Воронов Артаслав Александрович: другие произведения.

Снова Избранный

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 3.33*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Убить Воландеморта, послать всех к чёрту, сбежать в новый мир, опять нарваться на пророчество.


   ***********************************************************************************************
   Снова Избранный.
   https://ficbook.net/readfic/6655709
   ***********************************************************************************************
  
   Направленность: Джен
  
   Автор: Артаслав Воронов (https://ficbook.net/authors/1677803)
  
   Фэндом: Роулинг Джоан "Гарри Поттер", Гарри Поттер, The Elder Scrolls V: Skyrim (кроссовер)
  
   Рейтинг: NC-21
  
   Жанры: Фэнтези, Экшн (action), AU, Мифические существа
  
   Предупреждения: OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Беременность, Смерть второстепенного персонажа, Элементы гета
  
   Размер: планируется Макси, написано 507 страниц
  
   Кол-во частей: 54
  
   Статус: в процессе
  
   Описание:
   Убить Воландеморта, послать всех к чёрту, сбежать в новый мир, опять нарваться на пророчество.
  
   Посвящение:
   Жопе, которая всегда ищет приключений.
  
   Публикация на других ресурсах: Уточнять у автора/переводчика
  
   ========== 1. ==========
  
   - Думали, суки, что сможете меня наебать? Хуй вам драконий по самое дышло, чтобы наизнанку вышло! Не возьмёте, гады.
  
   Гарольд Поттер мог простить многое, но не предательство. Для предателей у него был заготовлен только один приём. Авада в лоб и давай до свиданья.
  
   А такого предательства герой магмира простить никому не мог. Его в наглую использовали. Дамблдор знал что дни его сочтены, поэтому постарался сделать так, чтобы и его и героя помнили посмертно. Не вышло.
  
   И причиной всему стал Северус Снейп. Гарри не думал никогда о мрачном декане слизеринцев, что тот перед смертью решится на такое ради того, кого поклялся защищать. Он передал ему все свои знания. Полностью, без остатка передал часть своей силы и свои навыки магии, которыми владел. Ну и до кучи весь компромат на магмир, который успел собрать.
  
   По сути Снейп пожертвовал собой, так как выживать у него не было причины. И Гарри его прекрасно понимал. Слишком жуткие секреты хранил декан змеиного факультета, чтобы выжить. Пожалуй Волди проявил к своему стороннику истинное милосердие. Если представить, что могли сделать с деканом остальные, чтобы вытащить информацию, то для Северуса Снейпа всё закончилось самым лучшим образом.
  
   Вынырнувший из омута памяти Гарри Поттер больше не был прежним, впитав умения самого изощрённого тёмного мага в истории. Теперь ему многое стало понятно. Нахлобучив распределяющую шляпу на себя, Гарри обыскал кабинет директора на предмет тайников. Поскольку Хогвартс оказался сильно порушенным, то отыскать требуемое не составило труда.
  
   Теперь главное было красиво уйти, уничтожив врага. Как говорил один из его сомнительных знакомых с которым он познакомился ещё в детстве -- уходя, гасите всех.
  
   И Гарри Поттер решил следовать этому правилу. Благо за последнее время у Снейпа выдалась возможность порыскать по отделу тайн и выяснить многое из того, что накопилось там по интересующим его проблемам.
  
   Самым важным было даже не это, а тот факт, что Северусу стало известно предназначение арки смерти. Эта штука была создана первым из рода Певерелл для путешествия в другие миры, но маленьким побочным действием оказалось смертоносность этих ворот. Разработчик арки был некромантом, так что артефакт получился с соответствующим эффектом.
  
   Просочиться в кабинет Северуса не составило труда. Выгребая под чистую все тайники декана, Гарри чувствовал странное удовлетворение. Такое странное как будто от хорошо проделываемой работы.
  
   В запретный лес он пошёл со спокойной совестью, горячим сердцем, холодной головой и чистыми руками. В загашниках декана отыскалось кое-что на всякий случай. Сам себе он теперь напоминал юного Мерлина. Вот умора, старик Альбус всю жизнь строил из себя второго Мерлина, а вышло, что таковым на деле оказался сам Гарри.
  
   Нужный пузырёк с эликсиром отыскался довольно легко, так что сейчас Гарри сжимал его в руках.
  
   - Ты пришёл умереть. Просто поразительно.
  
   - Да нет, Том, это просто ты эгоистичная скотина.
  
   - Авада Кедавра!
  
   Да, как предсказуемо, только теперь не надо хернёй страдать, а просто следует подставить лоб. Как и ожидалось, бабахнуло знатно. Не готовых к такому пожирателей разбросало по опушке. Пока все приходили в себя, Гарри Поттеру удалось разлить вокруг эликсир и погрузить ближний круг в сон.
  
   - Прощай, Том. Буду вспоминать тебя, как первого врага.
  
   Вытащив из шляпы меч, Гарри позвал Нагайну и исполнил задуманное. После чего подошёл к Волди и снёс голову самому злобному своему врагу. Беллатрикс Лестрейндж Гарри тоже обезглавил, так что Сириус был отомщён.
  
   - Что-то я забыл. Ах да.
  
   Ближний круг отправился следом за своим повелителем. И только Малфоев Гарри пощадил. Хоть они и были хитрованами чистой воды, но белобрысые говнюки уже успели сотню раз пожалеть, что бахвалились своей причастностью к лагерю пожирателей.
  
   - Экспекто Патронум. Драко, живо дуй сюда. Вот координаты апарации.
  
   Гарри нахмурился так как его патронус теперь представлял собой непонятное облако в котором нельзя было различить ничего, кроме контура шара. Странно, впрочем у него будет время разобраться в этом. Надо сказать, что вся эта движуха изрядно утомила Гарри.
  
   Драко прибыл оперативно, после чего его буквально вывернуло наизнанку от увиденного. Подождав пока Драко придёт в себя, Гарри подхватил кузена за шкибот и вручил ему его родителей.
  
   - Валите из страны. Очень срочно. Бери семью и уёбывай прочь из Англии. Я тоже отсюда свалю. Если получиться, то свидимся в будущем. Может лет через пять, а может больше. Посмотрим, куда меня занесёт.
  
   - Поттер, какого чёрта происходит, скажи хотя бы.
  
   - Не сейчас, Драко, просто сматывайте удочки. Скажем так, мне стало известно, что и меня и вас планировали списать в жертвы войны, так что валите очень срочно. Даст магия, и мы быть можем свидимся, чтобы поговорить детально. Лучше всего свали в Америку или в Россию. Там вас точно никто не достанет.
  
   Драко как-то странно посмотрел на него, так что Гарри стало как-то не по себе.
  
   - Поздравляю. У тебя наконец-то включился мозг, Горшок.
  
   - Спасибо Снейпу, пришлось сжечь его тело, чтобы оно не досталось этим победителям.
  
   Подхватив полуобморочных родителей, Драко апарировал прочь.
  
   - А теперь последний штрих.
  
   Достав с пояса ещё один эликсир с изображением огня, Гарри открыл пробку и выставил бутылёк в самую середину учинённой им бойни. С дикой улыбкой Гарольд отошёл в сторону, хорошо так в сторону и прицельно пальнул заклинанием огненного шара в пузырёк, тут же аппарируя на Площадь Гриммо 12. Следовало провернуть ещё кое-что перед тем, как отправится в путешествие. Так что Гарри Поттер не увидел мощную сферу огня, оставившую на месте пузырька оплавленный круг десяти ярдов в поперечнике.
  
   Призвав Кричера, Гарри щедро поделился с эльфом магией, приказав ему закрыть дом и никого, кроме Гарри не пускать. Для большей уверенности заклинание фиделиуса было Поттером обновлено. Теперь никто кроме него и Кричера не знал о доме и не мог отыскать его.
  
   Со злобной улыбкой Гарри Поттер переместился в Министерство магии камином. Его встретил пустой атриум. Похоже ещё никто не знает о произошедшем, а само министерство Волди выгреб до основания, набирая боевиков.
  
   Привычная дорога в отдел тайн вела его как и в прошлый раз через зал пророчеств. После устроенного тут беспредела многие пророчества были разбиты, и осталось всего две полки.
  
   Любопытство толкнуло Гарри подойти к уцелевшим полкам. Он пошёл словно по наитию, будто что-то ища. Наконец вольный поиск привёл его в самую старую секцию с нераскрытыми пророчествами. Здесь надписи были даже не на английском, а записаны странными рунами. Таких он нигде не видел.
  
   - И что это за хрень?
  
   Рука будто сама потянулась к шарику блестящему нежно-голубым светом с серебристым отливом. В ту же секунду как он взял шарик в руку в голове Гарри зазвучали странные голоса, рассказывающие к его удивлению на незнакомом ему языке некую историю, после чего они ещё и запели довольно неплохо.
  
   Dovahkiin, Dovahkiin, naal ok zin los vahriin,
   Wah dein vokul mahfaeraak ahst vaal!
   Ahrk fin norok paal graan fod nust hon zindro zaan,
   Dovahkiin, fah hin kogaan mu draal!
   Huzrah nu, kul do od, wah aan bok lingrah vod,
   Ahrk fin tey, boziik fun, do fin gein!
   Wo lost fron wah ney dov, ahrk fin reyliik do jul,
   Voth aan suleyk wah ronit faal krein
   Ahrk fin zul, rok drey kod, nau tol morokei frod,
   Rul lot Taazokaan motaad voth kein!
   Sahrot Thu'um, med aan tuz, vey zeim hokoron pah,
   Ol fin Dovahkiin komeyt ok rein!
   Dovahkiin, Dovahkiin, naal ok zin los vahriin,
   Wah dein vokul mahfaeraak ahst vaal!
   Ahrk fin norok paal graan fod nust hon zindro zaan,
   Dovahkiin, fah hin kogaan mu draal!
   Ahrk fin Kel lost prodah, do ved viing ko fin krah,
   Tol fod zeymah win kein meyz fundein!
   Alduin, feyn do jun, kruziik vokun staadnau,
   Voth aan bahlok wah diivon fin lein!
   Nuz aan sul, fent alok, fod fin vul dovah nok,
   Fen kos nahlot mahfaeraak ahrk ruz!
   Paaz Keizaal fen kos stin nol bein Alduin jot,
   Dovahkiin kos fin saviik do muz!
   Dovahkiin, Dovahkiin, naal ok zin los vahriin,
   Wah dein vokul mahfaeraak ahst vaal!
   Ahrk fin norok paal graan fod nust hon zindro zaan
   Dovahkiin, fah hin kogaan mu draal!
  
   Под конец его даже будто оглушило каким-то криком и шарик в его руке рассыпался невесомой пылью, утёкшей сквозь пальцы словно вода.
  
   - Гарри Поттер, похоже ты в очередной раз ввязался в большие неприятности.
  
   Констатируя самому себе собственную глупость и удачу, Гарри Поттер прошёл в зал с аркой смерти. Жуткое сооружение его больше не пугало. Собрав все Дары Смерти, Гарри стал её избранником. Плюнув через левое плечо, парень смело шагнул в портал, отправляясь в другой мир, на встречу новым приключениям.
  
   ========== 2. ==========
  
   Гарри очнулся от смеси из тряски, ругани попутчиков и запаха лошадей. Это всё вместе било невыносимо по вискам и заставляло голову словно с похмелья играть роль колокола.
  
   - Мордредовы подштанники! Где я?
  
   Ему ответили, но он практически ничего не понял. Только разобрал, что сказали ему на дикой смеси из германских и славянских слов. Память услужливой шлюхой подкинула мысль о древнегерманском и балтославянском наречиях. Именно на них разговаривают на континенте в среде магического сообщества, сосредоточенного вокруг Дурмстранга и Колдовстворца.
  
   Следом за знанием о языках прилетела мысль о том, что в другой мир его выкинуло посреди метели, где-то в лесу, а потом был могучий кулак прилетевший растерявшемуся магу в лоб и дальше полная темнота.
  
   Снейп знал языки континентального сообщества, но знания всплывали в голове у Гарри вперемешку. Не добавляли ясности и выкрики на латыни. Но их с горем пополам маг мог понять. Ругались солдаты, конвоируя пленников.
  
   Стоп! Каких пленников? Вот тут мозг таки запустился и Гарри полностью пришёл в себя. Обнаружил маг, что сидит закованный в кандалы, покрытые рунами, в телеге для перевозки людей, забитой пленниками. Покрутив головой по сторонам, Гарри обнаружил, что таковых телег наблюдается две штуки и ещё две телеги везли по кучке мертвецов.
  
   - Живописное начало.
  
   - Эй, ты очнулся?
  
   Обращался к Гарри здоровенный норвежец или швед с длинными волосами цвета пшеницы. Одет незнакомец был в доспехи, укрытые рваным плащом с заколкой в виде медведя. Сидел этот тип напротив него впритык к козлам, у возницы за спиной.
  
   - Да, и не могу сказать, что рад этому.
  
   Слова непривычного языка давались Гарри с трудом. В Хорвартсе с этим было проще. Там склянки для понимания языков можно было достать у пронырливых старшекурсников или в Хогсмиде. Здесь и сейчас выручала память Снейпа.
  
   - Надо же тебе было налететь на имперскую засаду. Ты появился из тумана, словно призрак. Это Хадвар тебе засветил про меж глаз с горяча.
  
   - Где этот Хадвар и откуда ты его знаешь?
  
   Но собеседник его не услышал, поглощённый рассказом о том, как некие имперцы, надо полагать эти солдаты в снаряжении похожем на римское, повязали неких Братьев Бури. Мелькнула шальная мысль, что он попал в прошлое, но нет, в речи тех же конвоиров Гарри выудил названия империи и местной территории.
  
   Сиродил и Скайрим -- таких названий в учебнике истории он точно не слышал. Значит всё же другой мир. И тут только сейчас до мага стало доходить, что он сделал. Он по собственной воле прыгнул в Арку Смерти! Ебануться и не встать! Прав был Снейп, это только он может такое учудить.
  
   Ему невероятно повезло попасть в другой мир и при этом хотя бы знать язык. Информацию он решил собирать по ходу пьесы. Так выяснилось, что суровый мужик рядом с ним, которому основательно так заткнули рот -- Ульфрик Буревестник. Ярл, предводитель восстания против империи и просто брутальный персонаж. Напротив Ульфрика сидел оборванец, которого первый собеседник отрекомендовал как конокрада. Типичный такой обитатель мест подобных Лютному Переулку. Ну и все остальные были солдатами Братьев Бури. Впрочем среди них были и мужчины и женщины.
  
   Что до имперцев, то возглавлял их суровый такой испанец или итальянец, короче этот персонаж явно был сородичем того же Забини. Выглядел этот генерал Туллий, что тот цезарь из фильма: золотой римский панцирь, красный плащ трибуна и римский позолоченный шлем с веером на голове.
  
   - Петух из Сиродила!
  
   Свою характеристику Гарри постарался высказать как можно тише. Всё же нарываться на солдат ему не хотелось. Да и должны же там разобраться по приезду, что он не с повстанцами.
  
   Между делом конокрад поднял панику, которая не прибавила оптимизма ни самому Гарри, ни сидящим в телеге пленным Братьям Бури.
  
   - О, Боги, если Ульфрика схватили, то куда нас везут?
  
   Блондин на это глубокомысленно заметил.
  
   - Я не знаю куда нас везут, но Совнгард ждёт.
  
   Сказано было таким тоном, что Гарри как-то перехотелось уточнять дорогу до этого места. А между тем их процессия подъехала к какой-то крепости.
  
   - Хелген. Был я как-то влюблён в одну девушку из этих мест. Интересно, Вилод ещё варит мёд с можжевеловыми ягодами?
  
   Тут они проехали ворота и взгляду Гарри предстали трое на конях не пойми кто. Яйцеголовые, остроухие, златокожие и с раскосыми миндалевидными глазами той же расцветки. Ну и выродки право слово! Тут он разглядел, что центральная фигура среди этих трёх это женщина. Мага перекосило от отвращения. Теперь он пожалуй понимал фанатов миниатюр, которые играли за людей -- сжечь этих паршивых ксеносов нахрен.
  
   - Смотри-ка, талморцы, наверняка это всё они подстроили.
  
   Гарри хорошо всмотрелся в лица врага. Он ещё не знал подробностей, но уже ненавидел талморцев всеми фибрами души. Что-то такое инстинктивное завыло в крови, требуя крови паршивых ублюдков.
  
   - Что за нелюди такие?
  
   - Это, друг мой, альтмеры, империя проиграла им войну, и теперь они уничтожают культ Талоса, сопровождая имперцев всюду.
  
   Проехав в глубь крепости, телеги остановились около лобного места. Гарри вдруг понял, что его попадание ему совсем не нравится. Кандалы надёжно блокируют магию, его сумка висит, притороченная к седлу Хадвара, а Братья Бури с фатализмом покидают телегу.
  
   - Когда назовём ваше имя, выходите вперёд.
  
   Блондинистый знакомый проворчал о том, как имперцы всё любят делать по списку. Ну вот всех назвали по именам, остались лишь Гарри и этот конокрад, который оказался Локиром из Рорикстеда. Где это находится, Гарри не знал, но заметку в памяти сделал. Если там водятся такие сказочные долбоёбы, то лучше избегать тех мест. Конокрад попытался убежать, но его пристрелили лучники.
  
   - Эй ты, шаг вперёд.
  
   Гарри флегматично сделал шаг прерёд.
  
   - А кто ты?
  
   Хорошенький вопрос, как раз по ситуации.
  
   - Маг. Гарольд Певерелл. Шёл себе, никого не трогал, вдруг ты, гад такой вылетел на меня и оглушил. И что это за бардак такой? Вы меня собрались вместе с ними казнить?
  
   Этот Хадвар смутился и покраснел. В растерянности он посмотрел на подошедшую начальницу гарнизона.
  
   - Капитан, его нет в списке.
  
   - В бездну список, давай его на плаху.
  
   Гарри на момент показалось, что он ослышался... какой-то кусок тупой пизды (назвать начальника гарнизона женщиной ему не позволяла ситуация) отправила его на плаху только потому что у неё критические дни. Последнее он прокричал на всю площадь, сорвав аплодисменты у Братьев Бури. Тут генерал Туллий надумал вмешаться, но была более банальная причина этой резкости. В такой ситуации самым правильным будет отвлечь внимание. Получать доспешным сапогом было чертовски больно, но в процессе суматохи, маг сумел стащить ключ с пояса Хадвара, выставив его между собой и разъярённой капитаншей.
  
   - Игнесса, отставить. Мы и так его казним сейчас.
  
   - Как скажете, генерал Туллий.
  
   Гарри встал среди толпы Братьев Бури и тихонечко попросил у своего собеседника потянуть время. Все поняли его прекрасно, Сгрудившись по плотней. Самым сложным было тихо снять ножные кандалы, пока генерал Туллий разглагольствовал о преступлениях и наказании.
  
   Внезапно по небу раскатился громкий рёв. Под этот звук получилось скинуть ножные оковы. Гарри закатил рукава ощущая жжение. Бузинный Жезл и Воскресающий Камень горели у него под кожей. Представая снаружи татуировками-изображениями.
  
   - Что это было? Вы слышали?
  
   - Ничего. Эй, жрица, приготовь их в последний путь.
  
   На взгляд Гарри любой подобный звук был сигналом большой беды. Похоже только этот Хадвар соображает что тут по чём. Надо ликвидировать главарей, а потом мы разберёмся с охраной крепости. Братья Бури всё больше нравились магу своей молчаливостью и исполнительностью. Трансфигурировав пару ножей, Гарри передал их блондину, который уже и сам освободил руки.
  
   - Ныне же, вверяем мы ваши души Этериусу, и да пребудет с вами благословение Восьмерых...
  
   Второй громкий рёв налетел на них. В сочетании с пасмурной погодой оптимизма это не прибавляло. Так что Гарри, наложив на себя иллюзию оков, резко вышел вперёд. Интуиция вопила Гарри о том, что скоро здесь будет горячо. А своей интуиции он привык доверять.
  
   - Во имя Талоса Могучего, заткнитесь и давайте к делу. Собрались казнить, так вперёд. Я что, всё утро ждать буду, пока вы чужой рёв наслушаетесь.
  
   Лужёная глотка перекрыла все разговоры и даже охрана у плахи поморщилась. Лишь бы не поняли, что оковы не настоящие. Гарри быстро подошёл к плахе и встал перед ней.
  
   - Это что ещё за Обливион его подери! Вон там за тучами!
  
   Кто-то из мирного населения, собравшегося посмотреть казнь мятежников в ужасе закричал.
  
   - Дракон!
  
   И тут до Гарри дошло, что никто не удивился его магии. А если тут средь бела дня драконы летают, ох мать-перемать, куда он попал?! Огромный жуткий монстр вдвое больше хвостороги или железнобрюха приземлился на центральную башню крепости, ополовинив её по высоте вдвое. Глядя в эти жуткие алые глаза, Гарри ощутил первобытный ужас. Проклятый дракон испугал его больше дементоров.
  
   - ХАСТ-ДО-КИРЛ!
  
   Тучи стали ещё гуще, а их покров прочертили метеориты, бомбардирующие крепость. Начался форменный ад. Каменные постройки держались, но деревянные дома разлетались горами щепок. Всюду слышались крики заживо сгорающих людей, командные вопли генерала Туллия и свист стрел. Братья Бури также ретировались. Гарри же послал в дракона единственное заклинание, которое ему пришло на ум.
  
   - Адеско Фламе!
  
   Мощная струя пламени сорвалась с ладони мага, охватывая чёрного дракона. Крылья Чудовища мгновенно лопнули, и оно понеслось по селению, распространяя пожар дальше. Такой боли Алдуин никогда прежде не испытывал. Стихия будто восстала против него, медленно поджаривая своей яростью.
  
   Пока дракон накладывал на себя заклинание ледяной горы, Гарри подхватил свою сумку с погибшей лошади Хадвара и стал искать Братьев Бури. Знакомая макушка блондина мелькнула около бастиона крепости. Гарри как раз успел забежать в дверь вслед за своим собеседником, как куча брёвен, ящиков и горящая телега завалили этот проход.
  
   - Увидимся в Совнгарде, брат.
  
   Блондин закрыл застывшие глаза покойника. Гарри подошёл сзади положил ему руку на плечо.
  
   - Соболезную. Это не я вызвал дракона.
  
   - А разве людям вообще это по силам? Только Талос во время своей земной жизни был способен приручать драконов.
  
   - И всё равно это трудно, потерять брата.
  
   - Ну, Гуньяр был мне кузеном. А так мы все братья и сёстры за свободу Скайрима. Ладно, сородич, нам надо выбираться отсюда.
  
   - Тебя хоть как звать, дружище?
  
   - Ралоф. Ралоф из Ривервуда. Это деревня на границе между Вайтраном и Фолкритом. Мы, кстати, туда и направимся. Это отсюда к северу в десятке лиг.
  
   - А я Гарольд Певерелл. С неба свалился. Зашёл в портал в подземельях, а вынесло меня чёрт знает где, и даже не уверен, что в моём мире.
  
   Ралоф так основательно завис, переваривая откровения напарника. Иномирец в Скариме, похожий на норда? Кому сказать... ага, и дракон тут как тут. Чудовищ уже многие тысячи лет видно не было. На вдруг, явился.
  
   - Скажи ты это мне час назад, я бы не поверил тебе, а так уже ничему не удивлюсь. Подумать только, дракон появился, прямо как в детских сказках и легендах. Драконы -- предвестники конца времён.
  
   Вот на этом моменте, осматривающий замки на решётчатых дверях Гарри так серьёзно напрягся. Что-то в происходящем ему решительно не понравилось. Не такого он ждал приёма в другом мире.
  
   - Сюда, солдаты, бегом! Надо найти генерала Туллия.
  
   - Имперцы, прячемся.
  
   Ралоф рыбкой нырнул за ближайшую кучу ящиков. Гарри же накинул на себя плащ. Капитанша вместе с пятёркой солдат открыла сначала выход, ведущий по этажу, а потом и дверь в подвалы крепости. И тут бомбарда максима оборвала их жизненный путь. Взрыв в дверном проёме вызвал эффект шампанского. Саму капитаншу и трёх солдат разорвало на куски, а остальные отделались оторванными конечностями.
  
   - Ралоф, дуй сюда. Я их порешил.
  
   - Да, Гарольд, ты силён.
  
   Ралоф сноровисто добил раненных и подобрал их кошельки. Маг на это не стал читать нотации, ибо судя по всему этот мир застрял в средневековье, и не с жестокости, судя по запаху надо начинать проповеди. Тут с гигиеной похоже большие проблемы. Да и выживать в мире, где идёт война, а ты только что открыто присоединился к восставшим перед лицом имперской власти... да, это только он мог умудриться. С другой стороны империя сама виновата, ибо не надо казнить всех подряд.
  
   - Так, Ралоф, веди давай. Я же ничего не знаю, как тут у вас всё устроено.
  
   И они побежали так быстро, как могли. Под крепостью Хелген обнаружился самый настоящий лабиринт ходов. Здесь были и казармы, и тюрьма, и всё необходимое, чтобы тут могла встать на постой целая центурия. Они здесь оказались не одни, и вскоре уже при поддержке Ралофа и ещё пятерых солдат Гарри прорывался из крепости.
  
   - А это что за чудовище?
  
   В одной из подземных зал они обнаружили стол, на котором лежал ещё один ксенос. Человеческое телосложение, жуткая морда с мандибулами и маленькие злые глаза. Да и рост чудовища соответствовал нордам.
  
   - Тьфу, порождение Обливиона! Это двемора -- двемер давший клятву жуткого служения Даэдра. Скайрим словно прокляли. Сперва двемеры с сородичами вернулись из небытия. Теперь драконы летают, как у себя дома! А простой народ воюет против гнёта Талмора и империи. Надеюсь ты нам хоть поможешь с этим справиться.
  
   - Пожуём увидим. Двемеры, драконы, талморцы. Что за напасть, попадать в самую гущу боя?!
  
   Истинный мародёр берёт всё, что плохо лежит. Вот и трофейные шмотки двеморы Гарри подмотал и уложил в свою сумку, а браслеты с выдвижными когтями надел на себя.
  
   - Берегись!
  
   Они зашли в место, которое было раньше всего лишь частью пещеры. Здесь среди сталагмитов и сталактитов их ждала засада имперцев. Гарри и Ралоф были вынужденны уйти в боковой проход и перебежать мост, расстилающийся над бездной. В этот момент беснующийся наверху дракон в очередной раз сотряс землю. Огромный кусок породы откололся от потолка и ухнул вниз вместе с остатками моста и частью погони.
  
   - Пойдём, тут есть выход в пещеры. Мы должны выбраться.
  
   Гарольд проклял всё, пока они выбирались на поверхность. Всюду проникал солнечный свет, но паутина всё портила. Местные акромантулы оказались не столь большими как Арагог, но давали тому десять очков по ядовитым плевкам и метанию паутины. После этого они наткнулись на сундук мертвеца, который также исчез в недрах сумки мага, под удивлённые взгляды. После этого встреча с короткомордым медведем Гарри уже не удивила.
  
   Наконец-то свежий воздух забил им в лицо. Дракон пролетел над их головами и рухнул в большое озеро виднеющееся на горизонте. Маг вдохнул свежий воздух Скайрима полной грудью, не подозревая о грядущих приключениях, которые полностью изменят его.
  
   ========== 3. ==========
  
   Перед тем, как куда-то пойти, Ралоф сделал самое верное в такой ситуации -- достал карту и принялся размышлять над ней, разложив этот кусок выделанной кожи с грубыми метками на ближайший сухой валун. Склонившийся вместе с ним над картой Гарри непонимающе смотрел на руны, которыми были обозначены различные названия.
  
   - Не понимаю.
  
   - Что именно?
  
   - Я вашу письменность не понимаю. Да и как язык называется. Да и в целом, давай меня просвещай на тему реалий мира.
  
   Ралоф задумчиво почесал в затылке.
  
   - Да, родич, крепко ты встрял. Слушай, а как в другом мире?
  
   Гарри только оставалось пожать плечами.
  
   - Думаю также, во всяком случае люди везде одинаковы, как я погляжу. Разные народы так и норовят прирезать друг друга ради красивых слов или за идею. Вот только у нас нелюди сидят тихо, и носа не показывают на глаза людям.
  
   Ралоф недоверчиво хекнул при этих словах.
  
   - Да уж, вам спокойней живётся чем нам. На Тамриэле есть целые провинции ксеносов.
  
   - У нас они тоже предпочитают не высовываться из своих стран. Вейлы во Франции обитают. Вервольфы только в Европе, а Вампиры предпочитают Валахию и Южную Америку. Гоблины же живут под землёй, и на поверхность носа не суют.
  
   Ралоф сделал знак, отгоняющий злых духов, во всяком случае именно так это выглядело со стороны.
  
   - Тьфу ты, и у вас эта погань водится. Но вам хорошо, а тут они могут в любом глухом углу встретиться. Опасны как разъярённые порождения Обливиона. Но гоблинов в Скайриме нет, а вот на Солтсхейме я слышал водятся рьеклинги -- их родичи, только гораздо опасней. Я только не понял, кто такие вейлы.
  
   Гарри постарался объяснить, кто такие вейлы. На его слова Ралоф достаточно категорично заявил, что это некие ворожеи, только обликом поприятней.
  
   - Главное не наткнись на такую. Ворожеи -- порождения Хирсина. А этот принц Даэдра любит превращать людей в монстров в облике зверя. Уж лучше с вервольфом встретиться, чем с ворожеей. Эти курицы очень опасны. Хотя ты же маг, значит должен суметь их одолеть. Проблема в том, что у них не только магия есть, но и когти вот такие.
  
   Ралоф показал коготь которым можно поймать как на крючок акулу. Гарри оставалось лишь поверить ему на слово.
  
   - Так куда мы направляемся? Ты говорил что-то про какой-то Ривервуд?
  
   - Эй, на секундочку, это моя родная деревня!
  
   - Без обид, ты мне на карте покажи где мы были, где Хелген и куда и как идём.
  
   Ралоф раздражённо посмотрел на него, но промолчал. Бросив взгляд на карту, норд стал водить по ней пальцем, называя места.
  
   - Вот Синий Брод, где нас повязали. Вот по этой дороге нас привезли в Хелген. А вот Ривервуд, но до него нам три дня ходу, и ещё в трёх днях пути от него расположен Вайтран, столица одноимённого владения. А мы сейчас на западе Фолкрита -- и владение и город так называются. Всего девять городов и девять владений в Скариме, но провинция огромна. Мы уже пять лет воюем за независимость Скайрима и свободу исповедания культа Талоса.
  
   - Так, особенности местной веры расскажешь позже. Ты главное скажи, куда нам идти? У меня припасы есть конечно, да и в Хелгене я постарался прибарахлиться, даже пять бутылок мёда с можжевеловыми ягодами прихватил, но...
  
   - Когда успел? Угостишь хоть одной бутылкой?
  
   - Пока вы в панике метались, я по сторонам смотрел и не зевал, покуда эта летающая ящерица бегала, охваченная адским огнём. Правда эта сука чёрная меня чуть трижды не затоптала, но это мелочи. Если встречу, то он у меня получит ещё сюрпризов. На всю жизнь запомнит, что такое злой маг.
  
   - Да, нам такие умельцы тоже нужны. У меня кроме карты и оружия ничего не осталось. Ну не считать же тот рюкзак, который ты продуктами набил и мне дал.
  
   Гарри пощёлкал пальцами у лица Ралофа.
  
   - Так, мы отвлеклись. Я так понимаю, что у имперцев здесь скоро будет каждая кочка пересмотрена, поэтому определяйся куда нам идти, ноги в руки и ходу отсюда.
  
   - Да ты прав. Есть тут одно местечко. Талморские юстициары повсюду рыщут на землях подконтрольных имперцам, выискивая тех, кто сохранил верность Талосу. Здесь есть недалеко одно тайное святилище.
  
   - Долго туда идти?
  
   - Всего полдня. Оно рядом с озером Илиналта. Вот здесь.
  
   - Ладно, пошли быстрей.
  
   И они пошли вперёд. По пути Гарри собирал травы, которые встречались в этом лесу. Владение Фолкрит оказалось богатым на различные растительные ингредиенты.
  
   Надо сказать, что магия здесь ощущалась в самом воздухе, земле и воде. Всё окружающее пространство пропитывалось ею словно светом солнца и собиралось в растениях, словно по волшебству, которое и чувствовал маг. Гарри в Скайриме оказалось невероятно легко, как будто он сбросил с себя оковы прошлого и теперь был предоставлен самому себе. Делай выбор и принимай его последствия. Нет никаких условий. Здесь он начнёт свою жизнь заново.
  
   - Ралоф, а в Скайриме много магов?
  
   - На самом деле любой разумный способен к магии, просто не у всех есть терпение, чтобы развивать свои силы. Я за всю свою жизнь освоил только заклинание розжига, слабое лечение и ясновидение. В бою ничего с этим не поделаешь, но в быту сильно выручает. Не нужно огниво, чтобы разжечь огонь, и если поранился, то можно залечить за час. Да и то, у моей сестры лучше получается лечить.
  
   - Ну с этим и поспорить можно.
  
   Увидев непонимание на лице Ралофа, Гарри поспешил объяснить свои слова.
  
   - Не знаю как на счёт зажарить всего противника. Но как ты сам думаешь, если противнику попадёт в глаз раскалённый уголь -- долго он сможет оборонятся?
  
   - Хммм. С такой стороны я к вопросу не подходил.
  
   - Да это мелочи, если хорошо подумать, то магией можно сильно усложнить жизнь даже другому магу, который менее сообразительный. Да то же самое заклинание щекотки вполне способно отвлечь даже архимага, если пущено внезапно и союзники не тупят.
  
   Уже около самого тайного святилища они поняли. Что что-то не так, было подозрительно тихо. Гарри сделал Ралофу знак быть осторожным, поэтому они аккуратно подобрались к самому святилищу и выглянули из-за камня.
  
   Увиденная картина разъярила обоих. Желтокожая альтмерская мразь в костюме юстициара пытала маленькую девочку. И что было примечательным, так это то, что девочка была имперкой, которая каким-то чудом оказалась в этом месте.
  
   - Я тебя в последний раз спрашиваю, человеческое отродье, что ты здесь делала? Не будешь отвечать по-хорошему? Тебе мало было молний? Значит я сейчас тебя просто оттрахаю, как последнюю шлюху, коими без сомнения являются все человеческие самки. А потом займусь тобой вивисекцией.
  
   - Нет. Пожалуйста. Я просто жила здесь с родителями.
  
   Девочка была избита и местами одежда на ней была подпалена. Но мало этого, альтмер подмял её под себя, задирая жертве платье вместе с ногами и одновременно пытаясь спустить с себя штаны.
  
   - Петрификус тоталус!
  
   Талморец рухнул статуей в стороне от своей жертвы. Гарри и Ралоф подбежали к месту.
  
   - Проклятье. Как эта мразь нашла убежище?!
  
   - Ралоф, стой.
  
   Гарри удержал занесённый над юстициаром топор норда.
  
   - Он умрёт, я этим прямо сейчас и займусь. А ты помоги девочке и вылечи её раны.
  
   Блондин судорожно кивнул. Признаться честно Гарри и сам был в шоке от произошедшего. Беглый осмотр поляны, позволил понять, что тут жило трое людей, а остальные приходили сюда с окрестных хуторов. На душе у Гарольда заскребли такие тигры, что ярость буквально глаза застила. Когда он гонялся за крестражами, то видел как развлекались егеря над беглыми магглорождёнными.
  
   - Да, тебе, сука остроухая я такой милости как авада не подарю.
  
   Наложив на пленника кандалы, Гарри отменил петрификус и применил пыточное, предварительно заткнув альтмеру рот кляпом из куска его собственного плаща.
  
   - Я тебе покажу, мразь, как девочек насиловать! Ты у меня такие муки познаешь, что Обливион тебе покажется облегчением. Круцио!
  
   В данный конкретный момент он очень сильно желал смерть конкретно этого желтомазого ксеноса. Пленник дёргался и метался, не в силах отразить магию юного героя. А Гарри спокойно применял на нём легилеменцию, узнавая о Талморе такие шокирующие подробности, что даже упустил из виду факт применения запретной магии.
  
   - Это тебе за всех тобой убитых. Сектум Семпра!
  
   Альтмера буквально выпотрошило, забрызгав самого Гарри кровью. Повернувшись, он увидел испуганные взгляды Ралофа и девочки. Норд закрыл собой ребёнка глядя на такую жестокую расправу.
  
   - Ты бы знал, Ралоф, какая это мразь. Не волнуйся, он был один. У него тут где-то письмо должно быть.
  
   Маг порылся в мантии талморца извлекая письмо.
  
   - Вот, читай.
  
   Ралоф опасливо взял письмо, развернул и прочитал беглым взглядом.
  
   - Я всё ещё не понял, что это было?
  
   - Сейчас я тебе покажу, что это было. Ты ребёнку то помог?
  
   - Да помог я ей. Она практически не пострадала. Просто в шоке.
  
   Гарри подошёл к Ралофу, доставая из своей безразмерной сумки омут памяти и выдёргивая у себя из головы воспоминание.
  
   - На вот посмотри воспоминания этого ублюдка остроухого.
  
   - А как?
  
   - Просто лицо в омут опусти. Я пока девочке лечебных зелий дам.
  
   Не без сомнений норд опустил лицо в омут, да так и застыл, увлечённый просмотром. Тем временем Гарри подошёл к сидящей на спальном мешке девочке, доставая зелье.
  
   - Тебя как зовут? Я -- Гарри. Гарольд Певерелл -- маг и защитник невиновных.
  
   - Люси. Меня зовут Люси. А папу и маму звали Хлодмир и Тассия. Этот кровопийца их убил. Он всех убил, а меня пытать начал.
  
   - На, это лечебное зелье. Выпей. Больше эта остроухая мразь тебе не причинит вреда. Обещаю.
  
   Гарри было нелегко установить контакт с маленькой девочкой. Ей едва ли было одиннадцать лет. Это он в таком возрасте героически троллю в нос палкой тыкал, а тут испуганная девочка, прямо как Гермиона.
  
   При мыслях о подруге Гарри поморщился. Дамблдор имел очень обширные планы на грядущую политическую карьеру Рона и Гермионы, мечтая в тёмную их руками окончательно отстранить аристократов от власти в Англии. Старик врал им всем. Только сейчас Гарри начинал понимать в полной мере, насколько большая игра шла, и как гриффиндорцами нагло манипулировали. Грейнджер, Уизли, Лонгботтом, Криви, Финниган -- все они были марионетками для старого педераста.
  
   - Ничего не бойся. Я ребёнка в беде не брошу.
  
   Память Снейпа сейчас была кстати. О, сколько жестоких историй хранила она. Сколько детстких трагедий было предотвращено мрачным зельеваром. С такой стороны Хогвартс Гарри никогда не воспринимал.
  
   Люси выпила зелья и благополучно заснула, заботливо укрытая пледом, который Гарри достал из сумки. Маг воспользовался легилеменцией, чтобы потушить яркость сегодняшних воспоминаний у ребёнка. Девочке ещё рано становится взрослой. Не к чему ей переживать лишний раз, учитывая, что она практически не пострадала.
  
   В это время с матерным шипением из омута вынырнул Ралоф и поспешил скрыться среди поросших лесом скал. Гарри слышал, как воин немилосердно блюёт. Ему и самому хотелось проблеваться после "увлекательного" кино из головы дохлого юстициара. Вернулся блондин бледный, пошатывающийся и злой. Подбежав в трупу талморца он с силой пару десятков раз пнул начинающее коченеть тело.
  
   - Даэдрические ублюдки! Ну и кошмар же я увидел! Вы не меры, а самые гнусные порождения Обливиона! Плод грешной связи Боэтии и Мефалы!
  
   Норд ещё полчаса рубил топором тело талморца, пока не превратил его в куски мяса. Обессиленный, он повалился на ближайший спальник и шокированным взглядом уставился на Гарри.
  
   - Я и подумать не мог, какие зверства скрывает Талмор. Если каждый человек узнает это. Да что там говорить, покажи ты это тем же данмерам или босмерам, как они будут готовы порвать своих сородичей за такое. Хотя прочие меры не менее высокомерные, но здравого смысла у них больше.
  
   Гарри мрачно кивнул на горячую речь Ралофа.
  
   - Когда я сюда только попал, то сам не ждал, что увижу такое. Что я тебе хочу сказать, Ралоф из Ривервуда, добро пожаловать в ряды борцов с талмором. Война между мерами и людьми -- лишь вопрос грядущих лет.
  
   - Да, только сперва необходимо закончить войну за свободу Скайрима.
  
   Гарри вдруг рассмеялся, тихонько так, но Ралофа пробрало от его смеха.
  
   - Несомненно война между империей и нордами закончится, стоит только показать эти воспоминания кому надо, но боюсь у вашей гражданской войны такие же причины, что и у гражданской войны в моём мире. И думаю я, что раскол среди людей нужен именно Талмору.
  
   Они проговорили ещё долго, пока начинался закат. Пришлось похоронить убитых прихожан и родителей девочки, что были здесь жрецами. Гарри с тяжким сердцем делал всё это, в душе проклиная себя за нерасторопность. Успей они прийти хоть на полчаса раньше, и расклад был бы другим. Но что есть, то есть.
  
   Сегодня Гарри принял решение уничтожить Талмор. А для начала можно будет приглядеться к Братству Бури. После собственной истории с Орденом Феникса, Гарри сомневался в любых авторитетах. Пожалуй самый важный урок преподал ему Снейп -- не верь на слово никому.
  
   Они с Ралофом поделили караулы и блондин первым пошёл спать. С некоторым удивлением Гарри рассматривал висящие в небе две луны. Да, определённо этот мир странный, но он обещает огромные возможности.
  
   - Держись, этот мир! Гарольд Певерелл вышел на тропу войны.
  
   ========== 4. ==========
  
   На следующее утро, прихватив с собой все вещи и уцелевшую голову талморца в придачу, они втроём отправились в Ривервуд. Голову альтмера Гарри насадил на кол и глубоко засадил в землю, оставив огромный камень с надписью, что талморцы не заслуживают жизни. Ну и дописал снизу за что конкретно висит башка этого альтмера здесь дополнив предложением каждому человеку плюнуть в мёртвую рожу мера.
  
   Дорога шла вдоль берега озера, из которого и вытекала река. Вот так они и шли, посматривая по сторонам. Гарри конечно кидал чары обнаружения, но как говорила монашка надевая презерватив на огурец -- бережёного бог бережёт. Так что они прошли почти полдня, встав на привал ближе к полудню.
  
   Внезапно чары предупредили о движении. Одинокий путник шествовал по дороге. Гарри сказал, что к ним приближается некто крупный. Ралоф схватился за рукоять меча. Благо они тормознулись около довольно крупной скалы, которую дорога огибала, забираясь от берега на каменную возвышенность. Но по дороге в их сторону показался здоровенный норд. Даже для своего племени он был крупным.
  
   - Ого. Его мамка нагуляла, что ли с великаном?
  
   Путник легко нашёл их убежище за камнями. Гарри обратил внимание, что новое действующее лицо было босо, его штаны были скорее обрванными бриджами а на теле была только безрукавка из шкуры волка.
  
   - Отшельник Бродвиг?
  
   А вот Люси явно знала незнакомца, который уставился на Гарольда яркожёлтыми звериными глазами.
  
   - Дядюшка Бродвиг?
  
   А вот и Ралоф видимо узнал путника, но кидаться в объятия сородича не спешил, по прежнему сжимая меч.
  
   - Был когда-то, да весь вышел. Помню я весёлого сорванца Ралофа, что вечно ко мне в сад забирался. Люси, а что ты делаешь так далеко от дома?
  
   Интонации нового знакомого были странными, словно он знал об убежище.
  
   - На святилище напал талморский юстициар. Он всех убил кроме меня. Мне он сперва плохое хотел сделать, а потом пришли новый папа Гарри и дядя Ралоф и убили талморца.
  
   Бродвиг натурально зарычал, обнажая свой далеко не человеческий оскал.
  
   - Проклятые талморцы! А я как раз покинул свою стоянку и ушёл в горы. А потом вчера надо мной пролетел дракон и я сразу поспешил сюда, но как вижу я не успел. Проклятье!
  
   И тот Гарольда озарило понимание природы Бродвига. Это оборотень, но какой-то странный. Пахнет диким зверем, но не собачатиной, а чем-то более крупным и жутким. Именно поэтому маг был готов отразить любую атаку.
  
   - Значит ты Гарри? Если узнаю, что с головы Люси хоть один волос упадёт, то я тебя и в Чёрном Пределе найду.
  
   Норд тяжёлым взглядом посмотрел на Гарольда, словно давая понять, что будет с ним, если он нарушит своё слово. Гарольда такая постановка явно не устроила.
  
   - Слушай, ты, бешеный комок шерсти, насколько я знаю, то даже оборотни не выдержат убивающего проклятия в грудь. А ты прямо напрашиваешься. Сердце оборотня -- это редкий ингредиент. Так что не смей сомневаться в моей честности.
  
   Бродвиг сперва явно хотел порвать наглого мага одним рывком, но внезапно сдулся и расхохотался.
  
   - Да уж, действительно честный. Не врёшь, силён. И говоришь всё в лицо, а не прячешь злобу за улыбкой. Это в наши дни дорогого стоит. Пригляди за Люси. Её родителей я знал, хорошие были люди. Жаль, что я не успел вернуться.
  
   Гарри незаметно воспользовался рискованной манипуляцией с сывороткой правды, распылив перед собой небольшое количество препарата. Для полноценного допроса такого не хватит, но развязать язык собеседнику запросто. Способ так себе, но по крайней мере было видно, что сокрушается оборотень о смерти своих соседей искренне.
  
   - Ладно, не будем делать поспешных выводов друг о друге. Вот, держи.
  
   Гарри достал из сумки множество мелких склянок с аконитовым зельем.
  
   - Что это такое, маг?
  
   - Зелье для оборотней. Помогает оставаться в твёрдом уме и трезвой памяти. Не будешь диким зверем сигать по лесам.
  
   Оборотень смешливо хмыкнул на слова мага, но зелья всё же взял.
  
   - Да, травить меня ты точно не станешь. И бесполезно это к тому же.
  
   - Ну как-то так. У меня дядька тоже страдал этим. Погиб недавно в бою.
  
   - Ладно, пойду я. Раз такие дела, надо бы леса Фолкрита проверить. Хотя едва ли какой псих сунется сейчас в западную часть владения. Двеморы не дремлют. Они около Мзадакра свой лагерь разбили. Две недели назад со стороны Вала Лиреи приходил отряд двемеров со своими металлическими големами. Сеча была около башни Баннермист.
  
   Тут Ралоф вспомнил, что у него тоже есть голос.
  
   - А ярлы что?
  
   Бродвиг рассмеялся, словно услышал нечто мерзкое.
  
   - Да что эти ярлы могут!? Балгруф просто глаза закрывает на вернувшихся двемеров, а этот молодой выскочка из Фолкрита носу не суёт за ворота. Ему его жопа дорога как память, желательно чтобы была целой и в тепле, да чтобы какую молодку за вымя подержать. Как эта гражданская война завертелась -- сразу всё на перекосяк пошло. Повылазило всякой нелюди из Обливиона. Тьфу!
  
   Поблагодарив их за спасение девочки ещё раз, оборотень поспешил скрыться в лесной чаще. А троица собралась продолжить свой путь. И тут Гарри шлёпнул себя по голове. Как он мог забыть только то, что у него есть специальный предмет, облегчающий жизнь. В Отделе Тайн он прихватил с собой древний ковёр-самолёт.
  
   - Сейчас мигом домчимся.
  
   Под удивлённые взгляды приёмной дочки и Ралофа маг достал из своей сумки свёрнутый в рулон ковёр. Благо инструкцию к нему Гарри тоже прихватил, да и у Снейпа был опыт полёта на таких штуках. Варить редкие и запрещённые зелья для директора -- это бывало много раз, да и за ингредиентами старик Альбус гонял Снейпа иной раз. Секретность -- мать её.
  
   - Садитесь. Сейчас быстро долетим.
  
   И действительно. На ковре было мягко и уютно, но вот скорость увеличилась всего лишь до десяти километров в час. Не густо, но тратить лишний день не хотелось. Гарри жаждал действия всей душой.
  
   Повод остановиться им выпал только перед камнями-хранителями. Типичные такие артефакты древности напоминали магические камни Скандинавии. Знал о них профессор Снейп вскользь, да и видел только на фотографии. Любопытство толкнуло Гарри остановиться. Ралоф отрекомендовал ему каждый камень, сказал, что подобного добра в Скайриме целых тринадцать штук. Подумав немного, Гарри выбрал камень воина под удивлённый комментарий самого Ралофа.
  
   - А чего удивляться? Ралоф, я в своей жизни много мечом не махал, всё больше волшебным посохом. Так что выучиться махать клинком не повредит. Я собственно не жалуюсь, но как посмотрел на здешние порядки и мне магия уже не кажется таким универсальным средством.
  
   - Здравые рассуждения для мага. Большинство останавливают свой выбор либо на мече, либо на луке, либо на магии. Да ещё и выпячивают своё умение будто они короли, а все должны им по гроб жизни.
  
   Гарри к повторному удивлению Ралофа снова поддержал рассуждения о мажорах, что говорят через губу, забывая, что их лучше всего закатывать в трубочку, если не хочешь по щщам схлопотать от кого-нибудь героя за дерзость и высокомерие.
  
   После этого дорога вновь понеслась под ковром-самолётом, наматывая милю за милей. Таким образом они должны были прибыть в Ривервуд на закате. Ралоф от этого хмурился, но говорить ничего не спешил. Вот уже отвесные склоны гор начали подниматься вокруг них, формируя натуральное широкое ущелье. В самой середине бежала речка. А по бокам от неё на несколько часов пешего пути простирались берега, усыпанные лесом.
  
   И тут произошло событие, которое вызвало разрыв шаблона у мага. По дороге грузно шагал шерстистый мамонт, которого вёл под узды самый натуральный великан. О них ещё Ралоф упоминал в своей речи, но мельком, упоминая, что великаны ребята мирные, но если ты их разозлишь, то легко могут зашвырнуть тебя в ближайший город, И им пофиг, что дубина у них твёрдая, а ближайший город может располагаться в нескольких днях пути. Долетишь мгновенно авиалинией великан-экспресс.
  
   Так вот это чудо мало того, что встретилось совершенно в дали от лугов владения Вайтран, так ещё оный великан оказался и торговцем. Завидев путников, он предложил им купить у себя мамонтового сыра. Гарри и Ралоф опешили, но продукт купили. Сыр оказался вкусным, правда есть его можно было лишь надев прищепку на нос, но с вяленым мясом и зеленью пошло хорошо.
  
   Помимо сыра великан попытался им сторговать отличную накидку для детей. В его понимании для детей. Так в этой меховой накидке даже Ралоф терялся чуток на фоне своей мощной фигуры. Гарри эта накидка тоже оказалась великоватой. А для Люси Гарри купил новое детское синее платье. Так то у великана оказалось и человечья одежда. Маг прибарахлился богатым нарядом, включающим в себя весьма дорогую одежду и шапку отороченную мехом. И конечно сапоги. Да и для Ралофа Гарри тоже прикупил одежды.
  
   - Ну и ну, такое ощущение, что все сказки Скайрима разом меня решили посетить за неделю.
  
   Ралоф сказал это едва великан-торгаш со своим мамонтом остались позади, исчезая за поворотом дороги.
  
   - Главное, что не как идиоты в город придём. У тебя кроме твоих шмоток с гербом Братства ничего не было. Это атас.
  
   - Да чего мне бояться в Ривервуде? Все свои.
  
   - Ага, Хадвар тоже твой земляк, забыл?
  
   Ралоф печально повесил голову. В словах мага была не просто доля правды, а прямо целый упрёк.
  
   - Твоя правда, Гарри. Хадвар -- племянник деревенского кузнеца Алвара. Их семья тоже давно в Ривервуде живёт. Уже поколений семь или восемь. Хадвара я ещё помню мелким шкетом. Он всегда был в плечах широк с самого детства. Мы вместе с ним и Свеном постоянно сбегали в лес, чтобы по роже настукать мелким босмерам из хутора Лесной Угол.
  
   Тут Люси громко ойкнула, привлекая внимание. Гарри и Ралоф одновременно помянули Обливион и все его радости. Из леса выскочила стая волков разного калибра и возглавляемая непонятной белой дрянью, чья мамка явно согрешила с короткомордым медведем, ринулась на их ковёр-самолёт. Учитывая, что высота была не более метра, то становилось опасно.
  
   - Сектумсемпра!
  
   К собственному охренению Гарри понял, что белая дрянь успешно подхватила мелкого волка, вырвавшегося вперёд и метнула под вспышку заклинания. Эта зверушка ещё и разумная. Мать вашу за ногу!
  
   Тренькнула тетива лука. Это Ралоф выхватил оружие дальнего боя и успешно завалил двоих, пока Гарри не догадался размножить его третью стрелу. Целый шквал стрел не пережили почти все волки, но белоснежка попыталась уйти. Хрен там у него получилось! Разозлённый Гарри Певерелл это нечто. Так что сперва белый монстр выхватил круциатуса, а потом и авады прямо под хвост.
  
   К удивлению Гарри заметил в глазнице одного из волков маленький кинжал, который Люси вытащила, аккуратно почистила и спрятала в складках платья. Гарри про себя чертыхнулся, поминая добрым и ласковым всех до кучи и принцев Даэдра в частности.
  
   - Жаль времени нет и сил, чтобы перевезти такую кучу. А шкуры снимать долго.
  
   - А вот тут ты не прав друг мой. Магия приходит на помощь.
  
   Освежевав заклинанием волков и этого белого монстра, Гарри свернул все шкуры и положил их на ковёр-самолёт, предварительно обернув в уже готовый кожаный мешок, чтобы сукровицей остальные вещи не пачкались.
  
   - Это что была за хрень?
  
   - Снежный волк это. Странно, обычно они встречаются только севернее Вайтрана. Наверное этот сюда случайно забрёл.
  
   - Да непохоже. Эта тварь точно разумная. Кстати, а что за крупные мерзавцы вокруг него были? Они же такие-же здоровые как и наша белоснежка.
  
   Услышав непонятное слово Ралоф и Люси повернули головы к Гарри. Тот спешно перевёл стрелки на то, что так в старых сказках одну принцессу называли, но сюжета он не помнит. Хотя как раз таки наоборот, сюжет того фильма Гарри помнил отлично. И актёрский состав тоже хорошо отыграл. Особенно удалась роль сказочного принца у Рокко Сифдерри. Но не рассказывать же такие пикантные подробности в присутствии маленькой девочки.
  
   В конечном счёте в деревню они не успевали, так что пришлось становиться на постой в лесу. Идейка конечно была так себе, но ничего другого не оставалось. Пришлось доставать волшебную палатку и ставить барьер из чар, против всяких нежелательных посетителей.
  
   Ралоф и Люси конечно удивились сперва предложенной одноместной палатки, а потом пока спать не отправились, не переставая удивлялись могуществу магии. Гарри на это только глаза закатывал. Вот и выяснилась слабость местных волшебников - они не знают пространственной магии. Да и трансфигурация судя по всему тут не распространена. Вывод об этом Гарри сделал, расспросив Ралофа ещё раз о магии. Норд сумел вспомнить, как краем уха слышал о заклинании превращения железной руды в серебряную, а той в золотую.
  
   - Название забыл. Транс-что-то-там.
  
   - Ладно, ложимся спать. Всем доброй ночи.
  
   - Ага.
  
   - Папа, я сказку хочу.
  
   Пришлось Гарри рассказывать Люси сказку о трёх братьях. К тому моменту, как девочка уснула, прижавшись к руке приёмного отца, Ралоф уже храпел во всю глотку. Пришлось на норда кинуть силенцио.
  
   Утром Гарри разбудил паникующий Ралоф, который не мог и слова сказать. Гарри спросоня сперва не понял ничего, по поглядев на злого Ралофа, мгновенно снял с него заклинание.
  
   - Тьфу, я уж думал всё, стал немым.
  
   - Храпеть не надо как горный лев.
  
   - Горные львы не храпят, а мурчат во сне.
  
   Гарри внимательно посмотрел на Ралофа.
  
   - А саблезубы у вас часом не водятся?
  
   - Водятся. Аж целых три вида. Снежные, рыжие и саблекоты в лесах Рифта. Но последние опасны только для детей.
  
   - Ебануться, куда я попал?! У нас эта живность вымерла десять тысяч лет назад.
  
   Ралоф задумчиво почесал затылок.
  
   - Почему-то мне кажется, что не всё у вас с этим просто было.
  
   - Ты прав. Но я этот процесс не изучал углублённо. История в целом не мой конёк. Ладно, собираемся и поспешим к твоей сестре.
  
   И они собрались буквально за полчаса и вновь отправились в путь. Не прошло и часа, как они прибыли. Причём первое, чему они стали свидетелем, как около первого дома от ворот пожилая женщина отчитывала красивого молодого человека.
  
   - А я тебе говорю, что видела дракона. Он летел на северо-восток.
  
   - Мама, ты опять за своё.
  
   - Эй, Свен, не так уж твоя матушка и ошибается.
  
   Ралоф слез с ковра, на который косо посматривала стража ворот. Свен обернулся и сперва даже не узнал своего друга детства.
  
   - Ралоф, разрази меня даэдра. Какими судьбами? Тут всякое болтали.
  
   - Да вот, проездом из Хелгена, который дракон на наших глазах спалил. Знакомься. Это Гарольд Певерелл и его дочка Люси. Я к нему нанялся в качестве охраны.
  
   - Эй, Ралоф, ну сколько мне тебя ждать. Показывай давай, где трактир?! После вчерашнего дня я помыться хочу. Доброго утра, уважаемый. Я так понимаю, что вы его старый друг. Не подскажете, где можно шкуры волчьи продать за хорошую цену?
  
   Рукопожатие Свена оказалось аккуратным. Да и маг обратил внимание, что руки у него не видели тяжёлой работы. Свен даже сперва не понял, как ему реагировать, но услышав чёткий вопрос, начал действовать.
  
   - Да, уважаемый маг, вон дальше по улице есть магазин "Ривервудский торговец". У него даже книги по магии есть. Какой у вас ковёр необычный.
  
   Гарри оскалился самодовольной улыбкой и принял самый вальяжный вид.
  
   - Редгардский ковёр-самолёт. Ещё с Йокуды артефакт. Сейчас таких уже не делают. Я собственно в Скайрим прибыл, чтобы в коллегии Винтерхолда попытаться с помощью коллег изучить этот образец древности. Авось польза будет. Налажу тогда выпуск этих ковров.
  
   Ралоф и Свен обменялись рукопожатиями. Гарри заметил. Что Ралоф при этом сказал Свену нечто на ухо, как было понятно нечто про Ульфрика. Вновь блондин уселся на ковёр и они полетели к деревянному мостку в центре деревни. Река в этом месте омывала небольшой скалистый островок, залетев на который, они увидели лесопилку.
  
   - Ну вот мы и на месте.
  
   Какая-то высокая и властная блондинка распекала работников. Повернувшись к ним, блондинка тихонько охнула.
  
   - Брат?
  
   ========== 5. ==========
  
   Гердур выгнала работников на неожиданный отдых, а сама позвала некоего Хода. Ход оказался её мужем. Одновременно с ним пришёл и мальчишка лет двенадцати-тринадцати вместе с собакой. Это оказался племянник Ралофа и единственный сын Хода и Гердур.
  
   Расположившись в живописном уголке острова с лесопилкой, так, чтобы их прикрывали ёлки от взглядов местных, Ралоф начал свой рассказ. Его родственники реагировали довольно эмоционально, хотя поглядывая на Люси старались имперцев сильно не ругать.
  
   Потом Ралоф рассказал о том, что случилось около тайного святилища. Это проняло и взрослых и ребёнка. Гердур, вообще обняла Люси. Оказалось, что её родители время от времени появлялись в Ривервуде, покупая продукты.
  
   - Это не все, родичи. Гарри выпотрошил мозги талморца на предмет воспоминаний. Не знаю такой магии, но то что я увидел в этом омуте памяти. Гердур, я теперь серьёзно озадачен.
  
   - В смысле озадачен?
  
   Ход и Гердур удивлёно посмотрели на Ралофа.
  
   - Гарри, покажи им этот свой омут памяти. Это зрелище не для слабонервных.
  
   Гарри быстро смекнул к чему идёт разговор.
  
   - Так, дети, кыш отсюда. Посмотрите лучше пока за южной дорогой. Тревожно мне что-то. И Ралоф, я не думаю, что твоей сестре стоит это видеть.
  
   Фроднар и Люси ушли, как их и попросил Гарольд, а Гердур с вызовом уставилась на мага.
  
   - Хэй, не думай, что если я женщина, то не снесу рога любому мужику!
  
   Маг серьёзно так посмотрел прямо в глаза хозяйке лесопилки.
  
   - Я после такого прибытия в Скайрим всех встречных проверяю чарами на предмет скрытых сюрпризов. Ты правда хочешь видеть такие вещи будучи в положении?
  
   Гердур ахнула. Ход и Ралоф вообще представляли собой статуи.
  
   - Какого?! Я сама только вчера поняла. Похоже ты и вправду маг большой силы. Никогда не слышала про такие чары. А меня между прочим Даника обучала целительству.
  
   - Вот и я говорю, что мне совесть не позволяет беременной женщине давать смотреть такие воспоминания.
  
   Гарри достал омут памяти из сумки и добавил в него нужное воспоминание.
  
   - Ход, прошу. Просто опусти туда лицо и не пугайся. Там ты увидишь много неприятных вещей.
  
   Мужчина внимательно наблюдал за манипуляциями мага, так что сомнения его терзали по поводу всей этой штуки. Женщина тоже была заинтересована, но видимо слова мага серьёзно заставили её задуматься.
  
   - Впервые вижу настоящего мага, а не этих учёных из коллегии. Похоже, сородич ты и вправду явился в Скайрим как благословение богов.
  
   Тут Ход буквально подпрыгнул от омута и зажимая рот побежал к берегу. Как и его шурин, Ход блевал пока желудок окончательно не опустел. Гердур в шоке смотрела на это, поражённая словно громом. Проблевавшийся мужчина внимательно поглядел на жену.
  
   - Гарри прав был, когда говорил, что такое женщинам лучше не смотреть. Эти остроухие... проклятье, ни на атморике, ни на сиродилике, ни на одном из языков не найти подходящих слов, чтобы обозвать вот этих.
  
   Ход аж побагровел, пытаясь слово подобрать, чтобы выразить всю силу своего гнева. Гердур видя такое прильнула к мужу, пытаясь успокоить его объятиями. Но помог Гарри, положивший руку на лоб мужчине и что-то прошептавший.
  
   - Легче?
  
   - Да, спасибо. Что это было?
  
   - Просто заговор, чтобы дурное ушло и не пугало. Теперь вы понимаете о чём мы с Ралофом думаем?
  
   Гердур естественно спросила о чём Гарри говорит. Ход медленно подбирая слова разъяснил жене. Что речь о Талморском посольстве, которое возможно специально устраивает провокации, чтобы эта гражданская война служила им прикрытием для грязных дел.
  
   - Глубоки раны, наносимые междоусобицами.
  
   Все трое поддержали эти слова
  
   - Эти воспоминания надо показать Ульфрику. Надеюсь с ним всё в порядке. Если Ульфрика не станет, то кто возглавит восстание?
  
   Они проговорили ещё полчаса, а потом Гарри оставил Ралофа разбираться с родственниками, а сам пошёл отнести шкуры на продажу в эту лавку, про которую говорил Свен. Волчьи шкуры были довольно тяжёлыми. Цены на шкуры у Ралофа Гарри узнал.
  
   А в лавке его ждал спор. Спорили хозяин лавки и его видимо сестра, судя по разговору. Оказалось, что лавку недавно ограбили и Камилла (так звали эту имперку) рвалась в бой.
  
   - Тук-тук-тук. Простите, что вмешиваюсь в ваш спор, но я вам тут любопытный товар принёс. Я понимаю, что вас обокрали. Надеюсь ваше золото не пострадало?
  
   Торговец даже плечи расправил, но при этом вздохнул с печалью во взгляде.
  
   - Да ничего не пострадало. Эти твари с Ветреного Пика стащили у нас только золотой коготь -- древнюю нордскую бездулушку. Ума не приложу, зачем им она.
  
   Интуиция Гарри вдруг подсказала, что эта безделушка не так проста, если её решили стащить бандиты. Ралоф рассказал ему о Ветренном Пике, пока они летели. Там располагались древние нордские руины хранящие в недрах сокровища. Это при условии, что грабителям хватит сил преодолеть охрану гробницы.
  
   - Ветреный Пик говорите? Думаю я могу сходить туда и разобраться с бандитами. И вам не придётся руки марать, и коготь к вам вернётся. Кстати, что вы мне готовы заплатить за эти шкуры?
  
   Лукан Валериан пообещал отвалить за коготь четыре сотни септимов, и прямо сейчас был готов купить шкуры... Торг вышел упорным, но Гарри держал цену не уступая ни септима.
  
   - Даэдра с тобой! Сто двадцать за десять волчих шкур и двадцать пять за шкуру снежного волка.
  
   - А я говорю двести. Тебе никто больше не принесёт таких аккуратно снятых шкур, разве что только гильдия охотников. Вот только дела у гильдии не ахти идут. Так что по пятнадцать за волчьи и полсотни за белоснежку. И не строй такие честные глаза. Я же вижу, что дела у тебя идут отлично. Ты их втрое загонишь портным любого из ярлов.
  
   Имперец внезапно рассмеялся чисто и звонко.
  
   - Вот уж не думал, что норд будет так умело торговаться. Согласен. Только за твои наглые зелёные глаза. Я давно так не спорил о цене. Как же я соскучился по этому. Норды обычно платят сколько назову. Если бы не эти проклятые эльфы...
  
   Лукан горестно махнул рукой, словно посылал к лешему всех этих эльфов.
  
   - Кстати, правду говорят, что у тебя есть учебники?
  
   Торговец сразу стал серьёзным, как будто лом проглотил.
  
   - Здесь не торгуюсь. Хочешь магию учить -- плати. Все школы есть, но только первый и второй круг заклинаний. Я покупаю учебники у библиотекаря коллегии Винтерхолда. Качество гарантирую, лишь бы у тебя хватило терпения изучить заклинания.
  
   - Показывай!
  
   Книг оказалось целых семь. Пять из них посвящались школам магии, а две другие были пособиями для начинающих в зельеварении и зачаровании. Второе для себя Гарри привычно назвал артефакторикой. Книги оказались дорогими, по двести пятьдесят за штуку. У Гарри всего было с собой полторы тысячи вместе с тем, что ему удалось выторговать у Лукана сейчас.
  
   - Давай мне учебники по зельеварению и зачарованию.
  
   Пришлось расстаться с приличной сумой, на которую в гостинице можно прожить месяц спокойно. Гарри уже успел сделать вывод, что на счёт пространственной магии он явно поторопился, но светить свои способности лишний раз не хотелось, а эти две книги давали возможность заработать вполне приличные деньги. Заживляющую мазь от порезов и ушибов можно варить галлонами, а себестоимость и трудозатраты там копеечные. Но это средство ходовое, а знания Снейпа помогут улучшить местные составы. А для правильной варки, потребуется узнать местные рецепты.
  
   Как бы там ни было, но Гарри вернулся обратно, как раз к тому моменту, как Гердур предложила им погостить в её доме.
  
   - Спасибо за гостеприимство, но я пока у вас Люси оставлю. Нам с Ралофом нужно прогуляться на Ветренный Пик. Чувствую, что эта пропажа у вашего торговца когтя в форме драконей лапы и нападение на Хелген дракона -- звенья одной цепи.
  
   Все трое удивлённо посмотрели на мага. Ралоф только пытался глазами спросить, а кого хрена туда должны мы переться.
  
   - Если я ничего не путаю, то события вскоре понесутся вскачь. Кризис Обливиона тоже начинался как обычный бунт. А тут не прорыв даэдрот, а целый дракон нарисовался, который развалил крепость как мелкий ребенок песчанный замок на берегу реки. И скажите мне, что я не прав?
  
   Гердур выразила надежду, что это не так. При этом она добавила, что верит в отряд дополнительной стражи из Вайтрана больше, чем в культистов. Гарри же, зная своё везение, уже чувствовал пятой точкой, как мелкий камешек сдвинул гору. Сейчас это не видно, но почему-то сомневаться не приходилось, что его опять занесёт в самую гущу событий. Краткая история империи -- это лучшее чтиво, чтобы заполнить им длительный перелёт на ковре.
  
   Как бы то ни было, но Гарри и Ралоф отправились в древненордские руины на вершине Ветреного Пика. Подъём оказался относительно быстрым. Ну как быстрым, насколько это возможно. Аккуратная тропа привела их к древнему могильнику.
  
   - И после этого вас... нас мерзкие ксеносы называют тупыми дикарями?
  
   - Да. И к сожалению норды не умеют сейчас так строить. После той старой войны многие знания были потеряны.
  
   - Отставить уныние. Ралоф, уж не знаю, зачем я сюда сейчас потащился, но я отыщу способ вернуть нордам былое величие.
  
   И то, что началось дальше... Гарри сам от себя такого не ждал. Подслушав разговоры разбойников внутри гробницы, оба мужчины взялись уничтожать бандитов. И понеслась пляска мага с куцым набором из отбрасывающего, обездвиживающего, дробящего и сжигающего. Пепел благополучно исчезал с помощью эванеско, а ремонт гробницы делался с помощью репаро. Выглядела гробница после этого как новенькая. Чистота и порядок. Всё, что было к полу не приколочено, шло в сумку к Певереллу. Даже покоцаная броня с разбойников и та пошла для продажи.
  
   Золотой коготь они добыли и с его помощью поспешили открыть внутренние покои гробницы. И вот тут богатство посыпалось как из рога изобилия, вместе с драуграми. Гарри устал утилизировать нежить. И даже ту умудрялся сперва раздеть до нитки.
  
   Но вся лафа имеет свойство заканчиваться, так что в последнем зале на них вылетел... воевода драугров, вооружённый эбонитовым оружием. Ралоф сразу узнал этот вид амуниции. Воевода погонял их знатно по всей пещере, пока они его не прикончили.
  
   - Ух ты у него даже не эбонитовый, а даэдрический лук.
  
   - Чую Ралоф тебе он пойдёт гораздо лучше твоего старого охотничьего.
  
   Пока Ралоф радовался новой игрушке, как ребёнок, Гарри решил осмотреть пещеру. Внимание мага привлекла каменная скрижаль, что лежала на наклонном возвышении словно библия на амвоне. Не мудрствуя лукаво, Гарри проверил эту плиту на магию, и не найдя ничего, просто засунул в сумку.
  
   - А это ещё что такое?
  
   Он увидел как одно из слов написанных странной клинописью на полукруглой стене мерцает и зовёт его каким-то шёпотом. Подойдя ближе, Гарри соблюдал выучку, диагностируя всё вокруг заклинаниями. Внезапно он словно оказался на вершине горы, и снежный ветер шептал ему в ухо слова, пытаясь чему-то научить, и что-то рассказать.
  
   - Невероятные ощущения.
  
   - Ты в порядке?
  
   - Да. Тут просто стена какая-то странная попалась. Буквы светятся.
  
   - Не светилось ничего. Ты просто подошёл туда и стоял прижавшись лбом к стене. Похоже нам надо на свежий воздух.
  
   Гарри согласился с ним, но в душе чувствовал, что не всё так просто. Он разбудил в себе нечто странное. Это странное чувство замкнутости. Хочется свободы и свежего воздуха, и проораться как следует.
  
   ========== 6. ==========
  
   Выходом из нордской гробницы служил весьма заковыристый проход, куда забраться можно было лишь приложив нечеловеческие усилия. Гарри и Ралоф ловко спустились попрыгав по череде этих обрывов, после чего Гарри заставил магией сдвинуться слои породы, запечатывая проход кровавым заговором. Нечто такое применял Воландеморт для защиты медальона Слизерина.
  
   - Ну вот теперь никто не проникнет в гробницу с этой стороны.
  
   - А с главного входа?
  
   Гарри хлопнул себя по лбу. Схватив Ралофа за руку, он аппарировал. Они оказались перед вратами гробницы. Ралофа тут же скрутил приступ рвоты.
  
   - Какого даэдра ты творишь?!
  
   - Прости, но топать сюда опять не было желания. Со временем привыкнешь.
  
   - Да чтоб меня, если я хоть ещё раз...
  
   Гарри его сперва не слушал, накладывая мощное запирающее на врата. После наложения заклинания, маг снова подхватил напарника за локоть и переместился в тот укромный уголок с соснами вокруг, где они разговаривали с Ходом и Гердур.
  
   - Я тебя точно стукну.
  
   - Вот видишь, а ты переживал. Уже и на ногах со второго раза устоял.
  
   - Это не считая того, что ты нас через жопу мамонта только что протащил? Да ничего против не имею.
  
   Сарказм так и сочился в голосе блондина пополам с ядом.
  
   - Не бухти, а лучше иди в дом, и скажи Люси, что я сейчас приду. Мне ещё с этим имперцем Луканом торговаться. Загоню ему хабар целиком.
  
   - Зачем ему?
  
   - Скажем так, я произвёл на него хорошее впечатление и мне нужно у него купить книжки по магии. Или ты предлагаешь мне тащится с ребёнком на край света в полуразрушенный город?
  
   Ралоф фыркнул.
  
   - А через жопу мамонта никак?
  
   Гарри одарил напарника взглядом, обозначающим всю его степень любви к идиотам.
  
   - Чтобы куда-то переместиться через жопу мамонта, сперва там надо побывать. Ты там был?
  
   - Никогда не приходилось.
  
   - Вот и закрыли тему. У меня есть для тебя задание.
  
   Ралоф сделал заинтересованное лицо, ожидая что скажет маг. Гарри пощёлкал пальцами пытаясь подобрать слова.
  
   - Составь мне список с организациями, коллегиями, гильдиями и прочими объединениями, которые действуют в Скайриме и его окрестностях. И я жду, что ты примерно напишешь свои краткие комментарии по каждой из организаций. Справишься?
  
   Ралоф почесал затылок в любимой манере.
  
   - Да дело не хитрое, но зачем тебе они?
  
   - Хочу знать реалии жизни для начала. А другая причина... любую организацию можно использовать к вящей славе Шора и его аватаров.
  
   Ралоф как-то нахмурился сразу.
  
   - Гердур тебя явно перехвалила. Может мне тебя стукнуть, чтобы ты простыми словами сказал, что ты там про Шора говорил?
  
   Гарри стукнул себя ладонью по лицу.
  
   - Да, это что-то я загнул умными словами. Без бутылки виски и не разберёшься. Ну ты про Шеззаринов знаешь?
  
   - Само собой. Талос - самый сильный из них. И именно поэтому альтмерам он поперёк горла.
  
   - Короче во славу Талоса сделай мне список.
  
   - Обязательно, мой тан.
  
   Оставив Гарри в задумчивости Ралоф уже умчался мимо лесопилки в сторону дома Гердур. Маг понял, что его признали за главного, но не понял почему вдруг. Ох не так прост этот Ралоф, как хочет казаться, ещё эти твёрдые познания о религиозных догмах.
  
   Гарри достал из сумки пару слитков золота и сам коготь. Наложив заклинание снятия образа, маг произвёл постоянную трансфигурацию из золотых слитков замену. Отдавать настоящий коготь Гарри решительно не хотел. Спрятав настоящий коготь в секретное отделение, он подхватил точную копию и пошёл к Лукану Валериану.
  
   - Ух ты, ты вернул его. Вот, держи свою награду. Странно, мне кажется будто коготь стал чуть меньше.
  
   Именно такими словами выразил имперец своё счастье. А Гарри чуть не отвесил себе леща. Всё же он немного ошибся, и копия чуть-чуть меньше.
  
   - Понятия не имею, что эти культисты там делали. Какие-то даэдропоклонники оказались. Тебе повезло, друг, что им был нужен только коготь.
  
   - Ох, ты батюшки, проклятые культисты. Надо будет рассказать дозорным Стендарра об этом.
  
   - Расскажи. В мире много чего происходит странного. И если хоть часть из этого исправят дозорные, то честь им и хвала. А я пока хочу отдохнуть.
  
   - В таверне "Спящий Великан" часто выступает Свен. Выпей кружку доброго эля, послушай песни, отдохни короче.
  
   Но быстро спровадить героя не вышло. Гарри упёрся рогом и начал торг за добытый хабар. Древненордского оружия у него оказалось очень много. Нежить с ним щедро поделилась. В основном маг стремился убрать из своих запасов всё ненужное ему лично. А вот книги магии ему были нужны очень. Но тысяча двести пятьдесят септимов на дороге не валяются, да и у Лукана не осталось больше денег. Гарри предложил меняться, но поскольку эквивалентом послужили те же септимы, то ожесточённый торг всё же имел место. В конечном счёте за пять учебников первого и второго кругов магии волшебник отдал почти тонну древненордского оружия и брони, десять золотых, восемь серебряных и два эбонитовых слитка, это не считая трёх берков с льняной тканью.
  
   *Берк -- в странах Северной Европы, Скандинавии и на Руси мера веса равная двенадцати-шестнадцати пудам и объёму двадцати-сорокавёдерной бочки. (примечание автора -- заядлого любителя неметрической системы мер)
  
   Первым делом Гарри направился к дому Хода и Гердур. Добротная домина старост Ривервуда отличалась от остальных деревянных двухэтажных домов каменным первым этажом. Фроднар и Люси играли в саду, окружающему дом. Люси радостно кинулась приёмному отцу на шею.
  
   - Ты вернулся.
  
   Гарри чуть не прослезился. Он вдруг понял, что ему жутко приятно быть кому-то нужным не как герой, а как семья.
  
   - Конечно я вернулся, дочка. Разве каким-то драуграм под силу остановить меня? Да эти мертвецы разбежались в ужасе, едва меня заметили.
  
   Два восторженных оха было ему в ответ. Вышедший из дома Ралоф подтвердил всё сказанное, тактично передав ловким жестом за спиной список, который просил Гарри. Пока Ралоф показательно дёргался, изображая ужас драугров перед Гарри и его помощником, Гарри прочитал список бегло. Мнения Ралофа о каждой организации были неожиданно ёмкими и едкими. Блондин не отозвался ни об одной организации хорошо. Даже, о ужас фанатиков, попенял на Братство Бури, указав на излишне ретивых братьев по оружию.
  
   Гарри пришлось серьёзно задуматься. И начинать здесь следовало с Соратников, Гильдии Охотников и Купеческой Коллегии. Среди первых было много представителей Серых Грив -- старейшей знатной семьи Вайтрана, сохранившей верность Талосу. Вторые были недовольны новым молодым ярлом Фолкрита и его новой знатью, которые совершенно ничего не делали против двемор, захвативших почти треть владения и спокойно разгуливающий по ещё половине территории. Купеческая Коллегия же испытывала проблемы с Восточной Имперской Компанией.
  
   Гарри весь остаток дня, вплоть до похода в местную таверну, обдумывал расклад. Пришлось просить Ралофа сделать список ещё и на скайримскую знать. И снова не всё так просто. Каменные Кулаки, Расколотый Щит, Каменный Глаз, Серые Гривы и Серебряная Кровь были за власть Ульфрика, но последние двое между собой враждовали. Семья Чёрный Вереск живо напомнила Гарольду Малфоев -- тащат под себя всё, что плохо прикручено. Сыны Битвы -- вот имперцы до мозга костей. Они публично отвернулись от почитания Талоса.
  
   А ещё Гарольду не давало покоя, что некогда могучий клан Крепкий Щит вдруг почил в бозе. Да и Серебряная Кровь особого доверия у Ралофа не вызывала. Гарри обратил внимание, что Ралоф составляя списки сгруппировал фамилии с помощью каких-то значков. Так вот в этом списке из двадцати фамилий Чёрный Вереск и Серебряная Кровь были помечены одним значком. Да и подозревал маг, что не всё так просто в этом деле с аристократами Скайрима.
  
   - Вот тебе и Отчизна. Как там Виктор говорил? Выпил и вперёд бегом-марш долги Родине отдавать!
  
   И вдруг Гарри застыл, как громом поражённый. Среди всех фамилий он увидел название клана -- Ивовый Кнут. Ралоф заботливой рукой написал комментарий о том, что это семья матери самого Ульфрика Буревестника, и единственный знатный род, у которого рыжие волосы. В списке помимо имён и объяснений давались родовые знаки. И знак клана Ивовый Кнут совпадал с другим знаком, который был хорошо знаком Гарри.
  
   - Бред какой-то! Должно быть совпадение.
  
   Бред отпустил, когда вечером, уложив детей спать, взрослые собрались за кружкой мёда у камина. Гарри заметил, что остальные сильно нервничают, да и похоже они ждут имперских гостей в любой момент.
  
   - Утром мы покинем вас. Надо успеть добраться до города, пока слухи о произошедшем в Хелгене не прилетели туда раньше нас.
  
   Гердур обеспокоено окинула взглядом Гарри и Ралофа.
  
   - Гарри, ты можешь нам помочь. Всему Ривервуду помочь. Надо предупредить обо всём ярла Балгруфа. Он может и не самый лучший ярл, но за свои владения стоит горой. Нам бы сюда ещё один отряд стражи.
  
   Гарри с неприкрытым сомнением покосился на огонь в камине.
  
   - А на чьей стороне в этой войне ярл Балгруф?
  
   Ответил Ралоф, как самый просвещённый в этом вопросе.
  
   - Он до сих пор не присоединился открыто ни к одной из сторон. Балгруф осторожный и изворотливый правитель. Я даже могу утверждать, что он вполне разделяет взгляды Братства Бури, но куда как осторожнее Ульфрика.
  
   На этих словах Гердур кинула на Ралофа взгляд, который прочитать было очень непросто. Во-первых Гердур сидела неудобно, чтобы воспользоваться легилеменцией, а во-вторых поймать её взгляд было весьма непросто. Женщина словно опасалась смотреть магу прямо в глаза.
  
   - Ралоф, твоя умная голова и острый язык тебя когда-нибудь приведут на плаху.
  
   - Зато не посрамлю предков. Живи достойно и умри достойно.
  
   - В этом весь ты, братишка.
  
   Гарри тем временем хлопнул себя руками по коленям.
  
   - Это конечно всё хорошо, но пожалуй надо будет скоро ложиться спать. Но перед тем хочу в таверну сходить. Послушаю пока последние сплетни. Ралоф, завтра выходим рано. Будь готов.
  
   - Всегда готов!
  
   Гарри прыснул в кулак. На вопрос Ралофа, Гарри отбрехался, дескать так в одной далёкой стране молодые воины отвечали опытным ветеранам. Норды шутку оценили.
  
   Придя в таверну, Гарри заказал у очаровательной незнакомки, обслуживающей посетителей, нордского мёда средней крепости. К удивлению самого Гарольда в этом средневековом заведении на столе лежала глиняная табличка с названиями напитков и блюд с указанием цен. Так помимо нордского мёда, мёда Хоннинга, мёда Чёрный Вереск и мёда с можжевеловыми ягодами, в меню также присутствовали пиво, эль, аргонианское вино и вино Алто, а также местное вино. Из блюд угощали мясным пирогом, овощным супом и варёной олениной с овощами. На сладкое имелись ватрушки с творогом и пирожки с ягодами. Негусто, но и то хорошо, что есть, да ещё и цены демократичные, особенно в сравнении с Хогсмидом и Косой Аллеей.
  
   Мысли о последней вызвали неудовольствие самого мага. Это уже позже, во время учёбы на старших курсах Гарри узнал о прочих улицах магического квартала.
  
   По ушам вдруг резанул бедный репертуар местного барда. Нет, Свен конечно играл шикарно для средневековья. Можно даже утверждать, что этот норд имел талант, вот только одна музыка без песенной поддержки Гарри не устраивала. Да и мёд в голову ударил сильней, чем маг рассчитывал, вот его и потянуло на подвиги.
  
   - Свен, будь другом, спой уже что-нибудь!
  
   Гарри отсалютовал барду своей кружкой. И остальные посетители поддержали его пьяный выкрик. Бард исполнил после этого три песни, но были они на взгляд Певерелла слишком скучными.
  
   - Свен, подыграй мне на барабанах.
  
   Поскольку и сам бард выпивал, то молодому магу не составило труда внедрить ему мысль с нужной мелодией прямо в голову. Бард не заметил тонкостей "объяснения" мелодии, а вот саму мелодию оценил. И понеслась веселуха. Лютня Свена аккуратно легла в объятия Гарри. Если и было нечто кроме квиддича, что любил Гарри, так это музыка. Слова о ней из уст директора крепко запали ему в душу. Сперва они сделали пару проигрышей, привлекая всеобщее внимание новой мелодией, а потом понеслась сама песня.
  
   As I was goin' over
   The Cork and Kerry Mountains
   I saw Captain Farrell
   And his money, he was countin'
   I first produced my pistol
   And then produced my rapier
   I said, "Stand and deliver or the devil he may take ya"
  
   Musha rain dum a doo, dum a da
   Whack for my daddy, oh
   Whack for my daddy, oh
   There's whiskey in the jar, oh
  
   I took all of his money
   And it was a pretty penny
   I took all of his money,
   Yeah, and I brought it home to Molly
   She swore that she loved me,
   No, never would she leave me
   But the devil take that woman,
   Yeah, for you know she tricked me easy
  
   Musha rain dum a doo, dum a da
   Whack for my daddy, oh
   Whack for my daddy, oh
   There's whiskey in the jar, oh
  
   Being drunk and weary
   I went to Molly's chamber
   Takin' Molly with me
   But I never knew the danger
   For about six or maybe seven,
   Yeah, in walked Captain Farrell
   I jumped up, fired my pistols
   And I shot him with both barrels
  
   Yeah, musha rain dum a doo, dum a da, ha, yeah
   Whack for my daddy, oh
   Whack for my daddy, oh
   There's whiskey in the jar, oh
   Yeah, whiskey, yo, whiskey
   Oh, oh, yeah
   Oh, oh, yeah
  
   Now some men like a fishing'
   But some men like the fowling'
   Some men like to hear,
   To hear the cannonball roarin'
   Me, I like sleepin',
   'Specially in my Molly's chamber
   But here I am in prison,
   Here I am with a ball and chain, yeah
  
   Musha rain dum a doo, dum a da, heh, heh
   Whack for my daddy, oh
   Whack for my daddy, oh
   There's whiskey in the jar, oh, yeah
   Whiskey in the jar, oh
  
   Musha rain dum a doo, dum a da
   Musha rain dum a doo, dum a da, hey
   Musha rain dum a doo, dum a da
   Musha rain dum a doo, dum a da, yeah.
  
   Успех вышел оглушительным даже не смотря на огрехе при переводе, а главное всем захотелось попробовать пресловутое виски. Ну что же, Гарри не жадный. Подойдя к стойке трактирщика маг стал жестом фокусника извлекать на стойку одну бутылку за другой, пока не достал двадцать бутылок с восхитительным напитком.
  
   - Это, друзья мои, виски. Очень крепкий напиток, но воистину божественный. Пить следует осторожно. Посему половину я отдаю вам, а половину таверне, чтобы меня поминали добрым словом! Всем выпивки, во славу моего величия! Свен, друг мой, давай ещё одну мелодию зарядим.
  
   Успевший одним из первых оценить вискарь бард сразу же откликнулся на это предложение, и дальше покатило по накатанной. Посетители таверны воздавали должное крепости напитка, говоря, что это буквально дар Совнгарда. Свен продолжил играть не замечая, что почти все его инструменты играют подчиняясь зачарованию мага.
  
   А с магом вдруг решила потанцевать та самая очаровательная незнакомка-бретонка, что обслуживала посетителей. Гарри был не прочь. Тем более, что дама сама настаивала. Так что они закружились в танце. Пускай это было немного неумело и так по-деревенски, но маг и женщина наслаждались процессом.
  
   - Как тебя зовут? Я Гарри. Гарольд Певерелл, прекрасная незнакомка.
  
   - А я Дельфина. Я хозяйка таверны. Редко выпадает возможность побыть в такой приятной компании достойного мужчины. Местные сюда в основном приходят выпить.
  
   Гарри сделал понимающее лицо ослепляя молодую женщину своей белозубой улыбкой.
  
   - Понимаю, дама ищет культурного отдыха.
  
   Дельфина как-то странно стрельнула глазами.
  
   - И это тоже. Но ключевое во всём этом слово отдых.
  
   - Понимаю. Как тебе на вкус вискарь?
  
   Хозяйка таверны сделала задумчивое лицо.
  
   - Крепкий очень, но необычайно вкусный.
  
   Гарри тихонечко рассмеялся, спуская свою руку по спине Дельфины на талию.
  
   - Я тебе рецепт оставлю. Думаю ты разберёшься. Но мне кажется, что здесь слишком шумно.
  
   Дельфина с ним молча согласилась, медленно, но верно уводя его в процессе танца к одной из дальних дверей, ведущих прочь из зала. За дверью обнаружился небольшой коридор, а за ним очень аккуратная спальная комната, откуда вела отдельная дверь в натопленную баню.
  
   Гарри уже получил опыт бани ещё в своём мире. Да и здесь это был основной способ помывки, учитывая холодный климат Скайрима. Если Дельфина думала его удивить тремя видами веников, то вышло совсем наоборот. После общения с Виктором Крамом во время загула по русскому кварталу Лондона Гарри успел многое испытать в этой жизни, так что сейчас женщина осталась довольной. Да и после того, как он подхватил её, завёрнутую в полотенце на руки и отнёс на кровать, то всё прошло как нельзя лучше. С такими делами заснул Гарри где-то часа в три ночи.
  
   ========== 7. ==========
  
   Гарри вышел через таверну полную пьяных тел. В воздухе стоял твёрдый запах вискаря. Классно вчера погуляли, ничего не скажешь. Кое-как пробравшись на выход, маг вдохнул полной грудью свежий прохладный воздух. Лёгкое дуновение ветерка из лесной чащи принесло запах трав, деревьев и цветов. Ему повезло попасть в Нирн в середине весны в Скайриме.
  
   Подумав немного, Гарри быстро отправился в сторону лесопилки, там на поляне он видел местечко на берегу, где растут цветы. Быстро собрав букет, маг вернулся обратно. Дельфина раскинулась на кровати, прикрыв свою наготу одеялом. Блондинистые пряди длинных волос разметались по подушке. Гарри оставил букет на тумбочке, прямо поверх подробного рецепта изготовления вискаря.
  
   - Гарри, ты в следующий раз не присылай пьяного барда, сообщающего, что его лучший друг уединился с прекрасной незнакомкой. Мы тут как на иголках сидели всю ночь. Я давно знаю Свена, но в этот раз он вообще был весь такой восторженный, прямо как в тот день, когда вернулся в Ривервуд после обучения в коллегии бардов.
  
   - Ну подумаешь, мы с ним даже толком спиться... то бишь спеться не успели. Вот что вискарь животворящий с людьми делает!
  
   Весь вид Ралофа вопрошал о том, что он пропустил. Гарри также жестом фокусника обозначил, что у него в кармане ещё есть бутылка чудесного напитка. Не говорить же напарнику, что под чарами расширения пространства у него сложен целый склад разного алкоголя.
  
   - Так с кем ты там погулял хорошо, судя по твоему одухотворённому лицу?
  
   - С хозяйкой таверны. Такая красивая блондинка низкого росточка, зато везде где надо всё очень отлично на ощупь.
  
   - О Дельфине в таком ключе я как-то не думал. Она меня старше лет на двадцать. Ей почти пятьдесят. Хотя должен признать твою правоту, формы у неё и правда очень даже.
  
   - По мне, так она точно знает чего хочет, ну ты понял о чём я. А-то молоденькие всё никак понять не могут, чего хотят. Сюда целуй, сюда не целуй. Сюда руки клади, сюда не клади.
  
   Гарри и Ралоф синхронно сплюнули на землю.
  
   - Папа, долго вы с дядей Ралофом будете всякие глупости обсуждать?
  
   Люси обнаружилась в дверях дома.
  
   - Юная леди, подслушивать чужие разговоры вредно для длины ушей. Ты уже позавтракала, дочка?
  
   Вместо Люси ответила Гердур, что вышла на порог. Выяснилось, что все готовы к путешествию. Активировав ковёр-самолёт, Гарри уселся на него вместе с Ралофом и дочкой, после чего Ход помог им закинуть на него вещмешки. Так они и стартовали, помахав руками на прощание родичам Ралофа.
  
   - Вот, капитан, это тот маг вчера всю таверну споил неизвестным напитком!
  
   Громкий пьяный тянучий голос заставил Гарри и Ралофа повернуть голову в сторону, когда они оказались на перекрёстке около таверны. Отряд имперских солдат, возглавляемый Хадваром в компании странного мера с бледно-серой кожей шёл в их сторону со стороны кузницы.
  
   - Солдаты, схватить их.
  
   Ралоф с такой ненавистью посмотрел на мера, что не долго думая схватил лук. Между тем босмер сам рванул у себя из-за спины лук и наложил стрелу. Гарри не будь дураком скастовал между ними ветреный щит. Но вот факт того, что по ним стреляют, мага здорово разозлил.
  
   - Экспульсо!
  
   Ударный заряд магии сбил самого шустрого солдата и отбросил в противоположную сторону. Тем временем Ралоф очень метко выпустил в шею босмеру эбонитовую стрелу. Черное древко осталось торчать из горла ублюдка, когда ксенос завалился назад.
  
   В это время Гарри максимально ускорил ковёр, одновременно посылая в сторону имперцев парочку бомбард. Одна из них образовала яму посреди дороги, а вторая разметала крышу на доме кузнеца. Они быстро вылетели через южные ворота и покинули Ривервуд, Только спустя полчаса активного передвижения маг спросил у Ралофа.
  
   - Что делал ублюдочный ксенос среди людей?
  
   - Это был Фендал. Он всегда был отщепенцем среди босмеров.
  
   - Оно и видно.
  
   - Да уж, лучше он, чем его сородичи. Теперь Свену ничего не помешает жениться на Камилле.
  
   - А что с его сородичами не так?
  
   - Помимо того, что они каннибалы и жрут своих мертвецов?
  
   - Кхе! Прости, я ослышался?
  
   Ралоф улыбнулся очень криво, погружаясь в мысли.
  
   - Босмеры конечно не альтмеры, но своих заскоков у них хватает. Например они соблюдают зелёный пакт и мясной мандат. Ну то бишь они едят только мясо и лишь иногда покупают овощи, обязательно собранные небосмерами. Они родом из джунглей провинции Валенвуд. По их вере им нельзя никак вредить растениям.
  
   - М-да, я думал, что только в моём мире водятся всякие ребята помешанные на еде, только у нас был обратный случай. У нас веганы не едят мяса и соблюдают растительный мандат.
  
   Ралоф рассмеялся на это заявление.
  
   - Серьёзно?
  
   - Серьёзней некуда. А теперь подумай, что было бы, встреться два этих племени?
  
   Ралоф попытался, но судя по его лицу в воображении норда получилась некая кровавая оргия. Впрочем в воображении Гарри тоже. И лишь Люси не было ни до чего дела. Девочка погрузилась в чтение книг. Всё же Гарри серьёзно принял на себя роль родителя. Отчасти именно поэтому он хотел побывать в большом городе, чтобы самолично понять все преимущества и недостатки. А пока они в пути, пусть читает детские книжки. Надо будет ещё прикупить, а то кроме жёлтой книги загадок и детского ануада ничего не оказалось у Лукана в лавке.
  
   Как бы то ни было, но логика подсказывала Гарри найти хоть какое-нибудь безопасное место, чтобы не таскаться по всему Тамриэлю вместе с дочкой, рискуя ребёнком. Та же логика подсказывала Гарри, что детей надо растить в цивилизованных местах, то есть нужно крупное поселение, желательно город. В городе есть лекари, различные лавки и продуктовый рынок. А самое главное город надёжно защищает дружина ярла.
  
   - Ралоф, как думаешь, Вайтран хорошее место, чтобы там жить?
  
   Блондин без лишних слов покосился на Люси.
  
   - Как тебе сказать.. Дом там купить вполне возможно. В равнинном районе можно прикупить домик за скромные три-пять тысяч золотых. Это тебе не Солитьюд, где за квартиру в доме надо отдать двадцатку.
  
   - Погоди, ты сказал квартиру?
  
   - Я сам видел, что там строят высокие четырёхэтажные дома, где каждый этаж представляет собой квартиру. Есть конечно и целиком дома продаются, но редко кто их держит долго. Налог в столице огромный.
  
   - А в чём проблема?
  
   - Солитьюд стоит на огромной скале-арке, а под ним проходит пролив, ведущий в бухту, где расположена городская гавань. Каждый год мастера школы изменения накладывают заклинания, поддерживающие скалу в нерушимом состоянии. А теперь просто посчитай, что работа мастера любой школы магии стоит как месячный бюджет такого города как Морфал или Данстар.
  
   - Хрена себе! Получается, что все самые богатые живут в столице?
  
   - Не только. Серебрянная Кровь жестоко держит Предел. Но в Маркарт ехать не советую. Предел из-за изгоев опасное место.
  
   Дальнейший разговор свёлся к тому, что Ралоф подробно рассказал об изгоях, их верованиях и Маркартском инциденте, случившемся пять лет назад по местному времени. Выяснилось, что пока империя Мидов ловила мышей в Хаммерфелле, восставшие местные дикари объявили Предел отдельным королевством.
  
   И вот здесь крылась причина восстания. Империя не смогла прислать помощь для подавления, поэтому пообещала Ульфрику свободное вероисповедание в обмен на подавление восстания диких предельцев. Надо сказать, что дикари приходились родичами бретонцам, но отличались от тихих и уравновешенных полукровок, как день от ночи. Кровожадные предельцы устлали во время своего восстания землю трупами нордов.
  
   - Это странно, Ралоф.
  
   - Что именно?
  
   - По твоим словам выходит, что дикари всю свою историю кучковались в горах, а тут вдруг решили захватить Маркарт и Карвастен, провозглашая свою независимость.
  
   Задумался о ситуации в Скайриме Гарри очень капитально. Ему здесь неизвестно сколько времени жить, так что требовалось разбираться. Ралоф тоже задумался над словами своего тана. Назвался хускарлом, полезай на службу.
  
   В итоге спустя пять минут размышлений рассказ о событиях, предшествующих Восстанию Братства Бури возобновился. Гарри узнал как империя Мидов нагло кинула Ульфрика на бабки и потом заявила, что всё это были внутренние дела Скайрима, и Конкордат Белого Золота никто не отменял.
  
   - Слушай, Ралоф, может это и обидно тебе слышать, но создаётся впечатление, что конфликт притянули за уши. Я понимаю империя Мидов постоянно всех кидает, но чёрт побери, какого хрена было после этого подымать восстание. А зачем он убил Торуга я даже не представляю. С твоих слов я понимаю, что Торуг и сам был не прочь послать империю на детородный орган.
  
   - Вот и я тоже не задумывался об этом, Гарри, пока до меня не дошло, что что-то здесь не так. Получается, что некто подговорил Ульфрика на резкие действия, да и с той стороны всё не так однозначно.
  
   Ралоф снова решил загрузиться мрачными мыслями под самую маковку. Но Гарри не был бы собой если бы не поддержал боевого товарища в этот момент. Ладонь Гарри легла на плечо Ралофа.
  
   - Не волнуйся. Мы разберёмся в этом деле. Они ещё узнают на своей шкуре, кто такие дети неба.
  
   - Спасибо, мой тан. Умеешь ты словом утешить.
  
   - Кстати по поводу танов и хускарлов. Я так понимаю, что не всё тут так просто и понятно?
  
   Ралоф поведал Гарри и об этой стороне социальной жизни Скайрима. Суровая земля требует суровых мер. Если ярлом называли правителя, то таном именовали как придворных ярла, так и просто военных вождей, которые были достаточно удачливы, чтобы сколотить свою дружину. Хускарл же -- это разумный давший клятву защищать другого разумного. Причины этого разнились. И лишь одно было неизменным. Тан -- это разумный, с чьим мнением считаются. Можно было иметь деньги и бизнес, но это не могло тебе добавить политической репутации. В Скайриме процедура импичмента обычно сопровождалась бунтом. Поэтому определённый вес в обществе достигался твёрдостью поступков.
  
   Определение конечно немного мутное, но более менее с этим было понятно. Есть простолюдины, есть купцы, есть воины, есть таны, есть ярлы, которые в свою очередь подчиняются требованиям верховного короля.
  
   При словах о конунге чуйка Гарри сделала стойку. Конунг был верховным выборным правителем с абсолютной властью. Без перегибов конечно, но конунг имел очень большую политическую силу. Конунгу мог бросить вызов один из ярлов на поединок до смерти. И Ульфрик воспользовался своим правом. Торуг как откровенный размазня не имел никаких шансов против матёрого ветерана и обладателя голоса. Почему же Гарри кажется, что здесь что-то не так? Причём вся ситуация в Скайриме воняет как дохлая крыса.
  
   А между тем, Гарри отвлёкся на дорогу, которая начала петлять вниз забирая в стороны по несколько миль. Такая извилистая дорога не казалась магу удачной. Поэтому Гарри поднял ковёр-самолёт в воздух и полетел максимально быстро на прямки.
  
   Где-то рядом всё время справа шумела река. Гористая местность делала из мелководной речушки настоящий бурлящий поток слышный на многие мили вокруг. Это в свою очередь служило отличным ориентиром, так как поворот дороги на Вайтран был как раз около моста через реку. То, что мост двойной уже слабо интересно.
  
   Между тем вечер всё приближался и приближался, так что когда они почти уже не надеялись добраться до перекрёстка, тот сам показался перед ними в ста шагах. Рядом с перекрёстком и мостами находилась башня стражи. Типичные стражники в жёлтых коттах и с жёлтыми щитами с гербом Вайтрана патрулировали местность.
  
   - Крестовая башня. Отлично. Завтра уже будем в городе.
  
   - А почему не сегодня?
  
   - Так городские ворота уже наверняка закрыты.
  
   Тем временем ковёр-самолёт под удивлённые взгляды стражи прибыл к самой башне. Как всегда вперёд вылез Ралоф, будучи хускарлом.
  
   - Хей, служивые, есть место для ночлега. Мой тан едет в Вайтран. У нас есть срочные новости для ярла Балгруфа.
  
   - Какие могут быть срочные новости у мага для ярла.
  
   - Хелген был разрушен драконом. А ещё и Ривервуд отправил моего тана в качестве посла к ярлу с просьбой о помощи.
  
   - Дела, если бы сегодня не принесли вести о нападении дракона на Западную Дозорную Башню, то я бы вам не поверил. Ладно, место конечно найдём, но с утра вам лучше поспешить. Здесь всяко безопасней. В Ривервуде и стены то нормальной нет.
  
   ========== 8. ==========
  
   Хоть лейтенант стражи и захотел отправить их в путь с утра пораньше, но у него ничего не вышло. Этот странный маг-тан, у которого в хускарлах вдруг оказался сам Ралоф из Ривервуда, пугал командира дозора похлеще слухов о драконах. Два зелёных омута цепко следили за окружающим, и было во взгляде мага нечто змеиное. Если и были психи, которые могли задеть такого по дурости, то в дозоре Крестовой Башни их точно не было.
  
   А между тем, проснувшийся на рассвете маг сперва приготовил завтрак на себя и своих попутчиков, после чего направился непосредственно к лейтенанту дозора. Офицер не особо любил магов, но признавал их полезность. А вот как вести себя с этим нетипичным персонажем из числа волшебной братии, простой норд не знал.
  
   - Доброе утро. Слушай, служивый, разговор есть.
  
   - Доброе. Что тебе нужно, маг?
  
   - Зови меня просто Гарри. А что касается разговора, то мне интересно, есть ли в Вайтране работёнка по мне.
  
   - Просто Гарри? Скайрим точно сошёл с ума. Двемеры и драконы возвращаются из небытия. Вампиры косяками ходят, как у себя в логовах. Ещё и маги попадаются вежливые. А на счёт работы... если ты зачарователь, то можешь лезвия зачаровать, у нас лезвия оружия такие тупые. А если ты мастер в зельеварении, то можешь пивка сварить?
  
   Гарри улыбнулся в предрассветном сумраке. Ловким движением руки он вытащил из-за пазухи бутылку вискаря.
  
   - Ну отчего же мне быть грубым. Вежливость, она знаешь ли многие двери раскрывает, а по поводу пивка... как на счёт выпить со мной бутылочку чего покрепче. Сам сварил.
  
   Лейтенант подумал, что чем даэдра не шутит. Так что спустя пару кружек он рассказывал магу всё, что мог знать. Шикарная получилась беседа. Гарри понял, что здесь в Нирне, если у тебя руки золотые и растут откуда надо, то ты никогда не пропадёшь.
  
   - Доброе утро, мой тан.
  
   Ралоф был не выспавшийся и потому с недовольным выражением на морде лица. Гарри сразу же плеснул ему немного в кружечку вискарика. Ничего так не подымает настроение, как немного вискарика и аккуратно нарезанное вяленое мясо. Такое прозрачное на просвет, буквально тающее во рту, нежное и вкусное мясо. А вискарик, что может сравниться с этой жидкостью нежно-янтарного прозрачного цвета?
  
   - Ух! Напоминает мне то, что любят готовить данмеры.
  
   - А они разве любят крепкие напитки?
  
   - Мой тан, они порой готовят такое, что на первый взгляд напоминает яд. Это же данмеры!
  
   Ралоф посмотрел на Гарри и одними глазами дал понять, что все вопросы потом. Маг это понял и свернул все разговоры, уйдя будить дочь. Люси быстро проснулась, привела себя в порядок и приступила к завтраку, что для неё и Ралофа сготовил Гарри.
  
   Уже через час они покинули заставу Крестовой Башни и направились по дороге в Вайтран. Вокруг раскинулись луга, пёстрые из-за множества цветов. Но было видно, что дорогой пользуются. Мимо ковра-самолёта проехала повозка полная людей. Надо сказать, что не одна муха нашла себе новый дом.
  
   Ралоф, посмотревший на борт телеги с непонятными символами, на ухо шепнул Гарри, что это была телега до Виндхельма -- столицы восстания против Империи. Всё это ожидаемо несло за собой вывод о том, что им придётся на пару недель задержаться в Вайтране.
  
   Вот начали появляться вдоль дороги фермы, как с этой стороны дороги, так и за рекой. Дальше по дороге их ковёр пролетел мимо знаменитой медоварни Хоннинга.
  
   - Какого хутора?
  
   - Не знаю мой тан, но надо помочь.
  
   На одной из следующих ферм по эту сторону реки безобразничал великан. Если бы здесь была его дорогая тётушка, то можно не сомневаться, что было бы много визгу.
  
   - Да пошёл ты на хуй! Ирод проклятый, ну погоди, скоро тут будут Соратники.
  
   Зрелый имперец наворачивал круги по собственной ферме, успевая стрелять по великану из лука. А великан был на вид мелким для своей породы и молодым.
  
   - Инкарцеро!
  
   Стальные путы мгновенно обездвижели великана и он с утробным рёвом завалился мордой в вытоптанные грядки. Подошедший хозяин фермы пнул от души великана в бок.
  
   - Ну и как это называется? Я к тебе обращаюсь, громадина.
  
   Великан стал хныкать и просить его не убивать. Просил он конечно коряво, но со слезами на глазах.
  
   - А какой свинтус тут ферму растоптал? Ты знаешь как это трудно выращивать урожай в таком климате?
  
   Гарри свой шанс упускать не собирался. В итоге хозяину фермы Пелагио маг отсыпал денег, компенсируя урон, а молодой великан дал магическую клятву служения. Великана звали Грок и был он совсем подростком. Племя выгнало его, потому что маленький. Раньше он тихо наведывался на соседнюю ферму Тёплых Ветров. Последний хозяин этой фермы недавно умер и пустующий участок привлёк молодого великана.
  
   - Значит вот это и есть ферма Тёплых Ветров? Большой участок. Эй, Грок, а ты мамонтов пасти умеешь и сыр делать?
  
   - Моя только этим и занимайся. Родичи Грока на охоту не брать. Моя любить мамонтов. Моя поить-кормить, заботиться о стаде.
  
   - Если я мамонтов найду, будешь пасти их и сыр делать?
  
   - Моя будет мамонтов пасти? Хорошо.
  
   Ралоф до сей поры рот не раскрывал, но видимо его одолевали непередаваемые сомнения. Скайрим конечно место суровое, но маг, который собрался выкупить ферму и нанять великана в пастухи -- это нечто.
  
   Между тем их процессия достигла предместья. Стража конечно на них косилась, но видя, что великан выполняет распоряжения мага, никто ничего не решался сказать. Все больше удивлялись с происходящего.
  
   - Вот сразу видно, где что.
  
   Перед въездом в город расположились по правую руку конюшни и дома наёмников. Слева открывался вид на караван каджитов, рынок и небольшое здание, которое в плотную примыкало к посту стражи. Сам пост представлял из себя две башенки, которые обозначали поворот в город.
  
   Первым делом Гарри решил накормить Грока. Великан хоть и молчал, но голодные спазмы его желудка всю дорогу заглушать было проблематично. Так что первым делом маг озаботился покупкой жаренной конины и тремя бочками вяленого мяса. Для сбалансированного питания также была закуплена телега с овощами. Грок сильный, так что утащит.
  
   В этот момент внезапно смолк шум базара и даже лагерь каджитов притих. Гарри это сразу не понравилось, обернувшись он увидел, как к ним раздвигая толпу одним своим присутствием идут трое здоровяков: женщина и двое похожих мужчин, видимо братьев. Магу оставалось молиться, что это не по его душу, но странные богатыри в специфических доспехах направлялись именно к ним, злобно посматривая на самого Гарри и великана.
  
   - Эй, фокусник, ты нам должен, ты у нас украл работу из-под носа!
  
   - Вас только за смертью посылать!
  
   - Отдай нам по-хорошему великана и можешь валить в свою коллегию так и быть. Мы -- Соратники, слабых и убогих не бьём.
  
   Гарри повернул голову на бок, прямо таки с кошачьим любопытством разглядывая стоящих в трех шагах перед ним самоубийц. Ралоф за его спиной приготовился к бою, пряча за себя Люси. Кто такие эти Соратники Гарри уже имел смутное представление, но такой наглости от них не ожидал.
  
   - Да, такое щедрое предложение я просто не могу оставить без внимания.
  
   Главной ошибкой Соратников оказалось то, что никто из них не ожидал от тщедушного мага такой прыти. Синхронный взмах руками и два брата улетают мордами в бочки с квашенной капустой. Женщина тоже растерялась, поэтому Гарри метнувшись к ней провёл заклинание через ноги. Двумя ногами в солнечное сплетение -- это жёстко само по себе, а уж усиленное магией и подавно. Женщиной словно выстрелили из катапульты. Перевернувшись в воздухе и задевая все препятствия на свете, она улетела аж за два торговых ряда. Стража в эти разборки, что удивительно даже не подумала вмешаться, видно самоубийц среди них не водилось.
  
   - Что здесь происходит?!
  
   Судя по всему явился начальник городской стражи.
  
   - Да, вот, гражданин начальник, прибыл в город, по пути великана поймал и выдрессировал, а эти трое сейчас на меня наехали, что я мол у них великана украл.
  
   Начальник гарнизона попытался переварить сказанное. Едва сдержав смешок, он посмотрел на потупившегося великана, перевёл взгляд на мага, который на его глазах трёх сильнейших воинов Соратников уделал голыми руками, задумался.
  
   - Даэдра побери этих Соратников. Снова напились и задирают приезжих. Эй, лодыри, а ну живо взяли этих растяп и отнесли в Йоррваскр. Пусть старик Кодлак посмотрит на этих бузотёров.
  
   - Вы извините, но я прибыл в Вайтран с официальным визитом.
  
   Брови командира гарнизона снова взлетели недоуменно вверх.
  
   - В самом деле? Что привело вас в город?
  
   - Гердур из Ривервуда запрашивает помощь. Хелген был уничтожен драконом три дня назад.
  
   Активность, что после этого развил командир стражи даже трудно представить. Всю честную компанию вместе с великаном представили пред светлы очи ярла Балгруфа, где Гарольд Певерелл поведал ему отредактированную версию произошедшего.
  
   - Клянусь Исмиром, Айрилет была права! Ну что Провентус, по прежнему будем сидеть сложа руки?
  
   Обматерив своего помощника по хозяйственной части, ярл Балгруф расщедрился на награду, сказав, что маг может просить чего хочет. Гарри естественно спросил на счёт имущества Теплых Ветров.
  
   - Я вижу, что тебя уважают весьма разные разумные. Пока что я могу предложить тебе выкупить ферму. Но дом Тёплых Ветров можно купить только тану. Помогай моим подданным и заслужишь звание тана.
  
   Снова позвали управителя ярла, так что Гарри очень быстро стал владельцем заброшенной фермы Тёплых Ветров. Довольный проведённой сделкой, маг не поскупился на похвалы, заодно поинтересовался возможной работёнкой. Ярл и управитель переглянулись.
  
   - Значит ищешь работу? Есть тут одна банда разбойников, что докучает нам.
  
   Они прошли куда-то вглубь Драконьего предела и остановились около карты провинции.
  
   - Вот здесь находятся Башни Валтейм. Бандиты установили там своеобразную таможню и берут деньги за проезд. Мои воины дважды пытались взять это место штурмом, но у них ничего не вышло. Если справишься, маг, то их сокровища станут твоими, естественно после уплаты десятины.
  
   Гарри с пониманием посмотрел на довольную улыбку ярла.
  
   - Есть ещё работа для тебя. Пойдём, найдём моего придворного мага.
  
   Придворным магом оказался сурового вида норд с бакенбардами Фаренгар Тайный Огонь. В ходе разговора выяснилось, что мастер магии изменения, эксперт в разрушении и зачаровании, а также просто любитель зельеварения ищет некую загадочную скрижаль из нордских руин на Ветреном Пике.
  
   - Часом не вот эту?
  
   Под удивлёнными взглядами ярла и волшебника Гарри вытащил из своего рюкзака с расширенным пространством тяжеленную каменную скрижаль. Фаренгар конечно обрадовался находке, но сумка с расширенным пространством привлекла его в равной степени. Балгруф поспешил уйти, как вдруг раздался шум и беготня, и к ярлу подбежал молодой стражник без шлема.
  
   - Мой ярл, на нас вновь напал дракон.
  
   В этот момент через приоткрытые двери дворца раздался громовой рёв над городом.
  
   - Все к оружию!
  
   Ярл Балгруф побежал строить свою гвардию перед боем вместе с Айрилет. Фаренгар тут же заметался у себя в кабинете, собираясь в охоту за драконом. И только Гарри посмотрел сперва на дочку.
  
   - Люси, сиди здесь, и никуда не отлучайся. Ралоф и Грок, за мной!
  
   Они выбежали из Драконьего Предела, чтобы увидеть творящуюся над городом вакханалию. Относительно некрупный дракон низвергал на землю огонь, распугивая народ, поджигая дома и добавляя страху. Одним словом вечеринка оказалась в самом разгаре.
  
   - Что делать будем?
  
   - Для начала выманим его на открытое место. В городе мы его не одолеем.
  
   Пролетевший над ними в очередном круге дракон словил шаровую молнию в брюхо и взвыл подранком.
  
   - А вот теперь он нас точно не пропустит.
  
   Дракон очень обиделся на мага, так что их троица была вынуждена побегать, преследуемая разъярённым чудовищем. Дракон не постеснялся обрушиться на несколько домов и развалить их если не по камешку, то серьёзно разрушить. Под огненные струи попало несколько стражников.
  
   - По крыльям бейте!
  
   Выбежав из города, Гарри, Ралоф и Грок стали свидетелями залпа по дракону. Руководил боем командир гарнизона. Но вот с неба прилетел огненный шар, что разорвался совсем рядом с мужчиной. Раздался взрыв, командира откинуло в сторону и стража запаниковала.
  
   - Не отступать. Лучники огонь!
  
   Гарри влетел на уцелевний прилавок и выхватив из шляпы меч, указал им на дракона.
  
   - Никто кроме нас не защитит женщин и детей. Так пошлите же в порождение Обливиона тучи стрел.
  
   И его послушались, как командира. Залп за залпом в дракона летели стрелы, и чудовище вдруг поняло, что ему действительно тут не рады. Ралоф удачно попал в сустав ноги, вызвав очередной яростный крик. Грок метнул валун, подбивая хвост дракону.
  
   - Адеско Фламе!
  
   Гигантский огнешар умчался в сторону дракона, охватывая его дьявольским огнём. Вопящее от боли и жара чудовище рухнуло на подъем к городским воротам. Сверзившись в ров, дракон применил ледяное заклинание и погасил себя. Из рва он выбрался в крайне скверном расположении духа.
  
   - Копейщики в атаку! Кидайте на него камни!
  
   Со стены ударила катапульта, отправив в бок дракону тяжёлый валун. В шуме битвы все услышали, как смачно хрустнули рёбра чудовища. Размётывая стражников, дракон рванул пешком в сторону ненавистного ему мага.
  
   - Я -- Мирмулнир, разорву тебя в клочья!
  
   Гарри сперва даже не понял, что это говорит дракон. Ралоф подле него стрелял из своего даэдрического лука, надеясь попасть дракону в глаз. На секунду дракон повернул голову, но бронированное веко не дало стреле достать до мозга. А из ворот уже выбежал сам ярл со своими гвардейцами. Закованные в тяжёлую броню, они натянули ростовые луки. Вся задница дракона мгновенно оказалась утыкана стрелами, глубоко ушедшими в мышцы.
  
   - Ёб твою мать!
  
   С мечом на изготовку Гарри едва увернулся от подползшего к нему чудовища. Дракон своей головой проломил прилавок. Змееобразная шея вновь изогнулась для очередной атаки. Но в этот раз Гарри не стал отступать. Дракон атаковал его как в своё время и василиск -- раскрыв рот и желая проглотить целиком. Меч вошёл в нёбо словно нож в масло.
  
   - Довакин? Неееет!
  
   Голова монстра рухнула и дёрнувшись пару раз замерла. Чудовище оказалось поверженным. На сей раз только чудом рука Гарри оказалась целой. Кто знает этого дракона, может у него тоже смертоносный ядовитый укус.
  
   - Маг сразил дракона.
  
   Из убежищ стали выползать люди и каджиты, взирая на Гарри с восхищением. Маг стоял на куче обломков устало держа меч. Ярл Вайтрана по-воински отсалютовал ему мечом и направился в его сторону. И вдруг тело дракона засветилось и эта энергия устремилась к магу.
  
   - Что за хуйня?!
  
   Водопад энергии обрушился на него, погребая под собой. Пришло ощущение эйфории и лёгкости, почему то захотелось отрастить крылья и взлететь в небо.
  
   - Довакин.
  
   Одно единственное слово сказал Ралоф, стоя рядом с ним. Теперь в глазах ярла и его подданных Гарри видел неверие и шок, смешанные с восхищением перед ожившей легендой. Вдруг Гарри почувствовал как его переполняет желание громко закричать. Сам не понимая, что делает, маг открыл рот, выпуская наружу всю силу ярости и торжества, что переполняла его.
  
   - ФУС!
  
   Бледная волна энергии вырвалась из его рта, устремляясь к небесам, в которых ярко светилось солнце. Словно в подтверждение его крика задрожало само небо и громовой голос пронёсся словно ветер по всему миру.
  
   - ДО-ВА-КИН!!!
  
   ========== 9. ==========
  
   Прошёл месяц с тех самых пор, как Гарольд Певерелл завалил дракона у городских ворот Вайтрана. Его социальный статус взлетел очень быстро. Ярл Балгруф, чтобы не потерять лицо тут же был вынужден признать Гарри официальным придворным таном владения Вайтран и подарить ему скидку в девяносто процентов на покупку дома Тёплых Ветров. Пятьсот золотых вместо пяти тысяч? Убийство дракона стоило того.
  
   А статус обязывает. Вся хитрость с этим свободным местом при дворе любого ярла в том, что всегда пустует вакансия военного вождя. То есть если ты найдёшь в себе силы сколотить небольшую дружину, которую полностью снарядишь для битв, то легко получишь заветный статус. А вместе с ним и кучу головняков. В чём фокус? Ну дык любой военный вождь должен бороться с преступностью и прочими бедами. В отсутствие танов-военных вождей при дворах ярлов, почти вся их работа ложится на плечи Соратников.
  
   Обитатели Йоррваскра натурально шикуют, перебирая харчами. Из-за обилия работы берутся только за самые сложные случаи. Соратников боятся и уважают, но гражданская война вносит свои коррективы. Во времена бедствий первым делом активизируются разбойники всех мастей. В провинции стало не продохнуть от чужаков. Вся эта преступная шваль уже настолько обнаглела, что спокойно занимает покинутые придорожные форты и совершает нападения даже на мелкие отряды стражи.
  
   За прошедшие дни Гарри, Ралоф и Грок успели уничтожить десяток мелких и три крупных банды разбойников, среди них только в одной были норды. Все прочие шайки составлял весь колорит разумных рас Нирна. Гарри натурально заебался омывать свой клинок кровью чужаков. Уж насколько Гарри был добрее и терпимей местных сородичей, но даже он в последние дни был согласен с утверждением, что Скайрим для нордов.
  
   - Глядя на всё это, я теперь понимаю озлобленность нордов на чужаков. Какой только гнуси не понаехало в эти края.
  
   - Ещё пару лет и начнутся гражданские беспорядки. Фанатиков и сейчас хватает в каждом городе.
  
   - Кстати, ты заметил, что у орков из этой банды шеи крепче чем у тех уродов в лагере Тихих Лун?
  
   Тут и Грок не мог не высказать свою точку зрения.
  
   - Орка трудно убивать. Ноги по колено в жопу едва-едва заходить. Дубина замах делать большой. Грок уставать быстро.
  
   Великан-подросток заменял собой в открытом бою десять тяжёлых воинов и катапульту. Там, куда Грок не мог залезть в силу своего размера в ход шли валуны, которые он одной рукой кидал словно человек мелкую гальку. Сила удара такого камушка оставляла от разумного отбитую тушу с переломанными костями.
  
   Примечательно вышло с Башнями Валтейм. Пришлось обходить их со стороны скалы Гудрун, где жила небольшая семья великанов, пасущая мамонтов на альпийских лугах Глотки Мира. Гарри договорился с взрослыми сородичами Грока, что купит у них семью мамонтов на развод за стадо коров. Собственно к этому и стремилось всякое начинание Гарольда. Корова в Скайриме стоит бешеных денег. В Вайтране взрослого телёнка на продажу можно купить за двести золотых септимов и десять серебряных реманов. В столице цена доходит до шестьсот септимов и семидесяти реманов за одного телёнка. Сплошное разорение. А великаны, со скалы Гудрун, запросили двадцать коров - сумасшедшие деньжищи.
  
   Так вот Башни Валтейм были зачищены Гроком, который неожиданно выпрыгнул из засады прямо на головы не ожидавшим такого собирателям дани с проезжих и просто путников. Гарри и Ралоф мгновенно выскочили следом как скампы из табакерки и перебили разбойников в первой башне. Потом Грок подбежал к пляжу у подножия башни, Ралоф устроился на вершине, а Гарри занял мост.
  
   Ралоф аккуратно и методично снял всех лучников. Не разбойникам с простыми луками тягаться с опытным воином с даэдрическим оружием. Высыпавших на противоположный берег разбойников закидал камнями великан, после чего перешёл реку вброд и добил подранков своей могучей дубиной. Ну надо сказать, что на большинстве были лёгкие кожанные доспехи, которые от ударов почти не пострадали. А где и имелись железные и стальные латы, так Адрианна Авениччи всегда принимает металлолом на переплавку.
  
   Рискнувший пойти по мосту главарь был сбит криком и улетел на скалы противоположного берега, ускоренный заклинаниями. Между тем Гарри активно учил местные заклинания. И если стихия огня была магами Земли хорошо изучена, то местная школа молнии заметно превосходила арсеналом боевиков родного мира юного мага.
  
   Хотя не таким уж и юным Гарри выглядел. Типичная нордская фигура, зелёные глаза и длинные чёрные волосы с небольшой короткой бородой значительно старили его. Не зная правды его можно было принять за тридцатилетнего мужика. А сам маг был не дурак раскрывать свой возраст.
  
   Хорошо, что удалось найти толкового управителя. Ну и конечно хускарла ему выделил сам ярл Балгруф. Хускарл оказался женщиной, которую зовут Лидия. Черноволосая нордка умело владела парой щит-одноручный меч, готовая разделать любого. Своего новоявленного хускарла Гарри озаботил охраной своего дома и дочери. Люси поселилась в доме вместе с Лидией, которая стала обучать девочку воинским приёмам. Маг на это смотрел одобрительно и жалование Лидии было на десять септимов больше обычного.
  
   А в качестве управителя маг взял шуструю торговку с городского рынка. Гарри понравилось, что девушка имела связи среди каджитских караванов. Всего то нужен был бивень мамонта, чтобы привлечь внимание крупного караванщика Мадрана. А бивней было целых десять после уплаты пошлины ярлу. Что такое три бивня, подаренные власть предержащему? Сущие мелочи. А вот нанять бригаду каджитов для ремонта на ферме -- дорогого стоит. Конечно следить за этим делом маг поставил опытных строителей из числа нордов, живущих в городе.
  
   Ферма очень скоро будет приносить ему доход самого неожиданного свойства. Деньги не должны лежать мёртвым грузом. Золото обязано работать на своего владельца. Правда никто сейчас не мешает посадить ту же картошку. Будет, что на зиму кушать. А в качестве дешёвой рабочей силы сойдёт парочка городских алкашей, которых Гарри вылечил от недуга. Зелья, чары и легилеменция дают потрясающий комплексный эффект.
  
   И почему Гарри должно быть стыдно за жестокость методов? Сделал доброе дело, пускай его и не просили. Зато двух бомжей трудоустроил, жильё выделил. Теперь с голодухи или по пьяни зимой не помрут. А что пить бросили, так с кем не бывает. Не империусом же он их приложил в конце концов?!
  
   Однако дела шли. Со скрипом, но шли. Деньги скапливались, коровы ждали своего часа, а Грок довольно предвкушал момента, когда займётся привычной для себя работой. Понимал это и Гарри, ибо великан был ещё подростком, так что всё время использовать его в качестве ударной единицы было чем-то неправильным.
  
   В любом случае великану надо будет искать замену. Это отсылает мага к поиску тех, кто готов пойти под его руку. Из принципа или за деньги -- это уже неважно. Для начала неплохо собрать хотя бы первую дружину. Это в свою очередь означает, что надо идти в таверну.
  
   При очередном возвращении из рейда, Гарри понял, что нужная сумма у него имеется. Первым делом он конечно же пошёл к старине Белетору. Ушлый бретонец был готов купить у него весь хабар, так что весь неликвид шёл этому пройдохе. Но был и ещё один плюс. Белетор за справедливую цену скупал драгоценные камни. Чаще всего Гарри попадались аметисты, гранаты, топазы и морионы.
  
   Белетор и информацией был готов поделиться в обмен на товар. Вот и в этот раз он не подвёл. Первым делом требовалась охрана на ферму. Бретонец посоветовал обратиться к трём братьям из семьи Три Топора. Ребятки работали в охране караванов, но решили остепениться и осесть. Братья обнаружились в Гарцующей Кобыле, где за кружкой доброго мёда маг быстро смог сторговаться на счёт их жалованья и подконтрольного им объекта.
  
   Тут взгляд Гарри зацепился за новое действующее лицо. Раньше этой полувеликанши Гарри в таверне не видел. Перекинув заботы о трёх стражниках на Изольду, Гарри решил узнать у Хульды -- хозяйки таверны, что это за женщина. Хульда поговорить любила, особенно любила поговорить, когда ей настойчиво дарили украшения под её тонкие руки.
  
   Выяснилось довольно быстро, что полувеликанша характер имела стойкий нордический, порывами до двадцати ярдов в секунду и мощный удар справа. Гарри катнул Хульде ещё серебряное колечко и получив две пустых кружки направился к столику неудачницы, провалившей испытания у Соратников.
  
   - Эй, храбрая дева, выпьешь со мной вискаря?
  
   - Какое тебе до меня дело?
  
   - Вай, как можно быть такой несчастной в этот солнечный день? Выпей вискаря и будь счастлива.
  
   Напоить эту воительницу оказалось простым делом, практически как отнять конфету у первокурсника Хогвартса. Даже было немножко стыдно, почти. Далее поспорить на три месячных жалования оказалось секундным процессом. Ставка естественно была на драку. Увернуться от замаха этой пьяной медведицы было легко, как и поставить полувеликанше подножку, дать напутственного пинка под зад и... эта дурында проломила головой стену и заснула.
  
   - Слабые нынче полувеликаны пошли. Хульда, держи за беспокойство.
  
   Солидно позвякивающий мешочек с деньгами заставил хозяйку таверны прекратить ругаться. Вместе с редгардом вышибалой Амреном, которому Гарри помог вернуть фамильный меч, они вытащили Утгерд из стены и уложили в уголке спать спокойно. После этого Гарри присел с кружкой мёда у очага. Рядом с ним сидел типичный норд в железной броне и рогатом шлеме.
  
   - Охрана в Вайтране ужасная, просто курам на смех!
  
   С чего этот завсегдатай решил с ним заговорить Гарри не знал, но беседу охотно поддержал.
  
   - Лучшая оборона -- это нападение.
  
   - Интересная позиция. И на кого следует напасть?
  
   - Полагаю для начала стоит очистить владение Вайтран от залётных разбойников. Мы с другом уже этим занимаемся.
  
   - Как же, наслышан о тебе, довакин.
  
   - Мне нужны люди в отряд. Есть кто на примете?
  
   Норд гордо подбоченился и представился. Оказалось, что он Синмир Тёплый Ветер. К сожалению он опоздал и дом с фермой его непутёвого дальнего родича был продан. Гарри обрадовался такой находке. Замотивировать этого вполне вменяемого воина можно было. Так Синмир согласился присоединится к отряду.
  
   - Ралоф, у нас пополнение.
  
   Они зашли в дом как раз к тому моменту, как блондин отоспался и уже завтракал вместе с Лидией и Люси. Новоиспечённый довакин решил тоже присоединиться к завтраку. Синмир обошёлся куриной ножкой и парой помидоров с хлебом.
  
   - Не люблю набивать живот с утра. В обед другое дело. Синмир Тёплый Ветер.
  
   Норды обменялись рукопожатиями, а Гарри в это время с задумчивым видом уплетал бифштекс из хоркера с жаренным луком. Главной проблемой была малочисленность отряда. Лидию надо было высвободить для боевых рейдов.
  
   - О чём так хмуро задумался?
  
   - Ралоф, телохранитель нужен. Лидия у нас больше воин, и я хочу взять её в следующий рейд. Но не знаю кого мне поставить охранять Люси. Вот и хмурюсь, пытаясь решить эту загадку.
  
   Тут в дело вмешался Синмир.
  
   - А о чём разговор? В "Пьяный Охотник" вчера прибыла сама Дженасса Наро. Говорят к своей кузине Айрилет потянулась. Она конечно за работу берёт дорого, но дело своё знает.
  
   К удивлению Гарри, Ралоф поддержал это предложение, хотя особой любви к мерам любых видов у него замечено не было.
  
   - Да, я тоже о ней наслышан. Триста лет безупречный послужной список.
  
   - Говорите в "Пьяном Охотнике" её можно найти? Пойду пройдусь.
  
   Данмерка обнаружилась там где и предсказывали. Стоило только дойти до таверны наёмников и поговорить с её хозяином. В зале с утра было малолюдно. Сидели лишь немногие люди, завтракая и обсуждая возможные заказы. Данмерка сразу привлекала внимание сидя в нише и потягивая редкий в этих краях шейн. Повадки Дженассы смутно напомнили Гарри старика Аластора.
  
   Подойдя к её столику, не отрывая своего ухмыляющегося взгляда, Гарри показательно соорудил в своей левой руке шарик молнии. Чуть обозначившая улыбку данмерка в ответ укрылась плёнкой малого оберега.
  
   - Отлично.
  
   - Клинок и тень, безмолвие и смерть -- вот моё искусство. За скромную плату я готова поставить своё искусство на службу тебе.
  
   - Нестандартный контракт телохранителя и возможно учителя.
  
   Дженасса чуть сменила позу, обозначая своё одобрение.
  
   - А ты умеешь заинтриговать.
  
   - Я скромно учусь. Это мой наставник был на радость Азуре, Мефале и Боэтии тем ещё мастером. Мне же нужен телохранитель для дочери. Ну и для полноты картины учитель. Сможешь показать ей свою науку -- буду благодарен.
  
   Данмерка раздумывала не долго.
  
   - Пятьсот септимов в месяц. Это за охрану. Обучать девочку? Мне и самой интересно, что из этого выйдет. Здесь готова за бесплатно поработать.
  
   Гарри подсел к данмерке за столик.
  
   - Хей, Элриндир, мне тоже шейн принеси. Хочу попробовать это вино. Айрилет мне его нахваливала.
  
   Брови Дженассы поползли вверх при упоминании имени её кузины. Ещё больше данмерка удивилась условию. Магическая клятва? Она слышала о разных подобных примочках, но едва ли они действовали эффективно. Только в умах дикарей.
  
   - Согласна.
  
   - Ну раз согласна, то вот здесь плата за три месяца. А клятву оформим как только пройдём на непосредственное место работы. Да, отличный букет у этого напитка. Надеюсь ты не откажешь мне в удовольствии выпить как-нибудь моего напитка.
  
   Жестом фокусника Гарри выложил из кармана тяжёлые три мешка с золотом и бутылку вискаря в придачу. Ешь, пей, веселись, ведь жизнь так коротка. Не греши и будь счастлив. Отдать должное данмерке, она как и всякая женщина проявила любопытство, увидев нечто новенькое и привлекательное. Ну ещё бы, ведь местное стекло качеством не отличалось, а яркая бутылка прозрачного стекла так и манила.
  
   - Кха, а у тебя есть вкус. Вот это напиток. Не думала, что люди смогут удивить меня вкусным алкоголем. Определённо мне нравится на тебя работать. Готова сбросить на сотню, если раз в месяц буду пробовать нечто столь же восхитительное.
  
   - Договорились.
  
   Отведя Дженассу в дом Тёплых Ветров и с помощью Ралофа наложив на неё непреложный обет, Гарри прихватил с собой дружину и отправился на базар у городских ворот. Здесь помимо основного торжища располагается и скотный ряд рядом с конюшнями. Оказалось, что столько коров фермеры могут продать только с одобрения Скульвара Чёрная Рукоять.
  
   Ралоф тут же выдал характеристику на эту семью. Чёрные Рукояти жили в Вайтране не так долго как Серые Гривы и Сыны Битвы, но именно из их рода выходит сам ярл Балгруф. Основным занятием клана Чёрная Рукоять является выращивание лошадей и контроль за скотным рядом.
  
   Скульвар оказался владельцем городской конюшни. Пять бутылок вискаря и мешочек золота позволили расстаться им довольными друг другом. Коров, за отдельную плату, украсили символикой великанов скалы Гудрун. В путь этот необычный караван провожали все окрестные зеваки. Не каждый день можно увидеть, как коровы по четыре штуки в ряд маршируют по дороге печатая шаг как на параде.
  
   Провожающий странного покупателя взглядом Скульвар промолвил своему сыну Йервару.
  
   - Уж сколько мест объездил, видал дальние края, но чтоб корова под седлом нигде не видел я.
  
   ========== 10. ==========
  
   Покупка мамонтов привлекла к Гарри ещё больше внимания. Когда спустя пару дней их отряд вернулся в Вайтран с четырьмя молодыми мамонтами, норды диву давались. Впервые кто-то смог договориться с великанами. Этот дипломатический успех определённо не мог не привлечь внимания ярла Балгруфа.
  
   А пока ярл раздумывал о произошедшем, сам Гарри вместе с дружиной взялись привезти леса из Ривервуда. Имперцы и талморцы пока не показывались, так что следовало воспользоваться этим. От самой фермы Тёплых Ветров остались только руины. Большой дом пришёл в негодность и единственной жилой частью в нём была прихожая, оставшаяся относительно целой.
  
   Поскольку денег осталось не так много, как хотелось бы, то Гарри приказал ещё в самом начале реставрационных работ поправить и поднять повыше забор. Луг за фермой вплоть до самого леса ярл Балгруф продал ему в кредит. Гарри обложили налогом против обыкновения. Дело в том, что создание фермы приветствовалось руководством города, но тяготы этого дела вынуждали ярла первые пять лет не собирать налоги с желающих. Маг же сумел убедить ярла махнуть ему дополнительный кусок земли в обмен на стабильную уплату налогов.
  
   Никто же не знал, что Гарри Певерелл воспользуется своим детским опытом работы на родную тётушку. Особо любви к клумбам Гарри не питал. Его больше интересовало сельское хозяйство. Уже в Хогвартсе Гарольд полюбил работать в теплицах, где он оценил самодостаточность школы магии. Так что Скайрим ждёт большой сюрприз. Помимо стада мамонтов Гарри планировал построить здесь собственные теплицы. А там кто знает, как повернётся дело.
  
   Собственные теплицы однозначно потребуют создания стекольного цеха. Как создают стекло Гарри знал, ибо память профессора Снейпа хранила множество уникальных навыков. Оказывается зельевару принадлежал собственный цех по производству флаконов. Вот уж чего не скажешь о Ужасе Подземелий. А в Скайриме со стеклом была беда. Два главных поставщика стекла - Солитьюд и Виндхельм, а гражданская война не лучшим образом сказывается на промышленном потенциале.
  
   Думы долгие, думы нелёгкие. Вайтран пока не затронут войной, но едва ли это продлится долго. Но делать что-то надо, и потому придётся идти на вынужденные альянсы. В Вайтране не так уж широк выбор союзников. А к торговому альянсу надо подойти со всей ответственностью.
  
   Чёрные Рукояти -- это клан скотоводов. Ярл Балгруф правит городом. Его младший брат Хронгар держит гвардию, а верные вассалы Кай Корис - стражу и Ульфберт Разъярённый Медведь -- кузницу "Дом Воительницы". Кузен ярла Скульвар управляет скотным рядом на рынке около ворот.
  
   Сыны Битвы -- клан земледельцев, поддерживающий Империю. Глава клана Олфрид сумел приумножить богатство клана, найдя гениальное решение. Он стал продавать огромные фермы вокруг города в лизинг другим семьям. Полученные средства потратил на обустройство городского рынка и вложился в бизнес лавочников, чем обеспечил себе постоянный доход. Для себя же клан Сынов Битвы оставил лучшие участки земли и теперь доминирует в продаже овощей и торговле.
  
   Серые Гривы -- клан ремесленников, поддерживающий восстание Братства Бури. Как и их противники Сыны Битвы, Серые Гривы в своё время вложились в обустройство городского рынка. Тем не менее клан небогат, так как большая часть дохода клана от кузнечного и ювелирного дела идёт на поддержание на плаву Соратников. Прямо об это не говорится, но Соратники своими стройными рядами и благополучию обязаны Серым Гривам и их вассалам Белым Гривам и Рыжим Гривам.
  
   Семья Пелагио -- имперская семья, которая уже довольно много лет живёт в Вайтране. Первыми перекупили землю у Сынов Битвы. Простые фермеры, ничего особенного, но их упорство делает им честь. Аполитичная семья по причине несогласия как с империей, так и с Братством Бури.
  
   Аль-Каррумы -- редгардская семья, глава которой уже десять лет пытается получить влияние при дворе ярла Балгруфа. В городе владеют поместьем Снежное и вложились в таверну "Пьяный Охотник". Основной доход имеют с наёмников, выполняя в городе роль гильдии. Главу этого клана Гарри не любил, тогда как с его братом поддерживал приятельские отношения.
  
   За пределами города имеются следующие силы, которые представляют интерес в плане создания стекольного цеха: Рорикстед, Ривервуд и двемеры Вал Лирея. И если с двемерами всё более менее непонятно и требует времени на установку контактов, то два других поселения явно нуждаются во внимании.
  
   Рорикстед превратился в ещё одну жемчужину сельского хозяйства владения Вайтран. Под управлением семьи Саблекоготь, Рорикстед процветает, поставляя продукты сельского хозяйства в Маркарт. Крупное фермерское поселение с крепким хозяйством и надёжный караван-сарай по дороге в Маркарт и Солитьюд. Соваться туда не вариант. Во-первых, оно расположено на середине пути между Вайтраном и Маркартом, а во-вторых, помимо расплодившихся разбойников, путь туда сопряжён с опасностями. Двемеры по прежнему ведут войну со своими бывшими сородичами двеморами. Лес рубят, щепки летят.
  
   В конечном счёте Ралоф рассказал, что его род тоже восходит к Вайтрану. Белые Волки долгое время правили городом, пока однажды Чёрные Рукояти не бросили им вызов. С тех пор его семья живёт в Ривервуде. Свен приходиться Ралофу и Гердур дальним родственником. Как бы там ни было, но выбор места для стекольного цеха был очевиден. Осталось только заручиться финансовой поддержкой. Ни сам Гарри, ни семья Ралофа расходы не потянут. Однако идею обсудить стоит. Это признал и сам Ралоф, который был кровно заинтересован в увеличении дохода семьи.
  
   Картина прямо говоря сложилась занятная. Чёрные Рукояти видят в нём возможность надёжной опоры для шатающегося в последнее время кресла ярла Балгруфа. Серые Гривы и Сыны битвы пока только смеются над ним. Пелагио и Аль-Каррумы недоумевают. А в резерве у него уже есть поддержка семьи Белый Волк, а в вассалы намечается Синмир Тёплый Ветер, со своей роднёй из Хай Рока. Проверить на вшивость этого норда Гарри успел, когда тот спал. Паранойя порой бывает заразной, но ничего с помощью легилеменции криминального найти не удалось. Тёплые Ветра не сильно преуспевали в Хай Роке. Создавалось впечатление, будто их семью прокляли.
  
   Поспособствовать поездке в Ривервуд помог случай. Гарри как раз направлялся в Драконий Предел, когда около Златолиста столкнулся с талморцами. Десяток солдат сопровождал юстициара, который явно с недобрыми намерениями направлялся к Хеймскру.
  
   Вообще с каждым может случиться несчастье. Чёрные Рукояти были не исключением. Хеймскр был их отпрыском, у которого не всё было в порядке с головой. Проще говоря он был юродивым. Будучи мальчишкой он упал в горную реку и выжил лишь чудом. Получив тяжёлые травмы, он сильно ударился головой, но его жизнь была чудом спасена из-за амулета Талоса. С того несчастного случая Хеймскр стал ревностным проповедником Талоса, что на фоне его дрожащих рук и неустойчивой психики было бы смешно, если бы не было так грустно.
  
   Стража даже сперва опешила от того, что талморцы попытались задержать юродивого. Бедняга Хеймскр похоже даже не понял, что его пришли убивать. Уж непонятно, кто донёс на несчастного проповедника, но в этот раз талморцы действовали весьма нагло. Юстициар начал пытать несчастного заклинанием искры.
  
   Гарри почувствовал, как его охватывает кровавое бешенство. В голове услужливо всплыли картинки из воспоминаний ликвидированного юстициара. Заклинание огненного меча само скаставалось на клинок Гриффиндора. Укрытый заклинанием эгиды, Гарольд обрушился на талморцев словно ураган. Подобно богу войны, он раскидал альтмеров, как великан людей. Только отрубленные руки и головы в стороны полетели.
  
   Юстициар попробовал зайти в спину новому врагу, но крик развернувшегося к нему довакина отправил альтмера спиной в златолист. Юстициара приложило настолько крепко, что он потерял сознание. А Гарри без лишних слов кинулся к лежащему в позе зародыша Хейскру. Проповедник корчился от боли и был испуган, так что его Гарри едва сумел поднять, держа в объятиях, чтобы юродивый не вырывался.
  
   - Тихо, друг, всё позади, они тебя больше не тронут.
  
   Стражники тем временем очухались и вязали выживших эльфов. Таковых было три с половиной штуки. И то была огромная вероятность, что скоро они останутся вдвоём. Хеймскр горячо зашептал благодарности своему спасителю, называя его через раз воплощением Талоса. Прибежавшая сюда Даника Свет Весны вместе с прислужниками с трудом смогла увести пострадавшего в храм Кинарет.
  
   Хоть Гарольда и трясло, но он нашёл в себе силы встать и подойти к юстициару. Альтмер был в отключке. А на площадь тем временем прибежал младший брат ярла, выслушивая доклады стражи.
  
   - Спасибо, тебе, довакин.
  
   - Всегда пожалуйста. Я Талмор не перевариваю. Возможно просто не умею их готовить.
  
   - С чего они вдруг пришли за безобидным Хеймскром?
  
   - А ты это вот у него спроси.
  
   Не удержавшись от соблазна, Гарри пробил как следует альтмеру в живот с ноги. Хронгар поступил более радикально: уперев колено в спину альтмеру, он достал из сапога кинжал и просто отрезал юстициару одно ухо.
  
   - Тебе не нужно? Говорят редкий алхимический ингредиент.
  
   Проверив отрезанное ухо магическим зрением, Гарри признал, что доля истины в словах Хронгара есть. Непонятно было, почему, но чутьё алхимика и магическое зрение подсказывали, что в ушах альтмеров скапливается магия, превращая их в отличный ценный ресурс.
  
   - Хронгар, ты не возражаешь, если я заберу тела талморцев с собой?
  
   - Думаю мой брат против не будет. Спасибо тебе.
  
   Всё же ярл Балгруф пригласил Гарри для разговора. Оказалось, что пленник молчал, а ярл сделал вывод из произошедшего, что у Гарри к альтмерам собственный счёт. Пускай это было лишь интуиция ярла, но она попала в цель. Гарри рассказал о том, что произошло у тайного святилища Талоса, упомянув про омут памяти. Ярл заинтересовался этим артефактом, попросив Фаренгара проверить показанную Гарольдом чашу.
  
   Фаренгар только взглянув на омут, похоже испытал оргазм от вида такого артефакта. Омут памяти он принял с благоговением верующего, которому божество подарило предмет гардероба. Надо ли говорить, что придворный маг чашу одобрил и Балгруф вместе с Хронгаром посмотрели воспоминания юстициара, убитого у тайного святилища.
  
   Внезапный случай подтолкнул Гарри к политическому союзу с ярлом. Не сказать, чтобы этого не было в планах мага, но не так неожиданно. Тем более, что Балгруф вместе со своим кланом были заинтересованны в вытягивании информации из пленного юстициара.
  
   А вот тут Гарри точно не хотел участвовать, но пришлось... изобразить амнезию у пленного. Так то маг разделал сознание эльфа как бог черепаху, но всё это показывать ярлу? Увольте. Внезапные альянсы едва ли бывают долговечными. Да и информацию можно придержать. Главное ,чтобы пленника в живых оставили.
  
   - Мой ярл, я полагаю будет разумным держать этого юстициара под замком, пока к нему не вернётся память. А там уже посмотрим. Быть может позже нам удастся вытащить из него больше.
  
   - Да. Мы так и поступим. Хронгар, позаботься, чтобы пленник попал в особую секцию тюрьмы. Пусти среди обычной стражи слух, что я приказал скормить напавшего на Хеймскра юстициара волкам.
  
   А Гарри после просмотра не оставляли параноидальные мысли. Среди нордов работают агенты Талмора -- предатели человечества. От одной мысли о таких уродах возникало желание устроить кровавую баню с расчленённкой. Однако пока что пришлось покинуть Драконий Предел и срочно отправиться в Ривервуд.
  
   Деревня встретила их необычным ажиотажем. Начать стоило с того, что крыша кузницы была целой, а имперцев не наблюдалось. Зато усиленный отряд стражи очень срочно был занят в работах по дополнительному укреплению стены. Во всяком случае над воротами стали возводить полноценные каменные укрепления. Это уже было хорошо, тем более, что скоро городскую стену придётся перекидывать на другой берег.
  
   Гердур и Ход встретили их радушно. Узнав, что они явились по делу, Гердур совсем повеселела. Продажа строительного леса радовала сестру Ралофа весьма сильно. Тем более когда клиент вызывает симпатию и предлагает хорошие долгосрочные перспективы. Идея со стекольным цехом была воспринята неоднозначно. С одной стороны расширение производства им только на руку, но с другой множественные трудности связанные с этим.
  
   - Гарри, ты уверен, что твоя идея выгорит?
  
   - Не просто уверен, а твёрдо уверен. Тем более меня посетила одна мысль: что если нам выйти на медоварню Хоннинга? Согласитесь, что когда у тебя под рукой имеется надёжный поставщик, чьё качество товара выгодно отличается от конкурентов, то выбор очевиден.
  
   - Но где мы найдём стеклодувов? Тут, как и с лесопилкой, нужны рабочие руки и профессионалы, которые будут контролировать процесс.
  
   Ход как всегда подошёл к делу с чисто рабочей точки зрения. Гарри хитро улыбнулся на это. Маг ни за что бы не ввязался в эту промышленную авантюру, если бы ему это было невыгодно и он не прощупал бы почву. Рубить головы разбойникам, браконьерам и чёрным копателям -- это конечно дело выгодное, но в далёкой перспективе проигрышное. Преступники, если их прижимать весьма качественно имеют свойство рассасываться в стороны, как только почуют крепкую руку.
  
   Гарри долго размышлял над ситуацией прибегая к помощи различных источников информации. Чем дальше в лес, тем веселее получалась картина войны. Что это за война такая, где нет ни одного крупного сражения? Отряды легионеров и Братства Бури просто пускают друг другу кровь в череде мелких стычек. После разоблачения интриг Дамблдора Гарри стал куда как внимательнее относиться к деталям.
  
   От гражданской войны в Скайриме оказалось есть только одно название. Для привыкшего видеть в новостях по телику сообщения о локальных войнах в родном мире, ситуация в Скайриме напоминала смертельные кошки-мышки. Предел вовсе одолевают тройственные конфликты Братство Бури/имперский легион/изгои.
  
   Скайрим - довольно обширная земля, но сил одного полновесного имперского легиона с головой хватило бы на захват мятежной половины провинции. Здесь же Гарри наблюдал полную анархию и бессилие навести порядок как с одной, так и с другой стороны. И за этой анархией прослеживается рука Талмора. В этом Гарри не сомневался. Прочитанных воспоминаний двух юстициаров хватило с головой, чтобы сделать этот вывод. Слишком много намёков было в их памяти. Определённо стоило в этом разобраться.
  
   Пока же в планах Гарри было твёрдо встать на ноги во владении Вайтран, перед тем как отправляться к Высокому Хротгару. В мутные легенды Гарольд не сильно верил, но ситуация с драконами его напрягала. В этом однозначно не было ничего хорошего.
  
   - Ладно, как бы трудно не было, но ты нас убедил в своей затее о постройке стекольного цеха.
  
   - Я знал, что могу рассчитывать на вас. Тогда мы поступим так: я пока буду заниматься строительством фермы, а вы подготовите площадку под стекольный цех. Стройку начнём через месяц. За это время я найду вам стеклодувов.
  
   - По рукам.
  
   Гарри обменялся с Гердур крепким рукопожатием. Что же, планы были определены, и оставалось только осуществить их. Завтра отряд целым караваном поедет обратно, везя назад строительный лес.
  
   ========== 11. ==========
  
   Убийство юстициара и талморского патруля не осталось незамеченным. Прошло два месяца и по душу Гарольда явились ассасины Тёмного Братства. Их было двое -- совсем непримечательные трупы каджитов. Почему трупы, так один из них решил залезть через загон мамонтов в дом, где ночевал Грок. Глупая смешная и нелепая смерть от великанской дубины. Второй оказался более удачливым и сумел пролезть через слуховое окно в спальню к Гарольду. Что там планировалось -- осталось секретом, ибо Гарольд мало того, что ещё не лёг, так даже не успел доспехи снять. В результате насадил каджитку в чёрно-красном на меч, но та успела его пару раз оцарапать кинжалом.
  
   - Ралоф! Тревога!
  
   Ралоф и остальные ворвались в спальню к тану, разбуженные его криком, да так и застыли на пороге. Гарри стоял над трупом в одеянии Чёрного Братства, опираясь на свой клинок.
  
   - Что-то мне хреново.
  
   У хускарлов чуть сердце не выпрыгнуло, когда их тан пошатнулся и подойдя к стене присел прямо на пол.
  
   - Во имя Талоса могучего! Гарри, ты как, оно тебя не ранило?
  
   Люси тоже вбежала в комнату в компании с Дженассой и бросилась к отцу. Ралоф тем временем склонился над своим таном. Гарри протянул ему трясущейся рукой стальной кинжал, который блестел от покрывающего его яда.
  
   - Я в порядке. Сейчас только яд отпустит. У меня сильнейшая сопротивляемость к отравам. Вот только где они добыли яд василиска, интересно?
  
   Ралоф аккуратно понюхал клинок и поморщившись тут же метнул кинжал в камин.
  
   - Не знаю кто такой василиск, о таком виде тварей обливиона слышать не доводилось, но это яд из корня жарницы и человечины. Не самая убойная вариация, но хватит одной капли в котёл с кашей, чтобы передохли все, кто будет это есть.
  
   - Как видишь я ещё жив. После укуса василиска выработался мощный иммунитет к ядам. Обыщите труп. У этого убийцы должен быть с собой пузырёк с отравой. Кстати кто это.
  
   Дженасса как раз осмотрела внимательно труп.
  
   - Мой тан, это член Тёмного Братства. Похоже кто-то провёл на вас Чёрное Таинство. Они никогда не останавливаются, пока не выполнят заказ.
  
   Ралоф аж зарычал на эти новости.
  
   - Проклятье, а мне казалось, что все их убежища были разрушены талморцами во время войны! Значит они всё ещё живы. Ничего, мы их ещё вычислим.
  
   Гарри начал отходить от отравы, поднимаясь по стеночке при поддержке дочки. Люси плакала, но тихо, не привлекая внимания.
  
   - Как ты их собрался вычислить? Если не знать, где их убежище, то это бесполезно. Или у тебя есть мысли по этому поводу?
  
   Ралоф как-то раздражённо дёрнул плечом, видимо мысли не доставляли ему удовольствия.
  
   - Надо кое-что проверить для начала по своим каналам. Есть человек, который пострадал при весьма странных обстоятельствах. Как ты говоришь, тан, проверить надо информацию.
  
   Окончательно пришедший в себя Гарри первым делом дал дочери зелье сна без сновидений и отправил её спать. Дженасса ушла следом за опекаемой особой. Лидия, Утгерд и Синмир ушли проверить остальные помещения. Гарри и Ралоф остались вдвоём.
  
   - Что думаешь об этом, Ралоф?
  
   Блондин посмотрел на свой клинок в отблесках пламени камина.
  
   - А что тут думать, мой тан? Нас очень сильно невзлюбили, раз некто прислал Тёмное Братство. И это не талморцы. Для них эти сектанты ещё большая ересь, чем культ Талоса.
  
   Гарри уселся за стол, запуская под потолок магического светляка. Горел тот конечно от силы час-полтора, но разговаривать в полумраке магу сейчас не очень-то хотелось.
  
   - Отчего так?
  
   Ралоф удостоил Гарри мрачного задумчивого взгляда.
  
   - Я не большой умелец знать подробности.
  
   Гарри на это очень саркастически рассмеялся. В то, что у Ралофа нет собственного мнения по любому вопросу, Гарри попросту не верил ни на септим. И блондин это знал прекрасно, он только в присутствии других не любил болтать. Да норды в принципе не отличались изящными манерами, но и назвать своих новых сородичей грубыми было нельзя. Им лучше всего подходило определение -- суровые.
  
   - Ралоф, я похож на девственницу на шабаше у Молаг Бала?
  
   - Нет.
  
   - Так говори. Я же вижу, что тебе есть, что сказать.
  
   Ралоф уселся на соседний стул и почесал бороду, видимо не зная как начать рассказ.
  
   - Родители не одобряли моей любви к книгам, но я с малых лет понял, что тот, кто знает, всегда победит того, кто не знает. Главное знание правильно применить.
  
   Маг хихикнул.
  
   - У нас в таком случае говорят, что незнание закона не освобождает от ответственности, а вот знание нередко наоборот.
  
   - Странный у вас там мир.
  
   - Какой есть. Я оттуда потому и сбежал, потому что помню что такое честь.
  
   - Тогда ты попал по адресу.
  
   Гарри приманил с полки две кружки и бутыль вина Алто. Разлив по кружкам вино, маг снова откинулся на спинку стула.
  
   - Ты от темы не уходи.
  
   - Короче наш мир создало противостояние света и тьмы. Но думаю это не такая уж и большая новость для тебя.
  
   - Само собой.
  
   - Так вот Ану -- высшее воплощение света имеет свою душу -- Ануэль, из крови которого и зародились Этада и Аэдра. Первые появились из чистой крови Ану, а вторые из смешанной крови Ану и Падомая. Из чистой Крови Падомая появились даэдра. У Падомая имеется своя душа -- Ситис. Но после временного разрыва, которое норды называют Прорывом Дракона, а имперцы и меры Деформацией Запада, всё перемешалось.
  
   Гарри смотрел на своего хускарла и собутыльника, понимая, что без чего нибудь крепкого тут не разобраться.
  
   - А можно остальную мифологию пролистать.
  
   - Я к этому и веду. Когда Ану и Падомай лишились тел, они сражались как духи Ануэль и Ситис, но когда появились боги, то эту битву унаследовали и они. Ауриэль, который известен как Алкош, Акатош, а у нас как Алдуин -- дракон пожиратель мира, так вот, Шор или как его называют имперцы Лорхан обманом заставил всех остальных сотворить Нирн. Так учит Ануад, но я в это не верю. Мои предки ещё на Атморе прозвали главу пантеона Пожирателем Мира. Ему поклонялись, но милости от этого тирана, как и от племени Драконов не могли дождаться. Пока Шор, которого остальные боги заперли в недрах Нирна не сумел обмануть свой приговор и не начал воплощаться среди людей.
  
   Гарри от этих разговоров о религии только больше запутывался.
  
   - Так-так-так, из твоего путанного рассказа я только понял, что главный светлый и главный тёмный не ладят друг с другом.
  
   - Главный Светлый -- это Мундус, но его хрен дозовёшься. Он ушёл в Этериус вместе со звёздами и оттуда ниспосылает в мир магию своим светом. Алдуин -- главный серый если брать твоё деление по цветам.
  
   - Хорошо, короче Алдуин не любит Шора и всячески старается его в дерьмо втоптать. Ты ещё часто за костром пел о том, что первый поддерживает меров, а второй людей.
  
   - Да, так и есть, но есть исключения.
  
   - Ближе к делу.
  
   - Талморцы считают Шора и все его аватары воплощением Ситиса. Данмеры его даже называют Ситисет. А Тёмное Братство всегда убивает во славу Ситиса, который для меров ещё больший враг, чем Талос.
  
   Гарри призвал к себе свою походную безразмерную сумку и достал оттуда здоровенную бутыль с прозрачной жидкостью. Из открывшегося горлышко потянуло спиртным духом пополам с травами.
  
   - Давай кружку. Тут без этого напитка и не разберёшься. Ты только пей его быстро.
  
   - Что это?
  
   Ралоф поглядывал на бутылку с опаской. Запах напоминал ему очень крепкую настойку. Гарри тем временем достал и закуску из той же сумки.
  
   - Успокоительное средство. А заодно помогает запутанные мысли распутывать... или наоборот, мозги скручивает, что ты начинаешь понимать. Твоё здоровье.
  
   Ралоф посмотрел, как Гарри не поморщившись махнул свою кружку, после чего повторил за своим таном. Ралоф многое захотел сейчас высказать магу, но охреневшее от напитка нутро срочно запросило закуски. Брюнет же спокойно с флегматичным пофигизмом жевал хрустящий длинный овощ. Ралоф тоже взял себе эту странную закуску. После такой кружки огненного даэдрического пойла зелёная закуска с непередаваемым солёным соком казалась даром аэдра.
  
   - Что это было?
  
   - Это, мой брат по оружию, называется самогон. Только самые суровые мужики способны пить его. Так, как там говорил Крам, между первой и второй.
  
   Ралоф, которому иномировое пойло ударило в голову, тут же возмутился за честь нордов. Так что они выпили с Гарри по второй кружке, а потом и по третьей. И тут в комнату вернулась Утгерд, неся в руках голову ещё одного убийцы.
  
   - Тан, Грок ещё одного прибил...
  
   Не дружескую попойку ожидала увидеть суровая нордская воительница.
  
   - Ик, Утгерд, я тебе говорил, что ты красивая.
  
   Ралоф кое-как поднялся на ноги под шокированным взглядом нордки. Утгерд нельзя было назвать прямо чтобы красавицей, шибко у неё фигура была мощная. Однако на лицо эта валькирия была симпатичной. Гарри вспомнил свой поход в бордель вместе с Сириусом, тогда он то ли от дурости, то ли от храбрости заказал себе могучую шведку. Они в тот вечер ещё и налакались как следует с крёстным, так что всю ночь чувствовали себя как два зайца вокруг слонихи скачащие.
  
   - Чего?
  
   Полувеликанша сперва опешила, не понимая чего вдруг пьяный товарищ по оружию решил ей сделать комплименты. Наверное именно это и спасло Ралофа от расплаты, когда блондин подошёл вплотную к воительнице, поднял свои руки на уровень плеч, положив их на талию полувеликанши, а головой со всего маху ткнувшись ей в груди, забыв от стальном панцире. Гордый сын Ривервуда со звоном приложился между полушарий доспеха, укрывающего могучий бюст воительницы.
  
   Видимо сила приложения была очень высокой, потому что блондин вырубился тут же. От падения на пол норда спас кулак Утгерд, которая ухватила Ралофа словно нашкодившего котёнка за шкирняк. Да куда там, на дискомфорт тот не обратил внимания, захрапев прямо на весу.
  
   - Утгерд, отнеси его в комнату. Он лекарства много выпил. Это я виноват, переборщил с дозировкой.
  
   Утгерд подвигала желваками, пытаясь сообразить, бить ей Ралофа или всё же не стоит, но потом таки растянула понимающую улыбку на всё лицо.
  
   - Хорошо, мой тан. А у вас лишней кружечки такого лекарства не найдётся?
  
   Гарри, закалённый в гриффиндорских попойках, спокойно поднялся со стула, будто и не пил трёх кружек самогона. После этого он окинул взглядом сию композицию, представшую перед ним и дополняемую храпом окосевшего после трёх кружек Ралофа.
  
   - Утгерд, ты очень милая девушка, но если после лекарства ты скажешь, что я тебе нравлюсь, то дело затянется до самого утра, а меня утром ждёт визит к ярлу. Нам завтра ещё и в дорогу собираться.
  
   До Утгерд доходило медленно. Всё же день был тяжёлый. А эта ночная свистопляска тоже была не сказать, чтобы способствовала ясности мыслей. Но видимо полувеликанша всё же имела какие-то соображения на этот счёт. Захихикав, она пошла на выход, продолжая держать Ралофа на весу. Уже в дверях она сказала, повернув к магу голову.
  
   - Хи-хи-хи. Мой тан, а вы действительно мужественный и красивый.
  
   После этого женщина вышла, притворив за собой аккуратно дверь, оставляя Гарри в недоумении хлопать глазами.
  
   - И кто кого подъебал?
  
   Благо оставшуюся ночь обитатели фермы Тёплых Ветров провели спокойно. Даже хлоги не шуршали в ночи, которые сильно удивили Гарри, когда он их впервые увидел. Хлоги представляли собой как это не странно птиц. Но больше похожих на гибрид крота с леммингом. В суровом климате Скайрима они занимали нишу мелкой живности. Сотни разновидностей этих птиц ползали по земле и под землёй. А место кошек занимали злокрысы, которых иной раз приручали и делали домашними животными, наподобие кошек.
  
   Самое удивительное, что одомашненные злокрысы сильно привязывались к своим хозяевам и частенько занимались каннибализмом, уничтожая безжалостно своих диких сородичей. Да и сообразительные эти злокрысы. А рядом с магом и вовсе становятся фамильярами. Но Гарри всё равно думал сделать выбор в пользу собаки.
  
   Собаки в Скайриме встречались двух пород: снежные и волкособы. Снежные псы напоминали гибрид лайки и хаски, а волкособы были мощными матёрыми животными, отличаясь от волков отсутствием гривы и широкой мордой. Конечно же ещё были так называемые гончие смерти -- псы-вампиры. Как и разумные вампиры, гончие смерти являлись особым подвидом нежити, но страшный недуг их менял магически, превращая в существ со сродством к стихии льда.
  
   Ещё в некоторых гробницах можно было встретить призрачных псов и псов-драугров. Вот эти точно были безмозглой нежитью, подчиняющейся своим хозяевам призракам или драуграм.
  
   Утро для Гарри началось с похвалы для Грока, который ещё не ушёл на пастбище. Великан-подросток зарумянился от похвалы, после чего повёл стадо на луг. Поговорив с Гроком Гарри пожурил охранников фермы, пообещав им дополнительное обучение премудростям телохранителей. Отпрыски рода Три Топора восприняли информацию спокойно, всё же стоило быть повнимательней.
  
   А вот каджитская бригада строителей выглядела мягко говоря виноватой и разозлённой. Неизвестно каким образом, но похоже Мадрану сообщили ночью о произошедшем, так как сейчас этот тёмно-пепельной масти с белыми полосками и пятнами кошак стоял перед строем каджидов-строителей и нервно бил себя хвостом по бёдрам.
  
   - Вай, мой суровый друг-норд, мы клянёмся своей честью честных каджитов, что знать не знаем этих облезлых гадов, посмевших на тебя напасть.
  
   - Да всё в порядке мой друг-каджит. Это были ренегаты из Тёмного Братства. Я на вас не в обиде. А вот если поймаю ещё кого из этой гильдии убийц, то точно причешу их против шерсти.
  
   Каджит всё не унимался.
  
   - Да нет, мастер Гарри, всё очень плохо. Из-за этих гадов нас могут прогнать. Уже и командир Кай заходил, с утра пораньше. Ярл очень зол из-за случившегося. На нас подозрения пали. Ох, беда-беда, огорчение.
  
   Гарри положил руку на плечо караванщика.
  
   - Мадран, успокойся. Всё будет, как договаривались. Я встречу твой караван и с ярлом всё улажу. Балгруф мужик с понятием, да и мне нужен этот груз.
  
   - За груз не беспокойся, дорогой партнёр. Мадран обещал, что привезёт товар. И буду лысым котом, если это не так. Но боюсь после доставки мне всё равно надо будет увести своих, чтобы чего с нордами не вышло.
  
   Мадран развёл руками, показывая этим, что здесь он бессилен. Гарри понимающе улыбнулся каджиту.
  
   - Да не переживай ты так, Мадран. Без товаров месяц посидят, ярл сам взвоет, ещё и Аль-Каррумам за недовольных наёмников по городу шатающихся, хвосты накрутит на кулак. Не верю, что наёмники к тебе каждый день не бегают.
  
   Кошак изучающе поглядел в зелёные глаза мага.
  
   - Эй, мудрый ты норд. Широкая душа. С тобой приятно и дело иметь, и просто поговорить. Больше бы таких нордов.
  
   - Да мы все такие. Когда спокойные. Война, Мадран, никого не красит.
  
   Распрощавшись с главным караванщиком каджитов в Скайриме, Гарольд Певерелл проследовал к Драконьему пределу. Полчаса ходьбы и вот придворный тан заходит в Драконий Предел. Ярл и его младший брат как раз соизволили собраться на завтрак в покоях самого Балгруфа. Судя по стражнику, что взялся сопровождать мага к столу в недрах дворца, Гарри приказано было сопроводить именно сюда.
  
   - Доброе утро, мой ярл. Доброй трапезы вам.
  
   - А, Гарри, вот и ты пожаловал. Расскажи мне о том, что там у тебя случилось?
  
   Гарри указали на место за столом и маг воспользовался приглашением. В ногах правды нет, как ни крути.
  
   - Да пустяки, ярл, всего лишь двое убийц Тёмного Братства принесло на ночь глядя. Хотели насыпать всем в еду конского возбудителя, чтобы значит... во время безудержного действа все умерли.
  
   Гарри просто не мог не схохмить в этом случае. Всяко слухи пойдут гулять по Скайриму. Пусть лидеры этой гильдии убийц гадают, что стало с их гонцами. Но Балгруф и Хронгар так натурально выпучили глаза, что у мага почти проснулась совесть.
  
   - Это что ещё за зелье такое?
  
   - Ой, жуткое зелье. Старое и редкое средство, только если ошибся с дозировкой, то умрёшь прям на бабе. А эти недоумки его целый мешочек опрокинули в котёл с едой.
  
   - А почему недоумки?
  
   - Так они в загоне для мамонтов спрятались, да часть порошка просыпали на сено, пока ночи ждали. А обратно планировали той же дорогой вернуться. Побежали в слоновник, а там мамонты мои этим самым... чпоки-чпоки делают. Короче глупая, нелепая смерть.
  
   Балгруф и Хронгар хохотали так, что весь Драконий Предел слышал. А Гарри несло на подробности, ибо чем невероятней, тем скорей поверят простые норды. Стража то тоже слышала о покушении. Никто ещё не приходил к Гарри с недобрыми намерениями, чтобы потом уйти без подарка. Мужчина пообещал себе, что сделает Тёмному Братству такую репутацию, что те сделают себе сепуку.
  
   - Да. Смешно. Спору нет, но не гонял бы ты каджитов, ярл. Без них совсем кисло станет. Дружину свою только поставками Мадрана обеспечиваю. У меня ферма не до конца отстроена, а там и помимо ремонта куча работы.
  
   - Возводить что-то собрался?
  
   Балгруф продирижировал кроличьей ножкой в сторону Гарри. Скрывать свои планы было бы просто невежливо по отношению к ярлу, всё равно ведь узнает.
  
   - Конечно же. Сыроварню поставить надо. Теплицы для выращивания алхимических ингредиентов поставить тоже надо. Ещё и домик алхимика построить не забыть. Найму гербологов и пусть собирают прямо на месте, никуда не бегая.
  
   Ярл загрузился информацией надолго, подсчитывая свою прибыль. Гарри то явно здесь озвучивал свою мысль не просто так. Тут требовалось покумекать, варианты просчитать, прибыль и трепыхание союзников учесть. Продумать собственную линию поведения. Уж дураком Балгруф не был ни по каким параметрам.
  
   - Гарри, я понаблюдал за твоими успехами в качестве тана и увиденным остался доволен. Мне нужен некто, кто установит контакт с двемерами. Мы западную часть холда совсем не контролируем.
  
   А такого поворота беседы Гарри совсем не ожидал. Установить дипломатию с двемерами будет весьма сложно. Гарри уже раздумывал о них не раз. Через Мадрана даже добыл книжки этого ксеноса-учёного Калсельмо из Маркарта.
  
   - Мой ярл, вы пока что просите невозможного. Без тщательной разведки, я к двемерам не сунусь. Если не проследить за их перемещениями, то всё это будет бесполезно. Давайте с чего попроще начнём.
  
   Балгруф довольно улыбнулся в бороду.
  
   - Вот видишь Хронгар, а ты говорил человечка на роль посла найти нельзя. Так уж выходит, Гарри, что ты первый кто предложил разведкой заняться. Слышал я недавно, что встречать поедешь один из караванов в Рорикстеде? Езжай спокойно. Вот и разведку заодно начнёшь. Тебе как раз по дороге.
  
   Гарри с сомнением посмотрел на уверенный взгляд ярла Балгруфа. Казалось правитель холда излучал уверенность одним своим присутствием. Гарри тут же воспользовался картой лежащей у него в кармане.
  
   - Ярл Балгруф, а что с фортом Греймур?
  
   - Захвачен очень крупной бандой, возглавляемой колдунами. Мы уже сколько раз пробовали захватить укрепление обратно. Только солдат теряем.
  
   - Хорошо. Раз определились с целями, то я готов выступать в поход.
  
   - Удачи, тан Гарольд.
  
   ========== 12. ==========
  
   Их отряд смог выехать в Рорикстед только после обеда. Всё это время Гарри посвятил обдумыванию экономики холда. Владение Вайтран занимает центральное положение в провинции, а также по совместительству и самые плодородные земли. Поскольку большая часть холда занята равнинами, то здесь собирают самые богатые урожаи.
  
   Из Вайтрана можно напрямую попасть в любую столицу соседних холдов. Есть прямая дорога от Маркарта до Виндхельма и от Солитьюда до Рифтена. И это не считая прямого сообщения от Данстара до Фолкрита. Только Винтерхолд и Морфал выпадают из этой схемы, да и то, если поехать по старой дороге через Лабиринтиан, то возможно сэкономить целую неделю на маршруте Морфал-Вайтран. Единственное, что только очень крупные караваны так рискуют. Сам старый город кишит снежными троллями -- самой опасной разновидностью этих существ.
  
   Да и форт Греймур захватила очень крупная банда разбойников. Всё не доходили руки до этого места, но теперь предстояло зачистить этот узловой участок дороги. Форт расположился аккурат в центре провинции у т-образного перекрёстка, где Старая Дорога через Лабиринтиан сходилась с Солнечным Трактом. И вот это было не есть хорошо, так как большинство путников теперь предпочитало отдавать дань за проезд.
  
   Тратить лишнее время на петляющую между холмов дорогу Гарри не хотел, поэтому отряд выехал на конях. Скульвар оперативно подогнал для мага десяток лошадей. Дом Воительницы оперативно поставил для тана и его хускарлов особенный заказ. Если Адрианна специализировалась на тяжёлой броне, то Ульфберт предпочитал изготавливать лёгкую кожаную. Именно такую броню Гарольд и заказал у него для лошадей. Обошлось ему это удовольствие в тысячу септимов, ибо Гарри не будь дураком вложился в идею. Теперь за каждую единицу брони ему будет капать по пятьсот реманов. Деньги небольшие, но курочка как известно по зёрнышку клюёт.
  
   Вообще после начала всей этой авантюры со стекольным цехом Гарри начал неплохо подыматься. Две недели не прошло, а дело пришлось корректировать. На левом берегу реки Белая нашлась отличная глина и камень. А тут как раз из разрушенного Хелгена народ потянулся в Вайтран, прослышав о хорошей работе. Ралофу тогда удалось оперативно перехватить крупный отряд переселенцев и направить их к своей сестре. Молодой тан накидал Гердур небольшой план, как её семье создать полноценную строительную фирму.
  
   Таким образом Ривервуд теперь раскинулся и на левый берег. Гердур навела кипеж, организовав два карьера: глиняный и каменный. Переселенцы в три смены теперь пахали на возведении стены и постройке цехов. На левом берегу быстро возвели трёхэтажный барак для переселенцев, после чего стали возводить стену. Камень пошёл в ход только так. И вот за следующие полтора месяца Ривервуд вырос почти вдвое. Правда до сих пор он только и делал, что работал на внутреннее потребление. Теперь новоявленный городок охраняли три отряда стражи. Гердур зашивалась на сотне дел.
  
   Зато после того как всё более-менее заработало, первый же караван в Вайтран принёс прибыль и самому Гарри и ярлу Балгруфу, возглавляющему клан Чёрная Рукоять. Вот это и был успех, ради которого всё затевалось. Проснувшиеся после годов геройства мозги теперь отрывались по полной, создавая бизнес-планы и хитрые схемы. Поттеры, прежде всего, добродушные увальни, которые любят создавать рабочие места. Это уже потом они геройствуют и политикой занимаются.
  
   День пошёл на убыль и только когда солнце почти скрылось за горами, в сумерках отряд подъехал к Западной Дозорной Башне. Правильней эти руины раньше было назвать аванпостом. Располагался оный прямо впритык к дороге с левой стороны если ехать на запад. Напротив него расположилась сожжённая ферма. Дракон Мирмулнир разрушил обе постройки, но Гарри уже делал прикидки, сколько сюда уйдёт строительного материала.
  
   Предьявлять свою грамоту придворного тана и военного вождя не пришлось. Выживший начальник дозора прекрасно узнал брюнета и на радостях расстарался для отряда. Стража в принципе встречала Гарри куда как более приветливо, чем поначалу. И способствовала этому не столько слава довакина, на которую магу было плевать с высокой колокольни, сколько нормальное человеческое отношение к самим стражникам. Капитан Кай излишне гайки затягивал иной раз.
  
   Они спокойно уснули, зная, что стражники бдят вдвое усиленней в присутствии героя. Однако как бы ни было всё хорошо, но ночные кошмары -- это такая вещь которую никогда нельзя предугадать. Снова Гарри приснилась гибель родителей. Благо обстановка последнего года, когда он гонялся за крестражами, способствовала тому, что он отвык говорить во сне. Тихо, чтобы не потревожить своих хускарлов, Гарри поднялся и отыскал начальника дозора.
  
   - Слушай, вы на вершине башни же пост держите? Что-то мне не спится. Дай постою на часах? Подумать надо.
  
   Если лейтенант дозора и удивился, то виду не подал. Так что Гарольд со спокойной совестью поднялся на башню и стал осматривать окрестности. Две луны сияли по разную сторону ночного неба, а звёздная дорога аккуратно разделяла мироздание, освещая ночной Скайрим тысячей огней. В чистом воздухе носились потрясающей красоты насекомые: лунные мотыльки, светлячки и бриллиантовые стрекозы.
  
   - Красотища-то какая!
  
   Окинув взглядом дали, Гарри задержался, когда в дали увидел башни Вал Лирея. Далёкая двемерская твердыня доминировала над равниной. Купола башен сверкали под лучами луны. Днём же этот блеск был виден даже со смотровой площадки Драконьего Предела.
  
   Обратившись к ближайшей округе маг стал разглядывать местность, но глаза упорно возвращались к пепелищу и руинам. Внутренний хомяк заворочался, требуя благоустроить территорию. О да, эта маленькая пушистая сволочь внутри аккуратно завивала пейсы и примерив шляпу перед зеркалом стала потирать свои потненькие ручки, составляя адекватный план.
  
   Волей случая он попал сюда, ибо больше не знал, куда ему идти. Братья Дамблдоры обманули его, и после победы они наверняка возьмут всё в свои руки. Герой им был нужен только как символ. Гоблины вряд ли смогут ему помочь, ибо ограбление Гринготтса ему долго будут припоминать, следовательно большая часть капиталов ему недоступна. Сам себе дурак, что мешало раньше головой шевелить!?
  
   Придётся пока максимально устраиваться здесь, чтобы потом вернуться и раздать долги. Единственное, что Гарри был бы совсем не прочь прихватить сюда десяток другой лояльных ему магов. Да только помочь с этим ему могут разве что в Коллегии Винтерхолда. А вот тут возникают проблемы. Если большинство населения в магии от силы только заклинание свечки знают или там пару зелий простеньких сварганить, то маги -- это уже совершенно другой разговор. Эти быстро разберутся, что Гарри магичит нестандартные заклинания.
  
   А вот что будет дальше, молодой маг предпочитал не думать. Ему Фаренгара хватило за глаза, ибо пришлось делиться некоторыми знаниями в зачаровании. Здесь магия пространства оказалась весьма специфичной. Нет, зачаровать тебе хоть целый дворец внутри комнаты могут, но местные чары потребуют редких, дорогих и очень качественных материалов для этого. Заклинания с помощью которых создают сумки с расширением пространства стали для Фаренгара настоящим прорывом. Про комплексные чары тут тоже похоже не слышали, во всяком случае как понял сам Гарри, за их секретом лучшим вариантом было обращаться к даэдра. Нафиг нафиг, кричали рассерженные гриффиндорцы!
  
   Так что опыт с придворным магом ярла резко поубавил Гарри прыти. Да и потом большинство магов коллегии не являются людьми. Тан ещё не был уверен, что при виде альтмерской рожи не зарядит превентивно адским огнём. Поэтому лучше пока поберечь свои нервы.
  
   - Что случилось?
  
   Подымающийся по лестнице Ралоф, заставил мужчину отвлечься от своих мыслей. Гарольд осмотрел мрачное, уставшее лицо своего хускарла.
  
   - Я как посмотрю, Ралоф, то тебе тоже сон не идёт.
  
   - Есть такое. Тревожно мне, Гарри. Вроде бы должно обойтись без разборок, потом уже отправимся зачищать этот форт, но всё равно неспокойно на душе.
  
   Гарри не мог не согласиться с ним. Форт планировалось обойти с юга, чтобы уже потом пройти большим караваном. Видя большую толпу, разбойники в форте как правило предпочитают не связываться. Плати фиксированную сумму в двести септимов и чеши дальше. Но что-то в этой схеме было странным. Разбойники обычно не ведут дел с магами, тем более с колдунами. Школа призыва больно специфичная штука, ибо каждый призыватель в теории легко способен овладеть некромантией.
  
   Необъяснимое чувство тревоги перескочило с текущего дела на происходящее в родном мире. Почему-то сердце недобро заворочалось в предчувствии неприятностей. Определённо что-то там происходило сейчас. Судя по увиденному в памяти Снейпа, ждать чего-то хорошего было нельзя. На службу к Воландеморту пошли не только аристократы, но и рядовые волшебники, которые ничем особенным кроме своего волшебного происхождения похвастать не могли. Такие запросто переметнутся к кому угодно, кто поможет им удовлетворить их амбиции хоть в малейшей мере. Объяснять природу человека для Гарри не было нужды.
  
   - А мне тревожно за родной мир. Чую недоброе там сейчас происходит.
  
   - Переживаешь за тех, кто остался там?
  
   - Не особо, я-то практически сирота, кроме дальних родственников никого нет. Больше беспокоит, что в конечном счёте от гражданской войны выигрывают конченные негодяи.
  
   По взгляду, который кинул на него Ралоф, Гарри понял, что эти же мысли лезут в голову блондина, перестраиваясь под местные реалии. Лицо норда стало очень напряжённым.
  
   - Вот и мне не дают покоя подобные размышления. Есть парочка непонятных случаев. Я бы мог закрыть на это глаза, но какой из меня тогда будет норд? А ты правильно решил действовать. Я тоже что-то такое хотел сделать, но храбрости не хватило, вот и пошёл в Братство Бури. Но ты заставил о многом задуматься и пересмотреть мои собственные решения.
  
   Маг не перебивал воина, а тот продолжал говорить тихим голосом, делясь своими сомнениями. Не признаваться же теперь, что сделал дело на коленке. Если бы не убийство дракона, то воз и ныне был бы там. А так всё получилось наилучшим образом, даже круче, чем последний из рода Певерелл мог предполагать в своих мыслях.
  
   - Ладно, Ралоф, пойди ещё поспи. Мне нестрашно, я закалённый, а тебе завтра желательно быть как огурчик. На всякий случай. Надо отдыхать, пока есть возможность.
  
   - Да, ты прав Гарри, пойду ещё вздремну.
  
   Сам Гарри тоже долго не стал задерживаться, сдав свою смену, маг пошёл спать. На рассвете их отряд позавтракал и вновь отправился в путь. Предстояло двигаться по меньшей мере двое суток без сна, пока они преодолеют самый опасный участок дороги. Дело было не только в форте Греймур. Весь следующий день пути от форта тянулся участок с развилками. И вот тут начинались вариации на тему.
  
   Во-первых, в этом месте сходились воедино границы владений Вайтран, Фолкрит и Предел. Закатная Дорога на Фолкрит кишела порождениями Обливиона. Южная Горная Тропа вела в свою очередь в форт Сангард, который Изгои захватили не так давно и использовали как укреплённый оплот своих сил. В этом отношении древненордские руины Предела были не так неприступны. Во-вторых, здесь располагалась территория двемеров, ибо Закатная Дорога начиналась аккурат около ворот двемерской цитадели. Так что двемеры тут тоже ползали, и как знать, что им в голову взбредёт, случись им столкнуться с их отрядом. Ну а, в-третьих, самый смак на десерт -- здесь же обитало самое агрессивное племя великанов, которым надоели вечные стычки сперва между мятежниками и легионерами, а потом и война двемеров с двеморами.
  
   Но как говорится: смертные предполагают, а небожители веселятся за их счёт. Где-то в обед, когда отряд встал на привал в ложбинке около дороги, соображая на счёт предстоящего перехода, со стороны Вайтрана послышался цокот металла об камень. Такого звука никто никогда не припоминал. И вот это был сюрприз, который получать никто не желал. Они собрались мгновенно и решили встретить странную хрень на дороге. По ней всяко проще убежать.
  
   Неведомая херня приближалась, цокот наростал, пока из-за холма, на петляющей дороге не показалось нечто. Издали это походило на гигантского двемерского паука, благо картинку в книгах у Фаренгара Гарри видел, а часть отряда имела сомнительный опыт пребывания в двемерских руинах. Вот только эта штука больше напоминала скорпиона с двумя хвостами и наличием клешней. Только поверх механизма возвышалась уродливая туша. Пожалуй это будет самое правильное определение. Гарри приходилось видеть заболевших слоновьей болезнью по телевизору. Вот и это выглядело похоже. Бронзового цвета чешуйчатая толстая словно носорожья кожа, лысина блестящая на солнце металлом, длинные острые уши на зависть прочим мерам и две руки, которые походили на таковые только формой. Черная борода существа и остатки волос на голове были скручены в бронзовые зажимы. Жирное, водянистое лицо контрастировало с живыми глазками, что осматривали местность. Всё вместе это было по размеру сравнимо с мамонтом.
  
   - Гарри, ты память стирать умеешь? Я хочу это развидеть.
  
   - Спокойно, друзья. Сейчас разберёмся. Эй ты, а ну стоять. Отвечай, кто таков будешь?
  
   Киборг отстучав чечётку застыл перед конным отрядом. Его глазки сошлись на Гарри. Вдруг чудовище забулькало, это оно так смеялось.
  
   - Разрази мою розетку! Кого я вижу? Да это же герой. Настоящий герой!
  
   Кибер-двемер переступил своими механическими лапками на месте. Это создание стало потирать ручки, словно что-то предвкушая.
  
   - Очень интересно. Довакин, значится. Ох, заклинь мои рычаги, да никак причина гибели моего народа пожаловала в гости. Ну здравствуй, Шезаррин. Извини, уж этикет рассусоливать не буду, но и мешать не стану. Возможно даже помогу. Хотя в этом и нет причин, ибо я известен всему миру, но представлюсь. Ягрум Багарн, к твоим услугам.
  
   Вот теперь весь отряд выпал в осадок, о последнем двемере не слышал только ленивый. Этот отшельник обитал в Моровинде все эти бесчисленные века, пока не пришло время возвращения двемеров. Гарри тоже был осведомлён о том, кто такой Ягрум Багарн -- библиотека у Фаренгара оказалась богатой.
  
   - Ты наверное идёшь в Вал Лирея?
  
   - Да. Там недавно объявились мои родичи, и я хочу быть с ними, или по крайней мере быть рядом с ними, даже если они не будут мне рады из-за моего недуга.
  
   - С чего им к тебе быть неприветливыми?
  
   - То, что я последний из тональных архитекторов, Шезаррин, уже достаточная причина.
  
   - Думаю. Если ты поможешь им, то едва ли они смогут тебе отказать. Есть у нас с двемерами общая проблема. Пока что она несущественная, но кто знает, как всё повернётся в будущем.
  
   Киборг нахмурился, во всяком случае так эти колебания телес определил для себя сам Гарри.
  
   - И кто смеет угрожать моему народу?
  
   Наверное ещё ни разу Гарри не строил такие честные-честные глаза.
  
   - Да тут далее по дороге обосновалась крупная банда под руководством колдунов. Опыты проводят разные, караваны грабят.
  
   Если до того колыхания туши и движения механических частей были хмурыми, то теперь они стали гневными.
  
   - Где это место, показывайте. Я им покажу, как магические опыты рядом с моими родичами проводить.
  
   Кибер-двемер обогнул отряд по кривой и взял максимальную доступную ему скорость. Отряду пришлось пришпорить коней, сил смеяться у них не было. До самого заката они мчали что есть мочи в сторону форта Греймур, после чего началось натуральное светопреставление. Гарри особых надежд на архитектора не питал, но как показали дальнейшие события напрасно.
  
   Сидели себе в форте разбойники никого кроме караванов особенно не трогали, лишь периодически таскали колдунам жертв на опыты, короче вечерняя идиллия и благодать. Было ровно так до того, как в форту подлетел на всех парах в самом прямом смысле легендарный Ягрум Багарн. Пятиметровые стены не стали для кибер-двемера серьёзным препятствием. Сторожевая вышка из дерева была им стоптана, на месте ворот остались руины. А уж внутри Ягрум себя сдерживать не стал.
  
   Колдуны в этот момент готовились какой-то опыт в башне проводить. Разбойники вышли наружу, поужинать на свежем воздухе. В воздухе разносился аромат жаренной мамонтятины. Повезло работникам ножа и топора сегодня завалить блудного мамонта. Большинство из них так и умерло не успев понять, что за чудовище ворвалось к их убежище. Запыхавшийся отряд нордов на взмыленных конях, залетел в крепость, как раз когда Ягрум взялся за допрос выжившего мага.
  
   Колдун, возглавляющий разбойников живо поведал тональному архитектору и отряду Гарри до кучи о том, что за зверства здесь происходили. Выслушав внимательно планы разбойников на контрабандные части тел двемеров и их технологии, Ягрум своими механическими клешнями просто разорвал колдуна на части.
  
   - Да, не соврал ты мне, Шезаррин. Вот ведь гады какие выискались. Народ двемеров благодарит тебя. Все двемеры узнают о твоей мудрости. Ладно, думаю мне пора.
  
   Не говоря больше ни слова, тональный архитектор скрылся также быстро, как и появился. Гарри и отряд только похлопали ему глазами вслед.
  
   - Ущипните меня, что это было?
  
   - Это был тональный архитектор в действии, Ралоф. Щипать прости не буду, а вот леща запросто могу дать для профилактики. Чего все расслабились? Нам надо окончательно зачистить форт. Вперёд. Вдруг кто живой остался.
  
   Хускарлы признали, что и вправду мог остаться кто-то живой. Оставив на стрёме парочку хускарлов, Гарри ломанулся вместе с Ралофом, Утгерд, Синмиром и Лидией в подземелья. Здесь следы разрушений отсутствовали, ибо Ягрум без особого энтузиазма потоптался по форту.
  
   Нашлась в подземельях парочка разбойников, которых быстро прибили. А в самом обжитом подземелье отыскали они старушку божий одуванчик. Та представилась им прислугой главного бандита, дескать головорезы оставили её в живых, в обмен на роль слуги. Гарри попытался натянуть эту историю на глобус, но спасовал. Поэтому на старушенцию был наложен целый список чар, чтобы надёжно обездвижить и вырубить пленницу.
  
   - Мой тан, зачем это нужно?
  
   - Утгерд, а ты во многих бандах видела прислугу? Выйдите. Мне нужно у неё в мозгах покопаться. Чую эта бабушка божий одуванчик, опасней убийцы из Тёмного Братства.
  
   - Ага, тем более если ты так заливаешь, о том, как тебя держали в качестве слуги, то такое уверенное лицо делать не нужно.
  
   Ралоф, как самый наблюдательный поддержал мнение Гарри о подозрительности этой старушенции.
  
   - Тем более люди не потеют от радости. А у неё капля пота отчётливо во время разговора потекла по лбу.
  
   Синмир тоже не удержался от замечания. Как бы там ни было, но их подозрения оказались не напрасны. Хитрая бабулька работала на империю. По планам имперцев она должна была создать здесь банду и всячески мешать торговле, а заодно служить связным для агентов Легиона.
  
   После просмотра воспоминаний в омуте памяти среди отряда начались сильные бурления говн. Норды от доброты душевной хотели повысить содержание железа в организме престарелой особы. Но трезвая голова не дала Гарри пороть горячку. Пришлось вспоминать чары стазиса, чтобы надёжно упаковать пленницу для доставки в Вайтран.
  
   Рано утром они запрягли парочку коней в обнаруженную в крепости повозку, закинули туда находящуюся под чарами шпионку империи, после чего Гарри дал команду Ралофу и Лидии доставить посылку ярлу Балгруфу. Правителю Вайтрана будет интересно узнать кто замешан в последних потерях его поставок. Чего там ярл не получил, Гарольду было неизвестно, но бушевал тот страшно. Весь Драконий Предел слышал проклятия, которые Балгруф посылал на головы виновников.
  
   - Ралоф, Лидия, я в вас верю. Посылка в любом случае должна попасть к ярлу. Несите любой бред, но вручите ярлу эту тварь.
  
   Причина такого выбора была предельно проста. Ралоф исполнит поручение в любом случае, а Лидия ему поможет. Чёрные волосы женщины и некоторые черты лица намекали, что она происходит из клана Чёрных Рукоятей. Балгруф кроме неё ещё парочку брюнетов назначил Гарри в хускарлы своим произволом. Ясное дело, что следит за успехами своего нового тана.
  
   Так они и разделились. Гарри повёл скорым маршем отряд по дороге, ибо теперь им не мешал форт. Кроме посылки, он передал с Ралофом ещё и некоторые собственные мысли изложенные на бумаге. Гарри написал письмо ночью, пока отряд отдыхал.
  
   На удивление дорога прошла спокойно, словно все разом решили взять тайм-аут. Так что после двух дней непрерывной скачки отряд на закате прибыл в Рорикстед. Караван Рисада их спокойно ждал в доме того самого конокрада Локира. Вот и узнал Гарри историю этого распиздяя непосредственно от главы посёлка Рорика Саблекогтя. Локир был местным дебоширом, который после смерти родителей пропил их наследство и подался в разбойники.
  
   Собственно этот разговор произошёл по инициативе самого Рорика на следующий день после прибытия отряда в деревню. Гарольд сперва сильно удивился, что понадобилось от него старосте деревни. Но услышав про разумных, что ищут себе работу и справедливого тана, согласился принять предложение.
  
   Да уж, кандидаты оказались очень своеобразными. Первыми по поручению Рорика были приглашены аргониане. До сего момента Гарри ещё не удосужился повидать столь экзотичных созданий. Чем-то они ему напоминали разумных антропоморфных динозавров. Их характерный шипящий акцент был непередаваем, как и масть чешуи. Юлас-Тей оказался ядрёного красного цвета, тогда как его жена Ласти -- разных оттенков жёлтого и золотого. У них оказались и рекомендательные письма, подписанные весьма влиятельными персонами из Маркарта. Клан Серебряная Кровь едва ли будет нанимать чужаков. Обдумав ситуацию со всех сторон, Гарольд принял их под магическую клятву. Профессиональный охранник караванов и домработница на дороге не валяются.
  
   А второй наёмник, точнее наёмница, вызвал натуральный ступор. Про Акавир ходит столько слухов, что один чудней и страшней другого. Тут же была натуральная экзотика в лице женщины цаэски. Если забыть про чешую и гребни, напоминающие аргонианские, то лицо у неё было вполне себе человеческим. Леди Эклюз отправилась странствовать в качестве наёмника, не видя перспектив на родине. Из-за человеческих черт ей не грозило занять лидирующее место среди сородичей. Поиск лучшей доли привёл её в Скайрим, где по слухам вновь объявились драконы -- старые враги цаэски. Вот сюда и направила свой хвост Эклюз, будучи отменным лучником и кузнецом по экзотическим материалам.
  
   Возвращающийся в Вайтран караван был самым пёстрым и удивительным зрелищем во всём Скайриме. Редко когда увидишь, чтобы отряд нордов, цаэска со свитой из десятка гоблинов и парочка аргониан сопровождали каджитский караван. Гарри уже представлял, что ему может сказать на такое ярл. Но это всё компенсировалось происшествием в пути.
  
   На караван напал дракон -- довольно слабенький, но эта летающая падла заставила всех сильно понервничать. Именно цаэска устроила твари самый настоящий ураган из стрел, не дав монстру спалить караван к даэдровой бабушке. Поскольку авада была для дракона, что слону дробина, то пришлось Гарри метать в него адское пламя.
  
   В итоге поездкой Гарольд Певерелл был доволен. Форт Греймур, очистили, имперского шпиона поймали, ряд важных специалистов приобрели, дружественный контакт с двемерами установили. Караван успешно прибыл в город, ещё и трофейные кости с чешуёй доставил.
   Комментарий к 12.
   http://modgames.net/load/tes_v_skyrim/kompanony/1/251-1-0-14756 - Юлас-Тей
   http://tes-game.ru/load/skyrim/kompanony/4783/46-3-0-6395 - Ласти-Тей
   http://img.playground.ru/images/9/9/08323868.jpg - цаэски Эклюз
  
   ========== 13. ==========
  
   Пролетел месяц высокого солнца и наступил месяц последнего зерна. Холода пока ещё не думали появляться, но что-то в окружающей природе изменилось. Гарри чувствовал перемены в самом воздухе провинции, да и ветра явно начали дуть чаще. Лето подходит к своему логическому завершению.
  
   Хотя времени порассуждать о смысле жизни тану Певереллу служба при дворе ярла не давала возможности. Словно почувствовав грядущие холода, разбойники теперь искали возможности закупаться продуктами, посылая на городской рынок новеньких членов банды, которых обычно припрягали для таких дел.
  
   Сперва Гарри до этого не было дел. В первую неделю после возвращения из того похода в Рорикстед Гарри был вынужден провести в спешной подготовке партии строительных материалов. Ярл Балгруф конечно поблагодарил его за успешный захват форта, но попенял на способ которым это было сделано и сопутствующие разрушения.
  
   Пришлось Гарри впрячься в этот подряд без надежды на прибыль. Балгруф тот ещё жук оказался. Маг на одну продолжительную беседу за кружкой пряного вина из самого Солитьюда был приглашён в Драконий Предел. Ох как зубами Назим Аль-Каррум скрипел. Да только сделать ничего не мог. Парочка пьяных наёмников из пришлых попыталась однажды вечером у молодого мага спросить на счёт здоровья.
  
   Такой суровой и мгновенной расправы никто от Гарри не ожидал. По аваде на брата и трупы левикорпусом на крюки для преступников над городскими воротами закинуть. И всё это прямо на площади около ворот на глазах у стражи и жителей.
  
   - Уважаю школу восстановления. Тут тебе и лекарство, и смерть мгновенная.
  
   Всего одна фраза, а репутация жрецов Кинарет возросла до небывалой высоты. Если раньше Даника Свет Весны хоть и была уважаемой, но ей особого почтения не перепадало, то после этого случая настоятельница храма вдруг обнаружила, что все стали проявлять к ней больше почтения. Наёмники так вообще завалили храм дарами, просто на всякий случай.
  
   Пожалуй самую большую пользу из всего этого извлекла Алем - жена Назима, который совершив попытку наезда даже не подумал о том, что его женщина тоже адепт школы восстановления и жрица храма Кинарет. Как бы невероятно это ни звучало, но одна чёрная наглая морда отправилась прямиком туда, где ей самое место -- под каблук своей жены. Гарри при встрече с Назимом теперь удерживал на лице скучающую гримасу, но так и хотелось заржать в голос. Единственный раз не сумел, когда Балгруф и Хронгар упомянули это в разговоре.
  
   Короче подряд на ремонт форта пришлось оплачивать из своего кошелька. Ралоф и Гердур с Ходом этот момент не совсем поняли, когда Гарри в очередной раз привёл свой отряд в Ривервуд, для формирования строительной партии в караван до форта Греймур. Но молодой тан буквально на пальцах объяснил, что в случае любых его начинаний, ярл закроет глаза, даже если Гарри хватит наглости купить одну из сторожевых башен.
  
   После таких слов глаза округлились уже у всех Белых Волков, в чьём доме и проходила беседа за бутылкой нордского мёда. Ход первым оправился от слов дерзкого, смелого и хитроумного мага. Благо Фроднар опять отсутствовал, гуляя на улице с детьми, и взрослым никто не мешал вести важную беседу.
  
   - Будь Ульфрик таким же наглым, он бы уже был конунгом Скайрима.
  
   - Да может быть я и сам не прочь на трон усесться. Ну а что, происхожу я из древнего рода магов-королей, голосом владею. А с другой стороны, утром у тебя война, днём -- светский приём, вечером опять советники пилить будут, что всё плохо. К даэдровой бабушке это палисандровое кресло с золотыми вставками и бриллиантами!
  
   Гарри выдал эту тираду как нечто само собой разумеющееся на одном дыхании и даже интонации не обозначил. То ли в шутку это было сказано, то ли маг действительно питает подобные честолюбивые замыслы.
  
   - С твоими талантами, мой тан, я не удивлюсь, если через десять лет стану военным вождём и поселюсь в Мрачном Замке в Солитьюде.
  
   Гарри даже не понял шутки, сказав с той же равнодушной интонацией своё мнение об этом.
  
   - Да погоди ты о всём Скайриме мечтать. Ещё успеем. Нам бы в центральном холде порядок навести. Три с половиной месяца носимся как угорелые из конца в конец, а сделали всего ничего.
  
   Тут Гарри тяжело вздохнул, поглощённый в мысли о судьбе Отчизны. Вот уж действительно сколько всего запущено здесь. Натуральные авгиевы конюшни, а не провинция.
  
   - Гердур, я бы на твоём месте после нашего отъезда начал готовить ещё одну партию камня и кирпичей. Чувствую, понадобится.
  
   Гердур позволила себе проявить любопытство
  
   - И что ты задумал?
  
   - То что и сказал ранее, выкуплю у ярла Западную Сторожевую Башню. Мы ещё сделаем из владения Вайтран конфетку. Вот тогда и поговорим, друзья, кто будет конунгом.
  
   Если хочешь чего-то добиться, то стоит опираться на верных тебе людей. Так почему бы не начать с такой малости. Пусть и не так сильно амбиции потешить, но дать пищу для размышлений.
  
   В тот же вечер Гарри позволил себе вновь расслабиться в объятиях хозяйки ривервудской таверны "Спящий Великан". Дельфина была в этот раз покорна и нежна, позволив молодому жеребцу себя как следует обкатать. Если в прошлый раз они танцевали, то в этот раз дело приняло иной оборот. Было тому виной получение титула или пара месяцев без женской ласки, но в этот раз Гарри аккуратно, но властно отодрал её в позиции по-звериному, ухватив Дельфину за длинную причёску и намотав волосы себе на кулак. Жаркая выдалась ночка.
  
   С утра пораньше караван выступил в путь, вновь верхом, чтобы было быстрей. Как и всегда мысли в дороге были заняты хозяйством. Главным образом мысли занимали размышления о расширении его свиты зверолюдами. Про аргониан Дженасса отозвалась хорошо, поведав, что Юласа и Ласти она знает, как честных разумных и мастеров своего дела. Что удивительно, так это то, что к аргонианам несмотря на события Нашествия в Моровинд из Чернотопья, данмерка относится спокойно.
  
   В принципе это и понятно, ибо дом Телвани менее всего пострадал от событий последних веков. Да и обычно скрытники и воины из этого дома предпочитали идти в наёмники, не желая ввязываться в разборки между сородичами. Маги Телвани всем нужны, а пушечного мяса хватает и у Редорана, и у Хлаалу.
  
   Что касается Эклюз, то тут полная неопределённость. Цаэски только с виду напоминают нагов, а на самом деле они единственные вампиры, которые являются живыми существами. Молаг Балу они не поклоняются, а воздают почести своему Змеиному богу. Эклюз в первый же день по прибытию на ферму начала выяснять отношения с другими, устраиваясь в иерархии. Надо ли говорить, что своего нового сюзерена она теперь боготворила, ведь оказалось Гарри знает змеиный язык.
  
   После гневной отповеди Эклюз стала воспринимать ферму Тёплых Ветров, как собственное гнездо. Благо нашёлся на участке крупный останец, на который цаэска лихо забиралась ползком и весь день несла вахту, высматривая в небе драконов. Более достойного применения ей найти пока не удавалось.
  
   Само жилище на ферме каджитская бригада строителей уже поправила. Кошаки носа с фермы не совали, ибо их сородичи, по совету Гарри, покинули Вайтран от греха подальше. Рисад закупился продуктами и обложив телеги зачарованиями холода и консервации укатил обратно в Маркарт, а Мадран направил своих котов в Виндхельм, где начиналась большая ярмарка по случаю созревания последнего урожая. Оба каджита получили перед отъездом от Гарри большой заказ на саженцы растений, чьи части используются в алхимии.
  
   Теплицы предстояло возводить уже в холодных условиях. А пока было лето, Гарри стремился отстроить на дворе как можно больше хозяйственных построек. Выправив на участке усадьбу, каджиты взялись приводить в порядок слоновник, куда от самых лютых холодов планировалось загонять мамонтов. В этом деле Грок работал вместо подъёмного крана, просто за счёт своего роста и силы.
  
   После появления в свите домоправительницы пришлось ставить и нормальный хлев, куда загнали мелкую отару коз, а также устроили небольшой курятник. Благо мелкая живность стоила не так дорого, как крупная. А козы тоже дают молоко, помимо шкур, рогов, мяса и безоаров. Куры же являются не только золотым поставщиком яиц, но также дают вкусное мясо и отличный пух. А куриный помёт -- лучшее удобрение для бедных почв.
  
   Юлас пока оставлен на ферме в качестве начальника охраны. С братьями Три Топора он замечательно поладил на почве одинаковой профы, что не могло не радовать самого Гарри, потому что национальный вопрос в Скайриме стоит достаточно остро. И гражданская война в этом плане только подогревает градус напряжённости.
  
   Столь важный объект как форт Греймур не мог быть оставленным без присмотра, но поелику наблюдалась явная нехватка стражи, то пришлось ограничиться созданием караванной группы. Балгруф на правах ярла отрядил для столь ответственной миссии как восстановление форта своего брата Хронгара, который теперь должен был лично проконтролировать все работы по созданию надежного оплота для контроля дорог.
  
   Похоже шевеления самого Гарри привели в действие все механизмы сдержек и противовесов в политической структуре владения Вайтран. Как все крупные игроки зашевелились, стоило новому тану проявить инициативу. А получилось так, что Хронгар первым делом решил рассказать Гарольду последниие городские новости, пока Гарри неделю пропадал в Ривервуде.
  
   Первая новость касалась Сынов Битвы. Тан Олфрид Сын Битвы сперва насмехался над эксцентричным военным вождём. Прошли месяцы и вот ферма Тёплых Ветров уже восстановлена. На коровье стадо, часть которого продали в том числе и Сыны Битвы, тан Певерелл выменял себе у великанов мамонтов и теперь пасёт тех на лугу.
  
   Короче долго думал над этим тан Олфрид, но послал своего зятя Идолафа к Изольде чтобы договориться о встрече. Так что по возвращении Гарольда из нового каравана в Вайтран намечалась деловая встреча с Сынами Битвы. Всё это Гарри поведал Хрон, пока они ехали к опустошённому форту.
  
   Младший брат ярла уже проникся симпатией к военному вождю настолько, что позволил себя называть сокращённым именем. Гарри широкий жест отзеркалил и беседа продолжилась. Так старина Хрон поведал Гарри, что Сыны Битвы решили повторить авантюру с новыми домашними зверушками и развели кипучую деятельность. Первым делом они наняли наёмников для сопровождения Йона -- младшего сына Олфрида в Фолкрит. Там Йон должен был за любые деньги подрядить Гильдию Охотников и добыть щетиноспинов живьём, желательно подсвинков. Клетки под них были заказаны в Доме Воительницы. По такому важному поводу Сыны Битвы даже сократили свой заказ на снаряжение для Легиона.
  
   Вторая важная новость заключалась в том, что Серые Гривы всё это время с помощью Братства Бури держали под контролем Башни Валтейм, которые Гарольд со своей дружиной очистил от разбойников. Балгруф может и был бы рад возмутиться, но тан Вигнар Серая Грива пошёл вабанк. Распотрошив свои небогатые запасы драгоценностей и денег для казны ярла, Серые Гривы и их вассалы выкупили себе оный объект. Дело всё в том, что на противоположном берегу прямо в стене высокой террасы обнаружилась мощная жила угля, за который Йорлунд готов рвать и метать. Какие-то там особые свойства.
  
   Пока путь дорога мелькала, Гарри плотно обдумал получившуюся картину. Свои соображения маг предпочёл оставить при себе, но сумел всё же убедить Хронгара в необходимости идти без сна и отдыха, но прибыть как можно скорей к заброшенному сейчас форту. Чуйка вдруг подтолкнула логику и в голове словно выключатель щелкнул. Если Серые Гривы воспользовались помощью Братства Бури, то что мешает аналогично поступить Сынам Битвы?
  
   Собственно допрос одной пожилой особы по имени Агнис не дал ярлу Балгруфу и его клану всей картины происходящего. Гарри же использовал на "несчастной леди" легилеменцию. Ну допустим узнал Балгруф, что это империя его караван с пряным вином из Солитьюда по дороге в Рорикстед перехватила. От этого ярлу не холодно, ни жарко, хоть и осадок остался. Всё же Восточная Имперская Кампания успешно динамит Данстар уже двадцать лет, а тут вдруг соизволили прибыть в заброшенный порт снизойдя до особой доставки для нейтрального ярла.
  
   В принципе логика понятна: солдат у Балгруфа мало, а тут он получает такое одолжение, что ради него целая фирма под управлением кузины самого императора идёт на уступки, перешагивая через собственный бойкот мятежному холду Белый Берег. А тут ещё до кучи рассказ принял совсем другой оборот. Оказывается пока Гарольда не было в городе, Адрианна сковала в подарок ярлу двуручный меч великолепной работы. А поскольку Изольда была давней подругой Адрианны и заодно часто была вынуждена бывать в Драконьем Пределе в качестве управляющего тана Гарольда, то бойкая женщина с молотом не придумала ничего лучше как втянуть ту в дело доставки подарка.
  
   А дальше Хронгар поведал, как во дворце получилась весьма неоднозначная ситуация. Адрианна заверила её, что ярл в это время ей не встретится, так что Изольда со спокойной душой зашла во дворец, чтобы тут же столкнуться с самим ярлом. Балгруф, в компании Провентуса и самого Хронгара, решил в этот день спуститься в храм, помолиться Кинарет, да оставить обычные дары для предков в Зале Мёртвых, и вдруг на тебе ярл. Ещё и Изольда неловко споткнулось, в итоге двуручник девушка удержала, но получилось, что перед Балгруфом колени преклонила с даром на руках.
  
   Недоразумение конечно выяснилось быстро, благо нервничающая девушка в точности передала дар непосредственно в руки Балгруфа, рассказав ему подробно обстоятельства сей встречи. Незаметно для Хронгара Гарри выдохнул. Паранойя вдруг разыгралась не на шутку, да и обидные слова про дуракина от пожилого имперца Гарольд тогда прекрасно запомнил, хоть и сделал вид, что не обратил внимание. Уж понять суть этих событий не составило для мага труда.
  
   - Грубо работают, сволочи.
  
   - Ты это про что?
  
   - Погоди, чары приватности установлю.
  
   Проведя необходимые манипуляции, Гарри мог быть уверенным, что никто посторонний не подслушает их с Хронгаром разговор.
  
   - Да вот рассказал ты мне всю эту историю, а я вдруг подумал, кто мог знать о личном караване ярла? Смекаешь о чём я.
  
   Хронгар задумался. Гарри имел возможность наблюдать как по мере размышлений на лице норда сменяются эмоции. К его чести Хронгар смог совладать с первым порывом, и даже не заругался.
  
   - Похоже мы с братом совершили большую ошибку, взяв на службу этих Авениччи.
  
   - Ты не спеши огород городить. Слишком уж очевидный подозреваемый.
  
   - Да какая к даэдра спешка, когда тут и так всё ясно?!
  
   - Я бы на твоём месте не был столь категоричен.
  
   Гарри пересказал Хронгару произошедшее с ним на первом курсе обучения в Хогвартсе. Естественно в подробности не вдавался, но история с заикой Квиреллом остудила быстрого на подъём норда. Успокоив Хронгара беседой о второстепенных деталях про имперских шпионов, Гарольд пообещал ему придумать способ ловли шпиона, если Хронгар сможет донести до ярла мысль о неоднозначности всей ситуации.
  
   - Тут если так задуматься, то клан Сынов Битвы тоже с империей чуть ли не целуется при встрече.
  
   - Да я и сам ничего против империи не имею, но вот эти шпионы, которые всюду тут шатаются, меня раздражают. Как ты появился в городе, так вся эта война не так остро воспринимается.
  
   - Знаешь, Хрон, я тут четыре месяца из конца в конец холда разъезжаю, и в чём-то я согласен с империей, а в чём-то понимаю повстанцев. Какой только гнуси за это время не поубивал. Сам иногда с криком "Скайрим для нордов!" просыпаюсь. Среди нордов мало тех, кто свой народ готов грабить, а вот чужаков хоть вдоль дорог на кол сажай в воспитательных целях.
  
   - Ты это не рассказывал.
  
   Хронгар выглядел озадаченным. Маг в своих рассказах действительно старался личностей разбойников не касаться.
  
   - Порядок этой земле нужен, Гарри.
  
   - Полностью с тобой согласен, Хрон. Но не беспокойся, мы для этого сейчас и торопимся в форт Греймур.
  
   Дальнейшая дорога прошла без каких-либо оказий, а вот внутри форта всё сложилось не столь радужно. Легион выслал сюда полсотни человек, но весь отряд имперцев остался лежать в камнях разрушенного форта. Над их телами словно безмолвный ужас возвышалась парочка двемор. Ещё восемь монстров обнаружились среди уничтоженного отряда легионеров. Внутри каменных стен воняло кровью. Зашедших так резко людей, занятые сбором черепов двеморы заметили только когда почти половина стражников прошло через остатки ворот.
  
   - Хронгар, берегись!
  
   Гарри вовремя сообразил, что врагов маловато осталось. Третий гад обнаружился около входа в тюрьму. Выйдя из-под маскировки, двемора воспользовался странным артефактом, метнувшим шаровую молнию в скопление нордов. Синий шарик оставил в трёх стражниках сквозные раны. В этот момент пара даэдра в партере активировала свои механические когти, спрятанные внутри наручей и кинулась в ближний бой. Демонические двемеры оказались натуральными мясниками. Они убили ещё пятерых стражников, пока за дело не взялась дружина Гарольда.
  
   Одного из воинов двемор на себя взяла Утгерд. Будь ты хоть первым богатырём, а девица в готическом доспехе, машущая фламбергом как одноручным мечом заставит тебя нервничать. Гарри вместе с Хронгаром тут же решили без слов отвлечь двемора с артефактом. Магией двеморы наверное брезговали пользоваться напрямую, кроме как этими артефактами, ничего не применяли. Серия заклинаний от Гарри и ринувшийся в драку с двуручником на перевес Хронгар с задачей справились. Выхватив из-за спины обоюдоострое копьё с шипами, одинокий двемора кинулся на двух нордов. А оставшееся порождение обливиона задавили стражники.
  
   - Утгерд, разверни его. Мне через тебя стрелять неудобно!
  
   - Неудобно дракона любить. Хвост мешает.
  
   Двеморы стали походить на ёжиков. Ралоф и Лидия взялись за луки и принялись начинять противников стрелами. В конечном счёте противник Утгерд был ею обезглавлен. Танцующего возле укрытого щитом от физических атак мага сразила меткая стрела Ралофа, а голову ему снёс Хронгар. Последний противник умудрился поранить пару бойцов из дружины Гарольда и ещё пятерых стражников, но толпа не дала двемору воспользоваться этим преимуществом. Банально щитами задавили и изрубили в фарш, но голова относительно не пострадала.
  
   В этот момент появилась домашняя зверушка двемор, которая видимо поспешила хозяевам на выручку да опоздала. Из помещения крепости, выбравшись на открытую площадку, демонический пёсик с четырьмя челюстями попал под обстрел Ралофа, а мощное редукто от Гарри порвало монстра на клочки.
  
   - Гарольд, нам твоя помощь нужна.
  
   - Так.. порядок, в округе подобных монстров нет.
  
   Слова невероятно ободрили оставшихся в живых. Мало приятного находиться посреди равнины с голой жопой, зная, что возможно неподалёку бродит такое же чудовище. Двор форта теперь оказался залит не только красной, но ещё и зелёной кровью двемор.
  
   Откровенно в магии школы восстановления Гарри не был выдающимся магом. Вот авадой кинуть или там круциатусом приласкать негодяя -- это можно, а так только заклинание лечения и исцеляющих рук. Но здесь они мало помогут. И тут память снова напомнила о себе. Маг он или погулять вышел?
  
   - Разведите огонь в кузне, поставьте воды. Всех раненых перенесите вон туда, где участок почище. Сейчас я ими займусь.
  
   К удивлению всех выжил один из легионеров -- каптенармус. Когти двеморы лишь царапнули его по левому боку, оставив рваные, но неглубокие раны. Но парень просто от шока и лёгкого яда вырубился.
  
   - Каптенармус это хорошо.
  
   - А что хорошего?
  
   - А вот и будет кузнец для форта. Не можешь предотвратить, возглавь.
  
   Ралоф сперва не понял, что сказал Гарри, но сложив известное ему, сообразил о чём речь. Ведь проще знать кто шпион и через него выйти на след остальных. Гарри поделился с ним своими планами. Магия, однако, рулит. После той истории со шпионкой норд овладел простеньким заклинанием отмены. Гарри подумывал обучить Ралофа ещё парочке полезных заклинаний.
  
   Как бы там ни было, но Гарри решился на применение лечебных заклинаний. Вспомнил и о такой вещи, как вулнера сонентур. Оно в итоге и оказалось самым эффективным. Во всяком случае рваные раны от чудовищного оружия двемор излечивало только так. Тонкие шрамы правда оставались, но в Скайриме это мелочь не стоящая внимания, а иногда и повод для гордости.
  
   Пока лечил раненных и ставил их на ноги, караван почти весь втянулся во двор форта. Вот уж кому было весело до невозможности. Количество трупов превышало разумные пределы для одного конкретного места. Битва как никак здесь произошла. Хоронить не было времени, пришлось соорудить огромный погребальный костёр. К удивлению остальных Гарри после этого отыскал достаточно крупный кувшин и собрал прах в него. Выйдя наружу, Гарри магией вырыл яму в земле и положил кувшин с прахом туда. Сверху поставил огромный кусок скалы и выплавил на его поверхности плоскую площадку с описанием на нескольких языках того, кто тут покоится и почему.
  
   Возражать Гарри никто не стал. Тела же даэдрических прихвостней вывесили на стенах крепости. Зелёная кровь продолжала с них стекать на землю. Вот же безбожные чудовища эти двеморы. Как бы там ни было, но все занялись своими делами. Стража холда взошла на стены. Хронгар вербовал каптенармуса легиона для службы в форте. А строители принялись делать прикидки, как они будут восстанавливать разрушенные ворота крепости. Тут Гарри снова вспомнил про магию.
  
   - Репаро максима!
  
   Строители едва отбежать в сторону успели. Короче всем было весело в течении следующих десяти минут. Гарри и сам не понял, как вбухал в заклинание половину своего резерва. Когда мельтешение обломков прекратилось, Гарольд шатающейся походкой зашёл внутрь крепости. Весь отряд стоял на площади и с немым восхищением смотрел на него.
  
   - Гарри, что это было?
  
   И вот как теперь выкручиваться? А ведь как всегда Гарри сделал не подумав. И тут само собой пришло понимание.
  
   - Да вот, прочитал в одной старой книге про забытое ныне заклинание школы восстановления. Ох, я сейчас окочурюсь. Дайте выпить.
  
   Гарри подхватила на руки его дружина и потащила в северную башню, где они расположились на постой. Следующие три дня Гарри отлёживался, но это не помешало ему беседовать с Хронгаром и начальником строителей. Привезённые стройматериалы Гарри рекомендовал потратить на возведение приличной кузницы, загона для лошадей и домик алхимика. Эти постройки и так были тут когда-то. И тут Гарри озарила ещё одна идея. В кольце стен форта можно создать свою курьерскую службу.
  
   - Хронгар, как ты думаешь, может нам организовать Гильдию Гонцов?
  
   - Я вот подумываю на дороге шлагбаум поставить. Видел такие в империи, когда в войне участвовал. А зачем нам Гильдия Гонцов?
  
   - Соберём всех разномастных посыльных в единую организацию. Дескать посмотрите все, какой ярл Балгруф мудрый правитель.
  
   - А что, идея мне нравится. Вот что! Поедешь обратно, передашь брату моё письмо. Прямо сейчас напишу, чтобы не забыть.
  
   Письмо Хронгар сочинял с помощью Гарольда и Ралофа от усердия аж язык высунув. Вот уж увлекающаяся натура. За дело возьмётся не отступится. Сам Гарри, ещё через два дня, собрался в путь вместе со своей дружиной. Строители как раз завершали возведение стен служебных построек.
  
   Обратная дорога оказалась такой же спокойной, как и путь в форт Греймур. А сам ярл ждал его с докладом. Балгруф получил полный отчёт и похвалил Гарри за экономию строительных материалов. Гарольд и сам не будь дураком, уболтал ярла на выкуп Западной Сторожевой Башни, на тех условиях, что дескать возьмётся он содержать сей важный военный объект за свой счёт, мол освободить деньги ярла под иные нужды владения Вайтран. Балгруф долго думал, но согласился. Гарольд уже успел доказать свою верность, так что в свете нездоровых инициатив остальных танов, за которыми к тому же целые кланы стоят, ярлу пришлось делать ставку на мага. Свой клан -- это конечно хорошо, но верность и честь не товар, а Певерелл уже принёс в казну неплохие деньги. В том, что полуразрушенный военный объект Гарольд сумеет превратить в приносящее доход место, Балгруф не сомневался.
  
   Стоит заметить, что мамонты уже стали приносить Гарольду доход. Первую партию странного кисломолочного продукта под названием сметана самому ярлу во дворец тан Певерелл доставил с почётной охраной на следующий день. Ещё по одной миске сметаны Гарри пожертвовал для городских культов. И после этого народ прорвало. Выкупив место на рынке у городских ворот, Гарри приказал поставить там отдельный прилавок и усадил торговать сметаной семейную пару крестьян, что встретилась Гарри с дружиной на обратном пути от форта.
  
   Этида и Вьёру постигло несчастье. Родом они оказались из Предела. Их хутор подвергся нападению дракона и был уничтожен. В один миг они лишились всего, кроме жалкой сумки с уцелевшими вещами. Пока авантюра с Западной Сторожевой башней будет раскручиваться, прибыль должна поступать. Удивительное дело, но если мамонтовый сыр созревал и ферментировался два месяца, то сметана получалась буквально за десять дней несложного процесса скисания. Грок старался как мог. Само же мамонтово молоко было слишком жирным, чтобы кто-то кроме великанов мог пить его так.
  
   В течении этих двух дней по прибытию в Вайтран Гарри только и делал, что встречался с представителями различных кланов. Первым делом после Балгруфа он успел забежать к Белетору, поинтересовался на счёт возможности приобретения горшков на заказ. Белетор тут же посоветовал обратиться к Сигурду -- своему помощнику.
  
   Сигурд Пелагио -- полукровка, (удавшийся в свою мать нордку) младший сын фермера Северио Пелагио, направил Гарольда прямиком к своему отцу. Имперец в отличие от Назима вёл себя не в пример скромней. Северио может и не выглядел высокомерным, но именно он вызвал наибольшее уважение у Гарри среди всех танов. Ветеран войны, уверенный в себе мужчина, не выпячивающий, что служил в легионе, сдержанный и осторожный. Расстались они довольные друг другом. Северио получил заказ на крупную партию горшков особой формы, а Гарри торгового партнёра.
  
   В принципе специальную фирменную посуду под сметану Гарри и сам мог трансфигурировать и зачаровать так, как ему нужно. Однако, берегись самых простых путей, ибо они таят в себе опасность. Наглых никто не любит, а так удалось наладить контакт с ещё одним городским семейством. Курочка ведь по зёрнышку клюёт.
  
   Идолаф Сын Битвы сам заскочил в гости на ферму Тёплых Ветров. Гарольд как раз собирался пообедать у себя в комнате, но видя такое дело, приказал Ласти накрывать в главном зале у камина. Зятя Олфрида ждал тёплый приём. Поговорили на многие сторонние темы, воздали должное таланту повара (Ласти чуть ли не засветилась), распили бутылочку вина братьев Сурили. Идолаф рассыпался в комплиментах и словесных кружевах, поздравляя Гарольда с успехом и вопрошая о грядущих планах.
  
   - Ничего ещё неизвестно. Будущее туманно, дорогой сосед. Впрочем возможно я на следующей неделе определюсь со своими планами.
  
   Повозмущавшись на Серых Грив, которые в своей наглости упёрли у него право стать первым наглецом владения, Гарри намекнул Идолафу, что и сам не прочь заглянуть к Сынам Битвы в гости. Попросил передавать своё почтение экономическим талантам Олфрида, короче заверять в своей симпатии к клану Сынов Битвы.
  
   Наконец и эта встреча закончилась. Потом пришлось подумать о происходящем. Ралоф с дружиной были Гарольдом посланы в поход за головами разбойников. Сам же Гарри встретился в таверне "Пьяный Охотник" с капитаном городской стражи Каем Корисом. За время разговора под вискарь и закуску, Гарольд договорился с Каем о взаимодействии в вопросе выявления лазутчиков разных банд, которые сейчас активно закупаются продовольствием.
  
   С Хеймскром Гарри уже договорился о продолжении обучения Люси всем жреческим премудростям культа Талоса. Поэтому дочка вместе с Дженассой перехали в городской дом, а Изольду маг вызвал на ферму. Предстоял тяжёлый разговор.
  
   Да уж, управительница получила самую жёсткую выволочку в своей жизни. Гарри вспомнил уроки Аластора Грюма и довёл девушку до слёз, но суть молодая нордка уловила очень хорошо. Чего не ждал Гарольд, так это того, что девушка настолько прониклась к нему тёплыми чувствами. Хорошо, что он предусмотрительно наложил на свои покои чары приватности.
  
   Изольда плакала и умоляла своего господина простить её погрешность. Гарри сменил гнев на милость и стал объяснять девушке политику своей партии. По ходу своего рассказа Гарольду пришлось ещё раз успокаивать девушку, до которой стали доходить неявные стороны жизни в Скайриме. Гражданская война конечно дала ей возможность наладить связи со многими нужными людьми, но Изольда боялась оказаться в самом горниле битвы.
  
   В процессе успокоения девушки, что обычно казалась такой невозмутимой и стойкой, Гарри случайно обратил внимание, что фигура у неё весьма ничего. Решив закруглить беседу, пока она не перешла в горизонтальную плоскость, Гарри приказал Изольде пожить пока на ферме, сообщив, что теперь они будут чаще беседовать по вечерам, обсуждая политику. Изольда явное желание тана обучать её приняла к сведению.
  
   Всю последующую неделю Гарри только тем и занимался, что зачаровывал горшки для сметаны, накладывал на дом систему защитных чар и обучал Изольду по вечерам политике на примере различных историй. А между тем прибыл караван из Ривервуда, который Гердур сама послала к Гарри, сообщая ему в письме, что наконец-то стекольный цех начал на пробу делать первые изделия. Дельфина уже воспользовалась случаем, так что набор стаканов под виски уже ушел.
  
   Партия же строительных материалов, которую Гердур прислала сейчас, была сформирована и отправлена по случаю появления посланцев ярла Фолкрита. Хитрый лис Сиддгейр прослышал о создании целой строительной артели в Ривервуде от Йона Сына Битвы и послал своих людей оформить постоянный заказ на регулярную закупку фиксированной партии камней, кирпичей и стекла. Пришлось Гердур срочно отправлять караван, чтобы выполнить свои обязательства перед Гарольдом.
  
   За обдумыванием этих новостей Гарольда и застал стражник, присланный сообщить, что тана Певерелла вызывает к себе ярл Балгруф. Пришлось Гарри оторваться от дел распределения прибывшего каравана, переложив это на Юласа, и идти в Драконий Предел. Во дворце его уже с нетерпением ждал сам Балгруф, который вместо приветствий подхватил Гарри под локоть и увёл в свои покои. Причина нетипичного поведения ярла сидела на столе и насвистывала мелодию. Маленькая механическая птица периодически сверкала искрами наложенных чар и словно только и ждала тана Певерелла.
  
   Едва Гарри оказался внутри личного кабинета ярла, как механическая пичуга открыла клюв, из которого торчал кончик крошечного кристалла душ, и создала голографическое изображение двемера. Во всяком случае представший перед Гарри образ отражал именно двемера: бронзовая кожа, типичная фигура мера и странные украшения в шикарной бороде.
  
   - Тан Гарольд Певерелл, Ягрум Багарн рассказал нам о произошедшем. Наши наблюдатели также узнали, что вы уничтожили отряд двемор. Я -- советник крепости Вал Лирея Нирвейн Нарнак приглашаю вас к нам в гости. У нас есть что обсудить. Мы вас ждём в любое время.
  
   Сказано конечно было на корявом древненордском, но сообщение было вполне понятным. Передав сообщение пичуга закрыла клюв и вылетела через приоткрытую Балгруфом дверь.
  
   - Мой ярл, я немедленно отправлюсь туда.
  
   На возражения Балгруфа о том, что дружина самого тана сейчас не в городе, Гарри сообщил, что доберётся до Вал Лирея магическими способами. Оставалось только заскочить домой и оставить чёткие инструкции Ралофу. Пока Гарольда здесь не будет, придётся блондину побыть в каждой дырке затычкой.
  
   ========== 14. ==========
  
   Гарри волновался довольно сильно перед встречей с двемерами. Даэдра их знает, что им понадобилось от него. Возможно волновался он зря и им стало интересно хоть с кем-то пообщаться, во что сам молодой маг слабо верил. Больно описания в книгах были на их счёт кровожадными.
  
   Двемеры отделились от альдмеров самыми первыми и сбежали на другой конец материка. Следом за ними ушли айледы, которые с двемерами имели много общего и тесно контактировали. Потом покинули отчий дом и фалмеры, которые по каким-то внутренним причинам отказались жить вместе с остальными, с помощью школы восстановления изменив свою внешность.
  
   Последующие волны образования новых видов меров происходили по мере накопления массы недовольных. Майомеры уплыли на Акавир, где подверглись гонениям со стороны цаэски и уфинтифлили на южный архипелаг. Сандмеры начали расселяться по Йокуде, пока не столкнулись с редгардами. Отхватив люлей от последних сандмеры решили быстро вымереть.
  
   Босмеры отличились в этом плане от прочих лишь тем, что не желали становиться отдельным видом. Но джунгли Валенвуда оставляют мало шансов для тех, кто не желает меняться. Вот и пришлось заключить им соглашение с местными растениями.
  
   Данмеры же, напротив готовы были убраться куда угодно, лишь бы им не мешали жить спокойно. Спокойно в их понимании. Как можно отказать, когда такая толпа жаждет пророка. Даэдрические принцы Азура, Боэтия и Мефала откликнулись на просьбу о помощи. Сперва отделившаяся группа именовала себя каймерами, но после исчезновения двемеров они под проклятием Азуры стали данмерами.
  
   Оставшиеся альдмеры со временем обмельчали породой и превратились в нынешних альтмеров, у которых не было и десятой доли величия предков, зато гонору хватало выше хрустальной башни.
  
   Первым делом по прибытии на ферму Тёплых Ветров Гарри ушёл к себе в кабинет и написал несколько подробных писем для своих подчинённых. Ралоф разберётся, что и куда отправить. Первым делом Белый Волк должен будет найти ещё верных людей и организовать постоянный караван от Вайтрана до Ривервуда. Во-вторых следует оплатить уже поставленный товар и отвезти Гердур плату за него и следующую партию. В-третьих следует собирать под себя честных беженцев, которые пострадали от дракона. В-четвёртых уже прибывшие стройматериалы следует пустить на сооружение таверны около Западной Сторожевой башни и начать ремонт самого военного объекта, который ярл Балгруф в великой щедрости перекинул на тана Певерелла.
  
   Над проектом придорожной таверны Гарри думал очень серьёзно. Здание должно получиться большим для традиционных таверн. В принципе вся компоновка будет вполне в духе Скайрима. Каменный подвал станет хранилищем для еды и питья. На первом этаже расположится сама таверна, кухня и спальни попроще для обслуги. Второй этаж будет целиком отдан под номера для посетителей.
  
   Сами укрепления вокруг Западной Дозорной Башни должны будут охватить саму башню и будущую таверну овалом стен с двумя воротами, через которые пройдёт сама дорога. Этакий укреплённый пункт на пути следования караванов, который может предоставить надёжный ночлег.
  
   Завершив написание писем и указаний, Гарри решил привести себя в порядок. Он уже сколько дней бегает без передышки. Приказав Изольде, чтобы подготовили ему баню, Гарри ещё раз решил осмотреть груз, который ему прислала Гердур. С помощью Юласа и четырёх каджитов из числа строителей он обнаружил среди камня, кирпичей и брёвен пару ящиков со стеклом. Стёкла были именно такими, как и рассчитывал Гарри -- мутноватые пластины, с горем пополам пропускающие солнечный свет.
  
   Нет ничего сложного в том, чтобы с помощью трансфигурации добиться более совершенного результата, имея на руках необходимый материал. Всего-то немного изменить структуру стекла, чтобы убрать загрязняющие примеси. Так что теперь у Гарри был материал, чтобы отстроить первую теплицу. Тут-то пригодились наконец специфические познания Эклюз. Цаэски оказалась сведущей в инженерии и потому чертежи Гарольда попали в надёжные руки. Во всяком случае змея заверила своего сеньора, что с таким простеньким сооружением справится.
  
   Покончив со срочными делами, молодой тан отправился в баню. Идеальная температура внутри настраивала на благодушный лад. Гарри парился внутри, иногда подбавляя пару, выливая на раскалённые камни ковшик воды. Тут вдруг дверь отворилась и вошла обёрнутая в полотенце Изольда.
  
   - Пришла попарить мне спинку веником?
  
   Добродушная подначка в голосе вкупе со смеющимся взглядом заставили и без того смущающуюся девушку покраснеть ещё больше.
  
   - Да, господин.
  
   Что же, отхлестала она Гарри веником знатно. Сперва конечно она была очень нерешительной, но слова тана, чтобы сильнее била веником, помогли. Маг давно так не оттягивался, получая истинное наслаждение от процесса. Последний раз это было года три назад. Война не оставляла времени на всякую чушь, а ванная старост в Хогвартсе -- это не тоже самое, что баня.
  
   - Ух как хорошо. А теперь ты ложись.
  
   - Господин?
  
   - Ложись говорю! Я как минимум должен тебя в ответ вениками отшлёпать.
  
   И маг от души отшлёпал девушку вениками. Распаренная и обнажённая Изольда, лежащая на полке сразу вызвала нужную реакцию, так что окатив девушку уже тёплой водой, Гарри привёл её в сидячее положение и уселся рядом, ничуть не стесняясь наготы. Изольда не знала куда девать от смущения свои глаза и руки. Гарри естественно не преминул исправить этот недостаток, чем привел свою управительницу в ещё больший стыд. Было видно, что девушка не ожидала такого поворота событий.
  
   - Прямо чувствую себя феодалом, пользующимся правом первой ночи. Хотя есть в этом нечто приятное.
  
   - Ох, господин, простите меня... я просто вижу, что вы совсем с делами забываете обо всём. Я не знаю, что на меня нашло...
  
   - Может потому что я тебе понравился?
  
   - Да... нет... ох, сама не пойму, что со мной, но рядом с вами так хорошо и спокойно.
  
   Не став слушать дальнейшие рассуждения смущённой девушки, Гарри накрыл её губы своими, пока его руки притянули к себе Изольду ещё ближе, исследуя фигуру нордки. Он играл с её грудью, гладил живот и бёдра, властно держал в своих руках. Положив девушку на полку, он раздвинул ей ноги и медленно вошёл в неё. Изольда стонала под ним, задыхаясь от страсти.
  
   Сколько они времени точно провели внутри он не считал, но баня начала остывать, так что после того, как маг удовлетворил девушку и кончил сам, им пришлось вновь добавить жару. Довольная как кошка Изольда мило мурлыкала в объятиях своего господина.
  
   - Господин, вы такой хороший и замечательный. Такой добрый и заботливый. Жаль мне не сравниться с вами.
  
   - Что не помешает тебе приходить ко мне холодными вечерами. Даже таны нуждаются в капельке внимания и ласки. Но смотри мне, если дело станет страдать от твоих больших желаний.
  
   - Господин, я не претендую на амулет Мары. Просто позвольте мне быть рядом с вами. За свою жизнь я ни от кого столько добра не видела, как от вас.
  
   Изольда довольно захихикала, погружая Гарри в мысли о том, что именно сейчас испытывает девушка. Вывод напрашивался только один -- Изольда была довольна произошедшим и активно это переживала в своей голове. Тут мысли Гарри вновь переместились на более осязаемые вещи. Изольда охнуть не успела, как господин подхватил её на руки и вновь притянул к себе для страстных объятий, расширяя познания девушки о мире чувственных удовольствий.
  
   В итоге в путь Гарольд Певерелл отправился только на следующее утро. На рассвете маг облачился в свои лёгкие доспехи, надел поверх них свою мантию плащ и был таков, приблизившись на максимально близкое расстояние к Вал Лирея с помощью аппарации.
  
   Ещё когда Гарольду повезло увидеть в первый раз в относительной близи двемерскую цитадель, он был поражён её великолепием. Кем бы ни были двемеры на самом деле, но место их обитания не походило ни на что другое. Техника и магия сплелись в культуре глубинного народа воедино.
  
   Удивительно, но у ворот цитадели творился натуральный бедлам. Парень в двемерском костюме мага и девушка в лёгких двемерских доспехах сражались с двеморами при поддержке анимункулей. Двеморы как всегда атаковали врагов в ближнем бою, но часть из них пользовалась по всей видимости трофейными луками.
  
   Результатом этого эпичного мочилова являлись уже два десятка тушек двемор разной степени приготовления и примерно столько же уничтоженных анимункулей в их числе десяток центурионов. Сказочный замес прервало появление главного боевого мага владения Вайтран. Да уж, вбивать в дерьмо даэдрических монстров Гарольд начал с холодком. Немногочисленные выжившие после нападений этих монстров только это и могли рассказать, что двеморы жутко не переваривают ледяную магию.
  
   Да-да-да, устойчивые к огню, нейтральные к молнии и обладающие почти что полным иммунитетом к болезням и ядам, наводящие ужас на провинцию дикие двеморы боялись банальных ледяных атак. Даже простое заклинание пищевой заморозки превращало их в вялых созданий. А Гарри вознамерился ни много ни мало вызвать буран, чтобы проверить свои силы. Он оказался почти в пяти метрах за спиной у двемор, когда вывел спусковой аркан заклинания.
  
   Первым делом он почувствовал резкое понижение температуры, ветер и дикую усталость от того, как из него ушла мана щедрым потоком. От напряжения стало больно, но не так, чтобы прям смертельно, а вот двеморам точно стало кисло. Физические силы у мага ещё остались, так что свой малочисленный арсенал военных приёмов он смог применить вполне успешно.
  
   Пока парочка двемеров пыталась не замёрзнуть в вихре ледяной стихии, Гарри что есть мочи рубил врагов. Битва была очень серьёзной, ибо даже замерзающие в статуи двеморы представляли собой довольно опасных противников в радиусе замаха оружия. Вырвав кое-как экспелиармусом для себя ещё один меч, который по форме напоминал древнеегипетские открывашки для доспехов, Гарри сумел аккуратно уводить оружие страшных даэдрических охотников в стороны в ходе фехтования и оставлять аккуратные смертельные удары в сердца или в горло мечом Гриффиндора.
  
   С удивлением для себя Гарри узнал, что у меретических рас есть два сердца. Только орсимеры выбивались из этой породы, являясь похожими на людей и зверолюдов. Случилось это после того, как Гарри вместе со своей дружиной сумели пленить банду из карги и некроманта, которые что-то планировали около камня ритуала. Он тогда хорошенько разъяснил все нюансы у того альтмера. Всплыла информация, что орден Короля Червей тоже действует в Скайриме, попутно сотрудничая с культами Хирсина и Намиры.
  
   Разобравшись с двеморами, отменив собственное заклинание и накинув на парочку двемеров согревающие чары, Гарри принялся потрошить врагов. Ценные ингредиенты сами себя не добудут. Вместе со знаниями Снейпа стала пробуждаться и родовая интуиция Певереллов-Поттеров, которые прославились своим мастерством в артефакторике, некромантии и алхимии.
  
   Что касается ситуации в Скайриме, то официально практикующих некромантов здесь было мало. Фаренгар рассказал ему в беседах за стаканом вискаря, что только три придворных мага занимаются этим не боясь последствий. Вунферт Неживой при дворе ярла Ульфрика Буревестника, поговаривают, что сам Буревестник опасается двухсотлетнего старика, который достался ему в наследство от отца, деда и прадеда.
  
   Сибилла Стентор -- ушлая бретонка, ставшая придворным магом Солитьюда ещё в третью эру. Фаренгар предположил, что она вампир, ибо никогда не спит и ничего не ест, а заодно работает главным палачом.
  
   И третий, самый удивительный персонаж -- Фалион Аль-Казим -- признанный мастер школы колдовства во всём Тамриэле. Даже Талмор не рискует с ним связываться, а магические организации, не смотря на официальный запрет некромантии в империи, приглашают на консультации всех троих вышеназванных к себе читать лекции. Что до Фалиона, то в свои сто лет он выглядит двадцатилетним парнем способным навалять любому встречному.
  
   Так что когда к подножию лестницы, где всё действие и происходило, прибежал отряд двемерской стражи, то застал следующую занимательную картину. Пара молодых двемеров с восхищением наблюдает процесс потрошения двемор в окружении заледеневших анимункулей.
  
   - Кто ты такой?
  
   Гарри флегматично вырезающий из последнего двемора второе сердце, поспешил подняться, держа пышущий ядовитой зеленью окровавленный орган в левой руке.
  
   - Придворный тан ярла Балгруфа, повелителя холда Вайтран и посол его воли Гарольд Певерелл.
  
   Гарри обозначил вежливый кивок лицу неопределённого статуса, коим оказалась женщина. Гарри внутренне напрягся, не ожидая от командирши ничего хорошего. Женщины в роли офицеров как-то не вызывали доверия. И вина тут была в испорченном впечатлении по прибытии в Нирн.
  
   - Рады приветствовать вас, тан, в цитадели Вал Лирея. Я начальница стражи Садра Руркин. Советник Нирвейн и командир Нарко уже ждут вас, я доложила.
  
   - Когда только успели. Ни магии, ни артефактов вроде не применяли.
  
   Двемеры вокруг него загадочно улыбнулись, вызывая желание залепить огнешаром по их холёным мордам. Видимо что-то такое отразилось на его лице, потому что стражники напряглись, но сделать ничего без приказа не посмели. А между тем синхронность их действий натолкнула Гарри на мысль.
  
   - Неужто природная ментальная связь? Поразительно! Теперь многое становится понятным. Наверное и со своими анимункулями вы создаёте похожую связь.
  
   В глазах Гарольда загорелся огонь исследователя. Возможно он больше походил на Индиану Джонса из фильмов своим гриффиндорским характером, но нельзя было сказать, что национальный герой далёкой теперь МагБритании жил исключительно подвигами и квиддичем.
  
   Решив действовать как чуйка подскажет, Гарри с ходу завалил двемеров техническими терминами из родного мира, благо сам в этом кое-что понимал. (Да здравствуют технические справочники старшего Дурсля на чердаке). Так что буквально сразу выяснилось, что не все двемеры одинаково исследователи. Рядовые стражники в основном были на уровне пользователей, тогда как парочка, встретившаяся ему первой -- явные молодые исследователи.
  
   Загарак Аманд и Таури Ванч оказались самыми продуктивными собеседниками в этом плане. Нет ничего удивительного в том, что до местного руководства проводить Гарри вызвались именно они. Взяв в клещи, то бишь под руки, они проводили мага по бесчисленным лестницам и подвесным мостам, которые держались в воздухе, несмотря на свою каменную основу с минимальными арочными контрфорсами. Помимо этого Гарри заметил пару подъёмных мостов между башнями. Они миновали пару башен охраны и башню механиков насквозь и оказались у лестничного перекрёстка, где на одной из мелких башен сходились вместе три дороги и имелся лифт.
  
   Гора Санктор прямо посреди Вайтранской равнины возвышалась не сильно, но двемерская цитадель заняла самые неприступные её части. Так что башня с перекрёстком уходила своим основанием в восточный пик горы. Отсюда с самой вершины вниз ходил лифт, который шёл, как успел понять Гарри из разговора к мелким квартиркам для некоторых из двемеров.
  
   Но нужен был им не лифт, а поворот к главному бастиону. Самая могучая из всех башен в основном диаметре могла конкурировать с Драконьим Пределом. А ведь из неё словно опята из пенька отходили башни поменьше. Имелись и внешние лифтовые шахты. Одним словом, сама цитадель производила внушающее впечатление. Как всё это было построено без использования строительных кранов, Гарри не понимал. Просто любовался видом.
  
   Вот они миновали подъёмный мост и вошли внутрь через огромные двустворчатые двери. Внутри их ожидал пост стражи, расположившийся в круглом зале, чей пол и потолок были выложены прозрачными плитами, давая возможность увидеть, что происходит внизу и вверху.
  
   Вверху располагалась малая обсерватория -- специфическая конструкция, которую ни с чём нельзя спутать. Через Белетора Гарольду удалось закупить полное собрание научных исследований архимага Колсельмо Маркартского. В Скайриме лишь три места могли похвастать наличием такого сложного артефакта. Один из них Гарри сейчас наблюдал собственными глазами. Второй располагался в самом большом из подземных городов Скайрима Мзулфте. Третье место считается легендарным даже среди двемеров -- мистическая Башня Мзарк, вход в которую был утерян в результате пространственной аномалии ещё за три века до исчезновения двемеров.
  
   Сквозь прозрачные перекрытия маг заметил огромную фигуру Ягрума Багарна, который что-то там настраивал в гигантском механизме артефакта. Даже сюда долетали его словесные построения на двемерисе,которые судя по интонациям содержали пожелания безнравственных опытов над разумными.
  
   Нижний этаж представлял собой вестибюль с фонтаном в виде семейной пары двемеров, окружённый почётным караулом из четырёх центурионов. Гарри понял, что перед ним памятник каким-то важным шишкам для двемеров. На его закономерный вопрос выяснилось, что это Ромео и Джульетта местного двемерского разлива, основавшие это поселение, чтобы предотвратить продолжение Этериевой Войны.
  
   Ни о чём таком Гарри не слышал, так что быстро переключил внимание своих собеседников на эту тему. Пока они ждали лифта, Загарак и Таури рассказали ему грустную историю о внутреннем конфликте, который охватил все четыре племени двемеров. Клан Гаркен первым обнаружил в недрах Глотки Мира первые залежи этерия -- это стало золотым веком двемерских подземных полисов.
  
   На волне успеха они выстроили целых три новых города, где производили добычу (Снежный Предел), исследования (Аркнтамз) и производство вещей из этерия (Бталфт). Помимо того второй источник нашли в самом Аркнтамзе, также обнаружили этерий в Бтарзеле, под Чёрным Пределом и в гроте Модантанд. Чем больше этерия двемеры добывали, тем более психованными они становились. Напряжение переросло в настоящую гражданскую войну.
  
   Именно из-за неё меретический союз фалмеров, двемеров и каймеров распался и не смог противостоять нордам, вернувшимся в Скайрим после Ночи Слёз. Норды легко сокрушили ослабленных союзников и создали первое королевство людей в Тамриэле. И только пятьдесят лет спустя после этого поражения влюблённые Ваданг Гаркен и Раури Руркин смогли объединить вокруг себя разрозненные семьи из четырёх кланов, чтобы основать цитадель Вал Лирея, которую назвали в честь известной воительницы двемеров, отдавших жизнь за свободу и независимость глубинного народа.
  
   Война с нордами закончилась подписанием мирного договора, ибо норды были так впечатлены самоотверженностью Валы, что даже помогли построить для неё гробницу в смешанном нордско-двемерском стиле внутри горы.
  
   Что касается загадочного исчезновения двемеров, то спутники успели рассказать Гарри только свою часть истории. Ваданг Гаркен и Раури Руркин успели привести в действие защитные механизмы, почувствовав волну излучения от Сердца Лорхана и гибель своих сородичей в Ресдайне. Сами они погибли, но успели спасти почти две тысячи своих подопечных, отправив их бродить вне времени и пространства.
  
   Собственно на этом беседу пришлось прекратить, так как лифт приехал к своей цели и теперь застыл перед коридором, запертыми двустворчатыми металлическими дверьми. Впрочем оказалось, что двери незаперты, а просто закрыты на простенький двусторонний засов. За ними взгляду мага открылся вид на огромный подземный зал, освещаемый соответствующих размеров магическими светильниками. Два ряда колонн поддерживали потолок. Всюду был видна двемерская резьба по камню и металлические вставки из бронзы.
  
   - Добро пожаловать в Рыночный Чертог. Конечно с нашими городами это не сравниться, но чем богаты.
  
   Гарри старался не включать воображение, глядя на всё это подземное великолепие. Порядка двух десятков крупных лавок, построенных из камня и металла расположились вдоль широких боков Рыночного Чертога, перемежаемые широкими воротами, ведущими по всей видимости в другие части подземной цитадели.
  
   Каких только чудес здесь не было. Магазин мелких анимункулей и ремонтная мастерская рядом с ним. Алхимическая лавка, источающая буквально с ног сбивающий грибной дух. Подобие кафетерия или сушибара, который плотно оккупировала сотня двемеров, рассевшись за столиками и поглощая вилками подземные деликатесы. Конечно не обошлось тут и без зоомагазина, витрина которого была забита террариумами и аквариумами с подземными насекомым типа корусов и рыбками.
  
   В самом центре Чертога располагался огромный обелиск из этерия, который упирался своей вершиной в потолок, поддерживая его как ещё одна колонна. В голубой поверхности двемерские мастера инкрустировали из бронзы буквы двемерского алфавита, составленные в правила. Очевидно это был памятник тому самому конфликту.
  
   У основания памятника Гарри заметил немолодого двемера в дорогом одеянии тонального архитектора. Его одежда представляла собой очень сложный наряд из двемерской ткани, кожи и металлических элементов. Экстравагантная причёска в виде разделяющегося на макушке ирокеза и густая борода были зафиксированы специальными украшениями. В руке у него был посох, характерный для этой касты.
  
   - А вот и вы, тан Гарольд. Позвольте представиться в живую. Нирвейн Нарнак -- советник по труду и один из тональных архитекторов крепости Вал Лирея.
  
   - Для меня большая честь познакомиться с вами, уважаемый Нирвейн.
  
   Гарри весьма уважительно поклонился советнику, ибо титул тонального архитектора в магической классификации соответствовал архимагу. Пускай они не могли похвастать обширным знанием в классической магии, но двемерский нестандартный подход и глубокие познания в фундаментальных науках делали их как минимум равными с мастерами основных школ магии.
  
   - Ну будет вам, юноша, я не настолько погряз в чинопочитании, как тот же Кагренак, чтобы ему в Обливионе икалось. Предлагаю вам пройти в зал для переговоров, где мы сможем обсудить все возможные вопросы вместе с военным вождём Нарко Гаркеном.
  
   - С большим удовольствием.
  
   Тут двемерский советник обратил свой взор на молодую парочку, составившую компанию норду по пути сюда.
  
   - Вы двое, найдите и приведите оболтуса. Этот хулиган мало того, что научился сам блокировать связь, ещё и Аидру тому же научил. Проверьте помещение для омовений и отдыха на всякий случай.
  
   Загарак и Таури быстро сделали сложный жест подчинения и поспешили уйти в неизвестном направлении, сопровождаемые удивлённым взглядом Гарольда. Ему вдруг стало удивительно интересно, кто же такой отчаянный среди двемеров появился.
  
   Между тем маг вместе с советником прошли в первый проход справа от лифта и оказались в подземных залах, где судя по окружающей обстановке и облачению встреченных двемеров располагались административные и военные помещения. Миновав пару перекрёстков они зашли в личный кабинет военного вождя Нарко Гаркена. Командир военных сил цитадели Вал Лирея оказался вполне себе адекватным офицером, который отдавал себе отчёт о том, что его сородичи -- последние двемеры во всём Тамриэле.
  
   Не став долго расшаркиваться, он представился, после чего предложил присаживаться, и трое облечённых властью разумных начали свою беседу. Первым делом они попросили Гарольда уточнить политическую ситуацию и текущие реалии в Скайриме. Ответ им не понравился от слова совсем. Особенно новости о фалмерах, что лезут из-под земли словно скампы из табакерки.
  
   Короче очень быстро вся суть свелась к тому, что выжившие двемеры ищут союзников в этом мире. А поскольку договор между ними и нордами всё ещё формально действует, то особых препятствий к этому нет.
  
   Удивительным оказалось даже то, что они готовы заключить союз с Братством Бури, лишь бы быть подальше от своих сородичей меров. Чем так жутко не нравятся двемерам их сородичи Гарри попросту не представлял, но явно там не обошлось без чего-то серьёзного. То есть двемеры в принципе были готовы работать с нордами, которые о мерах в целом не самого лучшего мнения, ибо так сложилось исторически, чем позвать к себе на помощь сородичей.
  
   - Мне было бы интересно узнать, что такого произошло между вами и остальными меретическими расами, что вы готовы союзничать с нордами?
  
   Нарко и Нирвейн обменялись взглядами. Ответить решил именно военный вождь.
  
   - Двемеры недаром являются одной из самых закрытых рас Нирна. Наши предки встали на путь логики и знаний не от хорошей жизни. Все меры в той или иной степени подвержены предрассудкам. Мы отказались от этого пути, ибо он ведёт к гибели. И самих меров, и их недийских потомков, поскольку опьянённые гордыней "высшие существа" не остановятся ни перед чем, чтобы попытаться наложить лапу на то, что им не принадлежит.
  
   Тут слово взял тональный архитектор.
  
   - Даже наши собственные сородичи двемеры оказались не без греха. Кагренак доказал ещё раз своими действиями, что уроки Этериевой Войны не все двемеры восприняли как предупреждение. За эту ошибку большинство двемеров заплатило жизнью, а некоторые сумели выжить и влиться в ряды орсимеров, что едва ли можно охарактеризовать каким-либо иным словом кроме "падение".
  
   Оба двемера тяжко вздохнули.
  
   - Норды уже успели доказать, что более достойны этой суровой земли, чем все остальные расы вместе взятые. А кроме того, своим возвращением и надеждой на лучшее будущее мы обязаны именно норду.
  
   Глаза мага попытались сравняться по ширине с его очками. Не такого дикого откровения он ожидал.
  
   - В каком смысле?
  
   - Когда основатели этого поселения пожертвовали собой, чтобы вывести нас из-под удара разрушительной энергии Сердца Лорхана, то вся цитадель провалилась в неведомое нам пространство, где для нас эти тысячи лет прошли как один век. Всё это время мы пытались выбраться, но якорей с этой реальностью у нас не осталось, покуда до недавнего времени мы не смогли перехватить туннель межмирового портала.
  
   Сердце Гарри пропустило удар, почувствовав нечто смутное и туманное. Между тем тональный архитектор продолжил свою речь.
  
   - Мы смогли перехватить этот кривой переход и вернуться в Нирн примерно за два года по местному времени. Этому мужчине просто невероятно повезло, что мы смогли перехватить его. Не знаю какая тварь запустила его через не настроенный портал, но он испытал сильнейшее магическое расщепление и наполовину представлял собой духа, а не живое существо. Почти год нам потребовался, чтобы вылечить его и заодно проверить кое-что из наших теоретических познаний в целительстве на практике.
  
   Гарри часто-часто заморгал глазами пытаясь сопоставить факты. Безумная надежда стала разгораться в его сердце. Тут словно в подтверждение всех его желаний дверь в кабинет Нарко раскрылась и на порог вбежал норд с длинными чёрными волосами и шальным взглядом пса.
  
   - Бродяга!
  
   - Сохатик!
  
   Мужчины крепко обнялись не скрывая своих слёз. Оба думали все два года, что больше никогда не увидят друг друга в этой жизни.
  
   ========== 15. ==========
  
   Больше ваших комментариев - лучше отдача от автора. Автору интересно ваше мнение (даже если это радостное рычание в предчувствии свежей проды)
  
   Когда в далёкой пещере посреди Алтая вспыхнула энергией арка межмирового портала, то дежурный отряд богатырей и волхвов, несущий неусыпную стражу около важного стратегического объекта, сразу же направил на точку перехода всё зачарованное оружие и свои кольца проводники.
  
   Между тем сканирующие артефакты засекли перемещение двух разумных объектов. Спустя минуту они материализовались перед испуганными неожиданным вторжением стражами.
  
   - Стоять на месте! Или мы угостим вас таким зарядом магии и зачарованного оружия, что мало вам не покажется.
  
   Перед богатырями и волхвами оказались двое мужчин типичной человеческой наружности, если не считать острые уши у того, что постарше.
  
   - Братцы, не стреляйте! Свои!
  
   Младший из мужчин выпалил это на одном дыхании. Его круглые очки велосипеды смотрели на волхвов и богатырей как на самых родных людей.
  
   - Свои через порталы не бегают.
  
   Тут старший из мужчин выдал мешая английские и русские слова малый боцманский загиб, рассказывая вкратце, как он любит жизнь, а она его снова и снова.
  
   - Шаг вперёд!
  
   Оба брюнета подчинились, сделав шаг вперёд. Магические круги вспыхнули, подтверждая мало того что человеческую природу, так и обозначив их как рождённых на Мидгарде. Начальник караула и старший волхв резонно присвистнули от удивления. Ситуация была нестандартной.
  
   - Кто такие будете?
  
   Когда мужчины назвали свои имена, то глазовыпучиванием заболел почти весь отряд. Последние события в западном магическом мире были неоднозначными, а тут два самых ближайших сподвижника Фламеля и Дамблдора объявляются из небытия и просят политического убежища. А мало того, что Сириус Блэк ещё и мёртвым числиться, так и бывший Гарольд Поттер теперь носит фамилию Певерелл.
  
   Буквально через час оба героя дня сидели перед столом начальника всемогущего Тринадцатого Отдела и хлебали зелье правды, давая показания о том, что на самом деле произошло в те года. Оказывается здесь успело пройти почти пять лет. Записывающие артефакты едва успевали регистрировать одну сенсационную новость за другой.
  
   Начальник Тринадцатого Отдела только что волосы себе не рвал на голове, готовый со стыда провалиться в преисподнюю, когда до него дошёл смысл всех махинаций Ордена Феникса. Теперь вся политическая картина мира не просто переворачивалась с ног на голову, а открывалась в новом свете.
  
   Гарольд Певерелл и Сириус Блэк согласились предоставить свои воспоминания для русских магов в обмен на встречу со своими чистокровными сородичами и возможность покинуть этот мир. Глава Тринадцатого Отдела заверил их, что теперь Третья Мировая не за горами. Никто не собирается просто сидеть, зная о подоплёке происходящих в магмире событий.
  
   Выживших чистокровных родов было немного и все они жили в огромном поместье посреди озера Байкал на волшебном острове. Именно это место определили им под ссылку. Гарольд и Сириус, с помощью специального вектора для аппарации, переместились на остров.
  
   Аппарционная площадка оказалась посреди красивого парка, который сейчас служил местом прогулки для аристократов. Все они увидели только две фигуры в странных костюмах с накинутыми на головы капюшонами. Неожиданно дорогу гостям заступил Люциус Малфой, возникший словно из-под земли перед прибывшими магами.
  
   - У нас новые постояльцы? И кто же вы, господа?
  
   Заинтересованные маги приблизились, но не слишком, при этом молодые мужчины старались закрыть собой своих спутниц. Вместо приветствия оба гостя скинули свои капюшоны, вызвав шокированные охи и хрипы удивления. Хоть они и стали старше, но не узнать Сириуса Блэка и Гарри Поттера бывшим аристократам было не сложно.
  
   - Убийцы. Предатели Крови. Шавки Дамблдора.
  
   Люциус смотрел не читаемым взглядом в глаза кузенов. Мужчина был вынужден подхватить свою жену. Нарцисса Малфой грохнулась в глубокий обморок, увидев живым своего кузена. Сириус и Гарри закрылись беспалочковыми невербальными щитами, заставляя аристократов сильно вструхнуть от демонстрации силы. Мало у кого хватит умения противостоять им двоим.
  
   - Ну-ка осадите вы все! Идиоты, блин.
  
   Аристократы расступились, позволяя по асфальтовой дорожке подъехать ближе инвалидной коляске, в которой восседал никто иной как Рональд Уизли, только за прошедшее время от бывшего рыжего оболтуса мало что осталось. Он теперь больше напоминал Аластора Грюма. Множество шрамов испещрили его лицо и тело, которое было видно под жилеткой рыбака, накинутой наголо. Обычные шорты не скрывали обрубки ног ниже колена. Левая рука представляла собой сплошной техномагический протез
  
   - Рон?
  
   - Вы двое, поклянитесь своей жизнью и магией, что не по своей воле служили Ордену Феникса, а были введены в заблуждение и находились в плену обмана.
  
   Сириус и Гарри шокировано переглянулись и без запинки принесли требуемый обет. Показав, что их магия ещё при них, они удостоились более осмысленной реакции от аристократов. Теперь на них смотрели с примесью стыда и горечи.
  
   - Ну вот, а вы крик подымать. Ну расходитесь давайте. Вечером все соберёмся и поговорим. Полагаю Гарри и Сириус откроют нам многое своим рассказом.
  
   Посмотрев на своих бывших товарищей по ордену, рыжий инвалид коротко бросил.
  
   - Следуйте за мной.
  
   Рон ловко крутанул коляску на месте и поехал в сторону большого поместья. На полпути он свернул в сторону и покатил к показавшейся в конце аллеи пристани. На ней все трое обнаружили красивую девушку, с лысой головой покрытой ожогами, одетую в такие же шорты как у Рона и лёгкий топик. Тело девушки было покрыто жуткими тюремными татуировками. Но даже так Гарри узнал Луну Лавгуд.
  
   Выпускница Равенкло обернулась на них. Её необычные глаза теперь казалось излучают ещё больше мудрости и грусти, но этот наполненный теплотой взгляд напоминал о старых временах. У Гарри просто не было слов. Если прочие знакомые аристократы с которыми ему довелось учиться вместе в Хогвартсе мало изменились, разве что только позрослели, то эти двое вызвали у него натуральный шок. Сириус был впрочем впечатлён не меньше.
  
   - Луна, это правда ты?
  
   - Привет, Гарри. Привет, Сириус. Да. Это я. Я смотрю мозгошмыги больше не роятся у вас в головах, вызывая размягчение мозга.
  
   Такое по старому доброе приветствие, сказанное Луной в её обычной манере, выбило почву из под ног. Гарри и Сириус уселись как и Луна на край пирса, в то время как Рональд остался в коляске. Рон и Луна продолжили рыбачить, давая двум старым знакомым привыкнуть к переменам в их внешности. Так в молчании они просидели по меньшей мере час. Гарольду и Сириусу пришлось долго приходить в себя, пытаясь уместить в картину мира перемены. Им конечно рассказали в общих чертах, что в западном магическом мире твориться форменный ужас и нанесение демократии, но сейчас они увидели так сказать последствия своей борьбы.
  
   Искалеченные Рональд и Луна отказывались увязываться сознанием в нечто связное. И тут шаркая ногами к ним подошёл ещё один привет из прошлого. Только узнать Невилла Лонгботтома в этом высушенном скелете было очень непросто.
  
   - Гарри.
  
   - Невилл? Во имя Талоса Могучего, что с вами всеми случилось?!
  
   Многое повидал Гарри на своём веку, но такого просто представить себе не мог в самом кошмарном сне. Кажется у него начиналась истерика. Да и Сириус того гляди сорвётся с нарезки, судя по тому как крёстного трухает. Не выдержав всего происходящего Сириус обернулся огромным псом и начал громко скулить, пытаясь совладать со своими эмоциями. Да только крепкая затрещина от Рона заставила пса подавиться воем.
  
   - Тихо тебе! Всю рыбу распугаешь. Невилл, присаживайся.
  
   Достав из коляски палочку Рон трансфигурировал из ничего кресло, в которое Невилл уселся, дергаясь как и положено дистрофику.
  
   - Ты, Гарри, не пугайся Невилла, ему хуже всех пришлось. Он под империо собственную бабушку грохнул и всю родню. Его зельями травили и опыты на нём ставили. Он уже полгода чистится от всей дряни, что в него напихали. Невилл от пережитого теперь почти и не говорит, только недавно стал нас по именам называть. Без магии спокойно спать не может.
  
   Гарри поспешил выпалить первое что пришло в голову.
  
   - Прости меня, Рон, я не знал, что ты тоже был жертвой. Я получил память Снейпа в ту ночь и стал действовать на тупую голову. Если бы я знал...
  
   Механическая рука Рона легла Гарри на плечо.
  
   - Нет, Гарри, ты как раз таки всё сделал правильно. Это я дураком был все годы учёбы. Хорошо, что ты тогда ушёл один. Боюсь представить, чтобы случилось, если бы эта змея подколодная узнала о вашем убежище.
  
   Гарри спросил у Рона о ком тот говорит. Ответ заставил очкарика открыть рот в неверии.
  
   - Я про Гермиону Фламель. Оказывается внучка великого алхимика всё это время училась рядом с нами, а мы не слухом ни духом. А ведь можно было догадаться, что для немагического мира у неё очень странное имя.
  
   Гарри переборов себя спросил о том, что с ними всеми произошло.
  
   - Были предатели крови Уизли, да все закончились. Отца и мать ликвидировали сразу после Лонгботтомов и полгода после победы не прошло. Нора взлетела на воздух так, что хоронить пришлось ошмётки от родителей в общем гробу. Билла затрахали до смерти вейлы. Поганые полуптицы его полгода доили, пока он не умер от истощения магии и разрыва сердца. Чарли очень "случайно" загрыз арктический кристаллический дракон в заповеднике, даже костей не осталось. Перси погиб во время битвы за Хогвартс. В него сектумсемпра угодила шальная. А мы вчетвером уничтожили Министерство магии в ответ.
  
   Рон замолчал на следующие пять минут, видимо собираясь с силами.
  
   - В том месте Лондона до сих пор не ликвидировали провал в земле. Рвануло знатно. Фред и Джордж ушли достойно, прямо как и жили. После этого за мной и Джинни выслали гессенских наёмников. Мы с ними по канадским лесам почти три месяца в кошки мышки играли, пока всех не перебили. И тут нас вычислили те, о ком я и думать забыл.
  
   Рон достал из кармана шорт пачку сигарет и затянулся горькой затяжкой табака. Очень непросто ему давался этот разговор. Гарри тоже было нелегко. Невилл сидел в кресле и тихо плакал, не смахивая слёзы, что прочертили солёные дорожки на его щеках.
  
   - Дин Томас и Шеймус Финниган возглавили отряды егерей, которые теперь охотятся за аристократами по всему западному миру. Ненавижу ирландцев! Мы с Джинни и остальными, кого тогда удалось собрать как раз разместились в Скалистых Горах, когда эта шваль на нас налетела. Предатель потом долго от моих рук вырывался. Те немногие, кому выжить удалось после нападения, рассказали мне, что толпа ирландцев насиловала Джинни и остальных девушек, которых удалось живьём захватить, а потом свалили. Меня бомбардой в обрыв выкинуло. Я едва выжил, но потом я начал мстить.
  
   Рон сделал ещё одну затяжку. Но заметив, что у него клюёт, Уизли ловко подсёк и вытащил свой законный улов, что отправился в ведро с водой.
  
   - Ты себе представить не можешь, сколько ирландцев я убил. Меня теперь они не иначе как Рыжим Мясником и не зовут. Я так и не узнал, что стало с сестрёнкой, знаю только, что она умерла очень страшной смертью, но постарался как можно лучше за неё отомстить.
  
   Рон не смог сдержать своих слёз. А Гарри вспомнил забавную рыжую девушку. Теперь уже рука очкарика легла на плечо старого друга.
  
   - Вот забавно. Я боялся всю школьную жизнь Воландеморта и его метки, а теперь сам стал оставлять этот символ в небесах на месте каждого теракта. Никогда бы не подумал, что так будет. Меня повязал лично Аберфорт. Я правда убил его химер в виде козлов и самого сильно поранил. И Дамблдоры тогда кинули меня в Нурмергард на опыты своему старому приятелю Гриндевальду.
  
   Рон смог успокоиться и вновь закинул удочку, продолжая рыбачить. Гарри и сам трансфигурировал себе удочку. Всё же было в рыбалке нечто успокаивающее. Хоть тема для разговоров была не лучшей.
  
   - А старик Геллерт оказался вполне вменяемым магом, раскаявшимся в своих преступлениях. Уверен, что он тоже был под зельями, когда совершал все свои тёмные дела. Жаль доказать это уже нельзя.
  
   - Почему?
  
   - Он помог нам с Луной сбежать, пока его откат не накрыл. Старый махинатор пришёл к нам в гости. Предлагал переходить на свою сторону. Такое обещал, что просто слов нет. Ну старина Геллерт собрал все свои последние магические и жизненные силы, нанеся удар, что есть мочи. Жаль только зря, эта скотина Дамблдор оказывается тоже крестражей понаделал, так что его просто вынесло из тела, а половина Нурмергарда обвалилась. Луна меня хвать в охапку и аппарировала не глядя. Спасибо ей.
  
   Луна впервые подала голос.
  
   - Тебе спасибо, мой хороший. Я тогда в истерику сорвалась, Гарри, но Рон меня живо в чувство привёл. Вынырнули мы на поляне под Витебском, а тут и волхвы с богатырями пожаловали. Мы политического убежища и попросили.
  
   - Да уж, никогда не забуду, как волхв Бойко крыл в три этажа, выслушав нашу историю на месте происшествия. Ради такого и левой руки не жалко.
  
   - Кому руки, а кому и всей кожи на спине. Хорошо хоть ею не на палую листву и хвою упала.
  
   Словно в подтверждение своих слов Луна повернулась к Гарри спиной и задрала на себе топик, давая школьному другу возможность полюбоваться на свежий кусок кожи.
  
   - Короче нас с Луной по инстанциям передали, а потом первыми и определили на этом курорте посреди Сибири. Мне даже награду выписали, когда выяснилось, что я Антона Долохова в битве за Хогвартс замочил. Жаль, что мне ноги нормальные сделать так и не смогли.
  
   Луна выдала Рону шутливый подзатыльник.
  
   - Радуйся, что у тебя вторая рука есть, а мне получилось искусственную кожу на спину приживить. Из-за расстояния получилось почти как темномагическое проклятие.
  
   - Это точно. Ну ничего, я уверен, что наши с Аберфортом дорожки пересекутся в будущем. Тогда он у меня за всё выхватит сполна.
  
   В голове Гарри в этот момент крутились шестерёнки. Он сравнивал свои ощущения здесь и там, и Нирн ему нравился гораздо больше. Так что Гарольд только больше уверился в своих планах. Вопрос в том, примут ли аристократы его планы.
  
   - А ты где пропадал все эти годы?
  
   - В другом мире. Для меня вообще полгода прошло только. Для Сириуса - два. Мы так сказочно попали, что я не берусь судить насколько нам повезло.
  
   Анимаг подгавкнул своему крестнику, не решаясь громко соглашаться. Такого Рональда Уизли он точно не хотел злить. Между тем Рон, Луна и Невилл вытаращили на них глаза. Но поняв по совершено серьёзному взгляду, что Гарри не шутит, старые друзья не решились продолжать.
  
   - Я собственно хотел вам предложить присоединиться ко мне. Не думаю, что после всего пережитого вы сможете вернуться обратно в Англию. Естественно, что забывать такое я точно не собираюсь. Но давайте рассуждать здраво.
  
   Гарри подсёк рыбу и вытащил её из воды. Ведро для улова пополнилось ещё одной штукой.
  
   - Думаю не секрет, что мы в дерьме. Я так полагаю, что гоблины щедро запустили руку в наши деньги.
  
   Подтверждающий кивок от всей троицы только укрепил уверенность Гарри.
  
   - Так вот, объективно, у нас нет ни финансов, ни сил, чтобы отвоевать своё прежнее место. Животики надорвём. Так что лучшим вариантом будет начать всё с начала в новом мире. А уж максимально сделать бяку для Дамблдора мы всегда сможем. В конечном счёте нам никто не мешает вернуться позже и устроить в Англии ряд террористических актов. А в целом у меня есть очень сильная идея, как испортить жизнь Ордену Феникса.
  
   Все трое аж подались вперёд. Но Гарри им быстро сказал, что это всё часть его предложения, от которого аристократам будет сложно отказаться. Друзья сказали, что после общего ужина Гарри сможет сделать своё предложение им всем. На том и порешили.
  
   Тут появилось новое действующее лицо, которое Гарри уж совсем не ожидал увидеть. Уверенной походкой на пристань вышел его кузен Дадли. Немая сцена повторилась. Единственное, что Дадли был бы больше похож на самого себя, если не считать отсутствие левого глаза и пиратскую повязку через голову. Дадли просто молча обнял кузена, пустив скупую мужскую слезу.
  
   - Нашёлся, кузен. О, боже, я поверить не могу, что ты живой. После всего, что произошло.
  
   - Дадли, ты как попал сюда?
  
   Дадли скривился, как будто съел лимон. Потом его губы растянулись в зверском оскале, после чего он выдал такое, что совсем не вязалось с тем, что Гарри знал о Дурслях.
  
   - Надо сказать спасибо моему папаше и дорогой тётушке Мардж. Оба оказывается дети сквиба рода Розье. А как ты меня тогда после своего семнадцатилетия простил, то у меня выбросы начались. Еле ноги из Англии сюда унёс. Повезло, что старик Гринграсс невыразимцем работал в тот год. Он то меня и спас от егерей Волдеморта и ищеек Дамблдора.
  
   Дадли тяжело вздохнул, а потом разразился матерной тирадой про Альбуса мать его семь раз Дамблдора. Оказывается на Дадли был ограничитель, ещё его и выбросом стихийным приложило, когда он будучи маленьким обидел Гарри. Так сейчас вместо серьёзного боевого мага имеется лишь слабенький маг, но с большим запасом жизненных сил.
  
   - Ты меня, братан, простил от души и видимо тоже тогда выброс магии был, потому как с меня ограничитель сорвало, и я вдруг стал обретать силы. Чуть с катушек не съехал, но в очередной раз спасибо старику Гринграссу, не дал пропасть древней крови.
  
   Да уж, до самого вечера их компания беседовала на пирсе, попутно занимаясь рыбалкой, правда в преддверии ужина Невилл поковылял к поместью раньше всех, опираясь на свою тросточку. Гарольд и Сириус провожали его взглядами, полными боли. Уже в самой дали к Лонгботтому подошла какая-то блондинка и взяв его под руку, повела к дому.
  
   - А вон и Ханна снова взяла своего мужа в оборот.
  
   - Ханна Аббот?
  
   Рон грустно улыбнулся.
  
   - Она самая. Если бы не она, то Невилл бы уже трижды вскрылся бы. А так вытянула парня из пропасти. Я не знаю, чтобы я сам делал, если бы не Луна.
  
   Рон сложил свою удочку и притянул к себе здоровой рукой Луну. Девушка ответила ему поцелуем. Гарри было это непривычно видеть. Сам практически на курорте оказался, пока они тут выживали.
  
   - Так ребята, мне нужно бежать, пока есть время до ужина. Милли меня за уловом послала, а я тут с вами беседую который час.
  
   Подхватив вёдра, Дадли поспешно аппарировал в сторону поместья.
  
   - Покатили уже на ужин. Пока доберёмся, всё съедят без нас.
  
   Вот так дружной компанией они направились в сторону жилища. Рон сам продолжал катить свою коляску, хотя Луна держалась сзади за поручни. Гарри совсем был выбит из колеи. Сириус впрочем тоже, так и оставаясь в собачьем облике.
  
   - А Милли -- это?
  
   - Это Миллисента Буллстроуд -- жена Дадли Розье. Они сошлись два года назад на почве депрессии по убитым родителям, а в прошлом году свадьбу сыграли. Невилл и Ханна тогда тоже поженились. Весь прошлый год был богат на свадьбы. Тем и держимся.
  
   Рональд со всей дури бухнул себя кулаком по груди.
  
   - Пока есть дух, никто не сломит нас. А покуда мы дерёмся за своё будущее, так значит ещё живы.
  
   Наконец-то они добрались до поместья. Агрессия ушла в сторону и уступила место грусти и печали. Аристократы посматривали на Гарри со странным ожиданием во взгляде. Сириус удостаивался более раздражённых взглядов. Но ужин прошёл спокойно, а потом все они прошли в обширный зал с громадным камином и расселись в кресла ожидая рассказа от двоих новичков.
  
   Гарри пришлось сразу доставать свой омут памяти и безостановочно сбрасывать в него воспоминания. Самые старшие волшебники среди выживших погрузились в омут. Их оказалось очень мало: Матиас Гринграсс, Люциус и Нарцисса Малфой, Торкель Даркеварр и Фелиция Монтегю. Больше никого из взрослых аристократов не осталось.
  
   Гарри оглядывал зал и не верил, что это все, кто выжил. Драко сидел вместе с Асторией, которая качала на руках их маленького сына Скорпиуса. Старшая сестра Астории Дафна сидела рядом со своим мужем Теодором Ноттом. Вон Дадли и Милли, а за ними Невилл и Ханна. А вон там сидят представленные на ужине Роланд Лестрейндж со своей маленькой сводной сестрой Дельфиной Гонт. Лазарий Монтегю и Оливер Вуд тихо обсуждают квиддич. Рядом их жёны Ариадна Ли и Сьюзен Боунз. Многие рода прервались, а остальные оставили по одному потомку.
  
   Чем больше Гарольд смотрел на выживших, тем больше в нём зарождалась бешеная лютая ярость. Он бы сорвался прямо сейчас в Англию, чтобы разнести всё там на части, но сдержал свой порыв. Тот отчаянный Гарри остался в прошлом, уступив место Гарольду Певереллу, который при всей своей храбрости и дерзости действует куда как более осмотрительно.
  
   Гарри повернулся к пламени камина. Старшее поколение вынырнуло из омута памяти мягко говоря в прифигевшем состоянии. Они переводили взгляд с Сириуса на Гарри и обратно и не могли решить, что говорить по этому случаю. Гарри спокойно трансфигурировал из ничего столик и стаканы, после чего принялся доставать из кармана вискарь. Пока в омут нырнула очередная группа выживших аристократов, Гарри снова занялся медитацией, смотря в пламя камина.
  
   Если бы кто-то в этот момент мог видеть его глаза, то ужаснулся бы тому зелёном огню, что пылал в них. Холодный взгляд, обжигающий арктическим холодом Скарима скрывал лютую ярость и стальную решимость. Гарри уже составил план, каков будет его первый шаг.
  
   Dovahkiin, Dovahkiin, naal ok zin los vahriin,
   Wah dein vokul mahfaeraak ahst vaal!
   Ahrk fin norok paal graan fod nust hon zindro zaan
   Dovahkiin, fah hin kogaan mu draal!
  
   Гарри не понял, что слова пророчества он начал напевать вслух. Остановился только когда услышал деликатное покашливание за своей спиной. Оказывается все просмотрели его воспоминания и теперь ждут его слова.
  
   - И что это было... тан Певерелл?
  
   Гарри махнул рукой словно отгоняя назойливую муху.
  
   - В очередное пророчество вляпался при побеге в другой мир через Арку Смерти.
  
   В гробовой тишине раздался тихий голос Драко, который услышали все собравшиеся.
  
   - И почему я не удивлён? Хорошо что не в десять пророчеств сразу. Нам прошлого хватило за глаза. До сих пор аукается.
  
   Гарольд "оптимизма" Драко не оценил совсем.
  
   - Спасибо, мне Альбуса за глаза хватило. Боюсь представить, сколько таких хитро... мудрых в Нирне водиться. Кстати, кто-нибудь умеет проводить ритуал определения крови?
  
   Матиас Гринграсс скромно откашлялся, привлекая всеобщее внимание.
  
   - Молодой человек, а зачем вам это нужно?
  
   - Да вот, размышляю над тем, с кем мои предки согрешили, что меня пророки драконорождённым назначили?
  
   Аристократы захлопали глазами не понимая смысла фразы.
  
   - Пророчество я вам тут напевал на архаичном атморисе. Довакин -- он же драконорожденный -- шезаррин -- воплощение бога Шора, который должен появиться, чтобы предотвратить конец света в Нирне. Самое паскудное, что Алдуин сам выберет его и отметит как равного себе.
  
   Никогда на памяти Гарри столько людей при нём себя по лицу ладонью не шлёпало.
  
   - Гриффиндор -- это не только диагноз, но и судьба! Ну тебя нафиг, чтобы не случилось, я иду с тобой. А то я тебя знаю и из другого мира нас достанешь. Так уж и быть, я согласен стать твоим хускарлом. Примите мою клятву верности, мой тан.
  
   Драко своим поступком удивил всех. Гарри в первую очередь выпал в осадок. Он-то думал, что первым Рон проявит желание. А нет, хрен там! Рыжий колебался, но пример Драко воодушевил его.
  
   - Не знаю, мой друг, чем я там тебе смогу помочь, когда прикован к инвалидной коляске, но я с тобой. Всё лучше, чем здесь медленно загнивать. Думаю ты это с самого начала нам хотел предложить.
  
   После того, как к Гарри присоединились Драко и Рональд, остальные недолго колебались, согласившись переселиться в Нирн. Но прежде чем продолжить разговор, старик Матиас сгонял за всем необходимым для ритуала определения крови и провёл простенькую процедуру. На глаза у аристократов в чаше остался свернутый свиток пергамента, перевязанный гербовой лентой Певереллов.
  
   - Разрази меня гром! Впервые такое вижу. Только древние маги...
  
   Растерянный Матиас Гринграсс протянул пергамент Гарольду Певереллу. Тот раскрыл его с некоторой опаской, боясь даже представить, что он там может прочитать. Пергамент гласил, что зовут его Гарольд Ситисет Довакин. А род и клан были обозначены как Довакир-Певерелл. Кроме того, далее следовал список родов, которые Гарри способен воскресить из небытия. В связи с этим пунктом ему разрешалось проводить ритуал принятия в род приёмных детей.
  
   Ещё ниже в пергаменте обозначался список родов, которые только что принесли ему присягу и стали младшими родами в клане Певерелл. А главное у него теперь отыскался близкий родственник. Дельфина Гонт, как единственная дочь его поверженного врага-соулмейта теперь становилась его сестрой, причём в большей степени, чем Роланду.
  
   Теперь его идея прихватить желающих на переселение в Нирн не казалась ему такой уж прекрасной. Без лишних слов Гарольд достал бутылку вискаря и мгновенно на глаза у всех усосал всё содержимое.
  
   - Шоровы кости! И не забирает даже синька! Круче меня только горы! Значит так, дорогие родственники, прежде чем мы выдвинемся, я хочу вас спросить, готовы ли вы пожертвовать своими менорами, чтобы отравить жизнь Ордену Феникса?
  
   ***
  
   Уже полмесяца от Гарольда не было ни слуху ни духу, а ярл прямо запретил Ралофу вмешиваться в дипломатическую миссию его тана. Да и сам Гарри прислал Белому Волку письмо о том, что занят помощью двемерам с целью установления дипломатического союза между Вайтраном и Вал Лирея.
  
   Неожиданный громкий хлопок на улице отвлёк блондина от грустных размышлений. Он уже успел сгонять к сестре и расплатиться за обе партии стройматериалов и присланную ранее Гердур, и ту, что они забрали. Так что сейчас вся дружина тана сидела за столом и обедала. Тут же сидели Изольда, Люси и Дженасса.
  
   Люси первой поняла, что что-то случилось. Девочка вскочила из-за стола и понеслась на улицу вызвав раздражённое шипение у своей телохранительницы. Данмерка последовала на подопечной. А громкий крик Люси был слышен даже здесь.
  
   - Папа, ты вернулся!
  
   Дружина мигом вылетела из дома, обнаруживая своего тана в лирической сцене обнимашек с дочкой. Рядом с таном стояло четверо незнакомцев. Один был болезненно худ и выглядел так, что стоило его пожалеть. Доходягу под руку поддерживала молодая блондинка с печальным взглядом. Также присутствовал здесь и молодой мужчина с волнистыми волосами, держащий на руках девочку лет семи-восьми.
  
   - Конечно я вернулся, Люси. И не просто вернулся, а с победой. Так что твой папка необычайно крут, заключил союз аж с самими двемерами.
  
   Тут Гарольд наконец-то повернулся к своим хускарлам.
  
   - Ралоф, надеюсь вы тут без меня не скучали? А я тут вот родню отыскал. Изольда подготовь для них комнаты.
  
   Дружина единогласно поприветствовала своего самого крутого, дерзкого и успешного тана.
  
   ========== 16. ==========
  
   Гарольд Певерелл в очередной раз оказался поздно ночью дома. Банально отчитывался перед ярлом. Балгруф и Хронгар во всех подробностях попросили его рассказать о том, что происходит у двемеров.
  
   Пришлось Гарри долго и упорно доказывать пользу существующего положения вещей. Ведь по факту получается, что двемеры ведут непрырывную и вполне успешную войну с порождениями обливиона. Двеморы до сих пор не уничтожили Рорикстед только стараниями двемеров, которые периодически посылают отряды своих скаутов и анимункулей уничтожать врагов.
  
   После этого рассказа последовали разговоры о деловом предложении двемеров. Подземный народ мог бы снабжать армию Вайтрана своей бронёй, которая куда как удобней стандартной стальной. В обмен двемеры хотят поставок продовольствия. Всё же подземная жизнь не способствует разнообразию рациона.
  
   Ярл и его брат подумали над этим предложением и согласились. Не каждый день тебе выпадает возможность поторговать с двемерами. Тем паче, что всегда можно найти то, чем можно торговать, главное начать. Балгруф и Хронгар не сомневались, что Гарри примет в этом самое живое участие.
  
   А Гарри обдумывал свои планы. Вернулся он в Нирн с целым караваном. Вот только никому, кроме двемеров знать про это не обязательно. Требовалось время на то, чтобы развернуться во всю ширь. Так что по возвращении на ферму Гарри приказал Изольде затопить баню и в ожидании помывки расположился у себя в комнате за столом.
  
   Ралоф и дружина приняли к себе на баланс Роланда. Теперь было кому прикрыть отряд магией в рейдах. Слово тана закон и молодой хускарл-маг принялся постигать военную науку. Тем более, что за прошедшее время Ралоф смог поставить своему тану ещё одного каджита на службу. Маджахар шёл в Скайрим из самого Эльсвейра, точнее дошёл он до Хамерфелла, а оттуда приплыл в Данстар. Каджитский караван попал в засаду разбойников по дороге в Виндхельм, где планировал встретиться с Мадраном.
  
   Не фортануло кошаку. Весь его караван был разграблен и уничтожен. В пылу схватки раненого каджита попросту не заметили. А кошак видел, как разбойники убивают его сородичей и ничего не мог сделать, ибо его придавила перевёрнутая телега. И вот дружина Ралофа, возвращающаяся из Данстара после доставки стройматериалов из Ривервуда, наткнулась на ошалевших от грабежа разбойников.
  
   Разбойники были перебиты, каджиты достойно похоронены на погребальном костре, а выживший караванщик подрядился служить тану Гарольду, чьи люди спасли его, невзирая на расу. Маджахар оказался опытным караванщиком. Купец, сохранивший благодаря дружине свои деньги, начал организацию каравана для нужд тана Певерелла. Маджахар в этом плане оказался очень перспективным приобретением.
  
   С другой стороны это позволит освободить дружину только для военных операций. Что не может не радовать, ведь предстоит укреплять костяк его маленькой армии. Гарри не собирался останавливаться на одном холде. Но чтобы поставить на ноги хотя бы одно владение, требуются связи в соседних.
  
   Рон и Луна пока приводят себя в порядок у двемеров. Их час настанет, и они отправятся подмять под себя Фолкрит. Это владение не имеет ни сил, ни средств, чтобы вырваться из охватившего его кризиса. И Сиддгейра, который, к слову, прислал ему письмо с просьбой о встрече, Гарри натурально не понимал. Твоё владение стоит на перекрёстке дорог, а ты фигнёй страдаешь. Ох чуйка воет, что-то тут нечисто.
  
   Невилл и Ханна теперь возьмут на себя часть хозяйства на ферме Тёплых Ветров. Невилл, только увидав первую построенную маленькую теплицу, сразу ожил. Ханна же будет заниматься делами постоялого двора около Западной Дозорной Башни. Этид и Вьёра со временем перейдут под руководство Ханны.
  
   Остальные же пока были посланы в Лабиринтиан, приводить его в жилое состояние. Огромный замковый комплекс в ущелье Бромьунар поражал воображение своим размахом. Именно здесь пока что они найдут приют, подготавливаясь к своему официальному появлению.
  
   Единственной проблемой стало племя троллей, что жило в развалинах, но магия и кулак по печени творят чудеса. Ледяные тролли были согнаны в один из дворов с высокими отвесными стенами и посажены таким образом в своеобразный вольер. В другом подобном вольере было поселено стадо горных коз, которых привели в замок под империусом. Зачарованный камень древненордских руин с трудом, но поддавался изменению. Целую неделю маги пахали как проклятые, пока не построили себе внутри крепости нормальные дома. Пришлось изрядно повозиться, но результат того стоил.
  
   Все книги из своих меноров маги оказались вынуждены пустить в общак. Оно было и не удивительно. Аристократы хотели сохранить свою кровь и знания, да ещё и приумножить. Лабиринтиан оживал на глазах: рухнувшие постройки и башенки вновь вздымались в небо, северный вход в Лабиринтиан теперь перекрывали могучие дубовые ворота. Южные же арки теперь закрывала пятиметровая стена из трансфигурированного камня. Мера временная, но пока сойдёт.
  
   Единственное, что вызвало вопросы, так это сильный источник магии под руинами. Но со временем дойдут руки и до подземелий. Пока что их перекрыли дополнительным слоем магических барьеров. Тут главное освоиться, а дальше дела пойдут куда как лучше. Лабиринтиан стоит на более короткой северной дороге между Солитьюдом и Вайтраном. Торговля ещё послужит средством обогащения для Лабиринтиана.
  
   А пока что маги из иного мира привыкают колдовать без палочек и осваивают в полной мере своё наследие. До недавнего времени все просто не задавались вопросом, а на кой даэдрический болт все эти знания пылятся в библиотеках меноров? Нужда заставила пироги печь, да поздно стало. Пришлось здесь по кирпичику восстанавливать блоки знаний.
  
   В ближайшее время Гарольд запланировал своих людей отправить во все города Скайрима. Бюджет может уйти в минус, но тут всё зависит от общего заработка. Маги в Лабиринтиане точно сидеть без дела не станут. По крайней мере дешёвой рабсилой обеспечить себя и Гарри они могут. Пойманных разбойников можно использовать куда как эффективней, когда Министерство Магии у тебя над душой не висит дамокловым мечом. Крупные шайки разбойников и даже пиратов не считали зазорным ходить через Лабиринтиан, чтобы устраивать налёты на провинцию Вайтран.
  
   Так что все выжившие после столкновения с магами разбойники, пираты и прочие негодяи поступят на "конвеер", где их быстро отсеют. Рядовых разбойников ждут суд и тюремное заключение: будут в шахтах руду копать. Всяких же конченных ублюдков ждёт лаборатория. Да-да, Гарри не собирался давать таким второй шанс. Убитые же разбойники пойдут на ингредиенты. Даже такая падаль должна приносить пользу.
  
   Почему Гарри решил действовать столь жёстко? Всё очень просто, ему провинцию подымать надо, а всякая шваль спит и видит, как разорить холд. И как прикажете быть, когда эти ублюдки не только грабят простых разумных, но ещё и великанов подбивают на агрессию? Тем более, что на ловца и зверь бежит.
  
   Ралоф вместе с дружиной уничтожили одну банду в предместьях Вайтрана, которые занимались не только продажей скумы, но и сумели прихватить за жопу одного из каджитских караванщиков. Акири был одним из младших компаньонов Мадрана и как раз промышлял по маршруту Данстар-Виндхельм-Рифтен. Если эти доказательства представить Мадрану в добрососедском ключе, мол так вот и так: вот что в кармане у одного из бандитов нашлось. А там дать Мадрану понять, что это внутреннее дело каджитов и пусть сами разбираются. А уж подать Мадрану идею о том, что в качестве благодарности можно помочь старому другу найти покупателей на редкий товар, Гарри всегда сумеет.
  
   А что касается разбойников, то в принципе осталось лишь три самых крупных логова. Одно даже находится в прямой видимости от Вайтрана, но никак не удаётся обнаружить дорогу ведущую на этот скальный уступ. Между тем оттуда открывается отличное зрелище на весь тракт, вплоть до самой фермы Тёплых Ветров -- бардак и непорядок.
  
   Тут ещё в довесок на Гарри свалились проблемы иного рода, но связанные с дружиной. Они отбили у юстициаров Талмора десяток почитателей Талоса. Наглые альтмеры тайно переправляли их в Маркарт, где бросали на рудники. Читая документы и бумаги перехваченного юстициара, Гарри поражался их содержанию. Талмор действовал нагло, дерзко и цинично. Ну да они за это поплатились. Сердечные и бедренные жилы у альтмеров были самого лучшего качества.
  
   Хотя всё это фигня по сравнению с тем, что Гарри смог обнаружить неиссякаемый источник фалмерских ушей. Честно говоря преподнесли ему аристократы сюрприз очень неожиданно. Значит говорите платиновые блондины? Ага, щаз! Неосквернённые фалмеры отыскались среди почтенных семейств магической Британии. Во всяком случае Малфоям так капитально не повезло. Впрочем узнав цену за собственные уши, Люциус сам заказал Гарри напиток живой смерти, зелье регенерации и костерост.
  
   А выяснились волшебные свойства ушей неосквернённых фалмеров очень просто: Драко умудрился потерять одно ухо во время строительства, а Гарри проверил его свойства на ниве зельеварения. Результат оказался выше всяких похвал. Конечно не корень жарницы, но тоже очень неплохо. Семейный талант и знания Снейпа помогли обнаружить свойства этих самых ушей неосквернённого фалмера. В сочетании с сердечной и бедренной жилой альтмера получался напиток дреморы, превращающий простого смертного в безумную машину войны. Причём даже проявлялись черты именно названных обитателей обливиона, за что напиток и получил своё название.
  
   Из других свойств удалось получить очень сильный яд, который был сравним по силе с половиной эффекта от жарницы. Хорошо хоть это свойство проявлялось лишь при использовании очень редких ингредиентов -- ядовитого цветка подземной рафлезии (мало идиотов готовы добывать его в фалмерских пещерах) и эктоплазмы, которую очень редко можно было собрать с призрачных существ.
  
   Два других свойства были усиленной версией уже изученных свойств обычного уха фалмера. Только ухо неосквернённого фалмера давало куда как больший выход полезного действия. Эффект сопротивления ядам получался сравним с природной способностью редгардов, а вместо зелья усиления навыка взлома, получалось зелье архитектора. Выпил такого зелья и хоть великие монумент строй: подгонишь камни так плотно друг к другу, что иголку не просунешь. А главное, зелье архитектора можно сварить из дешёвых ингредиентов. Требуются только яйцо соснового дрозда и пучок пепельной травы.
  
   И всё это Гарри умудрился узнать за неделю, пока помогал своим новым хускарлам в строительных работах. Но усилия стоили того, когда Гарри воспользовался случаем (Фаренгар попросил кое-что передать) и заглянул в лавку Аркадии, то выбил хозяйку из равновесия. Бодрая имперка только испытала действия зелий на себе, как с радостью купила половину уха неосквернённого фалмера за всю имеющуюся у неё наличность. А это на секундочку было сотня септимов, триста семьдесят реманов и почти полкило алисков.
  
   Сторговались по цене за одно ухо в двести десять септимов. Молодую корову можно спокойно купить за эти бабки. Именно это и стало поводом для Люциуса не гневаться на Гарри за самовольное использование ингредиентов, а заказать зелья для ускорения процесса "сборки урожая". Ну ещё бы, десять ушей и ты можешь позволить себе домик в деревне или квартиру снять на год в Солитьюде. Ради такого заработка можно и без ушей походить раз в неделю. А через месяц ты уже глядишь и владелец собственной фермы, а то и целой лесопилки.
  
   И ведь каковы умельцы, даэдра побери этих Малфоев! Составили свой стандартный брачный договор таким образом, что жена вступает в род мужа. Ах ты разъебить твою маковку, хитрованы! Так что и Нарцисса, и Астория тоже сменили расу под действием договора. А учитывая, что Гарри сам разболтал Люциусу о мощных зельях зачатия со стопроцентным результатом, которых не было в их родном мире...
  
   Ну к слову сказать, в Нирне тоже кое-чего не было. Например тот же самый костерост, напиток живой смерти и амортенция здесь не были известны от слова совсем. И на этом можно было неплохо нажиться. Да та же Аркадия за амортенцию наверное душу готова продать. Об этом Гарри узнал, когда разговорился с женщиной после сделки. Оказывается морозная соль мелкого помола должна была послужить Аркадии в очередном эксперименте. Имперка ещё и хотела испытать удачный образец на Фаренгаре. Эк бабу припёрло на придворного мага.
  
   Так вот размышляя над тем, подарить Аркадии на какой-нибудь праздник флакончик амортенции или не стоит, Гарри сидел у себя в ожидании бани и расслаблялся за кружечкой медовухи. Вдруг все мысли о бане разом покинули его бестолковку, и он внезапно задумался, а откуда берётся в Скайриме столько мёда?
  
   Вопрос конечно по ситуации, то бишь несколько глупый, но это как посмотреть. Ведь про медовые фермы тут известно. Во всяком случае про поместье Златоцвет Гарри точно знал из отчёта Ралофа по всем влиятельным кланам Скайрима. Так что Гарри тут же призвал патронуса и с удивлением сел мимо стула. Его патронус изменился на маленького дракона. Вот тебе и стал довакином на свою голову. Маленькая копия того дракона, что напал на Хелген, принялась летать вокруг него и пытаться привести хозяина в чувство.
  
   - Ралоф, срочно зайди ко мне в комнату. Ах да, не пугайся моего посланца.
  
   Ралоф посланца не оценил. Двойной матерный вопль из его комнаты разошёлся по всему поместью. Вторым голосом в этом оркестре стала Лидия, которая как оказалось знает очень много слов.
  
   - Звал, тан? Ему ещё и весело!
  
   Гарри не смог сдержать улыбки, глядя на всклоченных Ралофа и Лидию, что прибежали сюда по зову своего тана. Тонкий нюх зельевара подсказал, что парочка решила уединиться, когда патронус испортил их вечер.
  
   - Ну извините, ой хи-хи... Не хотел вас отвлекать от... важного дела.
  
   Ралоф и Лидия юмора не оценили. Так что Гарри без всяких подсказок выставил им бутылочку вискаря в качестве компенсации.
  
   - Тан, в следующий раз хоть предупреждай о своих магических штучках. Мы чуть не обосрались от неожиданности. А я чуть Ралофа в плен не взяла. Это было бы слабым утешением знать, что сам тан побежал будить Аркадию среди ночи, чтобы купить зелье от судорог.
  
   Лидия конечно постаралась скромно описать ситуацию, но у Гарри было очень богатое воображение. От его перекошенного лица в комнате поднялся смех. Что поделать, если Гарри действительно смешную гримасу скорчил на лице.
  
   - Ладно, Гарри, чего ты от нас хотел?
  
   Вопрос Ралофа вернул Гарольда из объятий юмора.
  
   - Да вот мне интересно стало, кто в Вайтране у нас пасечник? Должен же кто-то этим заниматься.
  
   - Тьфу блин, и ради этого надо было нас отвлекать? У Изольды спроси. Я только знаю, что Свен свой мёд поставляет на медоварню Хоннинга. Его семья уже несколько поколений занимается своей пасекой за домом.
  
   Лидия почесав в голове рассказала, что никто из фермеров около города мёдом не занимается, а сам Хоннинг тоже держит свою пасеку за медоварней.
  
   - Ладно, мы пошли, продолжать свои дела.
  
   - Ага.
  
   А что ещё Гарольду оставалось сказать в ответ. Сам дурак, не сообразил, что Ралоф и Лидия больше по военным вопросам горазды. Ну ничего, сейчас он поговорит с Изольдой по душам.
  
   - Господин, баня готова.
  
   Изольда заглянула в комнату, застыв на пороге в ожидании приказов.
  
   - Отлично. Уже иду. Составишь мне компанию, лисичка?
  
   Гарри поднялся со стула и подошёл к девушке, смотря ей прямо в глаза. Теперь он понял, что его в ней привлекло. Она очень походила на Джинни Уизли, с тем лишь отличием, что фигурка у Изольды была более точёной, рост выше, а рыжие волосы имели склонность к каштановому оттенку.
  
   В этот раз Гарольд был с Изольдой не настолько страстным. Они занялись любовью спокойно, без лишних похотливых звуков. Да там и не до звуков было, они почти всё время секса безудержно целовались, сосредоточенно добираясь до намеченной цели. Потом второй раз ополоснулись и разошлись по своим комнатам, довольные произошедшим.
  
   Попутно Гарри выяснил, что производством мёда в Скайриме заняты почти все фермеры. Во всяком случае каждый уважающий себя клан держит один-два улья, чтобы варить собственную медовуху и нордский мёд. Однако крупных производителей мёда можно по пальцам пересчитать. Помимо поместья "Златоцвет", пасеки Свена и фермы Медовая в Карвастене больше крупных производителей в Скайриме нет.
  
   Определённо это всё стоит отдельного осмысления в будущем. Пока же стоит вплотную заняться разведением алхимических ингредиентов и домучить наконец этот проект с сыроварней. С этими мыслями Гарри и направился спать.
  
   Утро следующего дня стало для бригады каджитов поворотным. Гарольд лично взялся за помощь строителям. Пока Невилл вовсю занимается посадкой саженцов в первой теплице, Ханна сооружает вторую вместе с Юласом и Эклюз. Пара старых друзей успешно обжилась в домике алхимика. Короче работа на ферме закипела.
  
   Буквально три дня понадобилось магу, чтобы помочь Каджитам достроить сыроварню. Грок остался доволен помещением, так как три из четырёх стен были каменными, как и свод потолка над ними. Последнее пришлось делать при помощи трансфигурации. Каджиты так долго возились потому, что вопреки обычному строительству пришлось снять весь слой земли до каменного основания, то бишь на целый метр в землю уйти, чтобы начать сооружение постройки. Учитывая мёрзлый грунт и площадь котлована неудивительно, что каджиты потратили на это месяц. Как бы там ни было. Но теперь ничто не мешает Гроку разводить внутри огонь для поддержания нужной температуры в процессе ферментации мамонтового сыра.
  
   С окончанием постройки сыроварни бригаду строителей Гарри и Ханна перебросили на Западную Дозорную Башню. Теперь работа закипела там. Стражники особо не обращали внимания на каджитов, так что недоразумений удалось избежать. Особенно помог в этом бочонок пива, который незаметно появился под столом у стражей, когда Гарри отправился поговорить с лейтенантом патруля. По иронии судьбы это был тот самый лейтенант, с которым Гарри общался перед первым визитом в город.
  
   - Вижу, тан вы и лёгкие напитки варить научились.
  
   - Да я просто кладезь талантов.
  
   Гарри от души поржал с этой ситуации. Осталось только научиться накладывать чары заточки. И можно будет вешать на грудь медаль -- лучший друг стражи.
  
   Наметив площадь здания Гарри и Ханна быстро с помощью магии создали подвал, который теперь послужит фундаментом. Стройматериалы Гарри начал перемещать малыми партиями, так что скоро новая таверна будет возведена.
  
   Да и внешние стены не останутся без внимания. Но в данный момент важно поставить саму таверну. А потом уже продолжить кольцо стен, чтобы внутри осталось ещё место под дополнительные постройки.
  
   После недели строительных работ Гарри чувствовал себя довольным. Проекты начинали оправдывать свои риски. А главное, его старый друг наконец-то получил занятие по душе и смог вырваться из депрессии и меланхолии.
  
   Теперь оставалось покончить с крупными бандами разбойников, чтобы окончательно обезопасить холд от бандитов. Всякая мелочь уже спешила покинуть владение, прослышав о грозной репутации тана Певерелла и его дружины. Крупняки пока держались и именно их следовало гнать отсюда поганой метлой. Гарри наконец-то нашёл для этого время.
  
   Первой целью был выбран лагерь браконьеров, которые обосновались в предместьях Белогорья. Стоило в целом заметить, что этот хребет служил домом для многих банд, но в последнее время они почили в бозе усилиями Ралофа.
  
   Лагерь браконьеров представлял собой натуральную деревянную крепость. Похоже, бандиты тут обосновались очень прочно. Гарри скрылся под невидимостью в центре лагеря в деревянной постройке, служившей преступникам бойней. Здесь как раз разделали и замариновали в бочки целого мамонта. Позиция была удобна для наблюдения и координирования атаки.
  
   Увиденное с каждым мигом всё больше не нравилось Гарри. В лагере всё было слишком хорошо. Кто-то покрывал это место, обеспечивая приток материалов. Обычная банда не стала бы обустраивать всё с такой тщательностью. Это вызывало беспокойство.
  
   По команде Гарри вся дружина спустила тетивы луков. Острые стрелы мигом уничтожили всю охрану, не оставив никому ни шанса на выживание. Роланд отлично отработал связывающим по персоналу. Молодой Лестрейндж был вместе с Гарри внутри территории, спрятавшись за ящиками в углу лагеря.
  
   Итого было пять часовых убитых и три браконьера взяты в плен. Чары заглушения не дали им поднять тревогу. Так что из подземной части лагеря никто не выбрался на поверхность проверить, что за шум. Однако это могло в любой момент измениться.
  
   Гарри, Ралоф, Лидия, Синмир и Роланд направились внутрь. Подземелье встретило их типичной обстановкой шахты. Прямо по ходу движения встречался инструмент для работ и ящики, забитые рудой. Ещё ниже на повороте они наткнулись на часового. Тот не ждал их нападения, поэтому спокойно сидел за столиком и напивался дешевым вином.
  
   - Маленькая лживая сучка. Ни алиска от меня не получит. Малец-то ведь не от меня, чей угодно быть может...
  
   Закончить тираду пьяному охраннику не дали. Ралоф подобрался очень близко и выпустил ублюдку стрелу в шею. Роланд одновременно кинул дальше по проходу заглушающие чары. Стрела перебила бандиту позвоночник, так что он рухнул как пьяный на стенку и медленно по ней сполз.
  
   Дальше прямо от стенок туннеля отходили короткие штреки, где к ужасу всего отряда спали прямо на рабочих местах рабы, сбившись в кучу. Вот это уже было куда серьёзней. Рабство во всём Скайриме считалось очень тяжёлым преступлением. За это убивали не глядя на все прежние заслуги и звания. Исключение составляли преступники, работающие на шахтах, трудом искупая свои преступления, но здесь были измождённые узники. Мужчины. Женщины, старики и дети были прикованы к потолку на длинные цепи.
  
   Всё время накладывая сонные чары на узников, отряд продвинулся в подземный зал, где и расположились основные силы контрабандистов. Небольшая комнатушка главаря отделялась занавесью из шкур. Спуск в пещеру проходил прямо по крыше сарая, который эта шайка поставила прямо под туннелем. В другом углу была плавильня и кузня, в третьем -- склад готовой продукции, в четвёртом кухня. В противоположном конце зала был виден ещё один туннель, ведущий неизвестно куда.
  
   - Растяпы! Идиоты! Кретины! Убирайте давайте. Я за вас должен убирать всё это? Ну что за недоноски меня окружают. Целых три бочки масла для ламп разлить умудрились. Посмотрите на себя! Стадо тупых щетиноспинов, и то умнее вас будет.
  
   Главарь браконьеров в дорогих доспехах распекал своих подчинённых, которые по всей видимости сейчас занимались уборкой. Почти вся площадка со станками в центре комнаты была залита маслом. И как на счастье под потолком на верёвках висело три светильника.
  
   - Ладно, я пошёл спать. Чтобы к тому моменту, как я проснусь, всё масло было собрано.
  
   Гарри тут же объяснил остальным свой план. Он под невидимостью прокрался мимо разбойников и занял противоположный туннель, убедившись, что тот пуст. Просто на всякий случай решил подстраховать, чтобы никто не сбежал. По его сигналу светильники были сбиты, а Гарри ещё и инсендио кинул для проформы. Полыхнуло знатно. Полуголые браконьеры зажарились в собственном соку. Выскочивший из своей комнаты главарь шайки был подвергнут круциатусу и отправлен на подумать о смысле жизни с помощью инкарцеро.
  
   Затхлый воздух после сгоревших разбойников быстро очистили заклинаниями. Да стали думать, что делать. Ситуация была очень необычной. С другой то стороны это место -- готовая железорудная шахта. Здесь даже корундовые жилы имелись. Прелесть. Срочно выпрашивать у ярла отряд стражи.
  
   - Ралоф, как ты думаешь, мой друг, Балгруф и Хронгар согласятся войти в долю?
  
   - Я удивлюсь, если они этого не сделают.
  
   - Ладно. Народ, пошли рабов освобождать. Предложим им здесь работать на нормальных условиях.
  
   ========== 17. ==========
  
   После освобождения рабов и допроса пленных Гарольду стало ясно, что ситуация действительно требует решения вопроса на самом высшем уровне. Бандит брыкался и сопротивлялся изо всех сил, но то, что узнал тан владения Вайтран, было как снег на голову.
  
   Он думал, что победа не за горами, но оказывается война с преступностью в холде только началась. Главарь браконьеров и чёрных копателей, оказывается, работал на бандитский синдикат Серебряная Рука. Сам главарь точно не знал, но подозревал, что эта организация работает на клан Серебряная Кровь. И вот это всё меняло.
  
   Из памяти атамана удалось узнать, что помимо этой точки в холде есть ещё несколько мест, которые контролирует группировка Серебряная Рука. И здесь только остаётся гадать какие именно, ибо кроме общих соображений о расположении опорных баз Серебряной Руки к северу от Вайтрана во владении Белый Берег главарь шайки браконьеров больше ничего не знал.
  
   Зато удалось узнать расположение тайного хода, через который можно было без опаски проникнуть в шахту. Пришлось Гарри лазать по подземельям и заделывать все крысиные норы. Помимо тайного хода обнаружились и карстовые воронки, служившие естественными ловушками для зверья и разумных.
  
   - Ралоф, я должен вернуться в Вайтран. Оставайся здесь до прибытия отряда стражи. И подумай над тем, кого можно пригласить сюда из твоих хороших знакомых, чтобы он или она возглавили шахту.
  
   - Мой тан, но кто тогда отправится с вами?
  
   - На коней нет времени. Я аппарирую прямо к Драконьему Пределу. Атаман этой шайки рассказал такое, что придётся созвать совет танов холда.
  
   - Да уж, рабство это серьёзно.
  
   Дружина занималась обустройством бывших рабов, так что допрос Гарри проводил в одно лицо, пока Синмир сооружал приемлемую защиту от стрел, а Лидия подсчитывала заготовленное продовольствие. Одних бочек с маринованной мамонтятиной было около сотни.
  
   - Ралоф, мой друг, всё очень серьёзно. Дело не только в рабах, контрабанде, браконьерстве и незаконной добыче ресурсов. Эти ублюдки натравливали великанов на мирных жителей. И ниточки тянутся к клану Серебряная Кровь.
  
   - Быть того не может! Должно быть это имперская подстава.
  
   - А может быть, что кое-кто от жадности потерял берега и решил половить рыбку в мутной воде. Чую это дело пахнет очень большими деньгами и политикой. Ещё неизвестно, что в других холдах творится.
  
   Ралоф нахмурил брови, понимая, что тан не стал бы говорить о таком клане как Серебряная Кровь, если бы не имел твёрдых доказательств. Серебряная Кровь весьма влиятельный клан и подобные обвинения могут повлечь за собой очень серьёзные последствия.
  
   - Похоже мы наткнулись на огромный гнилой нарыв.
  
   - Вот-вот, и похоже мне придётся отправиться в путь. Не думаю, что ярл Данстара сильно рад происходящему в его холде. В этом деле он может стать нам настоящим союзником. Ладно, дружище, я отправляюсь. Надеюсь к вечеру управлюсь и вернусь сюда.
  
   Сказав это, Гарри аппарировал прямо к статуе Талоса. М-да, Хеймскр как раз проводил очередную проповедь среди местных бомжей, так что эффект появления Гарри был сравним с чудом. Такого синхронного офигения среди прихожан Гарри давно видеть не доводилось. Хеймскр тут же затянул какую-то литанию, а бомжи вторили ему. И что интересно даже те немногие рядовые жители, что присутствовали на площади Златолиста подхватили эту молитву.
  
   - Ну будет вам. Талос одарил меня даром мгновенного перемещения к своему ближайшему алтарю. Пропустите, срочное государственное дело.
  
   Толпа бомжей почтительно расступилась. А Гарри себя наругал за такие спецэффекты. Теперь придётся следовать легенде. Он быстро влетел по лестнице ко входу во дворец и, приветливо махнув страже рукой, поспешил в тронный зал. Балгруф и Хронгар как раз изволили завтракать прямо здесь. Гарри тут же подсел к ним, пользуясь гостеприимным жестом ярла.
  
   - А, Гарри, присаживайся! Разделишь с нами трапезу? Или может вина? Что-то вид у тебя запыхавшийся.
  
   Благодарно кивнув, Гарри схватил ближайшую бутылку вина Алто и не глядя, с горла, в один присест опорожнил её, вызвав натуральный шок у братьев. Дыхнув в рукав, Гарри извинился за своё поведение.
  
   - Прошу прощения, мой ярл, но новости, с которыми я сюда поспешил, могут поставить всю провинцию на уши.
  
   Видя такое дело, всё удивление с лиц ярла и его брата слетело в миг, уступив место максимальной серьёзности и сосредоточенности.
  
   - Что случилось?
  
   Гарри глубоко вдохнул, выдохнул и начал отвечать на вопрос Хронгара.
  
   - В этом деле присутствуют незаконная добыча руды, браконьерство в масштабах целой гильдии, натравливание великанов на наши земли и рабство.
  
   С непередаваемой бурей ярости, гнева и возмущения оба мужчины вскочили со своих мест. Гарри же остался сидеть на своём месте одним своим видом говоря, что всё это не шутка. На шум прибежали Провентус и Фаренгар, а также дети.
  
   - Гарри, ты понимаешь, как серьёзно всё, что ты сказал?
  
   Гарри тоже встал и преклонил перед Балгруфом колено, как при посвящении в таны.
  
   - Мой ярл, как только я узнал всё это, так сразу и поспешил к вам с новостями. Такое нельзя оставить без внимания. У меня нет власти решать такие вопросы. Тем более речь пойдёт о соседних холдах.
  
   - Соседних холдах?
  
   - Есть подозрение, что кое-кто из влиятельных особ покрывает всё это.
  
   Балгруф сам сделал глубокий вдох, прочищая сознание. Он устало кивнул и поднял Гарри из коленопреклонённой позы.
  
   - Да, мой друг, вы совершенно правы. Такие вещи следует обсудить на совете танов. Провентус, пошли гонцов за танами нашего холда. Я вызываю их на срочное совещание. И подготовьте нам место заседания на террасе. Фаренгар, ты мне понадобишься. И омут памяти не забудь.
  
   Началась сосредоточенная суматоха. Посыльные управляющего ярла в одно мгновение разбежались по городу, отыскивая танов владения. Совет танов слишком важное мероприятие, чтобы его проигнорировать. Гарри в этой суматохе направился следом за Балгруфом и Хронгаром.
  
   - Хрон, у меня есть идея по предотвращению утечки информации.
  
   - Что ты можешь предложить?
  
   - Чары приватности, так что подробности никто не услышит кроме тех, кто будет на совете. И магический контракт, так что никто ничего не расскажет посторонним.
  
   Не прошло и двух часов, как на террасе был установлен стол и стулья, а также был подан ритуальный мёд поэзии -- особый напиток, который применялся исключительно для таких мероприятий как собрание ярлов или собрание танов. Новости, которые принёс ярлу Гарри, действительно заварили серьёзную кашу. Собрания ярлов и танов не проводили в Скайриме с самого Красного Года, когда пришлось срочно решать вопрос с данмерскими беженцами.
  
   Вот только это собрание сильно отличалось от всех предыдущих. Вигнар Серая Грива, Олфрид Сын Битвы, Хронгар Чёрная Рукоять и Северио Пелагио были вынуждены подписать пакт о неразглашении. Кроме них документ подписали ярл Балгруф Чёрная Рукоять, Фаренгар Тайный Огонь, Даника Свет Весны и Гарольд Певерелл.
  
   - Прошу простить всех за столь суровые меры, но два часа назад тан Гарольд принёс мне важные новости, которые требуют нашего общего решения.
  
   Ярл кивнул Фаренгару и тот достал из своей сумки небольшой омут памяти, который он недавно сам создал по образцу принадлежащему Гарольду. Сам Гарри с вниманием рассмотрел представленный артефакт и удовлетворённо кивнул. У созданного омута имелась функция объёмного показа воспоминаний.
  
   - Отличная работа Фаренгар. Уважаемые таны города Вайтран, буквально сегодня утром моя дружина уничтожила очередную банду разбойников, но то, что я обнаружил в их лагере в ходе обыска и последующего допроса главаря, возмутило меня до глубины души. Этот артефакт способен показывать заложенные в него воспоминания. Думаю после просмотра все вопросы зачем я попросил ярла о созыве собрания у вас отпадут.
  
   Гарри вытащил с виска заклинанием нужные фрагменты и скинул их в омут, после чего с помощью другого заклинания смог запустить его на объёмный показ. Сперва шли воспоминания самого Гарри: сцены зачистки лагеря, освобождение рабов и виды на добычу разбойников. Одно это вызвало рычание присутствующих танов. Потом пошли воспоминания атамана этих браконьеров. Вот тут уже пришлось заострить внимание присутствующих на некоторые детали в кадре так сказать. После этого таны просто выпали в осадок, а лица всех присутствующих начали наливаться дурной кровью.
  
   Вся разгадка была на поверхности, ведь таны хоть и не без греха, каждый клан некоторые свои дела проворачивает за спиной у других, но увиденное в омуте памяти вызвало у всех лютую неприязнь. Если ты пользуешься своим положением, чтобы поправить свои дела не мешая остальным, так Ноктюрнал с тобой! А здесь прямое ущемление интересов всех кланов холда. Такое нельзя прощать.
  
   - Что будем делать, уважаемые таны?
  
   Балгруф сейчас как никогда напоминал всем о своём титуле ярла. Лик его был одновременно величественным и грозным, а глаза метали молнии. Первым слова попросил Вигнар Серая Грива, заставив одним взглядом всех остальных танов замолчать.
  
   - Мой ярл, я знаю кто нам может рассказать больше об этих разбойниках. Прошу вызвать сюда и включить в наш круг предвестника Соратников.
  
   Никто не понял зачем нужен предвестник Соратников, но с предложением Вигнара согласились. Послали за этим самым предвестником. Кодлак Белая Грива явился тот же час, и двадцати минут не прошло. Его обязали подписать пакт о неразглашении и предоставили омут, где старик утонул на полчаса, зато по их истечении он выпрыгнул из артефакта, оскалив свои немаленькие клыки. Все присутствующие почувствовали волны звериной ярости, что начали расходиться от Кодлака.
  
   - Соратники готовы помочь со сбором доказательств. А когда мы их соберём, то в Маркарте по улицам польются реки серебряной крови отнюдь не в переносном смысле слова.
  
   Присутствующих эти слова не обрадовали. С Кодлака станется устроить кровавую баню своим обидчикам. Но тут слова попросил Гарольд.
  
   - Я так понимаю, что Соратникам известно, кто такие эти разбойники. Уважаемый Кодлак, не поделитесь тем, что вам про них известно с остальными?
  
   Кодлак смерил тана-мага взглядом. Так получилось, что он сидел рядом с Гарри и мог спокойно зарядить тому по лицу при желании. По глазам старика Гарольду стало понятно, что просто так ему ничего не расскажут, так что из кармана мантии с расширением пространства было извлечено аконитовое зелье (тоже кстати в Нирне неизвестное).
  
   - Вот, выпейте успокоительного. Оно как раз вам поможет. Я понимаю, что вам может быть неприятно об этом говорить, но мы здесь не в детские игры играть собрались.
  
   Двое мерились взглядами минуту под ожидание остальных. Гарри попытался послать Кодлаку мысль о том, что может быть очень полезным союзником. Как бы то ни было, но старый оборотень выпил зелье. То что рядом с ним не совсем обычный человек Гарри понял по тому, что тонкое обоняние уловило аромат полыни, которая напрочь заглушала запах зверя. Точно также пах и профессор Люпин в своё время.
  
   - Отличное успокоительное, маг. Хорошо, я расскажу, что Соратникам известно о разбойниках Серебряной Руки...
  
   Кодлак словно намеренно оставил паузу в своей речи.
  
   - Думаю первый бесплатный ящик успокоительного вас устроит?
  
   Гарри по деловому улыбнулся, довольный этой сделкой. От его улыбки всем остальным захотелось поёжиться. Маленький секрет Соратников таковым для важных людей холда не являлся. А только что Гарольд Певерелл заручился безоговорочной поддержкой этой организации. Для оборотней успокоительного не существовало, что видимо молодому магу было неизвестно и он таки оное создал.
  
   - Серебряная Рука -- не просто шайка. Они появились сразу после Великой войны, занимаются поиском даэдрических артефактов и уничтожением любых форм нежити, но в отличие от дозорных Стендарра, делают это только ради обогащения и власти. Ни чести, ни совести у этих ублюдков нет.
  
   - Опасное сочетание.
  
   Долго ещё заседал совет танов, решая что делать с этой информацией. Разное предлагали, но в одном сходились точно, надо дальше продвигать это расследование. А чтобы более никто не смел ресурсы воровать и браконьерством заниматься, то лагерь и шахту решили сделать ещё одним поселением. Так появился посёлок Чистый Родник, во всяком случае на бумаге так определили. Естественно все захотели на это посмотреть так сказать в натуре. Тем более, что новый посёлок получился почти на южных склонах Белого Хребта, так что будет ещё один пункт наблюдения за границами владения.
  
   И если в этом деле разбирать по-честному, то никто попросту не захотел вешать себе на шею ярмо с обустройством новой деревни. Ведь что получается? Если кто-то из действующих танов возьмётся за это, то надолго втянется на дотации. Гарри по здравому размышлению решил, что с него хватит официальных проектов, тем более есть вариант пристроить кого-нибудь из своих тайных подчинённых.
  
   Что касается Серебряной Руки, то таны предпочли выделить Гарольду и его дружине финансовую помощь на расширение состава и закупку лучших доспехов. Соратники пообещали присоединиться, а Пелагио теперь будет продавать продовольствие для дружины по половинной цене. В качестве ответа на деятельность бандитов было решено взять под свой контроль форт Сангард, который числился принадлежащим Пределу. И пусть кусают локти, ибо холд Вайтран более не собирается терпеть набеги изгоев.
  
   Не став откладывать процесс в долгий ящик, таны разошлись, чтобы на следующий день отправиться к деревне Чистый Родник. Но поскольку было принято решение назначить старосту (а в дальнейшем и нового тана избрать) из числа бывших узников, то Гарольду этой ночью спать не пришлось. Попрощавшись с Балгруфом и остальными, Гарри метнулся сперва к себе на ферму, оттуда аппарировал в Лабиринтиан и отыскал своего кузена.
  
   Дадлэнд и Милисента отыскались в своём новом доме. Гарри за чаем выложил им своё видение ситуации и возможные пути её решения. Наверное в Скайриме никого прежде не легализовали столь экстравагантным способом. Вот только ты отстроил себе дом, как чеши снова менять место жительства. Кузен вместе со своей женой пообещали прибить Гарри за такую спешку, ну или иным методом получить компенсацию.
  
   - Терпите, танами холда Вайтран будете.
  
   Предупредив остальных, куда они исчезают, вся троица аппарировала в новую деревню. Дружина и бывшие узники встретили их за поздним ужином. Дадли и Милли, увидав весь тот кошмар, который выпал на долю бывших рабов, живо взялись их организовывать. На их фоне супруги смотрелись натурально королями. А новоявленные жители новоявленной деревни получив твёрдое руководство, живо взялись работать, наплевав даже на то, что уже поздно.
  
   - Гарри, а теперь объясни мне, что происходит?
  
   - Ой, Ралоф, ты не поверишь, но у нас тут происходит основание новой деревни. Ярл и остальные посовещались, и решили взять от ситуации всё лучшее. Так что ты присутствуешь при историческом событии -- основании деревни Чистый Родник.
  
   Гарри вкратце рассказал отдыхающей части дружины, что происходило в городе. Они сидели затаив дыхание и поверить не могли, что ситуация будет развиваться таким образом.
  
   - А почему, мой тан, вы сами не взяли под опеку эту деревню?
  
   Лидия надо заметить задала вопрос не в бровь, а в глаз. Гарри только плечами пожал.
  
   - А кой чёрт мне оно надо? У меня есть молочная лавка, у меня есть плантация алхимических ингредиентов, у меня есть своя таверна, которая уже строится у Западной Дозорной Башни, караван торговый организовываю. Мне этого уже с головой хватает, так что я уже разрываюсь между всеми делами. Вас уже какой месяц гоняю самих в чистом поле?
  
   Лидия озадаченно подсчитала.
  
   - Второй уже пошёл.
  
   Синмир хмыкнул на это, поняв к чему клонит Гарольд.
  
   - А тан дело говорит. Он не в каждую бочку затычка, чтобы везде поспевать. Вот вы знаете хоть одного боевого тана, кто вот так сразу взял и обеспечил будущее своей семье и хускарлам за полгода? Нет, вот и я тоже. В Скайриме ещё не было тана лучше чем Гарольд Певерелл.
  
   Ралоф тут же воспользовался моментом, чтобы поднять кружку мёда за Гарри. Дружина радостно поддержала, все сдвинули свою посуду, желая долгих лет, успеха и славы Гарольду, чем невольно вогнала его в краску. Они накатили три раза по кружечке нордского мёда, после чего Ралоф заинтересовался новичками и их историей.
  
   - Да ты у них сам спроси. Эй, Дадли, не будешь ты так любезен подойти сюда?
  
   Вторую часть предложения Гарри проговорил на сиродилике, вызывая удивление у своей дружины. На своё счастье Гарри сразу по возвращению из родного мира заставил всех думать над возможными легендами для вхождения в общество. Выкачать знание языка не составило труда, ибо легелименция вам в помощь. А уж приготовить языковое зелье на основе извлечённого знания языка -- сущий пустяк.
  
   - Гарри, давай только быстро, мой друг. Ты как снег на голову свалился, а тут такое безобразие творится, они даже нормальных постелей сделать не удосужились.
  
   Типичный норд, который говорит на сиродилике, словно тот его родной язык -- это жёстко ломает мозг любому обитателю Скайрима. Вот и дружина выпучила глазки и захлопала ими, смотря на неведомую зверушку. Дадли сделал вид, что въехал в ситуацию и на ломаном атморисе попросил прощения, так как он и его жена Милисента плохо владеют родной речью.
  
   - Как же так получилось?
  
   Дадли в двух словах поведал, как это получилось. У двух мелкопоместных имперских аристократов сыновья ушли на Великую войну, а непутёвые дочери в один из следующих месяцев славно покувыркались с мимо проходящими нордами из отряда, что шли тоже на войну из Скайрима. Вот так и получились два бастарда, которых в приют сдавать не стали, а вместе вырастили, дали сносное образование, потом на совершеннолетие поженили, вручили пару тысяч септимов и дали пинка под зад, так как у вернувшихся с войны сыновей тоже внуки пошли, но уже законные. Вот они нехитрым образом скитались, скитались, меняя города, да и подались на родину предков.
  
   Рассказано это было буквально за три минуты, после чего Дадли оглянулся, достал с пояса свою кружку и тоже плеснул себе мёда, подсаживаясь к костру. Сделав зверское лицо он выдал дружине.
  
   - Прибыли мы тут в Скайрим, да и двинули по дороге через западную половину Фолкрита, такого натерпелись ужасу. Знали бы, что тут такая жуть творится, то пошли бы через восточную половину. Ну мы как на дорогу выбрались, так и наскочили на патруль двемерский. Те нас и направили к городу.
  
   Дадли прихлебнул мёду и задумчиво уставился на огонь.
  
   - Два дня шли вдоль дороги, боялись, что ещё какая-нибудь экзотика встретится. Подходим мы значит к городу, не знаем хватит ли нам денег на месяц в таверне пожить. А тут нам навстречу наш старый знакомый бежит, глаза горят, волосы героически развеваются. Ни здрасьте, ни тебе до свидания, только хвать нас в охапку и говорит, что будешь ты -- Дадли старостой новой деревни. Дескать такая неприятность случилась, что меня и Милли взяли поганые разбойники в плен и заставили в шахте работать. А тут он весь такой герой во главе дружины нас освободил буквально с утра пораньше.
  
   Дадли с серьёзной миной на лице поднялся и отвесил низкий поклон, Гарольду.
  
   - Примите нашу огромную с женой благодарность за наше спасение, тан Гарольд.
  
   Гарри широко улыбаясь посмотрел на Дадли.
  
   - Ну право слово, Дадли, будет тебе. Как тан Владения Вайтран, я просто не могу пройти мимо, когда страдают невинные. Сегодня рано утром я спас твою жизнь, а быть может завтра ты спасёшь мою, старый друг. Живи достойно и умри достойно.
  
   Дадли бухнул себя кулаком в грудь и поспешил снова к своим подопечным, провожаемый прифигевшими взглядами дружины. Хускарлы переглянулись, похлопали глазами и всё внимание сосредоточили на своём тане.
  
   - А?
  
   Гарри невозмутимо глядя на Ралофа разжевал ему как маленькому, а заодно и остальным позицию по данному вопросу.
  
   - Сегодня утром мы спасли моего старого друга из рабства. Можете ему верить как мне самому. Он меня пару раз выручал из беды. Да и другим нашим общим знакомым подставлял плечо в трудные времена.
  
   Дружина согласно закивала на слова своего тана, понимая суть аферы, затеянной Гарольдом. Хочешь получить влияние -- помоги своему другу, а завтра он поможет тебе. Манёвр, провёрнутый Гарри был куда круче, чем кажется на первый взгляд. Про Лидию и двух её кузенов из клана Чёрная Рукоять Гарольд прекрасно был в курсе, так что тут было блестяще сыграно от репутации. Дружина привыкла, что все деяния Гарольда направлены на благо Вайтрана, так что все трое представителей Чёрных Рукоятей подумают, что всё это -- совместная афера Гарри и Балгруфа. А на самом деле тут только Гарри постарался. Кто молодец? Гарри -- молодец!
  
   И ведь эта маленькая афера действительно послужит на благо Вайтрана. Ярлы сколько угодно могут выбирать конунга, но в конечном счёте их решение будет зависеть от танов. А уж Гарри позаботится о том, чтобы каждого ярла окружали нужные ему таны. И самое главное, что следует просто делать свою работу, а там уже и титул конунга сам упадёт к его ногам. Именно это Гарри и называл совмещением приятного с полезным.
  
   Конунг Гарольд наведёт в Скайриме порядок. Скайриму -- процветание и стабильность, а каждому дракону -- льготную глажку... против чешуи! Мысли сами собой переползли на призыв Седобородых. Было это аж полгода назад, но ни драконов, ни иных признаков исполнения пророчества Гарри не наблюдал. Тем не менее желание узнать подробности его грызло с каждым днём всё сильней. Возможно по весне он найдёт время посетить загадочных старцев на вершине самой высокой горы Тамриэля.
  
   ========== 18. ==========
  
   Полгода прошло незаметно. Зима очень быстро пролетела в приятных хлопотах по хозяйству. Гарри только то и делал, что налаживал свои дела. С постройкой таверны и расширением оборонительной стены Западная Дозорная Башня превратилась в полноценную таможню. Теперь сеть таких таможен протянулась через весь тракт с запада на восток: Рорикстед, застава Гьюкар, двемерская гостиница Гармзел, форт Греймур, застава Певерелл, застава Креста, башни Валтейм.
  
   Так уж получилось, что каждый клан владения взял себе по заставе. Сыны Битвы расстарались перед зимой: отгрохали из дерева укреплённый лагерь рядом с монументом Гьюкара -- огромной древненордской стелы из зачарованного гранита, увенчанной скульптурой головы дракона. Памятуя о возвращении драконов Олфрид поехал договариваться с двемерами о покупке их знаменитой стационарной баллисты. Только это и было единственным каменным сооружением в получившейся заставе -- высокая башня с открытым спиралевидным пандусом для забега наверх. Но эта хрень работала исправно. Третью душу и тушу дракона Гарри выкупил за десять партий стройматериалов.
  
   Тут к слову сказать внезапно вылезли Хоннинги, которые долгое время никак не пользовались своим правом наследственного титула тана владения. Сабьорн вдруг зашевелился на своей медоварне. Этот первейший медовар вдруг надумал жениться во второй раз, для чего пожаловал в гости на ферму Тёплых Ветров. Его целью как ни странно стала Андромеда Тонкс из клана Певереллов.
  
   Да-да, русские маги не придумали ничего лучше, как отправлять в Нирн всех беглецов из магической Европы. Как только гады вычислили положение Нирна, остаётся тайной. Ещё и обратно проход закрыли. Так что после местных новогодних праздников Гарри получил себе на голову тётушку Анди вместе со своим крестником Теодором Люпином. Туши свет, сливай воду. Тётушка исправно стала помогать Гарри в делах фермы. Кто бы мог подумать, что у его тёти окажется столько талантов. Андромеда умудрялась успевать присматривать за младшенькими, помогать в городе в храмах и ещё подружиться с половиной местных горожанок.
  
   Хеймскр её стараниями открыл у себя в доме школу, куда все дети ходили с перебоем учиться иным языкам и прочим гуманитарным премудростям, вроде истории Скайрима. Бард Микаэль -- известнейший балагур, бабник и повеса решил остепениться опять же стараниями той же тёти Анди. На свадьбе Микаэля и Карлотты Валентии гуляло пол Вайтрана. Французская ветвь магической семьи Принц также благополучно прижилась в Вайтране. Людовик и Этьен Принцы с удовольствием вложили свои последние деньги в "Котелок Аркадии". Там тоже не обошлось без сводничества Андромеды, которая таким образом оказала ответную услугу своему старому знакомому, вместе с которым она и спаслась от преследований.
  
   Так вот Сабьорн пришёл в гости к Певереллам и, встав перед Андромедой на одно колено, признался, что влюбился как мальчишка, после чего подарил ей амулет Мары. Тётушка, узнавшая местные порядки сильно смутилась, но приняла медальон. Через два месяца будет богатая свадьба. Это Скайрим и тут любви все возрасты покорны. В качестве приданного Гарри вручил половину доли в складе строительных материалов, которым тоже умудрялась заведовать тётушка Андромеда. Правда склад как таковой представлял собой временные палаточные постройки.
  
   Вот с этого места и начинались действия Сабьорна по расширению своего влияния. Ярл Балгруф, уже в качестве свадебного подарка, подтвердил танский титул медовара за его заслуги в культуре Скайрима. Ушлый медовар тут же воспользовался моментом и подписался обеспечивать матчасть Крестовой Башни. Так собственно оная и стала заставой Креста. Имея перед собой пример Гарри Сабьорн тут же озадачил будущего родича заказом под проект заставы, дескать сам он больше в ведении дела смыслит, чем в строительстве. И ведь этот пройдоха действительно влюбился в тётушку Анди.
  
   Место под склад строительных материалов Сабьорн выкупил участок с твёрдой скалой между своей медоварней и фермой Пелагио. Вот это было блядь весело. Сразу виден задел на будущее. Скалу-то тоже можно на строительный материал пустить. Эх, будет дело.
  
   У его дядюшки Сириуса жизнь тоже идёт своим чередом. Старый неформал так таки склонил к семейной жизни свою знакомую двемерку. Аидра Руркин -- специалист по дирижаблям, нашла своё счастье в жарких объятиях Сириуса. Их пара адреналиновых маньяков уже ждёт ребенка и занимается постройкой дирижабля. А на новый год наследник семьи Блэк порадовал крестника своими достижениями в двемерской механике. Сириус недаром был байкером, так что подарок был просто королевским: трёхколёсный мотоцикл, работающий на камнях душ, дорого, но очень эффектно и эффективно. И с топливом проблем не возникает совсем. Несколько специальных заклинаний и разбойники становятся хорошим источником новых камней. Красота!
  
   К слову сказать Гарри пристроил вполне сносно почитателей Талоса, отбитых у Талмора. Для этого он в одиночку зачистил логово разбойников, что устроили свой лагерь в наглую на уступе северо-восточного склона Глотки Мира. Долго эти гады отравляли жизнь всему холду, водя за нос стражу ярла и дружину Гарри, пока последнему это не надоело и он не отправился в Лабиринтиан на недельные курсы уроков полёта от Люциуса Малфоя и Сириуса Блэка. Гоняли его на совесть. Гарри теперь на автомате мог взлететь, если у него выбивало почву из-под ног или он вылетал из седла своего мотоцикла. Последнее случалось куда чаще, чем он хотел бы. Хорошо хоть его Харлей двемерской постройки был конкретно зачарован Сириусом на неубиваемость. Гарри один раз протаранил случайного мамонта, который вышел на дорогу, а Гарри из-за резкого поворота дороги в этом месте не сразу его увидел. Пришлось платить местным великанам за разорванного пополам зверя, ихор которого от столкновения на сотне миль в час разлетелся на десятки метров. Гарри же отделался лёгким испугом, а байк мелкими вмятинами и царапинами, которые уже через несколько дней исчезли за счёт зачарования самовосстановления. Вот что значит мастер делал.
  
   Так продолжая разговор о разбойниках -- они совсем не ждали атаки с воздуха. Одной безлунной ночью Гарри налетел на гору словно бешеный дракон, спустившись прямо на верхнюю площадку и скрутив главаря разбойников. Плотно упаковав гада, Гарри наложил на верхний вход в пещеры отвлекающие заклинания. После этого приступил к допросу. Гад пел как соловей, рассказывая всё о том где, кто и почему в криминальном мире Скайрима. Выдоив из главаря всё до капли, Гарри надёргал у него волос и оглушил. После этого он прошёлся по всему логову как в пещере так и на нижней террасе, убивая под личиной главаря всех встречных разбойников. Единственный, кого он пощадил -- огромный снежный волк, над которым алхимик этой банды ставил какие-то эксперименты. Почитав журнал исследований, Гарри вдруг сжалился и отпустил животное. Выход из каменного убежища оказался среди скал по тонкой тропинке, которая выводила практически на дорогу, скрываясь за куском породы, который легко убирался в сторону.
  
   Дело было в сентябре, так что пришлось поработать магией, освобождая это логово от трупов и подготавливая его для заселения. Трансфигурация вам в помощь. На следующий день все окрестности могли наблюдать проступившие из толщи скалы нордские руины. Пришлось немало повозиться, но результат того стоил. Ралоф тогда поджидал его на полпути от Ривервуда. Так что подхватив пленённого главаря, Гарри аппарировал в условленное место и они с Ралофом отвезли ярлу очередного разбойника, выпросив взамен у Балгруфа одежды стражи владения. Ярл согласился с идеей создания убежища для бывших пленников Талмора. Так что накопившийся в лесу народ был помещён в это защищённое место и поступил на службу ярлу владения Вайтран.
  
   Тем более, что теперь стражи могли оперативно связываться друг с другом, сообщая о том кто двигается по дорогам и не только. А учитывая, что дружина Гарри всё время тоже была на связи, то нечего удивляться, что эффективность ловли бандитов возросла на порядок.
  
   Двемеры тоже оценили эффективность амулетов связи. В конечном счёте именно они занялись их реализацией, чтобы магам, заселившим Лабиринтиан не пришлось открывать своё существование миру раньше времени. Достаточно и того, что они активно зарабатывают, совместно с двемерами изучая новый для себя мир. Двемеры впрочем тоже не спешат, осваиваясь заново в Нирне нового времени. Прошло всё же без малого две с половиной тысячи лет прежде чем им удалось вернуться обратно, чтобы обнаружить полное падение их старой цивилизации.
  
   Владение Вайтран стремительно менялось. Гарри расшевелил всех медведей в этой берлоге. На общем фоне наведения движений неплохо справляется Дадли, ставший старостой деревни Чистый Родник. Тогда всё прошло без сучка и задоринки, так что ярл и таны благосклонно восприняли легенду Дадли и Милли, и единогласно назначили того старостой. Кузен оправдал все ожидания и сумел отбиться от всех ловушек и подковёрных ходов, сохраняя свой нейтралитет. Таны помучились перетянуть его каждый на свою сторону, да и оставили пока в покое. В конечном счёте каждый остался доволен таким соседом, а там видно будет.
  
   Вражда Серых Грив и Сынов Битвы никуда не ушла, но вынужденные заниматься своими делами, обе стороны пока не имели возможности для серьёзной конфронтации, банально времени не хватало. Серые Гривы занимались пока что разработкой угольной шахты и обустройством опорного пункта Башен Валтейм. Сыны Битвы одомашнивали поросят и тоже занимались отстройкой заставы Гьюкара. А поскольку всё это в диаметрально противоположных сторонах находится, то извините уважаемые оппоненты, морды бить некогда, ибо время деньги.
  
   Гарри такая ситуация полностью устраивала. Войнушки разводить некогда, надо владение подымать. Слухи меж тем доносили о том, что Братство Бури и Легион вновь попробовали свои силы в битве около двемерских руин Мзинчалефт. В итоге обе стороны были вынуждены отбиваться от падших фалмеров, которые вдруг полезли из руин словно там прорвало. В кровопролитной резне полегли все три войска, ибо фалмеры активировали какую-то древнюю систему защиты. Из подземелий выбралась пара двемерских механических драконов, которые струями кипятка уничтожили ослабленные силы трёх сторон. В довесок ещё прибежали и наземные анимункули. Немногие уцелевшие легионеры и мятежники добрались до Данстара и Морфала, откуда слухи разнеслись по остальной провинции.
  
   Советник Нирвейн и командор Нарко выслали обеим сторонам конфликта письма с соболезнованиями, сообщив, что к произошедшему они не имеют никакого отношения и вся вина лежит на падших фалмерах. Как бы там ни было, но вороны и прочие падальщики потянулись на поле брани, а дорога между Данстаром и Морфалом оказалась перекрыта.
  
   Хорошо то, что Рональд и Луна успели проскочить в Данстар до того, как случилась эта бойня. Парочка боевых магов с внушительной суммой денег за спиной уже успела произвести впечатление на ярла Скальда. После Бойни у Мзинчалефта ярл был вынужден умерить свои аппетиты, Рональд и Луна начали носиться по округе и уничтожать распоясавшихся разбойников. Только Данстар это вам не Вайтран, и потому дела шли со скрипом.
  
   Однако нельзя сказать, что всё было совсем уж плохо. Рональд и Луна смогли спасти одну важную персону. Лилия Снегоход ушла на войну с империей как и многие молодые норды Рифта. Теперь молодая целительница оказалась должна свою жизнь парочке магов и потому вступила в их дружину. Рональд и Луна помимо этого спасли ещё многих солдат Братства Бури. Так что по крайней мере свою дружину они сумели собрать.
  
   Это было прекрасно, так как такое событие в будущем послужит на благо Скайрима. Снегоходы -- большой и влиятельный род, который станет отличным союзником для их партии. А вот новости о том, что старший брат Лилии был недавно обручён с кузиной самого императора наводит на определённые мысли.
  
   Как бы там ни было, но у Рональда и Луны также наметился полный успех. С началом весны начнётся активная торговля и работы для двух боевых магов и их дружины прибавится. Пока же они уверенно занимаются упрочнением своего положения при дворе ярла Скальда.
  
   В один из первых весенних деньков Гарри надоела зима и он решил выбраться в кой-то веки за пределы холда, посмотреть мир. После прочистки мозгов памятью Снейпа его обычно не тянуло на приключения и такой острый зов по провинции погонять, себя показать, да на других посмотреть, попахивал приступом идиотизма. Тем не менее своей интуиции Гарри привык верить. Именно поэтому он решил исполнить давнюю задумку и побывать в гостях у седобородых.
  
   И как назло прямой дороги до Айварстеда не было. Хочешь, езжай через круг мимо Виндхельма и Рифтена, хочешь -- вот тебе дорога мимо Чёрного Брода и шуруй по серпантину, а есть ещё дорога мимо Хелгена. Решив поехать по последней Гарри взял свой походный вещмешок, отдал распоряжения Изольде. Связался по амулету с Ралофом, предупредил его и унёсся в закат на своём трёхколёсном стим-панковском драндулете.
  
   Ехал Гарри не очень быстро пока участки петляли и было близко к городу. А потом прибавил скорости. Вот это была жесть. До Ривервуда Гарри буквально долетел за пару часов. Как раз к ужину успел. Дельфина встретила его ласково. На ужин Гарри устроился у неё в комнате. Блондинка сидела рядом, любуясь отменным аппетитом тана Певерелла.
  
   - Давно не заезжал проведать старушку.
  
   Гарри саркастически хмыкнул, выражая свой скепсис по поводу последнего слова.
  
   - Ага, старушка... скажешь тоже. Дельфина, вот честно, так и скажи, что хочешь море ласки и любви.
  
   Женщина вдруг немного надулась на это. Захотела отвернуться, но Гарри ей этого не дал сделать.
  
   - И в чём дело?
  
   - Наверное всё дело в рыженькой молодой девице, что работает у тебя на ферме. Совсем не навещал меня всю зиму. Я конечно ни на что не претендую.
  
   Гарри тяжело вздохнул, задаваясь риторическим вопросом.
  
   - Ну с ней у меня тоже ничего серьёзного. Она мне спинку трёт в бане. Ты не переживай, тебе я всегда готов уделить внимание, когда в Ривервуде бываю. А не было всю зиму, так извини, я аж целый тан, целого холда. Ярл гоняет туда-сюда с поручениями, хозяйство тоже на мне огромное, ещё и за паскудными разбойниками по всем углам таскайся.
  
   Гарри притянул к себе сомневающуюся женщину. Вот же дела-делишки творятся. Ниспослала же судьба любовницу с характером. Робкий поцелуй сменился глубокими засосами, а дальше дело перешло в кровать. Уже через два часа Дельфина устало повалилась на бок, прижимаясь к своему любовнику.
  
   - Спасибо. Я после такого снова чувствую себя живой.
  
   - Это я тебе должен спасибо говорить.
  
   - Это почему?
  
   - Потому что одна страстная трактирщица прекрасно знает чего хочет и не стесняется добиваться этого любыми способами.
  
   Гарри повернулся к Дельфине и аккуратно поцеловал её в кончик носа.
  
   - Расскажешь, что у тебя нового?
  
   Блондинка уютно устроила голову на мужском плече, приготовившись слушать. Гарри ей и поведал, что привёз в Скайрим родственников: тётушку Анди, её внука Тедди, сводного брата Роланда и свою сестру, которая тёзка одной страстной блондинки, что лежит рядом с ним.
  
   - Да ты шутишь?
  
   - Честное нордское, что не шучу.
  
   - Странно, обычно норды такие имена не носят.
  
   - У нас в семье есть и бретонские корни. Просто всё так запутанно исторически, что мы оставили некоторые имена в качестве напоминания о нашем прошлом.
  
   - Как оказывается живучи стереотипы. Я тебя чистым нордом считала.
  
   - А ничего, что у меня фамилия Певерелл?
  
   - Ой.
  
   - Да не заморачивайся, Дель. Мы же к алтарю Мары не пойдём, а чтобы сделать друг другу приятное нам нужны только мы вдвоём и ничего больше.
  
   Женщина задумалась на секунду.
  
   - И то верно. Тебе хорошо, мне хорошо, зачем это менять?
  
   Они ещё пару часов целовались, потом решили вдруг попариться. Попарились. А потом и уснули на кровати. Утром довольный маг оставил спящую любовницу дремать одну, подарив ей лёгкий поцелуй в щеку. Женщина во сне свернулась вся вокруг него, и Гарри это нравилось, что кто-то так его любит, просто потому что он есть.
  
   Как бы там ни было, но Гарри продолжил свой путь. Путь его лежал в разрушенный Хелген. Вокруг проносились красивейшие места, заставляя душу петь. Гарри решил, что музыка сейчас была бы самое то. Жаль только не было музыкального артефакта. За часок он домчал до Хелгена, разогнавшись как следует на пустой дороге.
  
   Подъехал Гарри к Хелгену и онемел от увиденного. Над руинами крепости возвышалось знамя минотавров с именем их предков: Марихауса и Белхазра.
  
   - Приехали, называется!
  
   Кто-то бухнул нечто тяжёлое на дорогу позади Гарри. Обернувшись маг увидел перед собой трёхметрового роста чудище в одеждах шамана. Очевидно это лорд племени. Минотавры не были частыми гостями в Скайриме, но встречались иногда во владении Фолкрит. И вот теперь целое племя обосновалось на месте руин Хелгена.
  
   - Моё почтение великий лорд. Я не думал, что вы здесь поселились. Если позволите, я немедленно покину вашу землю.
  
   Гарри даже и не подумал убегать, зная, что это бесполезно. Быть может минотавры и медлительны, но на коротких дистанциях они обгонят гепарда. А в сочетании с их воистину героической силищей, может не выдержать даже неубиваемый зачарованный мотоцикл. Так что максимальная вежливость на сиродилике и аккуратные выверенные движения. Бычара довольно фыркнул и изобразил подобие смеха.
  
   - Твоя не бояться минотавров. Твоя не убегать. Твоя быть вежливый. И твоя знать свою силу. Сартек ценить стойкого и опасного противника. Сартек видеть твою силу, маг-человек. Сартек тоже тебя уважать.
  
   Минотавр вытащил с пояса некий каменный амулет с непонятными символами.
  
   - Моя давать тебе особый знак. Другие минотавры видеть этот знак и тебя тоже уважать. Твоя спешить. Приходить твоя в гости, когда быть время для гостеприимства.
  
   Лорд минотавров и походу шаман в одном лице закинул себе на плечо свой стопудовый гранитовый молот и развернувшись, потопал к крепости. Пожав плечами, дескать ну с кем не бывает, Гарри надел тяжёлый амулет и покатил дальше по горной дороге. Он обогнул Глотку Мира с юга за каких-то четыре часа и ещё через час добрался по дороге до Айварстеда, изрядно напугав стражу.
  
   - Ты, даэдра побери, кто такой?
  
   М-да, отвык Гарри от такого приветствия стражей.
  
   - Гарольд Певерелл, тан владения Вайтран. Ещё и довакин до кучи.
  
   Троица стражников видимо сочла это за хорошую шутку.
  
   - А может это я довакин?
  
   Гарри всегда поражался таким вот остроумным идиотам, которые любят повыкаблучиваться. Особенно когда на них вся деревня смотрит. Гарри вздохнул так печально.
  
   - ФУС!
  
   Тройку стражников откинуло метров так на двадцать, и это Гарри ещё не вкладывал в голос всей силы. Жители деревни с открытыми ртами наблюдали это представление. К поднимающимся стражникам Гарри подошёл и помог подняться. Они мотали головами и никак не спешили прийти в себя. Колданув прямо на них репаро и вручив каждому по маленькой склянке простенького лечебного зелья, Гарри также вручил и мешочек с ненужной ему мелочевкой. Как раз по стаканчику вина или мёда пропустить можно.
  
   - Ну что вы в самом деле, ребята? Вот моя верительная грамота. И выпейте за меня по кружечке пивасика. Я сегодня добрый.
  
   Стражники обречённо кивнули и поплелись к себе в сторожку. Гарри же прошёл в таверну, похлопав по плечу трактирщика, а то тот так на пороге и застыл. Сняв комнату у трактирщика, Гарри вышел наружу и припарковал свой транспорт на местной ферме, заплатив хозяевам пару септимов.
  
   Отправляться на гору сейчас Гарри не собирался. Это и по ясной-то погоде будет сделать непросто, что уж говорить за перемещение ночью. Поэтому здраво рассудив, что ему рано вставать завтра, а до заката ещё пара часов, Гарри направился в свою комнату и устроился спать, попросив трактирщика разбудить его к ужину. Так что пару часиков он проспал довольный собой.
  
   К ужину его разбудила красивая блондиночка. Сон быстро сошёл, так что он смог чётко её рассмотреть.
  
   - Ты кто, красотка?
  
   - Я служанка и бард здесь. Вилхельм попросил тебя разбудить. Как раз свежую тушу щетиноспина зажарили.
  
   - Спасибо. И всё же имя у тебя есть? У такой красивой девушки должно быть чудесное звучное имя.
  
   Блондинка смутилась от такой откровенной похвалы.
  
   - Линли Звёздная Песнь.
  
   - Что я говорил. Это то имя, что тебе подходит лучше всего.
  
   - Спасибо.
  
   Девушка захихикала и скрылась за дверью. А Гарри озадачился слишком уж настойчивыми требованиями организма.
  
   - М-да, почувствовал себя альфа-самцом. Погодите!
  
   Гарри с подозрением уставился на каменный амулет минотавра, но не почувствовал от него ничего магического. С подозрением покосившись на эту штуку, Гарри понял, что организм настойчиво требует от него завалить девушку в кровать.
  
   - Твою дивизию, охуевший младший брат, ты совсем взбесился? Что на тебя нашло?
  
   Решив разобраться в этом вопросе Гарри вышел к ужину, наблюдая в зале довольно много народу. Откуда здесь столько людей маг спросил у трактирщика. Вилхельм рассказал ему о том, что всё это паломники, которые совершают путешествия на гору, медитируя около каменных табличек с текстами.
  
   Выслушав объяснения трактирщика, Гарри заказал ужин и отправился ждать свой заказ в самый тёмный угол таверны, где сидел один из местных жителей. Познакомились, разговорились. Гарри узнал от Климмека о необходимости доставки припасов для Седобородых. Оказывается вся деревушка работает на этих старцев и их учеников. Ничего не скажешь, хорошо устроились Седобородые.
  
   Пообещав Киммеку доставить припасы Седобородым, Гарри приступил к принесённому Линли ужину. Еда оказалась выше всяких похвал. Гарри воздал должное повару и красивой девушке. Линли, что интересно, осталась рядом с ним. В конечном счёте он таки смог разговорить девушку и выслушать обычную историю выпускника коллегии бардов Солитьюда. Всё же Гарри не скупился на похвалу Линли, и получил чудесную мелодию, которую девушка сыграла ему на лютне.
  
   На рассвете Гарри аккуратно выбрался из своей кровати, стараясь не потревожить девушку. Напомнив себе разобраться в этом мартовском загуле, Гарри перекусил холодным мясом, жареной картошкой, да и был таков. Забрав у фермеров свой двемерский байк, Гарри сел за руль.
  
   - И самую капельку.
  
   Он принял сейчас одну дозу жидкой удачи. Мир сразу же заиграл красками, наполнился звуками и ароматами, короче Гарри похорошело настолько, что в себя он пришёл только оказавшись у ворот монастыря. Остановив байк у самой лестницы, довакин проследовал к дверям. Скорее даже широкие двустворчатые ворота, в которые он тихонько крикнул единственное, что знал. Последние эманации жидкой удачи подсказали.
  
   Зайдя в красивый холл, украшенный барельефами, Гарри осмотрелся. Было видно, что здесь живут люди и поддерживают ту ауру, что определяет обитаемое место. Чары обнаружения определили двенадцать живых разумных. Четверо из них приближались к нему. И действительно четвёрка Седобородых вышла к нему с четырёх сторон, охватывая в своеобразное кольцо.
  
   - На переломе времён довакин снова пришёл в наш мир. Продемонстрируй же нам свою силу. Не бойся, мальчик, ты не причинишь нам вреда своим голосом.
  
   Что интересно говорил только один из них, тогда как остальные сохраняли молчание. Весь день они гоняли его через свои упражнения, передавая знания. И хотя Седобородые жутко напоминали ему старика Альбуса в количестве четырёх штук, но учили на совесть.
  
   Так Гарри выучил, что крики -- это заклинания на драконьем языке, которые наполнили силой голоса и обратили в формулу активатор. В отличии от классической магии здесь ключом к правильному срабатыванию служило не воображение, а именно правильный набор слов.
  
   Ему показали слово РО, которое усиливало слово ФУС, отчего крик Безжалостная Сила получался мощней. Росли радиус поражения, сила толчка и урон. Этот крик седобородые заставили Гарри оттачивать в течении нескольких часов.
  
   Потом было слово ВУЛЬД -- первое в крике Стремительный Рывок. Ты обращаешь свой туум в стремительное движение вперёд. По эффекту было похоже, будто тебя выстреливает как из пушки, единственное, что небольшой кокон защиты вокруг тебя не даст разбиться от удара.
  
   Попутно Гарри выучил драконий вариант алохоморы, только действующий куда как лучше. БЭКС открывал даже слабые магические барьеры, но его главным недостатком была публичность (главным образом из-за громкости). Седобородые только успевали делиться с ним знаниями, видя как он демонстрирует тот или иной крик.
  
   Гарри благоразумно использовал поглощённые души драконов, воспроизводя те крики, которым седобородые его обучать не спешили. Но им пришлось это делать, ибо Гарри научился призывать слабенького двойника. Они поделились с ним знаниями остальных слов. Так что первым полноценным криком, освоенным Гарри был ФИК-ЛО-СА.
  
   Третим криком, который показали седобородые было первое слово лечащего ХАС. Он позволял быстро восстановить здоровье, пользуясь даже небольшой передышкой. Теперь стало понятно, почему очень трудно завалить даже обыкновенного дракона. Если не сумел уничтожить дракона сразу, то тот сможет растянуть сражение на истощение.
  
   В конце третьего дня Гарри вежливо попросили отыскать рог Юргена Призывателя Ветра. Требовалось отправиться в древненордские руины под названием Устенгрев. Именно там был похоронен Юрген. Седобородые рассказали, что его могила полна разнообразными испытаниями на знание криков. На логичный вопрос о том, зачем собственно седобородым рог, Гарри сказали, что такова была воля самого их основателя.
  
   Вот Гарри мягко и послали за рогом. Да уж, то ещё дело. А на улице уже закат. Плюнув на всё Гарри покинул монастырь и откопав свой байк, наложил на него заклинание портала и отправился прямо с вершины горы к началу тропы. Внизу его никто не ждал. Да и как-то тихо было в посёлке, зато в таверне был большой шум.
  
   Зайдя внутрь Гарри обнаружил, что все заняты игрой в литрбол. Некоторые уже напились и тихо лежали вповалку, другие продолжали гудеть. Причиной этого бедлама оказался молодой человек непонятной расы, который заправлял этой вакханалией.
  
   - О, у нас новый гость. Спорим, что ты не сможешь выпить больше трёх кружек вот этого напитка.
  
   Незнакомец азартно помахал закрытой бутылью из чёрного стекла. На свою беду незнакомец не рассчитывал нарваться на раздражённого довакина, который сейчас был готов развеяться даже таким нестандартным для себя способом.
  
   - Ты что ли представься для начала собутыльничик.
  
   - Ой, прошу прощения. Что я в самом деле. Сэм Гавен.
  
   - Гарольд Певерелл. Эй, Вилхельм, тащи нам ужин.
  
   Они расположились за единственным свободным столиком. Что удивительно Сэм не предлагал начать соревнование сразу же. Он сперва разделил сытную трапезу с Гарри, и только после предложил напиться. Тут интуиция подсказала Гарри, что пришло время для суперсамогона. Не смотря на возражения собутыльника Гарри слил две бутылки вместе в небольшом бочонке.
  
   Накатили по первой кружке. Хорошо пошло. Как известно, между первой и второй перерывчик небольшой, как Гарри в своё время объяснял Виктор. Вторая кружка тоже отлично пошла. Сознание покинуло их только на пятой кружке.
  
   ========== 19. ==========
  
   Гарольд Певерелл всегда мечтал о таком пробуждении. Похмелье было не сильным, да и голова гудела скорее приятно чем нет. А уж голое пробуждение на каменном траходроме с четырьмя красотками и вовсе вызывало восторг. Единственное, чего не мог понять Гарри, так какого хрена он делает в двемерских руинах? А главное что здесь делают эти девушки?
  
   На момент мелькнула мысль, что он находится в Вал Лирея, но металлические вставки и каменные узоры были другими по стилю. Как успел узнать Гарри, каждые двемерские руины отличаются своими знаками. Местное оформление было похоже на знаки Нчуандзела. Но какого даэдра его занесло в Маркарт, когда бухать он начал в Айварстеде?
  
   - У меня просто нет слов.
  
   Гарри кое-как встал, пытаясь понять, чем прикрыть свои чресла, которые судя по стояку твёрдо сигнализировали что сейчас утро и пора подыматься местное солнце поприветствовать. Позади него раздалось хихиканье.
  
   - У нас тоже просто слов нет.
  
   - А у него классная фигура.
  
   - Да и его "анимункуль" снова готов исследовать "подземелья".
  
   - Девушки, имейте совесть. Наш герой итак трудился весь прошлый день без передышки. Так что сперва дайте ему отойти. И не забывайте о порядке очереди.
  
   Гарри обернулся. Теперь картина начала становиться на свои места. Четыре девушки оказались жрицами Дибеллы, о чём красноречиво говорили соответствующие амулеты дополняющие их костюмы Евы. Вывод напрашивался один -- Гарри сейчас находится в храме этой аэдра.
  
   - Доброе утро.
  
   Конечно слова по ситуации, но а что ещё говорить четырём красивым девушкам, когда вылез из постели, где оприходовал их всех. Судя по обстановке вчера здесь была знатная оргия. Впрочем внимательный и цепкий взгляд отметил, что одна из жриц скорее зрелая женщина в самом соку. Видимо это настоятельница храма и старшая жрица.
  
   - Доброе утро.
  
   Жрицы тут же весело смеясь окружили его и заключили в объятия ничуть не смущаясь своей наготы. От их прикосновений член у тана закаменел настолько, что им можно теперь спокойно дубы крушить.
  
   - Хоть ты нагло и совратил всех нас, но сделал это мастерски, а Дибелла ценит мастеров своего дела.
  
   - Хамал, главное, что он сделал для нас в качестве компенсации.
  
   Гарри решил узнать, что же он такого компенсировал. Узнал. Оказывается он умудрился привести к ним девочку, на которую указала сама Дибелла, как на свою пророчицу.
  
   Дальнейшие вопросы свелись к знакомству. Старшую жрицу звали Хамал -- она и была той самой зрелой женщиной здесь. Эта нордка распоряжалась остальными по праву старшинства. Наличествовали также редгардка Амвен, нордка Орла и бретонка Сенна.
  
   - Жрица Хамал, прихожане проявляют беспокойство закрытием храма на недельный пост.
  
   В комнату залетела девочка-подросток лет четырнадцати. Жрицы оперативно обняли собой Гарри, чтобы их новоявленная пророчица не увидела ничего лишнего.
  
   - Спасибо Фьотра. Иди, мы тут заняты молитвами, которые тебе пока рано видеть.
  
   На лице старшей жрицы ни один мускул не дрогнул от сомнения. Фьотра тоже невозмутимо пожала плечами и пошла на выход, говоря достаточно громко, чтобы её услышали.
  
   - Ой, не смотрю. Чего я там не видела. Я уже достаточно взрослая, чтобы сообразить, видела не раз как папка мамке молитвенно и благочестиво засаживает.
  
   Тут память начала подкидывать тану города Вайтран по чуть-чуть картинки прошедших дней. Так Гарри вспомнил, что эта маленькая сволочь, которая юная пророчица, очень остра на язык, покруче Малфоев будет. Даже изгои, которые похитили девочку, готовы были волком выть.
  
   Последующее время до завтрака воспринималось весьма комфортно. Гарри дали время очухаться и привести себя в порядок, после чего накормили, напоили, и снова в койку потащили, а Гарри не возражал. Единственное, что потом начал выспрашивать о том, что произошло, пока он был пьяным. Обстоятельства двухнедельного запоя молодого волшебника не обрадовали.
  
   Гарольд Певерелл теперь самая известная пьяная морда лица во всём Скайриме. По провинции неуловимый довакин пронёсся словно снежная буря, опиздюлив и осчастливив всех встречных поперечных, хотят они того или нет. Причём неуловимым Гарри был в самом прямом смысле, ибо очень много людей, меров и звероидов хотят пожать ему руку или мужественное горло.
  
   Начать повествование стоит с Рифтена, откуда и начинается шествие грозного тана Певерелла, который был самую малость навеселе. Прибыв в город, Гарри выступил у часовни Талоса перед толпой нордов, потом завалился в храм Мары и взялся нести силу любви в массы. Первым делом в Рифтене состоялась свадьба управляющего нового магазина стеклянной продукции. Потом была аргонианская свадьба, попутно храму Мары перепали солидные пожертвования.
  
   В Виндхельме Гарри устроил пьяную драку, успев опиздюлить даже правую руку Ульфрика Буревестника Галмара Каменного Кулака. В начавшейся заварушке никто не пострадал, если не считать сломанные челюсти братьев Каменных Кулаков. Не удовлетворившись приёмом в самом холодном городе провинции, Гарри свалил оттуда и покатил в Данстар.
  
   Про Данстар жрицы знали только, что там какая-то история связанная с рудниками и даэдропоклонниками приключилась. Подробностей здесь никто не знал, а Гарри не мог вспомнить. Память делала невообразимые кульбиты, пытаясь вытащить воспоминания о запое. Мелькали картинки мест и людей, но внимательно сосредоточиться на них без омута было никак невозможно.
  
   Прямым ходом на своём мотоцикле Гарри оттуда прибыл в Маркарт и женил старика Колсельмо на хускарле ярла Игмунда редгардке Фалин. Это вроде как стало местной сенсацией и на волне этого успеха Гарри забурился в храм Дибеллы, где сейчас и очнулся.
  
   После наведения порядка жрицы передали ему его же вещь, которую он просил подержать у себя на сохранении, пока бегал по их заданию, ища пророчицу по горам и долам холда Предел.
  
   - Что это такое?
  
   Гарри было с чего удивляться. Орла выдала ему странный посох с искусно сделанной розой-навершием и записку, которая сообщала список предметов, необходимых для починки посоха. Сами предметы из списка были выданы в отдельном мешке.
  
   - Девоньки, я что-нибудь вам говорил про этот посох?
  
   Сенна только хмыкнула, старательно пряча довольную улыбку до ушей.
  
   - Когда соблазнял меня в кладовке, ты что-то упоминал про свадьбу своего друга Сэма Гевена и как вы устроили классный мальчишник в Рорикстеде.
  
   - М-да, вот это напился. Подозреваю, что меня ждёт много открытий.
  
   Жрицы как-то странно переглянулись между собой. Амвен, подхихикивая в ладошку, хотела что-то сказать, но её разобрала истерика.
  
   - Амвен хотела сказать, что ты ещё хвастался, будто ярла Солитьюда Элисиф Прекрасную вертел на... своём волшебном посохе.
  
   Тут все жрицы Дибеллы зашлись смехом, а Гарри принялся судорожно вспоминать, когда он успел побывать в Солитьюде и чего там натворить. Но как и ожидалось, ничего путного вспомнить не получилось. Может просто хвастался? Короче видно будет.
  
   - Так, девоньки, а теперь самый душещипательный вопрос, где я свой двемерский драндулет оставил?
  
   - Гарри, если ты про ту странную штуку на трёх колёсах, то мы видели её в гараже у Колсельмо на свадьбе.
  
   - А, точно! Это где входы в основные подземелья Нчуандзела. Там ещё вход в зал мёртвых.
  
   - Да.
  
   - Хамал, Амвен, Орла, Сенна, вы чудо.
  
   Поцеловав каждую из жриц, Гарри наконец-то смог покинуть храм Дибеллы, где он последние три дня молился денно и нощно. В голове у мага играла какая-то мелодия, а мысли были исполнены сальными и богохульными шутками. Даже в этом городе камня царила весна. Снег с крыш медленно таял, вода в городе шумела по сотне каналов, а путь в Подкаменную крепость Нчуандзел шёл через сотни лестниц, укрытых металлическими галереями из двемерской бронзы. Были впрочем тут и обычные лестницы под открытым небом, а также и дорог хватало. Дорога точнее тут была всего одна, которая вела от городских ворот до шахты Сидна, которую начали разрабатывать ещё двемеры перед своим исчезновением.
  
   Мысли о серебряном руднике потянули за собой мысли о его хозяевах. Настрой резко испортился, рухнув до отметки "убить кого-нибудь". Благо возможность предоставилась совершить доброе дело. Запутавшись в лестницах по непривычке и незнанию, Гарри спустился на рынок, когда там решили напасть изгои. Мужик с татуированной рожей избрал именно этот момент, чтобы с диким воплем о том, что он умирает за свой народ, напасть на какую-то девушку, что тихо и мирно покупала себе серьги у ювелирного прилавка. Зеленый огонь авады сразил изгоя, когда он только собрался ударить свою жертву. Та вскрикнула и повалилась в обморок. Тут подбежала стража и застыла над трупом врага. Гарри же подбежал к девушке и привёл её в чувство.
  
   - Всё в порядке. Я убил его прежде чем он бы причинил тебе вред. Давай вставай, я тебя провожу. Где ты живёшь?
  
   Девушка мелко тряслась и даже выговорить не могла что-нибудь, так перенервничала. Если у стражи и были вопросы, то они благоразумно решили их не задавать, видя перед собой мага, который одним заклинанием мгновенно убил преступника, так что и следов не осталось. Гарри пришлось постараться, чтобы заставить девушку выпить успокаивающего зелья.
  
   - Спасибо. Если бы не ты, я бы была мертва.
  
   Это были первые слова девушки, когда она пришла в себя. Гарри отвёл её в таверну, где по словам девушки она снимала комнату. Заказав трактирщику парочку бутылок нордского мёда, маг отвёл девушку в её покои и продолжил разговор.
  
   - Как тебя звать?
  
   - Маргрет. Я приехала сюда из Сиродила за покупками. Здесь продают чудеснейшие серебряные украшения.
  
   - А я Гарри. Гарри Певерелл. Говорят по улицам Маркарта льются кровь и серебро.
  
   Тут им принесли заказ, и Гарри пользуясь моментом, дополнительно попросил принести горячей шурпы из оленины. Откупорив пузыри, Гарри немудрёно поздравил девушку со вторым рождением. Маргрет охотно подхватила эту инициативу.
  
   Внешне казалось, что эта нордка просто напуганная девушка, но было пара фактов, которые не вписывались в образ. Во-первых, пока девушка пребывала в ступоре, она почему-то вспоминала генерала Туллия. Любить этого имперского мудака Гарри было не за что. Во-вторых, маг заметил, что на секунду девушка напряглась, когда он назвал ей своё имя. Причём рука её дернулась к ноге, поправлять платье. Грюм бы в такой ситуации приложил бы непонятную особу инкарцеро или ступефаем, а потом бы допросил.
  
   Когда служанка принесла им шурпу в двух маленьких горшочках, то Гарольд взялся за еду, хоть и был относительно сыт. Незаметно проверив харчи на яды и прочие добавки, Гарри решил закинуть пару провокационных вопросов.
  
   - Я слышал, будто ярлу Вайтрана надоел беспредел изгоев и он приказал захватить форт Сангард, чтобы прекратить нападения на свои земли.
  
   - Что-то такое я слышала по пути сюда. Про ярла Вайтрана говорят, что он до сих пор открыто не присоединился ни к одной из сторон. Но этот захват форта выглядит, как заявка на нечто большее.
  
   - Ну, я слышал, что ярл Балгруф терпеть не может серебро.
  
   Гарри выразительно откашлялся, давая собеседнице обдумать эти слова.
  
   - А я тоже не люблю серебро. Знаешь, я предпочитаю металлы, которые не меняют свой цвет от времени или в силу каких-то обстоятельств.
  
   Опять было сказано весьма многозначительно, давая Маргарет пищу для размышлений. Гарри же решил додавить своим мнением на девушку.
  
   - Я вот по торговым делам мотаюсь по всему Скайриму. Этот город слишком неуютный. Похоже у меня скоро на серебро начнётся аллергия. Я через пару часов планирую покинуть Маркарт. Мне надо добраться до Рорикстеда.
  
   - До Рорикстеда? А тебе потом в Солитьюд не по пути?
  
   - Я бы мог тебя отвезти на своей двемерской машине даже в Солитьюд, но боюсь мне пока туда не надо, так что только Рорикстед. Если через час выеду, то на закате уже буду там. Присоединишься?
  
   - Давай. Я хотела побывать в Солитьюде. Вот только добраться отсюда до него сложно.
  
   Они поговорили ещё немного, так что Гарри мог наблюдать глаза Маргрет и читать её поверхностные мысли. Девушка его откуда-то знала и справедливо опасалась, но за свою жизнь боялась ещё больше. Образы Маркарта также перемежались в её голове с образами генерала Туллия. Выглядело это странно и малопонятно, но твёрдая уверенность Маргрет, что на её жизнь покушались и надо как можно скорее валить из города, Гарри уловил также ярко и чётко, как и образ имперского генерала.
  
   Да и ему тут находиться не безопасно. Гарри не сомневался, что новости о нём уже успели просочиться всюду, куда надо. Просто его возможные враги в других холдах не ожидают от него такой наглости. Мало ли какой там маг прикатил в гости к Колсельмо, который страсть как любит в двемерских руинах ковыряться.
  
   Старый альтмер как и всегда ковырялся в своём гараже. Если уместно называть гаражом целую пещеру с врезанными в её стены двемерскими постройками и тремя люстрами для освещения. Особенный вид всему этому придавала подземная река, которая протекала в этой самой пещере, неся свои воды наружу в город на поверхности.
  
   - О, Гарри, мой друг, спасибо, что дал обследовать этот странный аппарат.
  
   Колсельмо казалось сейчас от радости задушит Гарри, так он был рад видеть своего нордского доброжелателя. Племянник мэтра только сейчас оторвался от работы и вылез из-под непонятной конструкции, которую Гарри заметил в свежем отнорке в стене пещеры. Тройка механических пауков моталась оттуда и обратно, вынося камни и крошку.
  
   - Кого я вижу, наконец-то, мастер Гарри, я уж думал вы не придёте. Дядюшка совсем забыл с этим исследованием о себе. Фалин сама приходит к нему, чтобы кормить и поить, иначе он себя запустит.
  
   Память услужливо начала подсовывать информацию на этих двух альтмеров, которые на удивление не вызывали отвращения, хотя были с посторонними хамоваты и неприветливы. С другой стороны два ботаника не были высокомерными, ибо всё их внимание пожирала наука.
  
   Колсельмо помимо должности придворного мага сочетал в себе должности начальника музея и внештатного специалиста коллегии магов Винтерхолда по исчезнувшим расам меров. Его музей двемеров на самом деле был посвящён также фалмерам и айледам. Вместе с тем старик питал нежные чувства к Фалин и теперь они создали семью и жили вместе.
  
   Айкантар будучи племянником Колсельмо неизменно восхищался своим дядей и ненавидел Талмор, о чём заявлял открыто. Надо заметить, что и Колсельмо прямо сказать не любил своих сородичей, которых считал в большинстве своём горделивыми мудаками. Память подкинула эпизоды того, как Гарри подружился с Айкантаром, когда был на экскурсии в музее. Именно тогда альтмер показал ему своё достижение с найденным в руинах поломанным этериевым посохом. Гарри посоветовал использовать ему для починки не один безупречный рубин, а тройку превосходных и один превосходный же сапфир, ещё и с зачарованием помог.
  
   Короче теперь Айкантар носился всюду с тройкой двемерских пауков, а его дядя занимался изучением мотоцикла двемеров. Новость о том, что мотоцикл Гарри забирает, пришлось компенсировать обещанием знакомства со своим знакомым полудвемером. Сириусу эти дуболомы должны понравиться. Хотя Гарри и не был уверен, что это отличная идея. С другой стороны, если эти неугомонные великовозрастные экспериментаторы додумаются создать автомобиль, то это будет шикарно.
  
   Дав пару советов по сборке авто и пообещав прислать им компетентного специалиста, Гарри вывел свою технику из дворца, а потом аккуратно спустил по самым широким лестницам к городским воротам. Маргрет уже ждала его вместе со своими пожитками в дорожном рюкзаке.
  
   - Готова?
  
   - Да. А?
  
   - Забирайся ко мне за спину и держись крепче.
  
   - Хорошо.
  
   Поняв, что девушка устроилась у него за спиной крепко и даже глаза зажмурила для надёжности, Гарри дал газу. Они стартовали прямо от ступеней, ведущих к городским воротам и помчались так быстро, что только испуганный визг девушки было слышно. Спустя час девушка перестала визжать и стала просить остановиться.
  
   - Ну что ещё?
  
   Гарри тормознул в одной из ложбин, густо заросшей можжевеловыми кустами, через заросли которых протекал ручей.
  
   - Мне в кустики надо.
  
   - Так беги. Я хочу до Старого Хролдана доехать к вечеру.
  
   Маргрет поспешно слезла с мотоцикла и удалилась в кустики. По возвращении она была какой-то задумчивой.
  
   - Погоди, ты же сказал, что едешь в Рорикстед? А Старый Хролдан стоит на дороге к форту Сангард.
  
   Гарри окинул девушку внимательным взглядом.
  
   - А ты не подумала о том, что чья-то серебряная морда может желать смерти не только тебе?
  
   - Ой, ну может быть... Погоди...
  
   Маргрет может и хотела что-то спросить, но Гарри нетерпеливо махнул рукой.
  
   - Все вопросы потом. Приедем в Старый Хролдан и поговорим за жизнь. Думаю не у тебя одной вопросы есть.
  
   Так они и сделали. Маргрет хоть и с опаской, но держалась за Гарри крепко, покуда маг гнал свою машину по горной дороге. Мимо проносились горные ландшафты и завораживающие виды, а мотоцикл отматывал милю за милей. Как и было им намечено, в Старый Хролдан они прибыли к пяти часам вечера. Неплохо для сельской местности.
  
   Старый Хролдан представлял собой маленькое поселение: обычная таверна, шахта малахита, общага шахтёров и поместье самого владельца шахты, а также склад готовой продукции. Так как Старый Хролдан расположился ровно на перекрёстке дорог, то поселение потихоньку процветало, давая ночлег путникам и служа местом остановки торговых караванов. Отсюда в горы подымалась дорога до орочьей крепости Душник-Йал и до двемерской башни Ндарзел, служащей страже ярла Игмунда надёжным наблюдательным пунктом за южной дорогой.
  
   Заказав в таверне легендарный номер, служивший в конце второй эры спальней для самого Талоса, пара приступила к обеду. Кроме них и странного призрака, который тут обитает с незапамятных времён в таверне посетителей больше не было. Гарри конечно удивило спокойное отношение местных к призраку, который напивался призрачным же элем за угловым столиком, но в целом пока призрак сидит тихо, он ему не мешает.
  
   Установив вокруг их столика чары приватности, Гарри спокойно принялся за еду. После ужина, они решили поговорить.
  
   - Итак, Маргрет, расскажи, какого даэдра тебя понесло в Маркарт в эти смутные времена. Вот только свою легенду можешь не рассказывать. Про генерала Туллия я даже упоминать не буду.
  
   Маргрет напряглась весьма серьёзно, но следующие слова просто выбили у неё почву из-под ног.
  
   - Твой дамский кинжал под платьем с внутренней стороны бедра для меня тоже не станет сюрпризом. Выбор у тебя небольшой. Я могу прямо сейчас взять тебя под полный контроль, и сделать с тобой всё, что пожелаю, но согласись, это будет непродуктивно.
  
   Девушка вымученно улыбнулась.
  
   - Не врали слухи о тебе, тан холда Вайтран. Ты действительно дерзкий, наглый и жестокий маг на службе у Балгруфа. Я даже сперва не поверила, когда волей случая подслушала разговор о тебе между генералом Туллием и легатом Рикке.
  
   Гарри позволил себе заинтересованную улыбку.
  
   - Приятно осознавать, что моя персона беспокоит столь значимые фигуры в провинции. И что же они обо мне говорили?
  
   Маргрет как-то странно замялась, но ещё раз взглянув в глаза сидящего напротив неё мага, неспешно начала излагать слово в слово всё, что говорили о Гарольде Певерелле генерал и легат в подслушанном разговоре. Рассказанное стало для Гарри настоящим откровением. Генерал Туллий его боялся, и было этому весомая причина. Странности, которые происходят в провинции, заметил не один Гарри, да и было бы странно ожидать, что не найдётся ещё хоть один разумный, способный сложить все факты вместе и сделать выводы.
  
   Суть размышлений генерала Туллия сводилась к тому, что он подозревал Талмор в организации всей этой бучи в Скайриме, но многие факты не вписывались в эту теорию. Подобный уровень планирования операций был выше сил Талмора. И тут вдруг появляется никому неизвестный маг и буквально за полгода становится самым важным человеком холда Вайтран. Ярл Балгруф открыто ему благоволит, а сторонники стекаются к нему словно так и надо. Этот самый маг вынуждает силы легиона и мятежников воевать на выгодных ему условиях. Заводит дружбу с двемерами, а тут вдруг такой разгром у Мзинчалефта для обеих сторон гражданской войны. По сути бойня около двемеркого города стала последним доказательством в пользу того, что некая пятая сила замешана в этом противостоянии.
  
   Короче, как бы то ни было, но Гарри стал для генерала Туллия персональной головной болью. Гарри себя святым не считал, но размах мысли генерала его поразил. Гарри был только в самом начале пути, описанного Туллием. Однако, молодой маг прекрасно понял, что если он желает добиться титула конунга Скайрима, то ему придётся играть на опережение. Благо искусство лёгкой поверхностной легилеменции радовало его своей аккуратностью, позволяя давить на Маргрет так, чтобы девушка считала свой рассказ искренним порывом. Можно сказать по грани прошёл.
  
   - Ну а ты сама, что об этом думаешь?
  
   - Я простая лазутчица, мне думать не полагается. Моё дело собирать информацию и...
  
   - Позволь с тобой не согласиться. Не думаю, что тебе безразлично всё то, что происходит в Скайриме.
  
   Девушка постаралась не показать своих переживаний, но перед легилементом это было даже не смешно. Гарри прекрасно увидел всплывшие на границу сознания образы того, как Маргрет пошла в лазутчицы, чтобы помочь навести порядок в Скайриме.
  
   - Маргрет, я же прекрасно понимаю, что ты как и я желаешь остановить это беззаконие, гражданскую войну и хаос.
  
   Девушка долго боролась со сладким голосом Гарри. Сам маг хоть и без особой охоты, но ломал лазутчицу. Хотя тут и не особо с совестью пришлось договариваться, ведь девушка сама хотела помочь Отчизне.
  
   - А ты сам, чего желаешь? Чем ты лучше Братьев Бури?
  
   Гарри рассмеялся ей в лицо.
  
   - Братство Бури и Легион в данном случае лишь пешки, заметь не мои пешки. Я играю честно.
  
   Маргрет сделала лицо, как будто дремора ей сказал, что собирается стать священником Девяти.
  
   - А разве не ты всё это организовал? Хочешь сказать, что гражданская война, наплыв разбойников и прочие бедствия не твоих рук дело?
  
   Девушка сделала скептическое выражение лица, а Гарри оставалось сделать жест рука-лицо.
  
   - Думаешь мне оно надо было? Меня в эту историю против моей воли втянули. Я честный норд, который посвятил себя изучению магических таинств. Когда я узнал не предназначенное для чужих ушей, то от меня попытались избавиться. Я был вынужден сбежать и скрываться в таких углах мира, что ты себе даже представить не можешь.
  
   Гарри пригубил мёда, делая вид, что у него в горле пересохло.
  
   - Признаюсь честно, я сперва хотел отомстить, но потом начал своё расследование. Богатые кланы Скайрима вступили в сговор между собой и используют войну, чтобы не только обогащаться, но и поставить на места ярлов верных себе людей. Они хотят сделать полностью марионеточную власть, чтобы никто не мешал им зарабатывать деньги.
  
   Вот тут девушка ахнула. Воистину, чем больше ложь, тем охотней в неё поверят и примут как правду, а тут на руку играет и то, что какие-то масштабные тёмные делишки у богатейших кланов Скайрима есть по любому. Далеко ходить не надо, чего стоит один клан Чёрный Вереск. Так что обольстительные слова легли на благодатную почву.
  
   - Но почему ты не присоединишься к империи?
  
   Вопрос девушки был понятным. Гарри жестко посмотрел на Маргрет, давая понять, какого он мнения об империи. После игры в гляделки он решил пояснить свою позицию.
  
   - Понимаешь, я честный норд, а бюрократия в империи прогнила насквозь. Там каждый второй если не предатель, так точно взяточник, которого легко купить. А это позволит моим врагам избавиться от меня сотней способов, не прибегая к услугам гильдии убийц. Вот и приходится действовать самому. Но если ты мне поможешь...
  
   С помощью легилеменции Гарри уловил желание девушки ему возразить, так что поспешил поднять руки в жесте примирения.
  
   - Нет, ничего такого, что было бы противно тебе. Всего лишь принесёшь генералу Туллию мою записную книжку. Скажешь, что случайно встретилась со мной и решила покопаться в моих вещах, а там такое...
  
   Гарри сделал страшное лицо, давая понять, что в книжке будет сенсационная информация. Маргрет поколебалась для виду, но подобная перспектива была ей интересна, да и странное чувство гнева на кого-то конкретного из богатеев, что явно замешан в грязных делишках, поднялось из глубин сознания девушки.
  
   - И как ты предлагаешь объяснить мне генералу, скажем способ, которым я подобралась к тебе так близко?
  
   Вот тут Гарри выразительно окинул взглядом фигуру девушки. Что поделать, нордки в большинстве своём были очень фигуристыми, а Гарри Певерелл в полной мере ощутил пробудившийся в нём дух Мародёров. Маргрет сперва аж подпрыгнула на месте от понимания, но покрутив мысль в голове, признала её интересной. Всё это Гарри мог понять с помощью легилеменции.
  
   - Иди в комнату.
  
   - Чего?
  
   - Призрак уже пять минут стоит у тебя за спиной, желая со мной поговорить.
  
   Маргрет обернулась, только сейчас заметив, что местная призрачная достопримечательность стоит около их столика и сверлит взглядом мага. Девушка ойкнула и поспешила в их комнату, испуганно оглядываясь на Гарри.
  
   Гарри же оставшись с призраком один на один, любезно предложил своему нематериальному собеседнику присесть на то место, где раньше сидела Маргрет. Призрак благодарно кивнул головой и тут же обратился к магу.
  
   - Хьялти, наконец-то ты вернулся из дальней дороги. Я ждал тебя, мой старый друг. Ты принёс то, что обещал?
  
   Вот это был поворот. Кто такой Хьялти Гарри прекрасно знал, ибо история с довакинством ему не пришлась по вкусу, так как попадать в пророчества и не знать их содержания было уже выше всяких сил тана Певерелла.
  
   - Прости, я так долго странствовал. Напомни мне свою просьбу.
  
   - Хьялти, ты всегда был хитрым лисом, но порой забывал элементарное. Вот, эти дикари-ричмены утащили меч моего отца. Я тебя просил вернуть реликвию моего рода перед смертью. Вот, смотри, эти гады изгои унесли клинок вот сюда.
  
   Призрак расстелил на столе призрачную карту, которая вдруг стала объёмной и показала конкретное место. Гарри очень чётко запомнил его. Весьма своеобразные руины древних нордов послужили убежищем для одного из племён ричменов.
  
   - Хорошо, я тебя понял. Постараюсь как можно быстрей отыскать твой клинок.
  
   - Спасибо, Хьялти, я знал, что ты вернёшься.
  
   Призрак изобразил широкую улыбку, отсалютовал своей призрачной бутылкой и направился снова в свой угол под удивлёнными взглядами трактирщицы и её сына.
  
   - Что это было?
  
   Гарри не вдаваясь в подробности сказал как оно было.
  
   - Старый друг подошёл ко мне поздороваться. Ничего необычного, обычная дружеская беседа.
  
   Трактирщица и её сын как-то озадаченно кивнули в согласии и вернулись к своим делам. Гарри же отправился в свою комнату, как бы он не торопился в Рорикстед, но с Маргрет надо ещё поработать. Ставить небольшие ментальные закладки следует тогда, когда жертва максимально расслаблена. В итоге Гарри сам превратился в того, кого так сильно ненавидел. Однако если Дамблдор делал это ради всеобщего блага, то Гарри желал только одного, защитить себя и свою семью. Генерал Туллий не того полёта птица, чтобы просто отмахнуться от его тараканов в голове. Если Туллий захочет, то он сможет стать опаснейшим врагом для Гарольда.
  
   А Маргрет, ну что же, он даст девушке то, чего она сама желает. Хочется ей пахать на благо Скайрима? Да ради Девяти, пускай пашет, только теперь она будет пахать так, как ей укажет Гарри. Мысленно брюнет напомнил себе, что девушку надо напоить противозачаточным зельем.
  
   И ведь ещё следует разобраться с этим странным запоем. Гарри надеялся только на то, что он не успел совершить чего-то сверх невозможного и непоправимого.
  
   ========== 20. ==========
  
   Гарри возвращался домой из Данстара не в одиночестве. Рядом на гнедой кобыле ехал подросток редгард, который отлично знал коневодство и морское дело. Первое досталось ему от приютившего его трактирщика данстарской таверны Пик Ветров. Торинг научил Алисана тому, что сам умел, передав подростку всю науку о лошадях. Морское дело Алисан выучил у родного отца. С детства мальчик был юнгой на корабле, а когда его отец из-за болезни остановился в Данстаре, то пришлось Алисану за ним ухаживать, пока тот не помер от горячки.
  
   Алисан для своих лет был довольно спокойным, рассудительным и сдержанным мальчиком, но остальных детей Данстара строил только так, заставив с собой считаться. Причём сделал это так мастерски, что даже взрослые ему благоволили. Среди шахтёров он прослыл как свой в доску парень, ибо регулярно носил им обеды, помогал как мог и не жаловался на свою жизнь.
  
   Что касается того, что случилось в Данстаре, то Алисан имел к этому самое непосредственное отношение. Оказалось, что Гарри, впервые оказавшись в Данстаре, первым делом решил навестить местного ярла, так сказать почтение выказать и всё такое, а наткнулся на сцену ультиматума, который старый ярл Скальд говорил в лицо двум нордам, один из которых был в офицерской броне легиона. Причём говорил ярл с оппонентами один на один без присутствия хускарла или стражи.
  
   Самоуверенность ярла Гарри не понравилась, но как бы то ни было, он подошёл и поздоровался, не преминув заметить, что здесь имперскими шпионами воняет. Скальду такое замечание пришлось по душе, так что Скальд и Гарольд умудрились нажраться сообща, да ещё и хускала ярла и местного офицера Братства Бури пригласили. Короче в устроенной попойке Скальд пожаловался Гарри на то, что империя спит и видит, его свергнуть, а тан Уизли не затычка во все бочки, ибо парень и так старается во благо холда Белый Берег, разъезжая с дружиной туда-сюда и безостановочно рубя всякую погань.
  
   Ну про своего друга Гарри лично знал, что Рональд плотно занялся очисткой и запечатыванием нордских руин, которых во владении хватало. Таким образом разбойники теряли удобные укреплённые базы, а казна тана Уизли пополнялась средствами от найденных сокровищ. Также эти места теперь служили тайными базами для их компании иномирцев, так как после зачистки зайти в руины мог только тот, кто знал магический ключ.
  
   Рональд и Луна готовились к войне с Серебряной Рукой. Бандитская группировка захватила основные охранные форты и хоть и играла роль стражи, но теперь взымала небольшой налог в свою пользу. Но основным заработком это группировки служила парочка фортов расположенных вокруг шахт, среди которых была и железно-золотая.
  
   Вот это уже было серьёзно, но всё это дело грядущего, Гарри же было поручено свежим взглядом оценить Данстар на предмет возможных шпионов империи. Вот Гарри и обратил тогда внимание на шустрого и расторопного паренька. Алисан знал о жителях Данстара даже больше, чем они сами о себе знали.
  
   Именно подробные рассказы мальчишки дали первую возможную зацепку. Дело было во владельцах местных шахт. Это была семейная пара, которая из-за пустяка рассорилась накануне восстания Братства Бури, словно по заказу. Вместе с тем на город было наложено эмбарго Восточной имперской кампанией, которое превратило и без того ухудшившиеся экономические показатели города и владения в целом почти в дармовщину.
  
   Исполнено было дерзко и хладнокровно, а главное поди докажи, кто бы ни покушался на экономическую самодостаточность холда, но при любом развитии конфликта он становился лёгкой добычей. У ярла Скальда нет ни детей, ни дальних родственников, по факту он сирота. А там глядишь съест старик Скальд что-нибудь не то, и вуаля, нужный человек получает титул ярла и делает то, что ему укажут.
  
   Опыт собственной жизни и воспоминания Снейпа позволяли Гарри видеть все эти манипуляции очень чётко. Он и сам задумал парочку многоходовок, заказав через своего представителя в Рифтене у гильдии воров полный свод законов королевства Скайрим и все принятые акты, билли и прочие пакты с документами. Задумал Гарри без лишней скромности не абы что, а аферу с территориями. А закон, что дышло, куда повернёшь, туда и вышло.
  
   В конунги абы кто не прорвётся, а возможность получить свою территорию, которая на законных основаниях станет частью Скайрима, присоединившись к королевству в качестве ещё одного холда -- вот это сильно поднимет позиции Гарри. Сразу из танов в конунги прыгать -- это будет жёстко, а вот если сперва стать ярлом.
  
   Как бы там ни было, но планы своих врагов Гарри жестоко порушил, достаточно было прошмонать вещи в домах у управителей хозяев железной и ртутной шахт Данстара. Обнаруженные дневники были отнесены ярлу Скальду, который срочно вызвал к себе бывших супругов и дал им прочитать занимательную переписку с планами управителей избавиться от своих хозяев.
  
   Гарри к тому времени дальше укатил, колесить по Скайриму, но обещал вернуться. Алисана же Гарри выделил особо, предложив подумать над своим будущим. Паренёк подумал. Очень хорошо оценил свои перспективы и попросился в оруженосцы или ученики.
  
   Вообще во второй раз Гарри посетил Данстар направляясь в этот тихий городок целенаправленно из Монвускара -- старой крепости, которая была окупирована некромантами... пока Гарри туда не пришёл в поисках своего друга. То что другом оказался один из даэдрических принцев -- это мелочь совершенно не заслуживающая внимания. Сангвин с юмором отнёсся к попытке Гарольда его женить на ворожее, но отдал должное суперсамогону после которого даже даэдра в себя приходят вечность, на что ему был пожалован от Гарольда рецепт самогона и схема создания соответствующей аппаратуры. В ответ даэдричиский владыка всех кому мил принцип "секс, травка, рок-н-ролл" одарил Гарри особой милостью, теперь Роза Сангвина будет верно служить своему новому хозяину столько раз, сколько Гарри пожелает. Единственным условием было не передавать артефакт по наследству.
  
   Кроме всего прочего даэдрический принц вернул Гарри все воспоминания о попойке, так что Гарри вспомнил обстоятельства своего первого посещения Данстара. Вот потому Алисана Гарри сумел огорошить таким предложением, которого паренёк не ждал. Дело было в усыновлении, на которое Алисан согласился не без задумчивого взгляда.
  
   Вот и сейчас мальчишка ехал на лошади рядом со своим новоявленным отцом и загрузился в тяжёлые размышления. Да так качественно загрузился, что Гарри пришлось контролировать его лошадь магией, чтобы парень не улетел из седла. Маг не мешал мелкому редгарду предаваться мыслям. Алисан паренёк умный, и сделает правильные выводы.
  
   Первый вопрос, который он задал был сделан когда они уже подъезжали к Залу дозорных Стендарра. И это был именно тот вопрос, который Гарольд и ждал от сообразительного мальца.
  
   - Папа, я вот всё равно не пойму мотивов твоего поступка.
  
   - Ты про своё усыновление?
  
   - Да. Я вот думал тут...
  
   Гарри рассмеялся, поймав взгляд Алисана. Паренёк заметно смутился.
  
   - Это было очень заметно. И что же ты надумал?
  
   - Пытался понять, какая причина может быть для моего усыновления. Но либо я тупой, либо чего-то не понимаю, либо ты папа действительно такой добрый и справедливый.
  
   Гарри с отеческой заботой взлохматил чёрные волосы приёмного сына. Потом он заговорил с ним очень серьёзно. Алисан преисполнился важности момента.
  
   - Сынок, ты не тупой, но жизни ты действительно не знаешь. Что же до моих мотивов, то их много. Начать стоит с того, что я сам был сиротой, только не таким сообразительным как ты. Меня с детства готовили на убой, выбирали мне друзей, короче вели как марионетку. Когда я смог контролировать свою жизнь, стал сам себе хозяином и свободным человеком, то был уже взрослым мужиком.
  
   Гарри, вспомнив свои детские годы, счастливо улыбнулся. Чтобы там ни было, но он был благодарен судьбе за пройденный путь.
  
   - Так, зная все прелести жизни сироты, почему я не могу помочь, если прохожу рядом? Человека определяют его действия, а не слова, запомни это. Что же до остальных причин, то это скорее мотивация для тебя.
  
   - Для меня?
  
   Алисан был удивлён, видимо не такого ответа он ждал.
  
   - Сынок, ты свободный человек, я тоже свободный человек. Кем быть в этой жизни решать только тебе. Если ты захочешь пойти в политику и поддерживать меня в качестве союзника, я могу тебе помочь стать знатным, чтобы влиять на жизни многих, но сам знаешь, что чем ты выше над остальными, тем больше ответственность.
  
   Паренёк задумался над этими словами на целых пять минут.
  
   - Ты прав, папа. Быть таном -- это очень тяжело. Тан Уизли и Тан Лавгуд с тех пор как получили титул, только и делают, как галопом разъезжают по всему владению со своей дружиной. Да кроме них и семьи Зазубренная Кирка танов в холде больше нет. А какие ещё дороги есть?
  
   - Как видишь, на мне зачарованная мантия боевого мага и зельевара. Научные изыскания -- это не моя прерогатива, хотя талантами я не обделён и могу своей магией работать в мирном русле, но так сложилось по жизни, что я боевик, которому при этом посчастливилось получить обучение у подобного мне мага. Мой учитель был ещё более смертоносен и опасен чем я и при этом мог часами заниматься научными изысканиями.
  
   - Ух ты!
  
   - Не ух ты, а тяжёлый рабский труд. Причём добровольный, так как времени и средств это поглощает много, а результат не всегда соответствует заявленному. Тем не менее это не помешало моим предкам подняться как раз на таких вот исследованиях. У нашей семьи есть парочка хороших черт: верность семье, прагматизм и творческая жилка. Всё вместе это делает нас теми, кто мы есть.
  
   - И именно эти условия я соблюдал?
  
   - В какой-то степени, сын. Есть ещё условия -- справедливость и умение любить. Этого тебе хватает с избытком. Так что захочешь стать доблестным героем или честным ремесленником, я всегда могу помочь в твоём выборе. Тут главное не забывать с чего ты начал свой путь, потому как можно легко забыть всё на свете и потерять всякую связь с происходящей действительностью.
  
   - Я буду помнить твои слова, отец. Ты очень мудрый.
  
   Алисан сказал это со всей возможной серьёзностью, но максимализм подростка и детская непосредственность всё же были в обращении приёмного сына. Гарри было чертовски приятно это слышать. Каждому хочется, чтобы его не только хвалили, но и любили.
  
   - Можно быть невероятно мудрым и всё равно за всю жизнь ума не нажить. Назовём это передачей житейского опыта от отца к сыну.
  
   Не говорить же пареньку прямо сейчас, что у него потенциал достаточно большой, чтобы можно было провести сперва магическое принятие в род Певерелл, а потом и ритуал возрождения угасшего рода. Это маги-аристократы своим детям с младенчества вдалбливают в голову родовые устои, которые позволяют магам усиливать себя. Но вот проблема, в родном мире магия пусть и была стихией, но разума не имела. Немногие относительно магглов могли использовать эту стихию и совершать невозможное.
  
   Нирн же живет по иным законам, здесь у магии есть свой разум или если уместно сказать хозяин -- Магнус -- величайший из богов. Как себя поведёт это относительно инертное божество предсказать нельзя, но законы крови и рода, которых так яростно придерживаются все аристократы оказались действительны и здесь. Вот только здесь магглов и сквибов нет от слова совсем. Каждый разумный и даже почти половина полуразумных видов способны в той или иной степени к магическим действиям, иногда это находиться на уровне инстинктов. Каждый пятый щелчком пальцев способен зажечь огонёк или охладить кусок мяса.
  
   С одной стороны история подобная событиям первой и второй гражданских войн в магмире Британских островов здесь не повторится, но с другой сами эти знания уже являются опасными. А презрительные обмолвки Колсельмо и Айкантара о евгенических программах Талмора заставляют испытывать серьёзные опасения. И во имя Шора и Магнуса, если альтмеры всерьёз занимаются постижением законов рода и крови -- это даёт простор для манёвров. А если талморская мразь уже обладает полнотой этих знаний, то значит грядёт война на истребление.
  
   Именно поэтому Гарри оставил свой мотоцикл в Данстаре в сарае у ярла. Ему он ещё понадобится через неделю, когда Гарри поедет навестить любимых родственников в Лабиринтиан. Да и опять же не стоит привлекать к себе внимание. Пока из Данстара в Вайтран доедешь, кто-нибудь из соглядатаев Серебряной Руки тебя определённо заметит. Гарри даже из Монвускара пришлось добираться до Данстара через глухие ебеня Снежного Хребта по Перевалу Странника, мимо Инеевого Маяка, дальше по каменистым пляжам, которые облюбовали хоркеры и белые медведи.
  
   Что интересно, так это отсутствие наблюдателей Серебряной Руки в самом Данстаре. Главный город холда группировка словно специально обходит стороной. Хотя практически весь центр владения у них под пятой. И Гарри намеревался оценить имеющиеся укрепления неприятеля. Путешественники редко, но встречаются весной на этих дорогах. Но ночевать Гарри всё же предпочёл в Зале Дозора.
  
   Хранитель Каркетта встретила путников добродушно и приветливо, хотя на входе их проверили с помощью ауры Стендарра -- особого заклинания, которым Гарри очень заинтересовался. Дозорные с удовольствием обменяли атакующие заклинания школы восстановления на заклинание солнечного луча, как они обозвали люмос солем. Оказалось, что зачастую дозорные тратят много сил на уничтожение рядовой нежити, что негативно сказывается на скорости подготовки новых рекрутов. Вот такая засада, что у школы восстановления мало заклинаний уровня новичок и боевых среди них нет.
  
   - Я мог бы вас обучить ещё одному боевому заклинанию той же школы, но не уверен, хранитель Каркетта, что это знание должно открывать всем. Подобное знание я могу доверить только вам.
  
   - О каком запретном знании пойдёт речь?
  
   - Это касается школы восстановления.
  
   Гарри отметил, что Зал мгновенно покинули все присутствующие младшие чины. Осталась только Каркетта и два её заместителя. Хранитель за них поручилась как за саму себя, но её вопросительный взгляд остановился на Алисане.
  
   - Моему сыну будет полезно понять, что магия не игрушка.
  
   Гарри ловко притянул к себе выползшего на свет очага из угла хлога. Птичка отчаянно заверещала, чувствуя недоброе, да было поздно метаться. Каркетта и её заместители воспользовались своими особыми амулетами Стендарра, создавая вокруг глаз заклинание способное видеть магические потоки.
  
   - Я прочитал описание этого заклинания случайно, наткнулся у старьёвщика на книгу, которая каким-то чудом не рассыпалась и была посвящена школе восстановления. На развороте книги был символ имперской гильдии магов. Это заклинание древние придумали, чтобы наносить удар милосердия. Сразу скажу, что это уровень эксперта в магии восстановления.
  
   Хлог оглушительно пищал, поддерживаемый в воздухе заклинанием левитации. Дозорные внимательно следили за манипуляциями мага. Гарри вытянул вперёд руку и произнёс два слова. Последовала зелёная вспышка, как при взрыве ядовитой руны и хлог обвис, бесповоротно умерев.
  
   - Это действительно школа восстановления, но это просто чудовищно. Немногие способны применять ядовитую руну, а это заклинание ещё более чудовищно.
  
   - Главное, что это поможет вам уничтожать даже самую живучую нечисть. Я заинтересован в этом ради блага моих детей и будущего Скайрима. А вот заклинание клятвы, которая поможет контролировать это знание.
  
   Гарри передал свиток с описанием. Каркетта и её заместители внимательно прочитали текст и тут же поспешили воспользоваться самой клятвой.
  
   - Мы не знаем, как можно выразить нашу благодарность за это знание.
  
   - Сынок, пойди проверь наших лошадей.
  
   Алисан мгновенно сообразил, что сейчас должно будет происходить, поэтому быстро покинул Зал Дозора, направившись на конюшню. Каркетта и её замы вопросительно посмотрели на мага. Гарри же решил не рассусоливать, а сразу расставить все точки над И.
  
   - Томик заклинаний светлой некромантии мне бы очень помог создать защиту от убивающего проклятия.
  
   Каркетта неодобрительно покачала головой.
  
   - А ты, наглец, тан Певерелл, правду про тебя народная молва говорит. Тем не менее, ты не побоялся приехать сюда со своим учеником и рассказать нам такое.
  
   - Тем и живём, никто ещё не мог меня обвинить в нечестной игре. Так хоть не я один буду всякую погань истреблять.
  
   Каркетта понимающе кивнула. Гарри опять играл на грани, пользуясь искусством легилеменции, чтобы усиливать то, что дозорные желают услышать.
  
   - Толан, принеси нашему гостю одну из копий.
  
   - Но...
  
   - Не спорь со мной, если мы получим ещё и защиту от такой убойной магии, то дело того стоит.
  
   Склонив голову в согласии, заместитель Каркетты спустился в подвал и скоро вернулся с необходимой книгой. Получив книги Гарри её спрятал в свою сумку и снова повернулся к дозорным.
  
   - Есть ещё одно заклинание школы восстановления, которое я узнал из той книги. Смотрите.
  
   Гарри намеренно сломал деревянную ложку после чего восстановил её с помощью репаро. Дозорные одобрительно зашептались, ощупав ложку, которая стала как новенькая.
  
   - Вот полное описание заклинания. Что интересно, группа мастеров школы восстановления может использовать его как ритуал и привести в изначальный вид даже замок, при условии, что тот был разрушен немагическими способами.
  
   - Это точно всё?
  
   Каркетта теперь уже совершенно по иному смотрела на мага, который решился так усилить их орден. Было это необычно, но с другой стороны, если слухи не врут, то похоже ярл Балгруф решил навести с стране порядок.
  
   - Есть ещё одно заклинание, но тут всё зависит, желаете ли вы принять участие в охоте на двемор?
  
   Вопрос конечно был глупым, но с другой стороны дозорные что-то не спешили наводить порядок в лесах Фолкрита последние два года. Возможно этому были объективные причины.
  
   - Мы бы с радостью, там три наших группы пропало с тех пор, как эта хренотень началась, обливион её подери!
  
   - Тогда ловите ещё один свиток, он вам точно пригодится, потому как раны от даэдрического оружия плохо заживают. О месте и времени охоты я вам отдельно сообщу. Слишком много желающих надо организовать в единую толпу.
  
   На том переговоры были закончены и Гарри отправился в выделенные ему покои, забрав сына с улицы. С утра пораньше они продолжили путь. Как ни странно, но путь через форт Дунстад оказался вполне безопасным. Бандиты Серебряной Руки к удивлению оказались легко податливы на конфундусы, так что оценить силы группировки в форте Гарри смог довольно неплохо. И чем больше узнавал о противнике Гарри, тем сильней ему это не нравилось. По факту целая армия скрывается по лесам владения Белый Берег, что с учётом недавнего разгрома под Мзинчалефтом весьма напрягает. Успокаивает только тот факт, что клан Серебряная Кровь поддерживает в этой войне Братство Бури. В противном случае, ходи вся эта орава под Мавен Чёрный Вереск -- Скальд бы и недели после разгрома под Мзинчалефтом не протянул.
  
   Ситуация была очень стрёмной. Мягко говоря, грубо выражаясь, Гарри понятия не имел, какие силы ходят под Мавен, но присутствовала уверенность, что интрига с шахтами в Данстаре - её рук дело. Было бы интересно узнать, кто же на неё работает. Другой любопытный факт заключается в том, что никто не знает личности отца детей Мавен, хотя бесспорно отец у них один.
  
   Ещё хрен его знает, что творится в Солитьюде. Уж эта имперская клоака точно является вертепом кулуарных интриганов и подковёрных игроков. Вот где стоит всколыхнуть болото. Но всё это потом, после того, как Серебряная Рука будет наказана за свои дела. Рабства спускать никто не собирается.
  
   Гарольд и Алисан удалились от форта на достаточное расстояние, да ещё и в лес въехали. Проверив лес на наличие наблюдателей магией, Гарри решил ускорить свой путь.
  
   - Сынок, ты не против ускориться, чтобы быстрее прибыть домой?
  
   - И как мы быстрее попадём домой?
  
   - Спешиваемся, я и тебя, и лошадей сразу не смогу переместить.
  
   Они спешились и Алисан с удивлением наблюдал, как приёмный отец аккуратно привязал лошадей к ближайшему дереву, после чего усыпил их заклинанием.
  
   - Сынок, дай мне руку и приготовься. В первый раз этот магический способ перемещения в пространстве очень неприятный.
  
   Алисан дал Гарри свою ладонь, стараясь не дрожать, что выглядело довольно смешно. Взяв сына за руку Гарри переместился к роще около Чистого Родника.
  
   - Папа, это...
  
   Следом бывший юнга показал отличное знание морского сленга.
  
   - А рот с мылом вымыть, сынок.
  
   - Извини, папа, но это...
  
   - Как будто тебя через мясорубку провернули?
  
   - Ага...
  
   Гарри утешительно похлопал приёмного сына по плечу.
  
   - Привыкай. Если ты маг, то не всё может быть только по твоей прихоти. Даже маги вынуждены терпеть подобное.
  
   Гарри сделал ещё два прыжка, перемещая сюда лошадей.
  
   - Фух, я устал. Ладно, сынок, подъём, мы недалеко от деревни где старостой мой кузен Дадленд. Поговорим с ним и домой направимся, на закате должны быть уже дома.
  
   Дадли встретил их уже в самой деревне. Теперь это место походило не на лагерь браконьеров, а на немного необычную, но вполне себе нордскую деревеньку. Хотя тут имелась и аргонианская семья, и каджитская, и даже парочка босмеров затесалась среди бывших рабов. А так были люди всех мастей, хотя в основном норды.
  
   Бывшее здание бойни разделили теперь на два отделения, в одном кузня, в другой лавка. Каджитская семья вдруг оказалась отличными кузнецами, потомственными. В лавке орудует один ушлый имперец, чей брат вместе с парочкой дуболомов из числа нордов теперь каждый день гоняет в Вайтран и обменивает мелкую железную гарнитуру для строительства на всё, что деревне необходимо. Каджиты ещё наладились с помощью угля получать особую сталь и теперь поставляют также красивые ножи и вилки в город. Короче, крутится деревня как может.
  
   Дадли, оказалось, избрал подземелья местом для своего дома. Наладил второй этаж в памятной пещере, куда шахта спускается, отгородил половину пространства под свой дом, получилось будто классическое нордское поместье вставили в скалу. Карстовые воронки далее в пещере и тайный выход оказались перекрыты решётками, а дополнительно ещё и отпугивающими чарами. А через природные отверстия в земле получилось запитать руническую цепочку для вентиляции в шахте и создать постоянную оптимальную температуру в восемнадцать градусов. Как для местных условий, так лафа вечная.
  
   Дадли и Милли тоже обзавелись приёмными детьми в дополнение к своему, который родился три месяца назад, так что Алисан не вызвал удивлённых взглядов. Для Дадленда и Милисенты усыновление и возможность возродить парочку старых родов, а то и укрепить свои два -- это лучшая возможность раскачать свой магический потенциал. Тут ведь какая штука, чем больше в роду волшебников, тем сильнее выходят ритуалы, призванные укрепить род. А каждый ритуал потихоньку раскачивает магический резерв участников. Если бы не эти дремучие ритуалы связанные с законами крови и рода, то те же Малфои бы давно загнулись со столь смертельным для генеалогии проклятием одного ребёнка.
  
   С другой стороны было заметно, что Дадли и Милли сделали это не из одного лишь профита. Кузен был доволен жизнью и искренне любил своих детей. А Милли то и дело принималась щебетать точно курица наседка, эк как её пропёрло на материнский инстинкт. Алисан был ею со всех сторон осмотрен, признан худым, несчастным, голодным мальчиком и усажен кушать.
  
   Гарри и Дадли лишь улыбались, глядя как Милли хлопочет вокруг всех четырёх детей, успевая каждого одарить вниманием. Мужчины переглянулись, взяли по бутылочке нордского мёда и направились в рабочий кабинет Дадли. Заклинание магического огня в камине было дополнено парочкой светляков под потолок и добившись приемлемого уровня освещённости кузены завалились в кресла.
  
   Пришлось Гарри изрядно постараться, чтобы создать нечто приемлемое, то к чему он и Дадли привыкли. Пока кузен отрабатывал свои магические силы с помощью бытовых и примитивных строительных чар, Гарри постигал тонкости трансфигурации, которую в Хогвартсе учил спустя рукава.
  
   - Защиту кинул?
  
   - Само собой, Дадли. Чай не дурак. Как наши дела?
  
   - Без домовиков туго идут. Дядюшка Матиас ругается на чём свет стоит, но все заняты изысканиями. Среди местных жителей уже слух прошёл, что призраки поселились в Лабиринтиане. Наши под видом странствующих магов продают специальные амулеты, пропускающие через город. То ещё зрелище.
  
   - Да уж я представляю. Местные хоть и поголовно силами одарены, а ведутся на это словно последние лохи.
  
   - Ну без лоха и жизнь плоха. На прошлой неделе Фалион в гости пожаловал.
  
   - И что?
  
   - Договорились о сотрудничестве. Он оказывается нормальный мужик. Конечно не без своих загонов, но с другой стороны он много где попутешествовал, многими знаниями владеет. Они с дядюшкой Матиасом сошлись на почве теоретических расчётов. Ну и, конечно, ему нравится идея получить своего персонального домовика.
  
   - Быстрее бы они рассчитали необходимую мутацию под местные условия. Я через месяц зарываться буду без Кричера. Кто бы знал, насколько мы, оказывается, зависимы от этих лопоухих негодников.
  
   - Ну, Гарри, к хорошему привыкаешь быстро. Я в Хогвартсе семь лет не учился, но потом без домовика никуда.
  
   - Ладно, кузен, это всё фигня, я тут кое-чего узнал, так что держи флакон. Тут мои измышления по поводу новой информации. Будь аккуратен, это только для своих информация.
  
   Гарри передал Дадли маленький хрустальный флакон, который кузен тут же встав с кресла отнёс на каминную полку и положил в специальную шкатулку для таких целей.
  
   - Ты-то сам где был?
  
   - Пьянствовал, после того, как к седобородым съездил в гости. Эти старики меня обучили искусству крика, да выпустили на вольные хлеба, послав принести им один старый боевой рог. Молчат, что тот Дамби, да ещё и легилеменции не поддаются, такое чувство будто в ледяную глыбу мордой приложили. Ещё и рассуждают что-то там о том, какая для них это честь обучать меня и все прочие бла-бла-бла.
  
   - Ты поаккуратней с бородатыми старцами, никогда не знаешь, когда им в голову моча ударит или всеобщее благо.
  
   - Ну эти хоть не как Дамблдор. Всё время посвящают медитации и прочей подобной восточной мистике. У меня такое чувство было, будто я в Шаолинь попал с уклоном в изучение туума. Даже название Путь Голоса, как бы намекает на боевых монахов. Думаю они и с оружием отлично ладят. Во всяком случае оного по стенам монастыря развешано -- полноценную маленькую армию вооружить можно.
  
   - Да тут куда не плюнь, везде мутные дела творятся. Мы тоже свои дела проворачиваем. А паренёк силён. Какой род будешь возрождать?
  
   - Не у всех так просто как у вас с Милли. Ты мой список видел? Там же, сука, полсотни фамилий! Я как представляю, на сколько миллиардов меня гоблины взгрели, так мне становится плохо. Да на эти бабки я бы Скайрим с потрохами купил бы, ещё бы и каждому бомжу по поместью досталось бы от щедрот души. Маленькие морщинистые ублюдки!
  
   Дадли успокаивающе похлопал кузена по плечу. Вдруг проснувшаяся ото сна хозяйственность кузена была типичной семейной чертой Певереллов-Поттеров. Ну тут хотя бы сложностей не было, Гарри соединил два рода в один, укрепив свою магию и таланты. Возвращение в род дочери Воландеморта стало ещё одним кирпичиком на пути возрождения рода. Дельфина Певерелл теперь стала по крови и магии сестрой Гарольда. В будущем могут возникнуть проблемы, ибо девочка уже сильна как дракон, а её мужу придётся войти в род, иначе может размазать. Вообще, для Нирна приходится пересчитывать выкладки по наследованию. Вопрос короче сложный и легче он в ближайшие годы не станет.
  
   - Ладно, нечего языками чесать, коли поезд ушёл. Мы ещё всех догоним и перегоним. Если будет ещё что-то интересное, я тебе расскажу. Хотя как по мне, так я, кажется, обнаружил тот самый побочный эффект перехода на магию, которая имеет своего хозяина. Кажется мы со своими законами крови и рода резонируем с местными правилами Магнуса. По иному объяснить, почему я бью все рекорды своего отца, крестного и даже Снейпа на любовных фронтах объяснения больше нет.
  
   Дадли улыбнулся той своей мерзкой улыбкой, которую Гарри помнил с детства. Зрительская масса жаждала хлеба и зрелищ. Запинаясь, словно нашкодивший ребёнок, Гарри поведал о своих любовных похождениях на пьяную голову. Кузен только восхищённо охал и завидовал молча.
  
   - Не, я серьёзно, Дадли! Ну какого хрена? Мало мне Изольды и трактирщицы, так я сперва в Айварстеде уложил в койку служанку в гостинице, видимо и в Рифтене без моего конца не обошлось. Сангвин, гад даэдрический, не вернул полностью воспоминания из Рифтена и Виндхельма, сказал там не было ничего важного, я просто веселился. Потом был Данстар, где я трахнул дочку трактирщика, которая кстати тоже бард. Что-то меня на музыкантш потянуло. В Маркарте умудрился совратить и поиметь всех жриц в Храме Дибеллы, причём как по одной, так и всех скопом. Когда же поехал в Рорикстед выяснять чего я там учудил, то одна девушка попросила меня подвезти. Так я её пригласил вечером на пару сеансов, а по приезде в Рорикстед потянуло на экзотику, провёл ночь с каджиткой. Вот в Данстар во второй раз заехал и снова дочку трактирщика умудрился по тихой грусти покатать на одноглазом змее вторично. И такое чувство, будто у меня секса год не было. Хорошо хоть противозачаточного зелья валом.
  
   Дадли сперва закашлялся, не зная что сказать, а потому просто зааплодировал.
  
   - Ну, Гарри, никогда бы не подумал, что ты такой, как двемерский центурион: бесперебойный. Герой!
  
   - Дадли, вот только не надо мне венец победителя вручать. Мне просто любопытно, это всех Певереллов и Поттеров так плющило, или это мне так повезло?
  
   - Только богам это ведомо. Никто не знает что в списке у Малфоев, но они от энтузиазма из одежды выпрыгивают при любом удобном случае. Но в их случае всё вполне объяснимо. А вот что тебя вдруг попёрло на баб -- спорный вопрос, может сказывается воздержание в школе?
  
   - Ладно, закрыли тему. Нам с Алисаном пора выдвигаться.
  
   - Я вас провожу.
  
   Дадли проводил их до ворот деревни. Гарри в последний раз обернулся, смотря на вырезанные прямо в скале на втором и третьем уровне квартиры для шахтёров, после чего припустил своего коня. Алисан держался рядом, подгоняя свою гнедую кобылу, чтобы не отставать от отца. Прямую дорогу до Вайтрана до первых снегов так и не построили, поэтому в некоторых местах пришлось осторожничать, чтобы лошади не переломали ноги, но к закату маг и его приёмный сын добрались до фермы Тёплых Ветров.
  
   ========== 21. ==========
  
   Гарольду потребовались почти сутки, чтобы отоспаться после своего эпичного возвращения. Проснулся он не один, а в обнимку с Изольдой. Это было мило и очень приятно. Чего греха таить, но девушка очень нравилась ему и он получал истинное удовольствие от общения с ней. Как-никак, а он много сил тратит на её обучение различным уловкам.
  
   - Мой тан, я должна вам кое-что сказать...
  
   - Тише, ни слова больше.
  
   Гарри поцеловал девушку и зашептал ей на ухо.
  
   - То, что ты беременна, я уже догадался. Хочешь стать моей женой?
  
   Девушка счастливо уткнулась в его плечо, попытавшись издать мурлыкающий звук, но на вопрос Гарольда ответила отрицательно. Изольда поспешно объяснила своё решение.
  
   - Я знаю, что ты позаботишься о ребёнке. А мне достаточно быть твоим управителем. Тебе нужна такая жена, которая разделит с тобой твои странствия. А моя судьба только греть твою постель, мой тан, и содержать в прибыли доверенное мне хозяйство.
  
   Гарольд довольно усмехнулся. Не сказать, что он прямо пылал стратью к Изольде, просто девушка была ему удобна. Однако, её слова заставили мага серьёзно задуматься. Вот он точно не ожидал такого решения и мудрых слов от неё. Конечно это в некоторой степени было удобно, хоть Гарри и не привык отказываться от данного слова, но женитьба сейчас создала бы больше неудобств, чем действительно способствовала бы его политической карьере.
  
   - А кроме того, я же понимаю, что тан Певерелл слишком популярная фигура. А как ты сам меня обучил: политика не оставляет места для создания уютной домашней обстановки. Да и не домосед ты, мой тан.
  
   Гарри в некоторой степени веселила это шутливая манера Изольды всё время называть его господином, но общаться с ним на "ты". Как бы там ни было, но сейчас они плавно перешли от дел личных к серьёзным вопросам. Оно конечно выглядело странно, что они лежат голыми в кровати в обнимку и обсуждают вопросы касающиеся имущества Гарольда. А с другой стороны было бы странным не воспользоваться такой возможностью. Гарольд зачаровал свою кровать с балдахином так, что только Изольда и могла сюда попасть, кроме самого владельца. Но как говорит народная мудрость: лёгкая паранойя -- залог долгой и счастливой жизни.
  
   А в целом новости были сугубо положительные. Прибыла партия семян для посадки в третью теплицу, которую уже своими силами Невилл и Ханна поставили на ферме. Гостиница и стоянка караванов около Западной Дозорной башни заработали и теперь служат на благо холда. От одной границы и до другой с запада на восток теперь караваны шли уверено и без страха.
  
   Логово за логовом, руины за руинами, пещера за пещерой его дружина уничтожила все разбойничьи банды, шайки и группировки. Двеморы также познали на себе всю тяжесть нордских клинков. Двемеры активно торговали с ярлом Балгруфом своими доспехами и оружием. Свою личную гвардию ярл превратил в такую же ударную дружину, как и у Гарри. Но если маг своих людей нацеливал на лёгкую броню, рейдерские атаки и диверсии, то Балгруф создал натуральное войско. Они и раньше выгодно отличались, а уж теперь личная гвардия превосходила по выучке тот самый имперский легион.
  
   Выгодно было предоставить ярлу Эклюз в качестве учителя. Цаэска теперь гоняет людей ярла и в хвост и в гриву, а Балгруф оказался опутан ещё одной нитью обязательств. План успешно претворяется в жизнь.
  
   А между тем, у Гарольда была проблема, которую он никак не мог решить, не прибегая к обременяющим его союзам. Братство Бури не позовёшь, ибо источник проблемы скрыт в их рядах, а имперцы наверняка захотят навязать Данстару свои условия, на что точно не пойдёт ярл Скальд.
  
   Проблема внезапно получила решение, которого Гарольд и сам не ждал. Случай предоставился через неделю после его возвращения. Гарри лично повёл свою дружину в очередной рейд. В пути он наткнулся на гонцов, которые его разыскивали по поручению некоего незнакомца-редгарда, который назначил тану Певереллу встречу к северу от Рорикстеда около одной приметной пещеры.
  
   Гарольду естественно стало интересно, кто желает его видеть. Ралоф резонно предположил, что это может быть ловушка врагов и недоброжелателей тана. Когда они добрались до искомого места, то обнаружили аликрских воинов с их характерными скимитарами и бронированными капюшонами. Несмотря на опасение попасть в ловушку, Гарри рискнул поговорить приватно с лидером редгардов. Предводитель оказался обладателем роковой внешности, эдаким альфа-самцом, такой точно не останется незамеченным.
  
   - Тан Певерелл, как приятно с вами познакомиться.
  
   - С кем имею честь говорить?
  
   Иронию в словах Гарольда было слышно за милю, ибо мутные редгарды, ставшие на привал в бывшем бандитском логове вызывали головную боль у тана. Но тот самый предводитель этих редгардов не обратил на тон мага ни капли внимания, зато представился. Звали незнакомца Кемату -- охотник за головами на службе короны Хаммерфела. Чужак конечно сперва не хотел говорить всех подробностей, но легилеменция и наводящие вопросы творят чудеса.
  
   Прибыли аликрцы сюда с одной единственной целью -- поймать редгардку Садию, которая являлась помощницей Хульды, владеющей таверной "Гарцующая Кобыла", что в самом центре Вайтрана. Кемату сообщил кое-что касающееся прошлого этой женщины. Она предала свою страну, являясь связным Талмора. Гарри чуть руками не хлопнул от радости, понимая, что вот он шанс найти недостающие силы для уничтожения Серебряной Руки. Всем в Вайтране известно, что любой редгард в городе связан с Назимом.
  
   Гарри очень долго общался с Кемату, договариваясь о том, как ему передать Садию в руки правосудия. По возвращении в город маг приступил к выполнению своей части сделки. Первым делом он вместе с дружиной показательно уехал очищать ещё один объект на границе с Фолкритом. Стоило им добраться до Факельной Шахты и очистить её, как Гарри оставил Ралофа за главного, а сам отправился в Ривервуд, сообщив, что хочет повидать одну особу.
  
   Дружина понимающе заржала, а алиби себе Гарри обеспечил. У него были свободные сутки на всё про всё. А Ралоф позаботится о том, чтобы никто не узнал подробности.
  
   Первым делом Гарри под невидимостью аппарировал в Вайтран, после чего проследовал в Гарцующую Кобылу и взял Садию под империо. Заставив её зачистить за собой концы, то есть отпроситься у Хульды в отпуск, Гарри на магическом поводке провёл Садию через городские ворота, после чего направил её в неприметное место, откуда и забрал, аппарировав к Ветреному Пику.
  
   Допрос Женщины дался ему тяжело, но Гарри довёл его до конца, получив даже больше чем смел надеяться. Садия устроилась в Вайтране через связи Назима. Глава клана Аль-Каррум приметил симпатичную редгардку, а Садия настолько была в отчаянии, что раздвинула перед Назимом ноги, став его любовницей.
  
   Помимо этого факта всплыло очень много компромата на разных людей, а ещё больше различной информации по Хаммерфеллу и его внутренней политике. Это было прямо как снег на голову. Такие перспективы требовалось уточнять, ибо сбежала Садия с родины пять лет назад, а с тех пор некоторые данные могли стать неактуальными. Вот и будет чем заняться для Блейза.
  
   Вытащив из женщины всю возможную информацию, Гарри аппарировал прямо к логову редгардов, где его поджидал Кемату со своими людьми. Охотник обрадовался пленнице как новогоднему подарку.
  
   - Я и не думал, что вы так быстро выполните свою часть сделки. С вами можно иметь дело, тан Певерелл.
  
   - Ну что вы, мой друг, право слово, как я мог пройти мимо талморского шпиона. Я же их так люблю, что прямо спать спокойно не могу.
  
   На сей раз Кемату прореагировал на ироничный голос мага смехом.
  
   - Надеюсь наша пленница не сильно пострадала?
  
   - Ну что вы, как я мог помять подарок. Это совершенно не в моих правилах. Мы работаем чисто и законно.
  
   - Да уж, я так и понял. Вот небольшая компенсация за беспокойство.
  
   Кемату передал мешочек, в котором магически Гарри определил наличие пятьсот септимов. Однако, Гарри удивил редгардов, передав мешочек обратно Кемату и добавив ещё один такой же.
  
   - Думаю мой друг, что ты сделаешь мне большое одолжение, если проводишь вот этих господ в Хаммерфелл. Позволь тебе представить Блейза Забини и Фарану Тарфиз. Это мои доверенные купцы.
  
   Только тут аликрские воины поняли, что Гарри прибыл не один, а в компании с двумя типичными полукровками, коих на границе Хаммерфелла с Хай Роком живёт великое множество.
  
   - Умеешь ты удивлять.
  
   - Вот и славно, друг мой, что мы договорились. Я искренне переживал, когда Хаммерфелл отделился от империи. Всё же торговля с редгардами и добрые отношения с Хаммерфеллом нордам очень дороги.
  
   - Я провожу твоих представителей в Хаммерфелл, но не могу тебе дать гарантий, что им будет сопутствовать успех.
  
   Гарри как-то слишком уж хитро улыбнулся и внимательно посмотрел на охотника за головами. Кемату сделал про себя вывод, что этот тан не так прост, как желает показаться.
  
   - Кемату, вот ты веришь, что империя удержит Скайрим? Мидам плевать на всех. Они просрали сперва Валенвуд и Эльсвейр, а потом Великую войну и в довесок отвернулись от Хаммерфелла, когда редгардам больше всего нужна была помощь. Как думаешь, нордам это понравилось? Скайрим больше не будет гнуть спину на этих слабых и ничтожных Мидов.
  
   - Не думаю, что правителям Хаммерфелла по нраву Ульфрик.
  
   - А кто говорил про Ульфрика? У него не хватит ни сил, ни влияния, чтобы умостить на трон Скайрима свою задницу. Никто же не запрещает нам торговать в частном порядке?
  
   - Дерзкие слова на взгляд талморцев, но мне они нравятся. И почему мне кажется, что ты сам метишь на трон?
  
   Гарри отзеркалил ответную реакцию Кемату.
  
   - Дерзкие слова, но мне они нравятся. Давно пора навести порядок в Скайриме. Так почему не я?
  
   - Действительно.
  
   Гарри аппарировал оттуда прямо к неприметной поляне около Ривервуда и с большим удовольствием въехал в деревню. Его ждала незабываемая ночка в объятиях Дельфины. Он в очередной раз действовал наобум и успех был невероятным. Ему удалось запустить в Хаммерфелл своих представителей, а главное наконец-то найти рычаги влияния на Назима.
  
   Следуя плану, Гарри дождался отряда стражи и вместе с ними прибыл к Факельной шахте, которую взял в оборот клан Чёрных Рукоятей. На сей раз не было повода пропихнуть своего человека, да и не требовалось. Как раз тот случай, когда надо уступить.
  
   В Вайтран они вернулись через неделю. Гарольду стоило больших усилий подловить в одиночестве Алем в её храмовых покоях, когда Даника Свет Весны отбыла по делам в Фолкрит. Редгардка только и успела, что вздрогнуть, когда рука Гарри зажала ей рот.
  
   - Не кричи. Я пришёл не убивать тебя. Есть информация, касающаяся твоего мужа, которую ты должна знать. Кивни если поняла меня.
  
   Алем медленно кивнула.
  
   - И без глупостей, тебе меня не одолеть. Поняла?
  
   Женщина второй раз кивнула. Гарри убрал свою хватку и сел напротив неё. Она же удивлённо выдохнула, поняв, кто находится перед ней.
  
   - Какая встреча, тан Певерелл. И чем я могу вам помочь?
  
   - Женщина, не ёрничай! У меня нет времени на твои гримасы и иронию. Вот воспоминания, которые ты должна увидеть, а вот омут памяти. Приступай к просмотру.
  
   Гарри сам вылил воспоминания из флакона в омут. Алем внимательно за этим наблюдала, после чего с опаской нырнула лицом в омут. Отсутствовала она почти полчаса, зато по возвращении была зла как тысяча самых злых дремор из самых глубинных уровней Обливиона.
  
   - Выпей!
  
   Гарри поймал редгардку прежде чем она ринулась выяснять отношения со своим мужем.
  
   - Я ему покажу, изменщик чёртов! Ах ему мои сиськи не нравятся! И бёдра слишком широкие! Назим, тебе конец! Ты у меня получишь по заслугам!
  
   - Да успокойся ты!
  
   Лёгкая пощёчина привела женщину в чувство, так что пока она снова не завелась, Гарри влил в неё успокоительное средство. Редгардка вдруг "поплыла", словно из неё вынули стержень. Из одной крайности она ударилась в другую -- разрыдалась у него на руках. Да уж, иногда Гарри женщин натурально не понимал. Пришлось успокаивать и выступить в роли доброго дядюшки. Когда жилетка мага основательно промокла он смог нормально поговорить с Алем по душам.
  
   - Так чего ты хочешь от меня?
  
   - Ну для начала я хочу, чтобы Назим больше не рвался в политику. Сможешь это организовать?
  
   - Он всё же мой муж. Я не стану его убивать.
  
   - Никто и не просит. Но вот окончательно загнать его под твой каблук я тебе помогу. Вот зелье, которое сделает так, что он от тебя будет без ума, и вообще боготворить. А хочешь, могу сделать так, что поправлю твою фигуру, тогда и зелье не понадобится.
  
   Алем пришлось напрячься. Видимо пока женщину больше беспокоила личная жизнь. Гарри её понимал, ведь хоть Назим и не подарок, но он заботится о жене как может, и не её вина, что муж на неё мало внимания обращает. Алем в принципе ничего так по редгардским понятиям. Женщина согласилась на зелье на первое время, а там потом можно будет говорить про изменение фигуры.
  
   - И это всё, что ты хочешь получить? Даже не попытаешься соблазнить замужнюю женщину?
  
   - Если бы я хотел, то я бы и тебя, и Данику давно в койку бы уложил, и вы бы не особо протестовали.
  
   - Главной жрице, между прочим, девяносто лет.
  
   Гарри чуть не присвистнул от такой новости. Глядя на главную жрицу храма Кинарет сложно было представить, что ей столько лет. Выглядела Даника лет на сорок в своём-то возрасте.
  
   - Бодрая старушка! Хотя было бы странно ожидать иного от мастера школы восстановления. Удивительно, что ей не пару веков.
  
   - Никто из жриц Кинарет не живёт дольше ста пятидесяти лет.
  
   - Это почему?
  
   Но Алем вдруг сообразила, что сболтнула лишнего. Гарри вдруг понял, что вот ещё одна загадка, которую стоит решить. Редгардка поспешила сменить тему разговора.
  
   - Ты ещё чего-то хотел от нашего клана?
  
   Гарри не стал показывать, что заинтригован тайной жриц Кинарет.
  
   - Алем, ты всеми правдами и неправдами, но добьёшься того, что Назим уйдёт на покой, а делами займётся его младший брат. Как ты это будешь делать, меня не касается, хоть затрахай Назима до полной потери соображения, но сделай это. Амрен лучше подойдёт на роль тана. Ты меня поняла?
  
   Женщине явно не пришлось по душе такое условие, но младшая жрица умела собирать мозги в кучу и считать свою прибыль. Да и потом, она не хотела врать самой себе: шанс отомстить за все прошлые годы несчастливого брака она не будет упускать. Назим ещё получит своё за каждую ночь, что она страдала, проливая горькие слёзы в подушку. Тут мысли женщины перескочили на совсем уже непристойные мысли, так что редгардка сама себя одёрнула. Но воображение уже нарисовало ей картинку, где она почти без одежды держит голого мужа на поводке и заставляет целовать себе ноги. А потом Назим начинает её целовать всё выше и выше.
  
   - Ау, вернись из мира грёз. Я конечно понимаю, что месть -- это блюдо, которое подают холодным, но мы ещё не закончили наш разговор.
  
   Алем потребовалась вся её выдержка, чтобы отогнать настырные мысли о наказании мужа и доминировании над ним. Младшая жрица пару раз вдохнула, выдохнула и успокоилась.
  
   - Я согласна.
  
   - Вот и отлично. Конфундус.
  
   Мощнейший обманный каст ударил редгардку прямо в лоб, после чего Гарри убедил её в том, что информацию о любовнице Алем нашла самостоятельно. И также самостоятельно решила этот вопрос. А перед смертью соперница поведала ей, что является шпионом Талмора. Короче Алем была серьёзно замотивирована для важного разговора с мужем по душам.
  
   - И настоятельно советую тебе Алем подумать о связывании и плётке для Назима.
  
   Последние слова Гарри сказал с усмешкой, характерной для Сангвина. А что касается Назима, то пусть скажет спасибо, что Гарри не внушил Алем мыслей про такую жуткую штуку как страпон. Добавив редгардке ещё парочку смачных картинок с помощью легилеменции, так сказать для повышения сексуальной грамотности, Гарольд Певерелл растворился под невидимостью и был таков.
  
   Теперь стоило дождаться результатов. Поэтому дружина снова была отправлена в самостоятельный рейд, а Гарри воспользовался порталом, чтобы отправиться в Лабиринтиан. Там как раз у Малфоев должны были отрасти уши, потому что Гарри собирался послать их с заданием в Винтерхолд.
  
   Лабиринтиан встретил его радостными воплями магов. Вся толпа собралась на центральной площади и подкидывала на руках старика Матиаса, который орал нечто матерное, но видимо был счастлив как ребёнок. Причиной всеобщего восторга стало вычисление подходящей схемы мутации для домовиков. Именно это стало поводом для безудержной радости.
  
   Когда наконец-то толпа магов успокоилась, то Гарри увёл Матиаса в лабораторию, где они и приступили непосредственно к практической части этого события. Первым вызвался идти Кричер, готовый разбить лоб во славу своего великого хозяина. Впрочем был он не первым, так как до того было проведено несколько опытов на клонах домовиков (спасибо за это Фалиону), а также на тех несчастных брауни, которые сами начали мутировать.
  
   Взглянув на полученные неудачные результаты, Гарри вдруг улыбнулся очень кровожадной улыбкой. Тут заодно его познакомили с Фалионом, который производил вскрытие и изучение образцов.
  
   - Матиас, я бы хотел получить два десятка вот этих вот тушек.
  
   - Зачем так много?
  
   - Хочу сделать альтмерам гадость.
  
   Фалион вдруг заржал, поняв к чему клонит Гарри. Дело всё в том, что мутация так или иначе делает домовиков похожими на одну из меритических рас. В итоге привычный облик домовиков претерпевает изменение. Их головы становятся похожими на головы меров, в глазах теперь имеется два зрачка и две радужки, а кожа приобретает бледно-лиловый оттенок. Всё это на фоне двойных острых лопоухих ушек с кисточками ядрёно-ультрамаринового меха на кончиках. Иными словами они напоминают гибриды меров с непонятной хренью из обливиона.
  
   - И какого рода гадость вы желаете им сделать? Могу я присоединиться к этому несомненно весёлому мероприятию?
  
   Фалион только что не сиял как новенький только что отчеканенный септим. Гарри ему кивнул и сказал, что готов выслушать идею. Магам из Мидгарда очень не пришлась по нраву мысль о том, что альтмеры будут готовы их убить за привычный образ жизни магической аристократии. Поэтому предложение Гарри встретили с большим энтузиазмом. Суть предложения сводилась к тому, чтобы выдать полученные трупики за результаты евгенической ошибки альтмеров.
  
   Кричер написал под диктовку Гарри сопроводительные письма к трупикам, а Матиас придал тельцам вид абортированных младенцев. Фалион же предложил метод доставки грузов получателю. Пришлось потрудиться довольно долго: целых полутора суток без перерыва, но результат того стоил. Пришлось вызвать конечно дремора-гонца -- самый редкий тип дреморы, но это делало саму возможность единовременной доставки реальной. Дремора конечно возмущался, но магам это было только на руку, ибо раздражённый гонец будет лучшим доказательством того, что секретная лаборатория имеет место быть. А поскольку письма были написаны на альдмерисе, то это надолго отвлечёт Талмор от дел ради выискивания подлецов в собственных рядах.
  
   Посылки ушли к адресатам, а Гарри отправился к Малфоям. Люциус и Драко тепло встретили родственника, предложив чаю и выпечки. Гарри с большим удовольствием согласился и трое мужчин засели за столиком у камина, обсуждая свои дела.
  
   - Люциус, я хочу, чтобы ваша семья обосновалась в Винтерхолде. Мы должны взять это захолустье под наш контроль.
  
   - Гарри, ты же понимаешь, что нам потребуется знание фалмерского языка? Где нам прикажешь найти живых носителей? А ведь могут возникнуть вопросы касательно письменности.
  
   Гарри щелкнул пальцами, дескать всё решается элементарно.
  
   - Вот вам пузырёк воспоминаний. Скажите спасибо, что двемеры ценят любые знания. Здесь всё, что они знают о фалмерах до их падения. Так что вопросов возникнуть не должно.
  
   Люциус и Драко переглянулись, прикидывая перспективы. В принципе Гарри прав если так подумать. Всё же их не даром называют снежным народом. Семья Малфой всю зиму ходила в лёгких куртках, тогда как остальные маги, не являющиеся нордами, дико мёрзнут даже сейчас по весне. В конечном счёте заговорил Драко.
  
   - Ты уже и легенду должно быть подобрал нам?
  
   - Конечно. Вот.
  
   На стол легло пару книг, стилизованных под древний фалмерский стиль. Они были пустыми, но поверх Гарри положил по паре длинных свитков. Затем он добавил из своей сумки с пространственным карманом также и одежды фалмеров, плюс элементы брони и кое-что из оружия. Тройка луков, два десятка кинжалов, парочка отличных одноручных клинков, лёгкий топорик.
  
   - Как видите тут всё, что вам нужно. Как выучите язык, так ознакомитесь с вашими примерными легендами.
  
   Люциус и Драко подняли удивлённо свои брови и всем видом задали немой вопрос довакину.
  
   - Я думаю вам самим лучше знать, что вписать в подробности. Основа строится на том, что вы фалмерская семья кузнецов и зачарователей, способных создавать удивительные игрушки.
  
   Вот это воспоминание войдёт в будущую мыслетеку одним из первых на полку с яркими моментами. Лица Малфоев, которым сообщили такую новость надо было видеть. Не выдержав собственного тонкого троллинга Гарри в голос заржал.
  
   - Это того стоило. А если серьёзно, то зачарование -- доходный бизнес, но создание магических игрушек принесёт вам ещё больше денег. Я сделаю так, что они станут очень популярными. Ну и можно создать нечто для взрослых.
  
   Драко вдруг попытался покраснеть, потому как очевидно не о том подумал, чем в очередной раз насмешил Гарри.
  
   - Я вот думаю, что шахматы должны хорошо зайти в Скайриме.
  
   Люциус сперва хотел возразить, даже рот раскрыл, но, прикинув септим к реману и сопоставив кое-что, рот закрыл и погрузился в расчёты. В его глазах маячил блеск монет. До Драко всё дошло на минуту позже, и он по примеру отца понял, что выращивать уши ему откровенно надоело, а все бабки остались в прошлом мире, прихватизированные жадными гоблинами. Так что нечего тут строить из себя аристократа, а закатывай рукава получше и начинай пахать от рассвета до заката, чтобы внукам или правнукам передать крепкое дело, как семейный бизнес.
  
   - Ты прав, Гарри. Мы не можем всю жизнь сидеть в Лабиринтиане. Винтерхолд действительно лучший выбор. И маги в основном кругом, и сами мы при деле. А что насчёт коллегии магов?
  
   - Драко пойдёт в качестве ученика в коллегию. Будет контролировать ситуацию изнутри, мы должны быть уверены, что эта магическая контора не затевает чего-нибудь безумного. Если всё пройдёт хорошо, то следом за Драко в коллегию вступит Астория. Вашей задачей будет также вербовка молодых талантов нам на службу.
  
   Люциус и Драко улыбнулись понимая, что их ждёт нечто интересное.
  
   - Люциус, к тебе персональное задание. Нам нужно сделать ярла Корира нашим союзником. Подружись с ним, способствуй процветанию Винтерхолда, короче добейся того, чтобы в нужный момент он принял нашу сторону.
  
   Глаза Люциуса загорелись ещё больше. Всё же успехи Гарри ему были известны, так что тут тан Певерелл сыграл на жадности и гордыне своего родича. Это по территории и влиянию Винтерхолд самое маленькое владение Скайрима. На совете ярлов все холды обладают равным правом голоса. Когда придёт время выбирать нового конунга голос ярла Корира будет отдан за неожиданного кандидата.
  
   Покинув Малфоев, погрузившихся в освоение будущей роли, Гарольд вновь направился к старику Матиасу, который вовсю трудился над контролем мутации домовиков под местные реалии. Фалион помогал своему новому другу в этом неожиданном деле.
  
   - Господа, у меня есть очень важный вопрос.
  
   - Что-то ещё задумал?
  
   Матиас и Фалион говорили, не отвлекаясь от рунных печатей, защищающих домовиков от неправильных изменений.
  
   - Конечно задумал. Как мы будем легализовать домовиков?
  
   - Действительно интересный вопрос.
  
   - Я так думаю у Гарри есть ценное предложение на этот счёт?
  
   Фалион угадал, у Гарри была одна задумка на этот счёт. Не спеша он начал объяснять свою мысль. Требовались только домовики у которых нет хозяина. Суть предложения заключалась в том, что по легенде один из экспериментов альтмеров увенчался успехом, правда не тем, на который они рассчитывали. Дескать эти ребята содержались где-то непонятно где, а потом резко получили свободу. Ну и свалили от своих старых хозяев, и хотят теперь найти нового и справедливого хозяина.
  
   Взять по десятку таких домовиков и заслать их в Сиродил, Хаммерфелл и Хай Рок, пускай устроятся на работу к сильным магам. Дать помимо базовых установок запрет работать на нечеловеческие расы, и легенда получит подтверждение, что вызовет ещё большую неразбериху в рядах Талмора. Ну и конечно не забыть магов в Скайриме. Одним словом устроить веселье по всему Тамриэлю.
  
   А что касается возможных ищеек, так прочитать память домовика очень трудная работа даже для очень опытного менталиста, а домовики к тому же прошли мутацию, так что если вложить в память отправляемых по миру домовиков базовые основы, то сознание домовиков само все остальные детали дорисует. Можно также снабдить таких домовиков ритуалом малого служения, чтобы они обладали только базовым набором функций -- ведение бытовых дел в доме волшебника.
  
   Саму идею Матиас и Фалион решили обсудить с остальными старшими волшебниками, но в целом она не вызвала сразу же негативной реакции. Гарри только того и надо было. Конечно жертвовать домовиками было не очень правильно, но обеспечивало просто шикарное подтверждение легенды. Магу было интересно, какую бучу поднимет эта история?
  
   ========== 22. ==========
  
   Рональд и Луна возвращались из очередного рейда во главе своей дружины обратно в город, когда заметили далёкий дым на севере. Оба переглянулись, понимая, что до Данстара ещё скакать на лошадях пять миль, а горит там прямо сейчас. Аппарировать в одиночку не было смысла, да и боязно если честно, а создать нормальный портал было некогда, и вот теперь они оказались в затруднении.
  
   - Быстрее! Данстар горит!
  
   Они неслись по заснеженной равнине на пределе скорости лошадей, рискуя сломать животным ноги. Ветер свистел в ушах, сердце опасливо бухало в груди. Но дружина не останавливалась и не снижала скорости ни на минуту. Мучительно тянулось время и вот отряд влетает на поворот ведущий на спуск к берегу. Всадники с ходу вломились в построение лучников легиона.
  
   Картина, открывшаяся с поворота впечатляла своим масштабом. Часть домов пылала огненными факелами. Длинный дом ярла только начинал заниматься. Небольшой гарнизон Братства Бури и стражников держал оборону восточной части города. Имперцы сыпались на них волной, а над всем этим безобразием летал дракон и словно для пущего веселья плевался огненными сгустками то в одних, то в других. Отдельными группками в этом безобразии выглядели пираты, что частенько пировали в таверне "Пик Ветров", а сейчас сражались словно бешеные с талморцами и некоторыми имперскими солдатами.
  
   - ЗА СКАЙРИМ!
  
   От могучего крика Луны сражение на момент замерло. Рональд добавил для острастки то немногое, что Гарри ему рассказал о древненордском.
  
   - СОВНГАРД САРАН!
  
   Дружина смела заслон из лучников, отоварила краем тех имперцев, что пытались совладать с каджитским караваном, очевидно желая под шумок помародёрствовать, и со всего наскоку влетели в задние ряды легионеров.
  
   - Бомбарда максима!
  
   В чётких построениях легионеров появилась широкая брешь. Туда как инфекция в рану ударила дружина, сминая тяжёлыми игапами пехотинцев. Кони почуяли азарт битвы, это вам не редгардские тонконогие арзаки, бретонские пони или имперские зариксы, а скайримские игапы, чьё копыто больше чем у быка. Так игапы ещё и массивные под стать нордам. Скольких дружина стоптала до состояния кусков мяса было непонятно.
  
   Рон и Луна держались в самой гуще битвы. Рыжий орудовал своим двуручным молотом словно это обычная палка одной рукой. Последнему Уизли стоило больших усилий превратить эту штуку в проводник магии в дополнение к волшебной палочке, что вросла в лучевые кости его руки. Поэтому при применении бомбарды молот ударял в своих жертв не оставляя им никакого шанса.
  
   Луна же напротив пользовалась лёгкими доспехами и парой изящных клинков. Белоснежные волосы девушки выбивались из-под шлема, делая её в белых доспехах похожей на валькирию. Лавгуд била в основном по площадям массовыми проклятиями. Противники падали один за другим, попав между молотом и наковальней.
  
   Выученные дружинники действовали по привычной схеме. За прошедшие месяцы они все выучили по парочке магических трюков, имея при себе особые амулеты, позволяющие направлять заклинание с помощью оружия в руках. Некоторые впрочем этим не пользовались, так как кастовали прямо в пылу боя на себя различные усиления. Даже их целительница Лилия Снегоход за это время выучилась носить лёгкую броню и орудовать одноручным мечом, чтобы защищаться. А ещё у неё мастерски получалось накладывать животворящие круциатусы на противника. Причём делала это девушка с таким талантом, что могла одновременно до трёх целей держать под заклятием боли.
  
   Впрочем легионерам сейчас было далеко плевать на целительницу, ибо у них главной проблемой был Рональд, который впал в состояние берсерка и просто шёл через вражеский строй круша на своём пути всех. Теснота Данстара сейчас играла против имперцев, а дробящее оружие усиленное бомбардой чисто физически трудно заблокировать даже великану. Так что рыжий оставлял за собой только красивые брызги крови, ошмётки и разлетающиеся тела. Последних было не так уж много, потому как большинство было в лёгких доспехах, которые совершенно удар не держали. Тяжёлые без зачарования впрочем тоже, но так враги улетали целыми трупами.
  
   Дракон на свою беду решил пролететь низко на землёй, заливая всё пламенем. Но Рон метнул свою кувалду в дракона, сопроводив это действие разбросом режущих секо во все стороны по имперцам и персонально сектумсемпру на дракона. Заклинание выбило дракону один глаз, а молот угодил в грудь, сбивая полёт. Не ожидавший такого ящер перевернулся в воздухе и рухнул в воды бухты. Словивший свою порцию люлей от Рональда дракон предпочёл уплыть прочь. Выбравшись на далёкий от битвы край бухты рептилия взлетела и унеслась прочь, матерясь на свой манер о безумных смертных.
  
   Имперцы же, видя что им противостоит такая чудовищная мощь, дрогнули. Видимо напрасно гибнуть им не хотелось. Рон же смог сосредоточенно оценить обстановку. На нижнем уровне его стараниями не осталось ровного строя врагов. Только разбросанные его атакой края прорванного построения пытались цивилизованно отступать.
  
   - За свободу Скайрима! За мной!
  
   Стражники и Братья Бури, получив от рыжего тана такое чёткое указание, резво кинулись преследовать врага. Имперцы не смогли от них скрыться, тем более, что магия бы им не дала. Заклинание дьявольских силков словило в свои путы многих, кто пытался отступить по берегу к западной кромке. Это было последнее заклинание в этой битве, так как последний Уизли слишком увлёкся и сейчас был уставшим
  
   Не став заморачиваться с ними Рон кинулся на второй уровень, где всё ещё кипел бой у длинного Дома Ярла. А там было видно, что и на третьем уровне идут отдельные поединки между защитниками и нападающими. Дружине пришлось спешиться, так как был риск быть сбитым с лошади и улететь вниз к берегу через склон покрытый терновыми кустами и мелкими деревцами. Тут только Рон сообразил, что он и сам пешим бежит. Своего коня тан увидел на третьем уровне краем глаза. Бравая животинка как раз помогла стоптать парочку имперцев огромными копытами.
  
   Именно туда он и помчался, раздавая оплеухи легионерам, на которых наседали пираты, закончившие с талморцами. Промчавшись словно ураган по третьему уровню, Рон свернул на поворот к парадному входу Длинного дома ярла. Прямо на его глазах те самые подонки -- сладкая парочка: Брина Марилис и Хорик Полруки выбили из рук у вступившего с ними в поединок ярла Скальда меч и насадили старика на свои клинки.
  
   - ЖИВЬЁМ БРАТЬ ЭТИХ СУЧАР!
  
   Крик Рона пролетел над Данстаром словно гром. А в этот момент старый ярл тяжёло осел поверх своего изрубленного хускарла Йорда, который до последнего защищал своего господина. Стража и Братья Бури вместе с дружиной зажали имперцев в ловушку. Брина и Хорик приготовились встречать Рона, но им этого не дали сделать. Предводительнице прямо в вырез шлема прилетела мокрая вонючая тряпка, а правую руку Хорика пробило в районе предплечья добротное копье, которое сжимал в руках Бурфлек - верный слуга ярла Скальда. Хорик в ответ двинул слугу щитом, но не дотянулся, переломив ударом копье. Брина же на миг лишилась обзора, что вполне хватило Рональду на то, чтобы сбить своей тушей женщину с ног. Хорик получил от рыжего тана мощный удар в щит, который сломал старому легионеру руку.
  
   Окончательно сражение закончилось, как только в последних легионеров полетела молния. Дружинники взяли под стражу главарей и увели их в тюрьму, а Рональд и Луна подняли сражённого Скальда и понесли его в Белый Зал, не место ярлу лежать в грязи. Вместе с ними в длинный дом ярла зашли и два других тана владения Белый Берег, таща под руки раненного офицера Братства Бури. Тут вдруг обнаружилось, что ярл ещё дышит.
  
   - Рон.... Рон.... хррр... Луна...
  
   Рон, Луна и Бурфлек низко склонились над умирающим стариком, который едва говорил, сопровождая свой голос постоянными хрипами. Присутствующие ловили каждое слово Скальда. Даже Фрокмар постарался не шипеть от боли.
  
   - Властью... данной мне небом... Хрррр... назначаю Рональда Рыжего Лиса... Хррр... и Луну Белый Песец... своими... Хрррр... наследниками. Хррр... Да будет Талос мне свидетелем. Хррр... прахом... хочу в море....
  
   Скальд закашлял кровью, счастливо улыбаясь. Бурфлек сжал руку старого господина, словно пытаясь не пустить его на тот свет.
  
   - Хррр... прости, старый друг. Хррр... увидимся в Совнгарде... хрр...эээээ.
  
   Скальд в последний ряд дёрнулся и застыл. Из глаз ушла жизнь и глаза старика поблекли. Луна заплакала, понимая, что достойный человек ушёл. Лейгельф и Бейтильд же торжественно заверили волю покойника, после чего занялись раненным офицером Фрокмаром. Рональд же закрыл глаза покойнику и положил руку на плечо верного Скальду Бурфлека.
  
   - Жил достойно и умер достойно. Увидимся в Совнгарде, Скальд.
  
   Слуга ярла с трудом поднялся и пошёл к трону. Рон в это время помог Луне прийти в себя. Не мудрено, что она разрыдалась, ведь старик относился к ним как к своим детям. А Луна успела привязаться к ворчливому старику. Рону и самому было трудно. Он даже не сразу обратил внимание на терпеливо ждущего его Бурфлека, протягивающего новоиспечённым ярлам короны. Одна из которых раньше принадлежала самому Скальду, а вторая была женской.
  
   - Мой ярл, вы нужны своему народу.
  
   Непривычно было слышать Рональду такое обращение применительно к себе, но он вспомнил умерших и подумал, что живые без него сейчас точно растеряются. Надо срочно действовать.
  
   - Луни, любимая, очнись, нам нужно быть сильными ради выживших.
  
   - Да. Ты прав. Просто всё это так неожиданно.
  
   Они приняли из рук Бурфлека свои обручи и попросили того продолжать нести свои обязанности. Первым приказом было отыскать придворного мага. В этот момент в Белый Зал забежала Лилия Снегоход. Дева Бури остановилась на пороге созерцая немую сцену. Осознав увиденное, девушка поклонилась Рону и Луна и тут же метнулась к раненному офицеру Фрокмару. Короткое заклинание школы восстановления и вот раны офицера приходят в порядок.
  
   - Лилия, что с остальными? Куда собрались сносить раненных?
  
   - Торинг открыл свою таверну для этого. Ванхольд готов предоставить храм под нужды раненных и сейчас оказывает помощь раненным. Я тоже бегу туда. Всё, офицер, ваша рука в полном порядке.
  
   Девушка тут же побежала на выход, туда где требовалась их помощь. Фрокмар же вытянулся, готовый выслушать приказы новых ярлов. Законодательство в Скариме в принципе допускает и такой момент, как разделение тяготы бремени ярла между супругами. Рон и Луна серьёзно задумались. Девушка слегка кивнула своему парню, давая тому право распоряжаться.
  
   - Офицер Фрокмар, назначаю вас начальником гарнизона. Организуйте патрули, проверьте личный состав. Все войска, находящиеся под вашим контролем собрать в Данстаре для перегруппировки. На своих местах оставить только отряд на границе с холдом Вайтран.
  
   - Мой ярл, у нас без защиты находится деревня Анга.
  
   - Какого чёрта важная деревня находится без защиты?
  
   - Галмар Каменный Кулак, передал приказ о создании ударного отряда...
  
   Рональд вдохнул, выдохнул, после чего шепотом добавил кое-что из своих познаний ругательств подхваченных им в своё время у Крама.
  
   - Значит так, офицер, выбирайте, на чьей вы стороне. Пока в холде не будет установлен порядок, на все вопли Виндхельма отвечать неизменным отказом.
  
   Фрокмар весь подобрался.
  
   - Я поступлю так, как вы прикажете, мой ярл. Галмар видимо не понимает, сколько народу полегло в бойне около Мзинчалефта. Я немедленно верну отряд стражи в деревню Анга.
  
   - Вот и отлично. Пленников отправьте в шахты. Там им самое место.
  
   Рон и остальные вышли на улицу, где народ вертелся, растаскивая тела с поля боя. Увидев Рональда в короне ярла люди растерянно застыли. Преданный слуга Скальда тут же объявил, что старый ярл скончался назвав перед ликом Талоса наследниками Рона и Луну. Не обошлось и без упоминания новых имён, что ярл дал наследникам перед смертью. Народ подумал над этими новостями секунд пятнадцать после чего воздал дружно криками заслуженную поддержку такого решения старого ярла. Как бы там ни было, но Рональд и Луна успели стать в глазах жителей Данстара уважаемыми людьми, которые не щадя живота своего бьются ради безопасности города.
  
   Что касается самого города, то в основном пострадали только стражники и солдаты Братства Бури. Даже дракон не нанёс серьёзного урона, спалив дома сбежавших управителей владельцев шахт. Какая ирония судьбы. А остальные очаги возгорания затушил хлынувший штормовой ливень, что пришёл с моря и стал сплошной стеной, смывая с городских улиц кровь.
  
   Рон совершенно не обращал внимание на бушующую непогоду. Первым делом он прошёл в таверну, где выдал часть своего запаса лечебных зелий для тех, кто отделался лёгкими ранами. Зелья не магия, но помогут в условиях жуткой нехватки целителей. С этим определённо что-то надо делать. Рон и Луна поняли, что надо искать какой-то выход, причём быстро.
  
   Решив проверить весь город оба вспомнили о каджитском караване. Они нашли котов около их порубленных палаток и телег. Каджиты пребывали в такой растерянности, что продолжали стоять под дождём и втыкать, глядя на порубленное имущество. Как бы каджиты ни были непопулярны в Скайриме, но Рон бы спать спокойно не смог бы, зная, что тут творится бардак. Изменила жизнь малыша Ронникенса. И пообтрепала, пообтесала, да.
  
   - Репаро Максима.
  
   Рыжий ярл чуть не рухнул в грязь от напряжения, благо Луна подставила своё плечо и сама вложилась в заклинание своего парня. По крайне мере главный шатёр и часть палаток вдруг стали как новенькие. Каджиты удивлённо уставились на парочку ярлов. Впервые они видели участие правителей в их судьбе. Видимо не так уж и однозначно их не любят.
  
   - Зачем ты восстановил наш шатёр, ярл-маг?
  
   - Затем, что порядок должен быть. Будет время, создадим нормальную площадку для каравана. Да хотя бы навес справим. Всяко не так будет стрёмно.
  
   - Спасибо, человек. Я, Акири -- владелец этого каравана, ты всегда можешь надеяться на нашу помощь.
  
   Вместо ответа Рональд и Луна кивнули, направившись в Белый Зал. Уже в новом доме они запустили патронусы с сообщением о произошедшем в Данстаре. Гарри точно будет в шоке. Светящийся лис ускакал в сторону Вайтрана. Песец же направился в сторону Лабиринтиана с сообщением о необходимой помощи целителей. Тут в пору за голову хвататься. Рональд хотел только отмыться от грязи и крови и завалиться отдыхать. Сон бы им с Луной не помешал. Рядовые слуги быстро снаряжали ярла Скальда в похоронные одежды и готовили к прощальной церемонии. Только дождь мешал им отнести покойника в храм.
  
   - Бурфлек, снаряди баню. Мы с Луной хотим отмыться от боя и отдохнуть. Завтра предстоит много работы.
  
   - Сейчас сделаю, господин.
  
   Рон и Луна устало кивнули начав скидывать с себя элементы брони прямо в центральном помещении. Тут им пришла в голову мысль о том, что потребуется кое-что перестроить. Во всяком случае дверь из центрального помещения не должна сразу вести на улицу, что в условиях Данстара особенно актуально. Да и снаружи требуется построить какой-нибудь навес. Город в целом ждёт большая стройка.
  
   Тут заявилась придворный маг -- пожилая бретонка, способная очевидно устроить кару божью всем вокруг. Перво-наперво Мадена поинтересовалась тем, продолжает ли она работать в своём амплуа дальше? То есть заниматься магической бытовухой для горожан Данстара, облегчая мирную жизнь простых людей. Рональд и Луна естественно такое одобрили, рассказав, что они в основном маги-боевики и им не хватает времени для магической практики вне поля боя. В свою очередь ярлы предложили бретонке построить для неё нормальную магическую башню.
  
   Этот момент кстати вызывал главный разрыв шаблона у Рональда и Луны. Дико звучало само то, что не искушённые в магии строители знали как можно построить здание, способное помогать магам практиковаться в заклинаниях и алхимии. С другой стороны Нирн был миром, где каждый так или иначе имел магические силы. Да тот же навык герболога был на примитивном уровне развит у каждого фермера. Оно и не мудрено, ведь Скайрим не только сам себя способен прокормить, но и поставляет продовольствие в другие северные провинции. А ведь есть в Скайриме профессиональные гербологи (в основном представители меретических рас), которые выращивают редкие растения или получают новые сорта.
  
   Невилл в этом плане выгодно выделялся, являясь своим в доску парнем. Хотя жители того же Вайтрана недоумевали, почему этот норд так болезненно выглядит. Всё это Рон знал по рассказам Гарри, ибо времени побывать в гостях у старого приятеля-герболога теперь было мало. Так и обменивались письмами через вечно снующего туда-сюда Гарольда. Так в последнем письме Невилл сообщал им с Луной, что климат Скайрима пошёл ему на пользу и он поправляется.
  
   Вечер тянулся медленно и неторопливо. Рональду и Луне едва хватило сил, чтобы как следует попариться в бане. Уставшие партнёры вышли из парилки и кое-как дотащились до огромной двуспальной кровати. Завтрашний день предстоял трудным. Потребуется многое переделать в городе, чтобы подобная ситуация больше не повторилась. А пока что Рон и Луна бухнулись на кровать и в обнимку заснули.
  
   Пробуждение к ним пришло в лице Гарольда Певерелла. Получив их сообщение он явился с утра пораньше, и первом делом нашёл их в Белом Зале. Длинный дом ярла определённо потребуется переделать, но сперва надо обезопасить Данстар от подобных набегов.
  
   Гарольд тут же огорошил своих друзей новостью о том, что всю ночь не спал, поставив на уши ярла Балгруфа и его брата Хронгара, а также организовав натуральный караван со стройматериалами. Кроме того огорошил новостью, что облава на Серебряную Руку грядёт через месяц. Гарри таки смог найти недостающие силы для этого дела. При этом, сообщая эту новость тан Вайтрана как-то слишком маслянно улыбался и вообще был преисполнен самых лютых мозгошмыгов, о которых Луна не применула сообщить старому другу.
  
   - Ой, не обращайте внимания. Просто всегда приятно знать, когда у твоего недоброжелателя пердак подгорает. Начнём с пленников я так полагаю?
  
   Они и начали с пленников. Брина и Хорик оказались старыми знакомцами одного семейства, которое и стояло за нападениями на Данстар. Чёрный Вереск и здесь засветился. Но если в деле с управителями владельцев шахт этого доказать не удалось, то сейчас под круциатусом и легилеменцией имперские пташки пели так, что слушая их трели Гарри, Рон и Луна растеряно смотрели друг на друга и думали, что делать.
  
   - Гарри, ты всё из них вытащил?
  
   - Да. Осталось только Хорика допросить насчёт подобных сил. Интересно мне знать, откуда взялся столь крупный отряд имперских сил. Если легион прислал подкреплений, то дело может принять скверный оборот.
  
   - Согласен.
  
   Пытки продолжились по новому кругу. Подробностей Брина и Хорик не знали, но большая часть была профессиональными головорезами из наёмников, а имперскую форму им выдали для маскировки. Часть сил выделила Восточная Имперская Компания для устранения пиратского гнезда и противного им ярла Скальда. Ещё часть представляла собой солдат легиона работающих на Мавен Чёрный Вереск на территориях подчинённых империи.
  
   - Вот теперь я закончил. Что собираетесь делать, ярлы Данстара?
  
   Рыжий и блондинка нехорошо так улыбнулись.
  
   - Виселицу сможешь трансфигурировать из досок?
  
   - Планируете устроить показательную казнь?
  
   - Конечно.
  
   Рональд вызвал стражников. По распоряжению ярла Брину и Хорика выволокли из тюрьмы и потащили мимо их дома на берег бухты. Тут как раз обнаружилась конструкция, которая осталась от старого разбившегося корабля. В условиях дефицита стройматериалов оказалось самое то. Народ потянулся к месту казни, как только услышал.
  
   Просто и без затей Гарольд соорудил из досок хлипкий помост, приладил в качестве самой виселицы старую мачту и соорудил веревку из имперского знамени. Рональд зашёл вместе с Луной на помост, зачитали приговор и приказали страже действовать. Те немного растерялись, ибо повешенье никогда не было распространено в Скайриме. Пришлось магам брать дело в свои руки. Брина и Хорик даже не пытались сопротивляться находясь после пыток и допроса в невменяемом состоянии, но Луна озаботилась влить в гадов по полпорции бодрящего зелья.
  
   Имперские собаки только сейчас стали понимать, что Рон и Луна собираются с ними сделать. На пытавшихся нести всякую чушь наложили селенцио, чтобы они своими криками не мешали правосудию.
  
   - Народ Данстара, мы с вами были свидетелями того, как эти два сучих потроха клялись ярлу Скальду, что не связаны с легионом. Они не только нарушили своё собственное слово, но и лично смертельно ранили старика. Посему такие отбросы не достойны того, чтобы им отрубили головы и будут повешены как последние собаки.
  
   Рон повернулся к стражникам, которые ждали его сигнала, держа стоящих на бочонках Брину и Хорика. Рыжий ярл кивнул, после чего опора была выбита из-под ног и преступники задёргались на веревках. Зрелище было откровенно жутким. До сего дня едва ли кому-то из жителей приходилось видеть подобное. Так обычно нигде не казнили.
  
   - Тела останутся здесь всю последующую неделю в назидание всем подобным им падальщикам.
  
   Жители города согласно закивали. Поступок ярлов Рональда и Луны вызвал живейшее одобрение. Жестокое начало, но чёткий сигнал всем, кто жаждет напасть на город. Присутствие же Гарольда жители Данстара практически не замечали, отчасти благодаря заклинанию рассеивания внимания. Отдельно поняли сигнал и пираты, оценившие жест новых ярлов совсем иначе. Империя традиционно вешала пиратов, так что подобная казнь в Данстаре это очень болезненный щелчок по носу для Солитьюда.
  
   После казни капитаны кораблей, что останавливаются в Данстаре для ремонта и отдыха, собрались отдельной группкой и попросили встречи с новыми ярлами. Рон, Луна и Гарри посовещались и решили, что стоит пиратов по крайней мере выслушать. Так что на обед в Белом Зале собрались все капитаны кораблей, коих пригласил к столу сам ярл.
  
   Сперва все работали челюстями. Денёк выдался стрёмным, а события прошлого дня ещё ярко пылали в памяти. Насыщались пираты на взгляд Гарольда довольно культурно, во всяком случае не вели себя как свиньи и хрючево не разводили за столом. Рон в этом плане был вообще идеалом (наверное это Гермиона на него плохо в школе влияла), ел аккуратно, но без изыска и утончённости. Одним словом брутальный вояка. Гарри же налегал в основном на салаты и запивал всё вином. Капитаны пиратов тоже пили вино. Лучшее "Алто" было подано к столу.
  
   - Какие у вас договорённости были с ярлом Скальдом?
  
   Рон в дипломатию играть до сих пор не любил, спрашивая в лоб и внимательно отслеживая реакцию. Луна тоже взирала на мир своим обманчиво рассеянным взглядом, подмечая детали. Присутствующие молча обернулись к самом старшему из них -- Стигу Солёный Трап. Неверна жизнь пирата, мало кто из них доживает до старости, но Стигу повезло дотянуть до шестидесяти лет. Он был слеп на один глаз, но это ему нисколько не мешало. Капитан явно следил за собой, хоть и регулярно заседал в таверне "Пик Ветров".
  
   - Мирное сосуществование. Мы здесь тихо отдыхаем и чинимся, не создавая беспокойства, чем обеспечиваем городу доход, а власть закрывает взгляд на наши странности.
  
   - А как на счёт стать действующим флотом Скайрима?
  
   Слово решил взять Гарри. Стиг окинул мага проницательным взглядом и видимо сделал какие-то выводы.
  
   - А мы и есть морской флот Скайрима. Как-никак -- морское подразделение Братства Бури. Зачем что-то менять, тан Певерелл?
  
   Морские волки ахнули шёпотом. Слухи о беспощадном тане, уничтожающем разбойников словно бешеных собак, успели широко разойтись по Скайриму. И тот факт, что этот тан-маг сейчас сидит подле ярла Рональда вызвал подозрительные перешёптывания.
  
   - А как вы себе видите независимость Скайрима? Талмор тут же пришлёт свой флот, едва слухи об обретении независимости дойдут до Алинора. Талморцы может и не сравнятся с маормерами и йокумерами в мореходстве, но точно на голову превосходят все морские силы, имеющиеся в Тамриэле. Саммерсет, смею напомнить, островной архипелаг.
  
   - Предвидишь грядущие неприятности?
  
   Гарри широко улыбнулся, давая понять, что не просто предвидит, а активно к ним готовится. Однако, оставался вопрос самого факта присутствия здесь подобного законника. Об этом и спросил Стиг, намекая на то, что вероятность союза выглядит стрёмной.
  
   - Ну я же не зверь какой, господа. Я навёл справки и кое-что выяснил. Будет глупо бороться с пиратством, тем более, что вы не зверствуете, а занимается подобными делами каждый первый норд-моряк.
  
   Стиг Солёный Трап позволил себе рассмеяться. Гарольд Певерелл похоже и здесь уел морских волков. Интересно, кто из прибрежных бандитов проболтался этому странному тану-магу.
  
   - Для сухопутного злокрыса у тебя очень точные данные. Да и зачем злобствовать. Торгаши снуют туда-сюда каждую неделю. Нет смысла убивать курицу, несущую тебе яйца регулярно. Однако что нам с союза с тобой?
  
   - А как насчёт безопасных берегов? Я слышал, что прибрежные разбойники совсем оборзели в последнее время. Зажигают свои маяки, сажают корабли на мель у берега и грабят их, убивая всех. Да и потом, разве вы не хотите получать стабильный доход? А как на счёт гидромантов, которые могут опреснять воду, предсказывать бури и сильно облегчать морской быт?
  
   Вот тут уже против воли капитаны заинтересовались. Последовали долгие переглядывания и перешёптывания. Гарри точно угадал проблемы капитанов. В последнее время морским волкам приходилось чалиться только в безопасных городских бухтах. Солитьюд для многих нордских капитанов стал нежелательным местом причала. А без него оставались только Данстар и Виндхельм между которыми по морю было две недели ходу по морскому пути в Падомайском океане. А это и многочисленные странности морского дна у северного побережья Тамриэля, и айсберги с Атморы, и просто бури. В довесок после Великого обвала образовалось много отмелей и теперь всё было не так просто. За почти двести лет сотни и тысячи кораблей пропали в этих водах.
  
   - Я предлагаю оставить все разговоры до следующего схода капитанов. Оставим пока всё как и при старике Скальде. А на твоё предложение, тан Певерелл, мы дадим ответ после дня середины лета.
  
   ========== 23. ==========
  
   Игнатус Макариус, был известным алхимиком в столичном конклаве Синода Сиродила и весьма уважаемым магом в чине волшебника, являясь экспертом в школах изменения и зельеварения. На данный момент, он находился в своей личной, защищённой лаборатории и экспериментировал со взрывчатым зельем, которое пытался создать уже достаточно давно. Но Талморский тоталитарный режим, прям напрашивался, чтобы стать первоиспытателем данного зелья на себе.
  
   - Заносчивые островитяне. Возомнили о себе невесть что и носы задрали.
  
   Бурчал алхимик недовольно, склонившись над перегонным кубом, и занося руку с новой порцией очередного реагента. Порция была явно больше чем требовалось, но Игнатус, считал себя достаточно опытным, чтобы увидеть по реакции, когда будет достаточно и стоит прекратить сыпать порошок пепельного батата.
  
   В тот самый момент, когда он уже начал сыпать реактив, у него за спиной, раздался тихий хлопок и он услышал вкрадчивый глубокий голос, отдающий прохладой могилы.
  
   - Я жажду служить!
  
   Рука алхимика дёрнулась и высыпала полную мерную ложку порошка в куб, но сам маг, этого не заметил. Точнее заметил, но сейчас у него были другие дела, он торопливо накладывал всевозможные защитные заклинания, какие знал, и поворачивался к киллеру. Как он думал, ну кто ещё может отвлекать мага в закрытой, тайной и защищённой магией лаборатории?
  
   Предполагаемый убийца, правда выглядел весьма странно и непрезентабельно. Грязная, старая простынка вместо одежды, весьма низкий рост, даже для Босмера, непропорционально большая голова и огромные глаза и уши.
  
   - Ты что вообще за скамповое отродье такое?
  
   Ошаление вырвалось у мага в голосе начисто игнорируя все ментальные блоки и результаты тренировок по дисциплине разума. Таких существ, он не видел. Общее со скампами у этого мелкого нечто было, но даже эти даэдрические пакостники, выглядели более вменяемыми, чем это новое существо.
  
   - Билли не скамп, Билли это Билли. Я жажду служить вам, господин маг! Не прогоняйте меня!
  
   Говорило существо уже не таким жутким голосом как раньше, а писклявым и высоким. При этом смотрело на мага взглядом каджитского ребёнка. Конечно детей каджитов маг не видел, но эти глаза им точно могли принадлежать.
  
   - А?
  
   Маг уже почти успел спросить что это вообще значит и как это существо проникло в его лабораторию, но тут сзади раздался неприятный свист и шепение.
  
   - Глупая смерть.
  
   Тяжело вздохнул маг и резко развернулся к оборудованию. Решив что не хочет смотреть, как его разносит на эфирные частицы, он зажмурил глаза. Подождал, прислушался. Звуки исчезли. Открыл глаз. А потом и второй. Вместе со ртом. Взрыв застыл в процессе. Незабываемое и удивительное зрелище.
  
   - Будущий хозяин, Билли правильно сделал, что остановил бум?
  
   Лопоухий мутант вложил в свой вопрос весь имеющийся у него навык шарма, дипломатии и красноречия.
  
   - Вы же сделаете такого полезного Билли своим слугой? Ну пожалуйста! А то у меня сил мало, держать долго без хозяина плохой бум не смогу!
  
   И в этот момент, Волшебник Макариус, рискнул и решил заключить Контракт, с этим непонятным и пугающим существом. Будь что будет, но он выживет. Он очень на это надеялся.
  
   - Надеюсь душой платить не нужно?
  
   Сталкиваясь с неизвестной даэдрической хренью это должен быть первый вопрос, который сразу же следует задать, если вам предлагают сделку.
  
   - Нет! Билли хороший! Билли не кушает души, Билли нужно лишь немного маны хозяина для жизни и службы!
  
   Радостной улыбкой этого существа можно было растопить от умиления даже вечно хмурую гримасу Молаг Бала. Маг потряс головой с удивлением, и нервно покосился на замерший взрыв. Странные условия, у странного существа. Он разберётся потом, что это значит. А пока...
  
   - И как там с тобой заключать контракт?
  
   Спрашивал это маг с небольшой опаской, всё ещё подозревая в существе, прислужника кого-то из Даэдра. Счастливый коротышка, радостно сообщил подробности ритуала.
  
   И лишь много позднее, несколько месяцев спустя, Игнатус Макариус будучи уже мастером-волшебником, узнает, что эти непонятные существа, появились по всему Нирну. А уж какую бучу подняли новости, что эти существа - плод противоестественного скрещивания в результате евгенических экспериментов Талмора, проводимых для улучшения породы альтмеров. Эти новости взорвали мир куда лучше того зелья, которое он попросил своего новоприобретённого слугу доставить в комнату к главному талморскому наблюдателю Анкирэлю, приставленному к Синоду осуществлять контроль.
  
   ***
  
   В коллегии Винтерхолда случился натуральный переполох. Начать стоило с того, что подходило время очередной чистки магических колодцев древнего университета, когда вдруг обнаружилось, что течение магии изменилось. Если раньше энергетические фокусы загрязнялись, то теперь было такое чувство, что открылось второе дыхание.
  
   Взволнованные изменениями маги собрались около центрального колодца в зале стихий. Архимаг лично прибыл, чтобы прояснить появившиеся в коллегии странности. Все преподаватели шумели, кричали, но ничего толком не могли добиться. Мирабелле Эрвин надоело в сотый раз выслушивать причитания деканов, безумные теории учёных и непонятное бормотание архимага.
  
   - Как же меня утомила моя работа. Хочется просто пойти в таверну, устроить пьяную драку и заняться сексом со здоровяком-нордом, а лучше сразу с двумя. Сейчас бы развалиться в кресле с кружечкой горячего чая.
  
   Заместитель архимага и завхоз всея коллегии Винтерхолда говорила это тихим замученным шепотом, не боясь быть услышанной в поднявшейся шумной дискуссии. Тут она заметила рядом с собой кресло, повалилась в него, закинула ноги на бортик магического колодца и взяла с парящего в воздухе подноса кружку с её любимым чаем. В такой позе весь разговор коллег слышался как нечто далёкое и несущественное.
  
   - Погодите минутку!
  
   Вот тут до мастера-волшебницы дошло, что коллеги смотрят на неё широко раскрытыми глазами, особенно старается этот талморский наблюдатель Анкано. До Мирабеллы внезапно дошла мысль, что ни стула, ни кружки чая в зале стихий быть не должно.
  
   - Вот блестящее подтверждение моей теории о непонятных сгустках магической энергии, что я ощущаю.
  
   Декан школы иллюзии Древис Неларен с торжеством посмотрел на архимага. Савос Арен вдруг хлопнул себя по лбу и запустил заклинание обнаружения жизни. Какого же было удивление собравшихся магов получить больше сотни новых отметок мелких живых существ равномерно заполонивших здание коллегии от Миддена до покоев архимага.
  
   - Да, это надо было сделать в самом начале, господин архимаг. У вас есть идеи, как это могло попасть в вашу организацию?
  
   Анкано был каким-то хмурым и раздражённым. Талморец в последнее время всё чаще чувствовал себя загнанным в ловушку. Альтмеру казалось, что его окружают враги и сновидения ему снились далеко не радужные.
  
   - Господин Анкано, я полагаю вам не помешает глоток оздоровительного зелья. Вы выглядите уставшим. У вас всё в порядке?
  
   - Не беспокойтесь обо мне, архимаг. Куда интересней узнать что происходит.
  
   Архимаг сделал какой-то сложный жест и выпустил из рук небольшую светящуюся тучку, которая нырнула прямо в пол. Спустя полминуты прямо из центрального колодца поднялся сияющий шар, который заговорил с волшебниками глубоким громким голосом.
  
   - Зачем ты звал меня, Савос?
  
   - Авгур, коллега, вы знаете что-нибудь о наших новых обитателях коллегии? Мы тут нашли сотню маленьких отметок заклинанием обнаружения жизни.
  
   Всем присутствующим показалось, что магическая сущность попыталась глубоко вздохнуть. При этом ощущался взгляд существа исполненный каких-то не слишком приятных чувств к собравшимся.
  
   - Савос, скажи мне пожалуйста, старый ты идиот, давно ли ты позабыл учебные будни? Если у тебя не хватает мозгов, чтобы самостоятельно додуматься до ответа, то вспомни методику своего учителя.
  
   Уже погружаясь обратно в колодец магическое существо оставило нелестный отзыв о современных магах, которые тупы как пробки и думают через то место, к которому кровь больше приливает.
  
   - Это что было?
  
   Анкано стоял ни жив не мёртв, даже, кажется, только сейчас дышать стал. Ему объяснили, что их коллега Авгур Данлейнский после одного опыта превратился в это существо и теперь заведует делами в Миддене. А тем временем архимаг пытался вспомнить уроки своего учителя -- мастера Нелота из дома Телванни. Старик гонял его в своё время на совесть.
  
   - Вот дерьмо даэдрота, не могу понять о чём сказал Авгур. Тут без бутылочки хорошего Шейна не обойдёшься.
  
   Бутылка отличного шейна возникла в воздухе словно по волшебству.
  
   - Тогда и кресло моё мне не помешает.
  
   Кресло архимага переместилось также в зал стихий. Архимаг также с удобством устроился в своём кресле, открыл бутылочку шейна и стал задумчиво смотреть на магическую энергию истекающую из колодца вверх. Вдруг внезапно его осенило, связав слова Авгура с уроками мастера Нелота по натурфилософии двемеров. Этот учебник был прерогативой лишь архимагов и их учеников, ибо копий древнего трактата было очень мало.
  
   - Конечно же! Это гениально. Вопросы и ответы.
  
   Успокоившись архимаг задал самый животрепещущий вопрос в пустоту, сказав также о желании поговорить. Под удивлёнными взглядами коллег перед ним появилось весьма странное существо даэдрического облика. Черты анатомии меров и скампов, непропорциональная большая голова, добрый щенячий взгляд четырёх глаз, двойные зрачки и четыре острых лопуха ушей, бледно-лиловая кожа с чёрными узорами.
  
   - Господин архимаг звал Добби для разговоров?
  
   Архимаг быстрее других справился со своим замешательством.
  
   - Да. Я бы хотел с тобой поговорить. Кто ты и твои сородичи? И что вы здесь делаете?
  
   Странное существо ответило прямо без каких-либо попыток солгать.
  
   - Мы -- хоммеры. Имперцы назвали нас домовыми эльфами, редгарды -- джиннами, бретоны -- брауни, а норды именуют домовиками. Меня зовут Добби. Я -- главный среди домовиков коллегии Винтерхолда. Здесь мощный магический источник, обслуживаемый магами. Нам для жизни нужна магия, перерабатываемая другими разумными существами.
  
   Тут декан школы иллюзии воскликнул о том, что это гениально и умчался из зала стихий, крича что-то о прорыве в своих исследованиях. Маги проводили одухотворенного коллегу взглядами и снова вернулись к Добби.
  
   - Добби, расскажи нам о своём народе. Мы раньше не слышали о хоммерах. Откуда пришло в Тамриэль ваше племя.
  
   Домовик покачал головой.
  
   - Добби не запомнил отметки своего места рождения и заточения.
  
   - Заточения?
  
   Вот тут признаться архимаг и опешил. Да и остальные выглядели удивлённо.
  
   - Добби родился в подземной тюрьме. Там было очень много магии. А ещё там было очень много других меров. Самых разных меров. Наши тюремщики проводили на них испытания, заставляли размножаться под принуждением. Добби и другие вожди хоммеров были первыми в своём роде. Старшая раса нас мучила разными опытами. Они заставляли нас делать страшные вещи. Мы сказали всем последующим хоммерам скрывать свои способности. Когда старшие захотели нас уничтожить, на место нашего рождения напали странные маги в чёрных одеждах, в суете сражения мы сбежали из места нашего заточения.
  
   Да уж, история рассказанная этим существом не была большой редкостью, но вот опыты по размножению разумных -- это уже попахивало очень запретными знаниями и прямой связью с даэдра. Добби спросили может ли он описать своих мучителей и тех нападавших подробно. Вместо слов Добби создал очень качественную иллюзию типичного представителя Ордена Червя.
  
   - Это те, кто напал на наш дом. А наши мучители были альтмерами в одеждах, как на этом маге.
  
   Указующий перст домовика оказался наставлен на Анкано, который к такому откровению явно был не готов. Альтмер попытался что-то сказать, но выходило у него откровенно плохо, и он понял, что кое-кто из косоруких коллег знатно облажался. Анкано конечно слышал о евгенической программе своего правительства, но никогда и подумать не мог, что там создали такое. Мысленно пообещав устроить дома парочку показательных расправ над особенно дикими экспериментаторами, Анкано оставалось только молиться, чтобы его сейчас немедленно не превратили в прах и пепел на месте.
  
   Нет, не превратили. К нему просто подошли Фаральда и Нирия и от всей души прописали таких смачных пиздюлей, что альтмер и представить не мог, как эти две бешеные самки его так уделали. А уж оскорблений он наслушался на годы вперёд. Он не думал, что две альтмерки смогут когда-либо объединиться и так больно бить его ногами по рёбрам. Фурий едва оттащили от него остальные маги.
  
   Добби лишь радостно улыбался, смотря как врагов его дорогого хозяина и друга Гарольда Певерелла нещадно пиздят. Добби был хорошим актёром, поэтому играл свою роль профессионально. Но в отличии от большинства своих собратьев Добби ещё и умел действовать нестандартно. Именно это грело ему душу, когда Гарри вновь призвал его на верную службу из небытия духовного существования.
  
   Остальные его собратья по классу были отосланы контролировать деятельность других магических заведений Тамриэля в человеческих провинциях. Конечно маги так сильно обрадовались возможности всё свалить на новых слуг, которые согласны работать всего лишь за ману, что упустили из вида суть ритуала приёма домовиков на работу. А суть сводилась к малому ритуалу службы домовика, что отрезал магов от большинства функций этих полезных созданий.
  
   Добби ещё раз признал, что его хозяин очень мудрый. Он не сразу выдал магам человеческих рас такое опасное оружие каким являлись домовики, а предоставил возможность самим додуматься до сути. Ну и как знал Добби, домовикам дали возможность поступать в личное служение только людям. Такая политика оказалась очень необычной, но эффект от неё уже был. Его хозяину удалось разыскать таким образом считавшийся вымершим народ котри. Оказалось, что небольшому племени удалось выжить после ужасных событий Кнахатенской чумы.
  
   Тысячи лет сереброкожие скрывались в своём родном болоте. Но похоже пришло время перемен. Как бы там ни было, но Добби знал о том, что Гарри послал к ним своего эмиссара для переговоров. К чему эти переговоры Добби не совсем понимал. Да и хозяин поставил перед ним чёткую задачу касательно коллегии Винтерхолда.
  
   ***
  
   Сибилла Стентор в очередной раз проверяла надёжность креплений пленника, находясь в своей лаборатории в подвале Синего дворца. Бретонка-вампир как раз собиралась совершить очередной практикум по некромантии, когда прямо на столе рядом с пленником появилось с тихим хлопком странное существо.
  
   Конечно придворная волшебница Солитьюда не могла не признать, что немного напугалась, всё же существо возникло очень внезапно. Однако женщина не занимала бы своё место, если бы не могла мгновенно оценивать происходящее. Существо явно даэдрического облика выглядело мирным и не спешило нападать, смотря на неё своими большими глазами.
  
   - Госпожа маг, Винки принесла вам письмо от хозяина Фалиона.
  
   Существо щёлкнуло пальцами и прямо перед Сибиллой в воздухе появилось письмо написанное хорошо узнаваемым почерком этого признанного мэтра школы колдовства, который на целую голову превосходил всех остальных. Она проверила письмо различными чарами, но всё же решилась взять его в руки. Из письма следовало, что Фалион получил предложение от группы этих вот странных существ именуемых хоммерами работать у него в обмен на ману. Он заверил, что всё чисто и написал историю этих созданий.
  
   Прочтение письма вызвало у Сибиллы двоякие чувства. С одной стороны она опасалась, а с другой, ну если всё обстоит именно так, то кое-кто станет испытывать огромные проблемы. Высокомерных альтмеров бретонка искренне недолюбливала за то, что они такие ублюдочные, грязные, лицемерные мудаки. А тан Эрикур так и напрашивается на хорошую порку вместе со своими пиратами и прочими прихлебателями.
  
   Короче вся суть письма от Фалиона сводится к тому, что он выступает в качестве посредника, предлагая взять Сибилле к себе на службу парочку таких созданий. Подобную щедрость он объяснял очень просто. У самого Фалиона уже имеется толпа маленьких слуг, а больше он взять не может. Отдельным абзацем Фалион расписывал тот факт, что домовики не болеют вампиризмом, но после укуса вампира повышают своё мастерство в некромантии.
  
   - Винки, передай своему хозяину устно, что я согласна рассмотреть кандидатов в слуги.
  
   - Винки благодарит госпожу за это. Госпожа очень сильный маг. Хоммеры будут рады работать на неё.
  
   Странная хоммерка исчезла с тихим хлопком, а Сибилла крепко задумалась. Её не покидало чувство, что придётся вновь переделывать весь оборонительный контур Синего дворца под новые реалии. Магичка дурой не была никогда, оставалось только ждать, когда собственных домовиков приобретёт гильдия воров или тёмное братство.
  
   ***
  
   Во дворце Исграмора было время ужина, когда ярл спустился с трона и лично возглавил свою дружину за ужином. Вдруг дверь в подземелья придворного мага отворились. Вунферт Неживой сам решил подняться к ужину. Генералы Братства Бури смотрели на это явление Талоса народу как на нечто удивительное. Место мага около правой руки ярла частенько пустовало, но сегодня Вунферт решил продемонстрировать, что он не только бледной тенью носиться по ночному дворцу, но и вообще является живым человеком.
  
   Ульфрик никак не отреагировал на Вунферта. Отчасти это было связано с тем, что ярл прекрасно знал о возможностях самого мага, отчасти просто потому что это было эдакое наследство, которое ему досталось от предков. Как бы там ни было, но Буревестник никогда не ссорился с придворным магом, всегда по первому требованию добывал для него всё необходимое, а в обмен получал высококачественные магические услуги. На этом и строились отношения мага с ярлами.
  
   Офицеры же Братства Бури и рядовые солдаты имели все причины Вунферта опасаться. Старик был известен тем, что практиковал некромантию на пойманных в плен разбойниках. Ну и до кучи именно он обучал магов восстания по просьбе ярла, но бедные его студенты потом выходили из его подземных лабораторий совсем зелёными от увиденных там ужасов. Офицеры, конечно, вели себя немного высокомерно, но до прямых оскорблений дело не доходило, да и игнорировал маг их неприязнь.
  
   - Ваше магичество, какой сюрприз. Вы нас наконец-то решили посетить.
  
   Всё же Галмар не мог сдержать своей натуры. Давно у него не было повода подколоть старика. Ульфрик же в который раз мысленно простенал Талосу вопрос о том, почему Галмар такой замечательный воевода, но такой непроходимый тупица в мирной жизни?
  
   - У меня появился компетентный помощник, которому я могу доверить наблюдение за длительными экспериментами. Теперь у меня появилось больше свободного времени для моих исследований.
  
   Дальше Вунферт стал сыпать такими отборнейшими научными терминами, что Галмар физически ощутил как его мозги сношаются от слов придворного мага навылет через уши. Ульфрик заметил выражение мучений на лицах офицеров и поспешил прервать неожиданный экскурс в теорию магии, хотя Буревестник внутренне мстительно наслаждался картиной мучений Галмара. Маленькая месть, а такая приятная.
  
   - Мэтр Вунферт, поведайте же нам о вашем помощнике. Я признаться честно пропустил этот момент.
  
   - Молодой человек, речь идёт о помощниках. А пропустили вы это событие в силу их особенной природы.
  
   Ульфрик Буревестник едва не подавился вином. Уж догадаться про то, каких тварей особенной природы может призвать Вунферт, ярл вполне себе мог. Но в голосе норд постарался не дать петуха. Реноме вождя востания требовалось поддерживать.
  
   - Надеюсь вы не использовали кого-то из обитателей Обливиона?
  
   - Право слово, мой ярл, я не знаком с навыками этого раздела школы колдовства. Особенная природа моих помощников заключается в тонкостях их взаимодействия с магией мира.
  
   - А можно хоть одного из них увидеть?
  
   - Конечно. Хонки!
  
   На строгий голос придворного мага с тихим хлопком появилось странное существо лилового цвета напоминающее гибрид скампа и мера.
  
   - Хонки здесь, хозяин.
  
   - Расскажи ярлу Ульфрику историю вашего народа.
  
   Поглазеть на домовика собрались все офицеры, рассматривая необычное существо, пока оно вело свой рассказ об опытах альтмеров и своей ненависти к златокожим ублюдкам. Норды хоть и не очень любили меретические расы, но не могли не посочувствовать истории хоммеров. Так или иначе, а рассказ Хонки дал им стимул сражаться ещё яростней.
  
   ***
  
   Эмиссар Эленвен сидела в своих покоях талморского посольства и размышляла о том, за какие грехи ей выпала участь сидеть в этом промороженном краю. Она конечно понимала, что всё это ей повесили на шею из-за провала с Ульфриком. А провал её был в том, что она во-первых не сумела вовремя расколоть тогда ещё молодого вождя нордского отряда, во-вторых упустила его, когда тот сбежал из талморского плена, в-третьих она оказалась должна ему свою жизнь. И вот последний пункт её расстраивал особенно сильно. Какими бы сволочными интриганами и ублюдками не были представители Талмора, но практически всегда они держали своё слово. А долг жизни подпадал под это определение.
  
   Алинору был выгоден конфликт в Скайриме, так как он не только помогал Талмору восстановить численность своих сил, но и не давал людям увеличивать своё число. Большинство из них никогда не признается даже самим себе в том, что Талмором движет по сути страх перед нордами. Никакие неды им так не были страшны, как бешеные северяне, которые нанесли в Великой войне самый большой урон войскам Алинора.
  
   Эленвен же принадлежала к числу тех немногих адекватных талморцев, кто полностью понимал происходящее. И в отличии от своих коллег женщина отдавала себе отчёт в том, что только нежелание нордов приспособить свои традиции к текущим реалиям жизни удерживает их от поднятия культуры на уровень альтмеров. С островов Саммерсет она получила указания о том, чтобы гражданская война длилась как можно дольше, пока народится и вырастет новое поколение.
  
   Как истинный патриот Эленвен тяжело переживала фактически поражение в Великой войне. Это по бумагам они считаются победителями. Если бы империя и остальные знали бы истинную картину, то альтмеров бы снесли к скампам собачьим, а все бы их завоевания были бы потеряны. Никто не предусматривал в плане быстрой войны, что норды успеют подойти на выручку империи. Быстрый рывок к Имперскому городу обернулся кровавой бойней на северном фронте, куда ударили редгарды и норды.
  
   Очередная бутылка "Солнечного Бриза" показала своё дно вызывая у эмиссара острое желание прибить кого-нибудь. С яростью женщина запустила бутылку в стену. На шум явились охрана и прислуга, которых быстро унесло за дверь заклинание цепной молнии. Только спустя десять минут метания заклинаний в стену Эленвен вернула себе самообладание. Сородичи сейчас вызывали у неё очень негативные эмоции.
  
   - С такими долбоёбами в наших рядах нам и враги не нужны! Кретины!
  
   Женщина схватила из ящика очередную бутылку и плюнув на всё стала пить прямо с горла. Ух, как её вывела из себя история с домовиками и её последствия для Талмора. Кошки и босмеры подняли восстание. Не все естественно, но всё равно неприятно. Хуже того другое, аргониане, которые сидели в своём болоте на попе ровно вдруг стали помогать восставшим каджитам. Конечно восстания не слишком масштабные, но если не приложить усилий, то они могут расшириться.
  
   Зная любовь некоторых фанатиков к жестоким методам, то количество восставших и вовсе превысит все разумные пределы. Хуже того только то, что в деле оказались замешаны члены Ордена Червя. И в связи с этими событиями Талмор урезал финансирование посольства в Скайриме, заставляя Эленвен беситься в бессильной злобе.
  
   А между тем именно здесь решается будущее альтмеров. Худшие ночные кошмары женщины обретают своё лицо. Лицо, которое эмиссару уже чётко известно. Гарольд Певерелл -- тан владения Вайтран. Один норд умудрился уже уничтожить тринадцать полноценных отрядов юстициаров. Эленвен конечно признала, что и сама поспособствовала популярности этого человека, но всё же у неё ещё есть рычаги влияния на конфликт.
  
   Однако и эти рычаги стали в последнее время испытывать трудности. Авантюра с Данстаром стоила Эленвен и её союзнице кучи средств и людей, которые были просто выброшены на ветер. Да, им удалось убить ярла Скальда, но на его место пришли никому неизвестные Рональд Рыжий Лис и Луна Белый Песец. Оба по всей видимости, как сообщают информаторы дружны с тем самым таном Певереллом. Альтмерка была уверена на сто процентов, что это ставленники невероятно удачливого норда.
  
   Получив достойный отпор, Эленвен приказала своим связным собрать всю имеющуюся информацию на этого загадочного мага. Досье составили очень быстро, но было оно далеко не полным. Гарольд Певерелл -- молод, силён, обладает обширными магическими познаниями и силами. Признан довакином и наречён Седобородыми Исмиром. Невероятно наглый и дерзкий противник. Не напрямую провозглашает себя очередным воплощением Шора, из-за чего имеет огромное религиозное влияние в холде Вайтран. Является таном холда и другом ярла Балгруфа. В его руках сосредоточена солидная доля политического и военного влияния. Свои доходы делает на выращивании мамонтов, продаже их мяса, шкур, бивней и молочных продуктов. В той или иной степени поддерживает взаимовыгодные соглашения со всеми танами холда.
  
   Дальше в досье шли непроверенные факты. Так сообщалось, что Гарри Певерелл создал разветвлённую сеть своих информаторов, но нигде не удалось обнаружить её следов. По неподтверждённым данным каким-то образом связан с двемерами (ещё одна головная боль для Эленвен), фалмерами (откуда эти снежные бляди выползли?) и некоторыми жителями Маркарта (подозрение падает на придворного мага и жриц Дибеллы) и Рифтена (объект видели около храма Мары). Также есть слухи о том, что имеет подвязки в легионе, так как быстро реагирует на любые передвижения имперских войск.
  
   Кроме того точно удалось установить, что ведёт войну с тёмным братством, в союзе с племенем минотавров, поселившимся на руинах Хелгена и ведёт независимую от Ульфрика политику нейтралитета, к которой недавно присоединился Данстар. Также агенты тана были не раз замечены в Фолкрите. Связной оттуда сообщает о том, что семейство Стунских с тревогой наблюдает за развитием событий и не знает как им реагировать. Имеется подозрение, что тан собрал на Стунских такой компромат, что перекрывает любые другие рычаги влияния.
  
   А вот с прошлым ярла возникли непонятки. Впервые этот норд появился в истории с пленением и попыткой казни ярла Ульфрика с личной дружиной в Хелгене. Загадочное появление драконов как раз пришлось на дебют этого таинственного мага, арестованного имперскими силами у Синего Брода рядом с местом ареста Ульфрика.
  
   С ходу возникает вопрос, что он там делал? Неудачная попытка устранить конкурента? Или, если судить по показаниям свидетелей о Ралофе Белом Волке из Ривервуда, то удачная акция по переманиванию на свою сторону одного из самых опасных командиров восстания? Непонятно. Возможно тут накрученно куда как больше, чем видно на самом деле. Скорее всего это вершина айсберга.
  
   Мысли Эленвен вдруг стали выстраиваться на тему того, что в Скайриме объявилась ещё одна сила, которая долгое время следила за противостоянием и решила сейчас действовать. Некий тайный магический орден? Или быть может речь идёт о некромантах Ордена Червя?
  
   - Ауриэль, даруй мне сил, разобраться во всём этом.
  
   Эленвен вызвала свою помощницу Шавари. Каджитка явилась на зов госпожи ровно через три минуты, мягко ступая по полу своими кошачьими лапками.
  
   - Вызывали, госпожа?
  
   - Да. У меня к тебе будет поручение. Всеми правдами и неправдами собери досье на любых магов, которые в Скайриме появились недавно и засветились в городах и деревнях провинции.
  
   Кошка низко поклонилась.
  
   - Будет исполнено, госпожа.
  
   Эленвен в очередной раз приложилась к бокалу с дорогим вином.
  
   - Я не сомневаюсь, Шавари.
  
   Каджитка вышла из покоев первого эмиссара Талмора, а следом за ней под заклятием невидимости проскочил и маленький домовой эльф Шива, спешно желающий покинуть посольство и как можно скорее желающий отнести новости своему господину.
  
   ========== 24. ==========
  
   - Дельфина, я и не знал, что ты сдаёшь комнаты на чердаке.
  
   Это были приветственные слова с которыми он обратился к хозяйке таверны "Спящий Великан". Женщина как-то тихонько ойкнула, и повела Гарри в свои покои, пообещав показать чердак к вечеру. Тан Певерелл был не против такого расклада. Великих героев полагается сперва кормить-поить, потом в баньке попарить хорошо с веником, а после ублажить. Ну а там глядишь и о деле можно будет поговорить.
  
   Гарри снова обедал под любящий взгляд Дельфины, которая сейчас на него готова была молиться. Его интересовало только одно: как она смогла забрать рог Юргена из могилы Устенгрев? Гарри потратил тонну нервов, пока смог пройти все испытания и ловушки этого проклятущего нордского подземелья, чтоб этим Седобородым икалось за такое задание.
  
   Зато ошибиться было нельзя. Устенгрев создавался именно как могильник Седобородых. Пройти все испытания можно было только с помощью голоса. Без туума делать там было просто нечего. Одним словом не подземелье, а сплошное веселье. А уж количество драугров и прочей нежити там зашкаливало за все разумные пределы.
  
   - Ещё добавки?
  
   - Нет, только мёда.
  
   - Устал?
  
   - Есть такое.
  
   - Погоди, скоро банька нагреется, попаримся.
  
   Гарри стал снимать с себя элементы брони, укладывая их на столе. В стороне от тарелок с едой. Даже лёгкая броня задолбала его. Он почти десять дней потратил на это задание, при том, что съездил в Хьялмарк на двемерском байке. Знал бы местоположение гробницы, воспользовался аппарацией. А так пришлось кататься туда-сюда, сжигая важный ресурс.
  
   С другой стороны очередные нордские руины оказались очищены и защищены от повторного проникновения в них различных бандитов. А то крупная банда недоумков всё же сумела обосноваться вокруг гробницы и даже обжить верхние уровни. Ну не пиздец ли? Пришлось основательно поработать, запечатывая проход.
  
   Блин, скоро день середины лета, а он до сих пор так и не выполнил поручение Седобородых. С другой стороны они его полгода ждали, вот и ещё подождут. Да и теперь даже появляться в Айварстеде как-то стрёмно. С другой стороны неудобно может быть только дракона иметь -- хвост мешает. Поэтому возникает необходимость съездить в Айварстед и разобраться с тамошними вопросами. Да и просто Гарри было интересно посмотреть на лица Седобородых, которым стали прислуживать хоммеры. Мага смешила сама эта мысль, предоставить Седобородым домовиков. С другой стороны хорошо, что никто не будет бегать туда-сюда вверх-вниз по семи тысячам ступеней по всей горе.
  
   - Добавь парку, Гарри!
  
   Чего не ждала Дельфина, так это того, что Гарри воспользуется для этого кувшином пива. Тан Певерелл вдруг вспомнил о том, как Виктор рассказывал ему о таком приёме, сообщая по секрету, что пивные пары очень благотворно действуют на лёгкие. На счёт благотворности Гарри не знал, но вот на счёт расслабона Виктор угадал стопроцентно.
  
   Дельфина как следует обиходила его веником, после чего Гарри в свою очередь уважил и её. После ополаскивания они надели халаты и увалились в кровать. Хотя халаты на них долго не задержались. Гарри словно с цепи сорвался. Так его ещё не накрывала страсть. Маг побил свой личный рекорд. Этот марафон продолжался до самого вечера. Поговорить о деле они смогли только глубокой ночью за чашкой чая.
  
   - Ну ты и выдал.
  
   - Сам удивляюсь. С другой стороны дядька научил, что каждый раз должен быть как последний. Человек не просто смертен, он ещё и внезапно смертен.
  
   - Откуда у тебя такие пессимистичные мысли?
  
   - Да просто факт излагаю. Мудрость непреложную и непреходящую.
  
   - На философию потянуло? Меня тоже иногда.
  
   - Есть повод?
  
   - Да, пойдём.
  
   Дельфина подвела его к шкафу с одеждой, убрала всё в сторону и нажала на неприметный камень на стене. В тот же момент фальшпанель ушла в сторону открывая вид на ведущую вниз лестницу.
  
   - Не знаю как на счёт чердака, но подвал у меня на диво просторен.
  
   - Да, я вижу.
  
   Поглядеть тут было на что. Помещение под залом таверны представляло собой одновременно и арсенал, и дуэльно-тренировочный зал. Каменные перекрытия не пропускали ни звука. На стендах для брони располагались странные доспехи, чей стиль отдалённо напоминал таковой у цаэски. Под спальней Дельфины имелась небольшая библиотека, состоящая преимущественно из свитков в тубусах. Здесь лежало и кое-что из книг. Гарри заметил трактат "О драконорождённых", чей переплёт был выполнен из чёрной шкуры и украшен серебряным орнаментом.
  
   - Охренительно у тебя тут. Уютно. Люблю подобные места. Можешь сосредоточиться и подумать о вечном.
  
   - Да, знал бы ты, сколько наш орден потратил времени, чтобы создать здесь это убежище.
  
   Гарри обратил внимание на имперскую символику и странный знак змеи, который также был представлен достаточно широко.
  
   - Орден?
  
   Дельфина расположилась в кресле за столом. Первым помещением, куда вела лестница был рабочий кабинет женщины. Гарри опустился в кресло напротив. Бретонка о чём-то задумчиво размышляла.
  
   - Да. Когда-то я была скаутом ордена Клинков. Мы служили императору, а потом Миды нас попросту продали Талмору за обещание мира.
  
   Всё это Дельфина сказала едва ли не более яростно чем матёрые фанатики Братства Бури. Далее женщина поведала печальную историю своего ордена, которому она отдала столько сил в молодости. И за прошедшие годы она не сломилась и не отступилась, жаждая мести эльфам, убившим её братьев и сестёр по оружию.
  
   - Ты говоришь вы издревле служили императорам?
  
   - Да, наш орден был основан ещё во времена династии Реманов. Основные свои знания мы почерпнули от цаэски. Именно змеелюды научили нас убивать драконов. Держи кстати рог.
  
   Рог Юргена словно между делом перекочевал в сумку с расширением пространства. Гарри же понял откуда такая схожесть доспехов клинков и брони цаэски.
  
   - Так и причём тут довакин?
  
   - Мне было важно убедиться в том, что это не очередная басня Талмора. Альтмеры большие затейники выдумывать всякие магические штуки. Только и у них не всё гладко идёт. Слышал о недавнем появлении домовых эльфов?
  
   - Ха! Даже пришлось стать владельцем парочки таких созданий. Очень полезные между прочим ребята. А уж присмотр за детьми просто колоссально облегчают.
  
   - Даже интересно, кто такого злокрыса дохлого им подложил?
  
   - Я бы и сам такому руку пожал, при условии, что он сам нормальный.
  
   - В смысле?
  
   Похоже Дельфина не уловила смысла.
  
   - Обычно враг моего врага мой друг, но обстоятельства знаешь ли разные бывают. Иной раз такие добродеи бывают хуже твоего врага. Постоянная бдительность.
  
   Повертев мысль с разных сторон бретонка вынуждена была закивать в поддержку слов Гарри.
  
   - Так всё же, зачем тебе понадобился довакин?
  
   - Затем, что наш орден изначально основали для ликвидации угрозы со стороны драконов. Ну и ещё потому, что наша цель служить драконорождённым. А поелику только драконорождённые могут занимать престол империи и владеть амулетом королей, то одно другому не мешает. Миды же нарушают это правило. Ордену сразу следовало догадаться об этом, а так мы оставили вопросы престолонаследования без внимания и вот результат. Клинки были уничтожены, наш прах развеян по ветру и императору наша служба не нужна.
  
   - То есть я правильно понял? Ты жаждешь посадить меня на престол империи?
  
   - В первую очередь я хочу помочь тебе выжить. Пророчество о довакине было сделано очень давно. Тебе предстоит сразиться с самим Алдуином Пожирателем Мира. Как и все воплощения Шора до тебя, Гарри, тебе предстоит пройти это жизненное испытание.
  
   - Дельфина, дорогая, умеешь же ты обнадёжить и в дерьмо окунуть при этом. Ух, не было мне печали, так пожалуй в очередной раз становись избранным. В рот бы я ебал такую судьбу! Я что ли в каждом пророчестве затычка?
  
   - Я чего-то не понимаю, или ты стал героем ещё где?
  
   - Угадала. Но не будем о грустном. Я уже попадал в такие ситуации, когда ни один из них не может жить спокойно, пока жив другой. Кроче меньше слов, больше дела: что ты предлагаешь делать?
  
   - Так уж вышло, что я знаю место и время следующего появления Алдуина.
  
   - Откуда?
  
   - Драконий Камень.
  
   - Понятно. А Фаренгар тоже был в ордене?
  
   - Почти. Он не успел попасть в списки. Руководство отправило его от греха подальше изучать магию в коллегию Винтерхолда, вот так он и избежал внимания Талмора.
  
   - Понятно. А ты имя сменила?
  
   Дальфина отрицательно покачала головой и даже замахала на Гарри руками.
  
   - Нет. Остроухим даже неизвестно моё имя и внешность. Только боевое имя. Говорить его тебе не буду.
  
   Гарри понимающе кивнул своей любовнице.
  
   - Да я только за. Нельзя выдать того, чего не знаешь. Уверен, что талморцы пытать умеют.
  
   - Это точно. Думаю, многие рекруты спаслись после уничтожения ордена.
  
   - Мне ваш случай напоминает о другом ордене, только там были маги. В одной далёкой-далёкой стране. Они тоже оказались не нужны императору.
  
   Гарри с какой-то особенно печальной улыбкой упёр свой взгляд на стенку, впав в медитативный транс.
  
   - И что с ними стало в итоге?
  
   - Да всё в порядке. Их было вовсе двое против всего мира, но они справились. Императора того они убили, орден отстроили и стали жить дальше.
  
   Дельфина оказалась сперва глубоко шокированной, но потом принялась эту мысль крутить с разных сторон.
  
   - Ты предлагаешь нам грохнуть императора?
  
   - Грохнуть императора? А что? Отличная идея! Пока они будут там выяснять на счёт того, кто будет следующим императором, мы тут таких делов наворотим. Да и Талмору сейчас некогда.
  
   Бретонка в очередной раз вопросительно посмотрела на Гарри, но маг лишь отмахнулся, ограничившись рассказом купцов о том, что в Эльсвейре и Валенвуде кипят восстания, поэтому Талмору стало не до человечества.
  
   - Я дам тебе ресурсы и людей для восстановления ордена. Главное найди надежное место и выясни всё, что там связано с драконами.
  
   - Ты правда поможешь мне?
  
   Дельфина словно не верила своему счастью. Гарри подхватил её и закружился с ней в танце. Бретонка не выдержала и разрыдалась. Дельфина просто представить не могла, что дело всей её жизни не умрёт вместе с ней. Благо Гарри знал хороший способ успокоить женщину. Почти полночи он просидел, держа Дельфину в своих объятиях и утешая её. Чувства женщины он мог понять. Остаться последним, что же, ему это чувство было знакомо очень хорошо.
  
   В целом такую находку он считал большой удачей. Подмять под себя Клинков -- организацию, которая заточена на преданность довакину и будущему императору? Маг чувствовал себя как будто выиграл Федеральную Резервную Систему США в карты. Невероятное везение. В планах по становлению конунгом появилась только что ещё одна шестерёнка.
  
   На следующее утро Гарольд решил аппарировать с рогом Юргена прямиком к вратам Высокого Хротгара. Монастырь Седобородых встретил его метелью и высокими сугробами, но внутри было уютно как и в прошлый раз. Вот только сейчас никто не вышел встречать довакина с транспарантами, кричалками и под звук фанфар.
  
   - Мастер Арнгейр, я принёс рог Юргена, как вы и говорили.
  
   Седобородый с трепетом принял реликвию основателя монастыря из рук довакина. Что тут началось: Седобородые и их ученики начали носиться как наскипидаренные. Гарольда Певерелла доставили в центральный зал монастыря и объявили, что сейчас его подвергнут испытанию королей севера. Гарри понятия не имел, в чём будет суть испытания, но догадывался, что это будет связано с туумом.
  
   Седобородые на весь Нирн заголосили во всю мощь своих лужёных глоток. Их ученики вторили им хором, усиливая эффект. И Гарри уловил суть этого крика. На весь белый свет его испытали всей мощью туума, нашли достойным и нарекли Исмиром -- аватаром Шора. Заебись ему рекламу сделали с самой высокой точки мира. Сей крик точно был слышен по всему Тамриэлю. Новый Талос готов был к подвигам и свершениям. Теперь у него не оставалось иного выбора кроме как взойти на трон.
  
   Как бы там ни было, но поклонившись Седобородым, Гарри направился на выход. Теперь у него по крайней мере есть официальная причина претендовать на место конунга. Божественное алиби, чтобы народ не пиздел, он себе обеспечил. Причём уже и сам в это поверил. Ох держись Скайрим, будущий конунг идёт наводить свои порядки.
  
   Тут в мозг Гарри впилась мысль о том, что Седобородые обещали его ещё крикам научить. Поэтому он потопал обратно. Застал он мастера Арнгейра за диктовкой письма для ярла Улфрика домовику.
  
   - Ульфрик, поздравляю тебя, ты - дурак. Хотя я это всегда знал. Ты слишком агрессивный. Не испытывай терпение Кин. Вернись к своему обучению. Ты воин, но никак не политик. Я уже начинаю повторяться. Ульфрик -- ты болван. Зачем было убивать конунга Торуга? Он же тебе в рот заглядывал. Предложи ты ему независимость Скайрима и он бы безропотно об этом объявил. Ещё бы и за тебя с империей объяснялся.
  
   Надиктовав окончание послания, глава Седобородых повернулся к довакину.
  
   - Я вижу тебя одолевают мысли? Не время ещё поднимать бурю. Успокой ветер в своей голове и грозу в сердце.
  
   - Вы правы, мастер Арнгейр. Под впечатлением от обряда я решил подышать свежим воздухом. Освежиться так сказать.
  
   На лицо Седобородого наползла мудрая улыбка. Он понимающе кивнул.
  
   - Вспомнил об обещанных уроках и вернулся.
  
   Мастер не спрашивал, а утверждал. Гарри же, которого теперь не так просто было смутить, согласно кивнул.
  
   - Отправляйся к мастеру Вульфгару. Он обучит тебя последнему слову в крике безжалостная сила. Мастер Борри даст тебе мудрость начать постигать крик Огненное Дыхание. Мастер Эйнарт объяснит второе слово из крика Глас Здоровья. Я же готов тебе объяснить начало крика дарующего помощь Кинарет.
  
   Мастер Арнгейр тихонечко крикнул на ближайшую стену, после чего там проявилось слово силы. Подойдя ближе Гарри полностью впитал его. В сознании стали оформляться буквы, оформившись в первое слово. Не успел Гарри как следует сосредоточиться, как мастер Арнгейр поделился с ним своей мудростью. Маг пожалел, что в своё время не владел таким навыком. Волди бы точно оценил мультик про единорогов, переданный таким способом через связь крестраж-хозяин.
  
   Подобная картина повторилась с тремя другими мастерами. Так помимо слова РАН, Гарри узнал также слово ЙОЛ, слово ФАН и слово ДА. Таким образом он сумел выучить цепочки ФУС-РО-ДА, ФИК-ЛО-СА, ХАС-ФАН, ЙОЛ, БЭКС, ФАЙМ, РАН, ВУЛЬД. Неплохо так для начинающего довакина. Ну и конечно на прощание мастер Арнгейр вручил ему свиток с заповедями Кинарет. Кто бы мог подумать, что в Нирне имеются свои боевые хиппи.
  
   Кое-что конечно Гарри сильно радовало в криках, потому как там были очень полезные заклинания, например по слову ФАЙМ он становился бесплотным, переходя на время в мир духов. То есть никакие обычные решётки, оружие, ловушки и прочие физические атаки не действуют на него в это время. Он и сам не способен атаковать или что либо делать. Красота блин! А вот например классическая способность драконов дышать огнём пока не находила отклика в душе молодого мага. Ну научился ты дышать огнём, какой тебе с этого прок, кроме войны и когда надо сделать костёр? Даже закурить не получится.
  
   Хотя Гарри не стал себя ругать за эти знания. Может быть он чего-то не знает об этом крике. Мало ли какие особенности откроются в будущем. Тем более, что здесь имеется цельный принц даэдра, заведующий тайными знаниями. Уж чего Гарри осознал, так это тот факт, что Хермеус Мора вполне себе вменяемый мужик и охотно готов обменяться знаниями. Во всяком случае в нордских руинах он всегда чётко перечисляет желающим риски при использовании его библиотеки.
  
   Сангвин тоже оказался весёлым собутыльником. Завалиться к нему что ли на праздник Бухлинок? Нет. Времени совсем нет. Скайрим ещё не изучен. Корона конунга не добыта. Девок ещё сколько не перетрахано. Мысленно Гарольд откинул последний пункт. Ему уже надоело разбираться со своим неугомонным болтом. Ещё надо выяснить что там в Виндхельме было. Та ещё заварушка наверное случилась.
  
   ***
  
   - Сиддгейр, ты меня уважаешь?
  
   - Да. А ты меня?
  
   - Конечно.
  
   - Слушай, дружище, выручай. От этих имперцев толку чуть. Сколько не просил помощи, ничего не добился. Хелген разрушен. Казна пуста. Двеморы одолевают моё владение. Гильдия охотников скоро на меня объявит награду.
  
   - Я-то чем могу тебе помочь?
  
   - Таном сделаю. Поддержу любое твоё начинание. Ты уже мне лично и холду больше добра сделал, чем вся империя вместе взятая. Да Фолкрит ещё не взяли порождения Обливиона только твоими трудами. Хочешь, я тебе землю выделю, чтобы новое поселение организовать?
  
   - Вот прямо что хочешь делай, но спаси владение?
  
   - Да. Титул вручу. Землю подарю. Связями помогу. Выручай, друг любезный!
  
   - Как же тебя припёрло-то!
  
   Чокнувшись кружками с ярлом Фолкрита, Гарольд стал думать над всем тем, что ему сейчас молодой ярл Сиддгейр рассказал о ситуации в холде. Картина тут сложилась не просто бесперспективная на первый взгляд, а вообще писец. Наследник клана Стунских пусть и был молодым повесой, но идиотом точно не был. Гулянки он конечно любил. Услышав историю про женитьбу Сэма Гевена просил старому знакомому привет передавать.
  
   Сиддгейр пошёл в ярлы от отчаянья. Старший брат его отца Утгейра Денгейр, который был прошлым ярлом совсем на почве любви к Отчизне поехал крышей. В каждом ему виделись враги и предатели. Молодой человек мигом смекнул, что легион возьмётся за восстановление владения, потому как им кровь из носу требуются любые ресурсы. Однако с появлением двемор в лесах дела стали идти очень плохо, а после уничтожения Хелгена ещё и откровенно хуёво.
  
   Фактически сейчас кроме небольшого отряда имперских солдат больше сил империи в холде нет, и видимо не предвидится. Единственная дорога связывающая город с остальным миром идёт до Ривервуда. Ну а поелику живой пример эффективного управленца и боевого тана у Сиддгейра находится по соседству, вот он и приглашал захаживать в гости.
  
   Маг уже сделал вывод, что Сиддгейр идёт на этот шаг от отчаяния, но сейчас и такой сторонник будет лучше чем никакого. Придётся как следует поработать, чтобы получить здесь нужный выхлоп. Ну и заодно обезопасить свои активы от других желающих прийти на дармовщинку.
  
   Фолкрит -- самый маленький городок Скайрима после Винтерхолда. Однако проблем тут не в пример больше. Если Винтерхолд относительно пустынное владение, то Фолкрит очень густонаселённый регион. Был до уничтожения Хелгена драконом. Теперь жители потянулись прочь.
  
   Влиятельные силы в самом городе весьма странные. Начать стоит с клана Серые Сосны. Малочисленное семейство, глава которого раньше занимал пост тана владения. Ныне находятся вне политики, хотя поддерживают восстание Братства Бури, о чём не стесняются говорить всем желающим. Из этой семьи вышло немало танов холда и хускарлов для клана Стунских.
  
   Сами Стунские являются древним родом и восходят к конунгу Кахлекейну. Но гражданская война в Скайриме внесла раскол в правящую семью. Некогда монолитный клан теперь не является таковым. Наблюдается разброд и шатание, а также маячит возможная гибель рода. Оба дяди нынешнего ярла бездетные. Проблема. Также один из членов клана Фридмона Дикая является главой гильдии охотников.
  
   Клан Боевых Кипарисов -- неожиданно альтмеры. Возглавляет клан старик Рунил, бывший когда-то элементалистом Альдмерского Доминиона, а теперь жрец Аркея. Сильно не любит своих земляков, в особенности не может терпеть талморцев рядом с собой дольше, чем нужно времени призвать какого-нибудь атронаха. Его старшая дочь работает управителем у Стунских. Ненья по факту держит на себе хозяйство семьи ярлов вот уже третий десяток лет. Двое сыновей Рунила Каргот и Марал состоят в гильдии охотников, не проявляя никаких магических талантов. Ещё одна дочь Рунила Нарья работает в лавке алхимика в качестве помощницы.
  
   Клан Кинараев -- имперский клан, состоящий из нескольких семей. Держат в руках всю аграрную составляющую города. Содержат несколько ферм, трактир и местный рынок. Члены клана состоят в Гильдии Охотников. Кроме того члены клана занимаются строительством и сотрудничают с Серыми Соснами.
  
   Вот и всё. Несмотря на обилие редгардов в городе, никто из них не добился здесь успехов на поприще танства. Единственный успех местных редгардов -- алхимическая лавка которую содержит семья Аль-Феруг. Другой заметной семьёй являются Мертворуки, которые с давних пор живут здесь, помогая ухаживать за огромным кладбищем жрецам Аркея. Кроме того многие из этой семьи работают в городской страже рядовыми воинами.
  
   Небогатое начало, но придётся работать с тем, что имеется в городе. Здесь точно много ждать не стоит. Однако, если переговоры с племенем котри пройдут успешно, то можно будет не волноваться за человеческий ресурс. Чтобы сделать вывод о текущем состоянии города, Гарри решил пообщаться с местными жителями.
  
   ========== 25. ==========
  
   Что сподвигло Гарри заняться восстановлением былой экономической мощи владения Фолкрит? Всё очень просто и сложно одновременно: Фолкрит оставался единственным сухопутным мостом между землями контролируемыми легионом и Братством Бури. Ярл Балгруф уведомил воюющие стороны, что не позволит больше разорять провинцию в бессмысленных конфликтах, а кто сунется, так не говорите, что не предупреждали.
  
   Ярл Рональд также объявил нейтралитет, покуда его холд окончательно не обезлюдел от войны. Ну а тех, кто попытался качать права, ждал большой облом. Рональд Рыжий Лис и Луна Белый Песец призвали в союзники Балгруфа Чёрную Рукоять. Балгруф понятное дело поручил навести порядок в холде Белый Берег тану Певереллу.
  
   Наводили порядок в холде Белый Берег вдумчиво и кроваво. Всплыла история с тем, что банда Серебряная Рука практикует рабство. Союзное войско из дружины ярла Рональда, верных ему отрядов Братства Бури, дозорных Стендарра и дружин холда Вайтран зачистили все крепости, которые раньше охраняла Серебряная Рука. Особенно зверствовали Соратники, принявшие самое живое участие в деле зачистки территории от работорговцев.
  
   Освобождённых рабов было очень много. Набралось без малого тысяча человек. О пленённых бандитах кажется все забыли. Официально они были отправлены в отдалённую шахту копать руду. Рональд и Луна метались по всем крепостям, обустраивая приемлемый быт для освобождённых. Обнаружились огромные запасы металлов, древесины, тканей, кожи, холодные склады с бочонками солёного мяса и прочих товаров долгого хранения.
  
   И всё это богатство теперь уплывало из рук богатейших кланов Скайрима, становясь достоянием новоявленного союза нейтральных холдов. Фолкрит лежал на перекрёстке караванных путей. Отсюда вели дороги в Бруму -- крупнейший нордский конклав на территории Сиродила и независимый теперь Хаммерфелл.
  
   Поскольку задача перед Гарольдом была достаточно рядовой, то он взялся за дело с удвоенным энтузиазмом. Первым делом он отправил свою дружину зачищать дорогу на Вайтран. И пошла потеха: закалённая в войнах против разбойников, дружина тана Певерелла косила всю погань на своём пути. Только на этой дороге было уничтожена одна крупная банда и десяток мелких шаек. А также было уничтожено две охотничьих цепочки двемор, которых быстро продали на ингредиенты.
  
   Не обошлось и без показательной казни. Ригель Сильная Рука -- атаман самой крупной банды была приволочена на веревке в Фолкрит и показательно повешена. На эту банду они наткнулись чисто случайно, когда дружина Гарри поспешила на шум битвы. Эти твари как раз грабили каджитский караван.
  
   Одновременно с этим начался совместный поход двемеров и дозорных Стендарра против двемор в западной части холда Фолкрит. Пользуясь заклинаниями обнаружения и особыми амулетами охотники на демонов выжигали заразу калённым железом. Слаженной атаке демонические сородичи глубинного народа ничего не могли противопоставить.
  
   К тому же в охоту с радостью включились и магические соратники Гарри, отрабатывая на двеморах методику войны с крупными силами противника. Гильдия Охотников также не осталась в стороне. Они прямо предложили Гарри совместно нападать на группки двемор. Прошло немного времени, и уже члены гильдии бегали по лесам в трофейных вещах двемор и устраивали тем кровавую баню.
  
   Хирсин, видя всё это наверное был доволен. Безудержная резня во владении шла до самой осени. Но помимо войны было место и для созидательных деяний. Удалось уговорить котри переселиться в Скайрим. Поселение Локстед возникло недалеко от тайного святилища Талоса, где погибли родители Люси. Аккурат на берегу озера Илиналта развернулись колоритные домики и небольшая рыбацкая пристань. Здесь же началось строительство загородного поместья, которое Гарри определил под дом старосты.
  
   В западной части провинции теперь стало безопасно, так как двеморы предпочли покинуть эти территории, начав мигрировать в Предел. Так что там изгоям очень весело приходится. Поэтому часть котри решили заняться новым для себя делом -- добычей руды и выплавкой металлов. Ярл Сиддгейр вернул себе контроль за шахтными посёлками.
  
   Видя такое дело и остальные жители города принялись искать возможности урвать свой кусок. Клан Серые Сосны вернул себе монополию в холде на добычу дерева. Клан Кинараев взялся наниматься к котри в ученики, перенимая ремёсла пришлых жителей.
  
   Неожиданно в гости ко двору ярла пожаловало племя орков с просьбой разрешить им заняться привычным делом -- жизнью в крепости, горным и кузнечным делом. Гарри посоветовал Сиддгейру соглашаться, но обязать орков выставлять верховой дозор по дороге к Вал Лирея. Пусть не только занимаются добычей металла. А поскольку крепость для орков предоставляли власти холда, то и название выбирал Гарри. Так и появилась в Скайриме орочья крепость Барад Дур. Орки в ответ отчего-то раскланялись и заверили, что обязательно возведут храм Малаката, раз таково пожелание властей владения. Оказалось сам того не зная Гарри исполнил одну давнюю легенду орсимеров, которое некто из их шаманов под мухоморами напророчил в начале второй эры.
  
   Хорошо, что Сиддгейр переговоры с орками полностью переложил на плечи Гарри и не стал свидетелем этой сцены. Вообще молодому ярлу в последнее время было не до нового тана. Всё его внимание заняла охотница Анга, которую Гарри с дружиной случайно повстречали в горах Джерол. Суровая амазонка обладала природной красотой и поразила Сиддгейра в самое сердце. Поэтому молодой ярл ломанулся постигать премудрости звероловства, чтобы завоевать сердце суровой девы из гильдии охотников. Набивал шишки, делал ошибки, но упорно шёл к своей цели.
  
   Гильдия охотников и без того под Стунскими ходила, а теперь и вовсе стала прямой поддержкой для власти молодого ярла. Денгейр в своё время много внимания гильдии не уделял и дополнительно не финансировал. С лёгкой руки Сиддгейра у гильдии появились мастера по изготовлению снаряжения как у двемор. Так в городе появился новый клан Ваакзанов, происходящий из котри.
  
   Помимо изготовления снаряжения аналогичного такому у двемор для гильдии охотников Ваакзаны занялись в городе продажей рыбы из поселения Локстед и построили часовню Тсуна. Оказалось, что всеми забытый бог из нордского пантеона остался глубоко почитаем у котри, помимо культа Зенитара, Кинарет, Мары и Дибеллы.
  
   И вот спустя три месяца ярл Сиддгейр официально объявил о вступлении в союз нейтральных холдов. По этому поводу даже название владения было сменено на Вальдмарк. Такого хода конём никто не ждал. Капитан имперского отряда Скульнар увел своих людей к границам с Пределом и выбил изгоев из древней нордской крепости Прыжок Барда, обезопасив таким образом дорогу в соседний холд.
  
   Пришлось Гарри также заниматься суровой дипломатией с минотаврами и восстановлением Хелгена. Странное дело, но быколюди оказались вменяемыми существами и охотно согласились сосуществовать с обычными людьми в мире. Их вождь договорился с Гарри торговать необычными разновидностями мёда, который минотавры варили для себя в огромных количествах. Ну и заодно отпала необходимость охранять перевал Хеймара.
  
   Что интересно, Братство Бури носа не совало на территорию Вальдмарка. Все отходили от новостей об уничтожении рабовладельцев в холде Белый Берег и стремительных реформах в Фолкрите. Похоже воюющие стороны взяли паузу в этой войне. Погодите, ребятки, то ли ещё будет на следующий год.
  
   Убедившись, что в Фолкрите всё идёт как запланировано, Гарри воспользовался аппарацией, чтобы проведать старых друзей. Невилл и Ханна сейчас как раз гостили в Хельяркене, где сейчас были и Рон с Луной. Благо поместье Хельяркен-холл уже было возведено и тут имелась специальная площадка стилизованная под магический портал. Это позволяло без проблем перемещаться между пунктами назначения.
  
   В этот раз перемещение произошло как и всегда успешно. Перед Гарри открылись пасторальные виды границы между холдами Вайтран и Белый Берег. Вон рядом видна ферма Лореев. Мирно пасутся стада коров на склонах долины. Строится около дороги таверна и стоянка караванов. Как раз между дорогой и Хельяркен-холлом возводятся ещё две фермы. А вон видно стропила будущей казармы стражников. Одним словом пограничное поселение активно строится.
  
   - Господин Певерелл, добро пожаловать в поместье Хельяркен-холл.
  
   - Где хозяева?
  
   - Тинки сейчас сообщит хозяину Рональду о госте.
  
   - Сообщи ему, что я тут по посёлку прогуляюсь.
  
   - Будет сделано, господин.
  
   Домовик исчез с хлопком, а Гарри в самом деле заинтересованно пошёл гулять по посёлку. И тут его внимание привлекли горестные причитания около таверны.
  
   - Горе, мне горе. Я вёз свою матушку в новый дом, но телега сломалась.
  
   Парочка явно безумных шутов суетилась около телеги с огромным гробом, у которой сломалась задняя ось и одно из колёс теперь валялось в дорожной грязи. Парочка стражников не знала как на этих двух психов реагировать. Некоторые из крутящихся неподалёку строителей смотрели на этот бесплатный цирк и посмеивались. Тут Гарри подошёл ближе и все смешки смолкли. Тана Певерелла тут знали, и уж если он сам брался за дело, то хиханьки-хаханьки тут неуместны.
  
   - Что случилось у вас, скоморохи?
  
   - Добрый господин, Цицерон и Цицерия ехали в Фолкрит, чтобы доставить мамочку в её новый дом.
  
   - И тут у нас сломалось колесо. И никто не желает помочь бедным скоморохам с ремонтом.
  
   Гарри почувствовал, что его мозги рядом с этими двумя безумцами начинают заворачиваться в трубочку. Что-то здесь было не так. Легилеменция показывает образы мёртвой мамочки и того, как оба любят её и хотят доставить в Фолкрит. С гробу в самом деле труп женщины как показывает заклинание. Почему же интуиция кричит, что тут происходит нечто особенное.
  
   Два шута, Цицерон и Цицерия, вдруг так остро напомнили Гарри комиксы Дадли, которые маг читал в глубоком детстве. Там были похожие персонажи: Джокер и Харли Квин. Да эти шуты даже нарисовали себе карточные масти на лица в качестве грима. Очень запоминающаяся и колоритная парочка.
  
   - Репаро.
  
   Интуиция кричала о том, что что-то тут не так. Тем не менее по наитию Гарри решил сегодня делать добрые дела. Починка телеги ему была не в тягость. Сразу же ось вернулась в целое состояние, а телега стала как новенькой. Шуты сперва так и застыли двумя сусликами, смотря на это чудо. После чего стали предлагать деньги. Гарри отказался.
  
   - Добрый господин, скажите нам своё имя, чтобы мы могли за вас помолиться.
  
   - Гарольд Ситисет Певерелл.
  
   Тут Гарри отвлекли крики Рональда, что верхом спускался с холма. Поэтому тан трёх владений не увидел, как многозначительно переглянулись двое скоморохов у него за спиной. Просто сели и поехали дальше.
  
   - Тан Гарольд. Какая встреча.
  
   - Ярл Рональд. Я тоже тебя рад видеть, старый друг.
  
   Мужчины обнялись, хлопая друг друга по спине.
  
   - Как ваши с Луной дела?
  
   - Всё отлично. На днях в гости заходил Дадли с семьёй. Что слышно из Фолкрита?
  
   - Да вот только договорился с минотаврами, поселившимися на руинах Хелгена. Суровые ребята, скажу я тебе, но честные. Дали слово, значит будут исполнять, чего бы им это не стоило.
  
   Они направились к поместью. Рональд вёл своего коня под уздцы.
  
   - А что ярл Сиддгейр? Не женился ещё?
  
   - А куда он денется с подводной лодки. И Анга тоже никуда не денется. Я же не какой-нибудь тиран, женить их по принуждению. Да и глянулся этой амазонке ярл Фолкрита.
  
   - Вот прямо ни капли амортенции не пролил у них над кружками?
  
   - А зачем? Провёл просто расчёты нужные и стал ярлу указывать на подходящих женщин. На неё Сиддгейр среагировал, вот пусть и делает всё сам. Может мне ещё свечку над ними держать прикажешь?
  
   Рональд передал поводья конюху. Они с Гарольдом зашли в дом. Как раз все собирались на обед. В зале Гарри тепло поздоровался с Невиллом, Ханной и Луной. Не часто им выпадает возможность побыть в таком составе компании и повспоминать прошлое. Там, где они были ещё детьми.
  
   Вообще в последний месяц Гарри заметил за Невиллом странную тенденцию. Герболог стал обучать своим премудростям Тедди. Крестник делал успехи под руководством старшего мага.
  
   - Невилл, я заметил, что ты взялся обучать Тедди.
  
   - Тебя это беспокоит?
  
   - Нет. Я просто хочу знать, ты готов стать преподавателем гербологии?
  
   - Ты серьёзно?
  
   - Конечно серьёзно! Всё почти готово для того, чтобы через два года сбылась наша мечта.
  
   Соратники попытались его разговорить, но Гарри молчал как партизан на допросе. Нет. Это будет сюрприз. Пусть каждый из них сыграет свою роль. Вместе они изменят этот мир к лучшему.
  
   - Я могу только сказать, что сделаю всё возможное, чтобы мы создали полноценную школу для наших детей. Погодите. Мы ещё выйдем из тени.
  
   - Было бы замечательно.
  
   - Ты готов преподавать гербологию?
  
   Невилл выдержал твёрдый взгляд Гарольда и уверенно качнул головой. Этот же взгляд Гарольд перевёл на Ханну.
  
   - Учитель бытовых чар мне тоже пригодится.
  
   - Ты можешь на меня рассчитывать, Гарри.
  
   И Гарри знал, что действительно может на неё рассчитывать. Супруги Аббот-Лонгботтом засиделись на ферме Тёплых Ветров. Как бы то ни было, но скоро потребуется безопасное место для его семьи. И такое место он попытается организовать. Остров Солтсхейм давно и прочно занял место в планах тана Певерелла.
  
   - Извините, друзья, что вынужден прерваться, но мне надо заскочить домой и проведать семью. Месяц уже дома не был.
  
   Рональд переглянулся с остальными дав ответ за всех.
  
   - Мы понимаем. Сами носимся как белки в колесе. Взвалили мы однако на себя задачку. Куда после выходных думаешь направиться?
  
   - Я ещё не загадывал, но Кричер мне недавно письмо передал от Ульфрика Буревестника. Зачем этот мудак хочет меня видеть, я не знаю, но так и быть навещу правителя Истмарка.
  
   - Будь осторожен, Гарри, у ярла Ульфрика полно мозгошмыгов, и не все они добрые.
  
   Луна как-то расфокусировано смотрела в потолок, постигая неведомое ей. Гарри по опыту знал, что в такие моменты от блондинки можно ждать всякие откровения. Это только для простаков Луна чудная, а для знающих девушку давно за образом странного восприятия мира скрывается человек свободно проворачивающий в голове зубодробильные расчёты и знающий высшую математику, теорию вероятностей и нумерологию.
  
   Кто в будущем займёт посты деканов в магической школе Гарольд не сомневался. Он ещё покажет всему миру силу и славу Скайрима. Вежливо раскланявшись с друзьями, Гарри вышел на улицу и прошёл к аппарационной площадке. Рывок перемещения. И вот он уже стоит на такой же площадке, расположенной на ферме Тёплых Ветров.
  
   - Господин, как хорошо, что вы прибыли. Управитель Изольда волнуется.
  
   Кричер быстро доложил Гарри о том, что всё на ферме в порядке. Дети занимаются учёбой, все заняты делом, а Эклюз неустанно несёт дозор со своей башни. Даже будет жаль оставлять всё это здесь. В конечном счёте Гарольд понимал, что место тана он рано или поздно передаст кому-нибудь из своих хускарлов. Есть большая вероятность, что это будет Синмир Тёплый Ветер. Он уже достойно проявил себя не только как простой воин, но и толковый офицер. Как и Ралоф, Синмир помогал Гарольду вести в бой дружину, всегда прикрывая правый фланг.
  
   Решив обдумать всё это позже в более спокойной обстановке, Гарри зашёл в дом и направился в свой кабинет. В главном зале ему пришлось замахать рукой на детей, чтобы не отвлекались от учёбы.
  
   - Дети, у нас ещё впереди все выходные. Не волнуйтесь. Я приехал специально побыть с вами. А сейчас продолжайте занятие. Что есть знание?
  
   - Свет и Сила!
  
   Гарри старался не забрасывать общения с детьми, несмотря на то, что некоторые из них уже почти подростки. И его дети ценили это искреннее внимание. Маг нанял для них лучших учителей, которых смог найти в городе. В данный момент у детей был урок математики. Получив уважительный и благодарный кивок от учителя, Гарри поднялся по лестнице на второй этаж. Он уже знал от Кричера, где искать Изольду. Девушка была в своей комнате и занималась бухгалтерией здешнего хозяйства. И она настолько увлеклась этим делом, что очнулась только в объятиях Гарольда. Маг нежно взял её в плен своих рук, склоняясь над ней через спинку стула.
  
   - Ох, Гарри, что ты делаешь?
  
   Мужчина не смог себе отказать в удовольствии огладить ладонями её увеличившуюся от беременности грудь, покрыть поцелуями красивую шейку, прикусить зубами ушко.
  
   - Ну что ты творишь? Ох, не распаляй меня.
  
   - Просто дразню, рыжик мой. Как ты себя чувствуешь?
  
   - Хорошо. Спасибо. Те зелья замечательно действуют.
  
   - Чем занимаешься?
  
   Гарри притянул к себе магией второй стул и сел рядом с девушкой. Приятно просто так сидеть рядом с женщиной, которая носит твоего ребёнка. Странное чувство разлилось в груди. Он мог себе чётко признаться, что не испытывает любви к Изольде. Просто ему было с ней удобно. Да и девушка никак не навязывалась на его внимание. Заботится, ухаживает, делает нежности, проявляет к ней внимание, любит своего будущего ребёнка -- ну не идеал ли мужчины?
  
   Они вместе принялись за проверку записей. Так они провели около часа, когда неожиданно Изольда взяла Гарри за руки и положила их себе на живот. Роды должны были случиться в этом месяце осталось наверное ещё пару недель.
  
   - Толкается. Тебе не больно?
  
   - Что ты, твой сын очень аккуратен. Поделикатней могучего родителя.
  
   Девушка рассмеялась, заставив и Гарольда улыбнуться. Не всегда их милые игрища в бане заканчивались спокойным сексом. Иной раз в Гарри бурлила первобытная страсть. Пару раз ему приходилось девушку относить на руках в её комнату, ибо после дикой ебли Изольда на ногах не держалась.
  
   - Ты останешься со мной до родов?
  
   Изольда впервые откровенно о чём-то просила Гарольда. Его это не удивило. Беременные в целом выкидывают иногда невероятные фокусы, заставляя весь мир плясать вокруг них. Даже странно, что Изольда была такой паинькой всё это время. Впрочем виноват тут суровый нрав Скайрима. Его жители не привыкли кланяться, а удары судьбы готовы сносить с твёрдостью. Да и сам Гарри чувствовал, что с каждым днём он всё больше считает Скайрим своим домом.
  
   Иногда он думал над тем, чтобы было, не будь того заговора? Быть может он женился бы на Джинни Уизлли, у них бы было трое детей, они бы наверное сделали спортивную карьеру, а параллельно бы выучились на мастерство в чём-нибудь. Артефакторике например и зельеварении. Амулеты и зелья всем нужны. Эти мысли были чем-то странным. Так трудно было воспринимать прошлое. Наверное потому что там остались боль, разочарование и предательство. Нирн в этом плане тоже не был раем, но здесь даже злодеи более правильные что ли. Да, это самое подходящее определение -- правильные.
  
   - На эти выходные я точно останусь. А что дальше будет, посмотрим.
  
   Изольда как-то грустно улыбнулась.
  
   - Да я понимаю, что у тана есть не только привилегии, но и обязанности. Просто...
  
   Гарри, видя, что девушка готова разрыдаться, обнял её и стал гладить по голове. Его голос зазвучал словно бы укутывая Изольду мягким облаком. Она понимала умом, что он ей шепчет разную милую чепуху, но это был наверное единственный раз, когда она захотела чего-то попросить за свою преданность. Самую малость.
  
   - Ну не расстраивайся. Я постараюсь все возможные дела перенести на другое время.
  
   - Обещаешь?
  
   - Конечно.
  
   - Спасибо. И прости меня за это. Я не должна была...
  
   - Глупости. Тан я или нет? Итак сколько месяцев без отдыха кручусь. Надо будет ещё домовушку завести. Огонёк одна не справляется с детьми. Цитрус тоже за мальчишками не поспевает.
  
   - Грок на домовиков нарадоваться не мог. Рассказывал на прошлой неделе, что теперь прямо как без рук, если Кусь и Шнырь пропадут. Да и домовики его любят. Им с мамонтами управляться вообще ничего не стоит.
  
   Вот так их разговор вновь перескочил на бытовые темы. Гарольд стал расспрашивать Изольду о городских событиях. А в Вайтране между тем было всё спокойно. Единственной крупной новостью стало открытие двемерской часовой лавки и появление на рынке прилавка с подземными деликатесами. Двемеры начали мелкие, полезные механизмы пускать в продажу для других рас. Ну и ремонт конечно же с обслуживанием взяли на себя. Беспроигрышный ход.
  
   Из значимых слухов только разговоры о возможном создании ещё одного городского района пошли среди стражников. Поговаривают, что этим занимается Хронгар. Любопытно, что действительно стоит за этими разговорами.
  
   Через пару часов Гарольд уделил время детям, у которых занатия практически закончились. В волю наговорились, вволю посмеялись. Дети и его сестра Дельфина только рты раскрывали, слушая рассказы Гарри о чудесах владения Вальдмарк и города Фолкрит.
  
   После ужина Гарри всерьёз озаботился военной подготовкой старшеньких. Люси и Алисан до поздней ночи показывали отцу, насколько хорошо они усвоили домашнее задание по приёмам со щитом. Заканчивали они уже при свете светляков, которых Гарри наколдовал целых семь штук. Пока дети умчались полоскаться после тренировки, Гарри уложил спать малышню, рассказав им сказку на ночь. Проследив, чтобы и старшие отправились спать, Гарри проследовал в баню и сам поплескался в бочке с тёплой водой.
  
   - Старый Кричер доволен. У него наконец-то появился толковый хозяин.
  
   Гарри скосил на домовика глаза, положив голову на специальный выступ на краю бочки.
  
   - Не ты ли ругался на меня в старом мире?
  
   - Ругался. Но ведь хозяин Гарри тогда вел себя как восторженный идиот. Здесь же хозяин Гарри исправился. Выучился бою на мечах. Магичит, как и подобает истинному лорду. Убивает своих врагов. Детей завёл. Тащит красивых и здоровых женщин в постель, как и полагается настоящему главе клана. Мощь рода Певерелл растёт. У хозяина множество вассалов, которые занимаются каждый своим делом. Да основатель рода Блэк так не приумножал могущество, богаство и славу своего рода, как вы, хозяин.
  
   Кричер и дальше продолжил восхвалять на разные лады хозяина Гарри, параллельно рассуждая, что денег лишних не бывает, даэдрические и любые другие артефакты в хозяйстве вещь тоже нужная и полезная. Поскольку Гарри не спешил притормаживать своего домовика-советника, то Кричер выразил мнение, что пора бы хозяину переходить с женщин-трубадуров на знатных особ Скайрима.
  
   - Вы бы хозяин присмотрелись бы к ярлу Элисиф Прекрасной. Здоровая, молодая, не рожала ещё, красавица каких мало. Богатая вдова к тому же. Да и без мужской ласки сохнет ведь в Синем Дворце. А она как никак при власти. Нельзя чтобы такая женщина была без здорового, толстого, твёрдого, горячего мужского внимания.
  
   Гарри оставалось только поражаться тому, что Кричер так искренне переживает о мощи его клана. Воображение начало рисовать ему нездоровую картину, особенно, когда Кричер среди прочих достоинств ярла Элисиф Прекрасной описал её фигуру и интонацией заботливого дядюшки рассказал своему хозяину чем сия властная дама по вечерам занимается у себя в спальне, чтобы снять стресс.
  
   Пришлось даже головой помотать издав мучительный стон, выгоняя из воображения картину солитьюдской красавицы, которая на своей двуспальной кровати подогнув под себя колени ласкает себя, скучая по своему покойному мужу и отсутствию достойной замены. Кричер однако это воспринял по своему, и начал нахваливать другую красавицу Солитьюда -- Витторию Вичи. Смуглая кожа, тонкая талия, крутые бёдра, пышная грудь, аккуратные черты лица, шикарная грива волнистых, каштановых волос.
  
   - Кричер!
  
   Видимо домовик так увлёкся описанием знатных красавиц, что даже окрик хозяина он воспринял как необходимость переключиться на другую кандидатку. На сей раз Кричер описал Гарольду кузину Ульфрика Гертруду. Белокурую деву войны, которая любит практиковать ближний бой фламбергом или парочкой полуторников-бастардов. Гарри, слушая рассказ домовика о том, как кузина ярла Ульфрика прекрасна под струями воды, подумал, что он сейчас из бочки не выберется из-за образовавшейся распорки. Это же никаких сил человеческих не хватит спокойно слушать такое.
  
   - Кричер!
  
   - Да, хозяин Гарри?
  
   - Помнишь я тебе показывал Айварстед?
  
   - Да, хозяин.
  
   - Переместись сейчас туда, найди Линли Звёздную Песнь и узнай, что сейчас девушка делает. Только незаметно.
  
   Домовик справился за минуту, в течении которой Гарри себе места не находил.
  
   - Хозяин Гарри, названная вами девушка сейчас парится в бане таверны в одиночку.
  
   - Перемести меня к ней. Да и Изольде скажи, что я отправился ко дворцу ярла, чтобы обсудить одно срочное дело без свидетелей. И все следы убери. Короче прикрой меня, пока я буду сбрасывать напряжение.
  
   - Будет сделано, хозяин.
  
   Линли очень удивилась, когда прямо из воздуха перед ней появился старый знакомый в чём мать родила. Благо Кричер благоразумно устроил досуг хозяина Гарри, усыпив постояльцев таверны и наложив на баню заглушающие чары. Убедив девушку, что это он и есть, а не какой-нибудь даэдра, Гарри просто указал на свой болт, стоящий как какой-нибудь древненордский монумент. Линли аж руками всплеснула, когда Гарри сказал ей, что это он так скучал. Не говоря ни слова больше, маг принялся ласкать девушку, но надолго его не хватило. Организм требовал разрядки, так что поставив Линли на четвереньки он принялся насаживать девушку на своё "копьё", заняв молитвенную стойку рыцаря. Линли стонала в такт тому, как в её лоно входил член Гарри. Маг шлёпал её по заднице, от чего её нутро сокращалось вокруг естества мужчины, заставляя того сладко рычать от кайфа, да и сама девушка чувствовала нечто доселе приятное в этой боли. В какой-то момент он резко ускорился и излился в неё фонтаном.
  
   - Аххх... любимый, как горячо.
  
   Девушка задёргалась, испытывая невероятный прилив нежности. Гарри же чувствовал себя последним негодяем, из-за того, что ему сейчас Линли признавалась в любви, и что он побежал на ночь глядя спускать пар, оставив Изольду одну. С другой стороны он понимал, что может сорваться, а три глубоких минета Изольда точно не согласится сделать. Интересно, а что скажет ему Линли? Линли согласилась на эксперимент, после которого Гарри зарядил ей ещё раз, чувствуя, как звериная похоть медленно отпускает его. Он помог девушке помыться, а сам вернулся обратно к себе на ферму под Вайтраном. Хорошо хоть Кричер принёс ему его одеяние мага. Аппарировав с домовиком под пологом невидимости, Гарри преспокойно зашёл на ферму с парадного входа.
  
   С покерным лицом Гарри прошёл в комнату Изольды, ибо все последствия страсти он убрал с помощью косметических заклинаний: теперь от него пахло нордским мёдом, как будто он с ярлом выпивать изволил. Девушка ещё не спала, не смотря на третий час ночи. Гарри пообещал мысленно своему члену карцер, на что внутренний голос изобразил щетиноспина. Зарекайся мол, блядун трудолюбивый.
  
   - Ты почему не спишь?
  
   - Кричер сказал, что тебя вызвал ярл. Я волновалась, что ты снова уедешь.
  
   Мысленно Гарри себе прописал правый хук и левый апперкот, а также прокинул себя через плечо.
  
   - Просто ярл и его брат нуждались в дружеском совете. Пойдём. Не дело это.
  
   Гарри надеялся, что у него на лице ни дрогнул ни один мускул. Он отвёл Изольду к себе в спальню и они вместе легли на кровать. Пришлось ему укладывать свою беременную женщину спать, рассказывая сказки и перемежать их поцелуями. Обняв Изольду со спины, он дождался пока она уснёт и сам провалился в объятия двух лун. Снилось ему будущее Скайрима, где королевство под его рукой начало процветать, а проклятый Талмор получил заслуженных люлей.
   Комментарий к 25.
   http://i.playground.ru/i/63/68/80/00/file/content/4xs4mq65.jpg - Хельяркен-холл
   https://staticdelivery.nexusmods.com/mods/110/images/84353-2-1496501311.jpg - вождь минотавров Хелгена
   https://i.pinimg.com/originals/ec/23/0e/ec230e2748f2c2bfc4d74afc10f198d3.jpg - сладкая парочка шутов
   https://c1.staticflickr.com/9/8669/16567782497_01b5c9bcb9_b.jpg - Изольда
   https://staticdelivery.nexusmods.com/mods/110/images/28743-1-1356195861.jpg - ярл Элисиф Прекрасная
   https://pre00.deviantart.net/d7ef/th/pre/f/2017/196/5/2/killer_brides_by_insant-d8ctnv4.png - Виттория Вичи
   https://i.artfile.me/wallpaper/08-01-2014/650x407/fentezi-devushki-shkura-mech-varvar-devu-780687.jpg - Гертруда - кузина Ульфрика
   http://staticdelivery.nexusmods.com/mods/110/images/61719-5-1433747655.jpg - Линли Звёздная Песнь
  
   ========== 26. ==========
  
   Новости со всех фронтов стекались к Гарольду и в целом картина складывалась очень обнадёживающая. Его вассалы копали во всех направлениях, дополняя, уточняя и выясняя подробную информацию про каждый холд Скайрима. Гарри оставалось только наблюдать за процессом, проводя дни на своей ферме Тёплых Ветров в компании Изольды и детей.
  
   Он рискнул начать обучать детей основам зельеварения. Дети конечно были не в восторге, но каждому Гарри на пальцах объяснил, что каждый уважающий себя маг должен иметь и уметь правильно применять все средства, что ему посылает жизнь для собственного развития и обеспечения безопасности своих близких.
  
   Люси растет типичным жрецом Талоса -- маг поддержки основных боевых сил, так что объяснять ей было проще всего. Дочка сама тянулась к зельеварению, собственным умом рассудив из рассказов отца, что раненых бывает много и некоторым лучше поможет лечебная мазь или эликсир в аккуратном флаконе, чем тратить на них собственную силу.
  
   Алисан в магическом отношении заинтересовался животноводством. Соответственно и заклинания под эту область подбирает. Чего у Алисана не отнять, так это деловой хватки. И ведь Гарри только раз рассказал ему про Хагрида, как маленький редгард получил цель в жизни. Если сделать так, что ингредиенты животного происхождения будут всегда под рукой, то можно будет получить не только стабильный заработок, но и найти для себя интересное дело в жизни.
  
   Тедди напротив увлёкся гербологией, так что тут однозначно получался полноценный ученик Невилла. Однако и своего крестника Гарри убедил в важности некоторых зелий, которые будут ему нужны при добыче некоторых образцов. Например сердечный корень сприггана можно собрать относительно безопасно при использовании снотворного тумана, который готовится быстро и из дешёвых ингредиентов, тогда как цена на сердечный корень очень кусачая для кошелька.
  
   Здесь как и с прочими элементалями, спригганы -- очень опасные существа. А снотворный туман позволяет их усыпить и аккуратно извлечь сердечный корень. Странное дело, но стражам лесов от этого ни холодно ни жарко, они просто на время регенерации органа теряют способность использовать магию.
  
   Свою сестру Дельфи Гарри с помощью расчётов определил как типичного боевика. Соответственно могли понадобится зелья, усиливающие силу заклинаний и сопротивляемость стихиям. Также у неё ожидаемо пробудился парселтанг и магу пришлось заняться этой стороной вопроса. Мужчина раздумывал на тему фамильяра. Что ни говори, а будет интересно создать василиска здесь в Скайриме.
  
   Ну и конечно разговоры про пестики-тычинки тоже пришлось проводить. Люси и Алисан вступили в волнительный период переходного возраста, так что пришлось читать детям лекцию на тему. Точнее лекций было несколько. Самая главная тема касалась того, что Гарри объяснил им основы. И чем могут быть опасны обиженные на весь мир дети. История тёмного лорда Воландеморта была преподнесена детям как поучительный урок.
  
   Дети поняли, прониклись и клятвенно пообещали отцу быть осторожными. Гарольд этим заявлениям не поверил и понял, что в будущем стоит преподать им парочку уроков цинизма. В принципе можно будет даже показать парочку воспоминаний в омуте памяти. У него ведь не только картины прошлого за свою жизнь, но и вся жизнь Снейпа отпечатана. Поглядят немного тёмных страниц жизни, авось и передумают хернёй страдать.
  
   А ещё Гарри не покидало чувство, будто он забыл нечто важное, но никак не может вспомнить. Что-то он не сделал: даэдра побери, что за ерунда? Сейчас ему как никогда требовалась напоминалка его друга Невилла. Впрочем это можно будет отложить до его возвращения. Вынужденная командировка Невилла и Ханны в долину Хельяркен обещала затянуться до середины осени. Тем более, что Невилл обещал привезти на ферму новый вид горноцветов, имеющих малахитовую окраску цветов. Гарри это заинтересовало как новый вид сырья для зелий. Будет интересно выявить какая часть растения подходит для зелий.
  
   Горноцвет в этом плане очень интересен. Используя соцветия этого кустарника можно в сочетании с плодами снежноягодника создавать зелья сопротивления различным стихиям. Лиловые давали защиту от ментальных атак, голубые защищали от холода, красные - от огня, жёлтые -- от молнии, чёрные дают сопротивление стихии земли, снежный горноцвет, растущий только во владении Хаафингар, уменьшает урон атакующих заклинаний школы восстановления. И потому было интересно, что же даст изучение малахитового горноцвета. Гарри уже сейчас представил, что по аналогии с остальными растениями в дело могут пойти его цветки. Интересным было и то, что каждый подобный простенький отвар из соцветий горноцвета и плодов снежноягодника мог усиливать соответствующий катализатор из мелких кристаликов драгоценных камней.
  
   Именно это рассказывал в алхимической лаборатории Гарольд своим детям, обучая их варить простейшие зелья. Рецепт был прост и незамысловат. Это вам не цветки пещерного ядоплюя собирать. Гарри уже успел на собственном опыте убедиться, что эта мерзость требует особого подхода. Подземный ядоплюй убивает слабых дыхалкой и сердцем на раз два, выстреливая по движущейся цели облаком ядовитых спор. А осквернённым фалмерам пофиг. Они спецом подходят к цветам в период созревания и нюхают их, словно наркоманы. Ещё и ядовитыми хрурлями закусывают -- это те грибы, на которые их подсадили двемеры в своё время.
  
   Хрурль сам по себе мощный галлюциноген, а осквернённые научились из него гнать сивуху и занюхивать её этим самым ядоплюем. Хорошо, что эта страсть не встречается на поверхности. Тут под светилами и так скумы хватает, чтобы от неё народ спивался до состояния полного разложения. Гарри сдуру умудрился попробовать, на него эта хрень не подействовала. Во всяком случае каджитский самогон не оказал на него должного влияния. С чем это было связано, Гарри не имел представления.
  
   Однако не тем были заняты мысли молодого мага, а тем, что ему скоро предстоит проводить ритуалы. Его нерождённый сын в отличии от приёмных детей должен будет после появления на свет пройти определённые обряды. Он ещё подумает над тем, стоит ли проводить полновесный обряд, но признание и защиту Гарри точно поставит. Да и Люси с Алисаном надо полностью принять.
  
   - Папа, смотри, у меня получилось.
  
   Гарри очнулся от своих мыслей и проверил работу дочери. Действительно получилось очень качественное зелье. Алисан также справился со своим котлом. Дельфина и Теодор сварили зелье приемлемого качества. Гарольд похвалил детей, после чего погасил огни под котлами и дал зельям настояться. А пока зелья сопротивляемости трём основным боевым стихиям настаивались, маг начал показывать детям процесс сцеживания, фильтрации и очистки готового зелья кошачьего глаза, которое сам сварил вчера.
  
   - Дети, запомните одну важную деталь: хрустальная посуда лучше всего сохраняет зелье от разложения и порчи, потому что не вступает в контакт с его магической составляющей. Хрусталь для готового состава является нейтральной средой.
  
   - А почему тогда, папа, ты переливаешь некоторые зелья в глиняную посуду?
  
   - Хороший вопрос, который заслуживает пяти призовых очков, Алисан -- ты молодец, что спросил об этом. Так вот, сынок, сейчас мы здесь занимаемся зельеварением в домашних условиях. Я показываю вам простые рецепты, которые запороть очень сложно, да к тому же эти зелья всегда пригодятся в жизни. Сейчас я даю вам практические навыки работы с безопасными ингредиентами. Дельфи, объясни всем, почему курс зельеварения начинается с теоретических знаний?
  
   Его сестра смутилась. Было видно, что ей ещё не приходилось так отвечать по теории основных наук.
  
   - Первым делом учат правила безопасности. Но это было у нас на первом уроке. А потом учеников в магических школах или гильдиях зельеваров заставляют учить наизусть таблицу совместимости ингредиентов. Некоторые ингредиенты встречаясь вместе в котле могут вызвать взрывную реакцию. Ещё есть таблица подготовки ингредиентов.
  
   - Кто скажет мне зачем она нужна?
  
   Люси неуверенно подняла руку. Гарри кивнул дочке.
  
   - Это как в готовке. Мне Люсти объяснила, что от того, как нарезать овощи, зависит то, как они будут себя вести при том или ином способе приготовления. Крупная нарезка овощей и мяса лучше подходит для похлёбки, а шинковка позволяет быстро пожарить на сковородке.
  
   Гарри улыбнулся, вспоминая как он сам в своё время дошёл до этого на пятом курсе. Снейп конечно как учитель был серьёзным испытанием, но после его науки даже самые тупые получали умение готовить простенькие зелья. Невилл правда со своим талантом готовил только смертоубийственную бурду, которая могла повести себя как жидкий хаос. Иными словами хуй знает, что будет если это выпить. На седьмом году обучения Невилл сварил экспериментальное удобрение, после которого теплицы Хогвартса пожирателям пришлось поливать адским огнём два часа, пока они отбили атаку хищных растительных монстров. Гарри в этой истории радовало только то, что часть мутантов сбежала в запретный лес, мудро решив найти себе добычу в его недрах.
  
   Гарри не брался утверждать этого наверняка, но похоже именно это стало причиной того, что во время битвы их атаковало так мало акромантулов. Да и тот факт, что теперь Дамблдору там сейчас приходится очень кисло из-за одичавших источников магии, только добавлял настроения Гарольду. Свою месть Фламелям и Дамблдорам они уже свершили. Учитывая уничтоженное Министерство Магии сейчас старый разрушенный замок Хогвартс едва ли можно назвать полностью безопасным местом. Да и едва ли остальная территория островов ими является. Только разве что Мунго может похвастать уцелевшей защитой.
  
   С подрывом алтарей и высвобождением дикой яростной неуправляемой магии источников по всем островам должна была ударить очень существенная волна магии. Да и на континенте были желающие подорвать. Без Отдела Тайн взять под обратный контроль одичавшие места силы вряд ли получится. Так что Гарри искренне желал своему бывшему директору хорошенько зажариться перед смертью в яростном бурлении дикой магии. Гермиону же, временами от накатывающих воспоминаний, ему хотелось голой спихнуть в квартал серых в Виндхельме на ночь глядя. Ну или подкинуть в том же самом виде перед талморским посольством, нацепив на шею сучке амулет Талоса.
  
   - Мой тан, у вас такое одухотворённое выражение лица.
  
   Ведя в дом детей Гарри снова погрузился в мысли и лишь голос аргонианина Юласа вывел его из транса, вернув в суровую скайримскую реальность.
  
   - Да вспомнил тут, как хорошо пахнет мёртвый, хорошо прожаренный враг.
  
   - А, это точно. Мёртвый враг всегда хорошо пахнет.
  
   - Главное, Юлас, что такой враг очень сильно ограничен в средствах отмщения, вот почему я всегда советую отрубать уничтоженным разбойникам головы. Нечего в Скайриме некромантов плодить.
  
   Гарри пришлось принять на службу ещё одну домовушку, как он и обещал Изольде. Нянек решительно не хватало. И вот теперь новая домовушка Мурзи взяла беременную девушку под своё крыло по поручению хозяина. Её задача как няньки, помочь Изольде справиться с младенцем.
  
   Гарри на следующий день взял детей на рыбалку. Ловля лосося на берегу реки Белой пришлась сорванцам по вкусу. Кричер помогал присматривать за детьми и готовить улов. Наелись ухи от пуза. Детям было море впечатлений. Гарри тоже было приятно отдохнуть от ежедневной рутины скакания по всем трём холдам. Вечно договариваться за других Гарри уже надоело, а впереди предстоял год тяжёлых испытаний. Ещё по весне свадьба этой тупой кузины императора должна состояться.
  
   Сидя у костра, Гарри размышлял о том, как это обстоятельство использовать к своей пользе. Но сперва требовалась разведка в стане врага. Эта Виттория Вичи вызывала у Гарольда вопросы, касающиеся её участия во всех играх богатых кланов. Одни свидетели утверждали, что Виттория бессердечная сука. Другие рассказывали, что она получила своё место только благодаря протекции своего высочайшего кузена. Третьи называли тупой марионеткой Мавен Чёрный Вереск. Четвёртые говорили, что у неё очень цепкая деловая хватка. Каждый рисовал главу Восточной Имперской Компании на свой лад. Порой мнения об этой девушке были диаметрально противоположными и даже противоречащими друг другу.
  
   Гарри всё это казалось интересным. Он уже успел понять, что не всё так, как кажется ему на первый взгляд. Так или иначе всё начиналось с Мавен Чёрный Вереск -- вот уж кого Гарольд желал увидеть, желательно у себя в пыточной на дыбе. Тот факт, что из-за спины Виттории торчат уши Мавен говорил о том, что здесь замешана какая-то интрига.
  
   Гарри пришлось вечером по возвращении на ферму вызвать Ралофа по артефакту связи и передать свои распоряжения для дружины, а также выслушать новые доклады. После этого был ужин, и чего совершенно не ждал Гарри так это того, что роды у Изольды будут среди ночи. Пришлось срочно слать патронус своим компетентным колдомедикам. Малфои отозвались тут же из Винтерхолда. Кричер лично сгонял за Нарцисой и Драко. Гарри им помогал. Благодаря их слаженным действиям Изольда относительно легко смогла разродиться, принеся Гарри здорового сына. Счастливый отец тут же назвал ребёнка Годриком.
  
   Тут же Кричер стал переносить на ферму остальных магов, которые должны были помочь с проведением обрядов для ребёнка. Изольда успешно вырубилась в целебный сон, благодаря заклинаниям Нарциссы. Пришлось магам собираться в круг, чтобы создать временный, походный алтарь и провести все ритуалы. Но общих сил хватило с запасом, так что все положенные обряды для Годрика, Люси и Алисана были проведены. Пока все трое числились как принадлежащие роду Певерелл, вместе с Дельфиной Гонт и Теодором Люпином.
  
   У Гарольда были опасения по поводу обрядов, так как он не знал, как отреагирует на детей Нирна магия родовых связей, но старик Гринграсс успокоил его, произведя множество расчётов, чем сильно помог магу выполнить все ритуалы правильно.
  
   Гарри провёл вместе с семьёй ещё неделю, после чего решил отправиться в Виндхельм, откуда его информаторы сообщили о странном убийстве молодой девушки. Агентом в Виндхельме вызвался быть Жиль Пинкаро -- целитель из чистокровных, обслуживающий интересы таких же чистокровных фамилий. Он как и прочие жертвы союза Фламели-Дамблдоры остался последним в роду. А рискнул он поехать в самое сердце нордского восстания, будучи бретонцем именно из-за своей редкой специальности. Магов восстановления было очень мало.
  
   За лето парень развернул в Виндхельме свою сеть осведомителей, проявляя недюжинные таланты разведчика и работая по специальности. Конечно у него было много работы, но это не помешало ему наблюдать за жизнью в городе. Именно Жиль собрал информацию о первом визите в город Гарольда Певерелла. Благо никто не удосужился узнать имя тана, ибо всем было просто некогда.
  
   Краткая сводка всех рассказов очевидцев сводилась к тому, что первым делом пьяный тан Певерелл прямо перед гостиницей "Очаг и Свеча" набил морду Рольфу Каменному Кулаку за оскорбление его танской светлости. Затем Гарри проследовал в саму гостиницу, где всех угощал во славу его величия, пока туда не явился Галмар Каменный Кулак, требуя сатисфакции за набитую морду брата. Закончилось это побоищем в гостинице, откуда главу клана Каменный Кулак стража выносила в полностью ушатанном состоянии. В суматохе гостиничной драки тану Певереллу удалось покинуть город незаметно для стражи.
  
   Незабываемый вышел инцидент. Про тана так никто и не вспомнил, потому как завсегдатаи гостиницы устроили весёлую бучу. Жилю нашлась работа даже спустя два месяца после этого инцидента. В основном дело касалось выбитых зубов. Дешёвая версия по сравнению с местным костеростом, привела целителя к знакомству с Нурелионом -- городским алхимиком, который вот неожиданность оказался альтмером.
  
   Всякого ожидал Гарри, но чтобы альтмер жил в Виндхельме? Жесть. Впрочем тут мог играть банальный фактор монополии. Среди нордов алхимики хоть и не были редкостью, но фанатики, вроде Ульфрика, среди них едва ли встречались. Ведь зельевары отличаются прагматичностью, которая не свойственна другим магам. Видимо, этот альтмер единственный зельевар на весь город, раз его не гонят взашей поганой метлой.
  
   Так вот Пинкаро сообщил тану Певереллу о том, что буквально три дня назад была убита молодая девушка, на которой буквально живого места не осталось. Жиль видел тело и мог с уверенностью сказать, что это жертва некромантов, уж больно раны были специфическими. Так или иначе, но неведомого убийцу девушки прозвали Мясником.
  
   Гарри решил, что это отличная возможность вернуться в Виндхельм, тем более, что он получил приглашение от самого ярла Ульфрика на встречу. Маг был уверен в своих силах. Если удастся найти убийцу, то он сможет засветиться в городе с лучшей стороны. Решив так, Гарри начал собираться в поездку. Конный переход в Виндхельм занимал пять дней по горам и долам. Двемерское изобретение могло помочь добраться до столицы Истмарка за два дня. Однако, Гарри опасался гнать своего железного коня по таким резким перепадам дороги. Столкновение с мамонтом и последующий полёт ему запомнилось надолго.
  
   Как бы там ни было, но Гарри собрался в путь и на следующий день рано с утра, помахав семье ручкой отправился в Виндхельм. За полдня добрался до башен Валтейм, где переговорил за обедом с Вигнаром Серой Гривой о поставках строительных материалов. Попутно сообщил, что едет в Виндхельм. Тан Серых Грив тут же попросил ярлу Ульфрику передать письмо от себя лично. Заверив того, что всё будет сделано в лучшем виде, Гарри продолжил своё путешествие. Переночевать решил в нордских руинах, возвышающихся над дорогой.
  
   Переночевал называется. В руинах нашёлся молодой норд, который был в растерянности и не знал, что ему делать. Суть проблемы сводилась к тому, что какой-то некромант захватил их семейную усыпальницу и теперь хулиганит внутри с телами его предков.
  
   - Спокойно парень. Предоставь это мне.
  
   Всю ночь они на пару очищали могильник от драугров и скелетов. Замучились и задолбались. Поэтому некроманта Гарри спалил без всякой жалости, едва стоило тому показаться в пределе видимости.
  
   - Ну вот и всё.
  
   В качестве платы парень отдал ему все драгоценности, что они нашли в могиле. Собрался мешочек с кольцами, ожерельями, серёжками и обручами, который ухнул в недра сумки с пространственным расширением. Гарри же поняв, что нихрена не выспался, залился по самые уши эликсирами и предпочёл продолжить путь, перед этим не забыв опечатать могилу, чтобы сюда больше не совались разные ненужные посетители.
  
   Так как Гарри ехал медленно и аккуратно, то очередная ночь застала его на середине пути до Виндхельма. Чёрт бы побрал этот могильник. Пришлось останавливаться в лесу. В себя Гарри пришёл уже в какой-то пещере в клетке, чувствуя состояние похмелья. Первым делом он аккуратно осмотрелся. В пещере явно гуляла пьяная толпа народу, слышались пьяные выкрики и грубые шутки. Короче типичная разбойничья нора.
  
   - Блядь, надо же было так расслабиться.
  
   Впрочем парень не унывал. В куче тряпья он видел своё одеяние мага и броню. Видимо разбойники не потрудились как следует разобраться с разделением добычи. А между тем в той стороне откуда раздавался гогот и веселье были слышны и истеричные голоса жертвы. Бандиты явно собирались насильничать какую-то пленницу.
  
   Гарри ещё раз внимательно осмотрелся и понял, что его засунули в камеру для удержания магов. А судя по ощущениям, его ещё и напоили какой-то дрянью, которая негативно сказывалась на восстановлении магического потенциала. Это был плохой признак. Если у разбойников есть магические зелья, значит или банда крупная, или у них есть маг. В таком состоянии Гарольду сражаться будет очень не комильфо. Тем не менее отобрать Дары Смерти у него было попросту невозможно. Мантия покрыла его с головы до пят, спрятав наготу. Палочка и перстень вросшие в руки, имели собственный накопитель магии.
  
   Призвав адскую плеть и наложив на комнату заглушающие чары Гарри легко смог выбраться из клетки. Первым делом он бросился к своей безразмерной сумке и достал безоаровую настойку. Проглотив эту бурду, Гарри скривился от вкуса абсорбента. Сняв заглушку, Гарри понял, что бандиты похоже ещё не приступили к насилию, а по всей вероятности только ещё улюлюкают над обнажёнными пленницами. Было в этих криках что-то неправильное. Другие бы уже без разговоров приступили толпой трахать беспомощных жертв.
  
   Выбравшись под мантией в главный зал пещеры, где и пировали бандиты, Гарри понял, почему эти мрази решили поиздеваться подольше над пленницами. Молодая нордка и столь же молодая данмерка были за связанные руки буквально подвешены к потолку, так чтобы их ступни едва касались пола. Всё это было посередине пещеры, а вокруг радовались жизни альтмеры в странной одинаковой амуниции, но это были не талморцы. Напрягая память о крупных шайках разбойников, Гарри вспомнил о том, что в Истмарке промышляет неуловимая банда Саммерсетских Теней.
  
   - Мальчики, вы довольны?
  
   - Да, Эльфисса!
  
   - Тогда я сейчас их подготовлю для вас.
  
   Атаманша этих разбойников сейчас стояла между двумя подвешенными пленницами и стегала их по спинам кнутом. Но после своих слов она достала нечто деревянное фаллической формы.
  
   - С кого мне начать? С данмерской сучки? Или может вы хотите посмотреть на нордскую шлюшку?
  
   Альтмерка похоже упивалась страданиями жертв, которые с ужасом смотрели на агрегат в её руке. И если нордка откровенно паниковала, не веря в происходящее, то данмерка смотрела на агрегат с некоторой долей цинизма, будто ей уже доводилось видеть нечто подобное.
  
   Не успела атаманша приблизиться к жертвам с деревянным страпоном в руках, как завалилась на землю. Разбойники сперва не поняли, что произошло, что и стало для них фатальным. Адская плеть рассекла ближайших противников. Зеленые вспышки врезались в дальних, а оставшихся запаниковавших разбойников Гарольд зарубил мечом из-под невидимости. Сняв с себя маскировку, он направился к обнажённым пленницам. По очереди он перерубил веревки и унёс девушек в другую пещеру. Жертвы едва могли ходить, а их спины представляли собой гуляш, который делали кнутом. Данмерка попыталась возражать, но быстрый шлепок по ягодице заставил её не оказывать сопротивление.
  
   Определив девушек на спальные мешки, Гарри не смущаясь их наготы принялся смазывать раны пленниц специальной мазью. Шрамы конечно первые годы останутся, но потом их можно будет убрать окончательно.
  
   - Ай, накрой нас чем нибудь.
  
   Нордка пыталась через стоны возмущаться, особенно когда рука Гарри принялась смазывать её ягодицы, которым досталось больше, чем половинкам данмерки. Гарри для профилактики шлёпнул по заднице и нордку, вызвав у той новые дорожки слёз.
  
   - Закрой рот. Истерзанные полутрупы не в моём вкусе.
  
   Девушки всё одно пытались прикрываться руками и завернуться в тряпьё спальников. Пришлось накладывать обездвиживающие чары. Впрочем болтать пленницам это не мешало. Девушки стали на все лады склонять нового мучителя. Гарри их не слышал, так как в этот момент круциатусом допрашивал атаманшу. Альтмерка Эльфисса долго сопротивлялась, но сочетание боли и наслаждения из-за смазанного мазью для возбуждения страпона в её влагалище, сука всё же слегка рехнулась и сломалась. Образы для легилеменции полились широким потоком.
  
   Она не знала кто пригласил их сюда. Связь устанавливалась через специального человека. Его лицо и приметы Гарольд хорошо запомнил, чтобы разобраться с этим позже. Получив всю возможную информацию, Гарри прикончил главную разбойницу и собрал головы разбойников в отдельную кучу, а тела вынес наружу и поджёг. Его всё ещё шатало от отравы, но теперь Гарри хотя бы чувствовал, что мозг не гудит как колокольня. Заодно он понял, как так тупо попался. Он сделал стоянку прямо рядом с пещерой и включил вход в границы охраняемого периметра.
  
   Поругав сам себя за неосмотрительность, Гарри порадовался, что его двемерскую машину так и не нашли, ибо он всё же догадался укрыть её чарами сокрытия от посторонних глаз. Как бы то ни было пришла пора возвращаться к пленницам, которые как оказалось костерят его на все лады. Девушки уже вполне очухались и теперь громко обсуждали свою судьбу.
  
   - Лежать и не трындеть мне тут под руку.
  
   Почувствовав целебную магию девушки предпочли за лучшее заткнуться. Нордка, в силу суровости характера ничего не хотела спрашивать, а вот данмерка явно соображала куда как лучше. Ещё, что удивило в последней Гарольда, так это лиловые глаза. Он уже сталкивался с описанием подобной аномалии среди данмеров. Лиловоглазые были потомками Барензии -- известной данмерской королевы.
  
   Биография Барензии в разных форматах встречалась довольно часто, так что Гарри имел сомнительное удовольствие прочитать о самой королеве, её бурной молодости и в целом жизни по принципу нахождения приключений на свою задницу. Похоже и её внучка, которая сейчас лежит перед ним, имеет такую же тягу к поиску приключений на нижние девяносто как и её бабушка или прабабушка, всё зависит от возраста.
  
   - И что правнучка Барензии забыла здесь?
  
   - Внучка.
  
   - Это не отменяет моего вопроса.
  
   - Попалась по глупости. Не удалось скрыться в сумерках. Эти высшие гады сумели отыскать меня.
  
   Словно по наитию Гарри посмотрел особым зрением на ауру девушки. На спине данмерки в ауре был виден рисунок составленный будто из теней, которые складывались в узор соловья. Откуда Гарри об этом знал, дак та самая камера под Драконьим Пределом до сих пор несла следы этого знака. Балгруф хвастал как-то раз.
  
   - Молчи уже, соловушка. Надеюсь тебе известно, что такое долг жизни. Найдёшь меня сама. Я -- Гарольд Певерелл.
  
   Это он прошептал на ухо обездвиженной данмерке. Та и ухом не повела в ответ на раскрытие своей тайны. Хватало и того, что её узнали. Кто такой Гарольд Певерелл она уже была в курсе. Тан холда Вайтран не давал разбойникам спуску, но вдруг пощадил её и сейчас занимается ранами на спине. Карлия была озадачена таким отношением к себе. Дождавшись, пока Гарольд закончит все свои манипуляции и отпустит её из магических оков, Карлия решила отыскать свои вещи, которые лежали в куче такого же тряпья других жертв. Попутно она искала ценные предметы. О том, чтобы спиздить нечто у этого пугающего её тана-мага, девушка даже помыслить не могла.
  
   Тем временем Гарольд занялся нордкой. Выяснилось, что зовут её Фьотли Жестокое море и она старшая из двух детей в семье. Девушка попробовала закатить скандал после снятия с неё магических оков.
  
   - Так, сударыня, я конечно рад, что вы поправились и сразу решили пойти в лобковую атаку, но может быть вы меня поблагодарите по очереди. Или уважаемая наследница клана Жестокое Море жаждет получить тана Певерелла в единоличное пользование при свидетелях?
  
   Карлия не выдержала и громко рассмеялась, глядя на эту картину. Не каждый день увидишь голую нордку, которая ещё час назад была пленницей, а сейчас голышом в голос распекает своего спасителя какой он подлый негодяй. Фьотли сообразила в каком виде она кинулась в атаку и вообще переварила слова тана Певерелла, который сейчас заливался смехом на пару с данмеркой.
  
   - Отвернись!
  
   - Может ещё глаза закрыть? Одевайся давай. Что я там не видел. У всех баб вдоль, а у тебя поперёк? Или у тебя прямо медовая пиздень? Так вроде мёдом не пахнет.
  
   Гарри специально принюхался, чем поверг данмерку в ещё больший смех, а Фьотли очень сильно смутилась. Девушка принялась одеваться под взглядом этого наглого тана, понимая, что захоти он и она тут и останется сейчас ублажать его, так как на данмерку суровый маг поглядывал с некоторым равнодушием.
  
   Между делом Карлия собрала свои вещи и быстро облачилась в них. Подойдя к магу, она позволила себе поцеловать его в щёку и пошла на выход.
  
   - Я -- Карлия. Ещё увидимся, красавчик.
  
   Глядя вслед данмерке, Гарри подумал, что не такая она уж и страшненькая, во всяком случае угловатостей в её фигуре и черепе было мало. Быть может она полукровка, что в лучшую сторону отличается от своих сородичей?
  
   - Тан Певерелл, я готова.
  
   Фьотли стояла перед ним, красная как рак и со следами недовольства во взгляде.
  
   - Ты же из Виндхельма?
  
   - Да.
  
   - Где найти твоих родителей?
  
   - Мама на рынке торгует, а отец частенько бывает при дворе ярла Ульфрика.
  
   - Отлично. Мне как раз к ярлу надо.
  
   Собрав головы бандитов в мешок, который Гарри сшил заклинанием из их знамени со стены пещеры, Гарри погрузился на свой мотоцикл и посадив себе за спину Фьотли, рванул по дороге в Виндхельм. Гнал транспорт он до самого вечера. Стража на воротах попробовала его остановить, но когда увидела мешок с головами альтмеров, то позволила от удивления проехаться аж до самых дверей дворца Исграмора. Виндхельм представлял собой крепость, отгроханную на склоне последней горы Снежного хребта в устье реки Белой. В постройке этого колоссального сооружения явно была использована магия. Мост через реку так точно маги возводили. Прикинув толщину плит и опор, а также глубину ущелья, Гарри понял, что здесь трудились маги уровня основателей Хогвартса.
  
   Как бы то ни было, но в главный зал дворца Гарольд и Фьотли зашли, когда сурового вида мужчина потрясал кулаками, призывая Ульфрика ему помочь выручить дочь.
  
   - Папа!
  
   - Фьотли! Доченька!
  
   Пока шло воссоединение семьи, Гарри прошествовал к Ульфрику Буревестнику и поприветствовал ярла Виндхельма, как полагается тану Скайрима. Галмар смотрел на Гарольда разъярённым медведем, но Ульфрик велел своему генералу заткнуться и молчать в тряпочку, покуда он его сам не поколотил в кулачном поединке. Не успел Гарольд и слова сказать, как Ульфрик потащил его как лучшего друга к себе в покои, где и рассказал суть дела.
  
   Оказалось, что Мясник орудует в городе весь последний год. Девушки раз в месяц пропадают в неизвестном направлении. В основном приезжие. Ульфрику бы это и не мешало вовсе, но недавно Мясник стал убивать горожанок. Жертвой пали уже три молодых девушки. Среди них кузина тана Торбьорна Расколотый Щит, Гардика Расколотый Щит.
  
   - Да, слухами уже земля полнится, ярл Ульфрик.
  
   Теперь глава восстания в частной беседе с глазу на глаз уже не казался Гарольду убеждённым фанатиком.
  
   - Ярл Ульфрик, у меня для вас письмо. Вигнар Серая Грива просил передать.
  
   - Как там поживает этот ворчливый старик, тан Гарольд?
  
   - Милостью Талоса, жив-здоров. Ворчит конечно, но всё больше на своих работников. Башни Валтейм теперь стали местом, где клан Серых Грив активно занялся делом.
  
   Ульфрик поднял заинтересованный взгляд.
  
   - И что же это за дело?
  
   - Угольная шахта. Нашли какой-то особый уголь, который теперь в Небесную Кузницу поставляют.
  
   - Да, они этим уже тысячи лет живут. С тех самых пор, как был основан Йоррваскр.
  
   Ярл добавил себе в кружку ещё вина Алто. Чем Ульфрик подкупал, так это своей аскетичностью воина. Во дворце Гарри не заметил ничего похожего на роскошь, которой стараются пустить пыль в глаза и выпячивать своё богатство, напротив Буревестник украшал дворец явно трофеями с войны и охоты.
  
   - Так что, тан Певерелл, возьмётесь за это дело?
  
   - Да. Мне бы только отдохнуть с дороги.
  
   - Конечно. Не вопрос, располагайтесь в гостевых покоях. Домовик вас проводит. Локи.
  
   Перед ярлом возник молодой домовик в рыцарской котте с гербом клана Буревестников. Он по приказу ярла Ульфрика повел тана Певерелла в гостевые покои. Наконец-то была возможность выспаться за все бессонные ночи. Наложив на двери сигнальные чары и окружив собственную тушку охранным барьером, Гарольд позволил себе растечься по кровати и заснуть.
  
   ========== 27. ==========
  
   Первым делом, которое сделал Гарри после того, как встал с утра и привёл себя в порядок, было выбивание из Ульфрика и его замов особой грамоты, согласно которой тан Певерелл получал полное содействие от стражников, как главный следователь по делу Мясника.
  
   С неохотой ярл Ульфрик, управитель Йорлейф и капитан городской стражи Аргус Одинокий Шквал составили соответствующую бумагу, заверив её печатью ярла и города. После этого Гарри со спокойным сердцем отправился к своему агенту. Поговорив с Жилем и выяснив подробности, которые он знал, Гарри отправился бродить по городу.
  
   Тратить время на городскую сплетницу Виолу Джордано маг не стал, положившись на допрос свидетелей. Быстро ещё раз опросив свидетелей нападения и пролистав попутно их воспоминания, Гарри сделал определённый вывод. Все убитые были молодыми человеческими девушками, кроме одной данмерки, погибшей в квартале серых. Пришлось бежать в местные злачные места и выяснять там личности возможных свидетелей.
  
   Поначалу данмеры отказывались общаться с нордским магом. Тогда Гарри решил сделать хитрее. Он занялся выносом мозга бармена этого заведения. Стал ему жаловаться на жизнь, попутно рассказав свои "подозрения". Когда он поделился с данмером своими соображениями на счёт того, что готовится ритуал поднятия высшего лича в городе, где они, вроде как, живут, то вдруг весь клуб замолчал. Гарри на этом не успокоился и стал пугать красноглазых меров возможным ритуалом создания высшего вампира. Короче, так или иначе так и так выходило, что плохие даэдра дома забот готовят в Виндхельме локальный звездец.
  
   Свидетель нашёлся быстро. Данмеры привели молоденькую соплеменницу, род занятий которой явно определялся древнейшей профессией. Руди Косса дала Гарольду возможность увидеть в своих воспоминаниях фигуру мужчины, что вытворял с её коллегой жуткую процедуру извлечения сердца.
  
   - Спасибо. Вот это тебе. А это тебе. Думаю здесь хватит вам на улучшение условий жизни.
  
   Вручив бармену и проститутке весьма солидный куш по пятьсот золотых, Гарри помчался к тану клана Расколотый Щит. Во всём происходящем маг видел определённую закономерность. Кто-то сперва убивал приезжих девушек, собирая ингредиенты. Теперь была убита довольно знатная горожанка и две крайне необычных жертвы: данмерка и нордка с редкими признаками. С последней жертвы буквально содрали лицо и скальп.
  
   Знатная одинокая горожанка -- это возможность воспользоваться её домом как местом проведения обряда. Торбьорн долго отказывался давать ключ от дома своей кузины. Тем не менее Гарольд убедил его, что это в интересах следствия. Выяснилось, что дом этот является очень старой частью города. В этом глухом углу давно ничего не менялось. Управитель Йорлейф после долгого копания в документах смог узнать, что когда-то домовладение Хьёрим было резиденцией городских магов. Для Гарольда всё стало очевидно.
  
   Хьёрим встретил мага запустением. Он внимательно осмотрел дом. Мебель не трогали со своих мест, но на полу были заметны следы крови. На втором этаже была найдена лестница на чердак, где имелась лёжка наблюдателя. К сожалению засечь ауру преступника было невозможно. Но самый настоящий джек-пот ждал мага в кабинете убитой хозяйки на первом этаже. Мужчина чисто случайно обратил внимание на крохотное пятнышко крови на одном из шкафов для одежды. Да и сам предмет обстановки слишком плотно прилегал к стене.
  
   Проверяя свою догадку Гарри понял, что это тайный ход. Когда фальшь-панель отъехала в сторону, глазам мага предстала типичная лаборатория зельевара и артефактора. Полки с готовыми зельями и артефактами, ящики с сырьём и ингредиентами, малая магическая кузня, доска зачарователей, алхимический подиум, стол подготовки зельевара.
  
   - У кого-то просто охуительно много денег. Это же всё стоит бешеные суммы золотых. А главное как ему удалось сюда всё это пронести? Чую запах большого пиздежа.
  
   Но и тут было не всё. За следующей потайной дверью обнаружился ритуальный зал с полноценным кругом-печатью для работы с неупокоенными. Занятия по некромантии с такой мощной защитой уберегут самого колдуна от последствий ошибок. Это в теории некромантия простая наука. Есть в школе колдовства заклинания мгновенного поднятия нежити. Но если хочешь создать себе нормальную нежить, то дело упирается не только в инъекцию нужных для дела растворов, каллиграфические по точности надрезы и необходимую матчасть. Требуется чётко знать признаки того, из какого тела можно поднять ту или иную специализированную нежить или немертвь.
  
   Этот ритуальный зал позволяет вытворять такое, что можно почувствовать себя принцем даэдра. И это помещение уже было занято под ритуал полноценного воскрешения. Информация об этом ритуале у Гарри появилась после того, как он перед побегом в Нирн заглянул на руины дома родителей. В этой лаборатории были журналы Мясника. Три тома лабораторных исследований. Из них стала ясна личность маньяка. Каликсто Корриум -- организатор местного музея редкостей.
  
   Судя по записям, Каликсто хотел вернуть свою жену, которая умерла более тридцати лет назад от несчастного случая, когда его умений некромантии не хватало для полноценного обряда воскрешения. То, что обнаружил этот безумный имперец, в части шагов совпадало с ритуалом, описанным предками Гарольда. Теперь он понимал этого Мясника, как никто другой. Молодой маг почувствовал непреодолимое желание воспользоваться этим обрядом для своих целей. Можно было понять, какие тут таились возможности.
  
   - Тварь ли я дрожащая или право имею?!
  
   Гарри почувствовал, как кровь отлила от лица. Он смотрел на тело блондинки, которое ещё предстояло собрать до конца и оживить, но видел перед собой своих родителей, погибших Уизли, Ремуса, Нимфадору. Всё это теперь выглядело совершенно по иному. Внезапно камень в левой руке Гарольда потеплел, вырывая его из грёз.
  
   - Сынок, ты действительно готов пойти на этот шаг?
  
   Гарри обернулся, видя перед собой четыре призрака: его родители, Ремус и Нимфадора пришли тогда, когда это было ему нужнее всего.
  
   - Папа. Мама. О, боги, я не знаю, что я должен делать?
  
   - Слушай своё сердце сынок. Мы всегда будем рядом, чтобы поддержать тебя.
  
   - Мы гордимся тобой Гарри. Спасибо, что пристроил мою мать к доброму человеку.
  
   - Дора, она сама справилась. Я это не устраивал.
  
   - Ну не прибедняйся. Всё стало возможным благодаря тебе.
  
   - А ты что мне скажешь, Ремус?
  
   - Станешь королём, если не забудешь своё сердце. Оно тебе подскажет как правильно поступить в этой ситуации.
  
   - Спасибо. Спасибо вам всем.
  
   - Обращайся сынок. Мы всегда рядом.
  
   Ритуальный зал снова был пуст, а по лицу мага текли слёзы. Он только что удержался от роковой ошибки. По самому краю прошёл, можно сказать. НО это тело не останется просто так гнить. Голос долга и голос сердца дадут шанс тому, кто будет достоин. Гарри сейчас готов был выть на луну, понимая, что только что подписался на целую неделю тонких расчётов будущего ритуала.
  
   Ну что же, придётся пойти на эти жертвы, а пока следует изобличить преступника. Решительным шагом Гарри отправился обратно, прихватив созданные копии лабораторных журналов Мясника. Каликсто был в своём музее. Захватить его не составило никакого труда. Куда сложнее было взломать некроманта так, чтобы вытащить из него все сведения о ритуале. Попутно были найдены остальные два журнала с лабораторными записями, а также куча редких книг по некромантии.
  
   Знание -- это свет и сила. Вот и сейчас Гарри старательно зачищал некоторые подробности ритуала, просто чтобы ему не могли помешать довести работу Каликсто до самого конца. После этого была эпичная магическая битва. Гарри пришлось держать противника под империусом и разыграть битву между хорошим магом и поганым некромантом. Это было невероятно сложно. В итоге Каликсто был схвачен Гарольдом прямо на городской площади и в кандалах, созданных трансфигурацией, доставлен во дворец, где брошен под ноги ярлу Ульфрику и его придворным. Неадекватный некромант быстро был допрошен Вунфертом и после этого торжественно сожжён на городской площади перед дворцом Исграмора.
  
   Под шумок такого успеха, Хьёрим был Гарольдом куплен. Пришлось тут же воспользоваться услугами клана Жестокое Море, чтобы пополнить запасы продуктов в пустом доме. Заодно Гарри проставился в городской гостинице и в таверне квартала серых, чтобы выпили в честь поимки опасного преступника. Единственное, что напрягало Гарри, так это взгляд ярла. Ульфрик словно оценивал его, обдумывая какую-то мысль. Маг попытался поймать взгляд ярла, но осознал, что у того стоит мощнейший барьер для защиты разума. Это было из разряда чего-то необычного.
  
   Ещё заинтересованные взгляды кидал на него и придворный маг. Было понятно, что у Вунферта наверняка появились вопросы, связанные с делом Мясника. Гарри в ответ также попытался присмотреться к придворному волшебнику аурным зрением. Эта наследуемая особенность проявлялась у самых древних родов. Гарри мог видеть то, что было необходимо для артефакторики, некромантии и общей оценки направленности силы мага.
  
   В ауре Вунферта Гарольд чётко разглядел, что как боевик, старик слаб, а вот колдовство, мистицизм и восстановление развиты непомерно высоко, причём Вунферт последние две школы скрывает. Твою же мать! Вунферт является химерологом! Гарри успел сравнить магию родного мира и местные школы. В Нирне химерологам соответствовали те, кто на достаточном уровне знал школы колдовства, мистицизма и восстановления. Всякое разное говорили про старика, но теперь становится понятно, что собой представляет этот двухсотлетний старик.
  
   Судя по всему серьёзного разговора не избежать, тем более, что Гарри углядел и ещё кое-что важное. От Вунферта отходила едва заметная нить в неизвестные дали. Крестраж? Очень может быть. В любом случае следовало отдохнуть перед началом суровой недели. Времени было в обрез, ибо по прикидкам самого Каликсто надо было успеть до конца этого месяца всё собрать в единое целое. Оставалось две недели. Сам же ритуал оживления следовало проводить на новый год.
  
   Гарри за этот день порядком устал, так что едва оказавшись в Хьёриме, маг призвал Кричера, выслушал его доклад и поручил разложить продукты, а потом отправляться на разведку по городу. Мало ли интересного ему удастся выведать. Пока домовик наводил порядок, Гарри оказался вновь в ритуальном зале, куда выложил лабораторные журналы номер четыре и пять к уже имеющимся трём. После этого он провёл ревизию недостающих частей для ритуала воскрешения. По всем прикидкам получилось, что ему потребуется ещё одна жертва. Выйдя из ритуального зала и закрыв входы в тайные помещения, Гарри отправился на ужин. Кричер расстарался для любимого хозяина.
  
   Вдруг домовик переменился в лице и куда-то исчез. Гарри в непонятках замотал головой, а его верный слуга уже вернулся.
  
   - Хозяин, там к вам посетительница. Кричер её проверил. Она пришла поговорить с хозяином.
  
   - Пригласи её сюда.
  
   Домовик с поклоном исчез, а уже спустя пять минут перед Гарольдом сидела Фьотли Жестокое Море.
  
   - Какие гости. Добрый вечер.
  
   - Добрый. Я пришла извиниться за своё поведение в пещере.
  
   Гарри уже уловил куда идёт этот разговор.
  
   - Родители конечно не знают, что ты пошла просить извинения у своего спасителя?
  
   - А они разве должны знать?
  
   Гарри посмотрел на лукавые глаза девушки, которая демонстрировала ему своё расположение и готовность извиняться. Скайрим суровая земля. А суровая земля оставляет место только для простых нравов и прямых решений. Подумал Гарри о том, что секс он любит, нордки ему нравятся.
  
   - Присаживайся давай. Силы тебе понадобятся.
  
   - Так я не голодна.
  
   - Всё равно подкрепись. Я за день устал как собака. Поможешь мне попариться в баньке, а там уже перейдём к твоим извинениям.
  
   Девушка видимо не ждала такого ответа, но прикинув события сегодняшнего дня и прошлого решила за лучшее не нарываться. Она признала за героем право на такие простые надобности как помывка. Опять же этот странный слуга мага её пугал. От отца она уже слышала о хоммерах, но этот Кричер, который чуть ли не хвостом вилял в присутствии господина, вызывал у девушки испуг.
  
   - Кричер, приготовь нам баню.
  
   - Сделаю в лучшем виде, хозяин.
  
   - А почему он вас называет хозяином?
  
   - Домовики служат волшебникам за нашу магию. Они пользуются частью наших сил, чтобы помогать нам в быту.
  
   - Вот бы мне такого слугу.
  
   Гарри хмыкнул, после чего посоветовал девушке учить магию, чтобы её естественный резерв увеличился и хоммеры сочли её достойной такой чести, как их служба. После этих слов в глазах девушки блеснуло нечто. Маг только мысленно рассмеялся на это.
  
   В баньке они отлично провели время. Фьотли превосходно помогла Гарольду смыть усталость и грязь, накопившуюся за несколько дней путешествия и геройств. Поскольку девушка отправилась в баню первой, то Гарри успел вызвать сюда Добби и поручил действовать совместно с Кричером. Два домовика конечно делали вид, что смотрят друг на друга волком, так как Гарри был прекрасно в курсе, что они уже поделили сферы влияния и установили иерархию внутри коллектива домовиков, принадлежащих роду Певерелл. Зачем было призывать Добби? Всё дело в том, что по внутренней иерархии хоммеров Добби, Кричера и ещё несколько десятков домовиков сделали сильнее всех остальных, особенно тех, кто ушёл служить сторонним магам, в целях всё той же безопасности. Пока в городе находятся Кричер и Добби, никто из домовиков Ульфрика и Вунферта не проникнет в Хьёрим тупо из почтения перед более сильными домовиками.
  
   После баньки Гарри прошёл вместе с Фьотли в спальню на втором этаже. Здесь девушка сделала робкую попытку извиниться, как умела и могла. Гарри этого было мало, так что он стал учить Фьотли, как должна извиняться взрослая девушка. Он много чему научил в эту ночь наследницу клана Жестокое Море. В перерывах между сменой поз для извинений и благодарностей своему спасителю, девушка только и делала, что вспоминала Дибеллу. Тан Певерелл в свою очередь принимал извинения и благодарности как должное. В будущем ему пригодится лояльность наследницы клана Жестокое Море.
  
   Чего ему было неведомо, так это того, что Добби и Кричер в очередной раз подглядывают за своим хозяином и довольно скалятся, слушая стоны очередной женщины, отдавшейся их хозяину. Естественно домовики выполняли приказ хозяина, сменяя свой бдительный караул около хозяйской спальни по очереди. Жаль пока что нет ни одного родового алтаря. Придёт время, и такие алтари появятся. Не просто так их хозяин закрывает магией руины древних нордов. Некоторые из них могут в перспективе стать основой для создания родовых поместий. А пока что Кричер и Добби выполняли свой долг верных слуг и собирали девичью кровь в специальные флаконы. Настанет время и родовой алтарь клана Певерелл будет самым сильным в этом мире.
  
   Фьотли в свою очередь прекрасно поняла, что её первоначальный план рухнул едва только она взяла в рот. Нет, о таком лучше не думать. Её план рухнул, когда она поняла, что у мага есть свои домовики. Гарольд Певерелл не производил впечатление идиота. Девушка изначально пришла сюда, чтобы на утро заставить его жениться на себе. Не прокатило. Она конечно от матери разное слышала, да и Фригга Расколотый Щит ей давала как-то почитать книжки очень фривольного содержания, да в конце концов на ферме она тоже бывала и видела, как петух топчет курей, а бык обхаживает коров. Однако, произошедшее в спальне тана Певерелла девушка честно не ожидала.
  
   Был и другой момент во всём этом. Гарольд ясно дал понять, что не потерпит никаких условий. Ей и заснуть в его объятиях удалось только после того, как он выпустил из хватки её длинные волосы. Мужчина уснул, когда она прыгала на нём сверху, словно дикая наездница. Но даже провалившись в дрёму его кол стоял как копьё, пока она не смогла достичь заветного результата. И до тех пор одна его рука не выпускала намотанные на неё волосы Фьотли, а второй рукой мужчина цепко держал её за бедро. Да и руки он переместил только потому, что повалившаяся на него девушка съехала на бок, где немедленно была прижата к себе властной хваткой. Фьотли только и оставалось, что заснуть в цепких объятиях мага, которого она боялась потревожить.
  
   Разбудил девушку сам Гарри, который быстро приказал ей одеваться и в предрассветных сумерках отправил непонятным способом домой. Фьотли даже испугаться не успела, как оказалась в своей кровати. Она бы могла подумать, что это был сон, если бы не синяки по всему телу от мужских рук.
  
   - Поверить не могу. Дибелла любвеобильная, храни Гарольда Певерелла.
  
   А между тем Гарри был таким взвинченным в предрассветный час, потому что его срочно разбудили домовики, нашедшие нечто важное. Отправив любовницу обратно домой с помощью Добби, Гарольд тем временем одевался-собирался, готовый быть перенесённым прямо до места. Интересную находку сделал Кричер в одном из городских тупиков.
  
   Появившийся там спустя десять минут Гарольд стал свидетелем зрелища от которого у него глаза на лоб полезли. Девочка лет двенадцати спала в старой бочке, укрывшись драным мешком. В другой бочке лежали её скромные пожитки. Всё было сложено очень аккуратно, что выгодно отличало беспризорницу от остальных. Пришлось накладывать чары отвлечения внимания, чтобы подробно расспросить Кричера о его находке. Домовик ориентировался на то, что эта девочка у которой очень сильный потенциал в магии.
  
   В пользу магической силы девочки говорил небольшой едва видимый щит, который сохранял тепло. Да и на её корзинки и собранные цветы были наложены чары прочности и консервации. Однако Гарри проверил девочку диагностическими чарами и понял, что у неё не всё в порядке со здоровьем.
  
   - Дяденька, доброе утро. Купите пожалуйста цветочки.
  
   Пока Гарри обдумывал ситуацию, ребенок уже проснулся и теперь смотрел на него кошачьим взглядом. Каким бы беспощадным не был Гарольд к врагам, но в этой ситуации он просто не мог вот так спокойно наблюдать за происходящим.
  
   - Я могу сделать нечто более полезное. Как тебя зовут и почему ты спишь в старой бочке?
  
   - Я - Софи. Мама умерла, когда я была маленькой. А отец ушёл на войну против империи и не вернулся. Тётка же выгнала меня, потому что я для её семьи бесполезна.
  
   - А что если я удочерю тебя?
  
   - Правда?
  
   - Правда.
  
   - Спасибо. Обещаю, я буду самой лучшей дочерью.
  
   Девочке не потребовалось много времени, чтобы собрать свои скудные пожитки. После этого Кричер и Добби переместили девочку в Хьёрим. Не успел Гарри аппарировать следом, как на него попытались напасть. Нищенка с двумя кинжалами возникла словно из воздуха. Только отточенные чувства помогли Гарри избежать атаки.
  
   - Дряной маг, куда ты девчонку забрал. Она была моим билетом в счастливую жизнь.
  
   Гарри поверхностной легилеменцией увидел мысли этой твари, которая собиралась продать сиротку в бордель в имперском городе. А вот на ловца и зверь бежит. Молодая, сильная, ловкая, и никому не нужная женщина -- это ли не удача.
  
   - Инкарцеро. Силенцио. Петрификус Тоталус. Круцио.
  
   Проверив пространство вокруг на возможных наблюдателей и не найдя оных, Гарри подхватил пленницу и аппарировал в Хьёрим. Уже поверхностных мыслей было достаточно, чтобы он желал этой бессердечной суке смерти. А теперь ему не придётся беспокоиться о жертве для ритуала. Вызвав ещё одного домовика для присмотра за пленинцей, Гарри отправился проверить как себя чувствует его новая дочь.
  
   Софи сидела на кровати и ждала баню. Увидев Гарри она искренне обрадовалась. Видно было, что ребёнок так просто не может поверить в факт обретения новой семьи. Гарри пришлось ещё раз подтвердить, что он действительно станет её новым папой. Пока они беседовали, Кричер вместе с призванной на смену домовушкой готовили баньку и горячий чай. Гарри ещё раз набросил на свою новую дочку чары диагностики здоровья, на сей раз более точные.
  
   Срочно требовались зелья для поправки здоровья. У Софи был туберкулёз на ранней стадии и зарождающиеся хронические болезни из-за регулярного переохлаждения.
  
   - Кричер.
  
   - Я здесь хозяин.
  
   - Срочно отправляйся к Малфоям. Мне нужна тётушка Нарцисса. Объясни ей ситуацию. А остальным передай моё почтение.
  
   - Сделаю хозяин.
  
   Нарцисса появилась в Хьёриме, стоило ей вникнуть в суть дела. Софи даже не успела удивиться нежданной гостье, как уже разговорилась с ней о своих мелких проблемах. Жизнь в Скайриме в лучшую сторону отразилась на характере Малфоев. Во всяком случае, они теперь ведут себя более человечно, чем раньше.
  
   Пока тётя Нарцисса занималась обследованием девочки, как компетентный целитель, Гарри принялся проверять свои запасы зелий. Кое-что требовалось подновить.
  
   - Гарри, мы можем поговорить?
  
   - Да, тётушка. Как здоровье Софи?
  
   Софи к слову была отправлена приводить себя в порядок в бане.
  
   - С ней всё хорошо. Я наложила на неё парочку долгоиграющих конструктов. За три дня всё должно пройти.
  
   - Это хорошо. А что с зельями? Общеукрепляющие и зелья повышения здоровья?
  
   Нарцисса передала ему бумагу со списком зелий.
  
   - Вот, я здесь всё описала.
  
   Гарри заметил, что его родственница отчего-то волнуется сильнее обычного.
  
   - Что-то случилось? Тётушка, на вас лица нет.
  
   - Всё в порядке. Просто я успела оценить силу девочки. Очень сильный ребёнок.
  
   - Я же вижу, что вы хотите мне ещё что-то сказать. Я не кусаюсь, говорите свободно.
  
   Гарри ощутил, будто его пронзили ренгеновским взглядом и признали тем, кому можно раскрыть тайну.
  
   - Гарри, племянник, у меня и Люциуса конфликт магии и группы крови. Близнецов я выносила едва-едва. А пользоваться старым методом мы не можем в силу причин непреодолимого характера.
  
   Память Снейпа тут же выдала то, что касалось этой семейной тайны Малфоев. Гарри оставалось надеяться, что у него не заалели щёки.
  
   - Гарри, с тобой всё в порядке?
  
   - Простите, это не моё дело, просто я кажется понимаю о чём идёт речь. В семейных преданиях описывается похожая ситуация.
  
   Судя по виду женщины она поверила, что Гарри мог это узнать из книг. Самому же магу хотелось себя заобливиэйтить, чтобы развидеть некоторые тонкости.
  
   - Тем более, если ты понимаешь, о чём идёт речь, нам нужна некоторая помощь.
  
   Гарри чуть в обморок не грохнулся, представив себя в роли Снейпа. Чёртов зельевар. С его полной памятью.
  
   - Мы хотим усыновить ребёнка. Желательно девочку.
  
   У Гарри аж на сердце отлегло.
  
   - Даже не знаю, тётушка, где можно найти сильного одарённого ребёнка.
  
   - Я кое-что узнала у Софи. В городе есть ещё один сирота - мальчишка.
  
   - Как вы собираетесь его включать в вашу семью? Насколько я помню для подобного ритуала требуется родовой алтарь.
  
   - Люциус смог спасти наш походный алтарь.
  
   Походный алтарь -- очень большая редкость и очень большая ценность. Жаль только близкие рода воспользоваться им могут только раз в столетие. Следует полагать, что именно по этой причине Люциус скрывает его наличие у себя.
  
   - Дальше меня эта информация не уйдёт. Я всё понимаю. Подобная ценность может свести с ума даже стойких духом.
  
   Нарцисса также кивнула головой. Что и как говорить своему сюзерену её проинструктировал муж. Люциус сейчас был занят вплотную расчётом важных ритуалов для походного алтаря. Столько всего требуется сделать, ещё и игрушки требуется производить. Конечно информация свалилась на Гарольда, как снег на голову, но такой задел на будущее следовало хранить. Маг и сам понял, что желает иметь такую штуку у себя в загашнике.
  
   - Так вот, Софи мне рассказала о том, что в городе есть ещё один сирота. Предлагаю взглянуть на него.
  
   Пришлось снова вызвать Добби. Домовик выслушал приказ своего хозяина и отсутствовал примерно пол часа. Пока Нарцисса поила зельями и лечила магией Софи, вернувшуюся из бани, Гарри ждал результатов. Добби сразу же перенёс своего хозяина прямо в некий заброшенный дом, сразу предупредив, что ребёнок творит некую тёмную магию. Оказалось, что тот проводит тёмное таинство. Очевидно этот Авентус Аретино, который первым делом сам представился, спутал Гарольда с представителем Тёмного Братства.
  
   Что с мальчиком делали неизвестно, но этот десятилетний мальчишка на коленях умолял "асасина Тёмного Братства" убить содержательницу приюта для детей в Рифтене Грелод Добрую, предлагая за это последнее сокровище своего рода -- волшебную тарелку. Оглушив мальчишку сонными чарами, Гарри перернёс его в Хьёрим, где аккуратно положил на свою кровать и принялся легилементить спящего мальчика.
  
   - Сука! Старая Блядища! Чтоб тебя ебли бревном во все дыры сучками вперёд!
  
   Других слов у Гарри просто не было. Мальчишка стал свидетелем очень жутких вещей, столкнувшись с изнанкой мира. Торговля детьми и связанные с этим преступления. Тут мысли перескочили на пленницу, которую Гарри сей же час решил допросить. Пришлось возвращать самообладание и заняться памятью мальчика вплотную.
  
   Очередной сеанс легилеменции прервала Нарцисса, дав Гарри зелье для успокоения. После очередного раза ныряния в память, Гарри чувствовал себя очень отвратительно.
  
   - Вам мальчик подойдёт?
  
   - Да, потенциал достаточно большой. После принятия в род будут тренировки и со временем всё исправится. Однако я чувствую у него проблемы с психикой. Что тебе удалось найти?
  
   - Торговля детьми.
  
   Нарцисса была вынуждена прикрыть рот руками. Пожиратели Смерти конечно не были овечками, скорее даже наоборот, и битва за Хогвартс это подтвердила. Однако большая часть жертв среди детей пришлась на действия егерей и прочей опасной швали, работающей на Воландеморта. Однако торговля детьми была запретным табу. Против таких персонажей маги всегда объединялись и наваливали до смерти.
  
   - Пусть мальчик выпьет зелье живой смерти. Я в ближайшие две недели буду очень занят, так что едва ли смогу вам помочь, а без меня вы не проведёте мальчика через обряд, сохранив при этом тайну.
  
   - Мы согласны. Здесь требуется помощь менталиста. Среди наших людей ты самый сильный в этой области.
  
   - По рукам?
  
   Они пожали друг другу руки, после чего Нарцисса подхватила спящего мальчика и с помощью Кричера отбыла в дом Малфоев в Винтерхолде.
  
   ========== 28. ==========
  
   Новости имели обыкновение разноситься по всему Скайриму и за его пределы со скоростью путешественников. Ну казалось какой пустяк -- убили главу рифтенского приюта для детей вместе со всем персоналом. Страшно другое -- убитых повесили на собственных кишках. Над городом красуется страшная магическая метка, которую никто не может убрать. Зелёный череп выпускающий изо рта змею, которая опоясывает его по кругу. Ещё и все дети пропали скопом.
  
   Бриньольф уже который день был вынужден сидеть за прилавком и с немым раздражением смотреть на зависшую вот уже неделю в осеннем небе, укрытом туманами страшную зелёную отметину. Бригадир гильдии воров имел законный повод ненавидеть эту штуку: из-за неё привычная осенняя ярмарка в Рифтене закончилась на две недели раньше срока. Скольких лохов он не отоварил какой-нибудь чепухой, было не сосчитать.
  
   Дела у гильдии воров в последние годы шли очень хреново. Это если не сказать откровенно хуже. Бриньольф каждую крупную неудачу переживал очень остро. Если так пойдёт и дальше, то придётся сматывать удочки и искать счастья в другом месте. Однако Бриньольф будет последним, кто покинет гильдию. Даже если её оставит нынешний глава, он будет биться до последнего.
  
   Внезапно острый взгляд вора поймал в толпе на базаре необычность. Парочка блондинов-нордов вышагивала по базару, целенаправленно перемещаясь в его сторону. Мужчина обладал пепельными волосами и немного звероватыми чертами лица, а кроме того его мощная фигура заставляла простых обывателей расступаться, когда он шёл по улице. Одет он был довольно легко. Чёрные штаны и чёрная кожаная жилетка с красными полосками по бокам. Женщина, что шла с ним под ручку имела красивые, можно сказать завораживающие черты лица и пшеничного цвета волосы насыщенного оттенка. На ней было тёмно-красное платье с чёрными вставками. Казалось бы обычные посетители Рифтена, на обычном фоне ничем не выделяющиеся, учитывая какие расфуфыренные наряды иногда одевают богачи из империи, что прибывают на осеннюю ярмарку.
  
   - Что-то ты невесел, Бриньольф.
  
   - Астрид, Арнбьорн. Я вас так рад видеть, что готов на месте кончить.
  
   Парочка сделала удивлённые лица.
  
   - А нас-то за что. Это не наша работа.
  
   - Вот только давайте не будем мне тут рассказывать. Ты как бы не видишь, где я торгую? Так вот не надо мне тут заливать почём капуста в Вайтране, почём ром в Солитьюде. Знаем, проходили.
  
   - Послушай, Брин, мы правда не знаем ничего.
  
   Вор посмотрел на лица убийц и понял внутренним чутьём, что они ему не врут, а сами хотят разобраться.
  
   - Один из наших видел, как некто в чёрно-красных одеяниях и в маске крался в полночь по крышам в сторону приюта. А рано с утра началась эта свистопляска. Вот уж шуму было. Стражники меня мурыжили часа три. Сводили полюбоваться на трупы. На Грелод и остальных живого места не было. Со старухи перед тем как повесить, всю кожу аккуратно содрали.
  
   - Всё прямо так кроваво было?
  
   - Прямо какой-то мясник изгалялся, судя по твоим словам.
  
   Блондинистая парочка слушала его с непередаваемым вниманием.
  
   - Там ещё и магией тёмной баловались. Все дети из приюта пропали, а над убитыми надругались, используя какие-то странные ритуалы. Придворная магичка блевала дальше чем видела. Да что там говорить, если даже наш специалист, перешедший к нам из Мораг Тонг, сказал, что не знает, зачем было поступать так жестоко. Вся смена стражников до сих пор в "Пчеле и Жало" сидит и заливает ужас самыми крепкими напитками.
  
   Бриньольф и сам поёжился, вспоминая снятые с мясницких крюков из-под потолка приюта тела. На своё счастье матёрый вор не знал магических тонкостей, иначе ему было ещё более не по себе.
  
   - Знаете ребята, Мерсер сперва рвал и метал, но думаю вам лучше спуститься в Буйную Флягу и самим переговорить с ним. Теперь я вижу по глазам, что это не ваша работа.
  
   - Спасибо, Бриньольф. Вот тебе небольшая компенсация от нас так сказать. Это должен был быть наш заказ. Кто-то его увёл прямо из-под носа. И заказчик словно сквозь землю провалился, и теперь вот клиентов без нас укатали. Мы найдём, кто это сделал.
  
   Бриньольф аж присвистнул от удивления. Ему казалось невероятным то, что он услышал. Ладно Мораг Тонг и Тёмное Братство не ладят друг с другом, но они никогда друг у друга заказы не перехватывали. Это кто же с головой не дружит так капитально, чтобы действовать столь нагло.
  
   - Если вам это поможет, то вот какой я амулетик нашёл в комнате Грелод Доброй. Не поверите, под букетом паслёна лежал.
  
   Вор сказал это и его глаза округлились, когда до него дошёл смысл. Он тут же передал убийцам этот невзрачный амулетик из платины. И поспешил забыть о странной треугольной хреновине с глазом как страшный сон.
  
   ***
  
   Засыпал Гарри в таверне "Ночные Ворота", а очухался на старой кровати в старой хижине невесть где. Окон в этом строении не было, а свет давало два десятка магических огоньков, подвешенных призывом под потолком.
  
   - Ну и где я?
  
   - Очухался уже.
  
   Голос шёл, казалось из-под потолка. Отыскав пьяным взглядом своего собеседника... точнее это оказалась собеседница. Она сидела на козырьке над входной дверью и демонстрировала отличную фигуру, затянутую в кожанный костюм чёрно-красной расцветки.
  
   - Если у смерти такая фигура, то я согласен своим ходом пойти. Ух. Да тут не только на обязательную программу хватит, но и на три произвольных.
  
   Гарри уже понял, что если сразу не убили, то всё в порядке, значит всё идёт как запланировано и можно шутить. Он успел заметить по глазам, которые были не скрыты повязкой на лице, что женщина очень смутилась. Однако она сдержала свои эмоции и перешла к сути дела. Но маг видел, как она не привыкла к такому подходу.
  
   Астрид же хотелось провалиться сквозь землю от стыда. Она любила убивать. Она знала о своей выдающейся внешности. Она пользовалась этим, чтобы идти по жизни. Но вот таких лестных оценок она ещё не получала. Что-то в этом странном тане Певерелле было решительно не так. Он не боялся её, а шутил и нагло заигрывал, хотя по его глазам было видно, что он прекрасно всё понимает и отдаёт себе отчёт в том, в чьих руках все козыри.
  
   - Как вы могли подумать на меня, что я вообще способен на такое!?
  
   Тан искренне играл возмущение, но его глаза блестели словно у весёлого шутника-потрошителя. Нечто, отдающее безумием плескалось в двух зелёных омутах. Да и на внешность мужчина был очень-очень. Астрид к своему стыду почувствовала возбуждение. Совсем непрофессионально.
  
   - Тан, к чему этот шум. Мы же знаем, что внезапно пропали дети, а у вас число приёмных детей резко выросло.
  
   Внезапно маска сошла с лица мужчины теперь на Астрид смотрели словно на вещь холодные глаза убийцы, что готов совершить любое злодеяние, идя к своей цели. Именно такими в кошмарных снах ей представлялись глаза Ситиса. Бездна безысходности, безжалостности и равнодушия.
  
   - Ну ладно. Ты меня раскусила, красотка. Что Темное Братство от меня желает?
  
   - Я уже сказала тебе всё. Ты перехватил наш заказ. В обмен ты должен нам целых три. Выполни их и мы в расчёте.
  
   Собственный голос не изменил Астрид только потому, что она собрала для этого всю свою волю в железный кулак. Если бы руки не лежали у неё на колене и бедре, то это вызывающий ужас маг увидел бы, что они у неё дрожат. Как он умудряется у неё вызывать такие разные чувства одновременно. И возбуждение звериное, и ужас. Астрид к своему стыду чувствовала себя как маленькая девочка перед горным троллем.
  
   - Хорошо.
  
   А дальше этот тан принялся пытать жертв магией. Астрид может и не могла понять всех тонкостей, но достаточно знала от своих коллег, чтобы понять, что жертв именно пытают и одновременно похоже проделывают какие-то манипуляции с их сознанием. Спустя три часа криков последовало три вспышки зелёного света и жертвы упали и больше не шевелились. Астрид пришлось сползти со своего места и проверить. Она не знала, что это за заклинание, но оно убило жертв быстро и просто. Аж зависть взяла Астрид, когда она осмотрела работу этого тана.
  
   - Мы в расчёте?
  
   - Да. Но я бы хотела пригласить тебя в нашу семью. Тёмное Братство готово принять тебя как равного.
  
   - И как вас найти?
  
   Астрид объяснила как их найти около Фолкрита и какой пароль сказать. Маг просто кивнул и пообещал подумать. Астрид уже хотела покинуть хижину, когда Гарольд снова её окликнул.
  
   - Вот. Держи. От меня подарок.
  
   Астрид увидела как ей протягивают книгу и крупный флакон с зельем.
  
   - Просто занимательная литература и флакон аконитового зелья.
  
   - Спасибо.
  
   Астрид была слишком истощена морально, чтобы разбираться сейчас с подарками. Закинув их в походную сумку она вместе с магом вышла из этой хижины, используемой Тёмным Братством для своих тайных встреч. Дернул же её даэдра прислушаться к этим шутам, что настаивали на приглашении мага в организацию.
  
   Оглянувшись назад она никого не увидела. Она даже в хижину заглянула, но никого не было вокруг. Этот тан-маг пропал словно его тут и не было. Добравшись до их с Арнбьорном лагеря, Астрид устало привалилась в стволу дерева.
  
   - Как всё прошло? Вы там долго заседали.
  
   - Этот ужасный маг пытал заказы перед тем как убить их всех в мгновение ока неизвестным заклинанием. Я устала.
  
   Астрид прислушалась к себе и поняла, что возбуждение никуда не делось. Её муж это тоже чуял прекрасно за счёт своего звериного нюха.
  
   - Это было и жутко пугающе и в тоже время я кажется перевозбудилась. Иди ко мне.
  
   В последующий час оборотень начал сомневаться, кто из них двоих на самом деле превращается в зверя под луной.
  
   ***
  
   Астрид лично встретила его в прихожей убежища Тёмного Братства около города Фолкрит. Гарри по случаю облачился в созданный им лично чёрно-красный комплект будущей формы гильдии убийц. Венчала странный образ маска, выполненная им специально под себя. И тем не менее Астрид узнала его по зелёным глазам, смотрящим на неё словно на предмет.
  
   - Уже успел нарядиться под нас? Стильно. Остальные оценят.
  
   - И тебе доброй ночи, Астрид.
  
   - Пойдём, у нас как раз общее собрание. Представлю тебя всем.
  
   Всюду были видны следы быстрого косметического ремонта. Что не могли поправить спрятали за гобеленами и полотнищами с символикой Тёмного Братства. Вся честная компания обнаружилась в главном зале. Наверное тут всякой твари собралось по экземпляру. Девочка-вампир, маг-ренегат, оборотень, парочка шутов, кровавый редгард, тёмный ящер, данмерка-ассасин, каджит-оммер и сама Астрид. Убийцы собрались в круг и о чём-то шушукались между собой, делясь историями.
  
   - Позвольте представить вам нашего нового члена семьи.
  
   - Я сам могу представиться. Ситисет. Других имён лучше не называть. Даже у стен есть уши.
  
   Вперёд решила выйти девочка-вампир.
  
   - А не слишком ли много чести?
  
   Девочка ещё добавила парочку непечатных выражений. Гарри лишь усмехнулся на эти попытки вывести его из себя. По щелкчку пальцев он трансфигурировал себе кресло. Неделю тренировал этот фокус.
  
   - Родоначальником моего рода был смертный, что воплотил смерть в виде девушки и зачал с нею трёх сыновей. Я его потомок. А вам, юная леди, не пристало так выражаться.
  
   Девочка рухнула на пол, скованная железными цепями и изо рта у неё полезла мыльная пена. Гарри наблюдал за её трепыханиями прямо таки с любопытством кота, держащего мышь за хвост и не знающего что с нею дальше делать. Все остальные не вмешивались в эти разборки.
  
   - Ты бы отпустил Бабетту. Она урок усвоила.
  
   Гарри развеял своё заклинание. Бабетта поднялась с пола злобно поглядывая на мага, но говорить что либо не могла, отплёвываясь от мыльного вкуса во рту.
  
   - О Боги, и вот это всё, что осталось от некогда могучей и грозной организации? Печальное зрелище.
  
   Астрид позволила себе не согласиться с ним. Остальные взирали на это не спеша расходиться. Всем было интересно, что по делу скажет новичок. Маг явно держал парочку козырей в рукаве. Да и его внешний вид и быстрая расправа с Бабеттой явно намекали, что не всё просто так.
  
   - Браво.
  
   Гарри изобразил жидкие аплодисменты.
  
   - Астрид, чтобы чем-то управлять, надо иметь план на сколь-либо длительный срок. Да хоть лет этак на тысячу. Но беда твоя не в этом. Человек, мер или зверолюд не просто смертен. Это полбеды. Дело в том, что он внезапно смертен.
  
   - И к чему эта философия?
  
   - Ну если ты так хочешь практики, то я тебе могу привести пример из жизни. Имя Клавдий Марон тебе что-нибудь говорит?
  
   Всех убийц пробрало от упоминания имени главы Пенитус Окулатус, которая уничтожила Тёмное Братство по всей империи кроме Скайрима.
  
   - Вижу, что имя врага вам прекрасно знакомо. Спрашивается тогда, какого чёрта он ещё жив?
  
   Никто ничего путного ответить Гарри не мог, поскольку всеми овладел страх. Это отражалось в глубине их глаз. Только Астрид хватило смелости скинуть с себя этот саван ужаса.
  
   - К чему ты это говоришь?
  
   - К тому, что Тёмное Братство дало вытереть об себя ноги, хотя раньше было частью империи. Нас уважали и боялись. Один вид нашей униформы наводил на жертву парализующий ужас.
  
   По мере того как Гарри говорил, он отслеживал реакцию на свои слова. Жаль, что в этом деле он одинок. Если хочешь что-то сделать на века, делай это сам. Пока его вассалы трудятся над уже известными частями плана, он создаст те руки, которые прикроют его из тени, помогая там, куда не пошлёшь обычных исполнителей. В итоге он заболтал рассказами о будущем всех убийц, да так, что они и не заметили, когда он достал из кармана с расширенным пространством очень редкий артефакт, который он забрал из кабинета Альбуса, когда Хогвартс был разрушен во время битвы.
  
   Тёмное Братство даже пикнуть не успело, как Оковы Войны спеленали их круче самой жёсткой магии. Не вырваться, ни чары применить, только и можешь, что лежать как беспомощная жертва, дожидаясь своей очереди укладки на алтарь. Очень полезная компенсация от старика Альбуса.
  
   - Полагаю вам всем интересно, что я собираюсь с вами -- беспомощные олухи делать? Первое условие бессмертия -- смерть, которая только начало. Признаться честно: я не думал, что из вас можно получить что-то толковое, но пока мы болтали, я всё же решил не разбрасываться стоящим материалом. Тёмное Братство умрёт, но даст начало гильдии убийц.
  
   К своему хозяину переместились верные домовики, таща всё необходимое для ритуалов создания копий. Сейчас пойдёт гонка со временем. Требуется провернуть массу типовых ритуалов за ограниченный промежуток времени. Беспомощные жертвы наблюдали за тем, как маг у каждого из них брал кровь и проводил над глиняными копиями ритуал создания полного подобия. Глиняные големы, которые превратились в Астрид и Арнбьорна умчались в сторону личных покоев. Вскоре оттуда послышались характерные звуки, что только повеселило мага.
  
   - Какие же вы оба ненасытные, что ваши подобия так себя ведут. Сходить что ли посмотреть на это? Хотя чего там. Я что ли тайную коллекцию взрослых японских мультиков Дадли втихаря не смотрел? Секс с фурри это как-то банально.
  
   Гарольд продолжал создавать копии, которые тут же расходились по всему убежищу заниматься собственными делами. Когда все подобия были созданы, Гарри убрал всякие следы ритуала, а сам принялся расхаживать по этим подземельям. Пленников же целый десяток домовиков переместил в заранее подготовленное место, где они должны будут наблюдать за всем происходящим. Гарри не мог им этого не дать понаблюдать. Всё будет сделано в срок и ровно тогда, когда надо. Всё, что нужно пленники услышат. Кто не захочет работать в новой гильдии убийц -- умрёт.
  
   Гарри нашёл в пещере очень много полезного. Ему удалось добыть саженцы жарницы. Он нашёл стену слов, где смог изучить ещё одно слово силы крика Смертный Приговор. Кроме этого в пещере обнаружилась приручённая особь морозного акромантула -- самка. Гарри чуть ли не облизнулся, представив, сколько полезных ингредиентов с этого паука можно поиметь на постоянной основе. Подобные редкости Гарри перемещал с Добби. Всё, что по мнению Гарри было обычным, магом скидывалось в отдельную сумку для трофеев, способную при желании собрать в себе полцартства. Тоже у Альбуса одолжил в качестве контрибуции. Откуда подобная штука взялась у старика Гарри как-то не задумывался. Да как-то трофеи всё собирались там и собирались, а времени их выложить всё не было и не было.
  
   - Добби.
  
   - Добби здесь, Гарольд Певерелл-сэр.
  
   - Ты опять паясничать начинаешь?
  
   - Нет.
  
   - Так-то лучше. Мне хватает обращений остальных домовиков, чтобы ещё это же и от тебя выслуживать. Всё готово. Можешь приглашать сюда гостей. Сегодня их ждёт незабываемая адская вечеринка в гостях у Ситиса.
  
   Лукавая улыбка не сходила с лица мага, который устроился на кресле рядом с тем местом, где ранее стоял саркофаг Матери Ночи. Небольшое заклинание, и вот цветной витраж с черепами становится прозрачным с одной стороны, открывая для единственного зрителя лучший вид на грядущее представление.
  
   ***
  
   Некоторые вещи остаются неизменными, сколько бы времени не прошло. Для города Рифтена любое время года благоволит торговле. Озеро Хонрик даже зимой не замерзает окончательно, подпитываясь ключами на своём дне. Да и вулканические равнины Истмарка способствуют более тёплому климату Рифта.
  
   На дворе была середина зимы, когда на лошади к южным воротам подъехал натуральный отморозок во всех смыслах. Дорогой наряд на нём смотрелся несколько нелепо из-за его могучей фигуры. Глумливое выражение намекало на то, что эта бандитская харя явно не прочь облегчить кошелёк ближнего своего. Вороной конь под ним тоже скалил морду в ехидстве. Как это возможно никто не понимал, но создавалось впечатление.
  
   Стражники на воротах внимательно наблюдали за этим зрелищем. Один хрен им тут до самого вечера торчать, а на дворе только утро. Отморозок же заплатил хозяину конюшен за своего жеребца и о чём-то разговорился. Постепенно тон речей становился все громче, пока Хофгир Гроза Лошадей не подозвал к себе главного извозчика Сигара Длинное Дышло, который стал свидетелем некой сделки. А потом начался мордобой на потеху всем зрителям. И надо отметить, что гость отделал Хофгира очень сильно, получив безоговорочную победу. Но и на этом не закончилось дело. Какая-то бутылка перекочевала из рук в руки. И только после этого отморозок наконец-то подошёл к воротам.
  
   - Эй, ты, плати гостевой налог.
  
   - Ты это мне?
  
   Отморозок подошёл к сержанту этой смены, которая работала на гильдию воров, ощипывая купцов за право пройти в город. Этого нежданного гостя сержант решил проверить на прочность. И теперь ему пришлось податься назад, когда перед ним встал этот бандитского вида персонаж.
  
   - Слушай меня сюда внимательно. Щипаешь себе тихонько купцов и щипай дальше. А свой взнос в гильдию я сам способен заплатить. Всё ясно? Не слышу.
  
   - Дддддааа. Проходи.
  
   - Кстати, к кому подойти лучше, чтобы узнать на счёт работы?
  
   - Да мможжно ккк Бриньольфу на рынке. У ннего вссегггда есть чччтто предложить.
  
   - Молодец.
  
   Вот так и состоялось официальное прибытие в город отморозка Гарри Поттера. Рифтен встретил его хмурыми рожами жителей, припорошёнными снегом улицами и торговой атмосферой. Гарри пришлось потратиться, чтобы войти в образ. Зелья долговременного действия, влияющие на внешность, очень помогли. А вот сменить черты лица и цвет глаз удалось с помощью Драко, который в коллегии магов Винтерхолда взялся изучать раздел скульптор лиц школы восстановления. Драко конечно был в этом слаб, но даже мельчайшие изменения могут до неузнаваемости исказить облик. Сменить цвет глаз на серый, немного с носом поработать, чуть со скулами поиграть и сменить цвет волос на огненно-рыжий.
  
   Чего Гарри Поттер не ожидал, так это того, что его сразу же попытаются взять в оборот. Некий Кувалда попытался на него надавить авторитетом. Гарри в долгу не остался, попеняв тому, что он приехал в Рифтен искать работу по своему профилю.
  
   - И кто же ты?
  
   - Математик?
  
   - Ты?
  
   В голосе Кувалды послышалась издёвка.
  
   - Я. Оно как бывает. Сперва надо что-нибудь отнять, потом всё это вместе сложить, чтобы оно умножалось в укромном месте, а после не забыть поделить, чтобы положенную долю в гильдию передать.
  
   - Ха-ха-ха-ха-ха! Да ты шутник, приятель. Ну что сказать тебе, ты попал по адресу. В Рифтене такие удалые ребята всегда нужны. Подойди к Бриньольфу на рынке. Я слышал ему нужны счетоводы.
  
   Гарри направился дальше в город. Перед трактиром, носящим гордое название "Пчела и Жало", он увидел помощника конюха, которого распекала какая-то девушка с хмурым выражением лица и в неприметных серых одеяниях. Хофгир очень просил отыскать своего помощника и отправить обратно к нему.
  
   - Ты - Шадр?
  
   - Да.
  
   - Дуй на конюшни, Хофгир тебя обыскался.
  
   - Я...
  
   - Исчезни я сказал.
  
   Младшего конюха как ветром сдуло, что очень не понравилось девушке с сапфировыми глазами.
  
   - Ты кто такой, даэдра тебя побери? Не видишь, что я с человеком разговариваю о важном деле.
  
   Жестокая хватка за шею и перекрытый кислород живо выбили из девушки желание нарываться. Движение рукой было столь быстрым и незаметным, что она ни слова вымолвить не могла, да ещё и острие кинжала ей в бок кололо.
  
   - Ты бы ещё громче возмущалась, чтобы уж точно стража вами занялась, дура. Веди к Бриньольфу давай.
  
   Гарри выпустил из хватки девушку, продолжая сверлить её взглядом как расходный материал. Молодая нордка откашлялась и теперь повела странного чужака к Бриньольфу, понимая, что возможно подставляет бригадира под проблемы. То что они будут, она не сомневалась, видя мастерство ближнего боя на кинжалах и в рукопашной.
  
   - Бриньольф, вот гость к тебе прибыл.
  
   Рыжий торговец кивнул девушке, после чего та попыталась исчезнуть, но ей не дали сделать этого пальцы чужака, крепко сжавшие плечо.
  
   - Шадр тебе ничего не должен, ясно?
  
   - Да.
  
   - Если обманешь, глаз на жопу натяну. А теперь свали отсюда подальше.
  
   Гарри отпустил плечо девушки и перевёл свой взгляд на торговца. Если волосы самого Гарри были огненного оттенка, то у Бриньольфа они отдавали в бронзу. Бриньольф тоже рассматривал этого странного чужака, на глаз видя, что к нему пожаловал очень интересный гость.
  
   - Ни дня честно не живёшь, парень? Вижу костюмчик тебе достался с чужого плеча.
  
   - Клиент предпочёл вещами расплатиться за мои услуги счетовода.
  
   - Счетовода?
  
   - Ага. Отнимаю. Складываю. Умножаю. Делиться не забываю, если оно того стоит. Так что, нужны вам счетоводы? Тут и стражники на воротах к тебе, приятель посылали, и Кувалда на ухо шепнул, что у вашей компании всегда есть работа.
  
   Бриньольф стал чесать свою бороду и окидывать взглядом чужака.
  
   - У нас тут есть заказ. Надо клиента отправить на отдых на пару месяцев. Скажем так, говорит он много не по делу. Вот пусть отдохнёт, поостынет малость в подземельях крепости Миствейл.
  
   Гарри посмотрел аккуратно по сторонам и поняв, что народу вокруг мало, решил уточнить напрямую.
  
   - Кого надо отправить и каким образом?
  
   - Надо у аргонианина-ювелира одно приметное колечко одолжить и подкинуть в карман вон тому данмеру-торговцу. Колечко в сейфе под прилавком ювелира. Я сейчас начну нахваливать фалмерский кровяной эликсир, а ты всё сделаешь под шумок.
  
   - Предпочитаю работать один.
  
   Гарри улыбнулся, хитро подмигнул и стал возмущаться громко в голос.
  
   - Да ты вообще опух от жадности? Бриньольф, мы так не договаривались. Я тебе регулярно добываю фалмерскую кровь, а ты мне не можешь в десять раз цену скинуть?
  
   Бриньольф конечно не понял, для чего это, но подыграл чужаку.
  
   - Ты мне прошлую партию крови принёс уже тухлой. Не знаю, где там твой отряд шатался, но у меня вся предпоследняя партия товара пропала. Хочешь эликсир задарма, тащи свежую кровь. И меня не волнует, где ты будешь штрафную поставку искать. Или плати полную стоимость за эликсир!
  
   Бриньольф обнаружил вдруг, что орёт в пустоту. Матёрый вор даже глаза протёр, но чужак словно растворился в воздухе. Решив, что это какая-то странная хрень, Бриньольф принял решение приложиться к бутылке с ромом. Не прошло и пяти минут, как из кузницы Балимунда повалил густой чёрный дым и густыми, удушливыми клубами охватывая рынок. Все тут же ломанулись к источнику неприятностей, сам кузнец громко ругался на какой-то неправильный уголь. Бриньольфу эта возня была не интересна, так что он решил сделать ещё глоточек рома.
  
   - Хорош, зараза.
  
   - Бриньольф, я долго у тебя над душой стоять буду?
  
   Странный чужак оказался рядом так внезапно и неожиданно, что Бриньольф едва не разбил бутылку с ромом.
  
   - Какого ты так пугаешь!
  
   Вместо ответа, чужак выдал экспресивный загиб о жадных торгашах, которые его разоряют, после чего принялся выкладывать из рюкзака бурдюки с чём-то жидким.
  
   - Вот твоя фалмерская кровь! Две партии. Твой заказ готов.
  
   На последнем слове чужак хитро подмигнул, после чего Бриньольф понял, что его поручение выполненно.
  
   - Держи свой эликсир и свою долю за вычетом стоимости зелья.
  
   - Ага, захочешь поговорить, заходи в "Пчелу и Жало" буду там обедать.
  
   Стоило чужаку уйти, как Бриньольф просигналил страже. К удивлению самого вора задание действительно было выполнено. Бранд-Шей успешно попался и был утащен в тюрьму за кражу. Бриньольф же свернул по-быстрому торговлю ерундой и отправился в таверну, переговорить с чужаком по поводу постоянной работы. Одиночная работа на рынке ему понравилась.
  
   Отыскав чужака взглядом за дальним столиком, Бриньольф поспешил заказать у Киравы свой любимый обед и присоединиться к недавнему знакомому.
  
   - Наша компания оценила ваши таланты и готова пригласить вас на работу. Скажем сегодня вечером в "Буйной Фляге". Это, если ты не знаешь, таверна в Крысиной Норе, что под городом.
  
   Чужак даже ухом не повёл на это.
  
   - Гарри Поттер. Будем знакомы. Приятного аппетита.
  
   - Ну а я, Бриньольф. Можно сказать старший управляющий.
  
   Бриньольф пожал протянутую ладонь, замечая профессиональным взглядом характерные для вора руки собеседника. Определённо сегодняшний день выдался замечательным.
  
   - Кстати, а что в бурдюках?
  
   - Ну ты же сам просил фалмерскую кровь. Десять бурдюков тебе хватит на первые два месяца?
  
   ========== 29. ==========
  
   Гарри Поттер получил в гильдии воров признание своими талантами. Он успешно добрался до "Буйной Фляги" и познакомился с завсегдатаями этого заведения. Ну как познакомился, узнал в живую. Досье на каждого члена гильдии воров у него было уже получено из надёжного источника. И только Мерсер Максимелиан Фрай был тёмной лошадкой. Какую роль этот ублюдок играет в гильдии Карлия ему рассказала.
  
   Да уж, внучка Барензии оказалась тем ключевым элементом, который позволит вызвать лавину и привести гильдию воров в руки будущего короля. Можно конечно всё уничтожить, но тогда ничем хорошим это не закончится. Даже если планы мага успешно будут реализованы и он станет конунгом, то природу разумных изменить ему будет не под силу.
  
   Авторитет гильдии воров вдруг резко подскочил. Невероятным образом обнаружились улики, ведущие к гильдии контрабандистов, что в последнее время оказывается перехватывала у воров часть заказов. Руководство гильдии просто не могло не отреагировать на такое наглое вторжение на свою территорию. Логова контрабандистов одно за другим стали уничтожаться. Как ни удивительно, но это подстегнуло торговлю, что в свою очередь значило для гильдии необходимость собрать дань с потерявших берега лавочников.
  
   Выбивать деньги отправили Гарри Поттера. Не прошло и полдня, как тот вернулся с огромным мешком золота, серебра и даже меди. В "Буйной Фляге" как раз тусовались только свои. При виде мешка с деньгами, которых было по меньшей мере в пять раз больше, чем предполагалось, глаза воров округлились до неприличия.
  
   - Как?
  
   - О, друг мой, Бриньольф, вы просто к проблеме не с той стороны подошли.
  
   - Ты рассуждаешь, как хозяин рифтенской конюшни. Хофгир обожает мозг пудрить за кружкой эля, как следует подходить к лошади.
  
   - Достаточно было подоить Хельгу Крепкий Щит за её сочное вымя. Она за меня львиную долю работы сделала. Все разумные из списка её клиенты, которые очень боятся огласки. Так что они полностью встали на нашу точку зрения в вопросе взносов за крышу.
  
   В Цистерне Гарри Поттера встретили аплодисментами. Воры давно не видели такого оглушительного успеха. Знали бы они, что за этим стоит тщательная подготовка и не менее тщательная разведка. Последнее было достижением преимущественно Карлии, которая с радостью согласилась стать союзницей мага в обмен на помощь в своей мести. Да и потом, девушка согласилась с тем планом, который ей предложил Гарри. Гильдия воров давно нуждалась в основательных переменах.
  
   После ещё парочки успешных и довольно простых заказов новичку дали сложное задание с проникновением в нордские руины. Кому-то понадобилась полная коллекция древнего нордского вооружения и брони для коллекции. Дело было плёвым. Гарри под невидимость зашёл в руины и вычистил их от драугров и хабара подчистую.
  
   Поскольку весь план по подмятию под себя гильдии воров осуществлялся самим Гарри, то Карлия была вынуждена сидеть без дела в тайном убежище, которое маг спрятал на самом видном месте на склоне Белого Хребта. Крепость Тихой Луны с располагающейся в ней Лунной кузницей и так-то было непросто различить из-за деревьев, а после наложения Фиделиуса и вовсе все позабыли про это место. Именно здесь Гарри расположил своё тайное убежище. Знали о нём только двое человек кроме самого мага. Второй была Карлия, которая согласилась посидеть в четырёх стенах.
  
   А первой была наследница союзного Певереллам рода некромантов Элизе Сильверштайн. Эта семья второй после Певереллов оказалась отмечена благословением Вечной Невесты. Дальше по списку шли Даркевары, Эверарды, Нагльхарны, Гриффиндоры, Слизерины и Флимонты. А что касается рода Поттер, то тут всех ждал огромный сюрприз, имя которому было Антиох Певерелл -- старший из трёх братьев.
  
   Ведь если так задуматься, то становиться очевидным, что Антиох был артефактором, Кадмус -- некромантом, а Игнотус -- менталистом. Бузинная Палочка -- самый мощный инструмент для создания других артефактов. Воскрешающий Камень одним усилием мысли позволяет вырывать проекции душ умерших в подлунный мир. Мантия-Невидимка -- вещь, которая позволяет пройти свободно туда, куда нельзя и скрыться от взоров того, кто желает тебе зла.
  
   Как бы там ни было, но именно род Сильверштайнов пришлось возрождать Гарольду Певереллу в новогоднюю ночь. Не иначе сама прародительница вела его в этом обряде. Без родового или походного алтаря, используя только ритуальный круг, Дары Смерти и собственную магию, кровь и плоть. Ритуал прошёл как по маслу, но оставил Гарольда совершенно опустошённым. Заготовка Каликсто была использована в процессе ритуала и результат превзошёл все ожидания.
  
   Ну ещё бы он не превзошёл все ожидания, когда маг выдернул ради этого силой второго дара всех родственников-некромантов из списка. Большую часть теории за Гарольда сделали призраки. Совместными усилиями они совершили невозможное. Так у Гарольда появилась первая ученица, которую пришлось срочно обучать магии и вообще всему кроме базовых умений. Сереброволосая нордка после оживления стала выглядеть лет на шестнадцать-восемнадцать и получила второй шанс. До этого она была неприкаянной душой погибшей в девичестве наследницы последнего главы рода Сильверштайн.
  
   С её появлением Гарольд почувствовал, как тяжесть, лежащая на нём ощутимо стала меньше. Инстинкты отошли на второй план и в целом наследие, бурлящее в крови перестало давить на него, заставляя совершать безумные поступки и бить рекорды на личном фронте. Мужчина порой сам себя начинал ненавидеть, когда память услужливо подсовывала ему картинки с собственными мерзкими поступками, если смотреть на них с точки зрения обывателей. И только навык легилеменции позволял примириться с приступами жестокости, которая нападала на него, когда он пытал своих жертв.
  
   Сильда Невидимая, что в Виндхельме иногда помогала Софи, растя девочку для продажи в сексуальное рабство, стала первым практическим пособием для Гарри в изучении тёмных искусств. Эта бессердечная сука, скрывающаяся под маской бедной и несчастной нищенки оказалась агентом гильдии контрабандистов и не раз участвовала в продаже сирот в элитные бордели для особых утех из числа имперской аристократии. Кроме того она участвовала в распространении скумы и других наркотиков, контрабанды запрещённых ингредиентов, ювелирных украшений и похищении людей с целью выкупа. Она же служила одной из наводчиц Саммерсетских Теней, добывая информацию внутри городских стен. Падаль одним словом.
  
   Что касается Грелод Доброй и её подручных в рифтенском приюте для детей, то там и говорить не о чём. Гарри выместил на них всю ярость и гнев, когда отлигелиментил их всех до состояния овощей. Пришлось самому очень долго забивать такие воспоминания в самый дальний угол. Пожиратели Смерти на фоне этих ублюдков смотрелись адекватными магами. Благо Гарольд явился вовремя: в приют попала свежая партия детишек и они не успели узнать, какие "уроки" для них приготовила Грелод. Но на этом коллекция воспоминаний маньяков не закончилась.
  
   Вишенкой на торте стали три заказа Тёмного Братства, которые ему предоставила исполнить в качестве компенсации Астрид. Та едва ли могла знать, что за персонажи попали в её руки. А персонажи были такими, что Гарольду хотелось выть на луны и рвать на части всех. Первым среди них был каджит Ваша, который под шумок восстания Братства Бури прибыл в Скайрим ловить рыбку в мутной воде гражданской войны. За обычным купцом, скрывался работорговец, контрабандист, аферист, похититель людей и тварь лишённая всяких принципов и совести. Гарольду было неинтересно, кто сделал на каджита тёмное таинство, но с его устранением непрерывный поток рабов пока затих. Многое выпотрошил Гарольд в мозгах кошака, но главное сумел наскребсти очень любопытные факты, касающиеся деятельности тана Эрикура из Солитьюда.
  
   Вторым номером шла нордка Алея Квинт в одиночку воспитывающая сразу шестерых дочерей и ведущая хозяйство на хуторе во владении Хаафингар. Это если не знать того, что шестерых своих дочерей она использовала в качестве малолетних проституток, а хутор служил прикрытием для логова гильдии контрабандистов. Отчего информация об этом не всплыла нигде? Ну во-первых гильдия прикрывала тщательно свои дела, а во-вторых и сама Алея и её дочери крепко держали за яйца мужиков из ближайших деревень, которым опостылели их жёны. Ну а для утоления своей ненасытной страсти Алея Квинт и её дочери регулярно делали выборки из живого товара -- молодых красивых юношей, которых они затрахивали до смерти, расчленяли и съедали.
  
   Третей жертвой Тёмного Братства переданной Астрид в надёжные руки Гарольда был Фултейм Бесстрашный. За личиной рядового наёмника скрывался осведомитель гильдии контрабандистов и Талмора, редкостная гнилая душонка и подлец. Не перечесть сколько народу этот персонаж за свои сорок лет завёл в ловушку в разных ситуациях. Он был самым наверное позорным и мерзким представителем нордов в Нирне. Ещё подростком он проявил свои дурные наклонности, наведя на родной дом разбойников. Он изнасиловал и убил двух своих младших сестёр, мать и кузину на глазах у разбойников, которые над этим потешались. На логово этих же разбойников Фултейм навёл две недели спустя стражу. А потом подобные дела стали для него образом жизни. На великой войне с Талмором он просто озолотился, заманивая отдельные отряды в засады и докладывая альтмерам о передвижении имперских сил. Гарольд от восторга чуть не начал его разделывать живьём тогда в хижине, когда узнал, что ему в руки попал виновник осады Имперского города.
  
   Так что свою ярость и гнев Гарольду удалось направить против настоящих мерзавцев. А потом жуткая догадка посетила его, когда он стал разбирать контракты Тёмного Братства, которое не отслеживало своих жертв. Гильдия убийц будет действовать по другому. Сперва все контракты будут изучаться на предмет сбора подробной информации о том, кто заказал и кого заказали. Пока Гарольду было некогда разбираться с тем, как работает магия тёмного таинства.
  
   Так что очистив очередные древненордские руины, Гарри Поттер под невидимостью аппарировал в своё убежище. До момента сдачи задания оставалась ещё неделя. Мужчина спешил воспользоваться этой возможностью, чтобы отдохнуть перед очередным рывком. Ещё столько всего следует успеть сделать, что голова кругом.
  
   - Карлия, я вижу моя сокровищница тебе не даёт покоя. Вызов что ли твоему мастерству вора?
  
   - Да.
  
   Данмерка невозмутимо поднялась с присяда, пряча в рукавах куртки отмычки. Тот факт, что вход в сокровищницу на самом деле запирается на простенькую магическую преграду, преодолеваемую обычной алохоморой, Гарри не раскрывал. Да и зачем, когда на входе стоит натуральный кошмар любого вора -- дверь от двемерской сокровищницы. Но не простая, а со множеством замочных скважин, ложных механизмов, засовов и боковых распорок. Ни один уважающий себя маг или вор не догадается, что за всем этим нагромождением магических замков следует просто выстрелить алохоморой в неприметный символ Даров Смерти.
  
   - Я когда-нибудь открою эту дверь. Обязательно.
  
   - Ну, удачи тебе.
  
   Сказано было таким тоном, что Карлия от возмущения попыталась притопнуть ножкой, словно маленькая девочка. Она впервые сталкивалась с непреодолимой преградой. Щёчки надула, губы сжала, сама нахмурилась, руки в боки упёрла. Гарри не выдержал этого зрелища и рассмеялся в голос. И вроде бы данмерка уже сто пятьдесят лет прожила, а ведёт себя иногда как маленькая девочка у которой отобрали соску, ну или леденец и заперли на замок.
  
   - И чего ты смеёшься?
  
   - Да над законами природы. В частности над естественным желанием женщины что-то получить. Я это называю "правилом соски".
  
   Гарри ушёл в кузницу, оставив Карлию в полном непонимании переваривать его слова. Смыл дошёл до неё только спустя час и семь новых попыток открыть замок. В силу характера Карлия не страдала разнообразием любовников. До сих пор её единственным мужчиной был Галл Дезидений -- прошлый глава гильдии воров и самый близкий ей разумный. Гнев наполнил Карлию. Данмерка ринулась в Лунную кузницу, чтобы высказать этому наглому Гарри Поттеру всё, что думает о нём и его пошлых намеках.
  
   Она ворвалась как маленький вихрь в кузницу, чтобы застать Гарри Поттера за рассматриванием чьих-то движущихся изображений. Она сама и не поняла как оказалась у него за спиной и стала смотреть за тем, как этот наглый, дерзкий и жестокий мужчина с нежностью гладит изображения своих родных. Карлия попыталась ему сперва что-то говорить, но маг не реагировал погрузившись в себя. Тут она подошла к нему чуть ближе и заметила на его щеке скупую слезу, что чертила мокрую дорожку по грубой обветренной щеке.
  
   - Это твои родственники?
  
   - Родители, некоторые дальние родственники, друзья, знакомые. Всех их нет в живых из-за козней одного старого пидараса, чтоб его Молаг Бал любил во все дыхательные и пихательные отверстия! Да ещё чтобы и парочку искусственных дырок в нём просверлили за всех, кого я потерял.
  
   - Я не знала. Извини.
  
   - Каждый из нас потерял близких. Какими бы циничными сволочами мы не были, но память о близких всегда разобьёт этот панцирь за которым ты словно мягкая устрица.
  
   Тут Карлия заметила, что её союзник уже пьян. Рядом на верстаке стоят ещё бутылки.
  
   - Выпьешь со мной?
  
   - Да.
  
   Данмерка не знала что сказать. Ощущения свои она поняла однозначно: надо выпить. Мужчина протянул руку и две бутыли скакнули к нему по воздуху, будто того и ждали. Поймав и откупорив их, маг одну бутылку протянул своей напарнице.
  
   - За наш успех.
  
   ***
  
   Мавен Чёрный Вереск гордилась собой и не без оснований. В отличие от своего отца, который только и мог, что держать крепко свою медоварню в Рифтене, Мавен развернула торговлю своим мёдом далеко за пределами провинции. Хилая медоварня доставшаяся двадцатилетней Мавен от отца превратилась в мощное производство, качающее прибыль словно двемерский насос гонит воду.
  
   Впрочем медоварня была хоть и отличным источником дохода, но без её дружбы с Мерсером Фраем все деньги уходили бы в трубу. Именно Мерсер помог Мавен раскрыть свои таланты в криминальном мире Скайрима и соседних провинций. Сеть агентов Мавен и полезных связей разрослась по всему миру. Женщина шагала по головам, иногда в буквальном смысле, устилая путь к славе и величию телами тех, кто вставал у неё на пути.
  
   Она настолько сильно вросла в гильдию воров, что стала её неофициальной частью в Рифтене. Защитником и покровителем обитателей крысиной норы. Загребущие руки Мавен дотянулись даже до Имперского города и осмеливались давать взятку самому императору Тамриэля. Другой важной организацией, которая всегда была для Мавен можно сказать как ещё одна рука -- Тёмное Братство. Именно союз с Мавен позволил Тёмному Братству уцелеть, когда все убежища кроме скайримских были уничтожены отрядами Пенитус Окулатус.
  
   И вот некая сила переломала весь её стройный план восхождения к заветному трону и короне конунга буквально в считанные месяцы. Каких только усилий ей стоило натравить Ульфрика на Торуга, чтобы освободить трон Солитьюда. А сколько было потрачено средств на то, чтобы положить на лопатки Данстар. Взятки опять же в самом Солитьюде, чтобы прикрыть деятельность этого мудака Эрикура.
  
   И конечно же главный план -- гильдия контрабандистов. Их с Мерсером гениальная задумка. Когда трон конунга будет принадлежать Мавен, в гильдии воров и тёмном братстве отпадёт надобность. Им на смену должна будет прийти гильдия контрабандистов, которая будет работать на них с Мерсером и только на них. Они сломают хребет любому. Они отменят эти вольности. Они поставят весь мир на колени.
  
   Но нет, похоже у них с Марсером нашёлся конкурент. Причём очень опасный конкурент. До двухсотого года четвёртой эры они даже не проявляли себя, словно выжидали, наблюдая за ситуацией со стороны. А потом посыпалось как из рога изобилия. Сперва вернулись двемеры со своими даэдрическими собратьями, потом вернулись драконы. И словно этого им было мало, в довершение ко всем бедам и проблемам объявился тан Певерелл.
  
   Да как, гад такой, хитро объявился! Вылез из неизвестности словно по нему наряд и стал играть под древних нордских героев. А это тупое быдло ему и поверило и в рот заглядывает, забыв о том, что он опасный маг. И этот ублюдок первым делом собрал дружину словно по волшебству и принялся уничтожать бандитов, разбойников и мародёров, словно прекрасно знал где и когда искать каждую банду и шайку. А может и знал.
  
   Но это была бы половина беды, если бы не странные маги, что стали появляться по всему Скайриму. К Мавен стекались доклады от множества соглядатаев, которые заметили, что странные маги стали выползать из-под земли не только в Скайриме, но и по всем людским территориям. И это пугало Мавен Чёрный Вереск больше всего. В большую игру вступил неизвестный орден магов, который будет готов пойти не то что по головам, но по шею в крови.
  
   А вымершие народы словно с цепи сорвались, объявлясь в разных уголках Скайрима, словно пришло их время напомнить всему Тамриэлю о своём существовании. Первым на стол к Мавен лёг доклад о фалмерской семье в Винтерхолде. В принципе ничего удивительного в этом нет. Снежные эльфы всегда были кончеными отморозками, а Винтерхолд после Великого Обвала стал самым холодным регионом провинции. И конечно же первым делом фалмеры нашли себе надёжного покровителя -- коллегию магов Винтерхолда. Связываться с этими учёными не рисковал никто. Это на словах ярл Корир ненавидит магов. На деле же маги обеспечивают ему львиную долю влияния, не мешаясь в экономике бедной провинции. А не из коллегии ли растёт корень этого грандиозного заговора? Не похоже. Во всяком случае у Мавен было до недавнего времени достаточно осведомителей среди учеников, да и сейчас есть те, кто за кружкой эля выбалтывает много чего о внутренней ситуации внутри коллегии.
  
   Второй народ, выползший из небытия -- котри. Сереброкожие неды казалось канули в прошлое, а вот подиж ты, объявились в холде Вальдмарк. И здесь тоже торчали уши этого тана Певерелла. А Сиддгейр Стунский переметнулся к нему и фактически отдал на откуп своё владение и главное непонятно, что ему предложил этот довакин. Наверняка купил верность молодого ярла обещанием за него решить все проблемы холда. В итоге эти котри заняли практический каждый уголок Вальдмарка. Куда не плюнь -- везде эти сереброкожие ублюдки! А если ещё и слухи про орков и минотавров верны...
  
   Ну а эти новые хоммеры -- это вообще кошмар. Ну хоть здесь обошлось. Талмор сам виноват в этом. Идиоты. Не могут собственных придурков экспериментаторов держать на поводке. Ещё эти некроманты из ордена Червя во главе с Манимарко вылезли. А не связаны они с событиями в Скайриме? Да нет, ерунда получается. Этот Певерелл как раз был замечен за контактами с дозорными Стендарра, а те точно бы не стали якшаться с некромантами. Да и если судить по донесениям, то тан разорил не одно гнездо некрофилов.
  
   Как бы там ни было, но Талмор оказался не у дел. Так сосредоточились на гражданской войне в Скайриме, что собственные территории из внимания выпустили. Ну да и скамп бы с ними! Тем более, что нечто такое и предполагалось: если не само полыхнёт, так уже были подготовлены финансы и люди для поднятия восстаний по всему Эльсвейру. Теперь эти финансы можно пустить на восполнение потерь в Скайриме. Лишь бы эта задумка со свадьбой прокатила. Надо будет сказать Ингун, чтобы ещё зелий сварила.
  
   ***
  
   Гарри Поттер нашёл Мавен Чёрный Вереск там же, где и прошлый раз. Эта властная женщина и тан владения Рифт сидела в кабинете для деловых встреч, который она снимала в гостинице на постоянной основе. Вот уж действительно денег куры не клюют. Едва только он вошёл, как Мавен подняла свой взор на него. В жестоких и холодных глазах поверхностная легилеменция позволила разглядеть неуверенность и страх.
  
   - Ну что?
  
   - Вот.
  
   Вор положил перед Мавен Чёрный Вереск документы на то, что она теперь является наполовину хозяйкой медоварни Хоннинга. Женщина вчитывалась в каждую строчку и словно бы отходила от ожидания мысленно чуть ли не прыгая от радости как девочка. Внешне же она неичем не выказала своей радости. Снова осмотрев сидящего перед собой вора, Мавен удивлённо произнесла свой вопрос.
  
   - Поведай же мне, как тебе это удалось?
  
   - У меня свои методы убеждения.
  
   - Знаю я твои методы.
  
   На стол рядом с оплатой за задание был положен ещё один кошелёк с золотом.
  
   - Так что, расскажешь как всё прошло?
  
   - Зачем мне раскрывать профессиональные тайны?
  
   Гарри Поттер сделал вид, что глубоко задумался, намекая, что денежек можно заплатить и побольше. Мавен смерила его ещё одним взглядом, на сей раз явно вопрошающем о жадности отдельных личностей. Поколебавшись чуток, Мавен всё же положила рядом ещё один такой же кошелёк.
  
   - Поделись опытом с постоянной клиенткой, которой ты помог раскрыть глаза старшему сыну на одну блондинистую шлюху.
  
   - О, всё очень просто. Надо всего лишь знать куда ударить. Хоннинги мне сперва тоже грозились глаз на жопу натянуть, пугали своим племянником Певереллом. Но стоило мне взять в заложники их курей, то вы бы видели, как они плакали и умоляли меня не трогать их несушек редкой породы. Чуть ли не как дети у которых леденец отобрали.
  
   - Курей? В заложники?
  
   - Вы удивитесь, уважаемая Мавен, но люди имеют свойство жестоко страдать, когда в ваших руках оказывается судьба того, что им дорого. У них знаете ли чувства имеются.
  
   - А что имеется у тебя, Лисёнок?
  
   - А я профессионал. У меня правила. Будь вежлив. Работай эффективно. Выполняй каждый взятый заказ.
  
   - Не желаешь пойти ко мне на службу?
  
   - Моя индивидуальная служба стоит слишком дорого. Разве что император может себе её позволить.
  
   Удочка была закинута и рыбка клюнула на наживку.
  
   - Император? А не высоко ли ты метишь? Работай ты хоть раз на императора, то я бы это знала.
  
   - Что ещё раз доказывает, что я профессионал. Императоры, они знаете ли такие затейники. Люблю их заказы. Они всегда необычайно интересные. Извините, но мне пора отчитываться в гильдии.
  
   Подхватив свою плату, вор Гарри Поттер по прозвищу Лисёнок покинул съёмный кабинет Мавен Чёрный Вереск для деловых встреч. А сама тан осталась в полной прострации от слов вора. Императоры? Заказы? И ведь не соврал этот Лисёнок. Амулет показывал, что собеседник говорил правду. Эта информация заставила серьёзно задуматься над тем, что ей дальше делать.
  
   Между тем ворюга не спешил спускаться в Цистерну, чтобы рассказать о своих подозрениях Мерсеру Фраю. Вместо этого он отправился в алхимическую лавку расположенную около самой воды и завалился внутрь. Целью Гарри Поттера была Ингун - дочь Мавен. Девушка случайно встретилась с вором как-то утром недельку назад и сделала заказ на травы. Какая разница, что там клиент заказал. Вор Лисёнок -- профессионал своего дела, так что сейчас Ингун получила свой заказ и чуть ли не приплясывала на месте.
  
   - Я сделаю тебе половинную скидку на свои зелья.
  
   - Польщён, сударыня. Думаю вы достойны своего учителя.
  
   Потрепавшись с девушкой ещё пару минут на отвлечённые темы, мужчина покинул алхимический магазин и направился к потайному входу в штаб-квартиру гильдии воров. Своё чёрное дело он уже сделал. Самым сложным было добраться до Ингун Чёрный Вереск, чтобы просканировать девушку с помощью легилеменции.
  
   Ответов на вопросы не прибавилось, а только стало больше вопросов. Кто-то очень чётко защитил сознание всего клана Чёрный Вереск. Это вызывало опасения мага. Кто бы ни был этот иллюзионист, но он точно не ниже эксперта в ментальных дисциплинах, а скорее всего мастер. Если бы не знания Северуса Снейпа, то он рисковал бы перед Мавен и Ингун полным раскрытием своей легенды вора Лисёнка.
  
   ========== 30. ==========
  
   Тан пяти владений Скайрима Гарольд Певерелл принимал в своей горной резиденции Орлиное Гнездо необычных гостей. Теневые гильдии воров и убийц сошлись сегодня на совет, готовые обсудить их дальнейшее будущее. Полгода игры на грани фола завершились сокрушительным успехом, который правда чуть не стал концом гильдии воров.
  
   В итоге работы под прикрытием обе организации были взяты под непосредственное управление Гарольда Певерелла. На первой великой сходке теневых гильдий было установлено, что они строго разграничат сферы влияния. Что и произошло, а также было закреплено в Договоре Теней. Вторым важным решением было объявление войны гильдии контрабандистов. Этот враг должен быть предан забвению и уничтожен.
  
   По результатам интриги с двумя гильдиями, случилась перемена власти во владении Рифт. Гильдия воров и гильдия убийц не простили Мерсера Фрая и Мавен Чёрный Вереск за их предательство. Эта сладкая парочка любовников была убита в течении трёх дней с момента открытия их истинной роли в судьбе обеих гильдий. Они попытались бежать, но их настигли и прикончили, не забыв поставить тёмную метку над местом ликвидации предателей.
  
   Хемминг и Сибби попытались покончить с гильдией воров, выдав ярлу Лайле Рука Закона местоположение штаб-квартиры -- Цистерны. Но им этого сделать не удалось. Хускарл ярла получил в свои руки документы, которые подтверждали причастность семьи Чёрный Вереск к делам гильдии воров, а также о том, что ярл Лайла была коррумпирована по самую макушку. А тут в город как раз прибыл тан Певерелл со своей дружиной. В результате последовавшего дворцового переворота из кланов Чёрный Вереск и Рука Закона остались только Ингун и Серлунд соответственно.
  
   Сыновья Мавен были убиты. Ярл Лайла и её старший сын тоже. Погибла управитель ярла Ануриэль и придворная волшебница Вайландрия. Среди прочих мертвецов нашли Свану Крепкий Щит. Как выяснилась позже, девушка до конца сражалась бок о бок рядом со своим любовником Сибби. Ну и конечно было много тел стражников, которые бились друг против друга. По иронии судьбы те стражи, которые работали на гильдию воров все поголовно были в отряде Унмида -- известного своими высказываниями против гильдии.
  
   Новым ярлом Рифтена стал Вулвульф Снегоход. Унмид стал при нём хускарлом. Кузен Вулвульфа Торгейр стал управителем. На место начальника стражи встал сын Торгейра Дангир, который поддерживал с гильдией воров дружеские отношения.
  
   Серлунд Рука Закона попал в скверный переплёт и был вынужден продать всё имущество клана и отправиться в Бруму. Не то чтобы он так страстно желал ехать именно туда, но ему дали понять, что очень ждут именно этого. Молодой норд понял, что лучше не спорить, чтобы не разделить участь Мавен Чёрный Вереск.
  
   А вот с Ингун всё было не так просто. Кто-то основательно промыл ей мозги. И подозрение в этом падало на саму Мавен. Ингун заклинили на том, что она помешалась на алхимии, а ведь у неё был неплохой потенциал как у целителя. Посмотрев её домашнюю лабораторию, Гарольд был удивлён тем, что она варила одни и те же составы, но куда более занимательной оказались дневники девушки. Из них следовало, что истинный характер девушки не соответствует тому что есть в данный момент. Случай был тяжёлый, а потому пришлось переместить девушку в Лабиринтиан, чтобы уже там с ней разбираться более предметно.
  
   Ну и конечно тан Певерелл не обошёлся без того, чтобы выкупить долю клана Чёрный Вереск в пользу своей тётушки Андромеды Хоннинг. Таким образом в руках его союзников оказалось две третьих рынка медоварения всего Тамриэля. Исключительное приобретение. За такое приобретение родственники его чуть ли не на руках носили.
  
   И всё же Гарольд был недоволен сложившейся ситуацией. Мавен Чёрный Вереск и Мерсер Фрай напомнили ему, как близко он прошёл по краю. Не успей маг и его подручные выполнить хоть один пункт плана и можно было бы попрощаться с идеями реформации гильдии воров. Это заставило его серьёзно пересмотреть свои планы и стремления. Не в последнюю очередь этому способствовали наблюдения его дружины, сделанные в песках Эльсвейра и джунглях Валенвуда.
  
   Да-да, чтобы оправдать своё отсутствие в провинции в зимний период, Гарольд официально увёл дружину в Эльсвейр, якобы сопровождая караван нордских купцов. Но это всё де юре, а де факто дружина куролесила аж в четырёх провинциях под видом банды разбойников, которая очень удачно помогла редгардам отбить один из захваченных талморцами городов. В Сиродиле дружина смогла уничтожить десяток мелких тайных баз Талмора, освобождая пленников и между делом посылая их в Бруму. В тёплых песках Эльсвейра, где альтмерам и подконтрольным им каджитам практически удалось поймать мятежников в мешок, из-за нордской дружины случился маленький такой прорыв, что едва не стоил Талмору вообще всех своих сил в провинции. И тем не менее дружина при поддержке мятежных каджитов сильно потрепала остроухих ублюдков. Валенвуд тоже познал на себе всю мощь нордской дружины. Во всяком случае эти лесные обезьяны имга точно испытали на себе все прелести ответного хода людей. За свой расизм имга заплатили сполна.
  
   И вот пока дружина там развлекалась по полной программе, помогая мятежникам, причиняя добро и нанося справедливость Талмору, Гарри проводил время создавая организованную преступную группировку, даже две, подминая тем самым под себя теневой бизнес. Магу это за полгода надоело хуже горькой редьки. Создавалось впечатление, что он в дерьме искупался, а ведь он ещё даже не приступал к выполнению условий, которые ему выставила будущая гильдия пиратов. О да, а условия там будь здоров. Пираты искали себе регулярный заработок, спокойную гавань и просто человеческие условия быта, которые им портила Восточная Имперская Компания.
  
   - Итак, дамы и господа, я собрал вас здесь сегодня, чтобы ещё раз напомнить: от успеха этого плана зависит наше будущее процветание по всему Тамриэлю. Мы бьёмся не только за то, чтобы получить признание как организации. От успеха этого плана зависит также будет ли у нас создана ещё одна гильдия.
  
   Арнбьорн, Астрид, Бриньольф и Карлия согласно кивнули, посвящённые в некоторые детали плана по созданию других теневых гильдий. Чего они не знали, так это того, что Гарри сумел найти будущего покровителя гильдии пиратов. Всё же полезно иметь определённого рода связи с обитателями Обливиона, особенно если они твои собутыльники, которые тебе должны.
  
   Приятные воспоминания вскружили голову, заставляя губы растягиваться в усмешке, ибо кое-что из происходившего в Сумеречной Гробнице Гарольд Певерелл никогда и никому не расскажет даже под страхом полного уничтожения. Иметь в должниках одного из даэдрических принцев обливиона -- это не просто наглость, но и второе счастье. Самое важное тут в том, что принц даэдра сам признал за собой должок.
  
   Поговорив ещё немного со своими коллегами, Гарольд раздал им одноразовые обратные телепорты и спровадил их прочь. Стоя на верхней террасе для чаепития на открытом воздухе, тан наблюдал за городом Вайтраном с высоты горной вершины, на чьей северной стороне и расположилась резиденция "Орлиное Гнездо".
  
   - Был ли ты Северус прав, когда то и дело расписывал мои грехи? Ну и гад же ты слизеринский, скажи спасибо, что ты мёртв давно. Я бы тебя принципиально на Ингун женил, старая язва. Как хорошо, что мне не надо возрождать твой род. О, Боги, если мне выпадет ещё одна жизнь, где я с тобой пересекусь, то клянусь Шором, я тебя женю, Северус, чего бы мне это не стоило.
  
   На мгновенье у Гарольда помутнело в глазах. Маг внимательно посмотрел на бутылку отборного черноверескового мёда в руках и решил, что пора завязывать с алкоголем. Сегодня он точно никуда аппарировать не будет, а вот завтра соберётся и поедет в Солитьюд. Давно пора этот город почтить своим присутствием. Да и связи в Синем дворце ему лишними не будут.
  
   - Хозяин, вам пришло письмо.
  
   С лёгким хлопком появился Кричер с блюдом в руках, на котором лежало письмо. Маг весьма удивился, когда узнал, что ему кто-то написал письмо. Усевшись в кресло, он притянул манящими чарами конверт в руки и вскрыл его. По мере прочтения письма лицо его резко поменяло выражение.
  
   - Кричер, ты можешь узнать, чем сейчас занимается Линли Звёздная Песнь?
  
   - Одну минуту, господин.
  
   Домового эльфа словно ветром сдуло. Кричер может быть и не мог читать мысли людей, но настроение чуял на раз два. Господин Гарольд был чем-то одновременно и рассержен и обрадован сверх всякой меры. Когда старый домовик нашёл девушку в Айварстеде, то начал понимать причину настроения господина. Линли Звёздная Песнь ходила с округлившимся животиком. Кричер этому факту радостно улыбнулся.
  
   - Господин, ваша женщина сейчас находится в таверне, где живёт и работает.
  
   Домовик как только вернулся, застал Гарольда за попытками привести себя в божеский вид.
  
   - Отлично, Кричер, переправь меня в Айварстед. Сам я точно этого не сделаю сейчас.
  
   Гарольд появился в Айварстеде прямо посреди улицы. Обдумав мысль об этом со всех сторон, маг не мог не признать, что это довольно рискованно, так что взмахом руки лежащий около стены здания валун был трансфигурирован в каменную плиту со знаком различия аппарационной площадки. Тройка стражников патрулирующая улицу спокойно прошла мимо, только не забыла поздороваться. И тишина. Такое чувство, что всё идёт как должно. Ну маг с хоммером, который судя по всему его слуга, ну что тут такого? Мужчина только плечами пожал на поведение стражников. Видимо не он один тут путешествует с помощью домовика.
  
   Зайдя в таверну Гарольд имел честь наблюдать лирическую сцену. Линли стоя у стойки довольно громко беседовала со своим дядюшкой трактирщиком о своём будущем ребёнке.
  
   - Думаешь твой маг явится за тобой и ребенком.
  
   - Да, я чувствую это.
  
   - Молодая ты ещё. Чувствует она. Мало ли, что ими движет этими магами.
  
   - Он не такой, дядюшка.
  
   Маг как раз отошёл от двери и осмотрев пустой зал прокашлялся.
  
   - Явился по твоему письму. Раньше не могла мне написать? Так, ничего не говори. Пойдём в комнату. И не спорь. Тебя и ребёнка надо проверить.
  
   Линли ойкнула, когда услышала и увидела своего любовника, который тут же развёл в пустом трактире бурную деятельность. Дядюшка Вилхельм, который трактирщик, сразу узнал довакина. Наверное именно это его остановило, чтобы сразу новоявленному папаше не пробить с кулака. Не везло его племяннице с мужиками. А этот выродок Сибби Чёрный Вереск убил его племянника Вульфура -- брата Линли.
  
   Впрочем гнев на милость Вилхейм унял как только довакин вложился в его таверну, вручив мешок с деньгами. На вопрос Вилхейма о том, куда ему столько, маг посоветовал построить здесь лавку алхимика и представительство гильдии охотников. Кроме того пообещал подогнать переселенцев, готовых заняться рыбной ловлей на озере Гейр.
  
   Ну раз приключилась такая помощь всему поселению, то дядюшка Вилхельм воспользовался этим по максимуму. Рассказал о призраках у кургана и о том, что около заброшенной фермы на другом берегу, где живёт чудак Нарфи, творится всякая чепуха.
  
   - Как тан владения Рифт, я не могу пройти мимо этого безобразия.
  
   Услышавшие о титуле довакина трактирщик и его племянница испуганно ойкнули.
  
   - В чём дело?
  
   - Парень, если у тебя есть возможность, то забери Линли в другое владение.
  
   - А вот с этого места поподробней.
  
   Линли рассказала свою историю Гарольду. Маг уж думал там вовсе нечто страшное, но нет, всё было банально.
  
   - Забудь про своего бывшего жениха. Моя дружина и его самого и его любовницу Свану нашпиговала стрелами и через уши проткнула, так что даже Фалион Морфальский не поднял бы их. Да и подымать уже нечего. Я этих собак приказал спалить к чёртовой матери.
  
   - Даже так?
  
   Гарольд не отвлекаясь от диагностики Линли, рассказал о том, что удалось выяснить. Трактирщик бы и рад разразиться руганью, но при племяннице не стал этого делать. Да там действительно ситуация такая, что слов цензурных нет. А ведь Вилхельм в честь своего старого друга назвал свою таверну. А вон оно как вышло: сестра Вайлмира Крепкого Щита Хельга оказалась шлюхой Дибеллы, а старшая дочь ради золота раздвинула ноги перед этим ублюдком Сибби и с потрохами сдала собственных родителей, а младшую сестру продала как рабыню.
  
   - Да, печальная судьба у клана Крепкий Щит. Но я младшую девочку удочерил. Думаю получится воспитать достойную наследницу.
  
   - А что с Линли?
  
   - А вам много надо? Ребёнок мой, это я чувствую. Своих женщин я не оставляю без содержания. Родится ребёнок, вырастет, помогу ему в этой жизни устроиться. Да я вообще герой и замечательный отец.
  
   Вилхельм и Линли даже не нашли что сказать на эти откровения довакина. Но с другой стороны он, как-никак, герой, а у героев в нордских сказаниях всегда с женщинами было широкое разнообразие. Этот ещё и обещался заботиться о ребёнке. Если явился сюда, то видно, что честный человек. Уже сейчас действует. А Гарольд продолжал свой рассказ о том, как неделю назад ярла в Рифтене сместили. Раздался шум в зале и дядюшка Вилхельм ушёл исполнять свои обязанности, а мужчина остался наедине с Линли.
  
   - Это правда, то, что ты сказал?
  
   - А зачем мне врать?
  
   - Решил жить по заветам Атморы?
  
   - А ты что-то против имеешь?
  
   - Нет.
  
   Линли отвернулась от него, Гарольд заметил явные следы её обиды в виде дорожек слёз. Он решительно сел с ней рядом и притянул к себе. Девушка попыталась вывернуться, но куда там.
  
   - Пусти.
  
   - И чему ты дуешься?
  
   - А чем ты лучше Сибби?
  
   Гарольд бы раньше от такого опешил, но за эти несколько лет в Нирне он стал другим человеком. Линли, видно, совсем сильно обиделась, раз говорит о таком ему в лицо. Но мага подобными фортелями было не пробить. Цинизм Снейпа ему в некоторой степени передался вместе с памятью профессора.
  
   - Да хотя бы тем, что я сообщаю обо всём в лицо, а не играюсь как этот... Ладно, не будем о нём вообще никак. Я тебе что-нибудь обещал? Нет. Я не буду тебя обманывать, я просто ставлю тебя перед фактом. У меня достаточно средств, чтобы каждого своего ребёнка поставить на ноги.
  
   - То есть делаешь потому, что можешь?
  
   - Да. Потому что я честный человек и просто потому, что действительно могу.
  
   Линли втянувшись в разговор со своим любовником уже не хотела плакать, однако её немного коробило от его прямоты.
  
   - Но... это как-то...
  
   - Хочешь сказать что-то типа того, что это неправильно?
  
   Вместо слов девушка просто кивнула. Гарольд на эти слова просто рассмеялся. Линли что-то попыталась про богов сказать.
  
   - Да мне памятник уже можно ставить. Я уже для них столько алтарей поставил, что для образа святого сгожусь. Ну и парочке богов можно сказать серьёзную услугу оказал. Так что не волнуйся, всё в порядке.
  
   Линли попыталась ещё что-то сказать, но от наглости своего мужчины она просто не знала, что ей сказать. Эти дерзкие речи и железная уверенность в своих силах её вывели из равновесия. Где-то глубоко внутри ей было обидно, что она сбежала от Сибби, чтобы попасть в лапы к довакину. Девушка дала себе зарок во всём этом разобраться.
  
   - Что ты хочешь сделать?
  
   - Для начала вот, выпей эти зелья.
  
   Линли и глазом моргнуть не успела, как снова появился домовик довакина с подносом в руках, на котором были какие-то пузырьки.
  
   - Так, вот это зелье для меня, а вот этот флакончик с полезными веществами для тебя.
  
   - А ты меня не отравишь?
  
   Мужчина даже подскочил на месте.
  
   - Я что ли совсем по-твоему с катушек съехал травить дар богов?
  
   Следующие полчаса Гарольд потратил на романтическую чепуху, уговаривая Линли выпить необходимые витаминные настойки и зелье от токсикоза, первые признаки которого выявили диагностические чары. Благо Кричер достаточно расторопно исчез из комнаты, не мешая своему хозяину общаться с девушкой.
  
   - Так ты не сказал, что ты планируешь для меня и ребёнка.
  
   - Будешь жить у меня на ферме рядом с Вайтраном. Там стоит большой дом. Детей у меня много. Пока что, большей частью, приёмные. Ну и думаю ты не подерёшься с Изольдой. Она мой управитель. А ты будешь бардом.
  
   - О боги, на что я соглашаюсь? Ты как даэдра-искуситель.
  
   - Я лучше, потому что аватар Шора. Довакин всё таки.
  
   Линли передёрнула плечами, точнее попыталась это сделать в объятиях Гарольда.
  
   - Чувствую себя героиней старинной нордской баллады.
  
   - Бери выше, ибо я -- легенда!
  
   У неё просто не было слов от такой наглости. Но один вопрос она всё же решила задать, касательно собственной судьбы.
  
   - И как ты видишь наши отношения после того, как родится ребёнок?
  
   - А оно тебе надо меня гнать? Уж я сам тебя точно не прогоню.
  
   - Нет. Но...
  
   - Ты опять про неправильно? Или быть может тут есть страх иного рода? Так я вас по две сразу в койку тащить не буду. Вы не жрицы Дибеллы, чтобы на меня вчетвером набрасываться.
  
   Ответ Гарольда заставил девушку густо покраснеть. На отсутствие воображения она никогда не жаловалась, так что картинка получилась очень нескромной. Но как бы Линли ни было страшно от этого, но предложение Гарольда она полностью приняла. Так что уже эту ночь она встречала в выделенной ей спальне в большом доме фермы Тёплых Ветров.
  
   Встретили нового обитателя дома спокойно. Да и как заметила сама Линли, тут ко всем относились ровно. Даже наличие на ферме девушки из народа цаэски с десятком гоблинов прислуги воспринималось как само собой разумеющееся. Обитатели фермы были очень необычны. В основном норды, но был здесь и великан, который пас мамонтов, и супруги аргониане, которые выполняли роли начальника охраны и мажордома соответственно. Даже каджиты присутствовали, которые оказывается для тана Певерелла водят караваны по всему Скайриму.
  
   Вся эта куча разумных постоянно чем-нибудь занималась. Гарольд уже на следующий день взял дружину и уехал в Солитьюд. От нечего делать Линли взялась за лютню. Её игра привлекла в её комнату Изольду. С управительницей тана девушка ещё не успела познакомиться как следует, если не считать того, что Гарольд представил её всем своим домочадцам как барда. Изольда пришла не одна, а с ребёнком на руках. Младенец возился в объятиях матери и вообще вёл себя как и полагалось годовалому ребёнку.
  
   - Пожалуйста не останавливайся. Годрик любит музыку, спокойный становится.
  
   Линли ничего не оставалось, как продолжить играть на лютне. Младенец сперва не реагировал на музыку, но потом коварные звуки колыбельной взяли своё и ребенок заснул на руках у матери. Тут же появилась домовушка и забрала младенца.
  
   - Годрик такой бойкий ребенок. Только музыка его и успокаивает. Ну или когда ему поют колыбельные.
  
   - А мой толкается, когда слышит как я играю.
  
   - Ты носишь ребенка Гарольда?
  
   - Да.
  
   - Ты любишь Гарри?
  
   - Я не знаю, что я чувствую. Это так странно.
  
   - Он поговорил со мной об этом всём. Я его не осуждаю. Думаю, что и ты тоже. В конечном счёте он взялся нас содержать и растить детей, признать их. Это очень удачно. Не представляю, как бы я растила сына в одиночку.
  
   ***
  
   Между тем Гарольд отправился в Солитьюд на лошадях, ибо путь предстоял не близкий. Он ещё не имел чести побывать в официальной столице провинции, так что не было никакой возможности создать достаточно точный портал, который бы позволил переместиться в Солитьюд. Единственное ускорение заключалось в том, что он вместе с дружиной отправился порталом в Лабиринтиан. Отсюда до Солитьюда была всего неделя пути конного хода. Да и скайримские игапы не позволили бы им разогнаться сверх всякой меры. Эта порода лошадей представляет собой самых мощных коней-тяжеловозов в Тамриэле.
  
   Буквально в ночи они должны были прибыть к Морфалу, где и решили остановиться на постой. Полтора дневных перехода от Лабиринтиана до Морфала. От Морфала до форта Сноухок столько же, потом ещё два дня до Драконьего Моста и три дня до столицы. Гарольд решил нагрянуть внезапно, словно снежная буря. Ему предстояло навести шороху в столице. Генерал Тулий в атаку первым точно не бросится. Силёнок не хватит с дружиной совладать. Да и расширился состав участников. Оно и не мудрено, ведь нашлись кандидаты в Рифтене.
  
   Во-первых, ярл Вулвульф выделил тану Певереллу хускарла Иону -- нордку-квартерона с кровью редгарда. Вторыми в дружину попросились Эйрин Магус и Мьол Лютая Львица. Имперец и нордка -- боевые товарищи и любовники. Конечно же из Эйрина воин посредственный, но своё неумение парень компенсирует старательностью и знанием простеньких заклинаний. Не боги весть что, но для Скайрима хватает и этого, пока что.
  
   Понятное дело, что этих героев ждала тренировка каждую свободную секунду. И если Иона ещё более менее сносно владела оружием, то с Эйрином и Мьол был полный швах. Но это ничего, пара дней усиленных тренировок перед поездкой в Солитьюд, и имперец уже не ловит мух в бою, а после парочки показанных приёмов старается использовать в запале сражения магию. Мьол же страдает типичными ошибками начинающего любителя двуручного оружия. Собственно пара показательных поединков всё проявила. Ох тяжёло в Скайриме летом без автомата. Конечно за пару дней всего было не поправить, но хоть падать не будут от усталости, как прошлые доходяги.
  
   Жопа помахала магу ушами, когда они увидели после заката зарево над Морфалом.
  
   - Ралоф, скачите без нас. Роланд, летишь со мной туда.
  
   Словно в подтверждении самых худших опасений Гарольда несколько домов Морфала пылало. Куча нороду носилась от озера и обратно таская воду. Гарольду и Роланду пришлось совершить посадку прямо посреди горящей кучи домов и начать широкими струями мощного агуаменти поливать все горящие дома. Перед той постройкой, которая уже разгорелась лучше всего, стоял норд с коровьими глазами и тупо пялился на пламя, застыв в шоке. Через треснувшее окно Гарольд уловил движение кого-то живого в охваченном пламенем доме. Под крики жителей он ломанулся в самую гущу огня, пробивая себе дорогу замораживающими заклинаниями.
  
   Неясная тень метнулась в доме, но Гарольду некогда было проверять блики огня. Заклинание показывало присутствие в доме ещё живого разумного. Девочка лежала в своей комнате свернувшись калачиком. Завернув ребёнка в одеяло, Гарольд бомбардой проделал дыру в задней стене строения и выбежал наружу. Жертва пожара была в коме. Гарольд тут же принялся использовать исцеляющие заклинания, но они стали работать как-то криво. Пришлось вливать в пострадавшего ребёнка зелья.
  
   За всеми этими метаниями прошло полчаса, так что примчавшаяся на всех парах дружина помогала заливать пожар, пока Гарольд помчался к единственному специалисту в этом городе, кто может ему помочь разобраться в происходящем. Съездили называется в Солитьюд, а похоже нашли приключения.
  
   ========== 31. ==========
  
   Прибытие в Солитьюд состоялось на неделю позже намеченного срока. Морфал скрывал в своих тихих улочках вампирский заговор. Если бы Гарольду не удалось вытащить Хельгу из горящего дома, то планы кровососов не были бы порушены. Мастер-вампир Моварт относился к сиродильскому клану вампиров и был очень древним. Наверное ещё Алессию Королеву Рабов видел вживую.
  
   Как бы там ни было, но за три дня Гарольд с дружиной смогли вычислить агентов Моварта в городе и обнаружить их логово. Не сказать, что всё прошло легко, но им удалось совладать с кровососами. Ещё три дня они залечивали раны.
  
   Но настроение Гарольду испортил разговор с ярлом Идгрод Чёрной. Пророки вызывали у мага практически головную боль. Может быть в другой раз он бы и сдержался, но не в этот раз. Гарольда никто не рискнул прервать, пока он отчитывал ярла целых пять минут, обвинив всех пророков скопом во всех смертных грехах. Не забыл проехаться и по ситуации в городе. Наверное такого никто не ждал, чтобы заезжий тан отчитал ярла словно нашкодившего ребёнка.
  
   - Только дёрнись, и в холде тут же сменится власть.
  
   Хускарла ярла Гарольд одним взглядом заставил отступить. В глазах Гарольда вояка Горм увидел пламя обливиона. Там в зелёных омутах плескались такие гнев, ярость и презрение, что у начальника городской стражи просто язык примёрз в нёбу не в силах произнести хоть что-нибудь.
  
   - А ты не слишком дерзок? Мне про Гарольда Певерелла говорили совсем иное. А я вижу перед собой опьянённого ненавистью мальчишку.
  
   Асльфур - управитель и муж ярла смотрел на мага с кривой усмешкой на лице. Он в отличии от своей жены собирал информацию о Гарольде Певерелле. И признаться честно не понимал, откуда в этом человеке столько негативных чувств по отношению к Идгрод и пророкам в целом. По его данным Гарольд Певерелл был на редкость толковым и деликатным политиком, что совсем не вязалось с его речами сейчас.
  
   - Из-за тупого пророчества тёмные маги убили моих родителей и почти всех близких родственников. Так что не жди от меня почтения перед проклятым даром. Ни от меня, ни от моего клана вы не дождётесь ни капли уважения.
  
   Гарольда по кривой дуге обходили все жители города, кроме Фалиона с которым маг всё время проводил за процессом лечения Хельги и дружины. Нет, конечно у этого политического решения Гарольда были определённые последствия. Во-первых, к магу подошёл для приватного разговора имперский легат, который вполне себе отдавал представление о том, с кем он общается. Но видимо имперца ярл Идгрод Чёрная успела довести до белого каления, раз он отважился обратиться к тому, кто сочувствует мятежникам. Да и среди дружины тана Певерелла Таурин Дулий узнал таких видных деятелей восстания.
  
   - Легат, у меня к вам один вопрос, почему вы обратились ко мне за помощью?
  
   - Тан, вас удивляет почему я -- имперский легат обратился к вам?
  
   - Да.
  
   - Тан Певерелл, у вас есть дети?
  
   - Да, целых десять.
  
   - Вот и я хочу вернуться к своей жене и дочерям живым и здоровым. А вместо этого уже третий год подряд торчу здесь, на этой никому не нужной войне. Мне, можно подумать, больше всех хочется убивать людей.
  
   - Так в чём беда?
  
   - В местных властях беда. По всему владению расползаются разбойники, некроманты и даэдропоклонники. В горах тролли размножились совсем без счёта. Да я буду откровенен, мой легион не воюет, а шахтёрские деревни сторожит. Империя просто бросила нас здесь на произвол судьбы и, похоже, забыла.
  
   - Иными словами, вы истощены настолько, что едва хватает сил, чтобы удерживать территорию?
  
   - Да. И боюсь это только вопрос времени, когда мы будем разбиты всей той поганью, которой сейчас кишит холд. Если вас не затруднит, то я прошу вас передать генералу Туллию это письмо.
  
   - Передам. Слово чести.
  
   Конечно Гарольду пришлось объясняться со своими людьми. Впрочем Ралоф понял многое самостоятельно. Он поделился своими наблюдениями, которые сделал ещё когда дружина ходила в поход за пределами Скайрима. По-настоящему империя и не стремилась воевать в провинции, сосредотачивая все свои силы для очередной войны с Альдмерским Доминионом.
  
   Ну и, помимо этого события, к дружине присоединились двое нордов из местных жителей, которые прослышали о стычке между ярлом и таном и решили уйти под руку более адекватного правителя. Первым оказался Бенор Крушитель Камней в своих локомотивных латах и с огромным фламбергом, которым махал также легко как и пером. Классический танк с дрыном и в тяжёлом готическом доспехе, чувствующий себя сухо и комфортно даже в самые критические дни. И самое важное, что Бенор владел двуручным оружием мастерски. Другое дело, что даже игап его не держал в седле из-за отсутствия специального снаряжения. Пришлось нанимать повозку для этого тяжеловеса. Но нет худа без добра, наконец-то у дружины появился наставник по ношению тяжёлых доспехов и владению двуручным оружием.
  
   Вторым был Валдимар -- воин-маг, специализирующийся на дробящем оружии на одну руку и боевом применении простеньких заклинаний. Его боевое оснащение было аналогом такового у Гарольда. Лёгкая броня, поверх которой шло удобное одеяние боевого мага. Не забывал Валдимар и о различных амулетах и зельях. Виртуозно он владел заклинанием ледяного копья, будучи способным регулировать его мощь от мелкой иголки до полноценного копья, которым можно насквозь пробить мамонта. Ну и конечно в достаточной степени он знал школы изменения и восстановления, чтобы защищать себя от физического или магического урона, а также лечиться.
  
   Как бы там ни было, но с задержкой Гарольд прибыл в Солитьюд вместе со своей дружиной и очередной приёмной дочерью. Вампирское преображение у Хельги удалось обратить вспять, но свой след на девочке эта зараза оставила. Теперь она стала альбиносом, а её красные глаза с вертикальным зрачком могли напугать неподготовленных разумных. В остальном же она была обычным нордским ребёнком. Потеряв родителей, она привязалась к Гарри, который трансфигурировал для дочери солнечные очки, чтобы его новый ребёнок не слеп от солнца и не привлекал своей необычной внешностью много внимания.
  
   Прибытие такой большой военной силы в город нашло соответствующий отклик у имперского легиона и городской стражи. Легат Рикке Фарансон и капитан Аладвар Алдис с отрядами легионеров и городской стражи выдвинулись встречать вероятную угрозу городу.
  
   - Именем империи, приказываю остановиться.
  
   Гарольд выехал вперёд на своём коне для тайных путешествий. Тенегрива, который ему достался в наследство от тёмного братства, он оставил в гильдии убийц, ибо тот слишком приметный. Подняв руку, тан Певерелл дал своей дружине знак остановиться.
  
   - Мне чихать на империю. Империя вместо того, чтобы додавить талморскую мразь, пошла на поводу у Альдмерского Доминиона. Империя предала редгардов, а потом и нордов, которые умирали за неё. Империи было плевать, когда поганые ричмены резали нас в Пределе, как скот. Империя признала их государство каннибалов и тёмных магов.
  
   Голос Гарольда гремел над окрестностями подобно грому из-за заклинания сонорус. Маг был уверен, что его услышали все, кому надо.
  
   - Вместе с тем я не враг империи. Мы не собираемся сражаться с вами. Сюда я прибыл с миром, а эти сыны и дочери Скайрима -- моя вооружённая охрана. Они не станут заходить в город, чтобы не беспокоить вас.
  
   Легат и капитан переглянулись и выехали навстречу тану Певереллу. Да и стражники с легионерами переглядывались. Уж отношение тана Певерелла к талморцам было известно. Да и на территории Братства Бури он подтвердил свой титул. Так что от тана пяти холдов Гарольда Певерелла ждали минимум завуалированных угроз.
  
   - С какой целью, тан Гарольд, вы прибыли в Солитьюд?
  
   Гарольд тут же убрал громовой эффект и ответил Аладвару Алдису и легату Рикке вполне обычным голосом.
  
   - Я прибыл ко двору ярла Элисиф засвидетельствовать своё почтение. Я ещё раз повторяю, что не враг вам и не собираюсь подвергать земли холда Хаафингар какой-либо угрозе. Откровенно говоря я ищу способ установить перемирие. В этой войне погибло слишком много людей. Холды разорены, а из тёмных нор полезла такая гадость, что нам скоро будет не до войны. Не в последнюю очередь в этом замешан Талмор. И я привёз вам доказательства их гнусных преступлений, совершённых на территории провинции Скайрим.
  
   - Доказательства?
  
   - Да, доказательства военных преступлений и издевательств над женщинами, детьми и стариками.
  
   Да уж, что тут началось! Дружине Гарольда позволили разбить лагерь на приметной поляне недалеко от города. Поскольку был уже вечер, то встречу с ярлом согласовали на завтрашний день на утро. Легионеры и стражники выставили посты по дороге, тогда как основная масса войск вернулась в город. Ночь наступила в напряжённом ожидании. Гарольд же первым делом убрал из-под удара Хельгу, переправив дочку с помощью Кричера на ферму Тёплых Ветров.
  
   Талморцы конечно узнают о его словах, Гарольд не сомневался в этом факте, вот только от альтмеров здесь уже ничего не зависело. Гарольд эту подлянку остроухим готовил долго. Свою роль прекрасно сыграли его хоммеры-разведчики, видные деятели магического искусства в Скайриме и конечно же кропотливая работа его вассалов в среде придворных каждого ярла Скайрима.
  
   В Синий дворец Гарольд прибыл в полном одиночестве. Его встречала целая делегация танов, придворных, имперских командиров во главе с генералом Туллием и конечно же на своём троне восседала Элисиф Прекрасная. Певерелл по всем правилам этикета раскланялся перед ярлом, как и полагается тану. И лицезря перед собой эту молодую девушку Гарольд понимал, почему её назвали Прекрасной. Благо под его парадным одеянием не было заметно, что сейчас его мужское естество готово свистеть. Гарольду потребовалась вся его выдержка, потому что на ум упорно шли слова Кричера об этой рыжеволосой красавице. Ещё и память начала подкидывать ну совсем уж неприличные картинки.
  
   Как бы ему не хотелось зацокать копытом и реветь в голос словно последнему оленю, Гарольд стойческим усилием держался, понимая, что сейчас надо сыграть как по нотам. И он сыграл, предоставив в качестве доказательств собранные воспоминания у ликвидированных юстициаров Талмора. Не все конечно, только самые яркие эпизоды. Омуты памяти в последние два года получили довольно широкое распространение, не удивительно, что такой артефакт был у придворного мага Солитьюда. Проверить подлинность этих данных он попросил придворного мага Сибиллу Стентор и главного мага имперского легиона капитана Урфина Митиллия. Они первыми нырнули в омут памяти, предоставленный придворным магом. Вынырнули они с глазами размером с блюдца и такой яростью на лицах, что им пришлось покинуть собрание, подтвердив, что воспоминания подлинные.
  
   Ярл Элисиф Прекрасная решительно придвинула омут памяти к себе и также занырнула на полчаса в воспоминания уничтоженных юстициаров. Пока она отсутствовала в омуте, генерал Туллий и придворные таны попытались разговорить магов. Сибилла им недвусмысленно покатала молнию в своей руке и перед ней расступились, шарахнувшись как от чумы, а капитан Урфин Метиллий послал легатов и генерала в обливион и сказал, что идёт нажираться в таверну. Вот тут любопытство уже не на шутку разыгралось среди придворных.
  
   Катастрофический взрыв вулкана грянул, когда ярл Элисиф Прекрасная с посеревшим лицом приказала генералу Туллию и его легатам всей толпой смотреть в омут. Предчувствуя бурю, имперские командиры во главе с генералом решили за лучшее как можно быстрее нырнуть в омут памяти. В тронном зале Синего дворца температура буквально скакнула в сторону ледяного мороза от шипения девушки на троне. Гарольд воспользовался тем, что все отвлеклись от него, и тихо кастанул империо на тана Эрикура, давая тому команду принять на себя первый удар грядущего извержения.
  
   - Пошлите наши силы, чтобы уничтожить талморцев в моём холде.
  
   И тут Эрикур попытался возразить ярлу, даже подошёл к трону ближе. Всякого ожидал Гарольд и остальные присутствующие. Изначально маг планировал подставить Эрикура под опалу. Ага, подставил. Элисиф молча встала с трона и так улыбнулась тану Эрикуру, что от этого температура в помещении и вовсе упала до отметки северного полюса. Чего никто не учёл, так это того, что меч короля Торуга до сих пор по традиции стоял без ножен, упёртый на подлокотник трона. Этим мечом Элисиф в мгновение ока разрубила своего тана от макушки до задницы.
  
   - Кто ещё сомневается в моём праве на обруч ярла?
  
   Тан Фолк Огнебород только вторым преклонил колено перед ярлом Элисиф Прекрасной. Первым оказался Гарольд Певерелл, который преклонил колено у самых ступенек к трону и приложился лбом к перекрестью гарды королевского меча. После этого он поцеловал перстень с печатью на правой руке Элисиф. Женщина посмотрела на него с одобрением. Сейчас в гневе она была подобна валькирии, пришедшей из Совнгарда, покарать врагов Скайрима.
  
   ***
  
   Первый эмиссар Талмора в Скайриме Эленвен Унамиталь получила сообщение от своих наблюдателей в городе поздно ночью. Прибытие тана Певерелла оказалось полной неожиданностью для неё. Проклятый норд явился в Солитьюд со своей дружиной и потребовал аудиенции у ярла Элисиф, принеся клятву о ненападении. Ночь прошла совершенно без сна. Точнее альтмерка то и дело проваливалась в сон, но ночные кошмары будили её каждый раз, неся страшный образ боевого воина мага с растрёпанными волосами и аккуратной бородой, чьи глаза сверкали зеленью из-за круглых очков.
  
   Первым тревожным признаком стало молчание её агентов в городе. Переговорные амулеты просто молчали, пока в одном из них ей не ответила парочка психопатов, говорящих с ней шутовскими голосами и сообщивших, что её наблюдатели оказались такими неаккуратными, что подскользнулись и упали на кинжал по восемь раз. Эленвен в ужасе отбросила от себя амулет связи, откуда продолжали сыпаться шутки безумных шутов.
  
   Подозревая самое худшее эмиссар кинулась к своему амулету телепортации, который в экстренной ситуации должен вырвать её прямиком в Алинор. Каково же было её удивление, когда она поняла, что амулет блокируется мощным магическим барьером, накрывшим всю территорию посольства.
  
   - Этого не может быть.
  
   Тут в кабинет вбежал начальник охраны посольства.
  
   - Госпожа, нас штурмуют!
  
   - Кто?
  
   От нервов альтмерка толкнула большую красивую вазу и та упала на пол, разбившись вдребезги на тысячу осколков.
  
   - Это войска ярла Элисиф Прекрасной.
  
   - Эвакуируемся через подземный ход. Пусть солдаты сдерживают их как можно дольше.
  
   Эленвен выбежала прочь из кабинета, кинувшись в арсенал. Давно она не бегала по дикой местности. Оставалось надеяться, что Северная Сторожевая крепость ещё является безопасным местом. До неё от города требуется двигаться по прямой три дня, но прямого пути нет, только по дорогам, что петляют в горах, а это целая неделя. И как назло посольство накрыли магическим барьером: ни связи, ни спасения.
  
   Быстро натянув на себя походное снаряжение и броню, альтмерка выбежала из посольства и забежала в казармы для охраны под которыми находились тайная тюрьма и выход через пещеру. И очень вовремя первый эмиссар это сделала, потому что некое мощное заклинание просто вынесло ворота посольства, раздавив два десятка талморских солдат. Норды ворвались на территорию, уничтожая на месте всех альтмеров, которых видели.
  
   - Что же случилось? Почему произошла катастрофа?!
  
   - Не могу знать, миледи.
  
   Начальник охраны посольства сопровождал её при спуске в тайную тюрьму. За стенами слышались крики подымаемых на копья солдат Талмора. Внезапно лояльно относившиеся к Талмору силы в Скайриме принялись уничтожать талморцев как бешеных собак. Эленвен поняла, что всё очень серьёзно. Она вместе с немногочисленными выжившими солдатами и следователями баррикадировала двери, чтобы задержать преследователей и выгадать время. И вот они проскочили тюрьму и вывалились в пещеру из которой планировали по обрывистым склонам спуститься к побережью и бежать в Северную Сторожевую крепость.
  
   Пещера выходила на широкий обрыв, что террасой нависал над довольно крутым склоном. Сперва Эленвен показалось, что они спасены, но тут обе боковые дороги заняли норды в костюме стражи. Обрыв был слишком высоким для прыжка, а в глазах врагов читался смертный приговор. Но главное, что у края обрыва появился из-под заклинания невидимости сам тан Певерелл.
  
   - Вам некуда бежать, посол Эленвен.
  
   Да уж, бежать точно было некуда, ибо норды взяли их в клещи и не выпустят, как ни крути. Через такую толпу врагов им не прорваться. И амулет по прежнему не работал, так что альтмерка с ужасом подумала, что вот её конец. А этот человеческий воин-маг решил добить её окончательно.
  
   - Северная Сторожевая крепость вам тоже не поможет. Мои люди её как раз сейчас разносят по камешку. Да и другие ваши эмиссары сегодняшнего дня не переживут. Но ты не переживай, сучка, я буду к вам достаточно милосерден, просто соберу ваши головы и отправлю прямиком в Алинор, точно также, как вы некогда поступили с Клинками. Вам от них, кстати, большой привет.
  
   Вот теперь Эленвен поняла, что переиграла саму себя. Она грешила всё на некий тайный магический орден, а оказывается за всем этим делом стоят Клинки. Альтмерка вдруг разразилась совершенно безумным смехом, поняв всю иронию судьбы. Она так рьяно охотилась за загнанными в угол крысами, что те сами загнали её в угол. Однако, Эленвен не из тех, кто так просто сдаётся.
  
   - За Талмор!
  
   Альтмеры ломанулись в самоубийственную атаку по обе стороны террасы, пока Эленвен в сиянии бешеных энергий атаковала в режиме берсерка Гарольда Певерелла. Гарольд конечно запасся самыми совершенными амулетами защиты, чтобы пережить возможную магическую атаку, но не ожидал того, что Эленвен окажется архимагом. Но полбеды, что она оказалась архимагом, альтмерка вбухала весь свой резерв в комплексное заклинание безудержной атаки. Удар смешавшей свои жизненные, физические и магические силы альтмерки был столь силён, что она вцепившись в Гарольда буквально внесла его в воздух, как выстрел из катапульты.
  
   Ход был настолько неожиданным, что Гарольд использовал единственную способность, чтобы заблокировать физическую атаку обезумевшей архимагини и спастись. Гарольд Певерелл банально применил способность магического полёта. И ведь что обидно, он сам также воспользовался эффектом неожиданности, чтобы сбить Воландеморта с балкона, когда они с Рональдом и Гермионой уносили ноги из поместья Малфоев. Но даже в таком состоянии он едва сдерживал впавшую в магическое боевое безумие альтмерку. Их полёт протекал по траектории пьяного дракона. Случайного дракона они кстати и встретили в небесах, летая над Хаафингаром. Бедный крылатый гад мало того, что получил мощный удар в бок, так ещё сцепившиеся противники оставили соответствующего диаметра дыру в его перепонке на левом крыле.
  
   - Аааррррггххх!
  
   Да даже Беллатрикс Лестрейндж не была такой безумной в боевом запале, как Эленвен. Из последних сил Гарри направил их полёт к побережью океана. Оставляя за собой чёрный дымящийся след, они падали подобно метеориту, рассекая небеса багровым следом. В последний момент перед падением Гарольд прекратил полёт и резким ударом откинул от себя бешеную альтмерскую фурию, надеясь, что та от силы удара разобьётся. Но талморская сучка успела активировать невероятно дорогой амулет телепорта. В яркой вспышке она исчезла за пять метров до падения.
  
   У Гарольда просто банально закончились силы, так что защитил его от урона мощный артефакт. Взрыв от столкновения был аналогичен падению метеорита, но мужчина просто сильно приложился спиной, оставшись лежать на дне кратера, который почему-то не раскалился, а наоборот представлял собой вымороженную яму.
  
   - Кричер!
  
   Силы покинули едва живого мага и он потерял сознание. Его сегодня чуть не уделали так, что можно было хоронить в напёрстке. Но в глубоком обмороке ему было не до размышлений. Он провалился в забытьи и не слышал, как над ним сокрушается Кричер, который тут же вызвал Добби и вместе они перенесли хозяина в Лабиринтиан, где Гарольдом занялись его вассалы.
  
   ***
  
   В Ривервуде было всё спокойно, если не считать того, что по городку гуляли свежие новости Скайрима. Известие о том, что ярл Элисиф приказала взять на меч посольство Талмора около Солитьюда разнеслось по провинции и дальше с невероятной скоростью. И это была не единственная новость, которая поразила всех. Новая организация показала свои клыки. На сцену выползла гильдия убийц, которой заказали юстициаров Талмора в Скайриме. Чёрные метки поднялись над городами и просто среди гор и лесов провинции, обозначая места ликвидации целей первого серьёзного заказа новой организации.
  
   Следующий месяц после таких новостей был очень весёлым. Поползли разговоры о большом перемирии между сражающимися в Скайриме сторонами и грядущей консолидации провинции под властью совета ярлов. На носу замаячила реальная угроза войны с Талмором. Алинор естественно подал ноту протеста императору Тамриэля, но Тид Мид II грамотно послал послов Альдмерского Доминиона заявив, что он не несёт ответственности за преступления самого Талмора, что сподвигли даже лояльные империи силы выступить единым фронтом с мятежниками.
  
   Альтмеры конечно пригрозили новой войной, но по факту они пока не могли ничего сделать со сложившейся ситуацией. Но это не мешало представителям Алинора громко бушевать на приёме у императора. Тогда уже Тид Мид II был вынужден официально спросить, следует ли ему расценивать это как объявление новой войны. Пришлось альтмерам откатывать назад и, поджав хвост, требовать разрешения на карательный поход против мятежников. Император обещал им подумать, дескать, соберитесь для этого похода, а уж тогда и будет разговор.
  
   В связи с этим генерал Туллий получил новое задание -- обеспечивать порядок на тех территориях, которые он ещё контролирует, не вступая в столкновения с мятежниками. Да уж, дело немыслимое, но пока альтмеры будут собирать свои силы, империя получит ещё два-три года передышки. А там, глядишь, уже и сорок лет минует после Великой Войны, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Люди не меры, им и двадцати лет хватит, чтобы восполнить свою численность. Иными словами Талмор оказался в глубокой заднице из-за демографических причин. Да и мятежи в Эльсвейре и Валенвуде по прежнему сжирают силы Альдмерского Доминиона.
  
   А что касается Скайрима, то империя даже не напрягалась. Тид Мид II был политиком, а потому сперва пожертвовал Хаммерфеллом, втайне продолжая оказывать редгардам помощь. И народ Йокуды его не подвёл, заставляя Талмор прочно завязнуть на своей территории. А потом и Скайрим аккуратно влился в эту же канву имперской политики. Заодно и проблема с изгоями решилась в пользу империи. Император был доволен. Он грамотно убрал через своих агентов влияния молодого короля Торуга, который мог дров наломать, а заодно и Ульфрику Буревестнику репутацию сломал. Но то происходило в далёком имперском городе, а здесь в Скайриме никто не подозревал о чём размышлял император сидя в своём кабинете в Белой Башне.
  
   Ривервуд и вовсе жил своей тихой жизнью, когда сюда в очередной раз пожаловал тан Певерелл, намереваясь лично проконтролировать поставки строительных материалов и заодно выступить в роли Санта Клауса, хоть на дворе уже весна.
  
   Дельфина встретила его как всегда. Женщина с нескрываемым удовольствием накрыла стол для своего любовника и как следует попарила его в бане. Гарольд неожиданно был с ней необычайно страстным и нежным одновременно. Она сама не могла понять, что на него нашло, просто молодой любовник делал ей максимально приятно.
  
   Они кувыркались весь вечер и всю ночь напролёт, превратив кровать в непередаваемое гнездо. Им конечно приходилось делать технические паузы, но это не снижало градус страсти. Не безумие, а размеренный ритм. Они попробовали очень много поз. Дельфина была просто на седьмом небе от счастья. Секс перемежался массажем, а потом снова они сливались воедино.
  
   Мужчина позволял ей трогать себя, проводить рукой по старым и новым шрамам. Дельфина чувствовала, что с ней Гарольд словно сбрасывает всё напряжение и становится собой. В её объятиях он находит утешение и молчаливое понимание. В очередной перерыв она просто лежит на нём и водит по его могучей груди и плечу пальцем, выводя нордские узоры.
  
   В таком положении они проводят час, после чего вновь начинают целоваться. Им не нужно слов, чтобы понимать друг друга. Они просто топят свою память и всю боль в этих встречах. Наверное только благодаря Гарольду она чувствует себя до сих пор живой и желанной. В его надёжных объятиях вся боль, печаль и апатия остаются в прошлом. Память не грызёт её голодным падальщиком, подтачивая волю и сокрушая дух.
  
   Они снова предаются жаркой страсти. На сей раз он заставляет её скакать на себе наездницей. Дельфина гонит от себя прочь мысли, прошлое не вернуть. Ей остаётся жить настоящим. Она извивается, насаживаясь лоном на раскалённый член любовника. Твёрдая плоть проникает в неё невероятно глубоко. Мужчина заполняет её всю до краёв. В безумии этой скачки она раскрепощается, начинает гладить свои груди и просто поднимает руки вверх. Гарольд в этот момент укладывает свои руки ей на груди и начинает выводить на них пальцами нордские узоры, чувствительно задевая соски.
  
   - Ооохххх! Дааа! Ещё!
  
   - Дельфина, какая же ты, сучка, горячая! Да!
  
   Это были единственные слова, которыми они обменялись за ночь. А женщина действительно почувствовала себя невероятно молодой. В голову ей ударила страсть, сметая все барьеры и запреты. Она и в прошлые разы открывала себя Гарольду, вспоминая каково это иметь с кем-то такую близость. Но сейчас она была самой собой. Над ней больше не висели секирой имперского палача обеты ордена Клинков.
  
   В последний момент, когда она унеслась в Этериус, Дельфина посмотрела Гарольду в глаза и поймала его ощущения. Маг и сам не понял, зачем он воспользовался этим разделом легелименции, но он передал ей свои ощущения и получил такой же отклик от женщины. В момент совместного оргазма они словно слились воедино. Впечатления были столь сильными, что они так и вырубились, проваливаясь в царство снов.
  
   На следующий день Дельфина улыбалась такой искренней улыбкой, что он сам ей отвечал тем же. Они позавтракали и по его настоянию спустились в кабинет Дельфины под трактиром.
  
   - У меня для тебя подарок. Держи досье на Клинков, что спрятались здесь в Скайриме.
  
   - Ты участвовал в разорении архива посольства?
  
   - Да, мои люди постарались.
  
   Гарольд не хотел посвящать любовницу в подробности, так что не суть важно, что важные документы перед штурмом поместья выкрал Добби. Он смотрел как менялось лицо Дельфины, когда она перебирала папки. Вдруг её взгляд на минуту потух, а потом стал каким-то непередаваемо печальным и радостным одновременно.
  
   - Талос милосердный! Он выжил.
  
   То с какой нежностью прозвучало это "он" заставило мужчину пропустить вдох. Гарольд уже не был дураком, всё понял правильно. Порой у Дельфины на самой поверхности всплывал чей-то неясный для мага образ.
  
   - Кто-то знакомый?
  
   - Да. Мой учитель и наставник Эсберн.
  
   - Ты его любишь.
  
   - Гарри, я...
  
   - Не спорь, я же вижу.
  
   Дельфина посмотрела в зелёные глаза своего молодого любовника. Там была лёгкая грусть, но в тоже время и некое облегчение. Женщина и сама поняла, что сколько бы лет не прошло, а она действительно любит Эсберна.
  
   - Не говори ничего.
  
   Гарольд обнял её и поцеловал. Дельфина чувствовала огромное смущение, отчасти от того, что маг заставил её признаться в этих чувствах перед самой собой, а отчасти потому, что обманула его ожидания.
  
   - Гарри, ты...
  
   - Мне с тобой хорошо и приятно, но мы оба знаем, что любви здесь нет.
  
   - И что мы теперь будем делать?
  
   - Останемся друзьями. Мы ведь это в друг друге искали? Дружеского понимания.
  
   - Пожалуй, ты прав. Как всегда, прав.
  
   Мужчина позволил себе легкую усмешку, ткнувшись ей носом в густые пряди волос и вдыхая её запах, как букет дорогого вина.
  
   - Не грусти. Мы отыщем их всех. Я же сказал, что помогу.
  
   Умелая опытная воительница, хитрый агент Клинков и просто женщина с профессиональной деформацией психики в сторону цинизма словно маленькая девочка чмокнула своего любовника, теперь уже, наверное, бывшего, в щёку со всей горячей благодарностью за всё хорошее, что он для неё сделал.
  
   - Гарри, у меня тут созрел первый бочонок вискаря.
  
   - Я тоже думаю, что это хороший повод выпить.
  
   ========== 32. ==========
  
   Тихая лунная ночь властвовала над Имперским городом. Столица огромной империи никогда не спала, но всё же сейчас обычная активность жителей чуть снизилась. Дневные обитатели города поспешили попрятаться от тех, кто выползает в ночи. Публичные дома осветились иллюзиями, зазывая своих клиентов. Лавочки торговцев, что продают редкие товары открылись, ожидая состоятельных горожан. Одним словом Имперский город жил своей жизнью.
  
   Император Тамриэля Тид Мид II стоял у края и смотрел с высоты за жизнью его подданных. Он в равной степени унаследовал полководческие таланты деда и политическую искусность своего отца. На трон он взошёл в весьма преклонном возрасте в шестьдесят лет. И так уж получилось, что был единственным наследником своего отца. Да и сейчас он последний из своей семьи.
  
   Идёт тридцать пятый год его правления. Подданные начинают беспокоиться о будущем. А Император не торопится заводить наследника. Впрочем болеть или слабеть от старости император тоже не спешит. Чем неизменно доставляет всей аристократии Сиродила много поводов для беспокойства. Верные лично ему Пенитус Окулатус каждый месяц обнаруживают новый заговор.
  
   - Ставлю тысячу на то, что в следующем месяце их уже будет больше двадцати.
  
   - К следующему месяцу мои люди их всех уже будут пытать в подвалах дворца.
  
   Император повернулся и отошёл от края балкона и направился к столику, на котором стояли чашки с чаем и шахматная доска. Их игра была в самом разгаре.
  
   - Я бы тебе не советовала хватать заговорщиков всех подряд. Аристократия взбунтуется. Эти помешанные на своей родословной напыщенные ублюдки всегда будут действовать против нас. Тид, не совершай типичную ошибку. Пусть воюют между собой, чем дружат против нас.
  
   - И как ты предлагаешь мне это организовать? Темное братство было уничтожено, а Мораг Тонг никогда не согласится работать на императора.
  
   - У тебя устаревшие сведения. Свято место пусто не бывает.
  
   Император меланхолично поднял брови, уже по опыту зная, что его тайная советница всё равно переспорит его.
  
   - И?
  
   Иногда его собеседница любила делать эффектную паузу, что может и добавляло ей пару очков шарма, но вот Тид был сейчас совершенно не настроен на размеренную беседу.
  
   - Расслабься и получай удовольствие от игры. Ты же император Тамриэля.
  
   - Не в последнюю очередь благодаря твоим толковым советам. Эта твоя задумка со Скайримом просто поразительна.
  
   - Ты тоже внёс множество конструктивных предложений.
  
   - Давай не прибедняйся, это твоя работа.
  
   - Я всего лишь предложила вполне рабочий план.
  
   Тид Мид II слегка усмехнулся и соизволил выпить глоток чая. Его собеседница также приложилась к своей чашке. Благодаря её чарам, напиток оставался вполне себе горячим, но в тоже время не обжигающим.
  
   - Попробуй эти цитрусовые, только вчера из Валенвуда доставили.
  
   - Спасибо, я лучше попробую обычные сладости. Не самые приятные воспоминания мне эти цитрусовые навевают.
  
   Женщина намотала на палец локон своих волнистых волос.
  
   - Не пытайся уйти от ответа, дорогая. Этот новый тан, подтвердивший свой титул в большинстве владений -- твой протеже? Как его там зовут кстати?
  
   Тид сделал вид, что вспоминает, хотя только один вид делал. Доклад об этом необычном норде каждый месяц пополнялся новыми сведениями. Император пристально следил за успехами молодого человека. Иногда казалось, что у него не менее трёх двойников, так быстро и неумолимо он наводил движения в Скайриме, ставя провинцию если не на уши, то точно используя как свою любимую наложницу. Агенты Пенитус Окулатус с ног сбились пытаясь охватить все подробности деятельности тана Гарольда Певерелла.
  
   - Ты о Гарольде Певерелле?
  
   - О нём самом.
  
   - Доводилось встречаться раньше, когда он был юношей бледным со взором горящим. Вот только я сама удивлена.
  
   - Чему именно?
  
   Император сделал очередной ход, ставя своей собеседнице вилку на шахматном поле.
  
   - Его амбициозности. Когда я видела Гарольда Певерелла в последний раз, это был юнец, готовый биться с мировой несправедливостью со всем максимализмом молодости.
  
   Император не перебивал свою советницу ни секунды. Женщина в своих долгих рассуждениях иногда набредала на самые неожиданные выводы, которые оказывались истиной.
  
   - Понятия не имею, что произошло, но он очень сильно изменился. Нет, он и сейчас сеет доброе, разумное, вечное. Вот только его методы... тот человек, которого я знала никогда не стал бы поступать так, как поступает этот Гарольд Певерелл.
  
   - Может быть он просто вырос во взрослого и понимающего жизнь мужчину?
  
   - Нет, дорогой, здесь есть что-то ещё. Поверь, я его знала очень хорошо, просто так он не мог столь сильно измениться. Даже не знаю, где я ошиблась в своих планах.
  
   - Это проблема?
  
   - Нет. Скорее даже хорошо, что он питает здоровые амбиции. Согласись, что он действует куда как умнее, чем если бы за дело взялся дурак Торуг или фанатик Ульфрик.
  
   - Тут не поспоришь. Этот молодой человек мне нравится своим энтузиазмом. Единственное, чего я не пойму, так почему он взял стольких приёмных детей?
  
   - Он сирота. А теперь добавь обострённое чувство справедливости. Только из-за этого я всё ещё уверена, что это тот самый Гарольд Певерелл, которого я знала когда-то.
  
   Советница императора ловко увела из-под атаки Тида свои фигуры, создавая ситуацию, когда любой неверный шаг мог стоить мужчине половины фигур.
  
   - Ну тогда мы посмотрим, как этот молодой человек себя покажет в будущем. Если ты права, то именно такой адекватный и справедливый правитель в провинции нам и нужен.
  
   - А Талмор?
  
   - Что Талмор? Остроухие подавятся твоим протеже, если я что-нибудь понимаю в политике и военном деле. Кстати, что там по новой организации, занимающейся заказными убийствами?
  
   - Всё очень странно. Такое чувство, что кто-то из моих старых знакомых решил не просто заняться теневым бизнесом, а полностью подмять под себя всю преступность.
  
   - Ещё один протеже?
  
   - Нет. Просто старый знакомый, но почерк установить трудно. Я имею ввиду, что чую в этих делах руку своих коллег из бурной молодости, но кто это, пока понять не могу. Клавдий конечно делает что может, но он сам является лицом официальным.
  
   Император так таки не заметил один возможный ход и советница не замедлила этим воспользоваться.
  
   - Похоже, эта партия будет за тобой, дорогая.
  
   - В Скайриме есть люди, которые сделают меня всухую на шахматной доске. Но жизненного опыта у них от этого больше не стало. А что касается новых гильдий, то объявились гильдия убийц и гильдия пиратов. Вместе с гильдией воров они начали большую теневую войну с контрабандистами.
  
   - Мы не будем вмешиваться?
  
   По тону в голосе император уже понял, что его советница уже придумала новый план на благо империи.
  
   - Зачем нам вмешиваться, если за нас добровольцы ослабляют имперскую аристократию? Самый лучший слуга -- это тот, который не знает, что он слуга, работая на тебя и твои интересы.
  
   - Умно. А что потом?
  
   - Как всегда. Зашлём агентов влияния и выясним всё об этих новых гильдиях.
  
   Император на момент прикрыл глаза и просто согласно кивнул.
  
   - Ах да, дорогая, шах и мат тебе.
  
   Император с улыбкой смотрел, как вытягивается в изумлении лицо его тайной советницы (и не только), увидевшей сейчас, что она сама подставила своего короля под атаку чёрных фигур, которыми играл Тид Мид II
  
   ***
  
   В имперской части Скайрима продолжались активные движения, начатые с момента уничтожения талморцев по всему Скайриму. Провинция застыла в равновесии объявленного перемирия и торговцы наконец-то получили передышку от бесконечных сражений и стычек на дороге.
  
   Гарольд со своей дружиной вдоволь порезвились за последующий месяц, стругая разбойников на мелкие ломтики. Хаафингар восстанавливал свою территорию, которой также досталось во время гражданской войны, как и прочим холдам. Изгои ведь не только в Пределе шалили, но и в соседние холды заглядывали, да о чём речь, если они даже иногда рисковали перебираться через весь Вальдмарк и разбойничать в Рифте. Ну и конечно важную составляющую во всём этом играли ковены ворожей, которые буквально облепили горы Джерол и Друадах своими гнездами.
  
   Впрочем, война с ричменами пока откладывалась на зиму, и как бы не на следующий год. Дикари всё равно никуда не денутся, а проблем и без них выше крыши хватает. Отдельного геморроя стоила Гарольду история с Потемой Септим. Могущественная древняя королева смогла восстать из мёртвых и стала собирать малейшие проблески силы, готовясь превратить Солитьюд в свой некрополь.
  
   Магу пришлось по всему владению Хаафингар бегать в поисках проклятого духа, который с упорством, достойным лучшего применения, носился от него, как даэдра от благословения Стендарра. Будь Потема Септим в силе, то она бы без труда раскатала наглого мальчишку в тонкий блин. Однако и Гарольд был теперь не так прост. Поражение в схватке и бегство Эленвен больно ударило по его самолюбию. Он не думал, что ему придётся так скоро столкнуться с враждебным архимагом. Ему невероятно повезло, а из схватки Гарольд сделал правильные выводы. Это с Воландемортом прошёл такой номер.
  
   Хотя в преследовании Потемы Септим опыт борьбы с Тёмным Лордом очень пригодился. В конечном счёте выяснилось, что кровавая королева превратила собственный череп и свою корону в крестражи. Точнее здесь уже был уровень повыше -- целая филактерия. Тем не менее это не спасло череп и корону от удара клинком Гриффиндора, уничтожившего оба якоря для духа, после чего клинком был пронзён и сам зловредный дух. Королева-нежить распалась кучкой мрачного тумана и рухнула к ногам мага невесомым прахом.
  
   Поскольку настичь саму Потему удалось в залах мёртвых в Солитьюде, то сперва Гарольд выбрался из подземелий и отправился в свой дом, купленный им в городе под свою резиденцию. И только приняв душ Гарри смог наконец-то отлепить себя от табуретки, на которой он сидел в душевой, и собраться для доклада во дворце. Дом Высокий Шпиль был типичным домиком для богатеев, за одним особым отличием -- он предназначался для мага. Раньше здесь жил маг Меларан, но со смертью тана Эрикура альтмер предпочёл от греха подальше покинуть Скайрим. Сестра Эрикура Гисли попала в долгую опалу при дворе, так что он воспользовался возможностью.
  
   - Блез, я пошёл в Синий дворец. Мне надо ярлу доложить о ликвидации угрозы для города.
  
   - Хорошо. Тебя ждать на ужин? Кричер обещал расстараться сегодня.
  
   - Да. И лучше никуда не ходи. Потерпи до завтра, я увезу тебя из города. Здесь у меня хватает недоброжелателей, а пока иди позанимайся приёмами боя с Йордис. Она очень удачно объясняет тонкости для новичков.
  
   - Я буду стараться.
  
   Блез оказался настолько же толковым ребёнком, как и Алисан. Да и учителей Гарольд подобрал ему не менее толковых. Йордис Дева Меча вызвалась сама быть хускарлом тана Певерелла, после его речей перед войсками империи и холда Хаафингар. А в гостинице "Смеющаяся Крыса" Гарольд случайно познакомился с отставным разведчиком имперского легиона Ностером Орлиный Глаз. Полукровка норд-имперец оказался хорошим учителем природоведения и выживания в дикой местности. Из-за ранения, которое он получил на Великой Войне, разведчик был вынужден уйти в запас и едва сводил концы с концами, занимаясь репетиторством и иногда обучая солдат ярла.
  
   - Система -- в твоём безумии, а твоё безумие есть система и мелодия.
  
   Этот чудной старик-босмер в который раз привлёк к себе внимание тана Певерелла. Маг бы и не обращал на этого городского сумасшедшего внимания, если бы не тот странный факт, что тот начинал рассуждать про своего господина, когда Гарольд проходил рядом с ним. Интуиция вдруг шепнула магу, что стоит поговорить с безумцем.
  
   - Кого ты ищешь каждый день, уважаемый.
  
   Городской псих представился Дервенином и попросил Гарольда вернуть своего господина из отпуска, сказав, что тот гостит в Синем дворце в крыле Пелагия Безумного. Словно мало было Гарольду беготни за Потемой, как теперь ему предстояло разбираться с её чокнутым племянником. Совершенное безумие началось минутой позже, когда Дервенин вручил магу мешок со скелетом Пелагия, целую голову сыра и бутылку какого-то редкого вина, после чего изволил растаять в воздухе.
  
   И тут только до Гарольда стало доходить, что за странный собеседник имел честь с ним разговаривать. Конечно магу это не могло понравиться, но когда на тебя обращают внимание принцы Даэдра, то за лучшее будет отнестись к их просьбе очень внимательно. Понимая как нелепо это выглядит, Гарольд доложился ярлу Элисиф Прекрасной и попросил у Фолка Огнеборода ключи от заброшенного крыла дворца, сказав, что должен кое-что проверить. Ключи ему выдали, попутно поручив разобраться с творящимися там странностями.
  
   Гарольд попёрся в заброшенное крыло, совершенно не представляя с чем ему придётся столкнуться. Он конечно уже себя ругал за такое пренебрежение техникой безопасности, но с другой стороны он сам и безопасность никогда не будут сочетаться вместе. Наверное без этой доли безумия, готовности броситься в омут с головой, Гарольд не был бы собой. Но оказалось даэдра не так страшен, как его рисуют. Картинка из прочитанной в детстве сказки про Алису в Стране Чудес в полной мере воплотилась в реальность.
  
   - О, у нас новый гость. Желаете чашечку чая? Или может быть сыру.
  
   - Не откажусь, но я не только гость, но и посланник. Ваши подданные, лорд Шеогоррат, попросили меня передать вам весть. Ваш народ страдает без вас.
  
   - Ух уж эти подданные. Вечно с ними что-то случается в моё отсутствие. И, пожалуйста, называй меня дядюшкой Шео. Я видишь ли сейчас не у себя, так что оставим церемонии.
  
   - А что мы собственно здесь делаем и что это за место?
  
   - О, мой дорогой друг, это ум моего старого друга Пелагия Безумного. Я давно с ним знаком, но решил, что это место идеально подойдёт для нашего знакомства. Мне нравятся эксцентричные и харизматичные лидеры вроде тебя.
  
   Гарольд не мог отделаться от мысли, что это очередное испытание. Но всё оказалось несколько иначе. Шеогорат показал, что безумие бывает самым разным. Некоторые моменты вызвали ироничную усмешку самого Гарольда, некоторые заставили вспомнить опасное прошлое. Был момент, когда маг сам почувствовал себя в шкуре безумца.
  
   В конечном счёте всё завершилось благополучно. Вновь оказавшись в заброшенном крыле Синего дворца, Гарольд с усмешкой рассматривал посох в своих руках. Вабба Шутника сам по себе очень неоднозначный артефакт. Самая настоящая русская рулетка.
  
   - А вино и сыр всё ещё у меня.
  
   И вновь ему пришлось докладывать о том, что крыло Пелагия было проверено и теперь там можно жить.
  
   - Замечательная работа, тан Певерелл. Думаю теперь можно перенести гостевые покои в южные комнаты. Вид моря Призраков не лучшим образом сказывается на посетителях дворца.
  
   Элисиф тут же отдала соответствующие распоряжения Фолку Огнебороду. Дворцовый управитель и городской глава в одном лице поспешил покинуть зал, чтобы отдать соответствующие распоряжения. Гарольд уже хотел откланяться, но ярл уже поманила его за собой. Их путь пролегал на крышу дворца, где стараниями умельцев был создан зимний сад. Оранжерея Синего дворца по праву считается одной из жемчужин Скайрима, настоящим чудом инженерного и магического искусств.
  
   Ярл Элисиф двигалась сюда с некой мрачной торжественностью. Однако, Гарольд сильно удивился, когда обнаружил, что они пришли в тот уголок оранжереи, где по слухам любила проводить своё свободное время правительница Хаафингара. Богато накрытый стол, слегка выбил его из колеи. В этом месте чувствовалась домашняя обстановка, словно здесь ярл могла быть самой собой. Да и усевшаяся на своё место женщина теперь ничем кроме своего костюма не напоминала грозную правительницу.
  
   - Располагайся, Гарольд.
  
   Эти слова настолько не вязались с обычным официальным и отстранённым тоном ярла, что мужчине стало как-то не по себе.
  
   - Мой ярл?
  
   Всё же он решил лишний раз проявить осторожность. С него не убудет, а жизнь между прочим -- дорогая штука. Отбитые рёбра, магическое истощение и новые шрамы чётко говорили ему, что лучше лишний раз подстраховаться. Но женщина лишь раздражённо дёрнула головой, давая понять, что официальный тон ей наскучил.
  
   - Прекрати строить из себя светского льва. У тебя это получается также, как у троллей танцевать. Оставь эти титулы для моих придворных.
  
   Сказано было с серьёзной интонацией, но во взгляде рыжей красавицы виднелись любопытство и плясали задорные огоньки. Гарольд понял, что его просто внимательно изучают. А слова о троллях напомнили ему о портрете Варнавы Вздрученного. Против воли маг позволил себе усмехнуться.
  
   - Тебя так рассмешило это сравнение.
  
   - Нет, я слышал об одном волшебнике, который пытался это проделать.
  
   Элисиф изумлённо подняла брови.
  
   - Кто же этот безумец или гений!
  
   Гарри изобразил тяжёлую внутреннюю борьбу.
  
   - Мне неловко говорить его имя, но в истории магии он остался как Варнава Вздрюченный.
  
   Красавица тихонечко рассмеялась.
  
   - Надо полагать, что тролли не оценили его педагогических талантов?
  
   - Он ещё легко отделался. Я с ужасом думаю о тех разрушениях, которые бы причинила группа танцоров-великанов.
  
   Неожиданно для самого себя Гарольд разговорился с Элисиф, заново для себя открывая эту женщину. Общественное мнение ещё никогда так глубоко не ошибалось, рисуя рыжую красавицу высокомерной недалёкой аристократкой, озабоченной лишь делами Синего дворца. Людям свойственно забывать тот факт, что их правители как правило такие же как и они сами. У них есть своя личная жизнь и свои особенности. Элисиф в этом плане была не просто красивой куклой, как могло показаться недалёкому человеку. Она конечно же являлась светской львицей, что не отменяло её титула ярла.
  
   Если говорить совсем уж на чистоту, то Гарольд не мог ей не восхититься. Она умудрялась быть и весьма женственной, и мудрой, и в достаточной мере искушённой в политике. Её родители были танами славного города Солитьюда, но погибли в кораблекрушении, когда Элисиф едва стала совершеннолетней. И ей пришлось одной барахтаться в этом мире. Пожалуй, из всех женщин, что в Скайриме получили власть в последние годы, Элисиф Прекрасная была самой лучшей.
  
   Торуг был мечтателем и идеалистом, готовым проводить странные политические и социальные эксперименты. Элисиф подробно рассказала Гарольду о том, что из себя представлял её покойный муж. Высказалась она и на счёт остальных ярлов, расписав их достаточно ярко и точно. Лучшей её оценки удостоился Балгруф Чёрная Рукоять. И только про новых ярлов Данстара она не знала ничего.
  
   Далее разговор крутился вокруг Рональда Рыжего Лиса и Луны Белый Песец. И женщина пустила в ход всю свою особую "магию" светской львицы. Гарольд понял, что такими темпами не сможет долго держать оборону, если он желает быть с Элисиф в союзнических и доверительных отношениях.
  
   - Элисиф, пойми меня правильно, я не хочу с тобой ссориться, но Рональд и Луна -- люди с очень непростой судьбой. Я не скрываю, они мои старые друзья и не раз приходили мне на выручку. И некоторые вещи я не имею права рассказывать. Они честные и достойные люди. Я могу тебе за них поручиться.
  
   - Я и сама могу сказать, что их действия мне очень нравятся. В кой-то веки к власти пришли не старые замшелые валуны, религиозные фанатики или самодуры, а грамотные люди.
  
   Заметив слегка удивлённый взгляд своего тана, ярл сложила руки в замок и погрузилась в печаль.
  
   - Не удивляйся ты так, но я первой поняла, что мой муж Торуг -- абсолютная бездарность в политике. Мои родители всё же имели долю в Восточной Имперской Компании, так что меня обучали всему необходимому. Как бы я Торуга ни любила, но вот этого я так и не могла в нём понять. Во имя Талоса Могучего, ну почему его последователи временами такие идиоты?
  
   - Всё было настолько плохо?
  
   - Ты себе не представляешь насколько. Если бы этот Ульфрик, даэдра его побери, предложил тогда Торугу выйти из состава империи, то мой дорогой муж бы с радостью согласился, ещё бы и хвостиком бы вилял перед Ульфриком. Он его просто боготворил. Ульфрик считает так, Ульфрик бы сделал так. Тьфу.
  
   - Извини, мне не следовало...
  
   - Тебе не за что извиняться. Ты бы с лёгкостью справился с тяжестью короны ярла. А что касается меня, то любим мы человека не за его добродетели, а целиком.
  
   - Да, это точно. Любовь зла, полюбишь и козла. Мара порой поражает наши сердца столь неожиданно, что ты готов свою вторую половинку боготворить.
  
   На лицо женщины вновь вернулась улыбка.
  
   - Спасибо.
  
   - За что?
  
   - Скайриму очень повезло, что на страже его жителей стоит такой достойный сын Отчизны. Ты уже сделал для нашего королевства немало.
  
   - Думаю на моём месте любой настоящий норд у которого не только хватает ума держать секиру, но ещё и голова есть на плечах, будет поступать точно также.
  
   Элисиф встала со своего стула и обернулась в сторону моря Призраков. Гарри и не думал её отвлекать, ожидая дальнейших действий ярла. Наконец-то она нашла в себе силы повернуться, выдав грустную улыбку.
  
   - Я бы хотела тебя попросить об одном деле. Сущая мелочь, но мне это действительно важно. Этот рог принадлежал моему мужу. Торуг всегда носил его с собой, считая талисманом.
  
   В руках женщина держала расколотый рог, украшенный дорогой отделкой. Похоже эта вещь была на короле, когда его постигла печальная участь.
  
   - Торуг был набожным почитателем Талоса. Он хотел, чтобы его рог в случае его смерти был доставлен в святилище Талоса к востоку от Вайтрана в ущелье Белой реки.
  
   Гарольд тоже встал, смотря собеседнице прямо в глаза.
  
   - Ты можешь на меня положиться.
  
   ========== 33. ==========
  
   Савос Арен -- архимаг коллегии Винтерхолда в очередной раз наблюдал за поступлением новых учеников в коллегию. Задание было простым и одновременно сложным -- продемонстрировать достаточный уровень владения магией. Этот год неизменно радовал данмера на новых студентов.
  
   Последняя группа учеников к сожалению была слишком импульсивной, часть погибла в Миддене, не справившись с призывом даэдра, часть отправилась на практику и так и не вернулась, а ещё часть позорно сбежала прихватив важные книги. Благо Ураг гро-Шуб не зря является хранителем знаний коллегии магов Винтерхолда. Старый орк регулярно создаёт новые копии книг и издаёт новые сборники из разрозненных свитков.
  
   Два года у них не было желающих, если не считать фалмерское семейство Малфоев. Последнему факту удивлялись все, а старик Ураг буквально молился на них, ведь у него имелась обширная коллекция фалмерских записей, которые до сих пор не были переведены. Так и случилось: Астория Малфой стала помощницей старика-библиотекаря, помогая ему заботиться о таком невероятном собрании книг. Колетта Маренс -- декан школы восстановления наконец-то угомонилась, получив личную ученицу Нарциссу Малфой -- жену главы рода Малфоев. Сам лорд Люциус Малфой крепко подружился с Сергием Туррианом -- деканом школы зачарования. Ну а единственным учеником оставался наследник лорда -- Драко Малфой.
  
   И вот случилось то, чего уже два года ждали все деканы. Всё же старшие уже не могли быть учениками, а являлись скорее подмастерьями, а сосредоточить всё внимание на двух учениках -- это несерьёзно. Вот и ждали теперь деканы, что покажут новички. Церемония набора проходила весь первый месяц осени, который отводился для привыкание новичков к новому месту обитания.
  
   Первым среди учеников оказался амбициозный каджит, показавший своё умение в школе разрушения. Второй стала богатая данмерка, знающая заклинания школ изменения и иллюзии. Третьим прибыл скромный молодой норд, едва переступивший порог совершеннолетия. Неожиданностью оказалось то, что он имел талант в школе колдовства. А дальше явилась парочка молодых двемеров вместе с анимункулями, потом один молодой босмер - иллюзионист, аргонианка в шаманском снаряжении -- боевик, её менее воинственный сородич -- мистик, ещё парочка молодых нордов -- боевик и школа изменения, имперка -- зачарователь, бретонец -- колдун и две редгардки -- мистик и иллюзионист.
  
   Очередным учеником оказался представитель необычного народа котри -- типичный маг школы-изменения. Следом за ним пришла молодая орчиха и с порога продемонстрировала отличное знание алхимии. Подобные дарования только в коллегии Винтерхолда и могли проявить себя как следует. Другие школы магии почему-то оставляли алхимиков за бортом.
  
   Уже в который раз архимаг подошёл к артефакту слежения, когда Фаральда - декан школы разрушения, что стояла на воротах в этот раз, подала сигнал о прибытии очередного претендента. Молодой норд в чёрном облачении боевого мага и надетых под ним доспехах прибыл к коллегии на огромном даэдрическом жеребце, чьи глаза горели как алые угли.
  
   - Надеюсь наличие у меня такого коня снимает все вопросы о моих навыках в школе колдовства?
  
   - Всё же желательно продемонстрировать свои навыки.
  
   Молодой мужчина улыбнулся декану школы разрушения, после чего выполнил серию заклинаний, чтобы доказать свой талант во всех школах магии. Фаральда даже не знала, что сказать на эту демонстрацию возможностей. В любом случае для неё было неожиданностью, что кто-то продемонстрирует равные силы во всех ветвях магического искусства.
  
   - Признаться честно, я восхищена вашим умением творить разные чары.
  
   - И всё же я считаю свой уровень знаний недостаточным. Чтобы стать архимагом, нужно обладать не только голой силой, но и определённым набором опыта, знаний и умений.
  
   - Планируете долгую карьеру?
  
   Этот молодой человек не мог не вызвать у Фаральды уважения своей тягой к знаниям.
  
   - Я хочу стать архимагом, но помимо этого наладить связь с ведущими учеными провинции, продвигающими магическую науку вперёд.
  
   Молодой человек говорил довольно уверенным тоном, при этом весь вид его был преисполнен некой нерушимости и вдохновения.
  
   - Посмотрим, молодой человек, хватит ли вашей выдержки для этого.
  
   - Моей выдержки хватило, чтобы пройти испытание Лабиринтом Шалидора и получить Диадему Учёного. Думаю одеяние архимага будет мне к лицу.
  
   Вот тут декан школы разрушения только и могла, что открыть рот. Архимаг Савос Арен от неё в этом вопросе не сильно отстал. Диадема Учёного была легендарным артефактом. Последний раз она упоминалась в исторических хрониках в связи с последней неудачной попыткой пройти испытание Лабиринтом Шалидора.
  
   И словно разрушая все сомнения альтмерки в сказанном им, новый ученик коллегии откинул капюшон, позволяя Фаральде увидеть легендарный артефакт. Конечно же все члены коллегии магов Винтерхолда знали описание диадемы и видели её изображения на старинных гравюрах чудом сохранившихся в различных источниках.
  
   - Но... я не понимаю... если ты... вы... прошли испытание...
  
   Душевное равновесие альтмерки было серьёзно нарушено. Впрочем и сам архимаг пока не понимал, чего добивается этот юноша, после того, как добился такого.
  
   - Как я уже и сказал, голая мощь ничто по сравнению со знанием. А знание есть свет и сила. Вы легко в своём мастерстве обыграете меня на магической дуэли. Да и само испытание Шалидора -- это банальное испытание на смекалку и умение мага действовать логически даже в самых сложных ситуациях.
  
   Оба волшебника не могли не признать разумность доводов этого ученика. Савос Арен лично ради него оторвался от своих исследований и бегом выбежал из своих покоев, спеша лично встретить героя, совершившего невозможное. Деканы различных школ пребывали в недоумении, куда так торопится их начальник, что даже чуть не сбил с ног Мирабеллу Эрвин. Но когда Савос Арвен вошёл обратно во двор коллегии, сопровождая нового ученика деканы испытали вторичный разрыв шаблона, пока к ним не присоединилась Фаральда.
  
   - Фаральда, кто этот молодой норд, которого Савос лично побежал встречать?
  
   - Это, Нирия, наш новый ученик. А если всем интересно почему архимаг выбежал его встречать, то взгляните на Диадему Учёного на его голове.
  
   Тут уж все деканы не могли сдержать своего удивления. Что и говорить, эта реликвия у каждого была на слуху. Архимаг Шалидор был не только их основателем, но и озаботился установлением определённых традиций. Неважно, кем ты был за стенами коллегии, здесь ты становился частью одного коллектива. Даже вечные соперники здесь смягчались. Пример Фаральды и Нирии -- деканов школ разрушения и мистицизма тому явный пример. Две альтмерки были весьма закадычными соперницами, что не мешало им объединяться против внешнего врага, которых у коллегии всегда хватало.
  
   - Занятные дела творятся здесь, друзья мои. Фаральда, расскажи же нам о своих впечатлениях.
  
   Толфдир Тайный Огонь не скрывал своего любопытства. Старый норд всегда был оптимистом невзирая на обстоятельства. Декан школы изменения, наверное, слыл самым неконфликтным человеком всего Скайрима, что не мешало ему быть мастером в своём деле, а уж как он был способен в одиночку и без оружия справиться с толпой обычных разбойников или простых воинов -- заслуживает отдельного разговора. Да что там говорить, если коллегия в своё время устояла исключительно благодаря талантам Толфдира и Авгура.
  
   - Сказать честно коллеги, у меня нет вежливых формулировок для описания этой ситуации. Согласитесь не каждый день молодой человек приходит сюда, предоставляя доказательства прохождения Лабиринта Шалидора.
  
   - А как зовут этого юношу?
  
   Теперь со своим вопросом вылез Древис Неларен -- декан школы иллюзий. Личность нового ученика осталась предметом споров вплоть до самого вечера, когда за ужином в Зале Поддержки Колетта Маренс и Сергий Турриан вместе рассказали, что в коллегию поступил не абы кто, а сам Гарольд Певерелл.
  
   Деканы школ магии и учёные по вечерам любили пропустить по кружечке вина и поделиться друг с другом последними новостями в Скайриме. Какими бы они исследователями ни были, но коллегия всегда была частью Скайрима и потому за новостями провинции они следили очень внимательно. Отчасти это объяснялось тем фактом, что сам Шалидор заложил в стены коллегии некие чары, превращающие разрозненных исследователей магии в один коллектив.
  
   В любом случае такая фигура, как Гарольд Певерелл не осталась незамеченной мастерами коллегии. Впервые этот юноша привлёк к себе внимание, когда Фаренгар Тайный Огонь -- сын декана Толфдира прислал в коллегию такой интересный артефакт как омут памяти. Самостоятельная попытка повторить древний артефакт времён первой эры принесла Фаренгару долгожданное звание мастера зачарования. Сама зачётная работа досталась Залу Достижений. Для самих себя деканы постарались изготовить более совершенную версию омута памяти.
  
   Второе упоминание о Гарольде Певерелле проскочило в связи с женитьбой архимага Колсельмо Маркартского. Молодой человек в этом как-то сумел поучаствовать. Альтмер и его племянник конечно не были членами коллегии, но всё же довольно тесно сотрудничали с Урагом гор-Шубом. Собственно большинство текстов фалмеров и двемеров до появления в Винтерхолде семьи Малфой были переведены Колсельмо и его племянником Айкантаром.
  
   Третье упоминание было связанно с продажей алхимических ингредиентов и мамонтового сыра. Коллегия активно закупала у Гарольда Певерелла нужные ей товары и перенимала его опыт. Стараниями общины домовых эльфов коллегии Винтерхолда и благодаря усилиям самого архимага внутренний дворик коллегии был накрыт прозрачным куполом и превращён в оранжерею, чтобы маги имели собственный источник широко распространённых растительных алхимических ингредиентов.
  
   Свою высокую оценку Гарольду Певереллу поспешили прислать и другие архимаги, мастера волшебники и простые маги провинции. Вунферт Неживой высоко оценил деятельность тана при поимке преступника, совершавшего дерзкие убийства на улицах Виндхельма. Сибилла Стентор и Мадена Роксис также снабжали коллегию свежими новостями в своей переписке. После трагической гибели волшебницы Вайландрии в результате несчастного случая при дворцовом перевороте в Рифтене, на должность придворного мага заступил один из лучших выпускников коллегии Винтерхолда - Маркурио Рифтенский. Так уж получилось, что именно он бегал по всем поручениям странной и немного чудной альтмерки до того, как её разнесло на тысячу кусочков взрывом в лаборатории.
  
   Как бы то ни было, но Гарольд Певерелл был у всех на слуху и являлся далеко не самым слабым магом. И было непонятно зачем он вообще полез в коллегию. В любом случае эта ситуация сама по себе обещала бесценный опыт, а именно ради этого они все здесь собрались.
  
   Сам же Гарольд Певерелл сейчас знакомился со своими одногруппниками, с которыми ему предстоит изучать тайны магии. Семейная парочка двемеров ему уже была известна, про младшую чету Малфоев и говорить не приходилось, а ещё в их группе имелось две семьи: нордская и аргонианская. Никто пока не горел желанием устанавливать контакт, если не считать этого самоуверенного каджита, который имел своеобразную манеру общения.
  
   - А ты какую магию пришёл изучать в коллегиию, норд?
  
   Гарольд сперва даже не понял, что каджит задал свой вопрос ему.
  
   - Джзарго думает стать архимагом. Джзарго много времени тренировался у себя на родине в использовании заклинаний. Джзарго нужен сильный соперник для развития.
  
   Гарольд уже отметил, что этот каджит ищет соревнования, чтобы не скучно было магию изучать. Вместо ответа на вопрос Джзарго Гарольд снял с головы капюшон, позволяя всем увидеть на себе ту самую Диадему Учёного. Только его сородичи норды и двемеры сумели опознать артефакт.
  
   - Я уже прошёл испытание Лабиринтом Шалидора, мой друг каджит. Сейчас же я ищу глубины знания, чтобы оправдать своё достижение.
  
   Да уж, что тут началось, теперь корону опознало большинство. Так или иначе они все читали книги посвящённые коллегии магов Винтерхолда и потому достижение Гарольда было оценено по достоинству. И только Малфои по понятным причинам хихикали в своей комнатке, оценив весь юмор ситуации, когда гриффиндорец обнаружил свою равенкловскую сущность. Что касается Драко и Астории, то последний год у них прошёл в медленном постижении тонкостей местной магии, оттачивании уже известных им заклинаний и в семейных хлопотах. Благо Скорпиус всё время тянулся к своему деду и начал помогать ему в мастерской.
  
   Надо сказать, что их семья своей необычной внешностью прямо притягивала внимание окружающих. Джзарго ещё в первую неделю умудрился раз двадцать нарваться на ученический поединок и примерно столько же раз выхватить от слаженной двойки адепта школы восстановления и его жены-домохозяйки. Но каджита видимо исправит могила, потому как Джзарго цеплялся к каждому, жаждая испытать свои возможности. Неугомонный каджит поражал всех своей назойливостью, самоуверенностью и нестандартным подходом.
  
   - Джзарго нашёл себе достойного соперника.
  
   Узнавший о том, что кто-то обскакал его на пути к титулу архимага, каджит тут же провозгласил нового знакомого почётным соперником, который несомненно войдёт в положение и наверняка захочет доказать конкуренту в лице каджита своё мастерство.
  
   - Эй, барс эльсвейрский, на твоём месте я бы не стал соревноваться с самим таном Певереллом. Об него зубы обломали сотни тёмных магов. Тебе до них далеко.
  
   - Джзарго впечатлён. Теперь он точно уверен в своём выборе.
  
   Предупреждение Драко только больше распалило энтузиазм неуёмного каджита и привлекло взгляды всех остальных к будущему архимагу.
  
   - Спасибо, Хорёк, я наверное найму тебя в качестве своего помощника для поддержания репутации.
  
   - Обращайся, Шрамоголовый. Мне нетрудно.
  
   - Как в старые добрые времена?
  
   Вместо ответа Малфои неожиданно рассмеялись звонким смехом в котором были саркастические нотки.
  
   - Ты ещё успеешь оценить характер Колетты Маренс. Тонны ностальгии тебе обеспечены. Когда старушка идёт в разнос, то заставляет всех деканов прятаться по углам.
  
   Заинтересованность зрителей переместилась на Драко, который воспользовался этим, собирая вокруг себя всех и начиная делиться секретом. Как-то так получилось, что Серебряный Принц вместе с женой вновь блистали среди учеников магического учебного заведения. Все ещё больше удивились, когда узнали, что Драко и Астория -- фалмеры.
  
   Конечно свою долю внимания получили и двемеры. Загарак Аманд и Таури Ванч недавно прошли церемонию создания семейного союза, с чем Гарольд их и поздравил, чем снова привлёк себе внимание, пришлось рассказывать о своём знакомстве.
  
   - Готовьтесь к тому, что вас будет обхаживать Арнел Гейн. Этот учёный кажется помешался на двемерах. Я удивлён, что он до сих пор к вам в Вал Лирея не сорвался.
  
   Драко не мог не похохмить с двемеров, представляя местные порядки в коллегии.
  
   - Это наверное потому, что он столько времени только и делает, что переписывается с этой корпрусной язвой Ягрумом Багарном. Ему нужны Инструменты Кагренака, а они хранятся у тонального архитектора Ягрума на всякий случай. А то дураков, желающих повторить опыт Кагренака с избытком хватает.
  
   - А откуда Инструменты взялись у Ягрума? Если я правильно помню, то их себе Дагот Ур забрал.
  
   Гарольду была интересна судьба столь мощных артефактов. Загарак всем поведал, что имущество Кагренака Берцуна сперва досталось Дагот Уру, которого много позже грохнул Нереварин и забрал Инструменты себе. А перед своим путешествием на Акавир Нереварин принёс артефакты единственному живущему в Нирне на тот момент двемеру.
  
   - А когда до Ягрума Багарна дошла весть, что крепость Вал Лирея снова вернулась на положенное природой место, то сразу же явился и передал Инструменты законному наследнику Кагренака Нчуаку II Берцуну.
  
   - Я его в последний визит к вам не видел.
  
   Загарак раздражённо махнул рукой на это, а Таури закатила глаза, давая понять какого они мнения об этот самом Нчуаке II.
  
   - Этот деятель как и его отец совсем на своей железной дороге помешался. Занимается сейчас созданием ветки метро до Мзинчалефта.
  
   Слово за слово выяснилось, что у двемеров в Скайриме есть своё метро, построенное ещё в первую эру усилиями Нчуака I, его группы добровольцев и множества рабов из осквернённых фалмеров. Ожидалось конечно, что Малфои по этому поводу что-то скажут, но все были удивлены, когда присутствующие тут нормальные фалмеры высказались в негативном ключе о своих глупых осквернённых сородичах.
  
   - Ну а что они хотели? Сейчас это уже совсем другой народ. Ратмеры. Едва ли эти кроты помнят о том, кем они были. Удивительно, что они смогли приручить корусов. Хотя нам с Асторией кажется, что это скорее симбиоз. До появления ратмеров не встречались корусы-охотники. Корусам просто не выгодно было летать в подземельях.
  
   В подтверждение своих слов Драко раздал всем по книжке с оглавлением "Ратмеры. История падения генеалогии снежных эльфов". В тот вечер не было больше разговоров, ибо все погрузились в чтение научного труда семьи Малфой. Гарольда серьёзно удивил этот труд, так как получалось, что Малфои тоже не сидели сложа руки, а исследовали подземелья, выясняя судьбу своих новых сородичей. Оказывается пока Гарольд возился с разбойниками и бандитами, устанавливал торговые договора с двемерами, Малфои зачистили во владении Вайтран одну неприметную пещеру на левом берегу реки Белая в том месте, где она начинает идти вдоль Чёрного Хребта. Загарак и Таури сделали свои выводы из этого, обнаружив описание двемерских руин под пещерой Мерцающий Туман.
  
   Как бы там ни было, но Гарольд вскоре уснул, наслаждаясь во сне видами обнажённой Элисиф Прекрасной. Единственное, что смущало Гарольда в этом вопросе, что на роль своего любовника ярл владения Хаафингар его назначила сама. Он ничего особенного не планировал на это лето. Но оказывается у Элисиф было своё мнение на этот счёт, так что исполняющая обязанности королевы Скайрима завалила тана Певерелла в постель, где долго не могла успокоится, разгоняя свою печаль и тоску по крепкому мужскому плечу.
  
   Всё же Гарольд не рассчитывал завалить такую красавицу в кровать, но результат его неизменно радовал. Кто бы мог подумать, что за маской уравновешенной и спокойной аристократки скрывается такая женственная, страстная, ненасытная натура. Элисиф давала волю своим рукам и зубам, превращаясь в спальне в ненасытную фурию. Гарри следовало догадаться об этом ещё в тот момент, когда она послала его уничтожать талморцев. Своими когтями Элисиф расцарапывала ему спину в лоскуты. Она также любила кусаться во время секса, чем и пользовалась, кусая мужчину за плечи. После каждой бурной ночи в Синем Дворце Гарольду приходилось пользоваться заживляющей мазью, так как единственным целым местом на нём был только его болт.
  
   Впрочем себя Элисиф тоже не жалела, обожая когда Гарольд с оттягом шлёпал ей по заднице, царапал ей сиськи и вообще был брутальным варваром, берущем её словно завоеватель свою пленницу на поле брани прямо среди тел погибших. Откуда такие заскоки взялись у тихой, мирной девушки, маг узнал только после пятого сеанса необузданной страсти. Оказалось всё до смешного просто: Элисиф не знала о своей бешеной натуре, пока простая скука не дёрнула её прочитать атморанские предания. И вот тут девушка обнаружила свой звериный характер и страсть. Её заводила мысль отдаваться сильному герою, настоящему варвару. Торугу повезло, он и фигурой и навыками бойца выдался, не раз и не два молодой король возвращался с поля битвы с изгоями, которые беспокоили земли Хаафингара. Гарольд в этом качестве оказался таким же образцом героя, шинкующего врагов мелкими кусками и не боящегося смотреть смерти в глаза, да и мускулатурой его не обделила природа переноса.
  
   У него в ушах до сих пор стоял звонкий смех Элисиф, когда та услышала о том, что в детстве Гарольд был субтильным заморышем. Ярл и сама призналась, что до шестнадцати лет не была первой красавицей Солитьюда и Хаафингара. Хотя обычно им было не до разговоров, так как львиную долю времени занимала дикая, необузданная страсть. Они даже толком не говорили, так их увлекала близость.
  
   И только тан Фолк Огнебород был немного недоволен сложившимся положением. Солитьюд оказался в щекотливой ситуации: ещё никогда в этом городе не бывало такого, чтобы им правила ярл-женщина без официального мужа, но имеющая любовника. Фолк опасался недовольства населения и урона репутации города, но лето шло, а никто никак не возмущался этому факту. Жители города только рады были, что у Элисиф есть такой любовник. Многие получили помощь от тана Певерелла и всегда говорили о нём очень хорошо. Да что говорить, если в городе не было лавки или цеха, куда бы Гарольд не вложил свои деньги.
  
   Одним словом всем было выгодно сложившееся положение вещей. Сибилла Стентор так больше всех радовалась, поставляя тану информацию о вампирских гнёздах по всему Скайриму. Конкуренты придворному магу были не нужны, а гильдия убийц получала отличную тренировку навыков. Свои связи имелись с таном и у городской стражи, которая имела свой счёт к разбойничьим бандам, уничтожаемым доблестным воином-магом.
  
   Что касается Восточной Имперской Компании, то тут уже сам Гарольд не удержался, используя обнаруженную ситуацию к своей выгоде. Всё было до смешного просто. Некий маг, оказывается, покопался в голове у Виттории Вичи, превратив девушку фигурально выражаясь в куклу, заперев большую часть разума и критическое мышление в необычную закольцованную магическую структуру. В итоге получилось так, что кузина императора стала восторженной дурочкой по жизни, с гипертрофированной деловой хваткой в вопросах бизнеса. Кому принадлежала данная идея было весьма просто установить -- Мавен Чёрный Вереск.
  
   Если бы не случай с Ингун Чёрный Вереск, Гарольд едва ли бы понял, что ему делать, а так благодаря стараниям Матиаса Гринграсса девушка-алхимик сейчас приходила в себя, возвращая утерянные воспоминания. С Витторией пришлось поработать более основательно, так как все исследования, проводимые на Ингун, на Виттории получали серийную штамповку с изменениями. Гарольд только поражался, насколько Мавен не дружила с головой и как сильно она рисковала. А главным оставался вопрос, где она отыскала такого талантливого менталиста-самоучку, который похоже разработал собственный стиль промывания мозгов? На этом поприще этот неизвестный иллюзионист обскакал даже такого самородка как Северус Снейп.
  
   Переговоры с разъярённой Витторией Вичи, которая всё происходящее прекрасно помнила и будучи не в силах ничего сделать, первым делом предложила Гарольду выступить в качестве некроманта, чтобы потешить уязвлённое самолюбие и гордость методом многократного подъёма и упокоения Мавен Чёрный Вереск. Переговоры происходили на складе Восточной Имперской Компании. Первым делом с этого самого склада Виттория выгнала всех работников отправив их на внеочередной выходной. Во вторую очередь заказала Гарольду поставить сигнальные чары, когда они остались на складе в одиночестве. А затем Виттория Вичи привела мага в свою контору в глубине складского грота, где без затей дёрнула завязки своего платья, оставаясь в чём мать родила и встала в весьма соблазнительную позу.
  
   - Ну и чего ты ждешь? Выеби уже меня! Героям полагается награда.
  
   Гарольд даже сперва сам не сообразил, что беспрекословно исполнил приказ владелицы Восточной Имперской Компании. Если его любовницы нордки были красивы своей северной красотой, то Виттория оказалась как горячая испанка. Он вдалбливался в кузину императора долгие три часа, а та отдавалась страсти с типично южным фатализмом, трахаясь будто бы в последний раз в жизни со всеми полагающимися страстными воплями, стонами и криками. Но если Гарольд думал, что всё этим и ограничится, то Виттория быстро спустила его с небес на землю. После секса, имперка взялась за мозги мага, стремясь нанять его для уничтожения различных теневых организаций. Гарольд был вынужден её сурово обломать. Он не мог не воспользоваться таким подарком судьбы.
  
   Торг был долгим и весьма бурным, сказывался горячий южный нрав имперки. Девушка не желала так просто сдавать свои позиции, но в конечном счёте ей пришлось идти на уступки. Она планировала захватить всю торговлю в Скайриме в свои руки, но столкнулась с тем фактом, что её спас сам глава теневых гильдий, который имел свои интересы в вопросах торговли.
  
   В итоге Виттории пришлось смириться с тем, что в её руках остаётся морской торговый путь, который она может получить в своё пользование только если будет пользоваться услугами гильдии пиратов. На суше она может открывать свои торговые точки только в прибрежных городах. Конечно же она снимает своё эмбарго с Данстара и вообще ведёт себя как послушная девочка, получая свою долю прибыли и радуясь тому, что ей вернули свободу быть самой собой.
  
   Забавно конечно это всё было, тем более странно смотрелось заключение ими магического договора в чём мать родила. А потом Виттория просто налила в кубки весьма дорогого вина, поставила каджитский кальян (кошаки и здесь были первыми) и, ничуть не смущаясь своей наготы, предложила Гарольду отметить это партнёрское соглашение. Поскольку контракт имел отдельный включённый договор о ненападении между Витторией и Гарольдом, то маг охотно согласился с предложением негоциантки.
  
   Они разговорились о личном, так как раньше не до того было, и выяснилось такая развязность имперки. Замуж как было понятно она вышла будучи не совсем во вменяемом состоянии. Муж Виттории верность не хранил, так что и она теперь завела себе любовника, соответственно своему статусу.
  
   - Асгейр никогда не найдёт себе любовницу, которая будет мне ровней, а ты же намного лучше него. Воин-маг, тан шести владений Скайрима, герой и довакин, глава теневых гильдий, амбициозный, наглый, дерзкий мужчина и ушлый негоциант. Это не считая того, что в постели ты куда выносливее моего мужа. Так что жду тебя в своей кровати раз в месяц, и не смей отлынивать. Совратил замужнюю женщину, теперь изволь пахать как раб на галерах.
  
   - Отчего же ты не ставишь условием раз в неделю?
  
   Виттория рассмеялась и сообщила, что она может и дурой непроходимой была, но про статус Гарольда Певерелла в качестве фаворита Элисиф Прекрасной только ленивый не слышал.
  
   - Мы же с тобой не хотим огласки, а ярл точно не потерпит, если её лишат сладкого. Я ведь всего лишь скромная негоциантка, а она целый ярл. Родство с императором меня едва ли спасёт. Эта старая сволочь не изволила приехать даже на мою свадьбу. Есть ли императору дело до моих проблем? Нет конечно! Злые языки болтают, что я получила своё место только потому, что я родственница Тида Мида II. Они не знают, что я всего добилась сама, и заметь, ноги я ни разу не раздвигала, чтобы прийти к успеху.
  
   - Давай выпьем за тебя.
  
   Так что лёжа сейчас в своей спальне в Зале Достижений Гарольд Певерелл вспоминал свои любовные подвиги и благодарил судьбу за умение аппарировать. О том, что было бы в противном случае, маг старался не думать, а временами жалел о вырезанной склонности домовиков к мазохизму. Впрочем Кричера от наказания это не спасло. Маг мстительно отдал ему приказ приглядывать за детьми. Зная какая бешеная орава образовалась в его доме, мужчина был уверен, что скучать и заниматься ерундой у верного слуги просто не остаётся свободного времени.
  
   Единственное чего пока не знал маг, так это того, что его детки держат в кулаке весь Вайтран. Да и сам ярл Балгруф и его брат Хронгар пока не знали, что мирная жизнь города медленно, но верно берётся под контроль шебутной компанией детей тана Певерелла. Не ведал Гарольд, что его новоявленная младшая сестра с малых лет станет заботиться о процветании клана Певерелл.
  
   Именно пылкая агитация Дельфи привела к тому, что сперва дети довакина объединились в единое целое, а потом стали работать на репутацию клана. Первым делом они решительно передружили всех детей в городе, и даже дети ярла не избежали этой участи. Потом решительно весь город был осмотрен на предмет разных интересных штук, а в результате дети знали его от и до. Ну и взрослые неожиданно обнаружили, что дети стараются им всегда помочь, после чего отправляются на свою площадку.
  
   Ничего не знающий об этом довакин сладко спал в своей комнате, исполненный предвкушения перед будущей учёбой. До окончания набора оставалось ещё три дня и он знал, что завтра в коллегию должна поступить Элизе Сильверштайн, чтобы служить Гарольду поддержкой и прикрытием во время учёбы в коллегии, не одному же Добби прикрывать его от внимания старших магов.
  
   ========== 34. ==========
  
   Гарольд втянулся в процесс учёбы с большим энтузиазмом. Деканы своё дело знали, а потому первый месяц посвятили подтягиванию всей огромной группы общему набору заклинаний каждой школы магии вплоть до самого нового года. С утра и до обеда они плотно забивали головы их учебной группы теорией, после чего следовал плотный обед и занятие практикой два часа. Оставшееся до ужина время занимала школа зачарования она же артефакторика и алхимия, чередующиеся через день.
  
   По понедельникам проходили занятия у декана Фаральды, которая была мастером школы разрушения и могла показать много чего невозможного. Для себя Гарольд открыл куда большее разнообразие приёмов, чем сумел изучить в Хогвартсе. Типично стихийных заклинаний в том мире он знал: инсендио (аналог местного заклинания "пламя" с большим диапазоном), ступефай (воздушный удар), фумос (заклинание дымовухи), инфламаре (бытовой огонь), бомбарда (взрывное стихии земли), портоберто (расплавляющий луч), глациус (аналог местного заклинания "обморожение" с большим диапазоном), конфринго (взрывное стихии огня), диффиндо (воздушное лезвие), баубиллиус (хлыст из молнии), пневмонио анзи (воздушная петля), орбис (заклинание могилы), аква эрукто (водяная струя) и адеско фламе. И всё, ибо познания Гарольда и воспоминания Снейпа ограничивались исключительно этим списком.
  
   Конечно Гарольд не жаловался, ибо других чар с головой хватало, но вот маги Нирна к школе разрушения подошли со всем возможным вниманием, строго дозируя силы и форму заклинаний. Конечно его способность вызывать адский огонь, что являлось уровнем мастера, отметили, и сама декан, и остальные ученики. Впрочем тот же Джзарго был также крут в обращении с молнией. Однако врождённый талант не заменял необходимости уметь дозировать заклинания и придавать им форму.
  
   -- Если вы двое так хороши в огне и молнии, это не отменяет того, что вы не умеете как следует контролировать свои силы.
  
   И Гарольд вместе с Джзарго старались изо всех сил. Декан Фаральда провела практическую демонстрацию своего мастерства, левой рукой удерживая адский огонь Гарольда, а правой -- грозу Джзарго. Вот что значит понимание стихий и контроль магии. Оба пытались пять минут продавить Фаральду, на что альтмерка даже демонстративно зевала.
  
   Будущим архимагам было наглядно объяснено на пальцах, что заветный титул означает мастерство по крайней мере в школах разрушения, мистицизма и изменения, не говоря уже о том, что в других школах требуется достичь уровня эксперта. Во всяком случае у большинства архимагов имеется именно такой набор знаний, хотя встречаются и те, кто получил мастерство в школах восстановления, иллюзий и зачарования. И ещё неизвестно, кто лучше, когда дело доходит до прямого столкновения.
  
   Впрочем, Фаральда действительно удивила учеников в том плане, что сама с большой охотой училась у них, когда они показывали нечто интересное. Так Гарольд и Джзарго стали её помощниками по обучению остальных заклинаниям школы разрушения. И если Гарри пришёлся ко двору своим методом вариативности уже известных заклинаний пламени, заморозки и конвекции, то каджит разработал нечто принципиально новое -- рукопашный бой с элементами магии.
  
   Каджит удивил всех, показав своё кунг-фу. Именно это и высказал маг, увидев, как его напарник машет кулаками, объятыми сменяющими друг друга огнём, льдом и молнией. Джзарго и остальные тут же поинтересовались у Певерелла, откуда слово. Гарри ловко вывернулся сказав, что слышал о подобном искусстве у жителей Акавира. Поскольку на восточном материке никто из жителей Тамриэля не бывал, то можно было с оговорками вешать на зверолюдов Акавира всех собак. Так или иначе, Джзарго для каждой стихии модифицировал заклинание кулака, которые заняли почётное место в списке достижений вместе с воздушными заклинаниями самого Гарольда.
  
   Вообще в школе разрушения наибольшей популярностью пользовались стихии огня, льда и молнии, воздух и земля использовались слабо, в виду их сложности освоения. Впрочем тут выявился талант фалмеров в управлении льдом (что очень логично) и воздухом. Причём младшая чета Малфоев лучше всего управлялась в воздухом. Конечно не эксперт, но уровень уверенного адепта. Правда и их Фаральда спустила с небес на землю, ещё раз доказав, что контроль решает. Однако, как с удовольствием отметили Гарри и Джзарго, в этот раз альтмерке было куда как трудней удерживать парочку фалмеров.
  
   Вторник был посвящён школе мистицизма. Декан Нирия была заклятой подругой Фаральды и имела ту же самую манеру преподавания, разве что она больше грузила теорией чем практикой. Мистицизм по своей сути напомнил Певереллу уроки чар в Хогвартсе. К этой школе магии относились все чары связанные с пространством и перемещением в нём, защитой, отражением или рассеиванием магии врагов, телекинез, магические благословения и проклятия. Да вообще сюда входили все прямые магические воздействия на мир.
  
   Здесь Гарольд также выделился из общей группы учеников, благодаря своим навыкам. Малфои тоже были на высоте, показав свои умения. Но лидировала на этих занятиях семейная парочка аргониан. Шолен-Руа и Варши-Руа на пару показывали невозможное. Они сигали из одной точки зала стихий в другую без особых затруднений, в совершенстве освоив скачок -- самое слабенькое заклинание телепортации. Аппарация конечно была куда сильней блинкования, но требовала и больше сил. Однако одним разделом перемещения в пространстве дело не ограничивалось.
  
   В целом арсенал аргонианской шаманки и её мужа был куда как совершенней и лучше отработан, чем у Гарольда, Элизе, Драко и Астории. Шолен на этом поприще доминировал, раздавая в учебных поединках утяжеление, магический паралич и связывающие чары, попутно кидая искажения пространства и ставя вокруг своей жены Варши щиты. Да не протего и его разновидности, а полноценную эгиду. Так что остальным на практике приходилось очень несладко, когда в дело вступала парочка аргониан. Только иномирцам (о чём естественно никто не знал) удавалось устоять на равных в спаррингах, оставаясь при своих. Всех остальных аргониане выносили очень быстро.
  
   Конечно не всё было прямо так сурово, но по уровню мастерства аргониане были безусловными лидерами, видимо жизнь на болотах тому сильно способствовала. Впрочем и другие ученики не были лыком шиты. Эвилем -- старшая из сестёр редгардок с каждым занятием делала всё большие успехи и раскрывала свой талант мистика.
  
   Среда -- день колдовства, когда бретон Финис Гестор объясняет им как лучше всего призывать различных существ. Начать следует с того, что школа колдовства объединяет в себе все направления связанные с призывом магических слуг и управление ими. Здесь вне конкуренции лидировал Онмунд -- молодой парнишка норд, имеющий талант в призыве элементалей. У себя в родном мире Гарольд мог с досады только локти кусать. Без таланта в этой области на Земле и думать нельзя было о том, чтобы призвать элементаля. Умение вызывать телесного патронуса вот был потолок для таких сильных магов как он, а в Нирне ситуация поменялась.
  
   Вообще Гарольд многого ждал от занятий призывом, однако почему-то он обламывался раз за разом. Он и так пробовал и эдак, но ничего не выходило. Атронахи просто игнорировали его призыв. Даже самый слабенький воздушный атронах никак не желал отзываться. А что касается патронуса, то декан Финис конечно отметил, что это колдовство уровня адепт по линейке призыва питомца-тотема, но не более.
  
   Видя, что у Гарольда единственного ничего не получается с призывом атронахов, декан рискнул начать обучать его некромантии, благо практический материал для тана было достать не трудно. Специальная лаборатория в Миддене пришлась Гарольду по душе. Всё было устроено даже лучше, чем у него в Хьёриме. Впервые с момента своего попадания сюда, маг чувствовал удовлетворение от процесса, ибо его обучал профи своего дела. С Элизой он жутко рисковал, проводя в одиночку обряд воскрешения. Леди Силверштайн кстати тоже присутствовала на занятиях по некромантии, благо Онмунд был настолько гениален в области колдовства, что декан доверял ему тренировать остальных, пока сам проводил практикум по некромантии.
  
   Вообще какие направления есть в школе колдовства? Элементалистика, тотемизм, некромантия, демонология и призыв оружия. Последнее кстати самое интересное направление, ибо в теории каждый призванный меч являет собой душу, которая по моральным качествам близка к таковой у призывателя. Есть вероятность у некоторых паладинов призвать даже душу аэдрического помощника -- клинок света. А самое удивительное -- это оружие практически неразрушимое. Во всяком случае три авады выдерживает спокойно. Гарольд это первым делом проверил.
  
   В роли подопытной вызвалась быть Фарана гро-Шелд -- та самая орчиха-алхимик. У неё не было проблем с призывом тотема, но элементалистика ей также не давалась. Однако бойкая деваха компенсировала это талантом призыва ятагана. В оный ятаган и металась авада. Естественно Фарана держала оружие в вытянутой в сторону руке. Опыт показал возможность при достаточном мастерстве владения оружием отбивать шальные авады. Гарольд попытался представить себе эту картину, но в голову почему-то пришёл образ Дарт Вейдера, который штурмует базу мятежников.
  
   Как бы там ни было, но успехи у Гарольда были и на поприще школы колдовства. Пускай атронахи и не давались, но некромантия и призыв оружия пошли на ура. Хотя было бы странно, если бы было иначе с такой родословной, как у Певерелла.
  
   Но самое главное в этом удалось найти вероятного мужа для Элизе. Какой бы красивой она не вышла, но становиться её мужчиной Гарольд не желал. У него итак есть две подчинённых, которые всегда готовы согреть его постель, да и с двумя влиятельными дамами Солитьюда проблем выше крыши. А тут есть такой хороший, можно сказать ничейный Онмунд. При всём своём мастерстве паренёк был малость наивным для своих двадцати лет. Ну просто идеальная вторая половинка для Элизе.
  
   По четвергам учеников брал в оборот Толфдир Тайный Огонь. Отец Фаренгара был добрым, строгим, справедливым и внимательным человеком. Гарольд на него молиться был готов. Старик явно знал своё дело и был способен донести материал даже до самого тупого студента. Драко и Астория признались, что если бы такой человек был деканом Гриффиндора, то быть может вражда между факультетами не была бы такой суровой.
  
   Гарри же невольно сравнивал Толфдира с Минервой Макгонагалл и убедился, что между ними можно поставить знак равенства. Оба были по своему хороши для своего дела. Единственное, что смущало Гарольда, так это неясность с тем какую роль Большая Кошка играла в политическом союзе Дамблдоры-Фламели, ибо для всех она была самой верной сторонницей Доброго Дедушки Директора, но тем не менее она отошла от преподавания через три года после победы над Тёмным Лордом.
  
   Хоть учёба вновь захлестнула брюнета с головой, но он иногда просто останавливался и размышлял за чашкой чая, сидя в квадратной беседке над главными воротами коллегии, а сколько у его врагов на самом деле было тех, кто был фанатичным последователем, который полностью поддерживал идеи Дамблдоров и Фламелей? Так себе вопросец, но чего только в минуты отдыха в буйную голову не лезет. Гарри не знал почему его противники пошли на всё это и сгубили столько народу. Власть? Да не смешите даэдра. Власти у Дамблдоров и Фламелей хватает с запасом. Когда началась первая война с последователями Тёмного Лорда Альбус мог в одиночку раскидать всех этих говнюков по камерам в Азкабане. Да он просто мог не дать Воландеморту даже шанса на то, чтобы тот собрал соратников. Снейп тоже знал не так много, чтобы сделать какие-то выводы. Но даже зельевар подозревал, что идёт большая игра ради чего-то очень существенного. Что, чёрт побери, понадобилось светлой партии, ради чего нужно было устраивать такое?
  
   Гарри сколько не задавал себе этот вопрос, но логически приходил к выводу, что это нечто связано с русскими, ибо светлая партия толкала теперь всю Европу к очередной войне со славянскими магами. Гарри как не пыхтел, не мог понять, что такого ценного есть у русских, что так нужно светлым. И в один из вечеров до него дошло -- порталы в другие миры. Мужчина не помнил точно, где он это прочитал или это знал Снейп, но на территории подконтрольной славянским магам расположено три десятка порталов в другие миры. В других местах Земли порталы либо не работают, либо барахлят, либо с той стороны могут наведываться не самые приятные гости.
  
   Но на следующий день мысли Гарольда вновь оказались далеки от светлой партии Дамблдоров-Фламелей. Пятница -- день весёлый, потому что посвящён школе восстановления. Вот здесь вне всякого сомнения лидировали Малфои, которые ходили в любимчиках у декана Колетты Маренс -- одного из мастеров школы восстановления в Скайриме.
  
   -- Кое-что не меняется даже в другом мире, мой друг?
  
   Драко в очередной раз участливо похлопал Гарри по плечу. Декан Колетта -- это даже не Снейп в юбке, это такое нечто, совершенно не имеющее названия. Прямо личная карма Избранного. Благо Снейп получил диплом колдомедика и все эти знания достались Гарольду. Каждый урок содержал пикировку между Певереллом и деканом. В чём была причина такого заядлого соревнования в остроумии было понятно с самого начала. Встретились два гордеца, не желающие уступать друг другу ни в чём. Нахальство Поттера и язвительность Снейпа смешались в термоядерный коктейль и просто не могли пройти мимо, когда его пытались поучать. В итоге получилась такая штука, что каждый урок Нарцисса Малфой обучала остальных, пока Гарольд и Колетта спорили над очередным тяжёлым случаем.
  
   Не, теория проходила спокойно, если не считать того, что давала имперка своим ученикам знания как будто всем им следовало стать минимум адептами школы восстановления. Да декан этого даже и не скрывала, заявляя не раз, что магия восстановления ничем не уступает другим школам. Показательный поединок между Колеттой и Гарольдом быстро это доказал. Сам архимаг лично спустился из своих покоев и держал защиту для зрителей, пока декан и ученик разносили зал стихий в ходе поединка.
  
   После этой зрелищной дуэли Колетта не переходила на личности, но Гарольду от этого лучше не стало, ибо его вознамерились натаскать на максимально возможный уровень. Так что практика стала настоящим кошмаром для всех. Пока большая часть их группы залечивала мелкие раны, декан вместе с Гарри, Драко и Асторией занимались серьёзными случаями. Винтерхолд как самое маленькое по площади владение был обратно пропорционален по количеству угроз. То слепыши из-под земли лезут, то драконы в горах лютуют, то контрабандисты шуруют вдоль берега. А то и культисты всякие творят беспредел. Естественно дружина Гарольда и тут была при деле.
  
   Через два месяца после начала обучения коллегия по настоятельному совету Люциуса Малфоя присоединилась к всеобщей охоте на различных негодяев. В эти недели расписание менялось. Вместо обычного распорядка дня половина преподавателей уходила в поход и углублённо изучала с половиной группы одни предметы, а вторая половина деканов и учеников -- другие предметы. Потом ученики менялись и процесс повторялся.
  
   Так что хирургический стол в коллегии никогда не пустовал, а следовательно и пикировки между Гарольдом и Колеттой прямо над пациентом тоже. Впрочем это не мешало им действовать сноровисто, ибо умереть на столе у целителей весьма сложная задача.
  
   День субботний также был обычным учебным, как и все остальные. Шестой день недели посвящался магии школы иллюзии. Менталистика не строится вокруг одной пары легилеменция-окклюменция, а также заклинания конфундус, империо и обливиэйт. Ментальная магия куда как более разнообразна в своём арсенале средств. Противника можно подвергнуть заклинаниям ярости, страха, покоя, воодушевления, отвлечь внимание, ослабить чужие чувства и усилить собственные, стать невидимкой. И всё это связано с техникой невербальных заклинаний -- подлинного мастерства в этой школе магии.
  
   Конечно начали они с простого, накладывая заклинания на специальные ученические артефакты в виде бюста, которые показывали результат воздействия. Штука неимоверно дорогая и авторская. Декан Древис Нелорен лично создавал эти артефакты вместе с деканом Сергием Туррианом. Результат впечатлил даже видавшего виды старшего Малфоя, который о таком только слышал от знакомых из отдела тайн.
  
   Простенький набор иллюзий и лёгких воздействий на разум был тем минимумом, который должен знать каждый уважающий себя маг. Во всяком случае декан Древис именно так и говорил, посылая для стимуляции в каждого каст нервотрёпки. Ученики выть готовы были, но такие методы декана данмера позволяли всем значительно быстрее прогрессировать в контроле магии и ментальной сопротивляемости.
  
   Самым лучшим иллюзионистом в группе оказалась Брелина Марион -- наследница дома Телванни по линии Марионов. Данмерка прекрасно создавала иллюзии и также была хороша в заклинаниях школы изменения. Зловещее сочетание, учитывая то, что свои преобразования материи она дополняла воздействием на разум. А уж фантазия у девушки работала так, что палачи тихо рыдали в сторонке. Во всяком случае Гарольд бы не рискнул соваться в ночной лес, где предварительно окопалась эта... девушка. Ну ей действительно сто лет только недавно исполнилось.
  
   Вторым блистал босмер-квартерон с красными глазами, которого Гарольд в своё время встретил в кургане Погребальный Огонь около Айварстеда. Бедняга немножко сошёл с ума, так что считал себя призраком гробницы. От жуткой судьбы маг его спас, основательно покопавшись в разуме и немного поменяв жизненные установки. Теперь Винделиус Гатариан стал эксцентричным иллюзионистом и алхимиком, носящим чёрный кожаный костюм и обожающим игру на барабане. Они на этой почве быстро сдружились с библиотекарем Урагом гро-Шубом и деканом алхимии Энтиром, каждый вечер субботы устраивая в местной таверне концерт по заявкам.
  
   Третье место оказалось за младшей редгардкой Зайхан. Девушка работала по принципу скромности, тишины и незаметности, но в итоге получалось всё ровно наоборот. Так уж получилось, что её коньком были нестандартные воздействия на разум, в результате которых жертва испытывала приступы неадекватности, выражающиеся в стремлении осчастливить всех ближних своих. Её случай настолько заинтересовал декана, что данмер даже бегал в Мидден советоваться с Авгуром Данлейнским.
  
   Иномирцы же не стремились выделяться из общего потока, являясь твёрдыми середнячками, хотя декан всё время пытался их заставить проявить себя в полную силу. Данмер добился только того, что Гарольд по-тихому приласкал его ментальным молотом из-за угла. Древис Нелорен конечно догадался обо всём, но пыл умерил. Конфундус и в этом мире был, но вот в отличие от Земли, здесь не знали его самую мощную версию, которую и называли ментальным молотом. Ментальный молот вызывал эффект потери памяти после длительного запоя. Декан, испытав весь букет непередаваемых ощущений, только посетовал на то, что требуется больший контроль за магией. Потому на следующем уроке теории появилось больше упражнений на внимательность.
  
   И конечно каждый вечер ученики коллегии попадали на занятия к деканам Сергию Турриану или Энтиру. Ну по крайней мере здесь проблем не было ни у кого. Соответствующие классы были оборудованы в Миддене. Первым делом ученики познакомились со своим рабочим местом. Вот тут всё было очень серьёзно. Сергий Турриан первым делом показал ученикам свою мастерскую, находящуюся по соседству с учебным классом. Полноценная кузница, дополненная различными верстаками для обработки всех прочих материалов, более сложным столом зачарователя. Конечно венцом мастерской артефактора был собственный станок создания волшебных посохов.
  
   Последняя вещь была невероятно дорогой и причина тут в том, что гильдия артефакторов своими секретами не делится. Сергий Турриан хоть и был гением в своей области, но снобы из гильдии дали ему от ворот поворот, так что амбициозный имперец решил до всего дойти своим путём и таки создал нужный станок собственными силами. Гарольд о таком пока что мог только мечтать.
  
   Во всяком случае мотивацию для своих учеников декан зачарования обеспечил. Но начали они конечно же с простых заготовок из дерева, кожи, камня и металлов. А вот такого в альма матер точно не проходили, поэтому Гарольд на уроках артефакторики походил на гибридного студента всех четырёх факультетов Хогвартса. Зачарование стало своеобразной отдушиной для него. Здесь его никто из группы переплюнуть не мог. Единственное, что этот котри Азаарм проявлял аналогичное прилежание, но его талант заключался в умении создавать костяные артефакты.
  
   Ну, а что касается алхимии, то здесь преподаватель был Гарольду более чем знаком. Энтир был старым другом Галла Дезидения, так что оказал Гарольду неоценимую услугу в свержении Мерсера Фрая и Мавен Чёрный Вереск. Ну и ко всему прочему Энтир являлся контактным лицом гильдии воров в Винтерхолде, скупщиком краденого и до кучи завхозом самой коллегии. Маги всегда будут нуждаться в редких ингредиентах для своих опытов, а Энтир мог достать всё, что пожелаешь.
  
   Хотя если говорить о первых учениках на его уроках, то Фарана была вне конкуренции. Гарольд конечно мог ничем не отставать от неё, но не видел смысла. Во-первых рука требовала навык набить как следует на простеньких зельях. Во-вторых была более личная причина, Гарольд увидел однажды вечером каким взглядом Джзарго следит за действиями Фараны. О да, любовь, мозгошмыги и размягчение мозга прилагается.
  
   Вот и весь расклад по дням недели. Конечно этим их дела не ограничивались: было ещё время на домашнее задание, а вот воскресенье было полноценным выходным днём. А своими выходными Гарольд очень дорожил, мотаясь по провинции и улаживая свои дела. С детьми надо пообщаться, своих женщин посетить. Опять же не следовало забывать и про важных людей. Балгруф и Хронгар привыкли к его дельным советам, другие ярлы также нуждались в наставлении и поддержке, и не обходилось без встреч с лидерами теневых гильдий. Все они требовали своего внимания.
  
   Конечно больше всего времени уходило на детей. Гарольд был вынужден пользоваться свободным временем после ужина, чтобы отлучаться из коллегии ещё и по средам, чтобы не запускать детей и быть в курсе всего. Дети его радовали стабильным результатом. Старшенькие приглядывали за младшими, дети прилежно учились, вволю играли и отдыхали.
  
   Балгруф рассказал Гарольду в один из воскресных дней за кружкой мёда о том, чем дети промышляют в городе и как держат в кулаке всех своих сверстников. Маг в ответ гордо похвастал, что в него пошли: дружину уже сейчас собрали и идут по стезе родителя. Ярл и его брат тогда долго ржали над этой шуткой. Но между тем в шутке была и доля правды. Гарольд воздействовал на детей своей магией и все они потихоньку изменялись. Пока что этот процесс был незаметен, но клятвы родителя исправно работали.
  
   Конечно сейчас у него, как и практически у всех остальных иномирцев не было возможности создать родовой алтарь. Малфои обходились походным, лишь один Сириус решился возродить род Блэков, снимая тем самым с Гарольда ещё одно грузило, давящее на мозги. Благо о родах Поттер и Гонт Гарольду больше не надо было думать, так как обе семьи вернулись обратно к своему источнику. А пока что он иногда помогал своему крёстному в создании алтаря. Процесс был довольно трудоёмким, поскольку всё приходилось начинать с нуля. То есть все достижения рода стараниями родителей Сириуса, его самого и придурка Регулуса были развалены в хлам.
  
   В очередной выходной Гарри вместе со всей семьёй отправился в Вал Лирея в гости к Сириусу и его семье. Аидра взяла на себя проведение экскурсии по городу двемеров для Изольды, Линли и детей. Подземный базар точно стоил этого. А мужчины остались наверху у стоянки дирижаблей. Гарри помогал крёстному с очередным аппаратом. Один из них уже курсировал по маршруту Вал Лирея-Вайтран. Сейчас Сириус копался в собственном летательном средстве.
  
   -- Гарри, я бы никогда не взялся за дела рода, но желание начистить холёную рожу старого мерзавца сильнее моей нелюбви к семье.
  
   -- Крёстный, ты опять завёл эту волынку? Тебе мало того, что он с тобой сделал? Ты сейчас вынужден всё начинать заново. Вот и думай, как это будет выглядеть, чтобы Блэки снова не сели в ту же лужу дерьма как мы все.
  
   -- Да, ты прав, Сохатик. Я теперь другой. Со мной Аидра и Фомальгаут, а скоро ждём появления на свет и Бетельгейзе.
  
   Гарольд чуть гаечный ключ от таких новостей не выронил. Собственно было чему удивляться, ибо у меров вопрос плодовитости был довольно болезненным, а тут меньше чем за два года и уже второй ребёнок.
  
   -- Бетельгейзе? Девочка? Поздравляю, Бродяга!
  
   -- Спасибо, Сохатик. Ты, как я слышал тоже не промах.
  
   Гарольд засмеялся на эти слова. Впрочем оба понимали причины побудившие молодого главу рода поступить именно так. Сириусу хорошо, ибо большинство родов с кем Блэки заключали браки выжило, в списке у Бродяги значился только род Краучей. А вот остальным так не повезло, на Малфоев повесили некоторые французские рода, Рону и Луне выпало пять родов, включая их собственные, и это они ещё не знают о том, что им возможно придётся основать младший род Гриффиндоров. Гарольд решил, что его старшие родные дети возьмут на себя старшую линию рода храбрецов. Об этом он спросил совета у Сириуса.
  
   -- Мне бы, Гарри, самому в этом вопросе разобраться не помешает.
  
   -- А у тебя то откуда взяться младшим родам?
  
   -- Подай отвёртку. А вот тут ты неправ, просто Блэки как и Певереллы тоже умеют свои тайны хранить.
  
   Мужчина протянул крёстному отвертку, а сам на момент задумался. Интересно получается, в раскладах присутствует очередная переменная.
  
   -- Кто?
  
   -- Малышку Мельпомену Уайт помнишь?
  
   -- Это та девушка-подросток из Норвегии, что тогда в особняке сидела в уголке?
  
   -- Она самая -- моя кузина по линии дядюшки Альфарда.
  
   Гарри помотал головой, подумав, что он ослышался. Сириус же ему сам у родового гобелена ещё в родном мире рассказывал о том, что его дядюшка помер холостяком. Сириус с хитрым взглядом посмотрел на крестника и покачал головой, давая понять, что все его формулировки не подразумевали лжи.
  
   -- Погоди, то есть ты хочешь сказать...
  
   -- Именно. Мой папаша за два года до своей смерти принудил дядю Альфарда осеменить последнюю из Уайтов. Флорентина Уайт на тот момент была лишь немногим старше чем сейчас её дочь. Мне тогда было только четырнадцать. Я если честно хотел бы взять Флори в жёны, но мой папаша рассудил по иному.
  
   Сириус вылез из кабины и уставился вдаль на Ветреный хребет, отделяющий два холда друг от друга. Гарри просто встал рядом с крёстным, было видно, что тема была затронута очень неприятная для Сириуса.
  
   -- Прости меня. Не хотел тревожить твои старые раны.
  
   -- Да брось. Это было так давно, что я уже принял эту ситуацию. Даже нашёл в себе силы родителей простить за это. В итоге Альфарду спокойствия не добавили на старости лет, а меня окончательно против себя настроили. А Флори не пережила родов. Мельпомена родилась слабой, но мы смогли её спасти.
  
   -- Так, а в чём проблема? Сейчас она вполне способна постоять за себя.
  
   Сириус покачал головой.
  
   -- Проблема в том, что у меня тут нарисовались те, кого я могу ввести в род. Два десятка двемеров-квартеронов и полукровок готовы признать меня в качестве своего кланового лидера. Наши общие знакомые из коллегии тоже готовы поддержать меня.
  
   Гарри показалось, что он уронил свою челюсть в пропасть. Новость была просто невероятной. Ладно, можно предположить, что не все двемеры были чистокровными. Чего только в жизни не бывает. Но новый двемерский клан нечистокровных -- у судьбы отличное чувство юмора. Маг даже не знал радоваться ли ему за крёстного или опасаться.
  
   -- Это как?
  
   -- А вот так. Двемеров осталось очень мало, и если самые крупные кланы имеют достаточную численность, то некоторые младшие кланы оказались примерно в том же самом положении, что и мы. Тем более в крепость они послали самых ненужных представителей, так как не доверяли большим кланам.
  
   На лицо Гарольда наползла хмурая улыбка, не предвещающая ничего хорошего для двемеров. Снова в расклад вмешалась проклятая политика. Сириус лишь в молчании положил руку крестнику на плечо. Мужчины застыли, сверкая друг на друга глазами. Наконец Гарольду это надоело, так что взгляды они отвели вместе.
  
   -- Лучше не лезь. Достаточно и того, что я попал в очередной раз между молотом и наковальней. И не переживай за меня. Я для всех тут выгодная фигура. Главы больших кланов рады, что теперь имеют дело со мной, а не с полчищем мелкопоместных лордиков, каждый из которых мнил себя подземным князем. Да и есть один козырь у меня на руках, который пока что делает меня совершенно неприкосновенным.
  
   -- В смысле неприкосновенным?
  
   Гарри расширенными глазами смотрел на крёстного и не понимал его гнусного хихиканья в духе злых гениев. Маг никак не мог сообразить, что имел ввиду Сириус, и главное куда. Уж не распознать его пошлый тон было сложно.
  
   -- А тебя ничего сегодня не смущало?
  
   -- Только то... погоди, ты же не серьёзно? Хотя что я говорю. Это же в вашем случае чуть ли не единственное решение.
  
   Сириус сделал серьёзную мину на своём лице и важно покивал на слова крестника, ну чисто типичный английский лорд в N-ом поколении. Сигара не замедлила появиться, и Бродяга с важным видом закурил.
  
   -- Именно, Гарри. Речь о ритуале плодородия. Да, он отнимает у его целевых участников от десяти до пятидесяти лет жизни, но в нашем случае это не так принципиально. Двемеров мало, а городов много. Меры готовы сократить свою продолжительность жизни в половину, но восстановить свою численность.
  
   -- Пусть не забывают, что у нас есть одна слепая проблема, которая требует радикального решения. Да и как они предлагают разбираться со своими руинами? Ты же понимаешь, Сириус, что в этом деле могут быть большие проблемы. Я даже не берусь гадать, что мы там можем найти, ибо мне и Бойни у Мзинчалефта хватило за глаза.
  
   Судя по виду Сириус свой ответ желал сопроводить весьма неприятными для него словами. Помявшись для приличия полминуты, крёстный вывалил на Гарольда предложение двемерского совета кланов. Сперва Гарольд подумал, что он ослышался, но нет, Сириус печально развёл руками, сообщая, что эти подземные эльфы последние остатки совести потеряли окончательно. Суть сводилась к тому, что двемеры хотят положиться на союзника в вопросе возвращения недвижимости в свои руки.
  
   -- Сириус, они там совсем ничего не перепутали? Они вообще понимают, чего просят?
  
   -- Так и награда щедрая. Я не в восторге от этого, но сам подумай, второе сердце тебе точно не повредит. Лично мне вполне комфортно, уже привык к этой анатомической особенности своего организма. Да и потом, получишь второе сердце и получишь все особенности двемерской расы, оставаясь нордом.
  
   -- Ага, встроенный чат со всеми, интуитивный контроль за анимункулями и в случае, если двемеры снова возьмутся за старое, то я вместе со всеми отправлюсь в лучший мир. Не, Бродяга, я ещё слишком молод для этой хрени. Ещё столько мест, где я не был, кучу напитков и еды не попробовал, а сколько ещё баб ждут там в неизвестности не заваленными в постель.
  
   Сириус заржал в лучшей своей манере, похлопав крестника по плечу. Вернее это он попытался сделать, потому что сейчас Гарольд вымахал больше него самого. Да и кровь двемеров не способствовала мускулатуре, тогда как у молодого мага нордское начало взыграло крепко. Так что сейчас крестник был больше своего крёстного.
  
   -- Поздравляю Гарри, теперь я вижу, что ты достоин прозвища своего отца. Теперь тебе быть Сохатым.
  
   Гарри взмахнул рукой, как некогда-то же самое сделал Снейп в кабинете директора Хогвартса.
  
   -- Экспекто Патронум!
  
   Перед молодым магом сформировалась уменьшенная копия Алдуина и начала летать вокруг своего создателя, ревя как настоящий дракон. Сириус только больше хохотом залился, увидев рога у патронуса. Потом он правда взял себя в руки.
  
   -- Ой насмешил. Ты бы уже должен был привыкнуть, что Певереллы -- это рогатый диагноз.
  
   -- В смысле?
  
   Сириус хлопнул себя по лбу, выражая этим всю тоску мира.
  
   -- Я конечно всё понимаю, но ты никогда не задумывался о том, кто был родителями трёх братьев?
  
   Гарольд в очередной раз за этот день завис, вспоминая историю волшебного мира. Мыслительный процесс упорно не хотел налаживаться. Гарри отчаянно покраснел, показывая тем, что не понимает о чём идёт речь. Сириус как-то облегчённо посмотрел на него, понимая про себя, что не он должен сообщить крестнику такие новости.
  
   -- Сохатый, просто считай, что тебе очень повезло, что мы в другом мире. Будь мы на Земле, в списке у тебя было бы на два рода больше, но лучше в омут с головой, чем такое наследие. Просто не забывай, что у Певереллов всегда было два покровителя: Рогатый Король и Вечная Невеста.
  
   -- Я ещё подумаю над этим, Бродяга.
  
   -- Ладно, Гарри, не заморачивайся с этим. Пошли чаю выпьем, да продолжим с дирижаблем.
  
   Мужчины направились к шикарной трёхуровневой квартире Блэков в башне пилотов дирижаблей.
  
   ========== 35. ==========
  
   Изольда и Линли наблюдали прекрасную картину: Гарольд спал на своей кровати вместе с Годриком и Орхидеей после обеда. Мужчина в домашней одежде смотрелся так мило, развалившись вместе со своими детьми. Прямо семейная идиллия настоящая: младенцы так-таки смогли свалить с ног, уставшего от учёбы отца. Спящие дети привалились к отцу, находясь в объятиях его огромных рук.
  
   -- Они чудесно выглядят.
  
   -- Тише, разбудишь ещё.
  
   -- Да, пойдём отсюда.
  
   Подруги по обстоятельствам поспешили выйти из комнаты, чтобы нечаянно не разбудить Гарольда и детей. В последнее время маг много уставал, но тем не менее находил время для общения с семьёй. Младшеньких он укладывал спать после обеда, а старших увлекал играми и беседами, рассказывая интересные истории. Если бы не его желание трахать их обеих, то Изольда и Линли вообще бы считали его идеальным мужчиной. Однако, надо было радоваться тому, что их имеет сам тан семи владений. Едва девушки отошли от беременности, как Гарольд стал их то одну, то другую приглашать в свою спальню и трахать как и раньше, с полной самоотдачей.
  
   Дети же к удивлению Изольды и Линли ничего не говорили и делали вид, что ничего особенного в доме не происходит. Вообще все дети Гарольда вели себя весьма спокойно, даже слишком, как для детей их возраста. Подруги по семейным обстоятельствам никак не могли найти причину подобного поведения, ведь если дети не задают наводящие вопросы или делают вид, что всё так и должно быть, то это по меньшей мере странно.
  
   Загадка впрочем решилась сама собой, когда Изольда и Линли подслушали разговор детей во время одной из прогулок на реку. Дело было у заставы Креста, куда они регулярно всей семьёй отправлялись на рыбалку. Обычно дети отправлялись туда в компании с семьёй гербологов, что ухаживала за теплицами тана Певерелла. Ну и конечно за детьми присматривала Андромеда Хоннинг. Так или иначе в этот раз женщины тана попали на эту прогулку по приглашению самой Андромеды.
  
   Женщина недавно сама стала матерью в очередной раз. Геркулес Хоннинг чувствовал себя отлично, но был пока что единственным в семье. В беседе с Изольдой и Линли она сетовала на то, что соответствующей компании по возрасту Геркулес может найти только Годрика и Орхидею. Есть ещё конечно малыш Фомальгаут, но Сириус Блэк не так часто заглядывает на медоварню, как того хотелось бы самой Андромеде.
  
   В этот раз Андромеда предложила своим подругам устроиться на берегу, чуть в стороне от детей и устроить пикник на природе. Предложение конечно вызвало оторопь у нордок, но жена медовара умела направлять разговор в нужное ей русло, так что идея была воспринята на ура. Тем более, что май месяц выдался в этом году просто чудесным. Так что расположившись на цветочной полянке у берега три женщины приступили к размеренной беседе, пока их младенцы задорно ползали между ними на расстеленных на земле медвежьих шкурах.
  
   Подслушать разговор приёмных детей Гарольда получилось благодаря магии, применённой Андромедой, когда на берегу разгорелся некий спор. Суть спора касалась гражданской войны в Скайриме. Впрочем рассуждения не перешли в горячую стадию, так как всех очень быстро охладила малышка Дельфина, сообщившая остальным, что отныне они дети Гарольда, а потому весь спор теряет смысл. Теперь им надлежит думать о величии клана, после чего последовали строгие указания, которые сопровождались проповедями Люси, которая училась на жрицу Талоса.
  
   -- Да уж, наследственность не скроешь. Дельфи всех возьмёт за жабры и потащит вперёд к победе к вящей славе клана. Это у неё семейное.
  
   -- У неё и Гарольда разные матери?
  
   Андромеда несколько замешкалась, но Изольда и Линли восприняли это всё на свой счёт, не зная подоплёки событий.
  
   -- Да. Есть такое дело. Дельфи моя племянница, а моя старшая сестрица Беллатрикс никогда не отличалась кротким нравом, так что малышка удалась в свою мать.
  
   -- Выходит отец Гарольда тоже содержал гарем?
  
   А вот после этого вопроса Андромеда сперва не знала что сказать, но решила не грузить подруг ненужными подробностями о чужом волшебном мире. Да и её дальний кузен Джеймс к слову сказать был тем ещё ловеласом в школьные годы. Да и Сириус особо от него не отставал. Разве, что только её зять Ремус Люпин всегда был скромным мальчишкой.
  
   -- Ах это. На его семью это не сильно похоже. Обычно Певереллы так гуляли только до того, как женились, но и у Гарольда не совсем обычная ситуация.
  
   -- В смысле необычная?
  
   -- Мы не жалуемся, но ныне почитателей атморанских порядков среди нордов практически не встретишь. Единственный пример, что можно точно можно назвать -- это ярл Балгруф и его брат Хронгар.
  
   Андромеда уже имела представление о том, что такое Атмора и с чем её едят. Наверное Вайтран больше других холдов соблюдал старые обычаи Атморы -- земли, где норды сформировались как раса. Впрочем это и неудивительно, учитывая, что Йоррваскр и Соратники берут своё начало от самого Исграмора. Ни в Саартале, ни в Винтерхолде, ни в Виндхельме никогда так не были сильны традиции Атморы, как в равнинном городе Вайтране. Ну и конечно же легендарные Бромьунар и Виньятар, известные нордские города первой эпохи, которые служили мощными религиозными центрами.
  
   -- Да, вы обе правы в своих подозрениях. Певереллы -- старинный атморанский клан, который в древности носил имя Детей Шора. Они оставались в памяти долгие годы Меретической эры, пока к власти среди нордов не пришёл культ драконов.
  
   Изольда и Линли ахнули, когда узнали, что их мужчина последний из легендарной семьи атморанских вождей. А потом молодым матерям только и оставалось ахать и охать, слушая объяснения Андромеды о том, как Певереллы были практически уничтожены сектой злых тёмных волшебников, использующих запретную магию. Вот так родственница сложила Гарольду легенду воистину эпического масштаба. Нарочно захоти, лучше не придумаешь обоснование притязаний на престол Скайрима. Понятное дело, что своё воспоминание об этом разговоре Андромеда отослала Гарольду, чтобы тот оценил задумку своей родственницы.
  
   ***
  
   С того самого разговора у реки прошёл месяц и по Скайриму пошли слухи о наследнике Детей Шора. Об этом только ленивый не шептался, но вся проблема была в том, что потомков этого древнего клана не осталось. Последним из них был Мартин Септим, который пожертвовал своей жизнью в конце третьей эры, чтобы закончить Кризис Обливиона.
  
   Гарольд продолжал свою учёбу в коллегии магов Винтерхолда, но про эти слухи имел понятие. В конечном счёте он и организовал утечку информации. Пускай разведчики всех провинций ищут ветра в поле. Гениальная легенда тётушки Меды пошла гулять по просторам Тамриэля. Пусть ищут ветра в поле. Ибо оборотка и аппарация решают. Теперь даже пенитус окулатус не смогут разобрать откуда точно пошёл слух о наследнике Детей Шора.
  
   Одно лишь знание того, какую большую шалость он единолично совершил, заставляло Гарольда счастливо улыбаться, но вслух он конечно говорил своим одногруппникам совершенно иную причину для радости. Слушатели, конечно же закатывали глаза, на его довольные ухмылки и рассказы об очередной заваленной красотке. Впрочем, реноме соблазнителя у него было на высоте. Слухи про него и ярла Солитьюда медленно, но верно гуляли.
  
   Кстати об Элисиф Прекрасной: грядущий выходной тан семи владений планировал провести в объятиях первой красавицы Солитьюда. Тем более, что ярл сама его приглашала для разговора. Появилось какое-то новое задание или что-то в этом роде. Во всяком случае рыжая бестия намекнула в письме, что это дело особой важности.
  
   До воскресенья оставалось пять дней, так что наплевав на расписание занятий по зачарованию и алхимии, Гарольд подошёл прямиком со своим проектом к Сергию Турриану. Декан артефакторики в кои-то веки был приятно удивлён, что его лучший ученик не просто решился на весьма сложный проект, но и честно признал, что его мастерства недостаточно для его завершения. Правильная лесть сработала, так что подарок для ярла Элисиф Прекрасной Гарольд на пару с деканом зачаровывали все оставшиеся вечера.
  
   В этом был и свой плюс, так как Энтир наконец получил возможность устроить натуральный марафон по всем уже пройденным зельям. Фарана блистала, так что Гарольду честно достался кувшинчик пряного мёда, изготовленный по особому рецепту. Напиток Гарольд оценил по достоинству. Небольшая кружка этого меда совершенно не пьянила, а наоборот придавала эффект вдохновения.
  
   Как бы там ни было, но к воскресенью они управились и в свой законный выходной маг переместился в свой дом в Солитьюде, откуда прошествовал к Синему Дворцу. Стража естественно о прибытии Гарольда сразу доложила ярлу, так что Гарольд сразу прошёл в оранжерею прекрасно зная, где искать рыжую красавицу. Элисиф ждала его на обзорной площадке оранжереи, откуда открывался потрясающий вид на море Призраков и Падомайский океан. В руках она нервно сжимала свой платок, что не укрылось от внимания Гарольда.
  
   -- Что случилось, красавица моя? Ты такая нервная.
  
   Ярл вздрогнула, попав в надёжные объятия своего любовника. Женщина обернулась к нему, припадая к его могучей груди и потёрлась щекой о его бороду.
  
   -- Здравствуй, мой хороший. Я скучала. Тебя две недели не было.
  
   Маг поцеловал свою женщину и подарил ей самую тёплую свою улыбку. Она ответила ему тем же, но платок свой по прежнему сжимала в руках и вообще была напряжённой, готовясь с силами, что-то сказать.
  
   -- У меня для тебя подарок.
  
   -- Подарок?
  
   -- Да, сам для тебя его сделал.
  
   Они прошли к столу, где мужчина ловким движением фокусника извлёк из своей сумки с расширением пространства аккуратную коробочку. Открыв эту самую коробочку ярл пришла в восторг и кинулась на шею любовнику как маленькая девочка. Гарольд знал, что подарить. В коробочке лежало изящное украшение для левой руки -- пять колец и браслет, соединённые мелкими цепочками.
  
   -- Какая красота. У меня слов нет.
  
   -- Красота и практическая польза. Я зачаровал каждый элемент украшения. Здесь комплексные чары. В основном конечно чары улучшения здоровья и самочувствия. Есть и распознаватель ядов.
  
   -- Спасибо, здоровье и самочувствие мне в ближайшее время понадобятся. Гарри, я беременна.
  
   Маг не начал носиться от радости, а просто увлёк свою любовницу в приятное занятие поцелуями. Он о чём-то таком догадывался, уж больно красноречивые взгляды на него кидала всю зиму первая красавица Солитьюда.
  
   -- Отличная новость. Полагаю именно это ты хотела обговорить.
  
   -- Да. Ребёнку нужен отец.
  
   Гарри на момент не понял, чем вызваны стальные нотки в голосе ярла.
  
   -- А в чём проблема?
  
   -- Ну мы ведь не женаты. А я -- ярл...
  
   Элисиф даже растерялась от удивлённого тона своего любовника. Он так это спросил, что женщина никак не могла подобрать слова. Однако, против её ожиданий мужчина взял ход беседы в свои руки.
  
   -- Эли, мы на этот счёт уже говорили. Не начинай старый разговор опять. Никого не бойся. Я готов признать нашего ребёнка, но жениться ты меня на себе не заставишь.
  
   -- Но что скажут другие ярлы?
  
   -- То, что я им скажу. А если мне не понравится их реакция, то я возведу на их места новых ярлов. Вот и вся простая арифметика.
  
   Женщина покачала головой в немом приступе восхищения словами своего любовника. Элисиф понимала, что многого она не знает, но также о многом догадывалась. И сейчас самоуверенные речи её мужчины подтверждали эти догадки. От Гарольда исходила эбонитовая уверенность в своих силах. В его объятиях Элисиф могла побыть собой. Что же, раз он так уверен, то почему она должна сомневаться? Терять своего мужчину по глупости она не собиралась. И хоть самолюбие красавицы уязвляло то, что у Гарольда есть ещё женщины, но был с недавних пор ещё один факт, который говорил в пользу того, чтобы она была послушной милой красавицей и не смела даже думать о том, чтобы что-то требовать у своего любовника.
  
   -- Как скажите, Ваше Величество.
  
   Слухи на пустом месте не рождаются. А уж слухи о Детях Шора -- тем более. Озорных бесенят в глазах женщины, что сейчас всем видом изображала скромную девушку, хватило бы на сотню хулиганов.
  
   -- Не понял?
  
   -- А что тут непонятного, любимый? Только конунг может заставить всех ярлов заткнуться. Свой голос я отдаю тебе, Дитя Шора. И не думай, что я не поняла, кто распространяет все эти слухи.
  
   Гарольд грустно улыбнулся на это.
  
   -- Как быстро ты меня раскусила.
  
   Мужчина медленно спустил свои горячие ладони по спине женщины и крепко сжал её ягодицы поверх богатого платья. Элисиф тихонечко охнула и подалась ему на встречу, подставляя губы под поцелуй, чем Гарольд и поспешил воспользоваться.
  
   -- Кажется одна рыжая бестия нарывается на наказание?
  
   -- Да, мой повелитель, я сегодня была очень непослушной девочкой. Накажите меня.
  
   -- Накажу. Буду с тобой сегодня предельно нежен.
  
   ***
  
   Учёба продолжалась и летом, так как коллегия представляла собой скорее высшее учебное заведение, чем магическую школу. Июнь стал порой экзаменов. Деканы как с цепи сорвались и теперь заваливали их группу экзаменами по каждому направлению всех школ магии на знание заклинаний первого и второго уровня. Почти месяц длилась строгая проверка знаний. По два экзамена в день, чтобы охватить основные направления всех школ магии. Но в результате Мирабелла Эрвин выдала им спустя неделю грамоты подмастерьев, торжественно напутствуя, что теперь их не прирежут в первом же столкновении простые хулиганы.
  
   Да уж, за этот учебный год Гарольд чувствовал себя так, как будто прошёл разом седьмой курс, курсы авроров, стажировку невыразимца и насыщенную анатомическими подробностями интернатуру в Мунго. Деканы заставили каждого из них выжать себя досуха.
  
   -- Ну что, братья и сёстры по студенческой доле, поздравляю нас с окончанием первого года учёбы.
  
   -- Джзарго за это время узнал много нового. А доблестный соперник норд не давал ему забыть, зачем каджит пришёл сюда.
  
   Все остальные залились смехом, вспоминая прошедшее время, где эти двое претендентов на титул архимага задавали тон всем остальным. Даже алхимик Фарана получила заветное звание подмастерья. Уж больно орчиха сомневалась в своих талантах.
  
   -- Ну что же, раз других предложений нет, то предлагаю отпраздновать это событие как следует. Всеобщее молчание считаю за согласие. Хватайтесь за верёвку -- это портал.
  
   Вся группа была настолько удивлена его предложением, если конечно не считать Малфоев, что без вопросов схватилась за предложенный предмет. Вспышка заклинания и все они перелетели через неизвестность в зал прибытия в Орлином Гнезде. А горная вилла у самой вершины только и ждала их. Конечно Гарольд строил её не в одиночку, так что навешано защиты здесь было столько, что свежеиспечённые подмастерья ахнули.
  
   -- Каджит не знает, что ему сказать. Каджит в шоке!
  
   Джзарго вид сейчас имел, словно его со всей дури огрели огромным мешком с мукой. Остальные были не лучше. Кроме Диадемы Учёного и явных успехов во многих школах магии раньше Гарольд воспринимался в доску своим парнем. Но сейчас все видели его жилище и понимали, что это настоящее произведение магического искусства.
  
   -- Ну не смотрите на меня как на бога, у меня аж нимб потускнел. Я не сам всё это строил. Мне помогали мои хорошие знакомые. Каждый внёс свой вклад. Добро пожаловать в Орлиное Гнездо.
  
   Спасение от потока восхищения пришло от Драко и Астории.
  
   -- Так вот о каком большом заказе говорил отец.
  
   -- Да уж, мне дедушка тоже рассказывал по сквозному зеркалу.
  
   Вельт Анкурр -- бретонец, что блистал на уроках у Финиса Гастора на втором месте после Онмунда, замахал руками пытаясь собраться с мыслями. Была у этого славного малого такая черта, когда он пытался что-то осознать.
  
   -- На минуточку погодите, вы хотите сказать, что и раньше знали Гарольда?
  
   Фалмеры и двемеры удивлённо кивнули, думая, что это было очевидно и раньше. Вот только Вельт принялся извиняться, что был таким заучкой. Чего только в этой жизни не бывает.
  
   -- Вельт, расслабься. Возьми вина, выпей пару кружек и радуйся тому, что у нас сегодня счастливый день. Ну что народ, мы начинаем праздник?
  
   Одногруппники поддержали его радостными возгласами, поняв, что сейчас будет веселье. В данный момент они могли себе это позволить. Дело началось со стандартного застолья. Домовики обслуживали гостей, пока те радовались как дети своему новому статусу. А потом начались танцы. Малфои и двемеры задавали ритм.
  
   -- О мой соперник каджит, что стоишь вздыхаешь?
  
   -- Каджит не вздыхает.
  
   -- А-то я не вижу. Вот выпей.
  
   Гарри протянул Джзарго рюмку с особым вискарём из пробного настоя на лунном сахаре. Ноздри каджита затрепетали, стоило им только уловить чарующий аромат лунного вискаря. Это вам не скума, представляющая собой обычную брагу на лунном сахаре и ягодах. Маг уже успел проверить свой рецепт на других разумных, так что за друга не опасался. По большому счёту каджит и сам воспринимал норда как друга.
  
   -- Что это, Гарольд? Чудесный напиток, словно сами боги пригласили меня на свой пир в Лунных Чертогах!
  
   -- Ну раз напиток понравился, то вперёд завоёвывать сердце прекрасной дамы, о храбрый рыцарь-маг Джзарго Великолепный.
  
   Вручив каджиту бутылку с этим чудным напитком, Гарольд подтолкнул друга в сторону Фараны. За процессом втихаря следили все остальные, так что когда каджит и орчиха разговорились за рюмочкой лунного виски у всех от души отлегло. Наконец-то два одиночества встретились. В стороне танцевали счастливые Онмунд и Элизе. Первостатейного колдуна в их группе Гарольд также подтолкнул к решительным действиям, но ещё перед новым годом. Глядя на происходящее староста улыбался самой широкой улыбкой.
  
   В конечном счёте у него был повод для гордости. Из закомплексованных сухих книжных червей ему повезло сколотить спаянную компанию. Онмунда он несколько раз серьёзно выручил. Джзарго он научил строить сложные схемы по магоморфологии, ибо каджиту точный расчёт никак не давался. Брелина просто находила его достойным собеседником, да и не была эта девушка такой же тупой, горделивой, высокомерной задницей как остальные данмеры. Про Вельта и говорить не стоило: бретонец до своего поступления в коллегию похоже с окружающими никак не мог найти общего языка. Одним словом эта учебная группа получилась совсем не такой, как было обычно.
  
   Савос Арен даже вызывал его для беседы в свои покои после нового года. Гарри с ним очень долго беседовал. Темы были разные конечно, но истинную цель разговора мужчина для себя сумел уловить и спросить об этом у архимага прямо. Постепенно разговор с личностей перешёл на обучение магии. Теперь уже архимаг догадался о неких планах Гарольда. Пришлось ему делиться своей задумкой по созданию магической школы для талантливых детей. К большому удивлению главы рода Певерелл архимаг полностью согласился с его идеями о создании магической школы.
  
   Таким образом планы самого Гарольда о получении титула ярла получили мощную поддержку архимага, который ещё не догадывался, что магическая школа -- это пока что не первоочередная цель амбициозного норда. Школа пригодится, но уже в качестве кузницы кадров.
  
   Впрочем не одной школой для магов будет силён будущий Скайрим. Без грамотных ярлов дела нордов будут плохи. Пусть маг и не был искушён в политике, но прекрасно понял, что без всеобщего образования населения с помощью сети привычных ему школ по самым обычным предметам говорить о независимости Скайрима не приходиться.
  
   Откуда у него были такие мысли? Ну всё было очень просто, у Северуса Снейпа оказалось в наличии полноценное образование обычного мира. Ушлый зельевар был в обычном мире фармацептом-гомеопатом. Уму не постижимо, но это было так. Конечно не без помощи конфундуса, но Северус Снейп обладал настоящей квалификацией создателя лекарств на основе натуральных компонентов. Так что не удивительно, что большинство он считал баранами, что у магов, что у обычных людей.
  
   ***
  
   Было ещё одно дело на начало лета, что потребовало от Гарольда просто нечеловеческих усилий. Ни много ни мало, но им пришлось отыскать затерянный храм Небесной Гавани -- тайную штаб-квартику Клинков, где со времён Кризиса Обливиона никого не бывало.
  
   Конечно для этого сперва пришлось отыскать Эсберна -- учителя Дельфины. С этим проблем не возникло, так как теневые гильдии перерыли весь Скайрим, но нашли своему главе убежище старого отшельника. Чего стоило Гарольду не зарубить этого бретонца знает наверное только Хермеус Мора. Эсберн даром что старик, а владеет мечом и магией так, что не каждому магистру так снилось. Конечно по силам он был на уровне адепта, но вот контроль не уступающий таковому у архимага, превращал мастера фехтования одноручным оружием в натуральную машину смерти.
  
   Нет, маг конечно не смог сдержаться, тем более, что обстановка располагала и таки отдубасил бретонца, впрочем тот в долгу не остался и сам отделал молодого норда чуть ли не под Фаберже. Кто такой Фаберже Гарольд не знал, но Виктор Крам как-то в беседе упоминал это имя в таком ключе. Так что после поединка, в котором Гарольд всё же вышел победителем, перед Дельфиной оба предстали весьма в феерическом виде. Пришлось старика лечить, да и себя тоже. Всё это вспоминать было не очень приятно, но Гарольд всё же пересилил себя и помог двум Клинкам начать восстанавливать орден.
  
   Штаб-квартиру под возрождённый орден они отбили у изгоев, благо ричмены не смогли попасть во внутренние помещения храма Небесной Гавани. Заодно один из крупных лагерей изгоев был уничтожен. Даже вспоминать не хотелось, чего им это стоило. Картспайр кишел изгоями, как бродячий пёс блохами. Гарри даже как следует не помнил самого боя. Да и не сильно хотел. В Картспайре у ричменов был полевой лагерь, точнее целый городок на сваях, прямо над рекой. Здесь они готовили своё пополнение. В лагере было много подростков и детей.
  
   Возможно это и не правильно, но после идя по этому полю боя, Гарольд нашёл следы того, чем эти маленькие звери в человеческом облике тут занимались. Их натаскивали на двуногую добычу и учили жрать человечину. На одном из берегов маг нашёл яму со страшным содержимым. После этого изгоев он возненавидел страшной, лютой ненавистью.
  
   -- Отныне все изгои подлежат смерти. Убивайте всех, кого увидите из этих дикарей. Никакой пощады. Думаю вам не надо объяснять, что их детей также следует убивать.
  
   Дружина ошарашенно кивала, не в силах отвести взоры от страшного содержимого мусорной ямы этого детского лагеря каннибалов. На самого тана Певерелла всем страшно было поднять глаза. Маг сейчас в гневе думал, что даже Воландеморт до таких зверств не опускался в своём терроре.
  
   Как бы там ни было, но они попали в храм Небесной Гавани, где Гарольд наконец-то смог узнать координаты для аппарации и порталов, после чего вход в это место по земле был надёжно запечатан. Эсберн, Дельфина и Эклюз получили соответственно зачарованные амулеты-порталы и принялись наводить здесь порядок. Цаэска решила присоединиться к древнему ордену, основанному её предками, став первым учеником с конца Великой Войны.
  
   Но в этот день они собрались для другой церемонии. Гарольду удалось таки подтолкнуть Дельфину на пути обретения своего женского счастья. В Ривервуде теперь появился ещё один житель -- старый архивариус Эсберн из Хай Рока. Теперь он не выглядел таким уж стариком, просто побитым жизнью мужчиной лет шестидесяти на вид, хотя на самом деле он был ровесником императора Тамриэля. В чём секрет? Ну так в заначке у старика Альбуса каких только зелий не было спрятано. Вот и маленький флакончик с напитком жизни имелся.
  
   Было ли магу жаль отдавать это сокровище? Да не очень. Он вручил эликсир Эсберну со спокойной душой, сделав тем самым молодожёнам свой свадебный подарок. Так что в этот счастливый день, он веселился как и остальная дружина, когда Эсберн и Дельфина вошли в храм Мары в Рифтене, чтобы соединить себя узами семейного союза. Молодожёнам каждый из дружины тана подарил нечто особенное. Но в основном разнообразное оружие. А уж жители Ривервуда тоже постарались сделать весомые подарки.
  
   Одним словом только под самый вечер Дельфина смогла выловить Гарольда в одиночестве и благодарно поцеловать того в щёку. Маг смотрел в небо и размышлял над странностями этого мира.
  
   -- Спасибо тебе, за всё. Вот это тебе. Я нашла то, что ты так искал.
  
   Маг с удивлением увидел, что воительница протягивает ему кисет с табаком. Характерный запах не оставлял сомнений, что это табак.
  
   -- Быть того не может.
  
   -- Может. У меня ещё две сорокавёдерные бочки есть этого добра. Тут недавно один купец проезжал всё сетовал на то, что никто не желает покупать сушёные листья, что он у маормеров купил.
  
   -- Отлично. Кстати. Вот это тебе. Зелье плодородия, специально под тебя делал. Подари уже этому миру пару маленьких кинжалов.
  
   Гарольд протянул всплакнувшей Дельфине то самое зелье, которого она так ждала. Бретонка была бесплодной из-за болезней перенесённых в детстве, а сейчас её бывший любовник даёт ей шанс на счастливую жизнь. Гарольд же улыбался, радуясь про себя, что хоть что-то в этой несправедливой жизни он смог исправить.
  
   ========== 36. ==========
  
   Очередной свежий доклад по провинции Скайрим император Тит Мид II взял в руки во время завтрака. Клавдий Марон лично явился в малый трапезный зал и подал доклад от своего младшего сына. Поскольку главе пенитус окулатус позволялось больше, чем остальным приближённым к императорской тушке, то Тид просто указал глазами Клавдию, чтобы тот садился рядом и накладывал себе тоже порцию. Командир Марон как ни в чём не бывало уселся за стол рядом со своим непосредственным начальником и охраняемым объектом. Ему за сорок лет безупречной службы были прекрасно знакомы замашки императора и злить его мужчина не хотел. В чём-то их отношения даже были дружескими. А потому Клавдий со спокойной душой налил себе гранатового сока и подтянул к себе поближе щербет, прекрасно зная, что император его терпеть не может и выставляет на стол исключительно для него -- главы пенитус окулатус.
  
   Император, по старой привычке опрокинул кружку самого дорогого сорта вина братьев Сурили и проверенной комбинацией открыл тубус со свитком. Клавдий пока воздавал должное соку и щербету, зная, что без появления на завтраке ещё одного человека, доклад так и останется без внимания. К слову сказать означенная особа предстала перед ними через пять минут и спокойно заняла своё место по левую руку от императора. Как всегда шикарное платье и капюшон архимага, скрывающий её лицо под туманной дымкой. Загадочная личность тайной советницы императора Клавдия никогда не занимала. Именно госпожа маг избрала ничем не примечательного рядового легионера много лет назад для создания особой организации.
  
   Оглядываясь в прошлое, Клавдий так и не смог понять, по каким критериям его выбрали на столь ответственную должность. Капелланы имперского культа Восьми с самого начала невзлюбили молодого легионера. Клавдий никогда до поступления в легион не был религиозным. За его пренебрежение молитвами он даже получил отметку о неблагонадёжности, но вмешался случай в лице этой загадочной архимагини, служащей императору. Именно она перевернула его судьбу и сделала одним из влиятельнейших людей империи. И все эти сорок лет прошли под знаменем верной службы Тиду Миду II.
  
   Теперь, когда тайная советница соизволила явиться к завтраку, император развернул перед собой свиток и принялся читать доклад Гая Марона. По мере того, как глаза императора бегали по тексту пытливым взглядом, морщины на лице Тида Мида II проступали всё больше.
  
   - Даэдра побери, что творится. Этот наглый мальчишка совсем никого не стесняется! Ты только почитай, что он делает, да он же Солитьюд с потрохами купил! А ярла Элисиф Прекрасную и вовсе прямо в тронном зале Синего Дворца раком на троне ставит! И ты его называла скромным мальчиком?
  
   В ответ тайная советница лишь рассмеялась в голос, звонко, словно ручей.
  
   - Он действительно является очень скромным мальчиком. Он никогда не болтал о том, что происходило в ванной старост. Никто так и не узнал о тайном школьном обществе "Розы и Молнии".
  
   Тайная советница перешла на довольное хихиканье. Император как-то весь напрягся как отметил краем глаза Клавдий. По лицу правителя Тамриэля пошли красные пятна.
  
   - Не ошибусь, если скажу, что составляли это тайное общество исключительно девушки, а этот наглец купался в императорских почестях.
  
   - Да.
  
   - И как же так получилось?
  
   Клавдий даже дышать не смел, понимая, что этот разговор не должен уйти дальше этой комнаты. Император между делом проявлял все признаки ревности и какого-то нездорового любопытства.
  
   - Запретный плод весьма сладок, так что самые вменяемые решили, что раз им не достанется он в единоличное пользование, значит надо создать альянс и урвать хотя бы малость, пока есть возможность.
  
   - В смысле, пока есть возможность?
  
   - Были серьёзные опасения, что до своего совершеннолетия он может не дожить.
  
   - И чего ещё я не знаю?
  
   - Самое в этой ситуации с тайным обществом смешное -- это то, что герой сам не знал, что спит с разными девушками. Школа иллюзий творит порой чудеса.
  
   Советница в очередной раз рассмеялась, довольная произведённым на императора впечатлением. Тид Мид II и сам не понимал, почему его вдруг пробило на ревность. Дело было давно и не правда, так почему эта ситуация его так задевает.
  
   - Не ревнуй. Между нами ничего не было. Эти аристократичные дуры за ночь с ним готовы были платить любые деньги. Которые кстати позволили нам фактически выиграть войну с Талмором. Так забавно было водить за нос не только нашего героя, но и директора школы.
  
   Император закашлялся ибо в его голове возник простейший расчёт, потому что сумма, которую передала тайная советница для войны с Талмором, была мягко говоря огромной. В голове у императора просто не укладывались цены.
  
   - Кха-кха-кха! Я стесняюсь спросить, сколько же стоила одна такая ночь с этим придурком и сколько через него прошло клиенток.
  
   От названных чисел закашлялись уже оба мужчины. Командир Клавдий Марон позволил себе заметить, что даже в самом дорогом борделе Имперского города на самые редкие типажи цены за ночь в восемь раз дешевле. Женщина тут же уточнила, что это цена за час. Только собравшийся промочить вином своё горло император выплюнул напиток прямо на донесение. Глава пенитус окулатус и вовсе сидел с глазами по септим каждый.
  
   - Ну так это был суперэлитный, штучный товар. Опять же деньги не пахнут.
  
   Ни император, ни глава пенитус окулатус не сомневались, что под туманной маской на лице женщины застыло выражение вселенской скуки. Тайная советница в очередной раз смогла удивить императора. Ему даже было страшно подумать какими ещё способами она добывала деньги помимо такого вот экзотического сутенёрства.
  
   ***
  
   Между тем в Скайриме происходили великие дела. Начать стоит с того, что Гарольд наведался в гости к Игмунду Бронзовый Клык -- ярлу Маркарта и провёл с ним разъяснительную работу. Тот факт, что маг сорвал ярла с двух девушек, никоим образом не помешал переговорам. Игмунд оказался готовым к сотрудничеству, ибо железные доказательства угрозы его трону со стороны клана Серебряная Кровь быстро прочистили мужику мозги. Да и девушки, которые развлекались с ярлом в одной постели оказались не тупыми дурами, а также заинтересованными лицами.
  
   Игмунд, конечно, готов был порвать вторженца на сотню кусочков, но трезво понимал, что с таким человеком лучше дружить. Может ярл и держал обиду на Гарольда за рейдерский захват крепости Сангард, но здравый смысл всегда побеждал в клане Бронзовых Клыков любые чувства. Собственно Игмунду пришлось делиться ответными подозрениями и посвящать союзника в отдельные детали своей личной жизни. Так Гарри узнал, что девушек зовут Бергтора и Мархильда: они сёстры и последние представительницы клана Зелёная Скала, который раньше обитал в поселении Вальскайр.
  
   Гарольд через теневые гильдии был в курсе истории этого городка. Вальскайр располагался высоко в горах у кромки, где заканчивались леса. Маленькая неприступная долина служила тихим гнездом шахтёрам, добывающим здесь эбонит, малахит и селенит. Географически Вальскайр располагался западнее орочьей крепости Душник-Йал, примерно в двух днях пути по той же дороге среди гор Друадах, что шла к Хролдану. Но так было ровно до тех пор, пока после штурма Маркарта в нём не обосновался как следует клан Серебрянная Кровь. Сёстрам повезло, что они отправились в Солитьюд на осеннюю ярмарку, когда на Вальскайр обрушились волны изгоев. Никто не уцелел. Последний тан из их рода лично привёл в действие механизм блокирования шахт. Ещё одной особенностью городка были руины небольшого двемерского поста. Когда-то они оставили это место, но в середине третьей эры здесь вновь нашли богатые жилы, так что старые двери двемеров надёжно отрезали запасы эбонита от захватчиков.
  
   - Чтобы отец не узнал тогда, но он решил оставить изгоев с носом. А может быть нападавшие были и не изгоями. Эти дикари ничего не понимают в шахтном деле, в любом случае свидетелей того нападения не осталось.
  
   Гарольд в ответ поделился своими мыслями по этому поводу. Впрочем этот вывод напрашивался сам собой. Клан Серебряная Кровь каким-то образом получил рычаг влияния на изгоев. Было странно, что те не остались на руинах Вальскайра, предпочтя покинуть это место. Игмунда и его женщин такое предположение привело в состояние дикого раздражения. Оно и понятно: все трое потеряли на этой войне своих родственников.
  
   - Значит военный союз?
  
   Правитель Маркарта решительно посмотрел на своего собеседника.
  
   - Да. Но вы, ярл Игмунд будете делать вид, что никакого союза нет. Даже более того, будете возмущаться моему самоуправству и поддерживать клан Серебряная Кровь. Я им хорошо дал по рукам во владении Белый Берег, пусть почувствуют себя уверенно на своей территории.
  
   - Мне что же, вновь открыть храм Талоса?
  
   - А почему нет? Талмора на наших землях больше нет. К тому моменту, когда они соберут карательную экспедицию и пошлют её морем, их будет ждать такой тёплый приём, что Исграмор им покажется добрым и всепрощающим нордом.
  
   И хоть Игмунда так и распирало желание съязвить на этот счёт, но нечто в голосе Гарольда заставило его промолчать. Не было никаких сомнений, во всяком случае интуиция так подсказывала, что у этого наглого и дерзкого брюнета уже готов какой-то план.
  
   - Ну раз мы обсудили вопрос союза, то в чём твоя выгода? С чего ради тебе помогать нам скинуть змею с наших шей?
  
   - Когда нужное событие произойдёт, вы сами прекрасно поймёте, что вам надо будет сделать и как отреагировать на это. Я надеюсь на ваше понимание и правильный выбор. Ну а пока что я должен вас покинуть.
  
   Наглец отсалютовал ярлу кружкой с мёдом.
  
   - За вас и ваше прекрасное будущее, ярл.
  
   После того, как Гарольд допил мёд, он поднялся и вышел из комнаты. Выглянувший за двери ярл увидел лишь спящих на посту солдат и своих храпящих собак.
  
   - Наглец!
  
   ***
  
   Заседание руководителей светлой партии было в самом разгаре. Прошло почти девятнадцать лет с момента уничтожения Воландеморта, когда безумная пешка была уничтожена вместе со всем ближним кругом. Но не это было самым поганым. Избранный Герой Света погиб вместе со своим врагом. Единственный волшебник, который был рядом, сейчас сидел нахохлившись и был мрачнее тучи. Альбус и остальные в который раз посмотрели на Аберфорта, но желания размазать его по стенке ни у кого не возникло. В такие тяжёлые для магического мира Европы времена каждый союзник на счету.
  
   Что в ту ночь пошло наперекосяк до сих пор было непонятно. Свидетелей не осталось совсем. Гермиона загадочным образом исчезла на следующий день после сражения. Покои директора были сожжены в адском пламени вместе со всеми приборами и портретами предшественников Альбуса. Огонь полностью разрушил директорскую башню. На месте схватки Избранного и Тёмного Лорда осталось выжженное пятно, на котором до сих пор ничего не растёт. Куда пропало тело Снейпа, который был должен умереть лишь понарошку, а умер по настоящему, тоже было непонятно. И душу поганого зельевара также не удалось допросить. Вызов прошёл без проблем. Неприятности начались после того, как вызванного попытались разговорить.
  
   Замок в Трансильвании оказался полностью разрушенным. Повезло ещё, что канал проекции был нестабильным и в реальный мир пролезла только одна тварь, чего впрочем хватило для эпичной битвы. Когда лидеры партии света отыскали описание монстра, то невольно вздрогнули. Ну ещё бы, не каждый день выясняется, что твоя марионетка оказывается жрецом Рогатого Бога. А вылезший вслед за призывом души балрог подтверждал это красноречивее всех слов.
  
   Словно этого было мало, некая сила уничтожила Арку Смерти. Их союзник-некромант, осмотрев место происшествия только руками разводил, заявив, что портал был окончательно разрушен, когда им воспользовались. Причём сказал это остроухий некромант с нескрываемым облегчением. Арка Смерти пугала их союзника больше чем что-либо ещё в мире. Как бы не бахвалился нелюдь своим мастерством в магии смерти, но поганый портал вызывал у него и его учеников неописуемый ужас. Альбус не забывал иногда в разговоре вспоминать про Арку Смерти, чтобы ставить остроухую сволочь на место.
  
   Единственная зацепка, дающая некоторое представление о том, что произошло в ту ночь, одновременно со смертью Тёмного Лорда и Избранного, была в пропаже одного древнего пророчества из зала по соседству. Но к сожалению ни данных о пророчестве, ни текста в архивах так и не нашли. Так что эта ниточка также оборвалась.
  
   Впрочем со смертью Избранного всё пошло вразнос. Тщательно выстраиваемые планы рухнули как карточный домик, стоило исчезнуть ключевой фигуре. На Гарольда была сделана огромная ставка. Без его крови возрождение Альбуса затянулось на три года, да и потом вернувшийся с того света старший из братьев Дамблдоров вынужден был плавать ещё два года в гигантской колбе в лаборатории Николаса и Пернель, настолько слабым он оказался. А ведь воспользуйся они кровью Избранного и можно было бы использовать его как марионетку. Женили бы они его на младшей Уизлетте и никаких проблем.
  
   А так получилось, что и Альбуса возродили криво, и Уизли в результате узнали то, чего не следовало знать, потому пришлось их в расход пускать. За расследование этого дела подключились Лонгботтомы, пришлось и их устранять очень быстро, ибо железная Августа тоже узнала слишком много лишнего. Вот так бывшие верные сторонники оказались самыми ужасными врагами. Они столько вреда нанесли, сколько все аристократы вместе взятые не смогли. И если старших детей Артура и Молли удалось ликвидировать быстро, то младшие перед своей смертью смогли сполна отомстить за всех. У каждого плана есть обратная сторона, поколения быдломагов, которые Альбусу чуть ли не в рот заглядывали, совершенно терялись, когда сталкивались с напором диких аристократов. Лидеры партии света даже подумать не могли, что захудалый род Уизли так им подгадит.
  
   Министерство Магии так просто было не уничтожить. Ещё бы, ведь оно по сути своей представляло собой подвалы замка Камелот. Там сам Мерлин накладывал чары. И ничего не помогло, уничтожили так качественно, что провал в земле до сих пор в центре Лондона находится, а значит были уничтожены не только верхние уровни на которых министерство и располагалось, но и нижние, куда со смерти Мерлина не ступала нога человека.
  
   К тому моменту, когда последнего живого Уизли смогли поймать, они потеряли Ирландию. Рональд Уизли устроил ирландцам такой террор, что лучше всякого референдума простимулировал тех на независимость. А там и Шотландия вдруг зароптала. И Альбус с союзниками были уверенны, что не обошлось без одной наглой кошачьей морды. Последнего Уизли кинули в Нурмергард и забыли. Сбежать оттуда не получилось даже у самого Гриндевальда, так что все были уверены, что уж эта тюрьма точно выдержит всё. Но как оказалось, Геллерт и не думал сбегать оттуда. Он терпеливо ждал все эти годы в одиночестве и наконец дождался, когда его же собственную тюрьму светлая партия додумается использовать по назначению.
  
   Надо сказать к тому моменту, как Рональд Уизли и Луна Лавгуд попали в соседи к последнему представителю Третьего Рейха, Нурмергард успел основательно так заполниться. В основном конечно это были аристократы из Европы, чьё мнение разошлось с мнением светлой партии. Надо было догадаться, что старый бывший друг предусмотрел такую невероятную ситуацию в которой он оказался. Всё это время Геллерт держал при себе оружие последнего шанса. А когда получил возможность нанести максимальный урон -- он его нанёс. Немец пожертвовал собой, но расколол тюрьму от вершины до основания. Заключённые словно только того и ждали, все разбежались и словно в воду канули. Причём в самом прямом смысле: следы большинства беглецов оборвались на побережье Атлантического океана. Но и это было ещё не всё. Судя по той пыли, что осталась от тела Гриндевальда, тот сумел создать крестражи.
  
   Ну и конечно не обошлось после этого без диверсий. Семь лет назад словно на день рождение Избранного были уничтожены родовые алтари английских аристократов. На континенте также были отмечены единичные случаи. В одну ночь начался форменный хаос. Магические потоки по всем британским островам перемешались от вливания в них дикой магии, необузданной и опасной. Целый год потребовался для того, чтобы хотя бы попытаться нивелировать последствия этой диверсии.
  
   В очередной раз светлая партия собралась, чтобы подвести итоги уходящего года, который их совсем не радовал. Вынужденное затишье, напоминало таковое перед бурей, которая непременно налетит. Больше полувека тщательной подготовки были выброшены в трубу. И пока они танцевали на углях от костра в который сами же и угодили из-за критической ошибки, проснулся тот, кого будить не следовало -- Русский Медведь. Пока что он тихо рычит в дрёме на грани сна и реальности, но не дай Мерлин сейчас облажаться ещё раз. Один тихий пук у самой берлоги и можно заказывать себе земельный участок на два с половиной квадратных метра.
  
   Сняв свои очки, Альбус Дамблдор тер свою переносицу, которая после возрождения оказалась целой, а не переломанной, как была. Сейчас за круглым столом собрались все лидеры. И у всех были не самые радостные лица. Но до того как кто-либо успел сказать слово в зал вломилась Габриэль Делакур.
  
   - Нашла! Я его нашла.
  
   - Что нашла?
  
   Альбус спросил это раньше остальных. Вместо ответа вейла протянула великому светлому магу свиток и шар с пророчеством. Старший Дамблдор конечно удивился, но взял шар, который ему протягивала вейла, держа тот в шкатулке. К своему шоку Альбус сумел взять шарик пророчества в руку и незамедлительно его разбил.
  
   - Когда мрак в облике света воссядет на четырёх башнях, явится тот у кого достанет силы победить его. Герой тринадцати пророчеств, рождённый от дракона и буревестника на исходе месяца высокого солнца. Герой чья сила вложена в уста, отмечен будет тёмным лордом знаком небес. И дана ему будет власть низвергать бессмертных и ужасных детей времени с небес одним лишь словом своим. Сердцем его станет красный алмаз, и из крови своей воздвигнет себе герой войско в золотых доспехах.
  
   Мужской старческий голос замолк и все уставились на Альбуса, как на восьмое чудо света. А старый маг сидел ни жив ни мёртв и теперь прекрасно понимал, куда исчез тот древний гиперборейский артефакт, что был засунут в зеркало Морганы. Выходит мальчишка поглотил этот прообраз философского камня. Теперь понятно, почему все раны на нём зарастали как на собаке даже по меркам магов.
  
   - Друзья, у меня для вас очень неприятное известие.
  
   Отчего решил заговорить нелюдь-некромант никто не понял, пока тот не сообщил им, что у них очень большие проблемы.
  
   - Судя по всему я знаю, куда подевался герой и что произошло в ту ночь.
  
   Союзничек призвал из своей сумки с расширением пространства книгу в чёрном кожаном переплёте. Древняя инкунабула украшена была платиновыми элементами, а посредине был символ дракона.
  
   - Наслаждайтесь чтением. Это самая полная версия кодекса о тех в чьей крови кипит кровь дракона. В том числе и о нашем герое, который выше всех своих предшественников на порядок. Это если я правильно всё понял.
  
   - И ты молчал всё это время?
  
   Великий алхимик смотрел на некроманта с непередаваемым гневом в глазах.
  
   - Николас, ну право слово, если бы мальчишка проявил себя тогда на четвёртом курсе, то я бы конечно сразу рассказал. Могли ли мы знать, что он один из тех, в ком течёт кровь драконов? Удивительно, что когда он мужественно сражался с хвосторогой, то наследие осталось дремать в его крови. Хотя по легендам и пророчествам пробудить его способности мог только один конкретный дракон. И если наш герой сейчас находиться там, где я думаю, то следует оставить ситуацию так, как она сейчас есть.
  
   За столом начались крики и споры, союзники не понимали, что двигает нелюдем. Но он просто поднял руку, требуя слова.
  
   - Вы просто не понимаете, что за силу разбудили. У мальчишки сейчас в руках судьба двух миров. А вы интригами мелкими занимаетесь. Лучше готовьтесь к тому, что придётся воевать на уничтожение. Война всех со всеми.
  
   - Ты уверен?
  
   Взгляд Альбуса был тяжёлым, но он прекрасно видел, что некромант верит в то, что говорит.
  
   - Да. Судьба моего родного мира, а возможно и этого в руках смертного мальчишки.
  
   Вежливое покашливание вернуло их в реальность. Габриэль Делакур всё также стояла у Альбуса над душой и молча протягивала свитки с другими пророчествами.
  
   ***
  
   По невероятным по своей красоте пейзажам вышагивала женщина в шикарном платье ультрамаринового цвета. Её лиловые глаза внимательно осматривали окружающее пространство, выискивая возможные опасности. Волнистые волосы свободно развевались по ветру, ибо на этом острове ей не надо было скрывать свою необычную внешность под туманными масками. Каблучки звонко стучали по плитке аккуратной дорожки, давая всем услышать о том, что их владелица идёт.
  
   Мощёная дорожка привела женщину на тренировочную площадку у берега моря. Сотни одинаковых юношей и девушек с растрёпанными волосами цвета вороного крыла и глазами, плещущими пламенем авады тренировались на пляже, отрабатывая приёмы ближнего боя с элементами магии. Между ровными рядами ходило двое надзирателей-нелюдей и тщательно следило за исполнением. То одного, то другого ученика парочка айлейдов-наставников поправляла их, показывая ошибки и стимулируя правильность исполнения розгами.
  
   Женщина подошла к площадке и заняла положенное ей место, ожидая, когда парочка учителей обратит свои взгляды на неё. Дисциплина на острове была отточена за тысячелетия, так что тайная советница императора прекрасно знала своё место. У неё были свои пути и резоны для попадания на этот остров. Как и у многих здешних обитателей, у тайной советницы была своя тяжёлая история и непростой жизненный путь.
  
   Наконец-то учителя этого загадочного воинства обратили своё внимание на женщину. Наставники этой необычной будущей армии были айледами, а потому от альтмеров, которые составляли большинство на этом острове, отличались золотой кожей с серым отливом и необычайными небесными глазами, внутри которых буквально светилась магия, что давало им необычайную остроту восприятия и грацию недоступную никому из их сородичей. Айледы-наставники были не просто братом и сестрой, а близнецами.
  
   - Завиток, не думали мы, что ты явишься сюда так скоро. Что привело тебя к нам?
  
   Женщина, соблюдая положенный этикет, поклонилась близнецам, приветствуя их замысловатым языком жестов и движений тела. Единственное, что её раздражало в этих беседах, так это синхронность голоса барата и сестры.
  
   - Лорд Нуада, леди Нуала, я принесла новости. Герой ведёт себя не так, как от него ожидалось. Если раньше мы могли на это закрывать глаза, то теперь это превращается в проблему.
  
   Тайная советница императора передала своим союзникам свиток с последним донесением. Оба прочитали его на пару с большим вниманием. Реакцией на это стал громкий смех. Женщина не могла понять, что в этом донесении так развеселило близнецов.
  
   - Всё это было ожидаемо. Кровь не вода, а значит возьмёт своё и через тысячу поколений. Не смей вставать на его пути. Он сметёт вас с императором и не заметит. Мы не уверены, что даже у совета хватит сил совладать с наследником Неблагого Двора.
  
   Женщина испугано ахнула, когда смысл слов близнецов дошёл до неё. Гарольд -- наследник тех, о ком принято говорить шёпотом, не называя прямо имён. И тут ей самой стало смешно, ибо маг для своего наследия вёл себя очень сдержано и проявлял просто невероятное милосердие, учитывая какая дурная слава тянется за Неблагим Двором.
  
   - Простите моё непонимание. Теперь многое становится понятным. Не удивительно, что он прошёл через все испытания, которые выпали на его долю.
  
   - Завиток, мы надеемся, что тебе хватит ума разобраться, как себя вести с наследником. Совет не будет вмешиваться в ваши дела. Разборки погрязших в суете мира не касаются острова. Твоя игра, Завиток, это только твой путь. Мы не будем ни поддерживать тебя, ни мешать. У совета есть более важные дела, чем исполнять то, что должен делать Избранный.
  
   Тайной советнице императора Тамриэля было странно слышать это, но она до сих пор не могла понять логику, которой руководствовались островитяне, принимая то или иное решение. Ей оставалось только откланяться и покинуть остров. Что бы не произошло на совете, но теперь она сама по себе. Да и до того она, если быть совсем уж откровенной, действовала на свой страх и риск. Вот только она не знала, зачем островитянам понадобилось семя Избранного. Три года ушло на то, чтобы добыть нужное количество этого несомненно редкого ресурса.
  
   - Ну что же. Значит я сыграю свою партию. И пусть совет катится в задницу к Молаг Балу. Это будет очень интересно.
  
   Что задумала женщина никто не знал, но айледы невольно вздрогнули, поняв простую истину: только что с горы сорвался маленький камешек, рождающий обвал в горах.
  
   ***
  
   По дороге из Солитьюда на земли владения Хьялмарк вступил необычный караван. По мере его продвижения к столице владения, вся прилегающая к дороге территория была вычищена от бандитов. Преступники всех мастей летели на караван словно пчёлы на мёд, но сгорали как мотыльки, попадая в пламя костра.
  
   Возглавлял караван вольных магов переселенцев старик Матиас Гринграсс. Им предстояло сыграть невероятный спектакль. Теневые гильдии натолкнулись на орден вольных магов чисто случайно, расширяя свою территорию влияния в другие провинции. И как оказалось сделали они это очень вовремя. Возглавлял этих отщепенцев пропавший старший брат ярла Морфала. И Матиас Гринграсс оказался очень на него похож.
  
   Один старик умирал от проклятия даэдра, обречённый на ужасное посмертие. Гарольд и Матиас встретились с Мортальдом и сделали предложение от которого тому было сложно отказаться. Ну ещё бы, ему предложили нормальное посмертие. Ритуал братания и последующего очищения прошёл как надо. У Мортальда не было наследников, теперь они появились. Старый маг отдал свою жизнь в обмен на достойное будущее.
  
   Так в подчинении у Матиаса оказался целый орден вольных магов. Может они и не были сильными, но сотня магов на дороге не валяется. И к тому же все они хотели большего. Конечно орден вольных магов не был легальной организацией и ему нужен был дом, где они могут почувствовать себя в безопасности. Синод и коллегия шепчущих в последние годы всё сильнее наступали им на пятки. Так что предложение тана Певерелла весь орден воспринял с энтузиазмом.
  
   Естественно, что их появление в Хьялмарке не осталось незамеченным. Фалион был готов отыграть свою роль. Ну а ярла заранее шарахнули конфундусом и поработали над ней с помощью легилеменции. Таким образом получалось, что блудный родственник возвращался на земли предков. Так что когда караван магов въехал в город, ярл ради такого случая лично вышла встречать своего брата.
  
   - После стольких лет, ты, дважды мертвец посмел явиться!
  
   - Ты мне не рада, Идгрод?
  
   - Даэдра с тобой, Мортальд, хорошо, что на старости лет, решил явиться на порог родного дома.
  
   Картина для жителей города получилась просто невероятной. Тут уже не осталось никого, кто помнил о Мортальде, так что давно пропавшего брата восприняли вполне спокойно. Семья ярла с удивлением наблюдала за своим пропавшим родственником, тем более, что у того была своя семья: внучка Мортальда Дафна и её муж Теодор. Клан Высокой Луны теперь получил родственный себе клан Зелёной Травы.
  
   Естественно, что тут же выяснилось, что с собой Мортальд привёл сотню магов, которые тут же были посланы возводить вокруг Морфала укрепления, пока родственники собрались на семейный ужин. Асльфур выглядел растерянным, ну да ему и не доводилось видеть давно пропавшего шурина. С Идгрод Асльфур познакомился уже после того, как Мортальд ушёл из дома, подавшись в изучение магии.
  
   - Ну, брат, рассказывай, где был?
  
   - Да чего там рассказывать, сестра. Обучился в коллегии Винтерхолда и отправился странствовать по свету. Со временем учениками оброс и семьёй по воле случая обзавёлся. Правда получилось это случайно, но кровь не вода. Тео и Дафна пришли ко мне обучаться магии. Случайно узнали, что мы родня.
  
   Тео и Дафна согласно закивали.
  
   - В империи житья от синода и коллегии шепчущих не стало, вот решил вернуться на родину, тем более, что дошли меня вести, что в Хьялмарке творится даэдра знаешь что.
  
   Асльфур тут же грохнул по столу кулаком.
  
   - Все беды от этой войны, ещё и колдун этот Фалион засел здесь. Тролли в горах совсем распоясались. Лабиринтиан призраки и нежить захватили. Разбойники, пираты и даэдропоклонники топчут нашу землю, как будто у себя дома.
  
   Голос Мортальда стал холодней на десяток градусов.
  
   - Я учился у Фалиона. Может он один из самых тёмных магов, что я знаю, но вместе с тем он никогда не позволит страдать невиновным. Так что, дорогой зять, поосторожней со словами. Если бы не Фалион, вас бы тут уже схарчили и костей не оставили.
  
   Асльфур отвёл взгляд от шурина. Тот подавлял своим присутствием, да и не хотелось ему связываться с родственником. Не дело это, тем более, что и Мортальд не стал обострять конфликт.
  
   - А на счёт троллей -- мы с учениками займёмся этой проблемой. Не зря я вернулся. Кстати в форте Сноухок больше не осталось даэдрапоклонников. Мы укоротили их всех на голову.
  
   Новость вызвала оживление со стороны сестры.
  
   - Да, я видела это своим особым зрением. Надо написать письмо генералу Туллию, пусть пришлёт гарнизон для крепости.
  
   - Отличная идея. Я там был вынужден оставить часть учеников, чтобы присмотрели за местом, пока туда не назначат гарнизон.
  
   Асльфур вновь решился включиться в беседу.
  
   - Это если у Туллия ещё остались люди. Хотя сейчас перемирие, так что быть может небольшой отряд генерал сподобится прислать.
  
   - Перемирие? Я слышал об этом краем уха. Расскажите мне подробности, а-то в Солитьюде мы не смогли узнать подробности. Говорили только, что некий молодой тан решил выступить посредником.
  
   - Ага, этот грубиян и задира Гарольд Певерелл дерзко назначил себя в качестве посланника мира. Наглец и выскочка!
  
   - Значит этот талантливый молодой человек, всё же решил вернуться на родину. Любопытно. Но отчего вы так о нём отзываетесь? Хотя можешь не говорить сестра, ты умудрилась встретиться с ним и общаться в своей любимой манере? Вижу, что так и было. Тогда я могу представить, что он вам сказал.
  
   Тут голос подала Идгрод младшая.
  
   - Он в очень грубых выражениях ответил родителям. Ни во что не ставил мать и отца и творил, что ему вздумается. Мы не стали связываться с боевым магом. Он при поддержке своей дружины уничтожил вампирский ковен, что обосновался на болотах.
  
   В ответ Дафна решила вставить свою реплику.
  
   - Безопасней саблезуба за усы дёрнуть, чем рассердить Гарольда Певерелла. Довелось с ним пересекаться недалеко от Имперского города. С ним лучше дружить.
  
   ========== 37. ==========
  
   Месяц Последнего Зерна начался для моря Призраков весьма необычно. По морю плыли множественные корабли: десяток драккаров, три вместительных кнорра, два десятка гукоров, пять коггов и одна каракка. Вся эта флотилия следовала за дирижаблем, что парил в небесах, указывая путь. Долго им пришлось собираться со всего моря Призраков у места встречи на острове Каприз Яфета. И теперь они держали путь на новое место.
  
   И это была ведь первая партия переселенцев. А направлялись они к архипелагу Бликрок -- месту, где обосновались данмерские пираты и была одна из баз Мораг Тонг. Архипелаг придётся отвоёвывать, начиная с одноимённого острова. Но не количество бойцов смущало нордов, а участие в этой авантюре двемеров, магов и теневых гильдий. Они вышли на тропу войны и готовы были рвать и метать, уничтожая конкурентов.
  
   Гарольд летел над своей флотилией и предвкушал отличный бой. Его дружина и его одногруппники были на одном из драккаров и рвались в бой. Кроме того, с собой они тащили первую партию переселенцев из пяти. Всё было проделано на отлично. Дирижабль и корабли прикрывали чары невидимости. Брикрок уже показался на горизонте. Штурм начнётся через каких-то пять часов.
  
   Сейчас корабли и дирижабль шли в предрассветных сумерках, готовясь выплеснуть себя на побережье стальным прибоем. Уже было точно установлено, что на острове присутствуют силы гильдии контрабандистов, Мораг Тонг и данмерские пираты без клана. Одним словом можно было начинать резню, и не опасаться политического порицания. Да и сам остров был в достаточной мере удобен для создания столицы нового владения.
  
   Гениальная задумка Гарольда Певерелла заключалась в том, что де юре и де факто архипелаг Бликрок и остров Солстхейм оказались бесхозными. Иными словами совет ярлов поступил очень хитрожопски, объявив два крупных куска земли абсолютно ничейными, позволяя данмерским бомжам поселиться на них. А на самом деле это значило, что любой достаточно удачливый полководец мог совершенно спокойно захватить оба острова и создать новое владение.
  
   Если уж быть откровенным, то на Бликроке мирного населения было очень мало. Конечно без них тут было не обойтись, но количество мирных жителей, живущих и обслуживающих пиратов и прочий сброд на острове было как в той поговорке: один с сошкой, а семеро с ложкой. Откуда такие точные сведения, так Гарольд был не дурак, послал впереди себя своих эмиссаров, чтобы они купили с потрохами верность гражданского населения, а по возможности и перекупили парочку адекватных капитанов из числа данмерских пиратов. Были и такие, как докладывали его агенты.
  
   Собственно ещё вчера корабли этих капитанов встали на рейде гавани Исграмора и готовились встречать новых хозяев. Первыми откликнулись братья Разор и Тулдас Гралианы -- капитаны данмерского нефа "Пепельный борт". За ними вступить в гильдию пиратов решила Аркадаша Рецца -- данмерка-полукровка с Солстхейма. Наполовину имперка, эта женщина решила принять предложение будущего ярла, потому как уже была наслышана о нём от своих знакомых в квартале серых в Виндхельме. Они характеризовали Гарольда с самой лучшей стороны. От Ульфрика Гарольд отличался в лучшую сторону, тем более, что и в гильдии пиратов у Аркадаши имелись знакомства, так что сравнение было в пользу завоевателя.
  
   И вот в условленное время корабли вторжения миновали Клык Соратников и ворвались в гавань Исграмора на полной скорости. Две недели приготовлений хватило для того, чтобы подготовить новых союзников, так что в качестве опознавательного символа они нанесли себе на доспехи, щиты и корабельные флаги белого вепря -- символ будущего владения. И пускай Гарольд решил воспользоваться знакомыми названиями, но ведь в тему получалось, ибо острова были вотчиной кабанов.
  
   - Ярл, мы над поселением.
  
   Аидра управляла дирижаблем, ведя тот с безукоризненной точностью, пока её муж, проверял в последний раз бомболюки.
  
   - Сириус, сбрасывай порталы!
  
   - Начинаю.
  
   Покрутив рычаги, ругнувшись, техномаг сбросил вниз первую посылку. Странная двемерская хрень вмялась в землю, чтобы в следующую секунду начать раскладываться, создавая площадку для портального перехода. В тот же миг посреди пиратского городка стали из неоткуда выпрыгивать двемерские анимункули и атаковать тех, кто заменял пиратам стражу. Следом за своими творениями из порталов посыпались сами двемеры, беря свой участок под контроль.
  
   Из второго портала вырвался отряд гильдии убийц и сразу кинулся в сторону здания, служащего резиденцией Мораг Тонг. Никто из данмерского культа Мефалы просто не ожидал нападения с утра пораньше, так что фанатиков повырезали как сонных овец. Астрид и Арнбьорн были довольны осматривая добычу.
  
   Третьими на остров ломанулись воры и сразу же бросились к тавернам, где вчера контрабандисты упивались до потери пульса, отмечая удачный куш. Пьяные контрабандисты тем более не смогли оказать сопротивления ворам, чем те под руководством Бриньольфа и Карлии воспользовались, втыкая злостным конкурентам под ребро ножи.
  
   В гавани тоже всё прошло как надо. Пираты не сумели оказать достойного сопротивления, так что добычей стало больше двадцати разномастных судов нордской, данмерской и имперской постройки. Таким образом удалось увеличить флот гильдии пиратов весьма существенно. Пленников вязали и уводили в общую кучу, предлагая подумать над своим будущим. Тех, кто упорствовал рубили без всякой жалости. Население так и так будет увеличиваться.
  
   Вопреки обыкновению, данмерских построек в городе не наблюдалось, здания были больше человеческих стилей. И конечно всё это представляло собой хаотичное нагромождение. Город определённо придётся перестраивать. Но не всё было так мрачно. Спустившись на землю и оглядев обстановку внимательно и подробно, Гарольд понял, что не всё так ужасно. Самым жутким кошмаром архитектора конечно выглядит район порта, где дома представляли собой типичные здания пиратского поселения. Всё сделано кое-как и ясное дело кривыми руками, словно в компенсацию мастерства кораблестроительства.
  
   Пиратский город расположился аккурат между двумя крупными столовыми горами, стоящими на побережье острова, а оттого оказался очень удобен для обороны. В небольшой долине в самом центре обнаружился холм, который на уровень двух этажей возвышался над остальной округой. Из-за ветров и скального основания, выходящего на поверхность, холм так и сверкал своей лысой макушкой, открывая потрясающие возможности для создания жилья.
  
   Убийцы, воры и один из отрядов гильдии пиратов отправились обследовать остров вместе с дружиной Гарольда, а сам новоявленный ярл вместе с Сириусом и остальными двемерами принялись за решение важных вопросов. В первую очередь это было создание поместья ярла на месте скального холма. И название уже имелось Зал Морского Вепря. Собственно именно ради этого сюда и прибыли двемеры -- показать своё строительное мастерство. Под их магией и влиянием особых строительных артефактов камень тёк как вода, вздымая вверх стены будущего чертога. Тем более, что на небольшой глубине был обнаружен грот, который уже запланировали превратить в подвал возводящегося дворца.
  
   Самое поразительное, что работали двемеры безо всякого архитектурного плана, трансфигурируя камень как им подсказывала их интуиция. Строители только иногда уточняли пожелания заказчика, приводя Гарольда на конкретный участок стройки и прося прикинуть, чтобы он хотел сделать в конкретном месте. Удивительно, но уже к концу вечера они смогли закончить создание надземной части и в черновую оформить комнаты: главный зал получился весьма впечатляющим. Вход в поместье располагался над землёй и туда вела каменная галерея, но двемеры заверили, что сделают подъёмный мост позже.
  
   Восьмиугольник дворца состоял из трёх жилых башен и пяти башен проходных, соединённых между собой кольцом стен. Во внутреннем дворике оставили место под оранжерею. Всё свободное пространство вокруг холма будет обнесено высоким забором, но это потом. Сейчас Гарольд с удовольствием оказался в главном зале, где и заночевал в своём спальнике.
  
   Весь последующий месяц захватчики обживали остров, но в основном занимались строительством. Конечно же первым делом были снесены халупы, служащие пиратам в качестве домов, вместо них двемеры возвели казарменные коробки со множеством комнат-кают и круглыми окнами. Удобства в казармах располагались на цокольном этаже и содержали много зачарований. Подобных доходных домов в три этажа каждый двемеры к концу месяца построили два десятка, аккуратно разделив их на две группы по обе стороны от главной улицы, что прошла через всё поселение, кольцом огибая дворец ярла.
  
   Конечно тут работы непочатый край, но всё же застолбить остров за собой удалось, Так что процесс был запущен и караваны морских судов потянулись со всех мелких островов моря Призраков в сторону Бликрока. Постепенно город, которому по указу нового ярла дали название Хогсмид, перестраивался и становился похож на нормальную столицу холда.
  
   Не стояли на месте и поиски полезных ископаемых. На острове обнаружилась работающая шахта, правда местные добывали там железо из рук вон плохо, так что заранее найденные Гарольдом шахтёры оказались просто в раю. Возник на карте острова посёлок Хоззин около древней шахты. Так уж получилось, что было здесь древнее захоронение нордов, разграбленное ещё в начале второй эры, а потом здесь с разной периодичностью и старанием добывали железную руду.
  
   Конечно не обошёл Гарольд своим вниманием и Снежный пик, внутри которого расположилась ледяная пещера Нора Оркея. Конечно он с дружиной ожидал чего угодно, но не наткнуться на племя рьеклингов. Раньше видеть снежных гоблинов магу не доводилось, но они упоминались в книгах, как коренные обитатели острова Солстхейм. Причём там же упоминалось, что обычно эти бешеные коротышки атакуют любого чужака, забредшего на территорию их племени, совершенно не боятся никого, кроме своего вождя и приручают кабанов, даже используют их в качестве кавалерии. Кроме того та же книга сообщала об их стойкости к холоду и способностях к ледяной магии.
  
   Окружившие мага и его дружину в большом ледяном зале рьеклинги имели ряд уникальных признаков. Во-первых, были они выше ростом и выглядели более человечно, можно даже сказать напоминали мелких синеньких орков. Уже не пигмеи, но и до людей не дотягивают, всего четыре фута ростом, кто-то выше, кто-то ниже. Вторым отличием служили щиты из кожи и костей, а также дубины. В тех же книгах сообщалось, что снежные гоблины по силе ничуть не уступают нордам, так что большой вопрос, кто кого завалит, учитывая странные дубины в руках у каждого синего пигмея. А ещё эти дубины ощутимо фонили магией огня. Третье и наиболее важное отличие, рьеклинги конкретно этого племени оставили свободным тот выход, откуда и пришли, да и нападать не спешили, просто обозначили свою позицию.
  
   - Что делать будем?
  
   - А у нас можно подумать есть выбор?
  
   - Мой ярл, положение конечно...
  
   - Нас тут всех положат, если ты ещё не догадался, но нам дают возможность отступить. Иначе бы уже обложили, так что не вырвешься.
  
   Тут в стане рьеклингов наметилось движение и четвёрка носильщиков в сопровождении почётной охраны принесли паланкин из кож, откуда выбралась старушка этого народа. Судя по одеяниям с узорами, перед людьми предстала шаманка или жрица. Её дальнейшие действия мага и дружину весьма удивили. Старушенция треснула командира воинов своим посохом по голове и начала его запугивать какими-то карами жуткими судя по интонациям. Причём голос рьеклингов против воли вызывал улыбку на губах. Эффект щебетания телепузиков весьма веселил Гарри, не смотря на серьёзность ситуации.
  
   - Человека-шаман, однако приходить в наш племя. Моя знать, что твоя остров на копьё брать. Твоя вождь, однако, сильный. Много воинов и шаманов за собой водить. Рыбоходы не хотеть воевать с человек. Твоя мир заключать с нами, наша давать ваша рыбу и хоркеров, менять кости на вещи и нашу еду на другую еду.
  
   - Да. Моя большой вождь людей. Твоя племя жить здесь? Ваша добывать в море еду? Наша с ваша меняться. Моя хотеть заключать мир с ваш племя.
  
   - Твоя быть гость. Твоя ходить в наш племя и заключать мир. Твоя брать воинов с собой. Воины наша и ваша ходить в племя Рыбоход. Слушать внимательно и говорить, что договор установлен.
  
   - Твоя веди нас в племя, будем мир заключать.
  
   Не знал Гарольд на что соглашается. Всю обратную дорогу был красный как помидор. Дружина тихо шепталась, стараясь громко не смеяться. Никто не ждал от должности свидетелей такого. Каких только звуков они не наслушались, пока ярл с самой молодой из шаманок племени мирный договор подтверждали.
  
   - Да ладно тебе, Гарри, зато торговый и мирный договор с Рыбоходами теперь есть.
  
   - Ралоф, сделай одолжение, просто помолчи.
  
   - Да ладно тебе дуться. Ну подумаешь мелкая девушка, зато какая фигурка. Ты особо не заморачивайся, что кожа синяя. Главное, что было за что пощупать.
  
   - Ралоф, я тебя сейчас прибью. И если хоть кто-нибудь из вас хоть слово скажет.
  
   Но вместо Ралофа вылез Роланд
  
   - Да мы всё понимаем. У каждого свои слабости есть. Кто-то на великанов западает, а кому-то рьеклингов подавай.
  
   - Ралоф, Роланд, если вы сейчас же не заткнётесь, то устанавливать мирные договора с племенами рьеклингов Солстхейма, я пошлю вас.
  
   Тут со своим комментарием влезла Утгерд.
  
   - Да тебе никак белые узоры на синей девушке в душу запали. Грок тоже меня любит синими узорами раскрашивать, когда мы с ним на сеновале милуемся.
  
   Взвывший маг хлопнул себя ладонью по лицу под довольный хохот дружины. Чего у жителей Скайрима не отнять, так это простого отношения к жизни. Тут в Скайриме ещё и не такие свадебные традиции существуют. А уж какие порой молодым пожелания даются во время свадебного пира. Далеко ходить не надо, достаточно вспомнить торжество в Ривервуде, когда Дельфину замуж за Эсберна выдавали.
  
   - Да хватит вам! А то всем подсыплю сегодня вечером конского возбудителя, посмотрим, как вы будете мирный договор заключать.
  
   Утгерд задумчиво почесала в затылке.
  
   - А разве такой бывает? Ну я имею ввиду, разве жеребец сам не разберётся с кобылой?
  
   - Тебе принципиально выдам похожее зелье, предназначенное для мамонтов.
  
   Теперь дружина уже ржала над Утгерд, Все конечно поняли, что Гарри их пугает, но Роланда решили расспросить, что за средство такое. Краем уха Гарольд слушал его ответы. И что удивительно, Лестрейнджи оказывается занимались разведение лошадей до того, как полностью включились в войну на стороне Воландеморта. Мысли с волнительных белых узоров на синей коже переключились на вопрос, а какого чёрта вообще аристократы магической Британии вышли на тропу войны?
  
   По прибытии в город мысли новоиспечённого ярла переместились на учёбу. Их учебная группа должна вернуться в коллегию магов до двадцатого сентября. В запасе есть ещё две недели. На Солстхейм они уже не успевают. Точнее за три дня конечно можно на дирижабле обернуться туда, но Гарольд не был уверен, что это хорошая идея. Это бесклановые данмеры спокойно воспринимали двемеров, а кто знает, как отреагируют представители дома Редоран на двемерский дирижабль. Политика-с, однако.
  
   - Начальника стражи ко мне, живо!
  
   Брунвульф Зимний Простор появился в кабинете ярла спустя пять минут, после зова. Был он теперь не в своей привычной ламелярной броне с рогами, а носил офицерский костюм нового владения. За основу была взята офицерская броня Братства Бури, только в качестве тотемного животного послужил вепрь, а на отделку пошёл мех лисы. Чёрная кожа и оранжевый мех прекрасно сочетались с символикой нового владения Хогсимарк оранжевый вепрь в языках пламени на чёрном фоне.
  
   - Вызывали, мой ярл?
  
   - Да. Поскольку я скоро отбываю на учёбу, если быть точным, то через две с половиной недели, то мне бы хотелось знать, как идут дела у стражи? Говори прямо, если что-то нужно.
  
   - Сейчас пока сложно о чём-либо говорить, ещё время не прошло, опять же мы город отстраиваем чуть ли не с нуля. Ребята пока привыкают к происходящему. Опять же время требуется, чтобы вникнуть в местные дела.
  
   Брунвульф развёл руками, давая понять, что пока запросов не будет. Гарольд пытался обмозговать происходящее на острове, попутно забивая трубку табаком. Создать маленький огонёк на кончике пальца и закурить не составило труда. Выдохнув горько-сладкий дым, новоявленный ярл достал бутылку мёда и две кружки.
  
   - Брунвульф, не стесняйся. Если что-то понадобится, сразу сообщай, будем решать. Твои кстати, как устроились уже?
  
   От угощения старый норд отказываться не стал.
  
   - Мой клан традиционно рыбой занимался, так что они основали рыбацкую деревню вот здесь. До них день пути если по дороге, но напрямик полдня. А если на дирижабле, так и вовсе часа три лететь.
  
   - Как деревню назвали?
  
   - Кузен ещё мне не говорил, им пока некогда с названием заморачиваться. Там ещё три семьи больших к ним присоединилось. Ну и я конечно отряд стражи направил и один из коггов там будет чалиться.
  
   - Значит, вот тебе указ, что деревня будет теперь называться Хофстед. И вот тебе ещё один указ. У нас мирный договор с племенем рьеклингов Рыбоходы. Пусть патрули стражи к Снежному пику никого не пускают, кроме моей дружины или кого я ещё позже назначу для этого.
  
   - Вы договорились с рьеклингами?
  
   Гарольд не смог сдержать улыбки, но начальник стражи так и не понял, чем она вызвана.
  
   - Да, они сами предложили мирный и торговый договор. Наверное восхитились моей невообразимой крутостью. Да от меня просто расходятся волны величия. Ну это шутка, что не помешало впрочем произвести на этих ледяных пигмеев нужное впечатление.
  
   - Дела. Честно сказать, я до сих пор не могу свыкнуться с этой мыслью.
  
   - Привыкнешь. В Истмарке твой клан просиживал штаны, Ульфрик вас сильно не жаловал, зато тут вы сможете проявить себя. А это погоди, здесь ещё танов нет. Все в равных условиях передо мной.
  
   - Да уж, моя родня больших иллюзий не питает, ибо рыбацкая деревня не даст сильно раскрутиться, но кузен мне намекал, что было бы хорошо.
  
   Гарольд рассмеялся на это, чем вызвал вопросительный взгляд у Брунвульфа. Добавив в кружки ещё мёда, ярл провозгласил тост.
  
   - За открывшиеся возможности! Ну ладно, удовлетворю твоё любопытство. Ты там своему кузену аккуратно намекни, что ракушки -- это не только мясо устриц, но и источник жемчужин, а жемчуг довольно дорогой материал. Для алхимии вовсе незаменимый ингредиент. Опять же капитан когга, что у вас чалится, молодой парень, думаю дальше намекать не надо.
  
   Глотнули мёда, Гарольд сделал ещё одну затяжку.
  
   - Когг конечно не каракка, но ведь и Хогсмид не сразу строился. А так вдруг молодой капитан когга решит, что под моим флагом ему двойная польза выходит. Тут ему и гильдия заказы даёт, и вроде как службу несёт у ярла.
  
   - Ну такие дела быстро не делаются, ярл.
  
   - Так а мы и не спешим никуда. Я тебе тут просто рассказываю очевидные вещи, можно сказать опытом делюсь.
  
   - Мой ярл, а я и говорю, что вас услышал. Пожалуй вызову завтра в Хогсмид кузена, посидим с ним потолкуем о том, о сём.
  
   - Потолкуй. И позови ко мне Ралофа.
  
   Начальник стражи, поняв, что разговор окончен, допил свой мёд и откланявшись покинул кабинет ярла. Гарольд продолжил делать затяжки, пока Ралоф не пришёл.
  
   - Опять дымишь своей гадостью, друг?
  
   - Есть такое дело. Я тут с тобой посоветоваться хочу.
  
   Гарольд и Ралоф переместились к камину, где и сиделось лучше и думалось легче. Да и пили они уже не мёд, а вискарик.
  
   - Что случилось?
  
   - Ну вот ты в курсе, что я титулов тана разных владений понабрал, что мне теперь с этим делать? Конечно меня больше всего волнует судьба фермы Тёплых Ветров. Ну вот остров мы захватили, я стал ярлом и теперь немного потерялся.
  
   - Долг хускарла защищать своего тана, ярла, конунга даже словом. Так а в чём проблема? Ты же воевода, давший клятву в семи владениях защищать Скайрим.
  
   - В восьми.
  
   - Когда успел?
  
   - Да вот, перед походом успел переговорить с ярлом Игмундом. Правда я его с двух баб снял, ну да вчетвером поговорили за жизнь, договорились изгоям и Серебряной Крови кишки выпустить.
  
   Лицо Ралофа было просто непередаваемым.
  
   - Давай без своих пошлых мыслей, Ралоф.
  
   - Блин, Гарри, говори как оно есть, а то после твоего рассказа никаких запасов не хватит, чтобы успокоить нервы и богатое воображение.
  
   - Не о том думаешь, так что ты там говорил про боевых танов?
  
   Ралоф помотал головой, осушил свою кружку и приступил к рассказу. Суть сводилась к тому, что боевой тан, который получил титул ярла, может спокойно назначить своего преемника. Чаще всего им становится один из хускарлов. Ну это касательно титулов, а бизнес -- это уже другая категория. Если ферма, дом и снабжение Западного Сторожевого поста останется в руках назначенного Гарольдом преемника, то компания строительных материалов -- это уже серьёзное дело и тут просто приходится платить небольшой налог местному ярлу.
  
   - Что думаешь про Синмира?
  
   - Отличный выбор. Он уже доказал, что достоин своего наследия. Ты же этого с самого начала добивался?
  
   - Что-то вроде. Я не думал, что всё так просто.
  
   - Теперь ты это знаешь. Когда думаешь сообщить остальным ярлам о том, что ты тут такой хороший появился?
  
   Гарольд неопределённо пожал плечами.
  
   - Да я могу хоть завтра разослать всем вызов на совет ярлов, только пока не буду спешить с этим. У меня есть пять лет в запасе, чтобы присоединиться к Скайриму.
  
   - Хочешь сперва взять под контроль Солстхейм?
  
   - Да. Бликрок -- это конечно хорошо, но смешно. Хорошим же я ярлом буду, с самым маленьким владением. Остров даже Винтерхолда втрое меньше. А вот если взять Солстхейм, который один по площади как Истмарк.
  
   Тут Ралоф подкинул своему ярлу идею, которая никак не выходила у него из головы. Конечно мелкие острова не сравнятся ни за что с остальными, но они всё же какая-то суша.
  
   - Ралоф, ты -- гений! Завтра же созову всех капитанов кораблей.
  
   - Будем составлять подробную карту островов?
  
   - Да. И конечно же следует заняться разведкой Солстхейма.
  
   - Дружина?
  
   - Зачем мне вас посылать? У меня уже есть исполнитель, который всё вынюхает, что нужно в Вороньей Скале. Захват острова надо будет начинать следующим летом. Пока же мы должны превратить Бликрок в образец, на котором отработаем все тонкости создания нового холда.
  
   - Кажется понимаю. Хочешь сыграть чисто?
  
   - Не без этого, Ралоф. Дом Редоран может заявлять что угодно, но без поддержки местных племён контролировать Солстхейм они не смогут никогда. У них попросту не хватит воинов очистить остров.
  
   - То есть предлагаешь установить мирные договора с местными племенами, а потом надавить этими связями на Воронью Скалу?
  
   Гарри поспешил поднять руки, показывая, что даже черновых набросков ещё нет. План совершенно не составлен.
  
   - Я пока ничего не предлагаю. Без знаний о внутренней обстановке у данмеров Вороньей Скалы, мы будем вынуждены тыкаться в разные стороны, как слепые щенки.
  
   - Хочешь найти их слабое место?
  
   - Возможно, но что-то мне подсказывает, что не всё так просто.
  
   Гарольд приманил к себе телекинезом листы бумаги и перо, начав рисовать некие схемы. По мере того, как одна схема за другой ложились на листы, он передавал их Ралофу. Тот с присущей разведчику внимательностью изучал написанное. И чем больше он изучал написанное, тем больше его лицо хмурилось в предчувствии неприятностей.
  
   - Откуда всё это?
  
   - С капитанами судов в порту Виндхельма пообщался. Заметил несостыковки в их рассказах и решил проверить.
  
   Ралоф решительно приложился к кружке с вискарём.
  
   - Если всё так и обстоит, как ты тут расписал, то я даже и не знаю.
  
   - И я тоже не знаю, что за чертовщина происходит на Солстхейме. Пока не добуду вам всем амулетов, на остров ни ногой. Занимайтесь пока Бликроком, только в нордские руины Небесного Савана лучше не лезьте, во избежание.
  
   - Легко сказать, а вдруг оно само полезет?
  
   - Ну только если само полезет, тогда и вмешаетесь. Сами не нарывайтесь.
  
   Они посмотрели на пламя камина, где дрова медленно прогорали в бликах гурбайтова огня. Необычный синий цвет пламени был Ралофу непривычен, но не более, ибо Гарольд ему уже показывал эти чары. Своего хускарла Гарольд в выпадающие свободные моменты гонял по простеньким заклинаниям, добиваясь от блондина их безупречного исполнения.
  
   - Опять думаешь о занятиях?
  
   Ралоф от неожиданности вздрогнул: раньше за магом не водилось привычки его пугать.
  
   - Есть такое.
  
   - Работай над исполнением, Ралоф. Может маг ты и слабенький, но освой все свои приёмы, чтобы мог их даже не напрягаясь выдавать. На последней нашей тренировке ты Роланду чуть глаз не выжег, когда мы тренировали магическое фехтование. Маленький огонёк порой может быть страшнее огромного огненного шара, если правильно попадёт в цель. А твой паровой замах -- да это нечто уникальное.
  
   Ралоф замахал руками, ибо ему Загарак и Таури уже плешь проели, нахваливая его на все лады.
  
   - Ты если не понял, что такого уникального сделал, то просто знай...
  
   - Да-да-да, аж целый род тональных архитекторов до этого не додумались. В облаках летали, вот и не смогли докумекать до правильной мысли. Правда я все силы вкладываю в этот приём.
  
   - Тренируй контроль. Выйдешь на уровень ученика и заклинания первого уровня для начинающих вовсе будут лёгкими казаться.
  
   - Ладно, Гарри, давай уже напьёмся.
  
   - Давай.
  
   И они продолжили пить. Конечно не обошлось и без закуски. Домовики постарались на славу, соорудив огромное блюдо с бутербродами. Впереди ещё две недели забот, так что в этот вечер можно отдохнуть от дел.
  
   ========== 38. ==========
  
   Серьёзный разговор с Синмиром и Утгерд состоялся за три дня до возвращения Гарольда в коллегию магов Винтерхолда. Гарольду предстоял второй год учёбы в коллегии, чтобы подтвердить свой титул мага. Пока что он защитил только звание подмастерья. Но прежде стоило разобраться с делами мирскими. Синмир Тёплый Ветер поступил к Гарольду на службу в качестве хускарла и несколько лет верой и правдой служил ему, закрывая собой от опасностей.
  
   - Синмир, Утгерд, я прекрасно понимаю, что у вас есть крепкие корни в Вайтране, так что не буду требовать от вас невозможного. Поскольку я стал ярлом нового владения, то оно будет отнимать львиную долю моего времени.
  
   - Назначение преемника на пост боевого тана?
  
   - Именно.
  
   Синмир и Утгерд переглянулись.
  
   - Мой ярл, для меня будет честью стать боевым таном. Тем более, что мы с Утгерд совершили ритуал боевого братания -- она теперь моя сестра. Утгерд Тёплый Ветер.
  
   - Да, ярл, Синмир сказал, что остался один, так что он пригласил меня стать частью своего клана.
  
   Гарольд тут же поднял кубок.
  
   - За клан Тёплый Ветер!
  
   Синмир и Утгерд подняли свои кубки.
  
   - И за ярла Хогсимарка Гарольда Певерелла!
  
   Гарольд вызвал свою дружину и объявил всем о преемнике. Дружина осталась решением довольной, ибо Ралоф и Лидия оставались с новым ярлом в качестве хускарлов, а все остальные Синмира уже знали достаточно хорошо, потому тот был избран их лидером единогласно. Соответственно Синмир тут же Гарольдом был провозглашён первым таном и воеводой нового владения.
  
   Следующие три дня были отмечены самым выдающимся бардаком, который когда-либо случался в Вайтране. Когда к ярлу Балгруфу пришёл Гарольд Певерелл и рассказал всё как есть, то весь город встал на уши. Балгруф и Хронгар закатили пир на весь мир, Синмир и Иона, а также Грок и Утгерд сыграли свадьбы. Во сколько нервов Гарольду обошлись порталы -- лучше не думать. В связи с чрезвычайными обстоятельствами был вызван ближайший жрец Мары из Хельяркен-холла -- данмер Эрандур, который и проводил церемонию. Конечно свои благословения выдали Даника Свет Весны и Хеймскр Чёрная Рукоять.
  
   И всё это на фоне переезда семьи Певерелл в новый дом. Лаборатория алхимика и теплицы также достались клану Тёплый Ветер в качестве свадебного подарка. А вот саженцы Невилл и Ханна решительно забрали, оставив только самые безобидные. Ну да это было понятно. Тем более, что башенка, служащая лабораторией алхимика по проекту будет перестроена в полноценный домик мага под нужды Роланда, который оставался в дружине.
  
   Отдельный разговор был со слугами. Братья Три Топора остались у Синмира, а Маджахар, Юлас-Тей и Ласти-Тей последовали за Гарольдом. Тем более, что слуги ему были нужны. Отдельным пунктом шли мамонты. Грок разделил своё стадо, отдав треть лучших мамонтов и передав старого самца. Какое это было веселье перетаскивать мамонтов через портал -- отдельная история в красках. Справились, но смеху было много.
  
   Вообще же под хозяйства вокруг Хогсмида было выделено несколько кругов: первый представлял собой фермы. Две уже существующие фермы первого круга держали данмеры. На одной выращивали растительность, а на другой животных из Морровинда: нетчей и гуаров. Первые служат сырьём для дорогих кожаных изделий и в качестве источника алхимических ингредиентов, а вторых разводят на мясо и как вьючных животных. Шкуры гуаров также идут скорнякам, но уже на более дешёвые изделия.
  
   Ну и конечно два других участка в первом круге около города взял себе сам ярл под ферму с мамонтами. Жаль не было возможности делать колдографии, маг бы обогатился на любопытных, но за неимением гербовой бумаги, пришлось царапать на папирусе. В прямом смысле на папирусе: местные жители быстро наловчились использовать для этого бурые водоросли, растущие в море около острова. Таким образом пришлось Гарольду для капитанов и самых богатых жителей зачаровывать гравюры на этой бумаге. Что удивительно, но все оценили такую круть и повесили у себя в рамочках на стену.
  
   Были и другие фермы: второй круг от города разбили на шесть участков. Один из них стал коровьей фермой -- это подсуетились переселенцы с самого крупного острова нордских пиратов -- Найтархока, располагающегося в пятидесяти милях к северо-востоку от Данстара. На ещё одной ферме стали готовить землю под пшеницу. Удивительно, но даже в таких условиях она будет расти, правда участок придётся оснастить закладками с огненной солью. За счёт свойств соли земля прогревается сильней и пшеница лучше растёт, тем более, что расход составляет жменька соли на одну закладку раз в полвека. Дёшево получается, за фунт огненной соли просят как за корову, а хватает этого фунта на акр земли.
  
   А ещё одну ферму ярл задумал сделать кроличьей. Так уж получилось, что уроки по УЗМС привили ему интерес к животноводству. Ещё в родном мире он частенько мечтал на шестом курсе о том, как они с Джинни после войны будут жить на ферме в сельской местности. Это общественность прочила ему судьбу в аврорате, а он сам хотел простой жизни в сельской местности. Мещанство Дурслей напрочь отбило у него любовь к городской жизни. Вот и сейчас ярл реализовывал свои мечты в реальность, создавая фермы под определённый тип продуктов или животных. Это с мамонтами и даже с кабанами легко, а кролики, как маг читал в разных статьях, требуют к себе особого внимания.
  
   И это всё на фоне строительных лесов, суетящихся переселенцев и разбираемых на стройматериалы или дрова халуп, что было только началом долгого процесса перестройки города. По самым скромным подсчётам на всё уйдёт минимум пять лет. Город естественно будет разрастаться, а потому Гарольд предложил двемерам амбициозный проект: Хогсмид заполнит собой не только долину между двух столовых гор, но и протянется внутри них. Двемеры эту инициативу одобрили, так как и сами увлеклись этим делом.
  
   В чём была их выгода? Гарольд всё таки согласился с их предложением. Перед ним стояла задача отвоевать двемерские города провинции Скайрим. Начинать этот процесс лучше всего было с острова Солстхейм. Причина была банальной -- отсутствие слепышей ратмеров, как теперь с лёгкой руки Малфоев стали именовать осквернённых. Ради возвращения своих владений двемеры были готовы строить для Гарольда город, помогать дирижаблями, пересадить ему ещё одно сердце для придания его организму свойств двемера.
  
   Последний пункт уже был назначен на этот учебный год в коллегии, как экспериментальная работа в школе восстановления. Колетта Маренс от радости только что на ушах не стояла. Столь могучий эксперимент под её руководством давно не случался. Так что для получения титула мага Гарольд в этом году выбрал пять школ магии: разрушение, изменение, зачарование, алхимия и восстановление. Тяжко ему придётся, учитывая отлучки по делам, но это того стоит. Благо в этом году теории будет меньше, а практики наоборот больше.
  
   Поступать в этом году никто не стал. Быть может не было достаточного количества желающих, но как бы там ни было, а новые лица в самом городке Винтерхолд появились. Ярл Корир всё лето явно не щи лаптем хлебал. Гарольд оказался на апарационной площадке у дома ярла и пошёл в местную лавку алхимика. Собственно идти было пять метров до нужной двери. Данмерский алхимик из дома Телванни был настолько наглым, что попросил у Корира участок рядом с его домом. Поскольку Зал Снежной Короны представлял собой в плане крест, то данмер воспользовался пустым пространством слева от входа в жилище ярла. На тридцати квадратных метрах этот пройдоха умудрился впендюрить типичную конструкцию типа сарай, разделить его на две зоны: жилую и торговую, а также присобачить к этому сараю башенку, служащую ему складом.
  
   - Здорово, Данте. Как идут дела?
  
   - О, Гарри, давно не виделись. Всё лето пропадал где-то.
  
   - Ну не где-то, а ярлом целым заделался.
  
   Маг не удержался от того, чтобы не подбочениться горделиво. Смотрелось это в тесноте алхимической лавки с красочным названием "Винокурня" очень смешно.
  
   - Ага, а я тогда князь склянок и пробирок.
  
   Рыжий данмер подумал, что маг его разыгрывает, но нет, тот так и стоял с серьёзным видом.
  
   - Да ладно! Признавайся, кого подвинул с кресла. Судя по всему не Корира, ибо он только полчаса назад заходил за зельем для... Короче рассказывай давай!
  
   - Никого я не двигал с законного места, чтобы самому усесться.
  
   - Значит, чтобы не самому усесться всё же двигал. Ладно, молчу, рассказывай.
  
   Гарольд откашлялся и сообщил Данте, что зачистил пиратское гнездовье на Бликроке. Данмер похлопал глазами, выматерился как следует и выставил перед обалдевшим магом мешочек с деньгами.
  
   - Это что?
  
   - Да не, это мелочь. Я тебе теперь скидку постоянную сделаю. Ты не представляешь, как я тебе благодарен. Я в Скайрим по морю добирался, а эти суки налетели на нас словно буря, чудом уцелел, вплавь до берега добирался притом зимой. Ещё имя запомнил хорошо, пираты своего капитана называли Хьярсу Кровожад.
  
   - Ага, помню такого, эта гнида чуть ли не единственный нам сопротивление оказал, когда мы весь городок накрыли. Дрался как бешеный, но мои ребята его так хорошо угомонили, что даже из мёртвых не поднимешь.
  
   - Спасибо тебе, ярл, считай отмстил за меня.
  
   Гарри просто пожал плечами.
  
   - Ну хорошо, что ты доволен. У тебя есть знакомый или может быть родич, который бы открыл на Бликроке лавку алхимика? Можно даже с размахом. Место позволяет, во всяком случае есть, где развернуться.
  
   Данмер серьёзно загрузился так, обдумывая свой ответ.
  
   - Ну, в принципе есть у меня парочка кузенов и кузин, что готовы податься на поиски своего места в жизни.
  
   - Я надеюсь они нормальные в плане общения? У меня под крылом каждой твари по паре, так что за гнилые разговоры в Хогсмиде могут прописать промеж ушей.
  
   Данмер даже сделал вид, что возмутился.
  
   - Я бы никогда тебе высокомерных мудаков не посоветовал. Потому я и живу здесь, а не в Садрит Мора. С тех пор, как старик Нелот свалил на Солстхейм, старые пердуны из совета дома совсем стали невыносимы.
  
   - Мастер Нелот свалил на Солстхейм, значит? Любопытно.
  
   - Да-да, он добровольно свалил в эту дыру и положил на всех болт. Впрочем это у него всегда получалось лучше всего. Мне только одно не понятно, чего ради стоило ехать в это Трибуналом забытое место. Там же кроме неугодных представителей дома Редоран ничего нет.
  
   - Неугодных?
  
   Данте скривился, как будто съел три лимона. Было видно, что тема ему неприятна.
  
   - Об этом не говорят вслух, ибо ищейки Редоранов не дремлют, но на остров сослали всех выживших членов дома Индорил. Они служат Редоранам, но расходятся с ними в вопросах веры. Вот и убрали последних выживших Индорилов, чтобы не мешались под ногами.
  
   Данмер говорил это всё с таким оттенком голоса, как будто рассказывал о чём-то очень личном. Как будто он заинтересован в Индорилах.
  
   - Ты так не любишь Редоранов?
  
   - А по мне не видно, что во мне течёт кровь Индорилов?
  
   Данте посмотрел в глаза магу, но увидел только полное непонимание.
  
   - Рыжий цвет шевелюры -- отличительная отметка дома Индорил, подобно тому как и фиалковые глаза признак истинных Хлаалу. Из-за волос меня и не привечают среди Телванни. Настоящий Телванни должен быть жгучим брюнетом. Тьфу, гадость какая!
  
   Информация была невероятно ценной. Во всяком случае в книгах такого не встречалось.
  
   - Да уж, расизм. А какими признаками выделяются дом Редорана и дом Дрес?
  
   - Хе-хе, Дресы -- блондины, ну это сами данмеры их так называют, на самом деле у них русые волосы. А Редораны самые ушастые среди данмеров и у них на теле есть красные узоры от природы.
  
   - Держи.
  
   Гарольд передвинул к Данте обратно мешочек с деньгами. Теперь настала пора алхимику в непонимании смотреть на мага.
  
   - Ты мне очень помог. Многое, что раньше от меня ускользало, теперь встало на свои места. Ладно, бывай, на неделе ещё забегу.
  
   Маг быстро покинул лавку, оставляя алхимика думать над смыслом жизни. Ему и без Данте хватало новостей. Первое, что бросалось в глаза из изменений, так это наличие городских ворот. С востока в Винтерхолд можно было попасть только через дорогу в скалах, отделяющих город от пологого побережья. Причём гряда заканчивалась аккуратно около обрыва. Причём строители успели не только соорудить ворота, то также и переход над ними и работа продолжалась над башенками по обе стороны от ворот.
  
   Все руины домов по правую руку от восточных ворот в город занимали сейчас строительные площадки. Десятки рабочих рубили в материковой породе целых два котлована под подвальные этажи. Деревянные остовы руин были порублены на дрова, а камень от бывших очагов сейчас использовался вместо забора для палаточного лагеря на свободном участке у обрыва. К ярлу идти не хотелось, да и новости лучше не от него узнавать, вот и решил Гарольд пообедать в таверне. Не смотря на утро в "Замёрзшем Очаге" некуда было яблоку упасть. Новые люди заняли почти все столы и недовольному таким столпотворением магу пришлось усаживаться за стойку, подзывая трактирщика.
  
   - Хэй, Дагур, налей мне вина.
  
   Трактирщик сразу же подбежал к нему. Стоило ему услышать знакомый голос.
  
   - О, вернулся продолжать учёбу?
  
   - Да. Я как посмотрю, так у тебя забот невпроворот.
  
   Дагур мгновенно сообразил любимую комбинацию мага с вином.
  
   - Вот, держи. Да, ты прав, почти сразу, как ваша компания уехала на лето, так ярл на месте не сидит, а занят возрождением города. Я на следующий год второй этаж буду отстраивать, а пока нам и текущих перемен хватает.
  
   И Дагур начал рассказывать о переменах в жизни городка. А оказалось всё очень просто: по весне ярл Корир сон увидел вещий, будто открылась в городке новая шахта. Корир как встал с утра, так сразу и двинул к той стене каменной, под конец мая нашёл обломки ртутной руды среди строительного камня. Ещё три недели ярл сам горбатился с киркой, потом позвал на помощь стражников, короче откопали они полноценную рудную жилу.
  
   Вообще экономика владения Винтерхолд держалась на Свистящей Шахте, магических услугах коллегии, промысловых лагерях и рейдов на убежища контрабандистов. Многочисленные острова у берега провинции не были её частью, назывались Пиратскими и служили местами стоянок для капитанов, ходящих под флагом "Весёлый Роджер". Так что открытие ртутной шахты прямо в пределах города изменило не только расклад экономических, но и политических сил. Корир получил в свои руки мощный рычаг влияния, став в одночасье самым богатым человеком своего владения.
  
   Смешно говорить, но клан Снежного Саблезуба теперь обошёл по влиянию клан Полярных Медведей. И если раньше влияние ярла на соперников было в том, что у него есть очень редкий и дорогой амулет шахтёра, позволяющий точно определять размеры рудных запасов, то теперь Корир сам мог указывать, кому и что делать. Ртутная руда в несколько раз дороже железной, а значит у ярла появились деньги на реализацию его задумок. Гарольд был уверен, что без Люциуса здесь не обошлось.
  
   В городе появился кузнец -- орк по имени Тодэуш гро-Шарм. Свой дом и кузницу он расположил аккуратно между таверной и домом Малфоев. Лагерь из палаток -- это вотчина шахтёров, пока они строят себе гостевой дом в два этажа с подвалом. Видя оживление в этом уголке Скайрима в город пожаловали переселенцы. По причине ограниченности площади место под постройку жилья приходилось ужимать по полной, но вторую улицу наконец отгрохали. Рядом с кузницей поместился цех Малфоев. Вдоль обрыва выросли халупы работников.
  
   Конечно ярл не обошёл вниманием и дружину, прямо за таверной торчала огромная скала, которую сейчас активно рубили на составляющие для постройки добротного каменного чертога. Корир явно решил отблагодарить Гарольда за возвращение ему короны Винтерхолда. Древненордская фиговина для головы, больше похожая на шлем мага, вернулась к Снежным Саблезубам, так что ярл наконец решил выстроить для боевого тана нормальный дом. Особо удивительного в этом ничего не было, так как обладание такой статусной вещью теперь давало возможность Кориру заключать торговые договора на своих условиях.
  
   Конечно со временем здесь возникнет ещё несколько доходных домов, по мере того, как палаточный городок будет переселяться в нормальные условия. Так что Винтерхолд ждут большие перемены. Да и в целом это запущенное место стало выглядеть более живым. Поняв, что пообедать в трактире ему не светит, Гарольд решил отправиться в коллегию. Уж там домовики расстараются.
  
   ***
  
   В сознание она приходила медленно и неторопливо. Голова раскалывалась так сильно, что девушке казалось, будто она плавает на волнах. Хотя какие к чёрту иллюзии, её тело омывает вода. Причём нет-нет, но волны накатывают на лицо, заставляя отплёвываться от солёной воды. Какого Мордреда происходит?!
  
   - Кхээрррр! Бха-бха-бха...
  
   Девушка закашлялась, пытаясь попутно подняться. Она ничего не понимала, тело слушалось её очень плохо, словно было резиновым, во рту будто кот нассал, глаза слиплись так, что открыть их не лишившись ресниц не представлялось возможным. Ещё и мысли путались в такой клубок, что она не знала за какую нить воспоминаний ухватиться.
  
   - Тьфу, скотство!
  
   Кое-как девушке удалось встать на корточки и умыться в морских волнах. С огромным трудом ей не только удалось продрать глаза, но и осмотреться вокруг. Окружающая местность нисколько не напоминала побережье Великобритании, да и судя по форме скал, незнакомым растениям и наличию в небе двух лун, девушка оказалась где-то в другом мире.
  
   - Ну хоть не в спальне у Дамблдоров, и то праздник.
  
   Гермиона Фламель передёрнулась в отвращении, вспоминая не самые приятные пристрастия своих учителей. Но незнакомая обстановка, тропический пляж и лунная ночь дарили девушке покой и настраивали на позитивный лад, Только странная конструкция в виде огромного мегалитического комплекса рядом её сильно волновала. Поскольку она давно могла колдовать без палочки и невербально, то заклинание обнаружения разошлось от неё с невероятной лёгкостью. Даже слишком легко.
  
   - Всё интересней и интересней.
  
   Гермиона с удивлением осмотрела свои поднятые руки. Что-то было не так, а поскольку заклинание не обнаружило никого крупнее кролика на милю вокруг, то всё внимание девушки досталось изменениям во внешности. Её родной смугловатый оттенок кожи сменился непередаваемым цветом смуглого золота, которое покрывали странные татуировки чёрного цвета. Радовала только её буйная рыжая шевелюра, которая как и раньше ниспадала натуральными лохмами, правда сейчас волосы доходили девушке до колен.
  
   - Что у меня с головой?
  
   Не надо было быть самой умной, чтобы потрогав голову, понять изменившуюся архитектуру черепа и торчащие в стороны острые уши. Но самый большой сюрприз, точнее даже два, поджидали Гермиону, когда она опустила свой острый подбородок вместе с о взглядом вниз.
  
   - Ни хуя себе, я - корова!
  
   Девушка испугано прижала ладошки ко рту, сама удивившись, как в необычной ситуации у неё вырвались такие ругательства. Хотя глядя на бюст пятого размера сложно было сказать что-то другое. Сиськи у Гермионы теперь были из разряда высшей категории. Прямо идеальные налитые груди, мечта подростков.
  
   - Так, милочка, помни, что чудовищем в зеркале можешь оказаться ты сама.
  
   Одним движением девушка наколдовала вокруг зеркала в полный рост и осмотрела себя с великой тщательностью. Можно сказать, что кроме яйцеголовости и острых ушей новая внешность ей нравилась. Гермиону даже посетила шальная мысль воспользоваться маховиком времени и обороткой, чтобы оттрахать саму себя. Единственное, что её смущали чёрные коготки на пальцах и чёрные зубы, блестящие как обсидиан. Однако это было терпимо, другое дело, что она была полностью голой и наряжена только в свою рыжую гриву.
  
   - Ночь полнолуния, тропический пляж, романтика, можно конечно глупостями заняться, но это будет странно. Ещё эти татуировки непонятные.
  
   Скривив свою смазливую мордашку перед зеркалом, Гермиона наколдовала то, что в данном случае подходило больше всего. Мановением руки из воздуха появились постоянной трансфигурацией бельё, топик и пляжные шортики, которые едва ли сильно прикрывали ей бёдра.
  
   - Да, в таком виде только на роль главной злодейки в космоопере сниматься.
  
   Налитые червоным золотом глаза в ночи мерцали странным потусторонним волшебным огнём. Татуировки, что начинались под левым глазом, переходили на горло и лентами вились на живот, руки и ноги, придавали девушке некоего шарма.
  
   Решив, что хватит на себя в зеркало пялиться, Гермиона развеяла зеркала и принялась вспоминать, как она дошла до жизни такой. Последним ярким воспоминанием было то, как она на следующий день после битвы кинулась по горячим следам магической метки, установленной на Избранном. Гермиона глубоко сожалела, что пошла на поводу у семьи и Дамблдоров, а в итоге похоже, что Гарри всё узнал и решил сбежать.
  
   Гермиона за годы учёбы смогла разглядеть в Гарольде человека и верного друга. В тот день она о многом сожалела, желая извиниться за все свои тайны и открыться Поттеру, рассказать как всё было на самом деле. Девушка запуталась в своих мотивах, но считала, что ещё можно всё исправить, если рассказать обо всём, ничего не утаивая. Теперь она в другом мире.
  
   Когда Гермиона снова оказалась в министерстве магии, то уже тогда идя по следу Гарри в отдел тайн её сердце почувствовало самое страшное. Зал пророчеств снова был разгромлен. Тысячи голосов шептали в темноте помещения, освещаемого одним лишь люмосом Гермионы. Она до последнего не верила, от гоняла от себя мысль об этом, но магический след обрывался в Арке Смерти. Избранный ушёл туда, а Гермиона в трансе стояла около древнего портала некромантов и не верила, что это происходит с ней. Девушка и сейчас уронила слёзы на песок, осознав, что извиниться у неё не получилось. Она так и не смогла рассказать Гарри о том, что тоже является заложницей своей семьи.
  
   Да, Гарри Поттер ушёл громко хлопнув дверью. Не приходилось сомневаться, что профессор Снейп передал Избранному не только воспоминания о его предназначении. Оставалось только догадываться, что именно знал зельевар и как трактовал её роль в произошедших событиях. Одно ясно наверняка, Гарри почувствовал себя обманутым и преданным. Наверняка у бывшего друга случился коллапс личности после таких откровений, а учитывая характер мерзкого зельевара, Гермиона ни на секунду не сомневалась, что мог таким образом Снейп сообщить Гарольду.
  
   - Ох, Мерлин всемогущий, какая же я дура была!
  
   Последним воспоминанием была зелёная вспышка у неё за спиной, сильный удар и падение в Арку Смерти. Были и другие воспоминания, связанные с Гарри, наверное самые счастливые воспоминания девушки. Именно с брюнетом связывала она призыв своего патронуса.
  
   - Экспекто Патронум.
  
   Она не надеялась на отклик, но снова колдовать без палочки было невероятно легко. Гигантская светящаяся словно звёздный свет выдра предстала перед ней, смотря на свою хозяйку с ожиданием указаний. И тут Гермиона вспомнила, что патронус способен передавать сообщения, понимая, что выглядит полной дурой, Гермиона захотела отправить своего защитника в неизвестность. Девушка пришла в такое возбуждение, что до самого утра сочиняла извинения и репетировала свою речь, под взглядом животного. И только в предрассветных сумерках ведьма собралась с духом и выдала своему защитнику сообщение
  
   - Отнеси это сообщение Гарри Поттеру.
  
   Гермиона скрестила пальцы крестиком и стала смотреть за реакцией патронуса. Гигантская выдра словно какая собака обежала, смешно перебирая лапами вокруг хозяйки поводила в воздухе мордочкой и шустро поплыла над океаном на северо-запад. Направление ведьма определила специальным заклинанием компаса. Из груди девушки вырвался облегчённый выдох.
  
   - Так, пора искать цивилизацию. Наверняка здесь где-нибудь на берегу будет деревня рыбаков.
  
   Собравшись с мыслями, ведьма потопала по пляжу в северную сторону. Опять же поисковое заклинание настойчиво показывало, что ближайший город находится в сотне миль именно в том направлении. Не забывала Гермиона внимательно посматривать на песок. Как назло никаких следов ей не попадалось. Она только ближе к обеду обнаружила один единственный след и его змеевидная форма, девушке не понравилась от слова совсем. Судя по размеру, этакая змеюка запросто может пообедать гуманоидом.
  
   - И почему мне так везёт на змей?
  
   ========== 39. ==========
  
   Гарольд Певерелл продолжил своё обучение в коллегии магов Винтерхолда и теперь в теории имел больше свободного времени для решения своих дел. На практике получилось, что каждый час у него был расписан по минутам. Кричер только успевал записывать следом за своим хозяином списки дел и переносить мага в нужные ему места. В очередной раз к Гарольду в его лабораторию в Миддене явился Добби и сообщил, что архимаг вызывает Гарольда на серьёзный разговор. Брюнет только плечами пожал, но направился в покои архимага, желая узнать, что такого важного Савос Арен хочет ему сообщить.
  
   -- Архимаг, вы звали меня?
  
   Данмер как раз возился у себя на клумбе. Удивительное дело, но у архимага посреди его покоев стояла клумба, где тот выращивал растения из своего родного Морровинда.
  
   -- А, юноша, вы уже пришли. Ну что же, прошу к столу. Не откажите составить компанию старику.
  
   -- С удовольствием.
  
   Гарольд славно посидел с архимагом, пообщавшись с данмером и сообщив, что на следующий год начнётся подготовка площадки под строительство будущей школы. За основу естественно будет взят комплекс древненордских руин Небесный Саван. Обширные подземелья и оборонительный вал, будут шикарно дополнены двемерским архитектурным стилем. Архимаг на это важно покивал и посоветовал отдельно уделить внимание обороне острова. Гарольду не надо было быть мастером интриг, чтобы понять: архимаг подозревает какую-то угрозу для острова.
  
   Чёртовы данмеры прямо не говорят, предпочитая говорить полунамёками и недомолвками. Впрочем, кто предупреждён, тот вооружён, а учитывая непрямой намёк, угрозу стоит ожидать из Морровинда. Тем более архимаг стал лишь первым тревожным звоночком. Брелина Марион и Данте также сделали попытки предупредить Гарольда о возможных проблемах. И если Данте просто сказал, что у его сородичей появились срочные заказы до конца года, то Брелина так и норовила в присутствии Гарольда обругать дом Редоранов, а также громко жаловалась на совет дома Телванни.
  
   Последней каплей стало письмо от Бранд-Шея. Этот данмерский торговец был освобождён Гарольдом из застенков Рифтена и теперь чувствовал себя ему обязанным. Его письмо, пришедшее с разрывом в неделю после разговора с архимагом, прямо сообщало о том, что дом Редоран стал через сторонних лиц закупать большое количество сырья и всего необходимого для морского похода. Кроме того, дом Телванни также взялся расширить свой торговый флот для увеличения торговли с Акавиром.
  
   Значит дома воинов и магов решили половить рыбку в мутной воде и отбить остров Бликрок, пока не истекли положенные пять лет удержания вольной захваченной земли. Вполне логично, учитывая, что Гарольд все эти пять лет будет вынужден биться в одиночестве. Закон нордов о вольных землях предусматривает именно это. Претендент на должность ярла должен отбить все атаки на свою завоёванную территорию. Хорошо ещё, что все ярлы Скайрима, имеющие выход к морю, относятся к нему дружественно, а то могло бы получиться и так, что кто-нибудь из них попытал бы счастья.
  
   Ну если великие дома Морровинда собираются остричь его, то Гарольд им ответит. Так ответит, что данмеры сами без скальпа останутся. Тут ещё эта чёртова операция у двемеров по выращиванию второго сердца. Уже два месяца учёбы прошло, через неделю начнётся этот грандиозный эксперимент, а ему нужно время. Архимаг и так дал ему месяц, на восстановление, но Гарольд решил играть вабанк. Если против тебя готовят большой флот, значит, надо выдать противнику один большой сюрприз. О да, ярл уже знал, что за сюрприз он преподнесёт данмерам.
  
   Всю оставшуюся неделю до отбытия вместе с Коллетой Маренс в Вал Лирея, Гарольд не сидел на месте. Он подтянул все предметы, взял домашние задания и наконец отправился к двемерам. Перед операцией Гарольд очень долго разговаривал с внуком Кагренака в лаборатории последнего под чарами приватности. О чём шла речь, никто кроме них двоих не узнал, но Нчуак II после этого помчался собирать материалы для нового проекта, называя людей психованными гениями.
  
   Что сказать о самой операции? Попробуйте представить, что вам собрались вырастить лишний орган. Самая большая проблема -- найти для него место. Требуха она в принципе заполняет полость тела полностью, а тут надо ещё один орган размером с сердце вопхнуть в организм. Ну что делать, пришлось Гарольду слегка раздаться в плечах, пока он лежал на хирургическом столе три дня в полном сознании. Началось всё с того, что маг лёг на этот стол и двемерские целители просто вырубили ему все ощущения ниже плеч, а также отключили сон, так как сам объект эксперимента им нужен был в полном сознании.
  
   Так Гарольд познакомился с таким понятием, как корректирующая операция на самом себе. Большую часть работы выполнил он сам. Испанцы в своё время придумали много забавных казней. Хорошо ещё, что Сириус стоял рядом и комментировал увиденное. Когда тебе ломают грудину, а ты ничего не чувствуешь -- это удовольствие ниже среднего. Гораздо круче только управлять процессом выращивания второго сердца. Так что первая часть операции заняла все первые сутки, пока ломали скелет и заставляли верхнюю часть туловища сделаться шире.
  
   Из-за паралича, досталось магу только ощущение ломаемого, увеличиваемого и перестроившегося по новому плечевого пояса. Рёбра были отдельным моментом. Следовало не просто сломать грудину, но и изменить под увеличившийся объём архитектуру этих костей. Боли не было, но неприятных моментов хватило с лихвой. И это всё не отменяло пищевых потребностей. Так что Гарольду пришлось пить питательные зелья. Гадость та ещё, но питаться нормально, лёжа на хирургическом столе не получалось.
  
   Наверное именно самостоятельная работа с магическим конструктом по созданию сердца из собственных запасов была самой выматывающей частью. Благо Сириус сам через это прошёл. Но на втором сердце, создающем вокруг Гарольда особую ауру, на которую настроены двемерские анимункули и приборы изменения пришлось прекратить. Оказалось в Гарольде было полно аномалий, которые не давали довести процесс внедрения до конца. Точнее процесс-то был запущен, а вот дальше всё пошло не по плану. Новые нервные структуры организм переработал на свой лад.
  
   Консилиум из двемерских целителей, декана школы восстановления, её дочери -- главы дозорных Стендарра в Скайриме и самого Гарольда все третьи сутки пытался понять в чём дело. Радости это никому не добавляло. Нервная система у Гарольда несла в себе типичные особенности меров, оставаясь внешне чисто человеческой. Попытка мутации привела к тому, что новые ткани заняли своё место, но органически вплелись в человеческих типаж. Кроме того, само сердце номер два переняло эти мутации, да ещё и образовало внутри себя кусочек этерия. В результате аура для управления анимункулями получилась весьма странной.
  
   Нет, анимункули слушались Гарольда, но совершенно по иной схеме. Вместо привычного багрового сияния кроваво-бронзового цвета глаза механизмов начинали излучать зелёный огонь. Это было невероятно. Гарольд оказался аномалией, которая игнорировала двемерскую технологию и связывалась с уникальными машинами по альтернативному каналу. Сказать, что двемеры пришли в ужас -- это не сказать ничего. То есть всё это время они спокойно себе жили, зная, что только айледы могут управлять их анимункулями, но с этой стороны всё было прикрыто договором, а тут вдруг обнаруживается ещё один вид любителей использовать схожий принцип.
  
   Ладно, этериевые посохи могут даровать контроль над ограниченным числом анимункулей любому. Сами двемеры обладают талантом управления своими творениями. Айледы обладали талантом управлять магическими существами, то есть элементали рядом с ними становились домашними питомцами. Босмеры умеют управлять сухопутными животными, хоть это и близко к двемерам, но анимункулей таким образом подчинять не получается. Маормеры умеют проделывать всё тоже самое с морскими животными. Но что за сила дана Гарольду -- этого понять не получилось.
  
   В итоге все сошлись на мысли, что есть некая разновидность меров, которая отметилась у Гарольда в предках, либо это одна из утерянных на Атморе способностей нордов. Поскольку Гарольд уже имел статус друга двемеров, то вопрос решился мирным путём.
  
   ***
  
   Представители новообразованного данмерского морского клана Граулхогов вошли во дворец ярла, спеша принести важную весть. Аркадаша прошла через внутренний двор, где дети ярла суетились, помогая устанавливать оранжерею. Братья Разор и Тулдас следовали за ней на полшага позади. Они точно знали, что ярла нет во дворце, но у его управителя всегда есть прямая связь с господином. Тронный зал встретил их видом детского манежа, девушки-барда, играющей двум младенцам в том самом манеже, и управительницы, сидящей за парадным обеденным столом и погрузившейся в бухгалтерский учёт. И только лёгкое покашливание за спиной вернуло данмеров в реальность. Подпирая собой стену, позади них у дверей стоял начальник стражи Брунвульф Зимний Простор.
  
   -- Мы принесли важные новости для ярла.
  
   Изольда посмотрела на данмеров и кивнула, мол выкладывай.
  
   -- Мы бы хотели их сообщить ярлу лично. Можно связаться с ним?
  
   -- Извините, уважаемые капитаны, но ярл сейчас находится в месте, куда не достаёт связь. Ваше дело требует его обязательного присутствия?
  
   Данмеры переглянулись.
  
   -- Мы принесли вести о том, что дом Редаран собирается напасть на остров. Мы захватили корабль с бретонскими инженерами, которые должны были построить для сил дома Редоран десантные каракки.
  
   Последующего ответа данмеры точно не ожидали.
  
   -- Ярл уже в курсе, и сейчас работает над ответными мерами. Спасибо вам, вы полностью подтвердили его опасения. Брунвульф, займись пленными. Теперь они должны работать на нас пять лет, если хотят вернуться живыми и здоровыми домой.
  
   Отдав распоряжение начальнику стражи, Изольда перенесла своё внимание на капитанов клана Граулхогов.
  
   -- Теперь с вами разберёмся. Трикси.
  
   Данмеры наблюдали как перед управительницей ярла возникла хоммерка и получила указание от хозяйки принести наградные документы. Исчезнув на пару секунд, домовушка снова появилась, подавая нордке стопку листов. Изольда сноровисто заполнила три листа, ещё и странным артефактом что-то с ними сделала, после чего принялась строчить указы. Данмерам было предложено присесть напротив и выпить вина в ожидании документов. Троица не стала отказываться, раз в доме ярла угощают.
  
   -- Значит так, уважаемые, вот ваши наградные листы. Обязательно храните их, ярл обязал за каждые десять листов давать временное послабление в налогах или соразмерное вознаграждение. Кстати, распишитесь в получении. Вот кровавое перо. Вот тут, тут и тут, где галочки.
  
   Изумлённые данмеры посмотрели на пергаментные свитки, где был написан стандартный текст и их имена. Что такое кровавое перо, данмеры поняли, когда почувствовали укол, взяв его в руку. Их весьма неприятно удивила подпись собственной кровью. Видя их лица, Изольда пояснила тут же, что это защита от мошенников.
  
   -- А вот бумаги на получение расширенного снабжения на следующий месяц. Тут ничего подписывать не надо.
  
   Изольда улыбнулась данмерам, но тем почему-то стало как-то нехорошо от хищного оскала нордки. Тем не менее ярл был справедлив. По выданным документам они теперь имели право получить на складе снабжения флота больше зелий как по количеству, так и по разновидностям, а также могли претендовать на дополнительный такелаж и продуктовый паёк.
  
   -- И вот ещё вам вознаграждение за важные сведения.
  
   Перед капитанами положили три мешочка по тысяче септимов. Ошеломлённые капитаны вышли из дворца, обсуждая щедрость ярла и заботу о процветании капитанов, ходящих под его флагом. В который раз все трое убедились, что приняли тогда правильное решение, уйти под руку такого правителя.
  
   Изольде только и оставалось, что изумляться такому распоряжению Гарольда, но её мужчина в таких делах ошибался очень редко, так что она верила, что эта политика принесёт неожиданные всходы в будущем. Она приложила руку к животу, погружаясь в себя и мысленно обращаясь к новой жизни, что снова зрела у неё под сердцем. Рядом за стол уселась Линли. Устало вздохнув и по привычке потянувшись за кружкой сока. Таковая тут же не замедлила появиться перед ней.
  
   -- Заснули?
  
   -- Да. В этот раз долго пришлось играть на лютне.
  
   -- Ничего, это только пока они вдвоём, потом им будет веселее.
  
   -- Ага.
  
   Изольда и Линли обменялись понимающими взглядами. Обе принадлежали с потрохами одному мужчине, так что понимали друг друга с полуслова. Гарольд снова брал их в кровать всё лето. Так что ничего удивительного нет в том, что обе к началу учебного года в коллегии магов снова оказались в положении. Ярл следовал атморанским традициям и плевал на мнение посторонних с высоты полёта дирижабля.
  
   -- Ханна и Невилл кстати тоже ждут прибавления. Так что детская во дворце действительно была построена с запасом.
  
   -- Ага, домовики поговаривают, что Брунвульф тут на одну данмерку запал из приезжих.
  
   Подруги по гарему снова обменялись понимающими взглядами, ибо все приезжие данмеры были из Виндхельма, так что быть может начальник стражи запал довольно давно, ещё на материке. Не обошли конечно вниманием и супругов Теев. Аргониане сейчас как раз присматривали за мамонтовой фермой и вполне имели все предпосылки для рождения детей. Тем более, что Гарольд предпринял ряд шагов для увеличения рождаемости. Помощь обещал семьям, где больше трёх детей.
  
   -- Смотри, они опять всем кости перемывают.
  
   Ралоф и Лидия зашли в главный зал, выглядевшие как будто все окрестности в городе облазили. Из двух комков грязи только глаза смотрели ясными взорами. В остальном было похоже, что их хорошенько с холма скатывали. Погода на Бликроке радует мокрым снегом и непролазной грязью. Хускарлы ярла ушли в очередной рейд по острову, так что удивляться их теперешнему виду не приходилось.
  
   -- Во имя Девяти, идите быстрей отмываться.
  
   -- Да-да, могли бы уже нас порадовать прибавлением, а не бессмысленными рейдами, как будто без вас не обойдутся.
  
   -- Ещё и грязи тут нанесли.
  
   Ралоф и Лидия довольно хохоча, прошли прямиком через зал и начали спуск в подземелья. Домовики только и успевали, что убирать грязь следом за ними и приготовить всё необходимое в парилке. Двемеры по заказу ярла многое предусмотрели, ещё и Гарольд зачарования ставил весьма сложные. Так что дворец был если и не полной чашей, то очень близко к тому. Наверное, в Белой Башне не было столько удобств, как у Гарольда здесь.
  
   Гарольд строил не с размахом, но результат поражал. На территории в гектар было предусмотрено всё. Постройки органично встроены в пейзаж, так что дворец ярла сразу же стал символом Хогсмида. Изольда подмечала, что все посетители входят во дворец с некой опаской, а уходят полные достоинства. Конечно, всё это подкрепляется с политикой Гарольда, но всё равно мощный символ государственной власти внушает недам, мерам и фурри надежду на лучшее будущее. С лёгкого языка ярла зверолюды получили себе краткое обозначение.
  
   -- А вот и мы.
  
   В главный зал завалила толпа детей и уставшие гербологи.
  
   -- С оранжереей закончили, теперь можем заполнять землёй и пересаживать.
  
   Невилл плюхнулся на своё место и откинулся на спинку стула. Ханна села напротив него и повторила действия мужа. С созданием оранжереи были самые большие проблемы. Дети всей толпой мыли руки и готовились ужинать после тяжёлого дня. Во дворце подходило время ужина.
  
   ***
  
   Клавдий Марон так спешил со сверх срочным донесением, что влетел в покои императора не постучавшись. В результате он стал свидетелем весьма интимной сцены. Тид Мид II лежал на животе на диване, а тайная советница в своём красном халатике с золотой оторочкой, оседлавши самого влиятельного человека Тамриэля, делала ему массаж.
  
   -- Простите, повелитель, но у нас война намечается.
  
   Клавдий порадовался про себя, что является начальником охраны и ему подобная вольность сойдёт с рук. Любого другого гонца бы уже в живых не было бы. Император ленивым жестом дал знак читать донесение. Правитель даже не удостоил Клавдия взглядом. Командир Марон в принципе его прекрасно понимал, потому открыл тубус и зачитал донесение вслух. Агенты на местах сообщали, что дом Редоран и дом Телванни вложили все свои силы в постройку крупного флота. Редораны ради этого замирились с Хлаалу. Причинами для этого действия официально были объявлены расширение торговли с Акавиром и создание охранных эскадр для морских караванов. Но наблюдатели в своём докладе сообщали кучу фактов, которые в эту схему не увязывались.
  
   -- Серые совсем страх потеряли? Давно ли они у нас просили помощи? А сейчас флот собирают.
  
   Император так резво вскочил с дивана, что невольно свалил в сторону свою советницу.
  
   -- А я давно говорила, что Воронью Скалу надо вернуть под наш протекторат. Напиши своей кузине, пусть зашлёт туда разведчиков.
  
   В очередной раз вспыхнул спор о Солстхейме. Верховный Король Скайрима передал два острова под лагеря беженцев, когда Морровинд входил в состав империи. Это позже дом Редоран навязал Мидам договор о независимости Морровинда и союзе с империей. Однако спор так и не разгорелся как следует, ибо командир Марон довольно громко откашлялся.
  
   -- Это ещё не всё повелитель. Есть более интересный доклад из Скайрима. Он может прояснить ситуацию с данмерами.
  
   Тид подскочил к Клавдию совсем не как подобает монархам и схватил тубус с донесениями по Скайриму. Император читал эти новости, сидя за своим небольшим письменным столом. Здесь стоял такой предмет обстановки, на случай если императору нужно будет срочно работать с документами.
  
   -- КАКОЙ НАГЛЕЦ!
  
   Император не смотря на громкость сейчас улыбался до ушей. Телекинезом он притянул к себе бутылку этого нового напитка под названием виски и прямо с горла употребил половину содержимого. Поморщившись, Тид Мид II закусил крепкий напиток лимоном прямо с куста. После чего принялся с выражением зачитывать своим верным сподвижникам донесение о том, как одна наглая морда со шрамом на лбу в виде молнии осмелилась воспользоваться древними как мир законами Скайрима о вольных землях.
  
   -- Этот юноша далеко пойдёт. На мелочи не разменивается. Если любить, так правительницу Солитьюда, как самому становиться ярлом, так взять на копьё вольные земли и создать новый холд.
  
   Советница в ответ заливисто рассмеялась.
  
   -- Незнание закона не освобождает от ответственности, а знание нередко освобождает. Очень расчётливый ход. Он замирился со всеми ярлами Скайрима и теперь создал новый холд. Если он удержит эти земли, то после такого совет ярлов сам отдаст в его руки корону конунга.
  
   Клавдий на это поморщился. Не любил он таких выскочек, которые создают проблемы императору. С другой стороны это не их головная боль. Скайрим и Морровинд вышли из состава Империи. Второй де юре, а первый де факто, но недолго мир был.
  
   -- Вот только данмеры похоже его посчитали за серьёзную угрозу. Понятное дело, что они попытаются свалить новый холд, но даже если они и одолеют этого выскочку, то на них ополчится весь Скайрим. Если Гарольда убьют в бою, то норды воспримут это как личное оскорбление. Боюсь даже представить, какая резня начнётся в Виндхельме и Рифтене.
  
   Император и советница сами прикидывали расклады. В случае поражения ярла-миротворца обе стороны в Скайриме отбросят прежние распри и не успокоятся, пока не утопят Морровинд в крови, просто потому что Гарольд Певерелл не просто миротворец, а многое сделал для стабильности в провинции. Первыми жертвами естественно будут Хлаалу, потому как почти все они находятся в Скайриме. Похоже в очередной раз дом Редоран решился на очень опасный многоходовый план по уничтожению старого политического соперника.
  
   ***
  
   Патронусы ярлов Белого Берега налетели на Гарольда, когда тот сдавал зачёт на звание адепта школы восстановления после нового года. Прошла всего неделя как маг снова вернулся на учёбу после пропущенного декабря. Колетта Маренс передумала возмущаться когда лис с тремя хвостами и огромными клыками и такой же песец с тремя хвостами в два голоса заговорили о том, что на Зал Дозора напали королевские вампиры. Декана школы восстановления от смерти от сердечного приступа спасла зачётная работа Гарольда. Представивший, что сейчас чувствует его наставница, маг выдал заклинание поддержки и оздоровления, которое и удержало декана на краю.
  
   -- Живее спешим туда.
  
   -- Спокойствие. У меня есть портал.
  
   Схватившись за верёвку декан и её ученик очутились рядом с разрушенным Залом Дозора. Всюду валялись тела людей и прах монстров. Среди убитых были как стражники Белого Берега, так и молодые дозорные. Ощущалось просто дикое количество свободной магии. В некоторых местах снега не было. Что бы здесь ни произошло, но сеча была жёсткой.
  
   -- Гарольд, быстрее сюда!
  
   Рональд стоял на крыльце здания и махал рукой. Пофиг, что остатки крыши догорали. Вошедшие в руины Гарольд и Колетта увидели, как выжившие собрались около хранительницы Коркетты. Женщина была привязана прямо к алтарю Стендарра и извивалась в стальных путах, словно дикий зверь.
  
   -- Не подходите близко. Её обратил лидер нападавших, когда нас оттеснили к подвалу. Мы с Луной едва её удерживаем.
  
   Рональд наложил очередное заклинание обездвиживания, но новообращённая королевская вампирша игнорировала эти потуги. Гарольд быстро понял, что надо делать.
  
   -- Экспекто Патронум.
  
   Направив своего дракона на женщину, Гарольд добился просветления сознания у той.
  
   -- Ох, убейте меня, пока не поздно. Мама, добей меня, не дай страдать в облике монстра.
  
   Колетта потеряла сознание, видимо такого она точно никогда не ожидала увидеть. Едва ли сам Гарольд мог себе представить, что бы он на её месте бы сделал.
  
   -- Круцио.
  
   Каркетта от секундной вспышки боли пришла в себя. Во всяком случае прекратила истерику.
  
   -- Прекратить паниковать. Сейчас помощь доставим.
  
   Надиктовав своему патронусу сообщение, Гарольд отправил того к Фалиону. Случай был необычным, но в принципе дело было поправимым. Во всяком случае колдун хвастался, что может излечить вампиризм.
  
   -- Сумасшедший дом! Рассказывайте давайте, что тут произошло.
  
   Рассказывать взялись Рон и Луна, как самые адекватные. По их словам и кивкам единственного выжившего кроме Каркетты дозорного Толана получалось, что ярлы возвращались в Данстар из Хельяркена, когда внезапная пурга застигла их в пути недалеко от Зала Дозора. Снежная буря была такой злобной, что ярлы с дружиной едва добрались до Зала Дозора. Это было ближайшее убежище на мили вокруг.
  
   Добраться они добрались, но недолго длилось их облегчение. Буря стихла также внезапно как и налетела, но буквально через час напали королевские вампиры -- жуткие твари из легенд, отпрыски самого Молаг Бала. Подобных ковенов не было уже очень давно. Говорят, правда, что предводитель клана Сиродил является таковым монстром. Просматривая воспоминания выживших, Гарольд понял, что Моварт, которого он с дружиной уничтожили близ Морфала -- слабосильный хиляк в сравнении с этими монстрами. Противостоять такой твари способен только архимаг. Гарольд не был уверен, что подобный тяжеловес не скрутил бы Воландеморта в бараний рог.
  
   Целью нападения оказался дозорный-исследователь, брат Адолвальд. Старешина Толан поведал, что этот гений помешался на исследовании вампиров, а недавно обнаружил очередное вампирское захоронение в нордских руинах. Собственно как только вампиры схватили исследователя, то сразу же предпочли отступить. К этому моменту уцелело только два десятка людей. Причём уцелели не потому что сражались, а потому что ярлы Белого Берега могущественной магией выкосили три четверти нападавших, сражаясь в глухой обороне. Все же дозорные погибли по глупому, пытаясь завалить монстров мясом.
  
   -- Оставайтесь здесь. Я сейчас вернусь.
  
   К моменту возвращения Гарольда, на руины Зала Дозора явился Фалион и уже занимался изучением больной. Увидев кого с собой привёл маг, дозорный Толан дернулся.
  
   -- Если ты сейчас хоть чуть-чуть рыпнешься, то я тебе сам голову снесу. Ты меня понял?
  
   -- Великая наглость, показывать дозорному после боя с вампирами другого вампира.
  
   -- Ебало завали своё. Это мой вампир, и я буду решать, что делать.
  
   Между тем девочка-вампир осмотрела уцелевшие вещи нападавших и вынесла свой вердикт.
  
   -- Это вне всяких сомнений были воины клана Волкихар. У дозорных не было и тени шанса с ними тягаться.
  
   -- Ты мне главное, скажи, кто это такие?
  
   Бабетта даже из-под маски умудрилась передать всю свою ярость, которую испытывает по отношению к обсуждаемым вампирам.
  
   -- Эти ублюдки -- вторые дети Молаг Бала после Лами, которая возглавляет клан Сиродила. Волкихары -- это скайримский клан королевских вампиров. Именно они причина моего теперешнего состояния. Если они вылезли из своего глубокого затворничества, то я нам не завидую. В последний раз они появлялись, чтобы помочь Мифическому Рассвету уничтожить династию Септимов. Целых сто лет подготовки.
  
   -- Ты не говорила, что являешься королевским вампиром.
  
   -- Потому что я неполноценная. Этот паскуда меня не до конца обратил. Он держал меня в заточении в Сиродиле в своём замке. Я на сто лет застыла в возрасте двенадцати лет. Сто лет меня насиловал этот верзила и осушал чуть ли не до дна. Я была ни полноценно живой, ни вампиром. Просто пипеткой, которой скармливали рабов, а потом трахали до потери сознания и выпивали, так что я едва оставалась жить. Каждый месяц процесс повторялся, а потом я сбежала, когда грянул Кризис Обливиона.
  
   Исповедь маленькой вампирши никто не услышал, так как Гарольд задал этот вопрос, когда доставил девочку обратно. Бабетта рассказала ещё только о том, что ей удалось вкусить крови этого вампира перед своим побегом и получить возможность использовать некоторые способности. Так началась жизнь маленькой охотницы на педофилов.
  
   -- Пообещай мне, Гарри, что отомстишь за меня и моих родителей съеденных этим чудовищем.
  
   -- Упокоим гада, не бойся.
  
   Вернувшийся на место битвы маг, обнаружил, что Фалион уже забрал мать и дочь Маренс с собой. Если всё пройдёт хорошо, то Каркетта уже через неделю сможет начать процесс восстановления зала дозорных. Над владением занимался рассвет. Весёленькая выдалась ночка. Сперва полуночный экзамен, потом портал до зала Дозора и последующая беготня.
  
   -- Толан, что ты собираешься делать?
  
   Рональд, Луна и остатки дружины сносили тела в одну кучу. Похоже друзья задумали соорудить огромный костёр для павших. Гарольд стал заклинанием собирать прах вампиров, представляя какой это будет сильный ингредиент.
  
   -- Я отправлюсь к Страже Рассвета. Один из нас предсказывал, что вампиры однажды атакуют вот так вот. Думаю известить его о том, что здесь произошло. Кроме того у нас рядом с его фортом есть запасная штаб-квартира. Захочешь разобраться в этом деле, ищи меня в Рассветном Ущелье или в Башне Стендарра.
  
   Они провели церемонию прощания, после чего Рон и Луна кинули в руины адское пламя. Огонь мгновенно вычистил это место. Осталась только яма с оплавленными бортами. Когда солнце поднялось над землёй всё было кончено. Толан, откланявшись, пошёг на юг, а Гарольд присоединился к ярлам Данстара и их дружине. Именно по пути в город их и настиг патронус в виде гигантской выдры.
  
   -- Это невозможно!
  
   Меж тем патронус проигнорировав всё на свете, подлетел к Гарольду и принялся голосом Гермионы извиняться за ошибки прошлого. Мудрёное ли дело, что друзья прослушали сообщение старой знакомой с каменными лицами, после чего начался такой всплеск, что дружина предпочла хоркерами нырнуть в ближайший сугроб и не отсвечивать. Трое магов бушевали так сильно и люто, что любой непогоде не сравниться. А тут им под горячую руку попались какие-то идиоты в странных масках, которые выехали к ним по дороге навстречу. Маги смели их и не заметили, что те что-то кричали. Только спустя час друзей отпустило и они стали более менее воспринимать происходящее.
  
   ========== 40. ==========
  
   Совет лидеров дома Редоран собрался на очередной сеанс связи с флотом, который выделили для захвата Бликрока. Пока это поселение было вотчиной пиратов, никому не было дела до маленького острова, но всё внезапно изменилось в прошлом году. Остров был успешно взят на копье одним из удачливых нордских воевод. И едва слухи об этом событии дошли до совета, как Редаранцы поняли, что настал тот день, когда хитрожопые нордские нвахи решили вернуть себе то, что сами же и отдали Морровинду.
  
   Совет дома Редоран обратился за помощью к совету дома Телванни с предложением военного союза. Надо сказать, что волшебники откликнулись сразу же, желая увеличить своё влияние. Дом Дрес также прознал обо всём и попросился в этот союз. Недобитки Индорилов отказались вмешиваться в намечающийся конфликт, чем вызвали неудовольствие у совета дома Редоран. Дом Хлаалу же без вопросов согласился на нейтралитет и перемирие со своими старыми врагами.
  
   Конечно данмерская военная коалиция старалась скрыть свои приготовления под видом постройки торгового флота и кораблей сопровождения. Тем не менее слухи просачивались, и советы домов об этом знали, но ни империя, ни Скайрим никак на это не реагировали. Даже этот захватчик ничего не предпринимал для подготовки против их вторжения, что было очень подозрит