Воронцов Александр Евгеньевич: другие произведения.

Воин Кармы. Часть 1. Обделённый Судьбой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 3.75*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Маленький ребенок получает при рождении Дар - любой, кто его обижает, обязательно вскоре расплачивается за это. Кто-то отделывается травмой, а кто-то платит собственной жизнью, в зависимости от тяжести нанесенного оскорбления мальчику. Мальчик растет, но до некоторых пор не замечает, что любой его обидчик очень скоро получает как бы возмездие. Он в какой-то момент осознает, что никто не может его просто так обидеть, даже невзначай. Сопоставив факты, он понимает, что обладает удивительным Даром - карать за несправедливость!


   Воин Кармы
   Часть первая
   Закон Справедливости
  
   Когда он родился, врач подумал, что ребенок мертв. И положил скрюченное синее тельце на кушетку, огорченно подумав, что напрасно так старался, тем более что роженица была из бедных. А посему ограничилась только червонцем и бутылкой водки доктору.
   - Что там? - спросила только что родившая.
   - Да не жилец.... - начала было пожилая санитарка.
   Но тут Он издал писк. Со стороны можно было подумать, что пискнула мышь. Но опытный акушер все понял, схватил младенца и смачно шепнул его по синей попке. Тот издал пронзительный вопль и зашелся в плаче - рука у врача была тяжелая.
   - Жилец - прошептала мать.
   А доктор на следующий день случайно скальпелем порезал палец на той самой руке, которой шлепнул Его. Палец загноился, но хирург как раз ушел в отпуск и как-то не придал этому важное значение. А зря - через неделю палец пришлось ампутировать. Доктор стал инвалидом. И попрощался с профессией - ну что это за хирург без пальца?
   Тогда, естественно, никто не обратил внимания на этот случай.
  
   Новорожденного привезли домой в небольшой поселок в пригороде столицы. У Его матери через неделю пропало молоко. Но по счастью соседка в соседнем доме тоже недавно родила, у нее молока хватало на двоих. Правда, ее муж сначала ругался, мол, нечего тут кормить всяких байстрюков. Однако, через неделю на стройке, где он работал стропальщиком, лопнул трос, и мужу соседки упавшей лопнувшим тросом перебило ногу. Нога срослась, однако месяц он пролежал в больнице, потом долго хромал.
   И снова никто не обратил на это внимание.
  
   Мальчик рос быстро. Соседская же девочка росла болезненной, материнским молоком перебирала, зато Он присасывался к груди добровольной кормилицы надолго и всерьез.
   - Ну и аппетит у твоего сорванца - смеялась соседка, отдавая мальчика матери. - Высмоктал меня, выжал, как лимон.
   - Ну, хочешь, я буду тебе платить - смущалась Его мать.
   - Та ладно, чего там. А вот если не жалко, мой отец у тебя яблок для консервации нарвет в саду, вон "белый налив" как уродил.
  
   Яблок было не жалко. А также вишен, слив, абрикос, малин. Его мать не любила быть неблагодарной и считала, что ни один поступок не должен в этой жизни оставаться без внимания. И без наказания, если этот поступок плохой.
   "За все в жизни надо платить" - считала Его мама.
   Как считал он - неважно.
   Однако Он и не считал.
   За Него считали.
  
   В детском садике Его по ошибке сначала привели в старшую группу. У четырех летнего карапуза старшие ребята отобрали машинку - единственную его игрушку. А самый высокий - Славка из поселка железнодорожников - открутил у машинки колесико и выкинул в кусты. И еще смеялся над плачущим малышом.
   Славке ничего не было. Воспитатель его пожурил, но чинить машинку не стал. А вот папа этого мальчика вскоре, возвращаясь с работы домой, переходил железнодорожное полотно. Ну и, как обычно, пролезал под вагонами товарняка. Внезапно товарняк дернулся - всего лишь на полметра протащился вперед... Но колесом мужику отрезало ногу. Сына его из детского садика забрали, потому что семью инвалида-железнодорожника из ведомственного жилья выселили. Потом им пришлось уехать к родственникам в Черкассы. Славик совсем отбился от рук, не слушая отца-инвалида, который к тому же стал пить, потом связался с дурной компанией и, в конце концов, угодил в колонию для несовершеннолетних преступников.
   Но никому до этого не было дела.
  
   Он рос тихим, болезненным ребенком. Однако серьезно ни разу не болел - так, ангины, простуды. Иногда случались поносы - ведь аппетит у Него был отменный, а лето плюс собственный сад и огород неизменно приводили к обжорству - Он объедался неспелой черешней, клубникой, зелеными помидорами и грязными огурцами. Но желудок у мальчика был крепкий и, стравливая излишки, тут же вновь деловито начинал урчать, требуя пищи.
  
   Правда, у Него была одна болезнь, о которой мальчику стыдно было рассказывать. Она называлась красивым словом "энурез", однако это означало, что Он просто-напросто настолько крепко спал, что не просыпался даже тогда, когда надо было идти на горшок. Потому совмещал пробуждение и поход в туалет по-маленькому. Практически ежедневно вывешенные для сушки еще совсем недавно белые простыни напоминали о капитуляции Его перед особенностями Морфея.
  
   Друзей у Него не было, впрочем, Он не сильно и стремился их иметь, предпочитая часами самостоятельно копаться в песке, строя замки и дороги для своих машинок, которых у него не было, но которые он с успехом заменял пустыми спичечными коробками. Впрочем, несмотря на то, что мама могла купить ему различные игрушки, Он никогда не играл в солдатики. Однако разрисовал деревянные прищепки, "одев" их в различные униформы, преимущественно "красных" и "белых" - однажды он увидел старый фильм про неуловимых мстителей в буденовской форме бойцов Красной Армии, который его очень впечатлил. С тех пор весь мир у него стал делиться на "красных" и "белых", плохих и хороших. К сожалению, плохих вокруг было больше. Наверное, поэтому Он предпочитал одиночество.
  
   Вскоре Он пошел в школу, однако новый этап в его жизни ничего в этой самой жизни не изменил. Просто одни игрушки сменили другие, и вместо машинок и разрисованных прищепок Он стал играть палочками для счета и карандашами. А потом научился читать, и с тех пор книги стали лучшими его друзьями. С каждым годом, начиная с первого класса Он все больше времени проводил в библиотеках. Прочитав все более-менее интересные книги в школьной библиотеке, Он записался в библиотеку районную, которой ему хватило на полгода - книги он читал запоем, несмотря на то, что учился всего во втором классе. Однако Он уже читал и Жюль Верна и Майн Рида.
  
   При всех Его достоинствах - сообразительности, уме, прекрасной памяти, которая позволяла Ему читать запоем на уроках и, если мальчика вдруг вызывали к доске, с ходу отвечать по предмету и, вернувшись на место, вновь читать про подвиги североамериканских индейцев, Его недостаток - Его болезнь - никуда не ушла. И по-прежнему по утрам мать вывешивала сушиться мокрые простыни.
  
   Однажды на уроке Он поднял руку и попросил учительницу разрешения выйти. Он постеснялся сказать, что хочет в туалет. А учительница была молодой и неопытной, до конца урока оставалось всего каких-то 15 минут, и она не разрешила. Через 5 минут Он понял, что терпеть больше нет сил, и... предательская струйка потекла по штанине.
  
   Испуганная училка вместе с Ним вышла в коридор, довела его до туалета, хотя в этом уже не было необходимости, и, не зная, что делать, просто отпустила Его домой. Что стоило Ему на следующий день прийти в школу, в свой класс - этого не знал никто. Маме про тот случай, конечно же, Он не рассказал. Он вообще почти ничего не рассказывал матери. Впрочем, мальчик и видел-то ее редко - она днем работала, а потом училась на вечернем отделении в университете. А в выходные устраивала свою личную жизнь, поэтому Он все время - все свое свободное время - был с бабушкой и дедушкой. Которые, впрочем, тоже не особо баловали внука своим вниманием.
  
   Удивительно, но на следующий день в классе никто не вспомнил про вчерашний конфуз. Почти никто. Кроме одного мальчика. Который глядел на него, и нагло усмехался. Нет, он ничего не говорил, но его усмешка Его взбесила. Он ничего ему не сказал. А через два дня этот нагло улыбающийся мальчишка внезапно попал в больницу с острым приступом аппендицита. А поскольку был праздник и медики что-то там отмечали, то выпивший чуть больше нормы хирург при удалении аппендикса нечаянно задел скальпелем мочепровод. С тех пор мальчик стал инвалидом, и у него из живота все время торчала трубка, по которой стекала моча, ибо писять, как все, этот мальчик никогда больше не мог. Мальчишки из его двора дразнили несчастного Краником и ни его родители, ни родители его обидчиков ничего не могли с этим поделать.
   И снова никто не связал эту историю с маленьким мальчиком...
   А вот Он этот случай запомнил.
  
   До третьего класса Он проучился в одной школе, а вот в четвертом классе его родители получили, наконец, квартиру, как тогда говорили, кооператив - и мальчика перевели в новую школу, которая была прямо рядом с его новым домом. В самом доме Его ровесников почти не было, поэтому и друзей не было тоже. Да, впрочем, Он никогда ни с кем не стремился дружить.
  
   В школе найти друзей у Него тоже не получилось - новенького сразу же поставили в положение "белой вороны". Хотя на самом деле Он таковой и являлся - целые выходные вместо того, чтобы гонять с мальчишками в футбол, просиживал в библиотеке, на уроках под партой у него всегда была книга, и Он прямо во время урока зачитывался то Жюль-Верном, то Майн Ридом. И стоило учителям поднять его и спросить по теме урока - мгновенно отвечал, после чего садился на место и моментально погружался в чтение. Точно так же непонятно вел себя Он и в так называемой общественной жизни класса - на субботниках и воскресниках держался особняком, в сборе макулатуры участвовал, но постоянно подряжался на погрузку, где часами не столько грузил макулатуру, сколько выискивал в тоннах бумаги интересные книги и журналы, которыми набивал и без того разбухший от книг портфель.
  
   Одним словом, отношения с классом у Него сразу же не сложились - мальчишки его задирали, девчонки не воспринимали всерьез. Тем более, что Он не отличался высоким ростом, наоборот - был одним из самых маленьких в классе и на уроках физкультуры всегда стоял самым последним в строю мальчишек.
   Но больше всего новичка донимал классный хулиган - маленький, невзрачный, однако наглый и задиристый. В принципе, Он мог бы попробовать с ним справиться, но струсил и не стал связываться. За что тот Его постоянно поддевал, а поскольку Он не давал отпор, то незаметно стал не просто "белой вороной", но форменным изгоем, парией. Тем не менее, вскоре новичка стали все жалеть, особенно девочки, ибо Он был беззащитным и унижать такого даже хулиганам было как-то не с руки. Поэтому от него вскоре отстали, хотя и зло подшучивали время от времени - прятали его портфель в девчачьем туалете, на физкультуре несколько раз смачивали его брюки водой и закручивали штанины морскими узлами, так, что половину следующего урока Он их развязывал, и так далее.
  
   Но однажды такая злая шутка закончилась весьма печально.
   Один из самых рослых и здоровенных семиклассников из того класса, где Он учился, как-то раз, узнав, что Ему вырвали гланды, попросил показать ему - как это? Он, ничего не подозревая, открыл рот, демонстрируя свои удаленные миндалины. На что тот, не долго думая, плюнул Ему прямо в рот. И засмеялся, довольный своей тупой шуткой. Все, кто наблюдал это, тоже довольно заржали, а Он, покраснев, наверное, впервые в жизни со всей силы заехал обидчику прямо в глаз. В ответ тут же получил по полной программе и домой пришел с синяком под глазом и расквашенным носом. Попытки родителей узнать, что случилось, не увенчались успехом. Но на этом все не закончилось.
  
   Окрыленный успехом юный семиклассник-"шутник" решил повторить ту же "шутку" еще раз у себя во дворе, выбрав себе в качестве объекта для подобной шутки тихого маленького дядю Витю-алкоголика. Все знали, что дядя Витя сидел в тюрьме и после того, как "отмотал срок", устроился в гастроном грузчиком. Он был тише воды, ниже травы, всегда всем улыбался и здоровый лоб подумал, что унизить взрослого дядю перед всей своей дворовой компанией будет высшим шиком. Но когда вечером после школы в предвкушении неотразимой "шутки" молодой балбес попросил дядю Витю показать ему гланды, а когда тот открыл рот, плюнул ему в рот, то получил совсем другой результат - дядя Витя побледнел, вытащил из-за пояса отвертку и воткнул мальчишке в печень. Пока остолбенелые пацаны опомнились и бросились врассыпную, пока вызвали "скорую", пока приехали врачи, малолетний шутник истек кровью. Дядю Витю забрали в милицию и вскоре посадили на очень большой срок. Говорили, что его даже расстреляли, ибо в то время, когда была Советская власть, за убийство, тем более убийство ребенка грозило самое суровое наказание.
  
   Никто не вспомнил, с чего все началось, но с той поры многие такие "шутники", прежде чем в очередной раз "пошутить", долго думали - а стоит ли? Тем более что однажды классная руководительница Нелли Семеновна на одном из классных собраний подозвала Его к себе и, гладя по голове, сказала, обращаясь ко всему классу: "Дети, не обижайте этого мальчика, он и так обижен Судьбой". Если бы она знала, как близка к истине, правда, не совсем точна в формулировке....
  
   Наверное, поэтому до окончания школы Он благополучно проучился, не возненавидев весь мир и людей вокруг. К тому же в десятом классе Он заметно подрос и окреп, из предпоследнего в строю на физкультуре став вторым по росту. Однако это мало что изменило в его психологии - Он по-прежнему сторонился сверстников обоего пола, хотя, конечно, влечение к девушкам у него ощущалось в полной мере и неосознанные желания воплощались по ночам в сладкие и откровенно-запретные сны. Но поскольку общительностью Он не отличался, то отношения с женским полом как-то не складывались.
  
   Так Он закончил школу, но, вопреки желаниям родителей и почти золотой медали не поступил ни в один из высших учебных заведений. Нет, Он по настоянию мамы дважды подавал документы в университет, но благополучно проваливал первый же экзамен. Просто Он еще был не готов выбирать свой жизненный путь, а терять пять лет в институте, чтобы потом вдруг понять, что выбранная специальность инженера или юриста - это не Его призвание, он не хотел... Поэтому с легким сердцем Он пошел работать на тот же завод, на котором его родители трудились инженерами.
  
   На заводе молодого парня не обижали - слесари, у которых тоже были дети, давно вышли из возраста школьных лоботрясов, а молодые вчерашние оболтусы, которым кроме как на завод идти особо было некуда, уже имели в жизни другие развлечения, нежели подшучивание над молодым работником. Тем более что Он попал в бригаду, а в бригаде все были друг за дружку горой и "старики" не допускали никаких трений внутри бригады.
  
   Так Он проработал на заводе полтора года до своего 18-летния, после чего пришел Его черед идти служить в армию. В Советскую Армию. И тут уж в полной мере проявились странные случайности, которые сопутствовали каждому, кто сталкивался с Ним на своем жизненном пути.
  
   Вначале, когда так называемые "покупатели" - прапорщик и капитан - которые везли призывников в их воинскую часть, выбрали именно Его на роль дневального по вагону. И забыли сменить, потому что весь вечер пили водку, а потом просто уснули - ехать ведь предстояло трое суток. И надо ж такому случится - этих вояк ночью обокрали то ли их подопечные - будущие солдаты, то ли кто еще, ведь в следующем вагоне ехали обычные граждане. Причем, вот что было странно - обокрали только их, ни у кого из призывников ничего не пропало. Правда, ничего ценного у них вроде бы и не было, хотя деньги были - дорога неблизкая, в пути и покушать, и выпить напоследок хотелось все. Но, тем не менее, все пожитки призывников остались в целости и сохранности, а у прапора и капитана украли не только все деньги, но и оружие, что было очень и очень серьезным проколом.
   Потом, в части, прапорщика уволили, а капитана разжаловали до старшего лейтенанта.
   И снова никто не понял, что в этом случае такого необычного...
  
   В части, куда прибыли новобранцы, Он пробыл всего шесть дней, после чего высокого, культурного, образованного и начитанного парня приметили и отправили его учиться на командира отделения. Поэтому ничего экстраординарного с Ним не произошло.
  
   В учебном полку, куда Он прибыл учиться на сержанта, вначале все было обыденно: подъем, зарядка, столовка, учеба, маршировки на плацу, уборка территории, снова учеба и так каждый день. Со своими ровесниками, особенно с земляками Он поддерживал ровные отношения, причем, в его призыве были не только земляки с Украины, но и парни из Баку, с которыми украинцы сдружились, ведь в учебку приехали из одного полка, так что были почти как земляки.
  
   В казарме, где разместили курсантов, были и старослужащие, несколько человек, которые служили в учебной роте на так называемых "блатных" должностях писаря, каптера и водителя командира полка. С первых же дней они, хотя как бы "дедовщины" в учебном полку не было, "старики" показали "салабонам", что они в роте - хозяева, а "щеглы" - никто. Но особо никто и не возникал - "салабонам" хватало армейской муштры и от сержантов, которые, кстати, сразу поддержали "стариков". И пока те не "борзели", все было как бы в порядке вещей. Ну, постирал кто-то из "молодых" "дедушке" форму, ну, погладили подворотничок - эка невидаль?
   Однако вскоре случилось ЧП.
  
   Однажды Он, столкнувшись с одним из "дедушек", как-то не очень почтительно уступил ему дорогу. И "дедушка" намеренно толкнул Его. Вернее, хотел толкнуть, но Он внезапно увернулся, "провалив" дедушку, как заправский боксер, так что тот влетел в сушилку, проехав носом по сушившимся портянкам. И хотя Он совершенно был не виноват, старослужащие решили наказать строптивого - по их мнению - "салабона". И устроили Ему ночью "велосипедик".
  
   Забава заключалась в том, что спящему человеку между пальцев ног засовывают спички и потом поджигают. Спросонья от неожиданности и дикой боли подопытный начинает орать и дико дрыгать ногами, движения напоминают движения велосипедиста, крутящего педали - отсюда и название "забавы". Со стороны выглядит довольно смешно.
  
   Но смеялись шутники недолго.
   В результате ночного "педалирования" Он попал в санчасть, потому что получил ожог второй степени. В санчасти Он соврал доктору, что натер ноги до волдырей. Ему никто не поверил, но разбираться никто не стал - никому не нужны были ЧП, поэтому Ему намазали ноги мазью Вишневского и отправили назад в казарму. Сапоги на следующий день надеть на ноги он, естественно, не смог и две недели ходил по части в тапочках. Соответственно, пропустил занятия по физической, строевой, тактической и тактико-специальной подготовке, а это было уже перед самыми выпускными экзаменами. Правда, Он был отличником по политической, прекрасно стрелял и был лучшим стрелком в роте, а так же знал назубок уставы, поэтому Ему заочно поставили везде пятерки.
  
   А его обидчиков через три дня внезапно вызвали к командиру полка, откуда они уже уехали в дисбат - внезапно открылась их афера с солдатскими сухими пайками, которые они вместе со старшиной роты продавали "налево". Припомнили им и "ночные забавы" с молодыми солдатами, с "духами", как их называли в армии. И совершенно было непонятно - откуда об этом узнали, ведь Он молчал и никому ничего не сказал.
  
   "Учебку" он закончил отличником боевой и политической подготовки, так что одному из немногих Ему присвоили звание не младшего сержанта, а сразу повесили три лычки на погоны - Он уехал в полк сержантом. Конечно же, многим это не понравилось, у многих Его сослуживцев появилась так называемая жаба, которая их стала душить. То есть, завистников у Него прибавилось.
  
   И эта зависть не замедлила проявиться. Причем, в самой банальной форме - в виде драки. Но в первой же драке с бывшими курсантами, которые получили всего лишь по две лычки, а некоторые и вообще в силу тупости остались рядовыми, Он неожиданно для себя озверел и двинул по голове противника бутылкой из-под лимонада. К удивлению тех, кто наблюдал драку новоиспеченных младших командиров, разбилась не бутылка, а голова того, кто решил проучить "зазнайку" с сержантскими погонами. После того, как его поместили в санчасть, оттуда он так и не вышел - остался там санитаром, где прослужил полгода, после чего был комиссован из армии за алкоголизм. Правда, он не пил - зубной врач, узбек по национальности, присадил его на наркотики - вначале на марихуану, а потом и на более серьезную наркоту. Но в Советской Армии наркоманов быть не могло, поэтому незадачливый санитар был комиссован, как алкоголик. На гражданке сей кадр кололся так, что через три года угодил в психушку, откуда уже не вышел до самой смерти.
   И никто не знал, с чего все началось.
   А началось все с обычной драки...
  
   Дальнейшая армейская служба у Него прошла на удивление спокойно - если кто помнил Советскую Армию конца 80-х прошлого столетия, то поймут, почему "на удивление". Все армейские проблемы и конфликты как бы отскакивали от Него, словно невидимая стена охраняла и душу Его, и тело. Но суть этого смог разглядеть только полуграмотный таджик Мирза по прозвищу Маймун, которого призвали в армию из какого-то глухого селения горного Таджикистана. И который не знал не только русского языка, но и на таджикском практически не говорил - его речь представляла смесь фарси и пуштунского, так что даже его земляки с трудом понимали Мирзу. Однако он пользовался у таджиков и узбеков уважением, смешанным с почитанием и страхом, ибо, как удалось установить армейскому начальству, Мирза был у себя на родине чуть ли не колдуном. Именно Маймун, в первый раз увидев Его, командовавшего взводом "духов"-мусульман, пришел в такой ужас, что попятился из строя, а так как сзади находился свежеуложенный асфальт, а раскаленное летнее солнце Северного Казахстана дополнительно его раскалило, то Мирза с размаху запнувшись о бордюр, уселся задницей прямо в этот асфальт.
  
   Когда Мирзу доставили с обожженной задницей в санчасть, он лепетал только одно слово: "Дэв, дэв..." И только врач-узбек понял своего мусульманского единоверца - что-то залопотал ему, а потом отозвал замкомзвода в сторону и на полном серьезе сказал: "Вашего сержанта нельзя оставлять командовать солдатами - ему дьявол помогает".
  
   Старший сержант, которому через месяц был черед идти на дембель и который уже готовил Его на свое место, просто послал узбека подальше. А еще через неделю врач был пойман на попытке продать наркотики одному из солдат - как оказалось, он сам бы наркоманом со стажем и приобщал к героину некоторых военнослужащих, чтобы торговать наркотой и иметь сеть дилеров. Врача быстренько посадили - в те времена за сбыт наркотиков давали приличные срока, а случай с таджиком быстро забыли, тем более что вскоре того комиссовали - климат Северного Казахстана был суровый: влажность, жара, ожог не удалось залечить, рана стала гноится...
  
   В общем, Маймун был комиссован, а Его все военнослужащие-мусульмане, коих в полку было 70%, стали боятся, как огня. Что прибавило ему авторитет, и вскоре Он командовал не только у себя в роте, но и запросто мог появиться в соседних ротах, чтобы навести там шороху. Тем более что как раз пришел призыв из Львова - 65 человек, хлопцы оказались весьма сплоченными и с их помощью Он смог установить в полку настоящий украинский террор, поставив своих земляков-украинцев на ключевые должности, как в своей роте, так и в соседних. И на разводе таджики, азербайджанцы, казахи, узбеки и прочие дети Востока ходили по плацу, распевая "Розпрягайтэ, хлопцы, конэй!".
  
   Только группа недавно призванных чеченцев и ингушей из 24 человек как-то смогла противостоять "хохлократии". Правда, несколько самых борзых чеченцев, вступив в пререкания с Ним, через некоторое время внезапно подверглись, как это говорят, превратностям Судьбы: один умудрился утонуть - по пьяни упал в выгребную яму, где захлебнулся, второй при погрузке снарядов замешкался и ящик упал ему на ногу, раздробив ступню... Чеченцы на удивление быстро сделали выводы и моментально установили с Ним паритетные отношения, в которых в Его дела не вмешивался никто, Его слову не перечили, но и Он не трогал чеченцев и не мешал им царствовать в "своей" роте. Правда, с условием, что украинцев чеченцы не припахивали и не задирали.
   Одним словом, в полку Он стал неким Злым Роком, который мог настигнуть любого.
  
   А самое главное: именно в армии Он, наконец, осознал, что ему действительно кто-то помогает - Бог или Дьявол, Провидение или Рок - неважно, как это назвать. Главное - Он понял: никто из тех, кто посмел причинить ему зло, не остается безнаказанным. И это открытие Его не просто поразило - ошеломило. Он несколько раз, желая проверить свое открытие, провоцировал различны стычки, моделируя ситуацию возможного конфликта.
   Таким образом, во время службы в армии Он смог поэкспериментировать со своим Даром - так он назвал это свое удивительное умение всегда и везде оставаться неуязвимым для врагов и всех, кто прямо или косвенно хотел причинить Ему вред. Можно сказать, что Он был неподвластен для зла, которое ему кто-либо нес.
  
   Нет, Он не был источником добра.
   Часто его поступки были совершенно недобрыми, а, если цитировать уголовный кодекс, то и противоправными, но наказание постигало вовсе не его, а того, кто пытался наказать Его. За дело или без дела, но наказать. И, получалось, что тот, кто пытался наказать Его, наказывал сам себя. А Он всякий раз выходил сухим из воды, зато те, кто желал ему зла, очень скоро сами становились, как это принято говорить, жертвами обстоятельств: одному на голову внезапно падал кирпич, второй попадал в автокатастрофу, третий внезапно выпадал из окна четвертого этажа.
  
   Он был каким-то зеркалом, которое отражало любую агрессию, любое зло, которое шло в Его сторону. И Он это понял. А также понял, что этим можно пользоваться.
   Единственное, что было для Него не очень хорошо - это плохая репутация. Точнее, не плохая, а, скажем так, негативная. Вся часть знала о том, что там, где появляется Он, следует ждать беды. И поэтому последние полгода Его переводили из одной роты в другую, пока, наконец, не выпроводили на "дембель". И вот уже на гражданке Он окончательно научился управлять своим удивительным Даром.
  
   И Он понял, что каким-то образом может менять людям Карму, то есть, провоцировать их на какие-то поступки, чаще всего почему-то плохие, которые коренным образом меняли судьбу этих людей.
   Он это понял и сам испугался.
   Вначале испугался.
   Но зато потом...
  
   Конец 1 части
  
  
  

Оценка: 3.75*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"