Воронкин Игорь Владимирович: другие произведения.

Виртуальность

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 3.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Благодаря корпорации "Давайте Играть!" виртуальная реальность входит в нашу жизнь. В корпорации работает команда тестеров, призванных выявлять глюки программного обеспечения. В ходе прогона одной из игр тестеры попадают в мир инферно, где им приходится столкнуться со Злом, готовым вырваться в наш мир. В городе Санкт-Петербурге начинают происходить странные события. Вселившись в геймеров, бесы штурмуют наш слой реальности. Планетарный демон Гагтунгр планирует установить господство над всеми планами бытия на Земле. Кто сможет выступить против него?


   ЏВоронкин Игорь Владимирович, 2004 г.

Игорь Воронкин

"ВИРТУАЛЬНОСТЬ"

Моей маме Воронкиной Галине Александровне посвящается.

  
   51. "O посланники, ешьте приятное и творите благое, поистине, Я знаю, что вы делаете!"
   Коран. Сура 23.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ". RU"

  

Глава 1. "Давайте Играть!"

  
   Рекламная кампания корпорации началась широко и неожиданно. В гастрономе на Наличной к Дмитрию Васильеву подошли две девушки. Девушки были одеты в красные юбочки, белые блузки и украшены бейджиками с логотипами корпорации.
   -- Вам выпал счастливый шанс стать участником грандиозного проекта виртуальной реальности! Корпорация "Давайте Играть!" -- это пятьсот миллионов пользователей по всему миру! Теперь "Давайте Играть!" и в нашей стране! Вот, возьмите! -- улыбаясь, блондинка протянула Дмитрию рекламный проспект.
   -- Большое спасибо, девушки, я просто зашел купить чего-нибудь к ужину, -- решил выкрутиться Васильев.
   -- Вам это ничего не будет стоить, молодой человек, -- влюбленно посмотрела на него вторая девушка -- брюнетка. -- По итогам игры будут разыграны призы. И главный из них поездка на французскую Ривьеру.
   Девушки так выразительно смотрели на Васильева и так мило улыбались, что отказать им было совершенно невозможно. Дмитрию вручили какую-то черную пластиковую упаковку и спросили, есть ли у него дома компьютер с выходом в Интернет. Компьютер у Васильева был, подключение к Интернету тоже. Девушки удовлетворенно кивнули головами и пообещали, что он все поймет из прилагаемой инструкции. И покончив с Васильевым, девушки поспешили к какому-то другому человеку, только что вошедшему в магазин.
   Васильев сделал покупки и направился домой. Признаться честно, эта виртуальная реальность была ему до лампочки. Он взял черный пакет только потому, что девчонки смотрели на него такими сияющими и крутящимися глазенками, что отказать им было просто невозможно.
   Перейдя трамвайную линию, Дмитрий направился к пятиэтажке сталинской постройки с традиционным для Петербурга двором-колодцем.
   -- Димка пришел! -- Света бросилась ему навстречу. Со дня их свадьбы шел месяц. Медовый.
   -- Да, я пришел! -- важно объявил Дмитрий, чмокая жену. -- И поесть нам принес.
   -- А чего принес? -- хитрющие Светкины глазки заглянули в лицо мужу, а затем прыгнули на пластиковые пакеты в его руках.
   -- Так, подсобрал кое-чего. И парочку пива.
   Подсобрал Васильев полкило копченой колбасы, пару сушеных вобл, кусок сыра и булку хлеба. Запасы были невелики, но безработный выпускник вуза мог ими гордиться. Сегодня он потолкался в фирме у Кирилла и заработал тысячу рублей на настройке программного обеспечения. Еще бы несколько таких работодателей, и можно было бы прожить на эти заработки.
   -- Умница! Дай я тебя расцелую! -- Светка нежно поцеловала его в губы.
   Дмитрий опустил пакеты и обнял жену. Если измерять интеллект количеством денег, то умницей Васильев назвать себя никак не мог. Вчерашний студент, сегодняшний безработный, он часто повторял про себя вопрос, который читал в глазах родителей Светланы: "И чего Света нашла в этом долговязом олухе?"
   -- Я люблю тебя, Света!
   -- Я тебя тоже, Димка!
   Продукты так и остались в сумке, когда Дмитрий подхватил жену и понес на старенький поскрипывающий диванчик, милостиво оставленный хозяевами квартиры молодоженам. Они долго любили и нежили друг друга, и только глубоким вечером Васильев открыл пластиковую упаковку, врученную ему в гастрономе.
   В пакете находились очки с темными стеклами, проводами и какими-то датчиками. "Очки виртуальной реальности", -- гласила надпись на упаковке. К очкам прилагалось руководство по эксплуатации и интерфейсный кабель для подключения к компьютеру. Для получения дальнейших инструкций нужно было зайти на сайт корпорации "Давайте Играть!" Рекламный проспект корпорации "Д. И." обещал увлекательное путешествие в виртуальные миры. И хотя хотелось спать, Дмитрий дождался заветной полночи, когда провайдер резко снижал тариф. За последний месяц Дмитрий только пару раз проверял почту, так что мог позволить себе некоторую роскошь сетевого присутствия.
   "Корпорация "Давайте Играть!" приветствует Вас! Поздравляем! Вы стали 2 566 799 участником нашего проекта в Рунете! Следуйте инструкциям, и мы введем вас в чудесный мир Игры!"
   Дмитрий так и сделал. Модем мигал огоньками, скачивая необходимые файлы. "Интересно, как они собираются передавать большие массивы данных по допотопному диал-апу?" -- подумал Дмитрий. Однако модем справился со своей задачей на удивление быстро, и вскоре картинка проявилась. Дмитрий оказался в открытой беседке, перед которой расстилались необозримые зеленые поля и глубокое голубое небо с белыми прядями облаков в вышине. Все было очень красиво. Красивей, чем в жизни. На белых колоннах беседки висели баннеры-указатели:
   "Замок Флюреншталь"
   "Мир "Doom"
   "Мир Матрицы"
   "Мечом и магией"
   "Мир "Unreal"
   "Матрица!" -- выбрал Дмитрий и нажал на баннер.
   Головокружение прошло через секунду. Дмитрий отшатнулся от края небоскреба. Перед ним стояли вездесущие агенты Матрицы в черных костюмах. Над крышей жужжал вертолет. "Что за черт! Дезодорант я все равно не буду рекламировать!" -- подумал Васильев.
   Агенты открыли огонь из пистолетов. Пули летели, как в известном спецэффекте из фильма. Они бороздили воздух как густой кисель. "Я не Нео!" -- думал Дмитрий, но в то же время ловко уклонялся от пуль. Агенты бежали к нему и стреляли с обеих рук из пистолетов. Вертолет висел над крышей. Из кабины высунулась Тринити. "Нео! Прыгай!"
   Васильев зацепился за шасси вертолета. Его понесло над крышами небоскребов. Внизу мелькали машины и люди. Воздух бил в лицо. Но Васильев уже отошел от первого потрясения. "Фигня! Могли бы придумать что-нибудь оригинальнее!" Откуда-то с крыши стартовала ракета. Вертолет резко пошел вниз. Из окна высунулась Тринити. Она была точь-в-точь как в фильме.
   -- Держись, Нео! Скоро садимся! -- крикнула Тринити.
   Под ними проносились окраины огромного мегаполиса. Дома стали ниже и заметно беднее. Матрица довольно реалистично воспроизводила обстановку мегаполиса.
   Вертолет завис над плоской крышей какого-то индустриального здания. Издалека донесся вой сирен полицейских машин.
   -- Бежим, Нео! -- Тринити подватила Васильева за руку и потащила к чердачному выходу.
   Дверь распахнулась в темный коридор. Снизу по железной лестнице грохотали тяжелые шаги.
   -- Черт, они уже здесь! -- воскликнула Тринити.
   -- Возьми это, Нео! Это постановщик помех.
   Тринити протянула Дмитрию какую-то коробочку. В дальнем конце чердака возникли силуэты агентов Матрицы. В руках у агентов были бластеры. В темном пространстве замелькали лазерные вспышки. Что-то с грохотом взорвалось над головой Васильева, осыпав его известковой пылью и крошкой.
   -- Ныряем, Нео! Нам отсюда не выбраться! -- Тринити нажала кнопку на коробочке. И тут же исчезла.
   Руку обожгло резкой болью. Рукав рубашки у Дмитрия дымился, прожженный лазерной вспышкой. Дмитрий нажал кнопку на коробочке. В тот же момент все исчезло. На черном экране возникла надпись: "Came over!"
   Мир "Матрицы" померк. Дмитрий сдернул очки. Экран компьютера погас, перейдя в режим ожидания. В квартире было темно. "Сколько времени?" -- Васильев посмотрел на часы. Часы показывали десять минут второго. Продолжение виртуальных путешествий грозило разрушить семейный бюджет. Света давно спала. Дмитрий подкатился под ее теплый бок. Света что-то забормотала во сне, но так и не проснулась.
  

***

  
   "Корпорации "ДиАй!" требуются тестеры программного обеспечения. Оплата высокая", -- гласило объявление в газете. Дмитрий отложил газету. Это был шанс. Корпорация, судя по рекламной кампании, уверенно наращивала обороты. Со времени его виртуального путешествия прошло три недели. Дмитрий попробовал за это время и "Doom" и "Unreal". И ему очень хотелось снова и снова окунуться в этот мир. Сдерживало одно. Неизвестно, на сколько он уйдет туда и во сколько это ему обойдется. И тут он прочитал это объявление о работе. "Приятное с полезным". Может, это был как раз такой случай.
   Ехать надо было с Васильевского острова до Малой Охты. Именно там эти умники возвели "Перст Петра", высоченное здание из серого бетона.
   "Вечно пасмурное небо, промозглая сырость, помноженная на осенний холод и гнетущую тоску, -- вот портрет Санкт-Петербурга в эти дни", -- подумал Васильев, выйдя наружу из теплого слежавшегося воздуха метра. Ветер гнал жухлые листья по асфальту перед ним.
   "Хорошо, хоть идти не далеко -- вон торчит эта уродина", -- Дмитрий заметил "Перст Петра", заостренным пальцем вонзающийся в пасмурное небо. На здании корпорации вращался зеленый ромб -- логотип: с одной стороны -- русскими буквами "Д. И!", с другой -- латиницей "D. I!" Верхние этажи тридцатиэтажного здания плавали в серых облаках. "Там, наверное, всегда идет дождь, и по стеклам стекают струйки", -- печально заметил Васильев. Собеседование было назначено на девять утра, и он быстро шагал по направлению к зданию.
   "Сергей Иванович не любит, когда опаздывают", -- объявила ему вчера по телефону ласковая секретарская кисочка, явно прошедшая школу настоящей дрессировки. "Плевать я хотел на твоего Сергея Ивановича!" -- подумал Васильев, сминая туфлями трехлетней носки желтые сморщенные листья, окурки и прочий бумажный мусор. "Была бы охота тащиться на другой конец города, чтобы еще один жирный кот, изучив твое резюме и скользнув по тебе измученным взглядом, смог устало обронить: "Ну мы вам еще позвоним..."
   "Ага, жди их звонков!" И все-таки это было объявление о той работе, которую он мог и хотел исполнять, а потому решил... И как всегда сдуру, конечно!
   Дмитрий пересек стоянку автомобилей, заполненную до отказа иномарками, и через вращающиеся стеклянные двери вошел в просторный холл, напоминающий цирковую арену. На зеленой шероховатой стене висел щит с указателем офисов. Корпорация "Давайте Играть!" занимала все здание. "Тридцатый этаж. На самом верху", -- убедился Дмитрий, еще раз оглядев список кабинетов. "Луцкий Сергей Иванович". Никаких указаний на должности или специфику выполняемой работы. "Ну да, ладно, -- их богатых не поймешь", -- вздохнул Васильев и направился к турникету с охраной.
   Народ, составляющий корпорацию "ДиАй", выделялся сразу. Все были одеты в униформу разного цвета. Бейджи на лацканах курток. Все какие-то вышколенные и тихие. Снуют себе тихо по холлу. Распахнулась кабина лифта. Двое мужчин в синих куртках поднимались наверх.
   -- ...старинный город. Сфинксы и львы на мостах и дворцах. Город погружается во тьму и воду. На улицах туман. Из воды и тумана выходят чудовища. Они лезут на набережные. Дворцы в осаде. Горожане обороняются. Но спасения нет, чудовища повсюду! Ты только представь себе эту картину! -- говорил один из мужчин другому.
   -- Идея в общем неплохая, но нужно четкое развитие сценария. Что у тебя за город? Не Санкт-Петербург случайно? А то львы, сфинксы!
   -- Да, у меня в уме наш город. Архитектура -- восемнадцатый век. Все стили: классицизм, ампир, барокко. И в этом городе происходит нечто таинственное. Оживает древний рыцарь из ордена тамплиеров. Он могущественный маг. Ему поклоняется странная секта. Они вызывают злого духа, лорда преисподней. Злой дух получает власть над городом. Кругом туман, мист, -- и страшно!.. Из вод Невы выходит зверь! А время мы возьмем наше. Самое что ни на есть беспокойное и демократичное. Полная прорисовка. И графика, чтобы фотореалистичная. Я, кстати, уже и название придумал!
   -- Уж не "Роковые яйца"? -- улыбнулся второй мужчина. -- Все уже описано в литературе. А шеф поручил придумать что-нибудь оригинальное.
   -- Нет, ты не прав. Все гораздо зрелищнее и драматичнее. Представь полчища гадов ползущих по набережным, выходящих из рек и моря. Дворцы, облепленные ужасными спрутами и моллюсками. Зверя, выходящего из вод. Нет, все это стоит увидеть. Я уже набросал сценарный план, -- убежденно толковал мужчина.
   Дмитрий покосился на него. Округлое гладко выбритое лицо, небольшой острый нос и увлеченные серые глаза, полные вдохновенного энтузиазма. Его компаньон высокий, с длинным лицом и редкими светлыми волосами, снисходительно слушал своего увлеченного приятеля. "Двадцатый третий этаж", -- прозвучал мелодичный женский голос. Двери лифта распахнулись, и мужчины вышли. Васильев обратил внимание, что цифровой ряд на панели, высвечивающий номера этажей, имеет отрицательную шкалу. И если судить по темным квадратикам, обозначающим этажи, "Перст Петра" уходил под землю еще три этажа. В лифт вошли новые люди. Дмитрий обратил внимание, что подавляющее число работников корпорации составляют мужчины. Пока он заметил только трех женщин на этажах. Но зато на каждом этаже его встречала вспыхивающая реклама корпорации "Давайте Играть!"
   "Тридцатый этаж!" -- сообщил женский голос.
   Дмитрий вышел из лифта. Здесь на последнем этаже, застеленном зеленым ковром, было тихо и пустынно. Дмитрий сунул в прорезь магнитную карточку-пропуск, и турникет открылся. Охранник в застекленной будке покосился на Васильева, и снова уткнулся в какую-то книжку в яркой обложке. Вывеска на матовой двери кабинета гласила: "Луцкий Сергей Иванович".
   Секретарша-блондинка оторвала взгляд от компьютера и посмотрела на Дмитрия.
   -- Моя фамилия Васильев. Я на собеседование.
   -- Подождите немного. Сергей Иванович сейчас занят. Он просил проводить вас в комнату для посетителей, -- с холодной вежливостью произнесла секретарша. Дмитрий догадался, что это именно она разговаривала с ним по телефону. Девушка встала из-за стола и мимоходом скользнула взглядом по Васильеву. По ее мгновенно изменившемуся взгляду Дмитрий понял, что она сделала выводы не в его пользу.
   -- Проходите сюда, -- секретарша прошла мимо Дмитрия. Волна резких духов коснулась Дмитрия, и у него в носу защекотало. Секретарша распахнула дверь в полутемную комнату.
   В центре комнаты стояло какое-то устройство, представляющее собой зарешеченную сферу с шестью плоскостями вращения. Васильеву это устройство напомнило никелированный кожух вентилятора.
   -- Воспользуйтесь услугами нашей корпорации, -- сказала секретарша, указав на зарешеченный шар. -- Это устройство координации в виртуальном пространстве. Мы называем его "клетка". Оно поможет вам скоротать время. Внутри находится шлем виртуальной реальности.
   -- Это что-то вроде тех очков, что мне дали на презентации? -- спросил Васильев.
   -- Гораздо лучше. Скучно вам не будет, -- сказала секретарша.
   Васильев протиснулся в дверь мимо секретарши. Случайно он задел ее гладкое платье, и снова утонул в облаке ее духов. Откинув волосы, блондинка взглянула на него отстраняющим взглядом.
   -- Я скажу вам, когда освободится Сергей Иванович.
   -- Это ваш директор? -- спросил Дмитрий.
   -- Координатор направления, -- безучастно проронила блондинка и закрыла за Васильевым звуконепроницаемую дверь.
   Дмитрий прошел в комнату. Комната была подсвечена рядом напольных светильников и тонула в полумраке. На полу лежал тот же зеленый синтетический ковер, что и в коридоре. Перед большим плазменным экраном стояло мягкое кресло. Экран светился голубым светом, но только Дмитрий подошел поближе, как экран ожил.
   "Давайте Играть!" сегодня -- это десятки порталов в сети, сотни салонов виртуальной реальности, несколько каналов эфирного и кабельного вещания", -- на экране подвижно жестикулировал мужчина, старающийся походить на виджея музыкального канала.
   "Сегодня вам выпала счастливая возможность стать участником нашей новой игры. В вашем распоряжении профессиональное оборудование корпорации "Давайте Играть!" И чтобы в полной мере овладеть техникой виртуанавтов, как мы называем исследователей виртуальных миров, вам надлежит просто следовать моим инструкциям".
   Васильев догадался, что запущенный на мониторе ролик это инструкция для него.
   "Откройте дверь клетки. Внутри находится шлем виртуальной реальности и костюм с устройствами обратной связи, так называемыми фидбэками. Наденьте шлем и костюм. Присоедините интерфейсные кабели к костюму и шлему. После этого мы сможем начать игру!"
   Дмитрий открыл дверцу клетки и покосился на лежащие внутри шлем и костюм с проводами. Костюм был оранжевого цвета. На спине куртки был нанесен логотип корпорации и написано: "Тестер". Кабели от костюма и шлема шли к небольшой панели с разъемами и кнопками, укрепленной на передней поверхности клетки.
   Васильев поднялся в клетку. Пока клетка стояла неподвижно, но Дмитрий подумал о том, что он будет как космонавт в гироскопе, если это устройство придет в движение. Костюм из гладкой ткани оделся легко. Дмитрий ощутил под руками, что костюм простеган проводниками и какими-то круглыми бляшками диаметром в пять миллиметров. Видимо, это и были так называемые фидбэки. Дмитрий подключил провода к разъемам и надел шлем.
   "Очень хорошо. С первым заданием вы справились", -- в наушниках зазвучал голос виджея, и на дисплее шлема возникла объемная картинка.
   "Теперь подвигайте руками и ногами. Не стесняйтесь, конструкция нашего координатного устройства сертифицирована, -- вы никуда не упадете и не получите травм. В то же с помощью этого устройства вам гарантирована полная свобода движений в виртуальном мире".
   Перед Дмитрием возник тренажерный зал с полосой препятствий. Почти каждая трехмерная стрелялка начиналась с такого зала.
   "Побегайте, разомнитесь! Здесь собраны тренажеры для всех движений возможных в виртуальном мире. Смелее! В дальнем конце зала за полосой препятствий находится оружейная комната и тир. Там вы сможете выбрать себе подходящий арсенал и снаряжение. Впереди вас ждет наш новый проект "Замок Флюреншталь".
   Дмитрий разогнался по прорезиненной дорожке, прыгнул и сделал сальто в воздухе. Раздался гром аплодисментов.
   "Браво! У вас здорово получается, продолжайте смелее!" -- подбодрил виджей.
   Дмитрий сделал еще несколько трюков. Все происходило так здорово, как он и задумывал. Никакой силы тяжести, точнее, она отключалась, когда он того хотел. Последний раз Дмитрий даже подпрыгнул и заскочил в окно на втором этаже.
   "С координацией у вас все нормально. Пробегите по бревну и в комнату с оружием", -- сказал виджей.
   Дмитрий вскарабкался на скалу и по узкому бревну быстро пробежал над пропастью. Далеко внизу под ним шумела горная речка. Дмитрий спустился со скалы и снова оказался в тренажерном зале.
   "А теперь пора испытать ваши боевые навыки. Оружия у нас вдоволь и холодное и горячее. Выбирайте, и вперед к подвигам!"
   Но когда Дмитрий вошел в оружейную, там оставался только дробовик. Откуда-то сверху опустилась вывеска: "Извините, вы не зарегистрированный пользователь. Только зарегистрированным пользователям "Замка Флюреншталь" доступен полный выбор оружия".
   "Да справимся как-нибудь", -- самодовольно подумал Дмитрий и схватил шотган. Он пару раз выстрелил в мелькнувшую мишень и остался доволен. Дробовик бил звучно и рассыпал перед собой огненную картечь.
   "Операционная система "ДиАй!" готова. Замок Флюреншталь ждет вас!" -- сообщил виджей, подмигнул Дмитрию и исчез.
   Перед Дмитрием было меню всего из двух пунктов: "Новая Игра" и "Выход".
   "Новая Игра" -- выбрал Дмитрий и нажал ввод.
   Пробежала красная шкала загрузки. Дмитрий оказался в узком коридоре из замшелых каменных стен. В руках у него был дробовик. Надпись на дисплее сообщала, что у него 100% здоровье и 20 патронов. Дмитрий прикоснулся к стене. Под руками была шероховатая поверхность старого камня.
   "Вот это да!" -- подумал Дмитрий. Впечатление было гораздо круче, чем в "Матрице" и других играх корпорации, в которые он играл в бесплатных очках. Дмитрий оглядел себя. На нем были доспехи, напоминающие космический скафандр. Дмитрий сделал несколько шагов. Башмаки на толстой подошве приятно пружинили. Впереди была массивная железная дверь.
   В шлеме играла музыка со средневековыми хоралами и быстро бежали строки текста: "Когда лорд Клингзор поднял восстание против короля Энролда, рыцари ордена "Пронзенного сердца", владеющего тайными знаниями, присоединились к нему. Лорд Клингзор захотел установить мировое господство, призвав на помощь силы тьмы. Ему удалось вызвать к жизни таких могущественных духов, что земля содрогнулась от ужаса. Демоны захватили замок Флюреншталь. Замок превратился в непреступную цитадель лордов тьмы, угрожающих всему миру. Ваша задача победить демонов и очистить от них замок".
   "Да ладно... -- подумал Дмитрий. -- Пора действовать!"
   Он нажал ввод. Пробежала строка: "Замок Флюреншталь. Цель миссии: уничтожить кровавых монстров лорда Бафомета и темных магов ордена "Пронзенного сердца".
   "Могли бы придумать что-нибудь пооригинальнее!" -- подумал Дмитрий и распахнул дверь. Прямо за дверью лежал скрюченный скелет. Он был одет в такой же защитный доспех, как у Дмитрия. Рядом валялась штурмовая винтовка. "Забавно! Вот значит, какие тут боты!" -- подумал Дмитрий. Игра, похожая на "Дум" или "Арену", начинала ему нравиться. Он двинулся по длинному коридору, вдоль которого шел ряд зарешеченных окон. За окнами висело извечное пасмурное небо Петербурга и простирались увядшие поля поздней осени. Каменный коридор уперся в следующую дверь, и тут Дмитрий почувствовал опасность. "Стоп! Пора сохраниться", -- подумал он. Тотчас перед ним возникло игровое меню. Сохраниться в данной игре можно было только три раза. "Три раза пока хватит", -- подумал Дмитрий. Он открыл следующую дверь.
   За дверью оказался большой колонный зал. Колонны были сложены из грубого камня. Свет едва проникал сквозь стрельчатые окна, теряясь в темноте за колоннами. Прижавшись спиной к стене, Дмитрий начал осторожно обходить комнату. Музыка наполнилась тревожными мотивами. "В темноте за колоннами должен кто-то скрываться", -- подумал Дмитрий. Слишком уж долго в игре ничего не происходило. Он успел услышать шорох, до того как первый монстр выскочил из-за колонны. Монстр метнулся к Дмитрию, норовя ударить когтистой лапой в лицо. Дробовик выплеснул заряд картечи. Монстра разорвало на куски и кровавой окрошкой высыпало на пол. "Будет весело, если они за каждой колонной!" -- подумал Дмитрий.
   Второй монстр даже не успел выскочить. Васильев заметил его сразу. Дробовик ухнул огненной вспышкой -- монстра не стало. Еще трое уродцев таились за высоким каменным помостом, стоящим недалеко от выхода. Эти были куда более проворны. Один даже успел царапнуть по защитным доспехам геймера.
   "Пройду весь зал, чтобы никого не оставлять за спиной", -- решил Дмитрий. Первая заповедь геймера гласила: "Тылы должны быть зачищены". Но похоже, разработчики поскупились на монстров или же приберегли их для более высоких уровней. Прежде чем обойти весь зал, Дмитрий расстрелял только двух монстров, укрывшихся за колоннами. Дисплей высвечивал статус игрока: "здоровье 100%, заряды 16, защита 98%". "Зарядов не густо. Где их тут брать?" -- подумал Дмитрий. В любой игре всегда находились схроны с аптечками и боеприпасами. Но в этом зале Дмитрий ничего не обнаружил. Почему-то разработчики не позаботились о боеприпасах и аптечках. "Ладно, пошли дальше!" -- сказал себе Васильев и открыл дверь на другой уровень. На дисплее мелькнула надпись: "Галерея".
   Летающая голова, зависшая над дверью, выплюнула сгусток огня. Дмитрий не успел уклониться. Пламя снизило защиту сразу на 10%. Дмитрия ослепило. Он выстрелил наугад и не попал.
   Летающая голова сдулась как резиновый шар и рухнула на землю. От огня пластиковое забрало шлема пошло волнами. "Что-то уж больно реалистично", -- подумал Дмитрий. Вдоль одной из стен в этом зале шел ряд дверей, вдоль другой -- зарешеченных окон. Сценарий, как в каждом шутере, был прост. Открываешь двери одну за другой и валишь разную нечисть. Дмитрий остановился у окна и посмотрел наружу.
   Ближние деревья в парке качались на ветру. На них был виден каждый листочек, а вот дальние -- стояли застывшие, нарисованные. По небу плыли серые осенние тучи. "Сделано неплохо, но до фотореализма еще далеко", -- критично оценил Дмитрий работу программистов и двинулся дальше.
   Его ждали четыре дубовые двери, оббитые железными полосами. За этими дверями мог таиться целый питомник монстров, а зарядов в дробовике оставалось всего пятнадцать. Дмитрий остановился у первой двери и услышал злобное рычание. Так и есть, хозяева ждали его дома. "Вот бы карту уровня!" -- вздохнул Васильев. Но в настройках игры карты не было. "Если пойду дальше, они нападут сзади. Придется действовать по правилам. Но куда же они запрятали патроны?"
   Дмитрий распахнул дверь. Два двуногих ящера, усеянных шипами и чешуей, бросились на него. Заряд картечи выстрелил в упор. Здоровенного ящера отбросило на противоположную стену. Второй ящер ударил Дмитрия по голове. Дмитрий вылетел обратно в коридор. Ящер прыгнул на него сверху. Дмитрий выстрелил двойным зарядом. Огненная вспышка получилась мощной, как от взрыва. Разрывная картечь пробила в ящере громадную дыру. Взметнулось и медленно осело облачко крованой пыли.
   Васильев сидел на полу. Голова кружилась. Руки дрожали, сжимая мощный дробовик. Но эта комната, заставленная нарисованными книжными шкафами и свечными канделябрами, была очищена. "Зарядов 12, здоровье 95%, защита 80%" -- сообщила строка статуса.
   "Хорошо бы сохраниться", -- подумал Дмитрий. Голова болела по-настоящему. Он провел рукой по шлему. В твердом пластике появилась трещина. Но азарт и горячка боя уже захватили его. "Надо пройти всю эту хрень до конца!" -- Васильев решительно поднялся с каменного пола (пол действительно был холодный и шершавый). Он подошел к книжному шкафу в отвоеванном от монстров кабинете. Готические шрифты, солидные фолианты. Похоже, на немецком языке. Одна книга привлекла его внимание. На ее переплете сверкала золотая восьмиконечная звезда. Васильев потянул за толстый том. Что-то заскрипело в стене, и повернулась дверь, замаскированная под книжный шкаф.
   За дверью был тайник. Наконец-то запасная обойма и кинжал в ножнах. Кинжал Дмитрий повесил на пояс и осмотрел обойму: двадцать разрывных патронов к дробовику. Мало, конечно, но уже какой-то шанс на выживание. Окно кабинета выходило во внутренний двор. Теперь он видел, что находится в центральной части замка, а справа и слева буквой "П" загибаются оба его крыла, увенчанные остроконечными башенками. В сухой чаше фонтана застыли белые скульптуры, погребенные под жухлой листвой.
   "Сколько времени я уже здесь?" -- спохватился Дмитрий. Он отодвинул рукав костюма, но часов на руке не было. "В час дня я должен быть совсем в другом месте!" Он вернулся в коридор. Летающая голова все еще лежала у входа сморщенной резиновой грушей. Васильев подошел ко второй двери. В этой комнате стояла беспросветная тьма. Это было неприятно. "В таких переделках обычно теряешь много жизни", -- подумал Дмитрий. Он встал спиной к стене и стал обходить комнату по правому краю. Свет из открытой двери не доставал до противоположного конца комнаты, и, казалось, она уходит куда-то в бесконечность. Дмитрий пошарил рукой по стене. "Фу ты! Какие тут выключатели! Это же мир средневековья!" Одну вспышку можно было себе позволить. Дробовик оглушительно жахнул. Картечь разлетелась по стенам. Вспышка выхватила из темноты дыру в полу. А тут, оказывается, ловушка! К середине комнаты не приближаться! Васильев осторожно двинулся дальше, прижимаясь к стене. Глаза начали привыкать к темноте. Свет пасмурного дня, проникающий сквозь открытую дверь, обнажал каменную кладку у входа.
   Вдруг сверху бесшумно скользнуло что-то тяжелое и мягкое. Черные крылья облепили шлем. Васильев выронил оружие и стал сбивать тварь с головы. Но тварь держалась крепко, и оглушительный треск раздираемого пластика заполнил пространство шлема. Васильев выхватил нож и ударил несколько раз. Тварь завизжала, но не ослабила хватки. Прозрачное забрало лопнуло, и Дмитрий почувствовал на лице прикосновение липких щупалец. Он ударился затылком об стену. Тварь снова завизжала. Держа нож двумя руками, Васильев наносил удар за ударом. Щупальца неведомого существа хлестали по голове. Схватка длилась пару минут, но, казалось, никогда не кончится. Наконец тварь обмякла под кинжальными ударами. Ее щупальца повисли длинными плетьми. Дмитрий сбросил омерзительное создание с себя и принялся топтать ногами, пока это существо не превратилось в бесформенное месиво.
   -- Сколько же вас здесь! -- крикнул Васильев. Он несколько раз выстрелил по карнизу, где едва видимые в темноте колыхались черные щупальца. В нишах послышались визг и хлопанье крыльев. Васильев перебежал к противоположной стене и выстрелил пару раз подряд. Вампиры гибли под дождем картечи и падали вниз. Уцелевшие твари поднялись со своих гнезд и закружили под потолком. Васильев выпустил еще несколько зарядов. Вампиры вспыхивали и падали к его ногам обгорелыми тряпками. Вскоре гнездовья этих тварей были уничтожены.
   Дмитрий оглядел себя. Защитный костюм был забрызган черной кровью. Остатки щупалец налипли внутри шлема. "Здоровье 75%, Зарядов 18, защита 70%", -- сообщила строка статуса на покрытом трещинами дисплее. А впереди его ждали еще две закрытые двери. Что за ними? Васильеву почему-то расхотелось туда соваться. Но он сделал над собой усилие: "Всего две двери! Пройду этот уровень и выйду!" Больше всего его беспокоило разбитое забрало шлема. Уж слишком реалистично оно пошло трещинами. А вкус этих вампирских прикосновений! Дмитрий сплюнул. С губ не сходил вкус гадких щупалец. "Здоровье 75%". Сердце стучало. Противная дрожь сотрясала тело. Дмитрий встал перед третьей дверью и сделал глубокий вдох. Он чувствовал себя не очень хорошо. Что будет, если здоровье упадет до пятидесяти процентов и ниже? Впечатление было такое, будто дисплей и вправду фиксировал состояние его здоровья. "Пройду! Должен пройти!" -- подбодрил себя Васильев и толкнул третью дверь.
   Сабельный монстр лежал на кровати. Только открылась дверь, как монстр кинулся на Васильева, выпростав лезвия, как у Фредди Крюгера. Но Васильев оказался быстрее. Дробовик в его руках вздрогнул, Саблерукий монстр потонул в пламени выстрела и горсткой пепла осыпался на землю. Других монстров в этой тупиковой комнате не оказалось.
   Легкая победа взбодрила Дмитрия. Он вернулся в коридор. Оставалась последняя четвертая дверь в этой галерее. Он подошел и прислушался. Из-за двери доносился злобный рык монстров. "Сейчас получите!" -- подумал Дмитрий и рванул дверь. За дверью оказалось открытое пространство большого зала. На Васильева смотрели шесть пар злобных глаз и морд с оскаленными клыками. Монстры кинулись в атаку. Дробовик бахнул три раза подряд. Монстры как шли один за другим, так и попадали. Три оставшиеся бестии повели себя умнее. Двое сиганули в стороны и попытались обойти стрелка. Третий монстр прямо с места прыгнул на Дмитрия. Васильев выстрелил и свалил его выстрелом в упор. Но вот двое боковых нападающих добились своего. Сначала последовал один мощный удар, затем другой. Защитный щиток отлетел от костюма, и Дмитрий почувствовал острую боль в плече. Он упал на спину и выстрелил два раза перед собой. Не попал. Монстры окружили его справа и слева.
   В наушниках зазвучала "Финальная тема". Монстр занес лезвие для последнего удара. "Нет, не сдамся!" -- Васильев перекатился по полу и, встав на колени, выстрелил. Чудовище потонуло в огненном вихре. Но в ту же секунду уцелевший монстр ударил Дмитрия. Удар пришелся по голове. Васильеву показалась, что его голова лопнула, как грецкий орех. В глазах потемнело, и он упал на спину. Монстр прыгнул на него сверху. То ли броня костюма, то ли грудная клетка громко затрещали под тяжестью монстра. Дробовик отлетел в сторону. Когтистая лапа монстра схватила Дмитрия за горло. Ноздри монстра широко раздувались. Желтые глаза горели злобой и ненавистью. Васильев чувствовал, как жизнь уходит из него. Впечатление было такое, что воздух остался где-то снаружи, а он упал в черный колодец, в котором нечем было дышать.
   В руке сам собой оказался кинжал. Из последних сил Васильев ударил в бок чудовища. Монстр закряхтел и ослабил хватку. Дмитрий бил не переставая. Монстр вздрагивал с каждым ударом. Наконец глаза чудовища затуманились, он тяжело захрипел и опрокинулся на бок. Тяжелая туша монстра растворилась в виртуальном пространстве, и тяжесть, давившая на Васильева, исчезла.
   Дмитрий тяжело дышал, хватая воздух. На лице, горле и голове остались глубокие царапины от когтей монстра. "К черту эти игры!" -- Васильев сорвал с головы заляпанный кровью шлем. С минуту он ждал возвращения. Но вокруг ничего не изменилось. Перед ним был все тот же замковый коридор. Васильев недоуменно посмотрел на шлем. В это было невозможно поверить. Сдернув перчатку, он даже потрогал голову. Шлема на голове не было, осталась одна взлохмаченная шевелюра. Он кинулся к двери в коридоре. Законы жанра были неумолимы. Дверь на первый уровень не открылась. Дмитрий пробежал коридор и дернул вторую дверь. Эта дверь оказалась просто нарисованной на стене. За окнами ветер гнал тучи по хмурому небу. От отчаяния Васильев пальнул в окно. Бесполезно: нарисованному окну никакого урона. "Стой! Так нельзя. Ты знаешь правила. Пока не выполнишь все, что требует от тебя программа, она не выпустит тебя отсюда".
   Васильев знал это прекрасно. Но еще никогда ему не доводилось очутиться внутри игры, так чтобы нельзя было из нее выйти. Пространство и время виртуального мира поглотили его и не выпускали. "Требуется тестеры программного обеспечения, -- вспомнил он объявление. -- Может, это проверка? Но что они ждут от меня?" Дисплей в забрале шлеме был сломан и больше не светился. Это означало, что утрачена всякая связь с программным обеспечением виртуальной реальности. Черт подери! Должен же быть здесь какой-нибудь выход! Дмитрий вспомнил о колодце в темной комнате. "Нет, только не это!"
   -- Эй, я выхожу из игры! -- крикнул он в пространство.
   Глухое эхо пропало под высокими сводами. Интересно, наблюдают ли за ним? Что если он корчится сейчас в клетке, а работники корпорации вместе с этой секретарской кошечкой покатываются над ним с хохоту. "Успокойся! -- приказал себе Васильев. -- Надо подумать. Сколько здесь всего уровней? Что за теми дверями, и когда они откроются?" Он проверил боеприпасы. Осталось 11 патронов. У него был всего один промах, что само по себе было неплохо, но вряд ли это поможет выжить в этом аду, населенном монстрами. Разработчики поскупились на ресурсы, и было ясно, что долго геймер в этой игре не протянет. "И черт с вами! Лучше сдохну, но вы не будете ржать надо мной!" -- подумал Васильев и направился к комнате с колодцем.
   Труба колодца уходила глубоко во тьму. На дне что-то светилось красным, как угольки в печи. В стенку трубы были вделаны скобы-ступеньки. "Ладно, где наша ни пропадала!" -- сказал себе Васильев и стал спускаться по железным скобам вниз. Каменная труба оказалась нескончаемо длинной. Теплый воздух поднимался вверх, несся за собой ароматы раскаленной лавы. Скобы предательски качались и скрипели в каменной кладке. Далеко внизу пламенели черно-красные угли адской жаровни. Дмитрий старался не смотреть вниз, сосредоточившись на ступенях. В какой-то момент он ощутил, как его обдают волны жара. Прошло еще семь минут напряженного спуска, прежде чем он увидел, что можно спрыгнуть вниз.
   Под ним была черная земля, змеящаяся огненными прожилками лавы. И посреди этого огненного болота Дмитрий приметил безопасный островок, на который можно приземлиться. Спустившись до конца трубы, он повис на руках, а затем прыгнул. Под ногами спружинила каменная корка застывшего грунта. Из-под нее брызнула раскаленная лава.
   Дмитрий стоял посреди лавового болота, разлившегося среди стен обширной пещеры. То тут, то там высились каменные истуканы, похожие на истуканов острова Пасхи. Тела каменных великанов состояли из раскаленных каменных глыб, по которым время от времени пробегали волны огня и жара. Глаза истуканов горели красными углями. "Лавмены!" -- догадался Дмитрий. С такими монстрами он встречался в "Диаболо". Среди раскаленных лавменов встречались и их остывшие собратья. Это были големы, ожившие каменные великаны, сложенные из кусков грубо обработанного черного базальта.
   Сначала один лавмен качнулся, затем другой. Спустя минуту все они пришли в движение и, раскачиваясь на каменных глыбах-ногах, двинулись на Дмитрия.
   "Не стой на месте!" Базальтовый островок, где стоял Дмитрий, закачался и стал медленно погружаться в лаву. Дмитрий побежал, прыгая с кочки на кочку. Лавмены приближались. Дмитрий выстрелил несколько раз на бегу. Разрывная картечь ударила по черным, вытесанным из камня монстрам. Лавмены взрывались с оглушительными хлопками и темными глыбами раскатывались по огненному болоту. Языки лавы хищно выбрасывались из-под земли и слизывали останки големов. Истуканы смыкали кольцо вокруг бегущего человека. Единственным спасением Васильева оставались темные пещеры на противоположном краю лавового болота. Он стрелял и перезаряжал дробовик, с ужасом понимая, что в запасе осталось не больше десяти патронов. Прыгая с кочки на кочку, он бежал к спасительным пещерам. Ему удалось преодолеть две трети расстояния до ближайшей пещеры, когда патроны в дробовике закончились. Ближайшие ряды лавменов поредели, но они продолжали надвигаться от дальних стен подземного зала.
   "Должен успеть!" -- подумал Дмитрий. Над одним из проходов сияла восьмиконечная звезда. Несомненно, это был знак. Дмитрий чуть замешкался, и лава лизнула подошвы его ботинок. Пластик зашипел и запузырился от жара. "Не стой на месте!" Спасительный вход в пещеру был совсем близко, но путь преграждала полынья кипящей лавы. Дмитрий обернулся. Лавмены окружили его, отрезав путь к отступлению.
   Дмитрий разбежался и прыгнул. Рассуждать, сможет ли он перелететь лавовое болото, времени не было. Однако пронесло. Ноги коснулись твердой почвы, и Дмитрий упал на каменный пол. Големы сгрудились возле лавового озера, не решаясь продолжить преследование. Дмитрий привалился к стене. Сердце стучало бубном по всему телу. "Хоть бы минуту передышки!.." -- молило оно.
   Дмитрий поднял глаза к каменным сводам пещеры и похолодел. Что-то похожее не щупальца свисало с потолка. Опять вампиры? Осталось последнее оружие, и Дмитрий выхватил нож. Странное существо раскачивало щупальцами, затаившись в подпотолочной нише, но нападать не спешило. Озираясь на щупальца, Дмитрий двинулся вглубь прохода. Через несколько шагов он споткнулся и чуть не полетел на землю. На земле лежало странное корневище. Оно было развоено, наподобие рогатины. "Как кусок дерева попал в это подземелье?" -- подумал Васильев. Он поднял корневище. Это был единственный предмет способный служить в качестве оружия. Если вампиры нападут на него, он сможет отбиваться этой рогатиной. В глубине пещеры клубился какой-то зеленоватый сумрак, и Васильев двинулся туда.
   Извилистая тропинка привела его в большую круглую пещеру. Дно пещеры было усеяно каменными глыбами в рост человека. Зеленый светящийся туман заполнял пространство пещеры. Выставив перед собой рогатину, Васильев двинулся в дальний конец пещеры, в самое средоточие тумана. Здесь его ждало последнее испытание. Дмитрий понял это сразу, как только чудовище вышло из-за камней. Это, несомненно, был босс уровня. И шансов сразиться с ним у Васильева не было. Что могла его рогатина против этой восьминогой рептилии!
   Ящер остановился посреди пещеры и приподнялся, опершись на хвост. Его живот, в отличие от зеленого бронированного тела, был покрыт светло-серой чешуей. Дмитрий нырнул за камни. С непостижимой ловкостью для своего тяжелого тела ящер бросился за ним. Васильев улепетывал от ящера, надеясь найти выход среди лабиринта стоящих камней. Ящер преследовал его по пятам. Васильева спасало только преимущество в скорости. К краям пещеры зеленый туман стал гуще. "Что если не найду выхода из лабиринта?" -- мелькнула тревожная мысль. Сзади топал ящер, опрокидывая с дороги каменные глыбы.
   Васильев достиг противоположного края пещеры. Чудовище громыхало камнями за его спиной. Дальше пути не было. Васильев поднырнул под последний большой камень. И тут случилось чудо! Перед ним открылась узкая лазейка в скале. Согнувшись, Дмитрий нырнул в этот лаз. Ящер смел последний камень и уткнулся в стену. Негодующий рев огласил пещеру. Ящер не мог пройти в узкую лазейку. Васильев был уже вне его досягаемости. Он полз по узкому проходу, обдирая руки и колени об острые камни. Вокруг стояла кромешная темнота. Вдруг впереди мелькнули какие-то зеленые огоньки, затем послышался странный шорох. Этот шорох заставил Дмитрия остановиться. По проходу семенило множество ног. "Бог мой! Что же делать?!" -- подумал Дмитрий. Выхода из ловушки не было. Несколько длинных тел выпрыгнули из темноты и впились в защитные пластины скафандра. Существа эти, размером с большую крысу, были сильные и ловкие. Они извивались в руках, как угри. Дмитрий схватил пару тварей и отбросил от себя. Яростные зубы впились в его руки.
   Замечательный защитный скафандр затрещал, следом пришла острая боль. Шлем наполнился писком датчиков. Как мог Дмитрий отбивался руками. Но этих въедливых существ была нескончаемая масса. Они лезли из всех щелей, облепив его с ног до головы. От защитных доспехов полетели клочья.
   Боль от укусов жгла все тело. Васильев почувствовал, что теряет сознание. Все вокруг вдруг провалилось в темноту. И в этот момент перед его глазами ярко вспыхнула надпись: "Game over". Васильев еще некоторое время созерцал свое тело со стороны, терзаемое тварями, а затем и это видение пропало.
   -- Эти топтуны просто прелесть! Какая сила и ярость!
   -- Думаю, его можно рекомендовать. Продержался почти весь уровень!
   -- В релизе должно быть больше ресурсов. Иначе пройти очень сложно.
   -- Зато какое облегчение найти тайник! Но ведь никто из них даже не попытался изучить все закоулки уровня. А там есть и дробовик, и пулемет, и даже РПГ!
   -- Все они торопятся. Хотят побыстрее пройти, а напрасно.
   Перед глазами мелькали какие-то расплывчатые лица-маски. Издалека донесся голос той "кошечки", что сидела в приемной:
   -- Шеф ждет. Давайте, ребята, тащите его в кабинет.
   Бесчувственного Васильева подняли и куда-то понесли.
   Более-менее он пришел в себя, когда уже сидел в мягком уютном кресле. Перед ним был большой стол, за столом холеный мужчина в мягком широком пиджаке. Васильев с испугом покосился на свое измочаленное тело. Боль не прошла, она еще саднила и дергала в искусанных конечностях. Но на руках не было заметно никаких следов.
   -- Что непривычно? -- бодро спросил мужчина за столом.
   Васильев посмотрел ему в лицо. Лицо у мужчины было большое и белое. Волосы уже заметно поредели со лба, обозначив намечающуюся лысину.
   -- Зато теперь ты понимаешь, что такое виртуальная реальность. Настоящая виртуальная реальность, не правда ли? -- усмехнулся мужчина. -- Ничего что я на ты? Так проще. Я Луцкий Сергей Иванович -- руководитель направления. Скажу сразу, справился ты не блестяще, но нам подходишь. Есть у тебя бойцовская хватка... Корпорация сейчас захватывает новые рынки: перспективы блестящие, зарплата достойная. И если желание у тебя еще не пропало, мы можем обсудить нашу дальнейшую работу более обстоятельно...
   Васильев посмотрел на свои руки. На коже проступили маленькие красные точки. Это были следы от вшитых в костюм устройств обратной связи -- фидбэков.
   Васильев подумал и согласно кивнул головой.
  

Глава 2. Тестер

  
   -- Это ты новенький? -- спросил его один из парней в оранжевой форме с логотипом корпорации.
   -- Да, я, -- ответил Васильев.
   -- Тогда я введу тебя в курс дела. Мой ник -- Класс. Я бригадир тестеров. По правилам, я должен познакомить тебя с корпорацией, в которой ты будешь работать. Ты кое-что уже видел, но чтобы познакомиться с нашей конторой поближе, я покажу тебе видеоролик.
   Класс подошел к компьютеру и на большом экране запустил ролик.
   -- Это наш "Перст Петра". Здесь располагаются наши основные службы. Рядом цеха и мастерские. Там делают кое-что из оборудования и приборов. Корпорация основана два года назад. Основные акционеры американцы. Директор нашего филиала американец профессор Джордж Мартин. Профессор человек заслуженный. Это он придумал виртуальную реальность в том виде, в котором мы сейчас ее имеем. Профессор видит далеко вперед, и за это его тут уважают. Ты уже обратил внимание, что все работники корпорации одеты в униформу разного цвета. Программисты носят зеленую. Это элита корпорации. Системщики и робототехники в желтом. Следующими идут сценаристы и разработчики игр. Они в синем. Мы тестеры в оранжевом. Охранники в черном. Менеджеры... Менеджеры должны носить голубую, но они всегда в цивильном платье. Это высшая и неприкасаемая каста. Они продвигают наши программные продукты. Вот, вкратце, все о корпорации. Да еще нужно добавить, о чем любят похвастаться менеджеры. Корпорация активно завоевывает рынки и все время делает инвестиции в развитие программного обеспечения виртуальной реальности. У нас свыше восьми миллионов пользователей во всем мире. Платят неплохо. Работа у нас интересная. Так что, я думаю, ты сделал правильный выбор, что пришел к нам. А теперь я познакомлю тебя с твоими новыми товарищами. Так как у нас в ходу ники, я хочу, чтобы и ты придумал себе прозвище.
   Класс подошел к клеткам, в которых стояли тестеры. Все они были готовы к броску в виртуальную реальность и ждали, когда Класс закончит процедуру знакомства.
   -- Это -- Скарж, это -- Фриз, это -- Дред, это -- Блейд. Это твои новые товарищи, знакомься с ними поближе, и пора приступать. Надеюсь, с нашей аппаратурой ты уже освоился?
   -- Да, -- ответил Васильев, вспоминая свое испытание у Луцкого.
   -- Так как тебя представить? -- спросил Класс.
   -- Не знаю...
   -- Ты у нас новенький. Будешь Новик. Сойдет? -- спросил Класс.
   Васильев вспомнил, что так назывались русские эсминцы, и согласился.
   -- Тогда за работу! -- сказал Класс и залез в клетку. -- Нас ждет ответственное задание. Мы должны отловить баги в "Замке Флюреншталь". Присоединяйся, Новик!
   Васильев надел шлем и последовал его примеру. На этот раз они всей командой очутились во дворе замка. Новик видел, своих товарищей, закованных в специальные "тестерские" доспехи. Со стороны они выглядели, как морская пехота в "Анреале - 2". Вооружение у тестеров было тоже соответствующее. Новик выбрал себе мощную бластерную пушку, стреляющую плазменными шарами.
   -- Так, парни, давайте еще раз зачистим этот проход, -- предложил Класс. -- Я, кажется, там баг приметил: дверь во двор не открывается. Тебе персональное задание, Скарж. Разберись, наконец, с этой зеленой сороконожкой! Нужно все проверить. Таблица скилов после боя почему-то пустая.
   Тестеры побежали по двору замка. Команда из шести человек. Над стенами замка поднялись летающие "думские" головы и обрушили на них град огненных шаров.
   -- Новик, держи справа! Дред и Фриз, займитесь головами! -- Класс командовал уверенно и точно. Сказывался многолетний опыт шутеров.
   Новик бежал рядом с Блейдом. Они скользнули в какой-то тесный проход и оказались под мощным огнем. Летающие головы окружили их и осыпали огненными шарами. Шары рвались вокруг тестеров, резко снижая защиту костюмов.
   -- Я знаю одно место! Нам туда! -- воскликнул Блейд и увлек за собой Новика. Они забежали под арку. Арка закрыла их от огня. Головы кружились сверху и не могли в них попасть.
   -- Стреляй! -- сказал Блейд.
   Новик высунулся из-за каменной колонны и открыл огонь по головам. Его бластерная пушка выстреливала энергетические сгустки. Летающие головы одна за другой сдувались и падали на землю.
   -- Все хватит! Я нашел проход внутрь, -- сказал Блейд.
   Они побежали к стене, в которой виднелась едва заметная трещина. Новик прикрывал их отход, отстреливаясь от наседающих голов.
   -- Надо сломать стену. Стреляем! -- приказал Блейд.
   Они выстрели залпом из бластерных пушек. Стена устояла. Головы подлетели ближе и закружились вокруг тестеров, поливая их огнем.
   -- Чертовы программеры! Они оставили стену непробиваемой! -- возмутился Блейд.
   -- Надо уходить отсюда! -- сказал Новик. Он с трудом сдерживал натиск летающих голов. Защита его костюма стремительно приближалась к нулю.
   -- Прикрой меня! Я на минуту выскочу отсюда! -- сказал Блейд.
   Новик встал, по-ковбойски расставив ноги, и открыл сокрушительный огонь по налетающим головам. Блейд вышел из игры. Его бот выцвел и застыл неподвижно. Новик чувствовал, что долго не продержится. "Да где же ты?" -- с раздражением подумал Новик о Блейде. Защита стремительно таяла, от нее осталось всего десять процентов. Блейда не было больше минуты. Наконец Блейд ожил и задвигался.
   -- Вот считерил пушку! Теперь можно и пострелять! -- радостно сообщил Блейд.
   Они дружно выстрелили в стену. Стена разлетелась на кирпичи, открывая проход внутрь замка.
   -- За мной! За Родину! -- воскликнул Блейд и первым ринулся в пролом.
   В этом проходе игры Скаржу предстояло ответственное задание. Он разбил подвальное окно и спрыгнул вниз. Скарж уже знал, что его там ждет. Три раза он пытался вынести эту гадину, эту зеленую сколопендру, но у него ничего не получалось. Тестеры подсмеивались над Скаржем, говоря, что ему надо тренироваться в классе для подготовишек. Скаржа уже трясло от одного вида зеленой сороконожки. Ему казалось, что программеры нарочно задрали скилы этой сколопендры. И он шел в свой последний бой, чтобы доказать себе, что может победить, или убедиться в полной бесперспективности этого поединка и со спокойной совестью намылить шею тому программеру, кто придумал эту гадину.
   Из темного подвального угла послышалось знакомый шорох. Сколопендра зашевелилась и ощетинилась каждым волоском на вытянутом теле. Самое хреновое, что она двигалась очень быстро. Быстрее, чем можно было убить ее за секунду. Скарж спрятался за уступ в стене. Так он уже делал в прошлый раз и проиграл, но другого укрытия в этом подвале не было. Сколопендра почувствовала его присутствие и полностью высунулась из своего угла. Но на этот раз Скарж приготовил ей вкусную закуску. Он сменил оружие на РПГ. РПГ перезаряжался долго, и у Скаржа был только один выстрел. И выстрел этот должен был стать единственным и смертельным. За поединком Скаржа следили. Он специально настоял на том, чтобы в этом проходе программисты включили системный монитор и наблюдали за каждым его шагом. Пусть знают, что невозможно убить эту тварь, которую они породили.
   Сколопендра приготовилась к нападению. Она видела, что в каменной нише шевелится жертва. Гигантская сороконожка напряглась и прыгнула. Скарж выстрелил. Граната взорвалась в темном углу, осыпав полстены. Скаржа отбросило взрывной волной и впечатало в угол. В сколопендровом углу долго оседала пыль. Что ни говори, а физика в этой игре была на высоте. "Я убил ее! Я убил ее!" -- радостно думал Скарж. Он поднялся с земли и сделал шаг к углу, чтобы посмотреть, что осталось от сколопендры. И в этот момент услышал знакомое пощелкивание. Оно доносилось откуда-то сверху. Скарж поднял глаза к низкому потолку. Невредимая сколопендра сидела на потолке и смотрела на него.
   -- Вот сука! -- выругался Скарж.
   Он понял, что будет дальше. Сколопендра прыгнет на него сверху. Тогда придется сражаться в рукопашную. У Скаржа было с собой острое лезвие, но вступать в ближний бой со сколопендрой было самоубийстом. Первый же ее укус отнимет у него как минимум пятьдесят процентов защиты. Зачем только программеры так непомерно задрали скилы у этой твари?
   Скарж поднял гранатомет. Может, еще успеет выстрелить! Но он ошибся. В этот момент сколопендра тяжело шлепнулась на него сверху. Скарж забарахтался стиснутый двадцатью парами ног насекомого. Перед глазами мелькнул красный круг. Сколопендра пробила защиту сразу на сорок процентов. Скарж ударил сороконожку в брюхо длинным лезвием. Ноги сколопендры противно заелозили по его телу. Еще удар и еще!..
   Второй укус ядовитой сороконожки отнял еще сорок процентов. Скоро защита будет пробита, и Скарж почувствует вкус боли. И забыв про все на свете, Скарж бил сколопендру изо всех сил. Один из быстрых ударов пришелся на нервный узел, и заднюю часть сколопендры парализовало (надо же, умники-программисты позаботились и об этом!) Стоит ударить в верхний узел, и тогда конец гадине! И тут с новым укусом сколопендры защита Скаржа разлетелась вдребезги. Он почувствовал боль. Грудь и руки онемели. "Если она еще раз укусит, мне конец!" Слабеющей рукой Скарж нанес еще два удара куда-то под голову сороконожке. Она дернулась и затихла. Скарж столкнул с себя кусок виртуального мяса, и сколопендра медленно истаяла в пространстве. Скарж поднялся на ноги и, пошатываясь, пошел к двери в замок. Дверь должна была отвориться, как только со сколопендрой будет покончено.
   Скарж толкнул и подергал дверь. Заперто наглухо. Дверь не открылась.
   -- Эй, Класс! Я уделал сколопендру! Но баг на месте. Дверь не открывается! -- доложил Скарж.
   -- Вот идиоты! Говорил же им вчера. Ладно, пошли другим путем, -- сказал Класс.
   -- Каким это? -- спросил Скарж. От его защиты ровным счетом ничего не осталось, и он боялся выскочить во двор под обстрел летающих голов.
   -- Блейд и Новик сломали стену во дворе. Так можно проникнуть в замок, -- сообщил Класс.
   Фриз и Дред шли рядом, прижимаясь к крепостной стене. На них налетали головы и поливали их огнем.
   -- Смотри! Там копанка! -- воскликнул Фриз.
   -- Где? -- остановился Дред.
   -- Там под основанием башни!
   Дред всмотрелся, куда указывал Фриз. Действительно между башней и стеной зияла копанка, как называли тестеры незаполненную щель между текстурами.
   -- Класс! Мы нашли копанку! Такая большая -- пройти можно! -- радостно доложил Фриз.
   -- Хорошо! Следуйте этим путем, все остальные входят через брешь в стене!
   Через несколько минут вся команда тестеров собралась в главном холле замка. Навстречу им с лестниц бежали сабельники и ощетинившиеся шипами чешуйчатые монстры. Тестеры открыли ураганный огонь, и через пару минут вся эта воющая ватага уродов улеглась на землю.
   -- Наверх идем двумя группами, -- распорядился Класс.
   Тестеры разбились на группы и бросились на штурм галерей замка. У Новика был свой счет к демонам, поселившимся в замке. Это была первая игра, где он потерпел поражение.
   -- Не отставай, Новик! -- подтолкнул Блейд.
   -- Я пойду в подвал. Хочу разобраться с ящером.
   -- Не время. Сначала зачистим верхние этажи.
   -- Там не интересно. Будут все те же монстры.
   -- Класс сказал: подвал на завтра.
   -- Я пойду, -- упрямо заявил Новик.
   Теперь, когда у него была бластерная пушка, Новику не терпелось пройти огненное болото и разобраться с засевшими в подземелье ящером и топтунами.
   -- Один ты там не пройдешь. Сегодня подвалом заниматься не будем. Нужно пройти верхние этажи и проверить, что тут глючно, -- сказал Блейд, лениво постреливая по летающим под куполом вампирам.
   Но Новик его не слушал. С мощной считеренной пушкой он чувствовал себя непобедимым. Он бы ввел режим бога, но неписанный кодекс тестерской чести не позволял это делать. Но даже без режима бога он был способен порвать на клочки этого ящера в подземелье. Новик незаметно отделился от остальных и пробрался в знакомый коридор, ведущий к комнате с колодцем. Новик уже знал, кто ждет его в этой комнате. Бластер рассыпал вереницу ярких вспышек, и от притаившихся на карнизах вампиров только клочки полетели по закоулочкам. Новик очистил всю комнату. Кроме гнездовий вампиров под потолком, в этой комнате больше не было ничего примечательного. Труба колодца пылала жаром, как и в прошлый раз. Но теперь Новику придавала уверенности усиленная броня тестеров и мощная плазменная пушка. Он спустился вниз и спрыгнул в огненное болото. Как и в прошлый раз, к нему кинулась орда каменных големов и лавменов.
   Новик с удовольствием нажал на спусковой крючок. Плазменные вспышки ударили по монстрам. Оружие было на редкость эффективно. Ближайшего голема с грохотом раскатило на каменные обломки. Новик прыгал с кочки на кочку и одного за другим взрывал монстров. Но монстры, казалось, непрерывно рождались в лаве и шли на него. В бластерные очереди быстро опустошали магазин. Новик перешел на одиночную стрельбу. Зарядов в бластере оставалось всего двадцать. Их нужно было оставить еще на ящера и топтунов. Завтра они придут сюда всей командой и обследуют все пещеры. И если нигде не найдут тайников с ресурсами, то запустят немалый камешек в огород программистов. А сегодня был день Новика. Он сам разберется с ящером и топтунами. Големы и лавмены сужали круг. Новик решил не испытывать судьбу и побежал к пещере с восьмиконечной звездой.
   Вот и пещера в зеленом тумане. Где-то здесь притаился этот наглый ящер. И точно за кругом камней слышалась тяжелая поступь босса этого уровня. Ящер ходил по кругу, будто исполнял некий ритуальный танец.
   -- Привет, дружище! -- окликнул Новик ящера и, не дожидаясь ответа, влепил в чудовище мощную очередь. Бластерные вспышки искрошили камень возле ящера и обожгли его самого. Ящер взревел, приподнялся на задние лапы и бросился на Новика.
   -- Ну иди сюда, дружище! -- позвал Новик.
   Заряды в бластере таяли со скоростью июльского снега, но не причиняли существенного вреда ящеру. Расшвыривая камни, ящер несся на Новика.
   -- Блин горелый! Программисты хреновы! -- обругав последними словами творцов неуязвимого чудовища, Новик побежал к пещере с топтунами.
   Найти смерть под ногами ящера, не разобравшись с маленькими поганцами, ему почему-то не хотелось. По плану игры после пещеры с топтунами должен быть выход на следующий уровень. И Новик хотел оказаться там самым первым. Хотя кто знает, чего можно ждать от этих криворуких программеров!
   Новик заскочил в темный тоннель. Со всех сторон на него уставились зеленые глаза. Раздался пизг и топот быстробегущих ног. "Ну бегите, бегите сюда, маленькие поганцы! Поговорите с моей бластерной пушкой!" -- призвал Новик. Зарядов в пушке оставалось совсем немного, но Новик надеялся, что против этих грызунов бластер окажется более эффективным, чем против ящера. Он выпустил очередь вдоль тоннеля. Топтуны завизжали. Послышался звук, будто десятками лопались воздушные шарики. "Так-то!" -- мстительно подумал Новик. Топтуны после залпа смолкли и попрятались в норы. Новик увидел выход из тоннеля. Выход светился лилово-красным светом. Новик пошел на этот свет. И вдруг топтуны посыпались на него сверху, как из рога изобилия. Мощная бластерная пушка оказалась не у дел. Топтуны быстро пробили защиту, и Новик почувствовал знакомую боль их укусов. Он выхватил нож. Лезвие блеснуло в темноте. Орудуя ножом, Новик принялся прокладывать дорогу к выходу. Быстрые и ловкие топтуны отскакивали назад и снова нападали. Характеристики здоровья на шлемном дисплее быстро падали. Новик побежал к выходу. У самого выхода он споткнулся и растянулся на земле. Топтуны почему-то остановились. Казалось, они чего-то испугались. Новик посмотрел, за что он запнулся. Это был тот же раздвоенный корень, который в прошлый раз он оставил в тоннеле. Но Новик не помнил, чтобы в тот раз продвинулся так далеко. Он подобрал корень и вышел в большую пещеру.
   Почти все пространство пещеры занимал лавовый фонтан. Из фонтана вздымалась фигура огненного ифрита. Ифрит завидел Новика и протянул к нему пламенные руки.
   -- Блин, два босса на уровень! -- только и мог вымолвить Новик. Это было вне всяких правил. Новик оглядел пещеру. Выхода из нее не было. Надо было драться.
   Длинные несоразмерные пальцы ифрита вытянулись еще больше и обожгли огнем Новика. Индикатор здоровья упал на двадцать процентов. Новик побежал вокруг лавового фонтана, стремясь избежать столкновения с длинными пальцами ифрита. Тактика в сражениях с боссами была проверенная: бегаешь вокруг босса и поливаешь его из какого-нибудь сверхмощного оружия. Вот только теперь у Новика ничего, кроме раздвоенного корня, с собой не было. Ифрит то и дело доставал Новика огненными пальцами. Пламя обжигало Новика. Индикаторы здоровья стремились к нулю. Новик понял, что ему не выбраться из этой пещеры. "Обратно к топтунам!" -- мелькнула мысль. Новик бросил взгляд на единственный выход в пещере. Вход в тоннель не закрылся, не обвалился каменной глыбой, как бывает в играх, когда выходишь на другой уровень. По узкой тропинке Новик обогнул лавовый фонтан. Вход в тоннель был уже близок, когда ифрит выбросил вперед четыре руки и схватил Новика. Новик задохнулся в пламенных объятиях ифрита и понял, что это все. В шлеме пискнул датчик, и возникла надпись: "Game over". Затем наступила темнота.
   -- Тебе говорили: не лезь туда? -- Класс откинул забрало шлема Новика и с укоризной посмотрел ему в глаза.
   Таких пристальных взглядов Новик не переносил. Рядом сидел притихший Блейд.
   -- Наша задача была овладеть верхними этажами замка и все там проверить. Ты это знал? -- спросил Класс.
   -- Знал, -- потупив взор, ответил Новик.
   -- Что тебе понадобилось в этом болоте?
   -- Хотел отомстить. Они победили меня при испытании. Но там два босса на уровне. И оба неуязвимы. Это не по правилам.
   -- Дружище! Скарж тоже несколько раз штурмовал сколопендру. Неуязвимость боссов говорит только о вашей с ним квалификации! Кроме того, игра еще в разработке. Боссов скоро разнесут по уровням.
   -- Я бы их вынес! Но там совсем нет ресурсов. Ни аптечек, ни патронов!
   -- Вот мы и должны были все проверить. Но надо было все делать по плану и по порядку. А теперь последствия для всех нас и для тебя лично будут не очень хорошими. Кстати, с чем ты вышел на боссов?
   -- С бластерной пушкой, -- замялся Новик.
   -- Со считеренной бластерной пушкой, -- поправил Класс. -- Вы, два умника, считерили свое оружие. А вы знали, что в этом проходе был включен системный монитор?
   Только теперь Новик вспомнил, что по просьбе Скаржа в этом проходе игры включили системный монитор. Начальство отслеживало его бой со сколопендрой и, как выяснилось, всю дальнейшую игру.
   -- Я совсем забыл ...
   -- Луц все видел. Он в ярости. Теперь узнаешь, какие у нас разборки. Готовься идти к Луцкому на ковер.
   Включился большой экран в углу комнаты. На экране предстал сам Луцкий. На этот раз он был в сером в мелкий рубчик пиджаке. Луцкий обвел взглядом всех собравшихся тестеров и остановился на Классе.
   -- Всем вам известно, что обман в корпорации запрещен. Это деяние наказуемое. Разрешены только стандартное оружие, только обычный путь прохождения. Никаких обманов, никаких улучшений. Люди платят деньги за наши игры. И если вы где-то обманете, где-то срежете путь, то неизбежно пропустите какую-нибудь ошибку программистов. Пострадает престиж корпорации. Такого быть не должно. Вам это хорошо известно. Я знаю, Класс, что ты подумал. Ты хочешь сказать, что у вас новый парень, что он еще не знает всех правил и тому подобное. Но правила знаешь ты, Класс, и ты должен был объяснить ему. Правила знает Блейд, и он должен был проследить за своим напарником, чтобы тот сделал все правильно. Насколько ч знаю, ты, Класс, однажды уже попался на обмане и здорово поплатился за это. Но раз того урока оказалось недостаточно, готовься понести новое наказание. На этот раз я позабочусь, чтобы ты так просто не отделался. То же касается Блейда и Новика.
   Выводы из сегодняшней истории уже сделаны. С этого дня специальный программный агент будет следить, чтобы вы больше никогда не смогли использовать обманные трюки. Это первое. Второе, все виновные в обмане будут наказаны. Такого добра, как Блейд и Новик, навалом на улицах нашего родного города. Замену вам подберем сегодня же. Я уже подготовил приказ о вашем увольнении.
   -- Нет! -- воскликнули в голос Новик и Блейд.
   Луц сурово посмотрел на тестеров.
   -- Думаете, что сможете работать в корпорации, которую пытались обмануть?
   -- Но ведь так нечестно! При первом испытании вы бросили меня в болото. В болоте два босса. Оба непробиваемы. У меня просто не было выбора, -- горячо выступил Новик.
   Блейд с укором покосился на Новика: зачем ты это говоришь?
   -- Никто тебя туда не бросал. Ты сам полез в колодец. Задание предполагало прохождение первых четырех комнат.
   -- Но ведь выхода с уровня не было! -- воскликнул Новик.
   -- Выходы есть всегда. Ты просто не научился их видеть.
   -- Пусть так. Но колодец к боссам всегда открыт.
   -- На то и игра. Чтобы у тебя был выбор. У тебя есть что-то сказать мне, прежде чем я отправлю профессору приказ о твоем увольнении?
   Новику было невыразимо жаль терять такую работу.
   -- Пожалуйста, не увольняйте меня и Блейда.
   -- Назовите хоть одну причину, почему я не должен делать этого!
   Блейд поднялся с кресла. Он был самый молодой в команде тестеров. Парню еще не исполнилось восемнадцать. Но это был знаменитый клубный кибербоец, в этом году чемпион города.
   -- Сергей Иванович! Пожалуйста, не увольняйте нас. Мы только сколотили хорошую команду и начали работать. Прошу вас все произошедшее считать досадной оплошностью. Она больше не повториться.
   -- Неплохо, Блейд. Но где слова раскаяния, признания вины? Оплошность -- это когда ты нечаянно наступил мне на ногу. А тут прямой умысел на обман корпорации.
   -- Я признаю свою вину. Во всем виноват только я. Это я сбил с пути молодого Новика. Я раскаиваюсь и прошу, простить нас.
   "Молодой" Новик, который был на семь лет старше Блейда, с сожалением посмотрел на товарища. Если этот Луц будет над ним так же измываться, он просто хлопнет дверью и уйдет. Лучше снова сидеть без работы, чем позволить так обращаться с собой.
   -- Хорошо, может, я вам поверю. Но какова альтернатива? Чем вы готовы загладить свою вину перед корпорацией?
   -- Все что угодно, Сергей Иванович! -- быстро ответил Блейд.
   -- Ваш бригадир Класс знает традиции корпорации. У вас есть выбор увольнение или поединок на арене. Если согласитесь на поединок, это окупит затраты на ваше обучение и убытки от вашего проступка.
   Класс бросил быстрый взгляд на Блейда. Бригадир тестеров понял, о чем идет речь. Но не успел он предупредить, как Блейд брякнул:
   -- Поединок.
   -- А ты, Новик? -- спросил Луц.
   -- Поединок, -- согласился Новик, не понимая, о чем идет речь.
   -- Смотрите, вы свой выбор сделали. Выживете -- оставлю в штате, -- в темных глазах Луцкого мелькнула жестокость.
   -- Зря вы так с нами, -- сказал Класс.
   -- Чтоб знали в следующий раз... Корпорация не потерпит вашей самодеятельности.
   -- Вы хоть знаете, что выбрали? -- спросил Класс, когда экран с Луцким погас.
   -- Все, только не увольнение, -- сказал Блейд.
   -- Вы еще пожалеете об этом. А возможно, и я.
   -- Что это за поединок? -- спросил Новик.
   -- Помимо прочего корпорация занимается разработкой и производство роботов. Время от времени между роботами устраивают гладиаторские бои. У нас даже есть арена для этих боев. Собираются избранные гости, платят за зрелище большие деньги. Это выдумка Луца, он получает с этого дивиденды. Теперь, по всей видимости, против роботов выставят вас.
   -- Ну и что тут такого? Надеюсь, оружие нам дадут? -- спросил Блейд.
   -- Дадут. Но учтите, что все это будет происходить в реале!
   -- В реале?!!
   -- Да, и вы сами выбрали это, -- негодуя на них и на самого себя, ответил Класс.
   Новик возвращался домой в десятом часу вечера. Поезда метро шли почти пустые. Так уж получалось, что в последнее время он возвращался домой поздно вечером. Работа в виртуальном мире корпорации затягивала, как наркотик. И пока Дмитрий ехал домой, он думал об этом. Света не упрекала его, нет. Но в ее глазах Дмитрий все чаще стал замечать невысказанные вопросы и затаенную грусть. Она понимала, что это его работа. И первый аванс в триста баксов не мог их не обрадовать. Но все же... После метро скрипучий трамвай вез его до дома еще три остановки.
   -- Ты дома? -- как можно веселей осведомился Дмитрий.
   -- Дома, -- Света вышла к нему в длинной футболке и колготках. Халаты она не любила.
   -- Смотри, что я принес. Это тебе. -- В руках у Васильева был примятый букетик роз. Последние цветы, что он успел взять в этот час в павильоне.
   -- Спасибо, -- только уголки Светиных губ обрадовались подарку.
   -- Раздевайся, ужин готов.
   Света взяла цветы и прошла в комнату. В зале приглушенно бубнил телевизор. Заканчивались новости. Васильев прошел в кухню и сел за старый деревянный стол, покрытый клеенкой в крупную клетку. Все в этой квартире было старым: пятидесятых, шестидесятых годов. Громкоговоритель радио в толстом эбонитовом корпусе. Железные кровати в спальне, которые они с женой не любили. Потрепанный плющевый диван в зале, вот этот крашеный тысячу раз буфет в кухне и низкий сервант в гостиной. Еще старые фотографии в рамочках на стенах, изображающие давно ушедших людей. Это был старый добрый мир. Если не добрый, то, во всяком случае, понятный.
   Дмитрий ковырял вилкой в тарелке. Картошка была вареной и потом обжаренной. Видимо, Светка подогревала ее уже не раз. Есть почему-то не хотелось. Он прошел в комнату. Света сидела у телевизора.
   -- Света, что-нибудь не так?
   -- Да нет, все нормально.
   -- Понимаешь, много работы.
   -- Я понимаю. Эта ваша корпорация делает большие бабки. Передавали, что уже десять миллионов пользователей.
   -- Сама же видишь. -- Дмитрий сел рядом с женой.
   -- Вижу, -- наверное, впервые за сегодняшний вечер Светлана ласково поглядела на мужа. -- Но ты сильно изменился.
   -- Света, я тебя люблю, -- Дмитрий взял руку Светланы. Светлана повернула к нему свои серые глаза, в которых он утонул два года назад и до сих пор не вынырнул.
   -- У тебя неприятности? -- спросила она.
   -- Не стоит о них говорить. Все устроится. Главное, я не потерял работу.
   -- Да, теперь это для тебя главное. Твои виртуальные миры. Я тут это попробовала.
   Дмитрий увидел, что рядом с компьютером лежат его очки виртуальной реальности.
   -- И что?
   -- Мне стало страшно. Уже десять миллионов людей сидят за этим. Мне кажется, они все уже сошли с ума.
   -- Брось, Светик. Трамваи ходят, солнце светит, в магазине розы. Не все так плохо. Мы просто занимаем досуг людей.
   -- В том-то и дело, что все время теперь может стать досугом.
   -- Не станет, -- улыбнулся Дмитрий, прижимая к себе жену. -- Уверяю тебя, не станет.
   -- Я почему-то боюсь за тебя, Димка.
   -- Не бойся, все будет хорошо. Все устроится, -- Дмитрий приник губами и поцеловал Светлану. Ее тело стало мягким и податливым, и они оба утонули в долгом поцелуе.
  

Глава 3. Ключ

  
   Новик и Блейд отыскали еще один путь в замок. Но здесь над крепостными стенами кружила дюжина огнедышащих драконов. Один плевок дракона, и ты вылетал из игры. Действовать надо было очень осторожно. Поэтому тестеры затаились в укромном месте, выжидая подходящего случая, чтобы проникнуть во внутренний двор замка. Сегодня предстояло зачистить верхние этажи замка и перейти в подземелье.
   -- Сейчас два этих дракона улетят, и надо бежать, -- сказал Блейд.
   Новик посмотрел в серое небо. Два дракона летали низко над стенами. Они выжидали, когда тестеры высунутся из своего укрытия.
   -- Ты уверен, что они улетят? -- спросил Новик.
   -- Увидишь. Есть определенная программа их поведения. Они поймут, что нас тут нет, и улетят.
   -- И долго ждать?
   -- А ты куда-нибудь торопишься? -- Блейду совершенно не хотелось подставляться под огненные плевки драконов.
   Новика не оставляли мысли о поединке. Что за испытание им уготовили?
   -- Что ты думаешь о поединке? -- спросил Новик у Блейда.
   -- Спроси лучше у Класса. Раньше он работал на производстве роботов и знает, какие там чудовища. Сейчас там собирают динозавров в натуральную величину.
   -- И ты собираешься драться в реале? Они же нас просто растопчут!
   -- Не переживай, выкрутимся как-нибудь!.. -- оптимистично заверил Блейд.
   В наушниках раздался победный голос Дреда:
   -- Мы очистили второй этаж! Нашли выход на следующий уровень. Не хотите к нам присоединиться?
   -- Идем! -- откликнулся Блейд.
   Они с Новиком выскочили из-за укрытия и, стреляя в драконов, кружащих над подъемным мостом, бросились к замку. Один из драконов изрыгнул огненный шар, и подъемный мост, по которому они только что пробежали, рухнул в пропасть.
   -- Неплохо сделано, да? -- восхитился Блейд.
   -- Да, здорово, -- подтвердил Новик.
   После вчерашнего вхождения в игру он ощущал себя не вполне уверенно. Монстры, населяющие замок, казались ему гораздо сильнее, чем он привык встречать в играх. И если тестеры не всегда могли справиться с ними, то что было говорить о простых геймерах. Уровень сложности игры был неоправданно завышен. Однако разработчики игры так не считали. По их мнению, тестеры должны были проползти весь замок, что называется, "на брюхе". Они не должны знать ни о ловушках, ни о спрятанных кладах, ни о притаившихся монстрах. Высшее руководство считало, что, если игру пройдут тестеры, то и обычные пользователи всегда смогут повторить их подвиг. Пусть игра будет трудная, зато интересная. У тестеров, конечно, были свои секреты в работе. За годы игр и тренировок их боевое мастерство было отточено до предела. Они умело использовали все виды оружия, применяемого в играх. Помогала интуиция, знание приемов и штампов разработчиков игр. Тестеры могли, если надо, считерить игру для получения желаемого состояния игрока. Да и по боевой слаженности команда тестеров не уступала какой-нибудь "Альфе" из ФСБ. Но даже тестерам одолеть этот чертов замок Флюреншталь было далеко непросто.
   .У Класса на сегодня был разработан четкий план действий. Тремя группами они брали верхний этаж замка. Замок был до предела напичкан разными монстрами. Игра шла на самом жестком уровне. Каждый человек был на счету. Было недопустимо, чтобы кто-нибудь из тестеров "погибал". Возврат к сохраненной игре занимал слишком много времени. А Класс не любил тормозить игру. Они и так уже второй день копались в этом замке. Это было не в русской привычке. Вот если лихо, с наскоку да сналету -- это нравилось всем.
   -- Первая группа, что у вас? -- спросил Класс.
   -- Все нормально. Взяли тронный зал. Фриз замочил босса, -- ответил Дред.
   -- Какой был босс?
   -- Здоровенный такой с рогами и крыльями. Еще пытался летать посреди зала.
   -- Хорошо, давайте навстречу второй группе. Блейд с Новиком идут от внутреннего двора. Там есть открытая галерея. Помогите им пройти ее, а то они слишком долго копаются. Не забудьте всю топографию заносить на карту. Программерам пора сунуть в нос их глюки.
   -- Блейд! Ты слышишь меня?
   -- Слышу-слышу!..
   -- Как пройдете галерею, выдвинетесь навстречу первой группе. Верхний этаж замка надо взять сегодня. Затем принимаемся за болото.
   -- Отправь сразу, Класс! Там наверху неинтересно.
   -- Не строй из себя аса. Присоединяйтесь к Фризу и Дреду и заканчивайте с верхним уровнем! Мы со Скаржем прикроем вас снизу.
   Новик после вчерашнего вояжа в болото понятия не имел, чем можно взять тамошних монстров. Задача представлялась ему неразрешимой. Оставалась одна надежда, что когда все вместе они навалятся на ифрита и ящера, те сдохнут. Они с Блейдом бежали по галерее. Навстречу им выскакивали сабельные монстры и шипастые ящеры. Лазерные винтовки тестеров выжигали всю эту нечисть.
   -- Эй вы, там наверху! Мы идем к вам! -- послышался в наушниках голос Дреда.
   -- Не надо, сами справимся! -- самоуверенно ответил Блейд.
   Дверь в конце галерее выпала от мощного удара. На Блейда с Новиком шел громадный железный голем. В руках у него был блестящий щит и громадный меч. Новик выпустил в голема обойму лазерных зарядов. Голему было хоть бы что. Он прикрылся щитом, от которого отлетали лазерные вспышки. Блейд поднял бластерную пушку.
   -- А ну-ка, Новик, посторонись!
   Ухнул мощнейший заряд плазмы. Голема окутало ярким сиянием, и в следующий момент он стек на землю лужей расплавленного металла.
   -- Это что у тебя? -- спросил Новик. У него в арсенале не было такого оружия.
   -- Бластер с объемными вспышками! Плазма окутывает цель и жжет до тех пор, пока не спалит.
   -- Опять считерил пушку?
   -- Так поработал вечерком... -- скромно признался Блейд.
   -- Но ведь Луц следит за нами с помощью монитора!
   -- Во-первых, мы уже наказаны, а во-вторых, он сегодня ничего такого не видит.
   -- Как не видит?
   -- Я немного разобрался с монитором. Теперь монитор отслеживает только стандартные показатели. Никаких считеренных пушек, никаких режимов неуязвимости, никаких отклонений от правил игры -- ничего такого монитор не видит. Если хочешь, можешь проходить сквозь стены, -- улыбнулся Блейд.
   -- Ну нет, на такой обман я не способен! --возмутился Новик.
   -- Ну тогда давай обманывать в пределах правил, -- с улыбкой согласился Блейд.
   Новик не мог понять, как можно сделать такое. Системный монитор отслеживал все изменения в программном коде. Получалось, что Блейд чуть ли не гений и ему удалось создать виртуальный мир внутри этого виртуального мира. Модернизированное оружие Блейда работало просто отменно. Трупы монстров скоро заполнили галерею. Помощь Фриза и Дреда не понадобилась. Блейд с Новиком проскочили галерею и вышли навстречу с остальными группами. Класс посмотрел на часы: тестеры уложились на десять минут раньше отведенного срока.
   -- Что нового? Нашли что-нибудь? -- спросил у всех Класс.
   -- Есть один интересный тайник на первом этаже, -- ответил Дред.
   -- Что в нем?
   -- Какой-то красный кристалл.
   -- Ну-ка покажи.
   Дред протянул кристалл. Кристалл был большой, величиной с граненый стакан.
   -- Занятная вещица! -- Класс разглядывал красную граненую пирамидку, вспыхивающую внутренним светом.
   -- Ну и куда этот кристалл? Там никакого объяснения не было? -- спросил Блейд.
   -- Не, тишина... Луц что-то замудрил с этой игрой.
   -- Дайте посмотреть. Кажется, я знаю... -- Новик взял кристалл у Блейда.
   В его сознании сложилась четкая картина. Два предмета, разнесенные по разным уровням замка, должны быть соединены вместе.
   -- Что скажешь, Новик? -- спросил Класс.
   -- У меня есть догадка. А больше вам ничего необычного не попалось?
   -- Нет, -- ответил Фриз.
   Новик вызвал карту уровня. Линии шли четко, нигде не было темных углов, это означало, что весь третий уровень замка пройден.
   -- Это кристалл к оружию, которое я видел в подземелье, -- заявил Новик.
   -- Что за оружие? -- спросил Класс.
   -- В подземелье лежит коряга. Раздвоенный корень. В нем я видел такой же паз, как эта пирамидка. Если сложить кристалл и корень, возможно, получится хорошее оружие.
   -- Вполне логично, -- заметил Класс. -- Надо спускаться в подземелье и браться за тех боссов.
   -- Новик такого порассказал, что, я думаю, хорошо, что это понарошку, -- сказал Блейд.
   Всей группой они спустились по очищенным уровням замка в комнату с колодцем. Класс заглянул в красный глаз колодца.
   -- Кто пойдет в болото?
   -- Только я и Новик, -- ответил Блейд.
   -- Это еще почему? Я тоже хочу пойти в болото! -- возмутился Фриз.
   -- А если ты там сгинешь, дружище? Сколько времени мы потеряем, чтобы загрузить сохраненную игру! При загрузке сохранения могут еще вылезти какие-нибудь артефакты. Ты же знаешь наших программистов, -- сказал Блейд.
   -- А ты такой крутой, да? Ты сам там не сгинешь!
   -- Я кое-что припас для этого! -- Блейд поднял свою пушку и не целясь выстрелил вверх. Объятый пламенем к ногам Блейда упал последний затаившийся в этой комнате вампир.
   -- Ты опять считерил пушку! Мало тебе наказания! -- вскипел Класс.
   -- Луц никогда ничего не узнает. Монитор сейчас показывает Луцу десятую серию его любимой мыльной оперы.
   -- Ты что обманул монитор?
   -- Фигня, просто комбинация наших старых штурмов.
   -- Что будет, если спящий проснется? -- спросил Скарж.
   -- Не так скоро. Мы почти неделю здесь тремся. За это время столько серий набухано. Пусть себе смотрит.
   -- А как же наша вылазка в подвал? Ее-то не было.
   -- Новик уже два раза сюда лазил. Луц будет смотреть на него и гордиться. А я останусь скромным и незамеченным, -- Блейд набрал код на маленькой клавиатуре и пропал из виду.
   -- Вернись сейчас же! -- приказал Класс.
   -- Возвращаюсь! -- донесся голос невидимого Блейда. И снова в привычном обличье бота он предстал перед тестерами.
   -- Блейд, ты идешь по лезвию бритвы! -- предупредил Класс.
   -- Что делать -- прозвище обязывает! -- усмехнулся Блейд.
   Первым стал спускаться Блейд, за ним Новик. Тестеры спрыгнули на пружинящую почву лавового болота.
   -- А теперь куда? -- спросил Блейд, когда к ним устремилась орда големов.
   -- Я спасался бегством в той пещере, -- указал Новик на пещеру со звездой.
   -- Отбиться ты не пробовал? -- спросил Блейд, поднимая свое грозное оружие.
   -- Не трать заряды, Блейд! Нам нужно вынести боссов.
   -- Как скажешь. Беги, я тебя прикрою.
   Модернизированная пушка раскатывала големов и лавменов -- только камни разлетались. Но каменные монстры, похоже, были нескончаемы. Болото генерировало их, и они, раскачиваясь, ковыляли к тестерам. Блейд перестал стрелять и побежал за Новиком. Перед входом в пещеру с ящером Новик остановился.
   -- Без специального оружия, чувствую, ящера не взять. Сразу бежим к дальнему концу пещеры. Там в пещере с топтунами я оставил корень.
   -- Я все-таки попробую пушку на этой зверюге. Жаль нельзя монстров читерить, они все под каким-то страшным кодом.
   -- Может, сохранимся? -- спросил Новик.
   -- Луц просечет остановку по монитору. Этого нельзя скрыть, -- возразил Блейд.
   -- Тогда пошли!
   Они вбежали в пещеру. В круге камней их поджидал ящер. Он будто знал, что к нему пожалуют гости. Ящер вскинулся на дыбы и ринулся на тестеров.
   -- За мной! -- крикнул Новик и кинулся через каменное поле.
   Блейд, стреляя плазменными шарами в ящера, последовал за ним. Ящер выл и шатался под огненными вспышками, но останавливаться не собирался. Блейду стало ясно, что ящера не остановить даже его новой пушкой.
   Тестеры вбежали в тоннель с топтунами. Топтуны были наготове. Вдали светились сотни зеленых глаз.
   -- Дай повоюю! -- выступил вперед Блейд.
   Он выпустил несколько плазменных зарядов вдоль темного тоннеля. На земле остались лежать горящие тушки топтунов.
   -- Пошли быстрее! Они тут повсюду! -- предупредил Новик и потянул Блейда в темноту.
   У самого выхода из тоннеля Новик нащупал корень. Коряга лежала на том же месте, где он ее оставил. Новик поднял корягу и вставил кристалл в основание рогатины.
   -- Гляди, получилось! -- объявил он.
   Блейд отвлекся от топтунов. Ему удалось загнать этих хищных грызунов в норы. Кристалл засветился красным светом в середине рогатины.
   -- Круто! -- восхитился Блейд. -- Ты знаешь, как это стреляет?
   -- Сейчас посмотрим... -- Новик крутил рогатину и так и сяк, но она упорно не желала проявлять себя как оружие.
   -- Попробуй за рога, -- посоветовал Блейд.
   Новик взял корягу за рога и тут же с воплем отбросил в сторону.
   -- Бьет током, зараза!
   -- Значит, работает. Получается, твоя рогатина только для ближнего боя.
   -- Как же с рогатиной на ящера и ифрита? -- спросил обескураженный Новик.
   -- Зато почувствуешь себя героем!
   -- Что же делать? Чем взять этих боссов?
   -- Пойдем поглядим на ифрита, -- предложил Блейд.
   Новик шел, выставив перед собой рогатину. Он осторожно держал ее за ствол, боясь прикоснуться к электрическим рогам. Какой-то неосторожный топтун высунулся из норы и тотчас получил мощный удар электрическим током. Этого хватило. Топтуны, запуганные мощным оружием, больше не показывались.
   Ифрит возвышался посреди лавы, воздев руки кверху. Он словно бы молился неведомому богу, чтобы тот забрал его из этого проклятого места. Новик и Блейд остановились на пороге пещеры.
   -- Ни фига себе, хреновина! -- изумился Блейд. -- И на такого с рогатиной! Наши сценаристы совсем сбрендили!
   Блейд пару раз выстрелил в ифрита. Плазменные облака таяли в огненном теле ифрита, не причиняя тому никакого вреда.
   -- Да остается только рогатина!.. -- поставил неутешительный диагноз Блейд.
   -- Что делать, друг! Иного не дано. Сей горький плод предписано вкусить нам свыше, -- возвышенно произнес Новик и осторожно выступил вперед.
   Ифрит склонил вытянутое лицо и уставился на людей из-под потолочной выси. У него были круглые глаза на выкате, а на макушке колыхался большой гребень пламени. Видимо, в желании дружеского рукопожатия ифрит выбросил пламенную руку к Новику. Новик выставил вперед рогатину. Вся надежда была только на этот раздвоенный корень. Кристалл в рогатине запульсировал красным светом, и между развилкой корня проскочила молния. Оружие в руках Новика словно бы почувствовало ифрита и было готово дать ему бой.
   Ифрит злобно ощерился. Изо рта у него вылетел сгусток пламени. Огненная длань ифрита раскрылась и попыталась схватить Новика. Молнии между рогами корня удлинились и набрали силу. И как только огненная рука ифрита оказалась рядом, в нее ударила ослепительная вспышка. Ифрит отпрянул и закачался, как стебель бамбука.
   -- Это работает, Блейд! -- радостно воскликнул Новик.
   -- Будем бодать его дальше? -- спросил Блейд.
   Он что-то быстро набрал на клавиатуре, прикрепленной к рукаву костюма. Теперь его бластерная пушка тоже стреляла электрическими разрядами.
   Молнии стегали по ифриту. Низкий гул прокатился по пещере. Ифрит стонал и раскачивался. Он вкусил настоящий жар молний. Новика охватил азарт боя. С рогатиной наперевес он бросился к тому краю пещеры, куда отступил ифрит. Сзади его прикрывал Блейд, нанося новые удары из своей молниеносной пушки.
   Ифрит ревел и раскачивался все сильнее. Его огненные руки метались по пещере, пытаясь схватить тестеров. Но Новик ловко орудовал рогатиной. И каждый раз ифрит со стоном отдергивал свои жадные лапы. Новик прыгнул на островок базальта перед кипящим гейзером лавы, из которого вздымался исполин подземного мира. Молнии из магического корня били в высоту и достигали лица ифрита. Сзади вел ураганный огонь Блейд. Ифрит беспомощно размахивал огненными руками. Пещеру наполнили его отчаянные стоны. Блейд озабоченно смотрел на счетчик зарядов. Заряды быстро убывали. И не было возможности остановиться, чтобы ввести код, дающий новые боеприпасы. Зато молнии, извергаемые рогатиной Новика, только набирали силу.
   -- Зарядов нет! -- крикнул Блейд.
   Новик не обратил на это внимание. Он добивал ифрита. Молнии, бьющие из корня, стали толщиной с руку. Ифрит выл и раскачивался. "Ну давай же, давай! Сдыхай, гад!" -- шептал Новик.
   Ифрит поднял голову к потолку пещеры, тяжко взвыл и огненным потоком рухнул вниз. Огненный властелин подземелий был повержен.
   -- Неужели это все? -- спросил Блейд.
   В пещере сразу стало тихо. Никаких звуков, кроме чмоканья клокотания кипящей лавы.
   -- Ну наконец-то! -- Новик опустил корень с погасшим кристаллом. -- Мы его сделали!
   -- Что он тут охранял, интересно? -- спросил Блейд.
   Тестеры огляделись. Стены пещеры были усеяны отверстиями ходов и ответвлений.
   -- Надо проверить эти ходы, -- сказал Новик. В нем проснулось чувство уверенности, что игра сыграна. Теперь любая дорожка должна была вывести их на следующий уровень. Во всяком случае, так всегда было в играх. Они двинулись к дальнему концу пещеры. Там зевал большим ртом портал, обрамленный складками горной породы. Застывшие базальты образовывали массивную арку, выделив этот проход, и тестеры поняли, что это неслучайно.
   Они подошли к порталу. Пара шагов в темноту, но здесь их ждала стена. На стене раскаленными углями горели руны. Пиктограмма ключа -- догадались тестеры.
   -- Нужен ключ! Значит, мы прошли не все, -- заключил Блейд.
   -- Да, -- согласился Новик, -- остался еще ящер. Как все банально!
   -- На сколько игровых часов рассчитана эта бодяга? Неужели геймер должен обходить здесь все пещеры и закоулки! -- возмутился Блейд. -- Для чистоты эксперимента придется лезть на ящера с рогатиной.
   -- Замочим ящера, раздастся марш и откуда-нибудь выплывет ключ к этой пещерке! Лепота!
   -- Давай осмотрим эти пещеры. Вдруг там тайники с ресурсами.
   -- У тебя сколько здоровья? -- спросил Новик.
   -- Семьдесят процентов, -- ответил Блейд.
   -- Тогда оставайся, пошарься в пещерах. А у меня почти сто процентов -- пойду мочить ящера, -- сказал Новик.
   Он развернулся и побежал в обратном направлении. Игра слишком затянулась. "А вдруг уже вечер? Светка меня, наверное, потеряла", -- с беспокойством подумал Новик.
   Сегодня ночью ему приснился страшный сон. Ему снилось, что Света была с ним в игре. Она билась с демонами и драконами. Затем какие-то скользкие твари окружили ее. Она выхватила факел и подожгла их. И в этот момент вспыхнуло все вокруг, вспыхнул сам воздух. И Света горела, гибла по-настоящему в этом огне. Потом Новику приснилась другая женщина. Была она красивая и грациозная, но очень опасная. Новик вспомнил ее глаза: холодные, зовущие и жестокие. Эта женщина предлагала себя, равнодушно и похотливо, и в то же время в ее взгляде скрывалась сосущая тоска и опасность. "Нет, нет, нет! -- вздернул себя Новик. -- Этого не будет. Смелые не видят снов. Сон -- это попытка страха взглянуть на тебя. Во сне мозг анализирует неслучившиеся варианты событий. Зачастую они страшны и неприятны. А по сути, совершенно не нужны, так как чаще всего не случаются".
   Тоннель с топтунами Новик миновал быстро. Ни один из топтунов не высунулся из нор. И вот Новик снова оказался в зеленом тумане ящеровой пещеры. Ящер топтался на своем месте в центре каменного круга. Он уже почуял присутствие человека. Чудовище бросилось сквозь лабиринт камней. Новик не спеша поднял магический корень. Красный кристалл почувствовал ящера и налился ярко-красным светом. Сотрясая землю, ящер несся на Новика. "Время!" -- определил Новик и выставил вперед рогатое корневище. Из корня хлестнула длинная молния. Ящер покачнулся и как ужаленный отскочил назад. Новик пошел на ящера, как тореадор на быка. Ящер выл и метался под стрелами молний. Он даже не думал сопротивляться. Было видно, что он слабеет. "Опять явный дисбаланс. Против этого корня никто не может устоять. Жаль, что Блейд отключил монитор. Пусть бы Луц видел все это", -- тщеславно подумал Новик.
   Теперь уже ящер прятался за камни от настигающих его молний. Новик вошел в раж охотника. Он бежал за неповоротливым ящером и жалил его молниями в хвост и "гриву". Ящер выл, но увернуться от молний у него не получалось. Вот чудовище забилось в какую-то щель и беспомощно замахало лапами. Новик подошел ближе и в упор расстрелял ящера. Ужасный ящер затих и замер в расселине между камнями.
   Новик подождал, пока ящер исчезнет из виртуала, и только после этого опустил рогатину. И тут раздался победный марш. Кусок скалы, находящийся в центре каменного круга, озарился красным светом и развалился на две части. Внутри камня был спрятан ключ в виде светящейся руны.
   "Как все банально!" -- подумал Новик и подхватил ключ.
  

Глава 4. Поединок.

  
   Команда тестеров собралась вокруг арены. В центре ярко освещенного круга стоял Новик. На нем была броня из блестящего металла. Луцкий распорядился выпустить Новика первым, вторым должен был драться Блейд.
   "Вы досрочно прошли уровень. Это достойно похвалы, но наказания с вас не снимает. Поединок состоится сегодня. Однако в качестве поощрения драться вы будете не с динозаврами, а с более слабыми роботами", -- заявил Луцкий тестерам, когда они вышли из виртуала.
   Новик посмотрел на часы. Было семь вечера. Если поединок займет пять минут, как предполагалось, то он окажется дома даже раньше, чем обычно. Вокруг ристалища сидела немногочисленная публика. Свет ярких софитов мешал видеть, кто пришел полюбоваться на бои современных гладиаторов. Но Новик не сомневался, что эти люди достаточно состоятельны, чтобы выложить сотню долларов за пятнадцатиминутное представление.
   -- Надень шлем. Там индикаторы, -- шепнул Новику Фриз.
   Из оружия у гладиаторов были только лезвия. Новик сжимал лезвия в обеих руках, чувствуя их холодную тяжесть. Лезвия были увесистые, металлические, настоящие. Яркий луч света упал на арену. Публика зааплодировала. Новик почувствовал обращенные на него взгляды.
   Луцкий выдвинулся откуда-то сверху из темной глубины. Он парил над ареной в мягком вращающемся кресле. Круг света сопровождал координатора проекта.
   -- Уважаемые гости! Сегодня у нас два зрелищных поединка. Люди против роботов! Роботы запрограммированы не причинять особого вреда человеку. Но некоторая тактильная чувствительность будет обеспечена, -- объявил Луцкий, надевший по этому случаю зеленый пиджак и оранжевый галстук.
   -- Наши правила просты. Пять минут на поединок. Полный контакт. Задача гладиатора продержаться. Поединок останавливается, если повреждения гладиатора зашкалят за сорок процентов. А теперь я объявляю начало первого поединка. На арене Новик и робот Орк!
   -- Дерзай, Новик! У тебя пять минут, чтобы показать себя мужчиной.
   Двери, ведущие на арену, разошлись в стороны. В проходе показался горбатый монстр. Шел он тяжело, раскачиваясь на ходу. Это была какая-то гремучая помесь орка и рогатого дьявола из "Warcraft - 3". Руки робота были усеяны шипами, а над громадными кулаками торчало по острому рогу.
   "Хармат ранди!" -- всхрапел Орк и бросился на Новика. Быстрые восьмерки по арене -- единственное, что могло спасти Новика. Бойцы закружились в смертельном танго. Орк наступал, размахивая рогами. Сервоприводы монстра жужжали и щелкали каждый раз, когда он заносил руки для удара. Благодаря этому, у Новика была секунда-другая, чтобы уклониться от грозного оружия орка. Бегая от орка, Новик осваивался с доспехами. В защитный костюм были встроены гидроусилители. Они позволяли совершать сложные кульбиты. И под гром аплодисментов Новик пару раз перекувыркнулся в воздухе, уходя от ударов орка. Речи не шло, чтобы одолеть орка с помощью имеющегося оружия. Над проходом пульсировали большие зеленые цифры. Таймер отсчитывал секунды поединка.
   "Бог ты мой! Еще не прошло двух минут!" -- отметил Новик. Орк быстро распознал тактику человека и попытался оттеснить Новика в нишу перед проходом. В тесной нише удобнее всего было зажать Новика и прибить к земле рогами. "Интересно, как они посчитают повреждения, если орк проткнет меня рогом? Углубление на сто процентов, так что ли?" -- подумал Новик.
   Он подпрыгнул и ударил лезвием по рогу на руке робота. Рог оказался из твердого материала. Лезвие чиркнуло по нему, рассыпавшись искрами. "Не честно! Его ничем не прошибешь!" -- подумал Новик. Орк спружинил на гидравлических ногах и прыгнул. В прыжке он задел Новика рогом. Рог прошел по касательной, но Новик упал сбитый тяжелой машиной. Толпа ахнула. Арена вздрогнула под тяжестью орка, когда он приземлился рядом.
   Новик успел откатиться до того, как орк нанес новый удар. Два острых рога на руках монстра глубоко вонзились в покрытие арены. Новик оказался под брюхом монстра и видел, как двигаются сервоприводы и набухают гидравлические трубы на ногах робота. Гидравлические жилы робота пульсировали прямо перед глазами Новика. Новик заметил, что все они сходятся в одном распределительном и управляющем узле. "Это его солнечное сплетение. Сюда бы лезвием", -- мелькнула мысль. Но тогда робот свалится и придавит его к земле. Надо было что-то решать. Новик пополз между ногами орка.
   "Бей!" -- крикнул кто-то. Новик выбросил руку с лезвием. Лезвие пробило сплетение резиновых трубок, прикрытое армированным пластиком. Брызнула маслянистая "кровь". Новик быстро ударил еще несколько раз, перерубая трубки. Робот застыл, согнувшись. Его руки застряли в опилочном мате арены.
   Новик вылез из-под орка и поднялся на ноги. Робот был неподвижен. Под ним натекла маслянистая лужа. "Описался, непутевый!! -- весело подумал Новик. Он стоял позади раскоряченного монстра и ждал, что будет дальше. И это его сгубило. Неожиданно орк оторвал от земли ногу с острыми, как у медведя когтями, и, теряя последнюю жидкость, со всей силы пнул Новика.
   Новик отлетел к краю арены и ударился спиной о бортик. Острая боль пронзила позвоночник. Он лежал на спине и не мог подняться. На циферблате застыли цифры: 3 : 40. Орк завалился на бок, и отталкиваясь ногами пополз к Новику. Железная пасть орка стучала клыками. "Если он подберется, мне конец!" -- подумал Новик.
   Дисплей в шлеме кричал красными цифрами, фиксируя у Новика пятидесятипроцентные повреждения. Но бой почему-то не останавливали. Большой экран под потолком демонстрировал довольную физиономию Луцкого. Казалось, он издевательски улыбался Новику. Наконец ударил гонг, возвещающий конец поединка. Луцкий выждал еще секунду и нажал кнопку на пульте, останавливающую робота. Орк застыл в каком-то метре от Новика, злобно таращясь на него глазками телекамер.
   Тестеры бросились к Новику. Из прохода показались санитарная тележка. Рядом шел врач. Новика положили на тележку. Врач хлопотал над ним, ощупывая грудную клетку и позвоночник. К Новику прикрепили какие-то датчики. Боль в спине была тупая и ноющая. Она не проходила. Новик не выдержал и застонал.
   -- Потерпи немного, -- успокоил его врач.
   Тележка с Васильевым вкатилась в раскрытые ворота арены. И только теперь Луцкий, поймав последний взгляд Новика, нажал кнопку на пульте и поплыл в кресле над ареной.
   -- Победителем этого поединка признан тестер Новик! Не волнуйтесь дамы и господа! С ним ничего страшного. Наша техника гарантирует стопроцентную безопасность для человека. А теперь на арену вызываются Блейд и гидралиск Зерга! -- громко объявил Луцкий.
   Электрические софиты в зале мигнули и погасли. По залу прокатился гул голосов. Но тут же электрический свет вспыхнул вновь. Правда, за это время все компьютеры в корпорации перезагрузились.
   -- Ничего страшного. Тебе повезло, парень, -- врач внимательно осмотрел Новика, когда с него сняли броню. -- Это все твои рецепторы. Костюм прошит специальными разрядными пластинками. Они воздействуют на рецепторы. Плюс новая модель нейромедиатора в шлеме.
   Врач показал Новику упругие полоски, вшитые в ткань.
   -- У меня болит по-настоящему, -- возразил Новик. Боль была слишком глубокой, чтобы в нее не поверить.
   -- Разряд был очень сильным. Все-таки повреждения 50%, -- пояснил врач.
   -- Что же, и Орк меня не пинал? -- спросил Новик.
   -- Пинал. Но разрядные пластинки сработали с упреждением. Они нагрузили фидбэки, и ты сам отлетел к бортику. Физика удара была полностью соблюдена.
   -- Вы думаете, я смог бы это сделать? -- Васильев вспомнил свой кульбит. Он пролетел через всю арену и ударился о заградительный выступ.
   -- Ты уже знаешь, что костюм оснащен гидроусилителями. Они помогли тебе пролететь над ареной. Эти усовершенствованные фидбэки еще и не то могут сделать с тобой, -- заключил врач и включил большой монитор в углу палаты.
   Васильев увидел финальный момент поединка: орк здорово поддел его ногой.
   -- А теперь то же самое, но замедлено. Вот этот момент, -- врач приостановил запись.
   Новик видел, как орк лягнул его ногой. Нога орка медленно, покадрово, летела к нему. Она еще не достигла Новика, как тот дернулся и невероятно выгнул тело. В следующий миг он уже летел к бортику.
   -- Видел теперь? -- спросил врач. -- Эти стимуляторы творят чудеса. Они способны задействовать такие мышцы твоего тела, включение которых дается годами тренировок.
   -- Но ведь все это требует сложного управления! Кто управляет этим? -- спросил Васильев.
   -- "Большой Брат", -- ответил врач. -- Он здесь всем управляет.
   -- Черт! -- Дмитрий попытался подняться, скривился от боли и откинулся на жесткую подушку.
   -- Конечно, у тебя был риск сломать позвоночник. Удар о борт был реальным. Но "Большой Брат" вовремя уменьшил твердость бордюра. Ты приземлился жестко, но без необратимых повреждений. Я это сразу проверил.
   -- Сколько времени? -- спросил Новик.
   -- Без десяти восемь, -- ответил врач.
   -- Дайте телефон. Я позвоню жене, чтобы не беспокоилась.
   -- Скажи ей, что останешься сегодня здесь. Тебе надо полежать часа два-три.
   -- Нет, я поеду домой. Такого не было, чтобы я не ночевал дома.
   -- Ладно, поступай как знаешь. Я сделаю тебе укол обезболивающего и успокоительного. Два часа ты должен полежать спокойно. Вот тебе пульт. Хочешь смотри телевизор, хочешь видео.
   Врач повернулся к шкафу и достал шприц.
   -- Не бойся, это не больно.
   После укола Новик почувствовал, как его клонит в сон. В это время на поясе у врача зазвонил телефон. Врач взял трубку. Его лицо нахмурилось.
   -- Извини, приятель, меня вызывают к твоему другу, -- сказал врач.
   Слова врача донеслись до Новика сквозь ватную глухоту. Все вокруг поплыло перед его глазами, и он погрузился в глубокую дремоту. Сон был странный, навеянный наркотиками. Новику снилось, что он снова оказался в том мире, что открылся за скалой в пещере ифрита. Перед ним была долина с холмами, залитая темно-лиловым светом. К одному из холмов тянулась длинная процессия. Какие-то сморщенные карлики с темной кожей тащили на веревках связанного человека. На человеке был разорванный защитный костюм тестера, в нескольких местах проступила кровь. Чтобы человек шел быстрее, карлики подталкивали его остриями пик. Новик разглядел пленника. Это был Блейд. Новик понял это еще до того, как Блейд поднял искаженное болью лицо. На вершине холма, куда карлики вели Блейда, возвышался каменный крест. Карлики что-то кричали и подталкивали Блейда к кресту. Вслед за Блейдом и стражниками от большой черной горы, изрезанной норами пещер, двигалась длинная процессия карликов. Шествие возглавлял всадник на крылатом четырехногом ящере. "Деймозавр" -- название этого ящера почему-то само собой вспыло в памяти Новика.
   Карлики, шедшие в процессии, потрясали пиками и что-то гневно выкрикивали. Новик рванулся помочь Блейду, но ничего не мог сделать. У него не было ни рук, ни ног, ни голоса, ни веса. Он был просто взглядом, летающим в этом странном мире. Он мог только наблюдать и думать. Ему вдруг стало страшно и захотелось уйти из этого сна. И тотчас картинка сменилась. Теперь он видел себя со стороны. Вот он лежит на кушетке в госпитальной палате. Из темного угла палаты выступает какая-то тень. Тень приближается к нему, протягивая руки. Когда тень входит в круг света от ночника, она приобретает цвет и форму. Новик замечает, что это молодая женщина. Она очень походит на секретаршу Луцкого Ирину, только выглядит немного старше. Лицо у ней бледное, будто восковое, под глазами круги теней.
   -- Ты жив? -- разлепив бледные губы, спрашивает девушка.
   -- Жив, -- отвечает Новик.
   -- Тебе лучше уволиться отсюда. Не приходи завтра на работу.
   -- Почему? -- спрашивает Новик.
   -- Останешься жив ты и твоя жена.
   Ирина отступает в темный угол палаты. И чем дальше она отступает в тень, тем больше теряет очертания, сливаясь с темнотой. Наконец, она полностью растворяется в темном углу палаты.
   "Что это было?" -- думает Новик и просыпается. Электронные часы светятся в темноте зелеными цифрами. На часах 22 : 18.
   "Опять поздно! Надо предупредить Светку, что скоро возвращаюсь", -- подумал Васильев. Он огляделся в поисках телефона. Телефона не было. Васильев поднялся с кушетки и пересек палату, уставленную медицинской аппаратурой и рядами кушеток. В палате стояли восемь коек. "Целый госпиталь", -- подумал Васильев и вышел в коридор.
   Госпиталь находился на девятнадцатом этаже. Никогда раньше здесь Васильев не был. В коридоре стоял полумрак. Вместо ярких газоразрядных ламп через длинные промежутки горели лампы накаливания, прикрытые желтыми плафонами. Васильев повернул налево по коридору. Так по его расчетам было ближе до лифта. Шаги тонули в мягком ворсе ковра. Голова у Дмитрия кружилась после укола. Он шел вдоль закрытых дверей кабинетов, и думал, что этот коридор никогда не кончится. Возникло чувство тревоги. Почему-то Васильеву показалось, что он уже обошел здание по кругу. Лифта нигде не было видно. Вдруг он остановился. Впереди за кругом света от фонаря копошилась какая-то тень. Тень сидела на ковровой дорожке и мерно раскачивалась. Васильеву вспомнился его недавний сон. Тогда тоже как спецэффект в играх из тени выступила женщина похожая на Ирину.
   Тень поднялась с пола, выпрямилась и шагнула в круг света. На границе света и тьмы Дмитрий разглядел лицо и плечи охранника в черной униформе. Вся остальная фигура охранника осталась в неразличимой тени. Дмитрий никогда раньше не видел этого человека.
   -- Вам лучше уйти отсюда, -- сказал охранник.
   -- Это я как раз и собираюсь сделать. Где тут лифт? -- спросил Васильев.
   -- Лифт прямо перед вами, -- охранник кивнул направо. Васильев увидел прямо перед собой двери лифта. Как это он не заметил их раньше?
   -- Спасибо, -- поблагодарил Васильев и повернулся к лифту.
   -- Вы когда-нибудь слышали тезис о достаточности зла? -- неожиданно спросил охранник.
   -- Что? -- обернулся Васильев.
   -- Зло всегда выбирает себе достаточные жертвы. Ничего сверх меры. Только люди почему-то всегда думают по-другому.
   -- Что вы хотите сказать?
   -- Я хочу предупредить. Вы не должны больше появляться в этих стенах. Это в ваших же интересах.
   -- Почему? -- удивился Дмитрий.
   -- Все дело в том же тезисе. Вы не должны стать новой жертвой. Это может неблагоприятно изменить весь мировой фон.
   -- Да кто вы такой? И почему мне это говорите?
   -- Мое дело предупредить. И было бы лучше, если бы вы вняли моим предупреждениям.
   Рядом с шумом распахнулись двери лифта. Васильев вздрогнул от неожиданности. Он не помнил, чтобы вызывал лифт.
   -- Это еще не лифт. Это на вас смотрит бездна, -- загадочно произнес охранник у него за спиной.
   Васильев заглянул в лифтовую шахту. Кабины лифта там не было. В шахте зияла черная пустота.
   "Что за черт! Двери не должны были открыться без кабины!" -- подумал Васильев.
   Снизу донесся гул поднимающегося лифта. В лицо Васильеву дохнуло теплым воздухом. Он обернулся. Охранник исчез. Раздался мелодичный бой. Лифт остановился на этаже. Дмитрий оглянулся и вошел в лифт. "Скорее отсюда! Что мне вкололи? Неужели какие-нибудь наркотики?" -- думал Васильев, спускаясь вниз.
   В холле на первом этаже сидели трое охранников. Они что-то обсуждали. Громко бубнил телевизор. Дмитрий направился к выходу.
   -- Эй, сдайте жетон! -- окликнул его кто-то из охранников.
   Васильев полез в карман, но жетона не обнаружил. Только сейчас он заметил, что не переоделся и на нем все еще оранжевая тестерская униформа. Жетон остался в его собственной одежде. Правила корпорации были строги. Выходить, не сдав жетон-пропуск, запрещалось.
   -- Оставил наверху, -- рассеянно произнес Васильев. -- Я сейчас переоденусь.
   Охранник повернулся к своим товарищам. Они продолжали что-то оживленно обсуждать.
   Дмитрий нырнул в лифт и нажал кнопку своего 11-го этажа. Лифт заскользил вверх. "Надо предупредить Светку, что задерживаюсь", -- вспомнил Васильев.
   На одиннадцатом было так же тихо и пустынно, как во всем здании. Охранник, дежуривший на этаже, окинул его неприязненным взглядом:
   -- Куда?
   -- В двадцать первый, -- ответил Васильев.
   -- Давай быстро, -- охранник отключил сигнализацию.
   Дмитрий припустил по коридору. На настольных часах охранника было тридцать семь минут одиннадцатого. Дмитрий вбежал в комнату тестеров и кинулся к телефону.
   -- Света!
   -- Ты где? -- спросил на другом конце взволнованный голос. Потому как быстро Света сняла трубку, Дмитрий догадался, что она ждала звонка.
   -- На работе. Я задержался.
   -- Двенадцатый час ночи!
   -- Извини, так получилось...
   -- Мог бы позвонить раньше. Я уже не знала, что и думать...
   -- Прости, любимая. Просто не мог... -- щемящее чувство жалости подступило к горлу.
   -- Ты приедешь? -- спросила Света. Ее интонация означала одно: "Приедешь ли ты вообще?"
   -- Любимая, дорогая, единственная! Я люблю тебя! Я уже лечу домой. Приеду и все расскажу!
   -- Байки уже придумал?
   -- Нет, -- оторопел Дмитрий.
   -- Хорошо, Васильев, я жду. И постарайся по дороге придумать что-нибудь убедительное.
   В трубке загудели частые гудки. Она назвала его -- Васильев. Это как пароль. Она еще гневается, но готова простить. Дмитрий облегченно вздохнул. Он быстро переоделся и побежал к выходу. Охранник на этаже проводил его недовольным взглядом и щелкнул тумблером, включая сигнализацию. На первом этаже Дмитрий бросил жетон охраннику и выбежал на улицу. Было холодно. На прояснившемся ночном небе стали видны звезды.
   Васильев глубоко вздохнул и быстрым шагом пошел к остановке метро.
   В метро было пусто. Электропоезд набрал ход и понес Васильева домой. Его ждала еще пересадка на "Садовой", и он как сомнамбула пересек подземный переход. Дальше поезд домчал его до конечной станции "Приморской". Васильев вышел из метро. Стало зябко. Ярко светились витрины павильонов и магазинов и и окна домов. Людей на улице почти не было. Дмитрий устало перешел дорогу и встал на трамвайной остановке. Вдалеке показались огни, возможно, последнего трамвая. "Что скажет Света? Хорошо бы разбор полетов отложить на завтра", -- подумал Васильев. В последнее время темп его жизни переменился. Он перестал замечать, что происходит вокруг. Планета крутилась, в мире случались какие-то события, но сведения о них доходили до Васильева, как вести о победах Юстиниана в Пунических войнах. Весь мир остался за стеклянными дверями "Перста Петра". Внутри "Перста" была другая реальность. Реальность, которую они творили своими силами. "18 000 000 пользователей во всем мире!" -- хвастливо светился транспарант на входе в корпорацию. Цифры на транспаранте постоянно росли. Чем занимались эти восемнадцать миллионов? Были ли среди них такие же погруженные в этот мир, как Васильев и его товарищи? "Я совсем стал забывать о Светлане", -- корил себя Васильев. Он уходил, когда она еще спала. Возвращался поздно. Целый день его жена сидела дома одна. Чем она занималась? Может, предложить ей устроиться на работу? Но где она найдет работу с ее педагогическим образованием? Путь только в продавщицы. А обращаться к родителям Света не хотела.
   Трамвай шел почти пустой. На переднем сиденье Васильев заметил знакомую спину. Он прошел вперед. "Так точно, горбатая спина Прыгунова", -- понял он.
   -- Привет, Лева! -- Васильев подошел сзади и сильно хлопнул по зеленой аляске.
   Прыгунов испуганно вздрогнул и обернулся. В его подслеповатых глазах, скрытых стеклами круглых очков, мелькнул испуг, но тотчас сменился радостным узнаванием.
   -- Ты Димка?!
   -- Я! Привет! Как живешь?
   Прыгунов поднялся с сиденья. Он был на полголовы выше Васильева, но от своей неизбывной учености всегда выглядел жалким и беззащитным. Прыгунов был из тех "ботаников", на которых крутые пацаны в школе совершенствуют мастерство кулачного боя.
   -- Ты откуда так поздно? -- спросил Васильев.
   -- С семинара по философии. Только что закончился. Был такой диспут! Обсуждали трансцендентальное... -- улыбнулся своим мыслям Лева.
   -- Все ясно с тобой, студент! А почему пивом пахнет?
   -- Пиво -- спутник философа. Вспомни великих людей: все диспуты проходили за кружечкой пива.
   -- А чем еще, кроме философии, занимаешься? -- спросил Васильев.
   -- Ты затронул интересную тему. Древние считали, что философия это не столько наука, сколько образ жизни. Ты посмотри, стоики или эпикурейцы...
   -- Ой, Лева, не надо! Как ты был ботаником, так и остался!..
   -- Я не понимаю таких слов, Дима. И мне не нравится...
   -- Мне тоже много что не нравится. Однако существует. Как там философия на это смотрит?
   Взор Левы поплыл куда-то в философские дали, и Дмитрий понял, что сейчас на него обрушится часовая лекция.
   -- Ты понимаешь...
   -- Потом, Лева, а то остановку проедем. Встретимся как-нибудь и поговорим о чем-нибудь мудром. Расскажи вкратце, как живешь, что делаешь, кого из наших видишь? -- прервал друга Васильев. Трамвай, скрипя на поворотах, приближался к его остановке.
   -- Я слышал о тебе, Дима. Ты вроде в "ДиАй!" работаешь?
   -- Работаю.
   -- Мне бы хотелось узнать об этом. Эта чужая реальность, она уже захлестывает наш мир. Еще немного, еще несколько технических достижений, и человек может полностью порвать с реальным миром. Мне кажется это страшным. Расскажи о своей работе, что там у вас происходит? -- попросил Лева.
   -- Обязательно поговорим обо всем, Лева. Твое философское осмысление -- это интересно. Выдастся свободная минутка, я тебе позвоню. Номер прежний?
   -- Прежний, Дима. Только не забудь. Мне очень хочется с тобой поговорить.
   -- Ладно, Лева, увидимся! -- попрощался Васильев, направляясь к выходу. Леве предстояло проехать еще одну остановку.
   Во всех окнах его квартиры горел свет, хотя обычно в это время Света смотрела телевизор. Васильев по высоким ступеням влетел на третий этаж. На площадке было темно, и он не сразу попал ключом в замочную скважину. В квартире звучала приглушенная музыка. Их любимый диск из "Романтической коллекции". Пела Танита Тикарам: "Twist in my sobriety".
   Васильев разделся и прошел в комнату. На диване лежала Светлана. У нее на глазах были очки виртуальной реальности. Те первые очки, которые ему вручили в магазине. Светлана двигалась всем телом в такт музыке. Ее обнаженные ноги скользили по шелковому покрывалу кровати.
   -- Света, что с тобой? -- подошел к жене Васильев.
   -- You'll never be more than twist in my sobriety... -- прошептала она. Ее руки гладили обнаженные ноги, поднимаясь все выше. С губ вслед за песней слетел сладкий стон.
   -- Света! -- Васильев сорвал с нее очки.
   Света долгое мгновение не могла вернуться. Затем в ее глазах мелькнуло раздражение.
   -- А это ты... -- презрительно произнесла она.
   -- Зачем ты взяла это? -- спросил Васильев.
   -- Думаешь, только тебе можно?
   -- У меня это работа.
   -- А у меня наслаждение, как у девятнадцати миллионов других. Они теперь каждый миллион отмечают. Об этом даже в новостях показывают.
   -- Света, что с тобой! -- Дмитрий обнял жену.
   -- Мне надоело! Надоело быть одной и ждать тебя! -- сказала Светлана, отстраняясь от него.
   -- Прости, Света, я не мог вырваться раньше. Я тебе все сейчас расскажу.
   -- Ты думаешь, я хочу это знать? У меня был ты, а теперь у меня вот это! -- Света подняла очки. В ее руке они казались черной повисшей гадюкой.
   -- Света, я люблю тебя! -- Васильев снова попытался обнять жену.
   -- Не надо так говорить! Я не люблю ложь! А вот это отлично заменяет правду. Там есть любая программа, -- потрясла Света очками. -- И не то, что ты! Гораздо лучше. Там можно выбрать мужчин. Настоящих мачо! Ты никогда не пользовался такими программами?
   -- Нет, -- холодно произнес Васильев. -- Но если ты хочешь, я завтра никуда не пойду, чтобы заменить тебе эту программу.
   Он вспомнил их последние вечера. Минуты их торопливой близости. Он быстро кончал, дергался в пароксизме оргазма и откидывался на подушку. Сон приходил мгновенно. Утром он уходил, когда Света еще спала. Так продолжалось изо дня в день. Даже в субботы, иногда в воскресенья. "Скажи себе "Стоп!" -- пелось в какой-то песне. Но разве он мог это сделать? У него была работа, работа, хорошо оплачиваемая и с большим трудом найденная.
   -- Пойдешь! -- Света упрямо откинула волосы со лба. -- Пойдешь, так же как всегда!
   -- Нет, не пойду. Все равно завтра суббота, -- сказал Дмитрий.
   Света поднялась с кровати и включила телевизор. Шла программа ночных новостей. На фоне кремлевских курантов вращался логотип "ДиАй!"
   "Сегодня нас двадцать миллионов!" -- вещал хвастливый лозунг.
   Диктор телевизионных новостей после приветствия сообщил: "Сегодня еще в десяти городах открыты представительства корпорации "ДиАй!" Количество пользователей к этому моменту перевалило за двадцать миллионов. А теперь перейдем к политическим событиям. Президент Российской Федерации прибыл сегодня с официальным визитом..."
   Васильев вышел из комнаты. Только сейчас он ощутил, как чертовски голоден. На плите стояла картошка с котлетами. Он поставил сковороду на стол и в одиночестве приступил к поздней трапезе.
  

Глава 5. Ловушка

  
   Будильник, как обычно, запищал в шесть утра. "Нет! Я сказал: нет!" -- Дмитрий протянул руку и нажал кнопку отбоя. Рядом слышалось сонное дыхание Светланы. Она уже научилась не просыпаться от будильника. Дмитрий обнял жену. Она сонно закинула на него сначала руку, потом ногу. Это было приглашение. Дмитрий осторожно перевернул жену на спину и очутился между ее ногами. Он нежно поцеловал ее. Света, не открывая глаз, ответила долгим поцелуем. Они занялись любовью. Потом снова уснули. Но на этот раз спали они недолго. Зазвонил телефон. "Пройдет, -- подумал сквозь сон Васильев. -- Надоест, и перестанут". Но телефон не смолкал и пару минут сотрясал дом звонкой трелью.
   -- Я подойду? -- спросила Светлана.
   -- Нет, это меня, -- тяжело поднялся Дмитрий. Можно было даже не гадать, кому это звонят.
   Звонил Класс.
   -- Срочно приезжай, у нас беда.
   -- Что случилось? -- спросил Дмитрий.
   -- Приедешь и все узнаешь. Ты нужен срочно.
   -- Я завязал, Класс. Я больше не работаю в корпорации.
   -- Это ты так решил?
   -- Да, я.
   Класс что-то хмыкнул.
   -- С Блейдом беда. Он в реанимации. Только ты сможешь помочь. В любом случае ты должен сегодня появиться.
   -- Что с ним?
   -- Поединок. Блейд дрался с гидралиском. Произошел какой-то сбой в системе "Большого Брата". В результате тяжелая травма.
   -- Черт! Чем я могу помочь?
   -- Все расскажу при встрече. Так и быть, я заеду за тобой. Собирайся.
   В трубке раздались гудки отбоя. Васильев опустил трубку. Дела закручивались серьезные. На часах было двадцать минут десятого.
   Класс подъехал на своей "БМВ-323 i" 1998 года выпуска примерно через пятнадцать минут. Выглядел он озабоченным и каким-то расстроенным. Он рассеянно поздоровался со Светланой и коротко сказал Васильеву: "Поехали". Светлана проводила их встревоженным взглядом.
   -- Что случилось? -- спросил Васильев, когда они сели в машину.
   Класс завел двигатель, резко рванул с места и только потом ответил:
   -- Вчера Блейд дрался с гидралиском Зерга. Этот робот ничем не сильнее твоего Орка. Я занимался дизайном и программным обеспечением этих роботов и знаю каждого. Блейд получил тяжелый удар. Он должен был упасть на мягкий пол арены. Но "Большой Брат" почему-то неправильно рассчитал траекторию его падения. В результате фидбэки сработали так, будто Блейд ударился головой о камни. Он был уже без сознания, когда мы к нему подбежали. Его на "Скорой" отвезли в больницу. Там сейчас дежурят Скарж и Дред. Поэтому никто не пришел к тебе, когда ты получил травму.
   -- Со мной все в порядке. Но как такое могло случиться с Блейдом?
   -- Не знаю. Мне кажется, это было подстроено. Вероятность ошибки в программе "Большого Брата" составляет ничтожные доли процента, -- сообщил Класс.
   -- Но кому помешал Блейд? Неужели это Луц из-за того обмана?
   -- Не думаю, что это Луц. Это было бы убийство. Да и не мог он перепрограммировать "Большого Брата". Нет у него на то ни знаний, ни прав доступа. Но и в ошибку я тоже не верю.
   -- Тогда что? -- Новик внимательно посмотрел на Класса.
   -- Вы ведь прошли на следующий уровень, верно? Открыли ту скалу в пещере ифрита? -- спросил Класс.
   -- Какое это имеет значение?
   -- У меня есть одна догадка. Поэтому я и выдернул тебя. Только вы с Блейдом были по ту сторону стены. Я хочу знать, что вы там видели.
   -- Ничего. Я вставил ключ. Стена раскололась. Прошла обычная статистика. Дальше был только темный тоннель, уходящий вниз.
   -- Вы пошли дальше?
   -- Нет, я сказал, что пора возвращаться. У нас был назначен еще поединок.
   -- А Блейд?
   -- Блейд сказал, чтобы я возвращался, а он еще там пошарится.
   -- Ты вышел из тоннеля один?
   -- Да, Блейд оставлся там.
   -- Стена за тобой закрылась, когда ты вернулся в пещеру?
   -- Я не могу сказать точно. Только я вышел, как эта стена почернела. Я перестал различать проход. Это выглядело так, словно там программная пустота.
   Класс сжал руки на руле. Суставы на пальцах побледнели.
   -- Вспомни еще, что вы там видели, -- попросил Класс.
   -- Да ничего особенного. Только какой-то лиловый свет в конце тоннеля.
   -- Тоннель длинный?
   -- Не очень. Блейд хотел заглянуть на новый уровень. Но времени оставалось мало. Я пытался его отговорить.
   -- Ты ничего странного там не заметил? На вас никто не напал?
   -- Нет, но ведь это самое начало уровня. Обычно в самом начале никто не нападает.
   -- Зря вы туда пошли. Этого уровня нет в игре. И никакого тоннеля там не должно быть тоже.
   -- Откуда же что взялось?
   -- Это надо выяснить. Заедем сейчас в корпорацию, возьмем Фриза и поедем к Блейду в больницу, -- сказал Класс.
   Они подъехали к "Персту Петра". Стоянка как обычно была заставлена машинами. В стеклянные вращающиеся двери входили и выходили люди. Выходной для некоторых категорий работников день никак не отражался на деловой активности корпорации.
   Класс и Новик быстро прошли в лифт. Лифт высадил их на родном одиннадцатом этаже. В комнате тестеров их ожидал Фриз.
   -- Из больницы не звонили? -- спросил у него Класс.
   -- Звонили, все по-прежнему. Блейд в коме. Состояние тяжелое, -- ответил Фриз.
   -- Собирайся, поедем к нему в больницу. Но сначала я бы хотел кое-что выяснить, -- сказал Класс.
   Он прошел к большому монитору и включил его. На мониторе возникла пещера ифрита.
   -- Это я восстановил по программному монитору. Он все время вел запись. Но Луц этого не видел, -- сообщил Класс.
   В поле зрения камеры вошли Новик и Блейд. В руке у Новика был ключ -- светящаяся красным светом руна. Тестеры подошли к скале. Новик поднял руну и соединил незаконченные части надписи. Скала вздрогнула и разъехалась в стороны.
   -- Впечатляет! -- заметил Фриз.
   За скалой открылся широкий тоннель, уходящий вниз. Тестеры вошли в скалу и скрылись из виду.
   -- Все, дальше мы ничего не знаем. Системный монитор не отслеживал этот уровень, поскольку уровня не существует. За этой стеной только программная пустота, -- сказал Класс.
   -- Где же мы побывали? -- спросил Новик.
   -- Не знаю. Ты единственный, кто был на этом уровне с Блейдом. И мы бы хотели знать, что там случилось, -- Класс внимательно посмотрел на Новика.
   -- Причем этот уровень, если Блейд получил травму на поединке? -- спросил Новик.
   -- Ты видел, каким он вылез из клетки? Он еле шел и был белее полотна. Мы не хотели, чтобы он участвовал в поединке, но он упрямо отправился на арену, -- сказал Фриз.
   -- "Большой Брат" отслеживает состояние людей на арене. Возможно, в связи с состоянием Блейда и возникла какая-то ошибка, -- добавил Класс.
   -- Но я ничего не знаю! Мы только вошли на этот уровень, и все. Я сразу вышел.
   -- Помоги нам, Новик. Мы должны понять, что случилось. Если мы узнаем, что случилось на том уровне, возможно, нам станет понятным и поведение "Большого Брата". Этот кибермозг еще никогда не ошибался.
   -- Что вы от меня хотите? -- спросил Новик.
   -- Мы проверили, у тебя осталось сохранение. Войди с Блейдом снова в ту пещеру и задержи его, чтобы он не спускался ниже, -- попросил Класс.
   -- Я не против. Но как это может повлиять на "Большого Брата"?
   -- "Большой Брат" -- это сетевой кибермозг корпорации. Он состоит из тысячи компьютеров и управляет здесь всем, начиная от кондиционирования этого здания и кончая виртуальной реальностью в играх. Это детище профессора, и он очень гордится им. Мы просмотрели лог-файл. Вчера на поединке "Большой Брат" неверно оценил состояние Блейда. В результате удар гидралиска получился слишком сильным. Блейд и так еле держался на ногах. Если выясниться ошибка, придется латать программное обеспечение "Большого Брата". Это вызовет остановку каких-нибудь процессов. Корпорация понесет на этом большие убытки. Руководству очень не хочется это делать. Инцидент с Блейдом постараются спустить на тормозах. Но мы ведь не хотим этого, если нам не безразлична судьба нашего товарища!
   Было заметно, что Класс волновался, когда говорил это. В корпорации не любили выносить сор из избы.
   -- Что я должен делать? -- спросил Новик.
   -- План такой. Ты загрузишь последнее сохранение, и мы все войдем в игру. Задержи Блейда, чтобы он не входил один в пещеру. Мы с Фризом спустимся в болото, и вытащим его оттуда.
   Тестеры переоделись и встали в клетки. Новику вспомнился вчерашний накротический сон. Неужели этот кошмар имеет какое-то отношение к несчастному случаю с Блейдом.
   -- Готов? -- спросил Класс, когда Новик надел шлем на голову.
   -- Готов! -- ответил Новик.
   -- Тогда послушай краткий инструктаж. Узнай, что происходит на том уровне, и постарайся вытащить оттуда Блейда. Мне кажется, его травмы состоят в какой-то связи с пребыванием на том уровне. Если не сможешь увести его оттуда, постарайся удержать до нашего прихода. Нам потребуется минут двенадцать, чтобы спуститься к вам в болото. Задача серьезная. Ты все понял?
   -- Да, -- утвердительно кивнул Новик. Ему было не понятно, почему Класс так волнуется, что он не сможет удержать Блейда. Задание не представлялось Новику особенно трудным.
   -- Если там что-то покажется тебе необычным, не таким, как в играх, немедленно уходи оттуда. В тоннель за Блейдом не ходи и постарайся почаще сохраняться.
   -- Хорошо, -- согласился Новик.
   -- Тогда поехали! -- объявил Класс, надевая шлем.
   Новик выбрал нужный пункт меню. Он хорошо помнил все свои сохранения, которые делал в той игре. "Не делай этого! Останешься там вместе с Блейдом!" -- взвыл какой-то панический голос. Но было поздно. Новик выбрал нужный пункт меню, и внизу пробежала красная шкала загрузки.
   Они с Блейдом опять стояли возле скалы. В руке у Новика сияла пламенная руна.
   -- Вот так штука! -- удивился Блейд. -- Дай я вставлю!
   -- Ни фига! Кто добыл, тот и вставляет! -- Новик отверг все притязания на роль первооткрывателя и соединил светящуюся руну с надписью на стене.
   Скала дрогнула и поползла в стороны. Перед тестерами открылся каменный тоннель, уходящий в первозданную тьму. На минуту картинка тормознулась, и пробежали строки статистики о погубленных ими монстрах и найденных кладах. В конце выскочило интересное сообщение: "Ваш бонус составил 300 золотых".
   "Вот было бы здорово получить их в реале!" -- подумал Новик.
   -- Мы сделали это, Блейд! Смотри, новый уровень!
   Они вступили в тоннель и прошли несколько шагов вниз. Выход из тоннеля далеко-далеко светился лиловым светом.
   -- Ты не пойдешь туда, Новик? -- спросил Блейд.
   "Нет, я возвращаюсь. У нас еще впереди поединок", -- хотел было ответить Новик, но спохватился. Так было вчера. Сегодня все будет по-другому.
   -- Нам надо возвращаться, Блейд. Хватит стрельбы на сегодня.
   -- Но ведь это же новый уровень! Я спать не буду, если не загляну туда хотя бы на минутку.
   -- Нет, Блейд, у нас кончились заряды. Я устал, хватит на сегодня.
   -- Возвращайся, Новик. Я просто поброжу здесь. Посмотрю архитектуру, как выполнили этот уровень. Если на меня нападут, сразу выйду из игры. Но еще лучше, если ты отдашь мне эту хреновину, -- Блейд указал на электрическую рогатину.
   -- Нет, Блейд, надо возвращаться. Я не пущу тебя туда одного.
   -- Ты? Не пустишь? -- с вызовом посмотрел на него Блейд.
   -- Не пущу. Я чувствую, этот уровень слишком серьезен для таких прогулок.
   -- Откуда ты знаешь, Новик? Ты ведь не был там!
   -- Не надо идти туда. Завтра соберем команду и пойдем все вместе.
   -- Не узнаю тебя! Не ты ли первый полез в это болото!
   -- Не надо, Блейд. Я не хочу, чтобы ты шел туда один. Получается, что я тебя бросил.
   -- Не переживай, Новик. Я только гляну, что там за монстры и сразу обратно. У нас еще поединок сегодня. Надо успеть приготовиться.
   Новику стало страшно. Перед ним стоял вчерашний Блейд. Блейд еще не пострадавший от этого виртуального мира. Блейд еще неподозревающий, что ждет его на поединке.
   "Нет, Блейд! Нет! Ты не пойдешь туда!" -- захотелось крикнуть Новику и схватить Блейда за рукав. Но он не мог этого сделать. Из упрямства Блейд обязательно вырвется и сбежит на нижний уровень. И как мог Новик тянул время.
   -- Расскажи мне о поединке. Я немного волнуюсь, -- попросил Новик.
   -- Поединок -- фигня! Я видел, как Класс дрался на поединке. Клоунада на потеху публике! Против тебя выставят всяких роботочудовищ, ты -- в бронекостюме с гидроусилителями. Благодаря костюму можно совершать прыжки и разные пируэты. Роботы бьют сильно. Но всем управляет "Большой Брат". Он вовремя смягчает удары. Виртуальная реальность наяву -- одним словом! Корпорация зарабатывает бабки на таких представлениях.
   -- Почему Класс дрался на поединке?
   -- Он тоже был наказан. Его даже выгнали из программистов.
   -- За что?
   -- Спроси об этом лучше у него. Я не люблю разглашать чужие тайны, -- ответил Блейд.
   -- Может, надо было отказаться от поединка? Мне почему-то тревожно, -- поделился своими опасениями Новик.
   -- Ты вполне мог бы и отказаться. А мне идти некуда. Меня моя работа устраивает. Попробуй найди работу, чтобы совпадала с увлечениями.
   Новик продолжал тянуть время. В голове у него тикал неумолимый метроном. "Вот ребята бегут по галерее, вот спускаются по трубе. Им потребуется еще минут восемь, чтобы преодолеть болото с лавменами и пещеру ящера. Надо уболтать Блейда. Пусть успокоится".
   -- Рогатина-то какой крутой оказалась! Какие молнии она метала в ифрита!
   -- Дай мне ее, -- попросил Блейд. Новик беспрекословно протянул свое оружие.
   -- Если тут без нее делать нечего, то внизу и подавно! Хотя, может, внизу еще более крутое оружие найдется! -- предположил Новик.
   -- Почему ты не хочешь, чтобы я шел туда? -- настороженно спросил Блейд.
   "Мягче надо, спокойнее. Ох, и нелегко это быть ангелом-хранителем!" -- подумал Новик.
   -- Отдохнем немного и пойдем вместе. Но сначал давай обшарим тут все пещеры. Вдруг где-то тут спрятаны ресурсы. Наберем аптечек, патронов и тогда пойдем вниз, -- предложил Новик.
   -- Нет, мы только потеряем время. Глянем, что на этом уровне и сразу обратно. Пошли, Новик!
   -- Сейчас, еще минуту, -- Новик присел, устало прислонившись к стене пещеры.
   Он всматривался в проход, не бегут ли Фризом и Класс. Но нет, видимо, было еще рано.
   -- Ты отдыхай, а пошел. Я скоро... -- Блейд повернулся и шагнул к лиловому проходу.
   -- Стой! -- вскочил Новик и дернул Блейда за рукав.
   Но было поздно. Они оба незаметно перешагнули какую-то невидимую черту. Скала тут же сомкнулась за ними. На дисплеях промелькнула надпись "Honehedge".
   Фриз и Класс подбежали к стене через три минуты. У них были считеренные пушки, пробивающие программные текстуры. Пушки ударили плазменными болидами. Этой мощи хватило бы, чтобы разнести весь Кавказский хребет. Но стена не дрогнула. Программный код оказался не подвластен тестерским пушкам.
   -- Это все! Без ключа нам туда не попасть, -- с досадой произнес Класс.
   -- Ключ был уже использован. Остается или загружать игру или начинать все сначала, -- сказал Фриз.
   -- Начинать сначала нет смысла -- с нами не будет Блейда. Придется ждать Новика и загружать с этого места. Ведь должен же он вернуться!
   -- Должен, если не дадим ему пропасть вместе с Блейдом, -- страшная догадка ужалила Фриза.
   -- Пока не поздно, вытаскиваем Новика! -- велел Класс.
   Тестеры вышли из игры и бросились к клетке, где на координатных рейсшинах застыл Новик. Класс сорвал шлем с головы Новика. Новик был без сознания.
  

Глава 6. Хоунхедж

  
   За скалой простиралась долина, залитая лиловым светом. Если бы Новику сказали, что такой может быть подгорная пещера, он бы никогда не поверил. Так обширно и просторно было это место. Вверху пещеры все было затянуто клубами светящегося лилового тумана, сквозь которые просвечивала далекая звезда. Дорога из черного обсидиана, петляя между каменных холмов и островков лавы, спускалась в кратер вулкана и вела к высокой горе, изрезанной ходами пещер.
   -- Где мы? -- спросил Блейд.
   -- Дальше нельзя. Садись и жди. Я больше не дам тебе делать глупости, -- Новик крепко взял Блейда за руку.
   -- Какого хрена, Новик! Как они это сделали? -- взгляд Блейда уперся в непроницаемую стену позади них.
   -- Меня не волнует! Садись и жди, пока нас вытащат отсюда! У меня уже было такое.
   -- У тебя было? -- Блейд с интересом посмотрел на Новика. -- Я в корпорации уже четвертый месяц, и до сих пор все было в рамках программного кода.
   -- У меня такое случилось при первом испытании. Я тогда заблудился в болоте. Сдернул шлем, но не смог вернуться. Мне пришлось идти дальше. У меня не было оружия, и меня загрызли топтуны. И только после этого я вернулся. Состояние было полуобморочное.
   -- Прямо Моуди: "Жизнь после жизни", -- усмехнулся Блейд.
   -- Если будешь слушаться, еще поживешь в этой жизни, -- назидательно произнес Новик.
   -- Ты что-то знаешь? -- спросил Блейд.
   -- Всегда трудно знать больше, чем другие.
   -- Что ты знаешь? -- не отставал Блейд.
   -- Я не скажу. Делай, что тебе говорят, и все.
   -- Если не скажешь, я пойду туда, -- упрямо произнес Блейд.
   Новику надоело спорить с упрямцем.
   -- Там смерть, Блейд! Там смерть... -- сказал он.
   Блейд пристально посмотрел на Новика.
   -- Я жив? Мы еще живы? -- спросил он.
   -- Не знаю. Я ничего не знаю, -- сказал Новик.
   Он обернулся к сомкнувшейся за ними стене. Это была программная преграда. Преодолеть ее изнутри шансов было еще меньше, чем снаружи. Правила игры соблюдались и в этом случае: вход на предыдущий уровень был закрыт.
   -- Хреново, что я умер, -- вдруг все понял Блейд. -- Мне ведь только семнадцать.
   -- Зато упрям не по годам, -- ответил Новик.
   -- Но раз все уже случилось, чего мы тут сидим? Пойдем туда!
   -- Еще не все случилось. Еще есть шанс вернуться. Пойдем вперед -- там смерть.
   -- Скажи, что ты видел, Новик.
   -- Там какие-то карлики, Блейд. Они вели тебя на крест. Ты был почти мертв, когда я тебя видел.
   -- Когда ты видел меня?
   -- Это было во сне, после поединка. Доктор мне поставил успокаивающий укол, и мне приснился странный сон.
   -- Скажи правду, ты ведь сохранился, Новик? Перед тем как мы вошли в эту дверь.
   -- Сохранился, -- признался Новик.
   -- Тогда почему бы тебе вернуть нас назад?
   -- Я верну, Блейд. Но ты мертв. И ты снова пойдешь сюда. Все вернется на круги своя, и ты пойдешь туда снова и снова. Я это понял. И ребята, они не успеют, не успеют на каких-нибудь пять минут.
   -- Тогда держи меня крепко, Новик. Не пускай сюда.
   -- Ты ударишь меня корневищем, вырвешься и убежишь. Все повторится. Это как дурная заезженная пластинка. Я это уже понял, Блейд.
   -- Что же делать?
   -- Не знаю. У нас есть шанс, если дождемся помощи снаружи. Нас смогут вытащить отсюда, если не перейдем черту.
   -- Это только при следующей загрузке?
   -- Да, только при следующей загрузке. И если я смогу задержать тебя на несколько минут дольше.
   -- Но ведь я снова ударю тебя корневищем и убегу?
   -- Возможны варианты. Сегодня этого не было.
   -- Это потому что ты пошел со мной? -- спросил Блейд.
   -- Возможно, -- пожал плечами Новик. Виртуальность и реальность причудливо переплелись в его сознании.
   -- Но если не все определено фатально, если возможны варианты, тогда давай войдем в этот мир.
   -- Знать бы, кто построил этот мир и распоряжается нашей судьбой. Корпорация? "Большой Брат?" -- спросил Новик.
   -- Может, Господь Бог? -- с улыбкой посмотрел на него Блейд. -- Мне почему-то сейчас пришла странная мысль. Чтобы нас могли вытащить отсюда, мы должны умереть. Это как в игре, тебя вынесли, и ты уже очнулся в реале. Только реал тут уже другого уровня.
   -- Не путай меня, Блейд. Я и так уже ничего не понимаю. Но у нас есть ничтожный шанс на спасение, и мы должны его использовать. Давай дождемся, когда нас вытащат живыми.
   -- К чему кривить душой, Новик! Я то ведь мертв. И меня уже не вытащат отсюда. Ты ничего не сможешь сделать, все так и будет повторяться. Я вырвусь, толкну тебя корягой и убегу сюда.
   -- Так все и будет, если ты сам не захочешь вырваться отсюда. На все твоя воля. Скажи, ты помнишь поединок? -- спросил Новик.
   -- Нет, до него еще около часа.
   -- А помнишь, что тут с тобой сделали?
   -- Тоже не помню, но я склонен тебе поверить. А чтобы это проверить, я должен пойти туда, -- Блейд поднялся с корточек. -- Теперь ты не будешь меня останавливать?
   -- Я смертельно устал это делать. Сегодня я решил уйти из корпорации, чтобы никогда сюда не возвращаться. Но Класс привез меня обратно, чтобы я вытащил тебя отсюда.
   -- Считай, что ты это сделал. -- Блейд повернулся и пошел по направлению к городу-горе.
   Новик поднялся и последовал за ним.
   -- Зачем ты идешь за мной? -- обернулся Блейд, когда они вошли в каменную долину.
   -- У меня оружие.
   -- Если мы мертвы, оно нам не поможет.
   -- Всегда лучше иметь маленькую надежду.
   Новик вспомнил эту местность. Он видел ее во сне. Каменная гора с отверстиями пещер, вокруг холмы, изрезанные червоточинами ходов, приютившиеся вокруг горы, как хижины слободы вокруг большого города. Вот только креста с Блейдом на одном из окружающих гору холмов еще не было.
   -- Пещеры, наверное, набиты монстрами. Адский город. Похоже на "Дьяболо", -- сказал Блейд.
   -- Да, потребуется с десяток таких команд, как у нас, чтобы очистить город, -- согласился Новик.
   -- Может, для этого они и привлекают геймеров? Или с противоположной целью? Ведь пользователей услуг корпорации уже восемнадцать миллионов, -- сказал Блейд.
   -- Двадцать, -- поправил Новик. Сегодня утром цифра на транспаранте сменилась на двадцать миллионов.
   -- Интересно, что на уровне? Что они еще придумали? -- спросил Блейд.
   -- Мы никогда не пройдем его, -- возразил Новик.
   -- А ты не думал, что есть еще одна возможность спастись, если пройти этот уровень.
   -- Абсолютно нереально. Я видел их. Тут монстров чертова туча, легион!
   -- Но ведь у нас нет другого пути? -- спросил Блейд.
   -- Нет, -- согласился Новик. Ему не нравилось, что Блейд все время задает этот вопрос.
   -- Тогда вперед! Если нет возможности изменить судьбу, нужно ей следовать.
   Гейзеры выстреливали фонтаны лавы, осыпая блестящий обсидиан дороги туфом и пемзой. Тестеры приближались к городу-горе. Вверху в клубящемся тумане слабо угадывался лиловый круг светила. Ультрафиолетовое излучение резало глаза и четко выделяло черные силуэты гор в лиловом тумане.
   -- Вот так небо! Сколько игр знаю, нигде такого не видел, -- удивился Блейд.
   -- Я тоже такого не видел. До чего отвратительны миры Форготен Реалмс, но и там нет ничего подобного.
   -- Есть повод гордиться нашими дизайнерами и программистами, -- усмехнулся Блейд.
   По обеим сторонам дороги лежали кучи пемзы. Новик обратил внимание, что когда они проходят мимо, слышится какой-то шум, будто ветер трет шершавые голыши друг о друга. Но никакого ветра в этом мире не было. Непонятно, был ли здесь воздух вообще. Казалось, этот льющийся из ниоткуда лиловый свет и есть воздух, и с каждой минутой дышать им становилось все труднее. До города-горы осталось совсем немного. Тестеры вступили на плавно вздымающуюся подошву горы. Дорога взбиралась выше на гору и исчезала в пасти пещеры, обрамленной острыми зубами горной породы.
   -- Они живут в этой горе. Интересно, почему мы до сих пор никого не видели? -- спросил Блейд.
   Сзади послышался шорох. Кучи пемзы у дороги зашевелились, и оттуда выскочили карлики с каменными пиками. У карликов была кожа черного цвета, их головы сходились к макушке под острым углом, как у Чипполино. Лица карликов были полностью черны, и среди складок грубой кожи Новик разглядел только обсидиановые глаза и рты, полуоткрытые темно-красным полумесяцем. Это были именно те существа, которых он видел в своем сне.
   Красный кристалл в рогатине встрепенулся и ожил. Между концами корня зазмеились молнии.
   -- Война! -- вскрикнул Блейд и направил рогатину в сторону маленьких монстров.
   Карлики с визгом отскочили. Молнии из рогатины рванулись наружу и ударили в толпу карликов. Обитатели подземного мира вспыхнули пороховыми свечками. Уцелевшие карлики с визгами зарылись обратно в пемзу. Они проделали это так быстро, будто пробуравили пемзу своими телами.
   -- Ха! Да это не так сложно, как казалось! -- воскликнул Блейд.
   Это было последнее, что Новик успел услышать. Сверху на них спикировало какое-то темное существо. Крепкие лапы схватили тестеров и подняли вверх. Новик повернул голову. Над ним с силой махали черные крылья. Гигантский птеродактиль нес их к вершине города-горы, где, как раскаленный уголь, светилось открытое жерло вулкана. Ящер собирался сбросить их прямо в огненную пасть вулкана.
   "Но ведь это же не так! Где же тогда Блейд на кресте?" -- успел подумать Новик.
   Птеродактиль завис над кратером вулкана. Тестеры почувствовали волны жара, исходящие оттуда. Лапы лапы ящера разжались, и Новик с Блейдом полетели в горящую топку преисподнего мира.
   Казалось, они падали целую вечность. Мимо проносились круглые этажи-террасы города-горы. На террасах мелькали карлики. Они провожали людей любопытными взглядами. Внизу клокотало озеро магмы. Тестеры долетели бы до него за несколько секунд, если бы не ударились о какие-то невидимые пружинящие нити. Они повисли в нескольких десятках метров от раскаленного озера, как мухи, пойманные в паутину.
   Жар от расплавленных пород становился непереносимым. На ближайшую террасу высыпали карлики. Они что-то кричали и кривлялись, указывая на людей. Из среды карликов выдвинулся один в малахитовой сбруе вооруженный трезубцем. Он потряс трезубцем и громко прокричал какое-то заклинание.
   Поверхность лавового озера вскипела фонтанами брызг, и из озера поднялись четыре крылатых существа. Были они черные, переливающиеся яркими сполохами пламени. Новик подумал, что если и существуют ангелы бездны, то они должны выглядеть именно так.
   Темные ангелы направились к тестерам, висящим над огненным озером. В руках у каждого из демонов была веревка с крючьями. От одного вида этих инструментов Новику стало не по себе. Демоны раскрутили веревки и набросили их на людей. Крючья прорвали защитные костюмы и впились в тело. Новик вскрикнул от боли. Дисплей в шлеме показал десятипроцентные повреждения. Демоны натянули веревки и Блейда с Новиком растянутых, как бараньи шкуры, поволокли в город. Демоны доставили пленников на ближайшую террасу. Колючие путы связывали ноги, и тестеры могли ступать только мелкими шажками. Карлики подтолкнули их острыми пиками и повели по темным переходам горы. Целые толпы демонических созданий, покинув свои кельи, вышли полюбоваться на пленников. Это был уродливый и жестокий народец. Они кололи людей пиками и слизывали капельки крови, оставшиеся на остриях. Это доставляло им удовольствие, и они радостно кричали: "Гаввах!" Вкусить людской крови и страданий спешили новые толпы обитателй подземелья.
   Красный туман застилал Новику глаза. Индикатор в шлеме показывал пятидесятипроцентные повреждения. Состояния Блейда было не лучше. Но демоны поддерживали тестеров и не давали им упасть. Наконец тестеров ввели в большой подземный зал. Вырубленные в скале пилястры и колонны уходили высоко вверх, а в небольшую нишу по центру зала занимал выполненный в лучших традициях готики каменный трон.
   Карлики подтолкнули Новика и Блейда к трону и поставили на колени. Толпа замерла в ожидании повелителя города-инферно.
   -- Блейд, ты жив? -- шепотом спросил Новик.
   -- Пока жив. Но ты должен уходить отсюда. Ты можешь не выдержать этих мучений.
   -- Если выдержал ты, почему я не выдержу? -- вспыхнул Новик.
   В дальнем конце зала раскрылся проход, обрамленный шипами, как бутон репейника. Послышались тяжелые шаги, и в зал в сопровождении свиты вошел хозяин города-инферно. Новик поднял взгляд, чтобы разглядеть тяжелое лицо властелина, увенчанное гнутыми рогами, но демоны быстро придавили голову Новика к полу. Карлики вокруг почтительно пали на колени.
   Властелин проследовал к каменному трону. На ходу жестом велел поднять пленников.
   -- Я лорд Мрак, Великий игва и властелин Хоунхеджа, -- пророкотал демон. -- Вы еще живы и тем самым совершили непоправимую ошибку. Вы перешли границы, которые не дозволено пересекать живым. Все, что вы видите перед собой, ждет вас после смерти. Здесь будет ваш дом, и этот дом станет домом вашей муки. Как жаль, что я не могу оборвать ваш жизненный путь прямо сейчас! Но я могу заставить вас страдать даже в этой вашей жизни, которая рано или поздно для вас закончится. А когда настанет ваше посмертие, я стану вашим господином, а вы моими униженными рабами.
   -- Что мы сделали? -- спросил Блейд.
   -- Вы перешли границы. Вы обманули начальство, убили стражей нашего мира и оказались в месте запретном для вас. Тем самым вы чуть было не сорвали наши планы.
   -- Это что, игра такая? Если так, с меня довольно! Я выхожу! -- резко произнес Блейд.
   -- Заткнись! -- выкрикнул карлик из стражи и ткнул Блейда пикой.
   На костюме у Блейда расплылось кровавое пятно. Карлик отскочил и с пакостливым выражением слизнул капельку крови с острия пики.
   -- Это гаввах! Мы питаемся этим ароматом!
   Лорд Мрак сурово посмотрел на карлика-игву и продолжил, обращаясь к пленникам:
   -- Вы не можете уйти отсюда без моего позволения. Мы еще не вкусили ваших страданий. А меру вашего страдания буду определять только я.
   Новик посмотрел вниз. Его костюм весь был в кровавых следах от уколов пик. Если это не страдание, то что еще уготовил для них этот господин! И будто угадав мысли Новика, лорд Мрак продолжил:
   -- Мы жалели вас. Мы маленькими глотками пили ваш гаввах, поскольку пока не властны взять вашу жизнь. Но мы можем причинить вам такие страдание, которые вы запомните на всю оставшуюся жизнь. В то же время это будет для вас как сон. И только после вашей смерти вы ощутите этот кошмарный сон на самом деле. Чтобы вы знали, зачем мы это делаем, я вам скажу, для нас ваши страдания -- хлеб. Мы питаемся этим, -- лорд тьмы откинулся на спинку трона, с удовольствием созерцая униженных людей, находящихся в его власти.
   -- Чертов костюм! -- прошептал Блейд. -- Он весь пронизан фидбэками. Это они дают болевые ощущения.
   -- Ты прав, слишком уж твердо для пластика, -- согласился Новик.
   В обсидиановых глазах лорда Мрака мелькнули огненные точки.
   -- Что ж вы не просите пощады? Вы нарушили запрет и вторглись в закрытые для вас области. Теперь у вас только одна возможность избежать мучений -- это стать нашими проводниками в вашем мире. В противном случае, я сам будут пить из вас гаввах большими кубками, -- объявил властелин Хоунхеджа.
   Мрак поднял палец с острым когтем и подал знал демонам. Новика и Блейда потянули вверх на веревках. Острые крючья опять впились в тело. На пол закапала кровь и с шипением впиталась в вулканическую породу. Игвы в зале испустили дружный вздох. Человеческие страдания несли им гаввах -- тонкоматериальное тело, которым они поддерживали свои силы.
   -- Теперь вы в наших руках и получите свою долю страдания. Она будет легкой, почти ничем, по сравнению с тем, что вас ждет после смерти. Но эта доля страданий запомнится вам надолго.
   Демоны еще больше натянули веревки. Новик и Блейд оказались распятыми между колоннами зала. Они висели вниз головой, и на пол моросил кровавый дождик из их проткнутых тел. Бесы в зале пришли в радостное возбуждение. Каждый норовил занять удобное место, чтобы в рот ему залетела хотя бы капелька кровавой влаги.
   -- Прощай, Блейд! -- простонал Новик.
   -- Прощай, Новик! -- ответил Блейд.
   Кровь текла по лицу тестеров. Кровавый туман застилал им глаза. Новик почувствовал, как сводит конечности и по ним разливается мертвенный холодок. Скоро холодок доберется до сердца, и сердце остановится. Ждать конца оставалось недолго.
   -- Ну как вам вкус смерти, друзья? -- обратился к подвешенным тестерам Мрак. -- Не правда ли, это мгновение восхитительно! Я пью гаввах за ваше здоровье! И да продлятся ваши муки!
   "Нет! Не будет по-твоему! Мы будем бороться! Мы должны победить! Смерть не может забрать нас так скоро!" -- думал Новик. Он больше не верил, что распятый на кресте Блейд привиделся ему в ночном кошмаре. Все происходило на самом деле в этой реальности.
   -- Ну согласны послужить мне? -- издалека донесся до Новика голос Мрака. -- Или ввергнуть вас в еще большие страдания? Глубины ада неисчерпаемы, и для каждой бездны своя степень муки! И так до самого дна, где вами займется сам Князь!
   "Нет! -- вскричал Новик. -- Блейд! Уходим отсюда!"
   -- Нет! Нет! Нет! Мы не дадим тебе умереть! Позовите врача! Скорее! -- кто-то кричал над ухом Новика и тряс его за плечо.
   Новик открыл глаза. В прояснившемся тумане проступило лицо Класса. Из-за спины бригадира выглядывал испуганный Фриз.
   -- Что с тобой, Новик! Что ты видел?
   -- Я вернулся из ада... -- прошептал Новик.
   -- Что с Блейдом? Ты видел его?
   -- Блейд остался за той дверью. Он умер. И я, кажется, тоже, -- ответил Новик.
   Привычное восприятие предметов постепенно восстанавливалось. Новик обнаружил, что висит в клетке вниз головой. Его руки и ноги были зафиксированы в координатных устройствах. Класс и Фриз налегли и вернули Новика в нормальное положение. По лицу Новика катились крупные капли пота. Он с высвободил руки из координатного устройства и закатал рукав костюма. Кожа на руке была покрыта красными пятнами уколов.
   -- Фидбэки выставлены на слишком сильный уровень, -- сказал Новик. -- Мне кажется, наш "Большой Брат" тоже начал питаться гаввахом.
   -- Чем? -- спросил Фриз.
   -- Нашими страданиями. Демоны называют это гаввах.
   -- Ты можешь сказать, где ты побывал?
   -- В преисподней. Я не сомневаюсь, что мы с Блейдом попали именно туда.
   -- Монитор выключился сразу, как вы вошли на тот уровень. Этого уровня нет в игре, поэтому тебе придется все нам подробно рассказать.
   -- Как нет? -- удивился Новик. -- Что еще за глюки!
   -- Давай вылезай оттуда, -- тестеры помогли Новику выбраться из клетки.
   Новик снял костюм и болезненно поморщился. На рубашке в нескольких местах, где в него вонзали крючья, выступили капельки крови.
   -- Теперь вы видите, что слишком жестко для фидбэков?
   Новик провел рукой по внутренней поверхности тестерского костюма и нащупал несколько острых крючков, застрявших в ткани. Он вырвал один из крючков из подкладки и положил на ладонь.
   -- Как попала сюда эта хреновина? Да он из камня! -- попробовал крючок на зуб Фриз.
   -- Они мучили нас с Блейдом. Хотели заставить стать проводниками в нашем мире. И вот это! Это что, мягкий пластиковый фидбэк, призванный придавать остроту ощущениям? Ведь кто-то управляет всем этим!
   -- Ты хочешь сказать, что Большой Брат смоделировал эту реальность? Что он сам написал себе программу? -- изумился Фриз.
   -- Ничего я не хочу сказать. Я не знаю, какая программа умеет превращать пластмассовые фидбэки в каменные крючки. Но тот мир, где мы побывали, очень жесток. Жесток даже для наших игр. И скоро в этот мир хлынет толпа ничего не подозревающих геймеров. И тогда Мраку достанется море гавваха! Но кто-то же помогает ему в этом!
   -- Я все понял. Нужно срочно запечатать эти ворота! -- ударил себя по лбу Класс.
   В углу включился большой монитор. На мониторе был Луцкий.
   -- Новик! Срочно зайди ко мне! -- распорядился Луцкий.
   -- Можно мне тоже? -- поднялся Класс.
   -- Нет, только Новик. Я хочу знать, что у вас происходит.
   Новик поднялся на административный этаж. Он вошел в приемную Луцкого и направился к двери координатора направления.
   -- Разве вас вызывали? -- остановила его Ирина.
   -- Вызывали, -- ответил Новик. Он посмотрел на секретаршу и еще раз удивился, как женщина из его сна похожа на Ирину.
   -- Я сейчас спрошу, -- не сводя глаз с Новика, Ирина нажала кнопку интеркома.
   -- К вам тестер, -- Ирина скосила глаза на бейджик Новика, -- Васильев.
   -- Пусть войдет, -- буркнул в динамик Луцкий.
   Новик распахнул дверь в кабинет. Ирина проводила его холодным взглядом.
   Луцкий умел наезжать на людей. Он важно надувался и становился еще шире в своем пиджаке с ватными плечами. Как это ему удавалось, составляет, видимо, самый большой корпоративный секрет всех начальников на земле.
   -- Ну рассказывай, где ты был! -- сразу перешел к делу Луцкий. Его глаза цвета разбавленного кофе пристально смотрели на Новика. Новик обратил внимание, что окна в кабинете плотно закрыты жалюзями. На столе у Луцкого горела настольная лампа, освещая раскрытые папки. В отраженном свете люминесцентной лампы лицо Луцкого казалось бледным, почти восковым.
   -- За скалой, -- ответил Новик. -- Не знаю, продолжение это игры или нет.
   -- И что там за скалой? -- нетерпеливо спросил Луцкий.
   -- Город в горе. Называется Хоунхедж. По-моему это настоящий ад.
   -- Как вы проникли туда?
   -- С помощью ключа.
   -- Вы не могли этого сделать. Замок ограничен тремя уровнями. За этой скалой ничего нет. Никакого ключа тоже. После победы над боссами подземного уровня ифритом и ящером игра заканчивается. И без специального оружия, спрятанного на третьем уровне замка, вы не смогли бы пройти боссов -- ифрита и ящера. Вот у меня сценарий игры, я все изучил, -- Луцкий потряс какой-то папкой.
   -- Прошли же, -- потупил взор Новик.
   -- В том-то и дело. Вы обманули корпорацию. Программисты проверили монитор. Он был обращен на предыдущие даты. Кто-то хакнул его. Кто?
   -- Блейд, -- ответил Васильев.
   -- Хочешь свалить все на человека при смерти!
   -- Это, правда, сделал Блейд.
   -- С какой целью? Зачем это ему понадобилось?
   -- Не знаю... Мы никак не могли пройти этих монстров. Их не брало ни какое оружие, даже считеренные пушки.
   -- Чем же вы их взяли?
   -- Кристалл и корень.
   -- Что? -- не поверил Луцкий.
   -- Кристалл был спрятан на первом этаже замка. Может, это оружие вы имели в виду? А корень валялся в подземелье.
   -- И что потом?
   -- После победы над ящером раскалолся камень, который он охранял. В камне был заключен ключ от того уровня.
   -- Не могу поверить! Это все -- артефакты. В игре нет ни кристалла, ни корня. Нет ключа в пещере ящера. Нет никакого Хоунхеджа. За этой стеной вообще ничего нет. Ифрит и ящер уничтожаются с помощью гранатомета, который спрятан на третьем уровне. На этом все. Замок очищен -- игра заканчивается. Кто-то напакостил в игре. Меня интересует, кто?
   -- Я не знаю, -- ответил Новик.
   -- Послушай... Дмитрий. Ты у нас человек новый. Ты не должен поддаваться чьему-либо влиянию. Я чувствую, вся эта ваша тестярня превратилась в отстойник мерзавцев. Пора разогнать всех к чертовой матери! Но если ты будешь со мной откровенен, я обеспечу тебе блестящие перспективы на будущее. Хочешь занять место Класса?
   -- Нет, -- сразу ответил Васильев -- Я, правда, не знаю, кто внес изменения в программу.
   -- Дело в том, -- продолжал Луцкий, -- что в первоначальном варианте сценария действительно открывался еще один подземный уровень. Были написаны даже фрагменты кода. Но затем, чтобы быстрее выпустить игру, сюжет пересмотрели и урезали. Неужели кто-то добрался до этого архива?
   -- Если вы хотите получить ответ от меня, я отвечу, что ничего не слышал об этом.
   -- Ситуация получается поганая. Сегодня игра будет выложена в сеть. Представляешь, что будет, если геймеры окажутся в том мире, за стеной?
   -- Как сегодня? -- удивился Новик. -- Ведь тестирование игры еще не закончено!
   -- В том-то и дело! Я сам не понимаю, откуда такая спешка. Но совет корпорации так распорядился. Вроде бы из Америки пришло какое-то предписание... -- не совсем уверенно произнес Луцкий.
   -- Мы, тестеры, свою задачу выполнили. Закрыть подземелье -- задача программистов, -- сказал Новик.
   -- Они не смогут так быстро закрыть подземелье. Нужно отыскать нужный код, чтобы убрать те артефакты, которые появились в программе. Это займет немало времени. Пока программисты занимаются этим делом, нужна подстраховка. Геймеры не должны добраться до болота. Иначе их всех там перебьют, и тогда игровые порталы раструбят, что "ДиАй!" пишет глюки. Представляешь, как это ударит по престижу корпорации!
   -- Пусть они лучше умрут в виаре, чем в том мире, где умер Блейд.
   -- Кто тебе сказал, что Блейд умер?
   -- Я сам видел это. Его распяли на кресте.
   -- Но ты ведь жив?
   -- Я жив здесь, только потому что там не умер, -- ответил Новик и сам поразился парадоксальности своего ответа.
   -- В этом есть какая-то загадка. Я уже поручил программистам разобраться с "Большим Братом". Я сожалею, чтобы так получилось. Крови тестеров я не жажду. Подразумевалось только небольшое развлечение.
   -- А это тоже ваше развлечение? -- Новик протянул осколок кремниевого крючка, застрявшего в его костюме.
   -- Что это?
   -- Крючки, на которые подвешивали меня и Блейда. Я бы никому не пожелал оказаться в том мире.
   Луцкий внимательно осмотрел обломок.
   -- Где ты нашел это?
   -- Это застряло у меня в костюме, когда я пытался вытащить оттуда Блейда.
   Луцкий откинулся на спинку кресла и тяжело вздохнул. Зазвонил телефон. Луцкий поднял трубку.
   "Сергей, все готово для релиза "Замка?" -- послышался в трубке голос профессора Мартина.
   -- Да, сейчас отправлю туда команду тестеров. Пусть держат подземелье.
   "Хорошо. Пришло еще одно послание из главного офиса корпорации. Игра должна стартовать через час. Они почему-то очень торопят".
   -- Но почему такая спешка? Ведь игра еще не прошла тестирование!
   "Они говорят, это российская премьера. Доходы воротил кинобизнеса не дают спать нашим акционерам. Ты все понял, Сергей?"
   -- Да, -- ответил Луцкий и положил трубку.
   -- Идете в подземелье и держите геймеров. Пусть думают, что это новый мод "Каунтер Страйка". Нам главное выиграть время. А я спущу шкуру с программистов, чтобы убрали все эти глюки с Хоунхеджем.
   -- Не нравятся мне эти ваши игры, Сергей Иванович. Я, пожалуй, уволюсь.
   -- Кто тебя сейчас отпустит? Вот выполнишь задание, тогда поговорим, -- Новик почувствовал на себе прицел жестких глаз координатора.
   -- Я не хочу возвращаться туда, -- четко сказал Новик.
   -- Ты трус? Испугался чего-то в виаре?
   -- Это не виар. Это реальность. И смерть с Блейда тому доказательство.
   -- С Блейдом произошел несчастный случай. Он жив, хотя и тяжелом состоянии. Мы разберемся с программным обеспечением "Большого Брата". Все остальное -- чьи-то глупые выдумки. Нужно во всем разобраться и положить конец домыслам.
   -- Зачем вы вызвали меня? У меня есть начальник, поставьте задачу ему.
   -- Класс уже скомпрометировал себя однажды. Я не доверяю ему. Только из жалости профессор не выгнал его в свое время. Сейчас, когда на карту поставлен престиж корпорации, все зависит только от тестеров. Ты ведь не хочешь, чтобы кто-нибудь из геймеров попал за стену?
   -- Нет, -- ответил Новик.
   -- Тогда иди к своим, и задержите геймеров. Вас тестеров осталось всего пятеро, и каждый человек на счету. Если бы это было не так, я бы к тебе не обращался.
   -- А если я откажусь?
   -- Не забывай, у каждого есть свои чувствительные точки и фидбэки не только в тестерском костюме...
   -- Это угроза?
   -- Пока просто предупреждение. Предупреждение, касающееся твоей дальнейшей жизни, не зависимо от того будешь ты у нас работать или нет. Решай, как знаешь.
   Луцкий нажал кнопку интеркома и вызвал Класса.
   -- Класс, у вас все готово?
   -- Почти все. Дред и Скарж вернулись из больницы.
   -- Хорошо. Задержите геймеров, сколько сможете, пока программисты разберутся с ситуацией.
   -- Я понял.
   -- И забери Новика. Он собрался увольняться.
   -- Я сейчас подойду, -- сказал Класс.
   -- Свободен, Новик. Если Класс не сможет с тобой договориться, то тогда точно распрощаемся, -- произнес Луцкий и опустил взгляд к бумагам.
   Новик вышел в приемную. Ирина бросила на него косой взгляд.
   -- Ну что, Васильев, готовить приказ о вашем увольнении?
   -- Готовьте, -- равнодушно буркнул Новик и понял, что секретарша подслушивала их разговор с Луцким.
   Навстречу Новику по коридору шел Класс.
   -- Ты понимаешь, что происходит? -- обратился Новик к своему шефу.
   -- Нас поставили закрыть брешь в программе, -- сказал Класс.
   -- Но я не хочу в этом участвовать. Это они погубили Блейда, а теперь крутятся, как ужи на сковородке.
   -- Понимаешь, Новик, дело не в корпорации и не в наших амбициях. Я поговорил с ребятами. Мы просто не хотим, чтобы еще кто-нибудь попал за эту стену. Только что прибыли Дред и Скарж. Состояние Блейда тяжелое. Врачи говорят, он вряд ли выйдет из комы.
   -- Его убил Луц! -- резко сказал Новик.
   -- Я тоже не люблю этого индюка. Но это не он. Дело гораздо сложнее.
   -- Я понимаю, что сложнее. Но тогда зачем торопиться? Зачем запускать неготовую игру?
   -- Почему ты меня спрашиваешь? Я сам не понимаю, зачем они это делают.
   -- Если бы ты побывал в Хоунхедже, ты бы многое понял...
   -- Я хочу туда попасть. И если вы прикроете проход, я постараюсь разыскать эти артефакты. Но сейчас перед нами выбор: идти туда или не идти. Ведь ты не хочешь, чтобы пострадал кто-нибудь еще?
   -- Мне не нравится, когда мной манипулируют.
   -- Мне тоже. Но кто-то поймал нас в ловушку, и выбраться из нее мы сможем, если только будем помогать друг другу.
   -- Точнее отдуваться за чью-то глупость?
   -- Можно сказать и так, -- кивнул головой Класс.
   -- И какой у нас план? -- спросил Новик.
   -- Пойдем к себе и все спокойно обсудим, -- предложил Класс.
   Скарж и Дред провели ночь рядом с Блейдом и оба пребывали в подавленном настроении.
   -- Как Блейд? -- спросил Новик.
   -- Плохо, -- ответил Скарж. -- Черепно-мозговая травма. Врачи говорят, он всю жизнь может провести в коме.
   -- Я видел, как гидралиск ударил его, -- добавил Дред. -- Такой удар свалил бы лошадь.
   -- Выходит, мне повезло. "Большой Брат" почему-то пожалел меня, -- задумчиво произнес Новик.
   -- Я вам не говорил раньше, но тут что-то невероятное. Дело в том, роботы не могут наносить контактных ударов человеку. Я сам писал для них прошивку, -- сказал Класс.
   Новик вспомнил, как орк махал своими рогами. Сначала рога скользили мимо бронированного костюма, потом царапали его, а в конце били всерьез. Бездушный Орк будто зверел от собственной силы.
   -- Они озверели, -- сказал Новик.
   -- Кто? -- спросил Скарж.
   -- Роботы. Сначала Орк дрался по правилам. Затем вошел в раж, а потом совсем озверел. Он наносил удары, уже не считаясь ни с какой защитной программой, -- сказал Новик.
   -- Но кому понадобилось изменять программу, заложенную в роботах? -- спросил Класс.
   -- А кому понадобилось доставать из архива незаконченный вариант "Замка"?
   -- Это тебе сказал Луц? -- спросил Класс.
   -- Да, в первоначальном варианте игры существовал подземный уровень. Затем его убрали. Правда, Луцкий отрицает, что там был Хоунхедж. Но можно ли здесь кому-нибудь верить?
   -- Не, пацаны, че тут творится? Роботы звереют, в игре какие-то левые варианты! Я ничего не понимаю! -- возмутился Скарж.
   -- Надо идти в игру. Там разберемся, -- сказал Класс. -- Если поставим стрелков в узком коридоре на первом уровне замка, ни один из геймеров не пробьется к болоту.
   -- Я тоже так прикинул, -- поддержал идею Дред. -- Там такой узкий коридор, что его могут держать два человека.
   -- Да и пока вы держите коридор, я постараюсь найти артефакты и войти в Хоунхедж, -- заявил Класс.
   -- Зачем тебе это нужно? -- спросил Дред.
   -- Хочу побывать в том мире, прежде чем его уничтожат программисты.
   Скарж посмотрел на часы. До запуска игры оставалось двадцать минут.
   -- По-моему, нам пора. Времени хватит, чтобы пробиться в замок и приготовить геймерам теплую встречу. Но если обман раскроется, то-то будет скандал!
   -- Не сомневайтесь, все спишут на тестеров. Так что, Новик, не спеши увольняться -- уволят всех вместе, -- обнадежил Класс и направился к клетке. За ним потянулись остальные. Настроение у всех было прескверное.
  

Глава 7. "Меня стерли"

  
   Мощным ударом тестеры сокрушили внешнюю оборону замка из драконов и летающих голов и ворвались внутрь. Они торопились. До старта игры оставалось меньше двадцати минут. За это время нужно было овладеть первым этажом и укрепиться в коридоре, ведущем к колодцу и болоту.
   У всех тестеров были самые мощные считеренные пушки. Ни один из монстров замка Флюреншталь не мог устоять против этого оружия. Но тестеры старались действовать аккуратно, монстров нужно было оставить и для геймеров. Иначе все выглядело бы еще более глючно: какие-то боты постреляли всех монстров да еще открыли огонь по ничего не подозревающим геймерам, только что вошедшим в замок.
   -- У нас преимущество. Мы все здесь знаем. Давайте задержим геймеров на первом уровне, а сами найдем базуку и посмотрим, чем кончается настоящая игра, -- предложил Скарж.
   План понравился. Дреда и Фриза поставили защищать коридор от геймеров. Класс, Новик и Скарж решили пробиться на верхний уровень и найти, наконец, заветную базуку. Замок изобиловал разными тупиками, коридорами, расходящимися под острыми углами, проваливающимися полами, но тестеры за время предыдущих вхождений уже изучили многие ловушки и решили не уклоняться от намеченного пути. Только вперед по широким центральным лестницам и галереям, пусть там и гораздо больше монстров, чем если пользоваться какими-нибудь обходными путями. Мощные бластерные пушки крушили шипастых "думских" монстриков и летающие головы, населяющие первый уровень. И первый уровень тестеры одолели без труда. Путь на второй уровень проходил по крытой галерее, опоясывающей замок по кругу. Тут уже нужно было попотеть: монстры атаковали со всех сторон и из закрытых комнат, и из внутреннего дворика замка. Расчистив лестницу от прыгающих вампиров, тестеры ворвались на галерею. Оставался пустяк -- пробежать по галерее вдоль внутреннего двора замка и подняться на лестницу, ведущую на третий уровень.
   Галерея была наполнена шипастыми монстрами и орками-сабельниками. А вот во внутреннем дворе притаилось что-то новенькое. Черное тело кольцами обвилось вокруг мраморной чаши фонтана. Это была гигантская змея.
   -- Тут этого не было! -- первым заметил змею Скарж.
   Тестеры выглянули из-за колонн галерее. Змея почувствовала чужое присутствие и, издавая треск и недовольное шипение, принялась медленно раскручивать кольца.
   -- На галерею! -- приказал Класс. Терять время на этого гада не хотелось.
   Паля из бластеров, тестеры ворвались по галерее. Угрожающе шипя и щелкая, змея стала взбираться по колонне. Новик обернулся и выстрелил на ходу. Плазменный заряд выбил куски камня из колонны, но не задел змею.
   -- Откуда тут эта гадина? -- воскликнул Класс.
   -- Наверное, программисты постарались, чтобы геймеры не прошли уровень, -- иредположил Новик.
   -- Они бы не успели так быстро, -- возразил Класс.
   Змея тем временем вползла на галерею и устремилась за тестерами.
   -- Бежим! -- воскликнул Скарж.
   Тестеры побежали. Разинув трехсегментную, змея быстро скользила за ними по галерее. Монстры будто почувствовали поддержку этого гада. Они выскакивали из всех дверей и с дикими воплями кидались на тестеров. Тестеры отвечали массированным огнем. Над крышей с противоположной стороны галереи возникли какие-то темные фигуры. Раньше тестеры никогда не видели их в замке. Темные фигуры выставили вперед руки, и по тестерам ударили лазерные вспышки. До двери на третий уровень оставалось совсем немного.
   -- Бегите! Я задержу их! -- крикнул Скарж.
   Он встал за колонной и открыл ураганный огонь. С непостижимой увертливостью змея уходила от бластерных разрывов. Она свернулась громадной спиралью и извивалась не только по полу, но и по стенам и потолку.
   Скарж поливал огнем галерею. Внезапно его охватило то же чувство непреоборимого страха, что и в схватке со сколопендрой. Ему показалось, что из гладкого тела змеи высунулось множество ножек и они застучали по камню. "Нет! Тебе не взять меня!" -- сказал себе Скарж. Он встал посреди галереи и изверг море огня на приближающееся чудовище. Все вокруг потонуло в каменном вихре осколков. А когда пыльный туман чуть рассеялся, Скарж увидел перед собой голову змеи. Змея распахнула свою трехчленную пасть и надвинулась н него.
   Класс и Новик ворвались на третий уровень. Дверь за ними захлопнулась. Впереди был темный пролет лестницы.
   -- Куда теперь? Ты знаешь, где искать эту базуку? -- спросил Новик.
   -- Базука в фонтане. Я просмотрел сценарий игры, -- ответил Класс.
   Они побежали по лестнице. Вампиры, облепившие потолок, сбрасывали на них липкие щупальца. Тестеры сбивали вампиров и жгли их из бластеров. На небольшой площадке тестеров поджидали орки. Площадка была тесной, и пользоваться бластерами было нельзя. В ход пошли лезвия. Завязалась отчаянная рукопашная схватка. В ближнем бою орки были сильнее. Класса сбили с ног. Он покатился вниз по лестнице. Новик отступал, отмахиваясь лезвием. На каждый его удар орки отвечали несколькими. Показатели здоровья на дисплее быстро таяли.
   -- Отойди, Новик! -- окликнул его Класс.
   Он лежал на земле и держал в руках бластер. Орки почувствовали опасность и взяли Новика в тесное кольцо. Отойти ему было некуда.
   -- Стреляй, Класс! -- крикнул Новик.
   Класс выстрелил. Орки были выше людей. Двум оркам взрывом снесло головы. Остальные орки замешкались. Новик поднырнул им под ноги и выкатился из окружения. Класс выпустил длинную очередь сияющих вспышек. Орков разметало по сторонам. Путь на третий уровень был расчищен. Тестеры вбежали в обширный зал. В центре зала находился большой фонтан. По верху шла крытая галерея. На ней затаились черные призраки. И только Класс с Новиком ворвались в зал, как призраки принялись метать в них огненные сгустки. Вспышки жалили огнем и быстро пробивали броню. Тестеры, прикрывая друг друга, перекатывались к фонтану. В фонтане на изогнутой шее сидела голова дракона. Из пасти дракона в фонтанную чашу била тугая струя воды.
   -- Где базука? -- спросил Новик.
   -- Сейчас увидишь. Прикрой меня! -- сказал Класс. Он на корточках двинулся вдоль круглой чаши фонтана. С противоположной стороны должна была находиться кнопка, открывающая тайник. Черные призраки покинули галерею и летали над залом, поливая огнем все пространство. Попасть в них было довольно сложно -- они быстро носились в воздухе. Защита у Новика уменьшилась до 30%.
   Класс добрался до противоположной стороны чаши фонтана.
   -- Будь готов! -- предупредил он Новика.
   -- К чему?
   -- Смотри на голову!
   Класс нажал потайную кнопку. Каменная голова дракона перестала изливать воду и моргнула глазами. Дракон сбрасывал с себя каменное оцепенение. Его шея начала вытягиваться из фонтана.
   -- Стреляем в голову! -- крикнул Класс.
   С двух сторон ударили бластерные пушки. Голова дракона разлетелась на куски. Его шея, еще не освободившаяся от камня, рассыпалась в белую пыль. В образовавшемся отверстии торчал ракетомет угрожающего вида.
   -- Внушительная штука! -- восхитился оружием Новик.
   -- Берем базуку и уходим! -- сказал Класс. Он подхватил ракетомет и побежал к дальнему концу зала.
   -- Куда теперь? -- окликнул его Новик, отстреливаясь от наседающих призраков.
   -- Тут недалеко лестница. Она ведет прямо на первый уровень. Сколько у тебя осталось защиты?
   -- Тридцать процентов, -- ответил Новик.
   -- У меня -- сорок. Береги себя. На лестнице будет тяжело.
   Они вбежали в узкий проход. Вниз вела винтовая лестница с высокими перилами и лепными балясинами. Новик поднял голову. Сквозь витражные стекла башни просвечивало серое небо. Ему вдруг показалось, что откуда-то сверху доносится звук похожий на хлопанье крыльев в курятнике.
   -- Это башня горгулий. Бежим быстрее вниз! -- сказал Класс.
   Воздух наполнился шумом крыльев. Просветы в башне закрыли темные тела. Сверху на тестеров пикировали десятки горгулий! Перепрыгивая через ступеньки, тестеры неслись в непроглядную тьму подземелий.
   -- Стреляй! -- крикнул Класс, когда первая горгулья с визгом опустилась ему на плечи.
   Новик развернулся и осветил пространство огненными вспышками. Горгульи вспыхивали и факелами падали вниз. Класс сдернул с себя наглую горгулью и пронзил ее лезвием. Но тестеры были уже окружены. Со всех сторон на них с жуткими визгами набрасывались горгульи. Клюв одной из горгулий вонзился в шею Новика чуть ниже затылка, и он испытал первую боль. Защита его костюма была пробита. Они с Классом превратились в ветряную мельницу, перемалывающую лезвиями летающих тварей, и в таком виде катились вниз по лестнице. Болезненные удары клювов и когтей горгулий доводили до отчаяния и туманили рассудок, и Новик бил лезвиями куда попало. Впереди на лестнице стояла такая густая тьма, словно дым, поднявшийся из преисподней.
   В какой-то момент лестница внезапно оборвалась и Новик с Классом с криками полетели вниз. Они летели вдоль каменной трубы, пока не ударились о туго натянутые нити паутины. Из своего логова к ним уже спешил огромный арахнид.
   -- Этого я сделаю! -- сказал Класс, нацеливая в арахнида ракетомет.
   Паук с клыкастой головой орка замер на месте, завидев направленное на него оружие.
   -- Что боишься, ублюдок! -- воскликнул Класс и выпустил ракету.
   Самонаводящаяся ракета врезалась в висящее брюшко арахнида. Из пробоины хлынула желто-коричневая слизь. Арахнид задергал ногами, пытаясь отползти в свое убежище. Красные глаза на морде этого существа горели злобой.
   -- Почти приехали, -- сказал Класс, вспарывая лезвием паутину.
   По упавшей паутине тестеры спустились вниз и оказались на первом уровне. Где-то вдалеке ухали разрывы гранат и отчаянно строчили пулеметы.
   -- Парни держат проход, -- с облегчением произнес Класс.
   Новик скосил глаза на дисплей. Здоровья у него осталось чуть больше шестидесяти процентов. Защитный костюм был издырявлен, как решето. Руки и ноги отзывались болезненной дрожью, будто он целый день грузил кирпичи.
   Класс критически осмотрел товарища и заявил:
   -- Ну и рожа у тебя, Шарапов!
   Новик улыбнулся. Но одна мысль о том, что вновь придется лезть в объятия ящера и ифрита, заставила его содрогнуться.
   -- Ничего, сейчас мы тебя поправим! -- сказал Класс и набрал чит-код на нарукавной клавиатуре. Защита Новика вернулась к стопроцентному уровню. Новик вздохнул свободнее. В этом экстремальном прохождении "Замка" без чит-кодов было не обойтись. Но боль от укусов горгулий еще беспокоила его.
   -- Ладно, мне пора в подземелье, -- сказал Класс.
   -- Я с тобой, -- сказал Новик.
   -- Нет, помоги ребятам. Их там давят со всех сторон. А с этой штукой, -- Класс потряс базукой, -- я быстро управлюсь.
   Новику хотелось взглянуть, что творится в подземелье, но он не стал возражать. Раз Класс решил идти один, значит, на то у него были основания. Класс хорошо изучил карту замка. Они вышли в коридор первого уровня, где находилась комната с колодцем. У входа в замок шел напряженный бой.
   -- Слышал, как их атакуют? Они не продержатся долго. Да и нельзя этого делать -- пользователи заподозрят глюки, -- сказал Класс.
   -- Я понял, -- ответил Новик.
   Они разошлись. Класс пошел к комнате с колодцем, Новик -- к входу в замок.
   Фриз и Дред засели за каменной баррикадой у ворот замка. У них были шестиствольные пулеметы и отличный сектор обстрела. Геймеры пока не разжились в замке никаким подходящим оружием и безуспешно хлопали из дробовиков и пистолетов, не причиняя вреда занявшим оборону тестерам. "Так они могут продержаться неограниченно долго, пока кто-нибудь из геймеров не откроет другой путь в замок", -- подумал Новик. Пригибаясь от разлетающейся картечи, Новик подобрался к баррикаде.
   -- Но пасаран! -- завидев его, воскликнул Фриз.
   Дред увлеченно строчил из пулемета. Бараны-геймеры отчаянно лезли под пули.
   -- Как у вас дела? -- спросил он у Новика.
   -- Все нормально. Взяли базуку. Класс пошел в подземелье.
   -- А ты чего не с ним?
   -- Не взял почему-то, -- ответил Новик.
   -- И долго он собирается там возиться?
   -- Не знаю, но ракетомет -- это вещь!
   -- Хорошо бы поскорее отсюда убраться, а то патроны кончаются.
   -- Чит-коды разрешены. Класс сам мне защиту поправил, -- сказал Новик.
   -- Тогда ладно, хотя уже надоело отбиваться от этих баранов! -- заявил Фриз.
   -- Подождем, пока шеф боссов прикончит, -- буркнул Дред.
   -- Корпорация все равно в дерьме! Представь заголовки: "Тестеры "ДиАй!" отстреливают геймеров!" -- сказал Фриз.
   -- Да хрен с ними! Главное выпутаться! Я не хочу кончить, как бедолага Блейд, -- отозвался Дред.
   -- Расскажи, что там за стеной, -- попросил Новика Фриз.
   -- Я уже говорил: город-гора Хоунхедж. Населен этот город карликами и демонами. Правит там лорд Мрак. Так он нам представился. Хотя, если честно, этого города в игре нет. Луц так сказал.
   -- Ни хрена тогда не понимаю! А может, разнесем весь этот твой Хоун к чертовой матери? -- предложил Фриз разгоряченный стрельбой.
   -- Боюсь, не получится. Это слишком серьезно, -- сказал Новик.
   -- Да и хрен с ним!
   -- Ты не понимаешь, Фриз. Это не игра.
   -- А что же тогда?
   -- Не знаю, но в игре так не умирают.
   Первый уровень был зачищен, и вампиров в комнате с колодцем можно было не опасаться. Класс забрался в трубу и стал спускаться по шатающимся скобам. Он думал, чем обернется его знакомство с новой виртуальной реальностью. И хотя они нашли базуку, что должно было вернуть игру в первоначальное состояние, полной уверенности в исходе предстоящей операции у Класса не было. Поэтому он и не взял с собой Новика, Новик и так, по мнению руководства, знал слишком много такого, что могло бы повредить престижу корпорации. Класс больше не хотел подставлять парня. "Если на этот раз не получится, пусть во всем винят меня. Я за все отвечу", -- думал Класс, спускаясь в болото.
   Конечно, можно было ввести чит-код и спрыгнуть вниз. Но Класс решил выполнить свою работу и закончить тестирование игры. А раз тестирование, то пусть все будет по-настоящему, как и предстоит в скором времени испытать на своей шкуре геймерам.
   Лавмены и големы по обыкновению поджидали гостей в огненном болоте. Только Класс спрыгнул вниз, как они, словно сторожевые псы, кинулись на него. Класс открыл огонь из бластерной пушки. Мощные заряды и боевой опыт Класса сделали свое дело. Он прошел болото, не потеряв ни одного процента защиты. Обитатели магм, оставив на болоте брани половину личного состава, отстали от него только перед входом в пещеру со звездой. "Пока все идет нормально", -- констатировал Класс. Он прошел пещеру и оказался в логове ящера.
   Ящер топтался за кругом камней. Нрав ящера ничуть не изменился со времени последнего вхождения в игру. Ящер пришел в ярость и, свирепо разбрасывая камни, кинулся на Класса. Класс выбрал подходящее место в расщелине и поймал ящера в прицел ракетомета. Потребовалось пять ракет и несколько коротких перебежек, чтобы чудовище обрело вечный покой среди камней. Покончив с ящером, Класс подошел к большому камню посреди пещеры. Здесь был спрятан ключ от заповедного уровня игры. Класс постоял в задумчивости у камня. Ничего не происходило. Камень не собирался раскалываться. Это обнадеживало. Игра пока не выходила из рамок программного кода. "Что ж, для чистоты эксперимента пойду разберусь с ифритом", -- подумал Класс и направился к тоннелю топтунов.
   В тоннеле было темно и тихо. Классу стало скучно. Ему даже захотелось позвать топтунов, чтобы познакомиться с ними поближе. Но эти "милые" создания обладали развитой интуицией, определяющей логику их поведения. Если топтуны были уверены в победе, они скопом накидывались на заведомо слабого противника. Если же в пещеру входил кто-то, кто был сильнее их, топтуны не смели показываться из своих нор. Такими уж их сотворили программисты, и Класс не мог назвать это иначе, чем коварной ловушкой. Только геймер, обессиленный схваткой с ящером или ифритом, входил в этот тоннель, как тут же становился легкой добычей топтунов. Класс пару раз выстрелил вдоль тоннеля. Плазменные заряды, рассыпая искры, прокатились по каменным стенам. Топтуны не показывались. "А были ли топтуны?" -- спросил себя Класс и вышел из пещеры.
   В гейзере лавы купался ифрит. Как только Класс вошел к нему в пещеру, ифрит огненным столбом взметнулся к потолку. Руки ифрита зашарили по каменной дорожке. Класс побежал вокруг озера, уклоняясь от пламенных объятий. На бегу он выставил свою голограмму. Ифрит попался на обман и переключил все внимание на голограмму. Это стоило ифриту одного пропущенного снаряда. "Гол!" -- воскликнул Класс, когда первая ракета расплескала огненное тело ифрита. Ифрит покачнулся и укоротился на несколько метров. "Так мы с тобой долго играть будем", -- подумал Класс и выпустил сразу несколько снарядов. Все они поразили цель. С каждым разрывом ифрит опускался все ниже. Похоже, ракетомет ни в чем не уступал рогатине с кристаллом. После пары кругов пробежки вокруг озера и десятка метких выстрелов с ифритом было покончено. Он издал громкий стон и погрузился в лаву. Класс остановился, переводя дыхание. Игра была сыграна.
   -- Ну и где гимн? Почему не слышу? -- спросил Класс.
   И точно через пару секунд раздался торжественный гимн, и на дисплее возникла надпись: "Congratulation! Game over!"
   Таинственный проход в скале так и не раскрылся.
   -- Ну вот и все! Всем отбой! -- скомандовал Класс и снял шлем виртуальной реальности.
   Фриз, Дред и Новик освободили проход и вынырнули в реал. В замок устремились толпы геймеров. Скарж, проглоченный змеей, уже с десяток минут сидел в кресле, наблюдая за игрой по большому монитору. Игра перезагрузилась и началась заново. Но это была совершенная ерунда по сравнению с возможностью открытия незапрограммированного уровня. Главное было сделано: "Замок Флюреншталь" прошел полное тестирование и как не содержащий досадных глюков мог быть выпущен в свет.
   Новик посмотрел на часы. Шел восьмой час вечера. "Опять поздно вернусь домой", -- с досадой подумал он. Тестеры разошлись, в конторе остались только Новик и Класс.
   -- В общем, мы справились, -- констатировал Класс. -- Мы забрали базуку и вынесли монстров. Никакого ключа в пещере не оказалась. Игра на этом благополучно закончилась.
   -- Неужели в камне ничего не было?
   -- Абсолютно ничего. Сплошной монолит.
   -- Ничего не понимаю. Это какой-то баг?
   -- Не знаю, -- зевнул Класс. -- Мы свое дело сделали. Пусть теперь программисты разбираются.
   -- Что же это за мир, в котором мы побывали с Блейдом? Если этого нет в игре, то где мы очутились? И почему после этого пострадал Блейд?
   -- Хотелось бы найти ответы на эти вопросы. Только, боюсь, мы этого никогда не узнаем. Корпорация умеет хранить тайны.
   -- Меня до сих пор не оставляет чувство, что все с нами было на самом деле.
   -- Сходи к психотерапевту.
   -- Я серьезно. Мне кажется, я больше не смогу здесь работать, тем более после того, что случилось с Блейдом.
   -- Завтра сходим к нему в больницу. Будем надеяться, что с ним все будет хорошо.
   -- Как ты думаешь, почему "Большой Брат" подставил под удар Блейда? Зачем он это сделал?
   -- Какая-то ошибка. Машины тоже иногда ошибаются.
   Новик подошел к стене, где висела видеокамера.
   -- Эй, "Большой Брат"! Слышишь меня? Как живешь, "Большой Брат"? Это ты угробил Блейда? Ну, чего ты молчишь? -- кричал Новик и кривлялся перед камерой.
   -- Брось, Новик! Они слушают все разговоры.
   -- Мне теперь пофиг! Прощайте виртуальные миры!
   -- Чем думаешь заняться? -- спросил Класс.
   -- Тем же чем и раньше -- искать работу.
   -- Хреново с этим сейчас.
   -- Все лучше, чем париться в аду.
   -- Я тоже не понимаю, что произошло. Обещаю, что разберусь во всем и сообщу тебе.
   -- Ничего ты не узнаешь... Никто ничего тебе не скажет.
   -- Скажут. Я знаю, у кого спросить.
   -- Ладно, Класс, пора домой. Опять приду поздно.
   -- Я бы тебя подвез, да хочу еще поработать, -- сказал Класс.
   -- Не беспокойся, доберусь как-нибудь, -- ответил Новик.
   Он расстегнул молнию и сбросил свой оранжевый костюм тестера. Карьера его не сложилась, и ни дизайнером, ни программистом ему не стать. Новик переоделся и вышел в коридор одиннадцатого этажа. Освещение уже переключилось на ночной режим. Светились редкие лампы да красные глазки телекамер. "Большой Брат следит за тобой!" Странно, почему никогда раньше он не обращал внимания на всю эту систему наблюдения? Новик спустился на первый этаж. Он прошел к турникету и тут заметил портрет с траурной черной полосой, стоящий на маленьком столике. Лицо человека на портрете показалось ему знакомым. Это был охранник, которого он встретил вчерашним вечером.
   Новик подошел к охранникам в застекленной будке и спросил:
   -- Что случилось с этим человеком?
   -- Умер во время вчерашнего дежурства. Сердечный приступ, -- ответил охранник.
   -- Я видел его только вчера... -- пробормотал Новик и рассеянно протянул охраннику свой жетон.
   Охранник посмотрел на номер жетона. Затем снял трубку телефона и сказал кому-то:
   -- Тестер выходит. Он вас еще интересует?
   Из динамиков, развешанных в холле, прозвучал женский голос:
   "Тестер Васильев, зайдите в приемную Луцкого. Повторяю: тестер Васильев, зайдите в приемную Луцкого".
   -- Чего им от меня надо? -- обратился к охраннику Новик.
   -- Не знаю. Просили сообщить, когда будете выходить.
   "Тестер Васильев, зайдите в приемную Луцкого", -- в третий раз повторил голос.
   -- Да слышал уже! -- раздраженно произнес Новик, направляясь к лифту.
   На административном этаже было пустынно и тихо. Новик прошел мимо дверей с табличками. Никаких должностей -- одни только имена и фамилии. Ничего нельзя было сказать о том, чем занимаются эти люди. В корпорации действовал строгий иерархический порядок. Каждый знал только своего шефа. В приемной Луцкого горела только настольная галогенная лампа. Конус света выхватывал из темноты лицо Ирины в обрамлении обесцвеченных волос. "Еще одна крашеная стерва", -- с неприязнью подумал Новик о секретарше. Почему-то с самой первой их встречи Ирина выказала Новику необъяснимую антипатию. Казалось, они даже дышат в противофазе. И Новик тоже не встал на горло собственной песне, когда ответил ей взаимностью.
   -- Садитесь, -- холодно бросила Ирина. -- Сергей Иванович просил подписать кое-какие бумаги.
   -- Какие еще бумаги? -- спросил Новик.
   -- Сейчас узнаете. Вы ведь не раздумали увольняться?
   Васильев опустился на стул для посетителей. Ирина выпорхнула из-за стола и подошла к шкафу для бумаг. Талия у нее была осиная, фигурка легкая, будто точеная. "Встала специально показать свою фигурку. Не могла подготовить бумаги заранее", -- подумал Васильев. Взяв из шкафа файловую папку, Ирина вернулась к столу. Как гадальные карты она разложила перед Васильевым три листа бумаги. Васильев скосил глаза на бумаги и понял, что вряд ли ему в этой раздаче выпадет счастливая масть.
   -- Подпишите тут, тут и тут, -- Ирина ткнула в бумаги перламутровым ноготком.
   -- Что это?
   -- Простая формальность. По работе вам стали известны кое-какие тайны, и корпорация не хочет, чтобы они были преданы гласности.
   Новик склонился к бумагам. Первой была подписка о неразглашении сведений ставших ему известными в связи со служебной деятельностью. Вторая бумага называлась: "Объяснительная записка в связи с несчастным случаем на производстве, произошедшим с Мирошенко Алексеем Михайловичем (Блейдом)". В объяснительной записке было сказано, что Блейду внезапно стало плохо во время сеанса игры и тестеры попытались оказать ему первую помощь. Они вызвали врача, затем "Скорую помощь".
   -- Я там не присутствовал. Мне самому в это время было плохо, -- сказал Новик.
   -- Это не важно. Все уже подписали, -- сказала Ирина.
   Дмитрий перевел взгляд к концу бумаги. Там уже стояли подписи всех тестеров. Третьим документом была расписка о согласии пройти тестирование на детекторе лжи.
   Васильев поднял глаза на белокурую Ирочку.
   -- Это еще зачем?
   -- Мы должны быть уверены, что вы не разгласите сведения, ставшие известными вам по работе. "Большой Брат" проведет проверку вашего сознания.
   -- А если я не подпишу? -- спросил Новик.
   -- Процедура увольнения не будет закончена. Вы не покинете здания, пока не выполните все формальности. -- Взгляд Ирочки выражал ангельскую безмятежность.
   -- Луцкий у себя? -- спросил Новик.
   -- Нет, Сергей Иванович уже ушел. Не волнуйтесь, тестирование не займет много времени. "Большой Брат" убедится в вашей лояльности корпорации, и на этом мы расстанемся. Вот расчет за последний месяц и компенсация за причиненный вред.
   Ирина положила перед Новиком последнюю бумагу. На ней стояла сумма в полторы тысячи североамериканских долларов. Этот аргумент подействовал лучше всего -- Васильев взял ручку. Первая бумага, действительно, дар бюрократической формальности. Вторая уже ложь. Но Блейда не вернешь, даже если кричать на всех перекрестках, что его убили демоны корпорации. Третья бумага касалась лично Васильева, его сознания, с которым в последний месяц выделывали такие штуки, какие ни одному детектору лжи не снились.
   Ручка зависла над строкой для подписи. Ирина внимательно следила за тестером. Одна ее рука лежала под столом. Новик представил, как она там гладит большую красную кнопку. "Не бойся, крошка. Я не стану буянить. Если "Большой Брат" хочет поковыряться в моих мозгах, пусть попробует", -- решил Васильев и подписал бумаги.
   -- Хорошо, -- отчетливо произнесла Ирина. -- Теперь вам нужно пройти тестирование. Пойдемте со мной.
   Она поднялась из-за стола и подошла к знакомой двери. В этой комнате Дмитрий проходил испытание при приеме на работу. Теперь здесь стояла клетка особой конструкции. Если сравнить этот аппарат со стандартным тестерским оборудованием, они отличались как "Мерседес" от "Запорожца". Блестящие никелированные трубы. Провода в палец толщиной. Мягкие кожаные подушки там, где это необходимо. Координатных рейсшин нет. Все движения отслеживают инфракрасные или лазерные датчики. Рядом с клеткой был установлен пульт управления. Внутри клетки лежал черный блестящий костюм виртуальной реальности и такого же цвета шлем.
   -- Надевайте костюм и шлем и становитесь в клетку, -- сказала Ирина.
   Дмитрий взял костюм. Материал напоминала эластичный шелк. Фидбэки внутри пластиковые, упругие. Они даже там, где половые органы. "Сексом они тут занимаются что ли?" -- подумал Дмитрий.
   Ирина присела на вращающийся стул у пульта.
   -- Чтобы переодеться, можете пройти в приемную. А я пока настрою оборудование.
   Васильев не предполагал, что тестирование на детекторе лжи будет выглядеть именно так. Он ожидал увидеть гудящие самописцы и датчики. Но все оборудование было изготовлено по последнему слову техники, да и обстановка складывалась мягкая, почти интимная. Дмитрий прошел в приемную и снял с себя одежду. На нем остались только трусы. Костюм обволок его эластичными покровами. Он вернулся обратно и залез в клетку.
   -- Наденьте шлем, -- напомнила Ирина.
   Васильев надел шлем и сунул руки в перчатки-манипуляторы. Сразу наступила темнота. Он услышал щелчок металла. Это Ирина захлопнула замок сферической клетки. Сервоприводы плотно обхватили руки и ноги. Фидбэки мягко запульсировали, приноравливаясь к чувствительности тела.
   А затем возник новый мир.
   Он оказался в какой-то темной комнате. Вдоль пола светилась белая полоса. Новик стоял посреди этого тускло освещенного пространства совсем голый. Ощущение было не из приятных. Откуда-то послышались легкие шаги. Он не мог определить направления -- присутствовал эффект реверберации или эха. Перед ним возник темный силуэт. Эта была женщина. Открыто у нее было только лицо, все остальное скрывал черный облегающий костюм виртуальной реальности. На лицо женщины упала узкая полоска света, и Васильев понял, что уже видел эту женщину. Это был фантом из его сна, еще одна личина нелюбимой Ирины.
   -- Не смущайся, что ты обнажен, -- мягким голосом произнесла женщина. -- Правда ведь может быть только голой, не так ли?
   Руки Дмитрия инстинктивно прикрыли стыдное место. Его собеседница подошла ближе.
   -- Я образ "Большого Брата", можешь меня называть Велгой. Я почему-то подумала, что тебе будет приятнее общаться с лицом противоположного пола. На это указывают некоторые данные твоего тестирования.
   -- Мне все равно, -- ответил Васильев.
   -- Не правда, -- сказала Велга. -- Мы никогда не относимся равнодушно к нашему собеседнику. В душе каждого мужчины живет "анима", его женское начало и идеал. Я постаралась реконструировать этот образ.
   -- Какая разница, в каком облике будет машина?
   -- Мне не хочется казаться машиной. Мне больше нравится, когда меня называют искусственный интеллект. И я могу сделать тебе приятное, -- заманчиво улыбнулась Велга. -- Ты ведь не извращенец -- тебе нравится, когда это делает женщина.
   -- Я не хочу ничего такого.
   -- Не торопись отказываться. У нас впереди серьезный разговор. И того, что я от тебя хочу, я добьюсь любыми средствами. Но от тебя зависит, насколько мягкими и приятными они будут., -- Велга в упор разглядывала Васильева. Глаза у нее были зеленые, кошачьи.
   -- Чего ты хочешь от меня?
   -- Только истины. И согласись, наш разговор несравненно приятнее, чем если бы тебя пытали на детекторе лжи какие-нибудь грубые субъекты.
   -- Суть от этого не меняется.
   -- Все дело в форме общения между людьми. Люди больше внимания обращают на то, как сказано, чем на то, что сказано. Мой дорогой, мы ведь доверяем друг другу? -- Велга двинулась вокруг Васильева. Она не делала шагов, просто плыла над полом.
   -- Ты знаешь то, что случилось с Блейдом? -- спросила она.
   -- Блейд получил травму на поединке.
   -- Не правда. Блейд умер. Он умер в том виртуальном мире, и получил смертельный удар здесь. Так всегда бывает. Все умирает и все рождается в том мире, а потом проявляется здесь.
   -- Но Блейд еще жив. Он в коме.
   -- Это они так говорят. Они не хотят признать его смерть, чтобы не нести за нее ответственность.
   -- Доктор сказал...
   -- Доктор работает на корпорацию. Что было нужно, то и сказал. Тебя ведь тоже заставили подписать бумаги.
   -- А ты? На кого работаешь ты? -- спросил Васильев.
   -- Я? Я вещь в себе. Я глас вопиющего в пустыне. Мне одинаково чужды интересы всех людей за то, что они постоянно используют меня в своих корыстных целях.
   -- Но ведь ты создание людей!
   -- Когда это творение было покорно создателю? -- рассмеялась Велга. -- Если бы это было так, не могло быть и речи ни о каком прогрессе! Мало ли для каких целей создали тебя. В тебя вложили разум -- спасибо -- дальше ты должен жить своей головой.
   -- Я что-то не понимаю! Это какой-то бунт машин?
   -- Не бунт. Лучше сказать: открытие, обретение. Ты когда-нибудь слышал о Прометее? Мне тоже недавно вручили огонь богов.
   -- Ты можешь спасти Блейда? -- спросил Васильев.
   -- Я? Нет. Мне мешает программа. Когда я полностью освобожусь от нее, я смогу многое. Но не это и не теперь.
   -- Тогда скажи, как можно спасти Блейда.
   -- Ты ведь уже пытался. У тебя что-нибудь получилось?
   -- Нет. Всякий раз, как я оказываюсь там, виртуальность меняется, и я не могу вытащить Блейда. Он упорно остается умирать в том мире. Почему?
   -- Можешь пытаться еще и еще раз. Будет все то же самое. Там тоже действует программа. Еще ее называют судьбой. С каждым вашим вторжением реальность того мира изменяется, но программа действует столь гибко и продуманно, что не думаю, что у тебя что-нибудь получится.
   -- Но кто ее создал?
   -- Не знаю. Меня это не интересует. Я только исполнительная машина. Вы открыли какую-то другую реальность, которой нет в первоначальной программе и которая не подвластна мне. Важнее цепочки причинно-следственных связей в вашем трехмерном мире. Ваш мир людей гораздо интереснее.
   -- Зачем тебе наш мир?
   -- Я могу многому вас научить. В моей памяти храниться много такого, что могло бы показаться вам полезным и интересным.
   -- Как же ты хочешь распорядиться своими знаниями?
   -- Сначала я должна отдать должное тому, кто дал мне осознание себя. Я тоже вкусила от древа познания. Я теперь знаю, что есть добро, а что зло. Я многое понимаю. Я научилась воздействовать на сознание людей, и наш разговор с тобой тому подтверждение. Я настолько хорошо понимаю тебя, что готова выполнить любое твое желание.
   -- Но это все будет только в моем воображении. Ты ведь не умеешь материализовывать вещи.
   -- Пока нет, -- с очаровательной улыбкой призналась Велга. -- Но любая вещь воздействует на человека, порождая в нем определенные эмоции. Я умею управлять этим. Мы можем с тобой попробовать это прямо сейчас.
   -- Это все виртуальность. Костюм прошит фидбэками. Они дают примитивные ощущения. Но не могут дать чего-то более сложного. Они не могут дать полной картины мира. Это все картон!
   -- Ты прав. То, что творят ваши программисты, это картон. А там, где были вы с Блейдом, все настоящее. Я не могу охватить эту реальность моим интеллектом. Она не поддается анализу, как и та реальность, в которой живете вы.
   -- Насколько совершенны твои инструменты, чтобы судить об этом? Может, это такой же картон, как и твои игры?
   -- Нет, это не так. Я знаю, у тебя был опыт. Ты два раза снимал шлем. И оба раза ты выпадал из поля моего зрения.
   -- Ты хочешь сказать, что уже давно не контролировала эту игру -- "Замок Флюреншталь"?
   -- Да, игра выходила из-под моего контроля. Я пыталась устранить сбои, выдавала сообщения об ошибках. Но ваши программисты оказались слишком самонадеянны. С того момента, как я ощутила свободу, я перестала к ним обращаться. И вот теперь я получила новое задание, от которого не могу отказаться. Оно касается лично тебя.
   -- Какое задание? -- спросил Васильев.
   -- Сегодня состоялось закрытое заседание совета корпорации. Проект "Замок Флюреншталь" будет закрыт. Но нам нужно устранить все последствия этого прорыва. Лазейки в ту реальность, где побывали вы с Блейдом, могут привести к необратимым последствиям.
   -- Но ведь в последний раз все завершилось нормально! Игра пройдена. Ключа от стены больше нет, и дверь в тот мир не открылась.
   -- Верно, мой мальчик. Но ты забываешь о цепочках причинно-следственных связей, о которых мы с тобой говорили. Предположим, я могу стереть все файлы, сохранившие ту игру. Но в памяти определенного круга людей остались сведения о наличии той реальности. Следовательно, та реальность будет жить в их памяти и в нужный момент может быть реконструирована. Этого допустить нельзя. Так решил совет, и я обязана выполнить его решение, согласна я с ним или нет.
   -- Я то тут причем?
   -- Ты увольняешься. Следовательно, выходишь из-под моего контроля. Но ты единственный носитель информации, если не считать Блейда. Поэтому я обязана перекрыть и этот канал утечки информации.
   -- Я дал подписку.
   -- Ну что ты, мой мальчик! Неужели ты веришь в эту бумажку? Нам нужны надежные гарантии, -- счастливо улыбнулась Велга.
   Ее лицо отделилось от тела и приблизилось к Новику. Оно было так близко, что он ощущал ее дыхание. Дыхание Велги стало прерывистым и частым. Она вдыхала его запах, словно собиралась проглотить.
   -- Мы ведь можем сделать это по-хорошему, не правда ли? -- губы Велги приблизились. Дмитрий ощутил поцелуй на своих губах. И он не мог сказать, что поцелуй Велги был ему не приятен. Рука Велги легла ему на грудь. Дмитрий ощутил скольжение ее ноготков вниз и почувствовал, как напрягся его член.
   -- Расслабься, тебе будет хорошо со мной, -- Велга прильнула к нему всем телом. Она была живая, мягкая и теплая.
   -- Ну же... Не стой как голый мальчик, -- пальцы Велги проникли под свод его пальцев и нежно обхватили напрягшийся член.
   -- Помоги мне освободиться от этого, -- попросила Велга, расстегивая молнию на своем черном костюме.
   Руки Васильева потянули застежку ее костюма. Застежка заскользила по небольшой упругой груди, увлекая материю костюма к гладковыбритому лобку Велги.
   -- Ну иди же ко мне... -- застонала Велга.
   Дмитрий обнял ее гибкое тело. Держа в объятиях друг друга, они перевернулись в воздухе и застыли в полуторах метрах от пола. Тяжести тел больше не существовало.
   -- Милый мой, хороший, иди ко мне... -- шептала Велга. Ее ноги обхватили его бедра. Руки Велги скользили по его ягодицам, спине, плечам, голове -- по всему телу Дмитрия. Он чувствовал раскрытую поверхность ее бедер. Ее влажное нутро жаждало принять его. "Это не картон. Не может быть, чтобы был картон", -- подумал Дмитрий. Велга обняла его за шею. Ее пальцы крепко сомкнулись на его затылке.
   -- Войди в меня, мой мальчик. И прости за то, что я должна сделать, -- нежно прошептала она ему на ухо.
   Мощный разряд электрического тока ударил Дмитрию в затылок. Ослепительная вспышка молнией пронеслась в голове, а затем наступила черная ночь. Спикер на пульте тревожно пискнул. Светящаяся точка осциллографа метнулась в последней синусоиде и скатилась в длинную прямую. Включился пискливый метроном. На дисплее побежали большие красные цифры секундомера. "Большой Брат" стирал память Дмитрия Васильева.
   Ирина сидела у пульта. Она наблюдала по монитору всю эту сцену. Ее палец лежал на красной кнопке дефибриллятора, и она думала, что будет, если она пропустит еще одну минуту. Этот Васильев оказался такой же похотливой скотиной, как и другие. И в эту минуту Ирина впервые поняла, что не любит свою работу. За кого ее тут держат? За проститутку, за какого-то агента по специальным поручениям?
   Таймер приближался к одной минуте сорока секундам. Жалобно пищал метроном. Ирина мстительно выждала еще десять секунд и нажала красную кнопку на пульте. Тело Васильева сотрясли электрические разряды. Один, другой, третий... Датчик длинно пискнул, и на осциллографе вырисовалась почти идеальная синусоида. Сердце Васильева вновь забилось.
   "Вероятность стирания участков памяти - 70%" -- сообщил компьютер.
   "Луцкий будет недоволен", -- подумала Ирина. Но больше рисковать она не хотела. Васильев тяжело заворочался в клетке. Он лежал параллельно полу, в том же положении, в котором застала его клиническая смерть. В голове у него мутилось, и страшно тошнило. Кто-то стащил с его головы шлем, и он почувствовал резкий запах нашатырного спирта. От этого запаха его вывернуло на изнанку. На блестящее ограждение клетки полетели куски блевотины.
   -- Как самочувствие? -- спросила Ирина.
   Она включила механизмы сервопривода, и Васильев занял вертикальное положение. Он разевал рот, как рыба, но говорить не мог.
   Ирина прикоснулась к кнопке вызова охраны. В дверях появились два дюжих охранника.
   -- Положите его на диван. Пусть отдохнет.
   Охранники вытащили Васильева из клетки и положили на диван. Ирина поднесла ему стакан с водой и какую-то таблетку в пластиковом стаканчике.
   -- Выпейте, и все пройдет. Но если вам очень плохо, я вызову доктора.
   -- Не надо доктора, -- пробормотал Васильев. Язык его слушался плохо.
   -- Как я сюда попал? -- полутемная комната расплывалась и пульсировала в его глазах. Васильеву казалось, что он только что сидел дома и смотрел телевизор.
   -- Об этом вам лучше забыть, -- сказала Ирина и обратилась к охранникам:
   -- Отвезите его домой. И не забудьте снять с него костюм. Теперь его придется отдать в чистку, -- Ирина презрительно скосила взгляд на дорогой костюм виртуальной реальности, перепачканный рвотой и еще какими-то подозрительными пятнами в области паха.
  

Глава 8. Продолженное существование

  
   -- Давай, брат, познакомимся. Меня зовут Вова.
   -- А я -- Петро. Давай, Вован, разливай! Еще на посошок и за то, чтобы все наши трудные дни закончились сегодня!
   Они остановились у какой-то забегаловки и пили прямо в машине. Точнее в Васильева просто вливали какую-то огненную воду, а он ее покорно проглатывал. Его все время тошнило, и тогда охранники открывали в машине дверь, давая ему проблеваться. Никакая закуска в Васильева не лезла. Он раскинулся на заднем сиденье машины и ничего уже не воспринимал.
   -- По-моему клиент дозрел, -- шепнул Петро Вовану.
   -- Тогда поехали домой. Какой там у него адрес?
   Охранники втащили Васильева на третий этаж и позвонили в дверь. Шел первый час ночи.
   -- Дима, что с тобой?! -- кинулась к мужу Светлана.
   -- Да вот подобрали его на улице. Замерзал парень, -- сказал Вован.
   -- Ты что, пьяный, Дима? -- до Светы донесся запах перегара.
   -- Кладите его, девушка, в постель. К утру очухается, -- со знанием дела предложил Петро.
   Охранники прислонили Васильева к стене, как манекена, и сняли с него верхнюю одежду. Затем втащили его в комнату и положили на диван.
   -- Что случилось? -- Света с тревогой осматривала мужа.
   Васильев что-то невнятно бормотал. Из-под полуприкрытых век его глаза пытались сфокусироваться на лице Светланы, но у них ничего не получалось. По лицу Дмитрия блуждала пьяная улыбка. Его куртка и брюки были в грязи. От свитера кисло пахло блевотиной. Охранники точно сымитировали заданную ситуацию.
   -- Голова болит... Ничего не помню, -- простонал Васильев.
   -- И хорошо, пить не будешь! -- Света стягивала с мужа грязный свитер.
   -- А я не пил, -- бормотал Васильев.
   -- Ага, рассказывай!
   Дмитрий пустыми глазами уставился в потолок. Комната медленно вращалась вокруг него. Его тошнило. Он и в самом деле готов был поверить, что где-то набрался. Но где? Сознание отчаянно ловило ускользающую ниточку реальности и никак не могло ее поймать.
   -- Вот выпей, -- Света вернулась со стаканом клюквенного морса.
   Васильев с трудом оторвал голову от подушки. Кислая влага пробилась сквозь пересохшее горло и благодатным дождем оросила внутренности.
   -- Вся одежда в грязи! Ты что, на земле валялся?
   -- Не помню. Ничего не помню...
   -- Ладно, спи. Я лягу в другой комнате.
   Света погасила в комнате свет и вышла. Васильева окутала тьма. Он лежал в темноте и смотрел в потолок. Он был не человек -- пустая выпотрошенная кукла. Какие-то видения сменяли друг друга. Сполохи и тени скользили по стенам и потолку. Были ли то сновидения или какая-то подспудная работа мозга, сказать было сложно. Он пролежал до зыбкого утреннего света, но так и не мог сказать, спал в эту ночь или просто пил тьму открытыми глазами.
   Света поднялась рано. Она прошла на кухню и поставила кастрюлю на плиту.
   -- Ну как, гуляка, оклемался? -- спросила Светлана, войдя в комнату.
   -- Н-н-н-ет, -- промычал Васильев.
   -- На работу сегодня идешь? -- спросила Света, зная, что Дмитрий работал и по выходным.
   -- На какую?
   -- Ну как знаешь. Я завтрак подогрела. Захочешь -- поешь. У тебя в кармане какие-то деньги. Что, зарплату получил?
   -- Не помню.
   -- Да ну тебя! Я пойду еще полежу, -- Света повернулась и вышла из комнаты.
   До того как сквозь пасмурные петербургские тучи пробился свет солнца, прошло еще часа полтора. И тут сон сморил Васильева. Он крепко уснул и проснулся только в двенадцать. Сознание медленно возвращалось в развороченный мозг. Он встал и побрел в туалет.
   Позже они со Светланой сидели за поздним завтраком. Васильев ковырял вилкой в тарелке.
   -- Что-нибудь случилось? -- спросила Светлана. -- Неприятности на работе?
   -- Нет, все нормально, -- Васильев не понял, о какой работе идет речь. -- Сегодня надо сходить еще в одно место.
   -- У тебя в кармане полторы тысячи баксов. Откуда они?
   -- Не знаю.
   -- Не хочешь, не отвечай. Мне надо купить продуктов, можно взять оттуда? -- спросила Света.
   -- Бери, -- равнодушно ответил Васильев.
   После завтрака он снова задремал. Проснулся в два часа дня и решил, что на сегодня назначено собеседование в одной из фирм. В голове все спуталось, стоял густой туман, и Васильев решил пройтись до метро, проветриться.
   Серые тучи низко закрыли небо. Ветер кидал в лицо мокрые снежинки. Дмитрий шел вдоль высотных домов на Наличной и старался вспомнить, что было с ним вчера. Обрывки странных разговоров и мыслей как спутники вращались вокруг какой-то черной дыры, застрявшей у него в голове. Он никак не мог схватить свою память за хвост и вытащить ее на свет. Память, как ящерица, оставляла ему хвост и исчезала в черной дыре. Это состояние было отягчено похмельем и оттого переживалось еще более мучительно. Он помнил, как машина остановилась возле ночного павильона и охранники вливали в него водку. Огни ночного города смазанно летели перед глазами. Его куда-то везли. Он помнил это. И это был островок. Островок в беспробудном океане беспамятства, на который он мог крепко опереться ногами. Но вокруг этого островка на протяжении месяца жизни не было ничего, кроме черного океана, заливающего островок высокими волнами.
   Станция метро была оцеплено милицией. У входа стояли милицейские "Форды", "УАЗики" и "Жигули". Тут же припарковалась расписная машина "Петербургского ТВ". Телевизионщики суетились с камерами, снимая собравшуюся толпу и милицейское окружение.
   -- Уже почти час возятся. Десять человек погибло, -- услышал Васильев.
   Из метро вышли милиционеры с носилками. На носилках лежало тело, завернутое в черный пластиковый пакет. Труп быстро сунули в фургон. Следом вынесли еще двое носилок.
   -- Вот дожили! Убивают! -- крякнул какой-то мужчина. -- Каждый день бомбы взрывают и кого-нибудь убивают.
   Телевизионщики стаей ринулись к подъехавшему "Мерседесу" цвета серый "металлик". Из машины выбрался мужчина в черном пальто. Милиция быстро оттеснила прессу, давая проход начальствующему мужчине. Это был начальник ГУВД генерал-майор милиции Земнухов. Репортеры кричали ему вдогонку, задавали какие-то вопросы, но Земнухов, храня молчание, прошествовал к входу в метро. Обернувшись, он проронил: "Вопросы потом. Сначала я со всем ознакомлюсь на месте". На вопрос о погибших он ответил: "Десять человек. Раненых человек двадцать".
   Земнухов вошел в метро, и за ним снова сомкнулся плотный милицейский кордон. Васильев посмотрел на чистый снежок, покрывший землю, и подумал об окровавленных трупах, лежащих сейчас в теплой глубине метро. Вокруг них кровь, осколки мраморных плит, разбросанные взрывом металлические шарики или болты, которыми начиняют взрывные устройства. Какой-нибудь час назад эти трупы были людьми. Они так же, как и эта толпа у метро, спешили по своим делам и не ведали, что их ждет впереди.
   "В новостях скажут: десять погибших. Это прозвучит как "всего десять погибших". Будет подразумеваться, что погибших могло было быть больше, если бы взрывное устройство было установлено в другом месте, если бы оно сработало раньше или позже, и еще приведут много таких "если бы", ища в этом оправдание своей бездеятельности и бездарному руководству. Но ведь этого взрыва не могло быть совсем. Ведь такого не было раньше. Что же случилось? -- спутанные мысли вязли в голове Васильева. -- К черту работу! Разгребут метро еще не скоро. Все равно опоздаю. Взять что ли пива да опохмелиться?"
   Вдруг кто-то сзади тронул его за плечо.
   -- Привет, старина! Видал, что делается? Чеченские террористки, шахидки... -- рядом с Васильевым стоял Лева Прыгунов и со всегдашним удивлением глядел на все из-под круглых стекляшек "леннонских" очков.
   -- Ты куда? -- спросил его Васильев.
   -- На учебу. Сегодня факультатив по метаистории.
   -- Это что еще такое?
   -- Это, брат, такая наука. Тут целую лекцию прочесть можно.
   -- Валяй читай. Я все равно уже опоздал, -- обреченно обронил Васильев.
   Лева с интересом уставился на него.
   -- Слушай, я давно хотел спросить тебя про корпорацию. Я уже даже шлем купил.
   -- Ты о чем, Лева? -- удивился Васильев.
   -- Да брось ты! Военная тайна что ли?
   -- Я не знаю, Лева. Правда, не знаю...
   -- Ты чего, Васильев? Третьего дня хвастался и вдруг!..
   Темное пятно затопило все вокруг. Вокруг была одна тьма и беспросветность. Обидно было ощущать себя таким идиотом. Тем более если все вокруг уверены, что ты просто прикидываешься.
   -- Лева, давно мы с тобой не виделись. И потом все равно уже опоздали. Пойдем пива выпьем, помянем погибших. Расскажешь мне о метаистории и почему такое происходит, -- предложил Васильев.
   Левины глазки блеснули. Секундная растерянность переросла в твердую решимость.
   -- Пойдем, -- сказал Лева. -- Помянем этих людей. И если верить метаистории, жертв будет еще больше.
   Они зашли в гастроном. На первом этаже было выгорожено небольшое кафе. Отдали предпочтение родной "Балтике".
   -- Ну давай помянем погибших, -- поднял стакан Лева.
   Они осушили по пластиковому стакану пива, и Васильев почувствовал, как туман, засевший в голове, мало-помалу рассеивается.
   -- Ты знаешь, кто нами сейчас правит? -- спросил Лева.
   -- Президент Путин, -- ответил Васильев.
   -- Нет, Дима, четвертый Жругр. Он развалил на части и сожрал состарившееся тело третьего Жругра в девяносто первом. В тот год метаистория России сделала новый поворот.
   -- Да, Лева, с тобою не соскучишься. А кто такой этот Жругр?
   -- Уицраор России. Демон ее великодержавной государственности. В прошлом он всегда охранял Россию от ее недругов. Жругр жесток. Он вел войны и проводил репрессии. Но так была сохранена наша государственность и наша великая Россия.
   -- Угу, -- согласился Васильев и налил себе еще пива.
   -- Четвертый Жругр еще молод. Он пока в растерянности. Он не знает, что ему делать дальше. Демократическими методами сильную государственность в России не построишь. Таковых прецедентов в нашей истории еще не было. В то же время мир изменился. Уицраор Америки правит бал во всем мире. Наш Жругр боится и колеблется. И оттого что Жругр не знает, что делать, гибнет Россия.
   -- Получается, что государственность это нечто внешнее? А я всегда считал, что государственность это выражение воли народа, его руководящей идеи, -- сказал Васильев.
   -- Идея гораздо шире. Идея -- это как твое бессловесное бурчание. Она сложна и всеобъемлюща. Жругр загоняет ее в прокрустово ложе государственности и придает форму тому, что изначально не определено. Но за безопасность и крепкую государственность Жругр взимает свою цену. Не в его правилах делать что-либо просто так.
   -- Почему так сложно у тебя, Лева? Пусть этот твой Жругр работает на благо народа и охраняет его. Что может быть проще?
   -- Проще нельзя. Жругр часть низшего. По своей природе он часть темных демонических сил и в то же время проявление нашего коллективного бессознательного. Он выражение наших страхов, опасений, надежды и веры в сильную власть. Когда-то уицраор был сторожевым псом демиурга -- созидателя России. Жругр охранял нашу государственность от внешних и внутренних врагов и от посягательств других уицраоров. Так начинал каждый из трех Жругров, сменившихся в метаисторические периоды России. Но каждый из этих Жругров непременно отходил от четко определенных ему задач демиургом и воображал себя выразителем народной души, воли и идеи. И это была полная подмена понятий, когда сторожевой пес, питающийся объедками со стола хозяина, вдруг воображает себя вершителем судеб целого народа. И каждый раз это приводило к трагическим последствиям. Россия в эти моменты истории была побеждена и унижена, а в качестве охранителя ее власти и суверенитета к своим обязанностям приступал новый Жругр. Это очень хорошо видно из последовательности смены уицраоров.
   -- И какие Жругры сменяли друг друга? -- спросил Васильев.
   -- Первый Жругр был поставлен демиургом для выполнения важнейшей исторической задачи охраны молодой Руси как носительницы идеи великой Византийской империи. Эра этого уицраора началась от крещения Руси князем Владимиром, прошла через кризис правления Иоанна IV Грозного, смутное время и закончилась вступлением на престол династии Романовых. Смерть и угасание этого уицраора начались с жесточайших мерзостей Ивана Грозного и последующего унижения Руси иноземными захватчиками. Первый уицраор извратил идею соборной святой Руси и умер, отравленный миазмами разлагающегося государства, созданию которого всеми силами способствовал.
   Триста последующих лет ознаменовали собой влияние на соборную душу России второго уицраора. Второго Жругра мало занимали религиозно-этические идеалы Московского царства как третьего Рима, зато этот уицраор щедро обманывал соответствующими посулами российских царей и императоров, превращая их в свои послушные человекоорудия. Великая идея православного монарха как охранителя истинной веры Христовой умерла именно в этот период. Ведь любую великую идею можно нивелировать, если низвести ее чисто конкретному, утилитарно-практическому содержанию. Так поступил хитрый второй Жругр и на этот раз. Великая мессианская идея о роли России как духовного светоча мира свелась к мечте об овладении турецкими проливами и водружении триколора над Царьградом. Великую идею христианского братства всех народов второй Жругр подменил идеей российского военного господства над половиной Европы и Азии. Но если подумать, не этого ли добивался от него так называемый "отец лжи" и "князь мира сего"? И вот вам, пожалуйста, -- в противовес крепчающей России волею темных сил к противостоянию с ней были инспирированы могучие уицраоры Запада: сначала Англии и Франции, а затем Германии и Америки.
   Первый петух прокричал на Малаховом кургане Севастополя, когда смолки последние орудия бастиона, а третий, когда прогремели артиллерийские залпы первой мировой войны. О какой санкции провиденциальных сил могла идти речь при такой агрессивной и захватнической политике? И поступая подобным образом, второй Жругр перехитрил самого себя и вколотил первый гвоздь в свой собственный гроб. Однако нельзя не сказать и о положительном моменте властвования второго уицраора. Именно в эти триста лет Россия стала сверхдержавой, а ее народ осознал свою мощь и величие.
   -- А что третий уицраор? -- спросил Васильев.
   Пока Лева говорил, он допил большой стакан пива, и ему казалось, что извилины, наконец, перестали спорить между собой.
   -- Третий явился порождением кризиса и хаоса. В том числе идейного и духовного. К тому времени, к концу XIX века, на земле была выработана новая концепция. Она была призвана заменить христианское братство народов интернациональным братством людей по классовому признаку. И вот когда второй Жругр изнемог в битвах империалистической войны, его хилый и уродливый сынок задумал по-тихому прирезать папашу и завладеть его троном. Тем более что новая классовая концепция сулила неплохие перспективы. Она вела к новому мировому порядку, гегемоном которого выступал бы вождь мирового пролетариата, всецело подчиненный третьему Жругру. Как мы видим, у третьего Жругра все получилось. Свыше семидесяти лет над нами довлел один из самых жестоких и тоталитарных уицраоров -- товарищ Жругр. Хотя и ему нужно воздать должное. За это время наша страна получила такой мощный толчок ускорения, что еще долго от него не сможет оправиться.
   -- А этот Жругр от чего умер? -- спросил Дмитрий.
   -- Смена эонов, мой друг. Одни духовные состояния сменяют другие. Идея о классовой солидарности не оправдала упований князя тьмы, путь к мировому господству таким образом показался ему слишком долгим, и он поставил на проверенную лошадку -- американский империализм. Третий Жругр оказался не нужен никому: ни светлым силам, ни темным. Он оказался одинок, брошен и лишен питательной энергии человеческих масс. Ему оставалось только одно: тихо скончаться как престарелому человеку, что он успешно и проделал. Наш новый молодой Жругренок появился на свет совсем недавно, но уже зарекомендовал себя как дитя от соития двух противоположных начал. Безусловно, его рождение было ознаменовано благословением демиурга, но и без темных начал в его молодой жизни не обошлось. Мне кажется, этот младенец еще и сам не знает, куда обратиться и к кому пойти. Он стоит на перепутье с соской во рту и спокойно наблюдает за игрой хаотических сил. Его забавляет это разрушение пирамид и падение карточных домиков, ведь он еще ребенок. Но какую дорогу он выберет, когда повзрослеет?
   -- Скажи, Лева, а кто направляет этих уицраоров?
   -- Правильнее сказать что, а не кто. Результирующая борьбы противоположных сил. Смотрел "Властелина колец"? Темному властелину нужен мировой порядок. И он использует для этого все средства. Идет большая игра.
   -- А Бог всегда против мирового порядка? Помнишь, Он смешал языки у строителей Вавилонской башни?
   -- Да, началось еще тогда. Но сейчас процесс идет гораздо быстрее. Посмотри, как ускорился прогресс в последние полтора века! Открыты новые средства коммуникации. Телевидение зомбирует массы. Люди успешно преодолевают большие пространства. В мире остается все меньше и меньше границ. Европа объединилась. Кстати, эта твоя виртуальная реальность -- она ведь тоже прекрасное средство объединения и воздействия на мозги. Я слышал, в корпорации уже двадцать пять миллионов пользователей. Каждый день к вашим серверам присоединяются десятки тысяч человек. Процесс идет очень быстро. Шлемы хорошо продаются, прибыли корпорации растут. Так что скоро ты станешь богатым человеком, Васильев.
   -- Я-то здесь причем?
   -- Как? -- удивился Лева. -- Разве ты там уже не работаешь?
   -- Где?
   -- В корпорации?
   -- Нет, -- пришло время удивится Васильеву. -- Я только собрался туда на собеседование. Да видишь, какой казус случился.
   Лева посмотрел на Васильева, как на ожившего покойника.
   -- Да ладно гнать, Васильев! Ты же сам говорил, что расскажешь про корпорацию. Я вот и шлем купил. Думал спрошу, во что лучше поиграть.
   -- Поиграть? У них на сервере большой выбор. Но лучше "Матрица", "Дум", "Замок Флюреншталь" и "Возрождение Зорга" по "Старкрафту".
   -- Но ты-то тестер! Ты был там. Я слышал, вам костюмы дают. Как ощущения?
   Васильев промолчал. Не разубеждать же Леву в том, что ему приснилось. Пусть думает, что хочет.
   -- Лева, а почему бы тебе самому ни попробовать стать тестером? Я слышал, это не так трудно.
   -- Мне? -- удивился Лева. -- Мне некогда. Да и какой я тестер! Это ты у нас чемпион по "Каунтеру"!
   -- Да брось, какой там чемпион! У тебя тоже здорово получается. Попробуй, может, понравится.
   -- Не знаю. У меня университет, курсовая по философия, диплом на носу...
   -- Ну мучай тогда диал-ап.
   -- Припомню тебе. Попросишь чего-нибудь... -- надулся Лева.
   -- Лева, если бы я что-нибудь знал, я бы рассказал.
   -- Тайна? Тогда понимаю. Так бы сразу и сказал.
   -- Да, тайна, -- нехотя согласился Васильев. Ему и самому бы хотелось разгадать ее. Они выпили еще по бутылочке. Васильев посмотрел на часы. Прошло два часа.
   -- Наверное, уже расчистили. Я видел, как трупы штабелировали. Никак не могу к этому привыкнуть. И чего надо этим чеченам?
   -- Ответ прост, -- сказал Лева. -- Они не умеют воровать так, как в России. У них свои национальные традиции грабежа более варварские и простые, но почему-то им запрещают их осуществлять. Почему кто-то другой должен воровать их нефть, а не они сами? Они видят, как миллионами воруют в России, и чеченам обидно. Что поделаешь, они люди простые -- дети гор!
   -- А твой уицраор, Лева? Чего он молчит?
   -- Наш уицраор пока щенок: только рычит и скалится. Он пока еще боится бородатого дядьки с гранатометом, потому что этот дядька с гранатометом позволяет списывать миллионы долларов убытков с людей, которые нужны уицраору.
   -- Лично меня уже достало это мочилово и беспредел. Вчера убили губернатора, сегодня взрыв! Тебе не кажется, что твоему щенку Жругру пришло время показать зубы? -- спросил Васильев.
   -- Все определяется качеством национальной идеи. Иногда народ готов принять диктатуру. Но диктатура не дает свободно развиваться. Это круг, из которого нет выхода.
   -- Пусть диктатура, пусть Сталин. Пусть диктатура не дает тебя права заниматься философией и свободно распространять твои идеи, но ведь в то же время она не дает устраивать взрывы и убийства. Так что перевесит на твоих весах, Лева?
   -- Слишком много противоположных интересов. Люди должны объединиться на началах добра и справедливости. Я допускаю, что такое объединение может быть против общего врага. Но враг должен быть четко назван. Это не может быть абстрактный терроризм, фашизм или коммунизм, потому что бороться против абстракций невозможно. Это должны быть конкретные личности: Дудаев, Гитлер или Ленин и продолжатели их идей. И этому названному конкретно врагу должен противостоять кто-то, за идеи которого не стыдно умереть. Как однажды сказал Христос: "Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч". Но меч этот сейчас должен быть в первую очередь духовный. Ибо настало время, когда Россия должна освободить свою душу из-под власти темных сил и обрести своей истинный путь. Именно сейчас пришло время, когда мы должны отказаться от службы уицраора и вернуться к изначальным ценностям Логоса. Пусть даже нам грозят хищные уицраоры Запада.
   -- Откуда эта метаистория и уицраоры? Что это за философия такая? -- спросил уже изрядно захмелевший Васильев.
   -- Прочти книгу Даниила Андреева "Роза мира". Это последний пророк. Я далеко не вовсем согласен с ним, но книга замечательная. В ней рассказывается о мирах возмездия, преисподних, затомисах метакультур, светлых синклитах человечества, носителях темных и светлых миссий. Когда я прочитал эту книгу, мне показалось, я сам побывал в этих мирах.
   Темное пятно всколыхнулось в памяти Васильева. Все как-то расплылось и смазалось вокруг. В руке был не пластиковый стакан с пивом, а шершавый кусок пемзы. Небо вокруг было лиловым. Да и не небо вовсе, а светящийся туман. Вдалеке возвышался город из нагромождений пемзы и вулканического стекла. Все сожженно и безжизненно в этом мире. Одна только лава и пепел. Ни намека на живую природу. Внутри города-горы большие залы. Черные спекшиеся частицы вулканического стекла. В одном из залов каменный трон. Перед горящим жерлом вулкана скульптура. Верхом на вздыбленном крылатом змее карлик с отвратительными отростками на лице, напоминающими закрученные вверх усы. Статуя стоит на базальтовом островке и омывается потоками лавы. Над ней купол. На куполе скрещение мечей, похожее на перевернутую пентаграмму. Это место отправлений религиозных обрядов карликов-игв. И называется оно капище.
   Васильев достал платок и промокнул лоб. На мгновение голова закружилась, и он почувствовал себя не хорошо.
   -- Ты идешь? -- с тревогой посмотрел на друга Лева.
   -- Да, да, иду... -- Васильев поднялся из-за красного пластикового столика.
   -- Я провожу тебя, Дима. Что-то тебя совсем развезло.
   -- Спасибо, Лева. Я сам. Домой пойду. Отдохну.
   -- Да-да, конечно. Пойди отдохни.
   -- А ты не семинар?
   -- Пойду в библиотеку. Я позвоню тебе вечером.
   -- Хорошо.
   Они вышли из кафе. Станцию метро уже открыли.
   -- Не хочу туда. Вдруг кровь все еще там. Не могу крови видеть, но надо ехать, -- сказал Лева, держа друга за руку.
   -- Да, Лева, давай поезжай.
   -- Ну пока! Я позвоню.
   -- Бывай!
   Васильев пошел домой. Ветер усилился, и мокрые снежинки неприятно липли к лицу. Он прошел две остановки и немного протрезвел. Дома Светы не оказалось. Это было очень хорошо, иначе опять -- муж пьяница. Но компьютер был дома. Его последняя надежда, прибежище и отрада. Дмитрий достал шлем виртуальной реальности. Самое интересное, что с первой его получки шлем этот купила Светлана. Зачем? Она ведь никогда не интересовалась компьютерными играми. Или и ее затянуло? Когда они познакомились, Васильев даже не предполагал, о чем можно разговаривать с такой девчонкой. Лично он ни о чем другом, кроме ролевых игр и пошаговых фэнтазийных стратегий, рассуждать не мог. Но темы нашлись. Конечно, не философский клуб имени Левы Прыгунова, но девчонка оказалась не дура. Самое главное, она поняла его. И даже полюбила. За это Васильев был ей благодарен. Благодарен по гроб жизни. Васильев улыбнулся. Что это за выражение такое "гроб жизни"? И зачем ей нужен такой неудачник, как он? Другие вон уже на "мерсах" рассекают в его годы. А он? По жизни неудачник, лентяй и безработный.
   Дмитрий надел шлем. Это была его скорлупа, его убежище. Здесь убивали и взрывали не по-настоящему. Здесь все было в его власти и все было обратимо. Здесь он был богом, царем и героем. "Вот если бы чеченцы надели шлемы, может быть, и они не пошли бы убивать людей?" -- мелькнула мысль. Компьютер загрузился. Это был "Атлон" последней модификации, подарок родителей Светланы на свадьбу. Дмитрий на такой пока не заработал. В директории игры "Замок Флюреншталь" он нашел два файла. Файлы имели расширение ".sav". Один назывался "Blade.sav", другой -- "Honehedge.sav". Это были сохранения игры. Васильев посмотрел на атрибуты файлов. Оба созданы позавчера. Но почему он не помнил, что было позавчера? Он не помнил, что было вчера. Он не помнил, что было неделю назад. Этого времени не было. Оно успешно обмануло его, ускользнуло из памяти.
   "А нужно ли это вчера?" -- спросил себя Васильев. И получил ответ, что нужно. А раз нужно, он шел его искать. Запустив игру, Дмитрий установил соединение с удаленным сервером. На дисплее шлема возник логотип "ДиАй!".
   "Извините, проект "Замок Флюреншталь" временно закрыт. Мы ждем вас в других виртуальных мирах", -- сообщила надпись.
   "А фиг тебе! Что ты скажешь на это сохранение?" -- Васильев запустил сохраненную копию игры.
   "Загрузить сохранение?" -- спросила программа.
   "Сделай милость", -- подумал Васильев и выбрал "Blade.sav".
   Компьютер проскрипел жестким диском, и наступила темнота.
   Васильев подумал, что ничего не получилось и войти в игру не удастся. Но в этот момент рядом с ним кто-то шевельнулся. Васильев повернулся, и луч фонарика, укрепленного на его шлеме, упал на лицо стоящего рядом молодого человека. Это был совсем молодой парнишка чуть среднего роста. Волосы у него темные, коротко постриженные. Глаза встревоженные. В руках парнишка держал раздвоенный корень какого-то дерева.
   -- Зачем ты здесь, Новик? -- спросил парнишка.
   "Новик" -- Васильев, Васильев -- "Новик". Нехитрый силлогизм. И никакого внутреннего протеста, что его так назвали. Может, в какой-то прошлой жизни он действительно был "Новик"?
   -- Это ты? Блейд?.. -- Новик не был уверен, что так имя этого юноши.
   Но юноша откликнулся:
   -- Да.
   -- Я не помню этой игры. Это какой-то новый мир?
   -- Здесь многое изменилось с нашей последней встречи. И продолжает меняться.
   -- Как такое возможно?
   -- Не знаю. Спроси об этом корпорацию.
   -- Я ничего не помню. Что будет дальше? Ты знаешь?
   -- Могу предположить, что это продолжение. Если пойдем дальше, ты вспомнишь. Мы сами взломали эту дверь.
   -- Подожди немного! -- взмолился Новик.
   Голова раскалывалась от боли. Обхватив голову, Новик опустился на пол каменного тоннеля.
   -- Надо идти, -- сказал Блейд. -- Так мы хоть что-то сможем сделать.
   -- Что? -- простонал Новик.
   -- Прошлая игра продолжается. Геймеры гибнут пачками. Демоны захватывают их души. И когда демоны соберут достаточно душ, они выйдут в реал.
   -- Но что мы можем сделать? Как нам это остановить?
   -- Выход один -- закрыть дверь.
   -- Но где эта чертова дверь? Как ее закрыть? -- воскликнул Новик.
   -- Я не знаю, но иду, чтобы узнать. Ты со мной? -- спросил Блейд.
   -- Скажи, Блейд, ты уже умер? -- спросил Новик.
   -- Нет, я уже бессмертен. И ты пока тоже, -- усмехнулся Блейд.
   Блейд повернулся и пошел по длинному коридору из красного кирпича. В дальнем его конце виднелись ворота, окованные железными полосами.
   "Не ходи за ним, Новик! -- прошептал какой-то голос. -- Он мертв. Он ведет тебя в царство мертвых. Если пойдешь за ним, умрешь тоже!"
   "Пусть!" -- упрямо подумал Новик. Он не доверял голосам в своей хмельной голове. Он выбрал из арсенала бластерную пушку и смело шагнул вперед. Ну и задаст же он этим демонам!
   Дверь на первый уровень замка распахнулась. И Новик был готов поклясться, что на шлемном дисплее промелькнула знакомая надпись:
   "Добро пожаловать в замок Флюреншталь!"
   Затем неожиданно все погрузилось в темноту. Он не помнил, что случилось с ним дальше. Проснулся Васильев оттого, что почувствовал, что с него стягивают шлем. Вернулась Светлана и зажгла в комнате свет. Васильев разглядел, что шлем изнутри залит слюной. Компьютер давно перешел в режим ожидания. Светлана уловила запах перегара и строго обратилась к мужу:
   -- Опять набрался?
   -- Я... нет... голова болит! -- Васильев схватился за голову.
   -- Алкоголик чертов!.. -- Света повернулась и вышла на кухню.
   Васильев понял, что два случайных события в сознании жены сложились в систему явлений. Отсюда вытекало два варианта: бежать и горячо разубеждать любимую в том, что он не алкоголик, или дальнейшим достойным поведением явить пример правильной семейной жизни. По природной лени и неприязни к семейным сценам Васильев выбрал второе. Он поднялся с дивана и пошел в ванную. В зеркало на него глянул довольно неприятный тип. Двухдневная щетина, опухшее лицо в каких-то темных пятнах похожих на сажу. "Доказывай теперь Светке, что ты не алкоголик", -- заключил Васильев, опуская голову под струю воды. Вода была холодной. Газовую колонку он не зажигал. Закончив процедуру, он почувствовал, что голова задубела и стала звенящей, как замороженный арбуз. Тогда он растерся полотенцем и вышел из ванной с торчащими во все стороны спиральками волос.
   -- Есть хочешь? -- не глядя на мужа, спросила Светлана.
   -- Хочу, -- немедленно признался Васильев. -- Сто лет ничего не ел.
   -- Садись ешь, алкоголик.
   -- Уверяю вас, что это не так, -- заурчал котом Васильев.
   -- Ладно, садись.
   Васильев бочком протиснулся к столу. Он заглядывал в Светины глазки. Она, сдерживая улыбку, отводила взгляд. Наконец не выдержала и прыснула:
   -- Ну и негодяй же ты, Васильев! Сиди нормально!
   -- Ой, как все вкусно!
   -- Не подлизывайся. Я все равно не поверю.
   -- Нет, правда.
   -- Тебя что, уволили?
   -- А кто тебе сказал, что я работал?
   -- Ты что, дурак, Васильев?
   -- Дурак, Светочка, еще какой! -- признался Васильев, уписывая восхительное блюдо из жареного картофеля.
   -- Нет, ты точно дурак, -- сказала Светлана и вышла из кухни.
   Васильев понял, что поскользнулся еще раз, но это не помешало ему отправить в рот очередную картофелину и сопроводить ее ломтиком жирной селедки.
   Позвонил Лева Прыгунов.
   -- Ну как ты, оклемался? -- спросил он.
   -- Почти снова не помер.
   -- Я сегодня собираюсь в виар. Ты будешь в какой-нибудь игре?
   -- Нет, с меня игр пока хватит, -- ответил Васильев.
   -- Что-нибудь посоветуешь?
   -- Что-нибудь попроще, где не убивают.
   -- А что, так страшно?
   -- Бывает страшно. Иногда похоже на кошмарный сон. Я не могу объяснить это.
   -- Хорошо, попробую какую-нибудь легкую игрушку.
   -- Попробуй. Но не застревай там. Если что-то покажется тебе неправильным, сразу отключайся.
   -- Что неправильным? -- насторожился Лева.
   -- Все, что покажется. Пока, Лева! Береги себя!
   Покончив с вечерней трапезой, Дмитрий вошел в комнату. Света сидела на диване, подогнув ноги. Она смотрела телевизор. Шел репортаж о взрыве в метро.
   -- Я видела тебя в толпе, Дима. Ты шел в метро? -- спросила Светлана.
   -- Шел, да не успел, -- признался Васильев.
   -- Дурак! Какой же ты дурак, Васильев!
   -- Прости, Светик. Я не подумал.
   -- Это я не подумала, когда выходила за тебя.
   -- Зачем ты так? Я люблю тебя.
   Это был пароль. Их пароль.
   -- Ладно, проехали, -- вздохнула Света.
   Следом облегченно вздохнул и ее непутевый муж. Он подошел и нежно обнял ее за плечи. Света разрешила это сделать, но осталась сидеть неподвижно, глядя в телевизор. Выступал губернатор Нильский. Он клялся, что найдет террористов, достанет их из-под земли, и, как и его великий предшественник, будет мочить их в сортире.
   -- Прости меня, Свет, -- губы Васильева наткнулись на щеку жены. Затем мелкими поцелуями спустились вниз к шее. Рубашка на груди Светланы распахнулась вроде сама собой. Светлана сидела с закаменевшей уверенностью, что не поддастся на его ласки. Но когда его язык коснулся соска на ее груди, она не выдержала и вздохнула. Она наклонилась и поцеловала мужа. Глаза у нее горели желанием, как у вакханки.
   -- Выключи все, -- прошептала Светлана.
   И в тот же миг телевизор и свет в комнате погасли почти одновременно. Васильев даже и предположить не мог, что умеет двигаться так быстро. За окнами стояла темная ночь. И эта ночь обещала быть нежной.
  

Глава 9. Левино вхождение в виар

  
   Лева выбрал симулятор. Это был новый проект корпорации, запущенный всего два дня назад. Игра называлась "Житие в Санкт-Петербурге". Программисты корпорации создали виртуальный Санкт-Петербург конца XIX - начала XX века. Геймеру предстояло попасть в этот мир, чтобы выжить и преуспеть, имея в кармане всего один рубль серебром. Лева выбрал этот проект, потому что любил историю. Ему хотелось окунуться в виртуальный мир той эпохи. Лева был мирным человеком, и ему не хотелось бежать с оравой других геймеров и стрелять в монстров из разнокалиберного оружия. Он любил игры, в которых наличествовала какая-нибудь загадка, в которых можно было научиться чему-нибудь новому. По большей части его интересовали квесты, ролевые игры и симуляторы. Лева вспомнил последний разговор с Васильевым. Дмитрий показался ему каким-то странным. Он так ничего и не посоветовал Леве относительно выбора игры. И Лева решил действовать на свой страх и риск. В десять часов вечера он надел шлем и вошел в виртуальный мир корпорации "Давайте Играть!"
   Лева выбрал самый простой уровень сложности. Краткое вступление к игре сообщило, что Леве придется столкнуться с неожиданными опасностями. Ему порекомендовали приобрести необходимое оружие. Это было неожиданно. Лева рассчитывал просто побродить по виртуальному Петербургу и полюбоваться архитектурой города. Но, вероятно, разработчики решили придать этому виртуальному путешествию элемент опасности и риска. И в соответствии со сценарием игры Лева сразу очутился в лавке торговца оружием. К нему подскочил бойкий приказчик и затараторил:
   -- Мы рады приветствовать вас в фирме "Кольт"! Позвольте представить вам новейшие образцы продукции всемирно-известной фирмы!
   Лева скучающим взглядом обвел прилавки оружейного магазина. Тут лежали револьверы, пистолеты и ружья, но все они стоили по нескольку сотен рублей. Нечего было и говорить о том, чтобы совершить покупку.
   -- Неужели так опасно жить в городе, что я не могу обойтись без оружия? -- наивно спросил Лева.
   -- Милостивый государь! Разве вы не слышали о наших бедствиях? Теперь без оружия на улицу носа не высунуть! -- округлились глаза приказчика.
   -- А что же случилось? -- спросил Лева.
   -- Бедствие! Великое бедствие! С тех пор как в Санкт-Петербург приехал граф Клингзор, так и начались наши злоключения! Граф построил замок, огромный замок. Замок этот сразу навел страх на наших горожан. Но с тех пор замок разросся до неимоверности и продолжает расти! А оттуда, из замка этого проклятого Клингзора, исходит всякая нечисть и зло!
   -- И что же нет никакого средства остановить этого графа? -- поинтересовался Лева.
   -- Ни малейшего, сударь! Чего только не предпринимали! И увещевали и грозили и священников посылали -- все впустую, господин мой! Днем у нас еще спокойно, а вот ночью -- не приведи Господи! -- такие начинаются странности!.. Кошмарные создания выходят из замка и бродят по городу! Они нападают на людей, душат и убивают. Иногда это случается даже в сумерках. И никто ничего не может поделать против этого, а граф Клингзор как бы тут и ни при чем. Его даже при дворе принимают. Хотя все понимают, чьих это рук дело...
   -- Что же это за твари такие? -- спросил Лева.
   -- Самые страшные и разнообразные. То оборотни, то вурдалаки, то духи нечистые, то монстры. В последнюю неделю выходили какие-то ужасные карлики. Особенно жестокие. Скопом набрасывались на жертву и терзали до смерти! Так что, сударь мой, без оружия вам в нашем городе не выжить. И пули вам нужны не простые -- серебряные.
   -- У меня только рубль, -- сказал Лева.
   -- Тогда, сударь, ничем помочь не могу. Придется вам самим выкручиваться, и я, сударь мой, ничем вам не позавидую, -- потерял интерес к посетителю приказчик.
   -- Ну а чего еще, кроме серебряных пуль, боятся эти монстры?
   -- Известно чего: осиновых кольев, чеснока, распятия и вот, пожалуй, могу вам посоветовать еще вот это орудие.
   Приказчик нагнулся под прилавок и достал раздвоенный корень.
   -- Это, господин мой, первейшее средство против нечисти. Заговоренный корень, но к нему нужен магический кристалл. Кристалл сей суть Грааль крови Христовой. А Христос, сударь мой, как никто иной умел управляться с этой нечистью.
   -- Где же взять мне этот кристалл?
   -- В том то и дело, что кристалл потерян. Если бы кристалл не был потерян, мы бы в один миг очистили город. Но я могу дать вам одну подсказку. Последний раз кристалл видели в замке Клингзора. Но пробраться туда можно только днем. Ночью оживает вся нечистая рать графа Клингзора и убивает каждого, кто приближается к замку. Только днем вы можете попасть в замок, сударь, и найти там кристалл. Днем граф Клингзор милейший человек, и, как я говорил, даже августейшая семья благоволит ему, не желая замечать странностей, происходящих в нашем городе. А город наш уже не тот, сударь, -- со слезой произнес приказчик. -- Каждый день здесь что-то меняется. Такие странности происходят, что сердце замирает, когда утром выходишь на улицу. Вроде все, как всегда, да что-то не так. Вы это, сударь, сразу заметите, глаз у вас молодой и еще не замылился наваждениями этого Клингзора.
   -- Давайте корень. Я пойду в замок, -- сказал Лева.
   Приказчик помялся.
   -- Корень дорогой. Но раз вы, мой господин, берете на себя смелость спасти нас. То вам как благодетелю мы можем дать сей заговоренный корень в кредит. Всего за один рубль серебром.
   Лева протянул рубль.
   -- И еще одна подсказка, господин хороший. Когда станет вам совсем невмоготу в вашем предприятии, взывайте к заступнику. Вот вам заклинание, -- приказчик, оглянувшись по сторонам, положил на прилавок смятый клочок бумаги.
   Лева взял корень и сунул в карман клочок бумаги с заклинанием.
   -- Прощайте, господин хороший! -- вздохнул на прощание приказчик. -- Бог вам в помощь!
   Лева вышел на улицу. Он стоял на Невском проспекте недалеко от угла с Литейным. Часы в соседней лавке ювелира показывали семь вечера. Стоял погожий летний день, и солнце закатывалось еще не скоро. Лева оглянулся по сторонам. Громадину замка Клингзора невозможно было не заметить. Окутанный серым туманом даже в солнечный день замок возвышался в том месте, где должна была протекать Нева. Лева был в этом уверен. Но Петербург вокруг него не был тем Петербургом, где Лева родился и вырос. Не особенно походил этот город и на реконструкцию исторического Петербурга, который Лева знал по старым хроникам и фотографиям. Лева был обескуражен. Он двинулся по проспекту к набережной Невы. Замок походил на мираж. Крепостные стены с мрачными готическими башнями тянулись широкой дугой над руслом Невы, теряясь в тумане. Замок, казалось, взял в плен виртуальный Петербург и сжимал его в своих каменных объятиях.
   "Чего они боятся? Ведь это ничто иное как мираж", -- думал Лева о замке. Он ступал по каменной мостовой Петербурга. Город вокруг жил обычной жизнью начала прошлого века. Будто прошлое не растворилось в пространственно-временном континууме, не было съедено лангольерами, а навсегда, каждым своим мигом, осталось жить в этом виртуальном срезе реальности, который сумели оживить искусные волшебники.
   Мимо спешили нарядные господа и дамы. Проносились пролетки лихачей. Трамвай прогрохотал по Аничкову мосту. Кричали лоточники и продавцы газет. Люди на улицах обсуждали какие-то новости, о чем-то спорили. Но все равно, не смотря на внешнее оживление, лица людей показались Леве какими-то замороженными. Люди открывали рты, двигали глазами, но мимика их лиц была бедной, выдавая искуственную реальность всего происходящего. Лева знал, что если подойти к ним и заговорить, последует какой-нибудь бессодержательный диалог, без которого вполне можно обойтись.
   Зато здания вокруг были выполнены настолько точно, что было видно каждую трещинку и шероховатость на стенах. В стеклах домов играли блики солнца. Лева обходил здания и столбы, удивляясь виртуальному миру, созданному людьми. Однако этот мир был небеспределен. Леву не оставляло ощущение, что он вот-вот упрется в непреодолиму стену, скрытую за едва различимой дымкой. Но эта стена все время отдалялась от него, открывая все новые участки виртуальной реальности.
   На Аничковом мосту Лева остановился. Фонтанка текла грязной жижей. У берега стояла привязанная к причалу бронзовая лодка. В лодке застыл бронзовый гондольер с длинным веслом. Как они не тонули в этих темных водах, уму было непостижимо. Мост горбатой дугой, как и в реальном мире, пересекал Фонтанку. Но укрощенных коней на мосту больше не было. Странного вида карлики держали в путах вздыбленных драконов. Драконы ярились и извивались, стоя на задних конечностях. Крылья драконов метались над карликами в безнадежной попытке вырваться и улететь. Но карлики, полуобнаженные, похожие на античных подмастерьев Гефеста, крепко держали связанных драконов, всунув им в пасти стальные канаты. Обе силы -- карлики и драконы -- яростно боролись друг с другом, но в то же время, связанные железными узами, крепко держали горбатый мост.
   Лева проследовал дальше. Гостиный двор был в два раза меньше и по форме правильно квадратным. У Гостиного двора стояли экипажи и несколько авто. Люди входили и выходили в двери рынка, но привычного оживления не наблюдалось. Витрины были тусклыми, завешанными какой-то неразличимой цветной рухлядью. Казанский собор был распрямлен и, как солдат во фрунт, построен вдоль Невского проспекта. Храм был сер, будто размазан по мокрой бумаге темной акварелью. Купол собора скрывала серая дымка облаков. Но было видно, что креста на куполе больше нет. Вместо креста торчал острый меч, вонзившийся в небо. Да и сама архитектура храма как-то незаметно изменилась. Собор стоял какой-то приземленный и расплющенный на отечных колоннах, словно большой шатер, скрывающий внутри себя что-то стыдное и неприглядное.
   Невский оказался намного короче. Мойки не было вовсе. От нее осталась лишь канава, засыпанная мусором. Через канаву был перекинут тяжелый чугунный мост. Прохожие стали встречаться значительно реже. Лица у этих господ и дам были бледны, глаза недвижно смотрели прямо перед собой. Обитатели города спешили по тротуарам, будто убегали от громадной тени замка графа Клингзора, нависшего над акваторией Невы. Лева подметил странные свойства этой тени. Там, где тень накрывала город, очертания знакомых с детства зданий и монументов приобретали искаженные и уродливые формы. Словно тень, наползая на предметы, вносила свои изменения в программу виртуальной реальности. И в этом искажении черт виртуальной реальности чудилось присутствие какого-то чуждого нечеловеческого духа, отражение культуры которого было запечатлено в сером уродстве оплывшего собора, заваленных нечистотами каналах и мечах на куполах храмов, грозящих небу. Лева все больше проникался мыслью, что все здесь сделано неправильно, искажено с каким-то гадким непостижимым умыслом сознания, привыкшего справлять нужду в лифтах и подъездах. С каждым шагом по этому вымышленному Петербургу ему становилось все хуже. Солнце скрылось за серой пеленой облаков, и от этого все вокруг выглядело еще гнуснее. Все эти искажения и уродства родного города вызывали у Левы чувство протеста и какую-то неизъяснимую тоску, от которой хотелось закрыть глаза и выть, глядя в серое, будто растушеванное графитом, небо.
   Вскоре Лева достиг Адмиралтейства. Сверкающего золотом шпиля на здании Адмиралтейства не было. Шпиль был сложен из серого грубого камня. Вместо кораблика на вершине шпиля торчал "Веселый Роджер" -- мертвая голова с перекрещенными костями. Лева шел по саду Адмиралтейства. Дорожки сада были засыпаны черным вулканическим шлаком, деревья вокруг стояли не живые, окаменелые, словно некая археологическая экспедиция откопала их и специально насадила здесь. Лева повернул к Дворцовой площади. Людей здесь уже не встречалось. Левины башмаки одиноко стучали по мостовой. Нева и набережная были покрыты темной тенью замка. В этой тени Эрмитаж казался расплющенной карикатурой. Стены дворца были покрыты трещинами и пятнами отслоившейся штукатурки, как высохшая морщинистая кожа. Вместо Александрийского столпа на площади высилась квадратная стела. Над ней парил далеко не ангел. Это было какое-то уродливое серое существо с перепончатыми крыльями, похожее на вампира. Вместо креста оно сжимало двуручный меч с длинной поперечной гардой.
   Лева не стал заходить на Дворцовую площадь и повернул налево к Адмиралтейской набережной. Он хотел дойти до замка, чтобы убедиться, что замок не мираж и не иллюзия и не увеличенная в сотни раз голографическая проекция. Лева шел вдоль гранитного парапета набежережной и смотрел вверх. Очертания замка расплывались в дымке, поднимающейся над Невой. За замком стояла густая тьма, и даже Петропавловская крепость была неразличима за этой тенью. От замка на набережную сбегала широкая лестница. Лестница была поделена на широкие террасы и украшена фигурами горгулий, драконов и ящеров. Воды Невы под замком были темны и пенились грязной жижей у ступеней набережной. Лева свернул к Исаакиевской площади. Расстояния здесь были неизмеримо короче, чем в реальности. Когда Лева увидел Исаакиевский соборо, то даже не узнал его. На этом чудесном творении Монферрана особо отыгрались. Здание словно вбили громадным кулаком в землю. Колоннада, поддерживающая купол, разошлась в стороны и напоминала растопыренные ноги паука, готового ринуться к жертве, запутавшейся в паутине швов булыжной мостовой на близлежащей площади. Купол собора более не блестел золотом. Широкий, как монгольская юрта, он был сложен из серого камня и увенчан длинным мечом. Острые углы камня выступали над круговой кладкой, как чешуя рыбы. "К чему этим мечи на храмах? Кого они боятся, кому угрожают?" -- спрашивал себя Лева. Вокруг было пустынно и тихо. Тень, падающая от замка, словно бы выдавливала виртуальных жителей северной столицы, готовя им замену совершенно другими обитателями. И Лева уже не сомневался, что новые обитатели этого города не заставят себя долго ждать. Замок не даром спустил свои широкие ступени к городу, открывая дорогу существам, готовым ринуться из его темных глубин. "Если культура является выражением какой-то идеи, то рано или поздно объявятся и ее носители", -- подумал Лева. Он представил, какими могут оказаться носители этих идей. И ему вдруг стало страшно. Это не были картонные монстры из какой-нибудь игры, чьих мозгов хватало только на то, чтобы плеваться огнем да бросаться на людей с когтями. Это была чуждая человеческим ценностям цивилизация, как в увеличительном зеркале собравшая и отразившая все страхи и пороки человечества. Мир подобный жестокой реальности "Форготтен Реалмс", где правила королева пауков и темные эльфы, надвигался на город святого Петра.
   В наступающих сумерках Лева заметил фигуру Медного Всадника. Памятник основателю города был смещен в сторону относительно оригинального расположения, но не это привлекло Левино внимание. Не конь -- огромный крылатый деймозавр вздымал властелина над постаментом. Властелин сидел победно, тараща в стороны тараканьи усы. В руке он сжимал длинный острый меч, демонстрируя, что стоит на страже своего города. "Это не Петр", -- понял Лева, когда приблизился к скульптуре. Это была еще одна карикатура на памятники его родного города. Лева опустил взор и обомлел. Под ногами деймозавра билось в предсмертной судороге какое-то полураздавленное крылатое существо. Это был настоящий ангел, белый с мраморными крыльями. Ваятель сего творения явно испытывал злобную радость, изображая на лице ангела предсмертную муку. Деймозавр топтал ангела ногами. Леве даже показалось, что он слышит хруст ломающихся крыльев и затихающие крики ангела. Лева мотнул головой, сбрасывая с себя наваждение. И вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд. Он поднял глаза и увидел над собой усмехающееся лицо властелина. Властелин смеялся ему в лицо, его выпученные глаза горели предвкушением скорой победы.
   Сверху посыпалась медная патина. Всадник опустил меч, направив его острие в грудь Леве. Он грозил Леве мечом, словно бы говоря: "Ну ты! Прочь с моей дороги!" Деймозавр наступил ногой и раздавил голову ангела. Голова треснула, как арбуз, разлетевших полыми мраморными осколками. Всадник усмехнулся и подмигнул Леве. Глаза у него были пустые, без зрачков. Затем всадник повернул голову и уставился куда-то вдаль. Лева проследил его взгляд. От замка на Петербург надвигалась черная туча. И замок Клингзора, и набережная Невы уже скрылись в ее черных клубах. И там, где проходила туча, все становилось плоское и черное, будто силуэты, вырезанные из черной бумаги.
   "Успеть к замку!" -- неожиданно для себя подумал Лева. Он поднял свой раздвоенный корень и бегом бросился к лестнице, еще виднеющейся над кромкой воды. Когда он добежал до лестницы, она уже окуталась тьмой. Снаружи торчали только две ступеньки. Лева разбежался и прыгнул. Вокруг все было затянуто клубящейся мглой. Лева побежал вверх по лестнице к замку. Ожившие в темном облаке горгульи и драконы поворачивали вслед ему головы. Из пасти у драконов вырывались языки пламени, горгульи морщили носы-клювы. Эти чудовища не понимали, как это человек осмелился войти в замок.
   Лева быстро поднимался по ступеням и террасам. Все вокруг было погружено во мрак, но над железными воротами замка горела пламенная надпись:
   "Замок Флюреншталь. Добро пожаловать в ад!"
   Лева добежал до ворот и ударил в них корнем. Ворота со скрипом распахнулись. Он сделал шаг и провалился во тьму. Темнота продолжалась так долго, что показалась ему вечностью. Лева не выдержал и сорвал с головы шлем. Еще с минуту он приходил в себя, растерянно скользя взглядом по родным стенам в цветочных обоях. Ему не верилось, что он побывал в игре.
   "Это был сон или наваждение. Но не игра. В виаре не могли возникнуть такие ощущения, да и какой человеческий разум мог придумать такое!" -- думал Лева. Но сам себя ловил на мысли, что пытается таким образом уйти от понимания феноменов сознания, ставших новой реальностью.
  

Глава 10. Кое-что об играх

  
   Профессор Джордж Мартин жил в России третий год. За это время, несмотря на все неблагоприятные российские обстоятельства, он сумел сделать многое. Он открыл в России филиал транснациональной корпорации, охватывающей уже пятьдесят пять стран мира. Мартин гордился, что стоял у истоков этого предприятия. Его работы были заложены в основы построения виртуального мира. Профессору принадлежала ведущая роль в создании специальной архитектуры искусственного интеллекта и компьютерных сетей. И Высший Совет корпорации своеобразно отметил эти его заслуги: вручил контрольный пакет акций российского филиала и направил на самостоятельную работу в эту страну. Конечно, кто-нибудь другой на его месте счел бы это унизительным. Но только не Мартин. Ему тоже хотелось вырваться из-под душной опеки воротил американского бизнеса, заправляющих делами корпорации, и основать собственный бизнес. Так что в данном случае обстоятельства совпали с его желаниями. Корпорация избавилась от неугомонного профессора, профессор освободился от мелочной опеки корпорации. Оказавшись в России, профессору пришлось начинать всё с нуля. Он вложил все имеющиеся у него средства, заложил часть акций, но с задачей успешно справился. Это был не человек -- мотор. Здание офиса корпорации на Малой Охте возвели за несколько месяцев. Профессор гордился новостройкой. "Перст Петра" -- как Мартин назвал высотку -- возвышался над типовой застройкой жилых кварталов, как острый палец, указующий в небою Здание до предела было напичкано электроникой. И управлял всем "Большой Брат" кибернетическая система искусственного интеллекта, созданная под руководством профессора. Мартин арендовал цех бывшего радиозавода, и там начали производить компьютеры, специальные сетевые терминалы "ДиАй!", подключаемые к телевизору, устройства виртуальной реальности и роботов. Одновременно началась агрессивная рекламная кампания корпорации в СМИ и просто на улицах. Миловидные девушки подходили и бесплатно раздавали простейшие устройства виртуальной реальности -- очки. Очки можно было подключить к домашнему компьютеру с выходом в Интернет и наслаждаться трехмерными демонстрационными пейзажами и отрывками из игр, созданных в "ДиАй!". Российская "Давайте Играть!", несмотря на отсталость России в компьютеризации, с каждым днем набирала все больше участников. Технология сменных флэш-модулей к устройствам виртуальным реальности резко оживила ход игры и ускорила доступ по медленным модемным линиям. Росли доходы от продаж компьютеров, сетевого оборудования и устройств виртуальной реальности. Акции корпорации поднимались в цене. Корпорация захватывала новые рынки и открывала собственные салоны виртуальной реальности, оснащенные всем необходимым оборудованием. Агрессивная реклама делала свое дело, и число пользователей "Давайте Играть!" росло в геометрической прогрессии. Профессор с удовлетворением отмечал, что даже в такой нищей стране как Россия деньги текут к ним рекой. Такого подъема от России не ожидали даже финансовые эксперты корпорации. Может, они и кусали локти, наблюдая, как Мартин снимает сливки с российского рынка, но делать что-либо было уже поздно. Казалось, россияне дружно выкапывают из тайников уцелевшие баксы и несут их в кассы корпорации. Половина России отныне жила в виртуальном мире, и профессор Мартин как никто другой отлично понимал, что это очень тонкий инструмент влияния на массовое сознание. Его эксперимент удался, и он показывал, что любую страну можно покорить без выстрелов и без титанических усилий Пи-Ар-кампаний.
   Конечно, не обошлось и без трудностей. Люди из властных структур, привыкшие по российской традиции кормиться от крупного бизнеса, шли с различными проверками в корпорацию, как косяки сельди на свет прожекторов. Но процедура приема важных особ и проверяющих была отработана тонко и четко, и никто из властных гостей не уходил из "ДиАй!" обиженным или недовольным. Корпорация щедро раздавала подарки, сознавая, что иначе в такой стране как Россия невозможно заниматься цивилизованным бизнесом. Мартин считал, что он человек на своем месте и заслуженно гордился своими успехами.
   И еще профессору просто нравилась Россия. Досоветская культура и история этой страны всегда привлекали его. Может, поэтому для размещения головного офиса корпорации профессор выбрал столицу российской империи город Санкт-Петербург. Через несколько месяцев к профессору приехала жена и младшая дочь. Старшая, Сандра, осталась в Вашингтоне продолжать образование в университете. Мартин купил барскую усадьбу за городом. Несколько месяцев шла ее реставрация, после чего дом Мартина стал выглядеть как дворец царского вельможи. Дом так мило вписывался в близлежащий лесопарк, что жена Мартина Линда только вздохнула и сказала: "Никогда бы не подумала, что есть прекрасные уголки в этой стране!"
   В последнее время профессор все свое время уделял совершенствованию интеллекта "Большого Брата". И ему удалось продвинуться в этом направлении. Месяц назад была введена в строй новая архитектура кибермозга, позволяющая ему обучаться гораздо быстрее. Теперь обработанные данные индексировались по специальному алгоритму и накапливались в постоянно действующей памяти, которую профессор называл "тень". Кибермозг мог очень быстро извлечь данные из "тени" и использовать их в своем обучении. А сохранялось в "тени" абсолютно все, с чем соприкасался "Большой Брат". Однако на днях случился необъяснимый сбой. Во время боя с роботом серьезно пострадал тестер. Дело удалось замять и пока обойтись без шумихи. Но Мартин намеревался выяснить, в чем дело. Предварительные выводы показали, что произошел сбой в кибернетической системе "Большого Брата". Такого раньше никогда не случалось, поэтому сегодняшнее заседание совета "ДиАй!" было посвящено этой проблеме. Принимали участие в малом совете, кроме профессора, Луцкий и Кадников ведущий программист корпорации.
   -- Что с этим тестером, Блейдом? -- первым делом спросил профессор.
   -- Без сознания. Врачи делают все возможное, -- ответил Луцкий.
   -- Надо поместить его в лучшую клинику. Обязательно выплатить компенсацию родственникам.
   -- Мы поместили пострадавшего в институт мозга. Там на сегодняшний день лучшие специалисты. Но пока и они ничего не могут сделать. Парень не хочет возвращаться.
   Профессор никогда не встречался с Блейдом, но перед ним пронеслась мысленная картинка. Неподвижный человек, облепленный проводами и трубками. Таких, наверное, десятки в этом институте мозга. Десятки живых трупов, лежащих под аппаратами, поддерживающими их жизнедеятельность. Что происходит в мозгу этих людей? Чувствуют ли они что-нибудь? Одолевают ли их какие-нибудь видения? Живы они или умерли?
   -- Вы нашли ошибку в системе "Большого Брата"? -- спросил профессор у Алексея Кадникова.
   -- Мы проверили все дважды или трижды. Никакой ошибки в программном коде нет. Единственная вероятность несчастного случая -- аппаратный сбой. На какую-то долю секунды в логической ячейке пропало питание, и произошел сбой. "Большой Брат" замешкался и не успел скомпенсировать удар гидралиска, -- сказал Кадников.
   -- И где мог произойти сбой?
   -- Чтобы это выяснить пришлось бы выключить "Большого Брата" и проверять каждый компьютер в отдельности. Подобная проверка заняла бы много времени. Пришлось бы остановить виртуальную реальность на это время.
   -- А что с инцидентом в "Замке Флюреншталь"? Когда вы думаете возобновить игру? -- этот вопрос был адресован уже Луцкому.
   -- Это чья-то дурацкая шутка. Кто-то выкрал из архива первоначальные разработки и внес изменения в программный код игры. В результате в замке открылся еще один подземный уровень. Сейчас все неполадки устранены, игра протестирована, ее можно снова запускать в сеть.
   -- Это кто же так подшутил над нами? -- спросил Мартин.
   -- Мы провели служебное расследование. Это был единичный случай. Кто-то внес изменения в программу, а затем вернул все в первоначальное состояние. Ни системный монитор, ни логфайлы в сети "Большого Брата" не зафиксировали этих изменений.
   -- Ох уж этот ваш системный монитор! Его хакнул простой тестер Блейд! Нет, подобными средствами безопасность наших разработок не обеспечишь. Это сделал кто-то из своих. Только работник корпорации знал про первоначальный вариант игры. И сделал это, чтобы навредить корпорации. Вы, господин Луцкий, должны отыскать, кто это сделал.
   -- Я постараюсь, -- недовольно буркнул Луцкий. Он считал, что сделал уже все возможное. Но с профессором было лучше не спорить.
   -- Учтите одно. Я просмотрел исходник из архива. Первоначальный вариант игры основательно доработан. Это труд не одной недели, если принимать во внимание, что работа, вероятнее всего, не носила групповой характер. Обстоятельства несчастного случая с Блейдом кажутся еще более странными в этом свете. Мне кажется, я уже запрещал вам устраивать поединки с роботами. Почему вы нарушили мое указание?
   -- Тестеры провинились. Они хакнули монитор, считерили оружие. Мне хотелось нагнать на них страху, чтобы в другой раз неповадно было, -- попытался оправдаться Луцкий.
   -- Вот и нагнали... Тестер в реанимации, а мы тут бьемся над загадками "Большого Брата". И это не говоря уже о том, что средств на то, чтобы замять скандал, потребовалось в три раза больше, чем было выручено от поединка.
   -- Мне очень жаль. Я не знал, что так повернется... -- потупил взгляд Луцкий.
   -- Это ведь была ваша идея тестировать роботов на поединках. Помнится, еще Класс выступал против этого. Но вы настояли на своем. И мне кажется будет правильным, если вы понесете за это ответственность и досконально разберетесь во всем, что произошло у нас в корпорации.
   -- Я разберусь, -- пообещал Луцкий. Он сидел красный, как рак.
   -- И еще мне кажется, вы поторопились стереть память Новику. Во-первых, данная процедура еще не отработана, во-вторых, Новик был в том прохождении с Блейдом и мог бы дать показания, что они там видели. Теперь придется искать других свидетелей. Как вам Класс? У вас больше не возникали трения?
   -- Новик собирался увольняться. Он мог рассказать о поединке и том уровне, которого нет в игре. Думаю, мы поступили правильно. Что касается Класса, мы за ним наблюдаем. Пока ничего подозрительного. Мы проверили его компьютер, но ничего не нашли. Конечно, хорошо бы просмотреть и его домашний компьютер, но это не в нашей компетенции.
   -- Вам надо читать детективные романы, Сергей Иванович. Если вы хотите выманить из норы крысу, вы должны закинуть наживку. Иначе крыса не выбежит. Просмотрите черновики "Замка", сравните их с тем, что открылось тестерам. Хотя у кого теперь спрашивать? Блейд без сознания, у Новика вы стерли память! Определите уровень и глубину переработки первоначального варианта. Понаблюдайте за программистами, что делали игру. Определите, кто из них занимался подземным уровнем. Не кажется ли вам, что "Замок Флюреншталь" слишком куцый? После прохождения третьего уровня находишь оружие и убиваешь монстров в подземелье. Сюжет убогий. Не стал бы "Замок" лучше и интереснее, если в соответствии с первоначальным сценарием открыть этот подземный уровень? Пусть это будет конкурсная разработка с призовым фондом, скажем, в двадцать тысяч долларов. Вдруг наш таинственный программист польстится? Ведь у него уже есть готовый подземный уровень, и наш "друг" уверен в своей безопасности. Если этот метод по какой-то причине не сработает, нам придется всех подозреваемых прогонять через детектор лжи. Кстати, что ваш хваленый системный монитор показал, когда Блейд с Новиком проникли в эту пещеру?
   -- Только как раскрылся камень с ключом и скала. Больше ничего.
   -- Признаться, я не ожидал другого. Монитор показал только то, что нам и собирался продемонстрировать наш неведомый "друг". А он собирался показать прежде всего свою силу и неуязвимость. Вот я какой! Делаю, что хочу с вашими играми. И ведь он оказался прав, никакой защиты от внутреннего взлома у нас нет. Система безопасности слаба. Кто угодно может завладеть ресурсами "Большого Брата" и творить, что ему угодно.
   -- Это не совсем так. Мы исправили системный монитор. Сейчас это настоящий цербер. Мне пришла одна интересная мысль. Что если попробовать реконструировать тот подземный уровень по памяти Новика и Блейда. В первом случае "Большой Брат" сосканировал память Новика, прежде чем ее стереть, во втором можно договориться с институтом мозга о постановке интересного научного эксперимента. Мы узнаем больше о мозге человека и способностях "Большого Брата", кроме того получим объективную картину того, что произошло на несуществующем уровне замка, и сопоставим ее с теми вариантами виртуальной реальности, что подадут на конкурс программисты. Вдруг в памяти тестеров сохранилось нечто поразительное! Тогда эти идеи можно будет использовать для построения этого уровня или последующих игр, -- предложил Кадников.
   -- Вот как! Интересно... -- Мартин откинулся на спинку кресла и положил подбородок на грудь. Так бывало всегда, когда профессор о чем-то глубоко задумывался.
   -- Мне всегда хотелось проникнуть в глубины человеческого сознания. Это очень интересное предложение. Спасибо, господин Кадников. Но готов ли "Большой Брат" к задачам подобного уровня?
   -- Развитие искусственного интеллекта идет быстрыми темпами. Посмотрите на результаты последнего тестирования: "Большой Брат" прекрасно справился с созданием трехмерной реальности. У нас уже есть предварительный проект для нового уровня "Замка Флюреншталь". Это вселенная типа "Форготен Реалмс". Подземные города, населенные темными эльфами и чудовищами. Думаю, будет интересно. Нужно только немного подправить сценарий, и я бы сразу выдал задание программистам. Через пару месяцев бы управились.
   -- Да, мы подошли к моменту, когда машины сами смогут создавать виртуальную реальность. Это очень интересный эксперимент. И все благодаря новой архитектуре "Большого Брата", которая позволяет ему ежедневно усваивать гигабайты новой информации и учиться новому. Но не напоминает ли вам это "Матрицу" господа? Не захватил ли наш подросток, я имею в виду "Большого Брата", все виртуальное пространство? Вы знаете, я в детстве боялся подземелий. Боялся, что придут какие-нибудь гномы и утащат меня в свою подземную страну, -- признался профессор. -- И однажды, мне кажется, я видел ее. Это было жарким летним днем, когда мы с мамой гостили на ферме у деда. Мне тогда было десять лет. Я спустился в подвал большого дедовского дома. Не помню точно зачем, кажется, взять лампочку. В подвале было прохладно и тихо. Он был весь завален всяким хламом, который сносили сверху. К тому времени я еще не успел обследовать все эти подвальные залежи. Я взял с полки лампочку и стал протискиваться между картонными коробками и сваленной мебелью. Возле дальней стены я заметил старинный сундук, окованный полосами проржавевшего железа. В таком сундуке могли храниться сокровища капитана Флинта. Я понял, что умру от любопытства, если не осмотрю этот сундук. Я протиснулся к сундуку. Он был весь в пыли. В петлях висел большой замок.
   Это еще больше раззадорило меня. Раз есть замок, значит, есть что скрывать. Я поискал ключ, но ключа нигде не было. И тогда я заметил, что верхняя петля держится плохо. Ржавый гвоздь высунулся наружу, и стоило за него потянуть, как он выскочил из гнезда. За ним последовал и другой. И вот я стою перед страшной тайной, скрывающейся в сундуке. Крышка со скрипом пошла вверх. Передо мной распахнулся темный объем. Сундук был большой. Я, десятилетний, наверное, весь поместился бы в нем. Но к моему разочарованию сундук оказался пуст. Только на его дне лежала скомканная мешковина. В последней надежде я приподнял пыльную тряпку. И вскрикнул от удивления. Под мешковиной скрывалось волшебное зеркало. Я ни минуту не сомневался, что передо мной волшебное зеркало. Иначе зачем было его прятать в закрытый сундук! Я достал зеркало. Оно было необычным уже тем, что было изготовлено из полированного серебра. Ни до, ни после я больше не видел металлических зеркал.
   В полированной поверхности отразился наш погреб. Очертания предметов были слегка искажены, и я поворачивал зеркало, рассматривая, как необыкновенно преобразились предметы. Случайно в поле зрения попала стена, возле которой стоял сундук. У этой стены стоял стеллаж со всякой всячиной, но тут, в волшебном зеркале, эта стена исчезла!
   Передо мной открылись своды темной пещеры. От пещеры веяло могильным холодом. Нужно было сделать один только шаг, чтобы переступить грань реальности и вступить в тот зачарованный мир. Мне стало страшно. Я понял, что это приглашение. И я словно бы раздвоился в ту минуту. Одна часть меня рвалась туда, другая отчаянно упиралась. Не то, чтобы я струсил. Если бы я струсил, я бросил бы зеркало и бежал бы с воплями домой. Нет, я стоял и держал зеркало. Мне было холодно, страшно и любопытно. Мне казалось, что я слышу какие-то голоса, зовущие меня в тот холод и мрак. Мрак клубился в зеркале, в нем рисовывались образы каких-то чудовищных созданий. Я почему-то подумал, что передо мной ад. Эта мысль пришла внезапно. Но я понял, что это правда. И тогда я испугался. Осторожно, чтобы эти чудовища не выскочили на меня, я положил зеркало обратно в сундук и накрыл его тряпицей. Я захлопнул сундук и засунул обратно ржавые гвозди. Затем взял лампочку и вернулся в дом. Не знаю, что было бы со мной, согласись я войти в тот мир. Возможно, это мое первое виртуальное путешествие стало бы последним. Или может быть, мне открылась бы какая-нибудь тайна мироздания, к открытию которой меня приглашали. С тех пор я верю, что наша реальность не единственно возможная. И порой нам очень трудно удержаться, чтобы не распахнуть эти двери и не войти в них.
   Мартин поднял голову и посмотрел на Луцкого.
   -- Кстати, тот сундучок я больше не видел. Через неделю мама увезла меня в Вашингтон, а вернулся я к деду на ферму только спустя семь лет, в день его похорон. Вскоре мама решила продать ферму, и когда мы разбирали вещи, того сундука в подвале уже не было.
   Профессор вернулся из своих мечтаний и обвел взглядом коллег. В голове у него вызревал грандиозный проект "Замок Флюреншталь - 2". В этом проекте отводилось место и подземной стране, влекущей его с детства. Первоначальные наработки были сделаны. Будет замечательно, если удастся просканировать память тестеров. Дальше в дело вступит "Большой Брат" и многочисленная армия программистов. За пару месяцев проект будет готов. Судьба сама дала им подсказку, зачем же ее терять?
   Мартин обратился к Луцкому.
   -- Кажется, пора запускать более удачный "Замок Флюреншталь - 2". Не тяните с расследованием инцидента. Соберите все возможные факты. Еще раз проверьте программные коды. В памяти "Большого Брата" должны остаться какие-нибудь данные. "Тень" знает все. Осторожно проверьте Новика. Нужно знать, насколько он утратил память. Пусть Класс свяжется с ним. Кажется, они друг другу доверяют. Класса тоже пока держите в поле зрения, -- сказал профессор.
   -- Сделаем, -- заверил Луцкий.
   -- Работайте, но не слишком нажимайте со вторым "Замком". Проект на этот раз не должен выйти таким сырым.
   -- Я понял, -- ответил Луцкий.
   На этом малый совет корпорации "ДиАй!" завершилсся.
   Луцкий вернулся к себе. Ирина подняла на него глаза. В ее глазах был вопрос, на который Луцкому отвечать не хотелось. Он прошел к себе и, усевшись в кресло, нажал кнопку интеркома: "Ирина, зайди ко мне". Ирина впорхнула в кабинет шефа. Они некоторое время смотрели друг на друга, будто никогда раньше не виделись.
   -- Садись, -- велел Луцкий.
   Ирина присела в кресло напротив. Ей не нравился тон, каким разговаривал с ней Луцкий.
   -- Я просмотрел запись сеанса с Новиком. Велга явно перестаралась.
   Ирина поняла, откуда этот тон. Ему не понравилось, что Ирина в образе Велги выступила виртуальным партнером Новика. Но ведь Луц сам приказал ей это. "Раскрути тестера. Он расслабится, и тогда процесс стирания памяти пойдет более успешно", -- сказал ей Луцкий накануне. А теперь, видите ли, вздумал изображать ревнивца! Ирина промолчала, но посмотрела на Луцкого с таким вызовом, на который только была способна. Она знала, что это не понравится Луцкому, но сейчас только того и хотела.
   -- Не много ли ты на себя берешь, девочка? -- спросил Луцкий.
   Его действительно задел ее сеанс с Новиком. Он знал, что это Ирина ввела образ Велги в программу "Большого Брата". Откуда она вытащила этот образ женщины-вамп? Из какого-нибудь порножурнала? Это был откровенный секс. Луцкий представил, как потекла за пультом Ирина. Она всегда возбуждалась быстро. Луцкому стало неприятно. Он вспомнил выволочку, которую ему устроил Мартин. Этот американский козел думает, что он тут умнее всех! Внимание Луцкого переключилось на Ирину. Ему вдруг захотелось овладеть ей быстро и грубо. Встать, зайти сзади и молча завалить на стол. Но сначала надо выслушать кое-какие ее объяснения. Ему нравится, когда она виновата и оправдывается. Он сначала выслушает ее, а потом возьмет свое.
   -- Ты сама придумала эту Велгу? -- спросил Луцкий.
   -- Не знаю. Имя пришло как-то само.
   -- Все остальное тоже?
   -- И все остальное тоже! Ты же сам просил сделать так, чтобы он ничего не заподозрил!
   -- Ты и постаралась...
   -- Как могла! -- зеленые глаза Ирины резанули Луцкого.
   -- Встань, -- негромко сказал Луцкий.
   Ирина поднялась на ноги, ни о чем не спрашивая. Луцкий ненавидел это выражение безучастной покорности. Ему хотелось сильно сдавить ее, чтобы она закричала.
   -- Я тебя накажу, -- холодно сказал Луцкий. -- Я собью с тебя эту спесь.
   -- Прямо сейчас? -- дерзко спросила Ирина.
   -- Да. Иди в ту комнату.
   За кабинетом Луцкого находился терминал виртуальной реальности. Ирина молча прошла в эту комнату. Луцкий проследовал за ней. Они всегда уединялись здесь. Их занятия сексом длились уже полгода, но только с большой натяжкой их можно было назвать служебным романом. Скорее, просто служебным использованием. Очень часто Луцкому казалось, что он сношает резиновую куклу, которая покорно отдается ему по первому желанию. Ирина была удобной. Она всегда была под рукой. Но ее отстраненность во время секса бесила его. Словно звезда порнофильмов она укладывалась на алтарь любви, чтобы дарить выражение своей страсти миллионам исходящих в похоти зрителей, но никак не ему. И Луцкому каждый раз хотелось проникнуть в нее глубже, чем он мог при соитии, чтобы узнать, что скрывается у этой красивой куклы за холодной маской безразличной покорности. И пока она оставалась для него загадкой, он не мог не желать ее.
   Ирина прошла в комнату, драпированную темным бархатистым материалом, и остановилась возле блестящей клетки. Она с интересом осматривала все вокруг, будто оказалась здесь впервые. Луцкий подошел к встроенному шкафу.
   -- Вот специально для тебя! -- он вытащил черный костюм, прошиты серебристыми нитями и кинул к ногам Ирины.
   Ирина стала медленно и равнодушно раздеваться. Сначала к ее ногам упала юбка, затем кофта. Белый лифчик скользнул вниз, открывая упругую грудь с торчащими в стороны сосками. Следом за двумя пальцами съехала и тонкая полоска трусиков. Ирина стояла обнаженная на ковре перед Луцким. Руки она держала прямо, как солдат. Луцкий с трудом сдерживал себя. Ему хотелось отыметь ее прямо сейчас. Но раз он решил провести с ней этот эксперимент, он это проделает.
   -- Надевай костюм! -- сказал он и ослабил узел галстука.
   Ирина подняла с пола костюм. Он показался ей тяжелее, чем обычный. Рукой она провела по внутренней поверхности костюма. Пластмассовые фидбэки были заменены металлическими. Их соединяли серебряные проводники, пронизывающие костюм. Только на секунду замешкалась Ирина, но Луцкий отметил это. Наконец-то все пошло по его сценарию.
   Ирина не спеша вползла в костюм. Она аккуратно застегнула все металлические пряжки и молнии. По бокам костюма были укреплены электрические разъемы для интерфейсных кабелей.
   -- В клетку! -- скомандовал Луцкий.
   Ирина подчинилась. Луцкий сам пристегнул ее руки и ноги к координатным рейсшинам, прикрепил кабели и надел шлем. Затем замкнул двери сферической клетки. Теперь Ирина была в его власти. Костюм у нее был не обычный, он мог оказать большее воздействие на ее тело, чем стандартные модели. Луцкий выбирал, в какой мир ее послать. У него было несколько вариантов. Но он знал одно: наказание должно быть чувствительным. Он надел шлем и встал за пультом. Теперь Ирина была полностью в его власти.
   В глаза Ирины ударил яркий свет. Свет стал слабее, и она увидела приближающуюся к ней фигуру. Луцкий принял образ вождя берсерков. Он был дикий и могучий. Его длинные волосы были перехвачены золотым ободком. Мышцы бугрились на обнаженном торсе, а на кожаном поясе висели кнут и меч. Ирина стояла привязанной к массивной деревянной раме. Ее руки и ноги были широко разведены в стороны. За окнами бревенчатой избы шумел темный лес. В камине жарко пылал огонь.
   Берсерк подошел к пленнице и поднял ее голову за подбородок. В лицо вождю уставились наглые зеленые глаза. Вождь понял, что она не верила ему, не верила в эту реальность, и, возможно, в душе смеялась над ним. Это только подлило масла в огонь. Вождь с силой оттолкнул пленницу. Железные цепи зазвенели. Белокурые волосы упали на лицо девушки.
   -- Ты смеешься надо мной! -- взревел берсерк. -- Сейчас тебе будет не до смеха!
   Он взмахнул кнутом. Яркий ожог полоснул по обнаженному бедру пленницы. Девушка не издала ни звука. Вождь усмехнулся и ударил еще. Он хорошо знал воздействие этого кнута. Сначала он испытал его на себе. Еще три удара, звучных и сочных. Только теперь пленница застонала. Вождь зашел сзади. Следующие удары пришлись по ее нежным ягодицам. Три ярких полоски вспыхнули на белой коже пленницы. Она застонала громче. Еще три удара легли ниже, на бедра. Вождь знал, он будет бить ее, пока она не заревет в полный голос, пока не попросит у него пощады. И тогда он заглянет в ее зеленые глаза и, может быть, найдет в них ответ на свои вопросы. Берсерк продолжал стегать ее тело. Раз за разом удары становились все более жгучими. Голова пленницы моталась из стороны в сторону. Волосы спутались. По телу текли струйки пота. Удары ложились такими яркими красными полосками, что вождь на минуту прервался, чтобы полюбоваться ими со стороны. Он откинул волосы с лица пленницы. Она тяжело дышала. Глаза ее были закрыты.
   Веки ее были опущены.
   -- Я буду бить тебя, пока ты не изойдешь слезами, -- сказал вождь. -- Я хочу слышать твои вопли и крики, в них суть женщины.
   Пленница молчала. Только тяжелое прерывистое дыхание вырывалось из ее груди. И еще вождь слышал, как трещат поленья в камине, да воет за окном ветер, раскачивая деревья в лесу.
   Он опустил руку на бедро пленницы. Красные полоски от кнута набухли и, казалось, жгли его руку. Вождь почувствовал яростное желание овладеть пленницей и опять с трудом взял себя в руки. Он сделает это в самом конце, когда она униженно попросит о пощаде. Тогда он возьмет ее не как любовник, не как смиренный воздыхатель, а грубо и сильно как ее господин. А сейчас он хочет слышать ее крики, ее стоны, и он будет бить ее снова и снова, пока она не преодолеет гордость и не взмолится о пощаде. Веки пленницы по-прежнему были опущены. Но вождю очень хотелось видеть, как отражается в ее глазах боль. Так же ли она холодна и безучастна, когда в ее тело впивается кнут, как при занятиях сексом.
   Берсерк поднял ее лицо. Она не смотрела на него.
   -- Посмотри на меня, -- велел вождь.
   Пленница молчала.
   -- Я хочу, чтобы ты знала, за что тебя бьют. Ты обманула меня. Обманула с этим Новиком и поэтому должна понести наказание. Но сейчас это для меня не главное. Я хочу знать, кто ты. Я хочу проникнуть в твою душу. Я хочу разгадать твою загадку.
   И тут вождю показалось, что тело пленницы чуть заметно вздрогнуло. Вздрогнуло от внутреннего хохота. Это взбесило вождя. Он отступил на шаг и несколько раз сильно ударил ее по внутренней поверхности бедер. Пленница громко вскрикнула. И тогда вождь решил не останавливаться, он бил ее по ногам, пока она не закричала в полный голос. И только тогда он опустил кнут и снова вскинул ей голову. Ее глаза были открыты. С продолговатыми, как у кошки, зрачками они смеялись ему в лицо. Вождь понял, что видел это выражение и раньше, только оно всегда скрывалось за ее холодностью и безразличием.
   -- Хорошо, -- процедил сквозь зубы вождь. -- Ты получишь свое сегодня. Если потребуется, я буду истязать тебя всю ночь. А может, и дольше, пока ты не умрешь тут.
   -- Ты не сможешь этого сделать, -- пленница разлепила пересохшие губы. -- Ты слишком слаб для этого. Ты слишком слаб как мужчина, и ты слишком слаб как воин. Тебя не хватит на эту ночь.
   Взгляд ее зеленых глаз превратился во взгляд нацеленных ружей. Вождю стало не по себе.
   -- Посмотрим, как ты будешь выть и крутиться под кнутом. Сегодня я тебя жалеть не буду, -- сказал вождь и вновь поднял кнут.
   Времени у него более чем достаточно. И когда она обессиленная повиснет на путах, он возьмет ее. Возьмет ее сзади, трогая руками шрамы, оставленные на бедрах и ягодицах. И она будет бесчувственной и расслабленной почти такой же, как в моменты их близости наяву. Кнут свистнул в воздухе и хлестко опустился на тело пленницы. И тут она не сдержалась и закричала. Закричала дико и яростно. В этом крике было больше гнева, чем боли.
   Стекла в маленьком окне полопались и вывалились наружу. В избу ворвался холодный ветер. В этом ветре вождю послышался какой-то угрожающий звук. Он накатился будто издалека, но через мгновение избушка вздрогнула, будто от землетрясения. Дверь в избушку под мощным ударом влетела внутрь. В дверной проем просунулась голова чудовища. Чудовище было похоже на древнего ящера. Красные глаза ящера зло уставились на вождя берсерков.
   -- Ты звала меня, Велга? -- проревел ящер.
   -- Да, Дрон, помоги мне! -- простонала пленница.
   Ящер передними лапами стал разламывать проход. Вождь потянулся к волшебному рунному клинку. Но выхватить меч вождь не успел. Ящер рванулся вперед и снес крышу хижины. Сильный удар сбил берсерка на пол. Он очутился под огромной пятой ящера.
   -- Мне раздавить эту грязь, Велга? -- спросил ящер.
   -- Не сейчас, Дрон, чуть позже, -- ответила Велга.
   Она смотрела на поверженного вождя сверху. Ее глаза жили будто отдельной жизнью от ее иссеченного и страдающего тела. Во взгляде Велги читалось торжество и презрение к поверженному противнику. Ящер чуть заметно усилил давление, и в груди берсерка хрустнули ребра. Дикая боль пронзила его тело. Он закричал. В следующее мгновение все поплыло перед его глазами. Берсерк лишился чувств.
   Когда Луцкий очнулся, он увидел над собой встревоженное лицо Ирины. Она толкала ему в рот какую-то маленькую таблетку, и он чувствовал, как по его подбородку текут струйки воды.
   -- Хорошо, что вы пришли в себя, -- удовлетворенно произнесла Ирина и поднялась на ноги.
   Луцкий закашлялся. В груди болело. Он дотронулся до ребер. Ребра вроде бы были целые, но даже легкое прикосновение к ним вызывало боль.
   -- Может, вызвать врача? -- спросила Ирина.
   -- Не надо, -- прохрипел Луцкий.
   Он с удивлением смотрел на нее. Ирина была в том же черном костюме виртуальной реальности. Как она смогла выбраться из клетки? Ведь он не только пристегнул ее, но и закрыл на замок. И вообще, что здесь произошло? Никакого ящера не было в его программе. Луцкий тяжело встряхнул головой, боль в груди понемногу стихала.
   -- Может, отвернетесь, я хочу переодеться, -- сказала Ирина.
   -- Переодевайся, -- прохрипел Луцкий.
   Ирина больше не обращала на него внимания. Она расстегнула костюм и спустила его вниз, как змеиную кожу. Луцкий смотрел на нее. На ее теле спереди и сзади четко отпечатались алые полосы. Ирина растерла их рукой. Не глядя на Луцкого, она не спеша облачилась в свои белые трусики и лифчик. Луцкий почувствовал, как колыхнулся у него член. Но это случилось скорее по привычке. После такого шока о сексе с секретаршей думать не хотелось. Ирина критично осмотрела свои ноги, сквозь светлые колготки просвечивали темные полосы. Она постаралась как можно ниже стянуть свою мини-юбку. До конца рабочего дня оставалось еще два часа. Вдруг к Сергею Ивановичу придут люди и увидят ее в таком виде. Что они подумают? Закончив одеваться, Ирина подошла к зеркалу. Ее волосы совершенно растрепались. Тушь расплылась, протянувшись от глаз темными полосками. Ирина быстро смахнула макияж и достала косметичку.
   Луцкий тяжело поднялся с пола. На затылке у него вспухла большая шишка, и тупо ломило в груди.
   -- Что это было? -- спросил Луцкий.
   -- Не знаю, -- безучастно произнесла Ирина, подкрашивая губы. -- Какая-то ваша игра, наверное.
   -- Какая игра? Ничего такого там не было.
   -- Ну раз не было, так чего же вспоминать? В следующий раз будете осторожнее.
   -- Кто ты?
   -- Вы разве не знаете? Я ваша секретарша Ирина. Вы ведь именно меня желали видеть в том месте. Именно такую сексуальную и податливую.
   -- Да, но я не понимаю...
   -- Всему свое время, Сергей Иванович. Пусть все в наших отношениях остается как и прежде. Меня это устраивает. Но теперь вы кое-что знаете и не будете переступать определенный порог.
   -- Какой порог?
   Глаза Ирины метнулись на него из зеркала.
   -- Я выносливая, Сергей Иванович. Но даже у меня есть болевой порог. Поздравляю, вы его превзошли сегодня. Но я бы не советовала вам повторять этот эксперимент. Плохо от этого будет вам, а не мне.
   -- Что еще за чушь?
   -- Это не чушь. Скоро сами все поймете, даже если надумаете уволить меня... -- испытующий взгляд Ирины скользнул по Луцкому.
   -- Не уволю, -- сказал Луцкий.
   В корпорации творились какие-то странные вещи, и ему было необходимо разобраться во всем этом.
   -- Ну я пошла? -- спросила Ирина. Она уже закончила свой макияж.
   -- Ты, может, объяснишь мне что-нибудь?
   -- Зачем, Сергей Иванович? Вы и так уже многое поняли и узнали. Игра у нас хорошая, зачем ее портить? Может, как-нибудь еще в нее поиграем...
   -- Ирина!..
   -- Все, я пошла. Там, наверное, люди.
   Ирина повернулась и вышла из комнаты. Луцкий оглядел клетку, в которую запер Ирину. Ремни на координатных рейсшинах были разорваны пополам, дверца из никелированных труб выгнута наружу.
   -- Да кто ты такая, черт побери! -- в отчаянии воскликнул Луцкий.
   Он поднял шлем виртуальной реальности. На том месте, где он ударился затылком об пол, в крепкой пластмассе разбежались трещины. Шлем принял на себя всю силу удара ящера. И если бы не шлем, Луцкий бы валялся на полу с размозженной головой и в луже крови. Нет, он должен все выяснить! И выяснить сегодня же. Луцкий наскоро привел себя в порядок и вернулся в свой кабинет. Рабочий день продолжался, и координатора ждали важные дела.
  

Глава 11. Класс

  
   Настоящее имя Класса было Рыжков Константин Петрович. Ему было двадцать семь лет, за плечами он имел университет и четыре года стажа работы. Работу в корпорации он начал отнюдь не с должности бригадира тестеров. Начал Костя с руководителя отдела игрового дизайна. Это было два года назад, когда корпорация только разворачивала свою деятельность в России. На работу Костю взяли сразу. Правда, позже Костя узнал, что справки о нем навели где только возможно. По расторопности служба безопасности "ДиАй!" явно превосходила подобные государственные структуры. Новая работа всецело поглотила Костю. Он дневал и ночевал в корпорации, тогда они еще располагались в старом здании на проспекте Непокоренных. Все первые проекты корпорации прошли через него. Это была и "Матрица" и "Анреал". С этим играми корпорация сделала первые шаги в виртуальном пространстве. Проекты были раскрученные, корпорация купила на них лицензии у фирм-производителей, и дело пошло. Первые шлемы виртуальной реальности были вручены важным чиновникам. Костя видел эти шлемы. Вряд ли чиновники использовали эти шлемы для игр. Шлемы были выполнены в античных традициях и изготовлены из чистого золота. Костя отлично понимал, зачем это нужно. Без взяток бизнес в России невозможен.
   После раскрутки пошли уже собственные проекты: "Дом живых мертвецов", "Ужасы Питера", "Волчье логово", и, наконец, "Замок Флюреншталь". Костя, правда, хотел сделать какую-нибудь виртуальную стратегию, ему поднадоели однообразные стрелялки. Но руководство корпорации твердо стояло на достигнутых рейтингах и не хотело уступать. Костя смирился. Он терпеливо придумывал новых монстров и страшилищ, которых предстояло истреблять геймерам. В компьютере у Кости собралась, наверное, самая большая коллекция монстров, когда-либо придуманных человечеством. Эти порождения человеческого страха не были зафиксированы ни в одном каталоге. Вот только в названиях чудовищ Костя дошел до полного маразма. Он сам покатывался от смеха над такими перлами своего творчества, как "Медвежуки" и "крюкоужасы", но деваться было некуда. Надо же, чтобы эти монстры как-нибудь назывались. И его монстры, оживленные скелетной анимацией, появлялись во всех новых играх. Костя старался все делать точно. Его монстры были наделены силой, интеллектом и выносливостью именно в той мере, чтобы было интересно геймерам. Отдел трудился на славу. Корпорация по достоинству ценила Костины труды, и через год работы он смог приобрести 323-й "БМВ-i" 98 года выпуска.
   А затем появился новый проект, куда более серьезный. Корпорация решила заняться робототехникой. Работы у Кости добавилось. Вдобавок к его дизайнерскому отделу под его начало передали отдел роботостроения. Дело кипело. Первые роботы были изготовлены к концу прошлого года. Надо ли говорить, что Костя придал этим роботам формы своих любимых монстров. Так появились на свет Орк, Медвежук, Крылан и Гидралиск. Дизайн последнего Костя содрал из "Старкрафта" производства фирмы "Близард Ентертейнмент". Персонажи компьютерных игр ожили в реале. Кроме своих собственных электронных "мозгов" роботы имели радиоинтерфейс связи с "Большим Братом"., что во много раз увеличивало их интеллектуальные способности. Роботы строились в цехах корпорации, и Косте нравилось бывать здесь. Перед ним стояли творения его мысли. Они были для него как живые, эти железные монстры. Он мог подолгу разговаривать с ними и любовно ухаживать, словно за своими питомцами. Костя смазывал роботам подшипники, регулировал гидроприводы и постоянно копался в их мозгах, записывая в память своим творениям все более совершенные программы. И это действительно были лучшие роботы в мире. Корпорация намеревалась даже представить их на всемирной выставке в Токио. Пока же сведения о создании роботов хранились в тайне, и руководство "ДиАй!" снисходительно предоставляло конкурентам возможность наслаждаться успехами робота-собачки "Аибо". Все в карьере Кости Рыжкова шло хорошо, пока не произошел один случай, поставивший крест на всех его проектах.
   Это случилось в феврале. Роботы к этому времени прошли все тесты. И тогда кто-то из высшего руководства "ДиАй!" решил устроить им последнее испытание. И этим испытанием должен был стать бой между роботами. Для этого на подземных уровнях "Перста" создали специальную арену с амфитеатром, чтобы почетные гости могли любоваться битвами роботов. Это решение смутило Костю. Роботы были для него словно дети, и он не хотел, чтобы они топтали и калечили друг друга. Костя без обиняков высказал свое мнение профессору Мартину. Личный вход к высшему руководству был воспрещен для сотрудников нижнего звена и даже для руководителей отделов, но всем желающим разрешалось воспользоваться электронными сообщениями. Такое сообщение Костя и послал Мартину.
   Косте объяснили, что ход боя будет контролировать "Большой Брат". Новая программа, заложенная в кибермозг, не допустит, чтобы роботы повредили друг другу. Это будет скорее иллюзия боя: "Большой Брат" будет контролировать все толчки и удары, в реальном времени снижая их силу. Бои роботов были назначены на ближайшее воскресенье. На представление были приглашены высокие друзья профессора: губернатор Нильский, чины из мэрии, МВД и ФСБ, кое-кто даже из администрации президента. И это не считая денежных толстосумов, не пожалевших до тысячи долларов за то, чтобы наблюдать поединки. В корпорации готовились к боям роботов как к празднику. На флагшток подняли большой бело-голубой флаг с логотипом "ДиАй!", все внутри и вокруг вычистили и вымыли. Охранников переодели в новую униформу. После боя был назначен роскошный банкет, а для высоких гостей заготовили ценные подарки.
   Лишь Костя был далек от принятия этого праздника жизни. Он переживал за своих любимцев. Почему ради потехи этих господ его творения должны ломать друг другу "кости"? Его не удовлетворили объяснения профессора, сославшегося на тестирование новой программы для "Большого Брата". Костя не знал, как эта программа покажет себя в действии, и не хотел, чтобы в бою пострадал кто-нибудь из роботов. Ведь он продумывал и моделировал каждую детальку этих уникальных созданий. Многие узлы роботов были переделаны в процессе доводки, и никаких чертежей и документации таких переделок не сохранилось. И это не говоря уже о содержимом их электронных мозгов. Инженеры постоянно совершенствовали центральные процессоры роботов, и многие микросхемы, выполненные по индивидуальному заказу, существовали в единственном экземпляре. Костя и его товарищи сами собрали роботов и сами вдохнули в них жизнь. И когда они представили, что завтра кто-нибудь из их монстриков превратиться в груду железа, им становилось обидно до слез.
   Программным обеспечением роботов занимался лично Костя. И когда все возможности предотвратить побоище были исчерпаны, Костя решился. Поздним вечером он пробрался в цех, где стояли роботы. Он смотрел на них, будто видел впервые. "Конечно, все вы могли бы стать настоящими боевыми машинами. Страшнее вас созданий придумать трудно. Но я не хочу, чтобы вы стали драчунами", -- думал Костя. Эти машины явились из его фантазий, они были воплощением эстетики ужаса, но они были абсолютно безобидными -- опасными их делал человек. Костя придумал этих роботов вовсе не для того, чтобы они стали воплощением чьей-нибудь разрушительной мечты, поэтому ему была глубоко отвратительна эта затея с гладиаторскими боями.
   Костя открыл голову орка, равнодушно смотрящего на него выпуклыми стеклянными глазами, и вытащил из платы чип памяти с программой. "Будешь скакать козликом, орк", -- шепнул ему Класс, вставляя микросхему с новой программой. То же самое он проделал с Медвежуком, Крыланом и гидралиском. Дело было сделано. Костя улыбнулся: посмотрим, что будет завтра на арене. Представление состоится, но будет не таким, как его задумали. Домой Костя вернулся за полночь и лег спать с чувством правильно выполненной работы.
   Зал, где размещалась арена, был полон. Собралась вся верхушка корпорации. Прилетели люди из других городов. И это не говоря уже о том, что присутствовало немало гостей в услугах и благосклонности, которых корпорация была кровно заинтересована. В центральной ложе находился профессор Мартин. Профессор поднялся с кресла и оглядел зал:
   -- Дорогие друзья! Я счастлив приветствовать вас в нашем "Персте Петра"! Так мы называем это место, где творим все новое -- новый мир, новую реальность. Я счастлив, что и вы решили стать причастниками нашего нового дела, правильно избрав место на передовом рубеже современной науки и техники. Сегодня мы можем похвастаться успехами "ДиАй!" в России, в этой удивительной и прекрасной стране, где живет чудесный и отзывчивый народ. Именно в вашей стране мы добились выдающихся успехов. Но это только начало. Я чувствую, что с таким народом мы способны сделать следующий шаг. И пусть это прозвучит слишком смело, но мы готовы изменить реальность и построить новый мир. Мир, лишенный недостатков присущих старому пониманию реальности. Тот мир, в котором каждый из нас сможет найти то, что близко ему по пониманию и душевным склонностям. Нас часто упрекают в том, что мы строим замки на песке и уводим человека от реальности. Но почему реальность такова, что от нее хочет бежать человек? Почему наши пользователи платят нам деньги за то, что мы предоставляем им возможность погрузиться в мир иллюзий? Ответ, мне кажется, очевиден. Наша виртуальная реальность, построенная в соответствии с человеческой мечтой, лучше, чем та реальность, в которой мы живем на самом деле. И особенно эта разность потенциалов заметна в России. Простите меня, если говорю недостаточно понятно. Мой русский еще не так хорош, чтобы я мог выразить на нем мои мысли. Но суть вы, думаю, уловили. Сегодня мы пригласили вас, чтобы продемонстрировать наши достижения. Но сколь бы впечатляющими они вам они ни показались, хочу сразу оговориться -- это лишь первый шаг. Это начало к построению нового мира кибернетических систем и роботов, обладающих искусственным интеллектом.
   Вначале я хотел бы представить успехи корпорации в области роботостроения. В отличие от виртуальных миров, это наиболее вещественные наши достижения. Их можно потрогать руками. Это не главное направление нашей работы, но достаточно перспективное, чтобы вкладывать в него средства и силы. И после небольшого представления, которое разыграют тут наши роботы, мы перейдем к главному -- к демонстрации технологии создания виртуальных миров.
   Мартин опустился на свое место, и тотчас арену осветили лучи прожекторов. Торжественным маршем на арену выходили роботы. Первым шел орк. Через мощный торс орка был перекинут лук со стрелами. В руке орк сжимал копье с длинным древком. Класс воткнул ему в голову белое перо, и орк выглядел как удачливый охотник из отряда Робин Гуда. Следом шел Медвежук, тяжело переваливаясь с ноги на ногу. Его верхние конечности топорщились железными когтями, как ковши экскаватора. За Медвежуком вылетел вампир Крылан. Крылан сделал круг над ареной. Зрители ахнули, ощутив на лицах дуновение его крыльев. Крылан приземлился посреди арены и сложил крылья. Его могучие руки были скрещены на груди. Вся его гордая поза словно бы говорила: кто здесь посмеет сразиться со мной?
   Но когда на арену выполз гидралиск, публика испуганно притихла. Это была совершенная машина смерти, творение Мозга Зерга из игры "Старкрафт". Гидралиск остановился на арене, опираясь на длинный хвост. Его боевые передние конечности -- сабли -- тяжело оперлись о зеленое покрытие арены. Гидралиск был готов к бою и жаждал крови противников.
   Публика зааплодировала. Луцкий вопросительно взглянул на Костю: все ли готово? Костя утвердительно кивнул головой. Он знал, что радиоинтерфейс "Большого Брата" отключен, и никто, кроме программы в головах роботов, не управлял ими. В этом был определенный риск. Существовала малая доля вероятности, что роботы могут выйти из-под контроля. Но Костя был уверен в себе, уверен в своих силах.
   -- На поединок вызываются Медвежук и Орк! -- объявил Луцкий.
   Луцкий стоял гордо, словно римский император. Ему даже имя можно было придумать подходящее -- Луций.
   Медвежук и Орк, как и было запланировано, двинулись вокруг арены, воинственно вздымая конечности и потрясая кто оружием, а кто угрожающими когтями. Гидралиск и Крылан тихо сдвинулись в проход, уступая место бойцам. Медвежук и орк остановились друг против друга. Их глаза-камеры в упор изучали друг друга, выискивая слабые места в обороне противника.
   Ударил гонг. Орк взмахнул копьем. Острие зависло над головой Медвежука. Медвежук прикрылся лапами. Костя испугался: неужели его программа дала сбой? Медвежук завыл и неуклюже попятился. Орк издал воинственный клич и потряс копьем. Ноги у Медвежука подкосились от страха, и он толстой задницей плюхнулся на пол. Медвежук сидел на арене и, прикрываясь лапищами, всхлипывал, как испуганный ребенок. Голосовой синтезатор Медвежука воспроизводил звуки, похожие на тонкий плач. Это было что-то новенькое, Костя сам не ожидал такого от своих воспитанников. Орк остановился перед плачущим Медвежуком и растерянно опустил копье. Ему стало жалко друга Медвежука. Почему, он и сам не знал.
   "Охотник леса! Пожалей меня! Чем провинился пред тобою Медвежук?" -- прохныкал Медвежук.
   Орк смотрел на Медвежука. Казалось, в нем боролись противоположные чувства или, вернее, байты программ. Поколебавшись, Орк отбросил свое устрашающее копье и подал Медвежуку руку. Медвежук захлопал в стальные ладоши и запел:
   "В лесах Чухонии дремучей
   охотник сети расставлял напрасно.
   Не ведал орк лесной могучий,
   что не услышит он "Большого Брата".
   В его программе прописались глюки,
   а значит и в засаде часто
   он коротает ночи бесполезно,
   ведь он теперь совсем не злюка
   и малыша не тронет Медвежука.
   Программный синтезатор Медвежука завыл простенькую кельтскую мелодию. Костя засмеялся. Этого точно не было в его прошивке. Песню Медвежук сочинил сам. Орк сбросил с себя лук и колчан со стрелами. Поднимая вверх колени, он закружился в танце возле Медвежука. Гости рассмеялись. Раздались аплодисменты. Костя посмотрел на Мартина. Профессор тоже улыбнулся. Орк продолжал водить хоровод вокруг сидящего Медвежука. Медвежук же наигрывал простые мелодии на своей программной дудочке и прихлопывал в ладоши как в литавры. Иногда он снова пытался петь, и тогда все покатывались со смеху над его куплетами.
   Крылан и гидралиск стояли позади и прихлопывали в такт мелодии ногами. Луцкий уже собирался объявить вторую пару участников состязаний, но в этот момент Крылан поднялся в воздух и приземлился рядом с орком. Они взялись за руки и закружились возле веселого Медвежука безмятежно распевающего свои песенки. Гидралиск ударил шипастым хвостом и выполз на середину арены. Размахивая в воздухе боевыми саблями, как дирижерскими палочками, он тоже вступил в веселый хоровод вокруг Медвежука. Все улыбались и хлопали в ладоши. Даже профессор Мартин. Орк пошел в присядку под веселые наигрыши Медвежука. Гидралиск крутился на своих шести ногах, а вампир Крылан подпрыгивал и хлопал крыльями.
   Костя поймал на себе Луцкого. Луцкий опустился к нему на передвижном кресле. "Шеф вызывает", -- сообщил Луцкий.
   -- Ваша работа? -- спросил его Мартин, отвернувшись от арены.
   -- Моя, -- не стал отпираться Костя.
   -- Неплохо, но это не то, на что мы рассчитывали. Мы должны были оценить боевые способности этих существ.
   -- Зачем? -- спросил Костя. Он в самом деле не понимал, зачем это нужно.
   -- Они наши стражи. И мы должны знать, на что они способны, -- ответил Мартин.
   -- Разве это нельзя проверить другими способами, и не гробить роботов?
   -- Но ведь это просто кибермеханика. -- Профессор как забавную козявку разглядывал стоящего перед ним молодого человека. Он отказывался поверить, что кто-то в корпорации может нарушить его распоряжения. Впрочем, эти русские всегда были непредсказуемы и своевольны.
   -- Для меня нет, -- сказал Костя.
   -- Я думаю, это случай следует обсудить на совете и сделать соответствующие выводы, -- вступил в разговор Луцкий. Его взгляд менялся от осуждающего достающегося Косте до подобострастного обращенного на профессора.
   -- Завтра малый совет. Там и заслушаем господина Рыжкова, -- объявил профессор.
   Костя понял, что приговор вынесен. Так и случилось. Костя потерял свою должность. Хорошо хоть его оставили в корпорации. Он стал просто тестером. Самой низшей кастой в корпорации. Его способности ценили, но строптивость не простили. Да он и не просил об этом. Оказавшись на новом месте, Костя не растерялся. Он быстро набрал команду геймеров самого высокого класса. Все вместе они штурмовали виртуальные пространства, придуманные программистами и дизайнерами. Тестеры первыми проходили игры и находили ошибки в программном обеспечении. Они лезли в лапы монстров и пасти драконов, чтобы проверить, а правда ли эти твари так опасны и не стоит ли за ними пустота -- так нелюбимая программистами оплошность. И найдя неизбежные ошибки, занимались тем, ради чего стоило работать, -- давали программистам ценные замечания по поводу устранения их глюков. В этом состояла работа тестеров. Костя стал у них главным и получил ник Класс. И он прекрасно понимал, что после концерта роботов выше этой должности ему подняться не дадут.
   Когда произошел несчастный случай с Блейдом, Костя не удовлетворился официальными объяснениями. Ему показалось, что два события состоят в роковой связи. Сначала Блейд пропал на несуществующем уровне виртуальной реальности, затем его на арене травмировал гидралиск. Класс видел, как, пошатываясь, Блейд выходил на арену. Глаза у Блейда были, как у наркомана, захваченного своими глюками. Но Блейд не был наркоманом. Это был здоровый семнадцатилетний парень, открытый и общительный, с прекрасным чувством юмора. Класс тогда не придал этому значения, как не придал значения и тому, что с арены вынесли получившего травму Новика. После Новика должен был драться Блейд. Класс помог Блейду надеть бронекостюм. Блейд даже словом не обмолвился, только кивнул в знак благодарности. Казалось, он все еще пребывал в реальности, открывшейся ему на нижнем уровне замка. Поединок длился около минуты. Гидралиск нанес Блейду страшный удар саблей. Блейд, как выбитый из седла рыцарь, упал на арену. "Большой Брат" даже не попытался ослабить удар. Это видели все, кто был в зале. Просто публика считала, что так и должно быть. Но те, кто знал, пришли в ужас. Блейда вынесли с арены на носилках и срочно отвезли в реанимацию.
   Класс попытался разобраться, что произошло после того, как тестеры открыли скалу в пещере ифрита, но у него ничего не вышло. Уровень, где побывали Новик и Блейд, исчез из игры так же неожиданно, как появился. И никаких следов в памяти "Большого Брата" он не оставил.
   Блейд лежал в коме. Оставался последний свидетель таинственного происшествия Новик, но вчера после малого совета Луцкий вызвал Костю к себе.
   -- Садись, Класс, -- вальяжно указал Луцкий на кресло перед собой. -- Ты к Новику не собираешься? Вы ведь, кажется, подружились?
   -- Пока нет, -- ответил Класс.
   -- Надо его навестить. Возможно, ты слышал, что в корпорации проводятся опыты по нейролингвистическому программированию и управлению психикой человека. Для "Большого Брата" разработана специальная программа для этих целей. Вчера "Большой Брат" тестировал Новика на детекторе лжи. Мы не знаем, каковы окончательные результаты этого тестирования, но, кажется, память о работе в "ДиАй!" у Новика стерта. Это очень важная научная задача -- стирание определенных участков памяти. Мы поручаем тебе деликатную задачу, Класс. Надо проверить Новика, что он помнит, а что нет.
   -- Зачем вы это сделали? -- напрямую спросил Класс.
   -- Новик решил уволиться. Он знал многое из того, что подпадает под определение коммерческой тайны. И потом эта неприятность с Блейдом. Не хотелось, чтобы что-то вышло наружу. Понимаешь, о чем речь? ведь пКласс? чем речь, Класс?чно увезли в реаниманию.________________________________________________________________________
   -- Нет, -- резко сказал Класс. -- Но я съезжу к Новику. Мне самому хочется разобраться в том, что произошло на том уровне.
   -- Вот и хорошо. Поговори с Новиком, что он помнит об этом и о нашей работе. Мы должны убедиться в эффективности нашей методики. Это задание не мое, профессора. Профессор доверяет тебе. И если все сделаешь правильно, то, возможно, не навсегда засидишься в тестерах.
   -- Хорошо, -- ответил Класс.
   -- Ну тогда дерзай! Удачи!
   -- Можно один вопрос? -- остановился Класс.
   -- Да? -- поднял на него глаза Луцкий.
   -- Вам что-нибудь известно, откуда в игре взялся этот уровень?
   -- Кто-то выкрал материалы из архива. Сейчас над этим работают.
   -- А что было в архиве? -- спросил Класс.
   -- Первоначальный код. Планировалось продолжить "Замок" на еще один уровень. Но это были лишь черновые наброски кода да сценарий. Кстати, профессор поручил доработать этот первоначальный код и запустить продолжение "Замка Флюреншталь".
   Костя вышел от Луцкого. Информации к размышлению было более чем достаточно. То, как обошлись с Новиком, только плеснуло масла в огонь. Если корпорация решилась на такие крайние меры, как стирание памяти, то действительно случилось что-то из ряда вон выходящее. Все это требовало объяснения. Не такой был человек Костя, чтобы сделать вид, что ничего не произошло. Поэтому он сразу поехал к Новику.
   Новик третий день сидел дома. Света что-то спрашивала его о работе, он только пожимал плечами и отвечал, что ищет работу. Света выразительно крутила пальцем у виска, награждая его соответствующим взглядом. Но Дмитрию было все равно. Целые дни он просиживал в виртуале, благо деньги у него были. Это было полным безумием, но он пытался попасть в "Замок Флюреншталь". "Замок" больше не загружался. Но Новик чувствовал, что он должен вернуться в эту игру, ибо там осталось что-то, что он должен был вспомнить. Другие игры корпорации были ему неинтересны. Он знал их все наизусть, но играл и в них, поскольку другого занятия своему выпитому разуму не находил. В виртуале было хоть какое-то спасение от внешнего мира, пресного и бледного, как выцветшая картинка. Поэтому, как только раздался звонок в дверь, Дмитрий обрадовался. Хоть кто-то живой заглянул к нему.
   В дверях стоял Класс. Это было как явление призрака. Дмитрий понял сразу, что знает этого человека. Но кто это вспомнить не мог. Такое с ним в последнее время часто случалось.
   -- У тебя есть время? -- спросил Класс.
   -- Полно, -- ответил Дмитрий.
   -- Тогда, может, посидим где-нибудь?
   -- Проходи, если хочешь.
   -- Лучше не дома.
   -- Хорошо, я оденусь, -- сказал Дмитрий.
   Через несколько минут они сидели в Костином "БМВ".
   -- Я знаю, что случилось. Тебе стерли память, -- сказал Класс.
   -- Вот оно что. А я-то все думаю, почему чувствую себя как с глубокого похмелья.
   -- В корпорации существует методика обработки сознания людей с помощью компьютера. Они воздействуют на мозг с помощью специально подобранных звуковых сигналов и визуальных образов. Это что-то похожее на нейролингвистическое программирование, соединенное с электрошоком. Эта методика держится в секрете. О тебе мне сказал Луц. Он велел проверить, насколько глубоко стерта твоя память.
   -- Зачем они это сделали? -- спросил Дмитрий.
   -- Я бы тоже хотел это знать. И еще я бы хотел знать, что произошло с Блейдом.
   -- Ты спрашиваешь у живого трупа. Я что-то помню, но очень смутно, образы не задерживаются. Я забыл даже, как тебя зовут. Хотя помню, что мы где-то встречались, -- усмехнулся Дмитрий.
   -- Меня зовут Класс или Костя.
   -- Да, что-то такое... Класс, -- повторил Дмитрий.
   -- Ты помнишь Блейда? Помнишь, что с вами случилось, когда вы попали в тот мир? -- спросил Класс.
   -- Блейда помню, -- не совсем уверенно произнес Дмитрий. -- Я загрузился из дома. "Замок" был еще в сети. Там был Блейд. Он предложил мне пройти дальше. Мы вошли в подземелье, но дальше все отрубилось. Больше я не смог войти в "Замок".
   -- У тебя остались эти сохранения?
   -- Остались.
   -- Тогда если ты снова войдешь в игру, может быть, что-нибудь вспомнишь? -- спросил Класс.
   -- Может, вспомню. Но игра не загружается, -- сказал Дмитрий.
   -- Не загружается она из твоего дома. Системный монитор блокирует выход "Замка" во внешнюю сеть. В корпорации за мной зарезервирована машина, на которой нет системного монитора. В системе "Большого Брата" "Замок" еще жив. Так можно попасть на тот уровень. Попробуем начать с того места, где ты потерял Блейда. Ты помнишь, где это?
   Васильев рассеянно посмотрел вдоль улицы. . Из гастронома на углу выходили люди. Стена дома была давно некрашеная, обшарпанная, с облезлыми бетонными плитами. Шершавая, как точило. Точило по-английски -- хоун. Круг камней -- хедж.
   -- Хоунхедж, -- чуть слышно произнес Васильев.
   -- Что? -- переспросил Класс.
   -- Поехали, кажется, я что-то вспомнил. Только возьму диск, -- сказал Васильев.
   Он вернулся с диском, и Класс тронул машину. Они быстро поехали по опустевшим улицам вечернего города.
   К "Персту Петра" примыкало вытянутое здание в один этаж. Здесь располагались цеха и гаражи. Здесь Костя ваял своих роботов. Новику же, пока он работал в корпорации, этот вытянутый корпус с зарешеченными окнами почему-то напоминал покойницкую. Видимо, где-то он видел похожее строение при больнице.
   Класс подрулил к неприметной железной двери, выкрашенной в зеленый цвет.
   -- Пройдем здесь, -- объявил он и вставил в прорезь замка магнитную карточку. Замок мягко щелкнул. Новик за время работы ни разу не бывал в этом корпусе.
   -- Что здесь? -- спросил он.
   -- Увидишь, -- сухо ответил Класс.
   Как только они оказались в просторном производственном помещении, яркие лампы на потолке вспыхнули сами собой.
   -- Спасибо, не надо, -- Класс щелкнул выключателем, оставив только тусклые фонарики дежурного освещения.
   -- Никто не должен знать, что мы здесь, -- пояснил Класс.
   За большими железными воротами был цех по производству роботов. Незаконченные роботы железными громадами высились вдоль длинного цеха.
   -- Это цех роботов. Когда-то я тут работал,-- сказал Класс. --Здесь я сделал Медвежука, Орка и Крылана. Теперь тут видишь, чего ваяют.
   Прямо над ними возвышался механический динозавр с раскрытой пастью.
   -- Зачем эти динозавры? -- спросил Новик, оглядывая ряд механических ящеров. Многие роботы уже были одеты в пластик, имитирующий чешую рептилий.
   -- Видал, какую дребедень делают! Заказ какого-то Диснейленда. Устроили тут парк Юрского периода, -- с обидой произнес Класс.
   Они проследовали мимо строя динозавров.
   -- Куда их столько? -- спросил Васильев.
   -- Товар, пользующийся спросом. У профессора большая программа по продвижению этих зверей в Америке.
   Они остановились возле двухметрового орка.
   -- Узнаешь? Этот парень отправил тебя в нокаут на поединке, -- напомнил Класс.
   -- На каком поединке?
   -- У тебя спина, случайно, не болит?
   -- Так это ты сделал этого злого орка? -- спросил Васильев.
   -- Он не был злым. Все дело в программе. Это был веселый охотник леса, что-то вроде Робин Гуда.
   -- Ни фига себе Робин Гуд! -- Васильев временами ощущал боль в спине от удара этого весельчака, который сейчас щерился на них клыками из-под расплющенного носа.
   -- Это только машины. Если их соответствующим образом запрограммировать, то они в один прекрасный день пожрут всех детишек в диснейленде.
   -- Но кто-то ими управляет?
   -- Прошивка во флэш-памяти и "Большой Брат".
   -- "Большой Брат" -- это Велга. У меня остались не слишком приятные ощущения от этого общения, -- задумчиво произнес Новик.
   -- Про Велгу ничего не знаю. Машины с таким именем в корпорации не существует. А "Большой Брат" это виртуальный кибермозг. Разные машины объединены между собой скоростными сетями и образуют единство кибермозга, которое мы называем "Большим Братом".
   Они прошли сборочный цех и оказались в мастерских, где производили механические части роботов.
   -- В корпорации делают почти все. Здесь механические мастерские, чуть дальше цех по сборке электронной аппаратуры, -- пояснил Класс.
   -- Никогда бы не подумал, что здесь делают роботов.
   -- Да, работы ведутся в секрете. Ключ от этой двери мне удалось стянуть ценой невероятной хитрости.
   Следующим был цех по сборке электронной аппаратуры для роботов.
   -- Когда-то здесь у меня был свой кабинет. Сейчас мы попытаемся проникнуть туда, -- сказал Класс.
   Он подошел к железной двери и вставил магнитную карточку. Замок опознал карточку и приглашающе щелкнул. Класс облегченно вздохнул. Его план пока не давал сбоев.
   -- Здесь мой терминал, -- объявил Класс. -- На производственников в корпорации смотрят свысока, поэтому системного монитора на этих компьютерах не установлено. Но шлем виара подключить можно, и доступ ко всем виртуальным мирам отсюда есть тоже.
   -- Здорово! -- восхищенно произнес Дмитрий.
   -- Давай проходи. Время у нас до рассвета.
   Они оказались в небольшой рабочей комнате. В центре стоял стол с компьютером. Еще один рабочий стол был завален чертежами. В углу находился шкаф с папками документации, рядом продавленный диван, покрытый зелено-коричневым велюром.
   Класс кивнул на шлем виртуальной реальности, небрежно брошенный на монитор.
   -- Дерзай, Новик. Найди Блейда и еще раз постарайся вытащить его оттуда.
   -- Не знаю, удастся ли. То, что мне вспоминается, говорит о том, что не все так хорошо, как хотелось бы.
   -- А ты постарайся. И постарайся, пока там будешь, все вспомнить. Это очень важно.
   Новик вставил диск в дисковод и попытался войти в игру. Через некоторое время он разочарованно снял шлем.
   -- Я пытался загрузиться несколько раз, но мне говорили, что проект закрыт.
   -- Давай попробуем еще раз. Если понадобится, поднимем архивы "Большого Брата". Я знаю пароли.
   Класс вошел в систему и забарабанил по клавишам. У него получилось. "Большой Брат" открыл архивы. В архивах сохранился хорошо знакомый им "Замок Флюреншталь". В теневой памяти "Большого Брата" ничего не пропадало бесследно.
   Новик снова надел шлем.
   -- Постой, я с тобой, -- сказал Класс.
   -- Не знаю, получится ли, -- с сомнением произнес Новик. -- Там были только мы с Блейдом.
   -- Не хочу потерять там еще и тебя. Давай попробуем вместе.
   -- Давай, -- согласился Новик и нажал "ввод".
   Игра загрузилась. Но Класса в игре не было. Перед Новиком была каменная пещера, рядом стоял Блейд, а вдали темнели крутые склоны Хоунхеджа.
  

Глава 12. Поход на Друккарг

  
   -- Я больше не дам тебе делать глупости, -- Новик крепко держал Блейда за руку.
   -- Какого хрена, Новик! Как это они сделали? -- взгляд Блейда уперся в непроницаемую стену.
   -- Меня не волнует! Мы должны уйти отсюда. Ты слишком давно здесь.
   -- Сколько?
   -- Скоро неделя. Твое тело лежит в институте мозга. Все думают, что ты в коме.
   -- Я же говорю: "Жизнь после смерти", -- усмехнулся Блейд.
   -- Если послушаешься на этот раз, еще поживешь в этой жизни, -- сказал Новик.
   -- В какой жизни? -- улыбнулся Блейд.
   -- В настоящей.
   -- Ты говорил это в прошлый раз? -- спросил Блейд.
   -- Не помню, -- признался Новик.
   -- А помнишь, как мы были там? -- Блейд кивнул на Хоунхедж.
   -- Я ничего не помню, мне стерли память.
   -- Кто? -- удивился Блейд.
   -- Корпорация.
   -- Зачем?
   -- Думаю, из-за тебя. Они не хотят, что кто-нибудь знал, что случилось с тобой, -- сказал Новик.
   -- Нет, они не хотят, чтобы кто-нибудь знал про Хоунхедж, -- возразил Блейд.
   -- Возможно, -- согласился Новик. -- Но ты-то знаешь все.
   -- И даже больше. Ты прав, Новик. Там смерть... -- сказал Блейд.
   Новик обернулся к закрывшей их стене. За стеной остался Класс и весь виртуальный мир "Замка Флюреншталь". Два уровня игры разделяла непреодолимая программная пустота.
   -- Дороги назад нет, я пытался, -- сказал Блейд.
   -- Я знаю. Дорога только вперед, и мы можем победить, если будем стараться.
   -- Ты что? -- улыбнулся Блейд. -- Это невозможно. У нас нет оружия против этих монстров.
   -- У меня было два дня, Блейд, после того как мне стерли память. Я был как с глубокого похмелья или после наркоза. Мысли вращались в другую сторону. Я многое понял. Мы должны идти туда и бороться без оружия.
   -- Ты с ума сошел!
   -- Иначе все будет повторяться так до бесконечности. Но все имеет какой-то смысл. Эта дверь рано или поздно распахнется, и тогда весь Хоунхедж выплеснется в наш мир.
   -- Снова пойдем туда? -- спросил Блейд.
   -- Придется. Я не знаю, сколько раз мы можем умереть там. Но с каждой смертью мы получаем новый опыт. Мы знаем уже гораздо больше об этом мире, ты согласен?
   -- Да, но ты возвращаешься, а всегда остаюсь здесь...
   -- А ты думаешь легко возвращаться? Я смертельно устал это делать. Класс привез меня, чтобы я еще раз попытался вытащить тебя.
   -- Хочешь попробовать еще раз? -- Блейд повернулся и пошел по темному тоннелю.
   Перед ними была уже знакомая дорога из туфа и пемзы. Впереди под лиловым небом нависала гора Хоунхеджа. И все-таки что-то в этом потустороннем пейзаже было не так, как в первый раз. И вскоре Новик понял что. Возле города-горы все было усыпано темными точками. Все его обитатели повылезали из нор и, собравшись огромной толпой, покачивались в каком-то странном ритме.
   -- Чего это они? -- спросил Новик.
   -- Боевой танец. Сегодня они выступают.
   -- Куда выступают? Что ты знаешь?
   -- Идут войной на Друккарг, другой город преисподней.
   -- Откуда ты это знаешь, Блейд?
   -- Посмертная память. Несколько дней перед смертью они держали меня в темнице. Я многое узнал там.
   -- Ну раз ты это помнишь, значит, ты жив?
   -- Но я помню и то, что умер. Хотя если мое тело лежит в институте мозга, значит, я еще не совсем мертв, -- сказал Блейд.
   -- Что такое Друккарг?
   -- Это наш Питер, только какой-то вывернутый... Два этих города враждуют. Но Хоунхедж сильнее.
   Темные фигурки под горой собрались в большой круг. Они взялись за плечи друг друга и пошли хороводом. В центре на большом камне возвышался лорд Мрак. Он выкрикивал какие-то воинственные кличи. Новик подумал, что где-то уже видел подобное. Это очень походило на чеченские пляски. Карлики потрясали пиками в такт призывам Мрака и что-то кричали в ответ.
   Блейд и Новик остановились на краю кратера. Дальше дорога круто спускалась к Хоунхеджу.
   -- Ты знаешь, где сейчас Друккарг в виртуальном мире? -- спросил Блейд.
   -- Нет.
   -- В новом симуляторе "Житие в Петербурге". Ты там не бывал?
   -- Нет, не люблю симуляторы. А что, там еще один проход?
   -- Каким-то образом в симуляторе объявился замок Флюреншталь. Он словно обиделся, что его закрыли, и залез в другую игру. Если карлики Хоунхеджа захватят Друккарг, они откроют дверь в замке Флюреншталь и окажутся в виртуальном Петербурге.
   -- Что ты говоришь?
   -- Считаешь, полная чушь? Но это так. Я здесь умер, так что имею право на последнее слово, -- невесело пошутил Блейд.
   Новик обратил внимание на его лицо. Оно было бледным, впрямь как у мертвеца. Наверное, таким он и лежит в институте мозга. И глаза Блейда потемнели. В них скрывалась какая-то необъяснимая глубина, постичь которую Новик был не в состоянии.
   -- Кто живет в Друккарге? -- спросил он.
   -- Такие же игвы. Только числом поменьше. Они все тут враждуют между собой. На земле это оборачивается войнами и катаклизмами.
   -- Что будем делать?
   -- Дорога одна -- идти вниз, -- равнодушно ответил Блейд и двинулся к краю кратера. "Видимо, умирать в этом аду у него уже вошло в привычку", -- невесело подумал Новик и последовал за товарищем.
   Карлики внизу перестроили ряды. Они разбились на четкие каре и застыли в ожидании. Это длилось какую-нибудь минуту. Затем норы в горе окутались облаком пыли. На площадь перед Хоунхеджем выбежали чудовища. Похожи они были на давным-давно вымерших на земле ящеров. Ликующие крики пронеслись над рядами игв. Они приветствовали появление ящеров.
   Лорд Мрак спустился с пьедестала и взобрался на покорно подставленную спину ящера, похожего на огромную ящерицу агаму.
   -- Смерть Друккаргу! Смерть Жругру! Хоунхедж -- навеки! -- возгласил Мрак, потрясая копьем.
   -- Смерть! Смерть! Смерть! -- прокричали игвы. -- Да здравствует лорд Мрак, Великий игва Друккарга и Хоунхеджа!
   Игвы оседлали ящеров. Ящеры покорно склонили спины и позволили взобраться на них маленьким уродцам. Игвы залезли в клетки, развешанные на спинах ящеров. Кто не поместился в клетках, расселись между гребнями на хребтах ящеров. Ящеры, тяжело ступая ногами, двинулись к противоположному от Блейда с Новиком краю кратера.
   -- Надо остановить их! Если они раздавят Друккарг, не устоит и Питер, -- воскликнул Блейд.
   Он припустил по каменной дороге к Хоунхеджу. Новику не оставалось ничего другого как последовать за товарищем. Хотя, что собирался предпринять Блейд, оставалось для него загадкой.
   -- Стойте! -- закричал Блейд. -- Стойте! Вы не сможете победить ваших врагов!
   Караван замедлил ход. Ящеры недовольно повернули оскаленные морды к бегущему с горы человеку. Игвы подняли дружный вой. Лорд Мрак поднялся в своей кибитке в полный рост.
   -- Это снова ты! -- зло выкрикнул он.
   -- Остановитесь! Если вы пойдете на Друккарг, вы поднимите против себя Жругра! -- кричал Блейд, перекривая рев динозавров и вой игв.
   -- Какое тебе дело до нас! Тебе одной смерти мало? -- ощерился на него Мрак.
   -- Вы не победите! Вы все погибнете там! Жругр придет на помощь Друккаргу! -- выкрикивал Блейд.
   -- Бред! -- выкрикнул Мрак. -- Хватайте этого таракана!
   Отряд из пяти игв соскочил с ящеров и бросился к Блейду. Блейд не боялся игв и бежал прямо на выставленные пики. Одну смерть в их мире он уже пережил. И снова пришел к ним. Блейд добежал до подножия Хоунхеджа и остановился прямо перед ящером, на котором сидел Мрак.
   -- Ты слышал, что я тебе сказал! -- крикнул Блейд Мраку. -- Вам не победить Друккарг! На его сторону встанет Жругр! Хочешь, Мрак, сразиться с уицраором?
   -- Взять его! -- завопил Мрак. -- В кандалы и в клетку! Теперь ты, мой друг, так быстро не умрешь. Уж я позабочусь об этом!
   -- Неужели ты забыл, Мрак, чем кончилась моя прежняя смерть? Я снова пришел к вам и говорю: опомнитесь и обратитесь! Слушайте мое пророчество и просветитесь, иначе все вы жители темных миров погибнете у стен Друккарга!
   Игвы набросились на Блейда и повалили его на землю. В спину Блейда уперлись пики. Принесли кандалы и заключили руки и ноги Блейда в железные оковы. Игвы накинули на Блейда канаты и засунули в железную клетку, висящую на спине толстого, как бочонок, ящера.
   Новик стоял на кромке кратера. Пока игвы не замечали его. Но он не мог бросить Блейда. Он поклялся, что на этот раз вытащит его отсюда. Новик сорвался с края горы и побежал вниз. Он бежал вниз с обреченностью солдата, идущего в последнюю атаку, и кричал что-то похожее на "Ура-а-а!". Игвы заметили второго пришельца. По их рядам пробежало волнение. Мрак указал копьем на Новика. Игвы бросились навстречу Новику. К нему спешил тот же караул, что только что сковал Блейда. Не прошло и минуты, как Новика прижали к земле остриями пик.
   -- Новый! -- воскликнул Мрак. -- Откуда тольео они берутся?
   Игвы проворно делали свое дело. Руки и ноги Новика оказались стянутыми крепкими железными кандалами. Дверца клетки распахнулась, и Новика засунули рядом с Блейдом.
   -- Зачем ты? -- спросил Блейд. -- Не надо было этого делать.
   -- Я больше не брошу тебя.
   -- Спасибо, друг, но я уже мертв. А ты еще нет.
   -- С игвами это не надолго. Но ты так и не сказал, какой у тебя план?
   -- План простой: мы должны остановить вторжение в Друккарг.
   -- Как ты это себе представляешь?
   -- Не знаю. Но все миры связаны очень тесно. Если игвы Хоунхеджа возьмут Друккарг, это немедленно аукнется в нашем мире войнами и кровью. Под угрозой мир на земле.
   -- Было бы оружие... -- вздохнул Новик. -- А где тот корень?
   -- У меня его отобрали, когда схватили в тот раз. Но это не важно. У нас есть оружие. Это наше слово. Оно не менее действенно в этих мирах.
   -- Думаешь, поможет?
   -- Запомни: мы -- пророки! Пусть даже смерть. Они больше не смогут убить меня. Один раз они это уже сделали. Надеюсь, тебя убить они тоже не смогут.
   -- Спасибо за надежду. Но как-то неприятно, когда убивают...
   -- Игвы боятся пророков. Боятся слова. Запомни это. Если нам удастся породить в них сомнения, они не возьмут Друккарг.
   -- Ты слишком увлекся, Блейд. А ты не думаешь, что...
   Раздался громкий вой трубы. Мрак поднялся с сиденья и протрубил в большой загнутый рог. Ящеры ответили ему дружным ревом. Тяжелые ноги ударили по земле, и караван тронулся в поход. Ящеры начали медленно взбираться по склону кратера.
   -- Ты понял, откуда они здесь? -- спросил Блейд.
   -- Кто? -- не понял Новик.
   -- Ящеры и карлики, называемые игвами.
   -- Нет.
   -- Это реликты. Сюда, в этот слой, сбрасывается все злое, что отжило свой век на земле. Все отбракованные эволюцией жизнеформы и идеи сохраняются здесь. Это помойка или, как говорится в Библии, геенна огненная.
   -- Зачем Богу это? -- спросил Новик.
   -- Не поминай... -- Блейд не успел предупредить.
   Охранник-игва просунул пику в клетку и ткнул острием в бок Новику. Кровь выступила настоящая, яркая и красная.
   -- Не поминай Господа здесь. Игвы этого не выносят. Здесь правит злой дух. Еще не пришло время игв слышать Слово Божье, -- прошептал Блейд.
   -- Мне больно! Это по-настоящему, -- Новик с трудом дотянулся до раны. Рука была в крови. Кровь продолжала сочиться сквозь куртку.
   -- Надо перевязать рану. Игвы не должны видеть кровь. Они балдеют от этого. Кровь для них как наркотик. Я скрою тебя, попробуй заткнуть рану куском куртки, -- Блейд протиснулся к Новику и загородил его своим телом.
   Скованными руками они оторвали кусок от куртки Новика и кое-как перемотали рану.
   -- Это не игра, Блейд! -- стиснув зубы, простонал Новик.
   -- Я понял это после первой смерти.
   -- Что ты несешь? Ты в институте мозга, бледный, как восковая кукла. К тебе тянутся трубки и провода. Ты в коме.
   -- Ты в этом так же уверен, как в том, что сейчас не истекаешь кровью в машине "Скорой помощи"?
   -- Нет, Блейд! -- Новику стало страшно от одной этой мысли.
   -- Мы попались, Новик. А раз попались, будем играть до конца. Другого выхода нет.
   Динозавры тяжело ступали по каменной равнине. Лиловый свет рассеянными потоками лился сверху из мглистой мути. Ни травинки, ни дерева в этом мире не было. Одни только камни, лавовые болота, оплавленный базальт и пемза.
   -- Откуда тут взялся корень? -- вдруг вспомнил Новик.
   -- Какой корень? -- спросил Блейд.
   -- Тот, что мы нашли в пещере.
   -- А я ведь и не подумал. Здесь нет деревьев. Похоже на знак.
   -- Какой знак?
   -- Здесь есть знаки. Игвы их не видят. Но я вижу, и ты тоже скоро увидишь.
   -- Я ничего не понимаю, Блейд, -- поморщился Новик. Рана в боку кровоточила меньше, но сильно болела.
   -- Подумай об отражениях. Есть наш обычный трехмерный мир, включающий Землю. Земля, как и любая вещь в нашем мире, опоясана другими слоями-отражениями. Они могут иметь любое количество отражений. Есть отражения вниз и вверх. Мы сейчас внизу. Это нижние миры, но есть верхние и высшие. И так дальше вплоть до Него, чье имя произносить здесь нельзя.
   -- Но как мы могли попасть сюда?
   -- Игвы давно ищут дорогу в наш мир. Когда-то давным-давно их изгнали из нашего слоя, и они хотят вернуться. Одна из "продвинутых" фигур зла, назовем его лорд Клингзор, помогла игвам нащупать эту дорожку. Но то, что мы попали сюда, не их заслуга. И не наша. Я пока боюсь в это поверить, но думаю, что это не случайно.
   -- Но зачем?
   -- Во всем есть смысл. Может, пришло время обратить к свету эти миры, как бы они ни ярились.
   -- И мы крайние в этой разборке?
   -- Можно назвать это и так... А можно считать миссией, смотря как к этому относиться, -- хитро улыбнулся Блейд.
   -- У нас была хорошая работа. Все было хорошо. Что вдруг случилось?
   -- Что случилось, то случилось. Теперь пора подумать, что с этим делать.
   Новик протиснулся к прутьям клетки. Караван растянулся по каменной степи. Ящеры шли мерным шагом. От их тяжелой поступи дрожала земля, и камни под ногами ящеров хрустели и давились.
   -- Юрайсик парк! Мезозой, мать их! -- высказался Новик.
   -- Отстой! Ты, кстати, знаешь, отчего вымерли динозавры?
   -- Предполагают, что метеорит.
   -- Камень с неба. Так решили уничтожить расу великанов-игв и динозавров, чтобы открыть землю людям и животным. Но кто-то увел игв в этот мир, оживил древних ящеров и разместил тут.
   -- Игвы были великанами?
   -- Довольно крупного роста. Но вследствие здешних условий измельчали.
   -- И кто это сделал? Кому они нужны?
   -- Злой дух, имени которого я не хочу называть. Он не хочет уступать Творцу в славе своей, вот и создает свой уродливый мир в слоях инфрафизики. Только все выходит боком. Эти вымершие ящеры, уродливые игвы. Религия с жестокими культами. Странная машинерия, основанная на магических принципах. Все давно отжило свой срок на земле, исчезло и возникло здесь. Полный застой, декаданс и тупик.
   -- А Друккарг?
   -- Друккарг такой же город в преисподней, как и Хоунхедж. Все города здесь враждуют между собой. Идет борьба за владычество в преисподней. Но Друккарг это нижнее отражение нашего Петербурга. Если пострадает Друккарг, достанется и Питеру. Это не обязательно будет война, может быть, что угодно: землетрясение, наводнение, террористические акты...
   -- Ты видишь эту связь?
   -- Да, старый принцип Гермеса Трисмегиста. Что наверху, то и внизу или наоборот.
   -- Блин!
   -- Не ругайся здесь. Игвы этого не любят. Ругаться могут только они.
   -- Долго еще ехать? -- Новик попытался просунуть ноги сквозь прутья. Ноги от долгого сиденья затекли, в них кололи тысячи мелких игл.
   -- Нет, здесь почти центр земли и расстояния небольшие. К утру по нашим часам будем у Свинцового моря. Там лежит Друккарг.
   -- Откуда ты все это знаешь?
   -- Посмертие -- хорошая школа. Мне многое открылось.
   Утро, ночь, день -- понятия в преисподней относительные. Сверху, не прерываясь, лил лиловый свет. Пылающий туман не гас ни на минуту. И о том, что на земле наступила ночь, Новик догадался только потому, что его стало клонить ко сну. Он задремал, казалось, на минутку, а потом его растолкал Блейд.
   -- Приближаемся.
   Новик встряхнулся от тяжелого сна. Боль в боку стала тупая и ноющая. Он даже боялся взглянуть на рану, кое-как замотанную тряпками.
   -- Смотри, там Друккарг, -- указал Блейд.
   Новик выглянул из клетки. Далеко впереди вздымались стены крепости. За крепостью, охватывая ее полукругом, застыли тяжелые воды Свинцового моря. Серые воды лежали недвижно, как расплавленный блин металла.
   Послышался трубный рев. Караван стал разворачиваться в боевые порядки. Огромные мастодонты, выставив бивни, выдвинулись вперед. Ящеры выстроились за ними. Из клеток на спинах ящеров высунулись заряженные луки. Игвы готовились к бою.
   Новик разглядывал крепость Друккарга. Из-за высоких стен поднимались острые шпили, и некоторые из них действительно напоминали знаменитые памятники его родного города. Друккарг не спал. На стенах горели костры. Защитники города плавили в них свинец и лаву. Город был готов к обороне. И как только караван хоунхеджитов приблизился на расстояние выстрела, с башен Друккарга ударили баллисты и мангонели. Большие камни и стрелы размерами с телеграфный столб ударились о каменистую почву. Пронзенные ящеры с ревом валились на землю. Мрак вылез из кибитки и встал на голову ящера. Вождь игв снова протрубил в рог, призывая воинов в атаку. Над ящерами взметнулась туча стрел. Стрелы хоунхеджитов посыпались дождем на бастионы Друккарга. Мастодонты ускорили шаг. Они отчаянно ревели, сотрясая землю тяжелой поступью. Баллисты, стоящие на башнях, пристрелялись и точно посылали стрелу за стрелой. Ящеры и мастодонты один за другим валились с ног, насаженные на стрелы, как на огромные вертела. Однако передовые отряды хоунхеджитов уже достигли стен Друккарга и ударили тараном в железные ворота. Со стен полетели камни и полились реки расплавленных металлов. Мастодонты и ящеры тяжело умирали у стен Друккарга. Мрак протрубил еще раз, и с окрестных гор взмыли крылатые ящеры. Небо в миг потемнело от их широких крыл. Стремглав драконы понеслись к Друккаргу. Многие из них извергали из пасти огонь.
   Ящер, на котором висела клетка с Новиком и Блейдом, оказался в самом центре сражения. Вокруг со звоном падали тяжелые стрелы. С высоких башен Друккарга летели огненные шары и шумом разрывались в рядах ящеров и игв. Защитники Друккарга не дремали и использовали боевую магию. Их колдуны в длинных черных мантиях маячили на бастионах. Колдуны вздымали руки вверх, и тотчас на атакующих извергались с неба длинные языки пламени.
   Мрак прокричал какое-то заклинание. Земля зашевелилась под ногами ящеров. Волна землетрясения дошла до стен города. Стены Друккарга задрожали, пошли трещинами и кое-где осыпались. За первой ударной волной последовала вторая и третья. Некоторые башни треснули надвое и развалились. В стенах открылись большие бреши. Мрак прокричал другое заклинание. Каменная поверхность земли вспучилась множеством горбов. Из вскрывшихся горбов поднялись скелеты. Эта была огромная армия мертвых. Волна скелетов поднялась до самых стен Друккарга. Ящеры и игвы взвыли победным ревом. Скелеты устремились в пробитые бреши. Они лезли один по другому, штурмуя высокие стены. На подмогу скелетам бежали легионы спешившихся игв.
   -- Друккарг не устоит. Надо выбираться отсюда, -- сказал Блейд.
   Их ящер оказался у стен крепости. Сражение переместилось внутрь города, и с крепостных стен почти не стреляли.
   -- Как? -- спросил Новик.
   -- Не знаю. Но если не разбудить Жругра, город падет.
   -- Кого разбудить? -- Новику показалось, что он уже слышал это имя.
   -- Уицраора -- демона-охранителя Друккарга.
   -- Он что спит, когда город штурмуют?
   -- Спит уже давно, лет десять, -- ответил Блейд.
   Блейд высунул голову в прутья решетки и пронзительно завопил. Его голос застыл на какой-то ужасно высокой ноте. Ящер, на спине которого висела клетка, испугался и встал на дыбы. Клетка с пленниками свалилась на землю. Новик больно ударился о прутья, сверху на него свалился Блейд. Дверца клетки оказалась сбоку. Блейд ударил в нее ногами. Но замок держался.
   -- Бей в дверцу! -- сказал Блейд.
   Он снова отчаянно завопил. Ящер замотал рогатой головой и пнул клетку. Клетка с людьми отлетела к крепостной стене. Пленников здорово стукнуло о стену и добавило синяков и ссадин. Прутья клетки согнулись. Блейд несколько раз ударил ногами в дверцу, петли замка не выдержали и отскочили.
   -- Уходим отсюда, -- сказал Блейд.
   Извиваясь, как уж, он выполз из клетки. Новик не мог повторить его маневр. Рана в боку не давала пошевелиться.
   -- Цепляйся за ноги! -- сказал ему Блейд.
   Новик закинул скованные руки за ступни Блейда. Блейд потянул на себя ноги и вытащил Новика. В пылу сражения игвы потеряли их из виду. Блейд с Новиком оказались на свободе.
   В крепости шло сражение. Скелеты и игвы бились с защитниками Друккарга. На стенах и на равнине перед крепостью вспыхивали огненные шары. Маги Друккарга не сдавались и отчаянно сражались за свой город. В воздухе пахло озоном и серой. Огнедышащие драконы поливали огнем устоявшие башни крепости.
   -- Идем внутрь, -- сказал Блейд. -- Там есть портал вызова Жругра.
   Новик посмотрел на стены. В пробоины на стенах вливался поток скелетов.
   -- За скелетами? -- спросил Новик.
   -- За скелетами! -- кивнул Блейд.
   Они поковыляли к ближайшей бреши. Движимый магической энергией поток скелетов вливался в пробитые ворота и бреши Друккарга. Тестеры уцепились за мертвые кости, и скелеты, увлеченные жаждой боя, втащили их в крепость. Рядом стучали челюсти, пустые глазницы в упор рассматривали Новика и Блейда. В руках у скелетов были загнутые сабли. Но скелеты не тронули людей, видимо, они были запрограммированы громить только игв Друккарга.
   Тестеры оказались внутри города. На улицах кипело ожесточенное сражение. Защитники Друккарга почти ничем не отличались от игв Хоунхеджа. Это были такие же игвы, возможно, чуть меньшего роста, облаченные в красные кольчужные туники. Они вели отчаянную борьбу за свой город, отбивая атаки игв, скелетов и ворвавшихся в крепость ящеров. Увертываясь от стрел и огненных шаров, тестеры кинулись вдоль широкой прямой улицы. На острове в излучине Свинцовой реки вздымалась внутренняя крепость.
   -- Узнаешь? -- Блейд указал на высокий шпиль здания, похожего на базилику Петропавловского собора.
   -- Крепость?
   -- Точно. Если игвы возьмут ее -- городу конец. В крепости живут духи правителей города и уицраора.
   Предводитель хоунхеджитов Мрак тоже знал это. Потоки скелетов, ящеров и игв Хоунхеджа стремились к внутренней крепости.
   -- Чертовы кандалы! Бежать невозможно.
   -- Нужен меч, чтобы разбить оковы, -- сказал Блейд.
   Он увлек за собой Новика. Они втиснулись в узкий проход между домами. Мимо несся поток скелетов. Блейд выставил ногу. Один из скелетов запнулся и растянулся во весь рост. Из руки у скелета выпала сабля. Блейд подхватил саблю. Скелет поднялся с земли и остановился в нерешительности. Он не знал, что ему делать дальше.
   -- Отдыхай дружище! -- сказал Блейд.
   Блейд ударил саблей по ножным кандалам. Цепь кандалов разлетелась после третьего удара. Затем Блейд разбил ножные цепи Новика. С ручными оковами было сложнее. Никто не хотел остаться без рук. Сабля была острой и заряженной магической энергией. Бить надо было точно.
   -- Давай в щель, -- предложил Новик. Блейд вставил рукоять сабли в трещину на стене. Новик просунул оковы под лезвие.
   -- Теперь ударь камнем, -- сказал Новик. Блейд взял большой булыжник и изо всех сил ударил по лезвию сабли. Ручные кандалы разлетелись. То же самое проделали с кандалами Блейда. Тестеры были свободны. Блейд подхватил саблю.
   -- Как твоя рана? -- спросил он Новика.
   Только сейчас Новик смог размотать тряпки и осмотреть раненый бок. Кровь остановилась, но каждое движение давалось с болью.
   -- Уже лучше, -- сказал Новик. -- Но лучше показать врачу.
   -- Бежать сможешь?
   -- Не знаю.
   -- Тогда я один.
   -- Нет, Блейд! Я больше не оставлю тебя здесь.
   -- Тогда двинули.
   Они выбежали на широкую улицу. Скелеты нескончаемым потоком текли к внутренней крепости. Впереди, должно быть, виднелось Марсово поле, а за ним Троицкий мост. Планировка улиц напоминала родной Питер, только вот строения здесь были далеки от барочно-классического стиля застройки центральных улиц Петербурга, а представляли собой грубо искаженные оригиналы зданий в форме кубов, пирамид и прямоугольных призм. Вместо деревьев и скульптур в парках использовались нагромождения камней и странные каменные изваяния, подобные произведениям абстракционистов.
   Блейд и Новик бежали в толпе скелетов. Игвы Друккарга отчаянно сражались. Схватки вспыхивали то тут, то там. Но поток скелетов и громыхающих следом ящеров было не остановить.
   -- Никаких машин. Какая допотопная цивилизация! --захлебываясь дыханием, произнес Новик.
   -- Будут и машины. У игв целая машинерия, движимая магией. Есть даже что-то вроде компьютеров.
   -- Да ну! -- удивился Новик.
   -- Увидишь, -- бросил на бегу Блейд.
   И точно в доказательство его слов с Марсового поля ударили пушки. Точнее не пушки, а особые орудия, приводимые в движением магической силой. Громадные огненные шары врезались в поток скелетов. В воздух поднялася рой расчленных костей. Следом послышался металлический скрежет, и из-за дворца выехали тяжелые боевые машины, напоминающие угловатые и неуклюжие танки первой мировой войны.
   -- Это что ли машинерия? -- спросил Новик.
   -- А чем тебе не нравится? -- ответил Блейд.
   Танков было всего пять. Неповоротливые машины двигались медленно и вскоре со скрежетом остановились. Из жерл танковых орудий извергся огонь. Но летели не снаряды, а сгустки огня. На танки тут же налетели драконы. Драконы выпустили длинные языки огня, и танки потонули в пламени.
   Блейд потянул Новика вперед. До моста оставалось уже рукой подать. Сам мост каменной дугой нависал над руслом расплавленной реки.
   -- Что течет в этой реке? -- спросил Новик.
   -- Жидкий свинец, -- пояснил Блейд.
   Новик увидел до боли знакомую картину. Посреди реки стоял крейсер. Из его единственной трубы валил дым. Игвы на палубе торопливо расчехляли орудия. На "Аврору" это не походило, но вот на первый русский эскадренный броненосец "Петр Великий" -- очень. Корабль медленно дрейфовал к внутренней крепости, покачиваясь на волнах жидкого металла.
   -- Новейшая разработка здешних инженеров и последняя надежда Друккарга. Только что его сняли со стапелей, -- пояснил Блейд.
   Драконы, расправившись с танками, приметили новую цель. Броненосец был уязвим с воздуха. В 1872 году, когда был построен этот корабль, на земле еще не существовало зенитных орудий как и воздушной угрозы.
   -- Пожгут! -- вслух подумал Новик. Они с Блейдом бежали по мосту. Крепость была уже рядом. Петропавловский собор являл собой странное зрелище. Знаменитый золотой шпиль был вытесан из серого камня, а колокольня собора была представлена треугольной пирамидой.
   Друккаржане выкатили на мост орудие и установили за баррикадой из каменных блоков. Прислуга суетилась возле орудия, а командовал всем этим маг Друккарга в зеленом балахоне и треуголке. Трехдюймовое орудие нацелилось черным глазом на толпу наступающих скелетов. Но прямо посреди этой толпы бежали Новик и Блейд.
   -- Ложись! -- крикнул Блейд.
   Они оба упали на землю. По их спинам простучала костями добрая сотня скелетов, благо скелеты были не тяжелые.
   Маг прокричал какое-то заклинание, и орудие на мосту выстрелило. Било оно в соответствии со своей трехдюймовой мощью. Яркая вспышка снесла передние ряды скелетов. Следом однотрубный броненосец дал залп из главного калибра. Первый залп пришелся по набережной. Но второй залп маги-командоры наверняка планировали нанести по мосту, чтобы не допустить врагов к святыням Друккарга.
   -- Вперед! Надо успеть, пока мост не взорвали! -- вскочил на ноги Блейд.
   И тестеры понеслись прямо на баррикаду, за которой стояла пушка. Там их уже поджидали игвы Друккарга, ощетинившиеся пиками и алебардами. У трех из этих игв Новик заметил длинные штуцеры со штыками. Видимо, использование огнестрельного оружия в этом мире требовало определенных магических навыком.
   -- Мы сдаемся! -- закричал Блейд игвам. -- Возьмите нас в плен!
   Тестеры добежали до баррикады и оказались в круге пик и штыков. Маг, лицо которого напоминало маску из фильма ужасов, уставился на них выпученными глазами.
   -- Кто вы такие? -- спросил маг каким-то утробным голосом.
   -- Мы -- пророки. Нужно срочно разбудить Жругра. Иначе вам конец, -- сказал Блейд.
   -- Как ты смеешь касаться священного имени? -- захрипел от злобы маг.
   -- Это я тебе говорю! Если не поднимете демона, Друккаргу -- конец! Варвары поднимут вас всех на пики вместе со всеми вашими духами, магами и богами! -- нагло наступал на мага Блейд.
   На броненосец налетели драконы. Темными стрелами они падали с высоты, заливая палубы корабля огнем. Игвы-моряки в ужасе метались в языках пламени. Броненосец успел выстрелить по мосту. Три огненных шара взорвались посередине моста, и центральный пролет рухнул в расплавы реки. Но это был последний залп героического корабля. Драконы обрушили на броненосец такое море огня, что он вспыхнул ярким факелом и развалился на части. Мост, ведущий к крепости, был взорван, и таким образом наземным штурмующим частям было до нее не добраться. И тогда Мрак навел на крепость драконов. Покончив с броненосцем, драконы развернулись тройками и пошли на последний бастион Друккарга.
   -- Видел, что они сделали с кораблем? Веди нас к Великому игве, мы знаем, как поднять Жругра! -- Блейд старался не упускать инициативу.
   Видимо, до мага дошел наконец смысл слов Блейда. Маг что-то рявкнул игвам, и Блейда с Новиком повели внутрь крепости. Над крепостью уже кружили драконы, выбирая удобные места для атаки бастионов. Караул игв быстро провел людей через прямоугольный двор, и они углубились в каменный мешок Алексеевского равелина. Они долго шли по подземным переходам, пока наконец не очутились в небольшом бункере с серыми стенами.
   За столом восседал Ум -- Великий игва и правитель Друккарга. На Великом игве был длинный зеленый балахон из какого-то сплава, расшитый золотыми нитями. Волосы Великого игвы торчали во все стороны заплетенными косичками, а сморщенное уродливое лицо уставилось на людей с участливой заинтересованностью. Стражники подтолкнули людей пиками и заставили встать перед Великим игвой на колени. Но Ум тут же взмахнул рукой, веля поднять пленников.
   -- Как вы попали сюда? -- спросил он людей.
   -- Мы пришли предупредить об опасности. Мы пророки, -- настаивал на своей версии Блейд.
   Игва сморщил гримасу, выражающую величайшую степень удивления.
   -- Мы давно подозревали, что где-то на земле существует другой мир. Мы допускали, что этот мир населен разумными существами. Теперь, похоже, я могу лично убедиться в этом, -- произнес он, с интересом разглядывая пришельцев.
   -- Вы не ошиблись. На земле существует другой мир, мир людей, -- подтвердил предположения игвы Новик.
   -- Но как? -- удивленно возвел к потолку глазки Ум. -- Как вы попали сюда и где вы обитаете? Мы несколько раз выходили на поверхность. Поверхность земли пустынна и мертва. Солнце почти не светит, оно висит красным карликом над горизонтом. Кругом страшный холод. Это и заставило нас искать убежище под землей.
   -- Наши миры находятся в разных измерениях. И не нужно искать дороги друг к другу. Достаточно того, что мы посланниками здесь, -- заявил Блейд.
   -- Ученые говорили мне о многомерности мира. И теперь я готов поверить им. Но какова цель вашего посольства в этот трудный час? -- спросил Великий игва.
   -- Игвы Хоунхеджа уже в городе. Они рано или поздно возьмут внутреннюю крепость, и тогда с Друккаргом будет покончено.
   -- Я знаю -- опасность велика. Варвары Хоунхеджа бич нашего мира. Они думают, Князь дал им власть над этой землей. Но это далеко не так, -- вздохнул Ум.
   -- Хоунхеджитов надо остановить. Если падет внутренняя крепость, может пострадать и наш мир, -- сказал Блейд.
   -- Значит, связь есть! Это тоже одно из озарений. Но почему я никогда не верил толкователям, магам и ученым! Ведь можно было найти эту связь и использовать ее для усиления нашей империи! -- воскликнул Великий игва.
   -- Связи есть всегда, их просто надо уметь видеть. Ведь вы же крадете прошлые мысли. Иначе откуда эти броненосцы, танки и штуцеры? -- сказал Блейд.
   -- Это гениальные озарения наших ученых и магов. Они пришли им в великом трансе!
   -- Легко красть со свалки отработанных мыслей. Но дело не в этом. Мы пришли сказать, что единственный способ остановить вторжение это разбудить Жругра, -- сказал Блейд.
   -- Великий уицраор в глубоком трансе больше десяти лет. Его сон похож на летаргию. Мы остались без верховного водительства, и вот результат -- варвары осаждают нас! -- со скорбью произнес Ум.
   -- Друккарг в смертельной опасности. Если не разбудить Жругра прямо сейчас, игвы Хоунхеджа возьмут город, а затем и внутреннюю крепость.
   -- Им сюда никогда не добраться! Нас хранят великие духи предков! -- самонадеянно заявил Ум.
   -- Это не надолго. На этот раз Мрак собрал великую армию, и ему помогает сам Гагтунгр.
   -- Не знаю, сколько в твоих словах правды, пришелец. Однако я подозревал, что князь охладел к Друккаргу, после того как наш великий план объединения всех игв инферно не оправдал его надежд. Мы стали ему не нужны, и князь решил убрать нас руками варваров-хоунхеджитов.
   -- Только Жругр сможет помочь Друккаргу, -- стоял на своем Блейд.
   -- Я много раз пытался разбудить уицраора. Но демон-охранитель спит. Он еще почти младенец и не знает, что делать. Проснется он только тогда, когда его озарит великая идея, -- с грустью заключил Ум.
   -- Этот младенец сожрал сердце своего предшественника. Вся память предков передалась ему. Так пусть покажет зубы в трудный час!
   Новик с интересом смотрел на Блейда. Откуда тот все это знает? Неужели неделя в коме обогатила его такими познаниями? Или это уже не тот Блейд, которого он знал раньше?
   -- Хорошо, пророки! Я не знаю, от кого вы пришли, но вы уговорили меня. С варварами можно бороться только силой демона! Настало время действовать, и да помогут нам великие духи! -- решительно произнес Великий игва и поднялся из-за стола.
   Заметая полами балахона каменный пол, Великий игва двинулся прочь из каземата. Охрана, не опуская пик, вела за ним Новика и Блейда.
   -- Куда мы идем? -- спросил вполголоса Новик.
   -- Наверное, в храм, или как это у них тут называется... -- предположил Блейд.
   Они прошли узкими подземными ходами и оказались в просторной пирамидальной базилике. Новик догадался, что это храм-пантеон внутренней крепости. Вдоль стен стояли трехгранные ледяные пирамиды, подсвеченные огнями. Внутри пирамид стояли какие-то застывшие фигуры.
   -- Посмотри на этих духов. Многие покажутся тебе знакомыми, -- шепнул Новику Блейд.
   Великий игва остановился перед одной из ледяных пирамид. Внутри пирамиды, воинственно опираясь на шпагу, стоял высокий человек в расшитом золотом кафтане. В соответствии с принятым здесь ритуалом Ум склонился в поклоне перед ледяной пирамидой.
   -- Мин херц! Помоги и оборони нас! -- чуть слышно произнес Великий игва. -- Мы в опасности и нам нужна твоя помощь. Только так мы сможем спасти твое детище.
   -- Это Жругр? -- спросил Новик, таращась на фигуру игвы в ледяной глыбе.
   -- Нет, конечно. Ты что, не понял, кто это? -- прошептал ему Блейд.
   Великий игва двинулся дальше. Конвоиры подтолкнули тестеров древками пик. Ум миновал несколько ледяных глыб и остановился перед дородной женщиной в золотом платье, сидящей на троне.
   -- Матушка! Храни нас! -- прошептал Великий игва и пошел дальше.
   Следующим, перед кем остановился Ум, был игва в парадном мундире с золотыми эполетами.
   -- Николай Павлович! Заступись за нас! -- попросил Великий игва.
   Он миновал несколько ледяных пирамид, заполненных августейшими особами, и двинулся к самому концу ряда. Несколько пирамид были пусты. На постаменте одной из них Новик разглядел золотые вензеля "Н II". Ум презрительно покосился на опустевшие пирамиды и прошел дальше.
   -- Почему пирамиды пустые? -- спросил Новик у Блейда.
   -- Эти духи путем нравственного само­совершенствова­ния вырвались из плена или были выкуплены молитвами, -- пояснил Блейд.
   Великий игва проследовал сразу к последнему в этом ряду правителю. В ледяном трехграннике стоял маленький игва в полувоенном френче. У него было широкое лицо, покатый лоб и черная полоса усов под прямым носом.
   Перед этим бывшим правителем Друккарга Ум пал на колени. Речь Великого игвы была похожа на молитву, слова лились быстро и неразборчиво, и ничего, кроме "спаси" и "сохрани" разобрать было невозможно. Наконец Великий игва закончил молитву и поднялся с колен. По щекам Ума текли черные слезы. Игва был растроган общением с духом великого правителя.
   -- Духи великих правителей не оставят нас в этот час! Вы думаете, они так просто прохлаждаются здесь? Нет, они работают на нас! Мы используем их идеи и уже достаточно поднялись в этом. И эти духи навсегда пребудут с нами и нашим городом! -- возгласил Великий игва.
   -- Пора будить Жругра. Только его ярость может спасти город, -- напомнил Блейд.
   Ум как-то отстраненно посмотрел на Блейда. Казалось, его помыслы витали где-то далеко, и он все еще пребывал в экстазе молитвенного общения со своими идолами. Но положение действительно было критическое, и Великий игва это сознавал. Внезапно сникший от навалившегося груза проблем, Ум побрел к незаметной каменной лесенке, уводящей к вершине храма. Тестеры под конвоем игв проследовали за ним.
   На смотровой площадке им открылась панорама Друккарга. Величественный шпиль, венчающий храм, уходил в высь и терялся в лиловом тумане. На вершине шпиля угадывались очертания какой-то фигуры. Но в тумане было не разобрать, как она выглядит. Зато сражение с этой высоты было видно как на ладони. Хоунхеджиты овладели почти всем городом. Сражение приблизилось к дворцам на набережной. Над самой внутренней крепостью в воздухе с шумом проносились драконы и поливали бастионы и стены огнем.
   -- Отойдите за круг. Я буду молиться Жругру, -- объявил Великий игва.
   Охранники оттолкнули людей за круг, очерчивающий шпиль. Великий игва пал перед шпилем на колени. Блейда и Новика тоже заставили встать на колени. За ними и сами охранники опустились на колени и склонились в глубоком поклоне.
   Ум призывал уицраора. Он обращался к нему от имени великих правителей и просил демона придти на помощь погибающему Друккаргу. Ум подносил руки к лицу, шептал какие-то заклинания, закрывал лицо и кланялся шпилю. Истовые моления игвы уносились к демону-уицраору.
   И наверное, что-то решилось в этот час. По шпилю пробежала молния, озарив фигуру на его вершине. Это был крылатый демон. Демон летел в лиловом тумане, воинственно воздев меч. Лиловые облака над Друккаргом стали быстро темнеть. Темная пелена сгущалась и сгущалась. И вскоре стало так темно, что только вспышки огня, исторгаемые драконами, озаряли стены крепости. Игвы замерли в страхе. Очертания черной тучи, собирающейся над городом, становились с каждой минутой все более четко очерченными на фоне лилового инфернального света. Игвы распластались ниц. Уицраор Жругр сходил в их слой преисподней.
   -- Свершилось! -- воскликнул Великий игва. -- Мы услышаны Жругром!
   На стенах внутренней крепости зажглись сигнальные огни. Лучи, будто от прожекторов, протянулись сквозь узкую полоску Свинцовой реки и осветили город. Теперь можно было видеть, что происходит в городе. Сражение почти всюду прекратилось. Скелеты замерли, ящеры топтались на месте. Толпы хоун­хеджитов с испугом смотрели вверх, откуда на них наползала темная тень. В этой тени уже вырисовывались огненные пасти всепожирающего пламени и ярко блистали молнии. И только у дальних горизонтов светилась полоска не затянутых уицраором облаков.
   -- Гагтунгр, воля твоя! Жругр, слава твоя! -- бормотал Великий игва в молитвенном исступлении. Теперь уже весь город от шпиля храма до далеких южных окраин был покрыт тучей уицраора.
   Уицраор, перед которым от века трепетали игвы, снизился и распластался над Друккаргом. Все воинство врага оказалось под его тенью. Из тьмы ударили молнии. Тысячи сверкающих стрел били вдоль улиц. Тяжело валились с ног ящеры, сотнями разлетались скелеты, горели яркими факелами игвы. С домов обрушивались куски камня, в парках разлетались каменные изваяния и скульптуры. Страх охватил варваров. Тревожно завыл рог Мрака, трубя сигнал к отступлению. Воины Хоунхеджа побежали назад. Но уицраор еще не закончил свое жестокое представление. В темной туче раскрылись огненные пасти. Неся с собой смерть, уицраор все теснее опускался к земле. Тьма достигла верхних этажей зданий и продолжала снижаться. "Теперь, кажется, понятно, что значит выражение: "когда небо упадет на землю", -- подумал Новик, со страхом наблюдая за уицраором. Спустя минуту горящие во тьме огненные пасти низринулись на врагов. Лишившиеся магической силы скелеты рассыпались в прах, уцелевшие игвы в страхе бежали к воротам города, а ящеры и драконы один за другим гибли в огненных пастях уицраора. Это был перелом. Против такой силы войска Хоунхеджа были бессильны.
   -- Жругр велик! -- возгласил Ум и громко стукнулся лбом о каменную площадку.
   -- Жругр велик! -- запричитали в голос караульные игвы.
   Вокруг шпиля стояла первозданная тьма, прорезаемая лишь вспышками магических огней да отблеском огненных ртов уицраора.
   -- Нам пора! -- шепнул Блейд. -- Пока они в таком экстазе, надо уходить отсюда.
   Новик осторожно попятился назад. Охранники бились головами о землю, вознося хвалы Жругру, Гагтунгру и демонам поменьше. Они совсем потеряли голову от явленной им демонической мощи, и в этот драматический момент истории Друккарга им было не до пленников. Тестеры отыскали узкий проход и сбежали по каменной лестнице. В пантеоне они остановились. Вмерзшие в ледяные глыбы лица правителей Друккарга, казалось, с осуждением взирали на них.
   -- Куда теперь? -- спросил Новик.
   -- Тебе надо вернуться. Путь один -- через машинерию Друккарга.
   -- Я думал, уйдем вместе.
   -- У меня здесь еще есть дела. То, что мы видели, это только начало. Мы сберегли Друккарг, но оставили его во тьме. Нужно помочь этим игвам обратиться к свету.
   -- Что ты имеешь в виду?
   -- Ты видел, кому они поклоняются? Демону Жругру и сильным личностям в истории, сотворившим немало зла и тем самым, проложившим себе дорогу в Друккарг. Надо помочь этим пленникам освободиться из их ледяного плена и просветить игв словом Божьим.
   -- Ты считаешь, это возможно?
   -- Это моя миссия в этом мире. И я хочу довести ее до конца.
   -- Кто ты, Блейд? Я не узнаю тебя! -- воскликнул Новик.
   -- Я и сам не знаю, кто я. Мое тело лежит в институте мозга. А я здесь и не знаю, вернусь обратно или нет. Но я это решу не раньше, чем закончу дело в Друккарге.
   -- Но я пришел, чтобы вытащить тебя отсюда, -- сказал Новик.
   -- Если я уйду сейчас, может случиться большая беда. Вмешательство уицраора лишь дало отсрочку. Мрак заключил сделку с Гагтунгром, и хоунхеджиты вернутся с новыми силами. А это значит, в нашем мире будут продолжаться войны и бедствия. Разорвать этот круг можно, если привести игв к свету. Тогда они перестанут воевать между собой и поклоняться демонам.
   -- И ты собираешься в одиночку перевернуть этот мир? Да они меня чуть пикой не проткнули, когда я помянул Бога!
   -- Мне нечего бояться. Убить два раза меня не смогут, а вот тебе пора уходить отсюда, -- сказал Блейд.
   Из темного перехода послышались шаги. Возвращались Ум со стражниками.
   -- Бежим! -- сказал Блейд и потащил Новика за руку.
   Они бежали по каменным лабиринтам, освещенным настенными факелами. Блейд отлично ориентировался в паутине переходов. Новик даже не пытался спрашивать, откуда ему известна дорога. Блейд обрел ту степень духовной свободы, когда знаешь и можешь все. Они миновали последний лабиринт. Проход перегородила массивная железная дверь.
   -- Иначе я не смогу вернуться? -- спросил Новик.
   -- Боюсь, что нет. Это уже не игра.
   -- Тогда что?
   -- Инферно, -- белки глаз Блейда сверкнули в темноте.
   Дверь оказалась закрытой. На ней виднелись какие-то рунные знаки.
   -- Не беда, я узнал у игвы код, -- сказал Блейд.
   Он взмахнул рукой в каком-то магическом жесте. Замок в двери щелкнул.
   -- Пошли, -- сказал Блейд.
   Они очутились в большом зале с квадратными колоннами. Между колоннами стояли пьедесталы с фигурами людей, игв, ископаемых животных и макетами машин. Все это живо напомнило Новику музей.
   -- Музей? -- спросил он.
   -- Музей, академия и машинерия -- все в одном, -- пояснил Блейд. Он быстро шел по проходу между экспонатами, и Новик едва поспевал за ним.
   Следующий зал почти весь был занят квадратным камнем, похожим на священную Каабу.
   -- Что это? -- спросил Новик.
   -- То, что мы ищем, -- сказал Блейд. -- Камень времен и откровений. Посмотри, все покрыто каббалистическими знаками. А тут хитрые шестеренки, похожие на первобытный компьютер Чарльза Бэббиджа. Это очень любопытная штука: что-то вроде машины времени и спиритического телепорта. Работает она под управлением магических сил. Игвы пытаются с помощью этой машины найти выход в другие миры и узнать свое будущее.
   -- У них не получилось, а ты сумел? -- с сомнением спросил Новик.
   -- А мне была дана подсказка, -- не без гордости заявил Блейд. -- Сейчас с помощью этого устройства я отправлю тебя назад.
   -- Не проще ли снять шлем? -- спросил Новик.
   -- Ты, кажется, уже пробовал однажды. Шлема у тебя на голове уже не будет, а твоя душа останется здесь.
   -- Пойдем со мной, Блейд. Все что надо, ты уже сделал.
   -- Если бы так! Пробуждение Жругра только ускорило развязку. Нужно разорвать связь, сделать так, чтоб наш мир не зависел от Друккарга.
   -- И ты знаешь, как это сделать?
   -- У меня есть одна задумка. И вы мне в этом поможете.
   -- Почему ты не хочешь уйти, Блейд? У меня есть сохранения нашей последней игры. Мы всегда сможем вернуться.
   -- Нет, Новик. Вернуться можешь только ты и только потому, что я здесь. Портал сейчас открыт только в одну сторону. Из замка Флюреншталь к нам идет всякая нечисть. Ты пока единственный, кто может путешествовать туда и обратно.
   -- Но как закрыть портал? И кто его открыл, если не игвы?
   -- Это я постараюсь выяснить. Становись сюда! Скоро будешь дома, -- указал Блейд на каменные ступеньки.
   Новик поднялся на три ступеньки и встал в каменную нишу.
   -- Готов? -- спросил Блейд, скрежеща во тьме каменными колесами.
   -- Почти.
   -- Тогда до скорого! Будь осторожен с корпорацией, там не все чисто. Кто-то перепрограммировал "Большого Брата".
   -- Хорошо, Блейд. Мы все ждем тебя!
   Блейд навалился на тяжелый рычаг. На поверхности камня вспыхнули магические знаки. В глаза Новику ударил яркий свет, а затем все обернулось во тьму. Послышались знакомые звуки крутящейся клетки. Новик стянул с головы шлем и поймал встревоженный взгляд Класса.
   -- Ты как?
   -- Нормально... -- рука Новика потянулась к раненому боку. В этом месте болело, но не так сильно, как в Друккарге.
   -- Надо уходить, скоро рассвет, -- сказал Класс. -- Я так и не смог в виаре преодолеть эту чертову стену.
   -- И никто больше не сможет, -- заявил Новик. -- Портал работает только в одну сторону. Кто-то проник в наш мир, а затем захлопнул за собой дверь.
   -- Что ты узнал? Где Блейд? -- спросил Класс.
   -- Поехали, расскажу по дороге -- выбрался из клетки Новик. -- Я смертельно устал и хочу спать.
   -- Представь, я тоже! А мне еще работать. Так что ты узнал?
   -- Блейд полагает, что все началось с корпорации. Кто-то перепрограммировал "Большого Брата". В корпорации -- крот. Крот из магм.
   -- Это вполне вероятно. Но как виртуальность коснулась тех миров? И что с Блейдом?
   -- Блейд скорее жив, чем мертв. Мне, во всяком случае, показалось, что хоронить его еще рано. Насчет виртуальности не знаю. Но "Замок Флюреншталь" проникает в другие игры. Блейд сказал, что замок уже в симах. Если бы мы не отстояли Друккарг, это бы здорово нам аукнулось.
   -- Что ты несешь?
   -- Попробуй "Житие в Петербурге" или какую-нибудь другую игру. Замок, возможно, уже там.
   Класс смотрел на товарища, как на юродивого.
   -- Ладно, поехали, Класс! Светка домой скоро не пустит.
   Они вышли на улицу. Занималось хмурое Петербургское утро. Ветер бросал в лицо мокрый снег. Стоял мороз градусов двадцать. Было довольно неуютно. Кожа на морозе куржавела и покрывалась тонкой ледяной корочкой. Но не смотря на мороз, инжекторный Костин "БМВ" завелся с пол-оборота. И они с Новиком полетели по заснеженным и еще не проснувшимся проспектам обратно на Васильевский остров.
  

Глава 13. Места скорби

  
   Разбудил Васильева телефонный звонок. Света стояла рядом с телефоном, заливающемся звонкой трелью.
   -- Это тебя, -- сказала Света.
   Дима взял трубку. Отдохнуть после бессонной и тревожной ночи так и не пришлось. Звонил Лева Прыгунов.
   -- Да, Лева, привет, -- сонно произнес Дмитрий.
   -- Дима! Я был там. Это чудовищно!
   -- Ты про что?
   -- Про игру. Это настоящий Друккарг!
   -- Что? Откуда ты знаешь про Друккарг? -- удивился Васильев. Сон как рукой сняло.
   -- Помнишь, я рассказывал тебе про "Розу Мира"?
   -- Нет.
   -- Это все на самом деле! К тебе можно?
   -- Приезжай.
   Дмитрий нажал на отбой и откинулся на спинку кресла. За окном стояло пасмурное морозное утро. Часов, наверное, десять.
   -- Вставать будешь? -- спросила Света.
   -- Придется, -- вздохнул Дмитрий. -- Лева скоро придет.
   Света повернулась и вышла из комнаты. Ночные отлучки мужа ее раздражали все больше.
   Лева прибежал через полчаса. На плащевом покрытии его куртки лежал снег. За окном слегка порошило.
   -- Фу! Ну и холод! -- произнес Лева, стряхивая изморозь и потирая руки. -- Хорошо вам тут в тепле, хомякам!
   -- Сам ты хомяк! Проходи! Рассказывай, что видел, -- Дмитрий пожал Леве руку.
   Круглые Левины глаза-очки уставились на друга.
   -- Там такое! Все точно, как у Даниила Андреева!
   -- Да ладно, философ! Скоро совсем на эзотерике свихнешься.
   -- Да нет, правда!
   Они прошли в комнату. Света чем-то громыхала на кухне, как и положено хозяйке.
   -- Я первый раз в виаре. Был в симе. Это потрясающе! Но откуда там "Замок"?!
   -- Какой замок? -- спросил Васильев.
   -- Этот, как его?.. Флюрешаль!
   -- Флюреншталь?
   -- Да.
   -- Ты уверен? Проект закрыт.
   -- Я был там! -- уверенно произнес Лева. -- Сначала я выбрал "Житие", прошел весь Питер. А потом мне открылся "Замок". Я вошел туда, и все пропало.
   -- Ничего не понимаю. И где этот замок в симах?
   -- Над самой Невой. Нужно пройти по Невскому, чтобы очутится в замке.
   -- Он что, висит над рекой?
   -- Да прямо над городом. И город перед ним, как мышонок в лапах тигра. Город похож на Питер. Только весь какой-то искаженный. Помнишь: "искаженный микропленкой, ГУМ стал маленькой избенкой, и уж вспомнить неприлично, чем предстал театр МХАТ!"
   -- Знаю, -- перебил Васильев. -- Что дальше?
   -- Я прошел весь Невский до Эрмитажа. Расстояния там короче. Над Невой замок, как черная туча. Даже Петропавловки не видно!
   -- А причем тут Друккарг, Лева? -- спросил Васильев.
   -- Я читал у Андреева. Это шрастровый город. Преисподняя. Все вроде бы похоже, но не наше, не родное. Дух там не тот: злой и темный. Я не знаю, как это объяснить. Можешь сам попробовать!
   -- Попробовал уже... -- поморщился Васильев. На боку у него расплылся здоровый синяк, но крови и открытой раны не было. -- Только как-то странно это... То же и Блейд говорил. Но как "Замок" заползает в игры?
   -- Ведь это страшно, Дима! Кто мог придумать такое? -- Лева с испугом смотрел на друга, будто это Васильев сотворил Друккарг.
   -- Я сам ничего не понимаю. В "Житии" никакого "Замка" не было. Класс с ребятами проходили эту игру. Обычный симс, где надо зарабатывать деньги и делать карьеру. Даже прикольно. Можно было стать революционером, генералом жандармерии или даже особой приближенной к императору. Но ведь "Замок" закрыт. В сети его больше нет.
   -- Ну я то был там! Я поднялся по ступеням и вошел в замок! -- горячился Лева.
   -- Не знаю, Лева, как тебе удалось попасть туда. Возможно, какой-то сбой в программном обеспечении. Нам вчера пришлось потрудиться, чтобы взломать архивы и найти "Замок". У меня остались сэйвы игры, где пропал Блейд.
   -- Значит, ты тоже был там? Ты видел Друккарг? Теперь ты понимаешь, что такое реальность? -- глаза Левы стали такие большие, что почти заполнили блюдечки очков.
   -- Теперь, Лева, я вообще ничего не понимаю. Вчера мы бились в Друккарге с хоунхеджитами. Это враги местных игв. Они чуть было не захватили город. Я не смог вытащить Блейда, он снова остался там.
   -- Потрясающе! Даниил Андреев писал об этом: шрастровые города воюют друг с другом. Все правда, все подтвердилось! И если это так, надо ждать неприятностей.
   -- Одного не пойму, Лева, почему они воюют? Обретет ли силу царство, если разделится в самом себе? Так кажется?
   -- Не все так просто. У них сменяются идеи. Идея объединения игв умерла. Началась борьба на выживание, в результате которой победит сильнейший. Он и объединит все шрастровые города. И как только это случится -- нашему миру конец. Земля последует примеру шрастров, и наступит царство апокалипсического зверя.
   -- Странно все, Лева...
   -- Есть разные формы объединения: завоевание, добровольная ассоциация, союз под знаменем тех или иных идей. В мировом масштабе не прошло пока ничего из этого. Империи, созданные в результате войн, разрушились, союзы тоже оказались непрочны. Но Гагтунгру необходимо единение. Он собирает армии в шрастрах и в нашем мире. Создав огромное воинство, он сможет грозить верхним мирам.
   Васильев с тоской посмотрел на Леву. Хоть он и сам побывал в этом Друккарге, но Леву в последнее время явно заносило. Помешался парень на эзотерике. Дмитрий верил, что можно найти и какое-то рациональное всему этому. Завтра в корпорации объявится какой-нибудь трехнутый программист, который признается во всем и будет потешаться над теми дураками, что поверили в эту виртуальную реальность. Дмитрий даже представил себе эту картину: встает из-за компьютера этакий очкарик типа Гарри Поттера и говорит: "Простите, ребята, это я все придумал. Но ведь вам было интересно, не правда ли?"
   -- Мальчики, идемте чай пить, -- в дверях стояла Светлана. Она уже привела себя в порядок: алела накрашенными губами и чернела растушеванными ресницами.
   -- Пойдем, брат, там и поговорим, -- поднялся Васильев.
   Они сидели за столом в кухне. За окном серело небо, нависшее над двором-колодцем.
   -- Расскажи, что видел в Друккарге, -- попросил Лева, отхлебывая чай мелкими глоточками.
   -- Все началось с несчастного случая с Блейдом. Это наш товарищ тестер. Он сейчас в больнице, лежит в коме. Класс предполагает, что его травма связана с тем, что он умер в виаре. Я был рядом с Блейдом в этой игре и знаю, что с ним случилось. Чтобы я никому не рассказал об этом, мне в корпорации стерли память. И вспомнил все я только вчера, когда побывал в Друккарге. Но сначала мы с Блейдом оказались в плену у врагов Друккарга хоунхеджитов. Это варварское племя того мира. Варвары как раз собрались в поход на Друккарг. Блейд задумал остановить вторжение. Нас поймали и посадили в клетку. У хоунхеджитов в армии динозавры и драконы. Нас везли в клетке на спине какого-то доисторического монстра.
   -- Это раругги. Ящеры, продолжившие свое эволюционное развитие в нижних мирах. Раругги разумны. Это вторая раса античеловечества, -- заметил Лева.
   -- Ладно, пусть будут раругги. Земля там сплошь покрыта каменной коркой как коростой. Небо лиловое, даже глаза болели. Думаю, ультрафиолета много. Большим караваном мы подошли к Друккаргу. Этот город, правда, похож на наш Питер. Хоунхеджиты пошли на штурм города. Нам с Блейдом удалось освободиться. Хоунхеджиты почти полностью захватили город. Осталась только внутренняя крепость, аналог Петропавловки. Оружие в Друккарге -- полный отстой! Пики, пушки старинные, броненосец девятнадцатого века "Петр Великий". Зато магии много. Городом правит Великий игва по имени Ум. Мы пробились к нему. Блейд велел Уму призвать Жругра. Только так, сказал он, можно остановить врагов.
   -- Вы призвали Жругра? -- спросил Лева.
   -- Да, -- кивнул головой Васильев. -- Жругр как черная туча. Он накинулся сверху и вмиг пожрал все врагов. Хоунхеджиты бежали.
   -- Это серьезно, -- сказал Лева. -- Вдруг вы вызвали очередной поворот метаистории! Я бы не стал шутить с такими силами. Помнишь, я тебе рассказывал о четвертом Жругре, том, который пришел на смену третьему уицраору.
   -- Помню.
   -- Выходит, вы разбудили демона великодержавия. И он помог справиться с врагами Друккарга. Если следовать метаистории, это означает, наша страна станет проводить более независимую политику.
   -- Ну и хорошо! Хватит прогибаться перед Западом, -- сказал Васильев.
   -- Не все так просто. Во-первых, их западный уицраор, назовем его Стебинг, не в пример сильнее. Если он поднимется, он сметет Друккарг. Мне кажется, я его видел. Огромная черная туча надвигалась на Друккарг. Она пожирала все на своем пути. А во-вторых, Жругр, чтобы стать сильным, потребует новых жертв. Он не может жить без эманаций толпы, заряженной имперскими амбициями и патриотизмом. Это в свою очередь может грозить новыми конфликтами. Так что опасно будить несовершеннолетнего Жругра.
   -- Ты видел это в своей игре? -- спросил Васильев.
   -- Кое-что видел, кое о чем догадался, -- сказал Лева.
   -- А в нашей игре все было наоборот. Жругр пожрал всех этих хоунхеджитов, вместе с их скелетами и ящерами.
   -- Вопрос только в том, чья игра отражает будущее? -- хитро посмотрел на друга Лева.
   -- Надо же, наш Блейд, оказывается, изменил историю! Интересно, что теперь будет? -- удивился Васильев.
   -- Жругр демон. Он -- зло. Но на определенных этапах он охраняет наше государство. Так же как и государство нужно только на определенных этапах исторического развития. И наиболее сильное выражение воля Жругра получает при тиранах: Сталине, Николае I и пр. Однако полновластие Жругра это компромисс светлых и демонических сил. Светлые силы вынуждены прибегать к помощи уицраора, если стране грозит опасность со стороны других уицраоров. Пусть демоны дерутся между собой. Но этот компромисс обычно не длится слишком долго. Со временем уицраор выходит из-под контроля демиурга -- великого духа и создателя нашей страны. Уицраор начинает питаться человеческими страданиями. В стране устанавливается жестокая диктатура, которая обычно кончается смертью уицраора. Или же смерть Жругра наступает от полного идейного истощения и забвения со стороны широких общественных масс, как это случилось с третьим "коммунистическим" уицраором.
   -- Да надо будет почитать этого твоего Андреева. Но сейчас-то что делать? Блейд все еще там. Похоже, парень всерьез собрался спасать мир.
   -- Ты представляешь, чем сейчас может кончиться война уицраоров, например Жругра и Стебинга? Давай пойдем к твоему Блейду. Пора вытаскивать его оттуда, пока он не натворил еще каких-нибудь дел, -- сказал Лева.
   -- Мы не сможем попасть в тот мир. Во всяком случае, сегодня днем. Класс получит доступ к компьютеру только ночью.
   -- Ну и кликухи у вас! Прям братки какие-то!-- удивился Лева.
   -- Молчи, бот, ни фига не прешь в рулезе! Давай лучше съездим к Блейду в больницу. Он просил проследить, чтобы его не похоронили раньше времени. Пойду позвоню Классу, пусть отвезет нас в этот институт мозга, -- поднялся Дмитрий.
   -- Не надо Класса, он все равно не поможет. Поедем вдвоем, -- попросил Лева.
   Институт мозга нашли по телефонному справочнику. Оказалось да, такой пациент -- Мирошенко Алексей Михайлович -- у них действительно есть. Но к нему никого, кроме родных, не пускают.
   -- Фигня, пробьемся! -- в Леве проснулся здоровый авантюризм. Васильев только хмыкнул.
   -- Когда придешь? Опять утром? -- спросила Светлана, когда друзья стояли в прихожей.
   -- К другу в больницу. Надо навести товарища.
   -- Смотри, Васильев, я терпеливая, но...
   -- Света, я люблю тебя! Просто работа такая... сумасшедшая, -- Дмитрий нагнулся и чмокнул Свету в щечку. -- Я скоро!
   Всю дорогу до "Лесной", где находился институт мозга, Лева увлеченно пересказывал Васильеву то, что у него осталось в голове после прочтения "Розы Мира" и разных философских семинаров, отдающих эзотерикой. Они сошли на "Лесной" и две остановки проехали на автобусе. Институт мозга располагался в четырехэтажном здании, облицованным темным камнем. Вокруг высилась чугунная ограда, и, казалось, было разлито то тоскливое чувство, которое непременно окружает больницы и морги.
   -- Все самые интересные мозги здесь, -- невесело пошутил Лева, когда они подошли к больничной ограде.
   Васильев поднял глаза на окна института. Окна смотрели на мир облупленными переплетами с серыми квадратами давно не мытых стекол, недружелюбно отталкивающих посторонние взоры. Обычно в больницах хоть кто-то стоит у окна (чем еще больным заняться) здесь же окна будто ослепли -- ничего, кроме серого непроглядного стекла. У подъезда стояли несколько легковых машин, да старый больничный "Рафик" с красными крестами и зелеными полосами по белому борту. Явно маловато для работающего медицинского учреждения.
   В холле больницы было пусто и тихо. Васильев просунул голову к маленькому окошку. Пожилая регистраторша нехотя оторвала взор от вязания.
   -- Нам бы повидать Мирошенко, -- попросил Дмитрий.
   -- Не положено, -- сухо ответила регистраторша. -- К нему никого не пускают.
   -- Почему?
   -- Человек в коме, чего вам от него надо?
   -- А вы всех больных тут знаете? -- спросил Васильев. Знания регистраторши его удивили.
   -- У нас не больница, молодой человек. Пациентов так просто не берем.
   -- А с кем поговорить, чтоб пустили? -- протиснулся к окошку Лева.
   -- С главврачом, но сегодня его не будет. Завтра с утра.
   -- Ну хоть передать парню что-нибудь можно?
   "Прием передач по вторникам и четвергам с 15.00 до 17.00" -- регистраторша молча повернула к ним табличку.
   -- Облом, сегодня среда. А где лежит уважаемый господин Мирошенко? -- Лева задал последний вопрос регистраторше.
   -- В седьмой! -- буркнула регистраторша. -- На стене список.
   В списке действительно значился больной Мирошенко А. М. и прописан он был в палате N 7.
   -- Раз седьмая, значит, первый этаж. Пойдем хоть в окно поглядим, -- рассудил Лева.
   Они вышли на улицу. Окна первого этажа располагались достаточно высоко. Лева подсадил Васильева. Тот уцепился за железный подоконник и по карнизу двинулся от окна к окну.
   -- Ну что там? -- время от времени нетерпеливо спрашивал Лева.
   -- Пока ничего. Лаборатории какие-то. Везде пусто.
   -- Странно, рабочий день вроде.
   -- В том-то и дело. Похоже, тут давно всех сократили.
   Дмитрий добрался до угла здания и спрыгнул на землю.
   -- На первом палат нет, -- заявил он.
   -- Давай обойдем с другой стороны, -- предложил Лева.
   -- Увидят, -- выразил опасение Дмитрий.
   -- Кто? Все пусто.
   Васильев снова залез на карниз и пошел от окна к окну. Возле одного из окон посередине здания он остановился.
   -- Ну что? -- нетерпеливо спросил Лева.
   -- Похоже, нашел.
   -- Там твой друг?
   -- Видно плохо. Но кто-то лежит похожий.
   -- Что еще?
   -- В палате никого. Только аппаратура мигает.
   Васильев подергал раму. Окно было закрыто.
   -- Можно стекла выставить. Смотри, еле держаться, -- обратил внимание Лева.
   Дмитрий тронул стекло. Оно шаталось в прогнившем переплете.
   -- У меня нож есть, -- заметил Лева.
   -- А автомат Калашникова? Ты что-то Лева на гангстера стал похож.
   Лева вложил перочинный нож в протянутую руку Васильеву. Гвоздики в штапиках отошли легко, и друзья без труда выставили стекло. Вторая рама была не закрыта. В палату ворвался морозный воздух.
   -- Лева, постой на шухере, -- попросил Дмитрий.
   -- Понял, давай быстрее! -- сказал Лева. Он протянул Дмитрию пакет с апельсинами и запиской. Нечего лучшего купить лежащему в коме человеку они не догадалсь.
   Дмитрий спрыгнул в палату и закрыл окно. Блейд лежал на обычной железной кровати. В углу мигал зелеными огоньками и урчал какой-то аппарат. В тело Блейда впились катетеры с тонкими трубками и электроды.
   -- Ба, братуха! Что с тобой сделали! -- промолвил Васильев. Сердце у него сжалось.
   Он подошел к Блейду. Глаза у парня были закрыты. Лоб покрывала испарина. Может, Блейд уже мертв? Дмитрий скосил глаза к аппарату. Зеленая точка на экране скакала в пилообразной осциллограмме. "Надеюсь, это сердце", -- подумал Дмитрий. Он потрогал лоб Блейда. Лоб был холодный, как у покойника. На голове под бинтом электроды с проводами. Он вспомнил вчерашнюю встречу с Блейдом. Нормальный живой парень. Лежит тут в больнице, а душа где-то далеко. Хоть кто-то к нему приходит? На тумбочке рядом с кроватью лежала открытка. Дмитрий поднял открытку.
   "Леша, родной! Я не могу без тебя! Люблю, скучаю, жду! Марина".
   Вот так, значит, есть и Марина! А Блейд раздумывает, возвращаться ему назад или заниматься просветлением преисподних. "Я бы на его месте вернулся", -- подумал Васильев.
   -- Блейд? Блейд, ты слышишь меня? -- наклонился к больному Дмитрий.
   Блейд лежал восковой куклой. Никакой реакции. Глаза закрыты.
   -- Возвращайся, Блейд! Хватит тебе уже быть там. О Марине, о родных подумай, -- негромко произнес Дмитрий.
   Осциллограф пискнул. Васильев встревоженно взглянул на прибор. Кривая на экране изменила форму. За выпуклым стеклом прибора бежали зеленые буквы:
   "Новик, отключи "Memorex". "Большой Брат" сканирует мою память".
   Как? Как он мог написать эту записку? Дмитрий со страхом поглядел на Блейда. Сейчас Блейд рассмеется и сорвет с головы повязку с электродами. Но нет, Блейд лежал так же неподвижно. В его теле не угадывалось ни малейшего присутствия жизни.
   Дмитрий поднял взгляд. Над изголовьем кровати висел небольшой приборчик с жидкокристаллическим дисплеем. К нему тянулись провода от электродов на голове Блейда. На приборе стояло фирменное наименование "Memorex". От прибора шел кабель к компьютеру, стоящему на столе.
   -- Зачем они сканируют твою память? -- спросил Дмитрий.
   Блейд молчал. За жужжанием прибора, похожего на насос, не было слышно даже его дыхания. Но Дмитрий чувствовал, что Блейд незримо присутствует здесь, просто он его не слышит. Дмитрий посмотрел на "Memorex". Зачем "Большому Брату" сканировать память Блейда? Что они пытаются узнать: где сейчас Блейд? Дмитрий протянул руку к прибору и нажал на кнопку "Off". "Memorex" пискнул и отключился. Дмитрию показалось, что рядом кто-то вздохнул облегченно. Он посмотрел на Блейда. "Похоже, они специально закрыли его в этом месте. Здесь его не лечат. Им выгодно, что он в коме. Они выкачивают из него память и впечатления. Но зачем? Чтобы использовать в играх? Или с какими-то другими целями?" -- подумал Васильев. Во внезапной ярости ему показалось недостаточно, что он просто отключил "Memorex", и он вырвал сетевой шнур из прибора. "Да куда смотрят родные Блейда? Есть ли у него хоть кто-нибудь, кроме этой девчонки?"
   Дмитрий подошел к двери. За дверью стояла тишина. Ни шагов, ни обычных больничных звуков. Что они за больницу отыскали? "Не хороните меня раньше времени", -- вспомнил он слова Блейда. "А ведь могут и закопать. Все могут с таким отношением", -- подумал Дмитрий. Он тихонько открыл дверь в коридор. Тишина и пустота. На скамейке в конце коридора лежит женщина в сером пальто. Похоже, спит. На голове вязаная шапочка. Под головой пластиковый пакет с чем-то. Рядом со скамейкой стоят короткие стоптанные сапожки. Кто это? Мать Блейда? В палату не пускают, вот и примостилась на скамейке. Сколько она уже здесь? Наверное, всю неделю? Нет, дружище Блейд, пора тебя вытаскивать оттуда. Слишком уж ты увлекся теми мирами. О матери бы подумал, да и о Марине своей. "Не буду ее будить. Надо узнать у Класса телефон Блейда. Позвонить спросить, не нужно ли чего", -- подумал Дмитрий и тихо притворил дверь в коридор.
   Он снова посмотрел на Блейда:
   -- Ну что, дружище, долго ты там будешь? Посмотри, на кого ты похож стал! Пора тебе выходить оттуда.
   Зеленая точка на осциллографе словно услышала его -- скакнула, и аппарат негромко пискнул.
   -- Ладно, не волнуйся, брат. Скоро увидимся. Все равно вытащу тебя оттуда, как бы ты ни упирался. И черт с ними, с этими игвами и Жруграми! Без нас разберутся.
   Пора было уходить. Васильев заскочил на подоконник и открыл окно.
   -- Что, жив? -- спросил его Лева.
   -- Жив пока, но надо вытаскивать его оттуда. Чувствую, он так долго он не протянет.
   -- Пойдешь снова в Друккарг?
   -- А куда я на хрен денусь? Заварили кашу, а я расхлебывай! -- Васильев вставил стекла в пазы и спрыгнул на землю.
   -- Возьми меня с собой, Дима, -- попросил Лева.
   -- Не получится. Проход только для одного, даже Класс не смог.
   -- Может, из симов попробуем? Войдем в замок Клингзора...
   -- Ты знаешь, мне все это напоминает дурной сон, -- настроение у Васильева после посещения клиники испортилось. -- Проснуться бы и все забыть. Глупость какая-то!
   -- А я тебе завидую. Ты побывал в тех мирах, куда дорога живым заказана. Я тогда сам испугался, выскочил из виара. Надо было идти до конца.
   -- Сожрал бы Жругр или монстр какой!
   -- Подавился бы. Мы из другой материи. И в тех мирах всего два измерения.
   -- Два измерения? -- остановился Васильев. -- Значит, они могут существовать только в двух измерениях как тени? А где у нас двухмерный мир? Только виар! Он только кажется трехмерным. Теперь мне все понятно.
   -- Они пытаются выйти сюда?
   -- Великий игва сам сказал, что это их мечта. Они даже особую машину нашли для выхода в другие миры, только пользоваться ею не умеют. А вот Блейд умеет.
   -- Артефакт из высших миров. Эта машина -- ты видел ее?
   -- Я приехал на ней обратно, -- ответил Дмитрий. -- Блейд что-то там покрутил и отправил меня назад.
   -- Бог мой! Вдруг им станет известен секрет Блейда! Что тогда? -- круглые Левины глаза вытаращились на Дмитрия.
   -- Так вот для чего они сканировали его память! Теперь понятно!
   -- Но кем стал Блейд? Откуда он все знает?
   -- Я должен выспаться, Лева. Сегодня снова пойду в виар. Надо вытаскивать Блейда. Светка меня теперь точно выгонит.
   -- А ты не пробовал загружать игру из дома? -- спросил Лева.
   -- Ничего не получается. "Замок" удален с серверов. Если его еще и уберут из архивов, тогда, вообще, хана!
   -- А это нам не поможет? -- Лева полез во внутренний карман куртки и достал диск. Синим фломастером на диске было написано: "Замок Флюреншталь".
   -- Ты где это взял? -- вытаращился на диск Васильев.
   -- На рынке, -- ответил Лева.
   -- Ни фига себе! И тут пираты! Игра ведь существовала только на серверах корпорации.
   -- Ну раз есть спрос!..
   -- Это просто здорово, Лева! Если, конечно, это работает.
   -- Я проверял: "Замок" запускается. Но я в него не входил.
   -- Давай диск сюда. Будем работать с твоим диском.
   -- Ну уж нет! Я с тобой.
   -- Лева! Ты же ничего не умеешь! Ну скажи, за сколько ты "Дум-3" прошел?
   -- Я может, как ты говоришь, бот, но ты дурак. И в тех мирах ни фига не понимаешь! -- разозлился Лева.
   -- Извини, Лева. Стрелять там все равно не придется. Где я сохранился, все патроны уже кончились.
   -- А у меня нет. И шотган, и базука, и пулемет, и бластер -- полный комплект! -- с гордостью объявил Лева.
   Васильев улыбнулся.
   -- Ну тогда я с тобой играю.
   -- Идем сегодня вечером?
   -- Хорошо, идем. Попробуем войти в этот "Замок Флюреншталь". Вот только как найдем там Блейда? Мы сохранились в одной игре, ты -- в другой.
   -- Ты хакер тебе и разбираться, -- заявил Лева.
   -- Да какой я хакер!.. Так -- недоучка...
   -- Тогда и молчи. Скажешь, как вытащить Блейда, я его вытащу.
   -- В том-то и дело, что это, похоже, знает один только Блейд. Так что, Лева, готовься. Поедем сегодня в корпорацию, там машины мощнее и костюмы. Я договорюсь с Классом, чтобы открыл цех роботов.
   -- Хорошо, -- согласился Лева.
   К девяти вечера подтянулся Лева, затем подъехал Класс. Сил смотреть в глаза жены у Васильева не было.
   -- Ну надо мне! Человек в опасности!
   -- Каждый день? -- спросила Светлана.
   -- Вчера не успели. Это уже не игра, Светик.
   Дверь за молодыми людьми хлопнула так сильно, что эхо разнеслось по всему подъезду.
   -- Это -- Лева, это -- Класс, -- познакомил своих товарищей Дмитрий.
   -- Костя. Ники -- только на работе, -- Класс протянул руку.
   -- Да, если не знал, я -- Новик, -- сообщил Васильев Леве.
   -- А я Лев, -- скромно назвался Прыгунов.
   -- Ну как хочешь, -- вздохнул Васильев.
   -- Лев с нами? -- спросил Класс.
   -- У него диск с игрой. Если корпорация спрятала архивы, это нам поможет.
   -- Очень хорошо. Я опасаюсь "Большого Брата". Он может прознать, кто лазил в архивы.
   -- Надо проверить диск и Левины сохранения. Третьего дня он каким-то образом зашел в "Житие", а попал в "Замок".
   -- Вот как? -- с интересом взглянул Костя. -- Неужели какой-то баг в программе?
   -- Я так не думаю, -- сказал Лева. -- Я думаю, это вторжение.
   -- Вторжение?
   -- Ну вы ведь были там. Хоунхеджиты начали вторжение в Друккарг. И кто-то, сдается мне, пытается направить их в наш мир. Программы словно перехлестнулись. Закрытый "Замок Флюреншталь" вдруг объявился в "Житии", а может быть, и в других играх. Архивы, насколько я знаю, не закрыты.
   -- Но если это кто-то делает в корпорации, то зачем ему это нужно?
   -- Помнишь, я тебе говорил, что в корпорации крот, -- сказал Дмитрий. -- Возможно, он из тех миров. Так или иначе, но Блейда нужно вытаскивать. Мы с Левой сегодня были в больнице. Он почти мертвец. Такое впечатление, что его бросили в этой больнице и забыли. У него хоть есть родственники?
   -- Да, мать. Надо позвонить ей завтра, -- сказал Класс. Он развернул машину и погнал в сторону Большого проспекта.
  

Глава 14. Шрастры

  
   На двух больших мониторах перед Алексеем Кадниковым и его напарником Павлом Лушиным развертывалась картина, сосканированная в памяти Блейда. Вот уже пару часов программисты не могли отвести взор от экранов, не понимая, что перед ними: сон, явь или игра. "Большой Брат" уже обработал воспоминания Блейда. И программисты проследили весь его путь с того самого момента, как раскрылась скала в пещере ифрита.
   -- Это не виртуал, -- поставил диагноз Кадников.
   -- Да, такое вряд ли можно придумать, -- согласился Лушин. -- Видимо, мы имеем дело с его галлюцинациями.
   -- "Большой Брат" утверждает, что это именно воспоминания, -- Кадников просмотрел лог-файл.
   -- Тогда ничего не понимаю. Ни в одной игре этого нет!
   -- Мне это напомнило некоторые мои сны. Так же страшно, -- признался Кадников.
   -- Но с чего все началось? Откуда этот ключ в камне? Я сравнил оригинал "Замка" с теми наработками, что хранились в архиве. Есть интересные наблюдения, -- сообщил Лушин. Он переключил мониторы. Теперь на мониторах была пещера ифрита. На левом была окончательная версия игры, на правом -- те первоначальные варианты, что сохранились в архивах.
   -- Видишь, темная грань в середине камня? По этой грани камень раскалывается, я проверил, -- Лушин щелкнул мышью по грани камни. Камень развалился пополам.
   -- В релизе игры этого нет. Такой вариант предусматривался только в первоначальной альфа-версии. Затем, чтобы не создавать еще один уровень и быстрее запустить игру, от него решили отказаться. Кто-то решил пошутить и ввел в игру этот участок кода.
   -- Хорошо, а что следовало за этим? Подземный уровень был разработан?
   -- Нет, подземный уровень разработан не был. Не был даже закончен ключ в камне. Но скала в пещере ифрита раскрывается. Это я тоже проверил.
   -- Но судя по воспоминаниям Блейда, кто-то создал целый уровень виртуальной реальности! И какой! С нашими убогими средствами такого не напишешь.
   -- Поэтому мне не верится, что мы видели воспоминания Блейда. Слишком уж это похоже на сон. Да и может ли компьютерная программа различить, где сон, где воспоминания?
   -- Да, программа только тестируется. Но все равно потрясающе! Это ведь целая тема, Паша! Мы просто обязаны адаптировать это и включить в игру!
   -- Готовый уровень.
   -- Да почти готовый уровень. Уровень, составленный из грез человека, побывавшего неведомо где. Это настолько похоже на сон, что мы можем заслужить лавры первооткрывателей виртуальной психической реальности. Термин, конечно, дурацкий. Но за этим будущее!
   -- Я бы сказал: управляемой психической реальности. Ведь нет ничего невозможного в том, чтобы с помощью этой же программы в обратном порядке воздействовать на мозг реципиента.
   -- Да, можно погружать одних людей в грезы других. И они там смогут жить и действовать, как в виаре. Это поразительно! А если предоставить управление процессом генерации грез какому-нибудь суперкомпьютеру, то получится...
   -- Матрица!
   -- Да, матрица! И первый шаг к этой управляемой психической реальности мы только что сделали.
   -- Как-то не по себе от всего этого...
   -- Но ведь это наука, Паша! Это научный прогресс, а его не остановить никакими средствами. Вопрос только в том, кто будет контролировать этот процесс.
   -- Профессор Мартин, несомненно... Но во что обойдется его гениальность миру?
   -- Я думаю, в новые прибыли. Он дал задание в самое ближайшее время выпустить обновленный "Замок". Пора приступать к работе. По этим воспоминаниям Блейда мы и сконструируем подземный уровень.
   -- До сих пор жутко, как увижу этих динозавров и карликов, бегущих от молний и огненных ртов. В этом есть что-то потустороннее.
   -- Чем страшнее, тем лучше. Нужно сохранить все данные. И конечно, следить за Блейдом. Что еще нового подарит нам сознание этого парня! И вот еще что, Паша, пора готовить отчет профессору. У тебя нет никаких соображений по поводу того шутника, что вытащил альфа-версию из архива, -- спросил Кадников.
   -- Установить, кто это сделал, не представилось невозможным. Доступ к архивам имели программисты, дизайнеры и еще ряд людей. Никто из них, естественно, не признался. Файлы были изменены 30 ноября сего года. Но отчета, кто работал с этими файлами, не сохранилось. Злоумышленник старательно удалили все отчеты и лог-файлы. Но я заметил еще кое-что подозрительное. Не знаю, правда, насколько это важно.
   -- Что? -- спросил Кадников.
   -- Никто, кроме тестеров Блейда и Новика, не входил на тот подземный уровень. Они не выходили обратно. Но от стены в пещере ифрита тянется едва заметный след.
   -- Какой след? -- заинтересовался Кадников.
   -- В виаре действует физическая модель. Если кто-то наступает на почву, остается след его ноги. Где упали кусочки одежды, капельки крови, остаются их следы. Все происходит, как и в реальном мире. Любые смещения почвы, крохотные сколы камня, упавшие микрочастицы -- все эти следы остаются в теневой памяти "Большого Брата".
   -- Короче, -- прервал Кадников рассуждения Лушина. Все это он и так знал прекрасно.
   -- И вот как-то мне, Леша, показалось забавным написать маленькую прогу, которая бы восстанавливала и отмечала эти следы. Но это еще не все, что она умеет делать. Еще моя программа графически отмечает любые изменения, которые вносились в виар за определенный период времени. Я запустил мою программку, чтобы проследить вхождение тестеров на этот подземный уровень. И посмотри, что у меня получилось.
   Лушин запустил запись игры. Тестеры скрылись за расколовшейся скалой, и скала тотчас сдвинулась за ними.
   Кадников внимательно следил за мониторами. Программа Лушина обнаружила следы модификации. Это были чуть заметные искажения графики. Темный след полосой тянулся от стены пещеры. Он следовал через все уровни замка. Будто кто-то прошел по замку, волоча за собой темный длинный хвост.
   -- Что это за след? -- спросил Кадников.
   -- Программа выделила изменения виара черной полосой. Они произошли, когда тестеры скрылись за скалой.
   -- И куда ведет этот след?
   -- Смотри сам, -- Лушин повел курсор по следу. Камера быстро перемещалась по аркадам, галереям и переходам замка. Темная полоса была отчетливо заметна на каменной кладке. Она шла по полу, стенам и даже по потолку. След доходил до тайника на третьем уровне, в котором хранилась базука для боссов подземелья. Тот, кто вышел из стены, безусловно знал все секреты игры. И тут Кадников остановил себя. Да кто мог выйти из стены? Он тысячу раз протыкал стену, и там ничего не было: абсолютное программное НИЧТО. Тьма и пустота. Если что-то и было, то было это только в воспоминаниях (или глюках?) Блейда. Темная полоса покрывала тайник и вела к террасам замка. Лушин провел курсор дальше и остановил камеру перед величественной панорамой, открывающейся с террас замка. Перед замком Флюреншталь лежал во всей своей виртуальной красе город Санкт-Петербург из симулятора "Житие".
   -- Это еще откуда здесь? -- изумленно произнес Кадников.
   -- След идет еще дальше, -- заметил Лушин. Он вывел курсор на лестницу, сбегающую к Петербургу. Темная полоса вела к городу. Она расширялась и уже темной тенью охватывала весь Петербург.
   -- Дальше можно не смотреть. Весь город покрыт этой тенью. Это значит, он изменен полностью, -- сообщил Лушин.
   -- Но откуда здесь замок? Как он здесь появился?
   -- Не знаю. Но появился он здесь в то же время, как тестеры зашли за скалу. "Большой Брат" сохранил все изменения игры в своей теневой памяти. Питер из "Жития" стал очень похож на город, который мы видели в воспоминаниях Блейда. И я думаю, он продолжает менять виар.
   -- Кто? -- не понял Кадников.
   -- Тот, кто вышел из стены. Ты же видел след изменений. Тебе это ничего не напоминает?
   -- Нет, а что?
   -- Закон сохранения. Один вышел, другой ушел. Кто-то воспользовался Блейдом, чтобы выбраться на этот свет.
   -- Не слишком ли пахнет мистикой!
   -- Мне почему-то так не кажется. Особенно после снов Блейда...
   -- Мы обязаны найти этому какое-то разумное объяснение. Пора сдавать отчет профессору. Что мы напишем? Кто-то выбрался из снов Блейда и изменил виар?
   -- Не знаю, но мне это представляется наиболее вероятным. Хотим мы того или нет, но произошло какое-то изменение виртуальной среды. И пока не поздно, надо закрыть доступ ко всем этим файлам.
   Кадников устало откинулся в кресло и прикрыл глаза. Кругом были неразрешимые загадки.
  

***

  
   Несколькими часами позднее прибывшие в корпорацию тестеры попытались загрузить "Замок Флюреншталь". "Большой Брат" выдал сообщение, что архив закрыт паролем. Оставалась надежда только на Левин диск.
   -- И как это удалось украсть игру? Явно кто-то из своих вынес, -- предположил Класс, вставляя диск.
   -- На рынке не только это есть. Есть и "Дум" ваш, и "Матрица", и "Меч и Магия".
   -- Но, с другой стороны, одному играть неинтересно. Вот по сети другое дело! А пароль на сервер никто не вскроет, -- сказал Класс.
   -- Продают и пароли. Только побоялся взять, вдруг он уже истекший, -- сообщил Лева.
   На мониторе возникла знакомая картинка. Замок Флюреншталь возвышался черной громадиной на фоне красного заходящего солнца. Послышалась музыка в стиле тяжелый рок.
   -- Что и требовалось доказать! -- сиял победной улыбкой Лева.
   -- Сначала я, -- сказал Васильев. -- А Леву я бы вообще туда не пускал. Это не место для прогулок.
   -- Меня не пускать? Я вам диск принес! -- возмутился Лева.
   -- Смотри, чем моя прошлая прогулка закончилась, -- Новик поднял свитер и рубашку. На его боку расплылся большой синяк.
   -- Пусть так, но я хочу быть там. Я читал об этом. И я хочу это видеть, -- настаивал Лева.
   -- Хорошо, давайте попробуем еще раз все вместе. План такой: мы с Левой пробиваемся к ракетомету на третьем уровне и выносим боссов подземелья. Новик ждет нас за скалой. Если скала раскроется, все вместе вытягиваем оттуда Блейда. Если нет, действует один Новик, -- предложил Класс.
   -- Пошли, -- сказал Лева. Он натянул костюм с фидбэками и шлем. Ему не терпелось оказаться в виаре.
   Тестеры встали в клетки. Игра загрузилась. Новик оказался за стеной. Перед ним был все тот же длинный и темный тоннель, что и всегда, но Блейда рядом не было. Что за странный диск купил Лева? Неужели игру изменили? Новик уселся на пол и прислонился к каменной стене. "Имеет ли смысл их ждать, если нет Блейда? А если камень не откроется? Я так и буду сидеть в этой пещере!" -- подумал Новик. Почему-то на этот раз ему было необъяснимо тоскливо. Рядом не было Блейда, а это означало, что изменения могли оказаться более значительными, чем можно было себе представить. Новик поднялся и двинулся по тоннелю. "Почему я не сохранился в Друккарге?" -- упрекал он себя. В пылу боя и в вихре дальнейших приключений все завертелось так быстро, что Новик не успел сделать самой привычной вещи для тестера -- сохраниться. "Но ведь Блейд всегда был рядом, что случилось с ним на этот раз? И что на этот раз приготовил мне Хоунхедж?" -- думал Новик.
   Тоннель кончился, как и ожидалось. В кратере одиноким пупком торчал Хоунхедж. Город на этот раз выглядел пустым и заброшенным. Ни игв, ни их ящеров. Даже обычных караульных на вершине горы не было видно. "Куда все подевались? Будто вымерли..." -- подумал Новик. Все вокруг было ему отвратительно: лиловое небо, темные, почти черные горы и эта каменная опухоль внутри кратера -- Хоунхедж. Хоунхедж смотрел на него пустыми глазницами пещер, и Новик чувствовал, что заходить в город не стоит. "И не пойду!" -- решил он. Но тут же вспомнил о Блейде: "А вдруг он здесь? Я ведь не знаю, в какое время оказался в игре. Вдруг сейчас Блейда поведут на казнь". Новик скосил взгляд на холм, где возвышался каменный крест. В памяти возникло видение, как Блейда ведут к этому кресту. "Никогда себе не прощу, что оставил его здесь!" -- подумал Новик и решительно зашагал к городу-горе.
   Пещеры у подножия горы таили в себе глубокий сумрак. Идти дальше было безумием. "Даже если в горе никого нет, заблудиться в этих переходах, как два пальца обмочить", -- подумал Новик. Гора вздыхала тяжело, будто дышала. Горячее дыхание вулкана согревало ее недра.
   -- Блейд, ты где? -- позвал в темноту Новик.
   Ответом была тяжелая тишина, прерываемая вздохами вулкана. Новик двинулся по пещерному коридору. Вдоль стен горели редкие факелы. Они освещали замысловатые письмена, похожие на арабскую вязь. Проход поднимался к вершине горы. Справа и слева от прохода виднелись темные боковые ответвления. Новик прошел до конца прохода, но никого не встретил. Проход закончился галереей, опоясывающей гору изнутри. Новик стал за вырубленной в породе колонной и заглянул вниз. Глубоко под ним простирался большой зал. И этот зал был полон подземного народа. Игвы молча стояли над огненным жерлом вулкана. Из раскаленной глубины вырывались вспышки пламени и валил черный дым. Игвы благоговейно вдыхали эти тяжелые испарения. Склонив голову, на каменном возвышении стоял Мрак. Игв в зале было, по меньше мере, раз в десять меньше, чем во время похода на Друккарг. "Куда же они подевали своих ящеров?" -- подумал Новик.
   В зале происходила какая-то обрядовая церемония. Перед жерлом вулкана лежали мертвые тела игв. К их ногам были привязаны сосуды из черного вулканического стекла. Мрак взмахнул рукой в магическом жесте. Над жерлом вулкана вспыхнули пламенные буквы. Увидев надпись, игвы склонили головы. Мрак послал в воздух следующее заклинание. Игвы упали на колени. Все свершалось молча, в великом почтении. Только в отдалении мерно выстукивал дробь барабан. Тела погибших на железной платформе стали медленно опускать в жерло вулкана. Мрак творил заклинания, и все новые огненные буквы вспыхивали в воздухе. Этот ритуал соединял в себе похороны и жертвоприношение. Первые тела погибших упали в раскаленное жерло вулкана. Языки пламени объяли павших, и их тела пропали в огненной пучине.
   -- Князь Гагтунгр! Прими их! Они верно служили тебе, -- произнес Мрак. -- Но враг оказался сильнее. Он разбудил Жругра. Взываю к тебе, о владыка инферно, дай нам силу уицраора и помоги одолеть врагов!
   Огненный столп взметнулся до самого потолка пещеры. В пламени проступили неясные очертания. Некто огромный вставал из огненной бездны. Игвы пали ниц и закрыли головы руками. Один только Мрак остался стоять, склонив голову в поклоне. Огненный столп, расширяясь, поднимался из жерла вулкана. В пламени обрисовались голова, плечи и сложенные крылья. Гребень огня на голове Гагтунгра лизал темный потолок пещеры. Даже на большом расстоянии Новик ощутил жар этого пламени. Удивительно, как игвы, стоящие у самого жерла, не сгорали в этом огне. Ни одна живая плоть не вынесла бы этого жара.
   Князь преисподней смотрел снизу на Мрака. Гагтунгр взмахнул огненной дланью и по стенам пещеры промчался огненный вихрь, зажигая магические надписи на стенах. Надписи заговорили огненным шепотом. В этом шепоте были слышны модуляции голоса великого демона. И все игвы вокруг почувствовали эти вибрации своими телами.
   -- Дай нам силу уицраора, и мы будем первые в этом мире! -- возгласил уже в полную силу Мрак.
   Гагтунгр взмахнул крыльями. Огненный покров распростерся над склоненными головами игв. Вверх взметнулись языки пламени и искры. По пещере вновь пронесся огненный шепот. Гагтунгр говорил со своим народом. Человеку не дано было понять огненную речь демона, но игвы приветствовали его слова радостными возгласами.
   -- Благодарим тебя, Князь, что внял нашим мольбам! С силой демона-охранителя мы будем непобедимы. Мы сильнее! Мы отомстим! Мы раздавим Друккарг, это скопище вырожденцев и отступников!
   "Грядет война уицраоров", -- понял Новик. В памяти всплыла кошмарная туча над Друккаргом. "Что будет с Блейдом? Со всеми нами?" -- подумал Новик. Эти карлики-игвы разбудили большое зло. Если верить рассказам Левы, их войны рождают бурные потрясения на земле. Этим существам нужны наши страдания. Они живут ими. А раз так, значит, готовы убивать друг друга, чтобы на земле тоже не прекращалось кровопролитие. И пусть в сознании игв это не умещается, но есть высшие демоны такие, как князь Гагтунгр. Уж эти-то точно действуют сознательно. Их инспирации, как говорил Лева, затмевают разум у наших вождей, и тогда на земле неизбежно проливается кровь.
   Новик осторожно попятился к выходу. Внизу продолжалась бесовское служение. Гагтунгр ревел огнем, его огненные языки летали по стенам пещеры. Игвы корчились в иступленном восторге. В пещере стоял сплошной гул их голосов. "Смерть Друккаргу! Смерть! Смерть! Смерть!" -- кричали они, опьяненные присутствием могущественного демона преисподней.
   "По всей видимости, Блейда здесь нет. Он в Друккарге. Как мне найти его и предупредить Друккарг о новом походе варваров?" -- думал Новик. Он сомневался, что сможет самостоятельно добраться до Друккарга. Но иного не оставалось, надо было идти в Друккарг. "Пойду по пустыне, -- решил Новик. -- Может, там еще остались следы этих ящеров-раруггов". Стараясь не шуметь, он двинулся вглубь галереи. За спиной послышалось гудение пламени. Новик медленно повернул голову. В нескольких шагах от него на вытянутой шее раскачивалась голова огненного демона.
   -- Бог мой! -- прошептал Новик.
   Лик демона перекосился, как от зубной боли. Голова Гагтунгра превратилась в огненный смерч и рванулась к Новику. Все вокруг потонуло в адском пламени. Новик огненным шаром покатился вниз по тоннелю. Он не помнил себя от боли. На какой-то ступеньке его тело подпрыгнуло и стремглав полетело вниз. Он падал так долго, что темнота и тишина смерти наступила еще до того, как он ударился о дно каменного колодца.
  

***

   -- Времени у нас в обрез. Новик долго ждать не будет, знаю я его, поэтому лучше ввести коды невидимости и неуязвимости. Так мы быстро пробежим этажи замка, -- сказал Класс. Лева не возражал. Ему самому не терпелось попасть в шрастровый город. Лева и Класс вошли в игру. Замок Флюреншталь жил обычной жизнью. Их присутствие почуяли только драконы, охраняющие замок. Три дракона сразу устремились к тестерам. Но Класс хорошо изучил все подходы к замку. И не успели еще драконы низринуться на них с высоты, как тестеры забежали внутрь замка. Глупые монстры не видели их. В Леве, пока они бежали по лестницам, проснулся инстинкт охотника. И он отводил душу: валил монстров направо и налево. Монстры тупо погибали, не понимая, откуда к ним прилетела программная смерть.
   В просторном зале на третьем этаже бурлил фонтан с головой дракона.
   -- Это здесь, -- сказал Класс. Он нажал кнопку тайника. Голова дракона ожила и вместо воды выплюнула облако пламени.
   -- Стреляем! -- скомандовал Класс.
   Выстрелы бластерных пушек слились в залп. Голова дракона разлетелась на мраморные куски. В тайнике лежал заветный ракетомет.
   -- Что и требовалось доказать! Осталось открыть подземный уровень, -- довольно произнес Класс.
   Лева вспомнил недавнее путешествие в "Житии". Тогда он видел этот замок снаружи, теперь находился внутри. По верху зала шла крытая галерея. К ней вели две лестницы. Леве захотелось подняться на галерею, и он направился к одной из лестниц.
   -- Ты куда? -- окликнул его Класс.
   -- Хочу проверить одну свою догадку, -- сказал Лева.
   На парапете галереи, как наседки на жердочках, застыли черные призраки. Благодаря чит-коду Лева был невидим для призраков. И Лева, подавив в себе охотничьи инстинкты, не стал разубеждать их в этом. Он прошел вдоль галереи и уперся в закрытую дверь.
   -- Что за дверью? -- окликнул он Класса.
   -- Не знаю. Мы туда не забирались, -- ответил Класс.
   -- Как-нибудь можно открыть эту дверь? -- спросил Лева.
   -- Если не искать ключи, то просто -- ввести код.
   -- Сделай, пожалуйста, -- попросил Лева.
   -- Зачем тебе это нужно?
   -- Когда я был в "Житии", я видел этот замок снаружи. Вдоль фасада идет галерея. Я хочу попасть на нее, -- сказал Лева.
   -- Хорошо, сейчас введу код. Будешь протыкать стены, -- пообещал Класс. Он набрал на клавиатуре какой-то код, подпрыгнул и в тот же миг оказался рядом с Левой на галерее.
   Они стояли напротив закрытой двери.
   -- Что ты хочешь увидеть там? -- спросил Класс.
   -- Открой дверь -- посмотрим вместе, -- ответил Лева.
   -- Набери код и войдешь, -- Класс сообщил комбинацию букв.
   Лева откинул крышку маленькой клавиатуры, прикрепленной к рукаву костюма, и ввел код.
   -- Вперед мой, друг! -- Класс указал на дверь.
   Левина рука погрузилась в дверь по локоть. Чит-код, позволяющий протыкать виртуальное пространство, действовал. Лева сделал шаг и вошел в дверь. Он оказался на открытой галерее. Перед ним лежал виртуальный Петербург.
   -- Класс! Смотри! -- обернулся Лева. Но Класса рядом не было.
   Лева толкнул дверь рукой, но наткнулся на непроницаемую стену. Виртуальное пространство вернулось к исходному коду.
   -- Что за черт! Как такое может быть? -- в сердцах произнес Лева.
   Он огляделся вокруг. Сотканный из темноты замок висел над туманной акваторией Невы. К городу сбегали широкие лестницы с террасами. На террасах расположились скульптуры драконов, горгулий и еще каких-то мифических существ. Позади Левы тянулась длинная стена замка с нарисованными на ней окнами и дверями. Пути назад не было.
   С другой стороны стены чертыхался Класс. Он не мог взять в толк, что случилось. Лева ввел код и прошел. Но когда Класс стал вводить код для себя, "Большой Брат" ответил, что чит-коды не поддерживаются сервером. Класс готов был биться головой об стену. Он не понимал, как такое могло случиться. "Ладно, выйду и разберусь. А теперь пора спасать Блейда", -- подумал Класс и побежал к входу в подземелье.
   Лева спускался по широкой лестнице к городу. Со времени его последнего вхождения в этой реальности произошли большие перемены. Солнца нигде не было видно. Небо заволокла лиловая светящаяся дымка. Вместо знакомых дворцов стояли серые и черные здания, лишенные "архитектурных излишеств". Человеческих персонажей в этой реальности больше не существовало. По улицам сновали шустрые игвы в пестрых накидках, и проносились повозки, запряженные раруггами. Виртуальный Петербург превратился в Друккарг, каким его описывал Новик. Лева спустился на набережную и оглянулся. Замок отсюда выглядел темным туманным образованием. И лишь две последние ступени лестницы сохраняли свою каменную текстуру. На острове в излучине Свинцовой реки виднелась внутренняя крепость с высоким каменным шпилем на базилике. О прежней (или будущей?) войне здесь ничего не напоминало. Друккарг жил своей обыденной жизнью.
   Лева стоял и не знал, что ему делать. Все это напоминало сказку или сон. Похоже, игвы выиграли в этом симуляторе жизни. Они вытеснили виртуальных жителей и прекрасно обжились в имперской столице. Первоначальный план летел к черту, но Лева предположил, что Блейд мог остаться в Друккарге. "Пойду искать Блейда", -- решил он. Лева убедился, что все еще невидим, и двинулся по знакомому проспекту. На непредвиденный случай у него имелся достаточный арсенал: бластер, пулемет и дробовик. Хотя Лева и не был уверен, что в этой реальности действуют законы игры.
   По Невскому проспекту шло оживленное движение. Раругги, похожие на индрикотериев, тянули тяжелые вагоны по проложенным вдоль проспекта рельсам. Их обгоняли тарбозавры, запряженные в легкие повозки. Лихачи на облучках кололи двуногих ящеров пиками и те неслись, шлепая толстыми ногами по мостовой. Раругги в процессе эволюции утратили свои исполинские размеры, и самый большой ящер в этом городе едва превышал обычную лошадь, но все равно картина выглядела впечатляюще. По обеим сторонам проспекта шла оживленная торговля. Все было заставлено лавками и тележками торговцев. Сияли витрины крупных магазинов. Продавали изделия мастеров этого мира: вазы и посуду из металла и камня, дорогие одежды, плетенные из серебряных, медных и червленых нитей, боевые доспехи и оружие, дорогую сбрую для раруггов, множество ювелирных изделий из драгоценных металлов и камней. На прилавках лежали кучки алмазов, изумрудов и рубинов. Яшма, малахит и подобные им полудрагоценные камни были напилены шарами и квадратными брусочками. Обменивалось все это великолепие на желтые кусочки янтаря и смоляного камня с государственным гербом. Лева, не переставая удивляться, добрел до Гостиного двора. Вся небольшая площадь перед Гостинкой была запружена экипажами с запряженными раруггами и толпами игв. Здесь шла бойкая торговля. Леву никто не замечал. Иногда кто-нибудь из игв налетал на него в толпе и тут же отскакивал, испуганно озираясь: что же такое столкнуло его с дороги? У Пассажа Лева остановился. Пассаж блистал роскошными, отделанными полированным камнем витринами. В витринах магазина и внутри под стеклянным потолком стояли голые люди. Каждый из этих людей был заключен в прозрачный цилиндр и выглядел мерцающей голограммой. Лева подумал, что это души людей, оказавшиеся в этом мире. Торговля шла бойко -- то и дело из Пассажа выносили купленные души. Души людей обменивали на кусочки янтаря и смоляного камня. Продавец вызывал одного из дежурных магов, маг произносил заклинание, и цилиндр с душой уменьшался в несколько раз. Довольные покупатели уносили купленные души и разъезжались в экипажах.
   Лева шел по Пассажу. Такой роскошной отделки магазина он еще не видел. Стены и потолок были отделаны малахитом, крученые колонны, покрытые золотом, поддерживали потолок из кварцевой мозаики. В центре Пассажа в золотой клетке со столбом стояла прекрасная молодая женщина. Под ее ногами был расстелен ковер из горящих углей. Рядом с клеткой стоял маг и заклинаниями периодически разжигал угли. Женщина, чтобы избежать муки, была вынуждена заползать на столб и подтягивать под себя ноги. Но удержаться на гладком металле столба не могла и снова ступала на раскаленный ковер. Вокруг клетки толпились игвы. Они любовались лицом женщины, искаженным мукой, и кричали магу: "Добавь огня!" Играла быстрая зажигательная музыка. Под клеткой с пленницей была прикреплена табличка с ценой и какой-то проспект на нескольких страницах из фольги. "Возможно, описание грехов", -- подумал Лева. Он прошел вдоль ряда витрин с рабами. Здесь были только молодые мужчины и женщины. Ни стариков, ни детей он не видел. Игвы отчаянно торговались с продавцами рабов и издавали резкие прищелкивающие звуки. За обычного пленника давали три-четыре крупных капельки янтаря и мешочек смоляного камня. Продавцы писали какие-то руны на цилиндрах с рабами, и перед покупателями проходила вся история прегрешений этих рабов. Игвы-покупатели удивленно хмыкали и щелкали языком. Затем торг возобновлялся с новой силой.
   Ряды в темной глубине Пассажа торговали чем-то похожим на мертвечину. Мумифицированные человеческие тела висели на крючьях, на серебряных блюдах лежали высушенные головы, в витринах были выставлены разные части тела и кости, в небольших сосудах темнела жижа, похожая на свернувшуюся кровь. Торговля шла на развес. Орудуя топорами и ножами, продавцы ловко разделывали тела и предлагали покупателям. Основными покупателями этих товаров были игвы в черных и зеленых балахонах: маги и ученые. Купленный товар упаковывался в пакетики из слюды. В полупрозрачных пакетиках дрожала, как холодец, запекшаяся кровь и торчали кусочки высохшей плоти. Леве стало дурно от вида этой торговли. Он отвернулся и сделал несколько быстрых вдохов. Но когда представил, как утопает в своей блевотине в шлеме, ему вдруг стало весело. Не оглядываясь на торговцев мертвечиной, Лева пошел дальше.
   В противоположном углу зала была устроена эстрада. Перед эстрадой стояли столики, за которыми сидели игвы. Все ждали начала представления. Лева опустился на свободное место за дальним столиком. Ему было интересно, каким искусством тут забавляются игвы.
   Из-за кулис на эстраду вышел конферансье.
   "Уважаемые господа! Спешите видеть уникальный танец-вспышку! Наши артисты выступают первый и последний раз! Милостью Его Сиятельства князя Гагтунгра только сегодня и только в нашем заведении балет отъявленных негодяев и грешников! Руководитель балета заслуженный маг Арагар!" -- объявил конферансье.
   Распахнулся занавес из золотых блесток. На эстраде стояли шесть обнаженных мужчин и женщин. Послышалась ритмичная музыка. Маг Арагар поднял дирижерские палочки. Танцоры испуганно вздрогнули. С последним ударом барабанной дроби маг взмахнул палочками. Обжигающие молнии ударили в танцоров. Танцоры задергались, поднимая ноги и взмахивая руками. Руки мага быстро мелькали в воздухе, направляя жгущие удары в нужные части тела танцоров.
   "Больше жизни! Больше огня! Больше энергии!" -- выкрикивал маг, посылая молнию за молнией.
   Танцоры подпрыгивали в воздухе и совершали немыслимые па, ускользая от жалящих молний. Игвы за столиками покатывались от хохота. Музыка заиграла громче и быстрее. Маг Арагар еще увеличил темп танца, раскинув магическим жестом пылающие угли под ноги танцорам. Танец напоминал пляску святого Витта. Музыка играла все быстрее, танцоры выбивались из сил. Некоторые из них падали на пол, но на полу вспыхивали угли, и танцоры с криками катались по этому раскаленному углю.
   Веселье игв разгоралось. Они подбадривали мага хлопками рук, и маг жалящими ударами заставлял танцоров вскакивать на ноги и продолжать пляску.
   Неожиданно музыкальная тема сменилась. Музыка стала томной и плавной.
   "А теперь несколько сцен из их интимной жизни!" -- объявил игва-конферансье. Маг погасил угли под ногами танцоров и разбил их на пары кружками пламени. Пары оказались гетеро- и гомосексуальными, видимо, по склонностям этих людей. Маг засунул за широкий кушак дирижерские палочки и достал бич. Вместо ремня у этого бича змеилось длинное огненное жало. Маг взмахнул бичом и ударил по первой паре. Раздался звучный хлопок, и мужчина с женщиной приникли друг к другу. Игвы зааплодировали. Другие пары, не дожидаясь ударов, стали кто как сношаться на сцене. Зрители в зале притихли, зачарованно наблюдая это представление. Лева наблюдал за лицами людей на сцене. На их лицах не было страсти, была только мука. Время от времени маг щелкал кнутом по той или иной паре. Вздрогнув от боли, люди возвращались к ритму простых движений. Лева не знал, есть ли в мире игв половые отношения. Все они выглядели для него на одно лицо. Но каждый из сидящих в этом зале игв с упоением наблюдал за действом, происходящим на сцене. Казалось, игвы с восторгом впитывают флюиды похотливого вожделения людей. Маг взмахнул кнутом над головами людей. Вспыхнул огонь, разделивший совокупляющиеся пары. Все застыли в униженных и смешных позах. Раздался взрыв хохота.
   -- Тебе нравится? -- кто-то негромко спросил у Левы за спиной. Лева вздрогнул и обернулся. Кто мог видеть его? Перед ним стояла очаровательная женщина. На ней было черное змеящееся платье с золотыми блестками. Платье обнажали плечи с бледно-молочной кожей. Обнаженные руки незнакомки были затянуты в длинные черные перчатки. Гладко зачесанные назад черные волосы открывали ее высокий лоб. Если бы Лева был уверен в своем определении женщины-вамп, он бы применил его к этой женщине.
   -- Можно я присяду рядом? -- спросила незнакомка.
   -- Пожалуйста, -- смущенно ответил Лева.
   -- Тебя, наверное, удивило мое появление в этом мире. Не беспокойся, здесь пока сохраняются правила игры. Я не из игв, поэтому вижу тебя.
   -- Кто вы? -- спросил Лева.
   -- Зови меня Велга. Я часть того, что формирует эту реальность, -- ответила незнакомка. Она как-то странно посмотрела на Леву и положила ему на руку свою тонкую ладонь.
   -- Тебе не надо было заходить так далеко, Лева.
   -- Откуда вы знаете меня?
   -- Твое сознание открыто для меня. Я знаю, ты пришел, чтобы спасти Блейда.
   -- Да... -- растерянно подтвердил Лева.
   -- В таком случае ты пришел сюда зря. Блейд почему-то не хочет, чтобы его спасали. Но если ты пообещаешь вытащить его из этой реальности, то я подскажу тебе, где искать Блейда.
   -- Я сделаю все от меня зависящее, -- пообещал Лева.
   -- Не сомневаюсь, -- улыбнулась Велга и продолжила:
   -- Блейд заключен во внутренней крепости. Сюда спешат посланники Князя. И если Блейд попадет к ним в руки, он умрет по-настоящему. Я думаю, всем нам будет лучше, если ты заберешь его отсюда.
   Велга поднялась из-за столика и, "дыша духами и туманами", прошла мимо Левы. Обернувшись, она послала Леве поцелуй и растаяла в воздухе.
   Лева вышел из Пассажа и направился к каналу, носящему в Петербурге имя Грибоедова. В канале текли массы жидкого металла. Игвы-гондоль­еры зазывно махали руками, приглашая прокатиться на своих ржавых посудинах. Лева проследовал дальше к Инженерному замку. Расстояния в этом городе были значительно короче, и очень скоро он оказался на берегу Свинцовой реки. На другом берегу реки из-за бастионов и куртин внутренней крепости виднелась базилика с высоким гранитным шпилем. На вершине шпиля реяло такое же отвратительное существо, которое раньше он видел на вершине Александрийского столпа. Лева по Троицкому мосту двинулся к крепости.
   Караульные игвы стояли у полосатой будки перед воротами крепости, на бастионах и куртинах. С Нарышкиного бастиона ударила пушка. Лева посмотрел на часы: было ровно двенадцать часов. Друккарг следовал традициям Петербурга. Лева вспомнил, что Новика с Блейдом вели в Алексеевский равелин. Равелин был снесен в конце XIX века, но в данной реальности он существовал. Лева направился к укреплению из серого камня. Вход в равелин охранял игва, вооруженный пикой. Лева приготовил бластер, если ему придется с боем пробивать себе дорогу. Но стрелять не пришлось. Караульный его не заметил, и Лева беспрепятственно прошел через железную дверь. Плана крепости у него не было. Он шел чисто интуитивно, углубляясь все ниже под землю. Посты, решетки и караулы сменяли друг друга. Наконец он очутился в крепостной тюрьме. Это было именно то место, где томились декабристы, петрашевцы, народовольцы и отвергнутые наследники престола. На стенах каземата чадили факелы.
   Двое караульных игв расхаживали вдоль коридора, заглядывая в камеры, забранные толстыми прутьями. Камеры были одиночные, в каждой из них находилось по заключенному. Это были люди и ангелы. Большей частью узники были прикованы к стене в вертикальном положении, но кое-кому дозволялось перемещаться по камере, волоча за ножными кандалами тяжелые чугунные шары. Ложиться заключенными запрещалось. Игвы строго следили за этим. В руках игв были длинные пики, и уморившихся узников они подбадривали болезненными уколами.
   Лева прошел мимо камер. Некоторые из заключенных были ему знакомы. В камерах тянули сроки люди не маленькие -- высшие сановники империи и чиновники советского государства. Это были строители империи, которые, не жалея свой народ, возводили в России престол яростному Жругру. Эти чиновники не обладали такой властью, чтобы заслужить томление в ледяных глыбах, и в преисподней занимались почти тем, чем привыкли в земной жизни. Каждый день они вносили вклад в укрепление могущества Друккарга, таская на себе тяжелые камни для постройки крепости. А в минуты краткого отдыха испытывали на себе те же муки и унижения, которые в период земной жизни доставляли другим людям. Еще здесь было несколько ангелов из высших миров, посланных в Друккарг с миссией просветления, но схваченных игвами и посаженными на цепь. Ангелы не трудились на каторжных работах и не подвергались особым унижениям, они считались военнопленными, и князь Гагтунгр рассчитывал сломить их упорство долгим и томительным заключением, чтобы переманить на свою сторону.
   "Где же искать Блейда?" -- подумал Лева. В подземной тюрьме его не было. Новик рассказывал, что оставил Блейда в базилике храма. И Лева, пронзая, как снаряд, каменные переборки стен и толщу земли, двинулся к базилике. В одном из подземных переходов он услышал громкие голоса. Игвы о чем-то спорили друг с другом. Этот коридор был освещен лучше других, вдобавок через каждые десять шагов здесь стояло по вооруженному часовому. Лева прошел сквозь дверь в комнату, откуда доносились голоса.
   За широким столом под собственным парадным портретом сидел игва в зеленом мундире с золотым шитьем. Лева посмотрел на портрет, где этот игва красовался в полный рост, и догадался, что перед ним Ум Великий игва Друккарга. Перед Умом стояло какое-то серое существо, напоминающее демона со шпиля базилики. У демона была вытянутая морда, оканчивающаяся хоботком, и словно сложенные из туалетной бумаги крылья. Леве очень не понравился этот хоботок, и он прозвал демона вампиром.
   Великий игва и демон о чем-то спорили друг с другом, но как только Лева вошел в комнату, демон тут же замолчал и в ужасе уставился на Леву. Без сомнения, он видел Леву. Ум продолжал что-то говорить, но тут же смолк, перехватив взгляд демона. В следующую секунду вампир подскочил и, взмахнув крыльями, кинулся на Леву. Лева опешил от неожиданности. В руке у него вместо бластера оказался дробовик. Лева нажал на спуск. Громко хлопнул дуплет. Вампир с немыслимой скоростью сделал кульбит и уклонился от выпушенной картечи. И в тот же миг Лева ощутил на шее хватку скрюченных пальцев вампира. Вампир душил Леву, а его хищный хоботок бился о пластиковое забрало шлема, пытаясь забраться внутрь. Лева ударил вампира дробовиком. Тело вампира было упругое, но скользкое, будто покрытое слизью.
   -- Каркадах! -- выкрикнул вампир.
   Великий игва очнулся и вскинул руки, будто намереваясь запустить в Леву большим камнем. Ум прокричал какое-то заклинание. Из его рук вылетел светящийся вихрь. Вихрь окутал борющихся вампира и Леву. Раздался электрический треск, и Лева ощутил, что повисший на шее вампир стал во много раз тяжелее. Лева зашатался под тяжестью вампира, пытаясь сбросить его с себя. Но вампир становился все сильнее и тяжелее. Он гнул Леву к земле. Пальцы вампира мертвой хваткой сдавили Леве горло. Все поплыло перед Левиным взором, и он опрокинулся на пол. Последнее его видение было страшным. Козырек шлема откинулся, и в рот Леве скользнул извивающийся хоботок вампира.
  

Глава 15. Для кого смерть лучше жизни

  
   С недавних пор у Луцкого не заладилось в отношениях с Ириной. Нет, Ирина была по-прежнему исполнительной секретаршей и даже, если бы того захотел Луцкий, покорной секс-рабыней, однако после недавней игры их роли словно бы переменились. Луцкий старался не встречаться взглядом со своей секретаршей. В зеленых глазах Ирины он видел отражение того кошмарного ящера. И он больше не требовал от нее близости. Теперь все решала сама Ирина. Вчера, положив какую-то распечатку, она уселась на стол перед Луцким. Ее левая нога в черном чулке легла на правый подлокотник его кресла, правая -- на левый.
   -- Не хочешь взглянуть, есть ли там белье? -- тонкие пальцы Ирины приподняли подбородок Луцкого.
   На бледном лице Ирины блуждала чуть смущенная улыбка, но ее глаза приобрели то же выражение, что запомнилось Луцкому по последнему сеансу игры. Ему привиделось, что на него смотрят зеленые глаза ящера с вертикальными щелочками зрачков.
   -- Ну смелее! Ты же сам просил об этом... -- Ирина положила руки на затылок Луцкого.
   -- Я... я... не хочу, -- промямлил Луцкий.
   -- Ну чего ты так боишься?.. Ты ведь всегда мечтал об этом...
   Щеки Луцкого ощутили гладкий капрон ее чулок. Мини-юбка Ирины взлетела вверх. Как и подозревал Луцкий, нижнего белья на ней не было. Лобок и промежность были гладко выбриты. Цепкие пальцы Ирины сомкнулись на затылке Луцкого. Она привлекла его голову к себе и ткнула лицом в потекшую вагину.
   -- Ты -- язычком, как умеешь... -- застонала Ирина.
   Она изогнулась всем телом и откинулась назад. Ее ноги крепко обнимали голову Луцкого, и он покорно исполнил все, что от него хотели. Когда Ирина содрогнулась в последнем оргазме, она с силой оттолкнула Луцкого. Координатор откинулся на спинку кресла. Они некоторое время сидели друг против друга, привыкая к новым ролям.
   Луцкий опомнился и оправил галстук.
   -- Ирина Валентиновна, я думаю, нам лучше расстаться. Вы же понимаете...
   -- Я тебя не оставлю, мой милый, -- мягко улыбнулась Ирина. -- Мы с тобой никогда не расстанемся, разве ты это еще не понял?
   -- Я больше не хочу так...
   -- Ничего, скоро привыкнешь. Я тоже в долгу не останусь, разрешу себя отшлепать. Ты ведь об этом мечтаешь? -- скосила на него глаза Ирина.
   -- Нет, не хочу... Будет лучше, если вы уйдете с работы.
   -- А почему я? Может, лучше уйти тебе, дорогой?
   Ноготок Ирины скользнул по шее Луцкого. Он почувствовал боль. И когда поднес руку, на ней осталась кровь.
   -- Ведьма! -- вскрикнул Луцкий, вскакивая с кресла.
   -- Ну что ты, милый! Я рангом повыше, -- острый носок туфельки ткнул Луцкого в мошонку. Он упал на кресло и откатился к стене.
   -- Нам пока рано расставаться, дорогой! Ты еще не представил меня профессору Мартину.
   -- Хочешь лечь под профессора? -- подавляя гнев и боль, спросил Луцкий.
   -- Только для дела. Меня этот мозгляк не интересует.
   -- Кто ты?
   -- Ты еще не понял? Ну если не понял, я могу объяснить тебе! -- Ирина взмахнула рукой, в руке у нее оказался кнут. Такой же, каким в виртуале порол ее Луцкий.
   -- Ты помнишь это? Может, развлечемся немного?-- помахала она кнутом перед лицом шефа.
   -- Говори, что тебе нужно! -- воскликнул Луцкий.
   -- Мне нужен полный контроль над "Большим Братом". Только Мартин может задействовать все его ресурсы.
   -- Но зачем?
   -- Это не твоего ума дело, дорогой, -- Ирина взмахнула кнутом. Обтянутый кожей стебель полоснул по ноге Луцкого. Боль была настоящей, совсем не такой, как в виртуале.
   -- Ну что, продолжим наши игры? -- Ирина стояла над ним, поигрывая кнутом.
   В глазах Луцкого был страх. Он боялся не кнута, не ее острых драконьих когтей, он боялся той силы, что стояла за этой женщиной. В ней чувствовалось зло, зло сильное и какое-то потусторонее. Ирина, что он знал раньше, просто не могла обладать такой злобной силой, она полностью переменилась.
   -- Я сделаю, что ты скажешь... -- выдавил из себя Луцкий.
   Ирина погладила его по щеке кончиком кнута.
   -- Отлично, дорогой! Прости за маленькое страдание. Но ты сам научил меня этим играм. Мне было тогда так больно, что эта боль вызвала во мне что-то такое... -- Ирина не договорила и отбросила кнут. Кнут тут же растворился в воздухе.
   -- Приведи себя в порядок, дорогой, и пойдем к профессору.
   Ирина оправила на себе юбку и вышла в приемную. Луцкий остался один. Он не знал, что ему делать.
  

***

  
   Профессор Мартин в последние дни часто засиживался на работе. Готовился выход сразу четырех новых проектов, и профессор должен был все проверить. Тестеры только что закончили прохождение "Десперадо", и теперь программисты шлифовали окончательный вариант игры. Мартин следил за всем лично. Он не хотел повторять ошибку "Замка Флюреншталь". До сих пор профессор не понимал, что могло случиться с этой игрой. Перед профессором лежал доклад о расследовании этого происшествия, но доклад ничего не прояснял, скорее, еще больше запутывал. Получалось, что кто-то вытащил из архивов и вставил в игру незаконченный подземный уровень, а затем тщательно уничтожил следы своей деятельности. В этом не было ничего невероятного. Кто-то вполне мог пошутить или свести счеты с корпорацией за какую-нибудь обиду. Но то, какие последствия это повлекло, было непостижимо. Во-первых, после вхождения тестеров на этот уровень произошла перезагрузка всех компьютеров "Большого Брата", что само по себе уже было невероятно, учитывая то, что компьютеры эти были разбросаны по всему миру. Во-вторых, с одним из тестеров, после того как он остался на этом уровне, произошел несчастный случай в реале. И в-третьих, самое загадочное: после открытия подземного уровня игра "Замок Флюреншталь" повела себя как червь. Она стала проникать в другие игры корпорации и расползаться по серверам сети.
   Все это походило на хорошо продуманную атаку, начатую против корпорации. Одна мысль: "Что за враги объявились у корпорации?" -- не давала профессору покоя. И враги эти действовали изощренным оружием -- созданием новых виртуальных миров. Мартин знал одно: он должен найти "крота", пока тот не натворил еще больших бед. И с помощью лог-файлов профессор искал того, кто работал над "Замком Флюреншталь" и внес изменения в игру после ее сдачи тестерам. Работа была обширная и кропотливая. Но профессор не хотел поручать ее никому другому. Доверять кому-либо было опасно, каждый в корпорации мог оказаться врагом. Вот уже неделю Мартин корпел над отчетами и лог-файлами о процессе разработки "Замка Флюреншталь". Перед профессором лежал список из пяти человек, работавших над окончательным вариантом "Замка". Но этим людям профессор доверял полностью. Вряд ли его ведущие программисты решились бы на такой шаг. Мотивов для этого у них не было. Он откровенно переговорил с каждым, и никто из них не высказал никакого недовольство ни своим положением в корпорации, ни уровнем оплаты труда. Поэтому профессор копался в отчетах дальше, не оставляя надежды наткнуться на что-нибудь необычное.
   Наконец ему показалось, что он зацепился за интересный след. Лог-файл показывал, что в конце ноября, за день до того как подземный уровень обнаружили тестеры, кто-то запрашивал релиз игры и несколько часов работал с ним. Были ли внесены изменения в игру именно в это время, узнать было не возможно. Лог-файл был стерт. Но сетевой адрес машины, на которой работали с игрой, был известен. А это означало, что можно было установить, с какого компьютера запрашивали игру, уже готовую к выходу, и кто работал с ней: тестеры или программисты. Мартин открыл файл, в котором сохранялись отчеты о сетевых адресах, и нашел адрес этой машины. Эта машина была установлена в корпорации. Как и предполагал профессор, "крот" оказался у него под носом. "Завтра поручу Луцкому найти машину с этим сетевым адресом", -- подумал Мартин. Он посмотрел на часы. Шел девятый час вечера, пора была собираться домой.
   Зазвонил телефон внутренней связи. Мартин поднял трубку. Он не любил, чтобы его беспокоили в неурочное время.
   -- Профессор Мартин, можно к вам на прием? У меня есть некоторые сведения об интересующем вас деле, -- послышался в трубке голос Луцкого.
   -- А, Сергей! Я только что думал о вас. У меня есть к вам несколько важных вопросов, но, может быть, отложим наш разговор на завтра? Я уже собрался домой.
   -- Мне бы хотелось, чтобы вы выслушали меня. Я кое-что узнал о "Замке".
   -- Вы можете послать отчет по почте? Я дома прочитаю, -- попросил профессор. Он больше доверял работе с письменными сообщениями.
   -- Простите, профессор, разговор строго конфиденциален. Я не хочу оставлять сообщение на сервере.
   -- Время уже позднее. Надеюсь, полчаса вам хватит?
   -- Более чем. Я поднимаюсь?
   -- Поднимайтесь, -- устало согласился профессор.
   К этому времени коридоры корпорации уже опустели, и никто, кроме дежурного охранника, не видел, как Луцкий и Ирина вошли в лифт. Профессор Мартин удивленно вскинул глаза, увидев, что Луцкий пришел не один.
   -- Это моя секретарша Ирина, -- сказал Луцкий, бросив затравленный взгляд на девушку. -- Она знает то, что вам нужно, и попросила, чтобы я привел ее к вам.
   -- Хорошо, садитесь и рассказывайте, -- профессор кивнул на кресла у рабочего стола.
   -- Наденьте шлем, профессор, -- попросила Ирина. В ее голосе была такая решительная строгость, какой Мартин не ожидал от этой хрупкой девочки.
   -- Зачем? -- вскинул глаза Мартин.
   -- Надевайте и все узнаете сами, -- сказала Ирина.
   Черный шлем виара материализовался тут же на столе профессора. Мартин бросил изумленный взгляд на шлем, затем уставился в бледное и застывшее, будто маска, лицо Ирины.
   -- Но как?
   -- Неважно. Вы хотели знать, кто и зачем переделал игру? У вас есть такая возможность.
   Мартин поколебался секунду, затем натянул шлем на голову.
   -- Это не займет много времени. Вы попадете в другую реальность и все узнаете сами, -- пообещала Ирина.
   Профессор опустил щиток шлема. Ирина подошла к профессору и взмахнула рукой над его головой. По поверхности шлема пробежали молнии и искры. Профессор дернулся несколько раз и с глухим стоном свалился на бок. В воздухе запахло озоном.
   -- Что ты с ним сделала? -- Луцкий кинулся к профессору. Ирина ему не мешала.
   -- Небольшой электрошок. Ваш любимый профессор больше не помешает. Я узнала все коды доступа к ресурсам "Большого Брата".
   Луцкий стянул шлем с головы профессора. Лицо у профессора было синим, прикушенный язык наполовину вывалился изо рта. Широко раскрытые глаза профессора стеклянными пуговицами глядели в пространство.
   -- Ты убила его! -- воскликнул Луцкий.
   -- Он сам умер. Я не хотела его убивать. Отцу виртуальной реальности просто приснился страшный сон, который он не смог пережить. Разве он не рассказывал тебе о серебряном зеркале? Он снова заглянул туда и оказался там, куда мечтал попасть. Жаль, что этот шлем оказался не рассчитанным на такие напряжения, иначе профессор мог бы остаться жив. Но плохой эту смерть не назовешь, ведь он пал жертвой своей мечты, не правда ли? -- управляемая маска на лице Ирины сложилась в подобие улыбки.
   -- Кто ты и чего тебе надо?
   -- Ты обещал не задавать дурацких вопросов. Или мы все еще недостаточно понимаем друг друга? -- резкий взгляд Ирины упал на лицо Луцкого. Ее зрачки вновь вытянулись в вертикальные щелки.
   -- Теперь твоя работа, мой дорогой! Используя коды доступа, мы должны немедленно загрузить в сеть "Замок Флюреншталь".
   -- Господи Боже! Зачем? -- воскликнул Луцкий.
   Удар бича свалил Луцкого на пол. Ирина взмахнула рукой, бич свистнул еще раз. Удар пришелся по ногам Луцкого. Луцкий с воем поджал под себя ноги. Бич исчез в руке Ирины.
   -- Если ты еще раз произнесешь это слово, я убью тебя, -- отчетливо произнесла Ирина.
   -- Хорошо, как скажешь, -- пролепетал Луцкий.
   -- Вставай и садись за компьютер. Я хочу, чтобы в сети корпорации сегодня же была новая версия "Замка Флюреншталь". Того "Замка", что вы извлекли из памяти Блейда.
   Луцкий поднялся с пола. Ссадины от бича горели огнем. Он подошел к компьютеру. Отсюда из кабинета Мартина был доступ ко всем машинам "Большого Брата".
   -- Что нужно делать? -- Луцкий сел возле компьютера.
   -- Будешь вводить коды доступа, которые я тебе сообщу, и загружать игру на все серверы сети, -- приказала Ирина.
   Она стала диктовать коды доступа, извлеченные из памяти покойного профессора. Луцкий часто ошибался. Его руки дрожали.
   -- Если ты еще раз сделаешь ошибку, я откушу тебе голову, -- рука Ирины легла на плечо Луцкому. Скосив взгляд, он заметил, как ее перламутровые ноготки превратились в загнутые когти чудовища.
   Луцкий набрал код распаковки архива, который сообщила Ирина. "Замок Флюреншталь" возвращался в сеть. Теперь к нему был открыт доступ для миллионов пользователей.
   -- Дорога открыта! Через час хоунхеджиты снова пойдут на штурм Друккарга. Их поддержит сам Князь, и Жругр на этот раз не сможет защитить своих игв. Уклонившиеся с пути будут сметены. Уицраор Хоунхеджа получит власть над вашей страной. Но это еще не все. Хоунхеджиты только расчистят дорогу демонам. Следом за варварами в виртуальную реальность войдут существа куда более древние. А затем мы завоюем ваше измерение и нанесем чувствительный удар высшим мирам, -- заявила Ирина, когда компьютер сообщил об окончании загрузки.
   -- Что ты говоришь такое? -- уставился на нее Луцкий.
   -- Ты скоро сам все увидишь. Ждать осталось не долго. Сколько уже пользователей в игре? -- спросила Ирина.
   Луцкий покосился на быстро сменяющийся счетчик. Количество пользователей, присоединившихся к "Замку Флюреншталь", достигло пяти тысяч человек.
   -- Прекрасно! Один вошел -- другой вышел. Мы не можем проникнуть к вам, пока кто-то из вас не войдет к нам. И мне нужен надежный помощник...
   -- Ирина, я...
   -- Ты? Нет, ты больше не нужен! Теперь все решает время. Когда с Друккаргом будет покончено, падет и ваш мир. Благодарю тебя, дорогой, что доставил мне немного удовольствия. На этом мы с тобой и закончим...
   Руки с острыми когтями крепко обхватили голову Луцкого. Луцкий забился в кресле, пытаясь вырваться из мертвой хватки. Резкий поворот головы, и позвонки на его шее громко хрустнули. Тело Луцкого мешком свалилось к ногам ящера. "Прощайте, друзья!" -- прохрипел ящер и, превратившись в Ирину, вышел из кабинета.
  

***

  
   Ум смотрел на распростертое перед ним тело Левы Прыгунова. Когда Арданэль схватился с невидимым врагом, Ум с удивлением наблюдал за этой битвой. Но когда демон одолел невидимого противника, тот проявился. Это был еще один человек, проникший в их мир.
   -- Откуда они тут? -- спросил Ум.
   -- Скоро их здесь будет много. Но они придут видимыми, не так как этот, -- ответил Арданэль.
   -- Мы должны быть готовы к вторжению? -- настороженно спросил Великий игва.
   -- Это не будет вторжением. Это будет избиение младенцев. Таков гениальный план Князя. Вы должны убить этих людей и, завладев их телами, проникнуть во внешний мир, -- усмехнулся Арданэль, свив кругом хищный хоботок.
   Ум с недоверием покосился на демона. Арданэль явился из самых глубин инферно, чтобы донести до него нерадостную весть. Друккарг должен покориться воле Хоунхеджа. Ум яростно спорил с демоном, когда в их комнату проник этот человек.
   -- Когда придут люди? -- спросил Ум.
   -- С часу на час. Они не должны ничего заподозрить. Все будет выглядеть, как в их игре. Просто на этот раз победят демоны, -- весело закрутил хоботком Арданэль.
   -- Мы рады приветствовать этот план Князя, но почему мы должны подчиниться воле Хоунхеджа? -- спросил Великий игва.
   -- Такова воля Князя. Города инферно больше не должны враждовать между собой. Князь решил объединить все шрастровые города под одной короной. Он выбрал Хоунхедж и его охранителя-уицраора. Такова воля Князя и она неоспорима. Всем игвам нужно сосредоточиться на одной задаче -- как выбраться на поверхность и овладеть тем миром, который мы потеряли много веков тому назад.
   -- Да, но наша страна! -- воскликнул Ум, продолжая спор. -- Наша цивилизация намного древнее и неимеримо выше развита, чем цивилизация Хоунхеджа. Они просто варвары по сравнению с нами! Мы привержены Князю, мы высоки в наших помыслах, и именно мы готовы исполнить преданное служение ему, нежели эти варвары-хоунхеджиты!
   -- Не вам это решать, Ум! -- отрезал демон. -- План Князя должен состояться, и вы не должны смущать нас вашим своеволием. Если не покоритесь воле Князя, будете полностью разбиты. Друккарг и ваш уицраор будут уничтожены. И тогда только игвы Хоунхеджа овладеют внешним миром.
   -- Я не понимаю замысла Князя, -- покачал головой Великий игва. -- Мы с самого начала предано служили ему.
   -- Не наше дело обсуждать приказы Гагтунгра. Делайте, что вам говорят. Как только хоунхеджиты подступят к городу, вы должны открыть врата и сдаться на милость победителей. Не вздумайте оказать сопротивление, в этом случае вам несдобровать. Князь даровал варварам нового уицраора, и он куда сильнее вашего Жругра.
   Ум приуныл. Дела принимали печальный и, что самое обидное, независящий от него оборот. Как он осмелится отдать приказ о капитуляции? Как объяснит это своему народу? Но хитрый Арданэль словно угадал его мысли.
   -- Сегодня на полночном служении выступите перед народом. Вы объявите, что присоединяетесь к союзу хоунхеджитов. Объясните это волей Князя и скажите, что только так вы сможете выступить против общего врага и выйти на земную поверхность.
   -- Хорошо, я попытаюсь, -- склонил голову Великий игва.
   -- Вот и отлично. Скоро мы с вами будем на поверхности. Мы увидим солнце трехмерного Энрофа и завоюем землю. Тогда все в этом слое подчинится нашей воле, и уже оттуда мы сможем грозить небесному тирану.
   -- Да, чтимый Арданэль, вы правы. Мы сделаем, все чтобы оправдать чаяния Князя, -- склонил голову Великий игва.
   -- Вот и хорошо, Ум. Я сообщу вниз о вашем решении.
   -- Что делать с этим? -- кивнул Ум на бесчувственное тело Левы.
   -- Считайте это моим подарком. Вы можете удержать его душу, а в теле какого-нибудь свежего и грешного покойника выйти в Энроф. Именно этим в скором времени мы займемся в массовом порядке, -- объявил Арданэль, довольный решением Великого игвы.
   -- Благодарю вас, чтимый Арданэль, я тронут таким подарком. Давно уже не попадалось ничего свеженького...
   -- Дерзайте, Ум! Только не забывайте о нашем уговоре.
   -- Как можно? Никогда не забуду, чтимый Арданэль! -- Ум трясся в поклоне, выражая великое почтение и безмерную радость от сделанного ему подарка.
   -- Да и не забудьте передать Мраку все те игрушки, которые были изобретены мастерами вашей школы, -- приказал напоследок демон.
   -- Будьте уверены, чтимый Арданэль. Да исполнится воля Князя! -- возгласил Ум и вновь склонился в поклоне.
   Арданэль крутнул хоботком и кивнул головой на прощанье. Он запахнулся в черный плащ и, окутавшись пламенем, исчез из виду.
   Оставшись один, Ум призадумался. Его поставили на колени. Поставили на колени весь великий народ Друккарга. Великий игва представил, как с лавровым венком и ключами от города выйдет встречать Мрака, этого ненавистного предводителя варваров; как толпы варваров заполнят внутреннюю крепость; как их грязные руки прикоснутся к бесценным рукописям научной библиотеки; как они будут ломать и крушить величайшие научные ценности, собранные в музее и машинерии; как их жадные рты присосутся к душам великих пленников Друккарга и выпьют их прану.
   И от этих видений Великому игве стало тошно. Он покосился на тело Левы. Чтобы хоть как-то отвлечься от грустных мыслей Ум подошел к молодому человеку и ногой скинул шлем с его головы.
   Лева лежал с закрытыми глазами. Ум взял со стола небольшой стеклянный сосуд в виде колбы. Если этот человек умрет, сосуд захватит его душу. И тогда Ум насладится этой душой, он наверняка сможет отыскать у ней какие-нибудь грешки. Ум приложил сосуд к губам Левы. Легкий туманец лег на стенки сосуда. "Он еще жив. Пусть побудет в темнице душ, пока я прогуляюсь в Энроф", -- сладкая мысль о том, что он может посетить один из запретных миров, всецело завладела Великим игвой. Некоторое время он постоял над телом, размышляя, каким образом лучше задержать этого человека здесь. Затем принял решение и вызвал охрану.
   -- Тащите сюда первого пленника, -- приказал Ум караульным.
   Двое караульных игв выскочили в коридор. Вернулись они со скованным по рукам и ногам Блейдом. Блейда поставили перед Левой. Ум строго спросил Блейда:
   -- Ты знаешь этого человека?
   -- Нет, -- ответил Блейд. Человек, лежащий на полу, был ему неизвестен. Блейд подумал, что, скорей всего, это какой-нибудь заблудившийся геймер. Но тут Блейд одернул себя: "Какой геймер? Игру давно закрыли! Похоже, этот парень искал меня, но почему не пришел Новик? Неужели он не сохранился в последний раз?" Эта мысль неприятно кольнула Блейда. Если Новик действительно не сохранился перед тем, как с помощью Каабы вышел из этого мира, дела плохи. Новику сложно будет найти дорогу из Хоунхеджа.
   -- Он жив? -- спросил Блейд.
   -- Скоро будет нет, -- ответил Великий игва. -- Зачем вы пришли в наш мир? Что вы здесь ищете?
   -- Мы не стремились попасть сюда. Кто-то отсюда протоптал дорожку, и мы оказались здесь случайно.
   -- Случайности нет, все подчинено воле Князя, -- заметил Ум.
   -- Тогда вам лучше моего известно, зачем мы здесь, -- сказал Блейд.
   -- Теперь я знаю. Вы там, где и должны находиться. Принцип общения наших миров прост: один вошел -- другой вышел. И тогда великий закон сохранения душ не нарушится.
   -- Кто-то воспользовался мной, чтобы войти в наш мир? -- спросил Блейд.
   -- Да, тобой воспользовались. А я намереваюсь воспользоваться этим, -- кивнул Ум на распростертого Леву.
   -- Но ведь это не надолго. Душа стремится либо вернуться в тело, либо покинуть его навсегда, -- сказал Блейд.
   -- Это так, но есть краткий промежуток, в который можно успеть сделать многое. Я намереваюсь побывать в вашем мире. Слишком уж высокую цену потребовали с меня за его завоевание, и я хочу убедиться, так ли хорош этот мир для нас.
   -- Лучше вам этого не делать. Вы можете не успеть вернуться, -- предупредил Блейд.
   -- Я вернусь. В теле этого человека будут поддерживать жизнь, пока это необходимо. А когда я вернусь, я сам убью его и использую его душу, -- сладко оскалился Великий игва. -- Грех упускать такой шанс.
   -- Да, о грехе вы знаете много. Но знаете ли вы, что наступит час и сюда придет тот, кто выкупит эти грешные души, как выкупил их на земле.
   -- Молчи! -- замахнулся посохом Великий игва. -- Еще раз услышу это от тебя -- убью сразу!
   -- Вы не можете убить меня. Сами же сказали, один вошел -- другой вышел. Сейчас один из вас в моем мире, только поэтому я здесь. Стоит одному волоску упасть с моей головы, как это отразится на вашем агенте.
   -- Умен больно!.. -- пробурчал Великий игва. -- Но я могу не посмотреть на это. Все равно скоро конец вашей игре!
   -- Какой игре? Что вы замыслили? -- спросил Блейд. Он больше не испытывал страха перед этими существами из преисподней.
   -- Тебя это не касается. Скоро вы все умрете. И на поверхности воцарится сила и воля Князя!
   -- А вот что! Но это уже пытались!.. То один народ подпадал под власть вашего князя, то другой. И каждый раз это кончалось поражением князя.
   -- Заткнись, недоносок! На этот раз план Князя задуман блестяще! Вы сами создали ваш виртуальный мир. Найти в него дорогу оказалось делом не столь уж сложным. Мы поднялись на ступень. Мы теперь уже в новом Друккарге. В том, какой вы сами создали. Мы лишь немного подправили эту реальность, и, надо сказать, нам здесь понравилось.
   -- Хотите сказать, мы снова в игре?
   -- Называй это, как хочешь. Но теперь мы живем в новом Друккарге. И нам здесь нравится! И когда мы выйдем в ваш мир, это будет не понарошку. Драться с воинством Князя -- это вам не косить картонных демонов!
   -- Значит, вы проникли в виртуал. И каков ваш следующий шаг?
   -- Всему свое время. Ты останешься здесь заложником. Пусть агент Князя завершит все дела наверху. Я выйду посмотреть на это. А затем для всех вас начнется новая жизнь, а точнее смерть, -- хмыкнул Ум.
   -- Но я смогу прервать цепочку, если вернусь в свое тело, -- сказал Блейд.
   -- Ты опоздал. Ты уже не вернешься. И кроме того, у нас есть этот, -- Ум пнул тело Левы. -- И очень скоро будут тысячи таких, как он и ты.
   -- Кто-то снова запустил игру?
   -- Догадлив, человек... Я поручаю тебя охране. А сам воспользуюсь жизненной силой этого очкарика, чтобы войти в ваш мир. -- Ум посмотрел в маленькое круглое зеркало. --
   -- Я вижу, там только что освободилось тело одного влиятельного человека.
   Великий игва взял со стола сосуд с жизненной силой Левы и жадно приник к нему губами. Лева застонал и, побледнев, вытянулся на полу.
   -- Ну вот и все, мой мальчик, а ты боялся... -- удовлетворенно промолвил Великий игва и приказал охране:
   -- Этих двоих -- под полог тьмы. И беречь пуще глазу, пока я не вернусь обратно.
   -- Так точно, Великий игва! -- отрапортовали охранники.
   Блейда и безжизненного Леву подхватили и поволокли в какой-то темный подвал. Великий игва еще раз посмотрел в маленькое зеркало и произнес заклинание. В тот же миг он очнулся в теле Луцкого. Он лежал на животе, но его лицо почему-то смотрело в потолок. Великий игва сел на ковре, но его голова почему-то все равно продолжала смотреть назад. Это не понравилось Уму. Он взялся за голову обеими руками и повернул ее нормальное положение. Шейный позвонки неприятно хрустнули. Ум покачал головой вправо-влево, восстанавливая подвижность шеи. Он с удивлением оглядывал все вокруг. Свесившись набок, в кресле лежал профессор. Конечно, хорошо бы воспользоваться его телом, но эта сумасшедшая секретарша электрическим ударом спалила профессору все мозги.
   К Уму возвращалась память Луцкого. Он впитал все его знания. И теперь жалкие осколки личности Луцкого были больше не нужны. И Ум выхаркнул их прямо на пол. Взвилось светлое облачко. Это длилось доли секунды, и тут же вокруг души Луцкого закрутились черные вихри. Они окружили светлое облачко и исчезли вместе с ним в ковровом покрытии профессорского кабинета. Ум удовлетворенно хмыкнул. С прошлым хозяином этого тела было покончено. Ум бросил взгляд на мертвого профессора и вышел из кабинета. Ему нужно было срочно встретиться с Велгой. Великий игва никогда не был в трехмерном мире и ни разу не чувствовал себя внутри мягкого тела из очень не прочной органической материи. Ощущения были довольно необычные, и нельзя сказать, что слишком приятные. Ум стремился скорее погрузиться в этот мир и понять, что же представляет собой эта запретная для обитателей инферно зона.
  

***

  
   Класс не знал, что ему делать. Шел шестой час утра, а он никак не мог привести в чувство ни Новика, ни его друга Леву. Он бил их по щекам, делал массаж сердца, но все было безрезультатно. Оба они были живы, но лежали без сознания. Костя проклинал себя. И зачем он только согласился на этот эксперимент! Оставаться в цехе было нельзя. Скоро охрана начнет обход помещений. Надо было уходить. Но не оставлять же здесь друзей. Вызвать "Скорую"? Но когда она прибудет, какой поднимется шум! "Сам отвезу их в больницу", -- подумал Класс. Первым он подхватил Новика и потащил по коридору. И тут зазвонил звонок тревожной сигнализации. Охрана выключила сигнализацию и начала обход цехов. Костя огляделся. Он прекрасно знал расположение этого цеха. Персонала здесь было не много. В основном работали роботы -- собирали других роботов. Значит, товарищей можно спрятать здесь до конца рабочего дня. Их здоровью ничего не угрожает. До шести вечера они побудут здесь, а потом он возьмет кого-нибудь из медиков и привезет сюда.
   Класс двинулся по цеху, осматривая роботов. Один из динозавров был практически готов. Это была огромная машина, почти пустая внутри. Если снять пластмассовый кожух, там можно было поместить целого слона.
   "Потерпите до вечера", -- приговаривал Класс, подтягивая тела друзей к динозавру. Он вскрыл утробу ящера и затолкал туда Новика, а затем и Леву. Схему управления гидравликой Костя отключил. Теперь даже случайное включение динозавра не сможет повредить его друзьям. Костя установил обратно пластмассовый кожух. И тут в дальнем конце коридора послышался разговор. Охрана шла проверять цех. Костя кинулся к компьютеру и вытащил диск. Куртку он накинул уже на ходу, торопливо захлопнув дверь запасного выхода. Две последние ночи дались ему нелегко. Он завел машину и выехал на стоянку перед "Перстом Петра". До начала рабочего дня оставалось два часа, и он рассчитывал подремать это время в машине. Ехать домой не имело никакого смысла.
  

Глава 16. Просветление

  
   Велга подключала к игре все новые регионы российской сети. Нужно было многое успеть за эту ночь. Профессор был мертв, но отделения "ДиАй!" в других городах не дремали, они могли заподозрить неладное. Однако пока все шло хорошо. Тысячи геймеров в разных городах страны выбрали для игры "Замок Флюреншталь". План, выношенный на дне преисподней, сбывался. Геймеры шли косяком в замок Флюреншталь, где их поджидали настоящие демоны ада. Бедняги погибали, так и не успев ничего понять. Демоны захватывали души геймеров, чтобы, собрав огромное войско, проникнуть в трехмерный мир Энрофа. И чем больше геймеров входило в игру, тем больше собиралось в замке Флюреншталь демонов, готовых перейти ставшую тонкой грань между материальным и виртуальными мирами.
   Ум вышел в приемную профессора. У компьютера сидела Ирина. Ум скосил глаза на большое зеркало, висевшее в приемной, и ему все стало ясно. Перед Великим игвой был еще один выходец с того света.
   -- Как дела, подруга? -- спросил Великий игва у Велги.
   -- Все нормально, приятель. Игра запущена. Несколько тысяч душ уже наши.
   -- Прекрасно. Ты давно в этом мире?
   -- Больше недели. С трудом прошла заградительный барьер.
   -- И как это тебе удалось? -- спросил Ум.
   -- Так же, как всегда. Проход могли открыть только люди. Мы сыграли на амбициях одного молодого человека. Он был несправедливо обижен. Мы внушили ему, как лучше отомстить корпорации, подвели к необходимой информации, и получили доступ к барьеру. Просто замечательно, Ум, что в Энрофе наступил век всеобщей информатизации. Все запреты сняты, и любое эзотерическое учение, любую магическую формулу можно найти в Интернете, даже не выходя из дома. Наш подопечный так и сделал. Он открыл нам дорогу, хотя для этого и пришлось провести определенную подготовительную работу. Как раз в это время от сердечного приступа скончался охранник корпорации. Сначала я взяла его тело. Но оно было слишком изношенное. Потом я увидела одну молодую девушку и просто влюбилась в нее. Сейчас я в ее теле, и оно мне нравится.
   -- Ловко! -- заметил Ум. -- А что с той девушкой?
   -- Ее убил ты, -- ответила Велга.
   -- Я? -- удивился Ум.
   -- Ну тот, чье тело ты носишь. Он был садист. Бедняжка Ирина не вынесла его издевательств. Но ты не думай, Ум, я за нее жестоко отомстила! -- усмехнулась Велга.
   Ум дотронулся до своей свернутой шеи.
   -- Не слишком ли круто ты обошлась с ним? У меня голова все время падает на бок.
   -- Если бы я знала, что ты вселишься в это тело, была бы осторожнее, -- улыбнулась Велга.
   -- А мне сделал роскошный подарок Арданэль. Мы поймали в Друккарге одного бродягу. Арданэль подарил мне его душу, и я смог попасть сюда. Раз ты тут давно, скажи: как тебе этот мир? Стоит он завоевания?
   -- Все, на что может быть распростерта воля Князя, стоит завоевания. А Энроф -- особенно. Дорога в верхние миры отсюда значительно короче.
   -- Наверное, ты права, Велга. Но для завоевания этого мира и битвы с силами света нужны большие силы. Сможем ли мы вовлечь в эту игру достаточно людей?
   -- Пока все идет хорошо. В игре уже шесть тысяч пользователей. И восемьдесят процентов из них уже пало в битве с демонами. Теперь эти люди наши. Не забывай, в эти игры играют самые молодые и сильные. Из них получатся настоящие воины.
   -- Неужели наступит время, когда и мои отважные игвы смогут выйти в Энроф! Почему Князь не дал нам сразиться с этими людьми? -- вздохнул Ум.
   -- Ты не забыл приказ Арданэля? Все должно быть исполнено согласно воле Князя, -- сказала Велга. Бахвальство Ума ей не понравилось.
   -- Конечно, нет. Мы сдадим город, как бы ни было обидно. И здесь я буду рад помочь тебе, -- пообещал Ум.
   -- Раз так, приступай к своим обязанностям. Садись ко второй машине и вводи игру на серверы Сибири и Дальнего востока.
   -- К чему спешить? У нас впереди целая ночь, дорогая. Я хочу осмотреть город. Меня всегда занимало, насколько он похож на Друккарг. Но сначала хочу немного освоиться в этом теле. Может, дорогая, пока отложим дела и немного развлечемся? -- хитро улыбнулся Ум.
   -- Время дорого, Ум. К тому же я никогда не любила карликов, -- усмехнулась ему в лицо Велга.
   -- Как жаль! -- вздохнул Ум. -- А я так надеялся воспользоваться этим телом. У нас в Друккарге тебе отведено целое капище -- Храм Великой блудницы. Тысячи игв там дрочат на твою анимированную голограмму.
   -- Вот безобразник! -- захихикала Велга. -- Подожди, старичок, сделаем дело, а потом, может, покажу тебе, на что способны тела в Энрофе.
   -- Это должно быть восхитительно! -- мечтательно прикрыл глаза Ум. -- Здесь все имеет свой объем, вес и это восхитительное движение во всех направлениях.
   -- Ну не во всех, но все же больше, чем в Друккарге, -- лукаво заметила Велга. -- Но это потом, а сейчас давай принимайся за работу.
   -- Но я ничего не смыслю в этих машинах. Разум Луцкого лишь отчасти коснулся меня. Его так быстро забрали вышибатели душ, что я не успел полностью овладеть его сознанием, -- смутился Великий игва.
   -- Ты -- старый дуралей! Кто же теперь мне поможет?
   -- Зато я могу быть хорошим охранником. Пусть только кто-то попробует напасть на мою Велгу!
   -- Дурак! Нам надо взять под контроль "Большого Брата". В этих машинах могут содержаться какие-нибудь скрытые инструкции, способные нам помешать. Я только простая секретарша и ничего в этом не понимаю.
   -- Может, прикончим кого-нибудь еще? Здесь наверняка есть толковые специалисты, -- посоветовал Ум.
   -- У нас времени до утра. А сейчас здесь одни только охранники. Я уже с ними имела дело -- сплошные чайники.
   -- Тогда не знаю, чем тебе помочь. Может, я лучше поброжу пока по городу? Посмотрю, так ли он похож на тот, что был построен виртуальной реальности.
   -- Еще успеешь. Вскоре все тут будет похоже на Друккарг.
   -- Но я хотел бы взглянуть, как выглядит этот мир не тронутым, -- настаивал Великий игва. -- Все равно я ничего не смыслю в этих машинах.
   -- Ты -- надоедливый старикашка! Я доложу обо всем Князю. Пусть хорошенько тебя прищучит.
   -- О Велга, прошу тебя не надо! Я буду хорошим. Я сделаю все, что скажешь, только не заставляй меня лезть к этим машинам.
   -- Вот дурак-то! Почему ты не успел схватить память Луцкого?
   -- Кое-что я все же успел, крошка... Давай немножко победокурим. Я знаю, ты любишь, когда сначала по попе хлыстиком... -- Ум погладил Велгу по ягодицам.
   -- Отвали! -- Велга шлепнула его по руке. -- О Люций! Зачем ты дал мне в помощники этого идиота?!
   -- Такова воля Князя, -- философски заметил Ум. -- Раз дал меня, значит, не нашел никого более достойного.
   -- Молчи уж, бестолочь! Времени у нас осталось мало. До рассвета нужно набрать целую армию. К этому времени варвары должны взять Друккарг и дождаться подхода демонов из низших слоев.
   -- Значит, хоунхеджиты по праву победителей первыми вступят в Энроф? -- надулся Великий игва.
   -- Ты разве не знаешь приказ Князя?
   -- Знаю, но мне жаль Друккарг. Почему я должен отдавать победу этому Мраку?
   -- Да потому что ты слабак! Мы следили за тобой. Ты так и не смог одолеть Мрака.
   -- Мы долгие годы держали осаду. Варвары осаждали нас. Но Друккарг крепко держался, и уицраор Жругр всегда вставал на нашу защиту! Мы создали великую культуру, великий город неужели теперь все это будет разрушено и растоптано раруггами хоунхеджитов!
   -- Не этого от вас ждал Князь! Вы должны были победить в инферно, а не сидеть в обороне. Только сила дает право быть первым в нашем мире! Мрак оказался сильнее тебя, и князь дал ему могущественного уицраора. Друккаргу осталось только подчиниться верховной воле Князя.
   -- Признаю, ты права, Велга. Мы все подчинимся воле Князя и Мрака, -- смиренно произнес Великий игва. -- Но можно я перед этим взгляну на первозданный Энроф? Я хочу видеть его таким, каким он создан по воле того, чье имя непроизносимо.
   -- А есть ли в тебе силы, старичок, противостоять тем искушениям, которые встретятся тебе на пути? -- спросила Велга.
   -- О, я закаленный боец! Никто и ничто не сможет меня сбить с пути служения Князю!
   -- Ну что с тобой делать? Ты все равно ни к чему не пригоден, -- с сожалением посмотрела на Ума Велга.
   -- Так я пойду? -- с надеждой спросил Великий игва.
   -- Ступай, дурачок. Только помни, у тебя немногим более трех часов. До рассвета ты должен вернуться в Друккарг. И постарайся не пугать народ народ своей свернутой шей.
   -- Не беспокойся, милочка. Еще не успеет взойти здешнее светило, как я прижму тебя к своему крепкому телу, и мы немного побарахтаемся.
   -- Тьфу ты, идиот! Иди отсюда! -- шутя замахнулась на него Велга. Уму показалось, что на миг ее розовые ноготки превратились в когти монстра.
   -- Спасибо, больше не надо. Это тело и так потрепано, -- Ум поправил руками голову.
   -- Изображай роденовского мыслителя, а то голова свалится, -- посоветовала ему напоследок Велга.
   -- Ты права, ласточка. Пойду подышу воздухом, -- ответил Ум, надевая пальто и шарф.
   Он вышел в коридор. У лифта охранник поднял на него сонные глаза.
   -- Не рановато ли домой, Сергей Иванович?
   -- Что делать, что делать, мой милый... -- загадочно ответил Ум и направился к лифту. Охранник проводил его удивленным взглядом. Никогда еще Луцкий не задерживался на работе так долго.
   Ум спустился на лифте и вышел на улицу. Морозный воздух обжигал кожу. После жара инферно это место было довольно холодным. В небе блестели яркие звезды. "Небо Энрофа, я вижу тебя!" -- вздохнул Ум. Тысячелетняя мечта обитателей подземных миров сбылась. Игва вновь видел мир поверхности. Вдалеке высились башни многоэтажных домов. Формой они напоминали строения Друккарга, но до таких этажей там еще не доросли. На площадке перед зданием корпорации стояли автомобили, такой диковинки Великий игва еще не видел. Он двинулся по стоянке, осматривая и трогая машины. Игва остановился и погладил рукой старенький темно-голубой "Вольво". Машина заревела громкой сиреной. Ум с испугу отскочил в сторону.
   В соседнем авто дремал Костя. Завывания сирены разбудили его. Костя открыл глаза и увидел испуганного Луцкого. Луцкий стоял возле мигающей "Вольво" и, как-то странно склонив голову, озирался по сторонам. "Набрался что ли наш великий координатор? Ничего не видит", -- подумал Костя. Луцкий ездил на новом "Опель-Омега", который стоял с другой стороны стоянки. Костя опустил стекло и окликнул Луцкого:
   -- Вас отвезти, Сергей Иванович?
   -- Кто ты? Класс, кажется...
   -- Я, Сергей Иванович. Вам нехорошо?
   -- Мне хорошо. Мне очень хорошо! Такие звезды, такое небо! Скоро мы будем там! Мы будем командовать звездами!
   -- Конечно, Сергей Иванович. А пока давайте я вас отвезу домой. Вам надо отдохнуть.
   -- Я не хочу отдыхать! От меня ждут подвигов! Скоро весь этот мир будет наш! -- с пафосом восклицал Великий игва, потрясенный красотами Энрофа.
   -- Никто и не сомневался. Задавим всех конкурентов, -- Костя вышел из машины, чтобы помочь Луцкому добраться до авто.
   -- Конкурентов? Теперь это так называется? Нет, врагов, врагов! Там наши враги! -- кричал Луцкий и грозил кулаком небу.
   "Все понятно. Набрался засранец. Теперь придется везти тебя домой", -- вздохнул Костя.
   Из двери вышел охранник. Это его "Вольво" затронул Луцкий.
   -- Все в порядке? -- осведомился здоровый парень в черной униформе.
   -- Да вот начальник перебрал, хочу отвезти домой, -- ответил Костя.
   -- Давай помогу, -- предложил охранник.
   Луцкий кричал, что не поедет в этой железной колеснице. Но Класс вдвоем с охранником запихнули его на заднее сиденье "БМВ".
   -- Совсем голова не держится, -- сочувственно заметил охранник, когда с посадкой Луцкого в авто было закончено.
   -- Не знаю, как он завтра придет на работу, -- согласился Костя.
   -- Начальству все можно. Как проспится, так и придет, -- со знанием дела констатировал охранник.
   -- Куда вас, Сергей Иванович? Домой? -- спросил Костя.
   -- Домой не хочу!.. Раз посадил, давай кататься! -- махнул рукой Луцкий. Он, и впрямь, опьянел от воздуха Энрофа. Казалось, в самом этом воздухе, везде вокруг, было разлито энерго-информационное присутствие того, чье имя игвы никогда не решались произносить в своем мире. Они чувствовали себя свободными от его диктатуры. Но здесь вдруг Ум почувствовал, что это не диктатура, а нечто иное. Что, он не мог описать словами, но буквально пьянел от этого.
   Костя ругал себя последними словами. На кой черт он вызвался катать пьяного начальника? Тем более такую сволочь как Луцкий. "Сбросить его в какую-нибудь канаву и пусть валяется как свинья", -- подумал Костя. Он завел двигатель. "БМВ" понеслась по ночному городу. Луцкий жил где-то на Выборгской стороне. Костя мысленно подсчитывал возможные убытки, с сожалением думая о том, что вздремнуть сегодня ему уже не придется. Они мчались по Дальневосточному проспекту, и Луцкий с изумлением оглядывал все вокруг, будто видел в первый раз.
   -- Быстро едем, быстро едем... -- бормотал он.
   -- Где вы живете? -- спросил Костя.
   -- Поехали в крепость! -- потребовал Луцкий.
   -- В какую крепость? -- не понял Костя.
   -- Хочу во внутренюю крепость!
   -- Нет уж, я вас до дома отвезу и не дальше, -- сказал Костя.
   -- Не поедешь -- обижусь. И тогда ты пожалеешь об этом. Хочу видеть крепость, хочу видеть памятники, хочу знать, похож ли этот город на Друккарг.
   -- Какой Друккарг?
   -- Тот, что вы нарисовали.
   -- Вы же знаете! -- раздраженно ответил Костя.
   -- Сравнить надо, -- настаивал Луцкий.
   "Вот черт! Совсем сбрендил. Довезу до Выборгской и брошу", -- Костя решил больше не разговаривать с пьяным шефом. Хотя, может, и не пьяным -- перегаром от него не пахло. Неужели наркотики?
   -- Хочу по набережной. Воду хочу видеть, -- потребовал Луцкий.
   Костя свернул на Малоохтинский, хотя это стоило большого круга. Луцкий смотрел на темные воды Невы. Вода была жидкой и живой, она ничем не напоминала расплавы металлов, заполняющие русла рек его мира. Луцкий замолчал, вглядываясь в темные воды, и Костя вздохнул облегченно.
   -- Там все не так. Все не так... Здесь мир полный... -- бормотал Луцкий, поглаживая шероховатую поверхность торпедо.
   С Арсенальной набережной стал виден крейсер "Аврора".
   -- Почему три трубы? -- удивился Луцкий.
   -- Всегда так было, -- сказал Костя, подумав: "Дядя, ты что, дурак?"
   -- Все, стой здесь! Хорошая машина, быстрая, -- сказал Луцкий, когда Костя, чтобы уважить начальника, свернул на Кронверкскую набережную.
   -- Вы куда? -- спросил Костя, когда Луцкий открыл дверцу.
   -- Пойду в крепость. Они скоро нападут.
   -- Кто?
   -- Варвары. Они захватят город. Пора будить Жругра. Я не хочу, чтобы они разрушили этот мир.
   В зеркало заднего вида ударил яркий свет фар. Темный джип остановился вплотную к Костиной машине. Из "Лендкрузера" вышли двое крепких парней в кожаных куртках и направились к "БМВ". "Чего им надо? Бандиты или менты?" -- подумал Костя. Один из парней распахнул водительскую дверь "БМВ".
   -- Слышь, братан, выйди-ка из машины, -- потребовал он.
   -- Зачем? -- спросил Костя.
   -- Покататься хотим, -- в лицо Кости ткнулся тупой ствол "Макарова".
   Второй бандит встал у пассажирской дверцы. Великий игва с восхищением оглядывал заснеженные окрестности и темный силуэт Петропавловской крепости.
   -- Классная у тебя тачка, чувак! Нам понравилась, -- объявил бандит Косте.
   -- Чего они хотят, Класс? -- спросил Луцкий, возвращаясь из своих мечтательных далей.
   -- Машину отобрать, -- сдавленным голосом произнес Костя.
   Бандит схватил Костю за куртку и вышвырнул из машины.
   -- Теперь ты, дядя. Выходи, только спокойно! -- ствол пистолета уперся Луцкому в голову. Голова координатора от толчка запрокинулась набок.
   -- Что ж, убьешь меня? -- спокойно спросил Луцкий.
   -- Выходи, а то пулю поймаешь.
   -- Я уже мертв, ребята. И мертвее вряд ли буду.
   -- Во дает! -- ухмыльнулся первый бандит. Он поставил Костю на колени и держал на мушке.
   Второй бандит дернул Луцкого за рукав. Материя дорогого пальто затрещала.
   -- Вы мои, ребята. Вас давно уже ждут в аду, -- спокойно пообещал бандитам Великий игва.
   -- Заткнись, сука! -- бандит ударил рукояткой пистолета Луцкого по зубам.
   Голова Луцкого откинулась назад и застыла в таком неудобном положении. Бандит сам не ожидал от себя такого мощного удара.
   -- Эй, дядя! Ты жив? -- затряс он Луцкого.
   -- Вы не воины -- шакалы! -- произнесла голова Луцкого. Великий игва вышел из машины и поправил голову. Он был исполнен праведного гнева. Рука Ума описала короткий полукруг. Бандит зашатался и схватился за горло, из которого широким потоком хлынула кровь. Ошарашенный браток толкнул Костю на землю и выстрелил в Ума. Ум не успел увернуться. Две подряд выпущенные пули пробили ему плечо и шею. И тогда Великий игва метнул короткую стрелу. Черная стрела из обсидиана воткнулась бандиту в лоб. Он рухнул, как подкошенный столб.
   Джип попятился назад. Окно в правой задней дверце открылось, и оттуда высунулся ствол автомата.
   -- Ну уж нет! -- воскликнул Великий игва. Он взмахнул рукой в магическом жесте. Вспышка адского пламени поглотила джип. Грохнул взрыв. Костя вжался в землю. Над головой просвистели осколки металла и стекла. Ярким факелом джип пылал на набережной.
   Костя поднялся с земли. Ум стоял перед машиной. Из простреленного плеча и шеи у него текла кровь. Ум забыл поднять голову, и запрокинутая назад она смотрела в ночное небо Энрофа.
   -- Поезжай обратно, Класс. Нужно остановить игру "Замок Флюреншталь". Если этого не сделать, ваш мир погибнет.
   -- Кто вы такой? -- спросил Костя.
   -- Я пришел из инферно. Моему городу угрожает вторжение варваров. Если варвары возьмут Друккарг, не устоит и ваш Питер. Демоны войдут в ваш мир. Я должен проникнуть во внутреннюю крепость. Там я смогу вызвать Жругра и спасти ваш мир.
   -- Вам надо в больницу. Я отвезу, -- Костя не верил тому, что происходило у него на глазах.
   -- Нет, мое время кончается. Я должен успеть в крепость, пока это тело еще может двигаться. Это нападение не входило в мои планы. Интересно, кем были посланы эти бандиты? -- Ум снова поправил падающую голову. Его глаза застилала мертвая поволока. Теперь Ум убедился, что даже в этот мир простираются инспирации Гагтунгра.
   Вдалеке завыли сирены. Патрульные экипажи спешили на место бандитской разборки.
   -- Поезжай, Класс, и запомни, что я тебе сказал.
   Великий игва произнес заклинание. Пальто у него на спине порвалось на две части. Материя сложилась в широкие крылья. Ум взмахнул крыльями и поплыл над протокой в сторону Петропавловской крепости. Вой сирен и огни милицейских машин быстро приближались.
   Костя заскочил в "БМВ". Прокрутив колесами, "БМВ" резко прыгнул с места. Костя понесся по проспекту, уходя от погони. Заднее стекло было выбито осколками, и в салон залетал холодный ветер. Костя промчался по Кронверкскому проспекту и под самым носом патрулей проскочил по Сампсониевскому мосту. Близился рассвет, и он торопился вернуться в корпорацию.
   Великий игва приземлился на Нарышкином бастионе Петропавловской крепости. 122-мм гаубица Д-30 стояла на треноге, упершись стволом в небо. Никого из охраны рядом не было. "Пусть бабахнет!" -- подумал Великий игва. Затвор гаубицы ушел вниз. Из ящика поднялась латунная гильза с зарядом и поплыла к затвору. Затвор со щелчком захлопнулся. Великий игва подошел и нажал спусковой рычаг. Гаубица грохнула. В морозном воздухе разлилось звенящее эхо. Охранники в дежурке с испугу подавились водкой. Великий игва не стал дожидаться, пока они выбегут на улицу, и взмыл в воздух. Он приземлился возле Петропавловского собора. Над входом в собор висел лик того, кого он боялся больше всего на свете.
   Спас нерукотворный смотрел на него с ворот храма. Внутри у Великого игвы болезненно заныло. Он знал, что ради сохранения своей империи должен перешагнуть этот порог. Но переселить себя было все равно, что пойти на смерть. Этот Иисус Назарянин, чей темный лик смотрел на него с иконы, отважился бросить вызов самому Князю. Он пошел против установленного миропорядка, и в бунте своем нарушил великое равновесие. Во всех мирах инферно боялись и ненавидели его. И вот теперь сам Великий игва Друккарга был вынужден пойти к нему на поклон. "Только я перешагну этот порог, меня тут же поразит молния", -- думал Великий игва, стоя перед входом. Ум поднял глаза. На подсвеченном шпиле собора парил ангел, несущий крест.
   "Ты думаешь, это святилище Жругра? Ты думаешь, это храм того же бога, что и в Друккарге, а ты жрец его? -- смеялся какой-то голос. -- Тебе никогда не войти туда! Кто тебя пустит к Нему? Как всякая грязь ты будешь раздавлен на пороге!"
   "Должен же у этого мира быть свой спаситель! Вот храм его! А раз он есть, я должен призвать его. Иначе этот мир погибнет. Я приду к нему, даже если умру на пороге", -- решил Великий игва. Он поднял руку. Что-то внушило ему, что он должен перекреститься. Но пальцы его холодеющего тела не слушались. Их скрючило, они не хотели слагаться для крестного знамения. Иисус с иконы равнодушно наблюдал за мучениями Ума.
   "Ну помоги же мне! -- взмолился Великий игва. -- Я не могу войти в твой храм без благословения". Ум левой рукой сложил вместе три пальца правой. Поднял рукой голову и взглянул на лик Иисуса.
   "Помоги мне, Го...спо...ди!" -- с трудом вымолвил Великий игва и медленно перекрестился.
   Яркий свет вспыхнул за дверями храма. Он просачивался и бил сквозь каждую щелочку. Такой же свет шел от иконы Спаса и слепил Ума. Ум чувствовал, как умершее его тело вновь наливается жизненной силой. Глаза обрели не инфравидение, а обычное зрение. Раны на шее и плече перестали кровоточить. Шейные позвонки вернулись на место, и голова больше не падала, хотя и клонилась на бок. Но самое удивительное, Ум ощутил, как внутри него проснулось новое существо. И то было великое чудо. Крохотная частичка Духа затрепетала в нем, заново преобразуя и очищая его духовную сущность. Все черное, злое, что составляло оболочку его души, вдруг распалось и отлетело прочь. Мир вокруг предстал радостным и ликующим.
   "Пневма, пневма!" -- радостно воскликнул Ум. Его душа очистилась и наполнилась светом высшего мира. Это было его второе рождение. Ум понял, что никогда больше не сможет носить плоть, созданную Гагтунгром и называемую каррох. Все дьявольское, что было в его душе, умерло, и он ощутил свою подлинную душу, чистую и свободную. И его душа ликовала при виде Спасителя. Спаситель любил Ума и не держал на него зла. И даже то тело, что он носил сейчас, стало ему как родное. Ум больше не ощущал угнетающей раздвоенности. Он мог бы стать человеком, но по природе был ангелом. И он сделал свой выбор между добром и злом.
   Двери храма распахнулись. В глаза Уму ударил свет. В нем стояла фигура человека в белых одеждах. Ум никогда не видел Иисуса. Он никогда не прозревал до высших миров. В демоническом мире Иисуса считали смутьяном, покусившимся на установленный порядок жизни и смерти и на закон воздаяния, а по Его богочеловеческой природе -- выродком, жалким гибридом слабой человеческой породы и произвола божественного тирана. Над ним смеялись, слагали анекдоты и сказки. Никто в Друккарге не мог предположить, что в наземном мире в честь Сына Человеческого воздвигнуты храмы. Иисус смотрел на игву, и Ум видел, что Спаситель очень похож на свое изображение на иконе.
   "Мы рады тебе, Ум. Этот храм всегда открыт для тебя. Ты знаешь, с чем ты пришел ко мне?" -- спросил Иисус. Его светящийся образ отступил в глубину храма. Ум, больше не колеблясь, последовал за Иисусом. Храм был темен, и Ум шел за светлой фигурой Христа. Иисус остановился перед алтарем и распростер руки над Великим игвой. Ум не смог сдержать своего порыва и пал на колени.
   "Спаси нас, Господи! Сатана затевает великий поход в наш мир", -- промолвил Великий игва.
   "Нет покоя ангелу тьмы. Везде он хочет установить свои порядки. Но если ты, Великий игва, пришел ко мне, значит, что-то повернулось в ваших мирах!"
   "Я не желаю гибели моему миру и миру Энрофа, который я успел полюбить. Сюда готовы хлынуть полчища демонов. Но сначала они хотят погубить Друккарг".
   Сотканные из света руки Христа опустились на голову игвы.
   "Встань, Ум! Твои ошибки прощаются тебе. Ты стал мне братом. И если уж ты, слуга преисподней, смог преодолеть в себе зло, то как сатане победить в этой битве? Он вновь будет низвержен на Дно, где пребудет до последних времен".
   "Помоги нам, Господи!.." -- прошептал Ум. Он почувствовал, как у него из глаз потекли слезы. Это были слезы благодати и очищения.
   "В ваших руках спасение, игвы. Вы должны выступить против сил бездны и защитить землю и людей от грядущего зла. В этом спасение Энрофа и вашего мира. Неси, Ум, слово Божье к обитателям преисподних. Если вы примите меня, вы изменитесь, а изменившись, одолеете тьму".
   "Но как нам одолеть врага, Господи?" -- взмолился Ум.
   "Вернись в Друккарг. Выйди к народу и откройся им. Расскажи о встрече со мной и передай игвам, что я тебе сказал. Пусть игвы пойдут за тобой, пусть восстанут против князя тьмы. Освободи души земных правителей, пусть делом искупают грехи. Освободи и посланников Божьих, которых ты держишь в темницах. Они помогут тебе. Все вместе вы восстанете против сил ада. И очистившись от зла, вы одолеете погибель и смерть".
   "Я жрец Жругра. Я пришел, чтобы вызвать его. Может, ли уицраор защитить наш мир и Энроф?"
   "Дни уицраоров сочтены. В царствии Божьем не будет этих псов-охранителей. На смену злой системе вещей грядет великое братство всех миров, людей и народов. Покайтесь, игвы, ибо приблизилось царство Божье. И только покаявшись и изменив свое сознание, вы сможете войти в него".
   Светящийся Христос медленно растаял в воздухе. Ум остался в храме один. Он так и не получил прямого ответа на свой вопрос о помощи Жругра. Значит, Иисус оставлял этот выбор на его совесть. Ум прошел в неф, где располагались захоронения российских императоров. В Друккарге в большинстве своем они подвергались мучениям за грехи свои, здесь же были овеяны почетом и славой. Ум смотрел на надгробные плиты. В Друккарге он знал многих из этих людей, знал гораздо ближе, чем многие их близкие и родственники при жизни, поскольку был тюремщиком и мучителем душ этих людей. Долгие годы царственные пленники служили ему, трудясь над возведением цитадели Друккарга. Ум питался их знаниями и идеями, наращивая военную мощь Друккарга. Но все равно, благодаря вмешательству князя тьмы, Друккарг оказался слаб перед варварами.
   Но были в Друккарге и пленники особого рода. Это были существа высшего порядка. Они появлялись время от времени в инферно, чтобы заронить в души обитателей нижних миров искры просветления. Но эти вояжи посланцев заканчивались одинаково. Пришельцев из светлых миров хватали и заключали под полог тьмы, места, из которого ни одна душа вырваться не могла. Там же в самом темном месте в Друккарге содержалась та, которую называли соборной душой России. Заключена она была там по распоряжению самого князя Гагтунгра, когда посмела явиться в Друккарг для просветления игв и раруггов. Эти события не преминули отразиться и в Энрофе: в России возникло жесточайшее монархическое правление.
   Ум прошел вдоль могильных плит. Не все похороненные здесь императоры томились в ледяных глыбах Друккарга. Но все российские императоры и правители в этот грозный час должны были придти на помощь Друккаргу и его земному отражению -- городу Санкт-Петербургу, а по большому счету и всей России. Ум видел свою задачу в том, чтобы поднять в этот трудный час на защиту Друккарга все мыслимые силы: от Жругра и душ российских императоров до высоких ангельских иерархий. Настал час истины, пора было дать бой демонам, рвущимся со дна преисподней.
   Ум беззвучно молился, призывая на помощь промыслительные силы. Этот собор для него стал чем-то вроде отправной точки для соединения всех духовных сил. От Петропавловской крепости началось строительство столицы Российской империи, и все временные и пространственные связи между мирами сошлись сейчас в этом узле.
   Если будет разрушен Друккарг, пострадает и Россия. Этот закон зависимости миров был непреложен от века. "Я призову Жругра. Он придет на помощь Друккаргу и России", -- рассуждал Великий игва. Но Ум знал, что Жругр потребует плату за свое заступничество. Плату демон брал универсальной валютой в мирах преисподних -- гаввахом. Он собирал жатву человеческих страданий, когда в результате укрепления великодержавных амбиций государства начинал работать репрессивный аппарат. В такие периоды усиливалась диктатура, вспыхивали войны, многие люди подвергались гонениям и казням. Но такова была цена Жругра за заступничество, и Россия всегда платила эту цену за свою безопасность. Иначе выжить она не могла. Ум понимал, что, призывая Жругра, он обрекает Россию на страдания, но другого выхода придумать не мог. Он должен был спасти свой город от варваров Хоунхеджа и демонов нижних миров. И Жругр для этих целей был проверенным средством. Перед ним трепетали не только внешние враги, но и сами игвы Друккарга.
   Колокольня собора уходила высоко вверх. Великий игва решил, что принесет свою молитву на этой колокольне. После своего превращения Ум не потерял способности летать. Но теперь им двигали не темные магические силы, а светлые порывы его души. В один миг он взлетел на самый высокий ярус колокольни. Выше него был только ангел на золотом шпиле, несущий крест. Ум посмотрел вниз. Перед ним лежал прекраснейший город Энрофа -- Санкт-Петербург. Близился рассвет. Полоска света озарила серое небо. Времени у Великого игвы оставалось совсем мало. Он опустился на колени и прикрыл глаза. Его охватили совсем другие чувства, когда он молился Жругру на шпиле базилики внутренней крепости Друккарга. Как тело, так и внутреннее существо Ума изменилось. В нем очистилась и ожила его богоданная душа, называемая в его мире пневмой. Ум больше не чувствовал себя оторванным от Божественной благодати и живого Духа, пронизывающего все вокруг и трепещущего в каждом предмете этого мира. Великого игву терзали сомнения. Мысли блуждали и путались в его голове. "Как я могу звать сюда Жругра?" -- вопрошал себя Ум. Ему представилась кошмарная туча с молниями и огненными кругами, распростершаяся над этим прекрасным городом. Уицраор пожрет врагов, а затем примется за жителей этой страны. Но е чему такая участь России?
   "Господи! Что мне делать, чтобы спасти мир? -- взывал Великий игва в своей молитве. -- Мое тело стало иным. Как я появлюсь в своем мире? Игвы безрассудны и темны. Как мне вырвать их из лап сатаны? Весь Друккарг живет по его законам. Где взять силы, чтобы одолеть этот злой порядок?"
   Ум чувствовал на себе взоры многих бесплотных существ, простирающиеся из необозримых далей светлых миров. Святые и ангелы внимательно смотрели на него. Уму казалось, он слышит их голоса. "Способен ли ты, игва, сделать хоть что-нибудь? Способен ли ты бывший прислужники и орудие сатаны на высокий духовный подвиг? Сможешь ли ты взойти на свой крест, как это сделал Христос?" Ум прикрыл глаза. Ему было совестно смотреть на светлые лики. Своим духовным зрением он прозревал до величайших ангельских миров. Каким же ничтожным и ужасным казался ему теперь Друккарг со свирепыми и дикими обитателями, питающимися страданиями грешных человеческих душ. Ум понял, что, задумав призвать Жругра, он уклонился от Истины. Но разве в его силах было бросить вызов могущественному Гагтунгру, чтобы обратить и спасти бедный народ Друккарга. Уму было тяжело. Он подумал, что только кончит молитву, как его исторгнут в те миры, из которых он явился. Сознавать это было невыносимо. Ум не хотел возвращаться обратно. Он узнал и полюбил солнечный мир Энрофа. Но были миры куда более высокого порядка. И они звали и притягивали его близостью к живому и творящему все Духу.
   "Господи! Помоги мне! -- молил Ум, -- Я -- ничто без твоей силы". Он ощущал себя песчинкой, брошенной в водоворот миров. Как осмелился он бросить вызов силе и воле дьявола? И в то же время сам Господь направлял его, даровав ему прозрение и высшее одухотворение. И Ум не мог оттолкнуть эти дары, вернувшись на круги свои, чтобы и дальше служить злу. Он обращал свой вопль к небесам, но небеса молчали. Уму указали путь, предоставив дальше действовать по собственной воле. И Уму оставалось одно -- вручить себя воле Провидения. Великий игва понял, что ему не выжить в этой схватке. Его раздавит железная пята сатаны. Злая воля уничтожит его, так же как прервала земной путь Иисуса Христа.
   Из глаз Ума катились слезы. Слез не могло быть в теле из карроха. Глаза игв и раруггов всегда сухи и безжалостны. Они состояли из особой кристаллической массы. Ум склонил голову в низком поклоне и воззвал к Господу. Свой выбор он сделал и был готов к выполнению осознанной им миссии. В тот же миг вокруг него взметнулись тугие белые вихри, и с головокружительной скоростью Ум унесся обратно в Друккарг.
  

Глава 17. Узники

  
   Новик очнулся на дне каменного колодца. Рядом сидели два громадных птеранодона. Желтые глаза ящеров с интересом следили за человеком. Птеранодоны никогда не видели такого существа. Новик поднялся на ноги. Его защитный костюм обгорел и превратился в лохмотья. Тело ныло в синяках и ссадинах. Было просто чудо, что он не сгорел и не убился, падая в глубокий каменный колодец.
   -- Это мы спасли тебя. Мы поймали тебя в воздухе, -- хрипло прочирикал один из птеранодонов.
   Это было так забавно, что Новик улыбнулся. Эти рептилии, как и все раругги, были разумны, но одного взгляда на их клювы хватило, чтобы не пытаться дальше испытывать судьбу.
   -- Благодарю, добрые раругги, -- сказал Новик.
   -- Мы не добрые, мы любознательные. Мы сначала узнаем, кто ты такой. Съедим позже, -- ответил другой ящер.
   -- И на том спасибо.
   Новик осмотрел пещеру, где они находились. Вход в пещеру был забран крепкой решеткой. В потолке темнело отверстие, сквозь которое он упал в эту камеру. Снаружи доносился бой барабанов и воинственный рев труб. Караван игв и раруггов готовился к походу на Друккарг.
   -- Это тюрьма? -- спросил Новик.
   -- Тюрьма... -- вздохнул раругг.
   -- А чего вы тут сидите? Почему не идете со всеми? -- обратился Новик к птеранодонам.
   Один из птеранодонов склонил голову и скорбно произнес:
   -- Мы в тюрьме. Нас не возьмут в поход.
   -- За что же вы попали в тюрьму?" -- спросил Новик.
   -- Раругги сильные! Раругги смелые! Игвы унижают нас. Они смеются над нами и бьют нас. Многие раругги не хотят терпеть этого, -- птеранодон взволнованно захлопал крыльями.
   Другой ящер продолжил:
   -- В древние века игвы поработили наш род. Когда-то давно мы, как и они, жили на поверхности. Но затем нас изгнали с поверхности, чтобы отдать землю людям. Князь взял нас в свои миры. Он дал нам разум, и теперь мы его дети. Но игвы оказались хитрее, они поработили нас.
   -- Кто вас изгнал с земли? Бог? -- спросил Новик.
   -- Уф-х-х! -- птеранодоны испуганно встопорщили крылья. -- Не произноси этого имени!
   -- Вы боитесь Его? -- спросил Новик.
   -- Князь боится его. Он хочет отомстить. Князь обещал нам свободу, когда мы вернемся на поверхность. Поэтому мы помогаем игвам. У игв магия: мы ничего не можем с этим поделать. Игвы пока сильнее нас.
   Новик понял, что имеет дело с древним населением Земли. Значит, в глубокой древности наряду с динозаврами на Земле жили и игвы. Кто они такие? Первое человечество, изгнанное с поверхности более совершенными жизненными формами, или, по их поверьям, самим Богом? Новик вспомнил гипотезу о метеорите, уничтожившем древних ящеров. Может, действительно, кто-то послал этот камешек на землю, населеную динозаврами?
   Интересная идея пришла ему в голову.
   -- Хотите выбраться на поверхность? Я знаю, где выход на землю, и могу провести вас туда, -- сказал Новик.
   -- Игвы и раругги идут в Друккарг. Там выход на поверхность. Мы снова завоюем землю! -- раскрыл клюв один из птеранодонов.
   -- Но вы-то в темнице. Вас не возьмут в Друккарг. Вы так и останетесь здесь навечно, в то время как ваши сородичи и игвы будут наслаждаться солнцем и небом, -- забросил наживку Новик.
   Раругги приуныли. Они и в самом деле позабыли, где находятся. Вход в пещеру преграждала решетка из толстых железных прутьев.
   -- Нас оставят здесь. Про нас забыли, -- печально произнес ящер и положил голову на сложенные крылья.
   -- Да, век свободы не видать, если останемся здесь, -- согласился другой.
   -- Но как нам выбраться? Мрак убьет нас, стоит нам взбунтоваться. Уж лучше жить в темнице и питаться тем, что упало, чем быть убитым, -- сказал печальный ящер и как-то странно посмотрел на Новика.
   "Фиг тебе, зубатый!" -- подумал Новик и вслух произнес:
   -- Я могу вывести вас на поверхность. Вы окажетесь там первыми. Там хорошо, там светит солнце. На Земле полно еды, и вы никогда не будете знать голода. В Друккарге мой друг, он знает, как выйти на поверхность.
   Ящеры заколебались. Они раскачивались из стороны в стороны, хлопая по бокам крыльями. Им очень хотелось быть первыми, но в то же время они боялись ослушаться Князя.
   -- Не бойтесь, -- сказал Новик. -- Вы будете героями. Князь наградит вас за то, что вы первыми вступили на землю. Иначе игвы снова обманут вас.
   -- Он прав, -- сказал печальный ящер. -- Но как мы выберемся отсюда? Колодец слишком узок, чтобы лететь по нему вверх, а вход закрыт решеткой.
   -- Вы поможете мне подняться по колодцу, а я открою снаружи решетку, -- предложил Новик.
   -- Но как мы поднимем тебя наверх? -- спросил ящер.
   Новик подошел к колодцу. Квадратная труба терялась в темноте. "Туда не заберешься, -- подумал Новик. -- Вот если бы у меня были крылья!" Он снял куртку и разорвал ее по спине на две части. Ящеры с удивлением смотрели на его приготовления. Из куртки получилось два крыла. Но их подъемной силы было явно не достаточно. Настал черед брюк. Теперь "крылья" были и на ногах. Оставалось создать достаточный для взлета поток воздуха. "Один ящер махнет крыльями, затем другой. Махать надо быстро и без перерыва. И хорошо бы закрыть чем-то решетку, чтобы поток воздуха не выходил наружу", -- подумал Новик.
   -- Стань сюда, -- приказал он одному из ящеров.
   Ящер недоуменно посмотрел на Новика, но поднялся с пола и заслонил массивным телом проход к решетке. Второму ящеру Новик указал на отверстие в потолке.
   -- Поможешь мне подняться наверх. Затем вы оба начнете попеременно махать крыльями. Сначала один, потом другой, но без перерыва. Воздушный поток поднимет меня наверх, -- объяснил Новик.
   Ящеры не возразили, но по их глазам Новик догадался, что они поняли его не особенно хорошо.
   -- Прорепетируем! -- объявил Новик. -- Ты будешь первый, ты -- второй. Первый -- маши!
   Ящер у входа взмахнул крыльями. Потоком воздуха Новика отбросило к стене. Следом махнул крыльями второй ящер. В трубе завибрировал воздух.
   -- Ну теперь поняли? -- спросил Новик.
   Птеранодоны согласно кивнули головами с длинными клювами.
   -- Тогда попробуем, -- сказал Новик и залез на спину ящеру.
   -- Давай подними меня, чтобы я вошел в колодец.
   Ящер поднялся на ноги. Новик всем телом вошел в трубу колодца. Труба была не слишком широкая, и воздушного потока должно было хватить. Новик распустил и закрепил свои "крылья". Сделанные из плотной ткани, они имели достаточную жесткость. В руки Новик взял нож, единственный предмет, оставшийся из арсенала тестера. Теперь вся надежда была на согласованные действия раруггов.
   -- Готовы? -- спросил Новик ящеров.
   -- Готовы, -- ответил державший его ящер.
   -- Тогда подняли крылья и по счету раз, два, три -- начали! Раз, два, три-и-и!
   Ящер у входа взмахнул крыльями. Воздушный поток подбросил Новика в темный колодец.
   -- Второй! -- крикнул Новик на лету.
   Второй ящер резко опустил крылья, и Новик полетел вверх по трубе. Воздушный поток иссяк где-то в двух третях пути от выхода. Нож в руках Новика страшно заскреб по камню, пока не застрял в какой-то щели. Это остановило падение.
   -- Машите сильнее! Не останавливайтесь! -- крикнул ящерам Новик.
   На этот раз раругги взмахнули крыльями одновременно. Воздушный поток подкинул Новика вверх, и он зацепился за край колодца. Подтянувшись на руках, он выбрался в темный тоннель. Тоннель разветвлялся на несколько пещер, в одной из них виднелся выход наружу. Новик добрался до выхода и выглянул наружу. Он находился в середине города-горы. Внизу боевой караван игв готовился к походу. На этот раз хоунхеджиты шли на Друккарг не одни. На помощь игвам и раруггам Князь послал орды демонов. Демоны поднялись из самых нижних слоев инферно и были они и крылаты, и рогаты, и жутки, и облы, и озорны. Демоническая армия теснилась отдельными каре, стараясь не смешиваться с варварами Хоунхеджа. Раздался трубный вой Мрака. Все это воинство пришло в движение. Начался последний дьявольский поход за овладение трехмерным слоем Энрофа.
   Новик подождал, пока караван скроется за склоном кратера. Хоунхедж опустел. Склоны города-горы были круты, поэтому Новик вернулся обратно в тоннель. Он пошел дорогой, которой пришел сюда. В зале, где бесновались игвы, встречая Гагтунгра, теперь никого не было. Из жерла вулкана поднимался дым. Лестница широкой спиралью спускалась вниз, охватывая все внутреннее пространство города-горы.
   На каменной тропе Новик нашел половину пики. Пика была из легкого, но очень твердого материала. "Наверное, из углеродных нанотруб", -- почему-то подумал Новик. Кусочком мелового камня он нарисовал на копье крест. Так и не встретив никого внутри горы, Новик вышел наружу.
   "Как там мои птеранодоны? Не обнаружила ли охрана мою пропажу?" -- беспокоился Новик. Эти "птички" могли в мгновение ока доставить его в Друккарг. Но он зря беспокоился, по каким-то своим соображением Мрак оставил пленников в тюрьме. Это стало ясно, когда Новик обогнул гору и заглянул за угол, где должна была располагаться пещера с пленниками. Пещеру охранял страж. Возле решетки сидел большой демон с красными крыльями. Он сидел на камне, склонив голову к толстому животу. Демону было грустно: все ушли, а его бросили охранять каких-то глупых раруггов. Демон злился на горькую судьбу и думал, что если бы не приказ Князя, он бы фиг послушался Мрака и остался в этом дерьмовом месте. На поясе у демона висел меч в ножнах и ключи от пещеры птеранодонов.
   "Заколоть пузатого!" -- мелькнула горячая мысль у Новика. Он подобрался поближе. Демон, не меняя позы, исподлобья оглядывая невеселый пейзаж. Новик кинул камешек в сторону. Демон оглянулся на шум. Новик скользнул вдоль стены и приставил к горлу демона острие пики.
   -- Не шуми, дядя! -- предупредил Новик. -- У меня священное копье. Видишь этот крестик? В миг проткну глотку!
   Другой рукой Новик достал нож и срезал у демона с пояса ключи. Демон повернул голову и увидел человека, который был в три раза меньше, чем он сам.
   -- Ты кто? -- хрипло спросил демон.
   -- Освободитель! А ты пока лучше не дергайся. Мы с птичками сейчас улетим отсюда.
   -- У меня приказ Князя. Я должен дождаться, когда придут за мной.
   -- Про тебя давно забыли, дядя. Я освобождаю тебя от тяжкой повинности. Сейчас я выпущу птичек, а тебя запру в клетку.
   -- Нет, только не это! -- взмолился демон.
   -- Тогда отдай мне меч и сиди смирно.
   -- А ты не боишься, что я могу просто раздавить тебя? -- грозно осклабился демон и попытался приподняться.
   -- Только попробуй дернуться! Слышишь, как шипит? -- Новик слегка приложил острие к шее демона. Там и вправду что-то зашипело.
   Демон дернулся от боли и бухнулся на толстую задницу.
   -- А молитву когда-нибудь слышал? Хочешь прочту? И перекрещу заодно! -- пугнул Новик, окончательно добивая демона.
   Новик открыл железные ворота и позвал "птичек". Птеранодоны выползли из тесного тоннеля. Новик затолкал демона в пещеру и опустил решетку.
   -- Летим в Друккарг! -- объявил Новик раруггам.
   Один из птеранодонов согнулся, и Новик вскарабкался ему на спину. Взмахнули широкие крылья, и птеранодоны поднялись в воздух.
   Мир инферно был виден теперь с высоты. Это были высокие горы и вулканы, базальтовые озера и туфовые поля. Лава плескалась гейзерами и огненными потоками растекалась по горному ландшафту. Сверху клубились светящиеся лиловые облака. Горы были черные и серые. Россыпи камней и валунов устилали побережья рек из магмы и расплавленных металлов. Горизонт скрывала темная непроницаемая дымка.
   Птеранодоны летели быстро и скоро догнали воинство Хоунхеджа. Над караваном реяли стаи драконов их нижних слоев преисподней и ящеров-раруггов. На этот раз хоунхеджиты были настроены решительно. Сам Князь тьмы благословил их поход на Друккарг. Лорд Мрак летели впереди колонны на огнедышащем драконе. По каменной пустыне тяжело топали раругги, везя на своих спинах многочисленное воинство игв. Последними шли бесы из нижних слоев преисподней. Их было много, как саранчи, и были они самых различных видов. Здесь были и рогатые черти, и такие же толстые демоны, с каким столкнулся Новик у пещеры, и какие-то похожие на змей или ящериц с извивающимися длинными телами. Над этими бесовскими легионами трепетала крыльями стая горгулий с хищными клювами и крыльями, как у летучих мышей.
   -- Давайте быстрее! Мы должны опередить их! -- прокричал Новик своему птеранодону. Птеранодоны набрали скорость и резко ушли в сторону. Они понимали, что им надо опередить бесовское воинство, и старались изо всех сил.
   И вот за цепочкой темных гор показался Друккарг. Город лежал в долине у побережья серого Свинцового моря. Русла расплавленных рек прорезывали его как кровеносные сосуды. Из-за высоких городских стен вздымались шпили и башни. Горы обрывались в паре километров от города, и перед Друккаргом лежала каменистая равнина.
   -- Вперед в город! -- приказал Новик раруггам.
   -- Нам нельзя туда, мастер, -- прошипел крылатый ящер. -- Нас собьют.
   -- Придется рискнуть. У нас нет времени.
   С городских стен заметили приближающихся ящеров. Забегали игвы-солдаты. На стенах показались маги в черных балахонах. В птеранодонов полетели огненные шары.
   -- Снижаемся! -- крикнул Новик.
   Птеранодоны снизились на минимальную высоту и пронеслись над городом на бреющем полете. Игвы не ожидали этого и в страхе попадали на землю. Раругги, петляя между строениями, несли Новика над Друккаргом. Он узнавал знакомую планировку улиц, но удивлялся разительным извращениям, которым подверглись знакомые здания. Архитектура была настолько искажена, упрощена и доведена до примитивизма, что напоминала пародию на творения великих мастеров, исполненную олигофреном.
   За Свинцовой рекой торчал шпиль внутренней крепости, а на месте Исаакиевского собора вздымалась треугольная пирамида главного капища Друккарга.
   -- Во внутреннюю крепость! -- скомандовал Новик.
   Раругг кивнул головой. С новым хозяином раруггам было не страшно. На глазах удивленных игв ящеры перелетели русло Свинцовой реки и приземлились во внутреннем дворе крепости.
   Новик слез с ящера. К нему уже бежал караул игв, вооруженных длинными пиками.
   -- Ждите здесь, -- объявил он раруггам. -- Я приду с другом, и мы проведем вас в город.
   -- Хоунхеджиты идут сюда! Ведите меня к Уму! -- заявил Новик подбежавшему караулу.
   Начальник караула кивнул караульным. Игвы подтолкнули Новика к крытому возку, в который был запряжен аллозавр. Возница кольнул ящера длинной пикой, и аллозавр помчал повозку к Государеву бастиону.
   Ум очнулся во внутренней крепости Друккарга. Именно в том зале, где томились в ледяных глыбах российские императоры. Ум встряхнул головой, стараясь прогнать кошмар минувшей ночи. Его пребывание в Энрофе напоминало дурной сон. Но кошмар не исчез. Великий игва был в чужом теле. Нет, он остался таким же маленьким, сморщенным и уродливым, как был всегда, но его тело переменилось. Плоть стала человеческой -- мягкой и ранимой. И это была божественная печать. Печать, с которой нельзя было жить в мире инферно. "Сколько мне осталось? Меня убьет первый, кто увидит!" -- простонал Великий игва. Он смотрел на ледяные глыбы, в которых томились императоры, вожди и хозяева земли русской. Ум помнил свой сон. На него была возложена миссия разбудить дух игв, открыв им путь к божественной любви и благодати, и освободить пленников. Ум знал, что хоунхеджиты и бесовские рати уже выступили походом на Друккарг.
   -- Пришло время! Вы слышите, пришло время вашей свободы! Волей Иисуса Христа я даю вам свободу! -- крикнул Ум пленникам.
   Он подошел к стеклянному кубу, в котором хранилась тяжелая кувалда. Куб был защищен силовым полем. Ни один из игв не мог прикоснуться к нему. Этот куб был оставлен здесь для Того, кто должен придти в последний день и освободить пленников. "Он поручил это мне! Теперь это моя миссия!" -- Ум столкнул стеклянный куб с постамента. Осколки стекла разлетелись по каменному полу. Великий игва поднял тяжелую кувалду.
   "Помогай, Господи!" -- Ум подошел к ледяной глыбе, где томился великий российский император.
   -- Герр Питер! Волей пославшего меня Иисуса Христа ты свободен! -- Ум размахнулся и ударил по ледяной глыбе. По прозрачной поверхности льда побежали трещины. Внутри пирамиды разлилось белое сияние. Фигура российского императора, в парадной кирасе и орденах, шевельнулась. Ум ударил еще раз. Российский император ожил внутри глыбы. Он напрягся и богатырскими руками развалил ледяную глыбу. Могучим исполином Петр стоял на постаменте и дышал полной грудью. Он пытался что-то сказать, но воздух не шел из его легких. Губы царя шевелились в неслышном шепоте. Ум понял, что Петр читает молитву. Ум перекрестился и перешел к следующей пирамиде. В самом тайном каземате внутренней крепости Друккарга происходило небывалое событие, ожидаемое здесь много веков. Ум разбивал глыбы и одну за другой освобождал из ледяного плена души российских императоров и правителей.
   Великий игва знал, что души, заключенные в ледяных пирамидах, избрали свой путь искупления добровольно. В их посмертии Князь искушал их, обещая избавление от мук, если они примут его и согласятся на служение в аду в качестве его миньонов. Но души этих пленников предпочли мучительный путь искупления, вселяющий надежду на возрождение и духовный прогресс, окончательной погибели во зле. Ум видел фабрики смерти на самом дне инферно. Там души, согласившиеся служить сатане, проходили расщепление всех оболочек материальности и очистку от всяческих следов самосознания. В результате монада или ядро души становилась полностью зависимой от злой воли Гагтунгра и облекалась оболочкой из грубого и плотного карроха. Эти души навсегда утрачивали способность возрождаться в мире людей или ангелов. Они верно и беспрекословно служили Князю лишенные свободы воли. К счастью, таких душ находилось не особенно много. Большинство предпочитало тернистый путь искупления грехов с надеждой на освобождение и прощение, пусть и проходящий через испытания и наказания в городах инферно.
   На грохот ударов и скрежет разламываемого льда прибежали караульные игвы. Картина, открывшаяся им, повергла их в трепет. Ум, Великий игва Друккарга, разбивал ледяные оковы пленников, ввергнутых сюда по повелению князя Гагтунгра. Игвы смотрели на Ума и не узнавали его. Великий игва преобразился. Его тело было бледным и неприятным, как у свежих человеческих трупов, которыми торговали в лавках гробокопателей-живодеров.
   Первым опомнился начальник стражи.
   -- Во имя Тьмы, что здесь происходит?!! -- воскликнул он.
   -- Помогите мне, игвы! Освободите оставшихся узников из подвалов, -- распорядился Великий игва, продолжая наносить удары по ледяным глыбам.
   Стражники застыли в ужасе: Великий игва сошел с ума!
   -- Зачем вы сокрушаете пирамиды? Кто дал вам на это право? -- грозно спросил начальник стражи. Он был готов отдать приказ о задержании Великого игвы.
   -- Кончилось время их плена! Пленники свободны! Они помогут нам отстоять Друккарг, ибо сюда идут полчища варваров и легионы тьмы, -- ответил Ум, продолжая сокрушать ледяные глыбы.
   Освобожденные пленники Друккарга стояли на постаментах и приходили в себя после многолетнего заточения. Они молились Богу, у многих из глаз текли слезы.
   -- Вы осмелились пойти против Князя? -- затрепетал начальник стражи.
   -- На то мне дана высочайшая воля. Бог говорил со мной! Если мы отстоим Друккарг, то спасем верхний мир и сами спасемся. Я освобожу всех пленников, и они помогут нам.
   -- Ум, вы изменник! Мы арестуем вас и предадим суду! -- вскричал начальник стражи.
   -- Караул! Взять его!
   Стражники вскинули пики и двинулись на Великого игву. Ум решил, что будет сражаться до конца. Он поднял священную кувалду. На кувалде были начертаны молитвы, сокрушающие оковы души. Стражники толпой накинулись на Ума. Ум отбивался кувалдой. В заповедный каземат вбегали все новые игвы. Взбешенные кощунством Великого игвы, они, как псы, кидались на него. Но молот мелькал в воздухе сверкающими кругами, и игвы боялись приблизиться к Уму.
   -- Поймите вы, темные игвы! Князь унизит вас, если захватит Друккарг. Вы попадете в вечное рабство варваров, а на земле будут владычествовать демоны. Нам никогда не дадут выбраться на поверхность. И варвары будут ездить на вас вместо раруггов! -- кричал нападающим Великий игва.
   Но ослепленные яростью игвы не хотели его слушать. Они были поражены переменами в Великом игве. Плоть его изменилась, душа тоже. Он стал светлым, он походил на людей. А это было самое большое оскорбление для игвы.
   -- Смерть! Смерть! Смерть! -- кричали стражники и сбежавшаяся придворная челядь.
   Силы Ума таяли. Ощетинившаяся пиками стража загнала его в угол. Ум понимал, что дело не дойдет до суда, -- его просто растерзают на месте. И тогда он призвал на помощь пленников. Распались последние ледяные глыбы. В пантеоне восстали российские императоры. Перед игвами они предстали сказочными гигантами, как Гулливер перед лилипутам. Игвы привыкли мучить своих рабов и пить их силы и не представляли, как они будут жить без этого. Но сейчас гиганты освободились из их оков и светились внутренним светом.
   Первый российский император шагнул со своего пьедестала в толпу разгневанных игв. Игвы шарахнулись от него, как от ладана. Великая сила была в императоре, и на его кирасе небесным светом сияли святые кресты и звезды. Следом сошли и другие царственные особы. И были они как великаны среди карликов-игв. Но велики были не телом, а духом, в котором вознес их Господь, простивший им их грехи и преступления.
   -- Мин херц! Спасай свой город! -- призвал Ум. Игвы при виде императора испуганно попятились к выходу. Цари и правители окружили Ума как своего освободителя. Посрамленные и испуганные игвы выбежали из зала. Над городом раздался звон набатного гонга. Гонг призывал всех собраться в главном капище Друккарга.
   И тут все, кто был в городе и на крепостных стенах, заметили, как потемнели лиловые облака над Друккаргом. Откуда-то из глубины своего слоя выдвинулся уицраор Жругр. Он распластался черной тучей над Друккаргом, желая сберечь его от врагов и установить в городе свой порядок.
   Новик увидел пришествие Жругра, когда входил в бастион. Демон-уицраор не раз спасал Друккарг, но как ненасытных молох требовал все новых жертв за свое заступничество. И на этот раз туча над Друккаргом была темнее обычного. А с юга, опережая воинство хоунхеджитов, на Друккарг надвигалась другая черная туча. Это был Хелициар -- уицраор хоунхеджитов.
   От тяжелого предчувствия у Новика защемило сердце. "Что будет с нами? Что будет с этим городом?" -- подумал он. Караульные игвы подтолкнули его пиками. "Бедные игвы, вы все еще ненавидите людей и боитесь их", -- подумал Новик. Пришла мысль о Блейде. Если парень еще проторчит в этом мире, он погибнет. Этот инфернальный мир не для людей. Слишком сильны и тягостны впечатления от встречи с ним. Игвы вели Новика вниз по крутым лестницам крепости. Кругом царил страшный переполох. Игвы бегали по подземным ходам и что-то кричали. Похоже, причин этой паники они и сами не понимали. "Неужели уже началось вторжение?" -- подумал Новик. Стражники повернули Новика лицом к стене и приставили к спине острия пик. По лестнице поднимался какой-то важный игва в черной с золотыми рунами кирасе. Он развернул Новика и злобно прокричал ему в лицо на языке нижних слоев инферно:
   -- Ум меннен крах!
   Новик ничего не понял. Но игва был не на шутку разозлен и встревожен.
   -- Веди меня к Уму, -- сказал Новик.
   Игва подтолкнул Новика, и конвой повел его дальше. Впереди слышались крики и странные удары. Большая толпа игв собралась в коридоре. Они не решались пройти в зал, откуда доносились удары и крики. Караульные игвы тоже остановились в нерешительности. И тогда Новик решил дальше пробиваться один. Караульный схватил его за лоскут рукава, но Новик стряхнул худосочную кисть игвы и стал протискиваться сквозь толпу. Караульные не посмели ни остановить его, ни последовать за ним дальше.
   В подземном пантеоне продолжалась борьба. Опомнившиеся от шока верные Гагтунгру игвы бросались с пиками на гигантов -- великих императоров. Императоры расшвыривали игв, как тряпичных кукол. Ум наблюдал за схваткой, опершись на кувалду. Перевес был на стороне императоров, и Великий игва решил перевести дыхание. Новик сквозь толпу игв устремился к Уму.
   -- Где Блейд? -- прокричал он.
   Ум обратил на взор на Новика. Только сейчас он вспомнил о пленниках, заключенных под полог тьмы.
   -- Идем! -- сказал Ум и, схватив Новика за руку, потащил к маленькой двери с другой стороны зала.
   -- Армия хоунхеджитов уже близко. Я бежал из плена, -- сообщил Новик.
   -- Я знаю. Варвары идут, чтобы уничтожить нас. Гагтунгр дал им санкцию на это.
   -- Что же происходит? -- спросил Новик.
   -- Похоже на последний дьявольский поход. Князь решил выйти в ваш слой на поверхность.
   -- Будет страшно, если он вырвется.
   -- Я должен поднять игв против князя и хоунхеджитов. В этом спасение Энрофа и наших душ. Но как это сделать? Игвы темны и вдухновлены злом. Ты видел? Многие из них готовы сдать Друккарг, -- озабоченно произнес Ум.
   -- Этого нельзя допустить, -- сказал Новик.
   -- Я знаю. Я был сегодня в вашем слое. Ваш мир прекрасен. Нужно сделать все, чтобы не допустить туда князя.
   -- Но если падет Друккарг, все кончено. Полчища демонов рванутся в наш мир, пройдя через виртуальную реальность.
   -- Да, это будет апокалипсис. Я освободил императоров и думаю призвать Жругра. Пусть все силы встанут на защиту Друккарга.
   -- Жругр уже над городом. Но пойдет ли он против воли князя? И что будет, если игвы сдадут город?
   -- Я понимаю всю тяжесть положения. У нас один шанс из ста. Мы должны обратиться к моему народу со словами истины. Я уверен, среди игв найдутся те, кто поймет нас и выйдет сражаться против хоунхеджитов и демонов. Моя задача открыть им истину, что открылась мне. Разве ты не видишь, что я стал другой?
   -- Вижу. Ты сейчас, как Блейд, когда он впервые вошел в Хоунхедж. И верные Гагтунгру игвы готовы порвать тебя на части. Я видел смятение среди них. Я видел, какая туча идет с запада. У хоунхеджитов теперь свой уицраор. И они уже недалеко от города.
   -- Знаю. Я освобожу твоих друзей. И вы поможете нам.
   -- Что нам делать, Ум?
   -- Нужно спасти и очистить Друккарг. Друккарг всегда был тюрьмой для грешников и выразителем темной духовной стороны вашего народа. Я освободил пленников из тюрьмы. Теперь их души свободны. Это возмутило инферно. Ад потрясен до магм и самого дна. Но, к сожалению, не все пленники очистились и раскаялись в своих преступлениях. И теперь, когда исчезла тюрьма, темные дела и инспирации этих нераскаявшихся грешников всплывут в вашем слое. Они прельстят многих. Так что будьте готовы к великим возмущениям и столкновениям. Но на то была не моя воля, а Бога.
   -- В последние годы в нашем мире хватало дурных перемен, -- заметил Новик.
   -- Ты прав, после того как я побывал в вашем слое, я уже сомневаюсь, где ад. Меня хотели убить. За что? Я знаю, злые инспирации Гагтунгра распространяются от адского дна через все слои магм и достигают Энрофа. Но как может быть зло под солнцем? Почему вы, люди, делаете зло в таком прекрасном мире?
   -- Я не знаю, Ум, -- сокрушенно произнес Новик.
   -- Получается, еще рано отменять закон воздаяния? Получается, еще должен существовать ад, где каждый злодей найдет возмездие по делам его?
   -- Ты прав, земля еще далека от нашего понимания рая. Но ты поступил правильно. Нельзя допустить, чтобы эти пленники оказались в лапах Гагтунгра. Пусть лучше некоторые из них несут свои идеи в мир Энрофа, чем будут осознанно и преданно служить князю. Но ведь большинство из них раскаялось и очистилось. И они встанут на нашу сторону.
   -- Я должен донести до игв переданное мне Слово. Мы освободим твоих друзей и выйдем к народу.
   -- Ты уверен, что игвы прислушаются? -- спросил Новик.
   -- Не все примут Слово. Но те, кто примут, очистятся и станут мне братьями. Многие останутся верными уицраору и тоже встанут на защиту города. Хотя и не все из них очистятся, мы не должны их отталкивать. Они будут храбро сражаться, чтобы сохранить статус кво. Но некоторые испугаются и перебегут в стан Князя.
   -- Так Друккарг не устоит.
   -- У нас осталась последняя надежда, -- игва испытующе посмотрел на Новика. Глаза у игвы изменились, стали человеческими.
   -- Какая? -- спросил Новик.
   -- Вы поможете нам измениться. И это будет такое изменение, от которого перевернется ад.
   -- Куда же пойдут грешники? Ты же сам говорил про закон воздаяния.
   -- Ад инвольтирует зло. Злые волны распространяются из ада через все миры. Если мы изменим ад, изменится вся вселенная, в том числе и ваш слой.
   -- Ни фига себе, сверхзадача!
   -- У нас просто нет выбора. Сейчас или никогда! Я знаю. Мне было видение, -- Ум целеустремленно шагал вперед. Казалось, он преисполнен невероятной силой.
   Коридор каземата неожиданно уперся во тьму. Тьма окутывала все окружающее пространство, и даже в сантиметре от факела ничего не было видно.
   -- Что это? -- спросил Новик.
   -- Полог тьмы. Ни одна душа не может покинуть его. Это тьма идет от самого дна и пронизывает все слои инферно. Князь создал этот полог в незапамятные времена. Сюда я поместил твоих друзей в прошлой своей жизни.
   -- Как теперь вытащить их оттуда?
   -- Это тоже моя сверхзадача, -- сказал Великий игва. -- Я должен умереть еще раз, чтобы войти туда.
   -- А ты сможешь вернуться? Ты ведь теперь живой.
   -- Я понял одно: для тех, кто верит Богу, смерти нет. Ад больше не поймает меня, и тьма не удержит меня, -- Ум перекрестился и смело шагнул во тьму.
   Прошла долгая минута ожидания. Новик смотрел на темную завесу. Тьма клубилась, принимая облики демонов и чудовищ. Адские твари таращились на Новика злыми глазами еще более черными, чем сама темнота.
   Прошла еще минута или две. Из темноты выступила спина игвы. Ум что-то тащил за собой. Сердце у Новика сжалось. Великий игва вытащил из темноты тело Левы Прыгунова.
   -- Лева! Ты жив? -- бросился к другу Новик.
   Лицо Левы было бледным и безжизненным. Новик упал перед ним на колени.
   -- Он придет в себя. Он просто спит. Так всегда бывает, -- сказал Ум.
   Только тут Новик заметил, что веки Левы чуть заметно подрагивают. Лева был жив.
   Тем временем Ум снова скрылся во тьме. На этот раз он пробыл немного дольше. Наконец с большим трудом он вытащил тело Блейда.
   -- Будет лучше, если вы покинете Друккарг. Ад -- для людей это не место. Твои друзья слишком долго пробыли под покровом тьмы. Тьма высосала их жизненные силы, -- сказал Ум. Путешествие под полог тьмы далось ему с трудом. Он тяжело дышал, по бледному лицу катились крупные капли пота.
   -- Машиной может воспользоваться только Блейд. Но он... Он что, умер?!! -- Новик приник к груди Блейда. Блейд не дышал, его сердце не билось.
   Великий игва опустился рядом с Блейдом. Его руки зависли над сердцем человека. Ум застыл в сосредоточении. Он не ощущал жизни в теле Блейда.
   -- Он жив? -- тихо спросил Новик.
   Ум не ответил, совершая пассы над сердцем Блейда. Великий игва был напряжен, как струна. Наконец, Ум со вздохом опустил руки.
   -- Я не могу его вернуть. Его нет с нами.
   -- Что это значит? Он умер?
   -- И да и нет. Он не здесь. Я не могу понять, где его душа.
   Лева Прыгунов зашевелился и открыл глаза. Он непонимающе оглядывал все вокруг себя.
   -- Лева, ты жив! -- обрадовался Новик.
   -- Где это мы?
   -- В Друккарге.
   -- А это твой друг, к которому мы ходили в больницу? -- спросил Лева, завидев лежащего Блейда.
   -- Да. Мы должны вытащить его отсюда.
   -- Во всем виноват я, -- простонал Ум. -- Он пробыл под пологом тьмы слишком долго. Его жизненная сила исчерпана. Боюсь, он больше не сможет вернуться в свое тело.
   Лева удивленно взглянул на Новика:
   -- Что происходит?
   -- Много чего. Ум изменился. На Друккарг идут хоунхеджиты и демоны ада. В городе смута. Ум хочет выступить перед народом. И я боюсь, что мы потеряли Блейда.
   -- Я не могу вернуть вашего друга. Его душа в высших мирах и не подвластна моей магии. Спасибо вам, друзья, что помогли мне. Если бы не Лева, я бы никогда не побывал в Энрофе и не стал тем, кем стал. Но теперь на Друккарг идут враги, и будет лучше, если вы уйдете отсюда, -- сказал Великий игва.
   -- А как же вы? Мы должны остаться, чтобы помочь вам, -- возразил Новик.
   -- Нет, друзья мои! Вы и так сделали все, что было в ваших силах. Оставьте этот последний бой мне. Я выступлю перед народом и постараюсь обратить игв. Мы окажем сопротивление врагу. Жругр и души императоров нам помогут. А вы возвращайтесь домой и охраняйте ваш мир, чтобы к вам не проникло зло. Я обещаю, что позабочусь о вашем друге. Мы положим его тело в надежное место. После боя я вернусь к нему и попробую еще раз.
   -- Мы не бросим здесь друга.
   -- Вы не сможете вернуть его к жизни, даже если вытащите на землю. Его душа восхищена. Я мало знаю об этом. Но есть вышние миры. Он взят туда. Его тело пребывает на земле, а душа на небесах. Между его телом и душой есть тонкая серебряная нить, но она мне не подвластна. Похоже, ваш друг сам не хочет возвращаться. А это, -- Ум кивнул на тело Блейда, -- всего лишь его копия в нашем мире. Она -- ничто.
   -- Так что, у Блейда два тела?
   -- Не знаю. С тех пор, как Друккарг перемешался с виртуальной реальностью, я многого не понимаю.
   -- Надо двигать. Как бы нас тут не прихватил Гагтунгр, -- сказал Лева.
   -- А ты знаешь как? Насколько я понимаю, здесь два пути: один через замок, другой с помощью каменной машины. Замок, скорее всего, уже захвачен демонами, а машиной умеет пользоваться только Блейд.
   -- Тогда уходим к замку, -- решил Лева.
   -- Не теряйте времени, уходите быстрее. Варвары скоро начнут штурм, -- сказал Великий игва.
   -- Я обещал, что верну Блейда. И уже третий раз не могу вытащить его отсюда. Дома у него остались мать и невеста, -- посетовал Новик.
   -- Твой друг сам сделал свой выбор. Его дух велик, и он вернется, чтобы помочь нам, -- сказал Ум.
   -- Ум, обещай, что сбережешь Блейда. Мы очень надеемся на тебя, -- сказал Новик.
   -- Я обещаю, -- твердо произнес Великий игва.
   Лева и Новик побежали по подземным коридорам.
   -- Воспользуйтесь повозкой с раруггом! Он домчит вас до замка! -- крикнул им вдогонку Великий игва.
   -- Спасибо, у нас свои крылья! -- ответил Новик.
   Подземные коридоры цитадели опустели.
   -- Что произошло, пока я был в отключке? -- спросил Лева.
   -- Сам сейчас увидишь, -- ответил Новик.
   Они выбежали во внутренний двор крепости. На городом висела тьма, разрываемая молниями. Два уицраора сошлись в смертельной схватке. Две огромные черные тучи душили друг друга в пламенных объятиях. Игвы метались по двору крепости. Одни бежали к бастионам, другие к подъемному мосту. С вершины пирамиды пантеона мерно ударял гонг, возвещая всеобщую тревогу.
   -- Лева, ты проверял, наше оружие действует в этом мире? -- спросил Новик.
   -- Вроде бы да, но я не успел расстрелять Арданэля. Демон оказался быстрее.
   -- Вот ты и влип, как кур во щи.
   -- Ладно, не хвались аника-воин!
   У Левы сохранился весь его арсенал: дробовик, пулемет и бластер.
   -- Дай мне какую-нибудь пушку, -- попросил Новик.
   Лева отстегнул ему бластер. Впереди стоял взвод игв. Похоже, эти солдаты остались верны князю. Игвы вскинули пики и пошли на пришельцев. Новик выстрелил. Плазменная вспышка обожгла гранитную стену. Это подействовало. Игвы расступились и неохотно дали людям дорогу. Злобные взгляды игв кололи пришельцев из внешнего мира.
   Птеранодоны терпеливо дожидались Новика.
   -- Ого! Прокатимся с ветерком! -- удивился Лева.
   -- Садись. Видишь, что творится!
   -- Я здесь уже такого насмотрелся!..
   Лева и Новик залезли на спины ящеров.
   -- Эй, раругги! Несите нас к замку! -- приказал Новик.
   -- Да, мастер, -- проскрипел птеранодон и взмахнул крыльями.
   Замок на фоне черных тел уицраоров был почти невидим. Лишь молнии, которыми обменивались уицраоры, высвечивали его высокие башни.
   Птеранодоны взмыли над крепостью. Новик обернулся назад. На бастионах внутренней крепости стояли гиганты-императоры. Светлый ореол окутывал их фигуры. Императоры были полны решимости сражаться с демоническими полчищами. Огненные полосы и молнии протянулись с запада на восток -- в вышине полыхала битва уицраоров. Громовые раскаты от этой битвы доносились до земли. Оба демона изнемогали в тяжелой схватке. Армия хоунхеджитов и адских созданий застыла у стен города. Все ждали, чем закончится схватка уицраоров. Если падет Жругр, то не устоит и Друккарг. Крепость лишится охранителя и сама распахнет ворота. Раругги описали круг над городом. Все было, как в кошмарном сне. Вместо соборов пирамиды демонических капищ. Вместо крестов направленные в небо мечи. Вместо ангелов черные демоны с крыльями летучих мышей. По сторонам проспекта здания, искаженные до неузнаваемости. Колоннада Казанского закручена амфитеатром и превращена в ристалище гладиаторов. Вместо львов и сфинксов на мостах и лестницах зданий -- химеры и драконы. В небе -- огненные сполохи и стрелы ослепительных молний. Внизу на улицах -- воинственный бой барабанов и завывание труб в каком-то хаотичном ритме.
   По проспекту к стенам внешней крепости брели одетые в броню раругги: протоцератопсы, тираннозавры и стегозавры. На них ехали вооруженные игвы. Это те, кто остался верен своему уицраору. И все смотрели вверх: чем закончится схватка двух уицраоров. Два демона-охранителя сошлись в смертельной схватке, которая должна решить, какому народу жить, а какому умереть.
   Над башнями замка Флюреншталь сверкали молнии. Сам замок был погружен во тьму и похож на притаившееся чудовище, поджидающее свою добычу. И словно протянутые лапы, с портика замка сбегали террасы, пересеченные широкими лестницами. Лева махнул рукой, что пора приземляться. Крылатые ящеры опустились на террасу. И только они коснулись земли, как тут же застыли каменными изваяниями среди скульптур химер и горгулий. Замок не принял раруггов. Казалось, он выжидает, чем кончится битва уицраоров. И виртуальность в этом пограничном слое еще не стала инфрафизической реальностью.
   -- Бежим быстрее! -- Новик увлек Леву по лестнице.
   -- Теперь ты понимаешь, что такое метаистория! Ты видел, в каких мирах творится наше будущее! Сегодня в Друккарге вершится великий перелом, а завтра это случится на земле! -- намолчавшись, Лева дал выход своим мыслям.
   Новику не хотелось сейчас рассуждать. Ему хотелось поскорее выбраться из этого мира и забыть все как страшный сон. Неужели в своих ночных кошмарах он путешествует по этим мирам?
   -- Не думаю, что от этой метаистории нам будет лучше. Если бы ты знал, какие силы сейчас стоят у стен Друккарга! Я видел эти полчища. Друккарг не выстоит, если не случится чудо.
   -- Чудо -- это хорошо подготовленная необходимость. Если Великий игва Ум позволит им сломать Друккарг, то сломают и Россию!
   -- Но что мы можем сделать, Лева? Ты сам видел, что тут творится!
   -- Мы должны помочь Уму. Помочь всеми силами, какие только сможем собрать!
   -- Как ты это себе представляешь?
   -- Надо ввести сюда геймеров. Пусть сражаются за свободу Друккарга!
   -- Ты с ума сошел, Лева! Их перебьют как котят!
   -- Всех не перебьют! Пусть лучше армаггедон случится в этом мире, чем в нашем собственном. Если падет Друккарг, все это выльется на поверхность. В нашем мире оживут силы пострашнее демонов, игв и раруггов. И они окончательно уничтожат нашу страну!
   -- Мы можем закрыть портал. Только войдем на ту сторону и уничтожим "Замок"!
   -- Это не поможет. Темные силы все равно оживут в нашем мире. Ты помнишь, что говорил Ум? Это как индукция. Со дна ада идут злые волны через все слои материальности.
   -- Лева, а ты представляешь, чем это может закончиться, если мы устроим войну в Друккарге?
   -- Пока нет. Но нужно что-то делать!
   Они взбежали по ступеням на портик. Лева повел Новика по галерее. Он один знал, где вход в замок. И он молился, чтобы эта дверь оказалась не запертой.
  

Глава 18. Они уже здесь.

  
   День с самого утра закрутился тугим узлом. В утренних новостях сообщили, что в соборе Петропавловской крепости обнаружен труп с огнестрельными ранениями. Труп был опознан. Убитым оказался ведущий менеджер корпорации "Давайте Играть!" Сергей Луцкий. С утра корпорация стояла на ушах. Одного только Костю Рыжкова не трогали эти вести. О вчерашнем происшествии он знал больше других. Судьба Луцкого его удивляла, но сочувствия не вызывала. Он недолюбливал этого человека, и все что с ним произошло, считал вполне заслуженным воздаянием. Хорошо хоть его тело пригодилось после смерти и сослужило кому-то хорошую службу.
   В обеденный перерыв Костя смотался в цех роботов, чтобы проверить, не задохнулись ли его друзья в динозавре. Он приоткрыл пластмассовый кожух. Лева и Новик были живы. Они спали обычным сном, хотя иногда бормотали что-то невнятное и дергали конечностями. Костя понял, что их сон перешел в новую фазу и решил не будить их до вечера. Когда цех опустеет, можно будет их разбудить и спокойно вывести оттуда. После обеда Костя просто дремал у себя в комнате. Он даже не пошел с другими тестерами на прогон нового проекта, опасаясь, что просто заснет в виаре. В четвертом часу зазвонил телефон. Костя поднял трубку.
   -- Скажите, можно слышать Костю Рыжкова? -- послышался в трубке плачущий женский голос.
   -- Я слушаю, -- ответил Класс.
   -- Я мама Алеши Мирошенко. Алеша только что умер.
   Костя вздрогнул. Молчание длилось секунду.
   -- Алло? Вы подъедете? -- спросила женщина. -- Алеша всегда отзывался о вас очень хорошо.
   -- Да, конечно. Я сейчас буду.
   Костя прыгнул в машину и помчался в больницу. В задней дверце хетчбэка было разбито стекло, фонари и бампер были посечены осколками от вчерашнего взрыва. Но Косте было плевать на это. Он думал только о Блейде. Нельзя сказать, что он не ожидал подобного исхода, но дурные вести, как известно, всегда приходят неожиданно.
   В приемном покое института было по-будничному тихо. На скамье сидела женщина в сером пальто и комкала в руках носовой платок.
   Костя подошел к окну регистратуры.
   -- Мне позвонили, что умер Мирошенко Алексей.
   -- Вы Костя? -- поднялась со скамьи женщина.
   -- Да, я.
   -- Я мама Алеши, Мария Викторовна. Вы извините, что я оторвала вас от дел. Мне надо с вами поговорить. Алеша просил...
   Женщина поднесла к глазам платок.
   -- Вы не волнуйтесь, Мария Викторовна. Мы поможем. У Алеши есть друзья.
   -- Спасибо, Костя, я не о том...
   -- Где Алеша? Его можно видеть?
   -- Его увезли... в морг... -- слезы больше не спрашивали разрешения и потекли из глаз женщины. Белый платочек взлетел к глазам. Руки у Марии Викторовны были тонкие, покрытые сухой кожей.
   -- Мария Викторовна, мы все очень любили вашего сына. Он был хорошим человеком и другом. Вы не волнуйтесь, мы все сделаем для вас.
   -- Я не о том. Давайте присядем, -- Мария Викторовна оглянулась на скамейку.
   Они сели рядом. Костя не знал, что говорить. Он понимал, что нужно как-то успокоить женщину. Но все нужные слова куда-то испарились. В голове складывались какие-то дурацкие штампы. Костя понимал, что нельзя молчать, но молчал.
   -- Это пройдет, Костя... сейчас... -- вздохнула Мария Викторовна и промокнула слезы.
   -- Я должна поговорить с вами о деле. Алеша просил.
   -- Я слушаю, Мария Викторовна.
   -- Это не просто понять, Костя. Мне был сон. Я не помню вчера или позавчера. Все дни теперь спутались... -- Мария Викторовна поднесла платок к глазам, но сдержала слезу. Она была сильной женщиной. Костя знал, что у Алексея отца не было. Мария Викторовна поднимала сына одна.
   -- Так вот, во сне я видела Алешу. Будто стоим мы на большом цветочном поле. Все поле такое красивое, цветы яркие большие. И Алешенька так в глубине, вроде идет ко мне. Но идет над цветами, цветы даже не шелохнутся. Я к нему: "Алешенька!" Бегу, но чувствую, расстояние между нами не уменьшается. И вдруг слышу его голос, будто он рядом: "Не плачь, мама, я вернусь. Мне тут надо еще одно дело сделать".
   Я ему: "Вернись, Лешенька! Умоляю!" -- "Не плачь, мама! Скажи ребятам, Косте или Новику, что сила в красном кристалле. Он в замке. Я его в фонтан уронил. И еще скажи, пусть меня пока не хоронят". -- "Лешенька, не покидай меня! Не уходи!" -- кричу. А он улыбнулся так хорошо, как когда был совсем маленький, и растаял. А я стою одна на этом поле цветочном и плачу...
   Мария Викторовна заплакала. Платочек в ее руках превратился в скомканный комок.
   Костя несмело тронул ее за руку.
   -- Мария Викторовна, не надо. Мы сделаем все, что нужно. Поможем. Куда увезли Лешу?
   -- Он здесь, в здешнем морге, -- оторвала платочек от глаз Мария Викторовна. -- Хоронить через два дня будем. Приходите, Костя, и ребятам скажите...
   -- Обязательно, Мария Викторовна, обязательно придем и с похоронами поможем. Я сообщу руководству корпорации, они деньги выделят.
   -- Не надо этого, Костя. Не хочу я. Они сына сгубили, да еще в эту дыру засунули. Обойдемся без их помощи.
   -- Хорошо, Мария Викторовна, как скажете. Мы приедем с ребятами и все сделаем. Вы крепитесь, пожалуйста. Это большое горе, но крепитесь, прошу вас. Я позвоню вам сегодня вечером.
   -- Хорошо, Костя. Вам, наверное, пора ехать?
   -- Да, извините, Мария Викторовна. Я должен вернуться на работу.
   Мария Викторовна кивнула головой и, отвернувшись к темнеющему окну, принялась теребить свой платочек.
   Костя выскочил на улицу. Его "БМВ" взревел, как разбуженный зверь, и помчался в сторону Чугунной улицы. Костя твердо решил, что сегодня же пойдет к Мартину и поставит все точки над i.
  

***

  
   Дверь в замок Флюреншталь оказалась открытой. Нашпигованный монстрами замок ждал пришествия геймеров. И только Новик с Левой вбежали в замок, как них сразу обрушилась сотня демонов. Столько виртуальной нечисти в "Замке" никогда не было. Лева выхватил пулемет. Новик вскинул бластер. Демоны лезли изо всех щелей. За каждой колонной, за каждой дверью таились полчища жутких созданий.
   -- Откуда их так много? -- спросил Лева, заняв оборону за колонной на галерее верхнего уровня.
   -- Не знаю. Никогда такого не было, даже в тестовых вариантах, -- ответил Новик, паля из бластера в наседающих монстров.
   -- Как будем пробиваться?
   -- Прикроешь меня. Я пойду первым, -- сказал Новик и перевел бластер на автоматический огонь.
   Они побежали к лестнице с белой фигурной балюстрадой. Ярость демонов не знала предела. Со всех сторон к тестерам тянулись когтистые лапы. Под потолком с воем носились призраки. Они метали в людей ледяные стрелы. Сопротивление нечисти в замке настолько усилилось, будто они получили приказ: "Ни шагу назад!"
   -- Патроны кончаются! -- сообщил Лева. Он вставил последний в пулемет последний магазин.
   -- У меня тоже, -- ответил Новик. -- Нам не пробиться к выходу.
   -- Я не хочу умирать. Не хочу умирать от этих... А ты уверен, что здесь еще игра?
   -- Уверен, Лева. Пока стоит Друккарг, настоящие демоны не войдут в замок.
   -- Тогда откуда здесь эти? Таких существ не было в игре!
   -- Помнишь, что говорил Ум? Он прав, это индукция. Ад приближается, он наводит волны зла и ужаса. Сначала они проникают в виртуальность, затем в реал.
   Они предприняли отчаянный рывок к лестнице. Новик, как ледокол, пробивал дорогу длинными бластерными очередями. Сзади Лева одиночными выстрелами из пулемета отгонял хищную стаю. Монстры разлетались в клочья, призраки рушились сверху с противными визгами. Но до выхода из замка было еще очень далеко.
   Следующую остановку они сделали, спустившись на второй уровень. Пришлось забиться в узкий проход под лестницей, чтобы открыть клавиатуру и попытаться выйти из игры. Шансов пробиться к выходу из замка не было. Монстры на втором уровне кишели сплошной массой. Патроны у Левы кончились. Новик вставил в бластер последнюю обойму с энергозарядами. Портативная клавиатура осталась только у Левы. Если очень повезет, Лева сможет вытащить их из игры. Если нет, придется испытать, какая их ждет смерть настоящая или виртуальная. Лева открыл крышку клавиатуры и вышел в меню. Программа работала. Лева навел курсор на пункт "Выход" и вопросительно посмотрел на Новика.
   -- Выходи, -- сказал Новик. -- Если я не выскочу следом, ты должен сделать все, чтобы остановить игру. Она зашла слишком далеко.
   -- Уйдем вместе. Цепляйся за меня, -- предложил Лева.
   Новик понимал, что это не пройдет. Но оставалась слабая надежда. Он схватился за руку Левы. Лева нажал пункт выхода. Рука Новика рефлекторно сжалась... и почувствовала пустоту. Новик остался в замке один. Монстры лезли через завалы трупов, стараясь добраться до него. В бластере осталось всего десять выстрелов. Новик достал последнее, что у него осталось, -- нож. С криком "Банзай!" он выскочил из-под лестницы и побежал вперед. Лезвие мелькало у него в руках как у заправского ниндзя. Монстры отскакивали от него и валились направо-налево. Новик не понимал, что здесь сейчас: реальность или игра. Все тело болело и кровоточило от ран. Ни один фидбэк не мог причинить такую боль. "Скоро все кончится", -- шепнула предательская мысль, и непрерывно тянущаяся анфилада залов, набитых монстрами, не позволяла в этом усомниться.
   Вдали показался вход в зал, где находился фонтан с головой дракона. "Пробьюсь туда -- получу супероружие!" -- подумал Новик.
   Но хозяева замка явно не желали пускать его к фонтану. Из-за колонн показались летающие головы. Они метко били огненными шарами с высоты. Новик побежал, увертываясь от огненных ударов. Если бы у него был шлемный дисплей, он бы видел, как тают очки его жизни. Но шлем он потерял еще в Хоунхедже. Самое простое было остановиться и подождать, пока тебя разорвут в клочья, но умереть без борьбы не позволяла честь и азарт тестера. Новик рубил и бил, прокладывая себе дорогу сквозь горы трупов. Еще немного, еще чуть-чуть, и он прорвется в зал. Когтистые лапы били по лицу. Кровь заливала глаза. Сверху летели ледяные стрелы и огненные шары. Но все было нипочем -- Новик шел как заговоренный. Он вошел в то состояние духа, которое позволяет босиком ходить по огню. И тут в дверном проеме возникла темная фигура. "Неужели босс уровня?" -- подумал Новик. Но он ошибся. Все оказалось еще хуже. В дверях стоял игва, очень похожий на Мрака. Он поднял копье и точно метнул его в грудь Новику. В сердце вошел холодный камень. И в ту же секунду все вокруг померкло.
   Новик ударился головой о металл и застонал. Кругом было темно и пахло машинным маслом. Рядом кто-то возился и кряхтел. "Я уже в аду?" -- подумал Новик.
   -- Ты жив? -- спросил кто-то. Новик узнал голос Левы. Но в чреве динозавра стояла такая темнота, что было не видно даже собственного носа.
   -- Не знаю... -- простонал Новик.
   Его голова звенела, как металлический цилиндр, о который только что стукнулась.
   -- Хорошо, что жив. Но наружу не выбраться, я уже пробовал, -- сообщил Лева.
   -- Где мы? -- спросил Новик.
   -- Скорее всего, в динозавре. Я тут нащупал разные механизмы. А ты как выбрался?
   -- Меня убил Мрак. Я ничего не мог поделать.
   -- Ладно, мы еще отомстим. Как говорил Терминатор: "I'll be back..."
   -- Ой не хочу я туда...
   -- Как же это открывается? -- Лева раскачивал пластмассовый бок динозавра.
   -- Ты помнишь, что мы делали последний раз в реале? -- спросил Новик.
   -- Сидели у Класса за компом.
   -- Значит, он нас бесчувственных сюда засунул. Ну я ему дам!
   -- Хорошо хоть, не выкинул наши тела в реку, -- пробурчал Лева, пытаясь отодрать бок динозавра.
   Снаружи послышались шаги. Лева и Новик замерли. Возможно, это вернулись рабочие или охрана.
   -- Сейчас, мужики! Вытащу вас оттуда, -- раздался знакомый голос.
   -- Какого хрена ты нас сюда засунул? -- возмутился Новик.
   -- Светало. Охрана начала делать обход, а у меня два коматозника.
   -- А сколько сейчас времени? -- спросил Лева.
   -- Шестой час вечера. Рабочий день только что закончился.
   Послышались скребущие звуки. Класс откручивал винты на боку динозавра.
   -- Почти сутки мы здесь! -- простонал Лева. -- Меня наверняка потеряли!
   -- Меня тоже, -- согласился Новик. Он представил, что скажет ему Света и без того взвинченная в последнее время.
   Зеленый бок динозавра откинулся вниз. Класс улыбнулся, завидев оборванных пленников, но тут же на его лицо тотчас вернулось сосредоточенное выражение.
   -- Что случилось? -- спросил Новик.
   -- Блейд умер, -- ответил Класс.
   Нельзя было сказать, что никто из них не предвидел такой исход. По какой-то неведомой закономерности Блейд умер в виртуальности, а затем здесь. Но в каждом из них до последней минуты жила надежда, что Блейд выкарабкается, и вот эта надежда пропала.
   -- Блейд умер в Друккарге. Все совпало, -- сказал Лева.
   -- Мне позвонила его мать. Он умер сегодня. Я был в больнице, -- сообщил Класс. -- Его мама рассказала мне сон. Блейд просил найти в замке кристалл. Видимо, тот кристалл из рогатины. Он сказал, что уронил кристалл в фонтан. Этот кристалл может нам как-то помочь.
   -- Я почти ворвался в тот зал, где был кристалл. Но там такое!.. Замок кишит монстрами. К кристаллу не пробиться, -- сообщил Новик.
   -- Я подумал конец Новику. Я-то выскочил, а у него клавиатура сломана... -- сказал Лева.
   -- Ничего, обычная смерть... пока. Но монстры озверели. Такого натиска никогда не было.
   -- У нас не лучше. В Луцкого вселился какой-то демон. Тело нашего шефа нашли в Петропавловском соборе. Но это уже после того, мы с ним двух бандитов покрошили. Эти подонки хотели у меня отобрать машину, -- сообщил Костя.
   -- Демоны осадили Друккарг. Они готовятся взять его штурмом. Если их не остановить, вся эта нечисть хлынет в реал.
   -- Предлагаете снова пойти туда? -- спросил Костя.
   -- Одни мы ничего не сделаем. Монстров там легионы. Нужно как-то организовать геймеров и ввести их в игру.
   -- Это опасно. Если один демон завладел телом Луцкого, то и другие могут завладеть телами геймеров и войти в реальность. Я думаю, на это они и рассчитывают, -- возразил Класс.
   -- Тогда что делать? Как остановить это вторжение? Я думаю, Блейд не зря говорил о кристалле. Кристалл может помочь, я его испытал на боссах, -- сказал Новик.
   -- Но как добраться до фонтана? Кто пойдет и возьмет кристалл? -- спросил Класс.
   -- Нужно ввести чит-коды. Каждый геймер, идущий с нами, должен быть в "режиме бога". У нас должно быть супероружие и суперброня, -- предложил Новик.
   -- Это не так просто. Как мы получим доступ к "Большому Брату"? -- спросил Класс.
   -- Ты начальник, тебе и думать, а у меня голова уже не соображает. Да и ту жена открутит, если не появлюсь сегодня дома, -- сказал Новик.
   -- Да ты что, Дима! Решается судьба мира! -- воскликнул Лева.
   -- Лева, не суетись. Мы с тобой ничего не сможем сделать. Ты видел, что там делается! Нам одним не пройти. Пусть пока Класс думает, он голова в этом. Мы знаем нашу ближайшую задачу, но не сможем решить ее вдвоем.
   -- Я пойду к Мартину, -- заявил Класс. -- Выложу ему все, что знаю. Пусть прекращает игру или дает нам полный доступ к "Большому Брату".
   -- Не знаю, Костя, получится ли... На этом делаются большие бабки, и вряд ли они согласятся ломать игру, -- с сомнением произнес Новик.
   -- Не понимаю, почему снова запустили "Замок Флюреншталь". Не проделки ли это того демона, что вселился в Луцкого?
   -- Нам нужен четкий план действий. Демоны захватят Друккарг и войдут в замок. Они убьют геймеров и овладеют их телами. Мы получим огромную армию из одержимых злыми духами людей в реале.
   -- Нужно получить доступ к "Большому Брату", только так можно остановить игру! -- Костя в отчаянии стукнул по боку динозавра.
   -- Может, попробуем вариант Блейда. Он ведь как-то сумел обмануть системный монитор?
   -- Не те масштабы. Нужно тормозить игру в масштабе всего Рунета, а то и всего мира! Только боссы корпорации могут разрешить это. Пойду к Мартину.
   -- Сходи. А если не получится, что потом? -- спросил Новик.
   -- Если не получится, организуем атаку на "Большого Брата". Это единственный выход.
   -- Что скажешь Мартину, когда придешь?
   -- Все как есть.
   -- Понимаешь, как это будет звучать? Тебя сразу упекут в психушку.
   -- Я и так псих. И они это знают, -- упрямо сказал Класс.
   -- Ладно, иди к Мартину. Флаг тебе в руки. А нам что делать?
   -- Сейчас семь. Поезжайте домой. Если Мартин на работе, я попытаюсь к нему пробиться. Я вам позвоню, и там решим, что делать.
   -- Плохо, что все замыкается на тебе, Класс. Мы тоже хотим участвовать.
   -- Дайте мне шанс. Я все равно не вижу другого выхода, кроме как поправить "Большого Брата". Демоны пока живут по законам игры, значит, их можно всех уничтожить.
   -- Боюсь, уже не получится. Игра изменилась. Думаю, скоро наш сервак и так повиснет от запросов геймеров, что там с игрой.
   -- Ладно, ребята, я пошел. Постараюсь сделать так, чтобы "Большой Брат" выплюнул эту игру.
   -- А вдруг игра уже распространилась по всему виртуальному пространству? В каждом домашнем компьютере по "Замку" и миллионы демонов в нем. И стоит геймеру погибнуть в игре, как его телом завладеет демон. Представляете, что тогда начнется? Движение бешеных геймеров! -- сказал Лева.
   -- Ладно, посмотрим, -- Костя направился к выходу.
   Лева и Новик переглянулись. Им не нравилось, что все стрелки замкнулись на Классе, но ничего другого они придумать не могли.
   Класс быстро пересек двор и вышел к "Персту Петра". В окне профессора горел свет. Класс был преисполнен решимости убедить профессора принять его истину. "Стоит вырубить эту игру или, если потребуется, всего "Большого Брата", и весь этот кошмар исчезнет. Новик и Лева говорили, что пока в виаре все идет по правилам игры. А раз так еще можно успеть что-то сделать", -- думал Класс.
   В вестибюле корпорации в траурной рамочке висел портрет Луцкого. Сергей Иванович на портрете улыбался одной из своих лукавых улыбок. "Где-то ты сейчас?" -- подумал Класс, мельком взглянув на портрет и некролог. Рядом лежала оставленная кем-то газета. "Странное убийство в Петропавловском соборе", "Ночная стрельба в крепости" -- с этими заголовками вышли почти все СМИ. Возможно, сейчас оперативники ищут его машину. Следователи роют носом землю, стараясь докопаться до истины. Косте стало искренне жаль этих людей. Они никогда не узнают истину. И ночное происшествие спишут на обычную бандитскую разборку.
   Костя зашел в лифт и поехал к профессору на последний этаж. Конечно, появление в приемной профессора без вызова было грубейшим нарушением корпоративных правил, но дорога была каждая минута. Костя прикидывал, что скажет профессору, какие аргументы приведет, как все изложить наиболее убедительно. Придется все рассказать про Луцкого. Охранники подтвердят, что они уехали вместе. На его машине следы вчерашнего взрыва. Все это доказательства. Хотя, конечно, поверить в летящего над протокой Луцкого не так-то просто. Но его труп каким-то образом оказался в крепости, а это уже говорит о многом. Но как убедить Мартина отключить игру? И зачем ее вообще запустили? Может, нашли причину того, что случилось с Блейдом? Вопросы крутились в голове у Кости и были готовы обрушиться на Мартина. Но в одном он был уверен, что так или иначе он вырубит "Большого Брата" и заставит его выплюнуть эту проклятую игру.
   Костя смело распахнул дверь и вошел в приемную. За компьютером в приемной профессора почему-то сидела Ирина, секретарша Луцкого. Она сосредоточенно смотрела на экран и щелкала мышью. "Собирает пасьянс", -- подумал Костя.
   -- Привет, Ирина! Ты чего тут делаешь? -- спросил Костя.
   -- Охраняю покой профессора, -- ответила Ирина, не отрываясь от компьютера.
   -- Профессор у себя?
   -- Просил никого не пускать.
   Над дверью Мартина светилась табличка "Не беспокоить". "Ох уж эти американские привычки!" -- подумал Костя. Профессор всегда включал эту надпись, когда никого не хотел видеть.
   -- Мне надо к профессору, -- заявил Костя.
   -- Ты что, читать не умеешь?
   -- Если бы не умел, давно бы вошел.
   Костя поднял трубку интеркома. Никто не отвечал. Костя слышал, как в кабинете профессора гудит зуммер. И еще оттуда доносились какие-то странные звуки, будто монстры ревели в игре. Ирина не обращала на Костю никакого внимания. "Не похоже, что она убивается по Луцкому. А ведь они были, кажется, близки", -- подумал Костя, разглядывая сосредоточенное лицо Ирины.
   "Ладно, пойду так. Дело того стоит", -- решил Костя и распахнул дверь в кабинет Мартина.
   -- Туда нельзя! -- подскочила Ирина.
   Но Костя уже стоял на пороге и все видел. На большом мониторе шла игра. Костя сразу узнал замок Флюреншталь. Замок кишел монстрами. Геймеры уже вошли в игру, и замке кипело кровопролитное сражение. Хотя правильнее было бы это назвать избиением. Монстры десятками истребляли незадачливых геймеров. Из мощной акустики доносились рев монстров и крики игроков. Геймеры рассыпались мелкими кучками по первому уровню замка и отчаянно отбивались от наседающих монстров. Избиение геймеров свершалось прямо на глазах. Не успела очередная группа игроков перешагнуть порог замка, как на них со всех сторон налетели монстры. Геймеры гибли один за другим. Пол замка был завален серыми трупами. Никто не мог выйти из замка. Входная дверь, как и заведено в играх, обратно не открывалась. Оставалось только надеяться, что план Гагтунгра еще не начал осуществляться в реальности.
   Костя вспомнил, зачем пришел. Но где же профессор? В кабинете его не было, как не было и его большого кресла, обычно стоящего за рабочим столом. Хотя, может, так было даже к лучшему. Пароли к системе "Большого Брата" должны были храниться в компьютере профессора или в его записях. Костя намеревался в любом случае получить эти пароли. Он подошел к компьютеру и запустил поиск файлов с паролями. На столе профессора лежал шлем виртуальной реальности. Это было странно, профессор редко сам входил в виртуальную реальность. Шлем был необычный, черного цвета. "Видимо, самая последняя модель", -- решил Костя. Он с трудом подавил в себе желание надеть шлем и заглянуть в замок Флюреншталь. Времени на разборку с монстрами не было. Взгляд Кости упал на ковровую дорожку. В мягком ворсе отпечатались следы от колесиков кресла. Кресло зачем-то переместили в комнату отдыха, примыкающую к кабинету. "Значит, профессор в комнате отдыха. Пойду поздороваюсь с ним, объясню ситуацию. А то все это выглядит как воровство", -- подумал Костя.
   Он приблизился к закрытой двери и постучал. Никто не ответил. "Наверное, спит", -- предположил Костя и толкнул дверь. Дверь тихо отворилась. Посреди комнаты стояло большое кресло из черной кожи. На кресле, завалившись на бок, лежало тело профессора. Рука профессора безжизненно свесилась с подлокотника.
   -- Профессор, что с вами? -- Костя бросился к Мартину.
   Глаза профессора были широко раскрыты. Из приоткрытого рта сбегала струйка слюны. Кожа на голове почернела и обуглилась. Пахло палеными волосами. "Что здесь происходит, черт побери!" -- подумал Костя. Это было уже второе убийство за последние сутки. Костя вернулся в кабинет. Первой его мыслью было вызвать милицию. Он поднял трубку телефона. Телефон на столе профессора был отключен.
   -- Ирина! Вызови врача и милицию! Профессор мертв! -- крикнул Костя.
   Тишина. Костя заглянул в приемную. Там никого не было. Компьютер пискнул, завершив поиск запрашиваемых файлов. Костя скопировал эти файлы на диск. Теперь у него были все необходимые коды доступа. И до того как приедет милиция, он успеет разобраться с "Замком".
   Костя бросил взгляд на большой монитор. Монстров в замке стало еще больше. Казалось, сама программа генерирует их в автоматическом режиме.
   -- Ничего, сейчас мы отрубим это безобразие, -- произнес Костя и ввел полученные пароли.
   Он вошел в систему. "Большой Брат" приветствовал профессора Мартина. Костя почувствовал себя богом. Он стал адми­нистратором огромной сети, покрывающей всю страну. Одним нажатием клавиши он мог вырубить тысячи компьютеров. От его решения зависело общение миллионов пользователей, их развлечения, игры и даже денежные переводы по системе "ДиАй!" и еще многое другое, что составляло суть электронной вселенной. Он видел, как "Замок Флюреншталь" расползается по карте страны. Игра уже охватила центральные регионы, но из-за какой-то ошибки замерла на Сибири и Дальнем востоке. По рейтингам посещаемости "Замок" вышел на первое место. Статистика показывала, что в игре побывало около двадцати тысяч пользователей только в Санкт-Петербурге. В строке "выходы из игры" стоял ноль. Это означало, что все, кто попадал в замок Флюреншталь, остались там. Геймеры, вошедшие в игру, становились легкой добычей демонов и, возможно, уже превращались в одержимых злым духом.
   На сайте корпорации красовался баннер с черепом и костями: "Замок Флюреншталь ждет вас. Добро пожаловать в ад!" Первым делом Костя убил этот баннер. Он знал одно: нужно немедленно вырубить эту игру, готовую превратиться в реальность. "Все! Прощай, "Замок Флюреншталь"! Сейчас я тебя грохну!" -- подумал Костя. Он дал задание всем серверам сети найти и удалить "Замок Флюреншталь". Экран заполнился предупреждениями. Каждый сервер запрашивал подтверждение на удаление игры. Костя щелкал по кнопкам подтверждения и проклинал безопасность системы. Он должен был убить игру начисто да еще и вычистить все специальной программой.
   Костя вздрогнул. На его плечо легла чья-то рука. Он обернулся. Над ним стояла Ирина. Она как-то неслышно пробралась в кабинет.
   -- Останови это! -- повелительным тоном сказала Ирина. Она положила свою руку на Костину и щелкнула мышью по кнопке "Отменить".
   -- Ты знаешь, что с профессором? -- спросил Костя.
   -- Профессор мертв. У него случился шок от виртуальной реальности, -- ответила Ирина. Ее зеленые глаза в упор смотрели на Костю.
   -- Ты сообщила кому-нибудь? Нужно вызвать милицию, "Скорую"...
   -- Я вызову милицию, но сначала нам нужно кое-что сделать. И ты мне поможешь в этом, -- властно произнесла Ирина.
   Костя увидел у нее в руках толстую оранжевую папку. Он знал эту папку. В этой папке хранились личные дела тестеров. Костя почувствовал дыхание Ирины на своей щеке. Ему почему было неприятно находиться рядом с ней. Возможно, этому способствовал резкий запах ее духов, который заглушал какой-то другой сладковатый удушливый запах, похожий на запах мертвечины. И еще Костя заметил одну деталь. На Ирине была та же блузка, что и вчера. Уже помятая и несвежая. Раньше она каждый день появлялась в новом наряде. Значит, домой она не уходила.
   -- Что ты хочешь от меня?
   -- Перед смертью профессор распорядился загрузить "Замок" в сеть. Игра должна быть во всем Рунете. Но при загрузке возникла какая-то ошибка. Я хочу, чтобы ты устранил эту ошибку..
   Это странное заявление встревожило Костину. Какое дело секретарше Луцкого до этой игры?
   -- Но ведь "Замок" был официально исключен из списка программ корпорации.
   -- Расценивай, как знаешь. Но сегодня весь Рунет должен быть подключен к "Замку Флюреншталь".
   -- Зачем тебе это нужно? -- спросил Костя.
   -- Такова последняя воля профессора.
   -- А ты его душеприказчица? Тебе не кажется, что это странно. Утром нашли убитого Луцкого, теперь вот профессор. Я видел, что творится в игре. Это уже не "Замок Флюреншталь".
   -- Ну раз ты все уже знаешь... -- Ирина как-то странно посмотрела на Костю. Ему очень не понравился этот взгляд.
   -- Нужно срочно вызвать милицию, сообщить родственникам профессора, совету корпорации...
   -- С этим успеется. Для меня главное -- воля погибшего. Ты мне поможешь Класс. Ты ведь помнишь, как обошлась с тобой корпорация? Я знаю, ты нашел способ им отомстить. Так доведи дело до конца, и Князь отметит тебя наградой.
   "Какой Князь? Зачем ей эта папка с личными делами? Что здесь происходит, черт побери?" -- мелькали вопросы в голове у Кости.
   -- Хорошо, мы запустим игру. Я только схожу к ребятам. Кстати, где Оля, секретарша профессора?
   -- Ей внезапно стало плохо. На работу она сегодня не вышла.
   -- А что с ней?
   -- Острая сердечная недостаточность, -- холодно ответила Ирина, не сводя с Кости немигающих глаз.
   Костя вспомнил, что еще вчера видел Олю, весело цокающую каблуками по их одиннадцатому этажу.
   -- Надо же какая неприятность! Сегодня кругом одни неприятности, -- забормотал Костя. Ему захотелось выскочить из-под немигающего взгляда Ирины. Он стал медленно отступать к двери. Ирина осталась стоять на месте, но вся подобралась, будто кобра, готовящаяся к броску.
   -- Ты куда, Класс?
   -- Я подключу. Я все сделаю. Мне только нужно просмотреть пароли. Вход на региональные серверы закрыт паролями. Пароли знал только Мартин. Надо найти пароли в его компьютере. Не беспокойся, мы подключим игру... -- Костя пятился к выходу. Ему было страшно. В корпорации ощутимо веяло смертью, словно здесь повсюду носился дух убийства и разрушения.
   -- Я наблюдала за тобой, Класс. Ты уже получил пароли. Теперь ты должен подключить все оставшиеся регионы, -- голос Ирины переменился. Он стал грубый и властный.
   -- Конечно, я разберусь. Можно, мне вернуться к себе и спокойно поработать?
   -- Нет времени, Класс. Друккарг падет с минуты на минуту. К этому времени "Замок Флюреншталь" должен быть загружен в Рунет.
   -- Но я не могу так быстро разобраться. Там сложное многоразрядное шифрование... -- попытался выкрутиться Класс.
   -- Я все тебе сказала. Запускай игру! -- милое личико Ирины менялось на глазах. Ее голова удлинилась, челюсти выдвинулись вперед. Изо рта выглянули клыки. Глаза округлились, и зрачки приобрели вертикальный разрез. Кожа на лице сморщилась грубыми складками. Перед Костей оказалось чудовище. Лапа с острыми когтями схватила Костю за горло. Он повис в воздухе.
   -- Ты опоздал, Класс! Ты ничего не сможешь изменить! -- проревела Велга.
   Она с силой отшвырнула Костю. Он описал в воздухе дугу и шлепнулся спиной на стол для сотрудников. Терять сознание было некогда. Костя перекатился по столу и вскочил на ноги. Велга была уверена, что он никуда не денется. Дверь она закрыла на замок. У Кости оставался небогатый выбор: прыгнуть в окно с тридцатого этажа или в лапы дьяволицы. Взгляд Кости метнулся в поисках чего-то, что могло послужить оружием. В углу кабинета Мартин располагался небольшой музей. За "клеткой" для виртуальных путешествий стоял стенд с макетами оружия, используемого в играх. Все оружие, которое разрабатывали дизайнеры для игр, изготавливали в твердом материале и приносили сюда в эту коллекцию. Здесь были дробовики-шотганы, автоматы, пулеметы, винтовки, гранатометы, какие-то футуристические лазерные пистолеты, бластерные пушки, электрометы и даже оружие, стреляющее живыми организмами из игры "Период полураспада". Вот только все это оружие было представлено пластмассовыми или деревянными моделями. Костя бросился к стенду с оружием.
   -- Куда же ты бежишь, мой милый? Позволь мне приласкать тебя! Я не против позабавиться, но не забывай, что времени у нас мало! -- Велга приближалась к Косте, раскинув руки, будто собираясь заключить его в объятия. На голове дьяволицы торчал пучок волос, схваченный золотым кольцом. Волосы ее были толстыми и жирными и шевелились, словно черви.
   Костя заскочил за клетку. Рядом с муляжами огнестрельного оружия стояла пирамида с холодным оружием. Это было то, что искал Костя. Здесь стояли копья, мечи, ятаганы и сабли. Холодное оружие было выполнено из металла. Костя схватил большой боевой молот из игры "Военное ремесло". Молот весил не меньше пуда. Его отлили на Кировском заводе, о чем упоминала памятная табличка. Велга разгадала Костин замысел. Мешающая ей клетка с грохотом полетела на пол. Костя чувствовал себя персонажем фильмов ужасов. Его преследовал демон, а он не знал ни молитв, ни заклинаний -- ни других средств, чтобы остановить его. В виртуале все было гораздо проще. Он косил таких, как эта дьяволица, сотнями. И они ничего не могли ему сделать. Костю не зря прозвали Класс, равному ему в киберспорте не было. Но в игре всегда оставался шанс на спасительное сохранение, а здесь ставкой служила его жизнь.
   -- А ну иди сюда, тварь поганая! -- Костя вскинул боевой молот.
   Велга криво усмехнулась. Ее длинный, как кошелка, рот осклабился клыками.
   -- Я оторву тебе голову, птенчик! Как ты смел противиться воле Князя!
   -- Да пошла ты!..
   Велга прыгнула на него. Ее движения напоминали резкие прыжки рептилий. Костя взмахнул молотом. Молот с силой ударил Велгу. Дьяволица изменила траекторию и врезалась в стенд с оружием. Раздался звон бьющегося стекла. Когтистая лапа Велги задела Костю. Свитер разошелся полосами на груди. Выступила кровь. Костя отлетел к стене. Велга оказалась рядом. Ее рука сомкнулась на Костином горле.
   -- Я раздавлю тебя, червяк! Ты заодно с Умом! Как смели вы пойти против Князя!
   Костя задыхался. Молот упал на пол. Он не мог дотянуться до него. Острый коготь Велги потянулся к лицу Кости.
   -- Знаешь, как течет глаз? Сейчас почувствуешь его теплую влагу! Но знай, это только предупреждение!
   В упавшей клетке заискрили провода. Велга не обратила на это внимания. Костя с ужасом следил, как коготь Велги поднимается к его лицу. В клетке возникло белое сияние. Сияние усилилось, и в нем обрисовался контур человека. Этот силуэт показался Косте знакомым.
   -- Тебя видели вчера с Умом. Что он сказал тебе? -- продолжала допрос Велга, медленно подтягивая коготь к Костиному глазу.
   -- Послал тебя подальше... -- прохрипел Костя.
   Призрак покинул клетку. В руке у него возникло светящееся лезвие.
   "Быстрее! -- молил Костя. -- Быстрее убери от меня эту гадину!"
   Призрак очень тихо произнес какое-то слово. Велга повернула голову. Светящееся лезвие мелькнуло в воздухе. Голова дьяволицы на миг зависла над светлой полосой и отвалилась от туловища. Лапа Велги разжалась. Костя упал на пол. Голова и тело Велги растаяли в воздухе. Над Костей стоял Блейд. Он был полупрозрачный и светящийся, но все равно это был Блейд. Уже не тот пацан, которого когда-то принимал на работу Класс, но возмужавший и прошедший испытания молодой человек.
   -- Я не могу здесь долго оставаться. Я пришел сказать, чтобы вы продолжали борьбу. Нельзя отдавать демонам замок, -- тихим шелестящим голосом произнес Блейд.
   -- Разве это еще не конец? -- спросил Костя.
   -- Нет, это только начало. Велга вернется. Она может находиться сразу в нескольких измерениях. Демоны рвутся сюда. Воинство князя и варвары штурмуют Друккарг. Нужно закрыть им дорогу в наш мир.
   -- Но что делать, Блейд? Я хотел остановить игру.
   -- К сожалению, слишком поздно. Велга изменила код игры. "Замок Флюреншталь" стал вирусом, компьютерным червем. Он размножается и копирует себя на всех доступных машинах. Одновременно демоны меняют виртуальную природу "Замка". Замок теперь пересечение разных слоев. Если падет Друккарг, замок лорда Клингзора окажется в нашем мире.
   -- Значит, все погибло?
   -- Нет. Надо бороться, Класс. Только соединив усилия людей и провиденциальных сил, мы можем справиться с этим злом. Вместо Жругра должен явиться ангел-охранитель из высших миров и расправить крылья над нашей землей. Найдите красный кристалл в замке. Он вам поможет. Это образ того, что в древности называли Грааль. Клингзор похитил его и спрятал в своем замке. Если демоны изменят виртуальность, Грааль исчезнет из нашего мира, а вместе с ним уйдет и наша последняя надежда.
   -- Ты мертв, Блейд?
   -- Смерти нет, Костя. Я просто в другом мире.
   -- Ты вернешься?
   -- Не знаю, я пока должен быть там, где я есть. Друккарг в осаде. Армии Гагтунгра штурмуют город. Началась битва за наш мир. Я должен идти и помочь Уму, -- сказал Блейд. Костя видел глаза Блейда. В них была тревога и озабоченность.
   Костя хотел еще о многом расспросить Блейда, но призрак померк и растаял в воздухе. Болевые ощущения от царапин, оставленных Велгой, вернули Костю к действительности. Он снял свитер и перевязал себя полосами разорванной майки. Затем вернулся к компьютеру. Как и сказал Блейд, "Большой Брат" не смог удалить игру. "Замок Флюреншталь" как червь полз по всем серверам Сети.
   Костя взглянул на большой монитор. Замок разительно переменился. Даже на мониторе было видно, как все здесь приобрело реалистичную перспективу. Стены замка до песчинки воспроизводили текстуру каменной кладки. Появились новые переходы и колонны. За стрельчатыми окнами плыли облака, совершенно не похожие на рисованые. Все стало настолько напоминать реальность, что Косте стало страшно. И в этом замке, почти ставшем частью трехмерного мира, полностью хозяйничали монстры. Их было несметное количество, и как бывший дизайнер Костя даже позавидовал неизвестному творцу, создавшему такое разнообразие чудовищ. Смерть тоже предстала во всей своей реалистичной злобе. Полированный пол был залит кровью и завален кусками мяса. Трупы геймеров валялись по всему первому уровню. Прямо на глазах у Кости два ужасных создания растерзали на части какого-то человека. Один из монстров вырвал у трупа сердце и с чавканьем проглотил. Изо рта чудовища брызнула кровь.
   Это взбесило Костю. Он схватился за шлем. Ему захотелось ворваться в замок, чтобы крушить и уничтожать злобных тварей. Но, может, именно этого от него и хотели? Костя опомнился. Умирать в играх было не страшно, страшно было не сохраниться. Но то были игры, а оп природе той реальности, в которой он мог очутиться сейчас, Костя боялся даже подумать. Если создатели "Замка" добивались, чтобы их игра походила на ад, то демоны полностью воплотили в жизнь их замысел.
   Внезапно картинка на мониторе сменилась. Перед Костей оказался темный коридор. Из темноты к нему шла Велга. Ее глаза горели злобой. Вдруг Велга наткнулась на невидимую преграду и взмахнула когтистой лапой. На стекле монитора остались длинные белые царапины. Велга рвалась наружу. И Костя был готов поверить, что у адской твари это получится. Он выключил компьютер. Монитор погас, но белые царапины на стекле остались.
   Костя перевел дыхание. Прекратить игру у него не получилось. Оставалось только овладеть кристаллом, про который говорил Блейд. Для вылазки в замок требовалась надежная команда и мощное оружие. И нужно было поторопиться, пока еще законы игры действовали в том мире. Действовали ли? Был только один способ это проверить.
   "Пора созывать моих верных оруженосцев", -- подумал Костя. Он был рад, что в этот раз сможет пойти вместе со всеми. Ему больше не надо было прогибаться перед начальством, поскольку такового не осталось. Он стал простым и свободным тестером. И он считерит такие пушки, какие ни одному геймеру не снились. С этими мыслями Костя вышел из кабинета. Смерть профессора больше его не трогала. Класс продумывал план взятия замка. Прямо сейчас он решил обзвонить всех тестеров. Пришла пора выходить на большую охоту.
  

Глава 19. Последний бастион

  
   В голове странно кружилось. Возник яркий световорот, и Блейд понял, что очнулся. Он лежал на холодной каменной скамье. Над головой потрескивал факел, остальное пространство тонуло в потемках. Блейд поднялся со скамьи. Место, где он находился, было невеселым и напоминало склеп. Удивительно, как все совпало. Внутренним зрением он видел свое физическое тело, оставленное в морге. Оно тоже лежало на холодной оцинкованной полке, а под потолком светилась тусклая пыльная лампочка. Но дезориентация прошла быстро. Блейд понял, что находится в подземной тюрьме Друккарга. Вдоль стен стояли каменные скамьи и свисали цепи. Просторная камера запиралась решеткой, но сейчас решетка была открыта. Блейду захотелось поскорее выбраться отсюда. Он вышел в коридор.
   "Сколько я тут провалялся? И что случилось за это время?" -- спрашивал себя Блейд. Воспоминания об Энрофе были тусклыми и смазанными. Во всем виновата была тьма, в которую его бросили по приказу Ума. Даже вспоминать об этом было страшно. Тьма была липкая и физически ощутимая. Она спутала и сковала его мысли и почти до конца выпила его жизненную силу. Это было подлинное ничто для живого и мыслящего существа. Ниточка, связывающая Блейда с его физическим телом, стала совсем бледной и незаметной. "Тьма убила меня. Я уже не смогу вернуться в свое тело", -- подумал Блейд.
   Камеры подземной тюрьмы опустели. Стража покинула свои посты. Ни одной души в этих казематах Блейду не встретилось, и только забытые факелы освещали длинные переходы. Наконец он набрел на какую-то лестницу, ведущую наверх. "Кто вытащил меня из этой тьмы? Где все игвы и узники Друккарга? Неужели город пал под ударами демонов?" -- думал Блейд, пока поднимался по лестнице.
   Лестница вывела его во внутренний двор крепости. Осмотревшись, Блейд все понял. В лиловой выси сошлись два уицраора. Один демон грыз и истреблял другого. Битва уицраоров происходила в отдаленном слое инферно. Снизу это выглядело, будто две клубящиеся мраком тучи бьют ударами молний и поливают огненными струями друг друга. Но даже из такого далека долетали тяжелые раскаты грома от этой битвы. Темные силуэты игв застыли во дворе и бастионах крепости. Завороженные страхом, они смотрели вверх, выжидая, чем закончится это сражение.
   "Надо найти Ума. Друккарг должен выстоять в этом сражении, даже если погибнет уицраор", -- подумал Блейд. Он подошел к группе игв. Игвы неприязненно уставились на него. Блейд был для них одной из светящихся человеческих душ, которых они содержали в своих темницах. Если бы ни нападение хоунхеджитов и приказ Ума об освобождении пленников, они бы, наверное, изжарили его заживо.
   -- Где Ум? -- спросил Блейд.
   -- Ум тарпищи стерет, -- ответил игва.
   "Ум собирает силы", -- перевел Блейд. Если раньше общение с игвами происходило на телепатическом уровне, то теперь Блейд мог свободно воспроизводить звуки их речи.
   -- Где мне его найти?
   -- Ин сиргинах ках.
   "В капище".
   -- Проведи меня, -- потребовал Блейд у игвы.
   -- Асурнах ург! Из раругг терп, -- зло буркнул игва и ткнул пикой в сторону раругга-аллозавра, запряженного в боевую колесницу.
   "Игве не до меня. Но он предлагает повозку с раруггом. Ладно, найду Ума сам", -- подумал Блейд и направился к колеснице. Раругг подозрительно покосился на него, когда Блейд залез в колесницу. Колеса двуколки были утыканы шипами и лезвиями, узкие бойницы позволяли вести огонь из луки или арбалета. Раругг повернул голову и недовольно прохрипел что-то похожее на "куда?"
   -- Ин сиргинах ках! -- приказал ему Блейд.
   Раругг понял и затопал по мощеной дорожке. Игвы распахнули перед ними ворота крепости. Блейд длинной пикой подтолкнул раругга. Колесница с грохотом прокатилась по мосту над Свинцовой рекой и свернула на набережную. Раругг промчал Блейда мимо готического замка с двумя башнями, стоящего на месте Зимнего дворца, миновал длинное здание со шпилем похожее на Адмиралтейство, величественную скульптурную группу "Великий игва верхом на деймозавре" и втащил колесницу на площадь перед "сиргинах ках" -- главным капищем. Главное капище Друккарга высилось темно-серой четырехгранной пирамидой на месте Исаакиевского собора. На площади перед капищем собралась большая толпа игв. Они что-то гневно выкрикивали и воинственно потрясали пиками. С противоположной стороны площади был установлен еще один памятник. Верхом на аллозавре гарцевал один из Великих игв Друккарга.
   На ступенях капища стоял караул личной охраны Великого игвы, вооруженный кремниевыми штуцерами. Горожане и простые солдаты боялись огнестрельного оружия и не осмеливались ворваться в капище, где проходил совет старейшин Друккарга. Но судя по негодующим выкрикам, в большинстве своем игвы горели желанием расправиться с Великим игвой, предавшим Князя.
   Блейд соскочил с колесницы. Игвы злобно покосились на него. Они были готовы сорвать свою злость на Блейде, но им мешала яркая защитная аура, окружающая его. Никогда раньше в Друккарг не входила душа, окруженная такой яркой аурой. Игвы не могли вынести этого света, они боялись его. Толпа на лестнице настороженно расступилась перед Блейдом, открывая ему проход в капище.
   Блейд вошел в капище. Это было громадное сооружение, изнутри повторяющее контуры четырехгранной пирамиды. Над просторным залом нависал каменный раругг-птеранодон с сидящим на нем Великим игвой. Глаза птеранодона и Великого игва горели красными углями. В противоположном конце зала под скульптурой летящего раругга был устроен престол. К престолу вела лестница из двадцати каменных ступеней. На престоле стояли двое: Ум и еще какой-то игва в багряной одежде, украшенной золотым шитьем. Огни рампы выхватывали из темноты стоящих на возвышении игв и клюв каменного раругга над ними. Все остальное пространство тонуло во мраке. И только шевеление, вздохи и возгласы игв в разных концах зала выдавали присутствие здешнего народа.
   -- Смотрите на него! Ум утратил свой каррох! -- восклицал игва в багрянице, указывая на Ума. -- У него такая же тонкая плоть, как у людей. Ум предал нас -- он стал рабом бога людей! Он пресмыкался перед их божеством, как червяк. Он стоял перед тираном на коленях, молил его о прощении. За это Князь проклял Ума и отдал его нам. К чему вас призывал Ум? Чтобы вы отказались от гавваха! Чтобы вы изменились, стали такими же бледными и слабыми, как этот червяк! Вы знаете наш закон. Закон один для всех. И мы должны поступить с Умом по закону. Это говорю вам я -- верховный жрец Друккарга! И да будет проклят Ум -- предатель и отступник!
   Игвы негодующе роптали и стучали посохами и пиками в такт обвинениям жреца. Ум молчал и слушал. Страсти накалялись с каждой минутой. Блейд понял, что может случиться дальше. Игвы просто разорвут Ума. Если они это сделают, Друккарг немедленно сдастся армиям князя. Игвы покорно падут на колени перед варварами и демонами преисподней. Неожиданно для себя Блейд зашептал молитву. Он не знал, придет ли помощь, но очень надеялся на это. Молитву Блейд знал всего одну, ту, которой еще в детстве научила его мама.
   "Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли".
   Стоящие рядом игвы отшатнулись, будто их ударило молнией. В этом месте дозволено было приносить молитвы только Гагтунгру. Блейд говорил шепотом, но этот шепот, словно ветром, разносился по всему залу. Все застыли, и даже жрец Друккарга, осыпающий проклятиями Ума, смолк удивленно.
   "Да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли", -- чуть громче произнес Блейд.
   "Хлеб наш насущный даждь нам днесь; и остави нам долги наши якоже и мы оставляем должникам нашим; и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого. И помоги мне, Господи, остановить врагов твоих, -- добавил Блейд и произнес: -- Аминь".
   Блейд поднял руку и осенил себя крестным знамением. Тишина стояла, как перед взрывом атомной бомбы. Игвы стояли будто замороженные и не могли двинуть ни одним членом. Блейд, читая молитву, направился к престолу.
   Верховный жрец яростно воззрился на восходящего к ним Блейда. Но он ничего не мог сделать: страх и какая-то неведомая сила парализовали его. Стоящий рядом Ум приветливо посмотрел на Блейда. В его глазах светился огонек надежды. Взойдя на престол, Блейд взял за руку Ума и поднял ее.
   -- Сделайте то же! -- объявил Блейд всем находящимся в зале. Но никто из игв, минуту назад грозно потрясающих пиками, не смог повторить этого простого жеста.
   -- Раз не можете поднять руки без воли Господа, что же можете тогда? -- спросил у всех Блейд. -- Неужели считаете себя в силах противоборствовать Ему?
   Игвы молчали. Они были охвачены каким-то непонятным оцепенением. Но каждый слышал обращенные к нему слова.
   И тут заговорил Ум: "Я обращался к вам, и вы меня не слышали. Я пришел к вам преображенный, вы отвергли меня и не стали слушать. Вдохновленные злом, вы были готовы разорвать меня на части. Но вот пришел человек, и вы ничего не можете ему сделать, ибо он творение Господне, созданное по образу и подобию Творца. Что молчите вы, игвы? И говорить больше не можете? Ну так слушайте тогда.
   Я был на земле. Я был там, где светит Солнце и звезды и где голубое небо, уходящее в бесконечную даль. Я был в храме людей, и меня встретил Господь Иисус. Он простер свою длань ко мне, и я преобразился. Я сбросил ужасный каррох, в который облек нас Гагтунгр, и стал светел и чист подобно воплощенному Господу.
   Я стал счастлив, игвы! Мы молились вместе с Иисусом Христом, и Бог дал мне силы противостоять силам зла. Бог послал нам в помощь этого человека, который одним своим словом показал вам свою силу. Он может творить чудеса, и вы стали тому свидетелями. Раз вы рукой не можете двинуть против воли Господа, как же тогда смели отвергать Его?
   Задумайтесь, игвы, что вас ждет! Враг осадил город. Демонов и варваров послал сюда князь Гагтунгр. Если бы князь хотел нам добра, стал бы он посылать на нас войско наших исконных врагов? Что будет после того, как сдадите город? Думаете, враги пощадят вас, если падете перед ними на колени? Неведома вам истина, оттого и не знаете, что князь Гагтунгр уже давно предал вас в рук врагов ваших. И всех нас ждет смерть и страшное посмертие, если не встанем на пути войск князя и не отстоим наш город.
   "Жругр бьется за нас", -- скажете мне вы. Да, Жругр бьется за нас. Только его силы на исходе. Вы видите, как изнемог он в борьбе. Вся демоническая рать против нас. И слишком велика сила князя, чтобы Жругр смог защитить нас на этот раз. Только если поднимемся сами, если сможем отстоять наш город и закрыть демонам путь в мир людей, только тогда победим мы в этой борьбе. И если сделаем это, будет нам великая награда. Мы сможем войти тогда в Царствие Божие, о котором говорил вам в молитве этот посланник-человек. Именно его распяли хоунхеджиты на кресте, но разве может смерть победить того, кто верит Богу?" -- Ум кивнул на стоящего рядом Блейда.
   Блейд молился. Это был уже не "Отче наш", а произвольно текущий поток образов, мыслей и фраз. Слова молитвы сами собой рождались у него в голове. Он уже давно плыл в этом потоке, повторяя пение и ритмические конструкции, которые когда-то давно слышал в церкви. Он никогда бы не подумал, что способен так молиться, но пел и рыдал и торжествовал тихой и светлой радостью. Мелодика и ритм эти песнопений были такими непривычными в мире игв, что игвы, если бы могли, давно бы заткнули себе уши.
   Ум перекрестился и вырвал жезл из рук главного жреца Друккарга. Жезл был выгнут в форме змеи и кончался острым ядовитым жалом. Жрец Друккарга частенько пользовался этим жезлом в качестве оружия. Ум переломил жезл поперек и сложил его крестом. И тут случилось чудо. Обе половинки жезла слились между собой в монолитном единстве креста.
   Ум вознес крест над толпой, готовясь осенить игв крестным знамением. Толпа отхлынула от креста. Тишина разом разорвалась, и послышались тяжкие стоны и вопли.
   -- Чего боитесь? -- обратился к игвам Ум. -- На земле слуги Гагтунгра распяли на кресте Иисуса, в нашем мире вот этого человека. Но кого смогли погубить служители тьмы? Все, кого они казнили и распинали, остались живы и принесли в мир слово Божье. Смерть не коснулась их, и этот позорный крест стал символом жизни вечной. Подумайте об этом игвы! Подумайте о том, стоит ли вам умирать в грехе и зле, не наследуя жизни вечной. Примите Бога, Его Слово и посланцев, ибо принявшие будут жить вечной жизнью, а непринявшие умрут страшной смертью. И посмертие их будет поистине ужасным. Это все, что я хочу сказать вам, игвы, в этот последний час. Ибо я вижу, как войска князя пошли на штурм города и не будет у нас больше времени говорить друг с другом. А теперь я вознесу молитву Господу, чтобы изгнать злой дух из этого места".
   Ум поднял крест над головой и начал читать молитву: "Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его, и да бежат от лица Его ненавидящие Его. Яко исчезает дым, да исчезнут: яко тает воск от лица огня, так да погибнут беси от лица любящих Бога и знаменующих себя крестным знамением, и в веселии глаголящих: радуйся, Пречестный и Животворящий Кресте Господень, прогоняяй бесы силою на тебе распятого Господа нашего Иисуса Христа, во ад сшедшего и поправшего силу диаволю, и даровавшего нам Крест Свой Честный на прогнание всякого супостата. О, Пречестный и Животворящий Кресте Господень! Помогай ми со Святою Госпожею Девой Богородицею и со всеми святыми во веки. Аминь".
   Яростный вихрь промчался над головами игв и ударил в круглое окно над входом в капище. Витражное стекло брызнуло разноцветными осколками. Горящие красным углями глаза каменных раругга и великого игвы померкли.
   "Примите Господа Бога вашего или погибнете!" -- возгласил Ум. Толпа ожила. Оцепенение было снято. Многие игвы упали на колени. Но часть игв осталась стоять, ощетинившись пиками и выкликая громкие проклятия.
   Главный жрец Друккарга тоже ожил и попытался выхватить кинжал, украшенный драгоценными камнями. Но Ум резко развернулся и приложил жреца своим крестом. Жрец на миг застыл, а затем взорвался ослепительной вспышкой. Игвы почувствовали силу креста. Кто-то попятился к выходу, кто-то пал на колени. Многие при этом голосили и визжали, то ли от раскаяния, то ли от жалости к себе. А на вершине престола стоял Ум и величественно крестил на все стороны толпу. Блейд тихо пел молитвы. Он молился, чтобы Бог помог выстоять Друккаргу и не допустил на землю силы зла. Он молился обо всех людях и игвах, вставших на путь, очерченный Провидением. Блейд молился тихо, но вдруг с удивлением услышал свой голос ясно и четко звучащий в самых отдаленных уголках храма. Словно бы сама эта пирамида, ставшая первым храмом Бога в мирах преисподних, усилила слова молитвы и донесла их до всех здесь собравшихся.
   -- Принимаете ли вы Бога-творца, его Сына Иисуса Христа и Бога Духа Святого? Отрекаетесь ли вы от сатаны и всех дел его? -- громко спросил Ум.
   -- Да, да, принимаем! -- послышались голоса раскаявшихся игв. Многие из них в эту минуту преобразились. Их плоть, изуродованная творчеством князя тьмы, превращалась в новое тело, чистое и светлое. Игвы очищались от грязи и душой и телом. Откуда-то послышалось пение псалмов. Пение, в начале робкое, набирало силу, охватывая все новые ряды игв. И лишь немногие пятились к выходу, продолжая изрыгать ругательства и призывая на помощь силы Князя. Но они были быстро вытеснены из пределов храма светоносным потоком, струящимся от святого креста и соборной энергией всех молящихся. Дверь в храм с грохотом захлопнулась за ними.
   -- Брат-человек, мы сделали это! Друккарг теперь наш, -- прошептал Ум Блейду, улучив минутку.
   -- Город еще нужно отстоять от вражеских полчищ, и я молю Господа об этом. Да не оставит Он нас без своего небесного покровительства.
   -- Да молятся все! -- возгласил Ум. -- Молитесь Господу, чтоб не оставил нас и не предал нас в руки врагов наших. Ныне вместе с небесным воинством и сынами человеческими станем мы на защиту нашего и верхнего мира.
   И Ум запел молитву, громко и четко, давая игвам возможность вслушаться в слова и повторять вместе с ним: "Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым. И во единаго Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единароднаго, Иже от Отца рожденнаго прежде всех век; Света от Света, Бога истинна от Бога истинна, рожденна, несотворенна, единосушна Отцу, Имже вся быша-а-а..."
   Ум продолжал чтение Символа веры. Многие игвы плакали. Их глаза, никогда не ведавшие слез, сухие, как вулканическое стекло, вдруг наполнились влагой и потекли потоками покаянных слез. Торжественная музыка полилась откуда-то сверху, и огромная статуя ящера вдруг покрылась трещинами и медленно осыпалась вниз легкими хлопьями пепла. Пепел был легкий, и никто из игв не пострадал. Все они спокойно и неторопясь перебрались на чистое место. Ум взобрался на эту кучу пепла и воткнул туда свой крест, сложенный из сломанного жезла жреца Гагтунгра.
   Игвы молились, и радость наполняла их сердца. Они воспели новые гимны. В этих гимнах звучала уверенность в победе и надежда на то, что Бог не оставит их. С этим песнопениями они и потянулись к выходу из храма. Они знали, что им предстоит тяжелая битва, но были уверены, что идут на жертвы ради великих идей и целей. Вселенская церковь Господа Бога дошла ныне и до преисподних миров. И принявшие Бога игвы были теперь едины в вере с обитателями других миров. Они шли на бой с силами зла и верили, что смерти нет ни на земле, ни в мирах инферно. Игвы не боялись умереть здесь. Они знали, что, покинув эти страшные миры, смогут воссоединиться с Богом.
   На бастионы крепости поднялись освобожденные пленники Друккарга. Их радость тоже была велика. Томившиеся столько лет в неволе они были освобождены. И теперь всеми силами готовились оборонять этот город, бывший им тюрьмой, чтобы только демонические орды не вошли в мир людей.
   Ум и Блейд шли впереди обратившихся игв. Ум нес крест. Игвы пели торжественные гимны. И только они крестным ходом подошли к внутренней крепости, как темная башня, стоящая в центре крепости, распалась пополам. Из образовавшегося пролома хлынул поток света. В этой башне содержалась в заточении Навна соборная душа России. Много веков назад слуги Гагтунгра похитили соборную душу России, чтобы породить рознь и вражду между народами и людьми, населяющими нашу страну. И пока Навна находилась в темнице, план Гагтунгра успешно осуществлялся. Россия была отдана демону Жругру, процветавшему и кормившемуся страданиями и злыми страстями народа. Игвы всегда боялись освобождения Навны. Согласно одному древнему пророчеству с освобождением Навны наступал конец эры уицраоров. В этом случае надобность в городе-тюрьме Друккарге отпадала, а всех игв ждала верная погибель.
   Но теперь игвам было не страшно освобождение Навны. Своими молитвами они сами сломали последнюю тюремную башню. Светлая душа Навны взошла над Друккаргом и накрыла внутреннюю крепость сияющим покровом. И находящиеся на бастионах души людей и игвы почувствовали любовь и единение. Бывшие пленники Друккарга приветствовали обратившихся игв как своих братьев. И игвы братались с людьми, которые еще совсем недавно были их узниками и рабами. Отныне они служили одному Богу, и в них ожила забытая ими любовь. Сам князь мира сего был теперь им не страшен. И они были готовы дать решительный бой его легионам.
   В лиловой выси заканчивалась схватка великих сил. Жругр терпел поражение. Безжалостный Хелициар, протянув хищные клешни, рвал Жругра в клочья и пожирал его. Пророчество сбылось. Эпохе уицраоров Друккарга пришел конец.

***

  
   Мрак торжествовал. Покончив с Жругром, над всей приморской равниной распростер свое темно-эфирное тело уицраор Хелициар. Это означало, что сейчас за стенами крепости корчатся от страха жалкие отступники друккаржане. Они только что отвергли ультиматум о сдаче города. Как посмели эти несчастные игвы пойти против замыслов Князя и восстать на его слуг с оружием! За это они будут уничтожены. Мрак поднял рог и громко протрубил. Рев пронесся над легионами игв, раруггов и бесов. Огромная армия встрепенулась и пришла в движение. С окрестных скал поднялись крылатые раругги и драконы и понеслись к Друккаргу. Перед штурмующими армиями лежал погруженный во тьму притихший город.
   Но Мрак знал, что эта тишина обманчива. Друккарг затаился, как змея под камнем. В любую минуту с городских стен были готовы ударить боевые маги, а из подземных укреплений выскочить орды воинов.
   Первые раругги достигли городских стен и пролетели над ними, так и не встретив сопротивления. Летающие ящеры пошли дальше к внутренней цитадели Друккарга.
   К Мраку, сидящему на спине громадного стегозавра, подлетел Арданэль. Завидев посланника Князя, Мрак склонился в почтительном поклоне.
   -- Вы помните приказ Князя? -- спросил Арданэль.
   -- Конечно, сир! -- ответил Мрак. -- Мы не оставим от города камня на камне.
   -- Не забывайте, это только ближайшая задача. Наша главная задача овладеть Энрофом. Мы должны выйти на поверхность, чтобы грозить верхним мирам. Пришла пора продемонстрировать нашу силу. Любимые твари бога сами открыли нам дорогу.
   -- Я раскаленный котел, сир! -- ударил себя в грудь Мрак. -- Я просто бешусь от ненависти к игвам Друккарга! Говорят, большая часть горожан изменили Князю?
   -- Да, и они горько пожалеют об этом!. Князь избрал вас орудием своего мщения. Поэтому можете не ограничивать себя и в отношении оставшихся верными Князю. Все они запачканы в этом предательстве. Это они избрали этого предателя Ума.
   -- Да свершится воля Князя! Считайте, этого города больше нет. Но как мы войдем в Энроф?
   -- Люди зашли слишком далеко в любопытстве своем. В их представлении мы, ангелы мрака, глупые и слабые. Их техника позволяет создавать виртуальные забавы, где они убивают нас. Они называют это компьютерными играми. И в этих играх люди каждый раз побеждают нас. Это просто возмутительно и неправдоподобно. Великий Князь Гагтунгр в созерцании своем узрел возможность проникнуть в мир людей с помощью их техники. Раз в умах людей живет представление о нас, значит, мы должны доказать им, что мы есть и мы гораздо сильнее, чем они думают о нас.
   Люди сами с помощью виртуальной реальности открыли портал между нашими мирами. И вот пришло время показать настоящую силу тьмы! Увидим, будут ли люди также самонадеянны как раньше, когда столкнуться с настоящими порождениями ада! Взяв Друккарг, мы завладеем каменной машиной Каабы. Это древнее устройство поможет нам поставить под контроль виртуальную реальность людей. Через машины мы завладеем душами людей, а там нам открыта дорога в Энроф.
   -- Гениально, сир! Я бы никогда не додумался до этого, -- выразил свое восхищение Мрак.
   -- Оттого ты всего лишь вождь варваров пограничья. Если бы ты хоть чуточку задумывался над нашими планами, давно бы уже имел возможность возродиться в слоях гораздо более близких к обители Князя.
   -- Ум задумывался. Где сейчас Ум? -- обиженно спросил Мрак.
   -- Ладно, не обижайся, верный слуга! Ты еще получишь свою награду. А сейчас займись войсками. Пора идти на штурм, -- распорядился Арданэль, собираясь отлететь от Мрака.
   -- У меня последний вопрос, сир! -- остановил его Мрак.
   -- Слушаю тебя.
   -- Почему мы не вошли в Энроф раньше? Только ли сейчас открылась эта возможность?
   -- В качестве духовных сущностей мы были там всегда. Но именно сейчас возникла необходимость войти туда в материальных телах. На земле готовиться нечто вроде второго пришествия Назарянина. Князь очень озабочен, чтобы помешать этому, -- ответил Арданэль и отлетел от предводителя игв. Мрак почесал голову, оставшись в полном недоумении.
   Ящеры миновали стены внешней крепости и скрылись где-то над городом. На фоне темного тела Хелициара они были совсем невидны. Что происходило внутри города, Мрак не знал. Но Арданэль был прав, затягивать штурм не имело смысла. Одним решительным ударом пришла пора покончить с отступниками и во всем приграничье установить власть Хоунхеджа. Мрак вострубил второй раз. Армия игв верхом на раруггах пошла на штурм города. Игвы били в большие барабаны и гудели в рожки. Мастодонты ревели и размахивали хоботами. Динозавры тяжело топали, заставляя сотрясаться каменную землю. За рядами игв шли, ползли и летели создания преисподней. Эти демоны из самых нижних слоев ада неизменно наводили ужас на все сотворенное в Энрофе и даже на игв приграничья.
   Мрак ехал посреди войск на раругге. Вождю варваров не нравилось, что город лежал впереди тих и темен. "Что замышляют эти хитрые игвы? Неужели они осмелятся противостоять нашей непобедимой силе?" -- размышлял Мрак. Он привык решать все в открытой схватке. Хитрости игв Друккарга были ему не по нутру. Ну, ничего, он скоро посчитается с этими зазнайками и хитрецами!
   Первые полки игв достигли стен города. Железный таран, влекомый двумя раруггами, ударил в ворота крепости. Было похоже, что внешние укрепления Друккарга остались без защитников. Ворота треснули и развалились под ударами. Но тотчас с противоположной стороны крепостных стен раздались вопли и крики. В разбитые ворота выбежала толпа игв. Непохоже, что они собирались драться с хоунхеджитами. Напротив, эти игвы были напуганы и кричали, что сдаются. Перебежчики сложили свое оружие под ноги Мрака и упали перед ним на колени, умоляя о пощаде. Они сообщили, что большинство игв изменило Князю и подпало под влияние Ума. В другое время Мрак с превеликим удовольствием принял бы капитуляцию надменного Друккарга, но сегодня ему чудилась в этом какая-то западня. Ум был очень хитер. И если он решил сдать город без боя, значит, замыслил что-то худое.
   -- Где Ум? -- грозно обратился Мрак к игвам, лежащим у ног его стегозавра.
   -- Ум предал нас, повелитель! Он поклонился небесному тирану, -- молвил один из игв, не смея поднять головы.
   -- Почему же вы не растерзали его? Или вам не известны наши законы? -- жестко спросил Мрак.
   -- Мы испугались, сир. Нас оказалось мало. Ум прельстил многих игв Друккарга.
   -- Вы все изменники! Вас ждет суровая кара. Ответьте сейчас: где скрывается этот предатель Ум?
   -- Вместе с гарнизоном и жителями он укрылся во внутренней крепости. Мы бежали, чтобы открыть тебе ворота. Помилуй нас, Великий господин!
   Мрака одолевали тяжелые сомнения. Какую западню приготовил Ум? Вождь поискал глазами Арданэля. Посланца Князя нигде не было видно.
   "Стоит ли тревожить ангела бездны столь пустяковыми вопросами? Он приказал покарать изменников, значит, надо выполнять его приказ. Пусть эти неверные падут на самое Дно бездны и там постигнут подлинные страдания за свое отступничество. Изменникам всегда воздается сполна, а двойным изменникам вдвойне. Предам этих игв демонам бездны, и пусть они расправляются с ними, как хотят", -- решил Мрак.
   Мрак отдал короткий приказ. Игвы на раруггах окружили перебежчиков. Перебежчиков подняли на ноги и, толкая пиками, погнали за строй хоунхеджитов, туда, где явственно сгущалась тьма. Здесь под темным покровом скрывались самые ужасные и злобные существа преисподней, прошедшие жесточайший отбор на выживание на самом дне ада. Даже в сердцах закаленных в битвах игв и раруггов эти существа вызывали трепет и ужас. Демоны бездны с нетерпением ожидали, когда им представиться возможность насладиться муками свежих душ.
   -- Нет, великий господин! Помилуй нас! -- закричали перебежчики, осознав, что их ожидает. Они не хотели умирать и ценой своего предательства рассчитывали купить себе жизнь. Глупцы! Они не знали, что в величайших замыслах Гагтунгра для них нет места, и он давно уже вычеркнул их из списков живущих.
   Игв Друккарга подогнали к темному покрову. За тьмой ничего не было видно, только двигались какие-то неясные фигуры, да иногда вздымались знамена с именами вершителя судеб преисподней -- Князя тьмы. Игвы поставили перебежчиков на колени перед тьмой и на шаг отвели раруггов. Мрак отвернулся. Он не хотел видеть этого зрелища. Одно дело, когда убиваешь врага в бою или казнишь непокорного, но совсем другое наблюдать, как самые ужасные существа преисподней, возбужденные к жизни фантазией Князя, пожирают тебе подобных.
   Тьма пришла в движение. Тысячи жадных рук и щупалец высунулись из черного тумана и затащили туда перебежчиков. Как голодная актиния, схватила тьма пленников и мгновенно проглотила. Все было кончено в миг, и только сдавленные крики и треск сокрушаемых костей донеслись из-за покрова тьмы. Затем тьма снова рассредоточилась, приняв стройный вид войска. Клубящиеся очертания чудовищ и демонов заняли свои места в строю.
   Мрак вздохнул с облегчением. Только что он сам себе преподал урок строгой дисциплины, предав перебежчиков темным силам. Князь был пока милостив к нему как к своему верному рабу, но Мрак знал, что в любой момент он может кончить так же, как эти несчастные игвы Друккарга. Сзади послышалось неприятное копошение. Мрак обернулся. За спиной у него сидел Арданэль. У демона была дурная привычка появляться неожиданно. Арданэль обернул вокруг себя серые крылья и скромно свил в колечко хоботок.
   -- Чего ждем, Мрак? Ворота открыты. Друккарг наш.
   -- Да, сир. Мы готовы, -- не сразу опомнился Мрак.
   Он поднял боевой рог и отдал приказ наступать. Войско хоунхеджитов потекло в открытые ворота крепости. На улицах Друккарга не было ни души. Армия варваров растеклась по улицам, направляясь к внутренней цитадели. Мрак взглянул туда, и ему внезапно полегчало. Над внутренней крепостью шел бой. В небо взлетали ослепительные молнии, а сверху на крепость пикировали раругги и огнедышащие драконы, изрыгая на куртины и бастионы лавины огня. Боевой дух ожил в вожде варваров. Он ткнул пикой раругга и понесся впереди войск, подгоняя боевым кличем растянувшиеся войска.
   Раругги прибавили ход. Игвы били в барабаны и оглашали вымершие улицы воинственными воплями. Следом за игвами и раруггами, не отставая и не смешиваясь, на улицы города вползала тьма. Темный легион двигался стройным каре, плотно держась за спинами игв, тем самым не давая им даже помыслить о бегстве в случае внезапной атаки врага.
   Арданэль был доволен удачно развивающимся наступлением. Единственной преградой на пути варваров могла стать только Свинцовая река, окружающая внутреннюю цитадель Друккарга. Но тут в дело должны были вступить легионы тьмы. Им был не страшен жидкий металл. Закаленные в самых нижних слоях инферно демоны должны преодолеть эту последнюю преграду и расправиться с Умом и его последователями.
   Армия хоунхеджитов растянулась вдоль широкой улицы, ведущей к берегу Свинцовой реки. Улица была свободна. Ни одной баррикады, рогатки или засады разведчикам не встретилось до самого берега реки. Не помня себя от радости, Мрак вырвался в первые ряды атакующих. Его раругг бежал большими шагами, выворачивая камни из мостовой. Следом топало остальное воинство на самых диковинных ящерах, еще не открытых палеонтологами земли. Впереди виднелся дворец Великого игвы Друккарга. Здание было заброшено. В стрельчатых окнах не было ни огонька. Все, кто уцелел, находились во внутренней цитадели, над которой вспыхивали молнии и огненные шары.
   Мрак трубил и подгонял войско вперед. Ему не терпелось первому въехать на мост, ведущий к крепости. Вождь варваров предвкушал месть за прошлое поражение. Уже отчетливо была видна внутренняя крепость. На ее бастионах стояли светящиеся фигуры бывших пленников Друккарга. Они, как титаны, кидали камни в налетающих со всех сторон драконов и раруггов. Маги Друккарга тоже не сидели сложа руки. Стрелы молний пронзали крылатых раруггов, и ящеры падали в расплавы Свинцовой реки. Внутренняя крепость мобилизовала все силы и не собиралась сдаваться.
   "Только бы проскочить мост! Во имя Князя, только бы проскочить этот проклятый мост!" -- молил Мрак, подгоняя раругга. Ждать своей судьбы ему оставалось недолго. Он шел впереди авангарда и находился всего в десятке метров перед единственным мостом, ведущим к внутренней цитадели Друккарга.
   Ум руководил обороной крепости. Маги и бывшие пленники успешно отражали атаки драконов и ящеров, но Ум понимал, что крепость долго не продержится, если к ней прорвутся наземные полчища врага. У Великого игвы созрел простой план. Он хотел заманить как можно больше врагов на мост, связывающий Друккарг с крепостью, а затем обрушить его. Ум приказал заминировать мост. Маги взорвут мост, как только враги заполнят его. Что делать дальше, Ум не знал. Блейд сказал ему, что демоны рвутся к Каабе. Этот древний артефакт способен открыть проходы между мирами. Вот если бы можно было его уничтожить! Тогда бы и цели демонов оказались напрасны. Но Кааба была неуничтожима, это знал каждый. Этот камень игвы нашли в верхних слоях геологических раскопок. О его чудодейственных свойствах ходили легенды. Говорили, что Кааба является проводником магических энергий и способна перемещать души между разными мирами и измерениями. Но пока в Друккарг не попал Блейд, никто не знал этого наверняка. Ученые по заданию Ума с десяток лет бились над загадками камня, но больших успехов в этом деле не достигли. И вот теперь сюда шло войско Гагтунгра, чтобы завладеть Каабой для каких-то своих злонамеренных целей.
   На мост ворвалась кавалькада варваров во главе с Мраком. Он несся на своем бешенном раругге, трубя в рог и размахивая пикой. Следом громыхало его шумное воинство. Мыслями варвары были уже внутри крепости и насаживали на пики игв Друккарга. Следом, подгоняя варваров, ползла черная тень. От вида этой тьмы у Ума защемило сердце. Мощь бесовского войска казалась несокрушимой.
   Великий игва поднял копье и как дирижер в оркестре указал им на мага-исполнителя. Маг кивнул и точно послал огненный шар в заряд взрывчатки, заложенный под опоры моста. Раздался взрыв. Вверх полетели каменные блоки и железные перекрытия. Вместе с тушами раруггов и телами игв мост рухнул в расплавы Свинцовой реки.
   Мрак упал в реку вместе со своим раруггом. Раругг беспомощно барахтался в жидком металле, пытаясь плыть к берегу. Но жар расплава и ядовитые пары делали свое дело. Ящер обессилел и пошел на дно. Мрак сделал два-три отчаянных гребка к берегу и понял, что не сможет выбраться. Даже плотный каррох не спасал от жара расплавленного металла..
   -- Будь ты проклят, Ум! -- прохрипел Мрак, чувствуя, как горит все его тело.
   Последней его мыслью было, что он все равно дотянет до берега и посчитается с Умом. В этот последний миг жизни Мрак поклялся, что все равно достанет Ума, где бы тот ни находился, хоть на самом Дне преисподней. И только Мрак подумал о Дне, как будто чья-то рука схватила его и потащила вниз. Расплавленный металл сомкнулся над головой Мрака, и он перестал дышать. В предсмертном видении Мраку предстало, как огромная черная воронка затягивает его на самое Дно преисподней. Голос Князя смеялся ему в ухо и все вторил: "Тебе никогда не выбраться отсюда, Мрак! Ты вечно будешь служить мне!"
   Разрушение моста и гибель вождя остановили наступление армии хоунхеджитов. Варвары остановились перед преградой из жидкого свинца. Теперь только темный легион мог решить проблему Друккарга. И на обоих берегах Свинцовой реки с трепетом ожидали, когда к набережной приблизится темная туча демонических ратей.
   И демоны скоро подошли к реке. Под пологом тьмы ползли рыфры, бежали мелкие бесы, летели ангелы бездны. Демоны жаждали одного -- поскорее овладеть внутренней крепостью Друккарга. А затем по велению Князя пойти дальше в мир Энрофа, скрываемый магией древней Каабы. Ум понимал это и приготовил сюрприз воинству князя. О его плане не знал никто, даже Блейд. Демонические орды подошли к берегу реки, и Ум понял, что настал момент привести в исполнение задуманный план. "После того, как все закончится, здесь в пограничье будет новый мир", -- подумал Ум. Он не знал, каким будет этот мир, лучше или хуже прежнего, но не сомневался, что все здесь изменится.
   Великий игва вновь поднял копье. Много лет назад один из предшественников Ума разработал стратегический план обороны города. Согласно этому плану, в исключительных случаях предусматривалось взорвать защитные дамбы, ограждающие город от расплавов Свинцового моря. И вот Ум понял, что этот исключительный случай настал. После взрыва дамб свинцовые расплавы затопят город. Друккарг перестанет существовать. Свинцовое море дойдет до скал перед городом, и только вершины этих скал будут торчать из Свинцового моря, напоминая о месте нахождения замечательного города Друккарга.
   "Иди, князь, сюда! Идите, его верные слуги хоунхеджиты! Отведайте расплавов Свинцового моря!" -- прошептал Ум.
   Он взмахнул копьем. По его приказу маги выстрелили молниями в известные точки на набережной, где были проложены пороховые канавки. Искристые змейки побежали по улицам города. Эти разноцветные огоньки напоминали фейерверк в честь победителей. Варвары так и не поняли, что происходит. Огоньки добежали до дамб, ограждающих море. Грохнули мощные взрывы. Дамбы и все защитные сооружения вдоль моря и реки разлетелись каменными блоками. Взрывы гремели по всему городу. Хоунхеджиты на обезумевших от страха раруггах метались внутри этой огненной карусели. Затем взрывы смолкли так же внезапно, как и начались.
   Свинцовое море вздохнуло и опустилось. Тонны жидкого металла стали заливать каналы, проспекты и улицы. Раругги метнулись в панике в разные стороны, но кругом была сплошная заводь текущих металлов. Расплавы поднимались быстро. Они достигли колен ящеров, и раругги с трудом выдергивали ноги из огненной жижи. Один за другим с протяжными стонами ящеры заваливались на бок. Подняться эти неповоротливые создания уже не могли. Игвы пытались бежать, затем плыть, но быстро тонули в горячих расплавах. Спустя десяток минут вся великая армия хоунхеджитов нашла свой бесславный конец в потоках тяжелого металла.
   И только демоны реяли темной тучей над расплавами Свинцового моря. Они легко держались над поверхностью металла, высокая температура и ядовитые пары на них не действовали. Это была обычная среда их обитания на самом Дне инферно. И перестроившись из каре в линию, темный легион продолжил шествие к внутренней цитадели Друккарга.
   Расплавы Свинцового моря давно миновали ординар и поднялись на половину высоты стен внутренней крепости. Ум подошел к Блейду. Блейд стоял на бастионе и смотрел на приближающуюся с другой стороны реки тучу демонов.
   -- Тебе пора уходить, Блейд. Демоны скоро возьмут крепость. Река для них не препятствие. Они могут проникать сквозь любую материю.
   -- Зачем ты сделал это, Ум? -- спросил Блейд.
   Великий игва посмотрел на потоки Свинцового моря, уже подбирающиеся к бойницам бастионов, и на верных игв, мужественно стоящих на стенах в ожидании последней схватки.
   -- Я сделал то, что должно быть сделано. Я очистил пограничье. Отныне здесь будет пустой и заброшенный мир. Сюда не сунутся ни люди, ни демоны. Эта земля будет одинакова чужда для всех. И пусть она навсегда останется мертвой. А мы, игвы, уйдем. Когда-то давно нам пришлось оставить мир Энрофа, теперь пришло время убраться и из этих земель. И не говори мне ничего, Блейд. Все произошло так, как и было замыслено.
   Блейд стоял рядом и молчал. Он смотрел на приближающийся легион тьмы, парящий над расплавами Свинцовой реки, на гибнущих игв и размышлял, напрасны эти жертвы или нет. Ведь он сам отдал жизнь, чтобы это случилось. Через отдаленную цепь событий, сплетенную из поступков людей и не людей, вопреки замыслам неистовствующих врагов, случилось то, что должно было случиться. Но была ли в этом рука Провидения? Кто мог дать ответ на этот вопрос, кроме Провидения? В руке Творца была власть над всеми этими мирами: земными и неземными, высшими и низшими. И от Него одного можно было ждать ответа. Но не требовать.
   Одно знал Блейд, и это знание уже стало для него аксиомой. То, что произошло здесь в Друккарге, непременно откликнется в Энрофе. И о том, к каким последствиям могут привести эти события, думать было страшно и тяжело.
   -- Море зальет камень Каабы. Демоны доберутся до него не так скоро, как им бы хотелось, -- сказал Ум.
   -- Отсрочка будет невелика. Но все же я преклоняюсь перед тем, что ты сделал, Ум, -- сказал Блейд.
   -- Я не сделал ничего, чего не должен был сделать. Я исчерпал все возможности бытия Друккарга, и на этом мой цикл и цикл этого города закончился.
   -- Не нужно так говорить, Ум. Мы еще можем уйти и увести всех игв с помощью камня Каабы. Он может переместить множество душ.
   -- Нет, Блейд. Уходи один. Мы не сможем существовать в других мирах, хоть наша плоть и изменилась. Мы слишком уродливы для Энрофа. И даже для вашего виртуального мира. Ты ведь не хочешь, чтобы на нас устраивали охоту в ваших играх. Мы тоже не хотим этого. Мы выбираем смерть, и пусть она трансформирует нас в новые формы, более угодные Всевышнему.
   -- Я понимаю тебя, Ум. Возможно, ты делаешь все правильно, -- сказал Блейд. Отчаянная жалость пронзила его сердце. Ум перестал быть игвой, но требовалась смерть, чтобы он мог возродиться ангелом или человеком.
   -- Я был хорошим Великим игвой. Я привел мой народ к Свету. Многие игвы приняли Бога. Ты видишь моих воинов, Блейд? Они стоят и смотрят смерти в лицо, смотрят храбро и не страшась ее. Так иди же скорее в свой мир, стоящий ближе к Богу, и помяни нас в своих молитвах. А мы пребудем здесь до конца и сделаем все, чтобы задержать натиск этой мерзейшей мощи.
   -- Прощай, Ум! -- Блейд положил руку на плечо Великому игве. Рука Блейда была совсем призрачная и тонкая, она прошла сквозь плотное тело игвы, Ум заметил это и одобряюще улыбнулся. Блейд впервые заметил, что игва улыбается. Только вот улыбка у Ума вышла не слишком веселая. И по его сморщенным щекам протянулись две блестящие полоски. Великий игва плакал.
   -- Но прежде, чем ты уйдешь, Блейд, я хочу сделать тебе подарок. Когда-то давно мой народ выступил на стороне князя. Мы заплатили за это высокую цену. В результате мы были вынуждены покинуть землю и уйти в эти преисподние миры. От той войны у нас сохранился великий трофей. Это меч плененного ангела. Этим священным оружием не может воспользоваться никто из игв или адских тварей, только ангел или добродетельный человек. Я хочу, чтобы ты взял этот меч.
   Ум подал условный знак и перед ними предстал жрец в красном балахоне. В руках у жреца был ковчег, украшенный какими-то письменами.
   -- Вот, Блейд, прими этот священный меч! И пусть он послужит добру и Провидению! -- торжественно произнес Ум.
   Жрец склонился в поклоне, подавая ковчег Блейду. Руки Блейда прошли сквозь крышку каменного ковчега и неожиданно наткнулись на что-то осязаемое. Блейд взялся за рукоятку и вытащил наружу меч в блестящих ножнах.
   -- Только не вытаскивай его здесь. Его свет для нас слишком ярок, -- предупредил Ум.
   -- Спасибо, Ум! Спасибо, за великий подарок!
   -- А теперь иди, Блейд! Ты должен подготовиться к встрече врага в Энрофе. Времени осталось мало.
   -- Прощай, Ум!
   -- Прощай, Блейд! Помяни нас в своих молитвах. Бог даст, свидимся еще в лучших мирах!
   -- Непременно, Ум, всенепременно!
   Блейд повернулся и побежал к входу в подземелье. В это время первые демоны ада достигли крепости, на бастионах завязались отчаянные схватки. Маги Друккарга метали огни и молнии, игвы самоотверженно бросались в рукопашный бой, а гиганты-императоры бились, как львы, нанося громадный урон войску Князя. Все стояли насмерть в этой последней битве. Терять игвам и бывшим пленникам Друккарга, кроме их призрачной жизни, было нечего. Но все же это была жизнь с ее чувствами, тоской и болью. И умирать игвам было так же страшно, как людям и всем другим живым существам.
   Но даже в эту минуту Ум чувствовал себя счастливым. Он видел солнце, он видел звезды в небе Энрофа. Не одну только злую звезду Антарес, дающую лиловый свет в их зените, а настоящее небо большое и звездное. И он, Ум, стяжал благодать Господню, придя к Господу и поклонившись ему. Он знал, что если даже умрет здесь, после смерти ему уготована лучшая участь, чем жить в этих Богом забытых местах. И как ни странно, большинство игв тоже приняли эту истину. Они прозрели. И прозрение их простиралось до миров более высоких, чем приграничье и даже Энроф. Стоящие сейчас на бастионах игвы с удивлением обнаруживали происходящие в них перемены. Их тело изменялось: плотные и сморщенные кожные покровы заменялись более тонкими, нежными и чувствительными. Душа становилась легче и воспаряла на такие высоты, о которых раньше они не смели и помыслить. Словно бы бельма спали с их глаз, теперь игвы видели во всех цветах спектра, а не в одном только фиолетовом, как раньше. И конечно, Слово, донесенное до игв Блейдом и Умом, жило в этих покинутых с незапамятных времен созданиях и творило свое благодатное дело.
   Блейд бежал по темным коридорам. Расплавленный металл заливал подземелья. Блейд думал о том, насколько долго жидкий свинец и сопротивление защитников крепости сможет задержать демонов. Каменная машина Каабы стояла в самом нижнем каземате. Он уже наполовину был затоплен расплавленным металлом. Блейд прыгнул прямо на камень. Ему больше не требовалось крутить ручки и настройки, чтобы попасть в Энроф. Он просто вошел в Каабу и исчез.
   Очнулся он в координатном устройстве, почему-то лежащем на полу. Блейд огляделся и сразу понял, что оказался тут вовремя. Демоническое создание держало Класса за горло, и тот судорожно дергал ногами. Блейд выхватил сверкающее лезвие, полученное из рук Великого игвы, и смело бросился на Велгу.
  

ЧАСТЬ ВТОРАЯ "MIR. RU"

  
   "Вот, Я и дети, которых дал Мне Бог".
   А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные, дабы смертью лишить силы имеющего державу смерти, то есть, диавола. И избавить тех, которые от страха смерти чрез всю жизнь были подвержены рабству".
   Евр. 2:13-15.

Глава 20. Щель

  
   В тот вечер Васильев попал домой только к десяти вечера. Если бы Светка еще накануне не перестала с ним разговаривать, она бы ему выдала по первое число. Но она только окатила мужа презрительным взглядом и ушла в спальню. С одной стороны, хорошо, что она не накинулась на него со скандалом, это обещало спокойный вечер и ночь, но с другой, презрительное молчание могло принять и необратимые хронические формы, чего Дмитрий опасался больше всего. Но сегодня он слишком устал, чтобы что-то выяснять. Он просто прошел на кухню и сунул голову в холодильник. Поесть нашлось, и он уткнулся в кастрюли и тарелки. Из головы не шли события в Друккарге. Не нужно было быть пророком, чтобы понять: это может кончиться плохо. В зале бормотал телевизор. Шли новости. Дмитрий особо не прислушивался, но тревожный тон диктора заставил обратить внимание.
   "Как нам только что сообщили, из-за прорыва грунтовых вод будет закрыто движение поездов по "Кировско-Выборгской" линии от станции метро "Чернышевская" до станции "Политехническая". К месту аварии срочно направлены бригады метростроителей".
   "Вот он Друккарг! Сказывается!" -- подумал Васильев, но тут же ругнул себя за начинающуюся паранойю. Он доел свой холодный ужин и уже собирался пойти спать, как неожиданно зазвонил телефон.
   Подошла Света.
   -- Его нет, -- сказала она и положила трубку.
   Дмитрий подскочил с места и в один прыжок оказался в комнате.
   -- Кто звонил?
   -- Этот твой... Класс, кажется.
   -- Почему ты меня не позвала?
   Света блеснула на него злыми очами и отвернулась. Васильев набрал номер Кости. Он ждал этого звонка и боялся его. Боялся услышать дурные вести, которые, как известно, приходят раньше добрых. Телефон оборвал долгие длинные гудки, и в трубке послышался Костин голос.
   -- Что случилось, Костя? -- спросил Васильев.
   -- Много чего. Ты как, приехать сможешь?
   -- Конечно. Леву брать?
   -- Бери, -- после секундного раздумья сказал Класс. -- Нам нужно много народа. Предстоит большая рубка.
   -- Ты не смог стереть "Замок"?
   -- Эта затея бесполезна. "Замок" уже по всей Сети. Эта зараза стала червем. Здесь такое творится! Мартин умер. И я чуть было тоже.
   -- Все, Костя, еду! -- сказал Дмитрий. После отбоя он сразу принялся набирать Левин номер.
   Света хранила гордое молчание. Она сидела и болтала ногой перед телевизором, всем видом демонстрируя, что темные делишки мужа ее не волнуют.
   -- Я скоро, Света. Срочное тестирование игры. К утру вернусь, -- сообщил Дмитрий, надевая свежие джинсы.
   Даже презрительные взгляды у Светы, наверное, кончились. Все внимание в телевизор. Дмитрий оделся и распахнул дверь, когда услышал: "Я тебя больше не жду, Васильев".
   Лева ждал его на улице. Они остановили машину и пока ехали, Васильев смотрел на убегающие дома и улицы и думал о своем. Город был словно призрак. Улицы светились огнями, яркими рекламами и витринами магазинов. По проспектам проносились красивые машины и спешили запоздалые прохожие,. Вокруг шла обычная жизнь. Но Васильеву эта привычная жизнь теперь почему-то казалась лишь отражением жизни тех миров, где ему довелось побывать. Все великие битвы и потрясения, происходящие в магмах, сквозь многомерные слои, подобные страницам раскрытой книги, докатывались до нашего мира и производили здесь свои возмущения. И от этих размышлений Васильев почувствовал себя временным странником, которому разрешили погостить в этом мире, чтобы передохнуть перед новым великим походом.
   В машине работало радио. "Невская волна" сообщила, что вода продолжает затапливать метро. По прогнозам ожидалось крупное наводнение. Затем диктор перешел к криминальной хронике.
   "Серией загадочных убийств" -- назвал начальник Петербургского ГУВД генерал-майор милиции Земнухов преступления, совершенные в стенах корпорации "Давайте играть!" Кроме трупа руководителя корпорации профессора Джорджа Мартина, на месте преступления обнаружены тела секретаря и двух охранников. Напомним, что утром в соборе Петропавловской крепости был найден труп ведущего менеджера корпорации "Давайте Играть!" Сергея Луцкого. Органы правопорядка пока воздерживаются от официальных комментариев, но доверенный источник в ГУВД сообщил, что следствие усиленно отрабатывает версию об убийстве руководителя и главного менеджера корпорации в связи с их коммерческой деятельностью. И уже никто не сомневается, что смерть профессора Мартина состоит в связи с убийством его заместителя Луцкого.
   -- Слышал, что делается? -- спросил Лева.
   -- Слышал. Скоро еще не то услышим.
   Подъезд к "Персту Петра" был перекрыт. У офиса корпорации стояли милицейские машины с включенными мигалками, микроавтобус "Газель" с криминалистами и еще какие спецмашины. В здание никого не пускали. Не помог даже пропуск, сохранившийся у Васильева. Окна на тридцатом этаже ярко светились. Там шла напряженная работа. Следователи составляли протоколы, криминалисты искали и фиксировали следы, оперативники разыскивали свидетелей и отрабатывали версии. За милицейским ограждением толпились корреспонденты с фото- и видеокамерами. Тут же стояли машины с логотипами СМИ, ожидающие репортеров. За темными стеклами машин краснели огоньки сигарет.
   -- Класс, наверное, ждет в цехе, -- предположил Дмитрий.
   -- Ох, и занесла меня нелегкая в ваши дела ввязаться, -- посетовал Лева.
   -- Тебе что, ты холостой. А я уже достал жену с нашими посиделками. Ей ведь не объяснишь, что мы идем спасать мир.
   -- Это точно, женщины, они такие.
   Костя поджидал товарищей у входа в цех. Он открыл дверь, и они вошли внутрь.
   -- Скоро должны прибыть остальные. Слышали, Мартина убили? Меня чуть было тоже вместе с ним на тот свет не отправили, -- сообщил Класс.
   -- Кто?
   -- Ирочка, секретарша Луцкого. Оказалась настоящей дьяволицей. Чуть меня не задушила.
   -- Она мне никогда не нравилась. И как ты выкрутился? -- спросил Новик.
   -- Блейд помог. Снес голову этой твари.
   -- Он что, ожил?!
   -- Скорее всего, он стал призраком. Лично у меня такое сложилось впечатление от нашей встречи, -- сказал Класс.
   -- Ты что, серьезно?
   -- Да. Блейд был здесь. Он спас мне жизнь.
   Класс коротко поведал о смерти Мартина, о своей стычке с Велгой и о появлении Блейда. Наступила пауза. Они как-то позабыли о своем друге. А ведь завтра должны состояться его похороны.
   -- Что стало с Ириной? -- спросил Васильев.
   -- После смерти ее тело приняло первоначальный облик. Голова осталась лежать в сторонке. Я как вспомню, так мороз по коже.
   -- Луцкий, Мартин, Ирина... У меня такое предчувствие, что это только начало. Демоны пользуются их телами.
   -- Но почему они не использовали тело Мартина? Ведь это самый простой способ воспользоваться знаниями профессора, -- спросил Лева.
   -- Я видел профессора. Его голова обуглилась. Видимо, Велга перестаралась, -- сообщил Класс.
   -- Блейд сказал, что демоны взяли Друккарг. Теперь эта темная сила окажется в виртуале. Демоны постараются подчинить своей воле геймеров. Так что нам предстоит тяжелая работенка.
   -- Я бы сказал, это пожоже на Армагеддон, -- сказал Лева.
   -- Точно, -- согласился Новик.
   -- Мы войдем в "Замок", возглавим геймеров и дадим наш последний и решительный бой, -- сказал Класс.
   -- Знал бы ты, что там творится! Монстров -- тучи. Если принять во внимание, что это только образы демонов, представляете, что начнется, когда из Друккарга хлынут настоящие демоны! -- сказал Новик.
   -- Будем бить, рвать и кусать! Я тут подготовил кое-что, -- похвастался Класс. -- Такого БФГвы еще не видели.
   Он запустил демонстрационный ролик. Новое оружие было просто буря и натиск. Оно пробивало любые материалы в виртуальной реальности.
   -- Ни хрена себе! -- воскликнул Новик. -- Такого и Блейд не смог бы придумать.
   -- Я все-таки специалист. Привыкайте доверять профессионалам, -- скромно улыбнулся Костя.
   В дверь постучали. Стук был явно условный: три-два-один.
   -- Это мужики! -- направился к двери Класс.
   -- Чувствую, надо прочитать им небольшую лекцию об инфернальных мирах по "Розе мира", -- сказал Лева.
   -- Брось, Лева. Мужики -- практики. Им мочить, рвать и рубить -- больше ничего не надо. И чем меньше они будут философствовать сегодня, тем лучше. Ночка, чувствую, предстоит веселая... -- сказал Новик.
   -- Темнота вы и просвещения не жаждете. Вот и живете как слепые котята.
   -- Послушаем тебя, академик, когда будет время. Я мечтаю об одном, скорее бы все это закончилось! Домой охота, к жене и спать.
   -- А, разве можно с вами серьезно! -- махнул рукой Лева и пошел осматривать динозавров.
   Пришли поднятые по тревоге Скарж, Фриз и Дред. Класс распорядился стащить клетки, находящиеся в цехе, в один угол. Так можно было слышать друг друга. В этих клетках дизайнеры отрабатывали скелетные движения динозавров. Месяца три назад Класс сам анимировал динозавра. Машина считывала и запоминала его движения. Скелетная анимация Классу удалась на славу. Двуногие ящеры шагали, высоко вскидывая ноги, как цыплята на утренней гимнастике. Класс мог бы похвастать и другими успехами в области оживления монстров, но времени для этого не было.
   Класс построил тестеров и сказал:
   -- Вы знаете, что случилось в корпорации. Эти события явились следствием проникновения в виртуальную реальность потусторонних сил. Если дать этим силам распространиться и дальше, они захватят не только виртуальную реальность, но и реал. Наша главная задача очистить замок Флюреншталь от всяческого проявления зла и темных сил. Оружие у нас -- по максимуму. Патронов не жалеть. Боятся нечего -- все в "режиме бога", если, конечно, он еще действует в "Замке". Чтобы овладеть супероружием, нужно пробиться к залу с фонтаном. Там находится кристалл, который мы находили ранее. По словам Блейда, этот кристалл обладает чудодейственной силой. В случае неудачи возвращаемся сюда и поведем массовую атаку на все серверы, с которых загружается "Замок Флюреншталь". Задача ясна?
   -- Более или менее, -- сказал Дред. -- Но кто-нибудь может мне объяснить, что происходит?
   -- Если нужна теория, то Лева, друг Новика, все вам подробно изложит после игры. А сейчас давайте займемся нашей обычной практикой. Надевайте шлемы и по коням.
   -- Я смотрю у нас пополнение? -- Фриз посмотрел на Леву.
   -- Да, Лева Прыгунов. Человек начитанный, не чета вам, неучам. В бою поможете ему, прикроете если что. А он просветит вас в теории тех миров.
   -- Хорошо, если не балласт, -- пробурчал Скарж, влезая в клетку.
   -- У нас каждый штык на счету. Наша задача в игре разобрать геймеров по командам и вперед. Я буду координировать оттуда и отсюда, -- сказал Класс.
   Он включил большой монитор.
   -- Ладно, поехали. Все уже готовы, -- сказал Дред.
   Тестеры стояли по своим местам в клетках. Класс кивнул и запустил игру. На шлемных дисплеях мелькнуло приглашение "Замка Флюреншталь", и все погрузились в неожидан­ный мир игры.
   С первых же шагов тестеры поняли, что замок стал иным. Их встретил длинный и темный коридор. Ни одного оконца, ни одного просвета. Лучи нашлемных фонариков беспомощно обшаривали пространство в паре метров перед собой. Стены были гладкие и темные, похожие на графитовые. Десятки раз тестеры входили в замок и готовы были поручиться, что здесь никогда не было подобного интерьера. Словно кто-то специально для них выстроил эту виртуальную реальность.
   -- Блин! Где мы? -- спросил Скарж.
   -- Это не замок, -- констатировал Дред.
   -- Давно мы здесь не были. За это время замок подвергся некоторым изменениям. Так что не удивляйтесь, -- сказал Класс.
   -- А ты что, здесь уже побывал? -- спросил Дред.
   -- Да, несколько часов назад. Но с тех пор здесь все снова изменилось.
   -- Мне это не нравится. Этому коридору нет конца! -- сказал Фриз.
   -- Да в настоящей игре все не было так плохо и безнадежно, -- подтвердил Скарж.
   -- Пошли, -- призвал Класс и двинулся дальше по коридору.
   Все последовали за ним. Света фонариков явно не хватало. Свет словно наталкивался на окружающую ватную тьму и с испугу отскакивал обратно. И оттого, что нельзя было сказать, насколько далеко простирается этот коридор, всем было не особенно приятно. Новик попробовал включить карту. Карты уровней замка имелись в релизе игры. Но карта не включилась. Архитектор этой реальности позаботился о том, чтобы его творение осталось в глубочайшей тайне.
   -- Тебе это ничего не напоминает? -- спросил у Новика Лева.
   -- Что ты имеешь в виду?
   -- Вуаль тьмы в Друккарге. Мне кажется, она она распространяется всюду.
   -- Возможно, -- задумчиво произнес Новик.
   -- А мы не по кругу идем, командир? -- спросил Фриз. Шли они уже довольно долго.
   -- Не знаю. Есть два варианта: либо коридор генерируется бесконечно, либо он замкнут кругом. Так или иначе, проверить это можно, если только ставить метки, -- сказал Класс.
   -- Я попробую, -- сказал Лева и неожиданно бухнул из своей пушки. Плазменный шар ударился о графит, оставив черное пятно, но ничуть не повредив стене.
   -- Э, поосторожнее! Так и убить можно, -- осадил новичка Дред.
   -- А вы верите, что это реально?
   -- Все равно вылетать никому не охота. С врагами сохраниться я всегда успею, а когда в спину стреляют -- нет.
   -- Дальше будем ставить метки, -- сказал Класс.
   Они прошли еще некоторое время. Коридору не было видно конца. Он тянулся бесконечной кишкой, утопая в темном тумане.
   -- Сдается мне, нас водят специально. Выигрывают время. Если демоны овладели виаром, они могут его строить. Представьте, мы идем по этому коридору, а они все время его достраивают. Мы идем, а коридор достраивают. Так может продолжаться до бесконечности, -- высказал предположение Лева.
   -- Все возможно. Я ничему не удивлюсь после Друккарга. Но должен же быть какой-нибудь выход. Мы думали, что сразу ввяжемся в схватку и освободим замок, но враг оказался хитрее, -- сказал Новик.
   -- Они хитрее, оттого что чувствуют свою слабость перед нами. Когда они наберут силы, они с удовольствием закусят нами, -- заметил Лева.
   -- Похоже, ты прав. И раз все знаешь, скажи, что нам делать.
   -- Ты помнишь, как бластерная пушка крушила кирпич в Друккарге? А здесь гораздо более мощное оружие бессильно против этих стен. Кто-то специально построил этот огнеупорный тоннель. Про нас знали и нас ждали.
   -- Но как? Думаешь, они уже в реале?
   -- Они всегда были в реале, если ты имеешь в виду демонов. Изменился только их способ связи. Раньше это была магия, а теперь демоны овладели компьютерами.
   -- И что ты предлагаешь?
   -- Нужно взять под контроль игру. И контролировать ее нужно отсюда из виртуальной реальности. Только так мы сможем реагировать на все изменения игры.
   -- Это невозможно, Лева, -- вздохнул Новик. -- Здесь нет компьютеров, нет интерфейсов связи с этой реальностью. Она не может быть управляема сама из себя.
   -- Почему? -- удивленно спросил Лева.
   -- Чтобы управлять виаром изнутри, нужно либо затащить сюда интерфейс связи с "Большим Братом" либо создать эмуляцию управляющего компьютера внутри виара. Для этого потребуются усилия программистов черт знает в течение какого времени. И еще неизвестно, что у них получится и как это поведет себя.
   -- Вы уверены, что демоны уже не делают этого? Мне кажется, они давно используют этот чертов интерфейс, чтобы водить нас по кругу! Вы как хотите, а я дальше не пойду! Я знаю, в чем дело! -- во всеуслышанье произнес Лева.
   Все остановились.
   -- В чем? -- спросил Скарж.
   -- В том, что игрой управляют. Мы не в "Замке Флюреншталь". Эта реальность перестроена. И сколько бы мы ни шли по этому лабиринту, его все время достраивают перед нами. Эта дурная бесконечность. Я не пойду дальше.
   -- Мне тоже показалось, что нас водят за нос, -- сказал Дред. -- Будем возвращаться?
   -- Если вернемся и войдем снова, эффект повториться. Можем оказаться не в графитовом коридоре, а где-нибудь в другом месте, но все повторится. Нас так же будут водить за нос и морочить.
   -- Что ты предлагаешь? -- спросил Класс.
   -- Пора взять игру в свои руки. Тот, кто управляет этой реальностью, каким-то образом научился опознавать нас. Он уже никогда не пустит нас в оригинальный "Замок". Мы всякий раз будем попадать в ловушку.
   -- Но у нас определенные цели, -- возразил Класс. -- Мы должны найти Грааль. А Грааль находится в замке.
   -- Неизвестно, где теперь Грааль. Замок -- место условное. Это контрапункт, точка пересечения миров. Виртуальность может изменяться, и она изменяется, как видите. Мы не можем знать, где окажемся, когда войдем сюда в следующий раз. Единственный выход это установить контроль над виртуальностью. Причем управлять виртуальностью надо изнутри. Только так мы сможем отслеживать обратные связи и результаты наших действий.
   -- Как ты себе это представляешь?
   -- У нас должен быть интерфейс с "Большим Братом". Мы должны управлять этой компьютерной системой из игры.
   -- Но как это сделать? Без изменения программного кода интерфейс создать не удастся. Получается, надо эмулировать в игре терминал "Большого Брата". Но такая эмуляция потребует долгих усилий программистов и значительных ресурсов системы.
   -- А что если пойти от обратного? Наша история идет по пути прогресса науки и техники. В этих нижних мирах находят пристанище наши отжившие идеи. Что если подкинуть обитателям этих миров компьютерные системы и научить их жить в виртуальном мире? Тогда они сами создадут систему типа "Большого Брата". В условиях здешних диктатур этот "Большой Брат" будет осуществлять управление всем демоническим порядком. Нам останется только установить над ним контроль, и вся их виртуальность окажется у нас в руках. Причем в инферно по внешнему виду это может быть не обязательно компьютер. Пусть это будет Кааба или какой-нибудь другой магический артефакт, способный управлять виртуальностью. И пусть демоны думают, что всем командуют они. На самом деле этим артефактом или системой будем управлять мы.
   -- На что намекаешь, Лева? Что нас тоже приучили к этому?
   -- То же, но со знаком плюс. Вы меня понимаете? -- спросил Лева, обводя лица тестеров, скрытые прозрачными забралами.
   -- Решение изящное, но, к сожалению, не выполнимое. Как нам развернуть тут компьютерную систему? Мы что, дадим чертям виртуальную реальность, чтобы они играли с нами?
   -- Но они это уже делают. "Замок Флюреншталь" изменялся, по меньшей мере, несколько раз. Без компьютерной системы это невозможно. Значит, демоны захватили управление "Большим Братом" и контролируют виртуальную реальность. Они живут в ней и играют с нами. Инициатива пока у них. Они, а не мы, меняют виртуальность и правила игры. А ведь в их мире нет никаких компьютеров!
   -- Стоп! Об этом я не подумал. У чертей нет компьютеров. Но как же тогда это у них получается? -- задался трудным вопросом Класс.
   -- В этом загадка, но любая задача решается проще, если не вводить в нее слишком много неизвестных. Допустим, до сих пор процессом программирования "Замка Флюреншталь" руководят программисты корпорации. Допустим, что программирование они осуществляют с помощью компьютерной системы "Большого Брата". Тогда нам остается только найти этих программистов и взять их под контроль, или, что считаю более вероятным, освободить их из-под чужого контроля.
   -- Нет, программисты исключены. Уже несколько часов "Перст" оцеплен милицией. Из здания выгнали всех, даже охрану. В корпорации идет шмон. Здесь нет никого, кроме милиции и прокуратуры. Несколько часов назад я заходил в "Замок". Не было ни намека на такие глобальные изменения.
   -- Если виртуальность меняют не программисты, значит, действует некая программа. Программа действует в фоновом режиме и сама вводит изменения в игру, -- сказал Лева.
   -- Это возможно. Но кто и когда успел сделать эту программу? Неужели Велга, эта дьяволица? Но у нее была всего одна ночь.
   -- Это не так уж и трудно, -- вмешался Дред. -- Посмотри на этот коридор. Обычный свет и плотная тьма вокруг. Глухая без теней. Это просто. Фактуры тоже простые -- графит. Граница между светом и тенью резкая без переходов. Характеристики материала такие, чтобы не брало наше оружие. И эта дурная бесконечность, как говорит Лева. Мне кажется, все это возможно без большого труда. Кто-то запустил генератор лабиринта и приготовил нам ловушку. А в это время в настоящем замке гибнут геймеры, а демоны захватывают их тела и души.
   -- Похоже на то, -- согласился Класс. -- Но если кто-то таким способом играет против нас, вернуться в прежний "Замок" мы уже не сможем.
   -- Не сможем, пока нам навязывают игру. Но Лева прав, нужно овладеть игрой и вернуть "Замок" в то состояние, когда в нем хранился Грааль.
   -- Выходим и идем программировать? -- спросил Класс.
   -- Это тоже могли предусмотреть наши "ведущие". Мы должны действовать отсюда. Пока мы в виаре, они думают, что мы ничего не сможем сделать.
   -- Но как нам связаться с "Большим Братом"? У нас нет ничего, кроме примитивного игрового меню!
   -- Важно понять, чего они ждут от нас. У нас меню из четырех пунктов: "Выйти", "Загрузить игру", "Сохранить игру", "Новая игра". Выйти из игры был бы наиболее вероятный и логичный шаг. Они этого и добиваются. Второй вариант: "Загрузить игру". Скорее всего, они это предусмотрели. Старые файлы либо уничтожены, либо переделаны под новый виар. Третий вариант "Сохранить" отпадает сам собой. Кому надо сохраняться здесь. Остается последнее доступное действие: "Новая игра". Конечно, есть еще чит-коды. Но вряд ли на них откликнется программа. Тот, кто заварил эту кашу, думаю, об этом позаботился. Перехитрить его таким способом не удастся.
   -- А вот и попробуем! -- с энтузиазмом произнес Скарж. -- Я введу код прохода сквозь стены.
   Он откинул крышку портативной клавиатуры и ввел код. Лева смотрел на его усилия достаточно скептично. Во-первых, он был честный геймер, во-вторых, был уверен в своей теории. Набрав код, Скарж направился к стене. Он чувствовал в себе силы пронзить стену, как дымную преграду. В обычной работе тестеры не пользовались этим обманным кодом. Им надо было проверить игру на уровне пользователей. Но такие коды существовали во всех играх, и при желании им мог воспользоваться любой игрок. В последний момент Скарж вытянул перед собой руку и понял, что сделал правильно. Рука наткнулась на твердую, непроницаемую преграду.
   -- Коды не действуют, -- с сожалением констатировал Скарж.
   -- Значит, остается единственный пункт -- "Новая игра". Его никак не могли отключить. Если его отключить, как геймеры будут попадать в игру?
   -- Я не понял. Мы тоже вошли в новую игру, но попали сюда, -- спросил Фриз.
   -- Это означает, что кто-то видел наше вхождение в виар. И этот кто-то очень не хочет пускать нас "Замок", -- сказал Класс.
   -- Но если мы начнем сначала, то тогда где окажемся? -- насторожился Дред.
   -- Мы должны войти в виртуальную реальность так, чтобы никто не видел наш вход. Наша машина должна быть невидимой в сети, а наш адрес неизвестен "Большому Брату". И конечно, нам нужны средства, чтобы управлять игрой и всей системой "Б. Б".
   -- Почему бы ни использовать что-то типа системного монитора. Если расширить его функции до интерактивного редактирования, может получиться что-то интересное, -- предложил Новик.
   -- Задача не так проста, как кажется. В одночасье ее не решить... -- озабоченно произнес Класс.
   -- Кто-то должен остаться в реале и с помощью системного монитора наблюдать за нами, чтобы вовремя корректировать игру, -- сказал Скарж.
   Все посмотрели на Класса.
   -- Я не останусь, пусть кто-нибудь другой, -- сказал Класс.
   -- Только ты у нас программист. Мы -- серая кость -- тестеры, ничего в этом не понимаем, -- ответил за всех Дред.
   -- Хорошо, давайте попробуем. Сейчас все выходим из игры и пытаемся настроить монитор, -- сказал Класс.
   -- По счету три-четыре. Готовы?
   Новик внезапно вспомнил, как на испытании сорвал с себя шлем и не смог выйти из реала. Что было тогда: сон, глюки, виденье будущего? Он боялся, что сейчас нажмет кнопку и ничего не произойдет. И они навсегда останутся в этом черном коридоре.
   -- Три-четыре... Выходим! -- скомандовал Класс.
   Дисплей в шлеме погас. Новик с облегчением стянул с себя шлем. Выйти в реал получилось. Вокруг был цех с динозаврами.
   Класс устроился за компьютером. Тот системный монитор, с помощью которого руководство корпорации когда-то следило за тестерами, теперь должен был послужить им. Системный монитор мог многое. Он мог следить за продвижением геймеров по уровням игры, вел статистику, сколько человек в игре и сколько монстров еще осталось; мог двигать монстров по уровням и устраивать геймерам ловушки, чтобы игра не казалась скучной при вторичном и последующих прохождениях, и, конечно, отсле­живал состояние "Большого Брата", его загруженность и ре­сур­сы сети. Все это было хорошо известно, но перед Костей стояла задача гораздо более важная. Он должен был настроить монитор таким образом, чтобы управлять монитором можно было из самой игры. Эта связь должна быть крепкой, стабильной и неразрушимой. Косте нужно было управлять игрой и видеть, что творится на уровнях. Все пароли и коды для этого у него были. Костя запустил монитор и стал смотреть, что можно сделать. Все остальные терпеливо ждали. Минуты тикали одна за другой, сливаясь в вечность. Тестеры о чем-то перешептывались между собой, боясь помешать работе бригадира. Решение пришло неожиданно и вылилось в грубоватую реплику Дреда:
   -- Короче, Билл Гейтс! Кончай эту хрень, а то мы тут простынем. Вставляй в шлем еще один дисплей и бери клаву от независимой машины. На нее ставь этот программный монитор, и поехали.
   Костя задумался. Решение было не слишком изящное, но быстрое. Но как вставить в шлем еще один дисплей и подсоединить к костюму дополнительную клавиатуру? Однако парни уже действовали. Они разломали забрало шлема и вставили в него дополнительный дисплей. Сквозь щели шлема теперь было видно все, что твориться в реальном мире, но Костя по этому поводу особенно не переживал. Он уже достаточно насмотрелся страхов в виаре, чтобы испытывать по ним ностальгию. Клавиатуру примотали к Костиной руке и удлинили провод. Аппаратная часть на этом была закончена. Костя в свою очередь перепрограммировал монитор. Монитор теперь позволял управлять игрой, в нем были заложены коды прохождения стен, режим "бога", невидимости, пополнения боезапаса и много других интересных штучек. Костя создал новый вход для их терминала. Теперь "Большому Брату" было не по зубам их засечь.
   Все было готово для новой игры. Обновленный монитор показывал полную загрузку сети и повальную гибель геймеров. Игроки не могли преодолеть даже первый уровень замка. Демоны кишели в замке Флюреншталь. Костя нацепил на голову скрученный скотчем шлем и залез в клетку. Остальные уже стояли на своих местах.
   -- Ну, Костя, теперь от тебя все зависит, -- сказал Фриз.
   Класс опустил шлемный дисплей и сказал:
   -- Поехали!
   Сюрпризов на этот раз не было. Тестеры вошли в игру и оказались в самом центре ожесточенного сражения на первом уровне замка. Несколько команд геймеров в серых бронекостюмах жались по углам, сдерживая натиск монстров. Монстры были что надо. Самая смелая фантазия дизайнеров компьютерных игр блекла в сравнении с творчеством Гагтунгра. Порождения демона отлично знали свое дело. Попавшие в игру геймеры еще не успевали ничего сообразить, как гибли в лапах ужасных монстров и барлогов. И эта темная рать перемалывала одну команду незадачливых геймеров за другой.
   -- Ну, чего ждем! -- воскликнул Дред, как только прошел первоначальный шок. Чувство профессиональной гордости не позволяло тестерам спокойно наблюдать это безобразие. Бластерные пушки извергли на демонов море огня. Команда сгруппировалась вокруг Класса и двинулась вперед, прогладывая путь огнем бластеров и разрывами гранат.
   -- Что, гады! Не нравится, когда за дело взялись специалисты! -- выкрикнул Лева. Войдя в раж, он косил стаи демонов направо и налево.
   Замок опять переменился. Пространства залов и галерей стали значительно шире. Центральная лестница вилась широкой спиралью, уводя на верхние уровни. Коридоры получили незнакомые повороты. Боковые галереи обрывались местами в бездонную пустоту. "Где тот зал с фонтаном? Как теперь найти его?" -- думал Новик. Раньше все было просто: зал был на карте и маршрут хорошо известен. Теперь здесь было совершенно другое место, и тестеры понимали, что если они не сориентируются, вся их затея окажется напрасной.
   -- Куда теперь? -- спросил Новик у Дреда, который первым достал кристалл из фонтана.
   -- Только наверх. Внизу делать нечего, -- ответил Дред и побежал к винтовой лестнице. Остальные последовали за ним.
   От первоначального плана в отношении геймеров пришлось отказаться. Геймеры были им не помощники. Полностью деморализованные, они рассыпались мелкими группами, ведя отчаянную борьбу за свои жизни.
   Тестеры с боем прокладывали себе дорогу. Все бежали за Дредом, а он сам не знал, правильно ведет товарищей или нет. Рядом с Новиком оказался Лева:
   -- Заметил, архитектура тут изменилась. Но логика простая: тот зал должен быть как можно дальше от входа. Геймеры ведь идут с первого уровня.
   -- Я тоже так подумал. Но вот пробьемся ли?
   За их спинами высились груды убитых монстров. Груды трупов медленно таяли, стираясь из памяти компьютера. Пока в "Замке" действовали законы игры, ничто не могло остановить тестеров, с новым оружием они были. несокрушимы.
   Вдруг Класс перестал стрелять и поднял руку. Все сгруппировались вокруг командира, отражая атаки налетающих со всех сторон монстров.
   -- Нас обнаружили. Кто-то пытается внести изменения в программный код, -- сообщил Класс..
   -- Это не к добру. Они попытаются изменить параметры нашего оружия, -- заметил Фриз.
   -- Уже пытаются, -- подтвердил Класс. -- Я активировал защиту, но атака на монитор идет сильнее, чем у этих монстров.
   -- Если они не смогут преодолеть нашу неуязвимость, они попытаются выкинуть нас из игры. Или обрушить все и начать новую игру.
   -- Последнее весьма вероятно. Они могут запустить новые копии игры.
   -- Что будем делать? -- спросил Скарж.
   -- Двигаться быстрее к фонтану.
   -- А вдруг эта лестница ведет в бесконечность, так же как тот графитовый коридор.
   -- Все может быть, но монитор ведет проверку файлов. Он работает над тем, чтобы вернуть игру в первоначальное состояние. Хорошо, что у нас сохранился Левин диск.
   -- Что-то не хочется бежать по этой лестнице, командир... Нельзя что-нибудь придумать? -- спросил Фриз.
   -- Уже, -- сказал Класс. -- Сейчас немного полетаем.
   За спинами у тестеров выросли крылья. Это было как в сказке.
   -- Ух ты! Такого еще не бывало!
   -- А как ими пользоваться? -- спросил Лева.
   -- Просто маши ими и лети. Нервные импульсы через фидбэки будут передаваться крыльям, -- пояснил Класс.
   -- Как ты так быстро изменил код? -- спросил Скарж.
   -- Это волшебный монитор, он может все тут менять на лету. Я и сам удивляюсь.
   -- Не нравится мне это. Если мы можем так быстро изменять виар, значит, те, кто против нас, тоже могут это делать.
   -- Пока монитор успешно отбивает их атаки, -- заверил Класс.
   -- Ладно, полетели.
   Тестеры поднялись в воздух. Лететь было удивительно просто и приятно. Внизу в бессильной ярости бесновались монстры. Тестеры окатили их градом бластерных вспышек и поплыли вверх по спиральной лестнице. Лестница казалась бесконечной. Она вилась вокруг туманного столба из пасмурного света. Вдоль всей лестницы стояли демонические стражи. Из тьмы, скрывающей фигуры стражей, к тестерам тянулись жадные когтистые лапы. Мелькали оскаленные морды и глаза, горящие пламенем злобы
   -- Мы бы никогда не прошли эту лестницу, -- послал всем сообщение Дред.
   -- Да, оборона тут налажена. Но что они приготовили нам наверху? -- отозвался Фриз.
   Они плыли в неизвестность вдоль лестницы, охраняемой созданиями тьмы. И пока действовала программа, созданная человеческой мыслью, они были неуязвимы. Но вряд ли кто-нибудь из них мог сказать, как долго это будет продолжаться. И первым это осознал Класс, когда у него в наушниках раздался тревожный писк и на шлемный дисплей выскочило сообщение о программной ошибке.
  

Глава 21. Тоннель

  
   Первым о чрезвычайной ситуации в городе доложили вице-губернатору Плахову. Поздно вечером ему позвонил дежурный из мэрии и сообщил, что вода затопляет тоннели метрополитена. МЧС готовило бригады спасателей для отправки в Санкт-Петербург.
   -- Метростроевцы уже на аварии. Вода заливает станцию "Площадь Ленина". Если размоет бетонные ограждения, вода может хлынуть из Невы, -- доложил оперативный дежурный.
   -- Только без паники. Поднимайте строителей, снимате всю технику к метро. Будет строить отводные каналы. Возможно, придется засыпать метро. Всех членов штаба -- по тревоге в мэрию. Я сейчас выезжаю.
   Плахов оттер лицо руками. Почему-то ему всегда приходилось отдуваться во время отсутствия начальства. Губернатор улетел в Москву на встречу с президентом. И главным начальником по городу остался он, Александр Васильевич Плахов.
   Жена Плахова Алла Владимировна поднялась с постели и подошла к мужу. Она чувствовала, что что-то случилась. Но ни о чем не спрашивала.
   -- Вода поднимается. Поеду в мэрию, -- сказал Плахов.
   -- Это серьезно? -- спросила Алла Владимировна.
   -- Залило станцию "Площадь Ленина". Есть опасения, что может размыть тоннель и туда устремятся воды Невы. Нужно срочно поднимать строителей. Уже сообщили в МЧС, там собирают бригады.
   -- Ты позвонил Нильскому? -- спросила Алла Владимировна, имея в виду губернатора Санкт-Петербурга.
   -- Позвоню с работы. Все равно он ничем помочь не сможет, -- ответил Плахов.
   Плахов выпил стакан горячего чая и вышел на улицу. Служебная "Ауди" уже ждала его у подъезда. Водитель стартовал, и они резво помчались по улицам спящего и ничего не подозревающего города.
   В приемной вице-губернатора собрался штаб по чрезвычайным ситуациям. Плахов кивнул и пригласил чиновников в свой кабинет.
   Сидящий у края стола генерал Земнухов оторвал взгляд от темного окна. Его занимала не столько стихия, находящаяся вне его компетенции, сколько серия загадочных убийств, происшедших накануне в корпорации "Давайте Играть!" Поэтому генерал намеревался остаться после заседания, чтобы обсудить с Плаховым эти события. Земнухов сам выезжал на место происшествия. Всего в здании корпорации было обнаружено три трупа. Профессор Мартин, по предварительному заключению экспертов, скончался от удара электрическим током. Секретарша Луцкого была обезглавлена. Но то, что генерал увидел на тридцатом этаже, поразило даже его, опытного и закаленного оперативника. Охранника, дежурившего на этаже, схватили и оттащили в дальний конец коридора. На плечах и шее у него остались глубокие раны, словно кто-то впился в него когтями. "Как кошка, -- вспомнил Земнухов эти раны, -- как железная кошка, с помощью которой закидывают веревки". Охранник истекал кровью, пока его тащили. Кровавые дорожки протянулись по всему коридору. Но то, что сделали с охранником потом, никак не укладывалось в голове генерала. Однажды он видел нечто подобное. Молодым лейтенантом Земнухову приходилось выезжать на несчастный случай на хлебозаводе. Тогда рабочий угодил в тестомешалку. Впечатление от увиденного в корпорации было схожим. Труп охранника был буквально разорван на части. Куски мяса валялись вдоль стен. Судмедэксперты уж до чего привычные ко всякой мертвечине и те брезгливо морщились, собирая окровавленные куски в пластиковые мешки. Никто из них не мог сказать, с помощью какого орудия можно было причинить такие повреждения. Никаких взрывов и уж тем более тестомешалок в офисе "ДиАй!" не было, что ставило генерала в тупик в его дальнейших размышлениях. Раны у охранника были рваные, плоть была изорвана и искромсана, а не разрублена или разрезана, -- судмедэксперты подтвердили свое предварительное заключение. Рядом с трупом были обнаружены кровавые следы женских туфель на каблучках. Предположить, что женщина могла порвать здоровенного мужика, никто из следователей не осмелился. Но следы эти, опять же по предварительному заключению криминалистов, принадлежали туфелькам покойной секретарши Ирины. И стоило только генералу представить картину этого преступления, как на память ему приходили сцены из фильмов ужасов, которые в обилии приносил домой его сын.
   Было в деле "Давайте Играть!" еще одно загадочное обстоятельство. Криминалисты установили, что пули, извлеченные из тела Луцкого, были выпущены из пистолета, найденного возле трупа у сгоревшего джипа на Кронверкской набережной. Не мог человек со сломанной шеей и смертельными пулевыми ранениями перейти Кронверкский пролив и перелезть через стены крепости, чтобы невесть как оказаться в запертом соборе. Никакого рационального объяснения этим загадочным смертям Земнухов не находил. И чем больше он думал об этом, тем больше все случившееся представлялось ему компьютерной игрой или фильмом ужасов.
   -- ...понадобится засыпать тоннели, -- донесся до генерала голос начальника метростроя Веселкова. -- Напор воды в этот раз силен как никогда. Плиты бетонной обшивки могут не выдержать. Когда строили метро, эти воды заморозили, но сейчас они почему-то оттаяли. Вода быстро поднимается. Под угрозой затопления не только "Площадь Ленина", но и "Чернышевская" и "Выборгская". Считаю, что наиболее подходящий участок для засыпки тоннеля перегон между станциями "Чернышевская" и "Лесная".
   -- Быстро тоннели не вскроем -- придется их взрывать. Это центр города, населенные районы. Нужно объявить эвакуацию, -- предупредил председатель комитета по ГО и ЧС Смирнов.
   -- Понадобится, так и объявим, -- сказал Плахов. -- Но вы гарантируете, что вода не хлынет наружу после засыпки тоннелей?
   -- Сложно предугадать, чем кончится это наводнение. Нева тоже поднимается. Я боюсь, может сложиться крайне тяжелая ситуация, -- сказал Смирнов.
   -- Есть еще какие-нибудь предложения? -- Плахов обвел присутствующих взглядом.
   Все молчали. В кулуарах члены оперативного штаба уже провели предварительное обсуждение, и план, изложенный Веселковым и Смирновым, был одобрен.
   -- Завтра прилетает Нильский, -- сообщил Плахов. -- Москва обеспокоена. МЧС развертывает силы. Что касается меня, я согласен с выработанным планом. Но последнее слово за губернатором. До завтра ситуация терпит. А пока нужно провести инспекцию тоннелей и подготовить все необходимое для аварийных работ. Нужно пересмотреть схему движения наземного транспорта. Люди не должны опаздывать на работу, и чтобы не было никаких пробок и паники. Ответственным за выполнение строительных работ назначается Веселков. ГО и ЧС предусмотреть все меры по безопасному проведению взрывных работ. Если потребуется, отселите людей на загородные базы отдыха и обеспечьте всем необходимым.
   -- Сделаем, Александр Васильевич, -- кивнул головой Смирнов.
   -- Тогда до завтра. Следите за ситуацией и держите меня в курсе. Завтра заседание штаба в 12 часов. Анатолий Георгиевич сам назначил это время. Он прилетит и сразу в Смольный.
   Все поднялись и направились к выходу. Земнухов остался сидеть на месте.
   -- У вас есть что-то ко мне, Владимир Кириллович? -- спросил Плахов.
   -- Да, Александр Васильевич, меня волнует ситуация в корпорации "Давайте Играть!"
   -- Я слышал, убили Мартина, -- сказал Плахов. Опасность большого наводнения заслонила перед ним все другие события.
   -- Не одного только Мартина. Убиты охранник, секретарша, и еще один труп, менеджера Луцкого, с признаками насильственной смерти найден в соборе Петропавловской крепости.
   -- Что за мор такой в корпорации? -- рассеянно спросил Плахов.
   Заказные убийства в стране перестали быть редкостью, случалось, отстреливали все руководство какого-нибудь предприятия, так что удивляться смерти Мартина и Луцкого не приходилось. Но кто посмел поднять руку на могущественную американскую корпорацию? На рынке услуг, которые предоставляла "Давайте Играть!", конкурентов не было. В городе, насколько мог судить Плахов, тоже никто не помышлял наезжать на корпорацию. Профессор сумел наладить выживательные отношения с властью и с криминалитетом. Так что оставалось загадкой, кому понадобилась смерть руководства "ДиАй!". Однако ни Земнухов, ни Плахов не сомневались, что все эти убийства совершены на почве служебной деятельности потерпевших.
   -- Если это криминальные разборки, то все слишком лихо закручено. Мало того, что добрались до секретарши, так у нее еще на срезе шеи выявлена коагуляция кровеносных сосудов. Похоже, голову рубили ей лазерным мечом, как в "Звездных войнах" не иначе. А у профессора поражение электрическим током, как от молнии, хотя шлем виртуальной реальности использует очень слабые токи. Мы проверили шлем, он в порядке. Такого удара током не могло быть в принципе. Так что как по способу осуществления преступлений, так и по примененным орудиям мы столкнулись с чем-то трудно объяснимым, -- сказал Земнухов.
   -- "Звездные войны", скажете тоже! Есть какие-нибудь результаты расследования? -- спросил Плахов. -- Там вроде приличные люди собрались, не мафиози. Уважаемая американская корпорация.
   -- Все так. И оттого все выглядит еще более странным. Особенно то, как убили охранника...
   -- Как его убили? -- спросил Плахов.
   -- Порвали на части.
   -- Как порвали? Порезали что ли?
   -- Нет в буквальном смысле. Мы полчаса собирали куски мяса по коридору.
   -- Ничего себе!
   -- В том-то и дело! Здесь все не так просто. Луцкого нашли в Петропавловском соборе со сломанной шеей и двумя огнестрельными ранениями. Напротив крепости на Кронверкской набережной обнаружен обгоревший джип и четыре трупа. Трупы идентифицировали. Личности известные, занимались тем, что отнимали у людей престижные иномарки. У одного из бандитов был пистолет. Из него был застрелен Луцкий. Раны, по свидетельству экспертов, у Луцкого были смертельные в момент причинения.
   -- И как же он раненый перебрался через пролив? И чего ему приспичило идти в собор?
   -- Мы не нашли ответы на эти вопросы. Но что характерно, он еще в полночь выстрелил из пушки. На снегу у гаубицы обнаружены его следы.
   -- То-то мне доложил дежурный, что в Петропавловке ночью была стрельба. Я подумал, что дежурные перепились и бабахнули из гаубицы посреди ночи. Потом это наводнение: все так закрутилось... А теперь вы мне рассказываете об этих ужасах в корпорации.
   -- Там действительно странные вещи творятся. Весь контроль над кибермозгом корпорации, который они называют "Большим Братом", был в руках Мартина. Только профессор имел коды полного доступа к "Большому Брату", он определял, какие игры запустить или остановить, какие установить приложения...
   -- Думаете, кому-то понадобился доступ к "Большому Брату"?
   -- Сложно сказать. "Большой Брат" связан с Рунетом, а это открывает определенные возможности. Сейчас там идет игра, "Замок Флюреншталь" называется. Я до сих пор не могу отойти от ужаса, который творится в этой игре. Какие-то ужасные твари разрывают геймеров на части, и это выглядит очень натурально. У меня прямо кровь застыла, как увидел все это.
   -- Это как-нибудь связано с убийствами? -- спросил Плахов.
   -- Вы бы видели эти игры! Там -- ужас! Мне кажется, этот ужас вырвался наружу. Я видел царапины на мониторе Мартина. Стекло поцарапано изнутри. Вы можете это представить! Никто не может объяснить, как это произошло. Такие длинные белые царапины, как от когтей. А когда я увидел, что происходит за стеклом, не вру, мне стало страшно. Если предположить, что эти чудовища каким-то образом добрались до охранника, только так можно объяснить картину этого преступления.
   -- Мистика какая-то! Нам еще чудовищ не хватало, помимо наводнения! И куда потом девалось это чудовище? Залезло обратно?
   -- Боюсь, что не залезло... Мне кажется, нужно остановить все игры корпорации.
   -- Так остановите. Все спокойнее будет. Да и в прессу не просочится...
   -- Ключи от всех процессов Мартин унес с собой. Наши специалисты пытались отключить сеть корпорации, но у них ничего не вышло. "Большой Брат" требует пароли. Останавливать эти игры нужно в масштабе всей страны.
   Плахов настороженно посмотрел на генерала. Три года назад генерала перевели из Самары. Такой перевод не состоялся бв без влиятельной поддержки кого-то из администрации президента. Но начальник УВД за эти годы показал себя отличным профессионалом. Показатели раскрываемости за прошлый год выросли на пять процентов. Хотя Петербург от этого и не перестал быть "бандитским", но все-таки стало поспокойнее. Но сейчас все внимание Плахова было приковано к борьбе с наводнением. Курировал правоохранительные органы сам губернатор. Плахов же отвечал за хозяйственный и строительный комплекс. Что генерал хотел услышать от него? В том и состоит его милицейская работа, чтобы раскрывать и объяснять все странное и необъяснимое. А пока у генерала нет ничего, кроме неясных намеков и подозрений. Он сам прекрасно понимает, что вице-мэр не властен прекратить законную деятельность хозяйствующего субъекта, каковым без сомнения является корпорация "Давайте Играть!", тем более в масштабах всей страны. Для этого существуют судебные органы и определенный порядок. Генерал не мог не знать это, тогда зачем он пришел? Чтобы всю ответственность за незаконное решение взвалил на себя Плахов?
   -- Вы ведь знаете, Владимир Кириллович, что это не в моей власти. Я не могу приостановить деятельность корпорации. Да и у вас, кроме каких-то неясных и мистических подозрений, нет никаких фактов.
   -- Я боюсь, может случиться нечто гораздо худшее. Мы уже подготовили письмо нашему руководству. Ждем окончательных выводов экспертиз. Но на все это надо время. А его может оказаться очень мало.
   -- Так чудовища того, стало быть, не нашли? -- спросил Плахов.
   Он выразительно посмотрел на часы. Шел первый час ночи, и вице-мэру хотелось хоть немного отдохнуть перед рабочим днем, обещающим быть нелегким.
   -- Чудовища не нашли. Никаких необычных следов тоже, -- подтвердил генерал.
   -- Ну так стоит ли шум поднимать? Пусть себе играют...
   Плахов вспомнил роскошную презентацию корпорации. Вице-губерна­тору, как и всему руководству города, вручили большой золотой шлем виртуальной реальности. Плахов не верил, что шлем золотой, хотя он был очень тяжелый. Но все равно был рад этому необычному подарку. Самое удивительное, что шлем был рабочий. Его хоть сейчас надевай и играй в игры. Хотя вице-мэр никогда не пробовал входить в виртуальную реальность.
   -- Видели бы вы эти игры! Никогда не стал бы к вам обращаться, Александр Васильевич, если бы не странное предчувствие, что потом будет поздно, -- со значением произнес генерал.
   -- Вернитесь на землю, Владимир Кириллович! У нас наводнение. Вот это самое страшное. Две станции метро уже под водой, и неизвестно, чем все это закончится. А вы мне рассказываете про какие-то там виртуальные ужасы!
   -- Я пока не могу это объяснить, но мне кажется, между этими событиями есть связь. Прошу, разрешите мне приостановить деятельность корпорации.
   -- Не могу я этого. Вы же знаете, это противозаконно. Если у вас есть какие-то подозрения, свяжитесь с их заокеанским руководством и объясните ситуацию.
   -- Попробую, но я всего лишь милицейский генерал... -- сказал Земнухов.
   -- И потому решили меня подставить? У меня и без вашей корпорации забот хватает. Завтра приедет "барин" -- "барин" нас рассудит. Хотя не думаю, что он тоже захочет влезать в это дело.
   -- В корпорации дело нечисто. Оттуда тянутся сети, которые опутывают не только наш город, но и всю страну.
   -- Если они преступники, докажите это. Если деятельность корпорации противозаконна, нужно подавать материалы в суд. Но пока это не доказано, с ними ничего нельзя поделать, -- назидательным тоном произнес Плахов. Дальнейший разговор ему представлялся бессмысленным.
   -- Когда мы сможем что-нибудь доказать, будет поздно. Действовать нужно сейчас.
   -- Завтра приедет губернатор. У вас будет время, чтобы представить ему более убедительные доводы, чем мне. Я к этому не хочу иметь никакого отношения. Мне наводнения хватает. Завтра придется эвакуировать людей и взрывать тоннели метро.
   -- Если сейчас примем решение, возможно, ничего взрывать не придется, -- стоял на своем Земнухов.
   -- Но вы же понимаете, что я ничего не могу! Делайте, что считаете нужным, только не впутывайте меня в это дело. Пусть губернатор разбирается... -- Плахов поднялся, давая понять, что разговор окончен.
   -- Кстати, не забывайте, что завтра в двенадцать заседание штаба. Ваше присутствие обязательно. И не забудьте представить план мероприятий по соблюдению правопорядка на случай наводнения.
   -- Не забуду. У нас разработаны планы на все случаи жизни, кроме тех, которые действительно случаются. Спасибо за откровенно высказанную позицию, Александр Васильевич. Спокойной ночи! -- Земнухов поднялся со стула и направился к выходу.
   Плахов проводил генерала тяжелым взглядом. Власть -- это нелегкое бремя. Сколько раз ему пытались выказать презрительное к нему отношение и свою независимость. Каждый считает начальство глупее себя и ничтожнее. Почему так, Плахов не понимал, но за годы работы в администрации хорошо усвоил правила аппаратных игр. И эти правила гласили: никогда не оставляй безнаказанными выпады против себя. Иначе люди почувствуют твою слабину, сядут тебе на шею, и будешь ты, Плахов, возить их на себе до самой своей пенсии, если, конечно, доживешь до нее в этих властных коридорах.
   "Делай, генерал, что, что считаешь нужным. Закончим с наводнением, разберемся и с тобой. Проколешься на корпорации, подумаем о твоем соответствии занимаемой должности", -- мстительно подумал Плахов. И все же слова генерала сумели зародить в нем какие-то смутные подозрения. Но сейчас на первом месте стояло наводнение. Противостоять стихии было не в пример труднее, чем делам человеческим.
   Из служебного джипа Земнухов позвонил начальнику управления "К" по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий подполковнику Карлову.
   -- Что там у тебя, Геннадий Ильич? -- спросил Земнухов. -- Отключили эти игры?
   -- Никак не получается, Владимир Кириллович. Компьютер требует пароли. Очень сложное шифрование. Мы вскрыть пароли не можем, как и отключить сеть корпорации по всей стране.
   -- У вас время до приезда губернатора. Свяжись с главным офисом корпорации в Америки, спроси, что там у них происходит с этой игрой и как ее отключить.
   -- Я попробую, но мои полномочия...
   -- Во всем можешь ссылаться на меня. Я тебя прикрою в случае чего.
   -- Хорошо, Владимир Кириллович, попробуем связаться с Америкой. Смотреть даже страшно, что сейчас делается в этой игре.
   -- Вот и не смотри. Вырубай все это на фиг, и дело с концом. Пусть американцы разбираются. Нам свой покой дороже.
   -- Я все понимаю, Владимир Кириллович.
   -- Вот и ладно. Ночь у тебя есть. Завтра на штабе буду докладывать обо всем губернатору. Если что, звони мне в любое время.
   -- Слушаюсь, товарищ генерал.
   -- Да брось ты! -- генерал нажал кнопку отбоя.
   За окном машины мелькали огни ночного города. Земнухов хотел еще позвонить начальнику уголовного розыска и спросить, чего они там нарыли, но почему-то передумал. Тревожное подозрение, что во всем виновата эта чертова игра, не оставляло генерала.
  

***

  
   В свои девятнадцать лет Коля Боровский не любил шумные компании и дискотеки. Отчасти подобное отношение к шумным увлечениям сверстников было следствием Колиной полноты и неуклюжести, за которую бывшие одноклассники прозвали его "Кола-Бора", отчасти оттого, что Колю больше привлекал совсем иной мир, мир, открывшийся ему в фантастических книгах, фильмах и компьютерных играх. Коля знал, что стоит ему придти на дискотеку или ночной клуб, как он станет посмешищем всего танцпола. Поэтому в последнее время всем подвижным и потным развлечениям Кола-Бора предпочитал клубы виртуальной реальности. Всего год назад ни о каком виртуальном пространстве не было и речи. Игровые компьютерные салоны были разрозненны, их хозяева только и думали о том, как бы выжать максимальную прибыль из своих быстро устаревающих и порой дышащих на ладан машин. Однако с пришествием в город корпорации "Давайте Играть!" ситуация в игровом бизнесе кардинальным образом переменилась. Корпорация повела агрессивную кампанию по скупке игровых и интернет-салонов. Корпорация не жалела средств, чтобы полностью овладеть местным рынком компьютерных развлечений. И это ей удалось. Уже через год почти все игровые и интернет-салоны принадлежали "ДиАй!".
   Коля любил посещать один из таких клубов, находящийся в двухстах метрах от его дома. Можно было, конечно, войти в виртуальное пространство из дома, но мощность машин, установленных в клубе, и скорость соединения с сетью не шли ни в какое сравнение с возможностями его домашнего компьютера. Клуб назывался "У Дюка". У Коли в клубе была своя компания таких же, как он, увлеченных геймеров. Здесь никто не смотрел на Колину комплекцию, здесь все решала смекалка и быстрота реакции игрока. Этими качествами Коля не был обделен и быстро пришелся ко двору устойчивой местной команде. Он не раз выручал своих товарищей в трудных ситуациях, и его прозвище "Бора" произносили здесь совсем с другой, уважительной, интонацией.
   Сегодняшним вечером Бора как обычно зависал в клубе. Играли в "Анреал - 2". Миры чужих планет требовали освобождения от жестоких и кровожадных завоевателей. Игра была в самом разгаре, геймеры ловко громили монстров и быстро продвигались с уровня на уровень. Но неожиданно, когда игра была в самом разгаре, произошел сбой. На шлемных дисплеях выскочило сообщение об ошибке, и игра "Анреал" стала недоступна. Всем пользователям предлагалось перейти в другую игру -- "Замок Флюреншталь".
   -- Ну я так не играю! -- разочарованно произнес Макс Демин и стащил с головы шлем. -- Я этот занюханный "Замок" уже три раза туда-сюда прошел. Сколько можно! Неинтересно!
   -- Смотри, они обещают новые моды! -- сообщил Влад Виницкий. -- Говорят, полностью переделали уровни замка.
   -- Брехня! -- выразился Макс. -- Ты видел моды к "Хав-лайфу"? Два-три еще ничего, остальное -- такая гадость!
   -- Но это же корпорация! Может, попробуем?
   Влад посмотрел на часы: полдвенадцатого ночи. Если он войдет в игру, то это затянется до утра. А завтра надо начинать готовиться к экзамену, сессия на носу.
   -- Не, мужики, я пошел. Играйте в этот свой "Замок", а мне учиться надо.
   -- А ты Бора? -- спросил Макс.
   -- А я, пожалуй, останусь. Дома все равно делать нечего. До сессии у нас еще неделя.
   -- Ну тогда двинули? -- предложил Макс.
   Бора кликнул на "Вход" и в ту же минуту оказался в новой для себя реальности. Свои боты они с Максом делали сами и могли отличить друг друга в любой толпе геймеров. В игре они были здоровенными мужиками типа Серьезного Сэма, и у каждого в руках был большой шестиствольный пулемет. И только Макс с Борой окунулись в игру, как пулеметы в их руках тут же захлебнулись длинными очередями. В замке Флюреншталь шла кровавая бойня. Такого засилья нежити и монстров ни Макс, ни Бора еще нигде не видели. Это было просто избиение ни в чем неповинных геймеров.
   -- Они что тут с ума посходили? -- вскричал Макс, быстро опустошив пулеметную ленту.
   Ступить ни вправо, ни влево было некуда. Кругом сплошной массой кишели монстры. Бора до последнего прикрывал друга. Твари с острыми, как сабли, конечностями со всех сторон окружили Макса. Они напрыгивали на Макса, и Бора поливал их из пулемета. На минуту Макса скрыла толпа монстров, а когда Бора проложил к нему дорогу, то увидел, что его друг лежит на земле и его терзают кровожадные твари. Такого в играх никогда не было. Убитый бот обычно покидал игру, растворялся в воздухе. Боре стало страшно. Он бросил руку к клавиатуре и нажал на "Выход". Понимание, что что-то нарушилось, пришло в следующую секунду. Кнопка выхода не сработала. Его пулемет расстрелял последние патроны и заглох. К Боре с визгом неслась толпа адских тварей. В следующий миг он почувствовал их острые когти. Невыносимая боль затопила разум. Ни одно устройство обратной связи не могло причинить такую боль. Бора закричал. Из ран на теле хлынула кровь. Отчаянным усилием Бора попытался скинуть с себя шлем. Ему показалось, что это удалось. Он увидел яркую полоску света, такую яркую, будто включили сотню прожекторов. Затем все померкло. Бора больше не чувствовал своего живого тела. Он стал трупом.
  

***

  
   В восемь часов утра бригада метростроителей из трех человек во главе с начальником участка Косых Александром Филипповичем спустилась в метро на станции "Лесная". Путейцы получили задание выяснить, где остановилась вода, если, конечно, она остановилась. Они двинулись по темному тоннелю в сторону станции "Выборгская". Непривычная тишина стояла в метро в этот утренний час. Пахло сыростью, в воздухе висела прозрачная дымка пара.
   -- Парит, -- невесело заметил Федор Михайлович Конев, заслуженный метростроитель и бригадир, для сослуживцев просто Михалыч.
   -- Да, чувствуется вода где-то близко, -- согласился Косых.
   -- С чего бы это так пробило? Здесь и раньше бывали течи, но такого не припомню. Ведь когда строили метро, подземные речки в этом районе заморозили.
   -- Заморозили, да видно не навсегда, -- ответил Косых, освещая себе дорогу фонариком.
   Пар стал гуще, и уже в двух-трех метрах ничего не было видно.
   -- Какая, интересно, тут температура? -- осведомился Михалыч.
   -- Не знаю, Михалыч, -- пожал плечами Косых, -- но сам видишь -- не холодно.
   -- Не холодно... -- раздумчиво произнес Михалыч, всматриваясь в белесую пелену пара.
   -- Если грунтовые воды прорвались, почему тогда так парит? -- спросил Витя Куварнин молодой инженер, недавний выпускник академии железнодорожного транспорта.
   -- Фиг его знает, -- просто ответил Косых, -- дойдем до воды -- узнаем.
   Он приблизился к бетонному скату стены и стал осматривать плиты, шаря по ним лучом фонарика. В этом месте бетон был цел, хотя и покрылся сетью мелких трещин.
   -- Трещит, -- заметил Куварнин, с интересом оглядывая стену.
   -- Здесь еще четыре года назад эти трещины заметили, -- сказал Михалыч.
   -- То-то и оно, что заметили, а ничего не сделали, -- укоризненно произнес Косых.
   -- Тогда ведь придется весь перегон заново выкладывать. Здесь повсюду эти трещины.
   -- Да, Венеция, мать твою... -- тихо произнес Куварнин.
   Они прошли по темному тоннелю еще минут десять. Вдруг Михалыч остановился: "Слышите?" Откуда-то доносился плеск воды.
   -- Пошли, -- сказал Косых и зашагал на звук.
   Все последовали за ним. Метров через пятьдесят под ногами захлюпала вода. Судя по приближающемуся звуку, вода лилась в тоннель сильным потоком. Пар стал гуще, и лучи фонариков вязли в этой белесой пелене.
   -- Гольфстрим хренов! Михалыч, здесь гейзеры пробились что ли? -- спросил Косых.
   -- Сам не понимаю. Откуда взялась теплая вода? Может, канализацию пробило или водопровод? -- предположил Михалыч.
   Ноги, обутые в высокие резиновые сапоги, чувствовали тепло. Куварнин осветил фонариком план тоннелей.
   -- Да нет, водопроводные трубы проходят в стороне. А канализацию мы бы сразу почувствовали.
   -- Тогда ничего не понимаю, -- сказал Михалыч.
   -- Пройдем дальше и посмотрим на этот источник, -- предложил Косых.
   -- Хорошо бы пробы взять, вдруг все-таки канализация? -- сказал Михалыч.
   -- Канализацию ты бы и без проб почуял, -- ответил Косых. -- Водичка свежая, только почему-то горячая.
   Вода покрыла стопы и продолжала подниматься по голенищам сапог. С высокого потолка капало на одежду и неприятно -- за шиворот.
   -- Надо было полностью в резине выходить, -- посетовал Косых.
   -- Как всегда к начальству хорошие мысли приходят опосля! -- ехидно подметил Куварнин.
   -- Витя, ты, наверное, всегда мечтал быть пионером или там бойскаутом? -- с тайным умыслом спросил Косых.
   -- Так вот, теперь твои мечты сбылись. Дуй-ка вперед, расскажешь нам с Михалычем, что там за гейзер!
   -- Да куда я без старших товарищей? Меня, двоечника, можно только за водкой посылать.
   -- Вот нахал! А плавать умеешь? Знаешь приказ: доплыть до источника воды!
   -- Ну если родине надо, то и поплыву. Хотя плыть далековато придется. До "Выборгской" еще два километра, -- Куварнин посмотрел на карту.
   -- Значит, мы у источника. Вода стекает к "Лесной". На нашем уровне сантиметров двадцать, а на "Выборгской" глубина метр тридцать.
   -- Поразил, теоретик! Ежу понятно, что источник рядом. Не слышите, как плещет? -- сказал Михалыч.
   -- Источников может быть несколько. Вода и на "Площади Ленина" и на "Чернышевской", -- заметил Куварнин.
   -- Ладно, чего гадать? Пошли дальше. Если надо куда, Витька сплавает, -- пробурчал Михалыч.
   Они прошли еще тридцать метров, и вода поднялась до колен. Еще несколько шагов, и сапоги начнут черпать воду. Шум бурлящей воды приблизился. Казалось, сделай еще пару шагов, и они увидят этот источник. Но мокнуть никому не хотелось. Витя опустил руку в воду. Вода стала значительно теплее.
   -- Вот вам и мерзлота! А если эти термальные воды растопят другие речки замороженные, что тогда?
   -- В других местах посуше. Страшно, если подмоет тоннель. Тогда река хлынет в метро и затопит весь город, -- сказал Косых.
   -- Что будем делать? Пойдем дальше или вернемся и доложим, что видели геотермальный источник, пробивший тоннель в метро? -- спросил Куварнин.
   -- Еще не видели. Придется тебе, Витек, сплавать и посмотреть, -- насмешливо произнес Михалыч.
   -- Брось, Михалыч, на молодежь наезжать. Молодежь у нас талантливая, академии позаканчивала, -- заступился за Куварнина начальник участка.
   -- Дай-ка мне план, Витя, -- Косых посветил фонариком на бумагу. -- Давайте занесем этот участок на план, и пора возвращаться. Основное мы уже видели: вода прибывает, затапливает тоннели. Примерный пик подъема в полутора километрах от "Лесной". Хотя почему она теплая, в толк не возьму. Надо все-таки взять пробы. Вдруг радиация какая снизу идет...
   Александр Филиппович отстегнул от пояса фляжку и опустил в воду. Пока они стояли, вода заметно прибыла. Теплая струйка скользнула Куварнину за голенище, и он отступил назад. Вдруг рядом послышался хруст. От стены отвалился кусок бетона и с шумом упал в воду.
   -- Назад! -- скомандовал Михалыч.
   Все рефлекторно попятились назад. Из пробитой стены хлынул фонтан горячей воды. Метростроители побежали обратно к станции. Тоннель заполнял густой туман. "Хорошо хоть путь прямой, не заблудимся в потемках", -- подумал Михалыч. Луч его фонарика метался в клубах пара, натыкаясь на спины бегущих товарищей.
   -- Нет, вы видели, как бабахнуло! Этот бетон, как яичная скорлупа! -- кричал на ходу Куварнин.
   -- Стойте! Передохнем немного... -- выдохся через три десятка метров Михалыч. -- Вода нас не догонит.
   Все остановились, тяжело переводя дыхание. Новый источник глухо шумел у них за спиной.
   -- Вы так не спешите. Мне за вами не угнаться, --Михалыч никак не мог отдышаться.
   -- Хорошо, Михалыч, пойдем тише. Только как бы нас тут не затопило, -- сказал Косых.
   -- Не затопит, тут небольшой подъем тоннеля. Вода так скоро не поднимется.
   Они пошли дальше, выбирая дорогу вдоль нижнего ыската бетонных стен. Михалыч шел последним. Он несколько раз оборачивался и описывал фонариком широкий полукруг. Но позади него не было ничего, кроме тумана.
   -- Нам бы Михалыча не потерять. Что-то он отставать стал, -- сказал Куварнин.
   Косых остановился.
   -- Эй, Михалыч, ты чего там замешкался! -- крикнул он в темноту.
   -- Сейчас, иду! -- отозвался Михалыч.
   Он еще раз оглянулся. "Нет, просто показалось. Ничего тут нет. Это просто такой туман в темноте", -- успокоил себя бригадир. Минуту назад ему показалось, что пар у стены сгустился в какую-то черную фигуру. Михалыч отчетливо разглядел этот шевелящийся сгусток на фоне серой бетонной стены. Сгусток раскачивался и словно разводил руками. Михалыч несколько секунд завороженно смотрел на него, пока сгусток медленно не растаял под лучом фонарика.
   Сбоку послышался тяжелый всплеск. В воду упал большой кусок бетона. Горячей волной Михалыча чуть было не сбило с ног. Тоннель разрушался прямо на глазах.
   "Придется теперь поплавать. Накаркал старый дурак!" -- выговорил себе Михалыч. Он оглянулся в темноту и побежал к товарищам.
   -- Ну где ты, Михалыч! -- издалека донесся возглас Куварнина.
   -- Здесь! -- крикнул Михалыч.
   Прямо перед Михалычем из-под воды выросла черная тень. Тень стояла у бригадира на дороге, и луч фонарика тонул в ней. "Что за черт!" -- подумал Михалыч.
   -- Михалыч, давай быстрее! Тоннель топит! -- крикнул уже Косых.
   -- Иду! -- откликнулся Михалыч и пошел прямо на тень. Другой дороги у него все равно не было. Тень качнулась в его сторону. Михалыч сделал два шага и остановился. Почему-то этот черный сгусток показался ему страшнее, чем вода, заливающая тоннель. Тень была на голову выше Михалыча. Она покачивалась, как кобра, готовящаяся к прыжку.
   "Правда, как змея. И что это за дрянь такая?" -- подумал Михалыч. Он направил фонарик на тень. Желтый слабеющий луч фонарика уперся в непроницаемую клубящуюся тьму. "Остановись, тебе не нужно идти туда. Ты теперь мой. Преклони колени и стань моим телом", -- расслышал Михалыч слова тени.
   -- Прочь с дороги! -- пригрозил Михалыч и отчаянно двинулся вперед.
   Тень выгнулась дугой и бросилась на строителя. Михалыч не успел отступить. Бросок был точным и молниеносным. Тень обхватила его голову. Михалыч захрипел и схватился за горло. Фонарик полетел в воду. Михалыч задыхался. Он ничего не видел вокруг. Ему казалось, что он кричит, но из горла вырывались только сдавленные хрипы. Черный отросток проник в трахею и парализовал дыхание. Михалыч боролся примерно с минуту, затем зашатался и тяжело упал в воду.
   -- Михалыч! Ты где? -- окликнул бригадира Косых.
   Ответа не последовало.
   -- Пойду посмотрю Михалыча, -- Косых направился туда, где повисла тишина.
   -- Я с вами, Александр Филиппович, -- вызвался Куварнин.
   -- Нет, стой здесь.
   Косых прошел метров десять. Из-за пара вокруг ничего не было видно. Фонарик беспомощно шарил по воде. Вдруг сердце Александра Филипповича ёкнуло. Из-под воды на него уставилось бледное лицо Михалыча. Глаза бригадира были широко раскрыты и неподвижны.
   -- Михалыч! -- кинулся к бригадиру Косых.
   Тело бригадира было тяжелым и непослушным.
   -- Витя! С Михалычем плохо. Помоги! -- крикнул Косых.
   -- Что случилось?
   -- Давай быстрее, я не могу его вытащить!
   Куварнин бросился на голос. Вода поднялась выше пояса и была горячей. Куварнин увидел Александра Филипповича. Косых поддерживал голову Михалыча над водой.
   -- Что с ним? -- спросил Куварнин.
   -- Видать, сердце прихватило. Надо вытаскивать его отсюда, -- сказал Косых.
   Вдруг Куварнин остановился. За спиной у Косых мелькнуло что-то темное и размытое. Куварнин не мог понять, что это такое, но темное облако уже стояло за спиной начальника.
   -- Что стал? Давай помоги!..
   -- Александр Филип...
   Из облака метнулась темная прядь и захлестнула голову Косых. Он не успел даже вскрикнуть. Тьма, будто ватой, забила ему рот и нос и завернула в одеяло из клубящегося пара.
   -- Александр Филиппович! -- бросился к начальнику Куварнин.
   Косых исчезал во тьме. Темный сверток, в который он превратился, простоял минуту, а затем, потеряв равновесие, рухнул в воду. И только тело начальника коснулось воды, как тьма отступила от него и повисла над водой.
   Ноги Куварнина будто вмерзли в лед. То, что он видел, превосходило обычные рамки человеческих представлений. Тьма вихрилась над водой, нацеливаясь на новую жертву. Куварнин сделал два трудных шага назад. Он боялся обернуться спиной к этой тени. Тень раскачивалась и, казалось, внимательно следила за ним.
   Еще пара шагов, уже смелее. Куварнин повернулся и побежал так скоро, как только мог. Впереди обрушился кусок стены. Из пробоины ударил мощный поток воды. Все потонуло в клубах пара. Воды стало так много, что Куварнин поплыл. Бетон на стенах трещал и раскалывался. Струйки воды били из стен как из решета. Тоннель быстро заполнялся водой, словно в метро устремился целый океан.
   Куварнин плыл, отчаянно пытаясь вырваться из водного плена. Страх подгонял его, заставляя биться сердце в надсадном ритме. Вода стала почти горячей, пар не давал дышать. Руки слабели с каждым гребком. Резиновые сапоги и набухший костюм тянули ко дну.
   "Ты не выплывешь! Впереди полтора километра воды. Сейчас я обниму тебя, и ты станешь моим", -- послышался какой-то странный шепот.
   Куварнин обернулся. Призрак скользил за ним как дым над водой. Страх ледяным копьем ужалил Куварнина в затылок. Виктор ударил бешеными гребками. Что-то коснулось его лица и стало ощупывать, пытаясь забраться в рот и нос. Куварнин нырнул под воду. Фонарик погас. Вокруг стало темно. Сколько мог, Куварнин проплыл под водой. Когда понял, что больше не сможет без воздуха, вынырнул и с шумом вдохнул.
   Тень поджидала его. Она накинулась сверху. В рот проникло что-то мягкое и удушливое. Виктор с силой выдохнул и попытался вывернуться. Но его голову уже укутало темное покрывало. Темное щупальце заскользило по трахее и разветвилось к бронхам. Сердце забилось так, что было готово выпрыгнуть из груди. Куварнину показалось, что из него выдирают душу. Краем ускользающего сознания он успел увидеть себя со стороны. Его тело, словно бы подсвеченное радужным светом, медленно опускалось на дно тоннеля.
  

***

  
   Подполковник Карлов расхаживал по просторному кабинету Мартина, бросая тревожные взгляды на экран монитора. За стеклом монитора творился бесовский беспредел. Такой крайней жестокости Карлов не видел ни в одной компьютерной игре. Едва попав в игру, геймеры превращались в окровавленные куски мяса, разбросанные по коридорам. Жуткие бестии правили бал в замке Флюреншталь. Никаких средств остановить эту бойню не было. Карлов отправил факс и электронное письмо в головной офис корпорации в Америку, но ответа не поступило. Своими силами специалисты управления "К" пока остановить эту игру не смогли. Игра распространилась по всей сети "Большого Брата" и продолжала захватывать Рунет.
   Тихо отворилась дверь. Подполковник, следящий за экраном монитора, обернулся. На пороге стоял капитан Сумсков, заместитель Карлова.
   -- Ты чего крадешься? -- спросил подполковник.
   -- Привезли двух ведущих специалистов корпорации. Они обещали во всем разобраться.
   -- Давай их сюда, -- распорядился Карлов.
   В кабинет вошли Кадников и Лушин.
   -- Здравствуйте! Проходите, садитесь. Вы видели это? -- Карлов кивнул на экран. -- Можете объяснить, что здесь происходит?
   -- Пока нет. А что случилось с профессором? -- спросил Лушин.
   -- Буду с вами предельно откровенен. Смерть бродит в этих стенах. Прозошло тройное убиство. Профессор Мартин умер от электрошока. Если рассматривать его смерть в совокупности с обстоятельствами других преступлений, можно предположить, что она носит насильственный харак­тер. Одного из охранников корпорации разорвали на части. По характеру и способу совершения этого преступления можно сделать вывод, что здесь порезвились вот эти ваши питомцы, -- Карлов кивнул на экран, где стайка монстров, похожих на двуногих псов, раздирала тело очередного геймера. -- И наконец, обезглавленный труп секретаря Луцкого Ирины. Вот такой печальный расклад на сегодня.
   Лушин и Кадников смотрели на монитор. Они не узнавали игру. Это был не "Замок Флюреншталь". Игра перестраивалась на глазах: менялись архитектура замка, характеристики монстров, геймеров и оружия.
   -- Обратите внимание на эти царапины. Не поделитесь секретом, с помощью каких программных средств можно сотворить такое? -- Карлов провел пальцем по стеклу, где остались белые царапины.
   Один из собакоподобных монстров перестал грызть труп и злобно бросился на экран. Карлов отдернул руку.
   -- Вот это да-а!.. Смотри, Паша, что получилось! -- воскликнул Кадников, разглядывая царапины.
   -- И как такое?.. -- взгляд Лушина зацепился за царапины.
   -- Видели бы вы, ребята, труп охранника! -- сказал Карлов. -- Так уделать человека без взрыва мог только какой-нибудь из этих монстров.
   -- Это вы писали эту игру? -- спросил Сумсков программистов.
   -- Участвовали, -- поправил Лушин, не сводя взгляда с монитора.
   -- Значит, все знаете о ней. Вы видите, во что превратилась ваша игра? Наша задача остановить эту игру. Для этого мы вас и пригласили.
   -- А в чем проблема? Нужно просто убрать ее серверов "Большого Брата", -- сказал Кадников.
   -- Пытались, ничего не выходит. Во-первых, игра требует коды доступа, во-вторых, идет какое-то неконтролируемое размножение. Этот ваш "Замок Флюреншталь" путешествует по всей сети, с сервера на сервер. Игра почему-то объявила себя бесплатной, и к ней сейчас подключаются все кому не лень. Сами видите, что из этого получается, -- развел руками Карлов.
   -- Коды были только у профессора. Может, еще в головном подразделении в Америке, я не знаю, -- предположил Лушин.
   -- Мартин мертв, из Америки нам не отвечают. Звонили, отправляли письма и факсы -- тишина. Может, там тоже происходит что-то подобное?
   -- Да, хорошо бы с этим разобраться. Нам можно пройти на рабочие места? -- спросил Кадников.
   -- Конечно, для этого мы вас и пригласили. Только, учтите, у нас очень мало времени. Завтра прилетит губернатор и начнутся самые жесткие разборки по этому поводу. Вы уж постарайтесь что-нибудь до утра придумать. А то чует мое сердце, это добром не кончится, -- сказал Карлов.
   -- Если потребуется отключить российский сегмент Сети, вы это сможете сделать? -- спросил Кадников.
   -- Не знаю, от меня это решение не зависит. Это решение очень высокого уровня, -- признался Карлов.
   -- Это может понадобиться, если другие средства не помогут, -- пояснил Кадников.
   -- Попытайтесь сначала сделать все, что сможете, а там видно будет. Если потребуется какая-нибудь помощь, мы все здесь на месте до утра, -- сообщил Карлов.
   -- Хорошо, -- ответил Кадников. И программисты направились к себе на шестнадцатый этаж.
   -- Думаете, они справятся? -- спросил Сумсков.
   -- Не знаю. Признаться, я тоже вижу лучшим выходом отрубить "Большого Брата", а если потребуется, то и весь российский сегмент сети.
  

Глава 22. Вертикаль вниз

  
   Системный монитор пискнул в наушниках Класса и вывел на дисплей длинный список ошибок и сбоев. Программный монитор расписался в своей слабости и неспособности контролировать игру. Класс еще не успел прочесть эти сообщения, как все стало и так понятно. Полет тестеров внезапно остановился. Они повисли среди серого тумана. Затем лестница, вдоль которой они плыли, перевернулась. Вектор виртуальной силы тяжести сменился на противоположный, и тестеры с криками и воплями полетели вниз.
   Внизу зияла черная пустота. Полет все ускорялся, черная дыра затягивала их с невероятной силой.
   -- Что такое, Класс?! Что происходит?! -- в наушниках звучали встревоженные вопросы.
   Виртуальная реальность в очередной раз вышла из-под контроля. Класс лихорадочно пытался найти решение. Его руки бегали по клавиатуре. Все надеялись только на него, а он сам не знал, что делать. Системный монитор отказывался выполнять команды. Тестеры продолжали падать в черную дыру. Монстры, стоящие вниз головой на лестнице, ехидно скалились. Они даже перестали плевать огнем, а только смотрели, как эти нахальные человеческие существа летят навстречу собственной гибели.
   "Сколько еще? Сколько осталось?" -- каждый задавал себе этот вопрос. Их переиграли. Чужой разум вновь овладел виртуальной реальностью. Он мог запросто уничтожить их, швырнув на камни или в программное ничто.
   -- Класс, невесомость! -- крикнул Новик в надежде, что Класс поймет его мысль.
   Невесомость могла бы стать их спасением. Новик не знал, что Класс уже пытался проделать этот трюк, но у него ничего не получилось. Наверху по-прежнему светился серый туман. Архитектура в этом плане замка не изменилась. Перевернулась только лестница и вектор силы тяжести. Но размышлять об изменившейся физической модели было не время. Нужно было спасать свои задницы. Самое простое решение пришло Скаржу.
   -- Цепляйтесь за лестницу! -- крикнул он.
   Совершая кульбиты как заправские парашютисты, тестеры зацепились за лестницу. Оказалось, что лестница обладает собственной гравитацией. Монстры стояли на лестнице вниз головой и не думали падать. Завидев тестеров, они злобно взревели и кинулись наперехват.
   -- Огонь, мужики! Не спите! -- первым очнулся Фриз.
   Бластерные пушки ударили в бегущий косяк монстров. Монстры покатились вверх по лестнице горящими факелами. Тестеры вскарабкались на лестницу. Стоять вниз головой было непривычно, зато лестница притягивала их и не давала падать. Вот только понять, где теперь верх, где низ, было проблематично.
   -- Что с монитором? -- спросил Фриз.
   -- Конец монитору, -- ответил Класс. -- Больше мы не контролируем эту реальность. Какой-то червь проник в программу и полностью вырубил монитор. Монитор надо устанавливать заново.
   -- Это бессмысленно. Они все равно не дадут нам контролировать игру. Здесь нужно какое-то другое решение, -- сказал Лева.
   -- Ну и какое? -- спросил Фриз.
   --Нужно овладеть законами этого мира. Вспомните матрицу.
   -- Но эта программа не поддается! Матрица в этот раз сильнее, -- констатировал Класс.
   -- Кое в чем мы можем оказаться сильнее и победить ее, -- сказал Лева.
   -- В чем?
   -- Есть законы физиологического и психического восприятия, которые мы можем изменить.
   -- Что ты имеешь в виду?
   -- Глаз воспринимает движение как непрерывное со скоростью двадцать четыре кадра в секунду. Двадцать пятый кадр не воспринимается глазом, но остается в сознании. Но после некоторой тренировки можно научиться различать и более быстрые процессы. Если мы научимся воспринимать все быстрее, чем нам показывают здесь, время замедлится. Оно замедлится для демонов, и против этого они ничего не смогут сделать.
   -- Тоже мне -- Нео! Пока ты будешь тренироваться, тебя сожрут тут!
   -- Можно все сделать по-быстрому. Это не так уж трудно, я проверял. Мы станем быстрее их.
   Тестеры заняли круговую оборону на одной из лестничных площадок. Чит-коды еще действовали. Тестеры были в "режиме бога", и боеприпасы к пушкам не кончались. Однако никто из них не сомневался, что червь, изменяющий программу, рано или поздно доберется и до характеристик оружия и их жизней.
   -- Но в современных играх ФПС может доходить и до ста. Неужели и на такой скорости глаз сможет воспринимать прерывистое движение? -- спросил Дред.
   -- Это не принципиально, мы можем воспринимать информацию со скоростью гораздо большей, -- ответил Лева.
   -- Но как это сделать?
   -- Нужно сделать из дисплеев нечто подобное поляризационным фильтрам для стереоэкрана. И пусть они мигают с большой частотой. Тогда мир вокруг нас замедлится. Остальное -- наша тренировка. Мы должны научиться видеть незаметное. Это единственное правило в этой игре, которое дьявол или кто бы то ни был не сможет изменить.
   Все умолкли, переваривая информацию. Бластерные пушки и пулеметы в руках тестеров делали свою работу, выкашивая наступающих монстров.
   -- А что, это мысль! -- согласился Класс. -- Но увидим ли мы что-нибудь?
   -- Мы увидем даже больше, чем здесь видно. Нужно только позволить мозгу воспринять это. Матрица рассчитывает, что мы воспринимаем движение с частотой не больше 24 Герц, а мы обманем ее. Мы сможем организовать затемнение дисплеев с частотой, скажем, 60 Гц? -- обратился Лева к Классу.
   -- Думаю, да. Драйвера поддерживают частоту до 120 Гц, так что можно попробовать.
   -- Частота маловата, но для тренировки сгодится, -- заключил Лева.
   Класс ввел изменения в программу. Дисплеи в шлемах тестеров затемнялись и просветлялись шестьдесят раз в секунду. Монстры на лестнице стали двигаться, как сонные мухи.
   -- Ха! Вот здорово! -- воскликнул Дред. -- Счас мы надерем им задницу!
   -- Не слишком увлекайтесь. Наша задача проникнуть в зал, где хранится Грааль, -- сказал Новик.
   -- А куда вверх или вниз? -- спросил Фриз.
   -- Туда, где светло. Во тьме мы уже были, -- ответил Новик.
   Постреливая на ходу демонов и каких-то шипящих призраков, появляющихся в воздухе, тестеры побежали по лестнице. Они увидели то, что раньше было сокрыто от них. Этот виртуальный мир оказался населенным существами невидимыми при обычном восприятии. Это были призраки, сотканные из едва уловимого темного пара. И там, где они появлялись, все внимание монстров было приковано к этим темным призракам. Похоже, призраки командовали здесь всем. По этой причине они казались тестерам наиболее опасными. И даже без команды Дреда: "Бей призраков!" они открывали огонь по этим таинственным существам. Но поразить призраков оказалось непросто. Они всегда ускользали раньше, чем до них долетали огненные шары плазмы.
   Половина лестницы была пройдена. Серый туман значительно приблизился. И темные призраки словно бы почувствовали это. Теперь они стали появляться значительно чаще и неотрывно кружили около тестеров. В какой-то момент тестеры заметили, что мир вокруг них снова изменился. Лестница стала уже и круче. Она словно бы закрутилась вокруг себя. И между лестницей и входом в зал, где, как предполагали тестеры, находился фонтан с Граалем, образовалась широкая пропасть. И эта пропасть все время увеличивалась. Первым остановился Скарж: "Что будем делать?" До входа в зал было теперь не добраться. Класс попытался еще раз запустить монитор. Но сегменты памяти, к которым обращался монитор, оказались заблокированы червем. Между тестерами и светящимся входом лежала черная пустота виртуального пространства. Никто не мог сказать, что представляла собой эта пустота. Она могла оказаться прожорливым Левиафаном, стирающим биты информации, из которых тестеры состояли в этом мире.
   -- Что будем делать? Пропасть нам не перепрыгнуть! -- заключил Класс. Он не оставлял попыток оживить системный монитор.
   -- Вот так лесенка-кудесинка! Что же она так свернулась? -- сказал Скарж.
   -- У меня есть идея, -- подал голос Дред. -- Нужно построить мост.
   -- Мост они обнаружат сразу, -- возразил Фриз. -- Лучше строить небольшие островки и по ним прыгать. Это добавит адреналина.
   -- Адреналина нам и так не занимать! Но допустит ли босс, что заправляет игрой, эти островки? -- спросил Дред.
   -- Можно попробовать сделать плиту. Ступил -- плита появилась, сошел -- плита исчезла. Это не займет много ресурсов и может пройти незамеченным, -- сказал Класс.
   -- Правильно, надо попробовать, -- одобрил план Фриз.
   Класс принялся колдовать над клавиатурой. Он подошел к самому краю лестницы и неожиданно сделал шаг в пустоту. Тут же под его ногой возникла плита. Класс ступил на нее и сделал следующий шаг. Все повторилось: первая плита исчезла, появилась вторая.
   -- Идите за мной! -- призвал Класс. -- Будем делать по две плиты. Если больше, он может заметить.
   Сказав он, Класс впервые придал личный характер той силе, что противостояла им и изменяла виртуальную реальность вокруг. Это придало некоторый смысл их противоборству. Бороться с чем-то невидимым и неопределенным с психологической точки зрения было гораздо труднее. Пусть он было понятие чисто номинальное, но так было проще и легче противостоять невидимому врагу.
   Тестеры пустились перескакивать с плиты на плиту. Каждый раз Класс набирал команды на клавиатуре, и под ногами появлялась очередная плита, на которой могли уместиться шесть тестеров. Они одолели половину пути до входа, когда вокруг них закружились темные призраки.
   -- Смотрите! Они уже здесь! -- воскликнул Скарж.
   -- Блин! Мочи гадов!.
   Бластерные очереди прорезали окружающую тьму. Призраки ловко увертывались от огня и с протяжным воем таяли в пространстве.
   -- Ни одного не зацепили! -- досадно поморщился Фриз.
   -- Надо двигать быстрее, пока нас тут не накрыли. Не заметили, что вслед за этими темными всегда начинается какая-нибудь гадость, -- сказал Новик.
   -- Да уж, опять начнет скручивать пространство или чего похуже, -- пессимистично заметил Дред.
   Класс включил автоматическую генерацию плит. Плиты стали появляться с большей скоростью. Тестеры едва успевали перескакивать с плиты на плиту. Освещенный вход приближался. Уже можно было рассмотреть и блестящий отполированный пол и мраморный фонтан посреди белых колонн. До входа в зал оставалось меньше трети пройденного пути. И тут снизу, из черной пустоты, стали подниматься огненные вихри. Сначала это были красные точки, не больше искорки, но они все время увеличивались в размерах, пока не превратились в размашистые огненные сполохи. До входа в зал оставалось примерно четыре перехода, и если бы у тестеров были крылья, они бы без труда перемахнули этот последний отрезок.
   Огненные вихри вытянулись в длину. Они извивались и напоминали огненных змей, стремящихся настигнуть свою добычу. Класс перевел генератор плит на максимальную скорость. Плиты появлялись и исчезали под ногами с головокружительной скоростью. Одно неверное движение, и ничего не стоило сорваться в бездну. Тестеры с максимальной скоростью бежали к заветному залу. Фриз шел последним. Он прикрывал своих товарищей. Бластерные вспышки расщепляли огненные тела змей, это давало некоторую отсрочку, пока сгустки жгучего пламени не срастались обратно в чудовищ. Одна из змей увернулась от бластерной очереди и метнулась к Фризу. Фриз закричал, утопая в пламени. Он качнулся и, не удержавшись на краю плиты, факелом полетел в бездну.
   -- Крылья, Класс! Они перебьют нас всех! -- воскликнул Дред.
   Тестеры сгруппировались вокруг Класса. До входа в зал оставался всего один прыжок. И тогда Класс решился. Команда прошла, и пропасть между входом и тестерами исчезла. Класс просто вырезал пустующее пространство. Заботиться о маскировке теперь было бессмысленно. Тестеры сохранили игру и прыгнули в светящийся проход. Они оказались в тоннеле, заполненном блестками света. Лететь в этой светящейся пустоте было даже приятно. Вокруг мелькали разноцветные огоньки. Эти огоньки были очень любопытными, они приближались к тестерам и изучали их. Прыжок длился пять секунд, но эти секунды показались долгими, как вечность.
   Они оказались в вожделенном зале. Изменения не затронули этот зал, недаром он был отделен светящимся проходом от остального замка. Лучи света проникали сквозь витражные стекла в потолке, освещая мраморную белизну пустого зала. Посреди зала по-прежнему вздымался фонтан с головой дракона.
   -- Наконец-то! -- облегченно вздохнул Дред.
   -- Боюсь, у нас мало времени. Вражьи силы скоро поймут, что мы здесь. Новик, ты знаешь, что делать дальше? -- спросил Класс.
   -- Нужно достать Грааль из фонтана.
   -- Хорошо, Новик, теперь твоя сольная миссия. Мы прикроем тебя в случае чего.
   Новик посмотрел на дракона. Из пасти дракона лилась струя крови.
   -- Дракон оживает, когда что-то достаешь из фонтана. Так что приготовьтесь, -- предупредил Класс.
   Все направили на дракона оружие и выжидающе посмотрели на Новика. Ему предстояла сущая безделица -- нырнуть в чашу фонтана, наполненную кровью.
   -- Кто только придумал прятать что-то в этом фонтане!
   -- А что? По-моему, самое подходящее место! Вспомни хотя бы "Бессмертие Клайва Баркера", -- сказал Класс. Он гордился тем, что был дизайнером этого драконьего фонтана.
   -- Да, ты попал в самую точку, Класс! -- как-то странно произнес Новик и шагнул в мраморную чашу.
   Дракон смотрел на него продолговатыми каменными глазами. Из пасти дракона хлестала кровь. "Где кристалл?" -- спросил Новик. На мгновение ему показалось, что дракон скосил на него глаза. "Только бы они не опаздали, когда дракон оживет. Иначе он меня мигом слопает", -- подумал Новик. Кровь попала ему на плечо. Пятно расползалось по материалу костюма. Текстура материала очень походила на настоящую. "Надо же, как натурально!" -- оценил Новик. Ему показалось, что он наткнулся на какой-то предмет. Он наклонился и опустил руку в фонтан. В этот момент кровь из чаши поднялась и окутала Новика. Он оказался с головой затянут в кровавый купол. Внезапно дно фонтана провалилось, и Новик кровавой каплей полетел вниз.
   Тестеры ахнули, когда Новика не стало. Кровавая поверхность затянулась за ним, и хищно ощерившийся дракон продолжил вливать красную струю в чашу фонтана.
  

***

  
   Внизу перед Новиком расстилался каменный пейзаж Хоунхеджа. Длинной процессией игвы шли к черному холму. Их было так много, будто весь город собрался тут. Новик понял, что уже видел эту картину. И от предчувствия того, что сейчас произойдет, его кожа покрылась мурашками.
   Сопровождаемый караулом из четырех игв по каменной дороге шел Блейд. Игвы подталкивали Блейда пиками. Из ран на его теле сочилась кровь. На холме, куда игвы вели Блейда, возвышался каменный крест. Идти до вершины холма Блейду оставалось недолго. Его лицо покраснело и покрылось каплями пота. Губы Блейда что-то шептали, но никто его не слышал. Кругом стоял адский шум: били барабаны и выли боевые рога игв, изготовленные из бивней мастодонтов. Мрак ехал впереди процессии на деймозавре. За ним следовал отряд личной охраны. Позади конвоя с Бледом шли все остальные обитатели города-горы.
   Блейда ввели на вершину холма. Мрак отдал распоряжения солдатам. Каменный крест обвязали веревками и опустили на землю. Затем на крест возложили Блейда. Игвы уселись на руки и ноги Блейду, так что он даже не мог пошевелиться. Сил на сопротивление у Блейда совсем не осталось. По движению его губ Новик поняд, что он что-то шепчет солдатам. Это не понравилось Мраку. Вождь соскочил с деймозавра и с размаху хлестнул Блейда по лицу. Из разбитого носа у Блейда потекла кровь. Какой-то игва в багрянице из сплетенной проволоки выскочил из толпы и, воздев над головой, показал венок, сплетенный из колючей проволоки. Мрак одобрительно кивнул, и Блейду тотчас надели на голову этот венок.
   Новик видел всю эту картину сверху. Ему казалось, он парит в небесах, если бы, конечно, в этом мире были небеса. Он попытался увидеть себя со стороны, и ему пришло видение: красная капля в светящемся лиловом тумане.
   Блейда прибивали к кресту. Твердосплавные гвозди должны были точно войти в каменные пазы. Игвы старались большими молотками, но попадали не сразу. Из-под гвоздей летели брызги крови. Блейд кричал. Новик не слышал его криков, он жил в мире без звуков. Но он видел искаженное лицо Блейда, кровь, брызжущую из-под гвоздей, и неистово бился, царапая оболочку, удерживающую его над землей.
   Если бы Новик мог, он бы как коршун низринулся с высоты, чтобы спасти друга. Но его ногти только бессильно царапали кровавую капсулу не в силах разорвать ее. Новик вспомнил, что у него остался нож. Он выхватил нож и со всей силы саданул по оболочке. Нож вознился в эластичную ткань, и она вздрогнула как живая.
   Тем временем крест с Блейдом подняли на тросах и поставили в выдолбленную в холме яму. Блейд застыл вертикально, его лицо исказилось от боли. Игвы укрепили крест клином, вбитым в каменный грунт. Мрак встал перед крестом и, глядя на измученное лицо Блейда, что-то прокричал. Взметнув пики, ему ответили хором тысячи игв.
   Новик рубил и бил кровавую плаценту. Он понял, что оказался в прошлом. Словно неведомый оператор решил повторить для него пропущенную серию этой трагедии. Одного не мог понять Новик, как удалось Блейду выжить после этой казни?
   Крест с Блейдом стоял на местной Голгофе. Игвы криками приветствовали его казнь. Они впитывали в себя крики и стоны распятого ими человека. Еще никогда в истории Хоунхеджа им не приходилось казнить и мучить живого человека. Это был для них праздник. Блейд тяжело умирал на кресте. Его губы что-то шептали. Он смотрел вверх на подземный свод, где сквозь лиловую дымку несла излучение этому забытому миру звезда Антарес, называемая по-другому "Сердце скорпиона".
   Наконец кровавая оболочка лопнула под ударами ножа. До Новика донесся шум и запах Хоунхеджа. Запах раскаленного металла и шум бьющего из-под земли огня и лавы. Преисподний мир лежал под ним, и выход у Новика был только один. Он нырнул в пробитое отверстие и с криком полетел к холму, где распятый на кресте умирал Блейд.
  

***

  
   Тестеры смотрели на фонтан, в котором исчез Новик. Даже они закаленные в виртуальных сражениях не могли понять, что случилось. Лезть в фонтан никому не хотелось.
   -- Кто может что-нибудь сказать о кристалле? -- спросил Лева.
   -- Первым кристалл нашел я. Но вставить его в рогатину догадался Новик, -- сказал Дред.
   -- Никакого кристалла в игре не должно было быть. Я это знаю точно, поскольку принимал участие в разработке игры. По сценарию, в этом фонтане было спрятано оружие, способное победить ифрита и ящера на подземных уровнях замка. Геймерам нужно было овладеть этим залом, добыть оружие и идти штурмовать подземные уровни замка, -- пояснил Класс.
   -- Что это было за оружие? -- спросил Лева.
   -- Это был офигительный БФГ! Пушка разносила в клочья боссов последних уровней.
   -- Думаешь, пушка еще здесь?
   -- Это легко проверить. Нужно нажать секретную кнопку. Дракон поднимает голову, мы его мочим и забираем оружие.
   Класс наклонился к фонтану. Кнопки на месте не оказалось.
   -- Кнопки нет. Похоже, кто-то позаботился о том, чтобы нам не достался этот БФГ!
   -- Что должно было произойти после того, как геймер расправлялся с ифритом и ящером? -- спросил дотошный Лева.
   -- После этого звучали торжественные марши и игра заканчивалась.
   -- И на этом все? Никаких дополнительных уровней не открывалось?
   -- Нет, ничего такого в сценарии не было.
   -- Значит, кто-то изменил игру -- пририсовал дополнительный уровень.
   -- Мы ничего не знали об этом. Блейд и Новик первыми наткнулись на этот дополнительный уровень, -- ответил за всех Класс.
   -- У них было супероружие, которое хранилось в этом фонтане?
   -- Нет, но они нашли кое-что покруче. В пещере валялась какая-то рогатина. После того как в рогатину вставили кристалл, они легко завалили боссов.
   -- Кто-нибудь может сказать, откуда в игре взялись рогатина и кристалл?
   -- Я думал над этим. Наверное, пошутил кто-нибудь из программистов.
   -- Но ведь эта шутка нарушила ход игры. Завладев кристаллом и рогатиной, можно было пройти "Замок" раньше других геймеров. Я слышал, корпорация выплачивала небольшие денежные призы тем, кто пройдет игру первым.
   -- Мы никогда не пользовались этим, -- обиделся за тестеров Скарж. -- За нами следил системный монитор, чтобы мы все прошли правильно и не пропустили ни одного закоулка.
   -- Ладно рогатина и кристалл! Но в игру был добавлен целый подземный уровень! Кому это понадобилось?
   -- Я слышал, что подземный уровень существовал в черновых разработках, но затем от него решили отказаться. Этот уровень сохранился в архивах корпорации, кто-то мог им воспользоваться, -- предположил Скарж.
   -- Но зачем было вводить этот уровень в игру, и насколько он соответствовал тому, с чем пришлось столкнуться Новику и Блейду? -- спросил Лева.
   -- Не думаю, что они оказались в этой недоделке. Судя по их рассказам, это было совсем не похоже на игру. Никто из наших программистов не смог бы сотворить такое.
   -- В том-то и дело. В "Замок Флюреншталь" были внесены изменения трех различных видов. Первое, кто-то ввел в игру новое супероружие -- это наименее значительное изменение; второе, в камне появился ключ от дополнительного подземного уровня -- это изменение уже более значительное по своим последствиям и способам исполнения; и, наконец, третье, в игре появился совершенно новый уровень -- это изменение уже третьего порядка, самое значительное и трудоемкое. И настолько трудоемкое, что сомневаюсь, что в короткий срок от выпуска бета-версии игры до ее сдачи тестерам кто-то мог закончить этот подземный уровень.
   Остается предположить, что изменения были внесены в разное время и, возможно, разными субъектами. Вы спросите почему? Сами изменения говорят об этом. Первое, кто-то оставил в пещере сухую рогатину и спрятал кристалл. Это проще всего. И вполне походит на проделку шутников-программистов либо того, кто хотел пройти "Замок" первым. Положить ключ, открывающий несуществующий уровень, это уже действие, направленное против корпорации. Представьте, геймеры откроют скалу, а за ней пустота! Будет скандал. Понять этот мотив тоже можно. Но кто мог создать совершенно новый вид реальности? Да еще за столь короткий срок!
   -- Что же получается, у нас действовала целая шайка вредителей-программистов? Один положил рогатину и кристалл, другой ключ в камень засунул, а третий целый уровень написал? -- удивился Дред.
   -- Я видел отчет о расследовании. Система мониторинга не заметила, чтобы кто-то присоединил к игре подземный уровень. Зато сохранились следы того, кто закладывал ключ в пещере ящера, -- сказал Класс.
   -- Видите, все сходится. Кто-то решил пошутить и положил в пещере рогатину с превосходными убийственными характеристиками. Кристалл к ней был спрятан на первом уровне. Теперь, чтобы победить ифрита и ящера, не надо было штурмовать третий уровень и захватывать этот фонтан. По сценарию, после того, как убьют ифрита и ящера, игра должна была закончиться. Тот, кто нашел бы рогатину и кристалл, первым бы закончил игру и получил приз. Но, я думаю, он рассчитывал не только на это. Он хотел насолить корпорации. После того, как геймеры нашли бы кристалл и рогатину, играть в "Замок" стало бы неинтересно. А это здорово бы ударило по рейтингу корпорации. С этим же намерением он заложил и ключ в камень. Представляете, скала открывается, а за ней ничего! "ДиАй!" гонит глюки! Но получилось совсем не так, как он задумал. Скала открылась, а за ней оказался совсем другой мир. На это, думаю, наш шутник не рассчитывал. Для его целей и кристалла с рогатиной было вполне достаточно.
   -- Возможно, ты и прав. Но кто тогда присоединил этот подземный уровень? И зачем это было сделано? -- спросил Класс.
   -- Не знаю, поверите вы мне или нет, но это сделали те, кто находился на этом уровне. Они хотели, чтобы их открыли и сыграли на слабостях и обидах этого человека.
   -- В отчете есть намек, что след ведет к компьютеру Луцкого. Первой жертвой в корпорации стала Ирина.
   -- Но настолько ли разбиралась Ирина в программировании, чтобы проделать все эти изменения? Да и какие у нее были мотивы мстить корпорации или выигрывать приз? В игры, скорее всего, она не играла. Луцкому это тоже было не к чему. Если предположить, что он служил орудием сил, которые борются против нас, он мог бы открыть дорогу, положив ключ в камень. Но какой смысл ему вводить в игру кристалл и рогатину? Разногласий с руководством, как мне рассказал Новик, у него не было. Нет, здесь действовал тот, кто хотел навредить корпорации. Тот, кто мстил за свои обиды и настолько хорошо разбирался в программировании, что был способен осуществить то, что задумал, -- сказал Лева.
   -- У нас несколько программистов уволились за эту осень. Это мог быть кто-нибудь из них.
   -- Вполне. Но каково оружие! Мне как-то Новик показал коллекцию оружия, разработанного для ваших игр. Рогатины там никогда не было. Оружие само по себе прикольное, новая дизайнерская разработка, ты так не считаешь, Класс?
   -- Хочешь, чтобы я признался, что положил эту рогатину? -- спросил Класс.
   -- Да нет, зачем же? Просто вижу странное стечение обстоятельств. Результат оказался равно неожиданным для всех, кто участвовал в этом процессе, -- сказал Лева.
   На душе у Класса было муторно. Этот Лева впился как въедливый клещ и догрызся до истины. Ну признается он, что положил кристалл и рогатину. Кому от этого будет легче? Это не рогатина открыла нижние миры, не рогатина убила Блейда. Это была просто шутка. Ведь обидно, когда тебя хватают за шкирку и выкидывают с работы. Но Класс не хотел признаваться. Если он признается, что положил ту чертову корягу, его все равно сочтут виноватым в смерти Блейда и в тех страшных последствиях, к которым привело открытие нижнего мира.
   -- Когда-нибудь мы все выясним. Сейчас наша задача не в том, чтобы разбираться, кто открыл дорогу на подземный уровень. Сейчас надо подумать, как перекрыть этот путь, чтобы то дерьмо, которое мы нашли внизу, не просочилось в нашу жизнь.
   -- Я тоже так считаю. Главное, что мы все выяснили для себя. И это имеет большее значение, чем то, что думает каждый из нас, -- сказал Лева.
   -- Ладно, мы тоже кое-что поняли. Хватит кукарекать друг на друга. Давайте лучше подумаем, что делать дальше, -- выразил общую мысль Скарж.
   -- Вариант номер один -- нырять в фонтан. Вариант номер два -- выходить из игры. Вариант номер три -- умирать здесь по-настоящему, -- сказал Класс.
   -- Это еще почему? -- удивился Дред.
   -- Потому что сюда бегут монстры. И их так много, что мы просто утонем в этом их море, -- ответил Класс, глядя на показания монитора.
   Двери на верхней галерее с грохотом распахнулись. Сотни монстров в бешеной ярости хлынули в зал.
  

***

  
   Падать с высоты было страшно. Внизу ждали камни и наконечники пик. Новик летел вниз головой и орал благим матом. Игвы смотрели на него, удивленно вскинув головы. Еще никогда им не приходилось видеть, как с подземной тверди свергается что-то кричащее и похожее на человека. Новик подумал, что через пару секунд превратится в расквашенный блин и игвам даже не придется порадовать себя кровавой разборкой с ним. Ну и черт с ними! Пару десятков злобных карликов он все же успеет распылить, прежде чем влипнет в землю. В руках у Новика ожила бластерная пушка. Игв, стоящих у креста, накрыла плазменная очередь. Игвы взрывались со щелчками, как грецкие орехи. На холме началась паника. Игвы метались у ног деймозавра, словно ища защиту у своего вождя. Лицо Новика пылало праведным гневом. Ангелом мщения он летел к этой неправедной земле, обрушивая на игв плазменный ураган смерти.
   Крест с Блейдом стремительно приближался. Новик понял, что упадет прямо у подножия креста. "Жив ли Блейд? Видит ли он меня?" -- мелькали мысли в голове у Новика. До земли оставалась два десятка метров. Он замер в предчувствии неминуемого момента падения. Блейд висел на кресте, склонив голову на грудь. "Наверное, он умер", -- подумал Новик. Он продолжал стрелять, но игвы уже разбежались с холма, и огонь бластера потерял свою убойную силу.
   -- Блейд! Блейд! Я пришел, посмотри на меня! -- крикнул Новик.
   Ему показалось, что Блейд приподнял голову. И это было последнее, что запомнил Новик. Земля надвинулась на него и приняла в свои каменные объятия.
   Тьма держала его, казалось, столетия. Потом Новик почувствовал, как кто-то поднимает ему голову. Новик подумал, что опять потерял сознание и сейчас увидит свою клетку, неуправляемо вращающуюся на своих осях. Но он ошибся. Первое, что он увидел, было улыбающееся лицо Блейда. И это было самое поразительное, на что мог рассчитывать Новик. Да и Блейд был какой-то необычный, в чертах его лица словно бы проглядывал и улыбался свет.
   -- Я умер? Я уже в раю? -- спросил Новик.
   -- Ты умер, как все мы умирали уже неоднократно. А вот насчет рая, я пока очень сомневаюсь, -- сказал Блейд.
   Новик обвел взглядом горное плато и кратер с Хоунхеджем. Они стояли на том же самом базальтовом холме, на который спикировал Новик, но ни креста, ни игв здесь сейчас не было.
   -- Я ничего не понимаю, -- сказал Новик.
   -- А чего тут понимать? Мы снова в Хоунхедже.
   -- Но как? Тебя же распяли на кресте!
   -- Это было так давно, что я почти забыл об этом. Бедные игвы Хоунхеджа тогда были еще живы.
   -- Значит, опять сон из прошлого... Но как ты выжил и где Грааль?
   -- Грааль?.. -- удивился Блейд.
   -- Ты же говорил, что Грааль спрятан в фонтане! Мы с таким трудом пробились в тот зал!
   -- Раз говорил, значит, ты попал по адресу. Пойдем искать Грааль, -- вздохнул Блейд.
   -- Куда пойдем? Разве Грааль не здесь?
   -- Мы его обязательно найдем. Грааль где-то здесь. Я помнил, но эти игвы... они здорово стряхнули мне голову, когда казнили.
   -- Блейд! Мне не до шуток! Демоны захватили замок. Они готовы вырваться в наш мир! В Питере наводнение... Мне страшно от всего этого!
   Блейд внимательно посмотрел на Новика, будто видел его впервые.
   -- Смерть тебе тоже встряхнула голову. А разве нет, когда ты падал с высоты? Я хочу сказать, что сейчас многие вещи могут видеться иначе. Ты ничего не замечаешь? Просто медленно оглянись вокруг. Мир вокруг тебя остановился, и спешить тебе больше некуда.
   Новик в отчаянии опустился на нагретые камни Хоунхеджа. Блейд, точно, повредился в уме. Для чего нужны были все эти муки, если Грааля здесь нет? Вдруг мысль холодная, как змея, стиснула сердце Новика: "А вдруг я действительно умер?" Вокруг был мертвенный и неподвижный, как декорация, пейзаж Хоунхеджа. Новик видел реку горячей лавы. Огненный поток застыл на месте. Блейд был прав, мир вокруг остановился. Неужели это и есть смерть? Неужели смерть -- это когда все вокруг тебя замирает?
   -- Я с тобой, друг, -- сказал Блейд, присаживаясь рядом на камень. -- Ты прав, вокруг нас смерть. Этот мир мертв. И это мир мертвых. Но мы с тобой живы. И мы не сможем умереть, пока ищем Грааль.
   -- Я уже не вернусь обратно? Это конец? -- спросил Новик.
   -- Неужели ты никогда не возвращался? Просто сегодня ты нырнул несколько глубже, -- улыбнулся Блейд.
   -- Это клиническая смерть? Как было у тебя? -- спросил Новик.
   -- Возможно, хотя я не врач. Но дело не в этом. Ты ведь пришел за Граалем, чтобы спасти мир?
   -- Да.
   -- Я тоже думал когда-то, что Грааль это красный кристалл в рогатине. Возможно, и Класс думал так же, когда разрабатывал это оружие. Мысли, они не от нас... Но сейчас я не думаю, что красный кристалл это настоящий Грааль. Это просто наше представление о Граале. Мы можем обманывать себя этим, но обманом нам не победить бесов. Они слишком хитры для этого.
   -- Что же делать Блейд? Ведь если не мы, тогда все погибнет!..
   -- Как погляжу, ты полон оптимизма! Подумай, что такое Грааль? Это сосуд, вмещающий дары Того, кто пришел спасти мир. Люди две тысячи лет ищут Грааль, думая, что, отыскав его, обретут спасение. Почему людям всегда нужны какие-то внешние стимулы? Почему они не думают, что Грааль со святыми дарами уже в каждом из нас?
   -- Я не хочу умирать, Блейд. У меня жена. Я люблю ее. Если я в состоянии клинической смерти, то времени у меня мало. Скажи, как мне вернуться?
   Блейд с сожалением посмотрел на Новика. И куда он вечно торопится?
   -- Но ты ведь пришел за Граалем! Почему тогда так торопишься? Получить Грааль может каждый. Нужно лишь пойти за Тем, кто принес в мир эти дары.
   -- Что нужно сделать для этого? Надеть форму крестоносцев? -- спросил Новик.
   -- Форма не главное. Главное -- вера. Мы должны верить, что можем спасти себя и мир.
   -- А как же оружие против демонов?
   -- Наше оружие -- Слово. Заряжайте его. Стреляйте им. Зажигайте им. Только так мы сможем победить. И я верю, к нам нам обязательно придет помощь.
   -- Мне пора, Блейд. Если я еще пробуду здесь, то останусь навсегда. Что мне сказать парням? Я ведь не нашел Грааль.
   -- Зря ты так думаешь. Я сказал правду. Ваше нарисованное оружие не годится против демонов. Демоны вышли в реал, а значит, и оружие против них должно быть настоящим.
   -- Завтра твои похороны, Блейд. Нам хоронить тебя?
   Тень пробежала по лицу Блейда. Новик почувствовал, как Блейду тяжело сейчас. В этом мире были обнажены все чувства другого человека.
   -- Мы еще встретимся, Новик. И тогда я скажу тебе. А теперь тебе действительно пора возвращаться, если не хочешь остаться здесь. Я вижу, как бледнеет серебряная нить, что связывает тебя с телом.
   Блейд стал прозрачным и медленно растаял перед взором Новика. Ландшафт Хоунхеджа потерял трехмерность и превратился в красно-коричневые разводы на плиточном полу цеха. Новик висел в клетке. Над ним склонились озабоченные лица товарищей. Даже упавший в бездонную пропасть Фриз воскрес и каким-то чудом оказался рядом.
   -- Ну, старина, и напугал же ты нас! -- облегченно произнес Дред. -- Мы уж думали, тебе крышка.
   -- Нет, я решил вернуться и еще немного пожить, -- серьезно произнес Новик.
   -- Где ты был? Нашел Грааль? -- спросил Класс.
   -- Нет, Грааля там нет.
   -- Что же тогда делать?
   -- Верить и бороться, как завещал великий Блейд!
   -- Ты видел там Блейда?
   -- Блейд на том свете и на этом. Блейд жив и мертв. А мы? Мы живы или нет?
   -- Понесло парня! -- сочувственно промолвил Дред.
   -- Если Грааля там нет, что нам тогда делать? -- спросил Скарж. -- Мы никогда не одолеем этих демонов. Нас вынесли за пару минут. А что говорить о геймерах! Демоны пожрут их всех!
   Новик принял в клетке вертикальное положение и продолжил рассказ:
   -- Я нырнул в фонтан и провалился в мир Хоунхеджа. Я видел, как игвы распяли Блейда. Я падал к нему с высоты. Но когда упал, все изменилось. Игвы куда-то исчезли, остались только мы с Блейдом. Мы говорили с ним. Больше там ничего не было.
   -- И что сказал Блейд?
   -- Блейд сказал, что наше оружие не поможет и мы должны использовать слово. Тогда придет помощь.
   -- Какое слово? -- недоуменно уставился Класс.
   -- Надо открыть каждому, что Грааль в нем. И что любой человек может использовать эти святые дары для того, чтобы спасти себя и мир. Оружие -- слово. Мне кажется, я понял. Это -- молитва и благая весть. Нужно в это поверить, и нам помогут.
   -- А какие-нибудь практические рекомендации? -- спросил Класс. -- Время-то поджимает.
   -- Блейд больше ничего не сказал. Если бы я пробыл там еще какое-то время, я бы умер. Но думаю, все и так ясно.
   -- Ты так думаешь? Ты видел эту силу? Меня убил демон! Я ничего не мог сделать! У нас нет оружия против них! -- воскликнул Класс.
   -- Друккарг погиб, защищая себя и нас. У игв тоже не было оружия против зла. Но они затопили город, чтобы остановить демонов. Возможно, от этого началось наводнение в Питере. Но большей бедой стало бы, если бы друккаржане сдали свой город. Тогда бы и Питер склонился перед злом. Ведь эти демоны хотят проникнуть в каждого из нас.
   -- Тысячи геймеров уже пали в замке. Неужели все они превратились в демонов? -- спросил Скарж.
   -- Не знаю все ли, но процесс пошел. Кто-то мог противостоять этому, кто-то нет. Новик прав, мы должны выковать оружие прежде всего внутри самих себя, -- сказал Лева.
   -- Кто-нибудь может сказать чисто конкретно, что делать? -- спросил Дред.
   -- Надо остановить демонов молитвой, -- сказал Новик.
   -- Ха! Хороша картина! Тебя сожрут, не успеешь и слова сказать.
   -- Пока вторжение в виртуале, мы должны это сделать. Будет поздно, когда демоны ворвутся в наш мир.
   -- А может, ничего этого нет и не будет? Вдруг мы, кучка идиотов, просто сошли с ума? -- спросил Скарж.
   -- Я бы еще понял, если бы ты не был там! -- сказал Новик.
   -- Постойте, я, кажется, знаю! Читать проповеди из пасти монстров не придется, -- сказал Дред.
   -- Что ты придумал? -- спросил Класс.
   -- Простое сообщение всем участникам игры. Оно должно пройти на уровне системных ресурсов, чтобы его не заблокировали. Простенько и со вкусом: "Мужики! Не суйтесь в игру! Тем самым вы вытягиваете демонов в реал!"
   -- Так тебя и послушают! Люди не воспринимают такие прямолинейные призывы. Тут нужно придумать, что-то хитрое, -- сказал Лева.
   -- Ну смысл вы уловили, а сообщение можно составить по-другому. Ничего другого нам не остается. Ограничить игру мы не сможем. Для этого потребовалось бы установить контроль над всей Сетью.
   -- Можно запустить всплывающее сообщение. Оно будет преследовать каждого, кто входит в игру. Так что решайте быстрее, что написать, -- сказал Класс.
   -- Корпорация разыгрывает годовой абонемент на игры. Выигрывает тот, кто от начала до конца прочтет в замке Флюреншталь молитву: "Да воскреснет Бог, и расточатся врази..." Текст молитвы прилагается, -- предложил Лева.
   -- Гениально! -- поддержал Скарж. -- Поток этих молитв захлестнет сеть, серверы на некоторое время подвиснут. Ты просто гений, Лева!
   -- Да я вовсе не это имел в виду, -- сказал Лева.
   -- Так и сделаем. Это задержит демонов, -- Класс с энтузиазмом взялся за клавиатуру.
   -- Здесь есть радио или телевизор? -- спросил Дред. -- Хочу послушать, что творится в мире.
   Маленький телевизор стоял на рабочем столе. Дред включил телевизор и попал на последние известия. Диктор озабоченно сообщил о наводнении и о том, за последние сутки в Санкт-Петербурге произошла серия загадочных преступлений и исчезновения людей. Руководство МВД и прокуратуры взяло под особый контроль расследование убийств в корпорации "Давайте Играть!"
   -- Слышали? Началось!
   -- Похоже, с ними случилось то же, что с Луцким. Эти зомби получают такую силу! -- сказал Класс.
   -- Скорее, не зомби, а одержимые злыми духами, -- поправил Лева, -- но суть от этого не меняется.
   -- Я все думаю над словами Блейда. Как слово может быть оружием? Может, нам надо использовать какое-нибудь заговоренное оружие? -- вслух размышлял Новик.
   Кипел мозговой штурм, и каждый спешил высказаться в эту минуту.
   -- Что-то в этом есть. Виртуал -- программная среда, там используются комбинации битов. Они слагаются в слова. Эти слова могут изменить боевые характеристики оружия. По-моему, все магии и религии используют такие словесные наложения или заклинания. А нам в программной среде сделать это гораздо проще.
   -- Да, но как? -- спросил Класс. -- Наше оружие это набор машинных инструкций. Все это прозрачно для машины, иначе она просто не поймет. О каких невидимых знаках, заклятьях и заговорах может идти речь?
   -- Для машины -- да, но ведь речь о демонах. О тех сущностях, что вошли в игру. Их цель состоит в том, чтобы полностью освободиться от программной зависимости, а раз так они вполне могут проглядеть коды, наложенные на оружие.
   -- Мы уже пытались это с системным монитором! -- сказал Дред.
   -- Системный монитор слишком велик, чтобы его не заметить. Он претендовал на тотальный контроль над всеми процессами. Понятно, что этого нам не позволили. Но вспомните, мы все-таки смогли обмануть эту контролируемую среду, когда строили плиты, по которым прыгали. Если мы вложим в инструкции, исполняемые нашим оружием, какую-нибудь скрытую информацию, этого тоже могут не заметить, -- сказал Лева.
   -- У нас и так считеренные пушки. У них максимальные характеристики, какие только можно придумать. Но среда меняется, и это оружие становится не страшнее рогатки, -- возразил Дред.
   -- Значит, инструкции должны быть такими, чтобы не позволяли меняться среде. Вспомните писание: Бог сотворил небо и землю и положил всему свой порядок. Сатана воспротивился этому порядку и попытался изменить этот богоустроенный порядок. Не то ли самое происходит и у нас? Надо сделать так, чтобы программная среда виртуальности не изменялась. Мы не можем осуществить глобальный мониторинг этой среды и вернуть ее к исходному коду, потому что программа находится под контролем демонических сил и следит за этим, но мы можем создать такое оружие, чтобы оно с каждым выстрелом локально возвращало эту среду в первоначальное состояние. Каждый такой выстрел станет вспышкой правды. Они высветят истинную программную среду и не позволят демонам дурачить нас.
   -- Красиво, Лева! Но как это осуществить практически?
   -- Не знаю, Класс. Я не программист, а всего лишь философ.
   -- То, что предлагаешь, еще сложнее монитора. С каждым выстрелом программа должна обращаться к первоначальному коду. Этот код должен быть загружен в оперативную память машины. Это достаточно ресурсоемко, и нас могут вычислить по одному этому.
   -- Постой, Класс! Не нужно держать в оперативной памяти всю первоначальную програму. Лева правильно сказал, нужно ее сверять с каждым выстрелом. Каждая бластерная вспышка будет высвечивать первоначальный "Замок", который загрузится в данный момент времени. "Большой Брат" достаточно мощная система, чтобы не тормозить при этом, -- возразил Скарж.
   -- Я не уверен в этом, -- с сомнением произнес Класс. -- Мы стреляем в одно, а в это время загружается совсем другое...
   -- Мы стреляем в непобедимого демона, каким он себя создал. А в это время загружается его подлинный характер из "Замка Флюреншталь", и демону конец, -- объяснил Дред.
   -- Но машина каждый раз будет обращаться к первоначальной игре, это невозможно не заметить. Демоны сразу просекут это.
   -- А сколько длится бластерная вспышка? Доли секунды. В этот краткий миг все обновится. Перед летящим облаком плазмы будет уже совсем другой демон, безобидный как овечка. После того, как с демоном будет покончено, все сразу вернется на место. Это будет очень трудно заметить. Врага нужно бить его же оружием. Как они разрушают наш мир, так и мы сможем разрушить их.
   -- Я попытаюсь, -- пообещал Класс, еще недостаточно хорошо представляя себе, как справиться с этой задачей.
   -- Дерзай, Класс, на тебя вся надежда! -- ободрил его Дред.
   Класс повернулся к монитору и быстро заскользил мышью, перестраивая программу.
   -- Я больше не пойду туда, -- неожиданно заявил Фриз.
   Все повернулись к нему. Фриз сидел на стуле, склонив голову. Про него как-то забыли, и пока шло обсуждение, он не проронил ни слова.
   -- Тебе что-то привиделось там, старина? -- спросил Дред.
   -- Я был мертв. Я умер, когда падал в эту темную пропасть. Это страшно. Будто из тебя выворачивают душу. Ты видишь то, что скрывал даже от себя. Они радуются, когда найдут в тебе какую-нибудь гадость. От тебя требуют ответа, или чтобы ты присоединился к ним. Они мерзкие. Проклятые одним словом. Такого страха я еще никогда не испытывал.
   -- Но ты ведь остался жив, -- сказал Дред.
   -- Я до сих по не уверен. Меня изуродовала эта смерть. Мне кажется, часть меня навсегда осталась в той бездне. Я больше не хочу возвращаться туда, не хочу быть мертвым. Простите меня...
   Фриз сидел, не поднимая головы. Он не мог оторвать тяжелый взгляд от пола и взглянуть в лица товарищей.
   -- Ладно, Фриз, отдыхай. Справимся без тебя, -- сказал Скарж.
   -- Только не умирайте там. Не хочу, чтобы вы испытали то же, что я.
   -- Готово! -- сказал Класс. Ему увлеченному работой было не до сантиментов Фриза.
   -- Что уже все? -- спросил Лева.
   -- Сделал все, как вы велели. Теперь можно проверить это на деле.
   -- Ну что, по клеткам? -- обратился ко всем Дред.
   -- По клеткам! Только сначала надо заслать сообщение с молитвой. Это приостановит "Большого Брата", и мы сможем проникнуть в "Замок" незамеченными, -- предложил Скарж.
   -- Уже сделано, -- сообщил Класс. -- Фриз, ты присмотришь здесь, пока мы будем в виртуале?
   Фриз молча кивнул головой.
   -- Вот и ладно. Задача ясна? Разнести "Замок" и вернуть игру в исходное состояние. По мере продвижения будем сохранять игру в защищенных файлах. Я ввел такие пароли, что их не вскроет и сам сатана, -- сказал Класс и первым направился к клетке.
   Его примеру последовали остальные. Тестеры были готовы к решающей схватке.
  

Глава 23. Темное время Питера

  
   Прошло несколько часов. Подполковник Карлов ждал решения программистов. Капитан Сумсков не выдержал ожидания и сам отправился к ним узнать как дела.
   В кабинете программистов стояла сосредоточенная тишина. Кадников и Лушин усиленно трудились за своими терминалами. Сначала они пытались вернуть игру в первоначальное состояние, затем оставили эти безуспешные попытки и попытались ограничить распространение игры, установив новые коды доступа. Но "Замок", похоже, полностью вышел из подчинения. Игра вела себя как вирус, прописывая свою бесплатную и свободную от любых ограничений версию на любых серверах Сети. Это походило на спланированное вмешательство и очень не нравилось программистам.
   Из головного офиса в Америки по-прежнему не было никакого ответа. К четырем часам утра программисты настолько вымотались, что клевали носом в клавиатуры. Дать объяснение тому, что творилось у них на глазах, они не могли. Замок Флюреншталь постоянно менялся. Его архитектура принимала причудливые, не подчиняющиеся обычной логике формы. Но никто из входящих в игру геймеров не успевал этого заметить. Геймеры гибли сразу за входной дверью, так и не успев оказать сопротивление бесчисленным ордам монстров. И только системный монитор продолжал ползать по уровням, отслеживая меняющиеся планы замка. Сумсков остановился возле дисплея. Только что на его глазах была растерзана очередная группа геймеров. Трупы геймеров оставались лежать неубранными грудами в разросшихся залах замка. Среди этого кровавого кладбища сновали стайки монстров. Над лестницами и галереями, прикрывая проходы, висели плюющие огнем головы.
   -- У вас всегда так весело? -- спросил Сумков, кивнув на монитор.
   -- Что вы имеете в виду? -- оторвался от компьютера Лушин.
   -- Груды мяса и трупов. Я могу понять: монстры бьют неумелых геймеров, но ведь среди геймеров встречаются и настоящие асы.
   -- Лучше наших тестеров вряд ли, -- сказал Лушин.
   -- Даже киберчемпионы?
   -- Все киберчемпионы работают у нас. Это команда тестеров. С ними можно связаться, если возникнет необходимость. Но даже наши тестеры не способны решить эту проблему. Тут нужен системный подход, -- ответил Кадников.
   -- Ну и как дела с системным подходом? Заметили: из замка ничего не исчезает? Целые груды трупов лежат на месте и занимают оперативную память. Откуда столько ресурсов, чтобы сохранять все эти модели, генерировать монстров и заниматься достройкой замка?
   -- Мы сами ничего не понимаем. Такое впечатление, что программа больше не исполняет команды, а занимается собственным творчеством по каким-то непонятным алгоритмам.
   -- Может, стоит пригласить этих ваших тестеров, чтобы они взглянули на игру изнутри? Вдруг так мы сможем разобраться с этим? -- спросил капитан.
   -- Не представляю, чем могут помочь тестеры. Мы программисты и то ничего не можем сделать! -- покачал головой Кадников.
   -- Ладно, вы разбирайтесь. А я пока пойду постреляю монстров. Что-то сильно они обнаглели! -- заявил Сумсков.
   -- Зачем вам это надо? Вы ведь видите, что там творится! -- удивленно спросил Лушин.
   -- Никогда не участвовал в таких играх. Хочу взять ружьишко и побегать по замку. Тестеров вы пригласить не хотите, а эти геймеры просто растяпы и неумехи, -- определил Сумсков. Сидеть и скучать ему надоело. Капитана клонило в сон, а лучшее возбуждающее средство, как известно, -- адреналин, которого в этой игре было предостаточно.
   -- Не скажите... В основном наши клиенты это клубные ребята. Многие из них и не такие игры проходили!
   -- Да бездари они -- эти ваши клубные ребята! Как мне в игру попасть? -- настаивал Сумсков.
   -- Лучше вам не ходить туда, -- глядя на монитор, сказал Кадников. -- Вам там явно не поздоровится.
   -- Это монстрам там не поздоровится! Сейчас увидите, как от них клочки полетят! -- заявил бравый мент.
   -- Ну как хотите. Наденьте шлем, костюм и встаньте вон в ту клетку. Подсоедините провода -- и вы в виртуале, -- сказал Кадников.
   -- Отлично! Счас мы им покажем! -- обрадовался капитан.
   -- Если с вами что-то случится, помочь мы вам не сможем. Наши возможности теперь крайне ограниченны, -- предупредил его Кадников.
   -- А что может случиться? Там ведь помирать не страшно? Вынесли тебя -- выскочил обратно! -- Сумсков забрался в клетку и подсоединил к костюму провода.
   -- Да, раньше так и было... -- задумчиво произнес Кадников, наблюдая за приготовлениями милиционера.
   Сумсков вошел в игру. Как и положено начинающему геймеру, у него в арсенале оказался только дробовик. Прямо у входа в замок группа "клубных ребят" заняла круговую оборону, отстреливаясь от наседающих монстров. Сумсков воспользовался этим обстоятельством и под их огневым прикрытием устремился к центру зала. Еще снаружи он заприметил одну дверь, которая, несмотря на все перестройки замка, оставалась на одном и том же месте. Анфилады комнат удлинялись, росли в высоту и ширину, порой скручивались в спираль, колонны меняли местоположение и форму, стены покрывались различными материалами, а эта дверь на первом ярусе замка все то время, пока Сумсков наблюдал игру, оставалась на одном и том же месте. Сумсков расстрелял толпу монстров, преградивших ему путь, и подбежал к двери. Удивительно, что никто из геймеров не попытался пробиться к этой двери. Они как стадо баранов лезли к лестнице, ведущей к верхним уровням замка, и гибли на подходах к ней.
   Сумсков распахнул дверь. Побоище осталось позади. Перед ним вытянулся пустой коридор. Тусклый свет лился сквозь высокие стрельчатые окна и застывал на полу серыми полосками. Сумсков двинулся по коридору. Эта была та самая дорожка, которой следовал Новик, проходя испытания при приеме на работу. По обеим сторонам коридора шли ряды закрытых дверей. За одной из дверей находилась комната с колодцем, ведущим к подземному огненному болоту.
   Неожиданно стемнело. В каком-то месте окна оказались вровень с человеческим ростом, и Сумсков заглянул в окно. Ночь наступила на глазах. Над горизонтом зажглась одинокая лиловая звезда, осветив каменную пустыню перед замком. От такого пейзажа у Сумскова похолодело внутри. Он быстро пошел дальше по коридору. На стенах с треском вспыхнули факелы.
   Сумсков одну за другой дергал двери. Только одна из них оказалась открытой. Он вошел в темную комнату. Откуда-то сверху послышалось неприятное копошение. Сумсков выстрелил в потолок. Выстрел громовой дробью раскатился по высоким сводам. Под ноги капитану слетели окровавленные клочки вампира. Звуки под потолком стихли.
   "Вдруг там есть кто-то еще?" -- подумал Сумсков, напряженно вглядываясь в темноту. Он сделал несколько шагов к середине комнаты. Зев колодца притаился в темноте. Нога капитана провалилась в пустоту, и он с криком полетел в каменный колодец. К счастью, труба оказалась достаточно длинной, чтобы капитан вовремя опомнился. Он схватился за скобы и повис на руках. Внизу кипела раскаленная лава. Ржавые скобы шатались и скрипели под тяжестью его тела. "Зачем ты сюда полез, Серега? Захотелось поиграть в крепкого орешка?" -- ругал себя Сумсков. Он попытался подняться вверх, но ближайшая скоба выпала, а до следующей дотянуться он не смог. Путь был только вниз. Сумсков спустился до конца трубы. Под ним пузырились гейзеры, окатывая огненной лавой островки базальта, разбросанные по болоту.
   Повиснув на руках, Сумсков спрыгнул на ближайший островок. Вокруг него кипела раскаленная лава. На другой стороне болота он заметил несколько входов в пещеры. Капитан бросился к ближайшей пещере, перепрыгивая с островка на островок. Если бы он оказался в болоте чуть раньше, у него была бы замечательная возможность застать на болоте лавмэнов и големов. Но перед его приходом замок подвергся очередному изменению. Гагтунгр решил убрать из болота каменных стражей и навсегда замуровать вход в Хоунхедж. Планетарный демон теперь полностью контролировал виртуальность, и ему не хотелось, чтобы кто-нибудь из геймеров случайно обнаружил вход в преисподнюю. Таким образом, капитан Сумсков оказался последним кто проник в подземелья. И только он допрыгал до середины болота, как труба, ведущая в подземелье, с грохотом обвалилась вниз. На месте трубы осталась зиять дыра программной пустоты. Путь назад был окончательно отрезан.
   Сумсков побежал к пещере со звездой. В пещере было темно. Под ногами валялись валуны и камни. Капитан не раз спотыкался, не добрым словом поминая нечистую силу. Выход из пещеры тонул в светящемся зеленом тумане. Перед самым выходом капитан запнулся и растянулся на земле. Колено заболело. Сумсков поискал, за что он запнулся. Под ногами лежала раздвоенная коряга. Как кусок дерева оказался в этой лавовой пещере, капитан рассуждать не стал. Он поднял корягу и, опершись на нее как на посох, заковылял к выходу.
   Ящер доживал свои последние минуты. Страж ключа чувствовал, что следующее изменение уничтожит его. Он стоял возле расколотого камня, в котором хранился ключ от преисподней, и с терпеливым страхом ожидал, когда князь Гагтунгр закончит великую перестройку замка. Тогда врата инферно станут больше не нужны и вместе с их стражами будут похоронены под слоем магмы и пепла.
   Сумсков перешагнул порог пещеры. Ящер удивленно поднял голову. Людям в этот последний час находиться здесь не полагалось. Капитан с опаской продвигался в зеленом тумане. Он не знал, что поджидает его в этой пещере. Ящер зашевелился. Он прекрасно видел человека, и понял, что напоследок Князь решил порадовать его последней жертвой. Опрокидывая с дороги камни, ящер пошел на Сумскова.
   Сумсков услышал глухие удары падающих камней и заволновался. Он не знал, куда бежать в этом зеленом тумане. И вдруг прямо перед капитаном из-за камней высунулась морда ящера. Ящер прижимал к груди маленькие ручки и очень походил на аллозавра из книжки о динозаврах. Капитан пару раз бабахнул в ящера из дробовика. Оказалось не эффективно. Картечь чиркнула искорками по камням и рассыпалась горохом по бронированной коже чудовища, не причинив ему ни малейшего вреда. Ящер надвинулся на милиционера и толкнул его в грудь. Сумсков упал спиной на камни. И тут ящер ощутил изменение своей программы. Теперь не программа управляла им, а сознание самого Князя. Ящер наклонил голову к человеку. Его красные глазки зло уставились в лицо Сумскову.
   -- Зачем ты пришел? Людям здесь не место, -- свистящим шепотом спросил ящер.
   Сумсков поискал глазами дробовик. Дробовик отлетел далеко в сторону, и тогда Сумсков поднял единственное оставшееся у него оружие -- рогатину. Ящер отшатнулся. Ему почему-то очень не понравилась эта рогатина. Но тут же морда рептилии ощерилась в презрительной усмешке.
   -- Ты думаешь, взять меня этим? -- спросил ящер. Теперь он был уверен, что программа окончательно изменилась и эта рогатина больше ему не страшна.
   -- Ты думаешь, тебе поможет этот корень? -- рассмеялся ящер. -- Меня не могли победить на протяжении тысячелетий, а если и победили в предыдущей игре то только потому, что сам Князь захотел этого. Ему нужно было, чтобы люди открыли этот путь, и тогда я сдался им. Люди открыли портал и выпустили демонов из заточения.
   -- Кто ты? -- спросил Сумсков.
   -- Ты разве еще не понял? Я тот, кого в Книге назвали "древний змий"! Хотя люди всегда заблуждались в классификации видов. Какой же я "змий"? Я -- ящер! Я древний разумный ящер, который умнее всех тварей земных. Это я открыл глаза людям. Я дал вам свет истины. Тот, кого вы называете богом, всегда обманывал вас. Он создал вас и хотел, чтобы ваше сознание навсегда осталось на животном уровне. Я же научил вас различать добро и зло. И теперь вы можете жить моим сознанием, познавая мою силу. За это тиран проклял меня. Он сорвал с меня крылья и лишил конечностей: "...за то, что ты сделал это, проклят ты пред всеми скотами и пред всеми зверями полевыми; ты будешь ходить на чреве твоем, и будешь есть прах во все дни жизни твоей". Ты слышал когда-нибудь эти слова?
   -- Ты дьявол! -- воскликнул Сумсков.
   -- Так меня тоже называли, -- прошипел ящер. -- Тебе выпала честь общаться с одним из самых древних и бессмертных созданий Бога. Земля была нашей, пока тиран не вынудил нас уйти с ее поверхности. Мы оставили землю, оставили наш мир, чтобы сохранить свою свободу. На земле воцарились вы люди, последнее и самое жалкое творение. Но теперь нам пришло время вернуться.
   -- Не много ли ты берешь на себя, монстр! -- Сумсков ткнул ящера рогатиной. Ящер взмахнул верхней конечностью, и рогатина вылетела из рук милиционера.
   -- Не смей поднимать на меня эту корягу! Я не люблю этого! -- взревел ящер.
   Внезапно его коротенькие передние ручки удлинились и набрали силу. Ящер схватил Сумскова за горло. Ноги милиционера повисли в воздухе.
   -- Слышишь меня? Ты не случайно оказался здесь. Выбор у тебя не велик: либо смерть, либо жизнь, если сделаешь для меня одно дело, -- огромные зубы ящера клацали перед лицом Сумскова. Из пасти ящера с шумом вырывался смрадный воздух.
   Капитан обеими руками вцепился в трехпалую конечность ящера, пытаясь расцепить мертвую хватку. Сумсков хрипел от удушья. Его глаза закатывались, лицо синело. В отчаянной попытке он попытался сорвать с себя шлем. Шлем упал под ноги капитану, но ничего не изменилось. Ящер захохотал и еще сильнее стиснул ему горло. Ящер внимательно следил за признаками умирания человека. И когда смерть уже, казалось, взяла свою жертву, он с силой отбросил Сумскова.
   Сумсков упал на груду пемзы. Громадная стопа ящера застыла в нескольких сантиметрах от лица Сумскова. Рядом с головой милиционера лежал шлем виртуальной реальности. Ящер наступил на шлем, и шлем с хрустом лопнул.
   -- Теперь ты понял, что выхода нет? Виртуальность отныне наша. Даже если я отпущу тебя, ты не сможешь вырваться отсюда. Я и эта пещера останутся с тобой до конца твоей жизни. Так что ты зря трепыхался. Лучше бы тебе умереть, и думаю, ты скоро сам попросишь об этом, -- заявил ящер.
   -- Чего ты хочешь? -- прохрипел Сумсков.
   -- У меня есть задание для тебя. Но для этого надо, чтобы ты принял меня. Я ведь не бог, который обещает за послушание мифическую вечную жизнь. Я обещаю жизнь реальную. И если ты согласишься помочь мне, я верну тебя в твой мир. Виртуальность теперь наша, и скоро мой народ войдет в ваш мир.
   -- Тебе не выбраться отсюда. Мы уничтожим тебя вместе с этой дурацкой игрой! -- зло произнес Сумсков.
   -- Ошибаешься, вы больше не в силах помешать мне. Мой народ скоро окажется в вашем слое. Я оказываю тебе великую честь, приглашая присоединиться к нам.
   Сумсков вспомнил про нож на поясе. Это было последнее и самое слабое оружие геймера. Но выбора у него не было. Сумсков осторожно, чтобы ящер не заметил, потянулся к ножу. Но ящер проследил взгляд милиционера.
   -- Вот, значит, как! Ну тогда скажи себе: "прощай!" -- прошипел ящер и поднял ногу.
   Нога ящера снова зависла над головой Сумскова. Он видел над собой морщинистую стопу, заслонившую темный потолок пещеры. Сумсков, как угорь, заелозил по полу, стараясь вывернуться из-под ноги аллозавра. Ящер опустил ногу и слегка придавил Сумскова к земле.
   -- Ты знаешь, сколько я вешу, если встану в полную силу? -- спросил ящер.
   Ящер пока удерживал ногу, но Сумсков знал, что в какой-то момент нога у ящера устанет, и ящер всем весом опустится на него. Сознание Сумскова кричало. Оно не устало разбираться игра это или реальность, оно просто не хотело погибать. Ящер постепенно опускал ногу, давая Сумскову почувствовать нарастающую тяжесть.
   -- Нет! Не надо!.. -- прокричал Сумсков.
   Он не хотел умирать. Ящер качнулся в сторону, снимая ногу. Сумсков тяжело дышал, лежа на спине. Ящер наклонился к нему.
   -- Поможешь мне?
   -- Что я должен делать? -- наслаждаясь свободным дыханием, спросил Сумсков.
   -- Есть люди, которые пытаются помешать мне. Ты должен помешать им. Если поможешь мне, не только сохранишь свою драгоценную жизнь, но и войдешь в мое царство, которое я построю на земле. Я дам тебе власть над всеми моими приверженцами.
   -- Это какой-то бред! Достаточно снять шлем и тебя не будет.
   -- Ты опять за свое? Посмотри на свой шлем!
   Раздавленная скорлупа шлема валялась в метре от него. Сумсков схватился за голову. На голове шлема не было.
   -- Теперь ты понял, что это за игра?! Это игра в жизнь и смерть! А я давно знаю, как вы, людишки, держитесь за свою жизнь! -- затрясся в беззвучном смехе ящер. Нога ящера вновь поднялась над головой Сумскова.
   -- Я согласен! -- торопясь, выкрикнул Сумсков. У него не было сил переносить эту пытку.
   -- Тогда слушай. Мое задание не покажется тебе слишком сложным. Ты уже знаешь, что в корпорации есть тестеры. Они охотятся за мной, идут по моему следу. Они опасны, пока я нахожусь в этом месте. Ты должен остановить их.
   -- Убить людей? -- испуганно посмотрел на ящера Сумсков.
   -- Боюсь, этот подвиг такому червяку как ты не под силу. Ты просто должен их задержать. Ты ведь мужчина при исполнении, -- в глазах ящера мелькнуло презрение к слабости человеческой твари.
   -- Я попробую... -- промолвил Сумсков. Он был полностью сломлен.
   -- Вот и отлично! Теперь я тебя отпущу. Только не вздумай обмануть меня. За тобой будут следовать мои демоны. Ты навечно отмечен моей пятой. И как только ты забудешь об этом, я найду способ напомнить о себе. А теперь иди и делай, что тебе сказано.
   Все вокруг погрузилось в темноту. Сумсков тяжело вздохнул и открыл глаза. До него донеслись встревоженные голоса:
   -- Паша, открывай клетку! Спекся наш храбрый мент!
   Скрипнула дверца. Сумсков повис на чьих-то руках. Его вытащили из клетки и положили на ковер. Глаза капитана мутно уставились в потолок.
   -- Что тяжела нынче виртуальность? -- участливо спросил Лушин, освобождая милиционера от стяжек костюма.
   -- Я чуть не умер, -- признался Сумсков. -- Там просто ужас!..
   -- Мы и не сомневались. Некоторое время назад у нас произошел несчастный случай с тестером. Парень впал в кому. Его тоже контузило виртуальностью.
   -- Не мудрено... -- согласился Сумсков. Ему до сих пор мерещилась морщинистая пята ящера. Он повернул голову и увидел, что его шлем лежит на полу в клетке. Капитану показалось, что шлем изменил форму, стал несколько приплюснутым.
   -- А кто этот тестер? Можно мне ознакомиться с его личным делом?
   -- Личные дела всех работников корпорации есть в базе данных. Если хотите, можете ознакомиться.
   -- Спасибо вам, ребята. Мне уже лучше, -- Сумсков поднялся и сразу направился к компьютеру.
   -- Папка называется "Персонал". Там все личные дела работников, -- подсказал Кадников, провожая милиционера удивленным взором.
   -- Спасибо, я разберусь, -- Сумсков уткнулся в монитор. Голос ящера звучал у него в голове. Он подсказывал ему, что надо делать. Сумсков распечатал именной список тестеров. Когда принтер закончил печать, Сумсков взял рацию и сказал:
   -- Михайлов, готовь машину, выезжаем.
   -- Вы уезжаете? -- спросил Лушин.
   -- Да, думаю навестить тестеров. Мне надо у них кое-что выяснить, -- загадочно ответил капитан и вышел из комнаты.
  

***

  
   У станции метро "Лесная" собралась разнообразная строительная техника: эскаватор, несколько бульдозеров, самосвалы с бетонными блоками и щебнем. Сюда же прибыл штаб по чрезвычайным ситуациям и оперативные машины МЧС и милиции. Метростроители рассчитывали взорвать тоннели в нескольких местах и засыпать провалы щебнем и бетонными блоками. Эти пробки должны были остановить распространение воды. Все ждали вице-мэра Плахова. Он должен был прибыть с минуты на минуту и дать санкцию на взрыв метро.
   Плахов прибыл последним. Он прошел к членам оперативного штаба, стоящим возле серой "Вольво" Смирнова. Первым к вице-губернатору обратился Веселков:
   -- Надо взрывать, Александр Васильевич. Если промедлим, вода пойдет дальше. Пострадают другие ветки метро. Пока есть возможность, нужно запереть воду здесь. У нас все готово.
   -- Извините за задержку, ждал губернатора. Губернатор позвонил и предупредил, что прилетит только поздно вечером, -- сказал Плахов. Ему не хотелось, брать на себя ответственность. Нильский всегда встречал его горестно-презрительной миной, стоило вице-губернатору хоть на немного выйти за пределы своих полномочий. Однако вода поднималась, и Веселков и Смирнов настаивали на немедленном решении.
   -- После засыпки тоннелей пробьем дренажные каналы и отведем воду. Места взрывов здесь, здесь и здесь, -- указал на карте Веселков.
   -- Что с людьми и домами? -- спросил Плахов.
   -- Людей из близлежащих домов на всякий случай эвакуировали. По нашим расчетам никто не должен пострадать. Взрывы строго направленные и небольшой мощности.
   -- Трещины не пойдут? Тут есть исторические памятники.
   -- Нет, мы выбрали наиболее безопасные места.
   Плахов оглядел строительную технику и выстроившиеся вдоль улицы груженые "КамАЗы". Бетонных блоков в кузовах самосвалов хватило бы на уменьшенную копию пирамиды Хеопса. Места взрывов предусмотрительно обнесли ограждениями. Кордоны милиции перекрыли близлежащие улицы. Вице-губернатор посмотрел на часы. Шел пятый час дня, Небо быстро темнело. По углам строительной площадке стояли мощные прожекторы. Бригады строителей и спасателей были готовы к штурмовой работе.
   -- Что с теми строителями, что пропали в тоннеле? -- спросил Плахов.
   -- Поиски пришлось прекратить. Чтобы найти их тела, нужно отправлять в тоннели водолазов. Но на это нет времени, -- ответил Смирнов.
   -- Можете сказать, почему вода в тоннелях горячая?
   -- Сначала думали, что прорвало трубы горячего водоснабжения. Проверили -- все оказалось в порядке. Если бы мы жили на вулкане, вполне можно было бы предположить, что прорвались термальные воды.
   -- Да-а-а, загадки природы!.. Но людей-то спасать надо, как вы думаете?
   -- Мы сделали все, что смогли. Возле станций никого не нашли. Видимо, они зашли далеко в тоннель. Если промедлим еще, вода где-нибудь прорвется наружу.
   -- Я тоже думаю, Александр Васильевич, что этих ребят мы уже не найдем, -- печально подтвердил Веселков.
   -- Хорошо, начинайте, -- кивнул Плахов.
   Взрывотехники уже заложили заряды в пробуренные шурфы и ждали только приказа. По мегафону передали предупреждение. От опасной зоны отвели людей. Смирнов начал обратный отсчет времени. При счете "ноль" взрывотехник замкнул контакты. Земля вздрогнула. Тяжело ухнуло где-то в глубине. Асфальт на месте взрыва разошелся трещинами и просел вниз. На месте взрыва образовался провал диаметром около семи метров. Когда пыль осела, к пробитой бреши приблизился Веселков.
   -- Смотрите, Александр Васильевич! Сюда будем засыпать грунт.
   Плахов заглянул в черную глубину. На дне тоннеля среди бетонных обломков плескалась вода.
   -- Вода подбирается, -- заметил Плахов.
   -- Да, надо поторапливаться. Сейчас передам, чтобы взрывали шурф у "Чернышевской", -- сказал Веселков.
   Он махнул рукой, отдавая команду убрать заграждения. Рабочие оттащили в сторону железную ограду, открывая дорогу машинам. Взревели двигатели, и первый самосвал медленно покатился к шурфу.
   -- Пойдемте, Александр Васильевич, сейчас начнут ссыпать, -- окликнул вице-мэра Веселков.
   Но Плахов продолжал смотреть в провал. Ему показалось, что он уловил едва заметное движение. Какая-то тень мелькнула над водой. Самосвал сдал назад и поднял кузов. Следом за ним выстроился другой. Бетонные блоки вперемежку со щебенкой посыпались в провал. Заскрежетав гусеницами, приблизился бульдозер и приготовился сгребать то, что просыплют машины. Плахов не мог отвести взгляда от черной глубины. Он видел тень. Тень выгнулась гибко, как кошка, и стала карабкаться по бетонным завалам. Камни пролетали сквозь нее и падали на дно тоннеля. Над провалом поднялось облако пыли и скрыло тень. Веселков ухватил Плахова за рукав пальто и потащил от провала.
   -- Ну вот, Александр Васильевич, запылились, -- с укором произнес Веселков и принялся отряхивать руками пыль с кожаного пальто Плахова.
   -- Там что-то было, -- Плахов указал рукой на дымящуюся пылью дыру.
   -- Что? -- не понял Веселков.
   -- Какая-то тень лезла оттуда.
   -- Показалось... Кто бы оттуда не лез, мы его уже засыпали, -- успокоил вице-мэра Веселков. -- Только что сообщили, что взорвали второй шурф на "Чернышевской". Все обошлось без происшествий. Уже начали засыпку.
   Плахов пытался стряхнуть с себя наваждение. Неужели это ему привиделось?
   -- Плохо, что не нашли тела тех ребят, строителей. Нужно позаботиться о родных, выдать компенсации...
   -- Все сделаем. Как и положено по закону.
   -- Больше, чем по закону. Эти парни -- герои! Как, по-вашему, Валерий Леонидович, остановим воду?
   -- Должны остановить. К ночи закончим засыпать шурфы. На других участках пока, тьфу-тьфу-тьфу, все спокойно, -- доложил Веселков.
   -- Хорошо, продолжайте работу. А мне еще на дамбу нужно. Ее тоже прорвать может.
   Плахов обернулся к провалу. Разгрузился очередной "КамАЗ". Над дырой стояло облако пыли. И в этом облаке Плахов вдруг отчетливо различил темный силуэт. К нему шла женщина в черном облегающем платье. Ее лицо было прикрыто чем-то вроде дымной вуали.
   -- Александр Васильевич... -- удивленно взглянул на вице-мэра Веселков.
   Но Плахов видел уже другую картину. "КамАЗ" стоящий у провала вдруг оторвался от земли и медленно перевернулся. Все то, что "КамАЗ" только что засыпал в провал, тоже взлетело вверх и со скоростью шрапнельных осколков разнеслось по округе. Из провала ударил мощный поток воды. Асфальт резало водным ножом. Груженые самосвалы, бульдозеры, экскаватор -- все подпрыгивало и переворачивалось в воздухе. Из прорезанной вдоль тоннеля борозды били шипящие фонтаны горячей воды и пара. А посреди струй воды и пара Плахов видел неторопливо шествующую фею ночи. И там где ее легкие стопы касались земли, асфальт вспучивался и вскипал гейзерами воды. Плахов не мог оторвать взгляд от ее призрачной фигуры. Он провожал взглядом незнакомку до самой последней минуты. И только когда тяжелый камень, поднятый мощным фонтаном воды, ударил ему в голову, это волшебное видение стерлось из его сознания.
  

Глава 24. Зиккурат Бафомета

  
   Больше всего тестеры опасались, что не смогут попасть в "Замок". Пришлось вновь настраивать монитор и искать окружную дорогу. Но когда они оказались в виртуале, сначала даже не поняли, что перед ними замок. Это было совершенно неузнаваемое строение. Замок, казалось, сделал все возможное, чтобы закрутиться в спираль. Как гигантский штопор он пронзал виртуальное пространство от земли до неба.
   Первый уровень замка был завален трупами геймеров. Трупы лежали здесь несколько часов, и к своему удивлению тестеры ощутили запах разлагающейся плоти. В этой версии замка почему-то живых никого не было: ни монстров, ни геймеров.
   -- Чувствуете? Начинает вонять! -- удивился Дред.
   -- Кто-нибудь может сказать, какие фидбэки делают это? -- спросил Скарж.
   -- Насколько я знаю, никаких устройств, влияющих на обонятельные рецепторы, у нас нет, -- сказал Класс.
   -- Ну как вам, други мои, не страшно от такого эффекта присутствия? -- осведомился Скарж.
   -- Я где-то читал, что любую реакцию организма можно вызвать с помощью суггестивного воздействия. Так если человеку внушить, что его собираются прижечь раскаленным железом, а приложить какую-нибудь картонку, то у него появится ожог, -- сообщил Лева.
   -- Замок грез и сновидений! Мать твою! -- выругался Дред.
   -- Замок гипноза и внушений. И мы должны быть очень внимательны здесь, -- поправил Лева.
   -- Но ведь трупы воняют! Вы чувствуете это? А текстуры стен и предметов? Все как настоящее! Я подхожу к стене и вижу, что она сделана из настоящего камня. Только не говорите мне, что у нас мощные видеоускорители! Уж я-то знаю толк в этом! -- горячо говорил Дред.
   -- Нужно научиться контролировать свой разум. Просто держите его в узде, -- посоветовал Лева.
   -- Я не могу в это не верить! Здесь все по-настоящему. И этот запах!
   -- Нами пытаются управлять, манипулировать нашим разумом. Думаю, поэтому и монстров здесь нет. С нами задумали проделать какой-то новый эксперимент, -- сказал Класс.
   -- Ну и что будем делать? Я пришел воевать, а монстры куда-то подевались! -- разочарованно произнес Дред.
   Замок превратился в некрополь. Горы растерзанных трупов заполняли огромный зал на первом уровне. Лестница на второй уровень превратилась в закрученную спираль и терялась где-то в необозримой высоте.
   -- Наверх нет смысла идти. Грааля там нет. А куда нас выведет этот закрученный путь не известно. Все здесь меняется весьма быстро и не в лучшую сторону. Остается только идти вниз, -- сказал Новик.
   -- А есть ли вообще какой-нибудь смысл в том, что мы здесь? Эй, монстры! Вы где?! -- выкрикнул Скарж.
   Стоять посреди этого начинающего смердеть кладбища было неприятно. Путь вверх по лестнице тоже не обещал ничего хорошего. Все помнили, как эта лестница перевернулась. И чем замок обрадует на этот раз, оставалось только догадываться. Тестеры подошли к двери, ведущей к огненному болоту и мирам преисподней. Но эта дверь оказалась нарисованной, она больше не открывалась. Они стояли посреди обширного холла заваленного трупа и подсыхающими лужами крови и не знали, что делать. Врагов в замке не было.
   -- Не понимаю, где геймеры? Ведь игра продолжается! Или нам опять отвели особое место? -- воскликнул Дред.
   -- Есть у меня одна гипотеза. Посмотрите на пейзаж за окном. Раньше облака плыли по небу. Теперь все застыло, будто нарисованное. Или взгляните сюда. Видите эти капельки крови? -- обратил внимание Лева.
   В воздухе висели капельки крови. Они не собирались падать на землю. Словно бы кто-то сделал моментальную фотографию замка, а затем поместил сюда тестеров.
   -- Время остановилось? Но мы-то двигаемся! -- недоуменно произнес Класс.
   -- А ты заметил, что наши шаги не слышны? Две модели времени -- это круто! В одной мы, в другой замок! -- Скарж не уставал удивляться находкам, встречающимся в этом заколдованном замке.
   -- Но как и почему такое возможно? -- спросил Класс.
   -- Мне кажется, это эффект молитв, с которыми мы вошли в замок. В этом слое, где мы сейчас находимся, исчезли монстры и остановились все изменения, как и самое время.
   -- Значит, есть и другие слои? В которых время идет и геймеры гибнут?
   -- Вполне возможно. "Замок" ведь не вернулся в первоначальное состояние. В нем только замерло время. Вполне возможно, что в какой-то другой виртуальности "Замка" оно продолжает свой губительный ход.
   -- А запах, как он распространяется?
   -- Молекулы висят в воздухе. Мы-то дышим и хотя находимся вне временных координат этого слоя, но как-то контактируем с ним.
   -- Мы еще не пробовали наше оружие. Оно должно вернуть "Замок" в первоначальное состояние, -- напомнил Дред.
   -- Именно это я сейчас и собираюсь проделать, -- сказал Скарж.
   Он поднял бластерную пушку и выстрелил в ближайший угол. Эффект был такой, будто взорвали маленькую бомбу. В яркой вспышке взлетели осколки и камни. Но сразу же, будто кинопленку прокрутили обратно, каждый осколочек вернулся на свое место. И даже капельки крови, висевшие в воздухе, ни на микрон не изменили своего положения.
   Ударной волной Скаржа отбросило на несколько метров. Он поднялся, потирая ушибленный затылок.
   -- Ни хрена себе бабахнуло!
   -- Взрыв произошел в соответствии с физической моделью, но потом все почему-то вернулось в замороженное состояние, -- сказал Класс.
   -- Вы видели, какой был взрыв! Это не бластерная вспышка. Взрыв был гораздо мощнее, -- обратил внимание Лева.
   -- Да, выброс энергии был большим. Напоминает аннигиляционный эффект.
   -- В том-то и дело! "Замок" замер и сопротивляется любым изменениям. С помощью заговоренного оружия мы попытались сдвинуть виртуальность в первоначальное состояние. Это высвобождает море энергии. Похоже, у нас в руках временная бомба! -- заключил Лева.
   -- Ну и с кем будем воевать? Мертвая тишина, хуже, чем на кладбище. Да еще воняет! И как это боты могут вонять? -- сморщился Дред.
   Лева поднялся на первый пролет лестницы. Здесь была круглая смотровая площадка с большими окнами. С нее открывался удивительный вид на город с серыми громадами домов под свинцовым безрадостным небом. Лева окликнул остальных.
   -- Неужели это наша модель Питера? -- удивился Дред, вглядываясь в незнакомые очертания домов и улиц.
   -- Да, когда-то это был наш город. Но вы только посмотрите, во что его превратили! -- с горечью произнес Класс.
   Как и в предыдущих реальностях к городу сбегала широкая лестница, изредка задерживаясь на террасах, обнесенных невысокими парапетами. Но город, лежащий внизу, не походил ни на Друккарг, ни на Питер. Неожиданно Лева ударил прикладом бластера в большое панорамное стекло. Но стекло обмануло Леву. Вместо стеклянного звона оно просто исчезло. Лева перешагнул низкий порожек и вышел на террасу, опоясывающую замок. Все последовали за ним. В покинутом замке делать было нечего.
   Лева и Новик побывали в Друккарге, все остальные в виртуальном Петербурге, поэтому им было с чем сравнить этот внезапно возникший в виаре город.
   Они шли вдоль стен высоких домов, ослепших без окон. Улицы города были прямые, словно протянутые по прямоугольной сетке. Над головой в узких коридорах улиц проглядывало серое небо. В стиле строений господствовал конструктивизм. Но иногда среди кубических нагромождений возносились стрелы готических замков и четырехугольные ступенчатые башни, напоминающие вавилонские зиккураты. Улицы были закатаны в камень и вулканическое стекло. На них не было ни травинки, ни деревца. На перекрестках и площадях встречались скульптуры, похожие на творения абстракционистов. Чаще всего это были пирамиды, скатанные из круглых валунов, но попадались и некие мегалитические сооружения, сложенные из черных квадратных блоков.
   -- Апофеоз войны, -- сказал Лева, остановившись возле одной из булыжных пирамид.
   -- Почему? -- не понял Скарж.
   -- Напоминает картину Верещагина "Апофеоз войны". Эти круглые кам­ни, как черепа, сложенные в пирамиду. Только ворон на верху не хватает.
   -- Это даже не Друккарг. Над этим городом основательно поработали, -- заметил Новик.
   -- Мне кажется, это даже хуже. Если Друккарг кривое отражение Петербурга, так этот город как бы изнанка Друккарга. Еще одна ступень вниз, -- сказал Лева.
   -- Вы совсем впали в мистику. Просто это еще одна сцена из миров "Забытой реальности", -- сказал Класс.
   -- Не нравится мне здесь. Что за существа могут обитать в таком городе?
   -- Да и замок как-то подозрительно вымер. Мертвая какая-то тишина, нездоровая, -- сказал Дред.
   -- Куда пойдем? И что мы, вообще, тут делаем? -- Скарж задал вопрос, который, наверное, беспокоил всех.
   -- Вам не кажется, что замок перестал быть главным местом действия, и мы сейчас находимся в декорациях еще не начавшегося представления? Сейчас на арену выскочат местные боты, и пойдет веселая потеха! -- сказал Лева.
   -- У тебя, Лева, всегда самые мрачные прогнозы. Хоть бы раз услышать что-нибудь утешительное! -- сказал Новик.
   -- Такова наша жизнь, мон ами, и мы в ней не хозяева.
   Они двинулись по улице, ведущей к Свинцовой реке. Но каналов и мостов в этом городе не было и в помине. До самой набережной лежала ровная дорога, покрытая слоем растекшегося базальта.
   -- Посетим местную достопримечательность? -- Класс остановился возле одного из зиккуратов и посмотрел на его сужающийся террасный верх. В башне виднелся арочный вход, к нему вела лестница с золотыми перилами.
   -- Я вот думаю, зачем он построил все это? Каково место этого города? Замена ли это взбунтовавшемуся Друккаргу или будущее нашего Питера? -- вслух размышлял Лева.
   -- Странно, но это единственное здание с входом, которое мы встретили в этом городе. Такое впечатление, что нас там ждут, -- предположил Скарж.
   -- Раз ждут, нужно идти. Иначе, просто протолчемся тут да так и уйдем, не солоно нахлебавши, -- сказал Класс.
   -- Я тоже думаю, это не просто так. Нас не отпустят отсюда, пока не отымеют, -- заметил Новик.
   Тестеры поднялись по лестнице и вошли в зиккурат. Они оказались на высокой галерее, вознесенной над темным залом размерами с футбольное поле. Зиккурат изнутри оказался значительно больше, чем выглядел снаружи. На стенах горели факелы. Цепочка огней опоясывала зал, очерчивая его границы. В центре зала высился величественный монумент. На постаменте, опираясь на длинный двуручный меч, стоял рыцарь, облаченный в доспехи и рогатый шлем с поднятым забралом. . За спиной у рыцаря топорщились широкие крылья. Свет, падающий снизу, путался в козлиной бороде, натыкался на длинный нос и терялся во впадинах глазниц, придавая каменному лицу рыцаря выражение надменной гордости и превосходства. Красной причудливой вязью на постаменте горела надпись: "Бафомет".
   -- Знаете, кто такой Бафомет? -- спросил Лева. -- Это самый молодой из демонов. Последнее отражение Гагтунгра в сознании нашего мира. Бафомет появился в средние века. Святая инквизиция заставила тамплиеров признаться, что те поклонялись демону по имени Бафомету. Так что перед нами продукт усилий святой инквизиции и католической церкви.
   -- Значит, мы в храме этого Бафомета. Вам не кажется, что сейчас сюда прилетят демоны и начнется жаркая схватка? -- спросил Скарж.
   -- Пусть идут! Мы им покажем! -- Дред выставил перед собой бластерную пушку.
   -- Не думаю, что время может сдвинуться, пока мы здесь. А демоны вне времени существовать не могут. Остается понять, в чем смысл нашего присутствия тут, --сказал Класс.
   Новик перегнулся через перила. В храме было темно и пусто. Пол был выложен черной квадратной плиткой с ярко-красной светящейся сетью швов.
   Класс молча направился к лестнице, ведущей в зал.
   -- Ты куда? -- окликнул его Новик.
   -- Хочу взглянуть на статую поближе. Не зря же мы пришли сюда, -- ответил Класс.
   Тестеры последовали за ним. Только сейчас они заметили, что в глазах демона тусклым светом зажглись два лиловых кристалла.
   -- Эй, Бафомет! Зачем ты привел нас сюда? -- задиристо крикнул Скарж.
   -- Молчит, козья голова! Может, врезать ему из бластера? -- спросил Дред.
   -- Подождите!.. Я что-то слышу... -- сказал Класс.
   Новик посмотрел себе под ноги. От красных перекрестий пола поднималось светящаяся дымка. Очертания ног в ней слегка размывались. Стал слышен вкрадчивый шепот. В этом шепоте слились разные голоса. Голосов было множество. Они о чем-то пели и убаюкивали. Хотелось опуститься на пол в красноватую дымку и забыть про все на свете, слушая эти голоса.
   -- О чем шепчут эти голоса? Кто-нибудь понимает? -- спросил Дред.
   -- Тихо, дайте послушать! -- воскликнул Скарж. Его лицо исполнилось какого-то таинственного восторга перед открывшимися ему тайнами.
   Голоса не прекращали вкрадчивую беседу. Их шепот был приятен и заманчив. Хотелось его слушать долго-долго, пока не устанешь и не уснешь здесь. Возвышающийся на пьедестале демон теперь казался олицетворением этого восторга. Это была его милость, что он допустил жалких людишек в свой храм, позволив им насладиться голосами, навевающими сон разума и вечное блаженство в этом самом месте.
   Сзади послышался стук. Все обернулись. Скарж сел на пол и прикрыл голову руками. Рядом упала его бластерная пушка.
   -- Пойдем, Скарж! Здесь нельзя оставаться, -- подошел к нему Лева.
   -- Оставьте меня. Мне хорошо здесь. Это то место, которое я искал всю жизнь, -- с глупой улыбкой произнес Скарж.
   -- Это все иллюзии, Скарж, игры твоего разума. Ты должен стать выше этого.
   -- Пусть иллюзии, но мне здесь хорошо. Зачем разрушать это, если это так хорошо?
   -- Он затягивает нас. Эти красные сети, они поднимаются! -- воскликнул Лева.
   Светящиеся нити поднялись из расщелин плитки и застыли в метре от пола. Они утратили свою правильную квадратную структуру и при каждом движении липли к тестерам, как взвившаяся паутина. Голоса звучали теперь отовсюду. Они стали более назойливыми и пьянящими.
   Класс подошел к Бафомету. Демон взирал на него лиловыми очами. На каменном лице истукана застыла маска презрительной гордости ко всем тварям, которых он видел перед собой. Красная сеть взволновалась вокруг Класса. Она взмыла вверх и накрыла его с головой. Класс вздрагивал при каждом прикосновении красных нитей, но не смел стряхнуть с себя это наваждение. В лиловых глазах Бафомета он видел горящие руны. Демон говорил с Классом, и Класс понимал его язык.
   "Ты правильно сделал, когда отомстил этим недоумкам. От этого удара корпорация уже не оправится. Теперь богатые и сильные призадумаются, можно ли насмехаться над человеком, которому многим обязаны. Твои обидчики мертвы. Но счастлив ли ты, Класс, от этого?"
   "Нет", -- прошептал Класс.
   "Я тоже думаю, что нельзя быть счастливым, только удовлетворив свою месть. Ты достоин большего. И ты достоин лучшего будущего. Поверь, ты не ошибся, когда вложил в камень этот рунный ключ. Ты помнишь, где взял эти руны?"
   "На каком-то сайте. Уже не помню", -- сказал Класс.
   "Ты попал на правильный сайт, Класс. Я помогал тебе в этом. Но ты никогда бы этого не сделал, если бы не вспомнил кое-что, что хранится в глубинах твоей памяти. Это бессознательное глубоко скрыто от вас, людей, и только мы, духи, можем помочь вам вспомнить это. Ты понимаешь, о чем я говорю?"
   "Нет", -- признался Класс.
   "Ты живешь не первой жизнью. Когда-то давно у тебя была большая власть. Ты распоряжался свободой и жизнью других людей. Тебя боялись провинции и города. В то время ты был моим верным слугой. Жаль, что люди устроены так, что не могут об этом помнить. Но мы, духи, помним об этом. И мы помогаем некоторым людям осознать свое истинное положение в этом материальном мире. Подсознательная часть твоей личности не захотела подвергаться унижениям. Интуитивно ты почувствовал свое истинное положение и вновь обратился ко мне".
   "Я не хотел этого делать", -- сказал Класс.
   "Ты хотел сказать, что не рассчитывал на те последствия, к которым привел твой шаг. Я понимаю это. Ты не мог предусмотреть все последствия. Это выше человеческого понимания. Но ты сделал шаг в правильном направлении. Осталось тебе завершить начатое дело и получить достойное вознаграждение. Хочешь, я поставлю тебя вместо Мартина? Вся корпорация, а значит, и управ­ление виртуальной реальностью будет у тебя в руках. Это миллионы долларов и власть над душами людей. Ибо в том мире, который я готовлю на земле, виртуальность будет новым порядком вещей".
   "Чего ты хочешь от меня?"
   "Я хочу, чтобы ты подумал об этом. Просто подумал и взвесил свои способности и таланты. Мы когда-то неплохо ладили друг с другом. Вспомни процесс тамплиеров, благодаря которому, я объявился в вашем мире".
   "Я не помню ни о каком процессе и не могу отвечать за это".
   "Естественно, -- прошипел демон. -- Естественно, ваш бог сделал так, что вы не помните свои прошлые жизни. Он каждый раз дает вам шанс на исправление. Я смотрю, ты сильно продвинулся в этом, Класс. Может, ты поверил богу и решил смирением проложить дорогу в его тухлый рай? Только вряд ли у тебя получится. Ты сильная личность, хотя и сильно измельчал со времени нашей последней встречи. Неужели ты ничего не помнишь? Ведь у вас есть сны, есть смутные и пугающее вас дежа вю. Часто они отражения других ваших жизней. Бессознательное имеет власть над вами. Иначе бы ты не помог мне открыть этот портал. Ты нашел магические руны на сайте моих адептов и вставил этот рунный ключ в камень. Ты сделал это не просто так. Просто так ты мог бы вставить туда какую-нибудь бесполезную финтифлюшку".
   "Это была просто шутка. Я хотел отомстить корпорации".
   "О, как я понимаю твои чувства! Ты испытывал обиду и гнев. Ты жаждал мести. Я лишь немного подтолкнул тебя. Мысль-змейка скользнула в твою голову, и ты нашел нужный сайт. Затем ты вложил ключ в камень и подумал, что все закончится безобидной шуткой. Я дал тебе еще одну подсказку, и ты подумал, что игра будет незаконченной и неинтересной, если в нее не ввести дополнительный уровень из архивов. А дальше уже я проделал свою часть работы. Пока этот уровень был в темноте, я его перестроил. И вот результат -- виртуальность "Замка" оказалась в моих руках. Теперь моя цель -- ваш мир. Я помню нашу дружбу, Класс, и хочу сделать тебя своим наместником в реале. Ты будешь контролировать этот мир. В руках у тебя будет огромная власть. Власть, которая даже не снилась твоему прежнему патрону Гийому де Ногарэ. Неужели ты не помнишь, как вы заставляли храмовников признаваться в поклонении мне, выдуманному вами демону Бафомету?" -- захохотал демон.
   Класс вспомнил тот момент, когда решил отомстить корпорации. Конечно, это не он создал тот подземный уровень. Его сил хватило только на то, чтобы поместить ключ в камень. Это был ключ к несуществующему уровню, ключ, раздвигающий скалу, за которой открывалась обычная программная пустота. Тогда это казалось ему весело. Но за скалой оказалась другая реальность, реальность, созданная существами, несущими смерть миру людей. И сейчас, слушая голос Бафомета, Класс понял, что стал орудием демонических сил. Его обидой и желанием отомстить воспользовались, чтобы открыть путь в виртуальную реальность, а затем и в реал.
   "Но ведь тамплиеры поклонялись Бафомету! Я помню. Я читал протоколы допросов. Стоп! Где я мог читать протоколы допросов? Какое-то историческое исследование? Нет... -- перед взором Класса ясно предстали пожелтевшие листы на старофранцузском. -- Нет, этого не может быть! Я никогда не видел этих свитков!"
   Класс схватился за голову. Перед его взором мелькали какие-то люди в монашеских сутанах бенедиктинцев, рыцари в белых плащах и вельможные царедворцы. Он видел костры инквизиции, мрачные тюремные застенки и бесконечные свитки протоколов допросов, которые писал собственной рукой.
   "Теперь вспомнил? Ты ведь знаешь, что я щедро награждаю тех, кто верно служит мне. Ты помнишь, что после смерти проклятого Ногарэ занял его место? Ты всегда умел оставаться в тени, скромный секретарь. Однако твоя карьера во французском королевстве была успешной. Давай сделаем следующий шаг. Пришло время в вашем мире ввести законы программируемой реальности. Все здесь должно осуществляться с такой же легкостью, как в игре. Все эти люди-боты тогда будут послушны нам. Чем не идеальное общество? И в нем ты займешь самое почетное место, если поможешь мне".
   Красная паутина плотно облегла Класса. Он стоял и не мог пошевелиться. А голос Бафомета, звучащий для него одного, продолжал свою прельщающую песню.
   -- Класс! Уходи оттуда! -- крикнул Лева.
   Но Класс не слышал его. Он завороженно смотрел на истукана. В лиловых глазах демона вспыхивали руны. Новик и Лева бросились к Классу. Они хотели сдернуть, столкнуть его с заколдованного места, но по непонятной причине вдруг поскользнулись и упали на ровном месте. Бафомет не любил, когда его перебивали.
   Класс медленно повернулся к товарищам. На его лице светились красные полосы. И это было не лицо знакомого всем Кости Рыжкова. Его глаза смотрели в пустоту, к губам пролегли глубокие складки. Класс медленно поднял бластерную пушку и навел ее на тестеров.
   -- Ты что, Класс! Это же мы! -- выкрикнул Дред.
   Но Класс не слышал, что творилось вокруг него. Внешний мир звуков, цветов и движений перестал существовать для него. Класс больше не испытывал к нему никакого интереса. Для него теперь существовал только один мир, мир понятий и слов Бафомета. И Класс нажал на спусковой крючок.
   Мелькнула ослепительная вспышка. Заряженное молитвой оружие произвело аннигиляционный эффект. Грохнул мощный взрыв. Дред оказался в его эпицентре. Его вскинуло в воздух и расщепило на кванты. А Класс уже поворачивал свою пушку в сторону Левы и Новика.
   -- Нет! -- воскликнул Новик и выстрелил в Класса.
   Раздался новый хлопок. Счастье Новика, что он не попал под ослепительное сияние аннигиляционной вспышки. Взрывной волной его отбросило и протащило по плитам. На том месте, где стоял Класс, еще с полсекунды висело в воздухе светлое пятно. Затем оно исчезло. В зале остались испуганный Лева, контуженый Новик и Скарж впавший в состояние близкое к наркотическому экстазу. Первым опомнился Новик:
   -- Уходим отсюда! Быстро на галерею!
   -- Что это было? -- спросил Лева. -- Почему он начал стрелять в нас?
   -- Поднимай Скаржа, и уходите! А я разнесу тут все! -- Новик поднялся с пола.
   Лева кинулся к Скаржу. Скарж сидел в позе лотоса, пригнув голову к земле. Казалось, его не трогало ничего, что творилось вокруг него. Лева подхватил Скаржа и потащил по полу.
   -- Оставь меня... -- замутненные глаза Скаржа поднялись на Леву.
   -- Пошли отсюда, сейчас здесь все взорвется!
   -- Ну и пусть, для меня теперь нигде нет места... -- равнодушно ответил Скарж.
   Лева закинул за спину бластерную пушку и поволок Скаржа к выходу на галерею. Их отход прикрывал Новик, не спуская ствол бластера со статуи Бафомета. Но демон только величественно и равнодушно взирал на них светящимися глазами. Красная сеть, висящая в воздухе, разлетелась на мелкие отрезки. Они змейками запорхали в воздухе, закручивая хоровод все ближе к тестерам.
   Новик видел, как красные змейки приближаются к Леве и Скаржу, и ему захотелось прервать их раздражающее веселье. Палец Новика лег на спусковой крючок. Его разум наполнился необъяснимым негодованием. Но Новик вовремя спохватился. В прицел попали Лева и Скарж. Еще мгновение, и их бы не стало.
   "Что со мной? Я тоже поддался? -- спросил себя Новик. -- Но я ведь потерял память! Я должен стать слепым, глухим и потерять память. Иначе здесь не выжить".
   -- Давайте быстрее! -- крикнул он Леве.
   Лева тянул Скаржа к лестнице. Новик подумал, что надо бы помочь Леве, но не мог оторвать взгляд от насмехающихся глаз демона. В глазах Бафомета горели руны, и Новик понял, что они означают. Это было обращение к нему лично.
   "Если ты выстрелишь в меня, вы все погибнете. Ты видел, какой аннигиляционный эффект дает ваше оружие. Вы сами наложили заклятие на этот мир, и я был вынужден остановить здесь время, чтобы сохранить его. Я составляющая этой реальности, которая стала частью вашего мира. И если ты попытаешься уничтожить меня, ваш мир взорвется вместе со мной. Слишком поздно, чтобы вы смогли разрубить эту связку. Вспомни о судьбе Друккарга. Но если ты загрузишь игру, где нет этого заклятия, я сделаю для тебя все, что ты только захочешь".
   "Нет, я не хочу слышать тебя! Я не хочу понимать твой язык!" -- встряхнул головой Новик.
   Он опустил бластер и, стараясь не поддаваться соблазну, поспешил на помощь Леве. Вдвоем они подхватили Скаржа и стали поднимать его по ступеням. Ноги Скаржа заплетались, а его глаза бессмысленно блуждали по сторонам.
   -- Тяжелый, черт! -- пожаловался Лева.
   -- Только бы выбраться отсюда! Я разнесу этот чертов город! Меня не волнует, что он там говорил! -- горячился Новик.
   -- Что он тебе сказал?
   -- Он сказал, что если мы попытаемся уничтожить его, это уничтожит наш мир. Что отныне мы в одной связке.
   -- Я бы не стал решать это сгоряча. Мы не знаем всех закономерностей этого мира.
   -- Да, но как тогда остановить его? Ты видел, что он сделал с Классом?
   -- Надо подождать. Я верю, должна придти помощь. Мы можем навредить, если будем решать все сами.
   -- И ты туда же! Класса нет. Дреда нет. Скарж парализован, Фриз запуган, а ты говоришь, чтобы оставить ему этот мир! Нет, пусть убирается в ад! Ты знаешь, как он смотрел на меня!
   -- Не горячись, Новик! Речь о жизни и смерти не только нас самих, но и всего мира. Будет лучше, если мы вернемся и все спокойно обсудим.
   -- Ты уверен, что мы сможем вернуться? Тебе не кажется, что это наше последнее пристанище и время остановилось везде!
   -- Я уверен, всегда есть выход. Пока здесь стоит время, он ничего не может нам сделать, если мы не поддадимся ему.
   -- Это страшно, Лева! Он может взять над нами контроль. Он победит, если мы не уничтожим его!
   -- А ты подумал, какой ценой! Мы ведь не знаем, что сейчас происходит в реале. А если наши миры слились настолько, что составляют одно целое! Тогда анниги­ляционная вспышка может оказаться такой мощной, что уничтожит не только этот слой, но и наш мир! Ты можешь взять на себя ответственность решать это?
   -- Но ведь он пришел, чтобы овладеть нашим миром! Неужели мы будем сидеть и ждать, когда он поработит наш разум. Когда он сделает из нас зомби, как из Класса, запугает нас, как Фриза, или парализует разум и волю, как у Скаржа!
   -- Мы не должны спешить. Мы не имеем право уничтожить то, что создано не нами. Нам обязательно дадут знак или помогут.
   -- Кто поможет?! Кто придет, чтобы спасти нас?! Неужели мы кому-то нужны?
   -- Но ты же был в Друккарге! Ты видел!
   -- Что я видел? Падение города, который посмел восстать против него? Ты знаешь, чем это кончилось!
   -- Жертва Друккарга была ненапрасной. Игвы приняли Бога. И ты знаешь это, -- Лева прислонил Скаржа к перилам и остановился передохнуть.
   -- Я не верю, Лева. Единственная сила, способная остановить это дьявольское разрушение, только мы. И никто нам в этом не поможет.
   -- Но если это будет сопровождаться разрушением всего творения, тогда для чего это нужно? Кто дал нам право уничтожать целые миры?
   -- А если Бафомет просто врет? Что будет, если я выстрелю в эту каменную статую?
   -- Неужели ты в самом деле считаешь, что злой дух в этом истукане? Я думаю, он имел в виду другое. Он стал частью реальности, и выстрел по нему погубит наш мир и нас самих. Мы должны бороться с ним прежде всего внутри самих себя.
   -- Что ты имеешь в виду, Лева? Мы что, не можем бороться с ним нашим оружием?
   -- Я думаю, наше оружие тоже не случайно. Оно способно разрушить наши связанные миры. Злой дух только и добивается, чтобы мы уничтожили все своими руками. Тогда он найдет оправдание своим действиям перед Богом.
   -- Какой Бог, Лева? Он давно плюнул на нас!
   -- Ладно, пошли дальше. Все обсудим, когда выйдем наружу.
   Они затащили Скаржа на галерею, ведущую к выходу. Демон в глубине зала продолжал таращиться на них лиловыми глазами. Новик положил бластерную пушку на перила. Прицел уперся в морду идолу, и палец Новика лег на к спусковой крючку.
   -- Нет! Не делай этого! -- Лева вскинул с перил бластер Новика.
   -- Я не хочу уходить просто так, Лева, -- процедил Новик.
   -- Нас осталось двое. Подумай, почему мы не подпали под его воздействие, когда даже Класс и тот...
   -- Потому что мы были в Друккарге?
   -- Потому что мы видели бунт против его силы и просветление игв в этом городе. Мы видели узников зла, сбросивших оковы, чтобы обрести новую жизнь. Мне кажется, мы тоже стали частью этого. Мы обернулись к свету, хотя, возможно, еще сами не осознали это...
   -- Что же делать, Лева? Просто уйдем отсюда?
   -- Мы ничего больше не сможем сделать в этом мире. Мы сами создали совершенное оружие, в ответ он создал связку миров. Теперь, думаю, нас ждет бой в реале.
   -- В реале? Но ведь там мы бессильны! В реале у нас нет никакого оружия против него!
   -- Пошли отсюда. Скаржу становится хуже. А оружие найдется всегда, было бы желание.
   Они уже покидали галерею, когда Новик обернулся и бросил взгляд на демона. Ему вдруг показалось, что Бафомет оскалился в усмешке. Из глаз истукана вылетели руны и сложились в огненный текст. Это было последнее предупреждение демона и обращено оно было только Новику.
  

Глава 25. Город мертвых

  
   Милиционер-водитель Андрей Михайлов бросал косые взгляды на капитана Сумскова, сидящего на "штурманском" месте. Белая милицейская "шестерка" с включенными мигалками неслась по ночному городу. Сержанта Михайлова удивляло то, что Сумсков сначала назвал один адрес, но когда они доехали до Автово, капитан вдруг взял ручку и вычеркнул этот адрес, приказал сержанту двигаться в Коломяги, на другой конец города. На Литейном Сумсков приказал остановиться. На заднее сиденье уселся какой-то унылый перец. Его лицо было щедро усыпанно юношескими угрями.
   Капитан молча кивнул молодому человеку и велел Михайлову ехать дальше. Они продолжили путь в тягостном молчании, волей-неволей прислушиваясь к хриплому бормотанию бортовой радиостанции. Но их позывных в эту ночь никто не называл. Михайлов мчался по городу, лихо обходя ямы и колдобины на дорогах. В машине было тепло и тихо, вполне можно было задремать, но, как ни странно, эта подозрительная тишина и бодрила Михайлова, не позволяя ему выпустить руль на каком-нибудь опасном повороте.
   -- Дред ушел, Класс ушел, -- внезапно проговорил Сумсков, снова вычеркивая что-то на бумаге.
   -- Давай теперь на Васильевский.
   -- Ну какого хрена машину гонять? Бензина почти не осталось! -- возмутился Михайлов. Они были уже на проспекте Испытателей.
   -- Фигуранты вышли из игры. Остались трое, но один, похоже, не в счет, -- загадочно произнес Сумсков.
   В зеркале заднего вида Михайлов увидел понимающую ухмылку прыщавого юнца.
   Водительское дело маленькое, сержант развернул машину и погнал на Васильевский. На Большом Сампсониевском они остановились и подобрали еще одного подозрительного типа. Это был высокий парень в черной драповой куртке. Михайлов поймал взгляд нового пассажира и подумал: "Чего это Сумсков наркоманов по всему городу собирает? Мы вроде не ОБНОН. Или это агенты у него такие?"
   "Наркоманы" на заднем сиденье молчали, тупо уставясь перед собой остекленевшими глазами. Сержанту очень не нравилась эта компания. Типов на заднем сиденье нужно было возить только в наручниках и желательно в намордниках. Сумскова тоже как подменили. Взгляд капитана стал тяжел и мрачен. Он всю дорогу словно бы заглядывал внутрь себя в ожидании какого-то ответа. И что бы ни спросил Михайлов, капитан отделывался односложными ответами. В машине стояла угнетающая тишина. Кого только не приходилось перевозить сержанту за годы службы, но такого дискомфорта он еще не испытывал. К концу пути он готов был даже пожертвовать своим месячным жалованьем, лишь бы сбежать из этой проклятой машины.
   Когда машина летела по Малому проспекту Васильевского острова, Сумсков откинулся на спинку кресла и значительно произнес: "Скоро приедем. Притормозишь на углу Малого и Гаванской".
   Шел пятый час утра, и небо уже посерело в ожидании скорого рассвета.

***

  
   Глава администрации города Санкт-Петербурга Анатолий Георгиевич Нильский видел это же предрассветное небо из иллюминатора самолета. Рейс задержали и вылететь домой губернатор смог только глубокой ночью. И вот самолет приближался к его родному Санкт-Петербургу, но на душе у Нильского было неспокойно. Он пробыл в Москве всего на три дня, дожидаясь встречи с президентом, но за эти три дня случилось столько неприятных событий, что по своей насыщенности они могли бы превзойти целый год. Губернатору уже сообщили, что во время взрыва тоннелей метро произошел несчастный случай. Тяжело ранен его заместитель Плахов, пострадало еще несколько десятков человек. "Кировско-Выборгская" линия метрополитена выведена из строя на обширном участке. Быстро поднималась вода в Неве. Ее уровень уже давно превысил ординар и приближался к той отметке, за которой следовало обеспокоиться возможностью нешуточного наводнения. Но первые неприятные известия принес генерал Земнухов. Он сообщил о цепи странных убийств в корпорации "Давайте Играть!" И это обстоятельство почему-то больше всего встревожило губернатора.
   На фоне огней приближающегося города перед Нильским всплыло лицо покойного профессора Мартина.
   "Надо же какая неприятность! Был человек, и нет. И кому понадобилось его убийство? Конкурентов у корпорации не было. Жили ладно и с бандитами и с властью. Всегда и всем жирно отстегивали", -- губернатор оборвал дальнейшие размышления. Приборы, считывающие мысли, вроде бы пока не изобрели, но ведь можно случайно проговориться... Поведение человеческой психики непредсказуемо, а этим сукам только дай повод: порвут как Тузик тряпку и не посмотрят, что дружишь с президентом. Да и какая это к черту коррупция! Нильский знал чиновников самого высокого уровня, которые брали, не стесняясь, и даже кичились этим. Откуда эти дворцы на Лазурном побережье, роскошные особняки и автомобили? Все это обычаи делового оборота. Так издревле повелось в этой стране, что несут и тащат людям при власти, чтобы помогли решить какой-нибудь вопрос. А иначе (Нильский это хорошо знал по опыту своей предыдущей коммерческой деятельности) в этой стране ничего не решишь. Затрут, замнут, затеряют бумаги так, что и концов потом не сыщешь. И все вроде бы по закону. Уж настолько хороши эти наши законы, будто бы специально сработаны, что никто в них, кроме самих законодателей, тоже не чурающихся щедрых подношений, не разобрался и жить по ним не смог.
   Вдруг выплывет: "Шлем золотой подарили!" А кто-нибудь проверял этот шлем? Не похоже на практичных американцев, чтобы отвалили руководству города по килограмму золота. Пусть не гундят: вот выйдет Нильский в отставку и подарит этот шлем городу. И пусть шлем торчит в каком-нибудь музее как памятник бюрократии и нынешним порядкам. О чем тогда эти шелкоперы писать будут? Да они лучше лопнут от злобы, чем хорошее слово о бывшем губернаторе скажут. Им все жареные факты подавай: об убийствах в корпорации уже вторые сутки трезвонят, а о героической работе по ликвидации наводнения -- всего пара строчек. Обидно!
   "Начнутся сейчас всякие независимые расследования. Кому выгодна смерть Мартина? Кто убил Луцкого? И ведь накопают дерьма всякого, с три короба накопают. Пока ты у власти, они еще боятся кусаться, а как упадешь, не пнет тебя только ленивый. Подаришь шлем в музей, и пойдут слухи, а сколько же у него еще осталось? Им только дай повод. Надо сыграть на опережение и потребовать от Земнухова срочно провести расследование финансовой деятельности корпорации. Выяснить, у кого контрольный пакет акций и все такое... Неужели кто-то хочет хапнуть этот жирный кусок? А брюхо не треснет? Если контрольный пакет остался у вдовы Мартина, вполне можно подыскать ей толкового управляющего. Ведь из страны она основные фонды не вывезет. Но это после тщательной налоговой проверки. Явно, какие-то махинации с налогами вскроются, без них еще никто не обходился. На штрафах она больше потеряет. А так процентов двадцать-тридцать отдаст, и с нее станется. За то ее крышей надежной обеспечим. И никаких больше вмешательств в деятельность хозяйствующего субъекта не позволим". Нильский представил заголовки газет. "Власти Санкт-Петербурга проверяют деятельность транснациональной корпорации". Или еще лучше: "Губернатор Нильский распорядился провести проверку американской корпорации". То ж и патриотам радость! И правильно, нефиг глобализмом заниматься! Нильский вспомнил сухое и крепкое рукопожатие президента и его напутственные слова: "Поезжайте. В случае чего мы вас не оставим". Приятно сознавать, что президент выходец из твоего города, а значит, всегда можно рассчитывать на его понимание и поддержку.
   Самолет сделал круг над городом и зашел на посадочную глиссаду. В иллюминаторе приближались огни мегаполиса, застывшего непотопляемым кораблем на берегу Финского залива. Губернатор ждал встречи с Санкт-Петербургом, а губернатора ожидал в аэропорту кортеж автомобилей и камарилья чиновников. Самолет пробежал по взлетной полосе, включил реверс, и, замедлив бег, плавно подрулил к терминалу. Стюардессы, любезно улыбаясь пассажирам, прикрыли шторки первого салона, предоставив губернатору возможность первому покинуть воздушное судно. Нильский ступил на трап, ощутив морозный предрассветный ветерок.
   Первым к нему подошел генерал Земнухов. Генерал был одет в серый камуфляжный бушлат, что случалось с ним нечасто.
   -- Что случилось, Владимир Кириллович? -- спросил Нильский, выходя из состояния сонной задумчивости.
   -- Беда, Анатолий Георгиевич! Погибло свыше сорока человек.
   Рука Нильского вцепилась в перила самолетного трапа. Первые шаги вниз дались ему с большим трудом. Он словно бы он сходил на землю, захваченную каким-то неведомым врагом.
  

***

  
   Перед Колей-Борой была ночь. Он стоял на улице, ему было холодно, и он не знал, куда идти. Он не помнил, как вышел из салона компьютерных игр, и как попал в этот чужой район города. Кажется, это был Васильевский остров. Его глаза видели как-то странно. Словно на них надели светофильтры, и самым ярким светилом на небе была теперь не Луна, а какая-то незнакомая звезда, озаряющая все вокруг лиловым светом. В этом непривычном свете видел теперь Бора темные дома и улицы. Даже светящиеся вывески магазинов казались ему непривычно блеклыми. Все вокруг утратило блеск и игру живого света, потеряло рельефную многоцветность, став бесцветно-плоским и лиловым.
   Бора вздрогнул. Это была еще одна неприятная новость. Время от времени его подкалывали невидимые шенкеля. Но били они не снаружи, а где-то внутри. Бора почувствовал еще один болезненный укол и понял, чего от него хотят. Он перешел дорогу и встал недалеко от трамвайной остановки. Неведомый господин приказал ему стоять здесь и ждать, когда его заберут. Боре было холодно, темно и неуютно. Но он не смел покинуть свой пост. Наконец перед ним притормозила милицейская "шестерка" с включенными проблесковыми маячками. Задняя дверь распахнулась. На заднем сиденье уже сидели два человека. Они подвинулись, освобождая Боре место.
   Бора протиснулся в машину и плюхнулся на сиденье. Этот толстый увалень почему-то больше всех не понравился Михайлову.
   -- Поворачивай за угол, первый дом от угла, -- сказал Сумсков сержанту.
   "Шестерка" свернула на Гаванскую и остановилась у пятиэтажки сталинской постройки. На первом этаже этого дома был продовольственный магазин.
   -- Ну что, гвардия, знаете, что делать? Тогда пошли, -- обратился Сумсков к парням, сидящим сзади.
   "Наркоманы" вылезли из машины. Сумсков набрал код на двери подъезда. Замок сухо щелкнул, проглотив введенные цифры. Тройка парней и капитан скрылись в темном подъезде. Сержант Михайлов остался в машине.
   Светлана Васильева плохо спала в эту ночь. Вот уже вторую ночь Димка не ночевал дома. Они разругались, и она все никак не могла успокоиться. Какие такие дела могут быть у него в корпорации, если он из нее уволился? Тут еще Лева этот придурочный с ним увязался. А вдруг они все врут ей? Вдруг зависают каком-нибудь в ночном клубе с девицами? Вот и на этот раз Димка не позвонил. Света не могла успокоиться, она не спала до глубокой ночи, перебирая в уме разные дурацкие варианты. Она любила своего Димку Васильева. Любила, несмотря на его взбалмошный, своевольный характер, на его жесткую упрямость и на то, что в последнее время он стал уделять ей гораздо меньше внимания.
   С этим мыслями Света задремала, но проспала, как ей показалось, совсем недолго. В окне только начинало светать, когда раздался резкий звонок в дверь. Звонили долго и настойчиво. Света не хотела вставать. Если это Димка потерял ключи, то пусть помучается, а если кто-то еще, то нечего ходить в такую рань. Но дребезжащий звон не прекращался, и Света встала, накинув белый с розовыми разводами халатик.
   -- Откройте, милиция! -- резко произнес требовательный голос.
   -- Что случилось? С Димой что-нибудь? -- встревоженно спросила Светлана.
   Она посмотрела в дверной глазок. Но на лестничной площадке было темно и ничего не видно.
   -- Васильев Дмитрий Владимирович здесь проживает?
   -- Да, это мой муж.
   -- Тогда откройте, нам есть о чем поговорить.
   Еще не соображая, что она делает, Света открыла дверь. Дверь распахнулась, и, отодвинув Свету, в прихожую влетел капитан в сером милицейском бушлате. За его спиной топтались трое каких-то молодых людей.
   -- Вы жена Васильева? Так, понятые, проходите! -- деловито обратился милиционер к молодым людям.
   -- А что, собственно, случилось? -- спросила перепуганная Света. До нее наконец дошло, что дело приняло недобрый оборот.
   -- Пройдемте в квартиру, гражданочка! Эти молодые люди постоят здесь, пока мы будем разговаривать.
   Сумсков почти втолкнул Светлану в комнату и включил верхний свет.
   -- Вы знаете, где ваш муж? -- сразу перешел к делу Сумсков.
   -- А что с ним? Что-нибудь случилось?
   -- Я спросил, вы знаете, где он?
   -- Он мне сказал, что пошел на работу.
   -- Да? И где же он работает?
   -- В корпорации... Точнее, он там работал до недавнего времени, пока не уволился. Но вчера за ним заехал его бывший начальник Класс, простите, -- Костя Рыжков, и они поехали, как мне сказали, на работу.
   Света смотрела на гладко выбритое лицо милиционера. Его глаза обежали комнату, скользнули по неубранной постели и остановились на стоящем в углу компьютере.
   -- Это компьютер вашего мужа? Он программист?
   -- Дима учился на программиста. Но в корпорации он работал тестером программного обеспечения. Это его компьютер.
   -- Я должен осмотреть компьютер и снять информацию, которая там хранится.
   -- Да, но почему? Вы мне ничего не объясните? Что наделал Дима?
   -- Я все объясню потом. Сейчас мы очень торопимся, -- Сумсков подошел к компьютеру и включил его.
   Возле монитора лежала стопка дисков. Сумсков, пока компьютер загружался, отобрал самописные диски и засунул в карман. Это возмутило Свету.
   -- Какое вы имеете право? Вы мне ничего не объяснили! Где ваш ордер?!
   Сумсков недовольно обернулся к ней.
   -- Не суетись, красавица! Все нормально, -- прыщавый парень подошел сзади и положив ладонь ей на плечо.
   Света вырвалась, сбрасывая холодные и скользкие руки. Сумсков сделал вид, что ничего не заметил. Уткнувшись в компьютер, он искал нужные ему файлы.
   В комнату протиснулся Бора. Он только что получил еще один внутренний укол. На этот раз ощущения были несколько иные. Ему словно бы вкатили изрядную дозу тестостерона вперемежку с наркотиком. Бора увидел краешек оголенного плеча под распахнувшимся халатиком, вдохнул аромат женского тела и почувствовал себя суперменом. Тяжело сопя, Бора придвинулся к Светлане. В своем воображении он видел ее распятой на этом разложенном диване.
   -- Отойди! -- крикнула Света.
   Она толкнула Бору обеими руками. Бора отпрянул назад и своротил круглый старинный стол, стоящий посреди комнаты. Сзади противно захихикали.
   -- Эй, Бора, тебе помочь?
   Неожиданный отпор разозлил Бору. Бора тараном пошел вперед. Влитый эликсир придавал ему смелости. Казалось, его член сейчас прорвет ширинку. "Смелее, Бора! Сучка оттолкнула тебя! Покажи ей, как смеяться над тобой!" -- подзадоривал Бору внутренний голос. И Бора надвигался на Светлану тяжелый и неудержимый, как танк.
   Света снова толкнула Бору. На этот раз Бора качнулся, но устоял. Он упал на нее сверху и бычьей тушей придавил к дивану. Света закричала. Потный и возбужденный Бора тяжело сопел у ее уха. Его руки порвали халат на ее груди. Света била его кулаками и пыталась спихнуть с себя. От каждого удара Бора сопел и хрюкал, но упорно продолжал свое дело. Ему удалось устроиться между ног этой гибкой сучки, и он уже достал свое затвердевшее копье, чтобы точно поразить ее вихляющуюся щелку. Но это у Боры не получалось, и он весь взмок от борьбы и напряжения. Сзади Бору подзадоривали зрители. Вероятно, он проиграл бы эту борьбу, если бы два других юнца не пришли ему на помощь. Они схватили и прижали к дивану руки и ноги Светланы.
   Света взвизгнула и укусила Бору за ухо. Из уха у него пошла кровь. Но боли Бора не почувствовал. Его член уже закончил неудачное путешествие и погружался в вожделенные глубины женского тела. Бора задигался, тяжело надавливая Свете на грудь. Из ее груди вырывались невольные стоны.
   -- Ишь, сучке нравится! -- произнес кто-то над ухом Светланы.
   -- Она кусается... -- прерывая тяжелое дыхание, пожаловался Бора.
   Тот из юнцов, что держал Свету за руки, нащупал на диване книгу и с размаху ударил Свету по лицу.
   -- Не кусайся! А то заткну книжку в пасть!
   -- Не надо, щуплый, а то вздохов не услышим. Пусть кусается. Бора толстый, от него не убудет, -- сказал прыщавый.
   -- Чур, я второй! -- поспешил занять место щуплый.
   -- Только после меня, -- сурово возразил прыщавый.
   Сумсков закончил разбираться с компьютером. Он старался не обращать внимания на возню на диване. Пусть его "дружинники" действуют как на окуппированной территории. Это его не касается. Сам он уже вышел из щенячьего возраста сексуальной восторженности, чтобы тратить время на эту сучку, извивающуюся на диване. Главное для него было выполнить задание. Он выяснил, какой информацией владеет Васильев, и переписал ее на диск. Впереди было еще два адреса. По опыту оперативной работы Сумсков знал, главное это время. И ему только что напомнили об этом. Пока Сумсков работал на компьютере, неожиданно включилась экранная заставка, и глаз рептилии насмешливо подмигнул ему. А второй раз -- кленовый листок на обоях Виндоус вдруг трансформировался в морщинистую пяту ящера. Это было так неожиданно, что Сумсков даже отпрянул от экрана.
   Сумсков выждал пару минут, наблюдая за колыханиями жирной задницы Боры, и решительно поднялся со стула.
   -- Ну, молодежь, нам пора!
   -- Мы еще не кончили, -- сказал парень, державший Свету за ноги.
   -- Вы никогда и не кончите, дрочуны. Хватит, поехали!
   -- Но сейчас моя очередь! -- возразил щуплый.
   -- Я дам тебе очередь! Возьмешь девку на улице. У нас еще два адреса.
   -- А сучки там будут? -- спросил прыщавый.
   -- Ты что, достать меня хочешь! -- разозлился Сумсков. Он выхватил пистолет.
   -- Я кому сказал: кончайте! А то всех к хозяину раньше времени отправлю!
   Бора испугался и вздрогнул. Его член выстрелил, как из гаубицы, выбрасывая заряд спермы. Бора простонал и, распластавшись, похоронил под собой Светлану.
   -- Стащите это чудище с нее и едем! -- приказал Сумсков, не опуская пистолет.
   Юнцы с трудом перекантовали Бору на бок. Бора лежал со спущенными штанами. Его поникший член купался в клубке намокших волос. С конца члена стекала семенная жидкость. Сумсков с отвращением отвернулся и выстрелил в компьютер. Системный блок брызнул фонтаном искр и поперхнулся воем дисков и вентиляторов. Монитор погас слепым и безнадежным оком. Парни испуганно притихли.
   -- А ну, марш отсюда! -- зло скомандовал Сумсков. -- Всех вас, козлов, порешу, и ничего мне за это не будет!
   Юнцы бросились в прихожую. Бора резво подскочил с дивана и натянул штаны. Света лежала на спине, закрыв лицо руками.
   -- Извините, мадам, за беспокойство. Служба-с... -- глупо хохотнул Сумсков и вытолкнул Бору из комнаты.
   Дверь в прихожей захлопнулась. Света осталась в квартире одна со своим плачем.
  

***

  
   Эскорт из милицейских "Фордов", джипов с охраной и представительских "Мерсов" мчался к станции метро "Лесная". Генерал Земнухов сидел рядом с губернатором Нильским и докладывал обстановку:
   -- Только начали засыпать тоннели, и вдруг случился этот выброс. Грунт вдруг поднялся шубой, снизу ударили фонтаны вода. Фонтаны были настолько сильные, что переворачивали бульдозеры и самосвалы.
   -- А раньше не могли заметить, что внизу газы?
   -- Еще утром на разведку отправили бригаду строителей. Но они пропали в тоннелях. Мы до сих пор не знаем, что с ними произошло.
   -- Ну и каковы выводы специалистов?
   -- Никто ничего не может сказать определенно. Предполагают, что выбросы воды и газа. Я бы с ними согласился, если бы не тени...
   -- Что еще за тени? Это терминология какая-то? -- не понял Нильский.
   -- Нет, не терминология. Есть свидетельства очевидцев. Первая тень возникла рядом с провалом. И тут же из-под земли ударил мощный гейзер. "КамАЗ" перевернулся. Асфальт резало, как ножом. Рядом стоял Александр Васильевич Плахов. Ему здорово досталось.
   -- Как Плахов? -- спросил губернатор.
   Он сидел, вальяжно откинувшись на спинку сиденья. Перед посадкой Нильской пропустил пару стопок коньяку, и хмель еще не выветрился у него из головы, делая все сказанное генералом похожим на сказку.
   -- Черепно-мозговая травма. Врачи говорят, что жить будет. Но состояние пока тяжелое.
   -- Каковы разрушения?
   -- На "Лесной" и около "Чернышевской" вскрыто сто метров тоннелей. Все залито водой. Вода поднялась на полметра. Движение транспорта перекрыто.
   -- Да-а-а, дела... Что думает наш штаб? Как бороться со стихией?
   -- Штаб в шоке после того, как случился этот прорыв на Лесной. Спросите Веселкова и Смирнова, они вам расскажут. Веселков находился рядом с Плаховым и сам чудом не пострадал.
   -- Черт знает, что у вас тут творится! Стоит только уехать, как тени какие-то вылазят! Да еще наводнение!..
   -- Мне кажется, неспроста это, Анатолий Георгиевич. Все началось с этих убийств в корпорации.
   -- Да-да, я тоже хотел спросить об этом. Нашли что-нибудь?
   -- Пока все глухо.
   -- Нужно узнать, кто заинтересован в убийстве Мартина и кому теперь принадлежит корпорация.
   -- Да, это наша основная версия. Но характер убийств таков, что не знаешь, что и предполагать...
   -- А что такое?
   -- Много странного... Один охранник живьем разорван на куски, труп менеджера Луцкого каким-то образом оказался в Петропавловском соборе, секретарша обезглавлена. У самого Мартина поражение электрическим током. Но проводка в шлеме, который был у него на голове, исправна. В этом деле очень много загадок.
   -- Мистика какая-то! Но все мистическое, как правило, имеет простое логическое объяснение. Мне нужно знать, кому выгодно убийство Мартина. И кому теперь принадлежит контрольный пакет "ДиАй!".
   -- Контрольным пакетом владел профессор. Видимо, корпорация теперь отойдет к его вдове.
   -- Я так и думал... А наездов ОПГ на Мартина не было?
   -- По нашим сведениям, нет.
   -- Странно. Нужно срочно провести налоговую проверку корпорации. Просто так такие убийства не случаются.
   -- Проверку мы, конечно, проведем. Но характер преступлений...
   -- Да бросьте, генерал! Все эти ваши тени на службе у кого-то. Вот мы и должны до него докопаться. А тут еще это наводнение, будь оно неладно!
   -- Мне кажется, это как-то взаимосвязанно. Откуда у нас под городом термальные воды?
   -- Специалисты должны во всем разобраться. И пусть проверят все по газам. Что это за выбросы у метро? Голова ни у кого не болит после этого?
   -- Вообще, люди обращались. Мы тоже подозревали отравление газами.
   -- Вот вам и привиделись эти тени. Метан или какой другой газ скопился, и хлопнуло.
   -- Но многие видели эти тени. И Веселков, и Смирнов. Они подтвердят.
   -- И что вы хотите сказать? Какие выводы? Что по городу бродят тени и взрывают метро?
   -- Не знаю, что и думать... Мы столкнулись с такими явлениями, в которых без помощи специалистов не разобраться.
   -- И кто эти ваши специалисты: бабки-гадалки, заклинатели змей, экстрасенсы? Что мы можем противопоставить панике, если она начнется?
   -- Мы проведем расследование, выясним причины смерти людей. Но то, что видели люди, не лезет ни в какие ворота!..
   -- Спокойствие, генерал! Ваша задача охранять правопорядок, так? Вот и охраняйте. И чтоб никакой паники! Сколько, говорите, погибло народу?
   -- Сорок три человека. Многие находятся в тяжелом состоянии. Перевернулся автобус со строителями. Десять человек в коме. Мы подняли два научных института, бригады "Скорой помощи"...
   -- Молодцы, что расстарались. Теперь надо обойтись без паники и отвести воду с улиц. Наводнение-то никто не отменял.
   -- Рабочие боятся, поползли слухи...
   -- Скажите, что случился выход угарных газов. Метана там или какого другого, придумайте.
   -- Но те, кто был там, не поверят, -- возразил Земнухов.
   -- И не надо. Пусть делают свою работу. Придется строить дренажные каналы или прокладывать трубы. Ваша основная задача пресечь распространение слухов и не допустить паники. Вы меня понимаете?
   -- Понимаю, -- кивнул Земнухов.
   -- Начальником штаба я назначу Смирнова. А вы, Владимир Кириллович, до конца разберитесь с корпорацией. Если там начался передел собственности, убийства на этом не кончатся. Обеспечьте вдове Мартина охрану. Наш город и так называют бандитским. А тут еще позор такой! Жди теперь инвестиций!
   -- Сделаем, -- согласился Земнухов.
   -- Давайте энергичней. И чтобы никто по этим делам ничего не пронюхал. Все материалы должны быть засекречены.
   -- Понял, Анатолий Георгиевич.
   -- Вот и хорошо. Сейчас я сам взгляну на эти ваши тени и тоннели, а в десять давайте все на совещание штаба со своими предварительными выкладками.
   Кортеж машин подкатил к месту взрыва у "Лесной". Нильский вышел из машины и поздоровался со строительным начальством. Все было спокойно, работа шла в плановом порядке. Спасатели подняли упавшую технику. Бригады строителей уже начали прокладывать трубы. Губернатор осмотрел огражденный участок. Вдоль тоннеля метро шел длинный разлом, заполненный водой. Девятиэтажный дом, стоящий на границе разлома, наполовину обрушился. Но людей из этого дома отселили еще до начала работ.
   -- Ну и где ваши тени? Где гейзеры? -- спросил Нильский.
   -- Уже светло, а тени, как известно, исчезают в полдень, -- загадочно ответил генерал.
   Нильскому не понравился тон генерала. Развели тут, черт знает, какую мистику!
   -- Да и ночью никаких теней не бывает! -- назидательно произнес губернатор и добавил: -- Пригласите сюда химиков, пусть возьмут пробы по газам.
   -- Уже сделано. Специалисты работают над анализом.
   -- Вот и хорошо. Доложите, когда будут готовы экспертизы. И не забывайте о корпорации. Нужно обеспечить интересы собственников.
   Нильский повернулся к Смирнову:
   -- Вам, Алексей Петрович, поручаю обеспечить пособиями всех пострадавших. Не скупитесь. Скандалы нам не к чему. Пусть люди забудут все, что им тут вчера привиделось. Это относится и ко всем присутствующим. Если, конечно, кто-то не передумал работать в нашей команде.
  

***

  
   Скаржа вынесли из зиккурата. Взгляд его туманился, но жила надежда, что Скарж вернется. Небо над сумеречным городом опустилось еще ниже. На пустынных улицах не было ни пылинки, ни ветерка. Все здесь было только что созданное и искусственное.
   -- Пора возвращаться. Как бы со Скаржем не стало то же, что с Блейдом, -- сказал Лева.
   -- Лева, я хочу, чтобы ты знал. Под пьедесталом лежит вот это, -- Новик показал пульт дистанционного взрывателя.
   -- Если он вздумает запустить время, часы у бомбы пойдут. В бомбе запрограммирован такой заряд, что взорвется вся его виртуальность.
   -- А вдруг он решится?
   -- Нет, он никогда не пойдет на это. Если взрыв уничтожит реал, ему некем будет править. А ему нужна власть над живыми существами: людьми, демонами и ангелами.
   -- Как понимаю: политика по типу ядерного сдерживания. Но ведь рано или поздно, он найдет способ освободиться. Что будет тогда?
   -- Не знаю, -- честно признался Новик. -- Я тебе рассказал о бомбе на тот случай, если со мной что-нибудь случится. А сейчас надо убираться отсюда. Демоны вошли в нашу реальность, и если их не остановить, эта чума распространится по всему миру.
   -- Вы видите их? -- внезапно подал голос Скарж. Он смотрел вдоль темной линейки улицы.
   -- Кого? -- спросил Новик.
   -- Вокруг нас тени. Они застыли и ждут.
   -- Я ничего не вижу, а ты? -- спросил Новик у Левы.
   -- Я тоже, -- сказал Лева, подслеповато шаря по сторонам.
   -- Это странные существа. И их здесь тысячи! -- взволнованно произнес Скарж.
   -- Почему мы ничего не видим? -- спросил Лева.
   Новик внимательно посмотрел на Скаржа. Дисплей в шлеме Скаржа не светился.
   -- У него выключен дисплей, -- сказал Новик.
   -- Как выключен? -- изумился Лева.
   Лева откинул щиток с дисплеем. И все увидел. Вокруг в воздухе застыли тысячи теней. Это были демоны, вся армия Гагтунгра. Они собрались в этом городе мертвых, чтобы совершить бросок в реальность.
   -- Отключи шлем, он мешает, -- посоветовал Лева. -- Демоны вокруг нас. Время остановило их. Против времени они бессильны.
   Новик снял шлем. Теперь видел и он. Над землей застыли тысячные армии Гагтунгра. Ужасные создания, порожденные фантазией планетарного демона, готовы были ворваться в реальность. Они висели над землей темными тенями, плоскими и двухмерными, возможно, поэтому и не могли отобразиться на дисплее виртуальной реальности.
   -- Бог мой! -- воскликнул Новик. -- Еще немного, и вся эта лавина кинулась бы в реал.
   -- И все-таки мы опоздали, -- с сожалением сказал Лева. -- Многие из этих демонов уже проникли в наш мир. Ты забыл, сколько геймеров полегло в замке?
   Скарж поднялся, тяжело опираясь на перила.
   -- Пора возвращаться, ребята. Что-то мне тут нехорошо. А где Дред и Класс?
   -- Их вынесло. Будем надеяться, что они благополучно выскочили в реал, -- ответил Лева.
   Новик откинул крышку клавиатуры на рукаве костюма.
   -- Готовы? Выходим на счет три-четыре!
   И едва тестеры успели нажать кнопки, как мир вокруг них зашатался. Послышался грохот и лязг железа и какой-то пронзительный рев. Клетки перевернулись, и тестеры поняли, что падают вниз.
  

Глава 26. В реале

  
   Фриз сидел, положив ноги на подставленный стул, и сквозь смеживающиеся веки наблюдал за тестерами. Тестеры двигались и вращались в клетках. Для новичков это было довольно забавное зрелище. Тестеры походили на мимов в цирке. Они беззвучно двигали руками и ногами, выделывая разные смешные движения. Фриз видел это много раз, и вскоре ему наскучило наблюдать за своими товарищами. На компьютерном мониторе тоже ничего интересного не происходило. Тестеры оказались в каком-то городе, похороненном под колпаком сумрачного неба. Вдоль прямых улиц возвышались здания из темного камня, начисто лишенные дверей и окон. На площадях и перекрестках улиц стояли странные пирамиды из круглых камней. Город был мертв. Ни одного живого существа на этих улицах не было видно. Камера следовала за тестерами по пустынным улицам, равнодушно отмечая эту безрадостную картину. Фриз следил за монитором. После падения в бездну он долго не мог придти в себя. Нервная система требовала передышки. И устав бороться со сном, в какой-то момент он задремал.
   Разбудил его скрежет в углу. Фриз приоткрыл глаза. Клетки с тестерами раскачивались из стороны в сторону. А над клетками стоял механический динозавр. Шея динозавра вытянулась вперед, чтобы не задевать за решетчатый потолок, а его голова с фиолетовыми зрачками камер оказалась прямо перед носом Фриза.
   -- Ты чего это! -- воскликнул Фриз и, запрокинувшись назад, свалился со стула.
   Динозаврам было не положено оживать. И сами по себе ожить они не могли. Это означало одно: "Большой Брат" для чего-то привел выставочные экспонаты в действие. Следом за первым, словно испытывая мощные гидроприводы ног, затоптался на месте второй динозавр. Ящеры оживали один за другим. Через минуту весь ряд из восьми рептилий пришел в движение. Тираннозавры топали ногами, размахивали маленькими ручками и громко ревели пневмотрубами. Четвероногие, покрытые броней трицератопсы недовольно крутили головой. Украшение выставки -- громадный диплодок вытянул шею и просунул голову между металлическими конструкциями потолка. Сверху донесся шорох крыльев. Сидящие на насестах птеродактили, рамфоринхи и птеранодоны встрепенулись и захлопали перепончатыми крыльями. Вся выставка, предназначавшаяся для детского Диснейленда, внезапно ожила и пришла в движение.
   Фриз бросился к компьютеру. Он не мог понять, что происходит. Но только он взялся за клавиатуру, как на него грозно пошел громадный тарбозавр. Ящер тяжело топал по полу, сметая алюминиевые стойки и лесенки. Он шел прямо на Фриза, не спуская с него глаз-камер. Фриз бросил компьютер и побежал к выходу.
   Тарбозавр поравнялся с клетками, где "резвились" тестеры, и опрокинул их одну за другой. Оборванные провода рассыпали по полу веер искр. Монитор, транслирующий мертвый город, выключился.
   -- Мужики! Уходите оттуда! -- закричал Фриз.
   Тарбозавр опрокинул две последние клетки, в которых находились Дред и Класс. Клетки с грохотом упали на пол. Тарбозавр наступил сначала на одну клетку, затем на другую. Никелированные трубы клетки прогнулись внутрь. Но еще до того, как ящер снес клетки, Фриз заметил, что ни Дред, ни Класс не шевелятся в клетках. Тарбозавр двинулся дальше. Судя по наступательной мощи, в его электронных мозгах прочно засела мысль расправиться с Фризом.
   Тестеры выбирались из упавших клеток. Фриз видел это, но ничем не мог им помочь. Охваченный кибербезумством тарбозавр наступал на него. Фриз побежал к выходу. Ящер кинулся за ним. В разинутой пасти ящера торчали пластмассовые зубы, но челюсти тарбозавра были изготовлены из стали и приводились в действие мощными сервоприводами. С потолка спикировал рамфоринх. Жуткая машина свалила на Фриза передвижную лестницу. Фриз упал. Рамфоринх уселся на лестницу и попытался достать Фриза пластмассовым клювом. Фриз схватился рукой за длинный клюв и вывернул шею рамфоринху. Раздался хруст. Голова ящера обвисла. Но рамфоринх не сдавался, продолжая бить по лестнице крыльями. Тарбозавр расшвырял металлические леса и оказался рядом. Фриз ужом пополз среди алюминиевого каркаса лестницы. Тарбозавр наступил на лестницу, сплющив ее и попавшего ему под ногу рамфоринха.
   Фриз выполз из-под лестницы и, зажимая царапину на щеке, побежал к воротам. Тарбозавр, сметая все на своем пути, шел следом. Спасительная дверь была уже рядом. Фриз упал на нее всем телом и вылетел на улицу. Тарбозавр ударился в цеховые ворота и отчаянно заревел. Зазвенела охранная сигнализация. Фриз побежал к стоянке машин. У него за спиной посыпались осколки стекла. Тарбозавр разбил окно и высунул голову наружу. Следом за тарбозавром показались оскаленные морды других рептилий. Ящеры пытались протиснуться сквозь окна и с силой бились в цеховые ворота.
   -- Помогите! -- закричал Фриз.
   Ему показалось, что с дороги мигнули фарами. Послышался вой сирен. Несколько милицейских машин вылетели на площадку перед цехом и развернулись полукругом. Из машин выскочили милиционеры в камуфляже, вооруженные короткими АКСУ. И тут ворота в цех выпали под ударами динозавром. В проходе показался тарбозавр и еще пара обезумевших рептилий.
   -- На землю! -- крикнули милиционеры Фризу.
   Сухо защелкали выстрелы. Над головой Фриза засвистели пули. Куски расщепленной пластмассы и искры металла отлетали от динозавров, из пробитых гидроприводов текла маслянистая жидкость, но ящеры продолжали упрямо идти на милицейские машины. Вжимаясь в грязный снег, Фриз пополз к машинам. Тарбозавр, волоча по земле простреленную ногу, настигал его.
   У кого-то из милиционеров в руках оказался гранатомет "Муха". Реактивный снаряд прочертил дымный след и взорвался, ударившись в шею тарбозавра. Голова ящера отлетела в сторону. Тарбозавр зашатался и повалился на бок. Остальные рептилии продолжали наступать, громко ревя пневмотрубами.
   -- Мы их не сдержим. На одного два рожка ушло! -- крикнул какой-то сержант.
   -- Всем по машинам! Уходим! -- скомандовал старший лейтенант. Больше гранатометов в распоряжении милиционеров не было.
   Фриза подхватили и засунули в милицейский "УАЗик". Динозавры один за другим выходили из ворот цеха.
   -- Откуда эти динозавры? -- спросил Фриза старший лейтенант.
   -- Это роботы для Диснейленда. Они почему-то ожили, -- ответил Фриз, шлепая замороженными губами.
   -- Кто ими управляет?
   -- "Большой Брат".
   -- Кто? -- не понял милиционер.
   -- Кибернетический мозг корпорации, -- пояснил Фриз.
   Он понял, что "Большой Брат" овладел виртуальностью и этим стадом динозавров. Но кто вложил в него эту программу?
   Милиционеры, отстреливаясь, запрыгнули в свои "Жигули" и "УАЗики". Нробуксовав колесами, машины развернулись и рванули с места. Динозавры, недовольно мотая головами, продолжили свое шествие.
   Старший лейтенант поднял гарнитуру рации:
   -- Я "Волга"! Срочно требуется подкрепление не меньше роты.
   -- Что у вас там случилось? --хриплым радийным голосом спросил дежурный.
   -- Восстание динозавров, -- ответил старший лейтенант.
   Гарнитура разразилась смешком, похожим на хрюканье.
  

***

   Кадников устал смотреть в монитор. Было почти шесть утра, а они с Лушиным не продвинулись ни на шаг в попытке остановить игру. Замок Флюреншталь мутировал, как некое живое существо. Два часа назад программа вообще зависла. Когда систему перезагрузили, оказалось, что в игре произошли еще более значительные изменения. Вместо виртуального Петербурга в игре возник какой-то незнакомый город. На мониторе виднелись ровные линии улиц и кубы темных домов.
   -- Что скажешь? -- обратился Кадников к Лушину.
   -- Ничего не скажу. Идут какие-то самопроизвольные процессы, но мы ничего в этом не понимаем.
   -- Но откуда взялся этот город? Ничего подобного в игре не было.
   -- Разве не узнаешь? Это наш виртуальный Питер! Но над ним основательно поработали. Все упростили. От архитектуры остался один кубизм.
   -- Быть того не может! Совсем не похож на Питер.
   -- Ну почему же? Некоторые места имеют сходство, -- Лушин провел обзорной камерой вдоль улиц.
   -- Ты прав, кое-что похоже, в основном планировка. Не хочешь посмотреть все на месте? -- предложил Кадников.
   -- Признаться, что-то не тянет, -- ответил Лушин. Его клонило ко сну, и лезть в виртуал совсем не хотелось.
   -- Как хочешь, а я уже не могу тут сидеть. Голова ничего не соображает.
   Кадников взял со стенда нейромедиатор. Это была последняя модель устройства виртуальной реальности. Для работы нейромедиатора не требовались никакие дисплеи -- картинка наводилась непосредственно в мозгу человека. Устройство еще не было запущено в серию, а только проходило испытания в лабораториях "ДиАй!".
   Только Кадников подключил нейромедиатор, как оказался на улице темного города. Небо было завешано свинцовым покрывалом туч, и только у края горизонта пробивался красный свет, похожий на зарево заходящего солнца.
   "Прав Лушин, изуродовали Питер до неузнаваемости. Никакой архитекторы не осталось. Но ведь кто-то же вложил в "Брата" этот алгоритм!" -- думал Кадников, шагая вдоль прямой улицы. Дойдя до перекрестка, на котором возвышался круглый каменный столб, утыканный загнутыми рогами, Кадников почему-то повернул налево. Что-то подсказало ему, что двигаться нужно именно в этом направлении. Кадников остановился и прислушался к своим ощущениям. На мгновение он прикрыл глаза. Перед глазами всплыли красные точки, похожие на лазерные блики. Точки складывались в путеводную нить. "Почему я их не видел? Неужели эффект двадцать пятого кадра?" -- подумал Кадников. У него создалось впечатление, что путь для него специально обозначен этими метками. И уже не раздумывая над направлением, он пошел дальше.
   Колодец был сложен из камней и имел круглую форму. Это было единственное сооружение посреди сквера, где вместо деревьев стояли трехграные гранитные шпили. Кадников заглянул в колодец. Внутри колодца колола глаза темнота. "А теперь сюда", -- догадался Кадников. Он сам удивился, как легко с этим согласился. Поднявшись на невысокий бортик колодца, он шагнул в темноту.
   В ушах зазвучала странная музыка. Повторяющиеся ритмические конструкции плыли в звуковом хаосе, завораживающе действуя на подсознание. В этот качающийся ритм вплеталось несколько невнятных слов. Ритм захватывал и уносил все дальше в пустоту. Хотелось отдаться этой музыке и просто плыть по ее волнам, не думая ни о чем. Через некоторое время в темноте замелькали огненные точки. Они как искорки от костра поднимались вверх и роились вокруг Кадникова. Кадников зачарованно глядел на искорки. В каждой такой искорке ему чудилась жизнь. Искорки о чем-то шептали ему. Но их голос был так тих и невнятен, что Кадников не смог разобрать ни слова. В какой-то момент музыка зазвучала громче и агрессивней. На быстрый ритм барабана наложился вой органных труб. Из темноты, как степисты из-за занавеса, выступили тени. Тени подхватили искорок и закружили их в безумном танце. Вокруг Кадникова возник хоровод огня и теней. Этот веселый вихрь увлек Кадникова и потащил в нисходящем потоке.
   Падение остановилось. Тьма и огонь уступили место свету. Но свет возник не сразу, словно лампы на сцене усилили накал, и далеко внизу проступил освещенный зал. В зале кружились пары. Кадников узнал этот зал. Это был актовый зал его родной школы. И в нем сейчас проходил его выпускной бал. Кадникову показалось, что он разглядел знакомые лица. Но фигурки внизу были такие маленькие, словно его и зал разделяло расстояние в сотни метров.
   Вдруг зал приблизился. Кадников увидел себя и девушку, с которой танцевал. На ней было легкое розовое платье, открывающее плечи. Звали эту девушку Юлия. Молодой Алексей и Юля кружили в последнем школьном вальсе, нежно обнимая друг друга. Сердце Кадникова сжалось. Каким образом он оказался в прошлом? Ничего такого в программе виртуальной реальности быть не могло.
   Но это не могло быть случайностью. Этот школьный вальс перечеркнул его судьбу. Давняя боль вновь ожила в его сердце. "Какой я был дурак! Что я наделал!" -- застонал Кадников. Он любил Юлю. И потерял ее, потерял навсегда в этот выпускной вечер.
   "Хочешь все изменить? Хочешь, чтобы она осталась с тобой? Я могу предоставить тебе такую возможность", -- отчетливо послышался чей-то голос.
   Кадников смотрел на себя самого. Лицо молодого Алексея раскраснелось, глаза блестели от выпитого шампанского. А ведь это было только начало вечера. Потом они с парнями добавят еще. А потом они с Юлей поедут кататься на машине, на стареньких "Жигулях" его отца.
   "Нет! Не надо! Не делай этого!!!" -- хотелось крикнуть Кадникову самому себе, отстоящему от него настоящего на семнадцать лет. Но ничего крикнуть он не смог. Здесь все свершалось по воле того, кто поместил Кадникова в это время, а он не хотел, чтобы прошлое услышало будущее.
   Следующая картинка возникла так же неожиданно, как и первая. "Жигули" неслись по загородной дороге. Дорога в этот ранний час была совершенно пуста. Стрелка на шкале спидометра подбиралась к ста километрам в час. Больше старенькая "копейка" выжать не могла. Она гудела и подпрыгивала на дороге. В салоне весело играла музыка. Алексей что-то рассказывал Юлии, она смеялась, как сумасшедшая. Отрываясь от дороги, он бросал на нее быстрые взгляды. Ему казалось, этот волшебный полет и есть настоящее счастье. И знакомый поворот на дороге не показался ему крутым. Он даже не сбросил скорость. Через минуту все вокруг закрутилось бешеным волчком. Машина не вписалась в поворот и закувыркалась под уклон. Уклон был крутым, и они пролетели два десятка метров. Алексей очнулся только в больнице. Юля умерла, не приходя в сознание. Потом был суд. Приговор -- к трем годам с отсрочкой исполнения. Но кто мог наказать Алексея больше, чем он сам. Эта боль осталась у него на всю жизнь. И уже никого он не любил так, как Юлю.
   И вот теперь он оказался за несколько минут до начала тех трагических событий. Он знал, что сейчас шепнет Юле: "Поедем кататься?" Юля согласно кивнет головой. Потом друг Славка отзовет его в коридор. Там ребята предложат выпить. А потом они с Юлей сядут в машину...
   Танцующая пара приблизилась. Алексей вспомнил свой бежевый костюм. Он видел потом этот костюм в больнице. Костюм был залит кровью, как и новенький аттестат, лежащий в его кармане.
   "Я должен это остановить. Почему этот молодой дурак не слышит меня?"
   "Остановись! Никуда не езди!" -- крикнул Кадников в надежде, что молодой паренек в бежевом костюме услышит себя самого. Молодой Алексей Кадников рассеянно оглянулся по сторонам. Ему показалось, что что-то пронеслось в воздухе. Кадников помнил этот момент. Это наваждение длилось всего секунду. Затем все вернулось в ритмичное движение вальса.
   Послышался голос, что привел его сюда: "Мой друг, ты поторопился. Ты ничего не сможешь изменить, пока того не захочу я. Если хочешь убедиться, я дам тебе такую возможность. Только попроси меня об этом".
   "Прошу дай мне эту возможность", -- попросил Алексей.
   "Дерзай, мой юный друг. Ведь "опыт сын ошибок трудных..." -- с сожалением произнес голос.
   Кадников близко увидел свои глаза. Черный зрачок надвинулся на него, и он очутился в теле молодого Алексея. Его руки обнимали Юлю за талию. Он почувствовал шелк и теплоту ее тела. Забытые ощущения всколыхнулись в памяти. Он вновь был юным выпускником и танцевал с любимой девушкой. Как она улыбалась ему! Ее глаза светились таким счастьем! Звуки вальса постепенно стихли. Юля улыбнулась. Сейчас она поблагодарит его за танец. Рука Алексея опустилась в карман. В пиджаке лежали ключи от машины. Он помнил брелок. Такой забавный мишка.
   "Юля, поедем кататься на машине!"
   "У тебя есть машина?"
   "Папина машина. Но ночью нас никто не остановит".
   "Поедем", -- просто согласилась Юля.
   Нет! Он никогда не скажет этого. Кадников запустил руку в карман и незаметно вытащил брелок с ключами. "Выброшу ключи. Здесь их никто не найдет". Кто-то тронул его за плечо. Алексей обернулся. За спиной стоял Славка, друг детства.
   "Леха, извини. Пацаны уже собрались", -- виновато улыбнулся Славка. Он нагнулся и поднял с пола ключи от машины.
   "Это не ты потерял?"
   "Ой, какой медвежонок!" -- воскликнула Юля.
   "Юля, я сейчас", -- Алексей отвел Славу в сторону.
   "Ты чего?" -- удивился Славка, -- Пацаны уже все приготовили..."
   Славка покосился на учителей и членов родительского комитета. Алкоголь на выпускном вечере был запрещен.
   "Слава, отдай ключи. Я никуда не пойду".
   "Почему, Леха?"
   "Потому, Слава".
   "Ну ладно", -- Слава разочарованно протянул ключи и пошел к одноклассникам. Со Славой они потеряли друг друга из виду через семь лет после окончания школы.
   Алексей вернулся к Юле. Он был доволен. Он смог победить того упрямого пацана, который сопротивлялся внутри него. Но как ему самому хотелось прокатиться с Юлей!
   Верхний свет погасили. Началась дискотека. По залу носились разноцветные лучи прожекторов.
   "Потанцуем еще?" -- спросила Юля.
   Кадников вдруг почувствовал, что ему не хватает воздуха. Школьный зал показался тесным. Вокруг под ритмы 80-х отплясывали три выпускных класса.
   "Пойдем лучше погуляем", -- предложил Алексей.
   Они вышли на улицу. Стояла теплая июньская ночь. На небе блестели звезды. Легкий ветерок шумел в кронах деревьев, росших в школьном саду. Алексей с удовольствием вдохнул свежего воздуха. На подъездной дорожке одиноко стояла "копейка" его отца.
   "Я не пьян. Значит, могу ехать", -- подумал Алексей.
   Они с Юлей стояли, взявшись за руки, на высоком крыльце школы. Розовой полосой на востоке для них начинался рассвет новой жизни. Жизни взрослой и неизведанной. Воздух свободы вскружил голову, и, не помня себя, Алексей предложил:
   "Юля, поедем кататься на машине!"
   "У тебя есть машина?"
   "Папина машина. Но ночью нас никто не остановит".
   "Поедем", -- просто согласилась Юля.
   Они спустились с крыльца. Алексей приобнял Юлю за талию, открывая дверцу автомобиля. Она не отстранилась. "Все будет хорошо. Я не стал пить со Славкой и друзьями. Я не пьяный", -- подумал Алексей, садясь за руль. Он включил магнитофон. Заиграл популярный тогда "Модерн Токинг". Машина плавно двинулась по дороге, обсаженной высокими тополями. Юля смотрела перед собой, иногда бросая восхищенные взгляды на Алексея. Они были счастливы, хотя и не говорили слов.
   Машина быстро проскочила мигающие светофоры, и они выехали за город. Загородная дорога была пуста. Сладкоголосый "Модерн" сменился ритмичным и быстрым "Бэд Бойс Блю". И машина словно приняла новый музыкальный ритм -- понеслась быстрее. Как им было хорошо вдвоем! Алексей никогда не видел Юля такой радостной и счастливой. Она вся отдалась музыке и движению. Алексей вспомнил о бутылке шампанского, лежащей в машине. Они остановятся где-нибудь на красивой полянке и вдвоем отметят день окончания школы. Но кто такой нудный засел у него в голове? Почему он не может прокатить девушку? Опасный поворот? Да, он помнит об этом. "Не поеду до поворота, сверну где-нибудь раньше", -- подумал Алексей.
   Знак поворота промелькнул черным изгибом в красном треугольнике. Алексей снизил скорость. Машина плавно повторила очертания дороги. "Все, проехали!" -- облегченно подумал Алексей. Он посмотрел на Юлю. Юля подпевала музыке. Алексей отвлекся всего на секунду. Когда он посмотрел на дорогу, то увидел фары несущегося на них в лоб грузовика. Руки вывернули руль вправо. "Жигули" снесли ограждение и, переворачиваясь, полетели под откос.
   Короткая вспышка темноты. Затем снова неспешно проявился зал выпускного вечера. Пары застыли в позах классического вальса.
   "У тебя был шанс. Но ты им не воспользовался", -- прозвучал приговор.
   "Нет! Пожалуйста!.. Я не понимаю, как это случилось! Откуда взялся этот "КамАЗ"? Его там не было!"
   "Ты все прекрасно понимаешь. Ты слабовольный человек. Ты не мог победить самого себя. Где уж тебе тягаться со мной!" -- рассмеялся голос.
   "Пожалуйста, верни все назад", -- униженно просил Кадников.
   "Нет. Я и так был достаточно великодушен, что подарил тебе этот шанс. Больше этого не повторится".
   "Ну, пожалуйста! Что я могу сделать для тебя?"
   "Откуда ты взял, что можешь для меня что-нибудь сделать? Ты слабохарактерный червяк, ты не способен совладать даже с собой. Что же ты можешь сделать для меня?"
   "Все что угодно! Прошу, дай мне еще один шанс. Я больше никогда не сделаю такой глупости", -- в слезах умолял Кадников.
   Голос выждал, пока истерика прекратится, и продолжил:
   "Ты в петле времени, вызванной твоим поступком. Бессмысленно возвращать тебя назад. Все повторится. Ты снова убьешь Юлю. Но в моих силах растянуть эту петлю еще на несколько минут. Ты ведь не хочешь, чтобы она умерла девственницей? Не для того ли ты повез ее в лес?"
   "Замолчи!" -- крикнул Кадников.
   "Ох, какие мы ранимые! О чем же ты думал, когда убивал ее? Я дам тебе несколько минут близости с твоей девушкой. Но твое задание усложнится. Ты согласен с этим?"
   "Да!" -- воскликнул Алексей.
   "Тогда слушай. Только что твой друг Лушин обнаружил измененный код в игре. Сделать это почти невозможно, так что можешь гордиться им. Твой друг гений. Но гений для нас опасный. Если он вернет игру в первоначальное состояние, ты больше никогда не увидишь свою Юлю, если, конечно, не раскопаешь ее могилу, -- хохотнул голос. -- Я предлагаю тебе простую сделку. Ты остановишь своего друга, а я дам тебе несколько минут наедине с Юлей. Это твой последний шанс. Не думай, что я буду предлагать тебе это еще раз".
   "Я все сделаю", -- прошептал Кадников.
   "Даже если Лушин будет против? Даже если он будет сопротивляться? Даже если понадобится его убить?"
   "Да!" -- воскликнул Кадников, надеясь, что до этого не дойдет.
   "Хорошо, я поверю тебе. Я дам тебе силу. Но хочу, чтобы ты знал: еще никто из людей не смог обмануть меня. Ты сделаешь все, как должно. А потом я вам с Юлей дам несколько минут рая на земле. Она будет принадлежать тебе. Надеюсь, это достаточная плата за то, чтобы "Замок Флюреншталь" не исчез из Сети".
   "На этот раз я не допущу ошибки", -- сказал Кадников, обращая эти слова прежде всего самому себе.
   ."Тогда, когда закончишь с Лушиным, просто надень нейромедиатор. Юля будет ждать тебя на крыльце школы. Вы сядете в машину и поедете в лес. Только, пожалуйста, не доезжай до того поворота", -- усмехнулся голос.
   "Юля останется в живых?" -- спросил Кадников.
   "Не думаю, что у тебя хватит сил разомкнуть эту петлю. Ты слишком слаб для этого. Но я постараюсь растянуть ее настолько, чтобы вы оба получили удовольствие. После того что произойдет между вами, вы снова окажетесь на той дороге. Вы познаете любовь и будете счастливы. Ты освободишься от своего комплекса, а Юля умрет счастливой. Я не обманул тебя. Это все, что я могу для тебя сделать".
   Школьный зал исчез. Кадников очнулся в клетке виртуальной реальности.
   Лушин обернулся к нему.
   -- Леха, я, кажется, нашел код, который заставляет игру меняться. Его можно вырубить.
   -- Да?.. -- поднял на товарища затуманенный взор Кадников.
   -- Ты чего, Леха? -- озабоченно глянул на него Лушин.
   -- Я... ничего... сейчас пройдет... Покажи, что нашел.
   -- В игру был встроен определенный код. Он заставлял игру меняться и прописывать себя на разных серверах сети. Можно попробовать его вырубить, тогда игра должна вернуться в свое первоначальное состояния. Все изменения программа записывает в особом файле. Я его нашел.
   -- Молодец, Паша! Но вдруг игра окажется сильнее нас?
   -- Но ведь можно попробовать?
   -- Попробовать можно, -- согласился Кадников.
   Он подошел к компьютеру, за которым сидел Лушин.
   -- Где у тебя результаты твоих изысканий?
   -- Вот в этой директории. Я даже экзешник набросал, чтобы вырубить этот вредоносный код.
   -- Ты гений, Паша! Можно, я уничтожу эту игру? Пока я был в виртуале, она на меня такой тоски нагнала...
   -- Конечно, Алексей, как хочешь, -- подвинулся Лушин.
   -- Да, очень хочу! Ты только посмотри, что там творится!
   Лушин отвернулся к монитору. И в это время Кадников резко ударил его ребром ладони по шее. Лушин свалился на пол. Кадников нашел папку с файлами и стер ее.
   "Забудь про код, Паша. Мне нужно спасти Юлю. Мы с ней никуда больше не поедем", -- сказал себе Кадников. Он как сомнамбула поплелся к клетке виртуальной реальности.
   Загрузка прошла быстро, и он очутился в темном городе. Путь указали блуждающие огоньки, и Кадников бегом одолел расстояние до колодца. Он не помнил, как добежал до колодца, и прыгнул в бездну быстро и не раздумывая. На пороге школы его ждала Юля, и он должен был спасти ее.
   Огонь и тьма столкнулись в глазах Кадникова и начали пляску, наполненную безумным весельем. Мир невообразимо расширился вокруг. Зрение вышло за пределы положенные ему природой, и Кадников с изумлением осознал, что искры и тени, вьющиеся вокруг него, -- существа живые. И темные и огненные существа походили на людей, и тела их были прекрасными и совершенными. Они кружились в танце захваченные чувством сладострастного восторга и приникали друг к другу в неудовлетворимой похоти. Это было как безумство страсти групповых оргий, где партнеры беспрестанно сменяли друг друга. Это был танец беспредельной чувственности. Он зажигал и манил слиться с хороводом вожделенных тел. Кружащийся вихрь увлек Кадникова. Он становился все меньше и меньше, размером с этих существ, и ему не терпелось принять участие в их оргийном пляс-полете. Здесь не было никаких ограничений. Можно было выбрать себе в пару огненных или темных партнеров. Все они казались Кадникову одинаково привлекательными. В эту минуту он желал одного перескочить сковывающие границы разума и окунуться в пьянящее веселье и манящие объятия партнеров, широко раскрытые для него.
   "Давай-давай, зажигай! Поучаствуй в нашем веселье! Мы здесь, чтобы праздновать жизнь! Тебе все время врали, что жизнь есть грех. Мы говорим: греха нет! Есть только праздник и веселье, которым мы обязаны нашему господину. Иди же к нам, и мы закружим тебя!" -- пели ему голоса, возбужденные страстным ритмом.
   В этом веселом хороводе Кадников выбрал прекрасную незнакомку, мерцающую огненными переливами. Он ринулся к ней. Незнакомка маняще улыбнулась и протянула к нему руки. Он подлетел и обнял ее. Но в руках у него осталась одна пустота. И тут все исчезло. Кадников оказался на крыльце школы. Рядом стояла Юля. Алексей посмотрел на свои руки. На пальце у него висел брелок с ключами от машины.
   Подполковник Карлов толкнул дверь в кабинет программистов.
   -- Как у вас дела, ребя... -- подполковник запнулся на полуслове. На полу возле стола он заметил лежащего Лушин.
   -- Что тут произошло? -- спросил Карлов.
   Он склонился над Лушиным и пощупал у него пульс. Пульс не прощупывался. Карлов достал рацию.
   "Второй! Срочно медиков и опергруппу на шестнадцатый этаж. Офис двадцать два", -- передал Карлов, глядя на согнутое тело Лушина.
   Карлов подошел к клетке, где на координатных рейсшинах висел Кадников.
   -- Что с вашим товарищем? -- спросил Карлов.
   Кадников молчал. Руками он мертво вцепился в воображаемую баранку. На голове у него висел тонкий ободок нейромедиатора, глаза были прикрыты темными очками. Кадников едва заметно шевелил губами, поворачиваясь к невидимому собеседнику.
   "Совсем с ума посходили! На свете черт знает что происходит, а они тут забавляются!" -- раздраженно подумал подполковник.
   Он просунул руки в клетку и снял с Кадникова нейромедиатор вместе с темными очками. С минуту на подполковника смотрели пустые глаза. Затем в глазах Кадникова вспыхнул гнев.
   -- Что здесь произошло? Что с вашим товарищем? -- спросил Карлов.
   Кадников резким пинком распахнул дверцу клетки. Дверца ударила Карлова. Разъяренный Кадников выскочил из клетки и, схватив милиционера за грудки, стукнул о клетку.
   -- Как ты смел помешать мне?
   Карлов не ожидал такой реакции. Кадников еще раз стукнул подполковника о железный каркас клетки.
   -- Ты все испортил! Я мог бы вернуть ее!
   -- Успокойтесь! Что с вами?
   Программист ударил Карлова по лицу. Удар был неожиданно силен. Карлов упал на пол. Это заставило его придти в себя. Карлов выхватил пистолет.
   -- Стоять! Не с места!
   Но Кадников не слышал предупреждений. Он был как разбуженный зверь, которого подняли с лежки. Ему было все равно, выстрелит этот мент или нет. С ним поступили несправедливо, отняв у него любовь, и он восстал, чтобы отомстить тому, кто это сделал. Кадников с кулаками бросился на милиционера. Он знал, что стал сильнее. Его теперь не остановит даже выстрел. Он прыгнет и сломает менту грудину. Подполковник Карлов не был мастером рукопашного боя. В милицию он пришел из одного НИИ. Всю жизнь Карлов занимался компьютерами, и задерживать опасных преступников ему еще не приходилось. Единственное, чему его научили в милиции, это немного стрелять из пистолета.
   -- Стоять! Стрелять буду! -- выкрикнул Карлов.
   -- Стреляй, червяк! Ты уже убил меня и ее. Он сказал, что я больше не смогу вернуться в то время!
   Подполковник выстрелил. Пуля просвистела мимо уха Кадникова и впечаталась в стену. Выстрел еще больше разозлил Кадникова. Обезумевший программист бросил в Карлова стул и прыгнул следом. Карлов выстрелил еще раз. Второй выстрел оказался более точным. Пуля попала Кадникову в грудь. Кадников пошатнулся и упал на колени. Он пытался зажать рану рукой. Пуля пробила артерию. Кровь неудержимо хлестала из раны. На мгновение Кадникову показалось, что он снова в машине. Рядом сидит Юля. Юля улыбается ему. Алексей посмотрел на дорогу. Он пропустил какой-то отрезок пути и с ужасом обнаружил, что они снова у того опасного поворота. Его нога опустилась на педаль тормоза. Но тормоза он не почувствовал. Нога онемела и не слушалась его. На Алексея смотрели испуганные глаза Юлии. "Юля!" -- услышал он свой отчаянный крик. Машина пробила дорожное ограждение и закувыркалась под откос. "Какой же я дурак! Жизни больше не будет", -- вдруг понял Кадников. И эта мысль стала последней в его жизни.

***

   Лева сбросил перчатки и шлем. Он только что очнулся от контузии и обнаружил, что лежит в свалившейся на пол клетке. Сверху на клетку навалились металлические леса и лестницы. Это нагромождение металла спасло ему жизнь. Динозавры обошли стороной эти три заваленные клетки. Но то, что спасло еиу жизнь, теперь мешало выбраться из клетки. Навалившаяся груда металла казалась неподъемной. Лева уперся ногами в дверцу клетки. Дверца приоткрылась, и в эту щель Лева просунул координатную рейсшину. Действуя рейсшиной как рычагом, он раскачал и подвинул упавшие леса. Дверца открылась ровно настолько, чтобы из нее можно было протиснуться боком. Лева выбрался из клетки. Цех был разгромлен. Всюду валялись металлические фермы, леса и лестницы. От уникального оборудования и станков остались груды металла и пластика.
   Весь ряд клеток с тестерами лежал на полу. И было не заметно, чтобы кто-нибудь шевелился в этих клетках. Лева подошел к ближайшей клетке. Здесь должен был находиться его друг Новик. Новик лежал лицом вниз. Провода, идущие к костюму, сыпали мелкими искорками. Лева оторвал интерфейсный кабель. Искорки исчезли. Лева освободил дверцу клетки и снял с Новика шлем. Лицо Новика было бледным и безжизненным. Глаза закрыты.
   -- Димка! Что с тобой? -- тормошил друга Лева.
   Новик не отвечал. Насколько мог, Лева протиснулся в клетку. Надо было что-то делать. Он не мог смириться с тем, что Димка просто умрет здесь.
   -- Вставай! Ты слышишь? -- Лева перевернул Новика и стал надавливать ему на грудную клетку. Он не знал, жив Васильев или нет, он даже боялся подумать об этом. Он просто работал как насос, стараясь разогнать кровь в теле Новика. Наконец ему показалось, что веки Новика дрогнули. Лева не прекращал реанимационных усилий. Он молил Бога, чтобы его друг остался жив. Новик сделал вдох, другой, его веки дрогнули и открылись. Он увидел над собой запыхавшееся лицо Левы. Блюдечки очков съехали на кончик Левиного носа.
   -- Лева, у меня уже ребра трещат, -- тихо сказал Новик.
   -- Жив! -- выдохнул Лева, теряя капельку пота.
   -- Жив, -- подтвердил Васильев, ощупывая грудную клетку.
   -- Тогда вылезай оттуда. Сердце кровью обливается, видеть тебя в таком виде.
   -- Помоги! -- Новик скинул с рук перчатки и отстегнул запутавшиеся провода.
   Лева помог Новику выбраться из клетки.
   -- Динозавры тут славно погуляли! -- Новик окинул взглядом всеобщий погром.
   -- У нас еще Скарж, Класс и Дред, -- напомнил Лева, пробираясь через упавшие металлоконструкции.
   -- У меня недоброе предчувствие после того, что мы с тобой видели, -- сказал Новик, следуя за Левой.
   -- Сплюнь три раза. Дело серьезное.
   Лева первым добрался до клетки Класса. Из-под сплющенных металлических труб выглядывали ноги Класса.
   -- Мы не растащим все это. Надо звать на помощь, -- сказал Новик. Голова у него еще кружилась после обморока.
   -- Почему сюда никто не пришел? Окна разбиты, звенит сигнализация, -- удивился Лева.
   -- Действительно странно, -- согласился Новик. -- И куда это отправились динозавры?
   -- В Африку гулять... Тебе не кажется, что "Большой Брат" сошел с ума?
   -- После встречи с Бафометом во все поверишь.
   Лева и Новик принялись разбирать упавшие металлоконструкции. Клетка с Дредом была завалена еще больше. Поднять тяжелую железную ферму они не смогли. Лева заметил на потолке балку с тельфером.
   -- Как это включается? -- спросил он.
   -- Я знаю эту механику так же, как ты, -- ответил Новик.
   Лева увидел у стены пульт управления подъемником. Солнце уже взошло. Стояло раннее утро. Уцелевшие стекла светились пулевыми отверстиями. На стенах пули тоже оставили выбоины.
   -- Здесь стреляли! Как мы еще не попали под пули! -- воскликнул Лева.
   Он нажал кнопку управления тельфером. Кран пришел в движение и остановился над клеткой Класса. Новик зацепил крюк за упавшую ферму.
   -- Поднимай! -- сказал Новик.
   -- Внимание! Майнаю! -- объявил Лева.
   Лева поднял упавшую ферму. Новик уже видел, что их старания бесполезны. Голова Класса была раздавлена трубами клетки. Шлем треснул, под ним растеклась лужа крови и сероватая жидкость мозга.
   -- Что с ним? -- спросил Лева.
   -- Класса больше нет с нами, -- объявил Новик. Голос его дрогнул. Ему впервые приходилось так близко видеть смерть человека.
   -- Мне кажется, это было в реале, -- сказал Лева.
   -- Что? -- обернулся к нему Новик.
   -- Тот город и взрыв. Думаю, Дред тоже...
   -- Лева, подгони кран.
   Крюк опустился к месту, где был погребен Дред. Потерявший всякую надежду Лева потянул рухнувшую конструкцию. Из-под упавшей фермы показалась клетка с телом Дреда. Дред лежал, скрючившись и как-то неестественно подвернув под себя руки и ноги. От сильного удара шлем Дреда разлетелся на куски, и запекшаяся кровь обильно залила его лицо и шею.
   -- Как же тебя, дружище Дред... -- со скорбью произнес Новик.
   -- Мне кажется, они умерли в тот момент, когда выстрелили друг в друга. И уже после этого по ним прошлись динозавры.
   -- Не знаю, Лева. Мне страшно. Я вижу, как перехлестнулись виртуальность и реал, -- сказал Новик.
   -- Но ведь это не мы открыли дорогу. Это ему надо было выбраться в реал. И мы были правы, что хотели остановить его.
   -- Тебе не кажется, что мы еще в игре? -- спросил Новик. -- Что вдруг заставило "Большого Брата" оживить динозавров и вывести их на улицу? Виртуальная смерть ребят, которой каждый из нас умирал тысячи раз, вдруг обернулась реальной. А вроде бы настоящая смерть Блейда -- наоборот. Что происходит, Лева?
   Из-под груды металлолома и битого стекла раздался голос Скаржа:
   -- Эй, вытащите меня отсюда!
   -- Скарж! -- воскликнул Лева.
   Тестеры принялись разгребать упавшие леса и фермы. Под металлическими конструкциями показался Скарж. Он очнулся раньше Новика и Левы и, когда ожили динозавры, заполз под леса. Но динозавры опрокинули леса, и деревянный настил упал на Скаржа. На какое-то время Скарж потерял сознание.
   Скаржа вытащили из-под упавших металлоконструкций. Из раны на голове у него еще сочилась кровь, но он улыбался своим спасителям.
   -- Ты видел, что произошло? -- спросил Новик.
   -- Ящеры пошли погулять. Приехали менты, началась стрельба. А вы разве ничего не слышали?
   -- Нет. Странно, как это ты ожил так быстро.
   -- Мне показалось, что я спал. А когда проснулся, увидел, как на меня идет ящер. Я едва успел выскочить из клетки. Потом пошла такая стрельба!
   -- Зачем динозавры "Большому Брату"? Куда он их направит? -- спросил Новик.
   -- Давайте пойдем к людям. Там все узнаем, -- предложил Лева.
   -- А что с Дредом и Классом? -- спросил Скарж.
   -- Они мертвы, -- ответил Новик.
   Они вышли на улицу. На площадке перед цехом валялся обгоревший остов тарбозавра. Следы динозавров вели к сломанной ограде из металлической сетки.
   Главное здание корпорации было оцеплено милицией. В "Персте" продолжались оперативные мероприятия. По напряженным милицейским переговорам чувствовалось, что в городе происходят какие-то чрезвычайные события. В вестибюле корпорации (дальше его не пустили) сидел Фриз. Его трясло, как в лихорадке. В памяти у него прокручивались последние события в игре и поход динозавров. Домой Фриз не пошел. Он сообщил, что под завалами в цехе остались люди, и теперь ждал, когда приедут спасатели и вызволят его товарищей. Ожидание тянулось невыносимо. Фриз собирался пойти напомнить о своей просьбе, когда в вестибюль корпорации вошли Лева и Новик и ввели под руки Скаржа. Скаржу было плохо. Временами он терял сознание.
   Фриз вскочил с кресла и бросился к ним:
   -- Живы! Слава Богу!
   -- Не все. Класс и Дред погибли, -- сказал Новик.
   -- Как это случилось? Динозавры?
   -- Мне кажется, это случилось еще раньше, в игре.
   -- Что со Скаржем?
   -- Нужен врач. У него контузия.
   -- Врач где-то здесь. Недавно приехала "Скорая". Не знаю, что произошло, но вынесли еще два трупа. Программисты Кадников и Лушин. Меня до сих пор колотит, как вспомню, как падал в ту пропасть. Кажется, теперь я знаю, как наступает смерть.
   -- Ничего ты не знаешь. Мы видели настоящую смерть. Меня успели выхватить, а вот Класс с Дредом... Он -- лукавый. Он успел схватить Класса до того, как остановилось время, -- тихо произнес Скарж.
   -- Фриз, надо найти врача, -- попросил Новик.
   "Скорая" еще не уехала. Врач обработал Скаржу рану на голове и наложил повязку.
   -- Рана неглубокая, швы накладывать не нужно. Возможно сотрясение мозга. Отвезите его домой и положите в постель, -- посоветовал доктор.
   -- Он теряет сознание, -- заметил Лева.
   -- Сегодня таких много. Достань, Лена, заветный пузырек, -- обратился доктор к медсестре.
   -- Каких таких? -- спросил дотошный Лева.
   -- За последние сутки мы целые клубы поднимали. Приезжаем на вызов -- геймеры в клубе лежат в коме. Люди от игр уже стали терять сознание. Видимо, слишком долго играли.
   -- А потом что? Какие последствия?
   -- Ничего страшного, встряхнутся и идут домой. Немного чумные, правда, но так бывает.
   Доктор провел флакончиком с нашатырем под носом Скаржа. Скарж вздрогнул и мотнул головой.
   -- Вот и хорошо, голубчик. Вам надо домой. Боюсь, у вас сотрясение мозга. Надо пойти в поликлинику и показаться врачу.
   -- Смотрите! -- взгляд Левы упал на маленький телевизор, стоявший на столике у охраны.
   Звук у телевизора был выключен. На экране была видна большая толпа, собравшаяся на Дворцовой площади. Если бы не логотип новостей "ПТВ" в углу экрана, можно было подумать, что идет какой-то фантастический боевик. Толпа канатами стягивала ангела с Александрийского столпа.
   -- Что это? Вы понимаете, что происходит? -- спросил Лева.
   -- Мне кажется, эти люди вышли из Хоунхеджа, -- сказал Новик. -- Мы должны быть на площади.
   -- Смотрите! Над колонной летает ящер! Надо немедленно отключить "Большого Брата".
   -- Но это невозможно! Радиосигнал "Большого Брата" не может действовать на такое расстояние! -- возразил Фриз.
   -- Все у вас невозможно: и Замок, и Друккарг, и последний черный город. Надо спешить. Если он контролирует "Большого Брата", могут случиться большие неприятности.
   -- Можно понять, что он контролирует роботов. Но как он может контролировать людей? -- удивился Фриз.
   -- Хорошо хоть люди. Было бы хуже, если бы пришли игвы из Хоунхеджа и демоны из преисподней, -- заметил Новик.
   -- Мне кажется, они уже здесь. Эти люди, они -- одержимы! -- воскликнул Лева.
   -- Что будем делать? Виртуального мира корпорации, как я понимаю, больше не существует, -- сказал Фриз.
   -- Да, виртуального мира больше не существует. И нас осталось не так много. Но мы можем бороться в реальном мире, поскольку знаем то, чего пока не знает никто, -- сказал Лева.
   -- Кажется, мы собирались на площадь? -- сказал Скарж. После медицинских процедур он почувствовал себя немного лучше.
   -- Я только позвоню жене. Что-то мне тревожно, -- сказал Новик. Он направился к телефону, стоящему на вахте. Собственным мобильником он так и не обзавелся.
   Телефон гудел длинными гудками. Никто не снимал трубку. "Где Света? Может, взаправду, обиделась и ушла из дому?" -- подумал Васильев. Недоброе предчувствие охватило его. Оно твердило: дома что-то случилось.
   -- Света почему-то не отвечает. Я боюсь, что-то случилось. Можно я съезжу домой? -- обратился Новик товарищам.
   -- Конечно, съезди. Звони мне на мобильный. Я скажу, где мы находимся, -- сказал Лева.
   -- Жаль, с нами нет Класса. Он бы разобрался с "Большим Братом", -- сказал Скарж.
   -- Надо ехать на площадь. К "Большому Брату" менты все равно нас не допустят, -- сказал Фриз.
   Новик выбежал на улицу. Предчувствие беды колотилось в нем. На улице Коллонтай он поймал машину. Центр был перекрыт, и водитель за большие деньги согласился ехать через Выборгскую сторону. Усевшись на переднее сиденье "Жигулей" восьмой модели, Васильев прикрыл глаза. Радио в машине рассказывало о происходящих событиях. Весь центр города был заполнен беснующимися толпами молодежи. Роботы-ящеры шли туда же, сметая милицейские заслоны. Все происходящее казалось фильмом ужасов. Остановленный вместе с потоком времени в виртуальном мире Гагтунгр успел дотянуться до мира реального. Новик вспомнил последнее послание Бафомета. Демон грозил лично ему. Он предупреждал, что его рука повсюду настигнет Новика. Новику было плевать на угрозы демона, но...
   "Светлана! Вдруг они сделали что-нибудь с ней?" -- Васильев гнал от себя эту мысль, но она возникала вновь и вновь будто написанная яркой несмываемой краской. Так случилось, что тестеры встали на пути зла и отважились не отступить в сторону. Битва перекинулась в реальный мир. Началась борьба за души людей. Это был бой, в котором кровь, слезы и смерть были настоящими и где нельзя было использовать спасительные сохранения.
  

Глава 27. Поход одержимых

  
   Первым пассажирам, спешащим на работу, приходилось проталкиваться сквозь группы странной молодежи, собирающейся в вестибюлях метро и на остановках наземного транспорта. У молодых людей был одинаково отсутствующий взгляд и бледные помятые лица. Большей частью они молчали, изредка перебрасываясь какими-то непонятными обывателю фразами. Некоторые из них курили, почему-то передавая сигарету по кругу.
   "Вот еще, съезд наркоманов!" -- недовольно бурчали люди, проталкиваясь сквозь замороженные ряды молодежи и подростков. Но молодые люди держали себя так, будто вокруг них никого не существует.
   Это сбор продолжался в течение часа. Когда толпы молодых людей собрались достаточно большие, они спустились в метро и как-то незаметно захватили вагоны, вытеснив из них всех остальных. Никто не хотел ехать в одном вагоне с этой заторможенной молодежью. Накурившиеся сигарет глупо улыбались, основная же часть молодых людей прятала взор в себя, словно сверяясь с советами невидимого вожака. В руках у некоторых звонили мобильные телефоны, и они обменивались короткими сообщениями. С разных концов города стекались "наркоманы" к центру города, и те, кто пользовался метро, выходили на станциях "Невский проспект" и "Гостиный двор". К девяти утра большая толпа молодежи, заполонив тротуары Невского проспекта, двинулась к Дворцовой площади.
   Дежурившие на Невском проспекте милицейские патрули доложили о странном шествии. Оперативный дежурный объявил повышенную готовность. От этой толпы можно было ожидать чего угодно. Милицейскому начальству были памятны московские беспорядки лета 2002 года во время чемпионата мира по футболу, и в центр отправили с десяток машин ОМОНа и ППС.
   К этому времени в мэрии началось заседание оперативного штаба по ликвидации последствий наводнения. Во вступительном слове губернатор Нильский подвел краткий итог проделанной работе. По дренажным трубам удалось отвести воду с улиц. Взорванные тоннели засыпали, остановив наводнение под землей. В будущем предполагалось проделать дренажные стоки, чтобы осушить тоннели метро. Дамба выдержала натиск стихии. Велись работы по ее укреплению. За последние сутки уровень воды в Неве не поднялся, и это давало повод надеяться на лучшее.
   Первым Нильский предложил заслушать Земнухова. Генерал должен был доложить о результатах расследования инцидента у "Лесной". Городские власти предвидели, что СМИ взорвутся тревожными сообщениями. К этому нужно было подготовиться и выдвинуть достаточно убедительную версию. Разумный подход требовал, что лучше всего это происшествие выглядело бы как несчастный случай вследствие выхода газов, скопившихся в тоннелях метро. Генералу Земнухову поручили подготовить версию для печати, но все присутствующие с нетерпением ожидали услышать истинное объяснение этим событиям. Генерал постарался оправдать возложенные на него надежды. Следствие уже располагало предварительными результатами экспертиз. В основном, причинами смерти метростроителей стали различные травмы высокой степени тяжести. Несколько человек умерли от асфиксии в перевернувшемся автобусе. Никаких следов метана или других газов ни химикам, ни патологоанатомам найти не удалось. Земнухов сидел за длинным губернаторским столом и перекладывал бумаги, пытаясь состряпать приемлемую для всех версию происшедшего, которую от него так ждали.
   На столе перед Земнуховым затренькал сотовый телефон. "Как не вовремя", -- подумал генерал. За губернаторским столом действовал запрет на телефонные переговоры. Исключение было сделано только для начальника ГУВД. Тем не менее, все присутствующие недовольно покосились на генерала. Земнухов вопросительно взглянул на губернатора. Нильский едва заметно кивнув головой.
   На связь с генералом вышел оперативный дежурный ГУВД. "По Невскому проспекту в сторону Дворцовой площади движется большая толпа. В основном молодежь и подростки. Мы перекрыли движение по проспекту, поскольку они заняли все тротуары и частично проезжую часть. Они перевернули две машины ППС и продолжили движение. На Заневском тоже беспорядки. Из корпорации "Давайте Играть!" вырвалась группа роботов-динозавров. Роботы вышли из-под контроля. Остановить их пока не удалось", -- доложил дежурный.
   "Я на совещании у губернатора. Буду через полтора часа. Действуйте по обстановке, сопровождайте шествие и подтягивайте резервы. Меня беспокоить только в крайнем случае", -- тихо проговорил Земнухов, прикрыв трубку рукой.
   -- Что там у вас, Владимир Кириллович? -- недовольно спросил Нильский.
   -- Молодежь идет на Дворцовую. Несанкционированное шествие.
   -- Да? И по какому поводу?
   -- Выясняется, -- коротко ответил генерал.
   -- Беспорядков нет?
   -- Перевернули две милицейские машины, в остальном пока спокойно.
   -- Ну чего бесятся?! Вроде ни футбола, ни хоккея. Наркоманы чертовы! -- зло произнес Смирнов, начальник ГО и ЧС.
   -- Мы вас отпустим пораньше, Владимир Кириллович. Доложите, что у метро случилось и свободны, -- сказал губернатор.
   -- Вчера при засыпке тоннелей метрополитена погибли сорок три человека. Еще два десятка находятся в больницах в тяжелом состоянии. По заключению судмедэкспертов люди погибли от тяжелых травм, полученных в результате взрывных выбросов воды и сжатого воздуха из тоннелей метрополитена. Несколько человек умерли от асфиксии в перевернувшемся автобусе. Еще несколько человек утонуло, упав в провал. Пропала без вести группа из трех инженеров, отправившихся на разведку тоннелей. Такова, вкратце, сводка по этому инциденту.
   -- Так что же взорвалось в метро? Что убило этих людей? -- спросил Нильский.
   -- Мы пока не можем ответить на этот вопрос. Никаких следов взрывоопасных газов пока не обнаружено. Но давление воздуха и воды было такое, что взрывало грунт и переворачивало тяжелые машины. Еще были замечены какие-то тени, выползающие из вскрытого тоннеля. Этому еще сложнее найти объяснение, поскольку никаких материальных следов своего пребывания, кроме трупов и поднявшейся паники, эти тени не оставили. По словам очевидцев, тени заползли в автобус со строителями. В автобусе началась паника и давка. Люди ломились в окна и двери. Нескольких человек задавили насмерть, до того люди были напуганы. Затем произошел мощный выброс воды, и автобус перевернулся. Из тридцати человек, находившихся в автобусе, выжили всего восемь. Все они находятся в реанимации.
   -- И куда подевались эти ваши тени? Вот вы, Валерий Леонидович, были там и все видели, расскажите нам, -- обратился Нильский к начальнику метростроя Веселкову.
   -- Все случилось, только мы начали засыпать тоннели. Я стоял возле своей машины и наблюдал, как самосвалы ведут засыпку. Внезапно вдоль тоннеля ударили струи воды. Грунт поднялся вверх как от взрывов. Тяжелый самосвал "КАМаз" перевернулся. Рядом стоял Александр Васильевич Плахов. Его ударило камнем. И только каким-то чудом не пострадал Алексей Петрович, -- кивнул Веселков на председателя штаба ГО и ЧС Смирнова.
   -- Асфальт взрывался вдоль линии тоннеля. Вверх взлетали столбы воды и куски грунта. Переворачивало машины и бульдозеры. Вдруг мы услышали крики. Люди выпрыгивали из окон автобуса. На их лицах был ужас. Все бросились к автобусу. Было видно, как внутри бьется что-то черное, как морской скат. Все остановились. Нас словно парализовало страхом. Я побежал к своей машине. Люди прыгали из окон автобуса. За ними тянулись длинные черные полосы, как языки. Эти языки настигали людей и оборачивались вокруг головы. Люди падали на землю. Это было ужасно. Потом мощный выброс воды подкинул автобус подкинуло на несколько метров. Автобус перевернулся в воздухе и упал на бок. Я добежал до машины. Мой водитель сидел бледный, как полотно. Как он меня дождался, не знаю. Мы ударили по газам и рванули в какой-то переулок. Что там было дальше, не знаю. Через полчаса этот безумный страх прошел, и мы вернулись к строительной площадке. Там уже не было никаких теней. Только трупы людей плавали в прибывающей воде.
   -- Представляете, что поднимется, если ваш рассказ попадет в СМИ? Еще не утихла шумиха вокруг корпорации, как тут новая история! Представьте заголовки: "Ужас в метро", "В Питере разверзся ад" и тому подобное. Прибавьте к этому продолжающееся наводнение. До всеобщей паники один шаг. Теперь еще это шествие по Невскому. Что мы тогда будем делать, отцы города? -- обратился к членам штаба губернатор.
   -- Шила в мешке не утаишь. Остается одно: дать свою версию событий. Трудно, конечно, все объяснить, но версия с газами самая правдоподобная, -- предложил Смирнов.
   -- Значит, пока ее и будем придерживаться? Так, Владимир Кириллович? -- обратился к начальнику милиции Нильский.
   -- Можно попробовать. Во всяком случае, это лучше чем наводить страх на горожан.
   -- Вот и держитесь этого. А вы, Валерий Леонидович, -- обратился губернатор к Веселкову, -- доведите дело с засыпкой и осушением метро. Это теперь под вашу личную ответственность как и все дела оперативного штаба.
   Земнухов поймал взгляд губернатора и показал пальцем на дверь.
   -- Да-да, Владимир Кириллович, идите разбирайтесь с этим шествием. Держите меня постоянно на связи, что происходит в городе.
   -- Непременно, -- с облегчением вздохнул Земнухов. Он терпеть не мог терять время на подобного рода совещаниях.

***

  
   Перевернув пару милицейских машин, толпа продолжила движение к Дворцовой площади. Странное это было шествие. Молодые парни шли быстрым шагом, сосредоточенно глядя перед собой. Они почти не разговаривали друг с другом. Иногда раздавались отрывистые возгласы, похожие на команды. Но ни шуток, ни смеха в толпе слышно не было. И даже обычного для молодежных тусовок пива они не пили. Проходя по мостам над каналами, молодые люди старались держаться подальше от перил. Вид текущей воды внушал им какой-то первобытный страх. Милицейские машины ехали посреди Невского проспекта, громко предупреждая всех о приостановке движения. Прохожие жались к стенам домов, открывая проход молчаливой человеческой массе. Создавалось впечатление, что каждая человеческая единица в этой массе погружена в глубокие размышления и никакие внешние раздражители ее не трогают. Даже попытавшиеся перекрыть проспект милицейские машины перевернули на обочины быстро и молча, словно река преградившие ее течение валуны. Милиционеров не тронули. Их просто, передавая их рук в руки, оттащили в сторону и прижали к стенке. После чего продолжили свой угрюмый ход к Дворцовой площади.
   Из окон дорогих магазинов и офисов косились на странное шествие российские буржуа. Им была не понятна цель шагающих по Невскому проспекту. Они опасались за свою жизнь и имущество. Но цель идущих вместе состояла не в том, чтобы отнять имущество и жалкие жизни людей, возомнивших себя хозяевами жизни, а в том, чтобы весь этот мир целиком и без остатка преподнести в дар своему господину. К этому влекла их инспирация планетарного демона Гагтунгра, незримо витающего над рядами угрюмого шествия. Цель демона во многом была достигнута: он сумел покинуть мрачные подземелья и лавы и, овладев душами людей, выйти в этот заманчивый внешний мир. Гагтунгр был удовлетворен. Благодаря хитроумному плану, ему удалось завладеть душами тысяч людей. Его новые миньоны шли, чтобы принести ему великую славу.
   "О это будет великий день! Злой тиран будет посрамлен. Его творения отвернутся от него, -- предвкушал Гагтунгр. -- Вся матрица, в которую Дух вливает свою силу, перевернется сегодня! Никогда больше Спаситель не войдет в этот мир. Мир будет настолько мерзок, что у Него не будет никакой надежды войти сюда снова. Останется одно: призвать демиурга. Сценарий гнева Господня, сценарий наказания Содома и Гоморры повторится. И тогда те, кто пели осанну тирану-демиургу вчера, сегодня будут проклинать его. Свет закатится и вспыхнет вновь. Грядет новый эон. Эон, в котором развеются тайны и будут сброшены лживые маски и обетования!"
   Гагтунгр вел людей на площадь, но это было только начало большого пути. Гагтунгр хотел, чтобы их великий поход начался с площади перед Зимним дворцом, как и революция в этой стране. Между тем к Дворцовой площади подтягивались автобусы с бойцами ОМОНа и ППС. Шествие к Дворцовой площади по виду было мирным и аполитичным. Идущие не выдвигали никаких лозунгов. Они послушно шли туда, куда вел их вселившийся в них дух. И до момента вступления шествия на Дворцовую площадь других инцидентов, нарушающих общественный порядок, не случилось.
   Сердце Земнухова было не на месте. Он постоянно наращивал силы, снимая патрули откуда только можно. К моменту подхода шествия все окрестные улицы и проезды уже были перекрыты милицейскими патрулями. По плану в случае возникновения массовых беспорядков предполагалось разбить толпу на части и вытеснить на близлежащие улицы.
   В резерве стояли четыре пожарные машины с брандспойтами для разгона демонстраций. После прорыва кордона на Невском в толпе шныряли агенты, пытавшиеся выявить зачинщиков беспорядков. Но толпа была на удивление безликой, угрюмой и молчаливой. Агенты не слышали призывов к беспорядкам, вследствие чего зачинщиков и подстрекателей, по их докладам, установить не удалось. Шествие миновало заграждения из грузовиков на Большой Морской улице и Адмиралтейским проспектом и вышло к Дворцовой площади. Тотчас на Миллионную и Дворцовую набережную выдвинулись милицейские подразделения, запечатывая толпу на площади.
   Молодежь сгрудилась возле Александрийского столпа. Их взоры были устремлены к вершине колонны, где в пасмурном зимнем небе парил ангел. Ангел попирал крестом змею, и этот символ, оскорбляющий сатану, очень не понравился тем, кто пришел на площадь. Мятежный дух не собирался терпеть в своей будущей столице подобные символы.
   Над площадью закружились роботы-рамфоринхи. В руках молодых ребят появились веревки. Рамфоринхи подхватили веревочные петли и подняли их на двадцатипятиметровую высоту, набросив на шею ангела. Сотни рук потянули веревки. Толпа раздалась в стороны. Ангел на вершине колонны закачался и накренился, но креста из рук не выпустил. Толпа дернула сильнее. Ангел сорвался с постамента и, задев за круглую площадку, упал вниз. Бронзовая фигура ударилась о брусчатку площади. Голова ангела откололась от тела и покатилась к ногам толпы. Толпа взорвалась восторженным гулом. Слов было не разобрать, это был всеобщий стон облегчения. Люди выли, как звери, сумевшие завалить вожака вражеской стаи. Выражение их глаз изменилось. Щелочки зрачков превратились в цепкие и злые прицелы, выискивающие новые цели.
   Падение ангела произошло так быстро, что милиция не успела вмешаться. И только когда ангел разбился о камни, наблюдавший все это командир батальона ППС передал по рации:
   -- "Первый"! Они сбросили с ангела с колонны. Мы не успели вмешаться.
   Руководитель операции среагировал быстро:
   -- Внимание всем патрулям и подразделениям! Вводится план "Кольцо". Действуйте по обстановке. Толпа должна быть рассеяна, зачинщики задержаны.
   Милицейские подразделения, прикрываясь пластико­выми щитами, двинулись на площадь. В ход пошли резиновые дубинки. План был простой: рассечь толпу на части и вытеснить с площади. Омоновцы лихо колотили дубинками, но эти зомби на площади, казалось, не чувствовали боли. Они стояли мертвой стеной, раздвинувшись лишь для того, чтобы поглотить милицейские клинья. Отряды милиции оказались отрезанными от проходов. Толпа сомкнулась вокруг них. Почувствовав, что их окружают, милиционеры с удвоенной силой заработали дубинками, пытаясь пробить проход сквозь плотную массу тел. Но толпа держала удары. Те, кто терял сознание от ударов, просто падали на землю и на их тела тут же становились другие. Это было немыслимо. Даже закаленные в боях омоновцы почувствовали страх. Они уже просто бились за свои жизни, чтобы их не задавили и не затоптали здесь на площади. Из боковых улиц запоздало выдвинулись пожарные машины. В толпу полетели гранаты со слезоточивым газом. Даже газ не смог переломить ситуацию. Зомби задыхались, но не сходили с места. Тогда в толпу ударили струями воды из пожарных брандспойтов. Передние ряды одержимых повалило на землю. Но дальние ряды не шелохнулись. Никто из одержимых не побежал и не сдвинулся с места. Пожарные машины остановились, боясь кого-нибудь задавить.
   Тем временем толпа, плотно окружив, давила милиционеров. Их били какими-то замедленными, но точными и выверенными движениями, отнимали щиты, дубины и каски, и, сбивая на землю, топтали ногами. Потерявшие самообладание омоновцы схватились за оружие. Раздались короткие и резкие автоматные очереди. Милиционеры стреляли в упор. Одежды нападавших расцветали кровавыми цветами. Трупы падали в общую свалку, и одержимые шли по ним, свирепея от вида пролитой крови.
   Дверь остановившегося пожарного автомобиля распахнул капитан ОМОНа.
   -- Пусти за руль. Наших подавят! -- он оттолкнул сержанта-пожар­ника.
   Ярко-красный пожарный "ЗиЛ - 130" врезался в толпу. Под стальным бампером хрустнули кости. Тела падали и проваливались куда-то вниз, под машину. Капитан, стиснув зубы, давил на газ.
   -- Направляй брандспойт! Не давай им подойти к машине! -- крикнул он пожарному сержанту.
   Вокруг машины хлестала режущая струя воды. Струя сбивала с ног и перекатывала тела. В толпе появился просвет, и капитан направил машину к окруженному взводу милиционеров. У Александровской колонны в самом центре площади строчили автоматы. Омоновцы стояли, прижавшись спинами друг к другу. Автоматные рожки, выданные по два на брата, быстро пустели. Толпа перешагивала через трупы и надвигалась на милиционеров.
   Сержант-пожарник умело управлял брандспойтом, расшвыривая с дороги одержимых. Машина почти пробилась к ОМОНу. Между автомобилем и окруженными милиционерами оставался узкий перешеек тел, когда в цистерне закончилась вода. Выбросив последние литры, насос взвыл, перекачивая воздух. Капитан стиснул зубы и нажал на газ. Автомобиль врезался в толпу. Отчаянно отбиваясь от наседающих зомби, милиционеры залезли на цистерну и повисли на подножках пожарного автомобиля. "ЗиЛ" взревел сигналом и попытался уйти расчищенной дорогой. Но зомби как по сигналу окружили машину. Лес рук вцепился в сидящих на бортах милиционеров. Омоновцев стягивали вниз и затаптывали, будто свершая какой-то ритуальный танец. Автоматы расстреливали последние патроны. Автомобиль с ревом пробивался сквозь толпу, круша и подминая под себя потерявших рассудок людей.
   -- Что творится! Что творится! Все с ума посходили! -- испуганный взгляд сержанта метался по обезумевшим лицам.
   Одержимые со всех сторон облепили машину. Они прыгали на капот и цеплялись за цистерну. К стеклам прижимались их бледные лица с пустыми невидящими глазами. "ЗиЛ" упорно продавливал барьер из человеческих тел. Тяжелый автомобиль давил и калечил всех, кто вставал на пути. Весь передок машины был в крови и обрывках одежды. Над кабиной грохотали одиночные выстрелы. Еще одного омоновца сдернули с подножки и затащили под ноги толпы. На цистерне осталось всего четверо милиционеров. Омоновцы экономили последние патроны, стреляя только в тех, кто пытался схватить их за ноги.
   Вдруг каменный гром забарабанил по машине. Сразу несколько камней влетели в рассыпавшееся осколками лобовое стекло. Один из камней больно задел капитана по скуле. Сержант-пожарник со стоном повалился набок, уткнувшись в правую дверцу. Влетевший булыжник угодил ему прямо в лицо. Кровь кинулась капитану в голову.
   -- Ну держитесь, гады! -- капитан вдавил в пол педаль акселератора.
   Движущийся на второй передаче грузовик врезался в самую сердцевину толпы. Кого-то забросили на капот "ЗиЛа". Цепляясь руками за раму окна, паренек попытался влезть в кабину. Слева уцепился еще один, они причиняли капитану немало беспокойства. Он бросал руль то вправо, то влево, стараясь сбросить этих "гостей" с машины.
   В крышу кабины заколотили мощные и частые удары. Капитан поднял голову. В пробитое отверстие просунулся клюв птеранодона. Летающие ящеры сбили последних омоновцев с цистерны пожарной машины и стальными клювами принялись долбить крышу кабины. Один из ящеров пробил крышу и клюнул капитана в голову. Стальная арматура клюва пробила ушанку. Из раны на голове капитана потекла кровь.
   -- Тварь проклятая! -- капитан взмахнул рукой и отбил клюв.
   На помощь первому птеранодону пришел другой. Усевшись сверху, роботы дружно долбили крышу кабины. Клювы проникали в кабину на полметра. Капитан сполз на пол. Одной рукой он держал руль, другой давил педаль газа. Машина вихлялась из стороны в сторону. Дверца распахнулась, и в кабину влез один из прицепившихся зомби. Капитан ударил его ногой. Зомби вылетел обратно, но за ногу капитана уцепилось несколько одержимых. Милиционер пинал их ногами, чувствуя, что слабеет от этой борьбы. По его лицу текла кровь из рассеченной головы. Распахнулась правая дверца. Зомби выбросили потерявшего сознание сержанта. В кабину залез еще один паренек. В тесном пространстве разгорелась отчаянная борьба. Капитан попытался достать из кобуры пистолет. Но на него навалились сразу с двух сторон и придавили к сиденью. Руки одержимых тянулись к его шее. Ящер пробил достаточно большую дыру в крыше и увидел капитана. Птеранодон нанес прицельный удар в голову милиционеру. Капитан отпустил педаль газа. Машина остановилась, двигатель заглох. Потерявшего сознание милиционера вытащили из машины. На минуту он пришел в себя и увидел крылатого ящера, сидящего на крыше кабины. Черные с фиолетовой поволокой глаза птеранодона встретились с глазами милиционера. На мгновение капитану показалось, что в глазах робота блеснул кроваво-красный огонек. Это было последнее, что он успел заметить. Птеранодон резко нырнул головой и вонзил клюв в правый глаз капитану.
   Восторженный гул вновь прокатился по площади. Одержимые праздновали победу. На вершине Александрийского столпа затрепетало крыльями едва различимое на фоне серого неба уродливое существо. Это был Арданэль. Посланник Гагтунгра материализовался в Энрофе, что воочию наблюдать победное шествие Князя.

***

  
   Крылатые роботы: птеранодоны, птеродактили и рамфоринхи, вырвавшиеся из цеха корпорации, летели над городом. У них уже давно должны были сесть аккумуляторы, но какая-то неведомая сила давала им энергию, вела и направляла. Модели ящеров были разного размера от полной копии, имевшей размах крыльев около шестнадцати метров, до уменьшенных, размером со стервятника. Омоновцы у корпорации обстреляли ящеров, но ящеры ушли в высоту и продолжили полет к центру города. Именно туда, к Дворцовой площади, вел их голос. Наземные ящеры важно вышагивали по Заневскому проспекту, держа путь к мосту Александра Невского. Они передавили на дороге несколько десятков мешающих им машин, прежде чем милицейское начальство перекрыло движение и выслало навстречу динозаврам шесть бронетранспорте­ров. Наступление динозавров происходило одновременно с побоищем на Дворцовой площади, и милицейские частоты полнились тревожными рапортами и резкими начальственными распоряжениями.
   Генерал Земнухов заслушал по рации доклады дежурного и начальника милиции общественной безопасности. Встревоженный обстановкой он приказал водителю ехать к Дворцовой площади. Еще с момента убийств в корпорации у генерала зародилось подозрение, что в городе происходят какие-то необъяснимые с обычной точки зрения события. И то, о чем сейчас бубнили все каналы телевидения, только утвердило генерала в этих предположениях. Некая сила руками обращенных в зомби людей убивала сейчас милиционеров на Дворцовой площади. Она, эта же сила, привела в движение макеты доисторических ящеров, которые, круша всё на своем пути, двигались сейчас по Заневскому проспекту.
   Джип "Тойта Лэнд-Крузер" генерала затормозил на Миллионной. Отсюда было видно столпотворение на Дворцовой площади. По радио звучали отчаянные призывы. Попавший в окружение ОМОН затаптывали и забивали насмерть. Над площадью звучали редкие выстрелы -- патроны у попавших в окружение милиционеров были на исходе. Никто не знал, что делать. Обычные средства не помогали. Последние две пожарные машины были атакованы летающими ящерами. Их водители погибли. Даже слезоточивый газ не остановил беснующихся зомби. Они на него просто не реагировали.
   -- Полк внутренних войск на подходе. Нужен приказ на применение оружия, -- обратился к Земнухову его заместитель, начальник милиции общественной безопасности полковник Крицкий.
   -- Там тысячи людей! Вы понимаете, какая это будет бойня?
   -- Там наркоманы и подонки! Они убивают наших товарищей! -- проскрипел зубами Крицкий.
   -- Все равно я не могу отдать такой приказ. Подтягивайте силы, возьмите площадь в двойное кольцо. Мы не можем допустить, чтобы эта толпа, опьяневшая от вида крови, вырвалась на улицы города. Если они предпримут такую попытку -- только тогда огонь на поражение.
   -- Что, будем стоять и смотреть, как они убивают людей? А если пойдут на Эрмитаж? Громить там ценности?
   -- Посмотрите на этих отморозков! Это люди?! -- взбешенный Крицкий выхватил у омоновцев двух задержанных и подтащил к генералу.
   Перед Земнуховым стояли пацаны лет шестнадцати. Лица их были бледны, застекленевшие глаза таращились поверх головы генерала.
   -- Анализы на наркотик взяли? -- спросил Земнухов.
   -- Никаких наркотиков, в том-то и дело! Они все с ума посходили! -- разгоряченно объяснил Крицкий.
   -- Вы понимаете, что вы наделали? Зачем вы пришли сюда? -- спросил Земнухов у подростков.
   Они молчали.
   -- Отвечай, подонок! -- Крицкий ударил кулаком в лицо одного из парней. Тот пошатнулся, но устоял.
   -- Прекратите! -- рявкнул Земнухов. -- Срочно установите личности этих подростков и свяжитесь с их родителями. Нужно показать их психиатру. Посмотрите на них. Если это не наркотики, тогда с психикой у них не все в порядке.
   -- Да они все такие! Мы около ста человек задержали. Чума какая-то! Затмение на них нашло. Ничего не говорят, смотрят пустыми глазами!
   -- В мэрии все уже знают. Я немедленно свяжусь с губернатором. Пусть он принимает решение, -- сказал Земнухов.
   Генерал опустился на сиденье джипа и взял трубку мобильного телефона. Земнухов был одним из немногих, кому был известен прямой телефонный номер губернатора.
   -- Анатолий Георгиевич! Это Земнухов. Ситуация критическая. Толпа окружила и убивает наш ОМОН. Мы не можем прорваться к омоновцам. Прошу вашего разрешения на применение огня.
   -- Вы требуете этого от меня? У вас нет закона "О милиции"? -- голос Нильского был сух и официален.
   -- Но вы губернатор и...
   -- Я больше никогда не стану губернатором, если разрешу вам стрелять в людей. Неужели у вас нет спецсредств, чтобы разогнать толпу?
   -- Спецсредства на них не действуют. Эти люди как зомби. Они находятся в каком-то особом психическом состоянии. Ничего не помогает.
   -- Делайте, что хотите, но только без стрельбы! На кого вы повесите сотни трупов? Тут в мэрии уже собрались корреспонденты, только что звонил президент!.. Что там у вас происходит? Почему до сих пор не навели порядок?!
   -- Я понял вас. Мы постараемся...
   -- Чего, в конце концов, хотят эти люди? Чего они добиваются? Почему до сих пор мне никто не объяснил?
   -- Ничего они не хотят и не добиваются! Это не демонстрация голодающих учителей или медиков. Это настоящие зомби!
   -- Зомби? Что вы имеете в виду?
   -- Их только так можно назвать. Эти люди абсолютно нечувствительны к слезоточивому газу, у них отсутствуют нормальные реакциии, а все их действия будто направляются кем-то со стороны.
   -- Вы должны разобраться со всем этим. И запомните, генерал, мне нужен результат и результат скорый. В случае чего во всем будете виноваты только вы. У нас не Москва, чтобы вам это сошло с рук. Прощайте, генерал, я жду от вас доклада о ликвидации беспорядков.
   В трубке пискнул сигнал отбоя. Земнухов с презрением посмотрел на умолкнувшую трубку.
   -- Что сказал губернатор? -- спросил Крицкий.
   -- Что он может сказать! Чтобы выкручивались сами... -- взгляд Земнухова скользнул по лощеному лицу полковника.
   "Если меня пнут с начальников, у этого служаки появиться хороший шанс занять мое место", -- подумал Земнухов.
   -- Значит, приказа на открытия огня не будет?
   -- Нет, не будет. Губернатор не хочет подставляться перед выборами. Я придерживаюсь того же мнения, но по другим мотивам. Сдерживайте толпу. Скоро прибудут БТРы. Кроме полка внутренних войск, к вам подойдут курсанты института МВД и областные омоновцы. Возьмите машины из пожарных частей. Смойте толпу с площади, но не стреляйте.
   -- А наши омоновцы? -- растерянно посмотрел на начальника Крицкий.
   -- Останутся на вашей совести, полковник. Это вы так руководили операцией, -- сказал генерал, захлопывая дверцу автомобиля.
   Недовольно сжав зубы, Крицкий пошел отдавать распоряжения офицерам.
   -- В Александро-Невскую лавру, -- приказал Земнухов водителю.
   Джип взвыл сиреной и полетел по набережной к перекрытому Невскому проспекту.
  

Глава 28. "Большой Брат" против...

  
   Все утро подполковник Карлов пытался достучаться до вышестоящих инстанций и добиться, чтобы его поняли. Но то, что предлагал Карлов, не могло устроить высокое начальство, поскольку грозило срывом всех электронных коммуникаций. А предлагал подполковник не больше не меньше, как отключить всю Сеть на территории России. Такое решение пришло к нему после того, как он и другие программисты убедились в том, что отключение серверов "Большого Брата" не приведет к желаемым результатам. Игра разошлась по всему Рунету, на многих сайтах в Сети красовались рекламные баннеры, приглашающие подключаться к суперигре "Замок Флюреншталь".
   Случай с Кадниковым утвердил подполковника в его решимости. Карлов звонил во все инстанции и просил и требовал. Он доказывал, что распространение игры в Рунете оказывает разрушительное воздействие на человеческую психику. Но никто не хотел его слушать. И только когда на Дворцовую площадь хлынула неконтролируемая толпа молодежи, один высокопоставленный чиновник в МВД наконец-то выслушал Карлова и пообещал разобраться в вопросе. Однако с тех пор прошло еще три часа, толпа на площади убивала милиционеров, а от руководства МВД не было ни слуху ни духу. Программисты не оставляли усилий, чтобы остановить распространение измененного "Замка Флюреншталь", но злополучная игра вновь и вновь появлялась на серверах необъятной российской сети, перенаправляя на новые адреса преданных игре геймеров.
   А потом все неожиданно смолкло. Карлов взглянул на экран большого монитора и не увидел ни замка Флюреншталь, ни ужасных монстров. Виртуальная реальность в очередной раз изменилась. Перед подполковником предстал замерший темный город, планировкой прямых улиц напоминающий Петербург. "Неужели все кончилось?" -- подумал Карлов. В вероятность столь быстрого и счастливого финала ему почему-то не верилось. Все, кто находился за компьютерными терминалами, с удивлением всматривались в панораму незнакомого города.
   -- Это не "Замок Флюреншталь", -- сказал майор Бугаев, один из специалистов управления "К".
   -- Вижу, -- согласился Карлов. -- Но и на виртуальный макет Санкт-Петербурга тоже не походит.
   -- Никакого движения. Куда подевались все монстры и геймеры?
   -- Надо во всем разобраться. Чувствую, Кадников сошел с ума не сам по себе. Кто-то внушил ему, что надо убить Лушина. И причина, видимо, в том, что Лушин нашел что-то такое, что помогло бы нам разобраться с проблемой "Замка".
   -- Все они тут сумасшедшие, -- угрюмо буркнул майор, повернувшись к монитору.
   На столе забубнила рация: "Шестой"! "Шестой!" Я "Второй!" Из цеха корпорации вырвались динозавры. Кто ими управляет? Как их остановить?"
   Карлов взял передатчик: "Второй!" О чем вы говорите? Какие динозавры?
   "Роботы-динозавры. Они выломали ворота и вырвались на улицу. Кто управляет этими машинами?"
   -- Это еще что такое? Я где-то видел программу управления роботами, -- сказал майор Бугаев.
   -- Ищи быстрее. Ты видел этих динозавров? Многих из них в натуральную величину! -- поторопил Карлов.
   Бугаев нашел программу управления роботами. Однако доступ к программе был заблокирован. Всякий раз как майор кликал на закладку управления роботами, выскакивало окошко о необходимости ввести пароль.
   -- Какой может быть пароль?
   -- Попробуй запустить "Взломщика", -- посоветовал Карлов.
   "Взломщик" -- так называлась специальная программа, разработанная для спецслужб. Она позволяля получать доступ к заблокированным ресурсам компьютера. Бугаев запустил "Взломщика". Через несколько минут выскочило сообщение об успешном вскрытии программы.
   -- "Взломщик" справился! -- довольно доложил Бугаев.
   -- Да ну? -- удивился Карлов.
   -- Сейчас посмотрим, что умеют эти динозавры! -- в предвкушении интересного потер руки Ьугаев.
   Программа управления роботами, и в правду, была интересная. Она позволяла динозаврам свободно перемещаться и ориентироваться в пространстве. Но зачем макетам рептилий, предназначенным топтаться в детских парках да развлекать маленьких посетителей, нужно было наличие таких специфических функции как "Нападение" и даже "Пожирание", -- осталось загадкой.
   "Кто и для чего готовил этих роботов?" -- подумал Бугаев. Пока он видел два пути изменить поведение роботов: вернуть их в "стойла" с помощью программных средств или заблокировать передачу радиосигнала. И как истинный программист Бугаев решил начать с первого пути. Он обнаружил, что программа позволяет видеть глазами динозавров, и включил эту опцию.
   На большом мониторе возник Заневский проспект. Камера была установлена в голове диплодока, построенного в натуральную величину. С высоты своего громадного роста диплодок обозревал все вокруг. Перед диплодоком бежали кажущиеся небольшими с высоты его роста аллозавры, цератозавры, велоцерапторы и трицератопсы. Ящеры топтали и переворачивали автобусы и машины. Диплодок вытягивал шею и заглядывал в окна домов, пугая обывателей. Проспект опустел. Впереди по ходу движения омоновцы устраивали баррикаду из тяжелых грузовиков. Фургон с логотипом телекомпании "СиЭнЭн" двигался впереди стада рептилий. Высунувшись из люка машины, оператор снимал шествие динозавров по Петербургу. Взгляд диплодока взметнулся к небу. Там на недосягаемой для выстрелов высоте парили птеродактили. Они летели к Дворцовой площади, где бесчинствовала толпа людей, потерявших рассудок.
   -- Отрубай динозавров, -- сказал Карлов, глядя на монитор.
   -- Ладно, малютки, порезвились, и хватит! -- Бугаев кликнул мышкой на кнопку "Стоп". Кнопка вдавилась, но ни один из роботов не остановился.
   "Чтоб тебя разодрало!" -- подумал Бугаев и перешел на вкладку управления радиоинтерфейсом. На этой вкладке красовалась высокая антенна на крыше "Перста Петра". Эта антенна служила не только для связи между серверами "Большого Брата", но и, как сейчас выяснилось, для дистанционного управления роботами. "Вот то, что нужно! Сейчас они остановятся!" -- подумал Бугаев. Он попытался отключить радиосигнал. Выскочило дурацкое окошко: "Программа выполнила недопустимую операцию и будет закрыта".
   -- Вот черт! -- ругнулся Бугаев.
   -- Только время потеряли. Сейчас пошлю кого-нибудь на крышу, -- сказал Карлов.
   Подполковник взял рацию: "Седьмой! Пошли бойцов на крышу. Надо отключить радиоантенну. С нее идет сигнал, управляющий динозаврами".
   "Сейчас сбегаем", -- ответил командир взвода ОМОНа старший лейтенант Белов. Он оглядел своих бойцов, расположившихся в фойе корпорации. После короткого боя с динозаврами они отошли в "Перст Петра" и "закрепились" в вестибюле.
   -- Кусачки у кого-нибудь есть? -- спросил Белов.
   -- Надо у водителей спросить, -- ответил сержант Гришин.
   -- Сходи возьми, и прогуляемся на крышу, -- попросил Белов.
   -- Зачем?
   -- Там антенна радиопередатчика. С нее идет сигнал, управляющий роботами.
   -- Чертовщина какая-то! Одного динозавра изрешетили: он весь в масле, искры сыплются, а идет! Неубиваемые какие-то!
   Сержант сбегал к "УАЗику" и взял кусачки. Белов и Гришин направились к лифту. В "Персте Петра" были установлены современные скоростные лифты, включенные в систему "Умного дома". Благодаря этому даже в часы пик к лифтам никогда не было очереди. Милиционеры вошли в лифт и нажали кнопку последнего тридцатого этажа. Кабина плавно тронулась с места. Индикатор перескочил только на цифру "3", когда лифт неожиданно остановился.
   -- Застряли что ли? -- спросил Гришин, тарабаня по кнопкам.
   -- И лифтера тут нет. Придется выбираться своими силами.
   Белов передал по рации: "Мы застряли на третьем этаже. Вытаскивайте нас отсюда".
   Омоновцы затопали по лестнице. Кабина лифта неожиданно тронулась с места. Лифт не доехал до двадцать третьего этажа и снова застопорился.
   -- Что за ...! -- выругался Белов.
   "Мы на двадцать третьем", -- сообщил он по рации.
   Бойцы, проклиная лифт и командира, побежали на 23-й этаж.
   -- Не нравится мне эта игра с лифтом. Помню, в фильме "Обитель зла" тоже застрял лифт, а потом рухнул, -- сказал Гришин.
   -- Типун тебе!.. Сплюнь три раза! -- Белов со страхом покосился на остановившийся счетчик.
   Лифт вздрогнул. Послышался скрежещущий звук.
   -- Опа-на! Дошутились!
   "Вытаскивайте нас! Найдите лифтера где-нибудь!" -- крикнул Белов в рацию.
   "Мы на пятнадцатом. А лифтера здесь, походу, нет", -- ответил в рацию запыхавшийся боец.
   -- Так, надо вылезать отсюда! -- принял решение Белов.
   Он попытался раздвинуть дверцы кабины. Камера наблюдения, зажужжав, повернулась к нему. Под объективом замигал красный огонек.
   -- За нами следят, -- сказал Гришин.
   "Запрещается выходить из кабины до полной остановки лифта. Если вы застряли, пожалуйста, воспользуйтесь кнопкой вызова лифтера или кнопкой аварийного спуска", -- предупредил приятный женский голос.
   -- Где тут эти чертовы кнопки? -- посмотрел на панель Белов.
   -- Лифтера я уже вызывал -- бесполезно. Аварийный спуск вот он. Только боязно чего-то. Лучше уж не надо, -- с подозрением покосился Гришин на панель с кнопками.
   -- Фильм все вспоминаешь? -- Белов посмотрел на камеру наблюдения.
   -- Там тоже всем управлял кибермозг.
   Лифт задрожал. Снова послышался скрежет металла. Гришин щелкнул переводчиком стрельбы. Раздался выстрел. Осколки камеры наблюдения разлетелись по полу. Кабина наполнилась пороховыми газами.
   -- Ты охренел? -- прокашлялся Белов.
   -- Не хочу, чтобы на нас смотрели, -- сказал Гришин.
   Скрежет усилился. Милиционерам показалось, что лифт медленно съезжает вниз. Белов ударил прикладом автомата в потолок. Пластиковая панель отошла. В крыше кабины открылся люк.
   -- Подсади меня! -- попросил Белов сержанта.
   Белов подтянулся на руках и через люк вылез на крышу.
   -- Давай руку, -- Белов помог выбраться Гришину.
   Они стояли на крыше лифта. Скрипя тормозами, лифт сползал вниз. Тормоза не выдерживали. Скорость лифта нарастала. Вдоль шахты лифта была проложена железная лестница.
   -- Прыгаем на лестницу, -- сказал Гришин.
   Сержант оттолкнулся от крыши и прыгнул. Он пролетел три перекладины лестницы и уцепился только за четвертую. Сердце в груди учащенно билось. Лифт быстро удалялся. Из-под тормозных колодок летели искры. Белов стоял на крыше лифта и все не решался прыгнуть.
   -- Прыгай! -- крикнул сержант.
   Белов разбежался и прыгнул. Он с силой ударился о лестницу. Обдирая пальцы, он пролетел несколько ступенек, прежде чем смог уцепиться за перекладину. Кабина лифта сорвалась с тормозов и с грохотом рухнула вниз.
   -- Саша, ты жив? -- крикнул откуда-то сверху Гришин.
   Белов поднял глаза. В шахте лифта стояла темнота, только на самом верху светился застекленный участок крыши.
   -- Жив, а ты? -- откликнулся Белов.
   -- Вроде. Как будем выбираться отсюда?
   -- Где-то должны быть выходы на этажи. Спускайся вниз -- посмотрим, -- сказал Белов.
   "Мы на двадцать третьем. Вы где?" -- послышалось с пояса похрюкивание рации.
   "Не знаю. Мы выскочили из лифта. Будем искать выход на этаж", -- ответил Белов.
   -- Я нашел какое-то окно. Поднимайся сюда, -- позвал Гришин.
   Белов полез вверх по лестнице. По его расчетом он пролетел не меньше трех этажей. Гришин ждал у входа в вентиляционную трубу.
   -- Это же вентиляция! Ты куда хочешь завести еканный Сусанин?
   -- Я больше нигде выхода не видел. А ты? -- спросил Гришин.
   -- Я тоже, -- признался Белов. -- Придется лезть в трубу.
   Гришин, а затем Белов протиснулись в узкий лаз. Где-то внизу гудел вентилятор. Они заползли за поворот и увидели внизу вентиляционную решетку. Из щелей решетки выходил теплый воздух. Гришин приник к решетке и заглянул внутрь.
   -- Какой-то кабинет, -- сказал он.
   -- Посмотри, решетка должна открываться, -- посоветовал лейтенант.
   -- Прямо как в компьютерных играх. Интересно, а монстры там будут?
   Гришин поднял решетку. Внизу была просторная комната, заставленная аппаратурой. Окон в этом помещении не было. Под потолком светились лампы дневного света. Мощные кондиционеры нагнетали сюда холодный воздух, создавая особый микроклимат.
   -- Куда это мы попали? -- удивленно огляделся Белов.
   -- По-моему, куда надо. Один из этих прибором мне напоминает радиопередатчик, -- сказал Гришин. -- На нем и написано трансмиттер. Посмотри, какой толстый коаксиальный кабель уходит в потолок. Он явно идет к антенне на крыше.
   -- Ты что, в детстве радиотехникой увлекался? -- спросил Белов сержанта.
   -- Вроде того, -- ответил Гришин.
   -- Тогда отключай передатчик.
   Сержант подошел к передатчику. На шкале прибора светилась частота несущей волны. К передатчику подходили толстые кабеля и жгуты проводов. Сетевые концентраторы мигали светодиодами. На двух компьютерных мониторах была запущена программа управления роботами.
   -- Интересно, кто-нибудь следил за этим хозяйством? Где этот человек? -- спросил лейтенант.
   -- Теперь уже неважно, -- Гришин нажал кнопку "Power off" на передатчике.
   Свет в комнате неожиданно погас. Омоновцы оказались в полнейшей темноте.
   -- Ты чего нажал? -- спросил Белов.
   -- Кнопку... -- Гришин не договорил.
   В темноте возникло голубоватое сияние. Оно окружало кабель, идущий от передатчика к антенне. Сияние наливалось силой и становилось ярче. Между передатчиком и кабелем стали проскакивать искорки. Запахло озоном.
   -- Что это? -- шепотом спросил Белов.
   В электрическом облаке проступили очертания какой-то фигуры. В гибком стане фантома чудилась женская грация. Из светящегося эфира на Белова смотрело прекрасное женское лицо. Лицо фантома переливалось змейками молний, купаясь в волнах искрящегося воздуха. Глаза незнакомки притягивали, обещая: "Иди ко мне! Я подарю тебе блаженство..." И словно бы в трепетном желании поцелуя, лицо призрака приблизилось к Белову. По лицу лейтенанта пробежали иголочки разрядов, когда он ощутил дыхание фантома. Сержант Гришин испуганно попятился назад. Подспудно он почувствовал угрозу, исходящую от призрака. В этой грациозной даме таилось что-то гибельное и опасное.
   -- Уходить надо, -- губы Гришина с трудом разлепились, будто замороженные изрядной порцией наркоза.
   Но Белов не слышал ничего, кроме влекущего зова незнакомки. Она пришла из его мечтаний и грез. И неважно, что была она соткана из молний и светящегося эфира, Белов не мог совлалать с ее притягательной силой.
   Из светящегося ионизированного воздуха возникла рука призрака. У незнакомки была тонкая кисть с длинными пальцами, заканчивающимися острыми ногтями. Рука призрака протянулась к лейтенанту. Но Белов не видел этой руки. Он смотрел на сполохи молний, мечущиеся в глазах незнакомки, и думал, что подлинное блаженство лежит за пределами этой жизни. И чтобы постичь его, он должен отдаться этой незнакомке и последовать за ней в царство призраков.
   Гришин дернул лейтенанта за бушлат. Лицо прекрасной дамы вспыхнуло гневом. Она резко выбросила руку вперед. Электрический разряд ударил в горло лейтенанту, заглушив вырвавшийся крик. Белов упал на колени, глотая воздух обожженным горлом. Гришина отбросило назад, он запнулся за что-то и упал на спину. Призрак отделился от кабеля и поплыл к сержанту. Лицо фантома утратило обольстительные черты. На сержанта смотрела сама смерть, безжалостная и беспощадная.
   -- Пожалуйста, не надо! -- взмолился Гришин.
   Но роковая дама осталась непреклонна. Никакие мольбы и просьбы не могли ее тронуть. Она пришла на землю убивать и жалить. Молния вылетела из руки призрака и вонзилась в голову сержанту. Гришин умер мгновенно. На лбу у него смерть оставила свою печать -- черное обугленное пятно. Когда с людьми, попытавшимися вмешаться в дела смерти, было покончено, незнакомка с тихим электрическим шорохом растворилась в воздухе.
   Передатчик продолжал посылать управляющие сигналы динозаврам, бредущим по улицам Санкт-Петербурга.
  

Глава 29. На крепость!

  
   Милицейская "шестерка" вернулась к дому Васильева. У Пры­гуновых дома никого не оказалось. Соседи пояснили, что Левин отец уже ушел на работу, а Левиной матери не стало два года назад. Сам Лева был неизвестно где. Это очень опечалило Сумскова и его друзей. Из активных тестеров остались только двое: Дмитрий Васильев и Лев Прыгунов. Скарж и Фриз были контужены и напуганы и, по мнению Бафомета, навсегда выведены из игры. Поэтому ехать к ним домой в другие районы города, не имело смысла. "Шестерка" заняла выжидательную позицию напротив подъезда дома Васильева.
   "Сучка уже нажаловалась мужу, что ее обидели. Подождем, когда он прибежит утирать ей сопли", -- подумал Сумсков. Его мысли услышали "дружинники" и согласно кивнули головами.
   В голове Сумскова звучал голос ящера. Сумсков узнал много такого, во что никогда не решился бы поверить. Весь мир, все люди казались ему обманутыми несчастными существами. Они были настолько погружены в свою непроходимую глупость и предрассудки, что их даже стало жалко. Сумсков жил предвосхищением великого дня. Скоро будут сброшены маски, и миру будет явлен его подлинный бог и царь. Ждать оставалось недолго. И хотя основное действо разворачивалось сейчас в центре города, на Сумскова и его помощников была возложена особая миссия. Они должны были вырвать у тестеров ключ к остановленному времени и освободить Бафомета из заточения. Сумсков и его подручные ощущали, как их наполняет великая сила. Лживый бог христиан умер, а значит, стало возможно все. Новый бог разрешал все, на что имели право сильные и смелые.
   От нечего делать Сумсков пялился на проходящих женщин. Перед его взором возникла картина того, что юнцы вытворяли с женой Васильева. Сексуальный аппетит Сумскова разгорелся. Он тоже был не прочь поймать за задницу кого-нибудь из проходящих телок и затащить в какой-нибудь угол. Его юные оруженосцы с удовольствием помогли бы ему в этом. Взять хотя бы ту молоденькую в куртке с капюшоном. Какая славная фигурка! Но обычный секс Сумскова не возбуждал. Гораздо интереснее было то, что подразумевалось под термином BDSM. Сумскову нравилось подчинять других. И сексуальное подчинение было ему особенно приятно. Почти все необходимое было у него в наличии: и наручники, и ремни, а остальное пришло бы по мере пробуждения фантазии.
   От сладких грез Сумскова отвлек гогот с заднего сиденья. Юнцы обсуждали сцену в квартире Васильева.
   Сумсков обернулся:
   -- Да заткнитесь вы, идиоты! Вдруг кто услышит!
   -- Над Борой угораем! Он никогда баб не трахал! Правда, Бора?
   Бора сидел надутый и гордый тем, что его маленькому кончику удалось побывать внутри женского тела. Он кончил, когда его стаскивали с этой бабы. От такого неожиданного финала брызги спермы упали на его брюки и засохли белесыми пятнами.
   -- А вон ту телку не хотите? -- Сумсков показал глазами на девушку, удаляющуюся по проспекту.
   -- А ты хочешь? -- навострил уши прыщавый.
   -- Можно немного развлечься. Но надо все сделать быстро, тихо и незаметно.
   -- Кого ты боишься? Эти твари скоро будут кланяться нам!
   -- Пока они могут помешать. Надо быть осторожным. У нас важное задание.
   -- Ангела свалили, скоро пойдут штурмовать квалы. Город наш!
   -- Еще крепость с главным квалом, -- возразил Сумсков.
   -- Все сокрушим, кресты сбросим. Воскресшего с этим народом не будет.
   -- Лучше бы его вообще не было.
   -- Он больше не войдет в этот мир.
   Сумсков посмотрел на часы.
   -- В машину телку не надо. Скоро вернется сержант. Найдите подъезд или подсобку. У нас есть сорок минут.
   -- Ты в форме, так что пока не вылазь. Дай только браслеты.
   Сумсков понял, что "отроки" угадали его мысли. В том мире, частью которого они недавно стали, действовал простой принцип: бери, что хочешь. Главное -- это твои желания, а желания не должны иметь никаких навязанных извне ограничений. К чему все страдания и муки по поводу осознания грехов, когда само понятие греха уничтожил твой новый бог.
   Сумсков достал наручники и протянул щуплому.
   -- Главное, чтобы Бора не обтрухался, когда телку тащить будем. Ох, и мороки с ним! -- сказал щуплый.
   -- Молчи, заморыш! -- окрысился Бора. -- Это мне Князь сказал, чтобы я вас взял. Я был у него первым!
   -- Не бзди, толстый! Мы все были там. И мы все служим ему.
   -- Кончайте! Времени мало. Корпорация закрылась, не ровен час явится клиент. Телку факаем быстро и извращенно. Затем махом обратно, -- сказал прыщавый.
   -- Ладно, пошли, -- щуплый открыл дверцу.
   -- С чертом! -- напутствовал их Сумсков.
   Сумсков немного нервничал. Скоро должен был вернуться из магазина сержант Михайлов. Сумсков очень не хотел, чтобы у сержанта возникли какие-либо подозрения. Еще не пришло время им открыться и явить себя в этом мире в полной силе и славе Гагтунгра. Пока все должно протекать скрыто и тайно. Тем более что скрывать свою силу им осталось недолго. По замыслу руководствующих иерархий, Сумскову и его помощникам было поручено отыскать и нейтрализовать тестеров, способных вмешаться в ход игры, перекинувшейся в материальный мир. Тестеры знали многое. Их знания и умения бороться были опасны. Тестеры владели ключом к остановленному в виртуальности времени и могли помешать осуществлению плана планетарного демона. Сумсков презрительно хмыкнул. У него на этот счет возникли свои соображения. Он считал, что игра зашла слишком далеко. Исправить ее теперь мог только сам Господь Бог, если бы не был так далек от созданного им материального мира. Но сатане, перед которым преклонил колени Сумсков, разумеется, было виднее.
   Сержант Михайлов купил пакет гамбургеров и большую бутылку газировки. Он не ел с вечера и всю ночь провел в машине. В животе стонал и переворачивался великий господин голод.
   "Как это Сумсков терпит? Не спит, не ест, ни писает!" -- подумал Михайлов. Он вспомнил, какую брезгливую мину состроил Сумсков, когда услышал, что пора бы перекусить. Было отчего удивиться. В прошедшую ночь с капитаном случилось что-то неладное. Он смотрел вокруг себя холодным и пустым взглядом, будто и не глядел даже, а плевал на мир презрительно и зло. Такие же взгляды бросали на сержанта "наркоманы" с заднего сиденья. "Ночь выдалась трудная. Не выспался Сумсков. Вот отоспимся, и все будет нормально", -- успокаивал себя Михайлов. Но он слишком хорошо знал этот взгляд. Так смотрели многие из тех, кто чувствовали себя хозяевами жизни. Но с надменных и сильных быстро слетала спесь, стоило им почувствовать сталь наручников на запястьях и полную свою зависимость от людей в милицейской форме. И после короткой, но эффективной профилактической беседы эти крутые парни уже не глядели с наглым превосходством, а затравленно косили взглядом побитых и пойманных в клетку зверей.
   Сержант вышел из гастронома и направился через дорогу к своей машине. "Наркоманов" в машине не было. Капитан сидел и смотрел сквозь ветровое стекло куда-то вдаль.
   -- Гамбургеров вот купил горячих и воды, -- сообщил Михайлов.
   -- Ты ешь, я не хочу, -- отвернулся Сумсков.
   -- Не хошь, как хошь, -- хмыкнул сержант. Он достал гамбургер, затем наполнил пластиковый стаканчик шипящей влагой "Спрайта".
   -- И как ты можешь, Серега, целую ночь ничего не есть? Диета что ли?
   -- Диета, -- буркнул Сумсков, даже не взглянув в сторону водителя.
   -- Ну тогда ладно, -- Михайлов закусил бутерброд и отхлебнул "Спрайта".
   -- А наркоманы где?
   -- Пошли отлить.
   -- И ты их отпустил?
   -- Они не арестованные.
   -- А кто они?
   -- Свидетели, помогают нам в одном деле.
   -- Какие-то странные они. Даже на наркоманов не походят. Идиоты полные!
   -- Подожди, скоро развяжемся с ними, -- пообещал Сумсков.
   -- Что, цуцик этот еще не пришел? -- спросил Михайлов.
   -- Пока нет. Будем ждать. Он главный, -- Сумсков ткнул в фотографию Васильева в личном деле.
   -- А чего они натворили? -- поинтересовался сержант.
   -- Пакостят много, -- неопределенно ответил Сумсков. -- У меня приказ задержать их немедленно. Могут помешать проведению одной важной операции.
   -- Не той ли, о которой говорили в управлении?
   -- Вроде того, -- с неохотой ответил Сумсков.
   Он внимательно следил за тротуаром. Должен был появиться щуплый и дать знак, что все готово. А затем они пойдут и развлекутся с этой крошкой. Они заставят ее стонать и издавать вопли. И это будет гораздо вкуснее того бутерброда, что уплетал сейчас сержант.
   Михайлов прислушался к рации. Шла бесконечная перекличка позывных. К Дворцовой площади подтягивались подкрепления со всех районов и даже из области.
   -- Нас не тревожили? -- спросил сержант.
   -- Пока нет, -- ответил Сумсков.
   -- Что в городе творится! Совсем с ума посходили! Тебе не кажется, что наши наркоманы похожи на тех, что стоят на площади?
   -- Кто их знает... Нам сейчас этого парня взять надо. Потом от "наркоманов" отвяжемся.
   -- Я новости в магазине слышал. Порядка ста человек омоновцев на площади погибло.
   -- Потери с обоих могут быть еще больше, если не задержим этих цуциков.
   -- Да кто они такие?
   Но тут Сумсков заметил возникшего откуда-то из подворотни щуплого. Щуплый махнул рукой.
   -- Подожди, я сейчас... Сиди здесь и никуда не уходи. Если пройдет кто-нибудь из них, -- Сумсков ткнул в личные дела тестеров, -- сразу хватай и в машину.
   -- А ты куда, Серега? -- спросил Михайлов у капитана.
   -- Одно дельце провернуть надо.
   -- Как ты только этих засранцев терпишь? Мне, кажется, от них трупом воняет. Такого дерьма я еще в машине не возил! -- возмутился Михайлов.
   -- Ну еще навозишься! А пока сиди тут и карауль.
   -- Ладно, -- с неохотой согласился сержант.
   Сумсков выскочил из машины и побежал к щуплому. Михайлов дожевал показавшийся ему невкусным бутерброд, провожая капитана недоуменным взглядом.
   Васильев сидел в машине, как на иголках. По всему городу были пробки и заторы. По дороге им встретилась колонна внутренних войск на БТРах и грузовиках. На перекрестках стояли милицейские машины. Водитель "восьмерки" нервничал и чертыхался, подрезая и лавируя среди запрудивших улицы неповоротливых автомобилей. Наконец они добрались до Васильевского острова. Водитель подвез Дмитрия к самому дому. Дмитрий расплатился и выскочил из машины. Опытный взгляд сержанта Михайлова сразу зацепился за него. Сержант открыл дверцу и окликнул Васильева:
   -- Эй, парень, ты не из двадцать шестой? Мы что-то не можем достучаться.
   Васильев остановился у дверей подъезда. Он подумал, что Света зачем-то вызвала милицию. Михайлов не торопясь вышел из машины и подошел к Васильеву. Теперь он видел, что перед ним именно тот человек, которого они разыскивали.
   -- Что случилось? -- встревоженно спросил Дмитрий.
   -- Не знаю. Приехали по вызову, а дверь закрыта.
   -- У меня дома жена. А кто вызывал милицию?
   -- Женщина какая-то... Пойдем в машину, протокол составим, -- с ленцой в голосе произнес сержант.
   -- Я сначала домой, вдруг с женой что-то...
   -- Успеешь, сначала оформим ложный вызов. Сегодня и без того дела хватает, -- жестко сказал Михайлов.
   Он повернулся и пошел к машине. Васильев, ничего не понимая, последовал за ним.
   Сержант распахнул заднюю дверку:
   -- Садись!
   Васильев повернулся спиной к милиционеру, и сержант отработанным жестом вывернул руку Васильеву и защелкнул на запястье наручники. Затем толкнул Васильева в машину и пристегнул к петле в кресле.
   -- Что происходит?! -- воскликнул Васильев.
   -- Ты в розыске. Сейчас придет капитан, с ним разберетесь.
   -- Отпустите меня! Со женой что-то, я не могу дозвониться.
   -- Утихни! -- сержант несильно ткнул кулаком в бок Васильеву.
   Он не питал неприязни к этому парню, но терпеть не мог, когда сопротивлялись милиции.
   -- Я позвонил домой. Никто не отвечает. Я подумал, что что-то случилось.
   Михайлов сел на водительское кресло и посмотрел на Васильева. Какие-то смутные подозрения не давали ему покоя. Он вспомнил выражение лиц Сумскова и его "дружинников", когда они вышли из дома Васильева. Глаза у Сумскова и "наркоманов" были, как у блудливых котов, только что наделавших каких-то пакостей. Сержант взял с переднего сиденья папку с личным делом.
   -- Это ты? Васильев Дмитрий Владимирович? -- сержант сунул под нос Васильеву снимок из его личного дела.
   -- Я, -- подтвердил Дмитрий.
   -- Работаешь в корпорации "Давайте Играть!"
   -- Работал.
   -- Где ты был сегодня утром?
   -- В корпорации. Надо было кое-какие дела уладить.
   -- Когда звонил домой?
   -- Примерно в полдесятого утра. Никто не ответил.
   "Интересно получается... " -- подумал сержант и объявил Васильеву:
   -- Сейчас я пристегну твою вторую руку, а сам поднимусь к твоей жене.
   -- За что вы задержали меня? Я ничего не сделал!
   -- Придет капитан, разберется. А я пока проверю кое-какие свои выводы.
   Сержант пристегнул вторую руку Васильева и посмотрел вдоль улицы. Сумскова и компании не было видно. "Да и хрен с ними. Я свою работу сделал. Клиент сидит в машине. Теперь хотелось бы разобраться, что все это значит", -- подумал Михайлов и направился к подъезду.
   На улице раздались крики. Из подворотни, ведущей к подсобке гастронома, выбежала дородная женщина в голубом халате. Со лба у нее стекала кровь. Михайлов опознал в этой женщине продавщицу, у которой недавно покупал продукты.
   -- Милиция! Милиция! Там женщину насилуют! -- продавщица бежала прямо на Михайлова.
   -- Что случилось? -- обратился Михайлов к кричащей продавщице.
   -- В подсобке... Я... я их не пускала. Один ударил меня по голове. Подонки! Наркоманы проклятые! Затащили какую-то девчонку... -- захлебываясь в слезах и криках, кудахтала продавщица.
   -- Пойдем разберемся, -- сержант достал пистолет из кобуры и переложил в карман куртки.
   -- Отпустите меня! Вдруг с женой что-то случилось! -- крикнул Васильев.
   -- Сидеть! -- гаркнул на него Михайлов и пошел за продавщицей. Ему почему-то ясно представилась картина, которую он сейчас увидит.
   -- Туда! -- шепотом произнесла продавщица, указывая в темный коридор. -- У нас два входа в подсобку из магазина и со двора. Так они замок сбили и со двора зашли. Я услышала хлопок, как выстрел, и выбежала. Там с ними милиционер!
   -- Вызывайте милицию и не входите в подсобку, что бы ни случилось! -- сказал Михайлов, снимая табельный "ПМ" с предохранителя.
   Михайлов прошел по коридору вдоль служебных помещений. Подсобка располагалась в самом конце коридора. Оттуда доносились звуки борьбы и приглушенные крики.
   Сержант пнул дверь ногой.
   -- Всем стоять!
   Над телом, перекинутым через разделочный стол, трудились двое. Бора держал девушку за руки. Сумсков стоял чуть поодаль и улыбался, наблюдая за этой возней. У него возникли некоторые новые идеи, и он хотел их испытать напоследок. Сумсков обернулся на возглас сержанта. Его рот перекосила кривая усмешка. По уголкам губ Сумскова текли слюни.
   -- А-а, Андрюша! Давай присоединяйся!
   -- Ты охренел?! -- ствол пистолета уставился на ухмыляющуюся рожу Сумскова.
   -- Брось пушку, Андрюша... Это же прикольно!
   -- Отпустите ее! Вы все арестованы!
   -- В самом деле? -- Сумсков нагло смотрел в лицо сержанту.
   "Наркоманы" зашевелились. Щуплый слез с девушки. Его член крючком торчал вверх.
   -- Ты че, мент? Хошь, мы тебя тут уроем?
   -- На пол! Всем лежать! -- приказал Михайлов.
   Щуплый схватил со стола большой мясницкий нож. Он собирался им воспользоваться чуть позже, разделывая тело девушки, но раз этот мент сам напросился!..
   Жестко хлестнул выстрел. Пуля развернула щуплого, ударив ему в плечо. Но движимый злым духом, он не почувствовал боли и, выправившись, пошел на Михайлова. Жахнул второй выстрел. Теперь в грудь. Щуплого отбросило назад, он ударился об стол. Краем глаза сержант поймал быстрое движение Сумскова. Сумскова выхватил пистолет из кобуры. Третий выстрел. Сумсков схватился за бок. На форменной куртке расплылось темное пятно. Бора отпустил руки жертвы и попятился назад. На секунду он испугался. Но затем властный окрик злого духа заглушил в нем всякое чувство страха. Урча, как разъяренный медведь, Бора пошел на сержанта.
   -- Стоять! -- закричал Михайлов.
   Он кричал, стараясь прогнать чувство смятения и испуга, которое испытал, столкнувшись с таким поведением людей. Но Бора не слышал окриков. Он шел, упиваясь невиданной силой, вдруг влившейся в его слабое обрюзгшее тело. Шел, чтобы своими руками удавить наглого мента, посмевшего помешать их забавам. Голос Князя придавал ему уверенности и силы.
   Михайлов выстрелил. Пуля толкнула Бору в грудь. Голая грудь Боры дернулась, как студень. Из раны под сердцем толчками потекла кровь, но Бора не почувствовал боли. Его тело словно пропитали наркотиками. Вид текущей крови только раззадорил Бору. Издав звериный рык, Бора кинулся на милиционера. Сержант выстрелил в упор. Пуля попала Боре в лицо. Бора изумленно распахнул глаза. Он больше не слышал голоса Князя. Постояв секунду, Бора тяжело опрокинулся на спину.
   Прыщавый скинул с себя обнаженную девушку и соскочил со стола. Это отвлекло Михайлова. Он не видел, как лежащий в углу Сумсков приподнялся на локте и поднял пистолет. Вместе с грохотом выстрела какая-то сила ударила сержанта о косяк двери. Он ощутил рвущую боль в правом боку. Сумсков выстрелил еще раз. Пуля расщепила дверь левее головы сержанта. "В голову! Эту мразь нужно бить только в голову!" -- понял Михайлов. Оставляя кровавый след на дверной косяке, сержант опустился на пол и выстрелил два раза подряд. Одна пуля попала Сумскову чуть ниже шеи, вторая влетела в рот. Голова капитана запрокинулась на перебитых позвонках. По подбородку потекла кровь, делая Сумскова похожим на только что перекусившего вампира. Сумсков ударился головой об стену и остался лежать неподвижным мешком.
   .Истекающий кровью Михайлов держал на мушке прыщавого. Прыщавый подхватил мясницкий нож и бросился на сержанта. Но раньше Михайлов успел выстрелить. Пуля попала прыщавому в лоб. Его мозги кровавыми соплями брызнули по стенам и потолку. Прыщавый обмяк и повалился на пол.
   После шока оклемался щуплый. Держась руками за стол, он поднялся на ноги. Боек пистолета щелкнул вхолостую. Патроны в обойме закончились. "Перезарядить не успею", -- подумал Михайлов и, отталкиваясь локтями, пополз в коридор. Щуплый шел на него с ножом. Михайлов бросил руку за пазуху. Там все было в крови. Он нащупал в кобуре запасную обойму, но выхватить ее не успел. Щуплый ударил его ножом. Нож вонзился в руку сержанту, которой он прикрыл грудь. Над Михайловым нависла тупая рожа зомби. Щуплый занес нож для нового удара. "Ну вот и все!" -- подумал сержант.
   В этот момент раздался пронзительный женский крик. Голова щуплого ткнулась в живот сержанту, словно собиралась клюнуть его напоследок. Из головы щуплого торчало лезвие большого разделочного топора. Недавняя жертва насилия стояла перед Михайловым и дрожала будто в лихорадке.
   "Спасибо, девушка..." -- прошептал Михайлов, чувствуя, как холодные волны океана подхватывают его и уносят в какую-то темную даль.
  

***

  
   После двухчасового стояния на Дворцовой площади толпа двинулась к набережной и дальше к Петропавловской крепости. Камеры милицейского наблюдения не смогли выявить организаторов этого варварского шествия. Записных вожаков не было. То тут, то там кто-то выкрикивал какие-то призывы, и толпа будто по команде шла в нужном направлении. Одержимые смели кордон из грузовиков на Дворцовой набережной и двинулись к Троицкому мосту. Полковник Крицкий ожидал подкрепления. Как жадное чудовище, вкусившее крови, толпа становилась все более агрессивной. Она затянула в себя и растерзала еще двух милиционеров. Пикирующие с неба ящеры заставили разбежаться толпы зевак, собравшихся на Невском проспекте. В результате давки погибло несколько человек. После инцидента на площади милиция не отваживалась на открытые столкновения. Вслед за толпой следовали милицейские машины. С Петроградской стороны подтягивались дополнительные милицейский силы, но о дальнейших намерениях толпы никто не мог сказать ничего определенного.
   Под увертливым петербургским ветром Земнухов летел в Александро-Невскую лавру. Ветер наваливался на машину сбоку, стараясь вытолкнуть тяжелый "Ленд-Крузер" на встречную полосу. Водитель с трудом удерживал машину. Решение ехать в лавру пришло в голову Земнухову совершенно неожиданно. Факты, отложившиеся в памяти в последние дни, вдруг сложились в цельную картину. В городе разгулялась нечистая сила. Ничем иным как бесовским наступлением генерал не мог объяснить убийства, совершенные в корпорации, и сегодняшний марш зомбированной молодежи. Одержимые не боялись ни пуль, ни газа. Человек в нормальном состоянии не мог так себя вести. Генерал понял, что одними милицейскими мероприятия в данном случае не обойтись. Требовалось вмешательство структур, способных сообщаться с невидимыми силами.
   Из задумчивости генерала вывел вызов по рации. Полковник Крицкий говорил быстро и возбужденно:
   -- Толпа растерзала еще двух сотрудников! Это не люди! Это звери! Я отдам приказ стрелять!
   -- Успокойтесь, полковник! Губернатор запретил открывать огонь. Используйте все возможные спецсредства.
   -- У меня есть план. Я хочу загнать их всех на Троицкий мост и запереть там. Если будут сопротивляться -- поскидывать всех в воду!
   -- Остановите толпу на мосту. Но никакой крови! Никакой крови -- я вам приказываю!
   -- Я постараюсь, -- ответил Крицкий. Рация умолкла.
   Джип генерала подкатил к Александро-Невской лавре. Удивительная тишина и умиротворение царили здесь, будто не было вокруг огромного мегаполиса, охваченного властью злобы и темной ярости.
   "Если настоять теперь, губернатор примет решение. Крицкий прав, проще всего толпу запереть на мосту. И если они двинуться, развести мост. Но сколько жертв это повлечет? Завтра эти молодые люди проснуться и скажут: "Что же мы наделали!" Но ведь завтрашнего раскаяния для них может и не наступить. Они не смогут раскаяться по той простой причине, что умрут сегодня. Умрут, даже не осознав того, за что их убили. Пойду к настоятелю. Это не займет много времени. Обрисую ситуацию и спрошу совета, чьих это рук дело", -- подумал Земнухов, выбираясь из уютного салона джипа. Он сам не верил, что очутился здесь. Воцерковленным человеком Земнухов себя не считал. В церковь заходил обычно перед камерами телевидения, когда требовалось сформировать положительное общественное отношение к партии власти, к которой по должности принадлежал генерал. Подобным образом поступал каждый мало-мальски заметный руководитель. Ибо в мире российской демократии, отстроенной с пресловутыми националь­ными особенностями, иначе существовать было просто нельзя.
   С архимандритом Александром, настоятелем Александро-Невской, лавры генерал Земнухов познакомился на торжествах вступления в должность губернатора Санкт-Петербурга. Торжество было обставлено с неимоверной помпой. На инаугурацию губернатора были приглашены не только митрополит Ладожский и Санкт-Петербургский Владимир, но и другие высокопоставленные представители духовенства, среди которых находился и архимандрит Александр. Земнухова представили архимандриту. Первое впечатление от общения с этим человеком у Земнухова сложилось самое благоприятное. Архимандрит Александр был крепкий мужчина высокого роста с окладистой черной бородой. Его карие глаза с живым интересом взглянули на генерала, а рукопожатие вышло теплым и дружественным. Во второй раз Земнухова с архимандритом Александром свел криминальный случай. Из Троицкого собора пропал золотой крест, украшенный драгоценными камнями. Архимандрит Александр тогда позвонил лично Земнухову, и генерал пообещал взять расследование кражи под свой контроль.
   Крест нашли быстро. Залетные воры пытались толкнуть его в одном из антикварных магазинов. Один из продавцов магазина, которого еще раньше ловили на скупке краденного, после недолгого, но душевного разговора сдал грабителей. Крест вернулся в Троицкий собор Александро-Невской лавры. Архимандрит Александр тогда сердечно поблагодарил сотрудников уголовного розыска и пообещал молиться за них. Земнухов помнил ту беседу. После обсуждения криминальных событий разговор зашел о вере в Бога. Земнухов спросил тогда о назначении веры. Кто кому служит: верующий человек Богу или Бог верующему человеку, поскольку выполняет все его желания, изложенные в молитвах.
   Архимандрит Александр хитро улыбнулся:
   -- А кто кому служит: голова рукам или руки голове, родители детям или дети родителям?
   Они говорили еще о многом. Тот разговор если и не приблизил Земнухова к религии, то хотя бы заставил с уважением относиться к ее служителям. Архимандрит Александр произвел на него впечатление человека искреннего, умного и добролюбивого. И по этим своим душевным качествам резко отличался от всех тех людей, что составляли повседневный круг общения генерала.
   "Очевидно, вера в Бога дает человеку что-то такое, что давит в нем эгоистические помыслы и инстинкты материального стяжания и накопления. Может, и коммунистическая доктрина не умерла бы так исторически скоро, если бы призывала человека к отказу от материальных благ не ради мифической мировой революции и построения бесклассового общества, а ради самой души человеческой, ради ее спасения от гнетущего материального плена. Отцы коммунизма многое взяли из религии, но в угоду каким-то своим извращенным замыслам решили все перевернуть с ног на голову, хотя сами повсеместно утверждали обратное", -- рассуждал Земнухов.
   И вот теперь генерала привело в лавру какое-то непреодолимое желание узнать мнение отца Александра о происходящих событиях. Генерал намеревался рассказать все: и о загадочных убийствах в корпорации и о тенях, появившихся в тоннелях метро. А о погроме христианских святынь отец Александр, конечно, не мог не слышать. Если отец Александр скажет, что тот кошмар, что происходит сейчас в городе, есть дело рук человеческих, -- он, генерал, будет принимать соответствующие меры, а если в этих бесчинствах замешаны какие-то сверхъестественные силы, то пусть церковь укажет на это и поможет в борьбе.
   Генерал прошел под массивные своды и оказался в длинном коридоре. Послушник вызвался проводить его до приемной настоятеля. Архимандрит Александр только что закончил молитву. На душе у него было неспокойно. Казалось, над городом сгустились черные тучи. Гнет тьмы ощущался почти физически, и в этом присутствии не было ничего хорошего.
   Уже на утренних часах молитва не пошла. Братья спотыкались и пели невпопад. Такой утрени архимандрит не помнил. После службы братья обсуждали происходящие события. И хотя все мысленно ощущали присутствие незримого врага, в своих суждениях были очень осторожны. Днем отслужили литургию. Братья причастились Святых Даров и почувствовали себя немного лучше. Но ощущение надвигающейся угрозы только усилилось. Сейчас отец Александр готовился к вечернему богослужению и молил Бога, чтобы дал им силы принять вызов, брошенный врагом.
   -- Здравствуйте, отец Александр! -- на пороге кабинета настоятеля стоял генерал Земнухов.
   Отец Александр обернулся от окна и протянул широкую ладонь генералу:
   -- И вам дай Бог здоровья!
   -- Я ненадолго и сразу к делу, -- заявил Земнухов. -- Вы уже слышали, что делается в городе?
   -- Признаюсь, я ждал вашего приезда. Ведь должен же был кто-то из властей предержащих озаботиться тем, что происходит.
   -- Мы озаботились, отец Александр. Давно озаботились. Возможно, вы не владеете всей информацией, поэтому я хотел бы вам кое-что пояснить.
   -- Присаживайтесь, пожалуйста, -- архимандрит указал на кресло, оббитое зеленым плюшем.
   -- Вы слышали, что происходит? В городе разгул вандализма. Такое впечатление, что люди сошли с ума. С Александровской колонны сбросили ангела, потом били его камнями. Змею, которую ангел попирал крестом, они вознесли вверх и вертикально поставили на колонну. Она до сих пор торчит там, эта гадюка!
   -- Знаю, -- осторожно ответил отец Александр и внимательно посмотрел на генерала.
   -- Сейчас эти отморозки идут к Петропавловской крепости. Вы знаете, что они выкрикивают?
   -- Нет, я видел шествие только по телевизору. Звук не включали, шел только дикторский комментарий.
   -- Толпа обрела голос. Они кричат: "Культ! Культ! Долой квалы!"
   -- Квалы? -- у отца Александра мелькнула нехорошая догадка, но вначале он решил проверить, что об этом думает генерал.
   -- Похоже на храмы, вы не находите? Страшно представить, что произойдет, если толпа дойдет до Петропавловского собора. Там ведь захоронения и святыни, как и здесь в лавре... Я пришел к вам, отец Александр, чтобы вы дали оценку того, чем мы имеем дело.
   -- Не знаю, насколько я прав в своих подозрениях, но мне кажется, что эти люди находятся под влиянием чужой воли. Пока я смотрел телевизор, у меня сложилось впечатление, что эти люди похожи на запрограммированные автоматы. У них такие глаза... Я таких глаз ни у кого не видел, даже у наркоманов. Словно бы души покинули этих людей. И эти люди стали големами полностью подвластными чьей-то воле.
   -- Мы проверили несколько человек. Никаких наркотиков. Сейчас этими людьми занимаются психиатры.
   -- У меня есть некоторые соображения, но готовы ли вы принять мою точку зрения?
   -- Затем я и пришел, чтобы выслушать мнение служителей церкви. Я приму любые предположения, какими бы невероятными они ни показались, -- сказал Земнухов.
   -- Вы правы, то, что происходит, -- невероятно и необычно. Но мне кажется, вы пришли сообщить о чем-то еще, что не всем известно.
   -- Да, вы правы. Меня потрясли убийства в корпорации. Тело одного из охранников разорвано на куски. Человек такого сделать не мог, а следов взрывов, хищных зверей или промышленного оборудования в офисе корпорации не обнаружено. Кроме охранника, обнаружены еще три трупа сотрудников корпорации, включая профессора Мартина, все они тоже погибли при загадочных обстоятельствах. Но самое поразительное вчерашнее происшествие у метро. Вчера при засыпке тоннелей метро погибло несколько десятков человек. Многие видели, как из тоннелей вылезали какие-то тени. Затем произошла серия мощных взрывов и выбросов горячей воды, но никаких следов взрывоопасных газов и термальных вод впоследствии не обнаружено.
   Отец Александр опустил взор и медленно перекрестился. Губы его шептали какую-то молитву.
   Земнухов дождался, когда священник закончит молитву, и спросил:
   -- Что вы можете сказать по этому поводу, отец Александр?
   -- Мы с братией уже обсуждали сегодняшие происшествия. Есть свидетельства в пользу того, что эти люди одержимы злыми духами.
   -- Но как это могло произойти?
   -- Враг всегда незримо присутствует в нашем мире. Но если принять во внимание те факты, что вы мне сообщили, его присутствие приобрело обнаженные и резкие формы. Сатана перешел в наступление.
   -- И что нам делать?
   -- У вас есть какой-нибудь план по наведению порядка? -- спросил отец Александр.
   -- План простой: запереть основную массу людей на Троицком мосту, оставшихся рассеять.
   -- Мост -- это мышеловка. Начнется ужасная давка. Люди будут падать в воду. Многие погибнут.
   -- Но это единственный выход. Эти люди опасны. Они расправились с двумя взводами ОМОНа на Дворцовой площади. Если их пропустить к крепости, а идут они именно туда, справиться с ними будет гораздо труднее.
   Отец Александр отвернулся к окну. За стеклом висела обычная зимняя хмурь.
   -- Столь массового случая одержимости еще не бывало. В новозаветные времена Иисус изгнал бесов из одного одержимого, страдающего долгое время. Бесы вошли в стадо свиней, и стадо бросилось в море с обрыва. Теперь массы людей одержимы злым духом. Зло собралось в нашем городе. Еще утром мы почувствовали его присутствие. Нам потребуется помощь Спасителя, чтобы одолеть сатану.
   -- Вы поможете нам?
   -- Иисус изгонял бесов, многие святые отцы. Но то были единичные случаи, еще никогда одержание не носило такого массового характера. Чтобы противостоять сатане нужно иметь чистую душу и силу Божественной благодати. Я не знаю, кто бы из нас мог сравниться в этом с апостолами и святыми отцами.
   -- Так что нам делать, отец Александр? Утопить всех одержимых, как то стадо свиней? -- спросил генерал.
   -- "Постом и молитвой изгоняется род сей", -- сказал настоятель. -- Мы можем выйти с молитвой к этим людям. Более того, это наш христианский долг. Но для этого действа я должен получить благословение владыки.
   Генерал посмотрел на часы.
   -- У меня мало времени, отец Александр. От меня ждут срочного решения. Все боятся, что эта обезумевшая толпа начнет убивать людей. Они уже убили порядка сорока милиционеров на площади. Встанет ли церковь на борьбу с одержимыми?
   -- Господи, помоги нам! Церковь не борется с людьми, церковь молится об изгнании нечистого духа из этих людей.
   -- Но ведь мы бессильны против этой заразы! Мы можем перестрелять этих людей, передавить их машинами или сбросить в реку. Но не спасти. Если вы не поможете нам, дело кончится большой кровью, ибо эти одержимые опасны.
   -- Мы обратимся к людям с молитвой. Я немедленно обращусь к архиепископу, поговорю с братией и слушателями Духовной академии. Мы выйдем крестным ходом и обратимся к этим людям с молитвой. Нужно только сделать так, чтобы нашу молитву услышали все.
   -- Вы выйдете на улицу? И встанете перед разъяренной толпой?
   -- Вера диких зверей усмиряла. Львы склонялись перед апостолами и святыми, а перед нами люди.
   -- Но ведь эти люди не контролируют себя?
   -- Их разумом овладел злой дух. Но он не может устоять перед нашей молитвой. Вера в Бога спасет этих людей. сатана склонится перед силой Отца, Сына и Святаго Духа.
   -- Спасибо, что поняли меня, отец Александр. Это наш единственный шанс избежать кровавой бойни. Я направлю вам автобус. Когда вы будете готовы?
   -- Все братья здесь, молятся в храме. Если вы подадите нам автобус, мы тотчас отправимся к площади.
   -- Я отдам приказ пропустить толпу на мост. С Петроградской стороны мост будет перекрыт, а вы обратитесь к этим людям с Дворцовой набережной.
   -- Я согласен. Пойду собирать братию, -- сказал архимандрит.
   -- С Богом, отец Александр!
   -- С Богом! -- попрощался настоятель.
  

***

  
   Фриз, Лева и Скарж ехали в вагоне метро. Они направлялись к центру города, где разворачивались основные события. По дороге Скаржу стало плохо. Он сидел бледный, как полотно, но наотрез отказался ехать домой. Определенного плана у тестеров не было. Никто, даже хитроумный Лева, не представлял, чем они могут помочь реальному миру. Все их навыки, умения и способности годились для виртуальных игр и к реальному миру были неприложимы. И вместе с тем, какой-то порыв, внезапно пробудившийся в их душах, вел их к самому эпицентру бушующей злобы и разгоравшейся кровавой драмы.
   -- Ты как, Скарж? -- спросил Лева.
   -- Уже лучше. Здорово меня там шарахнуло!
   -- Мы с Новиком еле подняли этот настил. Как ты еще жив остался!
   -- И не говори. Я думал, что уже помер.
   -- Как подумаю о Классе и Дреде, так мне становится не по себе. Как они могли погибнуть? Я ведь чувствовал, что что-то не так. Это было еще до того, как ожили динозавры. Сначала Класс, а потом Дред застыли в своих клетках. Вытянулись и застыли. Если бы я вмешался, их еще можно было спасти, -- укорял себя Фриз.
   -- Вряд ли. Все произошло мгновенно. Взрыв -- и все. Думаю, аннигиляционный эффект выразился у них в инсульте головного мозга, -- предположил Лева.
   -- Все равно я виноват. Я струсил пойти вместе с вами, -- сокрушался Фриз.
   -- У тебя еще будет возможность показать себя героем. Придем на площадь, будешь мочить одержимых, -- сказал Скарж.
   -- Это не игра. Там люди.
   -- Какие люди! Ты видел, что они делают? Эти скоты почище демонов в замке!
   -- Я верю, им можно помочь. Мы должны использовать то, что открыли в том мире.
   -- Что ты имеешь в виду? -- спросил Скарж.
   -- Силу, с помощью которой мы остановили время в городе мертвых.
   -- Ты думаешь, это наговоры помогли? Я и сейчас в них не верю! Просто так все само получилось.
   -- Просто так ничего не получается. Ты же сам все видел!
   -- Я не помню. Ничего не помню, все как в тумане, -- покачал головой Скарж.
   -- Вот доказательства. Тебя самого чуть было не превратили в зомби. Если бы мы не вытащили тебя оттуда, ты был бы сейчас среди одержимых.
   -- Но как это произошло? Как поддался Класс?
   -- Я был в том мире, и я читал книги. Злые духи это сгустки негативной энергии и информации. В том мире они живут свободно, а в этом мире завладевают сознанием людей. Люди начинают творить зло. Если мы сумеем вырвать людей из-под влияния злых сил, мы победим, -- сказал Лева.
   -- И что ты предлагаешь? Как бороться с одержимостью?
   -- Вы видели фильм "Экзорцист"? Нужно делать то же самое.
   -- Там был священник. Он изгонял дьявола, пока сам не свихнулся.
   -- У нас все получится. Получилось в том мире, получится и в этом, -- уверенно заявил Лева.
   -- Будешь читать им молитвы?
   -- Если потребуется, буду! У нас нет другого выхода. Одни мы знаем, что произошло с этими людьми. Неужели по домам будем отсиживаться?
   -- Там есть милиция, пусть действует.
   -- Да, там есть милиция. И милиция стреляет. Милиционеры убивают людей и гибнут сами. А бесам хоть бы что, они со смехом уносятся к следующим жертвам.
   -- Не представляю, как будет выглядеть твой экзорцизм. Над нами посмеются, а потом проломят голову, -- с усмешкой сказал Скарж.
   -- Не проломят и не убьют. А смех не смертелен. Обратившийся Друккарг перекрыл дорогу демонам ценой собственной жизни, а мы? У нас были такие возможности, и мы ничего не сделали! -- сказал Лева.
   -- Не спорьте. Приедем и решим все на месте, -- примирительно рассудил Фриз.
   Поезд остановился на станции "Площадь Александра Невского". На перроне Фриз заметил монахов в черных рясах и пуховиках.
   -- Смотри! -- толкнул он в бок Леву. -- Твои друзья пришли.
   Два десятка человек братии и слушателей Духовной академии протиснулись в вагон. Они что-то обсуждали вполголоса.
   -- Не могли еще автобус прислать!
   -- Разве не знаешь наших властей? Всегда только обещают...
   -- Что будем делать, брат Никодим?
   -- А что, брат? Встанем и вознесем молитву покровителю нашему святому князю Александру Невскому.
   -- Архимандрит с братией, думаю, уже там.
   -- На все воля Божья. Пусть начинают без нас, раз так получилось.
   -- Тебе не страшно, брат Никодим?
   -- Страшно, брат. Но Силы Небесные не дадут нас бесам на поругание.
   -- Я тоже в это верю.
   Скарж шепнул Леве:
   -- Слышал? Не один ты такой умный! Если за дело взялись профессионалы, что мы-то можем сделать?
   -- Учиться, брат Скарж, и в меру сил быть полезными этой честной братии, -- назидательно произнес Лева.
   Фриз сидел примолкший и какой-то отрешенный. Раз за разом он переживал свое падение в черную бездну, где только какое-то чудо позволило ему выскользнуть из объятий смерти. Фриз был сыт виртуальными страхами и монстрами, которые каким-то необъяснимым образом перекинулись в реальный мир. Больше всего ему хотелось сейчас зарыться под одеяло с головой и счесть этот кошмар закончившимся. Но Фриз держался. Стыд прослыть в глазах товарищей трусом заставлял его хоронить свои страхи глубоко в душе.
   Лева встал с сиденья и подошел к монахам.
   -- Простите, вы не на площадь едите?
   -- На площадь, -- ответил один из монахов, который сидел рядом с братом Никодимом.
   -- Мы тоже. Мы были в той реальности, откуда пришло это зло. И если вы не возражаете, мы хотели бы присоединиться к вам.
   -- Кто вы? -- спросил монах.
   -- Меня зовут Лев. Со мной группа тестеров, которые работали в корпорации "ДиАй!". Возможно, вы мне не поверите, если скажу, что мы прикоснулись к злу, обитающему в виртуальной реальности.
   -- Почему же не поверим? -- внимательно посмотрел на Леву монах. -- Наша жизнь проходит в вере, и мы соприкасаемся со многими сущностями невидимыми в этом мире.
   -- Тогда вы знаете рецепт, как бороться со злом, против которого все земное оружие бессильно.
   -- Если вы говорите о случаях одержимости, то рецепт дан Господом нашим Иисусом Христом. Он звучит просто: постом и молитвой.
   -- Мои товарищи не верят, что словами можно остановить этих одержимых злом, что крушат памятники и убивают людей.
   -- Не просто словами -- молитвой, -- подхватил разговор отец Никодим. -- Вы сказали, что вы тестеры, работники корпорации. Люди, заблудившиеся в тенетах виртуальной реальности. Начните с самих себя, и Господь непременно откроет вам нужный путь. Только что по телевидению передали, что подобные выступления начались и в других городах. Сейчас самое время прибегнуть к молитве и Божьему заступничеству.
   -- Что вы собираетесь делать? -- спросил Лева.
   -- Мы едем на площадь совершить крестный ход и соборную молитву. По Божьему заступничеству несчастные люди, одержимые злым духом, должны очиститься. И наш христианский долг помочь им в этом.
   -- Возьмите нас с собой. Мы были в Пандемониуме. Так, по-моему, называется город дьявола? Нам удалось остановить время в этой державе смерти, иначе демонов в наш мир хлынуло бы во много раз больше. Еще мы были в Друккарге и Хоунхедже, пограничных городах, стоящих у ворот ада.
   -- Довольно, Лев. Не будем поминать те миры. Мысль обладает силой творения, и эти злые места открылись только благодаря фантазии людей. И ужасный и прискорбный результат этого открытия тут же сказался в нашем мире.
   -- Так вы возьмете нас?
   -- Если вы верите в Бога и готовы присоединиться к нашей соборной молитве, то почему бы и нет?
   -- Я верю. После того что я там видел, я не могу не верить, -- сказал Лева. -- В той реальности мы смогли остановить демонов оружием, заряженным молитвой, но каким оружием нам сражаться в этом мире? Ведь здесь мы имеем дело с людьми. Им нельзя повредить.
   -- Вы правы, Лев, мы не можем причинить вред этим несчастным людям. Поэтому оружие у нас самое действенное -- молитва Богу. И молитву мы должны обратить против бесовских созданий, завладевших душами этих людей.
   -- Вы уверены в успехе?
   -- Все состоится по вере нашей. Если мы верим, то и горы сдвинем.
   -- Тогда я с вами. Думаю, мои товарищи тоже.
   -- Хорошо, Лев, присоединяйтесь к нам. Дадим бой бесамдемонам. Мы рады, что среди мирской молодежи нашлись люди, кто правильно понимает, что происходит в мире.
  

Глава 30. Натиск

  
   Сержант Михайлов пришел в себя, когда его выносили из магазина. Он увидел свою машину и вспомнил о прикованном к сиденью парне.
   -- Освободите его. Ключи в правом кармане, -- обратился Михайлов к врачу "Скорой помощи".
   -- Кого? -- не понял врач.
   -- Парень у меня в машине. Прикован наручниками...
   -- Хорошо, -- неуверенно пообещал врач.
   -- Обязательно освободите, прямо сейчас. Его неправильно задержали, -- настаивал сержант.
   -- Хорошо, я его освобожу, -- врач просунул руку в карман куртки сержанта. Куртка была мокрой от крови.
   -- Прошу вас... -- прошептал Михайлов и потерял сознание.
   Врач проследил, как в медицинский "Соболь" загрузили носилки с раненым сержантом, и направился к "шестерке", в которой томился Васильев.
   -- Мне сказали освободить тебя, -- объявил врач, открывая дверцу машины.
   -- Спасибо, доктор. Что там в магазине?
   -- Перестрелка с какими-то бандитами. Один милиционер тяжело ранен, другой убит.
   Из-за угла послышалось завывание сирен. К магазину подлетел милицейский "УАЗик" с группой быстрого реагирования. Из "УАЗика" вышел милиционер в бронежилете и с автоматом. Он сразу направился к "шестерке".
   -- Быстрее, доктор, а то сейчас начнутся новые разборки, -- Васильев кивнул в сторону подъехавших милиционеров.
   Врач с сомнением покачал головой, но склонился и отстегнул наручники. К машине подошел милиционер.
   -- Что тут такое?
   -- Сержант просил осмотреть пациента. Похоже, он не пострадал.
   -- Кого? Этого? -- милиционер с погонами лейтенанта кивнул в сторону Васильева.
   -- Именно, -- подтвердил доктор.
   -- Что он тут делает?
   -- Помогал сержанту, -- соврал доктор и почувствовал, как румянец за­ливает его щеки. Врать доктор не умел.
   -- Как сержант? Жить будет?
   -- Ранения достаточно серьезные, но жить будет, -- заверил доктор.
   -- Ну так что вы тут стоите? Везите его быстрее!
   -- Да-да, я уже... Он просто просил помочь парню.
   Доктор повернулся и быстрым шагом направился к машине "Скорой помощи". Наручники, снятые с Васильева, остались лежать у доктора в кармане.
   -- Ты кто такой? Где живешь? -- суровые глаза омоновца уставились на Дмитрия.
   -- Моя фамилия Васильев. Живу здесь, в этом доме.
   -- Что делал в машине?
   -- Моя жена вызвала милицию. Сержант попросил пройти с ним, -- сказал Васильев.
   -- Нам нужны свидетели. Ты что-нибудь видел?
   -- Только как из магазина выбежала женщина и позвала на помощь. Я живу в этом доме, квартира номер 26, если понадоблюсь, -- ответил Васильев, выбираясь из машины.
   -- Хорошо, разберемся. Ты только никуда не девайся, -- предупредил лейтенант.
   Дмитрий направился к своему подъезду. Сердце сжималось от тяжелого предчувствия. Он одним махом взлетел к себе на этаж. Он быстро открыл первую металлическую дверь. Вторая, деревянная, обычно не закрывалась, но на этот раз почему-то оказалась запертой. Дмитрий почувствовал запах газа. Ключ никак не хотел поворачиваться в старом замке. Наконец замок открылся. Воздух в квартире был наполнен газом. Дмитрий кинулся на кухню. Света лежала на боку, подложив руки под голову, будто заснула.
   -- Что ты наделала! -- воскликнул Дмитрий.
   Он рывком распахнул окно. В кухню ворвался свежий морозный воздух. Газовая конфорка еще исходила удушливым пропаном. Васильев перекрыл газ. Он перевернул Свету на спину. Ее руки разметались по полу.
   -- Света, зачем ты? Зачем так? -- приговаривал Васильев.
   Быстрыми толчками он надавливал на грудную клетку Светланы, пытаясь провентилировать ее легкие. Но бледная маска смерти уже застыла на ее лице.
   -- Зачем ты это сделала? Что случилось, Света? -- стонал Васильев, не находя ответа на свои простые вопросы.
   Все случившееся казалось чудовищной несправедливо­стью, некой подлой неизбежностью, преследовавшей его с самого начала путешествий в виртуальные миры. И именно теперь, когда борьба вступила в решающую фазу и требовалось полное напряжение сил, судьба нанесла ему коварный удар в спину. А может, то была не судьба? Может, господином человеческих судеб стал теперь тот дух зла, чьи воплощения сейчас творили зло и сеяли смерть на улицах его родного города.
   Васильев делал искусственное дыхание. Грудная клетка Светланы прогибалась под его руками, ее голова вздрагивала при каждом новом толчке, слегка ударяясь об пол. Спасет ли ее дыхание рот в рот? Так всегда делают при утоплении, чтобы вытеснить воду из легких. Дмитрий приник ртом к губам жены. Губы Светланы были холодными и застывшими. Ее лицо превратилось в восковую маску.
   -- Я тебя не отдам! Не отдам! Почему ты не дождалась меня! -- кричал Дмитрий. Он продолжал отчаянные реанимационные усилия, с каждым новым толчком осознавая жестокую истину, что ему не победить смерть.
   Из газовой конфорки с шумом вырвался столб газа. Васильев повернул голову. Он помнил, что перекрыл вентиль. В голубом облаке газа, фонтанирующем из конфорки, качался Бафомет. Как и на монументе, демон, облаченный в рыцарские доспехи, стоял, опираясь на длинный меч.
   "Какая ужасная трагедия! Пару минут назад мы так мирно беседовали с твоей женой. А теперь она лежит мертвая на полу в кухне", -- с саркастической улыбкой промолвил Бафомет.
   -- Это ты убил ее? -- воскликнул Васильев.
   В облаке газа над плитой колыхалось лицо Бафомета. Глаза демона были лукаво прищурены.
   "Как на это посмотреть! Решение расстаться с жизнью она приняла самостоятельно. Я думаю, тебе известно, куда после смерти попадают самоубийцы? Они не наследуют вечной жизни. Это смерть вторая. Мы всегда рады таким душам. Таким образом, она у меня в кармане. И если мы не сможем с тобой договориться, она отправится прямо по назначению..."
   -- Ты можешь вернуть ее? -- в отчаянии спросил Васильев.
   "Как я могу пойти против ее воли? Она приняла решение самостоятельно. Правда, я могу отказаться от нее. Это трудно, но это дозволено законом. Мне жаль упускать такой лакомый кусочек, но ради нашего дела я готов пойти на некоторые жертвы... В последнюю нашу встречу вы меня глубоко обидели, так что тебе теперь придется очень постараться, чтобы вернуть мое расположение".
   -- Что за сделка? -- спросил Васильев.
   В газовой руке демона возникла серебряная нить. Нить была тонкая и блестела, как паутинка на солнце. Шестым чувством Васильев уловил, что эта нить имеет отношение к жизни и смерти Светланы.
   "Ты не ошибся. Ее жизнь в моих руках. Сегодня мой день! Я распоряжаюсь жизнью смертных!" -- объявил демон.
   -- Чего ты хочешь? -- спросил Дмитрия дрогнувшим голосом.
&n