Вольская Арина: другие произведения.

Забудь меня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.28*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:

       1-20 главы. В ту ночь он - развлекался с друзьями, а она - успокаивала свои нервы. В ту ночь она - поцеловала незнакомого неудачника из жалости, а он - удержал её и привел к себе домой. В ту ночь каждый из них преследовал свою цель, и каждый получил то, что хотел. В ту ночь она - наплевала на свою честь и гордость, а он - на свои принципы и правила. В ту ночь она - сбежала, попросив забыть её, а он - не сумел удержать. Одна ночь... Которая изменила очень многое для них обоих. Она думала, что больше его никогда не встретит, а он - отчаялся её найти. Но, волею судьбы, он случайно встретил её вновь, и больше отпускать не возжелал... Только она не разделила его желаний.
       До 18-ти лет не читать! Присутствует эротика и нецензурная лексика. ЧЕРНОВИК.


   Автор: Арина Вольская
   Бета-ридер: Валерия Медведь

Забудь меня

   Аннотация:
   В ту ночь он - развлекался с друзьями, а она - успокаивала свои нервы. В ту ночь она - поцеловала незнакомого неудачника из жалости, а он - удержал её и привел к себе домой. В ту ночь каждый из них преследовал свою цель, и каждый получил то, что хотел.
   В ту ночь она - наплевала на свою честь и гордость, а он - на свои принципы и правила.
   В ту ночь она - сбежала, попросив забыть её, а он - не сумел удержать.
   Одна ночь... Которая изменила очень многое для них обоих.
   Она думала, что больше его никогда не встретит, а он - отчаялся её найти.
   Но, волею судьбы, он случайно встретил её вновь, и больше отпускать не возжелал... Только она не разделила его желаний.
   До 18-ти лет не читать! Присутствует эротика и нецензурная лексика.
   ЧЕРНОВИК. Могут присутствовать опечатки и ошибки.
   Вычитано от 01.05.2018.
  
   Все права на данную книгу защищены. Распространение данного произведения, частично или целиком, строго запрещено. За любое нарушение авторских прав предусматривается наказание согласно ст. 11, 22, 23, 50 и 52 Гражданского кодекса Украины и ст. 176 Уголовного кодекса Украины, а также ст. 1252, 1253, 1301 и 1311 Гражданского кодекса РФ и ст. 146 Уголовного кодекса РФ.
   Данная книга опубликована на сайте Самиздат на странице автора - Вольской Арины. Адрес страницы - http://samlib.ru/w/wolxskaja_a/.
   Все исключительные права на произведение принадлежат автору Вольской Арине на основании ст. 423 и ст. 438 ГК Украины. Ничто из него не может быть перепечатано, распечатано или скопировано в любой форме - электронной, механической, фотокопии, магнитофонной записи или какой-то другой, а также размещено на сайтах, форумах, чатах, веб-страницах и других Интернет-ресурсах, - без письменного разрешения владельца.

Пролог

   Ночь. Миллионы ярких огоньков вокруг. Едва слышный гул машин. Темная-темная гладь воды.
   Я осторожно ступила в реку. Приятная прохлада.
   Еще один шаг.
   Наклонилась, коснулась ладонью воды. Слегка поводила рукой.
   Красиво.
   Выпрямилась. Еще один шаг. На этот раз не вглубь, а в сторону. Поворот. Резкий.
   Со всей силы ударила ногой по воде, тем самым забрызгивая себя и свое платье каплями. И еще раз. А потом еще и еще. После чего просто села, прямо в воду, и тихо заплакала. Легкая ткань мгновенно промокла, неприятно прилипая к телу. Но мне было все равно. Я давала выход эмоциям.
   -Ненавижу... - вырвалось тихое между всхлипами.

Глава 1

   -Да как ты смеешь мне такое говорить, мерзкая поганка?!
   -До свидания.
   Я разворачиваюсь, быстро выскакиваю из этой квартиры, из этого дома. На улицу, подальше от этого места.
   Надела солнцезащитные очки на глаза, поправила козырек кепки. Вставила наушники-капельки в уши, плеер засунула в карман короткой джинсовой юбки. Маленькую сумку повесила через плечо. И, не останавливаясь, пошла дальше.
   -Привет, - с ходу поздоровалась я, заходя в гараж и тут же усаживаясь на маленький диван.
   -Привет, мелочь, - рядом со мной тут же приземлился Валера, бросив инструменты на пол. - Что за выражение лица? Что, снова поругались?
   -А разве могло быть иначе? - хмыкнула, сдергивая с себя кепку и очки и выдергивая наушники. Легла на спину, голову уложила парню на колени, ноги свесила вниз.
   -Что на этот раз? - поинтересовался он с легкой улыбкой. Ему всегда доставляло удовольствие успокаивать меня. Он принялся перебирать мои светлые волосы.
   -Ей не понравилось, что я явилась утром в неподобающем виде, - фыркнула я. И, чуть подумав, добавила: - Она обозвала меня дешевой шлюхой.
   Валера на мгновение замер. После тяжело вздохнул, и принялся гладить меня по голове, словно маленькую девочку.
   -Настя, ты же прекрасно знаешь, что она придерется к тебе, только повод дай. Зачем накаляешь ситуацию? Почему пришла под утро, да еще и в неподобающем виде?
   Я прикрыла глаза, на мгновение замолчав. Перед внутренним взором тут же всплыли события вчерашнего дня.
   -Вчера ко мне пришел Алекс. Мы должны были вместе отправиться в клуб. Но вышла Зоя с Лизонькой, и в итоге та запретила мне куда-либо идти. А Лизонька принялась охмурять Алекса. Я не выдержала, убежала. Всю ночь провела на берегу. Вернулась утром в помятом платье, потому что ночью умудрилась его намочить. Попалась мачехе на глаза, но ускользнула в комнату, заперлась и отключилась. И вот недавно проснулась, и она устроила мне взбучку. Теперь я тут.
   -Настя, я уверен, что у вас все наладится с ней. Нужно просто потерпеть.
   -Валерка, не нужно мне вешать лапшу на уши. Извини, но ты прекрасно знаешь, что я ненавижу твою мать, а она ненавидит меня. И это никогда не изменится.
   -Не говори так, - парень наклонился, чтобы заглянуть мне в глаза. - Просто у вас обеих сложные характеры, и ни одна из вас не хочет уступать.
   -Валер, - я прищурилась. - Я тебя, конечно, люблю, но если ты продолжишь пытаться убедить меня в том, что она может стать мне отличной матерью, то я перестану с тобой вообще общаться. Она обозвала меня дешевой шлюхой, - мои ладони непроизвольно сжались в кулаки от злости.
   -Не бери в голову, - вздохнул Валера, вновь начиная перебирать мои волосы. - Она не со зла сказала. Уверен, на самом деле она так не считает...
   Я резко вскочила на ноги, тем самым прерывая брата.
   -Спасибо за то, что плюешь на мои просьбы, - раздраженно отозвалась и, схватив кепку, быстро отправилась прочь.
   -Настя! - крикнул мне вслед Валера, но не последовал за мной. Знал, что в такие моменты меня лучше отпустить.
   Уже оказавшись далеко и от дома, и от гаража брата, я пошла не спеша, куда глаза глядят. Вновь нацепила кепку, очки. Включила музыку. Уж сегодня я точно попаду в клуб.
  

***

  
   Ровно в полночь я оказалась в любимом клубе, все в том же прикиде, в котором ушла из дома. Короткая джинсовая юбка, белый топ без лямок, джинсовая курточка. На ногах - босоножки без каблуков. Минимум косметики. Просто и обычно, совсем не броско, что меня вполне устраивало.
   Сдав куртку и кепку в гардероб, засунула номерок в сумочку, и отправилась на танцпол, где уже и так было полно народу. Прикрыв глаза, сосредоточилась на громкой музыке, и принялась плавно двигаться, отдаваясь клубному ритму.
   Спустя полчаса, может больше, отбившись от нескольких парней, возжелавших потанцевать вместе со мной, отправилась к бару. Благодаря своему маленькому росту и худощавому телосложению, меня с легкостью принимали за малолетку, а потому повсюду приходилось таскать с собой документы, подтверждающие, что я уже совершеннолетняя.
   Но сейчас мне не пришлось доставать паспорт, так как бармен, Андрей, уже не одноразово проверявший мой возраст, давно запомнил меня, и без лишних вопросов продал мохито, задорно подмигнув при этом.
   Я же, усевшись за барную стойку, стала медленно потягивать коктейль, при этом наблюдая за толпой. По бокам танцпола стояли столики с красными диванчиками, на которых сидели парочки и компании. Там же была и лестница, ведущая на второй и третий этажи, на которых также располагались столики, с балконами с прекрасным видом на танцпол.
   Допив один коктейль, я заказала и второй. А затем и третий. И уже после него решила прогуляться в уборную. Уже там слегка освежилась, подправила макияж, и собралась вернуться на танцпол. Но, выйдя в относительно тихий коридор, была остановлена случайной сценой.
   -...Да ты посмотри на себя! Кто с таким ЧМО вообще согласится познакомиться?! - брезгливо вопрошала симпатичная брюнетка, одетая в короткое черное платье, закрывающее плечи, но оголяющее спину до поясницы. Высокие шпильки делали её на голову, если не больше, выше меня.
   Напротив неё стоял... парень, в общем. Выглядел он более чем убого. Старые потертые джинсы, серая растянутая футболка на пару размеров больше, которую и футболкой-то язык не поворачивался назвать, взъерошенные темные волосы, торчащие в разные стороны, с явным избытком какого-то геля, и, в довершение, большие круглые очки, которым позавидовал бы сам небезызвестный Гарри Поттер.
   Я едва не прыснула от смеха. Девушку я очень хорошо понимала. С таким "красавчиком" никому знакомиться не захочется. Вообще непонятно, как его пропустили в клуб. Вроде бы кого попало не пускают, а тут вдруг такой чмошник.
   И все же, что-то меня заинтересовало в этом парне. Вопреки его образу, он держался вполне уверенно, и даже стоял с расправленными плечами.
   Помимо меня, за этими двумя наблюдали еще двое парней, во всю угорающих над неудачником.
   -А разве внешность главное в человеке? - тихо спросил виновник сего торжества, вполне приятным голосом. Я, сама не знаю почему, осталась.
   -Внешность - это залог успеха. А ты похож на жалкого бомжа. Да я бы с тобой и за десять тысяч баксов не стала общаться. Да и кто станет? Разве что какая-то такая же уродина, как и ты.
   Я хмыкнула, но все же мне стало немного жалко парня.
   -А он считает себя мачо, он все сможет, - хохотнул один из наблюдающих.
   -Детка, иди к нам, с нами веселее. Оставь этого чмошника, - точно так же издевался и второй. Брюнетка лишь улыбнулась им.
   -А, по-моему, в человеке главное - душа, - вполне спокойно отвечал неудачник, не сводя глаз с девушки.
   -Душа тебя не прокормит, - фыркнула брюнетка.
   Я вздохнула. Что ж, давно хотела совершить какой-нибудь безрассудный поступок.
   Наплевав на гордость, я прямиком пошла к парочке.
   -Милый, а ты как здесь оказался? - широко улыбнулась я, на радостях подскакивая к парню. Тот опешил, за большими стеклами расширились зрачки в обрамлении радужек, кажется, янтарно-карего цвета. Двое наблюдающих и девушка дар речи потеряли. Я едва глаза не закатила. - Я думала, что тебя сегодня не будет. Но я рада, что ты все же пришел, - и, не дожидаясь того момента, когда кто-то из этих четверых придет в себя, встала на цыпочки (рост у парня был около ста восьмидесяти сантиметров, в то время как мой собственный едва дотягивал до ста шестидесяти), обхватила его за затылок, и, притянув ближе к себе, поцеловала.
   Парень, сначала оторопевший (я думала, что он вообще оробеет и прямо тут отбросит коньки от привалившего счастья - такая девушка его сама поцеловала), через пару мгновений пришел в себя, обнял меня за талию, притягивая к себе ближе, и ответил на поцелуй.
   Честно говоря, я улетела. Парень не просто умел целоваться, но и делал это так обалденно, что я забыла где я, кто он, и что вообще происходит. Я полностью отдалась эмоциям. А эмоции были... А может, это просто алкоголь ударил в голову.
   Сколько прошло времени прежде, чем все присутствующие, включая и саму меня, начали приходить в себя, не знаю. Но когда я отстранилась (могу собой гордиться, я сделала это первой), то дыхание было очень тяжелым, а сердце билось намного быстрее, как будто я только что не целовалась с неудачником, а бегала километровый кросс.
   Я, не зная, что теперь делать и что говорить, посмотрела на парня, который точно так же смотрел на меня. Сквозь стекло очков, мы встретились глазами, и я увидела на его лице едва заметную улыбку. Как по мне, немного самодовольную. Я тут же смутилась, и попробовала сделать шаг назад, но мне помешали ладони, все еще продолжающие крепко удерживать меня за талию.
   -А ты еще кто, малышка? - уже не так весело спросил один из наблюдающих парней.
   -А я его, - я ткнула указательным пальцем в грудь неудачника, - девушка, - и премило улыбнулась. Не дай Бог кто из знакомых увидит. Засмеют. Мне, конечно, все равно, но как-то не хочется привлекать к себе лишнего внимания. Тем более, что многие будут только рады посплетничать о том, какой у меня плохой вкус, раз я выбрала такого парня.
   -Да откуда у этого чмошника могла девушка взяться? - фыркнул второй наблюдающий.
   -Козёл, - бросила брюнетка, поспешно уходя. Кажется, она и рада была отделаться от такой компании.
   -От верблюда, - не удержалась я, попробовав осторожно отстраниться от неудачника. Но он лишь сильнее сжал свои ладони, отчего мне стало немного страшно. Мало ли, кто он на самом деле. Как для чмошника, у него слишком сильные руки и он слишком хорошо целуется.
   -Ты врешь, - слишком уж уверенно заявил второй.
   -Что от верблюда? - невинно приподняла брови, глянув на парня. Между прочим, не простого парня, а одетого в дорогие вещи. Пусть и в достаточно простые, но кому, как не мне, знать, что простые вещи не всегда дешевые. - Да, согласна, соврала. Верблюды пока девушек парням не дарят.
   -Ты откуда её откопал? - обратился первый парень, одетый в не менее дорогие вещи. Оба наблюдающих оказались брюнетами. Первый шире в плечах, другой выше всех нас. Но у обоих было подтянутое тело, что они подчеркивали одеждой.
   -Я её не откапывал, она сама ко мне пришла, - вновь слегка самодовольно улыбнулся неудачник. Я с подозрением покосилась на него. Что-то у меня стойкое ощущение, что меня обманывают.
   -Да ладно? Сама? Малышка, сколько он тебе заплатил за это представление? - насмешливо спросил Высокий, как я мысленно его обозвала.
   -Миллион зеленью, - хмыкнула, и, прищурившись, вновь посмотрела на причину сего представления. - Милый, - губы сами скривились в улыбке, больше похожей на оскал. - Отпусти меня, пожалуйста, меня там подруга ждет. А ты пока поговори с мальчиками, раз они так жаждут общения, - и, обхватив ладонями его запястья, попробовала отстранить от себя. Но он, вместо того, чтобы отпустить меня, неожиданно притянул меня к себе вплотную, склонившись к моему уху.
   -Спасибо, - так, чтобы слышала только я, проговорил он. - Ты красивая. Не убегай, хорошо? Давай познакомимся.
   Я с еще большим подозрением покосилась на парня, от которого пахло дешевым одеколоном. Вот попой чую, обманывают меня, конкретно так. Вот только в чем?
   -Пожалуйста, - добавил неудачник, видя мой скептицизм.
   Я задумалась. А что я, собственно, теряю?
   В голове неожиданно всплыли слова мачехи. Мной мгновенно овладела злость.
   -А давай, - так же тихо согласилась я.
   Дешевая шлюха, значит? Что ж, будем оправдывать это звание. Хотя бы частично.
   -Тогда подожди меня возле барной стойки, хорошо?
   -Лучше на улице. Не хочу больше оставаться в клубе.
   -Хорошо, - он кивнул, а я, наконец-то отстранившись от него, быстро вернулась на танцпол. Вновь подошла к бармену, заказала еще один мохито, и залпом выпила его. Для храбрости. После чего пошла на выход.
   Забрав из гардероба куртку и кепку, и одевшись, я оказалась на улице. Вдохнула приятный прохладный воздух, и, устремив взгляд на звездное небо, принялась ждать парня. Внутри проснулось что-то вроде азарта, а может, адреналина.
   Неудачник явился минут через пять. Покрутил головой, и только после того как я подошла к нему, обратил на меня внимание. Я лишь хмыкнула.
   -Куда пойдем? - первой спросила.
   -А куда хочешь? - парень оставался все в том же прикиде. Видимо, ему совсем не холодно.
   -Мне все равно, - пожала плечами, и, развернувшись, пошла прямо. Тот последовал за мной. Некоторое время мы молчали.
   -Зачем ты меня поцеловала? - спросил он спустя минут пять, глядя куда-то вперед. Я вновь отметила, что он держится слишком уверенно.
   -Захотелось, - хмыкнула, искоса глядя на него.
   -Обычно, таких, как я, не целуют такие, как ты.
   -Такие как я, такие как ты - это какие такие?
   -Ну, ты красивая, а я урод, - вполне спокойно пожал плечами парень.
   -Зато ты, возможно, хороший парень, а я стерва и шлюха, - вновь хмыкнула, вспоминая слова мачехи.
   -Шлюха? - переспросил он, останавливаясь и заставляя остановиться меня.
   -А что, не похожа? - я вздернула брови, глядя на него. Разглядывая его лицо, прикрытое очками.
   -Нет. Как тебя зовут?
   -Алина, - с заминкой буквально в секунду, соврала я. Незачем ему знать мое настоящее имя. Да и не увидимся мы больше.
   "Самое большое заблуждение всех людей", - подумалось мне. Но я быстро отбросила эти мысли в сторону.
   -А тебя?
   -Алекс.
   Стоило только услышать это имя, как меня прорвало на смех. Ну надо же, какое совпадение.
   -Что? - не понял парень, поправляя очки.
   -Да нет, ничего. Просто одного знакомого так зовут. Слушай, Алекс, - я ступила ближе к нему, легонько коснулась ладонями его груди. - А пошли к тебе?
   В голове застучала истерическая мысль, что я буквально снимаю парня. Но и она отправилась в черный список. Сегодня у меня ночь безрассудства. Сегодня все умные мысли будут во временном отпуске.
   Плевать, что будет дальше. Сегодня... я просто хочу сделать что-то неимоверно безрассудное. Что-то плохое, осудительное... Что-то, что заставит получить удовольствие от вкушения "запретного плода".
   -Зачем? - парень слегка склонил голову. Как будто хотел прочесть меня, как открытую книгу. Докопаться до самого сокровенного. Понять, что я скрываю.
   -Угостишь меня кофе, - улыбнулась. Он еще с минуту разглядывал меня.
   -Ну пошли, - и Алекс пошел дальше, вновь устремив взгляд куда-то вперед.
   -А ты далеко живешь?
   -Нет, недалеко.
   И мы замолчали.
   А минут через двадцать мы дошли до обычного многоэтажного дома. Все в том же молчании поднялись на пятый этаж, и зашли в одну из квартир.
   -Какой кофе любишь? - спокойно поинтересовался парень, направляясь в одну из комнат, предположительно являющейся кухней, попутно включая свет. Я в ступоре наблюдала за передвижениями этого чудика. Он серьезно?!
   -Крепкий, - подумав, сказала я, снимая босоножки, куртку и кепку. Сумку тоже решила снять, и положила на комод, стоящий возле дверей в прихожей. И последовала за ним. Он действительно ставил чайник. - Алекс, ты ведь понимаешь, что я напросилась к тебе в гости не кофе пить? - поинтересовалась, засовывая смущение куда подальше. Легкий страх последовал в том же направлении.
   -Понимаю, - кивнул тот, поворачиваясь ко мне и смотря на меня. - Просто не понимаю твоих мотивов.
   -А что тут понимать? Я хочу секса, - пожала плечами, переводя взгляд на обстановку, и ничего не видя. Это лишь способ скрыть настоящие эмоции.
   -Ясно, - ответил Алекс, выключая чайник и подходя ко мне ближе. - Раз ты этого действительно хочешь... - он наклонился ко мне и поцеловал.
   ...и я снова улетела. Растворилась в этом поцелуе.
   Спустя минуту, может больше, а может и меньше, почувствовала его ладони на своей талии. Он приподнял меня, и я обхватила его ногами за талию. Спустя мгновение почувствовала, как он меня на что-то усаживает. На стол?..
   Плевать.
   Несмотря на то, что я действительно просто хотела переспать с первым встречным парнем, назло мачехе, я почувствовала желание обладать именно Алексом.
   Его ладони скользнули на мои бедра, поглаживая, задирая юбку выше. Я же наконец-то сбросила с него раздражающие меня очки. Он остановился, глянул на меня. А я... Я впала в ступор. Передо мной вдруг появился вполне привлекательный парень. Осталось только переодеть и причесать...
   -Таким я нравлюсь больше? - ухмыльнулся Алекс, а я вздрогнула. Его лицо мне показалось смутно знакомым.
   -Что... - я не нашлась, что сказать. Я продолжала в ступоре рассматривать парня.
   -Ты ведь хотела заняться со мной сексом, Алина, - его ладонь скользнула на мои трусики. Я дернулась.
   -Ты кто? - внутри вновь появился легкий страх. Ведь знала же, чувствовала, что меня обманывают!
   -Я... Я - Алекс, возможно, хороший парень. А ты Алина - стерва и шлюха, - он отодвинул легкую ткань, и мгновенно скользнул пальцем внутрь меня. Я ахнула, и попробовала отстраниться. Переспать с милым жалким мальчиком - это одно, а переспать с самоуверенным нахальным бабником - совсем другое.
   -Пусти, - я попробовала его оттолкнуть, но он тут же схватил меня за запястья, не позволяя этого сделать.
   -Разве я тебе таким не нравлюсь? Мне казалось, что ты должна радоваться, что я оказался не чмошником, а красавчиком.
   Я перестала вырываться, внимательно посмотрев в его глаза.
   -Тебе же не впервой спать с незнакомцами, верно? Что ты теряешь? - он так же пристально рассматривал и меня.
   -Действительно, - хмыкнула. Что ж, Настя, сама виновата. Да и, впрочем, он прав. Лучше лишиться девственности с красавчиком, чем с чмошником. Он хотя бы имеет опыт и точно знает, что делать. - Давай продолжим.
   Его уговаривать не пришлось, он вновь меня поцеловал. Я постаралась расслабиться и выкинуть все мысли и страхи из головы. И, кажется, у меня это получилось.
   Я вновь улетела от его поцелуев. Теперь хоть понятно, почему он так хорошо целуется. Видать, опыт большой.
   Сама не заметила, как осталась сидеть перед ним по пояс раздетой. Подумала об этом лишь тогда, когда его губы с шеи плавно сместились к обнаженной груди. В ответ стянула с него футболку.
   "Главное, наутро не пожалеть. Не пожалеть о том, что лишусь девственности на столе в гостях у абсолютно незнакомого парня, о котором, кроме имени, я ничего не знаю", - подумалось мне. Но я вновь не стала на этом зацикливаться, отдаваясь наслаждению и удовольствию от его ласк.
   Еще несколько минут, и мы оба оказались полностью раздетыми. И хотя я не считала себя такой уж скромной девушкой, но все же смутилась при виде его возбужденной плоти.
   -Ложись, - шепнул Алекс мне на ухо, надавливая на грудную клетку. Я послушно улеглась спиной на стол. Он шире раздвинул мои ноги, касаясь меня своим членом. Я прикрыла глаза, стараясь максимально расслабиться. И, как ни странно, у меня это получилось.
   Когда он начал входить в меня, я чувствовала лишь легкое напряжение от неизвестности. Но когда он резко вошел на всю глубину, я от неожиданности вскрикнула. Алекс замер. Я глянула на него. Глаза в недоумении смотрят на меня, зрачки слегка расширены.
   -Ты уже все? - нахожу в себе силы ухмыльнуться. Алекс тут же отмирает и прищуривается.
   -Шлюха, значит? - спрашивает он. Я ничего не отвечаю, вновь прикрывая глаза. Если он сейчас еще и свалит, то у меня точно случится истерика.
   Алекс еще с минуту молчал, не двигаясь, явно ожидая от меня ответа. Я же в это время привыкала к ощущению его в себе. Боль уменьшилась, и стала больше походить на назойливый фон. Но он неожиданно вышел из меня, заставив меня распахнуть глаза.
   Он что, серьезно решил свалить?!
   Оказалось, что нет. Он лишь подхватил меня на руки и понес в какую-то другую, темную, комнату. Я обвила его руками за шею. Тело у него, кстати говоря, не хуже лица. Подкаченное и крепкое.
   Спустя еще пару мгновений я ощутила спиной прохладу простыни. Он уложил меня на кровать, нависая сверху.
   -Мы еще поговорим, - обещает Алекс, после чего вновь меня целует. И вскоре я вновь чувствую его в себе, наконец-то узнавая, что такое секс и почему его все так любят.
   И, как не странно, мне нравится. Хотя я считала, что первый раз не может нравиться априори, из-за боли. Но боль стала совсем незаметной, а удовольствие заставило и вовсе забыть о ней.
   А когда все закончилось, я почувствовала приятную тяжесть его тела на себе и оказалась не в силах даже пошевелиться, хотя точно знала, что оставаться никак нельзя. И все же позволила себе насладиться этими мгновениями.
   Алекс перекатился на спину, к счастью, не утягивая меня за собой, как обычно это пишут в книгах и показывают в фильмах. Просто лег рядом, а через пару мгновений перевернулся на бок и положил свою ладонь мне на живот. Я вздрогнула, но не отодвинулась. Лишь прикрыла глаза. Впереди самое сложное.
   -Ничего не хочешь сказать? - поинтересовался Алекс, поглаживая мою кожу большим пальцем. Я промолчала, решив притвориться ужасно уставшей. - Алина.
   Как непривычно слышать чужое имя, обращенное ко мне.
   -Я хочу спать, - как можно более сонливо произнесла я, надеясь, что актриса из меня получится хорошая. Парень на минуту замолчал.
   -Ладно, спи. Утром поговорим, - и, убрав свою руку, накрыл меня одеялом. А сам встал и пошел на выход. Я лишь проводила его силуэт взглядом.
   Как только осталась одна, вздохнула, прислушиваясь к своим ощущениям. Организм пока привыкал к новому, да и мозг еще не совсем смирился с произошедшим.
   Парень вскоре вернулся, вновь забрался в постель, и на этот раз подвинулся ко мне, обнимая меня за талию. Я же благополучно притворилась спящей.
   Подождав, пока дыхание Алекса станет глубоким и равномерным, я еще минут десять наслаждалась его объятиями, а после осторожно выбралась и на цыпочках вышла из комнаты. Нашла кухню, подобрала свои вещи. После ушла на поиски ванной комнаты. Найдя таковую, по-быстрому приняла прохладный душ. Оделась и пошла на выход. Надела курточку, повесила через плечо сумку, обулась, а вот кепки не нашла. Ну и плевать.
   -Ты куда? - раздался за моей спиной голос, когда я уже открывала дверь. Вздрогнув, я обернулась. Алекс, все так же обнаженный, застыл напротив меня, нахмурившись.
   -Домой, - невозмутимо пожала плечами.
   -А я?
   -А что ты? - я недоуменно посмотрела на него. - Ты оставайся, это же твой дом.
   -Сбегаешь?
   -Ухожу, как и все. В чем проблема? Ты меня вскоре забудешь, будь уверен.
   -А если не забуду? - он вопросительно приподнимает брови.
   -А ты забудь, - передергиваю плечом, открываю дверь шире, и выскакиваю в подъезд.
   -Алина! - Алекс рванул следом. Я же быстро сбежала по ступенькам вниз. Глянула наверх, на застывшего на пороге обнаженного парня. Комплексами он явно не страдал.
   Я хохотнула от комичности ситуации. Нагие малознакомые мужики за мной еще не бегали.
   Отвернувшись, я продолжила сбегать вниз по лестнице и вскоре оказалась на улице.
   Ну, вот и все, теперь будет не так обидно слушать обвинения мачехи в мой адрес. Осталось только в это время суток без приключений добраться до дома.
   Только от чего мне хреново на душе? Я не должна ни о чем жалеть, и не буду. В конце концов, это был мой выбор, и мне понравилось. Вот только жаль, что для парня я стала лишь очередной девочкой на одну ночь. Ощущение того, что я действительно стала шлюхой, мне совсем не нравится.
   Ладно. Последую совету Скарлетт О'Хары, и подумаю об этом завтра.

Глава 2

   Вернувшись домой, я незаметно проскользнула в свою комнату, забралась в постель и мгновенно заснула. Чтобы вскоре проснуться от ненавистного голоса.
   -Эй, неудачница, просыпайся, - голосила Лизонька, дергая меня за плечо.
   Да, именно таковой я считаюсь в родном доме. Хотя вот уже не один год я ощущаю себя здесь чужой.
   -Проваливай из моей комнаты, - бросила я, натягивая одеяло выше. В голове противно пульсировало от выпитого вчера алкоголя. Низ живота неприятно тянуло после безрассудной ночи.
   -Ты такая жалкая, - фыркнула девушка. - Отец ждет нас за столом, - добавила она и скрылась из моей комнаты.
   Я вздохнула, переворачиваясь на спину. Раз отец ждет, значит, надо вставать.
   Кое-как я соскребла свое несчастное тело с кровати и поплелась в ванную. Там привела себя в более-менее приемлемый вид, после чего отправилась на кухню.
   -А вот и Настя, Витя. Представляешь, она вчера сбежала, никому ни слова не сказав, и телефон отключила. Лиза уже хотела в полицию идти и больницы обзванивать. А она пришла под утро, да еще и пьяная. Даже не объяснила, где была, хотя мы с Лизой так переживали. Она меня совсем не слушается, Витя. Я не знаю, что с этим делать. Я стараюсь как лучше, а она пренебрегает моей опекой и заботой. Я так больше не могу. Может, её следует отправить к психологу? Может, хоть он объяснит ей, что так поступать со своей семьей нехорошо.
   Я, не обращая внимания на разглагольствующую мачеху, стала заваривать себе кофе, попутно находя в домашней аптечке аспирин и тут же запивая таблетку водой.
   -Вот, ты видишь?! Она даже внимания на нас не обращает! Даже не поздоровалась. Она вообще обращается со мной, как с пустым местом. Разве я заслужила на это? Витя, ты же знаешь, я все эти годы воспитывала её, как свою родную дочь. А в ответ ни капли благодарности. Но ладно я, - я ей, по сути, никто, - но она ведь и тебя игнорирует! А ведь ты её родной отец. Как так можно?! Витя, я не знаю, что делать с Настенькой. Поговори с ней, прошу тебя. Со мной она разговаривать не хочет.
   Я, и так порядком злая и раздраженная из-за плохого самочувствия и недосыпа, почувствовала, как мое настроение падает еще ниже оттого, что отец меня не защищает, а позволяет говорить этой женщине про меня гадости, а она, в свою очередь, рассказывает небылицы. Знал бы он, что творится у нас на самом деле... Но он не знает, поскольку вечно отсутствует.
   Заварив кофе, я наконец-то повернулась к ним и села за стол напротив Лизы. Валера, как всегда, отсутствовал. Наверняка снова в гараже зависает, или в мастерскую к парням пошел.
   -Доброе утро, пап. Наконец-то ты дома, - я не смогла скрыть ехидства в голосе.
   Отец отсутствовал практически все время, отчего мы виделись лишь по выходным, и то не так часто, как хотелось бы. Да и, по правде говоря, я все время нахожу повод сбежать из дома, лишь бы не находиться в одном помещении с мачехой и сводной сестрой. И не видеть, как отец общается с ними так, будто они его семья, а со мной - будто я чужая. Это больно.
   -Как и ты, Настя, - я удостоилась тяжелого взгляда отца из-под очков, которые делали его с виду еще солиднее. - Где ты была этой ночью? И почему ничего не сказала Зое и Лизе? Они переживали.
   -А с каких пор тебя волнует мое времяпровождение? - усмехнулась, отпивая из чашки горьковатый напиток.
   -Настя, - отец устало потер переносицу. - Не разговаривай со мной так, будто я один из твоих кавалеров.
   Я возмущенно и зло посмотрела на него.
   -О каких кавалерах ты говоришь, папа?! Всех моих кавалеров уводит у меня твоя любименькая Лизонька.
   -Ложь! - тут же воскликнула мачеха. - Как ты можешь такое говорить о своей сестре?! Витя, Лизонька постоянно ночует дома и не ходит по всяким злачным местам.
   -Да что Вы говорите, мамочка? - язвительно произнесла я, глянув на женщину.
   Абсолютная противоположность моей мамы. Волосы черные, как смола, длинные. Черты лица заостренные, нос слишком узкий. Глаза темно-карие.
   Моя же мама была, как и я, блондинкой с короткой прической. Глаза светло-зеленые. Черты лица мягкие, ямочки на щеках.
   Свою внешность я унаследовала от неё. За исключением глаз - они у меня голубые, как у папы.
   А эта женщина... В ней нет ничего такого, что могло бы привлечь внимание моего былого отца. Одна стервозная красота, да и только. До сих пор не понимаю, что он в ней нашел, чем она его зацепила. И Лизонька вся в неё. Один Валера нормальный.
   -Нет, Витя, ты слышишь, как она со мной разговаривает?! - воскликнула мачеха. - Я не понимаю, что я делала и делаю не так. Мне кажется, я никогда не смогу заменить Настеньке маму.
   -Зоя, успокойся. Я с ней поговорю. Она все-таки моя дочь, - мягко проговорил он, словно успокаивая её.
   -Я все еще здесь, папа. И можешь себя не утруждать. Я наперед знаю все, что ты мне скажешь, - достаточно резко проговорила я, залпом допивая кофе. - Я еду к бабушке на неделю. А вы можете наслаждаться друг другом, - и, вскочив из-за стола, направилась на выход.
   -Настя! - окликнул меня отец, но я, не обращая на него внимания, вернулась в свою комнату, заперлась и принялась собираться. Давно хотела навестить бабушку.
   Переодевшись в короткие джинсовые шорты и белую майку на лямках с большим улыбающимся смайликом на груди, я полезла в сумку, куда вчера положила свой любимый кулон - крупный синий сапфир на серебряной цепочке. Это подарок мамы на десятилетие. Через год её не стало, а еще через два папа повторно женился.
   Но кулона там не оказалось. Я даже вытрясла все содержимое сумки на кровать, чтобы в этом убедиться. В сердце закололо. Его не было.
   В голове тут же закрутились события вчерашнего дня. Я положила кулон в сумку, потому что всегда носила его, но вчера он был неуместен к моему наряду. Сходила к Валере, после гуляла по городу, зашла в кафе, а ночью отправилась в клуб. В клубе он еще был - я видела его на месте, когда была в уборной.
   А потом Алекс. Я напросилась к нему в гости. Замечательная ночь. И теперь кулона нет.
   Как нет и кепки, которая вчера куда-то пропала. Неужели это он забрал?! Но зачем? Если бы ему нужны были деньги, то он мог бы забрать айфон. По-моему, он будет подороже. Но айфон остался, а кулон пропал. Носить он его точно не будет. Значит, не он.
   Но тогда куда он пропал?!
   Я обессилено присела на край кровати, закрывая лицо ладонями.
   Потеряла. Как я могла?.. Это ведь единственное действительно дорогое для меня украшение. Единственное, подаренное мамой. И теперь его нет.
   По щекам покатились слёзы.
   Ну почему все так? Почему вечно со мной происходит что-то плохое? Мало того, что умудрилась переспать с парнем, который за пару часов удивительным образом перевоплотился из неудачника в красавчика, так еще и кулон потеряла. И, главное, совсем непонятно где и как. Неужели где-то обронила?.. Или кто-то вытащил?
   Но последнюю мысль я вновь отмела. Если бы хотели ограбить, забрали бы и айфон.
   Что ж... Делать нечего. Что утеряно, то утеряно. Назад не вернуть.
   Хотя и очень жалко.
   Вытерев слезы, я подошла к столу. Достала косметику. Нанесла легкий макияж, нанесла прозрачный блеск на губы. Расчесала волосы. После подошла к шкафу, достала рюкзак. Туда сложила некоторые вещи, одежду на неделю - пару маек, джинсовую юбку и пару сарафанов. Взяла ключи, мобильный. Джинсовую курточку повязала на пояснице. Вторая половина августа хоть и жаркая, но ночью уже холодно.
   Осмотрелась, вспоминая, ничего ли не забыла, и отправилась на выход. В коридоре наткнулась на папу.
   -Настя, ты меня избегаешь? - спросил он, останавливая меня за предплечье.
   -Нет, что ты, папа, я просто хочу навестить бабушку. У неё, кроме меня, никого не осталось, - и сбросила его руку, подходя к входной двери. Принялась обувать белые кеды.
   -Настя, ты не можешь уходить, когда захочешь и куда захочешь, не спросив ни у кого разрешения.
   -Еще и как могу. Я уже совершеннолетняя, если ты забыл, - я завязала шнурки, и резко подняла голову на отца. - И ни у кого разрешения спрашивать не собираюсь. Женщина, на которой ты женат, мне - никто, а ты давно перестал быть для меня отцом. Мой отец никогда бы не позволил никому так обращаться со своей родной дочерью. Пока, папа. Буду через неделю, - и, схватив рюкзак, выскочила из квартиры.
   Спустя несколько минут я уже шла к остановке. Бабушка моя работает учительницей старших классов. Преподает историю, географию и правоведение. В связи с этим живет в городе, в часе езды от нас, а летом, поскольку у школьников каникулы, пропадает на даче, занимаясь небольшим огородом и садом.
   Её муж, мой дедушка, умер, когда мне было всего лишь шесть лет, от инсульта. Спустя пять лет она похоронила и свою дочь, мою маму. Других детей у неё не было, братьев и сестер тоже, поэтому единственным её родственником являюсь я. Бабушку я люблю, и стараюсь навещать каждый месяц. Она у меня человек понимающий, продвинутый, и заменяет мне обоих родителей. После смерти мамы именно она помогла мне встать на ноги, хотя ей наверняка было еще тяжелее, чем мне.
   Ведь хоронить своих детей всегда тяжелее, чем родителей.
   А после того, как отец во второй раз женился, она перестала нас навещать. С моим папой у них отношения разладились, а его новую жену она вообще не приняла, как и та её. Лиза мою бабушку тоже не приняла, и только Валера отнесся к бабушке хорошо. Да и та отнеслась к нему достаточно тепло.
   Вот потому к бабушке теперь езжу я. Из всей семьи это мне самый близкий и родной человек. На втором месте, пожалуй, Валера, который тоже изредка ездит к ней вместе со мной. А на третьем - отец, который, увы, не горит желанием со мной общаться. Возможно потому, что я напоминаю ему маму. А может и еще по какой-то причине.
   Собственно, на этом и все. Родители папы умерли еще до моего рождения, со своим родным братом, моим дядей, он не общается, а родственники со стороны его новой жены отнеслись ко мне, как к обузе, невыгодному приложению к отцу. Да и я не прониклась к ним любовью.
   До дачи бабушки ехать нужно было на автобусе, почти целый час. Сам автобус отходил от окраины города, куда мне пришлось добираться на маршрутке еще полчаса. Благо, ходил он регулярно, каждые полчаса. Жаль только, что внутри оказалось очень душно, не спасали даже открытые окна и люки.
   Все это время я вспоминала ночь и Алекса. Размышляла над его странным перевоплощением, и с прискорбием понимала, что мне понравилось настолько, что я хотела вновь к нему прикоснуться, вновь его поцеловать, вновь почувствовать в себе. Но это был лишь секс на одну ночь. И больше мы не увидимся.
   После того, как я вышла на нужной остановке, пришлось еще двадцать минут идти пешком по бездорожью к даче бабушки. И когда я наконец-то оказалась перед высоким деревянным забором, окрашенным в белый цвет и раскрашенный неизвестным художником в разноцветные цветочки, на моем лице появилась улыбка.
   Пройдя в открытую калитку, я отправилась в обход двухэтажного небольшого дома, к саду.
   -Бабуля, - громко позвала я, но ответа не последовало. - Ба, ты где?
   -Настёна? - раздался голос за моей спиной, и я тут же обернулась. Бабушка, одетая в цветастый длинный сарафан, стояла на пороге дома. Волосы покрашены в каштановый цвет, легкий макияж. Мягкие черты лица. Морщинки у глаз. Ей не дашь больше пятидесяти.
   -Привет, бабуль, - улыбнулась я, подходя к ней. - А я к тебе в гости, на недельку. Ты не против? И прости, что без предупреждения.
   -Конечно не против, - бабушка обняла меня, еще и по голове погладила. - Ты всегда у меня желанный гость. Что, снова с Виктором поссорилась?
   -Ну, как всегда, - хмыкнула я, наконец-то чувствуя себя дома. Только рядом с ней у меня появляется это ощущение. - Мачеха снова на меня гадости наговаривает.
   -Ты прям как золушка, - покачала головой бабушка. - Пойдем в дом, попьем чаю, и ты мне все расскажешь.
   -Почему как золушка? - с любопытством глянула на неё, послушно проходя в помещение, сбрасывая кеды, и направляясь на кухню.
   -Тоже злая мачеха и злая сестра, - смеется она, ставя чайник.
   -Нет, не как золушка. Золушка была одна, а у меня есть ты, Валера и папа. И злая сестра у меня только одна, а у неё было две. Да и не сбегала я с бала, и туфельку не теряла, - зато сбегала от парня после совместной ночи, и кулон где-то посеяла. И кепку, да.
   Интересно, а кепка-то куда пропала? Вот она-то точно была в доме у Алекса. Не забрал же он её себе, поносить. А ценности она не представляет.
   -Так-так, что за взгляд задумчивый? Неужели принц нашелся? - пристально посмотрела на меня бабушка, а я смутилась.
   -Нет принца, вымерли они.
   -Но ведь кого-то нашла?
   -Грибы находят, а парни сами появляются, - я хмыкнула. - И у меня никто не появился, бабуль. Просто встретила одного парня, а он обманул в первый же час знакомства. И в итоге я от него сбежала, даже имени настоящего не назвала.
   -Чего-то ты не договариваешь, Настёна, - покачала головой бабушка, ставя передо мной чашку с чаем и доставая печенье.
   -А ты, как всегда, все подмечаешь, - улыбнулась в ответ, притягивая к себе горячий напиток.
   -Так что за парень?
   -Да откуда я знаю, что за парень? Не знаю я его, - буркнула я, отводя взгляд. Вновь вспомнились события сегодняшней ночи. - Сначала показался неудачником, этим как-то и зацепил, а в итоге оказался просто очередным красивым козлом.
   -Настя, нельзя так говорить о незнакомых парнях, - тут же пожурила меня бабушка, попивая чай напротив меня.
   -Но ведь правда же.
   -Откуда тебе знать, если ты его не знаешь? Не зря ведь ты его сначала по-другому восприняла.
   -Первый взгляд обманчивый, - пожала плечами.
   -Второй тоже не всегда верный. Нельзя вот так сразу делать выводы о человеке. Нужно сначала получше его узнать.
   -Да некого узнавать-то, мы с ним больше не увидимся.
   -Ох, не зарекайся, Настасья, - бабушка слегка покачала головой, улыбнувшись.
   -Я не зарекаюсь, это факт.
   -Не будь столь уверенна. Ладно, раз уж ты здесь, то пошли в сад. Чего в такую прекрасную погоду в доме сидеть.
   -Пойдем, - с радостью согласилась я.
   Вскоре мы перебрались на улицу, за столик в тени яблонь. Обожаю здесь бывать. Как же тут свободно и хорошо.
  

***

  
   -Да?
   -Настя, ты обязана станцевать со мной! - раздался очень нервный голос Алекса из динамика телефона, как раз тогда, когда я ела яблоко. И ради друга прерывать свое занятие не собиралась, поэтому продолжала его грызть, сидя за столиком.
   -Что случилось? - полюбопытствовала я. Вот уже как два года Алекс танцует с Наташей, и менять партнершу вовсе не собирается, особенно если учитывать, что он по уши в неё влюблен.
   -У Таши растяжение, она не успеет восстановиться до благотворительного вечера. Поэтому ты обязана станцевать со мной!
   Я вздохнула. Благотворительный вечер - это вечер, устраиваемый родителями Алекса. На нем будут выступать как молодые танцоры, так и опытные. А все деньги, полученные за продажу билетов, а также деньги, полученные от спонсоров, уйдут в детские дома. И на этом вечере должны были выступать Наташа и Алекс. У них поставленный номер, обязательный в программе. И убрать его никак нельзя.
   -Алекс, ты же прекрасно знаешь, что мы не успеем до пятнадцатого сентября отрепетировать. Вы с Наташей несколько месяцев готовились, а у нас осталось меньше месяца!
   -Настя, ты не можешь мне отказать. Я обязан выступить, на меня рассчитывают родители, я не могу их подвести. А партнершу, лучше тебя, мне не сыскать. Мы с тобой шесть лет оттанцевали, мы знаем друг друга, чувствуем друг друга. И я точно знаю, что ты справишься.
   -Ты вьешь из меня веревки, - фыркнула я. - И к тому же, я сейчас не дома, и даже не в городе. Я гощу у бабушки. Что ты мне предлагаешь, бросить её и ехать к тебе? Тем более, через полторы недели я вновь выхожу на учебу. Когда ты планируешь репетировать?
   -Настенька, миленькая, приезжай ко мне, пожалуйста. Хочешь, я на колени перед тобой встану? Хочешь, сам к тебе приеду? Что хочешь, сделаю, только соглашайся, а?
   Терпеть не могу, когда он так подхалимски говорит.
   -Ладно, уговорил. Будешь мне век должен. Вечером буду у тебя. И имей в виду - жить я тоже буду у вас, - и, не дожидаясь ответа, сбросила трубку. - Ба, - тут же позвала, вставая из-за стола и идя к дому. - Планы изменились, я еду в город. Алекс - засранец, он хочет нас опозорить...
  

***

  
   В десять вечера я уже стояла на пороге квартиры лучшего друга и звонила в его дверь.
   -Настя! Как я рад, что ты приехала! - радостно воскликнул Алекс, крепко обнимая меня за талию.
   -Ты хоть в курсе, что я уже почти полгода не танцевала в паре?! - вместо приветствия, сразу наехала я. То, что желанный отдых на даче бабушки сменяется тяжкими буднями с постоянными тренировками, мне пришлось совсем не к духу.
   -Мне все равно не найти за столь короткий срок партнерши лучше тебя, - во все тридцать два зуба улыбнулся парень. Зеленые глаза, однако, все еще с настороженностью смотрят на меня.
   Надо сказать, мой лучший друг является вполне симпатичным парнем. Черные длинные волосы, собранные в хвост, волевой подбородок, прямой нос, бледная кожа. Прямая осанка, грациозные движения. Истинный аристократ. И тело красивое. И даже рост меня вполне в нем устраивает - метр семьдесят восемь. Если надеть каблуки, то мы будем очень хорошо смотреться вместе, и довольно-таки контрастно. Проверено на практике.
   Только на деле мы всего лишь друзья. Хотя, не буду лукавить, была с шестнадцати лет влюблена в своего лучшего друга. Но он встретил Наташу, полюбил её, а я осталась у разбитого корыта. И, к счастью, к своим двадцати с хвостиком годам сумела понять, что это не мой парень, он принадлежит другой, и нам лучше остаться друзьями.
   -Звучит так, будто я лишь временный плохой заменитель, выбранный за неимением лучшего, - фыркнула я, отстраняясь.
   -Настя, ты же прекрасно знаешь, что это не так. Я тебя очень ценю и благодарен, что ты приехала. К тому же, ты отлично танцуешь, и уж точно не потеряла навыки, необходимые для парных танцев. Так что можешь не пугать меня тем, что давно не танцевала в паре.
   Все это Алекс говорил, наблюдая, как я сбрасываю кеды и рюкзак на пол в прихожей и прохожу в гостиную, при этом следуя за мной по пятам.
   -А жаль, что тебя это не пугает. А где Наташа? - обернулась я на друга, понимая, что, если бы девушка была тут, я бы уже имела честь её видеть.
   -Она решила несколько дней пожить у родителей. Ей нужен покой, а я не смогу за ней ухаживать, так как буду репетировать с тобой.
   -То есть, ты заранее решил, что я буду с тобой танцевать, так? Моего согласия тебе и не требовалось.
   -Настя, не сердись, тебе не идет. И к тому же, разве ты бы бросила своего лучшего друга в беде? - и он вновь улыбнулся, за что получил снаряд в виде подушки, схваченной с дивана, на который в последствие я и плюхнулась.
   -Ты у меня в долгу, Алекс. Теперь ты мне не сможешь отказать, что бы я ни задумала, - я тоже довольно улыбнулась. Уговорить Алекса на что-то, что ему не нравится - дело практически нереальное. За что у меня частенько копится на него обида. А теперь у него просто не будет выбора, о чём бы я ни попросила.
   -Чувствую, аукнется мне это, - хмыкнул парень.
   Как же он оказался прав.

Глава 3

   Сентябрь месяц подкрался незаметно. Дни стали немного прохладнее, а ночи совсем холодными. Небо начало постепенно затягиваться тучами.
   И вот в самый первый день осени я была вынуждена отправиться в университет, чтобы наконец-то отучиться последний год и получить почетный диплом бакалавра.
   В связи с тем, что оставшиеся полторы недели до начала учебы я провела в тренировках с Алексом, а последние дни проживала дома, где вновь была подвергнута клевете и неоправданным обвинениям со стороны мачехи, то настроение у меня было совсем не ахти.
   Еще больше оно испортилось еще до начала первой на сегодня пары. Когда я столкнулась с Лизонькой в дверях университета.
   -Ой, неудачница, ну ты как всегда, - с усмешкой глянула на меня сестрица, унаследовавшая внешность от своей драгоценной мамочки. Из-за чего очень неширокий круг людей знал о том, что мы являемся сводными сестрами. Остальные же считали нас просто девицами, что-то не поделившими между собой.
   Впрочем, так оно и было. Мы никак не могли поделить семью.
   -То же самое могу сказать и о тебе, Лизонька. Что, глупые мысли затуманили твой взгляд, и ты уже не видишь, куда идешь? - с точно таким же выражением лица поинтересовалась я.
   -Дура, - фыркнула она. - Я стану королевой в этом году, и буду встречаться с королем, а ты так и останешься навсегда неудачницей, - и, развернувшись, пошла в обратную сторону. Я лишь проводила её презрительным взглядом.
   Королевой, говоришь? Что ж, Лизонька, если ты хочешь войны, будет тебе война. Мы еще посмотрим, кто из нас королева, а кто неудачница.
   Наконец-то спокойно пройдя в университет, я тут же заметила большой плакат с животрепещущей надписью: "Король и Королева", прямо напротив входа. И тут же подошла к нему.
   Так, что тут у нас? Ежегодный концерт, проходящий в конце сентября, на котором выберут Короля и Королеву нашего университета в этом году. Претендент на одно из этих званий обязательно должен проявить свой талант, знания, и иметь приятную внешность. И поскольку желающих будет очень много, то предварительный отбор будет проходить с первого по седьмое сентября, сразу отметая тех, кто не имеет никакого таланта или не обладает приятной внешностью. Знания, оказывается, не самое важное. Главное - сделать потрясающий концерт.
   Усмехнувшись, я достала из сумки телефон. Что ж, вызов принят, Лизонька. Может, Королевой я и не стану, но уж тебя-то сдвинуть с этой позиции точно сумею.
   -Алекс? Привет. Помнишь, ты мне должен?..
  

***

  
   -Настя, ты с ума сошла! Какой конкурс талантов?! Какая Королева?! Да мы еще танец на благотворительный вечер недостаточно отработали! А ты хочешь за пару дней поставить целый номер?!
   Я лениво наблюдала за мельтешащим другом, сидя в студии его родителей на полу, и делая и без того прекрасную растяжку. Сразу после пар, как мы и договаривались, я отправилась сюда, чтобы мы продолжали тренироваться, а заодно обсудили еще один очень важный момент, по поводу которого, собственно, Алекс и разорялся последние несколько минут.
   -Настя, может, ты скажешь хоть что-нибудь? - наконец-то остановился парень, в упор глянув на меня сверху вниз. Я тут же обворожительно улыбнулась.
   -Мы станцуем сломанное танго! - радостно сообщила ему я. Друг, судя по выражению его лица, моей радости не разделял.
   -Хочешь просто станцевать под копирку?! Ты серьезно?! - возмутился Алекс.
   -Но мы ведь уже его танцевали! Да и к тому же, что в этом такого? Во-первых, мне нравится этот танец. Во-вторых, никто не говорил, что танцевать нужно непременно свой танец. А в-третьих, как ты правильно заметил, у нас совсем нет времени, чтобы готовить новый номер! Да, и, в-четвертых, - у тебя нет выбора, ты сам обещал выполнить любую мою прихоть.
   -Думаешь, ты единственная умеешь танцевать танго?! Да таких - каждый второй! И что же это за талант тогда такой?! Я бы тебя не взял, если бы ты просто станцевала под копирку, пусть и хорошо, - фыркнул Алекс, подавая мне руку.
   -Но выбирать будешь не ты, - я позволила ему поднять меня на ноги. - И там не танцевальный конкурс, и, я уверена, большинство будет либо петь, либо играть на каком-то музыкальном инструменте. А если кто и будет танцевать, не уверена, что они это сделают хорошо.
   -В одиночку ты бы станцевала гораздо лучше, и заодно проявила бы себя! Был бы и талант, и индивидуальность, - друг включил на аудиосистеме нашу музыку для танца на благотворительный вечер. Мы встали на свои позиции.
   -Но у меня нет времени готовить номер, из-за тебя. Так что у тебя нет выбора, Алекс.
   Заиграла мелодичная музыка, и я стала делать первые движения, отточенные уже едва ли не до автоматизма. Но для друга благотворительный вечер важен, а у нас остались неточности, особенно в некоторых поддержках, а потому нужно продолжать тренироваться.
   -Сдалось тебе это ребячество... - вздохнул парень, плавно приближаясь ко мне.
   -Я хочу развлечься, - улыбнулась, после чего погрузилась в чувствительную румбу.
  

***

  
   Вопреки моим ожиданиям, в актовом зале было более чем предостаточно народу. Все претенденты были записаны в список и ждали своей очереди, наблюдая за своими конкурентами. И, как я и предполагала, танцевали очень немногие, хотя и такие были. Правда, меня настораживало то, что большинство из них было забраковано. Такое чувство, что в подобранном жюри сидит очень привередливый критик.
   -Ты уверена, что это хорошая идея? - поинтересовался Алекс, когда мы уже были возле сцены. Вот-вот должны были объявить нас.
   -Я выступлю, чего бы мне это не стоило, - фыркнула я.
   Мой друг, по такому случаю, надел черные брюки и белую рубашку. Я же ограничилась босоножками на каблуках средней высоты и коротком бежевом платье, ткань которого собрана по бокам, образуя складки. Этот наряд не стеснял движений, потому и был выбран мной, однако он привлекал слишком много ненужного мужского внимания.
   Только Алекс хотел что-то сказать, как раздался голос одного из судей:
   -Анастасия Высоцкая и Александр Аверин.
   Я глубоко вдохнула, выдохнула, и уверенно поднялась на сцену. За мной отправился и Алекс. Как только мы заняли свои позиции, заиграла песня Jazmine Sullivan - "Bust Your Windows", под которую также танцевали и главные действующие лица фильма "Шаг вперед 3". Собственно, именно из этого фильма мы и позаимствовали танец, лишь чуть-чуть изменив его и продлив.
   Первые шаги. Мы идем навстречу друг другу. Я останавливаю его, выставив вперед руку, и проводя ладонью по его груди. Прогибаюсь, провожу рукой вдоль тела, выпрямляюсь. Ступила навстречу, его рука - на моей талии, моя ладонь - на его плече. Поворот. И мы вступаем в танец.
   Все шло хорошо. Мы отдались танцу, растворяясь в нем. Страсть, игра. Разворот, поддержка, объятия, поддержка. Еще движения.
   В тот момент, когда мы исполняли еще одну поддержку, и я навесу делала шпагат, музыка неожиданно оборвалась, и раздался столь знакомый голос.
   -Они не могут выступать, он не из нашего университета! Спросите их, - голосила Лиза.
   Я в недоумении ступила на пол и глянула со сцены на жюри. И тут же приросла к месту, увидев прямо за их спинами фигуру Алекса. Не моего, а того, кто стал моим первым мужчиной. Он стоял, возвышаясь над всеми остальными, и в упор смотрел на меня.
   Мысли мгновенно спутались. Мало того, что он не давал мне в мыслях покоя все эти дни, так он еще и каким-то невообразимым образом оказался тут, в этом месте, прямо сейчас. И явно узнал меня. И выглядел совсем не так, как при нашей первой встрече.
  

***

  
   В то время как Настя и её друг выходили на сцену, один из жюри обратился к сидящему позади него явно скучающему парню, который задумчиво крутил крупный ярко-синий камень на цепочке:
   -Алекс, глянь на парочку, кажется, они будут танцевать танго.
   -Здесь собрались одни бездарности, - в ответ лениво ответил молодой человек, тем не менее, поднимая взгляд на сцену, и рассматривая сначала парня, а после переводя взгляд и на девушку.
   -Так станцуй сам, и покажи им мастер-класс, - ответил ему тот же самый судья, что, по совместительству, был еще и хорошим приятелем молодого человека. Собственно, только из-за него Алекс сейчас и сидел здесь.
   -Я уже сказал, что не буду участвовать в этой хре...
   Но, стоило ему только увидеть лицо блондинки, танцующей сейчас на сцене, как скука из него пропала разом, а сам он вскочил с места, оборвав себя на полуслове, не веря своим глазам и неотрывно наблюдая за парочкой.
   -Ты чего? - не понял его поведения судья, но Алекс проигнорировал его слова, продолжая непрерывно наблюдать за гибкой, пластичной и страстной девушкой, которая посмела от него сбежать. И которая сейчас так хорошо танцевала на сцене... С одним большим "но" - она танцевала не с ним, а с каким-то другим парнем.
   Его мысли прервал неожиданный голос:
   -Прекратите это выступление! Выключите музыку. Они нарушают правила!
   Алекс недовольно перевел взгляд на черноволосую девушку, застывшую перед судейским импровизированным столом.
   -Девушка, не мешайте, - отозвался один из мужчин, сидящих за ним.
   -Но ведь здесь не могут выступать студенты других ВУЗов!
   Взгляд Алекса вновь вернулся на сцену, чтобы узреть еще одну поддержку, и прелестный шпагат Алины. В этот же момент прервалась музыка. Черноволосая еще что-то говорила, а в зале послышались недоуменные возгласы. В это же время соблазнительная девушка на сцене слегка отстранилась от своего партнера и повернула голову в сторону жюри. И тут же посмотрела на него.
   По испуганному и ошарашенному выражению лица девушки Алекс понял, что она его узнала, хотя сегодня он и выглядел несколько иначе, чем в их первую встречу. На его лице мимо воли появилась ухмылка.
   Он её нашел.
  

***

  
   Я увидела, как на лице Алекса появляется ухмылка, и мигом пришла в себя. Перевела взгляд на Лизу и на жюри.
   -Это правда? - устало спросил мужчина, сидящей за столом. Помимо него там также наблюдался достаточно взрослый уже парень и две девушки, примерно того же возраста.
   -Правда, - уверенно заявила Лиза, и насмешливо посмотрела на нас. Я в ответ исподлобья глянула на неё. Решила повоевать со мной? Лизонька, стоило уже понять, что я тебе не по зубам.
   -Девушка, я не Вас спросил, - одарил её нехорошим взглядом все тот же мужчина, и посмотрел на какую-то бумагу. - Анастасия и Александр, верно? - он вновь поднял взгляд на нас. - Вы не из нашего университета?
   -Я... - только я начала говорить, как меня прервали.
   -Анастасия? - недоуменно спросил Алекс, вновь привлекая мое внимание к себе. Он одним махом перепрыгнул передний ряд сидений, и схватил со стола бумагу. Я хмуро наблюдала за его действиями. - Анастасия Высоцкая? - он посмотрел на меня. - Анастасия? Тебя Настей зовут?
   -Настя, что происходит? - поинтересовался Алекс, дотрагиваясь до моего плеча. Мой Алекс.
   Я отстраненно подумала, что нужно их назвать как-то по-разному. Например, "Алекс первый" и "Алекс второй". Или еще что-то в этом роде.
   -Запретите им участвовать, - вновь вмешалась Лиза. Во мне взыграла злость.
   -С какой радости? - с вызовом глянула на неё.
   -Он не из нашего университета! - ответила мне она точно таким же взглядом.
   -Ну и что? - фыркнула я. - Он всего лишь мой партнер по танцу. Мне же нужно было как-то проявить свой талант. А в условиях ничего не было сказано про то, что партнер должен обязательно быть из нашего университета.
   -Ты могла бы сольно станцевать! - заявила Лиза.
   -Признаешь, что я талантливее тебя? - усмехнулась.
   -Выгоните её, - повернулась она вновь к жюри.
   -Нет, - вдруг ответил вместо них Алекс. Не мой. - Чтобы не было сомнений в справедливости решения жюри, Анастасия станцует со мной, - заявил он, направляясь к музыкальному центру, и подключая к нему свой коммуникатор.
   -Что?! - опешила я.
   -Что?! - не поверила Лиза.
   -Ты же отказался участвовать, - удивился один из судей.
   -Настя, я так понимаю, что я могу быть свободен? - поинтересовался мой лучший друг.
   -Ты станцуешь со мной, - повернулся ко мне лицом Алекс, вновь глянув на меня. - Станцуешь хорошо - пройдешь. Плохо - значит, нет в тебе никакого таланта.
   -Офигеть, - не удержалась я. - Алекс, пойди, присядь, я скоро к тебе подойду, - посмотрела на друга.
   Может, этот неотесанный чурбан, волей случая оказавшийся моим первым мужчиной, и хочет окончательно разрушить мою и без того неспокойную жизнь, но я не позволю ему выбросить себя из этого конкурса. Я пообещала себе утереть нос Лизе, и я это сделаю.
   -И что ты хочешь станцевать? - поинтересовалась я, наблюдая, как один Алекс, пожелав мне удачи, уходит со сцены, а второй, наоборот, забирается на неё.
   -Бачату, - ухмыльнулся парень, заставив меня ошарашено посмотреть на него. - Ты ведь умеешь танцевать бачату, малышка?
   -Бачату?! Да ни за что! - я даже сделала шаг назад, как будто это могло меня спасти.
   Бачата - это не просто красивый танец... Это танец, пропитанный страстью и сексом. В некоторых странах мира он считается прелюдией. И за свою недолгую жизнь я имела честь танцевать её аж с восемью разными партнерами. Шестеро из них заработали себе в итоге эрекцию. Оставшиеся же два сумели отключить в себе эмоции и воображение, оставляя лишь профессионализм.
   Но что-то мне подсказывало, что Алекс не то что не сможет отключить в себе чувства, но даже не будет пытаться этого сделать. И танцевать такой откровенный танец на публике, да еще и с ним, меня совсем не привлекало.
   -Тогда не пройдешь, - пожал плечами Алекс, ленивой походкой приближаясь ко мне.
   Вот я его точно где-то раньше видела. Не зря ведь мы учимся в одном университете.
   -Но это нечестно! С чего вдруг ей предоставляется вторая попытка, а другим нет? Пусть у всех тогда будет второй шанс! - вдруг вновь подала голос Лиза.
   -А это уже не тебе решать, - усмехнулся Алекс, приблизившийся ко мне вплотную, и не отрывающий от меня взгляда. - Серый, включай музыку.
   Я смотрела на него, поджав губы, и понимала, что попала. Конкретно так. Придется танцевать. И что-то мне кажется, что ничем хорошим этот танец не закончится. Только не бачата.
   И откуда он только взялся?! Я ведь искренне верила в то, что мы больше не увидимся! Да и он больше не походил на неудачника, совсем, даже отдаленно.
   -Готова? - ухмыльнулся Алекс, и, чуть подумав, добавил: - Настя.
   -Я же просила забыть меня, - вздохнула я, слыша, как начинает играть знакомая мелодия, переделанная под бачату. Usher ft. David Posso - Climax.
   -Я же говорил, что не забуду. Не стоило сбегать, - его ладони скользнули на мою талию, я положила свои на его грудь, обтянутую белой футболкой.
   -Секс - не повод для знакомства, - фыркнула я, вспомнив известную и любимую фразу многих представителей мужского пола, да и некоторых из женской половины тоже.
   -Да неужели? - усмехнулся Алекс, обхватывая мою шею одной ладонью, слегка прогибая меня в спине. Я послушно поддалась, но в ответ двинула несколько раз бедрами.
   -Да, - кивнула, полностью растворяясь в музыке.
   Как только мелодия перешла в ритм бачаты, мы словно стали играться друг с другом, исполняя этот танец. Совсем откровенные движения и ласки, которые, все же, полностью вписывались под заданный стиль и не выходили за его рамки.
   Вот его дыхание обжигает кожу моей шеи всего в паре сантиметров от неё, тем не менее, не прикасаясь к ней. Вот мои руки скользят по его телу, обвивая шею. Вот он разворачивает меня к себе спиной, и я трусь филейной частью о его бедро, обтянутое джинсовой тканью. Вот он прижимает меня к себе совсем близко, и мы движемся вместе. Я выгибаюсь, его руки направляют.
   То, что мы чувствовали друг друга - отрицать бесполезно.
   В моей голове мимо воли всплыла наша совместная первая и единственная ночь. Тело буквально начало гореть. Судя по бугорку, упирающемуся в меня чуть ниже талии, Алекс чувствует примерно то же, что и я. Желание обладать своим партнером, сильно.
   Вот он кружит меня под своей рукой, и в итоге я вновь оказываюсь лицом к нему. Мы смотрим друг другу в глаза, не прекращая танцевать. Не прекращая прилюдно соблазнять друг друга.
   Его губы совсем рядом с моими, наши лица в каких-то жалких паре сантиметров друг от друга. А тела не прекращают двигаться. Моя правая нога постоянно находится между его ног, изредка задевая его мужское достоинство. Как он держится - ума не приложу.
   Вот он снова начинает меня кружить. Он словно играется со мной. Заставляет меня совершать именно те движения, что хочет видеть он. В отместку я демонстрирую ему свое тело во всей красе, каждый его изгиб. Даю себя почувствовать.
   И снова мы оказываемся лицом друг к другу. Его руки вновь направляют меня, с помощью легкой силы контролируют. А я поддаюсь. Принимаю вызов.
   Вот мелодия подходит к концу. Его ладони на моей талии, мои - на его лопатках. Финальные аккорды. Он вновь прогибает меня в спине, на этот раз сильно, я оказываюсь в глубоком мостике.
   На секунду воцарилась тишина, а после послышались аплодисменты. Я, не обращая на них внимания, выпрямилась, чтобы тут же быть совсем тесно прижатой к Алексу. Чтобы в полной мере прочувствовать его возбуждение.
   Девятый партнер в бачате, и седьмой из них с эрекцией.
   -Малышка, - хрипло выдохнул Алекс мне в губы, с явным намерением поцеловать. Но я тут же вырвалась из объятий, хоть и хотела продолжения. Нельзя.
   -Надеюсь, это достаточно убедительное выступление для того, чтобы я прошла дальше? - усмехнулась, и тут же быстро отправилась прочь со сцены. Но недооценила Алекса. Он попросту спрыгнул вниз, тем самым опережая меня.
   -Далеко собралась? - ухмыльнулся он, схватив меня за запястья и притягивая к себе вплотную.
   -Пусти, - я попробовала вырвать руки, но куда там мне.
   -Решила снова от меня сбежать, малышка? Не получится, теперь я одет, - он склонился ко мне ближе.
   -Настя, всё в порядке? - раздался сбоку голос моего лучшего друга. Алекс, держащий меня, выпрямился, разжимая свои ладони.
   -Да, всё просто отлично, - скользнула я под крыло друга. - Алекс и Алекс, - представила их. - Впрочем, можете не знакомиться, ибо вряд ли вы еще хоть раз увидитесь. Пошли, Алекс, - и, схватив его за руку, пошла на выход.
   -Увидимся, малышка, - бросил мне вслед второй парень. - И да, кстати, - вдруг окликнул он. - У меня есть одна вещичка. Кажется, это твое?
   Я недоуменно обернулась на него, и тут же увидела свисающий с его ладони свой кулон. Тот самый, который неизвестным образом пропал.
   -Ты! - я тут же забыла про Аверина, быстрым шагом возвращаясь ко второму Алексу. - Это ты его забрал! - в моей душе тут же вспыхнула злость. Да как он посмел!
   -Я, - ухмыльнулся парень, пряча кулон в своей ладони и поднимая руку над своей головой.
   Я уже говорила, что он намного выше меня? Так вот, каблуки меня не спасают в данной ситуации.
   -Отдай, - я протянула руку, но он лишь ехидно глянул на меня.
   -Отдам, если поцелуешь, малышка.
   Если он думал, что я этого не сделаю, особенно при наблюдающем за нами народе, то он очень сильно ошибался. Я тут же уверенно сделала еще шаг, разделяющий нас, схватила его за затылок, наклоняя к себе ближе (нужно же как-то к нему дотянуться!), и поцеловала.
   Реакция последовала незамедлительная. Его руки опустились на мою талию, сдавливая меня до боли в костях, а поцелуй стал куда страстнее. Тут же всплыли воспоминания о ночи и танце, и еще не утихшее возбуждение разыгралось с новой силой.
   Я почувствовала, как снова улетаю, и неимоверным усилием воли заставила себя вернуться в реальность и прервать поцелуй, пока еще в силах это сделать.
   -Кулон, - выдохнула я, отступая на шаг и протягивая ладонь.
   -Уговор есть уговор, - усмехнулся Алекс, возвращая мне украшение.
   -А мама была права, ты действительно дешевая шлюха. За место готова переспать с кем угодно, - раздался за его спиной надменный голос Лизы.
   -Заткнись, - ответила я, даже не взглянув на сестру. Развернулась, и подошла к опешившему Аверину. - Пошли, Алекс. Я больше не хочу здесь оставаться, - и первой пошла на выход.
   -Правда глаза колит? - никак не хотела униматься Лизонька.
   Я лишь ответила ей неприличным жестом из среднего пальца.
   -А вы отлично смотрелись, - прокомментировал Алекс, когда мы уже вышли из университета.
   -Ты о чем? - прищурено глянула на него. Внутри бурлила злость из-за слов сводной сестры. Еще и непонятно, пропустили меня дальше или нет.
   -Ты и Алекс. Его ведь так зовут, верно? - усмехнулся друг. - Столько секса на сцене. Очень чувственно и интимно. Он, кстати, отлично двигается. Он тоже танцор?
   -Откуда я знаю, кто он? - я одарила Аверина злобным взглядом.
   -Но ведь ты его откуда-то знаешь? Иначе откуда у него твой кулон?
   Я глянула на украшение, которое все еще держала в ладони. Подумала, и повесила камень на шею.
   -Может, и танцор, - задумчиво произнесла. - Только он все равно урод и извращенец.
   -Настя...
   -И не спорь, - отрезала я.
   -Как скажешь, - вздохнул Алекс, переводя разговор на нейтральную тему.
  

***

  
   Как только Настя и Алекс покинули актовый зал, второй Алекс повернулся к черноволосой девушке.
   -Ты сказала, что она дешевая шлюха. Почему? - спросил он, стараясь перебороть желание рвануть следом, схватить беглянку и повторить то, чем они занимались в их первую встречу. Впрочем, станцевать еще раз с девушкой парень бы тоже не отказался.
   -Потому что спит с кем попало, - пожала плечами Лиза, разглядывая этого привлекательного молодого человека, которого, в отличие от своей сводной сестры, признала сразу, и раздумывая над тем, как бы заполучить его в свое личное пользование. В том, что она красивее и эффектнее Насти, девушка не сомневалась.
   -Да? И как давно? - поинтересовался Алекс, понимая, что во второй раз сбежавшая от него девушка никак не может быть шлюхой, потому что он был у неё первым мужчиной. А то, что черноволосая повторила слова, сказанные Настей про саму себя в первую их встречу, говорило о том, что она переспала с ним намеренно. Использовала, о чем парень подумал еще после первого её побега. И это понимание его совсем не радовало. Обычно именно он использовал девушек.
   -Года три-четыре, - чуть подумав, ответила Лиза, считая, что, если очернит сводную сестру в глазах парня, а себя выставит в лучшем свете, то он непременно будет её. - Считает, что это круто. А я никак не могу убедить её в обратном, - печально вздохнула она.
   -Ясно, - произнес Алекс, презрительно взглянув на собеседницу. Откуда ей знать, что он прекрасно осведомлен о половой жизни Насти до себя. - А откуда тебе это известно? Вы подруги?
   -Сводные сестры, - не стала скрывать этого факта Лиза, хотя не любила в этом никому признаваться. Настю она не любила, также, как и её мама. - Мне с ней так тяжело...
   -Ясно, - оборвал её парень и, обогнув её, отправился к судейскому столу.
   -Я так понимаю, ты все же участвуешь? - усмехнулся Сергей, тот самый приятель, которому сейчас Алекс был благодарен как никогда. Ведь если бы тот не попросил его помочь ему с отбором (именно Алекс и стал тем, кто браковал большинство танцующих), тайно надеясь затащить его в это мероприятие, то Алекс еще не скоро нашел бы свою беглянку. Если бы вообще нашел. К тому же, беглянка еще и соврала насчет своего имени.
   Хотя, он и сам отличился враньем при первой встрече.
   -Да, - согласился Алекс. - И она тоже.
   -Откуда ты её знаешь? - поинтересовался второй парень.
   -Неважно, - не захотел первый посвящать того в особенности их знакомства.
   -Кажется, я уже знаю, кто станет Королем и Королевой, - ухмыльнулся Сергей. Алекс лишь улыбнулся. Этот конкурс ему был до одного места, а вот сделать одну беглянку своей Королевой он бы не отказался.

Глава 4

   Утро следующего дня началось, как это часто у меня бывает, плохо.
   Стоило лишь кое-как привести себя в порядок, умывшись и приняв душ, и прийти на кухню за спасительной чашкой крепкого кофе, как тут же начались неприятности.
   -Витя, Настя вновь вернулась поздно, никого не предупредив, где она будет и когда вернется. Я глаз сомкнуть не могла до самого её прихода, - завела привычную песенку мачеха. Отец, как ни странно, тоже сидел за столом.
   -Доброе утро, пап. А ты чего еще дома? - игнорируя эту женщину, поинтересовалась я у родителя, заваривая себе кофе.
   -Я сегодня улетаю в Париж на переговоры. Через несколько часов.
   -Ясно.
   В короткие командировки отец летал относительно часто. Приблизительно раз-два в месяц. Меня, естественно, никуда с собой не брал, а потому я ни разу не была за границей с тех пор, как умерла мама. Я, пока была маленькой, еще обижалась, а сейчас уже отношусь к этому безразлично.
   -Настя, где ты вчера была? - спросил отец, внимательно смотря на меня, пока я садилась за стол.
   -С Алексом.
   Как и каждый вечер. Мы тренировались, после я сидела у него дома, болтая с Наташей, а потом отправлялась домой, ближе к полуночи, чтобы упасть на кровать и открыть глаза лишь утром. Я вообще заметила, что в последнее время занимаю себя настолько, чтобы ни о чем лишнем не думать. Например, об Алексе. Не моем.
   -Витя, нам нужно как-то помочь бедной девочке. Вчера, в университете, она публично танцевала едва ли не стриптиз, а после еще и к незнакомому парню приставала! Представляешь? Мне Лизонька рассказала, она все собственными глазами видела.
   Я аж подавилась от такого заявления мачехи, и тут же зашлась в кашле. Вот уж не думала, что можно так исковеркать реальность. Это же насколько нужно быть гнилым человеком, чтобы пытаться настолько очернить меня в глазах родного отца?!
   -Всем доброе утро, - вошел на кухню Валера. - Настя, ты чего? - подошел он ко мне ближе, в то время как я, все еще покашливая, в ступоре смотрела на мачеху.
   -Настя, это правда, что Зоя сказала? - спросил отец, глядя почему-то не на меня, а в окно. Я перевела недоуменный взгляд на него. Это он что, сейчас допускает такой вариант?!
   В груди медленно, но верно, росла дыра, именуемая в народе пустотой, заполненной болью.
   -Конечно, пап. Разве может твоя драгоценная Зоя сказать неправду? - усмехнулась я, вскакивая из-за стола. - А Лизонька так вообще сама правдивость, - зло посмотрела на таковую, как раз входящую на кухню. - Всем приятного аппетита, - и, отпихнув Валеру, и едва не сбив с ног вовремя отскочившую Лизу, я быстро отправилась в свою комнату, не обращая внимания на оклики отца и Валеры.
   Оказавшись в спальне, я тут же подошла к шкафу и распахнула его дверцы, рассматривая свою одежду. Сегодня у меня траур, я хороню все светлые чувства к своему отцу, а значит, и оденемся соответствующе.
   На свет тут же были вытащены черные джинсы и черная майка, эффектно подчеркивающая мою пусть и маленькую, но соблазнительную грудь. При моем тощем телосложении грудь большего размера смотрелась бы некрасиво.
   Следом была вытащена черная джинсовая курточка и такого же цвета кроссовки.
   За минуту переодевшись во все это, я посмотрела на себя в зеркало. Светлые прямые волосы смотрелись очень контрастно на фоне такого наряда.
   Подошла к столу, достала косметичку. Чуть подумала, и ограничилась лишь тушью. На шею повесила кулон. Единственное яркое пятно, не считая волос.
   Вновь подошла к шкафу и откапала в нем небольшой рюкзак все того же черного цвета. Быстро покидала в него все необходимое и отправилась на выход.
   -Настя, - на пороге стоял Валера, наблюдая за мной с обеспокоенным видом.
   -Все в порядке, Валер. Извини, но я опаздываю на учебу, - достаточно прохладно ответила я, обходя парня и открывая входную дверь.
   -Не опаздываешь, еще рано, - не согласился брат, но я уже выскочила в подъезд.
   -Извини, Валер. Пока, - махнула ему рукой, и быстро сбежала по ступенькам, повесив рюкзак на одно плечо.
   Общаться с этим парнем у меня пока не было желания, хотя он и был единственным из этого, с позволения сказать, семейства, кто все еще был мне дорог. Сейчас я нуждалась в одиночестве.
  

***

  
   -И как же ты планируешь её найти? - с усмешкой поинтересовался парень, которого Настя, по незнанию, обозвала Высоким.
   -Да, как? - с таким же скептицизмом поинтересовался и тот, кого Настя прозвала Широким. - В нашем университете тысячи девчонок. Ты же не собираешься обойти все аудитории всех корпусов, чтобы найти эту малышку?
   -Нет, не собираюсь. И я не буду её искать. Она сама меня найдет, - Алекс загадочно улыбнулся.
   Он еще вчера начал раздумывать над тем, как отыскать свою беглянку. Ждать концерта он не желал, так как хотел завоевать малышку в кротчайшие сроки. А потому придумал нечто другое, и был абсолютно уверен, что девочка клюнет на удочку и самостоятельно, на своих двух очаровательных ножках, придет к нему.
   Проблема заключалась лишь в том, как не позволить ей и в третий раз убежать от него. Надежда оставалась лишь на то, что она наконец-то поймет, кто он такой, и не сможет устоять перед общением с ним.
   А в том, что малышка знает его, он не сомневался. Не может не знать. Для Алекса оставалось лишь загадкой, почему она до сих пор его не признала?
  

***

  
   Первые пары проходили медленно и скучно. Преподаватели монотонно что-то рассказывали, а те немногие из студентов, кто почтил их пары своим присутствием, очень лениво записывали лекции в тетради, а некоторые, вроде меня, не делали и этого.
   Я переговаривалась с Любой, моей сокурсницей, и абсолютно не слушала преподавателей. Ни философия, ни правоведение, ни тем более экономика меня нисколько не цепляли. Зачем нам, будущим переводчикам, вообще впихнули в курс эти дисциплины - непонятно.
   По окончанию третей пары я, как и большинство студентов, отправилась на получасовой перерыв. Решив сегодня питаться в университетской столовой, я направилась в сторону третьего корпуса, центрального. Именно там когда-то давно и было решено устроить место питания студентов, чтобы учащимся из остальных четырех, окружающих третий, было удобно добираться.
   Но чем ближе я подходила к центральному корпусу, тем больше замедляла шаг. Перед его входом собиралась все большая кучка ребят, и все громче играла музыка... Причем, не какая-нибудь там общеизвестная песня, а Jazmine Sullivan - "Bust Your Windows", та самая, под которую мы с моим Алексом танцевали сломанное танго.
   Я в некотором замешательстве стала пробираться к входу в третий корпус. Может, мне и любопытно, что здесь происходит, но не настолько, чтобы отказаться от законного обеда.
   Но стоило только пробраться сквозь толпу, как мне открылось действо, из-за которого, собственно, здесь и собралось столько народу. И тут же приросла к месту.
   Возле входа танцевали никто иные, как сами "Уличные игроки" - наша главная университетская банда танцоров. Но не это было самым примечательным.
   Вот теперь я наконец-то поняла, почему мне казалось знакомым лицо Алекса. Потому что он не просто какой-то там парень, а солист этой банды, и зовут его Алексием. И именно Алексием, а не Алексеем.
   Этот парень, помимо всего прочего, является организатором танцевальных батлов среди учащихся университета и среди банд от ВУЗов нашего города. О них я узнала еще на первом курсе, и даже один раз сходила посмотреть на эти батлы. После чего стала счастливой обладательницей большого комплекса под названием "узость танцевальных способностей", и стала очень усердно заниматься всевозможными стилями танца, изучать культуру других стран, и тренироваться в три раза больше прежнего. Тогда-то я и научилась танцевать, помимо всего прочего, бачату.
   И вот после этого, во избежание подобных потрясений для своей и без того шаткой психики, я стала избегать столкновений с этой бандой.
   К тому же, именно Алекс стал тем, кто вдохновил меня на то, чтобы я стала учиться и еще одному стилю танца, о чем знают очень немногие.
   А еще, помимо него, мое внимание привлекли двое парней. Братья Волковы. Максим, он же Высокий, и Макар, он же Широкий, которых я также не признала ранее.
   Это что же, они в тот вечер не издевались над неудачником, а прикалывались над собственным другом?! И это из-за них я поцеловала тогда Алекса?!
   Я смотрела, как братья Волковы, а также Матвей и Елисей, что тоже входили в состав "Уличных игроков", танцуют с партнершами сломанное танго, и понимала, что не могу ни пошевелиться, ни глаз отвести.
  

***

  
   В то время, как Настя скучала на парах, участники коллектива "Уличные игроки" во всю готовились к незапланированному выступлению.
   -Алекс, сука, хватит ржать, - не выдержал Матвей, в очередной раз не сумев сделать поддержку в сломанном танго, которое ему доводилось сейчас разучивать в ускоренном режиме из-за прихоти друга.
   Но Алекс на просьбу Матвея лишь еще больше расхохотался. Его забавляло то, как его друзья пытаются за час научить своих партнерш этому несложному танцу. А то, что Матвей единственный из их коллектива не увлекался традиционными танцами, а оттого в танго был профан, делало их пару еще более неуклюжей.
   -Ничего, брат, зато ты вдоволь насмеешься, когда наш Алекс сам вступит в сломанное танго. Я уже представляю, как малышка его отошьет, - хохотнул Макар, который танцевал с Юлей, уже давно обитающей среди этих парней, а оттого и станцевались они просто и легко.
   -Заткнись, - мигом расхотелось смеяться Алексу.
   -Да, я тоже возлагаю на малышку большие надежды. Я её уже уважаю, а если она и в третий раз оставит Алекса ни с чем, то вообще боготворить стану, - был солидарен с братом Максим, который блондинку запомнил хорошо, а на следующий день очень долго ухохатывался, когда Алекс рассказал, что малышка от него сбежала.
   -Если она вообще придет, - подал голос Елисей, которому очень хотелось посмотреть на девушку, посмевшую сбежать от их солиста. Особенно если учитывать, что Алекс еще ни за кем так не бегал. А почему он так хочет продлить с ней общение после совместно проведенной ночи, друг рассказывать не желал.
   -Придет, - уверенно заявил Алекс. Но все же тише добавил: - Должна прийти.
   -А если не придет? - спросил Макар, насмешливо глянув на солиста. - Будешь по всем аудиториям бегать?
   -Она придет, - резко отозвался тот. Хорошее настроение мигом пропало. Алекс возлагал большие надежды на свою задумку.
  

***

  
   Он заметил её практически сразу. Она застыла в первом ряду, непонятно как пробившись через толпу, стоящую теперь за её спиной, и удивленно разглядывала танцующих. Алекс сразу понял, что она их узнала. Значит и, наконец-то, поняла, кто он такой.
   Улыбнувшись, он двинулся к своей беглянке, и, сам не зная, чего ожидая, подкрался сзади. Резко развернул её к себе лицом, наклонился и поцеловал, пока она вновь не сбежала.
  

***

  
   Я так засмотрелась, что, когда меня резко развернули на сто восемьдесят градусов, сердце ушло в пятки. А когда этот смертник, которого я не успела разглядеть, поцеловал меня, я, недолго думая, ударила его коленом в пах и резко отскочила, прямо под ноги танцующим.
   -Ё-моё, - воскликнул беловолосый парень, который едва не налетел на меня в танце, а заодно чуть не уронил свою партнершу. - Ты куда идешь?! - кажется, его зовут Елисеем. - О, Алекс, ты чего? - заметил он скорчившегося друга.
   Я тоже заметила его.
   -Ой, - вырвалось из меня, когда я осознала, что только что произошло, и тут же поспешила скрыться из виду.
   -Стоять! - услышала я сзади, но вместо того, чтобы послушаться его, рванула еще быстрее. Как хорошо, что сегодня я оделась так комфортно.
  

***

  
   -Черт, она действительно снова сбежала! - проводил завороженным взглядом девушку Макар. - Мне нравится эта малышка!
   -Это она? А чего она удирает-то? И почему Алекса ударила? - поинтересовался Матвей, наблюдая, как Алекс нагоняет беглянку.
   Все участники "Уличных игроков" и их партнерши забыли про играющую музыку и танец, и совершенно не замечали, как собравшиеся посмотреть на них студенты с точно таким же интересом смотрят на бегущую парочку.
   -Спросишь у неё, когда Алекс её приручит, - хохотнул Макс. - Всё, я от этой малышки в полном восторге. Я на неё молиться буду.
  

***

  
   Поскольку на размышления времени не было, то я рванула в небольшой парк, расположенный прямо перед третьим корпусом. Но успела лишь добежать до первых деревьев, как меня схватили за предплечье, и резко дернули на себя.
   -Попалась, - выдохнул мне в волосы Алекс после того, как я впечаталась лицом в его грудь.
   Но я так просто сдаваться не собиралась, и резко присела. Парень от неожиданности выпустил меня, а я тут же сделала кувырок назад, благо мы были на газоне, и вскочила на ноги. Алекс в легком замешательстве уставился на меня.
   -Ты меня преследуешь? - спросила я его, отступая еще на пару шагов назад, и стараясь выровнять дыхание.
   -Почему ты вечно от меня сбегаешь? - в ответ спросил Алекс, как-то хищно приближаясь ко мне.
   -Потому что не понимаю, что тебе от меня надо, - я настороженно отступала назад, пока не споткнулась обо что-то и не упала на землю, больно приложившись пятой точкой, и порезав правую ладонь обо что-то острое, из-за чего вскрикнула.
   -Цела? - парень мгновенно оказался рядом, присев на корточки. Я подняла раненную ладонь и увидела в ней осколок от разбитой бутылки и алую кровь, стекающую по ней и капающую на газон.
   Перед глазами тут же потемнело, в ушах зазвенело, а дышать стало сложнее. Гемофобией я страдаю с тех самых пор, как увидела маму в луже крови на лестнице собственного подъезда.
   -Настя! Настя, ты в порядке? - кто-то тормошил меня за плечи, и я попыталась прийти в себя. У меня это не сразу, но получилось, и я увидела перед собой обеспокоенный взгляд Алекса.
   -Все хорошо, - пробормотала, вновь переводя взгляд на ладонь. Осторожно вытащила осколок из ладони. - Достань, пожалуйста, из моего рюкзака салфетки, - попросила я, кивнув себе за спину. Алекс спорить не стал, и послушно исполнил мою просьбу. Даже сам достал из пачки одну салфетку и протянул мне. - Спасибо, - я приложила её к ране.
   -У тебя фобия? - поинтересовался он, садясь рядом со мной прямо на землю.
   -Да. Но я почти с ней справляюсь, - спокойно произнесла я, стараясь думать о чем-то другом, кроме вида крови. Стараясь не позволять воспоминаниям управлять собой.
   -Ты едва не потеряла сознание.
   -Я знаю.
   -Больше нигде не ударилась? - спросил спустя десять секунд молчания Алекс, рассматривая меня.
   -Жить буду, - фыркнула и глянула на парня. - Зачем ты меня поцеловал?
   -Ты мне нравишься, - пожал плечами тот. - А зачем ты меня ударила?
   -Ты меня испугал, - повторила я его жест, и посмотрела вперед, на толпу народа возле третьего корпуса, которая постепенно стала расходиться. Остальные участники "Уличных игроков" о чем-то переговаривались между собой, то и дело посматривая на нас.
   -А зачем снова убежала?
   -А зачем ты так хочешь продолжить со мной общение? - я вновь посмотрела на Алекса.
   -Я же сказал, ты мне нравишься, - он ответил мне серьезным взглядом.
   -Извини, Алекс, но я не горю желанием с тобой общаться. Забудь меня, ладно? - я поднялась на ноги, здоровой рукой отряхивая джинсы от земли.
   -Зачем ты переспала со мной? - поднялся следом он.
   -Какая тебе разница? - не выдержала я, повернувшись к нему всем телом. - Ну переспали и переспали, что дальше? Очень сильно сомневаюсь, что знаменитый Алексий вдруг воспылал любовью к случайной незнакомке, и теперь ни о ком другом даже думать не может. Или я так сильно задела твое самолюбие, сбежав? Так прости, я не знала, что ты - знаменитый Алексий, иначе вообще не подошла бы к тебе в ту ночь.
   И, развернувшись, спешно пошла ко второму корпусу, где у меня сейчас должна начаться пара испанского. Вот так сходила на обед, ничего не скажешь. Что за день такой?!
   -Стой, - вновь остановил меня парень, схватив за предплечье. - Ты мне, правда, нравишься, Настя. Я хочу продолжить наше общение. Ты же почему-то выбрала из всех парней в том клубе неудачника. И даже когда узнала, какой я на самом деле, не ушла, хотя могла.
   -Я просто хотела узнать, что такое секс и почему его все так любят. Я узнала, спасибо, ты чудесно и очень доходчиво мне объяснил это, - тихо проговорила я, глядя куда-то в сторону. - Больше я в твоих услугах не нуждаюсь. Или тебе в кайф трахать одну и ту же шлюху несколько раз?
   -Если ты шлюха, то почему же не попросила денег? - раздраженно спросил Алекс, становясь передо мной и, крепко обхватив мой подбородок, поднял мое лицо к себе. - Если ты шлюха, значит, я тебе должен. Сколько? Сто? Двести баксов? Или пятьсот? Или первому клиенту бесплатно?!
   Я, рассматривая парня, немного подумала, а потом залепила пощечину здоровой рукой. Он тут же отпустил меня, но взгляд все равно оставался злым.
   -Забудь меня, Алекс. Я не хочу с тобой общаться.
   И, обогнув его, все же отправилась на пару. Рана на ладони сильно ныла, а салфетка полностью пропиталась кровью. Но я все равно собиралась отсидеть последнюю пару. А после отправлюсь на тренировку к Аверину, там и займусь ранением.
  

***

  
   -Ну что, укротил малышку? - усмехнулся Максим, когда Алекс подошел к ним.
   -Нет больше малышки, - отрезал тот в ответ.
   В Алексе все еще бурлила злость, хотя внешне он уже выглядел лишь слегка раздраженным. Настя сумела его вывести из себя своим поведением. Сначала ударила по причинному месту, вместо того, чтобы ответить на такой желанный им поцелуй. Потом удрала, вместо того, чтобы извиниться. В итоге упала и порезалась. Алекс за неё перепугался, а она еще и отшила его. Еще и старательно пытается ему внушить, что является шлюхой. Но в это парень не верил, и забывать девушку, сумевшую его зацепить, совсем не желал.
   -Что, снова отшила? - расхохотался Макар. - Так ты сдаешься? Оставляешь её в покое?
   Алекс ничего не ответил. Он лишь усмехнулся, вдруг осознав, что вся эта задумка, с привлечением внимания с помощью сломанного танго, которое она начала танцевать вчера с другим Алексом, оказалась бесполезной, так как он снова не знает, где и каким образом искать беглянку.

Глава 5

   Оставшиеся будние дни прошли относительно спокойно. Отец был в Париже, Лиза с мачехой ко мне не приставали, Алексий меня не искал, а Аверин на пару с Валерой зализывали мои раны.
   Зато суббота вновь порадовала меня неприятностями. Вернулся отец... И мачеха вновь принялась за свое.
   -Настенька, как прошла первая учебная неделя? - поинтересовалась эта женщина, стоило мне только сесть за стол утром.
   -Вас это не касается, - не глядя на неё, отрезала я.
   -Лизонька сказала, что ты участвуешь в конкурсе. Это правда?
   -Нет, Лизоньке показалось, иначе она бы уже подсыпала мне яд в еду.
   -А что у тебя с рукой? Ты поранилась?
   -Маньяк напал, отделалась малой кровью. Слушайте, что Вы пристали? - я злобно уставилась на мачеху. В её показную заботу я не верила ни единой секунды. Все дело в том, что мой отец сидит рядом и слышит наш разговор. Только, в отличие от этой женщины, я лицемерить и любезничать не собиралась, лишь бы угодить отцу. Тем более, что я, вроде как, похоронила все светлые чувства к нему. И там же закопала все воспоминания, связанные с Алексием.
   -Настенька, я всего лишь стараюсь быть в курсе того, что творится в твоей жизни.
   -Скорее, Вы стараетесь угодить моему папочке, чтобы он Вам новую шубку подарил, - язвительно проговорила в ответ.
   -Настя! - отец хлопнул ладонью по столу.
   -Что? - перевела я на него взгляд исподлобья.
   -Что ты такое говоришь? За что ты так не любишь Зою, Лизу и меня?!
   -А за что мне вас любить? - вопросительно приподняла брови.
   Этот вопрос уже можно было считать риторическим. Ведь ответа на него, кажется, просто не существовало. И ни отец... ни, тем более, мачеха или Лиза... просто не смогли бы на него ответить.
   -Настя, - строго посмотрел на меня отец, как будто я спросила что-то плохое или постыдное. И тем самым лишь подтвердил отсутствие ответа на прозвучавший вопрос.
   Во мне же, в ответ на произнесенное им мое имя, вновь закипела злость. Какие бы я похороны не устроила светлым чувствам к этому человеку, а после и поминки, а они все равно остались и никуда деваться не желали.
   -Что? - лишь и сумела поинтересоваться в ответ.
   -Я думаю, что Зоя права, и тебе действительно стоит сходить к психологу. Я записал тебя на прием. Сегодня, в четыре часа, вот по этому адресу, - и он протянул мне визитку.
   Не передать словами, что я испытала в этот момент. Не описать, как больно мне стало.
   Я просто забрала визитку, и в легком ступоре уставилась на неё.
   -Конечно, пап. Спасибо. Я обязательно схожу, - натянуто улыбнулась я, вставая. - Пойду пока прогуляюсь, - и отправилась на выход.
   А стоило только оказаться в своей комнате, как я прислонилась спиной к двери, прикрыла глаза, и медленно опустилась на пол. Прикусила губу... Но предательские слезы все равно покатились по щекам. Я беззвучно зарыдала, уткнувшись лбом в колени, которые подтянула к груди и обхватила руками.
   Больно. Как же больно осознавать, что отец верит чужой женщине больше, чем родной дочери.
   Как же больно понимать, что он совсем не понимает моих чувств.
   И как же больно оттого, что он даже не представляет, как сильно могут ранить его слова.
   Я вздрогнула, когда в дверь постучались. И тут же вскочила на ноги, стараясь вытереть слезы.
   -Настя, это я, - послышался тихий голос Валеры. - Можно я войду?
   Я не ответила. Просто самостоятельно открыла дверь. Брат, увидев мое зареванное лицо, молча прошел внутрь, закрыл её за собой, и крепко обнял меня. Я разрыдалась с новой силой. Валера кое-как усадил меня на кровать.
   -Настя, ну ты чего, успокойся, - тихо шептал он, поглаживая меня по голове, и покачивая, словно маленькую девочку.
   -Ты пре...представляешь... он... он отправил ме...меня к психологу, - кое-как проговорила я, и слезы вновь полились с новой силой.
   -Настя, я тебя очень прошу, успокойся. Хватит плакать. Я уверен, он тебя очень сильно любит, просто вам нужно поговорить наедине.
   -Не хочу с ним разговаривать, - сказала я спустя несколько минут, когда все же немного успокоилась. - Валер, я тебя очень люблю. Я хочу, чтобы ты это знал.
   -Настя, что бы ты ни задумала, знай, мне это уже не нравится, - мрачно ответил брат, еще крепче обнимая меня.
   -Валер, - я серьезно посмотрела на него. - Я сегодня схожу к этому психологу. Но больше я домой не вернусь. Единственное, о чем я тебя прошу - не говорить им, что ты что-то знаешь. Я буду тебе звонить.
   -И куда ты собираешься податься? - напрягся брат. И, как мне показалось, его хватка стала еще сильнее.
   -Пока к Алексу с Наташей. А там что-нибудь придумаю. Может, у бабушки поживу. Поможешь мне с вещами? - просительно заглянула в его глаза.
   -Ты же знаешь, что да, - вздохнул Валера. - Пока ты была маленькой девочкой, с тобой было намного проще.
   -Извини, что выросла, - грустно улыбнулась я. - И прости, что все мои проблемы вечно приходится разгребать тебе.
   -О чем ты, мелочь? - усмехнулся он. - Знаешь, когда в пятнадцать лет я впервые увидел тебя - запуганную, милую и с печальным взглядом, мне сразу же захотелось тебя защищать. Именно тогда я приобрел сестру, о которой мечтал всю жизнь. Лизка-то всегда стремилась казаться самостоятельной и независимой. Ладно, не будем об этом. Что от меня требуется?
  

***

  
   Ровно в четыре часа я без стука вошла в кабинет Валентина Аристарховича, того самого психолога, на прием к которому была записана.
   -Здравствуйте, дядя психолог, - обратилась я к мужчине, который сидел ко мне спиной в кресле с высокой спинкой. Мне были видны лишь руки, лежащие на подлокотниках.
   -Здравствуйте, - несколько хриплым и грубым голосом отозвался тот с легкой заминкой, даже не поворачиваясь ко мне лицом. Отличный психолог, ничего не скажешь. И это притом, что, я абсолютно уверена, отец нашел мне одного из лучших специалистов. - Как Вас зовут?
   -А разве мой отец Вам не сказал? - фыркнула я, подходя к большому аквариуму, стоящему у окна, и разглядывая разнообразных рыбок.
   -Будет лучше, если Вы представитесь самостоятельно, - краем глаза я заметила, как он махнул рукой. А еще, его голос мне чей-то напоминал, а вот чей - понять не могу.
   -Анастасия, - чуть подумав, все же представилась.
   -Очень приятно познакомиться, Настя.
   -Не могу сказать того же, дядя психолог.
   Я намеренно вела себя с ним так фамильярно. Пусть я и пришла к нему, но никто не говорил, что я должна быть порядочной и искренней с ним. Может, если я буду себя так плохо вести, я ему быстро надоем, и он отправит меня домой. Все-таки один прием длится целых два часа, а меня Алекс ждет.
   -Что ж, хорошо, - и что он хорошего нашел-то? - И с чем же Вы пожаловали ко мне, Настенька? - спросил он, так и не поворачиваясь. Интересно, это новая методика такая?
   Впрочем, так даже лучше. Вести себя так паршиво, когда человек на тебя не смотрит, не так уж и сложно.
   -Мой отец считает, что я плохо обращаюсь с ним, его женой, и сестрой, представляете? - я усмехнулась, садясь на диванчик, и, совсем наглея, забросила стопы на его массивный стол. Сегодня я нарядилась в черное облегающее платье до середины бедра, которое тут же задралось, еще больше оголяя ноги, и баретки. Надо заметить, обувь я все же оставила на полу. Все-таки, вдруг он хороший мужик?
   -И почему же он так считает?
   -Вопрос не по адресу. Спросите у него, когда он решит снова заплатить Вам за этот фарс.
   -Почему фарс?
   -Потому что мне нравится это слово, - я вновь усмехнулась.
   -Понятно. И все же, раз он отправил Вас ко мне, значит, были причины?
   -Не знаю, спросите у него.
   -Хорошо. Тогда, может, расскажете, какие у Вас проблемы, Настенька?
   -У меня нет проблем, у меня все отлично.
   -Правда?
   -Да.
   -А если подумать?
   -То у меня все просто офигительно.
   -Тогда бы Вы не сидели сейчас здесь, не находите, Настя?
   Я задумалась. Потом фыркнула.
   -Хотите узнать о моих проблемах, дядя психолог? Отлично, тогда слушайте. Я живу в семье, которую семьей язык не поворачивается назвать. Мачеха меня ненавидит, и очерняет в глазах отца. Отец безоговорочно ей верит, и поэтому сейчас я сижу здесь, вместо того, чтобы готовить танец с лучшим другом на благотворительный вечер. Моя сестра меня тоже ненавидит. Хотя, знаете, дядя психолог, у нас это взаимно. Я тоже ненавижу и её, и мачеху. И, кажется, даже отца начинаю ненавидеть. Один брат у меня нормальный, он меня любит и лелеет. А еще, знаете, я была несколько лет влюблена в своего лучшего друга. Только он, увы, выбрал не меня. Поэтому сейчас я одна и до сих пор ни с кем серьезно не встречалась. Но я уже не девственница. А знаете почему? Меньше месяца назад я переспала с парнем просто потому, что мачеха меня обозвала шлюхой, и я решила, что как-то несправедливо получается - я все еще ни с кем не спала, а уже почему-то шлюха. Вот и переспала с первым встречным. Только знаете, этот первый встречный оказался не простым неудачником, как я посчитала изначально, а крутым парнем, который учится в том же университете, что и я. И у него таких как я - десятки, если не сотни, но он все равно почему-то очень хотел со мной продолжить общение. А я не хотела, потому что он бабник, и я ему не верю. Поэтому я его отшила. И вот после того, как я из-за него упала и порезалась, и едва не упала в обморок от вида крови (У меня фобия, дядя психолог, а знаете откуда? Я видела окровавленное тело своей мамы.), он наконец-то оставил меня в покое. И я снова осталась одна. Круто, да? А сегодня я решила уйти из дома, и об этом знает только Валера, мой любимый братишка. Хотя, мне кажется, отец и мачеха не сильно опечалятся из-за моей пропажи. Ну что, нравятся Вам мои проблемы, дядя психолог? Вот и мне нравятся, безумно просто. Но я не жалуюсь. У меня все круто. А теперь можно я пойду? Меня друг ждет, да и переехать нужно успеть к ночи.
   -Какая же ты дура, - медленно и почти что по слогам проговорил тот... голосом Алекса.
   Я, как в замедленной съемке, наблюдала, как кресло поворачивается. И в нем сидит не кто иной, как Алексий.
   -Ты?! - я аж подскочила с места. Точнее, попробовала подскочить. Но в итоге свалилась на пол, да еще и сбросила со стола какие-то бумаги и подставку с ручками и карандашами.
   -Что ж ты так любишь валяться передо мной? - недовольно спросил Алекс, обходя стол, и присаживаясь на корточки, чтобы убрать все то, что я сбросила.
   -Что ты здесь делаешь?! - я отползла к дивану, все еще не веря, что я только что рассказывала все не психологу, а Алексию.
   -Вообще-то, я должен был дождаться клиента и попросить его подождать, пока дядя психолог, - передразнил он меня, - не придет, но пришла ты, и я не удержался, уж прости.
   -Ну ты и скотина. Претворялся другим человеком?! Да как ты мог!
   -Говорит мне та, которая переспала со мной лишь для того, чтобы лишиться девственности, - раздраженно фыркнул Алекс, кладя все подобранное на стол и поднимаясь на ноги. - Ты серьезно дура, Настя. А если бы это был не я, а какой-то левый парень?!
   -Так ты тоже левый парень, - не удержалась я. - Так что одинаково.
   -Серьезно?! И ты совсем ничего ко мне не чувствуешь? Я нисколечко тебя не привлекаю? - он присел передо мной на корточки.
   -Алекс, что ты от меня хочешь? - устало и раздраженно поинтересовалась.
   -Тебя. Ты еще не поняла этого?
   -Да пошел ты, - я вскочила на ноги, намериваясь в очередной раз попросту от него сбежать.
   -Не в этот раз, - усмехнулся Алекс, схватив меня за запястья и разворачивая к себе лицом. И тут же поцеловал, перехватив мои руки одной ладонью, а вторую положив мне на затылок, тем самым не позволяя вырваться. И... я улетела. Снова.
   Спустя минуту, а может и больше, он подтолкнул меня к дивану, укладывая на него, а заодно и отпуская мои запястья. Я тут же одной пятерней зарылась в его слегка жесткие волосы, а второй обхватила его за шею.
   Я почувствовала одну его ладонь на своем бедре, которая поглаживала меня там, пробираясь выше, задирая платье. Я в ответ забралась руками под его футболку, поглаживая спину, грудь и живот. При этом мы не переставали целоваться.
   Он скользнул рукой к моим стрингам, я в ответ положила ладонь поверх его ширинки, на уже ощутимый бугорок. Этот парень мне определенно нравится, и я его хочу, несмотря на то, что мы знакомы всего ничего. Если наше общение вообще можно назвать знакомством.
   -Кхм-кхм, - послышался кашель от двери, заставивший нас синхронно вздрогнуть.
   Алекс оторвался от меня, и глянул на вошедшего в кабинет.
   -Вот черт, - пробормотал он, вновь посмотрев на меня. В его глазах явственно читалось желание, а его возбужденная плоть сквозь тонкую ткань джинсов под моей ладонью явно требовала продолжения.
   -Я пока еще не черт, Алекс. Что здесь происходит? - услышала я мягкий бархатистый мужской голос.
   -Дядь Валик, ты так не вовремя, - вздохнул парень, убирая мою руку от себя и поправляя на мне платье, после чего сел нормально.
   -Я заметил, - усмехнулся мужчина, которого я по-прежнему не видела, продолжая лежать, и, если честно, не желала видеть. - А что за милая леди здесь? И где моя пациентка?
   -А это Настя, она и есть твоя пациентка, - тоже усмехнулся Алекс, вновь глянув на меня. Теперь уже слегка настороженно. Наверное, раздумывал, убегу я или нет. Наверняка считает, что я так засмущаюсь того, что нас застукали, что свалю быстро и без оглядки.
   -Алекс, я, кажется, просил тебя предупредить, что я задержусь, а не соблазнять девушку, - мужчина, говорящий это, наконец-то прошел к столу, тем самым позволяя мне себя разглядеть.
   Импозантный, статный, ухоженный, стильный. На вид не больше сорока. Волосы черные, короткие. Волевой подбородок и нос с горбинкой. Наверное, дрался по молодости. И внимательные глаза в совокупности с легкой улыбкой. Приятный мужик, в общем.
   -Девушка не против была быть соблазненной, - махнул рукой Алекс.
   -Я могу и еще раз врезать, - спокойно произнесла я, и, подумав, закинула свои ступни ему на колени. А что? Все равно хуже уже не будет. С ним я уже переспала, а Валентин Аристархович застал нас в куда более пикантной ситуации.
   -Хочешь лишить меня детей, малышка? - его глаза насмешливо глянули на меня, а ладони легли на мои икры. - Тогда ты рискуешь и сама остаться без них.
   -Мечтать не вредно, мальчик, - лениво протянула в ответ, и глянула на мужчину. - Вот скажите, почему парень, который знакомится с девушками ради одноразового секса, вдруг ни с того, ни с сего, начинает бегать за одной из таких девушек и делать намеки на то, что в будущем намеривается иметь от неё детей? - и вопросительно приподняла брови.
   Мужчина, едва сдерживающий улыбку, посмотрел на Алекса, который сейчас сверлил меня мрачным взглядом, и вновь глянул на меня.
   -Вероятно, потому что этот парень, в конце концов, угомонился и нашел ту, с которой хочет серьезных отношений. При этом подсознательно уже видит эту девушку матерью своих детей, хотя, возможно, еще и сам этого не осознает.
   -То есть, Вы считаете, что этот парень внезапно станет примерным семьянином, при том, что явно еще не нагулялся? И каковы же Ваши ставки - через сколько такой союз, если он будет иметь право на существование, распадется? - я с интересом разглядывала мужчину. Кто он Алексу? Родственник? Просто знакомый?
   В любом случае, интересно, что же он скажет про него.
   -Думаю, что такой союз будет иметь право на существование очень долгие годы, так как парень, вероятно, собственник, и делиться ни с кем своей женщиной не захочет. Более того, уверен, что такой парень найдет себе девушку под стать, которая точно так же не захочет ни с кем делить своего мужчину.
   -То есть, этот союз продлится до того момента, пока кто-то из них не изменит своему партнеру, потому что он надоел, но своим делиться все равно не хочет? Типа, ни себе, ни другим? А к тому моменту у них наверняка будут дети. Значит, когда правда всплывет на поверхность, они расстанутся. У детей появится либо отчим, либо мачеха, и они, вероятнее всего, будут страдать, так?
   -Хватит, - не выдержал Алекс. - Ты пессимистка, - заявил он мне.
   -Я реалистка, - невозмутимо пожала плечами.
   -Анастасия, Вы несчастны в своей семье? - поинтересовался Валентин Аристархович, садясь за стол.
   -Нет, что Вы, я счастлива. Иначе, зачем бы мне тут сейчас находиться? - ехидно посмотрела я на него.
   -Ваш отец сказал, что Вы не ладите с сестрой и мачехой, а его самого игнорируете или грубите ему. Это так?
   -Так, - кивнула. В такой формулировке все действительно было именно так.
   -И почему же Вы так не любите свою мачеху, если она Вас очень любит и беспокоится о Вас?
   -Потому что она редкостная сука, а я не настолько лицемерна, чтобы в отсутствие отца люто ненавидеть, а при нем изображать любовь да понимание.
   -Даже так, - слегка склонил голову Валентин Аристархович, еще более пристально смотря на меня. - Тогда почему бы Вам не рассказать отцу правду о Ваших отношениях?
   -Потому что я не хочу вести себя как взрослый человек и первой идти на уступки, в то время как отец, взрослый и состоявшийся мужчина, не видит дальше своего собственного носа и беспрекословно верит всему, что говорит ему его драгоценная женушка, а слова родной дочери ни во что не ставит, - вновь невозмутимо пожала я плечами, наблюдая за тем, как Алекс поглаживает мои ноги, постепенно пробираясь все выше. Приятно, однако, ничего не скажешь.
   -Анастасия, Вы обижены на своего отца. Но это не означает, что стоит молчаливо дожидаться того момента, когда ваши отношения окончательно рухнут. Порой нужно сделать первой шаг, даже если кажется, что сделать его должен другой человек.
   -Слушайте, Валентин Аристархович, - я вновь посмотрела на мужчину, - я понимаю, что отец заплатил Вам за эту двухчасовую промывку мозгов. Но я как-нибудь сама разберусь с тем, что творится в моей жизни. Не вижу смысла идти на уступку тому, кто этого не оценит. Я еще и в виноватых останусь. Больно надо. С чего вдруг я должна ставить чужие чувства выше собственных? Ладно, была бы такая же отдача. А так... Знаете, говорят: "Относись к людям так, как хочешь, чтобы они относились к тебе". Так вот я устала ждать, пока отец начнет ко мне относиться так же, как я отношусь к нему. Пусть теперь он помучается, если он вообще на это еще способен.
   -Жестоко, - заметил тот, откидываясь на спинку стула.
   -Зато справедливо.
   -Алекс, - вдруг обратился он к парню, переведя взгляд на него. - Ты не мог бы выйти?
   -Зачем? - вскинул брови тот.
   -Вообще-то, это приватный сеанс.
   -Поздно меня выгонять, - фыркнул Алекс и взглянул на меня. - Одного не могу понять - зачем же ты, в таком случае, решила переспать с первым встречным? Ты же умная, а совершила такой глупый поступок.
   -Алекс, - я перевела усталый взгляд на него. - Во-первых, это было спонтанное решение. Я увидела неудачника, которого мне стало жалко, и который чем-то меня заинтересовал. Во-вторых, я была малость пьяна, это тоже сыграло немаловажную роль в принятии этого решения. А в-третьих, я просто хотела расслабиться. Расслабиться по полной. И благодаря тебе у меня это получилось, спасибо.
   -Значит, ты все же захотела переспать именно со мной, а не с первым встречным?
   -А ты что, не являлся первым встречным? - фыркнула я.
   -Но ведь ты не хотела спать со всеми остальными?
   Я лишь снова фыркнула, и посмотрела на психолога.
   -Валентин Аристархович, я надеюсь, что раз сеанс приватный, то все сказанное в этом помещении останется только между нами? И надеюсь, что Вы не будете пересказывать моему отцу мои слова?
   -Нет, Анастасия, не буду. Если ты не против, я буду называть тебя на "ты", - я лишь кивнула на его вопросительный взгляд, и он продолжил. - Твой отец попросил меня как-то повлиять на тебя. Объяснить, что то, как ты себя ведешь - неправильно. Просил образумить, и поставить на правильный путь. Но из нашего разговора я сделал вывод, что ты очень даже хорошо понимаешь, как себя ведешь, и как на это реагируют окружающие. Я мог бы попытаться внушить тебе, что нужно вести себя только хорошо. Но у тебя слишком твердый характер, и ты точно знаешь, чего хочешь и как себя вести. Поэтому в этом нет смысла. Это означает, что просьбу твоего отца я выполнить не могу, потому что ты сама строишь свою жизнь. На этом мой сеанс окончен, - развел он руками. - Могу лишь попросить не как психолог, а как родной дядя этого парня, - кивок на Алекса, - чтобы ты его не слишком долго мучила. У него, знаешь ли, слишком огненный характер, ему нужно все и сразу, а если он этого не получает, то начинает разрушать все вокруг, чтобы все же добиться своего.
   -Спасибо, дядя, - съязвил Алекс. - Теперь Настя точно от меня снова сбежит.
   -Да я и так планировала, - усмехнулась я. Он недовольно глянул на меня. - Я подумаю над Вашей просьбой, дядя психолог.
   Мужчина вздернул брови от такого обращения, но комментировать не стал.
   -Что ж, раз на этом всё, - я убрала от Алекса свои ноги, свесив их вниз. Парень лишь печально вздохнул, - то я, пожалуй, пойду, у меня еще репетиция и переезд.
   -Переезд? - переспросил Валентин Аристархович, поднимаясь вслед за мной.
   -Да. Я решила сбежать из дома. Круто, правда? - радостно улыбнулась я, обувая баретки. Мужчина тоже улыбнулся.
   -Ты мне так напоминаешь моего племянника. Он такой же безрассудный и решительный.
   -Дядя, - нехорошо посмотрел на того Алекс. Я расхохоталась. Мне нравится этот мужик.
   -До свидания, Валентин Аристархович. Надеюсь, я больше никогда не буду с Вами общаться, как пациент с психологом.
   -Взаимно, Настя, - кивнул он. - До встречи.
   -Я зайду завтра, - произнес Алекс на прощание, пожимая руку дяде.
   -Зайди, - кивнул тот, и мы вышли из его кабинета.
   -Настя, - парень коснулся моей ладони, но я тут же отдернула руку.
   -Не нужно, Алекс. Для нас обоих будет лучше, если ты забудешь всё то, что произошло в этом кабинете, и в ту ночь тоже, - и стремительно двинулась вперед.
   -Тебя тянет ко мне, ты меня хочешь, но все равно отталкиваешь. Почему? - в спину спросил он меня, идя следом.
   Я ничего не ответила, спускаясь по ступенькам вниз. Вышла на улицу, Алекс вышел следом за мной.
   -Настя, - он положил ладонь ко мне на плечо, и развернул к себе. - Ты сказала, что уходишь из дома. И куда ты сейчас тогда?
   -К другу, - невозмутимо ответила я, сбрасывая его руку.
   -Если хочешь, можешь пожить у меня. Обещаю не приставать, - парень усмехнулся, поднимая руки в миротворном жесте.
   -Просто забудь меня, Алекс, - спокойно ответила, развернулась, и пошла в противоположную сторону. Еще нужно обрадовать друга, что жить я отныне буду у него. По крайней мере, до благотворительного вечера. А дальше посмотрим.

Глава 6

   Как это ни прискорбно, а меня не спохватились. Ни когда я не вернулась после визита к психологу, ни когда не пришла ночевать, ни утром. И даже на следующий день мой телефон все еще молчал.
   Отлично. Больше мне нечего сказать. Своей семье, которой у меня, по сути, уже давно нет, я не нужна.
   В связи с осознанием этого, настроение у меня было паршивое. И лишь тот факт, что Алекс с Наташей без лишних вопросов согласились приютить меня на неопределенный срок, немного сглаживал ситуацию.
   А в университете в понедельник меня ждал еще один сюрприз, в виде узнавания дальнейших условий конкурса, в котором я сама добровольно согласилась участвовать. В объявлении, вывешенном на первом этаже напротив парадных дверей, значилось, что все ранее прошедшие участники обязаны явиться в актовый зал по окончанию третьей пары, то есть, во время большого перерыва.
   Вот именно поэтому я и отправилась туда в указанное время вместо того, чтобы законно отобедать, хотя и не была уверена в том, что вхожу в список вышеуказанных студентов.
   В актовом зале собралось человек сто - сто пятьдесят. Кто-то сидел, кто-то, вроде меня, бродил по помещению или подпирал стенку. Прошла уже половина перемены, а мы все еще были не в курсе, зачем нас тут собрали. Что меня совсем не радовало, так как помимо меня здесь еще находились и Алекс с Лизой. И хотя пока что я успешно от них скрывалась, не была уверена, что в итоге не наткнусь на них.
   Наше любопытство было удовлетворено спустя еще пять минут, когда на сцене появился один из судей - тот самый молодой парень, который общался с Алексом.
   -Всем доброго дня, - громко проговорил он, улыбнувшись. Голоса постепенно смолкли, и он заговорил тише, но так, чтобы всем было отлично его слышно. - Все вы желаете стать Королем или Королевой этого года. Но, как вы, вероятно, заметили, вас достаточно много, - он обвел нас рукой, и все присутствующие стали осматриваться, как будто только сейчас заметили, сколько здесь человек. - Поэтому мы ежегодно отбираем пятьдесят лучших, на наш взгляд, студентов. Двадцать пять девушек, и столько же парней, - послышались возмущенные возгласы, я же нахмурилась. Я ни разу не видела, как проводят этот конкурс, и даже не интересовалась им, а потому была совсем не в курсе его ежегодных условий. - Я понимаю ваше возмущение, но таковы правила, они не меняются уже многие годы. Но ежегодно мы сталкиваемся с проблемой, что участники не в курсе, что их ждет в дальнейшем. Так что я поясню вам, что вас ждет дальше - далее вы должны выбрать себе напарника. Парень и девушка. Ни девушка и девушка, ни парень и парень, а именно парень и девушка. Надеюсь, это все поняли?
   Я не поняла. Честно. Я просто стояла в ступоре и пыталась переварить информацию.
   Какой напарник?! Вы о чем, люди?!
   -После того, как вы выберите себе напарника, вы обязаны поставить с ним номер, самостоятельно, и с ним вы выступите на концерте. Для этого мы поделили вас на категории по талантам. В каждой из них равное количество девушек и парней. Пара, которая выступит лучше всех, по мнению жюри и зала, и станет Королем и Королевой. Списки участников, по категориям, вы можете найти у главного входа в любом корпусе. Мы их только что вывесили. В них, помимо имен и фамилий, также указана группа, в которой учится тот или иной студент, чтобы вы имели возможность найти вашего возможного партнера. И да, еще одно - вы обязаны сделать выбор до конца этой недели, и сообщить о нём нам. Если вы не выберете себе партнера, вы исключаетесь из конкурса, и если такое произойдет, то тот, кто останется без пары, сможет обратиться к нам за дополнительным списком студентов, которые не вошли в пятидесятку, но проявили желание участвовать в конкурсе и удовлетворили жюри. На этом у меня все. Всем удачи! И постарайтесь все же разобраться со всем сами, а не доставлять проблемы нам! - весело отозвался парень, после чего поспешно скрылся, а все присутствующие как будто только сейчас очнулись и загалдели.
   Я под шумок сбежала, спустившись вниз и подойдя к выходу. Там действительно появились списки участником, поделенные на категории.
   Пение и игра на музыкальных инструментах, объединенные в одно. Среди последних значилась Высоцкая Елизавета, очень недурно играющая на фортепиано.
   Танцы. Высоцкая Анастасия.
   Отлично. Я прошла. Только толку мне с того, если я не хочу ни с кем танцевать? Да и с кем?
   Взгляд наткнулся на еще одно имя. Россолимо Алексий.
   Судя по фамилии, у него греческие корни. А я-то думала, что его родители просто решили наградить своего ребенка необычным для наших мест именем.
   Хмыкнув, я пошла на выход. Впереди еще пара французского.
  

***

  
   Алекс проводил свою беглянку взглядом, и, оттолкнувшись от стены, наконец-то подошел к спискам. С его лица не сползала ухмылка. Всю перемену он наблюдал за Настей, которая старательно избегала его и старалась не попадаться на глаза. Хотя сам Алекс заметил девушку сразу, как она вошла в актовый зал.
   Он видел и её реакцию на дальнейшие условия конкурса. И ему оставалось лишь головой покачать на то, что эта девушка не только всё делает спонтанно, но еще и не думает о том, что её ждет дальше.
   Еще он понял, что подобные условия ей пришлись не по душе. Впрочем, выбора он ей все равно не оставит. Раз уж он из-за малышки участвует в этом дурацком, по его мнению, конкурсе, то и ей теперь никуда не деться.
   Алекс нашел её имя в списке и вновь довольно ухмыльнулся. Он наконец-то знает, как её найти. Осталось только оповестить её о том, кто станет её партнером.
  

***

  
   Я вышла из аудитории, переговариваясь со старостой относительно завтрашних пар, но прошла буквально полметра прежде, чем наткнулась на взгляд янтарных глаз. Алекс стоял напротив двери, крутя в руках... мою кепку.
   -Насть, ты чего? - повернулась ко мне Юля, староста, когда заметила, что я отстала.
   -Кажется, мне бросают вызов, - чуть подумав, передернула плечами я. Даже не сомневаюсь, что Алекс пришел из-за конкурса.
   -В смысле? - не поняла Юля.
   -Ну, я же в конкурсе участвую, мне нужен партнер по грядущему танцу, - не спешила я подходить к парню, разглядывая его, и видя, как на его лице медленно и верно расплывается улыбка. Он, подумав, нацепил мою (!) кепку себе на макушку. Вот же вор несчастный. И кулон спер, и кепку.
   -Так может...
   -Анастасия? - сбоку раздался еще один мужской голос, перебивая Юлю.
   -Да? - я повернулась к парню, весьма симпатичному, с коротким темным ежиком на голове, с пронзительными зелеными глазами и мальчишеской улыбкой.
   -Меня Андреем зовут. Я тоже участвую в конкурсе. Ты не хотела бы со мной станцевать? - выпалил на одном дыхании он, а я не сдержала ухмылки. Глянула на Алекса. Тот улыбаться перестал, и с внимательным взглядом и серьезной миной приближался к нам.
   -Ты знаешь, Андрей, я бы с радостью с тобой станцевала, - вновь глянула я на парня, - но...
   -Но эта девушка танцует со мной, - прозвучал голос прямо за моей спиной, и в следующую секунду мою талию по-хозяйски обхватила рука Алекса.
   -Жалко. Что ж, пойду тогда приглашу кого-нибудь другого, пока всех не разобрали, - несколько неловко улыбнулся Андрей, и, развернувшись, быстрым шагом стал удаляться.
   -Ну ты и вор, - тут же усмехнулась я, сорвав свою кепку с Алекса, пока он отвлекся на удаляющегося парня. - На кой хер тебе сдались мой кулон и моя кепка?
   -Поносить хотел, - тут же глянул он на меня. - А что, ты против? - и ухмыльнулся.
   -Против. Это же мое. Если так нравится, могу подарить такое же, - хмыкнула, выбираясь из его объятий. - И кстати, поищи себе другую партнершу. Я не собираюсь дальше участвовать.
   -А зачем тогда решила вообще участвовать? - вздернул брови Алекс.
   -Я планировала танцевать соло, - пожала плечами я, глянув на Юлю, которая с интересом наблюдала за нами, отойдя немного в сторону. Вот же любопытная Варвара. Пустит потом сплетни. А мне только и не хватает того, чтобы все узнали о том, что меня связывает что-то с самим Алексием.
   -И что же, теперь вот так просто сдашься? Не докажешь, что ты можешь все? - вновь ухмыльнулся парень, с вызовом глядя на меня.
   Вот не люблю, когда мне бросают вызов. Не люблю.
   -Алекс, я, кажется, уже просила тебя забыть...
   -Тебя, да-да, точно. Прости, но я не собираюсь этого делать. Так что ты танцуешь со мной, иначе я буду преследовать тебя.
   Я вздернула брови на его заявление. Судя по выражению его лица, он говорил вполне серьезно.
   -Не боишься, что напишу заявление в полицию?
   -Нет. Пиши, если тебе так хочется, - Алекс пожал плечами. - Но ты все равно танцуешь со мной.
   -Извини, но нет. Но я разрешаю тебе помечтать, - усмехнулась я, после чего развернулась и быстро пошла прочь, пока любопытная Юля не опомнилась и не решила выведать у меня, с чего вдруг этот парень так сильно хочет со мной танцевать.
   Спустя полчаса я уже была в студии родителей своего лучшего друга. Алекс обнимал Наташу за плечи, сидя на полу, и вместе они смотрели что-то в принесенном ими ноутбуке.
   -Привет, - поздоровалась я, подходя к ним. - Что смотрите?
   -Тебе должно это понравиться, - загадочно улыбнулась подруга, подняв на меня взгляд.
   -Даже не думайте. Я не позволю вам в этом участвовать, - твердо отозвался Алекс. Я вопросительно приподняла брови.
   -В эту субботу в нашем любимом клубе будет особенная ночь - там будут танцевать девушки... на шестах.
   -И потому вы не будете там участвовать. Я знаю, что у вас на уме, - вновь повторил друг.
   -Ты думаешь о том же, о чем и я? - не обращая на него внимания, спросила я Наташу, присаживаясь рядом с ней и заглядывая в монитор. Внутри тут же зашевелилось предвкушение при виде информации, размещенной на сайте клуба.
   Подобной новости мы ждали уже не первый месяц. Не зря уже третий год занимаемся стрип-пластикой. А уж показать себя публике в подобном амплуа нам хотелось давно, да все возможности не было. Тем более, что мы больше знамениты в области традиционных танцев.
   -Да. Вадик обещал нам это выступление. Я как раз собиралась ему звонить, - подруга ухмыльнулась.
   -Я вас никуда не пущу, - уперся в свое Алекс.
   -А кто тебя спрашивать будет? - фыркнула та.
   Я хмыкнула. Наташа - девушка самостоятельная, боевая, и привыкла сама принимать решения и никого не слушаться. И даже Алекс не может остановить её бурный характер.
   В этом плане мы с ней очень похожи.
   -Я еще понимаю, Настя - сумасбродка, от неё всего можно ожидать, но ты куда, Таша?! Ты не забыла, что у тебя растяжение?
   -Не забыла. Поэтому я буду лишь группой поддержки. Но Настя выступит, даже если мне ради этого придется запереть тебя дома, - и, как и я, не слушая возмущений парня, обратилась ко мне: - Зажжешь там за нас двоих, Настён? - и подмигнула мне. Я лишь довольно улыбнулась. Зажгу, и еще как. Не зря же столько ждала. У меня и номер уже давно готов.
   -Никуда вы не пойдете. И вообще, надо тренироваться. У нас благотворительный вечер на носу, а вы думаете не о том. Настя, быстро переоделась, и начинаем.
   Фыркнув, я все же поднялась с пола, чтобы осуществить его приказ.
  

***

  
   Не спохватились меня и к следующему дню.
   Я, поняв, что остаточно осталась без семьи, и возвращаться мне больше некуда, даже если захочу (хотя это уже вряд ли), отправилась в университет с еще худшим настроением, чем вчера. Хотелось забыться в чем-то другом, лишь бы не думать обо всем этом.
   Пора вычеркнуть слово "семья" из своей жизни, головы и сердца. Из последнего в первую очередь.
   На этот раз, в честь траура, я оделась в короткое черное платье, легкий черный плащ и туфли на относительно высоком каблуке. Еще и волосы собрала в высокий хвост, перетянув их так же черной резинкой. А из косметики вновь воспользовалась тушью и лишь немного подвела глаза.
   В таком вот наряде я и вышагивала вдоль коридора университета, пока перед моим лицом не появилась одинокая пышная красивая красная роза, мою талию не обхватила чья-то рука, которая тут же прижала меня к чьему-то телу, а мою мочку не прикусили, не забыв напоследок еще и лизнуть её.
   Сказать, что я перепугалась, это ничего не сказать. Сначала я вздрогнула, потом мое сердце решило отплясать лезгинку, а в голове после секундного ступора зазвучала всего одна мысль: "Что происходит?! Помогите, насилуют!".
   -Это тебе, малышка, - прозвучал голос Алекса, который самостоятельно вложил в мою ладонь розу (без шипов!) и сжал пальцы. - Извини, не знал, какие тебе нравятся цветы, так что решил ограничиться стандартным вариантом.
   -Ты! - выдохнула я, чувствуя, как вместе с облегчением на меня накатывает еще и злость. - Ты что, совсем уже?! - и попробовала вырваться, но руки парня крепко обхватили меня за талию, сомкнув ладони на моем животе.
   -Я же говорил, что буду преследовать тебя. Разве ты забыла, малышка? - усмехнулся этот гад. - Мое предложение все еще в силе.
   -Пусти, - я подумывала над тем, чтобы наступить каблуком ему на ногу, но в итоге решила, что это будет слишком жестоко для него.
   -А то что? - с ухмылкой поинтересовался Алекс, и укусил меня еще и за вторую мочку.
   -В суд подам, - рявкнула, чувствуя, как по телу бегут приятные непрошеные мурашки.
   -Подавай, малышка, - он в пару секунд развернул меня к себе лицом, отчего я едва не потеряла равновесие и свободной рукой схватилась за его предплечье. - Мне нравится, когда ты злишься, - и, наклонившись, поцеловал прежде, чем я успела сказать что-то еще.
   И что вы думаете? Я снова начала улетать!
   Ну нет, так дело не пойдет. Приятно, конечно, но вот совсем не нужно! Тем более, что у меня сегодня траур!
   -Кретин, - выдохнула ему в губы, отстранившись, и, вырвавшись из его объятий, пока он не опомнился, пошла дальше по коридору. Но, пройдя пару шагов, оглянулась - Алекс стоял с весьма задумчивым видом, не отрывая от меня взгляда. - А за розу спасибо, она мне нравится, - и вновь пошла в нужную аудиторию, больше не оглядываясь.
   Сам цветок было жалко терять, потому что он красивый, и подаренный Алексом. А мне цветы в жизни дарил только мой любимый братишка, да один неудачливый поклонник-мажор. Шикарный букет последнего отправился в ближайшую урну на его же глазах, ибо парень был весьма неприятен мне как человек.
   Роза же, которая сейчас была в моей ладони, отчего-то была мне дорога. Как бальзам на душу в эти трагичные дни. И оттого выбрасывать её я не собиралась, но и просуществовать долго без воды, в духоте помещений, она не могла.
   Но я все равно таскала её с собой, и совсем не стеснялась класть её на всеобщее обозрение прямо на парты. И пусть пойдут слухи... А приятно. Настолько приятно, что становится страшно.
   Я не хочу привязываться к Алексу.
   Я не хочу ему доверять.
   Не хочу ему верить.
   Не хочу в него влюбиться.
   Не хочу полюбить.
   Не хочу потерять.
  

***

  
   Алекс, в который раз, проводил свою малышку взглядом, и, развернувшись, медленным шагом двинулся в противоположную сторону, к выходу.
   Ему вновь приходилось сдерживать себя. И с каждой новой встречей это давалось ему все сложнее.
   Алекс хотел эту девушку, и очень сильно. И не только в плане постели, а вообще, целиком. Чтобы она была его, и никто не имел права даже претендовать на неё.
   Сейчас же она не только в "свободном полете", но еще и живет непонятно где, с каким-то левым парнем. И неизвестно на каких условиях.
   Ему претила мысль, что его малышка может спать с кем-то другим. Тем более, что она, с её-то характером, вполне может вытворить что-то подобное. И ему не нравилось то, что он не имел возможности узнать, как дела обстоят на самом деле.
   -Что, вновь послала? - усмехнулся Макар, сидя на лавочке возле входа в корпус, из которого только что вышел лидер их команды.
   -Отказала, - поправил того Алекс, плюхаясь рядом с другом. - Но цветок приняла, значит, у меня есть шансы.
   -И все-таки, чем она тебя так зацепила в ту ночь? - поинтересовался Макс, ходящий туда-сюда перед друзьями. - Девчонка не только сама прыгнула к тебе в постель, но еще и сбежала после этого. То есть, в буквальном смысле, просто использовала, как мальчика на одну ночь. Поимела тебя. Она, конечно, ничего такая, и характер у неё для тебя подходящий, но таких вокруг - море, и куда посговорчивее. Да и пофигуристее есть.
   Алекс хмуро глянул на друга детства. О том, что он в ту ночь не просто переспал с Настей, а лишил её девственности, он рассказал только двум людям - брату и дяде. Поэтому вопросы друзей были вполне закономерны, но оттого не менее глупы для самого Алекса.
   -Она мне нравится. С ней хорошо, - ответил он спустя недолгое молчание, задумчиво поглядев на корпус, в котором его малышка сейчас сидит на паре.
   -Хорошо? Она так хороша в постели? - усмехнулся Елисей, который всё это время стоял, прислонившись к дереву чуть позади лавочки.
   -А тебе с Анькой хорошо только в постели? - слегка повернул в бок голову Алекс.
   -Это другое, - тут же ощетинился тот. Россолимо пожал плечами.
   -Она мне нравится. И я хочу, чтобы она была моей, - и, чуть подумав, добавил: - Нет, не так. Она уже моя. Я хочу, чтобы она это признала. Чтобы она сама всем говорила, что она моя.
   -Много хочешь, брат, - хохотнул Макс, похлопав того по плечу. - Уже хочу увидеть, как она тебя пошлет, когда ты ей заявишь о своих желаниях. Каждая ваша встреча - это целое представление.
   -А главное, что Алекс ловит от этого кайф, - подхватил Макар.
   -Так что там дальше за пункт в твоем списке под названием "Завоевание малышки"? - поинтересовался молчавший до этого Матвей.
   -Хочу узнать, что ей нравится. Так что, будем баловать, - улыбнулся Алекс, которому были совсем безразличны издевки друзей. К ним он уже давно привык. Не первый год знакомы.
  

***

  
   -Эй, Высоцкая, откуда цветочек? - с ухмылкой на лице поинтересовался преградивший мне путь Ярослав, имевший честь быть моим одногруппником.
   -В саду своровала, - передернула я плечами, попробовав обойти его, чтобы выйти из этой аудитории и отправиться на обед.
   Совсем забыла упомянуть, что этот идиот, а иного слова я не подберу для него, уже который год пытается подбить ко мне клинья. Правда, весьма необычным способом - по большому счету, обычным поливанием грязью.
   -Что, неужели хахаль появился? А как же я? - вновь преградил мне путь он.
   -А ты - Вася, свободен, - невозмутимо ответила, все же проскользнув мимо него, и быстрым шагом направившись на выход.
   -И кто он? Какой-нибудь неудачник? Или крутой мажор, а? Кому ты разрешила себе вставить?
   Я мимо воли сжала ладони в кулаки, но тут же одну расслабила, опасаясь за стебель цветка, и, ничего не отвечая, стала спускаться по лестнице к выходу.
   -Или, может, ты его все-таки придумала? А, Высоцкая? Решила меня позлить? Ну да, точно, кому ты нужна с таким-то характером? Нагнуть бы тебя да отодрать, чтобы покладистее стала.
   Стебель цветка все же оказался под риском быть сломанным.
   Все еще ничего не отвечая, я вышла на улицу и пошагала в сторону третьего корпуса.
   -А он хорошо трахается, а? Тебе нравится? Судя по одному цветку, он либо беден, либо скуп. Ему жалко на тебя денег, да? Может, ты плохо отрабатываешь?
   Его счастье, что я увидела идущего на встречу Алекса, что-то щелкавшего в телефоне, а потому не замечавшего нас. Выбор у меня был невелик - либо врезать этому придурку и точно что-то себе повредить (что было вовсе нежелательно из-за предстоящего благотворительного вечера), либо успокоиться с помощью Россолимо.
   -Ты хорошо ему отсасываешь, Настька? Может, стоит...
   -Алекс! - позвала я, направляясь к парню. Тот поднял голову, останавливаясь, и рассматривая нас. Но не сделал ни шагу навстречу, что меня как-то напрягло и насторожило. Что-то в нем было не так. Взгляд не тот, движения не те. Но я все равно уверенно подошла к нему. - Когда ты успел переодеться? - недоуменно поинтересовалась, отметив, что вместо утренних синих джинсов и белой футболки на нем теперь черные штаны и белая рубашка. Вновь кого-то из себя корчит, как и в нашу первую встречу? - А, впрочем, неважно, - и, не дожидаясь его реакции, встала на цыпочки и, схватив его свободной рукой за затылок, сама поцеловала.
   И не улетела. Что-то было не так. Совсем не так. Алекс ответил с заминкой и как-то осторожно. Не обнял, как обычно, а просто положил ладони на мою талию. Волосы у него какие-то не такие, как прежде. Более жесткие. Одеколон иной.
   Это какой-то другой Алекс. Не тот, что еще утром подарил мне цветок.
   -Эй, Высоцкая, ты чего делаешь? - послышался голос Ярослава, и я отстранилась, в некотором недоумении поглядев на Россолимо. Тот же посмотрел поверх моей головы на моего одногруппника. - Это и есть твой хахаль?!
   -А что, тебе что-то не нравится? - поинтересовался Алекс, уже более уверенно обнимая меня за талию. Я же нахмурилась, продолжая рассматривать его. Волосы у него не просто жестче, но еще и немного длиннее, чем были раньше. Кожа более бледная. Или это обман зрения?!
   -Да, это моя девушка. Невеста, - самоуверенно и нагло заявил Ярослав. - А ты с ней лижешься, еще и трахаешь, небось, да?
   -Парень, подбирай выражения, - Алекс нахмурился, а его ладони сжались крепче.
   -Ты кто? - тихо поинтересовалась я у парня, понимая, что чего-то не понимаю. Он как-то странно на меня посмотрел, но ответить не успел.
   -И как она? Хорошо дает?
   -Лучше всех, - послышался сбоку голос... Алекса.
   Я резко повернула голову и... впала в ступор. Там стоял еще один Алексий. В том же наряде, что и утром. И смотрел прямо на нас. На меня и... кого?! Кто это, если не Алекс?! Кого я поцеловала, и кто меня сейчас обнимает?!
   -О, еще один Россолимо. Вы что, вдвоем её трахаете? Типа, секс втроем и все такое? - никак не мог успокоиться Ярослав.
   Алексий, тот, который настоящий, резко повернулся к тому и со всего размаху ударил по лицу, да так, что тот упал на асфальт. После чего повернулся к нам, с очень нехорошим взглядом. Кажется, он зол. Очень.
   А я все еще не могу прийти в себя. Не могу поверить, что их двое.
   -Алекс, успокойся, - произнес его... брат-близнец?! Так, получается?! - Это ведь Настя, верно? Она нас просто перепутала.
   -Отпусти её, - отозвался тот, в то время как Ярослав поднимался на ноги. С явно не очень благими намерениями.
   -Алекс, осторожней! - вырвалось из меня, хотя я все еще не пришла в себя от шока.
   Тот оглянулся на моего одногруппника, и вновь нанес ему удар.
   -Это Моя девушка, - чеканил он между ударами. - И только Я вправе её обнимать, целовать и называть своей, - с моей талии пропали ладони. - И никто не вправе говорить о её половой жизни, кроме меня. Она Моя. Моя. Мне подписать её, что ли, чтобы до вас дошло?! Моя!
   -Не твоя, - вновь вырвалось из меня, в то время как я сделала шаг назад. От него. От них.
   Алекс тут же прекратил избиение, а иначе это не назвать вопреки тому, что одногруппник пытался защититься и даже нанести встречные удары, и повернулся ко мне.
   -Не моя? А чья? Его? - кивок на Ярослава. - Или его? - кивок на свою копию и ухмылка на лице.
   -Ничья, - еще два шага назад.
   -Алекс, успокойся. Мы с Настей впервые видим друг друга. Она просто перепутала меня с тобой. И, надо признать, все же поняла, что я - это не ты, - проговорил второй Россолимо. Я скосила взгляд на него. Похожи ведь. Очень.
   -Я спокоен, Тим. Ты всего лишь поцеловал мою девушку. Чего бы мне быть неспокойным? - усмехнулся Алекс, глядя при этом на меня.
   -Это она меня поцеловала, а не я её, - фыркнул Тим.
   -А ты и рад был.
   -А что, я должен был оттолкнуть её? Ударить?
   За эти слова второй Россолимо удостоился злого взгляда Алекса. Я же продолжала разглядывать их, переводя взгляд с одного на другого, в игре "найди десять отличий".
   -А ты, Настенька, знаешь, перед кем ноги раздвигать, - подал голос, поднявшийся на ноги, слегка побитый Ярослав.
   -Действительно, - усмехнулся Алекс, резко повернувшись к тому. - Она ведь выбрала меня, а ты - всего лишь кусок дерьма, с которым ни одна нормальная баба не согласится переспать. Вали отсюда, пока я тебе еще не наподдал. И если я узнаю, что ты вновь пристаешь к Насте - руки и ноги переломаю.
   -Да ты смелый мужик, Россолимо. Но ты же не один такой крутой. Будь осторожный на поворотах, - усмехнулся Ярослав и пошел в другую от нас сторону. Алекс вслед ему бросил несколько очень неприличных и нецензурных слов. После чего вновь повернулся ко мне.
   -Малышка, ты действительно нас перепутала? - почти спокойным и даже немного мягким голосом спросил он у меня.
   -Кретин, - не была я столь миролюбиво настроенной. - Нет, я вас не перепутала, что ты. Как я могла вас перепутать, если я вообще не была в курсе, что вас двое?! - на последних словах мой голос едва не перешел в крик.
   -Малышка, успокойся, - еще мягче проговорил Алекс, сделав шаг ко мне.
   -Не подходи, - резко ответила, вновь увеличивая между нами расстояние.
   -Почему? Если я правильно понимаю, то десять минут назад ты очень даже хотела в мои объятия, раз поцеловала моего брата.
   -Десять минут назад я хотела отделаться от этого придурка, и поцеловать тебя - показалось наилучшим вариантом. Ты же так рвешься стать моим парнем, - я усмехнулась.
   -Правильно мыслишь, раз наилучшим вариантом тебе показалось поцеловать меня, - тоже усмехнулся Алекс. - Только в следующий раз не целуй Тима. Он мне, конечно, брат, но тебя я делить с ним не хочу.
   -А тебе некого делить, ты это еще не уяснил? И да, меня вот какой вопрос интересует - а раньше вы, случайно, не менялись местами? Ну там, знаешь, сначала один мне попадался, потом второй. Может, у вас такое развлечение, а?
   -Малышка, не неси ерунды, - уже без улыбки ответил он, слегка нахмурившись.
   -Откуда мне знать, что это ерунда? Помнится, в нашу первую встречу, ты был в двух ипостасях. И что, часто так перевоплощаешься? - махнула я свободной рукой, чувствуя, что уже устала от всего этого. И семье я не нужна, и тут обводят вокруг пальца, еще и Ярослав этот. Что ж за день-то такой?
   -Это было другое. Настя, пожалуйста, успокойся, - и он уверенно стал приближаться ко мне. Я осталась стоять. Просто потому, что уже не было сил убегать. - Настя, - его пальцы коснулись моей щеки. Я обратила внимание на засохшую кровь на его костяшках.
   -Я согласна, - вздохнула. Такое чувство, что только что, по меньшей мере, заключила договор с дьяволом.
   -На что? - недоуменно спросил Алекс, приподнимая мой подбородок, чтобы заглянуть мне в глаза.
   -Танцевать с тобой. Но у меня есть условие, - добавила, увидев на его лице улыбку.
   -Какое?
   -Мы начнем тренироваться не раньше шестнадцатого числа, и после того, как состоится концерт, ты оставляешь меня в покое.
   Алекс нахмурился, не прекращая разглядывать меня.
   -Хорошо, - наконец-то ответил он, спустя несколько минут. - Я выполню твои условия.
   -Отлично, - я отстранилась и глянула за его плечо. - А где твой брат? - приподняла брови, не найдя такового.
   Алекс оглянулся тоже, а после пожал плечами.
   -Ему нужно было на работу. Он уже туда направлялся, когда наткнулся на тебя. А что? - и прищурился, вновь разглядывая меня.
   -Ничего. Просто хотела по-человечески познакомиться, - пожала плечами. - Что ж, раз мы всё решили, то я пойду на пару, уже пора, - добавила, глянув на часы.
   -Иди, малышка, - улыбнулся Алекс, вновь превращаясь в нахального и самоуверенного типа. - Поцелуешь на прощание?
   -Я согласилась танцевать с тобой, а не встречаться, - фыркнула и, развернувшись, пошла к нужному корпусу.
   -Это пока что, - услышала я вслед, но лишь хмыкнула на это заявление.
   Снова я осталась без обеда из-за него.
  

***

  
   Алекс вновь проводил девушку взглядом. Улыбка сползла с его лица, а сам он достал телефон и набрал номер брата.
   -Ты где? - спросил он его, не здороваясь, как только гудки прервались.
   -Еду на работу. Не хотел вам мешать. Все нормально?
   -Тим, она действительно поняла, что ты - это не я?
   -Да, Алекс. Она спросила меня, кто я, перед тем, как ты явился. Она мне понравилась.
   -Тим...
   -Все в порядке, Алекс. Я на неё не претендую. Мне не нужна девушка брата.
   -Хорошо. Тим, ты же знаешь...
   -Да, - перебил того Тимон. - Я знаю. Но я повторю еще раз - я на неё не претендую. Ладно, Алекс, еще созвонимся, мне пора. Завоюй эту малышку, вы отлично смотритесь, - и сбросил вызов прежде, чем Алекс успел что-то ответить.
   Он вздохнул, спрятав телефон в карман, и медленно побрел вперед, раздумывая над условиями Насти. То, что не раньше шестнадцатого - понятно. Готовится к благотворительному вечеру, не иначе. А вот второе условие...
   Алекс хмыкнул. Малышка, сама того не ведая, поставила ему сроки - до конца месяца он обязан её завоевать. Чтобы она сама не захотела остаться без него.
   А условие... Что ж, он слово держит, а значит, и это выполнит. Он оставит её в покое. Но до этого момента он не обещал ей играть по-честному.

Глава 7

   Когда по окончании пар я вышла из университета, на моем лице тут же расплылась улыбка, так как у входа меня ждал Валера. Он сидел на бетонной ограде, и сразу же заметил меня.
   -Привет, - поздоровалась я, когда подошла к нему, и обняла.
   -Привет, мелочь, - улыбнулся и он, обняв меня в ответ за талию. - Как ты тут? Совсем пропала. А говорила, что звонить будешь.
   -Меня же никто не ищет, - передернула я плечами. Настроение тут же испортилось, и я села рядом с братом, положив розу рядом с собой, а голову ему на плечо, еще и ладонь его схватила, в качестве игрушки, чтобы чем-то себя занять. Принялась загибать и отгибать его пальцы, поворачивать ладонь так и эдак. А он, как и всегда, все мне позволял.
   -Мать решила, что тебя нужно предоставить самой себе. Типа, погуляешь, перебесишься, осознаешь ошибки и вернешься, - фыркнул Валерка, заставив меня изумленно глянуть на него. Об этой женщине он, на моей памяти, плохого ни разу не говорил.
   -А ты что? - осторожно поинтересовалась, разглядывая его лицо. Нахмуренные брови, прищуренный взгляд, губы сжаты в одну полоску. Да он зол, надо же.
   -А я больше не вижу смысла пытаться убедить тебя в том, что она тебя любит, - брат пожал плечами. - Ты уже выросла, а я это как-то упустил. Сама все видишь и понимаешь.
   -То есть, все эти годы ты мне лапшу на уши намеренно вешал? - я усмехнулась. Вот же психолог нашелся. Манипулятор херов.
   -Я просто хотел, чтобы у тебя была нормальная жизнь и нормальная семья, - улыбнулся он, вновь обняв меня за плечи.
   -Я тоже этого хотела, - хмыкнула. - А что там отец? - спросила я как можно более беззаботно, хотя внутри вновь бушевала буря из негативных эмоций.
   -Послушался мою мать, и решил предоставить тебя самой себе. Но, Настя, ты не должна думать, что ты для него ничего не значишь. Он тебя любит, просто с матерью он общается намного больше, чем с тобой, поэтому и влияние у неё на него больше.
   -Как ты умно заговорил, - я вновь усмехнулась. - Она ему - посторонняя женщина, а я - родная дочь. И раз он слушается её, а на мои слова плюет, значит, она ему намного важнее.
   -Ты не права, Настя. Во-первых, моя мать - та, которая помогла ему справиться с депрессией. Поэтому он ей так верит, доверяет и прислушивается к её мнению. А во-вторых, он не плюет на твое мнение. Просто вы практически не общаетесь, а со слов матери ты выходишь в его глазах совсем разбалованной и распущенной девушкой.
   -Но я его родная дочь, он мог бы не верить в эту чушь.
   -Поговори с ним. Встреться и поговори. Наедине, там, где не будет моей матери.
   -Нет, - я покачала головой. - Я уже все для себя решила, Валер. Я не хочу сейчас его ни видеть, ни слышать. Он сделал мне больно, он меня предал. И я пока не готова его простить.
   -Поэтому ты так мрачно одета? - усмехнулся брат, кивая на мой наряд.
   -Я хороню воспоминания о своей семье. Её у меня больше нет, - невозмутимо пожала плечами.
   -Не говори так. Семья - это не только твой отец, моя мать и Лиза. Еще есть я. Есть твоя бабушка.
   -Валер, ты навсегда останешься для меня семьей. Как и бабушка. Но я имела в виду другое, и ты это знаешь.
   -Знаю. Просто не хочу, чтобы ты так думала и такое чувствовала. У тебя есть отец, и он тебя любит. Просто помни об этом.
   -Это воспоминания десятилетней давности. Что мне помнить, Валер? После смерти мамы я не помню его любви. Мной занималась бабушка. Она помогла мне встать на ноги, она отправила меня на танцы, чтобы я с их помощью не думала о плохом. Она учила меня, как бороться с гемофобией. А отец... Я его лишилась одновременно с мамой, - я прикрыла глаза. В груди защемило, в глазах защипало, но я смогла сдержать непрошеные слезы внутри.
   -Не говори так, Настька, - вздохнул Валера. - У вас еще все наладится, я уверен.
   -Может быть, - и мы ненадолго замолчали.
   -У тебя появился новый кавалер? - поинтересовался брат, спустя несколько минут, во время которых поглаживал меня по голове.
   -К чему вопрос? - я тут же подняла на него взгляд.
   -Вон тот парень уже минут пять не сводит с нас глаз, и я ему явно не нравлюсь, - усмехнулся он, кивнув куда-то чуть в сторону. Я глянула в том же направлении, и тут же увидела Алекса, стоящего возле лавочки достаточно далеко от нас и смотрящего в нашу сторону. За его спиной сидели остальные участники "Уличных игроков".
   На моем лице мимо воли расплылась улыбка.
   -Валерка, - я тут же выпрямилась, посмотрев на брата.
   -Мне уже не нравится твой взгляд, - вновь усмехнулся он.
   -Подыграй мне, Валер, - я улыбнулась еще шире, после чего перебралась к нему на колени. Его ладони тут же скользнули на мою талию, придерживая.
   -Настя, ты мне, конечно, не родная сестра, но целовать я тебя все равно не буду, - насторожился парень, когда я склонилась к его лицу, зарывшись пальцами в его волосы.
   -И не надо, ты просто подыграй, - я чмокнула его в щеку, после чего склонила голову к его плечу и уткнулась носом в его шею.
   -Вот же ты сумасбродка, Настя, - хмыкнул Валера, стаскивая с моих волос резинку, тем самым распуская их.
   -Ты зачем это сделал? - возмутилась я, лишь силой воли не меняя положения и вдыхая такой родной аромат.
   -Он идет сюда, и весьма злой, - его плечи дрогнули от смешка, а пальцы скользнули в мои волосы, перед этим слегка взлохматив их.
   -Сейчас и я буду злой, если ты мне устроил "воронье гнездо" на голове, - фыркнула.
   -Тебе идет, - все же рассмеялся тихо брат, уткнувшись носом в мою шею, из-за чего мне пришлось приподнять голову. Как раз вовремя, чтобы увидеть подошедшего к нам Алекса.
   -Хорошо тебе, малышка? - поинтересовался он, засунув руки в карманы джинсов.
   -Лучше всех, - усмехнулась я, все так же сидя на коленях Валеры. Он, кстати, тоже поднял взгляд на парня.
   -Я вижу. То есть, я достоин только получать от тебя удары и оскорбления, а с каким-то другим парнем ты спокойно целуешься и ходишь под ручку у всех на глазах? Может, вы еще и спите вместе? А он в курсе, что ты переспала со мной только для того, чтобы лишиться девственности?
   Я почувствовала, как от этих слов напрягся Валера, и мысленно застонала. Да уж, я, конечно, нашла, кого дразнить. Вот и получай теперь, Настя.
   -Настя? - тихо спросил брат, схватив меня за подбородок, тем самым заставляя меня смотреть ему в глаза. Ой-ой.
   -Нет, парень, ты не был в курсе? Ну, значит, теперь будешь. Она меня использовала и сбежала. Видимо, для тебя старалась, - фыркнул Алекс.
   -Настя, - строго повторил Валера. По его взгляду было понятно, что он уже все понял.
   -Да, я переспала с ним назло Зоеньке, из-за того, что она обозвала меня дешевой шлюхой, - тоже фыркнула я, слезая с его колен. - Ты доволен?
   -Это когда ты к бабушке рванула? - поднялся следом брат. Лицо его было нахмуренным, а голос резким. Алекс замолчал, теперь уже немного настороженно и изучающе глядя на нас.
   -Да, тогда, - передернула плечами.
   -Настя, ты в своем уме была?! - вдруг закричал Валера, что было для него совсем не свойственно. Не помню, чтобы он хоть раз кричал, тем более, на меня. - А если она тебя обзовет проституткой, ты что, в проституцию подашься?! А если порно-звездой, то в порно снимешься?!
   -Валер, не кричи, - поморщилась я. Привлекать внимание проходящих мимо студентов мне совсем не хотелось.
   -Не кричи?! Да если ты ведешь себя как полная идиотка!
   -Валера, - я предостерегающе посмотрела на него. Оскорблял он меня тоже впервые.
   -Настя, - вздохнул он, подойдя ко мне ближе. - Я понимаю, что ты её ненавидишь, но зачем было спать с первым попавшимся под руку парнем только из-за того, что она обозвала тебя шлюхой?
   -А ты считаешь это недостаточным поводом, чтобы совершить подобный проступок в пьяном состоянии? - с вызов вздернула брови.
   -То есть, ты считаешь ту ночь проступком? - вполне спокойно спросил Алекс.
   -А ты не считаешь? - повернулся к нему Валера. - Какая тебе разница? Ну, переспал с девчонкой, пьяной, к тому же. Молодец. Что тебе еще от Насти надо?
   -Настя и нужна, - пожал плечами Алексий, стойко выдерживая взгляд того.
   -Нужна? Потому что девственницей была? - прищурился брат.
   -И поэтому тоже, - резко отозвался Россолимо. - Если я правильно понимаю, то ты - сводный брат Насти. А говоришь так, будто родной. Она точно такую же чушь несет на постоянной основе. Уверен, ты сейчас еще скажешь мне забыть её. Так?
   -Так, - кивнул Валера. - Если Настя не хочет с тобой общаться - нечего к ней лезть. А то, что вы переспали, еще ничего не значит. Думаю, она не первая "девочка на одну ночь" в твоем списке.
   -Но она первая девочка, которая сумела меня зацепить. Мне нравится Настя, и я намерен её завоевать, потому что и я нравлюсь ей, хоть она это и отрицает. И если бы она не хотела со мной общаться, то не целовала бы меня сама. К тому же, мы с ней вместе танцуем, так что не лезть к ней я не могу, - усмехнулся напоследок Алекс. Я лишь глаза закатила, усаживаясь обратно на бетонную ограду и беря в руки розу. Все-таки красивая. Да и парень ничего такой. Настойчивый и упрямый. И защитить может. И еще - он мне действительно нравится. Больше, чем хотелось бы.
   -Настя, ты мне ничего не хочешь рассказать? - устало оглянулся на меня брат.
   -Мы будем танцевать в паре, претендуя на роль Короля и Королевы этого года, - пожала я плечами. - Да, кстати, можете познакомиться. Валера - действительно мой брат. И Алекс - действительно мой первый мужчина, - и хмыкнула.
   -Алекс? - вздернул брови Валера.
   -Алексий, - тут же поправилась я. - Красивое имя, правда? - и ухмыльнулась. Брат прищурился, видимо, решив просверлить во мне дырку.
   -А вот Настя, узнав мое имя, рассмеялась, - задумчиво произнес Россолимо. - Что с ним не так? Имя как имя.
   -Да так, - усмехнулся Валера, вновь глянув на парня. - Значит, участвуете в этом конкурсе? Ты же никогда не участвовала в подобных мероприятиях, - и вновь взгляд на меня.
   -Я много чего никогда не делала, забыл? - хмыкнула.
   -Лиза ведь тоже участвует, верно?
   -Естественно, иначе не участвовала бы и я.
   -То есть, решила насолить Лизке? - усмехнулся Валера. - А ты можешь делать что-то, потому что сама захотела, а не чтобы кому-то что-то доказать и как-то позлить?
   -Лизонька сама виновата. Она заявила, что станет Королевой, а я навсегда останусь неудачницей. Моя задача проста - выступить лучше неё. И Алекс мне в этом поможет, - и глянула на упомянутого парня.
   -Ты снова решила меня использовать? - Алекс резко подошел ко мне, приблизившись вплотную, не давая мне возможности на побег. - Почему ты не можешь просто так общаться со мной? Почему ты не можешь просто так касаться меня, целовать? Почему не можешь просто так согласиться танцевать со мной? Просто потому, что тебе самой этого хочется? Обязательно все усложнять?
   -Алекс, я тебе ничего не обещала, ни в чем не клялась, и ничего тебе не должна. Мы вообще не должны были больше встретиться, - совершенно спокойно произнесла, глядя прямо ему в глаза.
   -Но мы встретились. Причем не единожды. Мы стали слишком часто пересекаться случайно, не находишь? Может, пора задуматься о том, что это не просто так?
   -Я не верю в судьбу.
   -Судьбу делаем мы сами, а ты отказываешься от того, что предлагает тебе жизнь.
   -Алекс...
   -Тебе нечего ответить, верно? Я не из терпеливых, Настя. И я не собираюсь мирно ждать в сторонке, пока ты разберешься в себе и решишь, нужно ли это тебе. Я планирую дать тебе понять, что тебе это нужно. Я хочу, чтобы ты была моей. Всецело. И если ты думаешь, что у меня не получится, то тебе стоит пересмотреть свои взгляды на жизнь. Ты мне нравишься, - тише добавил он, положив свою ладонь на мою щеку. - Мне нравится касаться тебя, танцевать с тобой, целовать тебя, - выдохнул мне прямо в губы. - Мне нравится твоя фигура, твое лицо, твои глаза. Мне нравится то, как ты двигаешься. Но мне совершенно не нравится, когда ты пытаешься меня оттолкнуть, используешь меня или намеренно вызываешь во мне ревность. Не играйся со мной, Настя, - и отошел от меня, так и не поцеловав, отчего я почувствовала досаду. - До скорой встречи, малышка, - развернулся и пошел прочь. Я проводила его взглядом с довольно-таки смешанными чувствами.
   -А он знает, чего хочет, - усмехнулся Валера, подходя ко мне. - Он тебе нравится, верно? - спросил, присев рядом и обняв за плечи.
   -А тебе? - усмехнулась в ответ, глянув на него.
   -Он слишком самоуверенный, как по мне. И кстати, ты не в курсе, почему у него костяшки сбиты? Может, он гопник местный?
   -Это он Ярослава, одногруппника моего, побил. Помнишь, я тебе о нем рассказывала?
   -Это который очень странно набивается тебе в кавалеры?
   -Ага. Он сегодня мне столько гадостей наговорил. А Алекс решил заявить на меня права, - я хмыкнула.
   -Плюс твоему Алексу, - усмехнулся Валера. - Хотя мне он пока что не очень нравится. И почему ты переспала именно с ним? По нему ведь видно, что он бабник. А такие не в твоем вкусе.
   -Ты просто не видел его в нашу первую встречу, - я рассмеялась, вспомнив того чудика, которого поцеловала из жалости.
   -Осторожней с ним, Настя. Не уверен я в его благих намерениях.
   -Вот и я не уверена, - вздохнула.
  

***

  
   -Алекс, - окликнула Елизавета парня, который шел мимо, глядя прямо перед собой.
   -Да? - он обернулся, и тут же узнал девушку, с которой успел пообщаться во вторую встречу со своей малышкой. - А, сводная сестра Насти. Лиза, если не ошибаюсь? - припомнил он имя, фигурировавшее в разговоре между Настей и её братом.
   -Не ошибаешься, - улыбнулась девушка, подходя к нему ближе. - Алекс, я спросить хотела - ты, случайно, не видел мою сестру? А то она совсем куда-то пропала. Дома не появляется, на звонки не отвечает. А мы волнуемся. Вдруг с ней что-то случилось?
   Алекс с интересом поглядел на сводную сестру своей малышки. Судя по тому, что он уже знал, Настя вовсе не скрывалась, а просто переехала к другу, чтобы заставить побеспокоиться отца. Да и, если бы они действительно так беспокоились, вероятно, уже написали бы заявление в полицию, не дожидаясь трех суток. К тому же, раз её брат здесь, то семья точно не должна беспокоиться о ней. Тем более, что Настя ходит на пары, а узнать расписание и найти её - не проблема. Он ведь нашел.
   -Нет, не видел, - с легкостью соврал Алекс, пожав плечами.
   -Как не видел? - растерялась Лиза, которая видела их сегодня утром, и видела, как он подарил цветок её сводной сестре. Девушка совсем не ожидала, что парень решит скрыть этот факт.
   -Обычно. А что, должен был? - усмехнулся, и, чуть подумав, добавил: - Настя же ходит на пары, сходи к её группе, да и узнай, что с ней такое.
   -Да, точно, - натянуто улыбнулась девушка. - Так и сделаю. Спасибо, Алекс.
   -Всегда пожалуйста, - парень шуточно отсалютовал, и двинулся дальше.
   -Алекс, - вновь окликнула его Лиза, не желающая так просто отпускать его. В её планы входило переключить внимание этого парня на себя. Все-таки она красивее Насти, и фигура у неё куда более привлекательная, чем у той. И талант у неё тоже имеется, отнюдь не хуже, чем у сводной сестры.
   -Да? - Алекс же едва сдержал ухмылку, оборачиваясь. Эта девушка с каждой минутой нравилась ему все меньше и меньше, и вызывала в нем лишь одно желание - проучить и поставить на место. Но он сдерживал его, понимая, что Настя ему этого не простит, если узнает. И не потому, что Лиза - её сестра, а потому, что методы "учения" у него не из тех, что могут ей понравиться.
   -А ты не мог бы позвонить мне, если увидишь её? - обворожительно улыбнулась Лиза, подходя к парню ближе и доставая ручку и бумажку. - Вот мой номер, - и протянула ему наскоро написанные цифры.
   -Конечно, - ответил он ей точно такой же улыбкой, забирая клочок бумаги. - Увидимся, - и вновь пошел дальше, уже не видя недовольного взгляда девушки.
   Впрочем, ему было все равно. Он выбросил номер в ближайшую урну, и, в обход, вновь направился к месту, где оставил свою малышку, не забыв пройтись вновь и мимо друзей.
   Пусть она и злит его, но он все же хочет её побаловать.
  

***

   -Кто там? - спросила я спустя минут пять молчания, когда у Валеры зазвонил телефон.
   -Лизка, - нахмурился он, отвечая на вызов.
   Я сделала вид, что мне абсолютно все равно на то, что она позвонила ему. Ведь, правда, какая мне разница? Он все-таки её родной брат, имеет право.
   -Да, Лиз. Нет, я не дома. С Настей, если тебе так важно это знать. А что, я не имею права повидаться со своей сестрой? Она мне такая же сестра, как и ты, - резко отозвался Валера.
   Я хмыкнула. Лизке никогда не нравилось, что он так много внимания уделяет мне, заботится, любит и лелеет. А потому она вечно пыталась это исправить, как и их добрая мамочка. Хорошо хоть сам парень на это не ведется. Боюсь, без него моя жизнь приобрела бы и вовсе адский характер.
   -Все, Лиз, хватит. Не вижу смысла продолжать этот разговор. Пока.
   Валера сбросил вызов, спрятал телефон, и вновь обнял меня.
   -Что она хотела? - как бы невзначай поинтересовалась я.
   -Понятия не имею, - пожал плечами Валера. - Она мне в принципе не часто звонит. А без повода - так и вовсе не звонит.
   -Значит, она хотела узнать, где ты, - задумчиво протянула, отстраняясь от парня и оглядываясь по сторонам. - А точнее, хотела узнать, ответишь ли ты правду, и промыть мозги насчет меня, - усмехнулась, видя, как к нам из-за спины приближается упомянутая девушка.
   -Вот же, - вздохнул брат, тоже заметив сестру.
   -А ко мне ты, значит, не заходишь? - с ходу набросилась она на него.
   -Лиз, я тебя и дома вижу.
   -А, так тебе больше нравится общаться с блудницей? - ехидно поинтересовалась Лиза, бросив на меня свирепый взгляд. Я же лишь самодовольно улыбнулась, устраивая поудобнее голову на плече брата. Злить сводную сестру - одно из самых любимых моих занятий.
   -Лиза, не говори так о Насте. Вы же её сами изжили из дома, - поморщился Валера.
   -Мы?! Да она сама свалила! Ты вообще в курсе, как она ведет себя в последнее время? О ней даже здесь, в университете, уже ходят слухи о том, что она спит с кем попало. Что неудивительно, впрочем, - фыркнула она.
   -Интересно, кто эти слухи распускает? - как бы в никуда спросила я, даже не глядя на неё.
   -Хочешь сказать, что я? Да тут и распускать ничего не надо. Ты же сама у всех на глазах танцевала вульгарщину.
   -Это была бачата! - достаточно громко произнесла я, отстраняясь от брата, и прищурено глянув на неё. - Если вы такие необразованные, то это еще не означает, что остальные делают что-то плохое.
   -А кто потом у всех на глазах вешался на шею судьи? - язвительно спросила Лиза, так же по-доброму глядя на меня.
   -Он не входил в состав судей. Он такой же участник, как и мы с тобой, - фыркнула.
   -Да, только его слово многое значит в составе жюри. Только благодаря ему ты и прошла!
   -Вообще-то, Настя станцевала лучше всех остальных девушек, - послышался знакомый голос сбоку, заставив нас замолчать и глянуть на вновь появившегося Алекса. - И далеко не каждый танцор способен на импровизацию с новым партнером. У Насти есть талант, поэтому она и прошла, - произнес он, глядя мне в глаза, и подходя ближе. - И только благодаря ей я тоже участвую. Если она - бездарность, тогда и я тоже, - и забрал у меня из рук подаренную им же розу. Вставил в... букет, и вернул мне. - Это тебе, малышка. Их нечетное количество, я проверил, - и усмехнулся, пока я в замешательстве рассматривала новые цветы.
   Букет, мягко говоря, странный, но красивый. Алая роза достаточно контрастно смотрится с белой лилией, такой же белой хризантемой, и веточками такого же белого ландыша. И лишь сиренево-синий колокольчик разбавлял эти цвета, соединяя их более гармонично, но, все равно, контрастно.
   -Хочешь подкупить мою сестру? - фыркнул Валера. Лиза пока по непонятным причинам потеряла дар речи.
   -Нет, всего лишь делаю приятное, а заодно узнаю, что ей нравится, а что нет, - ухмыльнулся Алекс, поворачиваясь к ним. - Ну что, нашла сестру? Убедилась, что с ней все в порядке? Перестала беспокоиться о ней? - как-то ехидно спросил он у Лизы. Та замялась.
   Я что-то упустила?
   -Да, перестала, - ответила она и поджала губы.
   -Вот и отлично, - хмыкнул Алекс, вновь поворачиваясь ко мне и заглядывая в глаза. Я пока молчала, не зная, что говорить. - Нравится? - уже тише спросил, слегка склонив голову набок.
   -Нравится, - кивнула я. - Спасибо.
   -Не слышу радости, - вздохнул он, как будто опасался этого, но все равно надеялся на обратное.
   -Настя не любит, когда её пытаются купить, - невозмутимо пояснил Валера.
   -Я и не покупал, и даже не пытался, - пожал плечами Алекс, и склонился к моему уху. - Они со смыслом, малышка. Подумай об этом, - и вновь отстранился.
   -Алекс, - позвала его я прежде, чем он успел отойти.
   -Что? - приподнял он брови.
   -Спасибо за цветы. Мне они, правда, нравятся, - и, схватив его за затылок, притянула к себе, и сама поцеловала. И тут же почувствовала его ладони на своей талии, которые прижали меня к сильному телу ближе. А потому поспешила отстраниться, пока снова не улетела. - Спасибо, - выдохнула ему в губы, отпуская его.
   -Пожалуйста, малышка, - вздохнул Алекс, вновь заглядывая мне в глаза. - Ты всех так целуешь, кто дарит тебе цветы?
   -Ты первый, - я не сдержала ухмылки. Говорить о том, что он первый парень из числа ухаживающих за мной, от кого я приняла цветы, я не собиралась.
   -Надеюсь, что и последний, - усмехнулся он.
   -Как же, первый, - услышала я голос Лизы. - А как же Андросов?
   Я нехорошо глянула на сводную сестру. Андросов - это тот самый мажор, который подарил мне цветы и удостоился демонстративного полета этого букета в урну. И ему такой жест с моей стороны не понравился, из-за чего он тогда применил силу и поцеловал меня. Но удар коленкой между ног стал для него убедительным аргументом, чтобы отпустить меня и больше не лезть.
   -Андросов? - переспросил Алекс, тоже оглянувшись на Лизу. - Антон?
   -Да. А ты его знаешь? - тут же захлопала ресницами та.
   -Знаю, - хмыкнул парень. - К несчастью для него. Он к тебе приставал, малышка? - вновь взглянул он на меня. Я приподняла брови. Откуда он знает этого урода?
   -Попробовал, - пожала плечами.
   -Да, у Насти отличный удар коленом, - ухмыльнулся Валера. Я не сдержала улыбки. - А главное, убедительный такой.
   -Я знаю, - усмехнулся Алекс. - У Насти вообще много талантов.
   -Ты и на нем умудрилась отточить прием? Хочешь всех мужчин оставить бездетными? - съехидничал брат.
   -Нет, только самых наглых и самоуверенных, - хмыкнула я.
   -То есть, я наглый и самоуверенный? - вздернул брови Алексий.
   -Да, - тут же подтвердила.
   -Малышка... - что он хотел сказать дальше, мы так и не узнали, потому что его прервал звонок моего мобильного.
   -Да? - ответила я.
   -Настя, ты где? Ты уже должна быть в студии, - услышала голос друга.
   -Алекс, извини, я скоро буду. Ко мне Валерка пришел. И Лиза. И Алекс, - и ухмыльнулась, наблюдая за реакцией последнего названного парня. Он прищурился, но промолчал.
   -А отец к тебе с мачехой не пришли? - фыркнул Аверин. - Быстро в студию.
   -Нет, не пришли. Ладно, скоро буду, жди, - и сбросила вызов, наконец-то вставая на ноги и, тем самым, оказываясь вплотную к Россолимо.
   -Алекс - это тот друг, с которым ты танцевала и у которого ты живешь? - как бы невзначай поинтересовался он, обнимая меня за талию и не позволяя отстраниться.
   -Да, а что? - я с вызовом глянула на него, положив свободную ладонь ему на грудь.
   -Ничего, - фыркнул Алекс, и, наклонившись, поцеловал меня. Да так, что я снова улетела, обвив его руками за шею. - Удачной тренировки, - усмехнулся он мне в губы, отстранившись, и, напоследок, поцеловал в шею, отчего по телу побежали мурашки, а внизу живота заныло.
   -И тебе удачного дня, - усмехнулась ему в ответ, как бы случайно просунув свою ногу между его ног и надавив бедром на его причинное место. Он судорожно выдохнул, сжав мою талию сильнее.
   -Не боишься дразнить меня? - тихо спросил он, склонившись к моему уху.
   -А что тебя бояться? - вновь усмехнулась я, скользнув одной рукой к его ремню.
   -Я на многое способен, - ухмыльнулся Алекс, положив свою ладонь на мою пятую точку.
   -Эй, парень, руки от моей сестры убери, - послышался весьма грозный голос Валерия. Алекс, вздохнув, отпустил меня. А я ухмыльнулась.
   -Спасибо, Валерка. Я тебя обожаю, - произнесла я, подскочив к брату и чмокнув его в щеку. - Все, я побежала. Увидимся, - и, махнув на прощание рукой, поспешила к остановке.
   -Мелкая поганка. Все равно моей будешь, - бросил мне вслед Алекс. Я лишь довольно улыбнулась.
   Что бы я там не говорила, а мне были приятны такие стычки с этим парнем. И цветы нравятся.
   Прямо, не парень, а мой личный идеал. Потому что мне в нем нравится и все то, что многие другие сочтут за недостатки.
   Кажется, это не совсем нормально.

Глава 8

   Уже вечером, глядя на столь необычный букет, я раздумывала над словами Алекса о том, что они со смыслом. Какой может быть смысл у цветов? Это может быть только флориография.
   Но поскольку в этой области знаний я ничуть не разбиралась, то пришлось обратиться за помощью к всемирной паутине. И великая Википедия, как всегда, нашла мне на всё ответы.
   И так, что тут у нас? Красная роза, подаренная первой. Красная - настоящая любовь. Без шипов - любовь с первого взгляда.
   Я хмыкнула. Видимо, розу он действительно подарил просто как "стандартный вариант".
   Так, дальше. Белая лилия - чистота, непорочность. Это, надо полагать, намек на мою утраченную девственность?
   Ландыш - надежность, достоверность. Трижды "ха". Если он и является надежным, а его слова - достоверными, то я пока в это не верю.
   Колокольчик - думаю о тебе. Колокольчик средний - благодарность. Первое вполне возможно, а второе... За что благодарность, интересно?
   И, наконец, белая хризантема - правда. Типа, все предыдущие цветочки правдивы, да? Ага, охотно верю.
   Захлопнув ноутбук, я откинулась на спину, заложив руки за голову, и уставилась в потолок. Как бы там ни было, что бы он сейчас ко мне не чувствовал, но это точно не любовь, а значит, это все надо срочно прекращать.
   Ну или не совсем срочно. Время есть до концерта, а дальше он оставит меня в покое, и я заживу и дальше спокойной одинокой жизнью. Если её можно вообще назвать спокойной.
   Главное, до этого самого концерта самой не привязаться к нему, и не влюбиться в него. Хватает и того, что меня к нему, по непонятным причинам, тянет.
  

***

  
   Оставшиеся будние дни я в университете не появлялась. Ничего страшного от того, что я пропущу несколько дней, не случится, тем более, что мне есть чем заняться и более важным.
   Поскольку на субботу у меня запланировано выступление, забронированное Наташей у Вадика, то мне нужно было к нему подготовиться. А из-за тренировок с Алексом и учебы у меня на это не было времени. Так что, пришлось чем-то жертвовать, и я, понятное дело, выбрала второе.
   К тому же, у меня была и еще одна причина не появляться на занятиях - Алексий. После букета цветов во вторник, от него можно чего угодно ожидать, а мне совсем не нужно, чтобы он продолжал уделять мне столько внимания, и, тем самым, приручать меня к себе. А в том, что именно эту цель - приручить меня, - он поставил перед собой, я даже не сомневалась.
   И, что самое печальное, у него это, кажется, получается.
   Вот именно поэтому я предпочла взять таймаут. Возможно, к понедельнику его пыл поостынет. В конце концов, кто я ему? Простая девушка, которая при первой же встрече прыгнула к нему в постель. Ну и пусть я оказалась девственницей. Разве это показатель? Если бы все так выбирали себе вторую половинку, то, вероятно, счастливых, да и несчастливых тоже, пар было бы в десятки раз меньше, чем сейчас.
   А в субботу, ровно в одиннадцать вечера, мы с Наташей прибыли в наш любимый клуб, где тут же отправились в служебные помещения. Наташа - поговорить с Вадиком, её дядей, который по совместительству занимал должность управляющего, а я - переодеться и подготовиться к выступлению.
   И уже после двенадцати я выходила на подготовленную для этой ночи сцену. Заиграла моя песня - Massieve Attack - "Paradise Circus". И я уверенно, стараясь не думать о том, как выгляжу, и сколько людей увидит меня в таком виде, подошла к пилону, тут же хватаясь за него и отрываясь от земли, для дальнейшего кружения на вытянутых руках.
   Несколько кругов с полу шпагатом, и я уже хватаюсь одной ногой за пилон, а вторую поднимаю кверху, продолжая удерживаться лишь одной рукой. Съехала по железу к полу, сделала шпагат, плавно переворачиваясь на живот и поднимаясь. А дальше - извиваться. Извиваться так, чтобы вызвать желание у мужской части присутствующих в этом клубе. Соблазнять их столь привычными движениями.
   Вновь пилон. Подтянуться одними руками, ноги снова в шпагате, а после перекрещиваются вокруг железа. Вновь извиваться, недолго, но более не соприкасаясь ни с чем, кроме пилона. Далее несколько сложных движений, и я снова на полу.
   И вновь соблазнять. Иначе, более откровенно, но не менее эффективно.
   -Настя! - послышался мне голос со стороны танцпола, и во время очередного движения я бросаю туда взгляд. И на какое-то крохотное мгновение замираю при виде родного отца.
   Но музыка играет, и я продолжаю движение, немного скованно из-за того, что отец увидел меня в таком виде и в такой ситуации.
   Что он здесь делает? Как здесь оказался? Уж по клубам он точно не ходит.
   -Анастасия! Слезай немедленно! - вновь услышала его голос, и внутри мигом вспыхнула злость.
   То есть, целую неделю от него не было ни слуху, ни духу, его совершенно не интересовало, где находится его дочь и что с ней такое, а теперь он заявился сюда так не вовремя, и я по первому его зову должна прекратить то, чего желала столько времени?! Должна наплевать на свое тайное желание, которое наконец-то осуществляю, только потому, что ему не нравится этот танец и мой внешний вид?! Да ни за что!
   Злость вернула мою былую уверенность в себе. И я вновь стала двигаться. Еще более откровенно, еще более вызывающе. Пусть смотрит. Пусть узнает, что мне нравится, какие у меня желания. Раз столько лет его это совершенно не интересовало.
   Он даже ни разу не пришел, ни на одно мое выступление с тех пор, как я начала танцевать. Он работает, ему некогда. А я ждала. Я столько лет этого ждала.
   И наконец-то дождалась. Правда, совсем не при тех обстоятельствах, при каких хотелось бы.
   Но все же он смотрит. Он наконец-то видит то, что я умею. Стрип-пластика - это не только откровенные танцы, это еще и множество сложных элементов, для выполнения которых нужны многочасовые тренировки и хорошая физическая подготовка. И сейчас я их могу ему продемонстрировать, и не собираюсь от этого отказываться.
   И это даже хорошо, что мы в клубе, и здесь не стоит танцевать что-то более красивое и спокойное, как мне хотелось бы в принципе. Потому что только в таком танце я могу показать все. Выплеснуть все свои эмоции, слушая только музыку, растворяясь в ней, и не слушая его возгласов.
   Последние секунды. И я вновь извиваюсь. Спиной к пилону, руки над головой. Еще несколько движений. Вновь на пол, еще один шпагат. Переворот. Выгнуться, подняться. И снова ладони обхватывают железо, и я отрываюсь ногами от земли. Еще несколько элементов, приседание, изогнуться, выпрямиться. Повернуться лицом к отцу...
  

***

  
   Алекс, который только-только взял в руки стакан с коньяком, чтобы наконец-то расслабиться после тяжелой недели (а таковою она была из-за пропажи одной очаровательной беглянки), не успел сделать и глотка, как увидел на сцене своего любимого клуба светловолосую девушку, в одном лишь нижнем белом белье, которое мало что прикрывало, на высоких каблуках и с распущенными волосами.
   -Твою мать, - вырвалось у него в то время, как девушка ловко начала кружиться на пилоне, чтобы дальше начать танцевать стрип-пластику, на которую так любил раньше смотреть парень.
   -Ого, - раздался сбоку голос Макса. - А это, случайно, не твоя малышка, Алекс?
   Алекс очень нехорошо глянул на друга, после чего поставил стакан на стол и подвелся.
   -Я теперь понимаю, почему ты так бегаешь за ней, - присвистнул Макар, также не отрывая взгляда от извивающейся на шесте девушки. - Страстная малышка, и двигается так, что хочется её тр...
   -Заткнись, - Алекс от злости едва сдержался, чтобы не ударить друга. Остальные участники "Уличных игроков" лишь заухмылялись.
   -Да ладно тебе, Алекс. Я здесь уж точно не один так думаю, - обвел рукой полный зал Макар.
   Эти слова лишь еще больше разозлили парня, но он сдержался, понимая, что друг ни в чем не виноват.
   -Если я не вернусь в ближайшие полчаса, можете меня не ждать, - бросил он, уверенно двинувшись к сцене.
   -Удачи, чувак! Можешь не возвращаться, - заржали ему вслед друзья.
   Алекс, не обращая на них внимания, двигался вперед, раздумывая над тем, как ему снять со сцены свою малышку. Однако, придумать он ничего не успел.
   -Алекс, откуда он здесь взялся?! - услышал он сбоку женский голос, и рефлекторно обернулся на свое имя.
   -Да откуда я знаю?! - раздраженно ответил ей тот самый парень, с которым танцевала Настя на отборе в университете. Алексий остановился, поняв, что эти двое - друзья его малышки.
   -Да ты понимаешь, что сейчас будет?! Они сейчас совсем разругаются! - очень нервно говорила девушка, поглядывая куда-то в сторону сцены.
   Алексий проследил за её взглядом и увидел мужчину, который пытался привлечь к себе внимание Насти. Та же, заметив его, лишь на несколько мгновений замерла, а после, сначала слегка неуверенно, а после еще более яростно, чем прежде, стала двигаться дальше. Да так, что у Алекса помимо разрастающейся ревности еще и организм весьма недвусмысленно стал намекать, что воздержание идет ему не на пользу.
   -Да не знаю я, откуда он тут взялся! - психанул друг Насти, не менее нервно наблюдая за мужчиной.
   -Лучше тебе не сопротивляться, малышка, - вздохнул Алекс, вновь двинувшись к сцене.
   Пока охрана была занята родным отцом Анастасии, он ловко перескочил через ограду, и в несколько мгновений забрался на сцену. Из толпы тут же послышались возмущенные возгласы, крики и свист. Но Алекса это не остановило, и он подошел к девушке как раз в тот момент, когда мелодия стала подходить к концу, а сама девушка встала на ноги и выпрямилась, глянув на стоящего у сцены мужчину.
   -Настя, - позвал Алекс её, подходя ближе и набрасывая на её плечи свою флиску, прихваченную им с собой.
  

***

  
   Я вздрогнула от неожиданности и повернулась к Алексу.
   -И ты здесь?! - вырвалось у меня.
   -И я здесь, на твое несчастье, - фыркнул он.
   -Анастасия! - вновь послышалось сквозь затихающую на короткое мгновение музыку. Я оглянулась на отца, вздохнула, и пошла к ступенькам, попутно протягивая руки в рукава отданной мне флиски. Как ни крути, а щеголять в одном нижнем белье перед таким количеством народа мне совсем не в кайф. Танцевать так - еще ладно, но теперь я благодарна Алексу за эту вещь, пусть она мне и немного великовата, из-за чего приходится закатывать рукава.
   Сам парень вышагивал следом за мной, видимо, намериваясь проследить за тем, чтобы я больше не вернулась на сцену. Я хмыкнула. На неё уже выходила другая танцовщица, а с меня на сегодня хватит.
   Стоило только спуститься со сцены и подойди к перегородке, плотнее запахивая флиску, как передо мной тут же появился отец. Охрана, следившая за ним, оставила его в покое, поняв, что он не несет угрозы.
   -Анастасия Викторовна, Вы немедленно возвращаетесь домой, и отныне под домашним арестом! - отчеканил родитель, стараясь перекричать музыку, при этом смотря на меня строго и... с долей отвращения.
   -Еще чего, Виктор Андреевич, идите-ка вы туда, откуда пришли! - зло отрезала я, остановившись напротив него, но не пересекая ограды. Алекс встал чуть позади меня.
   -Как ты со мной разговариваешь?! Я твой отец! И если я сказал, что ты под домашним арестом, то ты обязана меня слушаться!
   -Я уже совершеннолетняя, папочка, и могу жить так, как хочу! А тебя вообще не волновало, где я была целую неделю!
   -Анастасия, ты возвращаешься домой, - с еще большим нажимом повторил отец. - Мало того, что ты ушла из дома, никому ни слова не сказав, заставив всех нас беспокоиться, так теперь еще и танцуешь стриптиз! Разве мы так тебя воспитывали?! Твоя мама, увидь она это, очень бы расстроилась!
   Упоминание о моей родной маме больно кольнуло. Ему никогда не понять, как сильно мне её не хватает.
   -Моя мама никогда бы не поверила россказням такой лживой сучки, как твоя драгоценная Зоенька!
   И, прежде чем я успела среагировать на замахнувшегося отца, его руку уже перехватил Алекс.
   -Вы что творите?! - несколько зло и напряженно спросил он, второй рукой обхватывая меня за талию и притягивая к себе ближе, тем самым отдаляя от родителя.
   -А ты еще кто такой?! Хахаль моей дочери?! - с пренебрежением спросил тот, вырывая свою руку, и глянув на парня.
   -Меня зовут Алексием. И на данный момент я лишь добиваюсь Вашей дочери, - спокойно отозвался Алекс, разворачивая меня к себе лицом. Мне оставалось лишь тяжело выдохнуть, прикрыть глаза, и спрятать лицо на его груди. На душе было паршиво. Родной отец меня только что чуть не ударил. А этот парень... Который вообще не обязан меня защищать, и которого я так старательно отталкиваю от себя, именно это и делает.
   -Это из-за тебя она ушла из дома?! - еще больше разозлился отец.
   -Знаете, - фыркнул Алекс, - Вам стоит пересмотреть некоторые взгляды на жизнь. Например, кому стоит верить, а кому нет. И если из-за кого Настя и ушла из дома, то это не я, а Вы, Ваша жена, и Ваша падчерица.
   -Тебе-то откуда это знать? Ты что у нас, знатный психолог?!
   -Хватит, - вполне спокойным голосом проговорила я, отстраняясь от Алекса и поворачиваясь к родителю. - Я не вернусь домой, папа. Я ненавижу Зою, Лизу и тебя. Не хочу вас всех больше ни видеть, ни слышать. Не приходи ко мне больше, и не звони. У тебя больше нет дочери, - после чего развернулась и пошла в служебные помещения.
   -Настя! - догнал меня Алекс уже в относительно тихом коридоре. - Погоди, - и, осторожно схватив меня за предплечье, развернул к себе.
   -Чего тебе, Алекс? - устало глянула на него, скрещивая руки на груди.
   -Не отталкивай меня. Я не виноват в том, что произошло, - проговорил он, подступив ближе. И приподнял мою голову за подбородок, хотя из-за каблуков я и так была гораздо выше обычного. - И, если уж на то пошло, я бы и сам тебя отшлепал за этот танец.
   -Тебе-то что? - резко спросила я, отталкивая его руку. - Ты мне ничего не можешь указывать или запрещать. Что хочу, то и делаю, ясно? И не тебе читать мне морали относительного моего танца.
   -Ты думаешь, что у меня именно это на уме? - спокойно поинтересовался Алекс, засовывая руки в карманы джинсов. - А тебе не приходило в голову, что я тебя попросту ревную ко всей той толпе похотливых мужиков, которые с радостью провели бы с тобой ночку, а на утро выбросили на улицу, как обычную шалаву?
   Его слова резанули по ушам, и я не нашла что ответить. Просто поджала губы и внимательно посмотрела на него.
   -Не отталкивай меня, Настя, - тише повторил он спустя минуту, вновь подступая ко мне ближе. - Ты мне правда нравишься, хотя я и не могу объяснить причину, почему меня так тянет к тебе. И я, правда, тебя ревную. Как и ревную брата, когда он начинает уделять какой-то девушке внимания больше, чем мне.
   -Я тебе не принадлежу, - покачала я головой.
   -Я знаю. И оттого ревную еще сильнее, - усмехнулся Алекс. - Потому что ты сейчас свободна, а это значит, что можешь делать все, что захочешь.
   -Вот именно, - фыркнула. - И если захочу, пересплю с кем-нибудь еще, кроме тебя. И ты ничего не сможешь с этим поделать. Ни сейчас, ни через неделю, ни даже через год.
   -Уверена? - вновь усмехнулся парень, хотя взгляд его стал слегка прищуренным.
   -Да. Я буду спать с тем, с кем захочу. А тебе я уже говорила - забудь меня, я все равно твоей не буду.
   -То есть, будешь спать с кем попало ради одноразового секса, да?
   -Да. А тебя что-то не устраивает?
   -Решила действительно стать шлюхой?
   -Почему бы и нет?
   -Действительно. Чувствовать в себе члены разных мужиков, а то и по несколько сразу, - что может быть лучше? Еще и деньги будут платить, да?
   -Да, - я сузила глаза, зло глядя на него. Он отвечал мне примерно таким же взглядом.
   -Отлично. Тогда можешь начинать прямо сейчас, - усмехнулся Алекс, вдруг резко схватив меня за руку и куда-то потащив.
   -Ты куда меня ведешь?! Пусти! - тут же попробовала я вырвать руку, видя, что все проходящие время от времени мимо нас люди, персонал и танцовщицы, вовсе не собираются вмешиваться, предпочитая лишь бросать заинтересованные взгляды.
   -Будешь выполнять первый заказ, - передернул он плечами, открывая какую-то дверь, заглядывая туда, и, видимо удовлетворенный увиденным, затаскивая меня туда.
   -Какой заказ?! Алекс, ты с ума сошел?! - запаниковала я, поняв, что у него на уме.
   -Сошел, - выдохнул он мне в губы, припечатав меня спиной к закрытой им двери. - Можешь гордиться этим. Ты первая женщина, сумевшая это сделать, - после чего наклонился и, вопреки его настроению, поцеловал меня достаточно мягко. Я же, сначала хотевшая оттолкнуть его, не удержалась, и ответила на поцелуй. Всего лишь чуть-чуть, несколько минут, чтобы окончательно успокоиться, а потом я его оттолкну...
   Но прошли уже и все пять минут, мои пальцы оказались в его волосах, его ладони исследовали мое почти обнаженное тело, а отстраняться я и не думала. Наоборот, прижималась к нему еще теснее, желая быть еще ближе.
   -И только попробуй переспать с кем-то еще назло мне, - вновь выдохнул Алекс мне в губы, слегка отстранившись. - Поверь, быть шлюхой - только поначалу хорошо, а потом ты начнешь жалеть, и захочешь жить нормальной жизнью, но будет уже поздно.
   -Тебе-то откуда знать, хорошо мне будет или плохо? - выдохнула и я, скользнув ладонями к его груди, животу. Под футболку.
   -Ты хорошая девочка, хоть и пытаешься казаться плохой. А хорошим девочкам быть шлюхой не может нравиться, - его ладони в ответ скользнули на мою пятую точку, прижимая меня к своему паху, заставляя прочувствовать его возбуждение.
   -Хорошие девочки оттого и становятся плохими, что прекращают сдерживать свои тайные желания, в том числе и секс без обязательств, - я стала расстегивать его ремень.
   -Не путай секс без обязательств и секс за деньги, - он поцеловал меня в шею, заскользив губами по моей коже то в одном направлении, то в другом.
   -То есть, если я буду спать с мужчинами ради секса, а не денег, то я шлюхой не буду? - усмехнулась, расстегивая его ширинку и скользя рукой под трусы, обхватывая его возбужденную плоть.
   -Малышка, - полувздох, полустон. - Я буду тебе очень благодарен, если ты не станешь ни с кем больше спать, кроме меня, - и, перехватив мою руку, завел её мне над головой. - И давай ты будешь изучать мое тело в другой раз? У меня и так выдержка на нуле, - и вновь поцеловал меня, не давая мне возможности ответить. И я, наплевав на все, решила все же его послушаться, и свободной рукой обхватила его за шею, намериваясь сейчас, этой ночью, вновь почувствовать то, что и при первой нашей встрече. Хотела вновь расслабиться, испытать наслаждение, позабыв на время обо всех проблемах. Не думая о неожиданном разговоре с отцом.
   И я получила то, что хотела. Прижатая спиной к двери какого-то чулана, поддерживаемая Алексом, обвивая его ногами. Его флиска не позволяла как-то поцарапать кожу, при этом открывая ему вид на всё мое тело. Нижнее белье так и осталось на мне, тем не менее, совершенно ему не мешая. И ничего не было, кроме него.
   И это было намного лучше, чем в первый раз. И я, кажется, в конце поцарапала его спину, лишенную футболки еще где-то в начале.
   -Малышка, - тихо проговорил Алекс, поцеловав меня в шею, когда я обмякла в его руках, уткнувшись носом ему в плечо.
   -Я выполнила заказ? - пробормотала в ответ, крепче обхватывая его за шею.
   -Тебе денег дать? - усмехнулся он, поглаживая меня одной рукой по спине под тканью своей флиски.
   -Знаешь, Алекс, ты все-таки кретин, - вздохнула я. - Разве так за девушкой ухаживают?
   -А разве я со всеми знакомлюсь потому, что они решили лишиться девственности с незнакомцем?
   -Алекс, я не хочу этих отношений. Не нужно на меня давить.
   -Извини, малышка, но по-другому никак, - он поцеловал меня в висок. - Я хочу этих отношений, а за то, что хочу, я привык бороться.
   -Ты обещал, что оставишь меня в покое после концерта, забыл?
   -Нет, я это прекрасно помню.
   -Ты мазохист? - вздохнула.
   -Если ты захочешь отменить это условие, ты только скажи, - поцелуй в плечо.
   -Не нужно этого всего, Алекс. Не делай хуже и себе, и мне. Не привязывайся и не влюбляйся.
   -Поздно мне подобное говорить, - усмехнулся он. - Не нужно было тогда целовать неудачника.
   -Не нужно было им быть, - усмехнулась в ответ.
   -Да нет, вот как раз это нужно было. Иначе как бы я узнал тебя?
   -Не узнал бы и жил себе спокойно.
   -Неверный ответ, малышка, - вздохнул Алекс, слегка отстраняясь и ставя меня на пол. - Не нужно меня отталкивать. Ты мне доверяешь, но не веришь. Вот здесь тебя ко мне тянет, - он положил ладонь поверх моей груди в том месте, где все еще учащенно бьется сердце. - Но ты боишься мне поверить. Но я не твой отец, Настя. Я надеюсь, что скоро ты это поймешь.
   -Прости, Алекс, но я не хочу тебе верить. Мне намного больше нравится жить в одиночку, - передернула я плечами, попутно поправляя на себе немногочисленную одежду. Алекс занялся тем же самым.
   -Ты просто не пробовала жить вдвоем.
   -А ты пробовал? - я с вызовом вскинула голову.
   -Я всю жизнь прожил с Тимом, - ответил мне парень серьезным взглядом. - Мы всегда были вдвоем. Вместе росли, вместе учились. У нас одинаковая внешность, но совершенно разные интересы, хотя при этом характеры похожи. Когда пришло время поступать, мы выбрали разные ВУЗы и разные специальности. И мы перестали быть вместе. Каждый из нас пошел по своему пути, завел своих друзей, свой круг общения. Я уже привык быть в одиночку, но мне все равно его не хватает. С появлением тебя в моей жизни я вновь начал чувствовать, что такое быть вдвоем. И я не хочу вновь лишаться этого чувства.
   -Я никогда не смогу заменить тебе брата, - пожала я плечами, наблюдая, как он надевает подобранную с пола футболку.
   -Мне не нужно его заменять. Есть он, а есть ты. Два разных человека, но каждый из вас способен дополнить меня. Ты мне нужна, Настя.
   -Слишком банальные закоренелые слова, которые произносит каждый второй, - фыркнула.
   -А какие слова тебе нужны, малышка? - Алекс вновь приблизился ко мне вплотную. - Разве именно слова тебе нужны для того, чтобы наконец-то подпустить меня к себе?
   -Девушки любят ушами, - усмехнулась я, глядя ему в глаза.
   -А парни - желудком, - хмыкнул он, проводя костяшками пальцев по моей щеке. - Ты мне нравишься, Настя. И я хочу, чтобы ты была моей.
   -Хотеть не вредно, Алекс.
   -Я надеюсь, что вскоре и ты захочешь, чтобы я был твоим, - усмехнулся парень. - А теперь пошли, тебе нужно переодеться в нормальную одежду.
   -А что, такой наряд тебе не нравится? - ехидно приподняла брови, демонстративно проводя рукой вдоль своего тела. Его взгляд проскользил следом за ней.
   Я же тем временем стала раздумывать над своей реакцией на его слова. Почему-то то, что он не мой, вызвало внутри неприятное ощущение. Но почему? Он ведь мне не нужен. Он свободный парень, и может делать всё, что захочет. Встречаться с кем пожелает.
   Так почему мне неприятна эта мысль?
   -Не дразни меня, малышка. Тебе же будет лучше, если ты оденешься нормально, - спокойно проговорил он, вновь заглянув в мои глаза.
   -А то что, вновь решишь меня заказать? - усмехнулась.
   -Настя, будь моя на то воля, и я бы взвалил тебя на свое плечо, утащил в свою пещеру, и никуда бы не пускал. Так что лучше не дразни меня. Пошли, - и, взяв меня за ладонь, повел на выход. Я лишь хмыкнула на его слова, запахивая его флиску.
   Стоило только подойди к импровизированной гримерке, как к нам тут же бросились мои друзья, о которых я уже успела и забыть.
   -Настя! - в один голос воскликнули Алекс и Наташа, с долей испуга посмотрев сначала на меня, а после и на Алексия, который продолжал держать меня за руку.
   -Извините, ребят. Вот этот нахал решил меня похитить, - усмехнулась я, показав им наши ладони.
   -И мы все же снова встретились, - усмехнулся Россолимо, протягивая свободную руку моему другу.
   -Даже не знаю, хорошо это или плохо, - ответил тот, отвечая на рукопожатие.
   -Настя, извини, мы не знали, что он сюда придет, - глянула на меня виновато Наташа. Я сразу поняла, что она подразумевает отца.
   -Вы ни в чем не виноваты, - передернула я плечами, тут же помрачнев. - Хотя это, конечно, странно, что он появился в клубе. Ладно, подождите меня тут, я пока оденусь. А то Алекса смущает мой внешний вид, - и, ухмыльнувшись, вырвала свою ладонь из хватки и быстро скрылась за дверью.
  

***

  
   Алекс лишь хмыкнул вслед своей беглянке. Её внешний вид его вовсе не смущал, а скорее будоражил воображение.
   -Малышка, как всегда, забыла меня представить. Алексий, её будущий муж, - усмехнулся он, протягивая руку напротив стоящей девушке.
   -Наташа, её подруга, и его будущая жена, - ткнула она пальцем в плечо парня, что обнимал её за талию, и после этого ответила на рукопожатие.
   -Не слишком ли самоуверенно утверждать, что ты будущий муж Насти? - приподнял брови Аверин. - Насколько мне известно, замуж она не собирается еще ближайшие лет десять.
   -Да, Настя у нас птичка вольная, - подтвердила Наташа.
   -А что мне помешает жениться на ней через десять лет? - вздернул брови Алекс. - Я, как бы, пока прощаться с холостяцкой жизнью тоже не собираюсь.
   -А зачем же тогда бегаешь за Настей? - прищурился Аверин.
   -Чтобы она через десять лет стала моей законной женой, - пожал плечами тот, усмехнувшись.
   -По-моему, слишком дальновидные планы, - фыркнула Наташа, скептически настроенная против слов этого парня.
   -А смысл мне сейчас её добиваться, если она в последствии все равно не будет моей? - уже серьезно поинтересовался Алексий. - Настя мне нравится, и меня не пугают трудности, связанные с её завоеванием. Если ей так нравится сопротивляться мне, пускай сопротивляется. Но моей женой она все равно станет.
  

***

  
   Я в некотором замешательстве уставилась на Алекса. Какая жена?! Он о чем?!
   -Меня забыл спросить, - невозмутимо отозвалась, прикрывая за собой дверь. Три пары глаз тут же уставились на меня, облаченную уже в джинсы и короткий топ, поверх которого была надета джинсовая курточка. - Держи, - и передала ему его флиску.
   -Я еще успею тебя спросить, малышка, - посмотрел на меня Алекс, приняв её. - Но это будет не сейчас и не при таких обстоятельствах.
   -Прекрасно. Пошли отсюда, - посмотрела я на своих друзей. - Я хочу домой.
   Спорить со мной никто не стал.

Глава 9

   -Анастасия! - услышали мы, стоило только выйти в холл, к гардеробной. Я тут же заметила отца. И не одного. Позади него стояла Лиза.
   -Ну конечно, без тебя не обошлось, - фыркнула я, прищурено глянув на сестру.
   -Анастасия, поехали домой, - твердо проговорил отец, подходя ближе.
   -Иди к черту, - резко бросила, отступая к Алексию, который тут же обнял меня за талию. Мне сразу же стало спокойнее, и появилась уверенность в том, что меня не дадут в обиду.
   -Анастасия, ты ведешь себя как маленький ребенок, а не как взрослая девушка.
   -Отлично, мне нравится мое поведение, - еще больше разозлилась я, силой воли заставив себя умолчать о том, что именно я последние лет пять вела себя как взрослый человек, а он избегал проблем, сбегал от них, и выбирал путь попроще - доверить единственную дочь своей новой жене, являющейся мне абсолютно чужим человеком. И верить тоже ей, и не обращать внимания на то, что я как-то странно себя веду. При нем спокойная, тихая, а как только он куда-то уходит, и я остаюсь наедине с мачехой - так сразу веду себя плохо и непристойно. Ну конечно, как же иначе! Это ведь так правдиво!
   И, естественно, именно я теперь во всем виновата! Кто же еще?! Не он же, не Лиза, и уж тем более не его драгоценная Зоенька!
   И уж точно именно я вела себя не по-взрослому, когда не одноразово пыталась с ним поговорить, а он просто сбегал, ссылаясь на какие-то дела, и предлагая мне поговорить обо всем с Зоенькой! Она ведь тоже женщина, она ведь так обо мне печется, и она, естественно, любой совет даст лучше него! А то, что именно с ним мне нужно было поговорить, именно ему высказаться, и именно от него получить совет - так это так, пустое. Зачем? У меня ведь есть мачеха, которая чудесно справляется с должностью моей новой мамы! А то, что я по сей день к ней на "Вы" обращаюсь - так это тоже, так, подумаешь! С кем не бывает! Это же вовсе не означает, что она по-прежнему мне чужой человек!
   -Анастасия, прекрати себя так вести! Ты уже взрослая девушка, и должна вести себя соответственно! Что за детский сад? Я был о тебе лучшего мнения, - осуждающе покачал отец головой, заставив меня прищуриться.
   -Знаешь, папа, а я тоже была о тебе лучшего мнения. Я считала, что у меня есть отец, который любит меня, не даст в обиду, и защитит от всех горестей мира, невзирая на мое поведение. А оказалось, что я была неправа. У меня нет больше отца, - резко закончила я.
   -Настя, что ты такое говоришь?! - вскинул брови он. - Я был и остаюсь твоим отцом. И сейчас считаю, что ты обязана вернуться домой, извиниться перед Зоей и больше не сбегать, при этом не сказав никому ни слова, - вновь жестко закончил отец.
   -Много хочешь, - невозмутимо пожала плечами, стараясь потушить вулкан эмоций, бушевавший внутри. - Тем более, что дома у меня уже все равно нет, а значит, и возвращаться мне больше некуда. И уж точно я не буду извиняться перед той женщиной, что ты называешь своей женой. До свидания, - и демонстративно пошла к выходу. Алекс и Аверин с Наташей тут же поспешили следом, все, как один, предпочитая молчать.
   -Настя, - позвал вновь отец. Уже без твердости и жестокости. Но и без нежности и мягкости. Я застыла. - Давай поговорим?
   -О чем? - слегка повернула голову, чувствуя, как внутри все сжалось.
   -Обо всем.
   -Уже поздно говорить, папа. Тебя не было рядом со мной с тех пор, как умерла мама. Ты не знаешь, что я за человек. Не знаешь, как и чем я живу. Ты вообще ничего обо мне не знаешь. Я выросла, и теперь у меня своя жизнь. Я уже не та маленькая девочка, которая так нуждалась в отце. Извини, папа, но я не хочу с тобой разговаривать, - и двинулась дальше, больше не оглядываясь.
  

***

  
   Виктор Андреевич проводил свою дочь усталым взглядом.
   Последние несколько недель у него не заладились. Сначала неудачно прошли переговоры с французами, отчего он и так был достаточно вымотан и раздражен. Потом Зоя вновь начала жаловаться на Настю, рассказывая про неё такое, отчего мужчина начинал задумываться о том, что плохо воспитывал свою дочь.
   Но поговорить с ней наедине не получалось. Во-первых, он не умел вести подобных разговоров с Настей, которая напоминала ему его первую, очень любимую, жену. А во-вторых, мысли его были заняты французами, а Настя никогда до этого не давала серьезных оснований полагать, что её разбаловали, или она отбилась от рук, чтобы серьезно начать об этом беспокоиться. Из-за чего он доверял её воспитание своей второй жене, Зое, к которой испытывал, если не любовь, так благодарность и уважение точно.
   После Лиза рассказала о том, как Настя вела себя в университете. Вульгарно танцевала и приставала к незнакомому парню. А Зоя продолжала жаловаться, как с ней стало сложно.
   Виктор Андреевич и хотел выяснить раз и навсегда, как обстоят дела на самом деле, но Настя все время набрасывалась и огрызалась, а сам он был вынужден лететь на очередные переговоры с французами, которые вновь оказались неуспешными. Его не устраивали их условия, а их - его.
   По возвращении ему вновь пришлось выслушать историю о том, что его родная дочь продолжает гулять непонятно где по ночам, а дома всем хамит и грубит. Сил выяснять, как дела обстоят на самом деле, у него не было. А Зоя посоветовала отправить Настю к психологу. Виктор Андреевич посчитал это весьма неплохим вариантом, и согласился. Да и сама Настя вроде как вполне спокойно к этому отнеслась, дала свое согласие, и мужчина смог облегченно вздохнуть.
   Однако домой она в тот день не вернулась. И потом тоже.
   Виктор Андреевич тогда даже не забеспокоился, а разозлился. Потому что решил, что Настя это сделала специально, ему назло. Это вполне вписывалось в картину, вырисовывающуюся в его сознании из информации, что он получал о её поведении от Зои.
   Он намеривался звонить ей, искать, чтобы вернуть домой и устроить взбучку. Однако его пыл остудила его жена.
   -Витенька, ну что ты будешь её искать, на ночь глядя? - говорила она ему тогда, успокаивающе поглаживая по плечу. - Уверена, она просто хочет заставить нас побеспокоиться. Пусть гуляет, где хочет. Сама вернется, вот увидишь.
   -И ты этому веришь? - спросил его тогда Валерий, смотря хмуро и с долей презрения.
   -Валера, Настя уже не в первый раз не ночует дома. Хватит её защищать. Витя, вот увидишь, пройдет несколько дней, и она вернется.
   И Виктор Андреевич послушал свою жену. А Валерий, больше не проронив ни слова, встал и ушел в свою комнату. Благо, квартира у них была большая, и комната имелась у каждого своя. А все потому, что, после второй свадьбы, Виктор Андреевич решил купить сразу две квартиры в новом доме, и снести между ними стену, тем самым объединив. Как-никак, а теперь у них семья была большая, пять человек. И трое детей вскоре должны были вырасти.
   Однако, вопреки уверениям жены, Настя все не появлялась и не появлялась. Валерий перестал общаться и с ним, и с родной мамой, а Лиза лишь плечами пожимала, рассказывая, что в университете Настя появляется, и ведет себя еще более вызывающе, чем раньше.
   Не знал он лишь того, что Лиза рассказывала небылицы и о тех днях, когда Настя в университете отсутствовала, предпочитая готовиться к выступлению в субботу.
   Елизавета, уже давно мечтающая избавиться от сводной сестры, лишь наслаждалась ситуацией, стремясь осквернить Настю еще больше. Именно она стала той, кто позвонил Виктору Андреевичу субботним вечером, и рассказал о том, что Настя собирается танцевать стриптиз.
   Узнала об этом Лиза не случайно, как это обычно бывает. Она целенаправленно выясняла, куда пропала её сводная сестра, которая пары без особой надобности не пропускала. И один её знакомый, работающий в клубе креативным директором, смог дать ей ответ на её вопрос, рассказав о субботнем вечере и двух участницах, которых просунул по знакомству управляющий. Одной из них и оказалась Настя.
   Вот так Виктор Андреевич и оказался в клубе, получив не совсем верную информацию о том, что именно будет танцевать его дочь, а оттого не поверивший сначала своим ушам, а после и своим глазам. Отчего не совсем мог себя контролировать после, не зная, как на все это реагировать. И потому, когда замахнулся на Настю, осознал сие действие лишь тогда, когда его руку перехватил этот мальчишка, что посмел учить его жизни.
   Виктор Андреевич, поняв, что чуть не ударил свою родную дочь, а остановил его её ухажер, а не он сам себя, разозлился еще больше. Однако, своего добиться не смог, и Настя от него сбежала в служебные помещения.
   -Я вижу, что Вам не нравлюсь, - сказал ему Алексий, прежде, чем уйти вслед за своей малышкой. - Однако, думаю, в данном случае переживать стоит не мне об этом, а Вам о том, что Вы не нравитесь мне. Потому что я Настю не отпущу, а это значит, что Вам придется иметь дело еще и со мной, потому что Настю я в обиду не собираюсь давать. А если говорить о том, к кому Настя относится лучше, то Вам со мной не тягаться. До свидания.
   После чего Алексий ушел, а Виктор Андреевич лишь проводил его раздраженным взглядом, и отправился к Елизавете, уже готовой промывать ему мозг дальше.
   И вот теперь Настя уходила совсем, а он не мог этого остановить. Лишь после того, как она так просто заявила о том, что у неё больше нет дома, он понял, что что-то во всей этой ситуации не так. А уж после её последних слов и вовсе осознал, что действительно ничего о ней не знает. Последние несколько лет о своей родной дочери он знал лишь с пересказов жены и падчерицы. Сама Настя первые годы после смерти его первой жены все больше молчала, и почти не разговаривала, в то время как он был занят бизнесом, доверяя воспитание дочери своей жене. Потом у неё начался подростковый период, и Зоя все чаще начала жаловаться на то, что не справляется с ней. А уж потом Настя и вовсе начала частенько либо игнорировать его, либо огрызаться.
   И вот сейчас... Она уходила со своими друзьями, не обращая на него внимания. Отрицая, что у неё есть отец. Уходила без намерений вернуться. И отчего-то внутри у Виктора Андреевича все скрутило, затянуло.
   -Пап, ты как? - поинтересовалась Лиза, тронув его за плечо. Мужчине вдруг стало еще хуже от подобного обращения, и ему пришлось сделать глубокий вдох и выдох.
   -Поехали домой.
   И хотя Лиза пыталась с ним поговорить, Виктор Андреевич её не слушал, и до самого дома не проронил ни слова. А там, проигнорировав и свою жену, заперся в комнате, отведенной под его личный кабинет, достал из мини-бара коньяк, осушил один стакан, сел на диван, откинулся на его спинку, и прикрыл глаза.
   В голову лезли далекие воспоминания, которые раньше он усердно сдерживал. Анечка, его любимая жена, маленькая счастливая Настёна... И тот день, когда их жизнь рухнула. Похороны.
   Вот тогда он и забыл о том, что у него есть родная дочь, которая в нем нуждается. Он считал, что, раз ею занимается бабушка, его участие вовсе и не нужно.
   И только сейчас он начал понимать, насколько был неправ.
  

***

  
   -Настя, - легонько придержал меня Алекс уже на улице, давая возможность Наташе с Авериным пройти вперед.
   -Что тебе, Алекс? - я устало глянула на него. Мысли были вновь заняты отцом, и настроение было вновь испорчено.
   -Переночуй сегодня у меня, - тихо попросил он. - Пожалуйста.
   Я удивленно приподняла брови, глянув на него.
   -Обещаю не приставать. Просто поспи со мной рядом, - все так же тихо и без тени улыбки продолжал Россолимо.
   -Алекс, ты мазохист? - вздохнула. - Я же уже сказала, что не хочу этих отношений. Зачем все усложнять сейчас? Потом будет больно.
   -Значит, я мазохист, - кивнул он. - Настя, пожалуйста, переночуй сегодня у меня.
   -Ребят, вы идете? - позвала нас Наташа. Я оглянулась на неё.
   Предложение Алекса было очень заманчивым. Очень и очень. Воображение любезно подсунуло картинку, как я лежу в его объятиях, а тело предательски возжелало этих ощущений, защищенности и уюта.
   Однако я понимала, что подобная ночь может стать для меня роковой. И потом мне будет уже сложно отталкивать Алекса и отрицать любые чувства к нему. Как, впрочем, и ему будет еще сложнее оставить меня в покое, если все, что он мне говорит о своих чувствах - правда.
   Но соблазн велик... Очень.
   И я не смогла ему противостоять. А с последствиями буду разбираться позже.
   -Идите без нас. Я сегодня у Алекса переночую, - ответила я друзьям, и вновь глянула на Алексия, уже не видя довольной улыбки подруги, которая тут же схватила своего парня под руку и повела его прочь от клуба.
   -Пошли? - улыбнулся он, протягивая мне ладонь.
   -Ну пошли, - хмыкнула, покорно вкладывая свою ладонь в его.
   И мы вновь двинулись по тому же маршруту, что и в первую нашу встречу.
   Шли мы молча. Алекс водил большим пальцем по моей ладони, а я наслаждалась этой невинной лаской, на время оставив все свои заботы на потом.
   И вскоре мы оказались в той самой квартире, где я приобрела первый сексуальный опыт, а заодно и нового настырного кавалера.
   -Ты здесь один живешь? - поинтересовалась я, снимая в прихожей обувь.
   -Разве это столь важно? - хмыкнул в ответ Алекс, направляясь на кухню. - Будешь что-нибудь?
   -Нет, спасибо, уже поздно, - я последовала за ним. - И я просто поинтересовалась, из интереса.
   -Я живу с родителями, а здесь изредка ночую, - пожал плечами парень, наливая себе в стакан воды, и выпивая его до дна.
   -Ясно, водишь сюда баб, - кивнула, присаживаясь на диван. Алекс тут же пристально посмотрел на меня.
   -Если бы я знал, что ты была девственницей, я бы тебя сюда не привел.
   -Да какая разница, девственница или нет? - фыркнула я. - Тебе только это во мне понравилось?
   -Настя, - он подошел ко мне, присел передо мной на корточки. - Мне понравилось в тебе то, что ты поцеловала неудачника, не боясь быть высмеянной. То, что ты погналась не за внешностью и деньгами, а за надежностью и честностью. А то, что ты оказалась еще и девственницей - лишь еще больше утвердило во мне желание продолжить с тобой общение. Однако я бы предпочел, чтобы твой первый раз произошел не так, не здесь и не на кухонном столе.
   -Что сделано, то сделано, - пожала я плечами. - Я ни о чем не жалею.
   -Я рад, - улыбнулся Алекс. - Но все же было бы лучше, если бы все произошло не так. Ладно, пойдем спать, малышка. Уже поздно, - и подвелся, вновь протягивая мне ладонь.
   -Я завтра никуда не тороплюсь, - хмыкнула я, ставя себе на заметку, что к часу дня нужно попасть в студию, а значит, к Аверину домой наведаться нужно еще раньше - прихватить вещи для тренировки и переодеться. Думаю, в одиннадцать часов я вполне смогу уйти из этой квартиры, чтобы все успеть.
   -Я тоже, - усмехнулся Алекс, проводя меня в ту же комнату, что и в первый раз.
   -Стоп, - я выдернула свою руку из его хватки, заслужив его недоуменный взгляд. - Я в душ, - и, ухмыльнувшись, развернулась и отправилась в ванную, чтобы смыть с себя следы своего выступления и того, что последовало за ним.
  

***

  
   Алекс лишь хмыкнул, когда малышка скрылась из виду. Как всегда, непредсказуема.
   Подойдя к кровати, он улегся на неё, не раздеваясь, заложил руки за голову и принялся ожидать.
   Настя же не заставила себя ждать, вернувшись достаточно скоро. В одном лишь нижнем белье, в котором сегодня выступала, и с вещами в руках.
   Алекс хмыкнул, наблюдая за её ухмылкой и чертятами в глазах. Он и не сомневался, что малышка решит вновь его подразнить. Тем более, что он обещал не приставать, а слово он держит.
   Однако, он не обещал играть по правилам.
   -Мечтаю его снять с тебя с тех пор, как только увидел тебя на сцене, - усмехнулся Алекс, скользнув медленным взглядом вдоль всего её тела. Настя тут же слегка покраснела, хотя, вероятно, и сама не понимала этого. Алексу же нравилось наблюдать, как его малышка мило краснеет.
   -Мечтать не вредно, - хмыкнула она, положив свои вещи на стул, и тут же забираясь в постель. - Свет не забудь выключить, - и повернулась набок, прикрывая глаза.
   -Конечно, малышка. Как только вернусь, - и, вновь усмехнувшись, пошел в ванную, принимать холодный душ.
   Не жалеет его Настя, а ведь он не железный. Сегодня уже сорвался, хотя хотел, чтобы второй раз у них прошел подобающим образом.
   Что же она с ним сделает дальше?
   А он с ней?
  

***

   Да, Алекс слово держал. Не приставал. Однако и брал меня моим же оружием.
   Из ванной он вернулся в еще более откровенном виде, чем я. Нагим.
   Я тут же закрыла глаза, претворяясь спящей, хотя тяжесть внизу живота была свидетельством обратного.
   Алекс, как и обещал, выключил свет, и после этого забрался ко мне в постель. Его рука тут же обхватила меня за талию, и он пристроился сзади, прижав меня к себе. Его ладонь плавно переместилась на мой живот, там и осталась. Я же задышала чаще, тем самым выдавая себя с потрохами.
   -Спи, малышка, - насмешливо проговорил Алекс, более ничего не предпринимая.
   -Ты обещал не приставать, - напомнила я тут же.
   -А я разве пристаю? - ухмыльнулся он.
   -Руку убери, - фыркнула.
   -Она тебе мешает? Я ею даже не шевелю.
   -Алекс, обещал не приставать, так не приставай.
   -Малышка, когда я попросил тебя переночевать у меня, я подразумевал, что ты будешь спать в моих объятиях. Так что лежи спокойно и не двигайся.
   -Алекс...
   -Руку я не уберу.
   Мы замолчали. Я чуть подумала, а после усмехнулась. Перевернулась на другой бок, тем самым заставив Алекса переместить свою ладонь на мою спину.
   -Мелкая засранка, - усмехнулся он, переворачиваясь на спину и притягивая меня к себе.
   -А нечего приставать, - хмыкнула, устраивая голову и одну руку у него на груди.
   -Я еще и не начинал, - пробормотал в ответ Алекс, сжав свои ладони сильнее. Я, удовлетворенная результатом, прикрыла глаза. И, чувствуя невероятное внутреннее тепло и уют, вскоре уснула.
  

***

  
   -Настя!
   Я резко распахнула глаза, садясь в кровати, с бешено бьющимся сердцем. Перед глазами все еще стояла картинка из прошлого, ставшая в настоящем кошмарным сном.
   Мне снилась мама. Бледная, вся в крови, на лестнице, в нашем старом доме. Только на этот раз я не упала в обморок, как тогда, а рвалась к ней, хотела помочь. Но не могла. Она была уже мертва, а меня удерживали сильные руки. Алекса. Который, почему-то, твердил: "Не иди за ней, останься со мной. Вы еще встретитесь, а сейчас не время."
   -Настя, ты в порядке? - спросил меня Алекс. И я наконец-то почувствовала одну его ладонь на своей талии, а вторую - на голове.
   -Да, все хорошо, - все еще немного потерянно пробормотала я, и глянула на него. - Мне снилась мама.
   Алекс замолчал, притянув мою голову к себе на грудь, а через минуту тихо спросил:
   -Как она умерла?
   Я прикрыла глаза. Я никому и никогда не рассказывала об этом. Мне было тяжело об этом вспоминать. Но почему-то сейчас мне захотелось поделиться этим с Алексом.
   -Официальное заключение - несчастный случай. Я нашла её на лестнице, когда возвращалась со школы домой. Там было много крови. Очень много. Я упала в обморок, - я замолчала, заново переживая прошлое, а Алекс меня не торопил. Спустя минуту я продолжила: - Когда очнулась, в подъезде уже появилась скорая и полиция. Соседка вышла мусор вынести, и вызвала их. Меня к маме не пустили. Констатировали смерть.
   Еще одна пауза.
   -Потом было следствие. Я не знаю подробностей, меня в них не посвящали, потому что маленькая была. Знаю только, что официально постановили, что это был несчастный случай. Поскользнулась, упала, разбила голову. Умерла от потери крови.
   И вновь замолчала. Алекс тоже молчал, давая мне время, и поглаживал по голове и спине.
   -Я порой думаю, что было бы, если бы я тогда не упала в обморок? Могла бы я её тогда спасти? И виню себя за то, что оказалась такой слабой. С тех пор у меня гемофобия, и я до сих пор с ней борюсь. Боюсь, что может повториться что-то подобное. Кто-то будет умирать, а я кровь увижу - и все, в обморок. Каждый раз маму вспоминаю. Чувствую вину, и хочу её загладить. Борюсь. Уже почти получается. Почти, - совсем тихо добавила, прикрывая глаза, чтобы сдержать слёзы внутри. Столько лет прошло, а мне все еще тяжело все это вспоминать. Все еще больно. Все еще сердце рвется на куски от этих воспоминаний.
   -Ты ни в чем не виновата, Настя, - тоже тихо проговорил Алекс, поцеловав меня в макушку. - Ты была ребенком, у тебя случился шок. Такое с каждым могло случиться. Здесь нет твоей вины.
   -Да, но, может, я успела бы её спасти...
   -Ты ведь этого уже не узнаешь, зачем жалеть? - и, чуть подумав, добавил: - Они ведь должны были установить приблизительное время смерти.
   -Я его не знаю. Мне никто не говорил. Да я и не спрашивала. Я вообще потом много молчала. Практически ни с кем не разговаривала. Мне бабушка помогла в себя прийти. На танцы меня отвела. А я и стала ими заниматься все свободное время, чтобы не думать ни о чем другом. Тренировалась много, училась. А когда выросла, так уже и не видела смысла ворошить прошлое.
   -Но ведь ты могла бы точно узнать, успела бы её спасти или нет. Зачем понапрасну себя терзать?
   -Я знаю, Алекс, - вздохнула, открывая глаза, и переводя взгляд за окно, где уже было светло, хоть и пасмурно. Часов восемь-девять утра. - Но не хочу бередить старые раны отца и бабушки. А, кроме них, кто мне ответит на этот вопрос?
   Алекс ничего не ответил, вновь поцеловав меня в макушку.
   -Давай вставать, что ли? Или еще полежишь? - спросил спустя минуту, вполне уже беззаботным тоном. И я была благодарна ему за то, что он не стал поддерживать то настроение, что повисло в воздухе с момента моего пробуждения.
   -Нет, спасибо. Я, пожалуй, в душ, - и, выбравшись из его объятий, свесила ноги с кровати.
   -Настя, - Алекс легонько схватил меня за предплечье, придерживая.
   Я вопросительно посмотрела на него. Он же, улыбнувшись, наклонился и поцеловал меня. Я ответила, тут же ухватив его одной рукой за затылок, а второй - за шею. Его ладони скользнули по моему телу, поглаживая.
   В тот момент, когда я оказалась лежащей на спине и почувствовала его возбужденную плоть, я вынырнула из этого дурмана, и остановила его, положив ладони ему на грудь.
   -Ты обещал не приставать.
   -Ночь уже прошла, - вздохнул Алекс, глянув на меня таким взглядом, что моя оборона начала сдавать позиции. Но еще держалась.
   -Мы не говорили, что это только про ночь. Пока я не уйду - не смей ко мне приставать, - твердо проговорила я, глядя ему прямо в глаза.
   -Не жалеешь ты меня, малышка, - усмехнулся он, покачав головой, и улегся рядом на спину. - Не боишься, что я решу удовлетворить свои потребности с какой-то другой девчонкой?
   -Какой там цветочек за надежность отвечает? - тоже усмехнулась я в ответ, вспомнив про его букетик.
   -Кажется, ландыш. Хотя я не уверен, - он хмыкнул, повернув голову ко мне. - Мне Матвей помог. У него Ленка всем этим занимается.
   -Жулик, - не удержалась я, фыркнув. - А еще утверждал, что все остальные цветочки правдивы.
   -Они правдивы, - серьезно проговорил Алекс, вновь нависнув надо мной. - А раз ты их расшифровала, значит, тебе небезразлично, что я хочу тебе сказать теми или иными действиями.
   -Мне просто было интересно, не более того.
   -Ночевать у меня ты согласилась тоже чисто из интереса? - он приподнял брови, я, наоборот, прищурилась.
   -Конечно. В первую-то встречу не успела тут все рассмотреть.
   -Наверное, и отвечаешь на мои поцелуи тоже из интереса, да? - светским таким голосом поинтересовался Алекс, став наклоняться ко мне.
   -А ты сомневаешься? - фыркнула, как завороженная, глядя на его губы, которые с каждой секундой были все ближе и ближе.
   -Нет, не сомневаюсь. Меня вполне устраивает то, что ты проявляешь интерес к цветам, что подарил тебе я, к моим поцелуям, к моей жизни, и к моему сну, - усмехнулся он, и, пока во мне только-только начало закипать возмущение и протест на его слова, взял и поцеловал меня.
   И я плюнула и на возмущение, и на протест, и позволила себе насладиться поцелуем. И хотя я ждала, что Алекс вновь примется за мое соблазнение, он этого делать не стал, и руки держал при себе. Да и отстранился, на сей раз, первый, причем достаточно скоро.
   -Вставай, малышка. А я пока на кухню, - сказал он и, напоследок пройдясь губами по моей щеке, встал. Да так и пошел нагим на выход, провожаемый моим взглядом.
   Хмыкнув, я села в постели, блаженно потянулась, а после стала осматриваться. Комната обычная, простая. Ничего такого изысканного, дорогостоящего, и говорящего о том, что тут живет Алекс. Никаких фотографий, мелких безделушек, да и больших тоже. И это было странно. Сомневаюсь, что у этого парня нет личных вещей.
   Решив не заострять на этом внимание, я увидела его телефон. Немного подумав, взяла его в руки, разблокировала. Набрала свой номер. Услышав знакомую мелодию, удовлетворенно сбросила и решила сохранить свой номер в его телефоне. А вот как назвать себя?
   Чуть подумала, усмехнулась, и ввела "Малышка". Он ведь любит меня так называть.
   После чего послушно встала, и в одном нижнем белье отправилась на выход, следом за Алексом. И тут же хмыкнула, увидев, что он вовсе не на кухне, а в ванной. Причем, дверь в эту маленькую комнатушку он закрыть не удосужился, предоставляя мне чудесный вид на его фигуру под струями, вероятнее всего, холодной воды. Видимо, решил таким образом избавиться от возбуждения, с которым ушел от меня.
   -У тебя вообще нет комплексов? - поинтересовалась я, прислонившись к косяку, и сложив руки на груди. И, не скрывая, продолжала любоваться парнем.
   -Малышка, ты меня не смутишь своим взглядом, можешь не стараться, - повернул он голову в мою сторону.
   -Да я и не старалась, - ухмыльнулась в ответ, глянув ему в глаза. - Это был просто вопрос. Ты перед своей семьей тоже ходишь, в чем мать родила?
   -Нет, малышка, я так хожу только перед теми, с кем хочу заняться сексом, - и тоже ухмыльнулся, пройдясь взглядом по моему телу, по которому тут же побежали мурашки.
   -Ясно, - передернула я плечами, и, от греха подальше, поспешила ретироваться на кухню. Сзади послышался приглушенный смех, но я предпочла не обращать на него внимания.
   Оказавшись на кухне, первым делом включила чайник, предварительно набрав в него воды. После стала обследовать холодильник на наличие продуктов. Там, как оказалось, мышь повесилась. В самом прямом смысле этих слов.
   Хмыкнув, я отцепила игрушечную мохнатую мышь от полки холодильника и стала её рассматривать. Небольшая такая, и похожа на реальную. Наверняка дамочки, побывавшие тут ранее, пугались до смерти, и с визгом бежали куда подальше.
   Ухмыльнувшись, я обшарила кухню на наличие посуды. Найдя глубокую тарелку и железную крышку от одной из кастрюль, я решила сделать Алексу сюрприз. И только закончив с ним, вернулась к холодильнику, где все-таки имелись кое-какие продукты, из которых кое-что да можно было приготовить.
  

***

  
   Алекс решил пожалеть и психику Насти, и свой собственный организм, который весьма сильно реагировал на заинтересованный взгляд малышки на его обнаженном теле. А потому обернул полотенце вокруг бедер прежде, чем пойти на поиски своей девочки.
   Настя обнаружилась на кухне, мирно уплетающая омлет с помидорами, который, видимо, успела приготовить за время, что он охлаждался в душе. Его взгляд тут же наткнулся на тарелку, прикрытую крышкой.
   -Малышка, ты первая девушка, сумевшая что-то приготовить на этой кухне, - усмехнулся Алекс, помнивший про холодильник с сюрпризом.
   -Очень вкусно, присоединяйся, - махнула она рукой, как-то слишком уж весело глядя на него. Алекс, почувствовав подвох, поднял крышку и усмехнулся.
   -Малышка, ты такая добрая, - он достал из тарелки ту самую мышь, из-за которой еще ни одна девушка не согласилась что-то готовить на этой кухне. Одни, пугаясь, с визгом убегали и отказывались возвращаться на кухню. Другие после испуга считали негигиеничным поглощать продукты из холодильника, в котором повесилась мышь, и предпочитали трапезничать где-то вне этой квартиры. Третьи же, оценив шутку, заставляли готовить своего кавалера, в отместку или ссылаясь на уплату за моральный ущерб.
   -Соль, перец? - приподняла брови Настя, продолжая с удовольствием поглощать свой завтрак.
   Алекс лишь покачал головой.
   -Ванная свободна, - и, развернувшись, отправился в спальню, чтобы все-таки одеться. На лице его закрепилась улыбка, несмотря на то, что малышка решила его покормить игрушкой.
  

***

  
   Проводив Алекса взглядом, мое веселье тут же сникло. То, что он просто ушел, вместо того, чтобы потребовать нормальный завтрак, как предполагалось, мне совсем не понравилось. Все-таки, как бы я не отпиралась, а парень мне нравился. Сильно. И каждое его прикосновение что-то да вызывало у меня внутри.
   Я не хотела думать о том, что это за чувства. И уж тем более даже не собиралась предполагать, что это любовь.
   Какая любовь? Я его знаю всего ничего. Нас связывает два занятия сексом и чуть больше поцелуев.
   Теперь еще одна ночь. Вместе.
   Но не может быть это любовью.
   Во всяком случае, я не собиралась это признавать ни сейчас, ни потом.
   Но все же, оставить Алекса без завтрака не могла. В конце концов, я приготовила и на него. Просто решила немного подшутить.
   А что он мышек развешивает в холодильнике? А если бы у меня была фобия и на них?
   Хмыкнув, я все же быстро сварила ему кофе, откопала поднос, поставила на него чашку и тарелку с омлетом, переложенным со сковородки. И со всем этим добром пошла в спальню, раздумывая над тем, стоило ли добавлять в кофе сахар или там молоко? Я же совершенно ничего не знаю о вкусах Алекса.
   Вот и узнаю.
   Когда я вошла, Алекс, уже одетый, стоял у окна, спиной ко мне, и разговаривал по телефону.
  

***

  
   Телефон у Алекса зазвонил буквально за десять секунд до прихода Насти, которую сам парень не заметил, отвечая на звонок и смотря в окно.
   -Да?
   -Не разбудил? - послышался голос Тима.
   -Нет, мы уже встали, - хмыкнул Алекс.
   -Мы? - тут же заинтересовался тот.
   -Да. Я и Настя, - на лице парня тут же расплылась довольная улыбка.
   -Я смотрю, у вас все отлично, - предположил Тимон, который был еще и старшим из близнецов.
   -Если бы, - Алекс вздохнул. - Она не подпускает меня близко к себе, держит дистанцию. Хотя я вижу, что её ко мне тянет. Но она сопротивляется.
   -Я в тебя верю, - усмехнулся Тим. - Ладно, я не за этим позвонил. Во вторник я задержусь, будет сложная операция, и отец предложил мне ассистировать ему. Я согласился. Так что мы немного опоздаем. Ты не против?
   -Нет, в чем вопрос? - младший близнец задумчиво глядел куда-то вдаль.
   -Отлично. А что там Ленка? Уже вернулась?
   -Ленка? - переспросил Алекс, переключая мысли со своей малышки на слова брата. - Нет, еще не вернулась. Сказала, во вторник вернется, и сразу ко мне.
  

***

  
   Ленка?
   Я нахмурилась, разглядывая спину парня. И кто это такая? И почему это она вернется к Алексу?
   От греха подальше, я поставила поднос на кровать, стараясь не шуметь. И вновь принялась слушать. Это же не подслушивание, верно? Я же не скрываюсь.
  

***

  
   -А Настя уже знает про неё? - поинтересовался Тим.
   -А зачем Насте знать про неё? - усмехнулся Алекс, по-прежнему не замечая присутствия в комнате малышки. - Вот увидит нас, тогда и узнает.
   -Не боишься, что она сделает неправильные выводы?
   -Я больше боюсь, что она использует это для того, чтобы окончательно отшить меня.
   -Может, расскажешь ей сейчас?
   -Нет. Пусть будет ей сюрпризом.
   -Боюсь, что она не обрадуется такому сюрпризу, - хмыкнул Тим. - Ладно, тебе решать. Мне пора. Увидимся.
   -Давай, - усмехнулся Алекс, отключаясь. И только теперь обернулся, и заметил застывшую возле кровати Настю, которая смотрела на него таким взглядом... что он понял - она все слышала. И про Лену, и про сюрприз, и про то, что ей не стоит ничего знать. И абсолютно точно сделала неправильные выводы.
  

***

  
   Во мне медленно, но верно поднималась злость. Это он что, скрывает от меня какую-то девульку, которая временно отсутствует, и при этом умудряется спать со мной? Он мне что, все это время лапшу на уши вешал?!
   Я быстро одернула себя, когда он повернулся ко мне лицом. Не стоит делать преждевременные выводы. Всегда нужно сначала все проверить и получить необходимые доказательства прежде, чем обвинять и рушить и без того хрупкие отношения.
   -Я тебе завтрак принесла, - махнула я рукой на поднос. - Не знала, какой ты кофе любишь, поэтому принесла обычный. Добавить сахара, молока или еще чего-нибудь? - спокойно поинтересовалась, как ни в чем не бывало. На лице Алекса явственно читалось замешательство.
   -Малышка, ты ведь слышала мой разговор. Ни о чем не хочешь спросить? - приподнял он брови.
   -Кофе какой любишь? - пожала я плечами. Не нужно сейчас никаких вопросов. Если эта Лена - его девушка, и во вторник она вернется, то я в любом случае её увижу. А до вторника нужно просто держать дистанцию.
   -Обычный, крепкий, без сахара и молока, - вздохнул Алекс. Я кивнула.
   -Хорошо. Я в душ, - и, развернувшись, прихватив с собой свои вещи, отправилась в ванную.
   А после быстро и бесшумно сбежала из его квартиры, поспешив домой к своему лучшему другу.

Глава 10

   Начиная со второй половины дня, мой телефон периодически возвещал меня о том, что до меня пытается дозвониться мой родной отец. Что он от меня хотел - я не знала, поскольку трубку не брала. Сначала мне было не до этого, потому что я тренировалась с Алексом, а во время тренировок я старалась ни на что не отвлекаться, и даже ни о чем лишнем не думать, а потом просто смотрела на телефон и не отвечала. Не хотела. Не было настроения, желания, да и голова от мыслей и без того была словно ватной.
   С одной стороны, я чувствовала, что потихоньку начинаю отходить от обиды на отца. Он наконец-то обратил на меня внимание, наконец-то желает со мной поговорить. Однако, с другой стороны, он не знает правды, и хочет просто вернуть блудную дочь домой, не вдаваясь в причины тех или иных поступков. А от этого внутри меня весьма неприятное чувство, потому и разговаривать с ним пока не хочу, и не буду.
   В понедельник мне звонки надоели, и на время пар я и вовсе отключила телефон, чтобы не мешать преподавателям.
   И, то ли ирония судьбы, то ли воля случая, но в этот же день я стала свидетелем очень занимательной сцены, связанной, естественно, с Алексом.
   Это было по окончанию третей пары, когда я отправилась в столовую на обед, по дороге раздумывая о том, почему этот парень до сих пор не появился после моего очередного субботнего побега? Неужели обиделся или сдался?
   Не знаю, что было на самом деле, однако, то, что ему было явно не до меня, так это точно.
   Я завернула за угол первого корпуса, в котором только что была на парах, и тут же заметила Алекса, склонившегося над... Лизой. Девушка была прижата к стене, а парень одной рукой ухватил её за шею, а второй держал за ягодицу, при этом задрав её юбку. Его губы были в сантиметре от её губ, и шевелились, что-то тихо ей говоря. А она во все глаза смотрела на него и молчала.
   Мое сердце пропустило удар, а после зашлось в бешенном ритме. Мысли спутались, и мозг отказывался думать здраво.
   Настолько сильно сейчас этот парень был не похож на моего Алекса.
   И оттого мне было почему-то больно. И неприятно. За него.
   -Алекс, - выдавила я из себя, только сейчас заметив, что задержала дыхание, и в горле образовался ком.
   Он резко повернул голову в мою сторону и моментально отпустил Лизу.
   -Настя, - его голос прозвучал напряженно, да и сам он весь напрягся.
  

***

   Когда Алекс обнаружил, что Настя вновь сбежала, то лишь вздохнул. Он и не сомневался, что она вовсе не так спокойно отреагировала на упоминание о посторонней девушке в его жизни, как показала.
   Он старался не думать о том, что же произойдет тогда, когда она узнает всю правду об их знакомстве. Хотя он очень надеялся, что она об этом не узнает. Потому что ему вдруг действительно стало важно, чтобы эта девушка в нем не разочаровалась, чтобы доверяла и никла к нему всем сердцем.
   Он думал об этом все воскресение, неожиданно даже для самого себя. Раньше его не тяготили подобные мысли, он не задумывался ни о чем подобном, его не интересовало, кто и как к нему относится. Его мало волновало, какие девушки вокруг него, что они от него хотят, и на что рассчитывают. Потому что всегда играл по своим правилам.
   Но не теперь.
   Он понимал, что если Настя узнает всю правду, то он точно останется без неё. И если раньше он лишь пожимал плечами на подобное понимание, то теперь был серьезно этим обеспокоен.
   Но, тем не менее, не собирался сам во всем ей признаваться. Уж точно не сейчас, когда она и так его отталкивает.
   Хотя Тим и считал, что лучше все рассказать ей в ближайшее время... Пока не стало слишком поздно. Да и будет лучше, если она узнает обо всем именно от него, а не от кого-то другого.
   Но сам Алекс считал (во всяком случае, надеялся на это), что у него есть время хотя бы до концерта. К тому времени он точно разберется и с её чувствами, и со своими, и тогда сможет ей все рассказать. В самом деле, не узнает же она это по всемирно известному закону подлости от кого-то другого раньше?
   Он не стал её беспокоить. Не хотел. Ни в воскресение, ни в понедельник. Ей сейчас непросто, у неё проблемы с семьей, и будет неправильно нахрапом брать её сейчас, в это время. Он хотел дождаться вторника, познакомить её с Леной, чтобы развеять её сомнения относительно него. Хотя бы эти сомнения. Хотел удивить, сделать сюрприз.
   Однако, его планам помешала совсем другая девушка. А Алекс оказался совсем не в настроении церемониться и сдерживать себя.
   В понедельник, когда часы показывали половину первого, извещая о том, что скоро начнется обеденный перерыв, он вышел из первого корпуса, побывав у своего научного руководителя, и прекрасно зная, что сейчас в этом же корпусе пары у его малышки. Сталкиваться он с ней не хотел, а потому намеривался как можно быстрее уйти к своим ребятам, чтобы точно миновать встречи с ней. Ему, конечно, хотелось увидеться со своей малышкой, однако он считал не лучшим вариантом осуществить это желание сейчас.
   Но стоило ему только выйти на улицу, как перед ним тут же материализовалась Елизавета, сводная сестра его малышки.
   "Поджидала", - без особых эмоций подумалось ему.
   И он был прав. Елизавета действительно поджидала его, заранее узнав у его друзей, что он сегодня пойдет к своему научному руководителю. Кроме того, она подготовилась к этой встрече и была настроена более, чем решительно. Потому что считала, что далее тянуть больше некуда. Алекс стал слишком много времени уделять её сводной сестре, а на неё не обращал должного внимания.
   -Алекс, - позвала она его, тут же подходя ближе.
   -Елизавета, - кивнул Алекс, без особого интереса глянув на девушку. И отстраненно подумал, что из-за этой особы может столкнуться с Настей.
   -Алекс, мы можем поговорить? - Лиза слабо улыбнулась, чувствуя, что парень не очень-то настроен на разговор.
   -Не вижу ни одной темы для разговора между нами, - достаточно резко отозвался Россолимо, начиная потихоньку закипать. Ему вовсе не хотелось стоять здесь и разговаривать с ней. Скорее, он понимал, что если она сейчас не оставит его в покое, то он её проучит раз и навсегда. Чтобы уже наверняка отделаться от неё.
   -Но как же... - потупила взгляд девушка, подступив к нему совсем близко. Её ладонь плавно легла на его грудь. - Можно поговорить о нас. Неужели я тебе совсем не нравлюсь? - и подняла на него глаза. Алекс усмехнулся.
   -Лизонька, - его голос неожиданно для неё стал нежным и ласковым, а его ладонь обхватила её запястье. - Я с радостью с тобой поговорю о нас, только давай отойдем чуть в сторонку. Не думаю, что ты хочешь, чтобы наш разговор случайно кто-то услышал.
   -Конечно-конечно, - закивала Лиза, пытаясь понять столь резкую перемену в парне, но, тем не менее, ликуя оттого, что он все же решил с ней поговорить.
   Алекс ничего не ответил, а просто достаточно грубо потащил её за угол, а там не менее "ласково" припечатал её спиной к стене корпуса.
   -Лизонька, - все тем же голосом продолжил Алекс, видя, как в глазах девушки появляется настороженность из-за его поведения. И правильно, она умная стервочка. - У тебя отличная фигура, - его взгляд прошелся по красивой груди, тонкой талии и стройным ножкам. - Как ты считаешь, ты выглядишь лучше Насти? - он постарался улыбнуться беззаботно, произнеся это так, как будто ему фигура Елизаветы нравилась гораздо больше Настиной.
   -Конечно, - уверенно кивнула девушка, наслаждаясь тем, что парень оценил наконец-то её внешность. - У Настеньки-то и груди нет, обделила природа, - хмыкнула она, но тут же сглотнула, увидев возникший нехороший огонек в глазах Алекса.
   -Ты права, - усмехнулся он, приблизившись к ней вплотную, и положив одну руку ей на шею. Лиза напряглась еще больше, но вырываться не стала. - У тебя грудь такая, что есть за что подержаться, - и он, абсолютно не стесняясь, обхватил одну её грудь ладонью и сжал. Девушка ахнула. - Но у Насти грудь красивее и помещается мне в ладони, - прошептал он, склонившись к её уху. - И мне это безумно нравится.
   -Вот как, - нервно отозвалась Лиза, понимая, что парень ведет себя как-то совсем не так, как она рассчитывала. Ей стало неприятно от сложившейся ситуации, и она оттолкнула его руку.
   -Хотя у тебя и задница хорошая, - и Алекс, наслаждаясь реакцией девушки, скользнул ладонью на её пятую точку, попутно задрав ей юбку. - Только у Насти более упругая, она ведь следит за своим телом, - выдохнул он ей прямо в губы, склонившись к ней, но не собираясь целовать.
   Было у него одно правило - он никогда не целовал сразу или в первые же дни знакомства незнакомых девушек или однодневок. Не из-за какого-то там принципа, а просто потому, что подобные поцелуи ровным счетом в нём ничего не вызывали, за исключением легкого отвращения, презрения или брезгливости.
   С Настей все вышло по-другому. Потому что она сама его поцеловала... а ему понравилось. А он не привык сдерживать себя в своих желаниях.
   -А еще мне не нравятся шлюхи вроде тебя. Обычно я наказываю таких, как ты, хорошей поркой где-нибудь в сортире. Однако Настя мне не простит, если я проверну нечто подобное с тобой. Но если ты очень настаиваешь...
   -Алекс, - прозвучало немного хриплое за его спиной.
   Алекс напрягся всем телом, тут же отпуская рядом стоящую девушку, смотрящую на него круглыми глазами, и обернулся.
   -Настя, - он внимательно посмотрел на свою малышку, чувствуя, как внутри появляется совсем не свойственный ему страх. И было бы из-за чего? Из-за каких-то глупых непонятных отношений! Как будто он еще совсем пацан, который только-только начал встречаться с первой в своей жизни девочкой, а уже успел изменить ей с другой.
   Однако, его малышка смотрела на него вовсе не так, как он того ожидал. Не с обвинением и злостью, а с... жалостью и толикой отвращения. И оттого ему стало лишь хуже.
   -А я и не знала, что у тебя такой плохой вкус, сестренка, - отозвалась за его спиной Лиза, и ему тут же не понравились её слова. - Такого козла себе отхватить. Ты, Алекс, еще тот моральный урод, - вывела она вердикт, выходя из-за его спины, уже поправив на себе одежду, и направляясь к Насте.
   -Я знаю, - тихо ответил Алекс, после чего печально улыбнулся. - Прости, малышка. Я не хотел, чтобы ты это видела.
  

***

  
   Я смотрела на Алекса с довольно смешанными чувствами. Вел он себя странно, говорил странно. Да и вообще вся ситуация была странной.
   Лиза горделиво прошла мимо меня, и последовала куда-то в сторону третьего корпуса. Я лишь бросила на неё короткий взгляд, отмечая напряженность в её движениях. Как будто она была напугана, и хотела, как можно быстрее, покинуть это место, но гордость не позволяла ей показать слабость.
   Да толку-то? Ведь и так все было понятно по её испуганным глазам, когда Алекс прижимал её к стенке и что-то ей шептал.
   -Что это было? - тихо спросила я, переводя взгляд на застывшего парня, непрерывно смотрящего на меня. На его лице появилось какое-то безразличие после того, как он извинился, а я не ответила. Алекс пожал плечами.
   -А какой ответ тебя устроит? - и он грустно усмехнулся.
   -Правдивый, - более уверенно заявила, продолжая внимательно разглядывать парня. Он вздохнул.
   -Она очень хотела поиметь меня, я решил поиметь её.
   -А тебе не кажется, что ты повел себя жестоко и совсем неблагородно? Рушишь образ великолепного принца, - фыркнула я, сложив руки на груди. Не зря ведь он таким идеальным казался. Вот и недостаток обнаружился.
   -Настя, - Алекс вдруг стал непривычно серьезным. - Я не идеальный парень. У меня есть недостатки. Вот один из них. Естественно, есть еще. Много. Но ведь тебя это все равно не отталкивает. Я знаю, что ты мне не очень-то и веришь, и у тебя есть на то полное право. Но я надеюсь, что, когда ты будешь принимать решение относительно нас, относительно меня, ты вспомнишь, как хорошо нам было прошлой ночью. Как хорошо мы чувствовали друг друга на протяжении бачаты. И как нам вообще хорошо вместе.
   В моей голове на каждое его слово всплывали картинки совместного времяпровождения. И я испугалась тех эмоций, что у меня появились вместе с ними.
   -Думаю, нам обоим надо передохнуть друг от друга, - передернула я плечами. - Извини, Алекс, но то, что я только что увидела, лишь лишний раз подтверждает то, что ты превосходный актер, и тебе не стоит верить. Я не знаю, почему ты так сильно возжелал со мной общаться, и даже больше - сделать меня своей девушкой, но уверена, что у тебя были на то причины. И уж точно не любовь с первого взгляда, - я хмыкнула.
   -Это не была любовь с первого взгляда, - Алекс вновь вздохнул. - Ладно, Настя. Пусть будет по-твоему. Давай отдохнем друг от друга. Только учти, что послезавтра мы начинаем тренироваться. Удачи, малышка, - после чего развернулся и пошел в сторону третьего корпуса, оставив меня в замешательстве.
   Какой-то однозначно странный он сегодня. Даже малышкой практически не называл. Все больше по имени. Серьезный какой-то.
   И тренировки... Черт, я и забыла, что обещала ему начать тренироваться после благотворительного вечера.
   Ну что ж, сама подписалась, никуда мне от этого теперь не деться.
   Вздохнув, я двинулась в ту же сторону, что и Алекс. Все-таки надо бы поесть, и плевать, что опоздаю на пару. Хватит с меня безобеденных дней.
  

***

  
   Вечер вторника наступил очень быстро. Мысли об Алексе и отце временно покинули мою голову, уступив место волнению, лучшему другу и предстоящему выступлению.
   -Ну ты как, готова? - спросила меня Наташа, ободряюще положив руку на мое плечо.
   -Конечно. Что, в первый раз, что ли? - усмехнулась я.
   -Я же знаю, что каждый такой раз - как первый, - хмыкнула девушка, присаживаясь на рядом стоящий стульчик.
   -Расслабьтесь, что вы панику разводите? - недовольно произнес Алекс, присаживаясь рядом с Наташей и обнимая её за плечи.
   -Мы не разводим панику. Мы просто общаемся, - пожала я плечами. - Черт, еще полчаса до начала, а зал уже переполнен. Вот уж не думала, что так много народу придет.
   Я нервничала. Хоть и пыталась это скрыть. Но все же я нервничала.
   Вот уже как час мы находимся в "Палаце Спорта", где и состоится через полчаса благотворительный концерт. Зрителей становится все больше и больше, и степень моего волнения повышается со степенью заполненности зала.
   Количество самых разнообразных танцоров тоже увеличивается, заставляя меня задумываться еще и о том, что здесь много профессионалов, а я имею достаточно маленький опыт участия в серьезных мероприятиях, пусть и давно танцую.
   -Настя, не беспокойся, все пройдет отлично, - друг ободряюще улыбнулся. Он-то не переживал, был полностью уверен в наших силах. А я все же боялась сделать ошибку на сцене и опозориться.
   -Даже и не сомневаюсь... - я вздохнула.
   Ребята тоже замолчали, и между нами повисла тишина, нарушаемая разнообразным шумом и голосами других присутствующих здесь. Многие мельтешили перед глазами, бегая туда-сюда, кто-то переодевался, кто-то красился. А кто-то подобно нам сидел и наблюдал за всем этим, ожидая начала концерта и своего выступления. И где-то чуть поодаль слышался гам нескольких тысяч голосов пришедших зрителей.
   Я первая заметила приближающуюся к нам светловолосую красивую женщину в элегантном белом платье до пола, но с открытыми плечами. Мягкие черты лица, умеренное количество косметики, плавные движения.
   Я любовалась ею, потому что она действительно была красива и грациозна. И никак не ожидала, что она идет именно к нам. Думала, пройдет мимо, как и многие другие... Но нет. Я оказалась не права.
   -Александр, Наталья, - женщина обратилась к моим друзьям, остановившись возле нас, но при этом почему-то бросала на меня внимательные взгляды.
   -Здравствуйте, Ирина Аристарховна, - тут же поднялся Алекс. Я слегка приподняла брови, глядя на друга. Женщину я не знала, а её внимание ко мне меня немного напрягало.
   -Здравствуйте, - кивнула и Наташа. Я решила пока не подавать признаков жизни, все еще стоя чуть поодаль от них.
   -Вы белая пара, выступаете через час, сразу после вальса синей пары. Вы готовы? - и вновь мимолетный взгляд в мою сторону. Я нахмурилась, глянув на друга. Она говорила так, будто...
   -Алекс, а кто-нибудь в курсе, что у Наташи растяжение? - стараясь сдерживать поднявшееся внутри раздражение, поинтересовалась я.
   Она говорила так, будто не знала, что вместо Наташи выступаю я. Что за...?!
   -Э-э, - очень многообещающе протянул парень, бросив на меня виноватый взгляд.
   -Прекрасно, - фыркнула я, отворачиваясь.
   -Что и требовалось доказать, - послышался голос Ирины Аристарховны. Я удивленно оглянулась на неё. - Ты ведь Настя? - и уже открытый взгляд в мою сторону. Я лишь кивнула. - Что ж, тебе придется пройти со мной.
   -Ирина Аристарховна, - тут же встрепенулся друг. - Настя ни в чем не виновата. Извините, я совершенно забыл предупредить, что у меня поменялась партнерша.
   -Да, Настя просто согласилась помочь, потому что у меня растяжение, - подхватила Наташа.
   -Александр, Наталья, успокойтесь. Не буду я ни ругать, ни выгонять вашу помощницу. Но ей все же придется пройти со мной. С ней хочет поговорить один человек, - и задумчивый взгляд на меня.
   -Какой человек? - не понял Алекс, в то время как я просто удивленно посмотрела на женщину, ничегошеньки не понимая.
   -Извините, но я не могу этого сейчас сказать. Анастасия, пойдемте со мной, - она развернулась, и двинулась обратно в ту сторону, откуда пришла.
   Я, сбитая с толку её переходом с "ты" на "вы", растерянно посмотрела на друзей, но те выглядели не менее растерянными, и мне ничего не оставалось кроме как вздохнуть и пойти за Ириной Аристарховной.
   -А что это за человек и почему он хочет со мной поговорить? - спросила я, догнав её.
   -Анастасия, у нас произошло ЧП. Одна из участниц не сможет сегодня выступить, а её партнеру срочно нужна новая партнерша, - серьезно проговорила она, огорошив меня подобным заявлением. Глупой я не была, и сразу догадалась, к чему идет разговор, но верить в этот абсурд не собиралась и надеялась, что ошиблась. И поэтому все же спросила:
   -А я здесь при чем? - и даже остановилась в ожидание ответа. Ей тоже пришлось остановиться.
   -Мы хотим, чтобы ты станцевала вместо отсутствующей участницы, - озвучила мою догадку женщина, внимательно следя за моей реакцией.
   -Но это абсурд! - я раздраженно махнула рукой. - Во-первых, у меня уже есть партнер, и есть с ним номер. Во-вторых, до начала выступления осталось всего ничего, и подготовить целый номер буквально за час-два, да еще и с незнакомым партнером - просто нереально! Вы хотите, чтобы мы опозорились?!
   -Я того же мнения об этой затее, но он смог меня убедить, что все получится. Он абсолютно уверен, что вы успеете подготовить отличный номер за эти самые час-два, - на лице женщины появилась легкая улыбка, а в её словах скользила едва уловимая гордость за этого невидимого мне человека.
   -Он - это кто? - я насторожилась от подобного поведения Ирины Аристарховны. В голове просто не укладывалось, что какой-то абсолютно незнакомый мне человек с бухты-барахты решил поставить со мной (!) номер за считанные часы до выступления. Это было настолько абсурдно и нелепо, что у меня даже не находилось подходящих слов, чтобы описать все, что я думаю об этом.
   -Пойдем, я представлю его тебе, - улыбнулась она, полностью игнорируя мое потрясенное и раздраженное от такой тупости состояние. И вновь двинулась дальше.
   -Ирина Аристарховна, Вы ведь понимаете, что из этого ничего не получится? Я бы еще поняла, если бы я была профессиональной танцовщицей, чемпионкой и так далее. Но я обычная девчонка, и я не могу вот так сразу станцеваться с новым партнером! - все еще пыталась я донести разумную мысль, идя следом за женщиной.
   -Настенька, если он так уверен в тебе, значит, ты танцуешь очень, - она подчеркнула это слово, - хорошо. А в его мнении я не смею усомниться.
   Я вновь была сбита с толку этим её ласковым "Настенька", но решила пока не придавать этому значения. Сейчас есть куда более важные темы для разговора.
   -Да о ком Вы говорите?! - взвилась я, входя вслед за ней в какую-то комнату.
   -Видимо, обо мне, - послышался знакомый голос, и я тут же посмотрела в противоположную от нас сторону помещения, оказавшемся танцевальным залом.
   -Ты?! - вырвалось у меня, когда я увидела Алексия, сидящего по-турецки прямо на полу, и лишь поднявшего на нас взгляд при нашем появлении.
  

***

  
   Алекс еще с четырех часов шатался по огромному зданию, не зная, чем себя занять. До выступления было далеко, зрителей не было и подавно, и только постановщики и техники бегали туда-сюда, готовясь к вечеру. Ему же было безразлично на это мельтешение перед глазами, он лишь лениво наблюдал за самим процессом подготовления сцены и зала.
   Когда начали прибывать первые танцоры, он наконец-то стал бродить по помещению, здороваясь со знакомыми, и оценивая незнакомых ему личностей. Однако, вскоре и это ему надоело, и он принялся наблюдать за новоприбывшими со стороны.
   Когда приехала Настя со своими друзьями, он улыбнулся, но на глаза показываться не стал. Он внимательно прошелся взглядом по её фигуре, облаченной в короткое белое платье, и остался доволен увиденным. Светлые волосы были красиво собраны в пучок на затылке, а высокие каблуки таких же белых босоножек делали её значительно выше.
   Сама девушка его не замечала. Она была серьезна, собрана и молчалива. И хотя она была совершенно спокойна, Алекс даже не сомневался, что подобное несвойственное ей поведение есть не что иное, как результат волнения от предстоящего выступления.
   Он бы и дальше за ней наблюдал, если бы его мама не попросила его помочь. Ему пришлось уйти, и оставить свою малышку до поры до времени в неведении, что он также сегодня присутствует здесь.
   Алекс хотел сделать сюрприз... Но все его планы нарушил один единственный звонок за сорок минут до начала концерта.
   -Да, - ответил он, отходя чуть в сторону, чтобы не мешать своей маме заниматься делами.
   -Алекс, прости меня, пожалуйста, но я не смогу сегодня приехать на концерт! - едва ли не проревели из динамика телефона.
   -Лена, ты чего? - напрягся парень. - Что случилось?
   -Мы в аварию попали, сейчас в больнице находимся, - шмыгнула носом девушка. - У Антона висок разбитый, а у меня сотрясение. Врачи отказываются отпускать, еще и полиция нас собирается допрашивать! Алекс, прости пожа-а-алуйста, - все же заплакала его собеседница, - я тебя так подвела-а-а!
   -Так, Лена, успокойся, - строго сказал Алекс, начиная лихорадочно думать, что делать в подобной ситуации. - За меня не волнуйся. Разбирайтесь там с полицией и врачами, и следуйте всем медицинским указаниям. Мне нужна здоровая партнерша.
   -Алекс, прости меня, - вновь всхлипнула та. - Мы ехали себе спокойно, а потом этот козел вылетел на встречку! Антон быстро среагировал, вывернул руль, но в итоге в нас сзади врезалась другая машина-а-а!..
   -Лена, успокойся, кому сказал, - рыкнул парень. - Ты ни в чем не виновата. С выступлением что-нибудь придумаю, не беспокойся. Главное, что вы остались живы, - и вздохнул, прикрыв глаза и сжав пальцами переносицу, стараясь усвоить то, что на него так неожиданно свалилось. После стольких часов безделья было сложно так сразу включиться в решение проблем.
   -Алекс... - вновь хотела что-то сказать девушка, но парень её перебил.
   -Все, Лен, успокойся и разбирайся со всем, что там творится. А я буду тут проблемы решать. Я потом позвоню, - и сбросил вызов прежде, чем та успела что-то ответить.
   Алекс устало спрятал телефон в карман и повернулся к светловолосой женщине, продолжавшей о чем-то беседовать с каким-то мужчиной.
   -Мам, - позвал он её. - У меня проблема. Лена в аварию попала, и выступить сегодня не сможет.
   Слова прозвучали как гром среди белого дня. До этого спокойная деловая атмосфера вмиг стала напряженной и нервной.
   Ирина быстро закончила все возможные разговоры, переложила обязанности на чужие плечи, и только после этого подошла поговорить с сыном.
   -Нужно срочно найти вам пару на замену. У вас важный номер, его нельзя выкинуть, - и тут же, без перехода, спросила: - Как там Лена? С ней все в порядке? Она не пострадала?
   Алекс и хотел улыбнуться, но от нервной обстановки он не смог выдавить из себя улыбку.
   -Все нормально с ней. Говорит, просто сотрясение. Мам, не нужно искать замену. Я сам выступлю. Мне лишь нужна партнерша, - он плавно готовил её к только что принятому решению.
   -И где ты её возьмешь за полчаса до начала концерта? - вскинула брови женщина. - У тебя сложный танец, в нем нужно чувствовать своего партнера. А вам еще и подготовить номер нужно успеть.
   -Мам, - Алекс задумался, как сказать, и решил начать издалека. - Помнишь, ты говорила, что бачату нужно танцевать со своей женщиной? - он подчеркнул местоимение.
   -При чем здесь бачата, Алекс? У тебя скоро выступление, и ты танцуешь румбу, а не бачату!
   -Я знаю, мам. Просто недавно я танцевал бачату с одной девушкой... Мы танцевали впервые, и мы отлично чувствовали друг друга, - Алекс все же улыбнулся, вспомнив вторую встречу со своей малышкой. - И эта девушка сейчас здесь.
   Ирина внимательно разглядывала своего сына несколько минут, а после кивнула, поняв, что он хотел этим сказать.
   -Хорошо. Как её зовут? - и взяла в руки сценарий, в котором были написаны все имена выступающих сегодня.
   -Высоцкая Анастасия, - Алекс едва заметно облегченно выдохнул. Полдела сделано... Осталось лишь убедить эту строптивую малышку станцевать сегодня с ним.
   Ирина быстро прошлась взглядом по списку имен... После еще раз.
   -Здесь такой нет, Алекс, - покачала она головой, вновь посмотрев на сына.
   -Как нет?! Я её видел, она в белой паре выступает! - и вырвал сценарий из рук матери, нервно начиная просматривать имена.
   -Может, она пришла с кем-то за компанию, а не выступать? - предположила Ирина, переживая за участь сына не меньше его самого.
   -Нет, она точно выступает, - твердо проговорил Алекс, в третий раз просматривая список имен. - Аверин Александр и Марченко Наталья, - прочитал он. - Аверин - партнер Насти. А Наталья - его невеста, - вспомнил он ночь в клубе. - Они сегодня все трое здесь. И Наталья явно не выступает, - покачал он головой.
   -Алекс и Наташа? - приподняла брови Ирина, забирая сценарий обратно. - Я лично им ставила номер. Ты ничего не путаешь? - и вновь посмотрела на сына.
   -Нет, - покачал он головой. - Сегодня выступать точно будет именно Настя.
   -Хорошо, я сейчас найду их и разберусь. Если все так, как ты говорить, приведу твою Настю сюда. Она хоть хорошая девочка?
   Алекс усмехнулся.
   -Хорошая, лучше всех. Тебе понравится.
   -Ну что ж, жди здесь.
   И Ирина двинулась к выходу из зала.
   -Мам, - окликнул её парень, когда она уже почти скрылась из виду.
   -Что?
   -Не говори ей про меня. Иначе она не согласится прийти.

Глава 11

   От автора: В данной главе будет исполняться танец... И моя любимая бета посоветовала для лучшего представления читать под песню, указанную в тексте =) Приятного прочтения!
   P.S.: Перевод песни взят с сайта "Лингво-лаборатория "Амальгама"".
  
   -Я, - кивнул парень. - Привет.
   Я даже дар речи потеряла, абсолютно не зная, что говорить. Я даже предположить не могла, что этим безумцем, который захочет за столь короткое время подготовить целый номер, окажется Россолимо.
   Хотя, чего я удивляюсь? Это же Алексий, чьи поступки и раньше не поддавались логическому объяснению и выходили за рамки моего понимания.
   -Я не буду с ним танцевать, - резко сказала спустя несколько минут, во время которых приходила в себя, и повернулась к Ирине Аристарховне.
   -Почему? - приподняла она брови, внимательно наблюдая за нами обоими.
   -Потому что он псих, - фыркнула я.
   -Это я-то псих? - усмехнулся Алекс, продолжая сидеть на полу. - Себя-то в зеркало видела?
   -А что, в зеркале я увижу на себе надпись "сбежавшая из психбольницы"? - я зло глянула на него, повернувшись к нему всем телом.
   -Кто тебя знает, может, и увидишь, - хмыкнул тот. Я же демонстративно посмотрела на свое отражение на зеркальной стене.
   -Не увидела, - сделала вывод.
   -Настя, с чего вдруг такая агрессия в мой адрес? - Алекс слегка склонил голову набок. - У тебя что, ПМС?
   -Это у тебя сейчас будут ПМС, придурок, - разозлилась я. - Какого черта ты вообще здесь делаешь?! Почему, куда я не пойду, везде есть ты?! Пошла на этот чертов конкурс - ты, пошла к психологу - опять ты, в клубе - снова ты, и даже здесь я умудрилась тебя встретить! У меня с тобой скоро паранойя начнется!
   -Малышка, успокойся. От судьбы не убежишь, - этот нахал еще и издевается!
   -Я тебе уже говорила, что в судьбу не верю. Помнится, ты тогда сказал, что судьбы мы создаем сами? - я усмехнулась. - Так извини, я себе такой судьбы не строила. Это ты вторгаешься в мою жизнь. Нагло и бесцеремонно.
   -Раньше тебя это не смущало, - сама невозмутимость.
   -Ты... - я сжала губы, не зная, что сказать, и стараясь успокоиться. - Ну почему именно меня ты выбрал в жертвы? - не выдержав, фыркнула.
   -Какие жертвы, Настя? - устало, как мне показалось, вздохнул он.
   -А кто? Я до сих пор не понимаю причины, по которой ты так рвешься со мной общаться. И ты внятно не можешь объяснить. Ты сам сказал, что это не любовь с первого взгляда. А тогда какого черта все это происходит между нами? - меня, кажется, прорвало. И я не могла уже остановиться.
   Мне жутко надоела эта неизвестность. Я не понимала, не могла понять, почему этот парень так рвется попасть в мою жизнь. Я чувствовала подвох, я не верила ему, но никак не могла докопаться до правды и прийти хоть к какому-то выводу. Даже самому абсурдному. У меня просто не хватало идей и фантазии, чтобы хоть как-то объяснить его неожиданный интерес к моей персоне.
   Я и не догадывалась раньше, как сильно меня это волнует и беспокоит.
   -Малышка, ты что, перенервничала? - усмехнулся Алекс, пытаясь превратить всё в шутку. Но я лишь сузила глаза.
   -Запомни, Алекс, раз и навсегда - я тебе не игрушка. Я не люблю ложь, я очень злопамятная, и я редко прощаю, - резко отчеканила. - И когда я узнаю правду - тебе будет плохо. Это я тебе обещаю.
   Алекс смотрел на меня и ничего не говорил. И этим самым лишь подтверждал мои предположения, что он что-то от меня скрывает, и его интерес ко мне вызван не простой внезапно вспыхнувшей сильной симпатией.
   -Что и следовало доказать, - вырвалось мимо воли из меня. Спокойно и без лишних эмоций.
   -Ладно, Настя, - вздохнул он, поднимаясь на ноги. - Я вижу, что ты уже многого себе напридумывала. Хотя я думал, что ты отличаешься от этих мечтательных девиц, которые обижаются на придуманные ими же обиды. Впрочем, я тебя позвал сюда не за этим. Мы еще успеем поговорить. А сейчас нужно готовить номер, у нас осталось не так-то много времени.
   -С чего ты взял, что я буду с тобой танцевать? - фыркнула, решив оставить рвущиеся наружу слова на потом.
   -С того, что у нас получается с тобой отлично танцевать. Ты хорошо танцуешь, и лучше партнерши мне не найти. И в данном случае я тебя прошу ею стать. Мне нужна твоя помощь, Настя. Пожалуйста, - и он, приблизившись ко мне на минимальное расстояние, протянул мне руку, предлагая вложить в его ладонь свою.
   -Не думала, что ты умеешь просить, - я все еще не испытывала желания опозориться сегодня из-за плохо подготовленного номера.
   -Мы ведь все равно с завтрашнего дня начинаем тренироваться. Почему бы не начать танцевать вместе раньше? - один уголок его губ приподнялся в улыбке.
   -Ты понимаешь, какое это безумие?
   -Не думаю, что это безумнее твоего показательного выступления на пилоне в клубе, - фыркнул Алекс.
   -Я к нему готовилась несколько месяцев, - процедила сквозь зубы.
   -Я оценил, - его губы совсем расплылись в улыбке, а в глазах заплясали смешинки.
   -Черт с тобой, - вновь фыркнула, и все же вложила свою ладонь в его.
   -Вот и славненько, - я даже вздрогнула от голоса Ирины Аристарховны, о присутствии которой уже успела забыть. - Теперь я понимаю, о ком говорил Валик. Он был прав, Настя тебе подходит.
   -Мама, - недовольно посмотрел на женщину Алекс, в то время как у меня округлились глаза.
   Это его мама?! Мама?!
   -Все, уже ухожу, не буду вам мешать. Удачи, она вам пригодится, - и женщина спешно ушла.
   -Это твоя мама? - спросила я, как только за ней закрылась дверь.
   -Да, - Алекс усмехнулся.
   -Черт, - я тут же вспомнила все, что успела наговорить при ней. Что-то не задалось у меня знакомство с родственниками этого парня. Что дядя, что брат, что мать - со всеми знакомство вышло своеобразным.
   -Не беспокойся, она продвинутая мама. Ничего плохого не подумала. А теперь давай тренироваться. У нас действительно мало времени, - сказав это, Алекс потянул меня за руку, подошел к небольшому музыкальному центру, включил музыку и повернулся ко мне. Заиграла знакомая мне песня Michael Jackson - "Give in to me".
   -Give in to me (Стань моей)? Серьезно? - я вскинула брови, недоверчиво глядя на парня.
   -Да, - он усмехнулся. - Тебе что-то не нравится?
   -Ты в какой паре? - тут же поинтересовалась, отмечая про себя, что на данный момент он в простой черной футболке, в то время как все участники выступают в одежде, соответствующей цвету их пары. Белый, синий, красный и черный. Белый - это мы с Авериным. Синий - это вальс, что точно не подходит под выбранную композицию. Остается еще два цвета.
   Такой постановочный номер был выбран не просто так. Весь концерт основывается на истории четырех сестер. Младшая - милая, наивная, романтичная, мечтающая о большой и искренней любви. Это моя, белая, пара. Вторая - спокойная, рассудительная девушка, которая так же ищет свою любовь, но не летает в облаках. Это синяя пара. Третья - очень эмоциональная, вспыльчивая, и самостоятельная. Она любовь не ищет, она её боится и остерегается. Её больше привлекают деньги. Это красная пара. И последняя, старшая сестра - взрослая, разочарованная в людях, никому не доверяющая, и оттого высокомерная. Это черная пара.
   История заключается в том, что отец, владелец крупной компании, этих четырех дочерей умирает от рака, и ставит перед ними условие - каждая из них обязана выйти замуж в течение месяца, так как наследников у него нет, а компании нужен новый глава, который справится с этой должностью, но при этом не оставит его дочерей без денег. И они, желая выполнить последнюю волю отца, отправляются в клуб... Там-то они и находят своих суженых.
   -В черной, - Алекс хмыкнул, оглядывая меня с ног до головы. - Немного контрастно будет, да? - и ухмыльнулся.
   -Да не то слово. Дайка я немного освежу память. Белая пара - нежная и романтичная. А черная?.. - и приподняла брови, тем самым предлагая ему закончить за меня.
   -История моей пары не такая слащавая, - парень не торопился начинать посвящать меня в танец, согласившись рассказать интересующую меня информацию. - Девушка при знакомстве хорошо общается с парнем, но после не принимает его, отталкивает от себя. Но парень настойчивый, пытается её добиться. Наш танец - это своеобразная развязка. Последняя стадия отношений. Девушка все еще сопротивляется, между ними возникает конфликт на этой почве. В итоге парень собирается уйти... И она не отпускает.
   -Супер, - я нервно махнула рукой. - Надо полагать, сейчас будут страсти?
   -Будут, - кивнул Алекс. - Начнем?
   -Да, пожалуй. У нас очень мало времени.
   -Настя. Расслабься. Иначе у нас ничего не получится.
   -Хорошо.
  

***

  
   Губы в опасной близости от его...
   You and your friends (Ты и твои подружки)
   Were laughing at me in town... (Смеялись надо мной в городе...)
   Я отхожу от него, мы смотрим друг другу в глаза. На моем лице блуждает дерзкая улыбка. Он не отпускает мою ладонь, но расстояние между нашими телами все равно увеличивается.
   But it's okay... (Но это ничего...)
   В его глазах решимость, и вот он снова тянет меня к своему телу, поворачивая к себе спиной. А я кручусь вокруг своей оси, направляемая его руками, и смотрю в его лицо. И он вновь меня обнимает, а я позволяю.
   And it's okay... (Всё в порядке...)
   Прогибает меня в спине, вновь поворачивает ею к себе. Я слегка прогибаюсь, скользя по его телу вниз. Но он не позволяет соскользнуть еще ниже, и снова разворачивает меня к себе лицом, заставляя обвить его шею руками. Но тут же вновь поворачивает на сто восемьдесят градусов, полностью беря контроль над моим телом, скользя носом по моему уху, и быстро отстраняясь. Становится пусто.
   You won't be laughing girl... (Зато тебе будет не до смеха, детка...)
   Он совсем отпускает меня, и я делаю шаг в сторону, делая волну, дразня его, заставляя вновь обратить на меня внимание, вновь захотеть обладать мною.
   When I'm not around... (Когда меня не будет рядом...)
   Он зазывает меня к себе, слегка пригнув ноги, словно склоняясь передо мной, а я продолжаю с ним играться, желая, и, в то же время, не позволяя касаться себя.
   I'll be okay... (И у меня всё будет хорошо...)
   Но вот я все же вкладываю свою ладонь в его, он поднимает наши руки, сокращая расстояние между нами, и я поворачиваюсь к нему боком. Вскидываю ногу, и он тут же подхватывает её за бедро, проводя по обнаженному участку тела вверх горячей ладонью. Его губы совсем близко от моей кожи, вызывая на ней миллионы мурашек. Заставляя уже бессознательно контролировать себя, на уровне рефлексов, заученных движений...
   And I'll, I'll not find... (Хотя я, я не уйду...)
   Но вот он плавно перекидывает мою ногу через свое бедро, обнимая за талию, и мои ступни отрываются от земли. Я прогибаюсь в спине, полностью доверяя ему. Его губы вновь в опасной близости от моего уха. Безумно жарко. Глаза на мгновение закрываются сами собой.
   Он откланяется назад, принимая на грудь вес моего тела, и я вдыхаю полной грудью такой притягательный чуть горький аромат его одеколона и пота. И он отпускает меня на пол, давая вдохнуть свободней, и слегка прийти в себя. Недостаточно, но хватит, чтобы продолжить...
   Gotta, the peace of mind no... (Но буду искать душевный покой...)
   Я делаю резкий разворот, хватаясь за его ладонь, чтобы не упасть. Мои ноги согнуты в коленях, и мы вновь смотрим друг другу в глаза. Он собран, в отличие от почти расплавившейся меня, но даже в его взгляде видно желание.
   Начинается проигрыш, и он так же резко дергает меня на себя, и в считанные мгновения я оказываюсь на его плече. Он проворачивает не сопротивляющуюся меня на нём, и я оказываюсь к нему лицом, обхватывая его ногами за талию. И чувствую через кожу, как быстро стучит его сердце. Да и мое тоже. И не только от танца.
   И он кружит нас, вновь не разрывая со мной зрительного контакта. После прогибает в спине, всего на мгновение, выполняя то, что нужно, и вновь лицом к лицу, не выпуская меня из плена своих глаз. И опускает меня на пол. Я тут же делаю от него шаг назад, потому что надо... Но мы тут же вновь хватаемся за руки, и он кружит меня, после чего мы снова вынуждены оттолкнуться друг от друга, не разжимая скрепленных ладоней. Еще несколько движений, и вот он уже дергает меня на себя. Я, прокрутившись, оказываюсь впритык к нему, обвивая за шею. Он слегка приподнимает меня, кружа. А потом резко из одной стороны перекидывает на другую, закидывая к себе на спину. Моя ладонь скользит по его бедру, ища поддержки, и... соскальзывает. Разрывая то напряжение, ту связь, что не отпускали нас.
   -Настя! - Алекс недоволен. Я вновь испортила поддержку. Не одну, так вторую.
   -Черт! - я отстраняюсь, тяжело дыша. Мысли никак не желают приходить в должный порядок, все время возвращаясь к ощущениям, когда его тело, его руки, его губы так близко ко мне. - Мне надоели эти поддержки! Почему нельзя было придумать что-то попроще?! - и менее возбуждающее.
   -Потому что это страсть, - отрезал парень. - Войди в эту роль! Ты любишь, ты хочешь, но отталкиваешь, потому что боишься. Ты должна мне доверять!
   -Я доверяю! - рявкнула, а после глубоко вдохнула и выдохнула. Не стоило срываться на парне из-за своих неудач.
   -Настя, - Алекс вздохнул, подходя ко мне ближе. - Мы должны это сделать, слышишь? - его ладонь скользнула на мою щеку, будоража и без того возбужденное сознание. И вместо танца хотелось заняться совсем иными делами, но куда как приятнее.
   -Я сразу сказала, что это безумие, - я на мгновение прикрыла глаза. - Хорошо, давай еще раз.
   Алекс кивнул, и вновь поставил песню сначала...
  

***

  
   Мы потеряли счет времени. Снова и снова мы повторяли танец. Алекс был уверен и собран, я же жутко волновалась, нервничала, боялась, а оттого постоянно ошибалась. Из-за этого психовал Алекс, а следом за ним срывалась и я, от перенапряжения.
   -Настя, соберись, наконец! Если ты не соберешься, то мы точно опозоримся! - раздраженно бросил парень, когда я в очередной раз перепутала движения.
   -Да мы в любом случае опозоримся! - не менее раздраженно фыркнула я. - Это изначально была безрассудная и бессмысленная затея!
   -Нет, не бессмысленная! Ты все эти движения исполняешь хорошо, но каждый раз ошибаешься то в одном месте, то в другом. Сколько можно?!
   -Да что ты ко мне пристал?! Я вообще не обязана тебе ничего! Это твой танец, а не мой!
   -Настя...
   -Анастасия, твое выступление через десять минут, - раздался голос со стороны дверей, и нам пришлось обернуться. К нам заглянула Ирина Аристарховна.
   -Отлично, - я быстро отправилась на выход.
   -Настя! - окрикнул Алекс.
   -Извини, но мне пора станцевать свой танец, - не оборачиваясь, бросила я, раздумывая над тем, как не опозориться сейчас хотя бы на танце, на подготовку к которому в последний месяц ушла уйма времени.
   -Отлично, - последнее, что я услышала прежде, чем скрыться в коридоре, где мне пришлось тут же поспешить к своим друзьям.
   -Настя! - Алекс заметил меня прежде, чем я подошла к ним. - Куда ты пропала?! На звонки не отвечаешь, мы думали, что ты уже сбежала. И почему у тебя такой растрепанный вид?
   -Извините, ребят. Меня тут решили немного припрячь, - фыркнула я, пытаясь отдышаться, и быстро подходя к большому зеркалу. - Дайте мне пять минут, и я буду готова выйти на сцену.
   -Настя, что с тобой приключилось? - Наташа заинтересованно наблюдала за мной, продолжая сидеть на близстоящем стульчике.
   -Я сегодня буду танцевать еще один танец. С Алексием. Уж если мы не опозоримся сейчас, то с ним-то я точно опозорюсь, - фыркнула я, поспешно поправляя макияж и платье.
   -С Алексием? А он-то тут при чём? - вскинул брови друг, привалившись плечом к стенке рядом с зеркалом.
   -А он тоже танцует сегодня, - хмыкнула. - В черной паре. У него какая-то накладка с партнершей, и он решил заменить её мною. Я получилась крайней.
   -Вы что, решили за час целый номер поставить?! - у парня глаза на лоб полезли.
   -Это была его идея. Я сразу сказала, что это все безумие.
   -А он настырный, - ухмыльнулась Наташа, за что удостоилась моего злого взгляда. - А что? Мальчик старается и не опозориться, и с тобой сблизиться.
   -Скорее, старается окончательно вызвать у меня к нему неприязнь, а того гляди и ненависть, - я вновь хмыкнула, вспомнив наши разговоры. Уж что-что, а высказать мне ему теперь точно есть что.
   -Да ладно тебе, ему просто нравится тебя злить, - махнула рукой подруга.
   -Я ему с такими темпами скоро врежу...
   -Настя, Александр, идите за кулисы, синяя пара уже вышла на сцену, - рядом появилась Ирина Аристарховна.
   -Черт, я точно сегодня опозорюсь, - вздохнула я, прикрыв на мгновение глаза. - Или кого-то убью, - добавила тише.
   -Пошли, Настя, - Алекс аккуратно обхватил меня за руку чуть выше локтя.
   -Да, пошли, - кивнула, стараясь расслабиться. Уж сейчас-то мне страсть точно не нужна. Оставлю всю злость для Россолимо. А сейчас пора становиться нежной, наивной и романтичной.
  

***

  
   -Ну вот, а ты боялась, - улыбнулся Алекс, когда мы спустились со сцены после нашей румбы. Одно хорошо в танце с Россолимо - с ним тоже румба, пусть и не чувствительная, как с Авериным, но хотя бы движения уже отработанные до автоматизма. Если учитывать, что подобные танцы я не танцевала уже очень долгое время, то Алексию очень и очень повезло.
   -Да, отлично, я не оплошала, - меня хватило лишь на фырканье. - Извини, Алекс, но мне пора к этому самоуверенному павлину. У нас танец через полчаса. Хорошо хоть мы попали в разные эпизоды. Я бы не выдержала сразу несколько показательных выступлений.
   -Расслабься, Настя. Вспомни, что ты вытворяла несколько лет назад. По-моему, у вас есть все шансы, - Алекс в подбадривающем жесте обнял меня за плечи.
   -Несколько лет назад во мне еще играл юношеский максимализм. Это все выглядело забавно, и не было так серьезно, как этот концерт, - махнула рукой.
   -А ты забудь о том, что это концерт. Представь, что это всё снова лишь забава.
   -Может ты и прав, - я вздохнула. - Ладно, спасибо, Алекс. Пошла я, - и, вывернувшись из его объятий, вновь пошла в зал.
  

***

  
   Алекс устало прикрыл на мгновение глаза, а после вновь открыл, чтобы посмотреть на спину девушки, стоящей перед ним.
   У них так и не получилось ни разу станцевать идеально. Хотя со своим другом она станцевала потрясающе, несмотря на усталость и моральное перенапряжение.
   Он видел их номер. Стоял за кулисами и наблюдал за сценой. Настя хорошо вжилась в роль, и, кажется, на несколько минут вообще забыла, где находится и зачем, полностью растворившись и в музыке, и в танце. И она полностью доверяла своему партнеру. Выглядела такой влюбленной и нежной...
   С ним же у неё все было не так. Она постоянно ошибалась, делала не те движения, или же портила поддержки. Она все время думала о танце, думала о том, как двигаться, и из-за этого ничего не получалось. Она никак не могла расслабиться и раствориться в музыке.
   И сейчас им предстояло выйти на сцену. И Алекс очень отчетливо понимал всю безнадежность своих попыток помочь девушке.
   -Настя, - тихо позвал он её, обхватывая за плечи и притягивая к себе. Она не сопротивлялась. - Прости за то, что я тебе сегодня наговорил. И прости за то, что втянул во всё это. Это действительно была очень безрассудная и глупая идея.
  

***

   Я устало прикрыла глаза, перекладывая вес своего тела на Алекса. У меня уже просто не осталось сил в чем-то его обвинять. Вместо этого я прокручивала в памяти некоторые моменты из нашего общего прошлого. Первый поцелуй, первая ночь... Бачата. "Сломанное танго" в исполнении "Уличных игроков". Поцелуй в кабинете психолога... Мой танец на пилоне в клубе, по окончанию которого Алекс оказался на сцене рядом со мной. И ночь вместе с ним...
   И все это всего за пару недель. Надо же.
   Следом в голове пронеслись наши сегодняшние попытки хорошо станцевать. Все ошибки и отступления. Сдерживаемые и не очень эмоции.
   Может, Алекс, мой друг, и прав, и мне стоит забыть, где я нахожусь и что и для чего танцую?
   -Пошли, Настя, наш выход, - как-то устало и немного обреченно вздохнул Алексий, подталкивая меня к ступенькам, которые и вели на сцену.
   -С Богом, - пробормотала я, вслушиваясь в голос Ирины Аристарховны, которая объявляла нас, попутно разъясняя зрителям, что вышла накладка, и одна из участниц не смогла сегодня приехать сюда, а потому вместо неё выступаю... я. В белом платье. В то время как Алекс в черной рубашке, ибо и пара черная.
   Алекс ничего не ответил на мое бормотание, а просто повел на сцену, где уже начинала играть наша музыка.
   Я остановилась спиной к парню, стараясь расслабиться. Потом достаточно резко обернулась, желая посмотреть на парня, который уже подошел ко мне, и встал на одно колено.
   Посмотрела и... Вдруг подумала о том, что история этого танца удивительно похожа на нашу. Ведь я точно так же отталкиваю его, хоть меня и тянет к нему, и, такое чувство, что только и жду того момента, когда он не выдержит, уйдет от меня... Чтобы в последний момент удержать его самой.
   Подумала и полностью растворилась в песне, так подходящей нам, и в парне, который так нравился мне.
   Я подступила к нему, стараясь одновременно и оттолкнуть его, и заставить встать, в то время как он достал из кармана бархатную коробочку... И как символично - я в белом платье... Стоит ли говорить, что на этот раз я забыла, что играю? Нет. И я действительно, совсем не наигранно, испугалась этой картинки - стоящего на коленях Алекса, делающего мне предложение.
   Замуж я не собиралась. Не так рано. Не сейчас. И уж тем более не за Россолимо.
   Разум как-то сам отдавал команды моему телу. Вот я резко выбиваю кольцо из его рук... А вот уже стараюсь оттолкнуть за плечи. Но парень, взгляд которого неожиданно потемнел, лишь подвелся на ноги, стараясь удержать меня.
   И понеслось...
   Это было похоже на то, что мы действительно в танце решили разобраться в своих отношениях. В продуманном танце... Который так много репетировали.
   Нужно ли уточнять, что итоговый вариант танца прилично отличался от того, что мы готовили?.. Думаю, не стоит.
   Сначала я просто отталкивала его, не желая доверять, а он пытался меня остановить. А потом он затянул меня в танец, а я... не смогла удержаться, до дрожи желая почувствовать его прикосновения на своем теле, желая станцевать с ним под нашу (!) песню.
   И, как ни странно, не взирая на то, что я стала многие движения заменять, Алекс, каким-то неимоверным образом, все время подхватывал их и подстраивался, как будто так и было задумано изначально.
   Я продолжала держать дистанцию, отступая, отталкиваясь от него. Он же все время преодолевал разделяющее нас расстояние, стремился схватить меня и удержать. Мы почти не разрывали зрительного контакта, стремясь глазами высказать все то, чего не хватало в танце. И лишь определенные движения заставляли нас прервать этот зрительный контакт.
   И я начала сдаваться, поддаваясь соблазну... Закрывая глаза, оказываясь в его объятиях. Прижимаясь к нему теснее, чем того позволяла румба. Непозволительно близко.
   И вот он снова меня кружит, как и на тренировке. Поворачивает к себе спиной, проводит носом по моему уху, вызывая дрожь в теле... Крутит, зазывает к себе... Вновь сцепляет наши ладони, вновь подхватывает меня под бедро, проводя по ноге выше... Вызывая маленький пожар в низу живота.
   Еще движения, которые мы оттачивали на тренировке... И вот он уже закидывает меня к себе на спину. Проворачивает, и я уже лицом к нему, обхватываю его за талию. Вновь глаза в глаза. И я невольно подаюсь вперед, желая прикоснуться своими губами к его.
   Но он начинает кружить нас, и это становится невозможным. И вскоре я вновь оказываюсь на ногах. Снова уже знакомые движения, в которых мы стремимся выплеснуть эмоции, обуревающие нас... Желание, страсть, и невысказанные претензии, и обиды. Легкое напряжение.
   Еще немного... И вот я уже вновь перекинута им на спину, а моя ладонь упирается в его бедро. Только на этот раз я не падаю, а позволяю изменить положение Алексу, обхватывая его вытянутую руку, чтобы перевернуться на спину, и позволить парню единоличное владение моим телом. Полтора круга, и вот он уже снимает меня со своих плеч, давая мне возможность оказаться к нему лицом, обхватив за затылком, прижимая к себе...
   Его губы были так близко к моей шее... Так близко к моей груди... И я так хотела их почувствовать на своей неприкрытой ничем коже. Но... не сейчас.
   И вновь еще одна поддержка, успешная, и горящий взгляд Алекса, от которого ноги сами собой подкашиваются... Благо его руки уверенно держат меня за талию.
   Мои же руки поневоле обхватили его за шею, пока он меня слегка прогибал... Чтобы коснуться своими губами моей кожи. На шее, на плече, на ключице, и ниже...
   Кажется, мы немного забыли, где находимся. Оба.
   Он скользнул губами к моему лицу... А я вдруг выставила руку вперед, останавливая его, стараясь отдышаться, и не сводя с него не менее горящего взгляда. Стоило дотанцевать, доиграть до конца, а уже после...
   Я, все еще смотря на него, стала отходить. Он же, с каким-то отчаянием, попытался схватить мою ладонь, кажется, все еще не в силах прийти в себя. Но, к счастью для нас обоих, я сумела совладать с собой и вовремя отдернуть руку. Развернуться, и сделать несколько шагов от него. И чувствовала на своем затылке его прожигающий взгляд.
   Но стоило только мелодии закончиться... Как я тут же развернулась обратно к нему, делая один, неуверенный, шаг... Ему этого хватило, чтобы резко оказаться рядом со мной, подхватывая меня под бедра, заставляя обхватить его ногами за талию, и поцеловать меня... Сильно, страстно, напористо. И я отвечала ему тем же, обхватив одной рукой за шею, а второй за затылок, не давая возможности отстраниться, даже если ему этого захочется.
   И уже не хотелось его отталкивать... Хотелось верить ему, доверять, принимать и... любить.
   Наверное, слишком сильно меня испугала последняя мысль. И именно потому я вынырнула из этих эмоций, вдруг услышав громкие аплодисменты... А кое-откуда и свист.
   И попробовала отстраниться.
   -Не убежишь, - выдохнул Алекс мне в губы, но все же поставил меня на ноги, крепко и уверенно схватив за ладонь. И слегка поклонился зрителям. Я на автомате сделала то же самое.
   А после мы как-то быстро оказались за кулисами...
   -Нас... - только хотел развернуть меня к себе Алекс, как сбоку раздался еще один знакомый голос:
   -Настя!
   Я вздрогнула, и резко обернулась. Это был отец. Мой родной отец. И он что-то делал тут, за кулисами, в непосредственной близости от сцены. И абсолютно точно видел этот танец.
   -Папа? - я от удивления даже забыла, что, вроде как, еще не до конца простила его, и не хочу с ним разговаривать.
   -Ты хорошо танцевала... - небольшая пауза. - Давай поговорим?
   -Я... - я и не знала, что ответить, да и не успела.
   -Анастасия? - раздался еще один мужской голос сбоку, и мне вновь пришлось развернуться. Алекс резко выдохнул, крепче сжав мою ладонь. Видимо, принимая то, что у нас не получится сейчас остаться наедине друг с другом.
   Я посмотрела на еще одного мужчину. Высокий, широкоплечий. Красивый. Мужественные черты лица, волевой подбородок, золотистые глаза...
   Я знала его. Видела, на фотографиях Валеры. Его родной отец. Его и Лизы.
   А еще я знала, что Валера общался с ним. Втайне от матери и сестры. Те двое жутко недолюбливали этого мужчину, а вот Валера, хоть и жил с матерью и сестрой, все же отца любил и уважал, и не прекращал с ним общаться.
   -Что-то с Валерой? - тут же спросила я, забыв даже поздороваться.
   Мужчина бросил настороженный взгляд на моего отца, а после вновь посмотрел на меня.
   -Он в больнице. Просил привезти тебя после выступления к нему.
   Я кивнула, и повернулась к своему родителю.
   -Извини, пап, но мне нужно ехать.
   -Что-то с Валерой? - его голос прозвучал напряженно, и он бросил прищуренный взгляд на второго мужчину.
   -Он просил привезти только Настю, - отрезал тот. - Пошли? - взгляд на меня.
   -Я только вещи заберу, - вновь кивнула. - Подождите меня на улице, пожалуйста, - и тут же потянула Алекса за собой в ту сторону, где мы находились с Наташей и моим лучшим другом до начала концерта.
   На оклик отца я уже не оборачивалась.
   -Как-то ты слишком спокойно отреагировала на новость о том, что твой брат в больнице, - заметил Алекс, поглядывая на меня, но не останавливаясь.
   -Раз он попросил привезти меня, значит, разговаривать может. А это означает, что чувствует он себя нормально. А раз попросил привезти только меня, то ничего смертельного с ним не произошло, иначе он бы сообщил о своем состоянии еще и своей матери с сестрой. Ну, думаю, и моему отцу тоже. Они в хороших отношениях, - я слегка скривилась, доходя до нашего места. И, чуть подумав, добавила: - Были в хороших, во всяком случае.
   -А кто этот мужчина? - Алекс отпустил мою ладонь, позволяя мне подхватить плащ. А вот надеть он мне его самостоятельно не дал, забрав. И, как истинный джентльмен, помог накинуть его на плечи.
   -Отец Валеры и Лизы. Родной, - я, тем временем, подхватила и сумку. И развернулась к выходу.
   -Мне можно с тобой? - вопрос застал меня врасплох, заставив развернуться и удивленно посмотреть на парня.
   -Зачем?
   -Для моральной поддержки, - он усмехнулся, но при этом глаза оставались серьезными.
   -Не знаю, - я передернула плечами, продолжая разглядывать его. И прикусила губу, вспомнив наш танец. Слишком многое было показано в нем, и слишком многое не высказано вслух, и от этого теперь было неуютно находиться рядом с ним и смотреть в его глаза.
   -Подожди меня на выходе, малышка. Я мигом, - Алекс мимолетно коснулся своей ладонью моей щеки, чуть погладив, а после развернулся и стремительно отправился в сторону зала, в котором мы тренировались.
   Постояв несколько мгновений, смотря ему вслед, и раздумывая над его словами, я все же отвернулась, и медленно двинулась в сторону выхода.
   И что это было?! Что вообще только что произошло?! В последние десять минут?!
   Что ж за день-то такой?..
   Вздохнув, я уже более уверенно пошла на улицу. Но, не успела даже выйти из здания, как рядом материализовался Алекс, уже в флиске, схватив меня за локоть.
   -Пойдем, - сказал он, и уже сам повел меня на выход, переместив свою ладонь к моим пальцам, и крепко сжав их, не давая возможности вырваться.
   Я ничего не ответила. Просто потому, что и не знала, что отвечать. А потому молча пошла следом, и заговорила уже тогда, когда мы оказались возле машины, около которой стоял отец Валеры.
   -Он со мной. Можно? - и неуверенно посмотрела на того. Он неопределенно пожал плечами, после чего пошел к водительскому месту. Расценив это как согласие, мы с Алексом вместе забрались на задние сидения.
   -А что с Валерой? - уже в салоне поинтересовалась я. Валера парнем был здоровым и крепким, и болел крайне редко. А уж в больницах так тем более ни разу на моей памяти не был.
   -Ничего страшного. Но он попросил не говорить, - мужчина посмотрел на нас через зеркало заднего вида. Увы, но как звать его, я не знала. Лишь по отчеству Валеры и Лизы могла сказать, что имя у него Андрей.
   -Почему?
   -Спросишь у него, - еще один внимательный взгляд на меня. - Откуда ты знаешь обо мне?
   -Валера рассказывал, - точно так же, как и он пару минут назад, неопределенно пожала плечами, и уставилась в окно. Краем глаза заметила своего отца, стоящего у машины чуть поодаль от входа. И тут же перевела взгляд куда-то дальше.
   -Ясно.
   Алекс и вовсе решил не встревать в наш короткий и скупой разговор, предпочитая поглаживать тыльную сторону моей ладони, которую так и не отпустил, своим большим пальцем.

Глава 12

   Стоило только оказаться в частной клинике, в которую нас привез Андрей, как я тут же отделалась от руки Алекса, сославшись на халат, который пришлось накинуть сразу после сдачи верхней одежды в гардеробную. Если он и понял, что я таким образом предприняла попытку слегка отстраниться от его общества (все-таки недоговоренности между нами меня пугали), то виду не подал, и лишь задумчиво осмотрел помещение.
   Было в этом его взгляде что-то странное, но я решила не придавать этому значения, переключив свое внимание на мужчину, который уже отправлялся вглубь здания. Я тут же поспешила следом. А Алекс за мной.
   Поднявшись на второй этаж, мы зашли в какое-то отделение, на название которого я благополучно не обратила внимания, и вскоре оказались около одной из палат. И, без стука, вошли внутрь.
   Валера оторвал взгляд от телефона, и тут же посмотрел на нас. При виде меня на его лице расплылась улыбка, которую я тут же поспешила стереть, дав ему подзатыльник, быстро подскочив к кровати, на которой он и лежал.
   -Ауч, - отозвался брат, потирая затылок. - За что?
   -За предоставленное беспокойство, - фыркнула я, и внимательно посмотрела на него. - И что с тобой такое?
   -Ничего страшного, Настён, - он вновь расплылся в довольной улыбке.
   -А чего это ты такой довольный? - приподняла брови, с еще большим интересом принявшись изучать его.
   -Я с утра сюда попал, с острым приступом аппендицита. Аппендикс удалили, а я познакомился с очень хорошенькой медсестрой, - и подмигнул мне. Я лишь удивленно хлопала глазами. Я не понимала, почему он такой веселый, и как он может после наркоза думать о какой-то девушке.
   Хотя, уже то, что он заинтересовался какой-то девушкой, было удивительно. Брат у меня хоть и был симпатичный, но из-за своей чрезмерной любви к машинам как-то с отношениями у него не ладилось. То ему самому что-то не нравилось в своих спутницах, то их что-то в нём не устраивало. А как по мне, то парень на вес золота.
   -Ты балбес, ты знаешь об этом? - покачала я головой, присаживаясь на край кровати. - Как ты вообще после наркоза можешь думать о какой-то там медсестре? А как же любимая сестра, которая беспокоится о тебе?
   -Любимая сестра, чего тебе обо мне беспокоиться? - Валера снова подмигнул, но улыбаться не перестал. - Видишь, я - живой, здоровый. Ну, подумаешь, чуток зашитый, но это мелочи. А девочка, правда, хорошенькая, придурком меня назвала.
   -Ты и впрямь придурок. Хватит смеяться, а то швы разойдутся, - серьезно проговорила я, тем не менее, не переставая заинтересованно наблюдать за братом. Его обозвала какая-то медсестра, а он этому радуется и называет её "хорошенькой девочкой". Что же это за дамочка такая? - Ты что, еще и головой ударился?
   -Настён, не сердись, - Валера наконец-то посерьезнел. - И извини, что не пришел на твое выступление, - теперь он сделался виноватым. На этот раз уже я не сдержала улыбки.
   -За то, в чём не виноваты, прощения не просят, - пожала плечами. - А чего ты только мне сказал о том, что в больницу попал? А мать с Лизой? И... мой отец?
   -Обойдутся, - тут же фыркнул парень, и уже серьезнее продолжил. - Без обид, Насть, но твой отец сейчас не вызывает у меня желания поддержать его или пожалеть. Никакого сочувствия. Он сам виноват в том, что произошло. А мать и Лиза... Ты знаешь, Настюх, - он задумчиво поглядел в окно, за которым уже было темно. - Я, наверное, теперь очень хорошо понимаю твое нежелание общаться с отцом. Примерно то же самое я чувствую и к ним. Они мне хоть и родные, но... - и замолчал. Но мне не нужно было рассказывать, что именно он об этом думает. А потому лишь грустно усмехнулась.
   -Теперь моя очередь тебе говорить, что все наладится, и они, несмотря ни на что, твоя семья?
   -Нет, Насть, - Валера улыбнулся и вновь посмотрел на меня. - Я в полном порядке. У меня есть ты и отец, и мне пока что этого хватает, - и при этом глянул куда-то за мою спину. Я тоже оглянулась. Его отец стоял, прислонившись плечом к стенке, и глядя в окно. Он выглядел совершенно невозмутимым, однако его выдали приподнявшиеся уголки губ.
   А вот Алекса не было. И из-за этого я нахмурилась. Куда это он делся? Сам же навязался за компанию.
   -Твое право, Валер, - я вновь перевела взгляд на брата. - Однако мой отец в курсе, что ты в больнице. Он был на концерте.
   -Ясно, - парень усмехнулся. - Пускай побеспокоятся, им полезно. Кстати, как концерт? Все прошло хорошо?
   -Лучше не бывает, - хмыкнула в ответ. - Мне пришлось танцевать еще один танец. С Алексием.
   -С тем парнем? - Валера приподнял брови. - С чего вдруг?
   -Ну, его партнерша не смогла приехать, и он решил заменить её мною, - и пожала плечами.
   -И как? Хорошо выступили?
   -Отлично, - я мимо воли отвела взгляд в сторону. - Думаю, нас запомнили.
   -Настя?
   -Я не буду тебе этого пересказывать, - скорчила я рожицу. - И вообще, он с нами приехал. А теперь куда-то делся.
   -С вами? А он-то что тут забыл? - брат прищурился. Ох, и не нравится же ему Алекс.
   -Решил меня морально поддержать. Ну, а если честно, то... - и вновь перевела на него взгляд. - У нас остались некоторые недоговоренности после танца, - и передернула плечами.
   -Недоговоренности? - Валера, к моему удивлению, расплылся в улыбке. - Это с каких пор ты стала с кем-то разговаривать во время танца?
   -Валера, - нахмурилась я. - Не придумывай.
   -Влюбилась, сестренка?
   Я в ступоре смотрела на брата. Влюбилась?! Я?! Да ни за что!
   Но, видимо, Валере мой ответ вовсе не был нужен. И всё, что хотел, он для себя выяснил по выражению моего лица. Хотя мне абсолютно непонятно, что он там мог разглядеть.
   -Иди, поищи своего кавалера. Разговор к нему есть, - махнул он рукой.
   -Что, проведешь ему лекцию на тему "Настю обижать нельзя, а если обидишь - получишь от меня"? - я недоуменно уставилась на него. Он серьезно?!
   -Вроде того, - Валера усмехнулся, но все же взгляд был серьезным. - Давай, Настя, иди. Клиника хоть и частная, но, боюсь, вас все равно вскоре выпроводят. А он, как я понимаю, больше сюда не придет, пока я здесь валяюсь.
   -Что-то раньше ты не проявлял подобного желания пообщаться с моими кавалерами, - кисло ответила.
   -Раньше у тебя не было таких кавалеров, - подчеркнул он предпоследнее слово. Я лишь фыркнула на это.
   -Ладно, поищу. Но только потому, что самой интересно, куда он подевался, - и поднялась на ноги.
   -И не забудь сюда привести, любимая сестренка, - и вновь подмигнул мне. Я в ответ снова скорчила рожицу, и таки отправилась искать Алекса.
   Выйдя в коридор, я задумчиво огляделась по сторонам. И где я должна его искать?
   Вздохнув, отправилась туда, откуда и пришла. И тут же увидела идущего на встречу парня.
   -Алекс! - окликнула его и... задумалась, пока он поднимал на меня взгляд от какой-то папки, что держал в руках и читал на ходу.
   Я внимательно оглядела Россолимо, одетого в халат. Алекс хоть и не успел переодеться после выступления, однако на нем была черная рубашка, а не синяя, как на этом парне. Да и волосы чуть темнее... И кожа бледнее...
   Мысленно ухмыльнувшись, я подскочила к парню, явно раздумывающему, что ему делать или что сказать, и, обхватив его одной рукой за шею, а второй за затылок, заставила его наклонить голову ниже и... чмокнула в щеку.
   -Привет, Тим, - и все же не сдержала ухмылки, наблюдая, как напряженное выражение лица сменяется на растерянное.
   -Привет, Настя, - наконец-то проговорил он, окончательно расслабившись и тоже ухмыльнувшись. - Как ты нас различаешь?
   -По одежде, - весело подмигнула я.
   -Ясно, - Тим хмыкнул, явно не поверив мне. - Ты Алекса ищешь? Он здесь?
   -Да и да. Ты, как я понимаю, не знаешь, где он, - хмыкнула, так и не отпуская парня, тем самым заставив его придержать меня за талию. Это ему еще повезло, что я сегодня на каблуках.
   А нечего быть такими высокими с такой маленькой мною.
   -Ты мне все больше и больше нравишься, Настя, - усмехнулся Тим.
   -Не думаю, что Алекс захочет меня поделить с тобой, - вновь подмигнула я, продолжая веселиться.
   -Я тоже так думаю, - хмыкнул он. - А что вы здесь делаете? Вы же вроде на концерте должны быть.
   -Я к брату приехала, а Алекс со мной за компанию. А ты что здесь делаешь?
   -А я, собственно, здесь работаю, - Тим улыбнулся, наблюдая, как я удивленно приподнимаю брови.
   -Ты врач, что ли?
   -Будущий, - кивнул он. - Пока что интерн.
   -Круто, - искренне восхитилась я. - Так вот почему Алекс так странно себя вел, когда мы сюда приехали.... - вдруг пробормотала, вспомнив взгляд парня в холле.
   -Кстати об Алексе, - Тим посерьезнел. - У меня есть для тебя одна вещь. Думаю, Алекс будет не против, если я...
   -Как мило вы смотритесь, - раздался несколько ехидный и раздраженный голос за моей спиной. Я тут же поспешила отстраниться от Тима и обернуться. - Что, снова перепутала? - и прищуренный взгляд впился в меня.
  

***

  
   Как только Алекс узнал, в какой палате лежит брат Насти, он отправился к кабинету главврача, попутно, в очередной раз, набирая сначала номер брата, а после и номер отца. Но оба абонента по-прежнему были недоступны.
   Алекс вздохнул. Он знал, что у них сегодня операция, но все же не думал, что она продлится так долго. Но его родственники так и не смогли приехать на концерт. А судя по отключенным телефонам, либо все еще оперируют, либо только-только покинули операционную и еще не включили мобильные.
   Дойдя до нужного кабинета, Алекс без стука вошел внутрь. И тут же был встречен усталым взглядом карих глаз.
   -Привет, пап. Я так и думал, что вы только с операции, - хмыкнул парень, наблюдая, как мужчина набрасывает на плечи халат.
   -Алекс, - тот вздохнул, садясь за стол. - Извини, мы не успели на твой концерт, - и прикрыл глаза, потерев пальцами переносицу. - Как все прошло?
   -Отлично, - Алекс ухмыльнулся, вспомнив танец с Настей. Малышка, как всегда, сумела его удивить и поразить.
   И вот как после такого танца её куда-то отпустить?!
   Но после нахмурился, вспомнив о своей подруге, и сел напротив отца.
   -То есть, не совсем. Лена с Антоном в аварию попали. Вроде как без серьезных повреждений, но приехать они уже не смогли.
   -А с кем же ты тогда танцевал? - приподнял брови тот.
   -Да есть одна девушка, - усмехнулся Алекс. А после решил сменить тему. - А как прошла ваша операция? Все хорошо? Почему так долго?
   -Возникли некоторые осложнения, - мужчина откинулся на спинку стула, глядя на сына. - Но все закончилось достаточно благополучно. А ты почему здесь? Что-то еще случилось?
   -Да к вам тут один пациент поступил... Брат той самой девушки, с которой я танцевал. Вот и приехал за компанию.
   -Что за девушка, Алекс? С каких пор ты за компанию приезжаешь в больницу из-за какой-то девушки? На тебя не похоже.
   -Хорошая девушка, пап, - Алекс ухмыльнулся. - Я вас как-то познакомлю. Но не сейчас. А где Тим? - без перехода поинтересовался.
   -Да где-то ходит. Позвони ему.
   -Ты же знаешь, Тим весь в отца пошел, - с издевкой проговорил парень, кивнув на телефон, лежащий на столе.
   -Знаю, - мужчина усмехнулся, беря в руки свой аппарат и наконец-то включая его. Оба представителя семьи Россолимо регулярно забывали включать свои телефоны после операции, на время проведения которой отключали их. - Значит, ищи где-то по зданию, - и махнул рукой.
   -Ладно, поищу, - и поднялся, направившись к выходу.
   -А что там мама? - спросил мужчина, когда сын уже взялся за ручку двери.
   -Работает и получает от этого удовольствие. Как всегда, ты же знаешь, - Алекс улыбнулся, оглянувшись на отца. - Концерт скоро должен закончиться, ну и потом еще пару часов...
   -Хорошо, я понял. Иди, - кивнул мужчина. И прежде, чем выйти из его кабинета, Алекс заметил взгляд отца, брошенный на фотографию в рамке, на который, он знал, были запечатлены все они, вчетвером, в полном составе.
   Парень вновь улыбнулся, закрывая за собой дверь. И отправился к той самой палате, в которой оставил свою малышку.
   Однако, дойдя до места назначения, увидел занимательную картинку - брата, обнимающегося с Настей. Вот и нашел.
   Он знал, что между ними ничего не может быть. Тим сказал, что на Настю не претендует, а слов на ветер он не бросает. Во всяком случае, если дело касается Алекса.
   Однако... Эмоции оказались неожиданно даже для него самого сильнее разума.
  

***

  
   -Нет, не перепутала, - я невозмутимо пожала плечами, с интересом наблюдая за реакцией Алекса. Как он, однако, ревнив. И это при том, что я не являюсь его собственностью, и даже просто девушкой.
   Он же, видимо, не ожидал такого ответа, поэтому стал внимательно разглядывать меня.
   -Мы просто разговаривали, Алекс. Я как раз хотел показать Насте то, что ты просил меня узнать, - отозвался Тим, и двинулся к брату, стоящему от нас в метрах пяти.
   -Узнал? - уже спокойно спросил Алекс, пожимая Тиму руку. Но все еще продолжал смотреть на меня.
   -Да. Держи, - и протянул ему какую-то бумажку. Я с интересом проводила её взглядом. Что это? И при чем тут я? И зачем Алекс что-то просил узнать Тима для меня?
   -Хватит сверлить меня взглядом, - тем не менее фыркнула, решив высказать свое недовольство. - Я просто решила подшутить над Тимом. И вообще, я тебя искала. Ты куда делся? - и тоже направилась ближе к парням.
   -С отцом общался. А зачем искала меня? - все тем же тоном продолжил парень.
   -С тобой Валера хочет пообщаться, - махнула рукой, приняв такой же невозмутимый вид, как и он.
   -И о чем он хочет со мной пообщаться? - приподнял брови Алекс.
   -Видимо, о том, что я его любимая младшая сестричка, и если вдруг ты меня обидишь - то будешь иметь дело с ним, - я не сдержала короткой улыбки.
   -Даже так, - он усмехнулся, а после прищурился и поманил меня пальцем, заставив вздернуть брови. - Иди ко мне, малышка.
   -Ты успел где-то головой обо что-то приложиться?
   -Малышка, не язви. Вот это, - и он помахал листочком, полученным от брата, - должно тебя заинтересовать.
   Я нахмурилась, потому что видела, что парень серьезен. Да и быстрый взгляд на Тима показал, что и тот не настроен на шутки. Вздохнув, я шагнула еще ближе, сокращая расстояние между нами до минимума.
   -И? - вопросительно глянула на Алекса. Тот молча протянул мне бумажку. И это было... Была копия медицинского свидетельства о смерти на имя... Высоцкой Анны Витальевны...
   Я в ступоре рассматривала этот документ. Взгляд сам собой наткнулся на время смерти... 13:45...
   Перед глазами вновь всплыла картинка из прошлого... Тело мамы в луже крови...
   Ноги подкосились, звуки как-то стихли сами собой, а свет внезапно стал потухать. И лишь ускоренный стук сердца свидетельствовал о том, что я все еще жива, и все еще в реальности.
   -Настя, Настенька, малышка, - сквозь неохотно и медленно рассеивающуюся темноту я услышала знакомый голос. Еще через несколько мгновений поняла, что чьи-то руки крепко обнимают меня за талию, прижимая к чему-то твердому и теплому, имеющему чуть горьковатый запах... - Маленькая моя, открой глазки.
   Я с трудом разлепила веки, тут же став щуриться от яркого света. И потихоньку до меня дошло, что я нахожусь в объятиях Алекса, который и говорит эти тихие слова мне на ухо.
   -Девочка... Прости, я не подумал, что ты можешь так остро на это отреагировать, - пробормотал он, увидев, что я уже смотрю на него.
   -Это что?.. - вспомнив про... документ, я подняла руку, в которой держала бумажку, чтобы показать ему, однако ладонь оказалась пустой. Я как-то заторможено глянула вниз, и тут же увидела под ногами потерянный лист.
   -Я хотел, чтобы ты знала время её смерти. Чтобы перестала понапрасну себя мучить и винить в её смерти. Прости, - его губы коснулись моего виска. Я же прикрыла глаза, чтобы дать возможность мыслям прийти в порядок.
   Что ж... У него получилось. В тот день я возвращалась домой чуть раньше обычного, поскольку нас отпустили немного раньше, но... это все равно было на полчаса позже того времени... что указано в этом свидетельстве.
   Почувствовав неожиданную потребность в ком-то, кто может меня понять и поддержать, я прижалась к Алексу еще теснее, обняв его за талию, и спрятав лицо на его груди.
   -Спасибо, - единственное, что смогла выдавить из себя, вдруг ставшим тихим голосом.
   Алекс ничего не ответил, просто сжал свои ладони на моей талии еще сильнее, и уткнулся носом в мою макушку.
   -Ладно, ребят, - послышался сбоку голос Тима, о котором я, если честно, успела забыть за эти несколько минут, и оттого вздрогнула, но своего положения не поменяла. - Вы тут оставайтесь, а я пойду. Нужно еще к паре пациентов зайти, - и, не дожидаясь ответа, развернулся и ушел, судя по удаляющимся шагам.
   Я почувствовала, как Алекс оторвал голову от моих волос, но он, как и я, ничего не ответил своему брату. Только... он-то еще успеет с ним поговорить, и не раз, а я...
   Нужно было поблагодарить. Ведь именно Тим достал каким-то образом эту бумагу. Однако не было никакого желания ни говорить что-то, ни двигаться.
   Алекс же, ощутимо расслабившись, принялся осторожно поглаживать меня по голове. Видимо, больше не переживал за то, что я могу упасть или что-то в этом роде.
   Простояв так еще несколько минут, парень наконец-то решил разрушить затянувшееся молчание.
   -Ну так что, мне идти к твоему брату для серьезного разговора? - спросил он, усмехнувшись. Как и в тот раз, в его квартире, утром, когда я рассказывала о причине возникновения своей фобии, он попытался разрушить напряженную атмосферу, приняв обычный беззаботный вид.
   Я не сдержала легкой улыбки.
   -Иди, - кивнула, отстранившись, и заглянула ему в глаза, которые по-прежнему оставались серьезными.
   Алекс, как мне показалось, ласково улыбнулся, едва ощутимо погладив мою щеку костяшками пальцев. А после наклонился и быстро поцеловал меня в губы.
   -Знаешь, малышка, не смотря на всю свою самостоятельность, показную уверенность и строгость, ты все равно такая милая, а порой, как сейчас, беззащитная и нежная. Не бойся быть такой, - и он, как маленькую, щелкнул меня по носу, и развернулся в сторону палаты, в которой находился Валера. Я же от возмущения даже не нашлась, что ответить. Лишь поджала губы и последовала за ним.
   Но, уже в палате, меня ждал неприятный сюрприз. И озвучил его именно Валера, стоило только мне появиться на пороге следом за Алексом.
   -А ты иди отсюда, мелочь. Дай взрослым дядям наедине поговорить, - махнул он на меня рукой. Я так и застыла на месте, глядя на брата и хлопая глазами. Краем глаза заметила, как ухмыльнулся Алекс. - Давай-давай, не задерживай народ.
   -Иди, малышка, погуляй, - присоединился к нему и Алексий, оглянувшись на меня.
   -Да какие вы взрослые дяди? - придя в себя, фыркнула я. - И о чем таком говорить собрались, что мне уже и присутствовать нельзя?
   -Насть, иди, погуляй, - вновь, уже более серьезно, проговорил Валера. - Мы поговорим, и ты зайдешь обратно.
   -Как вам угодно, - достаточно пафосно произнесла я, не забыв сделать красивый поклон, и откланялась с гордо вздернутым подбородком. На смешки, донесшиеся мне в спину, я решила не обращать внимания. Тем более, что, выйдя из палаты, мне стало не до этого.
   Мысли вернулись к бумажке. Которая, кстати говоря, по-прежнему лежала на полу.
   Медленно подойдя к оной, я так же медленно наклонилась и подобрала её. И вновь изучила содержимое.
   Прикусив губу, свернула её и сжала в кулаке. А сама побрела куда-то вдоль коридора, думая совсем не о траектории своего пути.
   Теперь я знала, когда она умерла... И теперь не знала, как дальше жить с этим знанием. С тем, что я бы не успела её спасти, даже если бы не упала в обморок тогда.
   С того самого дня я жила "новой жизнью". Со страхами, с фобией, с кошмарами по ночам... В некотором одиночестве, а вскоре и в несколько чужой семье... И все это время мучилась вопросом - смогла бы я её спасти или нет?
   Теперь ответ был получен. Теперь и жизнь стала другой. Страхов стало меньше, кошмары снятся реже, да и живу я уже не в одиночестве, и семья чужая лишь наполовину. Одна лишь фобия осталась неизменной.
   Но раньше для неё была причина. А теперь? Смогу ли я сейчас справиться с этим неподконтрольным страхом? Зная, как все обстояло на самом деле?
   Я вздохнула, и не заметила, как остановилась на месте, дойдя до дверей какого-то отделения, на название которого в очередной раз не обратила никакого внимания.
   Вряд ли. Полученное знание совсем не упрощало ситуацию. Наоборот... Внутри образовалась некоторая пустота там, где еще несколько минут назад царило облегчение, и заполнить эту пустоту пока что было нечем. И это чувство угнетало.
   Я пыталась, честно пыталась, понять, отчего во мне именно такая реакция, именно такие чувства и эмоции. И не смогла.
   Было пусто. Как будто из меня забрали кусок смысла моей же жизни. Но почему? Ведь я же должна радоваться! Я наконец-то узнала то, что меня мучило столько лет! И... не могла.
   Лишь почувствовав соленый привкус на губах, до меня дошло, что я плачу. Несколько удивленно я поднесла ладонь к лицу и провела ею по щеке. Кожа вмиг пропиталась влагой.
   Надо же. А я даже не заметила. Хотя не так уж часто и плачу.
   Подумалось как-то отстраненно, и вновь мысли вернулись к самокопанию, к воспоминаниям, к чувствам... И стало как-то совсем уж неуютно стоять в совсем пустом, как мне казалось, коридоре больницы, совсем одной. Как-то... страшно, пожалуй.
   Почему? Откуда этот страх? Необоснованный, неосмысленный, неправильный...
   А я считала себя достаточно разумной и самостоятельной девушкой, чтобы всегда находить причины для всех своих эмоций и поступков, и уметь их анализировать. А оказалось...
   -Девушка, может, Вам валерьянки? - я вздрогнула, испугавшись до дрожи в коленках, от мужского голоса с едва заметным совершенно непонятным мне акцентом совсем рядом. И тут же наконец-то сфокусировала взгляд перед собой, и подняла голову вверх, чтобы разглядеть говорившего, одетого в бирюзовый костюм, которые носят врачи-хирурги, и белый халат.
   Лицо мужчины было такое... византийское. Высокий лоб, длинный и широкий нос, густые брови... Темно-каштановые волосы, карие глаза, загорелая кожа... И рост под метр восемьдесят, если не больше... Во всяком случае, Алекс ненамного ниже его. Наверное, почти так же. И возраст около сорока лет.
   -Нет, спасибо, - с заминкой, все же ответила я на его вопрос.
   -Уверены? У Вас кто-то на операции? - мужчина смотрел на меня серьезно и пристально. А я слегка нахмурилась.
   -Нет, с чего Вы взяли?
   -Вы стоите около операционной и плачете, - он махнул себе за спину, и я наконец-то увидела, что действительно остановилась возле данного отделения. - Обычно так себя ведут те, чьих родственников или друзей оперируют.
   -Нет, никого не оперируют, - смутившись, все же повторила я, отводя взгляд. И только сейчас вспомнив, что, вроде как, плачу, принялась вытирать влагу со щек. Не в моих правилах показывать слезы, особенно незнакомым людям.
   -Тогда почему Вы плачете? И почему стоите здесь? - приподнял брови тот.
   -Да так, - я неопределенно махнула рукой, невольно разжав пальцы... - Накопилось, - и только после этого заметила летящий на пол листочек. Снова.
   Не успела я среагировать, как мужчина уже наклонился и поднял бумагу. И зачем-то развернул её и посмотрел на содержание. Я, уже раскрывшая рот, чтобы поблагодарить, так и осталась стоять, не закрыв тот.
   Мужчина удивленно приподнял брови и вновь посмотрел на меня. Но уже как-то по-другому.
   -Как Вас зовут? - поинтересовался он, даже как-то смягчившись, что ли.
   -Анастасия. А Вас? - я же под его взглядом как-то еще больше стушевалась.
   Да что это со мной?! С каких пор я такая неженка?!
   -Константинос. Но Вы можете, как и большинство, называть меня просто Константином, - ответил он и...
   Вот тут-то я и заподозрила неладное, мгновенно насторожившись и по-новому взглянув на своего неожиданного собеседника.
   Да, абсолютно точно, у Алекса и Тима смешанная внешность, но отчетливо просматриваются черты лица, унаследованные, видимо, именно от этого мужчины.
   Не может же быть такого, чтобы в этой больнице, случайно, оказался еще один грек, похожий на братиков-близнецов, и являющийся, как и Тим, врачом-хирургом, и при этом не приходящийся им родственником.
   Во всяком случае, я в такое не верила.
   Но, на всякий случай, все же решила уточнить.
   -А фамилия Ваша, случайно, не Россолимо?
   -Вы все правильно поняли, Анастасия, - удовлетворенно кивнул мужчина. Теперь понятно откуда акцент. - И я приму за честь, если Вы согласитесь сейчас пройтись ко мне в кабинет, позволите угостить Вас чашечкой кофе, а заодно расскажете, кем Вы приходитесь Тиму, раз он просил у меня помощи достать этот документ, - и помахал свидетельством.
   "Вот попадалово", - подумалось мне.
   -Конечно, - тем не менее, с улыбкой согласилась я на приглашение.
   "Убью Алекса", - проскользнула еще одна мысль.
   Интересно, а как я ему объясню, кем прихожусь Тиму, если даже не являюсь девушкой Алекса?
   -Тогда прошу за мной, Анастасия, - и мужчина двинулся в том направлении, откуда я пришла.
   Вздохнув, мне пришлось следовать за ним, раз уж согласилась уже.
   "А все так хорошо начиналось..." - не к месту, и совсем неразумно вновь подумала я.
   Как-то день с утра не задался. Однозначно.
  

***

  
   Стоило только Анастасии закрыть за собой дверь, как парни посмотрели друг на друга. Андрей Дмитриевич, по-прежнему находящийся в палате сына, вновь отошел к окну, чтобы не мешать им.
   -Итак, о чем ты хотел поговорить? - приподнял брови Алекс, сев на стул, стоящий около кровати, и упер локти в колени. Взгляд его оставался серьезным.
   -О Насте, конечно же, - усмехнулся Валерий, но усмешка так же не затронула глаз. - Давай начистоту. Зачем тебе она?
   -Я уже говорил, она мне нравится, сильно, - спокойно ответил тот, пожав плечами.
   -Насколько сильно? Чтобы завоевать её и после потерять к ней интерес? Или еще немного повстречаться, а потом тот же результат?
   Алексий задумчиво глянул на брата своей малышки. Его былые ощущения никуда не делись. А сегодняшний танец лишь утвердил его в своих намерениях.
   -Настолько, что я вижу её в роли своей будущей жены и матери моих детей, - предельно честно и твердо ответил он спустя минуту. Валерий же лишь вздернул брови на такой ответ.
   -Серьезно? Неубедительно, парень.
   -Я обязан доказать тебе, что мои намерения действительно серьезны? - усмехнулся Алекс, тем не менее, чувствуя напряжение во всем теле. Почему-то ему самому показалось важным доказать это этому парню.
   -Попробуй, - махнул рукой Валера, и в его глазах, несмотря на серьезность, проскользнули смешинки. Но Алекс знал, что это ничего не меняет. И, задумавшись, так же, как и Андрей Дмитриевич, глянул в окно.
   -Что ж, - начал он после некоторой паузы. - Когда мой отец познакомился с моей матерью, мама строила карьеру. Она, как и я, танцует. Танцует профессионально. Она мечтала стать чемпионкой мира, завоевать всевозможные мировые награды. Она хотела стать той, о ком будут знать во всем мире. Но во время одной из тренировок, её партнер совершил ошибку, и мама заработала серьезную травму. Из-за этого ей пришлось делать операцию, а после проходить реабилитационный период. Именно поэтому мама отправилась отдыхать в Грецию, там и познакомилась с отцом. Она не планировала ничего большего, чем курортный роман. И как только смогла вернуться к тренировкам, вернулась на родину, хотя забыть отца и не смогла.
   Алекс замолчал, а Валерий наконец-то решил задать вопрос, который не задал прежде лишь для того, чтобы не перебивать.
   -И как это касается тебя и Насти?
   -Сейчас поймешь, - Алексий улыбнулся одним уголком губ, и посмотрел на свои пальцы, сцепленные в замок. - Спустя месяц выяснилось, что мама беременна. К тому же, двойней. Ни о каком аборте речи быть не могло, но и распрощаться так просто со своей мечтой она не могла. Ведь беременность означала конец тренировкам, а после уход за младенцами, и, соответственно, "выпад" из карьеры на ближайшие несколько лет. Но спустя еще месяц мама смирилась, и наконец-то задумалась о том, что отец детей должен знать о её положении. И, вопреки всем рекомендациям врачей, вернулась в Грецию.
   Алекс вновь замолчал, и Валера снова не выдержал.
   -И? Где связь?
   -Мой отец, знавший её не больше нескольких недель, после её возврата на родину всячески пытался её разыскать. Но, увы, не знал ничего кроме имени и страны проживания. А поскольку он еще и работал в больнице, врачом-хирургом, очень востребованным в те времена, то вырваться из больницы хотя бы на неделю, чтобы всерьез заняться поисками, не мог. Но когда на пороге ординаторской показалась мама... - Алекс не сдержал усмешки. - Она даже ничего сказать не успела, потому что моему отцу было достаточно и того, что она вернулась. И прежде, чем мама открыла рот, сделал ей предложение. Без кольца, без цветов, в больничном костюме, в присутствии других врачей. Но твердо и уверенно. И даже когда мама сказала про беременность, не изменил своего решения, а, наоборот, при первой же возможности принялся за узаконивание отношений. При том, что они были гражданами разных стран, говорили на английском, и собирались жить каждый в своей стране, - Алекс вновь усмехнулся. - Однако, невзирая ни на что, спустя почти полгода они смогли узаконить отношения, и мы с Тимом родились в браке, в Греции, как гражданины России. Прожили в Греции пять лет, а после мама забрала нас в Россию, желая вернуться на родину, вопреки воле отца. В итоге он оставил Грецию и спустя полгода прибыл в Россию, и здесь построил клинику. В лихие девяностые. Теперь можешь наблюдать плоды его работы, - Алекс обвел рукой и взглядом всю больничную палату, но подразумевал куда большее пространство. - Мы с Тимом и мамой несколько лет его практически не видели, пока он крутился. Однако, когда уверенно встал на ноги, полноценно вернулся в семью. А спустя еще несколько лет уже мама открыла собственную танцевальную студию, не желая прощаться с танцами. Они вместе уже двадцать три года, а со стороны выглядят так, будто только-только поженились.
   -Очень занимательная история, - хмыкнул Валерий. - Хочешь сказать, что, как и отец, не отступишься от Насти?
   -Хочу сказать, что отец был уверен, что это его женщина. Именно поэтому и не отступился. Сейчас я точно так же уверен, что это моя женщина. Но я не собирался утверждать, что буду поступать так же, как и отец. Просто я точно знаю, что именно Настя станет моей женой и матерью моих детей. Не сейчас. Но в будущем - точно.
   -Не слишком ли самоуверенно? - приподнял брови тот, по-прежнему отмечая эту черту как некий недостаток. - По-моему, Настя сейчас тебя близко не подпускает.
   -Неужели? - усмехнулся Алекс, на этот раз глянув со смешинками в глазах на того. - А мне кажется, что она меня уже подпустила ближе настолько, что ближе уже некуда. Но по одним ей известным причинам всячески пытается откреститься от этого, и закрыть на это глаза.
   -Допустим, - Валера тоже не удержался от усмешки. - Но свадьба, дети, и, к тому же, не сейчас, а в будущем... Больше смахивает на расписывание радужных картин, а после спешное бегство в том самом будущем, когда понимаешь, что все это были лишь юношеские идеалистические представления о своей жизни, воплощать которые в будущем уже совсем не хочется, и не кажется таким уж правильным.
   -От всего ты её все равно не убережешь, - покачал головой Алексий, с легкой улыбкой на губах. - Даже если бы у тебя сейчас получилось меня переубедить, где гарантия, что потом, через год, через два, а может и вовсе лет через пять, она не встретит какого-то другого мужика, который точно так же, как и я сейчас, будет иметь на неё планы о замужестве и детях, а впоследствии не сможет с ней прожить до конца жизни?
   -Ты прав, - со вздохом признал Валера спустя минуту раздумий. - Но она лишь с виду кажется сильной и не ломаемой. Ей уже и так от жизни досталось. Если еще и ты причинишь ей боль...
   -Я знаю, какая она с виду, и знаю, какая она настоящая, - твердо ответил Алекс. - Причинить ей боль может любой, даже ты. И я также не являюсь исключением. Однако я буду делать всё возможное, чтобы этого не произошло ни с моей, ни, по возможности, с чьей-либо другой стороны. Я понимаю, что ты, как брат, не доверяешь мне. И предпочел бы, чтобы Настя и вовсе была по-прежнему одна. Но мы с ней встретились, и всё сложилось так, как сложилось. И теперь отпускать я её не собираюсь.
   -Ты говоришь, что не собираешься её отпускать, но звучит так, как будто ты просто хочешь её сохранить при себе на то самое призрачное будущее, а вот ходить по бабам прекращать не собираешься.
   -Неужели я похож на такого морального урода? - Алекс не сдержал очередной усмешки. - Я понимаю, что, возможно, не выгляжу как человек, которому действительно можно доверять и который будет хранить верность. Но по "бабам" я уже нагулялся, а с недавних пор все мои мысли о женском поле, так или иначе, приводят к Насте. Так что не думаю, что подобные подозрения уместны.
   -Подобные подозрения уместны даже спустя долгие годы брака, - подал голос, молчавший до этого, Андрей Дмитриевич. Валерий тут же нахмурился, а Алексий несколько удивленно посмотрел на мужчину, о присутствии которого на время успел забыть.
   -И все же, нет никакой гарантии, что Настя встретит кого-то лучше меня, даже если я окажусь таким подонком, - передернул плечами Алекс после недолгих раздумий.
   -Думаю, на этом разговор можно окончить, - подвел черту Валерий, задумчиво глядя на парня. - А ты видный женишок, не так ли? - и усмехнулся.
   -В смысле? - приподнял брови тот.
   -В смысле, у отца - частная преуспевающая клиника, у матери - своя собственная танцевальная студия. Явно ведь денег много.
   -Много, - усмехнулся и Алекс. - Да только Настя выбрала не богатеньких и крутых, а жалкого и убогого. Кто знает, возможно, если бы она тогда сделала другой выбор, мы бы с ней по-прежнему не были знакомы. Однако она сама выбрала этот путь, и теперь ей не избежать нашего совместного будущего.
   Валерий мало что понял о выборе Насти между "богатенькими и крутыми" и "жалким и убогим", поскольку не знал полноценной истории знакомства сестры с этим парнем. Однако решил не уточнять, собираясь перейти к другому вопросу, который намеривался обсудить.
   -И как же ты планируешь её завоевывать? Настя упертая, и давление на неё приводит к совершенно противоположному результату.
   -И что мне теперь, сдаться и оставить её в покое? - вздернул брови Алекс, всем своим видом показывая, что делать этого не собирается. Валера не сдержал улыбки.
   -Да, именно так тебе и нужно сделать, - серьезно проговорил он, кивнув. - Оставить в покое, прекратить попытки завоевать её, не позволять себе в её присутствии большего, чем позволено хорошим знакомым, и жить своей жизнью. А еще лучше на её глазах заигрывать с какой-нибудь другой девушкой, чтобы вызвать в ней ревность.
   Алекс от неожиданности подобного заявления несколько растерялся, и даже задумался о вменяемости больного после недавнего наркоза.
   -Не смотри на меня так, - понял Валера, о чем думает тот. - Настя слишком упряма, чтобы так просто впустить тебя в свою жизнь. Она сейчас отрицает свои собственные чувства. Я слишком хорошо её знаю, чтобы не понять этого. Но она еще и бойкая девчонка, и своим делиться ни с кем не будет. А тебя она уже воспринимает как "свое", пусть и отрицает это.
   -Даже и не знаю, как назвать то, что ты - человек, который, вроде как, старается её уберечь от лишних переживаний, - сейчас мне предлагаешь вариант, при котором такие переживания неизбежны, - усмехнулся Алекс.
   -Иначе у тебя вряд ли что-то получится, - невозмутимо ответил Валера.
   -То есть, ты меня принял, как парня своей сестры, раз решил помочь? - приподнял брови тот.
   -Да, - кивнул он. - И настоятельно рекомендую последовать моему совету. А теперь можешь найти мою любимую сестру и привести её обратно, - разрешил парень, махнув рукой в сторону двери.
   Алекс усмехнулся, но ничего не ответил. Просто молча поднялся и отправился на выход - искать свою малышку. Его, и только его, малышку.

Глава 13

   -Итак, Анастасия, что же вас с Тимоном связывает? - спросил Константинос, оказавшийся еще и главврачом, когда поставил передо мной чашку с кофе и сел напротив, также с напитком. - Он мне не говорил, что у него появилась девушка или просто новая подруга.
   -Тимон, - проговорила я, просмаковав полное имя парня, - приходится братом Алексию, с которым я сегодня выступала на благотворительном концерте, - и махнула рукой. Это самое лучшее объяснение, что пришло мне в голову, пока мы шли вдоль коридоров. - А поскольку мы с ним учимся в одном университете, то, когда Тим пришел к Алексу, мы случайно и познакомились, - и прикусила губу, сдерживая улыбку от воспоминаний о той самой встрече. Думаю, мужчине вовсе не стоит знать всего, что произошло между мной, Алексом и Тимом.
   Интересно, это все родственники Алекса? Или мне предстоит еще с кем-нибудь так же случайно познакомиться? Кажется, я уже со всей его семьей перезнакомилась.
   -Значит, Алекс, - мужчина слегка улыбнулся, и отпил кофе из своей чашки. И что-то эта его улыбка мне не понравилась. Потому что он как-то по-другому на меня посмотрел. - Выходит, это Ваш брат к нам поступил? И что же с ним?
   Я же говорю, что не понравилась мне его улыбка. Что Алекс ему уже разболтал о нас?!
   -Ничего особенного, аппендицит, - я вновь махнула рукой, и взяла чашку в руки, чтобы чем-то их занять, и сделала первый глоток крепкого кофе.
   -Вы слишком просто об этом говорите. Вы о нем не переживаете?
   -Если пациент шутит, значит - идет на поправку, - и не сдержала улыбки.
   Валера действительно не составлял мнение о больном, о самочувствии которого стоит переживать. Хотя, не могу не признаться, легкое беспокойство о нем у меня все же есть. Как-никак, брат в больницу попал.
   -Вот как. А почему же Вы тогда плакали, Анастасия? - мужчина приподнял брови, заставив меня серьезно посмотреть на него. И вот что мне ему ответить?
   -Из-за этого, - чуть подумав, ответила я, кивнув на медицинское свидетельство, которое сейчас возлежало на столе между нами. Все-таки врать я не любила, а первопричина моих слез действительно была в этом.
   -Это Ваша мама? - Константинос вновь взял в руки документ. И, не дождавшись моего ответа, добавил: - Мне жаль.
   -Ничего, это давно было, - невозмутимо пожала плечами, но взгляд отвела. За окно. Потому что в глазах снова как-то подозрительно знакомо защипало.
   Но я заставила себя собраться. Не хочу показывать свои настоящие эмоции. Да и... думаю, мама бы не была рада, что я так много плачу из-за неё. Она желала мне счастья.
   Раньше я винила себя в её смерти. Теперь я знаю, что в этом нет нужды. А значит, и плакать нужно прекратить.
   Только... как это сделать, если каждый раз при воспоминании о ней сердце болезненно сжимается, а при виде крови всплывает её образ перед внутренним взором? Как избавиться от ночных кошмаров о том дне?
   -Из-за ничего не плачут, - вздохнул Константинос, словно устал от проявляемого мною упрямства. Но не с упреком, а просто констатируя факт.
   Я же, поняв, что банально попалась на противоречии, лишь поджала губы и промолчала. А что тут скажешь? Ведь уже попалась. Смысла отрицать нет, но и соглашаться с этим я не планировала.
   -Вы с Алексом встречаетесь? - спустя несколько минут нарушил молчание Константинос. Вновь заставив меня посмотреть на него. И, честно говоря, вряд ли мне удалось скрыть недовольство, вызванное этим вопросом. Мужчина явно не любил ходить вокруг да около.
   -Нет, - коротко ответила. А по тому, как приподнялись уголки его губ, поняла, что действительно не сумела вовремя скрыть свои эмоции.
   -Но он за Вами ухаживает, Анастасия? - казалось, что мужчина просто уверен в том, что сын поступает именно так.
   -А почему бы Вам этого не спросить у него? - как говорится, лучшая защита - это нападение.
   -Действительно, почему бы мне не спросить этого у него? - улыбнулся Константинос. - Наверное, потому что хочу знать, кого мой сын выбрал в спутницы своей жизни. А разговор с Вами - лучший способ узнать, что Вы за человек. Но, судя по Вашим ответам, Вы не отвечаете ему взаимностью, Анастасия.
   -Константинос, - серьезно глянула я на него, хотя было непривычно называть его лишь по имени. - Вы же главврач, не так ли? Разве у Вас нет никакой работы, которая мешала бы так беззаботно разговаривать со мной?
   -Анастасия, - мужчина вновь улыбнулся, - помимо того, что я являюсь главврачом, я также являюсь владельцем этой клиники. И провожу здесь очень много времени, порой, даже ночуя тогда, когда в этом нет особой необходимости. Так что, думаю, я могу позволить себе выделить полчаса времени на разговор с девушкой моего сына.
   -Я не его девушка, - рефлекторно поправила, переваривая информацию. А когда все осознала в полной мере, удивленно посмотрела на мужчину. - Вы владелец этой клиники?!
   -Да, - кивнул он. - В нашей семье целая династия врачей, поэтому в прошлом я решил построить собственную клинику. И весьма успешно с этим справился.
   -Точно, Тим же тоже врачом будет, - пробормотала я.
   -Да. И именно Тиму перейдет клиника в будущем, - Константинос говорил это абсолютно спокойно, неспешно попивая кофе.
   -Теперь буду знать, к кому обращаться, если вдруг заболею, - хмыкнула, только сейчас осознав, что это отец Алекса. То есть, то, что он его отец, я поняла еще в коридоре, но вот то, что его отец - владелец частной клиники, - только сейчас. Теперь понятно, почему я приняла его за обеспеченного мальчика. Вот и понятно, откуда ноги растут.
   -Будем рады Вас принять, хотя, будем надеяться, что обойдется, - улыбнулся мужчина. Я не сдержала ответной улыбки, вновь отпивая кофе. И когда уже хотела ответить, что тоже на это надеюсь, дверь без стука открылась и...
   -Па... - послышался голос то ли Алекса, то ли Тима, который тут же замолчал, видимо, увидев меня. Я же, вздрогнув от неожиданности, обернулась на парня, поскольку сидела к двери спиной. Это был Алекс. Который с некоторым замешательством смотрел на меня. - Что ты здесь делаешь? - вздернул он брови.
   -Кофе пью, - чуть подумав, ответила я, и показала ему чашку. Алекс сузил глаза, и перевел взгляд на Константиноса.
   -Пап, ты где её нашел?
   -Возле операционной. Анастасия плакала, и я хотел помочь. Откуда мне было знать, что это та самая девушка? - улыбнулся тот, приподняв брови, и вновь сделал глоток кофе.
   -Плакала? - парень вновь посмотрел на меня, более внимательно. И наконец-то зашел внутрь, закрыв за собой дверь. - И из-за чего?
   -Вот из-за этого, - не успела я и рта открыть, как за меня уже ответил Константинос.
   Я перевела на него взгляд и увидела, что он машет свидетельством. И в очередной раз подумала, что день сегодня явно не удался.
   -Настя, - Алекс вздохнул, подошел ко мне и присел передо мной на корточки, заставив меня нахмуриться. Что это он творит такое?! - Девочка моя, - и провел тыльной стороной ладони по моей щеке, отчего я еще и поджала губы. Видимо, присутствие отца его не смущает. Впрочем, у меня была возможность заметить, что его вообще ничье присутствие не смущает. - Почему же ты плакала? Ведь все же хорошо. Ты теперь знаешь, что не виновата. И с Валерой твоим всё хорошо.
   -Алекс, - я уже хотела сказать, что его это не касается, но передумала. Этот парень не заслужил подобных слов от меня. - Вы уже поговорили?
   -Да, - Алекс кивнул, а на лице появилась ухмылка.
   -Что-то ты не выглядишь расстроенным, или там, например, раздраженным, - и махнула рукой.
   -Не беспокойся, мы с ним уладили все вопросы. Кстати, я как раз тебя и искал. Валера просил привести его любимую сестренку обратно.
   -Отлично, - я тут же воспользовалась случаем и вскочила со своего места, попутно поставив уже пустую чашку на стол, и глянула на мужчину. - Спасибо за кофе, Константинос. Но мне нужно к брату. До свидания, - и тут же отправилась на выход.
   -До свидания, Анастасия. Было приятно пообщаться, - улыбнулся тот мне вслед.
  

***

  
   -Алекс, - окликнул Константинос сына, стоило только Насте скрыться из виду, а парню рвануть следом.
   -Что? - он обернулся, уже взявшись за ручку двери.
   -Она только что сбежала, или мне показалось?
   Алекс более внимательно глянул на отца, который не сумел скрыть ухмылки.
   -Она в чем-то очень похожа на маму, - чуть подумав, все же ответил парень. - Но у неё свои причины сбегать.
   -Она не считает тебя своим парнем, - заметил мужчина, заставив сына хмыкнуть.
   -Это ненадолго. Не беспокойся, в нашей семье не принято сдаваться, какие бы трудности не стояли на пути к цели, - и, ухмыльнувшись, все же вышел из кабинета, оставив отца наедине со своими воспоминаниями. Тот не смог не улыбнуться на слова сына.
  

***

  
   -Что ты ему сказал, что он такой уверенный в себе? - спросила я с порога, стоило только открыть дверь в палату брата.
   -Все, что было нужно, то и сказал, - усмехнулся Валера, похлопав по кровати рядом с собой, приглашая присесть. Вздохнув, я все же подчинилась. - Ты куда сейчас? - тут же посерьезнел он.
   -К Алексу, куда еще, - вздохнула, прекрасно поняв, что брат имеет в виду. Благотворительный концерт закончился, а значит, пора думать о том, где жить дальше.
   Конечно, Алекс меня выгонять не будет, но у них с Наташей свои отношения, и постоянно мешать им мне не хочется. Я и так слишком много времени забрала у них, которое они могли бы провести наедине друг с другом.
   -Настя, - Валера нахмурился и более требовательно посмотрел на меня.
   -Ну вещи-то у него, - передернула я плечами. - Сегодня уже поздно. А завтра поеду к бабуле, поговорю с ней, посоветуюсь. А там уже и видно будет, куда дальше.
   -С отцом пока мириться не собираешься? - поняв, что ничего толкового я пока сказать не могу, со вздохом сменил он тему.
   -Не знаю, - честно ответила, и глянула на Андрея, разговаривающего с кем-то по телефону у окна. - Он вроде бы пытается наладить со мной отношения, и время у него наконец-то на меня появилось. Но разговор у нас как-то пока не получается. Да и с Зоенькой и Лизонькой мне видеться совсем не хочется, а снова жить с ними - и подавно.
   -Ладно, - кивнул Валера. - С бабушкой поговоришь - позвони мне и скажи, что и как, хорошо?
   -Хорошо, - согласилась я и вновь вздохнула. - Уже поздно, мне, пожалуй, пора. Странно, что нас вообще не выгоняют.
   -Здесь никого не выгоняют, - послышался за спиной голос Алекса, который неизвестно когда появился здесь. - У клиники свои правила, но родственникам пациентов часто разрешают оставаться рядом с больными. Здесь есть приемные часы, в которые следует приходить, однако обстоятельства бывают разные, поэтому очень часто делают исключения, если, конечно, состояние больного позволяет их. Обычно посетители сами уходят вовремя, но никто за этим не следит. Следят только за теми, кто приходит, чтобы не прошел никто лишний.
   -Вот как, - пробормотала я, глянув на парня, прислонившегося плечом к стене около двери. - Но все равно уже пора.
   -Согласен, - кивнул Алекс, внимательно глянув на меня. - Я тебя провожу.
   -Я могу отвезти, - подал голос Андрей. Надо же, а я и не заметила, когда он закончил телефонный разговор.
   -Не стоит, - тут же отказалась. - Я хочу пройтись.
   -Я не настаиваю, - улыбнулся мужчина, тоже внимательно посмотрев на меня.
   -Насть, - Валера коснулся моей руки, привлекая к себе внимание. - У тебя красные глаза, - тихо проговорил он, так, чтобы слышала только я. - Но ты не выглядишь расстроенной, поэтому я тебя отпущу. Но я вижу, что тебя что-то беспокоит. И надеюсь, что ты потом мне расскажешь все. Не наделай новых глупостей, ладно?
   Я в замешательстве уставилась на брата. И как он так хорошо понимает меня?
   -Хорошо, Валер. Я потом тебе все расскажу, - кивнула я. Наклонилась и поцеловала его в щеку. - Выздоравливай скорее. А я завтра позвоню и сообщу, что решила.
   -И не грусти, - улыбнулся он. Улыбнувшись в ответ, я встала и повернулась к Андрею.
   -До свидания, Андрей... - и замолчала, вопросительно приподняв брови. Все же нужно узнать его отчество.
   -Дмитриевич. Но ты, Настя, можешь меня называть по имени. В каком-то смысле мы не чужие друг другу люди. Тем более, что мой сын очень хорошо о тебе отзывается, - махнул он рукой на Валеру.
   -Я подумаю, - лишь и кивнула. - До встречи, - вновь попрощалась и направилась к выходу. Алекс галантно открыл для меня дверь, пропуская. На прощание он лишь кивнул обоим мужчинам, и тут же пристроился рядом со мной.
   -Знаешь, Настя, - задумчиво проговорил Алекс, нарушая повисшее между нами молчание, уже когда мы забирали верхнюю одежду в гардеробной, - тебе стоит разобраться со своими эмоциями и чувствами. А я, кажется, тебе сегодня только добавил мыслей для рассуждений и переживаний. Но, тем не менее, с завтрашнего дня у нас начинаются тренировки. Так что советую скорее разобраться в себе, - закончил, и пошел к выходу. Я, хмуро посмотрев на его спину, пошла следом, понимая, что он абсолютно прав. Пора уже расставить по полочкам все свои эмоции, и что-то решить в своей жизни. Мне не хватает стабильности и определенности.
   Алекс действительно проводил меня до дома друга, несмотря на то, что путь пешком занял практически полтора часа. Как он ориентировался - непонятно. Сама бы я точно не нашла правильного пути.
   И все это время парень молчал, давая мне время подумать, за что я была ему благодарна. Лишь на прощание, у подъезда, он решил сказать мне несколько слов.
   -Не забудь, что у нас завтра первая тренировка. О времени и месте договоримся, когда встретимся в университете. Спокойной ночи, малышка, - и, наклонившись, быстро, но требовательно поцеловал меня. Я даже среагировать толком не успела, как он уже отстранился, развернулся, и пошел куда-то в другую сторону.
   -Спокойной, - пробормотала я, когда парень скрылся за поворотом. И, вздохнув, пошла к другу, уже точно зная, чем займусь в ближайшие несколько часов. Есть только один способ наконец-то расставить по полочкам все, что накопилось у меня внутри, и наконец-то принять хоть какие-то решения.
  

***

  
   Уже спустя сорок минут я открывала дверь в бальный зал танцевальной студии, принадлежавшей родителям Алекса, предварительно вытребовав у того ключи. Он хоть и сопротивлялся, не понимая, что я там собралась делать так поздно, но все же сдался, и вручил мне их.
   Подойдя к музыкальному центру, я подключила свой телефон и быстро нашла первую на сегодня композицию. Sky doom piano. Пора приводить мысли в порядок.
   Сбросив обувь, и быстро раздевшись до нижнего белья, даже не включая света, я принялась двигаться. Лунный свет, проникающий сквозь большие окна, и свет от уличных фонарей очень неплохо освещали помещение, создавая еще более подходящую атмосферу для приведения мыслей в порядок.
   Пройдя босыми ступнями к центру, я прикрыла глаза, погружаясь в музыку, и давая волю давно запрятанным куда-то глубоко внутрь воспоминаниям.
   Поворот. Поворот. Присесть. Шпагат. Поворот. Выпрямилась. Правой ладонью коснулась правой ступни, левую ногу подняла вверх. Вертикальный шпагат. Круговое движение. Встала на руки и на мостик. Легла спиной на пол. Перевернулась на живот. Кувырок вперед. На ноги. Колесо. Разворот. Разбег, прыжок и... простое сальто.
   Спокойно.
   Мама.
  

***

  
   Настя смутно помнит свое раннее детство, да и не раннее тоже. Но очень хорошо ей в память врезались яркие светло-зеленые глаза, добрые, ласковые, улыбающиеся. И такая же красивая улыбка, с милыми ямочками на щеках.
   Она вообще очень хорошо запомнила свою маму именно такой, какой она была при жизни. Веселой, улыбчивой, понимающей и отзывчивой. Она хорошо запомнила её руки, которые так часто обнимали дочь, и светлые кудряшки, обрамляющие её лицо.
   Хорошо запомнила.
   Но когда ей исполнилось одиннадцать, и она уже самостоятельно ходила в школу, не нуждаясь в сопровождении, ей пришлось стать свидетельницей картины, навсегда изменившей и её жизнь, и её психику.
   Настя шла после уроков домой, веселая, счастливая, желающая поделиться с родителями, а в первую очередь с мамой, которая ждала её прихода, с радостной новостью - она выиграла школьную олимпиаду с английского языка, и теперь поедет в область! Она так этого хотела, готовилась, очень переживала, и наконец-то это случилось - она едет, едет на неё! И учительница её очень похвалила!
   Но когда Настя уже поднималась по лестнице на свой этаж, она вдруг увидела свою маму... Неподвижно лежащую на лестничной площадке, в луже чего-то ярко-бордового. Светлые волосы окрасились во что-то красное, а светло-зеленые глаза были закрыты...
   Девочка даже не поняла, что случилось. Она хотела позвать маму, но вместо слов вырвался неясный хрип, перед глазами потемнело, звуки померкли, а сама Настя погрузилась в непонятную, беспамятную темноту.
   Эта картина запечатлелась в её сознании навсегда. И с того самого дня для неё началась совершенно новая жизнь.
   Она плохо запомнила свое раннее и не очень детство, но... Настя очень хорошо запомнила этот день и день похорон. Они врезались ей в память и еще долго снились ей ночами, заставляя девочку просыпаться от крика и в слезах.
   Она хорошо запомнила лица присутствующих на похоронах. Видела заплаканное лицо бабушки, и крупные мужские слёзы на лице отца. И все еще не понимала, что случилось. Переводила взгляд с них на священника, потом на гроб, заложенный цветами, и, в конце концов, на фотографию мамы, прикрепленную к могильной плите. И все никак не могла понять, отчего же мама лежит в том ящике, как мертвая, почему окружающие её люди либо плачут, либо стоят с очень хмурыми лицами, и никак не могла избавиться от совершенно непонятного, неконтролируемого страха. Не просто страха, а ужаса, от которого её всю трясло.
   Но на её лице не было слез. Губы были плотно сжаты, бровки сведены к переносице, а большие голубые глаза все пытались найти причину того непонятного, что происходило вокруг.
   Девочка молчала. Молчала вот уже несколько дней. С того самого момента, как папа, приехавший спустя час после звонка из скорой помощи, поставил перед собой ревущую, рвущуюся к маме, дочь перед собой и строго сказал: "Успокойся, Анастасия. Мама умерла, ты ей ничем не поможешь, уже поздно. Сиди в квартире, никуда не высовывайся. Лидия Михайловна за тобой присмотрит, я договорился. А я поговорю с дядечками и тетечками, которые пытаются нам помочь."
   После чего поцеловал дочь в лоб, крепко прижав к себе, прикрыл на несколько мгновений глаза, а после отпустил девочку и скрылся из виду.
   И Настя замолчала. И с тех пор еще долгое время не произносила ни слова.
   Но тогда, на похоронах, она все силилась понять, что же произошло. Она хорошо уяснила слова отца - мама умерла, и она больше к ним никогда не вернется. Так бывает. Но почему-то никак не могла понять это. Или, точнее, смириться с этим.
   Она хмурилась от напряженных мыслей, и все смотрела, смотрела то на гроб, то на лица близких, то на фотографию. То цеплялась взглядом за священника, и долго не сводила с него глаз, считая, что именно он скрывает то, что она никак не может понять.
   Но на самом деле она хорошо всё понимала. Всё, что случилось, и что за этим следует. Но что-то внутри неё продолжало ждать теплых ласковых ладоней на своих плечах.
   Полное понимание всего, что произошло, пришло к ней в школе, в которую она вернулась лишь спустя неделю, отходя от шокового состояния. Один из мальчишек, её одноклассник, подошел к ней после урока и громко спросил: "А правда, что у тебя мама умерла?".
   Она ничего не ответила. Посмотрела на него большими-большими глазами, а потом вдруг убежала, в туалет, где закрылась в кабинке, и проплакала все оставшиеся уроки, в полной мере осознавая, что мамы больше нет. Что всё произошедшее на прошлой неделе - правда. И мама в луже крови, и тот черный день, когда её предали земле. И отец, который почему-то стал каким-то тусклым, необщительным, и слишком долго засиживался на работе. И бабушка, внезапно переехавшая к ним, и все пытавшаяся разговорить внучку.
   Бабушка вообще стала для них спасением. Взяла на себя хозяйство, присматривала за девочкой, и даже пыталась поговорить с зятем. Но тот ушел в работу, с головой, а маленькая Настенька совсем замкнулась в себе. Часами сидела на кровати, обхватив колени, и невидяще смотря перед собой. Видя лишь окровавленное тело мамы.
   И на олимпиаду она не поехала. Да и учителя не настаивали, и даже на уроках не спрашивали, видя, что девочка всё время молчит.
   Почему она молчала? Она и сама не знала. Ей ни с кем не хотелось разговаривать, не хотелось ходить на уроки, слушать учителей, видеть сочувствующие взгляды, не хотелось гулять с друзьями, и даже просто жить - не хотелось.
   Это была её новая жизнь. Какая-то страшная, ужасная и неправильная. Жизнь, в которой она чувствовала себя одинокой и брошенной.
   И виноватой. Она почему-то еще в тот день, после слов отца, осознала, что могла её спасти. Если бы не упала в тот обморок, после которого папа ей сказал, что "уже поздно".
   Ведь могло быть не поздно. Но она не смогла её спасти, оказавшись такой слабой.
   Ей было стыдно, стыдно за то, что не спасла. Она боялась смотреть в глаза окружающих, считая, что они всё знают, и винят её. Потому и молчала, боясь услышать, что действительно виновата, от кого-то другого, особенно от родных.
   А вскоре обнаружилось, что у неё также развилась еще и фобия. При виде малейшей капельки крови она вдруг теряла сознание, и в первое время долго не могла самостоятельно прийти в себя.
   С тех пор в её воспоминаниях мама всплывала лишь в двух образах - в луже крови, и мертвенно-белая в гробу.
  

***

  
   Присесть. Кувырок. Стойка. Вертикальный шпагат, руки обхватывают ногу за головой. Прогнуться вперед. Отпустить голень и сделать колесо. Резко упасть на бок, подставив ладони, и оторвать стопы от пола. И, оттолкнувшись руками, вновь встать на ноги. Вдох-выдох. Резкий разворот, па.
   Следующая мелодия. Ludovico Einaudi - Una Mattina.
   И вновь в танец. На этот раз легкие, плавные движения. Больше пластики, немного стрип-данса.
   Бабушка.
  

***

  
   Вера Михайловна, мама покойной Анечки, очень переживала за свою внучку, замкнувшуюся в себе, и после месяца бесполезных попыток поговорить с девочкой, приняла радикальные меры - и отвела Настеньку в танцевальную школу, поскольку она с ранних лет уподобилась танцевать, едва заслышав музыку.
   Настя не хотела ни на какие танцы, и учиться ничему не хотела. Но она по-прежнему молчала, и боялась высказать свое мнение, все еще чувствуя за собой вину, а потому стала ходить еще и на уроки хореографии, при этом стараясь и в обычной школе, и здесь - быть самой лучшей. Чтобы родные не винили её еще больше, еще и за то, что она плохо учится. Она старалась доставлять как можно меньше проблем.
   Ходила. И как-то быстро, незаметно для себя, стала танцевать много, везде и всюду, и долго. Потому что оказалось, что танец помогает ей выплескивать эмоции, разбираться в себе... И даже легче стало становиться.
   Настя по-новому взглянула на мир, на окружающих людей... И вдруг поняла, что бабушка вовсе не обвинительно на неё смотрит, а с беспокойством и тревогой. А отец вовсе не злится на неё... но ходит какой-то пустой и безэмоциональный.
   И в школе на неё смотрят вовсе не так, как ей казалось, а с жалостью, сочувствием, с непониманием, и даже с завистью... Хотя девочка не понимала, чему ей можно завидовать. Совсем не понимала, что некоторые дети завидуют ей потому, что именно Насте уделяют столько внимания, и что оценки хорошие она получает из-за поблажек от учителей.
   Настя этого не понимала. Но она вдруг обнаружила, что и друзей у неё уже нет, и жалость к ней её сильно напрягает, и поблажки от учителей вызывают какое-то противное чувство внутри.
   И стала менять свою жизнь. На этот раз сама, не без помощи бабушки, конечно. Стала учиться еще лучше, чтобы больше не было этих поблажек, стала следить за внешним видом, стараясь выглядеть не просто хорошо, а отлично, и смотреть стала серьезно, твердо, чтобы больше не было жалости со стороны других.
   А вскоре и улыбаться снова научилась. Сначала натянуто, наиграно, а после все более и более искренне. И заговорила. Наконец-то заговорила спустя несколько месяцев после того дня. Правда, говорила мало, скомкано и четко по делу. С бабушкой.
   Вера Михайловна наконец-то вздохнула с облегчением, когда внучка впервые за столько времени с ней поговорила, улыбнулась, и принялась учить девочку мудрости житейской. Чтобы Настя не только с ней разговаривала, но и с остальными тоже. Осторожно, замысловато и мягко что-то объясняла, что-то рассказывала, что-то показывала... И все с Виктором, зятем своим, пыталась поговорить, чтобы на дочку внимание обратил, вспомнил о её существовании.
   Но Виктор Андреевич то ли не слышал слов тещи, то ли не хотел слышать. И продолжал пропадать на работе, полностью доверив дочь Вере Михайловне.
   Так и стали жить дальше. До поры до времени.
  

***

  
   Плавное кружение на одной ноге, па, колесо и вновь шпагат. Руки вперед, ноги вместе... Перекат, мостик, стойка... Конец мелодии.
   Нужно что-то более... Более эмоциональное.
   Enrique Iglesias - Ring my bells. Самое то.
   Плавные, но более быстрые движения. Больше уличных танцев, элементы брейка, хип-хопа...
   Более рваный танец.
   Отец.
  

***

   Виктор Андреевич начал приходить в себя лишь тогда, когда познакомился с Зоей. Она оказалась очень приятной, понимающей женщиной, которая помогла ему вновь почувствовать эмоции, вкус жизни. Они много разговаривали, рассказывали друг другу, и как-то неожиданно для мужчины спустя несколько месяцев у них закрутился роман. Он стал ухаживать за ней, познакомился с её детьми... А после и в свой дом привел, где была лишь его тринадцатилетняя дочь. Вера Михайловна, хоть и любила внучку, но все же съехала от них, как только Настя вернулась в относительно нормальное свое состояние. Она же и переняла все хозяйство на себя, как-то быстро повзрослев и став очень ответственной. Только с отцом никак не могла наладить нормальные отношения. Зато стала сама навещать бабушку при каждом удобном случае.
   Когда же Виктор Андреевич привел к ним Зою, и они с Настей познакомились...
   Это был еще один переломный момент в её жизни.
   Настя, чего уж скрывать, разозлилась на отца. Во-первых, ей было до жути обидно, что он не обращает на неё внимания, которого она так хотела, и которое было так необходимо. Всё их общение сводилось к каким-то сухим разговорам, в которых каждый из них рассказывал о своих делах, умалчивая о подробностях и проблемах... И всё.
   Во-вторых, ей совершенно не понравилось и то, что отец привел в дом другую женщину. Не её маму. Точнее, кого-то еще, кроме её мамы.
   Как он мог?! Как посмел?! Ведь её мама умерла, его жена!
   А в-третьих, она вдруг заревновала. Потому что вот на эту, совершенно не похожую на её маму, женщину он обращал внимания гораздо больше, чем на неё, свою родную дочь!
   И как-то их отношения стали еще более натянутыми и напряженными. Виктор Андреевич по-прежнему пропадал на работе, не замечая истинных чувств и эмоций у молчаливой и замкнутой дочери, и считал, что жизнь налаживается.
   Так ему казалось ровно до того момента, как Зоя не начала жаловаться на Настю, уже после того, как они вступили в брак и стали все жить в одном доме.
   Сама же Настя пробовала поговорить с отцом и объяснить свою позицию, но... То Зоя появлялась "вовремя", то отцу, как всегда, было некогда, то он просто её не слушал, слишком занятый какими-то своими мыслями... И в какой-то момент Настя вдруг замолчала и прекратила эти безрезультатные попытки. И вновь начала жить по-другому, по другим правилам. Чужим правилам. И лишь со временем начав жить по-своему, вопреки тем самым правилам.
  

***

  
   Разбег, прыжок, двойное сальто, приземление, кувырок вперед, шпагат. Стойка. Колесо назад. Еще одно. И еще. Стойка. Вдох-выдох.
   Еще более эмоциональное. Нужно больше жесткости.
   Thousand Foot Krutch - Courtesy Call. О да. Песня не совсем подходящая для танца, но сейчас ох как подойдет.
   И вновь в центр зала. На этот раз быстрые, рваные движения. Нижний брейк, верхний брейк. И переходные движения из других видов танцев. Всего по чуть-чуть, много не будет.
   Не совсем вписываюсь в ритм, но это не страшно. Никто не видит, ругать некому.
   Мачеха и сводная сестрица.
  

***

  
   Отношения между Зоей и Настей не заладились с их самой первой встречи. Женщина прекрасно увидела, как на неё отреагировала будущая падчерица, а самостоятельная девочка мгновенно раскусила истинную сущность будущей мачехи. И хотя Настя не стремилась конфликтовать, этим занялась Зоя. Но не в открытую. При Викторе Андреевиче они вели себя вполне прилично и приветливо. Да и долго еще, аж до самой свадьбы, они придерживались нейтралитета. Это уже потом Зоя решила взять "бразды правления" в свои руки, и потерпела неудачу, наткнувшись на слишком свободолюбивую Настю.
   Но и уступать падчерице та не намеривалась, и вместе с двенадцатилетней Лизой, с которой у Насти практически сразу началась открытая конфронтация, опять же, только не при Викторе Андреевиче, стали наговаривать на неё, желая, чтобы мужчина переключил свою любовь с Насти на Лизу.
   Да только так и не смогли понять, что Виктор Андреевич, несмотря ни на что, любил родную дочь больше всего на свете, хоть и уделял ей в последние годы очень мало внимания.
   Но молчаливая любовь отца совсем не облегчала жизнь Насте, сильно переживающей из-за всех этих изменений, из-за своих плохих отношений с отцом, и все еще считающей себя виноватой в смерти мамы. И как, спрашивается, она могла принять новую женщину в качестве жены своего отца, если считала, что именно она виновата в смерти той, которую мужчина по-настоящему любил? А из-за неё, Насти, теперь вынужден жить с этой Зоей.
   И Настя терпела. По большей части потому, что чувствовала за собой вину. Но ни разу не дала унизить себя, всегда давая отпор. Но почему-то из всех них в итоге досталось именно Насте, которая была слишком прямолинейной, чтобы лицемерить, как её новые родственницы.
   И ничего радикального не предпринимала. Старалась проводить дома как можно меньше времени, избегать и мачеху, и сестрицу, и даже спустя несколько лет частенько стала оставаться ночевать у лучшего друга, будучи в то время в него влюбленной.
   Естественно, это послужило основой и фундаментом для обвинений в адрес Насти в её "плохом поведении", а заодно и служило доказательством оного. И как она не пыталась доказать отцу, с некоторым опозданием в несколько лет, свою точку зрения, свою правоту, в итоге мужчина все равно верил своей новой жене. Не потому, что не доверял дочери, а потому, что Зоя была и остается взрослой, умной и самостоятельной женщиной, а Настя - в то время была всего лишь подростком, а о подростковом периоде Виктор Андреевич был более чем наслышан.
   Так Настя и жила, держа, копя и взращивая в себе обиду. Которую так и не решилась ни разу показать до недавнего времени. Потому что, хоть она уже и понимала, что не виновата в смерти мамы, но с тех пор её мучил другой вопрос - успела бы она её спасти, если бы не упала в обморок, или нет? И тихо начала ненавидеть саму себя за проявленную тогда слабость, и за возникшую с того дня гемофобию.
  

***

  
   Разбег, прыжок, двойное сальто.
   Конец песни.
   Вдох-выдох.
   Прикрыв глаза, я устало опустилась на пол.
   Все, больше не могу. Я слишком много сегодня тренировалась, еще и незапланированные танцы. Руки, как и ноги, уже подрагивают от перенапряжения. Если продолжу, рискую заработать себе серьезную травму.
   Не позволив себе совсем расслабиться, я подошла к музыкальному центру, отключила тот, отсоединила свой телефон. И стала одеваться.
   Есть еще один способ все обдумать. Пора вновь посетить мое любимое место, в котором я так люблю оставаться наедине со своими мыслями и чувствами.
   И стоит воспользоваться маршруткой, или такси, потому что на еще одну длительную пешую прогулку меня не хватит.

Глава 14

   Ночь. Миллионы ярких огоньков вокруг. Едва слышный гул машин. Темная-темная гладь воды.
   Я наклонилась, опустила ладонь в реку. Прохладно. Слегка поводила рукой.
   Красиво.
   Выпрямилась. Еще раз окинула взором открывшийся вид.
   Это место, на берегу реки, спрятанное от любопытных глаз высокими и густыми деревьями, я нашла уже давно. Еще когда училась в школе, и в очередной раз поругалась с мачехой.
   Оно находилось не так далеко от обустроенной набережной, но люди сюда практически не забредали. А я вот забрела. Плохо тогда было, и очень хотелось посидеть в одиночестве возле берега. И с тех пор часто прихожу сюда, когда хочу побыть наедине и о чем-то подумать.
   Вот и сегодня место пригодилось. Хорошо хоть еще у Алекса дома переодела платье и туфли на джинсы, футболку и кеды. А то ходить на каблуках по песку - мазохизм, а сидеть в платье на корягах - кощунство.
   Сев на уже давно найденное такое дерево, я вгляделась в темную гладь воды, и вновь позволила воспоминаниям прорваться. Осталось лишь трое мужчин, каждый из которых оказался очень важным в моей жизни, и занял особое место.
   Валера.
  

***

  
   Со своим будущим сводным братом Настя познакомилась куда позднее, чем с мачехой и сводной сестрой. Будучи старше её самой на два года, парень уже учился в девятом классе, после которого планировал поступать в колледж, и у него хватало и своих дел, в том числе и встреч с родным отцом, который, помимо желания общаться с сыном, еще и хотел в будущем передать ему свой бизнес.
   Таким образом, первую просьбу-требование явиться в гости к будущему отчиму парень попросту проигнорировал. Ни с матерью, ни с сестрой, у него не сложилось особо доверительных отношений, и плясать под их дудку он вовсе не намеривался. А желание матери во второй раз выйти замуж и вовсе посчитал сущим бредом, и в тот вечер променял нежелательную встречу на общение с отцом.
   И потому, с новыми членами семьи познакомился лишь спустя несколько недель после того дня. Уже по собственной инициативе, наслушавшись от родной сестры о "противной Настеньке со стервозным характером" и от матери о "непослушной девчонке, которая явно пошла вся в мать, а не в Витеньку". Ему было интересно, что ж это за Настя такая, поскольку считал, что двенадцатилетняя Лиза ничего не может знать о "стервозном характере" в виду своей недолгой жизни, и знал, что матери очень сложно угодить, и она любит наговаривать на людей. Видел на примере собственного отца.
   Вот так и попал к ним в гости. Да и с отчимом все же нужно было познакомиться поближе.
   Вот так и увидел белокурую девочку, с печальными голубыми глазами. Милую, но со взглядом маленького волчонка, готового в любой момент броситься в атаку.
   И так его пленили эти глаза, что он в тот же вечер сделал все возможное, чтобы Настя не воспринимала его в штыки, чтобы приняла и начала доверять. И защитил от своей сестры и матери, и заставил улыбнуться, и даже увидел тщательно скрываемый ею страх.
   Валера полюбил её практически сразу, увидев в ней именно ту сестру, которую всегда хотел увидеть в Лизе. Полюбил и защищал от всех, как мог. Часто успокаивал, поддерживал, и еще пытался баловать. Но Насте, привыкшей за пару лет к самостоятельности, было сложно полностью расслабляться, доверяться и баловаться. Но парня она приняла, и тоже полюбила, найдя в нём недостающую в её жизни опору, и обретя настоящего брата.
   Только Валера был старше, и дел у него все равно было много. А потому Настя слишком часто оставалась дома наедине с мачехой и Лизой, и продолжала бороться, и копить в себе обиду. И оттого все больше пропадала в школе танцев, а когда немного подросла и вовсе приступила к самостоятельной взрослой жизни, уходя куда и когда угодно, и делая что угодно. И даже частенько оставалась на выходные у бабушки, никого в это не посвящая. И только благодаря Вере Михайловне Виктор Андреевич всегда знал, где находится его дочь.
   Пока Настя не влюбилась в Александра Аверина.
  

***

  
   Я мимо воли улыбнулась, пусть и грустно, от своих воспоминаний. Я была, да и осталась, достаточно дерзкой и смелой девчонкой, которая стремится идти всем наперекор, чтобы кому-то что-то доказать... Даже если они не нуждаются в этих доказательствах, а мне они только вредят.
   Что поделать. Вот такой вот у меня противный характер. А в комплект к нему еще куча своих заморочек, от которых никому легче не становится.
   Алекс... Этот парень навсегда занял в моей жизни особое место.
  

***

  
   Со своим будущим лучшим другом Настя познакомилась весьма банально - его поставили ей в партнеры в школе танцев, когда ей было четырнадцать лет. Это был далеко не первый её партер, поскольку она плохо с ними сходилась. Они её не понимали, и у неё не получалось довериться им и раствориться в танце.
   Потому и к Алексу она сначала отнеслась весьма настороженно. Однако стоило им только вступить в танец, как она поняла - вот он, тот, кого ей не хватало в жизни.
   Они быстро станцевались, нашли общий язык, и стали общаться и вне школы. Вместе гуляли, проводили много времени... И он даже несколько раз вступался за неё. И хотя Насте было с ним уютно так же, как и с Валерой, однако она не относилась к Алексу как к брату.
   Но влюбилась она в него лишь спустя два года. Когда он впервые увидел её расстроенной после очередного побега из дома, и предложил переночевать у него. Заботился, успокаивал, веселил и не давал хандрить.
   И вот с того дня она поставила перед собой цель - заставить друга увидеть в ней девушку. Но... опоздала.
   К ним в группу пришла еще одна девушка, недавно переехавшая из другого города. И так уж совпало, что именно в тот день, когда Наталья появилась в танцевальном зале, Настя потянула ногу в самом начале урока. И поскольку Наталье нужен был партнер, а Алекс остался без партнерши... Их поставили в пару и... Настя поняла, что проиграла, толком и не начав бороться.
   Она смотрела на их танец и понимала, что вот эти двое - идеально подходят друг другу, чувствуют друг друга, и вообще смотрятся очень цельно и гармонично. И это они танцевали в первый раз!
   И Настя не стала мешать их отношениям. Наоборот, подружилась с Наташей, узнала её получше, и убедилась, что ей можно доверить друга. И молча переживала свою первую влюбленность. Но, как бы ей не было тяжело, дружбу она терять не хотела, а потому Алекс так и не узнал о чувствах девушки, и после еще не раз позволял переночевать у него.
   Таким образом, Настя осталась при лучшем друге, а её влюбленность со временем притупилась под девизом "что мое - то будет моим вопреки всему, а что не мое - то не удержать никакими силами".
  

***

  
   Я задумалась над последней мыслью. Да, я действительно жила под таким девизом, повторяя его как мантру, чтобы успокоить саму себя. Только...
   Разве между мной и Алексием не произошло то же самое, что и когда-то с Алексом и Наташей? Разве мы не точно так же станцевали в первый раз? Я, конечно, не видела наш танец со стороны, но... Та бачата была слишком чувственной и эмоциональной, чтобы отрицать очевидное. Мы с ним действительно сошлись при первом же контакте.
   Да и улетела я сразу, стоило только ему ответить на мой поцелуй, в тот, первый, день...
   А если уж говорить про сегодняшний наш танец... Мы столько готовились, а в итоге станцевали совсем по-другому, идеально... Мы чувствовали друг друга на уровне тел. Предугадывали каждое движение другого, и сумели подстроиться, создать единое целое на сцене.
   Разве не это "мое"?
   "Что мое - то будет моим вопреки всему".
   А ведь и вправду... Стоит лишь только подумать, как сложились наши совершенно непонятные отношения.
   Учась в одном ВУЗе, имея одно и то же любимое занятие, мы, тем не менее, встретились при столь необычных обстоятельствах, и столь неординарно познакомились.
   А ведь...
  

***

  
   Впервые Алексия Настя увидела еще на первом курсе, в тот самый раз, когда пошла посмотреть на выступление "Уличных игроков". Да только стоило ей увидеть, как они танцуют... И она всерьез закомплексовала. Столько лет танцуя, она все равно не могла бы станцевать нечто подобное. Парни смешивали абсолютно разные стили, от народных и до современных танцев. А лидер их группы и вовсе крутил такие винты... что Настя не только уже на следующий день стала изучать едва ли не все стили, которыми раньше не занималась, но еще и загорелась идеей научиться танцевать брейк.
   А ведь у неё был шанс тогда подойти к ним, познакомиться, и даже попасть в их команду. Почему же она этого не сделала? Пожалуй, потому что ей было стыдно за свою узость в танцевальных возможностях, и ей безумно хотелось, снова-таки, доказать всем, и себе в том числе, что она может всему научиться и самостоятельно, без них.
   И научилась. И стимулом стал именно Алексий.
  

***

  
   Я усмехнулась.
   А вот как все в итоге получилось. Я сама прыгнула в койку к своему, можно считать, кумиру, и при этом узнала об этом лишь тогда, когда уже было поздно... Поздно останавливать саму себя.
   И после мы неожиданно встретились в университете, хотя за три предыдущих года практически не пересекались. И, наверное, ничего бы не случилось, если бы не та ночь... Ночь, после которой я уже не могла избавиться от внимания Алекса, как бы ни старалась.
   А может, мы все же часто пересекались и раньше, просто оба не обращали друг на друга внимания? А здесь я сама обратила на себя внимание и... больше мы не могли друг друга игнорировать.
   Я вновь вздохнула, подняв взгляд к небу, затянутому тучами.
   Что же я чувствую к нему на самом деле? И почему так рьяно от него отказываюсь?
   Боюсь? Наверняка.
   Слишком нестабильная у меня жизнь, и слишком мало людей, в которых я действительно уверена. По сути, только бабушка, Валера и Алекс. Не густо.
   Ведь кроме Алекса и Наташи у меня нет других друзей... Хорошие знакомые - да, но друзья...
   В школе я их лишилась после смерти мамы, а в университете сама не стала заводить. Не хотела ни к кому привязываться, и не хотела никого привязывать к себе.
   А тут Алексий... И, вроде как, и довериться нужно, и поверить в него, и привязаться к нему, и позволить ему привязаться ко мне... Страшно. Действительно страшно. Доверюсь, поверю, а что дальше? Боль и пустота?..
   Правда, я вроде и не была никогда девушкой, которая бежит от проблем. Всегда считала, что лучше попробовать, и жалеть о том, что сделал, чем о том, что не сделал.
   И тянет меня к Алексу. Действительно тянет. И совсем не по-детски.
   Так почему же я от него сбегаю?..
   От какой-то внутренней безысходности и некоего отчаяния, я резко встала и вновь подошла к реке. Присела на корточки и опустила ладонь в воду. Поводила рукой.
   Скоро станет совсем холодно, и от подобных действий можно будет легко замерзнуть, а там и до "заболеть" недалеко.
   Кто для меня Алекс? Кем он мне стал?
   Первый мужчина? Идеальный партнер по танцам?
   Нет, он что-то куда большее. Что-то очень важное и... родное. Да, пожалуй, так. Не как отец, не как Валера, а как-то по-своему.
   Неужели братец прав, и я действительно в него влюбилась?
   А оно мне надо-то? Влюбляться в него? Слишком уж он ненадежный. Да и... Помнится, сегодня должна была вернуться некая Лена. И кто она ему я по-прежнему не знаю.
   А я ему кто?
   Он сегодня что-то говорил о том, что я много чего себе напридумывала, а он считал, что я не отношусь к мечтательным девицам. Типа, разочаровался? Тогда что было перед выступлением, во время и после? Что за забота и даже... нежность?
   Да, во время танца мы разговаривали. Телами, взглядами. И эта песня... Он видел все мои попытки отгородиться от него, и словно уговаривал дать ему шанс. Довериться ему. Позволить быть рядом. Да и не просто уговаривал, а настойчиво добивался этого. И стоит признать, у него это получилось...
   Я видела в его взгляде затаенную тоску от моего нежелания поддаваться. Видела грусть из-за моего страха довериться ему.
   Он все видел в этом танце. Абсолютно все. Видел, как меня к нему тянет, видел, что я к нему чувствую... И видел, что я элементарно боюсь. И этот мой страх причинял ему боль... Я видела это. Видела, хоть он и пытался это скрыть. А возможно, даже и сам не до конца понимал, что испытывает именно такие чувства.
   И в то же время он просил меня уступить ему... Поддаться, стать его...
   И я знала, что мне будет плохо без него. Очень отчетливо представила это во время танца. Очень хорошо прочувствовала.
   А еще он обещал мне настоящий рай, если я соглашусь на его предложение стать его. Обещал море чувств и эмоций, неведомых мне ранее. Какая там страсть? Нет, он обещал нечто большее, что-то более возвышенное. И это было так притягательно... Так желанно... Что я готова была сдаться прямо там, на сцене. Не зря ведь в конце не сдержалась. И если бы сначала не мой отец, а после не Андрей Дмитриевич...
   Я вновь сделала глубокий вдох и выдох, стараясь утихомирить разбушевавшееся сердце.
   И почему оно так сильно гонит кровь по венам? От одних лишь воспоминаний? Почему становится так жарко?
   Неужели Валера все-таки прав? Неужели я действительно в него влюбилась?
   Черт. Как же это все сложно.
   И, похоже, пора принять правду. Я действительно в него влюбилась. По самые уши.
   И что мне дает эта правда?
   "Что мое..."
   Что ж, хуже от моего решения вряд ли станет. Ведь я уже точно знаю, что без него будет плохо. Да и сейчас... мне тоскливо без него. Мы, по сути, так мало общались, и так мало времени проводили вместе, а он, тем не менее, смог стать неотъемлемой частью моей жизни...
   Значит, пора забыть о своих страхах. Не я ли с ними столько лет борюсь? Вот и настало время снова их побороть. И наконец-то довериться Алексу. А там - будь что будет. Зачем загадывать наперед, как там будет, если, возможно, сейчас всё будет хорошо?
   Только захочет ли он принять меня после всего, что я натворила со времени нашего знакомства?..
   И все же Валера, как и всегда, оказался прав. И как у него это удается?..
   И о чем же он все-таки говорил с Алексом?..
  

***

  
   Не только Насте в этот день не спалось и требовалось подумать. Алексий тоже был слишком занят своими мыслями. Ему было что обдумать. Очень и очень многое.
   После того, как Алекс проводил свою малышку, он продолжил свою пешую прогулку, и вскоре добрался до своего любимого места, где часто любил проводить время с братом или друзьями, а изредка и просто посидеть в одиночестве. Это была крыша одной из многоэтажек, доступ к которой имел каждый из этой компании благодаря одному их общему знакомому.
   Здесь, на этой крыше, откуда открывался прекрасный вид на половину города в связи с тем, что дом находился на горбистой местности, они часто любили проводить тренировки в теплое время года. Риск никогда не был для них чуждым.
   Сейчас же, ночью, в середине сентября, когда температура еще не опускается ниже пятнадцати градусов по Цельсию с плюсом, и из-за дождливой погоды по городу гуляет ветер, крыша была абсолютно пустой и готовой принять Алекса и его мысли.
   Парень опустился на низкое бетонное ограждение, и, согнув одну ногу в колене, а вторую вытянув вперед, задумчиво оглядел открывшийся взору вид. Где-то вон там, за теми домами, должна готовиться ко сну его малышка... А ему не спалось. Его много чего беспокоило, особенно после сегодняшнего дня.
   Алексу не давала покоя реакция Насти на известие о времени смерти её мамы. Да, конечно, она имела полное право отреагировать так остро, но... Падать в обморок...
   Он уже хорошо изучил девушку, чтобы понять, что она не слишком-то и впечатлительная. Всегда достаточно собранная и сдержанная, и порой со стороны кажется, что даже хладнокровная...
   Но она упала в обморок при виде одной лишь бумажки. А это даже не кровь.
   И пусть она потеряла сознание буквально на несколько мгновений, но...
   Он нахмурился, вновь вспоминая слова малышки о том, как она нашла свою маму мертвой в подъезде. Как после этого у неё началась гемофобия.
   Нет, это не просто подсознательный страх крови. Это что-то большее. И Алексу оно совсем не нравилось. Не зря ведь у него дядя работает психологом... Нужно будет с ним поговорить.
   Но не только это беспокоило парня. Он также вновь и вновь прокручивал свой разговор с её братом, а после и первую совместную ночь с ней.
   Алекс не врал при разговоре с Валерой. Он действительно видел Настю в качестве своей будущей жены и матери своих детей. И действительно хотел уберечь её от переживаний и горестей. От боли.
   Его ладони сами собой сжались в кулаки, и губы превратились в тонкую полоску.
   Да, конечно, он может поступить так, как посоветовал Валера. Оставить Настю в покое, заставить её приревновать, но...
   Он боялся её потерять. Боялся потерять после того, как она узнает правду про их первую встречу.
   Она много раз спрашивала, что это тогда было, и почему он вдруг так сильно заинтересовался ею. А он... не считал нужным говорить правду, потому что еще не до конца понимал, что это та самая, его, женщина, о которой так часто говорила мама, рассказывая историю об их отношениях с отцом.
   Теперь понимал. Очень отчетливо понимал. Да и понимать уже давно начал. Но... сказать правду так и не смог.
   Было ли что-то ужасное в той правде? По сути, нет. Но Алекс точно знал, что если Настя узнает её от кого-то кроме него самого, то может сильно обидеться, а то и вовсе разочароваться в нём и прекратить ему доверять, или же просто возненавидеть. Хотя последний вариант был очень и очень маловероятен.
   Но вспоминая её сегодняшние слова... Что она редко прощает, очень злопамятная, и ему будет очень плохо, когда она узнает правду...
   То, что она понимала, что он что-то не договаривал об их первой встрече, лишь усложняло ситуацию. И еще больше давило на Алекса, не позволяя ему перебороть себя и все же поговорить с ней. Слишком уж хрупкие и неустойчивые у них сейчас отношения.
   Возможно, стоит последовать совету Валерия, и таким образом укрепить их отношения? И уповать на то, что у неё попросту нет возможности узнать настоящую причину его поступка, его поведения в первый раз, да и в последующие несколько тоже?
   Но если каким-то образом она все же всё узнает... Это лишь усугубит ситуацию. Да и сам Валерий, в таком случае, неизвестно как отреагирует. Сестру он любит, это видно, но как он поступит при худшем раскладе...
   Нет, Алекс вовсе не боялся Валерия. Не боялся, что может получить по лицу. Но вот полученное сегодня доверие терять не хотел.
   Поймет ли этот парень его?
   Алекс не знал. Да и, собственно, не хотел знать. Тем более, что все члены его семьи одобрили девушку, а значит, тоже встанут на её защиту. А вот что скажет Тим... Это Алексу тоже было неизвестно. Зная брата даже лучше самого себя, он, тем не менее, не мог предугадать его реакцию. С одной стороны, Алекс - его родной брат, близнец, самый близкий человек на свете. С другой стороны, Настя - девушка, которую он принял, и к которой относится более чем доброжелательно.
   Алекс вздохнул. Как бы близки они с Тимом не были, а он все же подозревал, что Тим встанет на сторону Насти, хоть и от Алекса не отвернется.
   И мало всего этого, так еще есть и Лена, с которой Настя так и не познакомилась. И, похоже, еще не скоро познакомится, раз они с Антоном попали в аварию.
   Надо будет, кстати, им позвонить завтра, узнать, что и как.
  

***

  
   Алексий и Тимон росли в семье достаточно непростой. С ними с детства разговаривали на трех языках, из-за чего оба мальчика долго не могли понять разницу между русскими, английскими и греческими словами, что имели одни и те же значения. Но в основном учились разговаривать именно на русском, потому что, живя в Греции, они всегда находились с мамой, которая разговаривала с ними исключительно на родном языке. Отца же с бабушкой и дедушкой по его линии они понимали очень плохо, что и сподвигло Константиноса в ускоренном режиме изучать этот же язык.
   После того, как они переехали в Россию, мальчиков устроили в школу, где им пришлось быстро понять разницу между тремя языками, ибо сверстники их частенько не понимали, а взрослые улавливали лишь слова английского происхождения, и то не всегда.
   Мальчики росли, отец только переехал и дома практически не бывал, и ими по-прежнему занималась мама. Только к ней еще и прибавились их родной дядя Валик, а также новые бабашка и дедушка.
   Но время шло, Константинос построил клинику, а мама наконец-то открыла танцевальную студию, о которой мечтала последние годы. И вместе с этим возникла еще одна проблема - куда девать детей?
   Няню при многочисленных родственниках нанимать никто не собирался, считая, что мальчики должны расти в семье, а дома оставить их было не с кем. Родители работали, дядя Валик тоже, а бабушка с дедушкой жили в другом городе, и перебираться в столицу не планировали, предпочитая навещать внуков раз в месяц-два, а в остальное время - ожидая их самих в гости.
   И решили родители брать своих чад к себе на работу... То в танцевальную студию, то в медицинский центр. И так уж случилось, что с младенческих лет Алекс активно занимался танцами, бегая из одного класса в другой, пока брат придумывал новое занятие для них обоих. А Тим бегал по поликлинике и процедурным, внимательно за всем следя и изучая, а вскоре и вызываясь помогать медсестрам, пока уже Алекс придумывал для них занятие.
   Братья вообще с детства очень любили всякие авантюры, и частенько устраивали какие-то казусы, из-за которых потом обоим доставалось. Но их это не останавливало, а, наоборот, подстегивало делать новые пакости. А то, что Алексу нравились танцы, а Тиму - медицина, вовсе их не смущало. Они воспринимали это как само собой разумеющееся, и ничего плохого и странного в этом не видели, в отличие от своих родственников, которые только диву дивились - как это близнецы, столь схожие и внешне, и характерами, имеют настолько разные интересы?
   Братья вообще были очень дружны, никогда не дрались, и за любые пакости отвечали вместе, поровну, даже если виноват был лишь один. Они отлично дополняли друг друга, и казались единым целым, из-за чего никто из окружающих даже не допускал мысли их разлучить хоть на время. Хотя начать жить каждому своей жизнью им все же пришлось, но куда позднее, уже по окончанию девятого класса, когда Тим пошел в медицинский колледж, а Алекс вернулся в школу, чтобы поступать уже после одиннадцатого класса.
   Впрочем, до этого момента было еще далеко, и ребята вместе заводили общих друзей.
   Со всеми изначальными участниками будущего коллектива "Уличных игроков" братья познакомились в танцевальной студии своей мамы. И никто из них тогда и подумать не мог, что когда-то они будут танцевать все вместе. Зато они все стали друзьями и... активно помогали пакостить братьям, единогласно признав их лидерами, да еще и предлагали свои собственные идеи.
   Ребята хулиганили на славу, каждый раз придумывая все новые и новые развлечения, не всегда безобидные. Так у них скоро появилась любимая игра, добавившая в будущем очень многим неприятности... А уж как намучались из-за этого их родители... Да и не только их, а и других детей тоже.
   Впрочем, в конце концов, чем старше они становились, тем больше человек выбывало из этой игры по разным причинам. Однако и шалости их становились, все более и более, серьезными и непростыми.
   С девочкой Леной они также познакомились в танцевальной студии, еще когда им было по двенадцать лет. Её поставили танцевать с Алексом... и так они и танцевали с тех пор вместе, не меняя основного партнера.
   Лена стала не только партнершей Алекса по танцам, но еще и его очень хорошей подругой. И была втянута парнями в их многочисленные шалости.
   Хватило Лену на несколько лет, после чего она покинула образовавшуюся "банду", и продолжила с ними общаться исключительно на уровне хороших знакомых, одного лишь Алекса ни на кого не променяла, продолжая с ним танцевать.
   Что было между этими двоими? Пожалуй, ни один из них не смог бы ответить на этот вопрос. Это было нечто большее, чем дружба, меньшее, чем между братьями, и уж точно совсем не было романтических отношений. Хотя их и сватали родители с обеих сторон.
   Но и Алекс, и Лена ни разу не проявили желания перейти на некий другой уровень их отношений, и так и остались просто хорошими друзьями.
  

***

  
   Снизу раздался рев мотоцикла, и Алекс мимо воли глянул вниз, провожая взглядом бесстрашного мотоциклиста.
   Вздохнул, и перевел взгляд на небо, затянутое серыми тучами. Мысли вновь вернулись к светловолосой девушке.
   Алекс вспомнил и прокрутил в уме их сегодняшний танец. Тело мгновенно отозвалось желанием обладать малышкой, заставив парня усмехнуться. Впрочем, ему было не до веселья.
   Ему еще на тренировке было безумно сложно себя контролировать и держать мысли в полном порядке. Тем более, видя, что и Настя не остается к их движениям равнодушной. И оттого заставлял себя быть серьезным, собранным, строгим, и даже в какой-то степени хладнокровным. Уж как у него это получилось - не ему судить.
   Но стоило ему увидеть выражение лица Насти, тот испуганный взгляд на сцене, и он почти забыл, что они играют. Почти забыл, где находятся и что делают. Почти.
   Ему стоило неимоверных усилий контролировать себя. И все же он понимал, что это у него получается плохо, потому что во время танца слишком сильно её прижимал к себе, слишком многое позволял себе, а уж под конец и вовсе сорвался...
   Он хотел, чтобы она его приняла. Он просил её, взглядом, стать его. Он предлагал всё, что мог дать, что хотел дать.
   И видел, что она сомневается, отчаивается и боится, но все равно тянется к нему и точно так же не может сдерживать себя и свои чувства. И он совсем не хотел её отпускать ни на сцене, ни после неё.
   Пришлось. К сожалению.
   Алекс вновь вздохнул.
   Что он чувствовал к Насте? К своей малышке? К светловолосой девушке с голубыми, слишком серьезными, глазами, которые так часто становились почти серыми рядом с ним, когда она испытывала желание к нему?
   Он готов был признаться себе, что влюбился в неё. И даже подозревал, что уже не просто влюбился, а полюбил.
   Но Алекс не знал, что делать с этим пониманием. Его оно не спасало в той ситуации, в которой он оказался.
   Он и хотел бы все рассказать Насте, чтобы окончательно прояснить ситуацию... Но боялся её реакции, сейчас, когда еще совсем ничего не ясно в их отношениях. И оттого оттягивал необходимый разговор на потом.
   Алекс вновь сжал ладони в кулаки. Ему нужно завоевать малышку. И, похоже, ему действительно придется последовать совету Валерия. Как бы это ни было тяжело для него самого.
   А там... будет смотреть по обстоятельствам. И надеяться, что у него получится успеть и завоевать, и рассказать всё Насте до того, как она узнает это от кого-то другого.
   С такими мыслями Алекс и покинул крышу многоэтажки, вскоре оказавшись в квартире своих родителей, которые в это позднее время суток тоже еще не спали, тихо беседуя в своей спальне о событиях этого дня... И не забыв обсудить девочку, которую нашел себе сын.
  

***

  
   Ч1:
   -А книга-то дописана.
   Ч2:
   -Что, правда?!
   Ч1:
   -Нет, это всего лишь шутка.
   Ч2:
   -Издеваешься?
   Ч1:
   -Кто знает. Может, и это просто шутка?
  

***

  
   Знала бы я, о чем думал в то же время Алекс... Наверняка бы приняла другое решение. Но... Я не знала.
   Я пробыла на берегу реки еще около получаса, стараясь ни о чем не думать и полностью расслабиться. И лишь после этого вызвала такси к ближайшему общественному месту, и медленно двинулась к оному, вновь обдумывая принятое решение.
   Что ж... Мне было совершенно непонятно, как показать парню, что я готова попробовать. Не говорить же прямо... Остается лишь вариант ответить на его поцелуй, если таковой состоится, или, в крайнем случае, поцеловать самой... Но даже это может не помочь, слишком уж у нас вошло в привычку, что это ничего не меняет между нами.
   Ну что ж... Сначала придется попробовать. А уже там буду смотреть по обстоятельствам.
   С такими мыслями я и дошла до нужного места, а вскоре и в такси села, в котором доехала до дома друга, попутно обдумывая еще и ситуацию с отцом. Надо в ближайшем будущем все же поговорить с ним...
   Но сначала нужно разобраться с Алексом.
   С этими мыслями я благополучно и уснула на несколько оставшихся до того, как сработает будильник, часов.

Глава 15

   Утром я с трудом разлепила глаза и заставила себя подняться с постели и поплестись в ванную.
   К моему великому сожалению, вставать мне приходилось в шесть утра, чтобы успеть на первую пару и при этом не мешать другу.
   Но даже мое великое желание спать не помешало мне собраться и привести себя в порядок. А в честь начала очередной новой главы моей жизни, я даже оделась в платье насыщенного яркого синего цвета. Немного праздничное для университета, но и не шибко приметное в силу своей простоты.
   Черные балетки, черный плащ. Мой любимый кулон на шею. И волосы собрала в намеренно небрежный пучок на затылке.
   Так и отправилась в университет, стараясь не думать о том, что меня там ждет, и пытаясь запрятать страх куда подальше.
   Но стоило только сесть в нужной аудитории... Как я благополучно проспала всю первую пару. Хорошо хоть это была всего лишь лекция.
   А вот дальше шел практикум по испанскому языку, а следом и по французскому. Так что спать было некогда.
   А потом пришло время большого перерыва, а это означало, что пора отправиться на поиски Алекса. Можно было бы, конечно, позвонить ему, номер-то у меня уже есть... Но у меня было смутное подозрение, что парень еще не обнаружил новый контакт в своем списке. И хотелось приберечь этот сюрприз для лучших времен. К тому же, я все равно не знала, что говорить.
   А потому я решила воспользоваться возможностями, предоставленными организаторами конкурса "Король и Королева". И, спустившись на первый этаж, тут же нашла в списках Россолимо, и номер его группы, а также его факультет. Осталось дойти до его деканата и узнать расписание.
   Но стоило только мне выйти из университета, и немного пройти к третьему корпусу, как я застыла в некоем замешательстве. Ведь совсем недалеко от меня стоял Алекс, прислонившийся плечом к дереву, и беседовал с какой-то девушкой. И ладно бы просто беседовал, но при этом он так улыбался...
   Сузив глаза, забыв про свои первоначальные планы, я уверенно двинулась в сторону парочки.
   -Привет, Алекс, - отчетливо, и едва ли не по слогам произнесла я, оказавшись в метре от них. И тут же обаятельно улыбнулась.
  

***

  
   Алекс мысленно хмыкнул и глянул на девушку, появившаяся улыбка которой уж очень сильно походила на оскал. И задумался - она сама-то понимает, какое у неё выражение лица?
   -Привет, - спокойно, нейтрально отозвался он, сдерживая себя от привычного обращения "малышка".
   И тут же увидел замешательство в её глазах. И мимо воли подумал, что в ней сегодня что-то не так. Да и выглядит достаточно... ярко. Соблазнительно так. Навивая совсем ненужные воспоминания и эмоции.
  

***

  
   Я смотрела на парня и понимала, что что-то не так. Вот совсем не так. Он стал каким-то... далеким, что ли. Отстраненным и холодным.
   И тут же помрачнела.
   Выходит, не только я вчера многое обдумала и приняла некоторые решения. И как теперь поступать?
   -У нас сегодня тренировка, - то ли спросила, то ли утвердила я.
   -Да, - кивнул он. - У тебя еще две пары. После них встретимся и все обговорим, - все так же спокойно и без лишних эмоций.
   Да что это с ним?!
   Я перевела взгляд на рядом стоящую девушку. Ростом явно повыше меня, волосы каштановые до лопаток, глаза так же "добро" смотрят на меня, как и мои на неё. Лицо все такое... в косметике.
   Я, не сдержавшись, фыркнула. Никогда не любила людей, которые стараются выглядеть идеально, нанося на лицо тонны штукатурки. Нужно же знать меру!
   -Отлично, - бросила, переведя взгляд на Алекса. После чего развернулась и пошла к третьему корпусу, испытывая смешанные чувства.
   С одной стороны, меня сильно раздражила эта сцена, его отстраненность и невозмутимость. А со второй - я даже испытала некоторое разочарование, что он выбрал вот такую девушку. Тем более, что еще вчера...
   Не стоит об этом думать.
  

***

  
   Алекс смотрел вслед удаляющейся фигурке, прищурившись, и пытался понять, что ему не понравилось в реакции Насти.
   Пожалуй, всё. Она практически никак не отреагировала. Было замешательство, и даже некая злость... А потом доля разочарования и сплошная невозмутимость. После чего она просто развернулась и ушла.
   Не такой реакции он ждал. Совсем не такой.
   -Это кто? - поинтересовалась Кристина, о которой Алекс временно забыл.
   -Моя девушка, - передернул он плечами, стараясь переключить внимание на сокурсницу, которая уже не первый год пытается его влюбить в себя.
   -Твоя девушка? С каких пор она у тебя есть? - фыркнула Крис, стараясь не показывать своего раздражения. Впрочем, зря старалась.
   -Да вот с недавних, - усмехнулся Алекс. - Извини, Кристина, но мне пора идти. Я еще обещал Игорю Палычу зайти к нему.
   -Ну иди, - махнула рукой девушка. А как только парень отошел на приличное расстояние, тихо добавила: - Что-то эта краля не слишком-то похожа на твою девушку, - после чего двинулась в ту же сторону, в которую ушла блондинка.
  

***

  
   В столовой я подсела к своему одногруппнику.
   -Слушай, Дим, можешь мне помочь? - обратилась я к нему.
   -В чем? - тут же приподнял брови тот.
   -Мне нужно заставить ревновать одного парня, - и премило улыбнулась.
   -Высоцкая, ты чего, кавалера себе завела? - ухмыльнулся он.
   -А что, ты еще не в курсе? - с тем же выражением лица поинтересовалась.
   -Да слышал, что ты вроде как с Россолимо что-то крутишь. Но думал, что это просто слухи, - Дима пожал плечами.
   -Ну, теперь будешь знать, что это не слухи. Так что, поможешь?
   -Почему бы и не помочь? Но будешь должна.
   -Заметано, - усмехнулась я.
   -Эй, блонди, - тут же услышала за своей спиной, и мимо воли обернулась. Пришла та самая мадам, которая только-только стояла в компании Алекса.
   -Чего тебе, кукла? - ухмыльнулась в ответ.
   -За словами следи, - прищурилась та.
   -Ты первая назвала меня блонди, - я невозмутимо пожала плечами, и отвернулась к своему чаю и пирожному. Все-таки я сюда обедать пришла, а не отношения выяснять с некоторыми личностями.
   -Послушай, краля, - дамочка села напротив нас с Димкой, - я не знаю, что тебе нужно от Алекса, но он - мой. Это понятно?
   -А он об этом знает? - вздернула я брови, и весьма показательно положила кусочек сладости себе в рот.
   -Нарываешься?
   -Не дай Боже, - и отхлебнула чая.
   -Не отвалишь от него по-хорошему, будет по-плохому, - я, наверное, в душе садистка, потому что получила истинное удовольствие, увидев её злость.
   -По-плохому, говоришь? - сделала еще глоток и... - Куколка, ты чего пристала-то ко мне, а? Ну, я понимаю, что ты желаешь заполучить желанную конфетку, но Алекс уже давно мой, и я его к себе не привязывала. Он сам хочет быть со мной. А если ты этого не понимаешь, то уж извини, я тоже не буду сидеть, сложа руки, когда ты решишь действовать "по-плохому".
   И вновь принялась поедать пирожное. Дима рядом усмехнулся, молча хлебая борщ.
   -Тислицкая, какая встреча, давно не виделись, - а вот тут я едва не подавилась, услышав сбоку голос Лизы.
   -Высоцкая, - моя неожиданная собеседница несколько раздраженно глянула на мою сестрицу. Та не замедлила присесть за наш столик рядом с ней.
   -А что это тебе тут нужно, а, Кристиночка? - Лиза вроде бы и вела себя вполне прилично и мило, но вот глаза её были не менее добрыми, чем у собеседницы. Я с интересом переводила взгляд с одной на другую.
   -Тот же вопрос могу задать тебе, Лизонька, - улыбнулась та. Правда, её улыбка была больше похожа на оскал.
   -А ты не знала? Настя - моя очень хорошая подруга, - и все тот же светский тон.
   Ну надо же какие метаморфозы. Что это Лизоньку так переключило? Я - хорошая подруга-то?
   -Вот как, - и еще один злой взгляд в мою сторону. - Тогда тебе стоит пояснить своей подруге, что Алексий - мой, и ей не стоит к нему соваться.
   -О, как, - усмехнулась Лиза, и бросила на меня короткий взгляд. А после так надменно глянула на Кристину, что я не сдержала ухмылки. - А вот мне кажется, что это тебе нужно понять, что Алекс - парень Насти, и забыть о его существовании. А будешь лезть в их отношения - будешь иметь дело со мной. Уяснила?
   Хм. И это говорит девушка, которая еще вчера пыталась отбить этого парня у меня?!
   Что ж, общий враг - сближает. Что правда, то правда. А, судя по всему, именно таковой и является Кристина в глазах Лизы.
   -Лиза, - подала голос и я, - спасибо, конечно, за помощь, - и ехидно глянула на неё, на что она ответила прищуром, - но я и сама в состоянии устроить Кристиночке запоминающиеся разборки.
   -Что-то не похоже, что вы подруги, - фыркнула Кристина, внимательно наблюдающая за нами.
   -Потому что они сестры, - тихо хмыкнул Дима. Что ж, ему не стоило труда об этом догадаться, услышав фамилию Лизы.
   -Сестры? - невесть как услышала Тислицкая.
   -Уже боишься? - я даже подмигнула ей. Меня вся эта ситуация забавляла.
   -Значит, ты тоже Высоцкая, - проигнорировала она мой вопрос.
   -Красивая фамилия, правда? А главное, известная, уважаемая.
   -В вашей семье все женщины - стервы? - вздернула бровь Кристина.
   -А в твоей? - я даже подалась вперед, глядя на девушку.
   -Сучка, - не выдержала та.
   -Уж получше тебя, - хмыкнула Лиза. - Она хотя бы не применяет тех же кощунственных методов, что и ты. Мне даже жалко Алекса. Как он тебя терпит?
   -На себя посмотри, шалава, - огрызнулась Крис. М-да, чем дальше, тем интересней. - Сама вешаешься на него, готовая раздвинуть ноги при первом же случае.
   -Тебе привиделось, Тислицкая, - Лиза сузила глаза. - Я бы ни за что не стала мешать счастью своей сестры. И уж тем более отбивать у неё парня.
   Ну да, ну да, как же.
   -Да пошла ты. Мы еще поговорим, - бросила она мне, и поднялась, поспешно удаляясь.
   -Сама иди, сучка, - бросила ей вслед Лиза, но та уже её не услышала.
   -Что ж, и нам уже пора. Да, Дим? - глянула я на одногруппника, поднимаясь с места.
   -Настя, подожди, - тут же подорвалась и сестрица, и даже за запястье меня схватила, перегнувшись через стол, чтобы удержать.
   -Чего тебе? - я тут же выдернула свою руку из её хватки. Даже странно, что она так нормально ко мне обратилась.
   -Что с Валерой? С ним всё в порядке?
   Её серьезность и нервозность заставили меня все же остаться на месте, и внимательно глянуть на девушку. Надо же, о брате забеспокоилась. Даже через себя переступила, чтобы у меня спросить.
   Что ж, я не такая стерва, как она.
   -В порядке. Жить будет. Не жалуется и даже шутит. Можешь не беспокоиться. Только не думаю, что он в ближайшем будущем захочет с вами общаться, - и передернула плечами. - Пошли, Дим, - после чего отправилась сдавать грязную посуду. Парень двинулся следом за мной, а Лиза просто промолчала.
   -Не знал, что она твоя сестра, - прокомментировал одногруппник, когда мы уже шли к нужной аудитории.
   -Сводная. Только не рассказывай об этом никому, пожалуйста. Мы с ней не очень-то ладим, - пробормотала я, глядя куда-то в сторону.
   -Хорошо, Насть. Ты же знаешь, я не люблю трепаться.
   -Знаю, потому и попросила тебя об одолжении, - и улыбнулась.
  

***

  
   Алекс уже шел к своим ребятам после разговора с научным руководителем, когда совсем недалеко от места сбора "Уличных игроков" наткнулся на нескольких совсем недоброжелательно настроенных ребят. Об этом можно было судить по злым оскалам на лицах и кастетам в руках.
   Алекс остановился, разглядывая их.
   -Что, бить будете? - спокойно так поинтересовался. Парней было всего трое, на вид - его ровесники. С учетом того, что он тут один, и без оружия... Шансы немного неравные.
   И даже то, что он год отслужил в армии, ему сейчас может не помочь.
   Алекс быстро огляделся. Что ж, эти ребята явно выжидали - вокруг никого не видно. А даже если и появится кто-то, так не факт, что помогут.
   -Смотрите, умный, - усмехнулся один из них.
   -И кому я уже перешел дорогу? - вздернул брови Алекс, прикидывая, как лучше действовать при нападении.
   -Тебе же говорили быть осторожнее на поворотах, - ответил совсем не то второй парень.
   -Да, что-то такое припоминаю, - усмехнулся он, вспомнив неприятный инцидент с одногруппником своей малышки, когда она еще и умудрилась перепутать его с братом.
   -Ну вот, а ты не был осторожен, - резюмировал третий, и первым же бросился в атаку.
   Что ж, парням явно не повезло... Потому что Алекс не только служил в армии, но еще и отлично танцевал. Имел прекрасную пластику и растяжку. А уж соединить силу с некоторыми элементами из брейка - не так уж и сложно.
   Его противник даже сообразить не успел, как оказался на лопатках красивой и быстрой подсечкой. Но Алексу уже было не до него, потому что на него бросились еще двое, с двух разных сторон. И он среагировал очень быстро, тут же сделав двойное колесо назад.
   -Извините, ребята, но вам немного не хватает шустрости, - усмехнулся он, выпрямившись. - И гибкости.
   После чего уже сам пошел на них. Ловко заломил одному руку, второго ударив ногой, а от третьего прикрывшись первым.
   И все же шансы были не равны, а у Алекса не такой уж и богатый опыт в уличных драках. Тем более, что его противники были с кастетами.
   И все бы ничего, если бы в руке у одного из них не сверкнуло лезвие ножа.
   -Вот же черт, - выругался Алекс, вновь оказавшись от них в нескольких метрах. - Что ж вы, ребятки, так нечестно деретесь? - и даже усмехнулся, при этом обдумывая, как же с ними справиться. Он уже не успел уклониться от двух ударов. Один пришелся по ребрам, а второй по предплечью. Если он точно так же не уклонится и от ножа...
   "Ребятки" лишь выругались на его вопрос, кажется, разозлившись. Что совсем не упрощало ему задачу. И вновь бросились на него.
   И неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы очень вовремя не появились Макар с Максом, которые не менее ловко, чем сам Алекс, отбили их атаки.
   -А у тебя тут весело, - усмехнулся Макар, глянув на нападавших. Те, поняв, что прибыло подкрепление, стали спешно скрываться из виду.
   -Да не то слово, - хмыкнул Алекс, тоже глядя им вслед. - А вы чего сюда пошли?
   -Нам Тим позвонил, - ответил Макс. - Говорит - найдите Алекса, с ним что-то не то. Ну, мы и нашли.
   -Ясно, - вздохнул Россолимо, мысленно поблагодарив брата. Нападавшим и в этом не повезло.
   -А что им надо было-то? - поинтересовался Макар.
   -Насколько я понял, отомстить за то, что я недавно одного парня побил. За Настю.
   Макар с Максом переглянулись, и решили промолчать. Алекс в их компании очень редко называл девушку по имени. А значит, того самого парня бил за дело.
   -Так что, тебя теперь нельзя оставлять одного? - усмехнулся Макс.
   -Сам как-нибудь справлюсь, - передернул плечами Алекс. - Только, пожалуй, нужно носить с собой кастет и нож. Чтобы хоть немного уровнять шансы.
   -Твое право, брат, - хлопнул его по плечу Макар. - Если что - зови, поможем. А теперь пошли, там наши ждут.
  

***

  
   Мы с Димой тщательно обсудили все условия нашей маленькой затеи. В частности, я четко пояснила, что можно делать, а что нет. Все-таки, заставить Алекса ревновать - это одно, а дать реальный повод для ревности - совсем другое.
   Что поделать, приходится брать штурмом, раз уж Алекс решил от меня отдалиться и даже удосужился заигрывать с какой-то девицей. Но и вешаться я на него не собираюсь. Это должно быть сугубо лично его решение - остаться со мной. Без всякого давления от кого бы то ни было.
   -Слушай, Насть, а он мне потом ничего не сделает? - усмехнулся Дима, когда мы уже шли на выход после последней пары, с которой нас отпустили немного раньше. - В смысле, не хочется становиться его врагом.
   -Да что он может сделать? - я лишь фыркнула, тут же помрачнев. Вот если бы мы подобное провернули еще вчера - тогда да, много чего мог бы сделать. А сейчас - просто не имеет права. Раз отказался, значит, и претензий никаких предъявлять не может.
   -Судя по Ярику, врезать может хорошо, - напомнил парень о нашем слегка подбитом одногруппнике. Тот, кстати, со дня той драки отсутствовал, и объявился только вчера. Но пока ко мне не лез, и то хорошо.
   -Ему досталось за дело. Там и я бы ему с удовольствием врезала, да только весовые категории немного не те.
   -А с виду такая утонченная и женственная девушка, - притворно вздохнул Дима.
   -В наше трудное время девушки просто обязаны уметь сами постоять за себя, - совершенно невозмутимо пожала я плечами.
   -А как же Россолимо?
   -Ну он же решил меня бросить, - усмехнулась.
   -Он же этого тебе не говорил, - фыркнул парень.
   -Защищаешь его? Защищай, имеешь право. Мужская солидарность и все такое, - и махнула рукой.
   -Настя, ты жестокая девушка. Отказала всем парням, и мне в том числе, а за Россолимо сама готова воевать. Чем он такой особенный? Что в нём есть такого, чего нет во всех нас?
   Я внимательно глянула на рядом идущего парня. Ну надо же, а ребятки-то, оказывается, в обиде на меня. Я что же, задела их мужское достоинство?
   -Да что в нём есть такого? - усмехнулась я. - Бабник, слишком самоуверенный, наглый... Мордашкой, правда, удался.
   -Но вы, девушки, таких любите, - заметил Дима.
   -Знаешь, Дим, - я вздохнула, глянув куда-то вперед. - Мы не то чтобы любим таких, просто так жизнь складывается. Вот я знаю о нем еще с первого курса. Но я ведь не влюбилась в него сразу, и не бегала за ним, верно? А месяц назад мы чисто случайно столкнулись... Провели вместе время, да и разбежались. А потом в университете встретились, и понеслось... Ты не думай, что он особенный. Я и ему отказала сначала. Просто теперь я осознала, что он мой человек. Просто мой, и все тут. И вы таких найдете.
   -Хорошая ты, Настя, - парень даже приобнял меня за плечи, улыбнувшись. - Я ж не дурак, все понимаю. И даже рад, что этот Россолимо за тобой решил побегать. Хоть его ты впустила в свою жизнь, а не как нас - оставила где-то на задворках.
   -Действительно все понимаешь, - я вновь усмехнулась, стараясь за этим жестом скрыть неловкость. Как-то непривычно осознавать, что все вокруг прекрасно осознают, что я просто их не впускаю в свою жизнь. Потому что не хочу. Я их, наверное, даже в какой-то степени обижаю.
   -Ну что, пошли вызывать ревность у него? - хмыкнул Дима, и открыл для меня дверь.
   -Пошли, - кивнула в ответ, стараясь вернуть всю свою уверенность, и таки вышла на улицу. Осталось найти Алекса.
   Далеко идти не пришлось. Он стоял прямо напротив входа, чуть в отдалении, и снова беседовал с уже знакомой мне Кристиной.
   -Ей что там, медом помазано? - фыркнула я, не удержавшись.
   -Может, он тоже хочет вызвать у тебя ревность? Не верится мне, что он так просто решил оставить тебя в покое. Такие так просто не сдаются, - высказал свое мнение Димка, тут же приобняв меня за талию и притянув ближе к себе.
   -То есть, хочешь сказать, что он решил меня завоевать тем же методом, что и я его сейчас? - приподняла вопросительно брови, повернувшись к нему лицом.
   -Вполне возможно, - парень наклонился ко мне и чмокнул в щеку. - И, по-моему, он не очень-то купился на нашу уловку.
  

***

  
   Алекс подошел к нужному корпусу за двадцать минут до окончания пары. Так, на всякий случай. Вдруг группу Насти отпустят раньше?
   Но побыть ему в одиночестве не удалось. Буквально через пару минут рядом появилась Кристина, заставив Алекса уже пожалеть, что решил именно с ней поразговаривать сегодня, чтобы вызвать ревность малышки.
   -Алекс, мы можем поговорить? - с ходу начала она, настроенная как-то слишком по-боевому.
   -Ну говори, - усмехнулся парень.
   -Та девушка, Настя. Кто она тебе?
   Алекс приподнял вопросительно брови, размышляя, откуда сокурсница узнала имя малышки.
   -Я же говорил - моя девушка, - все же ответил.
   -Ты в этом уверен? А, по-моему, она чья-то другая девушка. Я видела её сегодня совсем с другим парнем, и не очень-то было похоже, что они просто друзья.
   Вот теперь Алекс более внимательно глянул на девушку. Врет или нет?
   -Даже если и так, ты уверена, что тебя это касается, Кристина?
   -Я просто хочу, чтобы ты правильно выбрал себе девушку. А эта Настя... Она, как и её сестра, стерва еще та, - Крис махнула рукой, словно подтверждая этим жестом свои слова.
   -Её сестра? - Алекс еще больше заинтересовался получаемой информацией. Зря Кристина упомянула сводную сестру его малышки. Потому что парень был уже отлично осведомлен об отношениях между всеми членами семьи Высоцких, и сейчас мог легко словить сокурсницу на лжи, если таковая имеет место быть.
   -Да, Лиза. Очень высокомерная девица. И, кстати, в курсе, что ты считаешь Настю своей девушкой, а сама поддерживает отношения сестры с тем парнем, - девушка нервно заправила прядь волос за ухо, а Алекс усмехнулся.
   -Кристин, - он протянул ладонь, и легонько погладил свою собеседницу по щеке костяшками пальцев. - А чем ты лучше Лизы?
   -В смысле? - девушка, только почувствовавшая победу от нежных прикосновений, застыла, испытав замешательство и некоторый испуг.
   -Вы обе очень любите наговаривать на Настю, - великодушно и весьма охотно пояснил парень. - А еще лицемерить и лгать мне.
   -Что ты такое говоришь? - Кристина нервно улыбнулась.
   -Крис, мы с тобой знакомы не первый год. Неужели ты действительно думаешь, что я так просто променяю ту, которую впервые представляю в качестве своей официальной девушки, на тебя? Я, по-моему, уже не раз объяснял, что между нами ничего не может быть, и даже называл причины.
   -Алекс, ты не понимаешь! Ты ей не нужен! Ты видел, как она сегодня себя вела?! Да она даже ласковым словом тебя не порадовала! Она тебя не любит! Зачем она тебе?!
   -Кристин, не суди людей, о которых ничего не знаешь. Если это тебя хоть как-нибудь остановит, знай, что я люблю Настю так, как никогда не полюблю тебя. Она всегда в моих глазах будет лучше тебя в несколько сотен раз. Тебя это устроит? - и иронично приподнял бровь.
   -Алекс, - в голосе девушки появилось еще большая воинственность. Она очень хотела убедить парня в его неправоте. - Она тебя обманывает! - и тут краем глаза увидела выходящую из корпуса соперницу. И не одну, что было ей очень даже на руку. - Вот, смотри, я ведь говорила! - и махнула в сторону парочки.
   Алекс послушно посмотрел в сторону входа в университет, и увидел, как какой-то парень обнимает его малышку за талию. Как она поворачивается к нему, а он наклоняется и целует её... Видел.
   Только еще он успел заметить раздраженный взгляд в сторону Кристины, и поэтому лишь прищурился.
   "Кто кого, черт возьми, здесь пытается заставить ревновать?" - подумалось ему уже тоже с легким раздражением.
   Но он лишь засунул ладони в карманы джинсов, и внимательно наблюдал за своей малышкой. И успел отметить, что она напряжена. И самодовольно подумал, что в его объятиях она полностью расслабляется, а порой и вовсе забывает, как стоять на ногах.
   -Ну что, убедился? У неё есть другой парень, и она этого даже не скрывает! - вновь подала голос Кристина.
   -Ага, - безразлично согласился Алекс, а стоило ему увидеть, как малышка повернулась к нему лицом, как тут же поманил её пальцем. - А сейчас увидишь разницу между ним и мной, - и сам двинулся навстречу малышке.
  

***

  
   -С чего ты взял, что он не купился? - спросила я у Димы, нахмурившись.
   -А ты обернись, и сама посмотри на него, - предложил парень, усмехнувшись.
   Ну, я и обернулась, чего уж мне. И тут же увидела, как Алекс поманил меня пальцем. И что-то мне его взгляд не понравился совсем.
   -Ну что, убедилась? - поинтересовался Дима.
   -Как думаешь, он меня сейчас убьет или нет? - поинтересовалась в ответ, с некоторой опаской наблюдая за приближением Алекса.
   -Думаю, у него куда более любвеобильные планы, - хмыкнул сокурсник.
   Я отвечать уже ничего не стала, потому что Алекс уже был рядом, а в следующее мгновение я оказалась подхвачена под бедра, прижата к его телу и поцелована в губы очень властным поцелуем.
   И как-то я моментально забыла, что мы, в общем-то, находимся прямо перед входом в корпус, из которого медленно выходят студенты, и что на мне платье, которое явно задралось, да и про все остальное тоже забыла, полностью растворившись в поцелуе. Как я обхватила его руками за затылок и шею, а ногами - за талию, - тоже не помню.
   А вот Алекс, кажется, всего этого не забыл. Потому что через неопределенное время слегка отстранился, и веско так, пусть и с хрипотцой, сказал:
   -И только попробуй еще хоть раз попробовать заставить меня ревновать. Я тебя, малышка, отшлепаю в особо извращенной форме, так, что потом неделю сидеть не сможешь на своей прелестной попке.
   Я, кажется, от представленных картин покраснела.
   -И да, мне нравится, когда ты так краснеешь, - и чмокнул меня в нос. - А теперь можешь высказать всё, что думаешь обо мне.
   -Ты, оказывается, еще и пошляк, и извращенец, - так же веско высказала я свою точку зрения, стараясь привести сбившееся дыхание в порядок. - А я, получается, еще весьма милую характеристику тебе дала. И кстати, разве не ты первый решил заставить меня ревновать?
   -Тебе показалось, малышка, - усмехнулся Алекс, и погладил мое бедро через тонкий капрон колгот. У меня тут же нестерпимо заныло внизу живота.
   -Отпусти меня, - выдохнула я, кажется, не сумев скрыть своей реакции, судя по появившемуся самодовольному выражению на лице парня.
   -Мне очень нравится, когда ты такая податливая, - шепнул он мне в ухо. - И еще больше нравится, как ты реагируешь на мои ласки.
   -Алекс, - я очень надеялась, что он услышал предупреждение в моем голосе.
   -У нас тренировка, помнишь? - усмехнулся он в ответ, таки ставя меня на ноги, переместив ладони на мою талию. Я, чуть опомнившись, тут же принялась оттягивать платье вниз, под внимательным взглядом Алекса.
   -Я сегодня не могу, - абсолютно спокойно произнесла, наконец-то взяв под контроль свое тело и свои эмоции. - Мне к бабушке надо, а потом к Алексу, вещи собирать, - пояснила я в ответ на его вопросительный взгляд.
   -Настя, мы же договаривались, - прищурился он.
   -Ну извини, у меня очередной переезд, - усмехнулась я, махнув рукой. И тут заметила рядом стоящего Диму. - Чего ржешь? - тут же фыркнула.
   -Да вот думаю, что провал от нашего плана получился куда результативнее, чем мог бы получиться от успеха, - весело улыбнулся одногруппник.
   -План, говоришь? - хитро глянул на него Алекс. - А ты в курсе, что чужих девушек целовать нельзя?
   -Все было в рамках приличия, - тут же поднял в примирительном жесте руки Дима.
   -Еще бы было не в рамках приличия, - усмехнулся Россолимо.
   -Что ж, раз я больше не нужен, то я пойду. До завтра, Насть, - весело подмигнул мне одногруппник.
   -До завтра, - кивнула и я в ответ, после чего парень отправился куда-то по своим делам.
   -И кто это? - тут же поинтересовался Алекс.
   -Одногруппник, - я хмыкнула, и внимательно глянула на него. - Мне, правда, нужно сегодня к бабушке. Я обещала Валере сегодня позвонить и сообщить, какое решение приняла.
   -Хорошо, малышка, - Алекс притянул меня за талию ближе, и поцеловал в макушку. - Я все равно на сегодня планировал только выбор песни и танца. Начнем тренироваться завтра. Но я тебя провожу.
   -Проводи, - вновь кивнула, раздумывая над тем, стоит ли это принимать за официальное начало наших отношений, или все же еще нет?
   -Вот заодно и обсудим по дороге, что будем танцевать, - усмехнулся парень, взяв меня за ладонь, и повел нас на выход с территории университета.
   -А кто тебе Кристина? - спросила, стоило только увидеть данную девушку, сверлящую нас, а по большей части меня, злым взглядом.
   -Однокурсница. Вот уже пять лет пытается меня заарканить. Только, к её огорчению, я не связываюсь с теми, с кем учусь, - и пожал плечами.
   -А сегодня ты о чем с ней беседовал так мило?
   -Мне приятна твоя ревность, малышка. Она пыталась доказать, что ты мне не пара, и вообще - обманываешь и изменяешь.
   -Я не ревную, - буркнула я. За что удостоилась короткого поцелуя в губы.
   -Конечно, малышка, - и еще одного в макушку. - Пошли, - и повел меня дальше.

Глава 16

   По дороге к дому бабушки мы действительно обсудили, что и под какую музыку будем танцевать.
   И всю дорогу мы спорили. Потому что никак не могли определиться с видом танца. После бачаты и румбы... Хотелось чего-то совсем необычного, не менее эмоционального и чувственного. И в то же время хотелось чего-то поспокойнее...
   Ну да, куда нам - и поспокойнее?
   Ну, мы и решили танцевать хастл. Танец не особо сложный, современный. Студентам должно понравиться. А уж мы станцуем так, чтобы все прониклись.
   А песню предложила я. Leona Lewis - Keep Bleeding Love. Как по мне, очень даже подходящая. Да и Алекс спорить не стал.
   Текст, правда, на сей раз к нам не сильно подходит... Да это и неважно. Главное выразить правильно чувства, чтобы они не диссонировали со словами песни.
   Вот так и дошли.
   -Ну что, я пошла? - спросила я, глянув на парня. Уходить мне совсем не хотелось. Я бы с удовольствием и еще с ним вот так же поспорила. Это оказалось весьма приятное занятие.
   И наконец-то между нами началось нормальное общение.
   -Иди, малышка, - усмехнулся Алекс. Наклонился и поцеловал меня в губы. Обнял за талию и приподнял над землей, углубляя поцелуй. Я с удовольствием ответила, повиснув на нём, и тут же забыв про все свои планы. Остался только этот парень.
   Оказалось, так приятно просто плыть по течению, а не думать о всяких там глупостях и проблемах.
   -Всё, иди, - выдохнул мне в губы Алекс, слегка отстранившись. - Я тебя здесь подожду.
   -Зачем? - я попыталась сосредоточиться на его словах.
   -Затем, что не хочу, чтобы ты гуляла одна в темное время суток, - ответил он, и поцеловал в уголок губ.
   -Так пошли со мной. С бабушкой моей познакомишься, - и ухмыльнулась. Еще бы! Я-то уже со всей его семейкой познакомилась, а он от меня что-то отстает.
   -И как кого ты меня представишь? - усмехнулся Алекс, приподняв брови.
   -Как принца на белом коне, - хмыкнула я, вспомнив разговор с бабулей на её даче.
   -Ну если как принца, - протянул он, а потом вдруг посерьезнел. - Теперь ты принимаешь тот факт, что являешься моей девушкой?
   -Какой же ты все-таки самоуверенный, Алекс, - я даже головой покачала на подобный вопрос, но, тем не менее, улыбнулась. - Принимаю.
   На это Алекс решил ответить очередным затянувшимся поцелуем, грозящим перейти за рамки приличия.
   -Тогда, может, ты переедешь ко мне, раз не знаешь, куда податься? - спросил он, чмокнув меня в нос.
   -Извини, Алекс, но я пока не готова жить с тобой один на один. Знаешь ли, для меня это совершенно новый опыт - полноценно встречаться с парнем. А мы даже пропустили конфетно-цветочный период.
   -Ну тогда хотя бы переночуй сегодня у меня, - вздохнул парень.
   -Как в прошлый раз? - я ухмыльнулась. - Просто поспать вместе?
   -Нет. Сначала как в первый наш раз, а потом - как в последний, - Алекс тоже ухмыльнулся, и поставил меня на ноги.
   -А ты не торопишь события?
   -Нет, малышка, я их слишком замедляю.
   -И все-таки ты извращенец, - констатировала я, и, развернувшись, пошла к подъезду, попутно доставая комплект ключей от бабушкиной квартиры.
   -И, тем не менее, тебя это не останавливает в стремлении наконец-то быть моей, - хмыкнул Алекс, идя за мною следом.
   -Не боишься, что твоя самоуверенность однажды не доведет тебя до добра? - я вскинула брови, оглянувшись на него.
   -А я вообще человек рисковый. И даже зная о том, что меня ждут плохие последствия, не отказываюсь от своих решений что-то сделать, - Алекс усмехнулся, помогая мне открыть дверь в подъезд и придерживая её для меня.
   -Ну-ну, - фыркнула я, и отправилась по ступенькам на третий этаж.
   -Как я понимаю, я первый парень, которого ты знакомишь со своей бабушкой? - спросил парень мне в спину, спустя непродолжительное молчание.
   -Нет, третий, - совершенно невозмутимо передернула плечами.
   -Третий? - Алекс даже остановился, не дойдя до очередного пролёта, и внимательно посмотрел на меня. Пришлось и мне остановиться. - Разве я не первый официальный твой парень?
   -Ты что же, считаешь, раз я приняла тебя как своего парня, то ты такой весь особенный, хороший и классный, и лучше тебя мне никого не найти? - я иронично приподняла брови.
   -Настя, ты же прекрасно понимаешь, почему я сейчас здесь, - Алекс остался абсолютно серьезным. - Да, мне льстит то, что я стал первым твоим мужчиной, и тот факт, что я первый твой официальный парень - тешит мое самолюбие. Но я здесь только потому, что ты - это ты. И тот факт, что я мог бы быть не первым твоим официальным парнем - мне неприятен, но ничего бы не изменил в моем отношении к тебе.
   Я внимательно посмотрела на него с минуту, а потом отвернулась и пошла дальше по ступенькам.
   -Первым парнем, которого я познакомила с бабушкой, был Валера. А второй - Алекс, потому что бабушка очень хотела познакомиться с парнем, у которого я остаюсь ночевать, и в которого влюблена, - спокойно проговорила я, более не оборачиваясь.
   -Остаешься ночевать? Не знал, что у вас были настолько тесные отношения, - хмыкнул Алекс, где-то чуть в отдалении от меня.
   -Мы были и остались просто друзьями, Алекс, - тихо ответила, вновь остановившись. Но на этот раз уже около необходимой двери. - Он даже не знает, что я была в него влюблена.
   -Радует, что была, - на сей раз голос прозвучал прямо у моего уха, а в следующее мгновение сильные ладони обхватили меня за талию и прижали спиной к крепкому телу. - А то мне и так проблем хватает с твоим завоеванием, - добавил почти шепотом и поцеловал в висок.
   -Уже завоевал, можешь расслабиться, - усмехнулась я, и сама последовала своему совету, позволив парню удерживать мой вес.
   -Обязательно, как только привыкну, - хмыкнул Алекс, еще крепче прижимая меня к себе. - Ты только больше не отталкивай меня, малышка.
   -И не собираюсь.
   Мы еще пару минут простояли так в тишине, после чего все же решили, что пора проводить знакомство.
   -Давай, малышка, открывай. Чем раньше закончим, тем быстрее ты окажешься в моей постели.
   -Я еще не дала согласия. И ты что, всё время только об этом и думал - как затащить меня к себе в постель? - фыркнула, отстраняясь.
   -Я всё время думал, что безумно хочу тебя, - признался Алекс. - Но это не была моя первоочередная задача, ты же знаешь.
   -Знаю. Пошляк, - добавила напоследок, и таки открыла дверь в квартиру бабушки. - Ба, ты дома? - тут же позвала с порога.
   -Ты еще и не была в курсе, дома она или нет? - тихо фыркнул парень, проходя следом, и закрывая за нами. Я лишь широко улыбнулась.
   -Настёна? - бабуля выглянула из гостиной.
   -Привет, ба, - я, быстро скинув обувь и стянув плащ, бросив тот куда-то на стоящий здесь же пуфик, подскочила к ней, обняла и чмокнула в щеку.
   -Здравствуйте, - отозвался и Алекс, на которого бабушка тут же обратила внимание.
   -Бабуль, знакомься, это - Алекс... То есть, Алексий, - мигом поправила я, - принц на белом коне, - и усмехнулась. - А это моя бабушка, Вера Михайловна.
   -Очень приятно познакомиться, - улыбнулся парень, подходя ближе.
   -Принц, говоришь? - бабушка лукаво глянула на меня. - Тот самый, с которым ты зареклась встречаться?
   -Ага, тот самый. Настырный оказался, - я вновь усмехнулась, весело глядя на заинтересованного нашим разговором Алекса.
   -Принцем, да еще и на белом коне, быть не обещаю, а вот стать хорошим мужем Вашей внучке, Вера Михайловна, - обещаю.
   Алекс не менее весело улыбнулся, видя, как я скривилась на его слова.
   Ну а что? Не хочу я замуж, и все тут. Рано, знаете ли. Я еще не нагулялась, ага.
   -Ну что ж, внучок, раз обещаешь, то не отказывайся от своих слов. Пойдемте на кухню, чаю попьем, - то ли предложила, то ли скомандовала бабушка, и первой отправилась на оную.
   -Я свое слово держу, - серьезно ответил "внучок", и, схватив меня за ладонь, повел вслед за ней. - А за приглашение спасибо, только я больше кофе люблю.
   -Вот же наглый, - тут же фыркнула я.
   -Ну, раз кофе, значит, будет кофе, - бодренько отозвалась бабуля, ставя чайник. - Настасья, ты снова с отцом поругалась? - так и не оборачиваясь, спросила она.
   -Да я с ним, вроде как, вообще в пух и прах разругалась, - покаялась я, только сейчас подумав, что не говорила ей об этом. - И вот уже несколько недель живу у Алекса.
   -У которого? - оглянулась бабушка, одарив внимательным взглядом рядом стоящего парня.
   -У другого, - усмехнулась. - Мы с ним номер готовили на благотворительный вечер, вот мы и решили, что пока готовимся - поживем вместе.
   -Вы хорошо станцевали. С обоими мальчиками, - лукаво добавила она.
   -Ты видела, - утвердительно вздохнула я. Теперь понятно, почему она без особых вопросов приняла Алекса.
   -Да. И Виктор видел. Правда, ушел куда-то еще до конца концерта, да и вы тоже.
   -Ба, Валера в больницу попал, вот мы и ушли раньше. Ты не волнуйся, с ним все в порядке. Аппендицит. Сейчас он уже хорошо себя чувствует. И да, он сейчас тоже не общается с нашей семьей, - на последнем слове я не удержалась от противной гримасы.
   -Настасья, тебе все равно придется поговорить с отцом. Он ведь тоже переживает. Как я полагаю, ты его не уведомляла, где жила все это время?
   -Да он и не настаивал, - я фыркнула, и, высвободив свою ладонь из хватки парня, сложила руки на груди и поджала губы. - Он даже искать меня начал лишь спустя несколько дней. И то, только потому, что Лизонька в очередной раз на меня наябедничала, исковеркав реальность.
   -И ты решила дать отцу осознать всю свою неправоту самостоятельно, без твоего участия, - утвердительно кивнула бабушка.
   -Ему полезно, - не удержалась я от язвительного тона.
   -Ну и ладно. Только поговорить вам все равно придется. Ты же это понимаешь, Настасья?
   -Да понимаю я, - и вздохнула. - Поговорю. Чуть позднее.
   -Ну что ж, тогда идите мыть руки и прошу к столу. Я как раз сегодня пирог испекла, - бабушка, как всегда, беззаботно улыбнулась.
   Наверное, они с мамой были очень похожими. Мама тоже всегда вот так же поступала - переводила все в шутку, или просто поддерживала легкий и непринужденный тон, даже в серьезном разговоре... И вот так же по-доброму улыбалась. Светло и тепло.
   Почувствовав в очередной раз щемящую грусть, я поспешно развернулась к выходу с кухни, и быстро проскользнула в ванную.
   Алекс, последовавший за мной, мое поведение никак не прокомментировал, а просто внимательно наблюдал за мной, и даже попытался приободрить, словно понимал мое состояние, обняв за талию и поцеловав в висок.
   -Все будет хорошо, малышка, не переживай, - тихо шепнул мне в ухо.
   -Спасибо тебе, Алекс, - так же тихо отозвалась я, и, не сдержав порыва, развернулась к нему, обняла за талию, и спрятала лицо на его груди, вдыхая уже ставший мне родным запах. Он в ответ просто прижал меня к себе крепче и погладил по голове.
   А я вдруг почувствовала себя маленькой девочкой. Той самой, которой была после смерти мамы. Нуждающейся в понимании и чьей-то опеке. В той защите, которую чувствовала сейчас рядом с Алексом.
   Когда-то нечто подобное я ощутила и с Валерой. Только там все было немного по-другому... С Алексом все как-то ближе, теснее...
   Наверное, потому, что я понимаю - это самый близкий мне человек. В том плане, что ему можно рассказать всё-всё, и поделиться всем-всем - накопившимся, наболевшим... И всеми радостями, и всеми печалями... И я точно знаю, что он все это разделит со мной. И поймет, и поддержит правильно, а не так, чтобы мне стало еще хуже. И даст мне то, чего никогда не сможет дать Валера, именно из-за того, что он мой брат.
   Наверное, это и называется любовью? Видеть в человеке того, кто всегда будет рядом, и точно знать, что ответишь ему тем же? Знать, что останешься с ним, во что бы то ни стало.
   И как я раньше-то жила без него?.. И как могла столько времени отталкивать?..
   Я вздохнула от горечи, от своей собственной глупости, и прижалась к Алексу еще сильнее. У меня вообще возникло странное желание слиться с ним, стать одним целым... Чтобы нас ничего не разделяло.
   И без всяких там пошлых мыслей.
   -Малышка, - голос Алекса прозвучал немного хрипло. - Я не знаю, о чем ты думаешь, но я сейчас как-то очень странно себя чувствую.
  

***

  
   Алекса переполняла нежность к этой девушке. И так ему были приятны эти объятия... Так хорошо ему было, понимая, чувствуя, что она наконец-то ему полностью доверилась... Что ему казалось, что он может умереть от переполнявших его чувств.
   Такого он еще не чувствовал за всю свою не особо долгую жизнь. И даже не представлял, что способен на такие чувства. И вообще не знал, что в жизни такое возможно.
   И он не знал, как выразить это словами. И лишь краем сознания осознавал, что сжимает руки на её теле еще сильнее, а губы сами собой касаются её волос.
   Так это было... странно для него. Что он, наверное, испугался бы этих чувств, если бы не решил просто их принять. Решил смириться, и признаться себе, что с этой девушкой ему еще предстоит много чего нового узнать, почувствовать, ощутить и пережить...
   И очень отчетливо понял, что теперь, вот именно теперь, после этих объятий, уже абсолютно точно просто не может её потерять. Потому что не знал, как подобное можно пережить.
   Точно так же, как никогда и не представлял, что может лишиться брата. Того, кто всегда был с ним одним целым. Это было просто невозможно.
  

***

  
   Я знала, что Алекс чувствует. Не знаю как, но знала, понимала. А потому никак не прокомментировала. Это тот самый случай, когда никакие слова не нужны, да и не помогут, потому что просто не способны выразить всего того, что было сейчас между нами.
   Не знаю, сколько еще мы так простояли. Но ничего не вечно, и нам все же пришлось оторваться друг от друга, помыть наконец-то руки и вернуться на кухню, где нас уже давно ждала бабушка. А еще чай, кофе и пирог...
  

***

  
   -Бабуль, я у тебя поживу пока, ладно? А то не хочу Алексу мешать, - вздохнула я, когда мы уже всё убрали со стола, и переместились в прихожую. Мы с Алексием планировали уходить.
   -Живи, Настён, сколько хочешь. Только тебе разве будет удобно добираться от меня до университета? - бабушка внимательно посмотрела на меня.
   -Не очень, - честно призналась. - Но и к отцу с мачехой я возвращаться не хочу.
   -Не думаю, что Виктор будет согласен на это, - заметила она.
   -Да какая разница, на что он будет согласен, а на что нет? - я фыркнула. - Он уже давно не имеет никакого влияния на мою жизнь. Раньше это не нужно было ему, а теперь это не нужно мне.
   -Настасья, он все-таки твой отец, пусть и такой непутевый. И после того, как вы поговорите, у вас обязательно наладятся отношения.
   -Даже если это и произойдет, - вмешался Алекс, - то Настя все равно не вернется домой.
   -Это почему же? - вздернула я брови.
   -Потому что тебе придется согласиться жить со мной, - усмехнулся он.
   -Что ж, в таком случае, я могу быть спокойна, - улыбнулась бабушка. - Береги её, мальчик.
   -Обязательно, - серьезно кивнул Алекс, а я лишь вздохнула. Но все же на душе стало тепло и уютно. Пусть он и самоуверенный, но сейчас я верила его словам.
   -Пока, ба. Я завтра вещи перевезу, - сказала на прощание, обняв бабушку и поцеловав в щечку.
   -Будь осторожна, Настёна. Я что-то волнуюсь за тебя, - она легонько погладила меня по спине.
   -Да все со мной хорошо будет, бабуль, не волнуйся, - я улыбнулась, отстраняясь.
   -А я за этим прослежу, - кивнул Алекс, тут же приобняв меня за талию. - До свидания, Вера Михайловна.
   -До встречи, внучок, - бабушка тоже улыбнулась.
  

***

  
   Спустя еще час мы уже заходили в ту самую квартиру, в которую всегда приводил меня Алекс.
   -А ты так и не дала согласия, - ухмыльнулся парень, раздеваясь.
   -Считай это согласием, - пожала я плечами, скидывая туфли и расстегивая плащ.
   -Раз так, - он вмиг оказался вплотную ко мне, - тогда я тебе помогу, - и действительно принялся снимать с меня плащ, попутно заняв мои губы поцелуем.
   Я, кажется, простонала. Не могу быть в этом уверена. Как только наши руки оказались свободными, он во второй раз за день подхватил меня под бедра, заставив меня обхватить его ногами за талию, а мои ладони сами принялись стягивать с него футболку.
   И снова я обо всем забыла. И не заметила, как мы оказались в спальне, лишь почувствовала, как он уложил меня на кровать, нависнув сверху. Но стоило ему отстраниться и замереть, как мне пришлось открыть глаза, чтобы столкнуться с его внимательным взглядом.
   -Мне нужно тебе кое-что рассказать, малышка, - он провел костяшками пальцев по моей щеке. - Но в то же время я не хочу затевать этот разговор сейчас. Мне нравится, как это сейчас у нас с тобой происходит. Так должно было быть в первый раз. И я не хочу этого портить разговором.
   -О чем разговор? - поинтересовалась я, стараясь быть серьезной, но не сумела удержать свои ладони от изучения его тела.
   -О нашей первой ночи, - все так же серьезно ответил Алекс, и я чувствовала, что он напрягся.
   -То есть, решил наконец-то сказать правду? - я усмехнулась, внимательно разглядывая его лицо.
   -Решил, - он лишь кивнул.
   -Мы поговорим об этом завтра. Ты ведь мне поможешь вещи перевезти? - и ухмыльнулась.
   -Конечно, малышка, - теперь уже он усмехнулся, заметно расслабившись. И поцеловал кончик моего носа. - Ты заставляешь меня чувствовать то, что я никогда не чувствовал. И я не хочу тебя потерять. И, надеюсь, правду ты узнаешь именно от меня.
   -Она такая страшная? - я попыталась перевести все в шутку, но, кажется, у меня не очень-то получилось.
   -Я бы так не сказал, - Алекс задумчиво провел большим пальцем по моим губам. - Но обещай, что сначала выслушаешь меня, а потом будешь делать выводы.
   -Хорошо, Алекс. Я тебя выслушаю. Завтра. А сейчас давай не будем об этом? - и, приподнявшись на локтях, сама потянулась к его губам.
   -Я люблю тебя, Настя, - тихо прошептал парень, до того, как я успела до него дотянуться. И его слова заставили меня застыть, в такой вот неудобной позе.
   Но Алекс не дал мне времени осмыслить его слова, и ответить ничего не дал, принявшись меня целовать. Заставив опустить затылок обратно на подушку, и вновь отдаться эмоциям.
   Наверное, наш первый раз действительно должен был быть таким. По обоюдному согласию, в подобающем месте, и с толикой всепоглощающей нежности, вовсе не мешающей нашей страсти. Без всяких опасений и заморочек, точно зная, что после этого мы заснем и проснемся вместе.
   Кажется, Алекс принялся исполнять те обещания, что давал во время последнего танца. И давал мне то, чего никто никогда больше дать не сможет. Даря мне тот кусочек счастья, которого мне так не хватало столько лет.
   И я точно поняла, что тоже его люблю. Вопреки всем его недостаткам, которые так не нравятся Валере, и которые порой раздражают меня. И никакие Лизы и Кристины теперь не вправе даже претендовать на него. Он мой, только мой. Потому что еще и его потерю я могу не пережить.
  

***

  
   Елизавета как раз шла на выход с территории университета, когда увидела Кристину, что-то бурно рассказывающую Алексу. Она тут же нахмурилась, остановившись. Может, она и не любила свою сводную сестру, но...
   Она в который раз достала свой телефон и набрала номер брата. И поджала губы, когда после нескольких гудков связь оборвалась.
   Валера её игнорировал. Точно так же, как и их маму. Не отвечал на звонки, сам не звонил, и даже не удосужился лично сообщить, что попал в больницу.
   Лизу это раздражало. Такое поведение было так не похоже на её брата... Чтобы они с мамой не вытворяли, он всегда продолжал поддерживать с ними нормальные семейные отношения. Даже когда они в открытую оскорбляли и наговаривали на его любимую Настю.
   А теперь...
   Лиза понимала, что её раздражение появилось оттого, что она беспокоится о брате и при этом никак не может с ним связаться. А тот факт, что он, как выяснилось, общается с их родным отцом, которого они с матерью на дух не переносили, лишь усугубил ситуацию.
   И теперь, глядя на ненавистную соперницу и парня своей сестры... Она тоже испытывала что-то сродни раздражению. Ей не нравилось, что Кристина пытается отбить Алекса у Насти. И не нравилось, что парень позволяет себе общение с Кристиной, тогда как ясно дал понять самой Лизе, что ему интересна только Настя. В достаточно грубой форме, унизив её.
   И Лиза уверенно двинулась к парочке. Но вновь замерла, когда увидела на крыльце сестру с каким-то парнем. И невольно улыбнулась, увидев, какими взглядами одарили друг друга Настя с Алексом. А когда увидела их поцелуй... Развернулась и медленно пошла обходным путем к выходу.
   Она вспоминала жизнь с момента их знакомства. Именно Лиза сразу же настроилась против Насти. А она... Именно по этой причине приняла вызов и дала достойный отпор.
   Лизу всегда раздражало в сестре то, что та никогда не давала себя унизить или выставить проигравшей. Она не стремилась стать победительницей, а просто не позволяла забрать у неё то, что принадлежит, по её мнению, только ей.
   Именно по этой причине, пожалуй, Лизе так хотелось, чтобы её отчим обращал больше внимания на неё, а не на родную дочь. Она хотела быть победительницей. Хотела сломать сестру.
   И не могла.
   А сейчас... Сейчас Настя была единственным связующим с Валерой.
   Лиза так увлеклась в попытке перенять любовь Виктора Андреевича, что не заметила, как Настя перетянула любовь брата. И при этом вовсе не планировала этого, как Лиза.
   И, к тому же, девушка совсем не чувствовала того удовлетворения, которое было поначалу, когда отношения между Настей и отцом только-только начали серьезно портиться.
   И сейчас она чувствовала вину. Потому что видела, как отчим страдает из-за плохих отношений с родной дочерью, и как та отвернулась от него. И потому что сама Настя не отказалась рассказать про брата.
   Лиза вздохнула. Ей совсем не нравилось то чувство, которое она сейчас испытывала. Вроде как, Настя - хорошая, а она - плохая. Но плохой Лиза себя не считала. И все же...
  

***

  
   Елизавета коротко постучалась, и, не дождавшись ответа, вошла в кабинет отчима.
   -Можно? - поинтересовалась она, осторожно входя внутрь и прикрывая за собой дверь.
   -Что-то еще случилось? - как-то устало приподнял брови Виктор Андреевич, кивая на диван. Девушка прошла вглубь, села на указанный предмет мебели и... отвела взгляд в сторону.
   -Да нет... Я просто хотела поговорить, - вздохнула она спустя несколько мгновений, и глянула на отца.
   У неё было странное ощущение... Как будто сейчас она потеряет что-то важное.
   Наверное, так оно и было. Скорее всего, после этого разговора, отношения с этим мужчиной, заменившим ей родного отца, испортятся. Да и маме, вероятно, тоже достанется...
   Но пути назад больше не было. Лиза твердо для себя решила осуществить задуманное в реальность. И отступать вовсе не собиралась.
   -Пап, - начала она издалека. - А ты помнишь тот день, когда я впервые пришла к вам с Настей домой?
   Виктор Андреевич удивленно приподнял брови, глянув на падчерицу. Таких разговоров у них в семье раньше не происходило.
   -Помню... Кажется, вы тогда с Настей неплохо поладили, - он слегка улыбнулся. В последнее время он все чаще ловил себя на странном ощущении, как будто что-то потерял, когда речь заходила о родной дочери.
   -Да, неплохо... - согласилась Лиза со вздохом. И посмотрела на свои ногти с идеальным маникюром. - В тот день... Мы неплохо посидели за столом. А потом мы с Настей пошли в её комнату, и... Ты знаешь, она уже тогда, с первого взгляда на меня, поняла, что мы не подружимся, - Лиза невесело усмехнулась. - И она была права. Когда мы остались наедине...
  

***

  
   Девочки зашли в комнату, прикрыли за собой дверь, и... Настя тут же повернулась к будущей родственнице лицом и сложила руки на груди, поджав губы, и выжидающе глянув на ту. Она ничего не произнесла. Просто смотрела на дочь будущей мачехи, и словно чего-то ждала.
   -Чего уставилась? - усмехнулась Лиза, которой совсем не нравился этот взгляд.
   -Мне кажется, ты весь вечер хотела мне что-то сказать? Или мне все-таки показалось? - спокойно поинтересовалась Настя, приподняв брови.
   -Слушай, - Лиза тут же почувствовала себя хозяйкой, и прошла глубже, беспрепятственно рассматривая комнату. - Мне плевать, что ты старше меня. Запомни - отныне в этом доме хозяйкой буду я. А ты - теперь никто.
   -Ты еще не член моей семьи, - подчеркнула Настя предпоследнее слово, до глубины души раздосадованная непониманием отца, кого тот привел к ним в дом. Каждый новый член будущей семьи не нравился ей с каждым знакомством все больше и больше.
   -Твоей? - Лиза повернулась к девочке и злорадно усмехнулась. - Твоей семьи больше нет. Отныне есть только моя семья. И ты в неё никак не вписываешься.
   -Это вы с вашей Зоей не вписываетесь в мою семью, - поджала губы Настя.
   -Правду говорят, что блондинки - глупые создания, - насмешливо протянула та, уперев руки в бока. - Мы-то как раз для дяди Вити станем отличной семьей. А тебе лучше вообще не высовываться, иначе поплатишься. Как и твоя мамочка.
   -Не смей говорить о моей маме, - резко отозвалась девочка, сжав ладони в кулаки. В груди тут же стало нестерпимо больно. Её и так не отпускало чувство вины... А теперь еще и эти две дамочки...
   -А то что?
   -А иначе получишь. И запомни - я ни за что не позволю тебе сломать мою семью, - решительно произнесла Настя. - А теперь можешь покинуть мою комнату.
   -Твоей семьи больше нет, - зло проговорила Лиза. - Это семья - моя. И я тебе это докажу, - после чего развернулась и вышла из спальни будущей сестры.
   -Не дождешься... - тихо проговорила Настя, когда за ней закрылась дверь.
  

***

  
   -Смешно, правда? - невесело усмехнулась Лиза, так и не поднимая взгляда на Виктора Андреевича. - Мы не поделили семью. По сути, мы не поделили тебя. И с того самого дня у нас началась война... А главный приз был - твоя любовь, пап.
   Девушка замолчала, а Виктор Андреевич молча глядел на неё, и обдумывал услышанное только что. Он вспомнил, как Настя в тот самый день после ухода гостей подошла к нему и с ходу заявила, что эти двое - Лиза и Зоя - им совершенно не подходят.
   Тогда Виктор Андреевич не послушал родную дочь, подумав, что она просто не хочет, чтобы он во второй раз женился, и теперь наговаривает на других. Еще и отругал, и пресек все попытки дочери что-то объяснить. Не захотел больше ничего слушать, а просто развернулся и ушел в свою комнату.
   -Настя тебе никогда не врала, - вновь нарушила Лиза молчание тихим голосом. - Мама её не любит, и никогда не любила. И я тоже. Она никогда не вела себя как-то ужасно и неприлично. В университете она действительно просто танцевала танец с Алексом, и вовсе не пыталась его соблазнить. В клубе она танцевала пол-дэнс, а не стриптиз. А мы с мамой просто хотели, чтобы ты считал, будто она совсем распустилась. Только Валера никогда не врал и... именно поэтому сейчас он тоже не хочет со всеми нами общаться. Извини.
   Лиза выдохнула, встала, и быстро скрылась за дверью. Больше ей нечего было сказать отчиму, и она серьезно считала, что только что искупила всю вину перед сестрой. И надеялась, что мужчина простит их с мамой. Хотя даже и не предполагала, какова может быть его реакция после её признания.
  

***

  
   Виктор Андреевич еще с минуту глядел на закрывшуюся дверь. А после встал, подошел к мини-бару, достал коньяк и стакан, налил себе, и залпом выпил. Вновь наполнил емкость янтарной жидкостью, и вернулся к креслу, повернувшись на нем к окну.
   Он вновь вспомнил свою жизнь, Аню и их дочь... Все, что привело его к тому, что есть сейчас. И вспоминал многочисленные разговоры с Зоей о непослушной Насте. И вновь прокрутил слова Лизы в голове.
   Мужчине стало горько-горько. Кажется, за свою жизнь он сделал очень много ошибок. Многое не замечал, многое отрицал, и многое просто не хотел видеть.
   И, кажется, совсем испортил жизнь родной дочери.
   -Прости меня, Анечка, - тихо пробормотал он в никуда и прикрыл глаза. - Из меня вышел плохой отец. И я не смог сделать нашу дочь счастливой.
  

***

  
   -А тебе нравятся маргаритки?
   Невысокая девушка с красивыми голубыми глазами, с рыжими волосами, собранными в высокий хвост, никак не отреагировала на вопрос странного парня, не отвлекаясь от своей работы.
   -Рыжик, - он перехватил её запястья, останавливая, и заставляя посмотреть на себя. - Пойдешь со мной на свидание?
   -Пациент, что Вы себе позволяете? - немного запоздало возмутилась девушка, стараясь освободить свои руки от его хватки.
   -А что я себе позволяю? - парень весело улыбнулся.
   Девушка перестала вырываться, и внимательно посмотрела на него. Он ответил ей таким же взглядом. На несколько минут повисла тишина.
   -Так что, пойдешь со мной на свидание, рыжик? - тише спросил парень, не желая разрушать установившийся контакт.
   -К чему был вопрос о маргаритках? - взамен спросила девушка, с большим интересом изучая своего неожиданного собеседника.
   -Это единственные цветы, которые мне хочется тебе подарить, - улыбнулся тот.
   -А ты со всеми так же общаешься, как и со мной?
   -А как я с тобой общаюсь?
   -Ты странный. И пугаешь, - девушка отвела глаза в сторону.
   -У меня своеобразное чувство юмора, - весело согласился парень. - Но чем же я тебя пугаю, рыжик? Я что, такой страшный?
   -Нет, - тут же поспешила переубедить его она. - Ты... очень красивый. Но... меня пугает твое повышенное внимание ко мне.
   -Рыжик, за тобой что, никогда не ухаживали парни? - он вопросительно приподнял брови. Девушка смутилась и отвела взгляд в сторону, ничего не отвечая. - Значит, буду первым, - улыбнулся он, более внимательно разглядывая её.
   -Отпусти, мне нужно закончить с перевязкой, - попросила она, стараясь переключить его внимание.
   -Может, все же скажешь, как тебя зовут? - парень послушно отпустил тонкие запястья.
   -Маргарита, - девушка поджала губы, а он улыбнулся, услышав её имя.
   -А я Валера. И все же, ты согласна пойти со мной на свидание? Ну, когда меня выпишут отсюда.
   -Я... не знаю.

Глава 17

   Алекс неохотно открыл глаза, словно вырванный из сна. Все еще не понимая, что его заставило проснуться, он глянул на лежащую наполовину на нем Настю и улыбнулся, испытав что-то очень похожее на счастье. Наконец-то он проснулся с ней в одной постели, и точно знает, что на этот раз она не убежит.
   Он легонько провел ладонью по её обнаженной спине, и тут услышал мелодию своего телефона, поставленную на будильник.
   Осторожно, чтобы не разбудить свою малышку, он переложил её на постель и прикрыл одеялом, чтобы она не замерзла. И только после этого заставил себя встать и найти джинсы, в которых и оставил свой аппарат сотовой связи.
   Благо громкость стояла минимальной, и Алекс очень надеялся, что малышка от неё не проснется.
   Выключив будильник, он положил телефон на прикроватную тумбочку, джинсы бросил на кресло, и глянул на светловолосую девушку. Подошел ближе, присел рядом на корточки, и осторожно убрал прядь волос с её лица, заправив ту за ухо.
   -Сколько времени? - немного хрипло ото сна пробормотала Настя, не открывая глаз.
   -Шесть утра. Можешь еще поспать, - ответил Алекс, вздохнув. Все же проснулась.
  

***

  
   Я приоткрыла один глаз, глянув в сторону парня. И улыбнулась.
   -Если я еще посплю, то точно опоздаю на первую пару. Мне еще к Алексу нужно, переодеться, - и вновь сомкнула веки, спрятав лицо в подушке.
   -Еще один повод для того, чтобы переехать ко мне, - усмехнулся Алекс. После чего я почувствовала, как с меня медленно стягивают одеяло. - А опоздание, вероятно, сегодня неизбежно, - хмыкнул он, и поцеловал меня в плечо. А потом ниже. И еще...
   -Решил меня соблазнить? - я тоже усмехнулась, все еще не меняя своего положения.
   -Решил наверстать упущенное, - его ладонь скользнула по моей коже от шеи до бедер, попутно ненадолго остановившись на ягодицах. - И не соблазнить, а заняться с тобой любовью, - тихо добавил он мне на ухо, после чего накрыл меня своим телом.
   -Ты чего? - прохрипела я от неожиданной тяжести.
   -Ничего, - хмыкнул парень, и таки приподнялся на локтях. И поцеловал меня в шею... Напоследок укусив.
   -Эй, - я тут же возмутилась, попробовав его скинуть с себя. - Ты что творишь?
   -Оставляю на тебе следы моего присутствия в твоей жизни, - и проделал тот же трюк с другой стороны. - Чтобы никто не покушался на мою собственность.
   -Алекс, блин, я тебя прибью, - и наугад двинула локтем назад. Он лишь рассмеялся, и лег рядом на спину, притянув меня к себе ближе.
   -Малышка, ты сама согласилась быть моей. А если не нравится такой способ присвоения тебя мне, то буду наказывать тебя каждый раз, когда возле тебя будет виться какой-нибудь представитель мужского пола, чьи действия не будут нравиться мне. И не могу обещать, что ты после каждого такого наказания сможешь безболезненно сидеть, - и ухмыльнулся, шлепнув меня по пятой точке.
   -Боже, с кем я согласилась быть? - простонала я, уткнувшись носом в его грудь. - Я тебя точно когда-нибудь убью, если ты не станешь хоть чуточку менее самоуверенным и наглым.
   -Ничего не могу обещать, - хмыкнул Алекс, и выбрался из постели. Я недоуменно глянула на него, приподнявшись на локтях. - Будем совмещать приятное с полезным, - пояснил он с ухмылкой, и тут же подхватил меня на руки.
   -Алекс, как тебя терпели предыдущие твои пассии? Твое поведение частенько смахивает на эгоизм, - вздохнула, обхватив его за шею.
   -Ты моя первая девушка, Настя, - парень остановился и серьезно посмотрел в мои глаза. - Первая девушка, с которой я действительно хочу и собираюсь встречаться. До тебя были лишь те, кто строил на меня планы, хоть я и не давал повода рассчитывать на что-то серьезное.
   -Даже так, - я хмыкнула, внимательно рассматривая выражение его лица. - Значит, в этом деле мы оба первопроходцы. Что ж, у тебя есть все шансы облажаться.
   -То есть, в себе ты уверена? - он усмехнулся и двинулся дальше.
   -Ну, я не столь самоуверенна, как ты. У меня шансов больше, - и весело улыбнулась.
   -Если я и облажаюсь, то обязательно все исправлю, малышка, - тихо пробормотал Алекс, после чего поставил меня в душевую кабинку, и сам забрался следом.
   -Посмотрим, - вздохнула, обхватывая его за шею руками и ногами за талию. И сама потянулась за поцелуем, уже не обращая внимания на хлынувшую на нас чуть теплую воду.
  

***

  
   Мы опоздали на добрых двадцать минут. Но это никак не могло стереть с моего лица довольную улыбку от ощущения теплой ладони, крепко держащей мою.
   -Ты выглядишь счастливой, - заметил Алекс, остановившись около входа во второй корпус, где у меня и проходила первая пара.
   -Это плохо? - я вздернула брови, развернувшись к нему лицом и подступив ближе.
   -Это хорошо, только ты сегодня вся такая светлая, что мне уже страшно оставлять тебя одну, - усмехнулся он, отпустив мою ладонь и притянув меня к себе за талию.
   -Это мой любимый цвет, - фыркнув, я обняла его за шею, встав на цыпочки, чтобы лучше видеть его лицо.
   Я сегодня и впрямь слишком светлая. Белое платье, и бежевые плащ и туфли. И лишь неизменный синий камень на шее.
   -Помнится, совсем недавно ты ходила в черном? - Алекс вопросительно приподнял брови.
   -Тогда у меня был траур, а теперь праздник, - и легонько поцеловала его в губы.
   -А причиной праздника, как понимаю, являюсь я? - выдохнул он, приподняв меня над землей, и поцеловал уже сам, сильно и глубоко.
   -Ты, - согласилась я, спустя несколько минут, когда смогла оторваться от него.
   -Иди, малышка, иначе мы вообще не попадем на первую пару, - Алекс усмехнулся, опуская меня обратно на землю.
   -Один раз можно и прогулять, - хитро улыбнулась.
   -Нет, - он с улыбкой покачал головой. - Иди, малышка. Потому что если мы сейчас уйдем, то сегодня ты на занятия уже не попадешь.
   -Хорошо, уговорил, - я вновь быстро чмокнула его в губы, приподнявшись на носочках. И отстранилась, двинувшись в сторону корпуса. Но уже возле дверей остановилась и обернулась. - Алекс, - позвала его.
   -Что, малышка? - он тоже обернулся.
   -Если увижу рядом с тобой Кристину - пеняй на себя, - усмехнулась, и быстро скрылась в здании.
  

***

  
   Ярослав не торопясь шел через университетский двор, когда заметил нескольких участников "Уличных игроков", среди которых был и ненавистный ему Россолимо. Одарив того злым взглядом, он двинулся мимо них, не заметивших его, поскольку все сидели на лавочке или стояли возле неё, прислонившись к дереву, спиной к нему.
   -...я ведь говорил, что она его сделает, - услышал он голос одного из парней. И так и прошел бы мимо, но...
   -Да, Настенька не разочаровала, - хмыкнул другой.
   Он еще больше замедлился, услышав знакомое имя.
   -Алекс, а она в курсе, что ты на неё поспорил? - спросил еще один парень.
   -Я на неё не спорил, - передернул плечами Россолимо.
   -Да какая разница? Цель одна - затащить в койку.
   -Макс, не нарывайся, - в голосе Алексия послышалось предупреждение. - И помалкивай об этом. Я ей все расскажу, сам.
   -Ты крут, брат, - хохотнул еще один. - Сначала наконец-то уломал её, а теперь рассказывать собрался. Может, мне поставить на то, что малышка тебя пошлет? А, Макар, как думаешь?
   -Я бы тоже поставил, - кивнул Макар. - Но я все же за то, чтобы у них с Алексом все наладилось.
   -Заткнитесь, пока не договорились, - посоветовал Алекс.
   -А кстати, - вмешался Макс, - она действительно носит тот кулон. Так что, Алекс, тебе зачтено, - и тоже хохотнул.
   -Есть еще версия, что он ей его подарил, - заметил с усмешкой еще один участник "Уличных игроков".
   -Да ладно, Ель, - хмыкнул Матвей. - Мы же уже решили, что Алексу зачтено. Он сделал то, что должен был, и мнением большинства мы ему поверили.
   -Да я пошутил, - усмехнулся тот.
   -Алекс, так ты теперь тоже выбываешь? - поинтересовался Макар.
   -Да, - кивнул Россолимо. - Теперь у меня есть другие игры, - и тоже усмехнулся.
   -Смотри, чтобы эти игры от тебя не убежали, когда узнают правду, - фыркнул Макс.
   -Я ей не позволю убежать, - пожал плечами Алекс.
   -Уверен? Она уже столько раз от тебя сбегала, - многозначительно протянул Макар. Все остальные дружно рассмеялись, глядя на недовольного друга.
   А Ярослав двинулся дальше, ускорив шаг. На его лице застыла ухмылка.
   Теперь он знал, как отомстить Россолимо.
  

***

  
   -Высоцкая, ты чего так вырядилась? Ради своего хахаля?
   Я невольно поежилась от этого голоса, и глянула в сторону. Мало мне мелкого противного дождя, так еще и этот вновь привязался.
   Ничего не ответив, я двинулась дальше, к пятому корпусу. На следующую пару.
   -Высоцкая, а ты в курсе, что он поспорил на тебя? - не отставал парень. Я остановилась и внимательно глянула на одногруппника.
   -Ярослав, можешь не стараться. Смирись с тем, что Алекс - мой парень, а ты - всего лишь мой сокурсник, - твердо проговорила.
   -Не веришь? - он ухмыльнулся. - А зря. Его целью было всего лишь трахнуть тебя. А вот эта цацка, - он неожиданно схватил мой кулон, - стала доказательством, что он тебя действительно трахнул.
   -Отпусти, - я схватилась за цепочку. Мало ли что у него на уме.
   -А ты у него спроси, какова была его цель, - фыркнул Ярослав, таки отпустив мой кулон. - А не рассказал он лишь потому, что хотел еще раз трахнуть.
   -Слушай, отстать уже от меня, а? - и зло прищурилась.
   -Высоцкая, а мне ты позволишь себя трахнуть?
   Видит Бог, я его просила.
   Замахнувшись, я таки залепила ему звонкую пощечину. Нужно было бы зарядить кулаком, но... это немного не по-женски. Оставим на крайний случай.
   -Ты что, ох*ела, Высоцкая? - теперь уже он зло прищурился, сильно схватив меня за запястье.
   Ну, я мысленно его предупреждала, если что...
   А потому быстро просунула ногу между его ногами, схватила свободной ладонью запястье удерживающей меня руки, и одновременно впилась ногтями в его кожу и сделала подсечку.
   Мы тоже не лыком шиты, знаете ли.
   Как и ожидалось, парень от неожиданности отпустил мою руку и полетел назад, не удержав равновесия.
   -А в следующий раз так легко не отделаешься, - фыркнула я напоследок, не обращая внимания на его маты. Развернулась и пошла в другую сторону.
   Надо бы взять пару уроков самообороны.
   Вздохнув, я дошла до нашего парка и плюхнулась на лавочку, уставившись на свои ладони.
   Пусть Ярослав и кретин еще тот, но... Алекс ведь хотел рассказать какую-то правду о первой встрече. А если брать во внимание его поведение в тот день и после... Да и кулон мой... То спор вполне мог бы иметь место быть.
   Решив не мучить себя, достала телефон и набрала его номер. Что ж, вот и будет ему сюрприз.
  

***

  
   -Слабо сделать с Крис то же, что и с сестрой малышки? - с усмешкой поинтересовался Макс, подкидывая вверх монетку.
   -Слабо перетянуть её внимание на себя? - парировал Алекс, даже не глядя в сторону упомянутой девушки, хотя та и пыталась с самого утра завладеть его вниманием.
   -А зачем мне это нужно? - пожал плечами Макс.
   -Ну а мне зачем нужно делать с ней то же, что и с Лизой? - приподнял брови Алекс.
   -Чтобы она отстала, - хохотнул тот.
   -Если она переключится на тебя, то отстанет от меня.
   -Спасибо, брат, но мне такая заноза в заднице тоже не нужна.
   -Вот и помалкивай, - заключил Алекс.
   -Не боишься, что из-за неё можешь остаться без своей малышки?
   -Моя малышка девочка умная, и всяких глупостей делать не будет. Она скорее Кристине сделает какую-то подлянку, вроде... - Алекс прервался, услышав мелодию своего телефона. Достал тот из кармана и посмотрел на дисплей. Там значилось, что его вызывает абонент "Малышка".
   Алекс вздернул брови. Это номер его малышки? Она успела когда-то там залезть в его телефон и сохранить в нём свой номер?
   -Малышка? - усмехнулся Макс, заглянув ему через плечо. - Уже соскучилась по своему принцу?
   -Заткнись, - посоветовал Алекс, и таки принял звонок. - Да?
   -В нашу первую встречу, ты затащил меня в постель не из-за того, что я тебе понравилась, а из-за того, что это было твоим заданием? - прозвучал спокойный и ровный голос Насти, заставивший Алекса напрячься и промолчать. Откуда она узнала? - Алекс, это так? - потребовала она ответа.
   -Ты же помнишь, что обещала сначала выслушать меня? - вздохнул он. И кто ей рассказал? А главное - как?
   И почему это произошло именно сегодня, когда он и сам планировал все рассказать, в конце концов?! Что за закон подлости?!
   -Помню, - согласилась Настя и сбросила вызов.
   -Черт, - ругнулся Алекс, перезванивая. Абонент оказался вне зоны действия сети.
   -Что-то короткий у вас оказался разговор, - заметил Макс. - Что-то случилось?
   -Она откуда-то узнала о нашей первой встрече, - ответил Алекс, бросив телефон на стол. И потер лицо ладонями. - Мне нужно её найти. Скажешь остальным, что тренировка на сегодня отменяется, - и быстро собрался.
   -Удачи, брат, - хлопнул его по плечу Макс. Алекс, ничего не ответив, пошел на выход из аудитории.
  

***

  
   Я сбросила вызов и вновь глянула на дисплей.
   -Помню, что б тебя, - пробормотала, и вовсе выключила телефон. Встала и побрела на выход из парка.
   Обещать-то я обещала, и обещание сдержу, выслушаю его. Но это будет немного погодя. А сейчас мне нужно побыть в одиночестве и немного подумать... А точнее, желательно, совсем ни о чем не думать, а просто побыть в одиночестве. Очистить разум от всех этих проблем и вопросов.
   А где это сделать?
   Что ж... Значит...
  

***

  
   Первым делом Алекс наведался к группе своей малышки. Но там её не оказалось, и спустя десять минут после начала пары она туда так и не пришла.
   После этого он поехал к дому её друга. Поспрашивал соседей, в какой квартире тот живет, и, узнав, нашел нужную дверь и позвонил. Открыли ему спустя лишь несколько минут после очередного звонка.
   -Алекс? - удивилась Наташа, сильнее кутаясь в большой махровый халат.
   -Привет, - он натянуто улыбнулся. - А Настя здесь?
   -Настя? - девушка нахмурилась. - Нет, после того, как она утром забежала переодеться, она больше не заходила. Что-то случилось?
   -Да нет, ничего. Мы просто немного поругались, - уклончиво ответил Алекс.
   -Чтобы ругаться, нужно хотя бы встречаться, - буркнула Наташа.
   -А мы и начали встречаться. Вчера, - усмехнулся парень. - Ладно, извини за беспокойство. Я пойду, - и развернулся, собираясь уйти.
   -Алекс, когда найдешь её, скажи ей, чтобы позвонила нам. Чтобы мы не беспокоились, - попросила девушка, остановив его.
   -Хорошо, - кивнул Алекс, и все-таки ушел, быстро сбегая по ступенькам.
   Что ж, остается только два места, где она может быть, известных ему.
  

***

  
   Алекс добрался до дома Веры Михайловны за рекордные сроки. И долго звонил ей в дверь. Но ему так никто и не открыл. Зато на шум вышла соседка.
   -Ты чего шумишь здесь? Кого надо? - сурово вопросила бодренькая молодящаяся старушка.
   -Веру Михайловну, - лаконично ответил Алекс.
   -Так нет её, со школы еще не возвращалась, - оповестила она, с интересом рассматривая его.
   -Со школы? - Алекс недоуменно приподнял брови.
   -А зачем она тебе? - подозрительно прищурилась старушка.
   -Поговорить, - пожал тот плечами.
   -О чем? - допытывалась та.
   -О внучке её.
   -О Настеньке? А что с ней такое?
   -Да все с ней хорошо, - тут же испугался Алекс, что может напугать старушку. - Просто она телефон выключила, и я её найти не могу.
   -К Вере она сегодня не приходила, - оповестила его боевая соседка. - Вчера приходила, с каким-то мальчиком.
   -Со мной она приходила, - не удержался от улыбки Алекс.
   -Так ты друг Настеньки?
   -Жених, - поправил он, подумав, что малышка будет в "восторге", когда она узнает, кем он представился. - Так почему Вера Михайловна в школе? - и поспешил сменить тему.
   -Так учительницей она работает там, - пояснила старушка. - А Настенька что, беременна?
   -Почему беременна? - не понял Алекс.
   -А чего ж ей тогда замуж выходить?
   -Так пора уже, - усмехнулся парень.
   -Я тоже так считаю, но ведь Настенька говорила, что в ближайшие лет пять замуж не пойдет, - покачала головой старушка.
   -Вот как, - хмыкнул Алекс. - Вы не беспокойтесь, за меня пойдет раньше, чем через пять лет. И если для этого ей нужно забеременеть, то устроим. Спасибо за информацию, - он улыбнулся. - Я пойду дальше её искать. До свидания! - и во второй раз за день принялся быстро сбегать по лестнице.
   -Вот же шумный паренек, - не то попрекнула, не то восхитилась бабушка, и скрылась за своей дверью.
  

***

  
   Следующим пунктом стала клиника его семьи. А точнее - палата, в которой лежал брат Насти.
   Когда Алекс зашел к нему, Валера был один и что-то выискивал во всемирной паутине под названием "интернет", с помощью своего телефона. Завидев гостя, он тут же отложил свой аппарат.
   -Какие люди, - усмехнулся он. - Чем обязан?
   -Да вот, Настю ищу, - вздохнул Алекс, и плюхнулся на стул рядом с кроватью. Потер руками лицо.
   -А я думал, чего это она мне вчера не позвонила отчитаться, - хмыкнул Валера. - Твоих рук дело?
   -Моих, - согласился тот. - И её тоже. Она решила взять меня тем же способом - заставить ревновать, - и усмехнулся. - И потом ей стало не до звонков тебе.
   -Что, она сдалась? - пациент весело приподнял брови.
   -Сдалась. Правда, сказала, что жить пока будет у бабушки.
   -Так если все хорошо, почему её ищешь? - уловил Валера, что привело гостя к нему.
   -Как бы тебе сказать, - Алекс с сомнением глянул на брата малышки. - Ты же уже знаешь, что Настя переспала со мной просто для того, чтобы лишиться девственности?
   -Не уверен, что это именно та тема, которую стоит обсуждать со мной, - усмехнулся парень. - Допустим.
   -Так вот, в ту ночь не только Настя преследовала какую-то свою цель, - и неопределенно махнул рукой.
   -И какую же цель преследовал ты? - вновь усмехнулся Валера.
   -Затащить её в постель, - лаконично ответил Алекс.
   -Это, вроде как, и так было понятно, - тот вопросительно приподнял брови.
   -Да, но с единой поправочкой - это было моим заданием, а не просто желанием.
   -Спор? - прищурился Валера.
   -Нет, - Алекс отрицательно качнул головой. И рассказал, как все было на самом деле.
   -М-да, - лишь и ответил на его повествование тот. - Интересные у вас забавы.
   -Какие есть, - Алекс в извинительном жесте развел руками.
   -Так, и Настя, как я полагаю, об этом узнала?
   -Да, но я не знаю в какой форме. Она обещала меня выслушать, но в итоге просто куда-то ушла с занятий, выключила телефон, и не появлялась ни у друга, ни у бабушки.
   -Я догадываюсь, где она, - вздохнул Валера, и внимательно глянул на своего собеседника. - Если бы я узнал обо всем во вторник, тебе бы пришлось приводить аргументы куда более убедительные, чтобы я принял тебя.
   -Значит, буду радоваться, что ты узнал обо всем лишь сегодня, и от меня, - невесело усмехнулся Алекс.
   -Надеюсь, это последний раз, когда ты сделал ей плохо. Думаю, если она пообещала выслушать тебя - то выслушает. А сейчас, видимо, просто захотела побыть одна.
   -Где она? - Алекс требовательно глянул на брата малышки.
   -Верни её доверие, парень, - то ли потребовал, то ли попросил Валера взамен. - И не дави на неё. Просто расскажи всё как есть.
   -Я и не собирался давить, - махнул тот рукой. - Так где она?
   -У неё есть любимое место. Недалеко от набережной, в сторону леса и вдоль реки. Если она действительно захотела побыть одна и подумать, то, скорее всего, сейчас именно там.
   -Спасибо, - поблагодарил Алекс и тут же подорвался с места.
   -Алекс, - остановил его Валера. - Когда поговорите, скажи ей, чтобы позвонила мне. И проследи, чтобы с Настей все было в порядке.
   -Хорошо, - кивнул он, и таки покинул брата малышки.
  

***

  
   Я бездумно смотрела на темную реку, пряча ладони в карманах плаща. Одна из трех вещей, на которые можно смотреть бесконечно, ни о чем не думая, - вода.
   Сколько я уже здесь нахожусь? Я не знала. Но судя по тому, что уже успела замерзнуть, достаточно долго.
   Вздохнув, и потерев друг о друга коленками, я перевела взгляд на серое небо. И... вспомнила первую встречу с Алексом.
   В чём его винить? Я ведь сама тогда поцеловала его, и сама бросилась к нему в постель. Он еще пытался как-то потянуть время, поговорить, а я...
   И даже удержать пытался, когда я сбегала. И проигнорировал мою просьбу забыть меня...
   Вспомнила и отбор на конкурс. Улыбнулась, вспомнив свой испуг, когда увидела в зале его. И как он кулон мой мне вернул...
   Я вытащила упомянутый камень, и удержала его на раскрытой ладони.
   Да, он забрал его. Более того, достал из моей сумки. И кепку зачем-то забрал... Но... Вернул же. И явно дал понять, что ему от меня нужно... В общем, много чего нужно. Куда больше, чем просто от жертвы какого-то спора.
   И ведь признался, первым, что любит. И я ему верю.
   И даже если это был банальный спор... Ну и что? Он ведь со мной, и точно не из-за какого-то спора. Тем более, что он сам хотел обо всем рассказать.
   Я ж не полная дура, в конце концов, чтобы отказаться от него из-за этого? Не полная. Просто дура.
   Хмыкнув, я вновь перевела взгляд на воду.
   Не будь дурой, не бегала бы столько времени от него.
   -Насть...
   Я вздрогнула от знакомого голоса и резко развернулась на него. Алекс стоял возле деревьев, скрывавших этот участок от набережной, и серьезно и внимательно смотрел на меня. А я... улыбнулась.
   Вот и еще одно доказательство, что я ему нужна далеко не просто из-за какого-то спора. Ведь, в противном случае, он ну никак не смог бы оказаться здесь, в моем любимом уединенном месте. Просто не стал бы меня искать для того, чтобы, как я подозреваю, рассказать свою версию правды.
   -Ты меня напугал, - произнесла и вновь перевела взгляд на воду.
   -Извини, - Алекс медленно стал подходить ближе. - Я тебя искал.
   -Я уже поняла, - все с той же улыбкой проговорила.
   -Ты обещала выслушать меня.
   -Выслушаю. Ты ведь за этим пришел?
   -Да.
   Я посмотрела на Алекса, замершего в метре от меня. Он был заметно напряжен, и лицо было серьезным.
   Чуть подумав, я подошла к нему ближе и... обняла за талию, прижавшись щекой к его груди.
   Так однозначно лучше и теплее.
   -Я слушаю, - вновь улыбнулась, чувствуя его растерянность и недоумение.
   -Насть, - Алекс явно не знал, что сказать. Лишь обнял в ответ, прижав к себе еще теснее.
   И рассказал.
  

***

  
   Никто бы из их компании не мог назвать точный момент, когда это началось. Просто как-то они начали брать друг друга на "слабо" и... как-то незаметно это стало их личной излюбленной игрой.
   Каждый день один из них выполнял задание, придуманное всей остальной компанией. Выбирали этого "счастливчика" одной из игр - то ли обычная считалка, то ли известная "камень-ножницы-бумага", то ли карточный "Дурак", то ли еще что-то в этом роде.
   Начиналось все с простых "Слабо написать это на стене?" или "Слабо перед публикой сказать это?", и так далее.
   Но мальчики росли, и задания становились все... проблемнее для их родителей.
   Чего они только не вытворяли. И красили стены, и срывали уроки, и навязывались на драки... Имущество и свое, и чужое портили нещадно. Других людей ввязывали, портя им нервы. Травмы себе зарабатывали, выполняя совсем уж безрассудные и даже немного опасные задания.
   И при этом ни один из них даже не подумал ни разу отказаться. Не потому, что никто не хотел показаться слабаком, а потому что эта игра вызывала азарт, и каждый считал своим долгом суметь выполнить то, что ему поручили.
   Со временем они уже участвовали все, по очереди, без всяких игр для выбора "счастливчика". И делали это реже, всего раз в неделю. Просто потому, что достойных занятий становилось все меньше, а времени у них впереди было еще о-го-го сколько.
   Вот так они и росли... И за девчонками стали ухаживать.
   И появилось среди заданий и такое как "Слабо поцеловать ту девчонку?", "Слабо сходить с той на свидание?", "Слабо отбить у него подружку?" и много чего в том же духе.
   И выполняли. Разбивали девичьи надежды, а порой и сердца, отстаивали честь ненужной дамы в драке...
   Выполняли.
   И чем старше становились, тем хуже становилось. Но... с единственной поправкой. Их компания видоизменялась. Кто-то уходил, кто-то приходил... Кто-то просто переставал играть. Кому-то становилось неинтересно, кому-то противно, кому-то не до этого, кого-то стало волновать общественное мнение, а кто-то влюблялся и просто больше не мог позволить себе подобные задания.
   Вот так случилось и в тот вечер, когда жизнь свела Настю и Алексия.
   Ребята пришли в клуб развлекаться и... давать новое задание для Алекса.
   -Ну что, готов сдаться? - ухмыльнулся Макс, перекрикивая музыку, делая глоток заказанного виски.
   -Что на этот раз? Показательный стриптиз станцевать? - хмыкнул Алекс, наблюдая за танцующими.
   -А что, идея для следующего раза, - хохотнул Макар. - Но для тебя слишком просто.
   -Зато для тебя сойдет, - усмехнулся Алекс.
   -Смеется тот, кто смеется последним, - достаточно пафосно произнес Макс, махнув рукой. И с задором глянул на друга. - Ты должен переспать с любой здесь присутствующей леди, у себя на кухне. Там камера стоит, видео предъявишь в доказательство.
   -В чем подвох? - приподнял брови тот.
   -Ты должен выглядеть жалко, убого, бедно, вести себя соответствующе, и ни в коем случае не говорить, кто ты есть на самом деле. Дамочка должна сама клюнуть на тебя, - перечислил Макар.
   -Ну, или можешь отказаться, если тебе слабо, - подколол Макс.
   -И каким образом я должен выглядеть как неудачник? - проигнорировав друга, поинтересовался Алекс.
   -А мы тебе все подготовили, - милостиво пояснил Макс, а Макар продемонстрировал пакет, принесенный им с собой.
   -Это тебе, можешь не возвращать, - с ухмылкой передал он атрибуты новоявленному неудачнику.
   Так и оказался Алекс в подобном виде в том коридоре, пытаясь в очередной раз за вечер выполнить задание. Все предыдущие попытки провалились стараниями Максима и Матвея, которые не прекращали издеваться над другом и всячески усложнять ему задание.
  

***

  
   -И тут появилась я, такая вся из себя дурочка, пожалевшая неудачника и полезшая сама с ним целоваться, - продолжила я вместо Алекса.
   -Да, и появилась ты, - согласился парень.
   -Но ты должен был предъявить видео с кухни? - я оторвалась от его груди и глянула вверх на его лицо.
   -Должен был, - вновь согласился Алекс. - Но ты оказалась девственницей, - невесело усмехнулся.
   -И поэтому ты перенес меня в комнату, и видео не состоялось? - я тоже усмехнулась.
   -Ну почему же, - хмыкнул, - видео было. И его было бы вполне достаточно. Но я его удалил сразу же, как представилась возможность. Не мог же я позволить, чтобы кто-то еще смотрел на тебя, - Алекс улыбнулся и погладил меня легонько по щеке.
   -И поэтому ты в виде доказательства забрал у меня кулон и кепку, - утвердительно кивнула.
   -Да. И если бы ты не сбежала тогда, получила бы обратно куда как ранее.
   -Ты хоть знаешь, что я испытала, когда не нашла своего кулона? Это, между прочим, подарок мамы.
   -Прости, малышка, - Алекс наклонился и поцеловал меня в макушку. - Но я ведь не знал тогда ничего. И откуда мне было знать, что ты сбежишь? Это, знаешь ли, сильно ударило по моему самолюбию.
   -А тебе полезно, хоть немного спесь с тебя сбить, - усмехнулась.
   -Сбила, можешь не сомневаться, - вздохнул парень. - Пошли домой? Ты замерзла.
   -Вообще-то, я давно замерзла. Чего ж ты раньше не спохватился? - вздернула я брови.
   -Мне показалось, что ты хочешь поговорить здесь, - пояснил Алекс.
   -Хотела, - согласилась. - Но домой - это куда?
   -Ко мне. Тебя нужно отогреть и обогреть, - усмехнулся он. - А еще тебе нужно позвонить друзьям и брату. И, подозреваю, бабушке, если её болтливая соседка успела ей рассказать о моем пребывании там.
   -Алекс, ты что уже натворил? - чуть помолчав, недовольно спросила я.
   -Всего лишь пытался тебя найти, - пожал он плечами. - Пойдем, малышка, - и, схватив меня за руку, повел к деревьям, в сторону набережной.
   -И кто из всех перечисленных людей сдал мою стратегически важную территорию?
   -Валера, - Алекс хмыкнул.
   -Ясно-понятно, - пробормотала в ответ, доставая телефон и включая его. Будем воплощать звонки в реальность по дороге.
   -Насть, - Алекс остановился и серьезно глянул на меня. - Откуда ты узнала?
   -Ярик сказал, - я тоже посмотрела на него. - Тот, которого ты побил, когда я тебя с Тимом спутала.
   -А он откуда узнал? - озадачился тут же парень. Я лишь усмехнулась. - Насть, - вновь позвал он. - Ты на меня обижаешься?
   -Нет, - покачала головой, и задумчиво глянула в сторону реки. - В конце концов, это твое задание привело нас к тому, что сейчас есть. И даже если бы это был спор, результат все равно тот же. И я знаю, что ты сейчас со мной не из-за задания. А это главное, - и внимательно посмотрела на него.
   -Я рад, - он наконец-то расслабился, притянул меня к себе ближе, и заглянул в глаза. - Спасибо. Я боялся тебя из-за этого потерять, - и поцеловал. Ласково и нежно. И, увы, недолго... - Пойдем, а то еще заболеешь.
   -У меня хороший иммунитет...

Глава 18

   Иммунитет у меня действительно был хороший. Но это не помешало мне принять от Алекса всю его заботу и экстренные меры по согреванию меня. И в ванной горячей с удовольствием понежилась, и чай такой же температуры выпила, и засахаренный лимон съела. И наслаждалась этим ощущением... Что я не одна, и можно на кого-то положиться. В последние годы такое было лишь с Валерой.
   -Алекс, - позвала я парня, когда заворачивалась в полотенце.
   -Что, малышка? - он тут же появился на пороге ванной.
   -Ты не находишь, что у нас уже появилась проблема? - я склонила голову набок, глядя на свое отражение. - Мне совсем нечего надеть.
   -Я тебе предлагал переехать ко мне, - улыбнулся Алекс, прислонившись плечом к косяку.
   -А откуда у тебя эта квартира? - вспомнилось мне, что так и не выяснила этого раньше.
   -Это мамина квартира. Когда отец переехал сюда, и они оба наладили свои дела, отец купил новую квартиру, более просторную. А эта осталась нам с Тимом. Но вообще-то мы все равно живем с родителями, - усмехнулся парень.
   -Да, я помню, сюда баб водите, - кивнула в ответ.
   -Не ревнуй, малышка. Это было до тебя, - Алекс шагнул ближе и обнял меня за талию. Я со скепсисом задалась вопросом, останется ли полотенце на мне от этих его объятий?
   -А как же Тим? Он ведь тоже может в любой момент прийти.
   -Тим знает, что у меня есть ты, и мы можем быть вместе. Так что бесцеремонно вторгаться в нашу личную жизнь не станет. К тому же, здесь две комнаты. И мы давно разобрались, где чья.
   -Но предлагать мне жить здесь? - я скептически приподняла брови.
   -Могу предложить жить вместе с моей семьей, - усмехнулся Алекс. - Ты им понравилась, они против не будут.
   -Проверяешь, где мой придел? - фыркнула.
   -Просто хочу, чтобы ты жила со мной, - серьезно ответил парень, и уткнулся носом в мою макушку.
   -А ты уверен, что готов к тому, чтобы жить вместе с девушкой? Тебе всего двадцать. Куда тебе свою семью?
   -Вообще-то, малышка, мне через пару месяцев двадцать три исполнится, - вновь усмехнулся Алекс. - Это ты у нас маленькая, всего-то двадцать годков.
   -Всего-то несколько лет разницы, - буркнула в ответ. А потом спохватилась. - Двадцать три? А ты на каком курсе сейчас учишься? - тут же насторожилась.
   -На пятом, - хмыкнул он. - А ты думала, почему я так мало на парах сижу?
   -Прогуливаешь, - пожала плечами.
   -Прогуливаю, - согласился Алекс. - Но только те пары, которые можно не посещать.
   -Подожди, - я нахмурилась. - Но ведь Тим уже интернатуру проходит?
   -Проходит, - усмехнулся. - Он после девятого класса в медицинский колледж пошел. Отучился три года. Я за это время окончил школу и отслужил год в армии. Одновременно в институты поступили. Он - в медицинский, а я в наш, международных отношений. За первый год обучения Тим сдал экстерном всю программу обучения за первый и второй курсы. А за второй курс - программу третьего и четвертого. Отец помог добиться разрешения на это. Еще два курса отучился, и получил диплом. И с лета проходит интернатуру.
   -Круто, - пробормотала я, почувствовав себя несколько... тупой.
   -Не комплексуй, - догадался Алекс о моих мыслях. - Тим с детства в клинике ошивался и учился всему. Он в колледж поступил лишь для того, чтобы не просиживать это время в школе. Учил программу института. И последние два года отучился полностью лишь потому, что ему не разрешили заканчивать их экстерном. И с первыми четырьмя курсами была большая проблема, только благодаря отцу и получилось сдать. При этом после колледжа он уже работал по выходным фельдшером на скорой, и в будние дни после занятий в клинике помогал. Он сейчас знает куда больше тех, кто отучился в институте полные шесть лет, по ночам изучая необходимую литературу и выполняя задания. Потому-то отец и берет его с собой на операции, и пациентов ему доверяет.
   -Что-то ты от него отстаешь, - я состроила противную мордашку. Парень усмехнулся.
   -Я после девятого класса никуда не поступил лишь потому, что не знал, на кого хочу учиться. После одиннадцатого класса возникла та же дилемма. Я и пошел в армию, чтобы не терять год и подумать. И уже после армии решил идти на дипломата. Поэтому и отстаю от Тима. Кстати, если на то пошло, почему ты стала учиться на переводчика?
   -У меня все куда банальнее - мне с детства давались иностранные языки. По окончанию школы я уже в совершенстве знала английский, несколько лет активно переписываясь с несколькими англичанами и американцами. Также знала на среднем уровне немецкий, и на начальном итальянский. Так что путь мне был один, - и усмехнулась.
   -Так ты у меня маленький полиглот, - Алекс хмыкнул и поцеловал меня в макушку. - А я всегда считал, что это у меня склонность к языкам. Но на моем счету только английский, греческий, на среднем уровне французский и хиленький испанский. Так что из нас троих я отстаю больше всего.
   -Не прибедняйся. Ты классно танцуешь, а это требует долгих и тяжелых тренировок, - заметила я.
   -Ты тоже отлично танцуешь, малышка. Но я-то танцую с раннего детства, все и сразу, и имею личного учителя в лице мамы. Было бы странно, если бы я плохо танцевал.
   -Тем не менее, если соединить твои танцевальные способности и знание языков... - я многозначительно замолчала.
   -А если соединить твое знание языков и танцевальные навыки... - усмехнулся Алекс.
   -Я танцую хуже тебя, - тут же покачала отрицательно головой.
   -Не прибедняйся, - вернул он мне мои же слова. - И знаешь, - тише добавил, - каждому свое. Даже если бы мы были полными профанами в танцах, и совсем не знали никаких языков, кроме родного... Ну и что? Нашлось бы и для нас занятие. Главное - стремиться развивать в себе то, к чему больше всего лежит душа. А от комплексов какой толк? Вот именно, что никакого.
   -Да ты еще и философ, - усмехнулась я.
   -Приходится быть, - согласился Алекс. - Ладно, малышка, - он отстранился, - пойдем в спальню, уложим тебя под одеяло.
   -Да не заболею я, успокойся, - тут же фыркнула.
   -Не заболеешь, - кивнул парень. - Потому сейчас ляжешь под одеяло.
   -Алекс, - я вздохнула. А Алекс ухмыльнулся. Вот же зараза.
   И только хотела ему высказать всё, что о нём думаю, как послышалась мелодия моего телефона, лежащего тут же, в ванной, на стиральной машинке. А все из-за Алекса... Потому что действительно пришлось обзванивать самых близких мне людей, и долго и нудно объяснять им, почему я отключила телефон и скрылась в неизвестном направлении, и доказывать, что со мной все в порядке.
   Потому и держала телефон под рукой. На случай, если еще кому-нибудь захочется удостовериться, что я в полной безопасности и беспокоиться не о чем.
   Но, схватив свой аппарат сотовой связи и глянув на дисплей, я на пару мгновений замерла. На нем было написано, что меня вызывает абонент "Папа"...
   -Ответишь? - тихо спросил Алекс, положив свой подбородок на мою макушку.
   -А?.. Да, - спохватилась я и ответила на вызов. - Алло... - и замолчала, не зная, что сказать, да и нужно ли вообще что-то говорить...
   -Настя, - прозвучал голос отца, и повисла секундная тишина. - Привет.
   -Привет, - я почувствовала, как все мое тело сковало напряжение. Впрочем, мне на это было совершенно все равно. Ведь в груди было такое странное чувство...
   Наверное, я чего-то ждала. Отец наконец-то позвонил мне и... его голос звучал совсем не так, как раньше. А я как раз намеривалась и с ним наладить отношения...
   Было такое ощущение, которое возникает между людьми, которые когда-то были близки, а потом поругались, расстались и долгое время не виделись... И вот, встретившись через пару лет, они вроде бы уже и не держат друг на друга обиду, и им есть что сказать друг другу... Что-то объяснить, за что-то извиниться... И попробовать наладить отношения...
   Но что-то мешает. Может, страх, а может, и еще что-то... И некоторое понимание, что как раньше - уже не будет... И они молчат, совсем не зная, что говорить, или же говорят ни о чем...
   -Настя, - повторил отец. - Мы можем встретиться? Я хочу с тобой поговорить, - его голос звучал как-то напряженно, но в то же время как-то... мягко.
   -Конечно, - кивнула я, хоть он и не мог этого видеть. - Давай... я завтра к тебе на работу приеду? - и не заметила, как вцепилась в руку Алекса, который слегка покачивал меня, словно успокаивая.
   -Хорошо, - согласился отец. - Я буду ждать.
   -Пока...
   -До завтра, Насть...
   Отец положил трубку, а я отняла телефон от уха и невидяще посмотрела на него. Странное такое ощущение... Вроде бы все хорошо, а все равно...
   -Ты как? - спросил Алекс, забрав у меня сотовый и положив его обратно на стиральную машинку. И развернул меня лицом к себе, приподняв голову за подбородок.
   -Нормально, - неуверенно ответила и заглянула ему в глаза. - Как думаешь, я правильно сделала, что согласилась?
   -А ты готова к этой встрече и последующему разговору? - приподнял он брови. - Если да, тогда все правильно.
   -Не уверена, что готова, - я вздохнула. - Знаешь, - и отвела взгляд в сторону. - Он разговаривал со мной как-то по-другому... Не знаю, как объяснить, но... Такое чувство, что он сейчас чувствует себя виноватым...
   -Возможно, так оно и есть, - Алекс притянул меня к себе ближе, и прижал мою голову к своей груди. - Вполне возможно, что он наконец-то осознал свои ошибки.
   -Может быть, - пробубнила и обняла его в ответ. - Спасибо тебе, Алекс. Благодаря тебе у меня наконец-то налаживается жизнь.
   -Неправда, - он поцеловал меня в макушку. - Ты все сделала сама. Сама меня выбрала, сама привязала к себе, и сама заставила отца задуматься о своих поступках и переосмыслить жизнь. Я всего лишь не позволил тебе от меня сбежать.
   -Знаешь... Ты такой милый, когда не наглеешь и не утверждаешь свое "Я", - усмехнулась.
   -Вижу, к тебе вернулось хорошее настроение? - хмыкнул он.
   -Мне просто с тобой хорошо, - я вздохнула, отстраняясь. - А об отце подумаю завтра. Нам действительно нужно поговорить... И попытаться по-новому построить отношения. Конечно, это будет не сразу, а постепенно... Но я столько лет без него жила, что еще какое-то время потерплю, - и грустно улыбнулась.
   -Пошли, уложим тебя под одеяло, - произнес Алекс спустя минуту внимательного разглядывания меня.
   -Пошли, - кивнула и двинулась к выходу.
   -Даже не споришь... - тихо усмехнулся парень, на что я лишь улыбнулась, но отвечать не стала. Не то настроение.
   Пусть я и сказала, что подумаю об отце завтра, но... Мысли о нем сами по себе навязчиво крутились в голове, и совсем не реагировали на мои попытки выкинуть их из неё... Из-за чего я и проворочалась несколько часов прежде, чем уснуть. А Алекс позволял мне это делать... Сам не спал, но молчал...
  

***

  
   Утром я проснулась еще до будильника, и лежала, глядя на Алекса. И думала о том, что снова осталась ночевать у него. С такими темпами, мне скоро действительно будет проще переехать жить к нему.
   Но к этому я была еще не готова.
   Прозвенел будильник, и парень, спустя несколько мгновений, зашевелился.
   Я улыбнулась.
   -С добрым утром, - и легонько поцеловала его в губы, нависнув над ним.
   -С добрым, - прохрипел Алекс, и тут же опрокинул меня на лопатки, и поцеловал куда настойчивее и глубже, заставив меня вновь забыть о насущных делах. И если бы не повторившаяся мелодия будильника...
   Алекс со вздохом отстранился, и потянулся за телефоном.
   -Надо вставать. Тебе ведь снова нужно сначала к другу? - спросил он, глянув на меня, когда повисла тишина.
   -Ага, - кивнула и прикрыла глаза. - И знаешь... Сегодня снова с тренировкой не получится, - и улыбнулась.
   -Лично мне этот конкурс до лампочки, - усмехнулся парень. - Ты помнишь, на каком условии согласилась танцевать со мной?
   -Что-то припоминаю, - я приоткрыла один глаз, чтобы видеть его. - Вроде бы - я с тобой танцую, а потом ты меня забываешь, - и хмыкнула. По правде говоря, об этом я успела забыть...
   -Вот именно. Теперь ты со мной, а значит, мне нет необходимости заставлять тебя танцевать со мной на этом конкурсе. У нас теперь будет уйма времени для совместных танцев, - Алекс, склонившись надо мной, вновь легонько поцеловал меня. - Просто я планировал привязать тебя к себе во время тренировок... А получилось раньше.
   -Какой ты хитрый, - усмехнулась. - А ведь были все шансы, что я не сдамся до самого конкурса...
   -Все сложилось, как сложилось. И теперь ты в моей постели, в роли моей девушки, - он погладил меня пальцами по щеке. - А если все-таки захочешь станцевать на конкурсе... Мы можем и сымпровизировать. У нас это весьма неплохо получается. Ладно, - вздохнул и отстранился. - Вставай, иначе и сегодня опоздаем.
   -И что, даже без утреннего "занятия любовью"? - припомнила я его вчерашние слова.
   -На твоем месте я бы помалкивал, - тут же фыркнул Алекс. - Иначе договоришься, и из постели в ближайшие несколько часов мы не выберемся.
   -Молчу-молчу, - я в примирительном жесте приподняла руки.
   -Ты все-таки еще такой ребенок... - вздохнул парень, вставая. Я же тут же поджала губы.
   -Говорит мне тот, кто ведет себя не лучше подростка. А еще на семейную жизнь настроился.
   -Решила поругаться, малышка?
   -Как-нибудь в другой раз, - усмехнулась, и, натянув его футболку, отправилась к выходу.
   -М-да... Неудовлетворенная женщина - страшный зверь, - протянул Алекс мне вслед.
   -Заткнись, - посоветовала я, но все же не сдержала улыбки. Оказывается, даже просто препираться с парнем - это приятно. - Иначе действительно опоздаем... - и скрылась за дверью ванной, от греха подальше.
  

***

  
   Алекс шел по направлению к пятому корпусу, где у его малышки должна была вот-вот закончиться последняя пара, после которой они договорились отправиться в офис к Виктору Андреевичу. И уже почти дошел, когда увидел её, выходящую из здания. И улыбнулся... а в следующее мгновение кто-то сзади закрыл ему глаза, заставив его остановиться.
   -Ты не моя малышка, - усмехнулся Алекс, и убрал женские ладони от своего лица, и повернулся к их обладательнице. Ею оказалась миленькая девушка немногим выше его Насти, с густыми каштановыми волосами до талии, с большими карими глазами... И с радостной широкой улыбкой на устах, что делала её похожей на девочку-подростка.
   -Привет, Тим, - произнесло это милое создание, а улыбка медленно сошла с её лица. И прежде, чем Алекс успел что-то ей ответить, его постучали по плечу.
   Уже зная, кто это, он обернулся на свою малышку, быстро обхватил за талию, притянул к себе и чмокнул в нос.
   -Не ревнуй, - добавил, чуть отстранившись. И с интересом глянул на незнакомку.
   -Извините... Я, пожалуй, пойду, - неуверенно произнесла та, и явно собралась осуществить задуманное, но Алекс её опередил.
   -Давай знакомиться, что ли, - усмехнулся он. - Меня Алексом зовут. Я брат-близнец Тима. А это моя девушка, Настя, - и поцеловал недовольную малышку в висок. Она же после этих слов расслабилась, и тоже стала с интересом рассматривать незнакомку.
   Та, кстати, кажется, впала в некоторый ступор.
   -Брат-близнец?.. - обрела она дар речи спустя несколько мгновений. - Извини, я вас перепутала...
   -Прям как я когда-то, - хмыкнула Настя.
   -Малышка, - в голосе Алекса прозвучало предупреждение.
   -А что я? Это ты виноват, что я вас тогда перепутала. Нужно было сразу сказать, что у тебя есть брат-близнец, - фыркнула она.
   -Откуда мне было знать, что ты этого не знаешь? В университете многие об этом знают, - Алекс тоже фыркнул.
   -Ну я-то не знала... - хмыкнула Настя и глянула на молчаливую незнакомку. - А тебя как зовут?
   -А?.. А, Карина, - девушка смутилась.
   -Карина? - переспросил Алекс. - А я знаю, кто ты, - и склонил голову набок. - Тим о тебе рассказывал.
   -Правда? - она смутилась еще больше.
   -Ага, - усмехнулся парень. - Ты вернулась из Чехии?
   -Да... Летом, - кивнула Карина, с некоторой настороженностью поглядывая на парочку.
   -А в нашем университете какими судьбами?
   -Да я к брату заходила... Он здесь учится, и флешку дома забыл, а она ему очень нужна была... Вот я ему и занесла, - девушка махнула рукой.
   -Вот как, - Алекс продолжал с интересом рассматривать Карину. - А...
  

***

  
   Я смотрела-смотрела на эту девушку... И решила, что она не просто знакомая Тима. Ну, не смотрят так просто друзья... Была в её взгляде какая-то затаенная тоска. А судя по реакции Алекса, то и для Тима она не просто какая-то там знакомая.
   Ну и решила брать дело в свои руки.
   -Алекс, - перебила я парня. - Извини, что прерываю, но ты помнишь, что мне к отцу надо?
   -Помню, малышка, - Алекс вопросительно глянул на меня. Я не сдержала усмешки, и повернулась к девушке.
   -Карина, может, дашь нам свой номер телефона? Думаю, Тим будет рад с тобой повидаться, и будет жалко, если вы с ним не встретитесь.
   -Но... - та застыла в нерешительности, явно испытывая замешательство. Ну, еще бы, какие-то совсем незнакомые для неё люди требуют у неё номер телефона, чтобы она встретилась с Тимом.
   -Вы ведь еще не виделись, после того, как ты вернулась из Чехии? - рискнула я, надеясь не попасть пальцем в небо.
   -Нет... - Карина вновь смутилась. А я мысленно улыбнулась. Девушка мне нравилась. А если бы я сейчас совершала какую-то глупость, то Алекс наверняка бы меня остановил. А раз он мне позволяет безобразничать, значит, все в порядке.
   -Вот и отлично. Давай номер. Встретимся как-то, поболтаем, - и махнула рукой.
   -Да, думаю, Тим будет рад узнать, что ты вернулась, - поддержал меня Алекс. И я видела, что он с трудом сдерживает улыбку.
   -Ладно, хорошо, - сдалась Карина, и таки продиктовала свой номер, благополучно вбитый мною в список контактов в телефоне.
   -Ну что ж, тогда еще увидимся. Ты извини, но нам пора, есть дела. До скорой встречи, Карина! - весело улыбнулась я девушке, схватила Алекса за руку и потащила к выходу с территории университета.
   -До встречи, - растерянно произнесла та нам вслед, так и оставшись стоять на месте.
   -Скорой, - усмехнулся Алекс и послушно пошел к выходу. - Надо полагать, встреча будет действительно скорой, да, малышка? - поинтересовался он, когда мы отошли на приличное расстояние.
   -Не знаю, - я пожала плечами, слегка замедляя шаг. - Сначала расскажи, кто она такая.
   -Карина... Девушка Тима, - Алекс хмыкнул.
   -Девушка? - переспросила и вопросительно глянула на него.
   -Да. Они встречались четыре с половиной года назад... Тим тогда учился на третьем курсе колледжа, а она школу заканчивала. Сам я с ней не был знаком, потому что в то время в армии служил. А когда вернулся, она уже переехала в Чехию. У неё родители в разводе... И мать забрала её в Прагу, чтобы Карина там получила высшее образование. А брат её здесь остался, с отцом.
   -То есть, они расстались, потому что Карина уехала в Чехию? То есть, она выбрала образование, а не Тима? - я нахмурилась.
   -Не совсем так, - Алекс покачал головой, поглаживая мою ладонь большим пальцем. - Тим говорил, что Карина хотела учиться в Праге, и они с мамой готовились к переезду, собирали все необходимые документы... И уже успели обо всем договориться... О жилье, о работе для её матери... И как раз тогда они с Тимом и познакомились. И Карина хотела отказаться от переезда, но мать её учинила скандал, а Тим настоял на том, чтобы она ехала в Прагу.
   -Но почему? - я недоуменно глянула на парня. - Вы ведь братья, и так похожи характерами. Ты ведь от меня не отказался... Так почему он её отпустил? Или он её не любил?
   -Малышка, - Алекс вздохнул и остановился, заглянув мне в глаза. - Ты права в том, что мы с Тимом похожи характерами. Но... У них совсем другая ситуация. Тиму тогда было всего семнадцать, он заканчивал колледж и планировал поступать в университет. А Карине и того шестнадцать, и она заканчивала школу и планировала переезд. Тиму просто нечего было ей тогда предложить взамен. Он отпустил её потому, что хотел лучшего для неё. А она хотела учиться в Праге...
   -Но все равно... Он ведь её любит, да?
   -Любит, - согласился парень. - Но об этом мало кто знает. Ты же видишь - он живет своей жизнью. По нему не скажешь, что он мучается из-за не сложившихся отношений с девушкой. Он о ней не говорит, не упоминает, и не уверен, что ждет её возвращения.
   -Но почему? - снова возмутилась я. - Он вот так готов забыть её и встречаться с другими девуш...?
   -Малышка, - Алекс меня перебил. - За эти неполные пять лет Тим ни с кем не встречался. Он не ищет себе девушку, и ограничивается случайным сексом. Он был одним из первых, кто выбыл из нашей компании, и перестал с нами играть. Он загрузил себя всевозможными делами. В будние дни он учился, и свободное время проводил в клинике. В выходные - подрабатывал фельдшером. И это было не для того, чтобы забыть Карину. Он просто хотел иметь возможность быть достойным её. Он не ждал её возвращения, и, скорее всего, не ждет... Потому что он отпустил её, разорвав их отношения. Всё это время они не общались. Таким было условие Тима...
   -Но тогда Карина не должна была бы так радоваться встрече с тобой. Разве нет? - я скептически приподняла брови.
   -Да, - парень улыбнулся. - Я тоже так считал, потому, до встречи с тобой, и ждал, когда Тим наконец-то забудет её и найдет себе другую девушку.
   -До встречи со мной?
   -Да. Только после встречи с тобой, малышка, я смог в полной мере осознать, что чувствует Тим, - Алекс легонько погладил меня по щеке. - А после встречи с Кариной... Знаешь, мне кажется, что все эти годы она ждала того момента, когда вернется на родину, и сможет наконец-то увидеться с Тимом. Ты, может, не видела, но она очень обрадовалась, когда увидела меня. А когда поняла, что у меня есть девушка, тут же опечалилась. Было такое ощущение, будто она даже не сомневалась, что Тим ждет её возвращения... И не сомневалась, что он обрадуется такой вот случайной встрече... Думаю, она верит в то, что у них все наладится, стоит им только встретиться.
   -А Тим считает иначе, да? - догадалась я.
   -Как я уже сказал, Тим не ждет её возвращения... Он считает, что прошло достаточно времени для того, чтобы она нашла себе другого парня. И даже, возможно, мужа... Как и мы с тобой, он посчитал, что она просто не захочет возвращаться к нему после их расставания.
   -То есть, он сдался? И бороться за неё даже не собирался?
   -Нет, - Алекс отрицательно покачал головой. - Он не сдался. Я же говорил - он хотел стать достойным её. Более чем уверен, что он намерен после интернатуры ехать в Прагу, за ней... И завоевывать по-новому. Даже если бы она уже вышла к тому времени замуж и родила нескольких детей.
   -Какие же вы наглые, Россолимо, - фыркнула я. - Даже семью готовы разрушить для себя любимых.
   -Ну, не уверен, что мы стали бы разрушать действительно счастливую семью, - усмехнулся Алекс.
   -Ладно... Но теперь-то Карина вернулась, и её даже завоевывать не нужно. Осталось лишь свести их вместе...
   -Значит, встреча будет все-таки скорой?
   -Посмотрим, - я неопределенно передернула плечами. - Сначала мне нужно поговорить с отцом. Пошли, - и, схватив его за ладонь, повела дальше.
   -Пошли, - хмыкнул Алекс, переплетая наши пальцы.
  

***

  
   -Здравствуйте, - поздоровалась я с секретарем - симпатичной женщиной лет тридцати, что сидела за столом в приемной.
   -Добрый день, - подняла она на нас глаза. - Вы к кому?
   -Мы к Виктору Андреевичу.
   -Он на совещании. Вам назначено? - судя по её взгляду, она была уверена в отрицательном ответе.
   -Конечно, - я согласно кивнула головой. Алекс хмыкнул.
   -И как Ваше имя? - женщина слегка наклонила голову.
   -Анастасия... Высоцкая, - и премиленько улыбнулась.
   Вы когда-нибудь видели выражение лица секретаря, к боссу которой нежданно-негаданно заявилась дочурка? Нет? Вот и я не видела, потому что ранее не было нужды приходить к отцу на работу, поэтому не смогла отказать себе в удовольствии лицезреть это.
   Её враждебность быстро сменилась замешательством, а после и фальшивой улыбкой.
   -Прошу, подождите окончания совещания, Анастасия Викторовна, - она ладонью указала на кожаный диван, стоящий у стены.
   -Я лучше у него в кабинете подожду, если Вы не возражаете, - я продолжала все так же мило улыбаться.
   -Не положено... - попыталась остановить меня женщина, но я уже открывала нужную дверь.
   -Спасибо за разрешение, - сказала напоследок и зашла внутрь. Алекс зашел следом, закрыв за нами.
   -А еще меня в наглости обвиняешь, - протянул он, разглядывая кабинет моего отца, выполненный в достаточно строгом стиле и светло-коричневых тонах. - Ты еще более бесцеремонная, чем я.
   -Наверное, поэтому я тебе и прощаю твои недостатки, - хмыкнула в ответ, с не меньшим интересом разглядывая помещение, и подошла к столу, на котором тут же увидела фотографию со второй свадьбы отца, где были запечатлены все мы - мачеха, отец, Лиза, Валера и я.
   -Ну хоть не отрицаешь, что в тебе это есть, - усмехнулся Алекс. А я ничего не ответила.
   Потому что мой взгляд упал на еще одну фотографию в рамке, стоящей достаточно неприметно, между монитором компьютера и стопками каких-то документов. Я взяла её в руки и разглядывала, чувствуя, как внутри все сжимается.
   -Это твоя мама? - тихо спросил Алекс прямо у меня за спиной.
   -Да, - так же тихо ответила.
   Это была старая фотография. И на ней нас было трое... Я, мама и папа. Счастливые... Настоящая семья... Давно утерянная...
   -Красивая. Ты на неё похожа, - Алекс обнял меня за талию, прижал к себе, и уперся подбородком в мою макушку.
   -Да... А глаза папины...
   -Ты по ней скучаешь, - утвердительно произнес он.
   -Да, - вновь подтвердила очевидное, вздохнув. - Мне её не хватает. После её смерти я с бабушкой общалась больше, чем с отцом. Она мне в какой-то степени заменила её... Но все равно это не то.
   -Твоему отцу тоже её не хватает, - совсем уж тихо пробормотал Алекс, немного помолчав.
   -Наверное, - чуть подумав, согласилась я. Иначе с чего бы ему держать эту фотографию на столе? Ведь на второй есть и он, и я... Не хватает только мамы.
   -Вам нужно поговорить наедине. Я буду только мешать.
   -Да, ты прав... но ведь он пока на совещании... - я поставила рамку обратно, повернулась к нему, и обняла в ответ, прижавшись щекой к его груди. И прикрыла глаза.
   -Любишь же ты приходить без предупреждения, - усмехнулся Алекс, поглаживая меня по спине.
   Я решила не отвечать, а просто постаралась расслабиться и успокоить нервы. Все-таки я волновалась... За столько лет, это, возможно, будет первый откровенный разговор между мной и отцом...
   Не знаю, сколько еще прошло времени, когда в приемной послышались голоса, заставившие меня оторвать голову от Алекса и слегка отстраниться от него, чтобы видеть дверь. Та спустя несколько мгновений отворилась и... мы с отцом столкнулись взглядами.
   -Привет, - неуверенно произнесла я, совсем отстраняясь от любимого парня.
   -Привет, - повторил папа, и прошел внутрь.
   -Здравствуйте, Виктор Андреевич, - кивнул Алекс. - Я тебя в приемной подожду, - тихо сказал мне на ухо и вышел из кабинета, сопровождаемый напряженной тишиной.
   -Я рад, что ты пришла, - наконец-то, спустя несколько минут, произнес отец.
   -А я рада, что ты решил поговорить, - тем же тоном ответила.
   -Будешь... что-нибудь? Чай, кофе?
   -Нет, спасибо...
   И мы вновь замолчали. Вот так вот. Два близких человека, а никак не можем начать нормальный разговор...
   -Давай присядем, - предложил он, и первым подошел к дивану. И опустился на него, похлопав рядом с собой.
   Вздохнув, я на плохо слушающихся ногах подошла к этому предмету мебели и... села на другой край.
   -Настя... - начал было отец, но...
   -А ты помнишь тот день, когда мы сделали ту фотографию? - выпалила я, перебив его, и махнула рукой в сторону стола. Сердце стучало как бешенное.
   И чего это я так разволновалась? Просто разговор... С родным отцом... Это нормально... Так и должно быть...

Глава 19

   -Помню, - он глянул на стол. В ту самую точку, где я нашла фотографию с мамой. Именно туда, а не на монитор, бумаги или вторую рамку... Именно туда, где хранилось то прошлое, о котором мы наконец-то решили поговорить. Как будто напоминая самому себе о том, какой именно момент запечатлен на той фотографии. - В тот день Аня повела тебя в цирк, и заставила меня пойти с вами, прекрасно зная, что я не люблю это заведение, - и грустно улыбнулся, проведя рукой по волосам, словно желая их растрепать, но сдерживая себя. - А ты радовалась, и все задавала вопросы, как это они делают все те трюки... Помнишь, ты тогда хотела себе такую же обезьянку, как была у них?
   -Она была такая забавная, - улыбнулась и я, пусть и немного с грустью. Все-таки, это был приятный, но уже давно оставшийся в прошлом момент, который, увы, больше не повторится... - А ты пытался объяснить, что все их животные - специально обученные, и предлагал купить мне хомячка...
   -Но ты на него так и не согласилась, - отец усмехнулся.
   -Они скучные... С ними не поиграешь... На фоне обезьянки мне тогда вообще все животные казались ужасно скучными... - хмыкнула я, попутно махнув рукой, и готовясь окунуться в омут боли и отчаяния, собираясь плавно перейти к самому главному, из-за чего уже давно болит душа... - А мама предложила завести собаку...
   -Да, Аня очень любила собак, - улыбка тут же сошла с его лица, и я поняла, что он так же, как и я, плавно падает в тот же самый омут воспоминаний, которые сейчас не приносят ничего, кроме боли... А уж тупая эта боль, или же острая, - сейчас уже особой роли не играет. - Знаешь... а ведь мы планировали подарить тебе щенка на Новый год... - совсем тихо проговорил он, как будто и не мне вовсе, и замолчал, а я... не нашлась, что ответить, чувствуя, как внутри все медленно рвется на куски. До Нового года мама не дожила... А вместе с ней перестала жить и я... Мы... Вскоре мы оба могли лишь существовать...
   -Ты по ней скучаешь, пап? - тихо спросила я, спустя несколько минут молчания, и устремила взгляд за окно.
   -Я очень любил твою маму... А ты на неё так похожа... - его голос прозвучал с некоторой горечью, больно кольнувшей мое сердце.
   -Только глаза твои... - тихо добавила, прикрыв на мгновение эти самые глаза, чтобы собраться с силами.
   -Да, мои... Аня любила это подмечать.
   -Ты все еще её любишь, пап? - на этот раз я посмотрела на него. В упор. Даже дышать перестала, будто малейший мой вздох мог спугнуть его, заставить закрыться, передумать говорить со мной на чистоту...
   Мне нужно было знать ответ.
   -Наверное, люблю... - чуть помолчав, вздохнул он, заставив и меня незаметно выдохнуть с долей облегчения. И все же... Не смогла не спросить о том, из-за чего ладони сами собой сжимались в кулаки. От того отчаяния, того непонимания и той безысходности, что так долго жили в моем сердце.
   -Тогда почему женился на Зое? - прозвучало несколько грубо, с долей укоризны.
   -Она заставила меня вернуться к жизни... - он посмотрел на меня каким-то усталым взглядом. - К тому же, тебе нужна была мать, - добавил, увидев выражение моего лица.
   -Она стала мне плохой матерью, - отрезала я, желая зацепить его, дать понять, насколько ничтожен этот повод. - Точнее, вообще ею не стала.
   -А я стал плохим отцом, - грустно улыбнулся отец, даже не пытаясь как-то отстоять свои слова, на что я рассчитывала, а наоборот, признавая свою вину, и, тем самым, заставляя меня отвести взгляд. Слишком тяжело было видеть в его глазах грусть, вину, и при этом понимать, что он даже не ждет от меня сейчас прощения.
   -Мне не хватало тебя после смерти мамы, - вздохнула, вновь прикрывая глаза. Говоря то, что лишь подтверждало его слова. Соглашаясь с ним.
   -Прости... - лишь и прозвучало в ответ, в то время как следующие слова уже сами собой слетали с моих губ следом за предыдущими...
   -Я считала себя виноватой в её смерти...
   Повисла тишина. Гнетущая, тяжелая тишина. Заставляющая желать хоть как-то её разбить, и, в то же время, боясь её нарушать хоть малейшим шорохом.
   Я ждала, что он скажет... А он, кажется, был удивлен и поражен таким моим заявлением.
   -Почему? - все же спросил отец, спустя несколько минут.
   -Потому что именно я обнаружила её первой... Пришла со школы, поднялась по ступеням, и увидела её, без сознания, в луже крови... И вместо того, чтобы как-то помочь, потеряла сознание. Испугалась, оказалась слабой... А потом пришел ты и сказал, что "уже поздно её спасать". И я, глупая маленькая девочка, решила, что это моя вина, что уже поздно. Что, если бы я не была такой слабой, я бы успела её спасти, и все было бы хорошо.
   -Настя... - боковым зрением увидела, как он протянул ко мне руку, но тут же отдернул, словно боясь прикоснуться ко мне и сделать только хуже.
   -Я знаю, что не виновата, - тут же покачала головой. - Знаю. Но ведь до сих пор ощущаю за собой вину. Ты тогда сказал те слова и просто отвернулся от меня. Ты занимался похоронами, переживал собственное горе... Тебе было тяжело, я понимаю, но ведь была еще и я, неправильно воспринявшая твои слова! Которой тоже было тяжело! И которой никто не объяснил, что это все случайность, и что я не была в состоянии ей помочь! - я выдохнула, снова беря себя в руки, заставляя держаться и говорить спокойно. - Я знаю, что не виновата, - вновь повторила. - Алекс достал для меня медицинское заключение о смерти мамы... И теперь я точно знаю, что никак не смогла бы ей помочь. Но это не меняет того факта, что тогда я считала себя виноватой... Некому было объяснить мне это.
   -Если бы я знал... - начал, было, он, но я вновь его перебила.
   -Ты тогда отвернулся от меня. И совсем не замечал, что со мной творится... И если бы не бабушка...
   Перед глазами мимо воли встала картинка из далекого прошлого, когда я вернулась из школы в тот день, когда наконец-то осознала, что мамы нет, а она посадила меня за стол, села рядом, и принялась выпытывать у внучки, что случилось.
  

***

  
   Маленькая Настя смотрела куда угодно, только не на бабушку, которой не составило труда понять, что с внучкой что-то не так по её покрасневшим глазам и поджатым губам. Вера Михайловна поставила чайник, достала печенье, поставила его на стол перед внучкой, и вложила одну печенюшку ей в руки.
   -Заешь сладким горе, - и погладила её по голове.
   Настя посмотрела на сладость в своих руках, сжала её и вновь заплакала.
   -Поплачь, Настёна, поплачь. Легче станет, - проговорила бабушка, прижав внучку к своей груди, и продолжая ласково её поглаживать. - Ушла от нас твоя мама, так бывает. И никто в этом не виноват. Ни я, ни ты, ни твой папа. И изменить мы это не в силах. Но грустно нам всем одинаково, и держаться нужно вместе. Твоя мама хотела бы, чтобы ты улыбалась...
   Вера Михайловна еще что-то говорила, говорила... а Настя лишь беззвучно плакала, прижимаясь к бабушке, чувствуя, что еще кому-то нужна, несмотря ни на что.
   Когда девочка наконец-то успокоилась, женщина заварила чай, поставила чашку перед внучкой, села напротив, и вновь заговорила.
   -А давай-ка мы тебя, Настёна, в танцевальную школу запишем. Ты ведь любишь танцевать, да? Будешь учиться, и заодно развеешься...
   Маленькая девочка ничего не ответила. Ей никуда не хотелось, но перечить бабушке она тоже была не в силах, слишком благодарная за её опеку и заботу... И вскоре она действительно оказалась в школе танцев, чтобы наконец-то справиться с болью утраты близкого человека и жить дальше...
  

***

  
   -Вера Михайловна - потрясающая женщина... - вздохнул отец. - Она всегда умела поддержать и подобрать нужные слова, и всегда помогала нам с Аней. Она сумела воспитать такую замечательную дочь, и даже смогла дать тебе то, чего не смогли дать мы с Аней. И даже пыталась как-то помочь мне, хотя я этого не заслуживал, да и сейчас не заслуживаю... И даже сейчас она хорошо ко мне относится, несмотря на все то, что я натворил... Но все же она была и остается мамой Ани... И я так и не нашел в себе смелости посмотреть ей в глаза и поговорить с ней, после того, как не уберег её дочь.
   -Ты... - я удивленно глянула на него. - Ты чувствуешь себя виноватым в смерти мамы?
   -В этом мы похожи, правда? - он грустно улыбнулся.
   -Но почему? Ты уж точно никак не мог помешать тому, что случилось! - от недоумения и нереальности полученной информации мне хотелось повысить голос, но я вновь сдерживала себя, памятуя, что за дверью, как минимум, еще два человека, один из которых уж точно нам посторонний.
   -Настя... - отец вздохнул. - Понимаешь... Это сложно объяснить... Я мужчина, глава семьи, защитник. Я должен беречь свою семью. Да, я не виноват в том, что случилось с Аней... Но я виноват в том, что не смог уберечь её. Уберечь то, чем дорожил больше жизни. Не смог сохранить собственное счастье и не сумел уберечь её для тебя. Это был мой долг, и я с ним не справился.
   -Ты противоречишь сам себе, - я даже головой помотала, отказываясь верить в услышанное. - Это же был несчастный случай. От этого никто не застрахован.
   -Ты этого не понимаешь... Да тебе и не нужно. Это тебя нужно охранять.
   -Я понимаю, - тихо произнесла, отвернувшись. - Но не принимаю. Нельзя обвинять себя в том, в чём не виноват.
   -Разве ты не делала то же самое?
   -Это... другое, - я замолчала. Всего на пару мгновений. А после усмехнулась. - Хотя, наверное, ты все-таки прав, - и вновь пауза, во время которой я прикрываю глаза. - Яблоко от яблони не далеко падает. Мы оба те еще дураки... А ведь нужно было и всего-то попробовать пережить это вместе, как того пыталась добиться бабушка... - вздохнула, а после вновь глянула на него. - Тогда... Почему же ты от меня отвернулся и разорвал со мной какое бы там ни было общение? После её смерти? Если так хотел беречь то, что тебе дорого? Или я тебе не дорога?
   -Настя... - отец тоже замолчал на несколько мгновений. - Мне очень жаль, что я так себя повел. Жаль, что я оказался слаб и не смог справиться с болью утраты... И за эту слабость я прошу у тебя прощения. Но все же... Ты моя дочь, и я тебя люблю. И надеюсь, что ты это понимаешь.
   -Тогда почему? - едва ли ни с отчаянием спросила и в упор посмотрела на него, сведя брови к переносице. Ну почему же нельзя было остаться со мной, со своей дочерью и справиться с этой болью вместе?! Почему?!
   Меня мучило это непонимание, терзало изнутри, и хотелось об этом кричать... И все же, меня хватило лишь на вопрос из двух слов...
   -Потому что ты очень на неё похожа... И ты, и Вера Михайловна... Я просто не мог находиться рядом с вами.
   -Это... не оправдание.
   -Я знаю...
   И вновь повисла тишина. Мне нечего было сказать на это... Внутри вновь закипела былая обида... Та, детская... Обида брошенной дочери...
   Было больно. Очень больно. И неимоверно хотелось плакать... Но я сдерживала себя, чувствуя противный ком в горле.
   И молчала, чтобы не сказать чего-то лишнего. Все-таки... мы здесь для того, чтобы помириться... А не наоборот.
   -Знаешь... - и все же первой нарушила это затянувшееся молчание. - В первые месяцы после смерти мамы я считала, что ты меня обвиняешь в её смерти. Потом, благодаря бабушке, я поняла, что это не так... И тогда я попробовала поговорить с тобой. Но ты... каждый раз уходил от разговора. А я была маленькой и не понимала почему... Да и сейчас мне сложно это понять. Ты все-таки отец. Ты несешь за меня ответственность. Но ты все равно... Все равно вел себя так, будто я не твоя родная дочь, а какая-то совсем посторонняя девочка, волею случая оказавшаяся в одной квартире с тобой. Я не понимаю, как так можно... Как так можно поступать с дорогими тебе людьми? С теми, кого ты любишь?
   -Настя...
   -Знаешь, как мне было плохо? Я осталась одна. Моя мама умерла, а отец от меня отвернулся. Я просыпалась по ночам от кошмаров, каждую ночь видя её... Там, на той лестничной площадке... Я ходила в школу, и видела эти взгляды... Меня жалели, мне завидовали, меня ненавидели... От меня отвернулись друзья... Учителя делали мне поблажки, одноклассники считали, что я этим пользуюсь... Знаешь, как мне было сложно? Знаешь, сколько людей так ломаются? Взрослых, самостоятельных, уверенных в себе... А я была маленькой девочкой. Понимаешь?.. Всего лишь маленькой девочкой, которой не так уж много нужно было - всего-то родного отца рядом!.. - я и не заметила, как по щекам потекли слёзы. - А ты... Ты оставил меня на бабушку. Но она не ты... И она не мама... Она стала мне очень хорошей бабушкой, и я очень её люблю... Но она не заменила мне вас с мамой. Потому что вас нельзя было заменить. Неужели ты этого не понимаешь?
   Отец молчал, и даже не смотрел на меня. Его взгляд был направлен куда-то на пол, плечи опустились, а сам он весь ссутулился. А я... Я уже не могла остановиться.
   -Неужели ты не понимаешь, что я чувствовала? Как ты мог меня бросить?! Как ты мог меня оставить на бабушку?! Ты хоть представляешь себе, что бы со мной было, если бы бабушка не взялась за меня? Если бы она не помогла мне прийти в себя? Если бы не отвела меня в школу танцев?! Ты понимаешь, что я загнулась бы! Я же черти что могла с собой натворить! Мне же жить не хотелось! Это ты понимаешь?! Я живой себя не чувствовала! Я смысла в дальнейшей жизни не видела! Я не понимала, зачем вообще жить дальше?! Вот так жить! И я понятия не имею, как смогла выкарабкаться из всего этого дерьма! Как смогла не потерять себя! Но факт остается фактом - я добилась этого сама, без твоего участия! Я сама со всем справилась, сама свою жизнь построила! А тебя в ней не было! Ты словно случайный гость был!
   Я пыталась вытереть слезы ладонями, но те катились вновь и вновь. Пыталась успокоиться... но не могла молчать. Мне нужно было высказаться до конца. Все, что накопилось за столько лет.
   -Ты ничего не замечал... Не видел, что со мной творится... И словно для того, чтобы совсем меня доконать, ты привел к нам в дом Зою. А я ведь пыталась тебя отговорить от затеи жениться на ней... Просила не делать этого... Но ты меня не слушал. Еще и отругал. Хотя знаешь... Я тебе все же благодарна... Только благодаря этому я познакомилась с Валерой, и у меня появился настоящий старший брат. Только он и понимал меня в нашей новой семье. Только он и слушал меня, только он и видел всю правду, что творилась в нашем доме. А ты... Я даже не знаю, как описать то, что ты делал все эти годы... Ты не был мне отцом. Ты не интересовался моей жизнью. Тебя не волновали мои победы. Ты не пришел ни на одно мое выступление! Ты даже ни разу не поинтересовался, нравится ли мне учиться в университете! А когда я пыталась сама рассказать о своих проблемах, ты меня либо не слушал, либо просто не верил... Слова Зои для тебя стали дороже моих. И какой ты после этого отец?! Тебе самому-то нравится быть таким?! Нравится все то, что ты натворил?! Ты хоть раз попытался меня понять?!
   Я всего на мгновение прикрыла глаза. Всего на мгновение...
   -Мне ты не верил. А в словах Зои и Лизы ни разу не усомнился. А хочешь, я тебе теперь расскажу, что на самом деле творилось в нашей семье с тех пор, как ты снова женился? Хочешь, расскажу, на что ты закрывал глаза, на что не обращал внимания, и сколько лжи и фальши окружало тебя? - я даже нашла в себе силы усмехнуться.
   -Не надо, - наконец-то подал голос отец. - Лиза мне уже все рассказала.
   И этими самыми словами прекратил мой словесный поток. Я... просто не нашлась, что ответить. Лиза?! Всё рассказала?! Сама?! Всю правду?! Та самая Лиза, которая всё это время стремилась отнять у меня родного отца?! Которая совсем не испытывала чувства вины за разрушение этих отношений?.. Которая даже не постыдилась попробовать у меня отбить Алекса?..
   Эта Лиза?!
   -И... что... дальше? - предприняла я неудачную попытку сформулировать вопрос, так и не дождавшись продолжения.
   -Не знаю... - он все еще продолжал смотреть куда-то вниз.
   -И... ты... так все и оставишь? После всего... что они натворили?
   -Я не знаю, Настя. Я не знаю, что мне делать, - и наконец-то посмотрел на меня. Очень тяжелым взглядом. Которого мне совсем не хотелось видеть. - Я не хочу ничего менять. Я еще не говорил об этом с Зоей. Не знаю, что ей говорить... Я привязался и к Лизе, и к Валере. Я не хочу их потерять. И к Зое я привык. Я уже не в том возрасте, чтобы вот так просто взять и все прервать в один момент.
   -И ты все так и оставишь? - тихо спросила я.
   Больно. Как же больно.
   -Настя... Ты очень сильная девушка... И я очень перед тобой виноват. Из меня вышел плохой отец... И я не принес тебе ничего, кроме несчастий, страданий и боли. И я не знаю, сможешь ли ты когда-то меня простить. Я разрушил нашу семью... И создал на этих руинах новую... И не скажу, что мне в ней плохо жилось. Да, после того, что мне рассказала Лиза... Я не имею права оставить всё как есть. Это будет, по меньшей мере, нечестно по отношению к тебе. Но...
   Повисла тишина. Я ждала продолжения. Я хотела его услышать. Хотела понять, почему все именно так, как есть. Как такое произошло? По какой причине? И... что дальше?
   Я не хотела ставить себя на его место. Я не могла этого сделать. Потому что были вещи, которые мне, наверное, никогда не принять. Да и... мне и так тяжело... Такое чувство, что еще чуть-чуть, и я просто сломаюсь...
   Но... я все же не могла не спросить. Не могла не ступить в эту пропасть.
   -А как же мама? По отношению к ней - это честно? - я посмотрела на отца, изо всех сил сдерживая рвущиеся наружу эмоции. - Это честно было - жениться на Зое? Бросить меня? Это честно - оставить сейчас все, как есть?
   Он ответил не сразу. Прошло, наверное, несколько минут, показавшихся мне вечностью, прежде, чем он заговорил. Его голос звучал тихо и...
   Сложно описать, что именно звучало в этом голосе. Но у меня на душе становилось совсем тяжко.
   -Твоя мама была удивительной женщиной. Ты и сама это знаешь. И я её очень любил. И, пожалуй, все же совру, если скажу, что не люблю до сих пор. Люблю. И любил все эти годы. Когда она умерла...
   Он сжал пальцы так сильно, что костяшки побелели. Но так и не сказал, что чувствовал тогда... Да и... что тут говорить...
   Я отвернулась от него, обхватив себя за плечи, словно пытаясь согреться. Хотя, на самом деле, мне было жарко... Хоть ладони и были ледяными.
   Я только сейчас подумала о том, что же он тогда почувствовал... Какого это - лишиться любимой женщины?.. Той, которая стала частью самого тебя? Той, с которой было прожито много счастливых лет...
   Какого это - похоронить любимую женщину? Свою вторую половину? Ту, защиту которой считал своим долгом... Увидеть её мертвое тело, заниматься похоронами, хоронить... А тут еще и дочь, так похожая на неё...
   Как такое вообще можно пережить?..
   -Тебе было очень плохо, да? - так и не дождавшись продолжения, тихо спросила я. И не была уверена, что он ответит. Мужчины не любят показывать эмоции... Особенно такие... Да и... Они не переносят боли...
   А отец точно ни с кем, ни разу об этом не поговорил. Так и жил все эти годы... Держа все это в себе.
   -Мне её не хватало. Это было сложно - жить без той, без которой жизни даже не представлял. Я... не верил в то, что её больше нет. Я боялся возвращаться домой... Боялся получить подтверждение, что это правда... Боялся смотреть на тебя... Такую беспомощную и печальную... И столь похожую на неё... Я работал сверх меры, лишь бы не думать об этом... И безумно хотел вновь увидеть её, её улыбку... Её смерть... была слишком внезапной... Я не успел с ней попрощаться... И порой я забывал, что её больше нет... И по привычке звонил на её номер... А она не отвечала...
   Я и не заметила, как по щекам вновь полились слёзы. Вспомнила, как и сама частенько порывалась позвонить ей...
   -А Зоя... Она совсем не похожа на Аню. И она заставила меня вернуться в настоящую жизнь, осознать, что все это правда... Что Ани больше нет... И заставила вспомнить о том, что у меня есть дочь...
   Вновь повисла тишина... И на этот раз я не стремилась её нарушить. Я прикрыла глаза и позволила слезам катиться по щекам. Позволила себе выплакать всю боль... И свою, и отца...
   Я знала, что его боль была куда как больше, чем я могу себе представить... Хотя бы потому, что боль воспринимается нами по-разному...
   Я это понимала... И постаралась в эти минуты прожить его жизнь, пропустить через себя его эмоции...
   -Ты спрашивала, почему я от тебя отвернулся... - тихо произнес он, спустя еще минут пять. - Почему перестал обращать внимание, избегал, не интересовался твоими успехами... Ты была живым напоминанием о её смерти. Ты была ребенком, о котором нужно заботиться, которого нужно воспитывать. А я... Мне было стыдно перед тобой, перед Верой Михайловной. За то, что лишил тебя матери, а её - дочери. Я не мог смотреть тебе в глаза, и уж тем более не мог тебя воспитывать. Я старался быть с тобой строгим, потому что в противном случае просто позволял бы тебе все. И вот как-то так получилось...
   Он вновь замолчал, а я перевела взгляд на окно, за которым уже потемнело. Интересно, сколько мы уже здесь сидим?..
   А, впрочем, неважно.
   -И все же, - спустя еще какое-то время, вновь нарушила я тишину, - почему ты не пришел ни на одно мое выступление? Разве тебе не было интересно, чего я добилась? И почему ты никогда меня не поддерживал?
   -Я работал, - просто ответил он. А я... вновь почувствовала негодование, обиду и даже злость.
   -Для тебя работа важнее, чем родная дочь?!
   -Тебя было кому поддерживать и без меня.
   -Думаешь, мама бы одобрила подобное поведение?!
   -Настя, - отец вздохнул и посмотрел на меня. - Зачем ты спрашиваешь? Я не могу ответить на твой вопрос. Я не пришел ни на одно твое выступление, предпочитая работать, и я не чувствовал тогда за собой вину. Как я мог смотреть на твои победы, если мне больно смотреть на тебя даже сейчас? Ты слишком похожа на Аню.
   -И из-за этой похожести ты вообще не собираешься со мной общаться? - я невесело усмехнулась. - Раз тебе все время больно на меня смотреть.
   -Настя, ты моя дочь... И я хочу с тобой общаться.
   -А может, тебе бы не было так больно, если бы на протяжении всех этих лет ты общался со мной, поддерживал меня? Если бы ты каждый день смотрел на меня и понимал, что, пусть я и похожа внешне на маму, но мы все же отличаемся? Благодаря всему случившемуся, я выросла совсем другим человеком. Мама была не такой. Она была единственной в своем роде.
   -Ты не права, - отец улыбнулся краешками губ. - Тебе передался её характер. Ты поймешь мои слова, когда у тебя у самой появятся дети.
   -Это будет еще не скоро, - я хмыкнула, и тут же подумала об Алексе, сидящем в приемной. Интересно, что он там делает? Не заснул ли еще, ожидая меня?
   -Не зарекайся. Мне показалось, что этот парень имеет на тебя серьезные планы, - он кивнул в сторону двери, а я вопросительно посмотрела на него.
   -Ты об Алексе? Ты же вроде против него настроен?
   -А какому отцу понравится, когда у его маленькой дочери появится какой-то самоуверенный ухажер?
   -Я уже не маленькая, вроде бы, - фыркнула я.
   -Да. Но я это осознал только сейчас. Ты уже выросла, и стала самостоятельной, красивой и умной девушкой... Но для меня ты все еще та же маленькая девочка, которую нужно защищать.
   -Алекс хороший... Хоть он и выглядит несколько... ненадежным и ветреным, но я ему верю. Рядом с ним я ощущаю себя защищенной.
   -Пожалуй, это важно, - кивнул он. Я же пристально поглядела на него.
   -И тебе придется смириться с тем, что я уже выросла, и что он мой парень. Тем более, что он мне официально предложил переехать жить к нему.
   -И ты... согласилась? - спустя некоторое время с заминкой поинтересовался отец, вновь устремив взгляд на свои ладони.
   -Нет. Я планирую пока пожить у бабушки. Но это не означает, что я не соглашусь.
   -Значит... домой ты не вернешься?
   Я промолчала, отведя взгляд в сторону.
   Наверное, ему действительно сложно смириться с тем, что я уже выросла и у меня своя жизнь. И, пожалуй, еще сложнее отпустить дочь жить к практически незнакомому человеку, зная, что домой она не вернется.
   -Ты же понимаешь, - все же ответила я, спустя несколько минут, - что после всего произошедшего, я просто не смогу вернуться домой и делать вид, что ничего не произошло? Тем более... Если ты так и продолжишь жить с Зоей. К тому же, я тебе уже говорила, что этот дом больше не мой. Там мне холодно, плохо и одиноко, там я чувствую себя чужой. И пока там будет жить Зоя, ничего не изменится.
   -Настя... Я понимаю, почему ты так не любишь Зою... У тебя есть на то причины. Теперь я об этом знаю. Но... Она все равно моя жена.
   -Которую ты не любишь, - не преминула добавить.
   -Почему же не люблю? - отец невесело усмехнулся. - Думаю, по-своему, но все же люблю.
   -Когда любят - не думают, а чувствуют, - отрезала я, вставая. - Я, пожалуй, уже пойду. Там Алекс меня ждет.
   -Настя... - он поднялся следом.
   -Я еще не забыла всего, что между нами было... Мне нужно время, чтобы все это осмыслить, принять и отпустить. Я не имею права попрекать тебя в чем-либо, и указывать, что делать, - тоже. И уж тем более не имею права учить тебя жизни - ты все-таки мой отец. Поэтому, всё, о чем я сейчас прошу - дать мне некоторое время. Думаю, тебе оно тоже необходимо... Тебе еще предстоит разобраться с собой, и с тем, что ты планируешь делать дальше... - и, с этими словами, отправилась на выход, но уже у двери меня вновь остановил его голос.
   -Ты меня простишь? - прозвучал вопрос, от которого я снова была вынуждена некоторое время молчать.
   -Я не знаю. Дай мне время. Как бы там ни было... ты же понимаешь, что, как раньше, уже не будет?
   -Как раньше и не нужно...
   -Ты прав. Нам нужно заново строить наши отношения, - не выдержав, я обернулась к нему. - Только, знаешь... Мне будет не так уж просто вновь довериться тебе. Я стала... несколько закрытой и жестокой. Теперь мне трудно проявлять настоящие эмоции. Или, если сказать точнее, я просто не хочу их показывать... Видимо, просто боюсь, что кто-то увидит мою слабость. А я... разучилась быть слабой.
   -Я понимаю... Прости... Но... если тебе нужна будет помощь, ты ведь скажешь об этом мне?
   -Не уверена... Я привыкла просить помощи у Валеры. А теперь есть еще и Алекс... Извини, но твоей помощи просить я вряд ли буду.
   -Ясно... А насчет Валеры... - он замолчал, а я улыбнулась краешком губ.
   -Не беспокойся, с ним все хорошо. Только... Вам с ним тоже придется поговорить. Он несколько... агрессивно настроен и против тебя, и против Зои с Лизой. Ведь, в отличие от тебя, он не по годам смышленый парень, и иллюзий по поводу нашей семьи не питал. К тому же, он, как ты говоришь, чувствует за меня ответственность, и считает себя обязанным меня защищать. Так что... сам понимаешь. Тебе туго придется. Он достаточно упрямый парень, и тебе придется хорошо постараться, чтобы вновь заслужить его уважение.
   -Ты все равно меня упрекаешь, - грустно улыбнулся отец.
   -Извини, - я отвела взгляд в сторону. - Просто... Мне нужно время.
   -Я понимаю...
   Повисла тишина. И, чуть помедлив, больше ничего не говоря, я вновь повернулась к двери и уже взялась за ручку, но...
   -Я его совсем не знаю, и хотел бы с ним пообщаться.
   И мне не нужно было объяснять, кого он имеет в виду.
   -Зачем? Проверить, достоин ли он меня? - я усмехнулась. - Это ничего не изменит. Это мой выбор, мое решение, и я его менять из-за чужого мнения не собираюсь.
   -Я должен узнать, с кем моя дочь собирается жить.
   -Раньше тебя это не волновало.
   -Настя...
   -Извини. Никак не могу привыкнуть, что тебе есть до меня дело.
   -Настя...
   -Извини, - я вздохнула. Слова сами собой срывались с моих губ. Не так-то просто начать общаться с человеком по-другому, а не так, как это было в предыдущие годы...
   -Так ты позволишь нам поговорить?
   -Не сейчас... Не сегодня. Я хочу домой.
   -Домой - это к...
   -Алексу, - закончила я вместо него. - Смирись, что я уже взрослая.
   -Ты и замуж собираешься за него выйти?
   -А ты против? - хмыкнула. - Я пока замуж вообще не собираюсь, но... Алекс - парень очень упрямый и настырный... Так что, могу уже сейчас сказать, что да, именно он станет твоим зятем.
   -Откуда такая уверенность? Парни в его возрасте думают вовсе не о женитьбе.
   -Потому что он так сказал, - я невозмутимо пожала плечами и усмехнулась. - И, если что, Валера уже проверил искренность его намерений. И раз уж он его одобрил... Думаю, я могу не беспокоиться о том, что мне попался типичный парень, которому от девушки нужен только секс.
   И, не удержавшись, все же обернулась, чтобы посмотреть на его лицо. Отразившиеся на нем смешанные чувства заставили меня улыбнуться.
   -Я уже взрослая, папа. Я понимаю, что ты еще не готов разговаривать со мной на такие темы, но... Это нормально.
   -Я знаю, - он, вздохнув, потер лицо ладонями. - Но пока что мне сложно это принять.
   -До встречи, папа... - лишь и ответила я, наконец-то повернув ручку двери.
   -До встречи, Настя... Ты мне позвонишь, когда будешь готова вновь поговорить?..
   Застыв на несколько мгновений, уже открыв дверь, я все же ответила.
   -Конечно, - после чего наконец-то вышла из его кабинета, и попала в приемную.

Глава 20

   Алекс, разлегшийся на диване в приемной, открыл до этого закрытые глаза, глянул на меня и поспешно встал.
   -Ну что? - просто поинтересовался он, внимательно вглядываясь в меня. И только сейчас я подумала о том, что, вероятно, выгляжу просто ужасно.
   -О, черт, - вырвалось невольно, пока я поспешно отворачивалась. - Не смотри на меня, - и полезла в сумочку за зеркальцем. Так и есть, глаза красные, и темные разводы от потекшей туши по всему лицу. Вашу ж...
   В следующее мгновение почувствовала ладони на своих плечах, и тут же Алекс развернул меня к себе лицом, обнял за талию и поцеловал в макушку, попутно прижав мою голову к своей груди.
   -Даже если ты целиком изваляешься в грязи, не надейся на то, что это меня оттолкнет от тебя. Пойдем, умоем тебя, - и, взяв мою ладонь в свою, отстранился и повел на выход. Я покосилась на него, почувствовала внутри тепло, а после опустила голову и послушно пошла следом. И уже не видела, провожал нас отец взглядом или нет.
  

***

  
   Вскоре мы вернулись домой. В голове промелькнула мысль, что я считаю это место домом, хоть и бывала здесь всего несколько раз, но, так же быстро, как пришла, она и ушла под натиском небывалой усталости.
   Я сбросила туфли, а Алекс помог мне снять плащ.
   -Что-нибудь хочешь? - спросил он, вешая нашу одежду на вешалки.
   Я лишь покачала головой и отправилась прямиком в спальню. Там завалилась на кровать, в чем была, подтянула колени к груди и прикрыла глаза. Алекс тихо вошел следом, не включая света, присел на кровать и осторожно коснулся моего плеча. Я слегка улыбнулась. Какой же он все-таки заботливый. С тех пор, как он повел меня умываться, он практически ничего не говорил, за что я была ему благодарна. И лишь изредка задавал вопросы или говорил что-то по существу. Как и сейчас...
   -Малышка, давай мы тебя разденем, и ты ляжешь нормально в постель, - тихо проговорил он, и легонько провел по моей щеке костяшками пальцев.
   Я послушно села в кровати, позволяя ему снимать с меня одежду. Чувствовала себя маленьким больным ребенком, за которым нужен уход. И, в общем-то, совсем не была против этого, хотя при других обстоятельствах однозначно взыграла бы моя любовь к самостоятельности и протест к подобному виду беспомощности.
   Когда с одеждой было покончено, он помог мне улечься, и накрыл одеялом. А после сам принялся раздеваться, стараясь особо не шуметь. И хотя на часах было и всего-то восемь вечера - совсем еще детское время, - он лег рядом со мной и осторожно обнял. Я же тут же поменяла положение, устроила голову на его груди, заставив его при этом лечь на спину, и обняла в ответ.
   -Спасибо тебе, Алекс, - тихо пробормотала, чувствуя, как усталость берет свое, и я начинаю засыпать.
   Он ничего не ответил, просто принялся легонько поглаживать меня по спине, убаюкивая, тем самым, еще сильнее.
   Перед тем, как окончательно заснуть, я, кажется, услышала совсем тихое "люблю тебя, малышка"...
  

***

  
   Ночь прошла без сновидений, а проснулась я, когда было еще совсем темно, от громко лаявшей собаки где-то во дворе дома.
   Открыв глаза, глянула на спящего парня, чья рука покоилась на моей пояснице. Слегка приподнялась, насколько это позволяло мое положение, и легонько провела по его лицу кончиками пальцев. Когда дотронулась до щеки, парень слегка повернул голову, коснулся губами моей ладони и продолжил мирно спать. Я улыбнулась, стараясь не шевелиться.
   Уж если бы он меня не любил, то точно так бы себя не вел.
   Немного погодя я вновь аккуратно устроила голову на его груди, устремив взгляд за окно. Собака лаять перестала, а может, просто убежала, а я принялась вспоминать вчерашний день и вчерашний разговор с отцом.
   На душе тут же стало мрачно и уныло. С одной стороны, мы наконец-то поговорили, а с другой...
   Не скажу, что я в восторге от итога разговора, но все же, где-то в глубине души, я ожидала, что все будет намного хуже, а потому, в какой-то мере, испытывала облегчение.
   Но все же... Простить его... Отчасти уже простила, но... Свыкнуться с тем, что у меня вновь есть отец, я пока не могу. Слишком мало времени прошло, и вчерашний день больше смахивает на сон, чем на правду.
   Всплыли его слова насчет дальнейших планов относительно Зои и Валеры с Лизой... Что здесь сказать... Да, конечно, он взрослый мужчина, который считает себя обязанным сохранить семью и при этом угодить каждому, и уберечь от всех бед. Однако...
   Да, это очень эгоистично так думать, и этого желать, но все же мне было обидно оттого, что он не сказал, что разведется с Зоей после всего, что узнал. Ради меня. И я хотела, чтобы он развелся с ней, чтобы к ней вернулось её же зло, чтобы она почувствовала хоть долю того, что испытывала я все эти годы.
   Я хотела, чтобы он отверг Лизу, а не оберегал её, потому что привязался и чувствует за неё ответственность. Хотела, чтобы она лишилась его так же, как лишилась его я по её милости.
   Хотела, чтобы Валера его отверг, потому что он так долго на все закрывал глаза... Чтобы отец почувствовал, что это такое - быть отвергнутым тем, кто тебе дорог.
   Хотела... Да, вот так эгоистично, по-детски обиженно, по женской ранимой натуре... Хотела.
   Но все же, здраво мысля, смиряя свои эмоции, искореняя из себя подобные желания, я понимала, насколько невозможного хочу.
   Валера не такой человек, чтобы так поступить. Да, сейчас он ни с кем из них не общается, и у него на то есть причины, но он никогда не отвергнет их всех, даже не попытавшись простить. Просто потому, что они все ему небезразличны. Точно так же, как когда-то он не отвернулся и от родного отца.
   А отец... Он тоже никогда не сможет отвернуться от Лизы, не попытавшись найти ей оправдания и простить... Тем более, если она сама все ему рассказала. Он точно не захочет терять свою вторую, пусть и неродную, но все же дочь. Особенно после того, как потерял любимую женщину... И, как он сам сказал, которую не смог уберечь.
   Что же касается Зои... Не знаю, как поведет себя отец. С его стороны было бы логично оставить все как есть... Поговорить с ней, показать свой авторитет, и попробовать её перевоспитать... Однако, поскольку он все же её не любит, и никогда не полюбит так, как любил мою маму, вполне возможно, что все будет по-другому. И, пожалуй, именно от этого его решения будет зависеть то, как в дальнейшем сложатся наши отношения.
   Что же касается меня... Мне остается только ждать. Пройдет некоторое время, я окончательно смирюсь со сложившейся ситуацией и смогу начать нормально с ним общаться. Пусть не с первой попытки, и даже, возможно, не со второй... И пусть даже, возможно, между нами никогда более не будет таких доверительных отношений как за время жизни мамы... Но все же... Он мой отец, я его люблю, и в состоянии его простить. Если только он больше никогда не поведет себя так же, как вел себя все последние годы...
   Мысли сами собой вернулись в тот день, когда мы ходили в цирк... Как это было давно... И как сильно запомнился этот день мне. Наверное, потому что он был преисполнен радости, веселия, тепла и... счастья. Простого, человеческого, семейного счастья.
   Так я и лежала, снова и снова прокручивая в голове этот день. Представляя себе, как бы сложилась наша жизнь, будь мама жива...
   Я бы тогда поехала на олимпиаду, и, возможно, даже выиграла бы её... У меня были бы друзья в школе, много знакомых... И я была бы общительной, милой, наивной и доброй. Потом бы окончила школу... Может, не так блестяще, как в реальности, из-за желания всем доказать, что мне поблажки не нужны, но тоже хорошо - из-за желания порадовать родителей. Потом бы наверняка поступила в тот же университет, на ту же специальность, на которой учусь и сейчас... И, возможно, никогда бы не стала заниматься танцами. Тогда, наверное, Алекс не обратил бы на меня внимания... Хотя... тогда бы я на него обратила внимание, и смогла бы как-нибудь заинтересовать его. И мы бы, наверное, стали встречаться, как нормальная пара... Он бы познакомил меня со своей семьей, а я бы привела его к себе домой для знакомства с родителями. Мама наверняка приняла бы мой выбор с улыбкой, а отец вызвал бы его на "серьезный мужской разговор"... Потом мы бы с Алексом поженились... Отец вел бы меня под венец, а мама переживала бы еще больше меня... И я никогда бы не узнала, что это такое - жить без родителей, а отец был бы счастлив, живя с любимой женщиной и воспитывая свою дочь...
   Как много "бы"... Как же много этих чертовых "бы"!... Как же жаль... что ничего из этого не было, нет, и никогда не будет. Как жаль, что это все - не более, чем моя фантазия... Не более, чем мои глупые, несбыточные мечты...
   Я и не заметила, как слезы потекли по моим щекам, стекая на грудь Алекса. И хотела отстраниться, но крепкая рука, обнимающая меня за талию, не позволила мне этого сделать, а над головой прозвучал тихий голос:
   -Поплачь, легче станет.
   После чего его вторая ладонь легла на мою макушку в легком прикосновении.
   Я бы и хотела отстраниться, но... Вместо этого лишь крепче прижалась к Алексу, давая волю слезам, беззвучно рыдая, выплескивая всю горечь от этих несбыточных "бы", копившуюся во мне наверняка с того самого момента, как я увидела маму в луже крови на лестничной площадке.
   Я плакала, а Алекс легонько поглаживал меня по голове. Не знаю, как долго это продлилось, но, когда я более-менее успокоилась, за окном уже было светло, а на душе было пусто.
   Мы еще с полчаса, наверное, лежали в тишине. Потом я все же решила нарушить установившееся молчание.
   -Прости. Я не хотела, чтобы ты видел меня в таком состоянии. И... спасибо, что был рядом.
   -Глупая, - почти шёпотом ответил Алекс, крепче прижав меня к себе. - Я, может, никогда не привыкну к твоим слезам... Да и не хочу привыкать, по правде говоря... Но я всегда готов быть для тебя жилеткой вместо подушки, когда это нужно. Лишь бы ты не скрывала своих чувств от меня. Как там говорится... И в горестях, и в радостях... - он усмехнулся, а я не сдержала слабой улыбки. Перед глазами тут же всплыла картинка, представленная мною совсем недавно... Отец ведет меня к алтарю, где меня уже ждет Алекс... И тут же прогнала это видение.
   -Ты все-таки такой дурак, Алекс, - вздохнула я, и попробовала отстраниться. На этот раз парень меня отпустил. - Пойду что-нибудь приготовлю нам, - сказала, свесив ноги вниз. Но он тут же схватил меня за запястье, задерживая.
   -Не иди, там все равно ничего нет, - беззаботно проговорил он и зевнул, прикрыв рот ладонью. - Предлагаю либо что-то заказать, либо по-быстрому собраться и сходить в магазин, - продолжил он, подсев ко мне и обняв за талию.
   -Ну... - протянула я, взвешивая варианты. - Тогда давай соберемся, выпьем кофе и сходим в магазин, - предложила свой вариант.
   -Идет, - согласился Алекс, и легонько поцеловал меня в висок. - Пойдем, - и отпустил меня, позволяя встать.
  

***

  
   Спустя полтора часа они уже шли обратно из магазина. Алекс поглядывал на малышку, стараясь понять, в каком она состоянии, а она вновь молчала, о чем-то задумавшись и глядя себе под ноги.
   Он не задавал никаких вопросов. Чувствовал, что еще не время. И знал, что нужно дождаться, когда она сама все ему расскажет.
   Но все же его беспокоило состояние Насти. Может, она и вела себя нормально, но ей явно было нелегко. Да и сегодняшнее утро...
   Он проснулся задолго до того, как его малышка расплакалась. И он знал, что она не спит, потому что она время от времени шевелилась, устраиваясь поудобнее.
   И не стал показывать, что проснулся, потому что знал, что она обдумывала, осмысливала вчерашний разговор с отцом. И давал ей такую возможность, ни о чем не спрашивая.
   И потом, когда она успокоилась, ни о чем не спрашивал. Старался вести себя как обычно, чтобы не нагружать малышку еще больше.
   Вот и сейчас Алекс ничего спрашивать не хотел, лишь догадываясь о том, что вчера у них произошло.
   Он слышал, лежа на диване в приемной, пусть и приглушенный, но все же громкий время от времени голос Насти. Знал, что она высказывается о наболевшем. И подозревал, что плачет.
   И Алекс не сказал бы, что ему было все равно на это. Внутри было странное противное чувство, от которого и хотелось избавиться, и не получалось. И это было даже не желание уберечь малышку от переживаний, а скорее даже желание заставить всех её обидчиков сильно пожалеть о том, что они совершили. Сделать им не менее больно, чем они сделали ей. И он не знал, какого именно рода боль хотел бы причинить - духовную или физическую. Скорее, и ту, и другую.
   -Чем ты хочешь сегодня заняться, малышка? - спросил Алекс, отгоняя от себя кровожадные мысли и отвлекая девушку от своих раздумий.
   -Не знаю, - чуть помолчав, пожала плечами Настя. - А у тебя есть какие-нибудь идеи?
   -Вообще-то, у нас с ребятами сегодня должна быть тренировка. Если хочешь, можешь пойти со мной, - предложил Алекс, все еще пристально наблюдая за её поведением.
   -Хочу, - тут же отозвалась она, глянув на него, и впервые со вчерашнего дня открыто улыбнулась.
   -Что ж... - протянул он, чувствуя долю облегчения, - тогда, может, наведаемся к твоему брату? - эта идея зрела у него еще с утра. И казалась ему очень даже хорошей - Настя сможет поговорить с человеком, которому доверяет, и который как никто другой посвящен во все нюансы сложившейся ситуации в их семье. И потому надеялся, что малышка даст положительный ответ.
   Настя же глянула на него уже без тени улыбки. Внимательно и пристально.
   Его сердце пропустило удар. Такая реакция пришлась Алексу не по вкусу.
  

***

  
   Я глядела на Алекса, размышляя, насколько же сильно его мысли заняты мною. Прикидывая, насколько хорошо он понимает, что именно я чувствую. И насколько сильно его беспокоит мое состояние.
   Лишь спустя минуту поняла, что мы остановились, я все еще разглядываю его, а его выражение лица как будто застыло. И прикинула, как выгляжу со стороны. Наверное, не очень добродушно.
   -Знаешь, Алекс, - вздохнула я, поняв, что он неправильно воспринял мое молчание и мой пристальный взгляд, - ты сейчас выглядишь таким... испуганным, что ли, - махнула рукой и ухмыльнулась. Парень несколько секунд разглядывал меня, а после сузил глаза.
   -Малышка, - на его губах появилась несколько кровожадная улыбка, не предвещающая мне ничего хорошего. - Ты сейчас надо мной издеваешься, или я чего-то не понимаю?
   -Ну... - протянула я. - Пожалуй, да, издеваюсь, - кивнула. И тут же отскочила от парня, шагнувшего ко мне, и расхохоталась, видя его грозное выражение лица. К его несчастью, он нес пакеты с продуктами, а потому оказалось проще простого отдалиться от него на безопасную дистанцию и соблюдать её.
   -Малышка, - протянул он, приняв несколько скучающий вид, но, при этом, не сводя цепкого взгляда с меня. - Иди ко мне.
   -Нет, спасибо, - ухмыльнулась я, шагая задом наперед, лицом к нему. - Я лучше приму предложение сходить к Валерке.
   -Малышка, будь хорошей девочкой, подойди ко мне, - еще более неправдоподобно улыбнулся парень.
   -А то что? - вздернула брови в ответ, продолжая весело наблюдать за ним.
   Ответ пришел незамедлительно. Он остановился, поставил пакеты прямо на асфальт... И я среагировала быстрее, чем он рванул ко мне, и тут же развернулась на сто восемьдесят градусов и побежала вперед. Зная, что далеко не убегу, забежала за ближайшую пустую в такую сырую погоду лавочку, и только после этого позволила себе обернуться.
   Лучше бы не оборачивалась и бежала дальше...
   Алекс в одно мгновение перемахнул через лавочку, совсем как тогда, в актовом зале через сидения, и оказался лицом к лицу ко мне, обалдело глядящей на него.
   -Еще хочешь знать ответ, малышка? - с ухмылкой поинтересовался Алекс, наступая на меня до тех пор, пока я, отступая, не наткнулась на дерево. И сразу же блокировал своими руками пути для моего отступления.
   -Бить будешь? - вздернула я брови, резко поменяв стратегию. И тоже ухмыльнулась, видя, как он скривил лицо на мой вопрос.
   -Я предпочитаю более радикальные меры наказания, - философски изрек парень, и уже спокойно посмотрел на меня. После чего наклонился и поцеловал. Совсем не настойчиво, как я ожидала, а нежно и осторожно.
   Позабыв обо всем, что меня беспокоило, я обвила его шею руками и с упоением ответила на поцелуй. И уже было неважно, где мы находимся, почему, и что там стряслось в этой непростой жизни. Был только этот парень, эти чувства, эти ощущения...
   -Там продукты, - пробормотал Алекс хрипло, чуть отстранившись и тяжело дыша. Его руки покоились чуть ниже моей талии, а мои ладони непонятным образом очутились под его футболкой, при этом флиска его была расстегнута.
   -Плевать, - выдохнула я, и снова коснулась его губ, продолжая прерванное занятие.
   -Малышка, - вновь отстранился парень, спустя еще несколько минут, уткнувшись носом куда-то мне в макушку. - Давай вернемся домой. Мне как-то совсем не хочется любить тебя при случайных свидетелях. Да и погода не располагает к подобным вещам.
   -Извращенец, - тут же прокомментировала, но лишь переместила свои ладони на его спину, прижавшись щекой к его груди.
   -Не моя вина, что мое тело так остро реагирует на твою близость, - пробормотал в ответ Алекс. - А подобные мысли сами собой возникают рядом с тобой.
   -Вот я и говорю - извращенец, - вынесла я вердикт, усмехнувшись. - Ладно, пошли... А то, чего доброго, придется второй раз за продуктами идти...
  

***

  
   -О чем думаешь, малышка? - поинтересовался Алекс, поглаживая меня по обнаженной спине, спустя еще два с лишним часа. Я уютно устроила голову на его груди, выводя замысловатые узоры на его коже. Его вопрос заставил меня вздохнуть, слегка отстраниться и подпереть голову рукой, согнутой в локте, чтобы видеть его лицо.
   -Я никак не могу перестать думать о том, как бы все было, если бы мама осталась жива, - призналась я наконец-то. - Тогда бы папа не женился на Зое, а у меня были бы самые лучшие в мире родители, - и грустно улыбнулась.
   -А еще, тогда бы ты вряд ли познакомилась с Валерой, да и мы бы могли никогда не встретиться, - заметил Алекс, подложив руку под голову и также глядя на меня.
   -О нас я думала... Мы бы точно встретились, - возразила я тут же. - Ты же главарь "Уличных игроков", я бы точно о вас узнала, и уж точно смогла бы привлечь твое внимание.
   -Мне льстит то, что ты так уверенно говоришь о том, что привлекла бы мое внимание к себе, - усмехнулся парень. - Однако, тогда бы ты была совершенно другим человеком, и кто знает, как бы все обернулось на самом деле, - он легонько погладил меня по щеке.
   -То есть, ты рад, что все сложилось именно так? - вздернула брови.
   -Насть, я не могу быть рад тому, что тебе пришлось столько пережить. Не могу быть рад тому, что заставляет тебя плакать, - прозвучал серьезный ответ. - Но я рад, что ты сейчас здесь, со мной, вопреки всему, что с тобой случилось. Просто прими это. Живи реальной жизнью, в текущем времени. Не думай о том, что "было бы", думай о том, что есть. О Валере, обо мне, о бабушке своей. О танцах, о людях, окружающих тебя. О том, кто ты есть на самом деле, сейчас, в данный момент. Неужели это все не заслуживает внимания? Того, чтобы не хотеть ничего менять?
   Я молча разглядывала парня, обдумывая его слова. Конечно, он прав. Абсолютно прав. Я и сама это понимала... Но, пожалуй, мне не хватало этих слов от кого-то еще, кроме себя самой. Для того, чтобы действительно смириться с реальностью. Вернуться в неё.
   -Ты прав, - только и ответила я, вновь устроив голову на его груди и незаметно для него улыбнувшись.
   В этот момент я очень отчетливо поняла, что совсем не хотела бы потерять те моменты моей жизни, которые произошли из-за того, как все было на самом деле. Да, горечь от утраты близкого и любимого человека осталась и никуда не делась, но... Я рада, что познакомилась с Авериным и Наташей, с Валерой, с Алексом и Тимом, с их родителями и родственниками... Рада, что стала заниматься танцами, что добилась таких успехов, что нашла в них себя... Рада, что так сблизилась с бабушкой, что могу вот так просто с ней общаться... Рада, что месяц назад обратила внимание на неудачника и пожалела его...
   Наверное, будь мама жива, и я бы выросла такой же мягкой и доброй, как и она, и никогда бы не решилась на те поступки, которые совершаю с такой легкостью на постоянной основе.
   -Что ж... Ты еще хочешь навестить брата? - спросил Алекс, заправив прядь моих волос за ухо.
   -Хочу, - кивнула, не поднимая головы.
   -В таком случае, нам пора бы собираться, потому что в четыре часа будет тренировка, и нам нужно успеть.
   -Хорошо, - вновь кивнула, но даже и не подумала пошевелиться.
   -Малышка, - спустя несколько минут пробормотал Алекс, - до больницы еще нужно добраться, а для этого нужно хотя бы вылезти из постели и собраться.
   -Ладно-ладно, - проворчала я, таки отстраняясь от парня. - Поехали к Валерке.
  

***

  
   Спустя еще час мы уже входили в палату, где лежал братец, вновь копаясь в своем коммуникаторе. При виде нас он лишь вопросительно приподнял брови.
   -И где же радость от того, что тебя решила навестить любимая сестричка? - проворчала я, подходя к нему и присаживаясь на рядом стоящий стульчик, который пододвинула ближе к кровати.
   -Если учитывать, что сестричка, которая так обо мне беспокоится, навещает меня аж второй раз за пять дней, да еще и в компании своего нахального поклонника, которому стоило бы разок начистить морду, то ничего удивительного не вижу в отсутствии ярко выраженной радости от долгожданной встречи, - изрек Валера, и тут же получил от меня подзатыльник. - Ауч, - протянул он, потирая затылок. - Я, вообще-то, больной.
   -Ну не голова же у тебя болит, - фыркнула я. Алекс, прислонившийся к подоконнику, усмехнулся.
   -А ты там лучше помалкивай, - проворчал Валера, глянув на того. - Я про "начистить морду" вполне серьезно говорил. Вот только выпишут отсюда...
   -В таком случае, попрошу папу оставить тебя тут еще на пару месяцев, пока не остынешь, - махнул рукой Алекс и ухмыльнулся.
   -Договоришься сейчас, - пообещал братец, и перевел взгляд на меня. - Ну что, поговорила с отцом?
   -Ага, поговорила, - вздохнула я.
   -И? - он вопросительно приподнял брови, не дождавшись от меня продолжения.
   -И ничего, - фыркнула. - Я ему высказала все, что думала о нем, высказала все свои претензии и обиды... Он в ответ рассказал, как все это видел он. И по итогу мы к чему-то определенному так и не пришли, - махнула рукой. И, увидев, как брат открывает рот, тут же добавила: - Простить полностью я его пока не готова, и на еще один разговор тоже. Поскольку он дал понять, что все может остаться так, как и было... - и замолчала, не решившись продолжить. Впрочем, Валера и так понял, о чём я умолчала.
   -То есть, он, узнав правду, решил не рушить семью, я правильно понял? - приподнял он брови. Мне оставалось лишь кивнуть. - И что ты об этом думаешь, Настя? - требовательно поинтересовался парень, отчего я кисло улыбнулась.
   -Ты же знаешь ответ, зачем спрашиваешь? - приподняла брови. - Извини, я понимаю, что она твоя мама, но... - и замолчала, отведя взгляд в сторону и поджав губы.
   -Насть, вот потому и спрашиваю, чтобы ты произнесла вслух эти слова, - серьезно отозвался Валера. - Давай, скажи: "Я хочу, чтобы мой отец развелся с твоей мамой". Ну?
   -И зачем же? - я настороженно посмотрела на него. Что-то не нравится мне подобная просьба...
   -Скажи это, Настя, - вновь повторил он. - Я ведь не отстану, пока ты это не скажешь вслух.
   -Ладно, хорошо, - фыркнула я, и раздраженно проговорила: - Да, я хочу, чтобы мой отец наконец-то развелся с Зоей, раз уж он хочет наладить отношения со мной! Доволен?
   -Вполне, - с усмешкой кивнул Валера. - А теперь скажи, Настюх... Ты действительно думаешь, что я настолько люблю свою мать, чтобы не быть солидарным с тобой, своей любимой сестрой? - и приподнял брови. Я в легком ступоре глядела на него, осмысливая его слова. А он, не дождавшись ответа, продолжил. - Если ты забыла, Насть, то я уже один родительский развод пережил. И второй как-нибудь переживу, уж поверь. И точно так же, как не перестал общаться со своим отцом, точно так же не собираюсь прекращать общение и с твоим. Да и вообще... Ты никогда не думала, почему мои родители развелись, и почему со стороны моей мамы и Лизы такая агрессия к отцу?
   -И почему же? - тут же поинтересовалась, с любопытством глянув на него. Думать-то я думала, а вот вопросов на эту тему никогда не задавала, считая, что это не мое дело.
   -Ну, вероятно, по той же причине, по которой и ты так желаешь развода своего отца с ней, - усмехнулся Валера. - Мой отец понял, какая она на самом деле, и бросил её. Лиза, которая всегда была ближе к матери, в итоге поверила каждому её слову. А тебе ли не знать, как хорошо она умеет говорить, - и несколько раздосадовано махнул рукой.
   -А что, сразу по ней не видно, какая она на самом деле? - поморщилась я, вспомнив, как при первой же встрече всё про неё поняла. Что ж там непонятного-то, а? Ну почему мужики так клюют на неё, а прозревают лишь спустя долгие годы?! Ведьма она, что ли?!
   -Какая-никакая, а она все же моя мать, так что я, пожалуй, воздержусь от ответа на этот вопрос, - усмехнулся парень. - Я просто хочу, чтобы ты знала, что я вовсе не против их развода. Не скажу, что это мое желание, но... Это будет честно. Во всяком случае, я так думаю.
   -Спасибо, Валер, - вздохнула я, и положила голову на сложенные на его кровати руки. - Мне, пожалуй, не хватало твоего одобрения.
   -Потому что в противном случае ты бы чувствовала себя паршиво оттого, что желаешь разрушить не только свою семью, да? - вновь усмехнулся Валера, и легонько провел по моим волосам ладонью.
   -Ты, как всегда, понимаешь меня без слов, - я слабо улыбнулась. - За это я тебя, пожалуй, и люблю.
   -Только за это? - посетовал парень. - А я-то надеялся, что ты меня любишь целиком и полностью.
   На этот раз он получил кулаком под ребра.
   -Ауч, больно же, - проворчал Валера. - У меня от тебя швы разойдутся, мелкая безобразница.
   -Нечего меня провоцировать, - парировала я. - Ты прекрасно знаешь, что я тебя люблю целиком и полностью. И, между прочим, надеюсь на взаимность.
   Послышалось покашливание со стороны Алекса, но я благоразумно решила не обращать на него внимания.
   -Я тебя тоже люблю, Насть, - уже без насмешки улыбнулся Валера. - И побольше, чем некоторые, - и бросил косой взгляд в сторону Алекса. Я не удержалась от смешка.
   -Простите... - послышался голос от двери, и мы оба тут же обернулись. - Сейчас не время для посещений, - неуверенно произнесла хорошенькая невысокая рыжеволосая медсестра, глядя куда угодно, только не на пациента.
   Переведя взгляд на брата, увидела, что тот расплылся в широкой улыбке. В мозгу тут же всплыли его слова о какой-то медсестре, которая его обозвала, и которая, якобы, должна мне понравиться...
   -Ну, я пытался предупредить, - протянул Алекс, с насмешкой глянув на нас.
   -Ой, простите, - тут же смутилась девушка, обратив внимание на того. - Я Вас не заметила, Тимон Конста...
   -Алексий, - перебил её парень. Она замолчала, недоуменно глянув на него. - Меня зовут Алексием, можно просто Алекс, - разъяснил он, усмехнувшись, тоже с интересом глядя на неожиданную гостью. Я нехорошо глянула на него, и вновь перевела взгляд на медсестру.
   -А... ммм... простите, - еще больше смутилась и явно растерялась девушка. Весь её вид прямо-таки кричал о том, что она желает отсюда сбежать как можно скорее.
   -Маргарита, почему стоите в распахнутых дверях? - послышался еще один хорошо знакомый голос, и в палату зашел Тим. - А, снова вы. Чего распугиваете медперсонал? - усмехнулся он, глянув на нас.
   -И тебе привет, - хмыкнула я в ответ.
   -Знаешь, Тимон Константинович, - глянул на него Алекс, явно издеваясь, - тебе бы стоило посвящать новеньких в то, что у тебя есть брат-близнец.
   -Маргарита, я же просил не называть меня так, - сразу же поморщился Тим.
   -Простите, - еще больше смутилась девушка, хотя казалось, что больше уже некуда, и опустила взгляд в пол.
   -Рыжик, хватит смущаться, - произнес Валера, отчего все остальные тут же замолчали, а Маргарита покраснела.
   -Да ты мастер пикапа, братец, - спустя несколько секунд тихо пробормотала я, а Тим с Алексом одновременно издали короткие смешки, которые сразу же попытались скрыть за кашлем. Но, глянув друг на друга, уж слишком явно раскашлялись, отвернувшись друг от друга.
   -А ты сама мисс тактичность, - закатил глаза Валера.
   -А сам-то? - не выдержала я. - Девушка стоит, мечтает о том, чтобы сбежать отсюда, а ты при всех её просишь не смущаться, при этом обращаясь даже не по имени. Ты так никогда не женишься.
   -Малышка, ты сейчас сама не лучше, - хмыкнул Алекс, немного успокоившись, но все еще не в силах сдержать широкой улыбки. И двинулся к брату. - Пошли, иначе на тренировку опоздаем.
   -Какую тренировку? - тут же спросил Валера, глянув на меня.
   -Ну, на его и его команды, - некрасиво ткнула я указательным пальцем в сторону Алекса.
   -Не беспокойся, обещаю проследить за тем, чтобы она осталась после неё в целости и сохранности, - усмехнулся тот, глянув на парня.
   -Лучше не обещай, - усмехнулся и Валера. - Я тебе все еще не верю, понял?
   -И чего это ты вдруг такой злой к нему стал? - приподняла я брови. - Вы же вроде поладили во вторник.
   -Это было до того, как я узнал всю правду о вашем знакомстве, - фыркнул брат.
   -Ну и что в нем такого было? - скорчила рожицу в ответ. - Как видишь, он сейчас здесь, со мной.
   -Малышка, я рад, что ты перестала в мой адрес гадости говорить, - раздался голос Алекса прямо над моей головой, отчего я вздрогнула, - и наконец-то доверяешь мне, однако нам пора на репетицию, - и, взяв мою ладонь в свою, потянул меня вверх.
   -Ну ты чего, Алекс? - мгновенно возмутилась, все же вставая и идя за ним следом. - Мы же только пришли! Сам же предложил к Валерке зайти.
   -Малышка, - он остановился, обернулся ко мне, смерил снисходительным взглядом и склонился к моему уху. - Дай им поговорить наедине, мы им только мешаем, - совсем тихо проговорил.
   -Но я хочу с ней познакомиться, - так же тихо ответила я, упрямо глянув на него.
   -Потом познакомишься, - усмехнулся Алекс и... подхватил меня на руки, отчего я невольно ахнула.
   -Ты чего делаешь?! А ну отпусти! - тут же приказала, тем не менее, обхватывая его за шею.
   -Попрощайся с братом, малышка, - хмыкнул парень, отправившись на выход. - Тим, на пару слов, - добавил он, многозначительно глянув на брата.
   -Только недолго, мне к одному пациенту надо, - улыбнулся тот, идя следом за нами.
   -Я тебе это еще припомню, - пообещала я Алексу, лишь крепче обнимая его. - Выписывайся скорее, Валерка, - бросила я через его плечо братцу.
   -А ты где живешь, Настя? - вдогонку задал он вопрос, в котором явственно прозвучало недовольство.
   -У меня, - ответил Алекс, усмехнувшись, и вышел из палаты. За нами следом, посмеиваясь, вышел Тим, попутно закрыв дверь.
   -Бесстрашный ты все-таки человек, Алекс, - хлопнул он брата по плечу. - И знаешь, Настя, я бы на твоем месте еще разок подумал, стоит ли с ним связываться.
   -Как хорошо, что ты не на её месте, - проворчал Алекс.
   -Тим, - я вцепилась взглядом в парня. - А расскажи о Маргарите.
   -О Маргарите? - вздернул он брови и усмехнулся. - Что о ней сказать... Работает у нас медсестрой меньше месяца, очень старательная и боится провиниться. В целом хорошая, но людей побаивается, - Тим пожал плечами, и задумчиво добавил: - Кажется, у неё какие-то проблемы в семье. К ней брат недавно приходил, и вид у него был не самый добродушный, если можно так сказать.
   -А что за брат? - тут же нахмурилась я. Если хоть в какой-то степени такой же, как Лиза, то ничему не удивлюсь...
   -Не знаю, - Тим покачал головой. - Она ничего не рассказывает, а я ей, по сути, никто, чтобы лезть в её жизнь.
   -Ясно. Значит, Валерке придется самому с этим справляться, - вздохнула и прикрыла глаза, наслаждаясь объятиями Алекса.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.28*19  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Самсонова "Предавая любовь" (Любовная фантастика) | | К.Фави "Мачеха для дочки Зверя" (Современный любовный роман) | | Т.Блэк "В постели с боссом" (Современный любовный роман) | | С.Суббота "Я - Стрела. Академия Стражей" (Любовное фэнтези) | | О.Гринберга "Отбор для Черного дракона" (Приключенческое фэнтези) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Романтическая проза) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Е.Ночь "Никогда не предавай мечту" (Романтическая проза) | | А.Борей "Возьми меня замуж" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"