Волынец Олег Анатольевич: другие произведения.

Двойной писатель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.14*36  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попаданец в Льва Толстого из мира, похожего на "Ядерный рассвет" Березина изменил историю.


Двойной писатель

   Константин Иванович Лаптев вдруг очнулся за столом, а его собеседник, пятидесятилетний мужчина с залысинами и короткой бородой, спрашивал:
   - С вами все хорошо, Лев Николаевич?
   - Да, спасибо. Немного отдышусь, и поеду домой, в Ясную Поляну, - ответил Лаптев. Впрочем, не он, а как будто кто-то другой. Как будто в одном теле с ним был другой человек.
   - И все-таки я прошу вас, любезный сударь, отдохнуть немного. Мыслится мне, вы переутомились со своим романом "Война и мир", - предложил Михаил Никифорович, редактор "Русского вестника".
   - Да, спасибо, - Толстой принял предложение и прилег в комнатушке на кушетке.
   - Это невероятно, но мы с вами в одном теле, Лев Николаевич, - мысленно сказал Лаптев. - Я из иной эпохи, и там тоже публиковался. Бывший офицер, доктор технических наук и посредственный писатель. Имел там и боевые награды, и научные труды. Кое-что публиковал в журналах "Юность" и "Техника молодежи". Как оказались вместе, не знаю.
   - Мне чудится, или вы и в самом деле существуете? - мысленно переспросил Толстой.
   - В самом деле есть. Жил в двадцатом веке. Знаете, как говорят, что, мол, Русь дремотная, замшелая, убогая, лапотная, отсталая и тому подобное. Или как сравнивают с дряхлым медведем. В мое время совсем не так. Мы первые в мире. В середине двадцатого века треть планеты была наша, треть у наших союзников, оставшаяся треть у врагов. А потом мы сумели вовсе победить,
   - Вон оно как. Но как вы победили?! Какой император сделал это? Наши и дворяне, и грамотные люди преклоняются перед заграницей, - несказанно удивился Лев Николаевич, чуя, что вторая душа не врет.
   - Долго объяснять. Но вспомните наполеоновскую Францию. Как короля и дворян с буржуями убрали и порядок навели, так Наполеон захватил всю Европу. У нас тоже победили якобинцы. Без дворянства рванули вперед, они ведь были как гиря для России.
   - Можете подробно просветить, что, как и почему вышло?
   - Если подробно, то выйдет эпопея побольше вашей "Война и мир", - ответил Константин.
   - Потихоньку расскажете, - ответил Толстой и спросил. - Может, лучше издать как роман?
   - А давайте, если цензура пропустит.
   - Сейчас поговорю, - решился великий писатель. - Михаил Никифорович, мне тут пришел хороший замысел, только боюсь, что не опубликуете. Я задумал эпопею про будущую Россию, державу без монархии и дворянства. Державу, которую есть за что ругать, и есть, за что хвалить.
   - Не знаю, не знаю. Попробуйте написать, а я посмотрю, - задумчиво сказал Катков. Известному редактору хотелось и дальше публиковать Толстого. Все же огромные тиражи это деньги. Но смущало то, что Лев Николаевич собрался писать про державу без царя и дворян. В свое время Бакунина невзлюбил за его анархические взгляды. Но, видит бог, Толстой сказал про державу, а не про анархию.
   Дальше немного поговорили и расстались.
  
   Лев Николаевич поехал домой, в свою усадьбу Ясную Поляну. Там уделял всякую свободную минутку написанию романа. Первую часть написал всего лишь за полгода, потом правил и написал в чистом виде. Дал название "Красная смута".
   Михаил Никифорович пообещал за вечер прочитать и сдержал свое слово:
   - Не знаю, что скажут в Английском клубе, но я опубликую. Любопытные у вас ходы, любопытные. Это ж надо было придумать, что сначала царя свергнут, и власть перейдет к горлопанам Думы и общественным деятелям, а потом у них эти ваши большевики отберут власть. Кричали одно, а как довелось, так стали по своему строить государство. Рад, что у вас красиво написано, как утопические взгляды перешли в разумные реформы, как этих большевиков ломала жизнь и война. И вы гениально придумали, показав, как после победы им пришлось вводить, как сказано в романе, НЭП.
   Публикация романа "Красная смута" потрясла всю Россию от батраков до императора. Его обсуждали от крестьянских изб до царского дворца и Английского клуба, самого почетного в Российской империи. Буквально все в ней шокировало, и жестокость Великой войны, и кровавая смесь пугачевщины и диктатуры якобинцев. Но и реформы большевиков кой кого обрадовали или заставили задуматься.
   В кабинете военного министра Милютина Дмитрия Алексеевича даже было целое совещание, посвященное новой книге Толстого. По его итогам была принята следующая резолюция:
   1) отказаться от выбора по жребию призывников и отправлять на срочную военную службу всех призывников, при этом сократить срок срочной службы;
   2) восстановить армейские корпуса и обеспечить слаженность их действий и как отдельных соединений, так и в составе армий и групп армий;
   3) восстановить подчинение госпиталей военно-медицинскому управлению и начать подготовку женского медперсонала;
   4) проработать и внедрить в войска тактику стрелковых цепей;
   5) ввести единую полевую форму для рядовых, унтер-офицеров, офицеров и генералов, должна быть тускло-зеленого цвета в средней полосе, серо-желтого для степей, белого для зимы, не иметь элементов иного цвета;
   6) максимально снизить, в идеале, полностью убрать долю импортного вооружения и боеприпасов в императорской армии. Всемерно увеличить производство патронов и снарядов;
   7) все кавалерийские части преобразовать в драгунские;
   8) наладить воспитательную работу в войсках и разработать меры по устранению необоснованного унижения солдат офицерами;
   9) дополнительно изучить опыт Гражданской войны в США с учетом написанной книги;
   10) срочно разработать новые виды вооружения, а именно: переносные мортиры, одноствольные картечницы, малокалиберные мощные винтовки, подрессоренные повозки с картечницами и легкими пушками...;
   11) всемерно стимулировать разработку новых видов взрывчатки и боеприпасов;
   12) построить незамерзающий порт на Мурмане и соединить его железной дорогой с Санкт-Петербургом...
   Кроме того, собравшиеся генералы, поняв причину революции, подняли вопрос об отмене выкупных платежей, но решили рекомендовать царю следующее правило: любая крестьянская семья имеет право выбора между выкупными платежами и переселением в Сибирь на хозяйствование на неосвоенных землях. И задумались над правами рабочих.
  
   Сам российский император заинтересовался романом "Красная смута" настолько, что пригласил к себе Льва Толстого. Лев Николаевич охотно согласился, только попросил, чтобы на беседе присутствовал наследник престола Александр Александрович. Им, разумеется, Победоносцев в весьма жестких выражениях раскритиковал книгу, но император и сын сами захотели все понять. Ведь у Льва Николаевича, ставшего еще более знаменитым писателем, появилось много врагов, но и друзей тоже.
   Император с наследником ждали Толстого в маленькой приемной Большого Кремлевского дворца. Лейб-гвардейцы пропустили без разговоров в кабинет.
   - Здравствуйте, ваше императорское величество, здравствуйте, ваше императорское высочество, - поприветствовал Лев Николаевич присутствующих.
   - Здравствуйте, Лев Николаевич, - поздоровался император, Александр Освободитель. - Мы прочитали вашу последнюю книгу, поговорили с уважаемыми людьми. Роман написан мастерски, войну будущего, нравы людей и их жизнь вы описали великолепно. Да и с военной точки зрения в книге есть много примечательного и полезного. Первая часть несколько оскорбительная для нас, но такое можно публиковать. Но за вторую часть некоторые просили отправить вас, Лев Николаевич, в Петропавловскую крепость и потом в Сибирь, как некоего Чернышевского. Потому потрудитесь объяснить, почему в книге вы пророчите такую страшную судьбу для России, особенно для дворянства и особо императорской фамилии.
   - Потому что не минет Россию сия чаша. Посудите сами, сначала в Англии отрубили голову королю. Потом Великая Французская революция. В 1848-1849 годах бунтовала едва ли не вся Европа, а у нас было тихо. Думаю, и до нас дойдет, кое-что и раньше было, тот же Пугачев показал, что и наш народ может бунтовать. И Китай еще заполыхает. Францию тоже рановато списывать со счета. Боюсь, что нас ждет что-то между тем, что было во Франции семьдесят пять лет назад, и пугачевщиной. И там, и в моем романе сначала власть схватила буржуазия, а потом у них отобрали власть солдаты, рабочие и крестьяне. Избежать всего этого можно, но народ не должен дальше бедствовать, а купцы и дворяне жрать в три горла.
   - У меня советников легион, и среди них есть такие, к советам которых я прислушиваюсь побольше вас, - заявил император.
   - Я знаю. И знаю, как лишились трона императоры Павел Первый и Петр Третий. Потому и написал книгу, чтобы все люди с немалыми чинами услышали меня.
   - И что? - усмехнулся Александр Николаевич, шевельнув длинными усами, сросшимися с бакенбардами. - Предлагаете отобрать у дворян землю и вернуть мужикам? Меня все дворянство не поймет, спросят, зачем тогда делал такую реформу. Много ума не надо на такое. Но если придумаете, как сделать, чтобы волки были сыты, и овцы целы, то я буду рад.
   - Я расскажу вам, как наделить крестьян землей, не отбирая ее у помещиков. Только взамен попрошу самим не мешать и другим приказать напечатать все мои следующие произведения, - попросил Лев Николаевич. Император кивнул головой, и писатель продолжил:
   - Нужно всех мужиков, кому земли мало, переселять в Сибирь. Объявить, что все переселившиеся будут освобождены от выкупных платежей. От Волги и то ли до Челябинска, то ли до самого Омска в южной Сибири идет очень широкая полоса черноземов не хуже, чем в Малороссии. Зимы там холодные, но русский мужик там выживет, если сразу не душить податями. Еще недурно бы часть выкупных платежей не в руки давать дворянам, а тратить на заводы, фабрики и рудники, и потом выделять имущественную долю помещикам.
   - Недурно, недурно, Лев Николаевич. Да только лучше бы вы не рассказывали в книге про хорошие реформы большевиков, а сначала мне. Вы прекрасно сделали, что описали жестокости и ужасы гражданской войны. Да только больно многим понравились дела русских якобинцев. Даже были крестьянские бунты и петиции за то, чтобы не в церкви крестили детей и венчали молодых, а в земских управах. Вы, пожалуйста, поаккуратнее пишите свои романы, а я свое слово сдержу, - попросил Александр Второй.
  
   После приема Толстой отправился в Московский английский клуб. Там, когда зашел писатель, воцарилась тишина. Ее нарушил Константин Леонтьев, известный философ:
   - И вы еще смеете после вашего бумагомарательства сюда заходить? Ваша, с позволения сказать, книга "Красная смута" прямое оскорбление для России. Надо же такое предрекать, что будут громить церкви, убивать батюшек, дворян и даже расстрелять царя. Побойтесь бога!
   - Пусть бога боятся те батюшки, которые в конце поста ходят с пузом побольше, чем у беременных баб. И откуда вы знаете, может Всевышний решит руками мужиков покарать потерявших стыд попов, - не остался в долгу Толстой.
   - Не судите и не судимы будете, - Леонтьев не успокаивался. - Негоже даже допускать мысль о бунте среди мужиков.
   - Особенно плохо, что вы провоцируете на убийство священников. Мне стыдно, что мы однофамильцы, - добавил Толстой Дмитрий Андреевич, обер-прокурор Святейшего Правительствующего Синода.
   - Я всех предупредил, что мужицкие обиды всем нам могут стоить жизни. Всему дворянству, всей царской семье, - не уступал писатель. - Вон, спросите у Иловайского или Соловьева, чем это может закончиться.
   - Да уж наслышаны, и как Емельяна Пугачева головы лишили, и как бунтовщиков двадцать лет назад били, - обломал Льва Николаевича Иловайский, известный историк-консерватор.
   - Дмитрий Иванович, вспомните Францию. Если бы Наполеон не напал на Россию, кто знает, может и поныне вся Европа была бы под рукой Наполеонов, - влез в беседу Соловьев. - Сюжет "Красной смуты" имеет много общего с Великой Французской революцией. В книге по сюжету обессиленные Великой войной, во много раз более кровавой, чем Крымская, иноземные войска с белогвардейцами не смогли разбить Красную Россию. Реформы были сделаны по умному, но и неизбежная дурь с перегибами показаны, и жестокости белогвардейцев против быдла. И нищие офицеры-дворяне частью перешли к красным, увидев твердую руку и уверенность в построении державы, погубленной плохим царем. Эти белогвардейцы, которые против большевиков воевали, они ведь воевали за слабую власть, свергнутую красными, а не за монархию. И еще позвали чужие армии на русскую землю, что не делает чести офицерам. Я даже не рискну утверждать, что России стало хуже от революции.
   - И вы туда же? - озверел Иловайский и полез драться к Соловьеву.
   - А ну успокойтесь, господа историки! - рявкнул Дельвиг, Андрей Иванович. - Мы отстаем от Англии и Франции в технике. Я делаю, что могу, и специально организовал Русское техническое общество, но одних моих усилий мало. Всем нам надо перестать валять дурака, или будет как во Франции в конце прошлого века. Каждый, кто воевал в Крымскую, видел, что англичане и французы превосходят нас в вооружении, и наша промышленность слаба. Вся империя должна бороться, чтобы оставаться великой державой, а то нас еще раз попробуют разгромить.
   - Да, так и будет. И чем раньше начнем догонять, тем легче будет нагнать и обогнать. Пока это можно сделать без грабежа дворянства и церкви, - добавил писатель.
   - Какого грабежа?! О чем вы говорите?! Это немыслимо и недопустимо! - Иловайский едва не кинулся на Льва Николаевича.
   - Я во второй части напишу обо всем. От дальнейшей дискуссии воздержусь. До свиданья, - пошел к выходу писатель.
   - Прощайте, вас тут видеть больше не желаем, - ответил Иловайский.
   - Не спешите, чует мое сердце, Лев Николаевич еще много любопытного напишет. Лично я узнал много ценного и полезного из романа.
   - Что там может быть полезного? - удивился обер-прокурор.
   - Снабжение войск по железной дороге, буксировка орудий самоходными повозками, это многого стоит, - возразил будущий инженер-генерал. - И сухопутные броненосцы меня заинтриговали, не говоря уж об аэропланах.
   - Оно того стоило, чтобы очернять будущее?
   - Полезно, чтобы шевелились, - не уступал Дельвиг.
   - Кстати говоря, больно правдоподобно описал войну, - престарелый Меньшиков наконец-то заговорил. - И стихи в начале ладные, как там... "Два века" неплохой, но вот другие... "Белая армия черный барон снова готовят нам царский трон, но от тайги и до британских морей красная армия всех сильней".
   - Вы еще скажите, что вам понравилось "Мы разжигаем пожар мировой, церкви и тюрьмы сровняем с землей". И "есть у революции начало, нет у революции конца", - не сдавался Иловайский.
   - Да бросьте вы. Это же предупреждение.
   Тем временем Лев Николаевич поскакал на лошади домой. Там продолжил написание второй книги, оная была посвящена межвоенной эпохе.
  
   В один прекрасный день, когда Толстой выводил строки стиха, которыми начинал каждую часть, "Мчались танки, ветер подымая, наступала грозная броня. И летели наземь самураи, под напором стали и огня. И летели наземь самураи, под напором стали и огня...", когда в кабинет тихонько зашла жена и сказала:
   - Лева, к тебе гость из самой Франции прибыл, специально для этого приехал в Россию.
   - Пусть до вечера подождет, как там его...
   - Его зовут Жюль Верн.
   - Зови сюда немедля, - сам Лев Николаевич упорно соблюдал режим, но внутренний голос Лаптева мысленно покрутил пальцем у виска и посоветовал немедленно встретиться.
   В кабинет зашел и поздоровался еще не старый бородатый француз.
   - Я тоже немного пишу книги, вот дарю вам "Пять недель на воздушном шаре", "Путешествие к центру Земли", "Путешествие и приключения капитана Гаттераса", "С Земли на Луну" и "Дети капитана Гранта". Все с дарственными подписями. Откровенно говоря, вы меня поразили техническими чудесами книги "Красная смута", - рассказывал французский писатель. - Если бы не она, наша встреча, может, и не состоялась бы.
   - Да, я не считаю важным роман "Война и мир". Вторая эпопея важнее. Благодарю вас за книги, вот ответный подарок. Я читал их все. Написаны хорошо, но не все мне по нраву, - тут уж Лев Николаевич доверился Константину Ивановичу. - Позвольте мне быть откровенным.
   - Да, разумеется.
   - Первую, третью и пятую я не считаю нужным критиковать, разве что по мелочи. Их следует только хвалить. Но вот "С Земли на Луну" и особенно "Путешествие к центру Земли", как мне кажется, через несколько десятилетий станут посмешищем. Уж больно много там глупостей.
   - "С Земли на Луну" отличная вещь, но насчет того, что гипотеза о полой Земле неверная, я с вами согласен.
   - Да, все так и есть. В глубине Земли атомы от чудовищного давления даже меняют свои химические свойства. И через вулканы внутрь невозможно путешествовать.
   - Я, насколько мог, использовал научные знания, чтобы описать подготовку к полету на Луну. Все расчеты подготовил математик Анри Гарсэ. Способ вполне осуществимый. И как же было бы здорово, чтобы люди стали летать к другим планетам, - мечтательно протянул француз.
   - Это здорово, но способ выбран неверный. Нужны очень большие ракеты, весом вместе с жидким топливом в сотни тонн, если не тысячи, - голосом Толстого говорил Лаптев. - В вашем снаряде-вагоне все наверняка погибли в долю секунды как жук под колесом паровоза, потому что на мгновенье их вес будет в тысячу раз больше нормального.
   - Какие ракеты? - заинтересовался Жюль Верн. - И они же совсем неточно летают.
   - Электромеханическое управление. Очень большая ракета поднимает большую, пока не окончится топливо, большая отрывается от пустой очень большой и сама летит. И так от трех до пяти ступеней. Для подъема одного человека в жилой тесной бочке нужен вес триста тонн.
   - Дорого. А какое топливо, на каких-то неизвестных веществах?
   - Да бросьте вы. Обыкновенный очень чистый керосин и жидкий кислород.
   - Разве можно сделать жидким кислород?
   - Да, можно, но очень тяжело поначалу.
   - Черт подери, а ведь вы правы. Так можно и на Марс полететь, - задумался Жюль Верн. - Я думал написать "Вокруг Луны", как летает снаряд с живыми героями, как по мере приближения к Луне их вес падает, и в точке равных сил наступает невесомость. Теперь не знаю.
   - Пусть первый опыт будет неудачным. Мало какие новинки сразу удаются. А теперь сами посудите, если этакая бочка с человеком будет непрерывно падать на Землю, вращаясь как Луна, только ближе, то откуда взяться внутри притяжению.
   - Я над этим еще подумаю. Придется написать про строительство ракеты Пушечным клубом.
   - Дело очень затратное, требует десятилетия труда тысяч людей. Лучше напишите, что полетели через сто лет, - объяснял Лаптев. - Только укажите, что я помог в написании.
   - Разумеется. Только я сейчас занимаюсь романом, который назвал "80 тысяч километров под водой", он про подводную лодку и ее капитана. Рукопись у меня с собой, прошу оценить ее. Может, что подскажете, раз уж вы сумели описать использование подводных кораблей в морской войне, - попросил Жюль Верн. - Меня смутило ваше описание субмарин.
   - Вы не могли бы у меня погостить, пока я прочту рукопись и напишу замечания?
   - Буду весьма признателен.
   Французский и русский писатели еще немного побеседовали, а потом Жюль Верн отправился гулять по окрестностям. Льву Николаевичу понадобилось два дня для просмотра, после чего он вручил коллеге несколько листов с замечаниями и предложениями. Француз полчаса читал, обдумывал, и спросил:
   - Это что, почтенный сударь, вы предлагаете мне полностью переделать описание "Наутилуса" и происхождение Немо?
   - Да, именно так. Он из будущего, отстоящего от нашей эпохи на два века. По другому не объяснить существование подводной лодки и ее совершенство.
   - Хм, любопытно, я еще спрошу про титан, но идея написать, что корпус из титана с добавками, недурна собой. Он действительно прочный как хорошая сталь и почти в два раза легче?
   - Да, именно так. Что-то еще?
   - Тут много любопытных вещей. Более тесные помещения и большие кладовые, машинки для печати деталей, слуховые аппараты и звуковые аппараты для ориентации под водой, электромеханический мозг... Черт подери, тут столько всего, я бы сам не додумался. Вы гений! Но больше всего меня поражает вот это описание: "Сердцем подводного корабля служит паровой котел, который греется от распада металла урана. Это не химическая реакция, а более глубинная реакция вещества. Я не могу вам рассказать секрет нагревателя, но он не требует кислорода, зато выделяет чудовищное количество тепла, преобразуемое в пар и затем в электричество". Почему вы это написали?!
   - Вам не кажется, что открыто слишком много химических элементов для того, чтобы считать их атомы неделимыми частицами? У каждого химического элемента свои свойства, и они по разному друг с другом реагируют. Возможно, у них есть отдельные части, - втирал Лаптев.
   - Смело, очень смело. Еще любопытно, что вы написали про глубоководную жизнь у подводных вулканов. И установки по изготовлению алмазов и рубинов просто поразительны, - восхищался писатель-фантаст. - Пожалуй, ваша помощь столь существенна, что я укажу, что вы соавтор романа "Двадцать тысяч лье под водой".
   - Буду рад. Чем еще могу быть любезен?
   - Меня беспокоит, что войны в будущем будут столь же ужасны, как в вашей книге. Вы верно сделали, что предупредили.
   - То ли еще будет. Вот, я пока не решаюсь отдать в печать, но уже припас рассказ "Взрыв царь-бомбы".
   Француз взял листики, где был перевод рассказа на французский, и немедля стал читать. Его лицо сначала побелело, а потом позеленело от ужаса. Жюль истово перекрестился и спросил:
   - Я тут читаю строки " Бомба превратилась в огненный шар милю диаметром и температурой миллион градусов. Древний броненосец взрывной волной размазало по скалам бухты как медузу. Стена огня от взрыва достигала в высоту пятнадцать километров. Аэроплан был обожжен вспышкой, пилоты сидели как в бане. Хотя бомба взорвалась над северной оконечностью острова Северный архипелага Новая Земля, все поселки на западной части русского берега Северного Ледовитого океана были разрушены, сильно пострадал молодой город Воркута, в Архангельске выбило стекла во многих домах..." Не слишком ли ужасное описание?
   - Я тоже об этом думал. Потому и не отдал в печать.
   - У меня такое чувство, как будто вы не предвидите, а знаете будущее.
   - Плох тот писатель, что не видит в даль времен, - загадочно ответил Толстой. - Франция стала первой страной, в которой власть стала народной. Из-за нападения Наполеона на Россию та власть закончилась. Вторым был Парагвай, но его задавили и, надо сказать, огромными силами и с трудом. События двадцатилетней давности вы без меня помните.
   - Еще не все потеряно, - ответил Жюль Верн.
   - Да, о чем я и написал.
   Расстались писатели, донельзя довольные встречей. Жюль Верн как будто получил второе дыхание своей фантазии, Лев Толстой был искренне рад тому, что помог, да и Жюль Верн это, знаете ли, фигура.
  
   Книга писалась бодро, в отличие от "Война и мир", приходилось мало переписывать и справлять. Лаптев очень помог в описании, собственно, эпопея была скорее его, чем Толстого. Один эпизод проверил на своих крестьянах. Было написано "Молодую певицу в центральном Доме офицеров благодарные слушатели заставили пять повторить песню "Катюша", а потом офицеры девушку качали на руках. После этого песня разлетелась по стране со скоростью звука, "Катюшу" назвали лучшей песней тридцатых годов". Не больно-то похоже было на царских офицеров, хоть Константин Иванович уверял, что царские и советские офицеры совсем разные.
   Крестьяне сначала слушали молча Льва Николаевича, потом попросили повторить. Через неделю Толстой услышал "Катюшу" уже в соседней волости, когда катался на лошади.
   Катков согласился напечатать роман "Промеж огненных эпох" только по личной просьбе императора, который помнил обещанное.
   Кстати говоря, Александр Освободитель таки организовал переселение лишних крестьян в южную Сибирь и увеличил финансирование науки, техник и армии. Открывались казенные предприятия на Донбассе, Кривом Роге, Урале и много где еще. Милютин ввел краткие офицерские курсы в университетах вместо короткой срочной службы для призывников с высшим образованием.
   Одним из ценителей нового цикла романов стал известный химик Менделеев, профессор общей химии. Но, заехав по случаю в Москву, не удержался от визита в Ясную Поляну.
   - Здравствуйте, Лев Николаевич.
   - И вам мое почтение, Дмитрий Иванович, светилу химии.
   - Да что вы, есть и лучше меня химики.
   - Ваша слава еще впереди, - похвалил писатель ученого. - Вы ведь решили радикально усовершенствовать таблицу Юлиуса Мейера?
   - Да, но откуда вы знаете? - удивился Менделеев.
   - Слухами земля полнится, - отшутился Толстой и попросил автограф на книгу "Органическая химия". - Думаю, вы еще станете величайшим русским химиком.
   - Спасибо. Только раз уж вы, Лев Николаевич, интересуетесь химией, то позвольте сделать вам замечание. Вы описали жуткие сражения с чудовищным расходом боеприпасов. И у вас по книге Германская империя не испытывает затруднений с селитрой для пороха, хотя она в блокаде. Вы, должно быть, не задумывались над этим, но у них почти вся селитра привозная. Ее добывают из селитряных земель, очень богатых в Индии и Чили, и довольно бедных в других местах. И в Европе на селитряные земли богаче всего Россия, а в книге ей очень не хватает патронов и снарядов. Есть еще способ производства селитры из отбросов и помоев, но он дорог. Так что у вас в настоящей войне Германия намного быстрее потерпела бы поражение из-за нехватки пороха.
   - Дмитрий Иванович, я поражен вашей недальновидностью, - удивился Лаптев. - Ведь в будущем будут иные способы производства селитры.
   - Знать бы как, - усмехнулся Дмитрий Иванович. - Это проблема проблем соединение азота и водорода.
   - Электрическая дуга, но где набраться электричества. Дмитрий Иванович, я тут подумал, может, под давлением раскаленные азот и водород могут соединиться?
   - Не хотят. Можно подбирать катализаторы, но это долго и дорого.
   - Да, может оказаться, что дорогая платина, но ими могут быть дешевые вещества, например, окиси железа или алюминия, - Лаптев подкинул идею.
   - Можно попробовать, но нужно дорогое оборудование, - задумался Менделеев.
   - Я не очень богат, но чем смогу, тем помогу. Ради такого дела готов помочь деньгами, даже если придется закрыть парочку крестьянских школ, - решился писатель.
   - Спасибо за предложение, но школы закрывать неразумно.
   - Еще вот что скажите. Я читал, что для выплавки железа из угля делают кокс. Пожалуйста, расскажите про коксование угля.
   - Если по простому, то это прокаливание угля с целью выжечь все лишнее, чтобы лучше было выплавлять железо. Кокс это почти чистый углерод вроде древесного угля, а в парах разная ненужная гадость.
   - Какая гадость? Может, что полезное?
   - Не знаю, никто не делал анализ, - пожал плечами знаменитый химик.
   - А вы попробуйте уловить пары, пропустите их через воду. Проанализируйте, - посоветовал Лаптев.
   - Эх, у меня много других научных работ.
   - Я вам оплачу все расходы на этот опыт. Если будет что полезное, и вы на этом заработаете, вернете с прибылью. Если опыт будет пустой тратой денег, то не возвращайте, - предложил Толстой Лев Николаевич.
   - Хм, попробую, - согласился Менделеев. - У вас прямо не указано, но, судя по описанию, используют что-то вроде пироксилина. Ноне он очень нежелателен из-за ряда свойств для замены пороха, например, невозможно сделать его достаточно плотным и однородным.
   - Состав можно улучшить. Сначала экспериментировать с обработкой кислотами. Сушить спиртом, а не воздухом. Еще вот о чем я подумал. Молотая соль, да и сахар, рыхлая, и как ее ни прессуй, останется таковой. Но если растворить в воде и выпарить раствор...
   - Интересная идея, но я не уверен, что выйдет подобрать растворитель, - задумался Менделеев.
   - И запатентовать не забудьте.
   Периодический закон Менделеев открыл только в 1870-м году из-за работ по синтезу аммиака. В научном мире как гром среди ясного неба прогремели сообщения о трех способах синтеза аммиака.
   Научное изучение коксования дало впечатляющие результаты. Газ, пропущенный через воду, оказался горючим. В то время уже знали отопительный простенок в печах коксования. Но Менделеев, опередив на 80 лет Эванса Коппе, осуществил процесс отапливания печей очищенным коксовым газом. Вода, через которую пропускали пары коксующегося угля, оказалась раствором аммиака и карболовой кислоты. Фридлиб Рунге уже изучал каменноугольную смолу, но и Бутлеров тоже приложил к ней свои способности.
   Дмитрий Иванович удачно сделал опытные партии аммиака и селитры новыми способами. Через генерала артиллерии Платова Александра Степановича (а также начальник и профессор Михайловской артиллерийской академии) вышел на великого князя Михаила Александровича, тоже генерала от артиллерии и главнокомандующего действующей армии, и уже вместе с оным обратился к императору с целью создания казенных заводов по производству селитры. Правда, после высочайшего указа дело двигалось как мокрое горело.
  
   Роман "Промеж огненных эпох" грянул как гром среди ясного неба, хотя чего уж там после романа "Красная смута". Милютин четко сказал:
   - Не завидую красным офицерам. Живут бедно, зато всю службу их гоняют как дракон солдат. Может, по другому никак, коль уж офицеров делают из быдла.
   Да уж, споры были бурные. Небезызвестный Дельвиг при обсуждении книги дал в морду обер-прокурору, да и Иловайскому. Оба кричали при споре:
   - Да заявлять, что десяти лет дохода от продажи зерна хватило для создания десятков заводов прямое оскорбление императора. Мы такого не можем, а по книге этого хватило!
   - Ну, там сказано, что не только зерно, но и золото на это дело бросали как дрова в печь. И покупали станки во время Великой Депрессии по дешевке.
   - Ну и что, это все равно неслыханное хамство. Льва Толстого надо сгноить в Сибири.
   - Вы, дурачье, хоть имеете представление, какая была нехватка оружия и боеприпасов к Крымской войне? По отдельным видам мы имели пятую часть от нормы. Всего-то! Нам дано пора исправлять ситуацию. По книге русские якобинцы любой ценой пытаются создать сильную армию и сильный тыл. Потому что уверены, что их обязательно попробуют уничтожить. Так нас тоже пробовали разгромить в Крымскую войну. Этого вам мало для тревожного сигнала?
   - Нельзя прощать никому подобное сравнение, - упорствовал Толстой Дмитрий Андреевич.
   - Вы что, так и не поняли? В науке и технике наше спасение как державы. Или наш император будет гнать всех пинками вперед как Петр Великий, или это сделают наши русские якобинцы, - объяснял отец " Русского технического общества". - И чем позже начнем, тем лучше.
   - Не его собачье дело давать такие советы. И земские отделы ЗАГС прямое оскорбление церкви. Нельзя лишать батюшек законных рублей за регистрацию младенцев и молодоженов, - брызгая слюной орал обер-прокурор.
   - Вы что, совсем сдурели? Мне крестьяне жаловались, что некоторые дети некрещеные, потому что не могут заплатить батюшке за крещение, - взвился Андрей Иванович. - Лев Николаевич ясно объяснил, что цена ошибки это гибель всего дворянства.
   - Нельзя делать такие дурные пророчества, чтобы не было неправильных мыслей у быдла. И не водопроводчику судить, что полезно России, а что нет.
   Генерал-лейтенант от всей души приложился в морду Дмитрия Андреевича, а через секунду и Иловайскому прилетело. Все ошалели, а Дельвиг объяснил:
   - Я служу в первую очередь России, и только потом царю-батюшке. Попы нужны, но они должны знать свое место. Кесарю кесарево.
   - Я этого так не оставлю, - промолвил Толстой Дмитрий Андреевич.
   - А я буду просить императора, чтобы вас лишили поста министра народного просвещения, - не остался в долгу Андрей Иванович. - Надеюсь, Головнин вернется.
   Тут в разговор включился Рубинштейн, Николай Григорьевич, директор Московской консерватории:
   - В книге упомянуты различные стихи. И некоторые могут стать хорошими песнями. Ту же "Катюшу" уже поют крестьяне Московской губернии с подачи писателя. Вещь очень удачная. Такие песни редкость.
   - Да, да. Только я не пойму, как всероссийский самодержец допустил издательство такой книги, - не успокаивался Иловайский.
   - Думается мне, ответ в самой книге, - подключился Соловьев. - Лев Николаевич много и усердно описывает не только хорошее, но и гадости от якобинцев. Про тех же красных офицеров написал, что они живут беднее, но и требуют от них больше, а перед этим и учат хорошо. И в красной России даже генералу легко попасть на каторгу или даже на смертную казнь. Оно то полезно, но больно жестоко. Хотя есть и полезное. Да, все село бедное, но голодных смертей не допускают, а деньги от продажи хлеба пускают не на прокорм дворянства, а на заводы и фабрики, на закупку станков и чертежей, лицензий на производство удачных образцов вооружения, тот же танк Виккерс. Само же оружие не покупают, предпочитая закупать средства производства.
   - Да, действительно, умно, - поддакнул Дельвиг. - Описана жестокая, но справедливая страна, прагматичная. Даже упомянуто, что расстреливали и сажали революционеров, поставленных на высокие посты и проявившие себя бездарностями и ничтожествами в государственных делах. Тамошнее общество во многом плохое и даже местами очень жестокое, но справедливое. Очень правдоподобно, это ушат холодной воды на голову большинству бунтарям.
  
   До поры до времени Толстому книга сходила с рук, и он писал третью часть под названием "Европа в огне". Но в один не слишком прекрасный день к нему явился полицмейстер с жандармами и зарешеченной каретой.
   - Простите, чем обязан? - слегка испугавшись, спросил писатель.
   - Вы арестованы. Вас доставят в Бутырскую тюрьму.
   - Но за что?
   - Личное указание государя по просьбе европейских монархов, - вежливо объяснял полицмейстер.
   - Им то что?
   - Вы не слышали, что во Франции творится?
   - Там вроде как германская армия разбила французскую, - отвечал Лев Николаевич, догадываясь, что могло случиться.
   - Париж взбунтовался. Тьер сообщил, что бунтовщики поднимают всю Францию и пользуются вашими книгами как подсказками. Они по книгам создают государство на свой манер.
   - Не знал, что догадаются. Но пускай, может, что и выйдет у них в назидание другим.
   - Это вас судят в назидание другим. Собирайтесь. И рукописи сдайте, - потребовал полицмейстер.
   Пришлось подчиниться. Льва Толстого доставили сначала в Бутырскую тюрьму, а потом в Петропавловскую крепость в одиночку. Некоторое время писатель в уме прорабатывал тексты, не имея возможности писать, коротая время между допросами. Как-то Толстого привели на допрос к самому Шувалову, главному жандарму империи. Шувалова Петр Андреевич за глаза называли Петров Четвертым и вице-императором. Что особенно было плохо, главный жандарм был и англофилом. Петр Андреевич читал рассказ "Взрыв царь-бомбы", сам же роман лежал рядышком. Наконец, оторвался и стал задавать вопросы:
   - Бурная у вас фантазия. Рассказ о царь-бомбе меня поразил до глубины души. Да только надо осторожнее пророчествовать. Вашими идеями воспользовались в Париже.
   - Рад буду, если пойдут на пользу.
   - Нам, а не им. Они ввели комиссаров в Национальную гвардию и наладили центральное командование. По последним сообщениям ее сразу же бросили на штурм Версаля, и есть некоторые успехи. По всей Франции создают крестьянские и рабочие отряды, собирая их в Национальную гвардию, солдат из Версаля переманивают, и очень удачно. Всяческими реформами по вашим заветам, между прочим. По всей Франции разгорается гражданская война. Вот к вам и выставили претензии и Тьер, и Вильгельм. Виктория тоже в опасениях, и его императорское величество. Кто вас надоумил писать такое?
   - Я сам придумал.
   - Ваша задумка, если это ваша, стала очень действенными рецептами, как рабочим и крестьянам удержать власть после революции, усилить ее и отбиться от врагов. Вы хоть осознаете меру ответственности?
   - Я клянусь, что не имею и не имел никаких связей с бунтовщиками.
   - А как же Жюль Верн?
   - Он же знаменитый писатель. Я даже рискну утверждать, что во Франции нашего века есть только два писателя, которых будут помнить и через тысячу лет. Это Александр Дюма и Жюль Верн.
   - Сие еще не доказательство вашей невиновности. Вы же всем, умеющим читать, рассказали о государстве без буржуазии и дворянства, бесклассовом обществе.
   - Положим, не совсем так. Там элита это ученые, чиновники высших разрядов и генералы. Но в их число может войти любой.
   - Этим вы и опасны, - пробурчал генерал жандармерии. - Нельзя такое внушать быдлу.
   - Я в первую очередь наше дворянство во главе с Его императорским величеством учу и показываю, что будет, если нынешняя власть будет недостойна править.
   - Самым умным себя считаешь, писака?
   - Нет, что вы. Я не напрашиваюсь, чтобы меня слушали. Я всем рассказал, кто захочет, тот поймет.
   - Да уж, поняли некоторые. В Сибирь поедешь за эти романы, - заявил жандарм.
   - Позвольте уточнить. В больших печах можно чугун выплавлять, но можно и людей сжигать. Топором можно рубить и дрова, и людские головы. Кто виноват, по вашему?
   - Какие печи? Это вы про те, что в третьем романе были созданы по приказу Бесноватого вождя? - дернулся Петр Андреевич. - Вы какой-то бред написали про немцев. Хотя, если всякие сипаи французской и британской армий будут безнаказанно насиловать немок, а евреи обнаглеют, то кто знает.
   - Да, всякие знания можно обратить на пользу и во вред. Я в первую очередь старался честно показать, какие трудности и беды возможны при создании державы без буржуазии и дворянства, и как ее создавать и развивать по уму. Никто вам не запрещает использовать то, что я описал.
   - Не все так просто, - ухмыльнулся жандарм. - Не можем же мы наплевать на просьбу той же королевы Виктории.
   - Признаться, я думал, что Романов Александр Николаевич император и самодержец Всероссийский, а не вице-король России, подчиненный английской королеве.
   - Я передам ваши слова Его Императорскому величеству, и ждите лишения дворянского титула, - побагровел Шувалов. Толстой переменился в лице и заговорил совсем по другому и с другой мимикой:
   - У России только три союзника: армия, флот и служба государственной безопасности. Крымская война тому доказательство. Лорд Палмерстон сказал "У нас нет неизменных союзников, у нас нет вечных врагов. Лишь наши интересы неизменны и вечны, и наш долг -- следовать им". И Россия тоже должна следовать этому завету.
   - Интересно вы выразились "служба государственной безопасности". Это вы про Третье отделение?
   - Не только. Разведка, контрразведка, политическая полиция и тому подобные функции.
   - Как вы сказали, контрразведка? - заинтересовался Петр Андреевич.
   - Да, специальная служба, которая занимается всемерным усложнением деятельности иностранных шпионов и охотой за ними. Агентам влияния тоже гадит, как может. А вы что, не знали? - сильно удивился Толстой.
   - Агентам влияния?
   - Да, тем, кто дурит голову народу и властям в пользу чужой державы.
   - У нас нет такой службы, - замялся Шувалов.
   - Очень зря. Ее нужно было еще позавчера создать, чтобы враги про Россию меньше знали, - упрекнул писатель. Жандарм закашлялся, чтобы скрыть паузу. Было очевидно, что Толстой совсем не враг Российской империи. Есть сомнения, что сторонник царя и искренний дворянин, и все на этом. Оттого и завел разговор в другую сторону:
   - Вот вы написали "Первую ошибку Британия совершила, заключив Мюнхенское соглашение. За эту ошибку расплатились, вместе с Францией потерпев страшное поражение весной 1940 года. Было больно, было необычайно обидно гордым британцам, но решение поддаваться Германии, чтобы она воевала с Россией, еще не было смертельной ошибкой. То, что их извечный противник, Франция, был выведен из большой политики, ничуть не утешало. Но Британская империя совершила вторую ошибку: она стала помогать Греции и Сербской империи. На первый взгляд, все было вполне разумно. Немецко-итальянские войска стремительно наступали на Египет, угрожая его захватом, включая Суэцкий канал, который служил самым прямым путем из Британии в Индию, и захват которого создал бы огромную угрозу английским владениям в Азии. Даже если бы англо-египетское войско отразило удар с запада, то оно никак не устояло бы перед ударом немецко-турецкой армии с северо-востока. Падение Египта привело бы к захвату Германией и Турцией всего Ближнего Востока и северо-восточной Африки. Да и цели остальных игроков были ясны: САСШ хотели торговать и придавить не в меру наглых японцев, которые замахивались на роль великой державы на западе Тихого океана и воевали с Китаем, красная Россия хотела мира и покоя для своего развития. Турция в войну влезать не хотела, не имея гарантий победы. То же самое Бразилия и государства помельче. Потому Британская империя, видя, как Германская империя рвется отобрать ее колонии, страдая от нехватки ресурсов, еще раз полезла в драку на чужой территории, разумно не желая воевать на своих землях, справедливо надеясь выиграть время для укрепления Египта." Так я что-то не понял, в чем ошибка англичан.
   - Когда напишу, узнаете, - схитрил Толстой.
   - И все-таки проясните.
   - Давайте я лучше напишу.
   - На кого вы работаете? - вдруг спросил Петр Андреевич.
   - Не понял.
   - Отвечайте, по чьему заданию пишете роман, - неожиданно наседал жандарм, решив, что самое время для того, чтобы сбить с толку Толстого.
   - В голове увидел картины будущего, и теперь описываю, - честно сказал писатель.
   - Думаете, я вам поверил? Ничего правдоподобнее придумать не могли?
   - Хорошо, расскажу вам, - притворно согласился Толстой. - Я агент Парагвая. Ко мне подходит иезуит из Парагвая и попросил написать цикл романов. Он сказал так: "Нам почти удалось построить сильную державу, где народ был счастлив. Но нас союз Бразилии, Аргентины и Уругвая на деньги Британии разгромил. Две трети народа убито, Парагвай разорен как Германия после Тридцатилетней войны. Разбили нас с трудом, имея огромное преимущество в силах. Так Парагвай маленький. Но если Россия и Китай возьмут с нас пример, развиваясь и воюя спиной к спине, то весь мир падет к их ногам."
   Шувалов так и лег со смеху:
   - Что, китайская армия? Да что она может против европейских армий? Мы это видели во Второй Опиумной войне.
   - Если китайская армия будет обучена русскими офицерами и унтерами, вооружена русским оружием и под командованием и по планам русских офицеров, то каждый китайский полк будет наравне с полком сипаев или батальоном английских солдат.
   - Не знаю, не знаю, - задумался жандарм. - Если китайская армия после нашей дрессировки сможет воевать наравне с персидской армией, то Британии тяжело придется.
  
   Далее Шувалов отправил писателя в камеру, а сам сел за карту и стал гадать, в чем ошибка. Все выходило складно донельзя: Германия захватывает Европу, а потом колонии Франции и Британской империи, та отбивается; САСШ на поставках оружия и кораблей Британии наживаются; Россия решает свои проблемы и одновременно прикрывает тылы Германии и Японии. Ну откуда тут может быть ошибка Британии, если против них, САСШ и ошметков Франции воюет коалиция, подмявшая под себя весь север Евразии. Или Германия сцепится с СССР? Да нет, глупость выходит. Это же какой подарок выйдет Англии. Очень красивая получается история еще одной Великой войны по переделке мира. И в чем же ошибка? Логично ведь, что нужно помочь измотать Германию сербской армией.
   И ведь как пишет, стервец! "Высадив экспедиционный корпус в Греции, британские транспортные суда отправились восвояси, охранявшие их боевые суда направились к сербскому побережью. Мы не будем приглядываться к всяческим миноносцам, настоящая боевая ценность была в тяжелых кораблях двух видов. Если огромные броненосцы уподоблялись пешим рыцарям, закованным в латы и вооруженным мечами, то авианосцы уподоблялись лучникам, стреляющим по врагу из-за спин рыцарей. Потому линейные броненосцы громили итальянские корабли и расстреливали берега, захваченные итальянской армией, помогая сербам их сбросить в море, а аэропланы с авианосцев били наступающие немецкие войска в глубине суши..."
   Отчаявшись, Петр Андреевич пришел в гости к английскому послу и рассказал про книгу, пояснив свое непонимание. Лорд с интересом выслушал и сам стал гадать. Согласился с выводом про континентальный союз. Долго думал и сказал, что наверно эти силы были бы куда полезнее в другом месте. Разумеется, посол промолчал о том, что у русских и немцев есть привычка строго соблюдать договора.
   Потом спросил посла про Парагвай. Британский лорд ничего путного не рассказал о жизни парагвайцев, только обмолвился, что тамошняя война была необычайно кровавой, и еще мирный договор не подписан.
   Шувалов, так ничего и не поняв про описываемую войну, отправился от английского посла к Горчакову. О войне будущего знаменитый дипломат сказал так:
   - Мне не все понятно, и произвол автора может быть любой. Про успехи Германии я скажу так: никто не ожидал, что Франция будет так разбита. Что до вашего Толстого, то перед нами поставили вопрос о том, что Лондонская конвенция может быть пересмотрена из-за его писанины. Все-таки никто еще не отменял наши обязательства перед Европой. Лев Николаевич этого разве не понимает?
   - Он другое говорит, примерно так: "У России нет ни постоянных союзников, ни постоянных врагов, а есть только вечные интересы. И если российское дворянство и российская монархия наплюют на интересы России и народов России, то их место займут русские якобинцы, и будут достойно защищать эти интересы", - объяснил главный жандарм. Сам же не переставал переваривать, разумно ли следовать такому совету.
   - Любопытно, любопытно, предлагает ссору со всеми. Надо с императором потолковать, - матерый дипломат всерьез задумался. - Выходит, Йtre plus royaliste que le roi "быть большим роялистом, чем король"? Петр Андреевич, может, пусть и дальше пишет свои романы?
   - Посмотрим. Что про Парагвай скажете?
   - Свечку в церкви поставьте им, и боюсь, что за упокой, а не за здравие. Замахивались на то, чтобы не хуже Британии делать все сложные товары. Порох, пушки делали, бумагу и многое другое. Наши б так шевелились, как они, - объяснил Горчаков. - Петр Андреевич, вам случаем не обещали английский орден за то, что засудят Толстого?
   - Мне многое обещают, да я своей головой думать умею.
   На вечер Петр Андреевич купил, надо сказать, что с трудом, новую книгу Жюль Верна "Двадцать тысяч лье под водой". В предисловии узнал, что Лев Николаевич очень помог французу с описанием подводного судна. Ну-ка, что там такого? Паровой котел на уране, слуховые аппараты для ориентирования в океане и многое другое. Впечатляет...
   Доклад его императорскому величеству был долгим, подробным и правдивым. Александр Николаевич внимательно слушал, думал, потом махнул рукой:
   - Пусть пишет, нам хуже от этого не будет. Англичанам скажешь, что ничего преступного не нашел, будут наглеть, напомнишь слова лорда Палмерстона.
   - Которая про интересы?
   - Нет, другую "Как тяжело жить, когда с Россией никто не воюет." Насчет парагвайцев разберись, может, не соврал. И пусть немного посидит.
   - Вы уверены, что так лучше? - удивился Шувалов.
   - Толстого немного надо образумить, а вот англичане не были нашими друзьями со времен моего деда. И другие пусть уважают.
  
   Потому Лев Николаевич до осени сидел в Петропавловской крепости, но ему дали все необходимое для продолжения романа. В камере от скуки писалось быстро, и уже к осени ухитрился закончить вчерновую. Тогда же дошли вести о поражении Парижской коммуны. Бланкисты, действуя по уму, продержались до осени. Их, конечно, разбили, но ценой огромных усилий и только в сентябре, а не мае месяце.
   Шувалов Петр Андреевич читал продолжение и удивлялся: такого поворота никто не угадал. Оказывается, после разгрома Сербской империи Германская империя нацелилась на Советский Союз. Схватка в Сербии, куда по глупости влезли англичане, закончилась победой немцев и поражением коалиции британцев, сербов и греков. Еще и русские диверсанты втихаря влезли, пристрелив дома нескольких предателей Сербской империи.
   Затяжное описание внутренней кухни русской армии того времени сменилось пространным описанием шевеления на русско-немецкой границе. Потом рассказал автор, что в Москве знали о передвижениях войск и дознались, что в армейской и политической верхушке Германии заменили русофилов на англофилов, и сделали свои выводы, ну и донесения о повторно назначенной дате войны получили.
   Армия была не совсем готова, но и ждать больше не могли. Подловили немецкую армию, покорившую всю Европу, как крестьянин с вилами бандита, зашедшего в отхожее место перед ограблением. Приграничное сражение было грандиозным и кровавым. Легкой победы не вышло, чуток опоздали, потери и у русской армии были большие, войска первого эшелона вообще пришлось переформировывать. Но, разгромив все ударные части, советская армия начала победное шествие по Европе. Почти половина всей бронетехники было потеряно, и треть полков остались у границы добивать окруженные войска и зализывать раны. Но и остатки немецкой армии (а на Россию отправили почти все, что могло воевать) долго не могли остановить русские войска, даже задержать. Пока сами не остановились, одним броском отобрав Польшу, Словакию, Румынию, половину Венгрии и кусок Болгарии.
   А потом подтягивание линий снабжения и второй бросок. Большая часть Сербской империи была захвачена русскими кроме солидного куска у Австрии. Группировка в Греции была отрезана, а само верховное командование на них плевать хотело, занятое подготовкой Берлина к штурму и осаде...
   Британская империя сначала даже радовалась. Аршинные заголовки в газетах вызвали всеобщее ликование, особенно в начавших приходить в отчаяние войсках, воюющих в Египте. Простой народ радовался, что красная Россия стала союзником Британской империи, лорды вспомнили слова лорда Палмерстона "Как тяжело жить, когда с Россией никто не воюет." Премьер-министр в письме президенту США написал: "Если будет побеждать Россия, мы будем помогать Германии, если будет побеждать Германия, мы будем помогать России". Король публично наградил морского лорда и премьера за помочь Сербской империи, ставшей столь важной для Советского Союза.
   Это было сначала, пока шла бойня на границе, о которой было известно, что обе стороны понесли огромные потери. Потом умные англосаксонские головы, получая известия с русско-немецкой войны, сначала обстоятельно задумались, а потом, осознав новости, запаниковали. На совещании с участием самого короля, оный спросил, что делать? Какой-то умник высказался, что мол неплохо бы успеть высадиться во Франции, чтобы она не попала под власть русских. Генерал, командовавший спасением английских экспедиционных сил из Франции, заявил: "Мы бросили во Франции все тяжелое вооружение. И заново армию еще не перевооружили. Все лучшее идет в Египет кроме сил береговой обороны. Я ответственно заявляю, что до конца года мы не сможем высадиться на континенте". Морской лорд добавил "Мы несем тяжелые потери от немецких субмарин, до конца года не сможем собрать достаточно судов для высадки десанта". И тут все поняли, куда вляпалась Британская империя.
   Вляпались знатно, так плохо не было никогда. Король вздохнул и спросил:
   - Почему это вообще происходит, и как вы допустили, чтобы все так было?
   Директор секретной службы замялся и начал рассказ:
   - Начинать надо рассказ с дореволюционной ситуации с дворянством в России. Большинство из них были бездельниками или только зарабатывали для себя деньги продажей хлеба за границу. Огромные деньги потом тратили в Европе. Таким образом, на Российской империи висели балластом сотни тысяч родовитых богачей, в то время как рабочие и крестьяне бедствовали. Нам, разумеется, все это было выгодно. Но в революцию и Гражданскую войну дворянство и купечество большевики ограбили и большинство уничтожили. Часть сбежало.
   Самое важное то, что эти революционеры оставили самую ценную часть дворянства и разночинцев Российской империи, всех, кто заведомо был полезен и верен им. Мы это заметили и, как могли, с союзниками разорили Россию гражданской войной. Но недооценили, исходя из привычных способов ведения дел и рассчитывая на бардак при дележке власти. Но к концу двадцатых они почистили своих чиновников, наведя порядок, и организовали трехконтурную финансовую систему страны.
   - Что это такое? - спросил главком.
   - О, это русское изобретение, очень эффективное и невозможное для повторения в капиталистической стране. Первый контур это внешняя монопольная государственная торговля, второй контур это безналичные расчеты между промышленностью и кооперативными деревенскими хозяйствами, третий контур это наличные расчеты в розничной торговле и единоличными ремесленниками. Мы, никогда не сталкиваясь с подобным, не сразу раскусили эту систему быстрого развития страны без внешних кредитов. Ее преимущества в том, что никто не получает себе в карман слишком много денег, но и слишком большой нищеты нету. Но живут бедно, потому что их руководство считает это необходимым на сегодняшний день.
   Все, что могут, тратят на развитие промышленности, особенно военной. Их крестьяне живут впроголодь, но за хлеб они покупают станки и даже целые заводы. Особенно развернулись в Америке, скупая по дешевке все самое ценное с закрытых фабрик и заводов. Готовы снять с себя последние штаны, но купить лишний станок, переманить лишнего хорошего инженера или купить чертежи хорошей машины с технологией. Их главный легкий танк Т-26 это английский танк с изменениями, а их быстрые БТ-7 это переделанные американские Кристи.
   - А их новые средние и тяжелые машины, о которых пишут немцы? - спросил главнокомандующий.
   - Это все слухи о тяжелых танках, если вы про Финскую зимнюю войну. Что-то пытались создать, но наверно ничего лучше французского В-1 не сумели, разве что что-то очень дорогое. Их Т-28 неплох, это верно, да только все про него все знают, у финнов есть трофеи, - глава секретной службы не понял, о чем речь. - И про эффект паники не забывайте.
   - Боюсь, вы знаете меньше меня. Речь о тяжелых не слишком громоздких однобашенных машинах с низкими башнями, две модификации, одна с трехдюймовкой, вторая с шестидюймовым орудием. Еще замечено множество быстроходных однобашенных танков, против которых бесполезны легкие противотанковые пушки, - рассказал главком.
   - Стоп, вы хотите сказать, что русские создали боевые машины нового поколения и воюют на них, и мы только сейчас узнаем, что таковые вообще существуют, только когда они пошли в бой? И чем же еще они нас удивят? - нервно спросил король.
   - Аэропланы, которые расстреливают ракетами все, что видят. Еще японцы о них сообщали, но мы не поверили.
   - Почему мы не знаем?
   - Красные очень усердно чистят свои ряды от чужой агентуры и плохих начальников и командиров, и меры секретности невероятно строгие против того, что было при императорах.
   - И вы сидели, сложа руки, и ничего не делали? - строго спрашивал монарх.
   - Нет, что вы. Проводили сложную политику по усилению Германии, чтобы они с Россией друг друга истощили, но что-то пошло не так, - ответил премьер.
   - Францию мы уже обсуждали, но что потом пошло не так?
   - Третий рейх из-за тяжелых боев в Сербской империи задержал начало войны с Россией.
   - Но зачем вы им помогали?
   - Так Франция разгромлена, идет наступление на Суэц. Непонятно, сможем ли защитить канал, а тут через Турцию может произойти встречный удар. И дальше вермахт идет на Персидский залив и, даже может быть, на Индию. А у России с ними пакт о ненападении. Вот я и приказал отправить эскадру на помощь, - оправдывался премьер. - И Грецию пытались защитить, но понесли потери.
   - И секретная служба хороша, без нас отправили диверсантов в помощь Сербии. Они хорошо почистили их генералов от малодушных и предателей, - добавил морской лорд.
   - Мы никого не отправляли, - отмахнулся директор секретной службы.
   - А кто тогда? Снова, как всегда, будете все отрицать? - уже премьер спросил.
   - Наверняка не знаю. Подозреваю, что это русские, - директор секретной службы сделал паузу и добавил. - Кажется, я все понял. Думаю, мы оказались в дураках, и я понял, как нас переиграли. Мы думали, что Бесноватый наша марионетка, а он использовать нас для усиления больше, чем мы планировали. Захватил всю Европу, пользуясь нами. Русские якобинцы еще двадцать лет назад знали и все время говорили, что иностранные армии придут их убивать. Говорили и готовились, но долго не знали, как это будет. Кое-что стали понимать еще со времен испанских и чехословацких событий. А в прошлом году, когда немцы стали терпеть неудачи в боях в английском небе, поняли, что дальше будет очередь Большой Сербии, а потом Германия и на них нападет. Этот план совместной операции Турции и Германии против наших владений на Ближнем Востоке, похоже, фальшивка ради помощи Сербской империи. Советский Союз уклонялся от войны до последнего момента, и напал на Германию в последний момент, лишь слегка их опередив.
   - Хорошо, я понял, - прервал король. - Так что предлагаете делать, джентльмены?
   - Я настаиваю на том, что необходимо и дальше готовиться к высадке морского десанта в Англии, - ответил главнокомандующий.
   - Не слишком драматизируете?
   - Я неофициально беседовал с американским военным атташе, он сказал, что им надо еще два года, чтобы их вооруженные силы были армией, а не толпой пушечного мяса, - объяснил генерал. - Наличными силами в Британии мы может только защищать берег от вражеского десанта, если не снимать войска с Африканского фронта.
   - То есть вы хотите сказать, что ВСЯ Европа будет в руках русских якобинцев?!
   - Я не знаю, может, что наши дипломаты придумают, но все их усилия последних лет привели к катастрофе, - развел руками главком.
   Король схватился руками за голову, потом обратился к министру иностранных дел и премьер-министру:
   - Срочно предложите СССР раздел сфер контроля и влияния в Европе после победы над Германией. Предложите им наш контроль над Италией, Францией, Бельгией, Голландией, Испанией, Португалией, Швецией и Норвегией.
   - Не слишком много им оставляем? - спросил министр иностранных дел.
   - Будет торг, уступим многое, - сказал король. - Я рассчитываю, что придется уступить Скандинавию и Италию.
   - А силой взять можем только Испанию с Португалией и, может быть, Италию, - проворчал генерал, ясно представлявший возможности армии после всех поражений. - И вот о чем не забывайте: народ и армия сейчас нас совсем не поймут, если мы объявим Германию другом, а Россию врагом.
   Дальше по книге было рассказано об оглушительном провале переговоров. Из Москвы ответили: "Советский Союз в состоянии самостоятельно победить Германию, освободить всю Европу и обеспечить в ней мир и порядок без посторонней помощи. Полный контроль Европы вооруженными силами СССР является надежной защитой европейских народов от взаимного истребления в различных войнах на ее территории, а так же обеспечивает свободу перемещений и торговли между европейскими государствами. Учитывая прошлые крупномасштабные кровопролитные войны между Россией и коалициями европейских государств, СССР сделает все от него зависящее, чтобы впредь не допустить существования в Европе враждебных ему правительств. Так же он выражает надежду, что Британская империя не будет провоцировать высадку советского морского десанта на Британских островах. Относительно колониальных владений государств, временно попавших под контроль Германии, Советский Союз готов рассмотреть предложения Британской империи по их разделу". Англичане были в трансе от небывало наглого ответа, но утерлись, моля бога.
   Шувалов читал рукопись до утра, а дальше было описание Европы под властью немцев и ее освобождение. Русские якобинцы и вправду захватили всю Европу, заодно высадили морской десант в Исландии. Англичане смогли только сделать пиратский захват и погром кораблей во французских портах во избежание морского десанта через Ла-Манш. Били, особо не целясь, не только несколько портов разбили, но и сами французские города под предлогом войны с немцами разбомбили. Особенно старались перепахать и намертво выжечь районы, где французские моряки и портовые работники живут. Лягушатники, когда поняли, что к чему, взорвали несколько эшелонов с английскими солдатами, которых русские возвращали домой из лагерей. "Почему-то французы не оценили высказываний англичан, что, мол, французы сами виноваты уже тем, что сдались немцам и жили под их властью, а потому заслужили смерть от британских бомб".
   До утра оставалось всего ничего, потому граф не стал ложиться спать, а ломал голову, как отнестись к этому роману. В конце-концов решил, что от такого романа будет больше пользы, чем вреда. А что? Так и есть.
   Убрали монархию? Так на место царя пришел диктатор и взял себе царские полномочия. Убрали власть дворян? Пардон, но далеко не всех, а тех, от кого было больше вреда, чем пользы. Может офицер дворянского рода командовать корпусом или армией, вот ему генеральские погоны и должность. Не может? Так его место займет офицер крестьянского или мещанского происхождения, в РККА с отсевом негодных офицеров и даже, и особенно генералов, дела десятикратно проще, чем в императорской армии. С гражданскими чинами то же самое. Глядишь, задумаются нынешние дворяне, будут думать, как быть достойными. Крестьян держат в колхозах как крепостных? Да, от голода не мрут как мухи, но и свободы с деньгами не больно видят. И, что особенно пришлось по вкусу жандарму, описание, как законопатили на каторгу, и как там мучили тяжелой работой не в меру болтливых интеллигентов, либералов и даже революционеров, не понявших, что раз схватили власть революцией, то надо не дурака валять, а работать, и работать по умному и усердно.
   Да, роман опасен, но опасен тем, что провоцирует взять власть не мечтательных пустозвонов, а людей дела, обиженных родовитыми карьеристами. Только вот для кого опасен? Для всяких ничтожеств в чинах? Перетерпят, авось поумнеют. Другим державам неприятен? Если им так не по вкусу, выходит, очень правильные вещи в нем говорятся. Обойдутся.
   И еще жандарм обратил внимание на описание концлагерей и лагерей смерти, их сравнение с американскими лагерями для пленных. И недоработанный план "Ост", в котором предлагалось уничтожить большинство славян, а оставшихся сделать рабами. Предполагался запрет на образование кроме как умений читать, писать, считать и свободно разговаривать на немецком языке, который объявили языком господ. В Польше насильно вбивалось поклонение перед немцами, их культурой, а своя запрещалась. То же и в России предполагалось. Заставили всех детей старше 14 лет трудиться наравне со взрослыми. Особо подчеркивалось, что для нацистов славяне ничуть не лучше всяких негров, и англичане с французами их натравили на Россию, но она успела раньше.
   Нехорошие какие-то параллели с Российской империей, но, даст бог, исправим.
   Да, это не совсем утопия, скорее уж путь к утопии, усеянный трупами и политый кровью и потом. Похоже на то, что предлагал Пестель, но и много иных вещей. И автор слегка смеется над большевиками, что, ринувшись в атеизм, вместе с тем поддерживают в обществе христианские добродетели. Вынужденно враждуя с Европой, берет много хорошего от нее, и вместе с тем совсем не поклоняется. Нет явного славянофильства, и это при том, что обвиняет европейцев в истреблении невинных людей. И любопытная черта: указал, что народы во второй Великой войне слабо сопротивлялись врагу из-за изменения их философии, укоренения индивидуализма.
   А ведь как пишет, как ярко передает дух эпохи! Все изменяется в ходе развития событий.
   Шувалов окончательно решился и утром вернул Толстому рукопись и приказал его отпустить. Будь что будет!
  
   Попаданец в Толстого, Константин Лаптев, не знал, что и его эпоха результат деятельности попаданцев.
   Во время американских бомбардировок Югославии в 1999-м году группа сербских военных и русских добровольцев укрылась от авианалета в пещере вместе с Т-34-85, еще стоявших на вооружении югославской армии. И оказались в 1940-м году, июне месяце. Нашли и Иосифа Броз Тито, и Душана Симовича, объяснили им, что к чему, помогли с военным переворотом, а в первую очередь с советским посольством провернули операцию по доставке Т-34-85 в СССР.
   Договор, заключенный между СССР и Югославией, был ну очень любопытным в секретной части. Тито и Симович на пару экстренно подготовили страну к войне и продавили Сталина на кой-какие совсем уж не уважаемые действия. Впрочем, Иосиф Виссарионович не слишком и упирался, поняв, чем дышит Россия 1999 года. Тогда обвиняли СССР во всех смертных грехах, включая подготовку к нападению на Германию. И открыто звучали предложения о конфискации у России всех особо ценных месторождений и ликвидации 90% населения. Втемную уломали и Британскую империю на кое-какую помощь, дав откровенную фальшивку о планах Третьего Рейха совместно с Турцией захватить Египет и окрестности Персидского залива.
   Да, чуда не вышло, Югославия не смогла отбиться от вермахта, но за два месяца упорных боев потери немецких войск в полтора раза превысили таковые во Французской кампании. От британского флота тоже изрядно досталось, правда, в основном итальянцам, не дав высадиться на морском побережье. Эта авантюра обошлась Британии в потопленные два авианосца, линкор и четыре эсминца. Советский Союз тоже потерял поставленными югославской армии танки Т-28 и Т-26 (Это в дополнение к югославским FT-17, устаревшими еще до появления Т-26 в РККА), а также и авиацию.
   До августа на советско-германской границе были стычки в воздухе, обе стороны старательно сбивали вражеских разведчиков. Зная из будущего, как сгорела кадровая армия в оборонительных боях лета и осени 1941 года, пока в тылу создавали новую армию, в корне поменяли стратегию. Тогда, изначально в немецких войсках были образцово обученные вояки, которых растеряли, уничтожая кадровую советскую армию. А вот бои реальной истории 1942-1945 годов были между резервистами обоих сторон, РККА шла вперед с очень невыгодных позиций.
   План был нехитрый: опережающим ударом армий западных округов сильно потрепать немецкие войска, заканчивающие подготовку к наступлению, а потом потрепанный вермахт встретить на старой границе армиями внутренних округов. Ясно же было, что встречный удар еще задержит наступление, и соотношение потерь будет выгоднее за счет элемента неожиданности.
   Удар первого эшелона советских войск устроил погром в первом эшелоне немецких войск, загруженных по уши последними приготовлениями к войне. Но тут подошли войска второго эшелона вермахта и устроили удачное контрнаступление. Да только обе победы были пирровы.
   Немецкое наступление продолжалось, пока им в лоб не ударили свежие советские войска и не опрокинули их. Вторая мясорубка оставила Германию с неприкрытой границей. Да, полтора миллиона потерь не остановили РККА. Дальше вермахту пришлось срочно бросать на фронт учебные дивизии. Война затянулась почти на год. Британцы попробовали влезть, но их попросили не соваться на материк. Да и не было у них сил, благо, СССР догадался договориться с Роммелем: "Если вы разгромите англичан в Африке, то будете главкомом социалистической Германии. А в качестве аванса получаете трофейную технику и пленных для пополнения своего корпуса".
   Ошиблись в одном: совсем не были готовы использовать шанс морского десанта на Британских островах. Не хватило оптимизма, и англичане разбили французские порты, оставив обновленную Францию без флота. Пришлось ограничиться захватом почти беззащитной Исландии, а перед этим Северной Европы. Для начала.
   Потом пошли колониальные войны. Конечно, пришлось в Европе наводить порядок и воссоздавать европейские армии. Нацисты в сибирских лагерях заменили пленных солдат, да во всех странах прошли чистки.
   Берлинский пакт не помог: на СССР и так готовились напасть все подписавшиеся кроме Японии, с которой, приведя в чувство Халхин-Голом, неплохо договорились против САСШ.
  
   Лев Толстой ехал в поезде Санкт-Петербург-Москва, возвращаясь домой. Перед этим заключив договор с издательством на третью книгу, причем Шувалов настоял, чтобы Лев Николаевич повторно не переписывал роман.
   Соседями писателя оказались офицеры, один подполковник и два капитана, один молодой щеголь, второй служака с сединой на висках.
   Толстой мирно дремал, но тут услышал, как обсуждают его книгу "Промеж огненных эпох". Один капитан, щеголь, неистово клеймил роман, что мол не может быть такого, и что офицеры неблагородного происхождения не могут командовать наравне с неблагородными, а те, что справляются, они берут пример с дворян. И, мол, без благородства нельзя воевать. Второй не соглашался, утверждая, что главное это хорошее образование. Подполковник сказал, что Петр Великий брал в офицеры дворян, потому что были самыми образованными. И вообще достойных людей среди дворянских родов маловато на все вакансии, и эти роды надо иногда пополнять лучшими из простолюдинов.
   Щеголь задумался, потом выдал:
   - Не завидую я книжным офицерам. И денщиков у них нету, и живут небогато, и за лишние разговорчики слишком легко пострадать.
   - Не скажите, вон, мне пришлось закупить разной всячины на годовое жалование прапорщика по приходу на службу, потом три года из долгов вылазил. А тут по книге ничего такого не требуют. И не надо думать, что одевать на торжества, есть парадная форма за казенный счет, - возразил служака.
   - Понимаю, так у многих, кто живет с одного оклада, - кивнул щеголь. - Мне еще не понравился эпизод о том, как судили молодого лейтенанта. Дали десять лет каторги за то, что в пьяной драке нечаянно убил молодого крестьянина, хотели вовсе двадцать пять, но снизили, потому что все было в пылу драки. Меня же не засудят, если я прямо сейчас пристрелю этого бородача, который непонятно что делает в первом классе.
   - Вынужден вам напомнить, что бог создал всех людей равными, - не смог промолчать Лев Николаевич.
   - Да кто ты такой, чтобы нам указывать? - разозлился щеголь. - Как смеешь дерзить нам, шпак?
   - Поручик в отставке и к тому же имею титул графа.
   - Вы где служили, и как вас зовут? - спросил подполковник.
   - Два года на Кавказе, потом участвовал в обороне Севастополя, жил на четвертом бастионе, был и на речке Черной, и на Малаховом кургане. Имею награды. Зовут меня Толстой, Лев Николаевич, - медленно представился писатель.
   - Это вы тот самый?! - удивился подполковник. - Я Бернштейн, Владимир Святославович.
   - Капитан Голицын, Федор Мстиславович, - представился щеголь.
   - Капитан Синицын, Степан Иосифович, - служака тоже представился и добавил. - Ваши книги просто великолепны. И "Севастопольские рассказы", и "Война и Мир". Но последние два романа совсем уж необычайно хороши, да только несколько неоднозначные.
   - Наш Степан Иосифович несколько смягчает, у нас кто хвалит, а кто отчаянно ругает ваши две последние книги, - добавил Бернштейн.
   - Да, есть за что, уж поверьте, - сказал Голицын. - Как-то странно у вас вышло, что в генералы попали одни худородные дворяне, и это даже у белогвардейцев.
   - Я воевал и видел, что там и как. А на любой великой войне карьеру делают талантливые, а не родовитые. Без этого никак не победить. Все наполеоновские командиры были или из мелких дворян, или вовсе неблагородного происхождения.
   - Почему вы написали, что очень много офицеров благородного происхождения перешли на сторону якобинцев? - спросил Голицын.
   - Я отвечу, - вмешался Владимир Святославович. - Потому что эти якобинцы отобрали власть не у царя, а у думских пустозвонов, которые не смогли достойно править страной. И стали реформировать Россию, как считали нужным, и власть держали твердой рукой, у них была цель развития, и что предложить народу. А белогвардейцы пошли на сговор с иностранцами. Мы же не только царю, но и Отечеству присягаем. Вам не надо напоминать о преимуществах монархии над республикой? Так власть якобинцев с диктатором во главе во многом ближе к монархии, чем к республике. Плохо, что уровень образования упал.
   - Потому что избавились от многих дворян, - сказал Голицын.
   - Избавились от тех, кто дворянином был только по происхождению, но совсем не по духу. Да, насчет наказания за убийства, - добавил Толстой. - Если общество бесклассовое, то таких вольностей как у вас быть не может. И в первой книге был эпизод, когда пришли в деревню белые и стали грабить и обижать крестьян, а командир еще и избил жалобщиков. Командир красных своих наказал за мужицкие обиды. И я все написал в книгах.
   - Вторая книга называется "Промеж огненных эпох". То есть и третья будет? - спросил Синицын.
   - Будет и четвертая, и пятая, это одна книга в двух частях. И шестую планирую. Насчет седьмой в сомнениях, - проговорился Толстой.
   - Когда третья?
   - Уже отдана в издательство. Название "Европа в огне". Скучно не будет. Вообще, вторая книга самая скучная, я так думаю, - поделился Толстой.
   - Ничего себе скучная. Мирная жизнь такая, что на войне спокойнее, - воскликнул подполковник. - Все время что-то спешат делать. Мечутся, пытаясь понять, как лучше. А почти в самом конце война с Японией за Монголию. Не верится, что японцы на такое способны. Думаете, Перри так им помог?
   - Не только он. У Японии много людей, много солдат, а страна бедная, Англии выгодно, чтобы Япония со всеми воевала. И доиграются, - пояснил Толстой, а сам думал "Вы бы слышали про Цусиму".
   - Не знаю, не знаю, - сомневался Бернштейн.
   - Как слабенько воевали красные против японцев, - заметил Голицын. - Хуже стали.
   - Или наоборот. Об этом в четвертой книге, названия четвертой и пятой "Восточное полушарие меняет путь".
   - Ждем-с.
   - Вы еще вот что заметьте: урок Великой войны начала двадцатого века усвоили в полной мере, и все оружие делают у себя в стране. Даже разрабатывают все оружие по возможности сами. На худой конец покупают чертежи удачных иностранных образцов, - подметил служака.
   - Ну почему, есть же пушки Обухова и винтовка Баранова, - сказал Бернштейн. - Но мы отстаем, к сожаленью.
   - Да, и с этим надо бороться, - сошелся с ним во мнении Синицын. - И тут рассказано у вас про невероятный восторг от песни "Катюша". Несколько странные вкусы. Это от того, что мало офицеров дворянского происхождения?
   - Да, потому. Вы ее слышали?
   - Вживую не приходилось. Можете напеть?
   - Да, разумеется, - и Толстой спел песню. Весь вагон молча слушал, и попросили повторить. Потом была еще и "Спят курганы темные" и "Темная ночь". Уже в Москве выпили по пару рюмок на прощанье.
  
   Дома писатель взялся за "Восточное полушарие меняет путь". И работа закипела. Событий было много, о которых надо написать. Роммель захватил Египет, перед этим тайно, насколько было возможно, приняв пополнение пленными немцами, танками Панцер-3, Панцер-4 и Штугами, прочего тоже получил. После этого сменил флаг и бросил армию на Палестину. Советская армия вместе с болгарской и сербской собирались было ударить по Турции, но гордые османы не приняли боя.
   Английский посол принял приглашение от турецкого президента как можно скорее посетить его, в приглашении было указано, что также приглашен и американский посол. Англичанин немедленно отправился к президенту и столкнулся с американцем в приемной. Переглянулись и, не задавая лишних вопросов, вошли в кабинет после слов секретаря "вас ждут".
   Турок принял обоих очень вежливо, как и присутствовавшие министр обороны, премьер-министр и спикер парламента. После короткого обмена вежливостями президент сказал:
   - Нам нужна военная помощь. Чем больше, тем лучше. Мы готовы хорошо заплатить. На что мы можем рассчитывать?
   - Нас японцы вышвырнули с Филиппин. В Ост-Индии идут тяжелые бои между американско-австралийскими и японскими войсками. Потерпите хотя бы год, - вздохнул американский посол.
   - Нас Пустынный Лис вышвырнул из Египта, и мы пока не можем с ним справиться. На переговоры тоже не идет. Лягушатники тоже начали войну против нас. Официальный повод это расстрел судов во французских портах, - сказал англичанин.
   - Мы готовы рассмотреть вопрос о вхождении в состав Британской империи на льготных условиях в обмен на крупную и действенную военную помощь, - выложил турок главный козырь.
   Англосаксы переглянулись, и британец спросил:
   - Простите, что происходит?
   - Нас вчера посетил представитель советского правительства, к тому же армянин, - при этом турецкий президент поморщился. - То, что он нам предложил, это оскорбление и унижение всей Турции, позорная капитуляция. За его слова следовало бы бросить в зиндан, но я не решился.
   - Почему так важно, что это был армянин? - спросил янки.
   - Четверть века назад мы уничтожили всех армян в Османской империи, всех, кто не сбежал. Потом и на территории армянской автономии в СССР порезвились. Два миллиона этих ишаков убили. А теперь нас призвали к ответу, требуют крови виновных, а их очень много. Виновных и степень их вины будут определять советские армяне. И Россия требует проливы, Болгария тоже хочет урвать кусок, а Греция хочет восточное побережье Эгейского моря. Требуют дать курдам свое государство, - как будто с кровью выдавливал из себя слова турецкий президент. - И с вами так будет. Думаете, они не знают про бойню ирландцев и индейцев? Придут и спросят. Как нас за армян. Думайте, господа. Не смею задерживать.
   Далее Толстой писал о стремительном наступлении и наведении порядка в северной Африке и западной Азии. Еще написал о войне на Тихом океане, которая между Японией и США, о событиях в Китае. Писатель мучался, видя жуткие картины Второй Мировой войны и сопутствующие кровопролития, и концлагеря, но Лаптев говорил в голове "Надо, Лёва, надо. То ли еще будет. Будущее будет тяжелым". Да, он понимал, как понимал чувства советских советников в Японии, которые скрежетали зубами и терпели, видя жуткие вещи, творимые японцами. Да, пробовали удерживать от зверств, но получалось плохо.
   Жуткая была схватка между великими державами, значительная часть Восточного полушария полыхала. Захват красной Россией Европы по сути убрал саму возможность новой кровопролитной войны в континентальной Европе. Британия попробовала бомбить, но потом пожалела. И Франция с СССР за спиной, да и Германией и т.д., стала воевать в колониях, и возобновилась война в воздухе.
   Тем временем вышла книга "Европа в огне". Славянофилы и монархисты были в чудовищном замешательстве. Западнофилы и либералы бились в истерике, на все лады склоняя книгу. За границей истерия зашкаливала. Единственный, кто вступился за Толстого, был Джузеппе Гарибальди, под влиянием первых двух книг присоединившийся к Парижской коммуне. Выживший, кстати говоря. Сказал так: "Я своим опытом свидетельствую, что за мир надо воевать".
   Зато Карл Маркс и Фридрих Энгельс были в первых рядах критиков. Первое впечатление Карла Маркса о книге дословно неизвестно, потому что один из свидетелей этой критики сказал, что слова Маркса были далеки от норм приличия как папуасы от белых медведей. Чуток придя в себя, оба философа коммунизма заговорили в стиле Геббельса, если не хуже. Несли, что мол, нужно полностью уничтожить славян, и что в книге правильно делал Бесноватый, что сжигал заживо в печах славян.
   Бакунин, Огарёв и Нечаев подловили Маркса и Энгельса и избили до полусмерти. Надо сказать, что все трое, особенно Нечаев, не со всем были согласны с Львом Николаевичем, но правопорядки и идеологию СССР оценили довольно высоко. Идиотская вышла ситуация, когда анархисты избивают идеологов коммунизма за очень оскорбительные высказывания про коммунистическую империю. Оно того стоило. Шувалов и Александр Второй только покатывались со смеху с этого цирка в свободное от государственных хлопот время, коих хватало в связи с новыми идеями. Ну еще бы: такой раскол среди революционеров.
   А в Москве и Питере гремели баталии не меньше. В конце-концов, чтобы прояснить ситуацию, в гости к Льву Николаевичу отправился корреспондент газеты "Московские ведомости". Выяснил много интересного. Все его взгляды можно выразить тезисами:
   1) если монархия не справится с управлением страной, ее заменят наши якобинцы и справятся;
   2) европейцы наши враги или вынужденные союзники;
   3) царская Россия для рабочих и крестьян это не мать, а мачеха, и с этим императору надо что-то делать, пока есть возможность;
   4) царь умный, но он вынужден учитывать мнение влиятельных дворян, в том числе глупых и жадных;
   5) достойные дворяне станут частью коммунистического общества, недостойные умрут;
   6) надо развивать быстрее Россию, особенно Сибирь;
   7) Россия достойнее всех править миром, потому что она не занимается уничтожением народов, а ассимилирует их в отличие от той же Англии;
   8) не надо бояться власти русских над Европой, опыт Польши показывает, что если русских не злить, то под их властью хорошо живется;
   9) если русские завоюют Европу, то они сохранят ее культуру и науку, наоборот же не будет никогда, потому что европейцы считают русских дикарями;
   10) русские как никто могут осваивать малопригодные для жизни земли, и именно они будут осваивать космос,
   11) русских нельзя считать дикарями хотя бы потому что они умеют цивилизованно жить в суровом климате, в частности, заниматься земледелием, ремеслами и создавать нормальные города там, где слишком холодно для европейцев, и даже на равных с Европой заниматься наукой;
   12) идеалы коммунизма, сельской общины и христианские ценности, взаимопомощь, сочетание интересов личности и общества путь к счастью;
   13) христианские ценности вовсе не означают поклонения церкви, она даже вредна;
   14) пацифизм в идеале нужен, но на практике это порочная идеология, потому что выливается в подчинение хороших людей плохим;
   15) нужно всеобщее образование и всестороннее воспитание людей;
   16) счастье и процветание легко не дадутся, нужно думать, как добиваться, бороться и не сдаваться;
   17) ничего сразу не будет, все придет постепенно;
   18) мало быть пламенным революционером и борцом за свободу, надо быть еще и государственным деятелем, который может заниматься и занимается рутиной и повседневной тяжелой работой по устройству общества и исправлению ошибок;
   19) нужно использовать любую возможность сохранить полезное от старого, и не бояться вводить новое;
   20) народ не надо идеализировать и не надо считать безнадежно плохим, другого народа нет, и тот, что есть, надо улучшать.
   Так и опубликовали "20 тезисов Толстого".
   Напоследок напечатали стихотворение:
   Вижу горы и долины,
Вижу реки и поля.
Это русское приволье,
Это родина моя.
   Вижу Прагу и Варшаву,
Будапешт и Бухарест.
Это -- русская держава,
Сколько здесь любимых мест!
   Вижу пагоды в Шри Ланке
И Корею, и Китай...
Где бы я ни ехал в танке,
Всюду мой любимый край!
   Вижу речку Амазонку,
Крокодилов вижу я...
Это русская сторонка,
Это родина моя!
   Недалече пирамиды,
Нил течёт -- богат водой,
Омывает русский берег!
Русь моя, горжусь тобой!
   Вижу Вашингтон в долине,
Даллас вижу и Техас
Как приятно здесь в России
Выпить вкусный русский квас!
   Над Сиднеем солнце всходит.
Утконос сопит в пруду.
Репродуктор гимн заводит.
С русским гимном в день войду!
   Вот индейцы курят трубку
И протягивают мне,
Все на свете любят русских,
На родной моей земле
   Многое стало ясно, хотя скандалы между мыслителями земли русской и западнофилами не прекратились. Многие крепко задумались. Русские социалисты всех мастей и славянофилы сблизились между собой, дискутируя на тему "20 тезисов Толстого". Некоторые западнофилы "сменили флаг", большинство изматывали себя истериками и руганью, кое-кто раньше времени окочурился. Император высказался: "В них есть много дельного. С Европой лучше не ссориться, но если надо будет, не уступим и дадим отпор. И без всякой замены элиты империи".
   А Толстому подарили книгу Карла Маркса "Секретная дипломатия XVIII века", Лев Николаевич и особенно Константин Иванович, поняв, что думают о России, озверели и на пару выдали статью "Об истории Руси", в которой выдали и миф древней Эллады о Гиперборее, и рассказали про мегалиты южной Сибири и Кольского полуострова со ссылкой на знакомых, которые просили не упоминать про них. Так и заявили, что в Сибири и на Кольском полуострове есть сооружения, по древности и сложности постройки не уступающие пирамидам Египта, и про них знали греки. И добавили, что нынешних европейцев совсем не украшает, что, гордясь происхождением от Римской империи, не уважают народы восточного Средиземноморья, чья цивилизация насчитывает свыше пяти тысяч лет. И на добивание заявили, что европейцы это правнуки шакалов, разоривших Рим, который имеет поистине позорную историю с точки зрения гуманизма.
   Еще Лев Николаевич написал статью, в которой излагал свой взгляд на идеи равенства и неравенства народов. В ней заявил и обосновал, что самые развитые народы это европейцы и азиаты. И доказал, почему так, используя данные о сложности жизни в разных частях света. Указал, что сам факт существования и процветания Российской империи, равноценной по развитию Европе и имеющей более суровый климат, делает русских качественно как минимум равными европейцам и, возможно, даже превосходящими иные европейские народы. Объяснил естественным отбором.
   Потом была еще статья "Темные стороны европейской цивилизации". Лев Николаевич, пользуясь всевозможными материалами, вытащил поистине горы дерьма на свет божий: мракобесие, инквизиция, геноциды, каннибализм и прочее.
   Эти статьи подорвали позиции западнофилов в Российской империи, так, например, Тургенев окончательно ушел от западнофильства. Заявил, что в цикле романов про красную Россию описываемые им девушки раскрылись, и что нет проблемы лишних людей, но зато неподходящих ломают и уничтожают. Разумеется, не обошлось без скандалов: европейские нацисты брызгали слюной от всего изложенного.
   Многих пленили сценки вроде того, как захватили в качестве трофеев коллекцию раритетных книг. В этом отрывке солдат случайно вскрыл тайник, посоветовался со старшиной, и доложили офицеру "книги какие-то очень старые, наверно ценные, пусть специалисты глянут". Нашли специалиста в лице лейтенанта, сына обнищавших еще до революции четы искусствоведов, награжденных за спасение особо ценных предметов искусства. Тот и объяснил, что в тайнике настоящие раритеты.
   Или другой эпизод, когда за грабеж и расстрел крестьян трех солдат отправили под трибунал. Тягостный, но ценный. Много было зарисовок из картин большой войны. И многих ужаснули описания лагерей смерти, лагерей пленных.
   Пока народ переваривал третью книгу, Толстой завершил четвертую и начал пятую. Надо сказать, с трудом уместил в два тома все, что хотел рассказать. Рассказывать было о чем, это и военные действия, и отношения военных между собой и с местными жителями, и зарисовки из жизни людей в отсталых странах, и чудовищные преступления. Очень много грязи было вскрыто в Африке и Азии, это с точки зрения морали. Показал это на простых примерах типа: лейтенант ехал в Индию освобождать, рассуждая, зачем это надо, и все понял, когда увидел чудовищную нищету, и как советские солдаты учат индийцев пользоваться косами вместо серпов, это середина двадцатого века, и британская колония.
   Английский посол, прочитав четвертый том, отписался в Лондон, чтобы не допускали Толстого и его книги на земли Британской империи. Но противники угнетения людей были в восхищении, Жюль Верн всем советовал книги Толстого. Высказался так: "В этой эпопее Толстого про будущее в огне и страданиях, в реках пота и крови рождается новая эпоха. Исчезают войны в Европе, меняется отношение к людям и капиталу. Да, по книге немцы и французы под властью России, но их русские в первую очередь заставляют по христиански относиться к другим народам. Тот завоевательный поход, который описан, он не для грабежа и не для удовлетворения жажды завоеваний, а из гуманных побуждений. И он вынужденный. Еще я вижу торжество научной мысли для удобств простого народа, а не для создания игрушек богачей. И не для обогащения создателей машин, а для улучшения жизни людей".
   Отдельного внимания заслуживает выведенный образ Дарьи Ивановны Тимофеевой. В РККА на деле не было женщин-генералов, но в книге по сюжету она получила звания генерал-майора медицинской службы и Героя Советского Союза за организацию спасения от голода и дистрофии населения только что захваченной Бенгалии. По сюжету с помощью временно выделенных в ее распоряжение солдат и стратегических резервов продовольствия смогла спасти от миллиона до полутора миллионов индусов, и выделения всех ресурсов она сама добилась. Суфражистки были очень рады такой героине. Военные отнеслись очень неоднозначно. Салтыков-Щедрин четко высказался: "Я не понимаю, как женщины могут служить в армии, но образ Дарьи Тимофеевой это утонченное издевательство над нашими генералами". Британию приложил мордой в дерьмо, описав сцену награды лорда, организовавшего вывоз продовольствия из Индии.
   К четвертой книге круг писателей в целом сформировался, как и врагов. Люди многому не верили, но читали, принимая как сказку. Да только знающие люди подтвердили многие детали. Примером может служить эпизод, когда советский военный советник оскорбил китайских генералов своим отказом от китайского деликатеса: мозги живой обезьяны со вскрытым черепом. Или жуткие подробности жизни тибетского народа под властью буддистской теократии.
   Пятая книга была про центральную Африку и больше про западную часть тихоокеанского региона. Недолгий взлет Японии, ее война против США, захват Японии СССР, создание КНР, и напоследок битва за Австралию. Конец битвы за самый маленький континент был с использованием ядерного оружия. Оно американцам не помогло, как против советских танков, вовремя окопавшихся, так и как средство устрашения австралийцев (сдавшийся без боя Брисбен получил на голову урановую бомбу), чтобы города не сдавали. Ответный удар был по Тасмании, захваченной морским и воздушным десантами.
   Традиционно обсуждения книги были бурными. К описанию негуманной войны уже все привыкли, и зверства японцев и американцев не удивили народ. Больше споров вызвало описание действий НОАК, никто не поверил в ее боеспособность. И описание морской войны произвело впечатление на народ.
   Самое бурное обсуждение было про урановые бомбы, хотя Толстой довольно четко высказался про них в романе.
   Я не буду раскрывать устройство урановых бомб, все ж, как говорят шпионы и бандиты, некоторые знания укорачивают жизнь. Но кое-что расскажу.
   В первые десятилетия двадцатого века удалось определить строение атомов химических элементов и даже научились проделывать превращения атомов одного химического элемента в другой. Установили законы превращений. Оказалось, что, например, золото можно получить только из ртути, и оно того не стоит. Еще выяснили, что выделяемая или поглощаемая энергия поистине огромна, в сотни тысяч и миллионы раз больше, чем при горении угля того же веса. Путь к этим знаниям долгий, и потребовал множества открытий, например, открытие спектрального анализа Кирхгофом и Бунзеном, открытие Менделеевым Периодического закона. Последний является прямым следствием различий в строении атомов различных химических элементов. И все же долгое время считалось, что открытие не имеет практического применения, пока один смелый эксперимент не показал довольно простой способ использования урана. Но об этом я вам, уважаемые читатели, ничего не расскажу, ибо во многих знаниях многие печали.
   Единственное, что могу сказать, так это что нашли способ делать паровые котлы, отапливаемые ураном, используемые для получения электричества, и чудовищно мощные бомбы, но очень громоздкие, в первые годы слишком большие, чтобы можно было уместить в двенадцатидюймовый снаряд.
   Алхимический камень это выдумка, но у специалистов будущего, занимавшихся превращением элементов, появилась своя мечта: научиться получать электричество при помощи реакции превращения водорода в гелий, как происходит на солнце. Но очень долго не получалось, увы.
   Менделеев приехал в гости к Толстому аккурат после одной бурной дискуссии про уран. На ней одни крутили пальцем у виска, что, мол, писатель бред пишет. Другие, в том числе и сам Менделеев, утверждали, что есть кой-какие непонятные вещи во взаимодействии атомов.
   После непродолжительной беседы Дмитрий Иванович молвил:
   - А ведь ваши байки про устройство атома породили бурные дискуссии, начались споры, как проверить, есть ли у атомов составные части. Я, зная о том, что вы кое-что понимаете в химии, не поверил словам критиков, что превращение металлов невозможно. Вы можете что-нибудь рассказать?
   - Не стоит выпускать джина из бутылки раньше времени. Впрочем, у урана и тория, а также всех его соединений есть любопытное свойство: они засвечивают фотографические пластинки через бумагу, дерево и даже через металл.
   - Хм, проверю. Только как это относится к предмету разговора?
   - В пятой книге в самом конце описаны неожиданные болезни, настигшие тех, кто выжил при взрыве урановой бомбы. Они пострадали от невидимых лучей и продуктов взрыва, - поделился секретом Толстой.
   - Вы очень много знаете, чего не знают другие. Интересно, почему? - спросил Менделеев.
   - Во многих знаниях многие печали.
   Больше Химик от Писателя ничего не добился. Но опыты с урановой и ториевой солями полностью удались. Потом Менделеев на пробу положил руку между фотографической пластинкой, завернутой в бумагу, и конвертом с урановой солью, нанесенной на дощечку. Проявление пластинки дало картинку расположения костей в руке. Дмитрий Иванович бросил все и поехал в Винницу к Пирогову, знаменитому хирургу. Показал фотографию и объяснил, как был получен снимок. Внедрение нового метода диагностики, во многом благодаря авторитету Николая Ивановича, произвело фурор в соответствующих научных кругах и быстро распространилось по всему миру. Патент, разумеется, был на имя Менделеева: Толстой/Лаптев отказался от авторства.
   Тем временем подоспел шестой том эпопеи, не менее впечатляющий, даже, можно сказать, выносящий мозги аки дробовиком. По сюжету Куба после переворота объявила о союзе с Россией и пригласила советские войска. Да только американцы, сильно испуганные таким ходом дел, выжгли весь остров атомными бомбами так, что Куба стала безжизненной как Луна. И демонстрация Царь-бомбы не помогла. Тогда СССР ударил по Великобритании ядерными бомбами так, чтобы островная держава не смогла отбить десант и нанести ответный удар. А потом оккупация, и новая власть была укомплектована ирландцами, ненавидящими англичан.
   Это были еще цветочки беспредела. Ягодки дальше по тексту. Американцы озверели, но в лоб нападать испугались. Зато начали бактериологическую войну новыми болезнями, любыми путями подкидывая на подконтрольные СССР территории. Самым страшным был новый вирус, превращающий людей в зомби. Его испытание провели на острове Ямайка. Тамошний народ переродился в страшных малоуязвимых существ, которых американцы выжгли и объявили, что это русские подстроили. И сами раз за разом пробовали подкинуть обходными путями вирус в Восточное полушарие. В Африке погибли миллионы людей, в Евразии жертвы были меньше, но головной боли тоже хватало. Прямых доказательств не было, но американскому президенту хватило ума публично заявить, что ради уничтожения коммунизма гибель ВСЕГО населения Восточного полушария это приемлемая цена.
   Еще одной неприятностью была война в космосе. СССР первым начал запуск космических спутников, как разведывательных, так и научных. И успел четыре раза отправить людей в космос. Была высадка аппарата на Луну, было два запуска на Венеру по четыре аппарата, и один раз на Марс. Во втором запуске аппараты сумели замерить давление и температуру на поверхности планеты. Марс, увы, только с орбиты сфотографировали. Потом АМС стали поголовно погибать от американских ракет, янки плевать хотели на то, что это научные аппараты.
   И, знаете ли, дождались ответного удара. Тектоническим оружием.
   Самые старые из моих читателей, должно быть, помнят, что в 1816 году было невиданно холодное лето в Европе и Северной Америке, не затронувшее Россию. Но эти холода возникли не просто так, а из-за чудовищного вулканического извержения вулкана Тамбора в 1815 году. Еще есть в летописях упоминания о великом голоде 1601-1603 годов, этот голод вызван похолоданием из-за извержения вулкана в Южной Америке в 1600-м году от Рождества Христова. В Библии рассказывают о тьме египетской, есть и легенды об Атлантиде, исчезнувшей цивилизации. Эти беды тоже из-за вулкана, ныне известного как остров Санторин.
   Но самый страшный спящий вулкан был открыт при фотографировании США из космоса. Этого никто не знал и не подозревал, пока к советским геологам в руки не попали спутниковые фотографии. Они-то и увидели нечто похожее на кратер чудовищного спящего вулкана и запросили фотографию в тепловых лучах.
   Дальше было описание обсуждения удара и запасание продовольствия. Одновременно готовили царь-бомбы. После очередной выходки американцев, устроивших эпидемию в Индокитае, решение было принято. Двенадцать бомб, взрывчатым веществом в которых служили уран, литий и водород, строго в отмеренные микросекунды взорвались в глубоких шахтах в разных местах планеты. Ударные волны от них вошли в резонанс и, взаимно усилившись, пришли в район Йеллоустоуна и столкнулись в северной части озера. Эффект был такой, как будто в паровом котле, готовом взорваться, кто-то изнутри ударил по крышке.
   Столб огня и пепла был высотой семьдесят километров, пирокластические потоки смели все в окружности нескольких сотен километров. Много дел на западе страны натворила взрывная волна. Но больше всего дел поначалу натворил чудовищный циклон: горячий столб огня с невероятной мощью засасывал воздух и поднимал вверх, а с океанов тянуло ему на замену. Потом из верхних слоев атмосферы на Северную Америку обрушился даже не ливень, а потоп из воды и вулканического пепла, смывающий все на своем пути, от пепла все задыхались, и дома рушились. США пострадали от извержения сильнее, чем Исландия от извержения вулкана Лаки, которое было в двести раз слабее. Американское командование, так и не получив извещения об прямой атаке, сразу не поняло, в чем дело, потом было поздно. И беду довершил гигантский обвал склона вулкана Кумбре-Вейя на острове Пальма, вызвавший пятидесятиметровое цунами, а также землетрясение от разлома Сан-Андреас.
   Издатель долго качал головой, но все же решился издать роман "Апокалипсис рукотворный". И таки угадал: люди в очередной раз были в шоке. Британию склоняли на все лады за молчание на Брюссельской конференции 1874 года, и тут еще Толстой подлил бензина в огонь. Им припомнили все гадости времен всех войн, и вспомнили про одеяла с оспой, и многое другое. Слишком много неприятной правды выволок на суд людской Лев Николаевич.
   Известные вулканологи и метеорологи дружно ринулись изучать взаимосвязь катастрофических вулканических извержений и колебаний климата. Довольно быстро подтвердили связь вулкана Тамбора и холодного лета 1816 года. Обследование долины Йеллоустоуна привело к вердикту "возможно, это кратер вулкана". Улисс Грант, знаменитый генерал времен Гражданской войны и действующий президент США, выделил кругленькую сумму на создание высотного воздушного шара с целью осмотра Йеллоустоуна с воздуха. Полтора года труда дали свои плоды: воздухоплавательный аппарат "Икар" поднялся на высоту десяти миль, правда, воздухоплаватели едва не погибли. Но зато сфотографировали кальдеру с воздуха. Еще и геологи из Сан-Франциско откликнулись, когда спросили про разлом.
   В общем, скучно не было.
   Лев Николаевич, однако, решил завершить цикл сборником рассказов и повестей "По дороге в будущее". Ничего кровавого уже не было, всего-то истории из жизни людей СССР перед и после вулканической зимы, и истории далекого будущего. Время от середины двадцатого века и включительно до начала межзвездных полетов. Убил на этот сборник больше времени, чем на любой из прошлых томов. Но вышло намного лучше, чем у Гуревича "Мы из Солнечной системы", сравнимо со сказками Булычева про Алису Селезневу.
   Когда отдал этот сборник в печать, то начал давно задуманный роман "Анна Каренина", и много успел написать, но помешали закончить. Сборник "По дороге в будущее" напечатали и даже много продали, когда до императора и его приближенных дошли известия о реакции народа на сборник. Дело в том, что книги Толстого покупали все слои населения, даже крестьяне и рабочие. И вот очень многие осознали, что можно жить намного лучше. Описание быта колхозников, забывших, что такое голод, имеющих возможность регулярно покупать одежду и мясо, пользоваться электроприборами, и не имеющих потребность самим сажать зерно благодаря доле оного в колхозе, имеющих бесплатное обязательное образование вместе со школьными автобусами, поразило до глубины души нищих крестьян. Рабочие были поражены описанием жизни в хрущевках и районов из оных, условиями труда и оплаты, советским соцпакетом. Волнения и расплодившиеся как грибы после дождя разговоры, что монархию и дворянство нужно уничтожить, переполошили власти.
   По всей империи стали конфисковывать книги Толстого, а самого Льва Николаевича арестовали и в кандалах привезли в Петропавловскую крепость. В ней во время следствия постоянно измывались над писателем, следователь требовал признаний вины в подготовке государственного переворота и многих других грехах. Лев Николаевич все отрицал, и тогда его избивали до полусмерти и уносили в камеру.
   Дело Толстого Льва Николаевича присоединили к "Дело о пропаганде в империи". На суде вынесли приговор всем 194-м подсудимым. Большинство были оправданы или выпущены с формулировкой "засчитано предварительное заключение", 22 подсудимых получили ссылку, тринадцать человек получили от пяти до десяти лет каторги. Толстого Льва Николаевича приговорили к смертной казни.
   Вал протестов как внутри страны, так и за рубежом, был столь велик, что Александр Второй отменил смертную казнь, заменив на десять лет каторги, вечную ссылку и гражданскую казнь, то есть лишением поместья и дворянского звания и Льва Николаевича, и его детей. Попробовал бы не отменить смертную казнь: в одной только столице больше ста тысяч человек толпами пошли к Зимнему дворцу, так что пришлось срочно поднимать по тревоге лейб-гвардию. Империя прошла по грани, отделяющей ее от революции. Обошлось до поры, до времени...
   Российская империя, казалось, почти не изменилась от этих событий, но колея истории была слишком разбита, чтобы и дальше так было.
  
   Баранников Александр Иванович, кутаясь в длинную шинель, сошел с пролетки у здания биржи. Случайно встреченную барышню, споткнувшуюся при виде красавца-мужчины с военной выправкой, проигнорировал. Да и в самом деле, не просто так погулять вышел, держа в руках длинный сверток.
   Все время с начала года Александр Иванович возился с новым приобретением, доводя до ума. Несколько раз ходил на охоту и остался доволен новой игрушкой. Его тезка, Александр Михайлов, недоверчиво глядел на все это, сказал "Лучше бы динамитом", но Баранников, офицер-недоучка, только отмахнулся от своего учителя, сказав: "Вот пускай Халтурин и попробует динамитом, если у меня не выйдет".
   План Баранникова был основан на его сравнении действий снайперов в Гражданской войне в США и действий таковых в эпопее Толстого о красной России. Империя русских якобинцев давно стала навязчивой мечтой Александра Ивановича, запомнившего все тома. Последний том Баранникова буквально потряс, он понял, ради чего надо свергать царя. И так же потрясли конфискации этой книги, и расправа над Толстым Львом Николаевичем. Посему решил испробовать новый способ политического убийства.
   Всеми правдами и неправдами пробрался на крышу южного пакгауза Биржи, забрался на заснеженную крышу, сразу за коньком подстелил под себя шинель (а таковых надел на себя целых две) и удобнее улегся. Холодный ветер с Финского залива несколько мешал, но народоволец терпел. Для начала положил рядышком заряженную винтовку Бердана, оснащенную американским оптическим прицелом, и пристроил под боком десяток патронов. Затем вытащил мощный морской бинокль и стал осматривать Зимний дворец, Дворцовую и Адмиралтейскую набережную, ну и сад Зимнего дворца.
   Со здания, расположенного у стрелки Васильевского острова, до места появления мишени было полторы сотни сажен. Баранников же попадал через раз в ростовую мишень на расстоянии в версту. Но надо было еще и убить выстрелом.
   Около часа народоволец разглядывал лица людей, прогуливающихся у Зимнего дворца. Заметил, как напряглись у сада прогуливающиеся жандармы, и стал внимательнее всех разглядывать. Александр Иванович сразу по походке узнал своего царствующего тезку. Пригляделся к лицу и взял винтовку, нашел в оптический прицел нужную фигуру и стал ждать лучшего момента. Когда объект медленно пошел навстречу стрелку, Баранников навел прицел на грудную клетку, сделал аккуратный выдох, подкорректировал прицел и аккуратно нажал на курок. Грохнул выстрел, но пуля попала в дерево левее мишени. Стрелок сделал поправку, и прицелился заметно левее, теперь попал в насторожившегося императора. Баранников быстро перезаряжал, целился и стрелял в лицо императора. Спрятался за коньком, отложил винтовку, достал бинокль и, едва высовываясь, присмотрелся к августейшему лицу. Да, по меньшей мере пуля попала в лицо, которое заливало кровью.
   Александр Иванович накинул петлю подготовленной веревки на ближайшую трубу и быстро спустился во двор, не жалея рукавиц. Винтовку пришлось бросить.
   Степенно вышел на набережную, сел в пролетку, управляемую соратником и подъехавшую на звуки выстрелов, и укатил.
  
   Льва Николаевича неожиданно вывели одного из камеры и вывели в двор Петропавловской крепости, а потом в дом коменданта. Заключенного ввели в кабинет, а там его встретил совсем еще не старый богатырь. Мужчина в полевом офицерском мундире, почти сажень ростом, борода лопатой и жесткая улыбка на лице.
   - Прошу за стол, покушайте, заодно и поговорим.
   - Здравствуйте, ваше императорское величество.
   - Я еще не короновался. Но неважно, не о том разговор. Вы знаете или догадываетесь?
   - Простите, о чем вы?
   - Обо всем. Читайте, - и с этими словами Александр Александрович дал Льву Николаевичу документы, которые наследник получил от своего дяди, Михаила Николаевича, героя Русско-турецкой войны.
   В докладах было много интересного, там описывался опыт применения тачанок с картечницами Гатлинга, установленными как на малый переносной станок, так и на подрессоренную повозку. Рассказывалось о многозарядных винтовках Винчестера, используемых турецкой армией, попытках использования бронированных локомобилей, сделанных в Британии, и опытных образцов русских локомобилей. Отдельная тема это ракеты Константинова, снаряженные смесью селитры и сахара в качестве топлива, причем запускаемые с многозарядных станков. По тактике было много интересного. Про менделеевский порох хорошо отзывались.
   - Кто вы такой? - спросил наследник. - Только не делайте вид, что я ничего не понимаю.
   - У вас слишком много тех, кому нельзя лишнее знать. Я лучше всем все свои догадки расскажу, чем тайком английским шпионам, - отмахнулся Толстой.
   - Догадки, говорите. И про уран догадались? Мне Менделеев много про вас рассказывал, когда просил о помиловании. И все-таки, откуда всё это знаете?
   - Очень многое, что будут знать ваши помощники, уплывет за границу. У нас же нет контрразведки, зато есть неприкасаемые для правосудия.
   - Хорошо, я понял. Не буду терзать, если нарисуешь винтовку-трехлинейку, будешь ссыльным в Пермской губернии. Если нет, будешь на каторге. Заниматься будешь в одиночке. Месяца хватит?
   - Может, и за неделю управлюсь, - пообещал Лаптев. Он давно держал в руках оружие своей эпохи, а так за день можно было бы начертить.
   - Нам очень нужна скорострельная винтовка.
   - И пулеметы. Обратитесь к Хайрему Максиму, он еще в 1873 году создал пулемет.
   - Спасибо. Что-то еще?
   - Берегите себя, вы нужны России. А может случиться все, что угодно. Например, крушение поезда с вами, - предупредил Толстой.
  
   Первым делом Лаптев начертил пулю образца 1930-го года. А потом эскизы винтовки Мосина образца 1930-го года. Управился к вечеру. Но зато целая неделя ушла на проработку деталей, и это без точных размеров. К тому же чуть позже еще внес в конструкцию некоторые дополнения, присущие винтовке Маузера 1898 года.
   Получившиеся чертежи вручил лично в руки коменданту, генералу Майделю. Дальше с относительным комфортом ждал результата в камере.
  
   Николай Михайлович Баранов, сильно обиженный на лейтенанта Рожественского, собирался с оным судиться, когда его к себе вызвал наследник и спросил:
   - Николай Михайлович, вы не желаете поработать оружейником?
   - Зачем? Чтобы снова мой труд оказался впустую, а на вооружение приняли иностранную винтовку? Еще и польют грязью как некий Рожественский?
   - Сейчас все будет иначе. Я очень надеюсь, что вы сделаете нечто получше винтовки Винчестера, которыми турки воевали, - подбодрил Александр Александрович. - Держите эскизы.
   - Хм, интересно. Кто нарисовал?
   - Наш человек.
   - Толстой Лев Николаевич? Он не оружейник. Но грамотно начертил, грамотно.
   - Помалкивайте, кто автор. Главное, чтобы у нас была хорошая многозарядная винтовка, и никто не знал, кто ее настоящий автор.
   - Понимаю, - ответил Баранов. - Я и про открытия Менделеева знаю.
   - Я очень жду винтовки, - намекнул некоронованный наследник. - Надеюсь, вы мне сделаете подарок к коронации.
   - Буду стараться.
   - Договорились.
  
   Льва Николаевича привезли в Михайловскую артиллерийскую академию, где завели в комнату и показали комнату, приказав поработать над кой-каким оружием.
   Стоящая на высоком станке конструкция отдаленно напоминала знаменитый пулемет Максим, но Лаптев, оттеснив создание Толстого, принялся за работу. Вновь пришлось вспомнить знания времен Второй Великой войны. К утру завершил список усовершенствований, передав начальнику академии.
   Хайрем Стивенс Максим долго качал головой, читая список, потом принялся за работу.
  
   К коронации Александра Третьего опытные образцы трехлинейки и пулемета Максим были созданы и испытаны. Сам царь присутствовал на испытаниях.
   Придворные сочли блажью приказ нового императора об оружии, но потом армия оценила малокалиберные винтовки и пулеметы. Простоватого Александра Александровича как царя никто всерьез не воспринимал, и зря. Этот богатырь взялся за управление империей так, как будто в него вселился дух Петра Великого. Этот славный представитель рода Романовых, поняв, что Толстой знает будущее, пользовался его книгами как подсказками, в то же время пуская слухи, что писал бред.
   Сам же Лев Николаевич, лишившись усадьбы, поселился под полицейский надзор на северо-западе Пермской губернии, это западный Урал. Жил там вместе со всей семьей, работали на земле, но и добычей золота и алмазов потихоньку промышляли, как местные жители. Тяжеловато пришлось в голод начала девяностых, но выжили.
  
   Годы текли один за другим, история шла немного по другому, похоже на изначальную, но не совсем. Изредка гости приезжали, но писатель не хотел печататься за границей, но словом помогал многим, например, отговорил некоего Александра Ульянова от покушения на императора.
   И сам император делал некоторые вещи, изменяющие историю. Мурманск построили как порт, дополняющий Санкт-Петербург. Зиновий Рожественский в конце карьеры был начальником Владивостокского порта. Транссибирскую магистраль построили раньше, заводов создали больше.
   И, знаете ли, результат был. Кровавая каша, которая заварилась в Китае в 1890-х годах, шла совсем по другому сценарию, чем должна. Более тактично, чем было в ином варианте, отжимали Маньчжурию, устанавливали порядки так, чтобы местных китайцев поменьше обижать. И не имели головной боли с восстанием "боксеров".
   Войну с Японией на море проиграли, но вот сухопутную японскую армию разгромили подчистую. Одна из причин это "китайская гвардия", то есть русские полки с рядовым составом из китайцев и командирами с унтерами славянского происхождения. Немалую роль сыграли пулеметы Максимы и "баранки", то есть "винтовка Баранова N2". Еще японцев поразили бронепоезда и диверсионные группы, последние на поверку нагадили побольше, чем пресловутые ниндзя. Но все это были цветочки. Ягодки были в лице танков на газогенераторах и армейских автомобилях на газогенераторах, тянущих артиллерию и перевозящих боеприпасы.
  
   Когда до Александра Третьего дошли слухи, что Доливо-Добровольский, Михаил Осипович, изобрел трехфазный электродвигатель, то лично написал ему письмо с амнистией и приглашением в Россию, а посланником к этому изобретателю назначил Писаревского Николая Григорьевича, директора Электротехнического института. Николай Григорьевич сначала растерялся:
   - Я, безусловно, рад амнистии и приглашению. Но у меня контракт.
   - Неустойка будет выплачена за счет личных денег императора. Он очень интересовался вашими работами, сейчас идет разработка плана электрофикации всей империи. И ваши работы очень нужны нашей родине. Лодыгина полностью простили и вызвали в Россию.
   - Не знаю, не знаю.
   - Лев Николаевич Толстой тоже вас просит помочь, вот его письмо. И полный сборник цикла о красной империи с его автографами дарит вам, - выложил еще один козырь Писаревский.
   - Уговорили. Что планируете?
   - Нужно как можно скорее разработать систему трехфазного электроснабжения. Мы хотим поскорее создать угольные электростанции для Санкт-Петербурга и Москвы, каскады гидроэлектростанций на Днепре и Волге.
   - Понял. Весьма благодарен.
   До Великой войны были построены Ладожская ТЭС для электроснабжения Санкт-Петербурга, Первая Московская ТЭС, Юзовская ТЭС, ДнепроГЭС. Уже в ходе войны была введена в строй Камская и Киевская ГЭС, завершались работы на Нижегородской ГЭС, Луганской, Харьковской и Екатеринбургской ТЭС. Это не считая малых электростанций.
   Разумеется, строилось много заводов. Но увы, сталинских темпов не было.
  
   С властью императоров все вышло иначе. Александр Третий умер в 1907 году, а его преемником стал Михаил Александрович. Вообще-то наследником был Николай Александрович, но приключилась очень неприятная история, в которой, строго говоря, он не очень-то и был виновен. В сентябре 1904-го года император вызвал к себе наследника вместе с женой Алисой. Хмурый вид императора не предвещал ничего хорошего. Для начала он спросил:
   - Как здоровье внука?
   - Растет потихоньку, голову пробует поднимать, - похвалилась цесаревна, внутри сжавшись в комок.
   - Мне донесли, что у Алёши гемофилия. Это правда?
   - Да, увы, - ответил Николай.
   - Что ж, тогда нам придется решить очень неприятный вопрос. Мне не хотелось бы, чтобы династия пресеклась на Алексее Николаевиче. Поэтому нужно выбрать что-то одно. Или я объявляю цесаревичем Михаила Александровича, или ты, Коля, разводишься и женишься на другой женщине. Можно на какой-нибудь русской княжне, - скрепя сердцем, объявил император.
   - Я люблю Алису и не больно стремлюсь к престолу, - дал свой ответ Николай Александрович. Его жена поцеловала в благодарность, но обожгла свекра ненавидящим взглядом.
  
   Великая война 1914-1918 годов началась почти так же, как и в начальном варианте истории. Но вот ход ее был заметно другой. Главные отличия это лучшая техническая и психологическая подготовленность всех сторон к войне, особенно России. Да и население было намного больше благодаря старому правилу: "Мало земли? Переселяйся в Сибирь, там ее много".
  
   На вокзале в Перми мобилизованным солдатам устроили торжественные проводы. Выступали губернатор, предводитель местного дворянского собрания и другие знатные особы губернии. Тут к трибуне пробрался совсем уж древний дед с наградами времен аж Крымской войны. Попросил слова, и ему дали:
   - Воины земли русской! Прошу вас сражаться отважно за Россию. Воюйте так, чтобы не вы умирали за нашу державу, а немцы за Германию. Но помните: впереди Россию ждут долгие годы войны, и победа будет тяжкой. И пусть хранит вас Бог и даст терпения.
   Тут деда стащили с трибуны, и полицмейстер прицепился к нему:
   - Ты кто такой, чтобы перечить губернатору? Сказано же было, что быстро победим.
   - Я Лев Николаевич Толстой, - признался задержанный. - Эту войну я давно предсказал и угадал с годом начала.
   - Угадал, значит. Да не все. Франца Фердинанда из винтовок расстреляли. Сидел тихо - и дальше сиди, - по божески отнесся полицейский чиновник.
  
   Операция в восточной Пруссии поначалу шла как и в прошлом варианте истории. Но к моменту битвы при Танненберге к Самсонову стали подходить подкрепления, и к тому же вполне приличная радиосвязь, которую имела каждая дивизия, изменили ход боев. Вместо убедительной победы получилось то, что назвали Прусская мясорубка. Когда войска Самсонова, теснимые с севера, стал окружать с юга первый корпус Франсуа и первый резервный корпус Белова, подошла третья армия, срочно сформированная в помощь первой. Оба немецких первых корпуса сами попали под фланговый удар и были разгромлены. Остальные немецкие войска отступили к Гейльсбергу, не сумев удержать Алленштейн, куда на огонек подошли войска Ренненкампфа. Дальше началась позиционная война на ближних подступах к Кенингсбергу.
   Происходящее в восточной Пруссии сильно встревожило не только Берлин, но и Париж с Лондоном. Потому царь Михаил Второй приказал придержать войска в районе государственной границы. С осени 1914-го года и до конца 1917-го года на Восточном фронте шла позиционная война. Русская императорская армия не больно рвалась воевать. Но раз немцы иногда пробовали наступать, то русские в ответ проводили операции фронтового масштаба и для отработки умения воевать. Топтались Антанте это надоело, как и Германии, посему устроили Ноябрьскую революцию, во время которой свергли царя. Временное правительство организовало реформы и попробовало устроить генеральное наступление, но столкнулось с саботажем. Проскакав на граблях всю зиму, весной было свергнуто большевиками в союзе с эсерами и при поддержке армии.
   Военный переворот встретил широкую поддержку населения, как бедных, так и разных специалистов, ранее вынужденно сидевших на вторых ролях. Шло, как и в прошлом варианте истории, но куда благополучнее. Царская армия переродилась в РККА менее болезненно, с Чехословацким корпусом сумели не поссориться. Немцы не смогли устроить захват огромных территорий.
   Зато началась вторая часть Великой войны: Антанта против красной России. Главной ударной силой стали французские, английские, американские, японские войска и некоторые другие. В Причерноморье, на севере, на Дальнем Востоке, в Прибалтике были высажены огромные десанты при поддержке русских военных, не принявших новую власть. Три года шла война. Россию сильно выручило то, что вся западная и центральная Сибирь у них была в руках. В ход шло все, даже химическое оружие и тотальный террор.
   Когда стало ясно, что война проиграна, войска Антанты применили тактику выжженной земли. Бойня в Донецке, когда перед отступлением английские войска взорвали шахты и залили город ипритом, стала роковой ошибкой. Деникин с большей частью войск взбунтовался и ударил в спину союзникам (остаток Добровольческой армии на юге возглавил Шкуро, на востоке возглавлял Анненков). Схваченные артиллеристы войск Антанты украсили собой придорожные деревья, болтаясь на виселицах. Те воинские части англичан, которые отличились в Донецке, были окружены и уничтожены. Пленных повесили. В Архангельске тоже не успели сбежать союзнички, даже торговые корабли были захвачены. В восточной Сибири порезвились оккупанты. Для пущего веселья многие французские части взбунтовались.
   Но в 1921-м году война закончилась освобождением территории Дальнего Востока. Контрибуцию содрать с Антанты не получилось, но царские долги были аннулированы. Территориальные потери были меньше, чем в прошлом варианте истории: Польша и Финляндия. Да и страна была меньше разрушена, хотя убитыми потери в Гражданской были больше, много где после интервентов осталась безлюдная пустыня.
   Царская семья, кстати, не была убита по просьбе генералитета РККА, укомплектованного лучшими царскими генералами. Но вот до конца жизни жили в ссылке под Екатеринбургом. Народу объявили, что это сделано, чтобы увидели, что и без царя страна будет процветать. И Михаил Второй, отмечая на скромную пенсию истопника поселковой котельной восьмидесятилетний юбилей, сказал: "Я не жалею, что не удержал трон. Я не смог бы сделать для России то, что сделали красные".
   Лев Николаевич Толстой благодаря попаданцу прожил лишних двадцать лет. Ему, правда, врачи помогали с 1918-го года. Тогда он был вызван в Кремль к большевистскому правительству и долго общался с братьями Ульяновыми, Сталиным, Каменевым и рядом других ключевых деятелей. Тяжело в девяносто лет было работать советником, но Александр Ильич попросил:
   - Лев Николаевич, как вы угадали будущее?
   - У меня две души, одна это Лев Николаевич, а вторая это Константин Иванович Лаптев из будущего. Я очень старый человек, но помогу, чем смогу.
   - Как скоро будет урановая бомба? Или вы её придумали? - спросил, скрестив пальцы, Сергей Сергеевич.
   - Подождите, я гляну свои бумажки, - полез в свои записи Лаптев. - Ага, прибить надо Джеймса Чедвика, Отто Гана и Фрица Штрассмана. Хитрость в том, чтобы придержать открытие нейтрона и деление ядер урана. Суть вот в чем процесса деления... Только вы не торопитесь, главное, чтобы другие не успели к второй Великой войне.
   День за днем объяснял записи и диктовал Лаптев то, что помнил. В ссылке помнил, что главное это ДОЖИТЬ И РАССКАЗАТЬ. Берег здоровье как мог, и записывал все, что помнил, вспоминая всё. Лучшие врачи за ним ухаживали. Ход истории пока не очень менялся, но детали накапливались. Например, больше внимания при чистках обращали не на происхождение, а на текущую деятельность. Кого-то активнее поднимали, кого-то топили. Например, Грабин раньше заменил Сечинтова, а Шапошников с 1928-го года бессменно занимал пост начальника Генштаба РККА. Так же выжили Триандафиллов и Константин Калиновский. Первый долгое время был заместителем начальника Генштаба, а потом заменил Шапошникова. Калиновский стал отцом бронетанковых войск РККА.
   Умер Лев Николаевич в 1930-м году, видя, как строится Советский Союз. Чуть позже умер и Александр Ульянов, переживший брата Володю.
   История шла своим чередом, почти как реальная. Только отношения с Европой и США были хуже. Тяжелее было закупать там станки и образцы техники. Но справились с закупками и развитием. Кое-кого это обеспокоило в столицах мировых держав. К тому же подозрительно много умерло ведущих ученых, занимавшихся изучением строения атома, из-за чего нейтрон был открыт только в 1940-м году.
   В Лондоне и Париже приговорили Россию руками Германии, но что-то пошло не так. Нападение Германии и оккупация Франции были цветочками. Ягодками стал разгром вермахта советскими войсками летом 1941-го года и наступление до западного побережья Европы. На закуску Турция и подготовка к морскому десанту на Британские острова.
   К тому времени за границами СССР еще не знали о самом существовании распада ядер урана, который лег в основу ядерного оружия и АЭС. Но в США уже пытались устроить масштабные работы по созданию полумифических урановых бомб. Мешали советские диверсионные группы, получившие приказ любой ценой разрушить и не дать возродить работы по атомной физике. Тысячи погибших диверсантов погибли не зря: к моменту высадки евразийских войск еще не была готова первая атомная бомба, тогда как десант удался только благодаря точечным ядерным ударам по американскому флоту и армии.
   После этого вопрос о власти СССР над всей планетой можно было считать решенным.
   Из допроса в КГБ Роберта Хайнлайна: "Я не могу не восторгаться тем, что освоение космоса, высадка на Луне и запуск экспедиции к Марсу это удавшийся проект русских ученых. Но я не могу и не буду отказываться от своих слов, что США, если бы не были захвачены советскими войсками, сделали бы то же самое."
  

Оценка: 4.14*36  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"