Воробьев Андрей Александрович: другие произведения.

Город Видящих

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Город. Он умеет быть разным, но он притягивает. Разные судьбы переплетаются на его улицах в невиданные узоры, пусть даже порой эти узоры пишутся кровью на снегу. Но как тогда узнать, какой шаг верный? Как не ошибиться, когда от тебя зависят судьбы дорогих тебе людей? Город подскажет. И в наступающей тьме ты не останешься один, Видящий...


   Город Видящих
  

Я смотрю на маски черные на стене.

Часовые Зулуленда созерцают снега.

А вы бы черный свой сумели отстоять континент,

Где с десяток диссидентов на один ассегай?

Олег Медведев "Прощай"

Посвящается Диэри, моей Ангелу-Хранителю

   Пролог
   Седьмая стихия
  
   Город - это стихия. Седьмая стихия. Есть четыре основных стихии, давно известных всем: Вода, Ветер, Земля и Огонь. Еще есть Сталь - загадочная, непознанная и смертоносная. Дорога - это шестая стихия, вечно притягивающая к себе отчаянных и отважных. Вы никогда не замечали, как в дороге странным образом исчезают все мысли, кроме странного спокойствия? Я помню каждый миг, проведенный в пути. Я помню рассвет на горизонте, когда облака похожи на еще одну цепь холмов, а солнечные лучи кажутся реками. Я помню расцвеченные огнями дальнобойные грузовики, несущиеся навстречу, и шуршание шин по дороге. Я помню дорожные столбы, отсчитывающие километры, как годы жизни. Наверное, я принадлежу Дороге. Кто знает, когда эта ветреная дама покорила мое сердце одним взглядом из-под полуопущенных ресниц? Кто знает... Да и не нужен мне ответ на этот вопрос. И, все же, я отвлекся.
   Я шел по городу, вдыхая вечерний запах. Все-таки, город - это тоже стихия. Он впитал в себя черты всех остальных, став по-своему прекрасным и, опасным, успокаивающим и будоражащим кровь. Город - это место, где совместимо несовместимое.
   Дорога свернула в сторону стройки. Кругом были навалены залежи глины и обломков бетонных блоков. Я ткнул глину ногой. Она была сухой. Не испытывая желания делать крюк, я двинулся вдоль стройки. На сухом коричневом покрывале отпечатались следы чьих-то ботинок.
   Окна недостроенного дома смотрели на меня провалами глазниц. Очень скоро здесь будет гореть свет. Это будет хороший дом. Он будет добрым, несмотря на то, что расположен в центре не самого лучшего района. Уже сейчас я это чувствовал, как, наверное, каждый городской шаман.
   Тропинка пролегла мимо старого пруда. Некогда он был в два раза больше, в нем водилась рыба. Затем его завалили горами хлама, превратив в выгребную яму. Когда началось строительство, местная интеллигенция нашла себе другие места для посиделок, и о пруде забыли. Сейчас он выглядел чистым. В нем не чувствовалось грязи и болезни, которыми были пронизаны многие дворы города.
   -Природа лечится даже здесь, - подумал я.
   Город молча говорил со мной. Сейчас он был спокоен. А, может, был спокоен я. В свете последних событий это было вполне логичным. Хотя, какая-то тень все же маячила на горизонте, словно грозовое облако на краю голубого неба.
   Вечер постепенно превращался в ночь. Спокойную и темную, но расцвеченную огнями фонарей. В такую ночь даже хочется спать. Было странно ощущать подобную легкость, отсутствие тяжести бетонных стен, давящих со всех сторон, и эманаций злобы и зависти, столь щедро разливаемых местными жителями.
   Город. Он умеет быть разным. Чаще страшным. Реже красивым. Он одинаково хорошо умеет созидать и рушить, хотя и предпочитает последнее. Однако находятся и те, кто топит эту печь, засыпая в топку не уголь, а заливая собственную кровь.
   Город. Он взял от Огня бешеный ритм. От Ветра - стремление к свободе. От Воды - волю к жизни. От земли - стойкость и постоянство. От Стали - беспощадность и блеск. От Дороги - любовь к смелым.
   Город. Я всю свою жизнь пытался понять эту стихию, но так и не разгадал даже малой части ее загадок. Кто-то говорит, что в каждой стихии обитают духи. Это ее воплощения и слуги одновременно. Они есть и у Города. Так принято считать, хотя никто так и не смог объяснить их природу. Ни один из тех немногих, кто умеет говорить с духами леса и реки, огня и ветра. А тем более не сумел никто из тех, кто сумел найти общий язык с сущностями Стали и Дороги.
   Город. Я научился чувствовать его дух уже давно. Он говорил со мной. Иногда я задавал вопросы. Иногда Город даже отвечал на них, хотя его было трудно понять. Чтобы научиться видеть, нужно сначала научиться слушать. И слышать. А я умел слышать. Именно поэтому меня называли Видящим. Одним из тех, кого в повседневной жизни принято называть городскими шаманами.
  
  
  
  
   Глава первая
   Переулки
  
  
   Тропа вывела меня на асфальтовую дорогу, ведущую мимо облезлого куба общежития.
   -И ведь тут кто-то живет, - подумал я, - оглядывая взглядом неказистое жилище.
   На меня накатила волна непонимания и неприятия. Атмосфера покорности, затхлости и вечного застоя разливалась на сотни метров вокруг. Здесь смирились со своей незавидной долей, день за днем деградируя и опускаясь все ниже и ниже на дно. Самое страшное, что они сами этого хотели.
   -Live and let die, - пронеслось у меня в голове.
   Я прогнал все мысли связанные с эти местом. Черт с ним. Пусть умрут любой смертью, какой захотят. Даже если бы я мог им помочь, то не стал. Помощи заслуживает только сильный. Только тот, кто как-то пытается изменить свою жизнь, и готов платить за это, а не паразитировать на тех немногих самаритянах, которые еще топчут эту землю.
   Я пнул банку из-под пива. Звякая, она покатилась по асфальту. Достали. Бросить бы это все и свалить подальше. Вот только с чем я останусь, если уйду. Зазвонил телефон. Кого еще там черт принес.
   -Ириэн! Это ты? - донеслось с другого конца канала связи.
   -Нет, не я, - отрывисто бросил я. Меня бесила привычка Лиэва задавать этот вопрос.
   -Ты где? Тьяра рвет и мечет. Ждут только тебя.
   -Я в пути. Если мое присутствие так важно, пусть пришлет за мной свой "Мерседес".
   Лиэв фыркнул.
   -Я передам.
   -Передай. Буду через пятнадцать минут.
   Я нажал на кнопку окончания разговора.
   Тьяра. Стерва крашеная. Я не знал, как она ухитрилась залезть на самый верх нашей организации, но она ухитрилась. И теперь эта красивая дрянь возомнила, что может играть жизнями Видящих. Я представил себе, как заливаю ей в глотку иприт, и мне немного полегчало.
  
   Перед глазами у меня еще стояло бледное лицо итхакву. Я все еще чувствовал ауру ледяного демона, облюбовавшего наши края. Дух поселился в развалинах нефтебазы на самой окраине, изредка делая вылазки, нападая на людей, высасывая из них часть жизненной силы и мгновенно исчезая. Я полагал, что это дело рук одного или нескольких заблудших ашгаров. Я просил Тьяру дать мне людей, чтобы вычистить эту шваль, но она пропустила мои слова мимо ушей.
   -Сейчас никого нет, - сказала мне она, - два-три ашгара - это не серьезно. Справишься сам.
   -Тьяра, милая моя, сколько ашгаров ты убила за свою жизнь? - спросил я, улыбаясь.
   -Ни одного, - ответила она, - но это не повод...
   -Тьярочка, давай я расскажу тебе, что это такое, - я уже издевался, но она сама нарвалась - ты спускаешься в подвал. Он обычно такой узкий, что развернуться тебе негде. А потом на тебя кидается две-три птицы с когтями величиной с опасную бритву. Ты, конечно готов к этому, да Тьяра? Ты могучий Видящий. Две разорванные веревочки с узелками, и... Ничего не происходит. А все потому, что место тут какое-то особенное. Магия тут течет по-другому, а ты этого не учел. А ашгары уже рядом. Красные глаза смотрят в твои, а когти начинают рвать твое тело. Ты пытаешься вырваться, продираясь сквозь боль и крик, у тебя получается активировать что-нибудь из запасных талисманов, отбросить тварей. У тебя совсем не остается сил, но времени лежать нет. Ты встаешь и добиваешь оглушенных ашгаров ногами. А потом оказывается, что их было не два-три, а в два раза больше. А то и в три. И остается тебе достать нож и надеяться на лучшее.
   На миг мне показалось, что она поняла. Под маской вечной уверенности в своем превосходстве всколыхнулось что-то человеческое. Но затем это ощущение прошло без следа.
   -Возьми с собой нашего индейского друга и Лиэва. Больше никого не дам.
   -Хорошо, Тьяра. Но если кто-нибудь из них погибнет, ты за это ответишь.
   Она сжала в руке бокал, и по комнате полетели осколки.
   -Пошел прочь, - сказала она, срываясь на крик, - кто ты такой, чтобы я перед тобой отвечала за свои действия?
   -Я Видящий. И я потерял счет своим ашгарам. Я потерял счет тварям сильнее ашгаров. Ты таких не видела даже в кошмарах, - ответил я спокойно и встал - и еще, милая моя. Не играй здесь в армию. Тебе не идет.
   Мы начали собирать информацию о противнике. Ашгары. Все выглядело так естественно, что даже Аххисенейдей не признал по почерку давнего врага, перебравшегося с просторов северных земель в узкие переулки.
   Переулки. Вслушайтесь в это слово. Они, а не центральные улицы, являются истинным лицом города. В одних веет теплом и спокойствием. В других - ненавистью. Но только там чувствуется дух стихии Города, не забитый людскими страхами и мыслями о мелких проблемах. К сожалению, те же ашгары понимали это не хуже нас, поэтому предпочитали охотиться именно здесь. Вот и в этот раз все выглядело именно так. А когда старый ирокез с непроизносимым именем понял, в чем дело, было уже слишком поздно.
   Когда мы вошли в развалины нефтебазы, на нас повеяло замогильным холодом.
   -Ашгары? - спросил Лиэв.
   -Итхакву, - произнес обычно молчаливый индеец, выронив трубку, - итхакву здесь. Плохо.
   Я молчал, пытаясь понять, что делать. В это время демон ударил. Воздух пронзили нити силы, узорчатая лента магии холода стеганула по Лиэву. Шаман упал на пол, даже не вскрикнув. Длинное крыло ответил на атаку молниеносно. Его огненный томагавк на мгновенье осветил облако ледяных иголок, обрамлявшее бледное, перекошенное от злобы лицо, атаковавшее из темноты. Я первый раз столкнулся с этой тварью. Решив, что ледяной демон должен бояться огня, я материализовал в руке призрачный АКМ и дал очередь огненных трассеров. Раздалось шипение растапливаемого льда. Демон дернулся в сторону.
   -В сторону, - крикнул ирокез.
   Я последовал его совету, набегу дав очередь. Естественно, промазал. Из земли начали бить ледяные шипы, кроша бетон. Проверять их остроту на себе мне не хотелось. В это время в руках Аххисенейдея появился еще один томагавк. Ирокез издал боевой клич и кинулся на итхакву, прорубая себе дорогу сквозь ледяные шипы. А я дал еще несколько очередей. И попал. Хорошо попал. Ледяной демон переключил внимание на меня и ударил тучей сосулек. Я успел откатиться за бетонную колонну, но это не спасло от нескольких попаданий. Одна рука онемела. Я ее совсем не чувствовал. Тем не менее, нужно было отвлечь тварь от ирокеза. Я упал на пол и из-за своего укрытия начал поливать итхакву огнем. Демон не стал использовать магию, а бросился в сторону, чтобы обойти меня с фланга. В это время его настиг ирокез. Несколько раз взлетел его томагавк, а затем раздался душераздирающий вой умирающего демона. Бесформенное облако разлетелось тысячей ледяных бритв, и только огромный прозрачный камень со следами топора и сколами от пуль остался лежать на полу. Аххисенейдей успел прикрыть глаза, но сам был весь изранен. Ирокез, тяжело дыша, прислонился к стене и вытирал кровь с лица. Мне досталось чуть меньше. Я выдрал из руки сосульки, которые совсем не собирались таять, и подскочил к Лиэву. Он был жив, но очень слаб. Итхакву выпил из него много сил.
   -Он пережил касание зимы? - спросил старый индеец.
   -Да, - ответил я, - будет жить.
   Ирокез кивнул, вновь надевая на лицо маску ледяного спокойствия. Я сказал "ледяного"? Хм, интересный парадокс. Уж в чем-чем, а в этом они с демоном одинаковы.
   -Длинное крыло, не расстраивайся, что не снимешь с итхакву скальпа.
   Он усмехнулся, но не ответил. Только поднял с пола трубку и закурил. Только потом я узнал, что на нем сгорели все защитные талисманы. Сын древнего народа едва не отправился к своим предкам в тот день.
  
   Я постучал в дверь нужной мне квартиры через пятнадцать минут после звонка Лиэва. Тьяра открыла сама.
   -Ты... - зашипела она.
   -Не продолжай, я тоже тебя люблю, - ответил я, проходя внутрь.
   Лиэв хмыкнул. Остальные шаманы Круга уже были здесь. Я прошел к столу и сел на свое место между Аххисенейдеем и Дениэ.
   -Опять дразнишь Тьяру, - сказала она, но неодобрения в ее голосе не было. Леди Лабет, будучи прямой наследницей французских ведьм, тоже недолюбливала Старшую Круга.
   -Ничего не могу с собой поделать, - отозвался я.
   -Наконец-то все собрались, - прервала меня вошедшая Тьяра.
   Десять пар глаз смотрели на нее. Как всегда, Старшая выглядела безукоризненно. Черный деловой костюм и белая рубашка, несколько тонких серебряных колец на пальцах, светлые волосы, стянутые в простой, но изящный хвост... О да, она умела подать себя.
   -Итак, - продолжила Старшая, - дело весьма и весьма серьезно. Город встревожен. Он чувствует приближение чужеродной силы. Мы должны подготовиться. Кто-нибудь чувствует что-то странное? Неизвестное? Что-то, что может нести в себе угрозу.
   -Да, - я встал, - с тех пор, как был убит итхакву.
   Ирокез кивнул. В своей национальной накидке он был больше похож на старого хиппи, чем на грозного шамана, потомка некогда великого племени.
   -Что именно? - спросила Тьяра.
   -Не знаю. Ощущение такое, как будто один сидишь в темной комнате перед надвигающейся грозой. Я чувствую кровь.
   -Большой Маниту идет. Темный. Ириэн, ты говоришь мои мысли, - снова кивнул Аххисенейдей.
   -И мои, - добавила Дениэ Лабет.
   -Мы должны подготовиться, - повторила Старшая, - поэтому я даю срок два дня. Поднимайте старые связи, доставайте все имеющиеся талисманы. Аххисенейдей, ты отправишься в Рощу немедленно. Подготовишь там все к приезду остальных.
   -Да, Старшая.
   Рощей мы называли особняк, отстроенный на берегу реки - текущая вода отгоняет нечисть. В нем было достаточно места для всех шаманов Круга, и еще столько же комнат оставались пустыми. В тяжелые времена все Видящие переезжали жить под одну крышу. Видимо, Тьяра решила перестраховаться на случай непредвиденных бед. Что ж, это вполне дальновидно. Город не стал бы беспокоить ее по пустякам.
   -Лиэв, ты поможешь Аххисенейдею. При любых странных происшествиях немедленно звоните мне.
   -Сделаем.
   -Дениэ, возьми кого-нибудь и обойди места, где обычно охотятся ашгары. В бой не вступайте - просто обнаружьте. Не хватало еще, чтобы в минуту беды они путались под ногами.
   -Хорошо.
   -Славно, - Тьяра встала, - тогда все свободны.
   Мы поднялись со стульев и направились к выходу. Аххисенейдей и Иналион первыми выскочили за дверь. Вслед за ними леди Лабет за рукав вытащила Эйниона. Он не слишком сопротивлялся. Этот Видящий любил переулки города. А еще больше он любил Дениэ.
   -Совсем забыла, - раздался голос Старшей за спиной, - я еду в Святилище. Кто-то должен пойти со мной.
   Повисло молчание. У многих это слово вызывало неприятный холодок по коже. Каждый из нас хотя бы раз бывал там, чтобы понять, какая стихия дает нам силы. Город. Мы растворялись в нем. Мы становились его улицами, светом фонарей, шуршанием шин, стихами поэтов и матом уличной шпаны. Мы были всем и никем одновременно, запертые на самых задворках своей личности. А для Видящего нет ничего страшнее, чем потерять свою личность.
   Святилище. Место, где город разговаривает с нами. Место, запечатанное сложнейшим ритуалом, открыть который можно только своей кровью.
   -Кто-то должен пойти со мной, - повторила она.
   -Должен - пойдет, - ответил я.
  
   -Я удивлена, - сказала Тьяра, заводя "Мерседес".
   -Тем, что я еду с тобой? - спросил я, пристегивая ремень.
   -Да. После всех попыток мне вставить палки в колеса...
   -Я не враг тебе, Тьяра. Но ты бываешь невыносима. Иногда я готов тебя убить.
   Она хмыкнула и промолчала. Мы выехали со двора. Двигатель чуть слышно урчал. По обеим сторонам дороги горели неоновые огни реклам, витрины магазинов. Нас обгоняли другие автомобили. По дороге к центру мы стали свидетелями нескольких аварий. Водителей уже паковали в пластиковые мешки.
   -Куда было спешить, - тихо произнес я, смотря на отсветы синих мигалок машин скорой помощи.
   -Некуда, - ответила Тьяра и добавила, - прости за итхакву.
   -Извинения приняты. Тебе еще многому предстоит научиться.
   Наверное, это было сказано тоном учителя начальных классов, раз задело Старшую.
   -А ты мог бы помочь? - язвительно спросила она.
   -Я уже тебе помогаю, Тьяра. Я направил твое недовольство на себя, только и всего. Таким образом ты стала пытаться доказать мне, что достойна занимать свой пост, хоть и не занималась оперативной работой. Надо сказать, ты стала справляться лучше.
   -Спасибо, наверное.
   "Мерседес" выехал на центральную улицу. Я не любил ее. Слишком шумна и слишком вычурна. Построенные строительной корпорацией офисные здания совершенно не соответствовали духу города. Они смотрелись убого, да и просто глупо. Возможно, кто-то бы со мной и поспорил бы, но я имею право на свое мнение. Мимо нас пронеслась машина, набитая подвыпившей молодежью. Один из них помахал нам битой, высунувшись в окно почти по пояс. Я взглянул на Тьяру, но она даже не обратила внимания на выходку этого персонажа. Я удовлетворенно кивнул.
   Город жил своей ночной жизнью. Те, кто были побогаче, пытались казаться людьми образованными, потому рвались в театры и им подобные места. Подавляющее большинство выбирало шатание под фонарями или посиделки на лавочках в парках и скверах. Не то, чтобы я питал какие-то особо пылкие чувства к этим людям, но я их не любил. Не любил и все тут. Смотря на цветные вывески магазинов, многим заменившие свет звезд и мечты, я думал о предстоящем визите в Святилище. До чего же парадоксально устроен этот мир. Кто-то с неимоверной болью переживает расставание со своими эмоциями и своим сознанием, а кто-то готов ежедневно убивать в себе то, что делает каждого человека индивидуальностью.
   "Мерседес" остановился. Тьяра уже вылезла из машины и открыла мне дверь.
   -Тебе нужно особое приглашение? - спросила она.
   -Прости, я задумался.
   Она кивнула, видимо поняв все.
   -Пойдем, тут холодно, - сказал я, - ты легко одета, можешь простудиться.
   Она хотела подколоть меня, но сдержалась. В конце концов, я был прав. Погода в конце этого октября нас не баловала.
   Мы находились возле обычного подъезда самого обычного дома, которых в городе тысячи, а, может быть, десятки тысяч. Не говоря ни слова, мы вошли внутрь. Тьяра клацнула ключом, и дверь в подвал открылась. Бредущая по лестнице бабка метнула на нас грозный взгляд, прошипев что-то про "развратников, захапавших подвал у честных людей". Я фыркнул, Старшая тоже позволила себе улыбку.
   -Бабушка, мы водопроводчики, - сказал я, - будем трубы смотреть.
   -Знаю я, какие вы водопроводчики, - прошипела она, и юркнула в квартиру.
   Мы спустились по узким ступеням вниз. Сила Святилища не позволяла демонам заводиться здесь, поэтому можно было не прощупывать все пространство перед собой внутренним зрением. Тем не менее, я решил, что тренировка будет нам полезной, особенно Тьяре.
   -Ты зажигаешь свет и концентрируешься на физических формах, я ищу врагов внутренним зрением, - сказал я, - я иду впереди. Ты за мной. Увидевший цель подает сигнал "Контакт" и атакует. Второй его страхует. Все ясно?
   -Не совсем. Ириэн, тут нет врагов.
   -Да. Но у нас есть возможность потренироваться. Тебе не хватает навыков реального боевого столкновения.
   -Именно поэтому, может быть, мы отложим это мероприятие и проведем полноценные учения?
   -Нет. Мы будем тренироваться сейчас. Сейчас здесь находимся только мы. Тьяра, не бойся ошибиться. Лучше сейчас твою ошибку увижу я один, чем все Видящие, а когда придет время, ты ее не допустишь, - объяснил я.
   -Иногда я тебя не понимаю, - она покачала головой.
   -Я не враг тебе, - ответил я.
   -Я знаю, - отозвалась Тьяра, - враги так себя не ведут.
   Капли срывались с ржавеющих труб, падая на грунтовый пол. Ботинки мягко ступали по земле. Каждую весну, когда подвал затапливало, здесь приходилось лазать в резиновых сапогах, скользя по грязи. По крайней мере, я надеялся, что это была именно грязь, а не что-то еще.
   Двери с висячими замками угрюмо смотрели на нас. Подвал давно принадлежал Кругу, но нам не было дела до солений местных жителей, некоторые из которых так и остались здесь. Только одна дверь интересовала нас. И находилась она в самом конце коридора.
   - Ашгар, прямо впереди, - бросил я, швырнув огненную стрелу, а, вернее, ее иллюзию, чтобы не портить помещение.
   Тьяра колебалась секунду, а затем использовала такое же заклинание, проделавшее дыру в деревянной двери. В воздухе поплыл запах дыма.
   -Хорошо, - сказал я.
   Она улыбнулась. Мы пошли дальше, попеременно выбирая в темноте цели. Почти все условные демоны были условно убиты. Тьяра действовала неплохо, но не более. Я бы никогда не взял ее на серьезную операцию. Но меня никто не спрашивал. Старшей Круга была назначена именно она.
   -Ириэн, мы пришли, - сказала Тьяра, - придется отложить наше занятие.
   -На сегодня хватит, - я кивнул, - ну что, не будем тянуть?
   -Да, конечно.
   Она сделал несколько пассов руками, затем вытащила из сумочки резной каменный диск и загнала его в щель между досками. Бледно-желтая молния пробежала по щели, скрывшись в толще двери, а затем створки двери разъехались в стороны. Снаружи ничем не примечательная дверь внутри была бетонной плитой, способной выдержать любое воздействие, вплоть до направленного взрыва. Медленно и плавно, почти неслышно, механизмы освобождали нам путь к месту, бывшему одновременно сердцем и разумом города. Завеса стального цвета встала перед нами. Разводы света и тени перемещались по ней, сменяли друг друга, словно чернила на воде. Слабый, едва различимый гул, словно звон струящегося металла доносился из-за стены.
   -Начнем, - сказала Тьяра.
   Мы встали друг напротив друга, а затем нас поглотил ритуал. Движения отточенные и выверенные, наверное, со стороны смотрелись очень эффектно. Это был танец. Резкий, необузданный, опасный и в то же время завораживающий, заставляющий кровь бурлить в венах. Мы дышали городом, мы сами были городом. Наши руки соединились. Тьяра стиснула мои пальцы, процарапав ладонь до крови, но я ничего не почувствовал, а только сильнее сжал ее руку. Наша кровь закапала на землю. Серые стены подвала сменились вереницей огней вокруг. В лицо плеснули разводы белого и черного, звук металла в ушах стал невыносимым. Стена засасывала нас в себя, стирая краски, стирая самосознание и грани личности. Реальной была только ладонь Тьяры и я вцепился в нее, как обреченные цепляется за плывущую рядом доску. Именно поэтому шаманы и ходят в Святилище только по двое - чтобы не сойти с ума.
   Нас вращало внутри гигантского колодца. С каждым вздохом приближался выход из него. Сквозь звон слышался голос, шептавший нам мысли города.
   -Они идут...
   Выход из колодца встретил нас ослепительной вспышкой. Затем нашим глазам предстал город с высоты птичьего полета. Черные облака ползли по багровому небу.
   -Они близко. Я скоро закрою Святилище. Если хоть один ашгар появится возле дверей в Святилище, то знайте, что они уже рядом. Вам придется рассчитывать на себя.
   -Кто они? - это Тьяра. Она Старшая Круга и может задавать вопросы городу.
   -Они - это враг всего, что вам дорого. Они пришли не отсюда. Они демоны в вашем понимании. Ваши предки воевали с ними не на жизнь, а на смерть. Теперь ваша очередь.
   -Кто они такие?
   -Забытые. Духи древнего мира. Итхакву, убитый недавно, их предтеча. Итхакву из их числа. Вам придется научиться убивать их.
   Багровые небеса озарились пламенем. С неба пролился дождь из плавящегося камня, руша дома, повергая в прах мосты, испепеляя деревья. Люди гибли тысячами. Река демонов медленно текла по улицам. Кто-то из них имел физическую форму, кто-то нет, но это было не важно. Я не знал, говорит ли город образами, или же показывает картины из моего будущего, но сердце предательски защемило. Я испугался. Испугался того, что может случиться, если мы не справимся.
   Рука Тьяры царапнула мою ладонь. Я сильнее сжал ее пальцы. Ее саму я не видел, но чувствовал. Ведь я был повсюду. Часть меня ощущала город, как организм, другая видела то, что с ним могут сделать Забытые. Голос в моей голове смолк, позволив мне смотреть самому. В голове промелькнули слова старого ирокеза про темного Маниту, а затем я утонул в мире крови, боли и черных облаков.
   Я не помню, как нас со Старшей вышвырнуло обратно, и как клацнули бетонные двери. Я дрожал от напряжения, пот градом катился по лицу. Тьяра выглядела не лучше.
   -Ириэн, что это было?
   -Хотелось бы мне знать, Тьяра.
   Поддерживая друг друга, мы вышли на улицу и сели в машину. Нас колотил озноб так сильно, что даже климат-контроль не спасал положение. Тьяра сидела, положив голову на руль, и вздрагивала.
   -Как мы можем противостоять этому? - повторяла она.
   -Поехали домой, - сказал я, - тебе надо отдохнуть. Все вопросы будем решать завтра.
  
  
   Глава вторая
   Жребий брошен
  
   Я не спал. Сидя на кухне, я пил чай. Тьяра предложила мне место в гостиной, и в другое время я бы сладко посапывал носом на отменной мебели, но не сейчас. Завтра мне можно будет втыкать в глаза спички, а сейчас я все равно не усну. Забытые. Какого демона им понадобилось здесь? И почему именно сейчас, когда жизнь только-только начинала налаживаться. Даже со Старшей помирился. И тут такое...
   Сама Тьяра спала в своей комнате, а, может быть, делала вид, что спала. Виданное ли дело: я ночью нахожусь у нее дома. Если об этом узнает Дениэ, то целый воз подколок и сплетен нам гарантирован. Да что там Дениэ. Даже Лиэв, мой лучший друг, и тот решит... А, впрочем, пусть решает что хочет. В конце концов, моему самолюбию это даже польстит.
   Я налил еще одну чашку чая. Часы показывали три ночи. Весь, ну или почти весь город беспробудно спал. И, собственно, правильно делал. Завтра всех нас будет ожидать тяжелый день, и обычно день не сентиментален. Ему все равно, почему здесь и сейчас у тебя недостаточно сил.
   Темный Маниту упорно не хотел идти у меня из головы. Кто он такой? Дух? Демон огромной силы? Древний шаман, ухитрившийся не умереть от старости? Летописи Круга говорили о Видящих, которые сумели отсрочить свою смерть, но таких были единицы. Никто из них не смог прожить дольше двухсот лет. В таком случае силы Маниту поистине колоссальны. Он один размажет наш Круг по стенке, а, если верить Святилищу, у него целая армию духов послабее.
   -Не было печали... - выругался я.
   -Ты не спишь, Ириен? - Старшая вошла на кухню.
   В футболке и спортивных штанах она выглядела совсем не как глава городских шаманов.
   -Нет, Тьяра, не сплю. Чаю?
   -Да, спасибо.
   -Учитывая, что это твой чай.... - я усмехнулся и налил ей чашку.
   -Ничего. Ириэн, о чем ты думаешь?
   -О Маниту. Мы в большой опасности.
   -Я думаю об этом же. Пока рано делать выводы, но мне кажется, что одним нам не победить.
   -Я полностью согласен, - я отпил несколько глотков, - но только к кому обращаться? К стихийным? Они слабы и постоянно грызутся между собой. Без них будет намного проще. Шаманы Дороги? Их сложно найти и их мало. Я бы сказал, это не возможно.
   -То есть ты не будешь в этом участвовать, я правильно поняла? - Старшая посмотрела мне в глаза.
   -Этого я не говорил, - я ответил взглядом на взгляд, - нет, Тьяра, я тебя не брошу. Я помогу тебе в любом деле, которое ты сочтешь подходящим, а я увижу в нем хоть один шанс на успех. Да, я смогу найти шаманов Дороги. Но если ты договоришься с ними, я буду очень удивлен. Настолько удивлен, что принесу тебе корзину белых роз.
   -Значит это и вправду почти невозможно, - сказала она.
   -Да. Это наша война, не их. А мы не можем предложить вечным странникам ничего такого, чего бы у них не было.
   -Остается еще одна стихия. Сталь.
   -Сталь. О ней я почему-то не вспомнил. Вот этот вариант стоит рассмотреть более детально.
   -Ты куда-нибудь торопишься?
   -Да нет, я свободен, как птица.
   -Вот и хорошо. Начнем прямо сейчас...
  
   Мы говорили долго. В конце концов, мы пришли к выводу, что Круг Стали нам ничем не обязан. Предложить мы им тоже особо ничего не можем. Каждая стихия самодостаточна, и наши знания для них совершенно бесполезны. Поэтому если мы и будем просить у них помощи, то только когда не останется другого выхода. Слово шамана живет веками, а нам бы не хотелось, чтобы тех, кто придет нам на смену, ограничивали чужие клятвы.
   На улице начало светать. Костер на востоке все разгорался, пока не запылал на полнеба. На улицах гасли фонари. В окнах зажигался свет. На дорогах зашелестели двигатели первых машин. Город пробуждался. Маленький мир в огромном мире постепенно приходил в движение.
   Мы сели в "Мерседес" и отправились в Рощу. Длинное крыло вышел нам навстречу, сбежав по ступеням.
   -Что сказал город? - спросил ирокез.
   -Ничего хорошего, - ответила Тьяра.
   -Прячь подальше трубку мира и доставай томагавк. А лучше два, - добавил я.
   Давно мне не было так хреново. Кое-как поднявшись по ступеням, я доплелся до кухни. Пока Лиэв, хитро на меня поглядывая, заваривал кофе, я звонил нашим, перед этим почти силой затолкав Тьяру в ванную, чтобы она хоть немного привела себя в порядок.
   -Дениэ, Эйнион с тобой? Нет?.. Кому ты врешь. Быстро встали и рванули в Рощу. Что я так раскомандовался? Это не я, это Тьяра.
   -С каких пор ты выступаешь в роли ее голоса? - раздалось на другом конце провода.
   -С недавних. Все, бегом сюда.
   Затем я набрал следующий номер.
   -Иналион, это ты?
   -Я.
   -Жду тебя в Роще через час.
   -Есть, - бывший сержант, этот шаман никогда не задавал лишних вопросов.
   Так продолжалось еще минут двадцать. Тайви в эту ночь едва сумела избежать встречи с ашгарами, я вытащил ее буквально из ванной, где она пыталась прийти в себя, понимая, что ее чудом не пустили на фарш.
   Изабель мирно спала в своей постели, и я был очень рад, что говорю с ней по телефону, а не бужу лично. Несмотря на характер нашей деятельности, многие Видящие не желали менять привычек.
   К моей великой радости, Ярослав приехал сам. Поздоровавшись, он ушел помогать Аххисенейдею с обновлением заклинаний-глифов.
   Теперь оставалось дождаться прибытия всех шаманов Круга. Ближайшие полчаса я мог посвятить кофе. От первого же глотка у меня на лоб полезли глаза.
   -Ты что наварил? - спросил я Лиэва.
   -Кофе.
   -Насмотрелся вестернов? Тут точно подкова будет плавать.
   -На тебя не угодишь, - ответил Лиэв, присаживаясь, - сам просил покрепче. Как прошел визит в Святилище?
   -Ирокез еще не рассказал?
   -Ну, в общих чертах я понял.
   -В общем и целом ты прав, - я откинулся на спинку стула и закрыл глаза.
   -Ириэн, ты что, всю ночь пил? Я звонил тебе домой - никто не брал трубку.
   -Потому и не брал, что меня там не было.
   -Не было, - у Лиэва глаза полезли на лоб, - то есть ты был у Старшей?
   -Был. Почему тебя это удивляет?
   -Не знаю. Может быть потому, что вы не могли пробыть вместе дольше десяти минут без того, чтобы найти повод для ссоры.
   -Мы помирились.
   -Как прошел процесс подписания мирного договора? - Лиэв начал издеваться. На его лицо наползла ухмылка.
   -Отлично. У нас нашелся общий интерес.
   -У, все, - друг покачал головой, - Ирье, ты влип. Я знал, что ничем хорошим это не кончится.
   -Сгинь, нечистый, - я вяло махнул рукой в его сторону.
   -Неубедительно, - Лиэв развлекался на всю катушку, - слушай, Ириэн, а, может быть, ты специально устроил всю эту показуху? Нехорошо обманывать лучших друзей. Уж мне-то ты мог сказать, что у вас со Старшей...
   -Сгинь, я сказал, - ни открывать глаза, ни тем более вставать мне не хотелось, - скоро приедет Дениэ. Она выслушает все твои предположения и накидает еще гору своих.
   -А что, замечательная идея.
   На кухню вошла Тьяра. Мокрые волосы были рассыпаны по ее плечам. Надо признать, что теперь она выглядела изрядно посвежевшей. В глаза Старшей вернулись стальные искорки, да и сама она из заспанной Видящей превратилась в первую леди Круга.
   -Не буду вам мешать, - поднял руки Лиэв, изображая сдачу в плен, и поспешил удалиться.
   -Зараза, - произнес я.
   -Что ты ему тут наплел? - спросила Старшая, наливая себе кофе.
   -Ничего. Он сам понял, что я ночевал у тебя. Теперь весь Круг будет мусолить это событие. Людей не переделать, Тьяра. Многим намного интереснее жизнь соседа, нежели своя собственная.
   -И что ты думаешь делать с этими слухами? - спросила она.
   -Ничего. Или ты себя как-то нехорошо чувствуешь по этому поводу?
   -Мне совершенно наплевать.
   -Вот и славно.
  
   Круг в замогильном молчании выслушал рассказ Тьяры о визите в Святилище. Новость оказалась столь неожиданной, что никто даже не осмелился усомниться. Просто мозг не успел рассмотреть такой вариант, как на него накатила волна безграничного удивления, сдобренного страхом.
   Первой из стазиса вышла Изабель. К ее чести она не стала производить глупых восклицаний и задавать ненужных вопросов.
   -Ваши приказания, Старшая? - произнесла она.
   Ни у кого не появилось желания хмыкнуть. Дениэ скользнула по мне непонимающим взглядом, но тоже сдержалась. Остальные молча смотрели на Тьяру.
   -Ну пожалуйста, Тьяра, - думал я, - только не испугайся этих взглядов. Будь такой же, как вчера.
   Мои опасения не были беспочвенными. На какой-то миг она словно оступилась, сникла, посмотрев на меня. Я выдавил из себя подобие улыбки и едва заметно кивнул ей.
   -С этого дня ночевать Видящие будут только здесь, - сказала Старшая, - в Роще всегда будут находиться четыре шамана. Это не обсуждается. Обновляйте заклинания, изучайте все рукописи, в которых упоминаются Забытые. Еще четверо отправляются в город и уничтожают всю мелочь, до какой смогут дотянуться. Аххисенейдей, возьми на себя труд распределить Видящих по заданиям.
   -Будет сделано, - кивнул ирокез.
   Лицо его было серьезно, как никогда.
   -Ириэн, ты едешь со мной, - голосом, не терпящим возражений, сказала Тьяра, - для тебя есть отдельное поручение.
   -Да, Старшая, - ответил я.
   Дениэ чуть не упала со стула. Она была так удивлена, что не могла ничего выговорить. Лиэв хмыкнул, но Длинное крыло ожег его суровым взглядом, и тот подавил смешки. Изабель, сидевшая напротив меня, сочувственно покачала головой.
   -Все свободны, - сказала Старшая, направляясь к выходу из комнаты, - Ириэн, я жду тебя.
   -Что с тобой стряслось? - фыркнула леди Лабет, - чем тебя купила эта выскочка?
   -Она не задает глупых вопросов, - ответил я.
  
   -О чем они вообще думают? - гневно воскликнула Тьяра, - война на носу, а они готовы мусолить наши с тобой совместные действия.
   -Они исправятся, - хмыкнул я, - насколько я знаю нашего индейского друга, он завалит Круг работой так, что к концу дня они смогут думать только о постели. Причем своей, что интересно.
   -Очень на это надеюсь.
   Она устала. Я раньше этого не замечал, а теперь понял. Как же ей тяжело нести свою ношу. Выскочка? Когда-то я так и думал, пока не узнал Тьяру получше. Пока не понял, что в гробу она видала свой пост. Она жить хотела, вот и все. А ведь не сломалась, не сникла, но так хотела. Может быть, именно поэтому как только я решил немного поддержать Старшую, она вцепилась в меня мертвой хваткой. Что ж, теперь я ее не оставлю.
   -Ириэн? Ты спишь?
   -Нет, Тьяра. Я думаю. Ты говорила о каком-то особом поручении.
   -Да. Пока есть еще немного времени, я бы хотела, чтобы ты попытался выяснить все, что сможешь, о Круге Дороги. А еще лучше выйди с ними на контакт. Ты единственный Видящий, с кем будут говорить Странники. Убеди их выслушать меня...
   -Хорошо, я постараюсь. Я смотрю, ты все-таки решила получить корзину белых роз? - усмехнулся я.
   -Люблю белые розы, - ответила Старшая.
  
   Я шел по дорожной развязке. Уже три ночи подряд я бродил в окрестностях города, пытаясь найти хоть кого-то из шаманов Дороги. Тьяра носилась по городу, решала какие-то дела с властями, переправляла в Рощу какие-то припасы, в общем, тоже работала на износ. Изредка она мне звонила, чтобы узнать, как идут дела. Но дела шли из рук вон плохо. Иногда мне казалось, что я вот-вот нападу на след, но время шло, а результата не было. Видимо, Странники решили, что им не по пути с тем, кто ушел из их рядов, став Видящим.
   Фонари молча смотрели на меня, смеясь над идиотом, которому не спалось. Я бы и сам над собой посмеялся, но не хотелось. Поразмыслив немного, я поднялся на эстакаду. Оттуда открывался симпатичный вид на пригород. Подставляя лицо ветерку, я наблюдал за редкими автомобилями, которые проносились подо мной. Расцвеченные огнями фуры разрезали ночь горящими стрелами, уносясь в даль. Наверное, у тех, кто решил стать дальнобойщиком, очень много общего с шаманами Дороги. Иногда я даже завидовал им. Особенно когда хотелось все бросить и исчезнуть, оставив все прошлые беды гореть синим пламенем.
   -Мне тоже нравится это место. Здравствуй, ученик.
   -Здравствуй, учитель.
   Он был одет в черные джинсы, по-военному заправленные в берцы. Темно-коричневая кожаная куртка была наполовину расстегнута, и из-под нее виднелся воротник черной рубашки. Пожалуй, он нисколько не изменился со времен нашей последней встречи.
   -Ты искал нас. Зачем? - спросил учитель.
   -Старшая хочет поговорить с тобой. Это важно, - ответил я.
   -Я не сомневаюсь, что важно.
   -Я могу расценивать такой ответ как "да"?
   -Можешь. Но я сам найду ее, когда придет время.
   -Но учитель, нам необходимо...
   -Устроить встречу побыстрее, - усмехнулся он, - всем необходимо. Но пока у меня нет на это времени. Или ты считаешь, что только у Видящих бывают неприятности.
   Слово неприятности учитель выделил голосом.
   -Не считаю, - ответил я, понимая, что спорить с этим шаманом бесполезно, - спасибо и на этом.
   Мы замолчали. Я уже собрался уйти, как вдруг мой бывший учитель заговорил снова.
   -Ириэн, почему ты вдруг решил все-таки обратиться к нам?
   -Видящим может понадобиться ваша помощь. Тьяра так считает.
   -А ты как считаешь?
   -Я с ней согласен.
   -Она умна. Знала, кого послать. Защити ее, Ириэн.
   -Да, учитель.
   -И еще, мой непутевый ученик. Не ищи больше Странников. Теперь ты Видящий. Ты принадлежишь иной стихии, вот и живи ей. Если судьбе будет угодно - Дорога сама приведет своего шамана к твоему порогу. Но не по-другому.
   Он сказал это и пошел прочь. Я посмотрел ему вслед, а затем направился в другую сторону. Мимо проплывали деревья и дома, а я все пытался понять, какой смысл вложил наставник в свои слова. Но попытки были тщетны. Тебя всегда было сложно понять, мастер Дороги. Наверное, я смогу когда-нибудь сделать это, но не сейчас...
  
   ...Странно, но я не любил ворон. Не знаю, почему, но не любил. Эти черные птицы, сверх меры крикливые, кстати сказать, казались мне вестницами беды. Не беды даже, а мелких, но иногда столь болезненных неприятностей. Звонок телефона совпал по времени с моими мечтами о том, как я возьму дробовик и от одной черной птицы, любящей поднимать гвалт в шесть часов утра, останутся одни перья.
   -Ириэн?
   -Нет, это Дед Мороз, - я попытался продрать глаза.
   Бессонная ночь сказывалась не самым лучшим образом на моем самочувствии.
   -Ты мне нужен, срочно. Пожалуйста, поторопись.
   -Да, Тьяра. Скоро буду.
   Пожалуйста? Неужели все настолько плохо, что Тьяра сказала "пожалуйста"? Я встал, включил электрочайник и стал собираться, поспешая медленно. Если я прибегу заспанный и голодный, то никому лучше не станет. Ведь не режут же их там, в самом деле. Наскоро позавтракав, я вызвал такси, и через двадцать минут был на месте.
   -Ты долго, - сказала мне она вместо приветствия.
   -Напротив, - ответил я, - что стряслось?
   -Сейчас сам увидишь.
   Тьяра выглядела мрачнее тучи. Она направилась к подъезду, где скрывалась дверь в Святилище. Длинные каблуки ее туфель глухо стучали по щебенке. Я осторожно взял Старшую под руку.
   -Так будет проще.
   Она благодарно кивнула. Ей не сладко пришлось в эти дни. Наверное, я был слишком строг к ней. Жаль, что я понял это только сейчас. Мы снова оказались в подвале. Тот же затхлый запах, та же грязь, те же ржавые трубы. Ничего не изменилось. Вернее, почти ничего.
   -Ты ничего не чувствуешь? - спросила Тьяра.
   -Итхакву, - коротко бросил я, - он знает, что мы здесь. Остальные в курсе?
   -Нет, Ириэн. Только ты, - она потупила взгляд, - я что-то сделала не так?
   -Все верно, Тьяра. Ты... ты молодец.
   Она смутилась. Я тоже. Никогда не думал, что скажу ей это. Куда девалась ненависть к Старшей? А была ли она вообще?
   Атака итхакву была неожиданной. Я поставил щит, но несколько ледяных лезвий пробили мою защиту, располосовав ногу. Каким-то чудом я сумел спрятаться за углом, утащив с собой Тьяру.
   -Уходи отсюда. Звони Лиэву. Скажи ему, что заиграла песня "Pale". Он поймет, - сказал я, перетягивая раны шарфом Старшей.
   Она не стала спорить. Она просто кивнула, оставив меня с врагом один на один.
   Песня "Pale". Ее слова звучали у меня в голове каждый раз, когда я понимал что-то такое, чего не понимал ранее. Что-то судьбоносное. Лиэв знал эту песню. Мы с ним решили, что ее название означает только одно: кому-то смерть дышит в затылок.
  
   The world seems not the same,
Though I know nothing has changed.
It's all my state of mind,
I can't leave it all behind.
I have to stand up to be stronger.

I have to try to break free
From the thoughts in my mind.
Use the time that I
have,
I can't say goodbye,
Have to make it right.
Have to fight, cause I know
In the end it's worthwhile,
That the pain that I feel slowly fades away.
It will be alright.

   -Что ж, отступать все равно некуда, - подумал я, а затем материализовал огненный АКМ.
   Я высунулся и вмазал по твари очередью огненных стрел. Итхакву увернулся, спрятавшись за бетонным выступом, что дало возможность Тьяре выскочить наружу. Я слышал цокот ее каблуков, и как она что-то говорила в трубку. Хорошо. По крайней мере, будет кому добить демона.
  
   I know, should realise
Time is precious, it is worthwhile.
Despite how I feel inside,
Have to trust it will be all right.
Have to stand up to be stronger.

I have to try to break free
From the thoughts in my mind.
Use the time that I have,

I can't say goodbye,
Have to make it right.
Have to fight, cause I know
In the end it's worthwhile,
That the pain that I feel slowly fades away.
It will be alright.
  
   Я не ожидал, что ледяной враг племени ирокезов решит вылезти из темноты к самому выходу. А он решил.
   Несколько ледяных зубцов поцарапали стену возле меня, обдав градом осколков. Я выстрелил в ответ. Затем еще и еще раз. Демон взвыл и снова спрятался. Припадая на раненую ногу, я вышел в центр коридора, поливая огнем выступ, за которым спрятался демон. В моем автомате не кончались патроны, он был всего лишь способом концентрации. Каждый выстрел из него был банальной огненной стрелой, на которую я тратил силу. А ее оставалось не так много. Скоро я не смогу поддерживать заклинание и стану беззащитен перед магией твари. Ни один щит не выдержит атаки ледяного демона.
  
   Oh, this night is too long.
I have no strength to go on.
No more pain, I'm floating away.
Through the mist I see the face
Of an angel, who calls my name.
I remember you're the reason I h
ave to stay.

I have to try to break free
From the thoughts in my mind.
Use the time that I have,
I can't say goodbye,
Have to make it right.
Have to fight, cause I know
In the end it's worthwhile,
That the pain that I feel slowly fades away.
It will be alright.
  
   Итхакву бросил в моем направлении волну плотного ледяного воздуха. Свитая в кулак она ударила меня в грудь и отшвырнула назад. Я проехался по грязи, пытаясь восстановить дыхание. Мой АКМ рассыпался искрами и теперь медленно затухал в стороне. Демон надвигался медленно и неотвратимо. Перебирая руками по стене, я все-таки поднялся на ноги, вытаскивая нож. По матовой поверхности лезвия пробежала алая волна. Итхакву остановился. Веер ледяных осколков прошелся по коридору. Остатками свой магии я сумел отразить первую атаку. Вторая должна была закончить дело, но у меня из-за спины вылетело вращающееся огненно лезвие. Оно разрезало облако ледяного тумана, и подвал наполнился криками боли. Я обернулся. В дверном проеме стояла Тьяра. Недолго думая, она ударила еще раз, а затем еще. Демон заметался. Сияющие белым пламенем, серповидные лезвия рвали призрачную плоть. Забыв обо мне, демон ударил по Старшей. Ее отшвырнуло в сторону. Я увидел несколько кровавых отметин на бежевой курточке. Забыв про боль, я бросился на Итхакву, вонзая нож в ледяную глыбу, в которой находился дух моего врага. Заколдованный магией ирокезов, нож с шипением пробил лед. Душераздирающий вой сотряс подвал, а затем демон брызнул во все стороны ледяной крошкой. Я вытащил нож из ледяного плена и обернулся к Тьяре. Она подошла ко мне, держась за левый бок, и устало привалилась к стене.
   -До Лиэва я не дозвонилась, - сказала она.
   -Бывает. Ты ранена. Иди сюда.
   Я стащил с себя рубашку, разорвал ее на полоски и, как мог, перевязал раны. Сначала ей, затем себе.
   -Как это получилось? - спросила Старшая, - несколько дней назад это было самое безопасное место в городе. А сейчас...
   -Сейчас это такое же место, как и все остальные. Тьма ударила раньше, чем ожидал город. Теперь Святилище закрыто, и мы можем рассчитывать только на себя.
   -Надо собирать в Роще всех. Ириэн, мы отправляемся туда немедленно.
   -Нет, Тьяра. Мы отправляемся ко мне, там приводим себя в порядок и только потом едем в Рощу.
   -Не поняла.
   -Все просто. Ты должна выглядеть, как всегда, на все сто. Ты должна вызывать восхищение, а не жалость. Представь, какой будет эффект, когда в своей обычной манере объявишь, что сегодня был уничтожен итхакву. Старшая, на которой при этом даже не помялась блузка, может завоевать фантастическое доверие.
   -С каких пор у тебя дома есть блузки?
   -Наследство сестры. Наконец-то кто-то избавит меня от него.
  
  
  
   Глава третья
   Кровь Города
  
   -Ты серьезно? - Лиэв был готов рвать на голове волосы, - Ирье, ты хоть понимаешь, что произошло? Хотя куда тебе...
   Он тяжело опустился на стул.
   -Успокойся, - сказал я, - ты бы все равно ничего не сделал. Не успел бы. Тем более нам повезло, и все кончилось хорошо. К тому же, хочу заметить, что убийство демона - это целиком заслуга Тьяры.
   Лиэв фыркнул, но спорить не стал. Он прекрасно понимал, как важно сейчас укрепить авторитет Старшей. Возможно, ей придется отправлять нас на смерть. И именно поэтому ей должны верить. Приказ Тьяры должен стать законом, волей богини, обязательной для исполнения всеми доступными средствами.
   Я отхлебнул вина из стакана, чувствуя, как тело расслабляется. Меня все еще трясло. Аххисенейдей залечил мои раны, но нервное напряжение никуда не делось. Только сейчас до меня начало доходить, что коса смерти прошла на волос от моей шеи. Да и от Тьяриной тоже, если уж совсем начистоту.
   -Ты переживаешь за нее, - произнес Лиэв.
   Я кивнул.
   -Теперь она тебя не отпустит, - продолжил он, - эх, Ирье, ты совсем не разбираешься в женщинах.
   -А я и не хочу в них разбираться, - отозвался я, - это что лошади, чтобы в них разбираться?
   Лиэв хмыкнул, но промолчал. Внезапно на кухню Рощи ввалилась Изабель. Ее светлые волосы были всклокочены. Тяжело привалившись к стене, Изабель выдохнула:
   -Началось.
  
   Все произошло быстрее, чем мы ожидали. Ярослав, Изабель, Иналион и Тайви сегодня были отправлены на плановую зачистку местности от ашгаров. Поначалу все шло так, как обычно получается, если на охоту выходят четверо Видящих. Стаи мелких демонов выжигались с холодной точностью и трезвым расчетом. За последние несколько дней мелочь поняла, что за нее взялись всерьез, и либо сбивалась в очень большие стаи, либо предпочитала прятаться до лучших времен. А потом... Потом произошло страшное: где-то неподалеку открылись врата между мирами, откуда хлынули первые Забытые. Иналион немедленно послал Изабель в Рощу, а сам возглавил организованное отступление, поскольку ничего не мог поделать с вторгшейся в город ордой. Непонятно каким чудом, но ему удалось обойтись без потерь.
   Как раз в это время мы с Тьярой убивали итхакву. Дениэ и Эйнион сегодня чудом разминулись с еще одним итхакву, а Аххисенейдей с Лиэвом видели стаю мелких демонов возле самого порога Рощи, чего раньше не случалось никогда. Вообще ашгары словно взбесились. Изабель стоило изрядного труда добраться до Рощи. Наверное, твари почуяли приход демонов посильнее и, осознав, что Видящим будет не до них, спустили свою натуру с поводка. И, пожалуй, они не ошибались. Нам действительно стало не до них.
   Тьяра встала и обвела присутствующих долгим взглядом.
   -Итак, что нам известно о Забытых? - спросила она.
   -Забытые - это остатки фоморов, недобитых когда-то в битве при Мойтуре, - встала Тайви, - Когда старые боги канули в забвенье, Домну, богиня фоморов, ухитрилась уцелеть. Под ее знамена встали многие уцелевшие духи. Те же самые цверги, баньши, итхакву, ицпапалотль и им подобные сущности. Триста лет назад армии Домну были отброшены прочь за грань мира людей. Сама Домну была убита Агнием - последним из волхвов Велеса, который тоже погиб в той битве. Ее место заняла Скади. Как богиня льда и холода, она нашла, чем привлечь к себе на службу итхакву. И сейчас вся эта лавина покатится на нас.
   Тьяра кивнула.
   -Что-то еще?
   -Лавины не будет, - сказал Аххисенейдей, - Маниту нужно время, чтобы переправить сюда всех своих воинов. Сначала врагов будет немного.
   -Даже десять итхакву это почти непобедимая армия, - произнес Ярослав, - но допустим, что мы оказались сильнее. Как мы можем воспрепятствовать Скади спуститься в наш мир?
   -Закрыть пространственный коридор, - вдруг тихо, произнес Иналион.
   -Если сможем, - ответил Лиэв, - коридор открывала Скади. Не нам тягаться с ней в силе.
   -Есть способ, - снова вступил в разговор ирокез, - кто-то должен добраться до врат, войти в них и запечатать изнутри магией крови.
   -Этот Видящий умрет, - сказала Тайви.
   -Да, - кивнул индеец, - но он выиграет для города время.
   -И много времени? - спросил я.
   -Сто весен. Может быть, двести.
   -Не густо, - фыркнула Дениэ.
   -Сейчас мы все равно ничего другого сделать не в состоянии, - одернул ее я, - нас всего десять. И Святилище закрылось в самый неподходящий момент.
   Она хотела что-то ответить, но не успела. Не знаю, чем бы закончился назревающий спор, но в этот снаружи Рощи послышался оглушительный грохот.
   -Защитные заклинания, - сказал Аххисенейдей, - слуги Маниту здесь. Их много.
   Восемь взглядов устремились на Тьяру, ожидая ее приказов.
   -И чем вызвано это созерцание моей особы? - рявкнула она, - или вы забыли, что надо делать в такой ситуации?
   Эти слова словно разбудили Видящих. Снаружи снова загрохотало. На этот раз еще сильнее. Кто-то долбил нашу защиту боевой магией. И не без успеха, надо полагать. Сквозь треснутые стекла донесся рев демонов и крики ашгаров.
   -Аххисенейдей, веди их, - приказала Старшая, - Ириэн, ты со мной.
  
   Мы не ожидали подобного поворота. Совсем. Скади, или кто там командовал Забытыми, первыми бросила в атаку ашгаров. Их были сотни. Почти все они сгорели на защитных заклинаниях, окружающих особняк, но многие прорвались.
   -Как интересно, - произнесла Тьяра.
   Мы стояли на балконе второго этажа, где и положено было находиться Старшей, руководящей обороной Рощи. С тыла на нас напасть не могли из-за реки, поэтому нечисть всем скопом валила через главные ворота.
   -Что именно? - спросил я.
   Огненный АКМ в моих руках выплевывал длинные очереди. Ашгары валились на землю, корчась в предсмертных муках. Сразу в нескольких местах ограда брызнула осколками колотого камня. Оставшуюся в живых мелочь покосило, словно картечью. В прорывы хлынули твари всех мастей. Иссохшие костяки баньши, обернутые белыми плащами, медленно левитировали в сторону десятерых Видящих. Приземистые, заросшие волосами от макушки до пят цверги двигались следом, сомкнув щиты. Где-то сзади маячили нагромождения зубов и когтей, принадлежавшие фоморам. Я не чувствовал итхакву, но понимал, что скоро они явятся. Скади решила бросить все имеющиеся силы на нас. И, наверное, это было правильным решением.
   -То, что именно мы принимаем этот бой. И принимаем его в одиночестве, - сказала Старшая.
   Несколько сверкающих лезвий сорвалось с ее ладоней и устремилось в сторону врагов. Плащ одной из баньши разорвало в клочья. Брызнула едкая черная жидкость, по всей видимости, заменявшая твари кровь. Остальные духи смерти завыли в один голос. Зазвенели стекла, но Видящие продолжили творить смертоносную для врагов магию. Чтобы одолеть шаманов в их доме требовалось нечто большее.
   В это время цверги почти добрались до дома. На какой-то миг мне показалось, что они все же ворвутся в Рощу, но земля под их ногами зашаталась, в стороны брызнули осколки бетона, и на пути карликов встало существо, похожее на человека, но рожденное городом. Из рук, плеч, головы торчали обломки арматуры. Городской голем медленно поднялся во весь свой устрашающий четырехметровый рост. Вокруг монстра оседало облако пыли, и только глаза его светились ярче, чем ксеноновые фары, беспощадно разрывая ночную темноту.
   Цверги попятились. За их спинами зарычали фоморы, и на лицах карликов появилось выражение ужаса. Они явно не знали, кого стоило бояться больше.
   -Главное оружие пущено в ход, - сказал я, - теперь наш выход.
   Тьяра кивнула. В это время голем бросился вперед, прорвав строй цвергов. Несколько баньши были разорваны в клочья бетонной рукой, остальные брызнули в стороны. Их вопли срывали с голема куски камня, но пока каменный воин держался.
   Мы с Тьярой одновременно встали на перила балкона и спрыгнули вниз, замедлив свое падение. Миг, и мы оказались на земле. Лиэв, Ярослав и Дениэ тоже уже находились вне стен особняка. Остальные Видящие составили кольцо силы, в центре которого старый ирокез отдавал приказы голему.
   Не сговариваясь, мы открыли по тварям огонь боевой магией. Лезвия Тьяры и мои автоматные очереди косили цвергов. Зажатые в угол, карлики бросались на нас и гибли. Дениэ прямо из воздуха создавала клочья рыжего пламени, прожигавшие врагов насквозь. Ярослав бил редко, но точно. С его ладони срывался клин бледно-голубого света, разрывавший баньши в клочья.
   Наверное, мы побеждали в этой битве. Двор был усеян трупами нечисти. Баньши почти вышли из игры. Цверги и ашгары тоже. Фоморы в бессильной злобе смотрели, как каменный воин сражается с их союзниками. Голем был изрядно потрепан, однако его ручищи с торчащими оттуда металлическими прутами, работали все также эффективно.
   Тем не менее, у Скади нашелся еще один козырь в рукаве. Фоморы расступились, и в ворота неспешно вошла женщина в легких белых одеждах. За ее спиной виднелся сверкающий бледным светом плащ. Приглядевшись, я понял, что это не плащ, а сложенные крылья бабочки. Внутри у меня все похолодело.
   -В Рощу. Немедленно, - сказал я.
   -Ириэн, что это... - спросила Тьяра, но договорить ей я не дал.
   -Ицпапалотль, - прошептал я.
   Дважды повторять не пришлось. Имя одного из сильнейших демонов сдуло Видящих с улицы, как ветер сдувает с дороги листья. Уже в разбитое окно я увидел, как голем остановился, смотря на женщину-демона своими немигающими глазами. Аххисенейдей понимал, что не сможет убить ицпапалотль одним ударом, а потому берег силы. Он ждал, пока каменного воина убьют, давая нам время приготовиться к атаке. Я понял его замысел, а потому лихорадочно оценивал обстановку. Выводы, которые напрашивались, меня совсем не радовали.
   -Чего он ждет? - спросил Лиэв, кивая на ирокеза.
   -Смерти голема, - ответил я, - сейчас сам все увидишь. А пока давай подвинем к окну этот шкаф.
   В это время ицпапалотль хищно улыбнулась и бросилась вперед. Голем поднял руку и ударил, видимо, надеясь на удачу, но эта переменчивая дама отвернулась от него. Демонесса увернулась от летящей в нее смерти. Ее крылья превратились в два бледно-зеленых клинка. С быстротой молнии магические лезвия распороли воздух крест-накрест, с металлическим звуком отрубив каменному воину голову.
   Голем рухнул на землю и рассыпался на мелкие камешки, став грудой хлама. Сама же ицпапалотль выглядела не намного лучше. Зашатавшись, она упала на колени, хватая ртом воздух. Этот удар отобрал у нее слишком много сил, а потому та, что несла ужас древним ацтекам, выбыла из страшной игры, развернувшейся под стенами Рощи.
   На миг над полем боя повисла гробовая тишина. Я слышал, как бьется мое сердце. Наверное, пульс приближался к двумстам ударам в минуту. Страха не было, но руки дрожали от напряжения. Вдох. Выдох. Через несколько ударов сердца решится наша судьба. Решатся ли враги атаковать нас, лишившись своего главного оружия, или дадут нам передышку.
   Секунды длились нереально долго. Воздух стал вязким и чуть-чуть сладковатым. Мне даже показалось, что я вот-вот проснусь, и весь этот кошмар рассеется, но такого счастья не случилось. Торжествующий рев фоморов возвестил о начале второй атаке, которая могла стать для нас последней. И должна была стать последней, если быть честным с самим собой.
   Они бросились на нас всем скопом. На стены Рощи обрушились удары призрачных сгустков магической энергии. Демоны, не способные к магии, стремительно продвигались к особняку. Мы ответили своим волшебством. Аххисенейдей и помогавшие ему шаманы уже отошли от транса и встали с нами в один строй. А фоморы уже лезли в окна. Я рассеял АКМ по ветру веером золотых искр, материализуя в руке меч, свитый из лоскутов бледно-фиолетового тумана. Первого подобравшегося ко мне демона я уложил ударом в голову. Второй на мгновенье замешкался, чем я и воспользовался, заняв позицию возле лестницы, ведущей на второй этаж. Несколькими ступенями выше застыла Тьяра. Ее лезвия теперь поражали врагов намного реже. Бой шел уже внутри дома, и сектор обстрела был сильно ограничен. Сквозь выломанную дверь соседней комнаты я видел, как Аххисенейдей орудует огненным томагавком. Рядом с ним бился Иналион. Внезапно его клинок растаял в пропитанном болью и кровью воздухе. Было ясно без слов, что Видящий устал. Однако, это не означало, что его можно было теперь просто взять и съесть. Из-под куртки шамана появились два пистолета. Их стволы одновременно выплюнули огонь. Из головы оскалившего пасть фомора взметнулись фонтаны крови. Тварь рухнула под ноги бывшему сержанту, а он уже развернулся к следующей. Слава всем добрым духам, патроны у него еще оставались.
   Тайви и Изабель встретили демонов ураганным шквалом "Вихрей боли". В городе ее всегда было много, а уж теперь... Теперь девушки обрушили ее на врагов. Среди шаманов Круга Видящих только они умели это делать. Будь ты хоть фомором, хоть итхакву, хоть самой Скади, но когда ты получаешь сутки концентрированной боли, уложенные в одну единственную секунду, то плавятся даже стальные нервы.
   Где-то неподалеку матерился Лиэв. Эйнион, Дениэ и Ярослав, видимо, были рядом с ним. Фоморы не были безмозглыми алчущими крови зверьми. Поняв, что сейчас будет сложно справиться с Изабель и Тайви, большая часть демонов избрала другие цели. Их было много. Слишком много.
  
   Время как будто остановилось. Я видел все, что происходило на поле боя. Мы терпели поражение в этой битве.
   У Иналиона кончились патроны. Даже запасные обоймы. Бойки пистолетов ударили по капсюлям последних патронов. Отбросив уже ненужное оружие, шаман привычным движением выхватил нож. Огромный черный демон надвигался на него, ощерив пасть. С клыков, длиной в ладонь, капала слюна.
   Лиэва отшвырнуло к стене. Рукав его рубашки быстро стал набухать красным. Огрызнувшись бледно-синим сгустком энергии, Ярослав схватил его за шиворот и потащил прочь. Вскрикнул Эйнион, свалившись на землю. Он был мертв. Когти одной из тварей нашли его сердце.
   Фоморы надвигались. Их силуэты мелькали в окнах и дверных проемах. Задыхаясь от слез, Дениэ бросилась бежать, спотыкаясь на обломках кирпичной кладки. Одновременно с ней в коридоре оказались Тайви и Изабель. Расчистив себе дорогу несколькими огненными стрелами, девушки бросились ко мне.
   Бегущих следом тварей я встретил лезвием меча. Магия текла все медленнее, урывками, словно нехотя. Я слабел. Аххисенейдей, которого враги заставили отступить, теперь бился рядом со мной. Старый ирокез, пожалуй, был единственным, кто еще долго мог бы поддерживать магический огонь, которым полыхал его томагавк.
   Судя по звукам, доносившимся через стену, Лиэв все еще был жив, но порадоваться этому я не успел. Сотни ледяных игл пронзили воздух. Часть из них засела у меня в плече, ослепив резкой болью, а остальные дырявили все, во что попадали. Я не видел того, что происходило за моей спиной, но каким-то шестым чувством понял, что Тьяра успела поставить щит.
   Остальным повезло меньше. Тайви умерла раньше, чем успела вскрикнуть, оборвав заклинание на полуслове. Изабель отделалась легкими ранами, как и Дениэ, которая, казалось, не замечала этого. Пожалуй, только ее огненные шары еще не позволили фоморам добить нас. Впрочем теперь, когда в игру вступили итхакву, сделать это будет намного проще. Могильный холод начал пронизывать до костей. Ну, вот и все. Не сговариваясь, мы с ирокезом ринулись в атаку, из последних сил кроша ненавистных фоморов. Ждать было больше нечего.
   Снаружи раздался звон струящегося металла. Сначала тихий, потом громче. Сверкнули отблески света на сотнях граней, а потом воздух наполнился воплями поверженных демонов. Только тогда я понял, что это были не грани, а лезвия. Шаманы Стали сами пришли нам на помощь. Стена в соседней с нами комнате треснула, один из ее фрагментов рассыпался на куски. Потоки боевой магии хлынули сквозь пролом, выметая нечисть из особняка. Мне потребовалось совсем немного времени, чтобы понять - это магия Дороги. Из облака бетонный пыли выскочил учитель, а с ним еще двое шаманов.
   -Уходим, немедленно, - приказал он, - мы выиграли немного времени, но этот бой останется за ними.
   Мы не спорили. Продолжать битву было бесполезно. Тьяра и Изабель мгновенно спустились вниз. Я подхватил на руки тело Тайви. Длинное крыло взвалил на плечи еще дышавшего, израненного Иналиона. Он все еще сжимал окровавленный нож, вцепившись в него мертвой хваткой. Эйниона на себе тащил Ярослав. Демоны снаружи, пришедшие в себя после неожиданной атаки шаманов Стали, вновь полезли на нас.
   Учитель и его починенные огрызались какой-то магией, плохо понятной мне, но разглядывать боевые заклинания было некогда. Две больших моторных лодки уже ждали нас. Мы отступали, оставляя за спиной нечто большее, чем особняк. Мы оставляли свою прошлую жизнь и место, ставшее нам домом. Отныне ничего не будет так, как раньше...
  
   ...Мы были уже очень далеко, когда увидели зарево. Я понял сразу, что горела Роща. В первой битве мы потерпели сокрушительное поражение. Дениэ сидела ни жива, ни мертва, все еще не веря в потерю любимого. Иналион умер почти сразу после отплытия. Было чудом, что он вообще продержался так долго против демонов, не используя магию. Изабель тихо всхлипывала.
   -Как же больно терять своих, - прошептала Тьяра.
   Я едва услышал ее слова, заглушаемые ревом моторов и плеском воды. Мимо проплывали огни города. Сюда демоны еще не добрались.
   -Больно, - согласился я, - но это была только битва. Битва, а не война.
   Лодки ткнулись носом в грунт. Мы молча сошли на берег, опустив на землю свою скорбную ношу.
   -За мной, - сказал учитель, - нам надо спешить.
   И он был прав. Война началась, и до ее окончания было очень и очень далеко.
  
  
  
   Глава четвертая
   Мир Стали
  
   Война шла уже месяц. Наверное, у Скади что-то не срослось, и она не могла ни послать подкрепления, ни прийти к нам сама. Тем не менее, того, что она уже успела накидать в наш мир, было достаточно, чтобы положить конец нашему существованию. Несмотря на то, что мы объединились с шаманами Дороги и Стали, мы проигрывали. То один, то другой союзник, а иногда товарищ и друг, покидал нас. Нас становилось все меньше и меньше. Ту часть города, которую мы смогли сохранить за собой, становилось держать все труднее. О том, чтобы пробиться к вратам не могло быть и речи.
   Я стоял на крыше многоэтажки, закутавшись в плащ. Над городом висел смог. Где-то на территории демонов полыхали пожары. Горело то, что еще не успело сгореть. Шел снег. Хлопья ложились на истерзанную землю, словно пытаясь накрыть ее саваном, скрыть от глаз людей страшные раны. Снежинки ложились мне на лицо и тут же таяли. Было холодно, но я не двигался с места, смотря на истерзанный город, истекающий невидимой большинству людей кровью. И ему было больно. Как и мне. Из Круга осталось шестеро. Те, кто выжил, работали на износ. Я уже забыл, когда последний раз видел свое отражение, но прекрасно понимал, что за зрелище представлял собой. Всклокоченные волосы стояли торчком, заросшее щетиной лицо, синяки под глазами, - все это не добавляло мне сходства с образом готичного воителя из книжек, которые продавали в магазинах. Я любил туда заходить раньше. А теперь магазинов не стало.
   А снег все падал. На скорчившиеся в немом крике остовы машин. На смотрящие глазницами выбитых стекол дома. На горы колотого бетона и стекла. Внизу лениво пролетел ашгар. Я поднял прислоненную к стене СВД и выстрелил. Ашгар что-то невразумительно вякнул и упал в снег. Я отложил винтовку. Магия теперь была в страшном дефиците. Город слабел, а с ним слабел я.
   -Я слышал, вчера погиб Аххисенейдей, - раздался откуда-то сзади голос учителя.
   -Да, - коротко ответил я.
  
   ...Вчера мы потеряли еще один квартал. Вчера ицпапалотль убила Аххисенейдея. Мы стояли насмерть. На остатках гордости, что ли, культивируя вбитую в нас веру, что мы не можем проиграть. Ну не можем и все. Наверное, даже итхакву сумели понять, что им не прорваться и решили отступить. Но именно в этот момент появилась ицпапалотль. Эльна, так ее звали.
   Сверкая своим белым плащом, она словно и не заметила Дениэ, брезгливо отшвырнув ее волной силы. Девушку протащило по камням, а в прорыв немедленно хлынули ледяные демоны. Нас могли перебить всех, но именно в этот момент Длинное крыло преградил путь ицпапалотль. Магия, исходившая от старого ирокеза, была столь сильна, что ни один итхакву не осмелился приблизиться к сыну вымершего народа, некогда воевавшего с ними.
   -Твое имя, смертный, - сказала она, - имя, чтобы я запомнила.
   -Аххисенейдей, - поклонился ирокез.
   -Эльна, - демонесса поклонилась в ответ, - это будет славная битва.
   -Не сомневаюсь.
   В руках Аххисенейдея вспыхнули два огненных томагавка. В ответ полыхнули крылья ицпапалотль, превращаясь в два призрачных клинка. И началась битва, равной которой город еще не видел...

Тьяра. "Город Видящих"

  
   -Это была хорошая смерть, если смерть вообще может быть хорошей, - произнес учитель, - ицпапалотль ранена. Она навсегда лишилась одного из своих клинков. Теперь кто-то должен будет ее добить, и логичнее всего предположить, что это будешь ты.
   -Ты полагаешь, я справлюсь?
   -А кто тебя спрашивает? Тебе придется справиться.
   -С тварью, которую не смог убить сильнейший шаман Круга Видящих?
   Он промолчал. Да и мне отвечать было нечего. У кого еще есть шансы? У учителя? Да, бесспорно, но он не привык к таким боям. Шаманы Дороги разведчики, снайпера, но никак не воины ближнего боя. А я сомневаюсь, что даже учитель сможет убить ицпапалотль одним ударом, даже если сумеет подобраться на расстояние заклинания, которое вложит в мощный талисман. Дениэ? Она ранена. Изабель не хватит силы. Вдвоем с Тайви они, может быть, и смогли бы, но одна Иса проиграет, в этом нет сомнений. Лиэв ранен. Тьяре не хватает опыта.
   -Тьяру ты и так не пустил бы, - произнес учитель, - я не читаю мысли, Ириэн, у тебя все написано на лице. Кстати, где она?
   -Спит, - ответил я, - я обещал, что привяжу ее к кровати, если она не пойдет отдыхать добровольно.
   -А ты?
   -А я не могу спать, хотя безумно хочу.
   -Понимаю. Поэтому ты и торчишь здесь?
   -Наверное.
   У меня на волосах уже намерзла ледяная корка. Снег все усиливался. А я не мог оторвать взгляда от города, покрывающегося белым саваном.
   -Пойдем, - сказал учитель, - становится холоднее. Можно не заметить итхакву.
   Я кивнул. Взяв СВД, я спустился вслед за ним по лестнице. Внизу было теплее. Мы прошли по молчаливым переулкам. Немногочисленные люди, которые выходили на улицу смотрели на нас с осторожностью, но без враждебности. Многие видели вчерашний бой, и теперь думали, что мы кто-то вроде спецназа, оснащенного по последнему слову техники. Мы не обращали на них внимания.
   Войдя в дом, где расположилось подобие штаба, я стянул сапоги и устало опустился на лавку. Ко мне подошел Лиэв. За его спиной виднелся ствол такой же винтовки.
   -Ирье, иди отдыхай, - сказал он, - ты вчера отработал на неделю вперед.
   Учитель удивленно изогнул бровь.
   -Вот как?
   -Ириэн вчера убил троих итхакву, - пояснил мой друг.
   -Троих? - учитель не стал даже пытаться скрыть удивление.
   -Троих, - устало подтвердил я, - когда они прорвались, я попытался пробиться на помощь Аххисенейдею, но не смог.
   -Не казни себя. Где бы сейчас не был наш индейский друг, он гордится тобой. Он ведь отрубил Эльне один из клинков после того, как ты дал по ней очередь, - кажется, это говорил Лиэв.
   Я уже засыпал. Сказав что-то невразумительное, я взял винтовку и потащился в комнату, где стоял диван. Было адски холодно. Стянув мокрый плащ, я швырнул его на стол, положил СВД, так, чтобы мог легко ее взять, и рухнул на диван, на котором валялось смятое пуховое одеяло.
   -Что?.. - из-под одеяла раздался голос, и я увидел Тьяру. В белом свитере она выгладела слишком уютно и по-домашнему для окружающей обстановки.
   -Прости, не заметил, - произнес я.
   Глаза уже закрылись. Голова упала на подушку.
   -Ирье, что с тобой?
   -Устал, Тьяра. Не гони меня.
   -Ириэн, ты беспробудный идиот, - сказала она.
   -Я знаю, Тьяра, - ответил я, но уже не услышал своих слов.
   Она усмехнулась, а я почувствовал, что меня укрыли одеялом. А еще тепло Тьяры совсем рядом. Мою руки сами обняли ее. Тьяра вздрогнула, а потом прижалась ко мне. Последнее, что я запомнил в тот день - это запах ее волос. Такой приятный и домашний.
  
   Нас разбудила Изабель.
   -Вас ждут, - коротко сказала она.
   Нехотя я вылез из-под одеяла. Сон немного прояснил мысли, но голова была тяжелая. Стало еще холоднее. Я натянул плащ и поежился. Тьяра выглядела не лучше.
   -Ждут, значит пойдем, - ответила она.
   Мы вышли из комнаты и поднялись на второй этаж. Дениэ, Лиэв и Ярослав уже были там. Мой учитель тоже находился там, как и шаманы Дороги и Стали. В общей сложности нас набралось около двух десятков.
   -Фаэн объяснит мне, чем вызвано желание видеть Старшую Видящих? - спросила Тьяра.
   -Безусловно, - ответил учитель, слегка улыбнувшись.
   Он встал и окинул взглядом всех присутствовавших.
   -Итак, здесь собрались почти все, кто решил выступить против Скади организованно. Я должен вам сказать, что мы последние. Шаманы Огня уничтожены. К их чести они погибли в первые дни вторжения, защищая людей. Признаюсь, я рассчитывал объединить шаманов стихий. Теперь это невозможно. Круг Воды отклонил мое предложение. Земля и Воздух вообще не ответили. Подкрепления не будет, но мы можем победить. Я знаю расположение врат. Несмотря на то, что наш враг ухитрялся перемещать портал, я нашел его. Мы можем пробиться туда, но для этого нужно ударить всей мощью.
   -Я поддерживаю, - сказала Тьяра, - мы не можем сидеть в обороне вечно. Мы несем потери. Со временем нас вытеснят из города. Или перебьют.
   -Именно, - Фаэн кивнул, - поэтому у Виолетты есть предложение.
   Старшая стали встала, обводя зал взглядом лавандовых глаз.
   -Сталь есть в каждой из стихий, - сказала она, - этот факт известен многим. Город связан со Сталью сильнее прочих. Дорога слабее. Сталь является направляющем началом. Сталь это не сколько металл, сколько воля, стремление, сердцевина.
   Присутствовавшие молчали и слушали ее, затаив дыхание. То, что говорилось сейчас, ломало все сложившиеся взгляды на мир. Наверное, в другое время Виолетта никогда бы не открыла нам тайн своего Круга, но теперь другого времени могло уже не наступить в принципе. Она подошла к окну, секунду смотрела на вымершие улицы опустевшего города, а затем повернулась к нам, откинув назад иссиня-черные волосы.
   -У каждого из вас есть Храм. Сердцевина души, образованная Сталью. Неважно кто вы: Видящий или Странник - Сталь является сердцем вашей сущности. Стержнем. Мечем. И так получилось, что один из нас может вынести этот меч из Храма и направить против Скади.
   -Виолетта, ты давно об этом узнала? - спросила Тьяра.
   -Нет, - Ви покачала головой, - недавно. Признаться, я подозревала, что Аххисенейдей смог бы это сделать, но он погиб. А когда стала известна одна деталь, все встало на свои места.
   -Ириэн, - Страшая Видящих не спрашивала, а утверждала.
   -Ириэн, - подтвердил Фаэн.
   -Ириэн, - вздохнула Ви.
  
   Мы с Виолеттой стояли на той же крыше, где я недавно мерз с Фаэном, однако символизм этого явления меня мало занимал. Гораздо больше меня заботило то, что мне предстояло сделать, а именно вырвать свою душу, а вернее то, что от нее осталось.
   -Когда мы втроем составим кольцо, ты на время прекратишь существовать для мира. Ищи Храм, а потом...
   -Я помню, Ви. Не в первый раз.
   -Это и печально. Скорее всего, ты умрешь, Ирье.
   -Ви, мне все равно придется войти в портал. Как только я убью ицпапалотль, я перемещусь в мир Скади и запечатаю проход.
   -Мне жаль, что я не могу оградить тебя от этой участи, - сказала она, - часть души мы у тебя уже забрали, и потому перед тобой в неоплатном долгу.
   -Мне плевать на всех. Я сделал это ради тебя, Ви, - я посмотрел ей в глаза.
   -Я знаю, - грустно улыбнулась она, - именно тогда Фаэн вычеркнул тебя из списка шаманов Дороги, а Город обрел своего лучшего воина.
   -Я любил тебя, Ви. И сейчас, наверное, мог бы все вернуть, если бы ты захотела.
   Она поцеловала меня и покачала головой.
   -Нет, Ирье. Твое сердце давно уже не мое. Наверное, если бы мой ответ мог что-то изменить, я бы вернулась к тебе, но судьба решила все за нас.
   -Судьба, - процедил я, вспоминая...
  
   -Ириэн, встань! - голос Фаэна был полон ледяных осколков, звенящих в воздухе.
   Я поднялся с места и вышел в центр зала, обводя взглядом шаманов Стали и Дороги. В глазах некоторых я прочел сожаление, но большинство взглядов были бесстрастны. Шаманы умели скрывать свои чувства.
   -Странник Ириэн, ты обвиняешься в предательстве своей стихии. Ты вырвал ее часть из себя, нарушив приказ Старшего своего Круга и презрел волю Старшей Круга Мечников. Что ты можешь сказать в свое оправдание?
   -Я не собираюсь оправдываться.
   За спиной тяжело вздохнула Ви.
   -Ты признаешь свою вину? - голос Фаэна из ледяного превратился в нечто еще более холодное.
   Я молчал. Ви, глупая моя Ви, что же ты молчишь? Я не ждал твоей благодарности, когда пришел тебе на помощь, но почему ты молчишь? Скажи правду. Оставь Круг, уйдем вместе, раз и навсегда закончив войну. Ваши демоны, убивающие человеческие души оказались вам не по зубам, и я вырвал часть своей души, Ви. Не просто взял. Я ее вырвал и отковал из нее меч, который рассыпался прахом. Да, я нарушил порядок, но кто еще мог остановить врага. Кто бы спас тебя, Ви. Я сделал это только ради тебя, потому что любил. И Дорога отвергла меня, потому что я принес ее в жертву. Во мне почти не осталось ее силы. Но я не буду оправдываться.
   -Я повторяю вопрос, Ириэн. Что ты можешь нам сказать? От этого ответа зависит твоя судьба.
   На миг глаза Фаэна потеплели, учитель словно говорил: "Глупец, тебя предали. Не молчи. Я оправдаю тебя."
   -Мне нечего сказать, - ответил я.
   -Тогда властью данной мне я исключаю тебя из Круга Дороги. Виолетта, Старшая Стали, ты согласна с моим решением?
   На миг повисла тишина. Я почувствовал, как внутри Виолетты происходит борьба двух диаметрально противоположных мнений. А затем она сказало одно короткое слово.
   -Да.
   И в этот миг приговор мне был вынесен. Я развернулся и направился к выходу из зала, оставляя за спиной своего учителя, который до конца был готов мне помочь, и любимую, выбравшую роль Старшей целого Круга, а не роль Единственной всего одной души.
  
   -Судьба, - процедил я, - нет, Ви. Это ты. Ты предала меня и даже не поняла, что сделала.
   -Все готовы начать ритуал? - на крышу поднялся Фаэн.
   Тьяра шла вместе с ним.
   -Да, - кивнула Ви.
   -Нет, - ответил я.
   Тьяра бросила на меня грустный взгляд. Да, мне тоже этого не хочется, милая моя Старшая. Но у нас нет выбора. Я пройду этой тропой еще раз, а затем будь что будет. И знаешь, что, Тьяра? Я никогда не пошел бы на это, если бы не ты. Ты должна жить. Ты хорошая, Тьяра. Ты настоящая. Настоящая.
   Трое Старших встали вокруг меня. Снежинки кружились в воздухе под тихое завывание ветра. Шаманы творили заклинание. Когда-то меня в Храм послала только воля Ви. Теперь для этого требовались силы всех Видящих. Мне предстояло взять не часть, но целое. Мои глаза начали медленно закрываться. Я чувствовал, как холод сковывает тело, как подгибаются колени, словно меня засасывает в черный омут без дна. Я попытался вынырнуть, прервать заклинание, но воля Старших загоняла меня все дальше и дальше в глубины моего я. Затем по глазам резанула острая голубая вспышка...
  
   Муть собственных мыслей порой поражает. Образы швыряют в самые неожиданные места, заставляя переживать самые неожиданные вещи. Тебя рвет на части от боли, но ты ползешь в сторону себя. Медленно. Упрямо. Иногда захлебываясь кровью, но ползешь. Ты видишь все. Чем ты стал. Чем мог стать. Чем хотел стать. Ты переживаешь свои самые страшные кошмары, словно они реальны. Тебя засасывает тьма. И кажется, что чем сильнее ты барахтаешься, чтобы выплыть, тем сильнее тебя засасывает туда.
   Медленно. Очень медленно ты ползешь к себе. Здесь нет времени. Иногда снаружи проходят годы, а ты стоишь на одном месте. Иногда миг швыряет тебя к пониманию фундаментальных истин. Жизнь непредсказуема. Именно поэтому есть люди, которые в двадцать лет понимает больше многих, чей век подходит к концу.
   Медленно. Ты переживаешь одни и те же события, но делаешь разные выводы. Прошлые раны затягиваются, оставляя шрамы. Некоторые тонкие и безболезненные. Некоторые не заживают вовсе.
   Медленно. Шаг за шагом ты ползешь через боль и страх, но ползешь, чтобы однажды увидеть его. Свой Храм. И, поднявшись на его ступени сказать самому себе...
  
   -Здравствуй, Ириэн, я снова дома, - произнес я.
   Закатное небо окрашивало стволы сосен в оранжево-золотистые тона. Я поднимался по ступеням. Два каменных воина перед входом молча смотрели на меня. Я прошел мимо них. Внутри храма горели голубые огни. Сквозь колонны виднелась гладь озера, по которой пробегала рябь, сверкающая серебряными бликами. Я залюбовался этим зрелищем, впитывая всем существом умиротворение и гармонию, царящую здесь. Мне стало спокойнее. Я принял свою судьбу.
   В центре Храма вилось бледно-сиреневое пламя. Я подошел к нему, вглядываясь. Языки взвивались до самого потолка. Мое пламя. Моя душа. Что ж, пути обратно все равно нет. И я протянул ладонь.
   Языки пламени брызнули в разные стороны. Они заполнили собой все пространство, обжигая и одновременно замораживая. Я начал творить меч. Медленно, укладывая воспоминания слой за слоем, я придавал огню форму. Медленно и неторопливо, не допуская ни малейшего изъяна, я создавал клинок, слой за слоем выковывая оружие. Огонь метался, понимая, что его ждет. Боль не отпускала, но воля Видящего была сильнее. Стирались краски. Стирались эмоции. Сгущался сам воздух. Натянулась струна... И лопнула, когда слепящая катана из бледно-сиреневого света разрезала воздух.
   -Тьяра... - подумал я, опуская меч.
   Маленький огонек все еще пылал на месте огня души. Тьяра. Ее образ. Я не смог вложить его в оружие. Что ж, может быть, этот огонек когда-нибудь выведет меня из тьмы. А пока...
  
   -Ириэн...
   Я открыл глаза. Тьяра склонилась надо мной.
   -Ириэн, - произнесла она, - что же мы с тобой сделали.
   -Все хорошо, Тьяра, - я сел и обнял ее, - все хорошо.
   -Мне не нужна эта жертва, - сказала она.
   -И как ты узнала, - усмехнулся я.
   -Почувствовала.
   Вот так. И ничего не скажешь, потому что ком застыл в горле. По щекам Старшей текут слезы. Что, Ирье, почему ты молчишь? Тебе снова нечего сказать? Или же ты сумеешь? Найдешь в себе искру тепла?
   Маленький огонек в груди начинает медленно разгораться.
   -Я люблю тебя, Тьяра.
   Она смотрит мне в глаза.
   -Но ты же отдал...
   -Тсс... - я прикладываю ладонь к ее губам, - я злобный и ненавидящий свою Старшую Ириэн, помнишь? Разве я мог забыть тебя?
   -Ненавидь, только не уходи. Не уходи, потому что я тоже тебя люблю.
   -Я вернусь, моя хорошая. Обязательно вернусь.
   -Врешь, - она прижимается к моему плечу, - знаю, что врешь, но хочу в это верить.
   -Я очень постараюсь, Тьяра. Обещаю.
   Снег все шел, опускаясь на наши волосы и плащи, а мы так и стояли на коленях на бетонных плитах, не в силах оторваться друг от друга. Впереди была битва, в которой мы должны были умереть. Но мы надеялись. Надеялись так, как только может надеяться человек, которому довелось полюбить стоя на самом краю.
  
  
   Эпилог
   Сквозь огонь
  
   Мы шли по раненому городу. До территории демонов оставалось совсем чуть-чуть. Верная СВД оттягивала плечо, добавляя уверенности. Теперь осталось собрать в кулак всю волю и выполнить задуманное.
   Разбредшееся по городу демоны не были готовы к тому, что мы обрушим на них всю мощь. Мы ударили с одного направления всеми имеющимися силами. Сразу же несколько улиц перешли под наш контроль. Мы выплеснули огромное количество магии, выкашивая ашгаров и итхакву. Часть шаманов Стали вместе с Изабель остались прикрывать нам спину. Демоны почувствовали нас, но им требовалось время, чтобы стянуться всех своих солдат к вратам. Ты не могла этого даже предположить, да Скади? А теперь смотри. Смотри, повелительница холода, и знай, что не всем сковала душу ледяная метель. Есть те, кто отдаст свою кровь до капли, но не позволит тебе победить.
   Первого итхакву я убил даже не заметив. Всего и нужно было, что закрыть глаза и позвать...
   -Ириэн...
  
   Бледно-сиреневый меч рассек брошенную в меня пелену, свитую из мельчайших ледяных ножей. В два прыжка я оказался возле демона, пронзив его сердце. Остальные наблюдали за мной со смесью ужаса и восхищения. Даже Аххисенейдей не смог бы убить ледяного демона одним ударом. Впрочем, старому ирокезу не нужно было выдирать из себя душу, чтобы развоплощать этих тварей. А работы его томагавку бы нашлось очень много.
   Демоны полезли со всех сторон. Мы встретили из мощнейшей боевой магией. В дело пошло все, что еще оставалось в арсеналах Кругов. Беречь было нечего, да и не для кого. Где-то за спиной вскрикнул кто-то из своих.
   -Не оборачиваться, - шепчу я себе, - передо мной стоит другая задача.
   Я был наконечником копья, которым стали шаманы. Чуть сзади меня творили магию Фаэн и Тьяра. Тьяра... Не думать о ней. Ни о ком не думать. Чем больше демонов я убью сейчас, тем больше шансов будет у нее выжить.
   Меч взлетает и падает. Мне не надо было думать, как нанести удар. Катана и воин - мы едины. Ведь у меня в руках не просто клинок. Все мое существо сейчас находится на острие клинка. За моей спиной плавится бетон. На нас обрушивается ледяной шквал, сдирающий кожу с костей, но Фаэн его встречает огненной волной. Улица в огне. Демоны лезут ото всюду и кажется, что им нет числа, но этого быть не может. Нет ничего, чего не мог бы преодолеть человек, а значит рано или поздно твари кончатся и город вернется к жизни. Жаль, что мы не увидим этого.
   -Другие увидят, - говорит мне Фаэн.
   Мне остается только кивнуть. Да, учитель, ты прав. И я выполню свой долг.
  
   Снова взлетает меч. Бледно-сиреневый отсвет пляшет на уцелевших стеклах. Взмах. С клинка срывается волна пламени, расчищая нам путь. Где-то за спиной слышатся взрывы и дикие крики. Иногда среди рева тварей я различаю человеческий. Мы несем потери. Где-то вдалеке небо окрашивают вспышки магического огня. Изабель еще держится, оттянув на себя часть демонов, но их все равно слишком много. Шаманы гибнут, но и врата вот-вот появятся. Каждый шаг делает нас все ближе к окончанию этого кровавого безумия. Город в огне, но это не тот огонь, который пожирает душу. Это пламя, которое очистит рану, и топливом этому пламени будем мы.
   -Врата! - это кричит Тьяра.
   На другом конце улицы виднеется сине-зеленое марево.
   -Ириэн, скорее! - кричит Фаэн, - мы задержим их. Тьяра, помоги ему! Ви, быстрее сюда!
   Демоны, которые уже почти ворвались в наши ряды, натыкаются на целый арсенал заклинаний, срезающих их словно исполинская коса. Однако на место погибших тут же становятся другие.
   -Держись за мной, - говорю я Тьяре.
   Она кивает.
  
   Я шел к порталу. Ну где же ты, ицпапалотль? Давай закончим эту битву раз и навсегда. Или ты испугаешься сразиться со мной один на один?
   Ответом мне стал силуэт Эльны, появившийся из стены летящего снега. Крыльев у нее не было. Белый плащ демонесы слегка подрагивал на ветру.
   -Ты хочешь войти во врата, смертный? - она театральным жестом откинула руку в сторону, материализовав горящий зеленым огнем меч.
   -Да, Эльна. И ты не помешаешь мне.
   -Глупый смертный. Хочешь сделать свою короткую жизнь еще короче? Ты же умрешь.
   -Возможно. Но ты этого не увидишь.
   Она не стала отвечать. Первый удар Эльны едва не снес меня с ног, но я отразил его. Языки пламени брызнули в разные стороны, прожигая камень.
   -Как интересно... - прошептала Эльна.
   Договорить я ей не дал. Сиреневый росчерк разрезал воздух. Эльна слила мой клинок плоскостью своего и, резко развернувшись, ударила мне в горло. Я уклонился, присев на одну ногу, а затем ударил сам снизу вверх, перехватив рукоять обеими руками. Демонесса отпрыгнула. Я продолжил атаку, обрушив на ицпапалотль град ударов. Тварь отступала. Я поднял клинок над головой вложив все силы в один единственный выпад. "La pose de Falcon", как сказали бы рыцари древности. Эльна бросилась на меня, жестко встретя меч возле моей гарды. Я подсек ей ногу, оттолкнув тварь назад, но она не потеряла равновесия. Наоборот, ее меч описал в воздухе дугу и я едва успел парировать его. Понимая, что следующим ударом Эльна меня прикончит, я наложил на рукоять меча свободную ладонь, делая шаг вперед и перехватывая его обратным хватом. Вторая ладонь схватилась за пылающее сиреневое лезвие. Я взвыл от боли, Эльна метнулась назад, но я успел ударить, рассекая демонессе грудь, а следующим ударом вгоняя меч ей в сердце.
   Эльна выронила клинок, оседая на землю.
   -Холодно, - произнесла она.
   Мой меч медленно растворялся в воздухе. Демонесса соскользнула на снег.
   -Как тебя зовут, смертный? - спросила она.
   -Ириэн.
   -Ириэн, - кивнула Эльна, - имя, чтобы я запомнила...
   На поле боя повисла гробовая тишина. Демоны отхлынули назад. Из пришедших со мной шаманов в живых осталось четверо. Тьяра переступила через останки итхакву и подошла ко мне.
   -Ты все-таки пойдешь туда?
   -Да. Я должен, Тьяра.
   -Возвращайся, Ириэн. Через день, через год, через десять лет. Возвращайся.
   -Я постараюсь, любимая. Очень-очень постараюсь.
   Я обнял Тьяру, прижимая ее к себе и боясь отпустить, запоминая каждое мгновение, проведенное с ней. Ее тепло. Ее глаза. Запах ее волос, так напоминающий о доме. Я не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я смог заставить себя сделать шаг назад. Ни говоря ни слова, я посмотрел Тьяре в глаза, а затем снял с плеча винтовку и пошел к арке портала.
   Каждый шаг давался с трудом. Холод пробирал до костей. Краски стирались. Я забывал себя. Моя душа рассыпалась прахом. Возле самой границы нашего мира я обернулся. Тьяра смотрела мне в след.
   -Снег кончился. Наверное, это к счастью, - подумал я и вошел во врата.
  
   ...Врата закрылись почти сразу, после того, как в них вошел Ириэн. В тот день нам еще долго пришлось отражать атаки демонов, но без воли Скади они быстро начали грызться между собой. Постепенно их численность свелась к обычной. Город начал оживать. Люди, которые сумели пережить эту бойню, начали отстраивать его заново. Зима закончилась. На улицах появилась зелень. Но цена, заплаченная за это, была страшной.
   Из Странников выжил только Фаэн. Из Видящих - я и Изабель. Из Мечников - Виолетта. Нас почти не осталось и пройдут десятки лет, прежде чем Круги восстановятся.
   Я стояла на мосту, когда ко мне подошел Фаэн.
   -Что думаешь делать дальше? - спросил он.
   -Не знаю, - честно ответила я, - Изабель уехала, и я ее понимаю. Я осталась одна.
   -Ириэн верил в тебя. Ты сможешь найти себя в новом мире.
   -Ириэн...
   -Он был Странником, Тьяра. Это не проходит просто так. Если не вернется он, то значит это действительно невозможно.
   -Я знаю, Фаэн.
   -Хорошо, что это так.
   Мы долго молчали, а когда я вновь решила заговорить, Фаэн исчез. Странник, он всегда исчезал и появлялся тогда, когда это нужно. Этот город стал другим, и ему больше не нужны Видящие. По крайней мере, в том виде, к какому я привыкла. Я не хочу об этом думать сейчас. Впереди еще целая жизнь, чтобы найти свой Храм. Возможно, я смогу возродить Круг Видящих, а возможно, мы станем легендой. Еще одной легендой забытого времени...

Тьяра. "Город Видящих"

  
   P.S.
   Возвращение
  
   Я шел по улице, вдыхая чистый воздух. Было лето. После мира Скади я чувствовал себя, как в раю. Прохожие косились на СВД за моей спиной, но спокойно проходили мимо. Кто-то даже узнавал меня, вспоминая события кровавой зимы. А вот мне вспоминать не хотелось. Я вырвался из объятий снега и льда, и при одной мысли о них меня начинала бить дрожь.
   Дорога вела меня по улицам, на которых мы приняли последний бой. Круг Видящих, как же мне будет вас не хватать. Простите меня, если сделал что-то не так и не успел исправить.
   Дениэ. Милая моя леди Лабет, я буду скучать по твоей жажде жизни.
   Лиэв. Спи спокойно, старый друг. Я не забуду тебя.
   Иналион. Отдаю тебе честь, сержант. Ты настоящий солдат.
   Тайви. Эйнион. Ярослав. Вы всегда были готовы подставить плечо и прийти на помощь. Мне жаль, что я не уберег вас.
   Изабель. Я рад, что ты жива. Надеюсь, мы еще встретимся.
   Аххисенейдей. Прощай, сын древнего народа. Мы, все-таки, победили.
   Зажигались фонари. Окна домов улыбались мягким светом, растапливая осколки льда в сердце. Мир. Только пройдя сквозь ад понимаешь, как он ценен. Я остановился возле увитой плющом ограды, вдыхая пьянящий воздух. Бледно-сиреневый огонек в душе разгорался все ярче, выжигая остатки меня прошлого и готовя место для меня будущего. Начиналась новая жизнь, и, наверное, это было к лучшему.
   -Ириэн! - окликнули меня.
   Я обернулся и увидел Тьяру, стоящую у подъезда.
   -Тьяра! - я прижал ее к себе, не в силах отвести взгляда от ее смеющихся глаз.
   -Я знала, я чувствовала... - говорила она, а я гладил ее волосы, потому что слов у меня не было. Да и кому нужны были эти слова, когда все было понятно и без них.
   -Пойдем? - наконец спросила она, - а то становится прохладно.
   -Конечно, - согласился я.
   Клацнул замок входной двери, ограждая нас ото всего остального мира. Мягкий полумрак словно обнимал нас за плечи. Спокойствие. После пролитой крови и пережитой боли я все еще не верил в то, что это не сон.
   Вскоре мы сидели на кухне, не сводя глаз друг с друга и слушая свист закипающего чайника. Светлые волосы Тьяры рассыпались по плечам. В белой рубашке она казалась призраком.
   -Ты ведь не исчезнешь с рассветом? - спросил я, накрывая ее ладонь своей.
   -Ни за что, - ответила она.
  

(с) А. Воробьев

10 ноября 2009г.

  
  
  
   Содержание
  
   Пролог. Седьмая стихия
   Глава 1. Переулки
   Глава 2. Жребий брошен
   Глава 3. Кровь Города
   Глава 4. Мир Стали
   Эпилог. Сквозь огонь
  
   P.S. Возвращение
  
  
  
  
   Глоссарий
  
   Ашгар - мелкий демон, правда, довольно опасный. Имеет физическую форму. Выглядит как птица с огромными когтями. Ашгар питается жизненной энергией человека, но никогда не высасывает жертву полностью. На шамана эта способность не действует, но это не мешает ашгару воспользоваться острыми, как бритва, когтями. Защищая свою жизнь, ашгар бьется насмерть.
  
   Итхакву - ледяные демоны очень большой силы, хитрые и коварные. Путники, замерзшие на северных равнинах, часто умирают не без их помощи. При нападении итхакву высасывают человека досуха.
  
   Ицпапалотль - страшный ацтекский демон, представлявший собой женщину с крыльями бабочки. На концах ее крыльев были укреплены ножи. Ицпапалотль имела и особый магический плащ, с помощью которого мог легко превращаться в безвредную бабочку.
  
   Святилище - магическое место, где город разговаривает с шаманами, предупреждая их об опасности или делясь с ними своими мыслями. Святилище одновременно является сердцем города. Если его разрушить, город станет не более, чем скоплением построек.
  
   Фоморы - демонические существа, уродливые и злобные, обитали в подземном мире, но иногда выходили на поверхность и участвовали в кровопролитных битвах с Племенами богини Дану.
  
  
  
  
   2
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | С.Морошко "Ментальный террор" (Киберпанк) | | Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. (трилогия)" (Антиутопия) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | А.Майнер "Целитель 2" (Научная фантастика) | | П.Эдуард "Кибер I. Гражданин" (ЛитРПГ) | | Е.Вострова "Мой муж - дракон" (Любовное фэнтези) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | К.Леви "Асирия. Путь к счастью." (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"