мужеподобную особь, а радовала взгляд соблазнительными обводами и притягательной грудью.
  - Какие формы, какие движения, какая энергетика... - шептал Шел чувствуя, как по телу растекается волна похотливой истомы. Нервно прикусив губу, молодой лейтенант попытался стряхнуть накатившее наваждение, но сознание проигнорировало усилие, и вновь сконцентрировалось на разглядывании девичьих прелестей.
  - Оли О -Кара. Коренной уроженец ...
  Искра бубнила данные очередного наемника, но лейтенант уже смотрел в полглаза. Все внимание было отдано тесейке. Многочисленные сканеры и датчики с легкостью просвечивали всю броню и одежду, и Шел любовался прекраснейшим образцом женского тела, которое воплотит самые смелые фантазии и осчастливит любого мужчину....
  - Внимание обнаружено несовпадение маршрутных данных!
  Вырванный из мечтательно состояния, лейтенант Лоркан с трудом сфокусировался на красном контуре вокруг последнего пассажира. Вникнув в суть тревожно сообщения, он удивленно присвистнул.
  Сегодня не смена, а просто водопад невероятных событий. Человек, которого он видел на проекции и числившегося как пассажир с эскортом, не мог находиться на борту имперской станции, по одной простой причине. Он не прибывал на Корнул!
  - Хранитель, свяжись с космопортом. Может они там что-то напутали?
  - Запрос регистрировался три раза. Сделан экскурс в архив. Но человек с генокодом Арса Шел Мала не проходил регистрацию в системе Корнула.
  - Очень интересно. Тогда кто перед нами?
  - Генокод особи возраста ста восьмидесяти лет соответствует записи в реестре, об Арсе Шел Мале. Паломник Церкви Вечного Императора. Ранг Святой. Прошел семь кругов посвящения. Проходил практику в астероидных пустошах Валса, был настоятелем в системе Чухмы, где и обрел сан святого. Прошел курс раскачки организма про программе 'Святой дух'...
  - Я спрашиваю, как он мог оказаться на другом конце империи?
  - Последняя запись в реестре свидетельствует о прибытии в систему Шелбо.
  - Вот и я том же, - удивленно ответил Шел, - Формируй запрос с Единый реестр. А этих я сам встречу. И проведу в досмотровую...
  
  ГЛАВА 7
  
  Арка орбитального лифта встретила запахом озона и легким пощипыванием открытых участков кожи. Вздохнув аромат ионизированного воздуха, Оу на мгновение зажмурился.
  Это был его любимый запах. Запах путешествий. Дальних переходов и неизведанных просторов. Новых свершений и неизвестности. Он манил и притягивал, никогда не забывался, и тем более не оставлял его равнодушным.
  Аромат разогретого металла, смешанный с воздухом медицинской стерильности и тонким ароматом гранитной пыли, приправленной звоном силовых установок гравитационного колодца, создавали непередаваемую атмосферу путешествия. Один шаг и ты за многие тысячи километров от поверхности. Еще шаг и до другой части Вселенной рукой подать...
   Тревожный зуммер системы контроля заставил сделать шаг с платформы. Встретившись с отражением в зеркальном забрале двухметрового великана, опиравшегося на шест стандартного гражданского параллизатора, Оу улыбнулся.
  Кряхтя и делая над собой усилие при каждом шаге, он отыгрывал свою роль немощного старика. Наемник мгновенно оказался рядом и подставил руку, вежливо помог сойти с высокой ступени.
  И только он сошел площадки шлюза, как за спиной с лёгким звоном раскрылась силовая мембрана, и послышался торопливый цокот каблучков.
  - Так как вы считаете, что в единственном на всю планету орбитальном лифте есть еще какой-то смысл, кроме жлобства правителей сектора?
  -Я не считаю девочка моя, это так и есть. На всех планетах империи только одна орбитальная платформа. Она напрямую соединена с Единым Реестром и все данные о передвижениях с планеты на планету передаются в центральные миры. Такая система дает возможность полного контроля за перемещением...
  - Постой, но ведь на остальных планетах вроде тоже есть лифты.
  - Они все суборбитальные и замкнуты на локальную транспортную систему. А для того чтобы покинуть орбиту планеты, ты обязана пройти контроль и запросить разрешение на перемещение в едином реестре.
  - А я всегда думала, что это из-за экономии. А разве нельзя построить еще один, или два, три?
  - Можно конечно. Но только есть древний и не рушимый имперский закон. Один лифт на планету, и один тунелер на систему. Если появляется второй, жди в гости штурмовой легионер и готовься к смене правящей династии. За любой намек на сепаратизм, Вечный Император карает жестко...
  Играя роль всезнающего старика, Оу отвечал на вопросы девушки.
  Непосредственность и любознательность. Искренность и прямота. Все эмоции читались как на ладони. И в тоже время такое коварство...
   Оу даже растерялся от такой наглости. Но в то же время нельзя не отдать должного фантазии. Комбинация с переселенкой выше всяческих похвал.
   Девчонка вначале заставила его отыгрывать роль святоши до конца, а потом все вывернула, так, что ему самому оказалась нужна помощь в спасении от толпы. И при этом на лице царила улыбка самой невинности.
  Не отнять и броской внешности.
  Легкая броня со снятыми композитными накладками туго обтягивала стройную фигурку. И если многие ее сверстницы из чисторожденых двигались словно несли большую драгоценность и боялись ее уронить, то наемница была подвижна как ртуть. Ни мгновения на месте. Жизнь в движении.
  Подключившись с закрытому уровню инфомполя Оу сформировал запрос на отряд тесейцев.
  Отряд 'Черная звезда'. Штурмовое звено из трех прайдов. Общая численность в пятнадцать человек, из которых пятеро чистых тяжеловесов, а остальной десяток чистые универсалы по легкому вооружению и спецсредствами. Очень хорошо отряд себя зарекомендовал в контр партизанской войне с дикарями на Забытых Окраинах. Хотя, с боями в астероидных штольнях тоже весьма неплохие отзывы нанимателей...
  - Зачем же сепаратизм... Наоборот. Больше тунелеров, больше грузопоток ...
  - Меньше контроля, и меньше порядка... Ты хоть знаешь какая пропускная способность одного прокола? Я так и думал. Такие знания неинтересны молодой воительнице. Но все же по занудствую. За те крохотные секунды, когда два тунелера установили контакт, все что находится в радиусе трех тысяч километров от якоря проваливается в зыбкое ничто, где происходит проникновение одного участка вселенной в другой. И все материальные объекты что были в разных концах пространства оказываются внутри сферы размером с малую звезду...
  - Постой, а как тогда все не смешивается в общую кучу?
  - Все просто. Пустая порода. Астероиды, планетоидов, обломки не сформировавшихся планет, все это имеет свои гравитационные возмущения. Они действуют как экраны. Защитные поля которые предохраняют спрятанные внутри тушу станции от распыления на элементарные частицы.
  - Никогда не думала, что все так сложно, - поморщив лоб ответила Лума.
  Но как только они оказались перед искрящимся экраном последнего дезинфицирующего перехода, девчонка собралась и превратилась из живой непосредственности в холодную и надменную воительницу.
  - Мы пришли, святой человек. Я правильно поняла условия сделки? Вы нанимает нас для охраны и эскорта до узлового пространства Сектора Элбы, на Дельту-8, за символическую плату в тысячу империалов?
  - Да, а что случилось?
  - Ничего особенного, уважаемый, просто хотела прикрепить ваше подтверждение на присланный запрос...
  Оу сфокусировался на ощущениях. Поймав частоту общего канала увидел запрос и понял не хитрую суть вопроса.
  Девчонка сразу решила решить одним махом два вопроса. Поступивший запрос от службы безопасности станции и был озвучен на общей частоте и завизирован его устным подтверждением.
  Сразу за переходом их уже ждали.
  - Мы рады приветствовать святого человека на борту нашей станции...
  Возвышаясь на небольшом подиуме, в окружении световых полей отображающих картинки со всех палуб, пояснительными текстами и гроздями световых индикаторов, стюардесса занималась встречей и распределением пассажиров.
   Расплывшись в угодливой улыбке, молоденькая стюардесса вежливо сказала:
  - Согласно вашего статуса генетической чистоты могу предложить каюты на уровне Е и Д, но вот только, пометка ваш груз необходимо...
  - Это не обсуждается. Согласно положению шесть, пункта девять, раздела эскорта, общеимперского свода законов, мы обязаны привлекать все имущество для исполнения контракта. Мы не можем быть уверены, что именно из снаряжения может понадобится, поэтому нам нужны вместительные апартаменты, - жестко припечатала Лума.
  - Но у нас нет таких кают...
  - Ищите, - с каменным лицом ответила наемница, равнодушным взглядом отвернувшись от растерянной стюардессы.
  - Извините, вопрос выходит за рамки моих полномочий. Думаю это лучше всего обсудить с представителем службы безопасности...
   Не успела девушка закончить фразу как из неприметной двери позади подиума, появился человек. Черный китель, с узорами лейтенантского патента на плечах, молоденький офицер с короткой стрижкой выбритой под популярные у золотой молодежи узоры, скользнул взглядом по стюардессе, прерывал ее объяснения скупой фразой.
  - Антония, встречайте следующих пассажиров, этих гостей я размещу сам.
  - Да лер Ларкан, как прикажете.
  Поспешно ответила девушка, мгновенно уткнувшись в световые диаграммы закрывшие ее с ног до головы разноцветным покрывалом.
  - Прошу вас пройти за мной.
  С неудовольствием скользнув взглядом по равнодушной маске безопасника едва оторвавшего взгляд с ее бюста, Лума попыталась надавить:
  - По какому праву вы...
  - Согласно транспортного регламента, пассажиры станции обязаны не создавать и не препятствовать исполнению персоналом своих обязанностей, а вы находитесь посреди транспортного шлюза, загромождаете своими контейнерами проход, и... неужели вы действительно готовы отказаться от моей рекомендации и пойти на грубое нарушение? Мне начинать оформлять официальный протокол?
  - Мы пройдем куда вы скажете, - вмешался Оу.
   Начинать дальний путь с выяснения отношений с безопасностью станции, он не хотел. Чем меньше они будут засвечиваться по пути к пункту назначения, тем труднее будет преследователям отследить его пути отхода.
  За несколькими стальными дверьми и широкими коридорами, сквозь которые прошла угрюмая процессия наемников в сопровождении грузовых контейнеров, их ждал просторный ангар. Сделав с десяток шагов за бодро шагающим в темноту безопасником, их процессия остановились и с недоумением за озиралась в темноте. Как только они остановились, массивная заслонка за спиной с лязгом захлопнулась.
  По темному помещению стали разгораться фонари и проступать незаметные при входе детали.
   Круглый ангар заблестел перламутром бронированного напыления, а по периметру проступили глубокие норы с блеском полей энергетической защиты. А спустя мгновение из ниш выкатились белые сферы. С лязгом разложившись в стационарное положение, противопехотные турели взяли гостей на прицел тупоносых излучателей.
  Реакция визитеров была мгновенной.
  Без криков и паники, опытные наемники ответили слаженными действиями. Получив мгновенную команду грузовые контейнеры с лязгом раскрыли стальные створки. Раскладываясь из двухметровых кубов в ломаный лабиринт с массивными стенами, контейнеры превратились в маленькие крепости, способных укрыть от первых залпов, а самое главное дать хозяевам доступ к упрятанному внутри снаряжению и помочь выиграть первые секунды неожиданного нападения.
  Лязг, грохот, вой выходивших на рабочий частоты генераторов и писк активированных боевых систем, вдруг сменился полной тишиной. И спустя считаные секунды отряд наемников ощерился излучателями и сиянием мобильных щитов.
  - Сразу видно профессионалов...
  С ироничной ухмылкой, безопасник обозначил аплодисменты.
  - Что за дурацкие шутки...- прошипела змеей Лума, затравлено оглядывая ловушку.
  Приняв стойку и готовая сорваться в прыжок девушка замерла возле нанимателя. Вокруг них вился небольшой смерч из наведённой защиты. Он конечно не мог полностью обеспечить их безопасность, но давал спасительные секунды пока их не окружила стены из складывающихся как пазлы дополнительных щитов выведенных из спячки стационарных реакторов.
  - Я требую объяснений!
  - Это я жду объяснений, бесстрашная наемница Лума Краутер, известная под кличкой Темень.
  С насмешкой ответил безопасник. Неспешной походкой подойдя к изготовившейся к стрельбе с колена Луме, присел рядом и бесцеремонно разглядывая наемницу, поковырялся в жерле излучателя пальцем, - И не просто жду, а вежливо так прошу их дать. Заметь, даже не использую параграф шесть дробь восемь, об превентивном подавлении вооружённого проникновения на борт имперской станции.
  - Бред, у нас официальный контракт! И почти ...
  - А вот и ключевое слово, почти...
  - Святой человек подтвердите мои слова, - прошипела Лума, затравлено оглядываясь. Оставив замерцавшую наводкой голограмму в покое, наемница металась излучателем с одной турели на другую.
  -Да, да, наш неизвестный гость, рассейте мои сомнения.
  В ангаре повисла напряжённая тишина. Лишнее движение и зал готов был погрузиться в пучину бушующих энергий. Рев плазменных росчерков и вой перегруженных щитов, готов был поглотить всех участников стеной огня и чистой энергии. Укрытые щитами наемники могли бы выдержать десяток минут активного боя, но вот противостоять огневой мощи станции, способной устроить в экранированном ангаре кусочек звездного пекла, ни всякий стационар выдержит, не говоря уж о мобильных щитах.
  Скинув капюшон, старик оголил седую голову. Наградив офицера кротким взглядом, скрестил на груди руки в жесте смирения.
  - Мое мирское имя, Арс Шел Мал. Идентификационный номер единого реестра..., - назвав длинный набор цифр и символов, Оу уже хотел продолжить заготовленную речь, как его бесцеремонно перебили.
  - А я сам вечный император.
  Усмехнулся безопасник, даже не оборачиваясь на говорившего, протянул руку к Луме. Обозначив касание к дернувшейся щеке наемницы, и получив тычок стволом в заискрившийся разводами бестелесную оболочку, призрак довольно рассмеялся. Без разрешения коснуться тесейки и остаться в живых, и прекрасная возможность повеселиться видя разъяренную наемницу.
  - А так же Преподобный настоятель Его Храма в одном лице... Может быть хватит?
  Отбросив шутливость, голографический образ безопасника оказался в считаных сантиметрах от старика.
  - Личность его светлости Мала, не зарегистрирована ни в одном из транспортных разделов Единого реестра. Ни по линии Храма Вечного, ни по пассажирским перевозкам. И, о чудо, он вдруг появился на борту станции отбывающей из столицы сектора Корнул... Возникает вопрос, а каким образом это произошло? Святые люди освоили телепортацию? Бредни для фанатиков... поэтому даю десять секунд на размышление. Или вы даете внятное объяснение... или в действие вступает директива об отражении вооруженного вторжения. Время пошло...
  - Святой человек, что происходит...
  Этот вопрос Оу сам себе задавал уже не первый десяток раз.
  Инфополе станции было жёстко заблокировано. Оставалась лишь частота для ввода идентификационного маркера, а все остальные запросы просто тонули в поле мощнейшей глушилки. Даже гравитационного поля планеты, всегда ощущавшегося как биение сердца огромного животного, сейчас пропало и отдавалось в затылке тяжелой болью.
  Это была качественная ловушка, и самое обидное было в том, как глупо он попался. Столько сил с маскировкой, с качественным повторением образа, даже биометрические сканеры космопорта пропустили священника без дополнительного уточнения генокода.
  - Три ...
  Случайно подвернувшаяся комбинация с эскортом из тесейцев? Если бы и шерстили реестр то искали бы одиночку, а не группу. А здесь паломничество к дальним секторам под охраной наемников, - прекрасная легенда. Но все рухнуло. Проклятье, придется уходить по грязному варианту.
  - Пять...
  Противопехотные комплексы 'Вдова' далеко не детские хлопушки, и суда по видневшемуся в норах сиянию, там уже готовились к запуску еще парочка звеньев. А если память не изменяет, то штурмовая 'искра' может поставить под ружье еще шестнадцать пар, а этого вполне хватит чтобы раскатать тесейцев на молекулы. И даже их стационары, что наливались сиянием тяжелого щита, едва выдержат совмещённые залпы.
  - Семь..
  - Проклятье, старик ПОЧЕМУ ТЫ МОЛЧИШЬ?!
  Посмотрев на оравшую девчонку, Оу печально усмехнулся. Забавные все-таки существа люди. До последнего цепляются за свои представления об окружающей действительности. И даже на краю бездны, не могут поверить, что они всего лишь пылинки. Жалкие статисты в огромном театре под названием жизнь...
  -Девять...
  Прочитав в его глазах ответ, Лума неуверенно качнула головой. Но чем больше она вглядывалась в бездонный омут взгляда священника, тем сильнее сжимались ее пальцы на цивье излучателя.
  - Нет...этого не может быть. Ты... Ты специально? Надеешься выжить?! Ах ты тварь.... Сдохни!
  Рывок, короткий взмах излучателя и залп в упор. Заряд плазмы устремился к священнику, и должен был прожечь огромную дыру в старом балахоне. Но вместо ошметков тела, плазма растворилась в балахоне словно камень канувшей в болотной трясине.
  - Десять!
  Ангар взорвался всполохами. Укрывшиеся за щитами турели замерцали синхронизацией и на наемников обрушился вал плазменных росчерков. Не оставаясь в долгу тесейцы приняли не равный бой. Стараясь перегрузить защиту дронов совмещёнными залпами, чтобы добравшись до композитных накладок, превратить турели в комки сплавленного металла, ветераны даже успели завалить первого дрона. Понимаю слабость своих бойцов, бортовая 'искра' принялась наращивать численность механических защитников. Со всех нор в зал влетали все новые и новые шары штурмовых звеньев.
  - Да кто ты такой?!
  Приблизившись к наемнице, иступлено всаживающей в него импульс за импульсом, Оу ударил по винтовке ногой. Едва заметное движение, и неожиданно хлесткая пощечина едва не свернула девушке шею. От силы и внезапности ударов, импульсник отбросило к стене, а девчонка распласталась на полу. Поднявшись с пола, и сплюнув кровавую слюну. Наемница бросилась на священника с кулаками. В руках мелькнул короткий кинжал, и воздух заискрил от мелькавшего с невероятной скоростью клинка.
  Уворачиваясь от ударов, Оу усмехнулся. А девчонка хороша. В глазах ярость, в движениях скорость, и в воздух гудит от вложенной в удары мощи. Выверенными движениями, и эффектными связками, наемница пыталась его достать и насадить на лезвие сияющего активацией монокристала.
  Выверенным движением поднырнув под размах, Оу прижался к девчонке. Заблокировав одной рукой локоть, а другой рукой стиснул тесейку в полу объятии.
  - Ты бесподобна. Жаль, что мы не повстречались раньше..., - прошептал на ухо опешившей наемнице Оу.
  - За что тварь?! За что с нами так поступаешь...
  - Вы просто оказались не в то время, не в том месте, - на миг поддавшись искушению, Оу частично снял маскировку и глубоко вдохнул бурлящие чувства. Чистая не замутнённая ненависть. Ни капли вонючего страха. Чистая жажда схватки и желания победить любой ценой. Ошалев о пьянящего коктейля, задержал открытым защиту больше чем нужно.
  - Чисторожденный...
  Потрясенно прошептала Лума, опешив от стремительных перемен. Вместо морщин старика она смотрела на идеальное лицо молодого человека. Точеные словно из мрамора черты, и пульсирующая белым отливом кожа. Живые локоны волос, живущие своей жизнью и знаменитый на всю вселенную характерный росчерк глаз ... и взгляд. Взгляд ледяной синевы и небесного холода. И по ее чувствам начинающей тени, ударили чужие чувства.
  Рядом с ней открылся водопад эмоций. Это как в одно мгновение оказаться в центре океанского шторма. Ты как щепка во власти стихии, которая играет с тобой, забавляется и которой глубоко наплевать что ты чувствуешь, и что ты желаешь...
  - Ненавижу, тварь!
  - Прощай девочка, ты была интересна...
  Сильный толчок и наемница вылетела за границу защитного поля.
  Сенсоры ближайших турелей, зафиксировали новую цель. Боковой залп пробил композитную броню, и женский силуэт отбросило к стене.
  Сверху прилетела еще одна стая импульсов и наемница задергалась под короткой очередью. Яркие вспышки впились в броню стаей рассерженных ос. Отрывая целые сегменты брони, ослабленные импульсы стремились добраться до тела. И только когда композит расплескался красными каплями, а плоть обуглилась, плазменная очередь растаяла струйками дыма, оставив после себя изуродованное и обездвиженное тело...
  Одна за одной позиции наемников тухли посажеными в ноль щитами. А следом за потухшими экранами, в баррикады впивались росчерки плазмы, что с утробным ревом и вспышками превращали некогда грозный отряд в груду метала и сожжённой плоти.
  Подавив все очаги активной обороны, штурмовая искра обратила внимание на пассивно стоявшего на месте человека. Укрывшись защитой, и семеня ногами, паукообразные турели ринулись на штурм сияющего купола.
  Поливая пространство перед собой сериями плазменных импульсов, турели напирали на защиту непрерывным валом разрушительной энергии. Еще несколько боевых пар сфокусировалось на одном месте и спустя мгновение все шесть пар дронов расстреливали узкий участок щита.
  Центр ангара превратился в непроглядный шар бушующий энергии. И когда казалось, будто еще немного и начнет плавиться броня перегородок, пульсирующий перегрузкой защитное поле лопнуло.
   Взрывная волна и стена света словно свирепое животное вырвалось на свободу. Рвя металл на куски, сминая многотонные контейнеры как картонные коробки, вырвавшаяся на свободу энергия разбушевалась огненным смерчем. Стены затряслись ударов крупных обломков. Воздух едва не превращался в плазму от вспышек взрывающихся генераторов.
  Казалось еще немного и ангар просто разнесет от клокотавшей мощи, с потолка ударили струи белого тумана. Прижимая пламя к полу, и растекаясь клубами ледяного холода, противопожарная система задушила разбушевавшуюся стихию в считанные мгновения.
  Так же неожиданного впитавшись в пол, туман растаял как первый снег. Спустя мгновение на месте кипевшего недавно боя остались дымящиеся руины из обломков композита, стальных балок и поломанных фигурок людей.
  
  ГЛАВА 8
  
  Живой огонь.
  Треск поленьев в камине. Непередаваемый запах натуральной древесины и привкус дыма.
  Можно забыть все. Потерять память, рассудок, но треск дров и вид живого огня всегда напомнит о безопасности и комфорте. А танцующие лепестки пламени оживят прошлое и прояснят настоящее. Смутные образы обретут четкость и перед глазами развернется действо давно прошедших событий, и оживут давно ушедшие люди.
  Ка О-си любил сидеть перед камином. Посреди погруженного в полумрак кабинета. Вот так вот, по простому, протянув ноги к пламени, и неспешно ковыряясь закопченной кочергой в потрескивающих искрами поленьях. В окружении чучел побежденных врагов, среди стеллажей с артефактами чужих цивилизаций, среди памяти о долгой и неспокойной жизни. Это помогало вспоминать прошлое, думать над настоящем и заглядывать в будущее.
  - Значит говоришь послать больше некого?
  По старчески причмокивая из кружку горячего токау, спросил молодой человек в архаичном халате из шелка разумных пауков Охари. Молодое тело еще местами немело и плохо слушалось. Не всегда вовремя проходили нервные импульсы, и были проблемы с вестибулярным аппаратом, но это все временно. Главное нет старческого тремора, нет восковой кожи и непослушных артритных пальцев, постоянной усталости и желания поспать. Все осталось в прошлом. Вместе с одряхлевшим телом, и муторным сеансом переноса сознания. Еще немного и сознание расправит крылья. Забурлят гормоны, заискрятся эмоции, и будни сорвутся в круговорот яркого танца под названием: молодость...
  Легким кивком обозначив глазами желание выслушать ответ, хозяин кабинета даже не удостоил стоявшего навытяжку чисторожденного взглядом.
  - Да, Бессмертный. Из практического опыта, держать под слепой поиск ветерана не рационально. Можно выработать сканером не одну систему, но так и не обнаружить достойной цели. Поэтому собирается подборка из пяти миров, и распределяем консулов по суммарному коэффициенту полезности, - четко ответил чисторожденный, облаченный в парадный черный мундир с яркой перевязью на шее, - Этот мир обнаружился случайно. При последнем погружении, луч увяз в аномальной туманности и мы натолкнулись на это звездную систему с редким желтым спектром. При детальном изучении системы была обнаружена кислородная планета с приближенным к единице критерием поиска...
  - Значит, случайно.
  Задумчиво протянул Ка О-син.
  Слова главы Невидимого Легиона были неожиданны и на удивление приятны. Очень хотелось в них поверить. Но вот чему он научился за долгое существование, так это критическому отношению ко всем хорошим новостям. За свою тьму прожитых лет и забытого количества молодых вместилищ древнего разума, один из десятка самых древних жителей Империи знал одно. Не может быть сразу все хорошо. Где-то обязательно будет неучтённый фактор, мелочь, незаметная горошина, которая испортит вкус отличного блюда. И его задача, как бесменного куратора дальней разведки учитывать все ньюансы, что бы свести к минимуму, сгладить любую проблему, до минимального значения, а лучше превратить ее в большой плюс.
  Ведь не будешь же всерьез спрашивать с этих мотыльков. Что могут знать однодневки об завтрашнем дне? Месяце? Годе? Сотнях лет?
  Поэтому именно он отвечает перед остальными Вечными об направлении экспансии Империи. В какую сторону двинется цивилизация, какой мир будет освоен великой империей. И какая звезда должна потухнуть, чтобы империя получила на прокорм новую звездную систему, из кого высосут все полезное, и даже светило превратится в черную дыру, лишь бы Вечная Империя существовала и сияла во всем блеске и красоте.
  - Предложения?
  - Можем рискнуть ускорить кого-то из ветеранов. Форсируем проникновение...
  Бессмертный поморщился. Последнее ускорение обошлось довольно дорого. Пришлось отвлечь не малые ресурсы на подавление восстания Цанов. Мерзкие насекомые не до конца деградировали и спустя полсотни лет после постройки маяка, все-таки сумели возродить один из Маточных ульев. Новая Королева сумела обнаружить тенденции на вырождение и заменив зараженный генокод, попыталась возродить расу разумных пчел...
  После безуспешных попыток внедрения, не оставалось ничего другого как выжечь систему дотла. Вместе с плантациями органического осмия, вместе с разумным океаном способным заменить кластерную сеть из восьми миллионов искр, вместе с лабораторными комплексами по планетному строительству искусственных планетоидов.
  Ощутимая потеря. Болезненная. Но... не смертельная.
  Одна система против трех тысяч освоенных миров. Жернова империи едва заметили попавшую на зубья песчинку. Размолотили в пыль. Но вот только направления развития пришлось сместить и многие проекты растянулись во времени. Начались едва заметные наслоения и перекосы в ресурсном обеспечении, в устойчивости управления...
  - Если поставить мир в очередь, то....
  Тоже не вариант. Поиск подходящего мира не дешевое развлечение. Для глубокой разведки используется энергия рождения сверхновой, и как раз сейчас, искусственные планетоиды уже заканчивали фокусировку гравитационной ловушки, где остывающая после вспышки звезда превращалась в умирающий пульсар. И построение новой площадки займет не один десяток лет. Потом попробуй рассчитать смещение нужного рукава галактики относительно ядра вселенной на другом конце известного пространстве... задачка далеко не тривиальная.
  Да и коэффициент поиска единица, это редкая удача. Случаи нахождения системы способной дать Империи генотип приближенный к исходному - большая редкость. На его памяти это будет третий случай. Редкий и востребованный.
  Ведь Империи уже дано нужен источник чистого вместилища разумов. Источник для биомодификаций не замутнённого побочными мутациями и генетическим мусором.
  При всем своем могуществе Империя уже не одну сотню лет задыхалась от нехватки чистого материала. Интенсивные излучения, искусственная пища и неудержимый культ потребления привел к усилению процессов деградации изначальной биологии носителей.
  И если верхушка империи еще могла позволить себе выращивание искусственных тел и органов, то основная масса населения страдала от болезней и врожденных уродств, которые приходилось исправлять внутриутробными пластическими операциями. Но и эти меры уже не спасали. С каждым поколением количество бесплодных особей увеличивалось...
  - О проблемах я услышал. Решения?
  - Есть один кандидат. Оу Ор-Сату. Чисторожденной в десятом поколении. Наследник древней династии. Юбилейный выпускник Цитадели. Отличник. Высокие показатели по выживаемости, прекрасный стратег, выдающиеся аналитические способности...
  - Ор -сату.... Это случайно не он устроил Корнульскую бойню?
  - Посмеюсь заметить, в устроенных беспорядках больше виноваты партнеры из Евгеники.
  - Вот только не нужно мне рассказывать, какие плохие контролеры и какой мальчик одуванчик, наш милый консул.
  Вяло взмахнув рукой, сидящий в кресле О-Си остановил своего подчиненного. Слушать аргументы, доказательства невиновности и вникать в аналитику оперативных служб, не было никакого желания. Тем более что О-Ша уже плеснула в него желчью.
  Как-же, ее любимчиков обвел вокруг пальца какой-то мальчишка. И не просто обвел, а их руками устроил зачистку целой ветви одного из древнейших родов.
  И хочешь, не хочешь, а ему пришлось выслушать забавную историю с мифом о планете разумных кристаллов.
  Выслушать и усмехнуться. Мальчишка, вчерашний кадет...но каков наглец! Суметь искусно подтасовать разрозненные данные! Сделать новые закладки в архивах, напустить туману в хронику единого реестра. Приукрасить, немного затемнить детали, и добавив вишенку на вершину торта отойти в сторону.... И уступить дорогу старшим товарищам. И в итоге что?
  Не привыкшие к тонкой и коварной игре на четвертом приоритете, поклонники прямолинейных решений, так лелеемая О-шей древнейшая аристократия Черных Созвездий, цепные псы Е-контроля, вляпались в... жидкую историю. И не просто вляпались, а еще втянули Имперских штурмовиков. Любимую игрушку О-ж. Второго в очереди на императорское место... По всем ощущениям, должна получиться веселая история. Ведь круги на воде только расходятся. А уже столько шуму.
  При чем, тот, кто больше всего поимел из этой ситуации, остался в стороне, вернее исчез. То-то О-ши, едва, что не брызгала слюной требовала голову молодого консула.
  - И где же прячется, наш неуловимый мальчик Оу?
  - Он уже не прячется, - мимолетная задержка выдала незаметное раздражение главы Невидимого Легиона.
  - Значит попался все-таки.
  - Я подозреваю утечку, Бессмертный.
  - Вот как?
  Проснувшиеся любопытство оживило дремлющую душу, одного из старейших существ Вечной империи. Одно дело заниматься рутиной, а другое дело, когда слышится далекий звук древнейшей из забав Бессмертных. Охота! И судя по тому что первый ход в партии партнеры уже сделали, пора и ему вступать в игру.
  Сладко потянувшись, словно пробуждаясь от долго сна, молодой человек протяжно зевнул. Рывком поднявшись, двинулся к большому столу. Черная столешница с прожилками застывшего золотыми жилами янтаря, мягко моргнула от прикосновения, и поверхность укрылась маревом объемного изображения.
  Воплощаясь в объемные схемы, с многочисленными взаимными связями, призраками людей, и обрывками ускоренных звуковых массивов, не озвученный доклад чисторожденного предстал перед бессмертным огромным световым панно.
  Спустя минуту пристального изучения клубящегося видеообразами доклада, Ка О-си, ухмыльнулся.
  Охота это хорошо. Охота это азарт. Ярость. Напряжение. И жажда победы. Это не дает совсем потерять вкус жизни. Это бодрит. И ему это нравится. Что же, фигуры расставлены, партнеры проявились, ход за ним. И он принимает вызов.
  Подчиняясь беззвучной команде, объемное изображение расширилось и увеличилось в масштабе. Занимая всю комнату, доклад развернулся в сияющий схемами конструктор, где узлы разворачивались в мини сценки с диалогами. Хоть и достоверность слов и действий людей изображалась серым туманом, что говорило о низкой вероятности гипотезы, но куратору уже и так было понятно: после всего что натворил этот поганец - он явно нежилец. Если еще внутренняя разборка между чисторождеными могла сойти ему с рук, то многоходовку, где он посмел использовать подконтрольный Евгенике синдикат Черных Созвездий, и не просто прикрыться влиянием, а провести вокруг пальца как не разумных детей, - за такую пощечину с него спустят шкуру, отрастят заново, а потом еще раз шесть повторят процедуру. А на последок сделают чучело, выставив на самое видное место, чтобы никому даже в мыслях не пришло в голову такое повторить.
  - Почему легенду с святошей не изъяли из оперативного набора?
  - Она уже давно не числится в рекомендованных решениях. Особенно в свете участившихся наслоений интересов с Е-контролем.
  - Не числится, но вот только никто стажеру об этом не сказал. Почему мальчишка действовал без прикрытия?
  - Это не полевая операция, Вечный. Мы не предполагали, что последние свободные дни он потратит на личную вендетту.
  - Не предполагали, не думали, не догадывались... Главе Невидимого Легиона не к лицу такой набор слов.
  - Кроме вины, за оплошность своей службы, я хотел бы обратить внимание и на положительные стороны сложившейся ситуации.
  - Вот даже как? - Деланно удивился О-Си. - Просветите Светлейший.
  - Наш выпускник проявил себя настоящим консулом. Проведенная операция разрабатывалась длительное время и была разбита на множество подэтапов. Первые запросы датировались еще вторым годом обучения в Цитадели. За это время, кадетом был произведен глубокий анализ интересов синдиката Черных Звезд. Были выявлены структуры и ключевые люди занимающиеся поиском перспективных направлений развития синдиката. Много эшелонированные закладки по инфомасивам, организованные в научных порталах дискуссии о перспективности обнаружения такой формы жизни, и все это на фоне травли кровного врага... Я считаю, что именно таким должен быть консул. Расчётливым. Сильным и беспощадным к врагам.
  - Хоть сейчас, берем и выливаем в золоте. В полный рост, на входе Цитадели... С посмертной надписью на постаменте.
   Одними губами усмехнулся О-Си.
  - Я приму любое ваше решение, Вечный, - обозначил поклон глава Невидимого Легиона, - Но хотел бы настоять на варианте эвакуации. Его свобода, и настойчивость Евгеники позволит нам вскрыть двойных агентов. А судя по тому как оперативно обложили личину человека из епархии Храма, между прочим хорошо проработанную и полностью рабочую легенда, можно судить о высокой степени осведомлённости работающих на сторону людей... И чем дольше будем напрягать эту ниточку, тем настойчивее они будут охотиться за консулом, и тем сильнее проявятся прорехи в наших структурах...
  Слушая мысли и выводы, будто кирпичи, укладывающиеся в стройную и надежную аргументацию, что словно лестница под ногами, позволяли мальчишке выбраться сухим из воды, Вечный передумал возражать. Ему импонировала наглая выходка молодого консула. Она напомнила дела давно минувших воспоминаний, когда он тоже был таким же дерзким, скорым на расправу и не оглядывающимся на авторитеты... хищником. А касаемо О-ши. Она всегда была нескучным партнером. Схватка с ней всегда радовала новыми эмоциями. Так почему бы и нет?
  - Хорошо. Давай дернем нашу дикую кошку за хвост. Дадим юному дарованию еще один шанс. Где его спеленали?
  - Старая имперская прыжковая станция проекта 'Звезда', рейс 608/6464. Расшифровка аварийного сообщения, дошедшая по техническим каналам астромаяков лишь дала код вскрытия кокон поля. Судя по скорости срабатывания закладки 'Панцирь', захват консула провели по жесткому варианту.
  - Так может быть он уже труп?
  - Вряд ли. Он успел воспользоваться аварийным корундом, и судя по четырёхголосному спектру поля, консул погружен в глубокий стазис, а внешнее поле уплотнено до десятой доли предкварковой плазмы.
  - Хм, патовая ситуация?
  - Ну... теоретически контролеры могут взломать нашу защиту, но вот только не на борту этого корыта и не подручными средствами. Нужны мощности и как минимум ювелирная работа искры уровня ультра прайм. Но на окраинах таких нет, поэтому потащат в Ядро. Исходя из характеристик станции, и удалённости Корнула от Маяков Арту, маршрут проколов легко рассчитывается. Останется лишь перехватить их в удобном месте и... произвести эвакуацию.
  - А почему бы и нет, что же готовьте эвакуацию, фельд-консул. - Перехватив азартный блеск в глазах подчинённого, О-си осуждающе покачал головой, - Эвакуация, это не сожжённые дотла планеты, и миллионные жертвы желтого индекса. Нам еще рано обозначать свое участие. Нам не нужен прямой конфликт. Будем действовать тоньше, изящнее, а не как слоны в посудной лавке... Кстати, а почему бы нам не похозяйничать на заднем дворе Евгеники?
  - Простите, мастер?
  - Точно. Не будем себя афишировать. Пусть это выглядит естественно. Заигрались, и упустили контроль над опасными животными... Активируйте закладки 'Сорняк' и 'Метель'. Хватит нашим друзьям жиреть на дармовой информации. Пришло время отработать оказанное доверие...
  - Отличная идея, мастер. Разрешите выполнять?
  - Действуйте, фельд-консул. Действуйте и помните... никаких следов нашего присутствия.
  
  ГЛАВА 9
  
  - Хранитель, внеси в протокол. В результате контрольного осмотра, жизненной активности не обнаружено.
  Как можно с большим равнодушием, Лер-кан произнес сухую фразу. Обтянутый сиянием энергетического поля, прозрачной пленкой окутавшей все тело, он стоял посреди пепелища устроенным боевой искрой станции. Одно дело смотреть обучающие проекции, а другое - своими руками переворачивать тела людей, и подтверждать результаты сканирующих лучей от мобильных платформ. Механические помощники, глаза и руки Хранителя, разбирали остатки побоища, и он должен был подтверждать результаты действия боевой искры.
  - Принято. Запись об отсутствии жизненной активности в ангаре полного досмотра внесена в бортовой журнал... обнаружена силовая аномалия. Приступаю к первому сканированию аномалии.
  - Отставить сканирование! Выполнить дополнительную блокировку и убрать все сканеры из ангара!
  Команда Зверя прозвучала как гром среди ясного, неба. Не успевший понять, о чем идет речь, Лер-кан метнулся ко в входу и застыв перед обтянутым в такой же прозрачный скафандр командиром, попытался доложиться по всей форме. Но вместо того, чтобы принять доклад, Зверь зашипел словно стравил излишки воздуха в шлюзе.
  - Ты что творишь Лер-кан?! Ты понимаешь во что нас втянул?! Надоела служба на станции мечтаешь о конце карьеры в желудке какого-нибудь ксена в бунтующей системе?!
  - Господин майор, да я ничего и не...
  Опешив от бледного вида начальства, с перекошенным от едва сдерживаемого приступа бешенства лицом, Лер-кан втянул голову в плечи и чувствуя, как холодеет в груди, попытался оправдаться.
  - Я же все по инструкции, а потом Хранитель, сразу по боевому протоколу... а сейчас досмотр. Уже осмотрено...
  - Какая инструкция, какой протокол... О Бездна, за что мне такое наказание... Ты должен был доложить по команде, дождаться санкции дежурного, и только после этого переходить на боевой протокол, а ты что ?! Ты хоть знаешь, что это посреди ангара за штуковина торчит?!
  Оглянувшись на царившую в центре ангара суету, Лер-кан растеряно пожал плечами. Только сейчас поняв, что начав обследование с края, он забыл обойти весь периметр ангара. И сейчас, в этот просчет и тыкало его разъярённое начальство. Но вот что могло стать причиной такого напора, он не понимал.
  Еще раз оглянувшись, он всмотрелся в исходивший маревом дым пожарища. И только сейчас заметил контуры вплавленной в пол полусферы. И он ошарашено мотнул головой. И как было не заметить такую штуку?!
  Двухметровая сфера была похожа на камень побывавший в центре извержения вулкана. Поверхность не понятно откуда взявшегося булыжника была испещрена множеством разломов внутри которых пульсировало красное марево энергетического сгустка, но самое странное было в том, что на всех сканерах, аномалия не фиксировалась. Все виды излучений поглощались каменой глыбой, словно проваливались в черную дыру.
  Запоздалая мысль, о том что Хранитель ничего и не доложил потому что не видел, а он слишком понадеялся на сканы искры, заставила его тяжело вздохнуть, и виновато покачать головой.
  - Никак нет господин майор, я не знаю, что это...
  - Это Леркан, большая, просто огромная ... могила для тебя!
  - В каком смысле?
  - В том, что это кокон. Склеп для тела чисторожденного... которого ты угробил своими бестолковыми действиями.
  - Ка-а-к склеп...
  Чувствуя, как слабость наполнила все тело, Лер-кан едва смог устоять на ногах чтобы не свалиться в позорный обморок.
  В памяти всплыли обрывки сплетен и передаваемые полушепотом страшилки из училища. И чем дольше он смотрел на проступающий сквозь марево кокон тем дурнее становилось. Энергетический кокон был высшей защитой чисторожденных. Последним бастионом на который тратились почти все физические и энергетические ресурсы человека, так сказать последняя попытка находящегося на грани смерти организма спастись от смерти.
  Как помнилось ему из курса биофизики, тренированное сознание, используя неизвестные техники могло сформировать устойчивую мыслеформу, в которой внутренняя биоэнергетика зацикливалась с мощью корундов до такой степени, что энергия переходила из эфирного состояния в материальную форму. И не просто форму, а в одну из самых плотных и тяжелых веществ во вселенной. И осознание факта, что именно сейчас он наблюдает как псевдокварковая глыба продавливает двухметровую броню пола, заставило его нервно икнуть.
  - Господин майор..., - промямлил Лер-кан, с трудом сглотнув спазм в горле, - что же делать!?
   Если ничего не предпринять то в течении шести часов, кокон просто продавит всю станцию насквозь и вывалится в открытый космос, проделав в корабле огромную дыру. Но самое страшное было в другом. Он виноват в смерти чисторожденного!
  - Что делать , что делать... Раньше надо было думать.
  Без привычного ехидства и унизительных интонаций, майор тих прошептал.
  - Отключай протоколирование.
  - Хранитель, полная блокада, энергетических полей в ангаре!
  Дождавшись когда, опустятся на пол последние дроны и потухнут все источники света, голос майора нарушил темноту тихим полушепотом.
  - Значит слушай сюда Лер-кан. Я не буду говорить в какой ты заднице находишься. Ты и сам понимаешь, что за смерть чисторожденного тебе грозит не просто обнуление индекса, а имперский трибунал. А после него будет еще кровная месть, с бесконечной вереницей родственников жертвы, которые не успокоятся пока не выпотрошат твою тушку, тысячью и одним способом.... И ладно если бы ты один пошел на дно, так, из-за тебя твареныш, еще и всех нас за собой потянешь! Своего сменщика, меня, вахтенную команду, весь офицерский состав, всех замордуют допросами и протоколами... Поэтому делай что хочешь, но чтобы в ангаре в течении часа было пусто как в твоей башке...
  Полушепот Зверя едва звучал, но смысл слов словно энерголуч, впивался в сознание раскалённой спицей. От чего по телу растекалась волна страха и липкая паника, которые мешали трезво думать и принимать осмысленные решения. Вместо здравых идей, в перепуганном и загнанном в угол сознании билась лишь одна мысль: жить! Избежать опасности и наплевав на все, жить любой ценой!
  - Я... Я, я не могу! Я не знаю, что делать!
  - Отставить панику! Слушай сюда, молокосос, сейчас главное избавиться от кокона. И быстро пока его никто еще не обнаружил...
  - Но как?!
  - Эх, Лер-кан, Лер-кан, будешь должен до конца жизни...
  - Господин майор, вы не поверите. Никогда не забуду вашу помощь...
  - И почему я такой добрый? Эх, как бы не пожалеть о своей мягкости... Значит так, слушай и запоминай. У тебя здесь тесейцы, с грузом индекса ААА, за ними числилось много чего опасного. Подорви связку реакторов и развороти борт вместе с частью обшивки. При этом протокол составь без Хранителя, ослепи всех дронов, заглуши инфоканалы. Трупы собери в отдельную кучу, и рассчитай так чтобы они уцелели при направленном взрыве. К протоколу подошьёшь результаты вскрытия, в которых они все будут под химией, сляпаешь фиктивные допросы, представишь все как будто они готовили захват станции...
  - А как же кокон?!
  - Насчет него, договаривайся с разгонщиками.
  - Да эти беспринципные твари сдерут три шкуры, а потом еще и обманут...
  - От страха мозги совсем не работают? Посмотри вокруг, открой протокол осмотра наёмников. Думаешь там ничего не осталось нужного для известных на всю империю контрабандистов?! Да только за один кофр с боеприпасами, они будут задницу лизать, а за этот перечень уцелевшей снаряги маму родную сдадут на органы...
  Лер-кан нервно облизнул обсохшие губы и неуверенно улыбнулся. В конце туннеля замерцал отблеск надежды.
  Разгонщики были выходом. А с учетом того что за этими отбросами тянулась слава людей способных за лишний модуль памяти нырнуть в жерло светила, то их жадность могла стать той лесенкой что поможет выбраться ему из западни.
  На слуху рейсовых экипажей гуляла не приглядная история. Когда вахта, на последнем нырке проморгала несанкционированную врезку. И вплоть до нырка, из опечатанного трюма, неизвестные любители дармового товара, умудрились вытащить почти четыре сотни кубатон редкого Арсунского вина. Там убытков насчитали почти на десять миллионов империалов. И насколько вторили сплетни, после переданной в систему депеши, абордажная команда из боевой станции имперского легиона прочесала все Астероидную Пустошь, но так и не нашла ни воров, ни бутылок с экстрактом омолаживающих виноградников. Лишь угрюмая вахта на маяках разгонных ускорителей, и непроглядная пыль в заброшенных штольнях многочисленных астероидов...
  - Запоминай код, 7888773453ДИ02ДАР. Все! Действуй! Если ты через час у меня не будет рапорта, жди тогда полноценную комиссию, тогда все закрутится официально и по полной программе. И все свалят на тебя! Так что если хочешь выкрутиться... Действуй, Лерр-кан! Не спи!
   -Да, да, я все понял...
  Зверь растаял как будто и не было его в полуразрушенном ангаре, но самое главное он оставил надежду, и уверенность что еще не все пропало.
  'А Зверь не такой уж бессердечный ублюдок. Конечно понятно, что он старается не для него, а что бы спасти свою задницу, но все равно неожиданно, приятно. Ведь не только о себе позаботились, но и его пытается вытащить...'
  И как он мог упустить, что рапорт с нарушением протокола о досмотре не был утвержден Зверем?! И Хранитель словно с цепи сорвался, устроив в досмотровой целую войну! Но самое страшное это конечно кокон! За чисторожденого ему выполощут сознание до абсолютной гладкости мозговой корки, не оставят ни одной целой извилины. Ведь он посмел допустить нападение на чисторожденного! Опору и надежду высшей аристократии империи!
  Может быть конечно и разберутся что его вины не было, но и то если кому то будет интересно искать правду. Всем удобно все спихнуть на молодого лейтенанта нарушившего процедуру. Есть крайний, зачем искать новые проблемы? На него спишут все что есть, было, а если не хватит, то еще и нового припишут, и сделают воронкой для слива помоев...
  Обрывки мыслей, паника, вспышки обиды и жесткий цейтнот заставили его действовать без оглядки. Пока Хранитель был отключен от сенсоров личным кодом оператора, Лер-кан активировал ближайшего погрузчика. Получая команды напрямую, дрон зашевелил клешнями и цокая нижними конечностями, засеменил к ближайшему телу.
  Вскинув на спину обгоревшего наемника, без двух ног и одной руки, механический помощник отволок первый труп к дальней стенке. Там как раз образовался закуток, который будет легче герметизировать, и этот угол отлично ложится в конфигуратор силового поля чтобы развернутая защита смогла легко выдержать удар взрывной волны.
  И пока погрузчик стаскивает останков людей, ему не стоит глазеть на отвратительное зрелище, сдерживая порывы рвоты, а лучше заняться инвентаризацией грузовых контейнеров.
  Лер-кан бросился к груде закопчённых сажей ящиков, возвышавшихся в противоположном углу трехметровыми завалами.
  Зверь как в воду глядел. Как раз в одном из ящиков меньше всего пострадавшем от огненного шторма, лежала упакованная в защиту связка сменных реакторов для стационарных щитов, а в соседнем контейнере чернел углами штурмовой комплект для пустотного пилотирования.
  Угловатая конструкция с хищными обводами блестела на свету бронированными вставками из тугоплавкого композита и краснела изломами энерголиний. Лабиринты силовых каналов опутывали горбатый силуэт затейливым узором, придавая штурмовому комплексу вид опутанной паутиной птицы. Но стоит активировать реактор, как комплекс в несколько ударов сердца мог расправить крылья под которыми прятался смертоносный арсенал, способный доставить массу хлопот любому укрепленному пункту, в особенности неподвижному.
  Зная об особенности штурмовиков, чья огневая мощь создавалась для борьбы со стационарными точками обороны, Лер-кан облегченно выдохнул.
  Из перекошенной деформацией грузовой секции, выглядывали подкопчённые пламенем ребристые сферы тяжелых комулятивов. С трудом выкатив сферу размером с голову, молодой человек с опаской коснулся предупреждающей надписи. Уловив слабые биотоки человеческого тела, технический лючок утопился вовнутрь, открыв доступ к служебной панели боеприпаса.
  Убедившись в прохождении тестовых команд Лер-кан нервно облизнул губы.
  Времени оставалось совсем мало. Нужно успеть в отведённый Зверем лимит на отключение Хранителя. А еще нужно успеть связаться с контактом, и сбросить глыбу, пока станция не укрылась сферой прокола. И не просто сбросить, а успеть упрятать до нового рождения Вселенной, что бы уже никто не смог найти саркофаг чисторожденного. Но как это сделать чтобы как можно меньше людей было посвящено в эту тайну? Ведь по сути если привлечь разгоников, то нет никакого гаранта, что где-нибудь не всплывет этот саркофаг, а потом потянув, за эту ниточку и можно вытянуть на свет всю цепочку событий. Нет, нужен идеальный вариант, чтобы не следом, и не останков....
  Мысль озарения возникла как вспышка. В голове сложился отличный план и давящее чувство беды отступило, дало вздохнуть полной грудью. Осталось лишь воплотить идею в жизнь.
  Пошарив по карманам комбинезона, Лер-кан нащупал нужную вещь. В руку легла серая пластина. Реагируя на последовательность касаний, серебристый сплав выдал едва слышный щелчок, и ребра модуля замерцали едва заметным зеленым сиянием. Невзрачная железка была конфискована у одного жёлтозоника, и в очередной раз могла послужить вещественным доказательством его бдительной службы при несении вахты при разгрузке, где молодой лейтенант контролировал работу грузчиков. Один модуль несанкционированного подключения к инфополю станции он уже сдал, за что был отмечен в служебном реестре, а вот второй, дожидался своего часа. И дождался...
  - На связи...
  - Эй, брат, дело есть, - копирую развязанную манеру разговора шпаны из красно-желтых секторов, протянул гласные безопасник, - мона сорвать большой куш. Ты в теме?
  - Слышь, обдолбылшь, ты где взял этот контакт?
  Грозно прошипел собеседник. А судя раздражению в голосе, уловка с неучтенным коммуникатором сработала, и его приняли за обитателя грузовых уровней, что горбатятся за гроши на нижних палубах по пятнадцать часов в сутки.
  - Да не важно брат, хочешь поднять хабара на пустом месте?
  - Откуда у трюмной крысы может быть хабар. Или думаешь кого-то заинтересует ворованная пайка сублимированой похлебки?
  - Ну... если шесть ручников пятой серии, в модификации 'плазма 300', три целых панцирника, правда с дохлыми реакторами, а еще пяток летяг в тяжелом обвесе для тебя мелочи... то да, извини брат, я ошибся номером...
  - Эй, эй уважаемый. Не торопись, ты сказал... панцирники и летяги? Случайно не в третьем обвесе?
  - Лучше! Стационары. Немного подпылить, подплавить и будут как новые...а летяги черненькие, с красным узором такие...
  - А то уже не важно мой дорогой, то просто бонусом пойдет... а вообще ты молодец. Сразу нужного человека нашел, мне позвонил. Все знают, что я честно веду бизнес, у меня лучшие цены... Слушай брат, только для тебя, дам триста империалов! Даже не торгуясь...
  Лер-кан победно усмехнулся. Не нужно быть профессионалом дабы не понять, как сейчас заерзал разгонщик, как у того вспотели загребущие ручонки, и потекла слюна. Заполучить запрещённые в свободной продаже боевое оружие, щиты, не говоря уж о персональном снаряжении для пустотного пилотирования, это было не просто удачей, а фантастическим везеньем из области невероятного.
  Торговля боевым оружием каралось по всей строгости имперских законов, но это не останавливало разгонщиков, и так балансировавших на грани легальной деятельности операторов разгонных маяков, а с другой стороны, известных на всю империю торговцев 'только что найденным'.
  Оставалось лишь убедить барахольщика уплатить честную цену, но в тоже время не дать повод заподозрить неладное раньше времени...
  - Не брат, платой за такой товар будет... грузовой буксир, на ходу и с вместительным трюмом!
  - Эй, эй, хватит штыряться забористой дурью. Хороший грузовоз десять штукарей стоит...
  - Как раз за панцирники и рассчитаемся. А ручники пойдут бонусом если баржа окажется в нужном месте через двадцать минут... Или мне искать кого по сговорчивее?
  И никуда этот торгаш не делся. Еще несколько попыток сбить цену, и клиент спекся. Оставалось лишь назвать точные координаты и время сброса.
   Учить этого пройдоху тому как нужно оперативно оказаться в нужном месте и в нужное время не стоило. Сколько он помнил из своей практики расследований мелких аварий, на разгонах почти всегда происходили мелкие неполадки и разгерметизации трюмов, и очень часто в космос выносились вполне хорошее оборудование, а зачастую и часть груза. Но редко когда удавалось вернуть что-то обратно. Очень часто в результатах расследовании фигурировали формулировки 'утративший функциональность' или 'утратившие товарную ценность остатки'.
  Координаты согласованы и время назначено. А теперь пришло время самой важной части дела.
  - Три заряда конусом, один в центре...
  Перекатив к стенке три ребристых сферы, он с трудом сложил их в подобие пирамиды. По несложной схеме несколько выложенных последовательно зарядов должны взорваться в одном направлении, еще один будет взорван типа случайно и должен разорвать пол на несколько сегментов. Заложенная под самым коконом фугас, должен дать направление злополучному кокону, что вывалится наружу, где его и подхватит погрузочный луч грузовоза.
  Сверившись с местом расположения резервных магистралей, отвечавших за силовую подпитку корпуса, и части энергетического поля, Лер-кан неподвижно застыл решив пробежаться по этапам своего нехитрого но очень жизненно важного плана.
  Заложенные заряды разворотят ангар, нарушив защиту и внешние переборки. Почти все не закреплённое и не защищённое силовым полем содержимое вывалится наружу, где и произойдет самое важное. Кокон погрузится в баржу, и отправится, в сторону звезды.
  Автопилот выведет баржу на нужное ускорение, и лавируя между астероидами густой шубой обволакивающей тушу станции, пропадет из систем обнаружения и вынырнет лишь в зоне устойчивого гравитационного течения светила системы и ... все будет хорошо.
   Пока разберутся, что и как. Пока поймут, что это необычная разгерметизация изношенного оборудования, не обычная авария в одном из грузовых палуб, пока начнут выяснять причины, пока поймут, что нужна основательная экспертиза... Станция уйдет в прокол, и вернется в лучшем случае через сутки по маяку Арту. За это время баржа уже распадется на элементарные частицы в жерле звезды, а вместе с ней сгорит и самая важная улика.
  - Требуется вмешательство оператора! Обнаружена жизненная активность! Требуется вмешательство...
  Вынырнув из раздумий, Лер-кан вскинулся на монотонный бубнеж из служебного канала, и тут же ошарашено замер. Проверяя раз за разом поступивший рапорт погрузчика, не мог понять, что теперь ему делать.
  Погрузчик обнаружил выживших. Одно из тел было завалено контейнерами и пережило разрушительную бурю, можно сказать без потерь, а вот второму тело досталось очень хорошо.
  Некогда элегантные обводы синей брони, сейчас чернели дырами и опалинами от прямых попаданий плазменной картечи. Хоть и конечности были на месте, но большая часть корпуса оплыла. Композитная броня конечно приняла на себя большую часть разрушительной энергии, но в остальном, металл и керамика спеклись с органикой в единое целое, в котором человек каким-то чудом еще продолжал бороться за жизнь, не желая превращаться в остывающий огарок.
  Откликаясь на служебный запрос по общепринятым протоколам безопасности, внутренняя автоматика брони выдала идентификационные данные хозяина, и вывела основные параметры жизнедеятельности алевшие показателями почти в чёрной зоне клинической смерти.
  - А ты везучая, - с удивлением усмехнулся Лер-кан просматривая данные тесейки, - выжить в центре энергетического шторма шестого уровня, это не каждому дано. Хотя... нет. Победителем нашего конкурса, оказывается Санчос Аль Тун, коренной уроженец Тесеи, двадцати четырех лет отроду получивших лишь сильное сотрясение мозга и несколько переломов. Легко отделался, везунчик! И что мне с вами делать?!
  Выжившие оказались неожиданным сюрпризом. Лер-кан на мгновение задумался. С одной стороны выкинуть их за борт, и дело с концом, но вот с другой, в подсознании мелькнула мыслишка о награде которую можно будет стребовать с половозрелой тесейки... в особенности если она будет чувствовать себя обязанный, и не просто, а обязанной жизнью.
  Тренькнул зуммер последних десяти минут отведённых на подготовку ко взрыву. И поддавшись слабости Лер-кан сорвал с пояса персональную аптечку. Дерганым движением он сломал предохранительную мембрану, и едва успел поймать чуть не выскочившую из пенала прозрачную ампулу. Неуверенный удар до встряски, и надлом острого кончика. Треск сменился тихим писком и ампула превратилась в сгусток света. Раскалившись до неприятного жжения в кулаке, одноразовый источник украсился россыпью молний. Зажатый в кулаке источник боли и шипения, издал протяжный писк готового к использованию устройства.
  Излишне сильным ударом, Лер-кан вогнал в самую глубокую рану полутрупа, боевой коктейль из химии и энергии.
  - Надеюсь я не пожалею об этом...
  Тело наемницы выгнулось дугой и зашлось в судорогах. По служебному каналу потекли телеметрия от брони. И судя по бодрым показаниям, дело пошло на лад. Конечно боевой коктейль не мог вылечить. Такими ранениями должны заниматься специалисты и при медицинских комплексов объединяющих в себя не только хирургию и пластику, но и самую важную часть быстрого лечения- ускорителей биоэнергетики. Лишь благодаря правильно подобранным комбинациям из химии и энергетических воздействий, метаболизм человека ускорялся в десятки раз. Работа внутренних органов превращалась в высокоэффективный конвейер, в котором все процессы ускорялись в десятки раз. Активировались химические реакции, внутренние органы в невероятных темпах вырабатывали необходимые для роста новых тканей вещества, а по расширенным до предела сосудам человека, циркулирующая кровь едва что не сворачивалась, очищая организм от отходов быстрой регенерации.
  Спустя три мучительно долгих минуты пришло сообщение на служебный канал. Жизненные показатели выведены в желтую зону и пациент уже может адекватно воспринимать окружающую реальность.
  - Значит слушай сюда, тесейка. Я знаю, что ты меня слышишь. Через боль и страдания но слышишь...Вопрос простой. Или ты становишься мне должна... или я выбрасываю тебя и твоего дружка в космос. Твой ответ?
  Глядя на судороги полутрупа, пытавшегося оглядеться с трудом ворочая обгоревшей до черной корки головой, Лер-кан сказал:
  - Не ворочайся, только больнее будет. Ты почти вся обгорела, а твой дружок живой...
  'Где эта тварь...'
  Пришло по каналу текстовой сообщение.
  - Да уж, поганец он еще тот... даже в виде трупа создал большие проблемы.
  'Он сдох?!'
  - Скоро умрет наверняка. И ты вместе с ним если не согласишься с моими условиями.
  'Где он?!'
  - Да что ты так прицепилась... Вон, позади тебя, в коконе валяется.
  'Что с ним будет?'
  - Достала! Нет времени отвечать на глупые вопросы. Последний раз спрашиваю, ты согласна или нет?!
  'Все что хочешь, за смерть этой твари!'
  - Давай управляющую частоту нейрокома.
  'ЧТО?!'
  - Ты же хотела отомстить.
  'Но причем тут биокоммуникатор?'
  - Передумала? Ну тогда чего зря терять время и компоненты боевого лекаря. Приятно тебе сдохнуть, обгоревшей кочерыжкой...
  'Постой. 577645553442\ТАУ\4665887832321'
  - Отлично! - Облечено выдохнул Лер-кан едва сдержав победную ухмылку. Хотя, чего ему бояться, глаз то у тесейки тоже не было, и появятся лишь после того как она отработает свою роль до последнего слова, до последнего вздоха.
  Возбужденно облизнув губы, лейтенант загнал разбушевавшуюся фантазию в подвалы сознания, и пробежался взглядом по ангару.
  Заряды на месте.
  На коммуникатор пришло подтверждение прибывшего на место разгонника.
  И так. Нужный груз смещен в расчетный сегмент, что меньше всего пострадает от взрыва, осталось лишь проверить свою защиту и... сделать шаг в бездну. Вернее сделать шаг в сторону чтобы его жизнь не провалилась на самое дно.
  Даже не желая представлять, что его ждёт в случае если вскроется его причастность к смерти чисторожденного, Лер-кан точным движением бросил обломок металлической детали в прицел активатора взведённого боеприпаса...
  Ослепительная вспышка и его едва не размазало по стене чудовищная сила. Попробовав сокрушить защитное поле служебного корунда, разрушительная волна лишь смогла лягнуть побольнее, и на последок придавила строптивую органику тройной перегрузкой к полу. Но зато по окружавшему пространству пронеслась вся мощь с детонировавших фугасов.
  Сфокусированная энергии вырвавшийся на свободу мощи, вывернула металлические балки метровой толщины словно соломенные ветки. Часть пространства, со взбешенной гравитационной аномалией, вырвалась на свободу вместе с клубами мгновенно кристаллизующегося воздуха и вихрей мелкого мусора.
   А за ними, нехотя и в окружении крупных обломков, вывалился изъеденный красными расщелинами каменный булыжник идеальной формы. В окружении туч мусора, подталкиваемый отражёнными от стен затухающими остатками гравитационных волн, кокон медленно за дрейфовал в сторону от пробоины. И спустя несколько мгновений поймал луч светила и напитался непередаваемой чернотой одного из самых редких веществ во вселенной.
  - Ах ты подлый крысеныш! Ты во что меня втравил?! Проклятье, внимание всем! Тут дохлый чист...
  - Заткнись придурок, и слушай меня!
   Повелительно прошипел Лер-кан, прерывая панику разгоника, увидевшего что вывалилось ему вместе с обломками, - Уйти все равно не успеете, ваши метки уже срисованы внешними сенсорами системами безопасности, а наш разговор протоколируется на анонимном узле инфополя. И если не хочешь, покорять бездну без скафа, делай о чем договаривались. И смотри без фокусов!
  - Ох и вляпался, надо же так... Где обещанный хабар!?
  - Ты смотри, вспомнил... А я уж подумал, что до конца разгона будешь причетать кинутой шлюхой. Шли частоту управления искрой! А потом поймаешь свои цацки...
  - Смотри трюмник, по краю ходишь! Найду я тебя, поговорим тогда, ох поговорим. Пошло шифрование... лови!
  Канал связи поделился на две части. На одной кудахтал разгонник, а со второй забурчал безжизненный голос усечённой искры. Бортовой разум грузовика, едва что не разваливавшегося от рывков маневровых двигателей, бодро докладывал о своем состоянии. Но внешний вид корабля дергавшегося от мелких рывков маневровых двигателей, выдавал не шуточную проблему с балансировкой.
  Сплющенная сфера, некогда желто оранжевого цвета сейчас чернела латками из ржавых листов со следами сварки на скорую руку, и державшихся едва что не на честном слове. А приросшая сверху гроздь служебной рубки и манёвровых двигателей придавала грузовику сходство с объевшемся клещом, но в данном случае, клещ переел и умер лет двести назад.
  В провале промелькнула большая часть грузового трюма, и корабль предстал во всей 'красе'. Грузовик был старым, и собранным из множества разных узлов, и едва что не чудом державшихся одной кучи.
  - Он хоть летать то может?
  - Не успеешь моргнуть, как уже будешь на другом конце системы...
  Рядом с кораблем кружили фигурки разгоников. Такого же желтого цвета, с такими же следами быстрого ремонта, костюмы персонального полета придавали им сходство с жуками переростками.
   Непропорционально раздутые конечности, прятали в себе маневровые двигатели, усиленный экзосклет, позволял человеку выдержать тяжелые перегрузки. За спиной вырастали дуги силового парусу, что распускаясь желтыми крыльями, еще больше усиливал сходство с насекомыми. В данном случае, очень злыми и нервными, только этим можно было описать тот хаос и нервозность в траекториях полетов вокруг каменного кокона, в окружении обломков и остатков снаряжения тесейцев.
  - Эй, барахольщик, если ты еще не передумал получить стационары, настоятельно советую поторопиться. Открывай створки, и грузи кокон в грузовой контейнер!
  - Не умничай крысеныш, сегодня ты на высоте, а завтра можешь перепутать темные коридоры ...
  - Хватит трепаться! Скоро прибудет дежурная смена безопасников, хочешь быть пойманным с поличным?!
  Похожие на насекомых, лишь с той разницей, что комплексы индивидуального пилотирования не издавали звуков, разгоники вновь взорвались кипучей деятельностью.
  Облепив кокон со всех сторон, украсившись всполохами двигателей, черные фигурки единым рывком вогнали булыжник в бездонный зев грузовоза. И не дожидаясь закрытия створок, прыснули в стороны стремительными росчерками. На лету хватая тот или иной покорёженный взрывом контейнер или часть изувеченного механизма, большая часть разгоников по выхватывала из мусора все что могло представлять хоть какую-то ценность. И лавируя между астероидами удалилась от станции с нарастающим ускорением.
  По шифрованному каналу пришел отклик от искры закончившей прокладку маршрута за пределы астероидных лабиринтов и задраившей трюмы до маршевой герметичности. Грузовоз был готов к последнему полету и дожидался лишь нового капитана.
  - Эй, барахольщики, - с облегчение прокричал Леркан, - ловите остаток! И валите от дюз!
  Короткая вспышка последнего фугаса резанула глаза, и в тело опять сдавило легкой перегрузкой, но в этот раз без рвущих защиту спецэффектов.
  Малый заряд боеприпаса, разворотил тушу ремонтного робота, придал ускорение заранее оставленной возле провала сцепке из контейнеров, вышиб в космос остатки дорогостоящего оборудования наемников ставшее отличной платой за помощь в уничтожении улик произошедшего в ангаре преступления.
  Лер-кан, уже не слушая бурчание разгоника, дал команду 'искре' на изменение курса и полное глушение каналов внешней связи. Грузовик теперь глух и нем к попыткам перехвата управления. Стремительно уменьшаясь в размерах, корабль отправился в свой последний полет.
  Теперь осталось последний важный пункт. Необходимо вмешаться в работу накопителей, и вычистить протоколы под нужную версию. Убрать последний час, вычистить видеоряд, показания сенсоров, добавить свои усилия по восстановлению работоспособности регистрирующего оборудования ангара, и слепить четкую версию произошедшего.
  '...Сопротивление наемников привело к цепной детонации тяжелых боеприпасов, по досадной случайности фокус подрыва пришелся на силовую переборку отвечавшую за энергетические барьеры досмотрового ангара. Защита не справилась и произошло частичное разрушение корпуса. Часть трупов и оборудования выкинуло в космос, проводивший осмотр офицер, чудом остался жив, а вместе с ним, выжили и свидетели произошедшего инцидента... Проклятье! Какие в Бездну свидетели?! Ведь они же главные подозреваемые! Будет допрос, будет реконструкция с поднятием всех записей и черных ящиков с брони и нейрокомов! И что теперь делать?!'
  После длительной паузы и настойчивого вызова, от неподвижной наемницы окутанной зеленым мерцанием активировано коктейля пришел ответ:
   'Что случилось?'
  - Нужно под протокол сделать признание.
   'Какое признание?'
  - О том что в контейнерах была нарушена техника перевозки тяжелых боеприпасов.
  'Думаешь кто-то поверит, что выросшие в обнимку с оружием тесейцы могли забыть деактивировать гравитационные фугасы?'
  - Контейнер проведу как собственность вашего нанимателя.
  'Чушь. С планеты груз уходил как собственность прайда.'
  - Если такая умная, то может и сама слепишь версию произошедшего?!
  'Во всем виноват чисторожденный!'
  - Запомни дура, ЕГО здесь не было! И чем быстрее ты поймешь это, тем целее будешь. Или мне активировать солянку?
  'Все-таки подсадил на поводок...'
  - А ты всерьез думаешь, что я оставлю боевика твоего уровня без системы контроля?! Смешно... Если что, то кодовый ключ на нейроком, и в твоей крови начнется окислительная реакция, и в течении минуты тебе станет плохо, что начнешь задыхаться, падать в обмороки. А если задумаешь что-нибудь не хорошее с моим летальным исходом, то знай, активатор настроен на биение моего сердца, лишь только оно падает ниже тридцати ударов в минуту, то даже мяукнуть не успеешь как твоя кровь превратится в щелочь. Помирать будешь мучительно, но не долго...
  После затяжной паузы, пришло сообщение.
  'Я все поняла.'
  - Будь умницей, и надеюсь к этой теме мы больше не вернемся, - жестко сказал Лер-кан, желая расставить все точки в ситуации. По хорошему, и для лучшего усвоения, этой сучке нужно сразу мозги прочистить, что бы понимала рамки дозволенного. Да вот только искалеченное тело может не выдержать демонстрации и отдаст Бездне душу быстрее чем он с ней наиграется...
   - А если все поняла, то думай, как нам выкрутиться и чтобы у дознания было меньше вопросов к нашей версии.
  'Только один вариант. Под личиной святого человека скрывался еретик из культа Единого Бога. Мы как-то сталкивались с этими фанатиками на Красной Тельме. После того как мы вычистили от них поверхность, они объявили нам войну на уничтожение. Эти твари умудрялись вживлять в брюшную полость человека деактивированные корунды, а когда такой смертник оказывался рядом с нами, не важно где на базе, в густонаселённом месте, то приходила команда на обычный коммуникатор, и человек превращался в живой фугас. Самое паршивое заключалось в том, что обнаружить их можно было лишь при активации корундов...'
  - Отличная идея! Так и сделаем. Смертник спровоцировал конфликт и произвел самоподрыв...
  Строчки протокола с подогнанными сигналами телеметрии, с подправленным видеорядом, и наложением взрыва боеприпасов на момент укрытия монаха энергетическим куполом, сплетались в единый информационный массив. Словно скелет обрастал мясом, так и протокол превращался в полную деталей и красочных подробностей версию с искусно вплетёнными элементами искажённой сути....
  Со стороны пробоины мелькнули одиночные тени, а затем пространство засияло мельтешением сотни маленьких светлячков. Рой мелких ремонтников, величиной с кулак взрослого человека, и напоминавших ярких жуков, вгрызались в периметр пробоины вспышками силовой сварки, и в считаные мгновения на месте копошения стало вырастать ажурная конструкция из сплетённых в соты силовых линий, и как только ангар был отгорожен от космоса ячеистой сетью силового экрана, вторая волна ремонтников принялась заполнять соты авариный набором герметика. Со стороны входной переборки зашипел подаваемый воздух, и спустя минуту мигание аварийного освещения, ровный свет залил ангар вместе с трелью автоматики восстановивших бортовую атмосферу.
  Жесткий звук разблокировки входных створок прозвучал словно выстрел, вместе с которым на Лер-кана навалилась инфополе стацнии.
  - Связь с оператором восстановлена. Состояние удовлетворительное. Повреждений нет. Требуется внесение дополнений...
  Забормотал Хранитель протокольные фразы.
  - Принимай рапорт для бортового журнала, - перебил Лер-кан отправляя информационный массив, в общий служебный канал. - Угроза проникновения на борт смертника локализована. Операция проведена силами досмотровой команды. Повреждения в пределах тридцати процентного минимума. Необходимы восстановительные работы в секторах: шесть-д, восемь-е. Так же запрашиваю медицинскую помощь для выживших свидетелей, по желтому протоколу...
  Отдавая команды, параллельно диктуя дополнения к рапорту, Лер-кан освободил угол, где он держал 'оборону'. Вместе с медицинской тележкой вплывшей в окружении медицинской команды, в ангар тут же влетели кубовидные туши ремонтников, принявшихся очищать пол и стены от нагромождений и оплавленных обломков.
  А спустя десять минут, он, без притворства, уставшим до предела голосом, рапортовал Зверю о ликвидации последствий диверсии. Рядом с майором, с непроницаемым лицом светилась голограмма полного присутствия вахтенного дежурного.
  Затянутый в полетный комбинезон, с теряющимися в дымке сотнями шевелящихся жгутов от бортовых систем враставших в человека мириадами сенсоров, отвечающий за полет станции офицер недовольно морщился. Его понять можно. Лишние проблемы, а тем более такого масштаба получить в личное дело мало кому хотелось. Понятно, что персональной вины в этом нет, но именно его фамилия будет муссироваться еще не одну декаду.
  - Единые? - скривился офицер, - Впервые слышу чтобы фанатики забирались в столичные сектора. Как он вообще умудрился пройти планетарные системы контроля?
  - Не могу знать господин старший офицер, - вытянувшись во весь рост, и предано поедая пустоту перед собой отчеканил лейтенант, - это рабочая версия со слов выживших.
  - Второго наемника допросили?
  - Никак нет. Он так и не пришел в себя. После оказания первой помощи планирую приступить к полной версии допроса. Пока всего лишь черновые выводы.
  - Хорошо, что на разгоне... вскрылся этот сумасшедший. Боюсь даже представить произойди это в Проколе, нас бы распылило по всей Вселенной... М-да уж. Хвала Вечному Императору... Когда будет готов полный доклад?
  - Следующий Прокол с остановкой?
  - Нет, мертвая система с дряхлым маяком, там только дополнительный ускоритель.
  - Хорошая новость, - обозначил улыбку Зверь, - Мы не будем отвлекаться на разгрузочно-погрузочный контроль и сфокусируемся на доскональном расследовании. Думаю, что одного разгона нам вполне хватит.
  - Что ж, господа работайте, доложу капитану, что ситуация под контролем.
  - Будет исполнено!
  Хлопнув сжатым кулаком по груди, синхронно ответили безопасники слабому свечению на месте растаявшего в воздухе призрака.
  Отправив сменщика контролировать непосредственную работу в полуразрушенный ангар, Зверь глазами показал на полуосвещённый угол санузла. В руках майора мелькнул увесистый брусок, и спустя секунда тот укрылся рябью искажающего поля.
  - Ты не так уж безнадежен как кажешься. - ухмыльнулся Зверь, цепко рассматривая зардевшегося от похвалы лейтенанта, - я уж подумал, что максимум на что хватит твоей фантазии так это на дубовую версию о само подрыве фугасов. А ты вон как копнул наемников. И мотив есть, и нужные результаты досмотра, и протоколы вычистил без зазоров.
  - У меня был выбор?
  - Согласен. Халтурить был нельзя. Так, значит версию о фанатике утверждаю... Только вот выживших надо было зачистить.
  Лер-кан внутренне напрягся. Похвала от Зверя стоила дорого, и вот так вот стразу признать, что он настолько предсказуем, очень не хотелось.
  Лейтенант покраснел и потупив взор тихо произнес:
  - Нет необходимости. Свидетельница на поводке полной привязки.
  Задрав бровь, Зверь удивлено хмыкнул.
  - Ты полон сюрпризов, Лер-кан, а с виду и не скажешь... Но только смотри, не заиграйся. Опаснее тесейца... лишь разозлённая тесейка. Ладно, лирику в сторону... Вернемся к нашей ситуации. У меня вопрос возник, а как ты с разгониками связался?
  - Контрабандный коммуникатор.
  - Тоже неплохо... Так, и на чем сторговались?
  - Им хабар, мне корабль.
  - Ну, а как все прошло?
  - Просто. Им товар, мне коды управления. Активация протокола 'суицид' для искры, и блокировка внешнего канала, курс на светило... через час выберется из облака отработки и прямо в пекло. Без шансов на возрождение.
  - Вот даже как? Очень неожиданный ход...
  Едва слышно произнес Зверь. Спустя мгновение, справившись с растерянностью, майор улыбнулся довольному виду Лер-кана, и спросил:
  - А зачем блокировка внешнего канала сделал?
  - Разгонник странный попался. Даже особо не торговался за корабль. Вот и подстраховался на всякий случай, вдруг он решит перехватить грузовик. Вот и подумал, чтобы наверняка.
  - День полный сюрпризов, - рассеяно произнес майор, нервно отбивая дробь пальцами на блоке управления полем искажения. И спустя мгновение добавил, - ... Значит сейчас в мед корпус и пока свидетели не дадут чистосердечные признания под запись всех следящих систем, даже не показываешься мне на глаза... А я пока подчищу за тобой огрехи.
  
  ГЛАВА 10
  Нежно розовая кожа блестела на свету капельками невпитавшегося увлажнителя. По плавным обводам пальцев, больше напоминавших стебли вьющегося растения, пробежали капли питательного раствора.
  Накопившись на кончике указательного пальца, жидкость превратилась в искрящийся светом изумруд. Едва сформированный ноготь превратился в стеклянную линзу, под которой проступили капилляры кровяных сосудов и нервных окончаний.
  Разрушая сказочность момента, рядов возникла уродливая карикатура.
   Зарубцевавшиеся ожоги стянули кожу белыми цветками, обуглившиеся ногти были стерты шлифовальным диском до матовой роговицы. Сустав большого пальца раздут на месте старого перелома, а рядом белели шрамы от зашитого в полевых условиях порыва связок.
  - Нравится?
  - Нет слов, - с горькой усмешкой ответила Лума,- сейчас расплачусь от умиления. Не ужели нельзя было и вторую руку оживить?
  - По отношению к свидетелю, который может в любой момент оказаться подозреваемым, это и так большая щедрость. Могли вообще оставить без руки, так что будь благодарна и за это...
  Не торопливо обведя взглядом комнату, снизу доверху наполненной медицинским оборудованием, Лума наконец-то решилась взглянуть на стоявшего рядом человека. В отличии от поизношенного оборудования, этот образчик мужской породы, едва что не сиял чистотой и опрятностью. Приталенный черный френч, на широком поясе переходил в плотно обтягивающие фигуру брюки, без единой складочки, без морщинки или потертостей. Создавался эффект как будто молодой человек, родился в форме и вырос вместе с ней как единое целое.
  Породистое лицо, со следами уходящей детской припухлости уже имело волевые складки, но так и не научилось той взрослой серьезности которую стоило опасаться. Это еще был щенок, с выросшими зубами, но так и не повзрослевшими мозгами. О чем сообщала сладкой поволока, что нет от нет да мелькала в сальном взгляде бросаемом на ее голое тело.
  По привычке скользнув в транс дара, Лума едва не вскрикнула.
  В мире теней, возле нее пылал костер эмоций. Из которого выбивался наружу один основной оттенок. Одна эмоция: вожделение. Дикая, животная похоть перекрывала гомон обычных мыслей. Наваливалась, обволакивала и душила.
  Вынырнув из транса, чувствующая натолкнулась на взгляд парня.
  Откровенный и бесцеремонный. Будь его воля, молодой человек завалил бы ее прямо на медкапсуле.
  Лума мысленно усмехнулась. Похоже, не все так плохо как могло бы быть. Девушка дождалась момента, когда глаза молодого человека скользнут ниже. Магические действо под название молодая девичья грудь подействовало безотказно.
  Щеки офицера тронул легкий румянец, и взгляд вильнул в сторону.
  Подавив победную ухмылку, обнаженная девушка резко поднялась в ложе аквариуме. Вязкая жидкость глухо булькнув выпустила из своих объятий ожившего пациента. Рядом зажужжали сервисные дроны. Медицинский модуль наполнился протестующим писком аппаратуры, но девушка проигнорировала протестующие требования механических лекарей, несколькими касаниями коснувшись панели управления запустила полный скан тела. Рядом заискрился туман проекции и спустя несколько мгновений перед ней возникла ее полная копия.
  Темное тело впитавшее за свои двадцать пять лет загар от десятков звезд, бывшее совсем недавно эталоном красоты и тайной гордостью, сейчас походило на старую тряпичную куклу, чье тело хозяйка на скорую руку залатала кусочками разноцветной ткани и или целыми частями от более новых кукол.
  Большая часть кожи пестрела розовыми пятнами. На руках и ногах белели узоры затянувшихся рубцами ожогов. После беглого осмотра она удовлетворенно хмыкнула. Конечно телу далеко до идеала, но в данном и не приходится выбирать. Если сравнивать с остальными ребятами, то в ее случае это конечно лучший вариант.
  Короткая мысль о парнях, вытащила наружу пласт воспоминаний о всем произошедшем. Все краски мира поблекли. В груди больно заныло и глазах помутнело. Нахлынувшие эмоции затопили сознание волной горечи, и болью от которой захотелось всех убить и все разрушить.
  Прайд мертв! Ее братья, с кем она выросла, с кем делила остатки последней батареи на холодных пустошах Тесеи, с кем она училась добывать огонь из чертового камня, те кто учил как правильно снаряжать тяжелый снайперский комплекс, те кто разделил с ней радость первого полета в персональной летяге, все кто улыбался и радовался ее успехам...все они мертвы. Все они остались короткими воспоминаниями, изуродованные яркими вспышками турелей, испепелённые энергетическим штормом. Они оказали приговоренными презрительной улыбкой одной твари. Чисторожденный ублюдок посчитал их существеннее неудобным для своих планов! Лишними!
  Все просто, одна улыбка и восемнадцать человек превратились в воспоминания. Чувство ненависти и обиды за всю несправедливость произошедшего скрутили ее пополам, и она упала на колени. Горло перехватил спазм и по щекам потекли ручейки слез.
  Щеку обожгла хлесткая пощечина. От еще одной голову мотнуло в другую сторону. За плечи грубо схватили и встряхнули ее как обвисшую тряпку. Сквозь туман охватившей сознание истерики прорвался недовольный окрик:
  - А ну прекратила! Соберись.... Ты же тесейка! Как вы там любите орать... Сила и воля?
  - Путь к победе, - закончила Лума знаменитый слоган боевых прайдов Тесеи.
  Сглотнув соленый привкус с рассечённой губы, девушка глубоко вздохнула и постаралась выровнять дыхание. Действительно. Нельзя расклеиваться при чужаках. Да больно. Да тяжело. Хочется выть и рвать волосы, а лучше глотки врагам и мстить за погибших. За весь прайд...
  - Постойте, но вежь еще был жив мой брат. ...где Санчос?!
  - А вот это очень интересный вопрос, на который нам нужно найти ответ. И от оперативности ответа зависит твоя судьба.
  - Ничего не понимаю. Причем тут мой ответ?
  - А кто еще может знать куда мог сбежать твой земляк?
  - Как сбежал!? Куда, зачем?
  - Вот, вот. Очень интересно. А еще интереснее ... КАК! И если мы не дадим на него ответ в течении двадцати четырех часов, то мне мягко говоря не поздоровится. А тебя сразу засунут в ментоскан, где превратят в овощ, взобьют мозги миксером и выудят нужные воспоминания ...
  Интонации парня, Луме очень не понравились, и она не удержалась.
  - А потом... ты меня сменишь. Причем очень скоро. Сразу как вскроются твои манипуляции с разгонниками. Если я не имела глаз, то это не значит, что внешние сенсоры брони были отключены. Я конечно ничего не видела, но различить толчки гравитационных фугасов подорванных в интересной последовательности смогла. А восстановить силу толчков, и сопоставить с геометрией ангара большого труда не составляет. Так что картина искусственного подрыва отложилась в моей памяти очень четкая. Эти зацепки дадут инспекторам интересную пищу к размышлениям. После которой они очень захотят покопаться и в твоей головке, красавчик...
  Ответный спич и от уверенной маске хозяина на лице парня не осталось и следа. Как выброшенная на берег рыба, лейтенант разевал рот пытаясь что-то сказать, и тут же себя одергивал. Но надо отдать должное, безопасник сразу взял себя в руки и на лице появиалсь приторная улыбка.
  - Как ты запела, дорогуша. Думаешь легко отделаться? Ну что же, думаю лучше здесь и сейчас проясним наши отношения до кристальной прозрачности...
  Секунда немой сцены, другая. И Лума сдавлено вскрикнула.
  В груди вспыхнула звезда, и по всему телу стала распространяться волна жара. Воздуха катастрофически стало не хватать и каждый новый вдох приносил лишь еще больше горечи и боли. А за ней все тело стало охватывать онемение, и немочь. Её согнуло пополам, и чтобы не упасть совсем, Лума схватилась за бортик аквариума и сползла на холодный метал медицинской каюты.
  - Как тебе ощущения? Нравятся? Могу такой праздник устраивать хоть каждый час... пока сердечко не выдержит.
  Присев на корточки, и грубо вздернув обессиленную девушку за подбородок, безопасник тихо прошипел в полные боли глаза.
  - Запомни дрянь, еще раз попытаешься меня пошантажировать - превращу в животное. Будешь лизать ноги, и вилять хвостиком как собачка. Захочу: будешь подыхать по сто раз в день. Не хочешь? Тогда запомни. С этой поры ты моя собственность. И жива пока интересна. А если станешь опасна... сдохнешь. И молись чтобы быстро и безболезненно...
  Слова едва проникали в сознание. Тело горело и выгибалось от боли. Кровь превратилась в огонь. Лума хотела вцепиться зубами в вены, чтобы вскрыть эти каналы с обжигающей плазмой, но сил уже не было даже на крик.
  И когда казалось, что она сойдет с ума, боль спала. Отступила. Словно дикий зверь бросил добычу, так и терзавший тело кошмар ушел, свернулся клубком в темных закутках сознания, и затаился в ожидании новой команды.
  - Все понятно?
  - Д-д-д-а.
  - Я рад что между нами не осталось неясностей, а теперь приводи себя в порядок и одевайся. Нам через полчаса надо быть на месте происшествия...
  Когда Лума пришла в себя и смогла дышать без раздиравшего грудь кашля, за мучителем уже сошлись створки двери. И ее обессиленный рык и слова проклятья, достались лишь равнодушно попискивающей аппаратуре.
  Скрутившись в позе эмбриона, и давясь слезами, Лума завыла раненым зверем. Она никогда не чувствовала себя такой раздавленной. Никогда в жизни ее так не унижали. И это противное и горькое чувство беззащитности и страха, словно грязь проникло в душу и испачкало внутреннее ощущения себя, то внутреннее я, что позволяло быть гордой и независимой, терпеть страдания и быть сильной.
   Чувство одиночества и утраты прайда, короткие минуты боли и унижения от сработавшего 'поводка' надломили уверенность в свей силе. Открыли внутри нее пропасть ничтожества, где она готова была умолять о пощаде, делать все что угодно лишь бы не испытывать вновь этот кошмар. Она сделала о себе очень неприятно открытие.
  Она оказалась жалкой.
  Она ничтожество. И ей очень хочется жить без боли...
  Санитарный узел встретил запахом озона и теплыми струями ионного душа. Смывая с себя грязь и обрывки эмоций, Лума попыталась успокоиться и начать мыслить конструктивно.
  В первую очередь нужно было решить вопрос с прайдом. Она как последний дееспособный член объединения, должна отправить рапорт кураторам от Гильдии. И здесь был очень неприятный момент. Совать туда версию с фанатиком категорически не хотелось, но и признаваться что они стали причастны к делам чисторожденых, а по сути она оказалась соучастницей преступления, превращало ее кандидатом в смертники. Тем более если еще старшины получат отчет от Санчаса, в котором будет отображено совсем другое, она рискует понизить персональный индекс эффективности в красную зону.
  Тогда о хороших контрактах можно забыть. Да что там о контрактах! Тут можно лишиться вообще всего! Наёмники очень не любят выживших в странных историях. Прайд или сражается до конца или гибнет полным составом, а выживший этот слабак. Тот кто сдался и кто не отомстил за смерть своих боевых товарищей. Прайд сражаются до последнего... или живого человека или мертвого врага. Иначе ты недостоин звания тесейца. И тогда ты становишься отщепенцем. Пополнишь презренные списки Отторжениях! Тех кому запрещено возвращаться на Тесею, тем, кто больше никогда не вдохнет аромат горных вершин, тем, кто никогда не ощутит прохладу Храма Воинов, тех кто обречен умереть под светом чужих звезд.
  - Соберись! Возьми себя в руки! Сила и воля - путь к победе
  Прошипела Лума отражению в зеркале. Растерев остатки слез ладонями, глубоко вздохнув, девушка медленно выдохнула. Да тяжело. Да дерьмово, но еще не повод впадать в уныние. Слезами делу не поможешь, нужно выбираться. Отталкиваться от дна и пытаться всплыть.
  В кабинку гигиенического узла уже вошла собранная и целеустремлённая девушка. И через пять минут экспресс душа, короткий ежик обдало волнами ионной сушилки, а следом по телу ударили струи биораствора. Желтая пыль легла на кожу вязким слоем, и, слегка пощипывая, застыла сантиметровым наслоением.
  От кончика пальцев на ногах и до шеи тело обрело розовый оттенок. Через три минуты эластичный слой облегавший изгибы фигуры второй кожей приобрел нужную упругость и превратился в самый нежный и комфортный элемент одежды, который легко впитывал весь пот и выделения, при этом еще и выполнял роль защитного слоя при ношении композитной брони или элементов скафандра.
  Но судя по маркировке на черном шаре, что дожидался у входа в санузел, о хорошей броне придется забыть. Мигнув опознавательным кодом, сенсорная панель украсилась зелеными огоньками. Ровная поверхность шара треснула геометрическими линиями и со щелей ударили струи воздуха. Стандартный вещевой контейнер разложился в подставку с элементами одежды.
  Ничего другого она и не ожидала. Базовый полицейский комбез, отличавшийся от гражданского лишь более усиленными вставками на суставах, и ребрами жесткости на мягких тканях. Ну и конечно же... с пустыми отсеками под накладки с электроники и без собственного корунда. С брезгливой ухмылкой натянув на себя хрустевшую грубую ткань Лума едва не задохнулась от затхлости. Похоже шар пролежал лет двадцать на консервации и было бы хорошо проверить работу накопителей, а то еще придется бегать к розетке через каждые полчаса, пытаясь удержать заряд в убитых батареях.
  Но, на удивление, штатный источник питания выдал бодрую трель хорошего результата. А следом за ним помятая ткать покрылась рябью сокращений. Обвисающий до земли балахон стал подгоняться под фигуру, а выглядевшие тряпичными обмотками полоски ткани на ногах уплотнились, и обрастая ребрами жёсткости превратились в высокие ботинки с на высокой подошве.
  Критически осмотрев свою фигуру, обтянутую в черную ткань, Лума расправила жесткий воротник, и нащупав горошины активаторов, сжала до мелодичного писка. Переключившись на шею, она разогнала кровь на месте вживлённых в шею пластин коммуникатора. На внутренней сетчатке глаза побежали строчки из диалога сопряжения. И спустя минуту она стала счастливым обладателем нового, ни разу не ношеного, но моральное устаревшего лет на двадцать комбинезона с усечёнными во всем функциями. Даже порты связи позволявшие костюму связываться с бортовыми системами краснели заблокированными наглухо слотами. А уж о таком сервисе как оружейный слот или общетехнические гнезда, и мечтать не приходилось.
  - Очень долго собираешься, тесейка.
  Недовольно пробурчал безопасник встречая выходившую из медицинского бокса наёмницу.
  - Господин мог бы вообще одежду не выдавать. Я бы управилась значительно быстрее...
  Не удержалась от реплики Лума.
  Бросив взгляд на кроткое выражение лица, безопасник хмыкнул.
  - Мне нравится такая модель поведения. Придерживайся ее и впредь, - ухмыльнувшись блеснувшему в глазах раздражению, офицер добавил:
  - Радуйся и этому. Но если недовольна, то могу гражданский эконом выдать...
  - Нет, уж спасибо.
  Представив себя в гражданском платье с минимум электроники, с полным отсутствием дополнительной телеметрии, снабжённым лишь маяком службы спасения и набором терморегуляции, Лума передернулась. В такой одежде чувствуешь себя беззащитной, проще гулять голышом и то больше шансов, что ее побояться задевать как больную на всю голову.
  - Повеселились и хватит. Значит слушай вводную, - развернувшись, лейтенант уверено зашагал в сторону большого проема, - Аварийная команда успела закончить латание корпуса за полтора часа до 'прокола'. На время работ и до выяснения всех обстоятельств произошедшего, вахта определила статус выживших наемников как 'свидетелей'. Тебя отправили в реанимацию, а твоего напарника в реабилитационный блок на третьем ярусе. Но когда медперсонал вскрыл транспортировочную капсулу, она оказалась пуста. Человек, которому диагностировали посттравматический шок и множественные переломы, покинул капсулу и бесследно исчез. В свете этого события наша версия начинает трещать по швам. Капитан требует найти пропажу до середины разгона. На него давят чисторожденные, которые очень забеспокоились за свои жизни в свете отчета о произошедшем подрыве фанатика. Они активировали протокол альфа-3, код красный. Если мы его в не закроем до прокола, станция глушит разгонные модули и переводится на парковочную орбиту вокруг сингулярности и ждет прибытия боевой станции Евгеники. Надеюсь тебе не нужно объяснять чем нам грозит работа дознавателей?
  - Нет.
  Хмуро мотнула головой Лума. Служба Евгеники была известна на всю Империю своей жестокостью и беспощадностью. Именно она отвечала перед кругом Вечных о чистоте генома человеческой расы и следила за этим не только при помощи бесчисленных орд своих Наставников, но и проводила акции Очищения... после которых на планетах уже ничего не росло.
  - Я тоже не горю желанием доводить дело до Трибунала. Поэтому нужно собрать все показания, сделать заключение и вынести вердикт. Капитан его быстро утверждает и дело отправляется в Реестр. Но ... пропал основной свидетель, и все виснет над бездной. И с каждым часом нить становится тоньше и тоньше....
  Они вышли из туннеля, и оказались во власти яркого света меж ярусного уровня. Накативший со всех сторон шум и гам тысяч людей, и механизмов, где каждый спешил по своим делам по сходившимся в единую площадь туннелям и коридорам огромного техногенного муравейника, оглушал и ослеплял. Со всех сторон к единому центру главного терминала сходились сотни огромных труб от турболифтов, из которых выгружались и тут же занимали пустые места десятки людей, а в соседнюю секцию, набивались ровными рядами туши грузовых платформ, что своими раскормленными как у улитки контейнерами идеально вписывались в покатые края лифтовых капсул. Громогласное объявления отправления, предупреждающие вспышки и створки капсулы закрываются до полной герметичности, и с нарастающим шелестом разгонных блоков, стометровая туша ныряет в полупрозрачный туннель уносясь на другой конец огромной стацнии. А ее место уже занимает другая капсула, быстро остывающая и потрескивающая термовставками. И так на десятках рядов огромного хаба, из которого в разные стороны прорастают сотни лифтовых шахт, пронизывающий всю станцию скоростными туннелями.
  - Не спать! Потом насмотришься!
  Вернул к действительности, прогремевший в ушах чужой голос. Получивший бесконтрольный доступ к коммуникатору, безопасник воспользовался полицейскими функциями и теперь мог не прилагать особых усилий чтобы оглушать своим громогласным замечанием.
  Лума сдержалась от ругательства, но наградила ухмылявшегося в десятках метров от нее безопасника очень выразительным взглядом.
  - Мы сейчас на технический уровень. В лифтовую зону, на который парковалась капсула. Проверим целостность сенсорики и полноту выдаваемой телеметрии.
  Спустя полчаса переходов, и спусков обычными лифтовыми платформами, они оказались перед желтой стеной с предупреждающими надписями: 'Только для персонала!'.
  Еще десяток минут переходов и они остановились перед гроздью стальных шаров покрывающих стену затейливыми узорами. Переливаясь радугой при запросе, и отсвечивая ровной зеленью под касаниями руки офицера, узлы регистрации загорались один за одним. После второй минуты всполохов, Лума не выдержала и спросила:
  - Что мы ищем?
  - Это основной ретрансляционный узел телеметрических данных. Сюда приходят отклики от десятков сенсоров и датчиков транспортных туннелей. Их данные дают объем на охранных систем...
  - Хм... а если доступнее?
  - Это самый нижний уровень средств безопасности. Обычно сюда никто не заглядывает, и даже не подозревает о его существовании... И если мы хотим узнать, что произошло то нужно искать именно здесь, потому что все логи девственно чисты, как твоя... есть! Все-таки была редакция!
  - Какая редакция, кто был ... ты вообще с кем разговариваешь?
  - Кто, кто ...твой дружок! Взломал частоты, и по техканалу скрутил мозги железу, и спокойно прошел сквозь всю систему безопасности как легкий сквозняк!
  - Санчос?! Да его потолок это штурмовой комплекс с индексом д-3, и то , версия с полной автоматикой или древностью, исключительно на механике, с минимумом электроники... а ты говоришь ВЗЛОМАЛ?
  - Тогда... тогда вообще ничего не понятно.
  Растеряно произнес безопасник, задумчиво рассматривая гроздь шаров мерцавших желтым мерцанием.
  - Здесь поработал настоящий профи. Скорость внедрения, частоты, стиль... так быстро даже с отмычками спец искры не пройти. Весь маршрут занял десятки минут! А он просто, как у себя дома.... Смотри сама, как твой тупоголовый дружок 'осиливает' девятый уровень.
  Безопасник открыл технологический лючок и извлек продолговатую желтую капсулу. Встряхнув баллон дождался мелодичного звука и легким касанием распылил перед собой размашистую струю. Следом прозвучал короткий щелчок, и густую взвесь пробил насквозь ударивший с потолка ветвистый заряд. Потеряв мутность облако покрылось рябью и в мгновение превратилось в мерцающую синевой голо проекцию.
  На появившемся фрагменте проступил четкий контур человека свободно и не принужденно подходившего к стене, на мгновение коснувшегося стены с узором под считыватель биотоков, и, спустя считаные секунды в стене образовался проем в который так же спокойно вошел... Санчос.
  Как только створки за спиной сошлись, наемник коснулся массивного кабеля, вокруг которого гнездились узловые хранилища от телеметрических сенсоров. Покопавшись во внутренностях открытого технологического люка, тесеец застыл в неудобной позе на долгую минуту. После чего Санчос открыл глаза, и вернув все раскрытые полости в исходное положение, спокойно вышел в беззвучно открывшиеся створки.
  - Этого не может быть, потому что... не может быть вообще! - сказала Лума, сбрасывая оцепенение от увиденной картины, - или я вообще ничего не понимаю...
  - Теперь понимаешь, что если эти проекции увидят следователи из Евгеники, то весь ваш отряд, а в особенности выжившие, превращаются в опасных преступников, подозреваемых попытке в подрыва корабля и в покушении на здоровье трех чисторожденых. И тогда начнут копать. Глубоко и дотошно. А это не нужно, ни мне, ни команде, никому не нужно... Ты это понимаешь?
  - Да я не знаю, что происходит...
  - Кажется, меня не слышат...
  Равнодушно произнес безопасник в сторону ... и сильным ударом под солнечное сплетение свалил тесейку на пол. Ударом ноги закончив ошеломительную атаку, схватив глотающую воздух девушку за шею, запрокинул голову под свет светильников, зло прошипел в мутный взгляд.
  - Слушай сюда, сучка, или ты сдаешь своего дружка или я даю команду на последний вздох, и ты дохнешь прямо здесь. Без суда и следствия и права на помилование. А ну признавайся, что за дела у вас были с чистым?! Какое задании было у прайда... где прячется твой ублюдочный дружок?! Ну! Отвечай тварь, или клянусь Вечным пожалеешь, что на свет родилась.
  Удары сыпались один за другим. Лицо девушки превратилось в сплошной синяк, и все вокруг окрасилось кровью из рассечённых ран на лице.
  Потеряв сознание после третьего оглушительного удара по лицу Лума провалилась в спасительное забытье. Но буквально через мгновение ее вырвала из сладкой темноты яркая вспышка и жжение на шее. С тихим списком и бегущими строками на внутреннем взоре коммуникатор сообщил о взаимодействии с аптечным модулем первой помощи и присутствии в крови активных био реагентов.
  Не успела Лума поднять глаза на своего истязателя, как по лицу вновь ударила хлесткая пощечина. И здесь вся ее воля и выдержка дала сбой.
  Жесткий блок очередного замаха и хлесткий удар растопыренной ладонью в подбородок.
  Ориентируясь на всхлип, и вектор услужливо подсвеченные коммуникатором, Лума сделала слепую подсечку и заслышав звук падения кинулась зверем на поверженную добычу.
  Оплывшие глаза еще плохо видели и слезились, но в сознании пылала лишь жажда мести за всю боль и унижения. Ей хотелось растерзать урода, удавить тварь, которая светился эмоциями и испытывал блаженство унижая и избивая беззащитную жертву....
  Гордая и независимая тесейка, а сейчас истекающая кровью и жмущаяся к полу чтобы избежать удара. Эта картина возбуждала, наполняла животным наслаждением и ощущением всемогущества. А то что жертва сопротивляется, так это приправа, придающая остроты ощущениям...
  - Да! Давай, давай закончим все здесь и сейчас...!
  Прохрипел придавленный к полу мучитель, с трудом проталкивая слова через сдавленное захватом горло. Облизнув разбитые в кровь губы, безопасник усмехался глядя как начинает слабеть хватка наемницы. Как белеют руки, разжимаются пальцы и маска ярости на лице тесейки сменяется синевой удушья.
  - Извращенец...
  Произнесла Лума, отваливаясь в сторону.
  На сознание накатывался темнота очередного беспамятства, и последней мыслью было сожаление о своем даре. О способностях тени чувствовать людей, и хочешь не хочешь, погружаться в их эмоции и ощущать мир 'чужими' глазами. И самым неправильным было то что, последние мгновения жизни придется ощущать ничтожество, уродство, которое буквально лучится от предвкушении очередного 'яркого ощущения'.
  Темнота. И следом обжигающая щеку боль.
  - Продолжим нашу беседу...
  Были первыми словами услышанными Лумой. Обессилено поднявшись с пола, девушка привалилась к стене коридора. Взяв из рук мучителя протянутый шар с красно белыми метками, сдавила белые бока. Зашипевшая пористой массой ампула превратилась в пропитанные антисептиком тампон с резким запахом.
  Убрав с лица последние следы побоев, Лума со внутренним содроганием увидела в глазах безопасника желание продолжить 'развлечение'.
  - Клянусь бездной, про чисторожденного я узнала только в ангаре, когда уже ничего изменить было нельзя. Могу только сказать, что он нами пожертвовал, избавился от лишних свидетелей. Мы перестали быть нужны. Мы помогли ему скрыть следы своего пребывания на планете. Вернее следы бегства. Ему важно было незаметно уйти с Корнула.
  - Интересные, мы знаем подробности. Продолжаем, не останавливаемся...
  - Успокойся. Я рассказала все что смогла почувствовать в трансе.
  - А вот это новость....
  В словах офицера мелькнула насторожённость, но тут же стерлась ехидной ухмылкой.
  - Значит одарённая, говоришь. Наверное одна из страшных Теней Тесеи. И что мы умеем? Убиваем взглядом, читаем мысли... сводим с ума любого смертного?
  - Хватит издеваться, - угрюмо ответила Лума, - я не окончила Академию...
  - Ха, так ты еще и недоучка?! Или тебя выгнали как последнюю желтушницу?
  - Вы сама проницательность, господин офицер. Такой сложный логический вывод смог сделать лишь чисторожденный, закончивший имперское училище безопасности и наверное с отличием, и отметкой внимания посла императора...
  - Но, но... не забывайся, тесейка. А то могу еще раз преподнести урок хороших манер. Давай отвечай кратко и четко.
  - Никто меня не выгонял. Я уперлась в стену, могла чувствовать только если коснусь человека рукой. А для поступления, индекса ноль три от эталона мало. Нужно больше ноль пяти, вот поэтому и пришлось идти в наемники. Дар расширяет границы только при полном трансе и погружении, а этого простыми медитациями не добьешься. Нужен стресс, опасность, хождение по краю. Поэтому я и участвую в боевых операциях, где дар по капле, по сантиметру но увеличивает границу чувствительности и повышает индекс. А когда пройду испытание, и век бы не видеть эти джунгли и гребаный вкус войскового пайка.
  - Теперь понятно. И ты пошла в наёмники, чтобы раскрыться. Интересно. И что в правду помогает?
  - А ты сам попробуй. Обнули поводок и я тебе устрою прогулку по краю...
  - Дерзишь, это хорошо. Мне нравятся такие. Ершистые, упрямые..., - наклонившись к лицу, и едва не касаясь щеки, шумно втянув ее запах, с садистским удовольствием прошептал, - ...тем приятнее будет услышать хруст твоей воли.
  - Ты больной, - устало заключила Лума, - неужели не боишься что в какой-то момент перестараешься? И несмотря ни на что, я вырву тебе глотку?
  - Ну... риск конечно есть, - согласился безопасник, - но ты же не глупая девочка и понимаешь, что твое положение не вечно. Рано или поздно поводок обнулится, и тогда ты будешь свободна как свет звезды. Для этого ты должна все лишь выполнить часть нашей сделки ...ну и отблагодарить меня за спасение своей жизни, но это все потом. Когда выберемся из дерьма, в котором, кстати оказались по твоей же вине, а это отдельный счет. О, великий император, я даже не представляю, сможешь ли ты когда-нибудь отплатить за мою доброту...
  Картинно воздев глаза к потолку, безопасник покосился на хмурую Луму.
  А подумать ей было о чем. Перспектива вырисовывалась не такая уж и мрачная. Владелец поводка конечно вызывал опасения, но с другой стороны она может чувствовать его настроение и спокойно пройти по краю очередного приступа.
  Только одна эта мысль что она сможет избавиться от рабского поводка уже придала сил и поднимала настроение.
  - Ну если бы кто-то не стал бы палить со всех стволов, то все могло бы сложиться по другому.
  - Могло, не могло, это дело другое, - хмуро ответил безопасник, - у нас сейчас вопрос другой... куда делся твой дружок и что вообще он собирается делать? Ты понимаешь, что из-за него мы просто первые кандидаты для полного допроса?
  - Да клянусь тебе! Не знаю я ничего. Для меня Санчос всегда был бабником и человеком не большого ума. Его разговоры всегда сводились к около постельным темам, и как небывалое событие, это обсуждение новинок оружейных синдикатов, и то больше к заднице модели державшей новую пушку в руках. А то что Санчос умеет скручивать мозги искрам, да я еще в большем шоке чем от всего произошедшего!
  Наградив наемницу пронзительным взглядом, безопасник раздраженно хмыкнул.
  - Тогда дерьмо еще вонючее, а лужа глубже... Тогда будем действовать по методичкам и инструкциям. И твоя задача следовать хвостиком, и это ... слушай допрашиваемых, этим, своим как его...
  - Эмоциональный контакт седьмой категории...
  - Вот, вот, слушай потом будем разбираться во всем что накопаем.
  - Все равно не понимаю... у вас под рукой мощь всей имперской станции. На вас работает сотни следящих систем, только я видела трех 'вдов', а они идут в составе боевого дивизиона. Это же тысячи боевых дронов! Но почему-то поисками должны заниматься мы.
  - Похоже восстановительные процедуры не были закончены в полной мере..., - задумчиво ответил безопасник с серьезным видом постучав по лбу наемницы, усмехнулся, - до мозгов не добрались..
  - Я серьезно спрашиваю!
  - А если серьезно, то официально ничего не происходит. Ты лежишь в реаниматоре и проходишь курс восстановления организма, после тяжелого ранения. А я снимаю стресс в психотерапевтическом трансе. Понятно?
  - Но..., - протянула Лума, в попытке задать еще парочку вопросов, но натолкнувшись на взгляд молодого лейтенанта, закрыла рот. Разыгрывать из себя полную дуру можно было и дальше. Но тогда она действительно бы получила в лоб.
  Поборов соблазн изображать из себя глупую курицу, и довести лейтенанта до белого каления, Лума, для вида, обижено засопела.
  А внутри мозг работал со скоростью достойной кластера искр. В сознании проносились десятки вариантов и ситуаций. Идеи рождались и умирали, но как бы она не меняла ход мыслей, ясно было одно - выбираться из ситуации придется лишь вдвоем с безопасником. Никакой официальной поддержки, а тем более привлечения всей мощи службы контроля и безопасности. Ведь все действия фиксируются и протоколируется, и тогда скрыть свое незнание, неведенье и неучастие в смерти чисторожденного будет невозможно. А так, получается, что начальство безопасника увеличивает дистанцию и прикрывает свою задницу. В случае разбора все будет списано на глупого мертвого офицерика, и на прожжённую фанатичку, на чью дохлую тушку навесят еще множество обвинений.
  Поэтому Лума, - терпи и делай что говорят. По крайней мере пока не прояснится ситуация с этим бабником Санчосом. Хотя, после просмотра увиденного она уже не знала во что верить. В ее памяти Санчос отложился неисправимым кобелем, который готов был трахать все что имело большое вымя и ухватистую задницу. Но проекция показало другого человека. Санчоса, который ввел свою игру за ее спиной и в тайне от прайда... Тогда поиск перевертыша выходит на первое место. И уже от ответов на вопросы с пристрастием, она и определит дальнейшую стратегию.
  - Не спать! Смотри сюда. Мы находимся здесь. Это третий ярус зеленой полусферы...
  Повинуясь словам безопасника, перед наемницей возникла огромная проекция станции испещрённая множеством схем и чертежей. Огромная сфера состояла из пяти слоев, облегающих ядро с гравитационной сингулярностью километровыми ярусами.
  - Это нижний, технический уровень. Здесь расположены контуры управления и корунды по генерированию поля стабильности. Здесь не выживет ни одно органическое существо, в особенности когда идет деформация черной дыры. Поэтому его можно смело исключать из зоны поиска. Второй ярус это жизнеобеспечение. Здесь биоплантации, зоны рекуперации. В этих пустотах происходит восстановление воздуха и переработка продуктов жизнеобеспечения. По сути там можно спрятать хоть двадцать тысяч беглецов, но вот только прятаться в киселе квазижевой органики, да вдыхать пары многоэтажных отстойников, удовольствие мало сомнительное и довольно вредное. Я бы тоже не стал здесь искать... Остается у нас жилой уровень, транспортный и грузовой...
  - С ума сойти, да это же три километра палуб, многоярусных переходов и грузовых ангаров! Это миллионы кубов внутреннего пространства! - фыркнула Лума, - тоже мне, сузил он зону поиска. Да тут годами бродить можно и два раза не попадешь в одно и тоже место!
  - Не перебивай!
  Отмахнулся безопасник продолжая взмахами рук приближать и удалять схематические узоры внутренностей станции. Рядом возникали множественные оконца с трансляциями с различных внутренних палуб, и тут же пропадали под уверенными движениями офицера.
  - Вот оно! Точно! Вот так мы его и вычислим! - довольно оскалился безопасник, жадно впившись взглядом в очередное фантомное изображение.
  - Нашел?
  - Можно и так сказать, как бы хитер он не был, но полностью раствориться на корабле где каждый метр палубы напичкан десятками сенсоров и датчиков, это просто не реально. Конечно скользкая тварь, подчистил за собой протоколы почти до контактов, да вот только он забыл на каком старом корыте он оказался. Здесь еще сохранился принцип независимого дублирования системы жизнеобеспечения, и многие кластера тут запаралелены на резервные...
  - Так, стоп! Давай проще и доходчивее!
   Раздраженно перебила Лума. От технических подробностей у нее всегда болела голова, а сейчас еще у мальчишки так и перло самодовольством от своей значимости. И эта эмоция просто давила грузом и не давала сосредоточиться на словах.
  - Да куда доходчивее! Он затирает все основные следы, да вот только он не понимает, что все его изменения имеют недавний маркер, и по корректировкам можно определять вектор его перемещения. Уже сейчас можно с уверенностью сказать, что он движется в сторону грузовых палуб... я сейчас програмирую одну искру на поиск фактурного следа, и она будет уже просеивать сотни петабайт телеметрии выискивая для нас нужный сле.....
  - Внимание! Всем офицерам свободной вахты срочно явиться на места несения...
  Оглушающая женский голос с механическими интонациями, вдруг сменился резким ревом тревожного баззера. В коридоре свет мигнул желтым всплеском и переключился на ослабленную подсветку.
  - Что происходит? - недоуменно спросила Лума.
  - С ума сойти..., этого не может быть, - потрясенно прошептал безопасник, недоуменно вглядываясь в красные сполохи на проекции станции, -... потому что не может быть в принципе!
  - Да что происходит?!
  - Станцию атакуют! Уже уничтожены ускорительные блоки. Система внешней обороны подавлена на тридцать процентов, центральная шахта получила критичные повреждения обломком астероида....
  - Весело у вас, тут, - ощерилась Лума, по привычке закидывая руку за спину, собираясь активировать снайперский комплекс, но ладонь лишь растеряно схватила пустоту.
  - А чтоб тебя понос разнес на части... Как голая! Так, красавчик, где у вас тут арсенал?
  - Да конечно, так тебе и дали оружие, - растерянно ответил безопасник вглядываясь в бегущие строки и тревожные символы на проекции станции, - как персона с желтым кодом благонадежности, ты вообще можешь оказаться под полным параличом, так сказать во избежание...
  - Хватит дурью маяться! Тут незваные гости собираются нас на чучела пустить, а он протокольным наказанием грозит...очнись красавчик! Если напали на имперскую станцию, то в живых никого оставлять не собираются! Понимаешь?
  - Н-е-е-т....почему?
  - Да потому что если у них хватило ресурсов и наглости стреножить станцию с прыжка, то уж беспокоиться о сохранности жизней экипажа они будут в последнюю очередь... кстати, а как ты говорил система называется?
  - Восьмилучевая система в секторе Красного Краба.
  - Ха, еще та жопа мира... Одна и самых дальних узловых точек. Однозначно дикие. Ну что ты готов побороться за свою жизнь? Ну давай, соображай быстрее! Хотя откуда ты можешь знать то... В общем так, партнер, придется тебе довериться моему опыту. Дикие всегда зачищают следы по полной программе. Хорошо, если вообще найдут следы по завышенному пылевому следу. А тела наши ждет транспланталогия и биоутилизация, на пищевые брикеты. Так что давай, шевели извилинами! Или ты мне доверяешь или готовишься стать паштетом!
  - Но почему ?!
  - Да потому что уже никакого прыжка не будет! Разгонники скорее всего в хлам, оборона давится по черному, чтобы никто не разбежался закупорили центральные ворота затычкой в тысячу мегатон из астероидного базальта. И пока твои еще пытаются огрызаться, стараясь удержать внешнюю обшивку, я бы на месте нападавших устроила вам хорошую такую диверсию, чтобы одним ударом отправить в нокаут... вопрос, как этого добиться быстро, жестко и эффективно
  - Ну... предложение о капитуляции и обещание сохранить жизни?
  - О, бездна, офицеров теперь набирают прямо в утробе... Клинический случай, еще скажи переговоры под белым флагом...
  - Откуда я могу знать! В инструкциях и в архиве нет данных о чем-то подобном.
  - И не будет! На месте атакующих, я бы пошла самым коротким путем. Просто бы вскрыла станцию как консервную банку, до самого днища, и стравила бы воздух. ВЕСЬ! За полчаса, полуразрушенный корабль превратится в один общий морозильник - могильник.
  - Проклятье, похоже ты права. Только что взорвался главный корундовый генератор питающий систему рекуперации.
  - Ну что? Дашь индекс на учетку или будешь ждать пока глазки лопнут от декомпрессии?
  На коммуникатор пришло сообщение и по костюму пробежала волна сокращений. Вшитые и встроенные биосистемы активировались и одна за одной сообщали о готовности соединения со слотами сопряжения с боевой броней любого класса сложности.
  - Соображаешь, красавчик, - протянула Лума, наградив растерянного безопасника игривым взглядом.
  Вид смущенного офицерика, вдруг оказавшегося в непривычной ситуации и не знавшего куда деть руки, забавлял ее и наполнял каким-то бесшабашным весельем. В отличии от молокососа, она знала, что такое быть на краю и чувствовать остроту лезвия выбора между жизнью и смертью.
  - Чего стоим? Ветром в арсенал! Пока они не заблокировали управляющих искр...
  - В каком смысле?
  - Бегом давай! На ходу объясню, - прошипела Лума, выталкивая офицера в раскрывшиеся створки.
  И уже направляясь бегом к грузовому лифту и расталкивая бестолково мечущихся пассажиров, во всю мощь легких:
  - В сторону сучьи дети! Работает служба безопасности! Неповиновение расценивается как сопротивление. Приговор высшая мера, исполняется офицером на месте!
  Образовавшуюся толпу народа как ветром сдула и вжало в стену до широкого прохода. В раскрывшуюся створки грузовой кабины они влетели сопровождаемые растерянными взглядами и глухим ропотом.
  Приложив к панели управления руку, Лума дождалась ответа транспортной искры и пользуясь служебным кодом, затребовала ускоренную доставку в служебную зону.
  - Координаты!
  - Что?
  - Не спи говорю! Координаты яруса для парковки лифта!
  - 603 Д7, четвертый ярус. Код Янтарь. Слушай, а откуда ты все это знаешь?
  Растерянность прошла и безопасник стал проявлять интерес.
  Отдав приказ через коммуникатор, Лума отменила все запросы на дополнительные остановки, оставив только приоритеты с максимальным красным допуском. Против боевых кодов спорить опасно, а будешь пытаться ограничивать, транспортная искра расценят тебя как панически настроенного индивида, и вообще задвинет ее индекс в зону второстепенных запросов, тогда вообще можно забыть о служебном допуске в систему безопасности. Ее все запросы будут выполняться, дай жизни императору если в третью очередь, а то и в последнюю.
  С усмешкой встретив подозрительный взгляд и напрягшегося позу безопасника, Лума ответила:
  - Прайд выполнял не только боевые задачи. Несколько раз были силовой поддержкой в подчинении форпостной службы безопасности. Так что стандартные наработки вашего гадюшника знаю не понаслышке. А касаемо лифта... так толпу нужно шугать по максимуму. Они сейчас все перепуганные стадо животных, будут жаться и шарахаться под ногами пока их кто-нибудь не пристрелит с перепугу или не загонит по каютам.
  - Почему этого нету в деле?
  - А зачем светить подмоченную служебку? Знаешь, любовью к вашей службе в империи не пылают, а лишний раз светиться сотрудничеством с 'палачами', гарантия косых взглядов. И уж точно нанимать такой прайд будут в последнюю очередь...
  - Какими палачами, я из простой транспортной службы безопасности. Мы отвечаем за порядок ...
  - Да, да, и запрос на твой идентификатор идет исключительно через искру со специфическим набором кодовых запросов, это просто случайность? Я может быть и не особо разбираюсь во всех этих ваших штучках, но сложить два плюс два, могу без ошибок...
  - Ничего не понимаю, - растеряно ответил безопасник, погружаясь в себя и начиная расковыривать стандартный служебный пакет который рассылался во все стороны, и был как пропуском и идентификатором личности любого члена команды, - Я не имею никакого отношения... проклятье, откуда оно взялось ?!
  - Ой, хватит тут из себя мальчика недотрогу разыгрывать..., - попыталась дожать Лума прежнюю мысль, но в эмоции безопасника не могли обманывать. Для парня оказалось полным сюрпризом ее замечание. И похоже не только ее одну тут используют. Лейтенанта похоже был 'слепышом', и его играли в темную. Тогда все становилось еще интереснее и запутаннее. Но все это отступало на второй или третий план. Главное, что удара в спину от парня можно не ждать, и сейчас основная задача была выжить...
  - Вы прибыли в служебную зону индексом два А. Идентифицируйтесь! У вас есть десять секунд на оглашение кодовой последовательности. Протокол ликвидации активируется через... Девять. Восемь... Код принят. Добро пожаловать в арсенал, лейтенант Лер-кан Шел.
  Волосы на макушке опали. Ощущение сильного энергополя охватившее голову невидимым коконом пропало, и к Луме вернулась ясность мысли и хлынувшие от замершего сердца волна адреналина.
  - Мать твою, мог бы и предупредить, чуть не израсходовала гигиенку...
  - А ты побольше болтай, - хриплым голосом отозвался безопасник, по отголоскам эмоций пережившим такие же впечатления, - слова лишнего не даешь вставить. Никакого почтения и субординации.
  - Какая субординация, красавчик. Мы же партнёры..., - произнесла Лума, наградив блондина игривым взглядом, - в одной капсуле, посреди бушующего океана событий...
  - Эк -к -хм, - прокашлялся офицер, - отстань со своими шуточками.
  - А что еще остается делать, нервничаю. Ладно начинающий палаченок, искуситель и истязатель невинных дев, веди меня в темные подвалы, хвастайся своими богатствами... Начнем пожалуй с уровня персонального вооружения...
  Через пять минут стремительной ходьбы, и выбора нужных коридоров она оказалась на платформе, с которой открывался вид на множество стеллажей уходящих вдаль.
  Рядом заискрился столб света и возник отлитый из сплошного металла образ искры.
  - Хранитель третьего склада, слушает вас.
  - Ничего себе, даже есть автоматизированная система подачи. Хочу, хочу... , - обрадовалась Лума, - Так, Хранитель, что у нас есть из броневых комплексов, класса 'стрекоза'?
  - Это категория для планетарных спецопераций, - подстраиваясь под манеру речи и получив отправленный Лумой код опознавания и формат предстоящего разговора, Хранитель затараторил характеристики, - У нас безвоздушное пространство. Есть только комплексы типа оса, или тяжелый несущий комплекс 'паучиха' с автономным модулем восстановления численности миньонов...
  - Нет, 'паучиха' это силовая поддержка. Не моё. Остается 'оса', в какой говоришь модификации?
  - Доступна и исправна пустотная модификация 'оса-три луны'. Оснастка с тремя слотами сопряжения под легкие комплексы, шасси на легких крыльях, шестого радиуса автономности и...
  - Отлично! Беру! А что на сладкое?
  - Повторите запрос.
  - Осу готовь! И что там у тебя из персонального вооружения?
  - Характер планируемого боя?
  - Дальние и средние дистанции, на ближних слотами отмахаюсь. Только сразу говорю, детские хлопушки, ниже четвертого уровня не предлагать!
  - Остается шестая и пятая категория ускорителей. Учитывая накопленный опыт оператора, предлагаю пучковый ускоритель свечного типа, двадцать шесть импульсов в одной накачке. Пробивной индекс фотонной вспышки превышает легкую корабельную защиту...
  - Соображаешь! Молодец, хвалю! Теперь по слотам... из ульев что то есть?
  - Слизень, мошкара, дискорезы.
  -О-о-о! - восхищенно протянула Лума, благовеяно закатив глаза, - ... конечно же мошкара во все три слота!
  - То чувство, когда буквы складываются в знакомые названия, а смысл потерялся где-то в другом тамбуре, - протянул стоявший рядом безопасник.
  - Не переживай красавчик, сейчас и тобой займусь. Хранитель, считай показания со служебки нашего славного лейтенанта. Что нам посоветуешь?
  - Ничего. Лейтенант не имеет опыта полевой работы. Не сданы допуски на работы в системном пространстве, не освоены минимальные навыки управления атмосферными платформами, вооружение на уровне базового курса...
  - Не будем продолжать вгонять нашего друга в краску, - прервала Лума унизительный монолог Хранителя, - должны же быть у него хоть какие-то достоинства кроме смазливой мордашки?
  Послав воздушный поцелуй, побагровевшему лейтенанту, поиграла бровью. В эмоциональном плане мальчишка кипел как озеро лавы. Яркая и ослепительная ярость с горчинкой ненависти, - какой же пьянящий букет!
  - Я оператор секторального уровня! Могу обеспечивать оборону и руководство тремя кластерами хранителей...
  - Очнись! У корабля уже вскрыт ближний рубеж. Бои зафиксированы в трюмах шестой палубы, - отмахнулась Лума, - толку от твоей секторальной обороны, если бои пойдут в межярусных пустотах. Так что смело сворачиваем допуск в трубочку и засов... Хотя, повременим с радикальными методами.... Хранитель, а 'паучиха' имеет слоты сопряжения с коммуникационным оборудованием?
  - Есть модификация с десятью слотами и одним автономным коммуникатором 'А' класса.
  - Отлично! Пакуй его тремя слизнями, три фабрики миньонов, коммуникатор и добавь на всякий случай еще три энергетических корунда. Так сказать на случай полного дерьма.
  - Приступаю к активации протокола облачения. Вставьте на оранжевой круг, расставьте руки на ширине плеч и не делайте резких движений. Это убережёт вас от лишних операций по подгонке снаряжений....
  И события замелькали со скоростью калейдоскопа. Выпорхнувшие с потолка манипуляторы, со скрипучим шелестом захватили ее тело в крепкие объятия. А затем мир взорвался солнечными бликами, что словно живые, устроили по телу догонялки, оставляя после себя все больше и больше массивных элементов брони.
  Перед глазами замельтешили рапорта от служебных систем сообщавших об успешном сопряжении с новыми устройством, а по телу разбегались волны от просыпавшейся микроэлектроники, сжимавшей то растягивающей костюм под новые веса и перераспределявшей нагрузку по всем группам мышц.
  И спустя две минуты, на пятнадцать секунд позже тесейского норматива, щупальца упорхнули наверх, и Лума с удовольствием разогнула тело. Броня легла как вторая кожа. Даже шелеста пустотной смазки, заполнявшего микро зазоры между чешуями тугоплавких накладок не ощущалось, при максимальной усилении слышимости.
  - Активировать объемную проекцию.
  Повторяя ее движения облачённая в броневые накладки фигура, сейчас мало напоминала девушку в дешевеньком комбинезоне. Сейчас она возвышалась на добрых два метра от пола и чувствовала приятную тяжесть брони способной выдержать короткую, но яростную схватку со штурмовым комплексом. В плечах и на бедрах приятно гудели сервоприводы, и наполняли руки мощью, превращавших перенос полутоны веса в легкую прогулку. Грудь и внешнюю сторону бедер и рук защищали броневые накладки седьмого поколения, руки были обтянуты в эластичную чешую мягкого металла, а на голове, как мифическая корона, расцветал антеннами тактический комплекс малой штурмовой единицы.
  Приятно грели спину активированные улья. Внутри трех эллипсов просыпались тысячи микро дронов. Каждый размером в пол ногтя, механические насекомые имели независимые корунды, и были способны к автономному полету в радиусе десятка километров от улья, а добавить к этому еще хоть и слабый но многопрофильный энергетический излучатель, то получались универсальные единицы, чье поведение изменялось под нужды оператора.
   Но самое важное это была приятная тяжесть на плечах. Легкое усилие и за спиной раскрылись перепонки и заискрились пульсары 'солнечного паруса', дюзы заалели разгонными дюзами и повторяя движения плеч, ускорители поворачивались в такт колебаниям, чтобы в любой момент бросить свою хозяйку в головокружительный вираж, и вывески из опасной зоны в более безопасный участок пространства.
  И какая она 'оса' без смертоносного жала, сопряжённого с тактическим прицельным комплексом на голове. На правом предплечье крепился рабочее тело ускорителя, а руку приятно оттягивала тяжесть рукоятки ружья с удлинённым стволом.
  Двадцать шесть смертоносных импульсов,- двадцать шесть жизней, или невосполнимых потерь роботизированного комплекса.
  И все это благодаря ускорителю элементарных частиц. Микромодели звезды и ее протуберанца уменьшенного до ручного применения. Короткий всплеск в разгонных корундах и картечь из сотни молекул гелия разгоняются до скорости света, увлекая за собой молекулярную структуру среды, закручивающей после себя пространство в смертоносный коктейль способный оставить брешь в композитных плитах в десять пальцев толщины.
  - И что это за уродство?!
  Прогремел на общей частоте связи возмущённый возглас безопасника.
  -Какое уродство, очень функционально и практично, - едва сдерживая ухмылку, серьезным тоном ответила Лума глядя прямо в фасеточное забрало склонившегося над ней механического монстра.
  В отличии от ее брони сохранившей гуманоидные черты и строение тела, и даже придавшей ее фигуре стальную грацию, конструкторы данной модели брони руководствовались принципами навеянными... хорошими дозами антидепресантов.
  Ничего человеческого в комплексе силовой поддержки не угадывалось и в помине. Тело оператора пряталась в многоногом корпусе увенчанном восемью парами лап с высоким коленными сочленениями, что при большой опасности могли складывать в непробиваемый барьер вокруг головы оператора. Тельце комплекса было скомпоновано броневыми сегментами из трех десятков находивших друг на друга пластин с впирающими на спине гребнями, из которых уже искрились зеленым маревом автономные реакторы энергии, а в соседних гнездах, словно живя отдельной жизнью извивались щупальца активного коммуникатора, отвечавшего за установление связи с любой информационной магистралью пролегавшей в радиусе сотни метров. Но последний штрих, завершавший чуждость гуманоидному образу сейчас как раз 'наращивался' к 'паучихи'.
  Уравновешивая громоздкую конструкцию, на задней части комплекса монтировался точечными вспышками огромный трехсекционный модуль фабрика для экспресс сборки боевых миньонов.
  -Я похож на беременную ксеноматку!
  - Главное, что живую, ксеноматку, - видя, что парень на грани истерики и не чувствует юмора, она попыталась перевести тему разговора, - Ты хоть читал возможности этого комплекса?
  - Чего здесь читать то?! Меня засмеют как последнего придурка! Придумают очередное прозвище и я в жизни не отмоюсь!
  - У-у-у, как все запущенно... Так, посмотри на меня. Слышишь? Забудь о них! Кто первый засмеётся тому зубы выбью не задумываясь. Клянусь! Нам сейчас главное выжить и помочь уцелеть всем остальным!
  Упоминание горевшего на верхний ярусах боя вернуло молодого лейтенанта к действительности. Оставив парня усмирять эмоции, Лума решила подключиться к общему каналу обороны. Её усечённого допуска не хватало на полную картину происходящего, но она задала максимально общий интервал, а когда полились первые данные, едва смогла сдержаться чтобы грязно выругаться...
  Полуосвещённая туша корабля, сокрытая тенью массивных астероидных глыб, то и дело покрывалась сетью разрядов. Сбрасывая излишки и выравнивая энергетический фон, корабль готовился к очередному прыжку. Но именно в момент, приоткрытое и ослабления энергетического поля корабля, с ближайших астероидов сорвались пыльные следы и к туше корабля устремились десятки столбов света.
  Не долетая нескольких сотен метров, ослепительные болиды закрутили хороводы и совершая виражи, яркие болиды раскололись на сотни ослепительных стрел, что словно раскалённые зубья, впились в мерцающую поверхность щита.
  Не выдержав синхронных ударов со десятков направлений, изношенная защита с хлопнулась, распавшись на миллионы зеркальных бликов.
  А следом, в пролеты между астероидами, в беззащитную тушу уперлись лучи света. Короткое мгновение фиксации контакта, и луч света накалился до красного спектра. Несколько скачкообразных накачек мощности и 'фотонный молот' растаял без следа. Но на обшивке, на местах попадания сфокусированного луча, расцветая пятнами и покрываясь маревом испарявшегося металла, расширялись быстро чернеющие провалы пробоин.
  Еще несколько бесшумных залпов и весь корабль представлял из себя продырявленные во многих местах тушу: израненную, изодранную, укрытую клубами замершего пара и пета тоннами мусора.
  А затем началась классическая десантная операция.
  От громад астероидов отделились малозаметные фрагменты каменных глыб. Подлетая к подраненному левиафану, замаскированные десантные матки укрылись росчерками трещин и выпустили из своих недр тысячи семечек.
   Отлетая на небольшое расстояние, точки расцветали лепестками парусов, и принимая знакомые формы угловатых штурмовиков, смертоносные семена бросились на добивание поверженного противника.
  Внешний периметр еще пытался отстреливаться, но разрушенная инфраструктура, и подавленные энергетические узлы, оставили без боепитания древние турели, да и большинство пирамид с красными гранями, так и не открыли створок для запуска сотен тысяч пустотных дронов...
  - Великий и благостный, Вечный и добрый Император, смилуйся над моей участью...
  - А ну прекратить панику, - прервала бормотание лейтенанта Лума который проявил любопытство и сунул нос в ее канал связи, -... станции конечно досталось, но не все так плохо!
  Атаковали их конечно грамотно. Вначале застопорили, а потом 'молотами' поджарили энергетику и подрали в клочья обшивку шестого уровня. Конечно дорого и расточительно засвечивать наличие солнечных турбо реакторов, но с другой стороны, если нападающие распотрошат грузовую станцию до основания, то эти затраты окупятся в десятикратном размере.
  Но радоваться мастерству нападавших, в ее случае не стоит. Ей наоборот нужно думать над тем как осложнить жизнь нападавшим. Минимизировать их успехи, а лучше обнулить, и провалить . Легко сказать, но бездна их поглоти, как это сделать?!
  Как не крутила она ситуацию, а противник действовал оптимально. Ни одного лишнего маневра. Агрессивное подавление внешней защиты, прорыв на обшивку, вскрытие обороны и разгром дивизионов грузового уровня, показал, что за внешней хаотичностью и не предсказуемостью атак противника скрывается четкий план и умелое командование. И самое неприятное, что у нападавших все получается, ведь не прошло и получаса от первого залпа, а бои уже гремят в межярусе пятого уровня...
  Мысль озарение пришла неожиданно, и засияла ярко. Сразу же выстроились десятки вариантов исполнения, и даже замелькали второстепенные варианты, но главное она вычленила.
  Нужно сделать бой не оптимальным! Затянуть, увеличить потери, замедлить, сломать четкий план. Надо связать боем, дать увязнуть на одном из ключевых этапов, вот тогда противник должен остановиться, и прейти на резервные варианты.
  И самым оптимальны было конечно сорвать прорыв на третий ярус. Тогда количество защитников не уменьшится, а будет постоянно увеличиваться. Ведь очухавшиеся безопасники начнут перегруппировывать свои силы и смогут стянуть на место прорывов новые силы. А это уже совсем другая песня.
  Прикинув векторы направления, основные удары, и маршрут продвижения, Лума хищно ощерилась. Насколько был хитер командир нападавших, но она не только снайпер прайда, она еще и полевой командир в звании 'тактик звена'.
  Удар придется именно на резервную шахту биогенозного яруса. Именно об этом говорили векторы продвижение трех атакующих групп. Они как бы вели бои независимо друг от друга, но в один момент могли слиться в единую группировку. А где слиться?
  Перед огромной шахтой, которая похожа на перевернутую чашу с воронкой посредине, и имеет всего лишь несколько транспортных магистралей соединяющей с четвертым ярусом, а самое главное к ней легко можно было добраться, прорвавшись в любом месте пассажирского уровня. Ведь в отличии от других ярусов именно пространство между третьим и четвертым уровнем было полностью герметично и пусто для свободного полета. Именно в нем клубился перегретый воздух, именно из него качали кислород все остальные уровни корабля.
  - Грузовую платформу с кодом красный. Выдвигаемся к межярус! И давай бегом, бегом!
  Они успели.
  Огромная воронка шахты с вогнутой во внутрь полусферой сияла тысячами огней от сервисных систем, что обслуживали гигантские туши безлюдных платформ, курсирующих между ярусами и свозящими отходы к центральному приёмному хабу. Здесь же высились и вышки с кислородными обогатителями, что стометровыми раструбами коптили небо белыми клубами пара, здесь же и царила неспешная и размеренная работа автоматизированного процесса.
  - Отлично! Мы на месте и как раз вовремя...
  - Слушай, ты вообще, спокойно когда-нибудь можешь говорить или хоть что-то объяснить?! Я только и делаю что мчусь за тобой сломя голову из одного конца станции в другой, ничего не понимая и не соображая, только выполняю дурацкие приказы!
  - Спокойно, сейчас все поймешь. Только пока я объясняю, ты все-таки запускай протокол развертки полевого командного пункта, и давай перехватывай управление у резервных систем и стягивая сюда дивизионы до которых сможешь дотянуться.
  - А мне дадут?
  - Мальчик, к твоему идентификатору кто-то умный приделал метку службы евгеники. Ты ее не видишь, но она оставляет за собой характерный след видимый искрам контроля. По ней тебя могут найти где угодно, но она дает тебе и одно преимущество. Она служебная, а это значит ты имеешь приоритет в определении старшинства. И я очень сомневаюсь, что кто-то решится оспаривать твои команды в бардаке, в который превратится этот курятник. Этак, минут через пятнадцать минут...
  Лейтенант выполнял команды автоматически, не понимая, и не вдаваясь в подробности. И Лума принялась доходчиво объяснять, что она задумала и какое место отводилось оператору сектора обороны в ее невесть каком сложном, но хоть каком-то плане обороны. И безопасник не спорил, лишь хмурился и нервно косился, когда она с руганью комментировала неудачный заход очередного дивизиона 'вдов' в спешно образованную впадину среди промышленных бункеров...
  Оставив парня среди разросшегося хозяйства, Лума активировала ускорители и взмахнув крыльями отлетела в сторону, чтобы уже издалека просканировать выбранную позицию.
  Темный угол отведённый под место базирования 'паучихи' очень удачно скрался выдернутой из какого-то блока связкой антенн и даже нефонил на сканах активного излучения. Развернутый коммуникатор клещом впился в корпус корабля сотнями активных кабелей, что словно живые корни разрослись под верхним уровнем палубы и подминая и перестраивая под себя всю обнаружению инфраструктуру, замаскировали все активные модули управления среди сильно фонящих комплексов по переработке мусора, которые были натыканы во впадине чуть ли не в каждой стометровке.
  Она бы и сама не догадалась, что там расположен командный узел обороны. И на виду и в тоже время удален от места основных сил.
  Зато теперь, на проекцию с размещёнными в обороне секретами было не стыдно посмотреть.
  По периметру полуторакилометровой сферы укрывалось два десятка полных дивизионов 'вдов', а на усиление и прикрытие нашлось три сотни легких полицейских дронов, не сказать, что великая сила, но с ролью беспокоящих уколов, должны справиться.
  Ну и как вишенка на торту, это упрятанные среди труб три 'слизня'. Мобильные гравитационные резонаторы.
  Полутораметровые комплексы, мало чем отличались от своих биологических собратьев, такие же медленные и неповоротливые, с нагромождениями броневых пластин выступающих горбом на спине. Но именно в нем прятались грозди непрозрачных кристаллов, генерирующих частоты способные одномоментно выдавать низкие частоты большой длины, которые резонируют с проникающими везде и всюду гравитационными линиями звёздной системы.
   Страшная вещь, особенно в атмосферных средах. Наведённые волны создавали на заданных площадях сферы, в которых перекручивались гравитационные линии в случайных направлениях. Это было убойная вещь, но медленная. Зарождение аномалии фиксировалось во всех спектрах и от него можно было легко отклониться или укрыться сферической защитой. Поэтому применять стоило комплексно и с умом, как планировала она сейчас...
  Ослепительная вспышка и по межярусу разнесся грохот вспучившегося огнем взрыва. Где-то вдали отозвался эхом и легкими бликами еще два таких же явления. На едва видневшемся над головой поверхности четвертого уровня разросся огненный бутон большого взрыва.
   Спустя пять секунд призрачная волна ударной детонации сдула всю парную дымку, и обрушила на Лума чудовищный грохот, вперемешку с за тарабанившими по броне мелкими обломками.
  Протяжно заскрипев, шестиметровый воздуховод справился с возложенной миссией, и не дал ей сорваться в свободный полет. Активировав дополнительные захваты, Лума довольно усмехнулась и азартно стала высматривать подробности тактической трансляции.
  Из провала вывалилась десятки угловатых фигурок штурмовиков, а за ними, вращаясь и со снопами искр, раздирая рваные края обшивки, вползло черное яйцо с уродливыми наростами по всей стометровой поверхности. Порыскав, словно принюхавшись к окружающему пространству, чужеродная человеческому глазу конструкция покрылась рябью, заискрилась молниями и засветилась желтым светом и медленно поплыла к центральному шлюзу.
  А следом за левиафаном в провал хлынули десятки клубков из стальных волокон. Извиваясь на лету развивающимися словно живыми щупальцами, необычного вида летательные аппараты резко ускорились и обогнав исполина устремились в ее сторону. Протяжно завывая при наборе ускорения, диковинные корабли выстроились в четкий ромб и заложив вираж сорвались в пике на беззащитные строения шлюза на третий уровень.
  - Вот засранцы, - зло прошипела Лума, - и нашли же где-то эту дрянь... Эй партнер, глуши всю сенсорику, и переходи на резервное питание... Сейчас будет весело!
  - В смысле?
  - Сейчас жахнут ЭМ-ками! Глуши технику! Десять секунд отключки! БЫСТРО!
  Не успела она договорить как с ромба сорвались первые серебрёные стрелы. Оставляя после себя закрученные инверсные следы, спирали уткнулись в здания промышленных коммуникаторов. Ослепительные вспышки и по поверхности побежали серебристые разводы чужеродной энергии. Получив разряд, здание погружалось во тьму и вся попавшая в зону синеватой вспышки дроны и автоматические механизмы глохли, мусорные конвейеры замирали и останавливалась на полпути.
  Следом за первым ромбом, поверхности фабрики достигло второе звено, а за ним втянулось третье. Вой и всполохи слились в непрерывное шум представление, и на тактической карте замигали красные сполохи перегрузки. Отключив внешнюю сенсорику, и погрузив коммуникатор в режим ожидания от спада излучения, наемница постаралась побыстрее отвлечься от внешнего шума и войти в транс.
  Серые образы и смутные пятна встретили привычным туманом и далекими отзвуками бушующего урагана. В отличии от привычного мира, мир теней раскрашивался лишь эмоциями живых существ, а все техногенные энергии уходили на второй план.
  Над головой пронеслась сцепка уродливых клякс. Яркие, с четкими границами, и постоянно перетекающими и меняющими очертаниями, чужеродная энергетика жгла взгляд и заставляла отвернуться. Но самое важно Лума заметила и досадливо усмехнулась.
  Будь она в привычной 'стрекозе', да еще под прикрытием генераторов и штурмовиков, способных вести бой с 'червями' расы Люм на равных, она бы быстро разогнала эту ксено погань. Дотстаточно было отстрелить яйца засранцу умудрившемуся занять место вожака стаи псевдо разумных машин, и вести ее в бой. И этот засранец умудряется не просто отдавать каким-то образом команды техно разумным, он умудрился действительно стать их вожаком, именно об этом говорят устойчивая паутина святящихся связей тянущихся от каждой птицы и обволакивающих ведущего плотным коконом из человеческих эмоций и жёсткой мыслепривязки ксеноформ.
  Тем 'приятнее' будет сюрприз из наставлений тесейцев, воевавших против Люмов в первых Консульских войнах!
  Упор 'свечи' в плечо. Едва ощутимое дрожание разгоняемых корундов и в шести ускорителях проснулись микрозвезды.
  Накачка. Предельное дрожание, катушки дрогнули синхронным импульсом и кончик 'свечи' поглотил все видимые излучения от выстрела.
  К обреченной жертве устремился невидимый сгусток фотонной картечи. С каждым сотней метров, обрастая видимой частью, сгусток света достиг цели и проломив защиту впился в контур человеческого тела.
  Растерянность. Удивление. Боль.
   И затухая далеким эхом, человеческие мысли-желания растворились в серости и поглотились тенями без следа. А следом пространство теней исказилось от эмоций ксеноформ. Потеряв смысл существования, потеряв вожака определявшего рамки поведения, выращенные в жесткой иерархии пвсевдоразумные начали бросаться на ближайшие цели...
  Мир теней растворился в трели тактической проекции. Пришедшая в себя сенсорика посчитала уровень излучения минимальным и оживила тактический комплекс, сразу же поспешивший окатить хозяйку яркими декорациями.
  Угловатые фигуры штурмовиков, расцвели всполохами бортового вооружения и без лишней суеты и паники принялись расстреливать взбесившиеся ксенов прицельными залпами. И судя по тому как один за одним сплетения щупалец обугливались в облаках плазменных взрывов, такое явление было частым и сним уже научились бороться.
  Лума раздосадовано цыкнула. Она рассчитывала на большую эффективность своей авантюры. Она рассчитывала задержать волну штурмовиков, смешать их порядки, и если повезет то и спечь в комок метала хотя бы десяток неудобных противников. Но 'черви' успели выпустить большую часть своего заряда о поверхность фабричного комплекса, и сейчас просто заваливали штурмовиков своими телами.
  Огромное яйцо вздрогнуло и с его поверхности, с треском сминаемого хитина и противным чмоканием стали отлипать каплевидные наросты. Оставляя после себя мутный след из кровавой дисперсии, хитиновые шары устремились к фабрике сотнями тяжёлых капель.
  - Твою мать, так вдобавок еще и пожиратели, - зло прошипела Лума, - Эй партнер, ты живой там?
  - Кажется да, - отозвался помятый голос безопасника. Судя по показаниям телеметрии его зацепило слепым залпом и слегка тряхнуло разрядом чужой биоэнергетики.
  - Выпускай всех вдов, и запускай кавалерию, делай что хочешь, но ни одно яйцо не должно упасть на поверхность фабрики...
  - Так мы сразу же засветим все свои силы. Может быть...
  - О Вечный, послала же бездна напарника... ты хоть раз слышал о чумных планетах Култу?
  - Причем здесь эти страшилки?
  - Да потому что перед нами штурмовая матка в возрасте 'пожирательницы'. И если она хоть десятком спор зацепится за все дерьмо третьего яруса, то через три часа станцию разорвет в клочья!
  -Это... и есть проклятье Бездны?!
  - Еще заплачь, мой герой... соберись и давай действуй! А я сейчас попытаюсь подпортить праздник жизни нашим незваным гостям...
  Нападавшие споро разобрались с червями, лишь едва замедлив продвижение сети из темных фигур. Как раз крайние звенья добили последнего червя, и строй выровнял геометрию построения.
  И как бы Луме не хотелось, оплошностей нападавших, но штурмовики дождались восстановления плотности защитного поля и только после этого двинулись следом за своей ударной силой.
  Набирая ускорение и обгоняя медленный строй людей, живые споры, теряя на ходу склизкие лохмотья и обнажая костяные грани мощных таранов, ринулись на растерзани своей любимой пищи.
  Выращенные на закате могущества цивилизации Култу, против Имперских боевых станций, матки были опасны своей переходной формой. В момент активного созревания огромные живые чудовища засеивали окружающее пространство спорами, из которых прорастали ненасытные язвы перемалывающие в своих утробах тоны пустой породы в поисках необходимых для роста минералов и неорганических веществ. А особым деликатесом у монстров считался чистый металл. И именно к нему, сейчас так жадно тянуться споры, что бы проломив верхние ярусы и застряв среди стальных завалов и резервуаров с концентрированной органиков, пустить корни и через полчаса вымахать уродливыми наростами с мощными подвижными корнями, словно шахтерские буры перемалывающие все вокруг в сплошную крошку, и стягивающее все к одной чавкающей пропасти...
  Считалось, что их последняя колония сгорела во вспышке сверхновой, поглотив вместе с собой самого неудобного врага Вечной Империи, единственного из ксенов с которыми война длилась почти сотню лет. Но судя по тому что она видит, они не только не вывелись, а еще и умудрились найти общий язык с 'дикими', и не просто найти, а выступить в одном союзе...
  - Разогревай слизней! Координаты аномалий шесть , дробь семь сигма! Восемь, дробь семь, и в шестой полусфере! Приготовиться.... Залп, мать твою!!!
  Замаскированный в хламе 'слизень' проступил четкими контурами. Наливаясь синевой активное силовое поле укрыло установку защитой, и тут же верхний нарост из броневых листов разошелся в стороны. Выглянувший наружу корунд украсился красным сиянием и пространство вокруг установки вздрогнуло. Воздушная волна ударила в сторону и с корунда сорвалась огромная шаровая молния. С каждым мгновением набирая скорость и закручиваясь вокруг своей оси, сгусток аномалии корежил на своем пути материю и пространство. С каждым поглощённым десятком метров пространства, сгусток ускорялся и разрастался в объеме. И войдя в поражающую форму, что пожирала и корежила на своем пути любое проявление обычной метрики пространства, искусственная аномалия ускорилась навстречу врагам.
  Следом сорвался еще один сгусток. За ним еще. И вскоре пространство перед нападавшими превратилось в сияющие краснотой мини созвездия.
  И если штурмовики резко осадили и остановили продвижения, то споры не меняя траектории попадали прямо в гравитационные объятия аномалий, чтобы тут же превратиться в мутное облако и втянуться в водоворот возросшей в объёме звезды мутной тенью.
  - Что , съели ?! Толи еще будет умники...
  Довольно проорала Лума, наблюдая как заметались штурмовики. Одно дело громить дивизионы дронов хоть и с мощным но довольно неэффективной конфигурацией вооружения, а другое дело наткнуться на завесу слизней. А это уже явный признак укрепленого рубежа, со множеством сюрпризов.
  Выдавив распиравшие эмоции наружу, отрешившись от внешнего мира, Лума провалилась в транс.
  Мир теней встретил привычным сумраком и далекими бликами эмоций. Всматриваюсь в темноту, тесейка пыталась нащупать яркий и специфический вкус одного характерного коктейля эмоций. Властность и желание повелевать. Быть всегда первым и рваться к победе, всегда и во всем.
  Фиксация сгустка, и тело автоматически принимает изготовку к стрельбе. Чем больше фиксация контакта, тем точнее тело принимает нужную позу, а руки сводятся судорогой, наводя кончик свечи в нужную точку пространства. Вдох выдох, в унисон с бьющимся далеким огоньком, и когда сердце начинается биться в унисон, а с губ срываются повторения 'сорванных' с чужого языка слов.
  Палец делает легкое усилие. Щелчок Отдача.
  И быстрый разрыв контакта. Иначе агония цели ворвется в сознание и заставит прожить чужую смерть.
  Вновь транс и вновь поиск по запаху...
   Есть.
  Коктейль послабее, но ухватки те же. Скорее всего заместитель. Будет пытаться перехватить управление и скорректировать атаку с учетом новых водных.
  Но ей не нужна организованность. Ей нужна паника.
  Поэтому вдох, выдох. Щелчок, и быстрый отскок в тень.
  Вглядывание в сумрак принесло лишь панику и... ощущение надвигающейся опасности. Преодолевая пространство ярким росчерком прямо на нее летело огненное копье. Резкий выдох в сторону и выход из транса...
  Взвизгнули усилители, и не отдавая отчет в своих действиях, Лума дала на маневровые ускорители максимальную тягу. Встроенные в плечи корунды, выдали импульс и плечи едва не вывернуло в обратную сторону от мощного ускорения.
  А место на котором она была всего лишь несколько мгновений назад, потонуло в огненном облаке...
  - Что у тебя происходит?!
  Ворвался взволнованный голос безопасника.
  - Танцами занимаюсь, - прошипела Лума, активируя слоты с 'ульями' одновременной командой. Одно дело сидеть в засаде и выслеживать добычу, а другое дело едва самой не стать добычей. Интересно как ее сумели так быстро вычислить?
   Ведь она же идеально использовала возмущение энергетических сигнутар и старалась стрелять с учетом ближних вспышек. Засечь выхлоп сканами, в той буре что устроили слизни было почти не реально. Вопросы интересные, но времени на загадки нет.
  Отдать должное противнику, но командование восстановили быстро и четко, а по тому как дали ей отпор, и согнали с удачной лежки, соперник попался опытный. И сразу стал искать причину слишком быстрого убывания командного состава. И судя по прилетевшему залпу из тяжелой штурмового подавителя, соперник не просто понял, а еще и вычислил ее расположение. А это было плохо и предвещало еще не мало 'сюрпризов'.
  От разодранного провала в третьем ярусе протянулся жирный луч искрившейся плазмы. Яркая вспышка и палуба под ногами задрожала от близкого взрыва и усилители брони скомпенсировали взрывную волну. Защита дальнего слизня выдержало попадание. Поле мигнуло в ввысь ушла очередная шаровая молния с зародышем аномалии.
  - Пристреливаются сволочи. Что там у тебя?
  - Уничтожено тридцать восемь биологических объектов. Из первой волны остались буквально единицы. Сейчас поставлю вторую завесу...
  - Постой, пусть мелочевка займётся ими. Думаю вскрыть свежий хитин мощи штатных импульсного хватит. Маневрируй вдовами, прибереги их для штурмовиков. Аномалии хорошо, но надолго их не хватит, сколько еще будет держаться заслон?
  - На вторую волну должно хватить. А вот если будет третья... энергии не хватит.
  - Будет четвертая и пятая. Взрослая матка выдает помет из трехсот спор... а здесь у нас молодняк. Не больше двухсот пятидесяти, но нам и пяти хватит за глаза...
  - И что нам делать?!
  - Драться, лейтенант, просто драться, пока у капитана хватит мозгов посмотреть, что здесь происходит... Все, хватит болтать, пошла новая волна! Береги слизней, старайся ставить завесы на местах плотного потока! А я попробую еще поохотиться...
  Судя по энергетическому накалу. Спарка оказалась со штурмовой накачкой. Как раз для пробивания стационарных защитных полей. И судя по тому как ослепительные лучи стали один за одним прокаливать пространство ослепительными столбами света, почти не давая защите сбросить излишки в накопители, то противник вычислил расположение 'слизней' и теперь старался любой ценой подавить единственный эффективный козырь оборонявшихся.
  Подавят слизней, тогда всю оборону сдует как соломенную крышу в ураган, поэтому Лума, как хочешь, а спарку надо заткнуть.
  Получив команду, крепившиеся на спине бочонки распались на пять сегментов, а затем каждый рассыпался на сотни маленьких кусочков, что тут же заискрились всполохами активирующихся силовых парусов. Подчиняясь командам упрятанного в шлеме тактического модуля, тысячи мелких дронов зашелестели крыльями и пробуя силы в тестовых виражах, закружили вокруг наемницы плотный хоровод.
  И пройдя тестовый прогон, сбились в плотную стаю, а получив калибровочную команду растянулись в четырех метровое пятно, принявшее на себя задачу скрыть под своим многослойным покровом выхлопы от ускорителей 'осы'.
  Сорвавшись в свободное падение в одну из технологических расщелин между зданиями, Лума расправила силовые крылья и выровняв полет устремилась в противоположную сторону от эпицентра атаки. Лавируя между промышленными корпусами, арками и технологическими перемычками, она петляла и забирала левей от всполохов в тумане. А следом за ней, повторяя ее траекторию следовало два роя мелких дронов, что уже заканчивая калибровку и синхронизацию с тактическим модулем, стали вытягиваться над ней в сплошной покров и полностью повторяя и предугадывая ее маневры, слились в единый колышущийся, многослойный ковер, из тысяч мелкий защитников.
  Остановившись на границе сенсорного поля, по которому к ней еще поступала телеметрия и картина боя, Лума, остановилась и перевела дыхание. Полеты конечно прекрасны, но не на скорости в девять метров в секунду и перегрузках до помутнения в глазах. Отдышавшись и успокоив сердцебиение, тесейка дала команду сотне дронов выдвинуться на разведку в сторону зияющего на высоте провала.
  Укрывшись мерцанием защитного поля, мелкие шпионы рассыпались в разные стороны и исчезли в тумане. Излучение сканеров мелких дронов величиной с фалангу пальца было мизерным и зачастую фиксировалось многими следящими системами как естественное фоновое, но мало кто из операторов обращает внимание на возможность дронов одного улья объединяться в единую сеть, в которой кроме всего прочего прокачиваются инфомасивы со всей общей телеметрией. А спустя десяток минут ожидания, к ней, как к одному из узлов этой сети, рекой потекла информация и четкая картинка, снятая буквально с десятков метров от вражеских объектов.
  Через десяток ударов сердца, ей захотелось лишь выругаться и удариться головой об что-то твердое.
  Нападавшие не просто приволокли и установили шестиметровую треногу с торчащим уродливым наростом широких раструбов плазменного орудия, так они еще разворачивали невдалеке дополнительные реакторы, и судя по шести уже сияющим коконам, спарке жить осталось не долго, и рассыплется буквально отстреляв десяток залпов, но зато одно попадание способно проломить защиту целого контура из 'панцирей'. А это значит жить 'слизням' осталось совсем ничего.
  И последней вишенкой торта с неприятностями были два звена тяжелых дронов смешанного назначения, под управлением двух операторов в старой броне на шасси 'осьминога'. Эти монструозные снаряги конечно морально устарели когда она еще на свет не появилась, и не могли тягаться с современными образцами, но судя по плотности защитных полей, реакторная группа прошла хорошую переделку ручками, а вместе с чешуйками из современного тугоплавкого материала, защищали своих владельцев не хуже современных 'панцирей'...
  Все шесть коконов реакторов засияли накачкой и над орудием прошло марево энергетических возмущений. Ослепительный вспышка и утробный рев огласил окрестности грохотом очередного выстрела и красным заревом в полнеба.
  И пока орудие остывало, вокруг него засуетились десятки мелких дронов. Механические пауки облепили ствол кишащей оравой принявшейся сноровисто отсоединять обгоревшие блоки ускорителей и менять их на блестящие новые элементы.
  - Что это было?! У меня перегрузило помехами треть сенсоров и нагрузка на щитах скаканула до 90 процентов!
  - А это очередной сюрприз наших засранцев.
  Ответила Лума, проморгавшись после светопреставления.
  Нет, она конечно понимала и даже читала теоретические выкладки, что можно усиливать мощность залпа спарок, но одно дело допускать, а другое дело видеть, как эта теория начинает крушить и ломать твои собственные планы на выживание...
  - Еще два таких попадания и щиты не выдержат...
  - Да знаю я, - огрызнулась Лума, напряжено вглядываясь в тактическую карту.
  Обстановка складывалась тяжелая. Если бы не орудие, то атака захлебнулась толком и не развернувшись. Споры застревали в завесе из гравитационных аномалий, невидимой сетью перекрывший все удобные траектории для пикирующих спор. Хитиновые уродцы конечно могли совершать легкие маневры, и менять траекторию полета, но закладывать крутые виражи среди сияющих сгустков, жадно втягивающих любую материю, было им не дано. Преимущество живых снарядов это количестве и броня.
  Но выдержать долго высокую плотность аномалий реакторы 'слизней' не смогут. А судя по начавшим переходить в темный спектр свечения, сгустки уже в фазе капсулирования, и от силы еще подержатся полчаса, а затем превратятся в полупрозрачные глыбы искорёженной материи.
  Пользуясь сканерами и высокой мобильностью, штурмовики легко бы просочились сквозь лабиринты гравитационных ловушек, но вот только делать это под залпами 'вдов' будет последним удовольствием, поэтому образовывалась бы патовая ситуация, которая бы затянула время и атака захлебнулась.
  Даже если бы 'матку' бросить в виде тарана, то первые аномалии бы она смела и продавила силовыми полями, но вот только 'слизни' бы выставили второй и третий слой, тогда бой перешел в ближние дистанции, а там уже бы все решалось желанием нападавших беречь свои силы или забросать защитников трупами. Что в любом случае затянет атаку и сорвет темп. Противник бы увяз, опять же, тем самым давая защитникам время на перегруппировку и переброс резерва.
  На этом и строилась ее импровизация из тех сил и оборудования что было под рукой. Но проклятое орудие, сейчас вновь наливающиеся энергией и проходившее замену последних гирлянд охладителей, готовилось вбить еще один клин в трещавший по всем швам план.
  - Красавчик, а что там у твоих творится наверху? Они понимают, что у нас здесь большие проблемы?
  - ... Проклятье. Извини... я забыл замкнуть наш тактический кластер на общую командную частоту...
  - Ну ты даешь...бегом синхронизируй потоки и дай мне канал со своим начальством, надо бы их поторопить, а то мы здесь скоро наизнанку вывернемся пытаясь вдвоём остановить эту армаду, а они там яйца чешут...
  - Это кто у нас такой разговорчивый на общей частоте? Не признаю твою учетку боец, а ну назовись...
  Прорычал неизвестный собеседник прерывая ее выступление. Мысленно ругнувшись на неуместную оперативность лейтенанта, Лума прокашлялась и ответила:
  - Боец вольного прайда 'Шершни Тесеи', такт-командир третьего уровня Лума О-Кара! Организовала оборону входа в третий ярус. В подчинении оператор экстра класса, и восемь дивизионов штурмовых дронов...
  - Служебку я и без тебя изучу, лучше дай тактический прогноз, в интервале двадцать, сорок минут...
  - Здесь и прогноза не нужно, нас сейчас будут методично превращать в атомарную пыль, они притащили собой тяжелую спарку, модели 'таран', и накачивают ее шестью реакторами на каждый выстрел.
  - Вот жешь сучье вымя, откуда они достали планетарные вооружение?!
  - А значит три матки ксенов вас не удивляют?!
  - От этого отребья и ни таких извращений можно ожидать, а вот действующая планетарка, это серьёзно... Сколько продержитесь?
  - Продержимся?! Смеётесь? Да тут три залпа и 'слизни' сдохнут, и мы останемся с голой задницей против двух волн спор и сотни злющих штурмовиков.
  - У нас тоже не вечерника с девочками, у меня разворочена большая часть внешней обшивки, потери до шестидесяти процентов боевых дивизионов, куча паразитов в инфосистеме, и постоянные обстрелы фотонным молотом снаружи. Ко всему прочему я полностью слеп в местах пробоин. Так что открывай свою телеметрию и давай думать чем мы можем помочь друг другу. Так, я смотрю ты прямо под орудием, чего медлишь? Расстреляй реакторы к их драной ксеноматери и все проблемы будут решены одним ударом...
  - Значит имея на руках старую свечу, прошедшую не одну капитальную переборку, и двадцать зарядов картечи, я должна пробить шесть защитных 'панцирей' в пике, вступить в бой с полусотней 'мясников' и двумя платформами 'осьминог'... а если хочу еще подышать воздухом родной планеты, так обязана не просто постреляшки устроить, а перемолоть всех в консервный фарш... Смешно.
  - Такт, мне некогда соревноваться в острословии. Ты сама прекрасно понимаешь, что если 'тарану' дать отстреляться, то мы все будем трупами, с разницей лишь во времени...
  Конечно Лума это понимала. И пока командующий обороной майор Звен пытался донести ей всю тяжесть безрадостного положения, она крутила в голове варианты и идеи как выпутаться с минимальными потерями. И чем больше она их пыталась сложить в единую гармоничную картину, тем мрачнее становилась.
  Расстрелять реакторы она сможет, если не шесть, то четыре точно, да вот только это не решит проблемы. Судя по данным фонящего излучения, это стандартные промышленные модели имперского производства со снятыми защитными предохранителями, таких полно в любом более менее развитом промкластере. И заменить их на новые, труда особого не составит, тем более если прошвырнуться по полуразрушенным цехам...
  Немного возни и орудие вновь начинает долбить по позициям красавчика, а вот ее тушка превращается в ценный приз в забавном веселье: загони одиночку полусотней дронов. Тем более что, стрелять придется буквально в упор, уже после второго выстрела позицию засекут и в ее сторону уже выдвинется треть средних дронов, что для щитов и брони ее 'осы' довольно серьезное испытание. А ведь еще остается четыре корунда...
  - Я прекрасно все понимаю, но вот только разменивать свою жизнь на полчаса затишья пока они не отыщут новые корунды, глупо.
  - Почему... вот же изворотливые выродки, промки! Тогда гасить операторов...
  - Не пробью. Картечь не успеет набрать кумулятивную массу, слишком маленькое расстояние... Есть одна идея, но вот только мне нужна грамотная консультация инженера по теплоэнергетике и надо звено прикрытие чтобы отсечь погоню...
  Инженер нашелся. И спустя пять минут жаркого диалога, из которого три минуты ушло на растолкования очевидных для боевика ее квалификации вещей, и анализа сделанных ею схем и ломки стереотипов гражданского эксплутационщика, после чего она получила нужное подтверждение своей идеи, и заверение майора, что он в звезду потушит, но наскребет и стянет к месту эвакуации сотню дронов, Лума вдохнула и медленно выдохнула.
  Бросив взгляд на тактическую проекцию, сочувственно улыбнулась. За красавчика взялись основательно. Все-таки разведка противника не дремала и вычислила расположение 'паучихи' и натравили на него свою мелочь. Там сейчас разгорелись жаркие бои между легкими дронами, сходившими целыми косяками в маневровых и скоростных стычка на встречных курсах. Шипела плазма, искрила защита ворохом искр и грохотом сминаемого метала гудело пространство над головой у безопасника. И судя по тому как 'паучиха' начала пятиться к одному из туннелей третьего яруса, прикрываясь верткими 'миньенами',- единственного оператора сектора обнаружили и выдавливают из зоны столкновения.
  На мгновение в сознании Лумы пронеслась мысль о странности человеческой психологии, ведь этот подонок надел же на нее поводок, унижал, избивал, но стоило им оказаться в одной луже дерьма, а она уже ему сочувствует, да и в его эмоциях, сквозь всякую шелуху похотливых глупостей, она чувствовала уважение к себе и непоколебимую веру в ее способность решить все проблемы. Послав через коммуникатор посыл ободрение-надежду-заверение, Лума еще разок пробежала по основным моментам своей авантюры, и убедившись в их логической, телеметрической, и военной правильности, резко выдохнула и произнесла в общий канал.
  - Ну что, мальчики и девочки, смотрите и запоминайте как побеждают дети Тесеии. Позывной Тень к выполнению боевой задача готова. Готовность десять!
  - Девять! ..
  Последняя проверка связи с 'ульями', и вывод встроенного конвейера на максимальную скорость сборки и восполнения численности роя...
  - Восемь! ...
  Фиксаторы 'свечи' привычно приросли к предплечью, из-за спины протянулась лента подачи активного вещества, и с тихим щелчком вошла в казённую часть снайперского комплекса.
  - Семь!
  Маневровые сопла 'осы' задергались в тестовых прогонах, и за спиной расправились дуги силового паруса.
  - Шесть!
  Несколько уколов в область шеи от медкомпа и по телу пронеслась волна химической бодрости. А затем череда уколов из ее самодельного набора стимуляторов и чудовищной дозы витаминного комплекса, погасила ощущение мира в удушливой темнотой. Но заданный стимуляторами ритм заставил сердце продавить по кровеносной системе 'последний шанс' в бешеном ритме и в голове вдруг наступила необычная легкость и ясность...
  -Три!
  Отзываясь на ее команды, дроны улья запестрели микровспышками двигательных блоков и покрылись синевой индивидуальных коконов. Рядом выросли пятиметровые шипы из кишащих движением стальных помощников. Но только появился индикатор полной синхронизации как в едином хлопке всякое случайное движение прекратилось и на мерцающей поверхности единого силового щита исчезли зазоры между корпусами.
  - Два!
  Мир теней принял ее в мягкие объятия, но в отличии от обычного транса, темноты сейчас не было. Был предрассветный сумрак которые не мешал ей ощущать два сгустка и видеть серые контуры с прожилками силовых линий механических помощников. Но самое главное, она видела сложную паутину и пульсирующие сгустки перегруженных магистралей тяжелого подавителя класса 'таран'.
  - Один! Начали...
  Прицельный выстрел и фотонная картечь, разрастаясь с элементарной частицы до микро сгустка протоплазмы достигла своей цели в тысячные доли секунды.
  Силовые щиты орудийной платформы получили незапланированный всплеск нагрузки. Напряжённость защитного поля подскочила в сотни раз, но не дремлющая автоматика срезала импульс и сбросила в аварийный канала. Два из пяти предохранителей превратились в облака серебряного пара, но защитное поле выдержало.
  Второй выстрел с трёхсекундным интервалом в тот же сегмент защитного поля, плотной синевой прикрывающего центральный насос теплоотводящей системы, уничтожил еще две тугоплавких вставки.
  Третий, контрольный выстрел Лума уже делала на отметке в тысячу метров.
  Как раз в тот момент когда сработала сторожевая сеть мясников и в на ее перехват рвануло ближайшая тройка уродливых шаров.
  И в момент, когда с орудия слетела последняя защита, и в задней части малоприметного отсека 'тарана' расползлось клякса от отекающего каплями единственного теплового насоса, качающего охлаждающий реагент по всему контуру орудия, в ее сторону уже летели плотные залпы 'мясников'.
  Блестящее еще не остывшими гранями шипы, вгрызлись в ее защиту сотнями раскалённых снарядов. Большой кинетический импульс и просто бесконечный поток снарядов, что проломив защиту могли ее нашинковать в мелкую стружку, были не опасны... в малых количествах, но когда тебя обстреливает пятерка дронов, у которой на борту плавильни способные штамповать до сотни трехгранных лезвий в минуту... тут не всякая стационарная защита может выдержать нагрузку, уж не говоря о ее видавшей виды 'осе'.
  Рывок, еще рывок, и Лума бросается в стороны в хаотичном порядке, но вот только именно в таком порядке находятся зоны с наименьшей плотностью снарядов, что, отклоняемые защитой, рикошетили в стороны, и дают ей те мгновения которые необходимы чтобы миновать самый опасный участок дистанции...
   Убедившись, что цель поражена, Лума, резко изменила траекторию и... вогнав ускорители в форсаж, бросилась в сторону огромного пролома проделанного нападавшими в третьем ярусе станции. Развернувшись спиной вперед, тесейка вскинула свечу, принялась расстреливать тупо втянувшихся в погоню дронов как в тире.
  Один за одним, 'мясники' с выжженными прицельным выстрелами мозгами, беспорядочно кувыркаясь пикировали вниз, чтобы врубиться об обшивку ворохом обломков.
  Тревожный сигнал известил о последних пяти зарядах. А в спину дышала раскрывающаяся в загонную сеть стая из двух десятков целехоньких дронов.
  - Таран выведен из строя! Уничтожено одиннадцать уродцев... Ухожу на эвакуацию!
  - Молодец Тень! - довольно прогремел голос майора, - какие прогнозы, а то мы здесь слепые как котята.
  - Они явно не ждали такой наглости, и просто проспали мой бросок. Так что насос пропекся до стальной корочки, и при первом же выстреле излишки температуры вывернут балки ускорителей красивой такой восьмеркой!
  -Отличная новость! С эвакуацией все по плану?
  - А здесь даже не знаю. Буду стараться успеть, но у менять пять выстрелов, а на хвосте свора уродцев. Щиты пока держатся, так что думаю маневренность и скорость меня вытащат...
  - Тогда совет, постарайся вывести 'осьминогов' из строя. У 'мясников' с телеметрической обработкой всегда были большие проблемы, их применение эффективно при плотном внимании поводыря...
  - Так я не пробью защиту...
  - Да в лоб не бей, пробую нижний сегмент, где у них сходятся девять конечностей и основной корпус. Там поля ослаблены наводками реакторов и приводов. Перегрузи основную магистраль, так оператор будет больше занят своей шкуры, а не охотой за тобой...
  - Спасибо, за совет, учту!
  - Действуй, и... да прибудет с тобой Его Благословение!
  - Служу Вечной Империи!
  - Служи, девочка, служи... и Империя тебя не забудет...
  Она сделала успела сделать четыре выстрела. Почестному поделив на каждого многоногого по два заряда 'счастья'. Но не успела она обрадоваться струйкам пара и мерцании поврежденых защитных полей, как 'мясники' словно с цепи сорвались.
  Стая дронов раскрылась трехсот метровой полусферой и вот тогда на нее обрушился сфокусированный поток из сотни стволов. Разогнанные до космический скоростей шипы из стали и космического мусора, набросились на щиты стаей голодных хищников.
  Плотность залпов в разы увеличилась. Стремительные росчерки пролетали в опасной близости, а те что сталкиваясь с полем, теряли импульс и ударялись о броню лишь четверть начального импульса, но и этого хватало, чтобы ее мотало и закручивало в немыслимые виражи...
  В глазах стояла красная пелена, тело ломило от чудовищных ударов, с брони уже пластами откалывался второй слой, оголяя белесы трещины керамического напыления, но до спасительного провала Луме еще оставались несколько километров. Проклятых, смертельно-опасных километров затопивших сознание бескрайним морем боли, штормом адреналина, и неистребимой жаждой жизни.
  - Активируй улья!
  - Рано, - прошипела тесейка, сквозь кровавую слюну, и беспрерывное шипение аптечки, вкалывающие в шею новые и новые порции стимуляторов вперемешку с ударными дозами питательных веществ.
  - Они тебя сейчас достанут! Активируй мелочь, упрямая девчонка!
   Бессвязный рык вырвался сквозь начавшую трещать эмаль, и очередной вираж упрятал тело за спасительную настройку третьего яруса. Массивная пирамида чернела провалами туннелей, блестела гранями массивных балок и выглядела внушительным строением, но прилетевшая следом волна шипов изрешетила, смяла и разорвала стальные конструкции на множество обломков.
  -Мелочь не выдержит... Надо успеть до провала...
  Она вновь ушла из под удара взбешённых операторов, и еще на несколько сотен метров приблизилась к заветному пролому. Главное - менять траекторию и бросать 'осу' в очередную непредсказуемую траекторию, чтобы не попасться в заградительные залпы и в очередной раз увернуться от летящей вдогонку смерти.
  Рывок, головокружительный кульбит, и спину вывернуло до хруста в позвонках, но компенсаторы брони выдержали перегрузку маневра, и 'оса' вписалась в вираж и нырнула в спасительную темноту провала.
  В узком туннеле 'мясники' потеряли свое преимущество массивного залпа и вытянувшись за ней куцым строем, попытались накрыть ее полным залпом. Но теснота провала стала ее союзницей.
  Шипы редких залпов вязли в торчавших со всех сторон фрагментах обшивки станции, а то что долетало до тесейки встречалось с 'живым ковром'.
   Повторяя все маневры, словно вторая тень, дроны улья держали строй и превратились в подвижную часть брони, что устремляясь на перехват опасного снаряда, подставлялись и гибли десятками, но отклоняли опасные попадания в сторону...
  Погоня продолжалась, и даже бывало случайный шип прорывался сквозь дронов, и придавал сильный импульс, кидавший ее в стороны, но это уже была ерунда. Она выжила в стальном шторме - это главное! Можно ослабить контроль и немного перевести дыхание.
  - Ну что, как вы тут без меня, не соскучились? - довольно произнесла Лума в общую частоту, - я дошла до второго яруса! На хвосте еще десяток мясников. Необходимо прикрытие...
  - Будет прикрытие, - отозвался на частоте сиплый голос майора, - наверху два звена вдов. И дрон обеспечения с ремпленкой и зарядами к свече...
  - Ты же обещал прикрытие!
  - Даю что могу!
  Стараясь сдержать ругательства, Лума, вывела на проекцию общую тактическую карту... и лишь, хорошая реакция и спасли ее от столкновения с крупным обломком.
  Пространство над шлюзовыми воротами к третьему ярусу превратилось в бушующие энергией и материй котел, в котором все смешалось в одну большую кучу.
  Истекая кровью и слизью, огромная туша ксеноматки была разорвана на несколько частей. Вокруг еще пылающий аномалий клубились кровавые циклоны, перемешанные с обломками дронов и телами погибших штурмовиков.
  Но нападавшие тоже не остались в долгу. Шлюз как таковой превратился в одну большую воронку с тысячами разодранных в клочья промышленных комплексов, из которых тянулись в небо жирные рукава не затухающих пожарищ, то и дело озаряющихся все новыми и новыми вспышками взрывов.
  Но самое страшное было в том что в некоторых местах уже появились извивающиеся щупальца проросших спор начавших вгрызаться и пускать корни в питательной для себя среде. И как раз вокруг этих монстров и кипели очаги последнего сопротивления, в котором штурмовики пытались уберечь своих мутантов от беспрерывно атакующих дронов, стянутых со всей станции.
  И судя по накалу криков, эмоций, и яростных команд, там решался исход всего столкновения. Нападающие старались дожать и сломить оборону, уже казавшееся что вот, вот обязанную треснуть и рассыпаться. Штурмовики едва что не в рукопашную сходились с дронами, но прикрывали язвы спор от атак, а механические защитники, пытались во чтобы то ни стало выжечь смертельную заразу, грозившей уничтожить стацнию.
  - Эй красавчик, не унывать! Осталось еще немного!
  Найдя отметку безопасника в покорёженной 'паучихе', с оторванными задними конечностями и изуродованными на спине броневыми пластинами, тесейка попыталась приободрить лейтенанта. Но тот зло оскалился, и смог ей ответить лишь через пол минуты сосредоточенного сопения и проклятий в адрес неповоротливых 'вдов'.
  - У тебя получилось?!
  - Да, орудие заткнулось и думаю они его бросят.
  - Хорошо, но только что то этого не ощущается. Давят... нам не удержать шлюз.
  - Не думаю, что их командир идиот. Он прекрасно понимает, что каждая лишняя минута это еще один и два дивизиона дронов. А штурмовиков ограниченное количество. Они должны отступить. Не сдавайся, слышишь? Не сдавайся и продолжай их долбить!
  - Да все я слышу! Не мешай!
  - Все молчу...
  - Лучше своего дружка перехвати...
  - Какого дружка?
  - Я нашел по следу... он даже не догадывается... Его надо задержать любой ценой...
  - Кидай координаты, я сделаю это.
  Она не стала говорить, что у самой накопилось немало вопросов к Санчосу. Уж очень много нестыковок вокруг старого товарища, и пора уже распутывать этот клубок.
  На коммуникаторе замигала иконка входящего сообщения и в развернутой тактической карте показался маршрут точки прокладывающей себе путь на верх. Только зачем он так рьяно рвется в грузовые ярусы. Что он там забыл? Тем более что они то грузились совсем с другой стороны, тем более что их оборудование сильно пострадало, а то что уцелело, уже давно или опечатано на складах вещдоков, или уже перепродано через десятки рук и там концов уже не сыскать.
  Но Санчос усилено прокладывает путь в грузовым ярусам. И что там можно искать?
  В голове мелькнула мысль из разряда бредовых, и никак не желала исчезнуть: 'а вдруг ему нужна обшивка? Уж очень маршрут оптимально проложенный, без метаний и лишних движений. Словно он не ищет, он целенаправленно пытается побыстрее убраться со станции!'
  Врешь гад, не уйдешь!
  Последняя сотни метров внешнего яруса и она выскочила пробкой из бутылки. Резкий вираж и прижаться к корпусу станции.
  На карте замигали иконки переданных в ее подчинения двух звеньев боевых дронов. Она не стала вмешиваться в управление 'вдовами', с ее нелюбовью к железкам приступать к ручному управлению было бы самоубийственным поступком. Проще отдать команду управляющим 'искрам', и пусть уже они занимаются подбором оптимальных векторов атаки, синхронизацией залпов и штурманскими расчетами, а ей сейчас лучше заняться собой.
  Заложив крутой вираж, и скрываясь в тени огромных причальных мачт, Лума свернула в сторону координат ремдока.
  Под тенью массивной перегородки соединяющей два сегмента обшивки сплошным покровом темноты, призывно мигала кольцо полевого комплекса. И судя по активировавшимися манипуляторам и десяткам паукообразных дронов начавших суету кубов с желтой маркировкой, армейского образца, здесь присутствовал не просто, набор железок а настоящий 'Спас' третей серии, с собственным парком механических помощников и двумя 'искрами' технического ранга.
  Сияющее облако зеленой сусбтации обволокло ее измочаленную 'осу' тонким покровом. Закрывая сотни трещин и пробоев, тонкий слоем жидкой аварийной пены, 'спас' устранил все пробои и опасные трещины. А следом за ее измочаленную осу взялись манипуляторы что буквально в десятки секунд сняли с нее остатки брони, и голодной стаей обглодали с нее остатки броневых накладок и механических приводов, одновременно меняя их на новые узлы, и модули.
  И пока 'спас' перебирал 'осу', Лума усилено пытался разобраться в странной обстановке.
  Лишившись ударного 'тарана', нападавшие не отступали, а почему-то упорно продолжали давить оборону и цепляться за третью палубу. В меж ярусном пространстве битвы не утихала а лишь еще больше ожесточалась. И хоть оборонявшиеся закидывали штурмовиков дивизионами дронов, 'дикие' противостояли мастерством и выучкой, и продолжали прикрывать прораставшие споры.
  Зеленые огни обозначили исправность и полную синхронизацию 'осы', от спины, с мягким толчком отвалился рукав от пустого контейнера с зарядами от 'свечи', и в коммуникатор свалился рапорт от 'спаса'. За четыре минуты сорок секунд, ее привели в порядок, на восемьдесят шесть процентов от эталонных параметров. И если она не собирается проходить полную процедуру восстановления, то пусть освободит конвейер для новых клиентов.
  Лума совершила пробный вираж и сделав замысловатую восьмёрку, согласилась с выводами ремонтного дока. Конечно маневровые давали не тут тягу, компенсаторы запаздывали и ее слегка кидало в стороны на резких ускорениях, но ее поджимало время. Как раз его лишь для того чтобы успеть совершить облет станции по внешнему пространству и встретить Санчеса на месте расчетного выхода на поверхность.
  Выданный ускорителями импульс привычно вывернул плечи и мощный рывок бросил ее в провал между причальными мачтами. Прижимаясь к поверхности, и лавируя в складках и наростах палуб, Лума стремилась поскорее достичь расчетной зоны. Хоть анализатор и выдал пятно с трех километровым диаметром, но все равно ей хотелось оказаться на месте раньше расчетного периода и выбрать место для встречи старых знакомых. А к желанным встречам она, как и любая женщина, любила готовиться.
  Спустя два десятка минут она уже зависла в тени под массивной фермой. Стометровый нарост из переплетённых спиралей причальных коммуникацией ничем не отличался от десятков собратьев тянущихся к звездному небу жадными жерлами причальных доков. Но именно в этом месте обшивка была пуста от причальных столбов и напоминала озеро из застывшего сплава металла и керамики. Стальные плиты обрамлённые керамическими вставками стыковались гранями в равнину из миллионов сот и привораживали взгляд строгой геометрией и огромной протяжённостью. Но Луму, это совершенство линий и строгости цветов, ни разу не радовало. Оптимальное место, чтобы достичь любой точки пятна было как раз середина этого поля. И как ей остаться незаметной на этой равнине?
  Ответ как всегда пришел неожиданно и спонтанно. В момент когда перед сенсорами шлема мелькнул один из мелких уроженцев улья. А спустя несколько минут плотного трафика с 'искрой' навесного комплекса, на одной из десятиметровых плит возник небольшой холм из роившихся дронов, что с каждым мгновением все плотнее смыкали покров и принимали окрас идентичный с металлической поверхностью обшивки станции.
  Минуты ожидания тянулись долго и муторно, что для подстегнутого химией организма превратилось в сплошную пытку. Но Лума терпела. Осталось совсем немного. Чуть-чуть по сравнению с тем что она пережила, с тем что испытала. И вытерпеть десятки минут ожидания для не составит никакого труда. Ведь основное умение снайпера, это выжидание. Терпеливо выслеживать. Выжидать, чтобы одним мастерским росчерком пера погасить разум существа...
  Нарастающий гул пробрал Луму до костей и отдался в зубах ноющей болью. Но отключение компенсаторов и всех бортовых источников излучения была платой за идеальную маскировку которую ей сотворили дроны из улья. И она была готова это потерпеть, в особенности когда поняла, что начало происходить практически рядом.
  В черной пустоте мигнула серебряная точка, что в считанные секунды выросла в размерах до сияющей звезды, и, спускаясь к поверхности, превратилась в сферу с переливами синевы высшей защиты. А сквозь марево защиты проглядывали контуры одноместного армейского бота, прозванного наемниками 'канарейкой'. Эти машины в свое время задумывались как платформы поддержки десанта. Хорошо бронированная платформа достойно защищала своего оператора, но не могла нести на борту серьезного вооружения, и проигрывала схватки даже со средними дронами, не говоря уже о серьезном боестолкновении с тяжелыми классами. С лавинообразным развитием дроностроения, эти машины устарели сразу после поступления в армейские части Империи, и спустя полвека хранения были списаны и распроданы с молотка на Окраины. И судя по контуру, Лума видела именно этого старичка, но судя по спектру излучения, начинку перетряхнули основательно. По крайней мере защитный корунд стоит от планетарного бота, тут и 'тараном' не пробить.
Оценка: 5.05*11  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"