Воробьев Максим Николаевич: другие произведения.

Псы войны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я уже выкладывал как то раз. Рассказы про наемников мини.

Псы Войны: Сборник из трех рассказов.

Эррил.

Не было ничего удивительного, что он так разволновался. Да какое там разволновался?! Был ошарашен, раздавлен, разбит, бежал что было сил, спасаясь от смерти мчащейся попятам. То кем он был, стало неважно, сейчас он стал жертвой, дичью, простым куском мяса для мчащихся попятам нелюдей. Человек оббежал выскочившего из переулка волка, и наддал еще, ведь ставкой в дикой игре была его жизнь. Волки неслись попятам то, отставая, то, сокращая дистанцию давая ему почувствовать горячее дыхание смерти. Все началось за несколько часов до этого, на закате солнца, когда вошедший в город усталый путник вдруг понял что вместо гостеприимного и тихого городка он оказался в рассаднике нежити и зла. Словно солнце сдерживало волков в людской оболочке, не давая им стать собой. Он помнил, как затряслись в корчах люди вокруг него, обращаясь в волков, черно-бурых, серебристых, просто серых, но одинаково злых и беспощадных. Преследуемый и не заметил, как невольно свернул в узкий переулок, куда его старательно загнала стая волков. И лишь поняв безвыходность тупика, обернулся как затравленный зверь. Нож блеснул в свете луны. Серая тень поплыла в воздухе по направлению к жертве. В абсолютной тишине прозвучал взвизг смертельно раненного зверя, прервался шумной возней, а затем криком человека умирающего жуткой, и позорной смертью.

Город уже несколько десятилетий стоящий невдалеке от основных трактов и дорог жил и продолжает жить собственной жизнью. Днем здесь тихо и спокойно, как нигде больше и приветливые жители сделают все, чтобы путники, проходящие через город, остались на ночь, никого впрочем, не удерживая силой. А ночью...ночью город преображается. Оборотни устраивают кровавые вакханалии, вампиры и ведьмы улетают на охоту с тем, чтобы утром вернуться домой, где о них никто не узнает и не придет мстить. Такова истинная суть Эррила - города тьмы.

Макри почувствовал жжение на руке и от этого проснулся. Уголек от костра стрельнул на руку и оставил красное пятно ожога, жутко чешущееся и зудящее. Ругнувшись сквозь зубы, юноша поднялся с земли, оправил плащ и деловито начал засыпать костер, от которого остались одни угли. Прицепив меч на законное место, Макри не спеша, побрел в лес. Солнце еще только встало и не успело прогреть свежий, холодный воздух, наполненный пьянящими запахами осенней листвы и свежескошенной травы. Ноги вывели путника на прекрасный луг и, не удержавшись, он скинул сапоги, идя по траве босиком. Пышные, черные волосы, которым позавидовала бы любая девушка, развеваются на ветру, свежее дыхание которого, невольно заставило Макри распрямить, и без того широкие плечи. Так он шел несколько часов кряду - забыв обо всем и просто наслаждаясь прекрасным днем. И когда невдалеке показался городок, он не стал сворачивать и весело насвистывая, вошел в гостеприимно распахнутые ворота. Подмигнул стражнику, стоящему на воротах и слился с потоком людей спешащих на рынок. Солнце уже перевалило через середину небосклона и пекло не так сильно. Найти постоялый двор для Макри не составило особого труда и, договорившись с хозяином, он оставил вещи в комнате, которую снял на ночь. А затем...сутолока пусть и небольшого города увлекла Макри за собой, пустив в свободное плаванье по просторам города. Вынырнуть из пучины ощущений и чувств охвативших его в этом тихом городе Макри удалось лишь к вечеру. Шагая к таверне веселый, и довольный проведенным днем юноша не заметил устремленных на него странных взглядов немногочисленных горожан. Один из них даже тоскливо вздохнул, покосившись на заходящее солнце.

Когда это началось, Макри был рядом с таверной и сначала не понял что происходит. Просто половина тех, кто находился на улице, вдруг начали одновременно сгибаться, обрастая серой шерстью. Хруст ломаемых суставов наполнил улицу. Юноша замер в суеверном ужасе лишь на несколько секунд, затем хваленная воинская выучка и инстинкт самосохранения сделали свое дело. На ходу, выхватив из-за спины короткий клинок - гладий Макри побежал вдоль по улице по направлению к воротам. Этим он выгадал лишь несколько минут, но не более того. Стая уже мчалась по теплому следу новой жертвы. Вернее несколько стай, ведь Макри не единственный вошел в город этим днем. Скорость только скорость могла спасти в этой безумной гонке, где алые пасти рвут еще живую плоть, а кровь льется как вода. Макри понял, что ему не спастись когда одна из стай перегородила ему дорогу к воротам, а вторая показалась, сзади отжав юношу в тупик. Развернувшись, воин оскалился, не собираясь продавать свою жизнь задаром. Первого прыгнувшего на него волка Макри развернувшись, собирался ударить плашмя но, вовремя опомнившись, развернул клинок. Оскалившаяся голова покатилась по мостовой, щедро орошая её кровью. Это было сигналом для остальных. Стая, не меньше десяти волков, разом прыгнула на воина, собираясь разорвать Макри в клочья. Окровавленный клубок тел сплелся в танце смерти. Макри озверел от боли не меньше оборотней навалившихся на него. Левая рука Макри безвольно повисла, он чувствовал, что вряд ли сможет еще хоть раз пошевелить ей. Когтистая лапа прошлась по лицу, и глаз закрылся навеки. Но он выстоял, выстоял и убил почти всех. Лишь двое как шелудивые шавки отскочили назад от раненого, но не сломленного юноши. Еще несколько десятков показались в начале переулка, и в желтых глазах Макри увидел смерть. У него оставался последний шанс, и он использовал его. Бросив клинок наземь, Макри изо всех оставшихся сил прыгнул вверх, и, чудом не сорвавшись, ухватился за кромку стены ограждающей город. Оборотни рванули следом, но юноша уже перевалился через край и звучно шлепнулся где-то по ту сторону стены. И вновь выжигающий легкие бег, прочь от проклятого города......

Эррил продолжал свою темную жизнь. Следы молодого воина давно затерялись и нечисть не особенно беспокоилась о пропавшем. Одиночке никто не поверит, а в случае чего они всегда могут покинуть это место и основать новый город где-нибудь в глуши, как делали уже не раз. Близилась ночь, и в этот раз намечалось настоящее пиршество, ведь в Эррил вошел богатый караван, с малочисленной охраной. Оборотни замерли в предвкушении, а когда наступила ночь вышли на охоту. Молодой недавно научившийся обращаться волк, прыгнул на свою жертву сзади, уже чувствуя на клыках солоноватый привкус крови. Молния вспыхнула в мозгу, и он умер так и не поняв, что вместо чужой шеи проглотил холодный клинок. Пламя пожаров вспыхнуло по всему городу, а мирные "купцы" оказались закаленными битвами воинами. Часть из них пряталась в укрытых повозках, часть спрятала доспехи под одеждой. Непривыкшие к сопротивлению оборотни гибли один за другим, под страшными ударами мечей псов войны. А вел их хромающий одноглазый воин с перекошенным лицом и окостеневшей рукой. Псы войны всегда верят своим собратьям, а Макри был и остается одним из самых известных Псов. Наступила беспросветная чёрная ночь, полный абсолютный мрак за исключением одной только узкой, светлой полоски, окаймлявшей край горизонта с восточной стороны. Ночь бывшая уделом оборотней и принесшая им гибель. Эррил догорал.....

Предатель.

Падает снег. Невесомые снежинки, мягким кружевом оседают на землю, укрывая все под белым покрывалом. Луна медленно, словно нехотя, вкатывается на небо, обратив ущербный лик к земле. Стены небольшого ущелья, блестят серебром, под ее тонкими лучами. И лишь сугробы, не мерцают как раньше, таинственно переливаясь всеми оттенками радуги. Кровь заливает белоснежные одеяла, ставшие последней периной для ста человек. Воздух пропитан запахом смерти и гниения, отчего хочется гадливо сплюнуть, ощущая на губах привкус металла. Еще утром они жили, ходили, надеялись, боролись... сейчас эти люди лишь безвольные кучи мяса - корм для стервятников и шакалов. Почти все они - воины, наемники и бойцы, сплотившиеся в единое братство. Братство, разрушенное и уничтоженное предательством одного человека. Псы войны, так они называли себя. Каждого, изрубили почти на куски, вымещая ярость и злобу. Лунный свет скользит по искаженным мукой лицам, останавливается на единственном, отрешенном и спокойном. В пустых, мертвых глазах еще теплиться огонек, жажда мести и ярость, неукротимого воина...

-Таррот, ты, куда запропастился выкормыш Рагго? Опять ищешь, чем бы поживиться?

-Поцелуй меня в задницу, сын гиены! - Таррот гадливо сплюнул и рукавом вытер сопли. Горло горе-вояки отозвалось глухой болью, сквозь туман Таррот с трудом разглядел собеседника, молодого воина в кожаных доспехах, с ядовитой усмешкой на губах. Камрит де Армо, ты уже труп, подумал Таррот и побрел, вперед скрываясь за пеленой тумана. Его затрясло, но вовсе не от холода. Таррот молча вышел из ущелья и ощущая себя последней шавкой, зажег заранее изготовленный факел, обмотанный просмоленной паклей. Это был сигнал. В ущелье рванули орды полуголых людей, перекрывая все ходы к отступлению. Таррот поник, опустив плечи и утешая себя мыслью о богатом вознаграждении.

Когда они почувствовали неладное, было уже слишком поздно. Оборотни перекрыли все пути, к отступлению превращаясь прямо на бегу. Несколько сотен озверелых хищников напали на беззащитных людей готовившихся ко сну. Макриан не снимавший доспехов последние три дня хрипло заорал, призывая людей к оружию. И сам выхватил меч, неловко двигая парализованной рукой. Белые доспехи предводителя псов ослепительно замерцали на солнце, и боевой клич вознесся над подвыванием нежитей.

Это была бойня, жестокая, бескомпромиссная и кровавая. Люди дрались, чем могли, отбиваясь от кровожадных волков, кровь тех и других ручьями лилась на снег. Вот, Камрит мощным ударом шестопера дробит голову черношкурого волка, и сам падает, не выдержав веса сразу трех волков. Рядом рубиться глухой великан Соттеро, размахивая исполинской секирой. Ему неведом страх и боль, кровь уже почти вся вытекла из его ран. Макри и сам поседевший за последний месяц, почувствовал, как священная ярость берсерка охватывает все его существо, и, не обращая внимания на застывающую пену, на подбородке ринулся вперед, в самое пекло. Меч безумного косо срубил сразу двух волков, и это было последнее осознанное движение Макри. Ярость берсерка затопила разум. Он был последним Псом, сраженным в тот день, и уже падая на землю Макри понял, кто их предал, увидев трусоватого Таррота разговаривающего с одним из волков. Единственный глаз Макри закрылся навеки.

Пронизывающий, ледяной ветер залезает под кожу, морозит кости ледяным дыханием. Метель уже третий день бушует над Траунтом, погрузив город в зловещий полумрак. Очень и очень немногие осмеливаются выхолить на улицы в такой час, когда в кружении снега мелькают нечеловеческие тени. Таррот тихонько, чтобы не разбудить дочь выругался и закрыл ставни. Предчувствие неясной беды охватило бывшего наемника, отошедшего от дел, пять лет назад, в тот достопамятный день, когда он предал своих товарищей. Покрепче закутав спящую дочурку в меховое одеяло, предатель ставший хорошим отцом, дернул плечами. Уложив дочь, он тихонько достал из кладовки старый меч, и сел у дверей ожидая неизвестно чего.

Он шел через город. Белоснежные доспехи изрублены в капусту и залиты багрянцем крови. Печатающий шаг говорит о военной выправке, левая нога чуть подволачиваеться. Мертвый вернулся за живым, и тени сгущаются за его спиной. Нужная дверь сама вынырнула из переулка и мститель, ударом ноги отворил ее, сломав кованный, железный засов. Таррот вскочил, не веря глазам:

-Ты??!!

Макри страшно улыбнулся, показывая обломанные, окровавленные зубы. Повязка на глазу сползла, открыв зияющую рану, сочащуюся гноем. Единственный глаз Макри невидяще уставился на предателя. Маленькая девочка завизжала от страха, прячась за спину отца. Макри даже не взглянул на нее. Ударом ноги выбил меч из рук Таррота, и достал свой, покрытый ржавчиной и льдом. А затем он заговорил, и голос этот был голосом смерти:

-Предатель недостоин жизни. Ты предал всех нас и умрешь за свои деяния!

-Но, моя дочь...

-Это твоя проблема

Страшный удар разрубил Таррота, наискось, и от силы удара внутренности предателя посыпались на пол неопрятной грудой. Тени жадно и алчуще схватили тело не перестающее кричать и уволокли его во тьму, более страшную, чем сама ночь. Девочка, тихо заплакав, опустилась на залитый кровью пол. Макри поправил повязку и молча подошел к ней. Мертвая рука осторожно погладила русую головку. Затем призрак из прошлого, тихо по-человечески вздохнул и опустился на колени рядом с ребенком. Кто знает, что он сказал девочке, но вскоре она успокоилась и уснула в кольце согретых ее телом рук. Макри вышел из разбитого дома, который сразу постарел, словно прошло несколько лет. Призрак зашагал навстречу рассвету и тьма, окружающая его развеялась, метель унялась. Новый рассвет поднялся над землей.

Последний пир Соттеро.

Он мрачно захохотал, и зажатый в руке клинок завертелся над головой, окровавленным кругом, приглашая врагов на танец смерти. Кровь почти вытекла из ран, исполинская секира берсерка валялась рядом, он уже не мог держать ее, но и сейчас вокруг высилась гора из трупов

-Ну, кто еще? - и Соттеро захохотал, обращая к небу единственный глаз и кустистую окровавленную бороду. Пена потекла по подбородку, и, Соттеро рванул вперед на столпившихся вокруг неприятелей. Великан знал, что умирает, но хотел взобраться на небо по горе вражеских трупов. И одним своим видом он внушал ужас. Удар, короткий тычок, и снова удар. Соттеро кружился с легкостью тигра, и барса, неся смерть и не замечая боли, утыканный стрелами как гигантский еж. Взмах меча и отрубленная голова валится под ноги, еще взмах, и еще один отскакивает назад, с ужасом смотря на уносящий жизнь багровый фонтан, бьющий из культи. Соттеро вскочил на небольшую горку из трупов и остановился, нанося удары в разные стороны и каждый удар нес смерть осмелившимся приблизиться. Великан слабел, меч плохо держался в скользких пальцах...пелена застила взор, и он понял, что сейчас умрет. Смех валькирии витающей над полем боя принес покой в его душу и Соттеро знал, что уже не боится стоя на грани, за которой жизнь заканчивает бесконечный бег. Предательский удар был нанесен в мгновение, хрустнула грудная клетка, и острие меча вышло под самым горлом Соттеро. Булькнуло. Великан зарычал и оглянулся, чтобы посмотреть в глаза трусу. И увидев в них страх, расхохотался. Благородный рыцарь - гроза турниров с ног до головы закованный в доспехи, побоялся приблизиться к умирающему, и принять честный бой. Предводитель воинов он был псом, шавкой, не заслужившей столь высокого титула. Меч поднялся орудием возмездия и разрубил замершего всего на секунду противника напополам. Соттеро пал на колени, чувствуя руки валькирии на своих плечах.

Крики ужаса заставили его поднять голову. Двое сумасшедших врубились в ряды врага, и явно пробивались к нему. Первый был высокий и гибкий, орудовал двумя изогнутыми кинжалами, похожий на змею - те же стремительные и смертельные удары-укусы. А вот второй...Соттеро отчаянно заморгал, пытаясь смахнуть кровь с ресниц. Ибо тот, кого он видел, был давным-давно мертв. Белоснежные доспехи, сломанная, да так и не сросшаяся нога, и конечно, Айсфирт - ледяной клинок, служивший лишь одному хозяину. Лидеру Ордена Псов погибшему вместе со своими людьми двенадцать лет назад в заснеженных горах Этрии. Соттеро сам хоронил павших товарищей, а тело командира лично сжег на костре. И, тем не менее, это был он. Неся смерть, парочка приближалась к умирающему великану, и ничто не могло их остановить. Сознание Соттеро помутилось, он почувствовал, что падает в ледяную бездну объятий валькирии

. Запах лаванды, крови, и стали привел его в себя. Соттеро ощутил боль, но какую-то тихую как бы затухающую. И открыл глаз. Над ним нависла довольно миловидная девушка с черными волосами и встревожено вглядывающаяся в окаменевшее лицо старого воина.

-Макри он умирает

-Я знаю - тихий, шипящий, как клинок, входящий в ножны голос, раздался слева и Соттеро увидел вынырнувший из небытия шлем Макри с опущенным забралом. Синие глаза светились подобно звездам в прорези шлема.

-Командир - Соттеро улыбнулся, кровавые пузыри выступили на губах - Ты живой

-Нет Сот, я мертв - Макри покачал головой - как и ты. И поднял забрало, показывая тронутое легким тленом лицо. Соттеро захрипел, его тело изогнулось дугой, и дух вышел из тела могучего воителя. Валькирия встала рядом, холодно улыбнулась, и Соттеро понесся прочь от земли туда, где его ждал последний и самый долгий пир длиною в вечность.

Макри молча посмотрел на умершего великана. Грустно вздохнул и закрыл остекленевшие глаза. Еще один умерший друг на его руках, Макри посмотрел на Аргнару и снова улыбнулся грустно и печально. Девушка тихо всхлипнула и отвернулась. Она все еще не привыкла к смерти, тогда как мертвому это все было привычно и просто. Макри поднял тело великана и понес его на поле битвы, где лежало несколько десятков убитых им. Огонь поглотит тело Соттеро, и его врагов, помогая великану вознестись в чертоги Феннира туда, где его ждет последний пир воителей....


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"