Воронов Геннадий Николаевич: другие произведения.

10 дней в гостях у сказки. День четвертый. Царский суд.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ.
  ЦАРСКИЙ СУД.
  
  
  Пришли за мной рано утром, еще и семи не было. Двое громил в стрелецкой форме вошли в камеру.
  - Вставай, шпиен. Пора на суд, - сказа один.
  Я хотел было возразить, что никакой я, дескать, не шпион, что ошибочка вышла, но даже рта открыть не успел, как получил смачную оплеуху, от которой едва голова с плеч не слетела.
  - Ах ты гад, - успел сказать я и следующий удар, только уже кулаком, пришелся мне в нос. На ногах я едва устоял. По губам потекла теплая струйка крови.
  Меня вытолкали в спину из камеры в темный коридор, где ждали еще два таких же амбала.
  Шморгая разбитым носом и утираясь рукавом, я пошел в окружении стрельцов. Скоро мы вышли из темницы на свет божий и я с удовольствием вдохнул прохладный утренний воздух. Через десяток шагов мы вошли в другое здание, как потом оказалось в царские палаты, с черного хода. Вновь шли по узким длинным коридорам, правда не столь мрачным, как в темнице, и, наконец, оказались в большом просторном зале. Стены были расписаны, через высокие витражи в зал лился солнечный свет. В дальнем конце зала на возвышении в несколько ступеней стоял трон.
  - Привели шпиена заморского, царь-батюшка, на твой справедливый суд, - сказал один из стрельцов.
  - Давайте-ка его сюда, поближе, - раздался голос из другого конца.
  Двое стрельцов, поклонившись, вышли из зала, а двое других повели меня к царю. Мы остановились шагах в десяти от трона, на котором сидел невысокий, плотно сбитый дедок, лет восьмидесяти. На нем был длинный красно-белый балахон, расшитый золотом. Волосы коротко подстрижены, седая борода тоже. Лысина на макушке и хитрые маленькие глазки, вот, в общем, и все описание. Корона почему-то лежала на маленьком деревянном столике с резными ножками, который стоял справа от трона.
  Царь резво встал и, с интересом рассматривая меня, приблизился, обошел вокруг.
  - Осторожно, царь-батюшка, - сказал тот же стрелец. - Вдруг душегубец какой?
  Царь крякнул.
  - А ты тут на что? Али не спасешь царя-батюшку?
  - Что вы, ваше величество. Он, душегуб проклятый, и пикнуть не успеет.
  Надо же, подумал я, в течении нескольких минут я стал шпионом, а теперь уже и душегуб. Здорово. Что ж они еще придумают?
  - Ну, сознавайся, вражий сын, - сказал царь, - зачем и для кого в моем царстве шпионишь?
  - Не шпионю я. Тоже мне, шпиона нашли.
  - Не сознается, царь-батюшка. Может в пыточную его? - предложил все тот же стрелец.
  - Сам разберусь, - нахмурился царь.
  Он походил еще вокруг меня и спросил:
  - Почему же ты, мил человек, не сознаешься в содеянном преступлении?
  - Не в чем мне, царь-батюшка, сознаваться.
  - Не в чем, говоришь? А вот стрельцы утверждают, будто ты шпиен вражеский.
  - Ну, мало ли кто чего утверждать может.
  - Значит врут, по-твоему, стрельцы мне, царю-батюшке?
  - Как можно, ваш величество, - испугался стрелец. - Да я из него правду щас мигом вышибу.
  Я понял, что дело пахнет керосином и решил вести себя более дипломатично, а то не ровен час, рубанут мою головушку с плеч долой.
  - Как можно, ваше величество, - повторил я слова стрельца. - Вам врать они не могут, а вот ошибиться каждый горазд.
  Царь с интересом глянул на меня.
  - А ты смышлен, мил человек, - сказал он.
  Я немного успокоился.
  - Как же это, человека просто так обвинять? А где же презумпция невиновности? Где доказательства?
  - Какие еще доказательства? - загудел стрелец.
  - Обыкновенные. Чем докажете, что я шпионил?
  - Дык...Как же? - стрелец был обескуражен. - Это...по городу ночью шнырял, людей выспрашивал. Много кто видел. Подтвердят.
  - Так то, - сказал царь.
  Похоже, он был доволен.
  - Да, шнырял, - согласился я. - Город не знакомый. Я то сам из уездного города "Н". Вот дорогу туда и расспрашивал.
  Стрельцы переглянулись.
  - Что скажете? - спросил у них царь.
  - Врет, небось, - неуверенно сказал один.
  - Истину говорю, царь-батюшка, - поспешил заверить я.
  - Ладно, - сказал царь и повернулся ко мне. - Чем докажешь?
  Ух ты, подумал я, на лету схватывает, только не то, что нужно.
  Я пожал плечами. Свидетелей то у меня нет - все они сбежали, как от чумы. Ни с кем поговорить так и не удалось. Поэтому я рассказал царю все, как было, и в конце добавил:
  - Чудной у вас здесь народ, запуганный.
  - Это уж точно, - согласился царь и хмуро глянул на стрельцов.
  Те потупились, будто разглядывали что-то на полу.
  - Доходят до меня слухи, - продолжил он, - будто вы мне на суд не столько шпиенов, сколько простой люд день в день таскаете, дабы не прогневать. Что молчите?
  - Ну, батюшка, - замялись они. - Как можно? Мы ж это, указ твой царский выполняем - шпиенов на справедливый суд. Вот мы и того, стараемся.
  - Стараются они, бестолочи. Совсем народ городской запугали. Да и черт с ним, с народом этим, - царь вновь повернулся ко мне. - А сам то ты, мил человек, в столице что делаешь?
  - Я? Э... в лесу заблудился. На дорогу вышел, до города добрался, а тут гляжу - город-то не тот. Вот дорогу назад и выспрашивал.
  - Что ж ты сразу дорогу не распознал?
  - Я то здесь недавно. Вот и не признал. Я в Европе учился. Меня дед еще малым дитем туда отправил. А вернулся вот только недавно.
  - Вот как, - оживился царь. - Наукам значит обучался?
  - Именно так.
  - И каким же?
  - Ну, всяким, там, - продолжал врать я. Терять то уже нечего. - Особенно морское дело изучал.
  - Мореходы нам не нужны. Моря-то у нас нет. Так что, бесполезна твоя наука, мил человек.
  - Моря нет - не беда. Можно в поход на соседей пойти, да и отобрать, сколько надо, - понесло меня по полной. - Дело не хитрое.
  Царь даже подпрыгнул от моего предложения. Видать, наглости такой не ожидал.
  - В поход, говоришь. Вот уж правда. И как я сам не подумал? - он повернулся ко мне спиной. - Эй, Цезарий, где у нас море ближайшее?
  Только сейчас за троном я увидел невысокого худого человека, довольно противного на вид, с крючковатым носом, в черной рясе и круглой черной шапочке. Он сидел за столом, напоминающим школьную парту для первоклашек.
  - Сей момент, царь-батюшка. Сей момент. Проверим, - сказал он каким-то мерзким скрипучим голосом.
  У его ног стоял небольшой деревянный сундучок. Порывшись в нем, Цезарий извлек на свет божий какой-то свиток, разрисованный разноцветными лоскутами - местная политическая карта, понял я. Он стал изучать ее, быстро водя пальцем взад-вперед и, наконец, сказал своим неприятным скрипучим голосом:
  - Крымское Ханство, царь-батюшка. Моря у них хоть отбавляй.
  - Вот и ладненько, - царь хлопнул в ладоши. - На них и пойдем. Завтра же поход объявляй.
  - Что ты, царь-батюшка! - вскричал Цезарий. - На Крымское Ханство никак нельзя.
  - Это еще почему?
  - Там же бусурманов тьма.
  - Одолеем, Цезарий. Не впервой.
  - Шут с ними, с бусурманами, - согласился Цезарий. - Да вот на них через сто тринадцатое царство идти надо, а там правитель, ух, суровый.
  - Значит по дороге и сто тринадцатое царство захватим, - не унимался царь.
  Я уже было испугался, что мой длинный язык может стать причиной нешуточной войны. И кто меня за язык-то тянул?
  - Так уж и захватим, - проскрипел Цезарий. - Али, батюшка, запамятовали, что пять годков назад было?
  Царь сел на трон, взял в руки корону и принялся рассматривать, как будто первый раз видит.
  Цезарий не унимался:
  - Войной ты тогда пошел на Днепровскую Сечь. Да и они не дураки дома дожидаться - на встречу выступили. Как раз в 113-м царстве биться должны были. Так их государь, как прознал про это, дружину собрал и вперед. С трудом ноги унесли. А вот Днепровцам здорово досталось. До сих пор отойти не могут.
  - Ладно, - согласился царь. - На Крымское Ханство не пойдем. Посмотри, что там еще есть. Может подойдет.
  Цезарий вновь уставился на карту.
  - Вот, к югу от нас 148-е царство, только...
  - Отлично! - царь вскочил с трона и захлопал в ладоши, как ребенок в цирке. - Завтра же в поход.
  - Как же можно, батюшка? - запричитал Цезарий, сложа ладони перед лицом. - Там же дочь твоя правит, Царевна Лягушка с зятем твоим Иваном Дурачком. Неужто на родную кровинушку войной пойдешь? Не по нашему это, не по христиански.
  - Да уж, - царь снова нахмурился. - На кровинушку нельзя. Ищи дальше, бестолочь.
  - Искать-то больше нечего. Разве что придунайское государство.
  - Вот-вот! - выкрикнул обрадованный царь. А говоришь, нечего. Готовь войско.
  - Ох, батюшка, а может так, без войны обойдемся?
  - Как это без войны? Без войны никак.
  - А коль попробовать?
  - Что ты заладил? Кто ж тебе просто так землю свою отдаст?
  - В прошлом году случай был, видать, батюшка, запамятовали. Да и не мудрено, за делами-то, за государственными. Из села приграничного, Придунайского, Рыбницкое зовется, стадо повадилось луга наши опустошать. А стадо то не маленькое, голов сотни полторы будет. Ну мы, как принято, ноту протеста - разберитесь, мол, со стадом своим, да с пастухами. А они что?
  - Что? - с интересом переспросил царь.
  - Они нам все стадо отдали вместе с пастухами и селом. Нате вам, мол, сами с коровами и пастухами разбирайтесь, а нас, мол, по таким пустякам не тревожьте. Вот я и подумал, коли попросить хорошенько, али придумать, может они и сами нам какой городишко приморский отдадут.
  Царь обреченно махнул рукой и устало упал в свой трон.
  - Вот видишь, - он повернулся ко мне, - тебя как звать-то, величать?
  - Василий.
  - Вот видишь, Василий, так всегда. Ни тебе повоевать, ни тебе в поход отправиться. Скука одна, да и только.
  - Такова доля государева, - сумничал я.
  - Твоя правда, твоя... А другим наукам ты не обучен?
  - Как же, строительному делу.
  - Что ты? - царь вновь повеселел. Почему-то он мне нравился все больше и больше. Такой себе шибутной старикашка, страдающий от скуки и безделья. Он загорался любой идеей, но так же быстро и остывал.
  - Неужто и палаты белокаменные, и стены крепостные с башнями, и форты укрепленные вдоль границ построить сможешь?
  - Ну, - не очень уверенно начал я. - Вообще-то я специалист по гражданскому строительству, но можно и переквалифицироваться.
  Царь перекрестился три раза.
  - Ты мне тут нормальным языком говори, не то стрельцам отдам, они живо научат.
  - Не надо стрельцам. Я и так готов. Хоть сейчас могу приступить к руководству строительством любого военного объекта.
  - Иш, чего захотел. Руководство. На то царь есть, чтоб руководить. Ладно, надоели. Пошли все вон.
  Я решил было откланяться, но царь грозно остановил меня:
  - Нет, а ты постой.
  Я с опаской ткнул себя указательным пальцем в грудь.
  - Это вы мне?
  - Тебе, тебе. Погодь еще, дело есть.
  Стрельцы тоже остановились на полдороги.
  - А вы идите, братцы, идите, - повернулся к ним царь.
  - Никак не можем, ваше величество. Как так, царя с уголовником подсудимым оставить? Не положено. По уставу.
  - Ох и нудные же вы. Ладно, я своей волей царской Василия оправдываю и наказываю считать его невиновным и отпустить на все четыре стороны. А теперь свободны, пшли вон.
  Стрельцы, успокоенные царским повелением, удалились. Цезарий тоже где-то исчез.
  Царь подошел ко мне поближе, рассматривая мой спортивный костюм, который, к сожалению, был уже не первой свежести.
  - Чудной у тебя кафтан, Василий, - сказал царь.
  - Так это ж в Европе последняя мода. В Париже сейчас все в таких ходят.
  - В Париже, говоришь? И далече эта ваша Парижа?
  - Далече, царь-батюшка, не одна тыща верст будет.
  - Вот глушь то какая, - царь потрогал пальцами кофту. - А материя знатная. И фасончик ничего.
  - Последний писк моды, - добавил я. - Денег стоит немалых.
  - Вот как? - насторожился царь и глянул вслед удалившихся стрельцов. Я поздно понял, что зря ляпнул про деньги - сейчас меня снова заподозрят в шпионаже. - А откуда у студента денег-то столько? Али дед твой купеческого или боярского рода?
  - Что ты, что ты, царь-батюшка, дед мой, покойный уж, простым мужиком был. А костюмчик этот мне товарищ мой состряпал. Он у хозяина портняжкой подрабатывает. Вот по лоскутку экономил, так мне этот кафтан и пошил. Ну и я в долгу не остался. Помог ему в одном деле, но это долгая история, ничего интересного.
  - Ладно, верю, - успокоился царь. - Только и мне такой кафтан хочется. Как достать?
  - Да я бы свой отдал с радостью. Вот только не к лицу царю в обносках ходить, да и размер не тот. А вот портного можно озадачить, пущай пошил бы по примеру.
  - И то верно, - обрадовался царь и громко закричал: - Цезарий!
  Человек в рясе по имени Цезарий, видно местный дьячок и писарь при главе государства, появился как из-под земли.
  - Кликать изволили, ваше величество?
  - А ну ка, - грозно сказал царь, - портного ко мне сей же час.
  - Слушаюсь, царь-батюшка, - сказал Цезарий, низко поклонился и исчез где-то за троном.
  Через несколько секунд где-то далеко послышался его крик:
  - Портного к царю. Немедля, олухи бестолковые.
  Часа через два я был уже полностью свободен. Портной зарисовал на листке толстой бумаги фасон моего костюма, снял размеры царя и пообещал, что через десять дней все будет готово. Правда немалых усилий стоило уговорить царя на другой материал, потому что такого как у меня здесь не видывали. Царь долго упирался, но все же желание покрасоваться в кафтане по "последней парижской моде" взяло верх, и он согласился.
  Стрелец проводил меня до ворот из царского подворья.
  - Часто царь суды такие устраивает? - спросил я по дороге.
  - А то, - усмехнулся тот в большие пышные усы. - Каждый день по утру подавай ему шпиена али нарушителя какого.
  - Ух ты, и где ж вы их столько набираете?
  - Как где? Вот по ночам и ловим, кого удастся. А утром на суд.
  - Так что ж это, заведомо ни в чем неповинных людей судите?
  - Так уж и неповинных. По ночам, Василий, добрые люди дома сидят. Да не переживай ты так, публичные казни у нас не приняты. Засудит царь кого за измену, али за воровство, али за душегубство какое, казнить велит, да и забудет к обедне. А мы человечка того недельку подержим в темнице на воде и хлебе, чтоб осознал свое положение и не болтал лишнего, припугнем слегка, не без этого, да и отпускаем с миром. Потому-то народец наш и перепуган, ночью шороха каждого боится. Трудно стает работать, Василий, трудно. Коли царь с идеей этой, суд вершить, не угомониться, то скоро средь бела дня придется людей ему на забаву хватать.
  - Да, весело тут у вас.
  - Весело, - согласился стрелец. - Но ты это... смотри мне, рот не раскрывай, не болтай лишнего, не то из под земли достану.
  Я поклялся ему светлой памятью моего верного без вести пропавшего кота и со вздохом облегчения вышел за ворота.
  Каково же было мое удивление, когда под ближайшим деревом в тени я увидел этого самого без вести пропавшего. Похудевший и не очень чистый Баюн лежал на земле и грустными глазами смотрел на ворота царского подворья. Радости его не было предела, когда он увидел меня живого и практически невредимого. Он едва не сбил меня с ног. Я схватил его на руки, поцеловал в мокрый нос и успел прикрикнуть:
  - А ну, цыц!
  Вокруг было полно людей и говорящий кот мог вызвать ненужные подозрения, потому что от местных котов и собак я не слышал за все время ни слова.
  Я шел по улице, держа кота на руках, а он тихонько шептал мне свою историю. Оказалось, когда меня схватили, он успел убежать и спрятаться. Потом, скрываясь в тени, проследил за повозкой, в которой меня увезли, но на подворье пробраться не смог, собак, говорит, уйма. Так всю ночь и просидел под деревом, надеясь на чудо.
  Мы вышли на базарную площадь. Запахи разных вкусностей доносились ото всюду, дразня нос и желудок. Кто-то полез мне в карман и я успел схватить воришку за руку. Мальчишка почти вытащил мой кожаный кошелек, но рванулся, кошелек упал на мощенную камнем мостовую. Удержать мальчишку я не смог, он вывернулся и убежал.
  В кошельке кроме мелочи ничего не было. Гривны и доллары остались в кухне на подоконнике. Я положил их туда, когда показывал домовому Василию. А вот копейки остались. Несколько из них вывалилось и звякнули о камень. Я собрал их и положил в карман. Почему-то многие прохожие поглядывали на меня, как мне показалось, с завистью. И тут я подумал, что деньги в ходу металлические. Почему бы и не попробовать? Я подошел к лавке, где торговали сдобой и сладостями, выудил 25 копеек и протянул торговцу. Тот взял денежку, повертел ее с интересом.
  - Ух ты, трезуб какой. Никогда таких грошей не видал. Из далека?
  - Так и есть, - подтвердил я.
  - А нашто деньга такая крупная, барин? Поменьше у тебя не будет?
  - Поищем, - сказал я и на всякий случай забрал из рук торговца такую "крупную" деньгу - 25 копеек, нащупал в кармане десяточку и протянул ему. - Подойдет?
  - А то! Чего брать-то будете?
  Больше всего меня дразнила запахом дрожжевая вертута с мясом.
  Она была длиной почти в локоть и я побоялся, что денег может не хватить, но все же показал на нее пальцем, буквально захлебываясь слюной, уж простите за подробность.
  - Одну, аль две? - спросил торговец
  - Э...две, - решил я.
  - Еще что?
  Еще я взял две большие булки с маком, одну вертуту с яблоком и небольшой, где-то пол литра, глиняный кувшинчик с медом, получил четыре местных копейки, или как там они зовутся, сдачи, распихал что мог по карманам, остальное взял в руки, и мы с Баюном, не веря в свое счастье, наконец-то вышли за пределы города.
  Я решил потерпеть еще немного и устроился на привал, когда мы уже хорошенько удалились и стены города были почти не видны.
  Баюн с удовольствием рубал мясную вертуту и булочки, политые медом. Я тоже от него не отставал. Наелись мы до отвала и даже еще осталось на ужин.
  Вставать и куда-то идти абсолютно не хотелось. Даже разговаривать было лень.
  Мы сидели с пол часа в тишине, пока Баюн наконец не сказал:
  - Надо же, у тебя денег полный карман, а мы голодали столько дней.
  - Кто ж знал, Баюн, - попытался оправдаться я. - Кстати, надо подбить бабки.
  Я выгреб всю мелочь из кармана и кошелька и принялся ее пересчитывать. Да, полный карман денег, это было сильно сказано. Итак, мы имели одну гривну и двадцать копеек. Если считать по пять на день, так чтоб сильно не жировать, то почти на месяц нам хватит. А дальше-то что? Ах да, еще я забыл четыре местных грошика, которые дали мне на сдачу. Но они не спасут.
  - Ну что, герой, пошли, - сказал я.
  Нехотя Баюн встал и мы пошли по дороге. Часы уже показывали второй час. Нужно было спешить, чтоб успеть домой до темна. Добравшись до перекрестка, я ради интереса поднял столб с указателями дорог, повернул указатель столицы в нужном направлении - остальные два показывали в поле. Мы с Баюном посмеялись и пошли по той дороге, которую мне посоветовал стрелец.
  Около шести часов вечера мы прошли мимо сказочного леса, вернее мимо тропинки, по которой в этот лес вошли. Я с тоской вспомнил о зеленоглазой красавице Кристине и сердце мое сжалось. Я решил, что обязательно вернусь на то место, чтоб еще хоть разочек увидеть ее смеющиеся глаза.
  В город мы вошли одними из последних и слышали, как за нашими спинами захлопнулись городские ворота, лязгнули засовы. Мы успели как раз вовремя, последние метры даже пробежали. Я валился с ног от усталости и мечтал лишь об одном - добраться до печи и упасть в перину.
  Мы как можно скорее прошли по улочкам. Уже совсем стемнело и было как-то жутковато. Даже Баюн чувствовал себя не очень уверенно.
  Я первым вошел во двор, скрипнув калиткой. На пороге сидел домовой Василий, а перед ним наш знакомый Змей Горыныч, по кличке Ящур.
  - Наконец-то! - воскликнул Василий. - И где ж это вы шлялись, окаянные? Мы тут уже весь город переполошили. Никто ничего не знает. Как же можно? Совести у вас нет, бесстыдники.
  - Вася, - прикрикнул я. - Угомонись. Так получилось. Не нарочно мы.
  - Не нарочно они. Вон Ящур уже идти искать вас собрался по округе. Вчера ночью весь город обрыскал, следы ваши до ворот проследил, но выйти не смог. Темноты ждали. Днем-то ему по городу не побродишь. Заявились бы чуть позже, так и не застали б его.
  - Ну ребята, - сказал я, - вы уж нас простите.
  - Давайте, рассказывайте, - не унимался домовой. - Шлялись-то где?
  - Завтра, Василий. Все завтра, - сказал я. - А сегодня спать, спать, спа-а-ать.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"