Воронов Геннадий Николаевич: другие произведения.

Девять кругов Шарканара

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  ДЕВЯТЬ КРУГОВ ШАРКАНАРА
  
  Включив зажигание, Семен на мгновенье застыл, прислушался. Два мощных, но увы, уже очень старых мотора протяжно взвыли. Корпус вздрогнул, завибрировал, что-то зазвенело справа, слева, сзади, короче - повсюду.
  Через минуту, когда моторы разогрелись, вибрация исчезла и наступила относительная тишина.
  Семен тронул свой старый драндулет, или как он сам иногда говорил лохань, с места и не торопясь, покатил по гладкой как стекло поверхности.
  - База, база, я Динго. Прошу взлета, - по привычке дважды повторил Семен, повернувшись к микрофону.
  Тут же из динамика раздался красивый женский голос:
  - Динго, я база, взлет разрешен. Третья полоса. Желаю удачи.
  - Спасибо, - буркнул Семен, и покатил к третьей полосе. - Третья, так третья.
  Разметка была видна хорошо даже ночью, и он без труда оказался в нужном месте, немного приостановился и начал набирать разгон.
  Повсюду все вновь стало звенеть и угрожающе трещать, но привыкший уже к этому Семен, не обращал на шум внимания. Его вжало в кресло. Наконец-то взлетная полоса метнулась вниз, впереди было лишь черное небо с точками - звездами, а Динго все набирал скорость.
  Еще несколько секунд и раздался громкий хлопок и вспышка - Динго оказался в открытом космосе.
  - Взлетели, - пробормотал Семен, проверяя данные всех приборов.
  В норме.
  Позади открылась дверь и в рубку кто-то вошел.
  Непроизвольно Семен оглянулся.
  - Можно? - приятным мелодичным голосом спросила девушка.
  Роста она была небольшого, не выше метра шестидесяти, и до невозможности худенькая. Дюймовочка, да и только. Не очень длинные, немного вьющиеся белокурые волосы спадали на плечи. На овальном нежном лице чистым наивным блеском горели совершенно голубые глаза и яркие даже без помады губы.
  Ее можно было бы принять за девочку подростка, однако Семен знал, что она уже окончила какой-то институт и несколько лет где-то проработала, так что девочка вполне взрослая.
  В свои тридцать восемь Семен еще ни разу не был женат и не испытывал семейного покоя и счастья, о котором все время мечтал, да все недосуг было. Увидев же девушку впервые две недели назад, он понял, что влюблен бесповоротно, и злился на себя за это от всей души.
  - Что вы здесь делаете? - строго спросил он, отворачиваясь к приборам.
  - Пришла посмотреть. Глядите, как красиво, - она кивнула в сторону лобового иллюминатора. - Звезды. Здорово.
  - Я ведь предупреждал, что без моего разрешения никто не должен покидать свои каюты во время взлета - не обращая внимания на звезды и прочую ерунду, сказал Семен.
  - Так мы же взлетели. Я слышала хлопок.
  Семен включил селекторную связь и сказал в микрофон:
  - Господа пассажиры, мы благополучно взлетели. Желающие могут покинуть свои каюты.
  И, обернувшись к девушке, добавил:
  - Милая девушка, на этом корабле я капитан, и я решаю, когда можно и безопасно покидать каюты, а когда нет. А если вы не согласны с этим, я прямо сейчас готов развернуться, пока мы не улетели далеко, и отдать обратно заплаченные вами деньги.
  Девушка молчала, а Семен в упор смотрел на нее. Ей стало неловко.
  - Я... - пробормотала она. - Простите...
  Но тут ей на выручку пришла открывшаяся вновь дверь рубки. Порог переступил мужчина. Он высок - почти под два метра ростом, худой, спортивного телосложения.
  - Лиза, ты уже здесь? Когда ты успела?
  Девушка пожала плечами.
  - Ты же знаешь, я быстрая.
  Но мужчина и не ждал от него ответа. Он сразу же направился к капитану.
  - Капитан, это ужасно, - почти выкрикнул он. - Это же не корабль, а черт знает, что. На таком старье невозможно летать. Здесь все скрипит и трещит. Такое впечатление, что все вот-вот развалиться на куски и мы останемся в открытом космосе вот так - в чем были. Мы так не договаривались.
  Семен усмехнулся, нажимая какие-то кнопочки.
  - Прошу прощения, господин э...
  - Кульков, - подсказал мужчина. - Андрей Кульков.
  - Кульков. Точно, господин Кульков. Прошу прощения, что не могу вам прямо сейчас уделить внимания. Подождите минуточку. Дело в том, что система навигации здесь очень стара, впрочем, как и весь корабль, и нужно некоторое время, чтоб прибор включился в работу.
  У мужчины глаза полезли на лоб от ужаса.
  - И вы так спокойно говорите об этом?! - воскликнул он.
  Семен отвернулся, пряча улыбку. За спиной у двери хихикала Лиза, поняв иронию капитана, лишь господин Кульков был возмущен до предела, покраснел как рак и невероятно громко пыхтел. Казалось, еще чуть-чуть и из ноздрей повалит пар, как у сказочного дракона. Хотя почему сказочного? Достаточно слетать на Дракар и познакомиться с местными представителями фауны, которые и есть ничто иное, как драконы.
  На крайний случай можно зайти в московский зоо-космо-парк и посмотреть на них же, только за решеткой, а это, поверьте, не так интересно.
  Наконец Семен перестал возиться с кнопками и встал со своего места.
  - А теперь я к вашим услугам.
  - Это не корабль, а дырявая калоша, - выпалил Кульков.
  - Калоша?! - воскликнул Семен. Надо же, его лохань обозвали калошей. - Но эта калоша везет вас туда, куда вы хотите. Вы что, сразу не видели, что это старый корабль? Видели. Так что теперь? Возвращаемся? Забирайте свои деньги и ищите другой корабль и другого дурака, который повезет вас на Шарканар.
  Семен ринулся к своему креслу, но господин Кульков ухватил его за рукав.
  - Не будем так горячиться. Возможно, я не совсем правильно выразился.
  Это уж точно.
  Семен вздохнул. Надо же, дважды за каких-то полчаса он предложил вернуться, возвратить полученные деньги, короче, опять оказаться на нуле. Правда он был уверен, что его пассажиры не захотят вернуться. Где они найдут еще такого идиота, который попрет их на Шарканар 5, да еще не за дай бог весть какие деньги.
  И ему еще Динго не нравиться. Нос воротит.
  Конечно, все хотят путешествовать на более новых, современных и комфортабельных кораблях серии "Сокол" или "Сапсан", на худой конец пойдет и "Сверь".
  Только нет у Семена денег на новый корабль. Этот с трудом в порядке поддерживает.
  Денег много не зарабатывает, потому как туристов возит лишь на такие планеты, как тот же Шарканар 5, куда другие пилоты ни за какие деньги не попрутся. Ну, там еще на второй или третий Шарканар куда не шло, а вот на пятый - нет, увольте, желающих отвезти туристов мало. Да и по правде говоря, таких отчаянных туристов тоже не много. Раз два и обчелся. Вот благодаря таким сорвиголовам Семен еще и держится на плову и содержит свой Динго.
  Семен взглянул на Кулькова, да так, что тому враз захотелось забиться в какой-то дальний темный уголок и он, хмыкнув и пробурчав что-то невнятное себе под нос, ретировался.
  - Садитесь, - сказал Семен и ткнул пальцем на свободное место возле пульта управления, когда дверь за мужчиной закрылась.
  Лиза прошла вперед и уселась справа от Семена.
  - Эх, хорошо вам, капитан, - мечтательно протянула девушка, - всю жизнь в космосе, туда-сюда, от планеты к планете. Здорово! А мы вот за всю жизнь первый раз выбраться куда-то решили, да и то с трудом. Но, пару недель отдыха еще никому не вредили.
  - Не то место вы для отдыха выбрали, - все еще немного обиженно ответил Семен.
  Девушка пожала плечами.
  - Я в этом совсем не разбираюсь. Это наши мужчины решали, куда отправиться.
  - Похоже, что и ваши мужчины не очень разбираются, - пробурчал Семен и замолчал.
  Девушка нравилась ему все больше. И теперь с каждой минутой капитану все меньше хотелось везти ее на Шарканар. А по правде, он вообще не хотел туда лететь, чтоб Лиза даже рядом не оказалась с этой планетой.
  - Почему вы молчите, капитан?
  Семен повернулся к девушке и почувствовал, как кровь приливает к лицу, обдавая жаром.
  - Знаете, Лиза, Шарканар не лучшая планета для отдыха, я бы даже сказал - плохая, - Семен впервые обратился к девушке по имени, и теперь ему казалось, что прекраснее имени и быть не может. Возможно я не должен этого говорить, но все же я бы посоветовал вам отказаться от затеи посетить Шарканар и отправиться куда-то в более привлекательное место. Куда угодно, но не на Шарканар 5. Поговорите с вашими друзьями. Это мой вам добрый совет
  - Капитан, вы что, хотите меня напугать?
  - Ни в коем случае, - покачал он головой. - Просто не похожи вы на людей, которые обычно летят на Шарканар. Туда отправляются те, кому нужен адреналин, кто любит чувствовать опасность. А вы совсем не такие. Вам нужен тихий семейный отдых. Я очень удивлен, что ваш выбор пал на Шарканар.
  - Дорогой капитан, поверьте, не вам решать, какой нам нужен отдых. А я полностью полагаюсь на выбор наших мужчин.
  - Ваши мужчины полные идиоты, если решили туда отправиться, - вспылил Семен, - да еще и с женщинами. Они просто сумасшедшие!
  Девушка вскочила со своего места.
  - Да вы... вы... вы просто грубиян какой-то. Хам! - бросила она и быстро вышла из рубки.
  Семен развел руками, поудобнее устроился в кресле и пробурчал:
  - Шарканар, так Шарканар. Это вообще не мое дело. Договор они читали, подписали, решили лететь, летим.
  
  Шестнадцать дней полета прошли как-то незаметно. Впереди показалась система Шарканара и Семен направил Динго к пятой планете системы, как и заказывали его пассажиры. Всю дорогу он почти не общался с ними, избегал встречи с Лизой, но теперь перед самым прибытием на планету решил сделать последнюю попытку и уговорить пассажиров, чтоб они отказались от посещения планеты.
  Он пригласил всех собраться в кают-компании.
  - Я буду через пять минут, - прогремел из селектора связи его голос, когда все расселись на мягких диванах и креслах.
  Когда капитан вошел, все три пары путешественников с нетерпением ожидали его. Прямо напротив двери на небольшом диване устроились Валерий и Анна - муж и жена. На вид обоим лет по тридцать пять. Он высокий, широкоплечий, в меру спортивный. Как понял Семен с самого начала, именно Валерий и считал себя если не руководителем группы, то уж во всяком случае самым главным, и это, в принципе, никто не оспаривал. В конце концов кто-то же должен принимать решения. Анна, среднего роста кареглазая брюнетка со слегка вьющимися волосами, сидела на краешке дивана как-то неуверенно и держала супруга за руку.
  Слева от них в глубоком мягком кресле устроился Александр - среднего роста и телосложения парень лет двадцати восьми-тридцати. На коленях у него сидела жена Маша. В группе она самая младшая - ей лишь двадцать четыре, однако девушка она рослая, чуть повыше Александра. А когда рядом с ней оказывается Лиза, то их можно принять за мать с маленькой дочкой. Поженились они совсем недавно. Если Семен правильно понял, то это их медовый месяц.
  Лиза сидела в правом углу салона рядом с господином Кульковым (он просил именно так к нему обращаться) - своим женихом и в скором будущем мужем. В отличии от Александра и Маши, они планировали сыграть свадьбу после возвращения из путешествия.
  - Добрый день, - еще раз поздоровался Семен, хотя в этот день всех уже видел за завтраком.
  Ему никто не ответил, лишь кивнули. Эта группа путешественников оказалась привередливой и вечно всем недовольной. Им не нравился корабль - слишком старый, ненадежный, не комфортный. Им не нравилась еда - сухой паек, как и было указано в договоре, который они подписали перед отлетом. Им не нравился капитан, которого они, впрочем сами и нашли, потому что за те деньги, которые они предлагали, никто больше не согласился везти их на Шарканар 5.
  - Трепаться попусту не люблю, поэтому сразу к делу, - сказал капитан, остановившись у порога. - Что вы решили? Не передумали?
  - Мы своих решений просто так не меняем, - за всех ответил Валерий спокойным и уверенным голосом.
  Пожав плечами Семен сказал:
  - Дело ваше, я вас предупредил, что планета опасна. Единственное, о чем спрошу еще раз, вы мне так и не ответили на этот вопрос, почему именно Шарканар 5?
  - Как почему? - впервые за все время полета Валерий проявил хоть какие-то эмоции. - Неужели вы сами не понимаете, это же удивительная планета! Она постоянно меняется самым невероятным и необъяснимым образом. Мы будем практически находиться на одном месте, и в то же время как будто в разных местах. Я много читал об этой планете, прежде чем выбрать ее для путешествия. На мой взгляд это место лучшее для отдыха.
  - Это же так чудесно! - поддержала мужа Анна своим тонким, почти детским голоском.
  Ее голос всегда вызывал у Семена улыбку, но в этот раз было не до смеха.
  - Я вам уже говорил и повторю еще раз - планета не так уж безобидна, какой кажется. Кроме того она очень плохо изучена. Я вам последний раз предлагаю изменить решение. Я отвезу вас на Шарканар 1. Там более безопасно. Поверьте моему опыту.
  - На пятый, - сказал Валерий.
  - Правильно, Валера, - поддержал его Кульков. После первой стычки с Семеном в рубке, он больше других недолюбливал капитана и готов был поддержать любого в споре с ним. - Шарканар 5 это именно то, что нам нужно!
  Семен понял, что спорить бесполезно.
  - Тогда еще один вопрос, если не возражаете?
  - Капитан, такое впечатление, что мы вам платим деньги за вопросы, - усмехнулся само-названный руководитель группы. - Ладно, что еще?
  - Мне очень интересно, где вы черпали информацию о Шарканаре, что так стремитесь попасть туда?
  - В Энциклопедии Удивительных Планет, - сказал Валерий и отвернулся.
  - Да-а, - протянул Семен, покачивая головой. - Ничего более стоящего, чем книга для детей вы найти не смогли, как я понимаю.
  Валерий вспыхнул, покраснел, хотел вскочить с места, но Анна удержала его за руку, и тихо, как мышка, пропищала:
  - Что вы хотите этим сказать, Семен?
  - Понимаете, - Семен прошел в салон и сел в свободное кресло. - Энциклопедия Удивительных Планет прекрасная развлекательно-познавательная книга для детей среднего школьного возраста, уж простите. Потому там все красиво и чудесно. А вот случаи и путешествия, которые окончились печально, а то и трагично, в этой книге не описаны, увы. Если хотите составить правильное впечатление о планете, на которую собираетесь отправиться, почитайте "Девять кругов Шарканара" Вабсена. Эта книга есть в судовой библиотеке, как в электронном формате, так и в печатном виде. И поверьте, достать ее было не так просто.
  - Вот еще, - отмахнулся Кульков. - Лучше скажите, когда мы прибудем на место.
  - Завтра утром будем на орбите, - ответил Семен.
  По правде, они могли бы оказаться на месте уже часов через семь-восемь, но Семен специально сбросил скорость, чтоб оттянуть прибытие и попытаться еще раз отговорить пассажиров от безумной идеи, за которую они, впрочем, заплатили.
  - Отлично, а когда на поверхности? - спросил Валерий.
  - Это зависит от вас.
  - От нас? Это в каком смысле?
  - Все зависит от того, как быстро вы погрузите свои вещи в бот. Или вы думаете, я буду этим заниматься? - Семен встал и направился к выходу.
  - Постойте, постойте! - воскликнул Валерий и тоже поднялся. - Почему мы должны грузиться в бот? Разве мы не сядем на поверхность?
  - Нет, - Семен обернулся к говорившему. - Динго останется на орбите. Я тоже. А вы в боте отправитесь на планету.
  - Но почему? - на этот раз не пропищала, а прошептала Анна, все еще не отпуская руки своего супруга, стоящего рядом.
  - Я не собираюсь рисковать кораблем и всеми нашими жизнями, - спокойно ответил Семен. - Когда я последний раз приземлялся на Шарканар, а то была третья планета системы, мне с трудом удалось понять корабль. Поэтому с тех пор я предпочитаю оставаться на орбите. В случае опасности мне будет проще вас подобрать.
  - Это уже слишком, - пробасил Валерий. - Мы так не договаривались.
  - Разве? В нашем договоре черным по белому написано, что я обязуюсь доставить вас до орбиты и организовать отправку на поверхность. Или вы не читали?
  - Читали. Но...
  - Поверьте мне, - перебил его капитан. - Я занимаюсь извозом не первый год и на такие вещи, казалось бы, мелочи, я обращаю особое внимание. Поэтому, господа, можете приступать к погрузке бота хоть сейчас. Шлюз в ангар уже открыт.
  Не сказав больше ни слова, капитан ушел в рубку, а пассажиры, посидев немного в тишине, отправились под предводительством Валерия грузить бот. Они укладывали палатки, свои вещи, продукты, оружие. Примерно через час в ангар зашел капитан, понаблюдал за суетливыми сборами своих пассажиров, увидел ружья, взял одно, ощутив его холодную тяжесть. Перед глазами вновь встали те, казалось, давно позабытые времена, когда неделями, а то и месяцами приходилось не выпускать оружие из рук. Эх, как же это было давно.
  - Надеетесь поохотиться? - спросил он, кладя ружье на место.
  - Почему бы и нет? - недовольно буркнул Александр, который до сегодняшнего дня общался с капитаном вполне дружелюбно.
  Уже и его против меня настроили, подумал Семен и решил сменить тему разговора.
  - Кто будет руководителем группы? - спросил он.
  - Я! Кто ж еще? - гордо выпрямился Валерий, уложив какой-то тюк и с вызовом глянул капитану в глаза. - Или вы имеете что-то против.
  Капитан усмехнулся.
  - Это не мое дело и мне абсолютно все равно. Нам нужно обсудить процедуру связи. Так как эта планета довольно опасна, желательно связываться как можно чаще. Я предлагаю - каждые четыре часа.
  - Вы что, издеваетесь, капитан, - засмеялся Валерий. - Это ж ни днем ни ночью никакого покоя. Давайте пореже.
  Семен насупился.
  - Ладно, каждые шесть часов сеанс связи.
  - Вы несносны! Поймите, мы едем отдыхать! А на связь будем выходить, скажем, дважды в день. В десять ноль-ноль и... в двадцать ноль-ноль и ни разом больше. Договорились?
  - Как хотите, - махнул рукой Семен. - Я подготовлю график сеансов связи, мне нужна будет ваша подпись.
  - Без проблем, - усмехнулся командир группы.
  - Вам здесь долго еще?
  - Минут за тридцать управимся.
  - Отлично. Я как раз успею все распечатать. Подойдете потом в рубку.
  Валерий кивнул
  Капитан же направился к выходу из ангара, у порога замер на секунду, вернулся. Подошел к Лизе, которая стояла чуть в стороне и наблюдала за погрузкой. К работе ее не привлекли - все равно ничего поднять не сможет.
  - Вот, - негромко сказал Семен и что-то протянул девушке. - Возьмите.
  В ее руке оказалась небольшая книжечка в мягком переплете. "Девять кругов Шарканара" прочитала она название.
  - Спасибо, - сказала она и подняла глаза, но капитана рядом уже не было.
  Лиза пожала плечами, положила книгу в карман и почти тут же о ней забыла. Погрузку вскоре закончили и все с нетерпением ждали прибытия на орбиту Шарканара.
  
  
  
  Как Семен не оттягивал, но этот момент все же наступил. Группа погрузилась в бот и готовилась к отправке на поверхность.
  - Мы готовы, капитан, - услышал он из динамика уверенный и спокойный голос Валерия.
  Мне бы ваше спокойствие, подумал он и спросил:
  - Все проверили? Все взяли? Ничего не забыли?
  - Все нормально. Открывайте шлюз и выпускайте нас, наконец. Мы должны были вылететь еще час назад, а вы своими проверками и перепроверками нас задерживаете.
  - Открываю, открываю, только включите на всякий случай резервный радиомаяк. На всякий случай.
  - Хорошо, мы включим, - несколько раздраженно ответил голос Валерия.
  - Сделайте это прямо сейчас, - настаивал Семен. - Потом и я забуду и вы. Так что лучше сразу.
  - Хорошо, - еще более раздраженно ответил Валерий, но маячок включил, потому что на экране бортового компьютера на месте Динго замигала красная точка.
  - Довольны?
  - Вполне.
  Шлюз открылся почти беззвучно. Небольшой толчок сотряс Динго. Это бот оторвался от палубы и вышел из ангара в открытый космос. Маленькая пульсирующая красная точка поплыла по экрану, стала удаляться в направлении планеты.
  Готовься Шарканар. К тебе спешат гости.
  
  Два дня прошли для Семена в относительном спокойствии. Валерий выходил на связь в назначенное время, сообщал, что все в порядке и каждый раз не без иронии добавлял, что все они в полном восторге от "ужасно опасной" планеты Шарканар 5.
  Семен лишь грустно улыбался этим издевкам и надеялся, что все обойдется. Однако Шарканар не оправдал его надежд.
  Беда произошла на третий день нахождения группы на планете.
  Сигнал вызова прозвучал сразу после девяти утра. До сеанса связи оставался еще почти час, поэтому Семен занимался рутинной проверкой систем в двигательном отсеке. Он сразу понял, что с группой что-то случилось. В противном случае самоуверенный Валерий не стал бы вызывать корабль в неустановленное время. Капитан бросился в рубку.
  Приемник, получив сигнал от группы, включился на запись. Семен, ворвавшись в рубку, не услышал начала сообщения, но это не важно - он сразу понял, что сработал аварийный сигнал автоматически. Однако и того, что он услышал, оказалось вполне достаточно, чтоб понять - Шарканар ожил.
  - ... ситуация, необходима помощь, - кричал в динамике механический голос, - аварийная ситуация, необходима помощь, аварийная ситуа...
  На этом связь прервалась.
  Не теряя и мгновения, Семен уселся в кресло и стал готовить корабль к экстренной посадке на поверхность. Для этого ему понадобились считанные минуты - зная коварство планеты, он держал двигатели корабля практически в постоянной готовности.
  Прошло не более двух минут, как Динго сорвался с орбиты и помчался в то место, где на экране компьютера мерцала красная точка радиомаяка бота. Корабль без проблем вошел в атмосферу планеты и очень скоро оказался в нужном месте.
  Взору капитана предстало печальное зрелище. Ярко-оранжевый корпус бота он заметил издали. Он стоял на небольшой площадке с трех сторон окруженный отвесными скалами, с четвертой же раззинул пасть обрыв не менее ста метров в глубину, а то и больше. Трудно представить, чтоб туристы добровольно выбрали такое место для стоянки.
  Приблизившись, Семене увидел, что корпус бота торчит носом вверх, как ракета, а кормовая его часть зажата в образовавшейся расщелине. У капитана мелькнула мысль, что им здорово повезло, если б бот провалился в расщелину полностью, то маяк оказался бы уничтоженным, что создало бы определенные трудности в поиске. Вокруг бота валялись в полном беспорядке некоторые вещи группы, также он разглядел две из трех палаток, но были они изорваны едва ли не в клочья.
  Внутри у Семена похолодело. Он подумал, что она, может находиться в одной из палаток, хотя здравый смысл подсказывал, что там никого нет.
  Скалы, нависающие над покинутым лагерем задрожали, сверху посыпались камни. Капитан двинул корабль подальше от скалы. Сверху что-то шарахнуло по корпусу и Динго сотрясся от удара. Это одна из сорвавшихся глыб достала все же до корабля. Еще через мгновение обвалился утес над лагерем и полностью накрыл место бывшей стоянки. Сигнал радиомаяка исчез с экрана.
  Несмотря на уверенность, что в лагере никого не было, Семена колотило от волнения, как в лихорадке. Он с трудом сглотнул и стал опускать корабль к подножию скал, стараясь все же держаться подальше, чтоб избежать повреждения корабля.
  Наконец он достиг самого низа. Здесь от подножия скал вдаль уходила равнина тут и там испещренная провалами и широкими длинными трещинами. Возле одного из провалов Семен заметил несколько черных точек.
  - Живы! - воскликнул он и направил корабль в их сторону. Сердце колотилось невероятно, тряслись руки и пот катился градом со лба, несмотря на то, что система микроклимата поддерживала оптимальную комфортную температуру не только в рубке, а по всему кораблю.
  Вскоре Семен уже мог различить, что люди бегут в его сторону - к приближающемуся кораблю, а за их спинами... за их спинами твориться что-то невообразимое. Стена пыли и похоже, камней, высотой до неба, надвигалась на них. Казалось, будто сама земля взрывается, устремляется вверх, закрывая и небо, и облака, и солнце. И все это приближалось к ним с невероятной быстротой.
  Капитан опустил Динго к самой земле, когда до "туристов" оставалось метров сто. Бросился к аварийному люку в днище корабля. Это самый быстрый способ принять на борт спасающихся людей. Единственный недостаток, что люк этот нельзя открыть дистанционно, а лишь вручную, для чего пришлось покинуть рубку.
  Наконец-то беглецы стали взбираться по одному через люк внутрь корабля.
  - Один, два, три, четыре, пять, - считал их Семен.
  Пять, их только пять. Ее нет. Сердце сжалось так, что казалось, перестало стучать, превратившись в камень.
  - Взлетай! - закричал кто-то из мужчин. Семен не разобрал кто.
  - Где она? - закричал и Семен, не закрывая люк и растерянно глядя на поднявшихся на борт людей.
  Все они представляли из себя довольно жалкое зрелище - одежда изорвана, в пыли и грязи, свисала лохмотьями. Лица и руки, да и тела, где видно через рваные вещи, в ссадинах, царапинах и кровоточащих ранах.
  - Взлетай! - закричал Валерий, но капитан медлил.
  - Где...
  - Она погибла! Взлетай! - не дал ему повторить вопрос Валерий.
  Как закрывал люк и добирался до рубки под общие крики спасенных, Семен не помнит. Все прошло как в тумане. Включился он лишь оказавшись снова в своем кресле. Стена пыли и камней была уже совсем рядом, уходила ввысь и верхнего края ее видно не было.
  Кое-как совладав с собой, капитан стал поднимать корабль и как раз вовремя. Они уже мчались среди облаков, набирая необходимую скорость для выхода на орбиту, когда страшная стена настигла их. Очередной удар сотряс корабль, по корпусу шелестели и стучали песок и камни, все окутала грязно-серая мгла. Корабль трясло и швыряло из стороны в сторону. И так продолжалось до тех пор, пока Динго не покинул атмосферу этой ужасной планеты.
  Все были измучены, изранены и напуганы. Они лишь выразили желание как можно скорее убраться подальше от этой планеты и добраться домой. Туристы разошлись по своим каютам и не показывались весь следующий день. Даже обедать никто не вышел.
  Первые дни, видя столь подавленное состояние своих пассажиров, Семен тактично не лез с вопросами, хотя узнать, что там произошло все же необходимо.
  Спустя неделю после отлета Семен решился и подошел к Валерию, когда тот оказался в кают-компании один:
  - Я понимаю, как вам сейчас непросто - вы потеряли дорогого вам человека, друга, но... расскажите, как это случилось?
  - Семен, это было ужасно, - как бы всхлипывая проговорил Валерий совсем не похожий на того самоуверенного мужчину, которого Семен видел перед отправлением на планету. - Как ни трудно это признать, но вы оказались правы. Это страшная планета. Она ка будто взбесилась. А ведь первые два дня все было прекрасно.
  С нетерпением Семен слушал этот сбивчивый рассказ, который был ему совершенно не интересен. Капитан и сам прекрасно знал, на что способен Шарканар. Его интересовало другое - он хотел услышать, как погибла Лиза.
  - Представляете, капитан, - продолжал Валерий монотонным голосом, как завороженный, - мы легли спать в чистом поле, а проснулись на опушке леса, гуляли в тени деревьев, на покрытых цветами полянах, мы были и в пустыне, и в предгорьях скал, и снова в поле, и все это не покидая своего места, не перенося лагеря. Это все казалось таким прекрасным...
  - С этим мне все понятно, - перебил его Семен, не выдержав ожидания. - Как она погибла?
  Валерий замолчал, смутился, отошел в сторону, поближе к дивану.
  - Знаете, - промямлил он, глядя в пол, - это все так неожиданно произошло. Когда все началось мы гуляли все вместе чуть поодаль от лагеря. А тут вдруг гул, грохот, прямо из земли начали подниматься скалы, а равнина стала рваться буквально под ногами. Наш лагерь оказался поднят на громадную высоту, а мы же остались у подножья. Даже связаться с вами не было возможности. Кстати, как вы узнали?
  - Аварийный маяк включился, - пояснил Семен, недовольный тем, что снова отвлеклись от темы. - Что было дальше?
  - Дальше... дальше... Мы были в растерянности, понимаете, испуганы, а тут появились они... не знаю кто или что это, но их было много, не меньше десятка.
  В кают-компанию вошла Анна, и Валерий, как бы ища у нее поддержки, продолжил:
  - Правда, Анна, их было не менее десяти. Я вот рассказываю капитану, что произошло с нашей Лизой.
  - О, да, капитан, их было очень много! - включилась в разговор Анна. Ее писклявый голос неприятно резанул слух.
  - Кого было много? Скажите ж вы наконец! - Семену даже голос пришлось повысить.
  - Даже не знаю, капитан, - пропищала Анна, а Валерий еще больше отступил и опустился на диван, с облегчением уступив женщине возможность рассказывать далее. - Они невысокие, и полностью шерстью покрыты.
  - Да-да, коричневой, - вставил Валерий.
  - Вот-вот, все верно, - согласилась его жена. - И ездят на таких, знаете, как сороконожка, только большая, размером с коня.
  Валерий кивал, как бы подтверждая сказанное супругой, а Семен слушал с открытым ртом и диву давался. Это впервые на Шарканаре 5 повстречались разумные существа. А то, что они разумные, нет сомнений. Ведь неразумные не смогли бы подчинить себе других существ, чтоб ездить на них верхом.
  - Они схватили ее и бросились наутек на своих сороконожках, - продолжала Анна.
  - Постойте, постойте, кого схватили? - не понял Семен, озадаченный информацией о наличии разумных существ на планете.
  - Капитан, вы что? Конечно же Лизу, - Анна смотрела на него, как на идиота. - Они схватили ее и ускакали на своих сороконожках.
  - Мы ничего не могли сделать, - добавил Валерий. - Они передвигались слишком быстро, нам за ними было не угнаться.
  - Подождите, не тараторьте. Это что получается, она не погибла? Ее выкрали?
  Валерий пожал плечами.
  - Погибла или нет, мы этого к сожалению не знаем, - раздался от двери голос Кулькова. - Но я очень сомневаюсь, что она выжила.
  Он демонстративно стряхнул с глаза накатившуюся слезинку и уселся в кресло.
  - И вы так спокойно об этом говорите, причем только сейчас, по прошествии недели! - возмущенным тоном заговорил Семен. - Да вы же бросили ее. Понимаете вы это? Бросили. А если она жива и ждет помощи? Да как же вы... как вы могли? Как?
  - Вы прекрасно все видели, капитан, - Кульков встал и тон его теперь звучал едва ли не официально. - Там невозможно было выжить. И если б вы не подоспели вовремя, мы бы тоже погибли, я это признаю.
  - Мне плевать, что вы там себе признаете, а что нет, - процедил сквозь зубы Семен. - Мы обязаны вернуться и попытаться отыскать Лизу и спасти ее.
  - Вы что-то путаете, капитан, - с нажимом в голосе проговорил Кульков. - Мы никому ничего не должны. Туда мы не вернемся и вам не советую. Мне очень жаль, что с Лизой произошло несчастье, но сам я еще хочу пожить.
  - Значит поживете в тюрьме, - ответил Семен. - Я должен написать отчет в полицию, если во время путешествия произошло что либо, повлекшее гибель или пропажу членов экипажа или пассажиров. Мне придется сообщить все как есть.
  Кульков усмехнулся, обвел взглядом присутствующих.
  - И снова не советую. Если вы попытаетесь обвинить нас, мы все, слышите, все до одного скажем, что требовали организовать поиски пропавшей, а вы категорически отказались. Верно, друзья?
  Анна пикнула, да, мол, так и скажем. Валерий, снова глядя в пол, кивнул. Александр и Маша отсутствовали при разговоре, но сомневаться в том, что они займут сторону товарищей, не приходилось.
  - Твари, - прошипел Семен и без замаха врезал кулаком правой руки в челюсть Кулькову. Тот даже вскрикнуть не успел или отшатнуться. Лишь рухнул обратно в кресло, только без чувств.
  Капитан же развернулся и быстро вышел из салона, направился в рубку. Внутри все клокотало от злости и беспомощности.
  Семен принялся за расчеты, быстро клацая по кнопкам, закончил, откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Что ж, все, как он и предполагал. Топлива, чтоб прямо сейчас вернуться на Шарканар, и заняться поисками пропавшей девушки вполне достаточно, а вот долететь потом до Земли уже не получится. Как не крути, нужно лететь на Землю, подштопать Динго, заправить и снова лететь на Шарканар. Интересно, кто либо из ее так называемых друзей составит ему компанию?
  
  После происшествия в кают-компании господин Кульков старался избегать капитана, что ему вполне удавалось вплоть до дня прибытия на Землю. Перед самым подлетом капитан сделал объявление, попросив всех собраться. Когда Семен вошел в салон, там его ожидали две пары пассажиров. Кульков появиться не соизволил.
  Капитан уселся в свободное кресло, помолчал, не зная, как правильно начать разговор. Все были напряжены и нервозность прямо парила в воздухе.
  - Я... я собираюсь вернуться на Шарканар, - запинаясь начал Семен. - Мы не можем ее бросить, ее нужно отыскать. И... и я прошу вашей помощи. Один я не справлюсь.
  - Это безумие, - пропищала Анна. - Лиза была моей подругой, но мы ей уже не сможем помочь. Я туда не вернусь. И муж мой не вернется. Не пущу.
  Она схватила Валерия за руку, прижала к себе. Тот сидел молча, понурив голову, предоставив жене вести этот неприятный разговор.
  - Анна права, - заговорил Александр. - Вернувшись туда мы никого не спасем. И даже останков не найдем, учитывая то, что там происходило.
  - Я с вами не согласен, - возразил Семен. - Она не просто пропала. Вы сами рассказали, что ее украли как раз в разгар катаклизма.
  - Что из того? - подал наконец голос Валерий.
  - Ее выкрали местные жители, знакомые с условиями на планете. Неужели вы думаете, что они выкрали бы Лизу, если б не имели возможности спастись?
  На минуту в салоне повисла тишина. Валерий неуверенно поднял голову, посмотрел на Сашу. Тот отвернулся, а заговорила Маша.
  - Мы понятия не имеем кто или что это было. Может это просто животные странного вида пищу себе добывали, а может их вообще и не было. Привиделось. Галлюцинация массовая. Что смотрите, капитан? Цинично? Не отвечайте, знаю, самой противно. Да вот своя рубашка к телу ближе, так ведь? А что тогда о жизни говорить? Одна она. Так что простите, Семен, но на нас не стоит рассчитывать. Мы туда не вернемся.
  Семен кивнул, перевел взгляд на Валерия. Тот хотел было что-то сказать, но Анна зажала его рот ладошкой.
  - Не вздумай! - даже не пропищала, а прямо рявкнула она.
  Валерий развел руками избегая взгляда капитана.
  - Что ж, - сказал тот, - на что то подобное я и рассчитывал. До свидания, господа. Надеюсь больше никогда не увидеться.
  Через несколько часов пассажиры покинули борт корабля. Первым по трапу спустился Кульков. Он отделился от остальных и едва ли не бегом направился к дверям терминала космопорта.
  
  Семен прямо в день прилета начал готовиться к новому путешествию. Он прекрасно понимал, что действовать нужно быстро, иначе вообще нет смысла возвращаться. Он как мог подремонтировал Динго, насколько позволяли скудные средства, полученные от горе-путешественников еще до отлета на Шарканар. Заправить топливом пришлось под завязку - на всякий случай. И еще пришлось купить новый бот взамен потерянного на Шарканаре. К этому делу Семен подошел со всей серьезностью, потому что именно в боте ему предстоит передвигаться на негостеприимной планете. Новый бот оказался напичкан самой разной аппаратурой.
  Раскошелится пришлось и на множество самых разных мелочей, которые могут пригодиться, а то и сильно выручить во время путешествия.
  Через неделю корабль был готов к отлету и полностью снаряжен. Дело стало за малым - найти помощника, готового отправиться в столь рискованное путешествие. Хоть бы кто согласился. На двоих даже рассчитывать не приходиться. Обдумав хорошенько ситуацию, Семен решил, что найти такого человека можно лишь в баре "Навигатор", который расположился в подвале старинного дома в квартале от космопорта.
  Именно в этом легендарном месте уже не первую сотню лет собираются все звездоплаватели: молодые и старые, опытные и не очень, капитаны кораблей и их экипажи, наемники и охотники, туристы, желающие отправиться на другие планеты за незабываемыми впечатлениями. Именно в "Навигаторе" заключалось большинство сделок на перевозку туристов, грузов и пассажиров во все уголки вселенной, именно здесь рождались и обсуждались все великие экспедиции, включая величайший в истории звездоплавания "Поход Тронтона-Барбера", который длился восемьдесят четыре года.
  Именно туда - в легендарный "Навигатор" - Семен и отправился, в надежде найти себе помощника.
  Он медленно шел через большой затемненный зал, оглядываясь и присматриваясь к веселящейся и галдящей подвыпившей публикой. В зале гремела музыка, мигали разноцветные лампочки и прожектора.
  - Привет Семен, с возвращением.
  - Рад тебя видеть, привет, - кричали со всех сторон знакомые.
  - Говорят, ты поборол Шарканар!
  Семен лишь отмахивался как от назойливой мухи, натянуто улыбаясь. Он уселся у стойки бара, заказал бокал своего любимого черного пива и едва успел его пригубить, как услыхал за спиной знакомый хриплый голос:
  - С возвращением.
  - Спасибо, Дэн, - кивнул Семен не оборачиваясь.
  Седовласый мужчина лет семидесяти, кряхтя уселся на свободный стул рядом с ним.
  - Угостишь старика чем-нибудь - прохрипел он без вопросительной интонации.
  - Обижаешь. Тебе как обычно?
  - Естественно. Если старый Дэн и потребляет какую-нибудь жидкость, то это ничто иное, как водочка, ха-ха-ха.
  Семен кивнул бармену и в то же мгновение перед стариком появилось три рюмки, наполненные водкой - привычки старика знал каждый завсегдатай этого бара, не говоря уж о самих барменах.
  - Твое здоровье, - кивнул Дэн и выпил все три рюмки одну за другой, громко крякнул, обтер ладонью усы и густую седую бороду, и добавил:
  - Слышал, твой полет был не особо удачным...
  - Точно, - не очень охотно ответил Семен. Несмотря на то, что он шел в бар с надеждой найти себе помощника, настроение было прескверным.
  - Говорят, ты потерял бот.
  Семен неопределенно махнул рукой.
  - Бот ерунда. Я человека потерял, - понурым голосом сообщил он, а в душе кипело возмущение. Ведь все, и тот же самый старик Дэн, прекрасно знают, что произошло, однако всех больше волнует бот, чем пропавшая девушка. А ведь и сам он, Семен, такой же. Случись нечто подобное с кем другим, ему и в голову не пришло бы спрашивать о пропавшей, а вот бот, бот это да, это важно... От такого прозрения стало на душе еще противнее.
  - И такое случается. Это ж Шарканар, - голос Дэна казался безразличным, а вот глаза пытливо рассматривали Семена. Чувствовал старик, что не все так просто.
  - Ты не понимаешь, старый. Мне кажется я потерял единственного в этом мире человека, которого смог полюбить.
  - Но-но, - проворчал Дэн, подбадривающе похлопал товарища по плечу, - надеюсь кроме меня, а?
  - Да, Дэн, конечно, - грустно усмехнулся Семен. - Конечно, кроме тебя.
  Он отхлебнул большой глоток холодного пива и зажмурился от удовольствия.
  - Ты мне не нравишься, - услышал он голос старика. - Уж не вздумал ли ты вернуться? А то слухи разные ходят.
  - Угадал, - признался Семен.
  - Черт бы тебе задницу надрал! Так и чувствовал, что ты какую-то пакость удумал.
  - Не бузи, старик, все уже решено.
  - Решено - не решето, через него не проскочишь. Не искушай судьбу.
  Семен покачал головой.
  - Ты ж меня знаешь, Дэн.
  - Знаю, потому и прошу, прислушайся к словам старика. Не суйся туда. Дважды играть в одну игру с Шарканаром вдвойне опасно. Ты там ничего не исправишь.
  - Я понимаю, Дэн, ты во многом прав, но ты не знаешь того, что знаю я, и, кроме того, я чувствую, что она жива.
  - Так расскажи и мне, что такого ты знаешь, чего еще не обсуждали в этом баре.
  - Расскажу, Дэн, но не сегодня, - Семен переполовинил бокал тремя большими глотками, бросил в рот несколько соленых орешков из вазочки на стойке, захрустел.
  - Ладно, - быстро согласился Дэн, - решил лететь, так лети. Тебе виднее. Только одному тебе не справиться. Это не туристов катать.
  - Все верно, потому сюда и пришел, - улыбнулся Семен.
  - Ох, посмотрите на него, - хихикнул Дэн. - Ты думаешь, так к тебе и побежали в помощники наниматься, прям очередь из желающих выстроиться, чтоб тебя на Шарканар сопроводить.
  - На выпускников надеюсь, - нехотя признался Семен. - Других вариантов пока не наблюдается. Были б у меня деньги, чтоб предложить хорошую оплату, так и того нет. Все в корабль вложил и на снаряжение. Так что все на голом энтузиазме.
  - Я бы не отказался горло промочить, - как бы невзначай намекнул Дэн. - На голом энтузиазме далеко не заедешь. Наемников Вайнера можно было бы попробовать, но коль денег нет, то и они отпадают, очень уж дорого за свои услуги просят.
  - Да и доверия к ним немного, - добавил Семен, обдумавший этот вариант еще несколько дней назад, кивнул бармену, и тот повторил заказ для старика.
  - Так и есть, так и есть, - старик уставился на рюмки, но пить не спешил. - Я тут парочку свежих историй о них слышал, не лестных, расскажу на досуге.
  - Идет, - кивнул Семен.
  - Значит ставишь на выпускников? - переспросил Дэн, и не слушая ответ, опрокинул в рот первую рюмку, глотнул обжигающую жидкость, почмокал губами и расправился с остальными двумя.
  - На них, - ответил тем временем Семен и тоже допил свое пиво.
  - Молодежь нынче не та что была.
  - Опять ты прав, старичок. Прошли времена нашей молодости и безумных поступков, - разгорячился Семен. - А помнишь, за гроши ведь, да что за гроши, бесплатно готовы были лететь со знаменитыми капитанами хоть куда, хоть на Девятый Шарканар.
  - Славные были времена, - прохрипел старик, глядя куда-то перед собой, но видя не бар с его посетителями, а те давние времена беззаботной молодости и безумств... Да, - очнулся он, - а сейчас молодежь совсем по другому на жизнь смотрит. Им сразу денег нужно побольше, да местечко потеплее, типа Бичболла или Оушенрайса, курортнички хреновы, мать их так, да перетак.
  - Ладно тебе, не ворчи, может не все уж так плохо.
  - Может, как бы не так. И все же желаю удачи в поисках.
  - Спасибо, - кивнул Семен и принялся оглядывать бар, чтоб вычислить недавних выпускников Академии, тусующихся в "Навигаторе" в поисках работы.
  - И еще, чуть не забыл, - окликнул его старик. - Найдешь кого, или нет - я в деле.
  - Дэн! - растроганно воскликнул Семен. - Старый, ты всегда меня выручал.
  - Хех, что поделать, видно судьба у меня такая из всех напастей тебя вытаскивать. Ладно, топай уже.
  Недавние курсанты, а теперь выпускники Академии, дипломированные звездоплаватели навигаторы и механики-инженеры, совершенно неопытные и в большинстве своем не востребованные на рынке труда, собирались обычно в полутемном углу слева от входа, в надежде, что кто-либо предложит новичку хоть какую-то работу.
  Сегодня их собралось человек десять. Они устроились за тесноватым для такого количества людей столом, заставленным пивными кружками и тарелками с дешевой закуской.
  Завидев Семена, некоторые вскочили с мест и принялись подзывать его - Семен личность хоть и не знаменитая, но известная в этом баре благодаря частым полетам к таким планетам, как Шарканар. Его имя часто звучало в этом баре.
  - Капитан, капитан, - наперебой загалдели ребята, - идите к нам, сюда.
  Семену тут же освободили стул и не успел он еще усесться поудобнее, как перед ним появилась кружка его любимого черного пива.
  Молодежь избытком этикета не страдала, а потому сразу посыпались вопросы:
  - Капитан, вы ведь были на Шарканаре. Расскажите.
  - Да, расскажите. Ведь об этих планетах столько невероятных историй можно услышать.
  - Что ж, - обрадовался Семен, ребята сами и подвели к нужной теме. - Не могу утверждать однозначно, но думаю, многое из того, что вы слышали, вполне может оказаться правдой. Хотя и сказок вокруг этой системы ходит немало. И иногда сказки даже более правдоподобны, чем реальность. Но... но, друзья мои, пришел я сюда не для того, чтоб байки пересказывать. Это еще успеется. Я собираюсь в полет, и мне нужен помощник...
  - Я, я, возьмите меня, - наперебой закричали со всех сторон, вскакивая с мест.
  - Подождите, - снова заговорил Семен, когда они немного угомонились. - Я ведь не договорил, что снова собираюсь на объект вашего интереса - на Шарканар.
  Услышав такое молодежь совсем притихла, все уселись на свои места, уткнулись глазами в кружки с пивом и тарелки.
  - М-да..., значит никто не желает?
  За столом воцарилась полная тишина, насколько можно говорить о тишине в переполненном баре.
  - Вы же выпускники и еще ни разу никуда не летали, даже на курорт. И неизвестно, сколько вам еще придется ждать следующего предложения. А жизнь ведь идет, и опыт от просиживания штанов в "Навигаторе" тоже не появиться. Мое предложение для вас уникально и будет грандиозным шагом в вашей карьере.
  - Звучит заманчиво, - сказал кто-то с противоположной стороны стола, Семен не заметил, кто, - но мало правдоподобно.
  - Почему же? Все так, как я сказал. Тот, кто отправиться со мной, будет в полной безопасности. Вам не придется спускаться на планету - этим займусь я. Ваше дело лишь следить за кораблем и держать его в той точке, или привести в ту точку, что я скажу. И выходить со мной на связь, регулярно. Это все.
  - Серьезный шаг в жизнь, - послышался тот же голос, но с оттенком иронии.
  - Верно, - сказал Семен, усмехнувшись чему-то. - А ты если не понимаешь сам, жаль. Недалекость в звездоплавании большой минус. И что ж, спасибо за угощение, если кто надумает, знаете где меня найти, кроме тебя, недогадливый наш. Тебя я точно не возьму.
  С этими словами Семен встал и направился снова к стойке бара, где его терпеливо поджидал старый товарищ.
  - Как успехи? - негромко спросил Дэн. - Судя по твоему выражению, прав оказался я, а не ты.
  Капитан молча уселся и угрюмо взглянул на бармена.
  - Понял, - кивнул тот и на стойке появилось шесть рюмок - три напротив старика Дэна, три напротив Семена.
  - Сосунки трусливые, - обиженно пробормотал Семен.
  - Не расстраивайся, и признайся, на большее ты и не рассчитывал.
  - Да ну тебя.
  Старик снова похлопал его по плечу.
  - Может сами справимся, вдвоем, как в прежние времена?
  - А что? - приободрился Семен, - а почему бы и нет?
  - Вот видишь, все проблемы решаются сами собой.
  С этими словами Дэн обернулся к заскучавшим рюмочкам и прихлопнул свою тройку одну за другой, привычно крякнул и обтер ладонью усы и бороду.
  - Почему бы и нет... - как во сне проговорил Семен, о чем-то задумавшись.
  - Капитан, простите, - услышал он за спиной не совсем уверенный голос. - Возьмите меня.
  Семен обернулся. Перед ним, переминаясь с ноги на ногу, стоял невысокий коренастый парень с выгоревшими на солнце волосами. Один из той самой компании выпускников.
  - Куда тебя взять?
  - С собой, на Шарканар. Вы же сами предлагали вот только... недавно же... предлагали.
  Парень едва не сбился от волнения и совсем засмущался.
  Покачав головой, Семен спросил:
  - Тебя мать-то, хоть отпустит?
  - Да, - взволновано закивал тот, - ой, причем здесь мать? Я сам решил.
  Капитан взглянул на Дэна. Тот стоял не вмешиваясь, и молча рассматривал паренька.
  - Что скажешь, Дэн? Берем?
  - Ну-у...
  - Отлично! Тогда сбор завтра в девять ноль ноль на космодроме. Буду ждать вас на проходной. До встречи!
  И не дав никому времени передумать, Семен быстро направился к выходу из бара.
  
  Старый Дэн уже стоял у ворот проходной в космопорт, когда на такси подъехал капитан. У ног Дэна небрежно валялась кособокая сумка, до отказа чем-то забитая.
  - Привет, старик.
  Семен подошел ближе и они обнялись, как будто лет десять не виделись.
  - Чем это ты так затарился? - Семен кивнул на сумку. - На тебя это не похоже. Стареешь.
  - Да так, мелочи всякие. Не каждый день на Шарканар летаю. Авось для чего и сгодиться.
  Пару минут друзья постояли молча. Дэн зевнул, потянулся, взглянул на часы, поцокал языком и сказал:
  - Отвык я в такую рань вставать. Без пяти девять.
  - Думаешь, не придет? - понял намек Семен.
  - Трудно сказать, - с обычной хрипотцой в голосе ответил Дэн. - Он сам напросился, значит понимает, от этого полета зависит его будущее. Иметь в послужной книжке запись о полете на Шарканар - это большой плюс, тем более в его возрасте. Кроме того, отказаться от полета после того, как дал на него согласие, да еще при свидетелях, все равно, что крест на карьере ставить. После такого его не один капитан в экипаж не возьмет.
  - Знаю Дэн, я все это знаю, но все же как-то тревожно.
  - Это тебе от нетерпения тревожно. Ты весь как на иголках. Да и выглядишь неважно, уставшим.
  - Не выспался. Всю ночь в кровати прокрутился и ни на минуту не смог уснуть. Все мысли, мысли в голове...
  - Все будет хорошо.
  Они снова помолчали.
  Перед проходной остановилось очередное такси. Из него выбрался их вчерашний знакомый. За спиной у него был рюкзак, а в руке внушительных размеров сумка. Вид у парня был такой, что его почему-то сразу становилось жалко и первая мысль Семена была о том, не отправить ли пацана обратно домой к маме от греха подальше. Но здравый смысл возобладал - замену парню он вряд ли быстро найдет, так что, как говорят, лучше синица в небе, чем медведь за спиной. Такая вот ситуация. Жизнь, одним словом. И вертится она, вертится эта жизнь колесом, то быстрее, то медленнее, и не знаешь когда оно, колесо это, остановится. Быть может все три их колеса уже неспешно, незаметно для них замедляются, а на Шарканаре и вовсе остановят свой бег. Хотя нет, за пацана-то чего переживать? Он на планету соваться не будет, а все по орбите, да по орбите, как ангел-хранитель над головой...
  - Не передумал? - спросил Семен.
  - С чего бы? - как можно бодрее постарался ответить новобранец.
  - Молодец, - улыбнулся капитан. - Тогда давай знакомиться, а то вчера недосуг было. Меня ты знаешь, а это Дэн, мой давнишний напарник и товарищ.
  - Кто ж его не знает? - усмехнулся парень. - А я Сергей, - он протянул капитану руку, потом Дэну.
  Познакомились.
  - Тогда все за мной, - скомандовал капитан и направился к серой двери пропускного пункта на космодром. Остальные потянулись следом.
  Проверку документов прошли без проблем - парнишка молодец, ничего не забыл, а то сталось бы. Разрешение на взлет получили быстро, почти без задержки, очередь для такого времени на удивление была совсем маленькая. К полудню Динго был уже в открытом космосе и держал курс на Систему Шарканар.
  
  Звонок сигнализации раздался как бы неожиданно, хотя все давно ждали его, хотя и по разному. Семен с нетерпением и тревогой. Старый Дэн делал вид, что его ничего не заботит, бродил с ленивым и безразличным видом по коридорам и переходам корабля весь перелет.
  Сергей же совсем наоборот, боялся этого звонка, хоть и храбрился, и многое, наверное, отдал бы, лишь бы не слышать его и не думать о Шарканаре вообще, а оказаться на родной, такой знакомой и безопасной Земле.
  Переступив порог рубки, капитан увидел Сергея. Тот стоял у спинки кресла второго пилота, ожидая капитана. Вид у него был препаршивый.
  Надо бы его встряхнуть, подумал Семен и, мгновенно приняв решение, прошел мимо парня и уселся в кресло второго пилота.
  - Я нервничаю, - объяснил он, - поэтому сегодня ты у руля.
  - Но... - попытался возразить Сергей, но командир резко оборвал его возражения:
  - Здесь я командую! - и чуть тише добавил, - Так что, давай.
  Сергей чуть ли не с опаской уселся в кресло первого пилота, поерзал, устраиваясь поудобнее, бросил на командира нерешительный взгляд.
  - Нам нужно сюда, - Семен ткнул пальцем в экран, на котором мерцала звездная карта. Одна из планет оказалась подсвечена красным квадратом. - Проверь курс и готовься перейти на ручное управление.
  Сергей кивнул и застучал пальцами по клавиатуре.
  - Все правильно, - похвалил Семен, внимательно наблюдая за парнем. - Пойдем на ручном. Будь внимателен. Эти чертовы Шарканары могут выкинуть любой фокус. У них случаются периоды гравитационной активности, так что смотри, чтоб нас не притянула какая-либо из планет. Понял?
  Сергей нервно сглотнул и кивнул.
  - Понял.
  - Тогда действуй.
  В это день Сергей впервые в жизни оказался в кресле первого пилота настоящего космического корабля. Десятки раз он моделировал различные ситуации на тренажере, сотни раз представлял себе как гордо и решительно будет действовать в реальном полете. Только вся его уверенность напрочь испарилась и в голове стоял один лишь вопрос - что делать дальше.
  Он услышал, как клацнул замок ремней безопасности. Это капитан пристегнулся.
  Точно, пристегнуться первым делом.
  Первый пилот накинул на себя ремни и клацнул замком. Что ж, это капитан ему подсказал.
  - Объявление? - как бы вопросительно проговорил Семен.
  Сергей с благодарностью кивнул, включил общесудовую трансляцию. По судну из динамиков раздался приятный женский голос:
  - Уважаемые пассажиры и члены экипажа, капитан корабля просит вас занять свои места в каютах и пристегнуться. Через пять минут судно выйдет из гиперпространства.
  Прошло несколько томительных минут, и наконец капитан сказал:
  - Давай, пора.
  Сергей громко выдохнул, нажал несколько кнопок на пульте справа от себя, положил палец на тумблер, заметил боковым зрением, как пальцы Семена сжали подлокотник кресла. Переживает, но молчит, подумал Сергей. Доверяет, что ли?
  Мысль его оказалась наполовину правильной. Семен действительно переживал, ведь уже много лет никто, кроме него, не садился за кресло пилота. А вот о доверии говорить еще слишком рано, не столь хорошо он знает Сергея, чтоб безоговорочно доверять. Но... но парню нужна хорошая встряска, чтоб он почувствовал себя полноценным штурманом, иначе толка от него не будет, а времени рассусоливать и учить пацана совсем нет.
  Сергей вцепился левой рукой в поручень, невольно повторяя жест капитана, и клацнул тумблером. Корабль, резко сбросив скорость, вышел из гиперпространства. Сидевших бросило вперед. Если б не ремни, мелькнуло в голове парня, меня бы сейчас размазало по лобовому иллюминатору. А ведь читал в лоции об особенностях системы Шарканар, где при выходе из гиперпространства происходит слишком резкий сброс скорости.
  Динго сильно тряхнуло, бросило несколько раз из стороны в сторону, но Сергей, уже освоившись в кресле пилота, быстро выровнял корабль.
  
  Через час Динго вышел в намеченную точку, уровнял скорость со скоростью вращения планеты, завис на орбите, оставаясь все время на одном месте относительно поверхности Шарканара. По расчетам Семена место разрушенного лагеря его незадачливых пассажиров должно оказаться как раз под кораблем.
  Дэн вошел в рубку.
  - Когда отправляемся?
  - Завтра утром, как и планировали, - ответил Семен.
  - Хорошо, пойду еще раз снаряжение проверю. Мало ли что...
  Дверь за Дэном почти бесшумно закрылась.
  Семен отстегнул ремень, встал, размялся. Повернувшись к застывшему в кресле Сергей, видимо все ж таки парень испытал небольшой стресс, сказал:
  - Сейчас объясню, что тебе нужно будет делать. Сначала слушаешь, потом вопросы. Понял?
  Сергей кивнул, тоже отстегнулся наконец, но остался в кресле.
  - Ты будешь отсюда следить за нашими передвижениями на поверхности. У нас с собой будет целая куча маяков в боте и в снаряжении. Бот ты сможешь всегда видеть на экране. А аварийными мы можем воспользоваться только в экстренном случае, но, надеюсь, не понадобятся. Мы начнем поиски с места трагедии. Оно точно под нами. Если мы уйдем далеко от этого места, тебе придется поменять место на орбите, но только тогда, когда я скажу тебе. Это важно. Связь в восемь ноль-ноль, в шестнадцать ноль-ноль и в полночь. Смотри не забудь, ладно, не пыжься, это я так, к слову. Я сам буду выходить на связь. Понял?
  Сергей снова кивнул, на это раз немного растерянно. Во время полета он почти успокоился, а вот теперь опять начал осознавать, что не на простую прогулку отправился, и снова стало страшно.
  - Продолжим, - Семен прошелся взад вперед. - Если вдруг мы не вышли на связь в назначенное время, не беда, жди следующего сеанса. Если снова от нас тишина, попытайся сам вызвать, однако, - Семен ухмыльнулся, - особо на ответ не надейся. Если связь с нами пропала окончательно, ждешь на орбите в последней точке две недели. Ровно две недели, не меньше. Больше можно, он снова усмехнулся, - но бессмысленно. После этого можешь возвращаться на землю. За деньги не переживая, их переведут тебе на счет, как только ты вернешься, конечно, если ты не вернешься раньше срока.
  - Командир! - вспыхнул Сергей. Он уже несколько дней как называл Семена командиром. За время полета он приглядывался к капитану и его другу, слушал воспоминания Дэна и невольно проникся уважением к их профессионализму и мужеству. Ощущение легкой зависти и стыда по отношению к себе, к своему страху, который он никак не мог побороть, никоим образом не влияло на его восхищение командиром.
  Командир.
  Сергею казалось, что это слово как нельзя лучше подходит к Семену. Да и капитан вовсе не противился, чтоб его так называли.
  
  Семен проснулся почти в восемь утра и отправился на камбуз. Там еще никого не было, или уже никого. Он наскоро позавтракал и отправился к отсеку, где стоял готовый к путешествию на поверхность разведывательный бот. Шлюз оказался открытым. Старый Дэн в который раз перебирал и переукладывал снаряжение.
  - Нюхом чую, что мы что-то забыли, - проворчал Дэн не здороваясь.
  - Знаешь, - сказал Семен, - иногда ты напоминаешь мне Жюльверновского Филиаса Фога. Помнишь его "Вокруг света за 80 дней"?
  - Ты мне льстишь, Сеня, - с довольной улыбкой возразил старик. - Я вовсе не такой предусмотрительный.
  - Это верно, все предусмотреть нельзя, старик.
  - Нельзя, но я к этому стремлюсь.
  Он прокашлялся, оглядывая разложенные в багажном отсеке бота вещи и снаряжение.
  - Вспомнил, ха-ха! - воскликнул он, хлопнув себя ладонью по лбу и выбежал из бота.
  Он вернулся через несколько минут с двумя бутылками водки в руках, бережно их уложил среди всего остального, затем выбрался из чрева бота и назидательно сказал:
  - Вот видишь, я ж говорил. Самое главное могли забыть.
  - Да уж, главное, - отмахнулся Семен.
  
  Через два часа разведывательный бот отошел от борта Динго.
  На экране радара в рубке светилась маленькая красная точка, удаляясь все дальше. Точно так же чуть более месяца назад Семен наблюдал за уходящим ботом, увозившим в неизвестность единственного человека, ставшего для него небезразличным.
  Без труда бот вошел в атмосферу планеты и спустился ниже облаков. Зеленые волны леса расстилались под густыми белыми облаками. Шарканар казался тихим и безмятежным. Шарканар ждал гостей.
  Семен медленно вел бот над верхушками деревьев, направляясь к тому месту, где его пассажиры разбили злополучный лагерь. Цифры координат менялись, сотые, десятые, скакали, прыгали, но это были не те цифры, которые нужны Семену. Те он запомнил на всю жизнь, лишь мельком взглянув на них, когда перед ним открылся вид разрушенного лагеря, разбитый бот, разбросанные вещи, порванные в клочья палатки, в которых не оказалось никого.
  Капитан тряхнул головой, отгоняя неприятные воспоминания.
  Наконец-то он увидел на экране нужные цифры. Они на месте. Только под ними теперь не голые скалы, как в прошлый раз, а все тот же пушистый безмятежный лес. Еще двух месяцев прошло, а такие изменения. Никто, ни один ученый, не может определить природу этих перемен. Они противоречат всем известным законам физики и самой природы. Это кажется невероятным, но, тем не менее на Шарканаре это происходит.
  Семен стал искать место, где бы посадить бот, и вскоре заметил подходящую поляну между деревьев. Бот плавно опустился на землю, едва поместившись на небольшой площадке.
  Путешественники вышли наружу, оказавшись в тени величественных деревьев. В нескольких шагах от них, казалось, начиналась непролазная чащоба, куда солнечные лучи практически не проникают. Лес казался совсем земным, так же шелестят листья, так же... нет, не так. Совсем не слышно ни щебета птиц, ни криков диких животных. Лишь шелест, шелест, шелест.
  Почему-то от этой мысли стало не уютно. Семен осмотрелся, открыл багажное отделение.
  - Будем собираться, - сказал он и натянул синий комбинезон из плотной ткани. Такой точно не порвется от первой колючки. В комбинезоне имелось множество всяких карманов и кармашков разной величины, в которых можно поместить множество необходимых в путешествии вещей - от патронов, до иголки с ниткой. Обул высокие удобные военные ботинки, на голову натянул бейсболку. На пояс нацепил ремень с висящими по бокам пистолетными кобурами, всунул в них два пистолета. Не последняя модель, а уже несколько устаревшая, но к ним он успел здорово привыкнуть в былые времена. В руки взял карабин.
  - Пойду, поброжу, может удастся что-нибудь найти, - сказал он.
  - Я с тобой, - кивнул Дэн.
  Он ограничился лишь карабином.
  Идти пришлось недалеко. Остатки лагеря обнаружились метрах в двухстах от бота. Лес, показавшийся поначалу непролазной чащей, на самом деле оказался не столь страшным. Там вполне свободно можно было двигаться. Среди деревьев валялись обломки обшивки бота, несколько клочков брезента, оставшихся от палаток и больше ничего. Но главным оказалось не это. Все вокруг буквально рябило от следов босых человеческих ног. Следы небольшие, не детские, но и не как у взрослого. Средние, подростковые, что ли.
  - Что ж это такое, Дэн? - в недоумении проговорил Семен.
  - Вот еще кое-что, - отозвался старик, подзывая товарища. Сам он прошел четь дальше.
  Чуть в стороне от лагеря он обнаружил другие следы, большие и круглые, как будто какие-то твари топтались на одном месте.
  - Что скажешь? - спросил Семен, переводя взгляд с маленьких следов на большие и обратно.
  Дэн крякнул, затем еще раз и наконец сказал:
  - Если предположить, что планета обитаема, то я бы подумал, что здесь, - он указал на большие следы, - стояли твари, на которых ездят вон те - он махнул в сторону мелких следов. - И такое впечатление, что они все что можно отсюда унесли. Как бы невероятно это не звучало.
  Семен кивнул.
  - Это единственное разумное объяснение. Тем более это подтверждает слова моих пассажиров о том, что они видели разумных существ.
  И они принялись обследовать местность дальше. Обнаружилось, что большие следы уходили вереницей от лагеря, петляя среди деревьев.
  - Пойдем по следам, - сказал Семен. - А пока вернемся на бот, сообщим пацану, что взяли след.
  Сергей по всей видимости находился в рубке, потому что ответил после первого же вызова.
  - Динго, Динго, прошу на связь, - позвал Семен.
  - Динго на связи, - отозвалась радиостанция голосом Сергея.
  - Мы на месте, кое-что уже обнаружили. Продолжаем поиски. Следующий сеанс связи по графику в шестнадцать ноль-ноль.
  - Понял, удачи, - коротко ответил Сергей.
  После этого Семен достал из багажного отсека заранее собранный рюкзак с пайком и необходимыми в пути вещами, закинул его за плечи, слегка подпрыгнул, натянул лямки, устроив рюкзак поудобнее.
  - Я пойду по следам, - сказал Семен, - а ты оставайся здесь. И я очень тебя прошу, не броди вокруг, а оставайся в боте. Так безопаснее для нас обоих. А я, когда найду подходящее место для посадки, сообщу тебе координаты, и ты переберешься туда. Так и будем двигаться. Пусть медленно, но безопасно.
  - Ты думаешь пешком безопасно? - проворчал Дэн. - Давай лучше я пойду, а ты оставайся.
  - Исключено.
  - Почему? Ведь если что-то случиться, то в боте у тебя больше шансов спастись, - Дэн осекся, заметив взгляд друга и исправился, - ее спасти.
  - Еще раз нет, старик. То, что с ней произошло, это моя вина. И я должен пройти этот путь сам. До встречи.
  - Ты не прав, - возразил Дэн. - Нет здесь твоей вины. Иди уже.
  Кряхтя, он забрался в бот. За спиной послышался треск веток - это Семен скрылся в чаще.
  Шарканарское солнце к этому времени поднялось довольно высоко и кроны деревьев уже не защищали бот от его лучей, которые грели ничуть не хуже, чем земное солнце где-нибудь в районе экватора.
  Дэн уселся в кресло. Было жарко и душно, но кондиционер он решил пока не включать, экономя драгоценную энергию. Ведь трудно даже представить, сколько еще им придется болтаться на Шарканаре.
  Он устроился поудобнее и прикрыл глаза, казалось на секунду и проснулся от искаженного динамиками радиостанции голоса Семена.
  - Старый, ты меня слышишь? Спишь, что ли?
  - Слышу, слышу, не глухой! - встрепенулся Дэн и взглянул на часы. Почти четыре часа.
  - Нашел отличное место для посадки. Ты меня видишь?
  - Не слепой, - буркнул Дэн. Он действительно видел на экране радара сигнал маячка Семена. - Уже лечу.
  Он поднял бот и уже через несколько минут был над тем местом, до которого Семену пришлось топать почти пять часов. Поляна оказалась похожей на предыдущую, но чуть побольше и не такой округлой формы. Перед тем, как посадить бот, Дэн осмотрелся и ему показалось, что вдали видна граница леса. Он поднял бот повыше, но так ничего рассмотреть и не смог.
  - Что высматривал? - спросил Семен, когда старик наконец приземлился и выбрался наружу.
  - Похоже, через несколько километров лес заканчивается, - ответил тот.
  - И что там дальше?
  Дэн пожал плечами и постучал пальцем по своим наручным часам.
  - Самому жрать охота, - усмехнулся Семен, правильно растолковав жест товарища.
  - Сейчас сварганим, - обрадовался тот.
  Старик достал небольшую переносную плитку, довольно повидавшую на своем веку, судя по невзрачному виду, подключил к ней газовый баллон и вскоре что-то начало шкварчать. Пока он готовил, Семен связался с Динго и сообщил, что у них все в порядке.
  Пообедав, они растянулись на траве.
  - Следы ведут на северо-восток, - без вопросительной интонации произнес Дэн.
  - Да, - подтвердил Семен, разглядывая белые облака высоко в небе, - очень четко, практически не отклоняясь.
  - Отлично, значит дальше можно лететь на боте, лишь изредка опускаясь, чтоб удостовериться в правильности направления.
  - Нет, - задумчиво возразил Семен. - А вдруг они где-то свернут, и тогда придется возвращаться, начинать все сначала.
  - В любом случае это будет быстрее, чем пешком.
  - Это так, но я заметил одну странность. Я прошел немного дальше этой поляны. И если до сих пор они двигались спокойно, то потом сорвались в галоп, если я хоть что-то понимаю в следах. Выходит, что кто-то напугал их.
  - Или что-то! - добавил Дэн громко.
  Семен взглянул на старика, но промолчал. Он давно уже привык слышать от товарища довольно странные выводы или мысли, которые виделись, быть может, лишь с высоты его лет и опыта. Вытянув ноги, Семен закрыл глаза и расслабился, давая отдых уставшему телу, отвыкшему от ходьбы по лесам.
  Отдохнув около часа, Семен поднялся.
  - Пойду, - сообщил он товарищу.
  - Хорошо, а я здесь приберусь и полечу на норд-ост. Если изменишь направление, сообщи.
  Семен кивнул и снова скрылся в лесу.
  Старик не торопясь собрал пожитки в бот, погулял по поляне еще с пол часа, затем, решив, что пора двигаться, поднял машину и повел ее придерживаясь намеченного курса. Через несколько километров лес действительно кончился. Казалось его отрезали огромным ножом, настолько ровной была граница. Метров пятьсот от этой границы лес представлял из себя сплошной бурелом. Медленно пролетая над ним, Дэн вглядывался в поваленные деревья, сломанные у самого корня, либо вывернутые с корнем. Все они были повалены в одном направлении - с востока на запад, параллельно границе леса. Тут и там среди поваленных деревьев валялись камни, а иногда и довольно внушительные валуны. Земля засыпана песком и более мелкими камнями. Сразу за лесом начиналась голая каменистая пустыня, выглядевшая так, будто по ней только недавно промчался ураган. Не исключено, что так оно и было, судя по бурелому в лесу. Валуны и здесь встречались довольно часто.
  Дэн посадил бот на опушке, если можно так выразиться, и примостился спать. Пешком Семен доберется сюда не быстро.
  На этот раз он проснулся от жары, выбрался из бота и направился в сторону бурелома. Там легко обнаружилось подходящее место в тени широкого ствола поваленного дерева. Под ним Дэн и устроился. Прошло чуть больше часа, когда появился Семен. Он спрыгнул со ствола дерева, едва не наступив на разлегшегося товарища, но не заметив его, направился к боту.
  - Далеко собрался? - услышал он голос старика за спиной и, едва не вздрогнув от неожиданности, обернулся.
  - Чего прячешься?
  - Сплю, - невозмутимо ответил Дэн.
  Семен кивнул и устало повалился на землю рядом с Дэном.
  - Ну что?
  - Все, - обреченно сказал Семен. - Бурелом уничтожил следы.
  - Направление не менялось?
  - Нет, старик, стабильно на северо-восток.
  - Это хо-ро-шо, - на распев произнес Дэн и, заметив непонимающий взгляд товарища, добавил. - Они прошли здесь перед непогодой, потому следы пропали. Не исключаю, что шторм и есть та причина, по которой они ускорили движение, чтоб проскочить перед бурей.
  Семен усмехнулся, возразил:
  - Похоже на фантастику. Как они могли знать о приближении бури?
  - Мы даже предположить не можем, кто такие эти они. Лишь по рассказам твоих перепуганных пассажиров мы имеем небольшое представление об этих существах, но ничего не знаем об их способностях. Так что любые предположения могут оказаться правильными.
  - Согласен, - сказал капитан, обдумав слова старика. - Если ты прав, то они двигались кратчайшей дорогой, чтоб не встретится с бурей. Скорее всего буря прошла полосой и есть надежда отыскать следы дальше на северо-востоке.
  - Все верно, так что не отчаивайся раньше времени, - Ден хлопнул друга по плечу. - Местные сутки почти вдвое длиннее земных. Ты все равно пешком столько пройти не сможешь.
  - Хорошо. Спать будем по нашему времени будем. Двое суток пешком без отдыха это слишком. Я уже не так молод, не гожусь для таких марш-бросков.
  - Если двигаться на боте, останавливаться не нужно, - возразил Дэн. - Отдохнем по очереди.
  Семен привстал, поджал ноги, потер ладонями загоревшее за день лицо. Там, на Земле, и даже во время полета, все казалось гораздо проще и легко осуществимо. А сейчас, когда пропали единственные следы, вместе с ними начала улетучиваться его уверенность в благополучном исходе экспедиции. Но оставалась надежда на то, что Дэн прав, и странные существа, обитающие на этой жуткой планете, действительно не отклонятся от выбранного направления.
  - Не кисни, - услышал он голос Дэна. - Они ушли на северо-восток, и не свернут. Поверь мне.
  Интересно, подумал Семен, откуда такая уверенность. Мне б такую.
  - И все же, что будем делать дальше? - вновь повернулся он к старику.
  - Пересечем пустошь в северо-восточном направлении. Думаю, она не бесконечна. Там порыскаем, поищем следы.
  Других вариантов все равно нет.
  - Так и сделаем. А кормить ты меня думаешь?
  - Ха, - воскликнул Дэн. - На ходу поедим. Пошли.
  Устроившись в кресле, старик аккуратно поднял бот и взял нужный курс. Семен тем временем вызвал Динго.
  - Что-то случилось? - почти тут же раздался взволнованный голос Сергея. - Вы не по графику.
  - Все нормально. Не переживай. Просто проверка связи.
  - Ясно. Напугали, - признался парень.
  - Следующий контакт утром. Отдыхай.
  И Семен отключился.
  Выставив курс на автопилоте Дэн хищно улыбнулся и сказал:
  - А вот теперь можно и поесть.
  Они съели по несколько почти безвкусных брикетиков из сух-пайка, размером не более коробка спичек, закусили черным шоколадом и запили простой водой.
  - Можешь поспать, - предложил Дэн. - А я понаблюдаю.
  - Ты что, сегодня спать вообще не собираешься?
  - Я пока тебя ждал, несколько раз выспаться успел.
  - Как знаешь, - довольно проговорил Семен, устраиваясь в своем кресле поудобнее и через минуту уже крепко спал.
  На автопилоте Дэн выставил скорость небольшую - всего пятьдесят километров в час. Быстрее двигаться на Шарканаре не безопасно, ведь в любое мгновенье, если верить имеющимся источникам информации, на пути может возникнуть преграда, и нужно успеть отвернуть или остановиться, что на большой скорости сделать очень нелегко. И тогда бот можно будет отправить на помойку, если выживешь, конечно.
  Интересно, есть ли у них где-нибудь помойка, подумал Дэн о местных жителях и улыбнулся своей же мысли.
  Он всматривался на экраны внешнего обзора, где видел все, что окружает его летающую машину. Благо, прогресс дошел уже до того, что такую технику устанавливают даже на такие маленькие боты. А вот он еще помнит времена, когда, чтоб осмотреться вокруг, следовало открыть верхний люк и выбраться наполовину из бота, что не всегда безопасно.
  Несколько часов Дэн наблюдал всю ту же каменистую безжизненную пустыню, тут и там украшенную валунами. И вот он обратил внимание, что характер почвы изменился и камни стали уступать место мелкому, на взгляд почти белоснежному песку.
  Вскоре на горизонте появились величественные песчаные барханы. По прикидкам Дэна они имели не менее ста метров в высоту, так что ему даже пришлось поднять бот чуть повыше.
  Песок это хорошо, подумал он, на песке можно отыскать следы. Порыскаем немного взад-вперед и найдем, пусть Сеня успокоится. Не успел он как следует обдумать эту мысль, как его настигло разочарование. Присмотревшись, он понял, что барханы не стоят на месте, а медленно-медленно ползут в западном направлении. Так что никаких следов там точно обнаружить не удастся.
  Дэн негромко ругнулся.
  - Что случилось? - встрепенулся Семен, протирая ладонями глаза.
  - Нормально все, спи, - Дэн рассердился на себя, что невольно разбудил друга.
  - Ух ты! - Семен наконец-то разлепил глаза и увидел простершееся под ними море песка и барханы. - И давно?
  - Да только начались.
  - Прекрасно. Нужно спуститься пониже и поискать следы, - оживился и обрадовался Семен. - Мы же так и планировали.
  - Посмотри внимательно, Сеня, они движутся.
  - Да ну! - не сразу поверил Семен, пригляделся внимательней. - И точно, ползут. Надо же, никогда такого не видел. А ты?
  - И мне не приходилось.
  - Слушай, старый, - не унимался Семен, - давай прямо на бархан сядем, кости немного разомнем. Спина задеревенела, видно сидел неудобно.
  - Ладно, попробуем, - согласился Дэн.
  - Сразу не садись, - предупредил Семен, - зависни пониже, а я пригляжусь маленько по старинке, - и он открыл верхний люк и по пояс выбрался наружу под палящие лучи послеполуденного шарканарского солнца.
  Дэн выбрал бархан побольше, чтоб на его вершине можно было посадить бот, не рискуя кубарем покатиться по склону, и завис над ним.
  - Ну что там? - спросил он снизу.
  - Да Бог его знает, - ответил Семен. - Дай что-нибудь ненужное. Проверим местность, так сказать.
  Дэн повертел головой по сторонам, наконец нашел, вернее вспомнил. Достал из под своего сиденья пустую бутылку от водки, свернул крышку, понюхал.
  - Ух, и хороша была, чертовка.
  Вложил бутылку в протянутую руку Семена.
  - Старик, ну ты даешь. Когда успел? - удивился Семен, увидав пустую бутылку. - То-то я проснулся, душок почуял, подумал, не может быть, ведь первый день. Ан, нет, ошибся.
  Не дожидаясь ответа, он бросил бутылку вниз, на песок, и та в мгновенье исчезла в его толще.
  - Ого! - не сдержал удивленного возгласа Семен, хотя и предполагал нечто такое. Для того и затеял проверку. Многолетний опыт научил не относиться к странным вещам несерьезно.
  - Чего там? - послышался из бота голос Дэна. Он не смог увидеть, что произошло с бутылкой, но уже догадался, что приземляться им вряд ли придется.
  - Поехали отсюда, - сказал он, забираясь в свое кресло. - Ушла твоя бутылочка "во глубину сибирских руд", - вспомнил он строчку из какого-то древнего стихотворения, которое в детстве заставляла учить мать, трудившаяся в университете искусствоведом.
  Семен перевел управление ботом на себя, предоставив старшему товарищу возможность отдохнуть.
  Но не прошло и часа, как задул ветерок с севера. Он стал усиливаться с удивительной быстротой и уже скоро поднял клубы пыли и песка. Семен наблюдал за показаниями приборов, фиксирующих силу ветра и не верил своим глазам. Ветер свистел за бортом бота, как соловей-разбойник, по корпусу и стеклам неприятно зашуршал поднятый в воздух ветром песок.
  - Взлетай! - заорал проснувшийся от шума Дэн, но его и так уже вдавило в кресло. Семен догадался и без его подсказки, что нужно улепетывать повыше.
  Несколько минут бот несся вверх среди надрывающихся порывов ветра. Его трясло и бросало, как скорлупу на волнах, но вот, наконец, вместо пыли, они оказались окружены облаками. Здесь ветер дул намного тише и бот перестало так трясти. На грязные от пыли стекла оседала вода и темными струйками стекала вниз.
  Еще через минуту бот вынырнул из облаков под ослепительно сияющее солнце. Здесь было тихо и, почему-то, очень уютно.
  Семен выровнял машину с сбросил скорость.
  - Зачем? - только и спросил старик.
  Семен его понял и разъяснил:
  - Отсюда ничего не видно. Переждем непогоду, затем спустимся.
  - Скорость зачем сбросил?
  - Зачем-зачем? Чтоб не улететь далеко. Боюсь пропустить что-нибудь важное.
  - Не пропустим, - пробурчал Дэн. - Нам еще переть и переть.
  - Ты то откуда знаешь? - недоверчиво спросил Семен и взглянул на товарища, но тот отвернулся к боковому иллюминатору и ничего не сказал.
  Семен хмыкнул и пожал плечами, решив, что старик струхнул, проснувшись в такой неприятной обстановке и болтает чушь.
  - То же мне, экстросенс, - все же не выдержал Семен, а старик сделал вид, что ничего не услышал, прикрыл глаза и засопел, но вновь проснулся довольно скоро.
  - Сергея вызывал? Время.
  Семен молча кивнул. Он только что выходил на связь с Сергеем. Видимо это и разбудило Дэна, хотя капитан, пусть немного обиженный на товарища за то, что тот ему не объяснился, все же старался говорить по тише, чтоб не потревожить его сон.
  Старик тоже молчал, о чем-то думал. Затем полез во внутренний карман на груди и извлек сложенную в несколько раз, потертую, потрепанную и замасленную бумагу. Развернул, положил на колени.
  Листок оказался размером сантиметров сорок на сорок в развернутом виде. Семен краем глаза наблюдал за действиями старика и едва сдерживался, чтоб не начать задавать вопросы. А спросить было о чем, потому что замусоленный листок очень напоминал собой карту.
  Дэн достал из кармана карандаш, посмотрел на координаты бота, и, поводив пальцем по карте, нарисовал на ней маленький крестик.
  Он поднял взгляд на Семена и глаза его непривычно блестели. Семен даже не сразу понял, что это слезы.
  - Она была неимоверно красива, - слабым голосом проговорил Дэн. - Я безумно любил ее.
  Семен хотел что-то сказать, но понял, что не понимает вообще, что происходит с его другом.
  Немного успокоившись и взяв себя в руки, Дэн сказал:
  - Я расскажу тебе то, чего не знает никто... кроме меня. И ты будешь первым и единственным, кому я это расскажу.
  Он долго собирался с мыслями, пока, наконец, начал свой рассказ.
  
  
  Я был совсем молодым, не старше Сергея, когда познакомился с ней. Тогда я только закончил нашу Академию, получил диплом и был полон сил и надежд на будущее. Руководство устроило нам шикарный выпускной бал, пригласив девчонок со всех университетов и институтов города. Ты и сам прекрасно знаешь об этой традиции.
  Мы веселились, танцевали, пили шампанское, играли прямо в зале в осла. Это когда один наклоняется, а остальные прыгают через его спину со всякими прихлопами и поговорками. Помнишь? Да, по улыбке вижу, помнишь.
  Она проходила с подружкой мимо, а я как раз после прыжка поскользнулся, кто-то пролил на пол шампанское, и растянулся прямо на паркете у ее ног. Я поднял глаза и обомлел. Я перестал слышать музыку, смех и шутки моих товарищей, я перестал видеть все вокруг, кроме нее.
  Мы начали встречаться.
  Ульяна, это ее имя, была воплощением моей мечты, она приносила мне удачу, дарила искреннюю любовь и счастье.
  Мне повезло с работой, я сразу же хорошо устроился и сделав лишь три полета смог скопить сумму, достаточную, чтоб купить небольшой подержанный корабль типа "Сверь".
  Мы назвали его "Аурикус". Спросишь почему? Не знаю. Так захотела Ульяна. Я с ней не стал спорить, тем более мне и самому понравилось. "Аурикус".
  Звучит.
  Мы решили пожениться, но перед этим Ульяна настояла на небольшом предсвадебном путешествии. Мы отправились на собственном корабле.
  Посетив несколько планет мы оказались на Шарканаре. На этом самом пятом Шарканаре, где мы сейчас, будь он проклят. До сих пор не пойму, как нас сюда занесло. Опять же, Ульяна захотела, а я тогда ради нее и для нее готов был хоть в пекло. Мальчишка.
  Дэн замолчал и протянул Семену карту. Информации на ней было мало, как, извините, кот нужду справил. Лишь параллели и меридианы, контуры материка и около десятка кружочков, диаметром километров по триста, если Семен не ошибся с масштабом, разбросанных по материку. Один из них раза в два крупнее всех остальных. Возле каждого написано какое-то неразборчивое слово и цифра от единицы до одиннадцати.
  - Круги - это так называемые эпицентры, - начал объяснять Ден. - Этот большой под номером один - самый главный. Именно от него и идет волна изменений, которые происходят на Шарканаре. Волна может быть любой ширины и может пойти в любом направлении. Попадая на другие эпицентры она отражается и меняет направление. Так она может блуждать по материку очень долго, принося разрушения или же наоборот, постепенно затухая, либо пока не уйдет в море.
  Но самое интересное не это, а то, что сами эпицентры остаются неизменны. Это как островки спокойствия и стабильности на Шарканаре.
  - И там живут?.. - вырвалось у Семена.
  - Да, мой друг. Там живут те самые "люди-дикари, на лицо ужасные, добрые внутри".
  При последних словах старик горько усмехнулся. На глазах вновь заблестела влага.
  - Мы приземлились здесь, - старик ткнул пальцем на карту прямо в эпицентр с цифрой семь, расположенный примерно в полутора тысячах километров на запад-юго-запад от главного эпицентра. - Сами того не подозревая, мы сели на безопасном месте. Карты тогда у меня еще не было и я мало что слышал о Шарканаре. Мы взяли бот и отправились в путешествие по планете.
  Дважды мы видели, как прямо на глазах менялся ландшафт. Это грандиозное, великолепное, величественное и опасное зрелище. Мы все еще не понимали, что столкнулись с ужасающей и никем не изученной мощью природы Шарканара.
  Третий раз оказался роковым. Думаю, мы попали на самую грпницу бегущей по поверхности планеты волны.
  Мы гуляли по степи. Такой красоты я даже на земле никогда не видел. Зеленая душистая трава достигала груди, легкий ветерок едва колыхал сочные листья и колоски. Ульяна с восторгом собирала цветы, которых было, как звезд в небе.
  И тогда все началось. Сначала легкий ветерок превратился в свежий, а затем и в сильный. Схватив любимую за руку, я потянул ее обратно, к боту, который остался далеко позади. Он стоял на единственном во всей округе небольшом холме. Откуда-то издалека, как из-под земли начал доноситься непонятной природы шум, он нарастал и приближался.
  Наш бот маячил маленькой оранжевой точкой на вершине холма. Туда мы и спешили. И тут вдруг холм на наших глазах стал расти, подниматься. Мы замерли от изумления и страха.
  Рядом с нашим холмом стали расти другие, они выстраивались в ряд, в цепочку, в шеренгу, если можно так сказать. Затем холм взорвался, за ним второй, третий...
  Тучи пепла, пыли, камней полетели в разные стороны. Конечно же и наш бот. Его бросило в нашу сторону. Он летел, вертясь и кувыркаясь в воздухе и уже тогда я понял, что бот сильно поврежден, но надежда еще оставалась.
  Оставалась она и тогда, когда бот наконец-то упал на землю далеко за нашими спинами. Мы еще раз развернулись и что было сил помчались к нему, однако это было напрасно. Большая часть несгораемого бота просто расплавилась от взрыва холма, а остальная часть разбилась в дребезги при падении.
  Это был шок. Мы остались без ничего, без еды, без оружия, без средства передвижения, даже без элементарного компаса, чтоб определить направление на оставленный корабль. Мы остались без ничего посреди чужой и враждебной планеты. Хуже того, дорогу назад нам преграждала гряда клокочущих раскаленной лавой кратеров, перебраться через которые я не видел никакой возможности.
  Несколько дней мы брели вдоль этой жуткой полосы, питаясь кореньями и побегами травы, а от жажды спасались утренней росой на траве. Стало заметно, что бурление лавы в кратерах успокаивается, да и дым уже не валил так интенсивно. Лава остывала. Чтоб не тратить зря силы, которых оставалось немного, а восполнить было нечем, мы решили остановиться и дождаться того момента, когда появиться возможность двигаться через кратеры в нужном нам направлении. Конечно, не могу сказать с уверенностью, что направление было правильным, просто я как мог сориентировался по солнцу.
  Не знаю сколько времени прошло, когда нас нашли.
  Они появились с рассветом. Выскользнули из утреннего тумана, окружили. Человек двадцать.
  Хм, человек...
  Нет, это не совсем люди, но нечто, на людей похожее. Лишь позже я узнал, что они называют себя чави. Все невысокие, мне до плеча, худощавые, все тело покрыто густой коричнево-серой шерстью, даже лица, или морды, не знаю, как правильно. Из одежды лишь набедренные повязки из кожи. В руках копья и не то каменные топоры, не то дубины.
  Мы смотрели друг на друга с любопытством и страхом. Я их боялся понятно почему. У меня никакого оружия с собой, даже ножа. Настолько глуп и беспечен я тогда был, что без ничего ушел далеко от бота. Больше я никогда себе такого не позволял, ты знаешь. Слишком дорогую цену я заплатил за свою глупость.
  В их глазах тоже читался страх. Тогда я не понимал почему, сейчас знаю. Мы были не первыми людьми, с которыми им довелось встретиться и познакомиться с действием оружия. Они медленно подступали. Я прикрыл Ульяну собой, глядя в их зловещие ухмылки. Ульяна прижалась ко мне, дрожа всем телом, а у меня даже палки никакой не было, чтоб попытаться защититься.
  Они накинулись все скопом. Один бросился в ноги и повалил меня, остальные навалились сверху, прижали так, что шевельнуться не мог, связали руки и ноги. Ульяне лишь руки.
  Из тумана вывели животных, громадных, выше человеческого роста, гусениц или многоножек. Меня закинули на спину одного, Ульяну усадили на другое животное. Там же уселось еще по несколько существ, захвативших нас. Всего таких животных я насчитал шесть. Когда все уселись, мы двинулись в путь.
  Ехали не спеша и очень долго. Иногда останавливались и один из них, я понял, что главный, спешивался, прикладывал ухо к земле и прислушивался. Затем довольным голосом сообщал что-то остальным и снова двигались в путь.
  С Ульяной я не разговаривал. Меня везли в начале колонны, а ее в хвосте. Я даже видеть ее мог очень редко. Иногда я кричал ей, чтоб удостовериться, что она еще жива, но, согласись, не очень то покричишь, когда тебя везут перекинутым через спину грязного и вонючего животного. Это не благородная лошадь, уж поверь. Еще и за каждый выкрик получаешь смачный тычок кулаком по почкам.
  Так мы двигались несколько дней. Шарканарских дней. На ночь не останавливались. Колонна животных лишь сбивалась в тесную кучу, зажигалось множество факелов и двигались вперед.
  Несколько раз кормили какими-то сырыми овощами, а может фруктами. И на том спасибо, сдохнуть от голода не дали. Хотя позже я иногда думал, что лучше б от голода помер.
  Я совсем обессилел и почти впал в беспамятство. Спасала лишь мысль, что Ульяне позволено сидеть верхом и ей не приходиться испытывать тоже, что и мне. Сколько я пробыл в таком состоянии, сказать не могу. Очнулся я лишь когда что-то произошло. Помутившимся взглядом я видел, как главный опять слушает землю. В это раз гораздо дольше, чем обычно, а может это мне так показалось. Но то, что он возбужденно вскочил на ноги, затем сходу на своего скакуна-многонога, закричал что-то, и пустился галопом вскачь, это я помню отчетливо. Остальные уже не соблюдая колонну, рванули следом.
  Началась скачка, бешенная, просто не реальная.
  Чави подгоняли своих животных палками, хотя те и так неслись с невероятной скоростью, как будто чувствуя опасность. Их лапы-присоски поднимали клубы пыли, вырывали из земли целые комья с травой. Вот тогда я прочувствовал, что такое настоящая тряска. По сравнению с этим выход из гиперпространства или метеоритный дождь даже не цветочки.
  Я отключился почти сразу, а когда пришел в себя, то увидел нависающие над головой каменные своды. Я лежал на твердом и холодном, понял, что на каменном полу. Все мое тело ныло и болело, я даже пошевелиться не смог себя заставить. Глаза безвольно закрылись и я вновь впал в забытье. А может просто уснул.
  Однако тут меня пронзила мысль об Ульяне.
  Превозмогая боль, я приподнялся.
  Она лежала рядом. И дышала. Жива. Жива...
  Я облегченно вздохнул и решил осмотреться. Помещение, где я пришел в себя, оказалось гротом в каменной скале. Выход естественно имелся, но не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы понять, там закрыто. Одна стена грота оказалась сложенной из грубо отесанных камней и выглядела довольно массивной и прочной. В ней имелась небольшая дверца, сделанная из толстых брусков дерева. Однако через щели все равно попадало достаточно солнечного света, что и помогло мне осмотреться.
  Превозмогая боль, я поднялся, добрался до двери и навалился плечом. Тогда мне казалось, что стоит попробовать.
  - Бесполезно, - раздался за спиной незнакомый мужской голос. Я вздрогнул и обернулся, но никого не увидел.
  Из дальней, теряющейся в тени части пещеры послышались шаркающие шаги и появился силуэт человека. Да-да, именно, человека.
  Он был грязен, зловонен, одет в какие-то лохмотья, нечесаные волосы торчали во все стороны, а нижнюю часть лица скрывала густая неопрятная борода. Незнакомец уселся прямо на пол и оскалился в безумной улыбке. Я невольно даже отступил на шаг.
  - С прибытием, - прохрипел он и хихикнул.
  - Кто вы? - кое-как выдавил я из себя. - И что все это значит?
  - Скоро принесут поесть.
  - При чем здесь еда? - я уже немного освоился. - Кто вы, где мы находимся? Что здесь происходит в конце концов?
  Незнакомей снова захихикал. Он пугал меня. Было очевидно, что передо мной сидит безумец. Согласись, не лучшее открытие.
  - Сначала нужно поесть, - снова заговорил незнакомец серьезным голосом, внезапно успокоившись. - А потом поговорим. Вы расскажете мне свою историю, а я вам свою. Времени у нес предостаточно. Целая неделя, - с этими словами он отвернулся.
  Какая неделя, почему именно неделя? Что произойдет через неделю? Эти и множество других вопросов роились у меня в голове, но задавать их я не стал, понял, что бесполезно. На них мне сейчас ответа никто не даст. Усевшись рядом с Ульяной, я взял ее за руку. Она все еще спала.
  За моей спиной заскрежетали засовы и дверь со скрипом распахнулась, впустив внутрь нашей темницы сноп яркого солнечного света.
  В пещеру вошло существо, точно такое же, как пленили нас. Поставило на пол три деревянные миски, до верха чем-то заполненные, и тут же вышло. Дверь, скрипнув, закрылась и зазвенели запоры.
  Некоторое время, ослепнув от яркого света, я видел не лучше, чем крот в своей норе. А вот незнакомец времени даром не терял, схватил одну из мисок и стал жадно поглощать содержимое, запихивая в рот грязными руками целые жмени чего-то там.
  Я понял, что такими темпами ему не составит труда очистить и две другие миски, явно предназначенные нам с Ульяной. Я осторожно подошел и взял их. Незнакомей застыл, оскалился, не сводя с меня глаз. Вернувшись к Ульяне, которую не разбудил даже лязг запоров на двери, я сел так, чтоб видеть незнакомца и быть готовым дать отпор, если он удумает напасть.
  Присмотревшись к содержимому миски, я понял, что это опять же какие-то нарезанные овощи, только на вид вареные, или как они их здесь готовят, не знаю. Некоторые кусочки были похожи на мясо. Я понюхал. Запах, если не сказать просто отвратительный, то уж очень неприятный, это точно.
  Тем не менее чувство голода проснулось во мне и даже перебороло боль и отврпщение. Стараясь не нюхать, я кое-как одолел свою порцию, прекрасно понимая, что нужно восстанавливать силы, а пиццу или что-нибудь в этом роде мне здесь вряд ли предложат.
  Тарелка моя опустела довольно быстро. Если б не боль во всем теле, я мог бы посоревноваться со старожилом пещеры на скорость поедания. Старожил, к стати, не отводил взгляд от третьей, еще полной тарелки.
  - Не-а, - покачал я головой. - Даже и не думай. Это для нее.
  Он неприятно ухмыльнулся.
  - Что я, не человек, что ли? Понимаю.
  Не поднимаясь на ноги, он передвинулся к стене и оперся на нее спиной. Я же украдкой пытался рассмотреть этого странного человека. Немного выше среднего роста и, что меня удивляло, не слишком худой, как можно было предположить по его поведению. На голодающего вовсе не похож. Сделав такой вывод, я немного огорчился, потому что после нескольких дней, проведенных без пищи возле кратеров и испытанной тряски, которая продолжалась неизвестно сколько времени, я находился не в лучшей форме. А глядя на соседа по темнице нельзя было исключить, что придется постоять и за себя и за Ульяну.
  - Ты все еще чувствуешь голод, - совершенно нормальным тоном сказал он. - Ничего. Скоро почувствуешь, что сыт, как будто наелся по горло, - он провел ладонью себе по горлу и тут же добавил, - правда не на долго.
  И действительно, через несколько минут пришло ощущение полной сытости. Однако я не успел удивиться этому, потому что проснулась моя любимая. Она повернула голову, открыла глаза и улыбнулась, увидев меня.
  - Скажи, что это был просто сон, - прошептала она.
  Я не ответил, и лишь печально улыбнулся. Она поняла, кивнула, попыталась встать. Ей это удалось, хотя я видел, как исказилось ее лицо от боли в теле. На ее глазах выступили слезы, но она сдержалась.
  - Где мы? - прошептала она.
  Что я мог ей ответить.
  - Прости, - прошептал я в ответ.
  Когда она наконец уселась подле меня, я заставил ее съесть принесенное варево. Мне буквально силой приходилось запихивать кусочки пищи ей в рот, а она послушно жевала, едва сдерживая позывы к рвоте.
  Справившись с едой, она немного пришла в себя и я показал ей нашего соседа, которого она не заметила. Мы стали его расспрашивать о месте, где мы оказались, и кое-что удалось от него узнать. И тогда я подумал, что лучше бы мы погибли там, в кратере вместе с нашим ботом. Все оказалось довольно просто и в то же время ужасно. Нет, нас не собирались съесть или что-либо подобное. Нас просто принесут в жертву какому-то местному божку. Согласись, перспектива так себе.
  - У них это самый значимый праздник - праздник Солнца и огня. Отмечается раз в год, - рассказывал наш сосед по темнице. - Это день летнего солнцестояния, если можно так выразиться. И он наступит через неделю. Празднуют его два дня, а нас трое, так что кому-то из нас повезет и он проживет еще как минимум год в этих апартаментах, - он обвел рукой пещеру. - Сразу предупреждаю, я их изучил уже неплохо, времени было достаточно, жребий бросать бесполезно, или самому вызываться. Они возьмут, кого захотят.
  Помолчав немного, он спросил:
  - Как вы здесь оказались?
  Я рассказал ему нашу историю и в конце тоже спросил его:
  - А вы?
  - Я?
  И он тоже рассказал о себе.
  Оказалось, что он профессор какого-то австралийского университета и прибыл на Шарканар с экспедицией лет десять назад. Это по Шарканарскому календарю. А по нашему получалось, что все двадцать. Чави, это он нам сказал, что народ, населяющий Шарканар называется чави, захватили всю их экспедицию, порядка двадцати человек. И так из года в год их становилось все меньше, пока он не остался один.
  - Но вот прибыло пополнение в вашем лице, - сказал он с загадочной улыбкой, - так что у меня есть шанс пожить еще.
  Он снова замолчал, рассматривая каменный свод грота.
  - Когда-то я молил бога, - продолжил профессор свой рассказ после минутного молчания, - чтоб в следующий раз выбрали меня. Каждый раз я выходил вперед, я просил, умолял, падал на колени, но каждый раз они обходили меня, и брали кого-то другого. И наконец-то я остался один. По началу это было просто невыносимо, мне казалось, что я теряю рассудок, но что я мог поделать? Я даже решился на самоубийство, но, посмотрите вокруг, как? Расшибить себе голову о стену, или заморить себя голодом? Первое я осуществить не смог. Пробовал, поверьте, пробовал. Несколько раз даже голову до крови разбил, но удариться так, чтоб насмерть, не смог. И тогда я решился на голодовку.
  Мы с Ульяной слушали и ужасались, на что способен доведенный до отчаяния человек. Она прижалась ко мне и лишь иногда вздрагивала всем телом, а профессор продолжал свое повествование:
  - Еду я выбрасывал в яму, там, в углу, - он махнул в темноту, - дыра, даже можно сказать щель. Использую как туалет, простите за подробность. Глубина, представить даже страшно, и шумит внизу что-то, похоже, что вода. Подземная река, думаю. Сколько лет я мечтал, чтоб вода размыла эти скалы и увлекла меня вниз... Ладно, пустое. Я старался, терпел, терял силы. И не только силы, а и силу воли... В конце концов я снова сдался. Невыносимо терпеть голод, когда перед тобой стоит миска с едой. В один из дней я просто набросился на еду и опорожнил миску в одно мгновение. Тут же открылась дверь и мне принесли еще еды и воды с такой ухмылкой, что я понял, они знали, что я не ем и все выбрасываю. Они просто ждали, когда я сломаюсь. И я сломался. Мне было очень, очень стыдно. Не перед ними, а перед самим собой. Но менять что-то оказалось поздно. Начинать голодовку снова не имело смысла, потому что я понял, что снова сорвусь.
  И тогда я решился на последний, отчаянный шаг. Я долго готовился, обдумывал каждый шаг, каждое движение. И вот однажды я напал на моего "кормильца". Он вошел как обычно с миской в руке, но я в этот раз стоял, прижавшись к стене у самой двери и оказался за спиной вошедшего. Я набросился на него сзади и что было сил ударил его кулаком в голову. Он дико заорал, но в следующую секунду я повалил его на землю и стал душить, обхватив волосатую шею.
  Я выл от восторга, как дикое животное, сжимая его шею. Наконец-то я хоть кому-то отмщу за все мои мучения. Я надеялся, что убью его и тогда...
  Уже представил, как острые копья пробивают тело и сердце, и все... этот многолетний ужас закончится. Раз и навсегда. Ха-ха, как наивно. Несколько чави вбежали в пещеру, вырвали из моих рук товарища и замолотили дубинками. Били долго и усердно, но так, чтоб я выжил. Они это умеют. И вот он я.
  До сих пор не могу понять, за что же Господь ниспослал мне такую кару. Это даже не девять кругов ада, как у Данте. Это гораздо страшнее.
  - Да, - сказал я тогда. - Это девять кругов Шарканара.
  
  Старик замолчал и отвернулся. Семен видел, как нелегко дается ему рассказ о давних событиях молодости, поэтому решил не торопиться с вопросами. О том, что случилось дальше, он мог только догадываться. И догадки были не из приятных. Ведь много лет зная Дэна, он никогда не слышал об Ульяне.
  Старик взял себя в руки, разгладил ладонями карту, невольно смятую во время повествования, и сказал:
  - Селение чави находится почти в середине первого эпицентра, под Жертвенной горой. Бот придется оставить где-то на окраине эпицентра. Там меньше вероятность, что его обнаружат.
  - Значит нам километров триста придется идти пешком.
  - Да.
  - С оружием и поклажей.
  - Да.
  - Ты думаешь, это реально? - не унимался Семен. - Если нам удастся освободить ее, а вряд ли мы сделаем это бесшумно, то столько же придется возвращаться обратно пешком, с погоней за плечами. Или ты считаешь, что нас просто отпустят?
  - Не надейся. Нам бы еще одного человека, чтоб в боте оставить. Он бы в нужный момент за нами подскочил. Хоть в самую деревню, - мечтательно сказал Дэн.
  - У нас этого человека не, - едва ли не по слогам произнес Семен. - А вполне мог бы быть, если бы ты рассказал свою историю еще на земле. Мы бы смогли проработать план действий гораздо лучше и не терять время на бесполезные поиски следов, потому что, оказывается, тебе известно, куда нужно направляться. Объясни, зачем было так все усложнять? Мы могли приземлиться сразу у эпицентра и не бродить пешком по буреломам.
  Старик насупился и ответил:
  - Столько лет прошло. Здесь все могло измениться. Лишь когда я убедился, что следы ведут к тому самому месту, я и решился тебе рассказать.
  - Ладно, будем думать, как справиться вдвоем.
  На минуту, а то и на две повисла тишина.
  - Чего мы плетемся? - наконец очнулся от раздумий Деэ. - Прибавь.
  Семен кивнул и добавил скорости, сделал кое-какие расчеты и сообщил товарищу:
  - Через семь часов будем на месте.
  Дэн тоже что-то прикинул.
  - Это уже будет вечер. Скорее всего уже стемнеет. С одной стороны нам это на руку. С другой...
  - Что ты имеешь ввиду?
  - Чави боятся темноты, - начал объяснять старик. - Ночью они практически не выходят из своих хижин, а если и выходят, то всего на несколько минут и с яркими факелами в руках. Ночью мы можем без опаски подлететь к эпицентру, но с другой стороны, ночью сложнее найти укрытие для бота.
  - Так может сразу рванем прямо в деревню, пока ночь, - предложил Семен. - Ты ведь знаешь, где содержат пленников?
  Старик покачал головой.
  - Я думал об этом, - сказал он. - Рискованно. Я был здесь очень давно, более сорока лет прошло. Сам понимаешь, срок не малый. И хотя, как мне кажется, чави не большие сторонники перемен, все же нельзя рассчитывать, что все осталось на тех же местах, что и сорок лет назад. Мы должны сначала понаблюдать за селением, а потом уже действовать. И Сергею нужно дать команду, чтоб поменял место и завис над эпицентром. Не стоит дольше нужного оставаться на поверхности.
  Семен так и сделал. Передал Сергею координаты эпицентра и тот заверил, что отправится на место прямо сейчас.
  Дэн взглянул на постоянно меняющиеся на экране цифры координат и в который раз подумал, как же все упростилось по сравнению с временами его молодости. Тогда и речи не шло о координатах на чужой планете, а теперь вот придумали систему UPS - universal position system. Стоит себе небольшой электронный модуль на самом Динго, а также и на боте, и рассчитывает координаты для любой планеты, на орбите которой находится корабль, и автоматически передает данные на бот и принимает от него.
  Старик зевнул и устроился в кресле поудобнее.
  - Разбудишь меня часов через шесть, - пробурчал он сквозь сон.
  - Хорошо.
  
  
  Семен разбудил товарища, когда уже сбросил скорость и опустился к поверхности метров на пятьсот. Уже наступила темнота, поэтому что из себя представляет поверхность, увидеть было невозможно.
  Дэн снова зевнул и спросил:
  - Не видно?
  В ответ Семен лишь пожал плечами. Он даже не представлял себе, что он должен увидеть.
  - Ничего, скоро появятся.
  - Что? - спросил Семен.
  - Горы. Разве я тебе не говорил?
  - Нет.
  - Местность там гористая. Сплошные скалы да холмы. В центре Жертвенная гора, она самая высокая. Короче, сразу узнаем. А селенье чави у подножия в долине.
  Через некоторое время на границе земли и звездного неба стали проявляться черные тени.
  - Вот и добрались, - сказал Дэн, указывая пальцем в ту сторону и Семен с удивлением заметил, что рука старика слегка подрагивает.
  Еще минут через двадцать бот оказался у самых гор.
  - Снижайся, - скомандовал Дэн.
  Семен послушно опустил машину, сбросил скорость до минимума.
  - Туда давай, - Дэн указал на расщелину между двумя скалами. - Осторожно.
  Так они и двигались в кромешной темноте полагаясь в основном не на зрение, а на радар, хотя старик все же выбрался наружу через верхний люк и оттуда подсказывал Семену, куда повернуть. Бот медленно лавировал между холмами и нависающими над ним скалами, продвигаясь все ближе и ближе к заветной цели.
  Они петляли не менее трех часов, когда Дэн сказал:
  - Все, нужно садиться. Мы и так забрались слишком глубоко к центру. Как бы потом не пожалеть.
  - Не дрейфь, дружище, - бодро ответил Семен. Он имел свое мнение и считал, что бот разумнее держать как можно ближе под рукой.
  Он первым заметил совсем узкую и темную расщелину между скалами и показал Дэну.
  - Подойдет, - одобрил тот.
  Семен сосредоточился на управлении, завел бот в расщелину. Она была настолько узкой, что по сторонам едва ли оставалось по пол метра до нависающих скал. Семен напрягся от волнения, стараясь не зацепить гранитные камни по сторонам.
  - Стоп, садись! - услышал он команду Дэна и не спрашивая в чем дело, тут же посадил машину на каменистую поверхность.
  Выбрался наружу и с удовольствием вдохнул ночную прохладу.
  - Смотри, - сказал Дэн, кивнув вперед.
  В свете звезд Семен разглядел, что скалы впереди сходятся почти вплотную нависая своеобразной каменной аркой и лишь в самом низу оставался проход, куда может поместиться бот, но что там дальше - не ясно. Увлекшись управлением, Семен не заметил этого сразу. Теперь же стало понятно, что в таком узком тоннеле бот развернуть не удастся, а задний ход к сожалению не предусмотрен.
  Дэн взял мощный фонарь и карабин.
  - Я пойду вперед. Возможно там найдется место для разворота. А ты жди здесь, да поглядывай вокруг. Мало ли что.
  Он включил фонарь и вошел в тоннель. Через несколько минут светлое пятно исчезло из вида.
  Прошло томительных минут пять, когда в динамике раздался голос Дена:
  - Семен, прием, ты меня слышишь?
  - Да. Что там?
  - Давай сюда, есть местечко, где можно развернуться. Только будь осторожен, в тоннеле метров через сто поворот на право будет, резкий. Понял?
  - Да.
  - Тогда давай. Жду.
  Семен завел машину, включил мощный прожектор и на высоте пол метра над землей, двинулся вперед. Вскоре добрался до поворота и аккуратно прошел его, не задев бортами каменные стены, а еще через пару сотен метров тоннель расширился и он смог развернуть бот.
  Дэн забрался внутрь и устроился в своем кресле.
  - До рассвета часов десять, - сказал он. - Есть время подремать.
  - Мы не пойдем прямо сейчас? - удивился Семен. - Ты же сам говорил, они ночью не выходят.
  - Тут до селения еще пилить и пилить. В темноте ноги переломаем. По светлому отправимся.
  
  Семен проснулся от неприятного ощущения тревоги. Он медленно разлепил глаза. Снаружи было еще темно и совершенно тихо. Тихо. Почему тихо? Он несколько мгновений сидел не двигаясь, пока не понял, что тишина, встревожившая его стоит не снаружи, а внутри. И тут до него дошло, что он не слышит похрапывания Дэна. Старика в боте не оказалось.
  Сразу десяток мыслей закружились в голове. Куда он мог подеваться среди ночи? Что делать мне? Как скоро он может вернуться? Ждать здесь или отправляться на поиски?
  Семен выбрался из верхнего люка бота с карабином в руке и уселся, свесив ноги. Все еще ломая голову, как поступить, он услышал шаги, насторожился, поудобнее примостил карабин. Шаги приближались и по звуку он понял, что это Дэн.
  - Где ты был? - недовольно спросил он, когда товарищ приблизился к боту. Тот вздрогнул от неожиданности, видимо не заметил сидящего на боте, вскинул свой карабин.
  - Тьфу ты. Напугал. Прошелся вперед по ущелью. Его пересекает река не так далеко отсюда. Если мне не изменяет память, то река рассекает и Жертвенную гору. Возможно, что это одна и та же река.
  - Ну и что?
  - Ничего. Просто к слову.
  - Старик, не темни. Когда такое было, что б ты просто к слову говорил. Признавайся, что задумал.
  - Ничего, правда. Если это и та река, то она течет от Жертвенной горы сюда. Так что сплавиться по ней не получится.
  - Жаль, - сказал Семен и спрыгнул на землю, сел на камень.
  - Точно, - кивнул Дэн и устроился рядом на соседний камень, которых валялось вокруг в изобилии.
  Повисла тишина густая и темная, неприятная, казалось, какая-то липкая. Семен даже вздрогнул, когда Дэн снова заговорил.
  
  Отведенная нам неделя, как и обещал профессор, прошла в томительном ожидании и неведении. А неведение в такой ситуации, думаю, хуже всего. У нас все же теплилась надежда, что наш сосед по заключению немного безумен, и никакие жертвы чави не приносят. А коль так, имелся шанс со временем освободиться.
  Но страшный день все же настал.
  Весь вечер профессор молча просидел в своем углу, а когда мы уже улеглись спать, он тихонько заскулил и сказал:
  - Завтра они меня снова не возьмут. Из-за вас мне придется жить здесь еще год. Хи-хи-хи. Здесь хорошо. Мне уже здесь нравиться. Здесь кормят. Я уже не хочу умирать, как раньше. Хи-хи. А вот вам завтра конец. Хи-хи.
  Ульяна сжала мою руку. Мы оба почувствовали, что профессор может оказаться прав.
  Утром в нашу темницу вошла целая толпа чави. Их было не менее десятка, все празднично одеты. В том смысле, что кроме набедренных повязок их украшали десятки разноцветных бус, ожерелий, браслетов, сделанных из кожи, разноцветных камней, ракушек и всякой другой дребедени.
  Некоторое время они рассматривали всех нас и переговаривались на своем гортанном языке. Затем четверо из них направились к нам. Двое, те что покрепче, взяли под руки меня, двое других - Ульяну.
  За моей спиной я услышал довольное хихиканье профессора.
  Нас вывели наружу и обоим связали руки за спиной. Впервые за много дней мы оказались на свету. По глазам, уже привыкшим к темноте, больно резануло, и мне пришлось зажмуриться, прежде чем смог кое-как осмотреться.
  Мы стояли у самого подножия высокой горы. Внизу в долине раскинулась деревня или селение. Оно состояло из сложенных из камней хижин. Правда попадались среди них и деревянные. Селение показалось мне достаточно большим, тем более, что часть его терялась за изгибом долины, раскинувшейся меж холмами.
  От нашего грота к селению вела не очень широкая, хорошо протоптанная тропа. По обе стороны от нее стояло множество чави в праздничных нарядах. Нас повели вниз. Стоящие по сторонам чави повизгивали и что-то выкрикивали на своем языке, когда мы проходили мимо.
  В середине селения я заметил хижину, которая выделялась размером - самая большая. Туда нас и вели.
  - Наверное там живет вождь, - сказала тогда Ульяна. И меня поразило насколько спокоен и безмятежен ее голос.
  - Да, - ответил я, чувствуя нестерпимую боль в сердце и вину за произошедшее.
  Нас остановили метрах в пятидесяти от хижины. Из нее вышел старик, сгорбленный, прихрамывающий, весь покрытый седой и уже не очень густой шерстью.
  Он что-то выкрикнул и воздел руки к солнцу. Остальные повторили его возглас и громкое эхо прокатилось по долине. Старик сел на землю и, качаясь из стороны в сторону, что-то начал бормотать. Где-то рядом ударили барабаны, хотя как я ни всматривался, так и не увидел, откуда идет барабанный бой. Десятка два чави окружили старика и стали плясать вокруг него, как настоящие дикари. Впрочем, они и есть дикари.
  В тот день было очень жарко. Пот струился по лицу, заливая глаза.
  Ульяна обернулась ко мне. Она стояла чуть впереди. У нее был такой печальный взгляд, что не передать словами. В глазах боль и тоска.
  Я сделал к ней шаг и упал. Кто-то из чави ударил меня копьем под колено и я не удержался, упал. Двое других тут же подхватили меня за шиворот и поставили на ноги, хорошенько при этом дав по почкам с двух сторон.
  - Не нужно, - прошептала Ульяна.
  - Думаешь, выберемся? - прошептал я в ответ. Мне так хотелось подбодрить ее, вселить надежду, хотя я сам прекрасно понимал, что спасти нас может лишь чудо.
  Она отрицательно покачала головой. Моя девочка понимала, что это конец.
  Еще несколько часов мы простояли там, изнывая от жары и слушали то бормотания, то крики старика чави и грохот барабанов. Я было сделал еще одну попытку приблизиться к Ульяне, но она закончилась так же, как и первая - ударом под колени и тумаками по почкам. Последних, правда, значительно больше, чем в первую попытку.
  - С жертвами так не обращаются, - возмутился я, но на это никто не обратил внимания.
  Продолжая бормотать, вождь поднялся на ноги и, приплясывая, направился в сторону высокой горы. Нас, подталкивая в спины, погнали вслед за ним. А потом, так же приплясывая, как и старик, потянулись остальные чави, которых оказалось ни мало.
  Склон горы был довольно пологим. Мы поднимались очень долго, пока не оказались на самом верху. Два вкопанных в землю столба были приготовлены для пленников. Нас привязали к ним, связав руки сзади. А старик продолжал свою монотонную песню, воздевая раз за разом руки к небу или солнцу.
  На Ульяну нельзя было смотреть без боли. Она едва держалась на ногах. Даже не представляю, откуда в ней столько сил. Она всегда казалась мне такой хрупкой и слабой. И беззащитной. И я, ее мужчина, никак не мог защитить ее, когда она больше всего в этом нуждалась.
  Мне трудно судить, я не специалист, но по моему Жертвенная гора ни что иное, как вулкан. Со своего места я не мог видеть кратера, но небольшая струйка дыма, поднимающаяся над вершиной доказывала мою догадку. Кроме того, на вершине жара казалась и вовсе нестерпимой.
  Чуть выше от нас зловещего вида черная каменная прямоугольная глыба, напоминающая алтарь. Алтарь, на котором приносят жертвы. Да, именно так эта глыба и выглядела.
  От невыносимой жары я стал впадать в беспамятство, потерял счет времени. Голова раскалывалась от боли, а вождь все пел, барабаны гремели...
  В те недолгие промежутки, когда я приходил в себя, я не сводил глаз с Ульяны. Ее ноги подкосились и она безвольным кулем повисла на столбе.
  Солнце спускалось все ниже и вот-вот должно было скрыться за холмы. Ульяну отвязали от столба и поволокли к алтарю. Это вернуло ее в сознание. Она повернула лицо ко мне и едва слышно произнесла:
  - Беги. Ради меня ты должен сбежать. Прощай.
  Я смотрел на происходящее каким-то отрешенным взглядом. Куда бежать? Кому и зачем? Мне? Мне не нужно никуда бежать. Я все. Моя жизнь окончена. Нет, она закончиться вместе с жизнью Ульяны. Девушку подняли и поставили на алтарь. Четверо чави стояли по сторонам, а старик все выплясывал перед алтарем, завывая, как дикий зверь.
  И тут она сделала это. С моего места не было видно того, что открылось ее взору.
  - Прощай, любимый! - крикнула она в последний раз и сама шагнула в пропасть.
  Только тут я понял, что глыба установлена на самом краю обрыва.
  Чави замерли, а еще через мгновенье солнце спряталось за горизонтом.
  Первый день праздника на этом закончился. Вождь выкрикнул что-то и все чави стали поспешно расходиться - скоро опуститься темнота, а от профессора я уже знал, что чави боятся ее. Барабаны тоже смолкли. На вершине горы остался лишь вождь, а с ним еще пятеро. Они установили возле алтаря несколько факелов и развели большие костры.
  На меня не обращали никакого внимания.
  Быстро темнело и чави спешили закончить свое дело. В сумерках стало не так жарко и я немного пришел в себя, наблюдая за странными приготовлениями. Наконец пятеро помощников разожгли последний костер, крикнули что-то вождю и, не дожидаясь ответа, стремглав помчались по склону вниз - к селению.
  Старик зажег еще несколько факелов, уселся на алтарь спиной ко мне, и продолжил свои песнопения, покачиваясь в такт своему голосу.
  И тут мой затуманенный разум понял, о чем кричала мне Ульяна. Ведь от профессора мы знали, что праздник длиться два дня и оба дня приносятся жертвы. И как только Ульяна поняла, что сегодня выбрали ее, а меня оставили на завтра, она и крикнула, чтоб я попытался сбежать. И да, это был мой шанс.
  Я попытался распутать веревки, стягивающие руки, но быстро понял, что это невозможно. Тогда я принялся перетирать их об столб, вгоняя занозы в ладони. Даже не представляю, откуда у меня взялись на это силы. Я тер и тер много часов подряд. Вместе с веревками стиралась и кожа на руках, я чувствовал, как из ран течет кровь, струиться по пальцам и капает на землю.
  Старик все бормотал, не обращая на меня никакого внимания. Лишь изредка он отвлекался, чтоб отбросить догоревший факел и на его место примостить новый. Мне повезло, что костры развели поближе к алтарю и я оказался в тени. Даже если вождь и посмотрит в мою сторону, он ничего не увидит. А вот я видел его прекрасно.
  В какой-то момент я уже потерял надежду, чувствуя, что вместе с каплями крови и силы покидают меня. Однако веревка пропиталась моей кровью и рука выскользнула из петли. За ней и вторая. Я стоял неподвижно, не веря в свое везение. Неужели я свободен?
  Хотелось сорваться с места и броситься бежать подальше от ужасного алтаря, но я сдержал первый порыв. Размял немного ноги и руки, практически онемевшие. Наконец оцепенение прошло. И тут слева над холмами появилось зарево. Это заканчивалась ночь, а с нею и страхи чави. Внизу, в селении, послышались первые голоса. Еще чуть-чуть, и все селение снова будет здесь. Значит у меня в запасе оставались считанные минуты. И это в лучшем случае. А в худшем - никакого запаса нет вообще.
  Недалеко от столба, где я был привязан, еще вчера я приметил остроконечный почти черный камень. Я не собирался оставлять вождя в живых. Отомстить за смерть любимой я обязан.
  Я бесшумно дотянулся до камня, сжал его и бросился к алтарю.
  Старик, увлеченный своими песнопениями увидел или услышал меня слишком поздно. Да и что он мог сделать против меня? Хотя, если быть откровенным, после всего, что я пережил и вытерпел, могу предположить, что шансы у нас были практически равны.
  Рыча от ненависти, я ударил вождя камнем. Пронзил его грудь, достав до сердца, если оно есть у чави. Он умер мгновенно, не издав и звука.
  Я же спрыгнул с алтаря и помчался по склону.
  А на гору уже спешило все селение...
  
  На запястье Дэна запищали часы. Он мимоходом взглянул на них и сказал:
  - Восемь часов. По местному времени это четыре утра. Скоро рассвет. Нам пора выдвигаться.
  Они взяли лишь оружие и бинокли. Шли, петляя между скалами и холмами, пока, наконец, не заметили впереди высокую гору.
  - Она? - с трепетом в голосе спросил Семен.
  - Она, - кивнул Дэн.
  Около часа они блуждали по горам, то поднимаясь, то снова спускаясь, но все ж таки нашли удобное для наблюдения место. Расположились на склоне одной из гор, окружающих долину. Под ними, как на ладони, распростерлось селение чави, только сумерки все еще не позволяли рассмотреть все в деталях. Жертвенная гора возвышалась прямо напротив.
  Когда совсем рассвело, и им удалось все хорошенько рассмотреть, Дэн сказал:
  - Черт возьми, а у них здесь много изменений. Видишь ту большую площадь?
  - Угу, - буркнул Семен не отрываясь от бинокля.
  - Раньше она была гораздо меньше. А хижина вождя! Да это ж настоящие хоромы, дворец. А вон смотри, смотри, по улице "сороконожка" телегу тянет. Ну, это вообще прогресс. Или я тогда вообще ничего вокруг не замечал?
  - Не мудрено.
  - Тебе легко говорить, - обиделся Дэн.
  - Нет, старик, не легко, - возразил Семен. - Когда знаешь, что она должна быть где-то там...
  - Ладно, прости.
  - Проехали.
  Следующий час прошел в молчании. Тишину нарушил Дэн.
  - Тюрьма все там же. Видишь, еду понесли?
  - Где? - встрепенулся Семен.
  - Да вон, смотри, трое в гору поднимаются.
  - Вижу.
  - А вон и дверь в стене. Открывают, - принялся комментировать старик. - Зашел один. Так, выходит без миски. Значит, кто-то там есть. Кто ж, если не она?
  - Не сглазь, - еще больше разволновался Семен.
  - Я не умею, Сеня.
  Семен улыбнулся и отложил бинокль. Напряжение последних часов немного стало отпускать. Он так боялся все это время, что не успеет и не сможет ее спасти. Лишь надежда спасала от паники. А вот теперь эта надежда окрепла и увеличилась как минимум вдвое.
  - Охраны нет. Ночью можно попытаться, - сказал Семен.
  - Нужно лишь пробраться незаметно.
  - Думаю, это будет не особо сложно. Ты же сам говорил, что ночью они как мыши в норе, в хижинах своих сидят.
  - Тогда сидели. А сейчас я ни в чем не уверен. Тем более, посмотри, вдоль улиц и вверх к тюрьме вдоль дороги столбики какие-то странные стоят. Раньше их не было. Что это, как думаешь?
  Семен пожал плечами.
  - Если б мы находились в более цивилизованном месте, я бы предположил, что это фонари для ночного освещения.
  - Во-от, - протянул Дэн.
  Семен поднес бинокль к глазам и принялся рассматривать ближайший к их укрытию столбик.
  - Знаешь, похоже на какое-то крепление, что ли. Возможно, туда вставляют факелы на ночь.
  - Вот тебе и на, - Дэн тоже присмотрелся. - Похоже. Хм. Если это так, то ночью кто-то должен следить за факелами и менять их. Ночь здесь длинная, ни одного факела до утра не хватит.
  - Значит придется всю ночь проторчать здесь, наблюдать. Я надеялся, что мы быстрее справимся.
  Дэн кивнул.
  - Место там не очень удачное, - заговорил Семен. - Склон, усыпанный камнями. Бот нигде не посадить.
  - Можно просто над дорогой зависнуть. Спрыгнуть с метровой высоты не проблема, назад тоже, поможешь даме. И ходу. Нас если и заметят, то догнать никак не смогут. Тем более Динго где-то здесь, над нами, - старик посмотрел в небо. - Два часа и будем на месте.
  - Можно попробовать, - согласился Семен.
  Чем проще план, тем эффективнее.
  - Главное время правильно подобрать, - сказал Дэн, - Чтоб нас наверняка никто не заметил. А коль заметят, можем не успеть. Они прытко бегают, а на своих зверюгах, тем более. Смотри, почти у каждой хижины топчутся по паре штук.
  - Укрепляемся во мнении, что одну ночь придется просидеть здесь и понаблюдать, - сделал вывод Семен.
  - Верно, Сеня.
  - А вот пожрать мы с собой ничего не взяли.
  - Лопухнулись, - согласно кивнул Дэн. - Ладно, через часок смотаюсь в бот, принесу перекусить.
  - Думаешь не опасно? Вдруг заметят?
  Дэн пожал плечами.
  - Постараюсь аккуратно. Пока я не видел, чтоб кто-то из них выходил из селения.
  Прошло около часа, когда старик начал собираться.
  - Пойду, - сказал он, отползая назад, чтоб его не смогли заметить из селения.
  - Будь осторожен, дружище. Не хватало мне еще и тебя искать.
  - Не дрейфь, прорвемся.
  Бесшумной тенью скользил Дэн между камней. Он ушел уже довольно далеко. Дорогу запомнил отлично. Ему оставалось завернуть за нависающую скалу, за ней крутой спуск, там попетлять между большими валунами, еще два спуска, но уже не таких крутых, а там рукой подать до ущелья, где спрятан бот.
  Он услышал, как где-то за спиной осыпались камни, и стрелой метнулся за выступ скалы, припал к земле, приготовил оружие и прислушался.
  Ничего. Несколько минут он выждал, выглянул.
  Никого.
  Чувство тревоги не отступало. Решившись наконец, Дэн направился обратно, стараясь двигаться так же бесшумно и незаметно, скрываясь в тени скал. Впереди мелькнула какая-то тень. Старик застыл. Он был совсем близко от того места, где покинул товарища. Достал бинокль и поднес к глазам. Увиденное оказалось для него шоком. Вокруг Семена стояла пятерка чави с копьями и луками в руках и набитыми стрелами колчанами за спиной.
  В это невозможно было поверить.
  Дэн тут же прикинул, что вполне мог бы с ними справится, перестреляв из карабина, но шум поднимется такой, что ни о каком спасении девушки и речи быть не может. Сеня этого не простит. Нужно затаиться и попытаться вытащить обоих.
  Старик рукавом вытер пот, заливающий глаза, а когда вновь поднес бинокль к глазам, уже никого не увидел.
  Семена тоже.
  Он выждал около получаса, застыв на месте и время от времени осматривая все вокруг. Больше ни одного звука, ни тени, ни запаха он не увидел и не почувствовал. Тогда сантиметр за сантиметром, шаг за шагом он стал подбираться к тому месту, где оставил Семена.
  - Черти б вас всех забрали, - выругался старик, но не в слух, когда убедился, что Семена на месте нет, и все это ему не привиделось.
  Далеко внизу, в селении, послышались крики. Дэн осторожно выглянул из-за камня, за которым прятался и приник к окулярам бинокля.
  По улице шел Семен со связанными за спиной руками и окруженный группой вооруженных чави.
  Дэн выругался еще раз, но теперь уже в слух. Засады он не боялся. Если б она была, его давно уже схватили бы.
  
  Семен промокнул лоб рукавом своего комбинезона, достал флягу с водой и сделал несколько глотков. Нагревшаяся от жары вода была теплой и противной, но это его не огорчило. Настроение у него если не отличное, то уж очень хорошее, это точно.
  Наконец-то, преодолев столько трудностей, он добрался до места, куда так стремился. Переживания о том, что он опоздал, тоже отошли на второй план. Ведь он своими глазами видел, что тюрьма чави не пустует. А кому ж там быть, если не Лизе? Трудно предположить, что еще какие-то безумцы умудрились посетить Шарканар в это же время, да еще и попали в плен к чави. Но не только это радовало Семена. Он думал о том, что до освобождения девушки осталось совсем немного времени. План предстоящей операции продуман, и вряд ли что-то сможет помешать осуществить его.
  Он отхлебнул еще воды, чтоб приглушить проснувшийся голод.
  Ничего, подумал он, скоро вернется Дэн и принесет вкусняшки. Тогда и подкрепимся, а пока нужно наблюдать. Любая мелочь может пригодиться.
  Он приложил бинокль к глазам и замер. Что-то холодное и, похоже, острое, уткнулось ему в шею. Не трудно было догадаться, что это не Дэн. Старик такие шутки не признает.
  Значит к нему подкрались бесшумно, застав врасплох. А коль так, рыпаться не стоит, во всяком случае пока не оценишь ситуацию.
  Семен опустил бинокль. Сделал он это очень медленно и осторожно, чтоб враги, а он ни в коей мере не сомневался, что это и есть те самые злобные и безнравственные враги, не дай Бог не усмотрели в его движениях попытку к сопротивлению, либо позорному бегству. И тем не менее холодное и острое сильнее надавило, пробив кожу, и слегка пустило ему кровь.
  Темная мохнатая лапа схватила бинокль. То же самое произошло и с карабином, судя по звуку, который лежал чуть в стороне на расстоянии вытянутой руки. Чьи-то проворные лапы вынули пистолеты, и лишь после этого нажим на горло ослаб.
  Что ж, складывается впечатление, что с действием нашего оружия они в некотором роде знакомы.
  Семена хорошенько пнули несколько раз ногами, давая понять, что он может подняться. Тот не дал себя долго упрашивать, встал. Его окружили пять существ, о которых он довольно много слышал от Дэна. Интересно, он успел смыться, или его тоже прихватили. Будем надеяться на лучшее. Существа держали копья, направленные Семену в грудь. Только рыпнись, сделай хоть одно резкое движение, и все.
  Еще десяток чави рассредоточился по скалам вокруг места, где укрывался Семен. О побеге можно даже и не мечтать. Во всяком случае не сейчас.
  Связав руки за спиной, Семена повели вниз по едва заметной тропе. Вскоре они оказались у подножия горы, а еще через несколько минут вошли в селение. Он обратил внимание, что селение не обнесено стеной или частоколом, а значит обитателям некого бояться. Разве что пришельцев из космоса, но тех забор не остановит.
  Несколько часов наблюдения не прошли даром. Семен сразу определил, что его кратчайшим путем ведут в темницу. И это было для него не самым плохим решением.
  Один из конвоиров, перебросившись с товарищами какими-то звуками, отделился и свернул в первый проулок направо. Видимо пошел обрадовать вождя - ведь в той стороне большая площадь и хоромы, которые удивили Дэна.
  Семен шел, по давно приобретенной привычке осматривал все вокруг, подмечал и запоминал. Даже мысль о том, что все так глупо закончилось, не мешала ему. Тем более, далеко не факт, что это уже конец. Скорее наоборот. Поэтому любая мелочь важна, и может как помочь, так и помешать побегу.
  А в том, что побег будет, он не сомневался.
  Подъем в гору по узкой тропе, и вот он перед заветной дверью. Там ждет его любимая девушка... Либо разочарование.
  С легким скрежетом дверь отворилась. Семен с удовольствием заметил, что петли на ней не железные, а из толстой грубой кожи. Значит с железом у братьев наших меньших проблемы. Дверь оказалась тяжелой, потому что один чави с немалым трудом сдвинул ее с места.
  Черным зевом зиял вход в темницу. Сердце неистово колотилось в груди, угрожая выпрыгнуть наружу, дыхание сбилось от волнения. И если б он мог вытянуть вперед руки, наверняка заметил бы, как они трясутся.
  Как бы в ответ на его мысли, один из чави развязал веревку, стягивающую запястья, второй же древком копья толкнул в спину.
  Не устояв на месте, Семен сделал несколько шагов в темноту и тут же за его спиной грохнула закрывшаяся дверь. Его окутала темнота.
  - Капитан? - услышал он тихий шепоток Лизы. Ее голос он узнал бы из миллиона, даже если б этот миллион говорил одновременно.
  Он нашел ее. Наконец-то он нашел ее.
  - Капитан, - всхлипнула девушка и бросилась к нему, прижалась к его груди и зарыдала как маленький испуганный ребенок.
  А он, взрослый и умудренный опытом мужчина, стоял, разведя руки в стороны, и не зная, куда же их девать, а она все плакала и повторяла:
  - Капитан, капитан...
  Наконец-то он решился, обнял ее, прижал крепче и зарылся лицом в ее белокурые волосы. Так они и простояли несколько минут, пока девушка приходила в себя.
  - Что вы делаете в этом ужасном месте, капитан? - спросила она. - Неужели остальных тоже схватили? И как вы оказались на планете?
  - Остальные в безопасности, - коротко ответил Семен, не вдаваясь в подробности. - Я здесь, чтобы спасти тебя.
  
  Они сидели на каменном полу пещеры и разговаривали. Он не сводил с девушки влюбленных глаз, а она рассказывала обо всем, что с ней произошло. Рассказала о том, как утром во время землетрясения ее схватили чави, а все остальные бросились бежать, рассказывала о бешенной скачке на странных многоногих животных, о том, как чави потом вернулись в покинутый людьми лагерь и собрали все, что уцелело, о песчаной буре, настигшей их и в которой все едва ли не погибли, об ужасной каменной темнице, в которой они сейчас находятся.
  - Как вам удалось найти меня? - спросила Лиза, закончив свое повествование. - Я даже не надеялась.
  - Это длинная история, моя милая Лиза, - сказал Семен. - Я расскажу тебе позже, дома. А сейчас нужно думать, как выбраться из ловушки.
  - Вы думаете, мы сможем сбежать? - она воспряла духом.
  - Для этого я здесь, - усмехнулся он, по правде даже не представляя, что же делать. Рассчитывать можно лишь на Дэна.
  Он подошел к двери. Сквозь щели практически ничего нельзя было рассмотреть.
  - С наружи есть охрана? - спросил он.
  Утром, наблюдая за входом в темницу с горы, он никого не заметил. Но нельзя исключать, что парочка вооруженных чави сидит где-то среди валунов неподалеку, режется в карты, а сверху их просто не видно.
  - Нет, думаю, что нет, - ответила девушка.
  Семен стал рыться в карманах комбинезона и вскоре нашел то, что искал - маленькую пилочку с ручкой, за которую можно взяться лишь двумя пальцами. Он присел возле нижней петли двери, просунул пилочку в щель и принялся пилить. Если удастся разрезать петли, они окажутся на свободе. Лиза присела на корточки рядом, смотрела, затаив дыханье.
  Через несколько минут Семен понял тщетность своих попыток. Кожа оказалась слишком толстой и твердой. Пилочка сделала на ней едва заметную царапину.
  - Надо же, - разозлился Семен. - Так понадобится два года, чтоб распилить. У нас такого времени нет.
  Через минуту он добавил:
  - Может она горит? Правда мы можем задохнуться от дыма, если и дверь займется, но в крайнем случае можно попробовать.
  - Семен, - забеспокоилась девушка. - Вы хотите сжечь дверь прямо сейчас? Нас же сразу поймают.
  - Ни в коем случае, Лизонька. Сейчас мы только попробуем, а поджечь всегда успеем.
  С этими словами он вынул из другого кармашка блестящую бензиновую зажигалку, каких давным-давно уже не делают. Поставил регулятор на максимум.
  Чирк.
  Пламя поднялось сантиметров на пять. Он поднес его к кожаной петле, подержал, нахмурился. Кожа едва закоптилась, а на дереве, из которого сделана дверь, огонь вообще никакого следа не оставил.
  - Поджигателем стать не суждено, - прокомментировал он и пальцами стал стирать копоть с кожаной петли. Не ровен час, могут заметить, заинтересуются, а там и до обыска не далеко. А в карманах много всяких мелочей, только как все это использовать для пользы дела?
  Что ж, в любом случае лучше, когда эти мелочи есть, чем их нет. Если повезет, вообще обыскивать не будут.
  Они сидели молча, прижавшись плечом к плечу. Он не сводил глаз с двери, пытаясь придумать варианты, как ее открыть. И это сейчас было главным. И плевать, как прыгают акции на Нью-йоркской бирже, и плевать, придет ли первым на скачках его любимый пегий в яблоках Орел.
  - Семен? - отвлек от раздумий голос Лизы. По тону он понял, что девушка хочет спросить что-то важное.
  - Да...
  - Вы... вы прилетели один?
  Ах, вот оно что. Как не вовремя. Ей интересно, прилетел ли ее спасать любимый. Что ж ответить? А отвечать придется. Правду? Так она горше перца. Не время для таких откровений. Соврать? Смысл? Все равно потом узнает.
  - Нет, - коротко ответил. - С другом.
  - С другом? - переспросила она и голос ее дрогнул. Неужели она все еще любит этого подонка Кулькова, бросившего ее при первой опасности?
  Семен кивнул.
  - С вашим другом? - уточнила Лиза.
  Вопрос на засыпку. Кто-кто, а она прекрасно понимает, что с Кульковым у меня дружеских отношений возникнуть не могло. И не в ней причина, вернее, не только в ней. Такие типы, как Кульков мне неприятны сами по себе. Уж не знаю, как, но их противные натуры я чую за милю.
  - Да, - ответил Семен. - С моим другом.
  Она замолчала, не решаясь задать следующий, может быть самый важный вопрос. Семен тоже молчал.
  - А они... мои друзья. Что с ними? - наконец произнесла Лиза.
  Семен отвернулся.
  - Я ведь говорил, они в безопасности. Живы-здоровы. Сидят наверное по домам, пьют чай, хрустят печеньками. А Шарканар если и вспоминают, то как страшный сон.
  Это была жестокая, но правда. Он сказал ее грубо, зло. Так уж вышло. Он надеялся, она обидится, перестанет задавать вопросы, на которые так трудно ответить правдиво. Но она не обиделась, спросила:
  - А Андрей?
  - Андрей! - чуть ли не вскрикнул Семен. - Что, Андрей?
  Он поднялся и отошел к двери, попытался успокоиться, взять себя в руки. Обернулся. Она сидела на прежнем месте, сжавшись в комочек.
  - Послушайте, дамочка, - заговорил он все еще взволнованно. - Сейчас не место и не время выяснять ваши родственные и дружеские отношения. Вы так не считаете? А-а, согласны. Хорошо. Так вот, я сюда прилетел в эту чертову дыру не для того, чтобы слушать ваши охи и ахи по поводу того, что здесь оказался не ваш горячо любимый Кульков, а я. Или я не прав?
  Он замолчал, отрывисто дыша, будто стометровку пробежал.
  Лиза молча встала, подошла почти вплотную, глядя в глаза снизу вверх, улыбнулась, как-то горько, обреченно, сказала:
  - Я думаю, капитан, что вы специально разыграли эту сцену с обидами и оскорблениями и лишь для того, чтоб не ответить четко и внятно на мой вопрос. Не считайте меня дурой, Семен. Я не маленькая девочка и кое что в этой жизни уже повидала. Так что скажете теперь вы, капитан? Я права?
  Семен сконфузился, ему стало стыдно за то, что не сдержался. А девчонка молодец, сразу суть ухватила. Лишь насчет игры ошиблась. Уж он то точно не играл, а был по настоящему зол.
  - Хорошо, Лиза, прости. Что ты хочешь знать? Уверена, что тебе сейчас это нужно?
  - Нужно! - голос ее был полон решимости.
  - Хорошо, - согласился Семен. - Спрашивай.
  - Он меня бросил? Побоялся вернуться?
  Семен молчал. Ему почему-то было очень сложно произнести это короткое слово - да.
  Девушка взяла его за руку и легонько сжала, подбадривая. Он набрал в грудь побольше воздуха, готовясь произнести это слово, хотя нужно быть полной дурой, чтоб до сих пор не понимать элементарного. Все она понимает, но ей нужно это услышать.
  Внизу, в селении, загремели барабаны.
  Девушка вздрогнула.
  - Что это? - спросил Семен, так и не ответив на поставленный ему вопрос.
  - Не знаю, - испуганно ответила она и еще плотнее придвинулась к мужчине.
  - Похоже, идут сюда, - произнес он, прислушиваясь к доносившимся звукам.
  Он второпях огляделся, заметил в темном углу небольшое углубление в стене почти у самого пола. Достал из кармана небольшой раскладной ножик, таким впору зубочистки точить, но хоть такой. Спрятал в углубление.
  - Смотри, - обратился к девушке. - Это будет здесь. Может пригодится.
  Этот ножичек единственное оружие, что у него было, если не считать еще один, спрятанный в подошве. Но то на самый крайний случай.
  Он уселся на землю подальше от спрятанного клада. Не нужно, чтоб в ту сторону глазели, могут и заметить. Лиза уселась рядом, взяла за руку.
  Судя по доносившемуся шуму к темнице приближалась ни малая толпа. К чему бы это? Неужели они попали как раз на праздник жертвоприношения? Не должно быть. Старик говорил, что их забрали утром, а сейчас уже день. До вечера бы продержаться, а там, глядишь, и Дэн подоспеет. Судя по тому, что в темнице его нет, старику удалось улизнуть. Ладно, чего гадать? Сейчас увидим.
  Дверь отворилась и в светлом проеме появилась фигура... человека.
  
  Сглазил, мелькнуло в голове Семена, но в следующее же мгновение он понял, что перед ним вовсе не старик Дэн.
  Вернее, старик, но не Дэн. Он был белокожим, совершенно голым, если не считать набедренной повязки, а густая седая борода доставала едва ли ни до пупка. Четверо чави внесли в темницу большой и несомненно тяжелый деревянный стул, украшенный небогатой резьбой. Уж не трон ли? Старик резво уселся, а за его спиной выстроились вооруженные чави.
  Семен с Лизой переглянулись, а удивительный старик прокашлялся, как диктор телевидения перед эфиром, и сказал на понятном человеческом языке:
  - Интересненько узнать, господа хорошие, чем же это наш захолустный Шарканар так приглянулся в последнее время роду человеческому?
  - Это же человек, - прошептала Лиза.
  Семен покрепче сжал ее руку и ничего не говоря попытался лучше рассмотреть старика, но сделать это было не просто. Он сидел спиной к открытой двери, единственному по сути источнику света, поэтому лицо его все время оставалось в тени и виден был лишь силуэт. Сам же он напротив, прекрасно обозревал обоих пленников, как, впрочем, и вооруженные воины чави. Так что мысли о побеге преждевременны.
  - Давненько мы людей у себя не принимали, - довольным голосом сообщил странный старик. - Лет двадцать я думаю. А тут вот сразу двое. Повезло. Праздник солнца в этом году удастся на славу.
  Эти слова могли показаться бредом несведущему человеку, но Семен-то уже кое-что знал от Дэна и стал догадываться, кто перед ним. Это профессор. Не ясно лишь, как такое возможно.
  В то, что видели глаза, отказывался верить разум.
  - Профессор, - невольно вырвалось у Семена.
  Старик вздрогнул, заметался на своем троне, показался испуганным загнанным в угол зверьком. Но не зря сидел он на троне вождя чужого племени, поэтому быстро, пока чави не заметили его замешательства, взял себя в руки.
  - Кто вы? - спросил он спокойным, ровным голосом, будто ничего и не произошло. - Мы были знакомы?
  - Нет. Но я знал человека, который встречался с вами на этом самом месте много лет назад он и рассказал мне о вас, - Семен специально говорил в прошедшем времени, чтоб у старика не возникло подозрений. Судя по всему ожидать милости от соплеменника не стоило.
  Старик захохотал, тряся бородой. Хохотал долго, заливисто, зло. Даже чави отошли от него на шаг.
  - Значит, хм, он все таки спасся. Невероятно. Он сделал невозможное. Он должен был попасть в какую-нибудь волну и погибнуть. Но он выжил. Поистине чудо. Где же он сейчас? Еще жив?
  - Чудо, что живы вы, и как я понимаю, занимаете завидное положение в племени, - сказал Семен.
  - Верно, это действительно чудо, - загордился старик. - Но я спрашивал о том человеке, не помню его имени.
  - Дэн, его имя Дэн, - подсказал Семен. - Я давно его не видел.
  - Нет-нет, молодой человек, думаю, вы врете. Думаю, он здесь, на Шарканаре. Я прав?
  - Нет, - коротко ответил Семен.
  - Ну и ладно. Мне это без разницы. Хочу знать, что вас сюда привело. Поверьте, я уж боялся, что забыл родную речь, а тут вы. Так приятно вас послушать. Начнем, пожалуй... с тебя, - он указал сморщенным пальцем на Лизу. - Начинай.
  Слегка запинаясь, девушка рассказала все с самого начала, как собралась компания друзей, как они решили совершить небольшое путешествие по диковинным планетам, как решили лететь на Шарканар. Рассказала все вплоть до того момента, как оказалась в темнице.
  - Дальше не интересно, - перебил ее старик. - Теперь ты.
  - Со мной все просто, - начал Семен. - Я и есть тот самый командир корабля, который привез туристов на Шарканар. Когда же от остальных членов группы я узнал, что Лиза не погибла, а ее захватили какие-то существа, я решил вернутся на ее поиски. Но мне не хватило бы топлива, поэтому пришлось все же лететь на землю, а потом снова возвращаться сюда.
  - Ясно. Тогда ты и встретил того человека, что рассказал обо мне? Как говоришь его имя? Дэн?
  - Да, - кивнул Семен.
  - Хм, это последнее человеческое имя, что мне довелось слышать. Признаюсь, я очень удивлен, что он спасся.
  - Это еще как-то можно понять, - поддержал тему Семен. - А вот как удалось выжить вам, это действительно невероятно. Не расскажете?
  Старик довольно захихикал. Уж очень он любил, чтоб его хвалили.
  - Я не просто спасся, - сказал он, гордо выпятив грудь. - Я еще и стал вождем чави, - подтвердил он догадку Семена.
  - Как такое возможно? - воскликнула Лиза.
  - Как? - он снова захихикал. - Здесь хочется сказать, что очень просто, но на самом деле это вовсе не так. Мне пришлось хорошенько поломать голову и изрядно потрудиться, чтоб добиться признания.
  Старика понесло. Наверное он очень соскучился по родной речи, поэтому говорил без умолку.
  - Когда вашего товарища и его жену увели, я решил, что они погибли, как и все остальные до этого. Правда я слышал вопли и плач на второй день, которых не слышал ранее во время празднования, но что случилось, узнать не мог. Признаться, к тому времени я уже понимал кое-какие слова на языке чави, но этого было не достаточно. Я долго ломал голову над тем, как спастись. И вот появилась спасительная мысль, вернее это была лишь сырая идея. Знаете, что я придумал? Я решил, что должен стать для чави полезным, необходимым. Не так, как воздух, вода или пища, нет, а как копье, которым эту пищу добывают. Я понял, что это осуществимо. Я начал учить их язык. Мало-помалу дело двигалось. Это был первый этап и довольно трудоемкий. Чави не горели особым желанием беседовать с пленником, предназначенным в жертву богам.
  Я понял, что должен заинтересовать их, и в этот раз не битьем морды. Мне было бы гораздо легче, будь в этой пещере хоть что-нибудь, кроме каменного пола и стен.
  В очередной раз мне принесли охапку травы для подстилки. Я тут же уселся на нее и почувствовал что-то твердое. Это оказалась небольшая веточка. Всего лишь веточка, но именно она меня и спасла. В последующие дни я спер две деревянные миски, в которых мне приносили еду. Я тогда сильно удивлялся, как так, зная форму круга, чави не научились пользоваться обыкновенным колесом. На том я и решил сыграть.
  Я обшарил каждый сантиметр стен этой пещеры, пока не нашел то, что нужно - остро выпирающий камень. Я приступил к делу. Это оказалось не просто, протереть этим выступом в центре каждой из украденных мной мисок, маленькую дырочку. На это ушло несколько дней. Когда же я достиг цели, то вставил веточку, найденную в траве в эти дырочки и у меня получилось, что? Ха-ха, правильно. Два колеса на одной оси.
  Эту игрушку я показал на следующий день чави, который принес мне еду. Он пришел в восторг от увиденного. И уже очень скоро вокруг пещеры собралась целая толпа чави, поглазеть, как катится это чудо, сделанное руками чужака.
  Я сделал большой шаг на пути к свободе - я заинтересовал их. Первый раунд оказался за мной.
  С этого дня ко мне стали приходить ежедневно, учили языку и выспрашивали о жизни на земле, а я с удовольствием рассказывал им разные мелочи, удивительные для них, но которые они не смогли бы применить сами. В процессе таких бесед я тоже старался кое-что выведать, и таким образом учился не только языку, но и образу жизни, мышлению, обычаям чави. Вскоре они перестали видеть во мне врага. Я ни на кого не нападал, не пытался сбежать, я старался подражать им во всем. Я хотел, чтоб они видели во мне не человека, не чужака, а чави, пусть непохожего на них внешне, но чави.
  Мне стало гораздо легче переносить мое заключение. Я как губка впитывал всю новую информацию, которую слышал от них.
  И в один из дней я услышал очень важное. Я узнал, что человек, предназначенный в жертву, сбежал, убив вождя племени. И то, что целый год племя будет жить без вождя, управляемое советом старейшин, а новый вождь будет избран во время следующего праздника Солнца. Но и это оказалось не главным, а то, как выбирают вождя, вернее за что. Это был просто подарок судьбы. Ха-Ха. Ведь чави единственный народ, обитающий на Шарканаре. Им воевать не с кем. Так что боевые качества особого влияния на выбор не играют. Главное, это польза для племени. И тут я понял, что я на коне.
  Нужно было выбраться из пещеры, чтоб я мог развернуть активную деятельность. Я решил действовать через сынишку одного из старейшин, который часто прибегал в пещеру и подолгу слушал мои байки о жизни на моей планете. Именно, что байки. Сколько сказок я ему пересказал, не счесть, хе-хе. И не только ему.
  Я уговорил мальчонку привести своего отца ко мне. Старейшина и сам пару раз захаживал, беседовал со мной, но то было до того, как мой план созрел и окреп. Ждать, когда он придет снова, слишком долго, а время дорого. В конце концов старейшина согласился на уговоры сына, и пришел. Ему я рассказал, что придумал, как сделать штуковину, на которой можно перемещать большие грузы без особого труда.
  Пришлось объяснять, что для работы мне нужна свобода, хоть относительная, хоть на дневное время. Меня устраивало и это. Бежать я не собирался, понимая, что не выживу на этой планете в одиночку.
  Старейшина долго сомневался, но, выслушав в который раз мои обещания и заверения, согласился вынести на следующий совет старейшин вопрос о моем освобождении.
  Через несколько нескончаемых дней я оказался на свободе.
  Меня переселили в хижину поближе к середине селения, продолжали кормить, как и раньше, но и продолжали охранять. Каждую минуту неподалеку крутились несколько вооруженных чави. Я их не осуждаю. Они мне не доверяли и ждали подвоха.
  Много дней я делал вид, что чем-то занят, чертил в пыли схемы, что-то выстругивал из дерева, мастерил, выбрасывал, принимался за новое. На самом же деле я просто валял дурака, приучал их к себе. Чави должны были привыкнуть видеть меня на свободе, принять, как своего. Для этого нужно много времени.
  Через какое-то время я добился своего - на меня перестали обращать внимание. Даже охранять перестали, во всяком случае открыто. Иллюзий я не питал и понимал прекрасно, что за мной все равно наблюдают, но это меня уже особо не волновало.
  Второй раунд тоже выиграл я.
  Третий же решит все.
  Поэтому я занялся делом. Это оказалось не так просто, как думалось в пещере. Железо здесь отсутствует, а потому и инструмента нормального практически нет. Приходилось пользоваться заостренными камнями. Можете представить, насколько это трудоемко. Но цель того стоила.
  Промучившись десяток дней я смастерил небольшую двухколесную тележку с кузовом. Туда сложил весь мой инструмент и кое-какие пожитки, начавшие появляться в моем скромном жилище, и для демонстрации прокатил тележку по улицам. Такого искреннего восторга я еще никогда не видел. Еще бы, я один, и не особо напрягаясь, с помощью тележки перемещал такое количество груза, что и трое чави не в силах унести в руках.
  Это был успех.
  Старейшины выделили мне троих молодых и сообразительных чави в помощь и я довольно быстро научил их мастерить такие тележки. Заниматься этим самому перестало быть интересным, поэтому я без сожаления передал им право на производство тележек, чтоб обеспечить ими всех желающих. А желающих было хоть отбавляй. Каждое семейство чави мечтало обзавестись такой необходимой в хозяйстве вещью. Так что моим приемникам работы хватало.
  Мне же предстояло работать головой, чтоб удивлять чави новыми полезными изобретениями. Это мне более по вкусу.
  В благодарность за первое изобретение мне предложили перебраться в более просторную и удобную хижину. Я благосклонно согласился. Не отказался и от служанки чави, которую мне предоставили, чтоб помогала по хозяйству, готовила пищу, убирала жилище.
  Из презираемого всеми пленника, я превратился в уважаемого чави со средним достатком. И все это принесло мне такое простецкое изобретение.
  И так, в третьем раунде я уже значительно вел по очкам.
  Со следующим изобретением я не спешил, хотя давно решил, что буду делать. Я ждал праздника Солнца и за несколько дней до него представил свое новое изобретение на суд чави. Изобретение мое, собственно, было усовершенствованной тележкой. Добавив к ней еше одну ось с двумя колесами и увеличив кузов, я сделал обыкновенную телегу и запряг в нее туви. Туви, это местный рабочий скот, жуткие многоножки. До сих пор привыкнуть к ним не могу. Одно в них радует, они очень спокойные и послушные, поэтому было легко впрячь одну из них, одолженную у соседа, в большую телегу.
  Когда я проехал по улицам, сидя на телеге и погоняя туви, это был фурор.
  На празднике Солнца меня практически единогласно избрали вождем племени.
  Я выиграл третий раунд.
  Я выиграл бой.
  
  
  Едва слышно хихикая профессор смотрел на пленников, оценивая впечатление, произведенное своим рассказом.
  - В этом году я в двадцать второй раз буду проводить обряд празднования, - снова заговорил он, так и не дождавшись ни одного вопроса от пленников. - И это будет первый раз, что мне придется принести в жертву людей. Все эти годы для жертв выбирали чави.
  - Как? - воскликнула Лиза. - Вы нас убьете?
  - Конечно. Я вынужден. Даже если б я и захотел вас спасти, я не могу, дитя мое, никак не могу менять законы чави. Увы. Иначе я могу оказаться на вашем месте, а этого я очень не хочу.
  - Но вы же человек. Вы же не животное, как...
  - Как кто? - закричал профессор, не дав девушке закончить, вскочил на ноги. - Как чави? Они мой народ. А я их вождь. И этим все сказано. А вы... вы пришельцы, угрожающие безопасности моего племени.
  - Неужели вам никогда не хотелось вернуться домой? - закинул пробный шар Семен.
  Старик снова сел, смахнул накатившую невольно слезу.
  - Домой? Ха. На Землю? Да там уже и не помнит никто, что существовал такой профессор Бекли. Я там никому не нужен. Что там меня ждет? Психушка. Да, психушка для свихнувшегося профессора, утверждающего, что на Шарканаре существует жизнь. Нет, дорогие мои. Мой дом здесь. И я буду жить здесь, с этим племенем, и буду соблюдать и защищать их обычаи и законы, потому что я уже больше чави, чем человек. И я сделаю все от меня зависящее, чтоб тайна существования чави, так и оставалась тайной.
  Старик решительно встал и, уже не обращая внимания на пленников, что-то долго говорил одному из чави. Потом профессор направился к двери, а чави выбежал впереди него, что-то громко крича.
  Переступив порог, и оказавшись снаружи, вождь остановился, обернулся. Теперь его освещало солнце. Лицо исказила неприятная, даже какая-то злая улыбка. Он теперь действительно походил на сумасшедшего.
  - Знаете, что я им сказал? - спросил он.
  - Что же? - спросил Семен, не ожидая услышать ничего хорошего.
  - Я распорядился обыскать все вокруг, потому что где-то рядом должен быть ваш дружок Дэн, которому удалось ускользнуть. Из чави следопыты так себе. А дружок ваш, если сбежит, может растрезвонить о нас, а это не входит в мои планы. Либо же он может попытаться вас освободить. С земным оружием он много моих подданных уложит. Правда и у меня теперь есть оружие, которой при тебе нашли, - он усмехнулся Семену. - Но обучать чави пользоваться им я не рискну. Это мой резерв. Кроме того я приказал охранять пещеру днем и ночью, так что сбежать не удастся. До скорого свиданья.
  - Сволочь, - вырвалось у Семена, но профессор уже удалился и услышать его не мог.
  Лиза всхлипнула.
  - Что теперь делать? - спросила она.
  - Остается надеяться на Дэна.
  - Так что, это и вправду он?
  - Он. И если его не схватят, он нас обязательно вытащит.
  - А если... - она запнулась, боясь даже думать о таком.
  - Если его схватят, то у нас будет лишь один выход - использовать метод профессора, - с этими словами Семен достал ножик, спрятанный в углублении стены.
  - О боже, Семен, - испугалась девушка. - Что это значит?
  - Придется убить его и попытаться занять его место.
  Лиза вздрогнула.
  - Противно, - прошептала она.
  - Зато даст хоть малую надежду и отсрочку.
  - И как ты собираешься это сделать? - спросила девушка, взяв себя в руки.
  - Если Дэн не объявится в ближайшие дни, значит не объявится вообще.
  - Вы думаете, он может вас бросить?
  - Ни в коем случае, - замотал головой Семен. - Если он не объявится, значит его нет в живых. Тогда мне придется действовать самому. Дождемся праздника и я попытаюсь убить его. Если мне удастся, то мы получим отсрочку в целый шарканарский год.
  - Остановитесь, - прервала его Лиза. - Я не могу ни говорить, ни думать об этом.
  - Прости, - согласно кивнул Семен.
  Подумать я могу и сам, время пока имеется.
  Семен подошел к двери, приник к щели, пытаясь разглядеть, что происходит снаружи. Простояв минут пять, он обернулся.
  - Нам нужно хорошенько отдохнуть. Ночь может оказаться трудной.
  Они устроились на небольшой охапке уже присохшей травы, тесно прижавшись друг к другу.
  
  Их разбудил грохот стрельбы и крики.
  Стреляли совсем рядом. Похоже из карабина.
  Семен сразу понял, что это Дэн, подхватился на ноги.
  - Вставай, - крикнул Лизе.
  Дверь в темницу с грохотом распахнулась, на пороге появился Дэн с карабином в руках.
  - Вы здесь? - заорал он в темноту.
  - Здесь, - выкрикнул в ответ Семен, помогая испуганной девушке подняться.
  Они выбежали из пещеры. Если б не спешка, можно было бы насладиться приятной прохладой ночного воздуха. Вдруг неподалеку от двери Лиза заметила троих мертвых чави и ей сделалось дурно, она едва не упала. Место, где они нашли свою смерть, освещалось несколькими большими и ярко горящими факелами. Дорога к селению, да и сами улицы освещались не хуже установленными на столбах факелами.
  В селении уже начался переполох. Слышались крики, мелькали тени.
  Подхватив девушку, Семен бросился к боту. Старик каким-то образом умудрился посадить его на камни прямо на склоне. Семен не успел даже удивиться, как это ему удалось, когда со скрежетом и треском бот стал заваливаться на правую сторону. А еще через мгновенье со страшным грохотом покатился вниз, к селению, сметая на своем пути камни и столбы с факелами.
  Нее-ет! - заорал Дэн.
  По склону наверх уже мчалась толпа вооруженных чави.
  - Боже мой! - воскликнула Лиза и закрыла лицо руками, когда кувыркающийся бот врезался в толпу чави.
  Некоторые успели отскочить, но многие остались на склоне навсегда. Бот же, не сбавив скорости от такой незначительной преграды, помчался дальше, к селению, врезался в ближайшие хижины, разлетевшиеся фонтаном пыли и камней, и наконец, замер на месте.
  А трое людей с замиранием сердца смотрели на оранжевый корпус бота, понимая, что это была единственная возможность спастись.
  - Держи! - крикнул Дэн и бросил Семену два многозарядных пистолета и пояс с запасными обоймами.
  - Что теперь, старый? - развел руками Семен.
  - За мной! - крикнул тот, выстрелил дважды в сторону оправившихся от первого шока чави, и побежал по склону вправо - к Жертвенной горе.
  Схватив Лизу за руку, Семен бросился следом.
  - Надеюсь... ты знаешь, что делаешь, - крикнул он в спину Дэну.
  - Это запасной вариант. На крайний случай. Надеялся, что он не пригодиться.
  - Именно это и пугает!
  - А-а-а! - закричал Дэн от боли и повалился на землю. Из его бедра торчала стрела.
  Семен выругался сквозь зубы. Старик же выдернул стрелу и отбросил в сторону. Еще пара стрел упала неподалеку.
  С двух сторон Семен с Лизой подхватили старика и перетащили в укрытие, спрятавшись за большим камнем. Стрелы пролетали мимо, иногда попадали в камень, за которым укрылись беглецы. С меткостью стрельбы у чави явно проблемы, а в Дэна попали наверняка случайно.
  Семен, выглядывая из-за камня, иногда стрелял в ответ. Враги пока засели ниже по склону и не приближались. Скорее всего ожидали вождя. Но долго так продолжаться не будет. Они мало помалу обойдут беглецов справа и слева, зайдут сзади и все. Патронов, чтоб перебить всех все равно не хватит.
  - Слушай внимательно, - заговорил Дэн, морщась от боли. Лиза в это время, оторвав кусок от своей рубашки, пыталась перевязать его рану. - Пойдете вверх по склону, забирая еще правее, туда, - он ткнул пальцем, указав направление. Говорил он прерывисто, тяжело дыша. Он быстро терял силы вместе с кровью. - Там расщелина, а внизу река. Прыгайте. Примерно через километр, может чуть больше, река пересекает ущелье, где мы прятали бот. Вам главное туда добраться. Я там оставил надувной плот, оружие, паек и аварийный маяк. Сплавляйтесь по реке подальше от центра. Если чави бросят силы на поиски, поверь, на своих многоножках они очень быстро передвигаются, могут нагнать, так что не теряйте зря время. Когда окажетесь в подходящем месте, включай маяк на SOS. Может Сергей и рискнет... Понимаешь меня? А я прикрою.
  Семен покачал головой.
  - Вместе пойдем.
  - Не дури, спасай девушку. У меня силы на исходе. Я даже до реки не доберусь. А коль и доберусь, то не выплыву. Бурная уж очень. И по правде, я потому и согласился с тобой лететь, что не собирался покидать Шарканар. Я остаюсь с моей Ульяной.
  - Дэн!
  - Не спорь, сынок, это решено. Надеюсь, твоя любимая умеет плавать, - он сжал руку девушки. - Прощайте и поторопитесь.
  - Прощай старина, - на глаза Семена навернулись слезы, а Лиза вообще плакала не скрывая слез.
  Мужчины обнялись.
  Схватив девушку за руку, Семен бросился вверх по склону, петляя меж камней, как заяц. Свист стрел стал интенсивнее. Некоторые пролетали совсем близко, а одна даже оцарапала Семену руку. За спинами грохотал карабин, слышались крики чави.
  Дэн оказался прав. Реку нашли без труда. Труднее было решиться прыгнуть в бурлящую бездну. Холодная вода подхватила отчаянных беглецов и понесла подальше от опасности. Как и обещал Дэн, на берегу из ждал плот с припасами, оружием и дополнительным аварийным радиомаяком, о котором Семен даже не подозревал. Снаряжая плот и готовясь к отплытию Семен благодарно улыбался, думая о своем напарнике и учителе, который смог предусмотреть даже такой, самый невероятный ход событий.
  Они мчались по течению, преодолевая пороги, небольшие водопады, отмели, обминали опасно торчащие из воды камни. А в это время старик Дэн, отстреливаясь от окружавших его чави, отступал к вершине Жертвенной горы.
  Он продержался более часа, когда оказался возле алтаря - главной цели своего путешествия на Шарканар. Взобрался на него, вскинул карабин, выстрелил последний раз в сторону чави, туда, где мелькала белокожая фигурка человека, потерявшего человеческий облик. Не попал. Да и ладно. Бог нам судья.
  - Ульяна! Я иду к тебе! - крикнул он и шагнул в клокочущую лавой пропасть.
  Кратер ухнул, в воздух взлетело облако дыма камней и пепла.
  Жертвенная гора ожила.
  
  Плот вырвался из объятий горного ущелья, по которому протекала река, примерно через час. Теперь их окружали холмы, а течение заметно ослабло. Не то чтоб Семена это сильно обрадовало, хотя управлять плотом стало гораздо легче.
  И тут земля и вода задрожали одновременно, что-то загрохотало вдали, а над Жертвенной горой появилось черное облако.
  - Что это? - обернулась Лиза, всматриваясь в ту сторону, откуда они только что приплыли.
  - Не знаю, - ответил Семен. - Похоже на вулкан.
  Он дотянулся до радиомаяка, не решаясь включить и вдруг заметил приближающийся на небольшой высоте корабль. Он без труда узнал свой Динго, но как он здесь мог оказаться? Это невероятно. Очередное чудо, произошедшее на Шарканаре.
  Первым делом, оказавшись на борту, Семен бросился в рубку. Лиза спешила следом. Как только они заняли места в креслах и пристегнулись, капитан скомандовал:
  - Взлетай.
  Угол наклона тут же изменился и Динго устремился вверх.
  - Ты как нельзя вовремя, - кивнул Семен парню. - Вот только не пойму, как ты здесь оказался?
  Сергей, не отводя взгляд от экрана, ответил:
  - Так ведь ваш товарищ, Дэн, вчера вышел на связь. Не по графику, правда, и сказал стоять в готовности. Объяснил, что с ботом технические проблемы и не исключал, что им не удастся воспользоваться, чтоб вернутся на Динго. Поэтому мне придется спуститься и подобрать вас двоих.
  - Почему двоих? - уточнил Семен.
  - Он сказал, что не на долго задержится на поверхности.
  - Хм, ладно. А как ты узнал где нас искать и когда?
  - Дэн сказал, что если бот не взлетит, вы воспользуетесь аварийным маяком, и вот.
  - Что вот? - все еще не мог понять Семен. - Я не включал радиомаяк.
  Сергей пожал плечами.
  - Сигнал радиомаяка бота я получил сегодня утром и сразу же направился к месту. Как и сказал Дэн, спустился к поверхности и следовал вдоль реки к точке, где сработал маяк.
  Радиомаяк бота, наконец-то понял Семен. Когда бот сорвался со склона и покатился вниз, аварийный маяк включился автоматически.
  - Хорошо, что плот такого яркого оранжевого цвета, вас легко заметить. Ваш личный маячок почему-то не работает. А я, по правде сказать, когда впереди, как раз там, где сработал маяк, поднялись клубы дыма, запаниковал. Не знаю, смог бы я...
  - Смог бы, - перебил его Семен. - Я вижу, что смог бы, а теперь, давай, летим домой.
  - Как домой? А... Дэн, - нерешительно спросил парень.
  - Дэн уже дома, - печально ответил капитан.
  Пробившись сквозь облака, Динго устремился ввысь - в черноту космоса. И дальше...
  Домой.
  К Земле.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"