Воронин Константин Энгелович: другие произведения.

Выгодный обмен

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что-то вроде сказки...

   Выгодный обмен.
  
   Высокие резные двери, точнее, одну их створку, я распахнул ударом ноги. Пропустил карлика вперёд.
   - Это здесь,- важно изрёк он, подчёркивая значимость своей персоны.
   В другом конце зала видны такие же двери, как и на входе, ведущие, вероятно, в следующий зал этой бесконечной анфилады. А вот на боковой стене зала расположены три двери. За одной из них и прячется то, за чем я сюда шёл с некоторыми трудностями в пути. Впрочем, трудности закончились ерундой: небольшая царапина пересекала лоб поперёк. Это мне моргенштерном хотели расколоть череп. Попытка закончилась неудачно, но один шип оставил мне на лбу отметину. Вторая царапина шла поперёк горла - пытались снести голову с плеч. Обе царапины уже даже не кровоточили. Разрез на руке, шедший от середины предплечья и до запястья, слегка пощипывало. Но тоже большого внимания не стоило. Жаль только рубашку и камзол распороли. Если бы отпрыгнул на пару сантиметров меньше ќ- распороли бы руку. А камзол все равно придется выбрасывать - весь залит кровью и заляпан грязью. Такое впечатление, что полы во дворце никогда не подметались и не мылись. А поваляться по ним мне пришлось сегодня преизрядно.
   - Какую дверь открыть первой?- спросил карлик вкрадчивым тоном. Ой, не следил он за своей интонацией!
   - Ты думаешь, я сюда пришёл в загадки-отгадки играть? Ключи у тебя на поясе, начну с самой дальней. Но ты этого уже не увидишь.- И поднёс Жнеца к его груди. Из-под эфеса выкатились две яркие рубиновые капли и покатились по полированной поверхности лезвия. Одна капля зацепилась за зазубрину в середине меча, а вторая докатилась до самого конца, повисела на кончике лезвия, дрожа, и упала вниз. Это было чертовски красиво!
   - Нет-нет,- испуганно зачастил карлик,- сделаю всё, что хочешь. Так ты говоришь, среднюю дверь?
   - Совсем тупоголовый? Дальнюю! Слушай, я так устал, что мне проще тебя убить, чем о чём-то с тобой договариваться.
   Карлик послушно отпер замысловатым, явно золотым ключом, резную одностворчатую дверь. За ней на подставке стояла чаша. Вот я и добрался до конца сегодняшнего трудового дня. И получил заслуженное вознаграждение. Взял чашу за тонкую фигурную ножку. Всё верно - внутри горит огонь. Без каких-либо признаков наличия топлива. И погасить его нельзя, даже. если
  сунуть чашу в воду. Потому он и называется - Волшебный огонь. Но неугасимость - не главное его свойство. Он приносит счастье и богатство в каждый дом, в котором он горит.
   А карлик тем временем устремился к средней двери.
   - Эй, стоять! Что за дела?!
   - Тебе разве не интересно, что за этой дверью,- он уже вставил ключ в скважину и сделал один оборот, и тут у него непроизвольно вырвалось: - смерд?
   После чего он оставил своё занятие с ключом и судорожно стал хвататься руками за кончик Жнеца, торчащий из его груди.
   - Сказали или сам догадался?- Прохрипел, понимая, что всё для него кончено.
   - Что за дверями? Скажешь - умрёшь быстро. Не скажешь - ещё помучаешься.
   - За этой дверью - Цербер. За другой - два голема.
   Чуть двинув Жнеца поглубже в тело, повёл его влево и вверх, доставая до сердца. А ведь проткнул карлика совершенно автоматически, отреагировав на слово "смерд". Ну, не позволяю я никому так себя называть. Вот так одно неосторожно сказанное слово, способно привести к смерти.
   Запер дверь на оборот, сделанный карликом, сунул связку ключей к себе в карман. Дверь содрогнулась от удара тяжёлого тела, но выстояла. Больше пёсик бросаться на дверь не стал, спать пошёл или ещё куда по своим делам, раз не открыли. С тремя големами по дороге сюда я справился. Но все они попадались мне поодиночке. Надо не только шинковать его, но и пинать отрубленные части в разные стороны, чтобы не срослись. А вот с двумя? Пока рубишь одного, второй срастается. А ещё вернее: пока рубишь одного, второй ломает тебе хребет.
  
   Прошёл в соседний полутёмный зал. Обратная дорога труда не представляла. Выход там, где вход. Опять же препятствия все сжаты трудолюбивым Жнецом. Ох, и будут же завтра у меня болеть мышцы рук. Да и мышцы ног тоже - напрыгался на славу. Пока я ещё в состоянии аффекта, но усталость непременно навалится. Главное, к этому времени добраться до точки релаксации - до стола в таверне, уставленного бутылками, а то и просто до постели.
   Ко мне двинулась согбенная фигура в мешковатом балахоне. Ну-ну, успокойся, дружок. Какая может быть опасность от сморщенного старика с огромным крючковатым носом? И чего тебе надобно, старче?
   Старик схватил меня за рукав, но я решительно освободился - не люблю, когда меня лапают.
   - Вьюноша, какой бешеный гешефт мы сделаем! Если с каждого, кто зажжёт огонь от нашего огня брать по пять, нет, по десять шекелей, мы будем сидеть на мешках с золотом. У нас будут горы золота. Да, что по десять, надо брать по сто - они заплатят. Волшебный огонь нужен всем. А мы будем править миром. Потому, что миром правит золото.- С узких мокрых губ летели капельки слюны, и я брезгливо отстранился.
   - Эй, дедуля, а ты, часом, ничего не напутал? Да, Огонь мой. А ты-то здесь с какого бока?
   - Должен же кто-то считать наши несметные богатства, вести бухгалтерию. Я познакомлю с главными банкирами мира, помогу распорядиться сокровищами и научу, как достичь вершины власти.
   - А она мне нужна, эта вершина? И золото можешь засунуть главным банкирам мира в их заднепроходные отверстия. Ты знаешь, старик, что в этом мире много миров? Да, есть миры, где главное - золото. Есть миры, где главное - жестокость, подлость, трусость, убийства. Это всё чёрные миры. А есть миры светлые - где царят доброта, честь, дружба, любовь. Ты меня зовёшь в чёрный мир, а мне нужен мир светлый. Так что, иди ты, старый пень, кобыле в трещину!- и пошёл мимо него к выходу из зала.
   Всё-таки боевой транс ещё не совсем прошёл. Почувствовав опасность, я резко обернулся, прикрываясь Жнецом. Об сталь меча лязгнула сталь кинжала.
   - Ай, нехорошо, старый, с такими вещами баловать, это непременно наказуемо.
   Без особых усилий выбил кинжал из руки и снёс голову с седыми пейсами. Совсем не удивился, если бы из тела повалил чёрный дым, а ноги превратились в копыта. Но ожидать такой метаморфозы нет ни времени, ни желания.
   Следующий зал прошёл спокойно, но в дверях, на выходе, притормозил. Всю дорогу залы освещены очень скудно. Хорошо, если десяток факелов горит. Везде полумрак. А вот зал, в который я должен войти, сияет огнями, аж глазам больно. Посередине зала появились три обнаженные женские фигуры, которые подталкивала старуха в чёрном кружевном платье. Да, тут было на что посмотреть! В непроизвольном восхищении я вошёл в зал и сделал несколько шагов к трём грациям. К трём богиням! Найти хоть в одной малейший изъян - невозможно. А уж та, что стоит посередине - девушка моей мечты!
   Старуха ринулась ко мне, но я, наученный горьким опытом со старым евреем, выставил Жнеца перед собой, и она замерла в трёх-четырёх шагах от меня.
   - Стоит тебе только пожелать и эти три красотки станут твоими покорными рабынями,- вкрадчиво и льстиво сказала старуха негромким голосом,- они исполнят любое твоё желание, будут возле тебя до конца дней твоих. Они отведут тебя в прекрасный новый дом, с чудесным садом, с цветниками и фонтанами. Они будут ублажать тебя и подарят тебе такие наслаждения, какие тебе ещё неведомы.
   - Сократим цветистые речи. В обмен на этих красавиц я должен отдать тебе Волшебный огонь?
   - Не забудь про дом с садом.
   - Я не собираюсь его ни на что менять, никому продавать, получать с него какие-то выгоды.
   - Но зачем же ты добыл его?!- Изумлению старухи не было предела.
   - Чтобы подарить людям.
   - Ты, что, идиот?- пронзительно взвизгнула она.
   - Поосторожней кидайся такими словечками. Минут двадцать назад один человек назвал меня смердом. Больше он уже никого никак не назовёт. Да, в твоём понятии я идиот. Поэтому предпочту этим красавицам сельскую пастушку, пахнущую молоком и навозом. Или девку из таверны, которая продаётся всего-то за полталера. Ишь, как вам всем Огонь-то надобен. Давай, вернёмся на три зала назад, я открою там дверь и выйдут два голема. Одного, так и быть, возьму на себя. Справишься с другим - Волшебный огонь твой. Слово чести.
   - Да как я с ним справлюсь?!
   - Видишь, ты только и умеешь, что женским телом торговать. А Волшебный огонь тебе подай. Но за торговлю женским телом его не дают. Его заслужить надо.
   Держась к старухе и девицам боком, миновал их и попятился к выходу из зала. При такой иллюминации подкрасться ко мне незамеченным было невозможно - тень выдаст. Злобная гримаса перекашивала лицо старухи. А девицы, когда я уже подошел к выходу, все трое послали мне воздушный поцелуй. Причём, та, что в середине - сразу двумя руками. Старая ведьма набросилась на них с бранью и кулаками. Хотел вернуться и пристукнуть её, но не стал. Устал уже за сегодня убивать.
  
   Благополучно миновал пять залов. Везде тишина и запустение. Но в предпоследнем зале ко мне метнулась тень. Я занял боевую позицию.
   - Не убивайте, господин. Я всего лишь слуга здешний. Позвольте мне зажечь Волшебный огонь от Вашего,- в его дрожащей руке зажата лучина. Я протянул ему чашу, и он осторожно опустил в неё лучину. Теперь Волшебный огонь горел на кончике щепки. Так он и будет гореть, не сжигая дерево. Вторичный Волшебный огонь действует чуть слабее того, что в чаше. Но всё же приносит в дом и богатство, и счастье. Вот только зажечь от него новый Волшебный огонь уже нельзя. Можно зажечь от него свечу или щепу, но это будет самый простой огонь. Свеча и щепа прогорят, а действие вторичного Волшебного огня чуть ослабеет. Поэтому и гоняются все за чашей, которая у меня в руках. (По покоям дворца пронёсся стон неприкаянной души убиенного мною еврея: "А шекели, шекели взять?! Да-а-аром?!").
   - Может он принесёт мне счастье, и я найду другую работу. Не могу больше оставаться во дворце. Конечно, здесь хоть что-то, да платят. И на кухне я могу взять немного овощей и хлеба для семьи. Мясо брать боюсь, оно вполне может оказаться человечьим. А я всё же не нечисть,- на его худом, измождённом лице появилась робкая улыбка.- Я человек, и вот тому доказательство,- махнул другой рукой и на пол полетел кинжал, звеня на каменном полу, исчез в темноте. - Ноги моей больше здесь не будет. Простите меня, за мысли чёрные, но этот кинжал мне всучили насильно. Я боялся за моих детей. Теперь, с Волшебным огнём, я ничего не боюсь.
   Я протянул ему золотой талер:- Вот, начало твоему богатству уже положено. Купи своим детям свинины и конфет.
   Вместе мы дошли до выхода из дворца. Здесь он мне низко поклонился и растаял в вечерней темноте, бережно неся перед собой огонёк.
  
   Добрёл я до своей лошадки, смирно ожидавшей меня под навесом. Отвязал поводья, уселся в седло.
   - Вези, Августа, куда хочешь. Только не к чёрту на кулички. Там я уже сегодня побывал.
   Лошадка пошла неспешным шагом, моросил мелкий дождик и душа моя под ним отдыхала. За Огонь я не беспокоился - не погаснет. Примерно через час езды впереди показалось каменное строение, в окружении городских домов (дворец стоял в стороне от города). Я узнал, куда меня привезла Августа. Умная лошадка! Это же церковь на окраине города.
   - Сейчас избавимся от одной докуки, и я тебя покормлю, и напою, бедная ты моя,- поцеловал бархатистую ноздрю.
   Только сейчас засунул Жнеца в ножны. Но пальцы на рукояти разгибаться не желали. Поставил чашу на крыльцо и по одному пальцу стал освобождать рукоять меча. Ещё проблема - со скрюченными пальцами ходить!
   Толкнул дощатую скрипучую дверь. Богатством церковь не блистала. С крыши в проход между скамьями падали капли, образуя небольшие лужицы. Ко мне вышел высокий седой священник в чисто выстиранной, но местами заштопанной сутане.
   - Уже довольно поздно. Какая нужда привела Вас в храм божий, сын мой?
   И внешний вид, и тон голоса говорили в его пользу. Или я просто ничего не смыслю в людях.
   - Хочу пожертвовать вот эту чашу,- наклонил чашу, и собравшаяся в ней дождевая вода вытекла на пол. Волшебный огонь продолжал преспокойно гореть. Священник взял чашу в руки (она, кстати, совершенно не нагревалась от огня), и заглянул вовнутрь. Руки у него затряслись.
   - Но ведь это... Ведь это... Не может быть!
   - Совершенно верно, святой отец, это Волшебный огонь. И он принесёт в Ваш храм счастье и богатство. Только пообещайте никогда не употреблять его ради наживы, стяжательства. И никому никогда эту чашу не передавайте. Пусть все безвозмездно берут огонь, но чаша должна принадлежать храму.
   - Клянусь в том именем Господа нашего,- торжественно произнёс священник. Если не верить ему - тогда не верить никому!
  
   Дверь церкви грохнула, едва не слетев с петель. В помещение ввалился широкоплечий высоченный детина с мечом на боку. Я положил руку на эфес Жнеца, но меч новоприбывшего был в ножнах, и я решил не торопиться. Несмотря на немаленькую, по-видимому, силушку, он с трудом тащил за собой огромный кожаный мешок. Дойдя до нас, силач остановился, двумя руками приподнял мешок и кинул его на пол перед собой. Оглушительно звякнуло.
   - Заберите себе, святой отец, эту гадость. Всю спину коню стёр и брякает на ходу немилосердно. Думать мешает в пути.
   - Что там?- осторожно вопросил священник.
   - Да золото, будь оно проклято! Аурум, модус ин ребус и прочая хрень.
   - И сколько здесь?- поинтересовался я.
   - А я знаю? Моё дело - принести, пусть святой отец считает. Да Вы не бойтесь, падре, не грабежом и убийствами заработано. Фландрский граф выплатил мне жалование сразу за семь лет и прибавил чуток, за то, что я его родовой замок отстоял. Плюс выкуп за двух баронов, которые этот замок осаждали. И куда я дену такую чёртову уйму денег? Запустил руку в мешок, вытащил пару пригоршней и ладно. Всё равно пропью-прогуляю, на ветер пущу.
   - Волшебный огонь уже принёс в Ваш храм богатство. Принесёт и счастье. Только учтите, святой отец, за ним охота идёт. Пока будете новые двери ставить на входе в храм, да решётки кованые за дверями, придётся вам охранять его денно и нощно. Мне за этот огонь и власть над миром предлагали. И красавиц дивных в услужение,- предостерёг я.
   - Искушали?- Поинтересовался священник.
   - Весьма старательно. И, как видите, впустую. Двери и решётки ставьте двухстворчатые. Через неделю-другую в вашем храме будет не протолкнуться от желающих зажечь для себя Волшебный огонь.
   - Приходя за огнём, они заодно услышат и слово Божье.
   Здоровяк, принесший золото, спросил, не без удивления:
   - А что, в чаше - Волшебный огонь? Я слышал, что он в Чёрном дворце, под охраной надёжной.
   - Ну, охрану пришлось немножечко поубивать, так как я решил, что в Чёрном дворце Волшебному огню не место.
   - Это ты его добыл? А я наслушался местных рассказов, да собирался сам до Чёрного дворца прогуляться. До меня, правда, многие туда прогуливались, да немногие вернулись. В основном, те, кто быстро бегал. Но я надеялся, что мне повезёт.
   - Увы, опоздал.
  
   Священник громко позвал: "Ганс! Фридрих!".
   Вышли два здоровенных молодца с дубинами в руках. Им было приказано:
   - Отнесите мешок и чашу в самую дальнюю келью, запритесь там и никому не открывайте, кроме меня.
   Что ж, разумно. Жнец справился бы с обоими гигантами, но, если такой служитель божий огреет незадачливого грабителя дубиной по макушке, то макушка окажется на уровне плеч.
   Священник положил нам обоим руки на головы, и мы преклонили колени перед ним.
   - Благодарю вас, дети мои, за дары ваши щедрые и бесценные. И за деяния ваши во имя и во славу Господа нашего. Да отпустятся вам все ваши грехи, ибо благо, свершённое вами, превыше ваших грехов. Амен.
   Мы приложились к его руке. Он осенил каждого крестным знамением и, попрощавшись, мы вышли из храма. На выходе перекрестились и, спустившись с крыльца, направились к коновязи. По дороге вспомнили, что незнакомы.
   - Генрих,- и здоровенная лапища стиснула мою немаленькую ладонь,- рад знакомству.
   - Вольдемар,- представился я,- взаимно.
   Лошади стояли под навесом, на улице продолжал моросить дождь. Генрих громко хлопнул по крупу могучего боевого коня. Тот, вероятно, привыкший к такому обращению, заржал.
   - Всё, старина Августин, от одного мешка я тебя избавил,- объявил ему хозяин. И пояснил мне: - Тяжело ведь таскать на себе два мешка - один с золотом, другой - с дерьмом.
   Мы засмеялись, и я понял, что мой новый знакомый не страдает ни спесью, ни чванством, ни снобизмом. Отвязав коня, Генрих легко, для своей комплекции, запрыгнул в седло. В здоровенном мешке, привязанном к седлу рядом с огромным двуручным мечом, что-то звякнуло.
   - Вот доспехи ещё, будь они неладны. А ты свои, что, во дворце бросил?
   - Нет, я обхожусь без доспехов. Только меч и кинжал.
   - А, так ты - танцор? Довелось мне на замковом мосту встретиться с танцором. Ну, думаю, сейчас я тебя на две половинки распластаю. Махнул мечом, да по пустому месту. Он уже у меня за спиной. Поворачиваюсь, вместе с мечом, естественно. Думаю, если не вдоль, так поперёк располовиню. А он присел, да ещё и в сторону отпрыгнул, да ещё и в щель между ножными латами меч воткнул. Я припал на колено, мечом прикрылся, а он уже опять у меня за спиной. И в щель доспехов мне втыкает меч в правое предплечье. Спасибо, другой ландскнехт, из англичан, из лука стрелу ему в глаз вогнал. Не то этот бездоспешный меня бы в решето превратил. Я потом этому Джону целый жбан пива поставил. И три недели перевязанный проходил.
   - Генрих, если я через полчаса не приму кружку горячительного, то растекусь, как кисель, по мостовой. И меня можно будет отскребать лопатой, и забрасывать в бочку с отходами. С утра до вечера мечом махал. Покойников не считал, на четвёртом десятке со счёта сбился.
   - Ого! Натанцевался значит? Тут совсем рядом таверна есть, там готовят изумительные тушёные почки под чесночным соусом. И шнапс там отменный.
   - Едем! Августа, иди за этим коняшкой, вскоре покормлю.
   - Августа и Августин, надо же, совпадение,- сказал Генрих, трогая коня с места,- жеребёночка не хочешь?
   - Ага, только его мне и не хватает для полного счастья. Ещё пару поросят и телёночка.
   Генрих захохотал, пуская коня галопом, и мы мигом доскакали до таверны. Въехали во двор. Я отдал поводья подбежавшему мальчику и дал ему серебряные полталера: "Расседлай. Овса полную торбу и ведро воды чистой". Генрих передал коня другому мальчишке, отвязав от седла меч и мешок с доспехами. И меч, и мешок оставил на конюшне, велев мальчишкам сторожить, пуще глаза. Дал им золотой, получив взамен клятву, что коня распрягут, обиходят, и снаряжение сберегут.
   Мы ввалились в таверну. Жарко горел камин, народу почти не было, сказывалась близость к окраине города. Генрих скомандовал выскочившему из-за стойки хозяину:
   - Кружку шнапса, живо! Молнией!
   Получив требуемое, пододвинул кружку мне: - Пей!
   Схватив кружку, я залпом опрокинул её в себя, хотя в ней было не меньше четверти литра. Выдохнув воздух, плюхнулся на лавку и стал ждать. Генрих и хозяин стояли и смотрели на меня. Через две-три минуты я глубоко вздохнул:
   - Кажется, буду жить... Уф-ф-ф!
   - Силён!- восхитился Генрих,- пойдём, пересядем вон за тот стол, тут от камина и очага жарко будет.
   Когда мы уселись, Генрих высыпал на стол пригоршню золота и стал составлять монеты в стопочку перед стоящим в почтении хозяином. Тот являл собой классический образ - маленький, круглый, с лоснящимися толстыми щеками, растянутыми улыбкой.
   - Один дукат - четыре бутылки шнапса. Всего три дуката. Двенадцать бутылок. Десять - сюда, на стол. По одной, в каждую из двух комнат, к кровати. Чтобы утром не блеять осипшим голосом: "Хозяин, горло промочить...". Взял бутылку у кровати, хлебнул из горлышка живительной влаги и жизнь снова прекрасна. Один дукат - почки, на самом большом блюде, какое найдётся. Два дуката - камзол и рубашку этому молодому человеку. Чёрт с тобой, три дуката. Но, чтобы самые лучшие. Вольдемар, заткнись, я со счёта собьюсь. Твоему камзолу и рубашке место теперь только на помойке. Два дуката - каждому по девке в постель. Даже, если и упьюсь, чтобы постель была согретой, и было за кого подержаться. Два дуката за две комнаты на ночь. Вроде бы ничего не забыл. Если вспомню, дукатов ещё хватит. Давай, хозяин, шнапс и почки, чтобы через пять минут на столе были. Бегом!
  
   Через минуту нам уже налили шнапс в оловянные чарки. Принесли блюдо с хлебом и с зелёным луком. Мы успели хлопнуть по стопке, когда на столе возникло огромное блюдо с дымящимися почками. Каждому принесли по тарелке с гречневой кашей, обильно сдобренной коровьим маслом. С блюда накладывали в тарелки тушёные почки с соусом. Довольно вкусно! Едва мы выпили по второй, как мне принесли новый камзол и новую рубашку. Переодевшись, отдал старую одежду служанке, чтобы выбросила. Встал и немного подвигался в обновках. Нигде не жало, движения не сковывало. Как раз впору.
   Я в чистом сухом белье, сыт и слегка пьян. Как водится, не обошлось без трения с местными пьянчужками. Один из их компании, пошатываясь, подошёл к нашему столу, жадно посмотрел на батарею бутылок.
   - А не угостят ли богатые господа чарочкой бедного горожанина?
   Генрих подозвал хозяина, протянул ему дукат:
   - Принеси этим отбросам четыре бутылки шнапса. И пусть больше не подходят к нашему столу, а то замучаешься из зала трупы вытаскивать.
   Пьяницы с восторженными воплями встретили появление на их столе полных бутылок. Но, после слов хозяина, сказанных всей компании, притихли. Потом что-то недовольно забурчали. И тотчас из кухни появился шкафоподобный повар с огромным тесаком в руке.
   - Может, мне на конюшню за Гюнтером сходить да и махнуть им тут пару раз?- задумчиво сказал Генрих. Я понял, что Гюнтер - его двуручный меч.
   - Не стоит. Думаю, этому отребью вполне хватит и моего Жнеца,- с этими словами вытянул из ножен своего любимца и положил рядом с собой на стол. В пьяной компании стало совсем тихо. Разговаривая шёпотом, они принялись пить дармовой шнапс.
   Когда мы дошли до шестой стопки, Генрих не утерпел:
   - Вольдемар, когда я хозяину девок заказывал, у тебя по лицу, как бы, тень пробежала. На любителей мальчиков ты совсем не похож. Может, любовь несчастливая?
   - Ерунда, Генрих. Просто сегодня мне во дворце предлагали в обмен на Волшебный огонь...- и рассказал ему про трёх красавиц.
   - И ты бы, при случае, со всеми тремя управился?
   - А почему бы и нет?
   - Ты, прямо, во всём силён. Тебе, значит, девку надо такую, чтобы вьюном под тобой вертелась. А мне вот, наоборот, чтобы лежала, как колода и только попискивала потихоньку.
   И мы расхохотались.
  
   - Слушай, а какие у тебя планы дальнейшие, Вольдемар?
   - Никаких особенно. Вот через пару дней в храм загляну, посмотрю, как у падре дела идут. И буду ждать Его Величество Случай. Может, чего-нибудь интересное и образуется.
   - Тогда у меня к тебе предложение. Я, перед тем, как мешок в храм занести, золота себе только в сапоги не насыпал. Сотни три монет-то точно есть. Мы с тобой здесь недельку пьянствуем, девок тискаем, отсыпаемся, отъедаемся. А потом едем на Русь, к какому-нибудь князю наниматься на службу. К Новгородскому, например. Они всю дорогу то с тевтонами, то с ливонцами воюют. А я орденских очень не люблю. Как тебе моё предложение?
   - Заманчиво. На Руси мне ещё бывать не доводилось, хотя наслышан весьма.
   - Я бывал в Новгороде. Слушай, там девки-то до того красивые да ладные! Сразу своих дворцовых красавиц позабудешь. А то, небось, теперь сидишь и жалеешь, что их не выменял на огонь.
   Рассмеявшись, сказал Генриху:
   - Ни капельки не жалею. Я Волшебный огонь на лучшее выменял.
   - На отпущение грехов, что ли?
   - На дружбу.
   Генрих кивнул:
   - Да, это не продаётся и не покупается. За это надо выпить!
   Он решительно отодвинул в сторону оловянные стопки и набулькал шнапс в глиняные кружки.
   - Мой меч - твой меч. Моя рука - твоя рука. За дружбу!
   - Моя нога - твоя нога. За дружбу!
   Хохоча, стукнули кружкой о кружку. С чувством. Градом черепков и водопадом шнапса кружки обрушились на стол. Генрих аккуратно положил ручку от кружки на стол. Взял две открытые бутылки, одну протянул мне. На этот раз мы чокнулись осторожно. К нам уже спешила служанка с тряпкой, чтобы убрать на столе.
   - Посуда, она имеет обыкновение биться к счастью,- изрёк мой друг. Я молча кивнул.
  
  
  
  P.S. А не пересушил ли?
  Рассказ возник в мозгу целиком. Тут же сел и напечатал часть до выхода героя из дворца. А потом два дня не имел возможности напечатать оставшееся. И, похоже, на пользу рассказу это не пошло. Впрочем, скорее всего, в дальнейшем рассказ превратится в одну из глав в одной из книг ещё не родившейся серии. Так что, можно будет чуть изменить.
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Боталова "Академия Равновесия. Охота на феникса" (Любовное фэнтези) | | П.Флер "Сердце василиска" (Попаданцы в другие миры) | | Е.Кариди "Навязанная жена" (Любовное фэнтези) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер." (Современный любовный роман) | | Г.Чередий "Связанные поневоле" (Любовное фэнтези) | | П.Флер "Поцелуй василиска" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Романова "Летняя история" (Современный любовный роман) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Сплетая свет и тьму" (Любовное фэнтези) | | Н.Яблочкова "Академия зазнаек, или Дракон попал!" (Любовное фэнтези) | | Н.Мамаева "Академия темных властелинов" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"