Воронков Леонид: другие произведения.

Путешествие в Потоси (примерное название)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пробный вариант аннотации будет такой: Ладис Альтамирано - чиновник гру (главного ревизионного управления) получает неожиданное (и весьма проблемное для него) поручение, от которого зависит его дальнейшая карьера... История о том, выполнит ли он поставленную задачу и к чему это в итоге приведет. Рассказ имеет элементы стилизации под Испанию 19 в. Рассказ не полностью!!! выложил начало и небольшой отрывок из середины, постепенно добавлю остальные. Буду очень благодарен читателям (если такие есть) помогшим в отлове стилистических ляпов и прочих огрехов.


   Ладис Альтамирано, чиновник Главного Ревизионного управления, утром, как обычно, направлялся на службу. Погожий весенний день не предвещал никаких неожиданностей. Однако вскоре после начала рабочего дня последовал вызов к начальству - второму контадору управления Натаниэлю Надалю. Странность была в дне вызова: встречи служащих ведомства с руководством происходили в начале и конце недели. Сегодня же была только среда...
   Пожав плечами на молчаливый вопрос соседа по кабинету, Ладис проследовал за секретарем контарода. Приемные начальства находились несколькими этажами выше кабинетов прочих чиновников. Ладис, ожидавший скорого повышения, был в недоумении - день, в который, как правило, объявляли о повышениях, новых назначениях и устраивали разносы за нерадивую службу, был еще относительно далек. Проблем со службой у Ладиса никогда не возникало - она ему нравилась, именно в ней виделось ему свое призвание. Кроме того, она приносила ощущение собственной значимости, полезности стране, императору, миллионам его подданных. Поэтому Ладису оставалось лишь строить догадки: возможно, кто-то метит на его место и составил донос, либо он в чем-то провинился и не заметил этого. Поднимаясь по лестнице, идя по роскошно отделанным коридорам, должным своим блеском и величием придавить немногих посетителей, Ладис машинально кивал встречающимся чиновникам - никогда не следует забывать о субординации.
   Опасения усилило и поведение Надаля: он стоял лицом к окну, боком к входящим - его любимая поза перед тем, как жестко отчитать провинившихся. Контадор, отпустив секретаря и демонстративно помолчав некоторое время, начал разговор, оторвав Ладиса от созерцания ростового портрета нынешнего императора Хоакина, висевшего над креслом одного из главных чиновников управления.
   - Вы, советник, долгое время претендуете на занятие свободной должности прокурадора-фискала.
   - Да, дон Натаниэль.
   - Но вы прекрасно понимаете, что эту должность необходимо заслужить, сделать что-то такое, что позволило бы выбрать из всех претендентов именно вас.
   - Разумеется. За годы службы под вашим началом, меня ни разу не уличили в злоупотреблении оказанным мне доверием, что, как я полагаю, делает меня достойным кандидатам на столь ответственную должность.
   - Верно. Ладис, вы получите эту должность, но сначала выполните одно поручение, успешное выполнение которого развеет мои сомнения. Вам предстоит долгая и, возможно, опасная поездка...
   Поручение оказалось чрезвычайно трудным: Ладису предстояло отправить в вице-королевство Рио-де-ла-Плата для расследования хищений серебра из крупнейшего месторождения - Потоси. Колония находилась отдаленном юго-западном континенте. Для Ладиса, ранее видевшего лишь несколько сопредельных государств и никогда не бывавшего в необжитых человеком местах эта огромная страна казалась невообразимо далеким, чуть ли не сказочным местом. Чтобы попасть к серебряным копям, необходимо совершить месячное путешествие через океан в столицу вице-королевства Буэнос-Айрес - город ветров, что несколько веков назад были столь благосклонны к морякам, доставившим первых колонистов в эти далекие края. Далее нужно проследовать вверх по реке, давшей название одной из богатейших колоний императора, само же месторождение находилось высоко в горах. Воображение Ладиса услужливо нарисовало возможные обвалы, бездорожье и враждебно настроенные индейские племена.
   В душу закралось сомнение - что если отказаться от поручения и, как следствие, хорошей должности? С другой стороны - отказаться, значит признать свою слабость, подорвать доверие контадора - неспроста же он доверил это дело именно ему. Нет, нужно побороть свои страхи и неуверенность и повернуться к судьбе с гордо поднятой головой, встретить, если потребуется, возможную неудачу или... доказать свою незаменимость, значимость, получить таки долгожданное место. Мысли промелькнули в голове Ладиса за несколько мгновений. Решение принято - ехать.
   Еще несколько часов ушло на обсуждение деталей поездки и рассказ контадора о сути проблемы. Чиновники ревизионного управления давно заметили разницу в отчетах, поступающих с приисков и из Буэнос-Айреса. За несколько месяцев исчезли несколько тысяч серебряных слитков. Казна вице-короля и, как следствие, Финансовый Совет, недосчиталась многих миллионов песо. Проверки монетного двора показали, что серебро пропадало по пути к побережью или непосредственно в Потоси. Надаль также снабдил Ладиса оружием и документами, удостоверяющими его право требовать содействия от любых гражданских и военных властей на протяжении всего срока расследования.
   На сборы давалась всего пара дней: Надаль опасался возможных осведомителей, поэтому считал, что отъезд не стоит затягивать и предавать огласке. Для всех, Ладис отправлялся в длительный отпуск для поправки пошатнувшегося за годы службы здоровья. Учитывая эти обстоятельства, Ладис не стал тратить остающееся время на долгий выбор необходимых вещей: все недостающее он планировал приобрести по прибытии, благо начальство снабдило его более чем щедрым количеством денег. Тем более, он имел очень смутные представления о климате мест, куда предстояло отправиться. В свободное от сборов время он предпочел потратить на прогулку по городу, ставшему за последние годы родным. Идя по давно знакомым улицам, набережным, забредая в мелкие таверны, Ладис вспоминал о связанных с ними событиях своей жизни.
   Час отплытия неумолимо приближался: оно намечалось ранним утром, у причала, где швартовались суда почтовой службы, осуществляющей регулярные рейсы по транспортировке официальной корреспонденции, чиновников и военных, получивших назначение в колонии. К прибытию Ладиса около сходней уже собрались его попутчики, ожидая посадки на корабль: небольшая группа офицеров и, судя по облачению, монах ордена св. Франциска. Разбившись на пары по интересам, они о чем-то живо переговаривались, откровенно недовольным, если не сказать обиженным, выглядел лишь монашек - он довольно громко сетовал на неудобства, с которыми наверняка придется столкнуться во время плавания: морскую болезнь, качку и прочие малоприятные вещи. Его вынужденный слушатель, крепко сбитый мужчина средних лет в форме коронеля, судя по постоянным поворотам головы, изрядно уставший от словесных излияний монаха, искал повод отвязаться от обиженного, никак не меньше чем на весь окружающий мир, брата. И возможность не преминула подвернуться в виде нерешительно оглядывающего присутствующих Ладиса, одетого в одежду, выдающую в нем представителя кабальеро - знатных, но сравнительно небогатых людей. Форму чиновника он сознательно не стал одевать - зачем раньше времени показывать окружающим кто он на самом деле.
   - Вы составите нам компанию в плавании на этом прекрасном корабле? Спросил офицер.
   - Да. Позвольте представиться, дон Ладис Альтамирано.
   - Коронель Диего Медель, назначен алькайдом крепости Сан Себастьян. А это, отеческим жестом он обвел группки военных, офицеры, которым предстоит под моим началом командовать гарнизоном крепости, находящейся недалеко от Кордобы. Вы, возможно, слышали о ней.
   - Сожалею, но не приходилось. Рассчитываю на то, что вы восполните этот досадный пробел в моих познаниях, благо плавание обещает быть длинным и времени будет более чем достаточно.
   Разговор был неожиданно прерван возгласом капитана, объявившего о завершении посадки.
   За время плавания не произошло ничего примечательного. Ладис успел познакомиться как с командой корабля, так и с другими пассажирами. Монах Антонио был переведен в качестве эконома в монастырь Сан Мигель в Тукумане. Группа офицеров временно, до подготовки замены из местных, должна возглавить немногочисленный гарнизон недавно возрожденной крепости. Часть маршрута совпадала, поэтому путь после высадки решили продолжить вместе: никто не хотел оказаться в незнакомых местах в одиночку.
   Утро последнего дня плавания. Выйдя на палубу, Ладис смог различить подернутый дымкой восточный берег, принадлежащий Портукале, - враждебному империи (пр. название) государству. До города ветров оставалось плыть несколько часов: команда корабля начала подготовку к повороту корабля восточнее. Вскоре он должен войти в залив Ла Плата и станет виден сам город.
   Корабль причалил после обеда. Ладис предполагал пробыть в городе не более дня: плавание и так длилось слишком долго, путь по суше должен занять почти столько же времени. Такими темпами только на дорогу туда обратно уходило больше половины года и неизвестно, сколько придется пробыть в Потоси. От невеселых мыслей его отвлек вопль Антонио, споткнувшегося на сходнях и проехавшего лицом по причалу. Иньиго, еле сумевший сдержать смех, сказал - ну, брат, с прибытием. После чего стал поднимать клянущего все на свете монашка.
   Остановились в одной из гостиниц в центре города: тащиться на окраины никому не хотелось, да и экономить не было смыла - все равно на один день. Пока брат имя приводил себя в порядок, а офицеры осматривались, Ладис и Диего пошли искать транспорт до Росарио - одного из крупнейших городов вице-королевства, откуда планировали продолжить путь по воде.
   Между наиболее значимыми городами было налажено сухопутное, а где возможно, и водное сообщение. Ладис с Диего договорились о местах в дилижансе, идущем вместе с большим торговым караваном. На вопрос, не замедлит ли это движение, ответили, что на дорогах неспокойно и торговцы вынуждены сбиваться в большие группы и ехать вместе с почтовыми каретами и пассажирскими перевозчиками, которым предоставлялись конвои.
   В оставшееся до вечера время их пути разошлись: чиновник поспешил в канцелярию Колониального Совета, доложить о благополучном приезде, а офицер к военным властям, получить приказы. Оба надеялись успеть до закрытия присутственных мест.
   Караван выходил из города на рассвете. Невыспавшиеся, помятые путешественники еле успели к отходу. Колонна состояла из небольшого отряда солдат с 2 офицерами во главе. Солдаты рассредоточились вдоль всей колонны, офицеры открывали и замыкали ее. Ладис, военные и монашек предпочли ехать в начале колонны, чтобы пыль от многочисленных повозок не отравляла им и без того нежеланную поездку. В транспортной конторе им предложили на выбор несколько лошадей и места в дилижансе. Все офицеры, разумеется, предпочли конное путешествие. Брат Антонио, в выборе которого никто не сомневался, ехал в дилижансе, занимая душеспасительными беседами, перемежающимися с жалобами на нелегкую судьбу, семью мелких дворян, возвращающихся из столицы в свое имение. Имея выбор между непривычной конной ездой и обществом неугомонного монашка, Ладис сделал выбор в пользу отбитого зада и негнущихся ног на протяжении всего перехода.
   Созерцание окрестностей быстро надоело Ладису, что неудивительно, учитывая, что чем дальше они отъезжали от Буэнос-Айреса, тем унылее становились окружающие пейзажи: последние фермы остались позади, пока солнце не прошло зенит, вокруг расстилалась бескрайняя равнина, перемежающая небольшими реками, оврагами и лесами. Дорога проходила довольно далеко от реки, берега которой густо поросли труднопроходимыми зарослями и были неудобны для передвижения. Слова конторского служащего о неспокойных дорогах занимали мысли чиновника. Для начала, он решил присмотреться к людям, едущим в караване - на первый взгляд, никого подозрительного: торговцы, живо обсуждающие свои дела, семьи переселенцев, почтовые служащие и другие, вполне мирные, люди. Так как осмотр попутчиков не дал результата, Ладис решил разговорить кого-либо из них. К вечеру, объехав колонну из конца в конец и поговорив практически со всеми, он узнал причины боязни перемещаться в одиночку: в последние месяцы участились нападения индейцев, на недоуменный взгляд Ладиса, видевшего множество индейцев в городе ему пояснили: путников грабили индейские племена, до сих пор не смирившиеся с присутствием белых на землях, которые когда-то им принадлежали. Почему после десятилетий затишья они вновь вышли на тропу войны ему никто рассказать не смог: большинство торговцев рассказывали полубредовые байки о растерзанных путешественниках. Сопровождавшие колонну военные отказались давать какие-либо разъяснения. Они вообще больше смотрели по сторонам, обращая внимание даже на звуки, издаваемые обитателями здешних мест.
   Спустя несколько дней пути, дорога стала постепенно заворачивать в сторону реки, деревья вплотную подошли к обочинам. Солдаты и торговцы ощутимо напряглись, однако нападения не последовало. Лишь изредка между деревьями мелькали чьи-то силуэты. Чем ближе к городу приближался караван, тем заметнее было человеческое присутствие: вдоль дороги появились пустыри, оставшиеся от вырубки леса, часто встречались крестьяне, везущие на продажу продукты своего труда. Вечером показался и город: ровные как стрела улицы и похожие друг на друга дома в 3-4 этажа, - типичные образцы колониального стиля. Остаток дня ушел на поиски подходящего постоялого двора. На такой же комфорт, как в столице колонии рассчитывать не приходилось, но и причин останавливаться здесь надолго не было, поэтому бытовые неудобства никого не смущали, кроме брата Антонио, разумеется. Осознав предстоящие неудобства, брат разразился гневной тирадой, призывая все силы ада на это богом забытое место. Успокоился он только после слов Карлоса, напомнившего, что следующая часть пути пройдет по еще хуже освоенным землям и там не придется рассчитывать даже на этот минимум удобств. Поиски транспорта на этот раз легли на плечи Альваро и Иньиго, остальные отдыхали, либо занимались своими делами: Ладис осматривал город, Диего с Мигелем договаривались о доставке припасов, монашек обходил местные храмы. Днем Росарио был похож на развороченный улей: в порт одно за другим прибывали речные суда, между ними сновали грузчики и таможенные чиновники. Недостатка в свободных лодках не было, поэтому уже через день они смогли отплыть. Было и обстоятельство, омрачившее отбытие: Иньиго заметил в порту подозрительного субъекта, явно следившего за тем, с каким капитаном они сговорились о лодках.
   Речное путешествие радовало много больше, нежели конная езда. В распоряжении Ладиса и остальных были даны три большие лодки с гребцами индейцами. На каждом судне был балдахин, защищающий от солнца и, частично, от дождей. Каждые несколько часов делались недолгие остановки для отдыха гребцов. На ночь останавливались в небольших городках, расположенных вдоль реки. В столь быстром плавании, по мнению Ладиса, были и неоспоримые плюсы - можно быстро добраться до верховьев реки, где продолжить путь по земле. Недостатком он считал невозможность выйти на берег когда захочется и просто побродить по джунглям, рассматривая растения и животных, слушая экзотических птиц. В общем, почувствовать себя первооткрывателем огромного мира. Остальные испытывали схожие чувства.
   Время от времени, встречались лодки, идущие вниз по течению. Некоторые были подобны тем, в которых плыли Ладис и остальные, некоторые были значительно больше, однако, чаще всего встречались баржи, перевозящие те или иные товары. В один из дней мимо проследовала и вовсе странная колонна судов: лодками и баржами правили индейцы под началом людей в черных сутанах. Первым, как ни странно, среагировал монашек: Антонио привстал и перегнулся через борт настолько, насколько было возможно, чтобы не выпасть из раскачивающейся лодки. Следующим был капитан и гребцы, которые на миг задержали весла над водой. Ладис с офицерами промешкали и повторили движения монаха с опозданием. В ответ человек с первой лодки осенил всех крестным знамением.
   - Это члены ордена (название)? - спросил Ладис у капитана.
   - Да, это они.
   - Насколько я знаю, принадлежащие им земли находятся севернее, в джунглях.
   - Верно, но несколько раз в год их флотилии спускаются вниз по реке: везут на продажу товары, произведенные подвластными им индейцами.
   - Возможно ли посетить редукции?
   - Если только вы получите специальное разрешение. Без него никто не имеет права нарушать границы орденских земель.
   - Разве их не коснулись нынешние волнения? По дороге в Росарио многие говорили о индейских нападениях.
   - Судя по всему нет. Несколько веков назад они добились разрешения понтифика на обучение индейцев пользоваться огнестрельным оружием, так что постоять за себя, а заодно расправиться со слишком далеко забредшими ловцами рабов они в состоянии.
   - Вы о работорговцах из колоний Портукале? Почему колониальные власти не пресекут эти рейды?
   - Им почти не препятствовали и в лучшие времена, а теперь на это просто не хватит людей. Да и как вы предлагаете им помешать? На землях за Параной расположены только орденские редукции. Пытаться словить в джунглях охотников всеравно что искать иголку в стоге сена. И мой вам совет, в дела ордена лучше не лезть, ни к чему хорошему это не приведет. Кроме того, ни при каких обстоятельствах не пытайтесь самостоятельно попасть в орденские земли, вас запросто могут принять за отставшего от одного из отрядов работорговцев. Вряд ли вы сможете убедить их индейцев в своих мирных намерениях до того, как вас убьют.
   - Спасибо за совет. По-своему вы правы. Меня еще вот что удивляет: откуда обычный капитан, возящий людей по реке, столь осведомлен об орденских делах, политике вице-короля и рейдах работорговцев?
   - Вы мне льстите - усмехнулся капитан. В молодости я служил в местной армии, а потом полицейским, многое пришлось повидать. Теперь подался во флот, пусть и речной. Да и вы сами себе отвечаете: я же вожу людей, а они много о чем рассказывают.
  
  
  
   Рассказ военного коменданта Кордобы: разговор его и Ладиса. (часть рассказа из середины)
   Индейские племена давно были отброшены на юго-запад - в пампу и на север - в джунгли за рекой Параной. Несколько столетий назад индейцы прекратили сопротивление, с несколькими племенами даже удалось наладить торговлю. Иногда некоторые вожди нарушали негласное перемирие, но усилиями лояльных племен и карательных отрядов удавалось подавлять такие выступления, после чего беспокойные племена успокаивались на многие десятилетия, пока не появлялся очередной безумец, толкавший свое племя к бессмысленной борьбе с колонистами, давно и навеки закрепившимися в этих землях.
   Последние месяцы творилось что-то странное: создавалось впечатление, что нашелся кто-то смогший объединить разрозненные племена, организовать их совместное выступление против властей и белого населения колонии, а также индейцев, мирно живущих в поселениях вместе с белыми. Доселе мирные племена разорвали всякие торговые связи, а в некоторых случаях даже убили представителей торговых домов (компаний), постоянно живущих с индейцами.
   Старые, проверенные временем, методы борьбы с подобными восстаниями не давали прежних результатов. Крупные военные отряды, углубившись в степи (пампу), нашли остатки брошенных индейцами стоянок. Дикари избегали крупных стычек: как только они узнавали о приближении карательных войск, тут же снимались с насиженных мест и бежали в глубь степей, недоступную для войск из-за проблем со снабжением. Гонять их по всей пампе было не с руки: у вице-короля попросту не было сил и средств, чтобы устроить массовую облаву, окружить дикарей и, медленно сжимая кольцо, расправиться с мятежниками. В джунглях все еще сложнее: каратели несут постоянные потери в мелких стычках, испытывают недостаток еды и чистой воды.
   В таких условиях наш вице-король принял единственно возможное решение: войскам приказано занять давно заброшенные форты и крепости и взять под охрану важнейшие торговые пути и поселения. Выделены средства на строительство новых оборонительных сооружений: начало возведение второй линии фортов для защиты столицы и прилежащих областей. Однако нам не хватает людей, ведь белое население всей колонии едва дотягивает до полутора миллионов, причем половина живет в столице и окрестностях. Кроме этого, есть около миллиона ассимилированных индейцев (креолов? в общем, потом проверить), однако служба в армии - привилегия белых. Призвать больше, чем уже есть мы не можем, так как рабочих рук и так не хватает. Почти все молодые мужчины уже в армии. Обратитесь за помощью в метрополию - сказал Ладис. Да, вице-король уже отправил подробный отчет о происходящем, но пока правящие Советы поймут все серьезность происходящего и вышлют войска, здесь почти все будет захвачено дикарями. Останутся более - менее безопасными лишь области вокруг крупнейших городов, торговые связи прекратятся, а ведь казна и так недополучает налоги из-за падения прибылей торговцев, бегства населения из юго-западных районов колонии. Что ж, теперь я смогу объяснить дону Диего, зачем его отправили служить в такую даль. Не стоит, ему все объяснит (должность) местное военное начальство прояснит ситуацию. Марио Касас, Хоакин Нуньес, Инма Куэста, Эстефания Де Лос Сантос, Хулиан Вильягран, Альфонсо Санчез, Карлос Олайя, Лусия Герерро

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"