Воронцов Александр Евгеньевич: другие произведения.

Корона Российской республики. Книга первая. Ваше благородие, товарищ атаман. Глава 19

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сергей Юрьевский попадает в харьковскую тюрьму к красным. Добровольческая армия вплотную приближается к Харькову и местный начальник ЧК Гуров собирается расстрелять всех заключенных. В камере Сергей случайно знакомится с Лёвой Зиньковским - знаменитым в будущем начальником контрразведки у батьки Махно. Лёва предлагает Юрьевскому бежать...

  Глава девятнадцатая. Неожиданная встреча
  Тюрьма была добротной. Своим внешним видом она напоминала какой-то рыцарский замок. Вообще-то, так оно и было - построенная на Кобелякской улице еще в 1808 году тюрьма так и называлась - Тюремный замок. В этом замке находилась не только тюрьма - на втором этаже располагались тюремная церковь и казармы охраны. Всё это огромное здание было огорожено кирпичной стеной высотой выше четырех метров со сторожевыми круглыми башнями по углам. В общем, такая неприступная крепость в самом центре Полтавы.
  Камеры в тюрьме напоминали Сергею бомбоубежище - он в детстве видел такое, когда отец однажды взял его и брата с собой, и повёл в какой-то бункер. В этом бункере был расположен тир. В тот раз Сергей и Саша в первый раз стреляли из пистолета. И вот сейчас, сидя в камере, Сергей вдруг отчётливо понял, что он навсегда потерял свой мир, маму, отца, друзей, ту жизнь, к которой привык и которой у него теперь никогда не будет. И это не только все те удобства и комфорт, бывшие для человека ХХI века чем-то само собой разумеющимся - все эти мобильные телефоны, интернет, телевидение, музыка, удобная и функциональная одежда, а еще много всяких хороших и полезных вещей. Главное - он в этом новом мире был совершенно один. Если не считать, конечно, его брата Сашу. Но всё равно - они с братом были здесь чужими. Хотя и среди своих.
  Нет, конечно, в фантастических романах многие герои, попадая в прошлое, или в другие миры - они всё время ощущали связь со своим временем. Тот же герой романа Стругацких из "Обитаемого острова" - он в конце концов и друзей себе нашёл в новом мире, да и под контролем был всё время. Его мир всегда был рядом. А "Трудно быть богом"? Там герой настолько проникся бедами мира, в которой попал, что начал помогать ему стать лучше. Прогрессорствовать. А его родной мир помогал ему в этом.
  Попробуй здесь исправить всё, не имея ничего - никакой волшебной палочки, никакой техники из будущего. Только то, что в голове - знания, память. Но какой с этой головы толк, если в неё прилетит пуля? Такая простая, обычная, тупая пуля. Как там пелось в известной песне? "Девять граммов в сердце - постой, не зови"? А тут на каждом шагу того и гляди - прилетит. Вот и сейчас - сменил одну тюрьму на другую. И что дальше? Вот выведут его из ЧК и шлёпнут. "И подвиг свой не совершу".
  "А ведь, главное, не стремился ни к чему такому. Случайно всё вышло. Клад захотелось найти молодым кретинам! Но хрен с ним - попали в прошлое, так сидели бы себе, не рыпались. Но нет! Решили исправить прошлое, переписать будущее. Кому тут что-то доказывать? Вон, никто и слушать не захотел! Брат пошёл к белым? Значит, и тебе веры нет. Напрасно Васильев с Мамочкиным что-то доказывали начальнику местной ЧК. Этот Гуров какой-то чокнутый. Или, как говорили в нашем времени - отмороженный! Ему всюду враги революции мерещатся. Вот такие и перестреляли своих же в тридцать седьмом. А потом и сами в могилу улеглись. Но пока что этот Гуров тебя, Серёга, в могилу уложит! Как пить дать, уложит! Ещё и сверху притопчет..."
  Сергеем овладели мрачные мысли. Он поёжился - в камере было холодно и сыро. Хорошо, что прихватил с собой пиджак китайский, всё ж теплее. Не камера - холодильник какой-то!
  Он вспомнил, как не замечал в прошлой жизни такие милые и необходимые каждому человеку вещи - тёплая ванна, центральное отопление, шампунь, микроволновка, электрочайник. Да и продукты... Здесь вон постоянно приходилось жрать чёрствый хлеб, печёную картоху, да варёную кукурузу. В сёлах, куда они заходили, их особо не жаловали. Часто сами крестьяне жили впроголодь. Не до жиру - быть бы живу. Но даже если удавалось нормально поесть, то разносолов не было. Можно было разве что утешать себя мыслями, что зато все продукты в этом времени экологически чистые. Молоко, например, прямо из-под коровы. Никаких тебе добавок.
  М-да, а пока что в тюрьме дали пайку - кусок хлеба да кружка воды. И на том спасибо. С голодухи и за такое питание поблагодаришь. А уж о тёплой ванне можно навсегда забыть. Не баре! Водой из колодца облился - и будь доволен. Но это летом, а каково зимой будет? Впрочем, дожить бы ещё до этой зимы...
  - Ты, парень, чего загрустил?
  Над Сергеем навис здоровый громила ростом под два метра. Парняга этот здорово напоминал ему натурального братка из 90-х годов его времени - только не хватало кожаной куртки, слаксов, кроссовок "Адидас" и золотой цепуры на могучей шее. Образ завершала бритая наголо башка. Сергей даже удивился, мол, как в старом еврейском анекдоте - "времена меняются, а люди всё те же"...
  - Я говорю - чего скис? Сидим в тепле, жратву дают, на расстрел не выводят, может, прогулку ещё дадут.
  - Дадут тебе прогулку - к стенке и на тот свет, - хохотнул кто-то из дальнего угла.
  Парняга мгновенно, неожиданно для его комплекции, обернулся и рявкнул:
  - Ша там, у стенки! Не каркай! Большевики зря стрелять не будут! Они своих, рабочих, не тронут. Я в шахте с детских лет вкалывал, все руки в мозолях. Нет такого закона, чтоб рабочих класс в распыл пускать!
  Кто-то невидимый Сергею не сдавался:
  - Большевики тебе, Лёва, скоро покажут и закон, и рабочий класс. Будет тебе и судья, и прокурор. Верёвка - судья, мыло - прокурор. Ты, ежели рабочий класс, должон власть свою совецку на фронте защищать. А ты что?
  - А я и защищал. Я в полку анархистов ротой командовал. И революцию встретил с огромным энтуазизмом.
  - Где ты её встретил, революцию-то? На каторге? Не трынди, Лёва, ты ж налётчик был известный, тебе восьмерик расписали, потому и радовался ты революции, что тебе амнистия вышла!
  Лёва кивнул своей лобастой головой.
  - Ну так я ж не спорю. Революция меня освободила, вот и воевать за неё пошёл. А налёты я на кого делал? На эксплуататоров трудового народа. Экспроприировал у экспроприаторов. Это вождь большевиков Ленин сказал - грабь награбленное. Так шо мы на революцию деньги добывали, оружие покупали.
  Он обернулся к Сергею.
  - А то, шо он там лепит - ты не слушай, Сенька-Жмот - известный побрякушник. Я в шахте успел уголька порубить. А потом каталем на заводе в Юзовке два года откатал.
  Сергей с интересом посмотрел на Лёву.
  - Каталь - это как? Извини, я не местный, не в курсе.
  Парняга засмеялся.
  - Так ото я и смотрю, шо ты не местный. Сразу видно, из благородных. Правда, слухи донесли, шо ты, хлопец, не из пугливых и с казаками да с бандой Зелёного дрался. Говорят, самого атамана Щуся приложил, верно?
  Сергей улыбнулся.
  - Ну, приложил ему не я, а брат мой, Сашка, но я тоже помогал...
  Лёва прищурился.
  - Это тот брат, который к белякам ушёл?
  - Ну, не к белякам, а с беляками. На то была причина.
  Амбал улыбнулся.
  - Ну, то понятно, дела семейные. Счас такая мясорубка идёт, брат на брата, батя на сыновей, один за красных, другой за белых, а третий за Махно или за "зелёных". Неясно, шо кому тут надо? Ты вот к красным подался, а они тебя в кутузку.
  - Ничего, разберутся - отпустят. Так что такое каталь? Кстати, будем знакомы - Сергей.
  Сергей встал и протянул бугаю руку. Тот крепко, но аккуратно её пожал, хотя рука Сергея утонула в его лапище.
  - А я Лёвка Зиньковский, с Юзовки. Вообще-то родом я с этих мест, село Гупаловка, на Екатеринославщине. А в Юзовку от голодухи перебрался. Каталь - это тот, который "козу" катает.
  Зиньковский выжидательно посмотрел на Сергея. Заметив изумление на его лице, рассмеялся.
  - "Коза" - это тачка с рудой, которую каталь доставляет с рудного двора к доменной печи. В тачку грузят пудиков так 25, нагрузишь, да потянешь по двору, а колея, зараза, разбита, не прошпект тебе... Вот эдак-то за смену тачек сорок потягаешь - и ни рук, ни ног не чуешь... А платили буржуи копейки - по копейке за "козу". Так вот за двенадцать часов работы на заводе заработаешь 70-80 копеек - и будь доволен, иди в кабак.
  - Зато, когда ты буржуев потом без штанов оставлял, небось, голодранцем не был! - снова откликнулся Сенька-Жмот.
  Лёвка поморщился.
  - Ты, Сенька, балабол. Не знаешь - так не трынди. Мы деньги товарищам по партии отдавали. Когда с казаками Каледина схлестнулись в семнадцатом - оружие нам здорово пригодилось.
  - Вот тебя твои товарищи в каталажку и определили. Ты за революцию воевал, а теперь за революцию помрёшь, - Сенька явно издевался, и Лёвка это уже понял.
  - Ты, Сенька, будешь гундеть - плюху словишь. Товарищи разберутся. Я за дело сюда попал - военспеца шлёпнул. Гад был и контра, явно к белякам хотел смыться. Так шо не боись - не шлёпнут.
  Зиньковский посмотрел на Сергея.
  - Но и киснуть нечего. Пойдём, хлопец, поговорим.
  Он отвёл Сергея в дальний угол камеры, рядом с дверью, где никого не было. Сергей уже понял, кого ему довелось встретить - это был тот самый легендарный Лев Зиньковский, которого потом ошибочно с Алексей Толстой в своей книге называл Лёвкой Задовым. Правая рука батьки Махно, начальник его разведки. Впрочем, пока что Зиньковский с Нестором Ивановичем ещё не встретился. И, судя по тому, что Сергей помнил об этом типе, Лёвка прибился к Махно как раз летом девятнадцатого. Причём, почти нигде в исторических документах не упоминалось, каким макаром он вообще попал к махновцам.
  - Ты, парень, слухай внимательно. То, шо Сенька трепался - наплевать и забыть. Но я так думаю, шо он прав - сейчас Деникин нажимает, в ЧК не будут долго разбираться, кто здесь контра, а кто свой в доску. Потому вполне может так статься, шо поставят нас к стенке. А Лёва помирать ещё не собрался, есть ещё кое-какие дела на этом свете. Я про тебя слыхал, ты хлопец боевой, мне такой напарник нужен. Если нас поведут на расстрел, то ночью. И заставят могилы себе копать. Там будет человек десять, не больше. Эти, - он мотнул головой в сторону, - бараны, их резать будут, а они молитвы станут читать. Надо будет лопатами конвоиров приголубить, винтари забрать и ходу. Я давно надумал к Махно податься, нет анархистам воли у большевиков. А батька - он наш, анархист, он всем давал прикурить - и красным, и белым. Он единственно правильный стоит за революцию, за свободу для всего трудового народа. Ну, как, пойдёшь со мной?
  Сергей разом приободрился. Если Зиньковский прав - а, судя по всему, верить ему можно - то, действительно, сейчас, когда белые вот-вот возьмут Полтаву, никто не будет разбираться, кто тут в тюрьму за что попал. Кто такие Мамочкин и Васильев? Красные командиры, даже не комполка. Какой-то там бронедивизион. Сами только из плена, пока их будут проверять - что они смогут доказать и кому до какого-то паренька есть дело? Тем более, брат Сашка ведь с белыми остался, а это уже подозрительно. И допрашивать его никто не будет - таки шлёпнут. А с этим авантюристом можно дела делать. Тем более, он же сам хотел к Махно попасть. Поначалу надо батьку убедить не соглашаться на предложения Троцкого бить Деникина - белых-то он потреплет, но через год его самого Красная армия начнёт бить. Так что всё складывается удачно. Лёвка вон какой бугай, конвоиров они сомнут и убегут. А от него вообще никто не будет ожидать активных действий, значит - фактор внезапности. И, что немаловажно - сила!
  - Я согласен. Но план будет такой...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"