Воробьёв Александр Георгиевич: другие произведения.

Jigokuzaka

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация ушла в Японию пешком .

   Jigokuzaka
  
   В Москве стоял ледяной февральский вечер , тот , самый жуткий , его час , когда темнота начинает сгущаться , давить со всех сторон своей океанской глубиной , а фонари всё не зажигаются - и становится страшной при невольной мысли о том , что они могут не загореться больше никогда . Сыпал мелкий серый снег , похожий на плесень , ветер бесился и хохотал . В это окаянное время по одной из широких , грязных , безобразно громких улиц , шли два человека . Первый из них был высокого роста , черты лица имел крупные , но не рыхлые . Под шапкой виднелись его светлые волосы ; глаза были серые , взгляд излучал не только ум - качество очень редкое - но и душевные доброту и отзывчивость - явления , в наше время почти исчезнувшие . Несмотря на размашистость его движений , в его манерах не было ничего развязного , залихватского , фамильярного , и вся его наружность была очень открытой и располагающей к себе .
   Второй был несколько ниже ростом , телосложение имел худощавое , волосы тёмные . Черты лица его были странными : в целом тонкие и приятные , они то и дело искажались короткими резкими движениями губ , бровей , глаз , из-за чего лицо его принимало испуганное или , может быть , обиженное выражение . Глаза его были странного цвета , в них словно сочетались серый и голубой , а иногда вспыхивал едва уловимый оттенок зелёного . Сейчас , идя рядом с первым , он сопровождал свою речь нервными , почти судорожными жестами , испуганно оглядывался по сторонам , словно ожидая получить внезапный удар под дых , и вздрагивал всякий раз , когда рядом - спереди , сзади , сбоку - раздавался хриплый , яростный лай автомобильных гудков . После одного особенно близкого и злобного сигнала он дёрнулся всем телом , остановился и затравленно посмотрел на зарастающую серой плесенью улицу .
  - Не люблю Москву , - сказал он . - Боюсь Москву . В жизни не видел настолько грязного , пошлого и развращённого города .
  - Поедем в Зеленоград , - предложил первый . - Там потише .
  -Хоть в Красноград , - устало согласился второй и они зашагали к вокзалу .
  
   В электричке они почти всё время молчали . Пассажиров почти не было , полупустой вагон мотало на скользких от снега рельсах , и они , сидя рядом на скамейке , то и дело стукались друг о друга плечами . Окна заросли толстым слоем льда , сквозь них ничего было не видно , объявление остановок тоже не работало , и первый , громко извиняясь , что не очень хорошо знает местность , то и дело бегал на станциях в тамбур , чтобы посмотреть , где они сейчас . Наконец в окнах расплылись тусклые фонари - и электричка прибыла в Зеленоград . Выйдя на перрон , они направились в город - первый сказал , что знает одно хорошее и недорогое кафе . Странное дело - после привокзальной площади им больше не встретилось на пути ни одного человека . Как будто и город , и весь мир пропали , вымерзли , сгинули в пурге . Редкие фонари - страшные жёлтые глаза , дыры во тьме - таращились сквозь снег уныло и злобно . Временами откуда-то раздавался глухой устрашающий звук , похожий на шум работающего насоса - но какой насос мог бы работать на таком холоде ? Второй испуганно поглядывал на первого , желая понять причину шума , но первый , не замечая , из-за снега и ветра , его взгляда , продолжал бодро месить ногами снежную кашу нечищеных тротуаров .
   Наконец они пришли . Кафе , в которое вёл первый , действительно оказалось очень хорошим - маленьким , тёплым , тихим и уютным . Посетителей в нём почти не было - лишь в одном углу за столиком сидели парень с девушкой . Оба прибывших сняли с себя шапки и тяжёлые куртки , и поместились в противоположном углу кафе , у стены . К ним подошла усталая официантка и принесла меню . Оба не смотрели в него даже и минуты - и заказали блюда из дешёвой части списка . Официантка поинтересовалась , не желают ли они чего-нибудь выпить .
  - Мне , пожалуйста , красного вина , - попросил первый .
  - А вам ? - наклонилась официантка ко второму .
  - Водки , - хрипло ответил тот . Первый удивился водке , но промолчал .
  - Какой именно ? - уточнила официантка . Второй болезненно сморщился и посмотрел куда-то вбок .
  - Всё равно , - сказал он . И неожиданно добавил , - На ваш вкус .
   Первый удивился ещё больше , но снова ничего не сказал .
  - Хорошо , - кивнула официантка и ушла (было слышно , как она захихикала с кем-то на кухне) .
   Второй устало откинулся назад , на спинку кресла .
  - Наконец-то . . . - произнёс он , и было непонятно , имеет ли он в виду наконец-то наступившую блаженную тишину или что-то другое . Снаружи , кажется , разыгралась настоящая буря , и стёкла в окнах кафе трещали под осадой ветра .
   Заказ подали удивительно быстро - и оба , не сговариваясь , взяли в руки бокал с вином и стакан с водкой .
  - Ну что - за встречу ? - спросил первый .
  - За встречу , - подтвердил второй , - Кампай !
  - Кампай . . . - согласным эхом откликнулся первый . И бокал со стаканом , столкнувшись , создали в воздухе неожиданно гармоничный звон .
  - Сколько мы с вами знакомы - девятнадцать лет ? - спросил второй .
   Первый на секунду задумался .
  - Да , в Интернете - девятнадцать , - сказал он, - А видимся в первый раз . . .
  - Первый , и он же , скорее всего , и последний, - продолжил его фразу второй , и болезненно дёрнул всей левой половиной лица - бровью , глазом , уголком рта . - А вы , значит , сейчас в Зеленограде ?
  - Да , приехал из Хабаровска по делам компании , остановился у родственников .
  - А я - тоже у родственников , только во Владимире . Приехал в Россию как турист . Наши , когда узнали , что поеду в феврале , наверное решили , что я сумасшедший . Впрочем , они , конечно , правы . . . -он помолчал и отхлебнул ещё из стакана , - Но , разумеется , главной целью было встретиться с вами .
  - Ну , не стоило ради . . .- начал первый , но второй неожиданно резко перебил его .
  - Стоило ! - почти выкрикнул он , и решительно добавил , - Стоило .
   И первый тоже понял , что стоило , и возражать перестал .
   И , слово за слово - потянулся длинный , бесконечный разговор , в котором они вспоминали Нариту и Ханеду , Токио и Осаку , Киото и Фуджи-сан , ханами и момиджи , Акихабару и Хараджюку , JR и Кейсей , удивляли изредка проходившую мимо официантку японской речью , провозглашали тосты за Чобитов , до небес превозносили какую-то Мисато-сан , соглашались друг с другом в том , что Рей , всё-таки , совершеннее Аски , и жарко спорили , какой же шинкансен лучше ("Ну , может , у семисотой серии характеристики повпечатляющей будут , но "пятисотка" всё равно красивее !") . Исчезли маленькое кафе и снежный вой за окном . Справа был океан , слева - изломанные линии горных цепей .
  
   Странное дело - хотя первый пил вино , а второй - водку , но на первого спиртное оказывало куда более заметное действие . Он порозовел и развеселился . У второго опьянение пока проявлялось только в том , что глаза его налились слезами , словно он собирался заплакать .
  - Прекрасно ! - говорил первый , - Прямо замечательно ! Мы вот думаем в следующий раз махнуть прямо на Окинаву . Может быть , кто-то из бывших коллег тоже присоединится . Ну а вы когда опять собираетесь ?
   Второй вздрогнул всем телом и прямо посмотрел первому в глаза . Казалось , он и ждал этого вопроса и одновременно страшился его .
  - Вероятнее всего - никогда , - ответил он .
  - Как так ?! - испуганно охнул первый и сочувствующе нагнулся через стол к нему . - Что случилось ? Не накопить ?!
  - Да давно уже скопил столько , что на поездку хватило бы , - устало ответил второй .
  - Но тогда . . .
  - Не могу ! - решительно сказал второй .
  - Не понимаю . . . У вас ведь безвизовый режим . Тогда какие могут . . .
  - Не могу , - второй вдруг сник в кресле и жалобно , снизу вверх , посмотрел на первого . - Ладно , - наконец сказал он , - Наверное , надо бы рассказать . . . Может быть , это неправильно и неуважение , но думать что я так и проживу жизнь , и умру - но так и смогу никому сказать - это ещё хуже .
   Он взял стакан , допил то , что оставалось на дне и налил ещё , - Но сами знаете , в устной речи я не очень . . .
  - Напротив , отлично излагаете , - первый вдруг заметил у себя в руке вилку . Он отложил её в сторону и второй начал свой рассказ .
  - Тогда , восемь с половиной лет назад , я поехал в Японию - это был мой третий визит - на две недели . На этот раз в Токио я сосредоточился , в основном , на традиционных местах : побывал в парках Уэно , Ёёги , в Святилище Мейджи тоже . . . Но и Акихабару с Хараджюку не забыл , и на встрече косплееров на Джингу-баши также побывал - это святое . Да ещё и билет на выступление Sakura Gakuin достать смог ! В общем , много где был , сразу и не расскажешь , да вы это и так в Интернете читали . Кроме Токио съездил ещё в Нагано и в Каруидзаву . Всё у меня получалось и я был счастлив и горд как Олимпийский бог . Но вот о концовке , о последних двух днях , я никогда ничего не писал - словно их и не было . Вот только вам сейчас расскажу . Дело в том , что в тот раз я впервые собрал достаточно денег для того , чтобы выбраться за пределы Хоншю . Многие , даже из тех , кто Японию хорошо знает , удивились бы , если бы я сказал , что моей целью был Отару - маленький городок на Хоккайдо , близ Саппоро . Многие , но не вы . Вам ведь тоже очень нравится SaiKano ? Ну вот , а у меня это - третье любимое аниме . Поэтому увидеть те места , подъём Jigokuzaka , школу , в которую ходили Шуджи и Чисе , и , разумеется , смотровую площадку - это была моя очень дорогая и важная мечта . И вот , вечером предпоследнего полного дня в Японии , я выписался из гостиницы , в которой жил . Расписание у меня было экстремальное : вечером сажусь на поезд дальнего следования "Хокутосей" , который идёт напрямую из Уэно в Саппоро , утром приезжаю в Саппоро , потом по локальной линии до Отару , день - в Отару , вечером - обратно в Саппоро , оттуда , на последнем шинкансене - в Токио . . .
  - Постойте , как так - из Саппоро на шинкансене ? - прервал его первый .
  - Ах , ну да , когда вы там работали , линии "Хоккайдо-шинкансен" ещё не было , а потом её построили .
  - А , вот оно что . . . Виноват !
  - Ну так вот , прибываю в Токио за несколько минут до полуночи , на предпоследнем поезде главной линии Кейсей доезжаю до "Нариты" и уже там жду своего утреннего рейса .
  - Гм . . .
  - Итак , я поехал на поезде "Хокутосей" . Соседи оказались хорошими . Впрочем , в Японии плохих быть и не могло . Но они ещё и в аниме разбирались . Я им показал свою татуировку - вы же знаете , что у меня Мадока на левом плече - они охали , ахали и восхищались , я гордился собой . Помню , я их ещё успокаивал и говорил , что я не якудза , а отаку - а они смеялись и уверяли меня , что всё в порядке .
  - Кстати , покажите , - попросил первый . Второй смутно посмотрел на него . Было видно , что мыслями он не здесь .
  - Ну не раздеваться же мне, - грустно сказал он . Первому стало жаль его , и он больше не настаивал .
  - Проснулся я уже при подъезде к Саппоро . Приехал в Саппоро , потом в Отару . Всё идёт отлично , всё без сучка без задоринки . А мне всё равно горько , хоть плачь - последние часы в Японии истекают , чуть больше суток осталось . А потом снова расставание . Я тогда думал , что снова только на несколько лет . А оказалось , похоже , навсегда . . . , - он вздохнул и продолжил , - И вот я уже стою у подножья Jigokuzaka . Там . - он неожиданно повернулся и посмотрел на восток . И хотя взгляд его упёрся в стену , но казалось , что он через земную твердь за семь тысяч километров видит это место - настолько ясно оно стояло перед его внутренним взором . Наверное , если бы не мешала стена , то он протянул бы руку и показал на него . Или до него дотронулся .
  - Иду по Jigokuzaka . Иду , чуть ли не каждый шаг фотографирую - а самому и петь и плакать хочется . Знаете же сами , как это бывает , когда в места , связанные с аниме , попадаешь . Дошёл я до вершины , а там школа - точь в точь как в SaiKano . Там я уже поосторожнее был - мало ли , японцы возмутятся , что гайджины их школы фотографируют . Но вокруг ходил , конечно , долго . А потом пошёл уже и на смотровую площадку . И шёл - кажется , что летел : вообще никакого подъёма не чувствовал , даже не запыхался .
   И вот пришёл туда . . .Тут я уже перестал себя сдерживать и заплакал чуть ли не в голос . . . Плачу и фотографирую , фотографирую и плачу . . . Место , где Чисе-чян и Шуджи-кун впервые поцеловались . . . Потом ещё искал тот камень , на котором было нацарапано "Шуджи + Чисе" , но так и не нашёл .
   Потом убрал фотоаппарат , подошёл к краю площадки , опёрся на парапет , стою , смотрю - и не могу насмотреться . Подо мной город , Отару , как в аниме - один в один . И кварталы такие же , и бухты , а за бухтами - море , и видно его километров на двадцать - тридцать , наверное . И тут я , ни с того ни с сего , вдруг вспомнил момент из тринадцатого эпизода , тот самый , жуткий - когда небеса кроваво-красные и на город цунами идёт . И только я про это вспомнил - ни секундой раньше и ни секундой позже - сзади , вдруг , прекрасный звонкий голосок - такими только сейю в аниме разговаривают . Говорит мне кто-то : "Ano , sumimasen . . ." . Повернулся я на этот голос - и, честное слово , в глазах у меня потемнело , словно молния в меня ударила . Стоит передо мной японская школьница . Сказать , что красивая , прекрасная , изумительная - вообще ничего не сказать . Никогда в жизни ничего подобного такой красоте не видел . Пиджак у неё синий , галстук-бабочка - бордовый в косую серую полоску , а юбка - серая в клеточку . Лицо . . . нет , про лицо рассказывать нельзя , пытаться описать её неуклюжими человеческими словами - это преступление , и я не прощу того , кто попробует его совершить . Может быть , она немного похожа . . . нет , ни на кого она не похожа , только на саму себя , любое сравнение оскорбительно . Я , как стоял , на том же месте встал на колени . . .
  - Как ? - удивлённо спросил первый .
  - Да . Вы ведь знаете , что я только в Интернете довольно красноречив , в обычной же жизни , наоборот ,очень замкнут , и с людьми , как правило , зажимаюсь . Никогда бы не подумал , что могу что-то такое сделать - но тут словно кто-то мне подсказал : встал на колени , поклонился ей низко и говорю : "Охимесама , прошу вас , простите меня , я занял ваше место ." Наверное , я в тот момент подумал , что это была японская принцесса , дух , ками , кицуне - всё что угодно . Говорю , я сам боюсь на неё взгляд поднять : а вдруг её там не будет ? а вдруг она и вправду настолько прекрасна ?
   И тут слышу , она смеётся - никакой колокольчик так не звенит - и говорит мне : "Нет , это не моё место , это общее !" , а потом смело , безо всякого стеснения , подбежала ко мне и давай меня поднимать . Я , конечно , сейчас же встал на ноги . Стоим мы на площадке и друг на друга смотрим . Она на меня , а я на неё . Нет , невозможно в такую красоту поверить ! И , удивительно , смотрит она пусть и со смущением - хотя , наверное , и не с таким , как я на неё - но безо всякой робости , словно бы что-то про меня такое знает , чего я и сам о себе сказать не могу . А глаза у неё . . . нет , покажите мне того , кто придумал , что у японок маленькие глаза , и я его сам убью . Убью ! - вдруг добавил он с такой яростной , искренней злобой , что первый испуганно посмотрел на него . Но второй обмяк и всем телом зашатался на кресле : - Хотя , конечно . . . какой из меня убийца ? - горько произнёс он . Посидев минуту неподвижно , он продолжил :
  - Понемногу мы с ней разговорились . И , странное дело , хотя и я-то в японском не очень силён , а она в английском ещё хуже , но понимали мы друг друга с полуслова - ни повторять , ни переспрашивать было не надо .
   - О чём же вы говорили ? - аккуратно , боясь ранить его словами , спросил первый .
  - Верите ли , сначала об аниме . Ей тоже SaiKano очень нравится . . . Потом постепенно перешли на Японию в целом . А потом вообще обо всём , - второй слегка взмахнул руками , желая то ли очертить в воздухе границы этого "обо всём" , то ли показывая , что это сейчас не важно , и продолжил :
  - Но вот что удивительно : мы только начали говорить , только сказали друг другу первые слова , а уже понимали - не чувствовали , а именно понимали ! - что эта встреча не первая , что мы знаем друг друга всю жизнь , а может быть и больше . Казалось , что мы вчера договорились придти на площадку - и вот пришли . Она понимала и развивала мою мысль так хорошо , как этого не сделал бы и я сам , я же очень часто с первого слова понимал , что именно хочет сказать она . Не могу говорить о себе , но она точно читала у меня в душе . Не нужно было ничего объяснять , не было недомолвок , слова были не нужны .
   . . . Невозможно сказать , сколько мы так простояли . Лишь когда желтеющее солнце начало падать в море , меня словно ножом ударило : а мне ведь . . .
   Обратно - о , как хочется сказать это слово - "Домой !" - мы пошли вместе . Из всего пути не помню почти ничего . Помню только её вечернее лицо , которое отличалось от дневного лишь тем , что она меньше улыбалась , и смотрела на меня куда внимательнее , заглядывая ещё глубже внутрь , в мою истину . На спуске с Jigokuzaka я взял понести её сумку , и только тут мы поняли , что держимся за руки . Когда взялись - ни она ни я не заметили . Мы не отпустили рук . . .
   Я что-то говорил и она что-то говорила - но не могу вспомнить ни слова . Помню только одну её фразу , которую она сказала мне на последнем перекрёстке перед станцией . Я остановился и несколько секунд смотрел в небо . Потом с усилием повернулся , посмотрел на неё - и мы вновь поняли друг друга без слов . Она , совсем как девчонка , повернулась на одной ножке , мы с ней пошли по узенькой боковой улочке - и уже через пятьдесят шагов стояли перед входом в отель свиданий . Это был наш дом . . .
   Второй замолчал и , опустив голову , замер . Казалось , что его взгляд стал материальным и накрепко привязал его глаза к поверхности стола .
   Первый хотел что-то сказать, и даже раскрыл рот , но , к счастью , не сказал ничего .
   Внезапно второй вцепился пальцами в край стола , словно боялся , что буря , бушующая за окнами - или внутри него ? - сорвёт его с места и унесёт прочь .
  - . . . Если . . . если бы она потом хоть слово сказала , чтобы я остался , - безо всякого выражения произнёс он , - Честное слово , остался бы . Пусть нелегалом , пусть что хочешь делал бы . Всё равно ! Но она сама дотронулась до моего плеча и показала на часы - твоё время . . . Просил у неё адрес , чтобы написать письмо - только головой покачала , и ясно было , что не согласится . Но имя своё сказала . Только имя я у неё и вымолил . Акико её зовут . Акико-чян . . .
  - Старинное имя , - неожиданно для самого себя сказал первый и испугался . Но второй посмотрел на него с благодарностью :
  - Что же было потом ? - сказал он . - Я плохо помню . . . Помню , что мы стояли на станционной площади и снова смотрели друг на друга - и только тогда она заплакала . И я тоже . Я обнял её так , что , кажется , рёбра хрустнули , и она меня тоже - ну откуда у девчонки , у которой непонятно , в чём душа держится , такая сила ? Сжали друг друга так , что я думал - задохнёмся . Наверное , если бы задохнулись , оно бы и лучше было . . . Не могу сказать , сколько мы так простояли . Хотя , нет , могу , точно : всю жизнь . Потом я куда-то шёл , и от слёз сам не видел - куда . К сожалению , не упал с платформы и под поезд не попал . Очнулся только в электричке до Саппоро . В Саппоро вышел пересаживаться , а на соседнем пути уже стоит шинкансен , и шинкансен этот - знаменитый "Хаябуса" . Поезд , на котором я всегда мечтал проехать . А сейчас я бы схватил с платформы огнетушитель или железяку какую-нибудь и разломал бы её , эту "Хаябусу" . Но как-то завинтил себя , шагнул внутрь . . .
   Второй вдруг закачался на кресле , словно собирался вот-вот с него свалиться .
  - Ну почему . . . - пробормотал он , - это не мог быть какой-нибудь другой поезд ? . . .
  - Значит , вы поэтому не едете ? - мягко спросил первый .
  - Да . . . не могу . . . не вынесу . . . И не встретить её - страшно , и встретить её - страшно , - он вдруг резко поднял голову , - А что если и вправду - дух ? Миф ? Кицуне ?
   И непонятно , что металось сейчас в его глазах - то ли отчаянная надежда на то , что всё может оказаться неправдой , то ли дикий ужас . . . от того , что всё может оказаться неправдой . Первый , не зная , что ответить , беспомощно смотрел на него . Второй опустил взгляд в стол . Потом снова поднял :
  - А давайте , - сказал он , - сейчас напьёмся в этом замечательном кафе ? Устроим дебош , будем танцевать на столах и кидаться стульями , разобьём окна . Нам вызовут полицию - а мы и в полиции то же . . .
   Первый посмотрел на него своими внимательными глазами , в которых сейчас не было известных многим его знакомым острых искорок смеха , но ровным , тёплым , серым цветом светилась доброта .
  - Да , - подтвердил он , - Так и сделаем .
   Два человека ещё немного посидели друг против друга , потом подозвали официантку , расплатились , оделись и тихо вышли из кафе в снежную мглу .
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"