Роберсон Дженнифер: другие произведения.

Sword-born. 5 Глава.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  -5-
  ДЕЛ НАШЛА меня на палубе: я снова взгромоздился на покоившуюся на корме бухту каната. Она остановилась и изогнула брови: 'Ну?'
  'Что ну?'
  'Есть прогресс?'
  'Прогресс с чем?'
  'С капитаном'.
  'А, нет. Я хочу сказать, - я с с бесконечным тщанием изучал царапину на колене,- я не тороплю события'.
   Внимательно посмотрев на меня мгновение, она присела так, чтобы видеть мое лицо: 'Что случилось?'
   Я дернул плечом: 'Она не совсем такая, какой я ее представлял'.
  'Нет, я имею в виду: что случилось с тобой?'
   Я осторожно взглянул на нее. 'Что ты имеешь в виду?'
  'Тебе снова было плохо. Это заметно. Этот зелень вокруг рта, и нос у тебя покраснел.'
   Я дотронулся до носа, нахмурился, потом вздохнул и сдался: 'Я уже устал болеть. Это просто смешно!'
   Она скривила губы: 'И акиви не обвинишь'.
   Я посмотрел на нее в сомнении: 'Думаешь, у меня жар?'
   Она дотронулась до моего лба, рука проскользнула под спадающие волосы. 'Нет. Все нормально,- она выпрямилась и присела рядом со мной на канат. - Я все еще считаю, что тебя кто-то ужалил'.
  'Может быть, и так'. Я сидел, опираясь на бедра обеими руками. Правое запястье больше не гноилось. Сыпь исчезла. Единственным следом произошедшего было бледное кольцо покрасневшей кожи, да и оно быстро исчезало. 'Ты знаешь, что означает 'ио'?'
   Дел покачала головой.
   Я продолжил: 'Он сказал 'иоСкандия''.
  'Кто?'
  'Синеголовый. Старший помощник'.
   Она снова покачала головой. 'Мы знаем, что Скандия―это место, а Скандиец ― очевидно, житель Скандии, но 'ио'? - она пожала плечами. 'Может быть, Скандийский город?'
   Я вздохнул, рассеяно потирая запястье, которое уже выглядело, да и было, абсолютно нормальным. 'Возможно. Полагаю, с таким же успехом это может оказаться чем угодно'. Я взглянул на нее: 'Ну?'
  'Что 'ну'?'
  'Есть ли прогресс с твоей стороны?'
   Она улыбнулась: 'Я не тороплю события'.
   Я легко усмехнулся, но веселье быстро прошло. Очень быстро. Я уперся взглядом в палубу. Эта часть обещает быть сложной: 'Дел'.
   Она стояла с закрытыми глазами, ветер дул ей в лицо. 'Хммм?'
  'Они не получили ни деньги, ни драгоценности, ни груз, ни корабль. Только нас с тобой и капитана,- теперь я изучал сломанный ноготь.- Возможно, они собираются продать нас'.
   Ее глаза распахнулись. После минуты напряженного молчания, она выговорила осторожно: 'Это не исключено'. Я окаменел от головы до кончиков пальцев, она положила руку на мое колено: 'Я знаю, Тигр'.
  'Дел...- я снова прикусил раненую щеку, выдавливая свежую кровь.- Я не смогу выдержать это еще раз'.
  Рука сжалась крепче: 'Я знаю'.
  'Мы должны найти способ убраться с этого корабля. Прежде, чем...- я закрыл глаза, сощурился и открыл их снова.- Прежде'.
  'Мы найдем'.
  Я поднялся на ноги, двумя большими шагами достиг поручня и ухватился за него. Брызги ударили мне в лицо, ветер взлохматил волосы. Это было тяжелее, чем я думал.
  'Тебе снова плохо?'
  Я сплюнул кровь и сказал спокойно, без лишних эмоций: 'Я утоплюсь прежде, чем позволю кому-то снова сделать меня рабом'.
  'Ох, Тигр...'- нерешительный, оборванный протест.
  Я встал напротив, решительно глядя на нее. 'И тебе лучше не вытаскивать меня из воды. Пообещай мне это'.
  Дел смотрела на меня, взвешивала слова, тон, выражение ― и начинала верить. Она бледнела, пока ее лицо не стало совсем белым, перепуганная, она неловко сидела на мотке каната. 'Я не могу так...'
  'Пообещай мне'.
  Она решительно замотала головой: 'Есть какой-нибудь способ... мы найдем его, как-нибудь...'
  'Нет,- горько сказал я.- Только не снова'.
  'Тигр...'
  'Сначала шестнадцать или семнадцать лет у Салсет, потом рудники Аладара. Я не выдержу еще одного раза. Нет'.
  Теперь она пробовала рассуждать, еще сомневаясь, и ничего не принимая на веру. "Ты освободился от Салсет. И из рудников. Бывают возможности...'
  'Хватит,' - резко оборвал ее я. 'Не проси, не желай и не жди этого, Дел. Я не могу.'
  Внезапно она встала, оттолкнувшись от каната и застыла, дрожа. Она попыталась заговорить и не смогла. Потом отвернулась и пошла прочь, от ее обычной грации не осталось и следа.
  'Дел...'
  Она развернулась в ярости: 'Не смей!'
  Я беспомощно взмахнул рукой: 'Я должен...'
  'Нет, не должен. Ты не должен делать ничего подобного.'
  Я стиснул челюсти. 'Я не могу...'
  'Это я не могу! Сделать такое? Я не могу! Не могу!'
  'Дел...'
  'Нет,- самый холодный тон из всех, что я когда-либо от нее слышал,- Ты настолько эгоистичен, что смеешь просить меня об этом? Ты настолько слеп и высокомерен?'
  Я повысил голос: 'Высокомерен?!.'
  'Да кто ты такой, чтобы просить меня об этом? Ждать, что я буду смотреть, как ты тонешь?'
  'Я не имел в виду, что ты должна смотреть...'
  Кричали уже мы оба. 'Дурак!'- воскликнула она и добавила на высокогорном что-то настолько злое, что я бы трижды подумал прежде, чем спрашивать перевод.
  'Это не первый раз,- жестко напомнил я.- Когда Чоса Деи был во мне, ты согласилась меня убить. А теперь я прошу всего лишь не спасать меня.'
  'И я не смогла!- отрезала она. - Помнишь мою яватму у горла?'
  Я помнил. Отчетливо.
  'Помнишь, я обещала убедиться, что Чоса Деи не окажется на свободе?'
  Я помнил.
  'Помнишь, как он почти подчинил тебя, почти сделал тебя своим телом, и тогда у него появилась бы возможность уничтожить страну?'
  О, да. Я помнил.
  'Я знала это, но не смогла,- сказала Дел.- Я знала это. Я обещала тебе тогда... и я не смогла этого сделать.'
  'Дел...'
  'Я больше не буду давать таких обещаний, Тигр. Больше не буду. Никогда.' У нее в глазах стояли слезы. Скорее всего от злости. И может быть, от чего-то еще. 'Единственное, что я могу тебе пообещать - что я умру за тебя."
  "Дел, нет... ты не..."
  'Да,- сказала она. - Я прекрасно поняла. Мне все ясно. Я знаю. И я отказываюсь.' Она подошла ко мне ближе, вплотную, так, что я чувствовал на своем лице ее дыхание. 'Именем своей мертвой яватмы я клянусь, что сделаю все, что в моих силах, чтобы защитить твою жизнь от любой угрозы. Даже если эта угроза - ты сам." Она тряслась от гнева и, мне показалось, от страха. "Не проси большего. Не желай меньшего. И не жди от меня ничего - кроме того, что я умру за тебя, чтобы спасти от собственной глупости."
  Я поймал ее запястья и крепко сжал их. Открыл рот, чтобы ответить, вернуть ей эту клятву... и увидел, что мы собрали толпу ухмыляющихся зрителей. Я выругался, отпустил ее и резко отвернулся к поручню.
  Я слепо пялился на море, слушая, как она уходит.
  Я проснулся перед рассветом. Не знаю было ли дело в каком-то звуке или их отсутствии. Но я понял, что остался в одиночестве.
  Пустота была бездонна.
  Я растягивал, поворачивал и встряхивал части своего тела, пока не заблестел от пота. Едва светало, было холодно и ветрено, но я ушел с головой в ритуалы, которым меня учил мой шодо в Алимат. Он объяснял, что даже семнадцатилетний парень не никогда не должен считать, что он в достаточно хорошей форме, а с возрастом ее будет достичь еще сложнее.
  Конечно, я ему не поверил. В семнадцать (или шестнадцать, или восемнадцать; никто не знал наверняка), после почти двух десятков лет службы Салсет, я был более, чем уверен, что нахожусь в форме. В конце концов, я пережил рабство, убил песчаного тигра за свою свободу, был принят в Алимат. После того, как я победил Аббу Бенсира, лучшего ученика Алимат, я знал, что мое состояние было превосходным. Разве не я едва не прикончил Аббу?
  Да, конечно; но случайно. Я не собирался его убивать. Победить - да, и это мне удалось. Довольно неожиданно.
  Как бы то ни было, сам шодо, чье мастерство, даже в его преклонном возрасте, было неоспоримо, вскоре убедил меня, что, несмотря на скорость и выносливость моего юного тела, огромный потенциал и настоящий талант, я был просто мальчишкой. Не мужчиной. Не танцором меча.
  Мне потребовались годы, чтобы понять разницу. К тому времени мое тело было отшлифовано, как требовали законы Алимат, я уже ничем не напоминал мальчишку, который убил песчаного тигра и почти убил Аббу. Ничем не напоминал мужчину, быстро прошедшего первые четыре уровня, сменившиеся оставшимися тремя. Я был дитем Алимат: следующим кодексу, ритуалам и требованиям круга.
  А теперь я стоял вне всех кругов, добровольный изгнанник. Но тело помнило. Разум не забыл. Рефлексы пробуждались, возвращались, несмотря на синяки, царапины и шрамы. Я был более, чем в два раза старше, чем когда меня только приняли в Алимат, и я на своем опыте понял мудрость шодо: когда человек стареет, поддерживать форму становится труднее.
  По меркам круга я был уже не молод. У меня были шрамы от всех возможных видов драк и неприятностей, время от времени ноющее колено, а в последнее время я заметил, что при взгляде вдаль глаза фокусируются немного дольше.
  Но мне было еще далеко до старого, толстого или медленного.
  К счастью для моего плана, капитан это заметила.
  Она прислонилась к поручню, лениво облокотившись на него локтями - что, как я не мог не заметить, подчеркивало ее великолепную грудь. Она перемещалась по палубе легко и изящно, как кошка, а ветер перекинул ее рыжую косу через плечо, как петлю плетеной веревки. Когда на них попадало солнце, пряди волос сияли, как золотая проволока.
  Она улыбнулась: 'Знаешь, я думаю, ты был бы достойным противником для Нико.'
  'Кого?'
  'Нико, - ответила она.- Мой первый помощник.'
  'А, синеголовый.'
  Женщина рассмеялась: 'Ты так его называешь? Ну, у него для тебя тоже нашлось прозвище.'
  'Я и не сомневался, - я наклонился, дотянувшись ладонями до палубы. - И какое же?'
  'Нечто вульгарное.'
  Я проворчал: 'Ничего нового.'
  'Думаю нет, - согласилась она. - И твоя женщина, полагаю, теперь тоже называет тебя соответственно.'
  Я выпрямился: 'Как меня называет 'моя женщина' - не твое дело. И уж ты-то могла бы ее так не называть.'
  Рыжая бровь выгнулась в вежливом удивлении: 'А что? Из-за того, что вы поссорились, она перестала быть твоей женщиной?'
  'Она никогда ей не была.'
  'Нет?'
  'Нет, - я сделал паузу. - Даже до того, как мы поссорились.'
  'И ты ей не владеешь?'
  Я встряхнул руками, согнул колени; теперь я остывал на ветру, и пот высыхал на моей коже. 'Ей никто не владеет. Она не рабыня.'
  'Но она завит от тебя, так?'
  'Нет.'
  'Тогда почему она остается с тобой?'
  Я нахмурился: 'Потому же, почему любая женщина остается с мужчиной, которого желает.'
  'Желает!'
  'Который ей нравится,' - неохотно исправил я.
  'Думаешь, все еще нравится? После того, как ты на нее кричал?'
  Я встал около поручня. 'Она тоже кричала.'
  'И теперь она тебя бросит?'
  'Ей будет сложно бросить меня, когда мы оба застряли на этой лодке.'
  'Бросит тебя здесь,' - она прикоснулась к груди, имея в виду сердце.
  'Спроси ее,' - мрачно ответил я.
  'Нико сказал, что она отказывается позволить тебе умереть.'
  Я не думал, что они услышали так много. 'Дел может делать, что хочет.'
  'А если она хочет, чтобы ты был жив?'
  Я пожал плечами: 'Для мужчины есть много способов умереть.'
  Она обдумала это: 'И почему же он хочет умереть?'
  А он и не хочет. Но. 'Есть выборы, которые мужчина должен сделать в своей жизни.'
  'Вот как, - она улыбнулась. - И теперь вы поспорили и оба злитесь, как дети, потому что ты нравишься ей и она хочет, чтобы ты выжил, даже если сам ты хочешь умереть.'
  'Никто не должен вмешиваться в личный выбор человека.'
  'Нет?'
  'Нет.'
  'А если ее выбор - помешать тебе умереть?"
  Я сердито посмотрел на воду и ничего не ответил.
  'Ты бы спас ее от смерти?'
  Простой вопрос: 'Уже спасал.'
  'А она тебя?'
  Я повернулся к ней: 'К чему ты ведешь?'
  'Значит, ты не признаешь, что женщина может спасти мужчину? Знать, что она может, болезненно для твоей гордости?'
  Я прислонился боком к поручню и скрестил руки на груди. 'Что я получу, если отвечу на все вопросы правильно? И как ты об этом узнаешь?'
  Она засмеялась: 'На этом корабле между мужчинами и женщинами все честно.'
  'Честно?'
  'Я скажу тебе кое-что честное. В моей команде нет ни одного человека, который с рождения думал, что женщина может спасти его жизнь. Но они узнали, что это так, когда я спасла их.'
  'Ты спасла их.'
  'Да. Я их выкупила.'
  Я напрягся: 'Выкупила...'
  'Из рабства, - ответила она. - Всех, кроме Нико. Нико пришел ко мне сам.'
  'Почему?' - резко спросил я.
  'Спроси Нико.'
  'Нет... Я имею в виду, почему ты выкупила их?'
  'Мне нужна была преданность. А ее нельзя ни купить, ни вколотить силой.'
  'Преданность чему?'
  'Моему кораблю.'
  Я начал понимать: 'Ты не могла нанять команду.'
  'Верность за деньги не купишь.'
  'Мужчины не будут наниматься к тебе. Поэтому ты купила себе команду другим спобом, - я пожал плечами. - Рабский труд.'
  'Я купила их. Я освободила их. Я дала им выбор. Восемь из десяти пошли за мной.'
  'А двое оставшихся?'
  Она дернула плечом. 'Свободные люди поступают, как им хочется. Они куда-то ушли.'
  'Преданность, которую ты не смогла купить.'
  На солнце ее глаза были казались бледными. 'Они оставили бы меня потом. Лучше было потерять их сразу.'
  'А остальные?'
  'Один мертв, - сказала она. - Оставшиеся здесь.'
  'Все еще.'
  'Все еще, - она немного наклонила голову. - Если мужчина просит свою женщину позволить ему умереть, лишь бы не стать рабом - значит, он им уже был."
  Это знал любой, кто видел мою спину. Я окинул ее взглядом с ног до головы: "Ты кажется, знакома с рабством не понаслышке."
  Она подняла подбородок, соглашаясь: "У моего отца было много рабов."
  Я почти предположил, что она сама была рабыней. Или проституткой, что, как сказала мне Делила, тоже есть форма рабства. Но такого поворота разговора я не ожидал. "А твой отец знает, чем занимается его дочь?"
  "Чем занимается. Чем является," - прядь окрашенных солнцем волос упала ей на лицо. Она поймала ее и убрала, заправив за оттянутое золотом ухо. "Он торговец, - сказала она. - Людьми. Он продает, покупает, заключает сделки."
  "Значит, - наконец сказал я, - ты купила этих людей у своего отца, освободила их - и теперь просишь их делать с другими людьми то, что раньше делали с ними."
  Она сухо отметила: "Добыча бывает разная."
  И у дочери работорговца не будет проблем с тем, чтобы найти покупателя на меня. Или Дел.
  Я покачал головой: 'Нет.'
  Сверкнули белым маленькие зубы. Веснушки были у нее даже вокруг губ. 'Она верит, что тебя стоит спасать.'
  Я пожал плечами: 'О вкусах не спорят.'
  Это заставило ее рассмеяться. Я видел, как она осматривает меня с ног до головы, оценивает меня; на это я и пытался ее спровоцировать, заинтересовать, заставить представить, что может выйти из близости со мной, но теперь я не мог не задуматься: оценивает ли она меня как мужчину, подходящего для постели, или подходящего для роли раба. Внутри растекался холод.
  'Значит, - сказала она, - ты готов умереть за свободу, потому что веришь, что смерть - лучше рабства. А попробовал бы ты защитить свою свободу? Если бы тебе предложили выбор?"
  "Я видел, какой выбор ты предложила нашему капитану на рифах."
  "Но выбор был, - спокойно настояла она. - Я не заставляла его садиться на мель. Он мог подчиниться нам и спасти свой корабль, груз и жизнь команды."
  "Может быть, он тоже не хотел становиться рабом?"
  "Но это и есть окончательный выбор, - объяснила она. - Если у вы можете заплатить за свою безопасность, я не настаиваю на том, чтобы кого-то продавать, - Она резко и красноречиво вмахнула рукой. - Найдите способ выкупить свою свободу - и мне не придется никого продавать. Это ваш выбор."
  Я мог проигнорировать этот шанс и рискнуть не получить второго. Или испытать эту возможность, не давая пока никаких обязательств. "И что, - спросил я, - ты принимаешь в оплату?"
  Дочь работорговца улыбнулась. Ее глаза засветились. "На борту семь здоровых мужчин, - сказала она, - и я сомневаюсь, что ты можешь предложить что-то большее, чем они."
  "Предлагали? - спросил я. - Или были вынуждены из преданности?"
  "Ты не должен мне преданности."
  'Нет.'
  'Но задолжал побег, - сказала она. - Чтобы доказать, что ты стоишь большего, чем мы о тебе думаем. И ведь его-то ты и планируешь даже сейчас, пока мы говорим.'
  'Да ну?'
  Она кивнула: 'Я не командую своими людьми. Я их понимаю.'
  'И думаешь, что понимаешь меня.'
  'Больше, чем ты - меня, - она ухмыльнулась. - Повторяю: я сомневаюсь, что ты сможешь предложить мне больше, чем моя команда.'
  Я небрежно пожал плечами: 'Есть мужчины... и мужчины.'
  Она проигнорировала это: 'Я видела твои руки.'
  'И?'
  'И. Я знаю от чего появляются такие мозоли. Это не рабские обязанности, а опыт. Практика. Преданность. Дисциплина.'
  'Повторяю: и?'
  'Ты ищешь меч, - спокойно сказала она. - Ты думаешь, что с клинком в руке ты легко справишься с восемью мужчинами и одной женщиной.'
  'Да ну?'
  'Это кричит в твоих глазах. В твоем теле. В каждом движении, которое ты совершаешь, возвращая себе форму, - теперь она была серьезна. - В мире есть два типа мужчин: идиоты и те, кто опасен.'
  Я раскинул руки: 'Я? Опасен?'
  'Так же, как опасен Нико. Вы из одного теста.'
  'Только у меня на голове побольше волос.'
  'И яйца.'
  Я вздрогнул: 'Что?'
  'Некоторым мужчинам приходится платить не только деньгами.'
  Я обдумал это. Идею о мужчине, смирившемся настолько, что он потерял то, что делало его мужчиной. Но опять же, я не знал, был ли у Нико выбор.
  Я прочистил горло, пытаясь игнорировать то, как напряглись в ответ мои собственные гениталии. Усилием воли я сменил тему - и образ. 'И ваша цена, капитан?'
  Она не задумавшись ответила: 'Женщина.'
  Я сдержал злость. 'Зачем меняться на то, что твои люди могут взять сами?' Дел стоила нескольких других, но в конце концов количество было бы главнее.
  'Моим людям? - она горько улыбнулась. - 'Но я хочу ее для себя.'
  Я молча уставился на нее.
  'Теперь ты знаешь, - сказала она, - почему отец от меня отказался, и как я стала ренегада.'
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"