Вольская Арина: другие произведения.

Я поверю в его слёзы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.12*34  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Просто как-то однажды он пришел к ней... И поставил точку в родственных отношениях, не спрашивая у неё, согласна ли она на это. А через несколько лет уехал, на долгие два года, во время которых она пыталась научиться жить по-новому, научиться жить нормально. Научиться жить... без него. И вот он вернулся... Вернулся её кошмар. Но что-то неуловимо поменялось и в нем, и в их отношениях... Но изменит ли это что-то для неё? Для той, которая его ненавидит за то, что он не оставил ей выбора?
       Дописано.


Я поверю в его слёзы

  
   Внимание! Уважаемые читатели, просьба внимательно это прочитать прежде, чем начать ознакомление с произведением.
   Начинаю с предупреждений. Во-первых, до 18-и лет читать КАТЕГОРИЧНО ЗАПРЕЩЕНО. Во-вторых, не советуется читать людям со слабой психикой, слабым сердцем и слишком впечатлительным. В-третьих, ИНЦЕСТ (любовные отношения между братом и сестрой). В-четвертых, присутствует ЭРОТИКА.
   В общем, кто еще не передумал читать, добро пожаловать в мой очередной немного безумный мир...)
   P.S.: За ошибки и ляпы не отвечаю, это черновик (Поверхностная вычитка от 14.10.2017).
  
   Аннотация: Просто как-то однажды он пришел к ней... И поставил точку в родственных отношениях, не спрашивая у неё, согласна ли она на это. А через несколько лет уехал, на долгие два года, во время которых она пыталась научиться жить по-новому, научиться жить нормально. Научиться жить... без него.
   И вот он вернулся... Вернулся её кошмар. Но что-то неуловимо поменялось и в нем, и в их отношениях... Но изменит ли это что-то для неё? Для той, которая его ненавидит за то, что он не оставил ей выбора?
  
   Все права на данную книгу защищены. Распространение данного произведения, частично или целиком, строго запрещено. За любое нарушение авторских прав предусматривается наказание согласно ст. 11, 22, 23, 50 и 52 Гражданского кодекса Украины и ст. 176 Уголовного кодекса Украины, а также ст. 1252, 1253, 1301 и 1311 Гражданского кодекса РФ и ст. 146 Уголовного кодекса РФ.
   Данная книга опубликована на сайте Самиздат на странице автора - Вольской Арины. Адрес страницы - http://samlib.ru/w/wolxskaja_a/.
   Все исключительные права на произведение принадлежат автору Вольской Арине на основании ст. 423 и ст. 438 ГК Украины. Ничто из него не может быть перепечатано, распечатано или скопировано в любой форме - электронной, механической, фотокопии, магнитофонной записи или какой-то другой, а также размещено на сайтах, форумах, чатах, веб-страницах и других Интернет-ресурсах, кроме данного - без письменного разрешения владельца.
  

Пролог

  
   Я глядела прямо перед собой и не верила своим глазам. Он был здесь. Прямо напротив меня. Мой самый худший кошмар.
   -Вероника, - произнес он всего одно имя, от которого по моему телу пошли мурашки. От страха.
   -Нет, - сорвалось едва слышное с моих губ, после чего я развернулась и побежала вверх по ступенькам.
   Забежав в свой родной университет, я не остановилась, и понеслась вдоль коридора, минуя лестницу, и выбежала во внутренний двор. Раз он здесь, значит, я должна бежать. Но куда?
   Добежав до арки, где находились ворота, и, убедившись в том, что мне не повезло, и они закрыты, я побежала далее, за дополнительные здания. Дыхание срывалось, бок болел, но я не останавливалась. Мне нужно скрыться. Мне нужно бежать. Спрятаться.
   Вот какой-то закоулок, в котором можно укрыться. И я прячусь там, в одно и то же время, пытаясь отдышаться и не дышать, чтобы не выдавать своего присутствия. И понимаю, что это конец. Конец моей спокойной жизни.
   Вот слышаться шаги, и я замираю. Еще секунда и... у меня звенит телефон.
   Сердце пропустило удар, а после забилось как маленькая птица в клетке, которая не может больше находиться здесь, но и вырваться не получается.
   -Вероника, неужели ты действительно думала от меня скрыться? - и такой ненавистный голос, и такие ненавистные почти черные глаза, что смотрят в мои, не мигая.
  

***

  
   -Не прикасайся ко мне, - зашипела я, стоило только его руке потянуться ко мне.
   -Выходи, - ледяной тон тут же пробрал до костей не хуже морозного ветра. Захотелось одеть не одну шубу, чтобы защитить себя от холода, и это при том, что на улице +25®С.
   -Отойди, - процедила я сквозь зубы, не желая показывать свою слабость, показывать, как боюсь его.
   -Все, что пожелаешь, - усмехнулся Игнат, делая шаг в сторону и освобождая мне проход. На негнущихся ногах я вышла наружу и тут же была схвачена за запястья и резко прижата спиной к стене. - Думала убежать от меня, сестренка? - проговорил он мне на ухо, понизив голос до зловещего шепота. Меня передернуло. Ноги совсем отказались меня держать, и если бы не тело брата, прижатое к моему, я бы непременно упала. - Это было глупо. Очень и очень глупо.
   А далее... Он меня поцеловал. Грубо, буквально вдавливая меня в кирпич. И у меня не было шансов. Я не могла сопротивляться. Он мне не давал этого сделать. Он был сильнее.
   И снова я сдалась. Снова ответила. Как и пять лет назад, когда он впервые проявил ко мне совсем не братский интерес. Как и два года назад, когда он не выпускал меня из постели перед своим отъездом.
   И вот он вернулся. И я снова пала.
   Его язык терзал мой рот. Его руки, не раздумывая, задрали мой сарафан. Пальцы, лишь отодвинув ткань трусиков, легли на самое сокровенное, и, удовлетворившись наличием влаги, скользнули внутрь, заставляя меня кусать губы, чтобы не издать ни звука. Еще пара мгновений, и он уже приподнимает меня за бедра, заставляя обхватить его ногами, и резко входит в меня, все же срывая стон. И начинает двигаться во мне. Быстро, резко, порывисто.
   И вот, совсем скоро, я испытываю оргазм. Так же, как и он. И обмякаю в его руках, не в силах пошевелиться. И только сейчас понимаю, что по моим щекам текут слезы.
   И только теперь осознаю в полной мере, что случилось. И Где.
   Меня передергивает от понимания, что я, как последняя шлюха, занималась сексом со своим родным братом прямо на территории университета, во дворе, прижатая к стене. И лишь одно утешение - уже стемнело, все-таки на часах была уже половина десятого, когда я выходила. Когда я вновь увидела свой кошмар. И народу в это время в университете оставалось немного, чтобы стать свидетелями моего унижения. Моего позора.
   -Прости, Ника, - тихо проговорил Игнат, когда наконец-то отстранился от меня. Как и раньше. После каждого секса. Тихое извинение, от которого мне становится еще более тошно.
   Мне нечего было ответить. Я его не могла простить. Я его ненавидела. За то, что он со мной сделал. За то, что я чувствовала себя грязной. И за то, что так и не смогла быть ни с кем больше, кроме него.
   Он сам поправил на мне одежду, привел в порядок себя. И, на мгновение, коснувшись пальцами моего влажного от слез лица, быстро подхватил меня на руки. А я и не сопротивлялась. Не могла. Да и не было смысла.
   Я не упростила ему задачу, не обняла за шею, не сделала ничего подобного. Просто сжалась, как могла, и продолжала плакать. Никому не передать, насколько плохо мне было. Никому не понять, что это такое - спустя два мучительных года, что я провела без него, пытаясь вернуться к нормальной жизни, вновь вернуться в ту бездну, из которой так и не смогла выбраться. Не успела.
   И вот он уже укладывает меня на задние сидения своей машины. Вот садится за руль, заводит её, и мы куда-то едем. А я все еще не до конца верю в то, что моя жизнь вновь вернулась в ад. Не верю, что те кошмары, что мне снились на протяжении этих двух лет без него, вновь стали реальностью.
   Сколько прошло времени, я не знала. Просто поняла, что мы приехали, когда машина остановилась, и Игнат заглушил мотор.
   -Вероника, - вновь произнес он мое имя, и я уже знала, что он тянет руку ко мне, хоть и не видела, все это время лежа с закрытыми глазами. А потому быстро приняла сидячее положение, и, бросив на него ненавистный взгляд, в считанные секунды выскочила из машины. Поправила сарафан, и двинулась к подъезду, особо не заботясь о том, что оставила сумку в машине. Знала, что он её заберет.
   Но, дойдя до дверей, резко свернула и пошла во двор. На детскую площадку. На одинокие качели, которые в это время, конечно же, пустовали. И, опустившись на них, обхватила свои плечи руками, и стала медленно раскачиваться одними ногами. Игнатий не заставил себя ждать.
   -Ника, пошли домой, родители наверняка будут волноваться.
   Еще одна причина, из-за которой я ненавижу своего брата - родители так ничего и не узнали о нас. И за два года его отсутствия, мне так и не удалось наладить с ними отношения, научиться вновь смотреть им в глаза, и при этом не чувствовать стыда и унижения. А они так и не узнали причину, почему я стала такой замкнутой девушкой.
   -Я хочу побыть одна, - мой голос прозвучал твердо. Да, единственное улучшение за эти два года, это то, что я стала более сильной, более твердой. Я больше не такая беззащитная, какой была раньше. И теперь не собираюсь жить так, как диктует мне этот человек. Пусть он и владеет моим физическим телом, когда ему захочется... Но в остальное время я ему не принадлежу, и могу делать все, что пожелаю.
   -Вероника, - он резко остановил качели, вновь сильно напугав меня, и несильно обхватив мой подбородок пальцами, приподнял вверх, чтобы я заглянула в его глаза. - Пошли домой, - это была не просьба, это был приказ.
   -Да пошел ты, - я резко отбросила его руку, вскочила с качелей, и быстрым шагом направилась к подъезду. Игнат ничего не ответил, лишь последовал следом. В такие моменты он мне казался настоящим палачом, что вел на казнь свою жертву.
   Он открыл дверь, пропуская меня внутрь, и зашел следом. Темный подъезд, в котором не впервой не горел свет, совсем меня не порадовал. Но я упорно шла вперед, надеясь, что не споткнусь.
   И все же я споткнулась.
   -Осторожнее, - рыкнул Игнат, успев меня подхватить до того, как я поцеловалась бы с полом. Лучше бы не успел.
   -Ненавижу, - выдохнула я, и, вырвавшись из его рук, направилась к лифту.
   Это был первый раз, когда я призналась ему в своих чувствах. И первый раз, когда он не догнал меня сразу. Как, впрочем, не догнал и у лифта. И даже когда двери закрылись, он все еще оставался позади. И думать, почему всего одно мое слово произвело на него такой эффект, мне совершенно не хотелось.
   Оказавшись в квартире, двери в которую мне открыла мама, я, недолго думая, ничего не отвечая на какие-то там вопросы, отправилась прямиком в ванную. Смывать с себя свой позор. Смывать с себя грязь. Смывать с себя Его.
   Я мылась тщательно. Так, как не делала этого уже давно. Так, как уже отвыкла. Жаль, что нельзя было так же отмыть и мысли. Воспоминания, что, как надоедливые мухи, так и мелькали перед внутренним взором.
   Вздохнув, и, на мгновение, прикрыв глаза, я все же укуталась в полотенце. В таком виде ходить по квартире я перестала бояться спустя несколько лет вот таких вот замечательных отношений с братом. Ведь причитания родителей о том, что так ходить нельзя, тем более, перед старшим братом, не имели никакого смысла, ведь он затащил меня в постель задолго до того, как я стала себе такое позволять.
   Бросила короткий взгляд на себя в зеркале. Зеленые прищуренные глаза, с чуть расширенными зрачками. Губы, сжатые в тонкую полоску. Чуть бледный цвет лица. И мокрые каштановые волосы. Ничего сексуального. Наоборот, присутствовало все, что должно было оттолкнуть парня от меня. Но почему-то его никогда не останавливал мой внешний вид, насколько бы он не был ужасным.
   В который раз, пытаясь выбросить из головы ненужные мысли, я вышла из ванной комнаты, и сделала всего пару шагов, прежде, чем на моем пути появился Игнатий. Я подняла на него взгляд, ведь он был выше меня на целую голову, и это при моих ста семидесяти сантиметрах, и увидела внимательный взгляд темно-синих глаз, которые чаще всего мне казались черными.
   Я ждала, что он мне что-то скажет, но он молчал, лишь внимательно глядя в мои глаза. И я, не планируя продолжать этот зрительный контакт, обогнула его, и отправилась дальше в комнату. И только закрыв за собой дверь, бросила, чего уж скрывать, немного взволнованный взгляд на неё. Ведь такое поведение было для Игната странным.
   Вздохнув, я плюхнулась на кровать, и откинулась на спину. Есть совершенно не хотелось, хотя за весь день я практически ничего не съела. А потому и на кухню идти не собиралась, где, без сомнений, родители расспрашивали своего сына о его жизни в Америке, где он работал программистом, отправленный туда своей компанией.
   И уже засыпая, подумала о том, что сегодняшние посиделки в библиотеке, где я готовилась к грядущим государственным экзаменам, для получения Бакалавра, либо станут последними, либо станут регулярными. Первое случится в том случае, если Игнат мне более не будет позволять жить так, как я жила до его возвращения, а второе - если он так поступать не будет, и тогда я буду проводить там как можно больше времени, чтобы меньше проводить его с ним.
  

***

  
   -Ника, - ненавистный голос прозвучал как наяву, хотя я точно знала, что это сон. Ведь он только что снова брал меня едва ли не силой во дворе университета. - Ник, - голос прозвучал тише, но для меня он стал более отчетливым. И легкое прикосновение к моему лицу, и что-то теплое, удерживающее меня за талию, и такое же теплое возле меня...
   Я резко распахнула глаза. И тут же попыталась отстраниться. Но его рука лишь сильнее сжалась.
   -Вероника, - его голос звучал как-то не так. Он звучал как-то по-другому. Как-то... ласкающе?!.
   -Пусти, - мой же голос прозвучал хрипло, что было не удивительно, если учитывать, что мои глаза вновь были влажными.
   -Не пущу, - появились металлические нотки, а его рука скользнула с моей поясницы на мои лопатки. И я осознала, что лежу полностью обнаженная. Благо одеяло прикрывало практически все тело, вот только это не мешало его рукам свободно перемещаться по нему.
   -Отпусти, уйди, не надо, - я изо всех сил пыталась его оттолкнуть от себя, и от бессилия и вовсе начала бить его по груди. - Пусти...
   -Эй, - он быстро перехватил мои запястья, и завел их над моей головой, нависнув всем телом надо мной. - Прекрати.
   На его то ли просьбу, то ли приказ, я лишь тяжко вздохнула и закрыла глаза, стараясь успокоиться. Что было совершенно невозможно, если учитывать, что меня удерживал человек, который являлся мне в кошмарах не один год.
   -Ника, - позвал он, легонько прикоснувшись свободной ладонью к моему лицу. Я вздрогнула от этого невинного прикосновения. - Я по тебе скучал.
   -А я по тебе нет, - резко распахнув глаза, отрезала я, смело встретив его взгляд.
   -За что ты меня ненавидишь, Вероника? - его голос звучал спокойно, но в темноте его глаза выглядели совсем уж черными, и от того очень опасными.
   Но на его вопрос я не ответила не из-за страха, а из-за... бешенства?.. Пожалуй, это самое подходящее слово для описания моих эмоций. Потому что я и злилась, и возмущалась, и была в недоумении.
   Он еще спрашивает, за что?! После всего, что было? Неужели он действительно не понимает?!
   -Я знаю, что меня есть за что осуждать, - так и не дождавшись от меня ответа, заговорил Игнат, продолжая легонько касаться моей кожи. - Я знаю, что у тебя есть причины меня ненавидеть. Я скатился в эту пропасть, и потянул тебя за собой. Я ненавижу сам себя за то, что сделал с тобой. Я ненавижу себя за то, что меня так тянет к тебе. И ненавижу тебя за то, что ты, несмотря на то, что тебе это все противно, и ты этого не хочешь, все равно поддаешься. Я ненавижу тебя за то, что твое тело отвечает на все мои ласки, - и в доказательство этого его пальцы скользнули вниз, туда, где мое тело даже сейчас явственно показывало свою реакцию на его близость. - И ненавижу себя за то, что не в силах это остановить. Потому что люблю тебя как женщину, а не как сестру.
   И после этих слов повисла звенящая тишина, а мы оба замерли.
   Во мне больше не было ни злости, ни возмущения. Во мне был страх и... шок?
   Я боялась пошевелиться. Боялась даже вздохнуть. Потому что не знала, что еще может вытворить мой брат.
   Я не верила. Не верила его словам.
   С любимой женщиной так не поступают.
   Хотя сердце отчего-то сжалось.
   -Так за что же ненавидишь меня ты? - наконец-то разрушил тишину Игнат.
   -За то, что ты сломал мою жизнь, - тихо прошептала я. - За то, что я чувствую себя грязной. За то, что ты лишил меня свободы. И за то, что ты лишил меня родителей и друзей.
   И прикрыла глаза, стараясь не заплакать вновь. Стараясь не задумываться о том, что в этом мире у меня нет никого, с кем я могла бы поделиться своими проблемами, переживаниями и секретами. Ни единой души...
   -Но ведь меня не было целых два года... Ты могла найти себе друзей, забыть меня, наладить отношения с родителями, - тихо проговорил Игнат, вновь прикасаясь к моему лицу.
   -И не смогла, из-за тебя, - и вновь глянула на него, желая лишь одного - чтобы он ушел и оставил меня в покое.
   -Ника, - единственное, что произнес он. А после отпустил мои руки, лег рядом, и притянул к себе спиной за талию. - Спи. Иначе снова все повторится.
   Его слова были вполне похожи на угрозу. Реальную, если учитывать, что я чувствовала его возбуждение. А потому, несмотря на то, что мне хотелось от него отодвинуться, я замерла, подумав о том, что теперь точно не засну.
   Прикрыв глаза, ощущая всем телом Игната, я задавалась вопросом - почему он не ушел? Почему остался? С чего вдруг? Ведь он ни разу этого не делал. Ни разу не оставался, рискуя быть на утро обнаруженными родителями. А теперь...
   Я и сама не заметила, как совсем скоро уснула.
  

***

  
   Пожалуй, за пять лет это было самое необычное пробуждение. Еще бы, я впервые просыпалась в объятиях парня. Пусть даже это и был мой брат.
   Рука Игната по-прежнему покоилась на моей талии. Его теплое дыхание обжигало кожу в области шеи, куда он уткнулся носом.
   Я попробовала повернуться, но его рука тут же притянула меня еще ближе.
   -Не шевелись, - раздалось его сонное бормотание, и по моему телу пошли мурашки от его дыхания.
   Я послушно замерла, тем более, что почувствовала, что он вновь возбужден. Осторожно повернув голову, я посмотрела на настенные часы. Половина девятого утра. Кажется, у меня сейчас должна начаться лекция.
   Помрачнев, я попробовала глянуть на брата, но у меня ничего не вышло. Вздохнув, я с печалью подумала, что впервые за четыре года обучения прогуливаю пары.
   Интересно, а родители заглядывали ко мне в комнату?..
   Внутри все похолодело.
   Видимо, да, раз никто не удосужился меня разбудить. Почему не прозвенел будильник?..
   -Твой будильник я выключил, - тихо проговорил Игнат, не меняя положения, и тем самым отвечая на мой мысленный вопрос. - Мама заходила около семи. Минут пять простояла на пороге. Потом пришел папа. С минуту смотрел на нас и после увел маму. Так что, теперь они про нас знают.
   Я ничего не ответила на его слова. Не знала, что ответить. Да и не могла. Я была в прострации. Случилось то, чего я боялась долгие пять лет.
   Воображение тут же нарисовало обоих родителей, что смотрели на меня с презрением и отвращением.
   Меня как будто заморозило.
   -Ненавижу, - едва слышно прошептала я, сворачиваясь клубочком прямо в его объятиях.
   -Я знаю, Ника, - тоже прошептал Игнат. И стал легонько поглаживать меня по волосам. - Но ты ненавидишь меня не как брата, а как мужчину, что сильно обидел тебя. Так что у меня еще есть шанс.
   Я и хотела спросить, о каком шансе идет речь, но желание остаться без него было сильнее.
   -Пошел вон из моей комнаты, - тихо, но отчетливо проговорила я, стараясь не обращать внимания на ту пустоту, что образовалась внутри.
   -Хорошо, - просто ответил брат, и, отстранившись, быстро скрылся за дверью.
   А я уставилась в одну точку, даже и не думая вставать. Теперь было все равно на всё. Не хотелось ровным счетом ничего. Моя жизнь этим утром закончилась окончательно.
  

***

  
   Сколько прошло времени прежде, чем дверь в мою комнату открылась, я не знаю. Это не произвело на меня должного впечатления. Меня даже не посетило удивление от того, что Игнатий все еще не на работе.
   -Вероника, - парень присел на корточки прямо возле меня. В нос тут же ударил запах кофе, что он принес. - Выпей.
   Но я даже не пошевелилась. Я не хотела ни кофе, ни чего-либо еще. Я не хотела жить.
   Игнат поставил чашку на прикроватную тумбочку, и осторожно дотронулся до моего плеча.
   -Ника, ты меня слышишь?
   Ответа вновь не последовало. И он, поднявшись, резко обхватил меня за плечи и привел в вертикальное положение. Еще и встряхнул для пущего эффекта, которого все равно не последовало.
   -Ника, посмотри на меня.
   А я смотрела куда-то сквозь него.
   Игнат выругался. А после подхватил меня на руки и куда-то понес. Я не сопротивлялась.
   Вскоре мы очутились в ванной комнате. Он включил воду, и присел на бортик, устраивая меня у себя на коленях.
   -Ника, - вновь позвал он, прикоснувшись к моей щеке. Я хотела поморщиться от этого прикосновения, но не смогла. Не смогла заставить себя сделать даже такое крохотное движение. - Вероника.
   Так и не дождавшись ответа, он вздохнул, и осторожно опустил меня в ванную, в которой уже почти набралась теплая вода.
   -Я сейчас вернусь, - короткое прикосновение к волосам, и он ушел. А я...
   Я погрузилась в воду с головой, даже не предпринимая попытки задержать дыхания. Позволяя воде заполнять мои легкие, которые тут же стало невыносимо жечь. Заставляя себя не поддаваться инстинкту самосохранения, не позволяя действовать рефлексам. В глазах потемнело, в ушах - тишина. Еще чуть-чуть...
   -Ника! - сильные руки вытащили меня из воды, и я тут же оказалась на холодной плитке, уложенная на колени, головой и туловищем вниз.
   Не в силах сопротивляться ноге, давившей на ребра, и руке, жмущей на спину, я тут же закашлялась, освобождая свои легкие от воды, и постепенно приходя в себя.
   Я все еще кашляла, прижимая ладони к груди, где пылали легкие, когда Игнат принялся растирать мою похолодевшую кожу. В этот момент я искренне пожалела, что мой брат умеет оказывать первую помощь...
   Еще пару минут, и он уже укутывает меня в полотенце и... прижимает к себе.
   -Зачем? - раздался тихий вопрос. - Зачем, Ника?
   Но я не собиралась отвечать. Да и вряд ли смогла бы. Горло, как и легкие, сильно жгло.
   -Если тебе плевать на меня, то подумай хотя бы о родителях. Они не переживут, если с тобой что-то случится. И меня не простят, если это произойдет. Да я и сам себе этого не прощу, - под конец его голос понизился до шепота.
   Я хотела ему ответить, что теперь родителям я буду не нужна. Что я и раньше, на протяжении пяти лет, была для них чужая, а теперь, после того, как они узнали про нас... Они вообще забудут, что у них есть дочь. Да и я... Я не смогу находиться рядом с ними и видеть в их глазах призрение и отвращение, обращенное ко мне.
   Что же касается Игната... Что ж, если бы мой умысел удался, он бы лишился своей любимой подстилки. И всего-то.
   Но ничего этого я сказать не могла. Потому что, стоило только попробовать что-то сказать, как я вновь закашлялась. И уже не была рада своему поступку. Ведь он все равно не удался.
   -Хорошо, Ника, - вдруг серьезным и отчетливым голосом произнес Игнат. - Пусть будет по-твоему. Ненавидь меня. Осуждай. Избегай. Пусть родители меня осудят. Пусть отвернутся от меня, закроют глаза на то, что я их сын. Я это заслужил. Я это переживу. Только, пожалуйста, больше так не делай. Потому что жить без тебя я не смогу.
   -Не верю, - все же смогла я тихо прохрипеть.
   -Не верь. Имеешь право, - пробормотал брат, уткнувшись носом в мои волосы. - Но обещай жить, что бы ни случилось.
   Но я вновь ничего не ответила. Не могла такого обещать. Просто не могла.
   -Я не могу обещать оставить тебя в покое, Вероника. Но я постараюсь, - вздохнул Игнат, и поднял меня на руки. И вновь куда-то понес. А я вновь не сопротивлялась.
   Он усадил меня... на свою кровать. И от этого я поежилась. Ведь с этой комнатой у меня были связаны только хорошие воспоминания. Ведь здесь я проводила время еще тогда, когда Игнат был действительно просто братом. Хорошим братом. И от этого было плохо. Он ни разу не приводил меня сюда после того, как лишил девственности.
   -Ника, - вновь позвал меня Игнат после того, как укутал в одеяло. И я наконец-то посмотрела на него. Заглянула в его глаза. Которые сейчас действительно были черными. Но не отталкивающими... А, наоборот, заставляющими забывать обо всем, кроме этих самых глаз. - Пожалуйста, посиди здесь. Никуда не уходи и ничего с собой не делай. Хотя бы ради себя, - уже шепотом добавил, и, на мгновение, коснувшись моего лица, оставил меня одну. Наедине со своими воспоминаниями. Хорошими воспоминаниями, а от того еще более болезненными.
   Вот я упала с велосипеда, разбила коленки, а он залечивает мои раны в этой самой комнате... Вот я потеряла свою любимую цепочку, и вновь прибежала к нему сюда, где он меня утешал... Вот мне приснился кошмар, и я пришла к нему, где и проспала спокойно под его боком...
   А вот меня обидел первый мой парень, и я вновь пришла к нему, чтобы пожаловаться на то, что все мужики - козлы... И он меня уверял, что это не так. И я поверила.
   А вот уже он расстался с девушкой, напился и пришел ко мне... И тогда, в шестнадцать лет, я потеряла брата. Человека, который был мне еще и лучшим другом.
   -Держи. Выпей, - раздался голос над моей головой, от которого я вздрогнула и глянула вверх.
   Глаза, которые вновь были темно-синими. Черные короткие волосы. Немного пухлые губы. Легкая щетина, что ему очень шла. Немного длинные ресницы. Нос с горбинкой.
   В нем было все, что мне нравилось, и в то же время отталкивало. Потому что я его и любила, и я его ненавидела.
   -Ника? - позвал Игнат, поскольку я так и замерла, рассматривая такие родные, и в то же время чужие черты лица.
   -Игнат, - твердо промолвила я и забрала из его рук чашку. Мне и самой было непонятно, зачем я произнесла его имя.
   Он ничего не ответил, лишь продолжил разглядывать меня.
   Я сделала осторожный глоток, так как горло все еще саднило, и тут же поморщилась.
   -Что это? - спросила, втягивая в себя запах кофе.
   -Кофе с коньяком, - просто сказал Игнат, и присел рядом со мной. Я, уткнувшись носом в чашку, из-под ресниц настороженно наблюдала за ним. Ко мне начали возвращаться чувства. Начала возвращаться жажда жизни.
   -Спасибо, - тихо пробормотала, делая еще один глоток. Пожалуй, такой напиток мне был сейчас очень даже нужен.
   -Пожалуйста. Ты успокоилась? - он осторожно заправил за ухо выбившуюся мокрую прядь волос. Я не вздрогнула лишь потому, что внимательно наблюдала за каждым его движением.
   И вот опять... Несмотря ни на что, сейчас, в этой комнате, со мной не происходило ничего плохого. Наоборот, он уделял мне внимание, проявлял заботу...
   Внутри снова все сжалось. От сожаления, что он не остался для меня братом. От сожаления, что это все равно ничего не меняет между нами. Он все испортил пять лет назад. Испортил навсегда.
   -Нет, - коротко ответила, так как в голову вновь ворвались мысли, что родители теперь все знают... На душе снова стало паршиво.
   -Извини, но я не буду извиняться за то, что не ушел, - вдруг твердо проговорил Игнат. - Потому что я хотел, чтобы они обо всем узнали.
   Мои руки дрогнули, и лишь усилием я заставила себя сидеть спокойно. Внутри как будто оборвалось что-то еще.
   Это было чувство, как будто меня предали. Ведь это была наша с ним общая тайна. Ужасная и кошмарная, которая должна была и дальше оставаться только нашей. А он... Раскрыл её родителям, не поинтересовавшись у меня, хочу ли я этого... Впрочем, мои желания давно прекратили иметь для него значение.
   Так ничего и не ответив, я принялась более усердно пить содержимое чашки. И мимолетом подумала, что не отказалась бы и от чего-нибудь покрепче.
   Впрочем, а чего терять-то? Если он добавил коньяка в кофе, значит, таковой напиток имеется в наличии, и его можно употребить.
   Больше не глядя на парня, я поставила уже пустую чашку на прикроватную тумбочку, и, освобождаясь от одеяла, и плотнее укутываясь в полотенце, слезла с кровати и пошла на выход.
   -Ты куда? - лишь и спросил Игнат, так и не получив ответа. И последовал за мной.
   Я же, не обращая на него внимания, первым делом зашла в свою комнату, открыла шкаф, достала первый попавшийся под руку сарафан, который оказался белого цвета, и, сбросив полотенце прямо на пол, натянула его на обнаженное тело. После чего повернулась, наткнулась на потемневшие глаза брата, и, быстро обогнув его, отправилась на кухню. А там, как будто специально для меня, стояла открытая бутылка коньяка и стакан для него. Не став медлить, я в несколько шагов подошла к столу, схватила бутылку и налила в емкость. После чего незамедлительно опрокинула содержимое в себя. И, поморщившись, хотела было налить во второй раз, но из моей руки самым наглым образом выдернули бутылку.
   -Даже не думай, - послышался раздраженный голос Игната, к которому я тут же и обернулась, намериваясь забрать украденное. Брат, совершенно точно предвидев мои действия, поднял руку вверх, прекрасно зная, что я до неё не достану, так как была ниже него на голову. - Я не дам тебе напиться, Ника.
   -Тебе, значит, можно, а мне нет? - я зло сузила глаза, в то время как он дернулся от моего вопроса, опуская руку, чем я незамедлительно и воспользовалась, выхватывая бутылку и тут же отскакивая от него. Но заминка была недолгой, и уже через несколько секунд я была грубо прижата к столешнице, а бутылка вновь была вырвана из моих рук.
   -Я же сказал. Я. Не. Дам. Тебе. Напиться, - процедил Игнат сквозь зубы, ставя коньяк на подоконник. И резко развернул меня к себе спиной, тем самым вышибая весь воздух из моих легких, которые все еще продолжали болеть. Я мимо воли уперлась ладонями в столешницу.
   -Ты не имеешь права мне запрещать, мне уже двадцать один год, - все же не смогла я сдержать злость внутри. Ну почему, почему он не может мне дать ни утопиться, ни даже напиться? Неужели он не понимает, что мне это действительно сейчас нужно? Иначе я просто сойду с ума.
   -Имею, я твой брат. И старше тебя на три года, - выдохнул Игнат куда-то в область моей шеи, куда тут же пришелся поцелуй. Я вздрогнула и судорожно втянула воздух. Такие ласки были впервые.
   -Не имеешь, - все же смогла прошептать.
   -Имею, Ника, имею, - пробормотал парень, и проложил дорожку из поцелуев от шеи и до плеча, спуская лямку сарафана.
   Я прикрыла глаза, ненавидя себя за то, что мне это нравилось, и что я хотела еще...
   А Игнат, тем временем, не останавливался, и продолжил покрывать мое тело поцелуями уже с другой стороны, осторожно убирая волосы. Вот он коснулся губами лопатки, и я прикусила губу, сдерживая стон, и кляня себя за предательские мурашки.
   А в следующие секунды я уже была развернута на сто восемьдесят градусов, и Игнат впился в мои губы в грубом поцелуе. И вот я снова не сдерживаю стон и отвечаю. Пальцы тут же скользнули в его волосы, и сжались, то ли в попытке притянуть ближе, то ли наоборот - оторвать от себя.
   И снова его губы стали изучать мое тело. Снова шея, плечи, ключица... Грудь... И в этот момент я понимаю, что пропала окончательно, и с моих губ срывается еще один стон.
   Я его хотела. Хотела, чтобы он вошел в меня. Прямо сейчас. И снова отвращение и призрение отошли куда-то на задний план, и стали совсем не значительными на фоне охватившей меня страсти.
   Вот он стянул с меня сарафан, и усадил на стол, и я не сопротивлялась. Вот его губы стали спускаться еще ниже. Живот, пупок... Заставляя меня выгибаться ему навстречу. И вот они спускаются еще ниже... И я судорожно вдыхаю воздух, сжимая коленки вместе.
   -Нет, - лишь и смогла выдохнуть. Разумные мысли тут же стали возвращаться в мою голову.
   -Вероника, - выдохнул Игнат, вновь вернувшись к моим губам. Вновь заставляя забыть обо всем, кроме него.
   А его пальцы, тем временем, скользнули к самому сокровенному, и осторожно проникли внутрь, вновь заставляя меня стонать, и поддаваться, двигаясь навстречу.
   -Вероника, - то ли прошептал, то ли простонал Игнат, и пальцы сменились его разгоряченной плотью. И вновь я уплыла, отдаваясь миру разврата. Зная, что потом буду испытывать отвращение к самой себе.
   И снова он довел меня до оргазма. Непонятно как, но ему это удавалось каждый чертовый раз. И вновь я обмякла в его руках, краем сознания отмечая, что он не спешит выходить из меня.
   -Ника, - тихий шепот на ухо и поцелуй в висок. Кажется, он хотел сказать что-то еще, но лишь вздохнул и притянул меня к себе ближе.
   Точно. Он не извинился.
   Что за чертовы изменения?! К чему эти перемены?!
   -Отнеси меня в мою комнату, - тихо, но твердо проговорила я, чувствуя, как начинаю разрываться на куски от переполнявших меня чувств. Ведь он так и не дал мне ни утопиться, ни напиться.
   -Хорошо, - вздохнул Игнатий. И действительно отнес меня ко мне. Уложил на кровать и укрыл одеялом. После чего оставил одну. А я... Я уставилась в одну точку и тихо заплакала. Не выдавая ни единого звука. Не обращая внимания на то, что где-то там приглушенно звенит мой телефон.
  

***

  
   Но мое уединение вновь продлилось недолго. Вскоре Игнат зашел в мою комнату, закрывая за собой дверь. Ничего не говоря, он подошел к кровати и, кажется, что-то на неё положил. И в этот момент вновь раздалась мелодия моего мобильника. Но я так и не подумала пошевелиться.
   Но это и не требовалось.
   Игнат обошел кровать, присел на неё, и, кажется, осторожно перебирал постель. Вскоре музыка звучала отчетливо, громко и совсем близко.
   -Да, - послышался голос брата. - Игнат. Брат Вероники. Нет, она спит, плохо себя чувствует. Да, сегодня её не будет. Может, завтра. Все зависит от того, как она будет себя чувствовать. Да, до свидания.
   Он закончил разговор, а мне было все равно на то, что он ответил вместо меня. Было все равно и на то, кто мне звонил. Внутри образовалась пустота, и, кажется, там больше не было ничего. Все эмоции и чувства ушли вместе со слезами.
   Минут пять Игнат молчал. А после все же заговорил.
   -Ника, - и легонько коснулся моего плеча. Я не вздрогнула. Но и не проявила каких-либо других эмоций. - Вероник, пошли, погуляем? - его голос прозвучал ласкающе. И по моему телу, кажется, пробежались мурашки. Но я все равно ничего не ответила. - Вероник, - почти шепотом вновь позвал меня Игнат, осторожно убирая волосы с моего лица. - Пошли. Тебе станет легче.
   "Очень в этом сомневаюсь", - пронеслось в ответ у меня в голове.
   -Если тебе все равно. Если для тебя нет разницы - лежать здесь или ходить по улице, тогда почему ты не хочешь пойти?
   Я не хотела шевелиться, но говорить ему об этом я не собиралась.
   -Вероник, - и вновь шепот. - Хочешь, мы посмотрим "Гордость и предубеждение"? - вот тут-то мое сердце вновь проявило эмоции, сжавшись на мгновение, и тут же забившись в бешеном ритме. Ведь это был мой самый-самый любимый фильм. Откуда он знает?.. - Или я сыграю тебе на гитаре? - и вновь он назвал именно то, что я так любила. И об этом он знал. Но его игры я не слышала вот уже пять лет... И, чего скрывать, успела соскучиться за этим... - Или давай я принесу тебе сгущенку и включу "Винни Пуха"? - на моем лице мимо воли появилась улыбка. Да, именно так я вытаскивала себя из депрессии. Любимым лакомством и любимым мультфильмом.
   Только... Это ведь происходило на протяжении этих самых пяти лет. Все мои депрессии были из-за него...
   А от того я вновь помрачнела.
   Откуда он про это знает?..
   -Или...
   -Хорошо, - перебила я его. - Пошли гулять, - пока он не придумал что-то еще.
   -Тогда собирайся, - просто ответил Игнат, и, поднявшись, удалился. А я... А я, вздохнув, все же села и глянула в окно. Пасмурно. Наконец-то. А то, как для апреля, на улице в последние несколько недель неприлично жарко.
   И принялась собираться.
   На кровати обнаружился тот самый сарафан... Который остался на кухне. И который, видимо, принес сюда Игнат. Его я, естественно, даже и не подумала одевать.
   Заглянув в шкаф, взяла комплект белья, темно-синий сарафан длиной до коленок, и отправилась с этим в ванную комнату, где тут же закрылась на замок.
   Залезая в душ, я невольно усмехнулась, вспомнив о том, что еще совсем недавно пыталась тут утопиться. Что ж, больше у меня таких планов не было.
   -Вероника? - послышался голос из-за двери, и легкий стук.
   -Попытки самоубийства отложу на потом, - громко фыркнула я, и включила воду, делая её прохладной, чтобы хоть немного прийти в себя.
   Игнат ничего не ответил, и я спокойно помылась, не торопясь, но, в то же время, впервые не пытаясь отмыть с себя последствия секса. Вероятно, потому что мне уже было все равно.
   И вскоре, уже одетая, вышла из ванной. И тут же натолкнулась на взгляд Игната, который почему-то сидел на полу напротив двери с каким-то усталым выражением лица. Хотя, быть может, усталость мне лишь показалась, потому что в следующую секунду брат выглядел собранным, серьезным и внимательным.
   Он ничего мне не сказал, а я не стала спрашивать. Просто обогнула его и вернулась в свою комнату. Где тут же подошла к зеркалу, взяла с тумбочки расческу, и принялась приводить свои волосы в порядок.
   Когда же с волосами было покончено, я пошла на поиски своего брата. И, как оказалось, он тоже решил принять душ. А потому, немного подумав, я пришла к выводу, что нужно что-нибудь съесть, и отправилась на кухню.
   Бутылка коньяка, так же, как и стакан, бесследно пропали. Зато вместо этого на столе стояла открытая банка сгущенки. А рядом еще и тарелка с почищенным и нарезанным яблоком. И еще одна с нарезанным батоном.
   И, глядя на это, я поняла, что пропала. Потому что Игнат откуда-то знал абсолютно все мои слабости, все мои желания и предпочтения. И от этого становилось страшно... Потому что он играл с моим настроением так, как ему это было угодно. Захотел - привел в чувство. Захотел - вернул аппетит. Захотел - уговорил на прогулку.
   Как ему это удается?.. И почему раньше такого не было?
   "Может, потому что ты раньше не была такой сломленной?" - пронеслось в голове. Или потому что мы не общались целых два года.
   "За которые он совсем ничего о тебе не забыл", - мелькнула еще одна противная мысль.
   Почувствовав, что во мне вновь просыпаются эмоции, я вздохнула и взяла кусочек яблока, который тут же и отправила в рот.
   Захотел - вернул к жизни.
   "Он меня знает лучше, чем кто-либо другой. Ведь он мой брат. И мы вместе выросли, и он обо мне всегда заботился".
   Но действительно ли это все только от того, что он мой брат?..
   Я присела на диван, пододвигая к себе батон и сгущенку. Игнат знал и то, что я люблю намазывать второе на первое. И даже ложку для этого оставил.
   Он знал и то, что я в любом случае приду поесть, и подготовил именно то, что я и выбрала бы.
   Когда брат пришел на кухню, я уже успела умять три своеобразных бутерброда, и теперь ограничивалась простым поеданием сгущенки.
   -Приятного, - слегка улыбнулся он, включая чайник.
   -Спасибо, - буркнула я, внимательно наблюдая за ним. Оделся в черные джинсы, синюю футболку. Под стать мне.
   Он достал мою любимую чашку. Насыпал две ложки сахара. Насыпал черного чая.
   Я постаралась незаметно вздохнуть. Вновь все так, как я люблю.
   Игнат повернулся ко мне, облокотившись на столешницу, и сложил руки на груди, глядя на меня. Я же, под этим взглядом, отставила сгущенку и взяла еще один кусочек яблока.
   Он вновь едва заметно улыбнулся, переступил с ноги на ногу и... едва заметно поморщился.
   -Что у тебя с ногой? - тут же спросила я, не оставив это без внимания. Игнат слегка вздернул брови, что в его случае означало "ты о чем?". - Не претворяйся, что не понимаешь, о чем я.
   -Понятия не имею, о чем ты, - невозмутимо пожал плечами Игнат и отвернулся, выключая закипевший чайник.
   -Эй, - я даже встала от возмущения, подходя к нему. - Не ври. Я знаю тебя вот уже двадцать один год. И за все это время ты никогда ни на что мне не жаловался и не показывал, что тебе плохо, у тебя что-то болит или ты просто устал. Ты всегда стремишься выглядеть сильным, независимым и всесильным. Можешь играть эту роль перед кем угодно. Но меня ты не обманешь, ясно? Что у тебя с ногой?
   -Не обману? - Игнат резко развернулся, в его голосе и в его глазах появилась злость, от которой я отшатнулась. Но он тут же схватил меня за локти, придвигая ближе к себе. - Всю жизнь обманывал, Ника. В особенности в последние пять лет.
   И, так же резко, как и вышел из себя, вновь стал спокойным и отпустил меня. Повернулся обратно к столу, залил кипятком чашку, и переставил её к сгущенке, не глядя на меня. Я же лишь с гулко бьющимся сердцем наблюдала за этим.
   Зачем я вообще начала допытываться? Оно мне надо? Ведь он мне всю жизнь сломал.
   Но ответ был неутешительным. Надо. Ведь я все еще его любила. Потому что, несмотря ни на что, он за всю жизнь не сделал мне ничего плохого, кроме того, что совратил, установил между нами эту запрещенную и аморальную связь... Во всяком случае, именно такой связью для меня был инцест.
   -Когда мне было семь лет, и я упала с велосипеда... - тихо начала я, повернув голову к окну, и принявшись рассматривать те самые качели, на которых была вчера. - Ты залечивал мне раны, хотя тогда боялся вида крови, но сделал вид, что все нормально. После этого тебя больше вид крови не пугал. Разве что моей.
   Игнат замер, ничего не отвечая, ничего не говоря. Не перебивая. Просто слушая.
   -А когда мне в десять лет приснился кошмар... Знаешь, что мне тогда снилось? Я тебе сказала, что какие-то чудовища. А на самом деле приснилась та драка, за школой, стенка на стенку, в которой ты участвовал. Я её видела, ты об этом тоже не знал. И тогда, той ночью, я пришла к тебе... Наутро ты вел себя как обычно. Но из-за меня ты не выспался, хотя утром, как всегда, на мой вопрос ответил, что все хорошо, и я совсем тебя не побеспокоила.
   Я перевела взгляд на Игната. Он как раз повернулся ко мне и взглянул мне в глаза. Я видела, как он напряжен.
   -А помнишь, как я пришла в четырнадцать лет расстроенная и злая, когда Антон пошел гулять с Катей, а не со мной, хотя мы встречались вот уже несколько недель? - я так же не отрывала взгляда от его глаз. - Тебя тогда предал Леша. Увел у тебя твою Риту. Тебе было плохо. Хуже, чем мне. Но ты все равно утешал меня и уверял, что не все парни козлы. И, как и всегда, улыбался. Для меня.
   -Откуда ты это знаешь? - тихо спросил Игнат. Я передернула плечами.
   -Ты тогда пил коньяк. Ты всегда его пьешь, когда тебе очень плохо.
   В его глазах мелькнуло удивление.
   -А помнишь, как я впервые напилась, когда мне было пятнадцать, и пришла в таком состоянии домой? Ты тогда мне помог, и помог утаить это от родителей. Но ты тогда был зол на меня. Очень. Хоть и вел себя как обычно. Так что... - я многозначительно замолчала. - Так что у тебя с ногой? - и сложила руки на груди.
   -Пей чай, Ника. И пойдем, - вместо этого сказал Игнат и ушел с кухни, провожаемый моим взглядом. Вздохнув, я все же села обратно за стол. Притянула чай... И принялась его пить, вновь поедая сгущенку.
   А закончив со сладким, вновь схватила кусок яблока, поставила посуду в раковину, и пошла в коридор. Но Игната там не обнаружилось, а потому я пошла в его комнату. Но, только хотела открыть дверь, как услышала его голос из-за неё.
   -Да, я обязательно подойду. Скажите, Игорь Григорьевич, с чем это может быть связано? - видимо, он с кем-то разговаривал по телефону. И я невольно прислушалась, как будто хотела узнать что-то, чего не знала. Ведь он так много скрывает... - Ясно, - тяжелый вздох заставил меня напрячься. С кем он разговаривает, что у него вдруг проявляются такие эмоции? - Нет, я спокоен. Со мной все нормально. Да, как раз планировал прогуляться. Нет, с сестрой... Спасибо. Да, до свидания.
   Разговор прекратился, послышались шаги, и я отскочила как ошпаренная, в мгновение ока, оказавшись возле обуви. Я как раз схватила босоножек, когда он вышел из комнаты.
   -Готова? - спросил Игнат, подходя ко мне.
   -Ага, - лишь и сказала, стараясь дышать тихо и спокойно, и надеясь, что никак не выдам то, как гулко у меня бьется сердце.
   -Что-то не так? - видимо, он все же заметил, что со мной что-то не так.
   -Нет, все нормально. С чего ты взял, что что-то не так? - я немного нервозно махнула рукой, и быстро принялась обувать босоножки, пока не натворила еще чего.
   -Вероника, - он положил руку мне на плечо, тем самым призывая посмотреть на него, чего я, естественно, не сделала. - Хорошо, можешь не говорить, - вздохнул он, и тоже принялся обуваться. Я лишь искоса глянула на него. С кем же и о чем он разговаривал?
   Выходя, я не брала с собой ничего, решив, что даже телефон мне ни к чему. А если вдруг что-то понадобится, хотя это маловероятно, то есть Игнат, который, конечно же, все необходимое с собой прихватил.
   -Куда хочешь пойти, Ника? - спросил меня брат, стоило нам только выйти на улицу.
   -Ты же меня вытащил, ты и решай, - фыркнула, подумав о том, что, наверное, стоило взять зонтик. Хорошо хоть достаточно тепло, и я вряд ли замерзну в одном сарафане.
   -Ну тогда пошли, - Игнат сделал попытку обнять меня за талию, но я благополучно увернулась, двинувшись вперед. - Отлично, - послышалось сзади его бормотание, но решила не обращать на него внимания. Все-таки, он все еще оставался человеком, который сломал мне жизнь. Из-за которого я сегодня сломалась.
   И благодаря которому вновь пришла в себя.
   Мы двинулись в сторону Березовой рощи, что находилась в паре кварталов от нас. И, как я полагала, именно туда мы и направлялись. И всю дорогу молчали. Я не хотела с ним разговаривать, а он пока что не настаивал. И, пожалуй, "пока что" - ключевое слово...
   -Так и будем молчать? - спросил Игнат, когда мы стояли на светофоре прямо напротив рощи. Я разумно решила промолчать, тем самым согласно отвечая на его вопрос. Но его, кажется, такой ответ совсем не устраивал... - Ника, - он тронул меня за плечо, а я дернулась. Мало ли... что он задумал. Мы все же теперь в людном месте.
   -Не трогай, - бросила ему, и пошла вперед, на только что включившийся зеленый свет.
   -Ника! - он резко схватил меня за руку и дернул на себя с такой силой, что я врезалась в него. Что меня нисколько не волновало, потому что прямо рядом с моими ногами проехали колеса машины, и одновременно прозвучал сигнал клаксона, а от того мое сердце решило сплясать чечетку. - Ты в порядке? - выдохнул Игнат куда-то мне в макушку. И я отчетливо ощутила его частое сердцебиение под своей ладонью, которая оказалась у него на груди в момент моего спасения. В голове невольно мелькнула мысль, что он меня спасает второй раз за день.
   -Хватит... меня... спасать... - тихо проговорила я, тяжело дыша.
   -У тебя шок, - констатировал он, слегка отстранившись и заглянув мне в глаза.
   -Удивительно, - фыркнула, чувствуя, что мои глаза сейчас, вероятно, размером с теннисный мяч. А от того быстро-быстро заморгала.
   -В следующий раз смотри на дорогу, - в его голосе скользнуло раздражение, отчего я внимательно глянула на него. Но нет, его лицо было абсолютно спокойным. Все, как всегда. Ноль эмоций.
   -В следующий раз не спасай, - выдохнула, и попробовала вырваться, но куда там мне. Его руки на моей спине сжались лишь крепче. - Пусти.
   -Вероника, - вот теперь я отчетливо и увидела, и услышала злость. - Не веди себя как глупая девчонка. Как ты верно сегодня подметила, тебе уже двадцать один год. И еще одна подобная фраза или подобный поступок... - он замолчал, плотно сжав губы. А я разозлилась. Наконец-то разозлилась, надо заметить.
   -И что?! Что ты сделаешь, Игнат? Что может быть хуже того, что ты уже со мной сделал?! Чем ты будешь мне угрожать?
   -Ты считаешь, что я сделал с тобой самое плохое, что могло с тобой произойти? - его глаза сузились, а руки сжались еще сильнее. На окружающих людей мы не обращали никакого внимания. Сейчас существовали только мы.
   -А что, разве нет?! - я тоже сузила глаза, непроизвольно копируя его выражение лица.
   -Нет, - отрезал Игнат. - Тебе рассказать, что с тобой может произойти? Я расскажу. Тебя могут изнасиловать. Тебя могут убить. Я тебя могу взять силой. У тебя могут погибнуть родители. У тебя могу погибнуть я.
   Он говорил, а во мне с каждым словом поднималось все большее раздражение. Хотя в то же время меня начинало мутить от предположительных картин, которые любезно подсовывало мое воображение.
   -А что с тобой сделал я? - одна его рука переместилась на мой подбородок, сжав его, пожалуй, слишком крепко, заставляя неотрывно смотреть на него, что я и так делала. - Я не дал тебе выбора? Я все решил за нас двоих? Я переступил ту черту, что так старательно вывело для нас общество? Но ты меня ненавидишь именно за это, а не за то, что я с тобой сделал. Ты не можешь смириться с такими отношениями. Ты не хочешь с ними мириться. Потому что я тебя обидел, и ты не хочешь прощать мне эту обиду. Но признайся хотя бы самой себе, что тебя тянет ко мне не как к брату. И я всего лишь сделал тот шаг, который никогда бы не сделала ты. И за это ты меня ненавидишь.
   И только я попыталась вырвать руку и замахнуться, как он перехватил её за запястье, сжав сильнее, чем стоило бы.
   -Ты обо мне ничего не знаешь. Ни обо мне, ни о моих чувствах, - сквозь зубы процедила я. В его слова я не хотела верить. Не хотела им придавать особого значения. Не хотела в них вдумываться.
   Потому что боялась... Боялась, что они могут оказаться правдивыми.
   -Я знаю больше, чем ты думаешь, - резко бросил Игнат, и отпустил меня. И пошел на вновь загоревшийся зеленый свет светофора.
   Я лишь бросила на него раздраженный взгляд. Но все же последовала за ним, потирая запястье. Надеюсь, следов не останется.
   -А знаешь, что самое смешное? - неожиданно спросил брат, когда мы уже шли по роще. - То, что я у тебя был единственным мужчиной.
   От его слов я тут же разозлилась еще больше.
   ...И покраснела.
   Но сказать не успела ровным счетом ничего, потому что он резко развернулся ко мне лицом и метнул в меня такой ледяной взгляд, что я даже отступила на шаг, и забыла все, что крутилось на языке. От этого взгляда стало тошно.
   -Потому что за два года ты не смогла завести нормальных отношений. Потому что я единственный человек, которому ты действительно доверяешь. Но ты упрямая и гордая, а потому ни за что в этом себе не признаешься. А знаешь что? - он подступил ближе, в то время как я вновь сделала шаг назад. - Эти два года я изводил себя мыслями о том, что ты могла себе кого-то найти. Что ты могла спать с кем-то еще. Меня не утешали даже слова родителей, что у тебя никого нет. Ведь даже если бы у тебя кто-то появился, ты бы ни за что им об этом не сказала. И, что самое противное, я надеялся, что двух лет хватит, чтобы убить это наваждение. Но оно никуда не ушло. И два чертовых года я сходил с ума, не зная, не имея возможности узнать, что происходит с тобой. И вернулся из-за тебя, - вот тут-то я и увидела, наверное, впервые в жизни, боль в его глазах. - Чтобы хоть немного побыть с тобой. Чтобы проводить с тобой время, - он на мгновение прикрыл глаза. А когда открыл, в них вновь было одно сплошное, такое тошное, спокойствие. - Я скоро вновь уеду, Вероника, - после чего отвернулся и пошел дальше. А я так и осталась стоять на том месте, где и стояла.
   Сказать, что я была в замешательстве, это ничего не сказать. Меня просто разрывало от эмоций и роя мыслей, из которых я не могла выделить ровным счетом ничего.
   Я смотрела на его удаляющуюся фигуру и понимала, что у меня сжимается сердце от понимания, что он вновь скоро уедет. От радости?..
   -Девушка, с Вами все в порядке? - я вздрогнула от неожиданного голоса сбоку. Повернувшись, я обнаружила перед собой парня со светлыми волосами и светлыми, голубыми, глазами, что первое было мною отмечено. А уже после заметила лучезарную улыбку, от которой меня передернуло.
   -Да, спасибо, все нормально, - тут же ответила я, выдавливая из себя ответную крохотную улыбочку.
   -Уверены? Вы какая-то бледная. Вы хорошо себя чувствуете? - парень, которому на вид было лет двадцать пять, подошел ко мне ближе, и я с трудом подавила желание отступить. Это было бы некрасиво.
   -Все хорошо, - кивнула, продолжая держать натянутую улыбку на лице. Куда подевался Игнат?!
   -Может, Вам присесть, девушка? Чего такая красавица гуляет одна? - он потянул ко мне руку, явно намериваясь придержать меня за локоть, в чем я не нуждалась. Но тут я уже фальшивить не стала, и все же отступила назад.
   -Я не одна. И спасибо, если я захочу присесть, я непременно это сделаю, - вышло немного резко, но я не была намерена с ним паясничать.
   -Не одна? А с кем же Вы, девушка? - вновь лучезарно улыбнулся парень. Ему бы в кино сниматься со своими идеально белыми зубами, а не приставать к не накрашенным девушкам, которые находятся в плохом настроении.
   -Со мной, - раздался за его спиной ледяной голос, и я тут же вытянулась, как струна.
   -Оу, - блондин обернулся к моему брату, который явно, как и я, был не в настроении. - Прошу прощения, просто проходил мимо, вижу - девушка стоит бледная. Вот и решил подойти, спросить, может плохо ей.
   -Замечательно. А теперь мы пойдем. Вероника, - позвал он меня, и я, не смотря на желание сделать обратное, все же подошла к нему.
   -Было приятно познакомиться, - вновь улыбнулся незнакомец мне.
   -Вроде бы и не знакомились, - тихо прошептала я, но все же бросила через плечо: - До свидания, - и пошла вперед. Игнат не отставал.
   -Вот видишь. Ты даже не дала ему шанса, - спустя пару минут ходьбы вновь заговорил он. - Его внимание тебя напрягло.
   -Заткнись, - во мне вновь начала закипать злость. Такое чувство, что он знает меня лучше, чем я сама себя знаю!
   -Ты злишься на то, что я прав? - он вздернул бровь, останавливаясь и поворачиваясь ко мне. - Но ведь так оно и есть. Мне ты позволяешь больше, чем кому-либо другому, хотя и утверждаешь, что ненавидишь меня.
   -Ты сомневаешься в том, что это действительно так? - я сузила глаза. - В том, что я тебя ненавижу?
   -Нет, Ника, я в этом не сомневаюсь, - он вновь стал серьезным. - Я знаю, что так оно и есть. Чувствую. Но одно я все же ставлю под сомнение - ты ненавидишь меня за то, что я сделал, или себя за то, что позволила мне это сделать? - после чего повернулся и пошел дальше.
   А я вновь застыла в замешательстве. Себя?! Что за бредовая мысль? Как я могу ненавидеть за это себя?
   Я так и смотрела вслед Игнату, сложив руки на груди и буравя его взглядом. Почему этот парень так уверен в себе и своих словах? Нет, это, конечно, хорошо, но, по-моему, у него с этим явный перебор.
   А брат, как ни в чем не бывало, шел себе спокойно дальше, даже не оборачиваясь. Шел-шел, и тут из-за поворота в него прямо-таки врезалась какая-то девушка на высоких каблуках, с юбкой до середины бедра, в легкой блузке, с пиджачком в руке, и черными волосами с прической каре. Я даже фыркнула, когда он рефлекторно обхватил её, чтобы она не упала.
   Это что, жизнь над нами решила поиздеваться? Или я чего-то не понимаю? Сначала блондин, теперь эта дамочка... Это уже смахивает на спланированную подставу.
   А парочка, тем временем, о чем-то заговорила. Девушка, с довольно-таки симпатичным лицом, мило улыбалась ему. И мне почему-то захотелось стереть улыбочку с её лица. Да и с лица Игната, который, скорее всего, улыбается ей в ответ, тоже.
   Но вот братец повернулся боком и кивнул на меня, при этом одарив меня таким убийственным взглядом, что я не удержала самодовольную и ехидную улыбку. Игнат, увидев это, на мгновение едва заметно сузил глаза, а после вновь повесил на лицо спокойную маску и сказал ей что-то еще. Девушка ответила, после чего она пошла дальше, а брат направился в мою сторону. И что-то его взгляд не предвещал мне ничего хорошего.
   -Если я трахну любую другую девчонку, ты будешь счастлива? - резко спросил Игнат, нависнув надо мной. Но я не собиралась так просто сдаваться.
   -Что, хочешь сказать, что за эти два года ты ни с кем не спал? - усмехнулась, с вызовом глядя на него.
   -Считаешь, что только ты можешь обойтись без секса столько времени? - брат сузил глаза.
   -Считаю, что мужики в принципе не могут обходиться без секса больше месяца, - фыркнула я, а Игнат сделал шаг назад.
   -У меня никого не было, Ника, - сказал он, внимательно и серьезно заглядывая в мои глаза. - Потому что, как бы странно это для тебя не звучало, все это время я не мог думать ни об одной другой женщине, кроме тебя.
   -Слушай, - я вздохнула, не желая больше слушать ничего подобного. - Это ведь всё чувство ответственности, да? - я приподняла брови, а он в ответ, наоборот, прищурился. - За то, что ты лишил меня девственности. Ты сожалеешь об этом, и все такое, и теперь считаешь себя обязанным...
   -Думаешь, я сожалею, что лишил тебя девственности? - как-то зловеще спросил Игнат.
   -А что, разве нет? - усмехнулась.
   -Нет, - отрезал брат. - Я рад, что именно я её лишил тебя. Я это ценю. И это не вызвало во мне чувства ответственности. Скорее, чувство собственности, Ника.
   -Оно у тебя и было, ведь я твоя сестра. Тебе просто кажется, что ты обязан быть со мной. Да, ты меня любишь. Как сестру. Это нормально. Но давай ты не будешь все переворачивать из-за той ночи.
   -Вероника, - рыкнул Игнат, вновь сократив между нами расстояние до минимума. - Ты считаешь, что той ночью я пришел к тебе случайно?! Потому что искал в тебе чувство утешения?!
   -Да! - я свела брови к переносице от того, что он не хотел признавать истину. - Ты был пьян!
   -А ты - нет! - сказал, как выплюнул. Я сделала шаг назад. - И ты могла бы меня остановить, если бы захотела. Если бы действительно захотела. Ты могла бы биться, отбиваться. Я был не настолько пьян, чтобы изнасиловать тебя, Вероника! Но ты ничего этого не сделала! Ты поддалась. Ты позволила мне это сделать! Ты ответила, - на последнем предложении он понизил голос и прикрыл глаза, явно стараясь вновь совладать со своими чувствами. Как всегда, взять их под контроль.
   -Да потому что боялась сделать тебе больно, я ведь любила тебя! - выкрикнула я в ответ и тоже зажмурилась. Сжала кулаки. Чтобы тоже сдержать эмоции. Чтобы не заплакать.
   -Боялась сделать мне больно? - прозвучал тихий вопрос Игната. - Типа, самопожертвование? Ника, твою мать, какого черта? - вдруг взорвался брат, обхватив меня за предплечья, и тем самым вынуждая смотреть на него.
   -Мама у нас одна, - лишь и брякнула, смотря на него.
   -Вероника, - он сузил глаза, а после вновь совладал с собой и стал серьезным. - Ника, мне уже двадцать четыре года. Мне пора жениться и продолжать род.
   -Прекрасно. Тебе помочь найти жену? - я вздернула брови, в то время как на душе стало тошно от этой мысли. От мысли, что он женится на какой-то другой девушке.
   -Я её уже нашел. В этом мире есть только одна женщина, на которой я согласен жениться. Самая чистая, из тех, кого я когда-либо встречал, - его ладонь легла на мою щеку, и по моему телу пошли мурашки. - И это ты, Ника.
   -Прекрасно. А тебя не смущает тот факт, что я твоя сестра? - усмехнулась я, и, к моему собственному удивлению, в голосе прозвучали нотки горечи.
   -Это единственная проблема, решение которой я еще не нашел, - просто ответил он, и отпустил меня. - Но найду, можешь не сомневаться.
   -Ты псих, - выдохнула и, развернувшись, пошла дальше.
   -Я знаю, - Игнат поравнялся со мной. - Только никому до этого нет дела. Разве что тебе.
   -Естественно. Другим же ты жизнь не ломал.
   -Прекрати, Ника.
   -А я не хочу, - с вызовом фыркнула я.
   -Пошли в кафе, - вместо ответа на мою фразу, сказал Игнат, и взял меня за ладонь. Я вздрогнула и тут же попробовала выдернуть руку. Не получилось. - Не противься, - и спокойно повел дальше. Мне оставалось лишь смириться. Хотя, с какой радости я должна это делать? Еще чего!
   -Игнат, а тебе не кажется, что ты немного охренел? - с любезнейшей улыбкой поинтересовалась я, в то время как в голосе едва заметно мелькнуло раздражение. Брат тут же вновь остановился, повернувшись ко мне.
   -Ты считаешь наглостью сводить сестру в кафе? - усмехнулся он, внимательно глядя на меня.
   -Я считаю наглостью сводить в кафе сестру, которую её братик любезно так совратил и трахал на протяжении трех лет, после чего на два года уехал, а когда вернулся - вновь принялся за свое, - продолжала я с все тем же выражением лица.
   -То есть, если бы я не уехал, тебе бы было лучше? - он скопировал выражение моего лица и интонации моего голоса.
   -Мне было бы лучше, если бы ты не возвращался! - я сбросила маску, и зло прищурилась.
   -Правда? - он ухмыльнулся, а его глаза опасно сверкнули.
   -Да! - выпалила, хотя что-то внутри кричало, что этого делать не следовало. Кажется, это был инстинкт самосохранения.
   -Прекрасно. Тогда, возможно, скоро твое желание исполнится, Ника, - и, отпустив меня, пошел дальше. Прошел совсем немного, а потом резко ударил кулаком в ближайшее дерево. Высокое и крепкое. Да так, что оно покачнулось. - Твою же мать, - выругался он, и глянул на меня. И в его взгляде было что-то такое, что заставило меня, застывшую на месте, вздрогнуть. - Ты понятия не имеешь, чего желаешь, Вероника, - после чего вновь отвернулся и стремительно пошел вперед.
   Я же, передернув плечами, и ощущая внутри какие-то тошнотворные чувства, будто я только что как минимум убила пару десятков человек на глазах их близких, принялась его догонять. Что-то мне совсем не нравились его слова. Была в них какая-то... двусмысленность.
   Игнат больше со мной не заговаривал. Не пытался прикоснуться, взять за руку, обнять... Даже не смотрел в мою сторону. Он был напряжен и зол. И ему не удавалось этого скрыть, несмотря на то, что в этом он был мастер. И это напрягало уже меня. Я чувствовала себя виноватой, хотя не считала, что как-то провинилась перед ним.
   В итоге про кафе было забыто. И, пройдя рощу вдоль и поперек, мы отправились на выход. Но, стоило только добраться до светофора, как начал накрапывать дождь.
   Я со вздохом глянула вверх, и тут же получила каплю в нос, а после и в глаз.
   -Черт, - пробормотала я, вновь подумав о том, что зонтик все же взять надо было.
   Игнат ничего не ответил. Ничего не сказал. За что и получил мой недовольный взгляд. Мне не нравилось такое его поведение. Очень и очень не нравилось. Еще ни разу в жизни он меня не игнорировал.
   Включился зеленый, и мы спокойно так, не торопясь, перешли дорогу. А дождь, тем временем, все усиливался.
   -Может, поторопишься? - я начала злиться. Мне наоборот хотелось бежать, чтобы не промокнуть до нитки. Но брату моему, видимо, было на это наплевать. Он продолжал молчать и неспешно идти вперед. - Ну и иди себе сам. Увидимся дома, - зло бросила я, и, отвернувшись от него, ускорила шаг. Но он тут же поймал меня за руку и дернул на себя, вновь напугав меня.
   -Потанцуй со мной, Ника, - шепнул Игнат мне в ухо, прижав меня всем телом к себе.
   -Ты что, совсем с ума сошел? - выдохнула я. - Пусти, - и попробовала вырваться. Но хватка предсказуемо стала лишь сильнее.
   -Потанцуй со мной. Пожалуйста, - вновь повторил он, зарываясь носом в мои волосы.
   -Хорошо. Я с тобой потанцую, если мы сейчас вернемся домой. А теперь отпусти, - предприняла я еще одну попытку.
   -Нет. Потанцуй со мной сейчас, - его голос прозвучал твердо, и он меня за пару секунд развернул к себе лицом.
   -Игнат, если ты не заметил, дождь идет, - раздраженно отозвалась я, отфыркиваясь от мокрых прядей.
   -Я заметил. И прошу тебя потанцевать со мной под дождем, - просто сказал он, и неожиданно одна моя ладонь оказалась в его ладони, а вторую мою ладонь он положил себе на плечо. И притянул меня за талию.
   -Но тут даже нет музыки, - возмутилась, тем не менее, оставив попытки вырываться. Сердце отчего-то забилось сильнее, и я чувствовала волнение.
   -Здесь есть музыка дождя, - склонившись к моему лицу, проговорил Игнат, после чего вернулся в прежнее положение и сделал первые шаги. Это был вальс.
   -Это безумие, - лишь и вздохнула, послушно вступая в танец. В тот ритм, который задавал он.
   И мы действительно принялись танцевать. Вот так, посреди тротуара. В то время как все остальные прятались от дождя, и не обращали на нас никакого внимания.
   В какой-то момент Игнат поймал мой взгляд... И я утонула в омуте темно-синих глаз, не в силах оторваться, отвернуться.
   Так и танцевали. Под дожем. Глядя друг другу в глаза. И, как бы странно это не было, я чувствовала себя так, будто находилась именно там, где и должна была. Мне больше никуда не хотелось.
   Это был идеальный танец. Под ритм сердца, а не дождя.
   Ни одного неправильного шага. Ни одного неправильного движения. Мы чувствовали друг друга.
   И это пугало.
   Но вот Игнат неожиданно остановился и я, поздно среагировав, таки наступила ему на ногу.
   -Прости, - рефлекторно вырвалось из меня, а брат, не обратив на это никакого внимания, прикрыл глаза. Его руки сжались сильнее. И я вдруг забеспокоилась. - Игнат? - ноль реакции. - Игнат, с тобой все хорошо?
   -Все отлично, - на его губах появилась слабая улыбка, и он вновь глянул на меня. Но взгляд был немного рассеянным. Что еще больше обеспокоило меня.
   -Игнат? - я пытливо смотрела на него, надеясь, что он все же скажет правду. Я знала, что он что-то скрывает.
   -Нога болит. Ты обо мне беспокоишься? - он отпустил мою ладонь, чтобы тут же коснуться моей щеки.
   -Еще чего, - фыркнула я, чувствуя недоумение к самой себе. Действительно, чего я так разволновалась?
   -Я так и думал, - хмыкнул Игнат, и, вновь взяв меня за ладонь, повел дальше. Я даже не стала вырываться, пытаясь понять саму себя. Да и его тоже.
   -Так что у тебя с ногой? - все же не смогла удержаться от вопроса.
   -Порезался.
   -Когда? Как?
   -Сегодня утром. Разбил чашку, наступил на осколок, - Игнат пожал плечами. А я вдруг поняла одну простую истину - он врет. Нет, не про то, что он порезал ногу. А про то, что именно это стало причиной инцидента, случившегося минуту назад.
   Поняла и... смолчала. Лишь прикусила губу. Он точно что-то скрывает. Скрывает от меня. И, раз признался про ногу, значит, сделает все возможное, чтобы я не узнала об этом самом что-то. Ведь из него и под пытками не вытащишь признание, которое, по его мнению, будет свидетельствовать о его слабости. А здесь признался... И, я была уверена, лишь для того, чтобы отвлечь мое внимание от того состояния, в котором он был.
   Но что с ним было?! И почему он это скрывает?!
   И почему, черт возьми, мне так важно знать ответы на эти вопросы? Почему меня все еще интересует его жизнь, если я его ненавижу?!
   И уже было плевать на дождь. Плевать на противную одежду, прилипшую к телу. И на мокрые волосы, что так и лезли из-за ветра на лицо. И на то, что так можно заболеть. И на то, что стало как-то холодно.
   Мы пришли домой промокшие до нитки, больше не проронив ни слова. И я тут же отправилась в ванную, принимать теплый душ. А там, простояв под струями воды минут десять, не меньше, продолжала думать об Игнате. И очень некстати вспомнился подслушанный телефонный разговор. Что же происходит?!
   А выходя из ванной, я задалась одной единственной целью - выкинуть брата из головы. Выкинуть и события сегодняшнего дня. Забыться.
   А потому, проскочив мимо Игната, что вновь сидел напротив двери на полу, я отправилась в свою комнату. Закрыла дверь, взяла наушники, МР3-плеер и повалилась на кровать. Включила музыку ровно настолько, чтобы заглушить собственные мысли, и погрузилась в нирвану. На время выпала из реальности, что меня совершенно точно устраивало.
  

***

  
   Игнат вошел в мою комнату как раз в тот момент, когда плеер грозился вот-вот выключиться.
   Вошел и, подойдя ко мне, выдернул один наушник.
   -Родители вернулись, - сказал он всего два слова, после чего молча удалился. А я уставилась на потолок, чувствуя, как внутри все стягивается в тугой узел. Вот и настало время вердикта.
   Что они скажут?
   Выключив плеер и отложив его в сторону, я села, свесила ноги. Еще с минуту собиралась с силами. А после встала и пошла на выход.
   Игнат ждал меня прямо возле двери.
   -Они на кухне, - просто сказал он, и пошел в названную комнату. Со вздохом я пошла следом, чувствуя себя так, будто шла на расстрел. В общем-то, наверное, так оно и было.
   -Привет, - тихо сказала я, глядя на наши с Игнатом точные копии. Только старшего возраста.
   Да, это было немного странно, но было так. Я была точной копией мамы в молодости, а Игнат был точной копией отца. Цвет волос, цвет глаз, черты лица... Совпадало все. С единственной разницей, что они муж и жена, а мы брат и сестра.
   -Здравствуй, - кивнул отец, а мама смолчала. Просто смотрела то на меня, то на Игната. А брат, между прочим, осторожно обняв меня за талию, едва ли не силой усадил за стол, напротив родителей. Что не укрылось от их внимания. - И давно?
   Вот такой вот простой вопрос задал мужчина, внимательно глядя на нас. А у меня от него мороз по коже пошел. Я как будто окаменела.
   -Пять лет, - ответил Игнат, сложив руки на груди, и присев на подоконник.
   -Пять лет? - ахнула мама, прикрыв рот ладонью. Её глаза округлились. Это был едва ли не ужас.
   -Да, пять лет, - спокойно подтвердил брат. - Пять лет назад я пришел к Нике в спальню с небратскими намерениями и, вопреки её несогласию, перевел наши отношения на другой уровень. Так что осуждать и винить стоит только меня.
   -О Боже, - мама как-то странно побледнела. - Вероникочка, он что, тебя... - она не договорила, но я и так поняла, что она хотела спросить.
   -Нет, мама, что ты! Игнат мне никогда не причинял боль и не подвергал насилию, - поспешила я её утешить, и защитить брата. Все же это была правда, как бы горько мне не было это признавать.
   Но, кажется, утешить у меня несильно получилось. Потому что родительница как-то затравленно смотрела на своего сына.
   -Если он тебя не принуждал, но ты была против, как так получилось? - поставил правильный вопрос папа.
   -Самопожертвование, - фыркнул Игнат. - Ника боялась сделать мне больно отказом, - в его голосе мелькнула злость.
   -С тобой я позже поговорю, - серьезно посмотрел на него папа. И вновь перевел взгляд на меня. - Ника?
   -Он прав, - просто тихо сказала я, вцепившись взглядом в столешницу.
   -Никочка, доченька, что же ты ничего нам не сказала? - мама быстро подсела ко мне и обняла. Я от неожиданности напряглась. Да и непривычно это было. Столько лет совсем не близких отношений... А тут, когда я ждала, что родители и вовсе отвернутся от меня, они вдруг наоборот встали на мою сторону... Сделав во всем виноватым Игната.
   Впрочем, так оно и было.
   -Я...- мне нечего было ответить на её вопрос. Я не была готова откровенничать. Я не была готова во всем признаться. Я не была готова говорить правду. Я не была готова вновь стать дочерью.
   Я не была готова к любви, беспокойству и тревоге, вместо ожидаемой бури, взрыва, скандала...
   -Я, пожалуй, пойду, - тихо проговорила, и, вывернувшись из объятий мамы, быстро вскочила и стремительно покинула кухню.
   -Ника, - лишь и успела окликнуть меня она, прежде, чем я скрылась за поворотом. Скрылась... и остановилась, прислонившись спиной к стене и прикрыв глаза. В душе царил полный беспорядок. Грудь сдавило, было сложно дышать.
   -Игнат, - послышался голос отца. - Я надеюсь, ты понимаешь, что к Нике мы тебя больше не подпустим.
   -И всего-то? - хмыкнул тот.
   -А тебе мало? - в голосе послышалась сталь.
   -Я бы понял, если бы Ника была просто какой-то чужой дочерью, которая временно у нас живет... Но она же ваша родная дочь. А я ваш родной сын. Не знаю, какая должна быть реакция у родителей в такой ситуации, - брат вновь хмыкнул, - но ваша реакция какая-то странная в любом случае. Вы ничего не хотите сказать?
   Игнат, сам того не зная, совсем меня загрузил, подкинув новую пищу для размышлений. Он был прав. Их реакция была какой-то... не такой.
   -Не умничай, Игнат. Ты совратил сестру. Это самый настоящий инцест. Ты это понимаешь?
   Я невольно отметила, что мама ни разу за вечер ничего не сказала сыну. Почему?
   -Осуждаешь? Осуждай. А я её люблю. И отказываться от неё не собираюсь. Если вам больше нечего мне сказать, то я, пожалуй, пойду, - я, было, дернулась, но тут же вновь замерла.
   -Не смей, - проговорила мама каким-то срывающимся голосом. - Слышишь? Не смей.
   -Почему, мам? Ника меня тоже любит. Но также, как и вы, не хочет принимать этих отношений.
   -Она твоя сестра!
   -София, милая, успокойся, - кажется, отец принялся успокаивать свою супругу. - Игнат, послушай мать. Не трогай сестру. Иначе ты потеряешь и её, и нас.
   -Отлично. А меня потерять вы не боитесь? - кажется, брат что-то стукнул, так как послышался удар. А после торопливые шаги.
   Я испугалась, дернулась... Но уйти не успела. Игнат замер сразу же, как только завернул за угол и увидел меня. Пару секунд - и он уже схватил меня за запястье и повел в свою комнату. Я и не сопротивлялась, чувствуя, как гулко бьется в груди сердце.
   Закрыв за нами дверь, он отпустил меня, подошел к кровати. Из-под неё достал бутылку коньяка и стакан. Я невольно хмыкнула. Про этот тайник, если это можно так назвать, я знала уже очень давно.
   -Ты как? - он обернулся ко мне после того, как опрокинул в себя первую порцию алкоголя.
   -Почему они так отреагировали? - вместо ответа тихо спросила я, прислонившись спиной к двери и не отрывая от него внимательного взгляда. На душе было более, чем паршиво. И я прекрасно понимала его желание напиться.
   -Не знаю, - просто ответил он, и задумчиво посмотрел на вновь наполненный стакан. Я прикусила губу, наблюдая за ним. Что-то было не так в его поведении. И я не могла понять, что именно.
   Так и не выпив во второй раз коньяк, он поставил стакан прямо на пол, так же, как и бутылку. И улегся на кровать, закрыв глаза. Отчего-то поморщился.
   -Игнат? - я нахмурилась. Почему он отставил алкоголь? Почему отказался? Почему?!
   -Что? - он бросил на меня тяжелый взгляд.
   -Ты ничего не хочешь мне сказать? - я осторожно подошла к кровати.
   -Нет, - отрезал он, уставившись в потолок.
   Почему не выпил алкоголь?
   -Почему ты сегодня не пошел работать? - присела.
   -У меня отпуск, - все такой же спокойный тон.
   Тебе нельзя алкоголь? Ты болен?
   -И надолго? - забралась на кровать с ногами, подползая ближе.
   -На неделю. Две. Посмотрим, - внимательный взгляд на меня.
   Какая настоящая причина того, что ты прилетел? Что ты вернулся?
   -И что ты планируешь делать все это время? - сократила расстояние между нами до минимума. Не более десяти сантиметров.
   -Ника, - он прищурился.
   Ты ведь болен, да? Поэтому прилетел. Чтобы побыть с семьей. Что с тобой?
   -Что? - приподняла бровь, и осторожно коснулась его руки. Едва притрагиваясь, повела вверх.
   Почему ты это скрываешь? Это что-то серьезное, верно? Иначе не было бы тех двусмысленностей.
   -Что ты делаешь? - он перехватил мою руку за запястье, внимательно разглядывая меня.
   -Прикасаюсь к тебе. Нельзя? - медленно склонилась над ним.
   Это ведь как-то связано с тем, что произошло по дороге домой, да? Что это было? Головокружение?
   -Вероника, - он нахмурился и сузил глаза.
   -Что? - совсем тихо. Губами осторожно прикоснулась к его лбу.
   -Вероника, - он резко уложил меня на лопатки, нависнув сверху. Руки завел над головой.
   Нормальная температура.
   -Чем ты болен? - прямо спросила я, заглядывая в его глаза. А он тут же переменился в лице. Взгляд стал жестоким и холодным.
   -Ничем. Тебе показалось, - голос резкий, твердый. Врешь.
   -Что-то смертельное? - я пыталась найти ответ по его мимике, но он тщательно прятал от меня свои настоящие эмоции и мысли.
   -Со мной все хорошо. Забудь об этом. Ты же не хочешь, чтобы я решил, что ты беспокоишься обо мне? - он зло ухмыльнулся.
   -Ты врешь. Я слышала, как утром ты разговаривал по телефону. Что с тобой? - я даже не пыталась вырваться. Мне было важно знать ответ. Мне это было нужно.
   Сердце билось, как ненормальное.
   -Подслушивала? - он сузил глаза. Взгляд не предвещал ничего хорошего.
   -Да. Так что с тобой?
   -Я говорил по поводу работы. А ты себе все придумала.
   Врешь.
   -Я все равно узнаю. Зачем... - договорить я не успела.
   -Игнат! - гаркнул отец, распахнув дверь. Я вздрогнула, Игнат поморщился. Он все еще внимательно заглядывал в мои глаза. - Отойди от Ники! - он оказался рядом с нами.
   -Со мной все в порядке. Не накручивай себя, - тихо проговорил брат, наклонившись к моему уху. После чего отстранился, отпуская меня.
   -Игнат, мне казалось, что мы это с тобой обсудили? - отец зло смотрел на сына, приблизившись к нему вплотную.
   -Вероника! - мама подлетела ко мне, тут же заключив меня в объятия. А я продолжала смотреть на брата.
   Врешь! Всё врешь!
   -Я могу уехать, - резко отозвался Игнат, поднимаясь. Они оказались лицом друг к другу. Одинакового роста. С одинаковыми чертами лица. Копии друг друга.
   -Нет! - мой голос прозвучал непривычно твердо и жестко. Три пары глаз уставились на меня.
   -Вероника, - брат вновь сузил глаза, явно сдерживая раздражение.
   -Он останется, - я выпуталась из объятий мамы. - Иначе съеду я, - и встретилась с ним взглядом, надеясь, что он по нему поймет, что я ему не поверила, и так просто все это не оставлю. Потому, как сжалась его челюсть, я поняла, что добилась нужного результата.
   -Вероника, - на меня посмотрел отец.
   -Я хочу побыть одна, - передернула плечами, и стремительно покинула его комнату, через пару мгновений оказавшись в своей. Плюхнулась на кровать, откинувшись на спину.
   Игнат абсолютно точно что-то скрывал. И я была на все сто процентов уверена, что он болен. Но чем?
   Симптомы... Головокружение?
   Температура нормальная.
   И нельзя пить алкоголь.
   Не густо. И что делать? Он ведь точно ничего не скажет. А если это что-то серьезное?
   Я со вздохом была вынуждена признать, что не могу относиться к этим сведениям безразлично. Я беспокоилась. Сильно. Настолько сильно, что даже проигнорировала родителей. Наплевала на их заботу, опеку. Несколькими словами перечеркнула все то, о чем было сказано на кухне.
   Но меня действительно Игнат заботил больше, чем и так плохие отношения с родителями. Они останутся, а он может исчезнуть из моей жизни. Навсегда.
   И я этого не хотела. Теперь я понимала это отчетливо и ясно.
   Несмотря ни на что, я все равно его любила.
  

***

  
   Я проснулась от того, что кто-то осторожно укладывал меня в постель. И я знала, кто это.
   -Родители тебя совсем не остановили, как я посмотрю, - пробормотала я, открыв глаза и пытаясь разглядеть его лицо в темноте.
   -Спи, Ника. Я не хотел тебя разбудить. Завтра рано вставать, - спокойно отозвался Игнат, ложась рядом со мной.
   -Куда? - я вздернула брови, хотя и не была уверена, что он заметил это в темноте.
   -В университет. У тебя пары. Или ты уже забыла? - он ухмыльнулся, не предпринимая никаких попыток хотя бы прикоснуться ко мне.
   -А ты что, со мной собрался? - я даже села, чтобы было удобнее рассматривать его лицо.
   -Да. Отвезу тебя.
   -Тебе делать нечего? Так лучше лечись.
   -Ника, - он вздохнул. - Ну с чего ты взяла, что со мной что-то не так? Почему ты так уверена, что я болен?
   -Я знаю, что это так.
   -Не беспокойся обо мне. Со мной всё будет хорошо. Спи спокойно, - он, приподнявшись на локте, осторожно уложил меня обратно, надавив второй рукой на грудную клетку.
   -Ты ведь понимаешь, что я тебе не верю? Почему ты все время врешь? - во мне вновь проснулась злость.
   Игнат явно хотел что-то ответить, но, посверлив меня взглядом с минуту, просто вновь лег рядом, и, обхватив меня за талию, притянул к себе ближе.
   -Спи, Ника, - лишь и сказал, поцеловав меня в висок.
   -Твоим словам грош цена, - раздраженно бросила я, отворачиваясь от него.
   -Меньше знаешь - крепче спишь, - фыркнул Игнат.
   -Лучше горькая правда, чем сладкая ложь, - парировала в ответ.
   -Я скажу тебе правду, если ты наконец-то перестанешь меня отталкивать, - усмехнулся.
   -Не дождешься.
   -Я так и думал.
   -Ладно, сама узнаю.
   -Попробуй, - он ухмыльнулся, придвинувшись ближе, и крепко прижав меня спиной к себе.
   -Уйди.
   -Не дождешься.
   -Игнат, проваливай из моей кровати! Я сейчас родителей позову, - я попробовала выпутаться из его объятий, но хватка, как и всегда, стала лишь крепче.
   -Нашла, кем пугать, - вновь ухмыльнулся он, убирая мои волосы с шеи.
   -Если ты сейчас же не уберешься!..
   -То что? - тихо сказал мне в шею, после чего поцеловал её. По моему телу тут же пробежали мурашки, а дышать стало тяжелее.
   -Ненавижу, - лишь и выдохнула я.
   -Люблю, - ответил брат, сменив губы носом. - И никуда ты от меня не денешься, Вероника. Спи, я не хочу, чтобы из-за меня ты не выспалась.
   -Ненавижу, - повторила я почти шепотом и закрыла глаза. Теплое дыхание парня совсем не способствовало моему скорому сну.
   -Моя маленькая глупая девочка, - так же тихо пробормотал Игнат, и, немного повозившись, уткнулся носом уже в мои волосы. - Моя.
   -Посмотрим, - едва слышно бросила и, не услышав ответа, вскоре вновь уснула.
  

***

  
   -Игнат!
   Я подскочила, как ошпаренная, и круглыми глазами уставилась на родителей, замерших на пороге. На моей талии спокойно покоилась рука брата. В комнате был включен свет.
   -Достали, - хриплым ото сна голосом проговорил Игнат, укладывая меня обратно на спину и придвигаясь ближе. - Свет выключите.
   -Игнатий! - а вот это уже мама прикрикнула строгим голосом. - Немедленно оставь сестру в покое!
   -Не дождетесь, - фыркнул брат, пряча лицо в моих волосах. Я продолжала ошарашено глядеть на родителей.
   -Игнат, не заставляй меня применять силу, - отец сузил глаза, глядя на сына и удерживая супругу.
   -Да что вы придолбались? - раздраженно глянул на них Игнат. - Тебе придется меня убить, чтобы я оставил Нику в покое. А теперь, будь добр, выключи свет. У нас еще законных, - он глянул на электронный циферблат, - полчаса.
   -Саша, сделай что-нибудь! - обратилась к супругу мама.
   -Игнат...
   -Да дайте вы поспать, - перебила я его раздраженно, и перевернулась на другой бок, тут же спрятав лицо на груди брата. Ну вот, хоть свет в глаза не бьет.
   Игнат лишь крепче обнял меня.
   -Вероника!.. - ахнула мама.
   -Мам, мне через полчаса вставать, а после целый день сидеть в универе. Дай поспать, - проговорила я, не двигаясь.
   -Вероника! - возмутилась родительница.
   -София, - попытался её успокоить папа. - Пошли, потом с ними поговорим, - и повел её на выход.
   -Но Саша! Он ведь снова...
   -София, потом, - повторил он, выключая свет, и уводя супругу за собой.
   -Ты его защищаешь?!
   -Я считаю, что наша дочь имеет право доспать, - послышалось раздраженное уже из-за двери. Голоса удалялись.
   -Но Игнат снова...
   Дальнейших слов мы уже не услышали, и я постаралась расслабиться и вновь уснуть. Доспать действительно хотелось.
   -Соглашайся быстрее, Ника, - устало пробормотал Игнат. - Иначе травить меня они будут еще долго. А по твоей милости я и съехать теперь не могу.
   -На что соглашаться? - не поняла я, понимая, что больше не усну.
   -Быть моей официальной девушкой, невестой, женой, а там и матерью наших с тобой детей, - он хмыкнул, а я распахнула глаза. Детей?!
   -У нас не может быть с тобой детей, - тихо проговорила.
   -Почему? - вполне спокойно спросил он.
   -Потому что мы брат и сестра, и дети у нас родятся с патологиями.
   -Ника, - Игнат осторожно обхватил меня за подбородок, заставляя смотреть в его глаза. Хотя в темноте все равно мало что было видно. - Ты только что допустила такой вариант. Ты хочешь детей?
   Я напряглась. Естественно, хочу, черт возьми. Как и почти любая другая женщина. А как не хотеть?
   Естественно, не сейчас. Еще рано. Но через два-три года...
   Но не с Игнатом.
   -У нас с тобой не будет детей, - твердо проговорила, попытавшись выпутаться из его объятий. Не получилось.
   -Не всегда возникают патологии. А если и возникают, то в большей части случаев по другой причине. Ты же не станешь делать аборт только потому, что есть небольшая вероятность того, что наш ребенок родится с патологией?
   Его вопрос заставил меня замереть. Он говорил так, будто...
   -Мы не предохранялись, - я не спрашивала, я утверждала. В груди все неприятно стянуло. - Ты специально?
   Игнат ничего не ответил, и этим самым явственно показал ответ на мой вопрос.
   -Если я забеременею, я сделаю аборт, - все так же спокойно проговорила, и резко вырвалась из объятий больше не сопротивляющегося парня, соскакивая с кровати.
   -Убьешь еще нерождённого ребенка? Своего ребенка? - он ухмыльнулся.
   -Я не стану рожать ребенка от тебя, - резко ответила, повернувшись к нему лицом и сложив руки на груди. Меня начинала бить дрожь от переполняющего гнева. Как он посмел?! Снова все решил за меня?!
   -Какая разница, от меня ребенок или нет? - Игнат тоже разозлился. - Это ведь и твой ребенок! Твой!
   -Ты даже не спросил меня, хочу ли я этого! Ты никогда меня об этом не спрашиваешь. Все решаешь за меня. Кто тебе дал право распоряжаться мною на свое усмотрение?! Я что, игрушка? Ты хоть понимаешь, что ребенок - это большая ответственность. Я еще не готова к такой ответственности!
   -Да плевать я на это хотел! Я хочу от тебя ребенка. А ты, коза упертая, ни за что на это не пойдешь по доброй воле.
   -Я коза? - меня уже вполне так хорошо трясло, ладони сами собой сжались в кулаки. - Это ты козел! Самый натуральный!
   -Дура! Я люблю тебя, пойми ты это наконец. Я хочу ребенка от любимой женщины. Я хочу ребенка от тебя.
   -Да кому нужен этот ребенок?! - я окончательно взорвалась. - Я учусь! Я заканчиваю Бакалавра и поступаю в Магистратуру! А ты укатишь обратно в свою Америку! И что будет с ребенком?! Кому он будет нужен?!
   -Мне он будет нужен! - Игнат в пару мгновений оказался в паре сантиметров от меня, схватив меня за плечи. - И никуда я не улечу, если ты попросишь. Почему ты никак не хочешь понять этого?!
   -Я тебе не верю, ты всё время врёшь! - попытка оттолкнуть его не увенчалась успехом. - И не хочу я, чтобы ты оставался! И ребенка от тебя не хочу!
   -А что ты вообще хочешь?! - он сильнее сжал пальцы, причиняя мне физическую боль.
   -Я хочу, чтобы ты навсегда убрался из моей жизни! Чтобы не видеть тебя и не слышать! Хочу спокойно жить дальше! Найти Своего мужчину и родить ему детей!
   Игнат дернулся, как от удара, и, отпустив меня, отступил назад. Взгляд жестокий, обжигающий. Ладони сжались в кулаки.
   Еще мгновение он изучал меня, а после пошел на выход. Покинул комнату, громко хлопнув дверью.
   Кажется, я перегнула палку.
   -Игнат?! - послышались обеспокоенные голоса родителей. Видимо, они слышали наш разговор.
   -Всё в порядке, - огрызнулся брат, и, судя по тому, что хлопнула еще одна дверь, скрылся в своей комнате.
   Я закрыла глаза, и медленно села прямо на пол, подтянув колени к груди, и обхватив их руками.
   Черт. И что теперь?
   -Вероника? - в комнату заглянула мама. Я вздрогнула, но голову не подняла. - Вероника, с тобой все в порядке? - она присела рядом, осторожно приобняв меня за плечи.
   -Всё хорошо, - голос прозвучал спокойно и как-то безразлично.
   -Вероника, - мама вздохнула. - Игнат твой брат. Но он действительно тебя любит. Зачем ты так жестоко с ним?
   -А разве не этого вы с папой хотели? - я с вызовом глянула на родительницу. - Не вы ли первые встали против этих отношений?!
   -Ника, - она осторожно погладила меня по волосам. - Я люблю его не меньше, чем тебя, - она вновь вздохнула. С усталостью, с болью. - И я не знаю, как реагировать на ваши отношения. Но я вижу, что ты его все равно любишь, - она слабо улыбнулась. - А он любит тебя. А ты сейчас сделала ему очень больно. Игнат, конечно, мальчик сильный, самостоятельный. Но и его можно сломать.
   -Мам, - я в замешательстве пыталась подобрать нужные слова, но они совсем не желали находиться. - Он ведь мой брат. Ты ведь не можешь одобрить наши отношения? - и впервые за долгое время заглянула ей в глаза, с надеждой. И она знала, какой ответ я хочу услышать.
   -А что я могу, Ника? - она грустно улыбнулась. - Вы оба мои дети, я вас обоих люблю и обоим желаю счастья. Если вы будете друг с другом счастливы, как я могу это не одобрить?
   -С этим надо переспать, да? - так же грустно улыбнулась я в ответ. Кажется, за сутки родители многое обдумали. И я не знала, радоваться мне этому или плакать. Ведь я надеялась на другой ответ.
   -Подумай, чего ты хочешь на самом деле. Возможно, стоит его простить? Да и я не против уже с внуками понянчиться, - она теперь уже с теплой улыбкой отвела взгляд в сторону.
   -Мама, - во мне тут же все похолодело.
   Как она может такое говорить? Она ведь слышала, что я об этом думаю!
   -Но ты ведь его любишь, - вздохнула она, поднимаясь. - Подумай, захочешь ли ты ребенка от нелюбимого мужчины? - и оставила меня одну, осторожно закрыв за собой дверь.
   А я... Я смотрела ей вслед и пыталась понять, как так получилось, что всего за ночь мама встала на сторону брата, хотя вчера едва ли не в истерике соглашалась только с моим мнением?!
   Я обхватила голову руками, уткнувшись лбом в колени. Одинокая слезинка упала на обнаженную кожу.
   Я так и уснула в коротеньких шортах и майке, что надела вчера после нашей прогулки. И Игнат даже не пытался меня раздеть, когда пришел ко мне. Просто уложил в постель и пристроился рядом.
   На душе стало совсем паршиво.
   Я начала чувствовать себя бессердечной стервой.
   Ну почему, почему он рушит мою жизнь?! Зачем ломает меня? Зачем?!
  

***

  
   По дороге в университет мы не разговаривали. Игнат, от которого так и веяло холодом, невозмутимо вел машину, а я, из всех сил стараясь ни о чем не думать, глядела в окно.
   Из машины я выходила все так же молча и в полной тишине, что уже начала давить на меня. И быстро, не оборачиваясь, скрылась в здании университета, где поспешила окунуться в привычную среду обитания, с проблемами по учебе и отсутствием таковых в личной жизни.
   -Ник, мы тут в клуб собираемся. Пойдешь с нами? В последний раз в статусе студентов четвертого курса, - улыбнулась мне Катька уже после пар, когда я намеривалась отправиться в библиотеку.
   -В клуб? - я остановилась, задумчиво прикусив губу. А почему бы, собственно говоря, и нет? Почему из-за своего брата я должна отказываться от привычной жизни? - Да, с удовольствием.
   -Отлично. Только мы сначала в кафе хотим посидеть. А то рано еще для клуба. Ты с нами, или как?
   -Да, Кать, я с вами. Кто знает, может, мы в последний раз вместе собираемся, - я немного натянуто улыбнулась. На самом деле, мне было на это плевать. Со своими сокурсниками я имела чисто приятельские отношения. И увидимся мы еще когда-нибудь после окончания университета или нет - мне было все равно.
   -Да, верно. А ты как себя чувствуешь? Людка сказала, что ты себя вчера плохо чувствовала?
   -Да, было дело, - на этот раз улыбка получилась кривая. - Но вроде бы сейчас все нормально, - и пожала плечами.
   -Это хорошо, - девушка улыбнулась. - Ну что, пошли? Мы возле входа договорились собраться.
   -Да, пошли, - кивнула, и мы двинулись на выход.
   Я порадовалась, что надела сегодня облегающие джинсы и светло-синюю тунику. А на ноги обула босоножки на каблуках. В таком наряде хоть в кафе, хоть в клуб. И домой не надо.
   Но стоило только выйти из университета, как я едва не навернулась на ступеньках. Прямо напротив входа, прислонившись спиной к машине, стоял Игнат, в темных очках, и явно следил за всеми выходящими. Меня не заметить он не мог.
   -Что с тобой? - спросила Катя, заметив мою заминку. И проследила за моим взглядом. - Ого. Это кто? Ты его знаешь? - явно заметила она парня. Я едва удержалась от того, чтобы скривиться. Да, Игнат выглядел очень хорошо, и тело у него было прекрасное.
   -Это мой брат. Подождите меня, я через пару минут к вам подойду, - бросила я ей, и направилась к парню. - Что ты здесь делаешь? - спросила, стоило только оказаться рядом с ним.
   -Тебя жду, - невозмутимо отозвался Игнат. - Садись, - и оттолкнулся от машины, явно намериваясь усадить меня в неё и увезти домой. Вот еще.
   -Я никуда не поеду, - я передернула плечами. Он остановился, снял очки. Глянул на меня, сузив глаза.
   -Если ты надеешься на то, что смогла от меня отделаться, ты очень сильно ошибаешься, - резко отозвался. В голосе - лед и сталь. Аж мурашки по коже.
   -Нет, что ты, - ухмыльнулась я. - Я просто иду гулять с одногруппниками. А ты можешь езжать домой, - и махнула рукой для пущего эффекта.
   Эффект был достигнут, но явно не тот, на который я рассчитывала, судя по злому взгляду брата.
   -Отлично. Я с вами. За компанию, - он тоже ухмыльнулся.
   -С какой радости? - теперь разозлилась и я.
   -С большой, - резко отозвался Игнат, вновь становясь собранным и невозмутимым. - Куда идете?
   -В кафе, - недовольно ответила, хмуро глядя на него. - А потом в клуб.
   -Отлично. Пойдем, - и первым двинулся в сторону моей группы.
   Я психанула, и со всей силы пнула его машину по колесу. Та незамедлительно отозвалась противной сигнализацией. Я поморщилась. И отправилась следом за ним. А он, остановившись, бросил на меня злой взгляд, достал ключи и выключил этот кошмарный звук. Я лишь злорадно улыбнулась и поравнялась с ним.
   Закончилось всё тем, что он узнал, в какой клуб мы отправимся, и, пообещав приехать, удалился прочь. Катька лишь проводила его взглядом, который означал "Я хочу этого парня".
   -А он точно твой брат? Что-то вы не похожи, - пристроилась она рядом со мной, когда мы двинулись в сторону кафе. Благо то находилось совсем недалеко.
   -Да. Просто он в папу пошел, а я в маму. Вот точь-в-точь их копии, - отозвалась я, глубоко в душе желая наврать ей, чтобы она на него даже не засматривалась.
   -Ясно, - хмыкнула она, и, слава Богу, больше никаких вопросов не задавала.
   В кафе мы просидели почти три часа. Ребята много общались, шутили, смеялись. Вспоминали какие-то забавные случаи из нашей университетской жизни за все четыре года. Я лишь местами слушала, где-то улыбалась, где-то отвечала на какие-то вопросы. Но по большому счету я была мыслями где-то далеко. На душе по-прежнему было паршиво. И я была рада, что попаду сегодня в клуб. Там хоть напиться можно.
   Но напиться мне, естественно, не дали. Игнат, как и обещал, явился в клуб, еще и раньше нас всех. И, с премилой улыбочкой на лице, тщательно следил, чтобы в мой организм не попало ни капли алкоголя. Я злилась, бесилась, и хотела сама лично его придушить. Еще и Катька старательно строила ему глазки. Хорошо хоть остальные одногруппницы не положили на него глаз.
   В конечном счете, спустя полчаса безалкогольного наблюдения за этой парочкой, я психанула и отправилась на танцпол. Где тут же принялась отрываться на полную, не беспокоясь о том, что могу выглядеть пошло или вульгарно.
   Спустя очень короткое время ко мне присоединился какой-то парень. Не прекращая двигаться, я повернулась к нему и внимательно рассмотрела. Смазливое лицо, широкая улыбка, светлые волосы. Совершенно не в моем вкусе, и абсолютно не похож на Игната. Именно то, что надо.
   Я позволила ему двигаться вместе со мной. Позволила прикасаться ко мне. Позволила прижать за талию к себе. И даже позволила поцеловать.
   Поцелуй был кошмарный. Нет, парень хорошо целовался, и умел это делать. Но он во мне не вызывал ровным счетом никакого желания. Лишь легкое отвращение и неприязнь.
   И, тем не менее, я не отстранилась. Не оттолкнула. И лишь когда его ладони спустились ниже талии, ложась на мои ягодицы, я решила, что нужно это прекращать. Но даже не успела ничего сделать, как меня уже вырвали из объятий парня, очень грубо и жестко ударив того в солнечное сплетение.
   Игнат.
   -Что ты?.. - попыталась возмутиться я, но он, оттащив меня немного вглубь, так зло посмотрел на меня, что я прикусила себе язык. В самом прямом смысле этого слова. Но даже не успела поморщиться, как он уже впился в мои губы поцелуем.
   Я попыталась его оттолкнуть, памятуя о том, что здесь кругом мои одногруппники, а он все еще мой брат. Но он лишь перехватил мои запястья, и стал целовать с еще большим напором. Его язык очень настойчиво ласкал мои губы, стараясь проникнуть внутрь. Я не сдавалась.
   Но вот он легонько нажал в нужных местах на мои щеки, и его язык беспрепятственно проник в мой рот. Прошелся по зубам, дотронулся до моего языка. И я сдалась. Все равно не отпустит.
   Он же, почувствовав, что я больше не сопротивляюсь, прижал меня всем телом к себе, отчего я тут же почувствовала его возбуждение. И дернулась. Я ему этого не прощу. Только не здесь. Не при всех.
   Он отпустил меня, одарив тяжелым взглядом, явно поняв, о чем я думаю. Я же, наплевав на него, стала озираться по сторонам, пытаясь понять, видел ли нас кто-то. Вроде бы никого не видно.
   Я вновь перевела взгляд на Игната. Отступила назад. Он усмехнулся, и тут же сократил расстояние между нами до минимума, обняв за талию. И повел меня в танец, от которого я не смогла отказаться, вновь утонув в его взгляде. Так же, как и вчера, под дождем.
   Он делал со мной все, что хотел.
   И это пугало.
  

***

  
   Домой мы вернулись около двух часов ночи. И как я очутилась в кровати, я не знала, так как заснула еще в машине. И проснулась лишь тогда, когда Игнат пристроился рядом, придвигая меня к себе.
   -Уйди, - тихо пробормотала, стараясь отодвинуться от него.
   -Выгони, - выдохнул он мне куда-то в шею, и лишь крепче обнял.
   -Оставь меня в покое. Я тебя ненавижу. Уйди, - я попыталась убрать его руку от себя, но это вновь не увенчалось успехом.
   -В следующий раз не будешь обжиматься с другими мужиками, - резко проговорил Игнат, за пару секунд уложив меня на живот и навалившись сверху, тем самым лишив меня возможности выбраться. И выбив из меня весь воздух.
   -Хочу, и обжимаюсь. Имею полное право, - выдавила я из себя, пытаясь скинуть его со спины. Но куда там мне.
   -Не имеешь. Ты моя, - в голосе метал. Ага, уже.
   -Сестра, - подчеркнула. - И имею право на личную жизнь. С кем хочу, с тем и буду встречаться.
   -Ника, - рыкнул Игнат, обхватив мои запястья своими руками, и прижав их к постели.
   -Я все сказала. Проваливай. И из моей комнаты, и из моей жизни, - я застыла, понимая всю бесполезность попыток вырваться.
   Игнат ничего не ответил. Повисло молчание, что давило на мою нервную систему. А спустя минуту, а может, и две, отпустил меня, отстранился, и... ушел.
   -Идиотка, - тихо простонала я, уткнувшись лицом в подушку. Второй раз. Второй раз за день я очень грубо и жестоко оттолкнула его от себя.
   В голове зашевелились противные мысли пойти к нему и извиниться. Но за что извиняться? Я всего лишь пыталась отстоять свою свободу.
   Так ничего и не надумав, я закрыла глаза и вскоре провалилась в сон. Чтобы проснуться от сильных рук, прижимающих меня к себе.
   Игнат зарылся лицом в мои волосы, и выдохнул тихое "Моя". Я не стала перечить, чтобы он не заметил, что я проснулась. Лишь облегченно вздохнула, удобнее уложила голову на его плече, и вновь заснула.
   Будильник прозвенел, как мне показалось, через пару мгновений. И я очень неохотно разлепила глаза, стараясь понять, где находится источник звука. Таковой находиться не желал, зато сзади зашевелился Игнат.
   -Не шевелись, - хрипло пробормотал он, коснувшись губами кожи за моим ухом. Я вздрогнула от такой ласки и послушно замерла. Но не потому, что он об этом попросил, а потому, что не знала, как реагировать на подобные действия.
   Губы сменились языком. Он осторожно повел им вдоль уха, а после коснулся мочки. По моему телу забегали мурашки. Осторожный укус, и я едва сдержала стон, зажмурившись. Сердце забилось чаще.
   Телефон, который и заменял будильник, замолчал, а Игнат останавливаться вовсе не собирался. Язык скользнул в ушную раковину, и я вновь вздрогнула. По телу прошла дрожь.
   Его губы скользнули ниже, добравшись до шеи. Ладони осторожно пробрались под тунику, в которой я так и уснула, и легли на обнаженный живот. Я прерывисто выдохнула.
   Легкий укус в шею, в то время как одна рука скользнула выше, к груди, а большой палец второй ласкал пупок. Внизу живота все стянуло. Тело полностью наполнилось желанием, противиться которому я не могла и не хотела.
   Спустя еще мгновение я уже лежала на спине, а Игнат ловко стянул с меня тунику. Его губы скользнули вниз, язык прошелся по ключице, и остановился на ложбинке. Одна рука скользнула на спину, к застежке лифчика, а вторая легла мне на бедро, обжигая даже сквозь ткань джинсов. Еще мгновение - и его губы уже ласкают мою обнаженную грудь, заставляя выгибаться ему навстречу, а руки скользнули на внутреннюю часть бедра, заставляя меня раздвинуть ноги. Игнат тут же устроился удобнее между моих ног, принявшись играть с моим соском. Всосал в рот, укусил, лизнул. Второй принялся перекатывать между пальцами. Я застонала. И Игнат мгновенно закрыл мой рот поцелуем, продолжая ласкать мою грудь руками.
   Я вцепилась в его плечи ногтями, ногами обвила за талию, прижимая к себе ближе. Теперь уже не сдержал стона Игнат.
   -Ника, - в комнату так вовремя заглянула мама. - Игнат, - ахнула она, а тот быстро укрыл нас одеялом.
   -Доброе утро, мам, - слабо улыбнулся он, откатившись от меня. Я покраснела и прижала одеяло к груди, стараясь нормализировать дыхание.
   У мамы, кажется, пропал дар речи. Она переводила ошарашенный взгляд с меня на Игната и обратно, и явно не знала, что сказать.
   -Софи, что такое? - в комнату вошел еще и отец. Ситуацию он оценил быстро, и лишь хмыкнул. - Опоздаешь на учебу, - сказал, посмотрев на меня, и, обняв супругу за талию, скрылся вместе с ней за дверью. Та и не сопротивлялась.
   Я прикрыла глаза. Дерьмо.
   Хотелось провалиться под землю и еще убить братца.
   -Убирайся, - лишь и сказала, садясь. Нужно вставать и приводить себя в порядок. Отец прав, с такими темпами я опоздаю на пары.
   -Еще минуту назад ты вовсе не хотела, чтобы я уходил, - усмехнулся Игнат, и легонько коснулся пальцами моей обнаженной спины. Я вздрогнула.
   -Ненавижу, - резко выдохнула я, и, схватив с пола ту самую тунику, быстро одела её, и подскочила к шкафу. Схватила запасной комплект белья, и быстро скрылась за дверью, отправившись в ванную.
   Оттуда я вышла минут через двадцать, за которые успела умыться, принять душ и вымыть голову. После чего отправилась на кухню.
   На столе стояла чашка с кофе. Рядом банка со сгущенкой и тарелка с гренками.
   Я вздохнула. Но села за стол и принялась все это поглощать.
   Я не понимала, зачем Игнат вновь решил позаботиться о моем питании. Позавчера, допустим, у него была причина. А сегодня?
   Я уже столько раз его отшила, что он вообще не должен со мной разговаривать. Не то, что заботиться. Но нет, он продолжает делать со мной все, что ему заблагорассудится. Зачем?
  

***

  
   Игнат вновь отвез меня в университет, вновь не проронив ни слова. И я вновь быстро скрылась в здании, не оборачиваясь и погружаясь в привычную рутину. Это идеальный способ хоть на время о нём забыть, и избавиться от его присутствия.
   -Ника, а твой брат ничего обо мне не говорил? - невинно глянула на меня Катя, подойдя ко мне по окончанию первой пары.
   -Нет, а должен? - я подняла на неё невозмутимый взгляд, хотя внутри тут же вспыхнуло раздражение.
   Девушка, в общем-то, была симпатичной. Черное каре, прямой нос, пухлые губы, розовые щеки. Зеленые глаза. Фигура хорошая, грудь красивая, попа в норме. Не зря занимается танцами. Но в моем мозге она ассоциировалась с дикой кошкой, которую совсем не хотелось подпускать к Игнату.
   -Да нет, я так, просто спросила, - махнула она рукой, стремясь скрыть разочарование. Я лишь хмыкнула. - Слушай, - она плюхнулась рядом со мной. - А чего это я раньше его не видела? Я и не знала, что у тебя брат есть. А ведь четыре года вместе учимся.
   -Он в Америке жил несколько лет. Вот только-только вернулся, - пожала плечами, бросая вещи в сумку. Надо было идти в другую аудиторию на следующую пару.
   -В Америке? Круто. У него, наверное, девушка есть, да? - прикусила она губу.
   -А он разве ничего вчера не сказал? Вы же общались с ним, - продолжала я строить из себя саму любезность.
   -Он сказал, что его сердце занято. И все. Он вообще не очень-то разговорчивый.
   -Но тебя не останавливает ни первое, ни второе, да? - я ухмыльнулась, вставая и отправляясь на выход. Девушка подскочила следом.
   -Первое - дело времени, а второе - дело поправимое, - Катя широко улыбнулась, не отставая ни на шаг.
   -Ну тогда действуй, в чем проблема? - хмыкнула, при этом немного злорадно подумав, что все равно Игнат не обратит на неё внимание.
   Или обратит?..
   -Ну, если у него есть девушка, и у них все взаимно, то зачем портить чужие отношения? А вот если он несчастный влюбленный, то я вполне могу ему помочь излечиться.
   -Ты знаешь, Игнат мне не рассказывает о своих пассиях. Если хочешь - спроси у него самого.
   -А почему он тебе не рассказывает? Он ведь твой брат. И, как я вчера заметила, он очень оберегает тебя. Заботится, - я едва заметно скривилась на её слова, но тут же вновь повесила на лицо улыбку.
   -Как ты правильно заметила, он очень неразговорчивый, и очень многое скрывает. Да и зачем ему рассказывать мне о каждой бабе, которую он затащил к себе в постель? - и хмыкнула для пущего эффекта. Да, сейчас я чувствовала себя настоящей стервой.
   -Он совсем не похож на бабника. Он вчера даже ни на кого внимания не обращал, все за тобой следил. На меня и то неохотно отвлекался, - Катя вздохнула, а у меня в груди что-то екнуло от её слов.
   -Может, он просто не хотел опуститься в глазах моих знакомых, - я нервно махнула рукой, оступилась, и рухнула бы на пол со ступенек, по которым мы спускались на второй этаж, если бы меня не подхватил какой-то парень. Я лишь ойкнула, испуганно глянув на своего спасителя.
   Спаситель оказался вполне симпатичным. Темно-зеленые глаза со смехом смотрели на меня. Губы растянулись в улыбке. Черный ежик на голове. Легкая щетина.
   -Все в порядке? - спросил он очень приятным голосом, давая мне возможность принять нормальное положение.
   -Да, спасибо, - улыбнулась я. Катька остановилась в стороне, со смешинками в глазах наблюдая за нами. - И спасибо, что не дал упасть.
   -Не за что. В следующий раз смотри внимательнее под ноги. А то меня может не оказаться рядом, - он ухмыльнулся.
   -Обязательно, - кивнула. - Извини, мы на пару опаздываем, - я взглядом указала на Катю, что тут же приветливо махнула рукой.
   -Конечно, я вас не держу, - он отошел, освобождая мне путь.
   -Еще раз спасибо, - улыбнулась и двинулась в нужном направлении. Одногруппница тут же поравнялась со мной.
   -А как зовут прекрасную девушку? - послышался вопрос мне в спину. Катя хихикнула, а я с улыбкой обернулась.
   -Вероника. А как зовут моего спасителя? - и приподняла брови.
   -Владимир, - он театрально поклонился. - Могу ли я рассчитывать на прогулку с прекрасной девушкой? - в его глазах так и плясали смешинки. - В знак благодарности.
   -Я буду свободна в половину шестого, - я продолжала улыбаться.
   -Буду ждать у входа, - вновь легкий полупоклон, и он, развернувшись, пошел в противоположную сторону.
   -Мм, у кого-то намечается свидание? - Катька многозначительно заиграла бровями, стоило только мне повернуться к ней.
   -Это всего лишь прогулка, - хмыкнула я.
   -Ну-ну. Главное, в постель сразу не прыгай, он хоть мальчик и горячий, но себя нужно больше любить, - и, видя мою искривленную рожицу, расхохоталась. Я, покачав головой, пошла дальше, решив не обращать на девушку никакого внимания. Та и не требовала моего внимания, продолжая хихикать всю оставшуюся дорогу до нужной аудитории.
   А по окончанию пар, в половине шестого, я действительно пошла на выход, вместо того, чтобы отправиться в библиотеку, в которой и так уже два дня не появлялась.
   Но стоило только выйти на улицу, как я вновь на мгновение замерла, глядя на Игната, который стоял в том же положении, что и вчера. Только его-то мне и не хватало для полного счастья.
   Я быстро окинула взглядом двор, пытаясь найти нового знакомого. И, не обнаружив его, стремительным шагом пошла к нему. Катька, что шла рядом со мной, тоже его заметила, и решила отправиться со мной. Тем же лучше для меня. Он не сможет мне запретить пойти с Владимиром.
   -Привет, - мило улыбнулась я. Игнат тут же одарил меня взглядом "Она тебя не спасет", и мило улыбнулся подошедшей вместе со мной девушке, тут же став спокойным и невозмутимым.
   -Привет, Игнат, - одарила его широкой улыбкой Катя.
   -Добрый вечер, - сдержанно кивнул он. Я едва сдержалась от того, чтобы хмыкнуть.
   -Игнат, извини, но я с тобой сегодня не поеду. У меня свидание, - я невозмутимо махнула рукой. Его взгляд тут же стал жестким, и если бы он мог убивать, то я точно была бы уже мертва. С лица пропала улыбка.
   -Свидание? - он приподнял брови, но я видела в его глазах едва ли не гнев.
   -Да, Ника сегодня с таким хорошим парнем познакомилась, - встряла Катя, кажется, не замечая, как сильно переменился в лице Игнат. - Он позвал её на свидание, и она согласилась.
   -Да неужели? - он натянуто улыбнулся ей, переведя взгляд на неё. - И где же моя любимая сестренка умудрилась с ним познакомиться?
   -В университете, - с готовностью ответила та. - Ника споткнулась, а он её поймал.
   Я ехидно глянула на него. Он же вдруг вновь стал спокойным и невозмутимым. Только вот в глазах теперь - лёд и сталь.
   -Прекрасно. Вероника как раз очень переживала о том, что у неё нет парня, - острый взгляд в меня, и вновь вежливая улыбка Кате.
   -Увидимся дома, - бросила я, отворачиваясь, чтобы скрыть раздражение и злость. И тут же заметила Владимира, наблюдающего за мной чуть в стороне от входа. Улыбнулась, вновь становясь спокойной и вежливой, и направилась к нему. - Привет еще раз. Извини, меня немного задержали, - махнула я рукой в сторону Игната.
   -Твой парень? - он приподнял брови, с интересом разглядывая моего брата. Уверена, тот делал тоже самое.
   -Брат, - и передернула плечами. - Ну что, пошли? Куда пойдем, кстати? - и улыбнулась настолько обворожительно, насколько могла.
   -В парк. А там есть одно замечательное кафе... - он многозначительно улыбнулся, двинувшись в сторону. Я бросила быстрый взгляд на Игната, который, как я и предполагала, не отрывал от нас взгляда, и, довольная его реакцией, пошла следом за новым знакомым. - А твой брат меня потом не убьет за то, что я временно украл его сестру? - усмехнулся он, заметив мой взгляд.
   -Не имеет права, я уже совершеннолетняя, - передернула плечами, стараясь сохранить на лице улыбку.
   -Думаю, для него это не аргумент, - хмыкнул Володя. - Он на меня так смотрел, как будто действительно убить хотел.
   -Игнат достаточно миролюбивый, - ну, это я, конечно, преувеличила.
   -Надеюсь. А он постоянно тебя сопровождает? - поинтересовался парень.
   -Нет. Всего пару дней. Соскучился, - и ухмыльнулась.
   -Соскучился? А вы не вместе живете?
   -Вместе. Просто он несколько лет в Америке жил. Вот только-только вернулся, - у меня ощущение дежавю.
   -Вот как. Он там живет?
   -Работает. Программистом.
   -Хорошая профессия, - уважительно кивнул Владимир.
   -Да уж, хорошая, - тихо пробормотала себе под нос. - А у тебя есть братья или сестры?
   -Нет, я единственный и любимый ребенок в семье, - он усмехнулся.
   -Наверняка тебя много баловали.
   -А тебя разве нет? - он насмешливо приподнял брови. Я не сдержала улыбки.
   -Да, ты прав, меня тоже.
   Дальше разговор перешел на нейтральные темы. Мы рассказывали друг другу про то, у кого какие увлечения, кто что любит, кто чем живет. Как выяснилось, он уже вот как пять с лишним лет участвует в университетском КВНе, а сейчас учится в аспирантуре. А потому парень много шутил, всячески веселил, рассказывал забавные истории. Время летело незаметно.
   В кафе Володя так же не переставал что-то рассказывать. Я же предпочитала больше слушать, время от времени вставляя комментарии и наводящие вопросы.
   Но, если быть честной самой с собой, все это было совершенно не тем, чего я хотела. Да, с ним было интересно, он мне нравился, но это было не то. Я все равно продолжала думать об Игнате. И даже внешне Володя походил на моего брата. Наверное, потому я и обратила на него внимание.
   Но внутренне... Он был совершенно другой. Веселый, искренний, забавный... А Игнат всегда держит эмоции в себе. И от того мне было непривычно наблюдать за такой эмоциональностью.
   -Что-то не так? Ты как-то погрустнела, - проговорил Володя, когда мы вышли из кафе.
   -Нет, все нормально, - я улыбнулась. - Просто немного устала.
   -Я тебя вымотал? - он ухмыльнулся.
   -Ты очень эмоциональный. Твоих эмоций на меня много, - честно призналась.
   -Это потому что ты держишь все в себе. Сковываешь себя.
   "Прям как Игнат", - подумалось мне.
   -Я так привыкла, - пожала плечами.
   -А ты меняйся. Погуляем завтра еще? - он обернулся ко мне, идя вперед спиной. Я вновь улыбнулась.
   -Я не знаю. Мне к экзаменам готовиться надо. Уже и так несколько дней в библиотеке не была.
   Да, я ищу оправдания. Я признаю это.
   -А мы недолго, - Володя подмигнул мне.
   -Ладно, хорошо, - сдалась, поднимая руки. Все равно ведь не отстанет. - Если не появится каких-то важных дел, то погуляем. Но недолго.
   -Отлично, - победно улыбнулся парень, и вновь принялся что-то рассказывать. Я лишь едва заметно головой покачала. Мне хотелось к Игнату.
   Интересно, что он делает сейчас?
   Володя проводил меня до самого дома, благо всего полчаса ходьбы от университета. Мы обменялись номерами телефонов, после чего он поцеловал меня в щеку и убежал. Ну а я отправилась в квартиру, чувствуя, как от усталости подкашиваются ноги.
   Родные стены встретили меня тишиной и темнотой. Видимо, родители были у себя, а Игнат... А он не знаю где был и что делал.
   Скинув обувь, не включая свет, отправилась вглубь квартиры. Из-под дверей родительской спальни действительно струился свет. А вот комната Игната была темной и тихой. Я остановилась напротив его двери. С минуту поколебалась, а потом все же осторожно зашла.
   Сердце сжалось. Комната была пустой.
   И где он?!
   Осторожно прошла внутрь, положила сумку на стул, пытаясь что-то разглядеть в темноте. Все чисто, все убрано, все на своих местах.
   Черт.
   Что-то напрягает. Что-то не так.
   Прикусив губу, осторожно огляделась.
   Что не так?
   Слишком темно, ничего не видно. Окна закрыты плотными шторами. Надо включить свет.
   Пошла к выключателю, обратно к двери. Периферийным зрением улавливаю какое-то движение справа и испуганно взвизгиваю, и тут же прикрываю рот обеими ладонями. Сердце ухнуло в пятки. С той же стороны послышался вздох.
   -Игнат? - прошептала совсем тихо, сделав осторожный шаг туда.
   -Уйди, Ника, - послышался твердый голос брата. Внутри все сжалось.
   "Уйди?!" - билась всего одна мысль в голове.
   -Почему ты сидишь в темноте на полу? - переборов минутный шок, все так же тихо спросила я, подходя к нему ближе.
   -Уйди, Ника. Мне надоело с тобой бодаться, - он даже не пошевелился. Так и сидел в темном углу, где его было практически не видно. Оно и неудивительно, что я его не заметила.
   -Сдаешься? - вырвалось помимо моей воли.
   -Ты же вроде нашла себе парня, - хмыкнул он. Жаль, совсем не видно его лица.
   -Тебе плохо? - я осторожно опустилась на колени перед ним.
   -Ника. Уйди, пожалуйста. Я не хочу сейчас тебя ни видеть, ни слышать.
   Слова резали по сердцу без ножа. Комок сдавил горло. Я не знала, что ответить.
   Еще ни разу за двадцать один год моей жизни я не была ему не нужна. Еще ни разу он меня не прогонял. Еще ни разу не отталкивал.
   И вот этот первый раз настал.
   И от этого было плохо. Очень. Больно. Больно так, что нет сил даже пошевелиться.
   В глазах начало жечь.
   Игнат подвелся, и, обогнув меня, вышел из комнаты, больше не проронив ни слова. Внутри все похолодело, а меня начало морозить. В голове билась всего одна мысль: "Он меня прогнал".
   Надо было встать. Надо было уйти в свою комнату. Надо было сделать хоть что-нибудь, лишь бы не оставаться здесь. Но...
   Я почувствовала, как по щекам потекли слезы, и осторожно прикрыла глаза, позволяя боли выйти наружу. Руки безвольно опустились на пол, ногти с силой впились в кожу ладоней. Голова наклонилась сама собой.
   Меня била дрожь.
   -Ника, - я вздрогнула от его тихого голоса и легкого прикосновения к моему плечу.
   -Не трогай, - я отшатнулась от него, распахнув глаза. Хорошо, что темно, он не увидит, что я плачу.
   -Ника, ты вся дрожишь, - он быстро подхватил меня на руки, я слабо попробовала вырваться. Не получилось. Сил не было совсем. - Ты горячая, - в голосе появилось напряжение, он уложил меня на свою кровать. Прикоснулся ладонью ко лбу. - У тебя высокая температура, - выдохнул он и тут же вновь скрылся за дверью.
   Я хотела встать и уйти, но мне было так плохо, что я вместо этого прижала руки к груди и подтянула колени. Слезы кончились.
   Игнат вернулся очень быстро. Со стаканом и таблеткой в руках.
   -Выпей, - он осторожно присел рядом. Я не пошевелилась. - Вероника, - отставил стакан на тумбочку. Обхватил за плечи и приподнял. - Выпей, - повторил, и поднес к моим губам таблетку. Я не стала сопротивляться, и послушно приняла её, тут же запив водой, которая и была в стакане, который он так же поднес к моим губам.
   Игнат осторожно уложил меня обратно. Накрыл одеялом. Вновь ушел.
   Вернулся с градусником.
   -Померяй температуру, - и я позволила ему поместить его подмышку.
   Он осторожно убрал волосы, закрывающие лицо, за ухо. Провел пальцами по щеке. Я молчала и не двигалась, закрыв глаза.
   -Прости, это я виноват, что ты заболела, - тихо проговорил спустя несколько минут. Я ничего не ответила. Игнат вздохнул, обошел кровать и лег рядом.
   Тишина.
   Минут через пять-десять он забрал градусник. Включил настольную лампу.
   -Тридцать семь и семь, - вздохнул он. Осторожно дотронулся до моего плеча. - Ника, у тебя что-нибудь болит? Голова, горло, еще что-нибудь? Тошнит, знобит?
   Я молчала.
   -Ника, - в голосе метал. - Это важно. Ответь.
   -Нет, - выдавила всего одно слово. Но я знала, что повышенная температура - это только начало. Завтра в гости пожалуют и другие симптомы. А пока организм еще борется...
   -Хорошо. Спи, - он выключил свет. А я невольно подумала о том, что снова буду спать в том, в чем пришла. Это скоро войдет в привычку.
   Игнат вскоре забрался ко мне под одеяло. Притянул меня к себе за талию. Я и не сопротивлялась. Он был теплый, а меня начало морозить. Поэтому я лишь прижалась к нему сильнее.
   Это была моя первая ночь в его спальне за последние пять лет.
   И вновь не было ничего, кроме заботы и опеки с его стороны. Даже несмотря на то, что я ему надоела, и он не хотел меня ни видеть, ни слышать.
  

***

  
   -Вероника, - кто-то потормошил меня за плечо. И я еле разлепила глаза, тут же почувствовав, что у меня заложен нос. Да здравствует ОРВИ. - Ты опоздаешь на занятия, - надо мной склонилась мама.
   -Ника никуда не пойдет, - послышался хриплый ото сна голос Игната, который так и прижимал меня к себе. - Она заболела.
   -Как заболела? - мама тут же прикоснулась к моему лбу. Холодная ладонь приятно холодила кожу. - Никочка, у тебя температура. Как ты себя чувствуешь? Что-то болит? Что-то...
   -Мам, - перебил её Игнат. - Я позабочусь о Нике, иди на работу.
   -Позаботишься? Да тебя самого придется скоро лечить, - возмутилась родительница. - Ты зачем... - она запнулась, - лег рядом с Никой? - я не сдержала улыбки, несмотря на то, что мне было совсем не до веселья. - Хочешь заразиться?
   -Горю желанием, - хмыкнул брат, отстраняясь и садясь в постели. Я тут же укуталась в одеяло. Не мешало бы встать и дойди до ванной, но... Я лишь наблюдала за семьей сквозь полуприкрытые веки. - Не беспокойся обо мне. А о Нике я позабочусь. Иди на работу.
   -Игнат, - мама явно не была согласна с условиями сына.
   -Мам, я уже немаленький. Могу позаботиться и о себе, и о Нике. Иди на работу, - твердо повторил Игнат, вставая. - Я, в отличие от вас с папой, в отпуске, - принялся натягивать шорты, - и могу себе позволить просидеть с Никой весь день. И если заражусь, то мне это тоже ничем не грозит. Так что иди на работу.
   -София, ты где застряла? Опаздываем, - в комнату заглянул отец.
   -Ника заболела, - тут же оповестила его мама. Тот глянул на меня. Потом перевел взгляд на Игната.
   -Ну и что дальше? - вновь посмотрел на супругу. - Ты ничем Нике не поможешь, ей лечиться надо. Игнат о ней позаботится, все равно дома сидит. А мы на работу опаздываем, пошли, - и обнял её за плечи, направляя к двери. Брат ухмыльнулся.
   -Саша, что ты такой бесчувственный?! - возмутилась мама. - Твоя дочь заболела, а все твои мысли о работе!
   -Софи, - отец хмуро глянул на неё. - У Ники есть брат и мужчина, который утверждает, что любит её. Вот пусть и заботится, и доказывает, что его слова не пустые. А если мы все втроем на неё насядем, то, зная характер нашей дочери, уверен, Ника пошлет нас всех. Так что предоставь её лечение Игнату, и пошли на работу.
   Мама поколебалась, и все же вздохнула. Глянула на сына, который все это время внимательно и задумчиво наблюдал за ними. Я пока не подавала признаков жизни.
   -Отвечаешь за неё, - поджала губы и удалилась вместе с мужем.
   Игнат ничего не ответил, явно о чем-то размышляя. Слегка нахмурился. Потом вздохнул и перевел взгляд на меня.
   -Ты как? - и подошел ко мне, присев рядом. Осторожно убрал волосы с лица.
   -Хреново, - проговорила в нос, перевернувшись на спину и прикрыв глаза. Дышать приходилось ртом.
   -Померяй температуру, - и протянул градусник. Я вновь позволила его поместить себе подмышку. И внимательно глянула на него. - Что?
   -Ты вроде не хотел меня ни видеть, ни слышать, - на душе вновь стало гадко от этой мысли.
   -Ника, - он вздохнул. - Ты вчера на меня, мягко говоря, наплевала. Как и в предыдущие несколько дней. Что ты от меня хочешь? Я тебе прощаю все твои слова. Прощаю все твои выходки. Закрываю глаза на твое поведение. И что получаю взамен? Ты ушла на свидание с каким-то парнем. Я готов долго ждать, Ника, - взгляд жесткий, холодный. - Но и у меня есть предел. Если ты променяешь меня на него, то я навсегда уйду из твоей жизни. У тебя больше не будет меня, не будет и брата. Это ясно?
   Я внимательно глядела на него. Его слова плохо усваивались моим мозгом.
   -Мы просто гуляли, - лишь и сказала.
   -Это неважно, - он замолчал. Усмехнулся. Потер переносицу пальцами. - Знаешь, Ника, я тебя прощу, даже если ты переспишь с кем-нибудь другим, - глаза в глаза. - Но мне, черт побери, будет чертовски хреново, если ты так поступишь.
   После чего встал и вышел. У меня сжалось сердце.
   Черт подери, он был прав. Я все время его отталкиваю, посылаю, делаю ему больно. Специально. А он все равно не отказывается от меня.
   Но он все еще мой брат, который пять лет назад пришел ко мне и лишил меня выбора. Сломал мне жизнь. И я не понимала, с чего вдруг такие разительные перемены, ведь раньше ему от меня нужен был только секс. Он приходил ночью, получал свое, и уходил. А я позволяла ему брать желаемое, а потом молча плакала в подушку.
   А теперь... Теперь откуда-то забота, опека... Что ему от меня нужно? Он нашел во мне ту, которая достойна стать его женой и родить ему детей? И он сделает все, чтобы добиться этого? А как же мое мнение?! А как же моя жизнь?! А как же мои желания?! Я не хочу замуж! Я не хочу сейчас детей! Я не хочу быть с братом! С кем угодно, лишь бы не с ним. Без осуждений, без пересудов. Не боясь общественного мнения. Не боясь показаться с ним на глазах знакомых.
   А Игнат... Пусть ищет себе другую девушку. А я не согласна быть с человеком, с которым нахожусь в родственных связях. Не согласна быть с ним.
   -Градусник, - я вздрогнула от его голоса и протянутой руки. Исполнила то ли просьбу, то ли приказ. - Тридцать восемь и три, - он вздохнул. - Выпей, - и вновь протянул таблетку и стакан с водой.
   -Что это? - выдавила, желая лишь одного - иметь возможность нормально вдохнуть.
   -Жаропонижающие. Пей, надо сбить температуру.
   Я послушно выпила.
   -Лежи пока. А я схожу в аптеку, - и пошел на выход.
   -В восемь утра?
   -Есть круглосуточные, - лишь и пожал он плечами, оставив меня одну.
   Я натянула одеяло по самый подбородок и прикрыла глаза. Черт, не могу дышать.
   -Ненавижу болеть, - выдохнула в пустоту.
   Игнат собрался буквально за пятнадцать минут. И благополучно ретировался.
   Еще минут пять пострадав, я плюнула на плохое самочувствие, с горем пополам поднялась и поплелась в ванную. Хочу вздохнуть. Просто вздохнуть.
   Умывание и высмаркивание ничем не помогло, а потому я отправилась на кухню. Поставила чайник. Достала банку меда, ложку. Села за стол и принялась медленно поедать.
   После чашки чая отправилась снова в ванную. Приняла душ. После отправилась к себе в комнату. Нацепила на себя короткие шорты и майку. Вернулась в комнату Игната и вновь забралась в постель, прикрывая глаза.
   Но не прошло и минуты, как раздалась мелодия... которая стояла на звонке на телефоне Игната.
   Высунула голову из-под одеяла, пытаясь понять, где находится его мобильный. Увидела таковой на компьютерном столе. Пришлось снова соскребать свое тело с кровати и идти к нему.
   Игорь Григорьевич. Это, случайно не тот, с кем он разговаривал недавно?
   -Да? - осторожно ответила на вызов.
   -Игнат? - послышался недоуменный мужской голос.
   -Нет, это его сестра, Вероника, - промычала все так же в нос.
   -С Вами все в порядке? - я подумала, что он, наверное, нахмурился.
   -Я болею, а Игнат пошел в аптеку, - пояснила я. - Ему что-то передать?
   -Да, пожалуй. Скажите, чтобы он подошел ко мне в больницу. Уже все готово, осталось только обсудить курс лечения, - мое сердце екнуло. Я лихорадочно думала, как аккуратно выведать у него, что с братом.
   -А... мм... Долго ему лечиться?
   -Все зависит от того, как пройдет операция, - ноги подкосились, и я схватилась за стол, чтобы не упасть. - Возможно, мы его выпишем уже через несколько недель, а возможно, и через несколько месяцев.
   -А... - я заставила себя собраться. - Какова вероятность, что операция пройдет успешно? - знать бы еще, чем он болен.
   -Вероника, Вас ведь так зовут, верно? - я кивнула, не подумав, что он все равно этого не увидит. - Вы не волнуйтесь так, опухоль доброкачественная, нейрохирурги у нас отличные. С Вашим братом все будет в порядке.
   Я так и села на пол. Едва трубку не выронила. В голове звучало всего одно слово: "опухоль".
   -Вероника? Вы меня слышите? - я постаралась сосредоточиться. Не получилось. - С Вами все в порядке? Вероника? - я не могла заставить себя сказать хоть слово. Я просто смотрела в одну точку перед собой. - Вероника?!
   Я вздрогнула, когда из моей руки вырвали телефон.
   -Игорь Григорьевич? Это Игнат, - я, не контролируя себя, зачем-то заползла под стол, сжавшись в комок, обхватив колени руками. - Да. Нет. С ней все в порядке. Обычная простуда. Да, хорошо. До свидания, - телефон отправился обратно на столешницу. А Игнат сел на корточки, внимательно глядя на меня. - Ну и? - поинтересовался, слегка склонив голову набок.
   Я круглыми глазами глянула на него.
   "Опухоль", - продолжало звучать у меня в ушах.
   -Так и будешь там сидеть? - и вновь не последовало ответа. - Ника, - он вздохнул, прикрыв на мгновение глаза. Вновь посмотрел на меня. - Иди в постель. Ну же, давай, - он ухватил меня за руку, потянув на себя. Я тут же попробовала освободиться. Игнат отпустил. Вновь вздохнул. Сел рядом, прислонившись спиной к батарее. Вытянул ноги перед собой. - Да, у меня рак. Ты была права, что я болен. Теперь ты об этом знаешь. И что дальше?
   -Почему ты не сказал? - совсем тихо спросила.
   -Зачем? Мне сделают операцию, потом, возможно, еще лучевая и химиотерапия. И я вновь буду здоров. Зачем зря беспокоить вас? Вы бы ничего и не узнали. Я бы для вас просто уехал обратно в Америку.
   -Почему ты все время врёшь? - глаза защипало. Нос и так еле дышал, а теперь и вовсе перестал.
   -Хуже от моего вранья никому не будет, - жестко припечатал он.
   -Это ты так считаешь, - я быстро стерла выступившие слёзы. Не буду я при нем плакать. Не буду.
   -Ника, иди в постель, - вздохнул Игнат. - Пожалуйста.
   -Я тебя ненавижу, - выдавила из себя, быстро заморгав. И все же выбралась из-под стола и вновь забралась под одеяло. Брат лишь невесело усмехнулся.
   -Держи, - и протянул заветные капли для носа. - И температуру померяй, - и вновь оставил меня одну.
   Уже через пять минут я наконец-то смогла нормально вздохнуть. А еще через пять увидела на градуснике тридцать семь и пять, и со спокойной совестью вновь прикрыла глаза.
   Но из головы так и не уходили мысли о том, что я узнала о болезни Игната.
   Так хотела узнать... А теперь не знаю, что делать с полученной информацией.
   И во мне играла обида на брата. Из-за того, что он ничего не сказал. Из-за того, что и не собирался ничего говорить. Как он мог?! Ведь мы его семья!
   Черт. Ненавижу.
  

***

  
   К вечеру температура спала до тридцати семи ровно. Организм был напичкан лекарствами, а желудок наполнен едой, которую я поглощала все так же в постели брата. Я чувствовала себя намного лучше, чем с утра, но все еще мучилась с носом, закапывая его намного чаще, чем было можно. Плюс, к вечеру начал проявляться кашель.
   В обед я предупредила Володю, что прогулки сегодня не будет, ибо я заболела. Тот расстроился, пожелал скорого выздоровления и еще полчаса всячески пытался меня развеселить. Я делала вид, что у него это получается, а у самой на душе было паршиво из-за Игната. Благо, он ничего не заподозрил, и мы распрощались до того, как он смог бы это сделать.
   Старосту я тоже предупредила, что заболела, хотя и не видела в этом особого смысла. Сегодня была пятница, а в понедельник я надеялась уже выйти на учебу. Все же впереди экзамены, а эту неделю я попросту прохалявила.
   Игнат за весь день после утреннего инцидента практически со мной не разговаривал. Ходил туда-сюда, давал выпить таблетки, спаивал чаем с медом, кормил. А все остальное время писал какие-то программы за компьютером, несмотря на то, что был, если верить ему (а я теперь не знала, стоит ли это делать вообще), в отпуске.
   Он все еще работал, когда я решила, что нам нужно поговорить.
   -Игнат, - позвала его, не отрывая головы от подушки.
   -Что? - он мгновенно повернулся ко мне лицом.
   -Скажи родителям.
   Его взгляд, только что спокойный, стал жестким и непроницаемым.
   -Нет, - как поставил точку, и вновь отвернулся к экрану.
   -Тогда им скажу я, - твердо проговорила, не уверенная в том, что мой голос прозвучал достаточно убедительно, ибо я все еще говорила в нос.
   -Нет, - он резко вскочил со стула и подошел к кровати. Склонился надо мной. - Только попробуй.
   -И что ты сделаешь? - с вызовом вздернула брови.
   -Тебе не понравится то, что я сделаю, - и на его лице появилась такая злая усмешка, что мне стало не по себе.
   -Угрожаешь? - ухмыльнулась.
   -Ника, - удивительно, но он смог произнести мое имя как угрозу для меня же. Как будто он только что пообещал меня убить.
   -Они имеют право знать, - но я не собиралась так просто сдаваться.
   -Не смей им говорить, - отчеканил Игнат, отчетливо выговаривая каждое слово.
   -Но они имеют право знать! - настаивала я на своем. Его глаза стали совсем черными и опасно сверкнули.
   -Если ты им скажешь, я не буду лечиться. Никакой операции, никакого лечения. Это ясно?
   -Врёшь, - поджала губы.
   -Нет, Ника, нет, - он ухмыльнулся, облокачиваясь на тумбочку. - Я не буду лечиться, если ты им расскажешь. Улечу обратно в Америку, и больше вы меня не увидите.
   Я не нашла, что ответить, продолжая сверлить его взглядом. Все думала - блефует он или нет?
   -Хотя да, скажи им, - вдруг усмехнулся Игнат. - Тогда исполнится твое самое заветное желание - я исчезну навсегда из твоей жизни и больше не побеспокою, - жестко припечатал, и пошел обратно за компьютер.
   Не блефует.
   Я прикрыла глаза. Этот человек просто невыносим. Как он не понимает, что мы его семья, и имеем право знать, что с ним происходит?! Почему он решает за нас, что для нас лучше, а что для нас хуже?! Кто ему дал такое право?!
   Я гневно села, прожигая его спину взглядом. Глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться. Выдохнула. Пусть делает, что хочет. Меня это не касается.
   Встала и пошла на выход. Нечего мне здесь делать. Это его мир. Если он считает, что мы не имеем права ничего о нем знать, то мне здесь не место.
   -Ты куда? - тут же спросил Игнат. Голос по-прежнему жесткий.
   -В свою комнату, - пожала плечами, и отправилась в таковую.
   -Вероника, - вкрадчиво произнес брат, догнав меня. - Вернись туда, откуда ты только что ушла, - премило так произнес он, при этом улыбаясь. Правда, улыбка была больше похожа на оскал.
   -С какой радости? То твоя комната, - и все так же невозмутимо забралась в свою родную постель. И тут же вздрогнула, и поежилась. Она была холодной.
   -Вероника, - он подошел ближе. - Вернись по-хорошему, иначе будет по-плохому.
   -Это как? - и ехидно вздернула брови.
   -Хочешь узнать? - злая усмешка.
   -Что, убьешь меня?
   -Нет, всего лишь изнасилую.
   Я аж дар речи потеряла от такого заявления, круглыми глазами уставившись на него. Села в постели, укутываясь в одеяло, и отползла на другой край.
   -Что, язык проглотила? - он, хищно скалясь, начал обходить кровать.
   -Не приближайся, - я вскочила, отскакивая от него.
   -Уже не такая смелая? - забрался ко мне. Я соскочила на пол, попятившись к двери.
   -Не подходи, - и рванула на выход. Но успела лишь выбежать из комнаты, как он поймал меня. Резко прижал лицом к стене, от чего я больно ударилась коленом. Заломил одну руку за спину. Воздух со свистом покинул мои легкие.
   -Ты же столько раз утверждала, что я урод, лишил тебя выбора, - горячее дыхание на ухо, а вторая его рука пробралась под майку, накрывая обнаженную грудь, больно сжимая её. Я дернулась, но он лишь прижался своим телом к моему, лишая меня возможности даже пошевелиться. - Утверждала, что я уже сделал с тобой самое плохое, что могло с тобой произойти, - отпустил вторую мою руку, что мне совсем не помогло, и скользнул освободившейся ладонью под мои шорты, и под стринги. Я попробовала лягнуть его по ноге, но он лишь расставил ноги шире, лишая меня и этой возможности. - И ты же в этом так уверена, - выдохнул, и, резко убрав свои руки с моего тела, закинул меня себе на плечо. Я тут же принялась вырываться и бить его по всему, до чего могла достать. Не помогло.
   Он вернул меня в свою комнату и резко бросил на кровать. Лишь мгновение мне понадобилось, чтобы нормально вздохнуть, и я тут же села, отползая назад от нависшего сверху Игната. Дернулась в сторону, намериваясь уйти, но он сильно схватил меня за талию, и дернул обратно. Уложил на лопатки, завел руки за голову. Ноги больно прижал коленями.
   -Пусти, - я пробовала вырвать руки, но куда там мне.
   -Дура, - сказал, как выплюнул. Отпустил меня, подвелся и ушел из комнаты, громко хлопнув дверью.
   Я же, с все еще бешено бьющимся сердцем, абсолютно не знала, что делать. Но оставаться в комнате брата теперь было страшно. А потому, на трясущихся ногах, я осторожно отправилась на выход. Открыла дверь и... замерла. Игнат стоял напротив, лбом и кулаками касаясь стены. Он не обернулся, но и идти дальше я не решалась.
   -Я бы тебя не тронул, - спокойным голосом произнес он, от чего я вздрогнула и попятилась. - Не тронул бы против твоей воли, - и обернулся, все таким же черным взглядом глянув на меня. Я замерла, боясь пошевелиться. Он замолчал.
   Еще с минуту мы глядели друг на друга, а после он резко пошел к выходу. Схватил ключи и вылетел из квартиры.
   Я обхватила себя руками за плечи, дрожа всем телом. Я не хотела ни в его постель, ни в свою. Мне было плохо морально. Мне было плохо физически.
   Я так и стояла на месте, не зная, куда деваться. В спальню родителей не хочу, в ванную - тоже. Кухня - не вариант. На улицу - глупо, и так болею.
   В итоге все же отправилась в свою комнату. Достала из шкафа плед и укуталась в него, забравшись на подоконник. Задернула штору, чтобы меня не было видно, прислонилась лбом к стеклу и уставилась вниз, на те самые качели, что сейчас одиноко пошатывались от порывов ветра. Мелко накрапывал дождь.
   Игната я заметила уже тогда, когда он подошел к качелям спустя полчаса, может больше, а может и меньше. Судя по почти сухой белой футболке, до этого он ездил в машине.
   Он стоял ко мне спиной, и я не видела, что он делает. Но когда повернулся, я подскочила на месте и от того ударилась затылком об стену.
   -Черт, - я потирала ушибленное место, глядя на курящего брата с открытой бутылкой коньяка в руке. И не верила своим глазам. - Он с ума сошел?! Он же бросил курить! - негодующе воскликнула я. И это было правдой. Начал курить в пятнадцать, а в восемнадцать бросил. И с тех пор я не видела ни единой сигареты в его руках. До этого момента.
   Игнат же, не подозревая о том, что я за ним наблюдаю, преспокойно опустился на качели, сделал прямо из горлышка несколько глотков алкоголя, и вновь затянулся.
   -Черт, - я от злости и растерянности не знала, что делать. Хотелось пойти и настучать ему по голове. Но из-за последних событий... Мне все еще было страшно.
   Из коридора послышались голоса, возвещающие меня о том, что родители вернулись. Я быстро соскочила с подоконника и нырнула в постель, тут же закрыв глаза. Дверь открылась буквально через несколько секунд.
   -Вероника? - послышался голос мамы. Я промолчала, усиленно притворяясь спящей. И плевать, что рано. Я же болею, мне можно. Главное, чтобы она не заметила, как сильно у меня бьется сердце.
   Родительница подошла ко мне, убрала упавшие на лицо пряди, и осторожно дотронулась до лба. Поправила на мне одеяло и удалилась.
   Я же, стараясь не шуметь, вернулась к окну, вновь глянув вниз. Игнат продолжал гробить свой организм.
   -Идиот, - прошипела я, и, наплевав на все, подскочила к шкафу. Достала джинсы, какую-то первую попавшуюся футболку сиреневого цвета, и быстро переоделась. Направилась на выход.
   Осторожно выглянула в коридор. Чисто. Приглушенные голоса раздаются из родительской спальни. Быстро прошмыгнула к двери. На босые ноги напялила кроссовки, схватила ключи, и выскочила из квартиры, постаравшись как можно тише закрыть за собой дверь. Быстро сбежала по ступенькам, вылетела во двор и тут же направилась к качелям. Игнат меня заметил лишь тогда, когда я подсочила к нему и вырвала из рук бутылку и сигарету.
   Он поднял на меня злой взгляд, явно намериваясь обматерить, но замер, увидев, кто перед ним.
   -Ты совсем идиот? - зашипела я, воспользовавшись его временным ступором. - У тебя рак, а ты пьешь и куришь! Куришь! С каких пор ты вновь куришь?! - в негодовании воскликнула, выбрасывая злополучную сигарету куда-то на газон, а коньяк выливая прямо на песок. Капли дождя неприятно падали на волосы, лицо и плечи. Учитывая, как я оделась...
   -Ты что здесь делаешь?! - подскочил Игнат, тут же схватив меня за предплечья и притянув ближе к себе. - Сбрендила?! Хочешь окончательно заболеть и в больницу загреметь?!
   -Тоже самое, видимо, хочешь и ты, - фыркнула, пытаясь освободиться. Что было весьма проблематично, если учитывать, что одна рука была занята бутылкой.
   -Дура! - он окинул меня с ног до головы взглядом, остановившись на несколько секунд на торчащих сосках, и стал еще более злым. - Выскочила в дождь в одной кофточке! Совсем ума нет?!
   -Не кричи на меня! Я из-за тебя выскочила в таком виде на улицу!
   -Марш домой! - он указал мне в сторону подъезда.
   -Не указывай мне, что делать! - я зло прищурилась. Игнат одарил меня гневным взглядом, а после притянул к себе за талию и впился в мои губы поцелуем. Я тут же принялась отбрыкиваться. Привкус алкоголя и сигарет мне совсем не нравился. Но ему на это было плевать. Он настойчиво ласкал мои губы, пытаясь пробраться языком в рот. Но я сжимала и зубы, и губы, не прекращая попыток сопротивления.
   -Домой, - выдохнул он, отстранившись. - Быстро!
   -Только после Вас, - усмехнулась, махнув рукой в сторону дома.
   -Ника, - рыкнул Игнат.
   -Я не для того вышла, чтобы вернуться одной, - не менее добро огрызнулась.
   Он еще пару секунд посверлил меня взглядом, а после схватил за руку и потащил к подъезду. Я не особо и сопротивлялась. По дороге выбросила бутылку в урну.
   Он так и отконвоировал меня до самой квартиры. А там, только войдя в прихожую, мы столкнулись с родителями.
   -Вероника? - округлила глаза мама. - Ты же в комнате только что была, - недоуменно махнула себе за спину.
   -Ну вот была там, а сейчас здесь, - буркнула я, скидывая кроссовки.
   -Игнат, ты снова курил? - поморщился папа. - И почему ты в таком виде?
   -Прогуляться решил, - скривился парень, и, вновь схватив меня за руку, потащил вглубь квартиры.
   -Это ты так за Никой присматриваешь? - последовал за нами отец. Его голос не предвещал Игнату ничего хорошего.
   -Просто у кое-кого мозг отсутствует напрочь, - раздраженно отозвался тот, заводя меня в мою комнату.
   -У Игната, - тем же тоном уточнила я.
   -Переоденься и в постель! - приказал брат, не обратив никакого внимания на мой выпад. - Быстро, - и отпустил меня.
   -Я не понял, что у вас здесь происходит? - нахмурился родитель.
   -Ничего не происходит, - фыркнула я. - Может, вы оставите меня одну, чтобы я могла переодеться? - язвительно добавила.
   -Тебя здесь все видели без одежды, - резко отозвался Игнат, одарив меня просто-таки убийственным взглядом.
   -Игнат! - одернул его отец. Кажется, он тоже разозлился.
   -Все в порядке, па. Просто немного повздорили, - передернул плечами брат и отправился на выход.
   -Идиот, - фыркнула ему вслед. Родитель внимательно посмотрел на меня и вышел следом, закрыв за собой дверь.
   Вздохнув, я все же переоделась и забралась к себе в постель. Закрыла глаза. Кашлянула пару раз. И постаралась уснуть.
   -Ко мне в комнату, - отчеканил Игнат, неожиданно оказавшись рядом. Я в который раз вздрогнула.
   -Не пойду, - и не подумала пошевелиться.
   -Снова начинаешь?
   -Я и не заканчивала.
   -Сама напросилась, - он резко сдернул с меня одеяло и подхватил на руки. Я лишь взвизгнуть успела, а он уже нес меня на выход.
   -Пусти! - попытка вырваться не увенчалась успехом. И я вновь оказалась уложена на его кровать.
   -Выпей, - указал на тумбочку, на которой стояли стакан с водой, чашка с чаем, банка с медом, тарелка с порезанным яблоком и лежали таблетки.
   -Ненавижу, - вздохнула, все же принявшись за уже надоевшую за сегодня процедуру. Хотя мёд я все же поедала с удовольствием. Его я любила, как и мой любимый герой из мультфильма.
   -Я знаю, - просто ответил Игнат, ложась рядом и закрывая глаза.
   Когда я допила чай и выпила все таблетки, брат уже спал. Поэтому я, решив, что посуду можно помыть и завтра, в очередной раз закапала свой нос, выключила свет, и тоже легла спать, предварительно накрыв одеялом парня. Все же, каким бы гадом он не был, а я не хотела, чтобы он замерз и заболел еще чем-нибудь более приземленным. И так целый день со мной контактирует... Не дай Бог подхватит от меня заразу. Еще и под дождем вновь гулял...
   Вздохнув, я повернулась к нему спиной и вскоре тоже уснула.
  

***

  
   Я проснулась посреди ночи от того, что дико хотела кашлять. Что я и принялась делать, стараясь приглушить себя, чтобы не разбудить Игната. Уткнулась лицом в подушку, а приступ кашля все не прекращался. Задержала дыхание. Не помогло. Из глаз выступили слёзы.
   -Ника, - раздался сонный голос брата, который тут же обхватил меня за талию, притягивая ближе к себе. Я даже сопротивляться не смогла, пытаясь откашляться и прикрывая рот ладонями. Мне начало не хватать воздуха.
   Игнат коснулся губами моего плеча, провел носом по вздрагивающей шее. А после отстранился и подвелся. Вернулся через полминуты с какой-то бутылочкой. Положил её на постель. А сам обнял меня за плечи и притянул к себе. Я не стала сопротивляться, продолжая кашлять у него на груди. Не так сильно, конечно, но все равно очень неприятно. Горло начало болеть.
   -Выпей, - проговорил он, протягивая бутылочку с маленьким стаканчиком, больше похожим на крышечку, когда мой организм решил успокоиться.
   -Спасибо, - прохрипела я, и, наплевав на необходимую дозу и какие-либо правила этикета, сделала пару глотков сиропа прямо из горлышка. Закрыла бутылочку и поставила на тумбочку. Глянула на Игната. Тот даже в слабом лунном свете выглядел сонным и немного помятым. - Извини, что разбудила, - я чувствовала себя очень виноватой.
   -Давай спать, Ника, - вздохнул он, ложась рядом, и увлекая меня за собой. Я чисто на автомате дернулась, но он тут же крепче сжал руку, притягивая меня к себе ближе. - И завтра поедем в больницу, - коснулся губами плеча.
   -Зачем? - тут же насторожилась.
   -Пусть врач посмотрит тебя.
   -У меня постельный режим, - отрезала. Больницы я не любила. И Игнат об этом знал.
   -Значит, вызовем домой, - вздохнул.
   -Не надо врачей, - их я тоже не любила.
   -Надо. Самолечение вредное для здоровья.
   -Всю жизнь так лечимся, и ничего.
   -Ника. Не спорь. Спи.
   -Ненавижу, - буркнула, вновь прикрывая глаза.
   Игнат ничего не ответил, лишь уткнулся носом мне в затылок.
   Оставшаяся ночь прошла немногим лучше. Я время от времени просыпалась, вновь начинала кашлять, и от этого просыпался и Игнат. Поэтому мы оба совершенно не выспались. И наутро я была злая и раздражительная. А еще помятая и не в силах даже подняться. Вновь подскочила температура, а нос был заложен.
   Игнат, в отличие от меня, смог и подняться, и привести себя в порядок, и даже попробовал то же самое сотворить со мной. Сначала заставил выпить какие-то таблетки и померить температуру, потом напичкал меня едой и чаем, дал сироп от кашля, а после рискнул вытащить меня из постели.
   -Или ты сейчас встаешь и идешь в ванную, или я тебя туда сам отнесу, - твердо проговорил он после того, как я раздраженно попросила его отстать от меня.
   -Отвали, - я укрылась одеялом с головой.
   -Ника, - он тут же сдернул его. - Я не шучу.
   -Слушай, оставь меня в покое, ладно? - зло глянула на него. - Мне и так плохо.
   -Вот приведешь себя в порядок, и станет легче. Пошли, - Игнат потянул меня за руку к себе.
   -До тебя что, плохо доходит?! - я раздраженно попробовала освободиться. - У тебя опухоль где? В мозге? Что ты так плохо соображаешь.
   Сказала и прикусила себе язык. Брат тут же отпустил меня, глаза стали черными.
   Я невольно подумала о том, что до сих пор не знаю, какой именно рак у него.
   -В мозге, Ника, - жестко ответил он, поднимаясь. - Фиброзная менингиома, - и ушел, хлопнув дверью.
   -Черт, - села я, понимая, что в очередной раз сделала ему больно и, соответственно, оттолкнула от себя. Только на этот раз я совсем не хотела причинять ему боль.
   Вздохнула. Соскребла свое тело с кровати и потащилась в ванную. Надеялась, хоть так немного сгладить свою вину.
   Приведя себя в порядок и закапав нос, чтобы наконец-то нормально дышать, отправилась на кухню.
   -Пап, - и, только-только повернув за угол, мгновенно отскочила и спряталась, надеясь, что ни родитель, ни брат меня не заметили. Скоро подслушивать чужие разговоры войдет в привычку. - А кто моя мать? - сердце замерло, а я, кажется, перестала дышать.
   -Что за глупый вопрос? - недоуменно отозвался отец.
   -Мама, то есть, София, она мне ведь не родная, верно? - голос невозмутимый.
   -Игнат, - тяжелый вздох. - Я понимаю, что ты сейчас пытаешься найти какую-то лазейку, которая позволила бы вам с Никой жить без угрызений совести. Но что ты будешь делать, если окажется, что такой лазейки не существует?
   -Женюсь на ней, - я мысленно представила, как брат пожал плечами. Поморщилась. - Но мне все же интересно, где моя биологическая мать и что с ней случилось.
   -Игнат.
   -Я понял. Ты пока не готов разговаривать на эту тему.
   -Игнат, с чего ты взял, что София не твоя биологическая мать?
   -Па, я не идиот. У меня было десять лет жизни, чтобы подумать на эту тему.
   -Почему десять?
   -Потому что впервые я засомневался в нашем с ней родстве в четырнадцать лет. Я тогда заинтересовался группами крови. И знаешь, что? Оказалось, что у меня не может быть третей группы крови, ведь у тебя - первая, а у мамы - вторая. Значит, и у меня должна была бы быть либо первая, либо вторая. Но у меня почему-то третья. У Ники вторая. А у меня третья. Как так, а, пап? - Игнат усмехнулся.
   Отец молчал. А я прикрыла глаза. Получается, у нас с ним разные матери?
   Слишком много потрясений и новой информации за неделю. Слишком.
   -Я хочу знать, что случилось с моей биологической матерью, - твердо проговорил Игнат спустя минуту, может, больше. - Но от этого я не перестану считать свою маму мамой. Не стану по-другому к ней относиться. Как видишь, даже понимание того, что она мне не биологическая мать, ничего не изменило в наших с ней отношениях.
   Еще одна пауза.
   -Я не требую от тебя сейчас ответа. Как ты заметил, я решился на этот разговор далеко не сразу. Подумай об этом. Прими тот факт, что я знаю правду. А потом я спрошу снова.
   -Только не говори об этом Софи, - вздохнул отец.
   -Как будто, - сбоку послышались шаги, и я тут же встрепенулась, быстро заворачивая на кухню. Надеясь, что мама ничего странного не заметила, - она этого не знает, - хмыкнул Игнат и осекся, увидев меня.
   Я, сделав вид, что ничего не знаю, и ничего не происходит, плюхнулась на диван по другую сторону от отца. Брат стоял у подоконника.
   -О чем говорите? - невозмутимо поинтересовалась, слишком внимательно разглядывая изученную до мельчайших подробностей обстановку кухни. Следом вошла мама.
   -Я смотрю, ты все же встала, - проигнорировал мой вопрос Игнат.
   -Как видишь, - пожала плечами. Я кожей чувствовала, что он пристально смотрит на меня. Наверняка раздумывал - слышала я их разговор или нет.
   -Никочка, ты как себя чувствуешь? - мама коснулась ладонью моего лба, подойдя ко мне.
   -Нормально, - брякнула, не задумываясь.
   -Давай я тебе чаю заварю, будешь? - и, не дожидаясь ответа, тут же включила чайник и стала доставать все остальное. Я лишь скорчила кривую гримасу.
   -Подслушивать нехорошо, - я вздрогнула от тихого шепота на ухо, и тут же дернулась в сторону. Игнат одарил меня насмешливым и жестким взглядом одновременно.
   -Мам, я не буду чай, спасибо, - вскочила, бросив косой взгляд на брата. - Я уже его пила. Пойду, полежу, - и быстро ретировалась из комнаты, не став слушать, что там мне ответила родительница. Вернулась в комнату Игната и вновь забралась в постель, надеясь притвориться спящей. Брат не заставил себя долго ждать.
   -Ну и что ты думаешь относительно того, что услышала? - невозмутимо спросил он, подходя к шкафу. Я настороженно наблюдала за его действиями.
   -Ты о чем? - ответила ему тем же тоном. Он достал джинсы и светлую рубашку. Подошел к кровати, положив вещи на постель, и глянул на меня.
   -Не притворяйся, как будто ты ничего не слышала. Знаешь, - вдруг усмехнулся он, - у тебя потрясающая способность получать информацию не для твоих ушей посредством пребывания в нужном месте в нужное время. То ты случайно подслушиваешь какие-то разговоры, то случайно отвечаешь на чужой звонок от важного человека.
   -Какая полезная способность, если учитывать, что ты ничего не рассказываешь, - хмыкнула.
   -А какой смысл тебе что-то рассказывать, если ты вечно меня отталкиваешь? - вздернул он брови, и принялся переодеваться.
   -А ты куда? - решила проигнорировать его вопрос. Он, конечно, в какой-то степени был прав, но соглашаться с этим, а тем более признавать, я не собиралась.
   -В больницу. И да, я поговорил с родителями, они проследят, чтобы врач тебя осмотрел.
   -Какой врач? - тут же напряглась.
   -Обычный. Из больницы, - усмехнулся Игнат, глянув на меня, застегивая ремень. Я мимо воли разглядывала его обнаженный торс.
   -Не надо никакого врача, - поджала губы.
   -Надо, Ника, надо. У тебя держится температура, и кашель твой мне совсем не нравится.
   -Мало ли, что тебе не нравится, - я раздраженно посмотрела в его глаза.
   -Родители со мной согласны, - один уголок его губ поднялся. - Так что никуда ты не денешься, хочешь ты того или нет. А я вернусь через час-два.
   -А что ты родителям сказал? - усмехнулась. - Куда ты уходишь для них?
   -За билетом, - вновь внимательный взгляд на меня. - И только попробуй им что-то сказать. Ты знаешь, что будет.
   -Идиот, - снова отозвалась я раздраженно, и прикрыла глаза.
   -Говорит человек, который все узнал нечестным путем, - фыркнул Игнат, отправляясь на выход. - И попробуй вести себя нормально.
   -Игнат, - тихо позвала его, слегка приподнявшись на локте, чтобы лучше видеть его.
   -Что? - он оглянулся, уже взявшись за ручку двери.
   -А как ты узнал, что у тебя рак? - и прикусила губу. Брат ненадолго замер, а после вздохнул и подошел ко мне. Осторожно присел рядом.
   -У меня начались головные боли, - Игнат осторожно коснулся пальцами моей щеки. - Такого со мной никогда не было, поэтому я сразу же заподозрил неладное. Обратился в больницу. Там, естественно, попал к терапевту. Тот прописал какие-то таблетки от головной боли. Списал все на усталость, стресс, переутомление. Я же с ним был не согласен, пошел к невропатологу. Тот проверил мои рефлексы, координацию, и отправил на МРТ. Там у меня и обнаружили опухоль. Хотели госпитализировать, но я отказался, поговорил с шефом, объяснил ситуацию, оформил отпуск и улетел сюда. А здесь отправился к Игорю Григорьевичу, с которым ты разговаривала. Он главврач в онкологическом диспансере. И мой старый хороший знакомый. Я договорился с ним. Утром и днем я проходил необходимые обследования, а вечером возвращался домой. И сейчас я еду к нему, чтобы точно знать, какой меня ждет курс лечения.
   -А почему ты не остался в Америке, и не стал лечиться там, если не хотел, чтобы мы что-то узнали? - я хмуро разглядывала парня. Он улыбнулся на мой вопрос.
   -Потому что у меня было два года, чтобы принять некоторые решения. Я бы в любом случае вернулся. Просто пришлось это сделать раньше, и не при тех обстоятельствах, что могли бы быть. И я еще не знал, насколько благоприятный для меня прогноз. Хотел хоть немного побыть со своей семьей.
   -Но все равно первое, что ты сделал, прилетев сюда, это трахнул меня, - резко отозвалась и отвернулась к окну.
   -Извини, - спустя минуту молчания отозвался Игнат. - Я не планировал этого. Просто не сдержался. Я желал этого два года. А когда ты убежала от меня, разозлился, - снова минутная тишина. - И первое, что я сделал, вернувшись, это отправился к Игорю Григорьевичу. Я прилетел днем. И уже после него отправился к твоему университету.
   -А откуда ты узнал, что я буду там в такое время?
   -Мама говорила, что ты допоздна засиживаешься в библиотеке. Вот и решил подождать.
   -С чего такая откровенность? - усмехнулась, глянув на него. - Ты же любишь лгать.
   -Ника, - Игнат ответил мне тяжелым взглядом. - Я не люблю лгать, и делаю это крайне редко. Просто есть некоторые моменты, о которых я предпочитаю не распространяться.
   -И поэтому постоянно лжешь, - кивнула.
   -Ладно, я пошел, - вздохнул он, поднимаясь. - И, как видишь, я сейчас был весьма честен с тобой, - добавил перед тем, как закрыть за собой дверь.
   -К черту твою честность, - раздраженно бросила в пустоту и прикрыла глаза.
   Черт. Надо было еще спросить про недавно услышанный разговор.
   В голове никак не хотело укладываться, что у Игната другая мама. Это казалось чем-то нереальным спустя двадцать один год уверенности в нашем полном родстве.
   И все равно это не меняло того факта, что мы друг другу приходимся братом и сестрой. Отец-то у нас все равно один.
  

***

  
   Как и говорил Игнат, родители проследили за тем, чтобы меня осмотрел врач. И я была рада, что им оказалась немного полноватая женщина среднего возраста. Как-то не хотелось, чтобы меня осматривал какой-то незнакомый мужчина.
   Перед тем, как уйти, она прописала мне какие-то лекарства, о чем-то поговорила с родителями. На меня надежды не было. Я ни слушать её, ни, тем более, запоминать то, что она говорит, не собиралась. Как, впрочем, и выполнять дальнейшие её указания. Это только Игнат мог наивно верить в то, что с её приходом что-то изменится в моем лечении. Я же ничего менять не собиралась.
   Сам брат вернулся, как и говорил, спустя несколько часов. Вошел в комнату... с кульком из аптеки.
   -Это что? - я тут же приподнялась на локтях, заподозрив что-то неладное.
   -Лекарства, - невозмутимо ответил Игнат, положив покупку на компьютерный стол.
   -Какие?
   -Которые тебе прописала врач.
   -А ты откуда знаешь, что она мне прописала? - возмутилась я.
   -Я попросил родителей позвонить мне и сказать, что она сказала и что прописала, - и насмешливо глянул на меня. - Или ты думала, я просто так настоял на враче?
   -Ты... - и поджала губы, не зная, что сказать. - Что тебе сказал Игорь Григорьевич? - невозмутимо поинтересовалась, вновь ложась.
   -Мы обсудили, когда я ложусь в больницу и день операции. И возможную последующую терапию.
   -И когда ты ложишься в больницу? Когда операция? - я все еще сохраняла невозмутимый вид, хотя внутри все переворачивалось от одной только мысли, что его будут оперировать и что-то может пойти не так.
   -В среду ложусь. В четверг операция, - он внимательно посмотрел на меня. - А зачем ты спрашиваешь?
   -А что, нельзя? - с вызовом глянула на него. - Или то, что у нас разные матери, меняет тот факт, что ты все еще мой брат? - и усмехнулась, наблюдая за его реакцией. Он сузил глаза.
   -Вероника, я слишком хорошо тебя знаю. Не вздумай приходить ко мне, ясно? - твердый тон и жесткий взгляд. - Для родителей, и для тебя в том числе, я буду в Америке. Уясни это, пожалуйста.
   -Не хочу я это усваивать. Тебе будут делать операцию, а я буду делать вид, что все хорошо, да? - я разозлилась. - Не дождешься, - и отвернулась от него, уставившись в одну точку.
   -Вероника, - Игнат присел передо мной на корточки. - Ты не должна была этого знать вообще.
   -Но я ведь знаю, - раздраженно посмотрела на него.
   -И что дальше?! - тем же тоном ответил мне он. - Будешь сидеть возле операционной, и ждать, пока выйдет врач и скажет, как прошла операция?
   Я внимательно разглядывала парня. И решила, что лучше сменить тему.
   -Почему ты ни разу даже не намекнул, что у тебя другая мама? Если ты это знал столько лет.
   Игнат прищурился, темно-синие глаза пытливо смотрели на меня.
   -А зачем это было говорить? - наконец-то невозмутимо передернул он плечами. - У меня навсегда останется только одна мама.
   -Тогда зачем ты поднял сейчас эту тему? - и вздернула брови. По почерневшему взгляду брата поняла, что явно лезу не туда.
   -Ты меня так старательно отталкиваешь, Ника. Вот и продолжай в том же духе, - поднялся, и принялся переодеваться.
   -Почему ты вечно скрываешь то, что важно для меня? - я села, сверля его спину взглядом. Он резко повернулся ко мне.
   -Потому что ты не заслуживаешь того, чтобы я об этом рассказывал тебе, - жестко припечатал, скинув рубашку. Я зло прищурила глаза, надеясь за злостью скрыть то, как меня зацепили его слова.
   -В таком случае, будь любезен, больше меня не беспокоить. Раз я недостойна тебя, - и тут же вскочила, намериваясь отправиться в свою комнату.
   -Я не сказал, что ты недостойна меня, - раздраженно произнес Игнат, припечатав меня лицом к двери, когда я уже взялась за ручку. - Я сказал, что ты не заслуживаешь того, чтобы я все тебе рассказывал.
   -Пусти, - я попробовала вырваться, но куда там мне. Еще и холодно вне постели. И горло скребет, кашлять хочется.
   -Или ты считаешь иначе, Ника? Ты считаешь, что все твои поступки, то, что ты вечно меня отталкиваешь, способствует тому, чтобы я был с тобою откровенен? Или ты думаешь, что я все еще панькаюсь с тобой только потому, что хочу сделать тебя своей женой? Ты ошибаешься, Ника, - зло прошипел он. - Я держусь на честном слове. На убеждение самого себя, что когда-нибудь ты все же примешь наши отношения. Но с твоими выходками я скоро поверю в то, что все это напрасно. И предоставлю тебя самой себе.
   -Ну и катись к черту, - раздраженно бросила я, пытаясь его оттолкнуть от себя.
   -Зря ты это сказала, - прозвучало, как приговор.
   В следующую секунду Игнат повернул меня к себе лицом и впился своими губами в мои. Всего пара мгновений, и его язык уже пробрался в мой рот, лаская властно и грубо. Я сдалась почти сразу, наплевав на плохое самочувствие, и ответила на поцелуй, обхватив его одной ладонью за шею, а второй зарывшись в его волосы.
   Его руки скользнули вниз по моему телу, опустившись на ягодицы. Резко подхватил, заставляя меня обвить его ногами за талию. Еще пару мгновений - и он уже укладывает меня на кровать. Руки скользят под майку, задирая её, накрывая грудь. Вызывая во мне волну возбуждения. Губы не перестают терзать мои губы. Одна рука заскользила ниже, накрыла живот. По телу побежали мурашки. Еще ниже. Под ткань шортов и стрингов. Я выгнулась навстречу его пальцам, его ласкам. Застонала ему в губы.
   Игнат отстранился лишь для того, чтобы сдернуть с меня всю одежду. При этом сам оставался по пояс одетым. Его губы скользнули сначала на шею, потом на ключицу, впадинку, грудь. Я прикусила губу, сдерживая стоны, тяжело дыша. Его пальцы вновь принялись ласкать мои половые губки. Я же, в который раз проклиная свою реакцию на его ласки, выгнулась навстречу, слегка раздвинула ноги.
   Я поняла, что что-то не так, лишь тогда, когда его ладони крепко обхватили мои запястья, прижимая руки к постели, а пальцы сменились губами.
   -Игнат, - я дернулась, попробовала сжать ноги. Безрезультатно. - Не надо, - и поняла, что окончательно теряю контроль над своим телом. Его язык ласкал мои половые губки, а я могла лишь дергаться, мечтая прекратить эту пытку.
   Он отстранился, когда я была уже на грани. Отпустил мои руки, навис надо мной. Горящий и... жесткий взгляд. И до меня дошло, что он собирался сделать.
   -Нет, - выдохнула, обхватив его талию ногами. - Ты не можешь.
   -Еще и как могу, - ухмыльнулся Игнат, проводя ладонью по внутренней стороне моего бедра. - Ника, - добавил. В глазах - огонь и лед. Такое странное сочетание.
   -Не можешь. Я тебе этого не прощу, - я внимательно смотрела на него, настолько внимательно, насколько могла. Я хотела ощутить его внутри себя. Просто до безумия хотела. Мне казалось, что если он прямо сейчас не войдет в меня, то я умру.
   -А ты хоть что-то мне простила? - еще большая, и еще более злая ухмылка. - С меня хватит, Ника, - жестко добавил, и, лизнув на остаток сосок, легко отстранился... и ушел.
   И я действительно почувствовала, как что-то внутри умерло. А на месте того чего-то образовалась боль и обида.
   Я прикусила запястье, чтобы хоть как-то избавиться от возбуждения. Подскочила, быстро натянула на себя свою одежду.
   Осторожный стук в дверь.
   -Вероника? - в комнату заглянула мама, обеспокоенно глянув на меня. Я, решив просто проигнорировать этот взгляд, быстро рванула на выход из комнаты. Мама отскочила, и я, проскочив мимо неё, быстро скрылась в своей комнате, захлопнув дверь. - Вероника, - она последовала следом.
   -Оставь меня в покое! - я зло повернулась к ней, застыв посреди комнаты.
   -Что?.. - она растерянно и с беспокойством смотрела на меня.
   -Уйди, мама! Оставь меня одну! Со мной все нормально, - и отвернулась, сжав ладони в кулаки. Безумно хотелось что-то разбить, сломать, просто ударить.
   -Вероника, - мама осторожно коснулась моего плеча. Я дернулась, как от удара. Это была последняя капля.
   Я резко упала на свою кровать, лицом вниз. Уткнулась в подушку. И... разрыдалась.
   Мама осторожно присела рядом, и принялась поглаживать меня по спине, а я позволяла ей это делать, понимая, что от её заботы становится только хуже.
   В этот момент я ненавидела Игната до боли во всем теле. Ненавидела так, как никогда и никого не ненавидела. Так, как никто и никогда никого не сможет ненавидеть. Ненавидела до ломки в суставах и до желания стать бесчувственным микроорганизмом. Стать бездушным камнем. Стать противной горкой пыли, которую сотрут с лица Земли раз и навсегда.
  

***

  
   Больше мы с Игнатом не разговаривали. Я не смотрела на него, не обращала на него внимания, и вообще не замечала. Я перестала принимать от него лекарства, еду, напитки. Я торчала у себя в комнате и, сжавшись в комок, просто лежала в постели, глядя в одну точку.
   За мое лечение взялась мама. Перед этим жутко поругалась и с мужем, и с сыном. Я, конечно, не вслушивалась, но её крики были слышны даже в моей комнате. И я совсем не чувствовала себя виноватой за то, что она разругалась с семьей из-за меня. Да и не только она. Отец, судя по тому, как кричал после того, как она ушла ко мне, тоже поссорился с сыном. И я все равно не чувствовала себя виноватой. Во всем виноват был только один человек.
   Сам же Игнат больше не пытался вернуть меня в свою комнату. Прекратил попытки лечить, полностью предоставив это дело матери. Как и я, засел у себя, и не показывал носа.
   Не пытался помириться. Не пытался извиниться.
   Да я бы и не простила.
   Так и прошли следующие дни. И в понедельник я на учебу не вышла. Общее самочувствие, конечно, улучшилось. Спала температура, почти прошел насморк. Но вот бронхит покидать меня совсем не спешил, даже с теми лекарствами, что прописала мне врач.
   И во вторник тоже.
   В среду я так же никуда не пошла. А Игнат с утра, с сумкой в руках, ушел. Якобы на самолет обратно в Америку. Просто поставил родителей перед их уходом на работу перед фактом, что возвращается назад, и через пару часов покинул дом. А мама, как и отец, очень скупо пожелали хорошей дороги, и спокойно уехали на работу, даже не дожидаясь его ухода. За эти дни они так и не помирились.
   А я... Я сидела под дверью, прислонившись затылком к дереву, и молча слушала их прощание, борясь сама с собой. А после ухода родителей оделась, вызвала такси, и вскоре тихо покинула квартиру, надеясь, что он ничего не заметил. Спустилась вниз, села в подъехавшую машину и, заплатив водителю заранее круглую сумму, проинструктировав о дальнейших действиях, откинулась на спинку сидения и стала наблюдать за машиной брата.
   Он вышел через час. Погрузил сумку на соседнее место, сел за руль и поехал. И мы поехали следом.
   Я не стала заходить следом за ним в онкологический диспансер. Просто запомнила адрес и попросила отвезти меня обратно. А дома вновь забралась в постель, свернулась калачиком и уставилась в одну точку.
   Тишина угнетала. Давила со всех сторон. Пустота была и внутри, и в квартире. Родители оставили меня долечиваться с чистой совестью, а Игнат отправился лечиться сам...
   В какой-то момент я просто села, пытаясь придумать, чем себя занять. Мой утомленный и измученный организм требовал каких-то действий, какого-то движения, мышления, хоть чего-нибудь... И я не придумала ничего лучше, чем отправиться в комнату брата.
   Но и там было не менее пусто. Даже еще более пусто, чем во всей остальной квартире. Да еще и стены на меня давили, нагоняя ненужные воспоминания.
   Прикусив губу, я обвела взглядом комнату. У меня было странное желание найти что-то, сама не знаю что. И, когда в поле зрения попал компьютер, я неуверенно помялась на месте, а после все же подошла и нажала на кнопку включения. Экран неторопливо замигал, показывая, что система загружается. И все бы хорошо... если бы мне не предложили ввести пароль. Я хмыкнула, и выключила компьютер. Откуда мне знать, какой у него пароль?!
   Я устало плюхнулась на его кровать. Провела рукой по постели.
   Сейчас я немного пришла в себя и старалась иначе посмотреть на сложившуюся ситуацию. На поступок Игната, его поведение.
   Он ведь говорил, что терпит меня лишь потому, что убеждает самого себя, что я когда-нибудь приму наши отношения. Предупредил, что на грани. А я взяла и послала его. И он красиво так оставил меня в покое, как и обещал. Только что-то мне от этого не легче.
   И вот теперь... Сидя на его кровати в его комнате... Когда он находился в больнице... После трех дней без него, без его попыток поговорить со мной, наладить отношения... После того, как я осознала, что такое стать свободной от него... Я понимала, что теперь мне больно не от его поступков, а от того, что он сдался, что больше не борется за меня. Понимала, что хочу вернуть его в свою жизнь. Чтобы было, как раньше. Но...
   Я была слишком гордой, чтобы признаться в этом. И принять.
   Со вздохом я поплелась обратно в свою комнату, раздумывая над тем, что сейчас чувствует Игнат. И что чувствовал все эти дни. И поняла, что совершенно не представляю, что творится все это время у него внутри.
   А еще мне стало стыдно. Ведь из-за меня он поссорился с родителями, и они вот так холодно его спровадили... А ведь он отправился не в Америку, а в больницу, и ему нужна поддержка. А вместо этого он остался совсем один, в плохих отношениях со всеми членами своей семьи. Разве так должно быть?..
   Я прикрыла глаза, чувствуя, что теперь мне больно за него. Больно от того, что... я сломала ему жизнь?..
   Сделала глубокий вдох. Выдох. Взяла плед, и, укутавшись в него, удобно расположилась на подоконнике. Уткнулась лбом в стекло. Взгляд упал на качели. В груди все сдавило от воспоминаний.
   Ведь и тогда, когда он пил и курил... В этом была виновата именно я. Из-за меня он сорвался.
   Я прокручивала все события за последние пять лет и с отвращением к самой себе понимала, что именно я все это время ломала ему жизнь. А что, в сущности, сделал он? Да, лишил меня девственности. Да, сузил круг моего общения до одного себя. Три года получал то, что хотел... Три года, за которые он узнал обо мне то, что я никому не рассказывала. Потом еще два года отсутствовал. Позволил мне жить без него. А что я делала эти два года?.. Правильно, я продолжала жить им. Продолжала все время думать о нем. Ненавидеть его?.. А была ли это ненависть? Ведь я ненавидела его за то, что не могла забыть. То есть, по сути, повесила на него вину за собственные эмоции. Но ведь если бы он тогда не пришел, то я бы и не чувствовала всего этого, верно? Не была бы зависимой от него...
   И теперь он вернулся. И что он сделал? Стал проявлять заботу, внимание. Ухаживал за мной, хотя мог бы и не делать этого, если учесть, сколько раз я его послала за последние полторы недели.
   А что делала я все это время? За первые три года я ни разу не попробовала с ним поговорить о сложившейся ситуации. Я избегала его, презирала. Хотя видела, какие взгляды время от времени он бросает на меня. Грустные, усталые, отчаянные... Он не замечал, что я наблюдаю за ним, а потому и не скрывал эмоций. Но и сам не стремился подходить ко мне. То ли просто не хотел, то ли боялся моей реакции... Точнее, знал наперед, к чему приведет любая попытка поговорить, и потому даже не пробовал.
   Потом два года без него... За эти два года я попробовала выбросить его из своей жизни. Погрузилась в учебу. Никого не подпускала к себе близко. Родителей избегала жестко. Они меня редко видели, еще реже слышали. А все потому, что они были напоминанием о нем. Пробовала завести отношения с парнями. Выбирала похожих на него - и сбегала от них из-за этого самого сходства, выбирала полностью противоположных - и сбегала из-за этой самой противоположности. В них все было не так. Не та внешность, не те повадки, не тот характер, не та манера разговаривать... Я пыталась найти идеал, и понимала, что мой идеал укатил в Америку, оставив меня одну. И от этого факта мне не становилось легче, как я того ожидала, а во мне поднималась и росла обида. И от того я стала его ненавидеть еще больше.
   И теперь, когда он вернулся... Я просто не верю ему. Не потому, что не доверяю, а потому, что, если бы все было, как он говорит, он не оставил бы меня на эти два чертовых года одну, загибаться в одиночестве. Ведь мой мир крутился вокруг него. Всегда крутился вокруг него. Он был мне братом, лучшим другом. Он меня всегда баловал, защищал, утешал. Если мне было плохо, нужна была помощь, или у меня что-то случалось плохое, он был первым, к кому я всегда обращалась. Не мама, не папа, а именно он. Да даже если у меня случалось что-то хорошее, я спешила первым делом поделиться этим с ним, похвастаться, увидеть его улыбку, услышать его похвалу.
   А когда он начал встречаться с девчонками... Я его ревновала. Очень. Ведь он какой-то там девочке уделял то внимание, что раньше принадлежало мне. Он заботился не только обо мне, баловал не только меня, ухаживал не за мной... И это при том, что его друзей мужского пола я всегда воспринимала спокойно. Я была с ними знакома, я с ними общалась. Он не редко брал меня в свою компанию, при этом всегда держась рядом.
   А тут какая-то девчонка... И все равно, если мне что-то нужно было, если мне было плохо, или я хотела поделиться чем-то хорошим, он был первым. Он всегда отвечал на мои звонки. Всегда приходил очень быстро, если был мне нужен. И из-за этого не раз ругался со своими подружками... Из-за чего я их недолюбливала еще больше.
   А когда я начала встречаться с парнями... Он не сказал ни слова. Но каждый раз, когда я рассказывала ему о своих отношениях, что произошло, что мне понравилось, а что нет, он то критиковал моего нынешнего парня, то опускал, то просто многозначительно хмыкал и говорил мне разные колкости. Но все равно оставался самым важным и самым близким человеком в моей жизни.
   Им он и оставался последующие три года не родственных отношений. Хотя я и перестала к нему обращаться за помощью, перестала делиться плохими и хорошими новостями. Хотя и избегала его. Но он все равно остался тем, вокруг кого вертелся мой мир.
   А потом он меня бросил. Вот взял - и просто улетел в Америку. Шеф его туда, видите ли, отправил. Парень перспективный, для него - карьерный рост, для них - отличный специалист и хорошая прибыль. А на меня - плевать. Вот попрощался красиво так - не выпуская из постели около восьми часов, во время которых мы либо занимались сексом, либо он прижимал меня к себе и не позволял выбраться, - и укатил в Америку. А я потом весь день рыдала в подушку, хорошо хоть родители на работе были.
   И после этого два года жесткой депрессии. Ни видеть никого не хотелось, ни слышать. В учебе пыталась забыться. Да так старалась, что стала отличницей, на красный диплом претендую. С родителями контакт начала только сейчас налаживать. Друзей как не было, так и нет. А мой мир все равно продолжал крутиться вокруг него. Вот так. Всю жизнь.
   А когда он вернулся... Мне было страшно. Страшно вновь погрязнуть в нем. Я боялась, что, если он сейчас снова войдет в мою жизнь, то больше я не смогу от него избавиться. Больше не смогу жить без него. Боялась, что он снова вот так же бросит меня, а я просто загнусь. И больше не смогу подняться. Не смогу восстановиться. Ведь и за два года этого не случилось. И, видимо, не зря боялась...
   И вот сейчас... Сейчас было пусто и одиноко внутри. Как будто вырвали его из моей жизни. Он сам себя вырвал. Я его вырвала. С корнем так, больно очень. А ведь его мир тоже крутится вокруг меня... Иначе не был бы первым в моей жизни. Иначе променял бы на кого-то другого.
   Но эти два года... Он меня бросил. Оставил одну. Как можно оставить человека, которого любишь, одного, да еще и в таком состоянии?..
   Не верю. Просто не верю.
   Но все равно хочу вернуть его в свою жизнь. Заполнить вновь эту пустоту внутри.
   Но как это сделать?..
  

***

  
   А на следующий день, когда его должны были оперировать, я отправилась в университет. Просто потому, что тишина и пустота квартиры угнетала, давила, и я просто не могла там больше находиться. Хотя и не была готова вновь вернуться к людям. Вернуться в общество. Да и здоровье мне не позволяло это сделать. Но что запретно, то более всего желанно.
   На парах я сидела сзади, приглушая кашель ладонями. Неохотно и односложно отвечала на вопросы одногруппников. Катю с каким-то садистским удовольствием порадовала новостью о возвращении брата в Америку. Та огорчилась и оставила меня в покое.
   Еще некстати объявился Володя, молчавший все эти дни. Встретил в коридоре, позвал гулять. Я отказалась. Попробовал завязать разговор - я пресекла эту идею на корню. Попробовал развеселить - я ответила безэмоциональностью и безразличием ко всему миру и к нему в частности. Он понял, что сегодня он ничего не добьется и так же оставил меня в покое до поры до времени.
   А после пар я отправилась в онкологический диспансер, в котором лежал Игнат. Плевать, что он был категорически против того, чтобы я приходила к нему. Он ничего не узнает. Я не к нему.
   Кабинет главврача я нашла быстро. А вот самого Игоря Григорьевича пришлось поискать. Меня гоняли из кабинета в кабинет, говоря примерно одно и то же: "был, пошел туда-то". И, в конце концов, я вернулась туда, откуда и начала свое путешествие. В его кабинет.
   -Игорь Григорьевич? - просунув голову в небольшое помещение, поинтересовалась я, глядя на мужчину, которому на вид было около тридцати пяти. Волосы темные, короткие. Плечи широкие. Лицо обычное такое, не запоминающееся.
   -Да, это я, - он поднял взгляд от каких-то бумаг и посмотрел на меня. - Проходите, - он указал на стул перед своим столом. Я, прикрыв за собой дверь, приняла его приглашение присесть.
   -Я Вероника, сестра Игната. Мы разговаривали с Вами по телефону, помните? - я говорила спокойно и вежливо, хотя нервы были натянуты до предела. Кажется, что если нажать чуть-чуть сильнее, то они лопнут, как воздушный шарик.
   -Да, конечно, - мужчина подался немного вперед, протянул руку. Я ответила на рукопожатие. - Я так понимаю, что Вы пришли узнать, как прошла операция? - кивок. - Его закончили оперировать несколько часов назад. Все прошло хорошо. Но о результатах мы узнаем только завтра. А может быть, и позже. Его перевели в палату. Он сейчас, вероятно, еще отходит от анестезии, но Вы можете уже пройти к нему.
   -Нет-нет, я не пойду к нему, - тут же замотала я головой. Игорь Григорьевич удивленно поднял брови. - Понимаете, Игнат не хотел, чтобы кто-то приходил к нему в больницу. И строго-настрого запретил приходить мне. Поэтому, я Вас очень прошу, не говорите ему ничего о моем приходе.
   -Ваше право, - улыбнулся мужчина. - А как Ваше здоровье? Ваш брат говорил, что Вы болели.
   -Да все хорошо, - я отвела взгляд в сторону. Об этом я как-то не подумала. - Я почти выздоровела, - и, как назло, несколько раз кашлянула. - Бронхит долечиваю, - поджала губы на его внимательный взгляд.
   -Идите-ка Вы, Вероника, домой, пока я Вас не положил рядом с Вашим братом. У нас, конечно, специализация на больных раком, но и Вам мы сможем помочь, - я не сдержала улыбки на такую угрозу.
   -Спасибо Вам, Игорь Григорьевич. Но я все равно буду приходить, - улыбнулась шире, и пошла к двери. - Я хочу быть в курсе того, как себя чувствует мой брат и какое состояние его здоровья. Сам-то он рассказывать не станет.
   -Для этого есть телефон, Вероника, - буквально уже крикнул он, когда я уже закрывала за собой дверь.
   -Все равно буду приходить, - бросила ему и пошла на выход.
   Надо еще вернуться домой раньше родителей. А то набросятся на меня из-за того, что я не лечусь, и хожу где попало.
   Я успела только заварить себе чай, когда они вернулись. И, достав банку меда, принялась его поедать, дожидаясь, пока они зайдут на кухню. Есть я не стала, ибо не хотелось. Совершенно никакого аппетита. А мед можно.
   -Вероника? Как ты себя чувствуешь? - спросила мама, подходя ко мне.
   -Хорошо, - я улыбнулась, хотя на душе все еще было паршиво. Но сейчас надо было сыграть роль жизнерадостной девушки, у которой все хорошо.
   Следом за мамой вошел и папа. Родители так и не померились. Нет, они общались, но все равно между ними было какое-то напряжение. Каждый остался при своем мнении.
   -Мам, пап, а вы не звонили Игнату? - невинно поинтересовалась, отправляя в рот очередную ложку меда. Я за неделю съела практически полулитровую банку. Кошмар.
   -А почему ты спрашиваешь? - тут же внимательно глянул на меня отец, слегка нахмурившись. Мама тоже помрачнела. Стала возиться с плитой, разогревая еду. Черт.
   -Ну, просто вы как-то нехорошо с ним расстались, - махнула ложкой в воздухе. Теперь на меня внимательно посмотрела уже и мама.
   -Мне кажется, или он пару дней назад бросил тебя, и ты из-за этого все эти дни из постели не вылезала? - вздернул брови папа.
   -Да, не ты ли плакала из-за него? - присоединилась к нему и мама. Я едва сдержалась, чтобы не скривиться. Нельзя.
   -Мы просто немного поссорились, - передернула плечами. - А он все же ваш сын. Вам разве не интересно, как он долетел? Все ли с ним в порядке?
   -Ника, - отец строго глянул на меня. Мама поджала губы.
   -Ну а что? - вздернула брови. - Неужели вам действительно все равно? Что он вам сделал, что вы так с ним обращаетесь?
   -Вероника, - пытливый взгляд. Я вздохнула. Черт. Не хочу об этом говорить. Совсем не хочу. Не готова я. Но придется.
   -Он просто сорвался, - взгляд в сторону. - Потому что я все эти дни его посылала. Жестоко так посылала. Он имел на то право. Я сама виновата.
   -Ты его просто оправдываешь, - возмутилась мама. Я не смогла скрыть раздражение на её слова.
   -Я говорю правду. И знаешь, он тебя все равно любит, несмотря на то, что ты ему не мать, - глянула в упор на неё. Она вздрогнула и побледнела. Один уголок моих губ сам собой дернулся вверх. Я не Игнат, обещаний никому не давала, что не буду об этом с ней разговаривать.
   -Вероника, - сконфуженно произнес отец. Явно не знал, что ответить.
   -Да, я знаю про то, что у него другая мама. И если уж ты смеешь называться его мамой, - глянула на родительницу, - то будь добра ею быть. Он твой сын, мама. И то, что мы с ним поссорились, не дает тебе права наплевать на него.
   -Что ты такое говоришь? - совсем тихо пробормотала она. - Игнат мой сын. И я его люблю не меньше тебя.
   -Ой ли? - усмехнулась.
   -Вероника, - одернул меня отец. - София воспитала Игната как родного сына. Так что не смей её в чем-то попрекать.
   -Так пусть заботится о своем сыне! - не выдержала я, переведя взгляд на него. - И тебе не мешало бы сделать то же самое, па. Он уехал, возможно, навсегда, а все, что вы сказали, это "счастливой дороги", и решили больше с ним не общаться. Любящие родители так не поступают, - встала и ушла в свою комнату. А там, прислонившись спиной к двери, прикрыла глаза. Надеюсь, это немного вправит им мозги, и они все же позвонят Игнату. Ему будет приятно. Я знаю. Ему сейчас очень сильно нужна поддержка. Ведь, скорее всего, он сейчас чувствует себя очень одиноким. А я не хотела, чтобы так было.
  

***

  
   Операция прошла более чем успешно. Об этом свидетельствовали последующие повторные анализы и МРТ. Опухоль была удалена в полном объеме, пациент чувствует себя хорошо. Конечно, он будет состоять на учете, и время от времени ему все равно придется проверяться, но то уже пустяки.
   А вот выписывать его не спешили. Пока снимут швы, пока затянуться рубцы. Конечно, многое здесь зависело от желания самого пациента, но Игорь Григорьевич сказал, что, с воли Игната, он покинет больницу через несколько недель. Я и не спорила.
   Родители таки позвонили ему. На следующий день. После чего с некой опаской объявили мне, что он долетел хорошо, ни на кого зла не держит, и спокойно работает. Я на это заявление лишь хмыкнула, и утопала в свою комнату. Они-то не знали, что он не сказал ни слова правды. Никуда он не прилетел, нигде не работает, и зло, на меня так точно, держит.
   Сама я упорно продолжала ходить в университет. На вторую пару. Чтобы родители ничего не заподозрили, ничего не узнали. Да, в этом плане мы с Игнатом - два сапога пара.
   По вечерам ходила в больницу, к Игорю Григорьевичу. А потом спешила домой до прихода родителей - делать вид, что прилежно лечусь.
   В университете меня то и дело ловил Володя. Я, пользуясь своим нездоровьем, все время увиливала от прогулок. Максимум - разговоры в коридорах на переменах, во время которых я вешала на лицо спокойную улыбку и молчала больше, чем говорила.
   Так и прошли еще две недели, за которые я все же вылечилась. Со дня на день должны были выписать Игната, а потому в понедельник я ходила по университету хмурая и с опущенной головой. Все раздумывала - куда он теперь отправится? Что-то я очень сомневалась, что домой. Он же, вроде как, в Америке.
   Вот так и ходила, пока в итоге в конце дня не врезалась в кого-то. И, как вы думаете, в кого?
   -Кто-то обещал смотреть под ноги, - улыбнулся Володя, придержав меня за предплечья.
   -А я и смотрела, - буркнула, поднимая на него взгляд.
   -Но теперь ты решила не смотреть перед собой, да? - он отпустил меня, отступив на полшага назад.
   -Я просто задумалась, - невозмутимо пожала плечами, вновь цепляя на лицо улыбку, и направилась к выходу.
   -Ты уже выздоровела? - парень сменил тему, последовав за мной, а я мимо воли напряглась.
   -Да, вроде как, - кивнула, лихорадочно думая, как избавиться от него. Ни на какую прогулку я совсем не хотела. В планах был Игнат и только.
   -Тогда, может, погуляем? - черт.
   -Извини, но я уже договорилась с подругой, - махнула рукой, прикидывая, что это, пожалуй, самое правдоподобное оправдание.
   -Ну а я и не говорю конкретно сегодня. Можно завтра, если ты не занята.
   -Посмотрим, - я шире растянула губы. - Если не будет никаких более важных дел...
   -В прошлый раз после этих слов ты заболела, - усмехнулся Володя, открывая мне дверь.
   -Не думаю, что это повторится, - хмыкнула, подняла взгляд и споткнулась на ровном месте. Парень успел меня поймать за талию, притягивая к себе.
   -А теперь ты решила снова не смотреть под ноги, - рассмеялся он. Я криво улыбнулась, и вновь перевела взгляд на Игната, стоящего напротив входа, прислонившись спиной к своей машине. На голове - капюшон от флиски, надетой на нем. На глазах - темные очки. Руки в карманах джинсов. У меня сжалось сердце и забилось сильнее. Что делать?! Как себя вести?! - Это твой брат? - поинтересовался Володя, проследив за моим взглядом.
   -Да. Извини, но мне пора. Пока, - я неловко махнула ему рукой, и поспешила к Игнату.
   -До завтра, - лишь и бросил Володя мне вслед.
   -Привет, - я остановилась совсем близко от брата. Он лишь слегка склонил голову на бок. Я вздохнула, и резко сдернула с него очки. Он поморщился, но продолжал внимательно разглядывать меня.
   -Ну и почему ты ни разу не зашла ко мне в палату? - небрежный вопрос, от которого я тут же нахмурилась.
   -Ты же сам говорил не приходить к тебе, - махнула рукой.
   -Но ты ведь все равно приходила в больницу, - усмехнулся он. Я замерла.
   -Откуда знаешь? - спокойно поинтересовалась, сложив руки на груди.
   -Знаю ведь, - ухмыльнулся. - Ладно, садись в машину.
   -А куда мы? - я тут же вспомнила свои размышления. - Ты же, вроде как, в Америке.
   -Садись в машину и узнаешь, - он открыл мне дверь. Я послушно забралась внутрь. Спустя полминуты и он забрался в салон. Я тут же сбросила с него капюшон. И прикусила губу, сдерживая улыбку. - И? - он настороженно глянул на меня.
   -Тебе идет, - все же ухмыльнулась, разглядывая непривычно лысого брата, с рубцами на голове.
   -Придется тебе терпеть, - усмехнулся Игнат, заводя машину. Вырулил на дорогу. Посерьезнел. - Что ты наговорила родителям?
   -Ничего, - буркнула, отвернувшись к окну.
   -Ника, - строгий тон. - Меня, конечно, радует, что ты пересмотрела взгляды на некоторые ситуации, но зачем ты сказала маме, что я не её сын?
   -Откуда знаешь? - хмуро глянула на него.
   -Отец звонил. И сказал. Так зачем ты ей такое сказала?
   -Надо же было вас как-то помирить, - я невозмутимо пожала плечами. Игнат бросил на меня пытливый взгляд.
   -Поэтому ты показала ей свою осведомленность о том, что я скрывал десять лет?
   -Ну ведь подействовало же.
   -Ника, - жестко. Я, поджав губы, отвернулась к окну. - Это было подло и жестоко по отношению к матери. Заметь, твоей родной матери.
   Во мне мгновенно поднялась волна гнева, и я зло глянула на него. На языке крутились очередные оскорбления, из-за чего его пришлось прикусить. Сделала глубокий вдох. Выдох. Надо успокоиться. Если я сейчас снова его пошлю и оттолкну, то ничем хорошим это для меня точно не закончится.
   -Зато честно и по отношению к ней, и по отношению к тебе, - невозмутимо пожала плечами и вновь уставилась в окно.
   -Ты неисправима, - вздохнул Игнат, я лишь хмыкнула на его заявление.
   Дальнейшую дорогу мы молчали, а я потихоньку расслаблялась. В моральном плане. С Игнатом все хорошо, он рядом, и, вроде как, даже не злится на меня. Хотя о прежних наших отношениях пока даже речи не шло. Я понимала, что если он действительно от меня отказался, то и не вернется так просто. Да и не была я пока готова к тому, чтобы вернуться к прежним отношениям. Нужно было для начала смириться с тем, что он мой брат, и я люблю его как мужчину. И принять это. И еще принять то, что именно он мой "принц на белом коне". Это важно. И сложно.
   Мы остановились возле недавно построенной многоэтажки в соседнем районе от родительского дома. Я растерянно глядела на здание, когда мы выбрались на улицу, и совершенно не понимала, что мы тут делаем.
   -Пойдем, - Игнат с легкой улыбкой приобнял меня за плечи, после того как достал свою сумку с вещами.
   -Зачем мы здесь? - я вопросительно посмотрела на него.
   -Ты же спрашивала, где я буду жить, - хмыкнул он, и повел меня к подъезду. Я, нахмурившись, решила больше вопросов пока не задавать, и послушно последовала за ним.
   Мы поднялись на пятый этаж, где он подошел к одной из дверей и открыл её своим ключом. Я все так же хмуро наблюдала за этим процессом.
   -Проходи, Ника, - он потянул меня за руку в квартиру.
   -Игнат? Ты ничего не хочешь сказать? - глянула на него.
   -Я купил эту квартиру, когда вернулся домой, - вздохнул парень. - В кредит, - добавил, видя, как у меня от удивления лезут брови вверх.
   -А деньги откуда? - лишь и смогла спросить.
   -Заработал, - хмыкнул Игнат, закрывая за нами дверь. - Куда я, по-твоему, должен был девать деньги, которые получал? Я жил в гостинице, которую оплачивала компания. На еду все не потратишь. На одежду - тоже. Вам я отсылал совсем небольшую сумму каждый месяц, и все равно родители каждый раз мне звонили и отчитывали. Денег им хватает, они хорошо зарабатывают, все у них есть. Ты от меня денег не принимала. Вот и купил машину. Теперь купил квартиру. Перевелся в главный офис. Работать теперь буду здесь. Время от времени буду улетать в командировку. Так что и жить буду здесь. Родителям скажу, когда волосы снова отрастут, - усмехнулся он под конец, проведя ладонью по голове.
   -То есть, еще полгода будешь им врать, - кивнула я. Игнат сузил глаза. Я вздохнула. - А мне можно будет тебя навещать? - тихо спросила.
   -А ты как думаешь? - он невесело усмехнулся, прислонившись спиной к стене. Я пожала плечами, неуверенно заглянув в его глаза. - Ты простила меня за последний раз?
   -Игнат, - я отвела взгляд в сторону. Теперь его поступок совсем не казался таким ужасным. Точнее, совсем таковым не казался. - Ты все еще мой брат, - вздохнула, и вновь подняла на него глаза.
   -Только не говори, что все это из жалости, - резко отозвался брат, поморщившись.
   -Не из жалости, - осторожно подошла к нему. Он внимательно проследил за моими передвижениями. - Но ты все равно мой брат. И я не хочу тебя лишаться.
   -Но и со мной быть не согласна, - закончил за меня Игнат. Я виновато заглянула в его глаза, прикусив губу. - Я понял тебя, Ника, - вздохнул он, и, обняв меня за талию, притянул к себе. Уткнулся носом в мою макушку. Я неуверенно обняла его в ответ, устроила голову на его груди.
   -Когда выйдешь на работу? - спросила спустя несколько минут молчания.
   -Со следующей недели. Хочу немного отдохнуть.
   -А до этого ты что делал? - подняла на него взгляд.
   -Отдыхом это вряд ли можно назвать, - усмехнулся Игнат, легонько прикоснувшись тыльной стороной ладони к моей щеке.
   -И что ты собираешься делать?
   -Не знаю, - пожал плечами. Взгляд спокойный, тело расслабленное.
   -Что ж, - я замялась, - я тогда пойду? Мне еще наверстывать упущенное за эти три недели. Экзамены скоро, - и отстранилась, отступив на шаг.
   -Иди, - кивнул брат. Взгляд стал холодный, мышцы напряжены. Ладони засунул в карманы джинсов.
   -Пока, - поджала губы и подошла к двери. Открыла. Замерла. - Я рада, что с тобой все в порядке, - тихо проговорила, не оборачиваясь, и быстро выскочила из квартиры, закрывая за собой дверь. Сбежала по ступенькам, выскочила на улицу. Огляделась по сторонам. Оглянулась на дом. Взгляд скользнул к окнам на пятом этаже. Вздохнула, и медленно побрела вперед.
   На душе остался неприятный осадок. С одной стороны, я была рада, что с Игнатом все хорошо, и он меня принял даже после всего того, что было. А с другой... Теперь наши отношения стали совсем непонятными. Раньше я его отталкивала, а он пытался меня завоевать. А теперь он как бы "отпустил" меня в свободное плаванье, и не претендовал ни на что большее, чем простые отношения брата и сестры.
   Хотя, спасибо уже на том, что он меня принял обратно хотя бы как сестру. Вероятно, сейчас следует вернуть те отношения, что у нас были пять лет назад. А там... там будет видно. Главное сейчас разобраться с самой собой. Со своей жизнью. Закончить семестр, сдать все экзамены и поступить в магистратуру. И за это время привести в порядок свой шаткий внутренний мир. Решить для себя, чего я хочу, что мне нужно, а уже там будет видно, как вести себя дальше.
   Дошла до остановки, там села в маршрутку. Через десять минут уже была около дома.
   Что ж, отныне начинается новый этап моей жизни. Главное, суметь справиться с изменениями.
  

***

  
   На следующий день я принялась за воплощение намеченных планов. Привела себя в порядок, "порадовалась" наступившим красным денькам, пообщалась немного с родителями (с ними так же было принято решение наладить нормальные отношения), отправилась в университет. Там погрузилась в учебу, полностью сосредоточившись на ней, и выкинув из головы все ненужные мысли. После третей пары, идя в следующий кабинет, встретила Володю. С ним тоже было решено разобраться, расставить все точки над "і", четко разъяснить свои позиции и показать, что ему светит со мной, а что нет.
   -Привет, - поздоровалась с ним, улыбнувшись и отходя к окну, чтобы не мешать остальным.
   -Привет, - улыбнулся он в ответ. - Ну как, сегодня идем гулять?
   -Извини, Володь, но нет, - покачала головой. - Я три недели не была в библиотеке, еще и две недели болела. Надо наверстывать упущенное. Экзамены скоро.
   -У меня такое ощущение, что ты меня динамишь, - усмехнулся парень. Я хмыкнула.
   -По правде говоря, так я и делала последние две недели, - пожала плечами, заглянула в его глаза. - Понимаешь, ты парень, конечно, хороший, но не тот. У меня есть любимый парень, с которым я хочу проводить свое время. А у тебя, думаю, в планах на меня больше, чем дружба. А большего я тебе дать не могу.
   -Ты не говорила, что у тебя есть парень, - невесело усмехнулся Володя.
   -А у меня его и нет, - вновь пожала плечами. - Есть мужчина, которого я люблю, и который любит меня. Но мы не вместе. Так получилось, - отвела взгляд в сторону, в окно. - Это сложно. Но я надеюсь, что все образуется, - сказала и почувствовала, как внутри все сжалось от собственных слов. Да, я надеялась, что все образуется. Я хотела быть с Игнатом. Но не сейчас. Не тогда, когда я еще не приняла наши отношения в другом аспекте. Не тогда, когда сомневаюсь в его чувствах.
   -Я вижу, - улыбнулся парень. - Ты приняла решение, это видно. И я, судя по всему, в твоих планах остаюсь просто другом.
   -Да, - не нашла больше, что ответить, вновь глянув на него.
   -Что ж, тогда предлагаю просто погулять. Думаю, пока ты не с ним, - он подчеркнул последнее слово, - то ты не откажешься развеяться. И можно после того, как ты позанимаешься в библиотеке, - добавил, когда увидел, что я открыла рот.
   -Хорошо, - кивнула. - Но я не знаю, во сколько освобожусь. И велика вероятность того, что за мной заедет брат.
   -Позвони ему и скажи, что пойдешь сегодня гулять, пусть не приезжает, - пожал плечами Володя. - А до дома я тебя провожу, за это он тоже может не беспокоиться.
   -Хорошо, - заставила себя улыбнуться, мысленно прикидывая, как Игнат будет "не беспокоиться", когда узнает, что я пошла снова гулять с другим парнем.
   Что ж, раз уж он меня отпустил, то я имею право делать все, что захочу. И гулять ходить, и на свидания. С кем хочу и когда захочу. Другой вопрос, что так я могу навредить самой себе, своим планам.
   Как, спрашивается, я буду возвращать наши отношения на прежний уровень, встречаясь с другим парнем? Хотя, с другой стороны, это мне даже на руку. Ведь по плану мы сначала должны стать былым тандемом под названием "брат и сестра". Вот пусть и мирится с этим. Пусть вновь критикует, опускает моего "кавалера" и просто отпускает ехидные замечания.
   -Что ж, тогда до вечера. Я буду ждать у входа, - улыбнулся Володя, даже не подозревая, что становится в моих планах способом достижения цели. Да, в какой-то мере, я его просто использую. Но он сам напросился, так что сам и виноват.
   -Хорошо. Как закончу, выйду. Все, я на пару, - махнула рукой и отправилась в нужном направлении.
   -Удачи, - бросил Володя мне вслед.
   -Спасибо, - улыбнулась через плечо, и, больше не оборачиваясь, отправилась на пару, вновь погружаясь в учебу.
   Игната я все же набрала, во время следующей перемены. И это было настолько непривычным, что я минут пять не решалась этого сделать. За последние пять лет это был первый раз, когда я ему сама позвонила. Хотя знала номер его телефона на память и не забывала ни на мгновение.
   -Ника? - раздалось из динамика через два гудка.
   -Привет, - скромно так выдала.
   -Что-то случилось? - в голосе брата послышалось напряжение. И это лишний раз подтверждало, что до прежних отношений нам еще далеко. Я даже позвонить ему не могу просто так, без повода.
   -Нет, все в порядке, Игнат, - спокойно отозвалась я, не замечая, как свободная ладонь сжалась в кулак, ногти впились в кожу. - Просто хотела сказать, чтобы ты сегодня за мной не заезжал. Я иду, - секундная заминка, - гулять.
   В трубке повисло минутное молчание. После вновь раздался голос брата.
   -С ним? - я едва сдержалась, чтобы не хмыкнуть. Я бы поинтересовалась, кого он подразумевает под "ним", но понимала, что он спрашивает именно про Володю. Больше не про кого.
   -Да.
   -Ясно. Хорошо погулять, - и сбросил вызов. Я вздохнула. Вот и поговорили.
   Забросив мобильник в сумку, отправилась на следующую пару. На душе вновь остался неприятный осадок. В ушах так и звучало его сухое "ясно". Постаравшись выкинуть его из головы, вновь погрузилась в учебу. Только на этот раз время от времени все равно в мыслях всплывал и образ брата, и его голос.
   После пар действительно отправилась в библиотеку. Просидела там несколько часов. Когда выходила, на часах уже было девять. А я так за весь день ничего толком и не съела. Организм требовал пищи, а аппетита по-прежнему не было.
   Володя, как и говорил, ждал меня у входа, присев на невысокий забор вдоль проезжей части, и глядел на небо. Погода уже несколько дней стояла солнечная, теплая.
   -Долго ждешь? - поинтересовалась, когда подошла к нему.
   -Нет, не очень, - улыбнулся он, переведя взгляд на меня. - Ну что, пошли? - я кивнула.
   -Куда идем?
   -Сначала в кафе. Думаю, ты проголодалась, - он вопросительно посмотрел на меня. Я, слегка улыбнувшись, вновь кивнула. - А потом немного прогуляемся, и я отведу тебя домой.
   -Хорошо, - я позволила ему взять себя под руку, мысленно усмехнувшись над тем, как мы, скорее всего, выглядим со стороны. Уж точно не как друзья, коими мы все равно не являлись. Володя был для меня не больше, чем просто интересным знакомым.
   Парень вновь много говорил, рассказывал. Потихоньку выведывал и у меня информацию про себя. Я, решив, что ничего в этом такого нет, стала рассказывать про свое детство, про Игната. Про наши с ним отношения. Я улыбалась, смеялась, и в то же время грустила. Куда приятнее было бы вспоминать все забавные и не очень моменты с братом.
   Володя, как и обещал, отвел меня в кафе, где я наконец-то поела. Оплатить за себя я даже не пыталась. Парень еще в первый раз дал понять, что не даст мне этого сделать. Я и не спорила. Теперь-то я точно дала ему понять, что ему не стоит претендовать ни на что большее, чем просто дружба.
   После кафе мы еще около часа гуляли по парку, болтая ни о чем. И хотя с Володей было интересно и легко, я все равно продолжала время от времени думать об Игнате, размышляя, чем он занимается, что делает, что чувствует. Интересно было узнать, что он думает по поводу меня и Володи, но я понимала, что этого узнать мне не дано. А потому продолжала упрямо выбрасывать его на время из своей головы.
   Володя проводил меня до дома, вновь поцеловал в щеку, предварительно уговорив меня на прогулку и на следующий день. Мы попрощались, а я поднялась в квартиру. Родители уже спали, и я последовала их примеру.
   Так и продолжалось в последующие дни. С утра на пары, после пар - в библиотеку, после библиотеки - на прогулку с Володей. И к субботе я соскучилась за Игнатом, с которым все эти дни не виделась. Наше общение сводилось к моим коротким звонкам, во время которых я в очередной раз оповещала его, что заезжать за мной не стоит, а он все так же отвечал сухое и короткое "ясно", что так резало мой слух.
   В субботу, решив, что пора переходить к более активным действиям, с утра отправилась к Игнату, сказав родителям, что иду гулять с одногруппниками, и вернусь не скоро. А может, и вовсе только завтра вечером. Родители бросили на меня какие-то подозрительные взгляды, но предпочли не комментировать и предоставить мне свободу действий, за что я была им благодарна.
   А уже в одиннадцать утра стояла напротив двери в квартиру Игната и нажимала на кнопку звонка. Он открыл где-то через минуту, потирая пальцами глаза. Он так делал, когда подолгу сидел за компьютером.
   -Ника? - Игнат вздернул брови, когда посмотрел на меня, явно не ожидая моего прихода в гости.
   -Я. Впустишь? - спокойно поинтересовалась, заставляя смотреть себя на его лицо, а не на обнаженной торс. Брат расхаживал в одних штанах.
   -Проходи, - он отступил, позволяя мне пройти, а после закрыл за мной дверь и повернулся ко мне. - Что-то случилось? - поинтересовался он, наблюдая, как я снимаю обувь.
   -Нет. А я что, не могу просто так к тебе приходить? - глянула на него, оставшись босой.
   -Можешь, - пожал он плечами и отправился вглубь квартиры. Я последовала следом, попутно осматриваясь.
   Квартира оказалась двухкомнатной, но большой. Совершенно необставленной, необжитой. Что было совершенно неудивительно.
   Игнат прошел в комнату, отведенную под спальню, о чем свидетельствовала кровать посередине. Сел за компьютерный стол, что стоял у окна, и вновь принялся стучать по клавиатуре, глядя на монитор. Я всегда лишь завидовала его умению печатать "вслепую".
   -И это ты так отдыхаешь? - поинтересовалась, встав за его спиной, наблюдая, как на экране стремительно появляются новые строчки, смысл которых мне был совершенно непонятен.
   -Не могу же я целыми днями просто сидеть на кровати, - пожал плечами брат, его пальцы замерли над клавиатурой.
   -И поэтому ты целыми днями работаешь так, что потом глаза болят, - я осторожно, неуверенно положила ладони на его плечи, боясь его реакции. Он слегка напрягся, но не оттолкнул, уже хорошо.
   -Ника, ты зачем пришла? - спокойно поинтересовался Игнат, позволяя мне легонько массировать его кожу.
   -Я к тебе пришла, - просто ответила, скользя ладонями к шее.
   -Зачем? - повторил парень, все еще не двигаясь. Мышцы понемногу расслаблялись под моими пальцами.
   -Чтобы провести день с тобой. Нельзя?
   -Можно. Но зачем?
   Я вздохнула. Осторожно обняла его, скользнув ладонями по его груди. Щекой прижалась к его плечу.
   -Я хочу вернуть себе брата. Того, который был у меня шестнадцать лет.
   -Я никуда не пропадал, - тихо отозвался Игнат, накрыв своими ладонями мои.
   -Нет. Ты пропал, - так же тихо. - Я вычеркнула тебя из своей жизни, и ты перестал быть мне тем братом, который всегда был рядом.
   -Ника, - он осторожно расцепил мои руки, развернулся и усадил меня к себе на колени. - Ты по-прежнему самый близкий мне человек, - заправил пряди волос за ухо. - И ты всегда можешь придти и рассказать мне обо всем, что тебя тревожит.
   -Но это уже будут не те разговоры, что были раньше, - я пристально смотрела в его глаза. Он слегка улыбнулся.
   -Не те, но они могут быть такими, какими мы захотим.
   -Я скучаю по тебе, - тихо проговорила, внимательно наблюдая за его реакцией. Но Игнат лишь прикрыл глаза и уткнулся лбом мне в плечо.
   -Я тоже, Ника. Я тоже, - прошептал он, не меняя положения.
   -И с Володей мы просто дружим, - добавила я. Почувствовала, что он улыбнулся, хотя и не видела его лица. Его губы коснулись моей шеи. - Но это не значит, что я согласна быть твоей девушкой.
   -Я знаю, - Игнат наконец-то поднял взгляд, посмотрев прямо в мои глаза. - И ничего от тебя не требую. Я же сказал - теперь ты можешь делать все, что пожелаешь.
   -Я знаю, - повторила его слова тем же тоном. - Поэтому и пришла.
   Игнат слегка прищурился, не отрывая от меня взгляда. Потом закрыл глаза. Через несколько секунд вновь открыл.
   -Хочешь фильм посмотреть? - спросил, улыбнувшись. Я улыбнулась в ответ. Кивнула. - Тогда устраивайся, я быстро, - и, согнав меня со своих колен, подтолкнул к кровати, а сам вновь повернулся к монитору.
   Беззвучно хмыкнув, забралась с ногами на кровать. Легла, подперев голову рукой, согнутой в локте. И стала наблюдать за братом. На душе было уютно, но все еще неспокойно. Легкое напряжение от неизвестности не отпускало ни на минуту. Голову терзали мысли о том, что будет дальше. Как себя будет вести Игнат? Как мне вести себя?
   Брат и вправду закончил довольно-таки быстро, и уже через десять минут мы выбирали, какой фильм посмотреть. Выбор пал на "Я - начало". Научная фантастика. После чего Игнат поставил его на просмотр, и присоединился ко мне на кровати. Осторожно обнял за талию. Не почувствовав сопротивления, притянул ближе. Я удобно устроила голову на его груди, обняв в ответ. И почти на два часа мы погрузились в просмотр фильма.
   Ни один из нас не комментировал ни одного эпизода. Мы смотрели молча. Но каждый из нас знал, какие моменты нас зацепили больше всего, и, вероятнее всего, догадывался о мыслях того, в чьих объятиях находился. По нашей реакции. То я на несколько секунд спрячу лицо на его груди, чтобы осмыслить увиденное и обдумать. То прижмусь сильнее, ища тепла, защищенности и ласки. То по моим щекам скатятся одинокие слезинки, которые он утрет. То уже он прижимает меня к себе крепче. Например, когда главный герой теряет свою возлюбленную. В тот момент и я прижалась к нему крепче. И прослезилась тогда же. И лицо спрятала на его груди.
   Наверное, каждый из нас в тот момент представил себя на его месте. Потому так и случилось.
   Когда фильм закончился и пошли титры, я не пошевелилась. Продолжала лежать рядом с Игнатом, обнимая его. Обдумывала фильм, обдумывала концовку. Брат тоже не спешил отстраняться и вставать. Легонько поглаживал меня по спине.
   -Не люблю такие концовки, - вздохнула я через несколько минут. Уперлась подбородком в грудь парня, и посмотрела на его лицо.
   -Почему? - спросил Игнат, встретившись со мной взглядом. Осторожно провел костяшками пальцев по моей щеке.
   -Потому что остаются вопросы. Называется, додумай сам.
   -А какие у тебя остались вопросы?
   -Ну, например, что случилось с этой девочкой. Я хочу, чтобы она осталась с ним. Пусть он её удочерит, - тихо ответила, прикрывая глаза и прижимаясь щекой к его груди.
   -Ника, - прошептал брат, провел ладонью по моим волосам. - Может, он так и сделал.
   -Вот именно, что может, - вздохнула. Открыла глаза. Глянула в окно. - А может, и нет.
   -Но ты уже этого не узнаешь.
   -Не узнаю.
   Мы замолчали. Каждый думал о своем. Лично я - о том, что хочу поцеловать обнаженную кожу под моим лицом, под моими пальцами. Каждый миллиметр хочу поцеловать. И меня больше не пугали подобные мысли.
   А вот о чем думал Игнат - не знаю. Его руки продолжали медленно поглаживать меня по спине, голове, рукам. А я лежала и наслаждалась. Наверное, будь я кошкой, мурчала бы от удовольствия.
   -У Серого сегодня день рождения, - спустя некоторое время прозвучал голос брата. - Я приглашен. Пойдешь со мной?
   -У Серого? - я вновь уперлась подбородком в его грудь, чтобы видеть его лицо. В памяти тут же всплыл упомянутый парень, с которым брат дружил еще со школы. Вплоть до отлета в Америку. - То есть, он в курсе, что ты вернулся? - Игнат слегка улыбнулся, тем самым отвечая положительно на мой вопрос. - А про операцию он тоже в курсе? - внутри начала рождаться злость.
   -Нет. Сегодня узнает, - хмыкнул брат. - Так что, пойдешь?
   -Меня он не приглашал, - я отстранилась, принимая сидячее положение.
   -Не думаю, что он будет против, если ты придешь со мной.
   -Да я тоже так не думаю, если учитывать, что он пытался за мной ухаживать, - ехидно протянула, сверля Игната взглядом. - Не ты ли тогда промыл ему мозги, чтобы он ко мне не совался?
   -Не думаю, что спустя семь лет он вновь начнет за тобой ухлестывать, - хмыкнул он, но его глаза оставались серьезными и ясно давали понять, что если такое все же случится, то брат снова не подпустит его ко мне.
   -Хорошо. В конце концов, мне все равно, - пожала плечами. Игнат тут же нахмурился, взгляд похолодел.
   Я мысленно хмыкнула. А чего он ожидал? Сам ведь меня отпустил. Пусть доказывает, что его слова не пустые.
   -Тогда предлагаю сходить куда-нибудь поесть, потом можно прогуляться. А к шести едем к Серому.
   -Мне еще домой надо будет зайти, переодеться. Не пойду же я в таком виде, - кивнула на короткие джинсовые шорты и белую майку, что были на мне. Пусть сейчас только май месяц, зато температура на улице двадцать семь градусов по Цельсию.
   -Не пойдешь, - кивнул Игнат. - Значит, зайдем.
   -Не боишься, что тебя родители увидят? - вздернула брови.
   -Нет, Ника. Даже если они меня увидят, сомневаюсь, что всерьез примут за своего сына. Я все-таки, по их мнению, в Америке.
   -Как знаешь, - пожала плечами. - Тогда одевайся и пошли обедать. Я уже проголодалась, - что было удивительно, ибо впервые за все эти дни у меня разыгрался аппетит.
   -Две минуты, - усмехнулся брат, поднимаясь.
   И, действительно, за эти две минуты он собрался. Выключил компьютер, надел футболку, натянул на лысую черепушку кепку, а на глаза - очки.
   -И долго ты собираешься так ходить? - поинтересовалась уже на выходе, надевая босоножки без каблука.
   -Как так? - вздернул брови Игнат, открывая дверь.
   -Пряча лысую голову, - усмехнулась, выходя в подъезд.
   -Не хочу травмировать психику людей, - хмыкнул он, выходя следом и закрывая дверь.
   -Подумаешь, - фыркнула я. - Пару рубцов на голове. Некоторые с таким кошмаром вместо волос ходят, что это пустяки.
   -Пару рубцов? - переспросил брат, заходя следом за мной в лифт.
   -Ну, может не пару, - отвела взгляд в сторону. - Но все равно. Что, люди не поймут, что ли? Как будто это что-то плохое.
   -Ника, - Игнат приподнял мою голову за подбородок, заставляя смотреть на себя, - ты прекрасно знаешь, что не поймут. Такой у нас народ непонятливый. Так что пускай пока будет так.
   -Ну и ладно, - буркнула, сложив руки на груди. Просто потому, что не знала, куда их деть.
   В кафе мы не пошли. Из-за того, что я вдруг поняла, что никуда не хочу. А Игнату не оставалось ничего кроме как подчиниться моему капризу. Поэтому мы отправились в продуктовый магазин, где вдвоем решали, что брать и что будем готовить. Брат у меня был золотой, поэтому, помимо всех прочих его достоинств, умел и готовить. Из-за чего я уже не единожды задавалась вопросом, почему он не нашел более подходящую ему девушку. И не родственницу, связь с которой будет осуждать вся общественность.
   Спустя час мы вернулись обратно в его квартиру, где вместе принялись готовить. Брат взялся за мясо, оставив на меня гарнир и салаты. Я и не сопротивлялась, особенно, если учитывать, что именно он и научил меня готовить. Родители лишь глазами хлопали, когда, возвращаясь с работы, узнавали, что днем брат учит меня этому непростому делу. После уроков. Сам же он учился по выходным у мамы. Вот как-то так получилось.
   Пока готовили, практически не разговаривали. Но молчание было уютным. Да и вообще атмосфера была домашняя, родная, немного интимная...
   -Ника, - раздалось тихое за моей спиной, когда я уже потянулась за тарелками. В следующее мгновение сильные ладони легли на мою талию и прижали к крепкому телу. Я напряглась. - Разве тебе не хочется вот так проводить время каждый день? - так же тихо спросил Игнат. - Ходить вместе за продуктами, вместе готовить, вместе есть. Вместе мыть посуду, вместе убираться в квартире, - секундная пауза. - Вместе спать.
   -Игнат, - напряженно начала я, но замолчала, не зная, что ответить. Хотеть-то я хотела... А вот смириться и принять не могла.
   -Я тебя люблю, Ника. Пожалуйста, верь мне, - тихо прошептал мне парень на ухо. А после отстранился. - Давай есть и поедем. Иначе опоздаем к Серому.
   Я ничего не ответила, продолжая стоять в том же положении, с бешено бьющимся сердцем. Заставила себя вновь потянуться к тарелкам.
   Как бы там ни было, а я хотела его ласковых прикосновений. Желала их. А он, кажется, решил поменять стратегию по завоеванию меня. Кто там от меня отступился? Кто там меня отпустил? Оставил в покое? Игнат? Трижды "ха". Но, во всяком случае, он на меня не давит, а предоставляет право выбора. И хотя что-то внутри противно твердило, что он вновь играет нечестно, и вновь пытается стать для меня единственным мужчиной, я гнала от себя желание снова закрыться от него, оттолкнуть, и проявить свои свободолюбивые замашки. Пора было взрослеть и принимать тот факт, что рядом все равно должен быть человек, который будет единственным и желанным. И раз уж я решила, что таковым является Игнат, то нужно позволить ему его хитрость. В конце концов, я же сама хотела, чтобы он меня не отталкивал. Хотела вернуть былые отношения. Вот, пожалуйста, получите, распишитесь.
   Поздний обед или ранний ужин прошел в молчании. Я то и дело ловила на себе внимательные и изучающие взгляды Игната, но мужественно сохраняла спокойное выражение лица, и даже почти не дергалась. Пыталась расслабиться и получать удовольствие от такого обыденного общения с ним. Он же, в свою очередь, наверняка ждал от меня привычной реакции - что оттолкну, нахамлю, обзову, или еще что-то в этом роде.
   После трапезы Игнат, видимо, решил вновь попытать счастья. Я едва удержалась, чтобы не хмыкнуть и не рассмеяться, когда он осторожно пристроился сзади, обняв меня за талию, когда я принялась мыть посуду.
   -А мне нравится так проводить время с тобой, - спокойно проговорил он, но его выдавала напряженность в теле. - И я бы хотел, чтобы так проходили все мои выходные. Рядом с тобой. Вместе с тобой.
   -Игнат, - я постаралась, чтобы голос прозвучал строго и жестко. - Мы, кажется, с тобой договорились, что я - свободная девушка, а ты - всего лишь мой брат. Разве нет? - и невинно глянула на его лицо, снизу вверх, уткнувшись затылком в его грудь.
   -Конечно, - один уголок его губ едва заметно дернулся, и он взял полотенце, приготовившись вытирать посуду. Я, с трудом скрыв улыбку, сосредоточилась на мойке.
   Все-таки, мне нравилось поведение Игната. Нравилось, как он "ненавязчиво" пытается меня приручить, вернуть себе. Пусть говорит, что хочет, а я четко осознала - он от меня не отступился, не смотря на все события ранее. Вопреки своим словам. И что-то мне подсказывало, что и не отступится.
  

***

  
   К Сергею, школьному другу Игната, мы прибыли вовремя. Гости как раз подтягивались.
   -Ух ты, какие люди, - широко улыбнувшись, и тут же притянув меня к себе за плечи, весело проговорил именинник, стоило только оказаться напротив него.
   Сергей был весьма дружелюбным и компанейским парнем приятной внешности. Не сказать, что красавец, но вполне симпатичный. Ямочки на щеках, серо-голубые добрые глаза, мягкие черты лица. Короткие каштановые волосы. Фигура хорошая. Не перекаченная, не спортивная, но подтянутая и ухоженная.
   -И я рада тебя видеть, - усмехнулась ему в грудь, пытаясь оторваться. На высоких каблуках было немного неудобно стоять в такой позе.
   -Игнат, брат, ты не говорил, что приведешь Нику, - наконец-то отпустив меня, проговорил Сергей, обняв брата и похлопав его по спине. Тот вновь был в кепке, и снимать её явно не планировал.
   -Да я и сам не знал, - усмехнулся он, скользнув взглядом по мне.
   Я, слегка улыбнувшись, поправила короткое черное платье на себе. Родители, увидев сей наряд с открытой спиной, едва не отправили меня переодеваться. Но я, упрямо вздернув подбородок, напомнила, что уже совершеннолетняя, сказала, что иду в клуб и гордо удалилась. Чтобы через пару минут повторить точно такие же манипуляции с Игнатом, только на этот раз не гордо удалиться, а гордо сесть в его машину.
   -В любом случае, это лучший подарок для меня, - улыбнулся Сергей, вновь переведя взгляд на меня.
   -Серый, - в голосе брата мелькнула угроза. Я едва сдержала улыбку.
   -Я помню, брат, не беспокойся, - рассмеялся парень. - А что с головой? Ты же вроде никогда кепки не носил.
   -А у меня, Серый, привычки поменялись, - ухмыльнулся Игнат. - Ну, а если серьезно, я немного облысел, - и продемонстрировал свои рубцы. Именинник присвистнул.
   -Поговорим? - приподнял брови, кивая в сторону одной из дверей. Брат, посмотрев на меня, и получив от меня утвердительный кивок, согласился.
   Парни удалились, а я прошла к остальной компании. Из знакомых здесь присутствовали только несколько друзей брата. Те меня узнали, обсыпали комплиментами и возжелали составить компанию. Я, кое-как увильнув от них, взяла в руки бокал вина и отошла к окну.
   Игнат с Сергеем вернулись спустя минут десять, но вынуждены были присоединиться к парням. Я же предпочла в одиночку поглощать алкоголь, ловя на себе взгляды мужской половины, но наблюдая исключительно за братом. Тот тоже бросал на меня взгляды. Не заинтересованные, не похотливые, как остальные, а внимательные, изучающие. Он словно проверял все ли со мной в порядке. Со мной и было все в порядке, пока музыку не включили на полную громкость, рискуя нарваться на злых соседей, и не начались танцы.
   Я, выпив уже не один бокал вина во время тостов, чувствовала, что немного пьяна. И отправилась танцевать со всеми, решив оторваться по полной. Тут же вспомнился поход в клуб с друзьями, где я позволила себе танцевать с незнакомым парнем, и даже позволила ему себя поцеловать. А потом пришел Игнат...
   Вот и сейчас на мою талию сзади легли чужие руки. Я тут же обернулась, надеясь сбросить их, но незнакомый мне парень лишь притянул меня к себе ближе.
   -Извини, но я предпочитаю танцевать в одиночестве, - улыбнулась ему, пытаясь отстраниться.
   -Почему? По-моему, такой красавице положено танцевать с кем-то, - пьяно улыбнулся он, сжимая ладони еще крепче. Я мысленно чертыхнулась. Только пьяных парней мне и не хватало. Сама не очень-то трезвая уже.
   -Мало ли, что положено, - фыркнула.
   -Я с радостью составлю тебе компанию, - еще шире улыбнулся он, его ладони опустились на мои ягодицы, сжали их. Я запаниковала. Все-таки он гость Сергея, и конфликтов с ним как-то не хотелось. - И не только в танце, - он, слегка пошатнувшись, а, следовательно, пошатнув и меня, наклонился ближе к моему лицу, с явным намерением поцеловать.
   -Извини, но я лучше одна, - я отвернулась, положив руки ему на грудь, и пытаясь оттолкнуть. Не помогло.
   -Я тебя не разочарую, - его губы коснулись моей щеки. Я поморщилась от уже ощущаемого перегара.
   -Игнат! - в отчаяние позвала я, отклоняя его лицо от себя. Собственно, не надеясь на помощь. Брата намертво утащили в мужскую компанию.
   Но, к счастью, я оказалась не права, и в следующее мгновение парня от меня оторвали, повалили на пол красивым ударом в челюсть. А после я увидела черные глаза Игната в паре сантиметров от моего лица. Облегченно вздохнув, прижалась к нему всем телом, обвив руками за шею. Его ладони осторожно скользнули по моей спине, касаясь обнаженной кожи.
   -Игнат, друг, прости, он немного перебрал, - хлопнул моего брата по плечу Сергей, оказавшись рядом. - Ника, не держи зла, - широко улыбнулся мне.
   -Угу, - кивнула, и уткнулась носом в шею Игната. Коснулась губами кожи. Парень напрягся.
   -Ника, - он, продолжая меня обнимать одной рукой, пальцами второй обхватил мой подбородок, приподнимая. - Ты пьяна, - не вопрос, утверждение. Я хмыкнула, прижимаясь к нему теснее. С ним хорошо. Безопасно. - Серый, извини, но мы пойдем, - повернул голову в сторону друга. - Ника немного перебрала.
   -Конечно, брат, - пробормотал тот, придерживая за плечи моего неудачливого кавалера. - Приходи в гости, не теряйся. Ника, ты так же всегда желанный гость, - вновь улыбка мне.
   -С днем рождения, - улыбнулась в ответ. Игнат вздохнул.
   -Идите уже, - рассмеялся Сергей. Брат, недолго думая, подхватил меня на руки. А я лишь обняла его за шею крепче.
   Спустя несколько минут мы уже вышли на лестничную площадку. Тут же стало относительно тихо.
   -И зачем напилась? - поинтересовался Игнат, ставя меня на ноги, чтобы вызвать лифт.
   -Я не специально, - буркнула, не отрывая взгляда от его губ. Хотелось коснуться их, поцеловать. Но что-то на задворках сознания говорило о том, что этого делать не надо. Почему? Не помню, не знаю.
   -Ника, - позвал он, вновь обхватывая мой подбородок. Заставил смотреть себе в глаза. Все еще черные. - Что ты делаешь? - один уголок его губ дернулся, а я таки поцеловала его, плюнув на голос разума. В конце концов, почему я не могу поцеловать любимого мужчину?
   Но, увы, мне на поцелуй не ответили. Игнат отстранил меня, отцепил от себя руки, сжав крепко мои запястья.
   -Ты пьяна, - отчеканил он, затолкав в распахнувшийся лифт.
   -Не настолько, чтобы совершать необдуманные поступки, - хмыкнула, даже не пытаясь вырваться.
   -Не уверен, - усмехнулся брат, продолжая держать между нами дистанцию.
   -Обними меня, - попросила, глядя в его глаза. Он прищурился. Еще пару секунд изучал мое лицо, а после вздохнул, и притянул меня к себе. Я тут же сомкнула руки вокруг его талии, прижавшись щекой к его груди.
   К сожалению, долго так простоять не получилось. Лифт спустился на первый этаж, распахнул двери и попросил на выход. Пришлось выйти и отправиться на улицу, оторвавшись от любимого мужчины.
   -Садись, Ника, - открыл для меня дверь машины парень.
   -Игнат, - позвала его я, повернувшись к нему лицом. Он вопросительно приподнял брови. Я приблизилась к нему вплотную. - Я люблю тебя, - он прищурился, а я легонько коснулась его щеки. - Поцелуй меня.
   -Ника, - спустя несколько секунд разглядывания моих глаз, произнес Игнат, явно не собираясь выполнять мою просьбу.
   -Пожалуйста.
   Он вздохнул, зажмурился на мгновение. А после обхватил меня за талию, притягивая к себе еще ближе, и поцеловал меня. С напором, страстно, жестко, пробираясь языком в рот. Так, как целуют "свое". Предъявляя на меня права. Заставляя забыться в поцелуе, и отвечать не менее страстно.
   Он оторвался от моих губ лишь тогда, когда начало не хватать воздуха. Уткнулся лбом в мой лоб, и заглянул в мои глаза. Его ладони скользили по обнаженной коже моей спины, осторожно пробираясь под ткань платья.
   -Поехали домой, - хрипло выдохнул он, отстраняясь и отступая на шаг. - Садись в машину, - и вновь придержал для меня дверь. Я послушно забралась внутрь, прикрывая глаза. Губы мимо воли растянулись в легкой улыбке.
   По дороге мы не разговаривали. Игнат вел машину, а я время от времени посматривала на него, любуясь, и желая вновь прижаться к нему. Но я сдерживала себя. Ждала, пока мы доберемся до дома.
   Я начала действовать лишь тогда, когда мы оказались в его квартире, и за нами закрылась дверь. Сбросила туфли, повернулась к Игнату. Он настороженно наблюдал за моими действиями. Улыбнувшись, подошла к нему вплотную, и, не говоря ни слова, приподнялась на цыпочки и поцеловала его.
   -Ника, - вновь попробовал он отстранить меня от себя.
   -Люби меня, - выдохнула я, глядя в его глаза, не позволяя расцепить мои руки.
   -Ника, ты пьяна, - вновь отчеканил Игнат, и в следующее мгновение подхватил меня на руки.
   -Я в состоянии контролировать себя, свои мысли и свои желания, - пробормотала, касаясь губами его шеи. Он вздрогнул, руки сжались крепче.
   -Утром ты будешь говорить по-другому, - немного хрипло ответил, наклоняясь и укладывая меня на что-то мягкое. Судя по ощущениям, это была его кровать.
   -Не буду, - я скользнула одной рукой по его груди, животу. Игнат напрягся еще больше. Скользнула еще ниже, но он перехватил мою руку.
   -Утром ты пожалеешь, если сейчас я поддамся, - еще более хриплым голосом.
   -Не пожалею, - выдохнула. Старалась в темноте разглядеть его глаза, понять, что он сейчас чувствует.
   -Сомневаюсь.
   -А ты не сомневайся.
   -Ника. Ты пьяна. Спи, - он перехватил и второе мое запястье, отстраняя от своего тела.
   -Я достаточно трезва, чтобы на утро не пожалеть о ночи любви, - упрямо проговорила, абсолютно уверенная в своих словах.
   -Ты достаточно пьяна, чтобы говорить и делать сейчас то, о чем на утро пожалеешь, - жестко припечатал брат.
   -Игнат, - секундная пауза. - Я прошу тебя любить меня этой ночью. И на утро я не буду об этом жалеть. Обещаю.
   -Ника, - хриплый выдох. - Не надо.
   -Пожалуйста.
   -Ника.
   -Люби меня, как в последний раз.
   -И не подумаю, - резко и жестко.
   -Игнат...
   -Ника...
   -Если ты не выполнишь моей просьбы, я больше никогда не позволю тебе любить меня.
   -Не шантажируй меня.
   -Игнат, - ласково и нежно. - Я хочу, чтобы ты любил меня этой ночью. И на утро я не пожалею. Обещаю.
   -Не обещай того, чего не можешь дать.
   -Игнат... Я люблю тебя.
   -Я знаю.
   -Как мужчину.
   Молчание.
   -Игнат, пожалуйста... Если ты сейчас откажешься, я больше к тебе не подойду. Я хочу, чтобы ты любил меня. Этой ночью. Как любимую женщину.
   -Ника, - с отчаянием.
   -Пожалуйста...
   -Обещай, что завтра ты не уйдешь, не оттолкнешь. Что после этой ночи все равно будешь приходить, обнимать, проводить со мной время. Делиться всем, что с тобой происходит. Обещай, что не закроешься от меня. Обещай.
   -Обещаю.
   -Ника...
   -Обещаю, черт тебя побери! Обещаю! Люби уже меня, наконец!
   Игнат тяжело выдохнул, а в следующее мгновение его губы впились в мои губы, язык пробрался в рот, лаская и терзая. И я наконец-то смогла его обнять освободившимися руками. Скинула одной ладонью кепку с его головы. Обхватила ногами за талию, притягивая ближе. Услышала его стон. Или мой. Неважно.
   Его ладони скользили по моему телу. Нежно, грубо, ласково, с нажимом. Из крайности в крайность. Бретельки платья соскользнули с плеч. Его губы начали медленно целовать мою кожу. Веки, щеки, скулы. Уши, шея, ключица. Плечи, еще ниже.
   Оторвался на несколько мгновений, чтобы стянуть с меня платье. Не очень аккуратно, не уверена, что оно осталось целым. С таким же рвением стянула с него футболку. И вновь его губы медленно заскользили вслед за руками, которые касались моего тела везде. Грудь, соски, живот, пупок, еще ниже.
   Мои руки точно так же путешествовали по его телу. Шея, плечи, спина, грудь, живот, еще ниже. Ладони опустились на ремень, расстегнула. Ширинка. Потянула джинсы вниз. Стон и вновь поцелуй мне в губы. Отстранился на мгновение, сбросил штаны куда-то на пол. Его ладони скользнули на мои бедра, обтянутые тонким капроном колготок. Дорожка поцелуев по внутренней стороне бедра, сквозь ткань. Застонала, выгнулась.
   -Ника, - тихий стон, и через несколько мгновений он стянул с меня колготки, оставив в одних трусиках.
   -Игнат, - я вцепилась ногтями ему в плечи, желая придвинуть его к своему лицу. Не получилось. Его губы вновь коснулись живота, заставив втянуть его. Язык скользнул в пупок. По телу пробежала волна возбуждения, дрожь. Еще ниже.
   Он вновь застонал, и через мгновение снова впился поцелуем в мои губы. Ладонь скользнула поверх трусиков. Пальцы стали ласкать сквозь ткань. Застонала ему в губы. Скользнула руками по его груди, животу. Ниже. Но стоило накрыть ладонью его возбужденную плоть сквозь ткань трусов и слегка сжать, как Игнат дернулся и перехватил мои руки, завел их мне над головой.
   -Не нужно, - хрипло пробормотал мне в губы. Одной рукой обхватил мои запястья, прижимая их к постели, второй стянул с меня последнюю часть гардероба. Губы вновь накрыли грудь, язык ласкал сосок. Я выгибалась навстречу его ласкам и не сдерживала стонов. Эта ночь будет такой, какой должна была быть первая наша ночь.
   Я подалась вперед, почувствовала его возбужденную плоть. Потерлась об неё. Игнат застонал, отстранился.
   -Ника, - его лицо оказалось в сантиметре от моего. Глаза в глаза. - Я люблю тебя, - и, не давая возможности мне ответить, вновь поцеловал. Отстранился, отпустив мои руки. Освободился от последней части своего гардероба. Вновь поцеловал. Почувствовала, как его плоть упирается в меня. Подалась навстречу, вцепилась ногтями в его спину.
   Когда он осторожно вошел в меня, мы застонали одновременно. Вышел, заткнув мое возмущение и разочарование поцелуем. Вновь вошел. Немного. Подалась навстречу, не успела. Вновь вышел, не отрываясь губами от моих губ. Когда вновь вошел, резко притянула его ногами за талию к себе, заставляя войти глубже, на всю длину. Вновь общий стон.
   -Ника, - выдохнул мне в губы, оторвавшись всего на секунду. И вновь поцелуй. Медленно задвигался во мне. Недовольно укусила его за губу. Он рассмеялся, уткнувшись носом в мое плечо, замерев во мне.
   -Я тебя сейчас убью, - выдохнула я.
   -Сил не хватит, - губы коснулись моего подбородка. Недовольно заворочалась под ним. Двинула бедрами. Он застонал. - Что же ты делаешь со мной, - хрипло пробормотал, и вновь поцеловал. И наконец-то начал двигаться во мне, быстро, но все равно осторожно. Не было былой резкости, грубости и жестокости. И мне это нравилось.
   Почувствовала, как меня накрывает волной. Как и его. Вновь общий стон, общее сердцебиение.
   Он бессильно повалился на меня, придавив тяжестью своего тела. Я нежно коснулась губами его плеча, прикрывая глаза, наслаждаясь ощущением его плоти в себе. Не выпуская его.
   -Ника, - хрипло простонал Игнат, и перевернулся на спину, утянув меня за собой, не выходя из меня. - Люблю тебя, - тихо шепнул на ухо, поцеловал в висок. Зашевелился. Через мгновение укрыл нас одеялом.
   -И я тебя люблю, - вздохнула, прижимаясь щекой к его груди. - Хоть ты и не любишь меня так сильно, как я тебя.
   Почувствовала, как он напрягся. Его плоть выскользнула из меня. Пальцы обхватили подбородок, заставляя посмотреть в его лицо, хотя в темноте все равно ничего не было видно.
   -С чего ты взяла, что любишь меня сильнее, чем я тебя? - голос не менее напряженный, чем тело.
   -Иначе не оставил бы меня на два года одну, - невозмутимо ответила, и вновь прижалась к нему. Лежать на нем было более, чем удобно.
   -Вот оно что... - пробормотал Игнат. Вздохнул. - Спи, Ника, - и погладил меня по волосам.
   -Угу, - промычала, уже проваливаясь в сон.
  

***

  
   Утро встретило меня легкой и приятной болью в теле, и совсем неприятной и сильной головной. Застонала, перевернувшись на спину. Перед внутренним взором тут же замелькали картинки вчерашнего вечера... и ночи.
   Поняла, что в постели я одна. Распахнула глаза, чтобы тут же зажмуриться от яркого солнца, пробивающегося сквозь стекла. Перевернулась на живот, вновь глухо застонав. Кажется, несколько бокалов мартини во время танцев уже были лишними.
   -Выпей, - послышался спокойный голос над головой. Не пошевелилась. - Ника, - почувствовала, как кровать прогнулась рядом со мной. - Ты обещала.
   -Я помню, - буркнула, не отрываясь от подушки. По голове как будто били молоточком.
   -Значит выпей.
   -Не могу, - простонала.
   -Нечего было пить, - хмыкнул Игнат. Его ладони скользнули на мои плечи, и через мгновение я вновь оказалась лежащей на спине. Перед лицом появился стакан. - Пей, - я со стоном приподнялась и послушно осушила стакан. Поморщилась, и вновь легла. Глянула на брата.
   -Я не жалею, - спокойно сказала, наблюдая за его реакцией. Он изучающее скользил взглядом по моему лицу, видимо, пытаясь найти что-то, что противоречило бы моим словам.
   -Я тоже, - наконец-то ответил, улыбнувшись одним уголком губ. Осторожно наклонился. Я внимательно наблюдала за его действиями.
   Этой ночью, пусть и на пьяную голову, а я приняла решение. Он мой, я его люблю и хочу быть рядом с ним. Всегда. Осталось только смириться с тем, что он не любит меня так сильно, как я его, и принять то, что нам придется либо скрываться от общественности, либо свыкаться с их осуждением и презрением.
   Игнат осторожно коснулся своими губами моих губ. Я не сопротивлялась. Обняла его руками за шею и притянула к себе ближе, самостоятельно углубляя поцелуй. Игнат тут же перехватил инициативу и уже он целовал меня, с напором, собственнически.
   -Люблю тебя, - выдохнул мне в губы, слегка отстранившись. Снова на мгновение коснулся моих губ в легком поцелуе, а после встал. В его глазах, впервые за всю жизнь, увидела нежность. На губах играла ласковая улыбка. - Завтрак ждет тебя на кухне. Так что приводи себя в порядок и присоединяйся, - и ушел, оставив меня одну наедине со своими мыслями.
   Улыбнувшись, прикрыла глаза. Да, эта ночь была особенной. Первой. И я её запомню.
   Впервые за последние пять лет почувствовала себя полноценно и счастливо. На своем месте, там, где и должна быть.
   Полежав еще пару минут, осторожно села. Хмыкнула, только сейчас подумав о том, что это квартира брата, а не родительская, и здесь совсем нет моих вещей. Да и вещей Игната, как я успела вчера заметить, не особо много.
   Увидела на спинке стула свое платье и его футболку, в которой он был вчера. Вновь хмыкнула. Встала, оставив одеяло в покое, босая и нагая подошла к стулу. Взяла его футболку, натянула на себя. Не ходить же в платье. Тем более, насколько я помню, ночью оно могло пострадать.
   Вышла из спальни, пробралась в ванную, задержавшись всего на мгновение возле прохода на кухню, чтобы полюбоваться на Игната в одних джинсах, стоящего у окна спиной ко мне. Улыбнувшись, скрылась за дверью. Без зазрений совести воспользовалась его щеткой, его гелем для душа, и его шампунем. Сам виноват, а я ничего против не имею.
   После того, как привела себя в порядок, смыла с лица косметику, от которой слегка припухла кожа, вытерла волосы полотенцем, как смогла, и расчесала их его расческой. В таком виде, вновь надев его футболку, отправилась на кухню, где меня встретили внимательным взглядом, скользнувшим от волос до кончиков пальцев на ногах.
   -Иди ко мне, - хрипло проговорил Игнат, сидя на диванчике за столом.
   Улыбнулась, и уже через пару мгновений уселась на его колени. Он тут же прижал меня к себе ближе, обняв за талию. Уткнулся носом в мое плечо, прикрыл глаза. Я осторожно обняла его за шею. Кончиками пальцев легонько провела по рубцам на его голове.
   -Спасибо, - неожиданно проговорил Игнат.
   -За что? - удивленно посмотрела на него.
   -За то, что наконец-то приняла наши отношения, - слегка улыбнулся, серьезно глянув на меня. Я ответила таким же взглядом. Провела ладонью по его щеке. Коснулась пальцами его губ. Обвела по контуру.
   -А ты не хотел любить меня ночью, - наконец-то усмехнулась, насмешливо глянув на него.
   -Ты была пьяна, - кривая улыбка.
   -Я же говорила, что достаточно трезва, чтобы отвечать за свои слова и поступки, - легонько коснулась губами его губ. Прижалась щекой к его плечу, прикрыла глаза.
   -Я не поверил, - вздохнул Игнат.
   -Я знаю. Так и должно было быть. Ничего бы не было, если бы ты сразу согласился, - честно призналась.
   -Хитрая лиса, - усмехнулся он, осторожно поглаживая меня по волосам. Я предпочла не отвечать, наслаждаясь этими прикосновениями. Стараясь не думать о том, что он мой брат. Не воспринимать его, как родственника. А воспринимать как любимого и родного. Как своего мужчину. - Давай завтракать. Тебе домой надо. Родители наверняка волнуются.
   -Вот знали бы, что я с тобой, и не волновались бы, - вздохнула, поднимаясь с его колен.
   -Ника. Не начинай, - он потянулся следом за мной, положив руки на мою талию.
   -Но ведь правда же, - взгляд наткнулся на сковородку, стоящую на плите, которая находилась в двух шагах от меня. Сделала один шаг, Игнат последовал следом.
   -Все равно не начинай, - его ладони скользнули на мой живот, там и остались. Я напряглась. Но решила не обращать на это внимания. Приподняла крышку на сковородке. Омлет. Ням-ням.
   -Ты меня отпустить не хочешь? - вместо ответа поинтересовалась, повернув и задрав голову, чтобы увидеть его лицо.
   -Не хочу, - он усмехнулся, пальцы стали легонько поглаживать мою кожу сквозь ткань футболки. По телу пошла приятная дрожь.
   -А я хочу поесть, - хмыкнула, пытаясь сосредоточиться на еде.
   -Ешь, - его губы скользнули на мою шею.
   -Игнат.
   -Ника, я пять лет ждал этого момента, - легкий укус. Я прикрыла глаза, вновь закрывая сковородку. Вот совсем становится не до еды.
   -Я еще не смирилась с нашими отношениями.
   -Но приняла, - губы скользнули ниже, на оголившееся плечо.
   -Игнат, - я искала, во что вцепиться ладонями, чтобы не потерять равновесия. Ноги потихоньку переставали меня слушаться.
   -Мм? - одна ладонь скользнула на мою грудь. Слегка сжала её. Мои мысли разбежались по сторонам, и совсем не собирались собираться в кучку.
   -Там это... родители волнуются, - выдохнула. Брат хмыкнул. Развернул меня к себе лицом.
   -Еще часик подождут, - и поцеловал в губы, тут же углубляя поцелуй. Я обвила его шею руками. Ну и пусть. Зато он рядом, со мной, и с ним все в порядке.
  

***

  
   -Да? - ответила на вызов, тут же почувствовав руки на своей талии. Свободной рукой накрыла одну его ладонь, легонько поглаживая.
   -Привет, Ника, - раздался веселый голос Володи.
   -Привет, - я откинулась всем телом на Игната, прикрывая глаза.
   -А я тут подумал, может, встретимся сегодня, погуляем? Ты же не учишься сейчас? Воскресение все же, - я едва удержалась, чтобы не хмыкнуть. Нет, я не учусь, я опохмеляюсь и в перерывах занимаюсь любовью с братом, у которого я задержалась уже не на час, а на два.
   -Володь, - я выдохнула, когда одна ладонь Игната скользнула по внутренней стороне моего бедра, задирая футболку. - Я не думаю, что это хорошая идея, - пробормотала, подставляя шею для поцелуев брата, который скользил по моей коже губами, слегка прикусывая.
   -Почему? - кажется, растерялся парень.
   -У меня планы, - вздохнула. Игнат, кажется, решил меня залюбить так, чтобы я и пошевелиться не смогла в итоге.
   -Ты их только что придумала? - хмыкнул Володя.
   Меня, тем временем, развернули к себе лицом. Усмешка на губах Игната и почерневший взгляд не предвещали мне ничего хорошего. Его руки скользнули на мои ягодицы, подхватывая, заставляя обвить его талию ногами.
   -Я... - я пыталась сосредоточиться на разговоре, но получалось очень плохо. - Ну, у меня... мм... - Игнат, ухмыльнувшись, прижал меня спиной к стене, и я почувствовала его возбужденную плоть, упирающуюся в меня. Стоит ли говорить, что он был обнаженный, а я успела лишь набросить его футболку, которая сейчас была задрана кверху.
   -Что ты там делаешь? - явно заподозрил, наконец-то, неладное Володя.
   -Ну... - я прикусила губу, когда Игнат осторожно вошел в меня. Вновь прикрыла глаза.
   -Ника?
   -Все хорошо, - даже лучше.
   -А почему ты не можешь связно ответить?
   Я ничего не смогла ответить, лишь глухо простонала, укусив Игната за плечо. В отместку. Он замер во мне. Осторожно отобрал телефон, я и не сопротивлялась.
   -Извини, парень, но Ника немного занята, - немного хрипло проговорил он в трубку, коснулся губами моего плеча.
   -Это кто? - услышала я напряженный голос Володи. Поняла, что Игнат слышал каждое его слово, пока я пыталась с ним поговорить. Надо будет громкость сделать тише. - Где Ника?
   -Ника рядом, - заглянул в мои глаза. Осторожно двинулся во мне. А я хотела большего.
   -Почему она молчит? Ты кто? Что с ней?
   -Слишком много заботы для просто друга, - хмыкнул брат. Еще один толчок. Я его сейчас сама изнасилую.
   -Что ты с ней сделал?!
   -Я еще не сделал, я в процессе, - легкий поцелуй в губы. Почти легкий. Я застонала, обхватила его затылок, не позволяя оторваться, скользя языком по его губам. Игнат держался. Не выдавал ни одного лишнего звука. Не то, что я.
   -Ты что с ней делаешь, урод?! - повысил голос Володя. - Только тронь её!
   -Уже тронул. И что ты мне сделаешь? - еще один толчок, поцеловал мочку. Укусил. Лизнул.
   -Тебя найдут и посадят, - жестко и уверенно. Надо же, а с виду такой безобидный обаяшка.
   Игнат тихо рассмеялся, уткнувшись лицом в мое плечо. От того, что он трясся от смеха, возбудилась еще больше. Черт.
   -Ника, твой друг хочет меня посадить, - проговорил он, насмешливо глядя на меня. Еще один толчок.
   -Володь, - попыталась я что-то сказать, но Игнат вновь толкнулся в меня, и я сдалась, прикусив губу.
   -Успокойся, парень, - уже серьезнее проговорил брат. - Заниматься любовью в нашей стране не запрещено.
   В трубке повисло молчание. Игнат вновь коснулся моих губ в поцелуе. Отстранился.
   -И Ника будет занята сегодня. И завтра. И вообще всегда. Не лезь к ней больше, - и, сбросив вызов, бросил телефон куда-то на стол, не заботясь о его сохранности.
   -Что значит, не лезь к ней больше? - возмутилась я, но меня тут же заткнули поцелуем, а все мысли, как по команде, разбежались прочь, стоило ему задвигаться во мне так, как я хотела на протяжении всего телефонного разговора.
  

***

  
   Домой я вернулась, когда на часах было три часа дня, а на телефоне два пропущенных от папы, и двенадцать - от мамы. Осторожно вошла домой, сбросила обувь... И тут же наткнулась на вышедших мне на встречу родителей.
   -Привет, - попыталась улыбнуться, но понимала, что нагоняя не избежать. Тем более, что я вернулась совсем не в том виде, в котором уходила вчера. В мятом платье, без косметики на лице, без прически. - А я у Сережи была. У него день рождения вчера был.
   -А телефон твой где? - совсем недружелюбно поинтересовался папа.
   -Вот, - я помахала перед ними мобильным. - Извините, просто мы легли спать только под утро, и я все ваши звонки проспала, - а у самой мурашки побежали по коже от воспоминаний о реальной причине моей пропажи.
   -Вероника, а ты могла предупредить? - возмутилась мама. - Почему ты не сказала вчера, что идешь к Сереже? Мы бы не волновались. И что ты у него делала? Он ведь друг Игната.
   -Он меня пригласил, я и пошла, - пожала плечами. Внизу живота приятно затянуло, но из-за этого я постаралась выкинуть из головы мысли о брате, сегодняшней ночи и сегодняшнем утре. Что было сделать не просто проблематично, а практически нереально.
   -Вы встречаетесь? - приподняла брови мама. Я в ступоре посмотрела на неё. - Он твой парень? С ним ты пропадаешь по вечерам?
   -Да нет, с Володей, - дернула плечом, и тут же прикусила губу. Черт. Я влипла.
   -С каким Володей?! - округлила родительница глаза. Отец лишь вздохнул, потерев пальцами глаза и переносицу.
   -Мам, успокойся. Я ни с кем не встречаюсь. Разве что с Игнатом, - и не сдержала улыбку. Они-то не знают, что он здесь. - Володя - это друг из университета, он меня домой провожает. А с Сережей я общаюсь, мы дружим.
   Интересно, как отреагирует Игнат, когда родители ему перескажут мои слова?
   -Ника, - мама нахмурилась, строго глянув на меня. - Не слишком ли много парней, с которыми ты дружишь? Тем более, если ты утверждаешь, что у тебя отношения с Игнатом. И когда они успели появиться, если в последний раз, когда вы общались, вы разругались в пух и прах и ни словом не перебросились до самого его отъезда?!
   -Мам, я же говорила, что мы тогда просто поссорились. Созвонились, помирились, - криво улыбнулась. Видела, как отец внимательно и изучающее разглядывает мое лицо. Заметила, как он поморщился.
   -Пошли, Софи, - сказал он, обхватывая жену за плечи. - Оставь её. Все равно правду не скажет, пока не захочет, - и бросил на меня тяжелый взгляд. Я виновато посмотрела на него.
   -Ника?! - тут же встрепенулась мама. - Ты что, врешь?!
   -Мам, - я обдумывала, как лучше сказать. Вздохнула. - Я уже совершеннолетняя, и могу делать все, что захочу. Имею право на личную жизнь, - и удалилась в свою комнату. Иных слов у меня не было.
   Кажется, с родителями я снова поругаюсь, и отношения не налажу.
   Задумчиво прикусив губу, забралась на кровать, положила клатч рядом, подтянула колени к груди, обхватила их руками.
   Не порядок. Совсем не порядок. Если налаживаю отношения с Игнатом, то порчу отношения с родителями, и наоборот. Что было пять лет назад, чего нет сейчас? Почему тогда все было хорошо, а сейчас нужно выбирать, с кем больше хочется нормально общаться?
   Зазвонил телефон. Я улыбнулась. Игнат.
   -Да? - ответила, достав мобильный.
   -Что там родители? - судя по звукам, он входил в подъезд.
   -Мама отчитала, папа раскусил. Я заявила, что совершеннолетняя и удалилась, - вздохнула.
   -А что ты им сказала? - насторожился Игнат.
   -Ну, вчера я им сказала, что иду в клуб. Сегодня сказала, что была у Сергея, и ночевала у него. Мама решила, что я с ним встречаюсь, а я брякнула, что до дома меня провожает Володя. В общем... - вновь грустно вздохнула.
   -В общем, она решила, что ты крутишь романы за моей спиной, а отец понял, что ты вешаешь им лапшу на уши, - закончил за меня брат. Я хмыкнула.
   -И что ты предлагаешь?
   -Ничего не предлагаю. Отдыхай. Я с ними поговорю.
   -И что ты им скажешь? - скорчила кислую рожицу, хотя и понимала, что он все равно этого не увидит.
   -Что-нибудь придумаю. Отдыхай, Ника, - голос стал ласковым. На моем лице тут же расплылась улыбка.
   -Отдыхаю, - усмехнулась и вытянула ноги на кровати. - Игнат, а что мы дальше будем делать? Днем ты работаешь, я учусь. Ночью нужно быть дома.
   -Не думай об этом сейчас. И не вздумай им ничего рассказывать.
   -Не горю желанием, - подумала, решила снять платье. Переключила на громкую связь.
   -Ника, - спустя пару секунд позвал Игнат. Кажется, зашел в квартиру.
   -Что? - сбросила с себя одежду, подошла к шкафу.
   -Я тебя люблю.
   -Я тебя тоже.
   -И я оставил тебя на два года, потому что решил, что, возможно, тебе без меня будет лучше. Думал, может, найдешь кого-то, полюбишь и будешь с ним счастлива, - голос напряженный. Я хмуро глянула на телефон, нацепив на себя майку.
   -Извини, Игнат, но... Я считаю, что мужчина, который действительно любит, не оставит свою женщину одну. Тем более, не удостоверившись, что так ей будет лучше. А ты попросту сбежал.
   -Ника... - он замолчал.
   -Вот видишь, - грустно усмехнулась. - Ты даже не можешь возразить.
   -Ты ведь хотела тогда, чтобы я оставил тебя в покое, - тихо отозвался Игнат.
   Я вздохнула. В этом он был прав. Я его тогда и близко к себе не подпускала, в моральном плане. Да и не перерыв мне нужен был, как выяснилось, а остаться без него. Действительно без него.
   -Игнат, давай не будем сейчас об этом, ладно? Зачем портить друг другу настроение, - я натянула шорты, подошла к кровати, взяла телефон в руки. Отключила громкую связь.
   -Ладно, Ника. Я завтра заеду за тобой?
   -Игнат, ты же на работу выходишь. А я снова в библиотеку пойду заниматься. Не стоит. Что ты будешь ждать меня?
   -Ника, я заеду. Можем куда-то сходить, если у тебя будет желание. Ты же с этим, - усмехнулся, - Володей ходила гулять все это время.
   -Игнат, - я нахмурилась. - То, что я приняла наши отношения, еще не означает, что теперь ты будешь разгонять всех моих знакомых мужского пола.
   -А я не всех, а только этого. Он мне не нравится, - резко и жестко.
   -Потому что ему нравлюсь я? - хмыкнула.
   -И поэтому тоже. Все, завтра заеду. Жди, - и отключился.
   -Вот же, - глянула на телефон в своей руке. Вздохнула.
   Что ж, пускай заезжает. Интересно, как поведет себя Володя завтра? После сегодняшнего телефонного разговора я что-то с ним встречаться и общаться совсем не хотела. Как в глаза-то ему смотреть?..
   А все Игнат. Но я все равно его люблю.
  

***

  
   Понедельник - день тяжелый. Это я поняла сразу же после того, как попала в университет. Ибо в каждом прохожем боялась увидеть Володю, и, как заправский шпион, передвигалась по коридорам мелкими перебежками, прячась при каждом похожем на него парне. Паранойя крепчала, и я каждые десять секунд озиралась по сторонам, боясь его пропустить.
   И все же я умудрилась встретить его за день целых три раза. В первый он меня не заметил, и я благополучно скрылась за первым же поворотом. Во второй заметил, посмотрел мне в глаза... Ну а я, застыв на месте, секунд десять лихорадочно думала, что делать, после чего развернулась и быстренько ретировалась в противоположном направлении.
   В третий раз отвертеться у меня уже не получилось. Я шла по коридору, в библиотеку, после пар, когда меня схватили за предплечье и развернули к себе лицом. Естественно, это был Володя, и удрать я уже не могла.
   -Ника, - проговорил он, прищурив глаза, серьезно глядя на меня.
   -Привет, - губы дернулись в подобии улыбки, взгляд забегал, не поднимаясь выше уровня его груди.
   -Ты меня избегаешь. После вчерашнего. Это кто был? Твой парень? Он ничего с тобой плохого не сделал?
   От ступора я таки посмотрела на его лицо.
   -Володь, - вновь отвела взгляд. - Тебя это не касается, - немного резко, но иных слов в моей голове не нашлось.
   -Как это не касается? А если он тебя бьет? - рука на моем предплечье сжалась сильнее, причиняя едва ощутимую боль.
   -Бьет? - удивленно вскинула брови, вновь посмотрев в его глаза. - Да Игнат в жизни на меня руку не поднимал, - брякнула и тут же прикусила себе язык. Дура, ой дура!
   -Игнат? Твой брат? - теперь пришло время удивляться Володе. - Ты спишь со своим братом? - его лицо перекривилось. Я молчала. А что тут ответить? Я не была готова к тому, что кто-то из посторонних об этом узнает. - Он тебя принуждает? Заставляет? - нахмурился. У меня вновь дернулись уголки губ в подобии улыбки. - Я же видел, как ты ведешь себя с ним. Достаточно отстраненно.
   -Володь, - я попробовала сбросить его руку с себя. Получилось. - Мои отношения с братом тебя не касаются. Извини, но мне нужно в библиотеку, - и, развернувшись, пошла туда, куда и направлялась изначально.
   -Ника, если он тебя домогается, это подсудное дело! - поравнялся со мной парень.
   -Володь, я же сказала, что мои отношения с братом тебя не касаются. Что непонятного? - я начинала злиться. - Оставь меня в покое, пожалуйста. Мне действительно нужно заниматься, - и как хорошо, что я как раз дошла до читального зала. Скрылась в нем, а он не пошел следом.
   Вздохнув, плюхнулась за один из дальних столов. В это время в библиотеке народу было мало. В основном пятикурсники, что дописывали дипломную работу, да аспиранты. В целом человек десять.
   Нахмурившись, потерла пальцами переносицу.
   Черт, это же надо было так влипнуть. И что теперь делать с Володей?
   Мотнув головой, решила сосредоточиться на учебе. Все проблемы - на потом.
   "Потом" оказалось очень скорым. Всего лишь спустя несколько часов, когда я уже выходила из университета.
   Первым, что я увидела, был насмешливый взгляд Игната из-под кепки, направленный куда-то в сторону от входа. Повернув голову вправо, увидела Володю, который не спускал с моего брата прищуренного взгляда. Их разделяло метров семь, но у меня сердце ухнуло в пятки, предчувствуя беду.
   На ватных ногах сделала несколько шагов в сторону Игната.
   -Ника, - замерла от голоса Володи, который тут же поспешил ко мне. А я не отрывала глаз от Игната. - Ты не обязана идти с ним.
   -Володь, - перевела взгляд на него. - Я же тебе сказала, что наши отношения с братом тебя не касаются.
   -Если он тебя домогается, то ты должна написать заявление, - он потянул ко мне руку, а я отступила назад.
   -Володь, не лезь, а? - и, отвернувшись, пошла к Игнату. Тот внимательно наблюдал за мной, склонив голову набок.
   -Ника, - Володя поравнялся со мной. - Если он тебя принуждает, ты не должна бояться.
   Я тяжело посмотрела на парня. Потом повернулась к брату, стремительно подошла к нему, обхватила его лицо ладонями, привстала на носочки и поцеловала. Игнат тут же притянул меня за талию к себе ближе, углубляя поцелуй. Немного понежившись, отстранилась. Повернула голову в сторону Володи.
   -Такой ответ понятен? - и подняла брови. Надоело мне все это. Хочу спрятаться от всех, вместе с Игнатом, и наслаждаться им.
   Володя ничего не ответил, в ступоре глядя на нас. Видимо, такой вариант развития событий он не предвидел.
   -Но он же твой брат, - пробормотал он, спустя несколько минут, взгляд стал более осознанным.
   -Я в курсе, - развернулась к нему лицом, прижавшись спиной к Игнату. Он поцеловал меня в макушку, пристроив свои руки на моем животе, а сам прислонился спиной к своей машине.
   -Вероника? - услышала знакомый голос сбоку и тут же напряглась. Что ж за день такой?! - Игнат? Владимир? - Катя переводила взгляд с одного на другого.
   -А ты что здесь делаешь? - брякнула я, скривив губы в подобии улыбки.
   -А я с тренировки иду, - она вновь посмотрела на меня. - А ты?
   -А я с библиотеки.
   -А Игнат? - взгляд на моего брата. - Ты же говорила, что он обратно в Америку улетел.
   -Вернулся, - буркнула я. Игнат хмыкнул.
   -Здравствуйте, Катя, - произнес он. - Я на пару дней вернулся. Моя сестра не врала.
   -Вы кровные родственники? - резкий голос Володи заставил всех нас перевести взгляды на него.
   -Возможно, - почувствовала, как Игнат склонил голову набок.
   -Возможно? - вздернул тот бровь, глянув на моего брата.
   -Да, возможно.
   -А в чем, собственно, дело? - на лице Кати появилось недоумение. Я молчала. Боялась сказать что-то лишнее. Она-то пока не знает ничего...
   -А они спят вместе, - теперь знает.
   Глаза Кати округлилась, и она вновь перевела взгляд на нас. Я поджала губы, не собираясь ничего пояснять.
   В голове крутились мысли, что теперь делать. А с другой стороны, какая мне разница? Ну, знает она, и что с того? Пусть презирает. Пусть осуждает Мы, возможно, последний год вместе учимся, а после больше не увидимся. А с Игнатом я все равно вместе буду, не в зависимости от её мнения.
   С осознанием этого стало плевать и на реакцию Кати, и на мнение Володи. Я расслабилась и позволила себе насладиться объятиями брата. Пусть они знают, так даже лучше. Не придется скрываться.
   -Не припоминаю, чтобы брату с сестрой было запрещено вместе спать, - ухмыльнулся Игнат, и стал легонько поглаживать мой живот большими пальцами сквозь ткань блузки, когда почувствовал, что я расслабилась.
   -Но вы не просто спите, - подчеркнул последнее слово Володя, прищуренным взглядом глядя на моего брата.
   -Так я, кажется, вчера тебе уже говорил, что заниматься любовью в нашей стране тоже не запрещено.
   -Но вы брат и сестра, - раздраженно махнул рукой парень.
   -Ну, это уже наше дело. Тебе-то какая разница? - вздернула брови я. Краем глаза заметила, что Катя поджала губы, но никак комментировать полученную информацию не стала.
   -Это же инцест!
   -А то я не знала, - усмехнулась.
   -И ты так спокойно об этом говоришь? - пораженно выдохнул Володя.
   -А что мне, плакать, что ли? Кричать, истерить? С какой стати? Мне хорошо, я счастлива. И не моя вина, что моим мужчиной оказался мой же брат, - почувствовала, как руки Игната сжались крепче.
   Володя замолчал, продолжая разглядывать нас. Катя кусала губу, и тоже смотрела на нас.
   -Ну, раз мы выяснили все, то мы, пожалуй, поедем. Я есть хочу, - хмыкнула, и глянула на брата, задрав голову. - Покормишь меня?
   -Обязательно, - улыбнулся Игнат. Глаза все еще серьезные, но смотрят на меня с нежностью. Мое сердце сжалось от этого взгляда. Были бы мы сейчас одни...
   -Теперь понятно, кем занято твое сердце, - услышала голос Кати. Посмотрела на неё. Она с улыбкой глядела на моего брата. - Не вижу ничего плохого в ваших отношениях. Почему женщина может быть с женщиной, мужчина с мужчиной, а брат с сестрой не могут быть вместе?
   -Спасибо за понимание, Кать, - улыбнулась ей. Что же, девушка она все-таки хорошая. И на Игната больше смотреть не будет.
   -Не за что, Ник. Ладно, я пошла, - она глянула на часы, - а то родители будут волноваться.
   -Может, подвезти? - предложил Игнат. Я напряглась. Не хотелось мне компанию. Спасибо, на сегодня хватит с головой.
   -Нет, спасибо, я тут недалеко живу. Пока, - она улыбнулась, и направилась в сторону. - Увидимся завтра, - бросила уже мне, махнув рукой.
   -Пока, - улыбнулась в ответ. Посмотрела на Володю. - Ну а с тобой я, наверное, прощаюсь. Как видишь, любимого мужчину я уже вернула, брат тоже рядом. Так что и время мне есть с кем проводить, - и повернулась к Игнату лицом. Благо, он позволил мне это сделать. - Ну что, поехали? - и приподняла брови.
   -Поехали, - с улыбкой кивнул, наклонился, легонько поцеловал, зацепив меня козырьком своей кепки. Придем домой, спрячу.
   Игнат отстранился, открыл для меня дверь. Я, не обращая внимания на молчащего Володю, забралась в салон. Игнат захлопнул дверь, обошел машину, сел на водительское место. Спустя минуту мы уже ехали к его дому.
   -Я рад, что ты смирилась с нашими отношениями, - проговорил он, когда мы остановились на светофоре, глянув на меня.
   -Я просто поняла, что от их мнения ничего не изменится, - пожала плечами, разглядывая его.
   -И тебя теперь совсем не волнует, что они будут осуждать? Презирать? - приподнял брови. Загорелся зеленый, машина вновь тронулась с места.
   -Не знаю, - я задумчиво уставилась в окно, разглядывая огни вечернего города. - Пока что нет. А там посмотрим.
   Игнат осторожно взял одну мою ладошку, подтянул к лицу, поцеловал пальчики, не отрывая взгляда от дороги. Да так и не отпустил до самого конца, выпуская лишь тогда, когда нужно было переключить передачу. Я улыбалась и наслаждалась этой близостью.
   Когда мы оказались в его квартире, Игнат первым делом накормил меня, как и обещал. Вместе мы помыли посуду, убрали все. А после Игнат собрался везти меня домой.
   -Не хочу домой, хочу с тобой остаться, - пробормотала я, обняв его за талию и спрятав лицо на его груди. Вдыхая родной аромат.
   -Надо, Ника, - вздохнул он, обнимая крепко в ответ. - Ты и так с ними поругалась.
   -Я с ними не ругалась, просто я им наврала, а они это поняли, - буркнула.
   -Все образуется, - шепнул он мне в макушку. Так мы простояли еще несколько минут. - Поехали, иначе я сам тебя не отпущу, - и отстранился, давая мне возможность обуться.
   -Да я бы и не против, - вздохнула, но послушно надела босоножки.
   Спустя пятнадцать минут мы уже были во дворе родительского дома. Попрощавшись, я поднялась в квартиру. Родители были у себя, я решила, что не стоит к ним лезть, еще хуже сделаю. Отправилась к себе, быстро переоделась, нырнула в постель и буквально сразу же отключилась.
  

***

  
   На следующий день я поняла, что не все проблемы были решены вчера. Это я поняла, когда, подходя к университету, увидела Володю с букетом алых роз. В душе поселилось нехорошее предчувствие, но я все равно попыталась проскочить мимо незамеченной. Не получилось.
   -Ника! - позвал парень. Я вздохнула, посмотрела на него, и устало подошла к нему.
   -Привет, Володя, - отчеканила я, с каменным выражением лица. Черт, и вот что теперь делать? Настойчивый кавалер в мои планы не входил.
   -Привет, - он улыбнулся. - Это тебе, - и протянул мне букет. Мне ничего не оставалось кроме как принять.
   -Какой повод? - спокойно поинтересовалась, приподняв брови.
   -А разве нужен повод, чтобы подарить девушке цветы? - усмехнулся он. Ясно, камень в огород Игната. Ну-ну.
   -Ну, раз повода нет, то я пойду? А то как-то не хочется на пары опаздывать, - и пожала плечами.
   -Вероника, - Володя осторожно обхватил меня за предплечье, не позволяя удалиться. - Давай вечером погуляем?
   -Володь, мне кажется, я вчера тебе уже сказала, что у меня есть любимый мужчина, с которым у меня все прекрасно, и свободное время я намерена проводить с ним, - поджала губы.
   -Он твой брат, - парень брезгливо поморщился, но тут же вновь постарался быть дружелюбным. - Ника, давай погуляем. Что он может тебе дать? Он просто похотливый извращенец, наиграется и бросит. Ни один психически здоровый человек не будет совращать свою сестру. И рано или поздно, но ему это надоест, и что ты будешь делать тогда?
   Я склонила голову набок, внимательно разглядывая парня. Что-то он мне раньше не казался таким... в общем, таким, каким кажется сейчас.
   -Значит я, по твоему мнению, психически нездоровый человек, раз позволяю брату трахать себя? - и слегка улыбнулась.
   -Нет, ты же этого не хотела! - возбужденно отозвался Володя. - Это он тебя совратил, а тебе теперь кажется, что так и должно быть!
   -Володь, а с чего ты взял, что это он меня совратил, а не я его соблазнила? - ехидно так проговорила.
   -Ты не могла, - после секундной заминки, уверенно проговорил он. - Ты не такая. И ты заслуживаешь лучшего. Пусть между вами была интимная связь, но ты должна переступить через это, и начать жить нормально. Найти мужчину, который действительно будет тебя любить, родить детей. Твой брат тебе ведь этого не даст! Так и будешь всю жизнь спать с ним, потому что ему так хочется.
   -А тебе не приходило в голову, что я с ним сплю, потому что так хочется мне? - я подчеркнула последнее слово.
   -Ты просто... - он запнулся. Отвел взгляд в сторону. - Любишь секс, - я едва не расхохоталась, и во избежание этого прикусила себе язык. - Но ты просто не пробовала быть с другим мужчиной. Тебе не с чем сравнивать!
   -Уверен? - я насмешливо приподняла брови. Этот разговор уже напрягал. Да и на пару пора.
   -Ника, - Володя серьезно посмотрел в мои глаза. - Дай мне шанс. И ты поймешь, что жить можно совсем иначе. Отношения с мужчинами могут быть совсем другими.
   -Володь, - я вздохнула. - Мне не нужны другие отношения. Мне не нужна другая жизнь. Меня все устраивает. Извини, но я хочу, чтобы ты больше не появлялся в моей жизни. Прощай, - и, впихнув в его руки букет, который он рефлекторно сжал, развернулась и пошла в университет.
   -Ника! - Володя через пару шагов поймал меня за руку, развернув к себе лицом. - Ну ты ведь не можешь всерьез хотеть всю жизнь прожить с братом! Вы даже детей здоровых иметь не сможете.
   -А это уже жизнь покажет, - резко бросила я, попытавшись выдернуть руку. Не получилось.
   -Ника, - он притянул меня к себе вплотную. - Дай мне шанс. Давай встречаться. И ты поймешь, что все то, что сейчас происходит между тобой и братом, всего лишь привычка.
   -Володя, отпусти меня, - я вновь дернулась, но снова безуспешно.
   Парень вздохнул и... наклонившись, поцеловал меня. Я, на пару секунд застыв от неожиданности, резко ударила его коленом в пах. Он тут же отпустил меня, схватившись руками за причинное место. А я, для пущего эффекта, еще и залепила ему пощечину.
   -Надеюсь, что больше тебя не увижу, - резко бросила, и отправилась в университет, на занятия. Пара уже началась.
   Настроение было испорчено. Да так, что учиться не было ни малейшего желания. И подниматься оно совсем не собиралось. Не помог даже разговор с Катей, которая, невзирая на то, что узнала о наших отношениях с Игнатом, вела себя так же, как и раньше. И лишь тихо поинтересовалась, чтобы не слышали остальные, всё ли у нас с Игнатом в порядке. И получив ответ, что все отлично, спросила, почему я такая хмурая. Я, пожав плечами, рассказала об утреннем инциденте. Она нахмурилась, но ничего ответить не смогла, так как вошел преподаватель, и началась пара. А на перерыве ей пришлось уйти по делам, а потом уже никто из нас не стал возвращаться к этому разговору.
   Вот потому, когда в четыре часа закончились занятия на сегодня, я не захотела идти в библиотеку. А, вызвав такси, поехала на работу к Игнату. Адрес я знала, хотя ни разу там не была. И так как адрес был получен от Игната сразу после того, как он туда устроился, я не была уверена, что они не переехали.
   Когда я очутилась в многоэтажном офисном здании, первым делом я наткнулась на ресепшн. Там я потеряла последние капли спокойствия на то, чтобы узнать, где найти Игната. Радовало только то, что он точно тут. А когда подошла к контрольному пункту, через который можно было попасть, собственно, во все остальные помещения, добрые охранники попросили у меня пропуск, которого у меня, естественно, не было. И, узнав об этом, они попросили не загораживать остальным проход и не мешать работать им. Настроение окончательно опустилось ниже плинтуса.
   Злая, раздраженная и недовольная я достала телефон и набрала Игната, плюхнувшись в кресло в холле. Хорошо хоть тут такие были.
   -Что-то случилось? - услышала я после второго гудка.
   -Случилось. Твоя охрана не пропускает меня к тебе, - буркнула я, бросив злой взгляд на упомянутые личности. Те на меня даже внимания не обратили.
   -Какая охрана? - недоуменно спросил брат.
   -Которая внизу, на первом этаже, - терпеливо пояснила, хотя терпения практически не осталось.
   -Подожди, - я так и видела, как он нахмурился. - Ты что, ко мне на работу приехала?
   -Угу.
   -Зачем? Что-то случилось? - я услышала какой-то шум на заднем фоне. Судя по звукам, он вставал из-за стола.
   -Игнат, - я вздохнула. О Володе говорить не хотелось. И так настроение плохое. - Спустись, а?
   -Уже спускаюсь, - ответил брат. - Ты в порядке? Что случилось?
   -Все нормально, - поджала губы. - Спускайся, я тут в кресле сижу, - и сбросила вызов, не давая ему еще что-то спросить. Устало прикрыла глаза.
   Менее чем через пять минут, почувствовала легкое прикосновение к своим волосам. Улыбнулась, посмотрела снизу вверх на Игната. Он тут же присел на корточки передо мной.
   -Все в порядке? - он осторожно провел ладонью по моей щеке.
   -Ты уже спрашивал, - я разглядывала его лысую макушку. Значит, на работе он ходит без кепки, а вне работы не расстается с ней?
   -Я надеялся, что в этот раз ты скажешь, что не так, - хмыкнул Игнат.
   -Все хорошо, - вновь улыбнулась.
   -Ладно, - вздохнул он, вставая. - Пойдем. Рабочий день еще не закончился, - и подал мне руку. Я послушно вложила свою ладонь в его, ничего не ответив.
   Спустя минуту он без проблем провел меня через контрольный пункт и повел в сторону лифта. И, как только за нами закрылась дверь, притянул к себе за талию. На мужчину и женщину, вошедших вместе с нами, он не обратил никакого внимания. Но и говорить ничего не стал. Просто обнял двумя руками и позволил тоже самое сделать мне. Спустя очень короткое время мы были вынуждены отстраниться друг от друга и покинуть лифт.
   -Нам не положено приводить кого-то в гости, - уже перед дверью в какой-то кабинет, произнес Игнат. - Так что постарайся вести себя тихо и не привлекать к себе ненужного внимания, - и после этих слов провел меня внутрь.
   Всего в кабинете было четыре рабочих стола, за тремя из которых сидели молодые мужчины. Четвертый стоял в углу у окна, туда мы и направились.
   Мужчины, проводив нас любопытными взглядами, уткнулись в свои мониторы. Надо заметить, что на каждом столе их было по два.
   Игнат усадил меня в свое кресло, сам присел передо мной на корточки, заглянув мне в глаза.
   -Ну что случилось? - тихо спросил он, коснувшись костяшками пальцев моей щеки.
   -Все хорошо, - ответила так же тихо. Подумала, и, откатившись на стуле назад, сползла к нему на пол, опустившись на колени. Поскольку была в джинсах, запачкаться не боялась. - Поцелуй меня, - попросила шепотом, подвинувшись к нему вплотную.
   -Ника, - он вздохнул, но просьбу мою исполнил, нежно и ласково прикоснувшись к моим губам. Мне такой невинный поцелуй не угодил, и я провела языком по его нижней губе. Услышала едва слышный стон, после которого меня целовали куда более страстно. Спустя несколько мгновений почувствовала, как Игнат усадил меня к себе на колени, сам устроившись прямо на полу.
   Я наконец-то почувствовала себя уютно и хорошо. Все события сегодняшнего дня отошли на задний план, оставляя во внимании только этого парня. Самого любимого и родного. И никто не смеет пытаться его отнять у меня после того, как я наконец-то переступила через себя и позволила себе наслаждаться запрещенным. Он мой, и никому нельзя говорить о нем плохо, говорить, что он мне не подходит и пытаться увести меня у него. Пошли все к черту. Не отпущу и не уйду.
   Так бы мы и сидели, если бы не находились на работе у Игната.
   -Игнат, - тихо позвал его один из мужчин, заставляя оторваться от меня. Заставляя услышать какие-то голоса.
   В считанные секунды я оказалась сидящей на полу, а Игнат уселся в кресло, пододвигаясь к столу. Я, поняв, что дело плохо, подтянула ноги к груди, прислушиваясь к голосам, которые что-то обсуждали.
   -А вот, кстати, и он, - что-то мне не понравились эти слова и звук приближающихся шагов. Испуганно осмотревшись, я не придумала ничего лучше, как заползи под стол, отодвинув ноги Игната. Он дернулся, но позволил мне это сделать, не опуская на меня взгляда. - Игнат, познакомься, это Андрей Борисович, наш новый партнер. А это, собственно, Игнат Александрович, он и будет заниматься написанием программы для Вашей системы безопасности.
   -Приятно познакомиться, - ответил второй, более глубокий голос. - Мне Вас очень рекомендовали, надеюсь на качественную работу.
   -Конечно, все будет исполнено в лучшем виде, - вежливо улыбнулся Игнат, вставая и пожимая кому-то руку.
   -Что ж, это прекрасно. Ну, а мне пора. Было очень приятно познакомиться, Валерий Григорьевич. В ближайшие дни пришлю своего зама обсудить все оставшиеся детали.
   -Будем ждать, - послышались шаги, звук открывающейся двери. Мужчины попрощались, дверь закрылась, и один из них вернулся к нашему столу. - Игнат, ты уже закончил с программой для банка?
   -Почти, Валерий Григорьевич. Сегодня закончу, - отозвался брат.
   -Хорошо. Как закончишь, зайди ко мне, нужно обсудить новый заказ.
   -Хорошо, Валерий Григорьевич, - кивнул Игнат, садясь обратно. Вновь послышались шаги, звук открывающейся и закрывающейся двери, и я наконец-то смогла облегченно вздохнуть. Но из-под стола вылезать не спешила.
   -Ну что, Игнат, едва не спалился? - хохотнул один из мужчин. Судя по голосу, тот самый, который предупредил нас.
   -Да, - усмехнулся брат. - Спасибо, Юр.
   -Не за что, - хмыкнул тот, и предоставил нас самим себе.
   Игнат, слегка отъехав, заглянул под стол. Я несмело улыбнулась.
   -Так и будешь там сидеть? - тихо поинтересовался он.
   -Угу, - согласно кивнула, устраиваясь удобнее. Места много, спинка стола в пол, есть обо что опереться.
   Брат вздохнул, внимательно разглядывая меня. Явно пытался придумать, что со мной делать. Я лишь ухмыльнулась. Настроение поднялось до нулевой отметки, на том и остановилось.
   -Может, подождешь меня внизу? - предложил Игнат. Я отрицательно покачала головой. - В коридоре? - тот же жест. - В соседнем кабинете? - один уголок его губ дернулся в улыбке. Я вновь отрицательно качнула головой. - А возле стола? - тот же ответ. - А где-нибудь кроме как под столом? - улыбнулась, вновь ответила отрицательно. - Ладно, я тогда быстро, - вздохнул, придвинулся ближе, и через мгновение вновь застучал по клавиатуре. Хмыкнув, подползла ближе. Так спокойнее.
   Прикрыв глаза, решила подумать о нас. О нашем будущем. Что будет дальше? В брак мы вступить не сможем, так как приходимся друг другу братом и сестрой. Пусть и только по отцовской линии, но все же...
   И дети у нас могут родиться неполноценными. Это очень частый случай при смешении крови. А я не была уверена, что смогу с этим смириться, что смогу это принять. Зачем вообще рожать такого ребенка? Зачем обрекать его на муки? Да и самим страдать. Кому это надо?
   И что же тогда, получается, мы действительно просто всю жизнь будем жить вместе, занимаясь сексом?
   Я почувствовала, как по щеке скатилась слезинка. Уткнулась лбом в колени, обхватила их руками. Как бы там ни было, а я уже ничего не могла поменять. Я люблю Игната, и не хочу жить без него. Я хочу с ним семью. Но... Не будет никакой семьи. И от этого было больно.
   Аккуратно стерев влагу со щеки, я заставила себя собраться и улыбнуться. Все будет хорошо. В конце концов, можно усыновить ребенка. Игнат не будет против, точно знаю. А я смогу быть сильной для него. Ради него. Я смогу с ним быть счастливой. Я уже счастлива... просто неполноценно.
  

***

  
   Тот вечер мы провели вместе. Я ютилась около Игната, улыбалась, наслаждалась его объятиями. Он, конечно, понимал, что со мной что-то не так, но я молчала, а он, в конце концов, сдался и не стал больше допытываться.
   А со следующего дня я вновь погрузилась в учебу. Надо было скорее сдать экзамены, а после можно будет отдохнуть так, как давно хочется. Скажу родителям, что уезжаю на пару недель... Неважно куда - в горы, на море, еще куда-нибудь. А сама проведу это время с Игнатом.
   Каждый вечер брат забирал меня из университета, кормил, отвозил домой. Каждый выходной я приходила к нему в его квартиру с утра, а вечером возвращалась в родительский дом. Володя больше не совался.
   Так прошли еще две недели, и у меня начались экзамены, растянувшиеся еще на такое же время. Когда я сдала последний, вместо радости и облегчения почувствовала тревогу. С утра меня тошнило, а судя по подсчетам у меня была задержка. И так как это был четверг, я после университета первым делом отправилась в аптеку. После домой. Сделала тест на беременность.
   Когда увидела две полоски, села на пол на кухне, где и решилась посмотреть на результаты, и, подтянув ноги к груди, уткнулась лицом в колени. В голове образовался вакуум, мысли меня покинули, а в груди полыхали противоречивые чувства.
   Просидев так с полчаса, я заставила себя собраться. Разум немного прояснился, и у меня нарисовался четкий план действий.
   Первым делом я позвонила в клинику женского здоровья, напросилась на визит к гинекологу. Спустя три часа уже выходила от врача, предварительно записавшись на аборт, на следующий день. Срок полторы недели. Что ж, у Игната получилось сделать так, чтобы я забеременела. Вот пусть теперь и получает результат своих трудов. Тем более, что у него завтра день рождения, вот и будет ему подарок. Надеюсь, он порадуется.
   Вечером отправилась в его квартиру. Мы договорились, что после экзамена я приду к нему, ключи он мне оставил. Планировали провести этот вечер вместе. Так и было.
   Я вела себя как обычно. Хотя, конечно, Игнат вновь заметил, что что-то не так. Но допрашивать не стал. А я не планировала сегодня сообщать ему о своей беременности. Продолжала вести себя так, как и каждый день, и вечером вновь отправилась домой к родителям.
   На следующий день, в десять утра, я уже была в клинике. В двадцать минут одиннадцатого должна была начаться процедура. Хмыкнув, я присела на лавочку возле кабинета, достала телефон и набрала Игната. Он ответил после первого гудка.
   -Привет, - раздался его ласковый голос.
   -С днем рождения, - я улыбнулась.
   -Спасибо, Ника, - судя по голосу, он улыбался.
   -Игнат, не хочу тебя расстраивать, но считаю, что ты должен об этом знать.
   -Что случилось? - брат напрягся. Я мысленно усмехнулась.
   -Я беременна. И через пятнадцать минут я сделаю аборт, - спокойно проговорила, ожидая его реакции.
   -Что? - голос пустой какой-то, безэмоциональный, но в то же время напряженный.
   -Ты слышал, я не буду повторять, - твердо проговорила, хотя внутри все сжалось от его голоса.
   -Ника, - как-то хрипло и совсем тихо выдохнул Игнат. - Не надо. Не смей. Слышишь?! Ты где? Скажи адрес, я сейчас приеду, - судя по звукам, он спешно покидал свое рабочее место. Я, мысленно ухмыльнувшись, послушно назвала ему адрес. Все равно не успеет. - Жди меня. И ничего не делай, слышишь?!
   -Я уже приняла решение, Игнат, - все так же спокойно проговорила. - Я ведь тебя предупреждала, что если забеременею от тебя, то сделаю аборт. Разве ты забыл? Или ты ждал, что от того, что я соглашусь на наши отношения, я изменю решение?
   -Ника, - почти шепот. - Пожалуйста, я прошу тебя, не делай этого. Давай поговорим. Это важно. Не спеши. Не нужно. Это ведь твой ребенок. Он уже живой. Ты готова его убить? - по моей щеке скатилась одинокая слезинка, я грустно улыбнулась.
   -Не будет этого ребенка, Игнат. Я не хочу, чтобы он страдал из-за нас. Но ты все равно приезжай. Мне понадобится твоя поддержка, - последнюю фразу произнесла тоже почти шепотом. И отключилась, не позволяя больше ничего ему сказать. Совсем выключила телефон.
   Спустя еще десять минут вошла в кабинет. Попросила врача об одолжении. Уговаривала еще добрых десять минут. После вышла и пошла к выходу. Вовремя. Перед входом резко затормозила машина Игната. Спрятавшись за колонной, я наблюдала, как он, выскочив на улицу, оставив машину открытой, идет к входу. От выражения его лица меня передернуло. Такого я его еще не видела. Как будто у него, по меньшей мере, умер кто-то родной и близкий, но при этом он все еще надеется, что это ошибка. И боль, и отчаяние, и надежда... Все отразилось на его лице. От невозмутимого Игната не осталось ни следа.
   Прикрыв глаза, я прислонилась затылком к прохладному бетону. Мне даже особо прятаться не надо было, брат совершенно никого вокруг не замечал, очень быстро скрывшись внутри здания.
   Спустя еще пятнадцать минут томительного ожидания, я наконец-то увидела, как он выходит обратно. По телу прошла неприятная дрожь от выражения его лица. Стало страшно за него, когда он, не обращая ни на кого внимания, как-то странно опустился на ступеньки. Взгляд пустой, направленный куда-то вперед. Руки, которые он положил на колени, подрагивают.
   Еще больше я испугалась, когда увидела крупные слезы, текущие по его щекам. Плачущего Игната я, если и видела, то не помню. Он всегда был сильным, уверенным в себе, никогда не проявлял слабости. А тут...
   Моя идея мне уже не казалась такой хорошей, как вчера, когда пришла в мою голову. Мне стало стыдно за свой поступок, за свою ложь.
   Вот теперь я действительно верила, что небезразлична ему. Когда он меня не видел. Когда ни на кого не обращал внимания. Когда думал, что я сделала аборт. И от того было паршиво понимать, какую боль я ему причинила.
   Только когда сделала шаг в его сторону, осознала, что меня саму всю трясет. Ноги не слушаются, да и все остальное тело тоже.
   Не знаю как, но я преодолела несколько метров, что нас разделяли, и села рядом с ним на ступеньки, подтянув ноги к груди. Надо было заговорить, надо было задать вопрос, который вертелся у меня в голове со вчерашнего дня, но язык не слушался, а в горле стоял ком. А Игнат, как назло, продолжал смотреть пустым взглядом вперед, и совершенно не замечал меня.
   Когда поняла, что больше не могу смотреть на его слезы, протянула к нему свою дрожащую ладонь, осторожно коснулась его плеча. Он вздрогнул, резко повернув свое лицо ко мне. Посмотрел в глаза, да так и застыл. И я замерла, не в силах ни пошевелиться, ни сказать хоть слово.
   Сколько мы так просидели, я не знаю. А потом Игнат обхватил меня за талию, притянул к себе, усадил на колени, и спрятал лицо в моих волосах. Я наконец-то решилась на вопрос.
   -Игнат, - голос прозвучал тихо и хрипло, как будто это я, а не он, плакала только что. - Что ты имел в виду, когда сказал Володе, что мы возможно кровные родственники?
   -Вероника, - его голос прозвучал в точности так же, как и мой. - Ника, - он провел носом по моей шее. - Зачем?
   -Игнат, - я обхватила его лицо ладонями, заставляя посмотреть на себя. Но потеряла дар речи, увидев боль и осуждение в его глазах.
   -Я же просил, - едва слышно.
   Надо было сказать. Надо было все объяснить. Но меня вновь пробила дрожь от его взгляда, мешая что-то сказать.
   Он грустно усмехнулся, легонько провел ладонью по моей щеке. А после сжал челюсть так, что заходили желваки. Закрыл глаза. И я поняла, что если сейчас все не объясню, то это будет конец для наших отношений. Испугалась. Сильно.
   -Игнат, я беременна, - едва слышно проговорила. Погладила большими пальцами его скулы. Никакой реакции. - Игнат, посмотри на меня, - чуть громче. Он открыл глаза. Взгляд холодный, жестокий. - Я не делала аборт. Слышишь? Я беременна, - пальцы дрожали. А он совсем не переменился в лице. - Игнат, - в моем голосе появилось отчаяние. - Прости меня, Игнат, - дрожащей ладонью провела по его колючей черепушке. Волосы уже немного отросли, скрывая и без того едва заметные шрамы. - Я просто... хотела увидеть, как ты отреагируешь... - почувствовала соленый привкус на губах. Поняла, что плачу.
   А Игнат все продолжал сидеть, не шевелясь и ничего не говоря. Смотрел на меня, на мои слезы, и оставался таким же холодным и чужим. У меня в груди все похолодело.
   -Ладно. Хорошо, - прошептала я, убирая от него руки. - Я пойду. Если ты больше не захочешь меня видеть, я пойму, - встала с его колен, выпрямилась. - Я люблю тебя, Игнат, - развернулась и на негнущихся ногах медленно спустилась по ступенькам и отправилась дальше. Куда-нибудь. Неважно куда.
   Через пару мгновений, когда я проходила мимо его машины, почувствовала сильные руки на своей талии. Я даже испугаться не успела, как меня уже развернули на сто восемьдесят градусов. Прижали к крепкой груди, сжимая до боли в ребрах.
   Я почувствовала родной запах, всхлипнула, уткнулась лицом в футболку Игната и тихо разрыдалась. Он сжал меня еще крепче, мне стало трудно дышать, но сказать ему об этом я не могла. Он осторожно принялся поглаживать меня по спине и волосам.
   -Ну все, успокойся, - тихо прошептал Игнат, уткнувшись носом в мою макушку. - Все хорошо, я рядом. И никуда не уйду, - он слегка отстранился и приподнял мое лицо за подбородок. Я уже почти успокоилась. Почти. - Глупая моя маленькая девочка, - он слегка улыбнулся, стирая ладонями влагу с моих щек.
   -Глупая, - согласно прошептала в ответ.
   -Больше так не делай, ладно? - так же тихо попросил Игнат мне в макушку, вновь обняв.
   -Обещаю, - я тоже обняла его, прижав свои ладони к его спине.
   Так мы простояли еще минут десять, если не больше.
   -Ты из-за меня с работы ушел, - вспомнила я, нарушая молчание. - Тебе за это сильно влетит?
   -Не беспокойся об этом, - тихо ответил Игнат, продолжая поглаживать меня по спине.
   -Но ты ведь из-за меня... - он не позволил мне договорить, слегка отстранившись и приложив палец к моим губам.
   -Я из-за тебя сорвался с работы, приехал к тебе и не жалею об этом. У меня сегодня день рождения, и моя любимая девушка сделала мне самый лучший подарок, пусть перед этим и изрядно потрепала мои нервы, - он усмехнулся, глядя мне в глаза. - Это стоило того, чтобы сорваться с работы, Ника.
   -Я не собиралась делать аборт, - тихо ответила и отвела взгляд. - И не собираюсь. Просто вчера, когда я об этом узнала... Знаешь, я поняла, что не смогу его убить, - я непроизвольно положила руку себе на живот. - Даже если он родится неполноценным... - вздохнула. - Это все равно наш ребенок. И он, возможно, будет похож на тебя. Твоя маленькая копия, - слегка улыбнулась. - Просто я испугалась... Вдруг ты вновь уедешь, оставишь нас. А я не смогу без тебя... Ты же уже один раз оставил меня...
   -Ника, - он ласково провел пальцами по моей щеке. - Я вас ни за что не оставлю, я люблю вас.
   -Я знаю, - я подняла на него глаза. - Я все поняла. И я верю тебе.
   -Тогда, я так думаю, пора поговорить с родителями, - Игнат вздохнул и слегка улыбнулся.
   -О чем?
   -Пусть они расскажут, как так получилось, что меня воспитала не та женщина, которая родила. Что-то мне подсказывает, история будет очень занимательной, - он хмыкнул.
   -А может не сейчас? - тихо попросила. - У тебя волосы еще очень короткие. Ты же не хочешь, чтобы они узнали об операции?
   -Хорошо, Ника, - он наклонился ближе. - Поговорим, когда ты захочешь, - и ласково, но настойчиво поцеловал меня, слегка приподнимая над землей. Я обхватила его руками за шею, ногами обхватила за талию. - Поехали, хочу себе самый лучший день рождения. У меня сегодня отгул, - усмехнулся, неся меня к пассажирскому сидению.
   -Как скажешь, - тихо ответила, поцеловав его в шею. Подула на влажную кожу. Игнат дернулся.
   -Лисичка моя, - немного хрипло пробормотал он, усаживая меня в машину. - Все у нас будет хорошо, - поцеловал в губы, и, отстранившись, захлопнул дверь с моей стороны и стал обходить машину. Я счастливо рассмеялась, наконец-то расслабляясь. Вот теперь я верила, что у нас действительно все будет хорошо.
  

***

  
   На разговор с родителями я согласилась спустя еще несколько месяцев, во время которых тщательно скрывала свою беременность от них. В конце августа, когда понимала, что больше откладывать некуда. В сентябре, по идее, я должна была бы идти на учебу, но на практике я даже не стала подавать документов. На заочном отделении учиться не хотела, а на дневном не позволяла беременность. Точнее, позволяла... Но я не хотела рисковать, да и нервничать мне нельзя.
   Игнат всё это время ходил со счастливой улыбкой на губах, что было странным, если учитывать, что он, в общем-то, не любит показывать своих эмоций. Но меня это лишь радовало, и я старалась проводить с ним как можно больше времени. Правда, из-за своего токсикоза я много капризничала и жаловалась на то да сё. Игнат все мужественно терпел и все равно продолжал счастливо улыбаться. И вот как тут его не любить?
   Его ежик стал больше, полностью скрывая шрамы. Но от кепки он все равно не отказался, заявив, что привык к ней. Я и не была против.
   Вот так вот, в конце августа, я ждала возвращения Игната с работы не в его квартире, а в родительской. И все гадала, кто из них приедет раньше. Мерила кухню шагами, нервничала, и время от времени что-то да бросала в рот. Понимала, что не стоит нервничать, мне нельзя, но ничего не могла с собой поделать.
   Когда услышала звук открывающейся двери, замерла посреди кухни.
   -Ника? - услышала громкий голос Игната, не сдержала улыбки. В груди тут же стало тепло, хорошо и радостно, не смотря на предстоящий разговор.
   Я быстро выскочила к нему. Увидев меня, он тоже широко улыбнулся. Подошел ближе, обнял за талию, наклонился, поцеловал. Я обхватила его за шею, отвечая на поцелуй. Хотела подпрыгнуть, обхватить его талию ногами, но он мне этого не позволил. Отстранился, присел передо мной на колени, уткнулся носом в мой живот. Его ладони скользнули на мои бедра, ничем не прикрытые. В последнее время я щеголяла по дому в неизменных коротких шортиках и свободной футболке, скрывающей слегка округлившийся животик.
   -Как ты себя чувствуешь? - спросил он, приподнимая край моей футболки. Коснулся губами кожи, лизнул пупок. Я вздрогнула.
   -Хорошо, - шепнула, сдергивая с него кепку, и проводя ладонью по его волосам.
   В таком положении нас и застали родители, вошедшие в квартиру следом за братом, который почему-то не закрыл за собой дверь. Я лишь успела испуганно вздрогнуть, когда она распахнулась. Игнат же замер на коленях передо мной, отпуская мою футболку, позволяя ей скрыть то, о чем родители пока не знали.
   -Игнат? - удивленно произнесли они в один голос.
   -Привет, родители, - слегка улыбнулся брат, вставая на ноги.
   -А ты что здесь делаешь? - на лице отца отразилось недоумение.
   -А когда ты прилетел? - растерялась мама.
   Игнат коротко глянул на меня, встал рядом, обнял за талию. Посмотрел на родителей.
   -У нас к вам разговор. Серьезный, - добавил он не менее серьезным тоном. Те переглянулись.
   -Что ж, тогда, думаю, нам всем стоит пройти на кухню? - приподнял брови папа.
   -Мы с Никой вас там подождем, - кивнул Игнат, и двинулся в указанную комнату, заставив и меня перебирать ногами.
   -Саша? - услышала обеспокоенный тихий голос мамы.
   -Все хорошо, Софи, - ответил ей папа, и, кажется, повел её в их спальню.
   Мы с Игнатом вошли на кухню. Я тут же поставила чайник, а он ласково обнял меня со спины, поцеловав в шею.
   -Все будет хорошо, не переживай. Тебе нельзя нервничать, - одна его ладонь легла на мой живот. Еще один поцелуй, от которого мурашки бежали по телу.
   -Игнат, ты ведь знаешь что-то, чего не знаю я, да? - и повернула к нему голову. Он ответил мне серьезным взглядом.
   -Ты сейчас все поймешь. И поймешь, почему я тебе ничего не рассказывал. По большому счету, это лишь набор голых фактов и догадок.
   -Мне жалко их, - вздохнула я, поворачиваясь к нему лицом и обнимая за талию. Прижалась щекой к его груди. - Мало того, что мы столько всего скрывали, и теперь это все придется объяснять... Так им еще и придется рассказать то, что они скрывали от нас столько лет.
   -Это их вина, что они нам ничего не рассказали. Думаю, они должны были это сделать самостоятельно, как только узнали, что мы с тобой любим друг друга как мужчина и женщина, а не брат и сестра. А теперь они будут рассказывать принудительно, - Игнат принялся поглаживать меня по спине.
   -Игнат? - я, нахмурившись, подняла к нему голову. - Ты ничего не хочешь мне сказать? - он улыбнулся на мой вопрос, поцеловал меня в нос.
   -Ты сейчас все узнаешь.
   -Игнат, если я сейчас узнаю, что мы с тобой не родственники, я тебя поколочу, - предупредила я, чувствуя, как во мне начинает закипать злость. Я столько лет противилась нашим отношениям из-за того, что мы родные брат и сестра. И если сейчас окажется, что зря...
   -Ника, я же сказал, что это всего лишь догадки. Не хотел давать ложной надежды. Успокойся, - последнее он уже шепнул мне в губы, после чего поцеловал. Я ответила, тая от его ласк.
   Оторвались мы друг от друга, когда услышали покашливание.
   -И так, о чем вы хотели поговорить? - поинтересовался отец, садясь вместе с мамой за стол. Игнат тут же и меня усадил, заодно и чайник выключил. Сам остался стоять.
   -Кто моя биологическая мать? - задал он первый вопрос. Голос твердый, решительный. Я прикусила губу, внимательно разглядывая родителей.
   Ну, то, что мама мне родная, это очевидно. А вот папа... Вот он точно родной отец Игната, а вот мне... Может ли такое быть? Звучит абсурдно.
   У меня сейчас случится истерика. Если окажется, что отец мне не отец, а брат мне не брат. И будет труп. Два. Три. Мама ведь тоже знала, а ничего не сказала.
   И вообще, я беременная, мне нервничать нельзя, а тут такое. Точно будут трупы. Мне можно. Токсикоз и все такое.
   -Игнат, - отец вздохнул, посмотрев на свою жену. Она опустила взгляд, прикусила губу. Ну точно, сейчас будет очень занимательная история.
   -У вас нет выбора. Либо вы нам сейчас все рассказываете, либо мы делаем анализы ДНК, все вчетвером, и мы узнаём всё сами, - все так же твердо проговорил брат. Я изумленно глянула на него. Про такие планы он мне как-то тоже забыл сообщить.
   -Хорошо, - папа, вновь вздохнув, откинулся на спинку дивана, глянул на сына. - Твоя биологическая мать умерла через полгода после твоего рождения.
   -Как? - коротко поинтересовался Игнат, когда отец замолчал.
   -Рак. Неоперабельная опухоль мозга.
   Мы с Игнатом переглянулись. Я почувствовала тревогу. Это, что же, ему по генам передалось?! То есть, и нашему ребенку может передаться?..
   Что-то мне нехорошо.
   Игнат без слов протянул мне стакан воды. Я тут же осушила его наполовину, стараясь успокоиться и унять легкую дрожь, появившуюся в теле. Родители удивленно наблюдали за нами.
   -Мы чего-то не знаем? - тихо спросила мама.
   -Вы много чего не знаете, - вздохнул брат, потерев глаза пальцами. - Рассказывайте дальше.
   -Да что рассказывать? - вновь ответил отец. - Я работал, пришлось нанимать няню. Точнее, нянь. Ты с ними не ладил, - он усмехнулся. - Поэтому они менялись раз или два в месяц.
   -Теперь понятно, что за смутные образы меня преследовали с детства, - хмыкнул Игнат. - А я все никак понять не мог, что это за воспоминания такие, если меня воспитывала мама. И что было дальше?
   -Дальше? - пробормотал папа. - Так продолжалось два года. Потом я встретил Софию. Привел к нам домой. Ты с ней поладил. Это была первая женщина, которую ты принял, - он усмехнулся. - Спустя несколько месяцев мы узаконили отношения, София тебя усыновила, а вскоре родилась Ника.
   -Что-то ты упускаешь, - усмехнулся Игнат. - Вы поженились за полгода до рождения Ники. Я проверял даты.
   Я вновь удивленно посмотрела на него. А вот я этого не знала. Со слов родителей они поженились еще до рождения Игната.
   -Ты все еще хочешь найти лазейку? - приподнял брови отец, сложив руки на груди.
   -Нет, я всего лишь хочу узнать всю правду. Видите ли, родители, мы вам тоже многое не рассказывали. Например, то, что Ника беременна. Вот уже как три месяца, - Игнат усмехнулся, а у родителей глаза на лоб полезли.
   -Как? - выдохнула мама, посмотрев на меня. Я невозмутимо пожала плечами.
   -Вам объяснить процесс? - решила все же ехидно уточнить. - Но у каждого из вас есть родной ребенок, значит, вы должны бы знать как.
   -Ника, - строго одернул меня папа.
   -А что я? Мне можно, я беременна, - буркнула, сложив ладони на коленях.
   -Вот поэтому нас интересует вопрос, родные мы брат и сестра, или же сводные. Так как? - все так же спокойно поинтересовался Игнат. Мама отвела взгляд, отец вздохнул. Я нервно хохотнула, тут же привлекая к себе внимание. А что я? Я просто поняла, что догадки Игната оказались правдивыми.
   -Как? - спросила, продолжая нервно улыбаться. - Как так получилось? И почему вы нам раньше ничего не сказали? Вы хоть понимаете, сколько времени я мучила и себя, и Игната из-за того, что думала, что мы родственники? - я подскочила с дивана. - Как такое возможно?! Вы ведь говорили, что поженились еще до рождения Игната! А теперь оказывается, что мама для Игната не мама, мой отец мне не отец, а родной брат не брат?! - на последнем слове я уже едва ли не кричала.
   -Ника, маленькая, успокойся, - прошептал мне на ухо Игнат, обняв за плечи, притягивая к себе. Принялся поглаживать меня по спине. - Тебе нельзя нервничать. Навредишь ребенку.
   -Я спокойна, - вздохнула. Повернула голову в сторону молчащих родителей. - Как так получилось, что ты женился на женщине, беременной от другого? - спросила у отца, глянула на маму. Она же и ответила.
   -До знакомства с Сашей я встречалась с другим мужчиной, - тихо проговорила она, вновь отведя взгляд в сторону. - Спустя несколько месяцев узнала, что он женат и у них с женой двое детей. Я от него ушла, ни слова не сказав. Просто исчезла из его жизни. А спустя неделю узнала, что беременна. В тот же день меня встретил Саша, плачущую на лавочке. Попытался успокоить, привел к себе домой. А там был ты, - она подняла взгляд на Игната, в её глазах стояли слезы. - Назвал меня мамой. Я привязалась. А Саша решил, что нам нужно пожениться. Он знал, что ты не его ребенок, - взгляд на меня. - Но все равно согласился воспитывать. Так мы вступили в брак, и у нас появилось двое детей, - тихо закончила она.
   На несколько долгих мгновений на кухне повисла тишина. Её нарушил Игнат.
   -То есть, по факту, вы поженились из-за нас? - пробормотал он, замерев.
   -По факту, да, - вздохнул отец, опустив взгляд на свои руки, лежащие на столе.
   -Круто, - лишь и ответил Игнат на это, вновь начав гладить меня по спине. - Что ж, в таком случае, тебе, папа, все равно придется сделать анализ ДНК. На отцовство. А лучше, если мы все сделаем анализ ДНК на родство. Тогда суд позволит нам с Никой пожениться.
   -Игнат, - позвала его мама. - А ты не хочешь рассказать, как здесь оказался, и каким чудом Ника беременна от тебя, если ты вот уже как четыре месяца жил в Америке?
   -А я никуда не уезжал, - хмыкнул брат. Точнее, уже не брат. - Видите ли... У меня обнаружили опухоль мозга, и когда я сказал, что возвращаюсь в Америку, на самом деле я лег в больницу. Мне сделали операцию. А после я остался здесь. Купил квартиру. Перевелся в главный офис. И все эти четыре месяца жил здесь, а Ника пропадала у меня.
   Судя по ошарашенным лицам родителей, дар речи их благополучно покинул.
   -Вы не волнуйтесь, операция прошла успешно, с Игнатом все в порядке, - тихо проговорила я. - Риск, конечно, есть, но при дальнейшем наблюдении ничего плохого с ним не случится.
   Родители продолжали молчать, переводя взгляд с меня на брата и обратно.
   -Почему ты нам ничего не рассказал про рак? - в конце концов, тихо спросила мама.
   -Не хотел вас волновать. Да и, собственно, не планировал посвящать вас в историю моей былой болезни. Но поскольку Ника забеременела... - он многозначительно замолчал, вновь расплывшись в довольной улыбке.
   -Но Ника ведь не хотела ребенка, - пробормотала мама, вновь посмотрев на меня.
   -Зато Игнат хотел, и добился своего, - пожала плечами, крепче обнимая самого близкого мне человека. И все равно родного, не смотря на всплывшие факты.
   Черт. В голове не укладывалось, что Игнат мне не брат. Почему же они столько лет молчали?.. Ведь если бы мы знали правду, все могло бы сложиться совсем иначе... Сколько времени мы упустили из-за этого? Сколько страдали? Целых пять лет! Пять лет, во время которых Игнат чувствовал себя виноватым за свои чувства и поступки, а я презирала его и ненавидела. И ведь ненавидела из-за того, что мы не могли быть вместе как нормальная пара! Ну почему они ничего не сказали раньше?!
   -Если бы мы знали, что все так получится, мы бы рассказали раньше, - как будто прочитав мои мысли, тихо проговорил отец. - Но вы ведь скрывали свои отношения. Мы думали, что Ника тебя ненавидит, - взгляд на Игната. - Да и перед твоим отъездом вы поругались так, что вообще перестали разговаривать. Откуда же нам было знать, что вы за нашими спинами не только наладили отношения, но еще и решили продолжить род? - усмехнулся.
   -Если бы мы знали, что мы не брат и сестра, мы бы ничего не скрывали, - лаконично ответил Игнат.
   Я лишь хмыкнула. Вот такой вот замкнутый круг. Родители хотели воспитать нас, как своих детей, и поэтому ничего нам не рассказали, а мы скрывали от них свои отношения, потому что считали себя родственниками. В итоге пять лет были потрачены на слезы, презрение, злость, ненависть, боль, отчаяние и одиночество.
   Зато теперь у меня есть любимый мужчина, с которым я действительно могу быть вместе, не боясь пересудов и презрения за спиной. И у нас с ним будет ребенок. Самый что ни на есть родной. И здоровый. Теперь я не сомневалась, что именно таковым он и будет.
   А еще у нас есть родители. С которыми у меня наконец-то наладятся отношения. Теперь, когда мы все выяснили, со всем разобрались, и больше нет необходимости что-то скрывать, у нас обязательно все придет в норму.
   И теперь я верила, что все будет хорошо. Теперь я была счастлива. По-настоящему счастлива. Полноценно. А все тревоги временно отошли на задний план.
  

Эпилог

  
   -Вероника?
   Я обернулась на смутно знакомый голос за своей спиной. Володя. Надо же. Какие люди.
   -Я, - спокойно ответила, рассматривая без особого интереса совсем не изменившегося парня.
   Разговаривать с ним в мои планы не входило. И так задержалась, споря с научным руководителем относительно некоторых моментов в своей дипломной работе.
   -Хорошо выглядишь, - улыбнулся Володя, подходя ко мне ближе.
   -Спасибо, я знаю.
   Еще бы, у меня ведь сегодня день рождения. Как не выглядеть хорошо-то? Меня ждут семья и друзья. А я застряла в стенах университета.
   -Как твои дела? - продолжал улыбаться парень.
   -Все прекрасно, спасибо.
   А иначе и быть не может, ведь я счастлива. И никакой научный руководитель, и тем более какой-то Володя, не сможет этого изменить. Через полчаса я буду радостно улыбаться в кругу родных и близких, принимая от них поздравления и подарки. Буду наслаждаться жизнью. Сейчас только с этим парнем разберусь.
   -А как ваши отношения с братом? Вы все еще вместе? - в его голосе мелькнуло презрение. На моем лице в ответ расплылась улыбка.
   -У нас все прекрасно, Володь, - я продемонстрировала ему свой безымянный палец, на котором блестело кольцо из белого золота с небольшим бриллиантом и гравировкой.
   -Вы женаты? - пораженно выдохнул он, округлив глаза.
   -Да, и счастливы в браке.
   Поженились мы спустя несколько месяцев после того, как узнали всю правду. Сразу как получили разрешение от суда на брак. Просто расписались и посидели в тихой компании. Свидетельницей стала Катя, с которой, как ни странно, я продолжила общаться и подружилась. А свидетелем стал Сергей, который положил глаз на мою новую подругу. Катя пока не давалась, но оборона уже тихо рушилась.
   -Но как?! Вы же брат и сестра! Это запрещено законом!
   -Нам суд дал разрешение на брак после того, как мы предъявили доказательства, что не являемся родственниками.
   -Но вы же..?
   -Сводные брат и сестра. Извини, Володь, но мне пора. Меня ждет любимый муж, сын, родители и друзья, - и, развернувшись, пошла на выход.
   Наш с Игнатом ребенок родился абсолютно здоровым. И хотя нас все еще тревожили его гены, мы пообещали себе, что будем каждый год проверять его на наличие опухоли в больнице. Не для того, чтобы обнаружить у него рак, а чтобы убедиться, что с ним все в порядке. Так будет спокойнее.
   Выскочив из стен университета, я радостно улыбнулась, увидев мужа с нашим сыном на руках. Как и несколько лет назад, Игнат каждый день забирал меня, чтобы отвезти к себе домой. Уже в нашу квартиру. Правда, далеко не всегда с сыном. С ним, пока я училась, по большей части, сидела мама, которая после рождения внука решила уйти на пенсию.
   -Привет, - я легко поцеловала Игната в губы, как только подошла к нему. Забрала Лешку к себе на руки. Нашего Алексея.
   -Привет, - улыбнулся муж, притягивая меня к себе за талию. - Ты долго.
   -Непредвиденные обстоятельства, - хмыкнула, смотря на наше маленькое чудо. Чудо имело темно-синие глаза, как у папы, и его же черные волосы. Зато черты лица достались ему от мамы. И это чудо сейчас радостно улыбалось, тягая маму за волосы своими маленькими ладошками.
   -Садись в машину, уже все собрались, ждут только нас, - пробормотал Игнат мне на ухо, и легонько прикусил мочку.
   -Люблю тебя, - улыбнулась я. - И тебя люблю, - чмокнула сына в щечку.
   -И я тебя люблю, - радостно сообщил мне Леша.
   -А я вас обоих люблю, - проговорил Игнат, открывая для нас дверь машины. Я послушно забралась внутрь, не выпуская сына из рук.
   Вскоре мы уже входили в нашу квартиру. Разувшись и сняв верхнюю одежду, мы прошли на кухню.
   -С днем рождения! - радостно заявили все собравшиеся за столом. Мама, папа, Катя и Сергей.
   -С днем рождения, - вторил им тихий шепот мужа на ухо, обнимающего меня одной рукой за талию.
   -С днем лождения! - повторил за ними Лешка.
   Вот оно, мое личное счастье. И никто не вправе его разрушить.
  
  
   Декабрь 2014 - Февраль 2015
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.12*34  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Хант "Свадьба в планы не входила"(Любовное фэнтези) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"