Воронин Александр Алексеевич.: другие произведения.

Рассказ четвёртый. Политбюро под контролем

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    В котором мы занимаемся эксами, а также контролируем политбюро КПСС.

  
  
  
  * Рассказ четвёртый * * Экспроприация. Политбюро под контролем *
  
  * Глава первая *
  
  После того как мы вылечили маму Виктора от неизлечимой болезни, доверие к нам с её стороны возросло в стократ и мы могли теперь свободно собираться в доме Виктора для проведения своих "мероприятий". К сожалению мои родители, в смысле отец, так и не могли поверить в мои путешествия в другие миры и думали, что я связался с дурной компанией. Ну что же буду ждать когда им станет плохо и тогда, я думаю они согласятся полечиться в нашем медицинском центре в Виктории.
  Как-то раз я гулял по улице Туркестанской. Гуляньем я называю поход по магазинам, а их на этой улице было в эти годы аж целых два. Продовольственный "Волна " и книжный магазин с названием очень оригинальным "Книжный мир". Я очень люблю ходить в книжные магазины. Бродить между книжных полок, выискивая мне одному известную книгу, ту самую, которая должна занять мои вечера и погрузить в мир грёз. И тут встретил я своего друга Володю Прибыткова. Он шёл по улице, как всегда подтянутый и целеустремлённый, не смотря по сторонам и не замечая никого. Но я его заметил и окликнул. Мы похлопали друг друга по спинам и стали разговаривать.
  - Ну, как у тебя дела, чем занимаешься? - поинтересовался я у него.
  - Да как, вот работаю потихоньку, - ответил Володя. И рассказал, что теперь он работает в ИТУ, а когда я спросил, а что же это за зверь такой, он и поведал мне, что это, попросту говоря, тюрьма. То есть Исправительно трудовое учреждение. И работает, а вернее служит в оперативной группе. Это когда кто-нибудь из зеков сбежит, то их группа их ловит. И, когда узнал, что я пока нигде не работаю, пригласил меня к себе на работу, а вернее на службу. И так как он офицер, то мог бы за меня похлопотать.
  - Так ты, что же меня в вертухаи решил определить? - спросил я его, смеясь.- Нет, Вова я до такой степени обнищания ещё не дожил и как нибудь перебьюсь пока без этой весьма уважаемой профессии.
  - А что, работа как работа, - немного обиделся Володя.- Бывает и похуже.
  Я его успокоил, что всё нормально и ничего плохого я не имел в виду. Просто я недавно уволился с работы и пока ещё занимаюсь своими делами, и поступать на новую работу ещё не собираюсь. И поинтересовался, а что это он не заглядывает ко мне, а то бы прокатились бы в одно известное место отдохнуть.
  - Откровенно говоря, не хочу навязываться. Ты ведь популярно объяснил, что об этом не надо распространяться, вот я и помалкиваю и друзей своих я предупредил, чтобы они молчали как рыба в лёд, а то мол сами понимаете, хреново придётся.
  - Володя, тебя я знаю давно и к тому же наши предки земляки, так что можешь не стесняться и беспокоить меня ежели что. Так вот я его успокоил и мы расстались, дружески пожав друг другу руки. Прошло недели две. Я уж и забыл о нашей встрече, как однажды мама, которая ковырялась в нашем садике, стукнула мне в окошко в комнату, где я стал жить после кончины бабушки и сказала, что ко мне пришли. Я вышел во двор и увидел, у калитки стоит Володя Прибытков, не решаясь пройти в дом.
  - Ну ты что, как не родной,- пошутил я, здороваясь с ним.
  - Александр, у меня к тебе есть дело, очень серьёзное и даже приватное.
  - Ты меня сразу напугал,- хохотнул я, предложил ему пройти в дом и там поговорить в тихой обстановке.
  И, когда мы сели за стол и выпили по бокалу красного сирийского вина, Володя рассказал о своём неотложном деле. Из их колонии сбежал особо опасный рецидивист и, что главное из барака усиленного режима, а оттуда сбежать практически не возможно. При этом он убил троих охранников. И вот уже вторую неделю они никак не могут его разыскать, чтобы вернуть на место. И вот он пришёл ко мне, чтобы узнать, нет ли у меня возможности помочь ему в этом деле.
  - Именно мне, потому что я никому не сказал о тебе и помочь я прошу только мне и больше никому. К тому же нет необходимости его задерживать живым, он сгодится в любом виде. И он показал его фото и данные его биографии, а также предположения, где он может быть после побега.
  - Конечно, если бы у нас было много людей, то можно было их разослать во все места, но тут получилась накладка, отсутствуют два сотрудника и вызвать их на работу сейчас нереально. Вот я и пришёл к тебе, может ты сможешь чем нибудь помочь, так сказать по дружески. Глядишь, может ты и сможешь организовать какой нибудь проход в одно из мест, где он может прятаться.
  - Знаешь, Володя, у меня лично такой возможности нет, но у одного моего друга такая возможность может и сыскаться. При условии, что о нём никто не узнает. Также как и обо мне. Почему я обговариваю такие условия, я скажу. У нас, Володя, такие начальники, что им дай только повод, только возможность, и они не слезут с тебя никогда. Так и будут использовать пока кто нибудь не издохнет, или мы, или они. И видя, что Володя хочет что-то возразить, я жестом прекратил дискуссию.
  - Или так, или никак. Это окончательно. Я не хочу ни с кем воевать. А если они узнают о нас, нам придётся их ликвидировать.
  - Хорошо. Я согласен. Вряд ли я пришёл бы к тебе с таким вопросом, но у нас получилась безвыходная ситуация, начальство грозит нам большими неприятностями, если мы его не обезвредим своими силами, без привлечения дополнительных силовых структур.
  И мы пошли к Виктору. Он был дома и сразу пригласил нас за стол угоститься вином, мы не отказались, потому что я моргнул Володе, что так надо. Мы выпили по стаканчику гранёному и я перешёл к делу. Я описал нашу проблему, пообещал, что Володя как хороший друг об этом ни гу гу и предложил Виктору помочь нашему товарищу, надеясь в дальнейшем привлечь его к нашим экспедициям. Я видел как Виктору не охота связываться с этим делом, его аж корёжило от плохих предчувствий, но идя мне навстречу, он отбросил свои нехорошие предположения и, наконец, согласился помочь Володе и соответственно и мне.
  Просмотрели по карте все возможные места, где может скрываться беглец и Виктор активизировал пространственное окно. Я поглядел на Володю, как он, открыв рот наблюдал за действиями Виктора, усмехнулся про себя, нам-то это уже стало привычным и тоже стал смотреть как мелькают в окне разные пейзажи и сельские, и городские, и даже интерьеры домов и квартир. Да, Виктор не терял зря время и движения его рук были уверенные и точные. Внезапно он повернул мелькание картин назад.
  - Я, кажется, его засёк.- произнёс Виктор возбуждённо. И действительно, в какой-то квартире, бывшей в предполагаемом списке, мы увидели его, нашего дорогого и ужасного преступника.
  - Ну, Володя, дело за тобой,- сказал я и протянул ему свой пистолет с глушителем.- Мой Магнум жаждет крови, несколько театрально произнёс я. Дёрни за верёвочку, она и откроется.
  Володя не стал строить из себя сомневающегося интеллигента и нажал на спуск. Беглец как сидел на диване перед телевизором, так и остался сидеть, а в стене сарая образовалась лишняя дырочка.
  - Тьфу ты чёрт,- чертыхнулся Виктор,- забыл прохождение включить.- Давай ещё разок, стрельни,- сказал он Володе. Володя последовал его совету и ещё раз нажал на спусковой крючок. На этот раз у нашего визави образовалась дырка в голове. И ещё, на всякий случай, Володя выстрелил в него и у того, уже упавшего с дивана, появилось ещё одно отверстие в голове, но с другой стороны. Кровь толчками выливалась из ран, заливая расстеленный на полу коврик. Мы посмотрели табличку на доме, улицу. Город мы уже знали, видели на карте.
  - Ну, ребята, спасибо вам. Я ваш вечный должник.- Пожал нам руки Володя.
  - Не должник, а товарищ и член нашего общества,- торжественно объявил я.- Надеюсь, что ты со временем, участвуя в наших экспедициях, тоже получишь дополнительные возможности или как говорят - бонусы. Мы пошли обмывать успешное завершение нашего дела и не заметили, что из незакрытого пространственного окна в сарайчик скользнула какая-то тень.
  
  * Глава вторая *
  
   Когда я появился в 1972 году, мой отец только что пошёл на пенсию в звании майор милиции. В последние годы он служил комендантом спецкомендатуры МВД. Для тех кто не знает скажу, что спецкомендатура , это учреждение, которое размещает на жительство и наблюдает за поведением условно освобождённых из мест лишения свободы. Надо сказать, что он был строг, но справедлив и зря своих подопечных не дёргал. Но всё равно некоторые затаили на него злобу, считая его причиной своих бед и несчастий. Ну что же, на чужой роток не накинешь платок, как гласит народная мудрость. И ещё, языком болтай, а рукам воли не давай. Так бы и жили они, каждый сам по себе. Но нет.
  Ещё в прошлой жизни, в молодости, я не раз видел как отец на улице дрался с разными мужиками, как он потом объяснял нарушителями общественного порядка. И с одним и сразу с двумя, и всегда выходил победителем в схватках, после чего тащил их в отделение для выяснения. Я по молодости лет в эти разборки не вмешивался, слаб был, да и боялся ещё. Сообщал всё матери, а она уж его ругала, что всё это до добра не доведёт. И вот сейчас иду я по улице Володарского, мимо центрального рынка, в просторечье называемым Зелёным базаром и вижу, что в парке напротив рынка собралась толпа, активно, что-то обсуждающая. Я подошёл ближе и, приподнявшись на носках, заглянул внутрь толпы. Там мой отец, что-то очень возбуждённо говорил каким-то невзрачным с виду двум мужикам, что так нельзя себя вести и, что они должны пройти с ним в отделение милиции для составления протокола. На что те гогоча, отвечали ему в нецензурном изложении, куда ему следует пойти, кто он такой , и что они с ним сделают. Мне не понравилось как и куда двигалось событие и я, расталкивая толпу руками и локтями, пролез внутрь арены. Увидев меня отец воодушевился и в приказном порядке велел мне, хватать и не пущать нарушителей социалистической законности. На что я прореагировал несколько своеобразно и, подойдя к тому мужику, который уж очень громко выражал свою индивидуальность, просто и без размаха пнул его носком правой ноги по яйцам. Он сложился пополам и стал падать на меня, ухватив свои причиндалы в обе руки. Я не удержался и ещё раз пнул его, на этот раз по мордасам. Больше он кричать не стал. Его друган, видя такой исход сражения, решил покинуть ристалище досрочно и уже намылился бежать, но я его остановил окриком,
  - Ту куда, дорогой, а кто протокол будет подписывать?- на что он не прореагировал и, молча пытался покинуть наше общество. Пришлось его притормозить ударом по шее и, когда я приволок его к его приятелю и уложил рядом, то вытащил у них ремни из штанов и крепко связал им руки. На ноги не хватило материала. И вот здесь толпа, сначала замолчавшая при моём появлении, начала взрываться отдельными криками,
  - Это жестоко. Так нельзя поступать работникам советской милиции. И прочими умными замечаниями. На что я прореагировал следующими словами,
  - Это кто там такой умный, выходи, я сейчас тебе объясню содержание кодекса строителя коммунизма и заодно и уголовный кодекс, где есть статья о неоказании помощи работникам милиции при нападении вооружённых бандитов. И я вытащил у них из карманов перочинные ножики. А что, сойдут за финки. Тут толпа поскучнела и стала очень быстро расходиться, если не сказать круче.
  - Ну что, сынок, надо их в отдел тащить,- подошёл отец.
  - Нет, папаня, ты иди в милицию и пусть они сами отвозят этот хлам, а мне тяжёлое врачи не велели носить после аварии. У меня ещё здоровье слабое.
  - Да уж, я это заметил,- сказал папа не без иронии, но в ментовку пошёл, а я закурил и стал прохаживаться вокруг тел в одиночестве, так как никого из толпы не осталось. Не захотели они изучать уголовный кодекс РСФСР. Когда приехал газик с милиционерами, то мне пришлось тоже проследовать с ними для дачи свидетельских показаний. В результате оказалось, что отцовы партнёры по инциденту оказались его подопечными из общаги спецкомендатуры, которые подпив слегка, решили объяснить коменданту какой он нехороший, и как они его презирают. А мне старший наряда сделал выговор, что я слишком сильно их избил и, что так можно и превысить статью о необходимой обороне. На что я заметил, что я никогда до этого не дрался и поэтому не рассчитал своей силы. А старшой поиграл бровями и что-то пробормотал про себя, вроде - Ну, ни х.. себе, мальчонка. И я пошёл дальше гулять, думая про себя, что я действительно не дерусь, да и зачем, когда лучше пулю в лоб и трындец.
  Если кто из вас, дорогие читатели, жили в те времена, то они помнят, что даже на главных улицах славного города Оренбурга днём можно было посетить в целях развлечения только кинотеатры, музей краеведческий, парки, где можно было покачаться на качелях, ну и ресторан, если у вас есть деньги в количестве 10 - 15 рублей и есть желание выпить и закусить, конечно, довольно скудно. К тому же надо иметь в виду, что главных улиц была одна, Советская. Кажется, что все города Советского Союза вышли из одной книги "12 стульев", в том или ином масштабе. И вот погуляв вволю по главным улицам, я задумался - куда бы пойти ещё погулять. Если только в книжный магазин "Когиз", посмотреть на книги, которые уже читал раз десять, потому что новых книг в продаже не было, их присваивали продавцы и начальники продавцов, а также начальники начальников, а также хорошие знакомые этих, несомненно очень порядочных, советских людей, а именно мясники, обычно татарской национальности, модные врачи, обычно еврейской национальности, портные, тоже из этой группы населения, ну и, конечно, партийные и советские работники. Всё, на этом элита заканчивалась. Остальной советский народ, должен только ударно работать и ходить в кино и библиотеки, повышая свой интеллектуальный уровень. И решил я всё таки пойти к Виктору и развлечься обсуждением наших предстоящих путешествий. Ну и выпить хорошего вина, а не того болгарского с осадком, что продавали в гастрономе. На моё счастье Виктор был дома, он только что вернулся с велопрогулки и сейчас плескался во дворе, смывая с себя пыль дальних дорог.
  - А, Сашок, заходи и будь как дома, но не забывай, что в гостях. Сейчас я домоюсь и пойдём побеседуем, а ты пока покури. Надо сказать, что из последнего турне по Сирии, мы вернулись не только с багажом впечатлений и еды, но и с блоком хороших сигарет "KAMEL", которые я переложил в пачку от "Opal", которые ходили в анекдотах - у тебя опять опал?, но которые не расстреливали знакомые, не престижные они были. И вот я сижу на лавочке и курю, а мысли в голове как пчёлы роем летают и каждая мысль старается опередить другую. Готовятся, так сказать к бенефису.
  И вот, наконец, Виктор закончил своё омовение и пригласил меня в апартаменты, где мы уселись за стол и пригубили уже знакомое вино.
  - Вижу у тебя какое-то новое предложение,-начал разговор Виктор,-давай, излагай, я весь внимание. И я начал рассказывать о том, что пришло мне в голову сегодня, после моего приключения с хулиганами и последующим гулянием по широким проспектам нашего города.
  - Гулял я сегодня по городу, смотрел на жизненную активность горожан, наблюдал как работает сфера обслуживания, вспоминал свою всю прожитую жизнь и пришёл к выводу - как не абстрагируйся от внешней жизни, как не старайся не замечать все недостатки общества вокруг нас, но всё-таки придётся что-то менять. Как говорится - скучно, девушки. Ну ладно, мы с тобой можем развлекаться сколько угодно, путешествовать по другим мирам, наслаждаться всем, чем только мы можем пожелать и даже воевать с разными монстрами и инопланетянами. Но как подумаешь, как скучно и бедно живут наши родственники, друзья и просто живущие рядом советские люди, то становится не по себе и даже немного стыдно. Я, конечно, против того чтобы заниматься просто благотворительностью, это развращает людей, порождает иждивенчество, но ведь и никакого выбора у них нет, делай, что велят и всё. Вот я и предлагаю немного подстегнуть наших слишком успокоенных руководителей к действиям, которые бы немного изменили общество и сделали бы его более живым, но не криминальном. Я как-то читал в одной книге, конечно, фантастической, но там были очень здравые мысли как обустроить жизнь в России, да и в других республиках, так там писали, что надо первым делам изменить жизнь чиновникам. Нельзя допускать, чтобы любой чинуша мог творить, что угодно, занимать должность по блату и даже по наследству. Каждый должен всей своей жизнью отвечать за всё , что он сделает или натворит. И, конечно, мы сами ничего не сможем изменить, но пусть меняют те кто сейчас у власти, пусть даже по принуждению, если не захотят по хорошему. И вот это мы с тобой можем сделать.
  - Это что же, в тебе партийное прошлое проснулось и заговорило?-усмехнулся, Виктор.- Что тебе не живётся спокойно. Занимайся спортом, кушай вкусно и пей сладко. И жди свою невесту или жену, уж не знаю как правильно назвать её. А то вот сейчас изменишь исторический материализм и она не приедет к тебе, в твои объятия. И что тогда ты будешь делать?
  - Ну и язва ты, Витя. Все лучшие порывы души моей хочешь испортить. Да куда она от меня денется. Сама не приедет, так я за ней поеду и привезу. Тем более, что мне это сделать пара пустяков, конечно, с твоей помощью. Главное чтобы она свой институт закончила, а то я её знаю, потом укорять будет, что из-за меня не получила высшего образования. Хотя не в этом смысл жизни. Не в этом.
  - Так как же ты представляешь механизм изменения работы чиновничьего аппарата?
  - Каждый руководитель аппарата власти должен быть предупреждён, что за любые его прегрешения он будет наказан. И составляется перечень наказаний от увольнения как самого незначительного наказания и до бессрочной каторги как максимального наказания, а в промежутке там и конфискация имущества, и заключение на разные сроки. А также перечень поощрений за хорошую государственную службу. Варианты там могут быть всякие. И тогда не каждый будет рваться на руководящую работу, а только самые толковые и учёные люди. И вот всё это будет изложено на бумаге и положено на стол перед самим товарищем Брежневым Леонидом Ильичом. И, соответственно, с предупреждением, что за игнорирование сего документа будут проведены показательные казни чиновников особо запятнавших себя воровством, взяточничеством, покрытием преступников разного рода, а также негосударственных руководителей таких как, директора предприятий, магазинов и прочих торговых и сервисных организаций. И тогда пусть попробуют поворовать. Будет себе дороже. А средствам массовой информации будет предписано принимать от граждан жалобы на плохое руководство тех или иных чиновников, естественно, за подписью и принесённых самолично.
  - А ты не думаешь, что по этой бумаге нас с тобой вычислят и нам будет очень плохо?
  - А для чего у нас есть Виктория, с её техникой. Там можно напечатать любую бумагу и никто и никогда следов не сыщет.
  - И где мы его найдём, Москва, Кремль?
  - Ну зачем, адресок мне известен ещё с будущих времён, в смысле ещё с той жизни. Он тогда жил на Кутузовском проспекте, дом 26, квартира 91, пятый подъезд, пятый этаж. Это сейчас всё засекречивают, а в 2000-х годах всё стало известно. Так что давай сейчас смотаемся в Викторию, продиктуем нашу декларацию и заодно пообедаем. Ты ведь ещё не ел?
  Я взял Виктора за руку, представил парк около моего дворца и мы плавно переместились в другой мир, мир, который я выдумал для себя и моих друзей. Это как будто едешь на эскалаторе и в конце пути переступаешь на другой этаж. Мы по аллее подошли к дворцовой площади, где нас обступили радостные девушки в своих откровенных нарядах. И мы пошли составлять письмо Генеральному секретарю КПСС. Это заняло у нас где-то часа три, после чего письмо было отпечатано в чём-то похожем на принтер. Ох и красиво было отпечатано, просто залюбуешься.
  - А попроще нельзя было сделать,-спросил я у ближайшей девушки, на что последовал ответ, что для нас всё должно быть прекрасным. Да, их не исправишь уже, надо принимать всё как есть. Я распорядился поместить бумаги в пластиковый пакет и заклеить, чтобы случайно не оставить свои отпечатки. И мы пошли обедать, что бог послал. А он сегодня послал... и дальше по "12 стульям".
  
  * Глава третья *
  
   И стали мы с Виктором тренироваться, чтобы не ошибиться адресом. Через пространственное окно мы смотрели, как Брежнев работает в кремлёвском кабинете, а он не любил там бывать слишком часто, говорил, что у него до хрена помощников, вот и пусть отрабатывают свой хлеб. Так что в основном он проводил время или в своей квартире или на даче в Заречье. Значит в кремлёвском кабинете подсунуть ему наше письмо нельзя, обнаружат его помощники и о нём сразу будет известно всему политбюро. А это ни к чему. На даче Леонид Ильич практически не работал, а развлекался с своими близкими. Любил играть в домино с женой и охранниками. Так что и на даче ему некогда разбираться с нашим посланием. Значит только дома. И мы стали подсматривать его домашнюю жизнь. Он с женой Викторией Петровной. Однажды он сидел в своём кабинете и курил свои любимые сигареты "Новость", кстати, сигареты мне не понравились, ну и просматривал письма. Вот тут-то мы и подкинули ему свою корреспонденцию. Пакет был довольно объёмистый и он звучно шлёпнулся на стол прямо перед Брежневым, да так, что он даже малость перепугался. Он вместо того чтобы посмотреть письмо, стал вертеть головой во все стороны, но само собой так ничего не увидел. Охранник обычно был рядом в кремлёвском кабинете, а тут его не было. Леонид Ильич не стал вызывать охрану, так как в это время он ещё хорошо соображал и, поразмыслив, понял, что если бы ему хотели причинить вред, то никто не помешал бы это сделать. И к тому же в пакете сверху на бумагах лежала записка, с извинениями и уверениями, что ему ничего не угрожает. И он успокоился и вскрыл пакет.
  
  На другой день в Заречье приехали несколько членов Политбюро ЦК КПСС, а именно - Ю. В. Андропов, А. А. Гречко, А. А. Громыко и М. А. Суслов. Л. И. Брежнев, после того как все прибывшие расположились за большим столом, доложил о полученном послании, а также о том как оно прибыло. Когда все услышали о том, что СССР развалится в 1991 году, если не будут приняты соответственные меры, то все одновременно стали возмущаться и говорить, что этого не может быть и, что СССР силён как никогда и не допустит такого неправдоподобного исхода. На что Леонид Ильич заметил, что в послании написано, что в случае непринятия мер по искоренению коррупции, то автор или авторы письма нанесут превентивный удар по главным виновникам криминализации власти в СССР и в первую очередь будет уничтожен министр МВД СССР Щёлоков Н. А. несмотря на то, что он является личным другом Л. И. Брежнева.
  - Но откуда известно, что он главный виновник?- подал голос М. А. Суслов.
  - Я же всё зачитал и тут ясно указаны неопровержимые доказательства, в которые можно, конечно не верить, но это только усложнит дело и завтра, если не будет снят с поста, а также не отдан под суд с имеющимися доказательствами Николай Щёлоков, то мы будем виновниками его смерти.
  - В наших силах его так запрятать, что никто его не найдёт, хоть перероют всю землю в стране, - заметил Ю. В. Андропов,- и это при том, что я критически отношусь к его деятельности на посту министра МВД.
  Мы с Виктором больше не стали слушать этот спор, направленность которого явно прослеживалась не в сторону исправления недостатков, а даже наоборот в желании спрятать концы в воду.
  - Ладно, - сказал я, - подождём пару дней и если они ничего не предпримут положительного, то тогда уж мы нанесём первый и надеюсь, последний предупредительный выстрел.
  На следующий день в газетах и на радио ничего неожиданного мы не услышали и не прочитали. Не произошло этого и в последующие дни. Дальше ждать было бессмысленно и мы приступили к действиям. Найти министра МВД Щёлокова было парой пустяков, достаточно было послушать его домочадцев. К его исчезновению отнеслись довольно небрежно. Поместили его на авиабазе Кубинка и вот 30. 06. 1973 года мы направили своё окно в сторону его убежища. Как раз проходили полёты МиГ-25. Они в паре с грохотом проносились над аэродромом. Щёлоков стоял у окна и с интересом смотрел на полёты. В это время один из самолётов резко клюнул носом и беспорядочно крутясь, стал падать в сторону жилгородка обслуживающего подразделения. Взрыв был очень сильный и части самолёта разлетелись во все стороны. В этот момент Виктор сделал проходимость пространственного окна и я, тщательно прицелившись, выстрелил из Магнума с глушителем. На фоне шума авиакатастрофы, никто даже не заметил, что Щёлоков покачнувшись и цепляясь за подоконник, осел на пол. На полу возле его головы растеклась тёмно-вишнёвая лужа крови. Приговор был исполнен и нам осталось только ждать, как отреагирует на это Брежнев и его коллеги по политбюро.
  
   * Глава четвёртая *
  
  Через месяц в центральных газетах появились решения Политбюро ЦК КПСС о мерах по преодолению коррупции в советских, административных и общественных органах Советского Союза. Ну что же, будем надеяться, что руководство страны взялось за ум, а то нам некогда за ними постоянно следить, у нас и своих дел хватает.
  И вот тут Виктор не согласился о мной.
  - Как же мы можем бросить это дело на самотёк, если нам даже пришлось приговорить одного из них к смерти. Да они только из-за этого и согласились на проведение реформ, чтобы мы больше никого не расстреляли. И если в течение некоторого времени о нас не будет слышно, то они всё забросят и жизнь пойдёт по старому сценарию.
  - Витя, мы расписали как им жить и, что делать на тридцать лет вперёд. Вот и пусть занимаются. А если мы будем их всё время контролировать, то и у нас не будет времени на личную жизнь, и у них совершенно отпадёт желание заниматься государственной деятельностью. Ведь под дулом пистолета не создашь шедевр. А мы, если уж они совсем не туда направят свои усилия, ещё разик их предупредим, но не часто. Кстати, а ты работать что, не собираешься?
  - Почему, меня распределили на Газдобычу и я скоро иду туда устраиваться. График работы мне нравится, два через два. Так что у нас будет время погулять по разным мирам. А ты, так и будешь сидеть дома? А то айда со мной работать Новые места, новые впечатления.
  - В той жизни ты тоже приглашал меня к себе работать, но я тогда не согласился, больно далеко, мол, ездить, а сейчас я ещё подумаю, может и соглашусь, если не найду чего-нибудь получше. В смысле, чтобы работать поменьше и времени свободного было побольше. А то по прошлой жизни я помню, сколько не работай, а благодарности не заработаешь, если в струю не попадёшь.
  Но как говорится, человек предполагает, а бог располагает. Как-то вечером пришёл ко мне Володя Прибытков. Я даже вспомнил мультфильм про собаку и волка,- Что, опять? Но вслух не сказал, а только рассмеялся.
  - Что во мне такого смешного,- слегка даже обиделся Володя.
  - Не обращай внимания, на меня иногда находит. Что-нибудь вспомню смешное из своей жизни, вот и смеюсь. А в тебе ничего смешного нет, всё очень серьёзно. Ну ладно, рассказывай, что у тебя случилось.
  - Да вот, связался я с вами и теперь даже не знаю радоваться мне или горевать. После того как мы побывали в другом мире, да около окошка я повертелся, у меня стали появляться разные то-ли свойства, то-ли болезнь какая-то. Короче, смотрю я на человека и вижу его прошлое. Вся его жизнь как бы проходит перед моими глазами и даже не перед глазами, а прямо в голове возникают картинки и даже фильмы из жизни этого человека. Я уже столько гадости всякой узнал о своих сослуживцах, что уж не знаю, что мне делать. То-ли идти к психиатру, то-ли в КГБ. И решил сначала с тобой посоветоваться.
  - Вот и правильно, а то если бы ты пошёл туда сдаваться, то тебе пришлось бы не сладко. Заперли бы они тебя за толстые двери и пахал бы ты на них, пока совсем не свихнулся от их экспериментов. Так вот. У всех нас, кто побывал в других мирах, да не раз, что-нибудь да развилось необычное. Не буду болтать о разных способностях, но только скажу, что и у тебя они проявились, и теперь их надо использовать себе на пользу. Это самый лучший вариант. И тебе будет от этого лучше и твоей семье хорошо. А стоит только проболтаться и возникнут у тебя, да и у нас кучи проблем. И есть тут один большой плюс. Вот мы набрали в потустороннем мире разные алмазы, да изумруды, а ведь их ещё продать надо, а при помощи твоих способностей мы сможем узнать кто есть вор и где он спрятал наворованное. И забрать эти деньги себе и даже помочь нуждающимся.
  - А как же мы воров найдём?
  - Володя, тебе ли надо объяснять где искать?. У тебя на зоне кто сидят?. В основном воры. Вот и посмотри на них. Многое сможешь узнать. А вообще , если на воле искать, то директоров магазинов и прочих полно везде. Только успевай их чистить.
  - Нет, такое дело не пойдёт, я не собираюсь грабить квартиры.
  - А ты, что же думаешь, они всё ворованное в квартирах хранят? Нет, для этого они находят более надёжные укрытия. И вот про эти-то места мы и узнаем из их воспоминаний.
  - Слушай, Александр, ты ведь младше меня на два года, а мне приходится прислушиваться к твоим советам, что-то не сходится здесь, тебе не кажется?
  И я решил рассказать ему всё как есть. И про то, что я из 2016 года, и про то как я нахожу и открываю порталы. Чем дольше длился мой рассказ, тем шире раскрывались его глаза и в конце повествования мой слушатель только и смог произнести,
  - Ну не хрена же себе! Да, с такими возможностями и работать некогда. Так и будешь шастать по мирам, да по другим странам. А как здорово мы можем повлиять на международную обстановку. Ведь эти суки-американцы только и затевают конфликты по всему миру. А мы можем их здорово урезонить.
  - А это тебе надо! Я ведь тебе уже сказал, что я попал сюда из 2016 года. Ничего серьёзного за эти годы не произошло. Сплошные локальные войны, а если мы впряжёмся в эти разборки, то ещё неизвестно к чему это приведёт. Так что, не буди лихо пока оно тихо. Нам надо будет сделать только одно. В 1979 году в моей истории СССР введёт свои войска в Афганистан для поддержки прокоммунистического режима власти и здорово на этом погорит. Все западные страны на нас ополчатся и начнут вводить против СССР различные санкции. Будут бойкотировать Олимпийские игры в Москве в 1980 году. Уже это одно плохо, но мы ведь ещё и потеряем только убитыми на этой войне около 15 тысяч солдат и офицеров и никого за это даже не накажут. А мы можем наказать этих сволочей и обязательно сделаем им козу. Ты же читал в газетах постановление о борьбе с коррупцией?
  - Да, читал и был очень удивлён. Вроде никогда не говорили, что у нас имеется в стране коррупция и вдруг оказалось, что с ней надо бороться. И министр МВД Щёлоков как-то внезапно помер.
  - Он не помер. Его приговорили к смерти и привели приговор в исполнение.
  - А откуда ты об этом узнал? Вроде бы нигде...
  - Вот мы его и грохнули и тем самым подстегнули там наверху к реформам. А то они совсем перестали мышей ловить. Только и занимались тем, что на охоту ездить, да коньяки жрать. И я рассказал Володе, как развалили в будущем СССР и кто в этом виноват.
  - Мы долго ещё сидели, пили вино и я курил свой Кэмел. А потом Володя сказал, вставая и протягивая мне руку,
  - Вы всё правильно сделали. И я с вами в этой борьбе. Можете мной полностью располагать.
  - Ну до 79 года ещё не скоро, так что займись пока ворами. Надо их попотрошить. И, кстати, кончай это твоё Александр. Я для тебя Саша, Саня, Сашок, Санёк. Не люблю я эту официальщину.
  
   * Глава пятая *
  
   Итак Виктор устроился на работу в Газпромдобычу дежурным инженером электриком и стал ходить или вернее ездить на смены. Это где-то за Нижней Павловки. И как-то раз я поехал вместе с ним на их автобусе посмотреть как он там устроился и заодно пошарить вокруг насчёт новых порталов. Взял с собой рюкзак с запасом еды, бинокль, нож и пистолет Магнум с глушителем. Получилось не так уж и тяжело. Ехали мы довольно долго, около часа. Местность вокруг была пустынная, только иногда за посадкой мелькали небольшие поселения. Близилась осень и посадки деревьев уже стали постепенно окрашиваться в жёлтый цвет. Это всегда так бывает, когда деревьев мало. Холодный ветер быстро помогает им сбросить самые старые листья и подвялить молодые. Когда мы подъехали к зданию конторы газдобычи, я попрощался с Виктором и сказал, что если ничего не найду, то домой поедем вместе и помахав ему напоследок рукой, двинулся в поле, в сторону реки Урал. До реки было километра четыре и я шёл не спеша, с удовольствием вдыхая утренний прохладный воздух. Пахло мокрой скошенной травой и, почему-то силосом. Наверно силосная яма была недалеко. Я закурил сигарету"Мальборо" и шёл по просёлочной дороге наблюдая, как муравьи красные и крупные, что-то деловито тащат к себе в норки. Сигареты Кэмел у меня закончились и пришлось напрячь Витю, чтобы смотаться за кордон и набрать новую партию зелья. Попались сигареты Мальборо, вот их и набрали. А чё, тоже неплохие. Мне сойдут. Я шёл и на душе у меня было спокойно и безмятежно. Раньше, в другой жизни, я иногда думал, доживу ли я до пенсии, потому что и здоровье пошаливало и думы тревожные мешали спокойной жизни, а вдруг война будет. А теперь я знаю, что на нашу жизнь никто из империалистов не покушается и здоровья хватит надолго. Да и сама пенсия меня теперь мало волнует. Ведь раньше мы думали, что если не будешь работать, то и пенсии не будет, а оказалось, что будет социальная пенсия и она не на много меньше обычной пенсии по старости. Представляю усмешки моих знакомых торгашей, которые не работали, а только ездили по городам скупать дефицитные товары для перепродажи.
  Так шёл я и думал о разном. До реки Урал уже оставалось немного, уже явственно в воздухе ощущалась свежесть, да и деревья вдоль реки были всё ближе и ближе, как я внезапно заметил в тени прибрежных деревьев, что-то блеснувшее и сразу исчезнувшее. Я двинулся дальше и вновь проблеск повторился. Что за чёрт, подумал я. Может быть кто-то зеркало на меня направляет. Да вряд ли, утро ведь, кому это надо. И я пошёл дальше к неожиданному феномену. Когда я подошёл к рощице на берегу реки я увидел портал.
   Всё таки портал, но какой-то странный. Он мигал через определённое время. И был розового цвета. Я решил засечь время и получилось, мигает он через одну минуту три раза подряд, затем через две минуты три раза подряд и опять через одну минуту три раза. Обычного человека это обстоятельство ввело бы в ступор, если бы даже он смог увидеть это мигание, но не меня. Я ведь служил в армии радиотелеграфистом. И сразу понял-это SOS, призыв о помощи. Кому-то там в зазеркалье плохо и он взывает к нам, к людям с просьбой о помощи. Я тут же полез в рюкзак за телефоном и обмер, телефона не было. Наверно, дома оставил? Или потерял? Не может быть такого. Просто я отвык вставать так рано и второпях забыл его в шкафу, где он хранился. Ну что же попробуем обойтись без него.
  Я коснулся зеркала портала пальцем и подождал с минуту. Он перестал мигать. Вытащив из рюкзака свой пистолет, я осторожно сунул в портал голову. И сразу перед глазами как бы взорвался сноп искр и потом всё погасло.
  Шум. В ушах шумит. В голове шумит. Больно. Всё болит. Тело ломит. Я что, на сквозняке лежу, что-ли?. Кто там пооткрывал все окна. Холодно ведь. Темно. Что, сейчас ночь? Глаза не открываются. Что, опять под машину попал? Стоп. Я же в портал полез. Вот, блядь. Это же меня по башке шарахнули. Хочу пальцами открыть глаз. Рука не поднимается. О-па-на... Руки-то связаны. Сзади связаны. Шевельнуть ногой. Нет. Тоже связаны. Упаковали по полной. Лицом упёрся во что-то мокрое и холодное. Наверно, в землю сырую и неприятную. Ждать, кто-нибудь должен подойти. Как дурак попался. Не всё коту масленица. Привык разгуливать по порталам как у себя дома. Заманили.
  - Хрук-хрук. Идут. По мою душу.
  - Хватит придуряться, ведь слышишь всё. Кто-то хватает меня за волосы и тянет вверх. Непроизвольно глаза открываются. Чёрт, лучше бы не видеть. Какая гадость. Орк, ну настоящий орк!
  - Наконец-то попался хоть один. Теперь ты нам расскажешь, как пройти в эту пещеру. Пора вас в стойло поставить.
  Меня приподняли и прислонили спиной к основанию каменной горы. Справа, в метрах десяти был виден портал. Да, не добраться. Сидя, стал рассматривать похитителя. Лёжа он казался побольше, а так было видно. что росточком он метра полтора. Но широкий и корявый как пень с необрубленными ветвями.
  
  
  
  Тут подошёл ещё один, наверно, начальник первого. Этот был ещё противнее и голос у него был хриплый и оглушающий.
  - Ты что с ним возишься. Тащи его в подвал, на дыбе всё расскажет. Да смотри не убей, а то когда ещё другой попадётся. Его подручный схватил меня за ногу и поволок. Моя голова со стуком двинулась вслед за телом. Вот, сволочь, всю голову разобьёт.
  - Ты что, дубина, делаешь. Ты же ему башку оторвёшь,- вскричал начальник и пнул своего подчинённого в зад. Тот даже не покачнулся. Но приказание исполнил и, бросив меня на землю, перехватился за руки. Стало ещё больнее. Тут и дыбы уже не надо, сейчас руки вывернет. Но по мнению главного орка это уже было гораздо правильнее и он только молча пошёл за нами.
  Меня волокли довольно долго и я снова потерял сознание, а когда очнулся с меня стекали целые ручьи воды. Вода была холодная и вонючая как нашатырь. Не знаю от чего я пришёл в себя, то-ли от холода, а то-ли от вони. Скорее и от того и от другого вместе. Я лежал на грязном глиняном полу лицом вниз и старался приподнять его, чтобы не нахлебаться мокрой и вонючей грязи. Наконец подручный палача, а может он и есть палач, развязал мне руки, чтобы снова привязать к подобию креста. Ноги уже были развязаны. Они не боялись, что я могу убежать, дверь то была закрыта. Да и хил я был по сравнению с ними. Начальник палача молча стоял в глубине подвала, наверно готовился к допросу. Но я не собирался ждать, когда с меня начнут сдирать кожу. Собрав все силы, я оттолкнул своего палача в сторону его начальника и прыгнул в сторону, представив дворцовую площадь Виктории. Вспыхнул свет и я отключился, в который уже раз, но теперь с чувством облегчения.
  Опять я провалялся в медицинской капсуле дня три. Постепенно здоровье восстанавливалось и я уже стал было собираться "выписываться", но вовремя вспомнил. И позвал свою самую доверенную роботессу Магдалену.
  - Слушай, Магги, а кто у нас тут самый умелый механик?
  - Самый лучший механик, мой повелитель, это тот кто сделал тогда ваш велосипед и зовут его Вулкан.
  - Он, что с Олимпа сюда спустился? Там кажется такой бог проживал.
  - Наш господин, как всегда шутит,- улыбнулась Магдалена.- Местный он, наш. Позвать его?
  - Да, милая, позови и пусть захватит с собой компьютер.
  Вскоре пришёл симпатичный биоробот Вулкан и я стал объяснять ему свою задумку. Надо мне этим оркам отомстить и к тому же здорово отомстить. И я поставил задачу Механику сделать, и как можно скорее, оружие возмездия, а именно усовершенствованный автомат АК-74, но с увеличенной ёмкостью магазина и патроны, чтобы были с урановыми пулями. И показал ему в компьютере как это можно сотворить. И механик пошёл работать, пообещав к моменту моей выписки, сделать мой заказ. Если кто не понял, откуда мол у них оказался компьютер, то могу напомнить, что первый раз я попал сюда со своим сотовым телефоном. А что такое сотовый телефон, как не миникомпьютер. Вот изучив его и создали настоящий компьютер и работал он даже лучше, чем китайские поделки в будущем. Даже операционную систему создали свою и назвали её ВиктОра. Пока я чертил и рисовал схему изготовления автомата, ни разу не было сбоев и зависаний и, что интересно, был доступ к информации из будущего. Надо будет спросить потом, как это им удалось и нельзя ли подключить такую функцию моему телефону. И вот настала минута прощания. Мне принесли новую одежду, так как старая была вся изорвана и механик принёс уже изготовленный автомат АК-74С с четырьмя магазинами. Доложили, что в магазин входит 100 патронов. Я поблагодарил моих друзей и подданных и пошёл, представив место у входа в портал. Следующим шагом я был уже там. Хоть и прошло несколько дней, но мой рюкзак и пистолет так и валялись около портала. Глухое оказалось место. Ну да, я ведь тогда свернул с дороги и прошёл метров триста до портала, так что здесь не ходят посторонние. Я сунул свой потерянный было уж пистолет за пояс и взял на изготовку автомат. Активизировав портал, я сразу же выпустил в розовое зеркало очередь с десяток патронов и прошёл в чужой мир. Часовой с другой стороны всё-таки был, но сплыл. Сейчас он представлял из себя несколько окровавленных кусков мяса. Да, урановые пули это не так себе. На звук выстрелов выбежали из-за холма несколько новых орков и, не дожидаясь, когда они приблизятся я открыл огонь. Я сделал три выстрела, особенно не целясь, три трупа упали на траву. Вот это механик. Он мне сотворил самонаводящиеся пули. Ну мне теперь сам чёрт не брат. И я пошёл вперёд, стреляя на ходу во всех, снова и снова прибывающих врагов. У меня создалось впечатление, что пули пробивали сразу по несколько орков, раздирая их на куски. Ещё магазин не закончился, а передо мной уже была навалена целая куча врагов. Но орки тоже сообразили, что даже навалом они успеха не добьются и стали издали закидывать меня камнями и чем-то вроде копий. Мне пришлось встать за ближайшее дерево и оттуда вести стрельбу по наседавшим врагам. Вскоре трупов стало столько, что оркам не надо было искать укрытия от моих выстрелов и они просто стоя за кучей частей своих соплеменников, старались попасть в меня чем-нибудь. К их сожалению, а к моему счастью военные знания у них отсутствовали напрочь, и я уже по инерции стрелял и стрелял уже одиночными, а пули всё находили и находили новые цели. И вот, наконец, орки закончились. Стало так тихо, что я услышал щебетание птиц на дереве, под которым я прятался от гнева бестолковых чудовищ. Ну вот, кажется пора и домой. Я собрал свои магазины, в которых закончились патроны, а их было три и пошёл на выход. Посмотрел на часы, которыми меня снабдили в Виктории и увидел, что прошло всего двадцать минут с тех пор как я начал свой "Blitzkrieg". От трудов праведных захотелось есть и я развязал рюкзак. Хлеб, конечно уже подсох, но остальное было вполне съедобным. Я подкрепился и мне пришла мысль заглянуть в портал с другой стороны, всё равно уж я здесь. Надеюсь там-то меня не стерегут подлые враги, но потом я вдруг вспомнил. SOS. Кто же сделал так, чтобы портал сигналил об опасности. Я собрал свои вещи и пошёл обратно. Там пока ничего не изменилось. Так же валялись кучи поверженных врагов и так же пели птицы, как бы радуясь, что зла в этом мире стало меньше. Я прошёл за холм и услышал какие-то стуки и крики. Когда я подошёл ближе то увидел, что дверь в той стороне холма трясётся от ударов изнутри. Понятно. Орки держали там рабов или запас еды. Я открыл дверь и оттуда с радостными криками вывалилась толпа оборванных людей. И они все кричали не по нашему. Что-то хотели у меня спросить, но я их не понимал сначала, но потом заработал мой бонус и я стал различать знакомые слова. Оказалось, что это жители этого мира и их захватили варвары. У них тут разные страны и их страна граничит с областью заселённой дикими существами, которые иногда нападают на них. Вот и их захватили и хотели со временем съесть, но, благодаря мне, они теперь свободны и постараются больше не попасть в плен к этим зверям. А, когда я их спросил, почему сигналил портал, то они со скорбью ответили мне, у них был очень учёный человек, который и сделал это устройство, но его уже давно орки съели и теперь никто не сможет оживить ворота в другие миры и даже видеть их никто не может больше. Ну и слава богу, обрадовался я, а то набегут к нам разные завоеватели и будет нам нехорошо. Я развязал свой рюкзак и отдал им весь остаток своих съестных запасов и они пошли в сторону своего дома, а я своего. И, когда я перешёл в свой мир, то я вспомнил, что хотел заглянуть в обратную сторону портала и я, надеясь, что мне больше не прилетит по голове, заглянул...
   Там была Москва. Столица нашей родины. И глядя на проезжавшие мимо меня автомашины, я с уверенностью могу сказать, что это Москва будущего. Да, где-то 2000-е годы. Портал находился недалеко от входа в парк, но на его территории. Напротив через дорогу находилось здание администрации президента.
  Я узнал его по разным снимкам и по Яндекс картам, которые не раз разглядывал в прежние времена. Удачно я попал. Узнать ещё какой год сейчас в этой России. Ну ничего, узнаем. Повезло нам несказанно. Это же сколько дел мы сможем здесь провернуть. Обалдеть можно. Но потом, а сейчас домой. Но сначала заскочим к Виктору.
  И вот я появился во дворе Виктора с рюкзаком и автоматом в руке. Стучу в окошко и там появляется удивлённая Витина мордуленция. Он кивает мне, заходи, мол, дружише. Ну и зайду, я не гордый.
  - Ты куда пропал опять. Я тебя ждал, ждал. Три автобуса пропустил. А ты так и не появился. Потом к тебе домой заходил, там тоже не знают, где ты можешь быть. Заходил и к Володе Прибыткову, еле нашёл его домик, всех соседей переполошил. Опять облом. Так что искать негде, ты ведь можешь и в Викторию угодить. Вот такие дела.
  - Всё правильно ты сделал, молодец. А в Виктории я тоже был, но не сразу. И я рассказал Виктору о своих похождениях.
  Когда я закончил говорить, Виктор посмотрел на моё оружие сказал,
  - Да, здорово ты прибарахлился. Посмотреть можно?
  - Можно, только осторожно. Там пули урановые. И держать их в руках не рекомендуется. Облучиться можно. А так корпус магазинов хорошо защищает от радиации.
  - И здорово лупит?
  - Я же говорю, этих орков на части рвали, да ещё одной пулей по два, три орка за один раз.
  - Ни хрена себе ружьецо. Так можно и с инопланетянами повоевать.
  - Дойдёт и до них дело. Вот сделают нам ещё парочку таких автоматов, подключим к этому делу ещё и Вовку Прибыткова и пойдём воевать. Не ради того чтобы их уничтожать, нас для этого маловато будет, а ради добычи новых технологий. А сейчас, главное для нас освоить дорогу в Москву запортальную.
  
  Я не ставлю за жизнь ни гроша
  Коли в ней не пойму ни шиша,
  Ветки мне исцарапали грудь
  Ведь вслепую я двинулся в путь.
  Я свободу ни в грош не ценю
  Я скорее себя оженю,
  Я забыл всё, не вижу ни зги
  Потому что проснулся другим.
  
   * Глава шестая *
  
  Я проснулся на рассвете совсем другим человеком. Вчера, когда я пришёл домой, а вернее перешёл со двора Виктора в свой дворик, я наткнулся на сидящих на лавочке своих родителей. Сказать, что они были в шоке, это ничего не сказать. Мама сразу заплакала и стала вытирать слёзы столовым полотенцем, а отец сразу начал качать права,
  - Сколько раз..., да когда же это..., ты думаешь...,вся его речь была однообразна и смысл был один, сиди и не рыпайся, а то..., ну вы понимаете. И я решил взять козу за рога,
  - Папа с мамой, мне всё давно понятно, что вы желаете для меня только добра и ничего больше. А я вот как раз хочу, чтобы этого ничего больше, было побольше. Или я должен просидеть дома всю жизнь, как в прошлой жизни и ничего не воплотить из своих мечтаний.
  - Что ты опять болтаешь,- снова взвился отец,- тебя точно надо проверить у психиатра. Ты уже несколько лет заговариваешься.
  Я взмахом руки остановил его словоблудие и сказал,
  - Ну ладно, мне с вами всё ясно. Вижу, что вас не убедили мои доказательства в том, что я вас не обманываю. Так вот, чтобы больше не было этих бесполезных споров, я сейчас положу на место свои вещи,- я показал на рюкзак и оружие, на которое они смотрели с ужасом,- закрою дом и мы отправимся на мою планету, которую я сам создал, своим воображением.
  Когда я подошёл к ним и обняв их за плечи, произнёс,
  - Ну, что, мои неверующие ФОМЫ, поехали? Мама только и успела произнести,- Сынок, ку... А мы уже перенеслись в парк на Викторию.
  Это всё происходило как в кинокомедии. Только что они были тёмным вечером на своём дворе и вдруг очутились тёплым летним днём, а скорее даже утром, в прекрасном парке с зелёными пушистыми деревьями и экзотическими пальмами. Под ногами пружинила дорожка, сделанная неизвестно из какого материала и она вела к высокому и красивому дому, а скорее дворцу. Мои дорогие родители вертели во все стороны головами и, не веря своим глазам, всё повторяли,
  - Да как же это, да где же мы...
  - Ну вот, а вы не верили. Вот это и есть моя планета, та которую я сам и создал. И всё, что здесь есть предназначено для нас и моих лучших друзей. Сейчас нас встретят и проводят в оздоровительные покои, вы помоетесь с помощью наших помощниц и получите первый заряд здоровья и омоложения, а потом мы покушаем и поговорим о жизни.
  Тут появились мои прекрасные девушки-роботессы со своими улыбками и повели нас в лечебницу. А потом мы сидели за большим накрытым столом, кушали очень вкусные блюда и говорили, говорили, говорили.
  Через пару часов, когда мы наевшиеся и наговорившиеся встали из-за стола, то отец, который помолодел лет на десять наконец произнёс,
  - Ты уж прости нас, старых дураков, что мы тебе не верили, но уж больно чудно это всё. И то, что ты старше нас по годам и то, что ты сумел создать целую планету и побывать в других мирах. Теперь от нас тебе не будет никаких беспокойств.
  - Во первых, не старых дураков, а молодых, а во вторых, вы ещё помолодеете и проживёте теперь ещё лет сто. И я надеюсь, что мы с папой ещё повоюем с разными инопланетными пришельцами и прочей гадостью.
  - А что ты думал, майор милиции это тебе не хухры-мухры, а старый вояка, ещё японцев бивший в хвост и в гриву.
  - Нет папа, ты теперь молодой вояка! Мы все весело рассмеялись и пошли гулять, и любоваться достопримечательностями теперь уже нашей планеты.
  *****
  Итак я проснулся. По всему телу разливалась приятная нега, сказывалось вчерашнее оздоровление и, наконец, прояснение наших отношений с моими родителями. С кухни неслись запахи свежеиспечённых блинов. Маманя постаралась. На неё тоже благоприятно повлияло лечение на Виктории. Отец тоже уже встал и бегал по двору, совершая ежеутреннюю гимнастику. По радио передавали последние известия. Снова разоблачили какого-то крупного подпольного цеховика-миллионера. Теперь их не расстреливали, как при Хрущёве, а посылали в зону организовывать передовое производство. Следуя нашим указаниям, политбюро объявило гласность и граждане СССР впервые за много лет стали слышать правду о том, что происходит в стране. Журналисты и корреспонденты стали выходить на улицы и на производства и расспрашивать простых людей о том как они живут, и что надо поменять в нашей жизни.
  - Слава богу, может всё наладится и нам больше не придётся никого наказывать.- подумал я и пошёл чистить зубы, а то мама уже стала звать на завтрак.
  Сегодня была суббота и я решил навестить нашего друга Володю Прибыткова. Когда я пришёл к нему, он как раз собирался совершить велопрогулку, ну и уговорил меня поехать вместе с ним. Я сходил за велосипедом, захватил рюкзак с обычным набором, то есть с водой, продуктовым пайком, пистолетом и телефоном и мы поехали .Решили заехать за Виктором. На наше счастье он был дома, но на работу ему надо было ехать в 5 часов вечера. Мы посмотрели на часы, было 11 часов утра. Успеем, решили мы и не торопясь поехали на Урал. Утро было замечательное. Прохладный ветерок освежал наши тела и мы просто наслаждались самим процессом езды. Решили далеко не ездить и остановились на третьем пляже. Это следующий пляж после форштадтского, некоторые ещё называют его студенческим. Народа было мало и мы раздевшись бросились в воду. Вода была чистая и прохладная. Такой она бывает по утрам, а потом мутнеет и уже приятности становится меньше. Мы вышли на берег и уселись на мелкий галечник. Я закурил свои сигареты Мальборо.
  -Ты всё покуриваешь,-как бы констатировал мою нехорошую привычку Володя.- Так вот и наживёшь себе рак лёгких. Мы с Витей рассмеялись.
  - Ничего страшного, всё можно вылечить.- переглянулись мы с Виктором.
  - Я ничего смешного в этом не вижу, вот когда заболеешь, то не до смеха будет. И Володя строго посмотрел на меня. Тогда я сказал Володе,
  - А ты сам-то ничем не болеешь, что так сильно переживаешь за меня. А то могу помочь.
  - Да я-то ничего, у меня всё нормально, а вот за родителей беспокоюсь. У отца рак лёгких, вот поэтому-то я и предупреждаю тебя. Да и мать прибаливает. Так что забот хватает.
  - Этой беде помочь не сложно, хорошо что ты вспомнил об этом вовремя. Вот приедем домой и поможем твоим родителям. Есть у нас такая возможность.
  - Ты что, смеёшься? Над такими вещами не шутят.
  - Да ты что, разве можно так шутить. Это истинная правда. И я рассказал ему, что знаю такое место, где лечат и не такое. И мы договорились после поездки заняться его проблемой.
  Итак мы проводили Виктора на работу и поехали к Володе домой. На его отца было страшно смотреть. Он так кашлял, что казалось, что вот-вот и его внутренности вылетят наружу. Мать тоже сидела печальная и промокала слёзы кончиком головного платка. Я поздоровался с ними и с оттенком сочувствия сказал,
  - Ну хватит слёзы лить. Пора идти лечиться. Они с недоумением уставились на меня, что мол он несёт, малахольный.
  - Нам и так плохо, а ты ещё чушь какую-то несёшь. Какое лечение, от нас все доктора отказались, вон отца умирать домой отправили. Я не стал их больше слушать и сказал Володе,
  - Подведи маму к отцу поближе и сам рядом встань. И возьмитесь крепко за руки. На мои слова, Володя начал было что-то возражать, но я слушать его не стал и подтолкнул его вместе с матерью к отцовской кровати. И ещё раз приказал,
  - Беритесь за руки, крепче, ещё крепче! И тоже ухватился своими руками за Володю и его отца. Крибле-крабле-бумс. Сверкнул свет и мы оказались на дворцовой площади Виктории. И снова удивлённые глаза и возгласы,
  - Куда же мы попали. И девушки бегут навстречу нам. Я поворачиваюсь к больным и говорю им, что сейчас их отведут на лечение. И Володе,
  - А ты не желаешь тоже профилактику пройти? И на отрицательное мотание головой, говорю,
  - Тогда идём домой, нам надо кое-что обсудить. Всё равно их тут с неделю будут лечить, а нам тут делать нечего. И мы перенеслись во двор его дома. Володя начал было опять спрашивать у меня, а что мол там всё нормально будет. Да всё нормально, говорю, давай лучше расскажи как дела у твоих воров.
  И вот что он рассказал.( От первого лица )
  После нашего с Александром разговора, я стал больше прохаживаться по зоне, захаживал и в промзону, и даже в ШИЗО, а уж в отряды то и дело. Взял за правило такую тактику, Подхожу к начальнику отряда, спрашиваю как дела, кто тут у них сидит по экономическим преступлениям, статьи 170-180 Ук РФ. Затем подхожу и начинаю разговор, как они тут поживают, а тем временем снимаю информацию. Конечно, в основном ничего конкретного я не уловил, но в паре случаев, что-то похожее на нужную информацию проскользнуло в их мыслях. Я запомнил этих заключённых и при случае ещё подошёл к ним. У одного так ничего и не существенного не выявил, а вот у другого...
  Этот зека на воле работал в Главке Министерства торговли и вот он, подтолкнутый моим посылом, нечаянно как бы вспомнил про себя как ему приносили в конвертах взятки. Все деньги, нажитые неправедным путём он отдавал жене, а он с ней ещё в школе вместе учился, короче, не разлей вода и та уже пристраивала их куда надо. И поэтому на допросах он как бы почти и не врал, что денег у него нет, а на вопросы о жене отвечал, что не знает о её делах и знать не хочет. И стал я подводить его к мыслям о том, как хорошо сейчас на даче отдохнуть бы, как там жена хлопочет, и у него стали возникать образы его жены и дачи, как я понял о которой и знать никто не знает. И купили они её готовую и на чужое имя. И всё это находится под Москвой, около города Пушкино. Или даже на его окраине и даже адрес узнал у него ул. Красноармейская 3. И вот там, скорее всего и хранится всё его нажитое неправедным путём, потому что в его положении сберегательные книжки заводить крайне неосторожно и даже не умно. Вот только как туда добраться и как проникнуть на территорию этой, как я понимаю дачки, пока не знаю.
  И тут вступил в разговор я.
  - А вот об этом ты можешь не беспокоиться. Ты же не забыл как мы с твоими родителями перескочили аж на другую планету, а может и в другое измерение. Вот так точно и на твою дачу перескочим. А там побеседуем с хозяйкой и из её мыслей ты узнаешь где деньги лежат. А время это много не займёт, это как будто прогуляться вышли. Главное с ней поговорить и навести её на мысль куда она запрятала денежки и когда она уйдёт куда-нибудь, тут-то мы эти авуары и изымем. К процессу подключим Виктора и сквозь его окошечко мы всё и увидим.
  И вот в скором времени собрались мы в доме у Виктора. Мама его после лечения поздоровела и опять работала у себя в больнице, так что место для нашей встречи было свободно. Никто никуда не торопился. Я пока не нашёл место работы по сердцу, у Виктора два дня отдыха, а Володя, после того как его мама и папа вылечились и вернулись домой, вообще был счастлив ни о чём не беспокоился. И вообще отпуск взял, заслуженный и даже очередной. Теперь уж мы не стали прятаться в сарае, а расположились в комнате Виктора, накрыли стол и натащили из ресторана, столичного кстати, всяческой закуски и пива с вином. Водку мы с друзьями вообще перестали употреблять. Вредно для здоровья её пить. Вот мы и закусили и запили всё это хорошим пивом и прекрасным вином, а уж потом взялись за дело.
  Виктор активизировал межпространственное окно в режиме наблюдения и стал наводить его на город Пушкино Московской области. И между делом рассказал, в его сарае завёлся чёрный кот и как-то раз, когда он открыл окно в поисках чего нибудь покушать вкусненького, так этот котяра метнулся и запрыгнул в окно раскрытое для перегрузки продуктов оттуда-сюда. И был таков.Теперь он где-то гуляет в арабских эмиратах. И вот Виктор отыскал нужный нам адрес. Мы увидели двухэтажный дом, окружённый двухметровым забором. Во дворе вдоль забора росли высоченные корабельные сосны. Затем Виктор провёл окно во двор этой дачи. Размерами двор был соток двадцать. Видать по всему хозяйка очень любила цветы, потому что весь двор был засажен цветами разных сортов. Клумбы были повсюду и разных форм. Хозяйка понимала толк в дизайне, если только это не работа садовника. Мы двинулись дальше и, наконец, мы увидели саму владелицу этого чуда архитектуры. Женщина уже не первой молодости, скорее второй, то есть за сорок лет где-то, но ухожена она была отлично. Экстерьер у неё был первый сорт. Она лежала на застеклённой веранде на диване, конечно, кожаном и читала книгу. Приглядевшись, я прочитал название "Консуэло" писательницы Жорж Санд. Ну ничего, вкус неплохой. Тут высказал своё мнение Виктор,
  - А ничего себе бабец, свеженькая ещё.
  - Витя, мы здесь не за тем,- прекратил я высказывания Виктора.- У тебя всё ещё впереди. А нам надо дело делать. Все чувства потом. И предложил Володе приложить свои способности,
  - Давай, Володя, выпотроши все её потаённые знания о экономике в одной отдельно взятой даче. И замолчал, давая место для Володиных изысканий. И он стал пялиться на это произведение человеческого искусства. Долго смотрел он на неё, минут десять, во время чего женщина лежала, читала, а потом закрыла глаза и с первого взгляда как-будто уснула, но книгу продолжала держать в руках. Тут Володя вздохнул и сообщил нам,
  - Всё, ребята. Выложила она мне место зарытого клада. В подвале дома, в левом дальнем углу прикопана шкатулка, а может ящик, не разобрал.
  - Ну, что пока всё, домой, тьфу, что это я болтаю, мы ведь и так дома. Закрываем?
  - А что, подвал далеко от этого дивана?- поинтересовался я.
  - На той стороне дома. Отсюда метров тридцать будет.
  - Витя, тащи лопату. Сейчас и выкопаем, чего тянуть. Ещё неизвестно, что дальше будет. Как говорится - куй железо, не отходя от кассы. Виктор было поднялся, но я остановил его,
  - Погоди, я схожу, а то настройка собьётся, а вы подводите окно к месту раскопок.
  Когда я вернулся с лопатой, место для работы было уже подготовлено. Они закидали угол подвала всякой рухлядью и нам пришлось разбирать эти завалы. Наконец, место освободилось и я, как носитель лопаты приступил к работе. Сразу стал копать яму метр на метр и на втором слое ощутил препятствие. Когда я очистил яму от лишней земли, показалась крышка ящика, обычного армейского ящика для оружия. Подковырнув его с боков, вытащили ящик наружу из ямы. Хотели уж тащить к нам в комнату, но Виктор сказал, чтобы веником смели землю, а то натащим в комнату грязи. Вот ведь, аккуратист хренов. Тут может миллионы, а он про грязь. Ну да ладно, землю и пыль смели, не забыв забрать лопату и веник. Перетащили ящик сразу в сарай, а то Виктор заругает ещё, что грязи нанесли в дом. Ладно, шутка! Не сердись Витя, я не со зла, а так любя. И вот настала торжественная минута. Апофеоз, так сказать. Когда мы открыли крышку, то увидели промасленную жёлтую бумагу, которая укрывала остальную часть клада. Стали срывать её, надрезав с одной стороны. Сорвали. Нам открылся вид металлического ящика стального серого цвета. Сверху ручек не было и мы стали ломать боковые стенки деревянного ящика. Сломали. Обнаружились две складные ручки, тоже армейского образца. И, взяв за эти ручки, мы водрузили ящик на стол, стоящий посреди сарая. Теперь надо понять, как этот ящик открывается. Осмотрев его мы увидели замочную скважину, сверху у самой крышки.
  - Ну и как нам его открыть,- почесав затылок, спросил я не знаю у кого. Все были в непонятках. Домушников среди нас не было.
  - Придётся механика сюда вести с Виктории, он всё может.
  - А это долго?- спросил Володя.
  - Нет, только валенки зашнурую и схожу,- пошутил я.- Сейчас сбегаю, пацаны.
  И сбегал. Нашёл механика Вулкана и он, захватив с собой инструменты,перешёл вместе со мной в сарай и буквально за пять минут вскрыл наш ящик. Когда я перевёл его назад на Викторию, я сказал ему, чтобы он сделал ещё три автомата АК-74С и патронов с урановыми пулями побольше. И вернулся обратно в сарай к ребятам. Они уже открыли крышку ящика и с интересом смотрели внутрь.
  -Что у вас ребята в рюкзаках? Песни или что-нибудь покрепче?- пошутил я, раздвигая их и проходя к ящику. Да, не удивительно, что они зависли тут, как компьютеры.
  То, что мы с Виктором принесли с планеты самоцветов, меркло перед тем, что было в этом зелёном армейском ящике. Вот представьте. Ящик размером пятьдесят на сто сантиметров был аккуратно забит сторублёвыми банкнотами, а когда мы сняли рядов пять, то дальше обнаружились, также аккуратно уложенные пачки долларов разного достоинства. А после этих рядов плотно теснились картонные коробочки в которых, как оказалось были аккуратно уложенные перстни с явно драгоценными камнями, разные, но все красивые ожерелья и колье из золота и платины, золотые же портсигары, а также мужские печатки, тоже из золота и платины. И отдельно, в специальном ящичке золотые царские червонцы, выпущенные в 1894 году по поводу коронации Николая II на российский престол.
  Все выпучили глаза и смотрели на всё это и друг на друга, и молчали. А когда к нам вернулась речь, я тихо сказал,
  - Ну что, ребята надо это обмыть. И мы обмыли это событие раз и два, и даже три дня подряд, да так что Виктору пришлось отпрашиваться с работы в понедельник, а мы с Володей были свободные люди и отпрашиваться нам не надо было. А ещё потом у нас состоялось собрание.
  
   * Глава седьмая *
  
  Через некоторое время, когда я зашёл к Виктору домой, я застал его в компании его однокурсников, Вовки Белова и Вовки Геращенко. Они сидели за столом и пили пиво, как я заметил - Жигулёвское. Я ещё подумал, что Витя молодец, не афиширует свои возможности по добыче дефицитного пойла.
  - Не помешаю, спросил я их, поздоровавшись.
  - Садись с нами, Сашок, ты как раз во время. Видишь пивка раздобыли. Наливай себе, небось давно пива-то не пил.
  - Да уж и забыл, какое оно на вкус. Всё водка, да водка. Отвык, знаешь.
  - Вот и вспоминай, пока есть возможность,- чуть не смеясь, балдел Витёк. Ты ведь уже встречался с моими друзьями, значит знакомить вас не требуется. Мы вот обсуждаем возможную поездку на Грушинский фестиваль. Не хочешь с нами?.
  - Нет, я свои песенки люблю петь, а чужие меня как-то не вдохновляют.
  Тут встрял Геращенко,
  - А ты что же, песни сочиняешь?
  - Да пробую иногда. Говорят вроде получается. И тут Витины друзья стали громко просить, чтобы я что-нибудь исполнил из своего репертуара.
  Я не стал долго ломаться, взял гитару и сбацал, якобы из своего.
  
  Весна опять пришла и лучики тепла,
  Доверчиво глядят в моё окно
  Опять защемит грудь и в душу влезет грусть
  По памяти пойдёт со мной.
  
  Пойдёт разворошит и вместе согрешит
  С той девочкой что так давно любил.
  С той девочкой ушла, с той девочкой пришла
  Забыть её не хватит сил
  
  Владимирский централ - ветер северный
  Этапом из Твери - зла немерено
  Лежит на сердце тяжкий груз
  Владимирский централ - ветер северный
  Когда я банковал - жизнь разменяна
  Но не очко обычно губит.
  А к одиннадцати туз.
  
  Там под окном зэка, проталина тонка,
  И всё ж то не долга моя весна.
  Я радуюсь что здесь, хоть это-то но есть,
  Как мне твоя любовь нужна.
  
  Владимирский централ - ветер северный
  Этапом из Твери - зла немерено
  Лежит на сердце тяжкий груз
  Владимирский централ - ветер северный
  Когда я банковал - жизнь разменяна
  Но не очко обычно губит.
  А к одиннадцати туз.
  
  Владимирский централ - ветер северный
  Этапом из Твери - зла немерено
  Лежит на сердце тяжкий груз
  Владимирский централ - ветер северный
  Когда я банковал - жизнь разменяна
  Но не очко обычно губит.
  А к одиннадцати туз. ( Песня Михаила Круга )
   https://www.youtube.com/watch?v=9qtdojkAvnE
  
  Вижу народ пробрало, а я налил себе пивка и стал пить мелкими глотками. Чую, не отстанут. А надо сказать, когда меня сбила машина и я попал на Викторию в реанимацию, мне наверно и горло повреждённое подлечили, и мой голос стал смахивать на голос Михаила Круга пополам с голосом Михаила Муромова. И точно, стали настаивать, чтобы я ещё что-нибудь спел из своего. Меня долго не пришлось упрашивать и я запел песню "Вальс-бостон"
  
  На ковре из жёлтых листьев
  В платьице простом
  Из подаренного ветром крепдешина
  Танцевала в подворотне осень вальс-бостон.
  Отлетал тёплый день,
  И хрипло пел саксофон.
  
  И со всей округи люди приходили к нам,
  И со всех окрестных крыш слетались птицы,
  Танцовщице золотой захлопав крыльями...
  Как давно, как давно звучала музыка там.
  
  Как часто вижу я сон,
  Мой удивительный сон,
  В котором осень нам танцует вальс-бостон.
  Там листья падают вниз,
  Пластинки крутится диск:
  "Не уходи, побудь со мной, ты мой каприз".
  Как часто вижу я сон,
  Мой удивительный сон,
  В котором осень нам танцует вальс-бостон.
  
  Опьянев от наслажденья,
  О годах забыв,
  Старый дом, давно влюблённый в свою юность,
  Всеми стенами качался, окна отворив,
  И всем тем, кто в нём жил,
  Он это чудо дарил.
  
  А когда затихли звуки в сумраке ночном -
  Всё имеет свой конец, своё начало, -
  Загрустив, всплакнула осень маленьким дождём...
  Ах, как жаль этот вальс, как хорошо было в нём.
  
  Как часто вижу я сон,
  Мой удивительный сон,
  В котором осень нам танцует вальс-бостон.
  Там листья падают вниз,
  Пластинки крутится диск:
  "Не уходи, побудь со мной, ты мой каприз".
  Как часто вижу я сон,
  Мой удивительный сон,
  В котором осень нам танцует вальс-бостон. ( Песня А.Розенбаума )
   https://www.youtube.com/watch?v=V6-9uyjSNNk
  
  Все пацаны "стояли на ушах". Моя песня их так завела, что они стали притоптывать ногами в такт музыки. И вот здесь снова возник Вова Геращенко.
  - Не верю я, что это ты сочинил. Ты слишком мелок для таких замечательных песен. Вот не верю и всё тут. И он даже покраснел от злости. Наверно, от того, что не он сочинил эти песни. Его стали было урезонивать Виктор и Володя, но куда там,
  - Вы для меня не авторитеты в музыке, я в ней побольше вашего разбираюсь.
  - Ты, что же, хочешь сказать, что я спёр эти песни?. Тогда скажи у кого. А то ведь можно и схлопотать за такое.
  - Что, от тебя что-ли. Да я тебя...
  Он не успел договорить, а я уже со всей дури врезал ему по роже. Хряк! Нокаут. Счёт пошёл.
  Все бросились брызгать на него водой, а я стал допивать своё пиво.
  Надо отдать должное Виктору, он хоть и понял, что песни из будущего, но виду не подал, и стал успокаивать Геращенко, чтобы он не расстраивался и успокоился, потому что сам напросился, нечего было показывать свою неуживчивую натуру. Вот ведь специалист хренов. В результате чего Геращенко послал всех и ушёл, хлопнув напоследок дверью. А я взял гитару и запел.
  
  Уезжаешь ты.
  Не сказав прощальных слов.
  Уезжаешь ты.
  Вот и кончилась любовь.
  
  Уезжаешь ты.
  Может быть и навсегда.
  Уезжаешь ты.
  Вот и все мои слова.
  
  Пять минут и все пройдет.
  И застынет в сердце лед
  Все в слезах твои глаза.
  Ты опять одна.
  
  Поезд на Ленинград.
  Нас разлучит с тобою.
  Глаза свои закрою.
  Я не смирюсь с судьбою.
  Поезд на Ленинград.
  Опять наступит встреча.
  Опять зажгутся свечи.
  И дивный будет вечер.
  Поезд на Ленинград. ( Технология. Поезд на Ленинград )
   https://www.youtube.com/watch?v=gyNL6k4m4es
  
  - Да, испортил вечер, гад. Ну да ладно, всё что ни делается, всё к лучшему. Мы тут с Виктором говорили о тебе, обратился я к Володе Белову. У нас есть кое-какие изменения в жизни и мы хотели бы, чтобы ты присоединился к нашей компании. Я слышал от Виктора, что ты прохладно относишься к фантастике, но дело в том, что то о чём мы решили тебе рассказать, очень похоже на фантастику. Но в отличие от книжной фантастики у нас есть доказательства правдивости того , что ты можешь узнать. При условии, конечно, что ты сохранишь всё в тайне. Потому что от этого может зависеть наша жизнь. Так как , ты даёшь слово, что никому не расскажешь нашу историю?
  Виктор подтолкнул его в плечо, мол, давай соглашайся, дело стоящее. И Володя согласился.
  - Ну, тогда, поехали, сказал я и взял их за руки. И мы перенеслись на наш островок на Урале. Конечно, вид у Володи был ошарашенный.
  - Где мы,- спросил он у Виктора.
  - Мы на Урале. Вон вода течёт, можно искупаться. Вот песочек, можно позагорать. Как тебе такой расклад, нравится?
  - Не то слово. Нравится и даже очень. Так что давай колись. В чём здесь фокус.
  - А дело в том, что фокуса тут нет никакого. Всё по правде. И он начал рассказывать, что с нами приключилось. Говорил он долго, а я ему поддакивал. А когда закончил, то я подвёл черту под нашим разговором.
  - Ты ведь друг Виктора, ещё с первого класса и я друг его, примерно с тех же лет, потому нам и хочется, чтобы ты был с нами. Плюсов тебе от этого будет немерено, а минус только один - молчание. Ты не должен об этом говорить никому. Если твои ближайшие родственники больны, то мы их вылечим, о тебе и слов нет, будешь здоров, как коров. Шутка! Ну что, согласен? И Володя согласился.
   И провели мы его по порталам, которые есть на островке. Мы, конечно, искупались в море в Александрии, полюбовались её прекрасными пейзажами, а потом зашли и на планету самоцветов, где Володя взял сувенир в виде большого алмаза и вернулись в дом к Виктору. Теперь уже мы не стали допивать наше отечественное пиво, а Виктор натащил через окно из лучших парижских ресторанов еды и питья, которых не бывает на столах даже членов Политбюро и подпольных миллионеров СССР.
  Завёл разговор о портале в Москву. Конечно, все очень заинтересовались возможностью попасть в будущее. Как же, ведь это не только столица, но и столица будущей России, а также масса интересных, не виданных ещё ими в нынешнем СССР, развлечений и новых товаров, которые ещё не скоро появятся у нас в это время.
  - А на какие шиши мы там гулять будем, там небось и деньги другие?- спросил Володя Белов. На что Виктор вытащил из-под кровати ящик, добытый нами в Пушкино, открыл его и, взяв оттуда пачку долларов, показал её Вовке. ( Впредь будем именовать Белова Вовкой, а Прибыткова Володей, для краткости ). Вот наш пропуск в цивилизацию потребления. Там за баксы, доллары так называют в будущем, можно купить, что угодно и товары, и услуги. И разменять их нет никаких проблем. На каждом углу разменные пункты или автоматы.
  - А как мы туда попадём,- заинтересовался Вовка.
  - Ничего сложного, перенесёмся к порталу, а там спокойно перейдём через портал в Москву будущего, не знаю только какой там год, но то, что 21 век, это точно.- объяснил я ему. Но только надо одеться по моде будущего времени, чтобы не казаться провинциалами и поменьше головой вертеть во все стороны. Местная гопотА сразу раскусят, что мы в первый раз в Москве и могут докопаться с целью грабежа, да и отлупить они лохов любят.
  - А кто это гопотА и лохи.- снова спросил Вовка.
  - Объясняю, гопотА-это местные бандюганы мелкие, а лохи-это будем мы, если поддадимся этим бандюганам.
  - А, что их там так много, бандитов?
   Их везде хватает и там, и здесь. Главное вести себя уверенно и даже по хозяйски, но деньгами не швыряться и не показывать, что их у нас много. Понял?
  - Понял.
  - Ну тогда сейчас поедем или пойдём, или перенесёмся, как вам лучше нравится на Викторию, где нас приоденут по столичному, но без лишнего шика.
  - А что это за Виктория?
  - Всё увидишь в своё время, а сейчас хватит вопросов и перейдём к делу.
  Через пару часов мы были одеты и обуты, как и положено в 21 веке. И ещё через несколько минут уже стояли у портала.
  - Должен тебе сказать, Вова, что те, которые ходят через портал, обычно приобретают новые возможности организма, такие как знание многих иностранных языков, когда с ними начинают на них разговаривать, чтение мыслей на расстоянии и даже телепортацию. Это то, при помощи чего, мы сюда перенеслись. Ну что, погнали. Все закивали мне в ответ. И я сунул свой сотовый в зеркало портала.
  На экране телефона был тот же парк и вокруг никого не было, время было дневное, светило солнце и я скомандовал ребятам, чтобы быстрее проходили в портал. Всё, мы в Москве.
  Мы оказались в тенистом парке, недалеко от нас была чугунная кованая ограда высотой, где-то с метр, через которую при желании можно было легко перелезть, но я предупредил ребят, чтобы они не нарушали общих правил, чтобы не привлекать к себе внимание. А напротив через дорогу было видно здание администрации президента.
  - Сейчас пойдём налево и выйдем на улицу, там посмотрим её название, а там видно будет,что делать. И скоро мы вышли к большой стоянке автомобилей, а слева был киоск с пивом, сигаретами и соками. И ещё стояли платные сортиры. Но это всё удовольствие было только за рубли, надо было искать обменный пункт. Улица называлась Лубянский проезд.
  - О, да мы в центре города,-стал комментировать я нашу прогулку. Надо перейти на другую сторону улицы, там магазинов полно. Перешли, вернее перебежали, уж больно медленно ехали машины. Скоро нашли обменный пункт и обменяли три тысячи долларов на рубли. Получили сто восемьдесят тысяч рублей. Ну вот, теперь можно и погулять. Прежде всего решили купить сотовые телефоны для каждого члена нашей разведывательной группы. Недалеко была Евросеть. Там и прибарахлились. Решили покупать всем одинаковые телефоны. Купили четыре штуки NOKIA 515 за 13 тысяч рублей каждый, ну и наушники вакуумные.
  
  
   По чеку узнали, что сегодня в Москве 8 августа 2015 года. Ага, я ещё в это время живой и в Оренбурге, но об этом потом. Я предложил купить каждому настольные компьютеры или ноутбуки, кому что понравится. Ищем магазины. Зашли в промтоварный магазин и купили рюкзачки для покупок. Спустились в метро и поехали на площадь Киевского вокзала в магазин Техносила. Язык до Киева доведёт, говорили, но сейчас нам в Киев не охота, там фашисты. В Техносиле купили четыре ноутбука Asus по 25 тысяч рублей каждый и на долю Володи Прибыткова, конечно. Осталось у нас ещё около тридцати тысяч. На них накупили всяких мелочей на подарки родным и, нагруженные рюкзаками, перенеслись в Ильинский сквер, так назывался наш парк, откуда мы вышли на улицы Москвы. Портал был на месте и народа мало, так что нам никто не помешал уйти домой. Потом ещё прыжок и мы у Виктора во дворе. Всё, теперь надо перекусить и по домам.

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"