Воробьев Александр Анатольевич: другие произведения.

Перс

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 3.78*37  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Компьютер, интернет, онлайн-игры... Почти невыдуманная книга о том, как виртуальный мир может подменить собой реальность.

Перс

Часть 1.

Просто удивительно, как жизнь порой подбрасывает нам одну за другой встречи со старыми знакомыми, давно пропавшими из поля зрения. Казалось бы, шансы встретить сокурсника, с которым виделся последний раз чуть ли не десять лет назад, в миллионом городе хоть и невысоки, но все же есть. А как насчет двух однокашников, увиденных с интервалом менее часа, прежней возлюбленной и в придачу ко всему друга детства, проживающего в другом городе? Такие случаи относятся к категории "то пусто, то густо", и, видимо, хотя бы однажды происходят с каждым, надолго оставляя после себя стойкий осадок эмоций... Потому что именно такие неожиданные встречи получше Нового Года или дня рождения заставляют, приподнявшись над засасывающей повседневностью, внезапно окинуть взглядом пролетевшие годы, невольно сопоставить, что было и что есть, и за мгновение осознать упущенные возможности, несбывшиеся мечты, и вместе с тем сделанные успехи и реализованные планы.

Именно такой насыщенный день выпал на долю Алексея Бронникова, когда он в погожее октябрьское воскресенье возвращался в Екатеринбург из прежде родного Первоуральска, небольшого города в полусотне километров к западу от областного центра. Обычная, в общем-то, ситуация: некогда вчерашний выпускник из провинции поступил в ВУЗ в "стольном граде", да так и осел здесь после окончания - знакомые, работа, семья... И вот уже нелегко выкроить время, чтобы хоть раз в месяц даже просто навестить оставшихся на малой Родине отца с матерью, не говоря уже о какой-то помощи по хозяйству. Да те и сами, умудренные житейским опытом люди, прекрасно понимают заботы своих выросших детей, и потому стараются, покуда есть еще силы и возможности, приехать пообщаться с внуками, да попутно с незатейливыми гостинцами, будто бы невзначай, материально подсобить своим великовозрастным чадам.

Схема железнодорожных путей Свердловской области напоминает паука, хищно заграбаставшего своими лапками весь юг региона. Электрички, как правило, курсируют по одной и той же ветке - придя в Екатеринбург и высадив пассажиров, спустя несколько минут стоянки уходят обратно. Поэтому выходящим из вагона приходится порой протискиваться через живой коридор нетерпеливых торопыжек, норовящих заскочить в опустевший вагон раньше всех и занять самые лучшие места. К счастью, такое не слишком-то приятное явление приурочено к утренним часам выходных дней, когда толпы "безлошадных" садоводов и дачников стремятся выбраться на свои фазенды, и достигает своего апогея, если льет дождь: тогда замешкавшихся с выходом могут изрядно помять и даже оставить без пуговиц. Но сейчас прохладный и сухой осенний денек клонился к вечеру, желающих покинуть Екатеринбург было немного, и они спокойно ждали у ступенек вагона, когда последние пассажиры (одним из которых и оказался Алексей) спустятся с метровой высоты на перрон.

Именно такая несуетная атмосфера и позволила Леше, сходя вниз, скользнуть взглядом по лицам ожидающих своей очереди, и он сразу встретился глазами с Колей Черных - школьным приятелем, с которым в старших классах они сошлись особенно тесно. Тогда казалось, что их тесную компашку из четырех закадычных друзей ничто не в силах разлучить, но неумолимое время внесло свои коррективы. Сразу после школы ушел в армию Дюшка, - здоровяк Андрей Кушкин. Попал в десант, служил в Ногинске под Москвой... Там он и встретил свою любовь, и осел после демобилизации в столице, навестив Урал лишь дважды - познакомить родных и друзей со своей избранницей, да показать первенца. Тогда, как раз на рубеже веков, из армии вернулся Коля; учеба в "паровозной академии", как он сам шутя называл свой Университет путей сообщения, как-то поначалу не заладилась; впрочем, видать, армия помогла вправить ему мозги на нужное место, поскольку по возвращении он восстановился и все же доучился. Последний товарищ из дружной четверки - Димон, самбист и большой умница Дима Петунин, в том двухтысячном году учился на четвертом курсе УГТУ-УПИ; сам Алексей тоже заканчивал четвертый курс, но только в Геологическом университете. Дмитрий практически сразу после защиты диплома уехал работать в Нижневартовск, и теперь некогда тесная компания контактировала лишь изредка с помощью писем по электронной почте да по аське, а Коля с Лешей виделись еще и вживую примерно раза два в год.

- Николас! - негромко воскликнул Алексей. Он приятно удивился неожиданной встрече, хотя ничего сверхъестественного в ней, разумеется, не было. Где же еще можно повстречать жителя Первоуральска, как не на вокзале, в дверях направляющейся туда или оттуда электрички?

- Привет, Леха! - с готовностью пробасил в ответ тот, словно нарочно стоял тут весь день в ожидании друга. Коля всегда был типичным представителем той особой породы загадочных и непонятных личностей, про которых сложена поговорка о чертях в тихом омуте. Невозмутимый, непредсказуемый, не удивляющийся ничему, он постоянно ставил окружающих в тупик своей инаковостью; впрочем, старые друзья к этому настолько привыкли, что уже и не замечали его странностей. - К предкам ездил? - добавил он, откочевывая в сторонку, чтобы не мешать начавшим карабкаться по крутым ступенькам в вагон людям.

- Ага... А ты как здесь?..

- По магазинам пробежался, новый телефон искал, - кратко пояснил Николай.

- А что не на машинке?

- Супруга с дочкой на дачу к подруге поехала, на шашлыки. Ты как, что нового? Как семья?

- Спасибо, здоровы, тьфу-тьфу, - Алексей поискал глазами что-нибудь деревянное, чтобы постучать, не нашел, и за неимением оного шутливо побарабанил по собственной голове. - Нового ничего вроде бы... Работаю все там же, в Институте.

- Чего не звонишь, не пишешь? Интернет-то сделал дома?

- Дык вроде пишу иногда с работы... Интернет - нет, не провел еще.

- Давай уже, подключайся, сколько можно тянуть-то? Ты и сотовый столько лет не заводил, все отнекивался.

Все беседы с Колей неизменно сводились к этой тематике. Дело в том, что он одно время работал в Первоуральском отделении Уралсвязьинформа, как тогда назывался нынешний Ю-тел, областного монополиста в сфере связи, и настойчиво рвался собственноручно приобщить всех друзей к такому благу цивилизации, как Интернет. Место работы он давно сменил, а вот стремление осчастливить друга осталось... тем более, что Алексей, похоже, остался последним упрямцем из всех Колиных знакомых.

- Надо, надо будет, - сочувственно согласился Бронников и хотел было деликатно перевести разговор в другое русло, но неожиданно для обоих где-то рядом громко зашипело, а динамик в тамбуре вагона ожил и забурчал что-то неразборчивое. Опасливо покосившись на электричку, Алексей стал деликатно заталкивать друга в вагон; Николай не сопротивлялся и предпочел, наскоро попрощавшись, запрыгнуть внутрь. Тревога, конечно же, могла оказаться и ложной, но подстраховаться не мешало - ждать часа полтора, а то и два следующий состав перспектива малопривлекательная.

Все еще под впечатлением от короткого, но пронизанного таким навевающим тоску по былым дням душевного разговора, Алексей прошел через здание вокзала и увидел, как к остановке, расположенной у дальнего конца привокзальной площади, подходит на посадку его автобус 23 маршрута. Времени обходить площадь по краю не оставалось; стремясь поскорей успеть, Алексей импульсивно рванул было напрямик... Визг тормозов заставил его отшатнуться обратно на тротуар. Из вставшей, как вкопанной, буквально в полуметре от него темно-синей иномарки с довольно цензурной бранью выскочил рассерженный парень.

- Да что ж ты, блин, творишь-то? - завопил он, надвигаясь на Бронникова, которого и без того бросило в пот.

Виновник неловко принялся то ли оправдываться, то ли извиняться, но тут водитель, внезапно замолчав, пристально вгляделся в него и неуверенно произнес:

- Леха? Бронников?..

- Артем Толкачев! - через секунду узнал своего сокурсника Алексей. - Вот это да!

- Он самый. Сколько лет!.. - удивленно покрутил головой Артем и распорядился. - Стой здесь, слышишь? Я сейчас мигом припаркуюсь.

Прыгнув в машину, он лихо развернулся и приткнулся на ближайшую свободную площадку в ряду машин; не прошло и минуты, как он уже горячо тряс руку едва не сбитого им же однокашника.

- Сто лет не виделись! - восторгался он, пожирая глазами Алексея.

- Ну, не сто, - засмеялся Бронников. - Сейчас у нас какой - 2010? А закончили в 2001... Получается, девять.

- Восемь, - поправил его Толкачев. - Через год после выпуска я наш курс собирал, помнишь? Мы, кстати, и на пять лет встречались, но только мало кто пришел... Вот и тебя тоже не было, - мягко попенял он.

Алексей неловко промолчал. Элегантный, респектабельный Артем, вечный заводила, душа курса, всегда отличался небывалым оптимизмом; складывалось впечатление, что этот мир создан специально для него - так легко он шел по жизни, и все ему давалось, все получалось. Учеба, друзья, девушки, заработки - все у него было так просто, так естественно и гладко, будто Тема шагал не поперек белых и черных полос, а вдоль одной длинной и широкой белоснежной полосы. Как можно сравниться с таким везунчиком, чем хвастаться? Бронников прекрасно помнил, как он, повздыхав, решил не идти на ту встречу, предвкушая сочувственные взгляды более успешных сокурсников.

- Да что-то не сложилось тогда, - неуклюже промямлил он. - Ты-то как сейчас, нормально? Гляжу вот, хорошей машиной обзавелся.

- Какая же хорошая - Шевроле Лацетти. Это не моя, а жены; мой Лексус сегодня в автосервисе. Давай, рассказывай, как живешь? Где работаешь? Женился, дети?

- М-м... Ну, у меня все потихоньку так, почти ничего нового. Работаю там же, в Институте геологии и географии...

- Это который между Московской и Ботсадом? За бывшей фабрикой "Одежда"? - нетерпеливо перебил Артем.

- Да, там. Живу недалеко от работы, на Московской горке. Повезло, можно сказать, что квартира жены оказалась близко от работы, - продолжал вкратце описывать свое житье-бытье Алексей. - Женился два с хвостиком года назад, дочке через две с половиной недели полгода будет.

- О-о, молодца! - одобрительно хлопнул его по плечу Артем. - А кем работаешь? Научным сотрудником? Небось, кандидатскую уже защитил? Что по деньгам выходит?

- Да нет, инженером, - отвел глаза Алексей. - Старший инженер в музейной группе Института. Зарплата не ахти, конечно, тысяч десять-одиннадцать в месяц выходит. Но с учетом декретного пособия жены на жизнь вполне хватает. Да еще подрабатываю иногда у Лени Рогожина.

- Да, не густо, - сочувственно поцокал языком Артем. Из деликатности он поспешил замять щекотливую тему финансов; генеральный директор небольшой строительной фирмы с сотней сотрудников, он представления не имел, каким образом можно существовать на такую сумму, и, дабы не обидеть ненароком приятеля, перевел разговор в другое русло. - Кого из наших видишь?

- С нашего курса в Институте только Ленка Литвинова работает, но вообще из УГГУ народу немало. Молодых я, правда, плохо знаю, а из тех, кто постарше учился, есть Боря Потапов, Годин с Комаровым, Голдберг, Паучков...

По тому, как приятель кивал при перечислении фамилий, было ясно, что он хорошо представляет, о ком шла речь.

- А ты сам-то где трудишься? - воспользовавшись паузой, перехватил инициативу Алексей. - Похоже, дела у тебя идут весьма неплохо?

- Я сейчас по строительству работаю, - туманно ответил Артем, осторожно подбирая нужные слова. - В одной конторке... Вроде неплохо там, дела нормально идут.

В этот момент по громкоговорителю стали объявлять о прибытии из Москвы фирменного поезда "Урал", и Артем заторопился.

- Пора, пора! Теща на побывку приезжает, надо встретить по высшему разряду, - пояснил он, привычным жестом доставая визитку, но тут же, смутившись, спрятал обратно; сунув руку в карман стильного укороченного плаща, извлек явно ненужный клочок бумаги и быстро записал телефон. - Вот мой номер, набери как-нибудь, чтобы больше не терялся... На десять лет после окончания буду народ собирать; ты, надеюсь, придешь? А не то гляди у меня! - шутливо погрозил он пальцем и рысцой убежал.

Алексей промычал в ответ что-то неопределенное, невольно проводив сокурсника взглядом: как всегда, Тема выглядел просто блестяще, на все сто, любо-дорого поглядеть. Листок с телефоном оказался свежим чеком из магазина "Цветы", почти на три тысячи рублей; приглядевшись, Бронников различил сквозь тонированные стекла на заднем сиденье Шевроле контуры огромного букета. Пораженно разведя руками, Алексей направился к остановке: хоть он сам довольно хорошо относился к своей теще, однако подарить ей цветы по поводу визита к ним с Мариной ему в голову, наверное, не пришло бы.

---

Минут через сорок он уже вышел из автобуса на "Большакова"; от следующей остановки путь до дома был бы короче, но Алексей хотел купить кое-какие хозяйственные мелочи: стиральный порошок, губки и средство для мытья посуды. Первый этаж пятиэтажного здания его бывшего общежития, выходивший на оживленную улицу 8 Марта, давно и прочно оккупировали разномастные магазины - впрочем, та же судьба постигла большинство зданий вдоль центральных улиц города. Здесь и выяснилось, что судьба приготовила для Алексея еще одну встречу с давним знакомым.

Выбирая среди пакетов стирального порошка побольше и подешевле, Бронников отметил боковым зрением остановившегося рядом продавца-консультанта. Отношение к этой категории служащих у многих горожан не отличалось приветливостью и доброжелательностью. На заре активного развития торговых сетей настырные, назойливые и бесцеремонные, наскоро набранные профаны-однодневки своим плохо скрываемым равнодушием ко всему, кроме размера зарплаты, на долгие годы вперед опорочили эту нужную, в общем-то, профессию. Среди населения бытовало устойчивое мнение, что в "продажники" идут лишь безалаберные бездельники, по причине своей лености и необразованности не желавшие (и не умевшие) заниматься нормальным делом. Ныне ситуация, возможно, уже кардинально изменилась, но многие горожане по привычке раздраженно отмахивались от предлагающих помощь в выборе товара молодых людей в униформе.

Схожие чувства питал к консультантам и Алексей, поэтому, нарочито игнорируя остановившегося рядом явно ради него продавца, продолжал изучать ассортимент и цены на различные марки стиральных порошков, готовый грубо буркнуть что-нибудь в ответ на обращение к нему, которое не заставило себя долго ждать:

- Тебе помочь, Лешка?

Опешивший Бронников повернулся со смешанным чувством; заготовленная отповедь так и не вырвалась из полураскрытого от удивления рта. Несколько секунд он внимательно смотрел на улыбающееся, гладко выбритое круглое лицо, не в силах вымолвить что-либо внятное в ответ.

- Не признал, что ли? - усмехнулся продавец. - Мишка Кондратюк; помнишь, учились вместе на ФГиМе?..

Только теперь Алексей узнал еще одного сокурсника по факультету геологии и минералогии, с которым вместе проучились два начальных курса. После них Мишка, любитель вечеринок, девочек и вообще легкой жизни, из-за накопившихся хвостов вынужден был уйти в академку на год, и потому отстал от своего курса. Впрочем, это только добавило ему собутыльников за счет молодых студентов: теперь жизнелюбивый хохол пировал то в кругу прежних сокурсников, то среди новых, а потом и вовсе, - объединяя тех и других. Прохладно относившийся к избыточным развлечениям Бронников скоро потерял гуляку из вида: в 2001 году, к моменту окончания Бронниковым УГГУ, Мишка отставал от своих сверстников уже на два курса. Однако сколько веревочке ни виться, а конец все равно приходит, - очевидно, что и этот вечный студент должен был когда-то распроститься с приветливыми и порой излишне толерантными стенами альма-матер и отправиться в автономное плавание по жизненному морю.

- Здорово, Миха, - промолвил Алексей. - Конечно же, узнал. А ты теперь здесь... работаешь?

- Временно, - хохотнул Мишка.

- Это почему? Зарплата маленькая?

- Немного, конечно - даже двадцатка не набегает. Но не деньги главное... Я то тут, то там - что-то везде быстро надоедает. Никак не найду дела по душе, вот и прыгаю с одного места на другое. Где и кем только я за эти годы ни поработал - всего и не упомню уже.

- Почти двадцать тысяч рублей в месяц? - уточнил Алексей.

Михаил неверно истолковал его удивление:

- Ага, если считать "грязными". А после всяких вычетов на руки получается 15-16. Понятно, что на такие гроши не развернешься; вот подыщу более денежное место и свалю. Ты-то сам где трудишься?

- Я в Институте геологии и географии работаю, - поморщившись от тягостного предвкушения следующего вопроса, ответил Бронников.

- А, науку двигаешь? Полезное дело. Что, по деньгам-то там нормально выходит?

Обреченно вздохнув - мол, так и знал, - Алексей заюлил, не желая прямо говорить о своих доходах:

- Ну, в принципе, если кто гранты получает, или по хоздоговорам работает, тот, конечно, зарабатывает нормально. Да еще вот несколько лет назад ввели рейтинговую надбавку за публикации - тоже неплохое подспорье, особенно если статью напечатать в международном журнале. Так что - да, в науке можно весьма неплохо получать, если плотно этим делом заниматься... А ты как, обзавелся семьей или нет?

- Не, не созрел я еще для оседлой жизни, - снова развеселился Мишка. - Мне и так хорошо: сегодня одну гуляю, завтра - другую. А то там еще дети пойдут, не дай Бог, пеленки, распашонки, стирка, глажка... А ты сам-то семейный?

- Да, - чувствуя почему-то неловкость, подтвердил Алексей, хотя прежде он всегда вроде бы испытывал если не гордость, то по меньшей мере удовлетворение при мыслях о своей семье. - Дочка подрастает...

- Ну, поздравляю, - с неизменной улыбкой произнес Михаил не то с одобрением, не то с сочувствием в голосе.

- Порошок стиральный вот надо прикупить, - будто оправдываясь, сказал Алексей и взял, не глядя, ближайший пакет. - Ну ладно, пойду я... а то ждут меня. Бывай, Миха!

- Покедова, - осклабился Мишка. - Заходи как-нибудь под конец рабочего дня, около девяти. Может, успеешь меня здесь еще застать - посидим, пивка попьем.

- Непременно, - пообещал Бронников, твердо решив, что ближайшие полгода-год он в этот магазин - ни ногой.

По дороге к кассе Алексей поглядел на взятый порошок - увы, не самый оптимальный вариант, дороговат. Однако возвращаться за другим он не стал; прихватив со стеллажа упаковку с губками, расплатился на кассе и поспешил выйти на улицу.

Шагая дворами к своему дому, Алексей пытался понять, почему эта встреча так выбила его из колеи. Часом раньше, повстречавшись с Темкой, он испытал к тому чувство уважения: состоятельный, серьезный человек, добившийся в жизни многого трудом, умом и с помощью немалой доли удачи, конечно. А Мишка - как был оболтусом, так им и остался... но почему же тогда живет лучше Алексея и в ус не дует? Внезапно Бронников в полной мере ощутил всю несправедливость этого мира; похоже, злая судьба его обделила чем-то важным, очень нужным, что есть у других, и нет у него. Но что? Хорошая семья, нормальное жилье, небольшой, но стабильный доход, - чего не хватает для душевного равновесия? Еще денег? Свободы? Любовницы?

И тут, словно в ответ на его мысли, в двадцати шагах впереди из ближайшего двора на улицу в обнимку вышла парочка - стройная шатенка с развевающейся по воздуху гривой каштановых волос и чернявый коренастый парень в кожанке и остроносых туфлях. И Алексей в этот день встреч уже почти не удивился, мгновенно узнав в девушке свою прежнюю возлюбленную Анну.

Рефлекторно развернувшись на 180 градусов, Алексей сделал вид, будто ищет что-то во внутреннем кармане курточки, а сам краем глаза наблюдал за парой. Те, занятые друг другом, обратили на Бронникова не больше внимания, чем на любого другого прохожего. Несомненно, Анюта его не заметила; дождавшись, пока они направятся вдаль по улице, Алексей круто повернулся и пошел в другом направлении, сердито распинывая шуршавшую листву.

"И что она нашла в этом хмыре? - с неприязнью думал он, шагая окольным путем к своему дому, до которого оставалось минут десять ходьбы. - Деньги, наверное; больше нечего... Только сомневаюсь, что это пугало способно честно трудиться. Сразу видно - гопник какой-то". Все не понравилось Алексею в новом кавалере Ани - и внешность экспрессивного южанина, и кожаная, с обилием заклепок куртка а-ля девяностые, и особенно дурацкие блестящие туфли с острым приподнятым мыском. К этой модной в последние годы форме обуви, делающей людей похожими на клоунов, Бронников был нетерпим с момента ее появления.

С Анной их связывали три года очень тесных, почти семейных отношений. Много что можно было припомнить из того времени, и некоторые особо пикантные моменты до сих пор живо будоражили воображение Алексея. И расстались-то они как-то нелепо, можно сказать, случайно. Поссорились в очередной раз перед командировкой Алексея на Алтай... Они всегда временами ругались, но, как известно, милые бранятся - только тешатся, и каждая размолвка просто была началом нежного и чувственного примирения. А тут поцапались особенно сильно, и Аня, как обычно, заявила о своей усталости от их совершенно неустроенной совместной жизни, если можно было так назвать встречи где придется и бесконечные прогулки по улицам и паркам Екатеринбурга. Ей нужен был свой собственный семейный уголок, и не какой-нибудь, отвоеванный у свекрови в захолустном Первоуральске, или полученный в результате размена скромной двушки, в которой она жила с родителями и сестрой-старшеклассницей. Нет, она жаждала независимости в собственном, взятом по кредиту или в ипотеку жилье, или, на худой конец, в съемной квартире.

Нечего и говорить, что Алексей не мог себе позволить ни то, ни другое - ни один банк не дал бы ему кредит больше, чем на сотню тысяч рублей, исходя из восьми тысяч среднего ежемесячного дохода Бронникова на тот период. Цена самой захудалой квартиры в Екатеринбурге уже тогда перевалила за миллион; всей зарплаты едва хватило бы, чтобы снять комнату где-нибудь на окраине города - Елизавете, например, или на Уктусе. А менять свой образ жизни коренным образом, подыскивать более денежную работу Алексей не хотел... Можно даже сказать, что боялся; во всяком случае, сама мысль о том, что придется бросить все и начинать с нуля строить новую жизнь, ввергала его в ступор. Поэтому он, получив вместо романтического прощания перед предстоящими полуторамесячными полевыми работами на Алтае порцию жалоб и упреков, осерчал и "хлопнул дверью", образно говоря, поскольку дело происходило поздно вечером в ЦПКиО имени Маяковского.

Конечно, он позвонил на следующий день, и извинялся, и клялся в вечной любви, и обещал вернуться и вымолить прощенье у ног любимой... Кто знает, может, так оно бы и произошло, кабы не абсолютно случайная встреча на Алтае с Мариной - медсестрой из того же Екатеринбурга, путешествовавшей по горам в компании друзей, туристов-конников. Как ни банально это звучит, но случилась между ними любовь с первого взгляда... После полутора дней бурного романа влюбленные вынуждены были расстаться - группе Марины предстояло двигаться дальше, а начальство Алексея не желало лишаться работника в разгар развернутых исследований. Однако после возвращения домой парочка снова воссоединилась - теперь уже навсегда. Алексей через какое-то время звонил Анне, пытаясь объясниться, но нормального разговора не получилось; окольными путями, через знакомых, он потом узнал, что Аня тоже нашла себе нового ухажера. Так что сложно сказать, кто из них кого бросил - просто получилось так, что расстались.

Случилось все это два года назад, и вскоре неожиданно для ослепленных любовью молодоженов оказалось, что они очень даже удачно нашли друг друга. Марина жила одна в однокомнатной квартире, оставшейся ей в наследство от бабушки, и все, чего там не хватало - это только мужских рук для приведения ее в приличный вид. Их девятиэтажный дом стоял на Московской горке, откуда путь до Института геологии занимал самое большее двадцать минут, а до первой областной больницы, где работала Марина - около получаса. Характерами они тоже в целом сошлись, как выяснилось на трезвую голову позже, после схлынувшего дурмана медового месяца. Чего греха таить; откровенно говоря, сейчас, по прошествии ослепляющего и кружащего голову периода дикой влюбленности в Марину, Алексей даже больше стал ценить Анну, чем во время их былых отношений. Имелась в этой девушке с каштановыми волосами какая-то изюминка, особая магнетическая привлекательность, лишавшая разума и постоянно манившая к себе, словно околдованное существо или прирученное животное. А блондинка Марина была симпатичной, милой, домашней, своей, но - обычной, не вызывающей сжигающего чувства раболепного обожания и желания броситься ради нее в бездонную пропасть или шагнуть в полыхающий огонь. Если бы Анюта сейчас вдруг поманила Алексея пальчиком, он, наверное, пошел бы... Он не помышлял о том, чтобы бросить семью, нет; он бы все равно вернулся к Марине и к Вике, без которых уже не представлял жизни, но отказать Анне - нет, скорее всего, не смог бы.

Погруженный в эти мысли, он открыл дверь в квартиру; Викуся спала, и Марина вышла его встретить.

- Привет, дорогуша, - поцеловал он жену.

- Устал? - от заботливого глаза Марины не укрылось его неровное состояние, и она взяла у него из рук сумку. - Давай помогу.

- Да день сегодня какой-то... безумный, - вздохнул Алексей. - Много кого видел. Колю из Первоуральска встретил на вокзале, потом однокурсников...

Не договорив, Алексей махнул рукой и стал раздеваться. Марина понимающе кивнула и сказала:

- И мне тоже сегодня половина подружек звонила, словно с цепи сорвались, одна за другой. Руки будешь мыть - обрати внимание, я в бутылочку с удобным носиком нового жидкого мыла налила. Оказывается, нашего заведующего отделением собираются переводить в замдиректора, а вместо него будет временно Антонина Ивановна. У Ольги Ивановой Женька получил срочный контракт на Балтыме, а Светик устраивает в субботу небольшую вечеринку - хочет познакомить всех с Игорем. Ты кушать сразу будешь или отдохнешь сначала? Люда Когтева опять расходится со своим Овечкиным - ну, он всех уже достал своими закидонами. Там в холодильнике в тарелке под крышкой домашний холодец, попробуй, очень вкусный...

Вполуха слушая щебетание супруги и время от времени хмыкая, обозначая тем самым активное участие в слушании последних новостей, Алексей приступил к ужину. Забеспокоилась в своей кроватке Вика; родители примолкли, решив, что разбудили дочку громкими разговорами, и подкрались к ней с убаюкивающими песенками. Снова засыпать малышка не захотела, и Марина занялась дочуркой, предоставив папе возможность спокойно закончить еду. И надо сказать, что для морально вымотавшегося главы небольшого семейства это было весьма кстати перед новой рабочей неделей.

---

В понедельник, едва Бронников успел войти в свою комнату за номером двадцать три, расположенную в дальнем конце второго этажа, и повесить потрепанную куртку на блестящую напольную многорогую вешалку, как к нему заглянул непосредственный начальник, - Геннадий Николаевич Крохин. Человеком он был весьма примечательным, однако вовсе не в плане внешности, которую можно смело назвать заурядной: средний рост, массивная комплекция, намечающийся животик, высокий (благодаря большой залысине) лоб, обрамленный редкими, слегка вьющимися волосами с обильной проседью. И вместе с тем - живые цепкие глаза, порой сверкавшие сталью из-под тонкой оправы немного затемненных очков, четкие, даже точеные черты всегда гладко выбритого лица, застенчивая и вместе с тем ироничная полуулыбка ясно очерченных тонких губ. Геннадий Николаевич, был, что называется, широко известен в узких кругах благодаря своей неординарности, удачно сочетавшейся с бескорыстной коммуникабельностью и искренней отзывчивостью.

В свои неполные сорок пять лет он, будучи старшим научным сотрудником и не имея никакой ученой степени, руководил рабочей группой из четырех сотрудников. Ее создали специально под Крохина потому, что назначить его заведующим лабораторией не позволяли нормативные положения Российской Академии Наук. Его фантастическая работоспособность и широчайшие познания снискали легендарную славу среди сотрудников, к нему обращались с любым вопросом и по любому поводу, и он всегда и всем мог дать ответ или совет. Сам директор, академик Меньшиков, здоровался с Крохиным за руку, и частенько, пригласив в свой кабинет, спрашивал его мнение по поводу... впрочем, о чем именно они беседовали наедине, ни тот, ни другой не распространялись. Геннадий Николаевич успел поработать практически во всех подразделениях Института, со всеми завлабами был на "ты", но нигде не задерживался надолго - такая яркая и одиозная фигура просто органически не выдерживала черепашьего хода планомерных исследований. Крохин генерировал сногсшибательные идеи по нескольку штук на дню, и, загоревшись, тратил все свое время и силы на их реализацию, - что, разумеется, никоим образом не радовало его руководителей, озабоченных работой подчиненных над общим проектом. Однако ценность его как сотрудника была столь неоспорима, что администрация предпочла создать ему особую структуру, чем убила сразу нескольких зайцев. В отдаленной перспективе, после согласования многочисленных бюрократических моментов, отделу Крохина предстояло стать музеем академического типа, призванного упорядочивать и сохранять многочисленные сборы материалов, захламивших весь Институт. И именно педантичный и аккуратный Геннадий Николаевич, пребывавший в отличных отношениях практически со всеми сотрудниками, как нельзя более кстати подходил на роль главного систематизатора и хранителя этих коллекций.

- Алексей, - в общении с подчиненными Крохин, бывший по натуре волком-одиночкой, не привыкшим использовать в своих целях сторонний труд, всегда проявлял деликатность и даже робость, - вы не хотели бы заняться материалами, которые Володя Комаров привез из Уфы?

- Займусь, конечно, Геннадий Николаевич, - бодро ответил Бронников. - Что с ними надо сделать?

- Разберитесь с пробами, что там и откуда, где нужно - замените старую негодную упаковку на более приличную, и разложите их по своим местам. Возьмите себе в помощь Леночку... Я должен буду уехать в Челябинск на несколько дней, вернусь в четверг, скорее всего, или в пятницу. Если вы к тому времени успеете с ними закончить, то там и обсудим, что с ними делать.

Леночка, полненькая светловолосая студентка Горного Колледжа, работавшая в группе Крохина на полставки, появлялась на полдня по вторникам и средам, и иногда по пятницам. Особым умом она не блистала, нужным опытом в геологии почти не обладала, но в качестве помощницы в непыльной рутинной работе наподобие переупаковки материалов и переписывании этикеток вполне годилась.

- Да, чуть не забыл, - уже в дверях обернулся Крохин. - Материалы лежат на большом столе в подвале, в лабораторной.

- Все понятно, Геннадий Николаевич, - кивнул Бронников. - К четвергу постараемся успеть.

Когда успокоенный этим заверением начальник ушел, Алексей включил компьютер и проверил электронную почту. Два письма от бывших одноклассников из Первоуральска, Коли Черных и Алика Махкамова, одно письмо от кузины из подмосковного Коврова, три коротеньких записки от коллег из других городов, да неизбежный спам - вот и вся корреспонденция, скопившаяся за выходные.

"Надо бы уже, наконец, дома Интернет подключить, - в который раз подумал Алексей. - Почти у всех знакомых уже есть, вон, даже Алик, а не только Коля, недвусмысленно намекает на мою отсталость в этом плане... И ведь верно, стоит он теперь копейки, не то, что раньше".

Попив чайку во время просмотра ленты новостей, Бронников, наконец, собрался с силами для трудовых свершений и, потянувшись, усилием воли вытащил себя из уютного кресла. Облачившись в свой черный халат (в Институте исторически так сложилось, что женщины выбирали себе на складе белые халаты, а мужчины - разнообразные темные тона; Алексей неизменно игнорировал все оттенки синего и серого), он спустился в подвал и окинул взглядом солидную кучу мешочков, сверточков и пакетиков, занявшую добрую треть большого лабораторного стола. Объем предстоящей работы не внушал оптимизма; подспудно стремясь из последних сил оттянуть неминуемое, Алексей поразмыслил и пошел искать Комарова, - под предлогом разузнать, что это может быть за материал и у кого конкретно в уфимском Институте Геодезии взято. Не закрывая лабораторную комнату на ключ и даже не выключая свет, Бронников поднялся по лестнице в торце подвального коридора на первый этаж и оказался прямо напротив комнаты номер шесть, в которой обитали два Володи - Комаров и Годин. Среди друзей, дабы избежать путаницы и вместе с тем не фамильярничать, принято было в пределах шестой комнаты обращаться друг к другу исключительно по отчеству, что с непривычки звучало, конечно, порой довольно комично.

- Привет, Ильич! - не дожидаясь ответа на краткий стук в дверь, Леша вошел в комнату, в которой Владимир Годин сосредоточенно приник к экрану компьютера. - Что это у тебя?

- Привет, Лелик... Да вот, - туманно отвечал тезка Ленина - пока еще такой же кудрявый, как и вождь мирового пролетариата в юные годы, но тоже помаленьку начинающий лысеть, - дурью маюсь.

- Игрушка, что ли? - хмыкнул Алексей, подходя ближе. - Как называется?

Володя не спешил с ответом, будучи целиком поглощен битвой с каким-то существом, весьма напоминавшим большую крысу. Он крепко задумывался и тяжело сопел, каждый раз в свой ход выбирая из нескольких возможных направлений удара; удовлетворенно хмыкал в случае нанесения большого урона, и вполголоса бранился, если удар получался слабым. Наконец, тающая полоска жизни монстра подошла к концу, и вскоре виртуальный зверь рухнул к ногам крепкого мужичка с дубинкой в руках, олицетворявшего собой Володю в игре.

- Ну вот - банку сэкономил, - похвастался тот, в изнеможении откинувшись на спинку кресла, словно на самом деле бился с огромным грызуном. - Опять одни стеклышки дали, жадины... Это браузерная онлайн-игра, слышал про такие? Очень удобная штука на слабеньких компах вроде наших; к ресурсам системы нетребовательна, был бы Интернет. Можно играть прямо из обозревателя... А если клиент установить, то и трафика совсем немного ест.

- Понятно, - кивнул Леша, которому Володя, сам того не подозревая, наступил на больную мозоль. - Да уж, эти новые игрушки, которые сейчас порой только на нескольких дисках умещаются, совсем неподъемные для моего компа стали. У меня ведь первый Сталкер еще кое-как пошел, а вот вторая часть уже не хочет. А Ведьмак даже на заставке тормозит по-страшному. Чтобы по сети с кем-то сыграть, я даже и не мечтаю... А ведь не будешь же до конца жизни гонять в ХоММ и Циву.

- О, да, Герои - это вещь! Особенно третья часть... Только, и правда, порой хочется чего-то новенького, и желательно, чтобы можно было вместе с друзьями играть, а не состязаться с тупым компьютером. Помнишь, как мы пытались играть друг с другом по нашей внутренней сетке? Увы, слабенькие компьютеры не позволяли сделать больше двух-трех ходов, а потом наши администраторы и вовсе закрыли порты. А тут мне в Интернете попалась реклама этой игры - мол, попробуйте свои силы без регистрации. Тысячи живых игроков со всего мира, с которыми ты воюешь, дружишь, торгуешь - представь себе! Я кликнул - понравилось. Зарегистрировался, стал осваиваться, прокачиваться, одеваться понемногу. Вот, гляди, уже до третьего уровня дорос.

Обернувшись с этими словами к монитору, Володя нажал одну из кнопок и с гордостью продемонстрировал со всех сторон своего персонажа - мускулистого курчавого молодца, одетого в грязно-белую рубаху и заплатанные серые штаны.

- Геллергейн, - прочитал Леша вверху экрана. - Ого, это твой псевдоним здесь, что ли? Ну, ты и выбрал - язык сломаешь... А что это он босиком? Здесь сапоги не полагаются?

- Ага, я себе ник... то бишь прозвище, от английского nickname, позаковыристей придумал, - хохотнул Ильич. - Обувь здесь можно носить с третьего уровня, но на нее надо сначала заработать. При охоте на монстров с них денежки падают, и иногда эликсиры всякие. Очень редко, говорят, может упасть даже ценная вещь, но такое событие дело случая. Для этого мобов много перебить нужно... Моб - это здесь враждебный бродячий монстр, управляемый компьютером; как нейтралы в Героях, понимаешь? Наверное, происходит от слова mobile...

Небольшое окошко внизу экрана замерцало, и в нем, среди постоянно возникающих заковыристых имен, фраз и слов, появились жирные буквы.

- О, мне в чате что-то пишут, - оживился Володя.

- Кто пишет? Сама игрушка?

- Нет, другие игроки... Это же онлайн-игра; видишь список ников сбоку? Вот сколько народу сейчас присутствует только в нашей локации. Если навести мышку на любой ник, то покажет этого персонажа: как выглядит, во что одет, какой уровень, заслуги, достижения. За каждого из них играет реальный человек, может быть, с другой стороны земного шара. В меню иногда есть возможность посмотреть информацию об игроке. Вот, гляди: этот Пучковский - из Самары, ему 19 лет, если не врет. Раз не в армии, значит, студент, скорее всего. Этот TheCrazyMoose - из Перми, зовут Кеша, 14 лет. Ишь, докачался до 16 уровня уже, вместо того, чтобы уроки учить... Ага, вот РосСтягГай из Германии, жаль, более подробно не написал о себе. Тут вообще-то немало русских из-за рубежа играет, просто сейчас время неподходящее, слишком рано для них. Так, что же мне написали-то...

Пробежав глазами сообщение, Володя придвинул к себе клавиатуру и быстро напечатал ответ. Отослав его далекому собеседнику, он поделился с Алексеем, который, двигая мышкой, тем временем увлеченно рассматривал находившихся в локации персонажей и мобов:

- Предлагают поношенные лазурные ботинки за полцены, всего за 4 диаманта. Только у меня в кармане один диамант и шестьдесят алмазов... Еще денек монстров поколочу, выбью сорок алмазов и куплю себе бахилы. Три белые вещи дадут бонус, и я смогу охотиться на более крупных зверей, с которых получу много опыта и денег, потом возьму вторую профессию и плотненько поработаю. А голубые шмотки мне пока еще не по карману. Но ник продавца я сейчас запишу... Петрович как раз собирался голубую обувь брать.

Слушавший вполуха Леша удивился:

- А, Комаров тоже в нее играется? Забавно... Так тут не только охотиться, но и работать можно?

- Ага... Видишь, в локации камни лежат? Наведи-ка мышку... смотри, появился значок кирки. Если б у меня была профессия рудокопа, я бы мог их добывать. Но я травник, орудую серпом. Сейчас покажу.

Володя, переключившись на инвентарь своего персонажа, сменил суковатую палку на простенький серп и, снова выйдя в окно локации, навел мышку на кустик приземистой травки и кликнул. Тут же появилась красная полоса с надписью "Идет добыча: Подорожник", по которой поползла синяя стрелка, показывающая ход процесса. Когда через несколько секунд синяя черта, перечеркнув всю красную полосу, дошла до другого конца, оконце исчезло, а в чате внизу появилось сообщение: "Вы добыли ресурс: Подорожник".

- Вот так, - сказал Володя. - Траву можно косить и продавать с аукциона, или непосредственно другому игроку через обмен. Если спроса нет, можно сдать по госцене неписям...

- Кому?

- Непись, NPC - non-player character, неигровой персонаж, как Сидорович или Бармен в Сталкере. Они дают персонажам квесты (quest) - задания для выполнения, за которые полагается обычно какая-нибудь награда; торгуют со всеми, правда, дерут втридорога...

- Да понял я, понял, не дурак, - отмахнулся Алексей. - А вот гляди - на дерево если навести, то появляется топор. То есть здесь и деревья можно рубить?

- Можно, только профессию лесоруба мне можно будет взять с четвертого уровня.

- А что это за цифры на кружках в воде?

- Это показано, сколько рыбаков сейчас пытается выловить данную рыбку.

- А может, тебе сейчас рыбу ловить, вместо того, чтобы ждать, пока станешь лесорубом?

- Тогда мне придется отказаться от профессии травника. Только зачем мне это? Скоро я смогу стать лесорубом, и тогда прямая дорога в алхимики - буду всегда со своими банками ходить. А рыба большим спросом не пользуется, да и крафтить колдуном куда менее прибыльно, чем алхимиком.

- Нич-че не понял, - со смехом признался Леша, помотав головой. - А что выгодней - траву косить, или крыс... то есть, мобов бить?

- Если работать по профессии, то доход, конечно, стабильный, но невысокий, - нетерпеливо ерзая и норовя вернуться в игру, ответил Володя. Было очевидно, что ему порядком надоело отвечать на примитивные, с точки зрения бывалого игрока, вопросы. - С другой стороны, хотя при мобобойстве прибыль и больше, однако там есть статья расходов - банки жизни, эликсиры мощи, и прочие... Если драться не умеешь, можно и в минус по деньгам уйти. Да ты сам попробуй поиграть, все сразу поймешь. Называется игра "Борьба за жизнь" - Battle for Life. Адрес в Интернете простой: бэ-эф-эл точка ру.

- Ладно, как-нибудь залезу туда поглядеть; интересная игрушка. Только ведь борьба по-английски struggle, а battle - это скорее бой, битва.

- Не знаю, может быть... Подобные тонкости мне не по зубам - я ведь немецкий до аспирантуры учил.

- Ну да... Ты не знаешь, когда Петрович появится? А то он кучу образцов для разбора оставил, а от кого именно и из какой точки - неизвестно.

- Сегодня его, скорее всего, не будет, - ответил Ильич, возвращаясь к игре и выбирая себе нового монстра. - Он вчера из этой командировки в Уфу поздно вернулся, наверняка отсыпается... Оп! Попалась, птичка, стой... не уйдешь из сети...

Алексей оставил снова погрузившегося в виртуальный мир друга сражаться с крысовидным существом и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь и усмехнувшись. С появлением Интернета фрагмент детского стишка о запутавшейся в сети птичке неожиданно приобрел новый смысл.

---

В среду Алексей вернулся домой раньше обычного. Бесконечная, как казалось поначалу, куча завернутых в пожелтевшие бумажки и ветхие тряпицы камешков, крупинок и горсточек земли из уфимского Института Геодезии как-то вдруг подошла к концу, и вторую половину дня Бронников откровенно бездельничал. Комаров, по мере сил помогавший Леше разобраться с коллекцией, сразу после обеда засел за ту же онлайн-игру, в которую играл и Годин; оба Володи, вследствие старой дружбы и тесного сотрудничества в четырех стенах, частенько увлекались одним и тем же предметом. Некоторое время с улыбкой понаблюдав за их приключениями в виртуальном мире, которые Володи оживленно обсуждали, Леша вернулся к себе. Чтобы полностью завершить работу с уфимской коллекцией, ему осталось лишь изготовить и разложить этикетки - набрать на компьютере несколько слов, грамотно и красиво сгруппировать их на странице, чтобы удобно было разрезать, и распечатать в нужном количестве экземпляров. Однако браться за это простенькое дело ему почему-то не хотелось, и он с большим увлечением занялся исследованием содержимого Интернета в поисках чего-нибудь этакого. За час до окончания рабочего дня окончательно осоловевший от блуждания по бесчисленным сайтам Алексей решительно встал, жестом разрубающего Гордиев узел великого полководца выключил компьютер и, сдав ключи от своей комнаты на вахту, пошел к троллейбусной остановке. Заходить в магазин за продуктами по дороге домой сегодня не требовалось, и потому уже в начале шестого он вошел в подъезд.

- Добрый день! - поприветствовала его полноватая женщина в возрасте, выходившая из лифта. На потрепанном кожаном поводке она вела упитанную коричневую собачонку, кривоногую и лупоглазую. Алексей, к своему стыду, знал мало кого из жильцов; за два года жизни в этом старом девятиэтажном панельном доме он худо-бедно стал опознавать только соседей по площадке.

- Здравствуйте, - учтиво ответил он и поднялся к почтовым ящикам, не обращая ни малейшего внимания на воинственно ощерившуюся моську. Его не слишком заботило, что лифт могут "угнать" - в конце концов, он находился на первом этаже, и через минуту уехавший лифт непременно вернется с пассажиром. Иногда, под настроение, он взбегал на пятый этаж по безлюдной лестнице; с тех пор, как в прошлом году установили домофон на двери подъезда, подозрительного вида пришлые личности, частенько обитавшие прежде на межэтажных пролетах лестницы и в районе мусоропроводов, куда-то подевались, а никотинозависимые жильцы в основном предпочитали дымить на собственных балконах.

Открыв английский замок в двери небольшим желтым ключом, он положил кипу корреспонденции на небольшую тумбочку у входа, тихонько снял туфли и прокрался в комнату. Его предосторожность оказалась излишней - Марина с Викой не спали, а кормились. Завидев папу, они приветственно помахали крошечной пухлой ручкой, с маминой помощью приподняв ее с мягкой теплой груди.

- Приветик, приветик! - Алексей аккуратно и нежно стиснул розовые пальчики и покачал ладошку вверх-вниз. Вика настороженно скосила глазик в его сторону - дескать, кто это там мешает есть? Умиленный папа посюсюкал еще немного, чмокнул жену в щечку и, предоставив семье спокойно кушать, переоделся и ушел в кухню.

Когда сытое и довольное дите уснуло, Марина вышла к столу, за которым Алексей уже пил чай, попутно исследуя содержимое почтового ящика.

- Голодна, Мариш? - спросил Леша, вставая, чтобы налить жене тарелку борща.

- Нет, спасибо, - остановила она его, - я недавно ела. Чаю с тобой попью.

- Давай, - одобрительно кивнул он. - Тебе надо побольше жидкости пить, ты ведь кормишь.

Марина улыбнулась. Десяток книжек о беременности, родах и раннем периоде развития ребенка, проштудированные молодыми родителями, явно не пропали втуне.

- Разве не так? Вот, гляди, - неправильно истолковавший ее улыбку Алексей с легкостью нашел упомянутое место в справочнике будущей мамы "Беременность и роды".

- Я не поэтому смеюсь, - ответила Марина, подходя к мужу и проводя рукой по его коротким жестким волосам. - Ты у меня такой заботливый... Как же нам повезло, что мы нашли друг друга.

- А... Да, - кивнул Алексей, привлекая к себе жену и мерно поглаживая ее всей ладонью по спине, от шеи до самых ягодиц - он знал, что такие поглаживания очень ей нравятся. - Счастье вдруг... В тишине... Постучалось в двери... - басовито пропел он небезызвестную песенку.

- Как дела на работе? - млея от удовольствия, поинтересовалась супруга.

- Ничего особенного. Закончили разбор образцов, привезенных Комаровым из Уфы, завтра, наверное, начнем обработку... Погляди, опять рекламы разных провайдеров в почтовый ящик накидали. Не знак ли это свыше?..

Марина, часто улавливавшая идеи супруга с полуслова, кивнула:

- А и правда - чего тянуть-то? Давно уж пора Интернет провести. Викуся уже скоро мультики потребует - так лучше их из сети скачивать, чем постоянно за дисками бегать. Сколько сейчас стоит подключение?

- Сейчас почти все провайдеры бесплатно подключают, а вот скорость и плата в месяц существенно различается, - Алексей перебирал рекламные проспекты в поисках наилучших условий. - Если заказывать безлимитный тариф, то скорость сравнительно невысока, зато качай сколько хочешь за фиксированную сумму. А можно заплатить за определенное количество информации и скачивать ее на высокой скорости, но при превышении придется вносить дополнительную денежку...

- В этом вопросе опыта у тебя больше. Как ты думаешь, что нам больше подойдет?

- По мне, так безлимитный тариф лучше. Спешить нам некуда, если что-то большое нужно скачать, можно и на ночь компьютер оставить работать.

- Если ему это не повредит, так почему бы и нет? Теперь осталось выбрать провайдера. Вот, например, компания "Русьфон": первый месяц бесплатно, а дальше 750 рублей в месяц за 1 мегабит. А вот "Комета": самый дешевый безлимитный тариф у них - 600 рублей в месяц при скорости 512 килобит. По цене вполне приемлемо для нас, сумеем выкроить, а вот что касается скорости... Половина мегабита - это много или нет?

- Для скачивания мультиков вполне хватит, - с видом знатока авторитетно заявил Алексей. - Но при выборе провайдера, как и многих других вещей, желательно ориентироваться не только на выгодные предложения. Бесплатный сыр известно, где бывает. Давай-ка я завтра поспрашиваю у опытных людей на работе, что они скажут о провайдерах Екатеринбурга...

После чаепития Марина захотела прилечь и отдохнуть, а Леша, чтобы не шуметь, сел к компьютеру. С домашними делами супруги управлялись быстро, не давая тем накопиться, поэтому и времени для отдыха оставалось немало. Впрочем, компьютер для Алексея был и немаловажным рабочим инструментом, и средством для развлечений; Марина же предпочитала развеиваться с книгой в руках.

Недоделанная работа не давала Леше покоя; чтобы избавиться от угрызений совести, он загрузил текстовый редактор и за четверть часа подготовил этикетки. Сохранив файл на флэшку, он с облегчением откинулся в кресле и запустил третью "Цивилизацию" - единственную игру, которую он ни за что не согласился бы удалить из компьютера даже при катастрофической нехватке свободного места. Этот тезис был уже проверен однажды: полгода назад, когда по рабочим нуждам ему пришлось принести на домашний компьютер довольно массивные базы данных, пришлось стереть некоторые программы и почти все игры, кроме "Цивилизации". Поняв, что эти меры ему не помогут, Алексей купил и установил дополнительный жесткий диск - благо, что Крохин оплатил его стоимость. Базы Бронников благополучно отредактировал и убрал, но вот игры обратно на компьютер так и не записал, за исключением двух-трех; вскоре после того родилась Вика, и возможностей просиживать за игрушками у молодого отца существенно поубавилось.

Так и в этот раз - едва он успел сделать два хода, как в кармане зазвонил телефон. Достав старенький мобильник, доставшийся от жены, которой они подобрали модель посовременнее, Алексей мельком бросил взгляд на экранчик и поспешно нажал кнопку ответа: ему не хотелось бы, чтобы аппарат своим назойливым пиликаньем разбудил дочку.

- Але! Да, привет, Леня. О, нет, еще не занимался. Что? На завтра? Полдня? Ну ладно, займусь прямо сейчас. Да, успею. В девять? Хорошо, приеду. Ага, пока.

Алексей нажал кнопку отбоя и, бросив грустный взгляд на игру, которую он никак не мог закончить, играя урывками уже второй месяц, сохранился и осторожно подошел к кровати.

Вика спала крепко. Марина лежала с прикрытыми глазами, и было неясно, спит она или нет. Поколебавшись, Алексей хотел уже уйти, однако жена, не открывая глаз, помахала ему рукой - дескать, не сплю.

- Леонид звонил, - вполголоса сообщил Алексей. - Приглашает завтра на халтурку на полдня... съезжу, наверное. Пойду готовиться, а то лобзик так и не починил.

Поскольку зарплата инженера, не дотягивавшая и до одиннадцати тысяч рублей в месяц, позволяла лишь худо-бедно существовать, а не нормально жить, Алексей по примеру многих знакомых периодически подрабатывал на стороне - халтурил, как говаривали в его первоуральской родне. Обладавший, что называется, прямыми руками, растущими откуда надо, и светлой головой, он не страшился никакой работы, с одинаковым успехом справляясь и с набором текстов, и с наклейкой обоев. Первым его время от времени обеспечивали старшие коллеги по Институту - зачастую не настолько грамотные в компьютерах или по части иностранных языков, как молодое поколение. Деньги за подобную помощь они предлагали не всегда; как-то это было пока еще не принято в среде российских ученых, большинство из которых застали советское время. Оно и понятно: гранты от российских фондов, выделяемые для стимуляции научных изысканий, почему-то практически не предусматривали многие необходимые вещи, в том числе и оплату простого труда наемных работников. Купить на выделенные средства дорогое оборудование - пожалуйста, съездить на конференцию за границу - запросто, а вот выписать коллеге надбавку в родных рублях... Можно, но очень немного; к тому же это облагалось таким ужасным налогом, что ученые предпочитали благодарить друг друга "натурой" - комплектующими для компьютеров, например, или всегда востребованной канцелярией. Нет нужды говорить, что платить за стороннюю помощь из своего и без того скудного личного бюджета большинство ученых при всем желании просто не имело возможности.

Алексей, бывший с компьютером на "ты", мог быстро и грамотно набрать рукопись, перевести несложный текст с английского или на английский, сверстать сборник статей, собрать новый компьютер и установить на него необходимые программы. Однако этим он занимался, как правило, на общественных началах, в рамках своей основной работы. Поэтому, хотя именно благодаря таким просьбам Алексей и обзавелся в свое время компьютером, брался за подобные дела он неохотно. В конце концов, в Институте имелся свой ОИТ (Отдел Информационных Технологий), в задачи которого и входило обслуживание парка вычислительной техники. Как ни странно, рядовые сотрудники обычно предпочитали решать свои компьютерные заморочки путем консилиума с коллегами, избегая обращаться к специалистам. Почему так происходило - совершенно непостижимая загадка природы.

А вот несложная физическая работа, сопряженная с мелким ремонтом квартир, в финансовом плане привлекала Алексея куда больше. Один из его сокурсников, Леонид Рогожин, после окончания факультета геологии и минералогии Уральского Государственного Геологического Университета сразу занялся собственным бизнесом, связанным с перепродажей недвижимости. Увы; займись он этим хотя бы на 3-4 года раньше, и не с тремя миллионами рублей стартового капитала, вырученными от удачной продажи собственной квартиры в центре города, а с более солидной суммой, - возможно, что-то у него и получилось бы. Но в начале двухтысячных раскрутить новое агентство стало почти невозможно, и небольшая конторка Лени быстро захирела. Деятельный и сметливый Леонид, однако же, не сложил руки; за время работы с жильцами многочисленных хрущевок и брежневок он успел оценить перспективы принципиально новой для Екатеринбурга и, наверное, вообще для России сферы бизнеса - услуг по мелкому ремонту вторичного жилья. Сейчас, в 2010 году, "Муж на час" и другие аналогичные фирмы известны каждому, а тогда это было всего лишь побочным занятием занимавшихся отделкой новостроек профессионалов и обладающих свободным временем народных умельцев.

Итак, быстро переквалифицировавшись, Леонид Рогожин собрал под своим началом первоклассных мастеров: маляров, штукатуров, электриков, столяров, плотников - и не прогадал. С окончанием советского периода оказалось, что определенная категория людей буквально в соответствии с поговоркой умеют превращать свое время в деньги, вследствие чего начинают это самое время очень ценить. Чем возиться самим с перегоревшей розеткой, им гораздо проще пригласить рабочего, чтобы тот, потратив полчаса-час, за 400-500 рублей справился с этой нехитрой задачей. Выгодно получалось всем - работнику, получавшему большую часть этой суммы на руки, Леониду, имевшему свой процент от всех организованных им работ, и, разумеется, заказчику, который за этот час зарабатывал не в пример больше.

Конечно, существовали и другие категории граждан, пользовавшихся услугами наемных работников - пожилые люди, одинокие мамы, молодые женщины с временно отсутствующим мужем... Некоторые из них отдавали сравнительно немалую для них сумму за несложную работу даже легче, чем обеспеченные бизнесмены, привыкшие считать каждую копейку, но попадались и скряги, которые начинали придираться к качеству выполнения, не желая расставаться с кровно заработанными рублями. Впрочем, это была забота Леонида - договориться об устраивающей всех цене, а потом, если вдруг клиент заупрямится, решить возникшую проблему к общему удовлетворению сторон.

В связи с большой нестабильностью числа обращений у Лени Рогожина порой случались авралы. Не в его принципах было отказываться от заказов - не из жадности, а хотя бы из тех соображений, что тогда потенциальный клиент уйдет к конкуренту, что недопустимо в бизнесе. И вот, когда все его постоянные сотрудники оказывались заняты, а поток заявок не иссякал, в дело вступали такие волонтеры, как Алексей, - рукастые, надежные, сравнительно свободно распоряжающиеся своим временем знакомые и друзья. Чего греха таить: Леня и сам порой был не прочь взяться за какую-нибудь работу, если это не вредило общему делу. Особенно он любил настилку полов - линолеум или ламинат... Но в этот раз речь шла об изготовлении небольшого столика из ламинированной древесно-стружечной плиты (лДСП), а в подобных делах Алексей с его старенькой дрелью и электролобзиком слыл асом.

Только одно омрачало ситуацию: в прошлый раз, когда Леша помогал ребятам Леонида обшивать вагонкой балкон одной развеселой бабуле (заказ сделали ее внуки - хотели сделать бабушке подарок к зиме), обнаружилось, что зажимное кольцо штока лобзика совсем ослабло и не держит лезвие пилки, из-за чего она постоянно вылетает в самый неподходящий момент. Алексей, с большим вниманием относившийся к своему электроинструменту, с подобными мелкими неполадками справлялся обычно сам, не обращаясь в ремонтную мастерскую, но в этот раз закрутился, забыл... И вот теперь, чтобы не подвести приятеля, он закрыл "Цивилизацию", снял с самодельной полки в туалете лоток с инструментами и занялся ремонтом лобзика.

---

Изготовление столика потребовало даже меньше времени, чем на то рассчитывали и Леонид, и Алексей. Заказчик, молодая мама с двухлетним малышом, просила сделать ей эксклюзивную устойчивую подставку под кадушку с веерной пальмочкой; дабы не быть голословной, она даже набросала схему требуемого изделия с овальной столешницей и крестообразной конструкцией опоры, снабженной декоративными разноуровневыми полочками. Леонид заранее привез нужные материалы, и Алексею осталось лишь, уточнив размеры, разметить и раскроить лист лДСП, дрелью просверлить отверстия в местах крепления и скрепить детали саморезами. Все края он облагородил специальной кромочной лентой, шляпки закрыл заглушками, снизу прибил маленькими гвоздиками подпятники, - менее чем через три часа работы столик красовался на положенном ему месте. Заказчица, очень довольная эффектным воплощением своей идеи, вручила Леше оговоренные 800 рублей за работу (из которых непосредственно Алексею причиталось 500), оплатила товарный чек на материалы в размере еще 370 рублей и любезно предложила чаю. Однако Бронникову рассиживаться было некогда - он спешил на работу, надеясь появиться там раньше своего шефа. Откровенно говоря, Крохин довольно спокойно, с пониманием относился к регулярным опозданиям и даже к периодическим прогулам своих сотрудников, зная о многочисленных подработках и нелегких семейных обстоятельствах. Однако лишний раз без веской причины обнаруживать свое отсутствие на работе Алексею не хотелось, и его устремленность принесла свои плоды - когда после полудня он появился в Институте, выяснилось, что начальник уже вернулся из командировки, но до работы пока не добрался и будет в самом скором времени.

Используя свободное время в ожидании шефа, Алексей прошел в другой конец коридора, где в торцевой комнате размещался ОИТ, или попросту компьютерщики, как их называли между собой сотрудники Института. Начальником этого отдела год назад назначили Борю Потапова, который тоже учился в УГГУ на ФГиМ, но на четыре курса старше Алексея. Они с Борисом Ильичом, как теперь приходилось называть Борьку для соблюдения субординации, еще со времен студенчества были, что называется, на короткой ноге. Все началось с того, что в общежитии на углу Большакова и 8 Марта, куда Леша перебрался из родного Первоуральска через три месяца после начала учебы, не выдержав ежедневных многочасовых путешествий на электричке, уже не было свободных мест, и вчерашнего абитуриента Бронникова подселили к старшекурсникам, третьим в двухместную комнату; одним из них и оказался Борька Потапов. Ребята попались мировые, и никакой дедовщины и притеснений молодого и в помине не было. Напротив, между ними на почве общей любви к компьютерам завязалась довольно тесная дружба, еще больше укрепившаяся, когда на обязательной полевой практике после первого курса Борис и Алексей вместе попали в Кунгурский стационар. Потапов добирал там материал для своей дипломной работы, и руководство, решив совместить приятное с полезным, назначило его руководить группой студентов, проходящих практику по карстоведению. Таким образом, доцент Мыльцев получил семь дней неожиданного отдыха, Боря - девять бесплатных помощников, а Леша, бывший одним из этой девятки, - неделю вольготной жизни на природе и совершенно халявный зачет.

Многие выпускники Геологического Университета оседали в стенах Института Геологии и Географии; собственно, это был практически единственный путь для тех, кто решил в дальнейшем заниматься наукой, не покидая Екатеринбург. Борис не стал исключением: два года в должности инженера в лаборатории спелеологии, потом аспирантура у доктора Верхонина... Но жизнь внесла свои коррективы - женитьба и два сына, родившиеся один за другим, не дали молодому отцу закончить диссертацию. Вот когда пригодился его опыт и знание компьютеров; верстка и дизайн брошюр, рекламных буклетов и прочей полиграфической продукции позволили молодой семье держаться на плаву. О науке, конечно же, пришлось забыть, однако администрация Института, не желая терять хорошего компьютерщика, предложило Потапову место системного администратора в недавно созданном Отделе информационных технологий, которое Борис с удовольствием принял. Что и говорить, такая непыльная работа, как наладка компьютеров и локальной сети в стенах давно ставшего родным Института вполне успешно совмещалась с подработками. И вот теперь он занимал должность начальника ОИТ... благо, что для этого, в соответствии с "табелем о рангах" Российской Академии Наук, не требовалось ни ученой степени, ни специализированного образования, поскольку эта структура формально относилась к административно-хозяйственной части - наряду с библиотекой, гаражом и штатом уборщиц.

Отдел компьютерщиков размещался за прочной, тяжелой металлической дверью. В здании Института аналогичная сейф-дверь красовалась лишь в бухгалтерии; даже в кабинете директора была обычная, деревянная. Когда Алексей зашел в это царство проводов, мигающих светодиодов и пищащих коробочек, из четырех сосредоточенно уставившихся в мониторы компьютерщиков силы оторваться от экрана нашел в себе только начальник. Остальные, скользнув взглядом по пришельцу, ограничились кивком головы и продолжили свои занятия; по меньшей мере, половина из них сейчас наверняка или играли, или лазили по Интернету, или занимались еще какой ерундой.

- Привет! - еле уловимая теплота в голосе Бори и сдержанная улыбка доставались лишь хорошим друзьям. Простым знакомым адресовалось формальное, хотя и вполне вежливое, приветствие от Бориса Ильича.

Надо сказать, что Потапов был и от природы, и в силу воспитания очень сдержанным, аккуратным в общении человеком. При этом он обладал острым умом и яркой, артистической натурой, в полной мере отразившейся в его внешности: астенический тип фигуры, длинные гибкие пальцы пианиста, мягкие, чуть манерные движения и жесты. Школьником он участвовал в самодеятельной рок-группе - благо, что параллельно с учебой в престижном лицее талантливый мальчик занимался в музыкальной школе по классу фортепьяно. Со свойственным всем подросткам нигилизмом ребята самозабвенно исполняли то ли панк, то ли фолк собственного сочинения... Это увлечение прошло вместе с юностью, оставив после себя умение отлично петь и играть на гитаре, что делало Борю желанным гостем на студенческих вечеринках. Однако душой компании и сердцеедом его назвать все-таки было нельзя: замкнутый интроверт, разборчивый в связях, он вроде бы легко контактировал с людьми, но в полной мере открывался очень и очень немногим.

- Привет, Борис Ильич! - ответил Алексей, и в его интонациях явственно слышалось все то же "Привет, Борька!", что и много лет назад. Потапов это уловил, и его улыбка стала шире.

- С чем пожаловали к нам? - разыгрывая сценку преувеличенной вежливости, поинтересовался главный компьютерщик.

- Вопросец у меня есть... по поводу Интернета, вернее, наших провайдеров. К какому из них ты порекомендовал бы подключаться?

Борис замер и выдержал секундную паузу, внимательно глядя на собеседника, словно пытался понять - не шутит ли тот? Малознакомого неуверенного в себе человека такой прием легко мог ввергнуть в смятение, но Алексей знал, что это у Потапова просто привычка такая. Опустив глаза и устало потирая переносицу, Боря взвешенно ответил:

- Если у тебя есть техническая возможность, то лучше всего подключать безлимит или от "Олимпии", или от "Кометы". У них и файлообменники большие, с хорошей скоростью внутри сети, и подключают быстро, и техподдержка адекватная.

- Ага, понятно... "Комета" у нас в доме точно есть - значит, буду подключаться к ним.

- На них могут быть нарекания только по качеству внешки там, где еще оптоволокно не прокинули... Ты в каком районе сейчас обитаешь?

- Недалеко от нашей общаги, на Московской горке.

- Ну, в Центре они давно поменяли, так что подключайся смело. Верно ведь, Саня?

Саня Карин, невысокий щуплый очкарик со скуластым лицом и торчащими в разные стороны светлыми вихрами, этакое олицетворение настоящего компьютерщика, перед приходом в Институт работал программистом в "Комете". Он, разумеется, прислушивался к разговору, и потому сразу подтвердил:

- Да, это самый нормальный пров в Центре. Если хочешь, можно прямо сейчас заявку онлайн подать, быстрее всего получится.

Алексей на мгновение задумался и пожал плечами.

- А что... Why not? May be... - и, повинуясь приглашающему жесту Бориса, перекочевал поближе к столу Сани.

А тот уже вышел на сайт провайдера и, почти не глядя на экран, заполнял несложную электронную форму.

- Адрес?

- Фрунзе, 95-17.

- Ось?

- Хрюша... В смысле, Windows XP.

- Та-ак... Погоди двадцать две секунды... Ага, вот! Хаб в вашем подъезде уже есть, могут подключить в субботу в первой половине дня. Устраивает?

- Мм... Как-то это неожиданно, - опешил Алексей. Мысль о том, что уже послезавтра вот так, легко и просто, у него появится Интернет, обзавестись которым столько лет "не доходили руки", слегка ошарашила. Стали понятны подтрунивания друзей в ответ на сетования, что, дескать, Интернет дома - это трудно, долго и непонятно.

- Если не подходит, можно выбрать другой день, - неправильно истолковал его заминку Саня и потянулся к мышке.

- Да нет, все нормально, - поспешил успокоить его Леша. - В субботу вполне подходит.

Карин кивнул и, поставив галочку, подтвердил заполненную форму.

- Все, - повернулся он к Бронникову. - В субботу с десяти до двенадцати приедут и подключат.

- Ну, спасибо, Саня, - Алексей только и развел руками виновато - дескать, и поблагодарить нечем, окромя доброго слова.

- Всегда пожалуйста, - чуть отстраненно ответил тот. Эта простая операция, занявшая минуты полторы времени, практически не отвлекла его от дел, и опытный программер уже переключился на свою прежнюю работу, начисто выкинув успешно выполненную задачу из головы, дабы та не забивала оперативную память.

Бронников вышел из ОИТ со смешанным чувством... Шеф все еще не появился, и Алексей, спустившись на первый этаж, от нечего делать заглянул к Володям.

- Приветствую! - поздоровался он и с порога похвастался. - А у меня послезавтра Интернет проводят.

- Привет, Лелик! Поздравляю, - задумчиво ответил Ильич, не отвлекаясь, как обычно, от монитора.

- Нужное дело, - одобрил Петрович, тоже чем-то занятый. - К кому подключаешься?

- К "Комете", - ответил Бронников, проходя в комнату, чтобы посмотреть, чем так заняты коллеги.

- Das ist gut, - резюмировал Комаров; он, в отличие от Година, всю жизнь изучал английский и добился в нем значительных успехов, однако любил вворачивать в разговор слова на самых разных языках мира. Особенно на немецком - из уважения к другу.

- Ja-ja, naturlich, - отозвался Ильич. - Ты меня полечи, а то я пустой уже!

Так и есть - друзья увлеченно играли все в ту же самую игру, которую Алексей уже видел. Причем в этот раз они, похоже, бились одновременно с одним и тем же оливково-зеленым мобом, похожим не то на большую жабу, не то на большеротого толстого динозаврика. Монстр по очереди появлялся то на экране у одного Володи, то, после одного-двух ударов, исчезал и тут же возникал уже на другом компьютере.

- Сейчас, - кивнул Петрович и нажал изображение покрытого замысловатыми знаками рулончика бумаги, соседствующего с загадочными пузырьками и баночками. Его персонаж под именем Фердинтук, стройный мулат в серой одежде, которая несколько контрастировала с нарядными голубыми ботинками, изобразил магические жесты. Тотчас же на босого крепыша Геллергейна словно пролился живительный дождь, и его угрожающе быстро тающая полоска жизни стала прибывать.

- Это что? - удивился Алексей. - Вы, никак, друг с другом играете?

- Ага, - хмыкнул Ильич. - Тут можно объединяться друг с другом и бить сильного моба толпой. В одиночку-то его никак не одолеть... А так, видишь, даже лечить друг друга в бою можно. Ну, все, добивай его!

Последнее восклицание адресовалось Комарову, который, понимающе кивнув, кликнул на какой-то пузырек и выбрал удар; его смуглый персонаж, молитвенно воздев руки, со всего маху стукнул противника по уродливой бугорчатой голове, потом еще, и еще, очень быстро... Чудище протяжно затрубило и растянулось на земле, бессильно всплеснув передними лапами.

- Готов! - воскликнул Петрович. - Суперудар прошел. Тэк-с, что там упало с него, кроме алмазов?

- Три эликсира жизни, - прочитал Годин сообщение в чате. - Негусто... Два мне - я больше потратился.

- Забирай все, и пойдем уже чай пить, а то остыл давно.

- Так тут, значит, можно не только объединяться в группы, но и делить добычу? - спросил Алексей. - А какой максимальный размер группы может быть?

- Десять человек, - наливая себе в чашку кипяток и добавляя пакетик заварки, ответил Ильич. - Но такая толпа здесь в обычной охоте редко когда нужна. Обычно даже с сильным мобом можно справиться вдвоем или втроем. Вот подключишь Интернет и начнешь играть - сам все увидишь. Пойдем втроем доркфа валить.

- Да ну, втроем доркфа не завалим, - засомневался Петрович, прихлебывая чай вприкуску с крекером. - По крайней мере, на нашем нынешнем уровне. Вот когда мы станем как минимум пятым левелом...

- Осилим! Во-первых, я уже скоро перейду на четвертый уровень, а во-вторых, тут нужна хитрая тактика. Мы с тобой войдем только с эликсирами мощи; Лелика снарядим травилками и хилками, и запустим в середине боя. Он начнет травить доркфа и лечить нас, а мы с пустыми карманами станем тянуть в блоке. А еще я поставлю слот порошка слабости - у меня на четвертом уровне ведь тоже будет пояс...

Бронников еще немного послушал дискуссию о методике борьбы с неизвестным мобом, не имея возможности вставить ни слова ввиду полного незнания предмета, а затем, попрощавшись, вышел. Судя по всему, Крохин уже должен был появиться в Институте.

---

Алексей не ошибся в расчетах - Геннадий Николаевич действительно только-только пришел в свой кабинет и сейчас, едва успев сменить поношенную, но все еще аккуратную бежевую ветровку на рабочий халат, раскладывал на рабочем столике у двери свежие образцы.

- Здравствуйте! Как поездка? О, да это амазониты? Позвольте, угадаю... Вы заезжали в Миасс?

- Здравствуйте, Алексей! Вы очень проницательны, - засмеялся шеф. - Да, Павел Сергеевич не забывает о нас, и подбросил немного материалов из своих последних сборов. Обратите внимание, письменного гранита у нас еще нет даже в экспозиции, не говоря уже о фондах.

Крохин с детства был неравнодушен к самоцветам и поделочным камням, особенно к исконно уральским. Он знал и любил свой край, его историю и промыслы, обожал творчество Бажова и многократно бывал в тех местах, что описывались в его сказах. Его с полным на то правом можно было назвать Краеведом с большой буквы - но не тем нахватавшимся по верхам болтуном, который не видит ничего дальше собственного носа, и не узким специалистом, зарывшимся в свой предмет по самую макушку. Нет, Крохин являл собой эталон настоящего исследователя, смело постигавшего самые различные отрасли знания и черпавшего новые идеи при их синтезе, - истории и биологии, топонимики и археологии, геологии и этнографии.

- Это хорошо, - вежливо заметил Бронников. - Хотите, чтобы я их зашифровал и убрал на хранение?

- Нет-нет, - быстро ответил Крохин. - Оставьте их здесь на несколько деньков. Я хочу еще на них... с ними поработать.

Алексей понимающе кивнул и доложил:

- Я закончил с коллекцией из Уфы, которую привез Комаров. Там, по большей части, образцы интрузивных пород с Южного Урала - граниты, сиениты, даже габбро есть. Неплохая коллекция, почти сто шестьдесят экземпляров. Единственное, что... я все проэтикетировал, но не успел заполнить электронную базу данных.

- Очень хорошо, прекрасно, - несколько рассеянно кивнул начальник. Южноуральские габбро - это, конечно, замечательно, но не так интересно, как амазониты. - Тогда, пожалуйста, занесите все данные в компьютер, и, скажем, в понедельник возьмемся за новое дело.

Для заполнения полутора сотен строк в базе данных требовалось от силы полдня, но Алексей ничего не сказал. Шеф и сам неплохо знал скорость набивки базы, и, возможно, просто желал, чтобы его не дергали в конце недели, а дали возможность поработать в одиночестве. В конце концов, Бронников и сам найдет, чем занять свободное время.

С этими мыслями Алексей пошел в свой кабинет. Сел за компьютер, проверил почту - нет, за прошедший час ничего нового не появилось. Посмотреть, разве что, какие новости в мире? Выйдя к рубрикатору ленты новостей, Бронников выбирал раздел, когда взгляд его упал на рекламный баннер. Эту жабу-переростка с бугорчатой оливковой кожей он уже сегодня видел.

"Попробуй свои силы! - гласила навязчиво мигающая надпись под угрожающе припавшим к земле монстром, словно норовящим прыгнуть с экрана прямо на зрителя. - Один бой, прямо сейчас, без регистрации!".

"Ну-ка, ну-ка, - подумал Алексей, кликая на рекламу. - Если один бой и без регистрации, то можно...".

Тут же появилось окно боя; персонаж Алексея, одетый в красивый голубой костюм, с узорчатым мечом в руках, подвергся атаке злобной рептилии. Полоска, показывающая жизнь персонажа, уменьшилась чуть ли не на четверть. "Выберите удар", - замигала подсказка, и Алексей поспешно ткнул на первое попавшееся изображения кругового удара.

Меч, блеснув острым лезвием, описал широкую дугу и скользнул по груди монстра; жаба недовольно хрюкнула и прыгнула на Алексея, царапая его мощными узловатыми лапами с изогнутыми когтями. Тот в ответ, не мешкая, нажал на изображение удара сверху вниз, и его персонаж послушно вскинул меч и рубанул по бугорчатой голове твари. Леша с удовлетворением отметил, что полоса жизни монстра уменьшилась на треть.

Рептилия злобно взвизгнула и, припав к земле, совершила коварный и весьма удачный выпад вперед. Воин в голубых одеждах покачнулся; его жизнь резко уменьшилась более чем наполовину.

"Используйте эликсир жизни", - услужливо проинформировала подсказка, указав стрелкой на баночку с темно-красной жидкостью. "Сам бы догадался", - недовольно пробурчал Алексей, кликая мышкой на пузырек. Тотчас же полоска жизни бойца стала стремительно нарастать, и Бронников, не дожидаясь, пока она восстановится полностью, снова выбрал удар сверху. На этот раз его персонаж чуть задержал вскинутые вверх руки, словно предвкушая миг торжества, и внезапно ударил противника дважды - раз, два!

"Нанесен суперудар", - прочитал Алексей. Черт возьми, это была приятная неожиданность - теперь у мерзкого животного осталось совсем немного жизни. Однако оно вовсе не собиралось сдаваться и, прыгнув вперед, чуть не отхватило воину голову своим огромным ртом.

Теперь Алексей уже не переживал за исход боя, и позволил себе не наносить сразу ответный удар, а навести курсор на изображение каких-то склянок там, где была банка с эликсиром жизни. "Эликсир мощи, - прочитал он появившуюся надпись. - Ну-ка, попробуем...". И, кликнув на них, Бронников снова выбрал полюбившийся ему удар сверху.

На этот раз воин весь напружинился, мышцы его зримо налились силой. Припав к земле, он вдруг высоко подпрыгнул вверх и прямо в прыжке яростно обрушил клинок на врага. Удар был настолько силен, что жаба, протяжно затрубив, немедленно испустила дух, знакомым жестом взмахнув на прощанье лапками.

"Поздравляем! Вы прирожденный боец! - Алексею, по правде говоря, было приятно прочитать дифирамбы в свой адрес. В конце концов, Володи еле справились с этой тварью вдвоем, а он легко одолел в одиночку. - Вас ждет успех на полях битв! Нажмите СЮДА для регистрации".

"А что, - мелькнула мысль, - самое время завести персонажа, чтобы осмотреться немного. Послезавтра проведут Интернет, а мне уже есть, чем в нем заняться. Что непонятно будет, у Володей спрошу, а базу... Базу успею набить - не сегодня, так завтра".

Пройдя по ссылке на сайт bfl.ru, Алексей указал свой рабочий электронный почтовый адрес, выбрал из обширной коллекции понравившуюся внешность для своего персонажа и на минуту задумался над прозвищем. "Пусть будет просто - Aleksei", - решил он, однако неожиданно для себя столкнулся с проблемой: этот ник оказался уже занят. Может быть, по-русски - Лелик? Нет, снова неудача. Перебрав еще пяток вариантов, Бронников понял, почему Володи выбрали себе такие замысловатые ники.

Подумав, он решил использовать свою нечасто встречающуюся фамилию. Вот, например, Бронтозавр - такое прозвище еще никем не занято. Отлично! Неплохо сочетается с его профессией, связанной с изучением не только камней, но и различных окаменелостей. И в то же время звучит значительно, мощно.

Приглашение активировать заведенный аккаунт пришло на почту сразу. Алексей пробежал глазами поздравления по поводу присоединения к игре, что-то еще насчет призового бонуса в виде временного увеличения жизненной энергии, активировал указанную в письме ссылку и...

- ...Рад приветствовать тебя в Плерке, Бронтозавр! - громовой голос румяного дородного вояки, громыхающий из недр пышных, черных как смоль усов, заставил непроизвольно втянуть голову в плечи.

- Что за Плерка? - выдавил из себя высокий широкоплечий юноша.

- Плерка - это небольшая деревушка в Пригорье, форпост хумиранов на границе с Дикими Землями, - с готовностью загрохотал усач. - А я - фельдфебель Котен, начальник местного гарнизона. Мы рады, что ты решил присоединиться именно к нашей расе! Вот только...

- Что? - подозрительно оглядел себя Бронтозавр, следуя критическому взгляду фельдфебеля.

А поглядеть было на что... точнее, не на что. На загорелом атлетическом теле красовалось лишь некое подобие набедренной повязки.

- Негоже такому красавцу голышом бегать по улицам, словно обезьяне, - покачал головой фельдфебель Котен и полез в ящик резного деревянного стола. - Вот, держи три диаманта; считай, это тебе аванс за одно небольшое задание, которое я хочу тебе поручить. Сейчас пойди, купи себе какие-нибудь штаны или брюки, и возвращайся... Урядник Нистр!!!

Оглушительный возглас опять застал Бронтозавра врасплох. Дверь распахнулась, и в комнату чеканным шагом вошел приземистый крепыш с выбритым до синевы округлым лицом.

- Проведите новичка в Плерку, урядник, и проследите, чтобы его никто там не обидел. Он должен выбрать себе одежду по размеру и вернуться для получения специального задания. Выполняйте!

Урядник молча козырнул и повернулся к Бронтозавру; понимая, чего от него ждут, юноша вышел наружу. Нистр проследовал за ним и аккуратно прикрыл дверь. Тотчас же с ним произошла разительная перемена: строгая выправка сменилась расхлябанными, вальяжными движениями, а бесстрастное выражение лица уступило место плутоватой ухмылке.

- Послушай, новичок, - негромко сказал он, приблизившись вплотную к юноше и обдав его волной резкого запаха дешевого одеколона. - Зачем тебе покупать простые штаны или брюки? Я могу продать тебе самый настоящий доспех - армейские поножи, такие же, как у меня, всего за три диаманта. На складе полная неразбериха, никто и не заметит, если обмундирования станет чуть-чуть поменьше, хе-хе... Погляди сам: их настоящая цена - восемь диамантов.

Бронтозавр колебался. С одной стороны, выгода была очевидна, но с другой - а вдруг здесь какой-то подвох, ловушка? Начинать жизнь в новом мире с обмана, приняв участие в явно незаконной сделке... К тому же тогда у него не останется ни гроша в кармане, а когда и как удастся раздобыть деньги - еще неизвестно.

- Нет, спасибо, - покачал головой Бронтозавр. - Я, наверное, последую совету фельдфебеля и куплю себе штаны попроще.

- Как хочешь, - обиженно поджал губы Нистр и выпрямился. - Тогда справляйся сам; рынок прямо перед твоим носом, магазин чуть дальше. Удачи!

Презрительно фыркнув, урядник ушел обратно в здание, хлопнув вместо прощания дверью. Бронтозавр наконец огляделся; он стоял посреди небольшого села. Простые, незатейливые бревенчатые дома вдоль трех узеньких улочек, сходящихся на крошечной центральной площади, разительно контрастировали с высокой мрачноватой казармой из неотесанного серого камня, у подножия которой раскинулся импровизированный рынок. Желающие что-либо продать местные жители выстроились в ряд у каменной стены, наперебой завлекая покупателей затейливыми рекламными виршами. Он подошел было поближе, чтобы рассмотреть товары и поискать среди них заказанные штаны, однако подолгу находиться возле голосистых купцов оказалось чревато кратковременной потерей слуха, и юноша поспешил пройти дальше.

Там, где кончался торговый ряд, к торцу казармы был пристроен добротный магазин, в дверях которого скучал пухлый детина - не то хозяин, не то продавец. Рядом с входом в стене имелось небольшое закрытое ставнями окно с корявой надписью сверху: "Аук". Заинтересовавшись, Бронтозавр остановил спешащего куда-то аборигена, инстинктивно выбрав одетого попроще, и, прочитав его прозвище на нашивке, спросил:

- Извините, пожалуйста, уважаемый ГрИфФоН... Скажите, что такое "аук"?

Тот окинул его быстрым взглядом и, остановившись, оскалился:

- А, нуб! Аук - это аукцион.

- Гм... А что такое нуб? - немного смутившись, поинтересовался он.

- Нуб - это ты, - безапелляционно заявил ГрИфФоН. - Это значит новичок. От английского newbie.

Новоиспеченный нуб призадумался. В принципе, местный житель был прав, хотя тон его высказываний, несколько резкий и вызывающий, звучал довольно обидно. Однако любопытство пересилило, и Бронтозавр, проигнорировав колкость, показал на ставни:

- А когда он открывается?

- Нуб, - снова заржал абориген. - Аук всегда открыт, но доступен только со второго уровня. Что, самый умный - хотел штаны для фельдфебеля Котена с аука взять? Не выпендривайся, бери в магазине, как все. Тебе же дали деньги...

Поспешив поблагодарить насмешливого ГрИфФоНа за разъяснения и откланявшись, Бронтозавр направился к толстяку в дверях. Поднимаясь по ступенькам невысокого крыльца, новичок ломал голову - откуда аборигену известно о врученных фельдфебелем Котеном диамантах? Поразмыслив, он предположил, что это часть стандартного квеста, через который проходят все вновь появляющиеся здесь персонажи. Так они получают небольшой стартовый капитал и возможность познакомиться с этим миром... Интересно, три диаманта по здешним меркам - это много или нет?

С этими думами он подошел вплотную к торговцу в дверях и вздрогнул от неожиданного зычного возгласа:

- О, здравствуй, путник! Взгляни на мои товары - лучше их ты не сыщешь в Плерке!

Толстячок призывно распахнул двери магазина пошире и, услужливо изогнувшись, насколько это позволила ему комплекция, сделал приглашающий жест. "Вряд ли в крошечной Плерке имеется еще один магазин", - подумал Бронтозавр, однако вслух ничего не сказал, а прошел внутрь.

Ассортимент товаров поражал своей скудостью, разительно контрастируя с просторным помещением, уставленным многочисленными полками и стеллажами. Юноша проходил мимо пустующих витрин с надписями: "Обувь", "Шлемы", "Перчатки", шкафчиков с вывесками "Эликсиры мощи", "Эликсиры воли", стендов, предназначенных "Для ловкачей", "Для силачей", "Для здоровяков"... На полке у входа стояли разнокалиберные эликсиры жизни, да еще на одной из витрин лежало две или три пары штанов - вот и все.

Бронтозавр с недоумением повернулся к следовавшему по пятам продавцу:

- А почему других товаров нет? Не завезли, что ли? Где, например, пояса?

- У нас все есть, о бравый воин, - с обаятельной улыбкой проворковал тот. - Просто для Вашего же удобства я не выложил те товары, носить которые Вам пока не позволяет опыт... Вы наверняка знаете, что пояс, например, можно надеть только с четвертого уровня. Впрочем, если угодно, глядите.

Мановение руки - и стенд под вывеской "Пояса" вдруг оказался заполнен простенькими светлыми кушаками, изящными лазурными ремнями, затейливыми перевязями глубокого синего цвета...

- О! - только и сумел вымолвить пораженный Бронтозавр и, налюбовавшись вволю, пошел выбирать штаны.

На этой витрине, как и среди поясов, наблюдалось четкое деление одежды по цвету, что отражалось и на цене. Грубые холщовые штаны светло-серого цвета, в зависимости от покроя, стоили семьдесят алмазов; светло-голубые добротные брюки из прочной материи - два с половиной диаманта; прочные поножи с темно-синим отливом - восемь диамантов.

"Не обманул урядник", - подумал Бронтозавр, рассматривая солидного вида доспехи. Но что поделать; денег на них явно не хватало. Да и выкладывать почти всю наличность за брюки тоже не хотелось... Поразмыслив, юноша решил купить более дешевые простые штаны - если выбор окажется неподходящим, меньше денег будет потеряно. И потом, именно в таких же, насколько он помнил, щеголяли его друзья.

- Я возьму вот эти, - сказал он, указывая на узкие стильные штаны с неглубокими карманами.

- Одежда ловкача? - понимающе подмигнул продавец. - Отличный выбор!

Пока толстячок доставал и распаковывал покупку для демонстрации и отсчитывал тридцать алмазов, сдачу с одного диаманта, озадаченный комментарием покупатель украдкой рассматривал остальную одежду. Обнаружилось, что ее цвет непосредственно влияет на одну из характеристик, что отражается на цене. Помимо этого, в пределах каждой ценовой/цветовой категории существует четыре основных типа вещей, отличающихся внешне и характеризующих специализацию воина: ловкач, силач, толстяк или здоровяк. Например, доступная первому уровню одежда: серые штаны ловкача увеличивали ловкость хозяина на +5, голубые брюки - на +8, а синие поножи - на +12. Для сравнения Бронтозавр взглянул на витрину с поясами: белые кушаки, повышающие одну из характеристик на +11, стоили три с половиной диаманта; лазурного цвета ремни, дающие +17, обошлись бы в дюжину диамантов; за синюю перевязь с ее бонусом в +24 пришлось бы выложить сорок диамантов. Остальные характеристики, не основные, увеличивались вещами несущественно - в среднем на плюс один пункт за каждый уровень.

- Вот ваша покупка, - раскатистый бархатистый голос продавца вернул его к реальности. - Изволите надеть сразу?

Бронтозавр кивнул и, натянув штаны, с облегчением сунул в карман свои два диаманта и протянутую продавцом сдачу: ему уже порядком надоело таскать деньги в кулаке. Штаны сидели как влитые; поблагодарив продавца, юноша направился к выходу.

- Рад был помочь, дражайший мой витязь! - расцвел тот. - Заглядывайте в мой магазинчик почаще!

Выйдя на улицу, Бронтозавр не спеша направился обратно к фельдфебелю, слушая разговоры, разглядывая людей и товары на рынке. В какой-то момент он поднял глаза на большие часы над центральными воротами казармы...

---

"Ого, половина пятого!", - поразился Алексей. Время пролетело совершенно незаметно, и Бронников стал спешно собираться домой - он хотел еще застать кого-нибудь из Володь, чтобы поделиться впечатлениями об игре.

К счастью, Годин еще был на рабочем месте. Он тоже уже закончил сегодняшние дела и сейчас, вооружившись серпом, с увлечением косил траву в нарисованном мире.

Алексей порадовался - откровенно говоря, полноватый крепыш, любитель шуткануть и вообще свой в доску рубаха-парень Ильич импонировал ему куда больше, нежели чем высокий, рослый, авторитетный Петрович, серьезно и категорично высказывающийся по любому мало-мальскому поводу. По крайней мере, для обсуждения игрушек подходил именно Годин; с Комаровым было бы уместней поговорить о науке. И Бронников, ничтоже сумняшеся, без лишних экивоков подсел к компьютеру и начал наблюдать за работой виртуального мускулистого Геллергейна, немного смахивающего внешностью на своего реального хозяина.

Добывать ресурсы оказалось делом несложным: надо было только найти подходящую по уровню траву и, нажав на кнопку добычи, ждать, пока она срежется и перекочует в инвентарь. На анимированном рисунке локации собранное растение исчезало, однако с течением времени в произвольном месте "вырастал" новый кустик, так что общее количество пригодной для добычи травки оставалось примерно одинаковым. Проблемы при этом занятии, похоже, сводились к двум факторам. Первый - случайная совместная добыча одного и того же цветочка, начатая двумя или даже тремя персонажами. В этом случае ресурс доставался только одному из собирателей, прочим же выдавалось сообщение о неудачной попытке. Другой мешающий фактор заключался в периодическом нападении пасущихся рядом мобов на работающего персонажа. Поскольку с серпом в руках отбиваться от супостата было непросто, попавший в переделку "ботаник" обычно звал на помощь; окружающие с удовольствием вмешивались в бой и сообща разделывались с агрессором. Все это отнимало время, однако весьма разнообразило рутинный процесс зарабатывания игровых денег.

Те несколько секунд, что шла добыча ресурса, можно было посвятить чему-то полезному. Например, переписываться в чате, изучать выставленные на аукцион вещи, рассматривать других персонажей. Поскольку Ильич предпочел параллельно с игрой читать какую-то статью, Алексей, испросив разрешения, и занялся последним. Большинство присутствующих в локации были невысокого уровня, однако одеты совершенно по-разному. Особенно Бронникова удивил некто -KOJIOKOJI-, персонаж пятого уровня, полностью одетый в синюю одежду. Зная теперь, сколько стоят синие вещи, Алексей стал внимательно его рассматривать, и в конце концов не мог сдержать удивления:

- Смотри-ка, персонаж весь в синие доспехи одет. Сколько же такой наряд стоит?

- Давай прикинем, - отозвался Володя. - Поножи - 8, кольчуга - 14, сапоги - 25, перевязь - 40, рукавицы - 65. Итого получается полторы сотни диамантов.

- Так... А скажи, сколько ты сможешь заработать на траве, если будешь косить ее весь день?

- За полдня работы удается на моем третьем уровне удается заработать на траве около 40 алмазов. Максимум - полдиаманта. Если с утра до ночи, не разгибаясь, наверное, можно и на диамант накосить.

- Так как же тогда этот -KOJIOKOJI- умудрился обзавестись этой одеждой, если он в игре меньше трех месяцев? - недоуменно спросил Алексей. - Или охота на мобов дает значительно больше денег?

- Да нет, не сильно больше... Я же тебе объяснял уже. Тут одно из двух - либо ему на охоте повезло, и выпала дорогая вещь, либо, что значительно более вероятно, он реальщик. Видишь, и ник у него крутой - наверняка человек, заводя персонажа, четко знал, чем он будет заниматься в игре.

- Кто?

- Реальщики здесь - это донаторы, те, кто вкладывает реальные рубли и покупает себе хорошие доспехи и прочие нужные в игре вещи. Основная цель в игре ведь не ресурсы собирать, и не монстров гонять, хотя можно и этим заниматься бесконечно. Тут надо прокачать и хорошо одеть персонажа, чтобы он мог побеждать врагов. Это, как ты видишь, материк расы людей, по-здешнему хумиранов, а соседние материки заняты враждебными расами легвонов и трэнстиров. С ними у людей идет постоянная война, на которую отбирают лучших бойцов расы... впрочем, на самом деле можно и полуголому персонажу туда пойти, просто толку будет мало, да еще и свои же побить могут.

- Погоди, погоди, - остановил его Леша, у которого от избытка информации все эти подробности уже не укладывались в переполненной голове. - А сколько в настоящих деньгах стоит игровая валюта? За сколько можно купить один диамант?

- Один диамант можно купить за сто реальных рублей. Он разменивается на сотню алмазов, а каждый алмаз, в свою очередь, состоит из ста стекляшек. За убийство одной крысы, самого слабого моба, дают от 30 до 80 стекляшек; сотня скошенной травы первого уровня, которую можно срезать за час, стоит 5-7 алмазов...

- То есть стекляшка, получается, равна копейке, - быстро подсчитал Алексей. - А те сорок-пятьдесят алмазов, которые ты зарабатываешь полдня - это полсотни рублей. Да уж, столько даже школьник из своих обеденных денег выкроить сможет. С другой стороны, эти синие поножи, получается, стоят восемьсот рублей... а синий набор для пятого уровня - пятнадцать тысяч. Недешевое удовольствие...

- Как тебе сказать... По меркам школьника, конечно, суммы немалые, но для взрослого человека с приличным доходом - пустяк, - заметил Володя. - Это быстрей и проще, чем зарабатывать игровые копейки; ведь синька нужна тем, кто активно воюет с другими расами - качает "удаль молодецкую", как это тут называется. Одеться в простую белую одежду, как сам видишь, можно за день-другой; если хочешь полного комфорта, можно потратить недельку и одеться в лазурь - более чем достаточно и для работы, и для охоты. Даже на кое-какие операции против враждебных рас бойцов в голубой одежде охотно берут.

- А за враждебные расы кто играет? Компьютер?

- Нет, конечно, - засмеялся Ильич. - Тоже люди, просто при регистрации, заводя нового персонажа, можно выбрать не расу хумиранов, которая стоит по умолчанию, а какую-нибудь другую.

Хлопнув себя по лбу, Алексей признался, что совершенно не обратил внимания на это невзрачное окошечко.

- О, так ты завел уже себе здесь перса? - оживился Володя. - Давай, сознавайся, как назвал?

- Бронтозавр, - почему-то смутившись, ответил Леша. - Все простые, нормальные ники заняты уже, вот я, чтобы связь с фамилией...

- Отличный ник! - одобрил Ильич, печатая что-то в адресной строке обозревателя. - Сейчас мы на тебя посмотрим...

И действительно, через секунду на экране появился персонаж Алексея, стоящий в новеньких штанах перед дверями казармы в Плерке. Надпись под ним свидетельствовала, когда он был создан и когда последний раз посещал игру.

- Решил быть ловкачом? Не самый простой путь... - прокомментировал Володя.

- Вот об этом я и хотел расспросить, а то сначала купил, а потом увидел разницу в характеристиках. Какой стиль боя тут лучше?

- Тема это долгая, прямо скажем. Домой уже пора... Давай, я тебе по дороге до остановки расскажу немного. Теоретическую основу, так сказать.

Хотя Алексею было немного не по пути, он согласился сделать небольшой крюк до остановки. Годин выключил компьютер, накинул свою темно-зеленую курточку и натянул кепку. Не ту современную бейсболку с большим изогнутым козырьком, а модную лет тридцать назад кепи-восьмиклинку из оливкового вельвета, словно сошедшую с экранов многочисленных советских фильмов.

Закрыв комнату и сдав ключи на вахту, друзья двинулись к остановке трамвая - до нее было минут пять ходьбы. Несмотря на ярко светившее солнце, клонящееся к западу, в воздухе явственно чувствовалась осенняя свежесть, заставлявшая прятать быстро зябнущие руки в карманы.

- Значит, с этими стилями боя вот какая штука, - не теряя времени, начал Ильич. - У каждого персонажа, да и у каждого моба тоже, есть четыре основные характеристики, которые зависят от уровня и от типа надетого доспеха. Твоя броня может существенно повышать какой-нибудь один параметр, в соответствии с выбранным тобой стилем боя, поскольку без хорошей одежды затруднительно справиться с противником своего уровня. Голый боец не сможет противостоять даже мобу на пару уровней младше. Так вот, в игре существуют одежда ловкача, силача, толстяка и здоровяка...

- У первого больше ловкость, у второго - сила, - догадался Алексей. - А что увеличивают доспехи толстяка?

- Защиту. В бою один на один побеждает тот, у кого больше основная характеристика; если они примерно равны, отличаясь на один-два пункта, то тогда следует оценить, какие развиты из второстепенных и насколько. У мобов твоего уровня все характеристики одинаково высоки, и победить его можно лишь, имея перевес по одному из статов... так в играх называют параметры персонажа. Вот тут-то и проявляется характерный стиль боя: скажем, ловкач побеждает за счет того, что противник тем реже попадает по нему, чем больше разница в ловкости. Силач наносит увеличенный урон, толстяк получает меньше повреждений, а здоровяк обладает большим запасом жизненной силы, и за счет этого держится дольше врага. Под каждый стиль боя, кроме доспехов, рекомендуется использовать свои удары и особые эликсиры - банки жизней наиболее эффективны для здоровяка, потому что восстанавливают определенный процент от исходного здоровья, эликсир мощи лучше брать силачу - тогда его удары становится просто убойными...

- И какой же стиль лучше? - нетерпеливо перебил Бронников, потому что до остановки осталось идти совсем немного, а он из всего сказанного понял лишь, что поднятая тема гораздо глубже, чем казалась на первый взгляд.

- Нельзя сказать, что какой-то лучше, а какой-то хуже, - разъяснил Ильич. - Если говорить о боях с мобами, то там, по большому счету, все равно, какой комплект ты оденешь. Просто тебе будет сравнительно труднее сражаться с одними монстрами и легче с другими, но в итоге ты их все равно победишь, пусть даже и с чьей-то помощью. А вот когда ты столкнешься с враждебными персами других рас, вот тогда-то и начнется самое веселое. Фишка в том, что каждый из комплектов доспехов при равных условиях дает преимущество в бою с одним стилем, проигрывает другому и равносилен третьему. Поясню на примере: вот ты оделся в серые штаны ловкача, и твоя ловкость выросла на +5. Остальные параметры, которые есть даже у голого персонажа, в расчет принимать не будем для чистоты эксперимента. Так вот, если ты выйдешь биться один на один точно с таким же персонажем, но одетым в штаны силача, дающими ему +5 силы по сравнению с твоей, то кто победит?

- Кто?

- Ты, в 90% случаев. Разве что фортуна будет настолько благосклонна к твоему противнику, что позволит ему оглушить тебя на спецударе, но даже такие казусы нивелируются во время долгих боев с большим количеством ударов, которые идут между бойцами высоких уровней. Игровая механика устроена так, что силач, хоть бьет и сильно, но из-за систематических промахов в итоге нанесет тебе меньший урон, в то время как ты стабильными ударами средней силы в итоге его победишь. А вот если против тебя выйдет здоровяк - дело труба. Даже частые уклонения от его ударов не помогут: у него хватит жизни, чтобы завалить тебя. А с толстяком - фифти-фифти... Как фишка ляжет; кому больше повезет, тот и выиграет.

- Так значит, надо было брать штаны здоровяка? - неуверенно спросил Алексей, недовольно глядя на приближающийся трамвай.

- Здоровяка толстяк бьет за милую душу, только пыль столбом, - парировал Годин. - Пойми, это квадра; ловкач побеждает силача, силач - толстяка, толстяк - здоровяка, а здоровяк - ловкача. Но я тебе еще раз говорю: для охоты на мобов тебе подойдет любая одежда, так что не грузись так из-за стиля. Тут впору больше переживать из-за цвета, ибо по сравнению с белыми вещами даже в лазури охотиться гораздо приятнее, не говоря уже про синьку...

Последние слова смешались с лязгом закрывающихся дверей, и желто-красная "Татра", равнодушная к любым тематикам оживленных бесед, бесцеремонно прервала захватывающий рассказ. Махнув на прощание рукой, Бронников повернулся и задумчиво зашагал в сторону дома, переваривая услышанное. Как это часто бывает у детей с новыми игрушками, фильмами и прочими вещами (а у мужчин - еще и с женщинами), новинка зачастую захватывает внимание целиком, поглощая все силы в стремлении исследовать объект, всесторонне изучить его, докопаться до сути и, подобно первооткрывателю, явить не столько миру, сколько себе самому все прелести удивительной сущности. Алексей, погрузившись в мысли об игре, сам не заметил, как подошел к дому, и только тут сообразил, что намеревался зайти за подгузниками, которых осталось от силы дня на два. Но - ничего не поделаешь, подходящий для этого магазин остался далеко позади, и Бронников на ходу поменял планы, зайдя за продуктами.

Полукилограммовая упаковка куриного фарша, две пачки лапши, хлеб, лук, ведерко майонеза, пакет пряников, кусочек колбаски, растительное масло, шоколадка - и от заработанной утром пятисотенной купюры осталась лишь горстка мелочи. Откровенно говоря, порой Алексея задевала постоянная стесненность в средствах. Доходов их семьи, вкупе с пособием на Вику, еле-еле хватало на то, чтобы сводить концы с концами; простую покупку новой обуви, верхней одежды или, скажем, небольшого комода приходилось заранее планировать, выкраивая для этого средства из скромного бюджета. Но, в конце концов, такое положение вещей давало молодой семье гораздо больше свободы и времени для совместного времяпрепровождения, нежели чем если б Алексей более плотно занялся бы зарабатыванием денег. Примеров тому он знал немало: хорошо обеспеченные, не стесненные в средствах и, казалось бы, успешные пары зачастую оказывались на поверку несчастными из-за того, что муж с женой, пропадающие дни напролет на работе, виделись лишь урывками по вечерам. Ребенком, если таковой имелся, занимались бабушки или няни, и в итоге дело кончалось плачевно вследствие полного отсутствия взаимопонимания между супругами - такой вариант совершенно не прельщал Бронникова. Он отлично знал, что деньги к нему, что называется, "не липнут", и рассчитывать на легкий доход не приходилось. Марина, девушка неглупая, тоже понимала этот нюанс и поддерживала мужа; во всяком случае, за все время их совместной жизни Алексею ни разу не доводилось слышать от нее упреков по поводу их более чем скромного материального положения. Так или иначе, отмахнувшись от накатившего недовольства вечно пустым кошельком, Бронников, поднимаясь по ступенькам подъезда, улыбнулся при мысли о предстоящей встрече с женушкой и любимой дочуркой.

Часть 2.

Несильный северо-западный ветер надул к пятнице похолодание вкупе с мелким занудным дождиком, отчего погода характеризовалась емким словечком "промозглая". Действительно, пробирало до самого мозга костей; тот, кто опрометчиво, руководствуясь лишь показаниями термометра, не надел плотный свитер под легкую демисезонную куртку, или решил обойтись без теплого головного убора, понадеявшись лишь на зонтик, глубоко просчитался. Мельчайшая водяная взвесь, оседавшая на коже, выстужала почище легкого морозца: руки в карманы и нос в воротник - вот облик типичного прохожего в такую погоду. Впрочем, коренные уральцы знали о такой особенности местного климата. Если неба не видать из-за сизых облаков, чуть ли не задевающих за высотки, если весь город затянут матовым свинцом - значит, доставай теплые вещи и жди настоящих морозов, которые подсушат грязную слякоть и подготовят землю к снежному одеялу. Бабьего лета, даже если его и не было, можно уже не ждать; такое метеорологическое безобразие теперь до самой зимы.

В большом городе подобные погодные катаклизмы переносятся куда легче. Из дома - на трамвай, с остановки - в магазин, потом в другой, глядишь, и пробегал весь день, не успев продрогнуть. Алексей, шагая на работу, вспоминал Первоуральск, где во время ожидания автобуса ноги порой успевали застыть так, что волей-неволей приходилось пританцовывать. А здесь он уже который год не доставал зимой тяжеленную кожаную дубленку, довольствуясь пуховым свитером под курткой. Или, может, климат и вправду стал мягче в связи с глобальным потеплением, как любят покричать на каждом углу любители дешевых сенсаций и некоторые фанатики, с нетерпением ждущие конца света аки манны небесной?

Придя на работу и проверив электронную почту, Алексей принялся за базу. Ничего особо сложного в этом деле нет, а обладающему мало-мальским знанием программы - и того проще. Элементарное использование поиска и замены, автозаполнения, копирования-вставки, расширенного буфера обмена способны сократить время работы в разы. Поэтому уже через два с небольшим часа Бронников, удовлетворенный результатом, встал из-за компьютера и пошел поразмяться.

В лабораторной комнате подвала он выдвинул один из ящиков крайнего геологического шкафа, в котором хранились гвозди, саморезы и прочие болтики-винтики. Многое начинающим музейщикам приходилось делать своими руками, поскольку институтского плотника порой можно было теребить бесконечно без особого успеха; поэтому в их группе имелся солидный запас различных расходных материалов и инструментов: пил, молотков, плоскогубцев, гаечных ключей. Алексею это было на руку - чтобы не превращать маленькую квартирку в склад инструментов и метизно-скобяных изделий, он использовал хозяйственные запасы группы в качестве обменного фонда. Найдется дома или на халтурке лишний гвоздик - принесет и сложит в ящик, понадобится гайка - подыщет здесь подходящую. Так, в этот раз ему нужны были две шайбы наружным диаметром 15-16 мм, и непременно с большим отверстием. Дверь в ванную немного опустилась и стала иногда шоркать об пол, если под нее попадался небольшой камешек. А это, надо сказать, случалось не так уж и редко, учитывая, что ванная расположена сразу у прихожей, в которую эти самые камешки в изобилии приносятся на подошвах уличной обуви. Прежде чем перевешивать дверь или подпиливать ее снизу, стоило попробовать надеть на штырь петли шайбочки в качестве прокладок... Бронников был более чем уверен, что это даст нужный результат. Быстро найдя подходящие, поскольку все метизы были рассортированы по отдельным подписанным коробочкам, Алексей сунул их в карман и пошел наверх.

Конечно же, поднявшись на первый этаж, он уперся в шестую комнату и тут же вспомнил о любимой игре Володь. Искушение заглянуть и посмотреть, какого монстра они бьют на этот раз, оказалось слишком велико. Стукнув в дверь, он с хитрой улыбкой вошел, но был разочарован - внутри с кружкой чая в одной руке и с книгой в другой сидел один Комаров.

- Здорово, Петрович! - сказал Бронников, скользнув взглядом по экрану компьютера - никаких запущенных программ, кроме почты.

- Привет, - с вздохом отвечал тот, перелистывая страницу. - Чай будешь? Возьми кружку в шкафу, налей себе сам.

- Можно и чаю... Чего такой невеселый?

- Начальник работой озадачил... Надо срочно сделать заявку на грант INTAS. Чувствую я, придется и завтра на работу прийти.

- Эка невидаль, - усмехнулся Алексей, размешивая сахар. - В первый раз, что ли, по выходным работаем? Зато по будням, если хочешь, можешь хоть к обеду приходить, или вообще устроить себе выходной посреди недели.

- Что верно, то верно, - согласился Петрович. - В этом смысле наш Институт весьма привлекательное место работы. Свободный график - это вещь! Еще бы платили нормально, цены бы ему не было.

- Ну, ты как настоящий русский Иванушка - сидеть на печи, ничего не делать и кучу денег получать. Тебе, кстати, грех жаловаться: вы постоянно с Савельевым то хоздоговор пробьете, то напечатаетесь в иностранном журнале. Набегает, поди, прилично за счет всяких надбавок?

- Да, приходится крутиться. Но насчет сидеть и ничего не делать - это ты загнул. С одной стороны, вроде как ничего особо сложного мы тут не делаем, привычные и обычные для нас вещи. А если с другой стороны посмотреть - сможет ли человек с улицы, без образования и опыта, сделать то же самое? Во-от, то-то же...

- Ежели толкового мужика взять, да подучить маленько - сможет, наверное, - принялся отстаивать свою точку зрения Бронников. - Чего там уметь-то особо? Взял лопату, поехал в поле, выкопал траншею...

- Да ему же придется сначала показать, где именно, в каком направлении и на какую глубину копать, - рассмеялся Комаров. - А кто потом будет разрез описывать? А пробы брать? А анализировать данные, сводить с публикациями и писать статью? Нет, ты эти утопические идеи брось.

Спорить с Петровичем - занятие неблагодарное; утрирует, гипертрофирует и под конец придавит жесткой логикой, словно надгробным камнем. Алексей это знал и, чтобы остаться хоть в чем-то правым, незаметно подменил тему дискуссии.

- Ну, если мы такие нужные и незаменимые специалисты, то почему тогда получаем копейки? Чем более уникальную и востребованную работу выполняет человек, тем выше его оплата; ты ведь с этим согласишься? А твой оклад старшего научного сотрудника ниже, чем у слесаря с Уралмаша, даже с учетом надбавки в три тысячи за ученую степень. И чего ради ты, спрашивается, учился пять лет в универе, потом еще три года в аспирантуре, потом писал и защищал диссертацию? Не проще ли было после восьмого класса пойти в ПТУ?

- Если следовать твоей логике, так проще было тогда сразу идти грабить банк, - заметил Володя. - Не все же измеряется деньгами! А как же доброе, мудрое, вечное? Двинуть вперед науку, оставить после себя след в истории, осчастливить человечество?..

- А то ты не знаешь, какова цена нынешней науке, - ехидно парировал Бронников. - Сплошное очковтирательство и отмывание денег; возможность удовлетворять собственные интересы за государственный счет...

- Ну, ты уж не путай Божий дар с яичницей, - поморщился Петрович. - Не везде же так... просто в отдельных областях, тесно пересекающихся с коммерческими интересами, имеют место быть некоторые... гм, перегибы. Да и этот бородатый тезис про государственный счет давно устарел - сейчас наука у нас, как церковь, отделена от государства, отпущена в автономный полет на свой страх и риск...

- ...и потому не гнушается услужливо вставать на задние лапки перед тем, кто подбросит копеечку, - закончил Алексей.

- Это дело чести - продаваться на заказ или придерживаться истины; каждый решает для себя сам, - подытожил Володя. - Выбор есть всегда.

Устав от споров, Бронников поинтересовался, где Годин.

- Да Бог его знает, - пожал плечами Петрович. - Гуляет, наверное, или, может, заболел.

В дверь постучали, и заглянула Леночка.

- Бронников не у вас? - спросила она и, увидев Алексея, зашла в комнату. - Геннадий Николаевич сказал, чтобы я сегодня вам помогала.

- Да уж нечего помогать, - развел руками Алексей. - Базу я набил, фронт новой работы будет определен в понедельник. Так что можешь отдыхать, или заниматься своими материалами.

- Ой, тогда я, наверное, пойду... Можно?

- Можно, можно, - ответил за Бронникова Комаров и, когда дверь за студенткой закрылась, с грустной иронией добавил. - Вот, так и развращаем нашу молодежь: хочешь - работай, не хочешь - не работай.

- Всяко лучше, чем если было бы наоборот, - заметил Алексей, допивая чай. - Ладно, пойду, что ли, еще в игрушку погоняю.

- Погоняй, - одобрил Петрович. - Ты уже какого уровня?

- Первый все еще, - Бронников виновато развел руками.

- Тогда давай, качайся скорей, чтобы мы могли вместе бегать. Делай стандартные квесты, за них опыта много дают, а за некоторые еще и расходников и денег подбрасывают.

- А охотиться стоит?

- Можно, если время есть... Только старайся на сильных мобов не лезть, чтобы банки не тратить, - напутствовал Петрович, возвращаясь к своему чтению.

- Да у меня еще пока рюкзак пустой, нечего тратить, - усмехнулся Бронников и пошел к себе.

В коридоре его остановил заместитель директора Института Леонид Евгеньевич Соловейчик. Невысокого роста, плотного телосложения, с слегка вьющейся, черной как смоль шевелюрой, он носил окладистую, густую, но коротко стриженую бороду, из-за чего казался солидней и старше своих лет. На самом деле он был одним из самых молодых докторов в Институте, однако истинное его призвание заключалось в прирожденной хозяйственной жилке. Разумеется, никто не запрещал ему заниматься наукой, и он с завидным упорством, наряду с исполнением обязанностей замдиректора, продолжал собственные исследования, а также руководил студентами и аспирантами. Однако при возникновении сложных или сопряженных с финансовыми тратами вопросов, касающихся функционирования отдельных сотрудников, лабораторий или Института в целом, никто лучше Леонида Евгеньевича не умел быстро, эффективно и с наименьшими затратами решить проблему. Ни для кого не было секретом, что после получения группой Крохина официального статуса музея Института кураторство над вновь созданной структурой будет поручено именно Соловейчику. Он и сам это знал, и потому загодя готовился, без лишнего шума снабжая будущий музей различными материальными ценностями. Такое благоволение к группе вообще и к каждому ее члену в частности накладывало определенные обязательства, и Бронников, остановившись, почтительно наклонил голову в знак уважительного внимания к высокопоставленному собеседнику.

- Алексей! - негромко обратился к нему замдиректора. Надо сказать, речь его всегда была спокойной, вежливой и подчеркнуто корректной, впрочем, как внешний вид - строгий костюм-тройка с иголочки, никаких излишеств и франтовства. - Вы уже пообедали или только собираетесь?

- Спасибо, Леонид Евгеньевич, я уже попил чайку, - с готовностью отрапортовал Бронников.

- Вот и прекрасно, - кивнул головой Соловейчик. - Я хотел бы попросить Вас о небольшой помощи. Сейчас должны привезти опытную партию ящичков для хранения крупногабаритных образцов... Я, посоветовавшись с Крохиным относительно их формы, размера и прочих деталей, решил изготовить на пробу десятка три; если они нам подойдут, в будущем будем заказывать их регулярно. Так вот; не могли бы Вы встретить машину из мастерской и перенести груз на склад? Если, конечно, у Вас нет сейчас срочной работы...

- Смогу, конечно.

- Вот и прекрасно. Водитель недавно звонил и уточнял дорогу, так что, думаю, с минуты на минуту он будет у крыльца нашего здания. В накладной распишитесь самостоятельно и передайте ему вот этот акт сдачи-приемки.

Соловейчик вручил Алексею бумагу, вложенную в прозрачный файл, и перед уходом подсказал:

- Можете попросить помочь кого-нибудь из молодежи. И оденьте, пожалуйста, халат: ящички могут оказаться пыльными.

Послушно кивнув, Бронников развернулся и спустился по лестнице в подвал, чтобы взять халат из лабораторной. Накидывая его на плечи, он прикидывал, кого бы позвать на помощь. Ящички ведь предназначались для хранения геологических образцов и, несмотря на использованную уменьшительно-ласкательную форму слова, могли оказаться на деле тяжелыми и неудобными конструкциями. Ответ пришел сам собой; подходя к подвальной лестнице, Алексей услышал хлопанье двери. Его осенила догадка, и он, поднявшись на первый этаж, заглянул в шестую комнату. Так и есть: только что пришедший Годин поставил раскрытый зонт в углу на просушку и теперь стягивал изрядно промокшую куртку.

- О, привет, Лелик, - сказал он, вытирая рукой влажное лицо. - Ну и погодка нынче...

- Привет! Да, сегодня сыровато. Ты, кстати, вовремя пришел - пойдем, поможешь в одном дельце. Петровича брать не будем, пущай науку двигает.

- Знаю я ваши дела, - с напускным недовольством пробурчал Ильич, надевая, тем не менее, халат. - Опять какие-нибудь тяжести таскать, как всегда. Куда идти-то?

- Догадался, Штирлиц, - улыбнулся Алексей. - Выходи на крыльцо, я сейчас подойду.

Заскочив к коменданту здания, а попросту - к хозяйственнице, Бронников попросил ее открыть склад и вышел на крыльцо. Крытая замызганная Газель уже поджидала разгрузки; подойдя к водителю, Алексей осведомился:

- Это вы нам ящики привезли?

- Известно, я, кто же еще, - буркнул водитель, словно ждал здесь по меньшей мере час. - Забирайте. Кто расписываться-то будет?

Не обращая внимания на обиженный тон (он частенько сталкивался с подобными вечно всем недовольными, хамоватыми так называемыми экспедиторами), Алексей поставил закорючку в его бумагах и с помощью Володи принялся переносить ящики в фойе Института, чтобы быстрее отпустить машину. Фанерные ящички оказались удобными, компактными и нетяжелыми; один человек мог спокойно нести стопку из пяти штук. Таким образом, сделав три ходки, друзья переправили всю партию на склад, и через десять минут уже с гордостью созерцали аккуратную, пахнущую смолой и олифой желтую пирамиду.

- Хорошие ящики, - с одобрением заметил Ильич, отряхивая руки. - Кому это такое счастье привалило?

- Нам, - не вдаваясь в детали, ответил Алексей. Но Годин и сам обо всем догадался.

- Эх, любит вас Соловейчик, - вздохнул Володя, когда они шагали по коридору.

- А то! - согласился Бронников. - А с чего нас не любить? Ладно, спасибо тебе огромное за помощь... Бывай!

Вернувшись к себе, Алексей наконец-то сел за компьютер и попытался войти в игру. С непривычки он сначала долго вспоминал выбранный при регистрации пароль, потом ошибся при его вводе, и только со второго раза стартовая страница, мигнув, сменилась на...

---

...Обитая грубым темным железом дверь в казарму, на полметра углубленная в массив грубого серого камня стены, с трудом поддалась, и Бронтозавр нос к носу столкнулся с фельдфебелем Котеном.

- О, как кстати! - прогремел он, окинув юношу и его обнову скорым взглядом. - Отлично! А теперь пойдем скорее со мной. Помнишь, я говорил тебе о небольшой работе для смелого и сильного бойца? Именно сейчас мне срочно нужна твоя помощь.

Не говоря больше ни слова, он развернулся и помчался по узкому коридору; от поступи тяжелого, грузного тела толстые половые доски, выскобленные до светлых волокон древесины, прогибались и жалобно скрипели. Помедлив секунду, Бронтозавр побежал за ним.

По другую сторону казармы возвышались холмы, покрытые чахлой травкой и редкими невысокими деревцами. Далеко, на горизонте холмы постепенно переходили в высокие горы, вершины которых терялись в живописных облаках, разительно контрастировавших с неприветливой местностью внизу. Еле заметная зарастающая дорога, много лет не видевшая колеса, вилась по распадкам и терялась вдали; по ней и устремился бравый вояка, ободряюще крикнув замешкавшемуся юноше:

- Смелей, Бронтозавр, они уже близко! Покажем тварям кузькину мать, чтобы надолго запомнили урок и больше не высовывались из Диких Земель!

Послушно и легко следуя за тяжело сопящим фельдфебелем, юноша гадал, о каких тварях идет речь. Ответ не заставил себя долго ждать; буквально за первым поворотом они увидели мчавшуюся на них свору двуногих гиеноподобных существ с мощными, мускулистыми передними лапами, в которых те держали грубые массивные палаши.

- А-а-а!!! - будто обезумевший медведь, торжествующе и воинственно взревел Котен, на ходу выхватывая из ножен огромный меч. - Прикрой мне спину - сейчас я из них фарш сделаю!

И хотя Бронтозавр с трудом представлял себе, как он в одних штанах сможет противостоять хорошо вооруженным, устрашающего вида и мощи созданиям, боевой задор фельдфебеля передался и ему. Подхватив так кстати лежавшую у обочины крепкую суковатую палку, отлично подходящую на роль палицы, он встал в боевую стойку спиной к спине могучего воина, который, уперев в землю ноги, живой скалой перегородил неширокую дорогу. Близость схватки кружила голову, железистый привкус крови на пересохших губах пьянил, словно крепкое вино, а неведомо откуда взявшаяся в мышцах сила рвалась наружу, чтобы принести смерть и разрушения.

Авангард агрессоров бессильной волной разбился о так внезапно возникшую у них на пути живую преграду; огромный меч непрерывно вращался, как крылья мельницы, и с легкостью кромсал и раскидывал по сторонам злобно клацающих неровными зубами и яростно воющих тварей. Некоторые из них, не убитые, но оглушенные, приходили в себя и, пошатываясь, подло норовили напасть сзади, однако Бронтозавр не дремал и сокрушительными ударами своей дубины безжалостно добивал жалобно скулящих о пощаде монстров.

"И-и-эхх! Йах!", - ухал фельдфебель, взмахивая своим смертоносным мечом. "Хрясь! Крык!", - вторила ему увесистая дубина. Бей, круши! Еще, еще удар!!! Присесть, ударить сбоку, отскочить, подпрыгнуть, стукнуть сверху! Не дай ему подняться - только один из вас выйдет живым из битвы...

Схватка достигала своего апогея. Вот уже и раз, и другой замешкавшемуся на мгновение юноше досталось по торсу крепкой лапой. В какой-то момент перед ним выросли сразу две твари - отвратительный смрад из ощерившихся желтыми зубами пастей удушливой волной обдал молодого бойца. Монстры взмахнули тесаками; Бронтозавр еле-еле уклонился от ржавых лезвий, получив лишь несильный удар по лицу локтем, почти вслепую сделал выпад... Повезло - сам того не ожидая, попал в незащищенный живот одного из противников, отчего тот согнулся пополам от боли. Не медля ни секунды, наотмашь сразил второго точным ударом в висок, и тут же обрушил палку на затылок первого. Но на месте поверженных врагов, словно из-под земли, выросло уже трое. Струйка крови текла из разбитого носа, полураскрытый рот жадно глотал воздух, руки немели от напряжения и все медленней и медленней вскидывали нехитрое оружие.

- Пригнись! - внезапно вскричал Котен; Бронтозавр не задумываясь, совершенно рефлекторно припал к земле. Гигантский меч со свистом описал полный круг, разметав жалкие остатки неистовой орды. Возникла секундная пауза, и фельдфебель воспользовался ею. Особым образом сложив пальцы левой руки, он высоко поднял ее, обращаясь к небесам с молитвой и - чудо! На обессилевшего юношу словно пролился поток живительной энергии. Бронтозавр поднялся, все еще не веря случившемуся, но нет: мускулы явно налились мощью, а голова заработала ясно и четко. Снова свеж, полон сил, готов сражаться - будто и не было только что долгой выматывающей драки.

- Добьем уродов! - радостно воскликнул фельдфебель и ринулся в атаку. Воистину, это был великий воин; сражаться рядом с ним - удостоиться огромной чести, погибнуть под его начальством - покрыть себя немеркнущей славой. Юный боец, увлеченный священным порывом, коршуном налетел на гнусных тварей, и два человека, как дюжина могучих витязей, теснили превосходящего по численности врага.

И те дрогнули, не выдержав неистового натиска. Некоторые из выживших супостатов прежде остальных поняли безнадежность своих потуг и, злобно залаяв на непонятном грубом языке, поспешили ретироваться. Других, не столь сообразительных, настиг бесславный конец - одних раньше, других чуть позже. И вот наступил миг, когда бойцы, оглянувшись, увидели только груду поверженных тел, и опустили оружие.

- Уфф... Славная была потасовка! Нескоро они теперь снова осмелятся сунуться к нам, - выдохнул Котен, заботливо вытирая окровавленный меч пучком травы. - А ты молодец - не ожидал, честно говоря, такой прыти от столь молодого воина. Тебя ждет славное будущее, поверь мне! Зайди ко мне, как будет время; награда будет ждать своего героя...

Сочтя, видимо, на этом дело завершенным, фельдфебель размашисто зашагал к видневшейся неподалеку казарме. Бронтозавр тоже пошел в Плерку, гадая, какое вознаграждение его ждет. Когда он подошел совсем близко, внимание его привлек сухонький старичок в длинном цветастом балахоне, безутешно рыдавший под самой стеной.

- Что случилось, почтеннейший? - заботливо склонился над ним юноша.

- Горе мне, несчастному, горе! - причитал дедушка, размазывая жиденькой, но длинной бородкой слезы по сморщенному лицу.

- Да что с тобой?

- Все... все потерял! Все осталось там, в холмах! Чем я теперь буду торговать, как заработаю на кусок хлеба?

- Ты торговец? Тебя ограбили?

- Я бродячий алхимик Сникс, - старик поднялся с земли и громко высморкался прямо в рукав своей хламиды. - Варю зелья и продаю их в разных городах и деревнях... А сегодня, когда подъезжал к Плерке, к моей повозке внезапно выскочила стая огромных онклифов... знаете, наверное, такие злобные крысы-переростки. Я до смерти перепугался и побежал, сломя голову... И вот теперь я здесь, а все мои товары и инструменты остались вон за тем холмом.

- Так почему бы тебе не обратиться к страже, чтобы они прогнали этих крыс? - простодушно предложил Бронтозавр.

- Что Вы, что Вы, молодой человек! - испуганно замахал на него руками Сникс. - Они вечно заняты якобы защитой населения от мифических опасных монстров, и о каких-то крысах они и слушать не станут. А такого, как я, и вовсе могут в каталажку упечь - скажут, мол, за бродяжничество. Вот если бы нашелся крепкий воин... - не договорив, алхимик с надеждой поглядел на вздувавшиеся бугры мышц юноши и на дубинку, которую он все еще сжимал в руке.

Бронтозавр смутился от невысказанного предложения. Конечно, лестно было сознавать, что он уже производит такое впечатление на встречных, хотя делает первые шаги в этом мире, но сумеет ли он в одиночку справиться со стаей крупных крыс? Словно понимая его сомнения, старик с надеждой уцепился за руку юноши и горячо зашептал:

- Такому молодцу, как ты, ничего не стоит разделаться с наглыми грабителями! Одного удара этой замечательной дубины хватит, чтобы проломить череп мерзкому грызуну. Подумаешь - четыре или пять жирных неповоротливых животных. А уж я сумею тебя отблагодарить, поверь мне, Сниксу. Меня тут любая собака знает, у кого хочешь, спроси...

- Ладно, ладно, - поддался на уговоры Бронтозавр. - Я попробую отбить назад твои товары.

- Хвала небесам! - обрадованно всплеснул руками алхимик. - Я буду ждать тебя в своей лавке - крайний домик на севере Плерки. Только поспеши, пока эти звери не изгрызли все мое имущество в труху.

Кивнув, парень направился в указанном направлении, поигрывая дубинкой, но остановился от окрика и обернулся.

- Постой, погоди! - Сникс семенил следом, роясь в складках необъятного балахона. - У меня кое-что завалялось в карманах... Вот, возьми это зелье мощи. Выпей его перед боем - оно поможет справиться с захватчиками.

С благодарностью приняв дар, Бронтозавр пошел дальше, подозрительно разглядывая мутноватое маслянистое содержимое небольшого прозрачного флакончика. Пить неизвестно что ему не очень-то хотелось, и он решил обойтись без сомнительного допинга. Однако это решение коренным образом переменилось, едва он увидел нового противника.

Онклифы оказались не просто большими крысами, а гигантскими! Размером с добрую собаку, они были ростом с невысокого человека, когда становились на задние лапы. И насчитывалось их вовсе не четыре-пять, а не меньше десятка. Бронтозавр в нерешительности остановился, усомнившись в своей способности справиться с опасными мутантами. Он даже подумывал о том, не повернуть ли назад, пока онклифы, занятые содержимым небольшой тележки, его не заметили, однако опоздал.

Крайняя крыса, которую более крупные сородичи постоянно оттесняли от лакомой добычи, нетерпеливо пищала и с тоской водила по сторонам маленькими черными глазенками; взгляд ее упал на нежданного пришельца. Тотчас серая короткая шерсть на загривке онклифа поднялась дыбом, он воинственно засвистел-защелкал и большими скачками ринулся на юношу. Как по команде, остальные тоже оставили разграбление товаров и без колебаний свирепо бросились в атаку.

Ни отступать, ни сомневаться уже было некогда. Бронтозавр поспешно опрокинул в рот зелье, зажмурился, ожидая ощутить противный или жгучий вкус... Однако жидкость, несмотря на непритязательный внешний вид, оказалась довольно приятной: немного сладковатой, с легким дурманящим ароматом трав и полевых цветов. От нее по жилам разлилось ощущение тепла, а во всем теле почувствовалась необыкновенная легкость и вместе с тем упругость.

"Отличная вещь", - подумал Бронтозавр и, подняв над головой дубину, приготовился к сражению. По счастью, онклифы оказались беспросветно глупы, в отличие от своих более мелких предков; вытянувшись цепочкой, они по одному или по двое подбегали к юноше и, разумеется, становились легкой жертвой в схватке с сильным бойцом. Одного-двух ударов хватало, чтобы сбить с ног и прикончить очередную крысу-переростка.

Не прошло и двух минут, как битва была успешно выиграна. Немалую заслугу в легкой победе сыграло чудесное зелье: Бронтозавр просто физически ощущал, как многократно возросли его силы и скорость. Только два или три раза крысам удалось хватнуть его за ноги, но штаны оказались крепче, чем выглядели - никаких следов на коже не осталось.

Приглядевшись к поверженным тварям, юноша заметил какой-то блеск: то тут, то там лежали стеклышки, игравшие роль денег в этом мире. Бронтозавр положил дубинку и принялся их собирать; помимо этого, на телах убитых врагов нашлось несколько склянок с различного цвета содержимым и бумага с каким-то рецептом.

Собрав все, что смог обнаружить, победитель подхватил тележку алхимика и, покатил ее в Плерку. Алхимик с нетерпением ожидал его возвращения у дверей своей лавки; едва он завидел показавшегося на горизонте юношу, как затрусил к нему и, рассыпаясь в дифирамбах, стал помогать тащить отвоеванное имущество.

- Я нашел у онклифов вот это, - честно признался Бронтозавр, когда они остановились перед лавкой, и показал все свои находки.

- Не мое, - покачал головой Сникс. - Должно быть, я не первый, кого ограбили эти злобные создания. Что ж - теперь все это Ваше по праву, раз Вы добыли деньги и эликсиры в честном бою. Пользуйтесь на здоровье.

- А что это за эликсиры? - немного стесняясь своей неопытности, спросил юноша.

Алхимик не стал подшучивать над его неграмотностью и подробно разъяснил:

- Эликсиры следует принимать во время боя. Темно-серый флакон - эликсир возрастания, позволяет временно, на один бой существенно увеличить твою жизненную силу. Эти красноватые - эликсиры жизни, они быстро восстановят часть твоих сил и моментально залечат неглубокие раны. Зеленоватые - эликсиры мощи, увеличат урон от следующего удара. В отличие от моих зелий, все они дают разовый эффект, но и стоят значительно дешевле.

- Спасибо большое, - поблагодарил за консультацию юноша и хотел уже уйти, но Сникс задержал его.

- Постойте, славный воин, а как же награда? Скажите, что бы Вы предпочли - деньги или скидку на мои товары?

- Скидку, наверное, - поразмыслив, ответил Бронтозавр. - Ваше зелье очень помогло мне в бою; думаю, я стану частым клиентом.

- Да будет так, - кивнул алхимик. - Отныне и впредь я буду продавать Вам зелья на одну десятую дешевле, чем всем прочим. Благодарю Вас еще раз, и - прощайте!

По дороге к фельдфебелю юноша пересчитал добытые деньги; оказалось, что он разбогател на четыре алмаза и восемьдесят стеклышек. "Почти пять алмазов с десятка крыс... Ясно, будем знать", - подумал Бронтозавр и вошел в казарму.

- А вот и мой доблестный напарник, - ласково пророкотал Котен, и его усы зашевелились в приветственной улыбке. - Вот, держи, что заслужил. Во-первых, отличная котомка, которая поможет тебе переносить больше вещей, чем умещается в карманах, и совсем не мешает в бою. Во-вторых, десять отличных эликсиров жизни и пятьдесят алмазов уже лежат для тебя в этой замечательной котомке. А в-третьих, за проявленный героизм в опасной битве повышаю твою репутацию среди городской стражи на пятнадцать пунктов.

Бронтозавр сбивчиво стал благодарить воина; откровенно говоря, он не ожидал столь высокой оценки своего вклада в победу над налетчиками. Но фельдфебель властным жестом пресек эту вспышку скромности и заявил:

- Увы, различные создания Диких Земель частенько пытаются нарушить покой наших мирных горожан. К счастью, разведчики заблаговременно предупреждают нас о приближении очередной банды, и никому из тварей не удается вторгнуться в Плерку. Внутренний порядок в городах приходится поддерживать нашим добровольным помощникам из числа жителей, но даже так мы порой не в силах справиться с многочисленными варварами, атакующими города и поселки. Если бы не помощь таких волонтеров, как ты, население оказалось бы под угрозой уничтожения. Поэтому прошу тебя - путешествуя по нашему материку, почаще заглядывай к местным стражникам. Вполне вероятно, они будут нуждаться в твоих услугах... Для тебя подобные задания очень выгодны, ведь благодаря репутации среди городской стражи ты сможешь покупать талисманы вызова призрачных помощников. Удачи тебе в твоих делах, боец!

Поняв, что аудиенция закончена, Бронтозавр закинул за плечи котомку и распрощался со славным воякой. "Пора уже познакомиться поближе с этим миром", - подумал он и, поправив висевшую на поясе дубинку, вышел из казармы. Вот только по какой из трех улиц пойти?

---

Алексей отодвинул мышку и задумчиво забарабанил пальцами по столу. Одна небольшая улочка вела на север, другая - на юг, третья, покрупнее, - на запад. Очевидно, там и следовало искать центр местной цивилизации, хотя... Мельком взглянул на часы: около трех. Пожалуй, стоило спросить совета у Володь, пока они не разошлись по домам - все-таки пятница, сокращенный рабочий день.

Выяснилось, что Комаров и Годин уходить с работы еще даже и не думают. Первый окончательно погрузился в составление заявки на грант, обложившись горой книг и журналов, второй самозабвенно изничтожал виртуальных монстров, в изобилии водившихся в землях хумиранов. Для приличия понаблюдав немного за боями, в которых крепыш Геллергейн лихо мутузил опасных на вид созданий, Алексей решился отвлечь приятеля от игры.

- Слушай, Ильич, я прошел первые два квеста и сейчас не знаю, в какую сторону лучше пойти...

- И как тебе потасовка с доркфами? - оживился тот, оставив на время свое занятие. - Много завалил? Сколько репы получил?

- Впечатлило, - признался Алексей, заново переживая боевой азарт, охвативший его во время схватки. - Если бы Котен меня не полечил, помер бы, наверное... Он мне дал потом пятьдесят алмазов, десять эликсиров жизни и котомку. Никаких овощей вроде не давал...

Годин засмеялся:

- Репа - это значит репутация, чем больше монстров в том бою намолотишь, тем больше ее дают. Мне, например, за него увеличили репутацию городской стражи на десять пунктов. Я, честно говоря, по первости-то растерялся и почти не дрался. Оказалось, зря боялся - Котен тебе не даст умереть, будет лечить, сколько потребуется.

- А-а... - понимающе протянул Алексей. - Мне пятнадцать репы дали.

- Силен, - покрутил головой Ильич. - Неплохо для первого раза.

- А мне двадцать пять, - не стерпев, включился в разговор Комаров.

- Да я про тебя знаю, читер, - хмыкнул Годин.

Термин "читерство" (возникший от английского to cheat) подразумевал нечестное получение преимуществ в игре, обычно при помощи специальных программ, и Алексей невольно насторожился, догадываясь, впрочем, что Ильич наверняка подшучивает над другом.

- Никакого жульничества, - оскорбился Петрович. - Никто же не запрещает проходить квесты в произвольном порядке. Ты бы и сам так же сделал, если бы знал заранее про бесплатно достающуюся мощь от ограбленного алхимика, так что завидуй молча.

- А как тебе это удалось? - спросил заинтригованный Алексей.

- Да очень просто... Когда фельдфебель помчался на разборку с доркфами, я не побежал сразу за ним, а сначала нашел Сникса и взял у него квест на онклифов... вместе с зельем мощи. Выпил его, тут же ринулся на доркфов впереди Котена и, пока он там возился, наколотил целую гору тварей. Раз десять могли бы прибить, но он все время меня хилил... это тоже игровой жаргон, означает "лечить", от to heal. В итоге я и получил кучу опыта и репы.

- Гм... А если б он не стал тебя дожидаться, пока ты к алхимику сбегаешь, и сам с ними разобрался?

- Чудак... Он отбегает немного и стоит, тебя ждет. Приблизишься к нему - только тогда побежит дальше. А доркфы за холмом будут ждать, пока вы не приблизитесь. Ты можешь хоть месяц ходить по своим делам - когда вернешься, продолжишь дело как ни в чем не бывало. Так что, используя крылатое выражение нового времени, можно сказать: это не баг и не чит, а фича.

- Ловко придумал, - одобрил Алексей. При хорошем знании английского любой связанный с компьютерами человек, даже не будучи геймером, без труда уловил бы смысл очередных жаргонизмов. Багом (bug) называли непредумышленные программные ошибки, в то время как фича (feature) - это особые, часто неочевидные возможности, специально заложенные в программу; по звучанию и по смыслу сродни русскому термину "фишка". - А как ты потом онклифов бил, без действия зелья?

- Пришлось, конечно, повозиться... Но тогда у меня уже были элики жизни от Котена. Ты, кстати, что выбрал в качестве награды - деньги или скидку?

- Скидку, конечно. Деньги и так заработать можно, а вот минус десять процентов от цены на зелья - это полезно.

- Ерунда, - скривился Петрович. - В начале игры два диаманта, которые дает Сникс за квест, гораздо лучше скидки. Тем более, если ты собираешься брать связку профессий травник+лесоруб - это даст тебе возможность стать алхимиком и самому варить зелья, что гораздо дешевле, чем покупать.

- Да не скажи, - возразил Ильич, внимательно слушавший беседу. - Профессию алхимика можно взять только с пятого уровня, да и то при условии, что травник и лесоруб прокачаны до мастера. А до того времени ты на зелья без скидки просадишь куда больше, чем эти два диаманта. Да и варить зелья самому тоже не сильно дешевле получается - только за счет бесплатности растительных компонентов, которые добываешь сам. А если все ингредиенты покупать, то зелье выйдет дороже, чем у Сникса или на аукционе. Это я тебе как будущий алхимик говорю...

- И что же, - засомневался Алексей в своем выборе, - теперь это никак уже не изменить?

- Особенность онлайн-игр в том, что в них невозможно сохраниться и заново переиграть неудачный бой или выбрать другой вариант развития сюжета, - вздохнул Годин, отвечая на вопрос. - Бывает, что замешкаешься, ткнешь не на ту кнопку - и все, куча работы и далеко идущие планы насмарку. Постоянно приходится выбирать между несколькими вариантами наград за задания, а ведь поначалу понятия не имеешь, что именно больше пригодится тебе в будущем. А уж когда дело доходит до общения с живыми игроками, то приходится быть втройне осмотрительным: ничего не стоит нажить себе врагов на всю оставшуюся игровую жизнь, которые могут ее существенно подпортить.

Бронников пока еще не успел толком пообщаться с окружающими, поэтому не вполне понял, что имеет в виду приятель.

- А мне, например, такое положение вещей нравится, - оптимистично заявил Петрович. - Здесь все, как в жизни: промахнулся в драке - получи на орехи, зевнул при торговле - ищи-свищи потом свои стекляшки. Как говорится, считайте деньги, не отходя от кассы. Один раз живем; к чему долго мудрить, стараясь сделать идеального по всем статьям персонажа? Как все люди разные, так и персы - каждый получается индивидуальным, со своим набором характеристик. В одном силен, зато в другом слаб... Баланс!

- Гм, я бы предпочел прокачать своего перса сильным во всех возможных аспектах, - сказал Годин. - Что толку, скажем, выходить на четвертый левел, не имея простейшее ездовое животное - аграндира? Или на шестой без кранга? А так непременно будет, если не набьешь достаточного количества мобов, чтобы заработать репутацию вольных охотников. Без преданной и, главное, дешевой в содержании животины не напасешься призрачных помощников, чтобы даже стандартные квесты пройти, не говоря уже про патрули. А каково дорасти до пятого уровня и не получить профессию алхимика, потому что мало собирал траву и рубил деревья и не получил должный уровень мастерства?

- Да брось ты, - поморщился Комаров. - Нарастишь мастерство позже, да и все. Это же игра, и ее цель - приятное времяпрепровождение; процесс, а не результат.

- Я предпочитаю достигать результата оптимальным, хорошо спланированным путем, а не абы как, - обычно веселый и позитивный Ильич не на шутку разошелся. - В этом и есть для меня лично цель игры - сыграть ее так, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно просиженные часы.

- Тогда давай, вливай реал, покупай цветной шмот и иди качать удаль, - верный своему амплуа, Петрович принялся подкалывать спорщика. Приятелей надо было разнимать, поскольку они, невзирая на долгие годы дружбы и совместной работы, склонны были время от времени вздорить по пустякам. Алексей припомнил, зачем он сюда пришел, и беспардонно вклинился в назревающий конфликт.

- Так куда же мне теперь двинуться? В какую сторону пойти, у кого лучше следующий квест взять?

- Прямо иди, в город, - махнул рукой Комаров. - Бери все квесты подряд и делай, какие сможешь... Лови кайф; планомерная и "правильная" прокачка - это ерунда для задротов.

Годин хотел было снова взвиться на дыбы, но внезапно осекся и подозрительно поглядел на Алексея:

- Ты что - только за этим сюда и шел? Чтобы спросить?

- Да... А что не так?

Оба Володи переглянулись и дружно грохнули.

- А написать что - не судьба? - отсмеявшись, спросил Комаров.

Не совсем понявший причины веселья Бронников осторожно уточнил:

- В каком смысле - написать? Письмо, что ли?

- Гляди сюда, - подозвал его Ильич к своему компьютеру. - Вот это, снизу, называется чат. Делаешь вот так... Сюда пишешь имя персонажа, которому хочешь отправить сообщение, вот здесь текст, отправляешь - и через некоторое время получаешь от него ответ. Если он в игре, конечно.

- Типа аськи? А как быть, если этот персонаж не рядом? Не в твоей локации?

- Какая разница, где перс и чем занят; твое сообщение, если оно адресовано непосредственно ему, он все равно получит. Видишь значки возле ников большинства игроков? Они обозначают принадлежность к какому-нибудь клану. Так вот; члены клана вообще могут общаться между собой по специальному клановому каналу: звать на помощь или находить сподвижников для какого-нибудь дела. Очень удобно, когда ты попал в переделку, и в локации никто не может или не хочет помочь.

- Ясно, - вздохнул Алексей. - Я-то думал, что между собой могут переговариваться только те, кто находится в одной локации... Ладно, тогда пойду к себе и попробую тебе что-нибудь написать.

- Давай, пиши, - сказал Ильич и снова взялся за избиение мобов. Похоже, Алексею все-таки удалось разрядить обстановку, хотя и не тем способом, каким он намеревался.

Вернувшись, Бронников сделал так, как посоветовал ему друг, и послал Геллергейну короткую записку: "Привет! Как связь?". Не прошло и минуты, как окно чата мигнуло, привлекая внимание, и среди общей массы переговоров других игроков жирными красными буквами выделилось адресованное лично Бронтозавру послание: "Связь есть. Погляди-ка на мой бой".

"А как это сделать?", - поинтересовался Алексей.

"Помнишь, как смотреть информацию о персонажах? Вот и посмотри прямо сейчас инфу обо мне. Видишь значок состояния под ником?".

"Ага... Вижу. У тебя он красный".

"Кликнув на него, можно узнать, чем занят перс именно в эту секунду. Красный обозначает, что я в бою. Кликни на него".

Бронников так и поступил, и перед ним предстала батальная картина, достойная пера Верещагина (Василия Васильевича, а не Петровича, разумеется): четверо бойцов, одним из которых был Геллергейн, яростно отбивались от окруживших их разномастных тварей. Двух из них Алексей сразу опознал - это были гиеноподобные доркфы, а прочих, похожих на уродливых мелких медведей созданий, ему еще не доводилось видеть. Несколько трупов таких монстров уже лежало на земле, но еще больше, около десятка, злобно бросались на людей, норовя зацепить то острыми клыками, то массивной когтистой лапой.

"Пошел на другую локацию, тополей порубить, - пояснил Ильич, - смотрю - на одного геолога сразу два риггенса насели. Решил помочь, а они один за другим все лезли и лезли... Дотянули вот до того, что на шум парочка доркфов прибежала".

"Ого, - посочувствовал Алексей. - Сдается мне, что вас там поубивают сейчас".

"Неправильно тебе сдается, - здесь Ильич употребил покатывающийся со смеху смайлик. - Видишь, один из нас восьмой уровень? А доркфы - пятый, риггенсы вообще третий... При такой разнице, в три уровня, он их с десяток может положить не напрягаясь. Смотри, он нас даже подлечивает, добрая душа; так что мы спокойно тянем время, пока он их крошит".

Приглядевшись внимательней, Алексей согласился. Трое бойцов третьего-четвертого уровней, сбившись в плотную кучку, ушли в глубокую защиту, сохраняя силы и здоровье. Четвертый же, одетый в лазурь Dark Stone, огромным топором так беззаботно и лихо раскидывал по сторонам риггенсов, что только визг стоял. Доркфам, когда они оказывались в пределах досягаемости, тоже доставалось по полной; многочисленные удары и укусы, сыпавшиеся на воина, причиняли ему совершенно незначительный урон.

"Почему они не могут его одолеть?" - удивился Бронников.

"Одежда толстяка, - у Ильича, наносившего всего два-три удара в минуту, было предостаточно времени на разговоры. - У него благодаря комплекту вещей восьмого уровня, да еще и голубых, такая защита, что слабые противники почти не могут ее пробить. Я же говорил, что здесь разница в уровне очень много значит".

И Годин использовал смайлик, изображавший важного человечка, с умным видом поучающего малышей. Заинтересовавшись, Бронников открыл перечень доступных смайлов, предназначенных для использования в разговоре между игроками, и приятно удивился: три или четыре десятка разнообразнейших анимированных картинок, живописно и с юмором отображающих основные чувства и переживания, могли весьма существенно насытить эмоциями переписку. Это не просто скобочка влево - скобочка вправо, количество которых обозначает степень веселья или грусти, и не двоеточие с какой-нибудь буквой, не понимаемые или воспринимаемые зачастую совсем по-другому, нежели чем задумывал автор. Вполне однозначно трактуемые, вставляемые в текст одним нажатием кнопки мыши, эти симпатичные смайлики могли, наверное, даже избавить он необходимости подыскивать и печатать слова, передавая не только настроение, но и неся смысловую нагрузку. Например, смайликов, обозначающих отказ, насчитывалось целых четыре: просто отрицательно качающий головой человечек; с сожалением вздыхающий, сам расстроенный своим отказом; брезгливо вздергивающий нос, как при виде чего-то непотребного; и, наконец, с демоническим смехом показывающий дулю. Алексею эта подборка так понравилась, что он решил впредь активно использовать в виртуальных беседах смайлики.

Бой тем временем закончился полным разгромом мобов, и Геллергейн, как выяснилось, уже продолжил свой путь.

"Куда ты идешь-то за тополями?", - спросил Алексей, сопроводив вопрос любопытной рожицей, словно вынюхивающей, где лежит что-нибудь вкусненькое.

"В Светлую Рощу, - отвечал Ильич. - Поработаю там часок, будешь мимо пробегать - заглядывай".

"Непременно", - пообещал Бронников и поставил смайлик со щелкающим по зубу человечком, хотя пока и представления не имел, где находится упомянутая локация. Взглянул на часы - половина четвертого; пора уже двигаться в путь, чтобы хоть куда-то успеть...

---

Уходившая на запад улица скоро вывела Бронтозавра из Плерки. Приземистые деревянные домики сменились сначала обнесенными хлипкими плетнями огородами, потом - заросшими бурьяном пустырями; наконец, широкая и наезженная дорога завиляла среди нетронутых сочно-зеленых лугов с редкими невысокими деревьями. Движение по ней можно было назвать оживленным: то и дело навстречу попадались путники - и одиночные, и группами по три-четыре человека. Время от времени Бронтозавра обгоняли спешащие по своим делам персонажи, восседавшие на диковинного вида ездовых животных - от неказистого шестиногого ослика, трусившего ненамного быстрее пешехода, до большого двухголового грифона, мчавшего седока быстрее ветра.

Появились и первые трудяги. Одни, повязав на голову тряпицу для защиты от палящих лучей, собирали травы, другие рубили деревья, роняя капли пота на мягкую плодородную землю. Сосредоточенные рудокопы орудовали кирками и лопатами в поисках одним им ведомых камней, а беззаботные охотники, насвистывая, выискивали шныряющих в густой траве онклифов. Те, слишком глупые, чтобы избегать фатальных встреч, иногда сами выскакивали на открытые места и, конечно же, становились легкой добычей для опытных бойцов. Некоторые из зверей, защищая свои владения от ненароком вторгшегося травника или лесоруба, нападали на работягу, но с одиночной крысой, пусть даже и гигантской, справиться не составляло труда. Вот с двумя, да еще имея в качестве оружия небольшую лопатку, - гораздо сложнее. Именно такой случай вскоре и произошел на глазах у Бронтозавра.

Недалеко от дороги возвышался живописный зеленовато-черный базальтовый останец, у подножия которого голый по пояс рудокоп саперной лопаткой расковыривал давно кем-то вырытую и заросшую невысокой травкой воронковидную яму. Неожиданно из-под естественного навеса, образованного разрушающимся от ветров и дождей камнем, выскочил здоровенный онклиф и со злобным писком кинулся на человека. Вскрикнув от неожиданности, тот замахнулся на тварь, однако тут же словно из-под земли рядом вырос второй зверь, и вот уже две огромные крысы закружили вокруг бедолаги, норовя наброситься со спины.

Положение у парня было отчаянное; жалобные крики о помощи никто не слышал. Завидев Бронтозавра, он умоляюще завопил:

- Помоги мне... ради всего святого! У меня эликов нету!

Недолго думая, Бронтозавр выхватил дубину и ринулся в бой. Один из онклифов, оставив рудокопа, переключился на неожиданно возникшего нового врага, и незадачливый геолог получил возможность перевести дух.

- У тебя свитки есть? Похилить можешь? - без лишних слов осведомился он, пытаясь попасть по верткому врагу неудобной лопаткой.

- Увы, - с сожалением помотал головой Бронтозавр.

- Вот блин... Ладно, тогда я потяну.

Парень встал в защитную стойку и принялся отражать атаки; сил у него осталось явно немного, и вся надежда возлагалась только на то, что Бронтозавру удастся добить слегка пораненных зверей. Не мешкая, спасатель навалился на ближайшего онклифа, навязывая быстрый бой, характерный почти полным отсутствием возможности защититься. Здоровье обоих сражающихся, и человека, и гигантской крысы, стало стремительно таять; однако первый оказался все же сильнее, и через несколько секунд поверженный супостат обмяк и свалился на землю, судорожно дернув лысым розовым хвостом.

- Держись! - ободряюще крикнул Бронтозавр, выхватил из кармана эликсир жизни и одним махом опростал склянку. Единственный оставшийся в живых зверь, обернувшись на крик, обнаружил своего сородича мертвым и с удвоенной яростью бросился на убийцу.

Но не тут-то было: ощутив прилив сил, тот с новой энергией вскинул дубинку и достойно встретил рассвирепевшую тварь. Вяло куснув Бронтозавра раза два за ноги, онклиф предпочел снова вернуться к совсем ослабевшему рудокопу, однако дубинка с силой обрушилась ему на хребет, заставив обернуться к более опасному противнику. Удар, другой - и эту тварь тоже настиг печальный конец.

- Вот спасибо тебе, дружище! - признательности рудокопа не было предела. - Из-за грошового камешка чуть не пропал... Если понадобится моя помощь, Бронтозавр, так завсегда рад буду помочь!

- Да не за что, Афиноген, - скромно пожал плечами герой. - Что копаешь-то хоть?

- Да вон, кусок кварца торчит...

- Не может быть! - перебил пораженный Бронтозавр. - Базальт ведь основная порода, а кварц - кислая. Откуда ему тут взяться?

- Сейчас проверим, - сказал Афиноген и взялся за лопатку.

Несколько взмахов - и их глазам предстала отличная друза чуть дымчатого, прозрачного как стекло кварца.

- Н-да, - хмыкнул Бронтозавр, повертев в руках находку. - Похоже, создатели игры не сильно заморачивались хоть с каким-нибудь мало-мальским соответствием геологии реальности.

- А в местной биологии тебя ничего не смущает? - развеселившись, сказал рудокоп и показал на проезжавшего в этот момент по дороге диковинного тяглового животного - чешуйчатого носорога с рядами мощных шипов на хребте и по бокам болотно-зеленого тела. - Расслабься, это же игра.

- Ладно, пес с ним... А чего ты в одних штанах копаешь? Ты ведь второй уровень, можешь рубаху одеть. Тогда бы и сам от пары онклифов отбился бы.

- Да я только что апнулся, - шмыгнул носом Афиноген. Очевидно, этот термин, происходящий от английского up, означал повышение уровня. Сюда же следовало отнести распространенную кальку "левелап". - Не успел еще заработать на рубашку, на самую простую лопатку и то еле хватило. Вот сейчас камней нарою, продам и приоденусь.

- А... Давай, удачи, - кивнул Бронтозавр и пошел своей дорогой.

Вскоре показалась река. Здесь тоже оказалось немало тружеников; и босоногие юнцы с простенькими деревянными удочками, и разодетые в синеватую сталь воины с украшенными резьбой крепкими снастями, - все были заняты рыбной ловлей. Даже один державшийся особняком вельможа, разъезжавший вдоль берега верхом на белоснежном единороге, нет-нет, да и забрасывал в зеленоватую гладь позолоченный крючок украшенной огромными драгоценными камнями уды. Оставалось только гадать, что этот блистательный аристократ использовал в качестве наживки...

На другом берегу неширокой речки, через которую перекинулся древний, но все еще добротный бревенчатый мост, виднелось несколько домов. "Ближние Выселки", - прочитал Бронтозавр на деревянной табличке, когда подошел ближе.

- Скажите, пожалуйста, Elli-o-Noire, - еле выговорил он имя проходившей мимо леди, - до города еще далеко?

- Две локации, - кратко ответила она, смерив его с головы до ног оценивающим взглядом. - Купи карту, нуб.

И, тряхнув красно-зеленым плюмажем, украшавшим изящный лазурный шлем, величественно проследовала дальше.

- Спасибо вам, уважаемая, - не без доли иронии поклонился ей вслед Бронтозавр. Похоже, отдельные снобы тут слишком много о себе думают. Черт возьми, надо было срочно набирать опыт, повышать уровень и приодеться, чтобы не выглядеть желторотым юнцом.

Так он и сделал: пройдя Ближние Выселки насквозь, пошел по обочине дороги, высматривая онклифов. Чего впустую шагать и глазеть по сторонам, когда можно попутно побить зверюшек? Вот один высунулся из травы, шевеля редкими жесткими усами; Бронтозавр рысцой потрусил к нему, доставая дубинку, и, не дав тому нырнуть обратно в заросли, с налету огрел крысу-переростка по загривку.

Возмущению мутанта не было предела. Однако все его негодование пропало втуне; быстро и ловко разделавшись с грызуном, Бронтозавр отдышался и продолжил путь. Почти сразу из кустов выглянул еще один зверь; досталось и ему. Так, мимоходом разделываясь с местной фауной, воин за время пути обогатился на шесть или семь алмазов и пополнил запас различных эликсиров. Один раз пришлось одновременно сражаться сразу с двумя онклифами; бой выдался непростым, и пришлось использовать банку жизни, иначе дело могло кончиться плохо.

В Восточном Пригороде появились бродячие собаки - агрессивные и подлые, группами нападающие на прохожих. Первое знакомство с ними кончилось для бойца плачевно; небольшие, слабые, трусливые поодиночке, они представляли грозную силу, сбившись в свору. Не обратив внимания, что путники первых уровней стремились обойти стороной большие скопления псов, Бронтозавр имел неосторожность приблизиться к одной из стай, за что и поплатился. В какой-то момент большой черный волкодав с горящими глазами, глухо зарычав, повернулся к нему и припал к земле; тотчас же, как по команде, пять или шесть собак кинулись к воину и, молниеносно окружив, принялись буквально рвать на части.

Откровенно говоря, Бронтозавр до самого конца не верил, что несколько шавок сумеют его одолеть, и не позвал на помощь сразу. А когда понял, что силы стремительно тают, было уже поздно. Повиснув на руках и ногах, собаки свалили его наземь и уже не дали подняться. Как в тумане, сквозь застилающую глаза предсмертную пелену видел он оскаленные пасти перед лицом, слышал глухое ворчание и сопение над собой и ощущал толчки когтистых лап, бесцеремонно топтавших голую грудь. А потом была пустая темнота...

Первое, что он увидел, придя в себя, было плутоватое лицо урядника Нистра. Склонившись над воином, тот довольно ощутимо хлестал его по щекам заскорузлой ладонью.

- Где я? Что... Что случилось? - Бронтозавр сел и стал оглядываться по сторонам, силясь припомнить последние события.

- В Плерке. Под городом тебя порвали собаки, и добрые люди доставили твое бездыханное тело сюда. Вещички тоже принесли, но за их сохранность я не ручаюсь, - сказал Нистр и протянул воину котомку.

- Так я что - не умер? Или все же умер? - недоверчиво ощупывая себя, поразился боец. В другой раз он непременно проверил бы содержимое котомки - уж больно скользкий тип был этот Нистр. Но сейчас Бронтозавра ничуть не заботили нехитрые пожитки.

- Умер, ожил... Какая разница? - фыркнул урядник. - Главное, что теперь ты жив; чего тебе еще надо-то? Посмотрим, ходить можешь?.. О, можешь. Ну, тогда иди отсюда; нечего тут лазарет устраивать.

Ничего доброго от хамоватого Нистра Бронтозавр и не ждал, но сейчас, потрясенный случившимся, он совершенно пропустил его грубые шутки мимо ушей. Выйдя на все еще слабых ногах из казармы, воин убедился - да, действительно, это Плерка.

"Вот оно как, - подумал он. - Хорошо, хоть не насмерть убили. Одно плохо - заново к городу топать придется. Что ж; впредь буду осторожней". Рассудив так, воскресший боец закинул за плечо котомку, поправил дубинку на боку и пошел знакомой уже дорогой.

Проходя через Ближние Выселки, он столкнулся на ухабистой улочке с представительным военным, задумчиво пересекавшим ее поперек туда-сюда, словно маятник. Завидев Бронтозавра, он властно поманил бойца к себе пальцем.

- Подойди-ка ближе, парень, - внушительным, но усталым голосом сказал он. - Не ты ли тот самый воин, который помог Котену с доркфами?

- Вероятно, я, - пожал плечами боец.

- Это хорошо... Мне очень нужна помощь в одном щекотливом деле. Я - сотский Лердис, и в мои задачи входит обеспечение внутренней безопасности. К сожалению, различных тварей на дорогах расплодилось столько, что я уже не в силах с ними справиться. Буквально только что я получил разнос от урядника Нистра - опять бродячие собаки загрызли какого-то прохожего... Он приказал мне срочно расчистить от них дороги, но у меня и без того забот невпроворот. Не согласишься ли ты извести несколько этих вредных псов? Я бы щедро расплатился с тобой за услугу.

- С удовольствием, - ответил Бронтозавр; по правде говоря, он согласился бы поубивать собак и без вознаграждения - до того эти шавки его рассердили.

- Вот и славно, - с облегчением вздохнул Лердис. - Убей, пожалуйста, хотя бы пятерых псов-вожаков; именно они организуют большие своры, столь грозные для путников. Без своих лидеров одиночные собаки опасны не больше комаров. Головы зверей принеси мне - я живу вон в том доме, в самом центре Ближних Выселок. А деликатность моей просьбы состоит в том, что ты ни словом не должен обмолвиться Нистру о моей просьбе. Хорошо?

- По рукам, - с готовностью согласился Бронтозавр и пошел дальше.

- Будь осторожен, - закричал ему вслед сотский. - Бродячие собаки без колебаний приходят на помощь вожакам, поэтому выбирай момент, когда те достаточно далеко отойдут от своей стаи!

Махнув на прощанье рукой, - дескать, спасибо, разберемся, - боец прошел через хуторок. Сразу за околицей он обнаружил старого знакомого Афиногена, с сопением выкапывающего очередной камешек своей неудобной лопаткой.

- Привет еще раз, - мимоходом поздоровался Бронтозавр. - Что на этот раз роешь?

Рудокоп выпрямился и улыбнулся, узнав своего спасителя.

- Здесь змеевика много лежит, надо собрать, пока конкуренты не набежали. А вообще-то это я так, от жадности. Шел в город партию кварца продавать, а тут змеевик...

- Понятно, - засмеялся Бронтозавр, поглядев на увесистый мешок, лежавший на обочине. - А я вот пошел псов-вожаков бить.

- Что - один, без группы? - подозрительно покосился на него Афиноген. - Зря ты это... Найди хотя бы одного или двух компаньонов с таким же заданием. Вожаки, хоть и второго уровня, чертовски сильные, а уж если затянуть бой, то непременно прибегут другие собаки. Их надо бить с товарищами, очень быстро.

- Спасибо за совет - учту, - поблагодарил его Бронтозавр. - А как мне найти группу?

- Просто покрикивай иногда: "Кто в пати на вожаков?!!". Пати (party) - это и есть группа. Или прогуливайся по пригороду и слушай, не кричит ли кто о наборе в патруль. Троих человек для этого дела вполне хватит.

Распрощавшись, воин зашагал дальше, высматривая этих крупных, мрачных вожаков, чей адский огонь в злобных глазах он запомнил на всю жизнь.

---

- Все сидишь? Пошли домой уже, времени шестой час.

Годин заглянул в комнату без стука. Алексей непонимающим взором посмотрел на приятеля; ему понадобилось несколько секунд, чтобы переключиться из одной реальности в другую.

- И правда, пора по домам. Сейчас, погоди минутку, до Восточного Пригорода дойду...

- А зачем идешь-то?

- Лердис заказал пятерых вожаков.

- А, патруль? Ага, есть здесь такой регулярный квест от стражников; раз в несколько дней дают задание на пятерых мобов старше тебя на уровень. Примечательно, что, чем быстрее сделаешь патруль, тем меньше ждать следующего задания. С одной стороны, он очень полезный, потому что за него повышают репутацию городской стражи, а с другой - довольно трудно бить монстров сильнее себя. Обычно приходится искать группу, но есть и другой вариант. Сколько тебе еще осталось до левелапа? - Ильич прошел к компьютеру и, поглядев на характеристики персонажа, заключил. - О, да ты неплохо онклифов наколотил, я гляжу... Совсем мало опыта надо набрать до второго уровня. Тогда ты вот как сделай - еще крыс побей, перейди на второй левел и купи рубашку. Бить вожаков станет гораздо легче, и в придачу к этому сможешь вступить в группу к какому-нибудь мобобою третьего уровня, а не искать других патрульных. Это будет куда вернее, чем полуголые малыши, которые мрут чуть ли не в каждом бою. Я бы и сам тебе помог, но увы - уже апнулся на четвертый.

- Да уж, помирать, даже в игре, оказалось не слишком приятно, - Алексея передернуло при воспоминании об охватившем его паническом страхе, когда он сообразил, что его сейчас убьют. Эликсиры жизни из кармана были давно выпиты, полоска жизни персонажа подбиралась к нулю; дрожащей рукой он нервно дергал мышкой, отчаянно пытаясь открыть свою котомку - увы, в бою это оказалось невозможным. И когда его персонаж, наконец, упал под неистовым натиском яростной своры, грязные ругательства невольно вырвались у Бронникова... Хорошо, что в комнате он сидел один.

- Ага, - со смехом поддержал его Ильич. - Я тоже страшно перепугался, когда меня в первый раз убили. Думал, придется начинать игру сначала... Кстати, тебе какой-нибудь интересный дроп упал с онклифов?

- Что?.. - переспросил Алексей.

- Ну, дроп (drop) - это деньги, элики, вещи, которые тебе достаются с убитых мобов.

- Что-то падало... Я еще толком не разбирался; вот, гляди.

И Алексей продемонстрировал содержимое своей котомки. Годин с минуту водил курсором, читая в появляющихся при наведении на предмет окошечках заковыристое описание свойств находок, и затем выпрямился.

- Ясно. Ничего особо ценного. Это и не мудрено - чем выше уровень моба, тем больше вероятность, что упадет что-то стоящее. Так что с онклифов и собак выбить полезную вещь - это надо быть редкостным везунчиком.

- А что это и зачем? - Бронников не стал упускать возможность получить консультацию от сведущего человека, поскольку описание многих предметов было настолько специфичное и малопонятное, что предназначение большей части добычи осталось для него загадкой.

- Я и сам не про все знаю, - признался Годин. - Этот серебряный шнурок - самое ценное из твоих вещей, он используется для изготовления луков. Можно продать за 40-50 алмазов, в зависимости от цен на аукционе. Красные и синие тряпицы нужны будут тебе для одного квеста на третьем уровне, так что копи их. Ржавый гвоздь - не знаю зачем, можешь либо продать его за пару алмазов, либо себе оставить, вдруг пригодится потом. Золотое кольцо с янтарем - просто безделушка, можно подарить кому-нибудь или продать за 4-5 алмазов. Записка безумного торговца - наверняка для какого-то квеста, но я не знаю, для какого. Башмачный каблук - не знаю, осколок зеркального медальона - не знаю... Тяжелая вода - ее тоже копи, понадобится для освящения эльфийских рун.

- И много различных предметов в игре? - Алексей снова почувствовал себя полным профаном.

- У-у, сотни... И постоянно добавляются свежие - для новых квестов, для прокачки репутаций всевозможных братств и богов, для тренировки удали. Мне кажется, что уже и сами создатели игры точно не скажут, сколько наименований предметов они ввели. Но, в конце концов, все это работает: то, что не нужно одному, до зарезу требуется другому. Так что, поскольку котомка не резиновая, я тебе советую выставлять все лишнее на аукцион - то, что можно передать другому персонажу, разумеется, а то ведь кое-что даже отдать нельзя. И места будет больше, и лишняя копеечка не помешает. На худой конец, выкидывай, а то скоро ходить не сможешь... Ты, кстати, уже давно в Пригороде, выключай комп и одевайся, по дороге поговорим.

- Ага, точно, - согласился Алексей и завершил работу компьютера. Выключать тумблер сетевого фильтра, вопреки рекомендациям малограмотных специалистов, он не стал, отлично зная принцип его работы.

Надевая куртку, выглянул в окно - нет, как и следовало ожидать, погода не улучшилась. Все тот же мелкий противный дождичек из низко нависших тяжелых туч... "Скорей бы уж морозы", - подумал Алексей, запирая дверь на ключ. Вахтерша на выходе спросила, не у Бронникова ли ключ от лабораторной комнаты в подвале. Похлопав по карманам, он отрицательно помотал головой и предположил, что там еще кто-нибудь работает. В Институте было в порядке вещей, когда сотрудники при наличии срочных дел задерживались допоздна или приходили на работу в выходные.

- Бр-р... Мороз бы ударил, что ли, - передернул плечами Годин, когда они вышли на крыльцо. Бронников усмехнулся и заметил:

- Тебе-то что жаловаться, у тебя вон зонтик есть... А я, пожалуй, по такой погоде до остановки с тобой не пойду, побегу прямиком до дому.

- Давай, - согласился Ильич, раскрывая зонт. - До понедельника!

- Бывай, - махнул рукой Алексей и, сунув руки в карманы и опустив глаза долу, спустился с крыльца и размашисто зашагал навстречу мокрому ветру.

Очень скоро лицо стало основательно мерзнуть, и не мудрено: при несильном выдохе на фоне темных предметов явственно различались клубы пара. Исходя из жизненного опыта Бронникова, это свидетельствовало о температуре воздуха в 5-6 градусов тепла. Конечно, следовало сделать поправку на высокую влажность... но подобная протокольная точность в данном случае была ни к чему. Погодные и дорожные условия вполне поддавались описанию без цифр и наукоемких характеристик с помощью всего одного слова - мерзопакостно.

В этих условиях истинной благодатью явился хозяйственный магазинчик по дороге - Алексей сегодня зашел бы в него, даже если б не вспомнил о подгузниках. За неспешным выбором между привычными Памперсами-Хаггисами и дешевыми азиатскими аналогами, на чьих испещренных иероглифами ярких упаковках только рисунки помогали понять, что же находится внутри, продрогший юноша наслаждался разливающимся по телу теплом. Сухо, чисто... Купив, помимо подгузников, еще комплект металлических крючков (под полотенце и фартуки на кухню) и коробку стирального порошка (особого, для детского белья), он задержался у столика на входе, чтобы уложить покупки в пакет. Закончив, поднял глаза и вдруг увидел ее.

Следующая за ним покупательница была вполне обычной девушкой. Не вчерашний подросток; вполне взрослая, лет двадцати с хвостиком... может, даже под тридцать. Совершенно незнакомая; Алексей был точно уверен, что они раньше никогда не встречались. Потому что он вряд ли смог бы, увидев однажды, забыть это миловидное лицо, обрамленное нежными, пушистыми светло-русыми локонами, ниспадающими на плечи. Мириады мельчайших искрящихся брызг воды придавали им вид мистического ореола, или волшебной ауры, словно у неземной феи. Точеная ладная фигурка, плохо скрываемая изящным бежевым плащом, нежные руки, украшенные двумя серебряными кольцами с бериллами, - александритом и аквамарином, бархатный голос и большие, усталые карие глаза... Алексей замер, ощущая внутри покалывание маленьких искорок, приятной волной сбежавших от груди по пояснице куда-то к ногам; хотел отвести глаза, стыдясь того, как бесцеремонно он пялится на незнакомую женщину, но не смог. Дыхание сбилось, и ему пришлось усилием воли буквально отдать самому себе приказ продолжать дышать.

В тот момент он не думал ни о том, что эта девушка, может быть, замужем, или что у нее, возможно, есть постоянный друг. Не помышлял Алексей и об измене семье - он про нее просто не вспомнил. Это были совершенно разные плоскости бытия; с одной стороны - нарисованный серым мир вокруг, в котором где-то существовали Марина с Викой, магазин, Институт с его работой, Екатеринбург с этой ужасной погодой, и вообще вся эта планета, маленький шарик в пространстве. А над всем этим - светящаяся богиня, удивительная незнакомка, мельком скользнувшая взглядом по застывшему парню. И внезапно появилось ощущение, что стоит только захотеть - и можно оторваться от земли и полететь вслед за ней, и быть с ней, потому что все остальное вокруг - фикция и ничего не стоящий мираж, и только она настоящая.

Светлое, чистое чувство, без малейшего налета каких-либо корыстных или грязных мыслей. Любовь с первого взгляда? Нет, это слишком примитивное определение для охвативших Алексея эмоций. Так иногда случается: достаточно доли секунды, чтобы внезапно ощутить к человеку глубочайшую симпатию, почувствовать небывалое родство душ, согласиться без оглядки следовать за ним на край света, поскольку быть рядом с ним - это и есть счастье. В такие мгновения с обескураживающей ясностью понимаешь, что до конца жизни будешь корить себя, если немедленно не сделаешь шаг навстречу. И Алексей сделал.

Прихватив свой пакет, он вышел вслед за девушкой, на ходу соображая, как лучше обратиться к ней и заодно проверяя, смешно сказать, ворочается ли еще язык в онемевшем рту. Кажется, придумал; не глядя, достал сторублевую купюру, - мол, девушка, вам на кассе недодали сдачу, просили передать. "Как недодали? - удивится она. - У меня была тысячная бумажка, купила на сто с небольшим рублей, восемьсот с лишним сдачи". "Точно восемьсот?" "Ну, давайте пересчитаем... Пятьсот и три по сто - все верно". "И правда. Значит, это вам подарок судьбы - она всегда благосклонна к Натальям". "Но меня зовут не Наталья", - лукаво улыбнется она, догадываясь. "Да и меня тоже, как ни странно. Я Алексей, Бронников. А вы?..".

Обуреваемый сладостным предчувствием, Алексей ускорил шаг, но внезапно у него словно что-то оборвалось внутри. Светловолосая нимфа сошла с тротуара и взялась за ручку левой дверцы припаркованного у магазина Форда. Юноша врос в землю; снова не в силах сдвинуться с места, он тоскливо наблюдал, как незнакомка садится за руль, устраивается удобней, привычным жестом ставит на пассажирское кресло рядом покупки и заводит машину. Девушка не перестала быть для него загадочной и желанной богиней; он обожал ее так же, как и минуту назад, но к ватным ногам словно прицепили пудовые гири - увлекающие вниз, не дающие больше взлететь.

С пугающей отчетливостью Алексей внезапно осознал, насколько различается их статус, и это понимание несокрушимой стеной встало между ним и ничего не подозревающей незнакомкой, которая, внимательно глядя в зеркало заднего вида, разворачивалась к выезду с парковки. Что может дать этой состоявшейся в жизни девушке он, обычный парень, коих вокруг - пруд пруди? Никчемная профессия, глупая работа, смешная зарплата, ни гроша за душой... Жена и семья, наконец. Зачем он ей? Ни к чему совершенно. И с зияющей пустотой в душе, в которую безразличный ветер тотчас же принялся забрасывать холодные капельки дождя, Алексей проводил глазами серебристую иномарку, уносившую его судьбу.

Остаток пути он медленно брел, вспоминая эти чудные грустные глаза, одарившие его мгновениями эйфории. Что можно противопоставить сложившемуся укладу обстоятельств? Выше головы не прыгнешь, и нечего на зеркало пенять, коли... И потом, как бы он объяснил жене и дочке появление в их жизни нового человека, пусть даже безумно дорогого для Алексея? Воистину, нет худа без добра.

Утешая себя подобными мыслями, рождающимися в угоду естественному стремлению во что бы то ни стало оправдать любой сделанный выбор, постфактум дать рациональное объяснение случившемуся, Бронников подошел к дому. Поднялся в подъезд, вошел в лифт и недовольно поморщился - кто-то опять темно-синим маркером оставил на дверце замысловатый вензель. Жильцы здесь отличались хозяйственным отношением к дому, и, несмотря на регулярность возникновения подобного детского творчества, спустя короткое время детские рисунки и надписи неизменно исчезали. В этот раз Алексей решил внести свой вклад в поддержание чистоты и, послюнявив палец, попытался стереть каракули. Не тут-то было; линии даже не расплылись.

- Приветик семейке, - убедившись, что девушки не спят, помахал он рукой.

- Ой, наш папусик пришел! - радостно объявила Марина, обращаясь к Вике. Та лежала посреди комнаты на животике, сосредоточенно стараясь дотянуться до заманчивых разноцветных погремушек то одной рукой, то другой. В ответ на мамино замечание она отвлеклась от своего занятия и, удивленно глядя в сторону двери, замерла на полусогнутых ручках, высоко подняв голову - этакая настороженная ящерка.

Быстро скинув верхнюю одежду, папа осторожно подошел ближе и присел на корточки перед малышкой. Вика, забавно покачивая головой, проследила за его перемещениями, однако быстро потеряла интерес к пришельцу и снова потянулась к ярко-зеленому пластиковому треугольнику с нанизанными рельефными колечками. От усердия по пухлой щечке покатилась прозрачная струйка слюны.

- Ути, какие мы уже ловкие, - подбодрил ее папа и, не в силах смотреть на безрезультатные старания дочки, осторожным жестом подвинул игрушку чуть ближе. Вытянувшись во всю длину, Вика наконец цепко ухватила треугольник, подтащила к себе и немедленно попыталась запихать его в рот под одобрительные возгласы счастливого отца.

- Что такой грустный? - улыбаясь успехам дочки, спросила Марина. - Устал?

- Да нет... В лифте кто-то намалевал опять. У нас ведь спирт в хозяйстве есть?

- Как не быть... Вот. Вату возьми на детской полочке, между подгузниками и присыпкой. Ты, кстати, подгузники не забыл купить?

- Обижаешь, - деланно расстроился Алексей. - Как же про это можно забыть?

Рассмеявшись, Марина вернулась к хлопотам по кухне. Алексей обильно смочил клок ваты спиртом и вышел из квартиры, не прикрывая дверь. Через полминуты от завитушек остались еле различимые на светлой краске голубоватые разводы; удовлетворенный Алексей бросил синий комочек в мусоропровод и вернулся обратно. Судя по разносящимся аппетитным ароматам, ужин не заставит себя долго ждать.

---

Выходные обещали быть такими же ненастными, какой выдалась пятница, и оттого мысль о том, что можно безвылазно провести их в насиженном гнездышке, приятно грела душу. Алексей так разнежился от осознания этого факта, что, пожалуй, до обеда не вылез бы из кровати, если бы не желание помочь супруге по дому, да необходимость продолжать нескончаемый, казалось, ремонт, периодически ведущийся уже третий год, с момента появления в доме хозяина. И так уж вышло, что он напрочь забыл о намеченном на субботу мероприятии. Звонок в дверь, раздавшийся вскоре после завтрака, в одиннадцатом часу, явился для него полной неожиданностью.

- Это, наверное, по поводу Интернета пришли, - рассудительно предположила Марина.

Бронников втихомолку чертыхнулся; а он-то уже достал инструменты, намереваясь начать с крючков на кухне. Впрочем, возможно, дрель и отвертки сейчас пригодятся для другого дела. Так и оказалось; вошедшие рабочие из "Кометы", деловито окинув оценивающим взглядом пространство между входной дверью и компьютером, без лишних слов стали отматывать от бобины серый кабель.

- Стены сверлить будете? - с опаской осведомился Алексей, поглядывая на внушительного вида перфоратор, с глухим стуком водруженный посреди прихожей.

- Будем, - подтвердил старший из них, мастер лет сорока - полненький татарин в запыленной спецовке, с помятой, слегка выбритой физиономией. - Протянем от двери вот так и тут сюда... Четырех-пяти креплений вполне хватит.

Он уверенным жестом очертил кратчайшую траекторию от верхнего угла входной двери до комнаты - чуть выше уровня глаз, прямо над большим зеркалом. Алексей с сожалением поглядел на аккуратную стену, которую он год назад тщательно отделал панелями МДФ, представил тянущийся поверх нее кабель, провисающий между скобами, и предложил:

- А может быть, провести под плинтусом? Он, хоть и без кабель-канала, но легко снимается.

По кислым лицам монтажников стало ясно, что перспектива делать работу не самым простым путем им не очень-то по душе.

- А возможно оставить провод незакрепленным? - нашелся хозяин. - Заведите только внутрь квартиры и подключите, а я потом сам его спрячу.

- Это можно, - с готовностью согласились работники, словно того и ждали; видимо, подобный компромисс был нередок в их практике.

Бодро просверлив сквозную дыру в косяке, они продели в нее кабель и, щедро отмотав вдвое больше, чем того требовалось, обжали конец - специальными клещами закрепили на нем прозрачный наконечник. На удивление Алексея по поводу расточительства работник помоложе резонно заметил:

- Пусть будет с запасом - мало ли что, вдруг решите компьютер перенести в другой угол... Включите его, пожалуйста, чтобы я мог настроить соединение.

Пока одутловатый татарин сверлил отверстия в подъезде, чтобы закрепить кабель на участке от двери до щитка, его напарник быстро установил необходимые программы, попутно заученно бубня Алексею краткую инструкцию для новых клиентов. Скорость изложения в ней сочеталась с использованием мудреных терминов; даже тем, кому удавалось почти все понять, запомнить все с первого раза было просто невозможно. Бронников, однако, не очень переживал по этому поводу - самое главное он уловил, а с остальным разберется позже.

- ...поскольку мы используем VPN и динамический IP, можно в любой момент сменить адрес, разорвав и снова создав подключение. Заводские настройки роутера не менялись, так что соединение будет принудительно прерываться в полночь и автоматически возобновляться. При этом адрес может смениться, и закачка файлов прервется, так что будьте внимательны.

- Но ведь можно вручную переименовать неполный файл, задав расширение .part, и тогда загрузчик докачает оставшееся, - блеснул познаниями Алексей.

- Да, с некоторыми файлообменниками это получится при использовании, например, Download Manager, - согласился программист, благосклонным кивком оценив продвинутость клиента. - Я бы, кстати, рекомендовал пользоваться торрент-клиентами. Сейчас добавлю ссылку в закладки, потом посмотрите - там все просто...

Бурение в подъезде прекратилось, и в квартиру ввалился пыхтящий старший мастер. Осыпая мельчайшую сероватую пыль с рукавов, он достал из сумки папку с документами и протянул Алексею договор и акт выполнения работ.

- Прочитайте и подпишите вот здесь и здесь, - ткнул он пальцем нужные строчки.

Бронников, пробежав глазами типовое соглашение, поставил в указанных графах подписи, и монтажник убрал документы обратно в папку.

- Это ваш экземпляр, - протянул он хозяину несколько листов и выжидающе поглядел на напарника.

- У меня все, - кивнул тот. - Счастливо оставаться!

- До свидания, - кивнул Алексей, и визитеры поспешили ретироваться.

Марина с облегчением вздохнула - Вика очень беспокоилась от непривычной суматохи, новых людей и громких звуков, и молодой маме все эти 15-20 минут пришлось непрерывно утешать и баюкать дочку.

- Поздравляю тебя, папа, с новым приобретением! - встав на цыпочки, она поцеловала Алексея в щеку. - Покажи хоть его - какой он, этот Интернет?

- Гляди, - улыбнулся Бронников. - Сначала надо подключиться, кликнув на эту иконку - он напишет, что подключение создано и покажет два мигающих экранчика внизу. Потом нажимаешь сюда, чтобы запустить обозреватель... и начинаешь лазить, нажимая ссылки; они обычно подчеркнуты и подсвечиваются, когда на них наводишь мышку. Давай поставим стартовой страницей e1, чтобы ты могла быстро посмотреть новости и погоду... Ну вот, видишь, как все просто.

- Понятно, буду осваивать на досуге, - оптимистично сказала Марина. - А сейчас пойдем мы, наверное, на прогулку. Что-то я не догадалась - надо было заранее уйти, чтобы не мешаться тут. Вон, и дождик почти перестал.

- Да уж, это мы как-то не продумали... Сходите, погуляйте, пока распогодилось, а я пока почту сделаю да поразбираюсь с настройками немного.

Алексей помог одеть Вику на улицу и вышел с ней на балкон, пока мама одевалась, чтобы малышка не испарилась в комбинезоне.

- Кто тут у нас гулять пойдет? - склонившись над дочкой, плаксиво сморщившейся от холодного воздуха, нежно засюсюкал папа. - Мы пойдем, да! А-гы! А-гу! Гу-лять. Гу, га, ути-пути!

Отправив семью на прогулку, Алексей минут сорок потратил на то, чтобы упрятать мешавшийся под ногами в коридоре кабель под плинтус. Затем сел к компьютеру и погрузился в несложную, но хлопотную наладку. Антивирус, почтовик, обновления, фильтры, настройки, порты и патчи - все эти действия, вызывавшие благоговение у непосвященных, были для него несложны. Однако при всей своей простоте они требовали немало времени, и поэтому, когда Марина с Викой вернулись, до завершения оставалось еще долго.

- Предлагаю прерваться на обед, - заявила уставшая и продрогшая мама.

- Поддерживаю! - отозвался Алексей. - Один момент; пока вы раздеваетесь, я накрою на стол.

После трапезы, скомканной из-за голодной дочки, желавшей поскорее уснуть в обнимку с маминой грудкой, девушки поспешили устроиться на дневной отдых. Алексей продолжил настраивать компьютер, параллельно с удовольствием блуждая по Интернету в поисках нужных, полезных и просто интересных программ. Не забыл он и про сервер bfl, откуда скачал солидного объема клиент игры. Судя по описанию, это была стоящая вещь, дающая дополнительные возможности игроку. Ненадолго зайдя своим персонажем для тестирования этого приложения, Бронников убедился, что так оно и есть.

Клиент игры имел множество плагинов - маленьких встроенных подпрограмм, упрощавших такие однотипные действия, как заполнение содержимого карманов или переодевание. То есть, например, теперь после боя не нужно было вручную перекладывать из котомки в карман потраченные банки жизни - простым нажатием кнопки заданные эликсиры мгновенно сами перемещались в опустевшие ячейки. Появилась возможность вести запись переписки с другими персонажами, и даже фиксировать в фоновом режиме все разговоры поблизости, чтобы потом, при необходимости, перечитать их заново. Существенно ускорилась загрузка игры; оно и понятно, ведь клиент копировал немалую часть стандартных картинок на компьютер игрока, и их больше не приходилось каждый раз загружать с сервера. Словом, за счет массы небольших улучшений и упрощений игровой процесс стал значительно удобней и приятней. Сам же клиент автоматически обновлялся при каждом запуске, запрашивая на сервере игры новые файлы и измененные данные.

Однако плотно засесть за игрушку Алексей пока не мог - помимо запланированных домашних дел, вечером их ждала в гости Света Ершова, школьная подруга Марины, со своим новым мужем Игорем. Жила она на последнем этаже в соседнем подъезде; целеустремленная, спортивная, умная девушка в одиночку (при небольшом участии бабушки) воспитала девятилетнего сына. Особой нужды маленькая семья не испытывала - отличное знание французского и испанского языков позволяло Светлане, практически не выходя из дома, неплохо зарабатывать переводами. Вот только личная жизнь у нее никак не складывалась. Казалось бы, чего проще воспитанной и симпатичной женщине найти себе достойного спутника жизни? Но в том и закавыка, что все кавалеры, периодически появляющиеся рядом с ней, существенно не дотягивали до ее уровня. Света, не привыкшая довольствоваться полумерами, четко знала, чего хочет в жизни. Однажды она пыталась даже связать свою жизнь с французом, столь выгодно отличавшимся от наших соотечественников мягкими манерами и прирожденной изысканностью. Не сложилось; утонченный европеец оказался слаб духом по сравнению с хрупкой девушкой, впрочем, как и большинство русских ухажеров. И вот теперь она приглашала своих близких подруг на своеобразные "смотрины": как ей казалось, она наконец-то нашла мужчину своей мечты, и хотела познакомить его со своими подругами.

Посовещавшись, Алексей и Марина решили, чтоб не появляться в гостях с пустыми руками, преподнести хозяевам символический подарок. Бутылочка коньяка, по их мнению, вполне для этого подходила, и Бронников, наскоро собравшись, отправился за ней в ближайший супермаркет, намереваясь заодно купить каких-нибудь продуктов в дом.

Под козырьком одного из подъездов соседнего дома он заметил лежавшего на боку мужчину. "Этого еще не хватало", - недовольно подумал Алексей и беспомощно оглянулся по сторонам. Прохожих почти не было, чему, учитывая погоду, удивляться не приходилось. Поколебавшись, Бронников все-таки решился подойти ближе: вдруг человеку плохо, и нужно вызвать скорую. Осторожно приблизившись, он наклонился над лежавшим и тронул за плечо:

- Эй, мужик... Ты чего?..

Безвольным движением тот перевернулся на спину, не открывая глаз. "Пьяный", - понял Алексей еще до того, как учуял сильный запах алкоголя. Характерные пятна грязи на джинсах и рукавах куртки и перемазанное лицо говорили о том, что выпивоха неоднократно падал, добираясь по раскисшим дорогам домой, и боевой задор кончился буквально на последних метрах дистанции. Вздохнув, Алексей махнул рукой и пошел своей дорогой, буркнув напоследок:

- Домой иди давай... Холодно ведь.

Почему он не вызвал скорую? Во времена студенчества, когда Алексей был менее искушен в подобных житейских делах, с ним случилась подобная ситуация. Он спешил из общежития на лекцию, когда у ограды скверика заметил лежавшего без движения мужчину. Даже погода была тогда примерно такая же, сырая и пасмурная, только без дождя. Алексей подошел, попытался привести человека в чувство, но тот лишь мычал что-то нечленораздельное. Допуская, что с тем мог приключиться сердечный приступ или еще что-то подобное (принюхиваться Алексей тогда особо не стал), Бронников из ближайшего таксофона вызвал карету скорой помощи, описав случившееся. Диспетчер на другом конце провода приняла вызов, равнодушно велела ждать бригаду; Бронников подчинился. Спустя двадцать минут подъехала машина, из которой не спеша вышла пожилая врачиха и направилась к пациенту, на ходу натягивая беловато-желтые полупрозрачные перчатки.

Алексея поразило, с какой брезгливостью и в то же время бесцеремонностью она одной рукой, будто кусок фекалий, повернула лицо лежавшего кверху, как клещами сжав дряблые щеки. Заглянула в рот, большим пальцем сдвинула верхнее веко вместе с бровью, сунула руку под челюсть, прощупывая сонную артерию. Через полминуты, нет, даже через двадцать секунд осмотра она уже выпрямилась и так же размеренно пошла обратно к машине, снимая перчатки.

- И что с ним? - поинтересовался Алексей, семеня следом.

- Пьяный, - недовольно ответила докторша, бросая перчатки в урну.

- О, надо же... Я думал, может, с сердцем что, - виновато сказал Бронников, ощущая невысказанный упрек в свой адрес - мол, зачем из-за всякой ерунды людей беспокоишь? - И что с ним теперь делать?

- Ничего. Проспится и уйдет, - безучастно отрезала эскулап, влезла в карету скорой и захлопнула дверцу.

Машина уехала, оставив Алексея в некоторой растерянности. Потоптавшись минуту или две, он побрел своей дорогой, досадуя на себя за глупый порыв, да сожалея о пропущенной половине лекции. Поэтому на сей раз, живо представив не понаслышке знакомую ему процедуру, Бронников без угрызений совести оставил мужика лежать у подъезда - благо, что под козырьком не капало.

В коньяках Алексей не разбирался - нечасто доводилось их пробовать. Пришлось ориентироваться по цене; с порога отвергнув парочку самых дешевых марок и забраковав все, что стоило дороже пятисот рублей за бутылку, он значительно сузил себе выбор и вскоре остановился на чудной треугольной бутылке за триста с хвостиком, соблазнившись исключительно на необычную форму. На обратном пути он с долей облегчения обнаружил, что пьяница куда-то делся. Может быть, нашел в себе силы уйти, а может, добрые люди помогли - Бронникову это было безразлично. Сам он, хотя спиртное иногда и употреблял, но до такого состояния "нестояния" ни разу не напивался, и потому особого сострадания к алкашам не испытывал.

Когда он вернулся, Вику одевали в нарядные нежно-розовые ползунки с кружевной каймой. Марина уже была готова, и Алексей переодеваться не стал. Несколько грязных брызг на левой штанине он счистил щеткой, переложил коньяк из пакета за пазуху и предложил понести Викусю.

- Спасибо, я справлюсь, - отмахнулась Марина, накидывая плащ. - Пошли?

---

Игорь оказался высоченным, под два метра, добродушным и улыбчивым увальнем с покладистым и миролюбивым характером - этакий настоящий русский медведь. Казалось бы, в целях равновесия природа непременно должна была обделить этого большого широкоплечего парня интеллектом, следуя известной поговорке "сила есть - ума не надо", однако внимательный, вдумчивый взгляд и обоснованные, взвешенные суждения сразу выдавали в нем незаурядный интеллект. Движения его массивного тела отличались ювелирной точностью и аккуратностью, а ухоженные руки очень хорошо сознавали меру своей мощи: рукопожатие Игоря было крепким, но не чрезмерно, как порой любят подшучивать над новыми знакомыми некоторые бахвалящиеся силой недалекие амбалы.

Занимался он предпринимательством и к своим тридцати пяти немалого добился, состоя в руководстве компании "Петров бэттериз", специализирующейся, как ясно из названия, на производстве и продаже электротоваров. Основную ставку эта фирма делала на качество своей продукции, уделяя также большое внимание современному дизайну товаров и эксклюзивным разработкам в области энергоисточников. Судя по словам Игоря, их батарейки и аккумуляторы собственного производства ничем не уступали известным мировым брендам, но обходились значительно дешевле в силу целого ряда причин, в том числе и меньших расходов на рекламу. Впрочем, подробно распространяться о своей работе Игорь не стал, прекрасно сознавая, что это может быть не очень-то интересно собравшимся. Мимоходом, в двух-трех фразах обрисовал ситуацию на производстве и с радушием полноправного хозяина пригласил всех пришедших за стол.

Принесенный Алексеем и Мариной коньяк оказался весьма кстати, поскольку Света с Игорем опрометчиво не предусмотрели алкоголь. Поначалу только что познакомившиеся зажато ковыряли в тарелках, настороженно реагируя на попытки хозяев разрядить атмосферу шутливыми замечаниями, но очень быстро глоточек спиртного произвел чудесное действие. Девушки перестали смотреть на Игоря как на татя, покусившегося на их давнюю подругу, а сам он расслабился, почувствовал себя уверенней, и эта непринужденность только добавила шарма к его прирожденной обаятельности. Алексей перестал переживать, что скромный презент будет отвергнут; откровенно говоря, узнав, что Игорь - человек довольно состоятельный, Бронников решил, что этот простенький коньячок поднимут на смех. Напрасно; то ли хозяева деликатно обошли эту тему стороной, то ли Игорь был настолько не охоч до горячительных напитков, но, так или иначе, скромное подношение было воспринято с глубокой благодарностью.

Помимо Марины, к школьной подруге пришли еще Люда Когтева с одиннадцатилетней дочкой Дашей, Ольга Иванова с мужем Женькой, курчавым жилистым высококлассным электриком, и Тая, оставившая дома сына Лешку на попечение бабушки. После небольшого, скорее символического застолья собравшиеся как-то сами собой быстро разделились на половозрастные группы с совпадающими интересами. Дети обосновались в маленькой комнате; сын Светланы, Кеша, нашел в рослой не по годам Дарье страстного поклонника бакуганов, - новомодных у детей шариков-трансформеров. В целях правильного воспитания подрастающего поколения им поручили присматривать за Викой - впрочем, она, окруженная массой новых соблазнительных игрушек, не требовала к себе никакого внимания, забыв даже про маму. Девушки плавно перетекли из-за стола в спальню, занявшись обсуждением всей той массы срочных и важных новостей и вещей, о которых представительницы прекрасной половины человечества могут говорить часами, в то время как сильный пол неспособен выслушивать это больше нескольких минут. Мужчины перекочевали на кухню, вслед за пошедшим покурить Женькой, да так там и застряли, обмениваясь мыслями по поводу погоды, компьютеров, машин и работы. До обсуждения политики и женщин дело не дошло - требовались либо более тесное знакомство, либо больше возлияний, до чего ни один из троих оказался не слишком-то падок.

Алексей и Марина то и дело, беспокоясь о дочке, заглядывали в детскую, но их тревоги были напрасными - Вика с комфортом расположилась на роскошном зеленом ковре и весьма своеобразно исследовала Кешины модели автомобилей. Она, в связи с режущимися зубками, любую новую вещь норовила запихнуть в рот; тщательно убедившись, что от выданных щедрым юным хозяином игрушек ничего отгрызть невозможно, родители перестали переживать за ляльку.

- ...Смотри, твой бакуган попал на Карту Ворот с моим бакуганом; значит, сейчас будет битва, - Кеша, махнув рукой на давно надоевшие обслюнявливаемые Викой машинки, с увлечением поучал новую подругу. - Говори: "Открыть Карту Ворот!"

- Переворачивать?

- Да... Теперь сложи число на Карте Ворот с энергией твоего бакугана.

- А какое? Их тут шесть.

- То, которое соответствует твоей стихии. Видишь, на твоем сером бакугане нарисована звездочка? Это стихия haos, которую почему-то переводят как "свет". Значит, тебе эта Карта Ворот добавляет 200 энергии. А у моего стихия subterra, "земля", хотя правильней перевести как "подземелье". Мне плюсуется только 120 энергии, значит, у тебя сумма больше.

- И что теперь?

- Теперь мне, чтобы не проиграть бой, можно было бы использовать Карту Способностей... но среди них нет ничего подходящего. Ничего не поделаешь - ты забираешь эту Карту Ворот и кладешь ее к использованным. Бакуганы тоже - забираем каждый свой и откладываем в сторону.

- А если энергия получится одинаковой?

- Тогда кто первый на Карту Ворот встал, тот и выиграл...

Женский клуб, обосновавшийся в спальне, уже перемыл косточки непутевому Овечкину, чьи непростые отношения с Людой давно уже стали притчей во языцех, крайне положительно оценил Игоря и с восторгом воспринял известие о том, что по весне Игорь планирует перевезти всю новую семью за город, в собственный дом, который он сейчас строил в Решетах. Эту новость Света поведала подругам как большой секрет, чтоб не сглазить; те, конечно же, клятвенно обещали держать рот на замке и тут же засыпали ее вопросами:

- Сколько этажей дом будет? Стены и крыша уже есть, или только фундамент? А участок большой? С кустами и деревьями, или пока ничего не посажено?

- Два этажа, и еще жилой чердак - мансарда. И стены, и крыша уже есть, все коммуникации подведены, однако предстоит много работы по отделке и по благоустройству участка. На нем росло несколько кустов смородины и крыжовника, но сейчас, после строителей, там словно Мамай прошел. Оно, может быть, и к лучшему: будет возможность попробовать свои силы в качестве ландшафтного дизайнера. Если, конечно, Игорь будет не против.

- Природа - это, конечно, хорошо, если летом, - сомневались подруги. - Но как жить в саду зимой? Холодно ведь! Печку топить каждый день... Или будете на зиму обратно в город перебираться?

- Ой, девочки, побывала я в похожем доме у соседей - так вы не поверите, до чего техника дошла. Пластиковые окна, теплые полы... говорят, всю зиму босиком и в одном белье по дому ходили. Камин только для красоты сделан.

- А Кешу как - в Екатеринбург в школу возить?

- Да, а что такого? Куда безопасней, чем по нашим улицам ходить. Игорь на джипе каждый день будет на работу ездить, в случае чего - я на своей Нексии могу подстраховать, так что с этим проблем не будет, думаю...

В кухне тем временем, под мерное гудение мощной вытяжки, плотоядно всасывающей клубы сизого дыма, порозовевший после рюмочки коньяка Женька допытывался у Игоря, какие и почем лампочки и выключатели поставляет его фирма.

- Свалился, понимаешь, срочный контракт, - с чувством попыхивая сигаретой, объяснял он. - Знаешь ведь, наверное, что среди наших бизнесменов в последние годы модно стало на Балтыме селиться? Так вот, один клиент там просит до морозов организовать ему подсветку всего участка. Мы ему, мол, а почему сети не прокинули до того, как дорожки разбили? Как мы теперь незаметно питание подведем к прожекторам? Это ведь не удлинитель китайский пробросить; выкапывается канава, в нее укладывается полипропиленовая труба, в которой в гофре идут жилы проводов определенного диаметра, и в нужных местах выходят на поверхность. А он - так, мяк, не подумал, а теперь охота, чтобы и альпийская горка по зиме освещалась, и бережок с видом на озеро в иллюминации... В общем, сейчас у него гастарбайтеры траншеи докапывают, а с понедельника мы подъедем и начнем там сети прокидывать, чтобы они успели ямы зарыть, дорожки камнем замостить, да газон постелить. А когда точки доступа будут - прожекторы прицепить дело нехитрое.

- Что тут сказать; скупой платит дважды, - кивал Игорь, включая свой ноутбук. - Мне кажется, он просто решил немного сэкономить при проектировании. Многие у нас мнят себя сведущими людьми чуть ли не во всем подряд, и потому делают тяп-ляп то, что стоило бы поручить специалистам.

- Веришь-нет, у него даже к фонарю, который освещает стильную лесенку на бережок, обычный алюминиевый двужильный провод в белой ПВХ-изоляции протянут по воздуху, на шестах! Мы ему долго объясняли, что так уже сто лет не делается; вроде соглашается, что страшненько получилось, но нормально переделывать жаба душит. Колхоз-деревня, ей-богу... Дом за несколько лимонов забабахают, а на таких вот мелочах пару сотен тысяч сэкономят, потом локти кусают, когда что-нибудь случится.

- Вот, я загрузил прайс-лист нашей компании, - Игорь развернул ноутбук к Женьке, - погляди, что тебя интересует. Почти все из этих товаров я смогу организовать для тебя без торговой наценки, по себестоимости.

- Так... Пакетники УЗО, колодки, кабель КВВГ... Так вы, значит, не только своим торгуете, но и многое перепродаете, причем по вполне приличным ценам. Что ж - у вас есть чем поживиться! Однако, перечень-то внушительный. Можно отправить его мне по электронке?

- Можно, почему бы и нет. Хотя погоди, давай я тебе лучше ссылку на наш сайт пошлю. Информации в разделе "Каталог" вполне можно доверять, обновляется несколько раз в день. Там же, кстати, есть мои координаты - в разделе "О компании". Диктуй адрес...

- Ты прямо с ноутбука хочешь письмо отослать? А, у вас тут Wi-Fi есть?

- Провод от провайдера идет до роутера, а с него уже раздается по воздуху. Когда мы со Светланой только познакомились, они с Кешей по очереди провод то в один компьютер втыкали, то в другой. Пришлось купить роутер с модулем вай-фай и сделать локальную сеть, а то за моим ноутбуком провод таскать как-то глупо.

- Сам настраивал сетку?

- Сам, конечно; чего ж тут сложного...

Время пролетело незаметно, и Вика, которой скоро наскучила незнакомая обстановка, первой недовольным плачем выразила свое желание отправиться домой. Как ни жаль было супругам покидать теплую компанию, но пришлось откланяться. По возвращении Марина вручила Алексею бумажку с написанными карандашом Интернет-адресами, логинами и паролями.

- Что это? - удивился Бронников. - Одноклассники... Вконтакте... Да тебя, никак, заманили в социальные сети?

- Завлекли и соблазнили, - с энтузиазмом подтвердила Марина, раздевая дочку. - Завели мне персональные странички, показали, что там к чему. В соцсетях почти все мои подружки, оказывается, есть, регулярно общаются. Уверяют, это очень удобно; всегда будешь в курсе, у кого как дела. Свою новую электронную почту я еще не запомнила, поэтому мне по старинке написали на бумажке.

- Ладно, я запомню пароли страничек в обозревателе и сделаю закладки, чтобы ты могла сразу туда заходить, не вводя каждый раз пароль.

Пользуясь моментом, пока девушки купались и укладывались спать, Алексей быстро написал несколько писем знакомым, хвастаясь новшеством. Разумеется, первому отправил письмо Коле, шутливо поздравляя того со сбывшейся мечтой. Очевидно, старый приятель тоже сейчас коротал субботний вечер за компьютером, поскольку ответ пришел спустя минут пятнадцать. Неугомонный Николай искренне порадовался за друга и теперь спрашивал, когда Бронников намерен зарегистрироваться в "Одноклассниках". Усмехнувшись, Алексей решил не форсировать это дело, сославшись на занятость. Если честно, то он не сильно рвался в социальные сети по той же самой причине, по которой пропустил последние встречи выпускников. Чем ему похвастаться перед сверстниками? Чего он добился? Единственное его достижение, гордость и цель в жизни - дочка, но разве сумеют это оценить по достоинству другие? Сытый голодного не разумеет; бездетные знакомые никак не могли взять в толк, как ребенок может стать смыслом существования. Да и в том, что сейчас у Бронникова была любимая семья, немалую роль сыграла Марина; рядом с ней и с Викой Алексей чувствовал себя нужным, и оттого уверенным в завтрашнем дне.

С кроватки доносилось неспокойное посапывание умаявшейся дочки; Марина, похоже, еще не спала. Опасаясь, что свет от монитора беспокоит жену, Алексей не стал ничего писать Коле, запарковал компьютер и пошел в душ. Жаль, конечно, что сегодня не удалось вволю насладиться долгожданным Интернетом, но, в конце концов, не последний день жизни - завтра предстоит еще один выходной.

---

В воскресенье погода улучшилась, если можно так назвать прекращение порядком надоевшего мелкого дождика и небольшое, на два-три градуса, потепление. В честь этого Марина с Викой после завтрака отправились на длительную прогулку, предоставляя папе возможность вволю пошуметь. И Алексей использовал эти два часа на полную катушку: наконец-то прикрепил в кухне крючки, перемыл поднакопившуюся посуду и принялся за приготовление обеда.

Когда Марина вернулась, ее ждала на столе тарелка аппетитного борща. Алексей сам занялся Викой, чтобы дать возможность супруге перекусить перед дневным сном. Однако, хотя малышка после улицы быстро и крепко уснула, мама не стала засыпать. Тихонько, чтобы не шуметь, она стала помогать мужу в наведении порядка, традиционно устраиваемого в выходные. Мытье пола, протирка пыли, приборка расползшихся за неделю по дому вещей особой сложности не представляли, но вдвоем дело шло куда веселей. Не прошло и полутора часов, как дом посвежел и заблистал чистотой. Поскольку Вика все еще спала, родители, чтобы не шуметь, занялись каждый своим излюбленным занятием: Марина открыла книгу, а Алексей сел к компьютеру.

"Ну-с, - подумал он, кликая на иконку клиента игры bfl, - что там надо было сделать-то? Убить пятерых вожаков... А, нет, сперва надо апнуться на второй уровень. Сейчас, сейчас...".

...Бронтозавр огляделся по сторонам - несмотря на выходной (или благодаря ему), в Восточном Пригороде было многолюдно. По неширокой, мощеной грубым камнем дороге туда-сюда сновали спешащие по своим делам разноуровневые персонажи. Мало кто из них оглядывался на происходящее вокруг; очевидно, большинство занималось в пути общением с находящимися далеко друзьями и сокланами.

В пологих, покрытых редколесьем холмах, за которыми, как знал юноша, протекала извилистая неглубокая речушка, вовсю кипела работа. Рудокопы, травники, лесорубы в поте лица зарабатывали свои стекляшки: работники начальных левелов - бдительно остерегаясь бесцельно бродящих собачьих свор, персонажи постарше - равнодушно пренебрегая опасностью. Вот на ЙаГодКу пятого уровня, рубившую невысокую сосенку, набросилось сразу четыре пса, науськиваемых темно-серым вожаком; не поведя и бровью, та повернулась к агрессорам и мощными взмахами простого плотницкого топора буквально за минуту разметала напавших, после чего спокойно вернулась к своему занятию.

Заметив, что одна из собак отделилась от сородичей, Бронтозавр подкрался к ней и быстро разделался с животным. Затем повторил свой маневр, но уже менее удачно, - на помощь к завизжавшей псине прибежала другая, и дело могло кончиться плохо, если б не прохожий, помогший юноше одолеть противников. Отойдя вглубь холмов, где и зверей встречалось меньше, и охотников, боец вдруг насторожился, заметив подозрительную картину. На земле, среди трупов нескольких псов, без движения лежал хорошо одетый воин; еще один, в обычных штанах и рубашке, яростно бился с вожаком - последним выжившим из некогда крупной стаи.

Занеся высоко над головой дубинку, Бронтозавр кинулся на помощь и со всей силы огрел злобно ощерившегося вожака по косматой голове.

- Ты что делаешь?!! - возмущенно завопил боец, чуть не выронив свою палку.

- Как что? Помогаю! - от удивления Бронтозавр пропустил ответный выпад, и вожак весьма ощутимо хватанул его повыше колена, после чего снова повернулся к бойцу по имени Мегатроник.

- Не смей его бить, - процедил сквозь зубы тот, продолжая схватку. - Он мой! Или ты крыс?

Опешивший Бронтозавр не нашелся с ответом. Не зная, как лучше поступить в такой ситуации, он предпочел просто обороняться от вожака, не нанося ему ударов. К счастью, скоро бой закончился, и тяжело сопевший Мегатроник, склонившись над поверженным зверем, завладел его головой. Затем он привел в чувство лежавшего _GiGeMoN_, и наконец повернулся к нечаянному помощнику.

- Так ты крыс? - требовательно повторил он вопрос.

- Нет... - неуверенно выдавил из себя Бронтозавр, смутно догадываясь о значении этого термина.

- А зачем тогда в бой влез, если тебя не звали? - сумрачно продолжал допытываться победитель.

- Увидел, что он лежит, - растерянно оправдывался юноша, кивая на очнувшегося воина, - подумал, что тебе нужна помощь...

- Да он просто нуб, - _GiGeMoN_ успокаивающе тронул распалившегося товарища за локоть. - Плюнь на него. Дроп ведь твой, так что все нормально.

Мрачно посопев, Мегатроник и вправду смачно сплюнул и зашагал прочь, буркнув на прощанье:

- Впредь думай лучше, баран. Еще раз увижу, что крысишь - можешь забыть про игру. Всем кланом катать будем.

Проводив взглядом удалявшихся воинов, Бронтозавр понял свою ошибку. Видимо, старший воин помогал своему соклану сделать патруль - собрать пять голов вожаков. Для этого он напал на стаю собак, перебил простых псов, но оставил в живых вожака. Тут он перестал сражаться и умышленно дал себя загрызть - чтобы голову вожака смог взять более слабый товарищ. Ну конечно же, ведь даже карманы упавшего были полны неиспользованными эликсирами жизни... А его вмешательство было расценено как попытка отобрать трофей. Да уж, очень неудобно получилось. Но все хорошо, что хорошо кончается - вот если бы вожак свалился от удара Бронтозавра, и голова с дропом досталась бы ему, незваному помощнику наверняка пришлось бы объясняться.

Еще несколько псов, и Бронтозавр, перейдя на второй уровень, помчался в Плерку за рубашкой. Хотя у него хватало денег на голубую курточку, стоившую четыре диаманта, юноша решил все же купить более дешевую белоснежную приталенную рубашку ловкача за один диамант и двадцать алмазов, сочтя даваемый ею бонус к ловкости достаточным. Действительно - в ней воин сразу ощутил в себе гораздо больше сил, и это не было самообманом: когда по дороге он пробы ради напал на неосторожно высунувшего онклифа, разделаться с ним не составило никакого труда. Увлекшись проверкой новых возможностей, он накинулся сразу на двух, и спокойно одолел гигантских крыс, даже не использовав банку. С бродячими собаками - аналогично; две-три псины теперь не представляли для него серьезной угрозы. На большие стаи, однако, он нападать не решался, понимая, что всему есть предел. А вожаки, как на грех, без свиты не ходили.

"Придется искать группу, - подумал Бронтозавр, выходя к дороге. - Как ее тут называют-то?.. А, пати!".

- Кто на вожаков? - несмело крикнул он в пространство, опасаясь выглядеть глупо в глазах прохожих. Но боялся воин зря - никто не покрутил пальцем у виска, и даже не посмотрел косо в его сторону. Осмелев, Бронтозавр крикнул еще раз, и еще.

- Хватит кричать, - негромко, но внушительно сказал ему прямо в ухо выросший словно из-под земли Prankes - воин в необычных темно-пурпурных доспехах.

- А тебе-то какое дело? - удивился юноша. - Я пати на вожаков ищу... Патруль у меня.

- Я понимаю, - спокойно кивнул тот, не обращая внимания на грубоватый тон. - Я - паладин, и обеспечиваю общественный порядок на этом участке дороги. Законом запрещено кричать слишком часто. На первый раз - предупреждение.

И Prankes исчез так же внезапно, как и появился. "Вот оно как, - Бронтозавр про себя хмыкнул. - Оказывается, тут и местная полиция водится... Надо бы прочитать правила, а то, как известно, незнание закона не освобождает от ответственности".

Один из пунктов и впрямь гласил, что однотипные лозунги можно провозглашать не чаще одного раза в несколько минут (точное время варьировалось в зависимости от содержимого тирады). Кроме того, среди законов обнаружилось немало интересного. Паладины, будучи сами игроками, могли накладывать на нарушителей зачастую очень ощутимые наказания - вплоть до денежных штрафов и заключения в тюрьму (виртуальную, конечно). В число провинностей входила даже ругань - то есть за "барана" Мегатроника вполне могли наказать, если бы Бронтозавр вздумал пожаловаться.

Вскоре воин увидел снова знакомую уже парочку за прежним занятием - _GiGeMoN_ лежал на пяти трупах псов, а Мегатроник добивал вожака. И тут, откуда ни возьмись, в бой влетел полуголый малец с дубинкой. Ловко стукнув израненное животное, отчего волкодав бездыханным ткнулся носом в землю, Крайслер наспех обшарил тело в поисках добычи, сунул что-то в карман и задал стрекача.

- Крыса! - крикнул в запале Мегатроник. - Стой, скотина!

- А вот за базар ответишь! - воришка на ходу умудрился показать своей жертве неприличный жест и обиженно заголосил. - Паладины!!!

Тут же, как в прошлый раз, моментально появился Prankes. Без лишних слов он двурогим жезлом в правой руке указал на Мегатроника и безэмоционально констатировал:

- Оскорбления. Заклятие окаменения на два часа.

И снова мгновенно пропал, будто его и не было вовсе. Тотчас же Мегатроник замер, не в силах ни пошевелиться, ни что-либо вымолвить. Увидев это, Крайслер смело вернулся назад, обойдя недвижимого _GiGeMoN_, встал перед остолбеневшим бойцом и, подняв голову, насмешливо процедил ему в лицо, зная о своей безнаказанности:

- Ну что, герой, каково тебе торчать истуканом тут на солнышке? Давай, вдарь мне за то, что я скрысил твой дроп. Или хотя бы скажи что-нибудь, козел. Как ты там меня обозвал? Да ты сам педик гнойный, чмо недоделанное! Ха-ха! Позовешь паладинов, ускребок, чтобы меня наказали? Что, не получается? Ай-яй-яй, какая досада!..

На бесстрастном лице Мегатроника, превратившемся в безжизненную маску, жили только глаза; яростно вращаясь в орбитах, и они метали гром и молнии, норовя испепелить обидчика. Несомненно, наказанный все слышал и понимал, но сделать ничего не мог. Впрочем, кое-что ему таки удалось: увлекшись издевательством над беспомощным воином, Крайслер не заметил, как позади него возникли двое хорошо одетых рыцарей. На их доспехах красовалась та же нашивка, что и у Мегатроника - знак принадлежности к клану Снежных Барсов.

- Так, - голосом ровным, но не сулящим ничего хорошего, промолвил старший из них, богато разодетый Стрелок двенадцатого уровня, ловко спрыгивая с грифона о двух головах. - Кто тут на нашего соклана наезжает?

Весь кураж словоохотливого воришки разом испарился. Побледнев, он облизал пересохшие губы и молча, бочком-бочком, засеменил к дороге. Второй из новоприбывших уже успел привести в чувство _GiGeMoN_, и тут же шустро перегородил Крайслеру пути к отступлению.

- Да что с ним разговаривать, - хрипло произнес напарник ограбленного, сидя на земле - он еще не до конца пришел в себя. - Дроп скрысил, молчанку на Петруху кинул... Мочите его!

- Что ты можешь сказать в свое оправдание, крыс? - чисто риторически спросил Стрелок, надвигаясь на присевшего от страха вора.

- По... Помогите! - пискнул тот и бросился было наутек, но от оплеухи окованной синеватым металлом рукавицы свалился наземь.

Подоспели еще двое или трое представителей клана Снежных Барсов и сходу принялись мутузить воющего и катающегося по земле Крайслера. Хотя они могли прикончить жулика в два счета, однако явно стремились растянуть жестокий урок, нанося неопасные, но болезненные удары ногами.

- Убивают! Паладины! - верещал воришка, и все тот же Prankes не заставил себя долго ждать.

- И правда, убивают, - согласился страж закона, окинув взглядом эту сцену, явно виденную уже тысячи раз. - А разрешение на экзекуцию есть?

- Разумеется, командир, - изогнулся в почтительном поклоне Стрелок. - Мы - солидный клан, а не беспредельщики какие-нибудь. Вот, извольте.

Изящным жестом он извлек из украшенной золотыми вензелями кожаной дорожной сумы, притачанной к седлу грифона, скрепленный большой печатью свиток и протянул документ стражу порядка. Тот взял бумагу, сломал печать, развернул и по диагонали пробежал глазами.

- Все законно... Что ж, продолжайте, - резюмировал Prankes, пряча свиток себе за пазуху. Однако перед его обычным исчезновением в бесстрастном служителе закона на долю секунды проснулся простой человек, и он добавил сочувствующим тоном. - Добейте вы его уже побыстрей... А то орет на всю локацию, как поросенок недорезанный.

Послушно кивнув, Стрелок сделал знак своим сокланам, и незадачливый вор, издав полный муки стон, наконец затих. Удовлетворенные линчеватели, попинав еще немного бездыханное тело, стали расходиться, живо обсуждая между собой инцидент.

- Запомни, малыш, - сказал Стрелок, наклонившись над Крайслером, - за твой косяк ты теперь в черном списке нашего клана. Пока не выкупишься, любой из Барсов будет тебя катать, где бы ни встретил. Ты у нас из бинтов не вылезешь... Удачи в игре!

Он наступил на колено лежавшего металлическим стальным сапогом и нажал всем весом; в наступившей тишине явственно раздался жутковатый хруст ломающейся кости. Повернувшись, палач вспрыгнул в седло, и сказочное ездовое животное, взмахнув мощными крыльями, в мгновение ока унесло его прочь. Помедлив, Бронтозавр подошел к стоявшему каменным изваянием Мегатронику и заглянул ему в лицо. Теперь глаза у воина были закрыты - видимо, отмщенный игрок вышел из игры, оставив своего персонажа отбывать наказание.

"Суровые здесь нравы, - думал юноша, шагая к дороге, - весьма своеобразные. Да, надо будет обязательно вступить в какой-нибудь клан; но это потом, когда еще немного освоюсь в игре".

---

Громогласные объявления о поиске группы наконец увенчались успехом: к Бронтозавру подошел Руслик12 в одежде здоровяка и без предисловий сказал:

- Мне тоже надо пять голов. Давай бить вместе?

- Вдвоем? - засомневался Бронтозавр, памятуя наказы опытных игроков. - Не одолеем...

- Справимся, - заверил его боец, - не впервой. Ты только делай в точности все, что я говорю. Так как - по рукам?

Окинув пытливым взором персонажа Руслана (именно так звали игрока из Беларуси в реальности), Бронтозавр крепким рукопожатием скрепил временный союз. Было в этом воине что-то располагающее к себе - то ли внимательный взгляд чуть прищуренных, слегка раскосых глаз, то ли спокойная, уверенная речь. "Попытка - не пытка, - думал юноша, шагая за компаньоном вглубь холмов. - Где наша не пропадала...".

Вот новый напарник замедлил шаги, зорко оглядываясь по сторонам. Оценивающе посмотрев на три группы собак вокруг, Руслик12 выбрал одну и, обойдя свору из пяти зверей, считая и вожака, напал на отделившегося от остальных пса.

- Стой там! - предостерегающе крикнул он, заметив инстинктивный порыв Бронтозавра броситься на помощь.

Пришлось остаться на месте и наблюдать, как товарищ дубасит рычащее животное. А тот не спешил разделаться со своей жертвой, часто уходя в защиту и нарочно затягивая бой. Вскоре стало понятно, зачем это делалось: сначала один, а потом и другой пес атаковали Руслана, и вот ему уже приходилось сносить нападки сразу с трех сторон. Бронтозавр нетерпеливо переминался с ноги на ногу, ожидая команды - три собаки для воина второго уровня, затягивающего бой в защитной стойке, представляли некоторую угрозу.

- Куда направляется вожак? Ко мне или в сторону? - выдохнул Руслик12, перекрыв шум схватки. Пот стекал по его лицу, застилая глаза, и было видно, что он слабеет.

- В сторону! - закричал Бронтозавр.

- А четвертый пес? Где он?

- Идет за вожаком!

- Тогда быстро ко мне с хилкой и мощью! - прохрипел Руслик12, падая на колени под натиском свирепых псов.

Через полсекунды до Бронтозавра дошло, что от него требовалось. Трясущимися руками вытряхнув содержимое котомки на землю, он выхватил из кучи свитки лечения и эликсиры мощи, сунул их в карманы и ринулся в бой.

- Хил на меня! Добивай их быстро, с мощью!

Направив на компаньона поток живительной энергии, Бронтозавр использовал эликсир мощи и с одного удара свалил одну из зубастой троицы. Оставшиеся на ногах шавки визгливо затявкали, призывая подмогу, но поздно. Воспрявший от целительного свитка Руслан, которому одежда здоровяка обеспечивала повышенное количество жизненных сил, перешел от блоков к активному наступлению и, не обращая внимания на существенный для других комплектов доспехов урон, с немыслимой скоростью охаживал своего противника палкой. Бронтозавр снова задействовал мощь, и сокрушительный удар уполовинил практически полное здоровье собаки. Теперь добить их не составляло труда; едва последний из псов рухнул на землю, как воины резво отскочили в сторону, переводя дух.

- Теперь быстро хилимся, ставим банки и одновременно нападаем - я на вожака, ты на пса. Пошли! - почти без паузы выпалил Руслик12, отработанными движениями засовывая в карманы эликсиры жизни.

- Погоди! - в отчаянии выкрикнул Бронтозавр. - Как восстановить здоровье? Свитки действуют только в бою!

Напарник затормозил в последний момент и, повернувшись, раздраженно сказал, как само собой разумеющееся:

- Съешь любую еду! Если нету - возьми с аука. Скорее, пока вожак не ушел к другой стае!

Наспех переворошив кучу своих вещей, Бронтозавр с облегчением обнаружил среди них подсохшую булочку и сунул в рот. Это подействовало; с обновленными силами вскинув дубинку, он радостно завопил:

- Готов!

- Давай!!! - одновременно с ним воскликнул Руслан и прыгнул на вожака.

Бронтозавр, не мешкая, связал боем единственного оставшегося в живых пса, не давая тому помочь своему лидеру. Шансов выжить у собаки не было никаких, но Руслик12 поторапливал компаньона, приговаривая:

- Чего ты возишься... Кончай его скорей и влетай ко мне! Если затянем, к нему собаки из других стай полезут.

Юноша так и сделал; вскоре они уже вдвоем добивали отчаянно сопротивлявшегося вожака. Последний, решающий удар выпало нанести Бронтозавру; когда враг свалился, он схватил за жесткое ухо его голову и победно поднял над головой.

- Поздравляю; один готов, - сказал Руслик12 обыденно, словно и не было только что жаркой, непредсказуемой схватки. - Гляди, как мы вовремя успели.

К месту битвы, на котором еще пыль не успела осесть, подходили две собаки, привлеченные шумом. Несомненно, продлись потасовка хоть на минуту дольше, бойцам пришлось бы сражаться еще и с ними. Теперь же, увидев, что помогать некому, псы нерешительно потоптались поодаль и отправились восвояси.

- Готов на следующего? - осведомился Руслан.

- Минутку... Еду куплю, - смущенно признался Бронтозавр.

Выбор всевозможных продуктов на аукционе оказался велик - с разной ценой, определяемой качеством и эффективностью питания. Быстро сориентировавшись, что ему нужна недорогая еда наподобие булочек или хлеба, за один прием восстанавливающая его здоровье почти полностью, Бронтозавр выкупил десяток, и спустя считанные секунды они оказались в котомке. Руслик12 к тому времени уже присмотрел новый объект для нападения.

- Методика та же, - шепнул он, подкрадываясь к очередной своре. - По моей команде...

Этот бой пошел по другому сценарию. Очень скоро против Руслана оказались все пять псов, а вожак внимательно наблюдал за схваткой со стороны, словно решая - вмешаться или нет.

- Вожак один? - прохрипел Руслик12, изнемогая под натиском превосходящих его возможности сил.

- Да...

- Нападай и убивай его. Я потяну псов.

- Но как же...

- Не медли! Делай, что говорю!

Стиснув зубы, Бронтозавр атаковал вожака. Совершенно не ожидавший такого оборота дела зверь взвыл, призывая своих подданных, но вошедшие в раж псы и не думали бросать истекающую кровью жертву. У Руслана не было ни единого шанса вытянуть этот бой, и он помышлял только о защите, надолго останавливаясь, чтобы отдышаться после каждой попытки отбить очередной выпад, уносивший частичку тающей жизни.

Со всей возможной скоростью нанося точные удары, юноша краем глаза следил за напарником, думая успеть... Вот Руслик12 под ликующий рык своры упал на одно колено, но не выпустил оружия из рук. Одна из собак мертвой хваткой вцепилась в его палку и, бешено замотав головой, вырвала импровизированную дубину из ослабевших пальцев. Прикрыв голову левой рукой, боец попытался правой вслепую достать до врага - тщетно. Сразу два пса повисли на его плечах, сковав движения, а остальные принялись добивать беззащитного человека.

У Бронтозавра сердце обливалось кровью от душераздирающего зрелища, и он спешил из всех сил, все еще надеясь спасти товарища. Увы; едва вожак испустил дух, и победитель бросился к напарнику, наспех проглотив кусок хлеба, как увидел равнодушно расходящихся в разные стороны собак. Все было кончено: на земле среди истоптанной, залитой кровью травы без движения лежало истерзанное тело.

Досада, растерянность, чувство вины, желание отомстить - буря эмоций разом охватила Бронтозавра, когда он опустился на колени перед трупом. Что же теперь делать? И тут его осенило: среди товаров на аукционе, помнится, мелькнул какой-то животворный прах... Мгновение - и небольшая коробочка оказалась в руках юноши.

Внутри оказался серый, похожий на золу порошок с резким, терпким запахом. Поскольку инструкции по применению не прилагалось, Бронтозавр не придумал ничего лучше, кроме как всыпать его в ноздри покойнику.

- А... Апчхи!!! - сразу сел недавний труп, яростно потирая нос, и выругался. - Ты чего всякую фигню в нос пихаешь? Не мог насыпать на шею или на руку? Он же воняет ужасно!

- Извини, - с глупой улыбкой, не в силах сдержать радости, сказал Бронтозавр. - Я не знал, как его правильно использовать... Первый раз.

- Да? - усмехнулся Руслик12. - Прикольно. Ну, с почином тебя! И не последний, поверь мне...

Другие бои за вожделенные головы прошли, как показалось Бронтозавру, куда легче и проще. Руслик12 был прекрасный игрок, умевший выбрать верную стратегию, моментально ориентировавшийся в ситуации и безошибочно руководивший маленькой группой. Беспрекословно выполняя его указания, Бронтозавр не только собрал эти пять голов, но и многому научился. А когда пришло время делить добычу, оказалось, что оба не только выполнили квест, но и разбогатели примерно на двадцать алмазов, даже принимая во внимание расходы на еду, элики и порошки оживления. И это исключительно деньгами, без учета прибыли от полученных вещей.

- Жаль, ничего ценного не попалось, - посетовал Руслик12, деля дроп на две равные кучки. - Элики, тряпицы, зубы, когти - ерунда одна. Слушай, а ты вправду первый раз играешь?

- Да, - признался Бронтозавр. - Дня три назад начал.

- Гм... Для нуба ты неплохо справляешься. Интересно, наверное, по первости-то? А я вот уже года три в игре... Четыре или пять персов сменил.

- А можно иметь больше одного персонажа?

- Одновременно - нет. Но можно, если надоело играть одним, забанить его и начать другого.

Что такое банить (от англ. ban), нетрудно было понять: говоря по-русски, блокировать.

- Но зачем бросать персонажа? - удивился Бронтозавр. - В его прокачку ведь вложены силы, время... Играй себе, да играй.

- Разные могут быть причины, - уклончиво ответил Руслик12. - Неправильно стал развиваться, конфликт с другими игроками, проблемы с законом... В общем, потом сам узнаешь.

- А твой ник? Руслик - это понятно, а что значит 12, если не секрет?

- Возраст, - пожал плечами воин. - Правда, мне уже 13 исполнилось. Я графу о возрасте в информации о персонаже не заполняю; многие начинают предвзято относиться - дескать, тупая школота... У тебя, кстати, инфо вообще не заполнено - как тебя звать-то?

- Алексей, - представился Бронтозавр и стеснительно добавил: - Мне за тридцать...

- Ну, нормально, - оптимистично заметил Руслик12. - Здесь очень много взрослых людей играет - 30, 35... И старше тоже есть. Так что ты здесь быстро найдешь себе компанию по душе.

- Надеюсь, - кивнул Бронтозавр. - К тебе можно обращаться - совета спросить, или мало ли там чего?..

- You`re welcome, - широко улыбнулся Руслан и закинул свой вещевой мешок с добычей за спину. - Пиши, я часто в игре. Все, бывай, почапал я головы сдавать.

- Пока, - с чувством попрощался Бронтозавр, проводив взглядом юного воина. - А я еще псов по дороге побью.

---

Вика проснулась и захныкала, чего-то требуя. Алексей бросил игру и быстро подошел к дочке, думая убаюкать ее, пока не проснулась мама, сладко прикорнувшая с книжкой. Однако его старания оказались тщетными: дочка отвернулась от соски с водичкой, выплюнула пустышку, оттолкнула предложенные игрушки и продолжала кукситься.

Наконец, папе удалось понять, в чем дело. Ларчик открывался просто - требовалась замена подгузника. Бережно, на весу удерживая малышку одной рукой под струей воды, Алексей хорошенько, со специальным мылом вымыл запачканную попку и немедленно обернул кроху большим пушистым полотенцем. Эта гигиеническая процедура не представляла особой сложности, но в ней имелись свои подводные камни. Один из них - непредсказуемость водяного потока, температура которого могла самопроизвольно измениться в зависимости от того, не открыл ли кто из соседей в данный момент кран. Впрочем, молодые родители давно приноровились к этой сантехнической особенности дома, ежесекундно контролируя и оперативно орудуя вентилями, и Вика за всю свою коротенькую жизнь ни разу не попадала под горячий или, напротив, чересчур холодный душ.

После омовения девочка моментально повеселела - вероятно, жидковатый стул раздражал нежную кожицу. Теперь она согласилась приложиться к поилке; заботливый папа не поленился устроить воздушные ванны, положив голопопку на постеленное на пол одеяло. Вика со свойственным ей интересом и упорством принялась добывать столь труднодоступные пока для нее разноцветные игрушки, положенные на расстоянии вытянутой руки, и довольный Алексей с облегчением вздохнул - значит, Марине удастся поспать еще десяток-другой минут, пока дочка не поймет, что проголодалась после сна.

Дома, благодаря недавно включенному отоплению, было довольно тепло - около 26 градусов. Алексей сел обратно за компьютер, краем глаза приглядывая за Викой. Оказалось, что за время его вынужденного отсутствия на Бронтозавра напал пес, и, конечно, без труда одолел никем не управляемого персонажа. "Невелика беда, - подумал Алексей, - оно даже к лучшему - из Плерки до сотского Лердиса идти ближе, чем из Восточного Пригорода".

Только Бронтозавр вышел из казарм, как чуть ли не налетел на знакомого уже Крайслера. Юноша чуть не ахнул - воришка в одной рубашке еле ковылял на костылях, а правая нога наказанного на месте преступления мошенника была до бедра закована в гипс. Штаны маленькому бандиту пришлось снять - они вряд ли налезли бы на массивный, грубый лубок.

Проводив его взглядом, Бронтозавр подошел к лениво прогуливающемуся по крохотной площади представителю ордена паладинов, которых несложно оказалось признать среди разномастной публики по характерным темно-пурпурным доспехам, и по возможности учтиво обратился:

- Извините, пожалуйста, уважаемый РжавыйБайк, нельзя ли задать вопрос?

Паладин высокомерно оглядел юношу с ног до головы, пожевал губами и, словно нехотя, ответил после паузы:

- Ты вообще-то его уже задал.

Воин смутился, не зная, как это расценивать - как шутку, признак благодушного настроения паладина, предполагающую дальнейшее общение, или как завуалированный намек на неуместность разговора. Видимо, сам РжавыйБайк подразумевал первое, поскольку добавил:

- Чего притих? Спрашивай скорее, не отвлекай от дел.

Непонятно, чем таким важным был занят блюститель порядка, со скучающим видом стоя посреди малолюдной улицы, но Бронтозавр не стал вдаваться в этот вопрос - его занимали другие вещи.

- Я стал свидетелем того, как группа людей из некоего клана избила персонажа за то, что он отнял добычу у одного из них... Учинитель этой расправы показал вызванному паладину разрешение на экзекуцию, и тот не стал вмешиваться. Теперь этот персонаж травмирован...

- Ну и что? - нетерпеливо перебил РжавыйБайк. - Любой может купить разрешение и напасть на кого угодно, кроме паладина. Избить, убить, поставить травму на несколько дней, лишив персонажа возможности нормально играть - если силенок хватит, конечно. Все это в рамках правил.

Мысли у Бронтозавра спутались - хотелось спросить сразу о многих вещах, но приходилось формулировать предельно кратко и ясно, чтобы не раздражать служивого лишней болтовней.

- Нет, я хотел узнать, почему подобные дела не разбираются руководством или рядовыми членами ордена? Зачем самим игрокам позволено устраивать самосуд? Ведь при такой системе могут случаться, так сказать, перегибы на местах, могут пострадать невиновные.

- Паладины занимаются слежением за соблюдением правил игры, установленных администрацией, и поддержанием общественного порядка, - лениво отчеканил РжавыйБайк зазубренную формулировку. - У нас нет ни возможности, ни желания влезать в каждый конфликт, и игрокам предоставлена возможность решать споры своими силами и средствами. Правилам игры не противоречит перебив дропа, поскольку добыча достается тому, кто ее заслужил - не важно, каким путем. Однако многие игроки считают это крысятничеством, этически неприемлемым способом игры, и борются с подобными персонажами по-своему. Крысы - наиболее яркий пример нестандартного подхода к игре; кроме этого варианта, существует еще очень много порицаемых способов зарабатывать и обогащаться, например, спекуляция, купля-продажа вещей и ресурсов. В ней сложно провести границу между вполне легитимной игрой на колебании курсов цен на некоторые товары и обманом игроков, связанном с незнанием ими реальной стоимости вещей. Поэтому барыг тоже многие не жалуют. Словом, игра предоставляет очень широкие возможности, а уж использовать их или нет - каждый решает для себя сам, на свой страх и риск. В этом отношении у нас свобода выбора.

- Спасибо за подробные разъяснения, РжавыйБайк, - вежливо поблагодарил паладина Бронтозавр, не смея больше отнимать драгоценное время.

- Приятной игры! - ответил общепринятой здесь формулой вежливости тот и отвернулся.

Сотский Лердис был безумно счастлив принесенным головам и, удостоверившись, что юноша ни словом не обмолвился о задании Нистру, предложил Бронтозавру на выбор повысить репутацию городской стражи или вольных охотников. Пожав плечами (зачем нужны эти репутации, ему пока не до конца понятно), добытчик предпочел второй вариант - просто потому, что немного репутации городской стражи у него уже было. Поблагодарив сотского, Бронтозавр вышел за пределы Ближних Выселок и тут стал свидетелем волшебного события - звездопада.

Разноцветные огоньки, переливающиеся всеми цветами радуги, с тихим шелестом падали в высокую траву. Все прохожие, как по команде, кинулись их собирать; самые ловкие пытались даже ловить их на лету. Там и сям за право обладания маленьким чудом разгорались нешуточные ссоры между несколькими претендентами, одновременно бросившимися к одной и той же звездочке; впрочем, такие перепалки быстро затухали, поскольку каждый спешил к новому мерцающему огоньку.

Повинуясь стадному чувству, юноша тоже поспешил к упавшему недалеко метеориту. С другой стороны к нему, пыхтя и отдуваясь, засеменил полноватый боец в лазурных доспехах, но Бронтозавр оказался быстрее. Беззлобно ругнувшись, толстячок побежал к другому огоньку; почти сразу же совсем рядом с удачливым воином упала еще одна звездочка. Скоро в котомке Бронтозавра лежало пять или шесть светящихся камней, но вдруг звездопад прекратился.

Оглядевшись по сторонам, среди оживленно судачивших и хваставшихся добычей очевидцев чудесного явления юноша заметил знакомого рудокопа Афиногена и подошел к нему.

- О, и ты здесь?!! - улыбнулся тот, пряча радужный улов в свой необъятный мешок. - Много звездочек поймал?

- Штук пять. А для чего они нужны? Я просто случайно мимо проходил, а тут такое дело...

- Случайно? - хохотнул Афиноген. - Повезло тебе, значит, ведь это событие раз в неделю только бывает. Я тут его целый час ждал... Звездочки можно менять на многие репутации, делать из них дорогие подарки или задействовать в паре квестов. Только надо следить за ними - как и многие предметы в игре, они имеют срок жизни, и, если их вовремя не используешь, пропадут.

- Срок? Гм, действительно... А продлить его никак нельзя?

- Можно обновить в банке за небольшую плату, или найти и добавить еще одну звездочку, или попросить некоторых неписей, например, ювелира Каргана. Ты не замечал, что ли? Тут, кроме одежды, инструментов и оружия, почти все имеет счетчик времени; оставишь персонажа надолго без присмотра - куча полезных товаров пропадет.

- А это событие... звездопад. Ты говоришь, оно раз в неделю? Оно единственное, или еще какие-то события бывают?

- О-о... Разных эвентов масса, то в одном уголке мира что-то происходит, то в другом. Некоторые случайно начинаются, но большая часть - по особому графику, так что можно прийти заранее. На одних надо собирать внезапно появляющиеся звездочки, или необычные цветочки, или плывущие по реке ветки, на других необходимо убивать особых монстров, на третьих...

- Но для чего это все?

- Чудак! Чтобы все тебе рассказать, мне придется полдня потратить. Скажем коротко - все это пригодится. Давай-ка я тебе дам ссылочки на фан-сайты игры, там ты найдешь ответы на многие вопросы. Неделями можно читать и постигать всякие тонкости и нюансы... А мне, прости, бежать пора.

- Тогда пока... Спешишь сдать кому-то добычу? Кому понесешь?

- Нет, - хитро прищурился Афиноген. - Я в реале убегаю. Мы с женой сегодня в ресторан идем, она уже оделась и меня торопит.

- Погоди... - начал было Бронтозавр, но собеседника уже и след простыл.

Почесав затылок, он спросил у стоявшего рядом SandMan:

- Скажи, пожалуйста, а кому можно сдать звездочки?

- Мне, - не моргнув и глазом, ответил одетый в вещи силача прохожий. - Куплю у тебя по десять алмазов за штуку.

- Дам пятнадцать, - тут же подскочил тот толстячок, у которого Бронтозавр не так давно увел огонек из-под носа.

- Он мне первому предложил! - возмутился SandMan, хватая юношу за локоть и оттаскивая в сторону. - Не слушай никого - так и быть, заплачу двадцать за каждую звездочку.

- Тут звездочки продают? Почем? - осведомился еще кто-то, услышав разговор; стал собираться народ.

- Торговля только в специально отведенных местах! - громовым голосом объявил невесть откуда возникший паладин. - Разойдитесь, а то всем сейчас по заклятию на час выдам!

К такому обороту дела Бронтозавр не был готов, и поспешил освободить руку из лап назойливого покупателя.

- Да ничего я не продаю! - возмутился он. - Самому нужны. Я хотел только узнать, кому из неписей можно отдать звездочки для квестов.

SandMan, молча махнув рукой, ушел, не оглядываясь.

- А-а, - тут же потеряв интерес, протянул толстяк, - зачем же они тебе, если ты сам толком не знаешь, для чего они? Продал бы лучше людям, кому действительно надо...

И, тоже не ответив на вопрос, пошел по своим делам. "Видимо, от местного простого люда ничего путного не добиться; придется поискать информацию на сайтах", - понял Бронтозавр.

Марина, которая давно проснулась, покормила и одела Вику, уже закончила приготовление еды и позвала Алексея к столу. Потянувшись, Бронников не без сожаления оставил игру. Однако если рассудить здраво, почти весь день прошел, а по дому сделано так мало полезного. Самое время заняться чем-нибудь или просто погулять с дочкой, пока не начало темнеть. Решительно выключив компьютер, Алексей обхватил жену, приподнял и чмокнул в щечку.

- Ты чего? - засмеялась она.

- Я тебе говорил, что я тебя люблю?

- Говорил...

- Так то давно, а сегодня - еще нет. Поздравляю тебя с чудесным воскресным вечером, любимая! Как ты смотришь на небольшую прогулку в парк всей семьей?

- Крайне положительно смотрю, - кивнула Марина. - А потом поглядим какой-нибудь хороший фильм.

- Конечно - любой, какой захочешь, - пообещал Алексей. - Хватит уже копить эти стопки DVD; скачаем из сети или попробуем просмотр он-лайн. Для чего же еще нужен Интернет, как не доставлять нам маленькие удовольствия?..

Часть 3.

Вторая половина декабря в России - удивительное время. Кажется, что до Нового Года еще нескоро, и можно и нужно успеть закончить массу дел, откладывавшихся долгое время. Это и творческие задумки, вынашиваемые порой годами, и начатые, но не доведенные до конца проекты, до воплощения которых совсем чуть-чуть не хватило пороху, и даже звонки потерявшимся из вида старым друзьям и знакомым. Но как-то внезапно обнаруживается, что на календаре тридцатое число, и бурлящий жизненный поток вдруг сам собой иссякает и замирает, будто скованный рождественскими морозами. Нет, люди продолжают заниматься обычными делами, но всего лишь по инерции. Они приходят на работу не для того, чтобы работать; в душе царит пустота и ощущение безвременья, потому что подспудно все понимают, что старое уже кончилось, а новое - не началось. И это переломный, знаковый момент для каждого человека, потому что если не закончил, не сдал проект, хотя доделать его было вопросом двух-трех часов, - значит, доделаешь только к концу января. Не взялся за написание своей первой книги или сочинение собственной песни - может быть, к лету наконец-то созреешь, если обстоятельства сложатся удачно. А если на этой напряженной неделе не успел позвонить однокласснику - значит, не наберешь его номер весь следующий год. Европейцам в этом смысле проще: католическое рождество, на неделю опережающее Новый Год, для них является тем ориентиром, к которому они стремятся разделаться с текучкой. Поэтому сам новогодний праздник для них действительно знаменует открытие нового фронта для борьбы, и они вступают в него во всеоружии, полные сил и намерений. Россияне же встречают Новый Год выжатыми, морально опустошенными, напускной бравадой и безумным весельем маскируя растерянность оттого, что старые вехи пройдены, а новые не обозначены. И как бы ни удлиняли новогодние каникулы, людям это нисколько не помогает собраться с духом и включиться в рабочий ритм; первая декада января в России - потерянные дни, истраченные, по большому счету, в никуда.

Однако нет правил без исключений, конечно же; немало находится тех, кто использует долгий праздник с немалой отдачей. Особенно это качается людей творческих, для которых ни деление недели на будни и выходные, ни время дня или ночи почти не имеют значения. Ученые, работающие в различных НИИ, тоже относятся к этой категории людей. Институт Геологии и Географии в начале января вовсе не пустовал, как этого следовало бы ожидать; каждый Божий день несколько сотрудников, начиная от лаборантов и заканчивая докторами наук, по независимым и несвязанным между собой причинам приходили на работу, оживляя полутемные гулкие коридоры пустого здания.

Вот и Алексей во вторник, 4 января 2011 года, пришел к полудню на работу. Вахтер, за долгие годы привыкшая к неугомонным работникам, без возмущений выдала ему ключ от лабораторной комнаты в подвале - не понадобилось даже обосновывать производственную причину визита. Расписываясь в журнале, Бронников обратил внимание, что сегодня выданы ключи от восьми или девяти комнат, в том числе и от шестой: значит, кто-то из Володь тоже пришел потрудиться.

На самом деле, причина посещения Института у Бронникова была весьма прозаичная. Леонид Рогожин пригласил Алексея на халтурку, связанную с ремонтом одного детского садика. Почему руководство решило обратиться именно в фирму Лени - одному Богу известно; может быть, кто-то из имеющих в коллективе вес сотрудников положительно отозвался о качестве работ, а может, в связи с широким спектром несложных операций приглашать специализированные бригады получалось накладно. Требовался и перенос электрики, и отделка откосов после установки пластиковых окон, и полный ремонт, от пола до потолка, в подготовительной группе, и покраска лестниц. Фронт работ предстоял большой, а сроки поджимали, - до 10 января все должно было быть закончено, поэтому Леонид не только бросил большую часть своих сотрудников на это задание, но и привлек нескольких волонтеров. В частности, Алексею он поручил разобраться с мебелью - подкрутить и подтянуть расшатавшиеся крепления, и при необходимости починить многочисленные стульчики, столики, шкафчики. Поэтому Бронников, прошерстив содержимое шкафа с инструментами, сформировал себе увесистый набор из самых разнообразных винтов, болтов, гаек и саморезов, а также отверток и гаечных ключей. Он планировал управиться с этим делом за день, максимум за два, и потому запасался на всякий непредвиденный случай - глупо было бы терять полдня на лишнюю поездку на другой конец города из-за недостающих гвоздей или болтиков нужной длины.

Через час Алексей снова подошел к вахте, чтобы сдать ключ от лабораторной, и тут нос к носу столкнулся с Крохиным. Поскольку из-за предновогодней суеты он так и не сделал для начальника итоговую сводку по принятым в прошедшем году коллекциям для ежегодного отчета группы перед администрацией, неожиданной встрече Бронников был совсем не рад.

- О! Добрый день, Алексей! - нахмурившись, сказал Крохин.

- Здравствуйте, Геннадий Николаевич, - пряча взгляд, выдохнул Бронников и виновато добавил, опережая надвигающийся разнос. - А я вот решил, не дожидаясь конца праздников, поработать - сделать запрос в базы и подготовить для вас статистику по нашим фондам. Может быть, еще не поздно будет отчитаться сразу после каникул?..

Начальник сразу оттаял; свой предпраздничный нагоняй от администрации он уже получил и пережил. Если вставить данные в практически готовый текст и добавить выводы, то отчет группы будет готов. Поэтому, просветлев, Крохин кашлянул и миролюбивым тоном ответил:

- Да, теперь от нас ждут годовую сводку в первый рабочий день года. Я затем и приехал сегодня в Институт, чтобы доделать этот отчет. Так что очень удачно получилось, что вы тоже решили заняться им в праздники.

- За сегодня постараюсь успеть, - пообещал Бронников. - Если закончу поздно, то вышлю результаты вам на почту.

Крохин кивнул и пошел к лестнице; Алексей, втихомолку вздохнув, попросил у вахтера ключ от своей двадцать третьей комнаты и поплелся следом.

Процедура запросов в базы данных сложностей не представляла, однако требовала концентрации и кропотливой сосредоточенности, чего сейчас у Алексея недоставало. Все его мысли витали вокруг предстоящего в онлайн-игре специального новогоднего события, или, как говорили в игре, эвента (event). Всем персонажам предлагалось несколько раз в день выполнять несложный квест: собрать рассыпавшиеся по дорогам елочные игрушки и нарядить ими одну из елок, установленных в разных уголках материка хумиранов. За это игрок получал волшебные снежки, которыми можно было запустить в развеселого снеговика на центральной площади главного города (и получить какой-нибудь полезный или не очень приз - в зависимости от удачи), а можно приберечь в качестве ценного боеприпаса: в битве такой снежок наносил немалый урон противнику. Именно для этого Бронников и собирал снежки; репутация городской стражи позволяла ему приобретать только слабых для его уровня призрачных помощников, и снежки оказались для его персонажа ценным подспорьем.

"А что, - подумал Алексей, включая компьютер, - ведь на самом деле статистику можно сделать часа за два. Откуда играть, из дома или с работы, разницы особой нет... Так даже лучше получится - пусть Маришка в своих одноклассниках вволю посидит. Сейчас я сначала получу снежки, а потом засяду за базы. Пока работаю, квест снова станет доступен; сделаю еще партию снежков и пойду домой".

Так он и поступил; едва появившись в игре, Бронтозавр занялся поиском и сбором разноцветных шариков и увесистых шишек, выпавших из саней Деда Мороза, когда тот спешил на праздник. Пушистые, мягкие снежинки безмолвно кружили причудливыми хороводами, приятно щекоча руки и лицо. Земля кое-где была укрыта лоскутами снежного одеяла, но на проталинах все так же росли травы, а деревья и не думали сбрасывать листву. В целом, богатство красок, так радовавшее глаз по сравнению с припорошенной серой пылью реальностью, с приходом игровой зимы ничуть не убавилось; напротив, пейзаж вокруг заиграл новыми оттенками, заблестел переливами тысяч огней, преломлявшихся в призмах застывших капель росы.

Желающих обзавестись чудесными боеприпасами было много, а игрушек мало, и порой приходилось доказывать другим претендентам право на обладание заветной игрушкой. Словесные перепалки то и дело переходили рамки дозволенного, и вездесущие паладины раздавали заклятия направо и налево, чтобы не допустить массовых волнений. Случалось даже, что оскорбленный игрок, не удовлетворенный наказанием, обращался к помощи старших товарищей по клану или могущественных друзей (если таковые имелись), и тогда на глазах у окружающих вершился скорый полевой суд, неизменно заканчивавшийся избиением обидчика. А если тот, в свою очередь, считал, что наказан незаслуженно или чересчур сильно, разгоралась личная вендетта, разраставшаяся иногда в продолжительные и кровопролитные межклановые войны.

К счастью, Алексей всегда вел себя достаточно корректно, тактично и вежливо, и ни разу не дал никому повода для серьезной агрессии в свой адрес. Конечно, переругиваться доводилось и ему, но он всегда знал чувство меры и, кроме того, очень быстро уловил, с кем связываться не стоит. Заносчивых и злопамятных представителей крупных и сильных топ-кланов, столь напоминающих мальчиков-мажоров в реальной жизни, лучше было обходить стороной - поддерживая свой имидж, они не жалели денег, чтобы раз и навсегда испортить игру случайно перешедшему им дорогу простому игроку. А вот бедно одетых персонажей, управляемых обычно школьниками, новичками или случайными людьми, еще не разобравшимися в игре как следует, порой следовало поучить жизни. Такие игроки, как правило, отличались импульсивностью и неразборчивостью в выражениях, и их ничего не стоило вывести из себя, спровоцировав на оскорбления. Далее отсылалась жалоба паладину, тот наказывал сквернослова заклятием окаменения, и потом с остолбеневшим обидчиком можно было безответно делать все, что угодно: обзывать, бить, травить призрачными помощниками. Впрочем, Алексей не являлся сторонником избыточного насилия по отношению к своим же хумиранам в этом придуманном мире, и потому ограничивался одними жалобами. Откровенно говоря, физическая расправа над насолившим тебе персонажем оказалась делом очень и очень затратным, и перспектива истратить с таким трудом зарабатываемые в игре диаманты на месть Бронникова совершенно не привлекала.

Сочтя, что собрал уже достаточно игрушек для получения вознаграждения, Бронтозавр направился к ближайшей праздничной елке, установленной перед ратушей в станице Гриттис, но тут его окликнули:

- А ну, стоять-бояться!

Рефлекторно набычившись и приготовившись резко поговорить с хамом, коих немало встречалось среди игроков, юноша развернулся, угрожающе поигрывая острой шпагой, но тут же расслабился и засмеялся, увидев перед собой Геллергейна:

- А, это ты... Здорово, Ильич!

- Привет, Лелик! Куда идешь?

- В Гриттис, елочку наряжать. А ты что игрушки не собираешь? Снежки не нужны, что ли?

- Как не нужны - очень полезная штука... Но я чуть позже ими займусь, после патруля.

- Позволь, угадаю... Тебе трасконов заказали побить?

- Спасибо, кэп! Каких же еще мобов шестого уровня можно бить в этой локе? Слушай, ты ведь тоже пятый уровень; раз уж мимо идешь, не поможешь нам завалить еще двух? Мы с _Shalls_ и моим аграндиром с одним справляемся легко, а вот если второй влезает - труба... Призрачные помощники все кончились уже, а за новыми бежать долго.

Трасконы, похожие на огромных бородавочников свирепые свиноподобные звери с мощными кривыми клыками, имели обыкновение сломя голову мчаться на помощь своим оглушительно визжавшим сородичам, поэтому для охоты на них требовалась многочисленная группа.

- Помогу, конечно. А что вы только вдвоем? Никого не нашли в патруль, что ли? - спросил Бронтозавр, с удовольствием рассматривая ладную фигурку светловолосой девушки, облаченную в почти полный лазурный комплект силача - не доставало лишь головного убора, доступного с шестого уровня.

- Представляешь, два часа искали, никого не нашли. Праздники, народу мало, а те, кто есть, игрушки собирают. И потом, ездовое немного помогает, - кивнул Геллергейн на скромного вислоухого ослика за своей спиной.

- Пожалел бы ты животинку! - рассмеялся Бронтозавр. - Что может аграндир сделать с трасконом? Ну, лягнет его пару раз, наставит синяков на жирной туше, да и протянет копытца.

- Хорош тебе на моего ушастика наезжать, - насупился Геллергейн. - Сейчас он уже слабоват стал, конечно, но с доркфами в свое время очень мне помогал. Вот перейду на шестой левел - возьму кранга, а сейчас уж что есть. У тебя-то ведь даже аграндира нет!

- Ладно, ладно, не обижайся. Лучше бери меня в группу и поскорей начинай.

Все еще ворча, Геллергейн некоторое время понаблюдал за пасущимися невдалеке трасконами и, облюбовав одного из них, умело отрезал секача от основного стада. Тот многообещающе хрюкнул и припал к земле, готовясь стремительным броском огромной туши снести все живое на пути; маленькие злобные глазки на заплывшей жиром морде налились кровью в предвкушении расправы над нахалом. И вот уже комья смерзшейся земли фонтаном взвились из-под копыт ринувшегося в атаку борова, но внезапно сверкающий боевой топор хрупкой с виду воительницы с силой обрушился на загривок траскона, чуть не сбив того на землю.

С другого бока опешившего вепря атаковал аграндир; проку от него действительно было немного - шесть копытец самоотверженного ездового почти бесполезно молотили по толстой, как броня, шкуре зверя. Придя в себя, траскон быстро сориентировался в силах нападавших; повернувшись к наиболее слабому аграндиру, мощным ударом клыков-сабель свалил его наземь и, не давая подняться, принялся топтать несчастное животное. Но свое дело ослик сделал - пока его полные боли и муки, слезящиеся глаза не остекленели, три воина нещадно и безответно мутузили свирепого врага. Мерно вздымалась палица Геллергейна, со свистом рассекало воздух полукруглое лезвие бердыша _Shalls_ и смертоносным жалом сверкала шпага Бронтозавра, и когда тяжело сопевший вепрь наконец-то повернулся к своим мучителям, в нем уже едва теплилась жизнь.

Однако тут в бой вклинился второй траскон, кардинально поменяв расклад сил.

- Не вытянем, - обреченно выдохнула _Shalls_ и, глотнув эликсир жизни, приняла первый удар на себя - только благодаря выпитому снадобью ужасающей силы атака не стала для нее последней.

- Schwein! Призраки есть? - в отчаянии выкрикнул Геллергейн.

- Спокойно... Есть парочка, - сквозь зубы процедил Бронтозавр, кастуя на друга лечебный свиток и одновременно выпуская призрачного помощника. Одетый в вещи ловкача, он меньше всех пострадал от первого траскона, эффективно уворачиваясь от смертоносных клыков.

Поскольку Алексей, к своему запоздалому сожалению, не занимался плотной прокачкой репутации городских стражников, его призраки-помощники были не очень сильными, примерно с такими же, как и у павшего аграндира, ударами; зато их невозможно было быстро свалить, чем и воспользовались бойцы. Оставив Геллергейна добить и взять трофей с первого траскона, Бронтозавр кинулся на помощь девушке, пока второй кабан тщетно старался навалиться всем весом на бесплотного духа. Немного потрепав секача и дав воинам спасительные мгновения для восстановления и перегруппировки, призрак вскоре растаял, оставив после себя бесформенное облачко сизоватого тумана.

- Еще одного пускать? - осведомился Бронтозавр у товарища, который уже покончил со своим противником и теперь переключился на вмешавшегося траскона.

- Пока нет... Побереги. Должны вроде одолеть, - помедлив, ответил Геллергейн и уточнил у напарницы. - Как думаешь?

Та молча кивнула, не отвлекаясь от битвы. Жизненная энергия у всех троих была на исходе, эликсиры и банки кончились, но и вепрь уже пошатывался от бесчисленных ран. Вот он кинулся на Бронтозавра - промахнулся, и тут же получил болезненный укол шпагой в лопатку. Передние ноги кабана подломились, и он уронил массивную голову на истоптанную низкую траву.

- Добивай, - Геллергейн махнул рукой _Shalls_ и отпрыгнул в сторону; Бронтозавр последовал его примеру.

Не медля, девушка вскинула топор и одним ударом снесла склоненную голову траскона. Алая дымящаяся струя ударила из толстой шеи, оросив заснеженную куртину впереди.

- Вот так, - подытожил Геллергейн, утирая рукавом заливавший лицо пот. - Спасибо за помощь, Лелик!

- Спасибки, - подошла к ним _Shalls_, на ходу очищая свой жуткого вида бердыш пучком травы. - Ты хороший боец!

- Всегда пожалуйста, - галантно поклонился Бронтозавр. - А ты не только прекрасный воин, но и прекрасный воин!

Девушка улыбнулась, благосклонно приняв простенькую шутку, и хотела что-то сказать, но тут некстати вмешался Геллергейн.

- Слушай, Лелик - сдашь игрушки, заходи чаек попить. Поболтаем хоть по человечески, а то надоедает по клавиатуре стучать. Тебе, кстати, пятнадцать алмазов за потраченного призрака вернуть?

- Не надо... Чаем расплатишься, - усмехнулся Бронтозавр и повернулся к собеседнице, но та уже передумала продолжать диалог.

- Что ж, я пойду сдавать головы, - сказала она и помахала рукой. - Пока, парни! Еще увидимся!

- Погоди, я тоже с тобой, - выпалил Геллергейн и поспешил за девушкой, мимоходом хлопнув друга по плечу. - Не задерживайся - я уже чайник поставил.

Бронтозавр скользнул взглядом по небесно-голубым брюкам, туго обтянувшим соблазнительные бедра, и глянул в информации сведения о персонаже. Студентка из Москвы, двадцатилетняя Татьяна, любительница поэзии и забавных афоризмов - с ней приятно бы поговорить. Ну ничего - мир тесен; еще обязательно встретится рано или поздно.

---

- Привет еще раз, Вовка, - Бронников вошел в шестую комнату без стука, не ожидая здесь застать никого, кроме Володи Година.

- Угумс, - буркнул тот, прихлебывая чай из кружки в левой руке - правая была занята мышкой. Напряженно вглядываясь в экран, Ильич выжидал момент, когда поблизости покажется очередная игрушка, чтобы кинуться к ней первым. В подобных эвентах и в добыче ресурсов, в отличие от боев, зачастую все решала быстрота реакции игрока, если, конечно, на качество связи жаловаться не приходилось. В дни, когда такие параметры Интернет-соединения, как скорость и отклик, по каким-то причинам ухудшались, эти игровые мероприятия можно было не посещать ввиду полной безрезультатности.

Вот вблизи из-под нарисованного снега блеснул красный елочный шарик, и Ильич отработанным точным жестом отправил Геллергейна к нему. Теперь у него появилось несколько секунд передышки - Володя развернулся в кресле к другу и сказал:

- Чего стоишь, как неродной? Бери кружку в шкафу, наливай чай. Вот, крекеры есть.

- Спасибо, - отозвался Алексей, выбирая из заросших серо-коричневым налетом чашек наименее страшную. - А сахар у вас водится?

- Там же, в банке из-под кофе. Ты по сколько игрушек сдаешь за раз?

- Обычно по шесть - тогда дают три снежка, и квест снова активируется через три с половиной часа. Но если уходишь из игры, неси одиннадцать: тогда дадут пять снежков и отправят на восемь часов отдыхать.

- А почему такие странные числа - шесть, одиннадцать?

- Вообще-то принимают по пять и по десять, - засмеялся Алексей, - но одну лучше иметь про запас. Эти игрушки имею свойство неожиданно ломаться в рюкзаке из-за своей хрупкости, и тогда за неполную партию один снежок из награды вычитают.

- Ох уж мне эти админы, - закатил глаза Ильич. - Вечно они придумают какие-то навороты. То у них нарисованный серп затупился, то виртуальное топорище сломалось и требует замены, а тут еще и несуществующие игрушки ломаются!

- Ага, - поддержал Бронников. - А вот еще: "Вас укусила пчела в руку, и ближайшие полчаса вы не сможете заниматься добычей ресурсов", или "Из-за неудобной обуви вы натерли мозоль, и ваша скорость перемещения снизилась на два часа". А чего стоят совершенно непредсказуемые промахи, уклонения и оглушения в бою? Никогда не знаешь заранее, получится нанести нормальный удар или противник увернется в самый неподходящий момент!

- Да, за этот юмор и рэндом я и люблю bfl, - признался Годин; термин random чаще употреблялся игроками, нежели чем более широкое русское понятие "случайность". - Благодаря нему порой удается выкарабкаться из безнадежных, казалось бы, передряг. Масса адреналина и куча эмоций! Причем за этими случайными событиями на самом деле стоит четкая закономерность, строгая система. У меня такое ощущение, что в саму игровую механику заложена некоторая вероятность реализации подобных оказий, и она может меняться в зависимости от давности последнего аналогичного события.

- Что ты имеешь в виду? Что каждому персонажу "на роду написано" раз в неделю быть укушенным пчелой, или промахиваться, скажем, на каждый пятый удар?

- Не видя программного кода, сложно судить о том, как именно админы запрограммировали частоту проявления этих факторов; скорее всего, некоторые из них независимы с точки зрения классической теории вероятности. То есть теоретически пчела может укусить тебя раза три за день, а может и месяц обходить стороной. Другие явления в игре явно соподчинены: несмотря на то, что в бою любой конкретно взятый удар может быть отбит, в целом количество блоков никогда не превысит определенного уровня, обусловленного характеристиками персонажа и стилем его доспехов.

- Не думаю, что игроки сидят за монитором и просчитывают вероятности. По-моему, так большинство просто лупят без разбору, стремясь провести спецудар или эффективную серию, да и все, - заметил Алексей.

- Это в боях с мобами не принципиально, как бить. А вот в межрасовых битвах понимание сути боя становится очень даже важным. Этим и отличается нормальный игрок от нуба. Только нам, увы, до такого мастерства еще расти и расти.

- Да уж... После той стычки у развалин я, наконец-то, понял, в чем соль этой игры, и почему она называется "Борьба за жизнь". Профессии, мобобойство - это всего лишь мишура, побочные занятия, которыми можно развлечься в перерывах между основным - войной с себе подобными...

Воспоминания о самой первой встрече с живыми противниками, а не с управляемыми компьютером мобами, всколыхнули Алексея. На одном из фан-сайтов по игре он вычитал, что в Диких Землях на нейтральной территории в развалинах старой башни расположен тайник, в котором раз в три дня можно найти какую-нибудь полезную вещь, а при должном везении - и очень ценную. Единственная сложность заключалась в том, что, помимо хумиранов, к этому же схрону ходили и игроки других рас, легвоны и тренстиры, и при случае извечные враги не упускали возможности намять друг другу бока. Мало кому удавалось дойти до вожделенной сокровищницы целым и невредимым; дело порой кончалось тяжелыми травмами, могущими без дорогостоящего лечения на день-другой вывести персонажа из строя. Однако, поскольку денег в игре вечно не хватало, Бронников подробно изучил предстоящий маршрут и решился испытать удачу, понадеявшись не столько на силу, сколько на скорость и скрытность. К тому времени он пока еще ни разу не сталкивался с врагами своей расы, хотя был осведомлен о кровопролитных схватках из случайно услышанных обрывков разговоров на улицах.

Выйдя из Плерки на восток, он поднялся в предгорья и у подножия скал, где тропинка начинала виться среди огромных гранитных валунов, сошел с еле заметной дорожки и короткими перебежками стал двигаться от глыбы к глыбе. Выглянув в очередной раз из-за камня, кладоискатель понял, что принятые меры предосторожности были не напрасными. В двух десятках метрах от него, совсем рядом с тропкой, двое хумиранов сражались с тремя тренстирами - коренастыми и мускулистыми краснокожими.

Осторожно обойдя место потасовки, чтобы не быть замеченным, вскоре он увидел и легвонов - большеглазых и светловолосых людей с зеленовато-желтой кожей, очень высоких и оттого казавшихся худыми. Большой группой, не меньше десятка, они прижали к скалам и добивали трех или четырех тренстиров и одного хумирана. Сложно сказать, кто кого атаковал первым - здесь все были против всех, и каждый сам за себя. Следуя не столько прочитанным инструкциям, сколько здравому смыслу, он не стал обнаруживать свое присутствие и тихонько покинул побоище.

Алексей тогда дошел бы до тайника, но враги тоже были далеко не глупы. До старой башни уже оставалось рукой подать, когда, обогнув очередной останец, хумиран нос к носу столкнулся с бедно одетым легвоном старше себя на уровень. Тот явно устроил тут засаду, поджидая именно таких, не слишком-то сильных, любителей поживиться.

По свирепому выражению бледного лица противника Алексей понял, что драки не избежать. Удрать от долговязого легвона тоже вряд ли удалось бы; все еще надеясь решить дело миром, Бронтозавр миролюбиво показал пустые руки и успокаивающе сказал: "Я не хочу с тобой воевать! Дай мне пройти".

Вряд ли Страйк (именно так звали того легвона) понял хоть слово - представители каждой расы говорили на собственном языке. Однако он опустил дубину и ответил что-то наподобие: "Грымкунтты уку олло вдырцк длойфе". Речь хумирана для него звучала таким же бессвязным набором звуков, но Алексей подумал, что его мирный настрой понятен и без слов.

Бочком-бочком, стремясь не делать резких движений, под пристальным взглядом легвона он протиснулся между ним и валуном. Сочтя, что на этом их встреча и закончится, хумиран повернулся спиной к врагу и хотел было продолжать путь, но удар дубиной по плечу недвусмысленно дал понять, что все только началось.

В реальной жизни Алексею нечасто приходилось драться, поскольку, когда без рукоприкладства было никак не обойтись, в нем моментально взвивалась безжалостная, необузданная ярость. Круша барьеры и рамки приличия, она отметала человечность и здравый смысл куда-то на задворки сознания; так испуганный ребенок прячется под кровать, когда в дом врывается дикий зверь, ломая все на своем пути. В таком состоянии страстно желалось одним ударом кулака разбить, словно перезрелый арбуз, голову обидчику на тысячу кровавых ошметков, или впиться окостеневшими пальцами ему в шею и рвать в клочья мягкую теплую плоть, как старую тряпку. Потом, когда наваждение спадало, Алексей сам ужасался своему безумному порыву, и потому пуще прежнего стремился держать себя в руках, лишь бы не выпускать этого жившего где-то глубоко внутри демона разрушения.

И в этот раз, когда подлый легвон, выждав удобный момент, вероломно напал со спины, свет на мгновение померк в глазах Бронникова, и тут же взорвался ослепительной вспышкой тысяч сверхновых. Сердце затрепыхалось в бешеном ритме: сказать, что оно чуть не выскочило из груди - значило бы не сказать ничего. Подмышки взмокли так, что по бокам щекотно потекли жаркие и липкие ручейки, а мышка выскальзывала из потной ватной ладони; внезапно сгустившийся воздух приходилось с усилием глотать, чтобы не потерять сознание.

Алексей судорожно замолотил по врагу палкой, совершенно позабыв о правильном порядке ударов и от волнения чаще промахиваясь, чем попадая. Ненависть душила его; с каким наслаждением он сейчас собственноручно переломил бы хребет тому Паше из Самары, который сейчас управлял Страйком! Невпопад, слишком рано выпил банку жизни, пропустил удар, не встал в блок, когда противник явно заканчивал серию - словом, ослепляющий гнев был плохим подспорьем. Все на свете он сейчас отдал бы за возможность втоптать мерзавца в землю; продал бы душу только за шанс полоснуть ножом по горлу этому проклятому студенту. И, когда чаша весов неуклонно стала клониться не в его пользу, Алексей вдруг вспомнил о могущественном амулете, полученному по одному из квестов.

Трясущимися руками, то и дело ошибаясь в буквах, он напечатал заклинание и тем самым активировал заветный амулет, позволявший раз в жизни призвать на помощь могущественного дракона. Пусть сам Бронтозавр и падет в этом бою, но и враг тоже не уйдет живым. Алексей успел: пронзительный крик из-за низких облаков огласил окрестности, заставив всех присутствующих в локации втянуть головы в плечи в страхе перед встречей с опаснейшим существом в игре.

Впрочем, даже эта мера не принесла поверженному бойцу удовлетворения, потому что с одного из склонов на дракона тут же спикировали на грифонах двое тренстиров двадцатого с гаком уровней. Несколько секунд спустя в бой вмешался разодетый легвон, следом - хумиранская воительница Астрид двадцать третьего левела. И вот четыре высокоуровневых игрока, забыв о расовых распрях, временно объединились для борьбы с уникальным по силе противником.

"Зачем вы атакуете моего дракона, сволочи? - с негодованием закричал им тогда Бронтозавр, без сил падая под натиском легвона. - Я его вызвал, чтобы он прибил Страйка!".

"Успокойся, малыш, - ответила ему Астрид - единственная из четверки, кто понимал хумиранскую речь. - Тебе еще многому предстоит научиться в игре. Ваши мелкие разборки - ничто по сравнению с возможностью добыть драконову кровь. Лучше подкачайся немного, купи нормальный шмот и убивай своего Страйка собственноручно хоть десять раз на дню, чем тратить на такую ерунду раритетные вещи".

Позже Алексей узнал, что упустил отличный шанс заработать несколько десятков диамантов - именно столько готовы были заплатить многие хаи (калька с английского high, обозначающая в игре персонажа старших уровней) за то, чтобы на них натравили дракона. Научился он и спокойней, расчетливей относиться к дракам с живыми противниками: теперь нападения не ввергали его в состояние бесконтрольной агрессии, но мобилизовали и приятно щекотали нервы. Адреналин от таких виртуальных стычек вырабатывался самый что ни на есть настоящий, а в случае победы над врагом к нему добавлялось и злорадное чувство превосходства над более слабым или глупым врагом. Правда, случалось такое нечасто; для победы над равным по уровню оппонентом нужны были хорошие доспехи; не желая вкладывать в игру реальные деньги, Алексей решил зарабатывать диаманты прямо в игре - охотой и работой.

К началу декабря он не только догнал в развитии Володь (теперь все три их персонажа были пятого уровня), но и обзавелся минимальным набором лазурных вещей из комплекта ловкача. Так называемый минисет, то есть неполный комплект из голубых брюк, куртки и ботинок, обошелся ему в 14 диамантов и давал, помимо "штатного" прибавления к ловкости, небольшой бонус в характеристиках. На остальное, к сожалению, предстояло копить дольше: лазурный ремень стоил 12 диамантов, а перчатки - 18. Поэтому Алексей на первое время ограничился простым белым кушаком за три с половиной и митенками за 5 диамантов. О синих доспехах он и не мечтал; за одни только стальные рукавицы, например, запрашивали 65 диамантов - дороже, чем все пять голубых вещей на его уровень.

Словом, к новому 2011 году Бронников открыл для себя и начал активно осваивать основной аспект игры. Сражаться с настоящими, такими разными и непредсказуемыми противниками было безумно увлекательно и крайне полезно: за победу над врагом, помимо опыта, давали некоторое количество "удали молодецкой", которая являлась чуть ли не основным показателем успешности игрока. Настоящий удалец, у которого определяемое количеством накопленной удали воинское звание соответствовало уровню, получал массу привилегий и игровых возможностей, призванных облегчить жизнь "защитнику чести расы" - улучшение ездового животного и доспехов особыми рунами, скидки на многие расходники в магазинах, льготное лечение травм и многое другое.

Одно только омрачало ситуацию - финансы. Для ведения межрасовой войны, не приносящей никакого дохода, требовались средства, и немалые. Хорошее снаряжение, лучшие эликсиры, пропуска на турниры и поля битв - все это стоило денег. Плохо подготовившийся к встрече с противником воин был обречен на провал, своим поражением прокачивая врага. Поэтому таких игроков, по неопытности пытающихся "срубить удали на халяву", в игре недолюбливали почти так же, как и крыс. Алексей это скоро понял, и подошел к делу со всей ответственностью, многие часы тратя на зарабатывание диамантов для редких набегов на легвонов и тренстиров.

---

- Алексей не у вас? - вежливо постучавшись, в шестую комнату заглянул Крохин.

- Я здесь, Геннадий Николаевич, - отозвался Бронников. Увлеченные разговорами об игре друзья и не заметили, как минуло уже часа два. - Зашел передохнуть и чайку попить...

- Ясно. Я хотел сказать, что ухожу - меня срочно вызывают домой. Пришлите мне статистику электронкой, как будет готова, хорошо?

- Непременно, - пообещал Алексей.

Когда дверь за начальником закрылась, он вздохнул.

- Труба зовет? - ухмыльнулся Годин, так и не оторвавшийся от экрана.

- Да... Пойду покончу наконец с этим делом, а то через полтора часа уже снова игрушки надо собирать. Еще надо сегодня два эвента посетить - звездочки в шесть вечера и месть капитана в полвосьмого. А, и еще патруль станет доступен около полуночи, тоже хотелось бы сегодня успеть. Завтра некогда будет, на халтурку собрался, а затягивать нельзя.

- Весь ты в трудах, в заботах... Давай тогда, дерзай. Жаль, конечно, что ты завтра занят - Петрович хотел прийти, сбегали бы вместе к Затерянному Обелиску.

- Да, жалко... Ну ничего, не в последний раз; спроси у него, когда он еще собирается прийти. Пока, - и Бронников пошел к себе.

Затерянный Обелиск - одно из изолированных полей межрасовых битв в игре, куда одновременно допускались по три игрока с каждой из воюющих сторон. Там можно было не опасаться упреков удальцов родной расы, вечно недовольных плохой амуницией или недостаточной сообразительностью случайных соратников. О результатах схватки никто, кроме непосредственных участников, знать не мог, и поэтому поход к Обелиску давно стал излюбленным местом побоищ начинающих игроков всех трех рас. Там можно было победить даже в простой серо-белой одежде, если хоть немного думать и знать кое-какие тактические тонкости, и уж тем более, если врагами оказывались такие же неважно одетые новички.

Подгоняемый желанием побыстрее справиться с базами данных и вновь приняться за игру, Бронников разделался с работой в рекордные сроки - за полтора часа. Подводные камни в виде, например, незаполненных полей для некоторых проб, или явные расхождения в географической привязке образца, когда указанная точка не соответствовала административной единице, он попросту проигнорировал, сочтя, что несколькими десятками больше или меньше - не очень существенно для многотысячной выборки. Конечно, по-хорошему следовало бы разбираться с каждым спорным случаем: поднимать полевую документацию, проверять правильность занесения информации с этикетки, изучать исторические изменения в проведении границ регионов... Такая ревизия время от времени полезна любому музею, поскольку человеческий фактор всегда предполагает определенное количество ошибок. С другой стороны, пока их уровень не превышает пятипроцентного порога, вносимый шум значимо не влияет на результаты. Что-то подобное Алексей слышал из уст маститых ученых Института; возможно, в качестве шутки, однако в нынешней ситуации без раздумий решил руководствоваться таким удобным для него постулатом.

Наскоро отправив Крохину письмо с таблицами, Алексей наконец вернулся в игру. Время подходило к шести, и он помчался к Восточному Пригороду, собирая по пути очередную партию елочных украшений. К началу события Бронтозавр немного опоздал, и потому успел собрать всего три метеорита. "Что ж; обновил имеющиеся - уже польза", - рассудил он, подобрал еще пару стеклянных шариков и вошел в город, поскольку ближайшая елка стояла на центральной площади.

Заместитель мэра Прудль, рассыпаясь в адресованных добровольным помощникам дифирамбах, вручил ему пять снежков и напомнил, что следующую партию игрушек можно будет принести только под утро. Вряд ли Алексей перед поездкой на работу выкроит время на сбор новой партии, хотя... Не загадывая далеко вперед, Бронтозавр поблагодарил непися и, пройдя через весь город, вышел через западные ворота - одна из дорог, уклонявшаяся к северу, вела отсюда к океану. До следующего эвента, происходящего в Зеленой Лагуне, оставался почти час, и за это время можно было успеть не только дойти до берега, но и прибить по дороге десяток мобов, чем Бронников и занялся. В какой-то момент к нему обратился MishaKiev, незнакомый хорошо одетый воин девятого уровня:

- Приветствую! Можно вопрос?

- Можно, - заинтригованно ответил Бронтозавр, гадая, что могло понадобиться знатному удальцу, о заслугах которого в межрасовых стычках красноречиво говорили лычки и шевроны.

- Я создаю новый клан, ориентированный на прокачку удали. Буду обучать молодежь всяким фишкам, организовывать походы клановой тимой на поля битв, помогу с добычей доспехов. Пойдешь к нам?

Бронтозавр задумался. Постоянная, слаженная команда для боевых вылазок, часто называемая здесь тима (team), обеспечивала половину успеха, а сплоченный отряд хорошо знакомых соклан - просто отлично. Словом, предложение было очень лестным: уличные глашатаи часто объявляли о наборах в тот или иной клан, однако, как правило, одним из требований для вступления являлось наличие полного комплекта голубых или синих вещей. К одетому в серые холщовые робы простонародью отношение было весьма снисходительное; максимум, на что мог рассчитывать такой игрок - место среди клановых мобобоев, помогающих сокланам-удальцам с выполнением квестов и патрулей. А уж если действительно помогут с доспехами...

- Почему бы и нет? - сдержанно согласился Бронтозавр, хотя ему очень захотелось подпрыгнуть от радости. - Могу вступить.

- Отлично, - просиял MishaKiev. - Тогда подпиши, пожалуйста, стандартную форму. Девять желающих уже есть; за сегодня-завтра я найду еще шестерых, и тогда клан официально зарегистрируют. Тебя и других подписавших бланки примут автоматически, а прочим желающим придется платить налог за вступление. Пока! До скорой встречи в клане!

- Удачных поисков! - попрощался Бронтозавр. - Кстати, а название у клана уже есть?

- Конечно - "Доблестные Викинги".

Определенно, сегодня выдался знаменательный день: мысль о вступлении в какой-нибудь клан вызревала уже давно, но все как-то не складывалось... А тут получилось само собой. Вот что значит оказаться в нужное время в нужном месте.

В приподнятом настроении Алексей дождался события, на котором требовалось в первой фазе отловить и уничтожить скелетов матросов, вылезавших из-под земли по зову своего вернувшегося с того света капитана. Жестокий мореход вместе с командой, в былые годы пробавлявшийся пиратством и наводивший ужас на окрестные деревни, лет двести назад был изловлен и повешен местными жителями, и с тех пор его неугомонный дух с завидной регулярностью являлся, чтобы отомстить палачам. Если поднятому скелету удавалось доковылять до останков корсара, то он вливался в ряды армии мертвецов, однако такое случалось редко - одиночные костяки матросов были слабы, и благодаря сплоченным усилиям воинов, пришедших на защиту мирных граждан, быстро упокоевались вновь с помощью нескольких ударов. За каждого изничтоженного скелета полагалось увеличение на один пункт репутации борца с нечистью, которая помогала эффективней бороться с призрачными помощниками враждебных рас; за расправу с самим капитаном и его свитой, появлявшегося во второй фазе эвента, эта репутация увеличивалась сразу на пятьдесят пунктов. Однако Алексей ограничивался простыми восставшими моряками и не связывался с их главой: во-первых, этот мертвец обладал дьявольской силой, и справиться с ним удавалось разве что специально подготовившейся группе седьмых-восьмых уровней, а во-вторых, право на убийство капитана давно являлось негласной прерогативой игроков из топ-кланов, и обычным персонажам вмешиваться в этот бой значило навлечь на себя обвинение в крысятничестве со всеми вытекающими отсюда печальными последствиями.

Довольный Бронников откинулся на спинку кресла и бросил взгляд за окно - на улице уже стемнело. Только сейчас он ощутил, как проголодался; несколько крекеров с едва сладким чаем, съеденных много часов назад, вряд ли могли считаться полноценным обедом. С гордостью пробежавшись еще разок по перечню достижений своего персонажа, немало добившегося за неполные три месяца, Алексей вышел из игры, запарковал компьютер и стал собираться домой.

Легкий морозец, градусов пятнадцать ниже нуля, при отсутствии ветра приятно бодрил. Свет от редких фонарей, фар проезжающих машин и разноцветных вывесок многократно отражался от выбеленных снегом улиц, разгоняя тьму и создавая загадочный, почти сказочный полумрак с неуловимыми плясками причудливых теней. Мало кто из прохожих торопился по делам: все заботы были отсрочены еще почти на неделю, и взгляд то и дело спотыкался об спокойно разгуливающих горожан - такое непривычное для вечно озабоченного, делового и куда-то спешащего Екатеринбурга зрелище. Даже ребятишки, несмотря на поздний час, все еще с веселым гвалтом носились по дворам, неутомимые в своих бесконечных детских играх.

И дома царила та же атмосфера спокойствия и умиротворения. Марина действительно просиживала в "Одноклассниках", время от времени отвлекаясь на дочку. Для Вики же зимние каникулы ничем не отличались от прочих дней, и малышка равнодушным видом ясно давала понять, что порядком утомилась за этот короткий зимний день и уже не прочь поспать. Впрочем, у юной леди хватило сил дать родителям поужинать вместе - благо, что благоухающая стряпня, как всегда, была выше всяческих похвал.

- Чего задержался? - с легкой грустинкой спросила Марины, наливая мужу тарелку рассольника.

- Крохина встретил, - объяснил Алексей, отрезая от ковриги черного чусовского хлеба горбушку для себя, а для Марины - несколько ломтиков крестьянского. - Пришлось немного поработать...

- Вот еще - работать в праздники, - возмутилась супруга. Она никак не могла привыкнуть к излишне гибкому, с ее точки зрения, рабочему графику Алексея, в котором очевидные плюсы в виде возможности уйти раньше или опоздать сочетались с явными минусами - периодическими авралами, командировками и сверхурочными.

Бронников не стал акцентировать внимание на том, что вынужден был исправлять собственную же недоработку, а, похвалив суп, поинтересовался:

- А у тебя как дела в твоих сетях?

- Очень хорошо. Я сегодня разместила наши фотографии с праздника, а то все спрашивают - как и где, мол, отмечали?

- Что - все полсотни?!!

- Нет, конечно, глупышка... Пять или шесть самых удачных. Еще почитала, кто где провел праздник. Ледовый городок на площади очень хвалят - может, сводишь нас все-таки? Вике наверняка будет интересно. Да и тебе воздухом подышать полезно, а то ты целыми днями из-за компьютера не вылезаешь.

- Сходим обязательно как-нибудь, как выдастся просвет, - заверил Алексей. - Завтра я постараюсь разделаться с садиком, тогда и выберемся.

- Хорошо бы, - обрадовалась Марина. - А может, сегодня вечерком, как Вика уснет, устроим кинозал? Или ты хочешь пораньше лечь перед работой?

- М-м... Нет, давай не сегодня, - пряча взгляд, туманно ответил Бронников. - С одной стороны, и поспать не мешало бы, а с другой - мне надо еще успеть кое-что сделать.

Его не покидала мысль о патруле. Если он начнет его в полночь и максимально быстро сделает, все равно это займет не меньше часа. В час ложиться, в семь вставать... Да и как быть с новой партией елочных игрушек - тоже вопрос.

- Трудяжка, - сочувственно вздохнула жена. - Ты в последнее время совсем не отдыхаешь. Выглядишь совершенно измотанным.

- А что поделаешь? Надо же как-то денежку зарабатывать. Сейчас отопление включили - к плате за квартиру сразу почти тысяча добавилась. Ведь одни ежемесячные платежи - коммуналка, электричество, телефоны, Интернет, домофон - съедают четыре с лишним тысячи, четверть наших общих доходов. Без халтурок никак не протянуть...

- Да... Эх, как бы исхитриться и мне тоже начать работать? Хотя бы на полставки выйти.

- Да ну! Няня нам обойдется дороже, чем ты заработаешь у себя в больнице. Твоя работа сейчас - это Вика. Ответственная, сложная, крайне нужная и полезная работа мамой, никем и ничем не заменимой для маленького, но очень важного человечка.

- Так уж и незаменимой? - кокетливо улыбнулась Марина. - А как же папа?

- Папа тоже хорошо, но мама - лучше, - авторитетно заявил Алексей, обняв жену. - Мы с Викой без нашей мамочки - никуда. И полдня не протянем.

Словно в подтверждение его слов, раздался недовольный возглас дочки, потерявшей всяческое терпение в ожидании мамы. И, наскоро завершив ужин, взрослые распределились по своим привычным местам: Марина - на кроватку, Алексей - за компьютер.

---

Работа в детском саду шла медленней, чем рассчитывал Алексей. Этот известный эффект емко описывался поговоркой: "Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается". Казалось бы, ничего сложного: фронт работ определен, инструменты и материалы в наличии, никаких помех. Но здесь торец дверцы шкафчика так расперло неподходящими шурупами, что приходится ее переворачивать, чтобы закрепить, попутно переставляя ручку и переклеивая картинку. А там спинка у стульчика разболталась не оттого, что ослабли винты, а потому что их гнезда совершенно разбиты - надо сверлить отверстия под новые крепления и заделывать старые дыры. Скамейка шатается оттого, что перекосило ножки: подтягивание не поможет, надо подпиливать. Вот из-за таких незапланированных осложнений, которые невозможно предвидеть заранее, почти любое дело растягивается в два, а то и три раза. Выполнить подобную работу в заранее оговоренный срок дано либо везунчикам, либо опытным умельцам, догадывающимся о возможных подводных камнях и закладывающих в график резерв времени специально для нештатных ситуаций.

Одним словом, все закончить за день Бронников не успел. Поздним вечером, вымотанный скорее морально, чем физически, в неважном расположении духа работник вернулся домой. Дома он расстроился еще больше, получив по электронке письмо от Година. Тот хвастался сегодняшним удачным походом к Затерянному Обелиску в компании с Комаровым и случайно найденным попутчиком, и под конец писал, что завтра они собираются повторить... Спрашивал, не желает ли Алексей поучаствовать в мероприятии - можно даже из дома.

Нахмурившись, Бронников забарабанил пальцами по столу. Завтра он хотел еще раз съездить на халтурку, чтобы все закончить; поэтому-то специально оставил весь инструмент там, в одном из шкафчиков, чтобы не таскать его взад-вперед. Помедлив, Алексей вздохнул и набрал номер Леонида Рогожина.

- Алло... Леня? Да, я. Слушай, у меня тут планы поменялись неожиданно. Завтра надо сходить в Институт... Да, в пятницу только смогу. Что? Нет, не смотрел. А там много? Ну... Ничего, должен успеть. Ладно, пока.

- Значит, не выбраться нам на ледовый городок? - Марина слышала этот разговор.

- Увы... Что-то не получается. В садике много чего не доделал, да еще вон пишут, чтобы на работку срочно пришел. Может, в выходные?

- Народу в выходные будет больше. И потом, нас ведь Тая приглашала в воскресенье.

- Суббота зато свободна. Кто восьмого числа, после бурного празднования рождества, развлекаться пойдет?

- Как раз пойдут. Пост ведь кончится.

- Пост? А, ну да, - Алексей не был силен по части религиозных мероприятий. Впрочем, Марина тоже знала о них лишь номинально. Как и большинство россиян, супруги не были верующими, однако считались с церковными праздниками. Рождество, Масленица, прощеное воскресенье, пасха, родительский день - эти события давно уже стали общенародными, и их не игнорировали даже полные атеисты, коих, впрочем, практически не осталось на постсоветском пространстве. Не потому, что все повально обратились к Богу, нет. Просто само слово это не только вышло из моды, но даже находилось на пути к разряду ругательных. Сейчас назвать себя "атеистом" - примерно то же самое, что сказать "я лох"; атеисты в общественном представлении кучкуются где-то между трезвенниками и геями: такие же малочисленные и реликтовые, как первые, и маргинальные, но требующие толерантности, как вторые. Забавный получался парадокс; рядовой обыватель в Бога не верил, но и атеистом быть не желал, соглашаясь лишь на абстрактное определение "неверующий" - видимо, полагая, что это не одно и то же. В церквях ему бывать доводилось, на панихидах-крещениях регулярно присутствовал, а порой и на молебнах и прочих богослужениях ... Кстати, подавляющее большинство из тех верующих, что ныне относит себя к православию, тоже посещает церковь примерно раз или два в год, а Библию открывает и того реже. Так что особой разницы между этими категориями граждан на самом деле нет.

- Впрочем, кто у нас сейчас пост-то соблюдает, - сама себя опровергла Марина. - Да и выходной после нерабочей недели - как бы и не выходной вовсе. Так что поглядим...

- Правильно, - поддержал жену Алексей. - Доживем - увидим; чего заранее загадывать?.. Укладывайтесь давайте, время позднее.

Бронников и сам не мог бы сказать определенно, что его заботило больше: правильный режим отдыха семьи или желание поскорей уложить домочадцев, чтобы приняться за сбор игрушек. Так или иначе, наскоро перекусив, он с жадностью набросился на елочные шарики, торопясь набрать первые пять штук. Несмотря на усталость, Алексей твердо решил компенсировать пропущенный день и дождаться возможности сдать вторую партию через четыре часа. Спать он, конечно, пойдет не раньше двух ночи, но завтра можно встать и попозже. К тому же в игре есть чем заняться - через час ожидаются два эвента в Проклятых Полях, буквально одно за другим.

- Привет, Леша! Как дела? - услышал он старого знакомого Афиногена. С этим веселым и позитивным игроком у Бронникова, можно сказать, завязалась дружба - они частенько обсуждали бесчисленные игровые нюансы и казусы.

- Неплохо, а у тебя как? О! Да ты в клан вступил?!! - удивился Бронтозавр, просматривая состав клана "Sky Hearts", значок которого теперь красовался у приятеля - алое сердечко на фоне облачного неба.

- Ага, - с гордостью ответил тот, - еще вчера. Наконец-то нашел себе компанию по душе. Тут народ взрослый, семейный, на прокачке удали не заморачиваются, играют в свое удовольствие. Глава - мировой мужик, по любому вопросу проконсультирует; в клан-чате всегда весело, но можно и на серьезные темы поговорить. В общем, именно то, что мне нужно... Хочешь к нам?

- Я бы с удовольствием, но меня уже пригласили в другой, - посетовал Бронтозавр.

- А в какой?

- "Доблестные Викинги". Он еще не существует, но появится очень скоро.

- Дай Бог... Ладно, удачи тебе там! Надоест - переходи к нам, я словечко за тебя замолвлю.

- Спасибо - может, и приду еще.

Конец диалога заглушил свист шпаги - не теряя времени понапрасну, Бронтозавр принялся за мобов. За час можно их наколотить немало, ежели умеючи; это занятие Алексею нравилось больше, чем сбор ресурсов. Была в нем нотка кладоискательства, так будоражащая всех мальчишек - от мала до велика. Каждый раз, обшаривая поверженного монстра в поисках добычи, Бронников втайне мечтал о каком-нибудь редком артефакте, слухи о которых с завидным упорством ходили среди игроков. Рассказывали, как один парнишка третьего уровня нашел на риггенсе Кольцо умиротворения для персов 15-18 левела. На аукционе эту безделушку выкупили за 240 диамантов... А другая простая девчушка выбила с доркфа Тетиву из волоса единорога, необходимую для луков хаев старше 20 уровня. Стоило ей только заикнуться о дропе - тут же с руками оторвали за 400 диамантов; и то, судя по всему, продешевила. Астрономическая сумма! Такие деньги нужно зарабатывать полгода, не разгибаясь; шестому левелу, например, их хватит полностью одеться в синие доспехи и обзавестись крангом - тигроподобным ездовым животным, значительно более мощным, чем ослик-аграндир, доступный для персонажей с четвертого уровня.

Недаром говорят, что мысли имеют свойство материализоваться. Каждый раз, когда Алексею доставалась какая-нибудь новая, незнакомая вещица, он первым делом искал аналогичную на аукционе, чтобы составить хотя бы примерное представление о ее стоимости. В подавляющем большинстве случаев в дропе попадались весьма ординарные предметы, ценой в несколько алмазов. И в очередной раз, после новой победы увидев в чате сообщение о находке Волшебной Лампы, Бронников поспешил заглянуть на торги.

Ничего похожего в продаже не было. Это означало одно из двух: либо артефакт настолько редок и ценен, что на аукционе не залеживается, либо его невозможно продать другому игроку или сдать в скупку неписям, разве что выкинуть. Взбудоражившись, Бронников внимательно изучил находку и был крайне разочарован, когда вторая версия подтвердилась. Увы, бриллиантовых гор эта добыча ему не принесет. "Наверное, нужен для какого-нибудь квеста", - решил Алексей и мельком прочитал описание свойств артефакта. Из высокопарного и помпезного текста следовало, что Лампа отныне будет служить хозяину верой и правдой, снабжая его необходимым в боях снаряжением.

Пожав плечами, Бронтозавр потер Лампу - как с ней обращаться, со времен Аладдина знал любой ребенок. Из носика тусклой, покрытой патиной посудины, смахивающей на помятый заварочный чайничек, показалась слабенькая струйка дыма. Лампа завибрировала, мерно загудела и... перед воином буквально из ничего материализовался эликсир возрастания, одно из самых дорогостоящих одноразовых снадобий в игре.

"Интересно", - подумал боец и связался с Афиногеном.

- Хочешь, прикол расскажу? Мне в дропе попалась Волшебная Лампа; я ее потер, и получил элик возрастания. Ты про такие штуки слышал что-нибудь?

- Да, прикольно, - отозвался приятель. - А потри ее еще раз - что будет?

Бронтозавр старательно принялся тереть волшебный предмет - сначала ладонью, потом рукавом лазурной курточки. Однако Лампа в его руках лишь слабо трепыхнулась и, чихнув, снова застыла.

- Вот тебе и раз, - разочарованно протянул воин, тряся и разглядывая ее со всех сторон. - Она одноразовая, что ли? Теперь можно выбрасывать? Или сломалась?

- Обожди, пока не выкидывай, - порекомендовал ему Афиноген. - Сейчас я в клане спрошу, может, кто-то слышал о таких штуках.

Спустя несколько минут он сообщил:

- Славка, наш глава, поздравляет тебя - ты стал одним из первых обладателей нового предмета в игре. Очень полезная штука: раз в день дает какой-нибудь произвольный эликсир. У нее есть накопительный эффект - в первые сутки дает одну банку, во вторые - две, и так далее, а вот на седьмой день, если повезет, помимо семи эликов может выпасть ценная вещица.

- То есть завтра я, если потру Лампу, получу уже два эликсира возрастания?

- Именно. Главное - не пропускать дни, иначе цикл прервется и перезапустится.

- Весьма неплохо, учитывая, что каждый такой элик стоит девять алмазов, - хмыкнул Бронтозавр. - Спасибо за подсказку!

- Славе спасибо - он у нас ходячая энциклопедия. Говорят, он дружит с администраторами игры в реальной жизни, и о многих новшествах узнает еще до их введения.

- Да? - Бронтозавр внимательно изучил информацию о Markuss, воине 16 уровня, главе "Сердец". - А что он тогда так скромно одет? И званий с достижениями у него не густо...

- Говорю же, далеко не все в игре стремятся прокачать удаль; многим нравится просто путешествовать, выполнять замысловатые квесты, тусоваться с друзьями. Мне лично bfl этим аспектом и нравится - возможностью поговорить с хорошими людьми.

- Понятно... Тогда передавай спасибо от меня твоему главе.

- Пожалуйста, отвечает он, - отозвался Афиноген. - Говорит, заглядывай чаще в раздел игровых новостей; информацию о Волшебной Лампе уже полчаса, как разместили.

Алексей немедленно полез в информационный портал и, действительно, обнаружил совсем свежую статью о новшестве. Все обстояло так, как ему и описывали; первые счастливые владельцы Лампы делились впечатлениями о находке. Кому достался эликсир мощи, кому - банка жизни, и игроки гадали, с какой вероятностью будут выпадать суперпризы через неделю.

Когда закончились события, ради которых Бронников и пришел в Проклятые Поля, с ним связался MishaKiev.

- Здоровеньки булы, Лексей! Наш клан только что зарегистрировали, так что милости просим!

- Отлично! - просиял Бронтозавр и немедленно прицепил новенький, пахнущий краской значок с изображением воинственного вида рыжебородой головы в рогатом шлеме.

- Знакомьтесь пока между собой, - распорядился новоиспеченный глава Викингов, - а я пойду по делам. Надо сегодня еще устав написать, эмблему согласовать и подать данные в реестр.

- Бюрократия, как у нас в Украине, - заметила Veddmochka, симпатичная белокурая девушка из Одессы.

- А то у нас в России бюрократии мало, - отозвался улыбчивый, невысокий ЛюДВиК третьего уровня, но уже в минисете лазурных вещей.

- Но-но! - вклинился MishaKiev. - Только без политики. Кто невнимательно читал правила - напоминаю, что обсуждение политических и национальных вопросов паладинами наказывается суровей, чем мат. Так что аккуратней тут без меня.

- Усе ясно, шеф, - пародируя всем известную "Бриллиантовую руку", просипел ЛюДВиК. - Бум постараться. Тогда, народ, давайте каждый про себя немного расскажет. Я, пожалуй, начну; Денис Викторович, можно просто Денис. Живу в Перми, учусь в выпускном классе, буду поступать на физику или математику. Играю не в первый раз; за год игры понял, как надо правильно качаться, и начал растить нового перса без прежних ошибок. Вот... Кто следующий?..

---

В четверг Алексей собирался поспать подольше - накануне, увлекшись игрой и новыми друзьями, он не без сожаления выключил компьютер уже в третьем часу. Однако в девять он проснулся, словно от толчка. Дома все было тихо и спокойно, но первая мысль, пришедшая ему в голову - предстоящая вылазка с Володями к Затерянному Обелиску, в которой Бронников страстно желал принять участие. Недовольно пробурчав что-то язвительное по поводу "Одноклассников", в которых Марина с самого утра увлеченно что-то делала, он наскоро собрался и пошел в Институт.

Конечно же, там еще никого не было, не считая вахтера. В игре, учитывая ранний час, тоже оказалось немноголюдно. С особым чувством он включил доступный теперь клановый чат и поздоровался - оказалось, что он-лайн присутствовало только двое новых знакомых, которые не преминули радушно встретить соклана. Перекинувшись несколькими ничего не значащими общими фразами, сослуживцы вскоре разбрелись по игровым просторам.

Волшебная Лампа, подзарядившись за ночь, и вправду наколдовала два эликсира возрастания; Алексей не стал их продавать, поскольку во время предстоящего похода они могли пригодиться. Коротая время в ожидании друзей, он сверился с расписанием предстоящих нужных ему событий и обнаружил, что до ближайшего из них оставалось полдня. Что ж, самое время заняться квестами - некоторые Бронников давно собирался сделать, да все руки не доходили.

Хозяйка трактира в Восточном Пригороде, толстушка Кливия, уже недели три, как поручила Бронтозавру отыскать и принести ей серебряное ожерелье, потерянное где-то в Заболоченных Лугах. Алексей, помнится, полдня обшаривал встреченные кочки, временами отбиваясь от недовольных вторжением крупных гадюк, пока не догадался прочитать описание этого квеста на сайте. И недаром; воспользовавшись найденными подсказками, он купил в магазине и преподнес одному из местных неписей, пьянице Кларксу, бутылочку сливовой настойки. В благодарность тот поведал, что украшение нашел и прибрал к рукам пастух. К сожалению, этот доморощенный ковбой расставаться с находкой по-хорошему не желал, оставляя игроку возможность выбора: отобрать ожерелье силой либо честно заслужить, перебив стаю волков, очень уж досаждавшую скотине.

На этом этапе Бронников тогда и остановился. Судя по описанию, если напасть на пастуха, то на помощь ему придут подпаски и несколько собак, и впоследствии он не станет давать регулярные задания на отлов различных сельскохозяйственных вредителей. То есть накопление репутации вольных охотников существенно замедлится, зато дьячок, вечно конфликтующий с пастухом по всяким пустякам, подобреет и предложит вступить в ряды почитателей Воскресителя. А если разделаться с волками, что тоже довольно непросто, то рассердится дриада Морелла, и возможность постигать премудрости Покровительства Ездовых отодвинется минимум на два уровня. После долгих размышлений Алексей склонился к последнему варианту - на данном этапе игры репутация вольных охотников была для него важнее, чем специфические умения Воскресителей, а ездовым животным он и вовсе пока еще не обзавелся.

Битва с полудюжиной волков оказалась тяжелой. Мощные, сильные противники окружили воина плотным кольцом, лишая возможности маневрировать и отвечая на каждый удар выпадами то с одной, то с другой стороны. Неподготовленный персонаж не имел никаких шансов справиться с серыми разбойниками, но Бронтозавр пришел на бой во всеоружии.

Еще перед началом потасовки он выпил зелье ловкости, а когда бой только начался - эликсир возрастания. Здоровье моментально увеличилось чуть ли не вдвое; теперь, благодаря снадобьям практически неуловимый для неповоротливых, раскормленных на беззащитных телятах и ягнятах зверей, он не страшился открытого боя, без использования блокирующих ударов. Это стало бы большой ошибкой - не все знали, что при уходе в защиту сила атаки этих волков не ослабевала, что делало оборону не только бесполезной, но даже вредной. Тем не менее, боец незамедлительно скастовал на себя первый из свитков излечения, которые давали суммарно больший эффект, чем банки жизни, но не обладали быстродействием.

Однако самое главное, без чего бой никак было не выиграть - призрачные помощники. С интервалом в полминуты, максимально затягивая свои удары, Бронтозавр выпустил пятерых призраков, и те одного за другим на какое-то время связали волков, оставив воина наедине с единственным противником. Теперь, когда никто не мог нанести предательский удар со спины, предстояло сменить тактику и быстрыми ударами расправляться с волками поодиночке. Для этого в последнем кармане (ведь теперь у Бронтозавра имелся пояс - хоть и самый простенький, серый кушак, но за счет даже одного дополнительного слота крайне необходимый) были припасены эликсиры мощи. И даже если очередного зверя не удавалось уложить за полминуты, и ему на помощь поспевал разделавшийся со своим призраком товарищ, не беда: очередной бесплотный дух из котомки бойца снова отвлекал его, лишая волков преимуществ численного перевеса.

Спустя десять минут все было кончено. Бронтозавр устало присел на трухлявое дерево и, оглядывая опушку с трупами серых разбойников, тщательно вытер залитую по самую гарду кровью шпагу. Этот бой обошелся ему недешево: одних только призраков истрачено почти на диамант, а вместе с зельем и эликсирами выходило никак не меньше полутора диамантов. Что ж - награда того стоила. За ожерелье местный ювелир предложит аж пять диамантов, но лучше отнести украшение хозяйке. Кливия, правда, даст за находку всего три, но зато начнет время от времени давать уроки Искательства, очень пригождающиеся при добыче ресурсов и на некоторых межрасовых полях битв.

Отдохнув, воин отправился с доброй вестью к пастуху, а затем, с заветной вещицей в котомке, в трактир. По дороге он проверил, не появились ли друзья - нет, ни Фердинтука, ни Геллергейна в игре еще не было. Ничего; в записной книжице оставалось немало незавершенных квестов, и скучать не придется. К тому же один из соклан, Ка4ек четвертого уровня (в миру - столичный десятиклассник Виталик), пришел в игру и, поздоровавшись, спросил, не сможет ли кто подстраховать его в патруле на доркфах. Бронтозавр из четверых присутствующих оказался самым старшим левелом; из соображений внутриклановой взаимовыручки он обещал помочь, пока в игре не появятся его коллеги.

Виталик управился с патрулем всего за час - разумеется, не без помощи Алексея. Раза два или три пришлось даже использовать призрачных помощников, когда в бой неожиданно вмешивался второй доркф, но зоопарков (так в игре называли ситуацию, когда в бой влезало много мобов) не было. Да еще однажды на почти побежденного монстра накинулся какой-то малыш со сломанной рукой - явно начинающий крыс. Дропа ему не досталось, поскольку Ка4ек ловко оглушил и оперативно добил моба. Доблестные Викинги пригрозили незадачливому воришке расправой, и тот, очевидно, наученный горьким опытом, внял предупреждению и поспешил сбежать из локации. Бронников с облегчением вздохнул; тратить деньги на юного халявщика не хотелось, а неписаный кодекс чести требовал от порядочного игрока всячески портить игру подобным крысам. Так что Алексей ограничился лишь тем, что записал ник очередного негодяя в блокнотик, чтобы не иметь с ним в будущем никаких дел.

Время уже подходило к обеду, а персонажи Комарова и Година все еще не появились. Потеряв всяческое терпение, Бронников, не выходя из игры, лично пошел в шестую комнату и был неприятно удивлен, обнаружив там одного из приятелей.

- Привет, Ильич! Странно - чего твой Геллергейн не в игре?

Годин повернул голову и непонимающе посмотрел на Бронникова.

- Hi, Лелик. А что там стряслось?

- Да ничего особенного, в общем-то... Просто вы же хотели сегодня с Комаровым опять к Обелиску пойти, разве нет?

- А-а, вон ты о чем... Да, собирались. Но Петрович сегодня не придет, у него дела какие-то. А я взялся посмотреть, что нового у Elsevier появилось. Академии Наук опять дали доступ к их препринтам на три месяца.

- Понятно, - разочарованно протянул Алексей. Отрадно, конечно, что друг даже в нерабочее время занимается изучением последних публикаций в одном из крупнейших издательств, но ведь опубликованные статьи никуда не денутся, а вот игровая жизнь с ее событиями и происшествиями безвозвратно утекает, как вода сквозь пальцы. - Лучше Springer посмотри, там больше полезного бывает.

- По нему у нас Петрович специализируется. Чтобы не тратить время даром, мы с ним все полезные сайты поделили: я с одних интересные абстракты распечатываю, а он с других - потом обмениваемся.

- Это вы хорошо придумали... Так что, играть сегодня не будешь?

- Не знаю пока, - пожал плечами Годин. - Может, потом, когда работать надоест, загляну ненадолго.

- Заглядывай, - поддержал Бронников. - Я же в клан вступил - представляешь? Только что созданный; может, и тебя возьмут, если захочешь. Знаешь, кстати, что в игре нового появилось? Волшебная Лампа...

И Алексей подробно рассказал приятелю о новшестве.

- Хорошее дело, - одобрил Володя нововведение. - Кто ж у нас не любит халяву? Только, наверное, чтобы выбить с мобов эту Лампу, надо их хренову гору положить.

- Вовсе нет. Судя по отзывам на форуме, админы озадачились осчастливить ею всех и каждого - она достается игрокам буквально через несколько боев. Не исключено, конечно, что напутали с вероятностью ее выпадения; в таком случае скоро пофиксят, успевай.

Нередко случалось, что необкатанное нововведение проявляло неожиданные эффекты или содержало ошибки, работавшие в пользу игроков. Как только администраторы узнавали о баге, они исправляли положение, и тогда в выигрыше оставались те, кто вовремя успел погреть руки на сыром новшестве. Годин это знал и, в принципе, был согласен с Бронниковым, однако заметил:

- Может, и пофиксят... Но, скорее всего, нет; я думаю, так и запланировано. Ведь эта штука, как и многое другое в игре, увеличивает он-лайн, принуждая игрока лишний раз зайти в игру, даже если он не сильно и собирался.

- Мне лично глубоко все равно, по какой причине игрокам облегчили жизнь, - философски изрек Алексей, остановившись на пороге комнаты. - Кстати, а зачем ты статьи изучаешь? Ты ведь тоже вроде бы решил бросить науку и не дописывать диссертацию.

- Диссер я, конечно, задвинул, - вздохнул Ильич, - но совсем забить на науку не получится. Я ведь младший научный сотрудник, с нас по уставу требуют публиковать одну-две статьи в год. Вот был бы инженером - тогда и взятки гладки.

- Так переведись в инженеры, за чем дело стало? Работа будет та же, зарплата практически не изменится, а обязанностей и ответственности на порядок меньше...

Вернувшись к себе в комнату, Бронников обнаружил, что большая часть состава новоиспеченного клана уже в игре. Сокланы активно обсуждали интересную новость от главы: MishaKiev объявил, что может обеспечить некоторых своих подопечных синими доспехами за половину их стоимости.

- Странно, - сказал ЛюДВиК. - А откуда ты их достанешь по такой цене? Украдешь, что ли?

- Ха, шутник! Если б в этой игре можно было воровать у других персов, это был бы номер. Нет, на девятом уровне есть одна фича, позволяющая обзавестись комплектом синих доспехов с существенной скидкой. Для этого надо нужным образом проходить некоторые квесты... Вот, например, кто не брал временные доспехи у оружейника Потапа?

Смущенный гул голосов собравшихся показал, что этот квест все прошли. Еще бы - ведь возможность хотя бы один день пощеголять в самой настоящей синьке как магнитом притягивала игроков, и каждый новичок, наслушавшись советов старших товарищей, едва достигнув третьего уровня, сразу бежал к Потапу за недолговечным обмундированием.

- Вот, - удовлетворенно заключил MishaKiev, - а между прочим, если эти доспехи не брать, и правильно пройти еще два квеста, на шестом и на восьмом левелах, то при репутации городской стражи полторы тысячи Потап предлагает купить синь по дешевке. Самую настоящую, не на один день, а навсегда. Просто мало кто это знает. Я сам уже и без того одет нормально, да и удаль качать больше не собираюсь, вот и предлагаю халявные доспехи тем, кому нужнее.

- А тебе какой резон заниматься благотворительностью? - спросил кто-то.

- Во-первых, вы же мне теперь не чужие люди, - заметил глава. - Клан - это ведь все равно как семья. Помните, я, когда приглашал вас в клан, обещал помочь с доспехами? Вот, выполняю... А во-вторых, это не безвозмездное меценатство. Потап продает мне их за 40%, а я предлагаю вам за 50%, причем сам оплачу налог с продажи. Мне за труды перепадет пара алмазов с нескольких процентов разницы, понятно? Или вы думаете, что это слишком большая наценка?

Присутствующие согласились, что шесть или семь процентов вполне можно заплатить хорошему человеку за доброе дело. А MishaKiev, чтобы развеять последнюю нотку сомнения, указал на одну из самых юных членов клана.

- Вот, поглядите на Розачку - поножи она взяла у Нистра, а кольчугу сегодня продал ей я. Будь-ласка, Олеся, скажи всем, сколько ты заплатила?

- Семь диамантов, - смущаясь под испытующими взглядами коллег, робко ответила молоденькая девчушка из Харькова.

- И это при госцене в четырнадцать; как говорится, побачьте разницу. Теперь ей осталось накопить еще немного, заменить лазурные ботинки сапогами, и будет рвать легвонов и тренстиров своего левела на британский флаг.

Весь клан одобрительно подтвердил, что бойцу в синем минисете на третьем уровне противопоставить нечего; даже самый продвинутый враг еще не имеет ни ездового, ни прокачанных репутаций, и при хорошей затарке самыми лучшими эликсирами, да еще под воздействием правильно выбранного зелья, такой воин - просто машина для убийства.

- А можно мне рукавицы? - решился кто-то.

- А я бы взял шишак!!! - выпалил другой.

- Поскольку я сейчас должен уйти на работу на сутки, - перекрывая шум, прокричал MishaKiev, - шлите заявки мне на почту. Скажем, до завтрашнего вечера. Количество вещей ограничено, поэтому каждый предмет будет продан первому запросившему. Все, до побачэння!

---

Работа в детском саду у Алексея отняла половину пятницы. Откровенно говоря, вышло бы намного дольше, если б он не торопился, а делал, как обычно, добротно и надежно. Но мысли об игре не давали Бронникову сосредоточиться: надо было потереть Волшебную Лампу, чтобы получить три эликсира возрастания, успеть к восьми вечера на эвент в Светлой Роще, связанное с незаконной рубкой тополей браконьерами... Наконец, предложение главы клана все никак не шло из головы; с синей перевязью, дающей, в отличие от серого кушака, три дополнительных кармана вместо одного, Бронтозавру стало бы намного комфортней. Поэтому Алексей наспех, не особо заботясь об аккуратности, кое-как закончил порученную ему работу, тут же получил у Лени две с половиной тысячи рублей оплаты и помчался домой.

Семью он не застал - скорее всего, после дневного сна Марина с Викой вышли погулять. Компьютер оказался включен; учитывая любовь супруги к блужданию по всевозможным блогам, ЖЖ и страничкам подруг это было не удивительно. Не требовалось даже заглядывать в журнал, пестревший ссылками на одни и те же три или четыре сайта. Пока закипал чайник, Алексей зашел в игру и поглядел на цену вожделенной перевязи.

В магазине она стоила сорок диамантов, то есть четыре тысячи в рублях. MishaKiev продаст ее за двадцать, да вот незадача: в карманах Бронтозавра лежало меньше пяти диамантов наличными, да еще около трех удастся выручить, продав кое-какие товары. Недостающие можно было бы занять у друзей, но все это потребует времени, и вряд ли он успеет к вечеру. А ведь может получиться и так, что перевязь уже заказал кто-то другой; при этой мысли Бронникова прошиб холодный пот. Его нынешний кушак обошелся в три с половиной диаманта, голубой ремень с двумя карманами стоил уже двенадцать, и упускать синюю перевязь с тремя ячейками всего за двадцатку, увеличивающую к тому же ловкость на +24 вместо +11, было бы верхом глупости и нерасторопности. Не мешкая, Алексей зашел на почту и набросал для своего главы письмо.

В нем Бронников выразил желание приобрести перевязь и вкратце описал свои финансовые затруднения. Может быть, спрашивал он, Михаил согласится продать ее в рассрочку, или подождет денек, пока будет собрана вся сумма? Если, конечно, этот доспех еще никому не продан...

Ответ пришел неожиданно быстро. MishaKiev, оказывается, как раз прервался на обед и потому смог оперативно отреагировать. Разница во времени между Уралом и Киевом составляет четыре часа, и этот факт оказался Алексею на руку. Михаил писал, что пояс еще никто не заказал, и предлагал свой механизм оплаты. Чтобы избежать возни со спешной продажей вещей, всегда сопряженной с необходимостью занижать цену в ущерб себе, проще было купить эти двадцать диамантов за какие-то две тысячи рублей. А если есть желание, то можно к тому же сэкономить на торговом налоге в игре, перечислив эти деньги напрямую Михаилу. И никому пока не разглашать особенности их сделки, поскольку финансовые манипуляции в обход админов могли вызвать со стороны паладинов обвинение в нарушении игровых законов.

После недолгих размышлений Алексей согласился и попросил выслать ему подробную инструкцию, как это сделать. В конце концов, за полтора дня нетяжелого труда он заработал даже больше, а в игре, чтобы скопить эти двадцать диамантов, пришлось бы месяц добывать ресурсы или бить мобов. Семейный бюджет и не заметит потерю этой суммы - на все платежи и пропитание зарплаты Бронникова и пособия Марины в целом хватало. Поэтому, не откладывая в долгий ящик, Алексей пробежал глазами и с первого раза запомнил несложную схему перечисления наличности, записал на обрывке бумажки нужную комбинацию цифр и, накинув куртку, выскочил из дома. В фойе ближайшего торгового центра, помнится, размещалось несколько банкоматов - очень вероятно, что среди них окажется подходящий.

Так оно и случилось - два терминала из восьми позволяли осуществить перевод наличных денег. Вся процедура заняла от силы три минуты; банкомат деловито заглотил тысячерублевые купюры и выдал взамен квитанцию, по которой Алексей смог проверить правильность набранного номера. Но все же, когда минут через двадцать он вернулся, жена и дочка были уже дома - удивительно, как они не встретились по дороге.

- Папусик пришел! - обрадовалась Марина. Вика, то ли подражая маме, то ли просто реагируя на суматоху, тоже издала очень непростой звук и с серьезным видом сунула в ротик кулачок.

- Ну-с, - с важным видом Алексей прошел в дом, - как вы тут без меня? Как живете, как животик?

- У нас все хорошо, - певуче ответила супруга, порхая по кухне в хлопотах по организации трапезы. - Наспались, наигрались, нагулялись и даже искупались.

- Молодцы! - похвалил Алексей. Первая неделя наступившего года выдалась, как ни странно, напряженная, но сейчас он ощущал бодрость и прилив хорошего настроения - и потому, что халтура завершена, и в предвкушении удачного приобретения в игре.

- Ты все успел на работе? - догадалась Марина по его цветущему виду. - Значит, завтра можем съездить на ледовый городок?

Бронников на мгновение нахмурился - откровенно говоря, ему не терпелось опробовать покупку в деле. Но, в конце концов, малышка ведь не выдержит на улице дольше двух-трех часов. Снова просветлев, папа оптимистично заявил:

- Конечно! Раз договорились и пообещали ребенку, - тут он сделал паузу и осторожно, очень нежно потрепал Вику за пухлую щечку, - значит, надо выполнять.

- А сегодня вечером можно сходить в гости, - предложила Марина. - Или посмотреть какой-нибудь фильм.

- Гм... Честно говоря, я хотел бы сбегать в Институт, - Алексей виновато отвел глаза. - Есть небольшое дело...

Хотя Марина пыталась не выказать разочарования, было ясно, что она расстроилась - притихла и после паузы неуверенно спросила:

- Тебе, правда, нужно?

- Да, - с сожалением ответил Бронников, неумышленно отодвигаясь от жены. - Оно, может, и к лучшему - вы спокойно отдохнете вечером перед поездкой, компьютер будет свободен, и ты сможешь посидеть в "Одноклассниках".

- Мы и так все время отдыхаем, - удрученно сказала супруга. Помолчала еще и добавила: - Ну, раз надо, то сходи.

- Я постараюсь вернуться пораньше, - ободряюще заверил Алексей, быстро накладывая себе порцию макарон с гуляшом. - Может быть, еще успеем вечерком чем-нибудь заняться вместе. Если получится...

В Институте не было никого из знакомых, даже Володь. Сгорая от нетерпения, Бронников взял у вахтерши ключи от своей комнаты и, едва войдя и не успев даже снять верхнюю одежду, нажал кнопку питания компьютера. Хотя Михаил написал, что пойдет за доспехами вечером, когда вернется домой, чтобы получить сразу все заказанные сокланами вещи, Алексей лелеял смутную надежду, что тот придет с работы пораньше. О, с каким удовольствием он опробует обновку! Сможет убить траскона без призрачных помощников, сходит в Дикие Земли к развалинам старой башни - не столько к тайнику, сколько покуражиться над мелкими врагами доблестной расы хумиранов. А может (чем черт не шутит?), встретит там ненавистного Страйка и покажет ему в честном бою один на один, кто есть кто. Солидный запас снежков окажется для подлого студентика роковым сюрпризом. Однако призраков на всякий случай тоже надо будет взять.

Эти радужные мечты были прерваны самым беспардонным образом: кинув взгляд на монитор, Бронников с неприятным холодком обнаружил "синий экран смерти" - специфическую заставку, свидетельствующую о критической ошибке при загрузке системы. Чертыхнувшись, он попробовал рестартовать комп кнопкой Reset - тот же результат. Снова и снова перезапускал Алексей машину, нажимая F8, но бесполезно; не удалось загрузить ни последнюю работоспособную конфигурацию, ни безопасный режим Safe Mode, позволяющий сделать откат и восстановление системы. Одно радовало: проблема скрывалась именно на программном уровне, а не на физическом. Судя по успешной загрузке BiOS и ровной работе компьютера, все "железо", то есть его составные внутренние части, функционировало нормально.

Монотонно постукивая ногтем по столу, Бронников размышлял, что же делать в этой ситуации. Собственно, самый простой выход заключался в переустановке операционной системы - через час компьютер будет, как новенький. Да вот загвоздка: установочный диск лежал у Алексея дома, и идти за ним, потом возвращаться, да еще лишний раз беседовать с Мариной по поводу его ухода... Помедлив, он достал сотовый и нашел в памяти номер Бори Потапова.

- Але! Привет, Борис Ильич! Да, это я... Как дела? А, ты на даче? Хорошо тебе, наверное, там... Да вот, на работку пришел, а тут Винда полетела. Дык ясен пень, что переустановить проще всего, но диска-то тю-тю. Да я помню, что дистрибутив есть на сетке, только как я туда доберусь, если единственный комп в комнате не работает? Надо было, конечно, надо... Да? О, это было бы отлично! Значит, во втором ящике? Зашибись! Ну ладно, давай, пока. Спасибо!

Негромко насвистывая, Алексей спустился вниз. Боря пообещал позвонить вахтерше, чтобы она временно отключила сигнализацию и выдала ключ от комнаты компьютерщиков - там, в столе, среди различных программ и прочего софта, хранился и нужный ему диск.

Тяжелая дверь в ОИТ открылась неторопливо, словно нехотя. Бронников прошел и выдвинул второй ящик стола: как и говорил Борис, в первой стопке лежал старенький CD с небрежной надписью, сделанной синим маркером. Алексей взял его и из чистого любопытства заглянул в третий ящик - там в живописном беспорядке были навалены планки оперативной памяти; на некоторых имелись наклейки малярной ленты или, реже, скотча, содержавшие комментарии, касавшиеся происхождения, состояния и дальнейшей судьбы устройства. В четвертом хранились жесткие винты - и "убитые", и вполне работоспособные, судя по этикеткам; верхний был заперт на ключ.

Бронников усмехнулся минутному искушению воспользоваться случаем и вдвое увеличить ОЗУ на своем компьютере, заменив две планки по 512 мегабайт аналогичными, но по 1 гигабайту. Все равно в этом бардаке подмену никто не заметит... Но особого смысла это не имело, поскольку быстродействие компьютера Алексея упиралось в слабенький процессор. Поэтому Бронников аккуратно задвинул ящики и, ничего более не трогая, вышел из комнаты и тщательно закрыл дверь.

Через час Алексей смог, наконец-то, войти в игру и с легким разочарованием обнаружил, что Михаила все еще нет. Этого, конечно, следовало ожидать - хотя в Екатеринбурге уже стемнело, в Украине сейчас еще середина дня. Вздохнув, Бронников изучил график предстоящих игровых событий и, составив распорядок своих действий на ближайшие часы, занялся рыбалкой, попутно непринужденно болтая с сокланами. Помня предостережения главы клана, он ни словом не обмолвился о своей скорой покупке; другие тоже молчали по этому поводу, но в словах и интонациях многих Викингов угадывался приподнятый настрой.

К сожалению, MishaKiev так и не объявился. Алексей поучаствовал в двух эвентах, наловил на полдиаманта разной рыбы и выставил улов на аукцион партиями по 10, 20 или 50 штук. Так получалось выгоднее: дело в том, что, например, алхимики для производства некоторых эликсиров закупали партии сырья, кратные десяти, а мобобоям, скупавшим рыбу для собственного употребления в процессе охоты, так проще было определить цену за штуку, чем в случае с "некруглым" количеством товара, и выбрать самое выгодное предложение. Кстати, на этом основывался один из распространенных способов наживы в игре; он заключался в существенном завышении цены на товар в расчете на невнимательность покупателя. То есть десяток окуня выставлялся чуть-чуть дешевле, чем стоила сотня, и, как правило, рано или поздно какой-нибудь ротозей выкупал лот. Бронников тоже так делал поначалу, но после недвусмысленного предупреждения от одного хая из топ-клана счел за благо не рисковать персонажем. Обычная спекуляция была более безопасна, хотя и давала существенно меньший доход. Тот же животворный прах, стоивший в магазине три алмаза, с аукциона уходил за 4-5, поскольку не все, экономя место в рюкзаках, носили с собой такие мелочи, а понадобиться он мог в любую минуту. Вообще, знание конъюнктуры и предпринимательская хватка могли обеспечить игровыми деньгами почище труда или охоты. Увы - Алексей торгашеским талантом не обладал, предпочитал честно зарабатывать рыбалкой и охотой, и лишь изредка, под настроение, развлекался копеечными прибылями с перепродажи пользующихся регулярным спросом товаров.

В девять вечера Бронников сокрушенно вздохнул. Очевидно, не удастся ему сегодня пощеголять в перевязи. Очень жаль... Алексей еще раз сверил полученный от Михаила номер с квитанцией; все правильно. Видать, доспех ему пришлют в середине ночи, в крайнем случае - к утру. Все равно теперь придется ждать завтрашнего вечера, учитывая, что первая половина дня отведена для визита к центральной городской елке. Может, отказаться, остаться дома, и?.. Бронников отогнал крамольную мысль, не успев додумать ее до конца. Нет уж, Марина во многом права: он и так стал совсем мало уделять времени семье, и эту милое семейное мероприятие никак нельзя пропустить. С этим решением Алексей попрощался с Викингами, выключил компьютер и направился домой, не замечая царившую кругом чудесную атмосферу зимней городской сказки.

---

Субботнее утро ознаменовалось усилившимся снегопадом. Большие мохнатые снежинки беспорядочно носились в воздухе, словно обрадовавшиеся морозцу белые мотыльки. Народу на улицах и впрямь оказалось мало, и полупустые автобусы и маршрутки нетерпеливо рыскали между остановок в поисках редких пассажиров. До площади 1905 года Бронников мог бы бодрым шагом дойти за полчаса, но не с ребенком на руках. Да и Марина не горела желанием идти по скользким улицам, зачастую плохо очищенным от натоптанной сероватой корки. Поэтому супруги не стали экономить на двоих 36 рублей (именно столько, 18 вместо 14 рублей с человека, стал стоить проезд на всем общественном транспорте три месяца назад), и пошли на остановку. Нащупывая в кармане заготовленные для оплаты проезда деньги, Алексей лишний раз порадовался, что он добирается до Института пешком. Тому же Крохину, например, съездить на работу с Уралмаша сначала на метро, потом на трамвае обходилось в 72 рубля в день. В месяц набегало полторы тысячи на дорогу - почти шестая часть зарплаты Бронникова.

Возведение ледового городка на центральной площади, прямо напротив здания администрации Екатеринбурга, давным-давно стало доброй традицией. Пожалуй, никто из горожан не мог бы сказать худого об этой замечательной идее, горячо поддерживаемой массой поклонников. Даже политизированные, посвященные 275-летию города и саммиту ШОС композиции прошлых лет были выполнены на таком высоком художественном уровне, что их официозная подоплека никого не смущала. Ледяные здания и статуи из года в год дарили всем ощущение настоящего новогоднего праздника, которое не могла омрачить никакая политика.

В наступившем году, в связи с 50-летием первого полета человека в космос, для главного новогоднего украшения города была выбрана космическо-футуристическая тематика. Входная арка в виде короткорукой высокой звезды, нисколько не похожей на символ советских времен, сразу напоминала о скафандрах, спутниках и межгалактических путешествиях. Неземной пейзаж с полупрозрачными ледяными скульптурами, где разнообразные ракеты соседствовали с диковинными летательными аппаратами, с приходом вечера подсвечивался многочисленными разноцветными прожекторами, вмонтированными прямо в лед, а на раскидистых марсианских яблонях, у которых яркой зеленью светился каждый листочек, висели наливные ярко-красные плоды. По свидетельству очевидцев, зрелище получалось действительно фантастическое, однако вряд ли полусонная годовалая малышка смогла бы оценить его по достоинству, чтобы тащить ее по темноте. Для посетителей ее возраста вокруг высоченной елки с тысячами огней курсировал маленький паровозик; для ребят постарше - горки и ледяные чаши, а для начинающих фигуристов и просто любителей коньков - кольцевой каток.

Признаться, оказавшись в этом удивительном мире, Алексей даже на какое-то время позабыл про синюю перевязь. С утра он предпринял пару робких попыток "на минуточку" сесть к компьютеру, но Марина была непреклонна. Умываться, кушать, ехать - таков был четкий план, оглашенный ею спозаранку. Бронников счел за благо беспрекословно подчиниться; в общем-то, быстрее управиться с этим делом было и в его интересах.

Вернулись они скоро, к полудню. После обеда Алексей предоставил искупать Вику перед сном супруге (хотя прежде он охотно устраивал дочурке водные процедуры) - очень уж не терпелось ему засесть за игру. Марина только вздохнула; прежде она наводила порядок на кухне, пока папа с малышкой играли в ванной, и потом спокойно могла отдохнуть, а так придется вставать и прибираться после того, как Вика уснет. Впрочем, все равно по поводу выходных предстоит большая приборка, так что один день можно обойтись и без дневного сна. Едва девушки скрылись в ванной комнате, как Алексей включил компьютер и, с нетерпением переждав обновление клиента, вошел в игру.

- Приветствую Викингов! - возбужденно потирая руки, Бронтозавр огляделся по сторонам. - Глава здесь?

- Нет его, - мрачно ответил Uzumaki, новосибирский студент-медик. Еще двое или трое соклан вяло поздоровались с новоприбывшим; прочие же промолчали, продолжая заниматься своими делами.

- А чего грустим? - игривым тоном риторически спросил Бронтозавр, заглядывая в почту. - Али помер кто?

На этот раз никто ему не ответил, хотя Veddmochka изобразила подобие вежливой улыбки. В почтовом ящике обнаружилось долгожданное послание от Михаила, но без вложений - перевязи не было. Нахмурившись, юноша быстро пробежал глазами короткую записку от главы. В ней MishaKiev, по своему обыкновению перемежая украинские и русские слова, очень извинялся за "затримку" в связи с непредвиденными жизненными обстоятельствами, и клятвенно заверял, что "неодминно" пришлет обещанные доспехи к воскресенью.

"Жизненные запарки у всех бывают", - сокрушенно вздохнул Алексей, пытаясь настроить себя на спокойно-философский лад. Но получалось это плохо; вот какого лешего этим неурядицам вздумалось произойти именно сейчас - ни раньше, ни позже? Наверное, он не единственный, кто рассчитывал в выходные покрасоваться в обновках; понятно, отчего половина клана ходит с кислыми лицами. Алексей так расстроился, что даже на просьбу Марины, которая кое-как принесла бузящую розовую малышку, подать с полочки детскую присыпку отреагировал странно: сердито хмыкнул, вскочил с кресла, грубо бросил баночку на кровать и демонстративно плюхнулся обратно. Супруга удивленно, с непониманием поглядела на него и принялась снова проявлять чудеса ловкости, пытаясь насухо вытереть большим желтым полотенцем радостно дрыгающую ногами Вику.

- Когда будем мыть пол? - спросила жена, когда ей удалось надеть хохочущему живчику подгузник.

- Никогда, - буркнул Алексей. Он бесцельно бродил по игре, сшибая шпагой сухие соплодия репейников.

- Да что с тобой такое? Я имею в виду, если быстро приберемся, вечером можно сходить в гости к Тае. Она приглашала на пироги. А пол можно будет протереть завтра с утра.

- Да ну в баню... Идите к ней без меня. Пол я сам помою, когда вы тут под ногами мешаться не будете, - рыкнул Бронников и со злости одним ударом перебил хребет ненароком подвернувшемуся бродячему псу.

Марина поджала губы и без единого слова больше отвернулась к стене, склонившись над сосущей грудку дочкой. Алексей в какой-то мере сознавал, что обижает ни в чем не повинную жену, но горькая волна разочарования от несбывшихся ожиданий накрыла его не просто с головой, а перехлестывала через край, отчего и доставалось близким. Чтобы успокоиться, он достал удочку и пошел к реке. Высунувшегося из травы онклифа он мимоходом так хлестнул по усатой мордочке, что тот сразу испустил дух. Никакой выгоды от этих бессмысленных убийств слишком слабых мобов ему не было; просто переполняло желание стукнуть что-нибудь или кого-нибудь, чтобы сбросить пар.

Говорят, что рыбалка - замечательное средство для успокоения расшалившихся нервов; возможно, для кого-то это так. Однако Бронтозавр не ощущал никакого умиротворения, глядя, как выбранную им щуку или плотву пытаются выловить другие рыбаки, подводя вплотную свои снасти. "Реки им мало, что ли?" - свирепел он, рывками снимая с крючка очередную рыбину. В конце концов, он не сдержался и в довольно резкой форме высказал одному начинающему рыбаку третьего уровня все, что думает о подобных нубах, которые буквально садятся на голову в надежде, что добыча сорвется с крючка первого рыболова. В каком-то смысле Бронтозавру повезло: то ли малой и вправду был новичком, порядков не знал и потому паладинам не пожаловался, то ли просто не захотел создавать себе проблемы разборками с неизвестным кланом, но заслуженную молчанку за оскорбления грубиян не получил.

В таком настроении его застал Сергей - так звали Афиногена, который вообще не опубликовал о себе никаких общедоступных данных. Некоторые игроки так поступали, когда в силу разных причин не хотели афишировать информацию о себе, доверяя ее только хорошим друзьям в частных беседах.

- Добрый вечер, Леша! - жизнерадостно поздоровался Афиноген.

- Привет, Серега, - нехотя отозвался Бронтозавр. - У нас еще день.

- Ой, извини - тогда доброго дня тебе, - хохотнул приятель. - Поздравь меня - я тоже наконец-то Волшебную Лампу выбил. А ты чего смурной такой?

- Да так... Покупаю синюю перевязь по дешевке - всего за полцены...

- Ого, здорово! Так радоваться же надо!

- Дык в том-то и дело, что пока еще нечему радоваться. Продавец все никак не может выбрать момент, чтобы прислать ее. Вот, маюсь дурью в ожидании.

- Понимаю... Не терпится, наверное, примерить? Да, синяя перевязь - отличная штука, только дорогая ужасно; может, и я когда-нибудь накоплю на нее. А как тебе удалось достать ее за половину стоимости?

- Есть один квест на девятом уровне, по которому, если не брал временные доспехи у Потапа, можно получить полный сет синьки с существенной скидкой. Наш глава эти вещи решил распродать в клане с минимальной наценкой, но пропадает по своим житейским делам и до игры никак не доберется.

- Понятно. Не знал про такую фичу. Да уж, обидно, наверное, терять время, когда уже и деньги собрал, и походы, небось, запланировал... А как ты, кстати, успел заработать - ты ведь недавно обзавелся голубым минисетом? Рыбу день и ночь ловил, что ли?

- Да нет, я не фанат работы в игре, - поморщился Алексей. - По мне, так лучше мобов колотить. Пришлось влить немного реала...

- Вот и ты стал реальщиком, - развеселился Сергей. - А помнишь - божился, что ни копейки в игру не вложишь, на все нужное так заработаешь? Дескать, не спортивно это, убивает дух игры?.. Ладно, шучу. Я бы тоже, наверное, не смог удержаться, подвернись такая возможность. Много диамантов купил?

- Я не покупал диаманты - решил сэкономить на налоге, переслал деньги Михаилу напрямую.

Добродушное настроение Афиногена вмиг улетучилось. Помедлив, он вкрадчиво поинтересовался у Бронтозавра:

- Погоди... Позволь уточнить. Ты перечислил наличность вашему главе? Без оформления сделки, без заверения ее у паладинов? Под устное обещание прислать доспехи, которые он даже не показал?

- Да, а что такого? Насколько я понимаю, половина клана заказала у него какие-нибудь шмотки. Ты думаешь, он меня кинет, что ли?

- Не исключено... Сам посуди - что ты знаешь о нем?

- Как что? Зовут Михаил, живет в Киеве... В игре уже два года, дорос до девятого уровня, даже вот свой клан создал. Какой резон ему устраивать себе проблемы из-за несчастных двух тысяч рублей? И потом, он уже продал кольчугу одной нашей девочке.

- И тебе это все внушает доверие к человеку? Ну ладно, даже если и так; но ведь его персонаж, может быть, взломан! Какой-нибудь мошенник узнал его электронный адрес, подобрал пароль методом брутфорса, например... Сам Михаил из Киева, может, ни сном, ни духом не ведает, что творится от его имени. И потом, ты сам сказал, что он продает несколько вещей - то есть речь идет уже не о двух тысячах, а больше.

- Но какой ему прок от игровых денег? - недоуменно сказал Бронтозавр. - Не все ведь, как я, рассчитались реалом. Скорее всего, большинство заплатило ему диаманты. Какой в них смысл, если персонаж будет посажен в тюрьму за мошенничество?

- Есть разные пути, что делать с такими диамантами. Можно завести другого перса, чистого перед законом, и перевести все ему - будет неплохой стартовый капитал в самом начале игры. Но если афера вскроется, то админы сумеют вычислить "мульта", и посадят его тоже. Поэтому обычно игровые деньги обналичиваются.

- Как?

- Диаманты по дешевке продаются за реальные деньги. Скажем, ты собрался купить десять диамантов, а тебе предлагают взять их не у администрации игры за тысячу рублей, а у игрока за восемьсот, семьсот или даже пятьсот рублей. Выгода очевидна. Правда, все эти финансовые манипуляции, продажа диамантов или даже персонажей, а также слив денег на вторичных персов, относятся к "операциям на черном рынке" и наказываются вечной тюрьмой с огромным выкупом. Админам очень не нравится, когда у них воруют... Но тому, кому судьба перса безразлична, будь то уставший от игры хозяин или взломщик, после осуществления задуманного, как правило, уже все равно.

- Какие-то страсти ты рассказываешь, - поежился Бронтозавр. - Ерунда это все, Михаил нормальный чел. Вот погоди - вечерком появится, и ты сам убедишься, когда он пришлет мне перевязь.

- Дай-то Бог, чтобы я ошибся в своих подозрениях, - искренне пожелал Афиноген. - Эх, жаль, сейчас Славы нет, но скоро он должен появиться.

- А зачем он тебе? Надеюсь, ты не расскажешь ему про эту историю?

- Не бойся, все сразу не выложу. Просто хочу для начала проконсультироваться по поводу это квеста девятого уровня с синими доспехами. Кстати, впредь никогда не говори о том, что ты заплатил за игровые вещи или услуги реальные деньги не админам, а кому-то постороннему. Это же одна из статей "черного рынка"; прочитай правила внимательней. Упекут за решетку в два счета...

---

Разговор с приятелем настолько выбил Бронникова из колеи, что он, бросив игру, встал и принялся расхаживать по комнате. Марина с Викой уже проснулись и ушли в гости; супруга так и не проронила ни единого слова, пока они собирались. "Видать, крепко обиделась", - подумал Алексей, чувствуя вину за свою вспыльчивость. Чтобы хоть как-то загладить этот досадный промах, он взялся за приборку и мытье пола, как и обещал. А когда Марина вернется в аккуратный, сияющий чистотой дом, он непременно попросит прощения за неосторожные слова.

Алексей перемыл посуду, навел порядок и вымыл пол в комнате, потом в кухне и уже взялся за прихожую, когда компьютер издал мелодичный призывный сигнал. Бронтозавр все еще был в игре; значит, кто-то из знакомых настойчиво вызывает на разговор. Почти не сомневаясь, что это Михаил, Бронников бросил тряпку в ведро и, быстро сполоснув руки, подсел к монитору. Но он ошибся - с ним срочно хотел побеседовать Афиноген.

- О, ты еще здесь? Привет еще раз, - невесело сказал Сергей. - У нас появился Слава, и я первым делом спросил его про квест с доспехами на девятом уровне. Он ответил, что никогда не слышал про такое. Тогда я в общих чертах обрисовал ситуацию, не упоминая конкретных ников, и он сходу заявил, что это явное кидалово. Говорит, надо немедленно заявить паладинам - если деньги еще не слиты с персонажа, их вернут законным владельцам.

- И мне? - горько поинтересовался Бронтозавр.

- Вряд ли... Админы смогут вернуть только незаконно перечисленные диаманты. Но подумай о других обманутых людях вашего клана - возможно, им еще не поздно помочь.

- Ага, ценой собственного перса? Ты ведь сам говорил, что я поступил незаконно. Если я обращусь к властям, меня же первого и посадят.

- Это верно, - невозмутимо подтвердил Афиноген. - Однако пока ты не получил перевязь, тебе нечего предъявить: ведь ты фактически не оплачивал игровые вещи, а, получается, просто подарил деньги Михаилу. Так что в этом смысле ты самый незапятнанный в этой истории, хотя и пострадал больше всех. Если позволишь, я скажу ник вашего главы Славе, и он попросит знакомых админов моментально провести проверку его перса, без частой в таких случаях волокиты и задержек.

Алексей колебался. Ему не хотелось верить, что все это - клан, новые друзья, замечательный шанс приобрести желанный доспех, - всего лишь фикция, хорошо спланированная банальная афера, нацеленная на выманивание у игроков денег.

- Но если все обстоит совсем не так? Если MishaKiev ничего противозаконного не затевал, а его обвинят понапрасну? - неуверенно выдавил он, цепляясь за последние соломинки надежды.

- Тогда все будет просто отлично, - немедленно парировал Сергей. - Проверка перса совершенно безболезненна и незаметна для игрока. Просто админы по базе проанализируют его финансовую деятельность: когда, от кого, сколько и за что он получил. Любые сомнительные махинации сразу будут видны, как на ладони. Не бойся, без причины никого не посадят.

- Ладно, - сдался Бронников. - Пусть его проверяют. Держи меня в курсе, как там и что.

- Непременно. Как только будет что-то известно, сразу скажу.

Алексей вернулся к прерванному занятию. Хотя мысли его витали далеко, он автоматически, привычными движениями прополоскал коричневый прорезиненный коврик у входа, протер пол и почистил обувь. Простенькая низенькая скамейка, на скорую руку сооруженная им год назад из доски, давно требовала замены, да все руки никак не доходили. Смешно - сапожник без сапог; уж сколько всевозможной мебели изготовил чужим людям, а себе нужную вещь все еще не сделал! Бронников твердо решил выкроить время и, подыскав на мусорке подходящие куски ДСП от часто выбрасываемых шкафов, соорудить наконец-то нормальную, функциональную и красивую полочку для обуви - скорее всего, подвесную. В магазине, конечно, можно подыскать металлическую недорого, за 500-600 рублей, но, во-первых, зачем тратить деньги, если проще сделать самому, а во-вторых, железная будет смотреться, как в офисе каком-то.

Компьютер снова пропел призывную мелодию. Алексей вздохнул и сел за него, не ожидая больше ничего хорошего в этот день.

- Ну вот и все, - сообщил Афиноген, - все подтвердилось. Сейчас будет несколько минут хаоса, не пугайся сильно...

Не успел он договорить, как раздались встревоженные голоса соклан: "Эй, что происходит? Куда вы меня тащите? По какому праву, что я сделал? Да что за беспредел такой?!!". Несколько закованных с головы до пят в пурпур паладинов, повинуясь отрывистым указаниям высокого худощавого человека в длинном, до пят, черном плаще, без лишних разговоров хватали то одного, то другого Викинга и куда-то уводили. Подошел черед и Бронтозавра; вскоре молодой клан практически в полном составе оказался во дворе перед городской тюрьмой, обнесенном высокой мрачной стеной. Задержанных выстроили в ряд; вперед вышел все тот же непритязательного вида человек в цивильном плаще и с потрепанным блокнотиком в руках, смотревшийся нелепо среди облаченных в пурпурные доспехи подручных.

- Я - ZeoN, администратор проекта bfl, - без предисловий ровно сказал он. - Вас всех собрали здесь потому, что действия главы вашего клана, игрока MishaKiev, являются явным мошенничеством и нарушением наших законов. Многие из вас тоже замешаны в преступлении; я склонен думать, что по незнанию...

- В каком преступлении? - выкрикнул Uzumaki.

- В каком именно, мы сейчас уточним. С вашим главой все ясно: он занимался обманом игроков и операциями на черном рынке, а именно - продажей диамантов за реальные деньги, что строжайше запрещено кому бы то ни было, поскольку это прерогатива администрации. А вот какова ваша роль в этом деле - тех, кто поставлял ему диаманты? Сообщники или жертвы? - тут администратор заглянул в блокнот. - Например, ты, Рома, два дня назад передал Михаилу пятьдесят два с половиной диаманта. Можешь объяснить, за что?

Uzumaki (никто и не знал, что его звали Роман) набычился и, помолчав, признался:

- Он обещал мне продать синюю перевязь и рукавицы.

"Как же так, - хотел выкрикнуть Бронтозавр, - ведь перевязь он обещал продать мне!". Однако вовремя осекся, сообразив, что тем самым выдаст себя. Как и предполагал Сергей, мошенник работал с размахом - именно поэтому он связывался с каждым лично и просил ребят не обсуждать покупки между собой, чтобы его обман не вскрылся раньше времени.

- Ай-яй-яй, - почти ласково пожурил студента ZeoN. - Многие из вас, очевидно, недостаточно внимательно читали правила, иначе знали бы, что покупка или продажа вещей по сильно завышенной или заниженной стоимости является финансовой прокачкой персонажа и наказывается штрафом на сумму незаконно полученной выгоды.

- Но я ведь в итоге ничего не купил! - возмутился Рома.

- Верно, - согласился админ. - Поэтому я в некотором затруднении: либо расценивать эту трансакцию как попытку сознательно или по неведению обойти закон о финпрокачке, либо как соучастие в обналичке диамантов.

- Какая еще обналичка! - через поднявшийся ропот недовольства выкрикнул Uzumaki. - Я от него ни рубля не получил!

- Конечно, первое, - одновременно с ним быстро сказала Veddmochka, моментально сообразившая, что штраф лучше вечного заточения. - Никто из нас и не думал продавать диаманты за рубли или за гривны.

- Вполне возможно, - сказал ZeoN, подняв руку и призывая собравшихся к порядку. - Ни доказать, ни опровергнуть фактов передачи реальных денег я, увы, не могу. Поэтому, исходя из презумпции невиновности, остановимся на менее тяжком проступке. Незнание закона, как известно, не освобождает от ответственности, поэтому оправдания из серии "я не знал" и "я не думал" здесь не помогут. Но...

Снова поднялся шум, и администратор вынужден был прерваться, ожидая, пока беспорядочные выкрики утихнут. Один из паладинов услужливо шагнул к нему, с немым вопросом приподняв жезл; ZeoN еле заметно отрицательно покачал головой.

- Так вот, - продолжил он через минуту. - Считайте, что сегодня в тюрьме день открытых дверей. Я не только отпущу вас без штрафов, но даже верну назад деньги, которые вы так опрометчиво доверили своему главе.

Сделав театральную паузу, ZeoN хитро оглядел Викингов, чтобы насладиться произведенным эффектом (для многих паладинов это также явилось полной неожиданностью), и закончил:

- Благодарить за это надо не меня, а одного уважаемого человека, который оперативно сообщил нам о мошеннике, в результате чего тот не успел слить деньги с персонажа; и, кроме того, этот достойный игрок поручился за вас. Итак, для ускорения процедуры сделаем так: я называю ник, персонаж выходит вперед, озвучивает переданную Михаилу сумму, получает ее обратно, выходит через те ворота наружу и никогда больше не нарушает законы. Согласны? Вот и замечательно, давайте начнем! Кстати, для любителей халявы - у меня все равно все ходы записаны, так что шутки шутить не надо, - и многозначительно потряс своим блокнотиком.

Определенно, ZeoN тяготел к сценическим эффектам - иначе зачем было устраивать такое представление? Видимо, админская рутина ему порядком надоела, и всемогущий властитель игры решил развлечь и себя, и людей. Оставалось только радоваться, что эта забава, хоть и началась довольно угрожающе, оказалась безобидной и даже в каком-то смысле полезной.

Один за другим Викинги оглашали суммы, выманенные у них лживым главой. Бронтозавр подсчитал, что Михаил собрал заявки на три шишака (по 90 диамантов полной стоимости каждый), пять рукавиц (по 65), шесть перевязей (по 40) и более десятка сапог, кольчуг и поножей. В денежном эквиваленте это все тянуло примерно на тысячу диамантов; обещая вещи за полцены, махинатор приобрел почти пятьсот. Если бы он успел продать игровую валюту, то его доход исчислялся бы десятками тысяч рублей. Вернее, около десяти тысяч гривен, поскольку мошенник проживал в Украине.

Вскоре в тюремном дворике остались только Бронтозавр, ЛюДВиК, Розачка, PePsiKo и Ка4ек - те, кто не платил диаманты за несуществующие доспехи.

- Так, Олеся, - задумчиво протянул ZeoN. - Как ты сама понимаешь, тебя MishaKiev использовал в качестве приманки, продав за полцены новенькую кольчугу, которую он за два часа до этого купил с аукциона за полную стоимость. Что же мы будем делать с этой явно незаконной сделкой?

- Да... Что? - робко переспросила девушка.

- Считать сделку действительной, поскольку нет ни состава преступления, ни заявления от пострадавшей стороны, - ухмыляясь, предложил ЛюДВиК.

Администратор расхохотался.

- Ну, отжег! Молодец, - утирая выступившие от смеха слезы, выдавил он. - Ладно, уговорил, красноречивый. Оставляем Олесе кольчугу; носи на здоровье! А что касается тебя, Денис...

- А что я? - насторожился ЛюДВиК. - Я с главой никаких дел не имел.

- Это верно. Просто, чтобы заодно разобраться со всеми спорными моментами, раз уж мы встретились... Две недели назад ты имел весьма сомнительное дело с персонажем Микробус. О, и еще месяц назад с Ronaldo, и еще...

- Обычная спекуляция, - запротестовал Денис. - Купил у нубов, не знающих истинной цены вещам, по дешевке, продал дороже. А как еще заработать на приличный шмот тем, кто не вливает реал? Не крысить же!

- Возможно, - листая блокнот, задумчиво резюмировал админ. - Что ж, правилами это не запрещено. Ладно, ступай с миром. Итак, кто тут у нас остался?

ZeoN оглядел притихшую троицу и улыбнулся.

- Поздравляю вас с тем, что не поддались на этот развод! Идите смело по своим делам. Только помните, - тут он многозначительно поглядел на Виталика, - хотя правилами разрешено заводить персонажей в разных расах и вторичных персонажей, так называемых мультов, для них существуют определенные ограничения. Если, не приведи Господь, такие персы под единым управлением окажутся хотя бы в одной и той же локации (я уже не говорю про общий бой), то не обессудьте - сажаем сразу. На этом все, все свободны!

Все еще не веря своему счастью до конца, ребята поспешили покинуть жутковатое место и присоединились к товарищам, ожидавшим окончания разбирательства за воротами. Доблестные Викинги все, как один, посрывали клановые значки и, побросав их в пыль, с радостными воплями мстительно топтали. И только Алексей не мог разделить с остальными веселье. Отцепив свою эмблему с насмешливо скалящимся рыжебородым и рогатым Мишей (именно такие ассоциации вызывал у него теперь безобидный рисунок), он кинул ее в общую кучу и тихонько, не оборачиваясь, ушел.

Часть 4.

С возрастом человек начинает понимать, что мир вокруг не делится на черное и белое. Сначала между полюсами открывается целая палитра полутонов и оттенков. Оказывается, от "очень холодно" до "очень жарко" бывает еще морозно, просто холодно, прохладно, свежо, терпимо, тепло, очень тепло, жарко, знойно. Между абсолютным злом и высшим добром обнаруживается масса переходных форм, - от "крайне плохо" до "очень хорошо". Потом подмечается, что сами ярко выраженные крайности, столь часто упоминаемые на словах как образец для равнения и сравнения, существуют только в сказках и легендах о подвигах героев, а в обыденной жизни целиком властвует именно серая гамма. Конечно, можно по неопытности попытаться разложить серый цвет на компоненты, но количественная оценка степени хорошего или плохого в ординарном поступке весьма сложна, и приходится выходить из положения на новый виток мыслительной спирали с постулатом: "Нет худа без добра". С помощью этого изящного приема возможно снова вернуться к простому бинарному взгляду на вещи с позиции качества, - "хорошо" или "нехорошо", в условиях диалектического подхода обосновывая отсутствие количественных оценок их ненужностью. Если пойти дальше, то получится научиться видеть белое в черном и наоборот, создавая тем самым себе подоплеку для оправдания любых деяний, но такие изыски большинству обычно не требуются. Стремясь к устойчивости и стабильности, всякий человек занимает свою четко обозначенную нишу на этой неградуированной шкале - как правило, поближе к серединке, и на этом успокаивается. Это называется "найти свое место в жизни", односложно характеризуется в разговоре словечком "норма" и крайне положительно оценивается окружающими; именно привычка ни в чем не выделяться и становится высшей ценностью. Мороз, зной - плохо, а вот когда ни жарко, ни холодно, а нормально, в меру тепло - это хорошо. Ярко, темно, громко, тихо - плохо, нужно умеренное освещение и нормальная громкость. Злодей, святой - плохо; идеал - нормальный человек, то есть не злой и не добрый, а так, середнячок, ни рыба, ни мясо... Или, если угодно перефразировать, временами хороший, но порой обязательно плохой - иначе никак, диалектика, батенька! Вот он каков, портрет нормального героя нашего времени.

Одним из первых примеров, на которых обычно постигают условность контрастного дробления чего-то целого, является календарь. Ребенок уверенно перечисляет времена года и их признаки, свято веруя, что весна с ее ручьями и капелью должна продлиться ровно три месяца и ни днем менее; искренне негодует по поводу августовского листопада или поражается выпавшему в июне граду. Ему непонятно, почему хоровод вокруг елочки приходится водить под дождем, а зацветающий крыжовник и смородину укрыло толстым слоем снега. "Мы ведь на Урале живем", - как само собой разумеющееся поясняют родители, нахлобучивая на чадо плотную шапку и повязывая шарф для прогулки в мае, хотя перед этим половину апреля дети пробегали в одних маечках и шортиках. И весна 2011 года не стала исключением из правил, начавшись не вовремя, наступая стремительно, и в самый ответственный момент неожиданно сдав позиции старухе-зиме - видимо, дабы не брать грех на душу, решив дождаться, пока та скончается от естественных причин.

К счастью, Алексея подобная чересполосица беспокоила не в той мере, как его коллег. Он, сотрудник музейной группы, на полевые работы в последнее время ездил значительно реже, чем раньше. В былые годы, помнится, едва пригревало солнышко, как отряды зазимовавшихся геологов отправлялись в долгие экспедиции, ненадолго возвращаясь, чтобы после краткой передышки снова уехать, и так до самого снега. А в этом году Крохин еще даже не заикался о полевых, в то время как Комаров с Годиным, например, уже успели съездить на неделю под Соль-Илецк, откуда привезли, помимо десятков проб и образцов, забавные значки с гербом города - под кирпичной аркой змея обвивает чашу с горкой соли. Теперь оба ждали возвращения и окончательного установления теплой погоды, чтобы начать работы по Среднему Уралу, в соответствии с целями нового гранта. С подачи Бронникова друзья снова целые дня просиживали в игре, хотя, откровенно говоря, делали это они исключительно ради Алексея. Оба Володи давно уже охладели к мимолетному увлечению, по-доброму посмеиваясь над фанатичностью коллеги.

- Нет, конечно, интересно иногда зайти - мобов попинать, рыбку половить, - соглашался Петрович, чей Фердинтук был рыбаком, как и Бронтозавр. - Только скучно это все, одно и то же... Никаких перспектив.

- Ну как же одно и то же? - не соглашался Алексей. - Постоянно что-то вводят - то новые квесты, то зелья и эликсиры, то репутации. Чуть ли не каждый день обновления!

- Это и плохо, - вздыхал Комаров. - Чтобы старые-то квесты пройти, нужно не один месяц безвылазно в игре сидеть, а уж репутации качать - ни времени, ни денег не хватит. Так что какой смысл начинать?

- Да уж, лучше не начинать, если заранее ясно, что не сумеешь закончить, - удивительно, но Годин в коем-то веке был солидарен с товарищем. - Вот я постарался в свое время, прокачал репутацию городской стражи и вольных охотников, обзавелся ездовым и хорошими призрачными помощниками - и что? На пятом уровне Геллергейн считался вполне приличным персом, а теперь, на шестом, он уже где-то в хвосте рейтингового списка. Тут нельзя стоять на месте, надо постоянно и целенаправленно двигаться вперед, чтобы держать марку. Только это уже не игра, а работа какая-то получается.

- Но ты ведь сам говорил, что именно в планомерной прокачке и есть самый кайф, - напомнил Бронников.

- В самом процессе прокачки есть, конечно, определенная привлекательность. Но эту бочку меда портит одна ложечка дегтя - осознание того, что тебе никогда не удастся не то, что стать первым, но даже просто сравняться с топ-игроками твоего уровня. Чем выше ты растешь, тем явственней ощущается разрыв с нормально прокачанными персами.

- Так прокачайся сам нормально!

- Для этого надо, как верно подметил Петрович, либо быть мега-задротом и жить в игре, либо вливать реальные денежки рекой, - хмыкнул Ильич. - Ни то, ни другое меня не прельщает.

- Ну ладно, - сдался Алексей, - а как насчет того, чтобы просто поиграть и сбегать сегодня, например, к Затерянному Обелиску?

- Можно, конечно, - без энтузиазма согласился Годин. - Только там ведь опять выскочат легвоны в синих доспехах и порвут нас, как тузик грелку.

- Да ладно, может, попадутся какие-нибудь нубы, - оптимистично предсказал Алексей. - Там ведь главное - головой думать, а не топором махать направо и налево. Петрович, ты с нами?

- Схожу чуть позже, - ответил Комаров, углубившийся в чтение электронного письма на английском. - Тут наши гамбургские коллеги по гранту просят уточнить информацию по некоторым разрезам; надо написать, а то у них в Европе не принято тянуть с ответом, как у нас.

- Можно и не сейчас, - кивнул Бронников. - Мне тоже надо бы к Крохину зайти. Скажем, через полчаса нормально будет?

- Ага, - пробормотал Петрович. - Давайте через полчасика.

Удовлетворенный Алексей вышел из шестой комнаты и вернулся в подвал. Там, в лабораторной, лежали привезенные Володями материалы, которые надо было привести в порядок и оформить на хранение. Коллеги в полевых условиях не слишком-то заботились о надежной упаковке и тщательном этикетаже сборов, надеясь обработать коллекцию позже, в комфортной обстановке. Музейная группа Крохина стала для многих сотрудников Института большим подспорьем, поскольку брала на себя львиную долю скучной, неинтересной работы по упорядочиванию находок, к чему большая часть ученых питала стойкую антипатию. Как правило, исследователь, выжав из материала нужные сведения, терял к нему интерес, и дальнейшая судьба уникальных зачастую сборов становилась ему глубоко безразлична. Для нового проекта бывалым полевикам всегда проще было снарядить экспедицию и получить свежие образцы, чем искать подходящие сборы прошлых лет по пыльным хранилищам, среди нагромождения кое-как подписанных мешочков и пакетиков. Поэтому в свете постоянного сокращения финансирования администрация возлагала большие надежды на будущий музей, полагая, что со временем часть возникающих задач можно будет решать, используя накопленные фонды, и тем самым уменьшить расходы на поездки и полевые работы.

Обработка Соль-Илецких материалов продвигалась медленно. То и дело бегая к Володям для расшифровки загадочных каракулей и неизвестно что обозначающих номеров и сокращений, Алексей надолго застревал в их комнате, наблюдая за игрой приятелей и давая ценные советы. Надо сказать, что теперь он разбирался в игровых тонкостях значительно лучше друзей; сказывались полгода плотного увлечения, поглощавшего практически все свободное и даже часть рабочего времени. Не утерпев, Бронников порой бросал свое занятие, шел в двадцать третью комнату и, войдя в игру, помогал Фердинтуку и Геллергейну справиться с патрулем или квестом, или просто начинал играть сам - в bfl всегда находилось, чем заняться. Оторваться от компьютера и продолжить работу обычно не получалось; Алексей опоминался, лишь когда коридоры Института пустели. Тогда он с легкими угрызениями совести собирался и шел домой, понимая, что опять потратил день впустую, и давал себе зарок завтра весь день посвятить образцам. Но на следующий день история повторялась: непонятная этикетка, визит к Володям, которые замучались с очередным заданием, запуск компьютера "на пять минут", чтобы быстренько подсобить, потом еще пару минут на эвент, минутка, чтобы закончить квест, и вот уже снова вечер.

Студентка Леночка, на которую Алексей возлагал большие надежды в плане помощи в обработке коллекции, почти не появлялась в Институте - писала курсовую работу. Почти сразу после защиты курсовой она должна была уехать на практику, и тогда Алексей останется один на один с постоянно прибывающими коллекциями нового сезона, большую часть которых Крохин, конечно же, захочет оформлять по мере поступления, а не складировать на полках до лучших времен. Основная часть опять ляжет на плечи Алексея; другие сотрудницы музея, две преклонного возраста дамы, уже второй год занимались разбором материалов Горчакова - недавно скончавшегося академика, одного из старейших и известнейших геологов Урала. За полвека трудовой деятельности этот без преувеличения великий человек собрал и привез гигантское количество всякой всячины со всего мира; к сожалению, как и следовало ожидать, времени и сил на формализацию своей коллекции большой ученый так и не нашел. Радовало лишь то, что полевые дневники Горчакова содержали практически все нужные данные. И вот теперь его ученицы, сами уже бабушки, приводили в порядок сборы наставника, подолгу разыскивая информацию в его бесчисленных статьях и монографиях, а так же в неопубликованных материалах - черновиках, разрозненных заметках и полевых записях. Крохин не вмешивался в их работу, лишь иногда ненадолго забирая журнал с описью новых поступлений, чтобы собственноручно внести их в компьютерную базу данных.

Словом, в грядущей путине работы помощи ждать не приходилось. Но ничего, - в прошлые годы Алексей справлялся с порученным фронтом работ, справится и в этом. Глаза ведь только боятся, а руки... С этими мыслями Бронников развернул очередной пакет, в котором покоилось нечто, напоминавшее самый обычный небольшой булыжник, поглядел на выполнявший роль этикетки обрывок газеты и возвел очи горе. На нем карандашом было накарябано: "Шурф 7 на с-в лож. 2, сл.4". Очередная абракадабра... без Комарова не разобрать. Поднаторевший в дешифровке таких записок Алексей догадывался, что речь идет о четвертом слое шурфа номер семь (или один, написано неразборчиво) на северо-восточном конце второй ложбины, но теперь требовалось привести эту привязку к общепонятному виду - указать точные координаты шурфа и глубину слоя. Придется опять идти и трясти Петровича, чтобы он посмотрел данные в своем дневнике... Только сначала надо зайти к начальнику; время аудиенции подошло. Бронников сунул газетный клочок в карман и пошел наверх.

---

Геннадий Николаевич был не в духе. Бронников не отличался чутьем к настроению других людей, коим от природы наделены женщины и некоторые особо одаренные представители пола сильного, однако даже для него сразу стало ясно, что шеф сильно сердит. Почему-то в последнее время Крохин, едва завидев Алексея, хмурился, поджимал губы и отводил взгляд; разговоры у них стали формальными, будто произносились в присутствии незримого бесстрастного протоколиста.

- Здравствуйте, Геннадий Николаевич, - Бронников, постучавшись, вошел в кабинет начальника. - Вы хотели со мной побеседовать.

- Да, - коротким кивком Крохин указал на стул. - Присаживайтесь, Алексей.

Бронников подчинился и выжидающе сложил руки на коленях. Интересно, что так беспокоит руководителя? Вот и опять он, сдвинув брови, нервно затеребил карандаш, которым только что делал пометки в каком-то журнале. Потом еле заметно вздохнул и начал разговор издалека:

- Как я заметил, Алексей, вы стали часто болеть?..

По возникшей паузе Бронников догадался, что это вступление с легкой вопросительной интонацией нуждается в ответном комментарии, и потому, кашлянув, согласился.

- Да... Что-то всякие инфекции одна за другой прицепляются.

- Но я надеюсь, что вы успеваете поправиться? Не стоит пересиливать себя и ходить на работу, не будучи более-менее здоровым.

- Ну, я вроде бы лечусь... Пью лекарства всякие...

- А то производительность труда у больного человека существенно ниже. Он рассеян, быстро устает, задерживается с выполнением заданий, допускает много ошибок, - нарочито, ничего не выражающим тоном сказал Крохин. Он определенно на что-то намекал. Уж не хотел ли начальник сказать этим, что Бронников стал плохо работать? Вовсе не так; взявшись за какое-нибудь дело, Алексей делал его так же быстро и качественно, как и раньше. Просто эта зима выдалась тяжелая: постоянная занятость, переутомление, стресс, отсюда частый кашель и сопли. Чтобы не подвергать других сотрудников опасности заражения, Алексей всякий раз звонил и предупреждал о недомогании (при незначительной простуде шеф не требовал больничного листа, доверяя работникам на слово). Так что, возможно, он теперь меньше успевал по работе, потому что реже приходил в Институт, однако вовсе никак не стал работать хуже.

- А сейчас чем вы заняты? - продолжал начальник, не развивая дальше тему о больных людях.

- Переупаковываю и подписываю коллекцию Комарова и Година из-под Соль-Илецка, - напомнил Бронников. Как начальник мог это забыть - ведь он сам неделю назад поручил поскорее с ней разобраться, пока у авторов ничего не выветрилось из головы.

- Все еще? - удивился Крохин. - Мне казалось, она не очень большая... Что, в работе с ней есть какие-нибудь сложности?

- Да... Приходится подолгу разбираться с образцами, потому что они паковались на скорую руку, кое-как... И крайне плохо описаны. Вот, - вспомнил он про клочок в кармане, - поглядите, например, на типичную этикетку из этой коллекции. Приходится постоянно уточнять у ребят, просить расшифровать...

Крохин задумчиво повертел в руках обрывок и предложил:

- Может быть, попросить у Комарова ксерокопию его полевого дневника? Мне кажется, это существенно ускорило бы процесс за счет экономии времени для консультаций по каждой спорной этикетке.

- Гм... Возможно, вы правы. Что-то такая мысль не пришла мне в голову, - развел руками Бронников.

- Вот и славно! Надеюсь, теперь дело пойдет быстрее, - Геннадий Николаевич вернул бумажку и, встав из-за стола, прошелся по своему кабинету. - Есть еще один вопрос, который я хотел бы с вами обсудить. Традиционно сложилось, что наша группа в силу понятных причин нечасто ездит на собственные полевые работы. Однако в этом году у нас есть возможность выбраться в небольшую экспедицию на север от Екатеринбурга. Ненадолго, дней на шесть-семь.

- На неделю?.. А... куда конкретно и зачем предстоит ехать?

- Я планирую проехать по самоцветной полосе Урала - по верховьям Нейвы, Режа и Адуя. Это, прежде всего, уникальная возможность нашей группе собрать хорошие экспонаты для выставочных целей. Предполагается, что в результате мы оформим небольшую экспозицию в виде двух-трех витрин, которые будут поставлены в фойе Института. Друзы аметистов, сапфиров, рубинов, бериллов, переливт; неплохо бы отыскать полихромный турмалин у Октябрьского или у Липовского, голубые топазы под Мурзинкой, хотя на это надежд мало. А то посетителям даже и показать сходу нечего, все сборы лежат либо в фондах, либо по столам и шкафам в разных кабинетах. Опять же, неплохой способ заявить о будущем музее во всеуслышание, своеобразная внутренняя реклама, так сказать... Ради этого руководство выделяет в наше распоряжение Газель на неделю - машина будет везти нас, пока возможно, однако в условиях тамошнего бездорожья, как вы сами понимаете, предстоит очень много пеших вылазок. Откровенно говоря, мне в этой поездке очень пригодился бы толковый помощник.

Крохин многозначительно поглядел на Бронникова. Когда речь зашла о знаковых для любого уральского краеведа местах и обожаемых коллекционерами-минералогами красивых камнях, застывшие в напряжении черты лица Геннадия Николаевича постепенно разгладились, а обычно деликатный и отрывистый голос зазвучал вдруг мягко и певуче.

- Поэтому я хотел узнать у вас, не сможете ли вы принять участие в этой вылазке? Разумеется, если позволят здоровье и семейные обстоятельства...

Бронников чувствовал себя довольно неловко. С одной стороны, он прекрасно понимал своего начальника: работать и жить в поле бок о бок с проверенным человеком на порядок проще и легче, чем с неиспытанным работником, пускай даже опытным и бывалым. Но с другой стороны, оставлять на целую неделю семью и, самое главное, игру - это значит пропустить целый цикл Волшебной Лампы, и не только... Многие предметы в инвентаре нуждались в регулярном обновлении "срока жизни", без которого просто-напросто могли исчезнуть. Прежде Алексей и месяц, и два подряд без особых затруднений проводил в экспедициях, но это было давно; с тех пор его жизненный уклад существенно поменялся.

- А когда планируется поездка?

- Скорее всего, через полтора месяца, в конце мая, - с готовностью ответил шеф, словно ждал этого вопроса. - Как раз люди закончат посадки картошки-моркошки в садах и огородах, да и потеплеет к тому времени.

"Конец мая - это как раз время большой весенней ярмарки в bfl, - поморщившись, подумал Алексей. - На нее мне кровь из носу надо попасть, иначе останусь без зелий озарения, бальзамов, свитков праведного гнева и амулета телепортации. И до вторжения темных элементалей тоже остался как раз месяц с хвостиком".

- Понятно, - невольно пряча взгляд, деланно-бодрым голосом сказал Бронников. - Ну, мне нужно будет посовещаться с супругой, что она думает по этому поводу... Если ничто не воспрепятствует - конечно, было бы интересно, гм... поучаствовать.

- Да-да, конечно, узнайте ее мнение, - Крохин, похоже, не заметил затуманенного взора и кислого выражения лица своего сотрудника. - Мне бы не хотелось, чтобы долгое отсутствие сказалось негативно на вашей личной жизни.

- Теперь мне можно... э-э... идти?

- Да, на этом все. Скажите мне о своем решении относительно экспедиции после выходных, чтобы я мог оформить документы о составе отряда.

- Хорошо, Геннадий Николаевич. До свидания!

- До свидания, Алексей.

Бронников вышел за дверь и быстрым шагом пошел к своей комнате. Из-за неожиданной словоохотливости начальника он уже порядком опоздал на встречу с Володями в игре, время которой сам Алексей и назначил. Но оказалось, что спешил он напрасно - Фердинтук оказался офф-лайн.

- Привет еще раз, Ильич, - окликнул он Геллергейна, рубившего липу Заброшенном Парке. - А что Петрович не в игре?

- А, это ты, Лелик... Да он с головой влез в статью, которую ему прислали по электронке из Гамбурга. Что-то там у них не стыкуется, говорит, надо срочно разобраться.

- Досадно, - вздохнул Бронтозавр. - Может, вдвоем сходим? Возьмем первого подвернувшегося случайного попутчика для комплекта...

- Да ну, - скривился Геллергейн, смачно сплюнув себе под ноги. - Нарвемся на какого-нибудь удальца из топ-клана, так он потом всю плешь проест - не так одеты, хреново воюете, сливщики...

Сливать - один из немногих игровых терминов, не имевших отношения к английскому языку. Он обозначал "проигрывать"; сливщиками презрительно обзывали слабых игроков, которые шли на межрасовое поле битвы, заведомо зная о поражении. Качающие удаль реальщики недолюбливали их так же сильно, как мобобои - ворующих дроп крыс, и уличение в намеренном сливе могло обернуться занесением в черные списки могущественных кланов, после чего о нормальной игре можно было забыть.

- Да уж... Тогда спроси у Петровича, что означает такая этикетка: "Шурф 7 на с-в лож. 2, сл.4", лежавшая на темно-сером булыжнике?

- Я и без него могу сказать, что это - фигня это какая-то, потому что седьмого шурфа у нас не было.

- Значит, шурф один, - поправился Алексей. - Тут словно курица лапой нацарапала, ничего толком не разберешь.

- А то ты не знаешь, каково на коленке замерзшими грязными руками этикетку писать сломанным карандашом... Петрович говорит, чтобы ты сам зашел, он тебе на схеме в дневнике покажет, а то словами это долго объяснять, - передал Годин.

- Ладно, зайду, только попозже, - решил Алексей. - Через десять минут надо будет щупальца спрутам порубить в Зеленой Лагуне.

- Что за эвент такой? - удивился Ильич. - Зачем они нужны?

- Нашествие спрутов, бывает раз в две недели. Их щупальца можно обменять на тяжелую воду.

- А, для эльфийских рун? Понятно... Да нет, не пойду - мне все равно тяжелой воды не накопить даже для самой простенькой руны Ллиаль.

- А у меня уже сто пятьдесят два пузырька, - вздохнул Бронников.

- Ausgezeichnet! А чего с такой тоской? Этого же не только на Ллиаль, даже на Аэдвинн хватит.

- Да, еще бы достать ее по дешевке, а не за полтора десятка диамантов... Тяжелую воду, чтоб не пропала, приходится постоянно обновлять, у нее ведь срок жизни неделя. Вот и хожу везде, где можно добыть хотя бы пузырек.

- Ладно, удачи тебе тогда, - пожелал Геллергейн, возвращаясь к рубке липы. - Ни пуха, ни пера!

- К черту, - привычно ответил Бронтозавр и переключился на клановый канал. - Всем привет!

После зимней истории с мошенничеством Алексей долго переживал - не столько из-за потери двух тысяч рублей, сколько по поводу серьезно пошатнувшейся веры в людей. Нет, он и до этого случая понимал, что нечистых на руку типов можно встретить везде, но здесь, в игре... Почему-то ему казалось, что сюда приходят люди, объединенные общей целью - переключиться на другую реальность, приятно и увлекательно провести время, добиться чего-то, что недоступно в обыденной жизни. И столь безапелляционное вторжение этой самой серой рутины с ее низкими обманами ради пары монет показалось ему кощунственным, словно кинули комок грязи в белоснежное убранство невесты, стоящей перед алтарем. Те же крысы, воровавшие дроп у других игроков - их куда проще было понять, потому что они в итоге тратили награбленное на ту же игру; они были хоть и плохие, но свои. А Михаил, как злобный инопланетянин, совершенно чуждый, как чужой с далекой планеты - вторгся, украл и бесследно исчез в иных мирах.

Бронников тогда замкнулся, стал редко заходить в игру, и только поддержка немногочисленных друзей помогла ему снова почувствовать вкус к игровой жизни. Не последнюю роль сыграл в этом Афиноген; веселый, жизнерадостный Серега беззлобными шутками помог Алексею иначе, с юмором подойти к случившемуся. Месяца через два Сергей уговорил-таки друга вступить в свой клан, Sky Hearts. С некоторым опасением Бронтозавр примерил значок с парящим в облаках сердечком, и... влюбился без памяти. Влюбился в эту несуетную, домашнюю атмосферу открытости и доверия, царившую среди давно знакомых между собой игроков. Влюбился в забавные розыгрыши, азартные викторины и вдумчивые беседы по душам - о жизни, работе и подрастающих детях. Влюбился в этих людей - таких разных, собиравшихся здесь со всех уголков России, Украины, Грузии, Казахстана и еще Бог весть откуда, но таких схожих своей простой человечностью. И, как и все новые сокланы, очень скоро стал души не чаять в главе клана Славке, игравшем под ником Markuss. Алексей до этого знакомства полагал, что Афиноген сильно приукрашивает Славу в своих отзывах, но после вступления в клан Сердец понял, что скорее наоборот - даже за скудными строчками чата, перемежавшимися привычными смайликами, чувствовалась добрая сила и спокойная уверенность очень хорошего человека.

---

- Всем привет! - поздоровался с сокланами Бронтозавр.

Разрозненный хор разнообразных приветствий прошумел в ответ, будто порыв ветра в летний день всколыхнул листву старого тополя. Большинство игроков частенько ограничивались в переписке тем или иным подходящим к ситуации смайлом, но это ни в коей мере не говорило о пренебрежении; просто так было быстрее и выразительней, чем словами. Быстрым взглядом Алексей пробежался по никам - Markuss, как всегда, засвидетельствовал свое почтение одним из первых. Наблюдая, как радушно он встречает и искренне провожает каждого, без исключения, соклана, становилось удивительно, когда же Слава успевает поиграть. Все отлично знали, что у него половина игроков bfl ходит в друзьях, и надо было обладать скоростью профессиональной машинистки, чтобы успевать общаться и с ними, и с кланом.

- Здорово, Слава, - перешел Бронников на приватную беседу. - Не сильно занят сейчас?

- Умеренно, - откликнулся тот. Судя по значку состояния возле ника, Markuss сейчас на Скалистом Перевале занимался охотой на скрайсов, этаких жутковатых сколопендр пятнадцатого уровня. Обычно даже напряженный бой не мешал ему вести непринужденный диалог с двумя-тремя собеседниками одновременно, а также следить за разговорами в локации и в клане.

- Хотел спросить тебя по дороге на эвент, пока есть минутка. Мне вчера с дропом упал кусок красного дерева; описание, как всегда, туманное, на ауке ничего похожего нет... В общем, ты не знаешь, что это и зачем?

- Знаю, - кивнул Слава. - Повезло тебе, прямо скажу! Это весьма полезная и ценная штука, заготовка для некоторых составных предметов. С ее помощью ты можешь изготовить, например, орочью кирку, или весло для путешествия к Лысому Острову. Только это все ерунда, для них можно использовать материал попроще, а красное дерево лучше пустить на рукоять боевого топора на двадцатый уровень и старше. Какой у нее вес?

- Сейчас посмотрю... Три кило.

- Неплохо; для обоюдоострого топора здоровяка маловато, конечно, но для бердыша силача вполне подойдет, а это один из самых излюбленных комплектов хаев. Погоди минутку, сейчас спрошу у знакомых - не нужно ли кому.

Минуты через три Markuss представил Алексея Иудею - известного практически всем персонажу, входившему в десятку сильнейших воинов расы хумиранов. Он был замглавы альянса Орлов и Ястребов, двух топ-кланов, занимавшихся целенаправленной прокачкой удали. Без лишних предисловий Иудей сказал, продолжая, видимо, диалог со Славой:

- Да, я купил бы кусок красного дерева. У нас одна девочка из Питера на днях апается на двадцать первый, и новый бердыш будет ей отличным подарком от клана. Сколько просите?

- Даже не знаю, - растерялся Бронтозавр, впервые удостоенный персонального внимания столь легендарного воителя. - А сколько дадите?

- Хех, так дела не делаются, - расхохотался Иудей. - Скажем, я готов дать два диаманта - согласен?

Не ожидавший такого щедрого предложения Бронников чуть было не ляпнул: "Конечно, согласен!", но в разговор весьма кстати вмешался сердитый Слава.

- Нет, Паша, так не пойдет. Мы же не нубы какие-нибудь, чтобы нас так примитивно разводить. Давай нормальную цену.

- Да я и не собираюсь вас накалывать, Славка, - примирительно вскинул руки Иудей. - Я просто хотел услышать ее от вас.

- М-м... Алексей - тебя сорок диамантов устроит? - предложил Markuss.

Бронтозавр молча закивал, опасаясь сказать лишнее. В игре при общении с солидными людьми за каждое неосторожное слово приходилось отвечать в полной мере.

- Да вы что, - запротестовал Иудей, - это же грабеж средь бела дня! Сорок за кусок деревяшки? Нам ведь на бердыш еще метеоритное железо покупать, и витой шелковый шнур, и гранитное точило, и мифрил на заклепки! А потом еще кузнецу платить за ковку, и рисовальщику за роспись... Он же у нас на вес золота получится! Давайте хотя бы за двадцать.

- Не смеши мои тапочки, Паша, - улыбнулся Markuss. - Для тебя ведь что двадцать, что сто двадцать - невелика разница. В конце концов, этот бердыш обойдется вам от четырех до пяти сотен; несколько диамантов особой роли не сыграют, а малышу все хлеб.

- Ну, это я так... По привычке торгуюсь. Вот все думают, что хаям живется хорошо, денег куры не клюют - еще бы, с каждого моба одними деньгами падает три-четыре диаманта. А про то, что для его убийства приходится истратить расходников на полтора диаманта и минут десять времени, никто и не вспоминает! А наши расходы? Траты на начальных уровнях и на хай-левелах совершенно несопоставимы! Может, сойдемся на тридцати?

- Кончай ломать комедию, а то я из-под стола уже пишу, - Markuss утирал выступившие от смеха слезы. - Соглашайся на сорок, пока пятьдесят не запросили.

- Эх, как-то неправильно вы торгуетесь, - покачал головой Иудей. - Ладно, по рукам. Я сейчас на Хребте Застывших Душ, подойти не могу - у нас замес с тренстирами намечается, так что скинь, Алексей, деревяшку мне посылкой. Расплачусь, когда выберусь из заварушки.

- Удачи! - благословил его Markuss и повернулся к Бронтозавру. - Все, дело сделано. Отошли ему кусок, когда будешь мимо почты проходить.

- А он не это?.. Не того... Ну, в смысле, не обманет? - с опаской шепнул Бронтозавр, с замиранием сердца следивший за диалогом. Сорок диамантов - это же долгожданная синяя перевязь! Кто бы мог подумать, что такая безделушка, как кусок дерева, может столько стоить?

- Кто - Паша? Нет. А не то я ему при встрече причиндалы оторву, - пообещал Слава. Учитывая контекст угрозы, нереализуемой в игре, речь явно шла про реал. Впрочем, сложно представить себе недомолвки среди персонажей высоких левелов - большинство было лично знакомо в реальной жизни; несмотря на то, что топ-игроки часто жили в разных городах и даже странах, они регулярно собирались на сходки. А наиболее многочисленная часть хаев, москвичи, и вовсе виделись друг с другом, наверное, чаще, чем с родственниками.

- Спасибо тебе, Слава, огромное! А то я и правда за пару диамантов это красное дерево отдал бы.

- Всегда пожалуйста...

Между тем эвент уже начался, и Бронтозавр принялся спешно рубить поднявшиеся из глубин склизкие хищные щупальца, которые норовили схватить и утащить под воду зазевавшегося бойца. Эх, как он мечтал когда-то оказаться среди Орлов и Ястребов - эти никому не давали спуску, одни только их значки вызывали благоговение у хумиранов и трепет у легвонов и тренстиров. Однако Алексей понимал, что простых смертных туда не берут: необходимо было либо постоянно вливать реал, чтобы соответствовать высокому стандарту альянса, либо проводить всю жизнь за компьютером, зарабатывая все необходимое в игре. Прежний соклан Бронникова, ЛюДВиК, как раз был из второй категории, и после распада Викингов каким-то чудом попал в престижный альянс. Как хотел бы Бронтозавр оказаться на месте Дениса! Всеведущий Markuss межрасовыми войнами никогда особо не интересовался, и потому, узнав о глубокой заинтересованности Алексея удалью, попросил одного из своих знакомых из альянса Орлов и Ястребов проконсультировать пытливого соклана. Тот разговор был долгим, но вполне исчерпывающим...

- Подскажи, можно ли заниматься тренировкой удали в серых доспехах?

- Нет, это несерьезно... Серые вещи, образно говоря, защищают тебя от дождя и ветра; в них удобно работать и можно отбиться разве что от случайного слабого монстра. Даже для охоты они не очень подходят - убить в них моба своего уровня очень сложно. Для нормальной игры надо приобретать цветные вещи - чем темнее цвет, тем лучше. Голубой комплект вполне годится для охоты, но вот для войны он слабоват... Настоящий удалец одевается только в синюю одежду.

- А зачем качающие доблесть улучшают свои доспехи у кузнецов? Такая обработка практически удваивает и без того немаленькую стоимость синьки, а в результате всего лишь повышает основную характеристику на один-два пункта. Неужто это того стоит?

- Конечно! На самом деле, эти один-два пункта очень важны при тренировке удали. При всех прочих равных условиях именно такой небольшой перевес может обеспечить тебе победу над противником. Но, хотя это и немаловажный фактор, все-таки основное в bfl - голова. Хороший игрок сразу узнается не по навороченному шмоту, а по своим результатам, по боевой статистике. Кто не умеет сражаться, тому никогда не занять верхних строчек в рейтинге, во что бы он ни оделся.

- А что такого сложного в межрасовых боях? Знай себе, руби да коли.

- Не скажи. Молотить абы как можно разве что тупых мобов; для драки с живыми врагами такая методика не подходит. Бой здесь - это настоящее искусство, тесно переплетающееся с точным расчетом; сродни шахматам, даже лучше. Если в шахматах каждый из противников обладает одинаковыми начальными условиями, и никакой сторонний фактор вроде силы и направления ветра не может внести коррективы в ход партии, результат которой всецело зависит от способности игрока просчитать максимальное число возможных комбинаций, то тут на исход влияет не только огромное множество тактических уловок, но и масса различных модификаторов. Воин с худшими стартовыми условиями может одержать верх исключительно за счет грамотного ведения боя, просчитанного риска и, конечно же, удачи.

- Ну-у... Прямо наука какая-то!

- Да, причем очень сложная наука. Как человек с математическим складом ума получает истинное наслаждение от решения забористой системы уравнений, так и хороший игрок ловит кайф не от тупого забивания более слабого противника, а от победы над сильным, но недалеким врагом. Надо уметь моментально, с первого взгляда на доспехи, украшения и награды точно оценить параметры оппонента, вычислить его наиболее уязвимое место и выбрать подходящий стиль боя. Новичок тупо осыпает врага градом ударов; опытный применяет оптимально подходящие комбинации; мастер использует еще и блокирование сокрушающих спецударов противника, раскрываясь для своих коронных приемов; гроссмейстер же не довольствуется расчетами, подключая интуицию для предугадывания случайных, казалось бы, факторов - промахов и критических повреждений.

- Интуицию? А как же быть с точным расчетом?

- А она тоже в немалой степени помогает составить правильный прогноз. Скажем, ты встретился с противником-силачом; у тебя, как ловкача в лазури, преимущество в стиле комплекта, но у него - синие доспехи с характеристиками, нивелирующими твое превосходство. Условно говоря, силы почти равны. И вот вы ведете бой по типовой схеме с использованием блоков, спецударов и серий; казалось бы, в данном случае все решает удача. Но вдруг ты отходишь от стандарта и намеренно пропускаешь свой очередной ход. "Видимо, зазевался или дрогнул", - решает противник. А ты меняешь обычную последовательность на невыгодную для тебя серию восполнения жизненной энергии, исключающую возможность заблокировать проникающие удары силача. "Ага! - ликует он, выходя из блока. - Пошел ва-банк. Сейчас я тебя... под орех". Но - удивительное дело! - сперва он наносит обычный урон, потом и вовсе промахивается, а ты на своем завершающем ударе не только восполняешь часть энергии, но и оглушаешь его, и поэтому безответно успеваешь провести еще одну серию. Надо ли пояснять, что теперь силач - практически труп, в то время как ты восстановил больше половины потерянной жизни. И тебе остается спокойно вернуться к обычной схеме и не спеша, из блока добить смертельно раненого врага.

- Но ведь это же чистая случайность! Один шанс из сотни... С немалой долей вероятности дело могло окончиться плохо.

- Нет, с малой. Случайности не случайны; твоя импровизация родилась не на пустом месте. Внимательно наблюдая за ходом боя, ты отметил, что количество твоих оглушающих ударов было ниже нормы, а противник, напротив, слишком часто наносил критических урон - вопреки своим параметрам. В мире все уравновешено; для сохранения баланса в дальнейшем положение дел должно поменяться на противоположное. На интуитивном уровне ты уловил эту закономерность, поймал момент, когда нужно рискнуть, грамотно сыграл, и - не прогадал. Это удел нубов и неудачников - разводить руками и говорить: "Да это случайно! Ему просто повезло". Настоящий игрок знает, как поймать удачу за хвост; и ему повезет снова, и снова... И тут не надо строить иллюзий: это не ему везет, а он сам себе везет.

- Интересно... А что ты имел в виду, говоря про силу ветра?

- Я привел тебе упрощенный пример, не включающий в расчет всевозможных поправок. Так сказать, выхолощенный образец. На самом деле, в реальном бою все будет гораздо сложнее. Помимо очевидного вклада в характеристики персонажа доспехов и благословений, необходимо учесть наличие у него любимца, тип и развитие ездового животного, степень прокачки репутаций, дающих в бою определенные эффекты, свидетельства о прохождении некоторых квестов, в награду за которые предусмотрены особые призы. Эти, казалось бы, малозначительные факторы в совокупности могут не только вынудить к изначальной смене тактики, но и кардинально поменять расклад сил в ходе боя, и это надо уметь предвидеть и, по возможности, предотвратить. Вот почему шахматы на фоне этого - детская забава, линейная игра по сравнению с немыслимо сложными, многомерными боями один на один здесь.

- Звучит как-то очень высокопарно... Поэтически, я бы сказал.

- Может быть... Если уж шахматисты рассуждают об "острых атаках", "осторожных разведках" и "решительных натисках", глядя всего лишь на крошечную доску с несколькими фигурками, то все богатство самого развитого языка в мире меркнет в попытках описать происходящее даже в стычках отдельных бойцов этого мира, не говоря уже о масштабных битвах между армиями различных рас. Каждое действие тут наполнено глубоким смыслом и является результатом кропотливого изучения теоретических основ и долгих тренировок. Звуки ожесточенной схватки сливаются в органичную симфонию, в которой мажорные ноты торжествующих победителей гармонично перекликаются с минором проигравших. Любой ее миг может быть запечатлен в виде восхитительного батального полотна, наполненного глубоким философским смыслом. Эмоции, обуревающие игроков, достойны восторженных поэм и драматических баллад. Пути здесь неисповедимы, а любой персонаж - не просто картинка с сухими циферками характеристик, а уникальное творение, любовно взращенное и выпестованное буквально с пеленок. Более того; bfl - сложнейшая автономная, саморегулирующаяся и постоянно развивающаяся структура, небольшое государство со своими законами, обычаями, историей, политикой и экономикой. Здесь можно прожить жизнь, куда более яркую, чем в реальности, и даже не одну; возможности тут ограничены лишь фантазией создателей и игроков, и любой может добиться в игре всего, чего пожелает.

- Ты и вправду поэт... Однако ты забыл один немаловажный фактор: возможности здесь ограничены еще и материальным достатком игрока в реальном мире.

- Гм... Вложение денег в игру лишь ускоряет получение желаемого. Теоретически всего тут можно достичь и без доната, просто на это уйдет очень много времени и сил. Как правило, люди не готовы месяцы и даже годы тратить на то, чего можно за минуты достичь с помощью нескольких тысяч рублей.

- Или нескольких сотен тысяч.

- Конкретная сумма зависит от запросов. Например, полная прокачка персонажа до двадцатого уровня (одежда, влияния, репутации) обойдется игроку либо в 2-3 миллиона рублей и год времени, либо в 15-20 лет интенсивной игры, зато практически бесплатно. Каждый может выбрать для себя золотую середину; здесь много хаев, которые вложились сравнительно немного, не более ста тысяч. Конечно, они не относятся к топ-персонажам, потому что многие аспекты у них не прокачаны... Однако, появись у владельца перса заинтересованность, подобные упущения можно вмиг наверстать.

- Понятно. Ну ладно, спасибо за подробный рассказ!

- Не за что. Друзьям Славы я всегда рад помочь.

---

Бронников вспомнил о том, что собирался зайти к Комарову, когда почти все сотрудники давно разбрелись по домам. Разумеется, в шестой комнате тоже никого уже не осталось. Чертыхнувшись в сердцах оттого, что еще один день потрачен практически впустую, Алексей в очередной раз дал себе зарок назавтра не садиться за игру, пока не покончит с Соль-Илецкими материалами, и пошел домой.

Марина только вздохнула, когда он зашел. Ей категорически не нравилось, что супруг стал задерживаться на работе допоздна. Она продолжала твердить, что почти не видит мужа, что он похудел и осунулся, что из всех обитателей дома он предпочитает компьютер и что ни к чему хорошему это увлечение не приведет. Алексей сначала посмеивался, потом пытался урезонить жену, находя многочисленные плюсы в сложившейся ситуации. В самом деле, Марине никто не мешал сидеть в "Одноклассниках", заниматься хозяйством или дочкой. Что поделать, если мужчине надо зарабатывать деньги, чтобы кормить семью? "Никто не мешал, конечно... Но и не помогал по дому! - возражала она. - И потом, прежде на зарабатывание тех же самых денег у тебя уходило куда меньше времени и сил, а теперь ты даже на халтуру ездить перестал". В итоге Бронников махнул рукой на эти бесконечные споры и стал пропускать ее слова мимо ушей, едва речь заходила о работе или об игре.

Пока Алексей ужинал, жена читала с Викой сказки по большим красочным книжкам с толстыми картонными страницами. Дочка выросла совсем уже большая: начала издавать множество новых звуков, среди которых угадывались слова, научилась вставать на ножки, держась за что-нибудь, и подолгу стояла, смешно покачиваясь и не решаясь отпустить опору. Ее живые умные глазенки с огромным интересом изучали нехитрое убранство дома; наверное, небольшая квартира казалась ей обширным таинственным царством, и перемещение из комнаты в кухню превращалось для нее в волшебное приключение, трудное, но увлекательное. Сколько усилий приходилось приложить, чтобы открыть, например, непослушную дверь в ванную, сколько новых загадочных предметов находили по пути цепкие пальчики! "Квест "Отодвинь маленький стульчик и залезь в шкаф", - посмеивался порой Бронников, - с наградой в виде артефакта "Катушка ниток", бонус +3 к ловкости". Нижняя секция шкафа, где хранились швейные принадлежности, являлось для малышки запретной зоной, поскольку баночка с пуговицами и утыканная иголками, словно ежик, губка для мытья посуды были не самыми подходящими игрушками. По уму - так надо бы, конечно, снабдить дверцу мебельным замочком или хотя бы крючком, но Алексей все никак не мог заняться этим нужным делом. Вот и приходилось подставлять к шкафу стульчик, с которым, впрочем, Вика легко и быстро научилась справляться.

Другой немаловажной работой, ожидавшей своего часа, оставалась все та же полочка для обуви. Дочурка добиралась до прихожей и, снимая с лавочки уличную обувь, внимательно тестировала грязь на подошвах на вкус и цвет. Бронников был даже немного рад, что так и не собрался зимой сделать ту полочку, которую планировал - сейчас стало очевидно, что для ботинок и сапог требуется закрывающийся шкафчик.

Вскоре Марина повела Вику купаться. Крайне забавно и умилительно было наблюдать за сосредоточенным лицом малышки, когда она пыталась совладать с непослушными ножками, норовящими выкинуть какое-нибудь немыслимое коленце. Алексей, впрочем, не стал любоваться успехами дочки, занятый своими мыслями; едва девушки скрылись в дверном проеме, он юркнул за компьютер, чтобы хоть полчаса провести в игре в тишине и спокойствии.

Там Бронтозавра ждал приятный сюрприз: Иудей уже прислал обещанные сорок диамантов за кусок красного дерева. Алексей почти не сомневался, что в этот раз никакого мошенничества не затевается - настолько сильно он доверял слову своего главы. Более того; хорошо узнав Славу за последнее время, Бронников не без оснований полагал, что в случае непредвиденных обстоятельств Markuss без колебаний немедленно выложил бы долг из своего собственного кармана, чтобы не волновать соклана, а уж потом выжал бы деньги из должника - не исключено, что с процентами.

Недолго думая, Бронтозавр зашел в магазин и, ткнув пальцем в синюю перевязь ловкача, небрежным жестом бросил на прилавок диаманты, будто горсть мелочи. Черт возьми, до чего приятно чувствовать себя обеспеченным человеком, который может позволить себе сходу взять понравившуюся вещь, не роясь и не подсчитывая сбережения в кошельке! И пусть в кармане осталось всего три или четыре диаманта наличности, шикующего покупателя это не слишком заботило; завтра будет завтра, а сегодня его день, его праздник. Когда заказ принесли, Бронтозавр царственным жестом бросил продавцу надоевший поношенный кушак (на аукционе за него дали бы десяток-другой алмазов, но сейчас Алексей склонен был сорить деньгами) и надел новенькую, с иголочки перевязь восхитительного глубоко-синего цвета и чудного, очень удобного покроя. Три вместительных кармана на груди он тут же заполнил эликсирами жизни и, не оборачиваясь, гордо вышел из магазина. Наверняка многие из присутствовавших там покупателей проводили его завистливыми взглядами; во всяком случае, сам Бронников на их месте именно так и отреагировал бы.

Ничем существенным он заниматься не собирался - ходил, болтал с друзьями и сокланами. Конечно, все сразу замечали обновку, бурно поздравляли с приобретением и расспрашивали, откуда достал отличную вещь. "Пустяки, не стоит внимания, - с напускной скромностью отвечал Алексей, хотя ему были безумно приятны эти разговоры. - С дропом фортануло". Даже старшие товарищи девятых-десятых уровней одобрительно хмыкали; они, зарабатывающие на охоте и на добыче ресурсов не в пример больше его, уже свободно могли позволить себе хорошую амуницию, однако многие помнили, каково малышу прилично одеться без вложений реала.

Вот таким писаным красавцем и застал его ЛюДВиК, проходивший мимо с задумчивым лицом. Видя, что старый знакомый, погруженный в свои мысли, его не замечает, Бронтозавр сам окликнул прежнего соклана:

- Привет, Денис Викторович! Как дела?

- А, привет, Алексей. Да так дела, не очень-то...

- А что так? - сочувственно поинтересовался Бронтозавр, подбоченившись и как бы невзначай выпячивая вперед перехваченную синим грудь.

- Видишь ли... - тут ЛюДВиК наконец заметил обновку. - О, да ты перевязь купил! Поздравляю...

- Спасибо, - небрежно отозвался Бронтозавр, словно через день покупал новые доспехи. - Так что стряслось?

Спросил он чисто из вежливости, не особо интересуясь заботами удальца. В принципе, ему уже удалось похвастаться и произвести нужное впечатление на Дениса - дескать, и мы не лыком шиты, однако этикета ради требовалось как-то цивильно завершить беседу.

- У нас в пятерке Ястребов, которой мы по субботам ходим на захват башни под Черной Горой, потеря - один соклан неожиданно приболел... Сильно разбился в аварии. Вот и не знаем, что теперь делать. Отказываться от похода послезавтра никак нельзя - серия прервется, а вчетвером вряд ли потянем.

- Печально... Так найдите пятого, который подойдет вам. В чем сложность?

- Это не так-то просто, как кажется на первый взгляд, - вздохнул ЛюДВиК. - Те, кто серьезно качают удаль и ходят на башню по субботам, чтобы выполнить один из великих подвигов, формируют свои устоявшиеся команды из проверенных людей. Случайных игроков брать опасно - если он окажется просто неопытным, это еще полбеды. Хуже нарваться на неадеквата или на провокатора, "засланного казачка" из другой расы. Такие специально напрашиваются в тимы, но в самый ответственный момент подыгрывают противникам; у тех ведь тот же квест на серию из пяти беспроигрышных захватов подряд. А полуодетого нуба, коих кругом пруд пруди, взять на башню - значит подписать себе приговор.

Бронтозавр слышал о великих подвигах - нескольких невероятно сложных квестах, для прохождения которых требовались титанические усилия, масса времени и, конечно же, донат. В ряде случаев недостаточно было даже отличного снаряжения и экипировки; все решал опыт лидера, грамотная стратегия и четкая дисциплина при проведении операции. Одолеть две пятерки отлично прокачанных и опытных вражеских игроков, да еще несколько раз подряд, без единого проигрыша, - воистину грандиозное свершение. Сумевший сделать хотя бы один великий подвиг не только получал доступ к тайному арсеналу, но и по праву считался опытным удальцом; такого персонажа с радостью принимали в любой топ-клан. А уж тех, кто мог похвастаться всеми сделанными подвигами, во всей игре было раз, два и обчелся.

- Послушай-ка, - медленно проговорил ЛюДВиК, внимательно глядя на Бронтозавра, словно только что его увидел, - а ты не желаешь сходить с нами на башню?

Сказать, что Алексей был удивлен - значит ничего не сказать. Он был просто ошарашен, оглушен, убит наповал этим предложением.

- Так я и есть тот самый полуодетый нуб, про которого ты говорил, - растерянно проронил он.

- Да уж, прикид, конечно, оставляет желать лучшего, - согласился одетый в синий комплект Денис, что-то прикидывая в уме, - голубой минисет, синяя перевязь, серые митенки и картуз. Зато у тебя есть два немаловажных качества: во-первых, я в тебе совершенно уверен, а во-вторых, ты вполне адекватен и сможешь работать в команде. Что ты делаешь в субботу?

- Ничего... Отдыхаю, отсыпаюсь...

- Вот и прекрасно; выспаться успеешь, все равно пойдем ближе к полудню. Сейчас, постой, свяжемся с нашим командиром...

Через минуту рядом появился внушительного вида XAH, с головы до ног разодетый в прокованные синие доспехи здоровяка. Длинный список наград и благоволение почти десятка богов красноречиво говорили о статусе удальца; таким перечнем регалий мог похвалиться далеко не каждый хай. Совершенно очевидно, что за четыре месяца игры он вложил сотни тысяч рублей ради всего этого великолепия; что ж, некоторые игроки приходили в игру (а чаще, забросив старого перса, начинали нового) с твердым намерением стать первыми, и XAH относился именно к этой категории.

- Который, этот? - властно спросил он и, быстрым взглядом окинув невольно съежившегося Бронтозавра, посуровел. - Что-то я не догнал, в чем прикол... У тебя запасной комплект синьки есть, что ли?

- Нет, - виновато ответил Бронников. Некоторые удальцы могли позволить себе иметь два или даже три полных комплекта доспехов разных стилей, и при встрече с врагом моментально облачались в наиболее выгодный сет.

- А ездовое? Кранг или хотя бы аграндир?

- Тоже нет...

Недовольно дернув плечом, XAH повернулся к ЛюДВиКу и вполголоса стал ему что-то сердито втолковывать. Денис кивал, но порой вставлял в монолог коротенькие реплики. Поначалу отмахивавшийся от его слов XAH постепенно стал задумываться, речь его успокоилась, и он начал задавать вопросы, на которые ЛюДВиК, сдержанно жестикулируя, что-то отвечал убедительным тоном. Как ни прислушивался, Бронтозавр не мог разобрать ни слова, хотя тема беседы была очевидна.

Минут через десять жаркого спора XAH подошел к робеющему Бронтозавру и, все еще хмурясь, отрывисто стал расспрашивать:

- К башне ходил хоть раз?

- Было дело... В составе случайной нубской тимы. Продули мы тогда вчистую, конечно...

- Это неважно! Давно?

- Месяца три назад.

- То есть пропуск придется обновить. Лук есть?

- Нет...

- Лук надо будет купить, он копейки стоит. И стрелы - десяток красных и десяток фиолетовых.

- Ну, хорошо...

- Из зелий возьмешь заживление и уклонение. Купи на ауке Знак Земли и сходи к Потапу, вмонтируй его в шпагу. Все, остальное тебе Денис растолкует. Пока.

Не дожидаясь ответа, XAH запрыгнул на украшенного бахромчатой попоной кранга (этот подарок Мореллы, кстати, свидетельствовал о предпоследней ступени Покровительства Ездовых) и умчался. Проводив его взглядом, Бронтозавр повернулся к ЛюДВиКу и уточнил:

- Значит, он меня берет?

- Да... Созрел у нас один план, в котором тебе найдется роль по силам. Разумеется, если сможешь закупить все необходимое. Как у тебя с наличностью?

- Есть немного. Сейчас посмотрю... Четыре с копейками.

Денис обескураженно замолк.

- Что, этого не хватит? - догадался Бронников. - Ну, я могу продать кое-что по мелочи.

- Гм, - прокашлялся Денис. - У тебя, должно быть, целый склад этих мелочей, потому что меньше, чем в тридцать диамантов, снаряжение не обойдется...

Теперь настала очередь Алексея задуматься. Но, черт возьми, такой шанс выпадает раз в жизни! Сходить на башню в составе команды профессионалов, вырвать победу из лап могучих противников, столько раз задававших трепку неразвитому и неопытному персу - ради этого стоило постараться! Стараясь не выказать сомнений, Бронтозавр оптимистично заявил:

- Ерунда, наскребу! Вот увидишь - завтра днем все будет готово.

- Ты уверен? - уточнил ЛюДВиК, подозрительно глядя на хорохорившегося бойца. - Ты ведь, помнится, не вкладываешь рубли в игру из принципа.

- Уверен на все сто! - бодро заверил Алексей. - А что до принципов - для такого дела можно и влить маленько реала, если не хватит. От тысячи-другой не обеднею.

- Ну-ну, - хмыкнул Денис. - Тогда давай, до завтра. Если и впрямь сумеешь затариться, то обсудим дальнейшие детали.

- Бывай! - попрощался Бронтозавр. - Мои как раз из ванной идут, надо бы помочь улечься.

- Кстати, о домочадцах, - повернулся перед уходом ЛюДВиК. - Лучше бы не планировать какие-нибудь дела во время похода. Там бывает так жарко, что часа два, а то и три ни на секунду оторваться нельзя. Не то, что в туалет сходить - глоток воды выпить некогда.

- Понятно... Тогда буду играть с работы - там никто не помешает.

---

Марина с Викой уже засыпали, когда из Первоуральска позвонил Коля Черных со срочной неожиданной вестью: завтра, в пятницу вечером, на Урале проездом будет Димон Петунин. Возвращается домой из рабочей командировки в столицу и, конечно же, хочет повидать родню и старых друзей. Поскольку прибывает он поздно, переночует в Первоуральске у сестры, а в субботу днем уедет с вокзала в Екатеринбурге. В связи с этим есть предложение утром встретиться в районе вокзала за пару часов до поезда и посидеть в кафешке.

Конечно же, Бронников с энтузиазмом воспринял эту новость. У него совершенно вылетело из головы, что послезавтра намечен поход к башне. Когда же Алексей сообразил о досадной накладке, то стал судорожно вспоминать, во сколько они договорились начать. Эту деталь он не помнил; хорошо, что клиент игры позволял просмотреть логи, то есть записи состоявшихся разговоров. Вскоре он нашел фразу Дениса: "Все равно пойдем ближе к полудню", и облегченно вздохнул: полдень по серверу - это два часа дня на Урале. Вполне можно успеть добраться до Института после встречи с одноклассниками.

Не откладывая дела в долгий ящик, он внимательно изучил список рекомендованных к приобретению вещей и снадобий, и сравнил цены на них в магазине и на аукционе. Некоторые товары в игре на ауке стоили немного дороже, потому что были доступны отовсюду, и за ними не приходилось топать издалека. Другие, напротив, дешевле; многие эликсиры производились игроками-алхимиками, зарабатывавшими таким образом куда больше, нежели чем простой добычей ресурсов. Так, зелья заживления и уклонения, дающие максимально долгий трехчасовой эффект, в магазинах стоили по пять диамантов, в то время как на ауке - по четыре с половиной. Однако, учитывая десятипроцентную скидку у Сникса, Бронтозавру было все равно, где закупить снадобья.

Луки на аукционе тоже нашлись по низкой цене, однако все они или имели изъяны и дефекты, или просто из-за долгого употребления обладали заниженными характеристиками. Очевидно, придется взять за восемь диамантов новый в магазине, чтобы не ударить в грязь лицом перед Ястребами. Стрелы на ауке оказались существенно дороже; даже у торговца-непися цена на них кусалась: пятнадцать алмазов за штуку. Учитывая, что стрел требовалось два десятка, выходило три диаманта. Знак Земли, как и остальные Знаки, в магазине вообще не продавался, их в игру поставляли персонажи, прокачивающие профессию колдуна. Стоимость Знаков сильно варьировала - от четырех до двенадцати диамантов. В чем тут дело, Алексей разбираться пока не стал, решив расспросить потом Славу о различиях.

Продление пропуска к Черной Горе неприятно поразило Бронникова. Оказалось, что сумма денег за эту процедуру обратно пропорциональна удали бойца. То есть типичному мобобою, коим мог считаться и Бронтозавр, с небольшими заслугами в межрасовом противостоянии, за право посещать башню в ближайшие семьдесят дней требовалось теперь выложить четыре диаманта, хотя в самый первый раз такой двухмесячный пропуск обошелся ему в символический взнос в виде десятка рыбок. Видимо, таким способом отсеивались случайные люди на полях битв; плохим удальцам за схватки с расовыми врагами приходилось раскошеливаться в пользу хумиранской казны. Закон, конечно, вполне логичный, но Алексею от осознания этого факта стало отнюдь не легче.

Итак, необходимое снаряжение для похода действительно обойдется минимум в тридцать диамантов, как и предсказал Денис. И это еще без учета встраивания Знака Земли в шпагу, стоимость которого Потап озвучить отказывался, пока не увидит Знак собственными глазами. Вряд ли эта операция будет дороже самого Знака, хотя - кто ж знает. Конечно, надо бы взять еще запас эликсиров для боев... И еще, в качестве личной инициативы, зелье мощи; очень уж замечательный у него эффект, удивительно, почему XAH проигнорировал это простое, но очень эффективное зелье. Может быть, из-за низкой стоимости в полтора диаманта: видать, мажорный удалец брезговал такой дешевкой. Хотя, может, просто забыл, или счел само собой разумеющимся... Таким образом, даже с учетом карманной наличности необходимо срочно достать минимум тридцать диамантов. А лучше - тридцать пять или сорок, чтобы иметь небольшой запас на какой-нибудь непредвиденный случай перед самым мероприятием.

Алексей откинулся в кресле и задумчиво забарабанил пальцами по столу. О том, чтобы за день заработать такую сумму, не могло быть и речи; такой доход посилен для персонажа уровня этак двадцатого. В долг ему тоже никто столько денег не даст, да и Бронников сам бы не взял; такая передача однозначно приравняется паладинами к незаконной финансовой прокачке, и персонажа тут же посадят. Даже если потом разберутся, что это законный заем между несвязанными между собой игроками, пройдет масса времени - такая морока никому не нужна. Значит, как ни крути, надо вливать реал. Но где же взять лишние четыре тысячи рублей?

Тоскующий взгляд Бронникова остановился на нижнем ящике старой мебельной стенки. В нем хранились оплаченные счета и квитанции, туда же Алексей складывал ежемесячную зарплату, отделяя в специальный конвертик деньги коммунальные платежи, и изымая впоследствии из остатков понемногу на продукты. Под конец месяца денег на еду, как правило, уже не оставалось; иногда приходилось затянуть пояса и тянуть до получки на кашах и пустых супах. Отложенные для оплаты счетов финансы тратить на жизнь супруги не решались, понимая, что в следующем месяце восполнить пробел будет уже значительно сложнее.

"А что, - подумал Алексей, - счет за квартиру еще не пришел... Возьму пока оттуда, добавлю, сколько не хватает, из продуктовых. А на следующей неделе, может, Леонид подкинет наконец халтурку - заработаю и заплачу за жилье. Другие, вон, годами не платят, по сотне тысяч долга за коммуналку накопят и в ус не дуют. Перебьются они там в ЖКХ один-то месяц без наших двух с половиной тысяч, не умрут. И отопление скоро отключат, в мае квартплата будет вообще меньше двух".

Решив так, Бронников взял из запретного конверта три купюры; еще одна тысячная банкнота всегда лежала у него в кармане на случай незапланированного посещения магазина. Деньги, отложенные на телефон, он трогать не решился; связисты не коммунальщики, при задолженности сразу автоматически отключают. Честно говоря, целесообразность наличия в доме стационарного телефона все больше и больше вызывала сомнения у многих горожан. Особой выгоды от него тем, кто звонил мало, или в основном на сотовые, не было. "Надо будет обсудить с Мариной вопрос, не пора ли отказаться от него", - мелькнула у Алексея мысль.

Вернувшись к игре, он стал дожидаться Славу, чтобы расспросить его о Знаках. Занятий, чтобы скоротать время, имелось более чем предостаточно; так, через полчаса начинался звездопад в Восточном Пригороде. По дороге на эвент Бронтозавр, рассматривая прохожих, заметил виденную много раз картину: паладин-новобранец в светло-пурпурных доспехах наказывает за чересчур длинный язык какого-то сквернослова. Лицо и ник блюстителя порядка показались Бронникову знакомыми. Минуты три или четыре он мучительно рылся в памяти, при каких обстоятельствах он пересекался в игре с этим персонажем, но никак не мог вспомнить. И только увидев, как очередной крыс пытается перехватить избитого пса-вожака у делающих патруль малышей, Алексей сообразил. Именно за таким занятием он и увидел впервые почти полгода назад нынешнего паладина с ником Крайслер.

Это открытие настолько поразило Бронтозавра, что он тут же связался с Афиногеном - самым близким из друзей, которые присутствовали сейчас в игре.

- Представляешь, Серега, - возбужденно жестикулируя, сказал он, - кого я сейчас видел? Крайслера! В жизни не угадаешь, кто он теперь... Паладин!!!

- Э... А кто это? - недоуменно пожав плечами, спросил приятель.

- Ну как же, ты разве не помнишь этого крыса, который по осени на вожаках промышлял? Мы с тобой тогда совсем еще мелкими были. Его еще Барсы, кажись, катали в бинты ежедневно?

- Нет, в упор не помню. Наверное, мы с ним не встречались. А что тебя так удивило?

- Так это надо же - с таким криминальным прошлым и в полицаи пролез! Может, нынешнее начальство не в курсе его прежних похождений?

- Это вряд ли... Паладины все про всех знают. Раз крысятничество не запрещено правилами, так почему бы ему не податься в орден? Очень удобно: те, кто его пинал всю жизнь, физически теперь не смогут напасть на паладина, а вот он при случае отплатит своим обидчикам по полной. Иммунитет плюс вседозволенность - двойная выгода. Даже более того; наворовал с три короба, а теперь получил еще и халявные доспехи классом не хуже синьки. Будь уверен - когда через три-четыре месяца он прокачает удаль и уйдет из стражей, его все на руках носить будут, и никто даже и не вспомнит про то, как он начинал. А те, кто вспомнит, предпочтет молчать.

- Да... - обескураженно протянул Бронтозавр, понимая всю правоту товарища. - Как-то грустно это все. Слишком напоминает нашу действительность.

- Согласен, приятного мало. И даже, если среди его недоброжелателей найдутся упрямцы, которые станут продолжать преследования, то владелец всегда может выгодно продать перса и начать нового.

- Продать, говоришь? Так ведь за это посадят!

- Это будут уже не его проблемы, он свои деньги получит и исчезнет. Не зря же он пошел в стражи... найдет там у них какую-нибудь лазейку. И потом, покупатели персов тоже не дурачки - этим обычно занимаются люди такого уровня, которые при желании пол-игры подмять под себя могут. Выложить полсотни тысяч рублей, чтобы поиграть денек чужим персонажем, навредить кому-нибудь или, наоборот, помочь - это, думаю, не каждый россиянин может себе позволить.

- Пятьдесят тысяч рублей за перса? - переспросил Алексей. - А ты-то откуда знаешь? И почему именно столько?

- Слышал, - неопределенно махнул рукой Афиноген. - А цена перса определяется стоимостью шмота, уровнем, степенью прокачки умений и удали... Один только комплект синьки тянет на двадцать пять тысяч, а за нормально прокачанную удаль цена обычно увеличивается в несколько раз; вот и считай. Если у него еще и ездовое будет, и влияния с репутациями на высоте, то цена перса, например, твоего шестого уровня может быть и восемьдесят, и сто тысяч.

- Неплохо... Кто бы мог подумать, что в этой игре кто-то, кроме админов, умудряется еще и зарабатывать? Я имею в виду, практически честно, не занимаясь откровенным мошенничеством.

- Есть еще более честные способы заработка в bfl. Как ни крути, а продажа диамантов и персонажей расценивается как операции на черном рынке, и за это админы сажают. А вот если работать водилой, то есть за некоторую плату прокачивать перса, пока его владелец работает или отдыхает, то это почти ненаказуемо. Как, ты думаешь, здесь становятся хаями двадцатого с лишним уровня всего за год? Присмотрись, и ты заметишь, что некоторые персы всегда в игре и постоянно что-то делают, круглосуточно работают или воюют. Или их хозяева никогда не спят, или... одно из двух.

- Вот оно как, значит... Интересно, интересно. Ой, Слава пришел! Пойду теперь к нему пристану с расспросами про Знаки.

- А я спать пойду... Утро уже скоро, пора на боковую.

- Да где же скоро - ночь только начинается. Ты откуда играешь, кстати? С Владивостока, что ли?

- Почти, - рассмеялся Сергей. - Я в Сиднее сейчас живу.

- Австралия? - не поверил Бронников. - Ничего себе! Расскажи хоть, что там?

- Да что тут... такие же люди, как и везде. Летняя жара наконец-то кончилась, осень наступила.

- А у нас наоборот - весна в разгаре! А как тебя туда занесло?

- М-м... Это долгая история, давай, я тебе потом расскажу. Спать очень хочется... Пока-пока! - помахал рукой Афиноген, неподдельно зевая.

- Спокойной ночи! - попрощался Бронтозавр. Надо же - сколько времени общался с человеком, и даже мысли не мелькнуло, что он на другой половине планеты. До чего дошел прогресс...

---

В пятницу за завтраком Бронников упомянул о предложении Крохина принять участие в экспедиции через месяц. Алексей рассчитывал, что Марина воспротивится недельному отсутствию мужа, но та, вопреки его ожиданиям, согласилась.

- Но разве не лучше будет, если я останусь? - недоумевал Бронников. - Тебе ведь одной управляться с Викой и с хозяйством будет непросто!

- Я и сейчас управляюсь одна, - парировала супруга. - Поезжай, развейся... Я бы на твоем месте с удовольствием прокатилась по этим местам, кабы взяли.

- Почему одна? Я тоже стараюсь что-то делать по мере сил.

- У тебя все силы на компьютер уходят. Так что отдохнуть от него хоть несколько дней будет весьма полезно. А мы с Викой не пропадем, не переживай. Она уже не лялька...

По дороге на работу Алексей зашел в торговый центр и, отыскав среди банкоматов приземистый оранжевый терминал QIWI, выбрал раздел с играми, нашел среди длинного списка проект bfl и ввел реквизиты своего персонажа. Уж в этот-то раз денежки не уйдут неизвестно куда... Банкомат с низким урчанием равнодушно заглотил четыре купюры и выдал взамен квитанцию - самую обычную, с несколькими сухими строчками цифр и букв. Новое, неуловимое ощущение на какие-то мгновения охватило Бронникова, отчего он чуть было не выбросил стыдливо этот белый квадратик в услужливо раззявившую пасть синюю урну; однако встряхнулся, сбрасывая наваждение, и припрятал квиток во внутреннем кармане куртки - на всякий случай.

По дороге в Институт Бронников, обходя темные зеркала подмерзших за ночь луж, твердо намеревался придерживаться своего замысла и не подходить к компьютеру до тех пор, пока не доделает Соль-Илецкую коллекцию. Но как-то само собой получилось, что, едва раздевшись, он сел в кресло и включил компьютер. Это отнюдь не было проявлением минутной слабости, просто за те секунды, прошедшие между открыванием двери и снятием верхней одежды, план слегка поменялся. "От двух минут ничего не изменится... Надо же убедиться, что деньги пришли по назначению", - объяснял Алексей сам себе, ожидая, пока его старичок, поскрипывая мозгами, соберется с силами после сна.

Но увы - игра почему-то не пожелала запускаться. Недоуменно пожав плечами, Бронников попробовал еще раз - безрезультатно; соединения не было. "Что за ерунда?!!" - возмутился Алексей и проверил сетевой шнур; тот оказался исправен. Интернет работал нормально, поскольку другие ресурсы благополучно загружались, а вот пинг до сайта bfl пропал. Складывалось впечатление, что сервер игры завис; за последние полгода подобные непродолжительные сбои наблюдались раза два. В таких случаях оставалось только ждать, пока администраторы устранят проблему. Что ж, это явно был знак свыше, и Алексей, повинуясь указующему персту судьбы, вздохнул и отправился в подвал. Закончить сегодня с этой работой и отчитаться перед Крохиным было бы замечательно; тогда весть об отказе от экспедиции начальник воспринял бы, может быть, не так болезненно. Хотя Марина и не высказалась против этой поездки, Бронников решил сослаться на семью, мотивируя свое нежелание уезжать из города.

По пути он вспомнил про непонятную этикетку и сунул руку в карман - клочок бумаги все еще лежал там. Вот и прекрасно; Петрович приходит на работу рано, наверняка он уже на месте, и сможет прояснить вопрос с этой надписью.

В шестой комнате, помимо обоих Владимиров, оказался еще и старший брат Комарова, Иван Петрович. С ним Алексей был знаком давно, со студенческих лет - доводилось встречаться и на вечеринках, и на полевых работах. Частенько забегал он и в Институт, поскольку трудился в смежной области, связанной с картированием территорий.

Ваня закончил УрГУ, - Уральский Госуниверситет имени Горького, еще в те времена, когда универ в Свердловске был один, и при его упоминании никому и в голову не приходило уточнять, о каком именно университете идет речь. Комаровы, видимо, унаследовали склонность к наукам, и особенно к горному делу, от своего прапрадеда Евгения Никитича Короткова, действительного члена и хранителя музея УОЛЕ (Уральского общества любителей естествознания); вот только характеры братьев забавным образом дисгармонировали с их возрастом. Старший Иван был легок в общении, непринужден и весел, в то время как младший Вова всегда отличался излишней серьезностью, вдумчивостью и строгостью. Наверное, поэтому невысокий озорной Ваня выглядел меньшим братом на фоне авторитетного рослого Володи; несмотря на свои сорок с гаком лет, в душе он остался совершеннейшим шалопаем.

Бронникова встретили шутками - очевидно, ребята перед его приходом обсуждали что-то забавное. Алексей кисло улыбнулся и неуклюже попытался пошутить в ответ, чем еще больше развеселил компанию. Иван, тем не менее, заметил, что визитер не в духе, и жестом опытного дирижера привлек внимание к себе, сказав:

- А вот еще один анекдот советских времен - про гвоздики в поезде. Его, кажется, Никулин рассказывал по ящику давным-давно. Значит, едут в купе случайные попутчики; за встречу, как водится, приняли по маленькой и давай байки травить. Трое внизу гогочут, а четвертый на полке уснуть не может. Слово за слово, мужики перешли на политические анекдоты; вот мужик наверху и думает: "Погодите, сейчас я вас проучу". Спускается, идет, типа, в туалет, а сам заходит к проводнице и просит ее ровно через пять минут принести ему чашечку кофе со словами: "Это вам товарищ майор прислал!".

- А-а, знаю такой! - Петрович безапелляционно махнул рукой. - Только я слышал версию про гостиницу и пепельницу.

- Погоди, Вовка, может, ребята не слыхали, - укорил брата Иван и повернулся к присутствующим с немым вопросом.

- Знаем, знаем; der alte Witz, - закивал Ильич; он и Алексей не прерывали рассказчика из вежливости.

- Кстати, вам вот смешно, вы тот период почти не застали... А мне довелось столкнуться с системой. Расскажу еще один анекдот, на этот раз из жизни. Перед перестройкой, еще студентом, лежал я как-то раз в гастроэнтерологии нашей сороковой больницы с подозрением на язву. И был у нас сосед по палате - ненамного старше меня, шебутной такой парнишка, со странностями... Как же его звали; то ли Паша, то ли Саша... Не помню, пусть будет Паша. У него не только с животом какие-то проблемы были, но и, видать, с головой, потому что он по большому секрету всем и каждому намекал, что имеет отношение к КГБ. Ему, конечно, не верили, списывая на шизофрению. И вот этот Паша однажды, когда я подобные анекдоты стал рассказывать, серьезно так говорит: "Ты что, мол, треплешь языком-то? Не знаешь, что ли, что у нас практически все прослушивается, и на каждого человека с рождения заводят специальное досье, куда все заносится - где, когда и с кем... Я, говорит, лично все эти базы данных видел у нас в специальном отделе". Я его, конечно, на смех поднял - ну, невозможно же за всеми абсолютно следить! Если, говорю, ты и вправду можешь информацию про кого угодно найти, то разузнай что-нибудь про меня. Он, мол, время сейчас неудачное, между четырьмя и пятью у них как пересменка... А я давай подначивать, мол, насвистел ты все и сознаваться не хочешь.

- Ну, и раззадорил его на свою голову, - продолжил Иван, переведя дыхание. - Спустились мы с ним со второго этажа к телефону-автомату в вестибюле, он какой-то номер набрал и говорит пароль. Как сейчас помню, вместо здрассьте-привет: "Золотая рыбка". А потом уже по существу; вот, мол, нужно одного человека пробить. Ему там - дескать, пересменка же у нас, а он извиняется, но настаивает, говорит, что срочно надо. Уболтал там кого-то, назвал мое имя и фамилию, подождал минутку... А потом подзывает меня и сует трубку к уху. Я прислушался - а там незнакомый голос читает про меня всю подноготную, начиная с детского сада: как звали воспитательницу и учителей, с кем дружил, о чем говорил тогда-то и тогда-то... Верите или нет, мне тогда жуть как страшно стало; весь кураж куда-то пшик - и исчез. Я тихонько так трубку повесил, и язычок-то свой прикусил.

- Да уж, суровые были времена, - посочувствовал Ильич.

- Почему были? - старший Комаров хитро улыбнулся, словно опытный тролль - так в сети называли специалистов по провоцированию собеседников на жаркие, эмоциональные споры. - Сейчас почти то же самое. Только техника шагнула вперед; вместо гвоздичек в вагонах и пепельниц в гостиницах - Интернет.

- А что Интернет? - удивился Бронников. - Если сам себя не назовешь, то фиг узнают, кто ты и откуда. И потом, кому сейчас-то нужны данные на простых обывателей? Устанешь собирать. По-моему, с развалом СССР и КГБ все это накрылось медным тазом.

- Наивный, - всплеснул руками Иван. - У нас в стране ничего бесследно не пропадает. А что до сбора информации - так люди сами поставляет все нужные сведения. Все эти "Одноклассники" и "Вконтакте" - это же просто лафа для агентов. Без шума и пыли; сиди хоть у себя дома на диване и бери фотки, записывай, кто с кем когда куда ездил, о чем болтали... Если сам не светишься в социальных сетях, так всегда найдется тот, кто сольет нужную информацию - жена, одноклассник, коллега, ребенок. Анонимность в Интернете - тоже фикция, любого в два счета вычисляют по IP и MAC-адресу компьютера. И это только верхушка айсберга, которая на поверхности; я уже молчу о специализированном софте, который есть на любом компе и при необходимости стучит о тебе куда надо...

- Да у тебя паранойя, Вань, после того случая в больнице, - со свойственной ему язвительностью захохотал младший Петрович. - Ерунда это все; какие нафиг программы? А на что тогда антивирусы и файерволл? Зачем, спрашивается, нужны proxy? Анонимность в Интернете - это не миф, иначе не было бы многочисленных хакеров, которые тырят миллионы со счетов в банках

- Нет, здравое зерно тут, конечно, есть, - вступил Годин. - Но я тоже думаю, что невозможно и, главное, нецелесообразно вести тотальную слежку за подавляющим большинством инертных пользователей сети.

- Это у тебя легкомысленная беспечность по поводу окружающих реалий, - Ваня, видимо, частенько полемизировал с задиристым братом по самым различным вопросам. Впрочем, в этом не было ничего удивительного: младший Комаров спорил всегда и со всеми, истово отстаивая свои убеждения. - Я бы сказал даже, поза страуса; ничего дальше своих камушков под носом не видишь. Как будто в прошлом веке живешь! Ты сам-то используешь прокси? Чистишь кэш и куки? Юзаешь FreeBSD вместо насквозь дырявой Винды? То-то же... Вот, например, твоя игрушка - думаешь, оттого, что ты не заполнил данные о себе, совершенно никто не с курсе, что за твоим персонажем скрывается Владимир Петрович Комаров из Института Геологии и Географии в Екатеринбурге?

- Да я уже давно в нее почти не играю, - огрызнулся младший Петрович. - К тому же наши сисадмины уже позаботились о личной безопасности сотрудников и прикрыли доступ из Института к социальным сетям и развлекательным ресурсам. С твоей подачи, наверное?..

- Постой, - вскинулся Бронников. - Что ты сказал? Как прикрыли?

- А ты не заметил? - повернулся к нему Годин. - С сегодняшнего утра с институтских компьютеров нельзя зайти на "Одноклассников", в Twitter, в Facebook, на bfl и Youtube... Типа борются с фигнестраданием на рабочем месте; уж не знаю, кто им такую идею подкинул. А как именно они это сделали - у Потапова спроси. Скорее всего, тупо забанили блэк-листом по IP, да и все.

- Я заметил, - растерянно промолвил Алексей, - но я подумал, что это сервер игры упал...

- Да все у них работает, только нам кое-куда доступ запретили, - мимоходом бросил Володя Комаров и вернулся к полемике с братом. - Ну и что с того, что меня сосчитали за онлайн-игрой? Придут теперь и арестуют меня за безделье?

- Не увиливай! - одернул спорщика Ваня. - Речь шла вовсе не об этом, а о принципиальной возможности идентифицировать любого в сети и при желании организовать сбор информации личного порядка...

Бронников был настолько потрясен известием, что не стал слушать завязавшуюся дискуссию и вышел, даже не попрощавшись. Мысль его лихорадочно заработала. Во-первых, сегодня обязательно надо известить Дениса о готовности к походу на башню и обговорить детали стратегии. Во-вторых, неужели завтра после встречи с одноклассниками придется возвращаться домой? Очень нежелательно; Алексей по целому ряду причин предпочел бы играть из Института. Может, подойти к Боре? Нет, это не годится...

Ни о какой работе, конечно, не могло быть и речи, надо срочно бежать домой. Алексей прошел в свою двадцать третью комнату и поспешно снял халат, не заметив даже, как из кармана выпал и залетел под стол многострадальный кусочек газеты с карандашной надписью.

---

Марина очень удивилась и обеспокоилась по поводу того, что муж так рано вернулся с работы - не случилось ли чего? Алексей же в ответ на участливые расспросы только нетерпеливо пробурчал что-то невразумительное и немедленно засел за компьютер. Когда же супруга увидела на экране до боли знакомую заставку игры, она закатила глаза и, махнув рукой на отключившегося от окружающей действительности Бронникова, занялась дочкой. Та, обрадованная приходом отца, подползла, встала рядом на ножки, обняв его колено ручонками, и стала что-то лопотать на своем загадочном языке. Наверняка ей о многом хотелось рассказать папе, но тот, сильно занятый своими делами, лишь морщился от этой досадной помехи, вперив неотрывный взгляд в монитор.

Денежки благополучно дошли до игры; Бронтозавра встретило сообщение, что его кошелек пополнился сорока диамантами. Быстренько пробежавшись по нужным местам, он закупил все необходимое; Знак Земли, по совету Славы, взял желтый, за четыре диаманта, и еще один пришлось заплатить Потапу за работу. Markuss накануне долго объяснял различия и предназначение разных типов Знаков, но Алексей слушал вполуха, и мало что понял и запомнил. Раз глава посоветовал именно желтый, как оптимальный по соотношению цены и эффекта для ловкача в лазури, значит, так оно и было.

Вот со стрелами дело обстояло куда проще. Каждый цвет придавал свой особый эффект: например, красной можно было во время схватки поразить свободно разгуливающего рядом моба или врага, и тем самым завлечь его в свой бой, а фиолетовые немного снижали быстроту действий противника. Существовали и другие типы стрел, со своими специфическими свойствами, но Бронтозавр пока не стал глубоко вникать в этот вопрос.

Вскоре в игре появился ЛюДВиК. Алексей, едва не поминутно проверявший, не пришел ли приятель, не смог сдержаться, тут же кинулся к нему и принялся осыпать вопросами относительно завтрашнего похода.

- Привет, привет! Погоди минутку, - засмеялся Денис, - я сейчас Лампу потру, пока не забыл, в банк загляну и буду готов... Вот, все! Так что - ты говоришь, все закупил?

- Ага, - Бронников с гордостью продемонстрировал покупки.

- Молодец! Значит, завтра в полдень встречаемся в Плерке, и оттуда выходим к Черной Горе. Красные стрелы есть?

- Да, десяток.

- Вполне хватит для первого раза. Смотри, какая штука: выходные - традиционное время, когда на поля битв подтягиваются сильные удальцы со всех рас. Это связано с тем, что, во-первых, за победу в субботу и воскресенье там предусмотрены особые бонусы в связи с повышенной сложностью, а во-вторых, большинство удальцов - реальщики. На неделе нормальные люди, как известно, по уши заняты работой, а в выходные сбрасывают пар. Кто-то на рыбалку едет, кто-то в сауну идет, кто-то водку пьет... А эти предпочитают виртуальные бои - сам знаешь, от них адреналина и куража порой не меньше, чем от настоящих драк. Реальщикам зарабатывать в игре некогда, а денег полно; поэтому они, чтобы не посрамиться, покупают себе все самое лучшее в игре, что только можно достать. Собственно, на них весь проект и держится, и развивается; зарплата разработчикам, администраторам, художникам, дизайнерам, программистам идет именно из этих денег. С другой стороны, у каждой медали две стороны; без обычных игроков, коих тут большинство, игра тоже быстро загнется - именно они, гробя кучу своего личного времени за парочку алмазов, снабжают реальщиков массой квестовых предметов, совершенно необходимых для прокачки репутаций. Без простых мобобоев и ресурсокопателей никому из донаторов ни в жизнь не накопить, например, ржавых гвоздей, чтобы Потап согласился проковать доспехи, и не выбить компоненты для составного оружия - вероятность их выпадения просто смехотворна...

- Ну, это все известные вещи. К чему ты клонишь?

- Да, действительно, что-то я издалека начал, а потом вообще в сторону ушел. Не обращай внимания, это у меня мысли вслух. Так вот, в субботу предстоит встретиться с сильными ребятами в синьке, которые тоже придут только за победой. В башне, как ты знаешь, нельзя пользоваться ездовыми и призрачными помощниками, поэтому там два слагающих успеха: хороший шмот и мозги.

- Боюсь, с первым у меня неважно... Да и со вторым тоже. В том смысле, что ум сам по себе бесполезен при отсутствии опыта.

- Относительно мозгов не переживай - чтобы выиграть сражение, нужен один хороший командир, а не тысяча умных солдат. Что же касается шмота, то у тебя есть самое главное: синяя перевязь с тремя дополнительными карманами. Она позволит тебе максимально долго противостоять врагам, отвлекая их внимание на себя. Скорее всего, они, завидев твой лазурный минисет и серые митенки с картузом, с радостными криками набросятся на тебя всей оравой, думая положить за пару минут; это и будет их ошибкой. А для страховки у тебя есть красные стрелы - ты знаком с их свойством?

- А как же! Они нужны, чтобы затаскивать к себе в бой врагов против их желания.

- Верно. Их редко используют, потому что кому же нужен дополнительный противник в бою? Но в твоем случае это самое то. Первые минуты боя ты, уйдя в блок, будешь тщательно следить за окрестностями и стрелять красными стрелами во всех, кого увидишь. Выдастся свободное мгновение - угости фиолетовой стрелой тех легвонов и тренстиров, которые будут тебя бить, чтобы еще больше затянуть бой. Ах, да; конечно же, первым делом в бою выпьешь эликсир возрастания, чтобы тебя какой-нибудь силач не завалил серией после оглушения. На этот же случай имей в кармане пару банок жизни. Остальные слоты забей свитками - самыми лучшими, которые сможешь достать. Они работают медленно, но суммарный эффект дают больше; тебе и то, и то подходит как нельзя лучше. Общая концепция ясна?

- Да. Я буду живцом с задачей зацепить как можно больше народу и мариновать до посинения.

- Отлично! Точнее и не скажешь. Где именно в башне будет твоя позиция, скажет Вася, когда мы войдем внутрь; это будет зависеть от состава противников...

- Вася?..

- Ах, вы же незнакомы... Василий - это XAH. Кстати, хочу тебя предупредить: человек он весьма... своеобразный. С одной стороны, настоящий удалец, грамотный, опытный, умный и решительный, а с другой - очень категоричен в общении, несдержан, вспыльчив, и порой даже резок до грубости. Словом, не подарочек. Ему больше подошел бы ник ХАМ; совершенно безжалостен как к чужим, так и к своим. Но это он не со зла, просто натура у него такая - завышенные требования к себе и к окружающим. Так что, если он начнет язвить, не принимай это близко к сердцу, лучше в точности выполняй все его указания - он слов на ветер не бросает.

- Гм... Ну ладно, учту. Что еще посоветуешь?

- Да вроде бы все... Кстати, ты уже пробовал подраться в обновке с мобом своего уровня - с трасконом, например?

- Нет еще, не успел.

- Тогда можешь пока потренироваться, так сказать, на кошках, если есть возможность - чисто чтобы прочувствовать предел своих сил в перевязи. Но это так, пожелание... В принципе, это необязательно. Все, пока - мне надо убежать на какое-то время. Если сегодня не увидимся - то до завтра!

- Пока! - попрощался Бронтозавр и задумчиво побрел в Плерку.

Телефонный звонок заставил Алексея прерваться. Звонил Леонид Рогожин. После зимних работ в детском садике он редко обращался к Бронникову с деловыми предложениями, всего раз или два. Может быть, виной тому было неважное качество ремонта мебели - Алексей тогда из-за спешки допустил на халтуре халтуру. Сам Бронников, однако, старался не думать о наделанных ляпах и списывал молчание своего главного работодателя на сезонное затишье.

- Привет, Леня! - нажал Алексей кнопку ответа на вызов.

- Приветствую. Как насчет подработать? - сразу взял быка за рога практичный Леонид.

- Всегда готов! - бодро доложил Бронников. - Что, где, когда?

- Надо сделать откосы на пластиковые окна одному товарищу. У меня в бригаде мастер внезапно приболел, а сделать надо срочно - завтра вечером должно быть готово. С тебя нужно только вырезать куски гипсокартона в размер и прикрепить их к стенам, а уголки, шпатлевку и покраску сделает напарник. Возьмешься?

- Ой... Завтра, говоришь?..

- Понимаю, что это не совсем по твоей части, но там ничего сложного, - Леонид неправильно истолковал заминку. - Методика работы та же, что и с фанерой, только гипсокартон режется легче, хотя и более хрупкий.

Бронников не знал, как бы тактичней отказаться от работы. Конечно, дело пустяковое, вполне по силам, однако суббота уже вся занята.

- Ну, не знаю, не знаю... Материал незнакомый, боюсь, не получится, - посетовал Алексей, хотя опыт работы с гипсокартоном у него имелся.

- Да брось, освоишься за пять минут, - попытался приободрить его Леня. - За срочность предусмотрена доплата: за два окна получите по тысяче двести на брата. Уверяю, там работы не больше, чем на полдня.

- Ох... Заманчиво звучит, конечно, но вряд ли я сумею. Да и планы у меня на завтра есть, дельце одно подвернулось...

- Да? Точно не сможешь?.. Жаль... Ладно, тогда сейчас буду искать кого-нибудь еще. Пока!

- Бывай... Звони, если что появится.

Слышавшая этот разговор Марина не удержалась и спросила:

- Ты действительно не сумел бы справиться с этой работой?

- Не знаю, - уклончиво ответил Алексей. - Но на всякий случай лучше не рисковать, чтобы не попасть впросак.

- Кто не рискует, тот... - вздохнула супруга. - Впрочем, дело твое. А что за планы у тебя намечены на завтра?

- Коля из Первоуральска звонил, говорит, завтра утром здесь проездом будет Димон... наш одноклассник. Хотим встретиться, посидеть, поговорить.

- Здорово! Пригласи их к нам, хоть познакомимся, а то я про Колю столько раз слышала, но ни разу не видела. Правда, мы с Викой должны будем уйти на час-полтора, примерно с десяти до двенадцати...

- Да нет, мы посидим в каком-нибудь кафе у вокзала. А куда вы собираетесь?

- Мы каждое утро ходим к Тае. У ее мамы остеохондроз разыгрался, назначили по результатам обследования кое-какие физиотерапевтические процедуры - электрофорез, массаж, и диклофенак внутримышечно через день. Хотели в стационар положить, но я уговорила их на амбулаторный режим. Дома выздоравливается быстрее и лучше, чем каждый день до больницы ползти, а поясницу помять, электроды наложить да укол в попу поставить я и сама могу - медсестра ведь все-таки.

- Добрая ты душа, - покачал головой Алексей. - Сколько тебя знаю, все время кому-то из подруг помогаешь: то про таблетки рассказываешь, то к знакомым врачам водишь, то массаж кому-то делаешь. А мне вот уже сто лет массаж не делала!

- Так за чем дело стало? - улыбнулась Марина. - Снимай рубашку и ложись. От постоянного сидения за компьютером у тебя уже вся спина, небось, желваками пошла.

- Спина нормально, а вот попа побаливает иногда, - признался Бронников. - Но это мелочи. Ладно, это я в шутку... как-нибудь потом. Сейчас надо еще кое-что сделать...

- Как всегда, - скривилась супруга и, махнув рукой, пошла на кухню, ворча по дороге. - Ты уже полгода и днем, и ночью все делаешь это свое кое-что, и конца-краю не видать.

"Погоди, - подумал про себя Алексей. - Вот наиграюсь вволю и продам своего перса. Эх, прокачать бы каким-то образом удаль, тогда б вырученных денег хватило бы хоть раз за границу на отдых махнуть. В Турцию, например... А то ведь с нашими зарплатами мы с Викой всю оставшуюся жизнь ничего, кроме Шарташа и Верх-Исетского пруда, летом не увидим".

Повернувшись к компьютеру, Бронников обнаружил на экране вместо привычной картинки с игрой белое поле и стандартное извещение о том, что невозможно установить соединение с сервером... Внутри у него похолодело; быстрая проверка показала, что сам компьютер в порядке, и только Интернет напрочь пропал - полностью отсутствовала связь с провайдером. Алексей кинулся к ящику, где хранились документы, и трясущимися руками стал их перебирать. В договоре должен быть указан телефон техподдержки... вот и он. Путаясь от волнения в цифрах, Бронников набрал номер.

Дозвониться удалось не сразу - постоянно было занято. Наконец, трубку взяла девушка, представившаяся Наташей, и, едва Алексей назвал себя и стал сбивчиво объяснять свою ситуацию, усталым голосом пояснила, что на линии обрыв. Да, бригада уже выехала. Нет, сроки устранения неполадок определить пока сложно. Конечно, будет сделан перерасчет всем пострадавшим, если канал не починят в течение суток.

"Какой, блин, перерасчет? - не сдержав клокотавшую ярость, заорал Бронников в трубку так, что Марина, поглядев на него круглыми глазами, подхватила на руки заревевшую сиреной Вику и рефлекторно прикрыла ее собой, уберегая дочку от любой опасности. - Какие сутки?!! Мне завтра до зарезу нужен Интернет, а не эти несчастные двадцать рублей!!!". Швырнув телефон на кровать так, что он после падения подскочил на метр в высоту и с глухим звуком ударился о стену, Алексей в сердцах хватил по холодильнику кулаком. На гладкой и ровной белой поверхности осталась вмятина, а кисть пронзила резкая боль; это его немного отрезвило, и Бронников, поборов в себе страстное желание разнести что-нибудь на мелкие кусочки, присел на край кровати и обхватил голову руками. Что же теперь делать? Из Института тоже сейчас не поиграешь, а завтрашний поход никак нельзя пропустить. Оставалось только ждать, надеясь на лучшее; о худшем даже думать не хотелось, не то что к нему готовиться.

---

Вечер тянулся долго и неохотно, как давно выплюнутая жевательная резинка. Алексей слонялся по дому, не в силах взяться ни за какое дело - садился на кровать, но через минуту опять вскакивал; брал газету или книгу и читал, однако уловить смысл фраз не мог. Все его мысли, вся жизненная энергия сконцентрировалась вокруг единственного вопроса: когда наладят Интернет? То и дело подсаживался он к компьютеру, проверял - нет, без изменений. Снова и снова звонил в техподдержку, но слышал все те же ответы: бригада на месте, работы ведутся, прогноз неопределенный.

Как Бронников корил себя за то, что не подумал завести резервный канал от другого провайдера! Еще вчера такая идея показалась бы ему абсурдной: в Интернет можно выйти хоть из дома, хоть с работы. А сейчас - смотри-ка, как жизнь повернулась. Эх, знал бы, где упадешь - соломки б постелил.

Вечер сгустился в ночь. Марина с Викой улеглись спать, а Алексей по-прежнему маялся, томясь от неизвестности. Чтобы не шуметь, сел за просмотр какого-то старого кино, найденного в стопке дисков, - не все, оказывается, выкинул. Никаких эмоций давно любимый фильм не вызвал: просто ряд знакомых плоских картинок и неинтересных диалогов. Потом поглядел второй, третий... И лишь в четвертом часу ночи, опустошенный и вымотанный, забылся тяжелым сном - будто провалился в черную топь.

В семь утра Бронникова словно что-то подтолкнуло, и он сел на кровати. Первая мысль, родившаяся в тяжелой, свинцовой голове - как там Интернет? С надеждой Алексей склонился над так и не выключенным компьютером; все по-прежнему, ничего не починили. Если рассудить здраво, подумал он, то это понятно: несмотря на все заверения техподдержки, вряд ли ремонтники работали ночью - больные они, что ли? Но ведь с утра, наверное, все-таки возьмутся за дело! Хоть и суббота, а без Интернета сидит весь район; должны пошевелиться.

Потом проснулась Вика, а за ней и Марина поднялась. Девушки купались, завтракали, собирались - вся эта незамысловатая жизненная суета прошла как-то мимо Алексея, находившегося в тягостном состоянии, этакой заторможенной прострации. Когда они ушли к Тае, жившей вместе с мамой и сыном Лешкой в соседнем доме, Бронников вообще впал в оцепенение, и только телефонный звонок вывел его из ступора.

- Привет, Леха! - Колин бас загудел, казалось, на всю квартиру. - Ты как, уже на месте? Мы подъезжаем.

Ох... Они же договорились встретиться в десять "под варежкой" - небольшая изолированная от машин площадка перед памятником на привокзальной площади издавна, еще со времен Свердловска, являлась традиционным местом сбора студентов многих вузов уральской столицы. Откровенно говоря, Алексей только сейчас вспомнил о встрече - настолько вчерашний день выбил его из колеи.

- Здорово, Николас, - промямлил он, как застигнутый у лужицы на ковре котенок. - Да я, понимаешь, дома еще...

- Ну, ты даешь! - хохотнул Коля. - Давай, просыпайся уже, сонная тетеря, и дуй скорей сюда. Мы тебе чуть позже перезвоним, куда именно подкатить - пока ты собираешься и едешь, место подыщем.

- Ладно, - вздохнул Бронников. - Пока, до встречи.

Как в замедленном кино, он стал одеваться, поглядывая на значок статуса соединения. Прошел на кухню и, заглянув в холодильник, долго думал, зачем же он его открыл. Хотя Алексей не ел со вчерашнего вечера, голодным он себя не чувствовал, и потому вместо завтрака довольствовался несколькими глотками воды. Опять убедился в отсутствии Интернета, выключил компьютер и вышел из дома.

Крепкий утренний морозец немного его взбодрил. Голова заработала лучше, и Алексея наконец-то осенило, как нужно поступить. Как же глупо было сидеть и ждать у моря погоды! Настало время решительных действий. Он достал телефон и вызвал Николая.

- Алло! Это я опять. Слушай, тут непредвиденная оказия свалилась - только что позвонил начальник и чуть не матом приказал мчаться на работу. Не знаю, что там стряслось, но уже бегу. Он тот еще кадр, с ним шутки плохи... Что? Говорю же, неизвестно; может быть, и успею, но, скорее всего, вряд ли. А во сколько поезд? Через два часа уже? Не-е, тогда точно не успеть. Да конечно, жаль. Дык что ж поделаешь - работа такая. То в выходной дернут, то вообще в командировку или в поле пошлют. Что? С Дюшкой виделся? Фотки привез? Блин, ну, надо же, какой облом. Да понятно, понятно... Ладно, давайте там. Пока! И ему привет; свидимся еще.

В здании Института было тихо и спокойно. Сегодня дежурила Клавдия Михайловна - хорошая вахтерша, спокойная и невредная бабуся. За годы работы Алексей перевидал не меньше десятка самых разнообразных охранников, и подметил одну удивительную закономерность: из трех вахтеров, день за днем сменяющих друг друга на проходной, двое были нормальные, а один - вредный, и это соотношение было незыблемо. Если единственного скандального и грубого сторожа уволить, и на его место принять приличного человека, то сразу портился один из адекватных прежде вахтеров. Поразительный закон природы, ничем не объяснимый.

Бронников включил компьютер в своей комнате и лишний раз убедился, что сайт игры недоступен. Что ж - они не оставили другого выхода... Боря Потапов ответил на телефонный вызов не сразу; судя по детским крикам и реву на заднем фоне, у них с утра случилась какая-то война.

- Привет, Борис Ильич! Да, я... Не спишь уже? Да слышу, слышу... Сочувствую. Тогда не буду тебя сильно отвлекать, у меня маленькое дельце. Слушай, выручи еще разок с установочным диском с Виндой. Да, опять та же беда. Сегодня Клавдия Михайловна. Да... Помню, помню - в первом ящике. А, во втором? Гм, мне казалось в первом... Что там, говоришь? Резервные файлы по серваку? Ну, это мне не надо, хе-хе. Ладно, спасибо большое! Ага, пока.

Спустившись ненадолго вниз, в подвал, Алексей вскоре подошел в фойе Института. Подождал, пока вахтерша закончит разговор с Потаповым и с санкции друга взял ключ от отдела компьютерщиков. Этак можно было бы скопировать его в ближайшей мастерской, да только что проку - все равно комната на сигнализации. Без ведома вахтера, выдающего под роспись в журнале ключи и вместе с тем отключающего тревогу, в некоторые помещения Института, наподобие комнат завлабов или бухгалтерии, незамеченным никак не попасть.

Войдя в ОИТ, Алексей внимательно огляделся: как он и предполагал, Борин компьютер был включен. Это хорошо - значит, подбирать мельком увиденный пару раз пароль не придется. Сервер Института базировался на Linux, то есть весь блэк-лист запрещенных сайтов хранился в отдельном файле. Чтобы изменить его, требовался, прежде всего, SSL-сертификат - особый файл-ключ. Возможно, что на сохранение внесенных правок тоже будет запрошен пароль, но до этого этапа надо еще дойти.

Как стало понятно из разговора с Борей, сертификат наряду с другими данными хранился на флэшке именно в первом ящике стола. Весь вопрос в том, насколько сложный там замок... Быстро обыскав самые вероятные места хранения ключей от ящика, Алексей разочарованно вздохнул и достал из кармана взятую в лабораторной алюминиевую проволочку. Лучше бы, конечно, подошла стальная, диаметром миллиметра два-три, но такой не нашлось. В детстве многие мальчишки баловались вскрытием простеньких навесных замков при помощи изогнутого гвоздя; поглядим, получится ли теперь, по прошествии стольких лет.

Стол был старый, советский, и замок в нем соответствующий, рассчитанный на небольшой ключик. Сделав подходящего размера зубец, Алексей попробовал нащупать и подцепить запирающий шпиндель. Но то ли замочек оказался не так прост, как выглядел на первый взгляд, то ли проволока была слишком мягкой, - ничего не получалось. Промучившись безрезультатно минут десять, Бронников плюнул с досады и выпрямился.

Еще один вариант обойти установленные ограничения - использовать анонимайзер. Так называли в сети особый сайт, веб-прокси, который в числе прочих функций мог передавать информацию с заблокированного ресурса через себя, открывая, таким образом, доступ к запрещенным местам. Между сисадминами и владельцами анонимайзеров шла непрерывная война - первые находят и блокируют найденные сайты-посредники, вторые постоянно открывают новые... Учитывая, что компьютерщики Института только-только взялись за ограничение своих подопечных, до блокирования прокси-серверов они вряд ли добрались.

На выходе из комнаты Бронников задержался и, подумав немного, выдвинул третий ящик стола. Хаотичная поленница из планок оперативной памяти, похоже, ничуть не изменилась за истекшие месяцы. Рассеянно поворошив это добро, Алексей взял две планки по гигабайту каждая и сунул их в карман в качестве компенсации за моральные издержки. "Чего они тут без дела лежат, - с раздражением подумал он. - А мне пригодятся для какого-нибудь дела".

Вернувшись к себе, Алексей быстро нашел в сети солидный перечень адресов, предназначенных для обхода админских запретов. Попробовал один, потом другой, и третий... Результат был схож: практически все, используя зашифрованную адресную строку, благополучно передавали большую часть информации с сайта bfl, однако, к сожалению, далеко не всю. В частности, не полностью отображалось содержимое котомки - предметы, имеющие срок жизни, не показывались, и использовать их не представлялось возможным. Строка чата пестрела многочисленными искажениями от неточной передачи анимированных смайликов, что делало почти невозможным общение с товарищами; словом, нечего было и думать идти на серьезное дело с такими недочетами.

Перебирать доступные proxy, работающие корректно с сайтом игры, Алексей не стал; вся эта возня и так отняла много времени, и часы показывали уже половину второго. Вполне возможно, что эти детали исправлены на платных прокси-серверах - разбираться было уже некогда. Через полчаса ребята пойдут к башне - с Бронтозавром или без.

Оставалась последняя возможность - Интернет-кафе. Придется еще немного потратиться ради участия в походе... Бронников сдал ключ от своей комнаты и вышел на улицу, пересчитывая наличность; нескольких сотен рублей должно хватить надолго, а нужно-то всего два-три часа. По дороге он позвонил домой - вдруг Интернет уже появился? Нет, ответила сонная Марина, поднятая звонком мужа, еще не починили.

Искать место, откуда можно было бы поиграть по сети, долго не пришлось; в последние годы в Екатеринбурге появилось множество подобных заведений, начиная от обычных кафе с возможностью выйти в Интернет со своего ноутбука, и заканчивая большими компьютерными клубами с мощной и современной стационарной техникой. В один из таких клубов в районе южного автовокзала и направился Алексей, жмурясь от яркого весеннего солнца. Бронникова, впервые воспользовавшегося этими услугами, расценки вполне устроили - около полусотни рублей в час. Дневной тариф был дешевле по сравнению с вечерним; очевидно, игроманы предпочитали ночной образ жизни. Алексей, конечно же, самого себя к завзятым любителям игр ни в коем случае не относил - нет, он был случайным посетителем, волею судьбы занесенным в это царство фанатов стрелялок и бродилок. Скованно протиснувшись между равнодушных ко всему окружающему игроков, он занял свое оплаченное место и наконец-то смог войти в игру после ужасающе долгого перерыва. И вот всего через минуту еще одним безучастным к реальности живым истуканом стало больше.

---

Первое, что он увидел, был донельзя рассерженный XAH, метавшийся перед казармой в Плерке, словно тигр в клети. Рядом, у окованной потемневшим металлом тяжелой двери, невозмутимо стоял ЛюДВиК, скрестив на груди руки. Чуть поодаль нетерпеливо переминались с ноги на ногу две миловидные девушки. Эта четверка сразу выделялась среди серой массы малышей своими великолепными синими доспехами и туго набитыми котомками, красноречиво свидетельствующими, что их владельцы собрались здесь отнюдь не с праздными целями.

- Наконец-то! - XAH не скрывал своего раздражения. - Я уж подумывал, чтобы принять первого встречного и идти.

- Я дико извиняюсь, - запыхавшийся Бронтозавр принялся виновато оправдываться, - непредвиденные обстоятельства...

- Игра - дело серьезное, и здесь не место неожиданностям, - отрезал начальник небольшого отряда. - Случайность - судьба нубов и лохов, как в игре, так и в жизни.

Алексей задумался - где-то он уже слышал нечто подобное. Но XAH не дал ему возможности сосредоточиться, чтобы припомнить точно, гаркнув:

- Все готовы? Затарка, как и обговаривали? - и, не дожидаясь ответа, скомандовал. - Тогда вперед!

Узенькая дорожка к Черной Горе шла на север через Дикие Земли. Группа соратников вышла через казарменные ворота в Плерке, предъявив Нистру свои пропуска, и растянулась по тропинке гуськом, поскольку прыгать по валунам на обочине никому не хотелось. Замыкающий шествие Бронтозавр украдкой пытался рассмотреть девушек, с которыми ему в скором времени предстояло плечом к плечу противостоять врагу. Все еще сердящийся XAH, задававший отряду бодрый темп, обернулся и заметил его интерес.

- Познакомьтесь пока с нашим новым товарищем, - буркнул он. - Все равно топать еще долго. С Денисом вы, я так понимаю, давние приятели, а меня звать Васей.

- Я Оксана, Челябинск, - полуобернувшись, приятным грудным голосом сказала ближайшая к Бронтозавру КапелькаРосы в доспехах толстяка, и открыто улыбнулась. - Практически твоя землячка...

- А меня зовут Аллочка, живу в Москве, - небрежно бросила через плечо шедшая третьей Belladonna в комплекте силача, чей сверкающий в лучах полуденного солнца бердыш то и дело пускал озорные лучики в глаза Бронтозавра, заставляя щуриться и надвигать картуз на брови.

- Я Алексей из Екатеринбурга.

- Это известно из твоего инфо, - усмехнулась Алла. - А по жизни чем занимаешься? Я, например, топ-менеджер в одном коммерческом банке, а в свободное время занимаюсь дайвингом.

- Инженер в музейной группе Института Геологии и Географии, - отрекомендовался Алексей. - На досуге играю вот в bfl.

- Что - постоянно? От такого досуга и устать можно, - засмеялась Belladonna и ловко перескочила здоровенный камень, перегородивший тропу.

- Да нормально вроде... Просто эта якобы бесплатная игрушка оказалась очень уж дорогая, немало приходится трудиться, чтобы заработать здесь себе на жизнь.

- А, понятно; слышишь, Оксан, твоего полку прибыло! Еще один принципиальный противник вливания реала.

- Слышу, - кивнула КапелькаРосы. - Я тоже не покупаю диаманты - всего добиваюсь исключительно игровыми средствами. Но мне проще: я домохозяйка, есть масса свободного времени. В последние дни, правда, его стало меньше; настолько осточертело круглые сутки с малышом сидеть, что теперь, когда он пошел в садик, пробую свои силы в качестве агента по недвижимости. А вот когда мы жили в Сибири, так я из игры почти не вылезала.

- И что - тебе за год с хвостиком удалось скопить на комплект синьки и прокачать две репы? - удивился Бронников.

- На два комплекта, - поправила его Оксана, - и еще на аграндира и на кранга. У нас у всех есть запасной набор доспехов, а у Васи их даже три. Это чтобы при любом составе тимы противника не облажаться.

- А у тебя разве нет второго набора, кроме того барахла, что на тебе? - подозрительно спросила Алла и довольно грубо обратилась к лидеру. - Эй, Васька, это что за дела?

- Цыц, Алка, - в тон ей ответил XAH, даже не повернувшись. - Я знаю, что делаю.

Повисла неловкая пауза. На повороте тропы молчавший ЛюДВиК, улучив момент, подошел и шепнул на ухо удивленному Бронтозавру: "Не обращай внимания, они всегда цапаются. Вася - ее старший брат, он вице-президент того банка, куда пристроил свою блондинку". Это многое разъяснило...

- Зачем же тебе приспичило качать удаль? - недоуменно пожала плечами Belladonna. - Бил бы мобов в свое удовольствие, да ловил рыбку... А без денежных вливаний воевать с другими расами - мазохизм сплошной. Не знаю никого, кто мог бы нормально это делать без доната. За одним исключением, правда, - поспешно добавила она, заметив, что КапелькаРосы возмущенно прочистила горло.

- А ты, Денис, разве тоже кидаешь реал? - спросил Алексей приятеля.

- Пришлось вложить пару раз, - вздохнул тот. - Я не Оксана, делать диаманты из воздуха не умею. В начале игры без синьки нечего и думать чего-то добиться, а заработать на нее на начальных левелах - это под силу лишь избранным.

- Да ладно, - КапелькаРосы кокетливо засмущалась. - Ничего в этом сложного нет. Немножко везения, толика терпения, вагон времени и совсем чуть-чуть мозгов - вот и весь рецепт, как получать по пять-десять диамантов в день, особо не напрягаясь.

- Талант, - с завистью вздохнул Василий. - Если ты и в жизни так умеешь, я бы с радостью взял тебя к себе на работу.

- Не знаю, скоро увидим - как риэлторский бизнес пойдет, - усмехнулась Оксана. Лишь бы муж не был против; он еще ничего не знает. Две недели в Москве провел, в командировке, сегодня к вечеру приезжает. То-то будет ему сюрприз...

- А ты, Алексей, много зарабатываешь у себя в Институте? - не унималась Аллочка.

- Не очень, - Бронников почему-то решил приукрасить ситуацию. - Тысяч пятнадцать...

- В месяц? - XAH аж передернулся. - И чего ты там сидишь тогда до сих пор?

- Не знаю, - пожал плечами Бронтозавр. - Привычка, наверное.

- Дурная привычка, - осуждающе сказала Алла. - Бросай свой Институт и ищи нормальную работу. Что ты - убогий или дебил, что ли, нормально заработать не сможешь? Естественно, с такими доходами удаль не покачать, если даже на еду не хватает.

- Да ладно вам наседать на человека, - вступилась Оксана. - У вас в Москве совсем другой масштаб цен, а у нас на Урале пятнадцать - вполне обычное дело. Бывает и меньше... А ты, Алексей, семейный? Дети есть?

- Да, - кивнул Бронтозавр; смена темы беседы его откровенно порадовала. - Дочке годик.

- Здорово! - искренне обрадовалась Оксана. - Больше заводить детей не планируете?

- К чему плодить нищету? - резко бросил XAH.

- Почему сразу нищету? - высказывание сильно покоробило Бронникова. - Вика не голодает, не болеет, игрушки есть, мама-папа рядом. Что еще надо ребенку?

- Много чего надо нынешним детям, чтобы нормальными людьми вырасти. Кружки, репетиторы, вещи не хуже, чем у сверстников. Подаренные добросердечными знакомыми старые игрушки, которым сто лет в обед - этого, по-твоему, достаточно для счастливого детства? А когда дочка немного подрастет?..

Задетый за живое Алексей промолчал - нелицеприятные слова Васи били не в бровь, а в глаз. Бронников всегда подспудно чувствовал, но боялся признаться даже самому себе, что он далеко не такой уж идеальный супруг и отец. Хорошо, что Вика пока маленькая, и не осознает, как же не повезло ей с родителями. Но когда-нибудь, в самом непродолжительном времени, она спросит, глядя прямо в глаза ясным, чистым взором: "А почему мне нельзя такую же куклу в колясочке?". И будет бесполезно объяснять ей про деньги, упоминая малозначащие для нее рубли, и придется обещать ей купить такую ко дню рождения или к какому-нибудь другому празднику, который наступит нескоро... А потом каждый раз смахивать со щек горючие детские слезы, которыми она будет встречать дешевые суррогаты настоящих, хороших игрушек, коими от отчаяния станут пытаться снабжать ее непутевые родители. Вот какое начало жизни уготовано ни в чем не повинной малышке с самого рождения только потому, что ее папа - Алексей Бронников, обычный человек, не жулик, не чиновник и не воротила бизнеса. Как страстно желает любой отец, чтобы его кровиночке удалось достичь в жизни хоть чуть-чуть больше, чем ему самому! Выделиться из серой массы одинаковых людей с одинаковыми желаниями, стать кем-то, вырасти Человеком, а не еще одной безликой статистической единицей социума. Но чего путного можно ожидать при таком старте? Чтобы взрастить прекрасный цветок, нужно не только взрыхлить землю и посадить семя, но и регулярно его поливать; дармовой дождевой воды хватает лишь сорнякам. Все в этом мире имеет свою цену, и некоторые люди, к сожалению, могут позволить для себя и своих детей лишь самый минимум, достаточный, чтобы только не умереть с голоду. И от осознания этой безысходности становилось до того тошно, что просто жить не хотелось. Вернее, не хотелось жить так, а по-другому не получалось.

- А мне кажется, что главное - когда ребенка любят, - заявила Оксана. - Тогда и малыш вырастет куда более счастливый, чем тот, которому папину и мамину заботу заменяют дорогими игрушками.

- Я тоже так думаю, - подал голос Денис. - Своих детей у меня пока, правда, нет, но я считаю, что не в деньгах счастье.

- Конечно, не в деньгах, а в их количестве, - язвительно продолжил фразу Василий известной шуткой. - Честные дети любят не родителей, а конфеты, которые те им покупают. Нет конфет - нет любви. Вот скажи, Алексей, ты свою дочку ведь любишь?

- Разумеется, - не задумываясь, ответил Бронников.

- Тогда почему ты сейчас сидишь здесь в игре, а не покупаешь конфеты своей дочке?

- Ну... Рановато ей еще сладкое.

- Ты меня не понимаешь, - покачал головой XAH. - Я в переносном смысле... Ладно, хватит болтать, мы уже на месте. Итак, пьем снадобья и заходим через восточную дверь. Потом я по боковому коридору, Алексей и Алла через подвал, а Денис с Оксаной пойдут сквозь анфиладу. Дальше будем действовать по ситуации. Вопросы?

Бронтозавр, выпив приготовленные зелья заживления и ускорения, спросил:

- У меня есть еще ярмарочный бальзам и мощь. Пить?

- Мощь - ни в коем случае, - тут же отозвался командир. - Твоей основной задачей будет сковать боем как можно больше противников и тянуть их, а не пытаться убить. Мощь существенно ослабит твои эффекты и снизит ловкость, так что она тебе сейчас категорически противопоказана. А вот бальзам - это хорошо, глотни его, как увидишь первого врага. Остальные, надеюсь, хорошо представляют себе, что и как нужно делать?

Посуровевшие воины закивали - опытные удальцы отлично знали, что нужно делать. Лишь Belladonna недовольно высказалась:

- А чего я через подвал? В комнатах по-любому будет гораздо жарче. Может, применим схему три-один-один?

- Нет, блондинко, только два-два-один, - стальным голосом ответил XAH. Затем, смягчившись, разъяснил надувшей губки сестричке. - Судя по предварительному раскладу, со стороны тренстиров зашли профи, которые наверняка разобьются на отряды, а вот от легвонов зашла команда нубов - новенькая синька, на которой муха не сидела, и непрокачанные репы их выдают с потрохами. Значит, они попрутся всей толпой или через подвал, или через анфиладу, надеясь быстро вынести по пути все живое. В первом случае, который, кстати, более вероятен, потому что они кинутся на Бронтозавра, как голодные псы на кость, легвоны даже без участия тренстиров свалят Алексея в два счета, поэтому ты должна будешь переодеться в здоровяка и тянуть вместе с ним. Если же я ошибся, и они окажутся не такими дураками и пойдут верхом, то ему предстоит встреча лишь с тренстирами. Сколько их пойдет подвалом, неизвестно; если один, то ты остаешься в силаче и вдвоем вы быстро разделываетесь с ним, а если два или три, то ты либо помогаешь тянуть, либо проскальзываешь мимо и мчишься ко мне. Как именно поступить, я скомандую по ходу пьесы, это зависит от расклада - кто именно и в каком шмоте встретится в подземелье. ЛюДВиКу и КапелькеРосы, я более чем уверен, из анфилады живыми выйти не дадут, но это нам и не нужно; ребята не маленькие, порезвятся с пользой для дела и с удовольствием для души. Сами сумеют выбрать нужный сет доспехов и оптимальный формат стычки - поодиночке или вместе. Я же тем временем со стягом пройду длинным ходом до флагштока; даже если тренстиры не задействуют свою излюбленную схему три-два, то одного-то я завалю без проблем, тем более, что в этом случае ты прискачешь ко мне в бой с другой стороны. Теперь-то тебе понятно, золотце мое? Это же просто, как дважды два... Все, давайте - с Богом!

Часть 5.

Распространенная шутка гласит, что лето у нас хоть и короткое, зато малоснежное. На самом деле лето на Урале, да и вообще в Сибири, довольно продолжительное (за исключением Заполярья), и при этом временами очень жаркое. Причем это не тот сухой зной Средней Азии, где палящее солнце и легкий ветерок моментально испаряют выступившие бисеринки пота, даря спасительную прохладу телу, из-за чего даже +40 градусов в тени переносятся почти незаметно. На Урале +30 и выше - это бедствие, и вовсе не потому, что народ здесь не привык к таким температурам. Коренных уральцев, поколения которых закалялись кто у мартеновских печей, кто на садовых грядках, пеклом не испугать. Почти каждый здесь сызмальства знаком с баней, и справедливо почитает возможность время от времени хорошенько прогреться и пропариться лучшей панацеей от всяческих недугов. Но эта целительная процедура никак не соотносится с атмосферным безобразием, называемым уральским летом. Напитанный влагой воздух отказывается забирать жидкость, и капли пота превращаются в липкие ручьи, доставляющие лишь дискомфорт вместо облегчения. Ветерок тоже не способствует охлаждению по той же причине, и единственное, что дарит свежесть в летние месяцы - кратковременные неожиданные дожди. Однако это ненадолго; внезапно набежавшая тучка уходит, открывая лукавое солнце, которое рьяно принимается за лужи на асфальте. И вот уже через какой-то час-другой вся вылившаяся с небес вода снова оказывается в воздухе, повышая его влажность до уровня субтропиков, и вновь нечем дышать, и опять по улицам бредут по своим делам прохожие в прилипающей к телу мокрой одежде, норовя укрыться под сенью корявых яблонь-дичков и тополей-переростков, а также не брезгуя тенью от понастроенных за последние годы многочисленных высоток.

В такие периоды удушливой жары, когда вездесущий тополиный пух доводит до злобной ругани и нервного зуда даже тех, кто никогда в жизни не жаловался на аллергию, Алексей очень начинал ценить лабораторную комнату в подвале, в которой царила вечная прохлада. Зимой это было скорее минусом - чтобы там работать, приходилось одеваться потеплее и не стоять на одном месте, а вот летом сей недостаток превращался в жирный плюс. Да и двадцать третья комната, обращенная окном на запад, могла считаться комфортабельным рабочим местом по сравнению, например, с шестой. Володи, если накрывшая Екатеринбург летняя жара вдруг заставала их между экспедициями, спасались от жгучих лучей плотными шторами, поскольку кондиционеры в Институте полагались далеко не всем. Однако такое случалось редко, поскольку они, как правило, лето напролет проводили на полевых работах.

Зато ребятишкам такая погода очень по душе. Пока степенные взрослые прячутся по домам, страшась лишний раз сунуть нос в эту геенну, маленькие чертенята беззаботно и неутомимо носятся целыми днями по дворам и немноголюдным улицам, избавленные от надоевших школьных забот. Даже дошколята, как ни странно, устают за год от своего садика, и с ликованием встречают месяц полной свободы, пока детский сад закрыт по причине летнего ремонта и отпусков большей части персонала. Несколько глотков воды, супчик, яблочко или бананчик - вот и весь их рацион, приводящий в тихий ужас старательных мам, безуспешно стремящихся впихнуть в любимое чадо котлетку с порцией макарон. Те же юные счастливчики, что проводят лето на даче у бабушки, и вовсе круглый день питаются подножным кормом прямо на грядках, потому что каждый раз мыть руки-ноги, чтобы зайти в дом, никакого терпения не хватит.

Лето - благоприятная пора для отучения малышей от груди для тех мам, которые испытывают с этим затруднения. Отрадно, когда женщине предоставляется право побыть полноценной мамой сколько нужно, когда она не спешит выйти на работу и потому имеет счастливую возможность не ограничивать себя и ребенка в грудном кормлении. Но все же рано или поздно становится ясно, что вымахавшее дитя сосет грудь уже скорее по привычке, доставляя частыми приставаниями существенные неудобства родителям. Вот тогда и приходят на помощь солнце, воздух и вода; набегавшийся вволю малыш, напившись сока и скушав йогурт или тарелочку кашки, быстро уносится на крыльях Морфея, забыв или не дождавшись ритуального священнодействия с маминой грудкой. День, другой, неделя - глядишь, и он уже не кричит в слезах: "Мама, ам-ам!", когда что-то не так, а бежит к столу, где на краю всегда дежурит поилочка со свежей водой. "Совсем большой стал", - одобрительно кивают родители.

Вику именно по этой методике тоже удалось безболезненно почти отучить от груди. Почти - потому что на фоне больших стрессов и переживаний девчушка иногда вспоминала об этой великой панацее от всех жизненных невзгод. То, что дочка окончательно перешла на фрукты, овощи и каши, явилось огромным подспорьем для Марины, которая давно рвалась на работу. Вовсе не потому, что страстно любила трудиться; просто достаток молодой семьи почему-то очень снизился с приходом лета. То ли на питание дочурки стало уходить больше денег, то ли сказалось почти полное отсутствие подработок у Алексея, то ли цены, как всегда, незаметно подросли, но факт оставался фактом: теперь уже по неделе до получки семье приходилось сидеть на голодном пайке. Марина очень переживала по этому поводу и потому поспешила при первой же возможности внести свой вклад в семейный бюджет.

Об окончательном возвращении ее в первую областную больницу, на основное рабочее место, до устройства Вики в детский садик не могло быть и речи. Дочка все еще нуждалась в неусыпном присмотре и постоянном внимании, и родители нашли выход из положения. По вечерам, когда папа возвращался с работы, Марина вполне могла выкроить несколько часов, и подходящая вакансия скоро нашлась. Недалеко от их дома открылся детский развивающий центр "Эллада", в который потребовался помощник повара. По сути дела, нужно было приходить по будням раз в день на два-три часа, чтобы перемыть гору посуды, прибрать на кухне, начистить овощей. Зарплата, правда, оставляла желать лучшего - шесть тысяч в месяц, или около трехсот рублей за визит, зато гибкий график. Подруги Марины проявляли недовольство в связи с ее решением - мол, негоже отличному, старательному работнику с такой квалификацией заниматься черной работой за гроши. "Но где же медсестре быстро найти хорошее место на неполный рабочий день, да еще с вольным графиком? - резонно возражала она. - На первое время и это подойдет, а там, глядишь, сыщется что-нибудь получше". Так что теперь Алексей, приходя с работы, отпускал жену и занимался Викой сам. Хотя "занимался" - слишком громко сказано. Как правило, он провожал Марину, надевал на дочку подгузник, вываливал ей гору игрушек и садился за компьютер, забывая обо всем до возвращения супруги.

После удачного похода на башню с Ястребами по весне XAH, благосклонно отнесшийся к старательному, расторопному и исполнительному Бронникову, стал приглашать его и на другие поля битв, особенно когда Денис в связи с ЕГЭ, что называется, "выпал из обоймы". Вскоре враги, конечно, раскусили их тактику с подсадной уткой, но изобретательный Василий тоже не стоял на месте, придумывая все новые комбинации, превращавшие походы в увлекательнейшие спектакли, где каждому участнику готовилась своя особая роль. А хороший актер постоянно должен менять сценические костюмы; Алексей сам, без намеков, понял, что для дальнейшего роста ему крайне необходимы хорошие доспехи и ездовое. Сначала он заменил свой лазурный минисет на синие поножи, кольчугу и сапоги, что обошлось ему в четыре тысячи рублей, затем еще пять потратил на аграндира. Кранг, конечно, лучше, но и стоил вдвое дороже. Теперь Бронников усердно работал в игре, чтобы накопить полторы сотни диамантов на синие рукавицы и шишак, поскольку вложить пятнадцать тысяч рублей он был бы рад, однако просто не имел такой суммы. И без того каждую лишнюю копеечку вместе с деньгами, предназначенными для оплаты счетов за квартиру, Алексей втайне от Марины переправлял в игру. Его не покидала навязчивая идея когда-нибудь продать своего персонажа, вернув вложенные деньги сторицей, однако это будет потом, нескоро... Сейчас же завязывать с игрой Бронников не имел никакого желания, утешая самого себя объяснением, что перс еще "сыроват" и вряд ли заинтересует потенциального покупателя.

Иногда, правда, Бронников задумывался, сможет ли он расстаться со своим детищем, нелегкими усилиями взращенным буквально с нуля, и не мог дать себе однозначного ответа. Если будет предложена хорошая цена, то почему бы и нет? В крайнем случае, всегда можно будет завести нового и качать его с учетом солидного багажа знаний и огромного опыта, приобретенного Алексеем за эти месяцы. До энциклопедичности Славы или до виртуозности Васи ему, конечно, далеко, но и совсем зеленым новичком Бронникова уж никак нельзя было назвать.

Кроме рыбалки и охоты, много внимания пришлось уделять накоплению некоторых репутаций и влияний. Алексей внимательно следил за расписанием игровых событий и старался не пропустить ни одно из них, подчинив свой режим жизни графику эвентов. Частенько случалось просыпаться по будильнику посреди ночи, чтобы поучаствовать в каком-нибудь мероприятии; хорошо, что в Институт не требовалось приходить с самого утра. Да и там он, откровенно говоря, свято соблюдал режим виртуальных работ и событий, поскольку пропуски существенно тормозили развитие персонажа, и занимался поручениями шефа в редкие паузы между эвентами. Крохин продолжал мрачнеть с каждым днем, но впрямую ничего не говорил; сам же Алексей считал, что его увлечение не очень сильно сказывается на результативности и скорости труда.

В отличие от начальника, Марина не стеснялась выражать свое крайне негативное отношение к хобби мужа. Был период, когда она пыталась даже активно воспрепятствовать ему - якобы случайно удаляла клиент игры с домашнего компьютера, ненароком портила файлы настроек Интернет-соединения. Конечно, с подобными загвоздками Алексей справлялся в два счета; но вот когда жена, используя запомненный в клиенте пароль, вошла в игру и чуть было не устроила Бронтозавру заточение в темницу с огромным выкупом, между супругами разразился нешуточный скандал. Бронникова едва удар не хватил, когда паладины ни с того, ни с сего поволокли его к тюрьме. Повезло, что Markuss был в игре - он немедленно обратился к своему другу, админу Гоше, и дело против Бронтозавра удалось замять. ZeoN со свойственной ему театральной драматичностью всплеснул руками, поохал, пожурил и отпустил незадачливого перса восвояси. Алексей тогда сгоряча наговорил жене грубостей, довел до слез, потом раскаялся в своих опрометчивых словах и долго извинялся перед ней за несдержанность. Она умоляла его бросить игру хотя бы на время, но по этому вопросу муж остался непреклонен; на вопрос, что ему дороже, настоящая семья или нарисованный мир - угрюмо отмалчивался. В итоге они помирились, но какая-то трещинка в отношениях осталась; во всяком случае, с той поры Бронников отключил функцию запоминания пароля в клиенте игры и вводил пароль вручную, причем менял его каждые два-три дня, а также всегда выходил из игры, даже отлучаясь в туалет. Хоть это и не отличалось удобством, зато спокойней и надежней.

Словом, жизнь продолжалась своим чередом, со своими пустяковыми неурядицами и маленькими победами. Все течет, все изменяется; три года назад Бронников жил, можно сказать, один, два года назад - с Мариной, год назад они были уже втроем, сейчас появился четвертый, поскольку помыслами Алексея всецело завладел Бронтозавр. Кто знает, что будет по прошествии еще одного года? Да что там - хотя бы через несколько дней? Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь; возникнет ли завтра кто-то новый в твоей жизни, или, наоборот, кто-то исчезнет, оставив лишь постепенно меркнущие воспоминания - этого не скажешь заранее.

---

В начале июля жара, похоже, достигла своего апогея. Бронников сидел за компьютером в одних трусах, наслаждаясь коротким утренним периодом относительной прохлады. Несмотря на ранний час, в воздухе уже ощущалось надвигающееся пекло; игривое солнце, поблескивая лучиками, уверенно карабкалось по небосклону, чтобы, заняв стратегически выгодную позицию, снова обрушить на город свои бесконечные джоули и калории. Через час-другой, когда прогреется воздух, окна и двери придется плотно прикрыть - иначе находиться в квартире к вечеру станет просто невыносимо.

В принципе, пора уже было идти на работу, однако Алексей не спешил - необходимо выловить еще три десятка карасей, чтобы выставить на аукцион сотню. Поздней ночью и по утрам добыча ресурсов шла лучше из-за меньшего числа конкурентов. Бронников каждую свободную минутку использовал на все сто, мимоходом колошматя мобов по дороге на очередной эвент, неустанно забрасывая удочку в перерывах между событиями, просматривая содержимое аукциона в поисках ошибочно выставленных по дешевке лотов. Не брезговал он и скупать за бесценок у удачливых нубов выпавшие с дропом стоящие артефакты, полагая, что малограмотным новичкам без разницы, кому достанется навар с перепродажи - Бронтозавру или какому-нибудь барыге. На следующей неделе открывался летний турнир, на который допускались только одетые в синьку удальцы; было бы неплохо попасть туда, поскольку до зимнего турнира ждать еще полгода. В кошельке лежало шестьдесят диамантов, заработанные за последний месяц, - еще пять, и хватит на рукавицы. Но каким образом за оставшиеся дни накопить девяносто на шишак, Бронников не имел ни малейшего представления.

Зазвонил телефон; Алексей, мельком бросив взгляд на экран и увидев, что номер ему не знаком, быстро нажал кнопку ответа, пока трезвон не разбудил домашних. Как он и предполагал, кто-то незнакомый спросонья перепутал номер; чертыхнувшись, Бронников поспешил завершить разговор, однако Марина все-таки проснулась.

- Кто это был? - заспанная супруга села на кровати. - Не насчет подработки случайно?

- Нет, - Алексей спрятал телефон. - Просто ошиблись.

- Понятно. Ты сегодня пораньше не сможешь вернуться? Я бы тогда скоренько в "Элладе" управилась и вечерком успела бы приготовить что-нибудь вкусненькое.

Алексей поморщился. С тех пор, как Марина почти месяц назад устроилась помощником повара, дома стало заметно неуютней. У жены катастрофически не хватало времени на готовку и приборку, и питаться приходилось почти исключительно лапшой, кашами и быстро приготовляемыми супчиками на основе пакетов с замороженными овощами. Впрочем, последние Алексей недолюбливал из-за высокой цены - сорокарублевый пакет в виде супа уходил за один присест, тогда как самых простых макарон, купленных на те же деньги, с избытком хватало на целый день. Только из-за витаминов, так нужных Вике, а не из-за скорости, он и мирился с морожеными овощными смесями. Фрукты с приходом начала лета почему-то поднялись в цене... скорей бы уж появились дешевые свежие овощи нового урожая. Хоть возни с ними и больше, зато они экономичней и полезней.

- Попробую, конечно... Но у меня столько дел! И потом, готовить все равно не из чего.

- Я попрошу денежку за последнюю неделю и куплю на обратном пути что-нибудь. Косточки, например, для навара, - предложила Марина.

- Ну, разве что куриный набор для бульона - его по сорок рублей кило взять можно. Говяжьи или свиные наборы меньше, чем по семьдесят или восемьдесят, я не видел. Есть, правда, мослы рублей по десять за килограмм, но их даже собаки, по-моему, глодать не будут - очищены от мяса до блеска.

- Я видела еще куриную кожу по восемнадцать рублей. Как думаешь, стоит взять?

- Можно, - поразмыслив, кивнул Бронников. - Поджарим на сковородке - и какое-никакое мясо, и жиру бесплатного натопим заодно.

- Ладно... Ты уже убегаешь или позавтракаешь с нами?

- Пойду сейчас. А то вы долго будете просыпаться-умываться...

Алексей немного кривил душой; на самом деле он просто не очень любил находиться дома, когда девушки не спали - шум, гам и круговерть вокруг мешали сосредоточиться на игре. Лучше уйти в Институт, где никто не трогает, и там спокойно доловить рыбку. Поэтому Бронников вышел из игры, быстро проглотил тарелку макарон, чуток сдобрив их кетчупом, и, одевшись полегче, отправился на работу.

Взяв ключ от своей комнаты, он заглянул по дороге в ОИТ. Из штата компьютерщиков присутствовали пока половина - Боря Потапов и Саня Карин.

- Привет, Борис Ильич! - поздоровался он с начальником сисадминов.

- Здравствуй, Алексей, - бесцветным тоном ответил Боря, внимательно глядя на друга.

- Что у вас нового? - осведомился Бронников, по-хозяйски заходя в кабинет. - Ого! Да вы стол заменили?!!

Вместо старенького стола советских времен у входа красовалось солидное бюро в стиле хай-тек. Алексей сразу обратил внимание, что все ящики этой мебели снабжены замками.

- Да, - кивнул Потапов. - А то, представляешь, понадобилось на днях в первый ящик старого стола залезть, а замок заклинило. Слесарь пришел, разобрал - оказалось, там кусок проволоки застрял. Да еще сложилось впечатление, что кое-какого железа поубавилось...

Потапов замолчал в неотрывно уставился на Бронникова ничего не выражающим взглядом. Алексей прекрасно помнил, что это всего лишь привычка, однако ему стало неловко; он отвел глаза и, с интересом разглядывая ножки бюро, удивленным голосом сказал:

- Да, странное дело. Откуда бы там взяться проволоке? А планки памяти, наверное, завалились куда-нибудь.

И тут же похолодел - ведь Боря не упомянул, что именно из железа пропало. Но Потапов то ли не заметил оговорки, то ли сделал вид, что не заметил, и закончил после небольшой паузы:

- Соловейчик, узнав об этом, немедленно распорядился заменить ту древнюю рухлядь приличной мебелью. С замками на ящиках, чтобы больше ничего не затерялось.

И снова пристально поглядел на Бронникова. Наверное, Алексей покраснел, потому что щеки и лоб зажгло, как от горчичника. Кашлянув, он выдавил из себя:

- Это правильно. Так оно, конечно, сохранней будет... Ну ладно, пора мне уже. Пока!

- До свидания, - так же бесстрастно попрощался Борис Ильич и проводил съежившегося Алексея немигающим взглядом.

"Вот ведь как по-дурацки получилось, - думал Бронников, шагая к своей комнате. - Бес попутал, не иначе. На кой ляд сдались мне тогда эти плашки памяти - все равно так без дела и валяются в столе. Надо их куда-то сбагрить с глаз долой... Может, вернуть Боре? И что я ему скажу - случайно, мол, прихватил? Бред какой-то! Нет, лучше не стоит...".

Впрочем, кое-что в голову все же пришло. Зайдя к себе, он сунул злополучные устройства в карман и пошел в шестую комнату.

Володи недавно прибыли из очередной экспедиции, и сейчас разгребали накопившиеся за время их отсутствия дела. Комаров строчил в Гамбург письмо, поминутно заглядывая в свой полевой дневник, а Годин вычитывал и правил статью, которую они с заведующим лабораторией Савельевым подготовили в один из рецензируемых журналов. Послезавтра обоим друзьям предстояли новые полевые работы - надо было управиться в срок, чтобы не оставлять за собой хвостов.

- Трудитесь? - хмыкнул Алексей, входя в комнату после небрежного стука.

- Угумс... Привет, Лелик, - отозвался Ильич, на секунду отвлекшись от текста на экране. Петрович и вовсе только молча махнул рукой, не отрываясь от замысловатой схемы в блокноте.

- Ну-ну. Солнце еще высоко, негры должны работать, - с акцентом сыронизировал Бронников, намекая на удушливую жару в шестой комнате - несмотря на утро, яркое светило успело прогреть обращенный окнами на восток кабинет.

- И то верно. Пора уже шторы задернуть, - согласился Годин, вставая. Видать, занятые делами ребята совсем не были расположены к праздной болтовне.

Бронников помолчал, походил из угла в угол, разглядывая сотни раз виденные карты и плакаты на стенах, книги на полках в шкафу, и даже чайные принадлежности в одной из секций.

- А что - может, в игрушку погамаем? - словно невзначай, предложил он, остановившись у компьютера Комарова.

- Так ведь закрыт же доступ на bfl, - отозвался Годин.

- Не проблема, - заверил Бронников. - Есть парочка хороших анонимайзеров, через которые вполне нормально можно играть.

- Да ну ее в баню, - более определенно высказался Петрович, емко выражая нынешнее отношение Володь к некогда увлекшей их игре. - Работы полно, некогда ерундой заниматься.

- Ну, как хотите, - вздохнул Алексей. - Что это у вас тут лежит за компом? О, память? Похоже, DDR2, гигабайтные... Твои, Петрович?

В руках Бронников вертел планки памяти, якобы извлеченные из пыльного хитросплетения проводов за системным блоком компьютера.

- Нет, - помотал головой Комаров. - Не знаю, откуда это. Ильич - ты, что ли, притащил?

Годин тоже открестился от находки.

- Значит, системщики наши посеяли, - сделал вывод Алексей. - Приходили что-нибудь наладить на машинах и оставили. Они известные растеряшки, вечно что-нибудь забывают у юзеров.

- Это точно, - поддержал Годин. - Вот и на днях, я слышал, у них новая видеокарта пропала прямо из комнаты. Шум подняли... Лучше бы в своих завалах порылись, там наверняка железа не на один комп набрать можно.

- Видеокарта?.. - переспросил Бронников.

- Ага, - подтвердил Ильич. - Позавчера я, проходя по коридору, краем уха слышал слова Потапова. Мощная видяха нового поколения, вместе с коробкой. Они ее для Соловейчика взяли, но, видно, не судьба.

- Да на кой хрен она ему? - неприязненно скривился Комаров. - Редактированием видео заниматься, что ли? Или в игрушки резаться будет? В общем, понты одни.

- Да он вроде как собирается заняться объемным графическим моделированием стратиграфии промышленно важных месторождений полезных ископаемых, - пояснил Годин. - Потапов по его поручению даже софт специальный закупил.

- Все равно ничего из этого не выйдет, - преодолеть скептицизм Петровича по некоторым вопросам не удавалось никакими разумными доводами, особенно, когда дело касалось предвзятого отношения к некоторым коллегам. - Не верю я, что кто-то сумеет такую задачу осилить, тем более Соловейчик и его компашка. Так и заглохнет сия инициатива на корню, как и множество остальных благих начинаний в Институте; лишь деньги опять потратят впустую.

Ильич только плечами пожал - он тоже не слишком-то жаловал замдиректора.

- Ладно, ребята, пока, - задумчиво попрощался Бронников, направляясь к выходу. Его огорошила весть о видеокарте. С одной стороны, Алексей тут был ни причем, он даже близко не подходил к ОИТ последний месяц, а с другой - на кого еще подумать Борьке? Только Бронников из посторонних пользовался особым доверием Потапова, только он имел возможность попасть в компьютерное сердце Института. И в разговоре-то залился краской и поджал хвост, как нашкодивший щенок... Но разбитую чашку назад не склеить; теперь ведь не подойдешь и не скажешь: "Знаешь, Боря, видяху я не брал, а смутился оттого, что прикарманил немного памяти". Стыдоба!

- Погоди, Леха, - окликнул его Комаров. - Будь добренький - раз уж все равно туда идешь, захвати планки, верни системщикам.

- Нет уж, - Алексея даже передернуло - настолько ему не хотелось снова брать в руки проклятые кусочки текстолита. - В том смысле, что мне... я сейчас не в ту сторону, я в подвал пойду.

- Понятно, - кивнул Петрович. - Ладно, сами потом мимоходом закинем. Бывай!

- Покедова! - махнул рукой Ильич и вернулся к своему тексту.

Бронников вышел с вздохом облегчения - совесть перестала его глодать, удовлетворившись принесенной жертвой. В подвал он, разумеется, не пошел; и так масса времени потеряна впустую. Скоро звездопад в Восточном Пригороде, потом станет доступен патруль, а сотня рыбы все еще не выловлена. Хватит уже слоняться без толку, пора заняться делом. С этой мыслью Алексей пришел к себе и включил компьютер.

---

На эвенте Бронтозавр встретил Афиногена, который всегда любил пособирать упавшие звездочки. С тех пор, как выяснилось, что сорокалетний Сергей не так давно решился эмигрировать на ПМЖ в Австралию, они окончательно почувствовали друг в друге родственные души и частенько беседовали о жизни "там и здесь". Эти разговоры принимали порой довольно откровенный характер; Алексей, не представлявший себя вне России, допытывался у приятеля, каково это - променять отчизну на чужбину.

- Вот ты говоришь, что это непатриотично, и что я не патриот, - рассуждал Афиноген. - Может быть, это и так. Я, наверное, космополит - люблю то место, где живу. Я не буду там мусорить, постараюсь не раздражать соседей, соблюдать общественный порядок и уклад жизни окружающих меня людей. Главное, чтобы и мне тоже хотелось там жить, было комфортно, или хотя бы просто приемлемо. А уж где именно будет это место расположено - вопрос второй. Будет ли это Россия, Австралия или Зимбабве - неважно. А любить "по умолчанию" Россию только потому, что тебе выпал случай родиться здесь, каждый день выживать среди откровенного хамства окружающих и наплевательства власть имущих, потихоньку спиваться от осознания того, что твое желание что-то улучшить разбивается о бетонную стену равнодушия и пофигизма, и твои знания, умения и способности никому нафиг не нужны, какими бы уникальными они не были...

- Знакомое ощущение, - кивал Бронтозавр. - Тоже занимался наукой?

- В некотором смысле, да. После долгого обучения и стажировки, получив исключительную квалификацию, которой в мире могут похвастаться считанные люди, я работал по специальности за грошовую зарплату, которой, честно говоря, хватало только на еду - и я почитал за счастье, что занимаюсь любимым делом. Параллельно я собирал и обрабатывал научный материал, написал диссертацию, которую так и не стал защищать... Потому что оказалось, что она, по большому счету, не нужна никому, а только мне - для того, чтобы получить небольшую ежемесячную надбавку к зарплате. Но меня тогда не интересовали эти копейки - я хотел принести пользу людям, своей стране, поднять престиж российской науки... Бескорыстный юношеский альтруизм! Однако к тому времени российская наука (кстати, как теперь я знаю, не только российская) превратилась в фикцию, всего лишь одну из отраслей бизнеса. Пришлось научиться делать на работе видимость работы, потому что за добросовестный труд единственной наградой всегда было лишь увеличение нагрузки по принципу "Везут на том, кто везет". Ни качество, ни количество на зарплате никак не сказывалось; выдай норму и получи ставку. И знаешь, с чем я подошел к своим тридцати пяти? После оплаты коммунальных счетов и налогов моей зарплаты хватало только на еду для нас с женой и наших детей. Мне приходилось подрабатывать, где придется, простым физическим трудом, чтобы купить им ко дню рождения приличные подарки. Они вынуждены были ходить в поношенной одежде и обуви, которой делились родственники и знакомые, потому что мы не могли позволить себе купить для них новые вещи. Но даже не материальная сторона быта стала определяющей в решении уехать.

- А что же тогда?

- Все те же дети. Я отлично видел, как они сызмальства вовлекаются в ту же мясорубку, которую прошел и я в свое время. Когда-то по молодости лет, каюсь, я тоже мог считаться патриотом в твоем понимании; еще не сняв розовых очков, я искренне скандировал "Россия, вперед!", читал газеты, смотрел телевизор и ходил на выборы. С возрастом это прошло - надо быть совсем тупым, чтобы сносить это бесконечное промывание мозгов, сплошную агитацию и пропаганду, меняющуюся, как курс парусника, в зависимости от направления ветра. Умудренный опытом, я надеялся оградить и своих детей от тлетворного влияния прессы и зомбоящика, но не тут-то было. Когда они стали приходить из садика с застывшим взглядом, беззвучно шепча зазубренные слова "Мы живем в России... Наш флаг - белый, синий, красный...", - я, как в отражении, видел в них себя, своих спившихся родителей, погибшего молодым деда; я физически стал предчувствовать, как их тоже высосет, выжмет до последней капли наша система, прикрываясь все теми же псевдопатриотическими лозунгами.

- Да что такого-то? Разве плохо, что детям с младых ногтей прививают любовь к своей стране?

- Понимаешь, у нас еще с советских времен очень ловко подменили ориентиры, поставив их с ног на голову, и с развалом Союза ничего не изменилось. На самом деле под видом любви к Родине в России продолжает насаждаться культ государственности, а ведь страна и государство - это далеко не одно и тоже. Вдумайся в разницу между этими понятиями, и ты поймешь, о чем я толкую. Ты вовсе не обязан априори любить тот строй, при котором живешь; ты его ВЫБИРАЕШЬ и даже меняешь при необходимости, это твое естественное и законное право. А теперь попробуй - выйди на улицу и объяви во всеуслышание о своем желании. Что сейчас в России предусмотрено за такое, я не в курсе? Задержание? Штраф? Или уже тюремный срок? Сейчас, как и тридцать лет назад, "патриот" - это тот, кто радеет за сохранение взятого однажды ошибочного курса, кто доводит стабильность до стагнации, и обязательно член Партии; а подлежащий травле отщепенец и бунтарь - тот, кто ратует за улучшение условий жизни для простых людей, пусть даже путем реформации социального института. И этот теперешний "патриотизм" подразумевает бескорыстную самоотдачу всего себя и своего потомства во имя благополучия и незыблемости чиновничьей вертикали власти, которую усердные идеологи ловко маскируют за понятием отчизны. Впрочем, Бог им судья; я по натуре не Дон Кихот, и сражаться с этими ветряками никогда не собирался. Я только хотел получить нормальные условия для жизни хотя бы для моих детей, если уж не для себя, причем вовсе не за бросание грудью на амбразуру, а за самый обычный востребованный труд на благо окружающих. И я нашел это здесь, на другой стороне планеты... Я всегда буду с большим теплом относиться к России, к моей Родине, как месту, где я родился. Но, раз уж Австралия стала той страной, где мне и моим детям гарантирована достойная жизнь, пусть она и станет впредь моим детям и, впоследствии, внукам новой отчизной.

- Эх, крепко тебя, видать, потрепала жизнь. Может быть, я еще не дорос до осознания этих вещей, или это было актуально в твои времена, в начале двухтысячных. Мне кажется, сейчас все не так уж и плохо.

- Ты хочешь сказать, что народ в России уже пообвыкся и смирился? Типа, стерпится - слюбится? Что ж, этого стоило ожидать...

- А кто ты по профессии, если не секрет? - Бронников никогда не любил обсуждать политику - она была ему попросту неинтересна. Его гораздо больше занимал вопрос, какой из доспехов в первую очередь проковать у кузнеца, чтобы добиться максимального увеличения ловкости, чем имя и гражданская позиция депутата от его района. - Чем сейчас занимаешься на южном континенте?

- Извини, Алексей, этого тебе лучше не знать. Поверь, для твоего же блага... Скажем так - я независимый эксперт, периодически консультирую здесь разные учреждения. Работа контрактная, оплачивается очень хорошо, и, что немаловажно, предоставляет много свободного времени для занятия домом и детьми.

- А как ты вообще туда попал? Я совершенно не представляю, как это делается; расскажи в двух словах. Сам я, правда, уезжать не собираюсь - просто интересно.

- Не собираешься? - хмыкал Сергей. - Тебя все устраивает, что ли? Ну-ну... Переехать, на самом деле, несложно; найди в Интернете какой-нибудь сайт по эмиграции и прогони себя по тесту. Если твоя профессия, увы, не востребована и не дает реального шанса на получение визы, то можно попробовать "паровозом" пустить жену: неважно, кто из семьи пройдет, остальные прицепятся следом. Самое главное - английский выучить и сдать IELTS, это такой международный экзамен. Не перепутай с TOEFL, он нужен для переезда в США или Канаду. Без языка даже пытаться не стоит... Дальше - если есть много денег, то вообще проще простого: за пять минут находишь в сети фирму-посредник, заключаешь договор, и все. Если же денег не густо, придется крутиться с бумажками самому. Впрочем, документов и справок надо будет собрать не больше, чем при поступлении в ВУЗ или для регистрации ружья, например.

- Спасибо за детальную лекцию, только вряд ли все это мне пригодится. Как у нас говорят - где родился, там и пригодился... Слушай, Серега, всегда хотел спросить: а зачем тебе игра? И почему именно эта, а не другая? Ради развлечения? Думаю, у тебя впечатлений и без того там немало... К тому же ты ведь совершенно не фанат прокачки удали; целыми днями камушки копаешь, да в чате сидишь.

- А вот для этого и нужна - для общения. Честно говоря, не хватает мне здесь, в Австралии, только одного - родной речи, нормального, чистого русского языка. В bfl народ, по большей части, адекватный, порядки человеческие, модераторы за чатом хорошо следят - редко крепкое словцо в людном месте услышишь. В то же время в приватном разговоре как хочешь, так и выражайся, лишь бы собеседник был не против. Вот это разумное сочетание свободы с ответственностью за свои поступки мне и нравится... И еще - в этой игре хорошая, особенная атмосфера; очень приятно ощущать, что действительно находишься среди друзей.

- Да, Слава постарался, собирая Sky Hearts. Каждый раз заходишь в игру, как во вторую семью. Хотя мне лично больше нравится качать удаль, чем в клане Сердец почти никто не занимается, уж больно народ подобрался хороший. Вряд ли я смог бы ужиться с теми же Ястребами - уж больно там высокомерно относятся к простому люду...

Итак, завидев приятеля, Бронтозавр радостно поспешил к нему. Афиноген, подстерегавший очередную звездочку, не сразу заметил друга; пришлось его окликнуть:

- Здорово, Серега! Как твое житье-бытье? Что нового в Terra Australia Incognita?

- О, привет, Алексей! У меня все отлично. Как у тебя?

- Тоже неплохо. Жара вот только достала - за тридцать градусов зашкаливает днем.

- Ужасно, - иронично улыбнулся Сергей, который, наверное, теперь большую часть жизни проводил при такой температуре. - А у нас зима в разгаре. Дубак страшный стоит - то пятнадцать, то вообще десять градусов.

- Мороза? - уточнил Бронников.

- Выше нуля, конечно же. Если тут, в Сиднее, столбик термометра упадет ниже нуля по Цельсию, это будет нечто среднее между национальным праздником и локальным катаклизмом.

- Нам бы такие зимы... Не скучаешь по снегу?

- Нисколько - я теплолюбивое животное. К тому же, если вдруг захочется снега, едешь в горы: там будет тебе настоящая зима, с морозами, лыжами и сноубордами.

- Изыди, искуситель! - рассмеялся Алексей. - Не поеду я в Австралию; нас и здесь неплохо кормят...

- Да-да, у вас там сейчас как раз ужин - макароны, - подколол Сергей друга фразой из известного фильма.

Отсмеявшись, Бронтозавр поинтересовался:

- Лучше скажи, тебе сегодня с патрулем помогать надо будет? Как раз вроде бы срок подходит.

- Увы, - поскучнел Афиноген. - Я эти дни плотно занят на новом подряде, и даже сейчас играю тайком, с чужого компа. Зашел только Лампу потереть, да случайно на эвент попал, вот и подзадержался. Придется этот патруль отодвинуть на пару дней, пока я тут не закончу. А то дольше, чем на несколько минут, у меня в игру заходить не получается.

- А-а... Ясно. Ну ладно, удачи тебе тогда в трудах на благо... м-м... В общем, успешно потрудиться! Жаль, конечно, что ты занят; сейчас пик прохождения кометы, звездопады участились до безобразия... Следующий, например, всего через четыре часа намечается.

- Увы, эта песня точно не про меня, - развел руками Серега. - Все, мне пора. Пока!

- Бывай! - попрощался Бронтозавр и, когда упала последняя звездочка, доставшаяся какому-то нубу в серой одежде, пошел в Ближние Выселки узнать у сотского Лердиса, нет ли новых заданий.

Зазвонил внутренний телефон; гадая, кому он мог понадобиться, Бронников поднял трубку.

- Алексей? - звонил Крохин. - А я вас в подвале ищу... Подходите на вахту, новые витрины уже привезли. Мы их разгрузили в фойе и будем сразу собирать, ваша помощь очень бы пригодилась...

"Вот ведь связался на свою голову, - недовольно подумал Бронников, выключая компьютер. - Сделал ведь вполне нормальные - нет, им нужно, чтобы все блестело. Теперь и новые собери, и старые разбери... Маята одна".

---

Для экспозиции привезенных Крохиным из майской экспедиции самоцветов потребовалось две витрины, и Бронников вызвался их изготовить, чтобы сэкономить администрации деньги. Возился он с ними почти неделю (правда, работы там требовалось от силы на полтора дня - Алексей просто потянул время, чтобы спокойно играть в bfl), и сделал в итоге довольно убогие конструкции. Во всяком случае, Соловейчик, когда вышел из отпуска и увидел эти шедевры из разномастных ДСП и старой фанеры, тут же распорядился купить нормальные шкафчики со стеклянными, запирающимися на замки дверцами, зеркальными задними стенками и прозрачными полочками. И вот заказ наконец доставили, и теперь осталось лишь превратить наборы привезенных деталей в витрины и переместить в них коллекцию, а неудачные стойки разобрать и отправить на мусорку.

В фойе Института, где сложили коробки с частями витрин, уже трудились Крохин и какой-то парень. Подойдя ближе, Бронников был немало удивлен, узнав Мишку Кондратюка - своего бывшего сокурсника, с которым они повстречались осенью в хозяйственном магазине.

- Привет, Миха! - с двойственным чувством поздоровался он. - Какими судьбами тебя к нам занесло?

- Здорово, Лешка, - ответил Кондратюк. - Попутным ветром... Видишь - вникаю потихоньку, осваиваюсь.

- О, так вы знакомы? - повернулся к ним Крохин. - Тем лучше!

- Во что вникаешь? - не понял Бронников.

- Михаил станет нашим временным сотрудником, - сообщил Геннадий Николаевич. - Со свободным графиком, на сдельной основе. Ладно - полагаю, что вдвоем вы управитесь, а мне надо отлучиться. Вы, Михаил, как закончите, на сегодня можете быть свободны, а Алексей - зайдите, пожалуйста, потом ко мне.

Едва начальник скрылся из глаз, Бронников принялся расспрашивать однокашника.

- Мишка, ты что, всерьез собираешься тут работать? Ты ведь, поди-ка, все уже позабыл, чему нас учили! И потом - здешние зарплаты, боюсь, тебя разочаруют.

- Про зарплату я в курсе, ты же мне сам объяснял, - своим извечным беззаботным тоном сказал Михаил. - Только я же не на ставке, а по контракту. Специальных знаний почти не требуется: занес в компьютер положенное количество строк информации - получил денежку. Как потопаешь, так и полопаешь, а уж за какое время справишься - зависит от тебя. Неплохой прибавок к двадцатке консультанта.

- И все-таки, зачем тебе это? Неужели ты подработку проще и выгодней не смог бы найти?

- Отчего же, есть много вариантов, - Кондратюк неожиданно стал серьезным. - Только, скажу тебе откровенно, не деньги в жизни главное; устал я уже с места на место прыгать. Хочется какого-то постоянства, пусть даже это будет всего двадцать тысяч на обычной, скучной работе. А пуще того охота, чтобы пожить не только для себя, сегодняшним днем, но и оставить какой-то след, приобщиться к чему-то большому, не сиюминутному... Дети потом спросят - а что ты, папка, сделал в этой жизни полезного? А я и отвечу: вот, мол, видите коллекции минералов? Я их оформлял, в порядок приводил, чтобы ученые их и через сто лет изучать могли, и в музеях простые посетители любовались...

- Ого, да ты о детях задумался, - поразился Бронников. - Что стряслось? Ты женился?

- Гм... Да, понимаешь, встретил зимой одну девушку... Как-то само собой получилось, что стали жить вместе, весной поженились, сейчас вот потомством обзаводиться планируем... Я ведь, ты же знаешь, дольше месяца-двух ни одну не мог стерпеть, а с этой полгода как один час пролетели, и за все это время мы друг другу слова бранного не сказали. Не представляю теперь, как можно жить одному, без нее; все прошедшие годы кажутся такими пустыми и бессмысленными, что искренне жаль потраченных лет. Наверное, это судьба...

- Да, крепко тебя скрутило! Даже не представляю, какими качествами должна обладать девушка, чтобы объездить такого мустанга.

- Я тоже не представлял, пока с ней не повстречался. Все в ней меня устраивает, все по душе; веришь или нет, придраться не к чему. Да что я рассказываю; приходи в гости на посиделки, познакомитесь. Семью бери обязательно - мы с малявок просто млеем, все мечтаем, как свои появятся.

- Спасибо за приглашение, конечно... Но времени свободного что-то нет совсем. Может, потом, ближе к осени... Да и насчет посидеть-погулять я ведь, как ты помнишь, никогда особым приверженцем не был.

- Да не в этом смысле, - засмеялся Михаил. - Чай, тортик и конфетки - вот и все, никаких излишеств. Я спиртное сейчас почти не употребляю, даже пиво.

- А что такое? Закодировался, что ли?

- Нет... Сам по себе почему-то равнодушен стал. Прежде каждый вечер баночку-другую пивка высасывал, а теперь не хочется. И курить перестал - просто не тянет.

- Чудесное перерождение, - саркастически заметил Алексей, но, хотя он хотел подколоть однокашника, прозвучало это совершенно без язвительности. Во всяком случае, Кондратюк наклонил голову в знак согласия:

- Удивительное рядом. Предсказал бы мне такое кто-нибудь прошлым летом, я бы его первым на смех поднял. А тут... Подай, пожалуйста, пакетик с фурнитурой.

За разговором дело шло споро, и вскоре обе витрины красовались в центре фойе. Миша помог Бронникову переставить в них экспозиционные образцы и отнести старые шкафчики на мусорку, после чего распрощался - ему пора было на основную работу, в магазин. Алексей же, как ему и было велено, пошел к начальнику.

Крохин в своем кабинете внимательно изучал и вносил правки в разложенный на столе большой лист ватмана с каким-то замысловатым рисунком, снабженным множеством подписей. Подойдя ближе, Бронников понял, что это схема генеалогического дерева. Судя по выделенному рамкой имени в центре, шеф корректировал родословную Павла Петровича Бажова. Ничего удивительного в этом не было - кому еще, как не поклоннику великого уральского писателя, и к тому же большому эрудиту и краеведу, заниматься таким делом? Перехватив взгляд Алексея, Геннадий Николаевич смутился.

- Хорошие знакомые попросили дополнить, - словно оправдываясь, сказал он. - Хотят основать Бажовское общество в августе, с администрацией губернатора уже согласовали, теперь вот спешно приводят в порядок все данные. Происхождение Павла Петровича общеизвестно и опубликовано еще в 2007 году в "Бажовской энциклопедии", а вот восстановление его родственных связей, поиск непрямых потомков среди наших земляков представляет для них немалый интерес.

- Понимаю, - кивнул Алексей и мельком скользнул по ряби сотен имен и дат, за которыми скрывались причудливо пересекающиеся, ветвящиеся и порой трагически обрывающиеся истории многих уральских семей. - Фамилии-то все знакомые... Вот эта, например, Чипуштанов.

И Бронников ткнул пальцем в ближайший к нему правый край ватмана, где под названной фамилией фигурировали сплошные знаки вопроса.

- Знакомая? - Крохин удивился. - Нечастая фамилия, прямо скажем. Где вы, Алексей, слышали о людях с такой фамилией?

- Сейчас припомню, - Бронников наморщил лоб. - По-моему, еще в школе... От кого-то из наших... А, от Николаса! Это мой одноклассник из Первоуральска. Мы ездили на экскурсию в Невьянскую башню, и там был один экспонат - скрипка, изготовленная простым рабочим Чипуштановым. Коля сказал тогда, что это его предок, отец его бабки, что ли. Мы, конечно, посмеялись - он у нас всегда был товарищ со странностями.

- Интересно, интересно, - оживился начальник, возбужденно потирая руки - совсем как оса, обнаружившая кусочек рафинада. - А вы случайно не знаете, как звали бабушку вашего одноклассника?

- Помню, конечно. Колину маму назвали именно в честь бабушки - Александра. А вот ее отчество... Старинное имя такое на "Е" - то ли Евстигней, то ли Евстафий...

- Евсей? Евлампий? Евграф? - нетерпеливо подсказывал Крохин.

- Точно! Александра Евлампиевна Копылова - так ее звали. В девичестве, как сказал Коля, она носила фамилию Чипуштанова. А ее мать Клавдия Михайловна Бажова-Чипуштанова - двоюродная сестра писателя Павла Петровича Бажова.

- И она жила в Первоуральске, как и вы?

- Нет, в Ревде. В Первоуральск после замужества переехала только одна из младших дочерей. Остальные дети, а их, по словам Николая, было больше десяти, живут в Ревде.

- Сейчас посмотрю... - забормотал Геннадий Николаевич, склонившись над схемой. - Нет, Алексей, не получается. Поглядите сами: у Павла Петровича не было родного дяди по имени Михаил. Так что Клавдия Михайловна Бажова-Чипуштанова никак не может приходиться ему кузиной. Может быть, троюродная сестра... надо разбираться. Однако все равно интересно, спасибо. Не могли бы вы сказать, как мне связаться с вашим одноклассником... Николаем?

- Я могу дать его номер, - сказал Бронников, доставая телефон. - Вы полагаете, что Николас в самом деле дальний родственник Бажова?

- Не исключено, - задумчиво проронил шеф, водя карандашом по генеалогическому древу. - Но степень родства еще предстоит выяснить, и это зависит от того, насколько родители вашего Николая осведомлены о своих предках. Как его фамилия, кстати?

- Николай Черных, - и Бронников продиктовал телефонный номер друга.

- Спасибо вам большое, Алексей, - поблагодарил его Крохин, бережно пряча листок с цифрами в ящик стола. - Я обязательно ему позвоню чуть позже. Могу я в разговоре сослаться на вас?

- Разумеется... Мне можно идти?

- Да, конечно. Хотя постойте! - окликнул Бронникова начальник уже в дверях. - У меня совсем вылетело из головы, зачем я вас приглашал. Присаживайтесь...

По тому, как Крохин собрался и принялся мерить шагами комнату, заложив руки за спину, стало понятно, что разговор предстоит серьезный. Наконец, начальник сел за свой стол, поглядел на Алексея и глубоко вздохнул.

- Видите ли, Алексей... Заместитель директора Соловейчик очень недоволен темпами и продуктивностью нашей работы в этом году. Собственно, именно поэтому он и решился на своеобразный эксперимент, взяв Михаила для технически несложной набивки баз данных. По его замыслу, функциональное разделение труда по принципу конвейера, когда каждый из сотрудников специализируется на определенной части процесса, должно повысить скорость обработки коллекций. Михаил, конечно, пока не сумеет справиться с полевыми образцами, которыми занимаетесь вы в лабораторной, но, думаю, со временем и это станет ему по силам. На данном же этапе он возьмет на себя финальную стадию оформления проб, избавив вас от необходимости тратить время на компьютер.

- А потом?.. - у Алексея от вырисовывающейся перспективы тоскливо засосало под ложечкой. - И в связи с чем эти перемены?

- Дело в том, что юридическое согласование нашего музея как формальной единицы натолкнулось на непредвиденные бюрократические сложности... В то же время нашу деятельность администрация прекращать не собирается, скорее наоборот - расширять, финансируя из других статей бюджета. В ближайшем будущем, видимо, наша группа будет упразднена, а сотрудники причислены к лаборатории Соловейчика. Непосредственно музейной работой, как я уже говорил, займутся контрактники типа Михаила и Леночки, а вам, как ценному высококвалифицированному сотруднику, найдется более подходящее дело.

- Экспедиции и полевые?

- В том числе. Разумно было бы использовать ваши знания, навыки и опыт по назначению, чем тратить время и силы на простые манипуляции, посильные человеку с минимальной подготовкой. Участие в работах по грантам сулит дополнительный доход, что тоже немаловажно. В конце концов, у вас наконец появится возможность вести собственное исследование, если на то есть желание...

Алексей слушал начальника вполуха, занятый своими грустными мыслями. Ему категорически не нравились предстоящие перестановки. Под крылышком Крохина можно было спокойно заниматься своими делами; у Соловейчика о такой свободе останется только мечтать. Снова все лето проводить с лопатой в руках и рюкзаком за плечами; опять писать заумные статьи, штудируя тонны опубликованных данных... На семью времени станет куда меньше, и, самое главное, не выкроить свободного часика для того, чтобы посидеть в любимой игре! В этом треугольнике, - семья, работа, игрушка, - что-то одно было явно лишним.

- ...можно уйти в отпуск на время реструктуризации, - Геннадий Николаевич тем временем заканчивал свою мысль. - Вы ведь в этом году еще не отдыхали? Вот и замечательно - возьмите отпуск, и через месяц со свежими силами выйдете в уже обновленную лабораторию.

- Да-да, я подумаю... насчет отпуска, - утомленно сказал Бронников. - Можно идти?

- Да, у меня все. До свидания, Алексей!

- До свидания, Геннадий Николаевич.

---

После известия о скорых переменах у Бронникова все стало валиться из рук; промаявшись около часа в лабораторной, Алексей отправился в свою комнату искать умиротворения в игре. До конца рабочего дня оставалось еще слишком много времени, чтобы уйти прямо сейчас; вот часа через три можно будет тихонько исчезнуть... По дороге он заглянул к Володям и поделился новостью, однако вместо ожидаемого сочувствия встретил подтрунивания и рацпредложения по поводу своей дальнейшей судьбы.

- А что, Лелик, - рассуждал Петрович, - зачем тебе лаборатория Соловейчика? Давай лучше к нам, у Савельева хоть нормальным делом будешь заниматься, а не околонаучной белибердой.

- За эти занятия Соловейчик выписывает такие надбавки, что вопрос об их взаимоотношениях с наукой отходит на второй план, - заметил Ильич. - По-моему, далеко не самый худший вариант. Вон, у Верхонина какие фундаментальные исследования двигают, и что толку? Если б не прошлогодняя публикация в Quaternary Research, они по индексу надбавок на последнем месте оказались бы.

- Зато птенцы Соловейчика ездят не дальше полусотни километров от Ебурга, - Комаров, как всегда, нашел повод поспорить. - Да и то раза два-три за лето... А мы у Савельева не только по Уралу колесим, но и в Сибирь заглядываем, и в Приуралье, и даже на Алтай выбираемся. О, так ты же, Леха, как-то раз с нами там был, помнишь?

- Как не помнить, - хмыкнул Бронников. - Только меня сейчас больше устроила бы тихая, размеренная жизнь в каком-нибудь кабинете с компом, а не разъезды по лесам и полям.

- Тогда тебе в чиновники надо податься, - засмеялся Годин. - Вот она, мечта русского Иванушки: сидеть на печи... пардон, в кресле, ни хрена не делать, а деньги получать.

- Сплюнь, - поморщился Петрович. - У нас уже полстраны этих Иванушек.

Алексей инстинктивно втянул голову в плечи и отшагнул подальше от друзей. В какой-то момент ему почудилось, что вот-вот откуда-нибудь возникнет, как всегда, паладин в пурпуре и выдаст всем по заклятью за обсуждение политики. Частое пребывание в игре с ее законами наложило свой отпечаток на его поведение и лексикон. Так, Бронников заметил, что практически перестал употреблять ненормативную лексику. В то же время Марина жаловалась, что он вообще стал говорить мало и скудно, заменяя даже простые фразы маловразумительными ужимками. Что поделать, если во многих случаях ему проще было выразить свое отношение к ситуации или к вопросу подходящим смайликом из игры, чем долго подбирать соответствующие слова? Не его же вина, что супруга не понимала, какой смайл изобразил муж, и необоснованно винила во всем якобы отупляющее воздействие игрового однообразия.

О, если б она знала, как ошибается! Для Алексея игра превратилась в увлекательнейший роман, одним из главных авторов которого был он сам. Каждый день он вписывал новые строки в удивительное повествование, находя или наделяя глубоким смыслом каждое действо и каждое событие. Словно первопроходец, открывал он все новые и новые грани волшебного мира, приветливо манящего окунуться с верными друзьями в девственные дебри, наполненные порой смертельной опасностью. Сколько незабываемых путешествий совершил он за последние полгода, сколько одержал славных побед и испытал горьких поражений - бессильно описать перо лучшего романиста!

При воспоминании об игре Бронников внезапно остро почувствовал, как бездарно теряет он время, болтая здесь с коллегами о всяких неинтересных ему на самом деле вещах. Лучше покинуть скорее эту душную комнату с ее беспокойными заботами и суетными реалиями и окунуться в красочный мир, где он сам - кузнец своей судьбы, а не щепка, бросаемая из стороны в сторону волей прихотливых волн. Так Алексей и поступил; распрощавшись с Володями, он прошел в двадцать третью комнату, включил компьютер и вошел в игру.

До нового звездопада в Восточном Пригороде оставалось всего десять минут, и Бронтозавр порадовался, что вовремя пришел. Скорым шагом он отправился к месту эвента, наслаждаясь по пути чудной погодой. Климат в bfl мог служить идеальным образцом для самого взыскательного гедониста, сочетая в себе теплую мягкую зиму и умеренное, не жаркое лето. В отличие от изнуряющего зноя за окном, здесь сейчас царила освежающая прохлада; легкий ветерок шелестел листвой, обдувая крепкие тела проходивших мимо воинов, а мягкое солнышко не обжигало бронзовую кожу полуобнаженных новичков. Один из таких, совсем юный Агент007, вежливо обратился к шествовавшему мимо Бронтозавру:

- Подскажи, пожалуйста, эта дорога ведет в город?

Алексей наметанным глазом окинул малыша - tabula rasa, типичный нуб в портках толстяка, второй день в игре. С таким голодранцем и церемонится нечего; вот через месяц-другой станет понятно, выйдет из него толковый геймер или так и останется пожизненным нубом. Презрительно фыркнув, Бронтозавр хотел было молча пройти мимо, однако все же сжалился над желторотиком (в основном по причине указанного в анкете возраста игрока - 28 лет; с недалекой школотой он и разговаривать не стал бы) и снисходительно ответил:

- Да, в город. Только не спеши туда - сейчас здесь будет звездопад.

- А что это такое? - удивленно открыл рот Агент007.

- Событие. Посмотри наверх.

И тут, словно в подтверждение его слов, в голубой безоблачной выси зажглись и стали стремительно приближаться разноцветные огоньки. Вот и первые метеориты коснулись земли, вызвав заметное оживление среди собравшихся в ожидании эвента персонажей. Повинуясь общему порыву, новичок тоже кинулся собирать звездочки, впрочем, зачастую вежливо уступая намеченную добычу старшим и более напористым персам. Когда последние мерцающие в траве огоньки были подняты и не без скандалов поделены между присутствующими, он снова подошел к Бронтозавру.

- Вот, я тоже нашел несколько штук, - новичок доверчиво показал горсть метеоритов. - А что с ними теперь делать?

- Можно их сдавать в обмен на репы, - как само собой разумеющееся, буркнул Алексей.

- Репы? А что это?

- Репутации всякие.

По кислому выражению лица парнишки стало ясно, что особого смысла в обмене красивых вещиц на непонятные репутации он не видит.

- ...Или можно продать кому-нибудь, - пожал плечами Бронтозавр.

- О, здорово! - обрадовался Агент007. - Что такое репы и зачем они, я пока не знаю, а вот денежки не помешают...

Бронников прищурился; не в его интересах было развеивать невежество нуба.

- Верно, репутации - это баловство, алмазы гораздо лучше. Я мог бы купить твои звездочки, если хочешь.

- Бери! А почем?

- Ну, - с ленцой протянул Бронтозавр, - их обычно по три-четыре алмаза торгуют... Но у тебя, так и быть, возьму по пять.

- По рукам! - довольно кивнул Агент007. - Вот, держи - шесть штучек...

Рассчитавшись с малышом, Алексей пошел своей дорогой, втихомолку радуясь удачной сделке. Хорошо, что новички обычно не представляют истинной стоимости многих вещей! Все-таки и от нубов есть прок, если подходить к ним с умом и с терпением.

Под конец рабочего дня, снова проведенного за игрой, к Бронникову обратился XAH.

- Добрый день, Алеша! Ты сегодня весь день в игре?

- Здорово, Василий. Я сейчас с работы играю, скоро перебазируюсь домой и выйду оттуда. А что?

- То есть часиков в пять по серверу ты будешь играть из дома, так?

- Думаю, да.

- Это хорошо... - задумчиво сказал Вася. - Будет у меня к тебе небольшая просьба не совсем обычного, так сказать, содержания...

-Заинтриговал, - признался Алексей. - А что за просьба-то?

- Надо будет прогуляться по вечернему Екатеринбургу; впрочем, пока не бери в голову, может, еще и не понадобится, - отмахнулся XAH. - Лучше скажи - ты ведь живешь на улице Фрунзе, дом 95, квартира 17?

- Да... - Бронников был неприятно поражен осведомленностью чужого человека.

- Насколько я могу судить по карте Екатеринбурга, дом номер 109 по улице Большакова совсем недалеко от тебя, правильно?

- Минут пять-шесть неторопливой ходьбы. Но откуда ты знаешь мой адрес?

Василий не стал темнить и охотно пояснил:

- Мы в своей работе постоянно используем базы данных, которые достаем в милиции. По ним, зная ФИО и дату рождения человека, можно определить адрес его регистрации, место фактического проживания, семейное положение и количество детей, наличие в собственности автомобилей и объектов недвижимости - словом, "джентльменский набор", необходимый для выведения нечистых на руку клиентов банка на свет Божий. Такие базы, впрочем, при желании легко достать любому заинтересованному человеку - у нас в стране, как пелось в моей молодости, не все продается, но все покупается или сдается внаем...

- А фамилию-то откуда узнал?

- Кое-кто из ордена паладинов подбросил список IP, с которых ты заходил за все время существования перса. Несложный анализ показал, что ты играешь из дома и с работы, из Института Геологии и Географии. Причем заходил ты не только со своего рабочего компа, но и с компьютеров парочки друзей, которые рулили Фердинтуком и Геллергейном, а ныне игру забросили. Судя по обилию прокси-адресов за последние месяца два, ваши сисадмины прикрыли эту лавочку, и ты сейчас используешь анонимайзер. Среди сотрудников вашего Института Алексей с маленькой дочкой по имени Вика - ты один. Дело оказалось настолько простым и ясным, что не пришлось даже запрашивать информацию у провайдера; это влетело бы в копеечку, зато быстро и эффективно.

- Гм... А если бы я с самого начала использовал анонимайзер?

- Тогда сложнее, конечно, но кто ищет - тот всегда найдет. Вопрос времени и цены... Впрочем, мы отвлеклись. Так что - я могу на тебя рассчитывать?

- Можешь, - подтвердил Бронников. - В пять по серверу я буду в игре.

- Отлично, - кивнул Василий. - Тогда и встретимся.

- Погоди минутку... Скажи честно - все то, что ты говорил про узнавание адресов и всякой другой информации о людях, это разве законно?..

Удалявшийся XAH остановился и внимательно поглядел на Бронтозавра, как на заморскую диковинку.

- Ты меня поражаешь, Алексей. С Луны, что ли, свалился? Тебе уже за тридцать, а ты до сих пор так и не понял, в какой стране живешь. Лично для меня, например, честность и законопослушность давно уже стали непозволительной роскошью.

- Но ведь это как-то... нехорошо и некрасиво!

- Победителей не судят. Если для достижения результата созданы такие условия, что по-другому - никак, то к черту закон. А что до нравственности - значит, пора перестать лицемерить и сформулировать новые морально-этические нормы, соответствующие нынешним реалиям и отвечающие жизненным позициям девяноста процентов населения.

- Тише ты! А то сейчас паладины тебе молчанку организуют за наветы на существующий режим.

- Мне? - удивился Василий. - За что? За то, что правда выглядит столь нелицеприятной? Так это не моя вина. И вообще, я-то как раз вполне доволен сложившимся положением. Кто сумел приспособиться, тот и выжил; а если ситуация изменится, то я к новым условиям адаптируюсь...

---

Часа за полтора до окончания рабочего дня Бронников, как и планировал, слинял домой. На случай, если бы начальство заинтересовалось причиной столь раннего ухода, у него была заготовлена отговорка - мол, жена уходит на работу, и нужно посидеть с дочкой. Однако в Институте на вольное отношение к рабочему графику смотрели сквозь пальцы, и за все время работы там Алексею очень редко приходилось объясняться по поводу опозданий или преждевременных уходов. Даже прогулы прощались, особенно, если о них заранее предупредить шефа.

Обливаясь потом под безжалостными лучами оккупировавшего стратегически важную высотку солнца, Бронников добрался до дома. У двери подъезда возилась с ключом соседка с коричневой лупатой моськой. Кривоногая шавка, как обычно, злобно ощерилась на парня, полностью игнорируя одергивания и увещевания приветливой хозяйки.

"Вот ведь две коровы, - с неприязнью подумал Алексей, подавляя в себе рефлекторное желание выхватить шпагу и, описав полукруг вниз, сделать из псины две половинки. - Из-за них в такую жару пешком на пятый этаж топать придется - не чинить же штаны из-за каждой сумасбродной болонки. Не ждать же, пока они будут разъезжать на лифте туда-сюда!". Женщина, похоже, явно смущалась и страдала от скверного характера своей собачонки, однако соседям от ее переживаний было ничуть не легче.

Дома его ждал еще один сюрприз - у Марины гостила подружка Ольга с мужем Женькой. Все трое сидели на кухне и, отпыхиваясь, пили ароматный зеленый чай - по заверениям четы Ивановых, лучшего средства от жажды человечество еще не изобрело. Бедный Бронников, рассчитывавший поскорей скинуть влажную одежду и залезть под прохладный душ, а потом плотно перекусить после трудового дня, вынужден был изобразить радушие и присоединиться к скромному чаепитию с конфетками и печеньками, которые только дразнили разгулявшийся аппетит. Впрочем, скоро выяснилось, что именно ради него вся компания и собралась. Ольга раз, потом другой подтолкнула мужа, делая круглые глаза, и Женька, кашлянув, сказал небрежным тоном:

- Кстати, Леха, Марина говорила, что у тебя сейчас халтурок поубавилось, и свободное время появилось... Нам как раз требуется помощь на одном объекте - не хочешь подработать?

По тому, как довольно закивала Ольга, и как потупила глаза супруга, Алексей догадался, что это якобы спонтанное предложение на самом деле тщательно спланировано и отрежиссировано.

- Так ведь я по части электрики мало соображаю, - усмехнулся Бронников.

- Да там ничего сложного - надо будет прокопать несколько траншеек под проводку. Маленький экскаватор нанимать смысла нет, да и он там не везде подступится...

- Тем более, ты ведь большой специалист по части лопаты, - не утерпела Ольга и вставила свое слово.

- Опять землю рыть? - скривился Алексей. - Мне и на работе этого за глаза хватает! Постоянно в поле, в одной руке лопата, в другой - кирка... Сколько можно?!! Возьмите какого-нибудь таджика - он вам за полдня все выроет.

Марина, хорошо знавшая истинную частоту поездок мужа в экспедиции, поджала губы и промолчала.

- Нет, кирка не пригодится, - улыбнулся Женька. - Грунт там мягкий, копать неглубоко, на штык. Можно, конечно, и гастарбайтеров подключить, только мы думали кому-то из своих денежку подбросить...

- Если ты из-за дороги беспокоишься, то не переживай - Женя на машине привезет-увезет в любой день, когда тебе удобней, - заквохтала Ольга.

- Да нет уж, увольте, - поблагодарил Бронников, неодобрительно косясь на жену. Не иначе, это все ее происки по обеспечению супруга работой; как, интересно, Женькина бригада до сих пор решала проблему копки канавок? Небось, Иванов из своей части зарплаты будет покрывать расходы на ненужного помощника - от надоедливых женщин, которым в голову втемяшилась какая-нибудь сногсшибательная идея-фикс, порой проще откупиться, чем доказывать ее несостоятельность.

- Подумай, ведь тысяча-другая ведь в семейном бюджете не лишняя, - привела Ольга самый весомый, на ее взгляд, аргумент.

- Другая? - удивленно вскинул брови Женька; видимо, речь шла только об одной тысяче рублей в качестве оплаты этого пятого колеса в телеге.

Его супруга сделала многострадальные глаза и умоляюще уставилась на мужа, однако тот был непреклонен.

- Ну, это я для красного словца, - не выдержав немой дуэли, Ольга пошла на попятную. - Но все равно: тысяча за день работы - ведь вполне нормально!

- Конечно, нормально, но все-таки я не возьмусь, - сожалеющим тоном, но твердо отказался Алексей, иначе эти уговоры могли длиться до бесконечности. - Мне бы что-нибудь распилить, просверлить или сколотить - вот это подошло бы.

- Такого у нас, к сожалению, не водится, - развел руками Женька. Ему тоже были чужды эти типично женские штучки - долго и нудно уламывать кого-то. Мужик сказал нет - значит, нет!

Обменявшись еще двумя-тремя фразами, Ивановы засобирались, и предложили подвезти подругу к "Элладе". Хотя детский центр располагался в двух шагах от дома, Марина с удовольствием согласилась. Лишний раз проинструктировав мужа по местонахождению поилки, каши, игрушек и книжек для Вики, она чмокнула скривившегося Бронникова в щечку, спящую дочку в лобик и выскочила вслед за друзьями.

- Лешка-то болеет, что ли? - крепко уцепившись за локоть подруги и намеренно отстав от мужа, трагически зашептала Ольга, хотя ее отлично было слышно даже на другом этаже. - Почернел, отощал, глаза блестят и бегают лихорадочно, говорит, как каркает...

- Время у него сейчас нелегкое, - уклончиво сказала Марина, не вдаваясь детально в причины плохого внешнего вида супруга. - Работы немного, но изматывает его не на шутку... Жаль, что не удалось с этой подработкой - я так надеялась, что он хоть ненадолго переключится...

Тем временем Алексей наконец-то скинул одежду и быстро залез под душ. Неприятный запах, сероватый цвет и ржавый осадок пригодной лишь для мытья воды из-под крана давно стали визитной карточкой Екатеринбурга, для жителей которого бутилированная вода или домашний фильтр являлись не прихотью, а средством выживания. Хорошо, что до очередных опрессовок еще два дня, а то холодный душ далеко не каждому приятен даже в такую жару. Может быть, когда-нибудь они с Мариной разбогатеют и смогут позволить себе кондиционер - как ни странно, на Урале без него теперь не обойтись, поскольку каменные джунгли не хуже настоящих превращаются по вечерам в парилку. Вот раньше наши предки забот не знали - деревянные дома не только отлично сберегали тепло суровыми зимами, но и подолгу хранили прохладу в летний зной. Однако развитие прогресса отбросило как безнадежно устаревший прежний жизненный уклад вместе с массой наработанных веками решений, внедрив взамен современный высокотехнологичный подход, а параллельно с ним создав целую плеяду новых проблем.

Заплакала Вика - она всегда болезненно переносила отсутствие мамы. Алексей поспешно выскочил из ванной и занялся дочкой: обмыл употевшую от сна и рыданий малышку, заменил подгузник и влажное белье на свежую одежду, напоил водичкой и предложил яблочко. Затем выдал ей коробку с игрушками и сел за компьютер; хорошо бы, конечно, составить малышке компанию или почитать книжку, поскольку сама она играть практически не умела, но уже подходило оговоренное с Василием время встречи.

А XAH уже поджидал Бронникова. Едва Бронтозавр появился в игре, как Василий сразу подошел к нему и без обиняков объявил:

- Ничего у нас не получилось с переговорами. Не хочет соглашаться мирным путем - будем действовать силовыми методами.

- Да что за переговоры-то? Кто и с чем должен согласиться?

- Ах, я же так и не рассказал... Видишь ли, какое дело: сейчас впервые проводится ринг молодых бойцов на межрасовой арене. Недавнее нововведение, не читал о нем в новостях? Мы с тобой уже староваты для этого развлечения, а вот удальцы с третьего по пятый уровень активно участвуют в нем, поскольку за победу на ринге предусмотрена куча удали в награду, в то время как проигравшие не получают ничего.

- А что нужно для победы? Одолеть всех до одного?

- В принципе, да, но там все немного сложнее. Бои проводятся один на один, путем случайной жеребьевки, без призраков и ездовых. Проигравший хотя бы раз немедленно выбывает с арены, а победитель ждет следующего круга; но, несмотря на дуэльный принцип, этот ринг в целом - командный. Победа присуждается всем выжившим участникам расы, которая по численности перевесит две оставшиеся. Поэтому здесь каждый борется и за себя, и за всю расу - его выбытие снижает шансы всем соратникам.

- Интересная штука... Грамотно придумано - будь ты сам хоть трижды танк, но из-за плохой подготовки или неграмотности других легко можешь пролететь. Плохо, что нам уже нельзя участвовать.

- Да уж, жаль, что не придумали этого хотя бы полгода назад. От хумиранов участвуют лучшие из лучших, в том числе несколько молодых Ястребов. Однако со стороны легвонов и тренстиров тоже выставили далеко не нубов. Сейчас ситуация склонилась в нашу пользу: к четвертому кругу, который состоится через полчаса, на арене осталось двадцать восемь хумиранов и примерно по два десятка краснокожих и зеленолицых. Важна каждая победа, и потому мы решили немного помочь своим.

- Но каким образом? Ведь, как я понял, никто из старших не может попасть на арену?

- Туда нам путь заказан, но за каждым из противников стоит реальный человек... Мы вычисляем самых сильных и опасных врагов и устраняем его в реале.

Бронников похолодел:

- Что ты хочешь сказать?..

- Не пугайся ты так, - засмеялся Василий. - Ничего криминального, разумеется, мы не делаем - это же "борьба за жизнь", а не игра со смертью. Кого-то подкупаем, чтобы проиграл свой бой, кого-то задерживаем, чтобы не успел к началу ринга... Так, например, одному бизнесмену из Питера вчера устроили романтическую встречу с очаровательной девушкой, в объятьях которой он начисто и думать забыл об игре. Другому товарищу с Остоженки немного стукнули его Лексус - пока приехала ДПС, пока оформляли протокол, время и прошло. Траты смешные, тысяч по десять, зато результат налицо. Большинство же соглашаются на некоторую сумму наличными, и сами не выходят на ринг.

- Уфф... Я уж думал, вы противников в реале... того. Зная твое кредо - цель оправдывает средства и победа любой ценой, можно и не такое себе вообразить.

- Мы, по примеру Остапа Бендера, чтим уголовный кодекс. Но вот с одним хорошо прокачанным легвоном вышла неувязка - попался какой-то принципиальный геймер. Мы с ним и так, и эдак - ни в какую не хочет ложиться на арене. Я уж даже ему перса предлагал продать, тридцать тысяч давал, это за четвертый-то левел! Нет, уперся: говорит, деньги у него и так есть, ему выиграть гораздо интересней. Горячий южанин, мать его; они, бывает, любят деньгами сорить. Так что придется с ним силовым методом, и в этом я сильно рассчитываю на твою помощь. Надежных хумиранов из Екатеринбурга у нас раз, два и обчелся, а ты, как выяснилось, живешь от него в двух шагах.

- И как ты себе это представляешь? - со смехом сказал Бронтозавр. - Вломиться и обольстить его?

- А тебе что - ориентация позволяет? - прищурился XAH. - Ладно-ладно, шучу я. Нужно всего лишь обеспечить отсутствие человека за компьютером на одну-две минуты в период с пяти сорока до пяти сорока пяти. Этого хватит, чтобы убить неуправляемого перса... Способов много, выбирай или придумай сам. Можно запустить камнем или мячом в нужное окно. Можно надымить подожженной газетой и с воплем: "Пожар!!!" пробежать по подъезду, барабаня во все двери. Можно обесточить подъезд, или резануть Интернет-кабель, идущий в квартиру.

- Ну уж нет, - посуровел Алексей. - Что ты там говорил про уголовный кодекс? Это же хулиганка, статья!

- Экий ты разборчивый... Есть и более безобидные пути: например, постучать и представиться торговым представителем какой-нибудь сети, вручить пару-тройку грошовых подарков, заболтать, задержать под предлогом выигрыша какого-нибудь ценного приза. Все расходы, разумеется, я тебе компенсирую, и еще сверху за услугу накину. Скажем, пять тысяч за несколько минут работы тебя устроит? Или, если хочешь, буду до конца лета водить тебя по всем эвентам и полям битв, куда простому смертному никогда не попасть - на капитана, в шахту рудокопов, в домик на болоте. И, кроме того, на турнир пойдешь в составе нашей тимы.

- Это, пожалуй, вполне приемлемо, - поколебавшись, согласился Бронников. Пять тысяч рублей - невелика сумма, даже на шишак не хватит, а вот возможность сделать резкий скачок в прокачке за счет участия в недоступных событиях - крайне ценное предложение, ради такого можно и расстараться. - Но что, если он там не один живет? Откроет дверь жена или брат - и все, пиши пропало.

- Этот вопрос мы проверили - Аслан живет там у своей девушки, больше никого быть не должно.

- Аслан? Его так зовут?

- Да, говорю же - кавказец, всего год с небольшим назад переехал в Екатеринбург, типа, учиться.

- Понятно... А какой адрес?

- Большакова, 109-315.

- Елки-палки! - ахнул Алексей - это был адрес Анны. - Боюсь, у вас там в базе данных какая-то ошибка... Нет там никакого кавказца. Там живет большая семья: родители и две дочери - Аня и Полина.

- Твои знакомые? - сразу понял Василий. - У нас ошибок не бывает: отец семейства скончался в прошлом году, мама переехала в деревню ухаживать за бабушкой, а Полина учится на биологическом факультете, живет в общежитии и сейчас отбывает практикум на биостанции. В квартире уже почти год обитают Анна и ее парень Аслан. Так что же - получается, на тебя в этом деле рассчитывать не приходиться?

"Так вот оно как, - скрипнул зубами Алексей. - Обзавелась ты, значит, все же своим гнездышком, и не нашла ничего лучше, как привести в него какого-то нехристя!". В его памяти живо возник образ разбитного горного орла в остроносых туфлях, вызвавший такое отвращение по осени, и Бронников, не колеблясь, принял решение. Такого шанса насолить нынешнему хахалю своей пассии упускать нельзя.

- Да нет, почему же... Я попробую. Говоришь, в пять сорок?..

---

Вику он посадил в свое кресло и включил мультики, от которых заботливые родители прежде всячески оберегали ребенка; малышка, как зачарованная, уставилась в экран с яркими и смешными героями. Нехорошо это, конечно, но, авось, за двадцать минут ее психика серьезно не пострадает... Плотно прикрыв балкон и перекрыв на всякий случай газ, Алексей с мрачной решимостью положил в карман нож и в пять тридцать вышел из дома. О том, чтобы показаться на глаза Ане или Аслану, конечно, не могло идти и речи, так что придется использовать вариант с проводом.

Дорога заняла ровно пять минут; солнце было еще высоко и не слишком-то располагало к неспешным прогулкам. У подъезда Алексей набрал на домофоне первый попавшийся номер и, поскольку счел глупым врать про срочную телеграмму, просто попросил открыть дверь. И, конечно же, был грубо послан куда подальше. Что ж, первый блин комом... Вздохнув, он попробовал другой номер и представился соседом снизу, забывшим ключи. Неизвестные люди поворчали, но дверь все же открыли.

Поднявшись на нужный этаж, Бронников посмотрел на часы - пять тридцать семь. Еще рано... Прислушался к двери под номером 315 и понял, что жизнь Анны далеко не так безоблачна, как выглядело со стороны.

- Сколько можно тратить время и деньги на эту дурацкую игру??? - визгливо кричала его прежняя возлюбленная. Алексей хорошо знал эту тональность - она включалась, когда девушка находилась в состоянии белого каления.

- Ты еще мои деньги будешь считать, а? - с характерным акцентом ответил высокомерный голос.

- Да как же ты достал со своими деньгами! Мои деньги, мои деньги... Всю жизнь теперь будешь попрекать меня этими деньгами?!!

- Я тебя умоляю, золотце, - несмотря на ласковый лексикон и просительный контекст, тон Аслана был брезглив и угрожающ, - не мешай мне ближайшие полчаса.

- Я это уже полгода слышу! - взорвалась Анна. В ее экспрессивном характере сочетались вспыльчивость и страстность; она всегда походила на дикую кошку, не поддающуюся приручению даже после длительных отношений.

Она говорила что-то еще, но Аслан больше не отвечал. Очевидно, началось... Алексей взглянул на часы - пять сорок одна. Пора. Достав нож, он глубоко вздохнул и засунул его под заранее намеченный кабель, протянутый от электрощитка к двери на высоте чуть выше человеческого роста. Придержал провод левой рукой, еще раз вздохнул, сосчитал про себя до трех и на счете "три" одним резким движением перерезал его.

И замер, прислушиваясь; тишина, одни только гулкие удары норовящего выпрыгнуть из груди сердца, отдающие ритмичным шумом в ушах. Неужели ошибся? Может, это не их провод, а соседей? Может, это не Интернет? Панически оглядев место происшествия, Бронников решил, что ошибки быть не должно. Тогда в чем же дело?

Внизу громко хлопнула дверь, и какой-то мальчишка, весело напевая и громко шлепая сланцами по каменным плитам лестницы, стал сбегать вниз. Почти одновременно с этим за дверью, у которой стоял Алексей, раздался громкий вопль, полный ужасных проклятий на смеси русского и еще какого-то языка. Вздрогнув, Бронников инстинктивно взлетел на этаж выше (поскольку путь вниз оказался занят) и затаился. И вовремя: через секунду дверь распахнулась, и на площадку выскочил голый по пояс чернявый парень.

- Эй, ты!!! - звеневший от клокотавшей ярости голос разлетелся по подъезду, отдаваясь гулким эхом. - Я тебя найду и зарежу, слышишь?!!

Алексей обомлел, ни жив, ни мертв, и лишь через секунду сообразил, что это относилось к пацану, только что хлопнувшему входной дверью подъезда.

- Что у тебя еще? - накинулась на Аслана вышедшая следом Аня. - Чего орешь, как в лесу?

- Интернет отрезал, сука, - с ненавистью процедил Аслан.

- Ну и что такого? - злорадно хмыкнула девушка. - Посидишь вечер без своей игры, не умрешь. Может быть, это... Ты куда звонишь?

- Эй, ара! - Аслан, видимо, полностью игнорировал недоумевающие возгласы Анюты, поглощенный беседой по телефону. - У тебя Интернет есть? Хорошо, я сейчас приеду. Да, прямо сейчас. Очень срочно, ара!

- Что-о??? - Анна чуть не задохнулась от гнева. - Ты куда собрался? Это из-за игрушки-то? Ты что, совсем рехнулся?!!

- Не мешай мне, женщина, - совершенно без эмоций, мимоходом бросил Аслан, обращаясь к ней, как к стоящей на пути неодушевленной вещи.

- А ну-ка, вернись сейчас же! Я кому сказала!!! - бушевала Аня, но, очевидно, безрезультатно - Алексей услышал быстро спускающиеся по лестнице шаги. - Ах, так?!! Тогда можешь обратно не возвращаться, понял меня? Ты здесь больше не живешь!!!

Лязгнула дверь подъезда, и на несколько мгновений наступила оглушающая тишина. Затем снизу послышалась какая-то возня, сопровождаемая невнятным бормотанием, хлопнула дверь в триста пятнадцатую квартиру, и снова раздался шорох от торопливо сбегающего вниз легкого человека. Скоро все стихло; Бронников подождал минуту, другую - тихо. Тогда он отлепился от стены и аккуратно, стараясь ступать беззвучно, прокрался на первый этаж. Осторожно выглянул наружу - никого. Набравшись смелости и сделав беззаботный вид, Алексей вытер пот со лба, решительно вышел из подъезда и направился к своему дому.

Но едва он дошел до угла дома, как навстречу ему попалась Анна. Девушка медленно шла в глубокой задумчивости, отрешенно сложив руки на груди. Если бы Алексей не встал как вкопанный, охваченный внезапной паникой, она наверняка прошла бы мимо, не заметив парня.

- Ой... Привет, Лешик! - Аня тоже остановилась и с интересом принялась разглядывать своего бывшего.

- Привет, Анют... - севшим голосом сбивчиво поздоровался Бронников.

Анна неверно истолковала его заминку, отнеся ее на счет своей неотразимости и всколыхнувших Алексея прежних чувств. И правда, трудно было не залюбоваться привлекательной девушкой. За прошедшие годы она сильно похорошела, формы ее соблазнительно округлились, но не потеряли стройности, выдавая самый расцвет женской красоты. Большие карие глаза в обрамлении каштановой распущенной шевелюры еще блестели после недавних переживаний, придавая округлому личику вид возвышенный и томный.

- Гуляешь? - предположила Аня. - Я тоже вышла подышать... Как живешь?

- Неплохо, - прокашлялся Алексей. - Работаю все там же. Дочка подрастает...

- Семья, заботы, - сочувственно закивала девушка. - А у меня вот никого.

Бронников не нашелся, что сказать по этому поводу, и ограничился неопределенным мычанием и покачиванием головы.

- Совсем никого нет, - подчеркнула Анна, пристально глядя на Алексея. - Может, зайдем ко мне - выпьем чаю?

И посмотрела прямо в глаза Бронникову - долго, откровенно. Ее намерения не вызывали сомнений; может, она жаждала отомстить своему нынешнему парню за сегодняшнее, может, ностальгия по былым отношениям всколыхнула сердце... Подтверждая смысл своего приглашения, она придвинулась ближе, нежно коснулась подушечками пальцев руки Алексея и негромко добавила низким грудным голосом:

- Может, сыграем еще разок в "кто дольше не закроет глаза"...

Упоминание их излюбленной прежде сексуальной забавы не оставляло возможности для разночтений. На какое-то мгновение в голове Бронникова затуманилось, мысли спутались... Но в следующую секунду он отгородился каменной стеной непонимания, потупил взор и виновато вздохнул:

- Да я, собственно... Дома меня ждут. Как-нибудь потом...

Сразу уловив настроение юноши, Анюта незаметно переместилась с интимной дистанции на обычную и с легкой грустью посетовала:

- Понимаю... Домашние хлопоты, любимая жена... Трудно выкроить свободную минутку.

Вообще-то она была права лишь отчасти, в корне ошибаясь относительно причин отказа Бронникова. В принципе, чисто теоретически Алексей был совсем не против легкого приключения, однако не в данный момент. Его не пугала возможность неожиданного возвращения Аслана, не волновала верность супруге, не беспокоила находившаяся одна в пустой квартире дочка. Единственное, чего он сейчас желал - поскорей добраться до компьютера, чтобы попасть в bfl и связаться с Василием.

- Да, в общем-то... - начал было Бронников, но не нашелся с дальнейшими словами и обреченно махнул рукой.

- Тогда ладно, - вздохнула Анна, глядя куда-то вдаль.

- Ладно... Пока.

- Покутиляку баю-бай покочи ночи!

Алексей усмехнулся - еще один привет из прошлого, известная только им двоим нежная и романтическая расставательная фраза. Взмахнув ладонью и наклонив голову, он миновал девушку и пошел своим путем, не оборачиваясь.

За время его отсутствия дома ничего не изменилось; Вика все так же сидела в кресле и, затаив дыхание, смотрела мультики. Бесцеремонно согнав запротестовавшую дочку, Алексей поспешил занять ее место и вошел в игру.

- Ну, как? - сходу атаковал он Василия, едва игра загрузилась.

- Отлично! - со смехом сказал XAH. - Он выпал на шесть минут - за это время наша девочка из него котлету сделала. В этом круге мы, правда, верх не возьмем, но завтра победа точно будет за нами.

- Вот и славно. Надеюсь, больше игроков из Екатеринбурга на арене нет? А то натерпелся я за эти минуты...

- Нет, почти все оставшиеся - москвичи. Как тебе, кстати, это удалось? А впрочем, неважно; пусть это останется в тайне. Итак, как я мог бы тебя отблагодарить? На какой счет перечислить денежку?

- Гм... Лучше бы не денежкой, - зарделся Бронтозавр. - Ты говорил, что можешь поводить по событиям, взять на турнир...

- Да, был такой разговор. Что ж - от своих слов я не отказываюсь, завтра приходи на капитана. А что до турнира - тебе надо будет успеть обзавестись перчатками и шишаком. Успеешь?

- Конечно! Деньги на перчи я уже скопил, а шлем... Добуду.

- Тогда заметано. Я выставлю из тимы одного кадра - повадился, блин, подшофе в игру лезть, и приму на его место тебя. Ты-то спиртным или наркотой не увлекаешься?

- Нет, что ты!

- Гляди... А то некоторые нарежутся в хлам и думают, что в Интернете этого никто не заметит. Давай, до завтра!

- Пока! - попрощался Бронтозавр и в приподнятом настроении отправился половить рыбку.

Вика, долго и безуспешно пытавшаяся залезть к папе на коленки, заинтересовалась системным блоком компьютера. Алексей краем глаза увидел, как она тянет какие-то провода, и внезапно мерный гул системника стих, а экран погас.

- Да что ж ты!.. - вскричал Бронников и, вскочив, несильно (как ему показалось) отпихнул девчушку от прибора. Малышка отлетела метра на полтора и, стукнувшись головкой о шкаф, ничком растянулась на полу. Алексей этого не видел; путаясь в проводах, он вставлял в гнездо выдернутый шнур питания.

Через секунду Вика села на полу и, покачиваясь, монотонно захныкала. Бронников облегченно вздохнул, услышав, как компьютер заработал снова, и обернулся к дочке.

- Ну что же ты делаешь, - укоризненно сказал он. - Чуть было не испортила нужную вещь. Хватит ныть, иди лучше с поиграй с куклами.

Однако малышка не унималась; пришлось потратить на нее драгоценные пятнадцать минут, пока она не успокоилась. А вскоре вернулась и мама.

- Ну, как вы у меня тут? - с порога спросила она, ставя пакеты с покупками и скидывая туфли.

- Нормально, - ответил Бронников. - Давай, теперь сама с ней возись, а то она мне мешает.

- Минуточку, и только пот смою, - робко попросила Марина и юркнула в ванную. Алексей только возмущенно развел руками: как обычно - скажет, минуту, а провозится все три.

- Вот и я, - радостно объявила мама, выскакивая из ванной с полотенцем в руках и капая водой на пол. - Все, папочка, можешь заниматься делами. Приветик, Викусенька!!! Ой... А что это у нас шишка?

- Не знаю, - пожал плечами Бронников, занимая свое место за компьютером. - Вроде бы при мне не стукалась. Наверное, упала, когда вы утром гуляли.

Алексей был совершенно искренен в своем удивлении; он уже напрочь и думать забыл о недавнем происшествии. Он бы и пальцем не посмел ее тронуть - все-таки дочка была для него самым дорогим и любимым существом в мире. Почти таким же, как и Бронтозавр.

---

После беспокойной ночи, дважды прерванной для участия в очередных эвентах, Алексей проснулся поздно, совершенно разбитым. Это было не просто ощущение непреходящей усталости, преследовавшее его последние месяцы - к нему добавилось чувство опустошенности, вялая апатия ко всему окружающему. Единственное место, откуда Бронников приучился черпать энергию и силы для очередного дня, была игра bfl; именно она своей не останавливающейся ни на секунду борьбой за выживание придавала его тусклому бытию хоть какой-то смысл. Поэтому он, едва встав с кровати, немедленно нажал кнопку питания компьютера.

Марина с Викой ушли гулять, пока невысоко поднявшееся над горизонтом солнышко еще не начало припекать чересчур сильно. "Оно и к лучшему, - с облегчением подумал Алексей. - Хоть не будут дергать ежеминутно". Справедливости ради, надо отметить, что Марина ради собственного спокойствия давно уже приучилась не обращаться к сидевшему за компьютером мужу, поскольку неизменно получала в ответ залп раздраженной ругани. Если требовалось что-то ему сказать, приходилось ловить момент, когда он вставал с кресла - по естественной нужде или наспех перехватить что-нибудь из съестного. Бронников постоянно делал в игре что-то крайне важное и нужное, и малейшее беспокойство моментально выводило его из себя.

Войдя в игру, Бронтозавр поприветствовал соклан и привычно, механически проделал ряд обычных действий: потер Лампу, проверил почту, забрал деньги за проданные товары, поместил невыкупленные лоты снова на аукцион, просмотрел торги на предмет наличия интересных предложений, сверился с графиком предстоящих эвентов и заглянул в раздел последних игровых новостей. Параллельно с этим он прислушивался к беседе в клановом чате, чтобы быть в курсе дел, и даже успел вставить одну-две реплики; такой ежедневный ритуал лучше чашечки бодрящего кофе помогал ему прийти в себя и ощутить полноту кипящей вокруг жизни. Составив для себя план занятий на ближайшее время, Бронтозавр двинулся в сторону Зеленой Лагуны, где через полчаса намечалось событие. Коротая время в ожидании, можно половить рыбку и поглядывать, не появился ли XAH, пообещавший взять Алексея на капитана.

Однако когда он огибал Темную Заводь, рядом неожиданно, словно из пустоты, возник запыхавшийся ZeoN.

- Ты здесь, Алексей! Отлично. В игре появился Афиноген - заведи скорей с ним разговор. Вы ведь с ним, похоже, большие друзья.

- Привет, Игорь... А что такое?

- Потом все вопросы! - раздраженно рявкнул админ; за все время общения с Гошей Бронников ни разу не замечал за ним такой вспыльчивости. - Делай немедленно, что говорят!

Пожав плечами, Алексей проверил статус персонажа друга - действительно, тот сейчас находился в соседней локации, на Пологом Холме. Странно, почему не поздоровался...

- Привет, Серега! - написал Бронников приятелю. - Чего ты там прячешься?

- Здорово, Алексей! Да я не прячусь - просто заглянул в игру на минутку. Потому и не хотел афишировать свой приход.

- Хорошо, теперь спроси его про Лампу, - раздался из-за спины свистящий шепот админа.

- Хватит уже мною командовать, - обернувшись через плечо, возмутился Бронтозавр, и снова обратился к Афиногену: - Ты же говорил, что тебя не будет дня два?

- Послушай, малец, - зашипел ZeoN и вдруг выругался. - Ах, эта чертова клава!!! Сейчас, постой-ка...

- Да, я тут последний день работаю... - начал было ничего не подозревающий о перепалке Сергей.

Тут на Бронтозавра внезапно налетел невесть откуда взявшийся монстр - огромная безволосая горилла с иссиня-черной кожей, вооруженная массивной дубиной в мощных узловатых лапах. Только отличная выправка и большой опыт позволили Алексею уклониться от смертоносного удара; не мешкая, он выхватил шпагу и встал в оборонительную позицию, гадая, откуда взялась эта напасть.

Зазвонил телефон. Левой рукой Бронников схватил аппарат и тут же, нажав кнопку отбоя, отбросил - номер был незнакомый, а объясняться с ошибившемся человеком у Алексея сейчас не имелось ни времени, ни желания. Сотовый тут же запиликал вновь.

- Ты чего трубку не берешь? - зарычал ZeoN над ухом. - Отвечай на звонок быстро!

И тут же исчез с глаз долой, пока и ему не досталось от разъяренного животного.

- ...зашел в игру только Лампу потереть, а то шестой день, жалко цикл обрывать, - закончил наконец-то свою мысль Афиноген.

- И что выпало? - механически спросил Бронников, занятый парированием стремительных выпадов злобной твари. Похоже, без призрачных помощников не обойтись... Поколебавшись, он бросил взгляд на неумолкающий телефон и поднес трубку к уху.

"Мы не успели пристроить его к эликсирам", - где-то в отдалении услышал он виноватый голос.

- Проклятье!!! - взревел прямо в ухо раздраженный незнакомый бас. - Минутку, Алексей... Тогда запасной план - встраивайте в дроп с гориллы!

"Тогда надо будет подправить код в соответствии с конфигом оси...", - голос в отдалении прозвучал сомневающимся.

- Так делайте, а не болтайте! Вчера вы свой шанс благополучно упустили, сегодня не успели, а следующего раза уже не будет. У вас три минуты, не больше, - сердито распорядился бас и снова обратился к Бронникову, словно продолжая прерванный разговор. - Теперь, Алексей, любыми путями втяни Афиногена в свой бой.

- Выпало шесть эликов жизни, без бонуса, - тем временем Сергей продолжал непринужденную беседу с другом, ничего не зная о кипевших страстях. - Ладно, завтра, когда семь упадет, может быть, повезет наконец-то...

- А с кем я имею честь говорить? - строптиво осведомился Алексей у незримого собеседника. - Это Игорь? Откуда вам известен мой номер телефона?

- Зови меня Семен Семеныч, - веско и твердо ответил бас. - И я тебя по-хорошему прошу - сделай все, как надо, чтобы не пришлось потом жалеть. Не стоит сейчас задавать лишних вопросов.

Произнесено это было ровным тоном, совершенно без угрозы - просто констатация неизбежного факта. Нельзя сказать, что Бронников испугался или смалодушничал; нет, он и без нажима, опираясь на какие-то животные инстинкты и архетипы, добровольно предпочел бы следовать совету Семена Семеновича. Так животные без драки подчиняются более сильному сородичу, признавая его право на лидерство по единственному грозному рыку, сразу выдающему статус прирожденного вожака.

- Погоди минутку, Серега, не убегай, - набрал он сообщение. - Я тут в переделку попал... Будь другом, пособи маленько.

- Так, хорошо, - одобрил Семен Семеныч из телефона, словно тоже читал приватную беседу, доступную лишь двоим переписывающимся; вероятно, услышал клацанье клавиатуры. - Импровизируй, тяни как можно дольше. Что там у вас опять?!!

Последний возглас, очевидно, относился к его помощникам, поскольку на заднем фоне в трубке послышались невнятное оправдывающееся бормотание: "Антивирус... Последнее обновление... Порт закрыт... Хотя бы десять минут".

- Какой от меня толк, в моем-то шмоте? - изумился Афиноген. - Сейчас позовем кого-нибудь из старших соклан...

- Ничего не знаю! - это Семен Семеныч бушевал в телефоне. - Чтобы сейчас же все было готово, бездельники! Даю вам пять минут и ни секундой больше!!!

- Нет-нет, - поспешно ответил Бронтозавр Сергею. - Они все далеко, не успеют... Ты вполне сможешь помочь, тут надо всего лишь потянуть моба, а то я только свитки поставил и призраками не запасся.

Последнее было ложью - и призрачные помощники, и банки в слотах у Алексея имелись.

- Ну что ж, попробую, раз надо, - вздохнул Серега. - Я тут с чужого компа зашел, можно сказать, нелегально... Авось никто не заметит.

И Афиноген присоединился к схватке, отвлекая на себя монстра.

- Ого! - воскликнул он. - Что это за тварь? Никогда о таких не слышал.

- Да это по одному квесту, - выдал Бронников первое разумное объяснение, которое пришло в голову. - Задание главы наемников Марцелло.

- Не давай ему упасть, - мимоходом заметил Семен Семеныч, и Алексей послушно скастовал свиток на друга.

- Что ты делаешь? - изумился Сергей. - Себя лечи, мне все равно не выжить.

- Ну нет, - помотал головой Бронтозавр. - Раз я тебя сюда втравил, то уж помереть не дам.

- Ой, сомневаюсь я... Гляди, тебе виднее. Что-то он шибко крепкий, не одолеем вдвоем.

Тотчас же, опережая его слова, Семен Семеныч заорал на своих помощников:

- Понижайте защиту у гориллы, она же их убьет! А меня не волнует, как! Повесьте эффект возмездия или чары ослепления; что я, думать за вас должен? И что там с ларцом?

Через минуту старательно сопевший Афиноген поделился с другом наблюдением:

- Смотри-ка... Если он промахивается по тебе, то дубина по инерции наносит урон ему самому, ха-ха! Прикольно!

А многострадальные подчиненные Семена Семеныча получали тем временем очередной разнос:

- Где у вас голова, дармоеды? Под кем, по-вашему, ляжет моб с такой фичей - под синим ловкачом или под полусерым здоровяком? Олухи бездарные!!!

Вставив своим сотрудникам очередной пистон, Семен Семеныч более спокойным тоном обратился к Бронникову:

- Алексей! Надо, чтобы гориллу убил Афиноген. С таким дурацким эффектом вероятность этого мизерна, поэтому самым надежным будет тебе упасть. Когда жизни у нее останется примерно треть, и она встанет напротив тебя, тут же скажи мне.

- Да, я заметил, - кивнул Бронтозавр другу. В трубку же он недовольно пробурчал: - Вот еще, больно мне надо падать... Шмот ломать ни за что, ни про что. Я и так под вашу дудку тут пляшу ни за спасибо.

- Кто сказал - ни за что? Не переживай, за эту услугу мы тебя отблагодарим так, что на всю оставшуюся игру хватит! Считай, что тебе сегодня выпал джек-пот. Только, очень тебя прошу, не ерепенься и сделай все правильно.

Бас Семен Семеныча звучал настолько уверенно и убедительно, что Бронников ни на секунду не усомнился в его возможностях. Похоже, и вправду Алексею наконец-то повезло, и он вытянул свой счастливый билет. Одно только его смущало... Набравшись храбрости, он осмелился спросить у влиятельного визави:

- А вот это все... Оно Сергею не повредит?..

- Да что ты! - заверил его Семен Семеныч. - Ничего опасного, даже наоборот - будет ему небольшой подарочек.

"Каст полного поглощения готов", - доложили по ту сторону трубки. Вскоре представился удобный случай: израненный более чем наполовину моб оказался напротив Бронтозавра.

- Он у меня, - немедленно доложил Алексей в трубку.

- Давайте! - скомандовал бас помощникам и проинструктировал Бронникова. - Как у гориллы покраснеют глаза, раскрывайся и бей.

Бронтозавр так и сделал. Монстр легко отбил выпад и, яростно затрубив, с быстротой молнии обрушился на воина, нанеся удар такой невиданной мощи, что мгновенно прикончил неслабого, в общем-то, бойца. Даже видавший виды и ожидавший чего-то подобного Алексей ошеломленно раскрыл рот. Всю свою страшную силу вложил моб в эту смертоносную атаку, и она не прошла для него бесследно; большая часть его собственной жизненной энергии истратилось на неотвратимое убийство, и теперь жизнь едва теплилась в гориллоподобной твари.

Не меньше Бронникова поразился и Сергей:

- Что... Что это было?!!

- Понятия не имею... Какое-то специфическое свойство квестового моба сработало. Снес все хп одним махом.

- И что теперь? Заново будешь переигрывать бой? Марцелло ведь, наверное, не засчитает, раз ты трофей не взял.

- Не бойся, кончай его смело. Насколько я понял, для наемников главное - чтобы гориллу убили, - на ходу сочинил Алексей. В трубке он слышал все еще недовольное, но уже гораздо более спокойное ворчание Семен Семеныча на своих коллег: "Пять с половиной минут... В военное время вас бы за такое на месте, без суда и следствия. Сколько тайм выставили? Час? Ладно, подойдет".

- Готов! - обрадованно воскликнул Афиноген, одолев непростого врага. - Ого, да тут с него что-то упало... Эфемерный ларец! Это, наверное, то, что тебе по квесту надо принести. Погоди, сейчас я его тебе отдам.

Бронников не успел ничего сообразить и ответить, как Сергей разочарованно добавил:

- Э-э, да он непередаваемый... И срок жизни всего один час. Что делать - открывать, что ли?

- Открывай, конечно, не пропадать ведь добру, - кивнул Бронтозавр.

- Может, там внутри что-то нужное для тебя, - рассуждал Афиноген, возясь с замком. - Готово! Тут тридцать алмазов и опечатанный свиток какой-то, тоже непередаваемый и короткоживущий. Сейчас я его вскрою и тебе зачитаю...

"Скан пошел", - возбужденно сообщили помощники Семен Семенычу. "Сам вижу", - совсем уже миролюбиво буркнул он и отрывисто сказал Бронникову:

- Все, Алексей, спасибо за помощь. Дальше нам тут нужно срочно кое-что сделать, так что я отключаюсь. Жди, скоро и тебе будет сюрприз.

Короткие гудки возвестили конец диалога. Бронников отложил телефон и пробежал глазами замысловатую фразу, которые передал приятель:

- "Армадами армий, горючей горою, громадами грома мы город откроем". Тебе это что-нибудь говорит?

- Пока нет, - ответил Алексей, чувствуя себя выжатым лимоном. - Марцелло разберется, что к чему... Спасибо за помощь огромное!

- Эй-эй, постой, давай я тебе хотя бы эти тридцать алмазов отдам!

- Нет. Это тебе за труды, - у Бронникова почему-то возникли ассоциации с библейскими серебряниками - возможно, из-за числа.

- Уверен? Тогда спасибо. Вот и я заработал немножко между делом... - тут Афиноген заторопился. - Все, пора мне убегать, а то совсем нехорошо получилось. Пока!

- Пока... Удачи! - почему-то пожелал другу Алексей. Хотел что-то добавить - и не смог; так и глядел безмолвно ему вслед со щемящей тоской в сердце.

---

Когда Сергей покинул игру, Бронникова охватило некоторое смятение. Все случившееся было настолько странным и непонятным, что Алексей почувствовал непреодолимое желание с кем-то поделиться. Марина и Вика только что зашли домой и собирались сесть пообедать, но с ними, разумеется, об игре не побеседуешь. С кем из игроков можно поговорить по душам? Такой деликатный вопрос не годилось обсуждать с малознакомыми людьми, а один из тех двоих, кому он безоговорочно доверял, только что вышел офф-лайн. По счастью, второй находился в игре и, похоже, ничем важным не занимался.

- Здорово, Слава, - несколько рассеянно обратился к нему Алексей.

- Привет, Леша! - немедленно отозвался Markuss - как всегда, безукоризненно внимателен и дружелюбен. - Что невесел? Стряслось что?

- Да так, ничего особенного... Житейские заботы.

- В реале?

- Нет, в реале все по-прежнему. В игре кое-какие заморочки.

- Наезжают? - осведомился Слава и оптимистично подмигнул. - Скажи, кто? Подкатим, разрулим...

- Да вроде бы наезжает никто, - задумчиво отмахнулся Бронников. - Тут другое. Говорил со мной только что ZeoN...

- А, Гоша? - перебил Слава.

- Нет, не Игорь; я давно знаком с его манерой вести беседу - с зимней истории с кланом Викингов. Ты когда-нибудь общался с админом по имени Семен Семеныч?

Слава вдруг замолчал, и Алексей просто физически почувствовал, как напрягся собеседник.

- Нет, - после недолгой паузы осторожно ответил он, и многозначительно поглядел на приятеля. - Но мне пару раз доводилось беседовать с Сергеем Сергеичем. И еще Гоша неоднократно упоминал при встречах...

- Что-то я немножко не догоняю, - нахмурился Алексей. - Какая связь?..

- Я бы рекомендовал тебе быть крайне аккуратным с этими товарищами. Ведь это уже совсем не игрушки...

- Да хватит загадками-то говорить, - Бронников, помимо воли, тоже невольно перешел на полушепот. - Ты же вроде с админами на короткой ноге, разве нет?

- С админами - да, - согласился Markuss, тревожно оглядываясь по сторонам, - только тут даже админы бессильны. Не знаю, почему они любят представляться именно такими именами, но по ним, да по характерному приказному тону, их легко узнать. Сергей Сергеич, Семен Семеныч, Сан Саныч, Стас Стасыч... Уловил?

Алексей наморщил лоб, анализируя перечень имен, и тут его озарило:

- Первые буквы! Но что за...

- Сам подумай, какие ассоциации у тебя возникают при виде этой аббревиатуры? Я не имею в виду, конечно, национал-социалистов времен третьего рейха или недавно распущенных их российских последователей.

- Ну... Совершенно секретно... - неуверенно протянул Бронников и вдруг, озаренный догадкой, выпалил. - А! Спецслужба!

- Тише ты! - зашипел Слава, явно нервничая. - Теперь тебе ясно, что за люди стоят за всеми этими Семен Семенычами? И возможностей у них побольше, чем у админов, причем не только в игре...

- Но что они делают в bfl? - искренне удивился Алексей. - Неужто развлекаются таким странным образом?

- Как что? Работают по своей прямой специальности. Думаю, сама игра им до лампочки, их больше интересуют игроки. И этот проект отнюдь не единственный пользующийся их вниманием. Подозреваю, что они есть везде, даже в аське.

- А что им нужно-то? В чем их работа?

- Может прозвучать немного помпезно, но... Если вкратце - обеспечение государственной безопасности, контрразведка, борьба с терроризмом...

- И что - админы их терпят? Предоставляют свои аккаунты, информацию о игроках, логи переписок... Так, что ли?

- Не совсем, - отрицательно покачал головой Markuss. - Скорее наоборот - это они терпят админов. Все, что нужно, они могут и берут сами. Забота администраторов - чтобы игра работала, развивалась и приносила доход. Большего Гоше с друзьями и не надо; именно поэтому здесь так жестко силами волонтеров из ордена паладинов пресекаются любые политические или националистические поползновения. Лучше полдня простоять с заткнутым ртом, чем по гроб жизни попасть под колпак из-за неосторожного слова.

- Вот ведь, велика беда, - отмахнулся Алексей. - Максимум, что они могут сделать - так это выгнать из игры. Подумаешь, делов-то.

- Э-э, нет, дорогой, - сокрушенно вздохнул Слава. - Если кто-то из игроков заинтересует этих товарищей, того, напротив, в игре будут любить и оберегать - "пасти", грубо говоря. Дроп подкрутят и артефактов редких подкинут, будто бы случайно повезло; помощь от уважаемых персов организуют - чтобы игралось веселей и интересней, лишь бы из игры не уходил. С помощью Интернета за человеком гораздо удобней следить, чем в реале.

- Тогда вряд ли я им приглянулся, - с облегчением заключил Бронников. - Не сказал бы, что игра идет у меня легко и гладко, как по маслу; пока чего-то добьешься, семь потов сойдет. Оно и понятно - ведь с меня, кроме анализов да легкой неприязни к татаро-монголам еще со времен ига взять, в общем-то, нечего... Криминала за мной никакого не водится, даже наше правительство я не ругаю, что, похоже, редкость среди интернетчиков.

- Смею тебя заверить, - подтвердил Слава, - что ты абсолютно прав в своих догадках. Если б за тобой наблюдали хоть одним глазком, то мы бы с тобой сейчас не беседовали - хотя бы просто потому, что никакой Семен Семеныч к тебе не приставал бы. Так что можешь быть спокоен и радоваться солнышку: ты для них - пустое место. Кстати, криминал им глубоко безразличен; будь ты хоть второй Чикатило, это не их заботы. А вот если тебя наша власть чем-то не устраивает - тогда ты их клиент.

- Пожалуй, впервые в жизни мне приятно слышать, что я - пустое место, - усмехнулся Алексей. - А как они это делают?

- Что - это?

- Ну, борются с терроризмом, следят за госбезопасностью... Не бегают же по игре и не спрашивают у каждого встречного: "Извините, вы не террорист случайно? Или, может быть, шпион? Какой страны?". Не сидят же целыми сутками, просматривая логи разговоров тысяч игроков в поисках компромата!

Слава рассмеялся - действительно, звучало это забавно.

- Конечно, нет... Я, как ты сам понимаешь, во все тонкости не посвящен, и в компьютерах не силен, однако принципиальную схему представляю. В клиент игры, помимо чисто игровых плагинов, вшиты небольшие программки, позволяющие по команде извне совершать кое-какие действия. Скажем, просканировать твой компьютер на предмет содержания текстов, содержащих определенные слова и цифры, или отослать информацию о том, какие именно Интернет-страницы ты посещаешь. Возьмем, например, youtube. Любое видео, размещенное там, может быть помечено и внесено в свой особый список; программа, за доли секунды сравнив с кадастром те ролики, которые ты выбирал к просмотру, мгновенно составляет портрет твоих склонностей и увлечений. Если ты любитель программы розыгрышей Just for laughs или фанат шоу "Уральских пельменей", то это одно дело, а вот если ты настойчиво интересуешься роликами о скинхедах и кавказцах, тогда совсем другой коленкор - это уже основание приглядеться к тебе внимательней. Какие-нибудь подозрительные файлы с твоего компьютера могут быть скопированы и высланы клиентом игры в зашифрованном виде для углубленного анализа, а со стороны это будет выглядеть, как простой обмен трафиком с игровым сервером.

- Постой, - опешил Бронников. - Ты хочешь сказать, что клиент игры, по сути, рассадник вирусов? Почему же его тогда мой Касперский на него не реагирует?

- В конторах, занимающимися антивирусами, тоже есть свои Семен Семенычи, - подмигнул Слава, - и потому, образно говоря, для группы вирусов особого назначения в отечественных антивирусах сознательно оставляются бреши и лазейки. С зарубежными разработками сложнее, но и ними справляются: там такие умельцы сидят - мегахакеры. У самых продвинутых компьютерщиков ведь выбора-то особого нет - или сидеть у Семена Семеныча, или просто сидеть.

- А те "интересные" им игроки, кто не пользуется клиентом? Кто играет из обозревателя или пользуется какой-нибудь Убунту - как с ними?

- Не беспокойся, на свободолюбивых линуксоидов тоже находится управа. Сколько раз в день, не задумываясь, ты нажимаешь окошко ok, соглашаясь на многочисленные игровые действия? Подтвердить передачу денег или товара - "окей", выпить зелье - "использовать", достал Лампу - "потереть", выпала с дропом красивая шкатулка - "открыть". В определенный момент вместе со шкатулкой тебе может прийти специальная программа, адаптированная именно к твоей операционной системе. Ты думаешь, что открываешь шкатулку, а на деле запустил сканирование своего компа. Вместе с использованием обычного с виду эликсира начал пересылку на сервер игры заинтересовавшего кое-кого файла. Тут ведь дело не касается перехватывания управления твоей машиной и внесения изменений в ось; всего лишь якобы обмен данными, а на деле - слежка и шпионаж.

- Вот оно как, значит, - протянул Бронтозавр. - А ты не боишься говорить со мной о подобных вещах? Вдруг под моим ником сейчас скрывается какой-нибудь провокатор?

- А ты сам не боишься? - усмехнулся Markuss. - Может быть, вместо меня с тобой сейчас беседует сам Семен Семеныч? Ему ничего не стоит войти в игру от лица любого перса.

- Нет, - подумав немного, рассудил Алексей. - Ты - Слава. Я слишком давно тебя знаю, под твой стиль общения замаскироваться невозможно.

- Вот ты сам и ответил на свой вопрос. Я тоже могу узнать тебя с двух-трех фраз, даже если ты станешь писать от имени другого персонажа. И уж если кто-то вздумает притвориться тобой, он должен быть не только талантливым актером, хорошо знающим тебя лично, но и выражаться в той же манере, использовать те же словечки и смайлы, допускать одному тебе свойственные ошибки и характерные опечатки, разбираться в одних определенных вещах и быть профаном в других. Твой уральский говор с этими "ну", "да вроде", "дык" надежней печати в паспорте, выдает сразу.

- Уел, - беспомощно развел руками Алексей; наблюдательности и остроумия Славе было не занимать. - А вот еще...

Но тут, оглянувшись, он заметил приближающуюся долговязую фигуру в темном плаще, столь неуместном среди блестящих на ярком солнце лат. Опасливо понизив голос до полушепота и пригнувшись, Бронников поспешил распрощаться:

- Ладно, спасибо тебе за содержательную беседу. Мне пора... Пока-пока!

- Всегда пожалуйста, - душевно попрощался Markuss. - Бывай...

Убедившись, что глава Сердец скрылся из вида, Бронтозавр выпрямился во весь рост и с гулко бьющимся сердцем стал поджидать визитера. В руках ZeoN нес небольшой сундучок, очевидно, с обещанным презентом, и в этом ящике Пандоры таилась судьба Бронникова. Что там? Тысяча диамантов? Ездовой двухголовый грифон? Набор уникальных доспехов на двадцатый уровень? Все ближе и ближе подходил посланник фортуны, взметая клубы пыли развевающимися полами плаща...

...Марина, кормившая в кухне дочку, вздрогнула и выронила из руки чайную ложечку с овсяной кашей; та стукнулась о стол, заляпав клеенку светло-серыми пятнами, и со звоном скатилась на пол. Из комнаты, где за компьютером сидел Алексей, донесся высокий, нечеловеческий вой, от которого словно тысячи ледяных клинков пронзили все ее внутренности. С таким звуком на устах, наверное, умирают бессмертные вампиры, падают атомные бомбы на мирные города, поглощаются черными дырами целые галактики... Достигнув ультразвуковой частоты, крик оборвался.

На негнущихся ногах Марина вбежала в комнату и кинулась к мужу. Алексей сидел неподвижно, с окаменевшим лицом, мертвой хваткой вцепившись в подлокотники - ногти и кончики пальцев побелели от напряжения. Рот был приоткрыт, безумный взгляд огромных расширенных зрачков неотрывно устремлен в монитор. Будто боясь, что оттуда может выпрыгнуть ужасное, страшное чудище, Марина осторожно заглянула в экран, куда неотрывно смотрел Бронников, и увидела всего лишь небольшую открытую коробку в руках нарисованного немолодого человека в темной одежде. Через секунду изображение исчезло: экран мигнул и стал белым. Вместе с тем Алексей нечленораздельно захрипел и попытался встать, но, обмякнув, закатил глаза и безвольным кулем растянулся на полу, свалив набок загрохотавшее кресло. Не ожидавшая этого Марина едва успела кое-как подхватить мужа. Профессиональным жестом быстро проверив пульс, она бросилась звонить в скорую.

Эпилог.

- Привет, Мариш! - запыхавшаяся Света поспешно стянула с себя плащ и скинула туфли. - Извини, что задержалась - такие пробки сегодня, ты не поверишь...

- Да ничего, Светик, ничего, - вымученно улыбнулась Марина, торопливо одеваясь и пытаясь не обращать внимания на заходившуюся в крике Вику. - Я еще вполне успеваю. Спасибо тебе огромное; без всех вас я просто не знаю, что делала бы.

- Да брось ты, - отмахнулась та, наспех споласкивая руки и подхватывая зареванную малышку. - Все прекрасно понимают, как тебе сейчас важно удержаться на этой работе. Ути, а кто это к нам пришел? Это тетя Света пришла! Вот здорово, правда? Сейчас мы будем с Викусенькой играть, да? Или книжку почитаем?

Марина мельком глянула на них и вдруг, перестав метаться по прихожей, бессильно прислонилась к стене плечом и, спрятав лицо в ладошки, тихонько всхлипнула.

- Ну, будет тебе, милая, - Света подошла к подруге и попыталась обнять ее левой рукой; с правой к маме тут же потянулась мокрая от слез и соплей дочка, умоляя не уходить. - Давай-ка, не раскисай, все образуется!

- Господи, как же мне стыдно, - прошептала Марина, сдерживая плач и пытаясь смахнуть выступившие на глаза слезы так, чтобы не размазать косметику. - За что ж меня так?.. Муж в психушке, за квартиру который месяц не плачено, осенью пособие перестанут выдавать - хоть с голоду помирай...

- С голоду вам с Викой никто помереть не даст, - твердо пообещала Света, кончиками пальцев аккуратно приглаживая подружке растрепавшие локоны. - Клянусь, очень скоро мы подыщем тебе нормальную работу; должность посудомойки - это абсолютно не твой уровень. И потом, Сосновый Бор все-таки клиника неврозов, а психушки у нас - только Агафуровские Дачи и 8 километр Сибирского Тракта. Тебе ли, медику, об этом не знать?

- По мне, так невелика разница, - вздохнула Марина, смахивая тряпицей пыль с туфель.

- Что, опять ездила к нему? - непрерывно покачивая малышку, вполголоса спросила Света. - Как он там? Что врачи говорят?

- Да, Таиска вчера согласилась посидеть с Викой подольше, и я после работы снова побывала там. Он вроде лучше выглядит, но доктор сказал, что продержит его еще не меньше полутора месяцев. Лешка ведь хороший, - неуверенно, полувопросительно добавила Марина.

- Конечно, хороший, - без заминки подтвердила Света, - просто запутался в жизни; со многими мужиками такое бывает в этом возрасте. Он ведь у тебя и рукастый, и добрый, тебя и Вику любит. Так что вернется, заживете лучше прежнего... Все, давай, беги уже.

Закрыв за хозяйкой дверь, добровольная няня быстро и умело успокоила девочку и принялась с увлечением читать и показывать ей красивую яркую книжку про трех поросят. Вика тыкала пальчик в страшного волка и с трагичным лицом говорила: "У-у!"; показывала на смешных розовых свинок и пыталась похрюкать, но пока получалось то же самое, что и у волка, только задорнее. Вскоре лишь подсыхающие капельки на пунцовых щечках напоминали о недавних переживаниях; заботливая тетя Света незаметным жестом вытерла их и стала рассказывать, что поросята потому такие розовые, толстенькие и веселые, что хорошо кушают вкусную кашку и пьют теплое молочко. Конечно же, воодушевленная этой идеей Вика немедленно потребовала накормить ее тем же. После еды хитрая няня, предусмотрительно сменив малышке подгузник, прилегла с ней на кроватку, листая еще более красочную книжку о Красной Шапочке. Загадочным полушепотом она рассказывала про игры, в которые Красная Шапочка играла со своими подружками, про лес, в котором живет дикий волк, и не успел еще коварный серый разбойник слопать бабушку, как Вика уже мерно посапывала, умилительно приоткрыв пухлый ротик.

Света осторожно укрыла малышку легким покрывалом и, чтобы не шуметь, села за работавший компьютер - ей всегда было чем заняться, лишь бы Интернет под рукой имелся. Зайдя под своим логином на сайт фрилансеров, она просматривала последние предложения о переводах, когда запущенная почтовая программа сообщила о получении на адрес Бронникова нового письма, услужливо развернувшись при этом во весь экран. "Спам, наверное", - подумала Света; так оно и оказалось - новое письмо с красноречивой темой "Поздравляем! Вы выиграли в лотерею..." почтовик даже услужливо пометил, как явный мусор. Нажав красный крестик в углу экрана, она закрыла программу; конечно же, Света не собиралась ни читать чужую переписку, ни распоряжаться корреспонденцией на чужом компьютере, хотя соблазн помочь хозяину, легким нажатием клавиши избавив от спама, был велик. Однако за те несколько секунд, пока открытая программа была перед ней, она чисто механически пробежала глазами строки коротенькой записки за подписью какого-то Семена Семеновича и без обратного адреса:

"Алексей! Я глянул подробней твое досье и хочу сделать еще один подарок - такой же пустяковый для меня, но более важный для тебя и твоей семьи, чем первый. Я не только удалил твоего перса без возможности восстановления, но и полностью заблокировал доступ в игру. Кому есть ради чего жить в реальности, тому незачем искать смысл жизни в придуманных мирах. Надеюсь, больше мы никогда не встретимся. Прощай".

июль 2012


Оценка: 3.78*37  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"