Воробьев Максим Николаевич: другие произведения.

Осада

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начиналось как роман но дальше не пошло


Осада.

  
   Сумерки медленно опускались на землю, влажным одеялом стелясь по сухой земле, серым клоком тумана вползая в дома. Раскаленный огненный шар солнца, скрылся за горизонтом, унося с собой дневную жару и духоту, отдавая место беспросветной ночи, и небу, затянутому в кованый панцирь бури. Живое людское море колыхается под ногами неба, переливается и бурлит, осаждая едва не срывающиеся с петель ворота. Стражники на стенах мрачно переглядываются, зная, что отнюдь не все успеют покинуть город этим вечером, а оставшихся, ждет жуткая и незавидная судьба. На горизонте уже видно стройное марширующее войско - идеально выверенные линии рядов, кованая сталь, отражающая блики уходящего света. Нет, противника из плоти и крови горожане не испугались, и встали бы на стены вместе с военными, защищая родных. Но, они боялись призраков. Армия мертвых, взявшаяся из небытия, шагала к Камроту, чтобы уничтожить столичный город, смяв последнее сопротивление под железной пятой смерти. Никто не знал, откуда они взялись и что им нужно, но за три дня беспрерывного марша мертвецы прошли полстраны, сжигая и убивая всех на своем пути, и пополняя ряды за счет убитых. Орден разводил руками - многие чувствовали, что ведет эту армию очень сильная и умелая рука невидимого стратега, но сказать ничего большего они не могли. Не в силах ничего предпринять, Асмус третий - король Рунорга, отозвал войска с границы, и расквартировал их, на защиту столицы. Орден магов отправил своих лучших целителей и колдунов, чтобы помочь спасти город, но все уже знали, что если не свершиться чуда, Камрот будет уничтожен, еще до рассвета. Ночь опускается на Камрот, ночь, несущая смерть и разрушение, боль и страдания живым, и возмездие мертвым.
   Где-то в глубине города, мрачным исполином высится особняк, как будто вырезанный из цельного куска черного мрамора. Днем он впитывает свет, утопая в зеленой роще близкого сада, а ночью словно отдает, слегка светясь. Горожане уже давно привыкли к подобному чуду, и не обращали внимания. И уж вовсе не до того им было в этот вечер, глядеть, как к особняку съезжаются люди - странные, закутанные в плащи и длиннополые балахоны, больше похожие на ученых мужей решивших собраться на диспут. И тем более никто не видел, как вместо легкого света засиял дом недоброй, черной марью. На втором этаже владелец особняка маг Кайрис Умаро собрал лучших представителей Ордена, членом которого, и сам является.
   Свечи неярко полыхают, чуть освещая темную комнату, окна задрапированы, а тянущийся через всю комнату стол, словно выструган из единой гладкой доски на трех ножках, и затянутый зеленым полотнищем. Во главе стола, сидит немолодой уже мужчина с гладкими черными волосами, бледный и худой, кутается в длиннополый ярко-зеленый плащ, нервно барабанит пальцами по столешнице. Усилием воли Кайрис успокоился, провел рукой по гладкому подбородку, задумчиво произнес:
   -Это все что мне стало известно от них. Люди очень напуганы, единственная полезная информация мне досталась от разведчиков, но и они знают лишь то, что эти...создания, не любят огонь и похоже, умирают только после отсечения головы.
   -И что из этого? Как могут помочь маги других стихий? Что подействует на этих мертвяков, а что лучше не делать и поберечь силы? Что нам, в конце концов, делать?! - молодой сильный голос прорезал спертый воздух комнаты как порыв ветра, при этом, едва не сорвавшись на визг. Синие глаза чародея, на вид молодого и крепкого парня, уставились на Кайриса с вызовом и упреком одновременно, словно именно он был повинен во всем случившемся.
   -Успокойся и не кричи, Макриан - пальцы Кайриса продолжали оглаживать подбородок, зеленоватые глаза уставились в пустоту, породистый, тонкий нос слегка сморщился. - Я понимаю, что все сейчас на грани нервного срыва, но пороть горячку и спешить нам ни к чему. Я думаю выяснить чего не любят наши протухшие друзья, будет несложно учитывая специфику их происхождения.
   -А как насчет лидеров? - перебил Кайриса густой басовитый рык грузного бородача усевшегося напротив Макриана, и закутанного в мантию темно-синего цвета - Их ...так скажем "офицеры" похоже, существа несколько иного сорта, и более устойчивы к любым воздействиям как физическим, так и магическим.
   -И то верно - Макриан помял край безрукавки широкими крепкими пальцами, больше подошедших бы воину - Мертвяки не так страшны. "Этих", пока еще не сумел убить никто - озноб змеиной шкурой пробежал по телу молодого мага, уйдя вовнутрь, до самых кончиков светло-русых волос.
   -Это ВАМ не удалось! Я сожгла двоих подобных тварей, хотя и не скажу, что это было просто,- в разговор вмешалась последняя представительница Ордена в этой комнате, огненно-рыжая красавица Мелесса, волшебница стихии огня - Горели они также просто, как и остальные только вот, чуть подольше, и подыхать заразы не собирались, - карие глаза магессы полыхнули задорным огоньком, да так, что всем присутствующие повеселели, разом согревшись.
   -Или вы настолько перетрусили господа, что решили предоставить всю работу мне, как единственной девушке?
   -Уж простите меня за грубость Мелесса, но мне придется охладить ваш пыл. Там таких тварей не меньше сотни, и вряд ли каждый из них захочет очиститься, вашим огнем - Кайрис вышел из оцепенения, изящные арки бровей сошлись на переносице, придавая ему вид строгого школьного учителя - и я очень надеюсь, что вами движет благородное чувство долга, перед жителями здешнего города, а не банальное желание отомстить
   -Он заплатит за это! - глаза Мелессы сошлись в узкие щелочки, выплеснув невидимый язык пламени - Кто бы он ни был, он заплатит за смерть моего брата!
   Бородач Дивид отшатнулся от волшебницы, воздух вокруг него зашипел и набух, враз напитавшись влагой, защитившей Дивида от гнева молодой колдуньи. Ледяной порыв ветра распахнул настежь окно, хлестнул, Мелессу по щеке и она отвела полный злобы взгляд, уставив его в пол, откуда немедленно закурилась струйка сизого дыма. Вонзив ногти в ладонь, Мелесса закусила губу и через силу улыбнулась, напряженному Макриану который и был автором, этой воздушной пощечины. Убедившись что волшебница сдерживает гнев Макриан расслабился, опустив морозные ладони ветра с плеч Мелессы. Ветер вышел как и вошел - через окно, хлопнув напоследок шароварами Дивида, и взъерошив прическу нахмуренного Кайриса. Щелкнув ставни сомкнулись.
   -Я надеюсь больше никто не будет применять магию здесь, БЕЗ моего разрешения - процедил Кайрис сквозь зубы - НЕТ? Так - то лучше. А для вас Мелесса у меня кое-что есть - и жестом опытного игрока, швыряющего кости, Кайрис кинул на стол предмет, покатившийся к Мелессе с глухим стуком. Это оказалось серебряное кольцо с небольшим рубином как бы зажатом в драконьей лапе. При виде его Мелесса побледнела:
   -Откуда оно у вас?
   -От человека который и рассказал мне о смерти Менгела - зеленые глаза скрестились с растерянными карими - он был свидетелем гибели твоего брата, и сам был на грани смерти.
   Мелесса не заметила что прокусила губу, тонкой струйкой потекла кровь. Сжав кольцо в руке, она робко попросила:
   -Могу я его увидеть?
   Кайрис покачал головой грустно отведя печальный взгляд - Этот человек сейчас в храме Иттарры, за ним ухаживают лекари, но говорить он пока не в состоянии, и вряд ли сможет до начала штурма. Мелесса подавленно замолчала, укоризненно взглянув на Кайриса Макриан подсел к ней, успокаивающе шепча что-то на ухо. Дивид пошамкал губами, кустистая борода, вызывающе уставилась на зеленый воротник каменно-холодного Кайриса:
   Что дальше? Если это все что ты хотел сказать...знаешь, Кайрис, мы это и без тебя знали - обычно мягкий и спокойный Дивид раскраснелся, выпяченные губы сжались в тонкую яростную линию, он почти кричал на опешившего мага:
   -Мы приехали сюда не для того чтобы умереть, и уж тем более не потому, что тебе так захотелось! Мы здесь для того, чтобы отстоять город, а не сидеть здесь и пялиться, на самовлюбленного индюка, который даже доброго слова не нашел для девушки, потерявшей близкого.
   Загрохотал отодвигаемый стул, взметнулась падая на пол синяя мантия - Дивид остался в разделенном на штаны и рубаху костюме, высокие сапоги с загнутыми носками шли магу как корове седло. Огладив колючую бороду он сплюнул на цветастый ковер:
   -Мне плевать что ты будешь делать, но я займусь обороной северной части стены.
   Дивид вышел вон, громко хлопнула закрываясь дверь, доски пола скрипнули вслед удаляющемуся. Кайрис ошарашено молчал и когда Макриан встал, слегка поддерживая Мелессу под руку и тоже вышел, тихонько буркнув:
   -Мы будем на южной и западной части.
   Щелкнул закрываясь дверной замок. Взъерошив гладкие волосы Кайрис поднялся со стула, в зеленых глазах застыло недоумение и растерянность, бледность превратилась в румянец стыда, и он прошептал вслед уходящим товарищам, которых он мог уже не увидеть:
   -Удачи вам ребята. Вы еще многого не понимаете и слишком наивны, но все-таки удачи вам и...мне. Холеные пальцы не знавшие ничего тяжелее пера, сорвали с шеи массивную цепочку, глухо и обиженно звякнувшую о столешницу. Снова щелкнул замок, ключ провернулся в скважине, и все стихло. А пламя догорающей свечки пустым бликом отразилось в массивной цепочке, и серебряном, оскалившемся черепе с изумрудом во лбу.
   Тихое пламя ушедшего дня окончательно исчезает за окном, сумерки исчезают, постепенно принося непроглядную темень и мрак, ночь последнюю ночь умирающего города.
  

* * * *

   Несколько дней в бреду. Красноватая, дымчатая пелена, мокрой тряпкой намотанная на глаза, непроходящая тупая боль во всем теле, узким клином застрявшая в руке. Он плохо помнил, что случилось, мелькнуло и пропало лицо, заросшее клочковатой щетиной, запах навоза забил ноздри, затем снова мелькнуло, на этот раз уже знакомое лицо. Кайрис. Кольцо Менгела жгущее руку не хуже раскаленного угля. Долг. Он был должен что-то передать, что-то сказать. Кому? Он не помнил. Зачем? Он не помнил. Все было не важно, лишь боль и бессильное, бездумье подобное вечной непроходящей ночи, в красноватой дымке. Мелесса. Так ее зовут. Кого? Сестру Менгела огненно - рыжую красавицу, с маленькой родинкой на виске. Он так сказал, вручая кольцо, зная, что смотрит в глаза смерти, и не боясь ее. Боль испарилась под яростным порывом холодного ветра сознания, пелена из красной, превратилась в серую, но от этого не менее мокрую. Тело послушно отозвалось на призыв - пальцы руки шевельнулись, и он вдруг понял, что вполне может встать и пойти, хотя еще пару дней назад не смог бы сам и в туалет сходить. Пару дней? Разве не больше времени прошло? Рэгор не знал. При том при всем, он четко ощутил, что и правая рука у него вполне в порядке, хотя Рэгор четко помнил, как хрустнули кости под страшным и стремительным ударом мертвяка. Решив покончить с неопределенностями он потянулся к лицу, уже окончательно убедившись что на нем всего лишь тряпка. Откинув ее в сторону Рэгор сощурился от неяркого света, тело словно подчиняясь приказу извне поднялось, изогнувшись дугой и Рэгор сел, не вполне понимая что видит. Полутемная келья, грубо сколоченный стол, и полуоплавившаяся свечка на нем, внимательные глаза наблюдают за ним из полумрака, коричневая ряса подпоясанная веревкой выдает в незнакомце монаха.
   -Где я?
   -Это монастырь Иттарры - ответивший голос подтвердил реальность происходящего, мягким и решительным уколом ворвавшись в сознание Рэгора. Монах встал при этом едва не врезавшись в потолок узенькой кельи подошел к кровати и положил теплые сухие ладони на плечи Рэгора.
   -Ты еще слаб, отдохни и отоспись - монах попытался уложить офицера на кровать, но натолкнулся на твердый взгляд омутно - синих глаз, и остановился.
   -Как вас зовут, жрец?
   -Мотрус сын мой, а сейчас спи - сухая и неожиданно горячая ладонь легла на голую грудь Рэгора, тонкие бесцветные губы зашевелились шепча тихое заклинание. Туманный морок начал тянуть веки Рэгора вниз, он неожиданно легко упал на подушку, чувствуя как блаженство и покой разливается по жилам. Мотрус удовлетворенно кивнул, поднялся, и вышел, оставив спящего в одиночестве. Старый жрец не заметил подозрительного блеска глаз, из под полуопущенных век. Рэгор легко встал скинув одеяло, холодный воздух обнял голое тело пленкой мороза, по коже поползли мурашки. Плюнув на пальцы Рэгор затушил обиженно зашипевшую свечку, натянул свои дырявые штаны, старая безрукавка второй кожей легла на плечи, ничто не повредило ее ни время ни жестокие удары врагов. Сапоги от сырости сели, и их еле удалось натянуть на ноги. Сморщив горбатый нос Рэгор прокашлялся, глазами поискал кинжал и не найдя его, пожав плечами вышел. Коридор монастыря встретил его тишиной - лишь где-то вдали слышались удаляющиеся шаги шаркающего монаха. Ноги несли Рэгора на удивление легко и бесшумно, как в годы ушедшей, пусть и не так давно, молодости. Он должен был быть там и найти ее - Рэгор каким-то внутренним чутьем знал где она будет, и зная, что ей нужна помощь. Ноги мчали его вперед мысли слились и текли подобно полноводной реке неся с собой безостановочный поток образов чувств и желаний. Рэгор вспомнил все произошедшее с ним за последние несколько дней, страх и ужас произошедшего ушли, оставив лишь горечь и ярость. Проходящий мимо монах открыл было рот, но Рэгор промчался мимо, едва не сбив его с ног. Выскочил на улицу, всего на секунду вдохнул свежий воздух, и помчался дальше по улице, туда, где уже слышались до боли знакомые и страшные звуки битвы.
  

* * * *

   Осада началась незадолго до полуночи. Полная луна выкатила на небо, облив темно - синий небосвод серебряным светом, холодный ветер, подобно дыханию зимы пронесся над землей, пугнул робкие язычки факелов, и ткнувшись в массивную стену перегретого воздуха, поднимающегося из котлов установленных на стенах, развеялся, смешавшись с паром и дымом, запахом кипящей смолы.
   Их было сотни и тысячи, одинаково серых и безлицых, мертвое войско, трупы и падаль, вставшие на ноги и готовые убивать, чтобы пополнить свои ряды. Бряцая железом, осторожно передвигаясь между застывшими на стене воинами, Хельгарн с тоской и черной завистью смотрел на идеально вымуштрованные войска мертвых. Необычные, белесые глаза генерала, в которых отсутствовали зрачки из-за чего его постоянно принимали за слепого, прекрасно видели в темноте, и сейчас осматривая войска неживых Хельгарн прекрасно видел каждого из них. Тронутые тлением лица не заботили многое повидавшего генерала, а вот одинокая фигура в окружении врага притянула взгляд. Словно почувствовав его, фигура шелохнулась, колыхаясь словно тень под порывами ветра, готовая умчаться прочь по его велению. В тишине она прошла через расступившиеся ряды, тихий голос тени, в которой Хельгарн узнал, пусть и очень бледного человека, прозвучал шипением змеи разлившись по стене сплошной ошеломляющей какофонией.
   -Люди Камрота! Вы, первые, кому мой хозяин предложил эту великую честь!
   -И какую же, ты, упырский сынок? - голос Хельгарна был подобен зову молодой трубы, и люди сбросили с себя гипнотическое воздействие, оказанное первой волной голоса парламентера мертвецов. Послышались одобрительные выкрики, кто-то даже прицелился в упыря из арбалета, но был остановлен властным жестом Хельгарна. Генерал поднял повыше факел давая ему осветить себя, платиновые волосы старого вояки жидким серебром вспыхнули в ночи, а серебряные доспехи тысячекратно отразили яркое пламя, одев Хельгарна в живой огонь.
   -Говори или убирайся, упырь. Мы не будем тебя трогать, пока
   Скрипучий смех, похожий на задавленное сипение и кашель одновременно раздался в ответ. Парламентер отсмеялся, и произнес тихо, угрожающе
   -О вас, генерал Хельгарн, особый разговор. Я же, обращаюсь к жителям этого города. Если вы, хотите пережить эту ночь, сдавайтесь, и в знак доброй воли, скиньте мне голову вашего правителя, и откройте ворота. Вам будут сохранены жизни и почти все привилегии которые у вас есть сейчас. Такого слово моего правителя и господина!
   Секундная тишина. Кто-то ругнулся впотьмах, послышалась возня. Хельгарн побагровел отчего его бледное лицо приобрело несколько синюшный оттенок, и обернулся, готовый прикрикнуть на проклятых недотеп. Однако не стал, заметив виновника и причины его возни.
   -Каков ваш ответ жители Камрота? - упырь продолжал гипнотически вещать, словно завораживая толпу. Ответ был короток и ясен, как белый день:
   -Вот наш ответ, поганый упырь!
   Тяжелый арбалетный болт пробил плащ вампира, бросил его в сторону едва не сбив с ног. Радостные вопли раздались на стенах, а Хельгарн одобряюще похлопал по плечу смелому парню, попавшему почти прямо в сердце. Однако вопли стихли, когда скрипя и охая упырь поднялся, и выдернув болт, смял его в руке
   -Этим меня не проймешь - шипение раздавшееся из под плотно сжатых губ, было шипением смертельно рассерженной змеи - Вам не убить нас, и не пронять оружием, мы...
   -Тогда, попробуй это! - Хельгарн лишь краем глаза заметил высокую фигуру в безрукавке, поднявшую руки по направлении к упырю. В следующее мгновение трескучая, небесно-голубая молния ударила его прямо в лицо. Хельгарн поморщился, увидев горящее месиво на месте лица, а затем протяжный вой разнесся над полем битвы и городом, словно отмечая конец переговоров. Легкое тело опало на землю осыпаясь трухой, и как по команде мертвецы двинулись вперед. Что-то тяжело просвистело рядом, и генерал, с болью и горечью, увидел, как рухнул заливая серые плиты кровью смелый парень - арбалетчик. Затем началась обычная и привычная уже кутерьма боя, к которой он так привык...
   Макриан задыхался. Тяжелый жар исходящий от перегретых котлов со смолой не давал ему спокойно вздохнуть, рядом мельтешили неясные фигуры, среди которых он не мог уже разобрать кто свой, а кто чужой. Огромные, осадные лестницы глухо щелкая цепляющими крюками падали на стену, маг почти физически чувствовал эманацию смерти идущую снизу. Короткое слово, магический пасс, и сильный порыв морозного ветра проносится откуда-то сзади, гася факелы и костры, опрокидывая очередную лестницу. Макриан закашлялся. Его силы были давно на исходе, тело молодого мага сотрясала сильная дрожь, он раз за разом проводил по слипшимся от пота волосам, и не чувствовал их, как впрочем не чувствовал и рук. Заскрежетал древний механизм, который, говорят, придумали еще гномы когда были живы, и опрокидываясь на кромку стены перевернулся котел, выливая кипящее олово на бездушных тварей внизу. Страшно слышать вопли умирающего жуткой смертью врага. Еще страшнее их не слышать. Что-то свистнуло рядом и Макриан чисто автоматически дернул головой. Это спасло его от неминуемой смерти - болт лишь выдрал клок волос. Ругнувшись сквозь зубы Макриан послал в ответ очередную, и одну из последних молний оставшихся у него в запасе.
   Что-то привлекло его внимание - тихий шепот на границе сознания, неясная тень мелькнувшая ментальным образом, и сразу пропавшая во тьме. Насторожившись Макриан внутренним взором обвел поле битвы, никого не найдя перевел взгляд на стену...и поперхнулся от возмущения. Какой полудурок догадался колдовать в двух метрах от него? Он же и себя, и других угробит! Макриан открыл было рот, чтобы закричать как вдруг почувствовал ледяные пальцы на горле, и упал, тщетно пытаясь выбраться из объятий темно-лилового полупрозрачного облака, нависшего над ним. Багровые словно только что вынутые из печки уголья глаза уставились в лицо Макриану, холод сковал тело не давая сопротивляться. Призрак довольно заурчал, так мурлычет приласканная кошка, и сжал пальцы сильнее, выдавливая жизнь из молодого мага. Стражник подскочивший откуда-то сбоку рубанул по туманному облаку, в котором вырисовывались неясные контуры тела призрака, неожиданно завопил упав на колени. Краем глаза Макриан увидел как рука бедолаги покрывается инеем, мгновение, и он пропал из поля зрения мага. На глаза начала накатываться поволока смерти, Макриан почувствовал как душа отчаянно цепляется за тело, вырываемая жадными пальцами мертвого создания.
   В это же время, бородач Дивид, вовсю расправлялся с подобными же призраками. Немолодому уже волшебнику не составило особого труда догадаться из чего состоят подобные создания, и найти способ бороться с ними. Воздух вокруг призрачных фигур неожиданно сгущался, а через секунду эфемерные тела немногочисленных призраков, оказывались в центре ледяной глыбы, выбраться из которой им было уже не по силам. Дивид что-то прошептал, поднял руки к небесам с кончиков пальцев заструилось голубоватое сияние, легкое, и в тоже время отчетливо видимое в темноте. Очередной призрак упал на армию мертвецов с высоты двух поверхов - ледяная глыба сгрохотала по железным рядам мертвецов, рассыпавшись на сотню мелких осколков и при этом прибив пару мертвяков. Лиловый туман обиженно застонал, уползая в небытие. Тем временем, над головой Дивида свечение усилилось, серебряный черепок, на цепочке, выглядывал из под расстегнутой рубахи - глазницы светились зловещим голубоватым сияние. Еще секунда, и сосулька, похожая на наконечник огромного копья, образовалась над магом, повисела несколько секунд и повинуясь резкому движению рук помчалась вниз, стремительно набирая скорость. Упырь, жадно вцепившийся в горло молодой крестьянки, даже не успел ничего понять. Лед пронзил оба тела, сковав их нерушимой, и греховной цепью смерти. В следующую секунду они пропали из поля зрения, затоптанные сапогами тысяч зомби. Утерев пот со лба Дивид перехватил со стоящего рядом столика кружку воды, залпом выпил ее, и молодецки крякнув швырнул в лоб ближайшего мертвеца, одновременно усиливая летящую чашку льдом. Страшной силы удар пробил череп зомби, шлем скатился на затылок, но мертвец даже не обратил на это внимания, продолжая убивать наседающих на него крестьян. Дивид ругнулся случайно коснувшись опустевшего котла - красноватое пятно разошлось по руке, немилосердно жгя кожу. Запах гниения был столь сильным, что на секунду Дивид замешкал кашляя от мерзкой вони. Больше всего это походило на запах сладковатого печенья, забытого в железной банке год назад. Рядом щелкнула прицепившаяся к стене лестница, двое мертвяков оказались на площадке, размахивая шипастыми булавами, и похожие друг на друга до невозможности. Близнецы, определил Дивид кидая в них дубовый стол который он поднял без особых усилий. Глянув вслед падающим мертвякам Дивид сказал:
   -Точно, близнецы!
   Ночная тьма чуть развеялась, на западе полыхали молнии невиданной мощи, и Дивид невольно, уважительно присвистнул, представляя какую феерию сейчас устроил Макриан.
   -А парень - то, непромах оказывается! Долго же он держится.
   Что-то темное чернее самой ночи двигалось на них. Тень затмившая факелы пала на стену, раздались крики ужаса и беспомощного страха, несмотря на то, что даже мертвецы отступили, видимо предоставив простор созданию, гораздо более могущественному чем они. Дивид побледнел глядя в сумрачные небеса, где на фоне полной луны вырисовался знакомый до боли, страшный образ. Седая прядь легла в бороду мага, но он этого уже не заметил сжав мощные кулаки. Сорванная с шеи цепочка, была намертво зажата в руке...
  

* * * *

   Хельгарн яростно закричал разрубая очередного зомби. Холодная и отвратительно липкая кровь брызнула ему в лицо, генерал, за внешность альбиноса прозванный Белым генералом, морщась сплюнул, чувствуя на губах стальной привкус. Рядом боролись его верные воины - те немногие, что не дезертировали в преддверии битвы, а остались защищать родину и дом, уже не надеясь когда-нибудь увидеть их снова. Громкий лязг шел по стене где полуголые крестьяне, рыцари, и простые стражники рубились с закованными в древние латы мертвецами. Генерал успел подивиться доспехам мертвых - такие уже давно никто не ковал, и остаться они могла лишь в одном старом кургане, когда выметнувшийся снизу вампир, расправивший кожистые крылья, не дал ему додумать. Отступая назад от безоружного, но тем не менее очень опасного противника Хельгарн слегка поскользнулся. Это был давно испытанный прием, на который упырь клюнул, как рыба на мотылька. Шипение разрезаемого лезвием воздуха, треск рвущейся плоти и грохот упавшего тела. Хельгарн резко вскочил успев заметить как улетает куда-то вниз отрубленная голова, а слепое тело нелепо и страшно хватается за обрубок шеи. Еще два удара, и дергающиеся куски тела разлетаются в разные стороны немилосердно смердя. Кто-то захрипел совсем рядом, и развернувшись Хельгарн увидел лежащего на плитах мага - того самого, который так удачно прибил замешкавшегося парламентера нежити. Над телом колдуна нависла пурпурная переливающаяся тень призрака, тут же рядом, валялся оледеневший труп. Заорав привлекая внимание, генерал со всей силы рубанул по бестелесной тени, стараясь не задеть мага под ней. Свист клинка, яркая вспышка и раздирающий душу вой ворвались в сознание слепящим клубком из мыслей и образов, чувств давно умершего человека. Последнее, что ощутил Хельгарн было прощение, и благодарность освобожденной души которая теперь, пусть и частично осталась в его сердце. Зашатавшись Хельгарн выронил двурушник, где на прямом лезвии был вытравлен серебром огромный дракон, и упал рядом с освобожденным магом, облегченно глотающим воздух. Сознание белого генерала помутилось, и последнее что он слышал, был панический крик кого-то из крестьян:
   -Генерал убит! Генерал убит! ...
   Огромная тень заняла, кажется полнеба, на несколько минут заслонив даже луну. Кто-то крича прыгал прямо со стены, пытаясь найти спасение в городе от ужасающего блеска янтарно - багровых глаз огромного ящера зависшего над городом. Древний змей - порождение ночи и тьмы, дракон, один из тех о которых ходили легенды, повис в воздухе над Камротом, одним видом навевая тоску, и невольный страх. Дивид знал, что драконы никогда не нападают на людей без особой причины, но сейчас он видел что каких бы взглядов не придерживался дракон раньше - он всецело на стороне мертвецов. Ибо сам мертв. Маг закатал рукава, и гаркнул мощным басом перекрывая крики ужаса:
   -Все со стены!
   Страх владевший телом куда-то испарился, лишь легкое дыхание смерти чувствовалось на затылке, а в голове стало бездумно и просто. Дивид поднял руки к застывшей в небе твари и послал мысленную команду. Словно перчатка, брошенная в лицо противнику - дуэлянту. Почему-то в эту секунду, Дивид вспомнил прошлое, день, когда у него на руках умирала любимая женщина - та ради которой он был готов пойти на край света, и перевернуть его наоборот, чтобы ей было весело. Умирала от страшной раны, нанесенной арбалетным болтом и никто не мог помочь ему убитому горем, и держащему на руках умирающую любовь. Не уходи - кричал он - держись Марита - ради меня, ДЕРЖИСЬ! А она лишь тихо улыбнулась, и покачала головой прошептав тихое - прости.
   Дивид многое пережил с тех пор, но никогда более никого не любил, и сейчас он каким-то внутренним чутьем знал - Марита здесь, рядом с ним, стоит за его плечом и так же как тогда улыбается, ожидая любимого мужа. Приободрившись Дивид воззвал к небу, чувствуя как потоки силы полноводной рекой текут по его жилам, и когда страшное создание рвануло вперед неся дыхание смерти, Дивид лишь улыбнулся, показав белоснежные зубы. То, что произошло в следующую секунду запомнили все кто выжил при осаде Камрота, и многие, потом из поколения в поколение передавали легенду о подвиге великого человека, пожертвовавшего всем ради спасения других. Дракон летел прямо на стену, одновременно выдохнув поток ядовитого, багрового пламени на дерзнувшего возразить человечка. Дивид взмахнул рукой, когда огонь уже фактически коснулось его тела...яркая вспышка ослепила всех без исключения, и даже мертвецы на несколько мгновений, замерли - видимо их господин, наблюдавший картину боя глазами самих мертвецов, был также ослеплен, корчась от боли и невыносимого света. А когда свет рассеялся, и ночь вернулась в свои исконные права, люди замерли, пораженные увиденным. Там, где стоял маг, высилась огромная, занимающая полстены ледяная глыба, в центре которой мрачно улыбаясь застыла одинокая человеческая фигурка... а дракон... дракон лежал здесь же, сломанной грудой костей упав у подножия стены. Его останки тихонько догорали, унося душу некогда благородного создания за облака - встретившись с неожиданным препятствием, мертвый ящер попросту не успел затормозить, и на полном ходу влетел в волну собственного пламени переломав все кости, опалив остатки крыльев, и оставив мертвые глаза медленно вытекать от страшного жара. Дивид высился над поверженным, а протянутые руки все так же сжимали цепочку с маленьким черепом, глазницы которого потухли, уже навсегда. Слеза намертво запечаталась на щеке мага - теплые руки обняли за шею, и знакомый запах ударил в ноздри, он почувствовал что летит и веселый, давно казалось забытый голос, наконец прозвучал радостной мелодией в ушах:
   -Здравствуй, любимый!
  

* * * *

  
   Мелесса звонко расхохоталась. В пылу боя молодая волшебница абсолютно забыла об осторожности, раскидывая огненные щупальца, повергая врагов с помощью огромных, шаров огня, и не контролируя себя. Все кто был на стене, предпочли отодвинуться подальше от обезумевшей красавицы, рядом с которой танцевали огненные саламандры, и в небо вздымался всполох, подобный огромному языку решившему попробовать небосвод на вкус. Наступление мертвецов здесь шло особенно сильно, но еще ни один не смог подойти к Мелессе ближе, чем на два шага. Даже бескровные вампиры боялись подлетать к безумной, теша себя мыслью, что людские силы не беспредельны. Так впрочем и было, просто Мелесса решила исчерпать силы до дна, прежде чем умрет, а то что это произойдет не оставляло сомнений. Карие глаза вспыхнули на миг, и сгусток пламени устремился вперед сметая все на пути, оплавляя камни стены, и превращая в прах мертвецов не успевших ускользнуть. Призраки, как и прочие, гибли - не способные выдержать страшного жара они попросту испарялись, выжигаемые огнем боевой волшебницы. Ночь осветилась костром, рядом с которым преисподняя, лишь жалкий уголек. Луна уже давно покатила на убыль, яркие звезды начали меркнуть, а горизонт занялся алеющими лучами солнца. Ночь ужаса подошла к концу, и тонкие пальцы волшебницы отпустили последний язычок пламени, сорвавшийся каплей крови с руки. Кто-то навалился на нее сбив с ног, и не чувствуя ничего, кроме апатии Мелесса подняла глаза на убийцу. Древние латы с эмблемой серого сокола, широкий двуручный меч поднятый над закрытым шлемом, где как заходящие звезды, мерцают полные смертной тоски глаза. Луч восходящего солнца ударил в глаза Мелессы, ослепив ее на секунду, и заставив пропустить момент удара. Она зажмурилась, готовая умереть. Тень пронеслась откуда-то сверху, заслонив небо, такое чистое и девственное, голубое небо где ее ждет брат, и давно умершая мать. Что-то хрустнуло, с силой пронеслось над ней, лязгнули доспехи, а на камни рядом с ней что-то шлепнулось, смачно плямкнув, послышался сдавленный стон неловко упавшего человека. Мелесса открыла глаза. Над ней никого не было, а рядом лежал тяжело, пытаясь отдышаться, воин с черными как смоль волосами, в рваной одежде и похоже безоружный. Их глаза на секунду встретились. Всего на секунду, подобную ослепительному мигу, где взрываются вселенные, и возрождаются ушедшие миры. Он был неприлично красив, той самой мужественной красотой воинов, о которой потом слагают легенды. Легкий шрам на виске и скуле не портил его, а скорее украшал. А еще, Мелесса успела заметить на нем легкий магический след - такой возникает на обычном человеке, после долгого общения с магом. Секунда - он вскочил, помогая ей подняться, и одновременно оглядываясь в поисках оружия. На глаза ему попался двуручный меч выпавший из рук мертвеца, которого воин отправил вниз, в прыжке заехав мертвяку ногами в нагрудник. Поморщившись, он схватил меч одной рукой, поддерживая, заворожено уставившуюся на него Мелессу. Что-то сказал, недоуменно повторил снова, и лишь с третьего раза до магессы дошел смысл произнесенного
   -Мелесса де Орте? Это ведь вы?
   -Да...откуда, вы знаете - Мелесса ничего не понимала, рядом мелькали мечи и пролетали души мертвых, а она все не могла прийти в себя после неожиданного спасения
   -Я поклялся Менгелу, что буду защищать вас - лицо воина посуровело, но и в его синих как небо глазах, колыхнулось тщательно запрятанное восхищение - Меня зовут Рэгор, и похоже нам надо убираться отсюда в место поспокойнее, пока вы не восстановите силы.
   -Хорошо, уходим - Мелесса наконец пришла в себя после вспышки безумия обуревавшего ей в битве, и легкого потрясения, оставленного прикосновением смерти. Держась за руки они начали пробиваться со стены, причем Рэгор настолько умело орудовал мечом, что даже упрямая волшебница не терпящая тупых солдафонов, невольно залюбовалась его несколько наигранным стилем ведения боя. Свистели стрелы, солдаты кряхтя от натуги скидывали давно опустевшие и остывшие котлы, кто-то бросался сам, сжимая подмышкой флакон с зажигательной смесью, надеясь утащит за собой побольше адских душ, бой кипел как полноводная река, но итог все равно был уже один - и ничто, и никто не мог предотвратить его. Их было слишком много, и это значило, что конец Камрота близок. Солнце медленно поднималось на небосклон, взирая на развернувшуюся внизу трагедию, пустым и бездушным взглядом, которому не ведомо тепло. Осада была недолгой, и закончилась полным разрушением столичного города, жемчужины королевства Рунорг.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"