Воронов Геннадий Николаевич: другие произведения.

Зуб Дракона

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Дорога на Алдан.
   Ант вошел в зал одним из последних. Вот уже несколько дней как какое-то мрачное предчувствие тяготит и давит его. Оно появилось в тот самый момент, когда он возвращался на базу. Именно в тот момент он отчетливо почувствовал, что возвращается сюда в последний раз, и так тогда защемило сердце от предчувствия, что из следующего сражения ему не вернуться.
   Он вошел в зал, казавшийся огромным, где бесконечные ряды красных кресел уходили в стороны от центрального прохода. Напротив входного шлюза вдали виднелось небольшое возвышение, нечто, вроде трибуны, а за ней, едва ли не на всю стену, экран.
   Сделав несколько шагов вперед по центральному проходу, Ант остановился, огляделся. Зал казался еще более огромным, потому что наполнен едва ли на четверть. А ведь совсем недавно, каких-то три недели назад - до начала этой безумной войны, зал был переполнен. Сколько же людей не вернулось из сражений? А сколько вернуться из присутствующих здесь? Дай Бог, чтоб хоть кто-то вернулся.
   Усевшись на крайнее от прохода кресло - ряд 96, место 51 гласила аккуратная пластиковая табличка на спинке кресла - Ант задумался. Идти дальше в зал не имело смысла. Вряд ли он знет кого-нибудь из присутствующих. На базе размещалось десять тысяч пилотов-истребителей. Это было всего три недели назад, а кажется, что пролетела целая вечность. Из его 735-ой эскадрильи лишь он один прошел через все семь сражений и остался жив. И вот 735-ой уже не существует, как и многих других. А завтра новое сражение, и оно будет последним, последним для него, Ант это чувствовал. Последним оно будет и для большинства ребят, сидящих сейчас в этом зале. Скольких еще поглотит этот манящий, но бесчувственный, безжалостный, холодный космос?
   На трибуну поднялся человек. С того места, где сидел Ант, виден лишь силуэт, но все в зале знали, что это Командующий Космическим Флотом Земли. Тут же засветился экран и показал командующего крупным планом.
   Многие вроде как сомневаются, что человек может резко поседеть от волнений и стрессов. Однако вот черная как смоль, всего три дня назад, шевелюра командующего, сегодня была едва ли не белее свежевыпавшего снега. Он возлагал большие надежды на прошлое сражение, которое, казалось, должно стать переломным и решающим, однако надеждам этим не суждено было сбыться.
   Командующий начал говорить, говорить медленно, четко и громко произнося каждое слово. С тем же успехом он мог и молчать, ибо мало кто из присутствующих вслушивался в его слова, ибо каждый из них знал, что скажет командующий, ибо каждый мог бы и сам произнести эти горькие слова.
   Он говорил долго, вспоминал о тех, кто не вернулся, говорил о героях, сидящих среди нас, и о героях, навеки оставшихся во мраке космоса.
   Да, ведь каждый из них герой, подумал Ант, каждый погибший, и каждый сидящий в этом зале. Все они выполняли свой долг, защищали свою Землю.
  - Привет! - Ант повернулся на голос.
  - Привет, Джотан, - перед Антом стоял его однокурсник. Они вместе учились пять лет в Академии Космоса, вместе стали пилотами истребителей, вместе получили распределение на космическую военную базу "Земля", и только уже на базе попали в разные эскадрильи. Друзьями они никогда не были, а так, знакомыми или максимум товарищами. Впрочем вместе с ними на эту же базу попало еще как минимум два десятка человек из их выпуска, но все служили в разных подразделениях и ни разу между собой не пересекались. Шутка ли, только пилотов истребителей десять тысяч на базе, а кроме них и транспортники, и снабженцы, и десант, да и экипаж самой базы. Всего тысяч пятьдесят, не меньше.
  Джотан протиснулся мимо Анта и уселся на соседнее с ним кресло.
  - Я слышал, тебя в 903-ю эскадрилью перевели, - не очень уверенно произнес Джотан.
  - Да, - кивнул Ант. - Моя 735-я уже не существует. Я один остался.
  - Нашей сотне повезло больше, - сказал Джотан и, помолчав немного, добавил с грустной усмешкой, - нас осталось одиннадцать. Тоже всех в 903-ю перевели, так что будем сражаться бок о бок.
  Ант так же грустно усмехнулся в ответ.
  Сможем ли мы победить? - думал Ант, лежа на койке в своей крошечной каюте. До вылета оставался еще целый час. - Нас полторы тысячи на "Земле", еще две тысячи истребителей на двух других оставшихся в строю базах - "Венере" и "Меркурии". Так сказал командующий. Раньше была еще одна база "Нептун" на пять тысяч истребителей, как и "Меркурий". Однако в последнем бою десяток маорийских истребителей прорвался к базе и им удалось пробить защиту энергоблока. Ант видел из кабины своего аппарата, как "Нептун" полыхнул огромной бело-голубой вспышкой. С базой было покончено в один миг, тысячи человек погибли, не успев даже понять, что произошло. Из того боя ни один истребитель с "Нептуна" не вернулся на другие базы. Пилоты мстили врагам за свой дом, своих друзей до последней капли крови и топлива... Но это уже в прошлом. А сейчас... сейчас важно победить. Три с половиной тысячи землян против двенадцати тысяч маорийцев. Это по предварительным подсчетам, как сказал командующий.
  Сможем ли мы? Сможем! Должны! Обязаны! За нами нет никого и если мы не выстоим, погибнет не только база "Земля", но и планета.
  
  ***
  Аппарель открывалась как нарочно медленно. Пилоты с нетерпением ждали, когда над аппарелью загорятся зеленые огни, дающие добро на вылет. Наконец они появились и первые истребители потянулись в открытый космос навстречу битве, славе и пустоте смерти. Ант вел свою уже немало потрепанную в предыдущих сражениях, но подлатанную механиками, машину медленно, без суеты, спокойно и уверенно. К двадцати четырем годам он приобрел достаточно опыта как на учебных, так и боевых вылетах и считался отличным пилотом. Ант чувствовал свою машину, как собственное тело, был с ней как бы одним целым живым существом.
  Ведущий отдал приказ строиться в боевой порядок. Да, так всегда начиналось. Они строились в звенья по пять истребителей и пытались держаться вместе сколь возможно долго, атакуя врага и прикрывая один другого. Только на практике держаться вместе долго не получалось - враги не позволяли, и звенья распадались уже через минуту после начала боя.
  В черной дали яркими громадными шарами сверкали две базы маорийцев по двадцать тысяч истребителей каждая. Как ни старались земляне, однако ни к одной из них пробиться так ни разу и не удалось. Слишком много врагов защищало их, слишком велик флот маорийцев.
  Мы их тоже здорово потрепали, - зло подумал Ант, - если из сорока тысяч осталось лишь двенадцать. Только кто может знать наверняка? Командующий мог и приуменьшить, чтоб поднять боевой дух. На каждого из нас всего лишь три маорийца. Мелочи...
  Они тоже готовились к бою. Их маленькие и юркие корабли мелькали далеко впереди. Прошло не более десяти минут, как две армады выстроились и ринулись друг на друга.
  Ант крепко держал штурвал, готовый в любое мгновение нажать на гашетку. Вражеская армада все ближе и ближе. Ведущий начал маневры, вклинился во вражеский строй. Выстрел, второй, третий. Ант жал на гашетку практически непрерывно. Один враг подбит, второй... В их строй вклинился маориец. Звено распалось. Ведущий и еще двое ушли вправо, Анту пришлось уходить влево от столкновения. Он вывернулся, но найти свое звено было уже не реально. Пятый, прикрывающий Анта сзади, тоже где-то пропал. Теперь он предоставлен сам себе.
  За довольно короткое время Анту удалось подбить еще двоих. В этот свой последний бой он чувствовал какое-то облегчение, кураж, как будто избавился от какого-то гнетущего страха и напряжения. Он действовал не разумом, а чувствами, бросая машину из стороны в сторону, сея смерть повсюду. Он сел на хвост одному из маорийцев. Тот тоже был не промах, пилот от бога. Он вертелся перед прицелом Анта, как уж на сковородке, ни на секунду не задерживаясь в одной точке. Ант упорно шел за ним, ожидая удачного момента для выстрела. Никто не хотел уступать. Погоня затянулась до неприличия долго. К тому времени генеральное сражение распалось на множество более мелких стычек, где участвовало от двух, до нескольких десятков машин. Однако сказать, кто возьмет верх, было пока невозможно.
  Яркая бело-голубая вспышка осветила космос вокруг. Ант понял, что взорвалась база. Только вот чья, так сразу и не определишь. Вслед за первой, вторая вспышка рассекла тьму. Волна дикого страха пробежала по телу Анта, но уже в следующую секунду он увидел все три базы землян в целости и сохранности. В наушниках шлема слышался ликующий победный крик диспетчеров, оставшихся на базе. Вздох облегчения вырвался из груди Анта и уже с улыбкой на губах, ибо теперь победа землян очевидна, он продолжил преследование.
  Маорийцу уже нечего было терять, кроме своей жизни, поэтому он спасал ее как мог, все дальше и дальше уходя от поля боя, все дальше и дальше уводя Анта в просторы космоса.
  Внезапно маориец пошел на вираж. Ант ожидал этого момента с самого начала погони. Поэтому он не последовал за врагом вверх, а развернул машину через правое крыло на обратный курс. Маориец же, сделав петлю через голову, оказался снова перед ним, как на ладони. Ант дал очередь.
  Вот и все. Можно возвращаться.
  Ант начал набирать, сбавленную при развороте скорость. Бортовой компьютер просчитал курс на возвращение к базе. Да, далеко его занесло. Корабль приближался к какой-то планете. Она должна остаться по левую сторону - это кратчайший путь назад. Шар планеты становился все больше и больше. Какая-то тревожная мысль мелькнула в голове, но Ант не прислушался к ней в эйфории победы.
  Пятерка маорийских истребителей вырвалась из-за планеты на полной скорости. Для Анта это было полной неожиданностью.
  - Верь своим предчувствиям! - зло выкрикнул Ант, давя на гашетку. Сколько же раз им повторял эту фразу безногий профессор, преподающий тактику.
  Для маорийцев появление землянина так глубоко в их тылу оказалось столь же неожиданным, а может и более. Они еще не пришли в себя, когда Ант ринулся прямо на них, поливая огнем из всех стволов. Один тут же вспыхнул, что, очевидно, привело в чувства остальных. Они ринулись в рассыпную. За одного Ант все же ухватился. Очередная погоня, только теперь еще и за ним неслись трое.
  Ему приходилось уходить от огня противника, но и от преследуемого он не отставал. Тот неудачно вильнул и попал таки в прицел. Легкое нажатие на гашетку и очередная очередь рассекла темноту космоса. Взрыв, и вот уже нет очередного врага.
  Однако этот выстрел на мгновение отвлек его внимание от преследователей. Корабль сильно трухнуло и начало крутить вокруг оси. Через стекло кабина Ант заметил пролетающие мимо обломки своего крыла.
  - Верь предчувствиям, - повторил он и зло выругался.
  Гравитационное поле планеты подхватило неуправляемый корабль и тот вертящейся стрелой помчался навстречу растущему на глазах шару.
  Почему они не преследуют меня, подумал Ант. Ведь я совершенно беззащитен и добить меня проще простого. Маорийцы между тем развернули свои корабли и полетели прочь от планеты. В этот момент все еще работающий компьютер сумел идентифицировать планету, на которую он падал. На экране среди мигающих аварийных сигнализаций появилась надпись:
  Планета FX4379G Алдан;
  Обследована экспедицией Франка и Ричарда Бауэров в 3489 году;
  Необитаема;
  Атмосфера азотная, для дыхания не пригодна;
  Гравитация 7,2 от земной.
  Мелькнувшая всего минуту назад надежда снова угасла. Ант, приготовившийся на всякий случай к катапультированию, обреченно расстегнул пряжку ремня. Вот и все, последние минуты. Тупым ударом корабль вошел в атмосферу Алдана. Экран компьютера замерцал, погас, снова замерцал и выдал результаты каким-то чудом до сих пор работавших внешних датчиков: атмосфера пригодна для дыхания, гравитация 1.1 земной.
  В последнее мгновение он успел защелкнуть ремень и катапультироваться.
  Тяжелым грохотом обрушился корабль на землю Алдана, взметнув высоко вверх столб пыли, дыма и огня. В нескольких сотнях шагов от упавшего истребителя мягко приземлилась спасательная капсула. Выбравшийся из нее человек снял шлем пилота, отбросил его в сторону, опустился на колени, а потом упал ничком в пожухлую, но такую приятную траву.
  
  
  Ночь драконов.
  
   Ант проснулся, когда солнце подкатывалось к горизонту. Нет, не Солнце. Солнце осталось далеко позади и неизвестно, увидит ли он когда-то его еще хотя бы раз. А это светящийся шар над головой... Ант напряг память, вспоминая астро-географию. Да, это Галагандер. Он в четыре раза крупнее Солнца, а Алдан, считавшийся непригодным для жизни, восьмая или девятая планета системы Галагандера.
  Сидя на пожухлой сухой траве Ант прищуренными глазами смотрел на гигантский диск местного солнца, удивляясь его бело-голубому сиянию, ставшему перед закатом не столь ослепительным, как днем.
  Однако рассиживаться и бездействовать дальше, оказавшись на неизведанной планете, о которой современная наука не имеет никаких достоверных сведений, казалось небезопасным. Судя по тому, что планета вполне пригодна для жизни человека, считать ее необитаемой будет глупо. Скорее нужно настраивать себя на то, что вскоре придется встретиться с местным населением и надеяться, что чужака оно воспримет дружелюбно.
  Прежде всего Ант решил обследовать обломки своего корабля, благо упал он совсем недалеко. Часа полтора он провел в работе, перекладывая обломки, пробираясь в середину изуродованной от падения и взрыва конструкции, однако ничего ценного, что могло бы ему пригодиться, так и не нашел. В основном его интересовало оружие, боеприпасы и еда. К сожалению все вооружение оказалось уничтоженным. Даже в небольшом так называемом грузовом отсеке, где хранился обычно небольшой запас пищи в виде сухпайка и несколько автоматических, еще пулевых устаревших винтовок на экстренный случай, его ждало разочарование. Крышку отсека вырвало взрывом и все, что находилось там, могло разлететься в разные стороны еще сразу после входа в атмосферу.
  Он выбрался из под обломков потный, весь перепачканный в сажу, когда Галагандер уже наполовину закатился за линию горизонта, где-то там, на западе, в просторной сухой степи. Лишь верхний его край еще озарял сумеречную степь голубоватым светом, но через мгновение и он исчез из глаз.
  Сумерки начали сгущаться.
  Где-то вдали раздался душераздирающий крик. От неожиданности Ант вздрогнул. Вот и первый признак присутствия живых существ на планете. Вот только, какое существо способно издавать столь жуткие звуки, что мурашки бегут по спине?
  Решив не искушать судьбу дважды за один и тот же день, Ант направился обратно к капсуле-катапульте. Высоко в темнеющем небе мелькнул силуэт крупной птицы. Ант ускорил шаги. Он был уже на полпути к капсуле, когда хлопанье мощных крыльев заставило его обернуться.
  Летающее страшилище неслось прямо на него, расправив черные крылья, которыми можно, как брезентом, накрыть весь его истребитель, будь он цел, лапы с огромными когтями направлены на человека, готовые схватить и растерзать. Запнувшись о небольшой камень, Ант грохнулся на землю, что и спасло его от когтей существа. Поток воздуха от взмаха крыльев припечатал его к земле. Однако ждать когда хищник развернется и сделает вторую попытку сцапать его, Ант не собирался. Он вскочил на ноги и что было сил помчался к капсуле.
  Животное возвращалось. Невиданных размеров летучей мышью оно мчалось не фоне еще серого неба. Ант успел вскочить внутрь капсулы едва ли не в последний момент и закрыл стеклянную крышку перед самым носом существа. Острые когти заскрежетали по стеклу, но крышка не подалась натиску.
  Сделав круг животное мягко приземлилось в нескольких десятках метров от капсулы, обиженно рассматривая убежавший ужин с высоты своего немалого роста. Животное издало еще один жуткий крик, уже слышанный Антом. Из темноты ему тут же ответил еще один.
  В небе начали вспыхивать звезды, а здесь, на земле, во все права вступала ночь. Его первая ночь на Алдане.
  Ант сидел в капсуле, стараясь даже не двигаться, не включая свет, хотя в аккумуляторах еще сохранился заряд, но не стоило привлекать к себе дополнительное внимание обитателя планеты. У Анта оказалась неплохая возможность рассмотреть существо и назвать его не иначе, как драконом. Ничего больше в голову не приходило. Хищник довольно неуклюже приблизился к капсуле, переваливаясь на своих когтистых лапах и стал обнюхивать ее, вертя из стороны в сторону длинной клыкастой мордой, попробовал куснуть, но капсула оказалась слишком велика и прочна. Дракон обошел круг и вновь приблизив к стеклу голову, устремил свой взгляд во тьму кабины. Не подозревая неладного, Ант взглянул в глаза дракона. Эти бесконечно грустные и добрые глаза животного смотрели на него с укором, будто вопрошая:
  - Ну что же ты? Ведь я так на тебя надеялся, хотел поужинать тобой, а ты подло спрятался от меня в этот камень.
  И такая тоска и мольба была в этом взгляде, что Ант невольно поймал себя на мысли:
  - А не выйти ли к нему. Пусть покушает...
  - Черт! - воскликнул Ант, отводя взгляд от дракона. - Он гипнотизирует меня.
  Гипнозу Ант умел сопротивляться, их и этому учили в академии, однако сопротивляться взгляду дракона оказалось довольно сложно. С большим трудом заставил он себя отвести взгляд от этого величественного и добродушного, как ему думалось, животного.
  Похоже дракон понял, что добыча во второй раз ускользает от него. Он отошел от капсулы и уселся, разложив свой длинный чешуйчатый хвост. Через пару минут еще три таких же дракона приземлились рядом, уселись полукругом перед капсулой и уставились на Анта через стекло кабины. Он едва ли ни на физическом уровне чувствовал потоки волн, идущих к нему из голов, казалось бы, примитивных ящуров. Однако эти примитивные ящуры обладали довольно сильным гипнозом.
  Внезапно драконы заволновались, вертя головами то вправо, то влево, затем все вместе, как стайка испуганных голубей, сорвались с места и умчались восвояси. Ант вздохнул облегченно. Теперь можно и поспать. При драконах он себе не мог позволить такой роскоши, ведь спящего проще всего загипнотизировать и проснуться в таком случае можно уже прямо в пасти у хищника.
  Не успел Ант прикрыть глаза, как еще одна черная тень мелькнула на фоне и без того темного неба. Сомнений не было, на посадку заходил еще один дракон, но какой красавец. Как минимум раза в два он превосходил по размеру своих собратьев, с которыми Анту уже довелось познакомиться, к счастью заочно. Он во всем походил на тех первых, только большой зоб выделялся в самом основании длинной шеи, да у ноздрей и рта клубился не то пар, ни то дым.
  Хищник приблизился к капсуле, обошел ее вокруг несколько раз, глядя сверху вниз, возвышаясь на добрых четыре метра, если не больше. Взгляд его, в отличии от более мелких собратьев, не выражал ничего, кроме, разве что, голода.
  Сидя в темноте кабины, Ант сжался на кресле, боясь даже пошевелиться. Он прекрасно понимал, что добраться до него дракон не в силах, но все же какой-то, может первобытный ужас передался о далеких предков, жесткими тисками сдавил его голову. Вжавшись в кресло, он одними глазами следил за зверем. Сразу чувствовалось, этот дракон не владеет гипнозом. Он... он оказался живой, летающей ... горелкой.
  Поток яркого пламени вырвался из раскрывшейся пасти зверя, ударился в капсулу и растекся по ее поверхности, не причинив ни малейшего вреда. Еще несколько таких же попыток не привели к успеху и раздосадованный хищник в конце концов улетел на поиски пищи в другое место.
  Едва он скрылся из вида, как появилась четверка старых знакомцев. Они вновь уселись полукругом у капсулы и нагло уставились внутрь, надеясь поймать взгляд потенциальной жертвы.
  Ночь показалась Анту непомерно долгой. Галагандер никак не хотел всходить.
  Несколько раз за ночь четверка вновь спасалась бегством от своего огнедышащего собрата. Предприняв несколько безуспешных попыток поджарить Анта вместе с капсулой, тот улетал и все повторялось заново. В очередной раз драконы поднялись в воздух, правда на этот раз без предварительной суеты, покружили немного над капсулой, чего опять же раньше не делали и медленно полетели в ту сторону, где вечером канул за горизонт могучий Галагандер.
  Вскоре начало светать и белый диск солнца показался над горизонтом с противоположной стороны. Бесконечная Драконова ночь подошла к концу.
  
  
  
  Cutterkite.
  
  С опаской Ант выбрался наружу из капсулы, озираясь по сторонам. Драконов видно не было. У Анта сложилось впечатление, что они хозяйничают ночью, а днем отсыпаются. Чувствовал он себя довольно неважно. Ему и раньше приходилось во время полетов не спать по несколько суток, но нервное напряжение этой ночи дало себя знать и во всем теле было ощущение какой-то разбитости.
  Несмотря на раннее утро, Галагандер припекал не хуже, чем солнце в пустыне Сахара на далекой Земле в летний полдень. Ант прошелся вдоль капсулы туда обратно. Все ж таки испытываешь совершенно другие ощущения, когда ходишь по земле, слыша шелест пожухлой сухой травы, и когда гремишь подошвами летных ботинок по палубе космической базы. А здесь все так напоминало Землю. Уже прошли долгих четыре года, как Ант покинул родную планету. Один год он провел на после-дипломной практике в составе экспедиции на Билариус. Как сейчас Ант помнил эту ничем не привлекательную планету. Целый год полетов над унылыми горами и пустынями Билариуса, а за тем направление на космическую военную базу "Земля", где он провел не много не мало, а больше трех долгих лет.
  И вот он оказался на Алдане. Сколько дней, а то и месяцев придется провести здесь? Дней? Месяцев? Как уныло и смешно звучат эти слова. Нужно реально смотреть на вещи. Его никто не будет искать. Земляне победили, хоть это его успокаивало и вселяло надежду, но... таких как он десятки, сотни и тысячи, тех, кто не вернулся на базы. И даже если представить, что кто-то займется поиском и отследит последние сигналы с его истребителя, от которого осталась лишь груда обгоревшего искореженного металла, то отправлять поисковую партию на непригодную к жизни планету никто не будет. Об этом не стоит и мечтать. Наоборот, теперь он должен привыкнуть к мысли, что всю оставшуюся жизнь ему придется провести здесь, на Алдане. И приспосабливаться к этой новой, неизвестной и, как он понял ночью, полной опасности жизни, нужно прямо сейчас.
  В капсуле находился небольшой запас питания. Сухой паек на два дня, если не жировать и немного воды. Позавтракав кое-как, Ант сложил остатки пищи и флягу с водой в небольшой рюкзак, предусмотрительно пристегнутый обычно к спинке кресла. В том же рюкзаке лежало и единственное, оставшееся у него оружие. Это длинный, сантиметров сорока, нож, с витой ручкой, инкрустированной большим красным камнем, возможно, рубином, но точно Ант не знал. Сам клинок украшала искусная резьба поближе к рукояти и витиеватая надпись "Junior brother". Младший брат... что это могло означать? Когда-то Ант пытался размышлять об этом, но вариантов придумывалась масса и остановиться на каком-нибудь одном не представлялось возможным.
  Этот клинок Ант получил в подарок. Это произошло довольно странно и неожиданно. Экспедиция возвращалась с Билариуса на Сатурн. На орбите Сатурна располагалась основная научная база Академии. Однако их звездолет не одолел еще и трети пути, когда вышел из строя ускоритель и космическое судно буквально выпало из гиперпространства, замедлившись до скорости обычных межпланетников, снующих в пределах солнечной системы и других, ей подобных обитаемых системах.
  Для ремонта пришлось совершить вынужденную посадку на Кариусе. Эта планета оказалась ближе всех остальных и располагала приличной ремонтной базой на космодроме.
  Именно на Кариусе, который на всю вселенную славился качеством и красотой изготавливаемых клинков, Ант и получил этот необычный нож. В тамошних лавках можно найти все что угодно, от иглы с гравировкой и перочинного ножика, украшенного бриллиантами, до сабли или двуручного меча.
  Сложив нехитрые пожитки в рюкзак и нацепив нож на пояс, Ант выбрался из кабины капсулы. Сидеть возле нее на одном месте смысла он не видел ибо четко понимал, что искать его на этой планете никто не будет. Он должен отправиться на поиски обетованной жизни.
  Как ни странно, но компас, встроенный в его часах, работал. Во всяком случае выглядело все именно так. Если считать востоком ту сторону, где взошел Галагандер, то север компас указывал верно. Еще при падении Ант успел кое-что рассмотреть через стекло бешено несущейся к земле спасательной капсулы. У него было всего мгновение, но и этого хватило, чтоб уловить основное - ему очень повезло, что капсула не упала в океан, а попала на не слишком широкую полосу суши, напоминающую земной полуостров Флорида. Если он не ошибся, и его наблюдения верны, то приземлился он где-то ближе к южной оконечности полуострова. Когда сработали стабилизаторы и посадочные двигатели и он получил возможность осмотреться, капсула находилась довольно близко к поверхности и рассмотреть что-либо на большое расстояние уже было не возможно. Тем не менее он исхитрился обозреть окружающий ландшафт максимально возможно, но кроме выжженной солнцем степи ничего не заметил.
  Но сдаваться Ант и не думал. Не из той он породы. Итак, закинув рюкзак за спину, он зашагал в направлении стрелки его компаса. Оставаться возле разбитого корабля равносильно смерти. На имеющихся у него запасах провизии и воды он едва ли протянет больше недели, плюс бессонные ночи из-за драконов, пользующихся для охоты гипнозом. Нет, от этого места следовало уходить как можно быстрее и как можно дальше.
  Утренняя разбитость пропала едва он принял решение уходить. Несмотря на жару, он чувствовал себя бодро и уверенно. Он быстро шагал, приминая желтую высохшую траву, шаркая иногда каблуками, поднимая небольшие облачка коричнево-красной пыли.
  Ант прекрасно понимал, что его спасение в скорости. Если ночь застанет его в чистом поле, то драконы найдут его без особого труда и прекрасно поужинают в эту ночь. Ему следовало отыскать хоть какое-то укрытие, хоть одинокое дерево, в ветвях которого можно укрыться от драконьих глаз. Если не пойдут по следу, либо случайно не унюхают, то шанс на спасение есть.
  Галагандер завис почти прямо над головой и, казалось, весь свой жар направил лишь на него одного - одиноко шагающего по степи путника. Вскоре тень, шагающая в ногу с Антом стала удлиняться. Он понял, что полдень миновал, хотя жара вовсе не спала, и вечер приближается с каждой минутой. Вот только убежища он как не видел раньше, так не видит и сейчас. Символический завтрак давал о себе знать. Чувство голода, как противный зуд, не давало покоя, но он не мог себе позволить остановиться на обед. От перекуса на ходу Ант тоже решил отказаться. И не наешься, а лишь еще больше захочется пить. Он и так за все время только дважды пригубил из фляги теплой, почти горячей воды, лишь бы губы смочить.
  Через несколько часов он заметил чуть правее на горизонте темное пятно. Трудно было сказать с такого расстояния, что это такое, но оно явно выделялось на фоне бескрайней степи, окружившей путника. Туда, к этому пятну и направился Ант.
  Он не ошибся. Прошло часа два, когда он отчетливо понял, что темное пятно, это ничто иное, как роща, а может и настоящий лес. Правда идти до нее оказалось гораздо дальше, чем думалось по началу. Как он не спешил, а роща никак не желала приближаться. В какой-то момент Ант даже испугался, что перед ним никакая ни роща, а устойчивый мираж, вызванный нервным перенапряжением, усталостью и перегревом.
  Солнце заметно покатилось к закату. Еще пару часов и наступят сумерки. Он во что бы то ни стало должен добраться под сень деревьев до их наступления. Отхлебнув из фляги теплой противной воды, Ант перешел на бег. Это могло как убить его, если б он лишился сил и упал где-то в поле, так и спасти, если успеет добраться до рощи.
  Не зря их гоняли в Академии. Кроме постоянных занятий спортом, зачетов и нормативов, ему еще пришлось пройти Курс Экстренного Выживания. Среди самых нелюбимых курсантами предметов этот занимал почетное первое место. Многих вырывало прямо на лекциях, когда специалисты с многолетним опытом рассказывали каким образом можно продлить, а то и спасти вою жизнь, что для этого можно съесть и как это добыть. Самое ужасное, что кроме лекций, были еще и практические занятия. А также целый месяц в одиночестве на спец полигоне, полностью подготовленном для закрепления полученного на лекциях материала. А самое- присамое ужасное, что попав на полигон, волей неволей начинаешь припоминать все, что тебе рассказывали и питаться тем, на что в нормальных условиях без спазм рвоты даже не посмотрел бы. Курсантам четко дается понять, что наблюдение за ними вестись не будет, а потому, либо съешь любую гадость, либо подохнешь и найдут твое бездыханное тело не ранее, чем через месяц. Гуманности ради, правда, давали возможность отказаться от прохождения этого курса, но тогда отчисляли из Академии без лишних слов. А много ли найдется желающих быть отчисленным с пятого, последнего курса? В том-то и дело, что немного. На курсе Анта из пятисот сорока курсантов добровольно отказались лишь трое. Остальные решили рискнуть, надеясь, что их больше запугивают, а на самом деле выжить этот месяц окажется не слишком сложно. Всех, кто на это надеялся, ждало горькое разочарование - никаких поблажек.
  Конечно руководство Академии несколько лукавило. За курсантами велось непрерывное наблюдение на экстренный случай, но, попав на полигон и протянув на подножном корме хотя бы несколько дней, отступать уже не хочется и проверять, обманули тебя или нет.
  В результате после окончания КЭВ в строю осталось пятьсот восемь курсантов. Что стало с пропавшими никто толком не знал, но слухи ходили, что они не выжили на своих полигонах, хотя условия у всех были сходные. Слухи эти, однако ничем не подтверждались, а однажды, находясь уже не менее двух лет на базе "Земля" Ант встретил одного из тех дохляков. По его словам, не мог он питаться всякой дрянью, а потому быстро обессилел и очнулся уже в госпитале. Умереть ему не дали, но и продолжать учебу на факультете тоже. Перевели на отделение связи, которое он и закончил, правда с небольшим отставанием, ибо с пятого курса попал вновь на третий. И по распределению прибыл на базу "Земля".
  Физических нагрузок Ант тоже не боялся, потому что старался все время поддерживать себя в хорошей форме, ежедневно, если не мешали вылеты, посещая спортзал на базе.
  Тем не менее пробежка по Алдану давалась не легко. Пыль забивала нос и легкие, скрипела на зубах, горло пересохло, а глаза заливал катящийся градом пот. Тем не менее он успел. Галагандер еще на целую ладонь возвышался над горизонтом, когда Ант ступил под тень первого дерева. Оказавшись под защитой густой кроны, он перешел на шаг, едва передвигая ноги, углубился в рощу и улыбнулся. Сегодня он использовал свой шанс на спасение.
  Роща оказалась не слишком густой, поэтому Ант позволил себе двигаться вперед еще минут тридцать, пока, несмотря на закатившееся за горизонт светило, было еще относительно светло даже среди деревьев. Однако и судьбу испытывать не хотелось. Согласно вчерашнего опыта первые драконы появились в сумерках еще до наступления полной темноты.
  К вечеру начал поддувать слабый восточный ветерок, жара постепенно уходила. Вокруг Анта шелестели листвой деревья и кустарники, где-то в ветвях чирикали, цокали и подсвистывали птицы, шуршали опавшей прошлогодней листвой мелкие животные, которых он как ни старался, не мог заметить среди деревьев, где-то треснула сухая ветка. Почти как на земле, подумалось Анту, хотя, следует признаться, на земле он в лесу никогда не бывал. Он выбрал раскидистое дерево с густой листвой, взобрался вверх и устроился в развилке четырех ветвей, расходящихся от одного ствола в разные стороны. Как он помнил из курса выживания, на дереве как минимум в два раза меньше вероятность попасться ночному хищнику в зубы, чем на земле. На случай, если уснет крепко, он на всякий случай прихватил себя к ветке распущенным поясом, а под голову пристроил рюкзак. После дневного перегрева под палящими лучами Галагандера его слегка поташнивало и пропал аппетит. Это было к стати, и Ант решил перенести сегодняшние обед и ужин на завтрашний завтрак и закрыл глаза.
  
  За ночь его ничто не побеспокоило. Ни драконы, ни другие местные представители фауны. Ант позавтракал прямо на дереве, затем осмотрелся и спустился на землю. Никаких сюрпризов он не обнаружил, даже следов хищников возле дерева-убежища. Можно было смело отправляться в путь.
  Не пройдя и десять минут он вышел на звериную тропу и пошел по ней, благо направление подходило. Что-то зашуршало в стороне и Ант едва успел разглядеть спасающегося от его взгляда бегством животное, похожее на обычного кролика. В течении следующего получаса кролики попадались ему на пути еще несколько раз и Ант, припоминая лекции по КЭВ, решил, что стоит попробовать сделать силок. Крольчатина отличная пища, уж получше, чем подходящий к концу сухой паек из капсулы-катапульты. Размышляя об этом Ант вышел прямо на берег неширокого ручья. Чистая прозрачная вода весело и призывно журчала среди мелких камней и крупного песка. Первым желанием было рухнуть на колени и вдоволь напиться прохладной чистой воды, потому что свою во фляге он берег и позволял себе лишь изредка по маленькому глоточку. Не смотря на экономию, фляга уже практически опустела. При взгляде на бегущую воду, пить хотелось еще больше, но Анта останавливало опасение, можно ли пить эту воду. Ведь он на неизведанной планете и определить состав воды не имеет возможности.
  Он стал на колени, опустил руки в прохладную воду. Никаких противоестественных ощущений. Лишь приятная прохлада разлилась от ладоней по всему телу. Ант набрал воды в ладони, поднес к лицу и понюхал. Вода выглядела как... вода. Тогда Ант решился умыться. После вчерашнего забега смыть приставшую пыль и пот показалось настоящим блаженством. Пройдясь немного вдоль ручья он обнаружил более глубокое место, где рискнул по быстрому искупаться.
  Вернувшись вверх по течению реки к тому месту, куда его вывела звериная тропа, он понял, что это место и есть водопой, потому что завидев его оттуда сорвалась олениха с маленьким олененком и они скрылись в лесу. Не сомневаясь более, Ант вдоволь напился и набрал полную флягу воды.
  - Жизнь налаживается, - усмехнулся он и перебрался на другой берег ручья.
  С той стороны правда тропа не продолжалась, но так как роща не слишком густа, идти можно было совершенно свободно.
  Еще до полудня Ант вышел на опушку и побрел по степи в выбранном направлении. Часам к трем дня он добрался до очередной рощи, где и решил остаться на ночь, не искушая судьбу на вечер глядя выйти снова в поле. Так как было светло и до темноты времени хватало, он взялся за изготовление силка. Без должного опыта это казалось не так легко, но в общих чертах он имел представление о том, что делать и к наступлению темноты уже жарил на небольшом костерке изловленного кролика. После нескольких дней вынужденной диеты жаренный кролик казался деликатесом.
  Так прошло несколько однообразных дней. Ант пускался в дорогу едва рассветало. К этому времени, как он помнил после первой ночи на Алдане, проведенной в кабине капсулы-катапульты, драконы улетали восвояси и где-то прятались на день. Все это время он брел по совершенно ровной степи. Даже холмов или оврагов на его пути не попадалось. Лишь спасительные рощи, где можно было укрыться от глаз драконов, пополнить запас воды да изловить очередного кролика.
  Двигаться утром было намного легче, но как только диск Галагандера поднимался достаточно высоко, путешествие превращалось в пытку.
  Ант брел вперед, тяжело переставляя ноги по высохшей коричнево-красной земле. Время едва перевалило за полдень. Стоячий воздух обжигал ноздри, губы и легкие. В это день жара стояла особенно яростная. Приложив ладонь ко лбу на подобии козырька, Ант вгляделся в горизонт. Так и есть, он не ошибся, впереди виднеется высокий холм - первая возвышенность встретившаяся на его пути. Отлично, с его вершины можно осмотреться.
  Настроение сразу улучшилось, даже как будто сил прибавилось и ноги сами по себе зашагали быстрее.
  Через несколько часов Ант приблизился к холму достаточно близко, чтоб рассмотреть высокую стену, окружающую холм понизу. Сердце парня заколотилось. Стена явно выглядела рукотворной даже с большого расстояния. А это значит, что на планете существует разумная жизнь.
  Прошел еще час, прежде чем Ант добрался до стены. Она оказалась сложенной из крупных каменных глыб, аккуратно подогнанных одна к другой. В высоту на глаз как три роста человека, но в любом случае не менее пяти метров.
  Ант разумно рассудил, что коль есть стена, должна быть и дверь, а за дверью, не исключено, могут оказаться хозяева. Бегло осмотрев стену Ант пришел к выводу, что она если не древняя, то довольно старая и заброшенная. Во многих местах камень очень щербатый под воздействием времени и погоды. Используя это, он без особого труда смог бы взобраться на вершину стены, но это могут неправильно понять хозяева, если они там есть. После минутных колебаний Ант двинулся на обход вдоль стены. Найти дверь или ворота, спрятаться в отдалении и понаблюдать. А там видно будет.
  Обход стены занял более получаса. Ант уже разозлился сам на себя из-за того, что пошел вдоль стены не в ту сторону, когда вышел к месту, где обнаружил собственные следы. Итак, стена имелась, а вот прохода за нее нет. Выглядело это довольно странно.
  Что ж, придется лезть.
  Выбрав место с большим количеством щербатых мест в камнях, Ант попробовал взобраться по стене вверх. На деле это оказалось гораздо сложнее, чем представлялось по началу. Несколько раз Ант срывался, оцарапал себе все пальцы, и даже снял в конце концов тяжелые летные ботинки, попробовал босиком. Со второй попытки он оказался на верху стены. Толщина ее чуть ли не в пол метра позволяла довольно удобно разлечься и осмотреться. Как бы то ни было, оказавшись на незнакомой планете следует вести себя осторожно даже при встрече с разумными существами. Однако, хорошенько осмотревшись, Ант присутствия таковых не заметил.
  Шагах в десяти от стены начинался склон холма. Покрытый такой же сухой пожухлой травой как и все вокруг, холм не казался чем-то примечательным и непонятно было, чего ради кому-то пришло в голову обносить его стеной. Возможно здесь капище местных божков или что либо в том же роде.
  Ант обулся, встал на стене в полный рост и прошелся по ней взад вперед. Вдруг камни под ним зашатались, затрещали и кусок стены, не выдержав его веса, обвалился. Анту удалось оттолкнуться в последний момент, но приземлиться на ноги и устоять не получилось. Он все же растянулся на земле, получив осколком камня по голове чуть ниже виска.
  - Строители хреновы, - буркнул он, поднимаясь на ноги. Часть стены под воздействием времени пришла в негодность и обвалилась. Это подтверждало его догадку, что постройка довольно старая.
  Отряхнувшись от пыли, Ант пошел вверх по склону холма, чтоб осмотреться. Сколько хватало глаз тянулась эта однообразная равнина. Лишь вдали на севере темнела очередная роща. Она казалась слишком далекой и Ант понял, что добраться до темноты туда вряд ли успеет. Это неприятное открытие он тут же позабыл, заметив в нескольких километрах на северо-восток берег, по всей видимости, моря. Туда до темноты он успеет несомненно, но найдется ли там укрытие от драконов и других возможных опасностей?
  Торчать на вершине холма было глупо и Ант начал спускаться вниз с противоположной стороны. Лишь оказавшись в самом низу он заметил невысокий тоннель, уходящий в глубь холма. Пройти мимо он не смог себя заставить, поэтому вошел под свод тоннеля, слегка пригнув голову, потому что во весь рост не помещался. В длину тоннель оказался всего лишь метров пяти, но там было темно, потому что солнце светило с другой стороны. Тоннель заканчивался массивной деревянной дверью, частично оббитой металлом. Большой ржавый засов без замка держал дверь в закрытом состоянии. Ант попытался сдвинуть засов, но тот даже не шелохнулся. Он налег всем весом, но и это не помогло.
  Достав свой нож, Ант принялся аккуратно счищать с засова ржавчину. Та подавалась легко, пластами отваливаясь и падая ему под ноги. Полчаса нудного и кропотливого труда дали результат. Пусть и с трудом, но засов удалось сначала сдвинуть с места, а затем и вовсе открыть. Он толкнул дверь не очень сильно, лишь примеряясь, но она на удивление легко подалась, открылась. Примерно в метре от первой двери красовалась вторая, полностью деревянная, и тоже с засовом, но на нем висел большой замок.
  - Жаль, что я не медвежатник, - усмехнулся Ант, - не то запросто вскрыл бы замочек. Оп-па... А замочек-то не прост.
  Даже в полумраке Анту удалось рассмотреть, что отверстия для ключа в замке нет. Он достал из кармана зажигалку, посветил и еще раз осмотрел замок. Все верно, этот замок одноразового использования. Дела... в голове мелькнула идея, как открыть эту дверь, но что ждет по ту сторону? Что прятали местные жители так надежно и тщательно за двумя дверьми? Стоит ли вообще продолжать попытки попасть внутрь? Есть большая вероятность того, что обнаруженное под холмом ему не понравиться.
  Несколько минут Ант боролся с искушением повернуться к холму спиной и припустить в направлении берега.
  - Не-ет, - решил он наконец и вышел из тоннеля. - Я должен попасть внутрь, я чувствую, что должен.
  Как только глаза вновь привыкли к свету, он стал прямо руками сгребать сухую траву, собирая в охапки, а охапки относил в тоннель и складывал под дверью. Травы следовало собрать побольше. Он решил поджечь дверь, а плотное твердое дерево разгорается не слишком легко.
  Наконец Ант решил, что собрал достаточно травы, поднес к ней огонек зажигалки. Высохшая трава занялась мгновенно, тоннель наполнился дымом и Анту пришлось снова выбраться наружу. Он сел прямо на землю на склоне холма, затем лег, прикрыв глаза и пытаясь угадать, что найдет внутри. Почему-то кроме гробницы с каменным саркофагом ничего в голову не приходило.
  Трава выгорела довольно быстро, сомневаться в этом нет смысла, однако в тоннеле потрескивал огонь и на стенах плясали отблески пламени. Значит дверь все же занялась.
  Солнце, будем по привычке называть светило так, уже прошло по небу большую часть дневного пути и катилось к закату. К этому времени пламя внутри тоннеля опало и почти погасло. Привычно струсив пыль и прилипшие травинки со своего темно-серого комбинезона, Ант нырнул в тоннель. Там сильно воняло гарью, но дымить уже было нечему - от двери осталась лишь куча тлеющих углей, да железный засов с неоткрываемым замком. Ухмыльнувшись, парень переступил через угли и к разочарованию своему наткнулся на еще одну дверь, только эта оказалась металлической.
  Он принялся рассматривать новое препятствие, появившееся на его пути. Здесь неизвестные строители постарались на славу. Никаких засовов с навесными замками на двери не оказалось. На ней явно установлен замок внутренний. Водя зажженной зажигалкой перед дверью, Ант вскоре в этом убедился, отыскав с левой стороны тонкую прорезь под ключ. Прорезь напоминала собой тонкий, длинный, вытянутый ромб. Трудно представить, как должен выглядеть ключ для такого замка. Ант оглянулся. Снаружи начали спускаться сумерки. Следовало поспешить. Он снова решил попытать счастья, поковыряв замок ножом, но к его удивлению лезвие вошло в прорезь замка точно по самую гарду, будто было создано для этого. От неожиданности кровь прилила к вискам, застучала в ушах и даже рука, направлявшая нож, слегка дрогнула.
  - Была не была, - выдохнул Ант и попробовал повернуть нож в замке.
  Это удалось без малейших усилий. Нож сделал полный оборот и дальше крутиться не желал. Внутри двери что-то щелкнуло, дверь дрогнула и медленно поползла в стену справа от Анта. На всякий случай Ант вынул свой нож из прорези, но дверь от этого не остановилась, пока почти полностью не ушла в стену.
  Сразу же за дверью на стене в железном креплении вставлен факел. Что находится дальше, Ант разглядеть не мог из-за полной темноты. Не раздумывая долго он вынул факел из крепления, всунул его в еще тлеющие угли и когда тот разгорелся, перешагнул порог.
  Его взору открылась просторное круглое помещение. Стены выложены такими же глыбами, как и стена вокруг холма, а по периметру установлено еще несколько факелов.
  - Добавим света, - прошептал Ант и по очереди поджег их все.
  Теперь он мог гораздо лучше рассмотреть помещение, в которое он забрался с таким трудом. Стены плавно переходили в потолок и сбегались к верху, образуя купол. Все, и стены, и потолок украшены барельефами. Что они изображают понять оказалось непросто. Во многих местах изображения обсыпались из-за старости, но все же кое-какие сцены казались похожими на сражения существ, очень напоминающих людей и, похоже, драконов. Ант не стал больше тратить на них время, а вернулся к изучению и осмотру помещения. Итак, пол оказался почти везде утрамбованным земляным и лишь в середине лежала каменная плита, так же как и стены, украшенная причудливой резьбой.
  На стене прямо напротив входной двери что-то блестело в отсветах факелов. Ант подошел поближе. На уровне груди из каменной стены торчала рукоять меча. Казалось, что меч врос в камень и едва заметная прожилка, толщиной в четверть волоса разделяла сверкающую сталь клинка, вошедшего в камень, с самим камнем.
  - Неужто меч короля Артура, - усмехнулся Ант. - Далековато забрался.
  Ант потянул за рукоятку, но как и ожидал, ничего не произошло.
  - Попробуем по серьезному, - сам себе сказал Ант, отнес факел и вставил его в крепление у двери, освободив обе руки, вернулся.
  Взявшись обеими руками за рукоять, он двумя ногами уперся в стену и, приложив все свои силы, начал тянуть меч на себя. По началу ничего не происходило и Ант уже был готов бросить попытки, но лезвие вдруг дрогнуло под его напором и сдвинулось на миллиметр. Дело пошло. Отдышавшись немного, Ант повторил попытку. Он прилагал неимоверные усилия. Казалось, все жилы вот-вот лопнут, вены на висках вздулись, и... миллиметр за миллиметром, лезвие меча начало выходить из камня.
  Еще одно усилие и клинок выскользнул из каменных объятий. Ант грохнулся на пол, удерживая добытый с таким трудом трофей в вытянутой руке. Он поднялся на ноги, приблизился к факелу, чтоб рассмотреть клинок. Отблески пламени трепетали на безупречном лезвии. Ни единой зазубрины, ни единой царапины. Он был превосходен во всех отношениях.
  Повернув меч другой стороной, Ант замер от недоумения. У самой гарды на клинке красовался точно такой же узор, как и на его кинжале.
  - Этого не может быть, - будто сам себя убеждая, пробормотал он, доставая нож и сравнивая узор. Каким бы невероятным это ни казалось, но узор на найденном мече один к одному повторял узор с кинжала Анта, лишь в увеличенном масштабе. А вместо имени "Junior Brother" перед узором красовалась надпись "Cutterkite".
  Как могло произойти, что кинжал, изготовленный на Кариусе, и меч на Алдане, считающемся необитаемым, столь умело скрытый от постороннего взгляда, имеют один узор. Предположение, что на двух совершенно разных планетах двум совершенно разным мастерам удалось создать абсолютно идентичный узор, больше похоже на фантастику. А карийские мастера, насколько известно, никогда не повторяют узоры на клинках дважды, если только... если только клинки не предназначены одному владельцу. Если же оба клинка изготовлены на Кариусе, то каким образом меч попал на Алдан?
  Ант положил меч на земляной пол, а сам уселся на круглый, испещренный узорами камень. Перед его глазами вновь встала та история на Кариусе...
  С тремя товарищами он бродил по улицам Каринабада - самого большого и населенного города Кариуса. Они петляли по узким кривым улочкам пыльного города, заходили в лавки, покупая всякие понравившиеся мелочи и сувениры. На одной из особо узких улочек они встретились с толпой оживленно галдящих карийцев. Те двигались навстречу, о чем-то громко спорили и жестикулировали. Пропуская их, Ант отступил немного в сторону - в узкий переулок между двумя лавками и пока карийцы прошли мимо, он выпустил из вида своих друзей.
  Поначалу он слегка растерялся, ведь город довольно большой, а ему впервые удалось выбраться в увольнение с корабля, однако отчаиваться не стоит, он не маленький, дорогу найдет.
  Легкий хлопок по плечу заставил его оглянуться. Пожилой невысокого роста кариец улыбнулся Анту и быстро пошел прочь по переулку. Ант слегка удивился, не понимая, что бы это значило, и хотел было уйти, но незнакомец вдруг остановился и с улыбкой заговорщика поманил его рукой, призывая следовать за ним.
  Страха Ант не испытывал, зная о дружелюбии и гостеприимстве карийцев, лишь удивление и любопытство. Усмехнувшись, он последовал за незнакомцем.
  Тот вел себя немного странно, чем еще больше подогревал интерес Анта. Они долго кружил по узким улочкам и переулкам, пересекал площади, проходные дворы. Иногда он останавливался, проверял, следует ли Ант за ним, и вновь помахивая рукой, следовал дальше. Очень скоро Ант перестал ориентироваться в лабиринтах местных улиц и даже общее направление не смог бы назвать.
  Ант пробовал несколько раз заговорить с карийцем, но тот лишь кивал головой и улыбался в ответ.
  Уже начав терять терпение, Ант собирался бросить незнакомца и уйти восвояси, искать дорогу в космопорт. Однако провожатый остановился перед невзрачной дверью старого одноэтажного дома. Из-за двери доносились звонкие удары по металлу и Ант решил, что там находится кузница.
  Кариец распахнул невысокую дверь и жестом пригласил Анта войти, пропуская его вперед.
  - Ладно, посмотрим, - сказал Ант сам себе и переступил порог.
  Дверь оказалась настолько невысокой, что ему пришлось немного пригнуться. Он оказался в небольшой слабоосвещенной комнате. Свет проникал лишь через маленькое окошко, завешенное не очень чистой на вид тканью. Никакой мебели в комнате не наблюдалось. Лишь еще одна дверь в стене напротив.
  Пропустив Анта, незнакомец вошел следом, прикрыл за собой дверь и снова же жестами предложил Анту проследовать далее.
  Любопытство уже зашкаливало и Ант, пожав плечами, отворил следующую дверь. Перед ним раскинулся залитый солнцем просторный квадратной формы двор, по периметру которого к стенам жались с десяток кузнечных мастерских, где во всю трудились, обливаясь потом, карийские мастера.
  В дальнем правом углу у большого не то стола, не то станка, сидел старик. Его длинная седая борода спадала почти до земли, а голова была гладко выбрита и смешно блестела на солнце.
  Незнакомец, что привел его сюда, легонько подтолкнул Анта в ту сторону. Наконец-то узнаю, что все это значит, подумал Ант и уже открыл было рот, чтоб задать рвавшиеся наружу вопросы, но старик опередил его, заговорив первым:
  - Я закончил этот клинок сегодня, - старик протянул вперед руку, показывая Анту невероятной красоты кинжал. Затем он вложил его в ножны, инкрустированные золотыми нитями по темно-синему полю. Висели ножны на столь же прекрасно расшитом поясе. - Возьми его и пусть он послужит тебе для свершения великих целей.
  Он протянул пояс с кинжалом Анту, едва ли не кланяясь.
  Это было настолько неожиданно, что Ант растерялся.
  - Я... вы... вы наверное не за того меня приняли, - невнятно пробормотал он, запинаясь, но старик вновь прервал его.
  - Я не ошибся Ант аль Матор. Мастер Кариб д"Утар Кахор дарит тебе этот клинок от всего сердца. Не задавай вопросов, бери. Так велели мне боги.
  Тысяча вопросов готовы были сорваться с губ, но голову как будто затуманило. Ант невольно протянул руки и принял столь необычный подарок.
  - А теперь уходи, - сказал старик. - Тебе пора.
  Маленький молчаливый кариец, что привел Анта в мастерские, потянул его за рукав прочь от странного мастера. Как в тумане сделав несколько шагов, Ант оглянулся, но старика на месте уже не оказалось. В голове замелькали картинки: дверь, полутемная комната с занавешенным окошком, опять дверь, улица.
  Он пришел в себя когда за спиной громко хлопнула дверь. Потряс головой. Туманное наваждение рассеялось. Он огляделся и невольно выругался - он стоит на широкой центральной улице Каринабада, которую утром прекрасно запомнил.
  Повертя головой еще интенсивнее, он обнаружил, что стоит у заколоченной досками накрест двери какого-то заброшенного дома.
  - Может солнечный удар? - прошептал Ант. - Галлюцинации? Этого мне только не хватало. Нужно рассказать врачу.
  И только тут он обратил внимание, что держит что-то увесистое в правой руке. С замиранием сердца, уже зная, что он увидит, Ант поднял предмет на уровень груди. В руке он держал знакомые темно-синие с золотым шитьем ножны и клинок в них.
  - Junior Brother - младший брат, - прочитал он на клинке, вынув его из ножен.
  Где же старший, подумал он, усмехнувшись, и все еще не веря в происшедшее, зашагал в сторону космопорта. От этого места он дорогу знал прекрасно - заблудиться невозможно.
  Той же ночью он с со своими друзьями отправился снова в город. Он рассказал им свою невероятную историю, но особо ему не поверили, решив, что он купил клинок, а историю придумал. Тем не менее еще два товарища составили Анту компанию в ночной вылазке. Искать мастерскую по тому маршруту, что он следовал за карийцем, Ант не собирался, представляя всю безнадежность затеи. А вот заброшенный дом на центральной улице следовало проверить. Они пробрались туда ближе к полуночи, однако кроме пыли ничего не обнаружили. Второго выхода дом не имел...
  И сейчас, сидя на полу в помещении, непонятно для чего предназначенном и рассматривая два клинка, та давняя история перестала казаться Анту случайной. Похоже вот он "старший брат" и нашелся. Это не может быть случайностью. Это имеет какое-то, пока скрытое от него значение.
  Немного в стороне от того места, где из стены торчал меч, на каменной плите он заприметил ножны. Вначале из-за полумрака они остались им не замечены, но сейчас, когда факела хорошо разгорелись, яркие блики засверкали на золотых узорах, расшитых по темно-синему полю.
  - Надо же, - произнес Ант негромко, подвесил ножны от меча на свой пояс, где уже красовался кинжал, вложил в них меч. Все подошло идеально, как будто сделано одним мастером. - Вот уж загадка, так загадка.
  В небе загрохотал гром, да такой силы, что казалось, будто кто-то бьет огромной кувалдой по самой вершине холма. Засверкали молнии и их яркие отблески можно было заметить даже внутри. Еще через минуту начался ливень.
  
  ***
  - Два брата вместе! - высокий худощавый старец с длинной седой бородой обернулся к двум другим. Те двое сидели за грубо сколоченным деревянным столом, уставившись на первого, стоящего у высокого узкого окна. - Свершится ли великое пророчество?
  Двое задумчиво теребили столь же седые бороды. Один невысокий и плотный, другой совсем маленький, ростом с десятилетнего ребенка. Затем один из них, тот что покрупнее, встал, также подошел к окну. Там, снаружи, началась жестокая метель и неистово завыл ветер.
  - Время покажет, брат Ольтарий, время покажет, - задумчиво и не очень уверенно произнес он.
  - Ты уверен брат, что соединение произошло? - спросил он же после недолгого молчания.
  - Уверен, брат Ультурий, ведь я держал один из них в руках и чувствовал его силу. А сейчас она возросла. Братья соединились, я в этом уверен, - Ольтарий подошел к столу и уселся на свободный стул.
  - Значит одному из нас придется отправиться в путь.
  - Я поеду, - сказал Ольтарий. - Отправлюсь сегодня же.
  - Нет, - возразил Ультурий. - Отправишься завтра утром.
  - Верно, нет смысла отправляться на ночь глядя, - поддержал его самый маленький скрипучим противным голосом. - Выспись, отдохни, а утром со свежими силами и отправишься. Путь то неблизкий.
  - Хорошо, но до Зуба Дракона мне быстро не добраться, а нужно спешить. Может воспользоваться заклинанием перемещения, как считаешь, Ультурий?
  Толстячок недовольно хмыкнул.
  - До Зуба Дракона слишком далеко, ты сам только что это сказал. Для такого перемещения потребуется вся сила наших башен и Зеркала, а в условиях, когда магическая энергия иссякает, это непозволительная роскошь. Восстановление займет многие месяцы.
  Ольтарий согласно закивал головой.
  - Ты прав, брат. Я просто немного переволновался. Все ж таки не каждый день происходят события, предсказанные пророчеством.
  - Не каждое столетие, хе-х, - усмехнулся Ультурий. - Сколько веков уж ждем. - Завтра воспользуешься заклятием перемещения, но лишь до Агоны. Это самый ближайший от нашего острова город на материке. Ведь так?
  - Да, брат, - подтвердил худощавый старик по имени Ольтарий. - Как будто ты не знаешь? Столетиями через Агону перемещаемся.
  - Не ворчи. К слову пришлось. Там купишь хорошего коня. Знаю, путь трудный и долгий, тем более, погода еще недели две, а то и три нас не порадует, но ближе к югу потеплеет.
  - Потеплеет, - повторил Ольтарий. - И вместо снега будет лить дождь.
  - Все верно, брат, - улыбнулся Ультурий. - Готовься к отъезду. Самое позднее, через месяц ты должен быть в Этле.
  
  
  Первое знакомство.
  
   Ант уселся прямо на землю у входа в тоннель, смотрел на дождь и пытался размышлять о произошедшем. Все случившееся казалось странным, непонятным, каким-то нереальным, а иногда даже всплывало такое слово, как "загадочным".
  В черном небе почти непрерывно полыхали молнии, от чего оно казалось не черным, а мутно-серым, громыхали раскаты грома, постоянно отвлекая от мыслей, а вода лилась с неба едва ли не потоком, напоминая водопад. Не смотря на стоящую долгие дни засуху, почва не успевала впитывать всю льющуюся с неба влагу. Вода стала скапливаться в траве и медленно подступать ко входу в тоннель. Это было совсем не к стати, ведь никакого порога не наблюдалось, и если вода зайдет внутрь, то кроме каменной плиты, где он нашел ножны для меча, укрыться негде. А на плите не так уж много места, чтоб чувствовать себя комфортно.
  Парень как раз раздумывал об этом, когда с верхнего края тоннеля посыпались комья земли и травы, а через мгновение, к немалому удивлению Анта, да и своему тоже, в тоннель неуклюже свалился поскользнувшийся в грязи дракон.
  - Гипнотизер, - в первую же секунду определил Ант, исходя из своего прошлого опыта.
  Он что было сил рванул обратно внутрь. Дракон, как видно, тоже не ожидал нос к носу встретиться с человеком, и потому поначалу слегка растерялся, но всего на мгновенье, а затем ринулся за потенциальным ужином. Его небольшие размеры вполне позволяли поместиться в тоннеле и даже с небольшим трудом проникнуть в само помещение.
  Перед самым носом зверя Ант захлопнул первую деревянную дверь и задвинул засов, возблагодарив строителей, предусмотревших установить засов и с внутренней стороны двери. Какие цели они при этом преследовали Анта вовсе не заинтересовало.
  Хищник ломился некоторое время всем телом в дверь, но та, к счастью, не смотря на солидный возраст, устояла. Вскоре он успокоился, но уходить не собирался. Через запертую дверь доносилось его тяжелое дыхание и скрежет когтей или шкуры о камни стен тоннеля.
  Походило на то, что дракон искал не столько пищу, сколько убежище от грозы и случайно попал сюда, но это не означало, что он откажется от возможности полакомиться свежим землянином.
  Несмотря на опасное соседство, за ночь Ант прекрасно выспался и проснулся в семь утра. По его наблюдениям сутки на Алдане близки к земным и он пользовался своими часами для определения времени. Остатки еще прошлым утром зажаренного кролика оказались очень к стати. Снаружи все еще шел дождь, правда, судя по звуку, не столь сильный, как вечером, да и гром грохотал поодаль, а не над самым холмом.
  Некоторое время Ант прислушивался к звукам, доносящимся сквозь запертую дверь. Незваного гостя, свалившегося вчера едва ли не на голову, слышно не было. Казалось, что дракон покинул временное убежище и ретировался. Просидев для верности под дверью минут тридцать, Ант решился открыть засов. Стараясь не шуметь, осторожно потянул дверь на себя. Она не подалась. Он потянул сильнее, но результат остался прежним. Какие бы усилия он не прилагал, дверь не открывалась.
  - Что за чертовщина? - в конце концов парень начал нервничать, пытаясь придумать способ, как открыть дверь. И если вчера он нашел решение без труда, то на этот раз его ждало разочарование.
  Судя по всему, ворочаясь ночью в тесном тоннеле дракон сам того не подозревая сдвинул внешний засов и заблокировал им дверь. Впрочем, дверь деревянная и можно попытаться ее сжечь, как он поступил вчера, но не задохнется ли он от дыма? Не должен, дым верно имеет где-то выход, ведь закрывшись от дракона Ант всю ночь провел внутри при горящем факеле. Да, он оставил один, а остальные погасил на случай, если здесь придется задержаться. Ночью факел погас, выгорев полностью, но тем не менее от дыма Ант не страдал. Можно рискнуть.
  С горящим факелом на перевес он подошел к двери, хотел было попробовать поджечь, но другая мысль пришла в голову, и не очень приятная. Если он сожжет и эту дверь, то сможет ли он укрыться внутри в случае опасности? В запасе остается лишь одна металлическая дверь, открытая с помощью ключа-кинжала. Следовало сначала осмотреться.
  Исследование широкой металлической двери не заняло много времени. К сожалению отверстия для своеобразного ключа имелось лишь одно и лишь с наружной стороны. Закрыть дверь изнутри не представлялось возможным.
  Это открытие ухудшило и без того паршивое настроение молодого человека. Ему предстояло решить, уничтожить ли последнюю преграду, защищавшую его от зубов хищника, возможно до сих пор таившегося с той стороны двери, либо медленно умирать от голода и жажды в безопасном укрытии. Понятное дело, долго раздумывать над проблемой он не стал. Уж лучше сразу, но имея шанс на успех, тем более, что теперь у него в руках появилось грозное оружие - меч, а это не мало.
  Ант решительно поднес горящий факел вплотную к двери. Языки пламени скользили по дереву, но никак не желали за него ухватиться. Шло время, а дверь все не загоралась. Сделана она хоть и из дерева, но порода совсем другая, не та, из которой была изготовлена сгоревшая вчера дверь. Факел почти выгорел, а дверь лишь слегка почернела в том месте, где ее лизали языки пламени.
  - Вот так сюрприз, - рассеяно проговорил Ант и снес к двери все имеющиеся в наличии факела.
  Если жечь по одному, возможно удастся поджечь чудо дверь. Так он и поступил. Однако время шло, а толку от этого не было никакого. Налицо была тщетность его попыток.
  Прихватив один из факелов, Ант вернулся в круглое подземное помещение, в котором ему довелось заночевать, а теперь вообще не ясно, сможет ли он выбраться наружу. Он решил хорошенько осмотреться, авось найдется еще один выход, или вход, что сейчас для него не столь важно. Слабый мигающий свет догоравшего факела помогал не особо, но это было лучше, чем искать неизвестно что в кромешной темноте.
  Он двигался от входа по часовой стрелке вдоль стены, простукивал камни, нажимал на выступы барельефа, пытался их покрутить либо вытянуть, однако никакого потайного механизма не обнаружил, добравшись примерно за час к проему двери, только с противоположной стороны.
  Стены исследованы. Осталась лишь плита, на которой покоились ножны, да вторая плита - круглая, резная, что на полу в середине. К ней Ант и направился, почти потеряв надежду, но вдруг замер, не дойдя до плиты двух шагов. Присмотрелся.
  Неужели?
  Сердце бешено заколотилось, в ушах застучала прилившая кровь.
  - Успокоиться, успокоиться, - прошептал парень, прикрыв глаза и стараясь выровнять дыхание.
  Когда неприятный шум в ушах слегка поутих, а грудь перестала вздыматься при каждом вздохе, он открыл глаза и присмотрелся.
  Почему-то именно сейчас, а не минутой раньше в глаза бросалась немного не соответствующая общему фону резного узора полоса сантиметров двадцати в длину. Это углубление расположилось в самом центре плиты, а от него узор расходился симметричными кругами. Ант рухнул на колени, больно при этом ударился, но даже не обратил внимания на боль. Посветил факелом. В длинном углублении он заметил нечто, напоминающее толстую ржавую проволоку, в диаметре с его мизинец. Концы проволоки изгибались и уходили внутрь плиты через едва заметные отверстия. Ант поддел проволоку ножом и она без труда подалась. Он потянул ее на себя. Она поднялась сантиметров на пять и дальше не двигалась.
  - Да это ручка, - пришло неожиданно верное объяснение.
  Сердце снова отчаянно заколотилось. Вернув проволоку-ручку в исходное положение невольно заточенный юноша стал осматривать саму плиту и довольно быстро заметил, что составлена она из двух частей - внешней и внутренней, что в середине. На внутренней как раз и ручка установлена. Похоже на люк.
  Не размышляя дальше, Ант вновь ухватился за металл ручки и потянул вверх. Средняя часть плиты подалась, хоть и не без труда, и через пару мгновений уже лежала в стороне, открыв взгляду уходящий в темноту лаз. Посветив вниз факелом, Ант определил, что лаз не глубокий - метра два, и там уходит куда-то в сторону.
  - Прекрасно, - прокомментировал свое новое открытие узник. - Итак, дверь заперта надежно и выйти через нее я не могу. Этот лаз - единственная на данный момент возможность выбраться из заточения. Что ж, вперед. Такими шансами не разбрасываются.
  Засунув в рюкзак пару затушенных и не до конца выгоревших факелов и закинув его за спину, он пристегнул меч к своему поясу. Постояв несколько секунд, он бросил горящий факел вниз и начал спускаться по забитым в камень железным скобам. На всякий случай притянул крышку люка и закрыл у себя над головой. Вскоре под ногами он почувствовал твердую землю, поднял уже едва горящий факел. Света он давал совсем немного и через несколько шагов уже стояла кромешная темнота.
  Подземный ход, в который он попал из люка, оказался довольно высоким, так что Ант вполне мог двигаться не пригибаясь. Однако насколько он длинный, судить было невозможно - выхода, или хотя бы лучика света, пробивающегося в подземелье он так и не заметил.
  Увы, вскоре относительно комфортному передвижению пришел конец. Довольно широкий, не менее полутора метров, и высокий ход с явно выложенными человеческими руками каменными стенами, стал сужаться, а местами Ант стал цеплять головой за торчащие сверху камни. В конце концов, метров через сто, не более, построенное человеком, или кто тут обитает на Алдане, подземелье перешло в естественную природную пещеру в скальной породе.
  Теперь идти пришлось еще медленнее, чтоб не свернуть ногу на неровном полу или не разбить голову. Ровный вначале ход стал извиваться змеей то вправо, то влево, а иногда едва не поворачивал обратно. Радовало лишь то, что пока не встречалось развилок и он не боялся заблудиться. Обратную дорогу он отыщет без труда, хотя, говоря по правде, возвращаться смысла никакого. Очень сомнительно, что там найдется еще один - третий выход.
  Поэтому Ант упорно продвигался вперед.
  Дважды он выходил в довольно большие подземные залы. В одном из них оказалось озерцо с пресной и очень холодной водой. Ант с удовольствием напился сводящей зубы от холода водой, наполнил свою флягу и двинулся дальше.
  После этого зала продвигаться вперед стало намного тяжелее. Пещера сузилась и местами приходилось даже ползти на коленях и еще при этом разобрать завал из камней.
  Через три часа блужданий Ант сделал привал. Из-за усталости, валившей с ног, голода он не чувствовал. Лишь иногда смачивал пересохшее горло водой из фляги. Получасовой отдых не угомонил накопившейся усталости, но отдыхать дольше казалось непозволительной роскошью.
  К счастью пещера снова расширилась и Ант смог идти в полный рост. Это оказалось очень к стати, потому что последний оставшийся факел горел уже не очень охотно. Затушив его, парень остался в полной темноте. Пока ситуация позволяла идти на ощупь, хотя Ант прекрасно осознавал всю опасность такого решения. Вот только неизвестно какие еще трудности могут встретиться на пути и как долго еще придется бродить в темной пещере. Факел нужно поберечь. Медленно и осторожно ступая, Ант двинулся вперед, придерживаясь рукой за стену пещеры. Такой способ очень замедлял его, но чем-то придется жертвовать в любом случае.
  В какой-то момент стена исчезла из-под его руки. Ант остановился, чиркнул зажигалкой. Пещера сворачивала вправо. Он быстро прошел шагов двадцать и следуя изгибу пещеры, повернул налево. Дальше, сколько ему удалось рассмотреть, ход казался прямым. Погасив драгоценный свет, он снова пошел на ощупь, мягко и осторожно ступая вдоль стены и прислушиваясь к тишине. Через несколько десятков шагов он остановился и прижался спиной к холодному камню. Тишина, которая до сих пор наполняла пещеру, исчезла. Наоборот, до него доносился несвойственный звук, похожий на свист ветра и в то же время на бурный прибой.
  Это могло означать, что звуки доносятся снаружи и выход из пещеры не так далек. Факел загорелся сразу, хотя и не слишком ярко. Но со светом и веселее и быстрее. Ант устремился вперед. Пройдя немного, он заметил, что пещера стала подниматься вверх, сначала не сильно, а потом довольно круто. В конце концов ему пришлось карабкаться по склону вверх, цепляясь за выступы и камни, пока он не оказался на небольшой относительно ровной площадке, от которой дальше вела круглая дыра. Осмотревшись, другого пути Ант не обнаружил, лезть же в не слишком широкий лаз хотелось не особо. Времени на раздумья и сомнения нет. Он просунул вперед факел - лаз, будто труба выдолбленная в скале, и конца ее не видно.
  Привязав рюкзак к ноге, чтоб не цеплялся и не мешал, Ант начал протискиваться через лаз. Оказалось, там не столь тесно, как он боялся. Самое большое неудобство - это шедший навстречу поток воздуха, обжигавший лицо жаром от горящего факела. Пришлось проталкивать факел подальше вперед. Стало немного легче.
  Трудно сказать, как долго пришлось ему ползти по этой узкой каменной трубе, но толкнув факел вперед в очередной раз, его глазам открылось расширенная часть пещеры. Еще несколько усилий, и он выбрался из лаза, осмотрелся. Встать в полный рост к сожалению не удалось, но, опустившись на колени он смог выпрямить спину и поднять голову. Засыпанный мелкими камнями пол пещеры плавно поднимался вверх.
  Впереди что-то громыхнуло, Ант даже поежился от неожиданности. Закинув рюкзак снова за спину, он на четвереньках полез вперед. Факел мигнул в последний раз и погас.
  Сдержав нехорошее слово, так и рвущееся наружу, он продолжил путь. Через пару минут ему удалось встать. Еще через минуту он свернул на право и впереди, шагах в пятидесяти, увидел белые отсветы огня. На костер не похоже, значит что-то другое. Эти отсветы то пропадали, то вновь освещали стены пещеры. Где-то лилась вода и снова слышались звуки прибоя.
  Ант прибавил скорости, быстро дошел до очередного изгиба пещеры и осторожно выглянул за угол.
  В нескольких шагах впереди он увидел выход - отверстие в скале, диаметром чуть меньше метра. С наружи в темном ночном небе ярко полыхали молнии, отсветы которых он и заметил на стенах пещеры, и лил дождь. Выдохнув облегченно, парень подошел к выходу, выглянул наружу. Пещера вывела его на склон горы. Склон, к счастью, не слишком крутой, но внизу лишь камни и скалы, среди которых бушуют черные волны с белыми шапками пены, разбиваясь о камни на миллиарды брызг. Спускаться вниз бессмысленно - там не пройти. Придется взбираться наверх.
  Ант взглянул на часы - без четверти десять. Он и не заметил, как быстро пробежал день.
  Пытаться взобраться вверх по склону в ночной темноте он не решился. Легко можно голову скрутить. И кто скажет, что там на верху. А здесь хоть какое-то убежище.
  В желудке заурчало, но есть было нечего. Напившись воды из фляги, Ант выбрал местечко поудобнее, скрутился калачиком и тут же уснул.
  Привычка просыпаться рано не подвела и в этот раз. Галагандер еще не поднялся над горизонтом, но небо уже начало сереть. Ант приблизился к выходу из пещеры, но тут же бросился на землю, отполз немного назад и затаился. Снаружи по прежнему шел дождь. А в небе, рассекая струи воды, носились взад-вперед, вверх-вниз, кружили размахивая крыльями десятки, а то и сотни драконов.
  Вход в пещеру, где он укрылся слишком мал и ни один дракон сюда не заберется. Это наблюдение немного успокоило парня и он снова прополз немного вперед. Понаблюдав за маневрами хищников, он пришел к выводу, что они обитают в многочисленных пещерах, испещряющих прибрежные скалы. Ночью в темноте он просто не мог видеть темные дыры среди скал, но с рассветом не заметить их оказалось просто невозможно.
  Чем светлее становилось небо, тем больше хищников пряталось в свои пещеры-убежища. Прошло около получаса и все драконы улеглись спать. Во всяком случае так решил Ант. На всякий случай он выждал еще немного перед тем, как покинуть убежище. До темноты еще много времени, но ему придется постараться, чтоб удалиться от драконьих пещер на безопасное расстояние.
  На сборы много времени не потребовалось. Минуты хватило, чтоб пристегнуть пояс с мечом и кинжалом, а так же забросить за спину полупустой рюкзак. Стараясь как можно меньше издавать шума, Ант выбрался из пещеры и начал подъем наверх. Выглядевший не слишком крутым склон на самом деле оказался довольно сложным препятствием, если учесть, что струи дождя заливали лицо и глаза, а ботинки скользили по мокрым камням. Кроме того ему пришлось немного покружить по склону, подальше обходя две подозрительные пещеры, расположившиеся выше по склону, и по размеру вполне подходящие для драконьих жилищ. Он постарался обойти их максимально далеко, несмотря на распиравшее его любопытство. Это самое любопытство так и подбивало приблизиться и заглянуть хотя бы в одну из них, но здравый смысл взял верх.
  В результате подъем занял даже более часа. В конце концов Ант оказался снова на равнине, которую наблюдал предыдущие несколько дней, только сейчас он находился на ее обрывистом краю у самого моря.
  Разочарованно разведя руками, он зашагал вдоль обрыва на север, как и раньше. Раскисшая от дождя земля хлюпала под ногами, брызгая грязью во все стороны при каждом его шаге.
  Дождь все не унимался. Черные тучи чередовались со светлыми полосами, однако дождь от этого не прекращался. Казалось, он будет лить вечно.
  Идти под дождем едва ли не по колени в грязи, удовольствие не из лучших, да еще и на голодный желудок. Усталость накатила гораздо быстрее, чем рассчитывал Ант. Да и чего удивляться, пошел третий день с того момента, как он плотно позавтракал и отправился в дорогу. В тот день он обнаружил загадочный холм. С тех самых пор он ел один лишь раз и то не до сыта. Да и раскисшая земля усложняла и без того утомительную прогулку. Не говоря о порывах прохладного западного ветра, продувающего мокрый комбинезон насквозь.
  После полудня, приложив ладонь ко лбу на подобии козырька, чтоб прикрыть глаза от струй воды, Ант разглядел на горизонте темную полосу. Что ж, роща обещала, как минимум убежище от дождя, если постараться и сделать шалаш, и надежду на ужин. Правда в такую погоду добыть того же кролика будет гораздо сложней.
  С целью перед глазами идти стало веселей. Где-то через часок Ант смог рассмотреть, что роща подбирается к самому обрыву, а в другой стороне, на востоке, уходит далеко за горизонт. Такое наблюдение могло означать, что на это раз перед ним вовсе и не роща, а самый настоящий лес.
  Под сенью деревьев Ант оказался задолго до темноты. Под деревьями дождь перестал хлестать по лицу холодными струями, с трудом пробиваясь сквозь густую листву. Да и пронизывающий до костей холодный ветер будто и вовсе пропал. Парень решил идти вглубь леса как можно дальше. Дрожа от холода в мокрой одежде он решительно шел меж толстых стволов старых деревьев, обходил кусты, а местами и поваленные временем трухлявые стволы, пока не вышел на небольшую полянку, усеянную грибами.
  Голод тут же напомнил о себе громким урчанием в животе.
  Ант замер под деревом, раздумывая. Был бы он на земле, то не сомневался бы ни минуты. На курсе выживания грибам посвятили несколько глав и он без труда определял съедобный гриб или нет. Однако то на земле, а не на "необитаемом" Алдане. Он присел, сорвал один гриб, рассмотрел. Очень похож на белый, только маленький и шляпка слишком светлая. А пахнет вкусно.
  Часы показывали половину седьмого вечера. Вполне можно позволить себе остановку на ночь. Сделать шалаш не заняло много времени, а вот разжечь костер, имея под рукой лишь мокрые ветки, траву и мох оказалось гораздо сложнее. Тем не менее и это ему удалось. Настала очередь грибов. Он собрал их немало, нанизывал на прутик, сидя в шалаше перед костерком, жарил и ел горячими. Авось пронесет.
  
  Что ж, он не ошибся и роща действительно оказалась лесом. Уже второй день он брел среди деревьев и зарослей кустарника, придерживаясь направления на север. И вот путь преградило новое препятствие - не то река, несущая свои спокойные воды на запад - к морю, не то узкий морской залив. Он стоял на южном берегу этой водной преграды. Северный же берег, противоположный, виден вполне отчетливо, но доплыть до него он бы не рискнул.
  Обрыв не слишком крутой и полоса песка внизу позволили Анту спуститься к самой воде. Он зачерпнул немного в ладонь и попробовал на язык - соленая, морская.
  Шагать под дождем по мокрому песку показалось Анту гораздо труднее и неприятнее, чем под кронами деревьев. Поэтому стоило поднапрячься, взобраться снова по склону вверх и продолжить путь, укрываясь под сенью деревьев. Да это к тому же и безопаснее.
  Ант шел по самому краю и вскоре заметил, что берег стал понижаться. К вечеру деревья уже росли почти вплотную к песку. Еще не начало темнеть, когда сквозь струи дождя Ант заметил на противоположном берегу признаки жизни. Он затаился в прибрежных кустах. На той стороне несколько десятков небольших глинобитных домиков с соломенными крышами без всякого порядка раскинулись вдоль берега. У деревянных причалов покачивалось несколько рыбацких лодок, на берегу, растянутые между шестами, сушились сети. Насколько это эффективно в такой дождь, продолжавшийся уже не первый день, судить сложно.
  Когда уже опустились сумерки, Ант заметил, и мог в этом поклясться, как самый обыкновенный человек вышел из дома, перебежал в соседнее строение, похожее на хлев, насколько Ант мог судить, получив столь специфические знания из старинных земных книг. Через несколько минут тот же человек вернулся в дом, неся что-то в руках.
  Потом стемнело настолько, что наблюдать дальше не имело смысла. Когда в окошках домов по очереди стали зажигаться огни, Ант со вздохом зависти углубился в лес. Жители деревни сидят себе в теплых, уютных и сухих домах, а ему снова придется ночевать в шалаше, пытаться высушить промокшую насквозь за день одежду и жевать поднадоевшие грибы. С дичью в такую погоду совсем не везло.
  Ночью он спал плохо, постоянно просыпался, прислушивался к шуму дождя и собственным сумбурным мыслям, которые даже ночью не хотели угомониться, а носились в голове, как бильярдные шары по столу. Причиной такого возбуждение послужила замеченная под вечер деревня и человек.
  Выходит, на Алдане, считающемся во всем цивилизованном мире необитаемой планетой, вполне себе преспокойно живут люди. Как такое могло произойти? Откуда появилась роковая ошибка? Здесь явно попахивает тайной.
  Теперь, когда он убедился, что планета населена людьми, основная его задача - добраться до них. Можно построить плот и переплыть залив, можно развести большой костер со своей стороны и подавать сигналы, пока его не заметят и не приплывут на лодке. Все это можно, но насколько это безопасно? Как местные относятся к чужакам? Нет, действовать следует осторожнее, он чувствует это подсознанием, и не зря он не задумываясь, а действуя автоматически, подальше ушел в лес от берега, чтоб развести костер.
  Следующий день оказался судьбоносным и решающим для Анта, только молодой человек о таком и помыслить не мог. С воодушевлением он шагал вдоль берега залива, то огибая густые заросли колючего кустарника, с неспелыми еще, зеленого цвета ягодами, похожими на смородину, то пробираясь сквозь них. Берег буквально порос этими зарослями и Ант хотел было вернуться поглубже в лес, где между деревьями было свободно, но необычный звук привлек его внимание. Он замер, прижался к толстому шершавому и неприятно мокрому стволу дерева, прислушался.
  Где-то впереди отчетливо слышался звук голосов. Разговаривали как минимум трое. Слов Ант разобрать никак не мог - и далеко, и не известно, на каком языке говорят. Легкой кошачье поступью, стараясь не издать ни единого звука, Ант стал пробираться вперед - от дерева к дереву, от куста к кусту.
  Голоса становились все громче.
  Ант осторожно сдвинул в сторону веточку и увидел сквозь листья группу мужчин. Они стояли почти на самом берегу, в нескольких шагах от полосы песка и оживленно о чем-то беседовали. Теперь их слышно немного лучше, но все же ветер, поддувающий от воды уносил звуки в сторону, и ни единого слова не разобрать. Все пятеро облачены в серебристые кольчуги и шлемы, не закрывающие лиц вполне европейского вида. У четверых на поясах висели мечи, а у пятого солидного размера палица. Такой помахать не так уж и легко.
  Чуть в стороне, лениво перетаптываясь с ноги на ногу, стояли лошади. Тоже пять. Всадники, казалось, о чем-то спорили и один из них, особенно эмоциональный, все время вертелся, жестикулировал и указывал на восток.
  Место, с которого наблюдал за незнакомцами Ант, было не слишком удобным, поэтому он решил зайти с другой стороны. Он осторожно двинулся в обход и едва не наступил на... торчащую из-под куста человеческую ногу. По чистому везению Ант не шарахнулся в сторону от неожиданности и испуга, и в следующую секунду заметил и владельца ноги. Человек лежал на сырой земле ничком, накрывшись темно-зеленого цвета плащом. Лишь ноги, обутые в добротные кожаные сапоги с одной стороны, и голова с копной черных, слегка вьющихся волос с другой, были видны из-под плаща. Он осторожно выглядывал из-за кочки, наблюдая за пятеркой всадников на берегу. Попадаться им на глаза он явно не имел желания. Прячется, что ли?
  Ант затаился за спиной незнакомца. Тот же внимательно прислушивался к разговору воинов и даже, как показалось Анту, облегченно выдохнул, когда те вскочили на коней и поскакали прочь вдоль берега в восточном направлении. Незнакомец вставать не спешил, а так и лежал не двигаясь до тех пор, пока стук копыт не затих в отдалении. Тогда, не переживая, что его смогут услышать, он перевернулся на спину и... замер.
  Не ожидая от незнакомца ничего хорошего, Ант решил подстраховаться, аккуратно извлек меч из ножен и когда человек перевернулся, приставил блестящий клинок к его горлу. Тот побледнел, завертел глазами, открыл было рот, чтоб сказать что-то, но передумал и снова уставился на Анта. Правая рука его, меж тем, медленно тянулась к обнаженному мечу, который до этого был накрыт полой плаща.
  - Не советую, все равно не успеешь, - медленно и негромко проговорил Ант, качая при этом головой из стороны в сторону.
  Слов незнакомец не понял, но уловил интонацию, руку от меча убрал. Теперь Ант смог получше рассмотреть аборигена Алдана. Юноша лет двадцати, двадцати двух, одетый в темно-коричневые плотные холщевые брюки с кожаными нашивками на коленях и рубашку из такого же материала, только немного светлей. Ростом не ниже Анта, а скорее всего, повыше, крепкий на вид. Слегка вытянутое смуглое от загара лицо не выказывало признаков испуга.
  Не отводя взгляда, парень сказал несколько слов на непонятном языке. Стоп. Не такой уж он непонятный, если прислушаться. Что-то знакомое проскользнуло на слуху. Ант насторожился, даже правым ухом к незнакомцу повернулся, будто прислушиваясь. Ха, похоже язык жестов и телодвижений все же существует, потому что парень тут же повторил свои слова, среди которых Ант уловил нечто похожее на "ты" и "ними", при этом он осторожно кивнул головой в сторону, где скрылись всадники.
  Ага, так он думает, что я один из них, понял Ант, улыбнулся и покачал головой.
  - Нет, я сам по себе!
  Тогда парень кивнул, будто понял, перевел взгляд на клинок, сглотнул, скулы его слегка порозовели, а глаза расширились. Не от страха, понятно. Страха в нем ни на грамм, а вот, скорее, удивление или даже... нет, восхищение, это уж слишком.
  Тем не менее молчание длилось как минимум минуту, и все это время незнакомец смотрел на приставленный к его горлу клинок. Затем каким-то неестественно глухим голосом он не то задал вопрос, не то просто констатировал факт увиденного:
  - Cutterkite!?
  И опять Анту почудилось теперь уже восхищение в голосе незнакомого парня. Было похоже, что этот парень каким-то образом узнал меч, явно не один год проторчавший в каменной стене забытого склепа или святилища в бесплодной пустоши. И смотрел он на этот меч едва ли не с благоговением. Надо ж было обзавестись таким.
  Местный житель агрессии не выказывал, поэтому Ант решил, что пора пытаться наладить отношения и поговорить, насколько это возможно. Медленно он отвел острие клинка от горла черноволосого, оставаясь все же начеку. Такое предложение мира явно пришлось местному по душе. Он улыбнулся, слегка отполз в сторону от своего меча, как бы показывая, что и он в драку бросаться не намерен.
  - Кир, - представился он, ткнув себя пальцем в грудь.
  Не понять такое мог бы лишь идиот, а Ант им уж точно не был. Поэтому последовал примитивному примеру туземца и, ткнув пальцем в грудь, назвался:
  - Ант.
  Некоторое время они молчали, все еще изучая друг друга. Парень улыбнулся и снова начал что-то говорить на том же языке, что и воины на поляне.
  Анту пришлось подождать некоторое время, пока он закончит. Разведя руки в стороны, он сказал, покачав головой:
  - Не понимаю, ни слова не понимаю.
  Незнакомец вздохнул, медленно встал, подобрал свой меч и вложил в ножны. Все это под пристальным взглядом Анта, готового в любой миг применить свое оружие. Еще раз улыбнувшись, парень повернулся к Анту спиной, что-то сказал, махнул рукой, призывая следовать за собой. Чуть отстав, Ант двинулся следом.
  Дождь лил, не прекращаясь.
  Мили через две они вышли к раскидистому дереву, густые ветви которого свисали до самой земли. Раздвинув ветви, Кир нырнул под их сень, придержал для нового знакомого. Держась настороженно, Ант все же последовал за ним. Увидел сложенный из нарубленных ветвей шалаш, опирающийся на ствол дерева.
  Внутри было сухо и уютно. Ни одна капля не пробивалась сквозь пышную крону дерева.
  Юноша достал из шалаша котомку, уселся на землю и стал извлекать из нее завернутые в толстую желтовато-серого цвета бумагу, пакеты. В них оказался хлеб, сыр и копченое мясо. Он нарезал все это и жестом пригласил Анта к столу. Более суток не получавший пищи желудок, громко заурчал, а рот наполнился слюной.
  Немного смутившись, Ант вложил свой меч в ножны и присел рядом. Казалось, ничего вкусней он никогда не пробовал.
  
   - ... Вот такая легенда, - закончил Кир свой рассказ.
   - Однако, - задумчиво сказал Ант, разглядывая добытый в святилище меч с еще большим интересом, чем раньше. - Так значит, ты направляешься туда?
   Порядка двух недель они прожили в шалаше под раскидистыми ветвями дерева. Ант изучал язык жителей Алдана, который оказался очень похожим на земной, нужно лишь прислушаться и привыкнуть к немного исковерканной манере произношения. Так что теперь понять своего нового товарища он мог без особого труда. Да и Кир рассказывал медленно, стараясь как можно более четко произносить слова. К тому же, он с не меньшим интересом пытался постигнуть язык, на котором изъяснялся Ант.
  - Уже нет, - ответил он на вопрос друга, - ты ведь забрал его.
  Все так же задумчиво Ант кивнул, потом спросил:
  - Может это другой меч? Не верю я в легенды.
  - Веришь ты или нет, уже не важно. Важно, что меч у тебя, а значит ты и есть тот избранный, о котором говориться в легенде, - возразил Кир.
  - Это смешно... Сам подумай, я оказался здесь совершенно случайно. Меня сбили враги и я упал здесь, на Алдане. А мог упасть на любую другую планету, либо просто остаться в открытом космосе и погибнуть.
  - Ты говоришь непонятные мне вещи, но, тем не менее, откуда б ты не падал, ты упал именно сюда, - не унимался Кир.
  - И что? Я мог упасть где угодно на поверхности или в море. Я видел воду. Это чистая случайность. И меч, я уверен, тоже не легендарный.
  Ант покрутил клинок. Языки пламени от костра сверкали на нем, переливаясь всеми цветами радуги.
  Кир подбросил несколько веток в костер и тот разгорелся еще ярче.
  - Ничего не происходит случайно. Ты оказался там, где должен был и нашел то, что тебе предназначено. И совершишь то, что предначертано.
  - Ты прям как оракул, - поежился Ант.
  - Что это значит? Я не знаю такого слова.
  - Ну... пророк, что ли, провидец.
  Парень усмехнулся.
  - Не нужно быть провидцем. Достаточно посмотреть на меч, что ты держишь в руке.
  Ант отмахнулся, встал. Постоял несколько мгновений и выбрался из под нависших ветвей наружу, вдохнул полной грудью. От воды тянуло прохладой. В небе кое-где сквозь тяжелые тучи проглядывали звезды. Моросил дождь. Кира, похоже, не переубедить. Вбил в голову какую-то чепуху о сказочном мече и герое, и теперь примеряет эту роль на него. Живи я в средневековье, подумал парень, может и сам так же воспринял бы. Абсурд.
  - Кушать иди, - услышал он голос новоприобретенного товарища. - Сварилась рыбка.
  - Если на вкус, как прошлый раз, - ответил Ант, - я лучше поголодаю.
  - Смотри на него, - вновь послышался голос Кира. - Взял бы, и сам сварил.
  - Я наловил, - парировал Ант, но все же вернулся к шалашу. - Шучу я, шучу. Давай пробовать, - он зачерпнул ложкой из котелка, в котором парила душистая и наваристая уха. - Ух, горячо.
  Кир тоже попробовал, скривил недовольную мину, хмыкнул и посмотрел на Анта. Тот же, набирал ложку за ложкой, дул на горячую жидкость и отправлял в рот. Заметив взгляд Кира, он сказал:
  - Ешь давай. Все равно больше нечего. Только запомни дружище, готовка пищи это не твое.
  Обреченно опустив голову, тот последовал примеру Анта и принялся за еду, корча гримасу после каждой ложки.
  - Какие у тебя планы? - спросил Ант, наевшись и устроившись поудобнее. - Куда пойдешь? Или пойдем?
  Парень, подув на ложку, призадумался, отхлебнул юшки и сказал:
  - Думаю, в город надо возвращаться. Здесь сидеть смысла нет. Ты как?
  - Я не против.
  - Подучишь еще немного язык, и можно отправляться.
  - Чего ждать? По дороге подучусь.
  Кир снял котелок с огня, отставил в сторонку.
  - Это я тебе слова четко проговариваю, а другие так не будут. К тому же, народ у нас подозрительный, могут сообщить куда следует.
  - Притворюсь глухонемым, если что, - усмехнулся Ант.
  - Ладно, шутки шутками, а возвращаться в город придется. Посмотрим, завтра или послезавтра.
  
  Утро, как и все предыдущие дни наступало неохотно. Свет с трудом пробивался через темные грозовые тучи и непрекращающийся дождь. Друзья, собрав пожитки Кира, отправились в путь, как только рассвело достаточно, чтоб не бояться сломать себе ноги.
  - Ты рассказывал, что все пытаются попасть в святилище через пещеру, из которой я вышел, - задумчиво проговорил Ант через некоторое время. - Не проще ли добраться до холма поверху и войти через дверь?
  - Смотрю, ты все время об этом думаешь.
  - Честно говоря, мне от твоей исторической сказки немного не по себе, - признался Ант. - Как-то мне неуютно. Я то понимаю, что ты ошибаешься в суждениях, поэтому надеюсь, что ты свои мысли никому больше не расскажешь.
  Кир усмехнулся, ответил:
  - Думаешь никто больше меч не узнает? Пока мы его тряпкой завернули, но так не может продолжаться вечно. Увидишь сам. А насчет пещеры. Что ж, объясню. Бывали смельчаки, что отправлялись поверху, но в тоннеле возле двери обычно сидят два дарна. Я тебе говорил, это дракончики с гипнотическим даром. Если под его влияние попал, считай все. Единицам удалось спастись. И тебе здорово повезло, что их не оказалось на обычном месте. Собственно, потому и шли любители испытать судьбу через пещеру. Ночь пережидали в ближайшей роще, а днем, когда дарны спят, пробирались в пещеру, чтоб попытать удачу и вытащить Cutterkite. Пока никому не удавалось. Собственно, я тоже думал так и поступить. Через пещеру.
  Дальше шли в молчании. Дорога вилась вдоль берега, а лес остался позади. Ничто не защищало путников от пронизывающего ветра и холодных струй дождя.
  - Странная весна в этом году, - сказал Кир. - Обычно в это время гораздо теплее, иногда даже жарко. Да и было жарко, а несколько дней назад ни с того, ни с сего, как заклубились тучи, и полило. Сколько дней уже. Не припомню раньше такого.
  Он зябко закутался в свой плащ.
  Ант шагал рядом, стараясь согреться быстрой ходьбой. Его тонкая форма промокла мгновенно, едва они выбрались утром из убежища под деревом.
  - Скоро должна быть деревенька, - обнадеживающе сообщил местный житель. - Там и переночуем. Народ здесь понимающий, на ночь глядя не прогонят. Все знают, под открытым небом ночью от дарнов путнику не спастись. И каждого ночь может застать в дороге.
  - Как люди не бояться здесь жить? Если от дарнов-гипнотезеров можно спастись в доме, то существуют и другие, дышащие огнем. Я видел. Они могут сжечь любой дом.
  - Конечно могут, - сразу согласился Кир. - Кстати, мы зовем их драконами. Раньше это было нередкое явление, когда драконы жгли дома, хутора, а то и целые деревни. В последнее время, лет сто, говорят, случаев таких почти не было. Да и драконов почти не видно, вымерли что ли. На югах, там, откуда ты пришел, поговаривают, что еще встречаются, но проверить, знаешь, не тянет. А в этих краях хозяйничают дарны. Иногда случается, залетают в деревни попытать счастья. А в город вообще не суются.
  Дорога отвернула в сторону от берега и вскоре водная гладь исчезла из вида. Путники поднялись на небольшой холм. Далеко во мгле, сквозь струи холодной воды пробивался тусклый огонек.
  - Деревня, - искренне обрадовался Кир. - Поспешим. Нас ждет тепло и крыша над головой.
  Он осмотрелся. Из-за туч сумерки наступали раньше, чем обычно.
  - Успеем, - крикнул он, и бегом припустил вниз по склону. - Не отставай.
  Не тратя времени на раздумья, Ант устремился следом.
  На сеновале тепло и сухо, и так приятно пахнет сено.
  - Хорошо-то как, - потягиваясь как большой ленивый кот, сказал Кир.
  - Да-а, - Ант принялся укладываться поудобнее, зарываясь в сено. Даже на далекой земле ему не доводилось испытывать ничего подобного. Там сеновал можно увидеть лишь в кино.
  Оказавшись в деревне, парни направились к первому же дому. Хозяева приняли их дружелюбно, угостили путников похлебкой, дали по куску свежевыпеченного хлеба и сыра. Спать отправили на сеновал.
  - Скажи, Ант, мы ведь друзья? - спросил вдруг Кир.
  - Надеюсь, - усмехнулся тот.
  - А коль так, может расскажешь уже, как ты здесь оказался? Мне не дают покоя твои недомолвки и обещания рассказать все чуть позже.
  Он замолчал, насупился.
  Ант ответил:
  - Знаешь, ты ведь тоже о себе особо не распространялся. Я о тебе знаю ровно столько, как и ты обо мне, а если честно, то еще меньше.
  - Ты прав, наверное, мне не стоило спрашивать.
  - Почему же, - ответил Ант и, немного помолчав, добавил. - Я расскажу. У меня нет никаких тайн.
  
  
  
  На Земле.
  
   - Отца я почти не помню, - начал рассказ Ант. - Он был ученым и исследователем. Почти всю жизнь провел в экспедициях. Ты ведь видел в небе звезды? Конечно видел, глупый вопрос. Вот эти звезды, такие же планеты, как Алдан. Нет, не делай такие глаза, не думай, что я свихнулся. Я не имею ввиду абсолютную идентичность. Они могут быть меньшими или большими по размеру, могут быть населены, либо безжизненны, красивы, либо...
  Я понял, мои слова звучат странно для тебя. Просто поверь, что это так.
  Мой отец летал на разные планеты, исследуя их. Там, где я живу... жил... не знаю даже, как правильно выразиться, существуют летающие машины, на которых можно передвигаться между звездами. Предвижу твой вопрос. Они очень далеко от нас, потому и кажутся такими маленькими. Отец подолгу пропадал в экспедициях, а дома появлялся редко. Мать всегда говорила, что он не такой как все, он особенный. Она очень любила его, несмотря на все недостатки.
  Она рассказывала, как после длительной экспедиции отцу дали целых три месяца отпуска. Целых три месяца моя мать была счастлива. А потом он снова уехал.
  После этих трех месяцев семейной идиллии я и появился на свет. Отец вернулся, когда мне уже исполнилось два года. Маленькое детское сердце сразу же открылось ему. Ведь мать каждый вечер, укладывая меня спать, рассказывала мне истории из жизни отца. Так что не удивительно, что он казался для меня необыкновенным сказочным героем.
  В тот раз он пробыл с нами чуть больше месяца. Затем его срочно отправили в очередную экспедицию. Я помню, как скоро и взволновано он собирал вещи, как долго прощался со мной и мамой. И он уехал. Уехал, чтоб больше не вернуться.
  Нам сообщили, что с кораблем, на котором он находился, случилась авария и все погибли.
  С тех самых пор я помню свою мать лишь грустной и заплаканной. Лишь мои детские проделки могли ненадолго вернуть ей улыбку. Замуж она так больше и не вышла, хотя ей и предлагали неоднократно. Но мать до последнего дня не верила, что отец погиб и ждала его.
  В день моего рождения, мне тогда исполнилось десять лет, кто-то постучал в дверь. Я ждал в гости нескольких друзей, бросился открывать, но мама подошла к двери первой, открыла. На пороге стоял высокий худощавый мужчина с жесткими, твердыми чертами лица. Хороший черный костюм отлично смотрелся на нем. В руке небольшой портфель черной кожи. Что такое портфель? Ну, скажем, сумка, так понятнее? Хорошо.
  Он поздоровался и поинтересовался, здесь ли проживает Анна аль"Матор с сыном. Получив утвердительный ответ, он представился:
  - Меня зовут Морис. Я учитель фехтования, и буду обучать вашего сына этому искусству, - безапелляционным тоном сообщил незнакомец.
  Некоторое время мать смотрела на него широко раскрытыми голубыми глазами, а затем попыталась объяснить, что он, видимо, ошибся.
  - Нет-нет, - ответил мужчина, едва мать договорила. - Никакой ошибки быть не может. Вот документы, - он достал из портфеля какие-то бумаги и передал их маме.
  Я спрятался в соседней комнате и наблюдал через дверь. Взяв бумаги, мать пригласила незнакомца пройти в гостиную, предложила присесть. Сама тем временем изучала предоставленные ей документы. Учитель, так я потом называл его, заметил меня и, улыбнувшись, спросил у матери:
  -Это и есть наш ученик? Подойди сюда, не прячься.
  Я подошел немного неуверенно, стесняясь постороннего человека. Он же смотрел на меня оценивающе, и проговорил, как бы сам себе:
  - Что ж, неплохо. Я сделаю из тебя воина.
  Мать взглянула на меня, потом на него.
  - Знаете, мистер Морис, мне кажется, здесь все-таки какая-то ошибка, - сказала она.
  - Это исключено, - учитель снова улыбнулся. - Посмотрите внимательно все документы. Восемь лет назад ваш супруг Александр аль"Матор оформил в нашей школе боевых искусств заявку на обучение сына фехтованию на шпагах и мечах а так же владению метательными ножами и кинжалами. Обучение должно начаться с сегодняшнего дня.
  Он достал из портфеля еще какую-то бумагу и протянул матери со словами:
  - Это квитанция об оплате за десять лет обучения с индивидуальным мастером боевых искусств. Скажите, могу я пообщаться с самим заказчиком. Я имею ввиду мистера Александра.
  Мать всхлипнула, перебирая документы, но никак не могла сосредоточиться.
  - К сожалению это невозможно, - сказала она. - Он погиб.
  - Простите, тогда у меня к вам еще одно поручение, - он снова открыл портфель и достал оттуда пожелтевший конверт. - Вот, он просил передать, если к моменту начала обучения его не будет с вами. Еще раз простите.
  Он положил конверт на столик возле дивана и пошел к выходу. В двери он обернулся и сказал:
  - Я приду завтра, мой мальчик. И мы начнем обучение, как хотел твой отец.
  Мне казалось, что мать не позволит мне заниматься фехтованием. Сам же я сгорал от нетерпения. Несмотря на возраст, воспоминания об отце не стерлись в моей голове, и все, что связано с ним, я воспринимал с удвоенным интересом. Не удивительно, что желание отца обучить меня владению мечом пришлось мне по душе, хоть и казалось до невозможности странным. Я очень переживал, что мать откажется, но я ошибся. Затаив дыхание, я смотрел, как она дрожащими руками открывает конверт, разворачивает такой же пожелтевший листок, исписанный корявым отцовским почерком, перечитывает несколько раз. Что было в письме, я так и не узнал, однако то, что его содержимое повлияло на решение матери, я не сомневаюсь.
  Учитель, как и обещал, пришел на следующее утро. Первый год мы занимались по три раза в неделю в нашем саду возле дома. Потом с каждым годом все чаще и чаще.
  Мать умерла когда мне еще не исполнилось и шестнадцати лет. Учитель стал для меня и отцом и матерью.
  Я поступил в Академию Звездоплавания, учеба отнимала большую часть моего времени и уроки фехтования пришлось урезать. Однако длилось это не долго. Последние два года обучения учитель не давал мне никакого продыха. А в конце обучения, ровно через десять лет после начала, вывел меня на испытания. В свой день рождения, целые сутки, я выполнял задания. Двадцать два Мастера боевых искусств испытывали меня. В конце концов я получил звание Хозяин Клинка.
  Знаешь, я не поверил, когда мне сообщили об этом. Я хорошо изучил звания, которые могут присвоить. И, как мне сказали, что звание Хозяин Клинка еще никто ни разу не получал. Хранитель Клинка, Владелец Клинка, такие звания получали до меня. Чего ты так смотришь, Кир?
  - Ты получил звание Хозяин Клинка? - голос Кира выдавал его волнение и удивление.
  - Да, у нас там такие звания принято присваивать в зависимости от мастерства владения оружием. Смешно звучит, правда? - начал объяснять Ант, но товарищ перебил его.
  - У нас такие же звания, и я прекрасно понимаю о чем ты говоришь.
  - Такие же? - теперь пришла очередь Анта удивляться. Он то знал, что эти звания общеприняты во всей известной обитаемой вселенной, но вот чтоб и на Алдане, который до сих пор считается необитаемым, предположить такое было трудно.
  Ант откинулся назад и уставился в деревянный потолок сеновала. Ему было о чем подумать.
  
  
  Этла.
  
  Громкий крик петуха возвестил друзьям о наступлении утра.
  Зябко поежившись, выбрались из сена, вышли на улицу. Там еще не рассвело, хотя солнце должно было уже подняться над горизонтом, но темные, клубящиеся в небе тучи, закрывали его.
  - Когда же кончится этот дождь? - пробормотал Кир.
  Стараясь не беспокоить хозяев, позавтракав прямо у двери сеновала хлебом и сыром, оставленным с ужина, друзья отправились в путь.
  Едва оказавшись на дороге, Кир сбросил свой плащ и протянул другу.
  - Зачем? - спросил Ант.
  - Одежда твоя внимание привлекает. Не наш покрой, хе-хе. Я видел, как хозяева дома на тебя вчера смотрели, переглядывались. В городе окажемся, нормальную одежду тебе купим. А пока завернись в плащ.
  Ант послушно накинул плащ на плечи, запахнул. Стало теплее.
  Дорога, по которой месили грязь друзья, прыгая через лужи, заворачивала на юго-восток и через какое-то время соединилась с другой, идущей с севера на юг, либо наоборот. Кир свернул на север.
  - Скоро будем в городе, - довольно сообщил Кир. - Войдем через южные ворота.
  - И что потом? - поинтересовался Ант.
  - Потом? - Кир весело засмеялся. - У меня есть немного денег. Снимем комнату в гостинице, поживем пару дней, пока не закончится этот жуткий дождь.
  - Гостиницу? Я думал ты живешь где-то в городе, - Ант взглянул на друга, заметил его смущение и добавил: - Наверное неправильно тебя понял.
  - Да, - пробормотал Кир. - Так и есть.
  - Ладно, а что потом, когда дождь закончиться?
  - А потом, - снова весело ответил Кир, - а потом что-нибудь придумаем.
  Величественные стены Этлы показались вдали. Огромные даже с такого расстояния башни возвышались над белыми каменными стенами, увенчанными фигурными зубцами.
  Настоящее средневековье, подумал Ант, рассматривая приближающийся город.
  - Вот и Этла. Скоро будем на месте, - еще раз сказал Кир.
  Парни ускорили шаг. Дождь тоже полил веселей.
  Створки тяжелых деревянных ворот, обитых железом, оказались распахнутыми. Ширина стен впечатляла - не менее пятнадцати метров. За первыми воротами оказались еще одни, не менее мощные, а за ними еще и кованная решетка. Не менее десятка кузнецов должны были трудиться над ее изготовлением не меньше месяца, подумалось Анту. Поднята она была лишь на половину, так чтобы конный всадник мог проехать не спешиваясь.
  Последние несколько миль до города друзья проделали на запряженной в лошадку повозке. Фермер из южной деревни подвез их до самых ворот. Парни спрыгнули на булыжную мостовую, как только проехали под мрачным сводом. Поблагодарили фермера.
  - Дальше пешком, - сказал Кир и зашагал по улице. Он шел очень уверенно, часто срезая углы через дворы или узкие проходы между домами. То, что Кир хорошо знает город, сомнений не вызывало.
  Петляя за другом, Ант с любопытством рассматривал незнакомый город. Он чем-то напоминал старинные улочки, до сих пор сохранившиеся во многих городах Европы.
  - Почти пришли, - сообщил Кир, остановившись.
  Не ожидавший такого Ант, налетел на товарища, едва не сбив того с ног.
  - Осторожно-осторожно, - засмеялся Кир.
  - Засмотрелся, - признался Ант.
  Они вышли на большую круглой формы площадь. Фасады домов, окружавших ее смотрелись гораздо красивее остальных, виденных Антом на пути к площади.
  - Это центральная площадь, - прокомментировал Кир, как местный житель.
  По красочным вывескам можно легкл определить, что на площади находятся в основном гостиницы, харчевни, небольшие магазинчики и лавки.
  Друзья пересекли площадь, где сновало нимало народа по своим каким-то делам, вышли на другую улицу. Не пройдя и квартала, Кир остановился перед большим двухэтажным домом с немного нависающей черепичной крышей. Вывеска над добротной деревянной дверью сообщала, что это гостиница "Королевский стрелок".
  - Остановимся здесь, - сказал Кир. - Пошли.
  
  - Послушай, дружище, - Ант перевернулся в своей кровати на другой бок. - Мы уже вторую неделю живем в гостинице и ничем не занимаемся. Ты говорил, денег не много, значит они вот-вот закончатся. Кроме того я не могу сидеть все время на твоей шее и жить за твой счет. Ты каждый день куда-то уходишь, а мне велишь пока оставаться в гостинице. Так не может продолжаться. Я должен искать работу, как-то устраивать свою жизнь. Как это ни прискорбно, но я отдаю себе отчет, что я очутился здесь на Алдане и мне никогда не суждено выбраться отсюда. Никогда я не смогу попасть к себе домой. Всю свою оставшуюся жизнь мне придется провести здесь, хочу я этого или нет. Так что мне придется подстраиваться под условия. Понимаешь?
  Кир потянулся, встал со своей кровати и подошел к окну. Их комнатка располагалась на втором этаже гостиницы и единственным окном выходила на улицу. За окном уже рассвело, сквозь тучи пробивалось солнце, подсушивая булыжник мостовой - ночью опять шел дождь.
  - Я пытаюсь найти работу, - сказал Кир, оглядывая небогатую обстановку комнаты - две кровати, небольшой покосившийся стол и стул возле стола. - Пока ничего не нашел. Сегодня пойдем вместе на пристань. Там базарная площадь. Может удастся подзаработать грузчиком. А если повезет, то и постоянную работу найдем. Деньги и вправду уже заканчиваются, так что собирайся.
  Через десять минут друзья уже были на улице. Пройдя несколько кварталов, они добрались до базарной площади, заполненной народом, несмотря на снова начавший моросить дождь. Многочисленные продавцы громко нахваливали разложенный на лотках товар, зазывали покупателей. Те же, в свою очередь, придирчиво товар рассматривали, торговались, сбивая цену.
  - Пойдем сразу на пристань, - прокричал Кир прямо на ухо товарищу, когда они лавировали в толпе меж лотков, и этот крик казался шепотом среди царившего вокруг шума и гама. - Там может удастся наняться на разгрузку.
  Ант согласно кивнул, следуя за товарищем.
  Громкий трубный звук, раздавшийся где-то с середины площади, привлек внимание толпы. Кир потянул Анта за рукав и стал пробиваться в том направлении. В центре площади Ант увидел сбитый из досок невысокий настил. На нем стоял человек в синем мундире и такого же цвета штанах. Высокие кожаные сапоги доходили ему почти до колен. Рядом с настилом четыре всадника в похожих, но только зеленого цвета мундирах.
  - Это королевский глашатай, - шепотом объяснил Кир. - А то - королевские гвардейцы.
  А глашатай тем временем развернул бумажный свиток и громким голосом, чтоб его было слышно и в задних рядах, зачитал:
  - Жители славного города Этла, слушайте королевский указ, - глашатай сделал паузу, внимательным взглядом окинул толпу, подозвал одного из конных гвардейцев и что-то долго шептал тому на ухо. Кивнув, тот спешился и вклинился в толпу, где и затерялся. - Слушайте королевский указ, - повторил глашатай громовым голосом. - Два дня назад, третьего дня месяца Сабах сего 934 года по Кееринскому календарю армия Квитании перешла границу и заняла значительную часть северо-восточного округа королевства Делия, продвинувшись глубоко на восток и на юг, почти до побережья. - Толпа взволнованно зашумела. - Нашей армии с большим трудом удалось сдержать продвижение врага. Необходимо срочное подкрепление. Сим указом объявляется набор добровольцев. В армию могут вступить все желающие мужчины в возрасте от двадцати до пятидесяти пяти лет на время военных действий. Все, прошедшие медицинский отбор и признанные годными к прохождению военной службы будут обеспечены обмундированием, питанием и оружием, а также получать жалование пять золотых в месяц. - Многие в толпе даже присвистнули, услышав такую астрономическую сумму, а глашатай продолжал читать, - отбор и запись добровольцев начнется в полдень у ворот Южных казарм...
  Слушать окончание указа остались в основном женщины. Большая же часть мужчин, узнав место отбора, тут же направились туда. Пять золотых на дороге не валяются.
  - Вот и работка подвернулась, - потер ладони Кир. - Пошли скорее, а то потом не протолкнешься.
  Не успели они сделать и десяти шагов, как прямо перед ними возник давешний гвардеец, скрывшийся в толпе.
  - Вот дьявол, - вырвалось у Кира.
  Он остановился, сжав кулака, а гвардеец дружелюбно улыбаясь и отвесив глубокий поклон, сказал:
  - Ваше высочество, принц Кир, какая удача, что вы нашлись. Батюшка ваш милостью неба король Делии Альсин II совсем испереживался и желает видеть вас во дворце. Сами понимаете, война. Лошади для вас и вашего друга ожидают вон там, - он указал рукой в сторону помоста, еще раз поклонился.
  - Пошли, - прошипел Кир.
  - Что происходит? Кир? Что это значит?
  - Потом, все объясню потом.
  
  
  В сопровождении двоих гвардейцев парни ехали верхом по узким мощеным улочкам. Подковы звонко цокали, распугивая и без того возбужденных и нервных людей, на первый взгляд беспорядочно носящихся по улицам.
  Дорога от гавани тянулась вдоль берега залива. Высокие стены и башни королевского замка, расположенного на острове посредине бухты, виднелись сквозь туман. Дождь прекратился, но вряд ли на долго.
  - Как вы нас нашли, капитан? - обратился Кир к одному из гвардейцев. По каким признакам тот определил звание, Ант не понял.
  - Ваше высочество, вас узнали еще у ворот. Не успели вы сойти с повозки, как за вами уже установили наблюдение. Мои люди проводили вас до "Королевского стрелка" и не спускали с вас глаз до сегодняшнего дня. Я взял на себя смелость сразу не сообщать его величеству о том, что вы уже в городе, - капитан выжидательно посмотрел на принца.
  - Спасибо, Ланц, - ответил тот и, немного помолчав, добавил, - скажем отцу, что случайно столкнулись на площади.
  Гвардеец склонил голову.
  - Как будет угодно, принц.
  Ант хранил молчание. Принц, думал он. Надо ж было так вляпаться.
  
  
  В королевском дворце.
  
  По узкому обрывистому перешейку отряд переправился на другую сторону залива. По обе стороны дорогу окружали большие дома местной знати. Ант с любопытством разглядывал вычурные фасады, теряющиеся в зелени пышных садов.
  У ворот одного из домов капитан, ехавший впереди, остановился и что-то крикнул. Слов Ант не разобрал, и понял, что товарищ был прав, предлагая получше освоить язык. Из караулки появился заспанный гвардеец в зеленом мундире. Увидев капитана, он встрепенулся, отдал честь и проворно отворил ворота.
  Усыпанная мелким щебнем дорога вела через ухоженный сад вниз, к берегу, к самой воде. Они остановились перед небольшим причалом. Лодка с шестью гребцами уже стояла наготове...
  
  Развалившись на большой и мягкой кровати, Ант размышлял. Остатки дневного света еще проникали в комнату через два больших окна. Поднявшись, парень распахнул створки одного из них. Прохлада и свежесть наступающего вечера ворвалась в комнату.
  Когда друзья в сопровождении капитана гвардейцев оказались во дворце, из сразу же повели в кабинет правителя. Король, выше среднего роста мужчина, коренастый, крепкий на вид, стоял возле стола, опершись одной рукой на спинку высокого кресла. Черные волосы с проседью аккуратно уложены, темная борода и усы коротко подстрижены.
  Мраморный пол кабинета сверкал чистотой. Свет заливал помещение через три высоких окна. Под потолком люстра с неимоверным количеством свечей, но пока вполне хватало и дневного света.
  Не зная придворного этикета, Ант смутился, неуклюже склонил голову, вызвав улыбку на лице друга.
  Вместо приветствия король строго взглянул на сына и спросил:
  - Это кто таков?
  Кир рассказал им самим же придуманную историю. Он переживал, что Ант совершенно ничего не знает о жизни на Алдане, потому и придумал нехитрую сказку.
  - Всем рассказывай только это, - говорил он, - тогда не возникнет особых проблем.
  Отцу он тоже поведал эту придуманную историю. Мол Ант, житель небольшого островка в Южном океане. На маленьком корабле с небольшой командой смельчаков он отправился на поиски новых земель. Корабль попал в бурю и затонул. Спастись удалось лишь Анту, которого выбросило на берег, где он и пришел в себя. В лесу у начала Змеиного Залива они и повстречались.
  Понять, поверил ли в этот бред король, по выражению лица не удалось. Все время, пока Кир рассказывал, Ант стоял молча потупившись в пол...
  Стук в дверь отвлек Анта от этих мыслей. Молоденькая симпатичная девушка в темном строгом платье с белым передником предупредила, что можно спускаться к ужину. Парень быстро привел себя в порядок и спустился вниз. Через несколько минут блужданий по нижнему этажу дворца он все же попал в нужное место. В центре большого зала увидел стол, за которым поместилось бы человек пятьдесят, а то и больше.
  Вскоре появился и его друг, одетый в яркие, поистине королевские одежды.
  - Привет, - весело воскликнул принц. - А ты почему не переоделся? Тебе должны были принести новую одежду.
  - Принесли, - подтвердил Ант, - но я гораздо лучше чувствую себя в этой, что мы купили в лавке в первый же день, как прибыли в город. И она мне больше к лицу. Не так ли, ваше высочество?
  - Перестань, - насупился принц. - Мы ведь друзья.
  - Друзья обычно говорят правду. Я о себе рассказал. А ты что же?
  - А что я? Что я? Все просто. Ко мне в друзья набиваются все кому не лень, но среди них нет настоящих, которым было бы все равно, принц я или нищий. И вот случилось чудо - я встретил такого человека. А теперь ты обижаешься, что я не сказал тебе правду.
  - Это нормально, - возразил Ант, - говорить правду.
  - Хорошо, согласен, - не стал спорить принц. - Тогда и ты ответь мне на один вопрос честно. Обещаешь?
  - Конечно, - согласился Ант.
  - Если б я сразу признался, что я принц, могла бы у нас возникнуть такая дружба, как сейчас?
  Ант молча прошелся по залу, остановился у окна. Простой вопрос, на который так непросто дать однозначный ответ поставил его в тупик.
  - Молчишь? Ну, молчи, - сказал Кир. - Тогда я сам за тебя отвечу. И этот ответ - нет. И в первую очередь потому, что я сам бы не верил в искренность твоей дружбы. Уж прости, издержки происхождения. А сейчас я точно знаю, что у меня есть друг, которому я могу доверять.
  - Спасибо, - чуть слышно сказал Ант.
  
  После обильного и вкусного ужина было так приятно посидеть в полутемной библиотеке королевского дворца, наслаждаться пыльным запахом настоящих, а не электронных книг.
  Дождь на улице прекратился и свежий ветерок разогнал тучи. В небе ярко сверкали далекие звезды. Где-то там и близкая его сердцу Земля. Ант сидел перед распахнутым окном в удобном мягком кресле и смотрел в небо. Позади, за большим овальным столом сидел Кир и при мигающем свете свечи читал какую-то книгу.
  - Знаешь, как скучно жить во дворце, - неожиданно сказал Кир, оторвавшись от чтения. Ант обернулся к нему. - Я не первый раз бегу из дома. Все уже привыкли, но отец все равно ругается. В четырнадцать лет я впервые сбежал и отправился на Тихое озеро. Меня догнали еще по дороге на Сивас. Я тогда страшно разозлился на гвардейцев, задержавших меня и обещал им всяческие кары, если они не отпустят меня. Сейчас становиться смешно, когда это вспоминаю. И знаю, что я везунчик. Если б меня не догнали, неизвестно, был бы я сейчас жив.
  Увидев вопрос в глазах товарища, он пояснил:
  - Тихое озеро - очень загадочное место. С севера и востока к нему подступают горы. С других сторон окружает Приозерный лес. Он же укрывает и склоны гор. Говорят, что в тех горах, а может и в самом озере укрыты неимоверные сокровища, но они заговорены, - Кир заметил улыбку на лице друга. - Не смейся. Многие отправлялись на поиски, но никто еще не вернулся. И это уж точно не сказка.
  - Может отправимся туда? - Анту сложно было воспринимать всерьез все эти средневековые забобоны. - На поиски сокровищ!
  
  - К сожалению, сейчас не время, - Кир принял предложение товарища за чистую монету. - В королевстве очень сложная ситуация. Войны никто не ожидал. С соседями у нас были нормальные ровные отношения. Поэтому и армия не велика. Ты ж сам видел, набираем кого попало за плату, а из этих простолюдинов еще те воины. Так что пока я не смогу оставить отца и снова отправиться в бега по старой доброй традиции. Ему может понадобиться помощь. Да, если б я и захотел, на Тихое озеро сейчас не попасть. Оно на территории нашего врага.
  - Прости, я так... пошутил.
  - Ладно, - Кир поднялся, отложил книгу. - Пойду спать. Завтра вставать рано. Свою комнату найдешь?
  - Найду, - кивнул Ант. - А почему вставать рано?
  - Поеду в Северные казармы. Там новобранцев уже набралось достаточно. Буду обучать их бою.
  Ант вскочил с кресла.
  - Почему ты не берешь меня? Я ведь тоже могу кое-чему научить.
  - Хоть ты мой друг, ты еще и мой гость, так что не обязан помогать решать наши проблемы.
  - А ты хочешь, чтоб я тут во дворце со скуки с ума сошел?
  Кир от души рассмеялся над словами друга.
  - Что такое? - слегка насупившись буркнул тот.
  - Ладно, сразу после рассвета будь готов. Я за тобой зайду.
  И друзья разошлись по своим комнатам.
  
  Ранним утром следующего дня та же лодка, что и вчера, а может очень на нее похожая, с такими же шестью гребцами и двумя сопровождающими гвардейцами, отошла от причала королевского острова и направилась вдоль берега залива.
  Впереди путь преграждала крепостная стена, растущая прямо из воды и соединяющая остров с северным берегом залива. Чуть позже Ант заметил высокую арку в этой стене, перекрытую массивной кованой решеткой, не хуже, чем он видел в воротах города. Она уходила вводу, пресекая любую возможность проплыть под аркой. При приближении лодки заскрипели какие-то механизмы и решетка медленно стала подниматься, освобождая дорогу.
  Через несколько минут лодка проплыла под сводом крепостной стены и нависающими пиками решетки. От взгляда на них Ант поежился - неприятное ощущение. Как только лодка оказалась с другой стороны, решетка начала опускаться.
  Здесь берега залива сходились оставляя лишь узкую полосу воды. По обеим берегам Ант увидел причалы. И у северного и у южного причала на волнах слегка покачивались трехмачтовые корабли. Похожие Ант видел в старых книгах на картинках и в кинофильмах.
  - Это наши военные корабли, - гордо сообщил принц. - Пока только два, но ничего, построим еще.
  Лодка подошла к причалу на северном берегу. Кир тут же выпрыгнул на дощатый настил и, не ожидая товарища, зашагал в сторону длинного барака. Это и есть казармы, понял Ант и поспешил следом.
  
  Высокий худой старик с длинной седой бородой, в забрызганном грязью плаще, склонился в поклоне.
  Через другую дверь в комнату вошел человек в фигуре которого чувствовалась ни малая сила, а во взгляде - ум. Длинный красный плащ, подбитый белым мехом спадал с плеч и тянулся по полу. На голове - корона. Король Альсин II приблизился к старику.
  - Приветствую тебя, Ольтарий, - сказал король. Старик разогнул спину, встретил взгляд короля. - Что заставило тебя пуститься в дальнюю дорогу, и что привело в наши края?
  Король сбросил плащ, снял корону, передал пажу.
  - Оставим церемонии, не люблю это - сказал Альсин. - Пойдем.
  Они прошли в кабинет короля, где уселись в удобные кресла. Несмотря на королевское разрешение, старик все же чувствовал себя не в своей тарелке.
  - Что-то случилось? - вновь первым заговорил король.
  Старик замялся немного, а потом ответил одним лишь словом:
  - Cutterkite.
  Альсин резко встал, нахмурился. Старик последовал его примеру - не гоже рассиживаться, коль король стоит.
  - Уверен? - спросил король.
  - Да, мы уверены, - старик сделал ударение на слове мы, дав понять, что говорит не только от своего имени.
  - Они соединились. Братья теперь вместе, - добавил он.
  Король сделал несколько шагов взад вперед.
  - Как такое возможно? Ведь это просто легенда.
  - Именно, что легенда, - повторил старик, разведя руки в стороны.
  - И кто же он? Где его искать?
  Старик снова помолчал.
  - Он явился с неба, - наконец произнес старик, - как и сказано в легенде. То, на чем он прибыл, лежит на Зубе Дракона. Это нужно убрать и сделать так, чтоб об этом никто не мог рассказать. И только ты можешь в этом помочь, Альсин. Это твоя территория.
  Король молчал довольно долго, теребил правой рукой бороду и прохаживался по кабинету.
  - Мне это не по душе, - сказал он наконец.
  - Ты король, или... - будь на месте Ольтария кто другой, уже за эти слова загремел бы в темницу. - Это необходимо.
  - Сколько людей тебе нужно? - сдался Альсин.
  
  Путешествие на юг.
  
  - Привет, дружище, чем занят? - Кир нашел приятеля в библиотеке.
  - Да вот, - Ант показал принцу книгу в коричневом переплете, которую держал в руках. - Пытаюсь читать. Говорю я уже сносно, а вот с чтением пока туговато.
  - Это правильно, молодец, - похвалил принц. - Кстати, полковника королевской гвардии, помнишь, того с рыжими, как у таракана, усами, он еще в казармах главный?
  - Помню, конечно.
  - Так вот, он доложил королю о твоем мастерстве и батюшка попросил узнать, не согласишься ли ты хотя бы временно занять кое-какую должность. С хорошим жалованьем, кстати.
  - Какую должность? Это шутка такая?
  - Твое мастерство не должно пропадать даром. Так как?
  Ант захлопнул книгу.
  - Хорошо, а что нужно делать?
  - Молодец, что согласился, - обрадовался принц. - Значит я тебя могу первым поздравить.
  Кир отошел к окну и сделал многозначительную паузу.
  - Та-там, - пропел Ант, - говори уже.
  - Хорошо, считай, что тебя назначили старшим инструктором по всем казармам Этлы. Чего усмехаешься?
  - Старший инструктор. Я? С чего бы?
  Кир уселся в кресло.
  - Я же объяснил, твое мастерство поразило полковника. Он в тот же день помчался к моему отцу и вот. Если согласен, будешь обучать меня и других инструкторов, а мы уже остальных офицеров. Так что передать его величеству?
  - Хм, подозреваю, что отказывать его величеству не прилично. Верно?
  - В общем-то, да, - кивнул принц.
  - Тогда я согласен.
  - Я и не сомневался.
  - Неужели я так предсказуем? - спросил Ант.
  - Брось, - отмахнулся Кир. - И еще, завтра меня не жди. Отец отправляет меня с Ольтарием. Помнишь того странного старика? Он колдун, точно тебе говорю.
  - Кир, не смеши. Значит я завтра иду в казармы один?
  - Да, думаю, не заблудишься, не один раз ходили. Тем более, тебя отвезут. Все как обычно. А я к тому времени уже буду в пути. Отец сказал выступать ночью.
  - Куда? Или это секрет?
  - Честно говоря, сам пока не знаю. Что-то они темнят. Да ладно, разберусь.
  Махнув на прощание другу рукой, Кир вышел из библиотеки.
  - Старший инструктор, - пробормотал Ант, открыл книгу и вновь погрузился в чтение.
  
  Кир вышел во двор в назначенный час. В черном небе мерцали звезды. Ольтарий вместе со знакомым принцу капитаном гвардейцев поджидали его под высокой пальмой и о чем то переговаривались в пол голоса. Чуть в стороне с ноги на ногу перетаптывался молоденький лейтенант.
  Как только принц приблизился, Ольтарий сказал:
  - Все в сборе. Пора.
  И зашагал к причалу, где все четверо погрузились в ожидавшую их лодку. Гребцы налегли на весла, и лодка направилась к пристани южных казарм. Там Ольтарий по сходням поднялся на корабль, жестом пригласив остальных следовать за ним.
  Как только все поднялись на борт, матросы убрали сходню и отдали швартовы. Ант с интересом смотрел как две лодки с гребцами буксируют их корабль. Они прошли под двумя арками крепостных стен и оказались за пределами города.
  - Поднять паруса, - раздалась громкая команда и матросы, каким-то образом уже очутившиеся на мачтах, развернули полотнища парусов. Они захлопали, разворачиваясь, наполнились ветром и корабль, поскрипывая корпусом, стал медленно отдаляться от стен Этлы по узкому Змеиному заливу.
  Заморосил мелкий дождь.
  К рассвету "Неустрашимый" - так звался корабль - вышел из Змеиного залива в Делийский и взял курс на юг вдоль побережья полуострова.
  Ольтарий сразу же, как поднялся на борт, скрылся в каюте капитана судна. К ним присоединился и капитан из королевской гвардии. Кир стоял у борта и смотрел в даль, раздумывая о том, куда его отправил отец и почему все так таинственно. Ему никто ничего до сих пор не объяснил. На судне много солдат, но для военного похода их недостаточно. Что же тогда?
   Молоденький лейтенант, с которым они прибыли на корабль из дворца, стоял у противоположного борта, пару раз порывался подойти к принцу, но неуверенность останавливала его. Тогда Кир решил подойти сам.
  - Как дела, лейтенант? - спросил принц. - Чего такой кислый?
  - Прошу простить, ваше высочество, просто... неопределенность гнетет.
  - О-о, так ты тоже не в курсе, куда мы направляемся и зачем?
  - Никак нет, - признался лейтенант.
  Кир прошелся вдоль борта и заглянул в открытый трюм и отпрянул. Там находилось не менее сотни человек со скованными цепями руками и ногами.
  Он прислушался и по говору понял, что это квитанцы. Наверное пленные солдаты. Интересно, куда же их везут? И теперь понятно, почему много солдат на борту - для охраны пленников.
  Ольтарий вышел из каюты капитана на палубу, огляделся. Заметил Кира возле трюма, подошел ближе.
  - Куда мы их везем? - спросил принц, глядя старику прямо в глаза.
  - Они нужны для работы, - ответил тот не отводя глаз.
  - Для какой?
  Старик подошел к борту, посмотрел на воду, потом на принца.
  - Сам еще не уверен.
  Вот тебе и раз.
  К вечеру "Неустрашимый" обогнул круглый мыс, который и носил такое же название, и направился к берегу. Капитан нашел удобную безопасную бухту, где и стал на якорь. Невысокие берега темнели в подступающих сумерках зарослями кустарников. Команда спустила на воду шлюпку. В нее погрузились солдаты во главе с лейтенантом и отправились на разведку. Еще до наступления темноты они вернулись с хорошими новостями - берег подходит для высадки.
  - Отлично, - сказал Ольтарий, - всем отдыхать. До рассвета. И чтоб я никого на палубе не видел - дарны уже вышли на охоту, - и он указал пальцем в небо.
  В вышине парили несколько крылатых бестий.
  
  Утром всех пленных и солдат охраны перевезли на берег. Кир с Ольтарием сели в первую же шлюпку.
  - Зачем мы сюда прибыли? - снова попытался узнать причину путешествия принц.
  Старик молча всматривался в кустарник на берегу, затем ответил:
  - Всему свое время, ваше высочество. Я попрошу вас проследить за выгрузкой пленных и организовать вместе с капитаном надлежащую охрану. Я же вас ненадолго покину. Ожидайте меня га берегу.
  И несмотря на возраст он проворно соскочил со шлюпки в воду, когда они достаточно приблизились, взметая брызги выбрался на берег и вскоре заросли кустарника поглотили его.
  Мили через две заросли стали редеть, а там и вовсе уступили место голой степи. Сухая выжженная солнцем трава на красновато-бурой почве потрескивала под ногами. Старик выбрал подходящее место по одному ему видимым признакам, встал на колени. Его руки взметнулись вверх, ладонями к солнцу. Глаза закатились.
  Прошло не менее четверти часа, как на лице старика появилась улыбка. Он поднялся на ноги, отряхнул одежду. Что ж, можно возвращаться. Теперь он точно знает куда вести отряд. На берегу он появился так неожиданно, что даже расставленные по периметру часовые не успели среагировать. Из его уст тут же полетели приказы и люди на желтой полосе песка засуетились, забегали, как муравьи возле муравейника. И уже через несколько мгновений они продирались сквозь кустарник, ведомые высоким худым стариком.
  Отряд гвардейцев из двадцати человек был оставлен на берегу. Конвоировать пленных Ольтарий отобрал две дюжины простых солдат, похожих на новобранцев под командованием капитана и пары гвардейцев. Принц обратил внимание на эти странности, но старик как будто не видел его вопрошающего взгляда, отворачивался, бормоча что-то невнятное.
  Заросли закончились. Клубы пыли поднимались над отрядом от шаркающих, закованных в цепи ног пленников. Казалось, что здесь никогда не бывает дождей, а испещренная трещинами земля выглядела безжизненной.
  Отряд двигался медленно и тяжело. Люди задыхались от жары и пыли. Пленные начали требовать воды.
  - Вода на привале, - выкрикнул капитан и догнал Ольтария возглавляющего колонну.
  - Им нужно отдохнуть, - сказал он старику.
  - Для привала слишком рано. Если не хотят быть сожранными ночью в поле, пусть шевелятся.
  Шум и крики в середине колонны привлекли внимание принца. Там двое пленников обрушили на конвоирующих их солдат груду проклятий, обзывая их предателями. Арбалетные стрелы, выпущенные конвойными оборвали эти крики. Кир поежился.
  - Так будет с каждым, кто посмеет бунтовать, - выкрикнул сержант конвойных на квитанском наречии, потрясая заряженным арбалетом.
  Пленники поутихли. Никто не хотел оставаться на вечно в голой степи на растерзание стервятников, следующих за колонной среди облаков.
  Кир догнал Ольтария.
  - Конвойные тоже квитанцы, ваше высочество. Они перешли на службу к вашему батюшке. Это их проверка на верность.
  Хорошая проверка. Кроме него - принца, капитана и двух гвардейцев все остальные квитанцы. Старика в счет можно не брать. Если квитанцы взбунтуются и конвойные их поддержат, то нам несдобровать. Кир сказал это старику.
  - Я все понимаю, мальчик мой. И батюшка ваш понимает. Только выхода другого нет, разве что своих же на смерть гнать.
  - Что вы такое говорите? - отшатнулся принц.
  - Остынь, - немного грубо оборвал его Ольтарий. - Так нужно. Сам потом поймешь.
  К вечеру отряд вошел в небольшую рощу. Ольтарий распорядился разбить лагерь для ночевки и соорудить изгородь из веток, что и было выполнено. Уставшие люди повалились на землю.
  Два последующих дня отряд выступал с рассветом, двигался в одном Ольтарию известном направлении. На ночь останавливались в рощах, тут и там разбросанных по степи. Цель похода так и не прояснилась, как Кир не пытался выведать, Ольтарий отвечал общими фразами, из которых ничего нельзя было понять.
  На третий день старик распорядился остановиться на привал сразу после полудня. В этот раз рощица попалась совсем небольшая и редкая.
  - Сегодня отдыхаем, - скомандовал старик, - а завтра нас ждет работа.
  Вечером принц заметил, что один из гвардейцев отсутствует. Он спросил у капитана. Тот лишь раздраженно пожал плечами и сказал:
  - Ольтарий отправил его с каким-то поручением на корабль. Знаете, ваше высочество, не нравиться мне эта таинственность. Я человек прямой, а здесь... ничего не понимаю.
  - Я тоже, - признался принц и ушел в свою походную палатку.
  Еще не начало светать, как принца разбудили. Скоро выступаем.
  Пленников к тому времени уже построили в колонну, по сторонам конвоиры. Ольтарий с капитаном во главе. Кир подбежал к ним.
  - Что случилось? Почему так рано? Выйдем из рощи, дарны могут атаковать.
  - Все в порядке, принц, не переживайте так, - ответил старик. - Как раз вовремя выходим.
  С этими словами он зашагал вперед. Колонна, подгоняемая окриками конвоиров, потянулась следом. Деревья и кустарники расступились перед путниками и впереди простерлась степь покрытая выгоревшей пожухлой травой. Справа, на востоке, поднялось и начало разрастаться розово-малиновое зарево - это восходит солнце. Рассвет.
  Через несколько миль впереди что-то появилось. Какая-то темная груда. Не то большой камень, не то скала, выросшая посреди степи. Именно туда и вел Ольтарий. Вскоре Кир смог рассмотреть, что это вовсе и не камень, а конструкция из металла, врезавшаяся в землю, как будто с неба свалилась. Вокруг валялись обломки. Шагах в ста валялось что-то еще, уже не такое большое, и принц направился туда.
  Металлическая коробка со стеклом. Внутри кресло, а спереди панель с разноцветными кнопками. Вот, значит, как. Принц сразу понял, что это место, где приземлился его друг. Но как Ольтарий мог знать об этом? И с какой целью он привел их сюда?
  Старик тем временем вовсю раздавал указания. Пленники засуетились, работа закипела. Обломки конструкции собирали и волокли на восток. Под надзором охраны, пленники растянулись в длинную цепь. Старик тоже направился на восток и Кир побежал следом. Догнал.
  - Что это? - спросил он. - Может хватит таинственности?
  - Пойдем, пойдем, - ответил тот и продолжил путь молча.
  Еще миль десять и они оказались на берегу. Крутой обрыв уходил вертикально вниз. Глубоко внизу океанские волны разбивались о гранитные скалы побережья, взметая на много метров вверх белоснежные брызги.
  - То, что ты видел там, должно быть уничтожено. Никто не должен видеть то, что видели мы.
  Первая группа пленников приблизилась к обрыву. Они волокли одно из отвалившихся крыльев космического истребителя, даже не подозревая об этом. Они смотрели на удивительную конструкцию едва ли не со страхом. Остановившись на краю пропасти, пленники сбросили с плеч веревки, которыми тянули крыло, попадали на землю от усталости.
  Дав им немного передохнуть, Ольтарий отдал приказ. Пленные квитанцы подтащили крыло к самому обрыву и через мгновенье оно отправилось в свой последний полет. Один из пленников охнул и упал наземь. Его нога попала в петлю веревки и та потянула его к краю пропасти. Цепляясь ногтями за землю, он орал от ужаса, но тяжелое крыло не оставило шанса, увлекло человека за собой. Пучина океана поглотила человека вместе с частью космического корабля.
  Для уничтожения всех обнаруженных обломков понадобилось значительно больше времени, чем предполагал Ольтарий. Разбросанные на большое расстояние куски и кусочки тщательно собирались и переносились к обрыву, где и находили последний приют. Два дня заняла эта работа. На ночь весь отряд возвращался в рощу.
  На третий день осталась лишь спасательная капсула, в которой катапультировался Ант. Рабочие тянули и толкали тяжелую коробку с немалым трудом. Старик Ольтарий непрерывно прикрикивал на них и подгонял до тех пор, пока она не сорвалась вниз. На этот раз рабочие успели разбежаться и капсула никого за собой не увлекла.
  - А теперь возвращаемся к лагерю, - сказал старик. - Мы проделали грандиозную работу, поэтому заслужили отдых и выпивку.
  Пленники радостно загудели и едва ни в припрыжку направились к роще. А там уже вовсю шли приготовления. Часть конвойных солдат утром отправилась по распоряжению Ольтария на охоту и им удалось добыть десяток диких кролей и неизвестно как сумевшего выживать в этой местности барана. Два бочонка с вином стояли откупоренные.
  - Что происходит? - Кир подошел к старику с недоумением рассматривая все эти неуместные приготовления.
  - Ваше высочество, - совсем тихо ответил старик. - Я изначально противился, чтоб вы сопровождали меня, но ваш батюшка настоял. Он считает, что вы, как его прямой наследник и будущий правитель королевства уже достаточно повзрослели, чтобы понять важность того, что мы здесь делаем и научиться принимать, а в будущем и отдавать не всегда благородные приказы. Я знаю, что вам не понравится происходящее, но поверьте, принц, все что происходит, происходит с согласия и повеления вашего дальновидного батюшки.
  Солдаты тем временем принялись раздавать пленникам еду и вино. Голодные, уставшие люди набросились на пищу.
  Конвойные отошли под деревья, оставив пленников пировать.
  Приобняв принца, старик повел его в сторону, подальше от веселящихся людей.
  - Вы ведь знаете, принц, легенду о Cutterkite? - спросил Ольтарий.
  - Вы издеваетесь? Кто ж ее не знает? - несколько раздраженно ответил молодой человек, постоянно оглядываясь на оставшихся в лагере людей. Что-то беспокоило его.
  - Тогда вам пора узнать, что пророчество начало сбываться, - сообщил старик голосом заговорщика. - Избранный прибыл к нам с неба и мы уничтожили следы его прибытия.
  - Зачем?
  - Ваше высочество, поверьте, прибытие избранного должно быть окутано тайной и никаких материальных доказательств и свидетельств этого не должно существовать, тем более таких высоко-технологичных. О них не сказано в пророчестве, значит их и не должно существовать. С нашей помощью их и не существует.
  - По моему это звучит глупо, - принц остановился.
  Ольтарий пожал плечами.
  - В жизни вообще происходит множество глупых вещей, но это не отменяет важности некоторых из них.
  - Например?
  - Например война с Квитанией. Она началась не от большого ума, уж я то знаю. Это чистая глупость и дурь квитанцев, а вот какова теперь важность этой войны вы можете прочувствовать на себе. Ведь вся тяжесть легла на плечи вашего батюшки короля Альсина, и частично на вас, ваше высочество.
  Громкий крик одного из пленников отвлек принца от объяснений старца. Он заметил, как один из пленных квитанцев выронил кружку с вином, схватился за живот и повалился на землю, продолжая кричать и корчиться от боли.
  - Вино отравлено! - закричал кто-то.
  Принц хотел было броситься к лагерю, но старик схватил его за руку, сжал с такой силой, какой Кир не ожидал от старика.
  - Не стоит, - проговорил он.
  В лагере началась паника. Пленники побросали еду и питье. Еще несколько человек упали в конвульсиях. Оставшиеся бросились на солдат, но скованные цепями, тут же падали, снова подымались. Защелкали арбалеты, и их мощные стрелы понеслись, рассекая воздух, как коршун падает на добычу, в поисках своих жертв.
  Конвойные оказались не готовы к нападению, поэтому части пленников все же удалось приблизиться к солдатам. На близком расстоянии арбалеты оказались бесполезны, поэтому в ход пошли мечи и ножи. Завязалось множество мелких схваток. Пленники падали десятками, но некоторым удалось прихватить с собой соплеменников, продавшихся врагу.
  Как бы там ни было, уставшие, закованные в цепи пленники не смогли оказать должного сопротивления и вскоре бой своих со своими окончился. Примерно два десятка конвойных с окровавленными мечами в руках застыли над телами соплеменников.
  Только теперь старик отпустил руку принца. Тот замер еще в начале побоища и пришел в себя лишь когда Ольтарий, похлопав его по спине, направился к лагерю и громко сказал:
  - Собирайте снаряжение, снимите с убитых цепи. Нужно торопиться. Мы возвращаемся на корабль.
  Кир догнал старика.
  - Так нельзя. Их нужно похоронить.
  - Не советую, - ответил тот. - Запах крови привлечет дарнов. Они их и похоронят. А мы к тому времени должны быть как можно дальше и укрыться на ночь в другой роще. В противном случае мы все останемся здесь навсегда.
  - А где капитан? - принц огляделся и только сейчас обратил внимание, что ни капитана, ни другого гвардейца в лагере нет. Да и утром он их не видел.
  - У него свое задание. Он сегодня утром ушел назад и подготовит нам лагерь на обратном пути.
  - Он мне вчера ничего не говорил об этом, - произнес принц.
  - Вчера он и не знал, что нужно вернуться. Я отдал ему пакет с приказом короля сегодня перед рассветом.
  - Вот как? Что же там за приказ?
  Ольтарий вздохнул глубоко и произнес:
  - Пакет я не вскрывал, ваше высочество. Пойдемте, пора.
  Лагерь и впрямь их ожидал в полной готовности. Уже горели костры и в котелках кипела похлебка. Капитан и еще один гвардеец дожидались остальных. Принц сразу же направился к капитану.
  - Вы знали, что будет с пленными? - жестко спросил он.
  - Никак нет, ваше высочество, - сразу ответил тот, - до сегодняшнего утра, - и, вздохнув, как давеча Ольтарий, добавил: - Секретность.
  Палатку принца установили чуть в стороне. Не притронувшись к пище, он забрался внутрь с желанием поскорее уснуть, чтоб вообще никакие мысли не терзали его. Уснуть не удавалось долго, но к полуночи он все же забылся в беспокойном сне. А утром проснулся от шума и громких команд.
  Выскочив из палатки, он остолбенел от неожиданности. Гвардейцы, оставленные на берегу рядом с кораблем каким-то невероятным образом оказались здесь. Ощетинившись обнаженными мечами, они окружили сбившихся в кучу испуганных квитанцев-конвоиров. Те тоже выхватили оружие и жались спинами друг к другу. Капитан гвардейцев чуть в стороне слушал Ольтария. Тот что-то сердито пояснял капитану. Наконец гвардеец кивнул и выкрикнул приказ:
  - Вперед.
  Его подчиненные ринулись на квитанцев. Схватка закончилась очень быстро. Хорошо обученные гвардейцы без труда расправились с выжившими день до этого квитанцами.
  Лагерь убрали очень быстро и уже довольно скоро отряд двинулся к морю, где их ожидает корабль.
  Кир с Ольтарием задержались.
  - И все же, зачем все это? Зачем так усложнять? Зачем травить? - спросил принц, глядя в глаза старика.
  Тот взгляд выдержал легко, как будто и не по его приказу за два дня убито несколько десятков человек.
  - Их никто не травил. Я подкупил одного из них, пообещал свободу, и он отлично справился с заданием, сыграл отравленного. Он устроил панику, и конвойным пришлось защищаться. Никто, поймите, принц, никто не должен знать, что мы здесь делали. Я вам уже объяснял. Поэтому они должны были перебить друг друга, а гвардейцы лишь завершили начатое, уничтожив квитанцев, которые, как стало нам известно, готовили бунт и попытку захватить корабль. Так что дело сделано.
  Они медленно шли по следам ушедшего вперед отряда гвардейцев.
  - Так что, и гвардейцев придется убить? - спросил вдруг принц. - Это преданные короне воины. Какую смерть вы уготовили им?
  Принц сжал кулаки от злости.
  - Ваше высочество, прошу прощения за наглость, но вы не внимательны. Гвардейцы не знают, чем мы занимались. Они прибыли позже и уничтожили бунтовщиков. Свидетелей осталось лишь трое. Вы, я и капитан гвардейцев. А за него ваш батюшка поручился.
  А ведь все так и есть. Кроме них не осталось никого, кто видел обломки космического корабля. Старик продумал все до мелочей. Не понятно одно, как он не побоялся оставаться без охраны гвардейцев среди одних лишь квитанцев, которые вполне могли взбунтоваться в любой момент и разбежаться кто куда.
  Кир спросил об этом Ольтария. Тот улыбнулся в ответ.
  - У меня есть в запасе пару заклинаний, - не то в шутку, не то всерьез ответил старик. - Они спасли бы нас в случае очередного предательства квитанцев, так что нам ничего не угрожало. А теперь пошли быстрее, скоро вечер, а мы здорово отстали от своих.
  И он быстро зашагал вдогонку удаляющегося отряда.
  Заклинания? Он серьезно?
  Кир мотнул головой и заспешил следом.
  
  
  Братья.
  
  Уже несколько дней поведение принца беспокоило Анта. Кир мало говорил, все время о чем-то думал, да и вообще, почти не выходил из своей комнаты.
  Ант заметил эти перемены в товарище буквально на следующий день после его возвращения из "небольшого путешествия на север", как сказал Кир, в которое его послал король. Больше об этой поездке принц не промолвил и слова.
  Не имея возможности нормально общаться с другом, Ант стал подумывать, что он явно лишний в этом огромном полупустом дворце. Он оставался там по просьбе принца, собственно, единственного человека, с которым ему довелось общаться довольно долго. Только смена отношения этого самого человека, называемого другом, показала Анту, что он совершенно случайный человек во дворце. И не зря он все время ощущал себя не в своей тарелке.
  Дней через пять после возвращения принца, Ант постучал в дверь его комнаты. Только вернувшись из казарм после тренировки, он сразу решил поговорить с принцем.
  На стук никто не отозвался, но Ант открыл дверь и шагнул внутрь. Принц сидел в глубоком кресле, отгородившись от окружающего мира завесой век, но не спал.
  - Это я, - сказал вошедший, оглядывая полутемную комнату - шторы оказались задвинутыми.
  - Чего тебе, мой друг, - не открывая глаз спросил сидевший в кресле.
  - Хотел сказать, что решил покинуть службу. Это не мое. Я завтра уезжаю.
  Принц взглянул на товарища, поднялся.
  - То есть как?
  - Я уже решил, так что, ничего не говори. Дворец - это место не для меня.
  - Постой, - принц наконец-то сбросил одолевавшую его много дней меланхолию. - Так не пойдет. Что случилось? Отец чудит?
  - Конечно нет. Его величество тут ни при чем.
  - Тогда, что? Куда ты собрался?
  Не глядя на собеседника, Ант пожал плечами и признался:
  - Пока не знаю. На север, а там посмотрим.
  Принц подошел к товарищу и положил ему руку на плечо.
  - Не пойдет. Никуда ты не поедешь.
  - Я - военнопленный? - едва ли не с вызовом спросил Ант.
  - Ты что такое говоришь? - отстранился принц. - Объяснись, что с тобой произошло?
  Ант прошел по комнате к окну и, распахнув шторы, впустил в комнату несколько солнечных лучей, пробившихся через листву деревьев внутреннего сада. Угрюмое помещение сразу заиграло красками.
  - Это не со мной произошло, Кир. Со мной, как раз все нормально. У меня еще десять дней назад имелся друг. Ничего, что он принц, и такое бывает. Но однажды он куда-то уехал по поручению отца, а вместо него вернулся совсем другой человек. Посмотри на себя, Кир, ведь это не ты. Такого тебя я не знаю, а может это я ошибаюсь. Может настоящий ты именно сейчас.
  Ант замолчал, ожидая ответа.
  Принц молча о чем-то размышлял, потом произнес:
  - Не уверен, что имею право рассказывать тебе о том, где я был. Хотя, я так понимаю, мое путешествие напрямую касается тебя...
  - Меня? - повысил голос Ант.
  
  
  
  Невысокий коренастый гвардеец в зеленом мундире открыл калитку в решетчатых, крашеных черной краской, воротах и отступил в сторону, освободив проход.
  Ант вышел на улицу.
  Хотелось побыть одному и подумать. А подумать есть о чем. Во-первых, Кир, таки рассказал о путешествии на юг. И из его рассказа оставалось совершенно неясно, как старик Ольтарий узнал об обломках корабля и где они находятся. В какие-то волшебные силы, о которых сказал принц, Ант не верил. Слишком материальный мир окружал его с рождения. Какую цель преследовал Ольтарий, уничтожая обломки, тем более ценой стольких человеческих жизней? Это еще одна загадка.
  Вторая же причина, по которой стоило задуматься - это вчерашнее предложение одного из советников короля. Он предложил снарядить "Неустрашимый" и отправить в Южное море на поиски родины Анта, то есть несуществующего острова, который они придумали с принцем.
  Ант возразил, что это бесполезно, ведь он со своим экипажем пытался вернуться, но им не удалось найти остров, затем они попали в бурю, которая отнесла их на неизвестное расстояние. Так что для успеха таких поисков необходимо снарядить не один, а три-четыре судна, а учитывая военное положение в королевстве это не целесообразно.
  Советник обдумал слова Анта и согласился, что пока не время. Вот это самое "пока" и настораживало. У Анта сложилось впечатление, что просто так эта инициатива не исчезнет.
  По улице, цокая копытами, тощая лошадка тянула телегу, нагруженную дровами. Парень посторонился, уступая дорогу. Он уже прошел половину перешейка, отделяющего северную часть Этлы от южной.
  Вскоре начались узкие улочки южного города, ставшего для Анта вторым домом. Он разглядывал людей, снующих по улицам не смотря на еще не спавшую к вечеру жару. Среди них часто попадались люди в плащах с черной драконьей головой на желтом фоне. Раньше он таких не встречал. Он присмотрелся к двум, шагающим быстро и уверенно. Они рассекали людской поток, как корабль гладь моря, расталкивали замешкавшихся в стороны. Судя по направлению, они двигались к базарной площади. Ант тоже повернул туда.
  Дряхлая сгорбленная старушка оказалась на пути спешащих мужчин. Один из них с силой толкнул старушку и та, охнув, распласталась на булыжной мостовой. Она что-то негромко сказала, Ант не расслышал. А вот те двое в желтых плащах расслышали хорошо. Они остановились и один выхватил плеть. На поясах обоих под плащом Ант заметил мечи.
  - Как посмела ты, гнусная старуха, поднять голос на Брата Дракона? Ты будешь наказана, - зло процедил человек с плетью в руке.
  Описав круг в воздухе, плеть со свистом и громким хлопком опустилась на спину несчастной старушки. Она хотела поскорее подняться, встала на колени, но снова упала, ощутив на спине удар плети. Ее крик разнесся по всей улице. Прохожие опускали глаза, спешили пройти мимо, будто ничего не происходит, многие вообще разворачивались, обходили переулками.
  На Анта обратили внимание, лишь когда он вырвал плеть из руки мучителя. Тот оторопело посмотрел на наглеца. Люди, еще секунду назад спешащие пройти мимо, теперь выглядывали из-за углов, из дверей лавок и харчевен, наблюдая за тремя мужчинами и всхлипывающей старухой, которой никак не удавалось подняться на ноги.
  Глаза воинов в плащах излучали гнев и опасность. Их мечи поползли из ножен. Время как будто замерло для Анта. Он видел противников и спокойно смотрел, понимая, что успеет отразить нападение. Два клинка сверкнули перед глазами и время вновь помчалось в обычном ритме. Ант отскочил в сторону, выхватив свой меч. Надо же, как чувствовал, что сегодня пригодиться. На тренировки в казармы он ходил с обычным мечом, а Cutterkite хранил под кроватью в комнате. Слишком заметный, сказал ему принц в первый же день, и посоветовал спрятать и не светиться с мечом, который мечтает добыть едва ли не каждый мужчина и мальчишка на Алдане. А сегодня, собираясь на прогулку после разговора с принцем, как будто какой-то внутренний голос подсказал взять с собой Cutterkite.
  Клинки звенели и сверкали в лучах опускающегося солнца, молниями отражались в глазах сражающихся. Их все теснее обступал народ. Такого зрелища еще никому видеть не доводилось. Надо же, нашелся смельчак, который выступил против Братьев Дракона.
  Юноша действовал довольно умело, отражая атаки двоих противников, делал опасные выпады. Каждого из Братьев уже украшало по несколько неглубоких, но сильно кровоточащих порезов. Ант не получил и царапины. Воины в плащах сообразили, что им достался опытный соперник и уже неоднократно оглядывались, ища пути к отступлению.
  Громкий звонкий щелчок сопровожденный нецензурной бранью одного из Братьев привлек всеобщее внимание. Меч его сломался и в руке остался лишь обломок в две ладони длиной. Он отскочил в сторону, а Ант, усилил давление на оставшегося в одиночестве соперника. Тот попятился назад, едва успевая отражать удары бесстрашного юноши. Чувство опасности заставило Анта отскочить в сторону и очень вовремя. Оставшийся без оружия Брат решил воспользоваться обломком и напасть сзади. Его цель казалась столь близкой и легко достижимой, что он не смог остановиться, когда Ант отскочил в сторону и напоролся на выставленный меч своего товарища. Острый меч пронзил тело насквозь. На желтом плаще расплылось кроваво-красное пятно. Обломок меча, звякнув, упал на мостовую, отскочил к ногам Анта. Человек упал, уставившись мертвыми глазами в заходящее солнце.
  - Ты пожалеешь, что родился на этот свет, щенок, - прошептал пылающий ненавистью убийца.
  Ант отбросил в сторону плеть, которую все время держал в руке и пошел прочь, скрывшись среди возбужденных людей.
  Мысль о том, что из-за него погиб человек, пусть плохой, но все же человек, не давала ему покоя. Юноша пытался отогнать ее прочь, но она все время возвращалась, как назойливая муха в душный летний день. Казалось бы, он солдат, не один день сражался за Землю, сбил немало вражеских кораблей. А тут даже не сам убил, другой человек. Так почему же так паршиво на душе?
  На базарной площади еще суетился народ, хотя многие лавки и лотки уже закрылись на ночь. Ант остановился у одного лотка со всякими безделушками из серебра, стал перебирать, рассматривать. Небольшое овальное зеркальце в резной серебряной оправе привлекло его внимание интересным узором. И вдруг в отражении он заметил своего недавнего противника. Тот прятался на противоположной стороне за углом переулка, сняв желтый плащ, видимо, чтоб не бросаться в глаза.
  - Вот так-так, - непроизвольно вырвалось у юноши.
  Торговец, решив, что это относиться к предмету заинтересованности покупателя, тут же принялся с удвоенным рвением нахваливать товар.
  Не думая больше о зеркальце, Ант вложил в руку торговца несколько монет, зеркальце машинально спрятал в карман и пошел вдоль торгового ряда. Очень скоро он убедился, что нехороший человек, называющий себя Братом Драконов, продолжает следить за ним. Приводить слежку ко дворцу не хотелось. Следовало придумать что-то, чтоб оторваться. Покупателей становилось все меньше, и все больше торговцев сворачивали свой товар. А утром здесь снова схлестнется спрос и предложение.
   Он дошел до рыбных рядов. За ними в небо тянулись мачты торговых судов и рыболовных суденышек. Прошелся вдоль набережной, снова вернулся в город, петляя по улочкам. Слонялся бесцельно, постоянно проверял, есть ли слежка. Есть. Только теперь по пятам ходит совсем другой, незнакомый ему человек. Это плохо. Значит вскоре за ним может охотиться вся организация "желтых плащей". Знать бы еще что это такое и кому он перешел дорогу.
  Знакомая вывеска "Королевский стрелок" замаячила впереди. Хозяин гостиницы мастер Тер Буи всегда встречал посетителей за стойкой в зале.
  - Здравствуйте мастер Буи, - поприветствовал его юноша, войдя внутрь.
  Мастер удивленно вскинул бровями. Анта он не узнал, всех не упомнишь.
  - Я останавливался у вас с приятелем чуть больше месяца назад, - пояснил Ант. - Мы жили в комнате в конце коридора у выхода на чердак.
  - Ах да-да, припоминаю, - хозяин всплеснул пухлыми ручками, - память уже не та. Что поделать, молодой человек, возраст, - пожаловался он, рассматривая одеяние посетителя. - А у вас, я смотрю, дела пошли на лад.
  - В некотором роде, - улыбнулся я.
  - Тогда позвольте предложить вам нашу лучшую комнату. На долго остановитесь? Как насчет обеда? Или подать в номер? - завалил вопросами гостеприимный хозяин.
  - Это лишнее, - перебил его Ант, поубавив энтузиазм. - Дела не настолько хороши. Так что пообедаю я здесь, в зале, а комнату попрошу ту же, что и в прошлый раз, если она свободна, конечно.
  - Как пожелаете, э-ээ... - и не зная, как правильно обратиться, повторил, - как пожелаете.
  Пропетляв между столиками, Ант прошел в самый угол и устроился там. Зал в это время пустовал. Лишь за одним столом тучный мужчина уплетал порцию жаркого с картошкой и бараниной, да еще двое у окна с кружками в руках. На их столе выстроилась целая рать пустых винных бутылок, а пьяные голоса разносились по всему залу.
  Худенькая симпатичная девушка в белом переднике и подносом в руках появилась как бы из ниоткуда. Ант тряхнул головой, надо же, так задумался, что ничего вокруг не замечает. Она ослепила обворожительной улыбкой. Молниеносно все с подноса перекочевало на стол.
  - Приятного аппетита, - прощебетала она и одарила парня еще одной улыбкой. Вильнув бедрами, с грацией пантеры, она скрылась на кухне.
  Подошел мастер Тер Буи, поинтересовался, не нужно ли еще чего. Ант поблагодарил, все мол, отлично.
  - У меня к вам одна просьба, - негромко сказал парень, когда мастер повернулся, чтоб уйти.
  Улыбка сползла с большого и доброго лица хозяина. Когда говорят таким тоном, то от просьбы не приходится ждать ничего хорошего. Он наклонился к посетителю и застыл, ожидая продолжения.
  - Если обо мне кто-то будет спрашивать, что вы ответите?
  Мастер Буи выпрямился, его острый взгляд как бы невзначай обозрел зал, ничего подозрительного не заметил.
  - Я ничего о вас не знаю. Ведь так?
  Посетитель кивнул, улыбнувшись.
  - Можете сказать, что я уже останавливался здесь. Один.
  Теперь кивнул Буи и для пущей конспирации, что вызвало улыбку Анта, крикнул в сторону кухни:
  - Вина господину!
  - Завтра я скорее всего вас покину, - сказал Ант и достал из кармана несколько монет. - Это за номер и обед.
  Монеты без звона перекочевали в пухлую руку хозяина.
  Справившись с едой и таки принесенной кружкой вина, Ант поднялся наверх. В коридоре стоял мастер Буи и какой-то черноволосый юноша. Дверь в комнату, что облюбовал Ант раскрыта настежь.
  ... не выселяют, - говорил Тер Буи. - Освободилась соседняя комната, она еще удобнее, вы только посмотрите, какая прелесть, - он распахнул дверь комнаты напротив, жестом приглашая юношу войти.
  Юноша понял, что выставлять из гостиницы его не собираются, поднял с пола холщевый заплечный мешок и осторожно заглянул в предлагаемое помещение, будто боялся, что на него свора собак оттуда бросится.
  - Неплохо, - прокомментировал он, переступив порог.
  Мастер Буи потупил взгляд. От того, что Ант стал свидетелем переселения жильца, он чувствовал себя неловко.
  - Комнату сейчас приберут.
  Переселенный юноша выглянул в коридор, услышав голоса. Ант подмигнул ему и прошел в свой номер. Дверь напротив громко захлопнулась. Уборку делала та же девушка с ослепительной улыбкой, которая приносила еду. Теперь Ант смог хорошенько рассмотреть, что она прекрасно сложена. Пряди белокурых волос обрамляли круглое милое личико, на котором бутоном яркой розы пылали пухлые губки. Можно не сомневаться, что эта девушка вызывала у мужчин не один хищный взгляд. И почему в прошлый раз ее здесь не было? А сегодня, увы, не до нее.
  Красавица ловко сменила постельное белье, влажная тряпка в ее руку быстро справилась с пылью. Окончив уборку, девушка подошла к постояльцу едва не вплотную. Личико ее разрумянилось от работы, а небольшие упругие груди возбуждающе вздымались совсем рядом.
  - Господину будет угодно что-то еще?
  - Нет, благодарю, - парень отступил на шаг, пропустив девушку к двери.
  Пожав плечиком, та вышла в коридор, прикрыла за собой дверь.
  Выждав минут пять, Ант вышел на улицу.
  - Прогуляюсь, - махнул он рукой на удивленный взгляд мастера Буи.
  Прогулка, а вернее сказать, развед-вылазка, понадобилась, чтоб убедиться - слежка не выдумка его возбужденного воображения. Едва оказавшись за порогом гостиницы он тут же заметил двух забулдыг, старательно игравших роль пьянчуг. Чуть поодаль гулял еще один, который и последовал за Антом.
  Через пол квартала он вышел на знакомую круглую площадь. Желтое пятно с противоположной стороны площади резануло зрение. Группа из нескольких воинов в знакомых желтых плащах. Резко развернувшись, Ант зашагал к гостинице. Что ж, ночка обещает быть веселой.
  Не снимая одежды и меча он завалился в кровать. За окном совсем стемнело, а над крышей дома напротив одна за другой зажигались яркие звезды. Где-то там его Земля. Как же хочется оказаться там - дома, в родной привычной обстановке. Там уже не одно десятилетие ученые рассказывают небылицы о возможности мгновенного перемещения на огромные расстояния. Как было бы здорово, будь это возможно на самом деле. Никаких космических баз и кораблей тогда не нужно. Не нужно тратить драгоценное время на путешествие. А вот так запросто нажал кнопку, к примеру, на устройстве, что помещается в карман, и все, вот ты в гостинице на Алдане ожидаешь нападения желтых плащей. А еще через секунду ты дома на Земле, в безопасности и уюте. Об уюте это конечно слишком. Небольшая пустая квартирка в многоэтажке его конечно ожидает, но...
  А желтые плащи придут, можно не сомневаться. Мастер Тер Буи предупредил, что за время прогулки им интересовался один из Братьев Дракона. Причем сообщил он это таким шепотом, будто боялся, что его тут же настигнет кара господня.
  На столе горела свеча, огонек плясал под ему одному ведомую мелодию. Решив, что пора, Ант прошелся перед окном, так, чтоб его могли заметить с улицы. Загасил свечу.
  Несколько минут постоял, прислушиваясь к окутавшей гостиницу тишине. Что ж, правильно, сразу не должны попереть. Подождут, когда усну.
  Стараясь не шуметь, Ант прошел по коридору, поднялся на чердак и в конце концов оказался на крыше.
  В пяти шагах от чердачной двери, повернувшись к ней спиной, сидел юноша из соседней комнаты.
  На коленях он держал обнаженный клинок.
  
  
  Орден Дракона.
  
  - Дождался?
  Молодой человек вздрогнул, поднялся, развернувшись всем телом. Меч держал спокойно, острием вниз.
  - Дождался, - просто ответил он и улыбнулся.
  - Зачем? - коротко спросил Ант, обозревая крышу. Больше никого он не заметил. Свой меч пока не вытаскивал, лишь придерживал ладонью рукоять.
  - Подумал, тебе может понадобиться помощь.
  - С чего бы?
  - Видел, за тобой следили. И видел - кто. Если Братьям перешел дорогу, ждать беды.
  Он замолчал, будто сказал само собой разумеющееся, но для Анта слова незнакомца ситуацию не прояснили.
  - Чего ты хочешь? - спросил он, разглядывая собеседника. Невысок, крепок, черноволос. Лицо обычное, таких на улице сотни встретишь и не запомнишь. Правда улыбка располагает.
  - Просто помочь, - повторил тот.
  Ант еще раз огляделся. Нет, точно больше никого.
  - Странное желание помочь незнакомому человеку. Может эти, Братья, или как их, по делу на меня обижены? А?
  Юноша вложил меч в ножны.
  - Я, как и все, впрочем, знаю о Братьях Дракона достаточно, чтоб понять, кто прав, кто нет.
  - Что ж, я благодарен тебе, - сказал Ант, - но мне нужно спешить.
  - Тогда пойдем, - предложил незнакомец.
  Ант пожал плечами. Бесцеремонность, с которой юноша навязывался в помощники и раздражала и нравилась одновременно.
  Вдвоем они перебрались через крыши нескольких домов и спустились в узкий темный переулок. По нему прошли на другую улицу.
  - Чем ты прогневил Братьев? - спросил незваный попутчик, когда они зашагали по улице.
  - Повздорил с двумя, - ответил Ант, внимательно приглядываясь ко всем темным и подозрительным местам и подворотням. - Они старушку обижали, а я вступился. Один из них напоролся на меч другого и умер. А виноват оказывается я.
  Юноша захохотал, но тут же зажал себе рот ладонью, вспомнив, что глухая ночь. Не следовало привлекать к себе вниманье на пустынных улицах города.
  - Я слышал эту историю. Весь город гудит. Да, тебе несдобровать. Посоветовал бы поскорее уехать из Этлы. Братьев здесь сейчас хоть пуд пруди - понаехали молодежь вербовать. Хорошо, хоть Сестры этим не занимаются, не то всех девчонок утащили бы, - и он снова хихикнул.
  - Что за братья, что за сестры? - Ант недоуменно пожал плечом. - Что за бред?
  Юноша остановился.
  - Ты что, не местный?
  Анту тоже пришлось остановиться. Он развернулся к юноше.
  - Нет, - четко произнес он.
  - Ну ты даешь. Тогда понятно, почему ты полез на рожон. Если б знал, прошел бы мимо, как все остальные. Ладно, пойдем, познакомимся, заодно тебе о Братьях расскажу. Я так понимаю, об Ордене Дракона ты не слышал.
  Ант покачал головой.
  - Мое имя Стил Авус, - представился юноша. - Два дня назад прибыл в Этлу на корабле из Кристии.
  За то время, что Анту пришлось пожить во дворце, он пытался выудить в библиотеке хоть какую-то информацию о географии Алдана, но как назло ничего конкретного не попадалось. Он даже собирался просить принца помочь, но тот как раз отправился в поездку, а после нее тоже как-то не получилось.
  Поэтому пришлось задавать много вопросов, самому при этом объяснив свое неведение все той же сказкой о загадочном острове, буре и чудесном спасении. Как бы там ни было, Ант получил неплохой урок, который лишь необходимо будет закрепить по возвращению во дворец. С отъездом после разговора с принцем он решил повременить.
  В целом и общем какая-то картина в голове сложилась, но слишком абстрактно. И выглядело это примерно так.
  Орден Братьев Дракона появился в незапамятные времена, если верить Стилу. Откуда взялись первые достоверно неизвестно, но именно тогда же заговорили и о мече с именем Cutterkite. Эти люди пересказывали легенду, говорили об упавшем железном драконе, о его клыке - единственном уцелевшем, пронзившим камень. Вот уж чем не легенда о мече короля Артура, только на Алдане. Говорили о том, что придет сын Дракона и с помощью меча создаст настоящую Империю, которая просуществует множество веков.
  Таких рассказчиков становилось все больше, пока их движение не превратилось в религию. Они создали Орден Дракона, строились монастыри и замки. Много желающих жаждали попасть в орден, ибо это орден воинов, которые помогут сыну Дракона объединить земли и построить могучую Империю.
  Эта идея так захватила умы, что и женщины не остались в стороне. Нашлись и среди них фанатически верующие в пришествие сына Дракона. Появился женский орден, женские монастыри, где с не меньшим воодушевлением и накалом готовили женщин-воинов. Некоторое время их не желали признавать, но в конце концов два ордена прогремели едва ли не на весь Алдан - Орден Сестер и Орден Братьев Дракона. Наибольший размах это движение приобрело в Кристии - королевстве, граничащим с Делией на ее северо-западе. Массовая агитация привела к тому, что едва ли не половина населения ушла в монастыри, дабы обучаться искусству боя. И Братья и Сестры приносили обет безбрачия и из-за этого за несколько десятков лет население королевства сократилось до опасного минимума. В те годы власть как-то незаметно перешла от короля к Магистру Ордена Братьев Дракона и Магистрессе Ордена Сестер Дракона. Они имеют одинаковую власть и все решения принимают совместно.
  Стил рассказывал увлеченно, со знанием дела. Они медленно шагали по темной улице. Иногда на пути попадались желтые пятна масляных фонарей, освещавших лишь небольшой пятачок мостовой. Ночной воздух освежал прохладой. Легкий ветерок гулял по пустынным спящим улицам вдоль выстроившихся шеренгами домов.
  Юноша снова заговорил:
  - Мне кажется, они не верят ни в какого сына Дракона. Может раньше, на заре ордена, и встречались настоящие, но сейчас... Во всяком случае среди высшей иерархии ордена истинно верующих нет. А вот замыслы создания Империи под их управлением все еще жива и крепнут с каждым днем.
  - В чем же проблема? Что им мешает? - спросил Ант. Он чувствовал себя необычно. Какое странное знакомство. Какой странный разговор о религии и политике с совершенно незнакомым человеком. Как будто специально они повстречались, чтоб юноша посвятил Анта в тонкости устройства Алдана.
  - Проблем на самом деле две, - охотно ответил Стил. - Первая - это легенда о Cutterkite, которую они с маниакальным упорством вдалбливали в головы. И если стоящие у истоков ордена Братья и верили в пришествие сына Дракона, то нынешние прекрасно понимают, что это лишь сказка для непосвященных. Вот только непосвященных большинство. И это большинство ожидает сына Дракона и без появления такового и пальцем не пошевелит. Так что орден сам загнал себя в ловушку. Им нужен сын Дракона, либо тот, кого можно им объявить. Думаю, они давно бы это сделала, не будь курган с легендарным мечом на территории Делии.
  Неприятный холодок пробежал по спине Анта. Он невольно поежился.
  - Ясно, - перебил его Ант. Тема ему оказалась не очень приятной. - Какая же вторая? Ты сказал, причин две.
  - Вторая проблема - это Квитания. Самое большое королевство на материке, самая многочисленная армия, и амбиций, хм, не меньше чем у Ордена.
  - Тоже мечтают об Империи?
  - Похоже на то. Ты же знаешь, они напали на Делию?
  - Конечно, - кивнул Ант. - Я был на площади, когда зачитывали указ о новобранцах. Я так понимаю, Делия не особо готова к войне?
  Несмотря на юный возраст, парень рассуждает очень здраво. Его интересно слушать и кое-что можно намотать на ус, как говорят на Земле.
  - Делия самое молодое из всех королевств и свои территории добывала потом и кровью воинов. Народ здесь крепкий и воинственный, но в то же время и дружелюбный, ты наверняка заметил.
  - О, да. Особенно эти в желтых плащах. Прямо душки.
  - Брось. Это кристийцы.
  - Кто?
  - Из ордена, из Кристии, вербуют в Орден послушников.
  Южный город остался позади. Парни вышли на перешеек. Слева в заливе на острове красовался королевский дворец. Справа камни, одинокие чахлые деревца и обрыв, у подножья которого взбивают белую пену морские волны. Сойдя с дороги, Ант уселся на камень. Спутник примостился на соседний, вытянул уставшие ноги.
  - Куда дальше? - спросил Ант.
  - Вернусь в гостиницу. Тебе, я так понимаю, туда? - он кивнул на северную часть города, где красовались дома богачей.
  - Да, - признался Ант. - Прости, с собой не приглашаю, сам на птичьих правах живу.
  - Без проблем. Я думаю, твои "друзья" в желтых плащах уже ретировались, а то не особо горю желаньем с ними сталкиваться.
  - Что так?
  - Личная неприязнь.
  Ант насупился. Личная неприязнь чувство неоднозначное и не постоянное. Можно сказать - эмоция, которой при желании можно умело манипулировать. И если сегодня этот душа парень вызвался помогать тебе против желтых плащей, то далеко не факт, что и завтра будет также. Все зависит от глубины обиды, вызвавшей эту неприязнь. С этим лучше разобраться прямо сейчас, чтоб понимать, чего ожидать в будущем.
  - Можно узнать в чем причина? - спросил он.
  Стил вопросу не удивился, воспринял ровно, без обид или агрессии, хотя незнакомому человеку на личные вопросы отвечать не обязан.
  - Долгая история, - он опустил глаза, пошевелил ногой небольшой камешек. - Я уже говорил, что Братья агитируют молодежь вступать в орден, правда, в последнее время в основном за пределами Кристии. Те молодцы, с которыми ты схлестнулся за этим и прибыли в Этлу. Они по несколько десятков Братьев разъезжают по городам, заманивая молодежь, отбирают подходящих. Это раньше в орден принимали едва ли не всех желающих, даже калек. Теперь жесточайший отбор. На переднем плане физическая форма кандидата - берут лишь крепких, из которых получится настоящий воин. Поэтому половина желающих отсеивается еще в городе. Остальных везут в Кристию, в город Нэвис. Это не столько город, сколько подготовительная база послушников перед вступлением в Орден. Подготовка начинается с первого же дня. Всех новоприбывших делят на две части, дают каждому увесистую дубину и заставляют драться до полусмерти. Некоторые погибают, не без этого, некоторые убегают с ристалища, перепрыгнув через ограду, но самые стойкие принимаются на обучение в послушники. Двухгодичное обучение столь жесткое, что к концу выживает едва ли половина. Затем происходит посвящение. Процедуру не буду описывать, уж прости, - Стил поежился, будто холодный ветер обдул его спину.
  - Такое впечатление, что ты все знаешь не понаслышке, - осторожно сказал Ант.
  Стил поднял глаза. Затравленный взгляд искал поддержки.
  - Я проходил там обучение, - наконец пробормотал он.
  Ант напрягся, рука невольно опустилась на рукоять меча, что не укрылось от взора юноши.
  - Ты тоже Брат?
  Теперь Стил казался спокойным.
  - Я сбежал перед самым посвящением.
  - Почему?
  Юноша напрягся, в нем боролась осторожность и желание хоть с кем-то поделиться своей тайной, или болью. По выражению лица понять не так просто, но все же...
  - Мне довелось услышать один разговор, - все же решился парень на признание, - который поколебал мою веру. Все то, во что я верил, оказалось враньем для доверчивых людишек. Я просто не смог бы дальше... зная, что...
  Он замолчал, посмотрел на звезды.
  - И я сбежал. Теперь понимаешь, если меня узнают, мне несдобровать.
  Он встал. Ант последовал его примеру.
  - Прощай, - сказал юноша и медленно зашагал в сторону южного города.
  - Удачи! И будь осторожен! - крикнул вдогонку странный человек, ничего не знающий об Ордене.
  Он смотрел вслед удаляющемуся юноше, а в душе крепла уверенность, что они еще встретятся.
  Далеко внизу волны прибоя с шумом разбивались о скалистый берег. Пахло морем.
  Возвращаться во дворец не хотелось. Он снова присел на камень, оставшись один в кромешной тьме. Лишь за спиной кое-где горели фонари южного города. Впереди ярко освещались улицы северного, а на острове - стены дворцового замка. Здесь же, на перешейке, своеобразном чуде природы, ни огонька, ни искры. Ант вспомнил о ночи, когда впервые встретился с дарнами и крупные мурашки побежали по спине от шеи вниз и обратно. Воображение тут же добавило чуть слышный хлопок больших крыльев над головой. Он всмотрелся в небо, заметил, как ладонь сама собой сжала заветную рукоять меча. Тут же вспомнил слова Кира о том, что в город ни дарны ни другие виды драконов не залетают, но это как-то мало успокоило.
  Не искушая судьбу малым, он быстро зашагал в северный город и довольно скоро уже другой гвардеец в привычном зеленом мундире отворял ему калитку. Ант знал, что возле причала есть небольшой барак, где всегда под рукой можно найти гребцов, готовых в любое время перевезти на остров. Он не пошел к пристани, а свернул на узкую аллею, она, петляя меж деревьев, вывела его к берегу чуть южнее пристани. Выбрав местечко с густой, сочной травой, он повалился на землю. Дурманящий запах травы опьянял.
  Хотелось вот так лежать целую вечность, любуясь звездами. Уж здесь точно дарнов опасаться не стоит.
  Он вспомнил о недавнем знакомце. Парень не так прост, как казался изначально. Его что-то терзает изнутри, что-то такое, что не дает ему покоя. Тайна, которую он случайно услышал. Тайна, которая изменила всю его жизнь, лишила веры, толкнула на побег, что можно приравнять к предательству. И не связано ли это с идеей Ордена найти человека, которого можно объявить сыном Дракона?
  
  Похищение.
  
  Во дворце готовились к празднику. Всюду сновали люди, что-то носили, цепляли, передвигали. Сотни разноцветных лент украсили дворец, тысячи живых цветов в огромных напольных вазах расставлены во всех залах, коридорах и у входа во дворец.
  Ант прошел мимо этого разноцветного пока еще хаоса, и направился к себе в комнату.
  - Привет! - Кир выскочил из-за угла и не останавливаясь, почти бегом, промчался мимо. Спросить о приготовлениях к празднику не удалось. Ант лишь молча проводил взглядом удаляющуюся фигуру друга.
  Принц зашел около полудня.
  - Что происходит? - лениво спросил он, откинувшись в кресле. Настроение отвратительное, делать ничего не хочется. Он даже в казармы не пошел. - Какой-то праздник?
  Кир улыбался весело и возбужденно. Он плюхнулся в свободное кресло, блаженно протянул уставшие ноги. Закрыл глаза.
  - Не поверишь, еще до рассвета встал, бегаю, как белка в колесе, - сказал он. - Зато красиво все сделали. Согласен?
  Ант пожал плечами.
  - Утром все эти украшения больше напоминали цветочный взрыв. Надеюсь, сейчас там все, как ты и говоришь, - честно признался он.
  Принц насупился.
  - Ну, не знаю. Я старался.
  - Может скажешь, к чему готовимся? Война на дворе, а вы праздник устраиваете.
  - Увидишь, - только и ответил принц. - Перед закатом выходи во двор. Я за тобой зайти не смогу, буду занят.
  - Хорошо, - кивнул Ант вслед уходящему принцу.
  Как назло время тянулось невероятно медленно. Солнце, перевалив за полдень, неохотно катилось на запад. Жара немного спала и тени от стен и деревьев заметно удлинились. Ант распахнул окно, чтоб впустить в комнату свежего воздуха. Со стороны залива он услышал гул труб и барабанный бой. Похоже, праздник начался и пора выйти поглазеть. Он пристегнул меч, поправил одежду. Коридоры дворца вывели его ко входу.
  Практически от двери красным кумачом сияла длинная дорожка. По обе стороны от нее толпятся мужчины и женщины в дорогих нарядах, понятно, придворная знать. Многих из них Анту доводилось видеть во дворце. Они приезжали и уезжали, некоторые жили по несколько дней.
  На ступенях, возвышался трон. Король Делии Альсин II восседал на нем со счастливой улыбкой на суровом лице, что так на него не похоже. В последние дни, озабоченный тяжелой военной обстановкой на севере королевства, он ни то что не улыбался, а ходил все время угрюмый и раздраженный. По правую руку от правителя стоял принц Кир.
  Прошмыгнув за спинами короля и принца, и нескольких советников, занявших место позади короля, Ант вклинился в толпу придворных с правой стороны. Там он заметил знакомого капитана Королевских Гвардейцев.
  Многие из придворных Анта еще не видели, но слышали о невесть откуда появившемся парне, обучающем лучших воинов королевства драться на мечах, практически все. Его рассматривали с любопытством, не стесняясь, будто какую-то диковинную вещь, привезенную из далеких странствий. Заметив на себе любопытные взгляды, сопровождаемые шепотками, обсуждающими его, он протиснулся подальше, в надежде оказаться за спинами любопытных придворных. А его рост позволял видеть все и оттуда.
  Грохот барабанов и гул труб приближался от пристани. Вот они уже звучат во дворе.
  В этот момент Ант увидел ее...
  Он взглянул на нее лишь раз и повалился наземь. Все вокруг померкло, звуки исчезли и сознание окутал мрак.
  Нет, упал он вовсе не потому, что увидал принцессу Далию. Хотя за такое его никто бы не осудил. Ни один мужчина терял голову при виде этой красавицы. Многие согласятся, что эта девушка являет собой эталон красоты. Немного азиатская внешность, по земным, конечно, понятиям - длинные прямые иссиня-черные волосы, большие миндалевидные глаза темно-карего, почти черного цвета, небольшой прямой аккуратный носик на немного вытянутом лице и яркие сочные губы довершали портрет принцессы. Все это в сочетании с фигурой, которой позавидовала бы любая модель с модного подиума, действительно могло свалить с ног и бывалого ловеласа. Однако Анту не посчастливилось столь хорошо рассмотреть появившуюся принцессу Далию. И упал он сраженный не ее красотой, а длинной кожаной дубинкой, набитой песком. Не очень сильный удар такой вещицей в затылок вывел его из строя довольно на долго.
  Двое незнакомцев в черных плащах, не смотря на жару, подошли сзади незамеченными. Воспользовавшись появлением принцессы и тем, что все взоры обращены к ней, один из незнакомцев ударил Анта дубинкой. Они подхватили падающего парня под руки и потащили за угол дворца - в сад.
  Придворные так увлеклись созерцанием юной принцессы, вернувшейся в отчий дом, что никто не обратил внимания на происходящее за их спинами. Похитители беспрепятственно дотащили обмякшее тело до угла здания и благополучно скрылись за ним.
  Казалось, они могут торжествовать. Украсть человека из под носа Королевских Гвардейцев, нескольких сотен придворных и самого короля, причем проделать все быстро, тихо и незаметно - это действительно удача.
  Но...
  Мальчик лет шести в ярко-голубых штанишках и такого же цвета жилетке, надетой поверх белой рубашечки, отошел от своей мамочки, увлеченной созерцанием прибытия ее Высочества. Мальчика, в силу его возраста, а может и роста, приезд принцессы занимал гораздо меньше, чем снующие с деловым видом по плитам двора муравьи, а также странные люди в черных плащах.
  Оставив наблюдение за букашками, он побежал к углу здания, где скрылись похитители. Несколько минут он осторожно выглядывал из-за угла, а затем вернулся во двор и направился сразу к человеку в военной форме.
  - Дядя, дядя, пойдемте, там, - он одной рукой потянул капитана за рукав, а другой указал в сторону дворцового сада.
  - Что там? Что ты там, малыш, увидел? - нехотя спросил капитан, лишь мельком взглянув на ребенка, и снова привстал на цыпочки, чтоб получше увидеть принцессу. Та медленно и грациозно, словно лебедь по воде, шла к своему отцу.
  Мальчик не унимался и дергал за рукав, поэтому капитану все же пришлось отвлечься. Он присел на корточки, и еще раз спросил:
  - Что случилось, малыш? Где твоя мама?
  Настырный мальчик на вопрос о маме не среагировал, а начал говорить о другом, снова тыкая пальцем в сторону сада:
  - Там плохие дяди, вот столько, - он показал четыре пальца, - запихнули в мешок хорошего дядю.
  - Какие еще плохие дяди? - машинально спросил капитан, желая, как можно скорее отвязаться от надоедливого мальчишки.
  - В черных плащах и шляпах. А хороший высокий дядя с синим мечом, но плохие меч у него отобрали.
  Капитан вспомнил, что меч с синими ножнами есть у Анта, правда он этот меч почти не носит. Сегодня праздник, мог и взять свое парадное оружие. Поднявшись, капитан осмотрелся. Анта нигде нет, хотя он стоял совсем недалеко, появившись едва ли не в последнюю минуту.
  - Где ты их видел? - спросил капитан. - Покажешь?
  Малыш, счастливый, что на него обратили внимание, побежал к углу дворца. Капитан широким шагом направился следом. В груди защемило, появилось неприятное предчувствие.
  В саду он легко обнаружил следы нескольких человек, а у забора - следы от лестницы. Что происходит за стеной, увидеть невозможно - без лестницы наверх не взберешься.
  Капитан бросился во дворец через оду из дверей, выходящих в сад. Схватил первого попавшегося на пути слугу, выволок наружу.
  - Лестницу сюда, быстро, - заорал он.
  Перепуганный насмерть слуга бросился прочь и через минуту лестница уже стояла у забора на том самом месте, куда указал капитан. Она слегка поскрипывала, когда капитан взбирался наверх.
  От дворцового острова быстро уходила лодка с четырьмя гребцами. Еще двое сидели, придерживая какой-то тюк.
  Капитан спустился вниз также стремительно, как и поднялся. Лестница снова издала предостерегающий скрип, намекая, что желает более бережного обращения. Направившись к центральному входу во дворец, капитан увидел, что церемония встречи принцессы уже завершилась. Ни самой принцессы, ни короля во дворе уже нет. Лишь принц с кем-то беседовал в толпе придворных, обсуждавших красоту и наряд принцессы, а так же сплетничая обо всем на свете. Отчаянно жестикулируя, капитан старался привлечь внимание принца. Ему это удалось. Кир заметил странное поведение офицера и, попрощавшись с собеседником, пробился через толпу к нему.
  - Что с вами, капитан? Да на вас лица нет.
  Капитан увлек принца в сторону, подальше от придворных, чтоб никто не услышал и шепотом произнес:
  - Кажется вашего друга похитили.
  
   Лодка быстро удалялась от дворцового острова и вскоре превратилась в едва заметную точку на фоне стоящих в гавани у причалов и на рейде кораблей.
  Тем временем отряд конных гвардейцев уже мчался в порт через перешеек, а гонец - к воротам города, с приказом осматривать всех, покидающих город. Первым делом он направился к Восточным воротам, а потом к Северным. Может быть потому, что они оказались ближе, а может потому, что гонец посчитал маловероятным, чтоб похищенного человека повезут через Южные ворота. Ведь к югу от Этлы расположилось лишь несколько деревень.
  Два десятка гвардейцев уже прибыли в порт и занялись поисками, а гонец только отъезжал от Северных ворот столицы.
  В это же время через Южные ворота выехал крытый брезентом фургон фермера, благополучно разминувшись на улицах города с конным отрядом гвардейцев. Он неторопливо проследовал мимо скучающей стражи. Возница лениво махнул рукой, приветствуя солдат, и гулко прогрохотав копытами и колесами под сводом ворот, фургон выехал на дорогу. Если б стражники обратили внимание на удаляющийся фургон, они бы удивились, отчего фермер, оказавшись за пределами города, стал подгонять лошадей, но ни один из них не выглянул за ворота.
  Фермер же направился на запад вдоль берега Змеиного залива. Внутри фургона лежал связанный по рукам и ногам человек. После удара дубинкой он так еще и не приходил в сознание. Рядом притаились еще трое. На них одеты черные плащи, а мечи обнажены. При малейшей опасности они готовы броситься в бой.
  Но если б кто-то и надумал проверить фургон, он не увидел бы этих четверых, потому что они скрывались под копной сена, заполнявшей фургон.
  Когда стены города исчезли из вида, возница немного успокоился.
  - Ушли, - громко сказал он.
  За его спиной завозились, зашуршали, из сена выбрались люди в черных плащах. Они устроились рядом с возницей и продолжили путь молча.
  Фургон медленно спустился с холма. Фермер направил лошадь к берегу. Там их ждала лодка и двое мужчин в таких же черных плащах. Они топтались на берегу, о чем-то негромко беседуя.
  На противоположном берегу можно было заметить похожий фургон, но запряженный двумя лошадьми. Уже темнело, когда лодка доставила похищенного человека на другой берег и фургон двинулся в путь.
  Он направился в Альт-Кидир - второй по величине после Этлы город и порт Делии.
  
  Закат в этот день казался необыкновенно красивым. Кроваво-красное солнце опускалось прямо на городские крыши, многочисленные шпили на башенках пронизывали его диск. Последние лучи подсвечивали густые облака, которые стали похожи на кровавые потеки, стекающие с небес на землю.
  Квитанское торговое судно "Сенгур" как раз покидало гавань Альт-Кидира. "Война - войной, а деньги делать нужно", - говорили квитанские торговцы и продолжали торговать с Делией несмотря на войну.
  Капитан с палубы юта смотрел на зловещий закат.
  - Может вернемся? - неуверенно проговорил он, повернувшись к стоящему рядом крепкому мужчине, лицо которого скрывала густая черная борода. Суденышко тем временем развернулось и вышло за волнолом. Повинуясь командам боцмана, матросы ставили паруса, но опытный капитан заметил, как медленно и с неохотой они это делают. - Не нравится мне сегодня закат. Не к добру, - добавил он.
  - Перестань, Альмис, - ответил бородатый, скорчив недовольную мину. - С каких пор ты стал таким суеверным? Или трусливым?
  Капитан отвернулся молча.
  - Чего молчишь? - повысил голос бородатый. - Мы с тобой столько дел провернули, а ты... Может мне стоит подыскать другого капитана?
  Капитан понял, что отмолчаться не получится, повернулся к собеседнику.
  - Господин Ульм, что я могу сказать? Вы наняли меня, вы платите деньги и мне остается лишь подчиняться. В противном случае судно ни в коем случае не вышло бы сегодня в море. Этот закат - предвестник бури. Известно множество историй, подтверждающих это. К примеру в 534 году по календарю Тарсела, экспедиция Сальватера отправилась в море при таком закате. Где она? Ни одно судно больше никто не видел. А 611 год - экспедиция адмирала Плая. Десять судов, десять лучших судов. И где они, господин Ульм? 652 год - торговец Алас вывел семь своих судов из Альт-Кидира при кровавом закате и попал в шторм едва удалившись от берега. Моряки в это верят. Моряки боятся такого знамения. Вот еще, 678 год...
  - Достаточно! - прервал капитана господин Ульм, кутаясь в свой черный плащ. - Это лишь совпадения и они ничего не значат, а если и значат, то мы все равно не сможем остаться в порту. С нашим грузом это слишком опасно.
  
  Ант пришел в себя и сразу же почувствовал сильнейшую боль в затылке. Он открыл глаза, но ничего не увидел - его окружила темнота. Пол под ним вдруг наклонился в одну сторону, затем в другую и так несколько раз. Он прислушался. Плеск волн, крики чаек, стук шагов над головой, далекий разговор, но слов не разобрать.
  Руки связаны, хорошо хоть не за спиной. Но все тело болит и ноет, правда не так сильно, как голова. Ногу свела судорога. Парень поморщился от боли, замер, не двигаясь. Боль медленно отступила, и что удивительно, вместе с ней почти исчезла и боль головная. Ант с облегчением вздохнул, попытался сесть. Кое-как ему это удалось. Он оперся обо что-то спиной, но в кромешной темноте не смог рассмотреть, что же это.
  Устроившись, он попытался вспомнить, что же с ним произошло. Вспомнил дворец, праздник, толпу придворных, короля с принцем у входа во дворец, принцессу в нежно розовом с белым платье... и все. Провал. Темнота. Затем проблеск света. Он пришел в себя от сильной тряски. Открыв глаза, он понял, что лежит связанный на дне фургона, а рядом восседает тройка бородачей в черных плащах.
  - Кто вы? - прошептал тогда Ант. Язык во рту с трудом ворочался, в горле пересохло. Хотелось пить. Да еще и пульсирующая боль в затылке не давала думать.
  - Наконец-то, очухался! - улыбнулся один из бородачей. - Я уж переживать стал, не слишком ли сильно приложили.
  И он хихикнул.
  - Кто вы? Куда меня везут? - пересиливая боль, спросил Ант, облизывая сухим языком пересохшие губы.
  Тот же детина, возможно старший, пнул его в бок ногой и сказал:
  - Ты, парнишка, лучше лежи и помалкивай. Мы хоть и должны тебя Хозяину в целости и сохранности привезти, но если будешь доставать, пару костей все же поломаем.
  И он заржал на этот раз намного громче.
  Ант притих, пытаясь собраться с мыслями, но мешала жажда. Будто стая диких кошек дерет горло. Закашлявшись, он попросил:
  - Хоть попить дайте, изверги.
  - Потерпишь. Скоро привал. Там, глядишь и глоток воды получишь, а может и поесть.
  Голода он совсем не чувствовал, хотя по солнцу определил, что уже утро следующего дня. Значит его везли всю ночь. Не удивительно, что все тело болит, особенно правый бок, на котором он лежит. Руки связаны за спиной, ноги тоже крепко стянуты веревкой почти до колен.
  На привал остановились около полудня. Двое мужчин стянули Анта с повозки и устроили под деревом. Третий вместе с возницей разжигали костер и принялись за готовку пищи.
  Взяв с Анта честное слово, что во время еды он не попытается сбежать, похитители перевязали ему руки спереди, и вручили миску с едой. Этот шедевр кулинарного искусства аппетит не вызывал, а скорее наоборот. Грязно-серая похлебка с кусочками чего-то, что Ант не смог определить ни на вид, ни на запах.
  Рассудив, что силы следует поддерживать, Ант поднес миску к губам, зажмурился на всякий случай и отхлебнул, сделав глоток. На вкус оказалось не так противно, как на вид. Не в том смысле, что похлебка оказалась вкусной, нет, но вполне съедобной.
  Он сделал еще несколько больших глотков. В миске еще оставалась половина, когда в теле появилась странная слабость, голова закружилась и он повалился на траву.
  Конвоиры засмеялись.
  - Правильно, что порошок ему подсыпал, - сказал самый невысокий, но Ант этого уже не слышал, провалившись в сон. - Теперь до самого города проспит, а может и больше.
  Крушение.
  
  Порт остался далеко за кормой, уже и берег исчез из вида, а багровое зарево все еще висело над горизонтом.
  Капитан долго стоял на палубе, вглядывался то вперед - в подступающую ночную темноту, то назад - на предвестие бури. Туда же посматривали и матросы, перешептывались, иногда поругивались, размахивая руками. Господин Ульм прохаживался на палубе юта с недовольным видом.
  - Господин Ульм, - обратился к нему капитан. - Я понимаю всю сложность нашего положения, но если мы погибнем, то ваше задание останется не выполненным. А этот закат...
  - Снова вы за свое?
  - Я прошу разрешения на заход в Парану на острове Обидос. Хотя бы на сутки. Сами видите, моряки напуганы и я не уверен, что смогу их держать в повиновении.
  - Вы мне угрожаете, капитан? - Ульм зло посмотрел на собеседника. - Мне кажется мы все уже обсудили.
  - Вами не правильно поняты мои слова, - потупился капитан. - Но посмотрите на них, - он кивнул в сторону полубака, где собралось два десятка матросов. - Вы когда-нибудь видели их такими?
  Ульм перевел свой взгляд на матросов. Палуба юта приподнята, поэтому все судно просматривается с нее отлично. Не одно морское путешествие пришлось пережить господину Ульму в его бурной жизни, и странности в поведении моряков он заметил и без подсказки капитана. Ни песен, ни смеха, ни игры в кости, обычных для времяпровождения в плавании. Наоборот, они казались подавленными и испуганными. Шептались о чем-то, бросая временами на корму недобрые взгляды. Вот только бунта перепуганной матросни мне не хватает, подумал Ульм.
  - Ветер крепчает, - заметил капитан.
  Ульм вздохнул.
  - В Парану, говорите? Нет, не возможно, - сказал он и не дожидаясь вопросов капитана, пояснил. - Нас легко могут вычислить, сами знаете, мы единственное судно, вышедшее в море.
  - Да, не смотря на предзнаменование, - вставил капитан.
  - Вот именно, - не смутился Ульм, - и если отправят погоню, то нас нагонят в порту Параны.
  Ульм действительно опасался погони. Его подручные, так виртуозно укравшие парня едва ли ни в самом дворце, все же наследили. Фермера, что вывез их из города, благополучно закололи, да и бросили на берегу залива вместе с фургоном и лошадкой. То, что его найдут, можно не сомневаться. А сопоставить похищение с убийством очень легко, как и догадаться, что похищенного переправили на другой берег. А иначе, что фермеру делать на берегу в дали от всех поселений? Логически мысля, любой поймет, что переправить похищенного человека на северный берег залива необходимо для того, чтоб доставить в ближайший порт, а это и есть Альт-Кидир.
  Ветер действительно заметно усилился. Ульм плотнее закутался в плащ. В голову пришла мысль, что капитан в чем-то прав. Корабль двигался на юг, подгоняемый северо-восточным ветром. Ульм планировал обогнуть полуостров Зуб Дракона и затем идти на север в Салузу или Табас - один из квитанских портов на западном побережье. Воды вокруг полуострова славятся сильными штормами и Ульм подумал, что планы следует подкорректировать, тем самым успокоив еще и матросов.
  - Идти в Парану опасно, - сказал он, взглянув на капитана, - но учитывая ситуацию, я решил направится в Кифу.
  Лицо капитана просияло.
  - Идем в Кифу, - крикнул капитан, вызвав одобрительный гул среди матросов. - За дело. Меняем курс.
  Пока капитан отдавал новые команды, Ульм спустился в свою каюту, расположенную рядом с капитанской. На небольшом столе лежала карта и он склонился над ней. В темноте почти ничего не видно и пришлось зажечь фонарь. Поводив пальцем по карте, он тихо произнес:
  - Кифа тоже не подходит. Это все еще территория Делии на том же острове, лишь чуть дальше Параны. А Делию обязательно нужно покинуть, как можно скорее. - Он взглянул на побережье Лазурного Берега. - Да, пойдем в Ланс или Сенту, по ситуации. А моряки пусть думают, что в Кифу.
  Он улыбнулся, сделал два шага, оказался возле кровати - каюта совсем небольшая. На одеяле меч в ножнах. Ульм поднял, вынул клинок из ножен. Сталь засверкала даже при тусклом свете фонаря.
  - Cutterkite. С ним Хозяин завоюет весь мир.
  
  Раскачиваясь с борта на борт на все увеличивающихся волнах, корабль медленно продирался через Кидирский пролив в сторону Кифы. Еще раз взглянув на карту, Ульм укрепился в мысли, что безопаснее добраться до Лазурного Берега, а оттуда переправить мальчишку и меч Хозяину по суше. Это займет дольше времени, но матросня, испугавшаяся заката, не вызывала доверия и Ульм решил сократить время пребывания на судне до необходимого минимума.
  - Капитан! - услышал он крик матроса где-то высоко над головой и вышел на палубу. - Кажется я вижу парус по корме!
  Матрос сидел в "вороньем гнезде" на самой верхушке мачты и указывал в сторону берега. Капитан взлетел на мачту, ничем не уступая в ловкости любому бывалому матросу, всмотрелся. Зарево уже почти погасло, лишь над самым горизонтом еще можно различить оранжево-красную полосу и на ее фоне то появлялся, то пропадал одинокий парус.
  Преследование? Как-то слишком скоро. И неужели кто-то еще отважился выйти в море при таком закате?
  Капитан впился взглядом в горизонт, но смог увидеть лишь темноту.
  - Что? - спросил Ульм, как только капитан спустился на палубу.
  - Похоже на парус.
  - Похоже, или все-таки парус?
  Капитан не ответил на вопрос, а дал команду на руль еще раз сменить курс. Судно закачало еще сильнее. Люди с трудом удерживались на ногах.
  - Ветер крепчает, - сказал капитан. - Зря мы вышли в море.
  Ульм схватился за леер, чтоб не упасть. В снастях стало посвистывать, мачты скрипели под напором раздутых парусов, того и гляди сломаются.
  - Паруса долой, - отдал команду капитан. - Штормуем.
  Холодные капли дождя ударили по лицу.
  
  - Капитан, смотрите, "Сенгур" уже уходит. А ведь только сегодня утром ошвартовался.
  Боцман ткнул грязным пальцем в сторону волнолома. И действительно, "Сенгур" вышел в море несмотря на недобрый закат.
  Капитан Тулкан схватил подзорную трубу и направил на уходящее судно. По палубе и мачтам уходящего судна сновали матросы, ставя паруса. На юте капитан и еще кто-то в черном плаще.
  Выйдя из порта, "Сенгур" взял курс на юг.
  Капитан Тулкан хищно улыбнулся и рявкнул:
  - Все по местам. Отходим!
  - Посмотрите на закат, - попытался возразить боцман. - Сегодня никак нельзя.
  - Отходим! - еще раз рявкнул капитан и работа закипела на палубе "Армана".
  Вскоре он под всеми парусами устремился на юг. Далеко впереди маячили паруса "Сенгура". Не зря они в такую погоду срочно вышли в море, раздумывал капитан. Уверен, у них есть чем поживиться.
  Ветер крепчал. Начался дождь. Испуганные матросы не спешили идти отдыхать, а с неподдельным страхом оглядывались на багровый закат. Совсем стемнело.
  Капитан долго смотрел вперед, на скрывшиеся в темноте паруса "Сенгура".
  - Поворачиваем на Парану, - скомандовал он, и судно медленно покатило на восток-юго-восток, с трудом справляясь с сильным боковым ветром и волнами.
  По нормальной погоде мы б их легко догнали, думал Тулкан, но придется отступить. Найду другую добычу.
  
  Судя по усилившейся качке не сложно определить, что судно не стоит у причала, а вышло в море. Только погода к плаванию не очень-то располагает. Прижавшись спиной к деревянной перегородке, Ант уселся и подвигал связанными руками, разрабатывая ноющие от боли суставы. Глаза немного привыкли к темноте. Сквозь небольшую щель в палубе над головой проникало совсем немного света, но и этого оказалось достаточно рассмотреть, что находится он в небольшой совершенно пустой коморке. Голая деревянная палуба и четыре стены, в одной из которых дверь.
  Руки и ноги связаны кожаными ремнями. Плохо. Простую веревку проще ослабить. Он попробовал зубами, но быстро понял, что вряд ли удастся освободиться.
  Лязгнул замок и дверь отворилась. В темном коридоре перед проемом двери он увидел двоих мужчин в черных плащах. У одного в руке фонарь. Он посветил им внутрь коморки. Второй шагнул через порог, осмотрелся, не обращая на пленника особого внимания и вышел.
  Дверь захлопнулась и снова лязгнул замок.
  Все произошло так быстро и неожиданно, что Ант даже спросить ничего не успел. Прислушался.
  - Хорошо, - услышал он голос одного из мужчин. - Покормить.
  До сего момента он не думал о еде и только сейчас понял, что голоден. Еще раз вспомнил похлебку, которой его кормили в дороге. Передернулся.
  Прошло некоторое время прежде, чем дверь вновь отворилась. Стараясь удержать равновесие на качке, в проеме двери появилась знакомая фигура в плаще. Фонарь стоял на палубе, а в руке незнакомец держал большую кружку и локтем прижимал к телу кусок хлеба.
  Кружку он поставил перед пленником на пол, а кусок хлеба бросил на колени.
  - Подкрепись, - сказал он. - Путь не близкий.
  - Куда вы меня везете? Кто вы такие?
  Мужчина обернулся на пороге, сочувственно улыбнулся и вышел. Ант снова остался один в темноте. Нащупал связанными руками кружку, отпил. Хм.. простая вода, причем с тухловатым запахом. Лучше, чем ничего. Хлеб оказался свежим. Скорее всего куплен сегодня в порту. Ант ел медленно, запивал водой и размышлял, кому же он мог понадобиться. Выкрасть человека из дворца дело рискованное.
  Света через щель в палубе поступало все меньше, следовательно вечереет. Вскоре стало совсем темно и он уже ничего не мог различить. Ему ничего не оставалось делать, как ждать. Качка все усиливалась. Развернувшись поперек, Анту удалось занять более-менее устойчивое положение. Он оперся ногами в одну переборку, а спиной и плечом в противоположную, благо, коморка оказалась совсем узкой. Как он не старался уснуть, ему это не удалось. Да и экипажу судна, видимо, тоже. Всю ночь сверху слышались какие-то крики, команды, свист боцманской дудки.
  О наступлении утра Ант узнал по светлым полосам над головой. Солнечный свет снова нашел лазейки и проник в его коморку. Через эту же щель с палубы попадала вода. Одинокие капли, но их за ночь оказалось достаточно, чтоб намок весь пол и вся одежда пленника. Он продрог, скрутился калачиком.
  За целый день к нему никто не пришел. Он лишь слышал ругань на палубе и споры. Понять дословно он не смог, но суть уловил. Часть моряков требовала поставить паруса. Другие спорили, доказывая, что это опасно при таком ветре. В чем заключается опасность, Ант не разобрал. Долгие споры закончились тем, что к вечеру паруса все-таки подняли, но лишь частично. Судно сразу стало меньше качать. Лишь один раз заложило на борт так сильно, что при желании можно было пройти по стене. Глиняная чашка, в которой принесли вчера воду покатилась, ударилась в стену и разбилась на несколько осколков. Пленник бросился к ним, выбрал один поострее. Не нож конечно, но стоит попытаться.
  Еще до наступления темноты Ант смог освободиться от связывающих его конечности ремней. Какое блаженство вновь оказаться свободным в своих движениях. Однако времени, чтоб насладиться этим чувством у него не оказалось. Шаги за дверью заставили Анта действовать. Зажав в руке самый длинный осколок кружки, он прижался спиной к стене возле самой двери.
  
  Капитан Альмис в компании сурового господина Ульма, широко расставив ноги, стоял на палубе юта, вцепившись крепкими руками за леера. Господину Ульму тоже с трудом удавалось устоять на ногах, и это при том, что судно качало гораздо слабее - поставив паруса, удалось сменить курс. Бороться с ветром не представлялось возможным, поэтому экипаж решил покориться ему, но капитан понимал, что ставить в такую погоду паруса - большая ошибка. Северо-восточный ветер нес судно к рифам, окружающим полуостров Зуб Дракона с востока и юга.
  - Посмотрите, Ульм, они неуправляемы. Я вас предупреждал. Они понимают, что ни Парана, ни тем более Кифа нам уже недостижимы. Наше спасение, спустить паруса и дрейфовать по воле волн и ветра. Без парусов скорость много меньше и есть шанс, что буря утихнет до того, как мы достигнем берега. С парусами же мы мчимся так, что, боюсь, уже этой ночью окажемся на рифах.
  - Вы так спокойны при этом, - зло ответил Ульм.
  Капитан взглянул на четверых вооруженных матросов, что стоят внизу у трапа. Взбунтовавшаяся команда отстранила капитана от управления судна. Его и Ульма разоружили, но запирать не стали, позволив остаться на палубе.
  - Надеюсь, вы не ждете, что я с голыми руками брошусь на них?
  Ульм фыркнул.
  - Вы должны держать их в повиновении своим авторитетом.
  - Любой авторитет тускнеет перед ликом опасности. Идиоты, вы только посмотрите, Ульм, они еще ставят паруса.
  На грот-мачте развернулся самый большой парус. Его тут же наполнило ветром. Показалось даже, что корабль рванул вперед еще быстрее. Что-то заскрипело, заскрежетало и мачта, не выдержав такого напора, треснула у основания над палубой, начала заваливаться на левый борт, полетели щепки.
  - Берегись, - успел крикнуть капитан.
  Мачта рухнула за борт, увлекая с собой нескольких матросов, что не успели спуститься. Их крики послышались за кормой. Корабль накренило на правый борт, грозя зачерпнуть воду.
  - Руби такелаж! - заорал капитан и бросился вниз, вырвал топор из рук матроса и принялся рубить канаты, которые не давали мачте оставить судно в покое. Ее обломки колотили о борт и днище судна так, что весь корпус содрогался от этих ударов.
  Еще несколько матросов бросились на помощь капитану. Вместе они быстро обрубили канаты и судно выровнялось, перестав черпать бортом воду. Снова начался дождь.
  Отбросив топор, капитан повернулся к матросам.
  - Убрать паруса, - сказал он.
  Матросы стояли в нерешительности, поглядывая то на капитана, то на боцмана, который и затеял бунт. Это по его приказу были поставлены все паруса, и чем это закончилось все видели.
  Боцман с длинным ножом в руке стоял у противоположного борта.
  - Капитан, вы низложены. Не советую лезть на рожон.
  Несколько других матросов сгруппировались вокруг боцмана, оказывая поддержку.
  - Как знаете, - махнул рукой Альмис и поднялся на ют.
  Зло ругнувшись, боцман что-то сказал матросам. Те с опаской полезли на оставшуюся носовую фок-мачту собирать паруса. Остался поднят лишь один, уже потрепанный на ветру парус. Он не удерживал судно на курсе и болтанка усилилась снова.
  - Вода во втором трюме! - раздался чей-то крик.
  Все взоры обратились на капитана.
  Команды посыпались из него потоком.
  Большую часть матросов он отправил в трюм заделывать течь. Еще нескольких - проверить остальные отсеки судна. Боцман злой на то, что из-за его ошибки судно лишилось мачты и получило пробоину ее обломком, и еще больше потому, что матросы снова подчинились капитану, бросился в трюм. Он носился там по колени в воде, распихивал попавшихся на пути и раздавал указания направо и налево.
  - Что вы делаете, ослы, придурки, крысы сухопутные. Не так, - орал он и бросился к группе матросов, заделывающих самую большую пробоину, сделанную упавшей мачтой. Он ударил по голове подвернувшегося матроса и что было сил отшвырнул его в сторону. Отлетев на несколько метров, тот плюхнулся в воду.
  - Ты что творишь, - заорал матрос, поднимаясь на ноги. - Или тебе мало того, что уже произошло?
  Так и не приступив к работе, боцман обернулся. В его руке сверкнул нож. Матрос достал свой.
  - Ну попробуй, - пробубнил он.
  Другие матросы тем временем кое-как заделали течи. Вода почти прекратила поступать. Можно было бы вздохнуть с облегчением, но предстоящая схватка теперь захватила всех. Кто-то разжег факела, чтоб осветить место поединка. Все разошлись по сторонам, уступая место драчунам. Они же топтались на месте, лишь иногда делая ложные выпады. Несколько раз они сходились, звенел металл и они отскакивали в стороны. Вот снова сошлись. Нож боцмана отлетел в сторону и исчез под водой. Искать его бессмысленно, а матрос делает выпад за выпадом. Боцман получил несколько ран на руках и на груди. Вода в трюме окрасилась кровью. Тогда боцман вырвал из рук одного из матросов горящий факел и ударил нападающего в лицо. Тот отшатнулся, крича от боли, споткнулся, снова упал в воду. Боцман бросился на него, но тот каким-то чудом извернулся, выбил ногой факел, а ножом полоснул боцмана по правому боку. Теперь боцман погрузился в воду, а зрители отскочили в противоположную сторону. Никто не обратил внимания, что выбитый из рук боцмана факел отлетел в угол, где стоят деревянные ящики, а на них навалено старое тряпье и веревки.
  Огонь занялся мгновенно, охватив ящики, перекинулся на переборку между трюмами и пополз вверх к палубе. Трюм тут же наполнился едким дымом.
  - Туши! - закричал кто-то.
  Несколько человек стали загребать воду ладошками, плескали на огонь.
  - Ведра! Ведра несите.
  Пламя охватило и трап, по которому можно выбраться из трюма. Люди оказались отрезаны от выхода. Когда сверху на палубе заметили языки пламени, выбивающиеся из открытого лаза в трюм, оказалось слишком поздно. Матросы таскали воду ведрами, заливали огонь, но яркие языки тут и там уже пробивались сквозь настил палубы, распространялись все дальше, не смотря на дождь.
  Капитан Альмис, стоя на юте, с тоской в глазах смотрел на погибающее судно. Рядом стоял господин Ульмис, едва сдерживая дрожь в руках.
  - Капитан, руль сломан, - обреченно доложил рулевой. - Похоже мачтой зацепило.
  А северо-восточный ветер нес судно прямо на скалы, опоясывающие южную оконечность полуострова Зуб Дракона.
  
  Когда дверь со скрипом отворилась и человек с фонарем в руке вошел в коморку, где держали Анта, пленника он не увидел. Прижавшись спиной к стене у самой двери, Ант выжидал, чтоб человек вошел внутрь. Увидев коморку пустой, тот так и сделал. Пленник бросился на него сзади и что было сил ударил осколком кружки в горло. Что-то заклокотало, забулькало. Поток теплой крови залил Анту руку. Придержав, он опустил уже мертвое тело на пол. Оружия у убитого не оказалось. Ант погасил фонарь и вышел в коридор. Заметил в нем еще две двери. Сжимая окровавленный осколок, рывком вошел в одну из них. Оказался в какой-то кладовой, заполненной мотками веревок, кипами брезента, такелажными блоками. Ничего полезного.
  Ко второй двери подкрался, как кошка, не издав ни малейшего звука. За дверью оказалась каюта. К счастью пустая. Вот только на кровати он увидел свой меч. Бросился к нему, быстро надел перевязь. Здесь же на кровати обнаружил и свой нож. Обрадовался, всунул в голенище сапога, где он и был до этого. Похитители его хорошенько обыскали в фургоне и вместе с мечом отобрали и нож.
  Вооружившись, Ант выскользнул из каюты. На палубе слышались крики, ругань и проклятия. Он подкрался к концу коридора, выглянул через открытую дверь наружу. Стоя в темноте коридора, он не переживал, что его заметят. Лил дождь, по мокрой палубе сновали матросы с ведрами. Одни набирали воду из-за борта, другие лили куда-то, заливая огонь, языки которого вырывались из под палубы в средней части судна.
  - Камни справа по борту! - закричал кто-то. - Нас несет на них.
  Ветер и волны несли неуправляемый корабль прямо на торчащие из воды черные камни. Их уже можно рассмотреть в бликах пламени. Не нужно быть моряком, чтоб понять, крушение неизбежно. Не дожидаясь, Ант выбежал на палубу и бросился в бушующие волны.
  Через несколько мгновений сквозь свист ветра он услышал треск разбившегося о камни корабля и крики людей. Что-то полыхнуло и погасло. Лишь на секунду Ант оглянулся на тонущее судно. Накатившая волна подхватила его и бросила на торчащий камень. Он ударился головой и погрузился в темноту.
  Когда он вновь открыл глаза, то понял, что находится на берегу. Он выплюнул соленый песок и приподнялся. Море бушует всего в нескольких шагах от него. Все еще ночь, но звезды такие яркие, что видно вокруг едва ли не как днем. В обе стороны - узкая полоса песка. За ней - почти отвесные скалы. Где-то в вышине услышал характерный хлопающий звук. Не хватало после всего пережитого стать ужином или завтраком для дракона. Собрав последние силы бросился к скалам. Укрывшись в их тени, побрел вдоль, выискивая место, пригодное для укрытия. Заметил какую-то щель у самого песка, кое-как протиснулся через нее и оказался не то в гроте, не то в пещере. В темноте не поймешь.
  Отдышавшись, Ант прислушался. Ничего подозрительного, кроме завывания ветра и шума прибоя. Тогда он снова пробрался через щель обратно и выглянул наружу.
  Дракона он заметил на берегу метрах в двухстах от расщелины, где укрылся. На песке лежит человек, а дракон деловито его обнюхивает. Хищник толкнул распростертое тело лапой. Человек пошевелился и закричал. Видимо пришел в себя и увидел перед собой чудовище. Это последнее, что человек сделал в жизни, ибо в следующее мгновение челюсти дракона сомкнулись, отхватив добрую половину туловища.
  Оставшуюся часть он ел медленно и аккуратно, соблюдая все правила драконьего этикета. В какой-то момент он прервался, сделал шаг в сторону, где укрылся Ант, осмотрелся, но все же вернулся к прерванной трапезе.
  Неужели меня учуял, подумал Ант, или еще кого заметил. Стараясь двигаться как можно тише, Ант выбрался из расщелины наполовину и оглядел берег. Так и есть, шагах в пятнадцати от него рядом с большим камнем лежит человек. Раньше Ант его не заметил, а может принял за камень. Человек пошевелился, поднял голову и увидел дракона, замер.
  Как только зверь отвлекся, Ант выскочил на песок, схватил человека за руки и поволок к укрытию. Не мудрено, незнакомец не видя Анта, испугался и заорал так, что и в Этле могли услышать, не говоря о драконе в двухстах метрах от них.
  - Тихо ты, - рыкнул Ант, но это уже не помогло.
  Дракон сразу смекнул, что может лишиться второй пайки, взмахнул крыльями, мощные ноги оттолкнули тяжелое тело от земли и он полетел в их сторону. Как ни быстр дракон, но Ант успел пролезть в расщелину сам и затянул спасенного, ободрав при этом кожу на руках и боках обеим.
  - Зато живы, - успокоил он спасенного.
  Потеряв лакомую добычу из вида, раздосадованный дракон пыхнул огнем в сторону расщелины, обдав людей жаром, и вернулся к недоеденным останкам.
  Ант посадил спасенного на землю, оперев спиной о стену пещеры. На всякий случай отстегнул у незнакомца меч и отложил подальше в сторону. Сам уселся напротив, поближе к расщелине.
  - Я узнал тебя, - сказал спасенный. - Ты пленник, которого везли на корабле.
  - Верно, - не стал обманывать Ант.
  - Удивительно, что тебе удалось спастись. Господин Ульм не позволял развязать тебя.
  - Да, мне удалось.
  Вдаваться в неприятные подробности совсем не хотелось.
  - Повезло, - о чем-то задумавшись сказал человек, встрепенулся, поправился, - мне повезло, что тебе удалось. Ты спас меня и теперь я твой должник.
  - Кто такой этот господин Ульм? - спросил Ант.
  - Он нанял мой корабль, чтоб перевезти тебя.
  - Твой корабль?
  - Да. Я капитан.
  - Как интересно. И куда же вы должны меня доставить?
  Капитан ответил без раздумий, значит сказал правду.
  - Сначала в Квитанию, а дальше я не знаю. Возможно в Замок Зольт - к Хозяину господина Ульма.
  - Зачем я кому-то понадобился? - спросил Ант. - И не проще ли поговорить, чем похищать?
  - Это вопросы не ко мне. Я лишь подчинялся Ульму. Он всегда хорошо оплачивал услуги. Он, возможно, и знал больше, но его, увы, уже не спросишь.
  - Почему? Может ему тоже повезло и он спасся.
  Капитан хихикнул.
  - Ага! Лежит сейчас преспокойненько в желудке у дракона и переваривается. Я узнал его меч, что валялся возле тела.
  Ант разочарованно вздохнул. Человек, который мог прояснить причину, зачем его похитили, не выжил.
  - Что ж, - сказал он, - нам придется провести в этой пещере некоторое время, как минимум до утра. Надеюсь, капитан, от вас не нужно ждать неприятностей?
  - Я же сказал, я ваш должник. Кстати, мое имя Альмис.
  - А я - Ант.
  Они посидели молча, затем Ант сказал:
  - Как рассветет, пойдем на разведку. Правда пейзаж, что мне удалось рассмотреть с берега, не внушает оптимизма. Сплошные отвесные скалы.
  - Не знаю, как мне вообще удастся выбраться, - сказал капитан. - По-моему, я вывихнул ногу. Очень болит.
  - Утром посмотрим.
  Боль во всем теле и усталость буквально валили с ног. Обняв оба меча - свой и капитана, Ант улегся на полу и уснул. Капитан тоже тихо посапывал. Разбудило обоих светлое пятно, заползшее в пещеру.
  - Вот и рассвет, - буркнул Ант и направился к выходу, осторожно осмотревшись, выбрался наружу.
  Капитан Альмис, кряхтя от боли, выполз следом.
  Буря закончилась. Ветер, уже не такой свирепый, все еще посвистывал в скалах, поднимал в море волны, но со вчерашним это не сравнить. Солнце уже поднялось из морских пучин и приятно пригревало. Ант с удовольствием подставил тело под его теплые лучи. В сырой пещере он здорово продрог ночью.
  Он помог капитану сесть на большой камень и сказал:
  - Посмотрим ногу. Снимай сапог.
  Тот попытался, но тут же скривился от боли. Тогда Ант ножом распорол голенище и стянул сапог. Нога очень распухла, покраснела. Пощупав сустав, Ант определил, что там действительно вывих.
  - Сейчас будет немного больно, - сказал он. - Я постараюсь вправить сустав.
  - Ты что, врач? - недоверчиво спросил Альмис.
  - Нет, но в Академии я изучал оказание первой медицинской помощи. У нас преподаватель был очень строгий.
  - В какой такой академии? Не знаю никаких академий. Если ты не врач, не притрагивайся к моей ноге!
  - Ты же не сможешь идти.
  - Плевать. Не хочу остаться калекой, так что не тронь, - он попытался сунуть ногу обратно в сапог, но выронил его, скривившись от боли.
  Ант отступил на шаг.
  - Как знаешь. Дело твое. Только мы не можем находиться здесь долго. Нужно куда-то идти.
  Капитан оглянулся по сторонам, выругался.
  - Я тебя не держу. Иди один.
  - Не для того я тебя спасал от дракона, - сказал Ант, - чтоб бросить умирать от голода в холодной пещере. День или два мы можем здесь побыть, если найдем пищу, а там все равно нужно уходить.
  - Если ты вытащишь из воды вон тот бочонок с солониной, - капитан ткнул пальцем в сторону моря, - то от голода мы точно не умрем. По крайней мере в ближайшее время.
  Ант бросился в воду, где на волнах то подпрыгивал вверх, то пропадал из вида пятидесятилитровый бочонок. Без особого труда подхватив его, парень вынес добычу на берег.
  - Вопрос с питанием решен, - довольным голосом сказал Альмис. - Осталось найти воду. После пары кусочков солонины от жажды можно с ума сойти.
  - Умеешь ты испортить даже хорошие новости, - усмехнулся Ант. - Нужно отправляться на поиски.
  - Какие поиски? - усмехнулся капитан. - Не утруждай себя. Здесь мы и помрем.
  - Это еще почему?
  - Я немного знаю это побережье, - ответил Альмис. - Если пойти туда - на север, то можно было бы дойти до самой Этлы. Вот только скалы вскоре подойдут к самой воде. Взобраться на них невозможно. Если пойти на юг, то там можно найти место, чтоб подняться на плато. Но сверху ждет безводная пустынная степь и драконы.
  - И что же нам делать?
  Опустив взгляд, Альмис сказал:
  - Смириться.
  - Ну уж нет! На такое я никогда не соглашусь. Пойду воду искать.
  Капитан ничего не ответил, а лишь постанывал от боли, когда Ант перетащил его поближе к расщелине и усадил на песок, рядом положил меч. Бочонок с солониной ни без труда протащил в пещеру.
  - Скоро вернусь, - сказал он и прихватив небольшое деревянное ведро, выброшенное волнами на берег, пошел по направлению к Этле.
  Путешествие заняло несколько больше времени, чем предполагалось. Солнце уже прошло наивысшую точку и стало медленно клониться к верхней границе скал, нависших над головой. Полоса песка, отделяющая скалы от воды становилась все уже, пока совсем не исчезла. Дальше идти оказалось невозможно. Волны все еще неспокойного моря глухими ударами разбивались о скалы, взметая снопы брызг и клочья пены.
  Тупик.
  Пришлось возвращаться. Нельзя сказать, что поход оказался напрасным. Скорее наоборот. Во-первых, он убедился, что этим путем в город не добраться. Во-вторых, ему удалось найти воду. Не так много, но все же. Она скопилась после дождя в выемке громадного камня, на который он влез, прилагая ни мало усилий.
  Долго не раздумывая, Ант направился в обратный путь.
  - Я уж думал, твои косточки дарны обгладывать сегодня ночью будут, - весело крикнул капитан, заметив приближающегося с ведром парня.
  - Этого вы не дождетесь, капитан, - усмехнулся он в ответ. - Я еще пожить собираюсь. Вот, воды добыл.
  Он подал ведро сидящему. Тот жадно припал, глотая теплую воду. Напившись, отставил ведро, по мокрой бороде провел ладонью.
  - Как нога? - спросил Ант.
  Капитан отмахнулся, глядя в морскую даль.
  - По прежнему.
  - Жаль, - пробормотал Ант, о чем-то задумавшись.
  - Перекусить бы? - сказал капитан. - Вечер, а еще ничего не ели. Солонинка ждет.
  - Да, сейчас, - сказал Ант и глядя на вытянутые ноги товарища по несчастью, решил, что лучшего момента не дождется, присел, схватил больную ногу и резким движением вправил сустав на место.
  Громкий крик капитана разнесся эхом в прибрежных скалах, а тяжелый кулак попал под левый глаз самозваного доктора. Ант растянулся на песке, охнул.
  - Еще спасибо скажешь, - потирая ушибленное место, поднялся на ноги.
  Капитан не унимался. Из его уст сыпалась отборная брань. Такой Анту не доводилось слышать не только здесь - на Алдане, но и на Земле.
  Все же операция прошла успешно и к вечеру боль в ноге стала утихать, а на утро Альмис вообще смог передвигаться самостоятельно, прихрамывая.
  
  
  Возвращение в Этлу.
  
  - Нечего было переживать. Ничего страшного со мной не произошло.
  - Ты пропал на две недели. Тебя выкрали прямо из под нашего носа. Это невероятно, но это произошло. И мы не знаем кто и зачем это сделал. То, что ты смог вернуться, просто чудо.
  - Наверное, я родился в рубашке, - усмехнулся Ант и подошел к окну. В библиотеке свежо и прохладно. Створки окна распахнуты настежь. Моросит мелкий дождь.
  - Не будь столь легкомысленным, - не унимался принц. - Это серьезное дело. Нам удалось найти свидетелей, которые видели, как тебя в гавани погрузили в фургон фермера и повезли к южным воротам. Мы отправили погоню. Фермера нашли убитым на берегу залива. Так что не думай, что это шутки. Кто-то серьезно намеревался заполучить тебя.
  - Это глупо. Кому я могу понадобиться? Да еще и людей убивать ради моего похищения. Кир, это бред или какая-то ошибка.
  - Как знать? Ведь я тебе рассказывал о Cutterkite. А он сейчас у тебя. Возможно, кто-то узнал об этом и решил заполучить и тебя и меч, - принц замолчал, взгляд его пробежал по потолку.
  Он откинулся на спинку кресла и подумал, что такое возможно. Ведь тот же Ольтарий узнал о его появлении. Только Ольтарий не смог узнать, что Ант находится совсем рядом, во дворце. Может, стоило признаться, сообщить и отцу и волшебнику, что добывший легендарный меч человек и есть его новый друг. Может тогда удалось бы избежать похищения.
  - Кто мог узнать, Кир? Я этот меч практически не ношу по твоему же совету. Всего пару раз и одевал то.
  Кир пожал плечами.
  - Давай забудем эту историю, - предложил Ант, усевшись на подоконник.
  - Ладно, - неохотно согласился принц.
  Дверь тихо отворилась и порог переступила принцесса.
  Заметив их, девушка произнесла тихим приятным голосом:
  - Я не помешала? Не знала, что здесь кто-то есть.
  Принц вскочил с кресла, а Ант спрыгнул с подоконника.
  - Входи, сестричка, - улыбнулся Кир. - Я вас сейчас познакомлю.
  Она медленно прошла в середину зала. Ант смотрел на нее неотрывно. Он увидел ее во второй раз и уже понимал, что любит и всегда будет любить лишь эту девушку. Он застыл, не в силах пошевелиться либо сказать хоть слово.
  - Брат много рассказывал о вас, - улыбнулась ему принцесса. - Мы все очень переживали, когда вас похитили.
  - А-а... не стоило..., - пробормотал Ант, смутился, - то есть, я не то хотел сказать...
  Девушка хихикнула, а Кир ляпнул:
  - Что вы смотрите друг на друга, как завороженные. Влюбились, что ли?
  - Дурак! - воскликнула Далия, залившись краской, а Ант швырнул в друга книгой, оказавшейся под рукой.
  Тот ловко словил этот метательный снаряд и залившись смехом положил на стол.
  - В точку! - сказал он сквозь смех.
  Все немного расслабились, Ант успокоился, даже румянец с лица немного сошел.
  Принцесса устроилась на диване и обратилась к Анту:
  - Расскажете мне свою историю?
  - Ну вот еще, - вмешался Кир. - Он уже все рассказал батюшке, а ты была неизвестно где...
  - Ничего, ничего, - перебил его друг. - Я с удовольствием расскажу еще раз, если принцессе интересно.
  - С вами все ясно, - усмехнулся Кир и уселся в кресло. - Тогда валяй. Расскажи нам, как тебя уволокли в самый интересный момент.
  Поудобнее усевшись в свободное кресло, Ант начал рассказ с того самого, как выразился принц, "интересного момента", когда принцесса появилась в поле зрения придворных. По взгляду ее можно легко определить, что слушает она с интересом, лишь иногда не сдержавшись, восклицала "какой ужас" или "кошмар".
  - На берегу мы прожили с капитаном Альмисом почти неделю, ожидая, пока он сможет нормально ходить, а потом собрались двигаться на юг. К своему удивлению, выбравшись утром из расщелины, предоставившей нам убежище, чуть южнее мы обнаружили стоящий на якоре корабль. Капитан присмотрелся и узнал судно.
  - Это "Арман", - сказал он. - Судно герцога Куха.
  Мы бросились к берегу, размахивая руками и крича во все горло, призывая на помощь. Нас быстро заметили и начали спускать шлюпку. Вскоре она уткнулась носом в берег в нескольких шагах от нас и из нее выпрыгнул высокий молодой человек, направился к нам по колени в воде.
  - Это Тулпан, сын герцога, - шепнул мне Альмис.
  В общем, так мы и оказались на борту "Армана" и сегодня ошвартовались в порту Этлы. Вот и вся история.
  - Удивительно! - воскликнула принцесса. - Вам повезло, что Тулпан оказался там.
  - О да, он оказался там не случайно, - пояснил Ант. - Он видел, как судно капитана Альмиса покидает гавань Альт-Кидира несмотря на страшное предзнаменование, как считают моряки. Это его заинтриговало и он решил отправиться следом. Уж с какой целью, мне доподленно не известно, но капитан Альмис намекнул, что некоторые суда Куха не брезгуют разбоем. Во всяком случае Альмис соврал, что груз затонул вместе с судном, а обо мне сказал, что я напросился в пассажиры. Тулпан следовал по пятам до самой ночи, но когда понял, что надвигается буря, сменил курс на Парану, а когда понял, что непогода не позволит дойти до порта, он приблизился к острову и укрылся за ним от ветра и волн. Этим он спас и корабль и команду.
  - Почему же капитан Альмис не поступил так же? - спросила принцесса.
  - Как я уже говорил, ему пришлось подчиниться приказу работодателя, который нанял его и корабль с командой.
  - Ясно, - кивнула девушка и задала следующий вопрос. - Так каким же образом судно капитана Тулпана оказалось у побережья Зуба Дракона?
  - Он логично подсчитал, что "Сингур" в такой шторм обязательно выбросит на скалы. Переждав бурю, он отправился на поиски. Как видите, он оказался прав. На берегу впередсмотрящий заметили обломки и капитан приказал стать на якорь, чтоб обследовать местность и поискать спасшихся. Так что в некотором роде нам действительно повезло.
  - А капитан Альмис, он сейчас где?
  Ант усмехнулся. Из окна подуло свежим ветром, заколыхало штору.
  - Он не очень обрадовался, когда узнал, что "Арман" направляется в Этлу. Поэтому сразу покинул борт судна и скрылся. Думаю, он уже далеко за пределами города.
  - Вы не пытались его задержать?
  - Зачем, принцесса? Он лишь выполнял работу, для которой его наняли. Лично мне он ничего плохого не сделал.
  Кир хмыкнул, выражая явное несогласие и сказал:
  - Зря. Его следовало бы допросить с пристрастием. Уверен, он знает больше, чем сказал.
  - Возможно, - не стал спорить Ант.
  - А вам не было страшно выпрыгивать за борт в бушующее море? - вовремя сменила тему Далия. Ничуть не смущаясь, она все время с интересом разглядывала собеседника.
  Ант немного растерялся от такого вопроса. Конечно, ему было страшно. Вот только выхода другого он не видел. Ему казалось, что это единственный шанс на спасение. Признаваться стыдновато, но и врать не хочется. Он сказал, как есть.
  - Почему вы смеетесь? - спросил Ант, заметив улыбку на устах девушки и даже немного обиделся.
  - Я не смеюсь, - ответила она. - наоборот, мне импонирует твоя прямота и честность. Не каждый парень признается девушке, что чего-то испугался.
  - Знаете, Далия, если б мне кто сказал, что в такой ситуации ни капли не испугался, я б ему ни за что не поверил. Я вообще считаю, что ко лжи, к обману прибегают лишь слабые люди. Им не хватает смелости сказать правду либо поступить правильно и они таким образом защищаются, придумывая себе более легкий выход.
  - Возможно, - сказала принцесса, пожав плечиком. - Никогда об этом не думала.
  - Я тоже, - усмехнулся Ант.
  
  - Неудача, Хозяин, - почти шепотом произнесенные слова громом разнеслись по большому полутемному залу, освещенному лишь факелами на стенах и колоннах.
  Да еще светлое пятно у горящего камина в дальнем конце зала. С резного кресла, установленного напротив камина, поднялся человек и обернулся к говорившему. Издали его можно было принять за юношу, высокого и худого, но густая черная борода, достающая до груди к образу юноши никак не подходила. Если же к человеку приблизиться, то без труда можно заметить, что он совсем не молод. Правда и не стар. Жесткое самоуверенное лицо, орлиный нос, остро выделяющиеся скулы, заметные несмотря на густую бороду и небольшие недобрые глаза. Левую щеку от самого глаза пересек длинный шрам хорошо заметный на бледной коже и теряющийся где-то в бороде. Все это обрамлялось шапкой густых черных волос.
  - Что? - резко спросил он и вопрос, отразившись от стен и высокого свода, прозвучал несколько раз.
  Среднего роста коренастый мужчина в черном плаще подошел ближе. От волнения он мял в руках черную же шляпу.
  - Ему удалось ускользнуть от наших людей.
  - Каким образом? Ведь уже доложили, что он захвачен.
  - Все верно, Хозяин, но "Сингур" попал в шторм и разбился на рифах возле Зуба Дракона. Спаслись лишь двое - он и капитан Альмис.
  Хозяин нахмурился, что не сулило ничего хорошего.
  - Меч? - коротко спросил он.
  - У него. Ему как-то удалось снова завладеть мечом.
  - Бестолочи! - заорал Хозяин, внезапно придя в ярость. Он схватил каминную кочергу и швырнул ее, едва не попав в докладчика. Тот вовремя успел пригнуться, не то лежал бы на гранитном полу с раскроенной головой. Кочерга со звоном упала на пол и ударилась в противоположную стену.
  - Ничего сами не могут сделать, - продолжал Хозяин, немного спустив пар. - Даже лучшие. Я ведь Ульма послал на это дело. Где он?
  Мужчина в плаще отступил на шаг на всякий случай, хотя других метательных предметов поблизости не наблюдалось, собрался с духом. Что сейчас будет? Ульм - любимчик хозяина. Ну... один из любимчиков.
  - Он погиб при крушении, - скороговоркой сообщил он и слегка зажмурился.
  - Кретины! - рявкнул Хозяин, но уже не так громко.
  Докладчик вздохнул свободнее. На этот раз как будто пронесло.
  - Капитан Альмис поселился в Этле в гостинице, - продолжил он доклад уже поспокойней. - Он отправил гонца с этим сообщением, а сам решил остаться в Этле и попытается втереться в доверие к цели. Будет вести наблюдение.
  - Хоть что-то хорошее, - буркнул Хозяин. - Меня интересует, когда его доставят?
  - Доставят, господин Эльтарий, скоро...
  - Сколько раз вам всем нужно повторять, а, бестолочь, - зловещим шепотом прервал его Эльтарий, и у того мурашки побежали по коже, - сколько раз говорить, чтоб не называли меня этим именем?
  - Да-да, простите, господин э... Хозяин...
  Хозяин брезгливо отвернулся, подбросил в камин еще одно полено.
  - Так когда? - переспросил он.
  - Пусть немного успокоится, потеряет бдительность. Тогда мы его и хапнем, - мужчина в плаще едва ли не с ужасом ожидал реакции Хозяина.
  Тот устало опустился в кресло.
  - Действуйте! И побыстрее.
  
  Брошенные земли.
  
  Между тем дни бежали вперед, складывались в недели, а недели в месяцы. Ант снова возобновил тренировки для офицеров в казармах города. По вечерам часто виделся с принцессой и все отчетливее понимал, что влюблен до беспамятства. Да и девушка отвечала ему симпатией. Начать ухаживать за принцессой Ант не решался, как никак особа королевской крови. Неизвестно, как в Делии к такому отнесутся члены королевской семьи. Мысли об этом не покидали парня ни днем ни ночью. Чтоб хоть как-то отвлекаться, он все свободное время проводил в библиотеке, стараясь почерпнуть как можно больше знаний об Алдане.
  Однажды по своему обыкновению Ант просиживал в библиотеке, листая потертую толстую книгу. Несмотря на толщину, листов она насчитывала не так уж и много. Все листы из хорошо выделенной, и выбеленной кожи. Книга представляла собой нечто в виде атласа материка. На первом же развороте двух страниц он увидел карту и с интересом стал рассматривать, читая необычные названия. За картой шло описание королевств, обозначенных на ней. Информации там содержался минимум, но Ант признал, что его ночной знакомец Стил довольно точно все описал. И ситуация, как видится, не столь сильно изменилась за долгие годы, ибо атлас выглядит далеко не новым.
  Взгляд Анта зацепился за невзрачное название Брошенные Земли. На карте это довольно обширные территории на северо-западе материка. А вот в описательной части книги о Брошенных Землях он не нашел ни строчки, ни словечка. Он решил при случае спросить у Кира, отложил книгу.
  Уже потянулся к фонарю, чтоб задуть его, как дверь отворилась и через порог переступил принц.
  - Конечно! - воскликнул он. - Где же тебя искать, если не здесь.
  Ант развел руки в стороны, соглашаясь.
  - Что изучаешь на этот раз?
  - Да вот, - Ант придвинул книгу к принцу, когда тот уселся у стола, - атлас нашел. Занимательно и познавательно.
  - Молодец.
  Принц повертел книгу в руку, скривился, будто лимон откусил и сказал:
  - Старье. Ладно, пойду на воздух, прогуляюсь. Компанию не составишь?
  - С удовольствием. Только ответь на один вопрос.
  - Давай, спрашивай, - позволил Кир и отошел к двери.
  - В атласе я увидел территорию, о которой ни слова в описании. Брошенные Земли...
  - Стой, стой, стой, - перебил его принц, даже выставив вперед руку, как бы останавливая товарища. - Это больная тема в Делии. Мой тебе совет, ни у кого о Брошенных Землях лучше не спрашивай.
  - Почему?
  - Плохие места.
  Ант насупился.
  - Ты ж меня знаешь, Кир. Теперь я точно не успокоюсь, пока все не раскопаю.
  Принц насупился, подумал мгновенье.
  - Ладно, пошли пройдемся, и я для тебя проведу краткий курс истории. Лучше уж я, чем ты будешь докучать другим и раздражать вопросами.
  - Идет! - обрадовался Ант, затушил фонарь и вышел из библиотеки следом за принцем.
  Коридор вывел друзей к боковой двери и вскоре они уже прохаживались по аллеям дворцового парка.
  - В былые времена на месте Брошенных Земель раскинулось богатое и цветущее королевство. Большие города, богатые урожаем поля, леса, полные дичи, реки, полные рыбы. Там было все, о чем только можно мечтать. И звалось то королевство... ни за что не угадаешь... Делия. Обширные и богатые территории королевства защищал от остального мира горный массив, носящий название Защитный Хребет. Ты наверняка видел на карте.
  - Да, - подтвердил Ант, - видел.
  - По нему проходила единственная граница королевства с Квитанией. Квитанцы хоть и воинственны, но в Делию не совались. Туда можно было пройти лишь по одному единственному ущелью, но это не простое задание. Во первых по ущелью протекает река Муара и узкая извилистая горная дорога пересекает ее множество раз. На всех наиболее узких и опасных местах Высились защитные башни и небольшие крепости делийцев. Так что по суше напасть на королевство не представлялось возможным. С моря тоже все города были защищены так, что могли выдержать длительную осаду. Во всяком случае так описывали древние авторы. Многие годы королевство жило в благополучии и процветании, пока на него не обрушились беды. Это произошло при правлении короля Ариана VII.
  Началось с того, что за одну ночь в Междуречье появился Черный Замок в последствии названый замком Зольт. Без помощи волшебства тут не обошлось.
  - Ты шутишь? - перебил Ант принца. - Очередная сказка Алдана?
  Кир остановился. Свежий ветерок с залива шелестел листвой деревьев. В траве стрекотали цикады.
  - Это официальная версия истории королевства Делия, - совершенно серьезно ответил принц, и медленно пошел по аллее к берегу. - Самые, можно сказать, неприятные ее моменты. Я знаю, ты скептически относишься к проявлениям волшебства. Могу тебя понять. У нас тоже многие не верят, потому что сталкиваться не доводилось. Однако бывает происходят такие вещи, которые иначе как колдовством не объяснишь.
  - Уверен, всему можно найти объяснение, - возразил Ант.
  - Тогда объясни, как за одну ночь мог появиться замок. За ночь его без колдовства не построишь.
  Ант подобрал на берегу камень и запустил жабкой. Получилось не очень. Камень скакнул два раза и ушел под воду.
  - Древний автор мог преувеличить. Замок наверняка строили обычным образом, но пока от него не исходила угроза, а я так понимаю, проблема пошла именно от замка, на строительство никто не обращал особого внимания. Обычное дело в богатом и процветающем королевстве. Как тебе?
  - Приемлемо, - согласился принц. - Только как ты объяснишь, что от самого высокого шпиля замка начали клубиться и расходиться во все стороны грозные снежные тучи. И это в середине лета. Причем суровых зим с морозом там вообще не бывало.
  Ант пожал плечами, сказал неуверенно:
  - Какой-то природный катаклизм. Циклон... ладно, дальше то что?
  - А дальше прямо среди лета на королевство обрушилась зима, суровая, с морозами и снегопадами. Весь урожай вымерз. Да еще и диких зверей появилось множество. В основном хищников. От холода и голода они потянулись к жилищам. Нападали на людей прямо в деревнях, и даже в города врывались целыми стаями. Страх сковал людей.
  Многие не пережили зиму. Особенно в деревнях, где запасов продовольствия не хватало на долгую зиму, потому что весь урожай погиб. В городах выжить оказалось легче. Запасов продовольствия пока хватало. Все уповали на приход весны, как на избавление от этого кошмара. Никто и не подозревал, что это только начало.
  - Знаешь, - сказал Ант, - звучит, как страшилка для детей, уж прости.
  Принц усмехнулся.
  - Согласен. Когда я взялся за изучение истории королевства, тоже казалось бредом. Я прочел несколько древних трактатов, кстати, они есть в библиотеке, при желании можешь ознакомиться. Они расходятся в мелких незначительных деталях, но суть одинакова. Один из авторов квитанец, так что его непредвзятое отношение к событиям не повлияло на описание бед, обрушившихся на соседей. Кстати, в Квитании на границе с Делией тоже зима наступила в то же самое время, только не такая суровая.
  Они прошли немного вдоль берега, опять свернули под сень деревьев. Здесь кроны сомкнулись над аллеей, не пропуская свет первых вечерних звезд.
  - Зима длилась долгих девять месяцев, - продолжил принц, - а в первый день весны началась небывалая оттепель. Не успели люди как следует обрадоваться, когда на них свалилась другая беда - интенсивное таяние снега вызвало сильнейшее наводнение. Все реки и озера вышли из берегов, низины затопило, а также поля и леса. Потоки воды подмывали даже крепостные стены. Целые деревни смывало вместе с жителями. К концу весны вода спала и началась засуха, которой не бывало не то что в Делии, а и много южнее, даже на безлюдном Зубе Дракона. Все что успели посадить между наводнением и засухой тоже погибло. В то же самое время во всех морях, омывающих берега королевства бушевали непрекращающиеся шторма. Ни один корабль не мог выйти из портов. Некоторые смельчаки пытались, но их корабли разбивало в щепки прямо у волноломов. Скажи, что это, если не магия?
  - Будь мы на Земле, я бы сказал, что ты пересказываешь сюжет банальной фентезийной книги, - Ант развел руки в сторону, - а тут даже не знаю. Какие-то мифы древней Делии.
  - Если бы мифы. Честно, ты меня удивляешь. Тебе удалось извлечь из камня меч, которым никто не смог овладеть на протяжении веков, и все еще не веришь в чудеса.
  - Увы. А меч за многие века просто-напросто расшатали, вот он и подался. Просто там оказался я, а не кто-то другой. Опоздай я на день или два, на том месте оказался бы ты и меч сейчас лежал бы не в моей, а в твоей комнате.
  - Магия так не работает, - стоял на своем принц.
  Они свернули налево - в сторону дворца. Из куста вспорхнула птица и скрылась где-то в нависающих над аллеей густых ветвях.
  - Ну что, пойдем отдыхать? Поздно уже, - сказал принц.
  - Я бы хотел дослушать сказку на ночь, - пошутил Ант.
  - Давай завтра.
  - Ладно.
  - В казармы завтра идешь? - спросил принц, когда они вошли в боковую дверь дворца.
  - Нет, как раз завтра офицеры, что обучались, уезжают на фронт. Новую группу обещают набрать через неделю, а то и две. Похоже, моя должность не особо нужна, согласись. Да и чему я могу научить за месяц, или полтора? На обучение уходят годы, а это так - баловство.
  - Чем ты недоволен? Живи в свое удовольствие. Любой из дворян многое бы отдал, чтоб оказаться на твоем месте.
  - Я не привык жить на халяву.
  - На что? - не понял принц.
  - За чужой счет, - пояснил Ант.
  - Тебе дали непыльную должность при дворе. Причем заметь, я к этому не имею ни малейшего отношения. Что тебе еще надо?
  Ант усмехнулся.
  - Сам не пойму.
  - Завтра утром в библиотеке, - сказал принц и направился к своим покоям.
  - До завтра.
  
  По привычке Ант проснулся довольно рано, вспомнил, что в казармы сегодня идти не надо, повернулся на другой бок, но сон уже ушел. Попытался вспомнить, что же ему снилось, а что-то точно снилось, но не смог. Лишь какие-то невнятные куски сновидения, не то просто мысли, какие-то волшебники, творящие чудеса. Перевпечатлился от рассказа принца. Понял, что заснуть уже не сможет и решил пойти в библиотеку, поискать ради интереса те книги, о которых говорил вчера принц.
  - Ты уже здесь? - удивился Ант, обнаружив принца в библиотеке. - Чего так рано?
  - Не спалось, - ответил Кир, удобно расположившись в кресле. - Подумал, тебе будет интересно взглянуть на книги. Я их для тебя выбрал.
  Он кивнул на стопку из четырех очень старых на вид книг.
  - Спасибо, обязательно прочту, - Ант уселся за стол и придвинул книги поближе, затем отодвинул в сторону. - Но сначала хочу тебя послушать.
  - Как скажешь. Мне не трудно. На чем я вчера остановился?
  - На засухе и штормах.
  - А-а, точно. Так вот, жара стояла все лето, до самой осени. С наступлением осени пошли дожди. Как и весной первому теплу, так и осенью люди обрадовались первому дождю. Только первый дождь полил как из ведра без остановки. Земля превратилась в болотную жижу, прекратилось всякое сообщение между городами. Лишь с большим трудом одиноким всадникам удавалось добираться из города в город с важными донесениями. Многие рискнувшие пуститься в дорогу просто тонули в болотах, которых раньше не существовало, либо просто пропадали в лесах. Люди умирали от голода, от болезней. Население катастрофически сокращалось. Еще летом, как только прекратились паводки, король снарядил небольшое войско и под командованием лучшего полководца отправил к замку Зольт, однако войско пропало бесследно. То же самое произошло еще с двумя большими отрядами, отправленными чуть позже.
  Дождь прекратился с первыми морозами. Промокшие за несколько месяцев непрекращающегося дождя стены промерзали насквозь. Рушились целые города, крепости. Многие городские жители остались без крова над головой, а жуткие морозы, ветер и метель делали свое черное дело.
  Король прекрасно понимал, что он бессилен перед стихией, вызванной черной магией. Тогда в королевстве никто в этом не сомневался. И тогда король Ариан VII принял решение увести народ на юг через ущелье на территорию Квитании. По всем городам отправили гонцов. Куда-то они добрались, куда-то нет. Но к началу весны в столицу потянулись люди со всего королевства. Прекрасный и цветущий некогда город стоял в руинах. Выживать удавалось лишь за счет больших запасов продовольствия, что еще удавалось доставать из разрушенных непогодой складов и амбаров.
  Во всем королевстве несокрушимой твердыней стоял лишь замок Зольт. Ближе к весне из замка стали выезжать вооруженные отряды всадников, одетых в черные плащи и шляпы. Они вырезали целые деревни, если жители еще не покинули свои дома, как стервятники грабили и разоряли обозы, тянущиеся в столицу.
  Ант поежился, услышав о всадниках в черных плащах и шляпах. Перед глазами всплыли ассоциации с похитителями. И вспомнились слова капитана Альмиса, когда он сказал, что Анта везли возможно в замок Зольт к Хозяину господина Ульма. Тогда он не придал значения этим словам, даже забыл о них, а вот теперь они вспомнились и неприятный холодок пробежал по коже.
  - Король повел свой народ на юг пока еще не спали морозы и не началась оттепель. До ущелья удалось добраться без особых проблем, а в самом узком и опасном месте ущелья их настигло половодье. Едва ли не половина беженцев погибла тогда в холодных водах Муары. С тех пор ущелье зовется Мертвым.
  Выжившие все же перебрались через перевал и в предгорьях основали городок Ассис. Туда стекались беженцы из других городов погибающей Делии еще несколько месяцев. Город разрастался и креп, по окрестностям начали вырастать деревни. Фактически делийцы во главе со своим королем поселились на территории Квитании и понятно, что квитанскому королю такое соседство оказалось не по душе. Он обложил делийцев непосильным налогом, а время от времени отряды квитанцев устраивали набеги, разоряя близлежащие деревни.
  И король принял еще одно немаловажное решение в истории Делии. Он решил увести народ на пустующие земли - на Зуб Дракона. Из-за постоянной жары полуостров не был заселен. Квитания тоже не проявляла интереса к этим безжизненным степям, к тому же кишащим драконами и дарнами. Опасаясь реакции квитанского короля, уходили частями, причем не кратчайшим путем, а кружным. Сначала через Северное Графство, затем через Необею на юг, а там вдоль побережья к Зубу Дракона. Необеи сейчас не существует. Ее позже полностью захватила Квитания, - пояснил Кир, заметив непонимание в глазах товарища. - Первый отряд повел сын короля Альсин. Они дошли до этого самого места. Оно понравилось Альсину и он велел заложить здесь первый город старого королевства на новом месте. Так появилась Этла. Все новые и новые обозы беженцев прибывали сначала в лагерь, который разросся в поселок, а затем и город. Этла стала столицей королевства без границ.
  Король Ариан пострадал во время паводка в Мертвом ущелье. Болезнь подорвала его здоровье и он слег. Ассис он покинул с последним, самым маленьким отрядом. С ним оставались лишь воины. А все гражданские, дети и женщины ушли раньше. Опасаясь, что король не вынесет долгое путешествие, было принято решение сократить маршрут и отряд отправился на юг через леса Квитании. Как на беду сборщики налогов прибыли в Ассис намного раньше, чем должны и застали город покинутым. Десятки отрядов отправились из столицы Квитании и других городов на поиски беглецов. Один из таких отрядов и напал на след короля Ариана. Они напали ночью, перебили всех, включая самого короля. Спастись удалось лишь одному пажу. Получив незначительную рану в плечо, он умудрился притвориться мертвым. Именно он и принес в Этлу печальную весть о гибели короля.
  Альсина провозгласили новым королем Делии, назвав Первым.
  Квитанцы оставили поиски беглецов, решив, что те разошлись по лесам материка, расселяясь небольшими группами в разных городах. Когда они спохватились много лет спустя, оказалось слишком поздно. Этла превратилась в крупный и хорошо укрепленный город. Вокруг начали появляться деревни и хутора, новые города. Прослышав о новом королевстве, на юга отправлялись и из других мест, пополняя население. Медленно королевство разрасталось, пока не достигло теперешних размеров. Обжили даже необитаемый до тех пор остров Обидос. Он очень гористый и пригодных для жизни мест там не так уж и много, но прибрежные долины просто великолепны. Тебе стоит как-нибудь съездить туда. Так вот, квитанцы, когда сообразили, что происходит, бросились отвоевывать побережье. Это сейчас наш Северо-Восточный округ. Делийская армия тогда еще не окрепла и территории пришлось уступить. Вместе с островом. Через много лет делийцы вернули себе утраченное. Лишь северная часть острова Обидос осталась за Квитанией. А Северо-Восточный округ по сей день не дает квитанцам покоя. Вот такая наша история. Вот так мы и живем, - закончил Кир.
  
  Кедьское сражение.
  
  В дверь королевских покоев постучали. Она приоткрылась и в щель скользнул личный доверенный слуга короля.
  Король маялся в тяжких думах, метался по комнате. То сядет на кровать, то снова встанет, пройдется. То подойдет к небольшому столику у окна, на котором большая ваза с фруктами. Отщипнет бубочку сладкого винограда, или две, либо отрежет кусочек яблока и проглотит, почти не пережевывая.
  - Ваше величество, к вам советник Стикорий, - сказал он.
  - Что ему надо? - несколько раздраженно спросил король, недовольный, что его отвлекли от мыслей.
  - Не могу знать, Ваше Величество. Он настаивает, что дело государственной важности.
  - Пусть войдет, - позволил король, хмурясь.
  Советник, среднего роста и немного полноватый мужчина с проплешиной на макушке и аккуратно подстриженной бородкой поклонился своему повелителю и дождавшись, когда дверь за слугой закроется, произнес:
  - Заранее прошу прошения Вашего Величества за мою наглость, но я не мог поступить иначе. Кто-то должен это сделать.
  Альсин нахмурился еще больше, да так, что советник от волнения чуть не забыл, что его привело к королю.
  - Я понимаю, что последнее время вы озабочены ситуацией на фронте, которая принимает катастрофический характер, но, Ваше Величество, вам следует обращать внимание на то, что твориться в вашем ближайшем окружении и, простите мою дерзость, в вашей королевской семье...
  Сжавшись в комок, советник ожидал реакции короля. Тот подошел к столику с фруктами. Светло-зеленое яблоко с розовым боком светилось как солнечный зайчик, отражая солнечные лучи, проникшие через окно. Король отрезал кусочек, прожевал, сморщившись, яблоко оказалось кислее, чем он любит.
  - Что это значит? - спросил он спокойным голосом, повернувшись к Стикорию.
  - Ваша дочь проводит непозволительно много времени с этим... - он замялся, не зная, как правильно выразиться, - новым другом вашего сына принца Кира.
  - Что в этом плохого?
  - Мы не знаем кто на самом деле этот человек, Ваше Величество. Он появился из неоткуда, рассказал странную историю о каком-то неизвестном острове в южных морях. Это история для детей и многие придворные не верят ни слову.
  - Он мне кажется хорошим малым, - возразил король, но спорить с советником не стал, ибо и сам понимал, что рассказ об острове тянет на слабую троечку.
  - Шепчутся, что у принцессы с ним роман, а это неприемлемо.
  - Роман? - король хмыкнул, улыбнулся. - Думаю, вы преувеличиваете, советник. По-моему они просто друзья.
  Советник, видя, что король не гневается, немного осмелел.
  - Я буду молиться, Ваше Величество, чтоб все оказалось именно так, как вы и говорите, но...
  - Что но?
  Альсину стал надоедать этот бессмысленный разговор.
  - Придворным как объяснить? Поверьте, я желаю Вашему Величеству лишь добра. Именно поэтому я и решился на этот разговор. При дворе растет недовольство. Разговоры о романе принцессы с безродным выскочкой... простите, так говорят, слышны повсюду, - советник сглотнул, но от волнения в горле пересохло. Он закашлялся и продолжил: - Некоторые даже предполагают, что он квитанский шпион, втершийся в доверие и передающий всю информацию врагу.
  Король отщипнул от грозди несколько виноградин, отодвинул стул от стола и уселся. Он начал понимать, что разговор, показавшийся в начале пустым и бессмысленным, на самом деле затрагивает серьезную проблему. Если советник прав и у молодых назрел роман, то ничего хорошего это не сулит.
  - Вы не должны забывать, что в следующем году герцог Ланский, сын короля Лазурного Берега собирается просить официально руки вашей дочери. Если она скомпрометирует себя романом с простолюдином, этот союз может не состояться. Нам очень выгоден этот брак, вы прекрасно это понимаете.
  - Герцог Ланский не наследный принц, - вяло возразил король, прекрасно сознавая, что советник абсолютно прав.
  - Еще раз рискну вызвать ваш гнев, высказав свое мнение, но отказываться от брака с герцогом в пользу человека без роду и племени неразумно.
  Король нахмурил брови, встал, задышал глубоко, на лбу вздулась вена, сжались кулаки. Советник совсем обнаглел, едва ли не открыто обозвал короля неразумным. Стикорий отступил на шаг, поклонился.
  - Я лишь пекусь о благе Вашего Величества и королевства, - поспешно протараторил он.
  Король прошелся взад-вперед, гнев его улегся и вновь позволил мыслить рационально.
  - Как нам поступить? - спросил он совета у Стикория. - Как от него избавиться, чтоб ни принц, ни принцесса не догадались об истинной причине?
  - Прежде всего его следует удалить из дворца, - без раздумий ответил советник. - Отправить с каким-либо опасным заданием. Либо на фронт.
  Король задумался. Что ж, идея хороша.
  - Займитесь этим, - сказал он наконец. - И желательно, чтоб он вызвался по своему желанию.
  Облегченно вздохнув, советник поклонился и вышел из покоев его королевского Величества Альсина Второго.
  
  Ант медленно шел по улице северной части Этлы, возвращаясь после тренировки с офицерами в казармах. В последнее время он лишь утром добирался на лодке прямо с пристани дворцового острова, а по вечерам любил пройтись по улочкам города, к которому стал привыкать. Он уже почти дошел до знакомых ворот, где маячила фигура гвардейца в зеленом кителе, когда заметил капитана Альмиса. Тот спешил навстречу по другой стороне улицы.
  - Капитан! - воскликнул Ант и направился через дорогу. - Какими судьбами? Вы же собирались вернуться в Квитанию.
  Альмис встрече явно не обрадовался, растерялся.
  Поздоровавшись, он начал невпопад объяснять:
  - Я ж теперь капитан без судна. Сами того... понимаете. Кому такой нужен? Вот я и это... на судно другое нанялся помощником капитана... и вот... опять здесь.
  - Рад вас видеть, капитан. Надолго в Этлу?
  - Нет..., простите, спешу. Бежать надо.
  И лишь махнув рукой на прощанье, капитан скрылся за углом, свернув в первый же переулок.
  Странный какой, подумал Ант и вспомнил, что как минимум неделю назад все порты закрыли для квитанских торговых судов. Как же Альмис мог тут оказаться? Однако в голову тут же пришло разумное объяснение - капитан не сказал, что нанялся на квитанское судно. Он мог оказаться на любом другом, даже на делийском.
  Не раздумывая больше об этом, Ант продолжил путь во дворец. У пристани он встретил принца Кира. Тот стоял в тени под раскидистой пальмой, ожидая лодку, оказавшуюся в этот момент на острове. Гребцы уже налегли на весла и лодка помчалась в их сторону.
  - Тебя сегодня не было в казармах, - сказал Ант, войдя в тень. - Где пропадал?
  - Ты был в южном городе, а я в северном. Прибыл из Юнты заместитель командующего армией. Пришлось его встречать. Он в гостинице возле казарм остановился.
  - Зачем пожаловал?
  Принц пожал плечами.
  - Выглядит очень взволнованным, но ничего не рассказывает. Вечером назначен военный совет у короля. Приходи, послушаем.
  Ант засмеялся.
  - Ты чего?
  - Это ты чего? Кто я такой, чтоб на военном совете присутствовать? Меня и близко не подпустят.
  - Со мной пропустят, - сказал принц.
  Подошла лодка. Парни едва уселись, как весла дружно опустились в воду и лодка пошла в обратном направлении.
  
  Естественно, на военный совет Ант не пошел. Даже и не пытался, не желая ставить своего друга принца Кира в неловкое положение. Проживая во дворце очень сложно оставаться в неведении относительно слухов и разговоров. И для Анта не было секретом, что его появление и неясное до конца положение вызывает у многих недоумение и недовольство. А тут еще пошли слухи о его романе с Далией. Это было и так и не так. Влюбленный в девушку до беспамятства, он мог лишь мечтать о романе с ней, вот только позволить себе этого не мог. Он старался как можно больше проводить времени в обществе возлюбленной, но так, чтоб это выглядело не навязчиво, а по дружески. Принцесса от такого общения не отказывалась, скорее наоборот, иногда Анту казалось, что она сама ищет встречи с ним.
  Сегодня же произошло не очень приятное событие. Ему пришлось стать свидетелем разговора нескольких офицеров. Своего инструктора они не видели, и потому беседовали совершенно не опасаясь, что их могут услышать посторонние. Ант в этот самый момент присел за углом, чтоб вытрусить попавший в сапог камень.
  - Как вы думаете, господа офицеры, насколько это возможно? - услышал Ант знакомый голос лейтенанта из группы, которую обучает.
  - Маловероятно, - сказал другой знакомый голос.
  - Почему же? - возразил третий. - О его романе с нашей восхитительной принцессой Далией говорят уже довольно долго. Как это не прискорбно, думаю, возникли эти слухи не на пустом месте.
  Особо не прислушиваясь к словам по началу, Ант замер, как только понял, что разговор ведется о нем.
  - Если это правда, то ничего хорошего из этого не получится. Она может выйти лишь за человека королевской крови, - сказал четвертый.
  - А может ли быть правдой, - вновь заговорил третий, - что он квитанский шпион, подосланный, чтоб втереться в доверие, дискредитировать принцессу, а заодно и шпионить, выведывать наши тайны?
  - Вот это точно бред, - засмеялся второй.
  - Маловероятно, - во второй раз проговорил один из них.
  От услышанного лицо Анта запылало. Как же люди могут придумывать такую околесицу?
  - Не знаю, не знаю, - сказал четвертый. - К стати, я тоже слышал такие разговоры. И не один раз.
  - Некоторые особы при дворе придерживаются такого мнения, - почему-то полушепотом признался третий.
  Не желая больше слушать этот бред, Ант отошел подальше, чтоб его не заметили разговаривающие. Настроение упало до нуля. Кое-как он закончил занятие и пошел во дворец.
  Что за день, думал он, развалившись в кровати, сначала услышал разговор офицеров о себе, затем странное поведение Альмиса, да еще и Кир не унимается, зовет на совет. Нет уж, коль обо мне такие слухи ходят, никак нельзя там появляться. Наоборот, нужно временно куда-то уехать, пока страсти улягутся. Только куда податься?
  Ничего разумного в голову не приходило и он решил прогуляться по парку. Длинный коридор вывел его к просторному холлу с парадным входом во дворец. Статуи в древних стальных латах по сторонам коридора провожали его недвижимыми взглядами. Выйдя за двери, Ант едва не столкнулся с принцем, который беседовал с двумя военными, судя по форме и знакам отличия, высокопоставленными.
  - Простите, - сказал Ант и хотел было пройти мимо, но принц остановил его, схватив за руку.
  - Постой, дружище, иди сюда, я вас представлю.
  Ничего не оставалось делать, как подчиниться.
  - Мой друг Ант, - представил его принц. - Лучший боец на мечах из всех, кого я встречал. Его Величество назначил Анта старшим инструктором по казармам Этлы и он обучает наших офицеров мастерству боя.
  Военные недоверчивыми взглядами окинули юношу.
  - Похвально, - пробасил один из них, высокий крупный мужчина с носом в красных прожилках.
  - Заместитель командующего армией маркиз Бланже, - начал представлять военных принц, - и начальник штаба барон Лэндл.
  Барон, лет пятидесяти среднего роста мужчина, абсолютно ничем не примечательный, кроме шикарного мундира, слегка склонил голову в знак приветствия и знакомства. По выражению лица не сложно было догадаться, что знакомство его не особо порадовало.
  - Что ж, господа, дорогу в гостиницу вы найдете. Не смею вас больше задерживать, - сказал Кир, прощаясь с офицерами.
  Они зашагали к пристани, где уже ожидала дежурная лодка, а принц повернулся к товарищу.
  - Долго спорили на совете, - произнес он. - Опытные военные, а предлагают уму не постижимые вещи.
  Дверь дворца распахнулась и на пороге появился советник Стикорий.
  - Ваше Высочество, - он слегка поклонился принцу и едва заметно кивнул Анту.
  - Что скажете, советник, отец принял верное решение? - спросил Кир.
  - Его Величество всегда...
  - Советник, давайте без церемоний и велико-подданических речей, - перебил его принц. - Я хочу слышать ваше мнение, ибо знаю вас как мудрого человека.
  - Благодарю, Ваше Высочество, - советник еще раз склонил голову с улыбкой на устах.
  Похвала от принца много значила для советника, ибо он вложил ни мало усилий в образование Кира.
  - Я совершенно согласен с Его Величеством, - сказал Стикорий. - Перебросить войска из Сиваса и Икдира под Юнту может привести к катастрофе. Это совершенно неприемлемо.
  - Спасибо за откровенность, советник. Я абсолютно с вами согласен. Странно, что господа военные настаивают на другом, - и обернувшись к Анту, стоящему чуть в стороне, добавил, - пойдем, дружище.
  Кир повел товарища в библиотеку. Сам зажег несколько фонарей. Из выдвижного ящика стола достал сложенную в несколько раз бумагу. Когда он ее развернул и разложил на столе, Ант понял, что это карта Делии.
  - Смотри, - сказал Кир. - В стратегии что-нибудь смыслишь?
  - Нууу, немного.
  Два года в академии преподавался предмет "Стратегия боя", на котором подробнейшим образом разбирали все известные значительные битвы, произошедшие на Земле и за ее пределами, начиная с древнейших времен и до космической эры включительно.
  Ант склонился над картой рядом с товарищем.
  - Вот это Юнта, - принц ткнул пальцем в обозначение населенного пункта в северо-восточном округе на побережье Капонского пролива. - Самый крупный город округа. Если кватанцы его захватят, считай весь округ окажется у них в руках. Пока нам удавалось сдерживать их натиск, мы не позволили им глубоко продвинуться на нашу территорию. Пока там временное затишье, но по донесениям разведки квитанцы собрали новую армию и теперь она движется из Рамса через Риг, вот по этой дороге прямо на Юнту, - он провел пальцем по извилистой линии, обозначающей тракт.
  - Насколько армия велика, и обучены ли бойцы? - спросил Ант.
  - Предполагается, что в Риге вольются собранные там подразделения, и тогда армия будет насчитывать около сорока тысяч бойцов.
  - А сколько у нас?
  - К сожалению гораздо меньше, - признался Кир. - Даже тридцати тысяч мы не сможем выставить на защиту Юнты.
  - Резервы?
  - Их нет. Добровольцев все меньше и меньше. Все желающие попытать удачу уже отправились на фронт. Многие из них разочаровались, предполагая, что смогут быстро заработать легкие деньги. Другие погибли, отбив охоту у новых записываться на войну добровольно. Отец сейчас раздумывает над указом о полной мобилизации. Никак решиться не может.
  - Ясно. А что говорят отцы армии?
  - Кто?
  - Вояки, которых ты провожал. Я так понимаю, они тоже присутствовали на совете.
  - Все верно. Такое впечатление, что они там на фронте белены объелись.
  - Почему? - не понял Ант.
  - Они предлагают все войска из Сиваса и Икдира перебросить на Юнту. В этом случае у нас получится превосходящая по численности армия, но путь на столицу окажется открытым. И отец и я и, как ты убедился, советник Стикорий категорически против такого решения. Если квитанцы прознают, что наши все войска сосредоточены под Юнтой, что помешает им сменить направление и дойти до Этлы? Ничего.
  Некоторое время Ант рассматривал карту и в конце концов тоже согласился с Киром.
  - Ситуация тяжелая, - продолжил принц, - квитанцы осадят город и наши войска окажутся запертыми в окружении.
  - Значит нужно дать решающее сражение за пределами города, - предложил Ант.
  - Квитанская армия значительно превосходит по численности, - напомнил Кир.
  - Это еще ничего не значит, - не сдавался Ант. - Случалось ни раз, что меньшая армия одерживала победу над превосходящим по всем параметрам противником. Если правильно выбрать место, удачно расположить войска, то есть все шансы на победу.
  Кир пожал плечами.
  - Не уверен, что ты прав, но поговорю с отцом об этом. Завтра утром еще один военный совет. Пусть обмозгуют такую возможность.
  
  Утром принц перехватил товарища на пути к пристани.
  - Я обсудил с отцом твое предложение, - громко сказал он, догоняя Анта. - Привет.
  - Доброе утро. И как он к этому отнесся?
  Ант остановился, поджидая принца.
  - Сейчас обсуждают с военными. Те категорически против, а настаивают на переброске войск. Удивительное упрямство и недальновидность. В общем, я сегодня отправляюсь в Юнту вместе с офицерами. Отец поручил мне хорошенько изучить местность и выделить подходящее для сражения место. Честно говоря, не знаю, что я там смогу понять. Тем более, что право решения остается за командующим.
  Вот она, возможность покинуть дворец, которую я искал, подумал Ант и тут же предложил принцу свою помощь.
  - Я могу поехать с тобой. Вдвоем будет проще, осмотримся, обсудим, посоветуемся.
  - Это было бы здорово, - обрадовался Кир. - Тогда собирайся, скоро выезжаем. Я за тобой зайду.
  Ант кивнул, немного расстроившись. Вернулся к себе в комнату. Еще раннее утро и принцесса все еще спит. Жаль, что не получится повидать любимую перед отъездом. Он окинул взглядом комнату. Собирать особо нечего. Немногие нажитые за время пребывания во дворце вещи легко вместились в небольшой заплечный мешок. Пристегнуть меч нужно лишь пару секунд, так что сборы окончены. Усевшись на кровать, Ант оглянулся вокруг. Суждено ли ему еще вернуться в эту комнату? Жизнь удивительна и непредсказуема, так что никакой уверенности быть не может. На душе скребли кошки.
  Принц появился даже раньше, чем Ант рассчитывал.
  - Я распорядился приготовить наших лошадей, - сообщил он, врываясь в комнату друга без стука. - Готов?
  - Конечно.
  Они вышли к парадным дверям дворца, где их окликнул король Альсин.
  - Помнишь, что я сказал? На рожон не лезь, - он обратился к сыну.
  - Отец, не позорь меня.
  - Вот еще, чем это я тебя позорю?
  Поклонившись королю, Ант отошел в сторонку, чтоб не мешать разговору отца с сыном.
  Обиженный на проявленную заботу, Кир что-то негромко высказал отцу. О чем говорил, Ант не расслышал, да и не прислушивался. Наконец принц распрощался с отцом и они вышли за порог.
  Король проводил их взглядом.
  Какой интересный у него меч, так похож на Cutterkite, подумал Альсин, пытаясь вспомнить рукоять и ножны, которые видел в молодости. Как и Кир, в свое время, Альсин сбегал из дома, чтоб примериться к легендарному мечу. Тогда он пробрался внутрь через пещеру и двое суток там пробыл, все пытаясь вытащить непокорный меч из камня.
  Нет, нет и еще раз нет, попытался прогнать навязчивую мысль король. Это не может быть он. Ольтарий бы почуял.
  А принц со своим лучшим другом перебрались тем временем на лодке с королевского острова на берег. Оседланные лошади уже ожидали их возле конюшен.
  - Едем сразу к городским воротам, - сказал Кир. - Маркиз с бароном должны ожидать там.
  Оказалось, что Кир слишком хорошего мнения о заместителе командующего армией. У ворот их никто не ожидал, и как доложили стражники, маркиз еще не покинул город. Пришлось спешиться и расположиться в караулке, ожидая опаздывающих офицеров. Ожидание затянулось надолго. Ант даже хотел вернуться во дворец, чтоб попрощаться с Далией, но не решился. А раздосадованный принц уже собрался отправить одного из стражников в гостиницу, где остановились маркиз с бароном, когда из-за угла вынырнула карета маркиза, запряженная четверкой прекрасных коней. За каретой тянулись еще две повозки с вещами и прислугой. Два десятка конных охраняли кортеж.
  Путь впереди ждал не близкий. Как объяснил Кир, всаднику от Этлы до Сиваса два дня пути, если не прохлаждаться, еще два дня до Икдира. А оттуда до Юнты можно добраться на второй день к полудню. Так что имелись все шансы оказаться на месте на шестой день.
  Мало помалу эти шансы стали развеиваться. Маркиз останавливался в каждой деревне, засиживался в каждом придорожном трактире или корчме. Принц начал нервничать уже к вечеру, высказав свое недовольство маркизу. Тот нагло улыбнувшись, сказал, что они и так двигаются со всевозможной поспешностью.
  - Мы так и за две недели не доберемся, - возмутился он Анту после разговора с маркизом Бланже.
  - Поедем вперед, - предложил Ант. - Мы не обязаны с ними плестись.
  - Верно, - обрадовался принц и пришпорил коня.
  Ант последовал его примеру и очень скоро плетущийся с черепашьей скоростью обоз маркиза исчез из вида далеко за их спинами.
  Чтоб не выбиться из первоначального графика друзьям пришлось поднапрячься, наверстывая упущенное время. Тем не менее на четвертый день к наступлению темноты им удалось добраться до Икдира. Городские ворота закрылись на ночь, не успели они проехать и двух кварталов по городу.
  - Мы вовремя, - обрадовался принц, - не то пришлось бы прямо у ворот ночевать. В военное время даже принцу ночью не откроют.
  Кир, неплохо зная город, уверенно ехал вперед под звонкий цокот копыт. Бывал здесь не один раз, а как-то почти год прожил у дальних родственников, отправленный отцом за плохое поведение. Как и в столице по обе стороны улицы установлены фонарные столбы, как часовые, только вот горят далеко не все. Улица погрузилась во тьму. Ант обратил на это внимание друга.
  - Война, - ответил Кир. - Экономия ресурсов. Думаю, скоро и в столице к этому придем, если война затянется.
  По правую сторону тянулся высокий глухой забор, выложенный из тесанного камня.
  - Это казармы, - кивнул принц в сторону забора. - Три тысячных айза отборных лучников, лучших в Делии. - Ант уже знал, что айз - это подразделение насчитывающее от тысячи до трех тысяч человек. - Называются "Стрелками Робина". Попасть сюда не легко, жесточайший отбор. Зато слава на весь Алдан.
  - Почему такое название? - поинтересовался Ант.
  - "Стрелки Робина"? Да кто его знает. Может в честь первого командира или какого-то отличного стрелка. История об этом умалчивает, - принц усмехнулся. - Их традиции пришли еще из той, первой Делии, так что не мудрено.
  - Если они столь хороши, могут пригодиться при обороне Юнты.
  - Ты же знаешь, отец запретил перебрасывать войска из других мест.
  - Хотя бы часть, - не сдавался Ант.
  - Без приказа короля не получится.
  Ант натянул поводья, остановился.
  - Чего замер? - обернувшись через плечо спросил Кир.
  - Думаю.
  - О чем?
  Пришпорив коня, Ант догнал товарища и возбужденно сказал:
  - Я знаю, как можно разжиться прекрасными лучниками и при этом не нарушить приказ короля.
  - Вот как? - удивился принц. - Поделись.
  - Ты ведь принц...
  - Ну и...
  - Едешь в действующую армию. Тебе нужна охрана. Думаю, запросто можешь взять с собой пару тысяч человек.
  - Ты шутишь? - воскликнул Кир. - И прослыть трусом на весь мир? Это отпадает. Даже слушать не хочу. Тем более пару тысяч. Ничего себе принц перепуганный, такую охрану затребовал. Это ж посмешище из себя сделать.
  - Ладно, прости, - поник Ант, - я ж как лучше хотел. Такое впечатление, что я переживаю за исход войны больше чем ты и все ваши военачальники вместе взятые.
  Кир насупился, обидевшись. Ант тоже замолчал. Некоторое время ехали молча. На темных улицах лишь изредка пробегали запоздавшие прохожие, где-то далеко залаяла собака, ее тут же поддержали другие.
  - Скоро приедем? - Ант первым нарушил молчание.
  - Уже. Вон на углу гостиница.
  На углу перекрестка высилось невзрачное трехэтажное здание. На первом этаже в окнах мерцал свет. Верхние погружены во мрак. Фонари перед входом тоже погашены, возможно по все той же причине экономии ресурсов. Название прочесть издали невозможно - слишком темно. Они спешились перед самыми дверьми, и только тут Анту удалось прочесть "Хромая кобыла". Будь он один, ни за что не поселился бы в гостинице с таким названием, даже близко не подошел бы.
  Из двери вышел бородатый детина, выше двух метров ростом, оглядел путников, молча взял поводья и повел коней во внутренний двор через распахнутую даже ночью створку ворот по улице справа от входа.
  Несмотря на малопривлекательное название и кухня и комнаты в гостинице оказались более чем приличными.
  А утром принц все же решился прослыть трусом и отправился к командиру гарнизона Икдира и выпросил в охрану пятьсот лучников. Пока приказ отправили в казармы, пока эти пятьсот человек собрались, наступил полдень и Ант даже подумал, что они выступят следующим утром, но принц настоял на немедленном марше.
  И уже к вечеру следующего дня на горизонте показались стены Юнты и множество шатров перед городом, где временно разбили армейский лагерь. Кир нашел коменданта и попросил расквартировать прибывших с ним лучников. Для них тут же поставили дополнительные палатки.
  Комендант впервые встретившийся с особой королевской семьи слегка робел. Он сообщил, что командующий армией находится в своем особняке в городе, а штаб расположили в муниципалитете, где завтра утром пройдет военный совет.
  Ночевали в небольшом уютном особнячке с видом на море. Кир сказал, что это королевская резиденция в Юнте. За домом присматривали пожилая экономка, она же горничная и повариха, а так же старенький садовник, выполняющий любую мужскую работу по указанию все той же экономки.
  Старушка безумно обрадовалась, увидев принца. Последний раз он появлялся здесь лет в шестнадцать, когда сбежал из дома с идеей добраться до Тихого озера, и по наивности решил переночевать в семейной резиденции. Однако гонцы из Этлы прибыли как раз вовремя и препроводили блудного сына обратно к отцу.
  - Бабушка Эльза, не такие уж мы и голодные, перестань причитать, - успокаивал Кир старушку, суетившуюся вокруг стола, подавая гостям ужин, и возмущенную тем, что прибыли без предупреждения, не то она б такой вкусноты наготовила, что во дворце и не пробовали.
  Поужинать ребятам пришлось плотно, чтоб не обидеть старушку окончательно. Сбежать из-за стола удалось лишь около полуночи.
  
  Юнта оказалась не таким большим городом, как столица, но заметно крупнее Икдира. Расположилась она на берегу Капонского пролива. Глядя вдаль, на море, Ант подумал, что где-то там за горизонтом прячется берег острова Обидос, северная часть которого до сиз пор принадлежит Квитании. Как рассказал однажды Кир, на севере острова у самых гор приютился единственный город Капона, где квитанцы умудрились устроить крупную морскую базу. Там всегда по меньшей мере пять, а то и шесть мощных военных кораблей, с которыми небольшому флоту Делии, состоящему из трех судов, уступающих и по характеристикам и по вооружению, никак не потягаться. А если квитанцам удастся захватить Юнту, то оба берега пролива окажутся в их руках. Это затруднит движение торговых судов из Икдира и Альт-Кидира.
  Назначенное на утро, по словам коменданта лагеря, совещание, началось ближе к полудню. Как оказалось, командующий армией герцог Кух не любил просыпаться слишком рано и его утро начиналось когда солнце приближалось к наивысшей точке на небосклоне.
  Появлению принца с товарищем высшее командование не обрадовало. Тем более, что прибыл он раньше, чем вернулись из Этлы начальник штаба и заместитель самого герцога Куха. Совещание не заняло много времени и прошло абсолютно безрезультативно, так как приказы короля все еще в пути, а обсуждать идею принца встретить армию противника за пределами города и дать им бой, напрочь отказались. Командующий пообещал рассмотреть эту возможность, как только вернуться из столицы маркиз Бланже и барон Лэндл.
  Раздосадованный таким отношением принц грохнул дверью, покидая зал совещания, быстро зашагал к выходу. Ант едва поспевал за ним. Оказавшись на улице, Кир вскочил в седло.
  - Бестолковые остолопы! Не удивительно, что мы терпим поражения. С таким отношением удивительно, как мы вообще еще сопротивляемся.
  - Успокойся, криками делу не помочь. Они не пробиваемы, это видно. К сожалению мы здесь бессильны.
  - Так что, смириться?
  В ответ Ант промолчал. Самому было противно.
  - Поехали, - немного успокоившись сказал Кир и тронул коня.
  - Куда?
  - Осмотрим окрестности. Мы должны представить им в следующий раз исчерпывающий и подробный план. Необходимо выбрать подходящее для сражения место и убедить командующего в нашей правоте.
  - Тогда вперед, - поддержал его Ант. - Если верить докладу разведки, то квитанская армия самое позднее через неделю подойдет к границе. Надеюсь барон с маркизом к тому времени доберутся до Юнты.
   Оба засмеялись, пришпорив коней. Пешеходы поспешно отскакивали в стороны, заслышав конский топот.
  Кир взял для охраны пятерых лучников, прибывших с ним, а так же их командира. Таким небольшим отрядом отправились в сторону границы, искать выгодное для генерального сражения место. Командиру лучников вкратце объяснил идею и тот вполне их поддержал, и активно участвовал в обсуждениях.
  Почти до самой темноты они мотались между рощами, оврагами, поднимались на холмы, осматривая местность с возвышенности, пока не нашли то, что искали.
  - По моему, лучшего места мы не найдем, - сказал Ант, достал из седельной сумки предусмотрительно захваченный лист плотной желтоватой бумаги и карандаш, начал делать зарисовки. - Как вам?
  Командир лучников кивнул и высказал несколько интересных и дельных предложений, которыми впоследствии и воспользовались.
  Возвращались довольные удачной поездкой.
  
  Маркизу Бланже с начальником штаба потребовалось еще два дня, чтоб добраться до Юнты. На утреннее совещание они прибыли раздраженные и недовольные, хотя всю ночь отдыхали в своих роскошных домах на побережье.
  Доклад начал маркиз, возмущенно сообщив, что король категорически запретил переброску войск из других городов. Кроме принца с Антом на совещании присутствовало порядка двух десятков военных в разных званиях. Некоторый, что постарше, тоже возмущенно загудели. Молодые же помалкивали, не решаясь высказаться.
  - Город истощен войной, - взял слово командующий, - мне трудно сказать, сколько мы протянем в осажденном городе с таким большим гарнизоном. Месяца два, не более. Запасов продовольствия не хватит прокормить армию без всякого подвоза.
  - Я уже предлагал альтернативный план, - начал Кир, как только командующий замолчал. - Мы уже выбрали отличное место и ...
  - Ваше Высочество, - немного грубовато перебил его герцог, взял со стола один из свитков, доставленных из столицы, потряс им. - Ваш батюшка явно дал понять, что решение должен принимать командующий. А ваше предложение абсолютно неприемлемо. С малыми силами у нас нет шансов. Оставить город без защиты и увести войска в открытое поле я считаю преступлением. Мы будем ждать врага за стенами города.
  - То есть весь округ вы отдадите в распоряжение врага, а сами спрячетесь за стенами? - не выдержал Ант.
  За столом воцарилась тишина. Командующий побагровел, как вареный рак, ноздри раздулись, как у разъяренного буйвола.
  - Тебе, мальчишка, вообще слова не давали. Ты кто такой? Тебя все терпят лишь потому, что Его Высочество тебе доверяет и считает другом. А кто ты на самом деле, еще проверить надо.
  Ант фыркнул и вышел из кабинета.
  Некоторое время стояла тишина. Все переглядывались, не желая попасть под разнос. Наконец-то молодой офицер в форме командира айза мечников неуверенно заговорил.
  - Предложение его Высочества принца Кира вполне разумно. Если мы запремся в городе, больше двух месяцев мы не протянем. В то же время квитанская армия будет без проблем получать снабжение, продовольствие, пополнение. Мы окажемся в ловушке и через два месяца выбор будет не богат - идти на прорыв либо сдать город.
  - Молчать! - закричал герцог Кух и грохнул кулаком по столу. - Здесь решаю я, и я не нуждаюсь в советах молокососов. Подите вон.
  Вызвавший недовольство командующего офицер молча удалился. Заметив Анта, сидящего на ступеньках у входа, расположился рядом. Тот без особого интереса взглянул на офицера, вспомнил, что видел на совещании.
  - Закончили? - спросил он.
  Офицер покачал головой.
  - Выгнал.
  - За что?
  - За мнение.
  - Вот как, - усмехнулся Ант. - Можно узнать за какое?
  - Многие офицеры поддерживают ваше предложение. Только боятся сказать об этом. Вот я попытался. Не исключаю, что меня теперь разжалуют.
  - Печально.
  Солнце спряталось за набежавшей тучей. Запахло дождем. Крупные капли застучали по мостовой.
  А в зале для совещаний опять повисла тишина. Посматривали то на принца, то на командующего.
  - Я поеду к королю, - заявил вдруг герцог Кух.
  - Как? - вскинулся от полудремы маркиз Бланже. - Армия врага на подходе, а командующий уедет в столицу...
  - Кто-то должен убедить короля дать нам дополнительные силы, - возразил Кух. - Я поручил это вам, но вы не справились. Все приходится делать самому. Я отправлюсь сегодня же. Все свободны.
  Дождь закончился так же резко, как и начался. Капли даже не смогли прибить пыль на раскаленной мостовой. Одинокая туча унеслась прочь и вновь засияло солнце.
  - Вы меня не помните? - спросил офицер.
  Ант внимательнее взглянул на собеседника. Рыжеватые волосы, острые скулы, куцая юношеская растительность на щеках, хотя взгляд выдает, его обладатель не так уж и юн. Лицо чем-то знакомое, может где-то и встречались.
  - Нет, - признался Ант, покачав головой, - не припомню.
  - Не мудрено. Таких как я у вас десятки. Учился у вас в Этле, - он похлопал ладонью по рукояти меча, встал. - Пойду я.
  Испортившееся настроение никак не хотело улучшаться. Разговаривать тоже особо не хотелось, поэтому Ант лишь коротко кивнул.
  Отойдя на несколько шагов офицер замер на мгновение, о чем-то задумавшись, обернулся и произнес:
  - Знаете, у нас сегодня еще одно совещание вечером. В палатке командира четырнадцатого айза пикинеров. Приходите с Его Высочеством. Сразу после заката.
  И не дожидаясь ответа он быстро зашагал прочь. Не успел он скрыться из вида, как позади послышались шаги и голос Кира:
  - Скучаешь?
  - Как ты догадался?
  - Пойдем домой, нужно поднять тебе настроение. Уверен, бабушка Эльза там таких вкусностей наготовила, закачаешься.
  Они пошли пешком, ведя коней за поводья.
  - Я пропустил что-нибудь интересное? - спросил Ант.
  - О, да. Командующий собирается к королю. Надеется убедить перебросить войска под Юнту.
  - Глупость какая, он же не успеет.
  - В том-то и дело, - грустно усмехнулся принц. - По-моему он умывает руки, оставляя город и армию на маркиза Бланже.
  - И ты так спокоен?
  - А что я могу? Папенька не дал мне никаких полномочий. Остается лишь наблюдать.
  Несколько кварталов шли молча. Улицы Юнты не столь заполнены людьми, повозками и всадниками, как в столице, поэтому двигались быстро, никому не мешая. И им никто не мешал.
  - Кстати, нас в гости пригласили. Вечером, - вспомнил Ант.
  - Кто?
  - Офицерик рыжий. Говорит, командующий его выгнал.
  - Да, смелый малый, поддержал наш вариант. Командующий был в такой ярости, что кое-кто чуть под стол не залез от страха.
  - Вояки.
  
  К вечеру жара спала. На небе появились тучи и время от времени моросил мелкий теплый дождь.
  Нужную палатку нашли без труда. Довольно большая, она стояла чуть в стороне от других. Из нее слышался гул множества голосов. Распахнув полог, Ант первым шагнул внутрь. Принц не отставал. Похоже, совещание низших чинов в самом разгаре. Большая группа офицеров столпилась у стола, окружив его плотным кольцом. Несколько групп по пять-шесть человек беседовали в разных углах.
  - Добрый вечер, - громко сказал Ант.
  Заметив посторонних, разговоры прекратили, застыли в растерянности. Вперед вышел знакомец Анта и громко произнес:
  - Господа, я взял на себя смелость просить Его Высочество оказать нам честь своим визитом.
  Что ж, грамотно подал информацию, пусть и не совсем правдиво, подумал Ант. За спинами офицеров зашелестела бумага. Наверняка карту со стола прячут на всякий случай.
  Из толпы выбрался еще один офицер тоже в форме командира айза. Примечательного у него можно выделить лишь густые пышные усы на загорелом лице.
  - Ваше Высочество, рад приветствовать вас в моей скромной обители.
  Обмен любезностями не занял много времени, и все равно повисла какая-то неловкая тишина, пока рыжий опять не взял инициативу в свои руки.
  - Господа, не будем кривить душой, мы здесь собрались для обсуждения обстановки. Некоторые из нас присутствовали сегодня на совещании в штабе и очень разочарованы решением командования. Герцог Кух, как известно, сегодня покинул расположение армии и отправился в столицу. Какие бы сказки он не рассказывал, все мы отлично понимаем, что армия противника окажется здесь раньше, чем он успеет вернуться. Командование легло на плечи маркиза Бланже, а он... господа, мы знаем, что руководить армией он не способен. Поэтому мы должны разработать свой план, вернее поддержать план Его Высочества и сделать все, чтоб переубедить маркиза.
  Офицеры стали перешептываться, явно еще не освоившись в присутствии принца.
  - Должен признать, - сказал Кир, - первоначально идею подал вовсе не я, а мой друг, - принц повел рукой в сторону Анта. - Проанализировав ситуацию, я лишь согласился, что это может сработать. К сожалению мой отец больше прислушивается к штабным офицерам, а их позиция очень мне непонятна.
  После слов принца обстановка немного разрядилась, присутствующие осмелели, началось обсуждение. Ант заметил, что абсолютное большинство поддерживает их с принцем и лишь несколько человек избегают высказать мнение. В конце концов решили, что на следующем совещании в штабе, которое назначено через два дня, все будут отстаивать этот план. На том и разошлись. Лишь несколько офицеров задержались в палатке, желая еще что-то обсудить с хозяином.
  - Как они тебе? - спросил Ант, когда уже шли по улицам города. На встречу они отправлялись пешком.
  - По сравнению с командующим, они огонь. Хоть кто-то готов встать на защиту.
  Следующий день провели в безделье, никуда не выходя. Лишь ближе к вечеру Ант вышел на берег и искупался в море. Уже направляясь к дому заметил в саду принца. Тот сидел на скамье в тени с полуприкрытыми глазами.
  - Отличная водичка, - сказал Ант, присаживаясь рядом. - Не хочешь окунуться?
  - Нет. Все думаю, как командование убедить.
  - Знаешь, а я уже и сомневаться начал, может я чушь предложил. Я ведь исхожу из знаний, полученных на родине, а об Алдане я толком ничего не знаю, тем более об армии врага.
  - Не смей сомневаться, - принц встрепенулся от полудремы. - Ты же сам видел, большинство офицеров с нами согласны.
  - Да, и это в основном молодежь без фактического военного опыта. А командный состав все как один против.
  Кир помолчал минуту, затем сказал:
  - Мое мнение остается неизменным.
  А ночью произошло событие, которое оказало большое влияние как на жизнь Анта, так и принца.
  
  
  Квитанское войско растянулось длинной извилистой лентой, направляясь по Рамскому тракту в сторону границы с Делией. Командующий армией высокий статный мужчина лет пятидесяти ехал верхом во главе своего войска. Несколько офицеров окружали его. Войско двигалось медленно, создавалось впечатление, что командующий ждет каких-то новостей. В противном случае до границы можно было б дойти еще вчера. Барон Паскаль Фист происходил из разорившегося дворянского рода Наобеи, государства несколько веков назад поглощенного Квитанией. В ранней юности он сбежал из дому и записался добровольцем в армию, где благодаря богатырскому росту, силе, отменному здоровью, и что немаловажно, цепкому уму, сделал невероятную карьеру. Вопреки проискам многих завистников король назначил его командующим одной из квитанских армий и отправили на юг с приказом захватить Юнту и подчинить квитании северо-восточный округ соседнего королевства. Хорошо изучив ситуацию на фронте, барон понимал, что задача, поставленная перед ним не проста. Поэтому решил подстраховаться, используя кое-какие свои методы. И вот теперь, действительно ожидая важных новостей, медлил с выходом к границе.
  Если его план удастся, то он привезет королю такую победу, о которой тот и мечтать не смел, а себе заработает славу лучшего полководца всех времен. Барон не раз представлял, как король в благодарность назначает его губернатором всех захваченных им земель.
  - Всадники.
  Голос одного из офицеров оторвал командующего от приятных мыслей.
  Три всадника скачут навстречу. Приближаются. Двое из отряда разведчиков, что отправлены впереди войска. Несмотря на то, что они еще на своей территории, командующий соблюдал все предосторожности, дабы избежать неприятных сюрпризов. Третьего всадника знал лишь он. Один из его самых доверенных людей, которого он и отправлял уже несколько раз с тайными поручениями ради исполнения задуманного.
  - Ваша милость, - поклонился барону прибывший. На остальных он не обратил никакого внимания.
  По выражению лица определить хорошие новости он привез или нет барону не удалось. Он пришпорил коня, отдалившись от остальных на значительное расстояние. Незачем им слышать.
  - Ну? - кивнул он своему доверенному.
  - Неудача, ваша милость. Король Альсин сначала сомневался, а затем категорически запретил перебрасывать войска под Юнту.
  Барон громко выругался, не сдержав разочарования. Офицеры притихли и стали прислушиваться.
  Весь план коту под хвост. А ведь какая задумка. Делийцы напуганные подходом большой армии к Юнте должны были сосредоточить там все свои силы. А он свернул бы с тракта и напрямую по лесным тропам вышел бы к Сивасу и сходу захватил бы беззащитный город. Затем стремительный марш на юг и такая же участь постигла бы столицу Делии. Король был бы пленен им, бароном Паскалем Фистом. Такой славы не удосуживался никто уже несколько сотен лет. Нападения с тыла можно не опасаться. Ведь с востока к Юнте движется еще одна квитанская армия, о которой враги еще даже не знают. Вторая армия отвлекла бы делийцев на себя, а после падения столицы они сдались бы на милость победителя. А теперь вот такой замечательный план разрушен. Что ж, придется ограничиться малым и захватить лишь Юнту для начала.
  - Наш человек говорит, что на короля кто-то повлиял. Кстати, герцог Кух срочно отправился в столицу в надежде переубедить короля.
  - Этот старый идиот прекрасно знает, что не успеет вернуться в город, как бы медленно мы не шли. Он просто сбежал, выдумав благородный предлог.
  - Есть кое-что еще...
  Барон нахмурился, косматые брови сдвинулись к переносице.
  - Говори.
  - Принц Делийский Кир прибыл в Юнту с каким-то сопровождающим. О нем очень мало известно. Он появился при дворе несколько месяцев назад, кто и откуда тоже не ясно. Так вот, на совещаниях штаба они продвигают план дать сражение за пределами города.
  - Сомнительная идея. Войско у них значительно меньше.
  - Наш же человек предлагает осаду. Город не в состоянии прокормить длительно такое многочисленное войско. Его сдадут самое позднее через месяц в обмен на обещанные вами ранее поблажки от новой власти.
  Барон задумался. Вариант осады уже рассматривался в самом начале, как самый безболезненный для квитанской армии и теперь к нему придется возвратиться.
  - Отправляйся назад. Скажи обоим, наши договоренности в силе. Никакого встречного сражения. Они должны укрыться всем войском в городе и сдать как оговорено. Езжай.
  Всадник, получив новый приказ от командующего, пришпорил коня и вскоре скрылся из вида. Барон занял свое место во главе войска.
  - Вперед! - крикнул он. - Победы ждут нас.
  
  Кир лично разбудил Анта среди ночи. Ворвался в комнату, бесцеремонно растолкал друга.
  - Вставай, Ант, проснись же.
  Тот сел в кровати, спустил ноги на прохладный пол.
  - Что такое? Случилось что?
  Стараясь проморгаться ото сна он смотрел на друга, лицо которого не мог рассмотреть в пляшущем свете свечи.
  - Из штаба гонца за нами прислали. Что-то срочное. Сам пока не знаю.
  В считаные минуты они собрались и едва ли не бегом направились к штабу. Гонец тоже ничего толком объяснить не смог, то ли сам не знал, то ли не велели. Больше похоже на первое.
  В здании, отведенном под штаб, во многих окнах горел свет, бегали офицеры, о чем-то спорили, размахивали руками. Заметив прибывших, один из офицеров в мундире лейтенанта со знаками заместителя командира айза мечников, бросился навстречу.
  - Ваше Высочество...
  - Что произошло? - резко оборвал его принц.
  - Лазутчика словили, шпиона...
  - Ну и что? Молодцы, конечно, но докладывайте маркизу. Нас зачем среди ночи подняли?
  - Пойдемте, - растерялся лейтенант и быстро зашагал через обширный холл.
  Друзья последовали за ним, лишь непонимающе переглянувшись. Офицер почему-то пошел вниз в подвал. Там через несколько десятков шагов по полутемному пыльному коридору вошел через распахнутую дверь в небольшую без окон комнату. Посреди нее на табурете Ант увидел избитого человека, которому едва хватало сил держаться сидя. Вокруг стояло трое мордоворотов, и два офицера, один из которых оказался знакомым, в палатке которого встречались прошлым вечером.
  - Объяснитесь, господа, что здесь происходит, - побледнев, спросил принц и отвел взгляд от пленника.
  - Шпион, Ваше Высочество, - коротко объяснил усач.
  Сложив некоторые факты, Ант начал кое-что подозревать.
  - Маркизу доложили? - повторил он недавний вопрос принца, примерно уже зная, какой ответ получит.
  - Предатель он, - ответил второй офицер в форме капитана. - Он от квитанцев указания получал через этого, - он кивнул на пленника.
  Принц фыркнул.
  - Насколько можно доверять сведениям, добытым таким вот образом?
  Да, подумал Ант, Кир все еще витает в облаках и безусловно далек от реалий войны. Пора бы принять, что понятия о чести на войне сплошь и рядом оказываются забыты.
  - Ваше Высочество, - слова принца не смутили усача, - признаюсь, взял на себя смелость с несколькими не безразличными к судьбе отечества офицерами и вопреки приказу главного командования выставил секретные патрули вдоль по тракту в направлении границы. В течении последнего месяца этот человек трижды прибывал в Юнту со стороны Квитании. Сегодня это четвертый раз. Дважды его удалось проследить до самого дома маркиза Бланже. Когда и как он покидал дом маркиза узнать не удалось, может через черный ход, либо же через какой тайный выход. Еще один раз наши люди потеряли его из вида, но уже зная, что он раньше посещал маркиза, начали наблюдение за домом. Как и ожидалось, шпион там объявился, правда с некоторым запозданием. Мы подозреваем, что не только маркиз замешан в этом, однако он молчит. Сегодня же он потерял бдительность, либо совсем обнаглел, вышел из дома маркиза через парадную дверь. Медлить больше опасно, поэтому решились его задержать.
  - Что ж, капитан, - признал принц, - новость очень плохая, но вы поступили верно.
  - Следует ли немедленно арестовать барона? - спросил капитан.
  - Нет, - резко ответил Ант. - Прежде всего установите за его домом тщательное наблюдение. Неподалеку расположите отряд, готовый задержать маркиза при попытке выехать из города. Второе, наведите порядок в штабе. Прекратите эту суету. Весь караул срочно заменить. Сделать так, чтоб новые караульные не встретились со старыми. Они не должны знать, что здесь произошло, вообще не должны знать, что что-то произошло. Ясно? Офицеры пусть расходятся по домам, или палаткам, или где они там проживают. И ни слова о произошедшем. Чем меньше шума, тем меньше вероятность, что информацию узнают те, кому не следует. Маркиз не должен ничего знать, поэтому появиться на совещании, как и положено. Там и предъявим ему пленника. Заодно, если повезет, другого или других предателей выявим.
  - Думаю, завтра же нужно выдвигать войска и занимать позиции, - задумчиво заговорил Ант, когда они с принцем возвращались из штаба. - Ты ведь обратил внимание, что по донесениям разведки армия противника движется очень медленно. Это не спроста. Думаю, они ожидали, когда мы перебросим войска и откроем им путь на юг к столице. Теперь, когда этого не произошло, уверен, они ускорятся и очень быстро окажутся здесь.
  На утреннем совещании в штабе, как и следовало полагать, заместитель командующего армией, а теперь и исполняющий его обязанности маркиз Бланже продолжал гнуть свою линию, несмотря на то, что большинство офицеров придерживалось иного мнения. Он ругался, стучал кулаком по столу, обзывал всех тупицами, до тех пор, пока не ввели пленника. Тут он сразу поник, грузно упал в кресло, начал причитать, подвывать, плакать, говорить, что его обманули, запугали и заставили.
  К сожалению надежды на то, что удастся определить других вражеских агентов не оправдались. Никто из присутствующих ни словом, ни жестом себя не выдал. И пленник в свою очередь ни дал не малейшего намека.
  Маркиза арестовали и единогласно офицеры признали за принцем право возглавить армию в столь нелегких условиях. Недовольным выглядел лишь начальник штаба барон Лэндл, который всячески поддерживал маркиза, однако никаких доказательств его вины не имелось, а подозрения, как говорят, к делу не подошьешь.
  В тот же день после полудня делийское войско под командованием принца Кира вышло в поход в направлении границы. Через сутки они вышли к тому месту, что выбрали для сражения.
  Разведка доложила, что и квитанская армия, ускорившись, уже перешла границу.
  Делийские войска расположились на пологом склоне холма. Немного впереди и чуть левее еще два холма пониже первого выстроились с ним в ряд. Еще левее, прямо к склонам холмов примыкал густой лиственный лес, а справа, делая глубокую излучину возде среднего холма, несла свои неспешные воды река Кедь. На ее противоположном берегу высился еще один холм, повыше всех остальных.
  Знаменитый Рамский тракт, довольно широкая дорога, в мирное время очень оживленная, а сейчас пустынная, протянулся между первым и вторым холмом и, минуя излучину, дальше вился вдоль русла реки.
  На этом месте - у подножия второго холма у излучины и было решено встретить квитанскую армию и дать бой.
  Враг появился на следующий день немного раньше полудня. Остановились они у подножия последнего холма на берегу реки.
  Пошептавшись о чем-то с принцем, Ант выслал парламентеров, дав четкие инструкции, приложить максимум усилий, чтоб отсрочить сражение на несколько дней или хотя бы до следующего утра. Офицеры в штабе недоумевали. Парламентеры вернулись очень скоро, сообщив, что противник решил дать бой незамедлительно.
  - Прекрасно, - под удивленные взгляды офицеров Ант расплылся в улыбке и пояснил. - На это мы и рассчитывали. Наши бойцы успели отдохнуть, подготовиться, а квитанцы уставшие на марше сразу же пойдут в бой. Нам это на руку.
  В обоих станах начались приготовления.
  Квитанцы выставили впереди пятитысячный айз мечников. По его сторонам два таких же айза копейщиков. За их спинами два айза лучников то три тысячи стрелков. С флангов их прикрывали трехтысячные айзы мечников, как и со спины. Там же справа и слева выстроились два трехтысячных айза квитанской конницы.
  - Судя по построению, их около тридцати девяти - сорока тысяч, - не очень радостно сообщил один из офицеров, вглядываясь с холма вдаль.
  В распоряжении принца имелось всего двадцать четыре тысячи.
  Впереди встал пятитысячный айз копейщиков. За ним пятьсот лучников, прибывших с принцем из Икдира. За их спинами уже на склоне холма четыре двухтысячных айза мечников, два из которых - королевские гвардейцы.
  Больше делийских войск квитанцы не видели. Приняв парламентеров и проведя быстрое совещание, квитанцы решили, что некоторые части делийской армии отстали на марше и прибудут лишь к утру, поэтому и решили начать сражение незамедлительно.
  Они и не подозревали, что их ждут неприятные сюрпризы.
  Квитанское войско двинулось на делийцев. Вперед пошли ровными рядами их передовые айзы копейщиков и мечников, а следом за ними и лучники. Мечники, занимавшие фланги пока остались на месте.
  Икдирский полуайз лучников тут же вышел вперед, построившись в три шеренги. Как только квитанцы приблизились на расстояние выстрела первая шеренга дала залп. Через несколько мгновений тучу стрел выпустила и вторая шеренга, еще чуть позже - третья. К этому времени стрелки первой шеренги уже вложили в тетивы своих луков новые стрелы, готовые сорваться ввысь и смертоносными жалами пронзать врагов.
  Стрелки успели сделать по пять выстрелов, заметно проредив вражеские ряды, и отступили за спины копейщиков, которые тоже двинулись на врага. Из-за спин квитанцев взметнулась черная туча стрел - то их лучники дали залп. Они немного запоздали с выстрелом, не ожидали, что делийские копейщики сорвутся в бег навстречу врагу. Обе армии сошлись, схлестнулись, как два встречных потока, переплетаясь, перемешиваясь, теряясь один в другом.
  - Пора, - тихо сказал Ант.
  Принц поднял руку, немного подумал, глядя на развивающееся внизу сражение, махнул.
  Из леса никем не замеченные и до времени скрытые склоном холма появились делийские мечники, ожидавшие приказа в засаде. Они с фланга вонзились в квитанских лучников, истребляя их десятками. Среди квитанцев началась паника. В это же время два айза королевских гвардейцев ударила в левый фланг квитанцев. Хорошо обученные бойцы гвардии начали теснить ряды превосходящего количеством противника.
  Барон Фист, понимая, что начавшаяся в рядах его малоопытного войска, собранного впопыхах, паника может стоить дорого, двинул вперед все четыре остававшихся в запасе айза мечников, придержав лишь конницу. Поддержка мечников пошла на пользу квитанской армии, продвижение делийцев удалось остановить.
  Обменявшись с Антом взглядами, принц дал еще одну отмашку. На вершину среднего холма из леса поднялся двухтысячный айз лучников, залив врага ливнем стрел. А последний, до сих пор остающийся в резерве айз мечников вступил в бой на правом фланге квитанцев.
  В центре и на правом фланге квитанцам все же удалось сдержать продвижение врага, а вот на левом фланге дела обстояли похуже. Там королевские гвардейцы в своих ярких зеленых мундирах продолжали теснить квитанских мечников. Тогда командующий бросил туда последние силы - конницу. Если удастся разбить гвардейцев, считай битва выиграна, хоть и дорогой ценой. Это видно невооруженным взглядом.
  Ант шепнул что-то одному из пяти посыльных, ожидающих указаний, и тот стрелой помчался вниз по склону. Получив приказ Икдирские лучники бросились к реке, где в камышах заранее спрятали доставленные вчера лодки. Никем не замеченные, они поднялись вверх по реке и обрушили град стрел прямо на приближающуюся конницу.
  - Ну что, последний резерв? - обратился принц к Анту.
  - Думаю, пора, - кивнул тот.
  - Была не была, - принц снова воздел руку к небу и резко опустил.
  Проскочив из леса между вторым и третьим холмом трехтысячная конница делийцев вышла врагу в тыл. За конницей спешил насчитывающий тысячу стрелков айз лучников.
  В рядах квитанцев снова началась паника. Они стали отступать к излучине реки с которой их продолжали поливать стрелами лучники, уже перебравшиеся на лодках на противоположный берег реки и занявшие выгодную позицию на склоне холма.
  
  Солнце скатилось за горизонт и землю окутала непроницаемая тьма. Даже свет звезд в черном небе не позволял осмотреться, будто сама природа, сама вселенная испугалась и скорбела о тысячах воинов погибших в сражении на реке Кедь.
  Остатки квитанской армии, те, кому посчастливилось вырваться из окружения, разбежались по окрестным лесам. Преследовать их не имело смысла. Никакой серьезной угрозы они уже не представляли.
  Через два дня делийское войско под командованием принца Кира вернулось в Юнту. Город праздновал победу, первую значительную победу после начала войны.
  Оставив командование на Анта, Кир решил отправиться в столицу - к отцу, вместе с конвоем, что должен доставить предателя маркиза Бланже на королевский суд. Он отбыл на следующее утро, а Ант занялся проверкой войск. Результат совсем не радовал. Погибли многие и многие. Без пополнения придется туго, если квитанцы не оставят Юнту в покое.
  Около полутысячи квитанцев попали в плен. Здоровых, не получивших тяжелых ранений Ант под конвоем отправил в столицу. Пусть там сами решают, что с ними делать. Раненным оказали первую помощь и вывезли крестьянскими телегами к границе, где и отпустили. Среди этих, последних, оказался и высокий крепкий мужчина в мундире простого кавалериста. Из-за множества полученных ран он не мог ходить, поэтому его просто положили на траву, передав на заботу других раненных менее серьезно. Один из делийских офицеров рассказал Анту, что видел этого воина в бою. Тот сражался до последнего, даже когда стало ясно, что битва проиграна и многие пустились в бегство, чтоб спастись. Такой воин заслужил уважение даже у врага. Если б Ант знал, что это и есть знаменитый барон Паскаль Фист, командующий вражеской армией, то хорошенько подумал бы, прежде чем отпустить. Кто ж мог подумать, что командующий будет сражаться в самой гуще без всяких знаков различий. И эта оплошность вышла ему боком.
  
  Побег.
  
  Эта история с отпущенными пленными не прошла бесследно. Уже через несколько дней стало известно, что среди отпущенных оказался барон Фист. Тайные "доброжелатели" не пропустили это известие мимо ушей, а постарались, чтоб оно как можно скорее дошло до Этлы и до короля. Момент выбрали самый подходящий. Принц Кир проведя несколько дней во дворце снова изъявил желание отправиться в Юнту. По дороге король дал ему указания хорошенько проверить гарнизоны в Альт-Кидире, Икдире и Сивасе. Принц взялся за порученное дело с энтузиазмом, ведь король обещал подумать над назначением принца командующим уже официально. В это время Анта вызвали в столицу с приказом передать командование начальнику штаба барону Лендлу. Не зная причины вызова, Ант без опасения отправился в столицу, предвкушая скорую встречу с любимой. А вот с принцем они разминулись, когда тот находился в Альт-Кидире.
  Прибыв во дворец, Ант тут же предстал пред грозные очи короля. Тот принял его в кабинете, сурово хмурясь. Пришлось оправдываться, как так случилось, что командующий квитанской армией знаменитый воитель барон Фист оказался среди отпущенных раненых пленников. И кто вообще позволил отпускать пленных?
  Король Альсин объяснениями "как бы" удовлетворился, а история "как бы" забылась. Но это "как бы" оказалось ненадолго.
  Под предлогом разбирательства дела над маркизом Бланже, Анту не позволили снова отправиться в Юнту, объяснив, что понадобятся его свидетельские показания. Он, впрочем, особо не спешил, надеясь на встречу с принцессой Далией, мысли о которой не давали покоя.
  В тот же вечер он заметил силуэт в ее любимом розовом платье на аллее сада, куда выходили окна его комнаты. Он бросился в сад даже не задумываясь, что он скажет. Просто желание увидеть любимую превысило все. Девушка прохаживалась взад вперед по все той же аллее, где он ее и заметил из окна - это единственная аллея в саду, которая хорошо просматривается из комнаты Анта. Девушка явно услышала шаги бегущего человека и ожидала, когда он появиться из-за куста жасмина. Ант замер в нерешительности, глядя во все глаза на любимую. Он остановился в нескольких шагах от нее. Сердце колотилось, как колокола в церкви на Пасху.
  Не успел он и слова сказать, как девушка бросилась к нему, обняла, прижалась.
  - Дурак, - прошептала она, уткнувшись лицом в его плечо и всхлипнула, - я так переживала.
  
  А события в Юнте тем временем развивались по не очень хорошему сценарию. Барон Лендл, официально назначенный временным командующим, не простил офицерам поддержки принца и его товарища. Многие командиры лишились своих званий, наиболее активных, из тех, что выжили, арестовали. В офицеры он назначал тех, в ком был абсолютно уверен, что они его поддержат в случае чего. Вновь назначенные, не имея командного опыта, порядок во вверенных подразделениях навести не могли. А тем временем разведка доложила, что еще одна армия квитанцев приближается к границе. Не такая многочисленная, всего около двенадцати тысяч, но учитывая состояние защитников Юнты, этого не мало. Приняв командование, барон даже не удосужился проверить численность имеющегося у него войска. Он приказал всем укрыться в городе и даже не соизволил послать гонца в столицу с докладом. Однако кота в мешке не утаишь и известие все же разошлось по Делии с торговцами, а так же беглецами из Юнты. Многие не стали дожидаться начала осады, а собрав пожитки отправились искать более безопасные места. О подходе квитанцев Кир узнал, находясь в Сивасе. Он отправил гонца к отцу, предлагая перебросить гарнизон из Альт-Кидира в Юнту. Он обсуждал такую возможность с самим командиром гарнизона, и тот уверил, что его бойцы устали отсиживаться в тылу и рвутся в бой. Пусть немногочисленный, всего пять тысяч воинов, в данной ситуации он мог сыграть решающую роль. Сам же принц с небольшой охраной помчался в Юнту.
  Оказавшись в городе и поприсутствовав на первом же совещании он понял, что остался без поддержки. Все вновь назначенные временным командующим офицеры, лебезят перед ним и не пойдут против. А враг тем временем беспрепятственно подошел к городу и обложил со всех сторон. Началась осада. Квитанцы не бросились штурмовать город, а наоборот, укрепили свои позиции, готовясь к долгому стоянию у стен города. Через две недели барон Лендл сообщил, что принял решение сдать город.
  В тот же день передовые части квитанцев под командованием барона Паскаля Фиста, который все еще не мог держаться в седле из-за полученных ранее ран, вошли в город. Принц Кир, не желая смириться со сдачей города, бросился на захватчиков в одиночку и был убит. Правда свидетелей этого так и не нашлось, а вот слухи о том, что его видели живым последний раз в штабе армии, когда он пришел на совещание, где и было объявлено о капитуляции, поползли, но так же быстро и прекратились. Прекратились после того, как всех офицеров штаба, присутствовавших на злополучном совещании, захватчики повесили на городской площади. Помиловали лишь барона Лендла, мало того, ему оставили все его имущество и владения за в городе и за его пределами.
  Весь Северо-восточный округ оказался во власти Квитании. Они достигли своей первоначальной цели - оба берега Капонского пролива теперь принадлежат им.
  Опасность нависла над Икдиром, находящимся близко к границе округа. Однако квитанцы тоже немало потрепанные длительной войной ограничились уже добытым и дальше не стремились.
  Вести о смерти принца и сдаче Юнты подкосили короля. Он на несколько дней слег.
  
  - Милый, тебе грозит опасность, - принцесса взяла его за руку, пристально глядя в глаза. - Тебе нужно уехать из города.
  - Почему?
  Ант слегка сжал ее теплую нежную ладошку, поднес к губам.
  - Ты прекрасно это понимаешь и сам.
  - Мне нечего боятся. Я не сделал ничего такого, чтоб опасаться за себя.
  Принцесса забрала руку, отошла на шаг, опустив глаза.
  - Все гораздо сложнее и хуже, чем ты думаешь. Тебе грозит как минимум арест, а что потом и подумать страшно. Ты должен уехать, хотя бы ради меня, ради нашей любви. Ведь ты любишь меня, Ант?
  Девушка прильнула к нему всем телом. Он обнял, прижал к себе.
  - Я не хочу потерять еще и тебя, - продолжала Далия, - а если ты останешься в Этле, то это может произойти.
  - Любовь моя, ты просто расстроена смертью брата и преувеличиваешь.
  Она снова отстранилась, сказала резко:
  - Я знаю, что говорю. На тебя давно идут поклепы. Еще до твоего отъезда в Ютлу. А после того, как выяснилось, что ты отпустил барона Фиста, тебя вообще называют предателем. И если по началу отец смотрел на все сквозь пальцы, в чем я не особо и уверена, то теперь все изменилось. Особенно после смерти Кира. Теперь я единственная наследница трона. Мой муж, соответственно, станет королем Делии. У всех теперь на устах лишь одно, что ты хочешь добиться трона, чтоб потом отдать королевство Квитании.
  - Да это ж чистой воды бред, - воскликнул Ант.
  - Тише, - прошептала принцесса, приложив палец к губам.
  В библиотеку редко кто заходил, но и внимание привлекать не следует.
  - Понимаю, - согласилась Далия, - но и ты пойми, мой отец очень сильно сдал после смерти Кира. Это для него тяжкий удар. К тому же захват Юнты и всего округа квитанской армией. Теперь твои недоброжелатели хотят повесить на тебя всех собак, чтоб отвести недовольство короля от себя. Я знаю, как минимум пятерых, кто клевещет на тебя королю. А больше всех старается герцог Кух. Я случайно подслушала вчера, как разъярился отец после слов герцога о тебе. Он убеждает короля, что ты виноват во всем и что именно из-за тебя Кир отправился в Юнту.
  - И твой отец верит? Он же здравый человек.
  - Я уже сказала, смерть Кира сильно повлияла на него. Он практически не встает с кровати. К сожалению я вижу, что он часто неадекватно оценивает ситуацию и больше полагается на мнение окружения.
  - Мне сложно во все это поверить. Мы с Киром выиграли битву, словили шпиона и предателя, и после всего обвиняют меня. Да это все равно, что обвинять в предательстве самого принца. Прости, дорогая.
  Девушка подошла к окну, сдвинула тонкую прозрачную занавеску. Солнце скрылось за облаками и накрапывал мелкий дождь. Приятно запахло озоном.
  - Я пыталась несколько раз поговорить с отцом о тебе, - сказала девушка, не оборачиваясь, - но он даже слушать не хочет. Говорит, суд разберется. Тебе нужно уезжать, пока не арестовали. Чувствую, это может случиться очень скоро. Тем более герцог Кух каждый день настаивает на твоем аресте.
  Ант фыркнул.
  - Что этот герцог ко мне прицепился, как репей к собаке?
  - Все проще простого, - усталым голосом заговорила принцесса. - Одна из причин - то, что он, являясь командующим армией, перед решающим сражением сбежал в столицу под надуманным предлогом. Он прошляпил у себя под носом квитанского шпиона, а теперь видно, что и ни одного, а как минимум двоих. К нему должно возникнуть множество вопросов, вот он и нашел для короля другую мишень.
  Подойдя к девушке, Ант приобнял ее, поцеловал волосы, ароматно пахнущие травами и цветами.
  - Если я сбегу, это подтвердит его правоту, - сказал он.
  - Зато ты останешься жив.
  - Что толку, если я не смогу видеть тебя?
  - Это не на долго. Через год или два, когда все уляжется, ты сможешь вернуться.
  Ант отошел, сел в кресло. Учитывая рассказанное принцессой становится ясно, что дело оборачивается неприятной стороной.
  - Ты сказала, одна из причин. Значит есть вторая?
  Девушка обернулась, опустила смущенно глаза.
  - О второй даже не стоит говорить, - сказала она.
  Он подошел к девушке, взял за руку.
  - Я хочу знать все. Или ты что-то скрываешь?
  - Не скрываю, - она твердо посмотрела ему в глаза, - просто это глупость и слухи, ничего более.
  - И все же, - настоял Ант.
  Девушка вздохнула, прошлась вдоль стола.
  - Говорят, будто герцог мечтает женить на мне своего сына.
  - Как? - удивился Ант. - Он имеет на то права?
  Принцесса кивнула.
  - Да, в его роду есть королевская кровь.
  Ант сжал кулаки, кровь ударила в голову. Его охватила злость. Подойдя к окну, глубоко вдохнул прохладный, пахнущий дождем воздух. Это помогло немного успокоится.
  - Теперь ясно, почему ты хочешь, чтоб я уехал, - грустно сказал он. - Пока меня не будет тебя спокойно выдадут замуж либо за Куха, либо за герцога Ланского. Все верно, любимая, все верно. И на что я, идиот, рассчитывал?
  - Ты дурак, - воскликнула Далия, забыв, что их могут услышать. - Я люблю лишь тебя.
  Он кивнул.
   - Я знаю, но ты принцесса и сделаешь то, что выгодно для государства. Выйдешь за того, на кого укажет твой отец. И самое обидное, я прекрасно понимаю, что так будет правильно, что я никто и не имею на тебя никаких прав...
  - Не говори так, - всхлипнув, девушка бросилась к нему, взяла двумя руками за голову и глядя в глаза, сказала, - если я и выйду когда-нибудь замуж, то только за любимого - за тебя. А сейчас, поверь, ты должен уехать. Ради меня. Если ты останешься, тебя завтра или послезавтра все равно арестуют и повесят, как изменника. А если и нет, то просто убьют где-то в подворотне. Уж герцог постарается, не сомневайся. Когда вернешься, все будет по другому.
  Девушка прижалась губами к его губам, зажмурилась от нахлынувших чувств.
  - Что может измениться через год? - спросил Ант, когда их губы разъединились. - Если ты не выйдешь к тому времени замуж, все равно это ничего не изменит.
  - Если отец не согласится, я сбегу с тобой, - решительно сказала девушка.
  - Ты не можешь, - Ант сделал шаг назад. - Ты принцесса.
  - Плевать.
  - Тогда бежим сейчас. Вместе.
  Она покачала головой.
  - Не могу бросить отца. Он очень слаб. Если и я еще сбегу, он не перенесет. Когда же он снова встанет на ноги, обещаю, мы будем вместе.
  - Это лишь мечты, - сказал он, обойдя стол с другой стороны. - Ты права, я должен уйти. Но не для того, чтоб спасти свою шкуру, а для того, чтоб заслужить право быть с тобой. Я ухожу никем, но вернусь, вернусь тогда, когда никто не сможет сказать, что я желаю трона Делии. И даже если ты будешь замужем, я все равно заберу тебя. Заберу у любого.
  - Что ты такое говоришь, - всхлипнула девушка.
  По щекам потекли слезы.
  - Я люблю тебя и всегда буду любить. И жить буду лишь ради тебя.
  С этими словами, не прощаясь, он вышел из библиотеки.
  Менее чем через час после этого одинокий всадник выехал из города через северные ворота. Солнце уже почти скатилось к горизонту и на мир вот-вот опустятся сумерки. Всадник пришпорил коня.
  Выйдя из библиотеки он бросился в комнату, переоделся в самое невзрачное платье, нацепил меч, сумку с немногими пожитками закинул за плечо, и покинул дворец. На переправе с острова на берег его поездка вопросов не вызвала, ведь он не раз отправлялся в город на вечернюю прогулку, когда сам, а когда в компании принца. Разве что сумка на плече немного удивила гребцов, но они привыкли не задавать вопросов господам.
  Взяв своего коня, он направился к северным воротам города. И вот уже битый час скачет куда-то на север.
  Четкой цели он себе не представлял. По правде, вообще никаких идей не возникало, куда ему податься. Мало-помалу пришел к мысли, отправиться в Альт-Кидир, в котором уже "посчастливилось" побывать, но не осмотреть, ибо находился в бессознательном состоянии. В порту можно наняться на корабль, либо устроиться пассажиром, как повезет, и убраться подальше от Этлы, от этих злых, завистливых, неблагодарных лжецов.
  Надо же, сделали предателем человека, не без помощи которого выиграна решающая битва. И не его вина, что бездарные командиры-предатели не смогли развить успех, сдали город и допустили смерть принца. Причем эта смерть вызывает немало вопросов. Тело, как и положено, передали отцу, чтоб погибшего погребли со всеми королевскими почестями, привезли в Этлу. И тогда появились новые слухи, будто убит принц не в бою, а зарезан несколькими ударами ножа, возможно даже со спины. Эти слухи прекратились, едва начавшись, но сомнения в официальной версии смерти принца зародили у многих.
  Может когда-то и удастся разгадать эту тайну. Как не прискорбно, именно смерть принца повлекла череду неприятных событий в жизни Анта, из-за которых теперь он и скачет навстречу неизвестности.
  Городские ворота Этлы вот-вот закроются и путь назад окажется отрезан. Следует спешить, чтоб до наступления темноты добраться до ближайшей деревни, где можно переночевать. Пришлось все время пришпоривать коня, ведь город покинул довольно поздно.
  Ночь опустилась скорее, чем он добрался до цели. Тихая и темная она незаметно спустилась на землю, обволокла. Лишь топот копыт прорезал тишину. А в бездонном небе, где-то там, за облаками, далеко-далеко, мерцает Земля.
  Из-за облаков стало совсем темно, пришлось немного умерить пыл. Несколько огоньков впереди пробились сквозь темноту, указывая дорогу спешащему всаднику.
  - Наконец-то, - обрадовался Ант, заметив огни, - деревня.
  Вот только добраться до убежища спокойно ему не удалось. В воздухе за спиной раздался хлопок крыльев. Дарн!
  Ант повернул коня навстречу опасности. Дарн подкрался совсем близко, пикируя с вышины, огромный, чернее ночи, несся прямо на всадника, целясь когтистой лапой. Выхватить меч времени не оказалось. Ант успел лишь пришпорить коня и пригнуться. Благодаря этому дарн промахнулся, лишь слегка задел всадника лапой. Левое плечо пронзила боль и, не удержавшись в седле, Ант повалился на дорогу. Испуганный конь умчался в темноту.
  Дарн развернулся в воздухе. Облака немного разошлись и страшный силуэт хищника отчетливо просматривался на фоне посветлевшего неба.
  Сдаваться Ант не привык. Выхватил меч, стал в стойку, готовый отразить нападение чудовища. Красный камень в рукояти меча вдруг вспыхнул, засветился ярко-ярко, и появилось ощущение какой-то могучей силы, вливающейся в тело из этого камня. Ант замер от непривычных ощущений. Что с ним происходит, почему?
  Дарн резко свернул в сторону, приземлился, перетаптываясь с лапы на лапу и не сводя глаз с пылающего красным камня. Затем не то фыркнув, не то чихнув, оттолкнулся от земли и скрылся в темном небе.
  Руки, сжимавшие рукоять меча, слегка подрагивали. Рукавом он стер с лица выступивший пот. Немного придя в себя посмотрел на меч и на тускнеющий камень.
  - Это он остановил дарна? - прошептал Ант возникший сам собой вопрос, который тут же перешел в уверенность.
  Улыбнувшись, Ант вложил Cutterkite в ножны.
  
  Нападение.
  
  Как на зло судов в порту нашлось немного - отголоски захвата Юнты квитанцами. И ни на одно из них не требовались люди.
  - Экипаж укомплектован, пассажиров не берем, - отвечали ему раз за разом, разводя руками и подозрительно рассматривая странного парня, не похожего на бедняка, что хочет устроится на корабль.
  Обойдя все корабли, Ант направился к последнему, небольшому одномачтовому, что скромно ютился у дальнего причала, как бедный родственник за богатым столом. Ант уже и не рассчитывал на удачу. В голову стали заползать мысли, что делать дальше, если план уехать подальше из Делии не осуществим вот прямо сейчас, пока есть настрой. На этом малыше ему повезло гораздо больше. В команду его не наняли, предварительно придирчиво осмотрев, но за вполне адекватную плату согласились взять пассажиром.
  Судно готовилось к отходу. Груз уже погрузили и матросы крепили его в трюме. Другие таскали с причала провизию, только-только подвезенную на телеге. Моряк, по видимому повар, придирчиво рассматривал привезенный товар, поругивал то торговца за плохое качество, то матросов, не аккуратно работавших, то жаркую погоду, а то и просто так матерился без повода.
  Так что Ант успел во время. Ему выделили небольшую каюту, скорее коморку, по размеру чуть больше той, где его везли связанным на "Сигуре". Правда здесь он с удивлением увидел небольшой стол с табуретом и подвязанный гамак вместо обычной кровати. Что ж, лучше, чем спать на полу и качаться из стороны в сторону, когда начнется качка.
  Не успел он войти в каюту и повесить плащ на вбитый в стену гвоздь, как на палубе раздались громкие крики капитана, либо еще кого, и судно, отдав швартовы, отошло от причала. За волноломом сразу начало покачивать, но по сравнению с тем, что пришлось испытать на "Сингуре", это просто цветочки.
  Вечером от моряков Ант узнал, что из Альт-Кидира судно пойдет южнее острова Обидос. Идти через Капонский пролив капитан не рискнул - теперь там во всю хозяйничают квитанские военные корабли, собирая дань за проход проливом. А в худшем случае могут и потопить, если им чья-то рожа на корабле не понравиться.
  Палуба мерно покачивалась под ногами. Небольшое суденышко раскачивалось даже от небольших волн, благо погода спокойная. Лишь небольшой ветерок приятно обдувает лицо. Снова вспомнилось его предыдущее путешествие на корабле, но тогда он был пленником, а сейчас совершенно свободен, в пределах судна, конечно, пока не доберутся до первого порта, где Ант вполне может и сойти на берег. И ощущения сейчас совершенно другие. Несмотря на тоску из-за вынужденной разлуки с любимой, его наполняло чувство радости, легкости, будто сбросил с плеч тяжелую ношу.
  "Жон" - так называется судно, на котором оказался Ант, медленно переваливаясь на волнах, шел навстречу восходящему солнцу. Обойдя Обидос капитан взял курс на северо-восток с намерением зайти в кидийский порт Нохат, пополнить запасы провизии и воды, а затем рвануть через океан к другому материку Алдана, о котором Ант ничего не знал. Несколько дней он терзался в сомнениях, сойти ли в Нохате, либо следовать с кораблем до конечного пункта назначения. В конце концов он выбрал второе.
  Матросы с удовольствием "просвещали" по вечерам сухопутного, рассказывая всевозможные морские байки о пиратах и морских чудовищах, от которых кровь могла бы застыть в жилах, если б подобных сказок Ант не начитался еще в детстве на Земле.
  Рассказали Анту, пытаясь нагнать страха, что курс судна идет через большой островной архипелаг. "Жон" пойдет по узким извилистым проливам между большими и совсем маленькими островами, разбросанными прямо посреди океана. Если верить морякам, то это самый опасный отрезок пути. Среди многочисленных островов частенько устраивают засады пираты. Их корабль, а то и два могут выскочить из любого узкого проливчика, из любой протоки. Торговые корабли намного медленнее и не такие маневренные, да и экипажи не особо обучены сражаться, так что спастись удается единицам. Среди моряков острова зовутся Корсаровыми, хотя на карте написано другое название.
  Тем не менее капитанам приходилось рисковать. Можно обогнуть архипелаг с севера, но тогда неминуемо попадешь в Северное море, где всегда плохая погода, шторм переходит в бурю, а буря в шторм, и наоборот. Очень мало судов, ушедших туда, добрались до берега. С южной стороны острова никто не обходил. Желающих углубляться в Южный океан, пользующийся у моряков еще худшей славой, не находилось.
  Поэтому, выбирая меньшее из зол, большинство судов шли через Корсаровы острова, где шансов проскочить в разы больше.
  Плавание на маленьком судне оказалось гораздо более скучным, чем Ант предполагал. За все время перехода до Нохата произошло лишь одно событие, и то не из приятных.
  Это случилось в один из первых дней плавания. Ант с удовольствием прохаживался по палубе, дыша свежим морским воздухом. Ветерок наполнял паруса, подгоняя "Жон" вперед. С самого начала плавания Ант не раз ловил на себе любопытные взгляды моряков. Странный пассажир вызывал у них вопросы. Не нищий, что ищет лучшей доли в морях. И на богача не похож, хотя оплатить проезд может далеко не каждый. Еще большее любопытство вызывал висящий на поясе нож. На судне меч Ант естественно не носил, а на его перевязь повесил нож, тот, что раньше прятал в сапоге. Будучи в Юнте, один из вояк-умельцев немного модифицировал ему перевязь, чтоб одновременно цеплять и меч и нож, на удивление похожие друг на друга.
  Один из матросов, самый наглый и с неприятным лицом, подошел к пассажиру и ни слова не сказав, взялся за рукоять ножа, явно намереваясь вытащить из ножен. Такое неуважение Ант терпеть не привык, молниеносно схватил наглеца за руку и сильно сжал.
  - Не хорошо трогать чужое без разрешения, - процедил он сквозь зубы, еще сильнее сжимая хватку.
  - Пусти, козел! - взвизгнул матрос, корчась от боли.
  Он разжал руку, отпустив рукоять ножа. Тот медленно и плавно въехал обратно в ножны.
  - Вот и молодец, - сказал Ант и с силой отпихнул нахала в сторону. Тот грохнулся на палубу, вызвав бурю хохота у своих товарищей, наблюдавших за всем со стороны.
  Только смириться просто так с поражением от какого-то мальчишки матрос посчитал оскорбительным.
  - Ну, козел! - еще раз выругался он, поднимаясь на ноги.
  Ант очень сомневался, что "козел" это самое грязное ругательство, из тех что знает поверженный моряк, но, судя по всему обида и жажда отмщения столь сильно овладели им, что ничего другого он вспомнить не смог.
  Увернувшись от нападения, Ант точным и сильным ударом в челюсть снова повалил нахала на палубу, где тот растянулся во весь рост и притих, а сам отправился на корму.
  Огромный, седой, с большими кулаками и сердитыми серыми глазами капитан озирал происходящее с юта.
  - Здорово вы его приложили, - сказал он не без удовольствия и тут же переключился на боцмана - детину еще крупнее, рыжего с густыми бакенбардами до самой шеи. - Всыпь ему двадцать плетей для науки.
  Пока другие матросы без особого энтузиазма привязывали провинившегося матроса лицом к мачте, в руке боцмана откуда-то уже появилась плеть. Матроса, пришлось обдать ведром забортной воды, чтоб привести в чувство после полученного удара. Очнувшись, он сразу сообразил, что для него еще не все закончено, завопил:
  - За что? За что?
  - Для науки, - гаркнул капитан, - к пассажирам нужно относиться с уважением.
  Боцман занял место, расставил ноги для устойчивости, ожидал лишь команды капитана.
  - Может не стоит? - обратился к капитану Ант. - По глупости он, не подумал. Он уже свое получил.
  Капитан вздохнул, покачал головой.
  - Ладно, - его голос громом рассек воздух - Господин тебя прощает, но я нет. Это будет напоминание и урок для всех. Боцман! Пять плетей, - все же смягчил наказание капитан.
  Наблюдать за наказанием Ант не захотел, сразу же ушел в каюту, хотя звуки ударов и стоны матроса долетали и туда.
  После этого случая отношение команды к странному пассажиру изменилось. Его зауважали и за мощный удар, и еще больше за великодушие и просьбу отменить наказание. На следующий день виновник произошедшего подошел и попросил прощения под одобрительные возгласы других членов команды.
  
  Стоянка в Нохате много времени не заняла. По большому счету меньше суток. Ночью пришвартовались у свободного причала, утром пополнили запасы и после полудня снова вышли в море. В город Ант не решился выйти, опасаясь, что судно может уйти без него - от этих пройдох-моряков можно ожидать чего угодно. Он с палубы полюбовался высокими резными фасадами домов, смотрящими на порт. Светлый, солнечный, зеленый город ему понравился и подумал, что на обратном пути, а в том что он вернется, Ант не сомневался, можно будет задержаться в этом городе подольше.
  Наконец-то на горизонте показались острова. Едва рассвело, как впередсмотрящий матрос, устроившийся в "вороньем гнезде" - специальной корзине на вершине мачты - закричал:
  - Земля! Вижу остров!
  Проснувшись от этих криков, Ант вышел на палубу. Туда уже высыпала вся команда, включая капитана. На фоне светлеющего неба и поднимающегося солнца отчетливо прорисовались силуэты множества островов, цепочкой разбегающихся вправо и влево.
  Капитан приник глазом к видавшей виды подзорной трубе. По лицу его расплылась довольная улыбка. Из этого можно было сделать вывод, что судно вышло верно к одному из проливов.
  - Готовсь! - рыкнул капитан и моряки быстро вооружились, заняли места по бортам, готовясь в случае необходимости отразить нападение пиратов, коль те рискнут сунуться.
  Грозный вид моряков, вооруженных чем попало, вызвал не столько чувство безопасности, как следует, а скорее смех. Старые ржавые сабли, тупые мечи, короткие и длинные, прямые ножи и закругленные кинжалы, багры, а кое у кого просто весла или палки. Понятно, что никакого серьезного отпора они дать не смогут не то что пиратам, а и просто экипажу другого судна, чуть побольше размером.
  Ант сходил в каюту, вооружился мечом на всякий случай, все же лелея надежду, что воспользоваться им не придется.
  Покрытые буйной растительностью острова темными пятнами выделялись на общем фоне неба и моря, медленно плыли по бортам, расступаясь перед приближающимся судном. Желтые полосы песка между водой и пальмами призывно манили на берег.
  Судно медленно шло под ослабевшим между островами ветерком, переваливаясь с борта на борт, виляя, как пьяница после принятия изрядной дозы, между покрытыми зеленью островами. Стоя на палубе юта, капитан внимательно осматривался, приглядывался к каждой излучине, к каждой протоке, отдавал приказы на руль.
  Неторопливо уплыли за корму несколько островов. "Жон" приблизился к очередному повороту.
  - Это одно из самых неприятных мест, - сказал капитан, взглянув на Анта, - будем поворачивать, огибая остров, почти на девяносто градусов. Там, правда довольно широко и при желании можно даже развернуться, но я все равно не люблю это место.
  Часть матросов остались у борта, некоторые же взялись за канаты, готовые повернуть рею с парусом, когда после поворота направление изменится и нужно будет ловить ветер.
  - Пол борта право, - прозвучал приказ капитана рулевым матросам.
  Вдвоем они ловко повернули тяжелую балку, что управляет пером руля за кормой. Судно пошло вправо, огибая остров.
  - Прямо руль, - капитан наблюдал, как судно вписывается в поворот, почти идеально.
  Еще чуть-чуть...
  Они обогнули остров. Парус затрепетал, потеряв ветер.
  - Лево на борт! - заорал капитан во все горло. - Что телитесь, как уснувшие устрицы? Все к бою!
  Прямо на "Жон" надвигался мощный форштевень большого трехмачтового корабля. Столкновение с таким для "Жона" и его экипажа может оказаться фатальным. Двигаясь по инерции, так и не словив парусом ветер, небольшое суденышко все же увернулось от прямого столкновения. Встречный корабль прошел по корме, слегка зацепив "Жон" правым бортом. Оба судна сотрясло даже от такого несильного удара. Раздался треск, полетели щепки и ломаные доски. От удара форштевнем разлетелось перо руля, балка, которой поворачивали руль, рванулась в сторону, ударив одного из рулевых в грудь. Тот даже закричать от боли и страха не успел, вылетел от удара за борт, сразу же скрывшись под водой.
  На большом корабле тоже кричали, раздавался свист боцманской дудки, лязг оружия. Не мачте Ант четко рассмотрел черный пиратский флаг, а на палубе десятки вооруженных до зубов бандитов в предвкушении легкой добычи.
  Пиратский корабли быстро развернулся и подошел к потерявшему управление торговому судну. С него полетели десятки острых металлических кошек на длинных веревках. Ловко брошенные опытными пиратами, они впивались в мачты, в борта, в палубу, в людей, разрывали паруса и путали такелаж. С их помощью пираты быстро подтянули суда друг к другу и поток вооруженных людей хлынул на палубу торгового судна.
  В экипаже "Жона" не оказалось ни одного профессионального вояки, поэтому при виде сверкающих пиратских сабель и оскаленных зубов они побросали свое незамысловатое оружие на палубу, а кто и за борт. Лишь капитан с остервенением выхватив тонкий меч, бросился в самую гущу пиратов. Похоже, проливать кровь попусту те были не приучены, поэтому капитан едва скрестив клинок с одним из пиратов, получил от другого удар веслом по голове и опал на палубу, как осенний лист.
  Сжимая меч в руке, Ант прижался спиной к противоположному борту, судорожно решая, как быть. Ввязываться ли в бессмысленную схватку?
  На него не особо обращали внимание, пока разоружали остальных, согнали их на полубак, капитана подхватили под руки и понесли в каюту. Лишь после этого внимание пиратов привлек одинокий человек с обнаженным клинком.
  Толпа расступилась и через освободившийся проход подошли двое мужчин. Первый высок и строен, черные волосы, черные глаза, красивое уверенное лицо. В руках сабля.
  Второй пониже и...
  - Привет, Ант, я ж говорил, что еще свидимся.
  
  - Что он себе позволяет? - закричал невысокий толстый человек, нервно ерзая в кожаном кресле. - Это уже слишком!
  - Вы же знаете, Ваше Величество, - успокоительно проговорил тощий старичок столь же маленького роста, но с длинной седой бородой, - мы от него зависим.
  - Я король, или не король, в конце концов?
  - Конечно - король, Ваше Величество, но если он так настоятельно советует заключить мирный договор с Кристией, то к этому следует прислушаться.
  Король встал с кресла, обошел стол, схватил с него чернильницу и запустил в стену. Зазвенели стекла, посыпались осколками на пол. На голубой стене темно синей кляксой стекает чернило.
  - Ты же сам знаешь, старый идиот, что это невозможно. Квитания и Кристия извечные враги, особенно с тех времен, как власть у них захватили эти психические Братья и Сестры. Эта война длиться веками и не мне ее прекращать.
  Старик вынул из кармана белоснежный платочек, промокнул им чернила на стене, но стереть их полностью конечно не смог.
  - Я прекрасно понимаю ваше негодование, мой король, - все так же примирительно продолжал седобородый, - но может стоит попробовать?
  - Что попробовать, идиот? Разве ты их не знаешь? Они тут же припомнят резню в Зеленой Долине трехвековой давности, да и все остальное. Мы воюем веками, пусть это в основном приграничные стычки, но мира между нами никогда не было. Ты сам представь, если мы заявимся с таким предложением. Они сразу поймут, что дела у нас плохи, что мы даже с Делией справиться не в силах. Они если и пойдут на примирение, то такую контрибуцию затребуют, что представить страшно. Это настоящее унижение. Нет, такой договор обойдется слишком дорого. Даже слушать не хочу.
  Рассуждая вслух, король немного успокоился, но взгляд его упал на уродливую кляксу на стене.
  - Немедленно очистить! - рявкнул он зло.
  Старик не обратил на это ни малейшего внимания, а продолжал свое:
  - Кристия нам сейчас нужна как союзник, а не как враг. Пообещаем им потом разделить сферы влияния.
  - Они не так глупы, чтоб поверить.
  - Я и не говорю, что глупы. Они сильны, а потому и самоуверенны. Эта самоуверенность их и погубит.
  Толстяк нервно прошелся по комнате. Серо-голубой ковер с длинным мягким ворсом приглушил его грузные шаги.
  - Не думаю, - ответил он.
  - В конце концов этого хочет Хозяин, - повысил голос старик.
  - Что-о! - истерически заверещал толстяк, сжав пухлые кулачки. - Хозяин? Не сметь произносить это слово при мне. Кому ты служишь, старый осел, ему или мне? Кто твой хозяин?
  - Прошу прощения мой король, - залепетал, спохватившись, старик, - конечно же я служу вам в меру сил и возможностей и надеюсь, что вы примите во внимание мои скромные советы. Поверьте, все что я делаю, лишь на благо королевства и Вашего Величества.
  Король уселся в кресло, неприязненно поглядел на старика, в надежде, что тот прекратит этот неприятный разговор.
  - Вам, конечно, не стоит напоминать, что он многие века оказывал нам немалую поддержку. Не без его помощи наше королевство захватило и подчинило Наобею, о которой теперь мало кто помнит и говорит. Многочисленные войны с Делией не обошлись без его поддержки, особенно последняя. Так что кое-чем мы ему все же обязаны. Не так ли?
  Король отвернулся. На глаза опять попалось пятно. Он прекрасно осознавал, что Хозяин набирает силу и очень скоро может настать такой момент, что от его лояльности будет зависеть многое. Идти против воли этого мерзкого Эльтария выйдет себе дороже. Так что он прекрасно осознавал, что на переговоры с Кристией пойти придется в любом случае. Только так сложно себя в этом убедить, потому и предоставил это старику.
  Тот с поставленной задачей справился, сам того не подозревая, а потому снова заговорил, пустив в ход последний аргумент:
  - Кроме того, - старик понизил голос почти до шепота и бросил вокруг несколько подозрительных взглядов, будто опасаясь, что короля будут прослушивать в его же кабинете, - до меня дошла информация о негласном приказе Эльтария. Я не хотел вас беспокоить ранее, потому как не уверен в правдивости...
  - Что за приказ? - перебил его король, напрягшись, понимая, что услышит сейчас нечто неприятное.
  - В случае вашего отказа и противодействия произвести в Квитании смену короля, - на одном дыхании выдал старик.
  Король замер от услышанного. Не подвела интуиция, ничего хорошего. Он перевел полный злобы взгляд на старца.
  - Кто?
  Старик пожал плечами.
  - Если б я знал.
  Первый шок прошел и короля охватил страх. Руки тряслись, а на спине он почувствовал, как стекают струйки холодного пота. Вот, как с ним Эльтарий готов поступить. Нет, так нельзя, жить то хочется. Придется соглашаться на переговоры. А если узнать, кому отдан приказ и убрать?
  Он поделился этой мыслью со стариком. Уж ему он доверял беспрекословно. Этот старикашка учил и воспитывал его с малого возраста и сделал его властелином огромного королевства, самого большого и могучего на материке, а теперь ведет к созданию империи.
  - Увы, это бесполезно, ваше Величество, - услышал он ожидаемый ответ. - Даже если мы выявим и уберем одного, на его месте появятся несколько других. Думаю, вы не сомневаетесь, что среди вашего окружения найдутся желающие.
  Король не сомневался.
  - Послов выбери сам, - сказал он обреченно после нескольких минут раздумий. - Проинструктируй как следует, убедись, что понимают поставленную задачу, чтоб ничего не напутали и не сорвали переговоры. Пусть выезжают в Зеленую Долину через неделю.
  - Слушаюсь, Ваше Величество, - кланяясь, старик попятился назад к выходу. - Займусь немедленно.
  Наконец-то, улыбнулся старик, выйдя в коридор, можно послать гонца к Хозяину с доброй вестью.
  
  Пиратское братство.
  
  Пиратская база устроена на одном из самых больших островов архепилага. Большую часть острова занимают горы, в чем он несколько схож с Обидосом. А вот длинной извилистой бухты, напичканной рифами, на Обидосе точно нет. Черные вершины скрытых под водой камней тут и там выглядывают на поверхность, образуя вокруг себя белые буруны пены. Войти в бухту можно по единственному фарватеру, петляющему меж рифами, видимыми и невидимыми. И фарватер этот знали лишь капитаны пиратских судов да их самые доверенные помощники. По этому фарватеру можно дойти до единственного места в бухте, да и на всем острове, где берег полого спускается к воде. Там и расположилась гавань - десяток небольших причалов и несколько больших бараков, используемых как склады для награбленных товаров.
  Извилистая дорога, петляя между горами, бежит от гавани вглубь острова, где в долине среди гор и расположилась база вольных корсаров. Пять больших деревянных бараков служили жильем для разбойников. Вокруг них разбросаны домишки поменьше, и их тоже не мало. Кроме того, некоторые жили и в пещерах, которыми испещрена гора, под которой раскинулся городок.
  Гора эта, как и все остальные, не так высока. При желании на вершину можно забраться минут за двадцать-тридцать. С нее открывается прекрасный вид на океан к западу от острова, а также на подходы к острову с севера, на залив с фарватером и саму гавань.
  Самая важная деталь, из-за которой пираты обосновались именно на этом острове состоит в том, что скалы почти отвесно обрываются в воду на всем протяжении береговой линии, что делает остров неприступной крепостью. Исключение составляет лишь гавань в бухте, но к ней еще нужно добраться через россыпь рифов. Конечно, на лодке это сделать вполне возможно, но не будут же пираты прятаться в домах, наблюдая как враг высаживается на их остров.
  Все это Анту предстояло узнать, а пока он, сжимая меч, смотрел в улыбающееся лицо Слима.
  Неисповедимы пути господни, вспомнилась фраза из той, прошлой, земной жизни.
  - Здравствуй, - коротко ответил Ант, все еще не решив, как себя вести.
  - Рад тебя снова видеть, - Слим казался искренним, поэтому Ант опустил оружие, а вскоре уже сидел в каюте капитана на пиратском корабле в компании своего давнего знакомого и незнакомца, как оказалось, самого капитана.
  Кэрк, так его звали, капитан не только пиратского корабля, атаковавшего их, он стоит также во главе всего пиратского братства.
   Груз с "Жона" перегружали в трюма пиратского корабля. Капитан "Жона", очнувшись от удара веслом по голове связанным в своей каюте, кое-как ползком, извиваясь змеей, выполз на палубу. Обозрев как его команда под охраной пиратов перетаскивает груз с его корабля на пиратский, завыл волком, запричитал, что теперь он разорен и жизнь его окончена.
  - Скажи спасибо капитану Крэку, что жив остался, - бросил один из пиратов. - Попался б ты капитану Туньету - давно уже рыб кормил бы.
  Капитан притих от таких слов, но продолжал извиваться, похоже, пытается высвободится от веревок, стянувших руки и ноги.
  Перегрузка длилась почти до вечера. Для этого пришлось стать на якорь, потому что маневрировать между островами двумя связанными между собой кораблями довольно проблематично. Уставшая команда "Жона" сгрудилась вокруг капитана, ожидая своей участи. В небе засияли первые звезды.
  Капитан Крэк вышел на палубу своего корабля, бросил взгляд вниз, на испуганных моряков.
  - Мы не кровожадные убийцы, - заговорил он, - мы обыкновенные люди, для которых в обычном мире по каким-то причинам не нашлось места. Мы принимаем в свои ряды всех желающих, умеющих сражаться, смелых, также тех, кто владеет каким-то мастерством, кто умеет обрабатывать землю. Нам нужны все. Поэтому любой из вас может присоединиться к нам.
  Среди моряков команды "Жона" послышались шепотки.
  - У меня семья, я их не брошу.
  - И у меня.
  - А я один как ветер, я бы пошел с ними.
  - Так и иди.
  - А что будет с остальными? Нас убьют?
  - Никто вас убивать не собирается, - громко сказал Крэк. - Оставим вам немного провизии и воды, а дальше ваше дело. Ремонтируйте корабль и плывите куда пожелаете. На островах дерева полно, да и живность кое-какая есть, с голоду не помрете, пока все подчините. Если кто надумал с нами, давайте на борт, мы уходим.
  Из всей команды нашлось лишь трое смельчаков, согласившихся последовать с пиратами, если не считать Анта, конечно. Уже давно решил, что отправиться с ними, ведь все равно никакой определенной цели у него пока нет.
  Оставив поврежденный "Жон" с пустыми трюмами, пиратский корабль под раздутыми парусами скрылся в ночи. Моряки радовались, что им посчастливилось остаться в живых после встречи с морскими разбойниками. Лишь капитан, которого наконец-то развязали, все причитал, потирая ладонью разбитую голову.
  Попав на корабль пиратов Ант узнал, что Слим оказался здесь таким же образом, и пришелся по душе капитану Крэку, который его приблизил к себе.
  - Слим рассказывал о тебе, - сказал Крэк, обращаясь к Анту. - Думаю, мы поладим.
  Ант неопределенно пожал плечами.
  - И что же он рассказывал?
  Капитан хохотнул.
  - Не буду врать, что много. А вот о твоей стычке с Братьями рассказал. Это смелый поступок.
  - Разве? Я тогда о них ничего не знал. Да и сейчас знаю не много, лишь со слов Слима.
  - О Братьях знают все, даже на другой стороне океана - в Данане, - Крэк внимательно посмотрел на Анта. - Кто ж ты такой и откуда, если не слышал о них?
  Ант вздохнул, разочарованный, что новую жизнь на новом месте снова приходится начинать с вранья. Он повторил свою выдуманную принцем Киром историю об острове в Южном океане, о буре, о кораблекрушении и чудесном спасении. И если поначалу эта история казалась правдоподобной, то с каждым разом, как ее приходится повторять, приходит понимание, насколько это выглядит примитивно. Только правду все равно не расскажешь. Правду знал лишь Кир.
  Крэк громко похлопал в ладоши. Он развалился на деревянном кресле, положив ноги в сапогах прямо на стол. Слим расположился на длинной скамье под кормовым иллюминатором, распахнутым настежь. Ант - на втором имеющемся в каюте капитана стуле возле стены.
  - Слим, ты ему веришь?
  - Зачем ему врать? - вопросом на вопрос ответил тот.
  - Тогда мы можем отправиться на поиски этого острова, - предложил Крэк. - Как вам идея? А, Ант?
  - Бесполезно, - громко и решительно заявил он. - Если наш опытнейший капитан не смог найти обратный путь, то другим туда соваться нечего. А сам я даже не знаю в какой части океана находятся острова, где я жил. В навигации я полный профан.
  Еще раз пришлось соврать. Навигация, астрономия, астронавигация - профилирующие предметы в Академии Звездоплавания, которую он закончил с отличием. Категорический отказ от экспедиции однозначно покажется странным, как это случилось и в Этле, но болтаться по океану на деревянной лоханке в поисках несуществующих островов, тоже увольте.
  - Как хочешь, - явно разочаровавшись сказал Крэк. - Думается мне, что-то ты не договариваешь. Либо боишься, что мои ребята разграбят твой дом, либо твоему возвращению там будут не очень рады, ха-ха. Ладно, дело твое. А вот я когда-нибудь все же отправлюсь искать эти острова. Обязательно.
  Три дня "Гроза морей" - корабль капитана Крэка - шел на юг, рыская среди островов. На четвертый день после полудня судно подошло ко входу в бухту на пиратском острове. Ант в компании Слима вышел на палубу. Там толпились остальные моряки, многие держали в руках багры. Ими они должны отталкивать судно от рифов при ошибке капитана или рулевого. На мачте осталось минимум парусов, достаточный, чтоб судно медленно двигалось вперед. Все казались возбужденными и напряженными.
  Капитан, пристально смотря вперед, отдавал громкие и четкие команды рулевым, которые исполнялись с неимоверной быстротой. Если корабль напорется на рифы и утонит, спастись удастся не многим - теплые воды просто кишат акулами и морскими змеями.
  - У нас восемь судов и восемь капитанов, - зашептал Слим на ухо Анту, - и из них лишь трое заводят корабль в бухту своим ходом. Остальные предпочитают буксировать лодкой. Очень сложный проход, узкий, извилистый, нужно учесть и ветер и течение, которые все время меняется. У меня каждый раз волосы дыбом на голове поднимаются, когда выходим из бухты или возвращаемся.
  Около часа напряжения и судно вышло на открытую воду перед гаванью и плавно подошло к причалу. На берегу приняли швартовый концы и судно застыло у причала. Матросы тут же вывалили сходню. В гавани стояло еще четыре судна, на одно из которых что-то грузили.
  Команда "Грозы морей" повалила на берег, хвастаясь легкой добычей. Боцман организовывал береговых на разгрузку. Крэк со своими спутниками, Слимом и Антом, сошел на причал одним из последних. На берегу из встречал невысокий коренастый человек лет сорока пяти или чуть больше, крепкий и грубый на вид с неприятным жестоким лицом. Широкий рваный шрам рассекал его щеку от ужа до самого носа.
  - Туньет, - шепнул Слим, - советник Крэка. Держись с ним осторожно.
  До появления Слима этот человек считался советником и ближайшим помощником капитана Крэка и имел на него сильное влияние.
  В пиратское братство он влился лет двадцать назад. Кто он и откуда толком узнать не удалось, да никто и не старался. Говорили, что этот невысокий, молодой по тем временам парень с жутким шрамом на лице, преступник и убийца, приговоренный к казни в Кидии, Лазурном Берегу, Делии и даже известной своими жестокими законами Квитании. Несмотря на это ему и еще четверым таким же отъявленным мерзавцам удалось наняться на торговое судно, идущее в Данан. Капитану срочно понадобились люди, потому что пятеро матросов исчезли в ночь перед отходом судна. И он нанял первых же так "удачно и совершенно случайно" оказавшихся рядом с судном товарищей в поисках работы.
  Как только судно приблизилось к Корсаровым островам Туньет и сотоварищи убили капитана и его помощников и всех, кто выступил на их защиту, захватил корабль и направился на юг, где вскоре бросил якорь перед входом в бухту острова.
  Не принимать его в братство причин не было. Так он и стал вместе с судном и командой частью пиратского братства. Судно он назвал "Стальной кулак" и позже, чтоб оправдать название, оковал форштевень металлом. В экипаж отбирал лишь отъявленных головорезов, под стать себе. Все его рейды были удачными, правда отличались ненужной жестокостью - пленных он не брал, в живых никого не оставлял, даже если ему не оказывали сопротивления.
  В первые же годы своего пребывания на острове Туньет принял активное участие в "политической" жизни братства, быстро заработав авторитет и выдвинулся на руководящие позиции, оттеснив менее решительных капитанов. Однако несмотря на расположение предыдущего Капитана Братства Черного Джиу, далеко не все пираты испытывали восторг и уважение к Кровавому Туньету, как его прозвали. Только поэтому он и не стал Капитаном Братства после смерти Черного Джиу.
  Все братство собралось тогда для избрания нового Капитана. Некоторые даже отложили запланированные походы, чтоб участвовать в выборах. Туньет был полон уверенности, что изберут именно его - правую руку погибшего в бою Джиу. Кроме него на этот пост пираты выдвинули еще двоих кандидатов. И по итогам голосования Туньет стал вторым.
  По количеству отданных голосов его обогнал сторожил пиратского острова, самый старый капитан Стандельхейм. А на третьем месте оказался молодой, но уже успевший завоевать уважение и славу капитан Крэк.
  Туньет негодовал, но первые слова Стандельхейма, произнесенные после голосования снова вернули ему надежду.
  - Я благодарен вам за ваш выбор и оказанное мне доверие, - начал старик, выйдя на середину круга из толпы. - я благодарен за то, что вы еще помните те небольшие заслуги, внесенные мной для общего блага братства. Но я уже стар. Стар, чтобы руководить вами. Вам нужен Капитан молодой и энергичный, умный и ответственный, - при этих словах старика Туньет расплылся в улыбке и сделал шаг вперед, немного выступив из толпы. - Поэтому я предлагаю вместо себя другого человека, - Стандельхейм обернулся, нашел взглядом улыбающегося Туньета, затем Крэка, не вышедшего из толпы и продолжил, - если вы уважаете меня и удостоили такой чести, уважьте и мое старческое мнение. Я готов уступить место, - он снова окинул взглядом обоих, притихшую, ожидавшую его решения толпу головорезов, - капитану Крэку.
  Гул одобрения сказал старику, что его мнение уважили. Капитаном Братства стал Крэк.
  Туньет, будучи человеком хитрым и далеко не глупым, смекнул, что переть против братства не стоит. Вернее, еще рано. Он подчинился выбору большинства и приложил все усилия, чтоб сблизиться с новым Капитаном, по сути не поменяв должности.
  Ему это вполне удалось.
  С появлением в братстве Слима все начало меняться. Кэрку понравился этот начитанный, грамотный молодой человек. Приблизив его, капитан часами проводил за беседами с ним, даже пытался кое-чему обучиться по немногим нашедшимся в его берлоге книгам. Туньет уверенно терял влияние на капитана, что его жутко бесило. Однажды он даже вызвал Слима ну дуэль в тайне от капитана.
  Слима, прошедшего школу Братьев Дракона в Кристии это не испугало. В поединке на саблях он дал Туньету достойный отпор, пока на место не прибыл капитан и приказал прекратить поединок. Кто-то успел доложить ему о происходящем.
  После этого Крэк еще больше отдалил от себя Туньета, хотя официально он все еще считался советником Капитана. На самом же деле его место занял Слим.
  Теперь же с появлением друга Слима, Туньет понял, что окончательно пропал и возненавидел Анта с первой же минуты, как его увидел.
  
  Ступив наконец-то на твердую землю, направились в пиратский городок. Шли пешком, потому что лошадей на острове лишь несколько штук, захваченных на одном из торговых судов, и берегли их как зеницу ока.
  Узкая дорога петляла между склонами и скалами, поднимаясь вверх. Иногда она превращалась в узкую тропу, но, в принципе, передвигаться по ней не составляло особого труда. Несколько раз она возвращалась к обрыву и тогда перед путешественниками открывался завораживающий вид на гавань и бухту. Затем она нырнула на перевал между двух гор и бухта окончательно скрылась из вида. Зато впереди раскинулась покрытая тропической зеленью долина. Фруктовые деревья с многочисленными плодами бросались в глаза даже с вершины перевала.
  В дальней же стороне долины виднелись обработанные поля. Это несколько удивило Анта. Он и предположить не мог, что среди пиратов могут быть и земледельцы. Позже Слим объяснил, что многие попали сюда против своей воли, захваченные пиратами. Оказавшись на острове, они приживались, влившись в общество и выбирая себе занятие по душе. Не каждому дано шататься с саблей наголо по морям в поисках добычи.
  Что еще больше удивило, это преспокойно занятые обычными делами женщины и резвящиеся на улицах городка детишки. Городок своей обычной житейской суетой чем-то напоминал южную часть Этлы и сравнение это лезвием тоски резануло сердце.
  Капитан Крэк обитал в добротном двухэтажном доме, где поселился и Слим. В большом доме оказалось достаточно места и свободную комнату на втором этаже нашли и для Анта.
  
  
  - Ну, что? - раздраженно спросил толстяк.
  Его голос эхом прокатился под сводом тронного зала, где находился лишь он и седобородый старик.
  - Все отлично, Ваше Величество, - ответил старик с поклоном, пряча хищную улыбку. Его старческая ладонь пробежала по бороде, приглаживая ее.
  - Что отлично? - взвизгнул коротышка.
  - Как вы и приказали, я подготовил посольство. Оно уже отправилось в Кристию, - пояснил старец. - И представляете, какая неожиданность. По дороге на Аз перед самой границей наше посольство встретилось с посольством Кристии, направляющимся к нам, - король удивленно вскинул брови, заинтересовался. - Через несколько часов послы Кристии прибудут в Ивало. Думаю, они хотят предложить мир.
  - Это просто невероятно, - все еще не веря в услышанное пробормотал король Квитании Стинбил Кут, опускаясь толстым задом на трон.
  Старик усмехнулся и не глядя на короля, сказал:
  - Квитания и Кристия обменялись посольствами. Кто мог такое представить?
  
  Хелласса.
  
  Двое мужчин сидели на округлой вершине горы и молча наблюдали за чайками, рассекающими воздух над спокойным в этот предвечерний час морем. Они парили, то взмывая вверх, то спускаясь едва ли ни к самой воде, высматривая добычу, а заметив, стрелой бросались вниз, уходя под воду, и через мгновенье снова взмывали со сверкающей в лучах опускающегося солнца рыбешкой. Катящееся к горизонту солнце все еще припекало спины сидящих.
  - Что решил? Останешься здесь, или отправишься куда еще? - спросил Слим, вертя в пальцах небольшой серый камешек с красными и зелеными вкраплениями. Таких вокруг валяется множество.
  - Пока не знаю, - пожал плечами Ант.
  Проведя на острове десяток дней, он никак не мог решить, что же делать дальше. Пообещать любимой вернуться достойным ее руки было проще простого, осталось понять, как этого добиться, а в голову, как назло, ничего умного, да и глупого тоже, не приходило.
  - Вчера пришел наш корабль из Ланса, - Ант вспомнил, что это порт в Лазурном Берегу. - Говорят, квитанцы хорошо укрепились в захваченном ими округе.
  - Этого следовало ожидать, - ничуть не удивился Ант. - Я еще в Этле находился, когда сдали Юнту, так что все закономерно.
  - Также говорят, что Квитания и Кристия почти заключили мирный договор, - сообщил еще одну новость Слим. - Во всяком случае к этому все идет. В голове не укладывается.
  - Я тоже удивлен, - взволновано ответил он. - Если они объединятся, то Делии придет конец.
  Слим помолчал, затем согласно кивнул и сказал:
  - Кристия и Квитания находятся в состоянии войны более восьми сотен лет. За это время квитанцы полностью захватили второе на континенте по размеру государство - Наобею. Они воевали и с Лазурным Берегом и с Кидией, отхватив и у них часть территорий. У квитанцев имперские амбиции, это очевидно. Мирный договор с Кристией - возможно один из основных шагов в этом направлении.
  Ант пожал плечами, не особо еще разбираясь в тонкостях Алданской политики.
  Ко входу в бухту направился корабль, который стоял до этого возле небольшого продолговатого островка.
  - Кто-то из рейда вернулся? - спросил Ант, указав на корабль.
  - Нет, купеческий.
  - Как? Откуда? Да и фарватер, ты говорил, лишь ваши капитаны знают.
  - На судне наша команда, - объяснил Слим, - а купец со своей ждет вон на том острове, - не сложно догадаться, что он имеет ввиду тот самый продолговатый островок, хорошо видимый с вершины горы, покрытый зеленью, возле которого стоял корабль. - Торговцы привозят нам товары, становятся там на якорь. Мы высылаем свою команду, которая и заводит судно в гавань. Здесь его выгружают либо грузят, либо то и другое. Затем выводят и передают купцу. Производим расчет и все довольны.
  Ант потряс головой.
  - Торговцы, купцы которых вы грабите, торгуют с вами. Как это возможно?
  - Есть свои нюансы. Конечно, мы торгуем не со всеми. Всего лишь несколько купцов, которым можно доверять, имеют такую привилегию. Это выгодно всем. Купцу - потому что мы отдаем товар значительно дешевле его реальной стоимости. И нам, потому что не нужно самим вывозить захваченный товар на продажу, а следовательно и избежать ненужных вопросов и подозрений.
  - Купцы не боятся, что их обманут?
  - Они понимают, что нам выгодно иметь с ними дело. И это так на самом деле. Мы ведем дела честно. Иногда наши капитаны рискуют, вывозят товар и сами, но понимаешь, это рискованно.
  - Ясно. Ты все время говоришь "мы", "нам", "наш". Ты уже так влился в эту среду, что отождествляешь себя с пиратами?
  Слим снова помолчал, ответил:
  - Здесь я нашел свое место. Во всяком случае, так мне кажется. На материке я никто и ничто, а здесь мои знания оценены по достоинству. Я помогаю Крэку как могу, обучаю его грамоте. Думаю, это хорошее дело.
  - Безусловно, - согласился Ант. - А вот мое место в этом мире пока скрыто густым туманом.
  - Что-то ты дружище настроен более пессимистично, чем после драки с Братьями из ордена, - усмехнулся Слим. - Что с тобой происходит.
  - Сам не знаю, - отмахнулся Ант.
  - Пейзажем любуетесь? - раздался громкий голос за их спинами. - Да-а, красиво.
  Парни обернулись, хотя оба узнали голос Крэка. Тот уселся рядом и вытянул ноги.
  - Завтра Хелласса, - сказал он.
  Слим хлопнул себя ладонями по коленям.
  - Точно, а я и забыл!
  - Что это Хелласса? - спросил Ант.
  - Праздник, - пояснил Крэк. - Начало следующего года.
  - А-а-а, ясно. У нас это называют Новым Годом.
  - Где? - как бы безразлично спросил Крэк, но сам поднапрягся, ожидая ответа. Почему то он не очень верил в рассказ об островах в Южном океане. Что то ему в этой истории казалось неправильным. Ощущение, что так неожиданно свалившийся на голову друг Слима, что само собой уже подозрительно, что-то скрывает, не покидала капитана. А меч, который Ант все время старается скрыть под плащом, и это очень заметно, тоже вызывает вопросы. Пару дней назад Крэк попросил его посмотреть, но Ант отшутился, мол меч, как меч, что его смотреть, и быстро ушел в свою комнату.
  - На островах, - беззаботно ответил Ант, сделав вид, что не заметил подвоха в вопросе. Уже не раз Крэк ставил ему словесные ловушки, но он пока ни в одну не попался, хотя и сейчас на языке так и вертелся совсем другой ответ - на Земле.
  - Где будем праздновать? - спросил Слим.
  - На площади. Там уже готовят столы. Будет весело.
  
  К празднику готовились как ко всенародному гулянью. Столы накрыли на площади поселка с таким расчетом, чтоб поместились все жители острова. Первые гости потянулись на площадь часа за три до полуночи. Возле столов временно вкопали столбы, на которых развесили фонари и факелы. Празднование началось с обильной трапезы, часто прерываемой тостами и поднятием кубков с вином и напитком покрепче, который делали местные умельцы.
  Ближе к полуночи за дело взялись музыканты, которые тоже нашлись среди пиратской братии. Изрядно захмелев, многие пустились в пляс. Занятно наблюдать, как заядлые головорезы весело прыгают под музыку вместе с женщинами.
  По правую руку от себя Крэк усадил старика Стандельхейма, которого очень уважал и благодаря которому стал предводителем пиратов. Места по левую руку достались Слиму и Анту. Остальные места за столом Крэка заняли капитаны кораблей, все кроме Туньета. Тот, увидев, что ближайшие места капитан Крэк отдал другим, обедился, и вообще пересел за другой стол, подальше, где здорово приложился к выпивке.
  В разгар очередного танца, когда разгоряченные пары перешли на медленный ритм, Туньет поднялся и несмотря на выпитое, твердой походкой направился к танцующим. Злость, обида и ненависть терзали его изнутри. Он понимал, что делает глупость, но также понимал, что со вторых ролей в братстве он скатился на третьи и продолжает катится ниже и ниже, а это его не устраивает.
  Он уверенно направлялся к самой выразительной паре среди танцующих, которая вызывала на лицах многих веселые улыбки. Это мертвецки пьяный невысокий Слим бессильным кулем повис на дородной круглолицей девице, на голову выше кавалера. Казалось, она без труда поддерживает партнера в вертикальном положении. Выглядело это очень забавно.
  Туньет почти вплотную подошел к паре, вырвал Слима из крепких объятий девушки и отшвырнул в сторону. Пролетев несколько метров, он свалился под ноги танцующим, сбив несколько человек. Поднялись крики, началась суматоха. Музыка стихла.
  - Что он творит? - воскликнул Ант и вышел из-за стола.
  Крэк, беседовавший в это время со Стандельхеймом, не видел начала конфликта и смотрел с непониманием.
  Понимая немногим больше чем капитан Крэк, Слим поднялся на ноги, нужно отдать должное, без посторонней помощи, и сплевывая песок и ругаясь невнятно, поплелся к Туньету выяснять отношения. Тот только этого и ждал, ударил парня ногой в живот, а когда тот согнулся от боли, здоровенным кулаком в голову. Слим растелился на земле без движения.
  Ант не успел защитить друга от этого удара. Он подбежал с опозданием, рванул Туньета за плечо, развернув к себе.
  - Ты что творишь? - снова воскликнул он.
  - О-о-о, еще один, - прорычал пират и без предупреждения обрушил удар кулаком Анту в лицо.
  Толком прикрыться Ант не успел, лишь изменил направление удара. Кулак врезался не в лицо, куда целил Туньет, а в плечо. Похоже пират вложил в удар всю силу, и Ант с немалым трудом удержался на ногах, отступив шага на два. Туньет снова бросился в атаку под крики пьяных пиратов, для которых хорошая драка - лучшее развлечение. Только к этой атаке Ант уже оказался готов. Увернувшись от кулаков разъяренного как бык на корриде пирата, Ант провел серию быстрых ударов по корпусу, от которых Туньет охнул и упал на колени. Ант снова отступил на несколько шагов.
  Толпа затихла.
  - Щенок, - процедил сквозь зубы пират, поднимаясь на ноги.
  К этому времени Слим пришел в себя и сидя на земле с открытым ртом наблюдал за поединком.
  Сжав кулаки, Туньет снова бросился в атаку. В этот раз Ант не стал дожидаться его приближения, прыгнул вперед и с разворота ударил ногой в голову. Возглас восхищения пролетел над сгрудившимися зрителями - такого они еще в жизни не видели. Туньет же, не издав и звука, рухнул на землю в нескольких шагах от Слима.
  Привели в себя его, обдав ведром холодной воды. Потрусив головой, он встал и не очень твердой походкой направился к столу капитана Крэка.
  - Капитан, меня публично оскорбили и унизили, - зло сказал он. - Я требую удовлетворения на дуэли.
  - Я готов! - выкрикнул Ант, вызвав еще больше одобрительных возгласов в толпе. Смелые и сильные у них всегда в почете.
  Не вставая из-за стола капитан покачал головой.
  - Что-то не сходится, Туньет. Это ты сам себя опозорил, начав драку с пьяным, который не может за себя постоять. Что ж ты не выяснишь отношения со Слимом, когда он трезв. Неужели боишься? - при этих словах глаза Туньета налились еще большей злобой и ненавистью, кулаки сжались, ноздри раздулись. - Затем ты оскорбил моего гостя, - капитан кивнул на Анта, - которого я заверил в полной безопасности на этом острове. Получается, ты оскорбил и меня, ведь даже ты, мой советник опровергаешь своим поведением мои слова.
  Толпа притихла, прислушиваясь. Каждый хотел услышать слова капитана.
  - По закону, ты должен быть наказан, но в честь праздника я тебя прощаю, - продолжил он. - Иди.
  Бросив полный злобы взгляд на Анта и Слима, зачинщик ссоры скрылся в толпе. Зеваки начали расходиться, занимая свои места за столами. Веселье продолжилось, хотя выходка Туньета всем изрядно подпортила настроение.
  На следующее утро Крэку доложили, что Туньет прямо ночью срочно собрал свою команду, еще не отошедшую от празднования Хеллассы, и с первыми лучами солнца его "Железный кулак" покинул гавань, и пройдя через Западный пролив в океан, вскоре скрылся за горизонтом.
   Кое-кто тогда с облегченьем вздохнул, ведь далеко не всем по душе излишняя жестокость Туньета, а большинство просто не обратило внимания на его уход. Дело привычное.
  Тогда никто и представить не мог, что неожиданное бегство Туньета принесет на их остров серьезные испытания.
  
  Планы мести.
  
  Король Квитании Стинбил Кут, а в своих мечтах и будущий император огромной Квитанской Империи, презрительно, но все же не без доли любопытства, смотрел на замершего в поклоне человека.
  Что привело его сюда? Что заставило, несмотря на вынесенный много лет назад смертный приговор, как сказал старик советник, вернутся в Квитанию, да еще и добиваться аудиенции самого короля. Чтоб решиться на такое, следует обладать действительно ценной информацией. Интересно, что же он мне принес. Сейчас узнаю.
  - Итак, преступник, - король сразу же показал, что о прошлом этого человека с неприятным лицом ему известно, - что привело тебя снова в Квитанию? Из-за чего посмел ты отвлечь меня от важных государственных дел?
  - Прошу всемилостивейшего прощения у Вашего Величества...
  - Короче! - прикрикнул король, прервав речь незнакомца. Тот почему-то вызывал отвращение всем своим видом, хотя, если подумать, ничего такого в нем не было. Человек, как человек, лишь взгляд жестокий, колючий, ледяной, от которого хочется поежится и закутаться в теплую шубу.
  - Я слышал, что Ваше Величество интересуется одним молодым человеком, имя которого Ант, - человек замолчал, медленно поднял голову, чтоб увидеть реакцию короля, понять, насколько важна эта информация для него, ни сделал ли глупость, понадеявшись напрасно.
  Толстяк замер на мгновенье, потом поерзал могучим задом на троне, молча разглядывая просителя. Поиски Анта ведутся уже несколько месяцев, а он как в воду канул. А Хозяин, этот наглец Эльтарий, требует его найти. Зачем ему этот мальчишка? Мальчишка? Так ли прост этот парень, появившийся из неоткуда, будто свалившийся с небес. Лучшие сыщики Квитании заняты его поисками и многое удалось о нем узнать, за исключением того, откуда он появился и куда подевался. А вот о его пребывании при дворе короля Альсина известно хорошо. И о том, что привел его туда принц Кир. Вот кто знал об этом мальчишке правду, но идиоты, сдавшие нам Юнту, решили убить принца, и теперь у него ничего не спросишь. А парень явно не так прост. Это с его помощью делийцы разбили армию барона Фиста. Может случайность, а может... Зачем-то же он нужен Хозяину.
  Стинбил Кут невольно поморщился, подумав, что даже в мысленных рассуждениях назвал Эльтария Хозяином. Неужели он мой повелитель? Неужели я служу ему? Король Квитании ясно понял в это мгновение, что является лишь пешкой в чужой игре. И в душе появилось сомнение - позволит ли Хозяин стать ему Императором, как было обещано?
  О плохом думать не хотелось, поэтому будущий император вновь обратил свой взор на покорно ожидавшего решения негодяя.
  - Ты знаешь где он?
  Человек молча склонил голову, да, мол, знаю.
  - Говори!
  - Ваше Величество, мне нужны гарантии...
  - Что! - взревел король, смешно соскакивая с трона.
  Двое стражников, что стояли у незнакомца за спиной, схватили его за руки, выкрутив назад, повалили на колени.
  - Мне стоит сделать одно движение, и из тебя вытрясут все, что ты знаешь, - зло сказал король. - И что помешает мне это сделать?
  Корчась от боли, странный человек вновь поднял голову, встретившись взглядом с королем, ухмыльнулся и процедил сквозь зубы:
  - Вы ведь прекрасно знаете, кто я, вы намекнули в самом начале, так что не сделаете такой глу..., - он осекся, все же не осмеливаясь оскорбить человека, от которого зависит жизнь и благополучие, - такой оплошности. Как бы не старались ваши палачи, правды от меня они не узнают. И не будь я в этом уверен, я бы сюда не пришел.
  Король обошел незнакомца по кругу.
  - Отпустите его, - приказал стражникам и снова взобрался на трон. - Чего ты просишь взамен?
  На лице незнакомца промелькнула победная улыбка, но он тут же загнал ее подальше. Нервировать короля, пошедшего на уступки преступнику не очень хорошая идея. И несмотря на всю свою браваду и показную самоуверенность, Туньет трепетал от страха.
  Покинув остров пиратов, Туньет направил свой корабль на запад - к материку. Еще до празднования Хеллассы он краем уха услышал в разговоре моряков с судна, что прибыло из Ланса, о том, будто квитанцы ищут человека по имени Ант. Он тут же подумал о так неожиданно объявившемся друге Слима, но решил пока это оставить до поры до времени. И вот эта пора пришла. Сначала он зашел в Капону на Обидосе, но там разжиться нужной информацией не получилось. Через день его "Железный кулак" стал на якорь в гавани Юнты. Здесь об Анте знали все, любого прохожего спроси, расскажут, хоть и шепотом, но с восхищением о том, как они с принцем блестяще выиграли битву на реке Кедь. Столь же просто оказалось узнать, что по указу короля Квитании он разыскивается и за его поимку обещают груду золота. Что ж, золото лишним не бывает, а месть всегда остается местью.
  Оставив корабль и команду в Юнте, он отправился в Ивало, где и добился аудиенции самого короля, хотя это стоило ни малых усилий и денег.
  - Прежде всего я прошу помилования на территории королевства Квитания, - заговорил он наконец. - Во-вторых... нет, что вы ответите на первое?
  - Если ты не обманываешь и мы найдем этого человека там, где ты укажешь, ты будешь помилован. Слово короля.
  - Благодарю, Ваше Величество, - поклонился Туньет.
  - Что еще? - нетерпеливо спросил король. - Как по мне, то и помилования более чем достаточно.
  Незнакомец еще раз поклонился.
  - Вы правы, Ваше Величество, мне не стоит наглеть. Этого достаточно. Он находится у пиратов на острове Корсаров.
  Король со злостью стукнул кулаком по подлокотнику трона.
  - И что мне с этим делать? Как его оттуда достать? Всем известно, остров неприступен. Ты обманул меня!
  - Я знаю фарватер! - едва ли ни выкрикнул бывший пират. - По фарватеру можно зайти в бухту. Там единственное место, где возможно высадиться на берег. Я проведу ваши корабли и тогда дело лишь за малым - перебить пиратов и арестовать Анта. А без меня вам в бухту не зайти.
  - Эй, советник! - крикнул король.
  Откуда-то из-за колонны вышел невысокий сухонький старичок, седой как лунь, приблизился.
  - Это может быть правдой? - обратился к нему Стинбил Кут.
  - Исключать такой возможности нельзя. Времени прошло достаточно.
  Король перевел взгляд на Туньета.
  - Сколько нужно солдат, чтоб захватить остров? - спросил он.
  - Я скажу, сколько есть у них, а дальше решать вам. У пиратов осталось семь больших морских судов. В гавани обычно не более пяти, остальные в рейдах. А береговых, если собрать всех и вооружить, экипажей пять получится, но береговые те еще вояки. А вот настоящие моряки будут драться как морские дьяволы.
  После минутного молчания король вновь повернул голову к советнику.
  - Выдели нашему гостю комнату и проследи, чтоб у него было все, что потребуется, - сказал он совершенно спокойно, будто и не нервничал вовсе. - А сам займись полученной информацией.
  Старик молча поклонился и вывел пирата из зала.
  
  Ровно через неделю восемь кораблей с солдатами на борту покинули гавань речного порта Табас, спустились вниз по реке и вышли в Муарскую губу. Еще через два дня они встали на якорь у дельты реки Ходон. С палубы без труда просматривались берега Кристии.
  Дождавшись прилива, рано утром головной корабль вошел в реку и к вечеру ошвартовался в Зеленой Долине, а на следующий день в сопровождении еще пяти кристийских кораблей, кишащих воинами в желтых плащах с головой дракона на спине, двинулся в обратный путь.
  Еще через двадцать дней эскадра из тринадцати судов подошла к Юнте, где к ним присоединился "Железный кулак" под командованием капитана Туньета, добравшегося к своему кораблю по суше верхом.
  Пополнив запасы продовольствия и воды, эскадра взяла курс на восток.
  
  Хроники Алдана.
  
  Младший брат графа Манского въехал в ворота замка, спрыгнув с коня бросил поводья подбежавшему парнишке и поднялся по ступеням к двери. На пороге его встретил взволнованный граф.
  - Здравствуй, брат, - сказал младший, обнимая графа.
  - Здравствуй, Скальгус. Как наши дела?
  Братья, несмотря на малую разницу в возрасте, всего два года, разительно отличались друг от друга. Старший высок и худ, а младший наоборот - ниже среднего роста, но широкоплеч. Оба белокуры и голубоглазы, что выдает их эйландские корни, и оба недюженно сильны.
  - Плохо, - ответил Скальгус на вопрос старшего брата. - Манеб пал, вслед за Аронским и Агонским графствами, как и следовало ожидать. Квитанцы устроили там жуткую резню, мало кто выжил. Теперь наша очередь.
  - Моя дружина мала, - сказал граф Оникя, - против квитанской армии это ничто. И даже стены замка нас не спасут.
  Братья прошли в зал. Здесь было холодно. Пылающий камин не обогревал помещение. Лишь вблизи чувствовалось тепло. Скальгус присел на корточки, протянул замерзшие руки к огню.
  - Квитанцы уже покинули Манеб, оставив лишь небольшой гарнизон и маршем двинулись на Манс. Если погода не помешает, через неделю будут у стен замка.
  Манс расположился на берегу Холодного, или как его еще иногда называют, Твердого моря. Летом корабли могли пробиться через полосу относительно чистой, не покрытой льдом воды, вокруг Эйшланда в более теплые воды, куда возили на продажу в основном пушнину, соленую и мороженную рыбу. Сейчас же, зимой, об этом нечего и думать. Море давно замерзло до самого берега. Корабли подняли на стапеля, чтоб лед не повредил корпуса. Сам город некогда очень большой, а теперь полупустой из-за недостатка жителей, не имеет никаких защитных сооружений. Захватить его не составит труда, как это произошло с тремя другими северными графствами.
  Эти территории испокон века никто не трогал, не ходил на них войной. Лишь сами графы иногда затеивали ссоры между собой, дабы отхватить кусок земли у соседа. Давно, в незапамятные времена, когда климат в графствах был теплым и благоприятным, когда на месте Брошенных Земель красовалось богатейшее королевство Делия, даже тогда никто не покушался на эти графства, предпочитая вести с ними мирную торговлю. Позже, когда старая Делия погибла, когда пришли холода и лютые зимы, северные графства утеряли всю свою привлекательность для соседей. Холод и снег, жизнь на грани выживания, вот все, что могли теперь предложить графства. Население тысячами уходило на юга, в Квитанию и Наобею, другие на восток - в Эйшланд или Кидию. Остались лишь самые смелые, самые стойкие и преданные. Но их недостаточно, чтоб остановить квитанскую армию.
  - Что же нам делать? - нерешительно спросил Скальгус после долгого молчания.
  - Я считаю, - твердо сказал граф, - что мы с дружиной должны покинуть город. Если мы останемся и будем защищать замок, они устроят в городе такую же резню, что и в Манебе.
  - Оставить Манс, оставить родовой замок, - воскликнул младший, вскочив на ноги.
  - Да, этим мы спасем простых жителей города.
  - И куда ты собираешься идти? - нервно спросил Скальгус. - Единственная дорога - Манский тракт - перекрыта. По ней приближаются вражеские войска. По бездорожью на Арону? Во-первых, это самоубийство, во-вторых Арона уже занята квитанцами. Разве что, не доходя до Ароны укрыться в Лесу Теней, - Скальгус поежился от этой мысли. - Там мы долго не протянем в окружении. Разве что... топи, - совсем неуверенно завершил он свои рассуждения.
  Он поднял взгляд на брата. Нет, этого не может быть.
  - Это гиблое место, брат, ты же знаешь, - вновь заговорил он, поняв по взгляду старшего брата, что именно туда он и собирается. - Эти топи никогда не замерзают, ни в какой мороз. Там нет дороги...
  - Она там есть, - перебил его брат. - Правда, ее никто не знает.
  - Ты веришь в эти сказки, что нам рассказывала мать?
  - Верю, и если провидение будет к нам благосклонно, мы выберемся оттуда. А дальше прорвемся в Эйшланд или в Кидию.
  Скальгус покачал головой.
  - Это безумие.
  - Безумие оставаться и ждать смерти, - возразил граф. - Ладно мы с тобой, мы обречены, а они, - граф провел рукой вокруг, хотя в зале никого больше не было, - им зачем погибать? Ты ведь знаешь, если мы останемся, дружина не уйдет, даже если я прикажу. А простой люд за что подвергать опасности? В Манских топях у нас у всех появится шанс, пусть малый, но шанс. И я считаю бесчестным по отношению к нашим людям не воспользоваться им.
  Сжав кулаки от бессилия, младший брат молча вышел во двор. Печальным взглядом окинул обветшалые, много десятилетий, а то и веков, не знавшие ремонта стены замка, людей, вроде бы занятых своими делами, но то и дело бросавших полные отчаяния и надежды взгляды в сторону замка, и понял, что брат абсолютно прав.
  Решительным шагом он вернулся в зал. Оникя так и стоял в одиночестве перед камином, не отводил взгляд от огня.
  - Я с тобой, брат, - сказал он громко, едва войдя.
  Граф медленно повернулся, с печальной улыбкой сказал:
  - Я и не сомневался. Тогда за дело!
  Казалось, он только и ждал согласия брата, хотя очевидно, что решение принял уже давно. Он энергично потер руки и сказал:
  - Бери людей, собирай, грузи казну и все ценное и полезное, что можно вывезти. Лучше в болоте утопить, чем врагу оставить. У нас есть несколько дней форы, но лучше поспешить. Когда враг войдет в Манс, болота уже скроют наши следы.
  Скальгус кивнул и вышел. Во дворе загудели рожки, загремели барабаны, зазвучали крики команд. В замке, началась суета, какой здесь не видывали многие годы. Вскоре она перенеслась и на город. Весть о том, что граф с дружиной уходят, быстро разнеслась по городу.
  Граф бродил по коридорам и комнатам замка, наблюдал за срочными сборами, иногда прикрикивал, иногда хвалил и думал, суждено ли ему и его потомкам когда-либо вернуться хозяевами в родовой замок, в дом, где он родился и прожил всю свою жизнь.
  Скальгус нашел брата когда уже стемнело.
  - Все собрано, Оникя. Все ждут твоего решения, когда выступать?
  - Переночуем дома, - ответил он. - Нам понадобятся силы.
  Рассветает зимой поздно, да и день выдался каким-то пасмурным, не солнечным. Тяжелые тучи затянули все небо от горизонта до горизонта. Из них сыпал мелкий снежок. Братья одновременно вскочили в седла приготовленных им коней. Молодой жеребец под графом Манским тут же нетерпеливо загорцевал на месте. Пришпорив его, Оникя первым выехал за ворота замка, бросив через плечо последний взгляд на отчий дом. За ним потянулась дружина, а потом нагруженные провиантом и другим добром повозки и сани.
  Брат графа оставался во дворе до тех пор, пока его не покинула последняя повозка, выехал и тщательно прикрыл за собой ворота. Сердце сжимала непереносимая тоска.
  На городской площади в это время зачитывали последний указ законного графа Манского Оникя. В нем он признавался в своем бессилии перед превосходящей армией врага и свой уход обосновал заботой о безопасности жителей города, надеясь, что квитанцы, не встретив отпора, не станут вымещать злобу на простых людях.
  Прослушав указ, многие горожане садились в еще с вечера загруженные пожитками сани, телеги, повозки, а кто и пешком с котомками на плечах, и присоединялись к графскому обозу. Последние сани выехали из города уже за темно. В городе остались единицы.
  
  Три старца сидели в креслах, расставленных полукругом у камина. В топке потрескивали поленья. Жар разливался во все стороны, наводя приятную истому.
  - События развиваются очень стремительно, - сказал один из них, устроившийся в среднем кресле, невысокий и плотный.
  - Да, и не забывайте, что это зимой. Что будет, когда потеплеет? - добавил высокий и худой.
  В нем несомненно можно узнать старика Ольтария, несмотря на то, что он завернулся в меховую шубу.
  Третий пока молчал. Самый маленький, несуразно некрасивый. Любой читатель фентези, увидев его, без сомнений сказал бы, что перед ним самый настоящий гном.
  - Я пользовался сегодня Зеркалом, - сказал невысокий толстячок. - Все северные графства пали.
  - Как? - удивился Ольтарий. - И Манское?
  - Можно сказать "да". Граф Оникя со своей дружиной покинул город. Почти все население ушло с ним.
  - Куда же он направился? Где ищет спасения?
  - Он ушел в топи, - ответил невысокий Ультурий.
  Гном в разговор пока не вмешивался.
  - Надеюсь, графу повезет. Он хороший человек, - сказал Ольтарий. - Будет жаль, если...
  Он предпочел не заканчивать свою фразу, лишь рукой отмахнулся.
  - Похоже, все идет к появлению новой Империи, - задумчиво глядя на языки пламени, сказал Ультурий. - Квитания почти объединилась с Кристией, во всяком случае к этому имеются все предпосылки, теперь северные графства. Что дальше? Лазурный Берег, Делия, Кидия. Разве что Эйшланд продержится какое-то время, но с помощью из Брошеных Земель квитанцы справятся и с эйлами.
  - Стинбил Кут лишь марионетка, - Ольтарий еще плотнее укутался в шубу, хотя возле камина вполне тепло. - Ты сам понимаешь, кому он подчинен и для кого на самом деле создается Империя.
  - Это очевидно. Нам нужно вмешаться.
  Ольтарий взглянул на брата.
  - Да, лишь этот мальчишка, Ант, в силе остановить его. Только он сам не знает о своем предназначении.
  - Придется подтолкнуть, направить его, - согласился Ультурий.
  Гном спрыгнул со своего кресла, подошел к столу, наполнил три кубка красным, искрящимся вином.
  - Будете? - спросил корявым неприятным голосом, к которому старики за многие годы уже привыкли.
  - Давай, - не стал отказываться Ольтарий.
  Гном вручил каждому по кубку с напитком и занял свое место на крайнем кресле.
  - Его занесло на эти чертовы Корсаровы острова. Туда не так просто добраться. И не так быстро, - Ультурий вздохнул. - Перенос туда отнимет много сил. И даже с помощью зеркала мы не сможем проверить результат.
  Ольтарий кивнул, пригладив бороду.
  - Воспользуемся налаженным каналом, как обычно, перенесем меня в Арону, а там верхом доберусь до Кидии, - начал рассуждать Ольтарий. - Найду подходящий корабль...
  - И что? - перебил его брат. - Будешь надеяться, что его захватят пираты и при этом не убьют бесполезного старика? Да и сколько времени это займет? Мы сами виноваты, конечно, потеряли много времени, пока определили, кто избранный и слишком поздно нашли его. Я вообще удивлен, как ты не узнал его, когда был в Этле.
  Ольтарий фыркнул.
  - Что об этом говорить сейчас? Уже ничего не изменить. Нужно думать. Сейчас многое стоит на карте. Можно сказать - судьба мира.
  - Судьба мира? - встрепенулся гном, до этого мирно потягивающий вино из кубка.
  Братья Ольтарий и Ультурий уставились на коротышку.
  - Это крайний случай? - задал странный вопрос гном, ничуть не смущаясь под взглядами седовласых стариков.
  - Самый что ни на есть, - начиная злиться на гнома за то, что он отвлек их от беседы, ответил Ультурий.
  - Тогда я сейчас. Подождите.
  Гном спрыгнул с кресла, оставил на нем кубок с остатками вина и исчез за дверью.
  - Что это с ним? - произнес Ольтарий.
  Его брат пожал плечами, ничего не ответив.
  Гном-слуга, с которым старики обращались в общем-то на равных, служил у них с самого детства. В давние-давние времена отец Ольтария и Ультурия привез в замок гнома-малыша из другого мира, как он тогда объяснил, который у них прижился и служит до сих пор.
  Коротышка появился с небольшой серебряной шкатулкой, украшенной витиеватой резьбой. Он нес ее на вытянутых руках, будто боялся, что из нее выползет змея и ужалит прямо в багровый крупный с горбинкой нос. Шкатулку он поставил на стол, отодвинув подальше кувшин с вином:
  - Вот, - сказал он. - Ваш батюшка оставил мне на хранение перед смертью. Сказал, отдашь мол, лишь в крайнем случае, когда на кону будет стоять судьба мира.
  Старики переглянулись, подошли к столу. Шкатулка явно заговорена, не понятно, даже магическим зрением не видно, что в ней лежит.
  - Открывай, - сказал Ольтарий.
  Гном с опаской протянул руку и без труда поднял крышечку.
  На черном бархате сверкал красный камень, размером с кулак. От него так и парило силой. Ольтарию камень показался знакомым, он вызвал ассоциации и тут же перед его взором появился полутемный склеп и Cutterkite, застрявший в камне. В его рукояти точно такой же камень, только гораздо меньший. Видение склепа померкло и он перенесся во дворец короля Альсина. Увидел на противоположной стороне зала молодого человека, бодро шагающего к выходу. Он сразу узнал Анта, но не понял, почему это видение посетило его. И тут взгляд зацепился за меч на поясе у юноши, в рукояти которого засверкал все тот же камень.
  Старик отогнал виденье, обозвав себя ослом. Надо же, еще там, во дворце, он видел Анта с мечом, но не понял, что перед ним легендарный Cutterkite. Непростительная оплошность, ошибка. Пойми он сразу, кто перед ним, задача была бы гораздо проще.
  - Это Сердце Тригоры, - сказал гном. - Но использовать его можно лишь один раз. Потом ему нужно очень много времени, чтоб восстановиться. Так сказал ваш отец.
  Чувствуя исходящую от камня силу, Ультурий сказал, не сводя завороженного взгляда:
  - Его силы должно хватить для переноса.
  Ольтарий помолчал, затем неуверенно взглянул на брата и спросил:
  - Неужели силу столь могучего источника мы истратим на простой перенос?
  - Не на простой. Из Тригоры до Корсаровых островов очень далеко. А нам дорог каждый день, если не час. Судьба Алдана в руках мальчишки, который и в ус не дует. Его мысли заняты принцессой. Нам нужно действовать быстро, брат.
  - Хорошо, - согласился Ольтарий. - Я так понимаю, отправляться снова придется мне.
  - Ты верно понял, - кивнул Ультарий. - Мальчишка видел тебя при дворе. От тебя ему будет проще принять информацию и поверить.
  Ольтарий кивнул.
  - Что ж, я готов.
  - Еще раз все обсудим с утра, - немного поразмыслив, сказал Ультарий. - Заодно найди и возьми с собой Книгу Пророчеств. Она лучше слов убедит мальчишку.
  - Ой ли, - покачал головой старик.
  
  Король и королева Кристии, они же Магистры Орденов Братьев и Сестер Дракона тряслись в шикарно отделанной красным бархатом карете по дороге на Аз - приграничный с Квитанией город. По случаю заключения мира король Квитании Стинбил Кут решил закатить грандиозный пир, куда и пригласил своих новых союзников.
  Празднование он намерен провести не в столице, а в Рамсе, чем поставил себя почти в равное положение с приглашенными - и ему придется из Ивало добираться до Рамса.
  По правде говоря, покидать столицу на самом деле Стинбил Кут и не собирался - знал, что не понадобиться. Однако все приготовления к пиру в Рамсе велись с особой тщательностью, как и к отъезду короля из Ивало. Шпионы Кристии наверняка следят за приготовлениями, несмотря на мирный договор. У них не должно возникнуть сомнений.
  - Немного погодя придется устроить ответный пир, - зевая, сказала королева, невысокая полноватая женщина с круглым лицом и каштановыми волосами, собранными в замысловатую прическу. - Думаю, в Азе.
  - Без этого не обойтись, - согласился король, крупный мужчина с уже появившимся брюшком. - Это так утомительно.
  - А что тебе не утомительно? - приободрилась королева. - Тебе лишь бы спать, да есть целый день. Тоже мне, великий воин.
  Король фыркнул.
  - Воевать и без меня есть кому.
  - Это точно. Весь день отдыхаешь, а ночью все равно сил нет, - обиженно сказала женщина и отвернулась к окну, за которым медленно проплывали деревья и заросли кустарника.
  - Ты обет давала, - буркнул король и отвернулся к другому окну, - а у тебя только это на уме.
  Впереди кареты следовал небольшой отряд охраны - не более пятидесяти конных. В своих владениях опасаться нечего, а на границе ожидает многочисленная охрана, обещанная королем Квитании. Да и его заверениям в полной безопасности на территории Квитании нет причин не доверять. Позади растянулся кортеж из карет придворных. Все значимые кристийские вельможи приглашены на пир, и одно это говорит о небывалом размахе.
  Кортеж двигался медленно по размокшей от не перестававшего лить почти два дня дождя. Никто и не подозревал, что задержка в пути дарит лишние минуты их жизням.
  Знал об этом лишь один человек в кортеже - генерал Доль. Высокий, крепкий, он носился на гнедом жеребце то вперед к головному отряду охраны, то возвращался в конец колонны. Его желтый плащ с головой дракона мелькал то тут, то там. Цепкий хищный взгляд внимательных глаз замечал все вокруг.
  На некоторое время он возглавил отряд охраны, пришпорил коня. Ничего не подозревающие воины последовали за ним, тем самым отрываясь от медленно плетущихся карет с вельможами. Удовлетворенно оглядевшись, генерал Доль повернул назад к концу колонны. Все привыкли, что он носится туда сюда, поэтому никто не обращал внимания на непоседливого генерала. Никто не обратил внимания и на то, что генерал отстал от колонны и свернул на узкую едва заметную тропу.
  Скрывшись из вида он пришпорил жеребца и помчался вперед, обгоняя колонну по лесным тропам. Довольно скоро он добрался до нужного места, где тропа его вывела снова на ту же дорогу, но впереди приближающегося королевского кортежа. Здесь дорога делала крутой поворот. Генерал пустил коня шагом и сразу же за поворотом едва не столкнулся с двумя всадниками в черных плащах.
  - Все в порядке, - сказал Доль, пряча довольную улыбку в густой бороде. - как и договаривались, скоро они будут здесь.
  - Вы отлично справились генерал, - сказал один из незнакомцев, повернул коня и жестом пригласил генерала следовать за ними.
  Отряд охраны приблизился к повороту дороги даже скорее, чем предполагал генерал. Кареты медленно тащились по лесной дороге на некотором отдалении. Едва последний всадник скрылся за поворотом, как по лесу разнесся треск и сразу несколько деревьев с двух сторон свалились, перекрыв дорогу всадникам как вперед, так и назад. Из чащи полетели тучи стрел, в мгновение ока проредив ряды растерявшихся воинов. Тут же из придорожных кустов выскочили переодетые в простые одежды, напоминающие бродяг, вооруженные люди, но по их слаженным действиям знающий человек легко определил бы, что это настоящие воины.
  Очень быстро они покончили с охраной и рассредоточились в лесу, ожидая подхода колонны с вельможами. С ними расправились еще быстрее, и с не меньшей жестокостью.
  Генерал Доль наблюдал за резней не сходя с лошади. Что ж, думал он, дело сделано. Теперь ему нужно вернуться в Зеленую Долину и убедить всех, что королевский кортеж был атакован и разграблен шайкой разбойников. Это будет несложно. Все наиболее влиятельные вельможи лежат мертвыми на этой самой дороге, а оставшиеся побояться выступать против именитого генерала, которому подчинена вся армия Кристии, состоящая из Братьев и Сестер Дракона - это серьезная сила. Сложнее будет убедить их в присоединении к Квитании, но со временем и это удастся, нет сомнений.
  Звон железа и крики затихли. Переодетые в бродяг воины бродили между телами и добивали раненых.
  - Мне пора, - сказал генерал Доль и тронул коня.
  - Мы на вас надеемся, - сказал все тот же всадник в черном плаще.
  - Я не подведу, - ответил генерал. На лице его промелькнула улыбка.
  Хозяин останется мной доволен.
  
  Нападение на остров.
  
  - Паруса! Паруса на горизонте!
  Капитан Крэк вырезал небольшим тонким ножом какую-то фигурку из поднятой с земли деревяшки. Он устроился на верхней ступеньке крыльца, укрывшись под навесом от жаркого солнца. Услышав детский голос, он посмотрел вверх, на вершину горы. Мальчишка лет двенадцати, заметив, что на него обратили внимание, вытянул руку в сторону океана и снова закричал:
  - Паруса! Много!
  - Что там? - лениво спросил Стил.
  Он блаженно развалился в старом плетенном кресле под пальмой. Спустился из своей комнаты и Ант.
  - Пойду посмотрю, что там мальчишка увидел, - сказал Крэк и помчался наверх.
  Крик мальчишки услышали многие. У подножия горы стали собираться взволнованные пираты. Переглянувшись, Ант и Слим принялись догонять товарища. За ними потянулись еще несколько капитанов. Если мальчишка ничего не напутал, то появление множества парусов у пиратского острова - совсем не добрый знак.
  Крэк уже вглядывался в горизонт, приложив ладонь ко лбу, прикрываясь от солнца, когда остальные поднялись на вершину. Вдали едва-едва можно было различить паруса нескольких кораблей.
  - Эй, пацан, - обратился Крэк к мальчишке, - Ты что здесь делал?
  - Играл, - немного смутился пацан.
  - Один?
  - Я играл в часового. Наблюдал за морем, - пояснил он.
  - Молодец, - похвалил Крэк и мальчишка расцвел от удовольствия. - А теперь сбегай ко мне домой. Там на окне стоит подзорная труба. Тащи ее сюда.
  Дослушивал пацан уже на бегу. Сам капитан Крэк похвалил его, да еще дал важное задание. Пацаны обзавидуются, сто раз пожалеют, что не взяли его сегодня в игру.
  - Смотри не разбей! - крикнул главный пират ему вслед.
  Все всматривались в горизонт. Парусов становилось все больше.
  - Один, два, три, - начал считать кто-то из капитанов, - восемь... десять... четырнадцать.
  - Что бы это могло означать? - задумчиво произнес Крэк.
  - Пока они не приблизятся, мы этого не узнаем, - сказал старик Стандельхейм, капитан такого же старого, как и он сам "Корсара", покачивающегося на волнах у причала в гавани. - Скажу одно, мне это не нравится.
  - Что-то блестит на носу первого судна, - сказал Ант. - Видите? Что это может быть?
  - Сейчас посмотрим, - сказал Крэк.
  Он уже видел несущегося со всех ног мальчишку с подзорной трубой в руке. Лишь бы не упал, подумал капитан, переживая больше за подзорную трубу, чем за мальчишку. Колени обдерет, да и все, а подзорная труба едва ли ни самое ценное богатство любого капитана. К счастью пацан добрался без происшествий, отдал Крэку трубу и повалился на землю, тяжело дыша.
  Капитан приник к окуляру трубы, навел на приближающиеся суда и громко выругался.
  - Провалиться мне на месте, если это не "Железный кулак" Туньета. Окованный железом форштевень блестит на солнце. Он заставляет матросов драить его до зеркального блеска.
  - Это очень и очень плохо, - сказал Стандельхейм, сразу сообразивший, чем это грозит. - Он знает фарватер, как свои пять пальцев.
  Все повернулись к старику, а он добавил:
  - Туньет считает себя оскорбленным. Он вернулся отомстить. Откуда у него такая армада?
  Крэк вновь навел трубу на приближающиеся корабли.
  - На некоторых квитанские флаги, на других, похоже, кристийские. Как ему удалось так быстро собрать такой флот?
  Ответ никто не дал. Даже представить такое невозможно, как за столь короткий срок договориться с двумя вечно враждующими королевствами о совместном походе на пиратов. Для этого нужно иметь очень веские аргументы...
  Крэк, запустив пальцы в густую шевелюру, прищурившись, перевел взгляд на гавань, где покачивались пиратские корабли.
  - Ты и ты, - Крэк ткнул пальцем в капитанов двух самых новых и лучших пиратских кораблей, - немедленно покидайте бухту. Уходите на восток и затеряйтесь среди островов. К полуночи пришлите шлюпку для связи к мысу Острому. Все, поспешите.
  Капитаны молча кивнув, бегом пустились в низ. Вскоре их шаги затихли.
  - Почему не вывести все корабли? - спросил Слим.
  - Если уйдут все, то кто защитит остров? Они захватят его без труда, если Туньет проведет их в бухту, а он проведет. А ввязываться в морское сражение бессмысленно - у нас вдвое меньше судов.
  - У них наверняка кроме экипажа полно солдат на борту, - предположил Стандельхейм.
  Кивнув, Крэк вновь приложился к подзорной трубе.
  - Далеко, не рассмотреть, - сказал он, соглашаясь. - Туго нам придется.
  - Нужно перекрыть фарватер, - предложил один из оставшихся капитанов.
  - Как? - спросил другой.
  - Затопить корабль! - тут же подхватил идею Крэк и взглянул на Стандельхейма.
  Тот понял все без дальнейших объяснений. Затопить придется его "Корсар" - ведь он самый старый и потрепанный среди всех судов, да и меньше всего, не смотря на название, приспособленный для нелегкого пиратского промысла. Старик по одному ему ведомой причине держался за это судно, неоднократно отказываясь поменять на более новые суда, что удавалось захватить в рейдах.
  Старик с пониманием кивнув и понурив голову зашагал по тропе вниз. Еще одному капитану Крэк приказал собрать всех оставшихся на берегу пиратов возле гавани. Там единственное место, где враг может высадиться на берег, если прорвется в гавань.
  - Мы будем наблюдать отсюда, - сказал он напоследок. - Пусть приготовят коней возле моего дома. Если дойдет до рукопашной, мы сможем быстро к вам присоединиться.
  Ну вот и все, капитан Крэк вздохнул, все распоряжения отданы, остается лишь ждать. Успеют ли? Встречный ветер замедляет приближение врага. Природа за нас, мысленно улыбнулся капитан.
  - Наконец-то, - произнес Слим.
  От причала отошел один из кораблей и осторожно маневрируя по фарватеру, направился к выходу из бухты. Чуть погодя за ним последовал второй. Оба они вышли из бухты и вскоре исчезли из вида, скрывшись за покрытыми тропической зеленью островами.
  - Отлично, - сказал Крэк.
  Теперь дело за Стандельхеймом. Если он все сделает правильно, вход в бухту окажется перекрытым и вражеские суда не смогут зайти внутрь. А возить солдат на шлюпках из далека они не решаться. Крэк надеялся на опыт Стандельхейма.
  Вот и "Корсар" отошел от причала в свой самый короткий последний рейс. Крэку стало грустно. Еще мальчишкой он начинал свой корсарский путь юнгой на этом судне под командованием тогда уже старого Стандельхейма. "Корсар" вошел в фарватер, миновал крутой поворот и сразу же отдал якорь.
  Матросы с топорами окружили грот-мачту и стали рубить ее. Разворотив кусок борта, она с громким треском свалилась в воду. Та же судьба ожидала и кормовую бизань-мачту.
  - Молодец, старик, - Крэк сжал кулаки. - Я об этом не подумал. Без мачт затонувший корабль если и заметят, то слишком поздно.
  Ант не особо смыслящий в морском деле не понял сути, а лишь порадовался, что все идет по плану, а то и лучше.
  С вершины горы палуба "Корсара" просматривалась великолепно. Вот несколько матросов, тоже с топорами в руках, поднялись на палубу из трюма, что-то сказали капитану. Тот кивнул, и махнул рукой в сторону уже спущенной на воду шлюпки. Матросы стали спускаться в нее один за другим. Это означает, что дыры в корпусе уже пробиты и корабль наполняется водой.
  Стандельхейм дождался пока все матросы спустятся в шлюпку, отсоединил фалинь, которым шлюпка придерживалась у борта, бросил его в воду. На глазах старика накатились слезы. Что-то сказав морякам, он зашел в свою каюту и заперся изнутри.
  - Что там происходит? - спросил Ант, наблюдая за непонятной суетой, возникшей на шлюпке.
  Наполняясь водой, "Корсар" медленно погружался.
  Двое матросов взобрались снова на палубу и бросились к каюте капитана. Взломать запертую изнутри дверь им не удалось - не хватило времени. Судно стало погружаться быстрее. До шлюпки матросы добрались по колени в воде. Еще через несколько мгновений "Корсар" вместе со своим капитаном исчез под водой. Старик предпочел погибнуть вместе со своим судном.
  - Эх, старик, старик, - горько прошептал Крэк.
  На глаза капитана навернулись слезы, как всего несколько минут назад и на глаза Стандельхейма. Крэк резко отвернулся от того места, где только что виднелся "Корсар". Что ж, старик Стандельхейм отлично справился со своей задачей - вход в бухту перекрыт.
  
  "Железный кулак" под командованием Туньета первым вошел в фарватер. За ним последовали еще три корабля, четко повторяя маневры головного судна. Остальные, спустив большую часть парусов, остановились у начала фарватера, ожидая своей очереди.
  С вершины горы невооруженным взглядом видели Туньета на юте "Железного кулака". Окованный металлом форштевень уверенно рассекал синюю, как купорос, воду. Капитан что-то рассказывал человеку в черном плаще, жестикулировал, тыкал пальцами в сторону гавани, где виднелись пиратские корабли. На палубе всех судов толпились воины в черных и желтых плащах.
  - Он идет слишком быстро, - сказал один из двух капитанов, оставшихся на вершине горы.
  - Это нам на руку. Он очень самоуверен, - улыбнулся в ответ Крэк не сводя глаз с корабля Туньета.
  "Железный кулак" неумолимо приближался к затопленному и скрытому волнами "Корсару".
  - Есть! - воскликнул Слим.
  Удар и последовавший за ним сильный треск ломающегося дерева разнесся над бухтой, испугав чаек. Птицы, парящие над морем или мирно покачивающиеся на волнах испуганно взметнулись вверх. От удара в подводное препятствие корабль Туньета резко остановился. Люди на палубе повалились с ног. Затопленный "Корсар" сделал свое дело, пропоров левую скулу и почти половину борта "Железного кулака". Вода потоком хлынула в образовавшиеся пробоины, заполняя судно. Оно начало крениться на левый борт. Не удержавшийся на ногах Туньет, вскочил, бросился к левому борту. В чистой воде он сразу заметил остов затопленного судна и даже узнал его.
  - Твари! - закричал он от бессильной злобы. - Спускайте шлюпки!
  Моряки и без его приказа поняли, что судно обречено, бросились к шлюпкам, которых на всех никак не хватит. Да и спустить их они не успели. Следующий за ними по фарватеру корабль не успел остановиться. Он шел слишком близко за головным судном, чтобы точно повторять его маневры - на этом настоял Туньет. Отдать якорь они не успели и с полного хода ударили "Железный кулак" справа в корму. Этот удар оказался решающим для тонущего судна, его команды и капитана, который не удержался на ногах и выпал за борт. В следующее мгновение судно завалилось на левый и борт и сопровождаемое отчаянными криками людей, перевернулось. Среди копошащихся в воде людей замелькали быстрые плавники акул. У них начался пир. Синяя до этого момента вода окрасилась в красный.
  Столкновение, опрокинувшее "Железный кулак" не прошло даром и для второго судна. Несколько серьезных пробоин в обшивке на носу и левому борту стали причиной затопления и этого судна. Оно медленно опускалось, погружаясь носовой частью в воду. К счастью для многих, тонуло оно намного медленнее, чем судно Туньета, поэтому моряки успели спустить шлюпки. Началась давка, драки, каждый хотел оказаться в шлюпке как можно скорее. Одна из шлюпок от перегруза затонула. Вторая отошла подальше от борта незаполненная, чтоб избежать перегруза. Крики оставшихся на борту людей оглашали всю бухту.
  - Какой кошмар, - прошептал Ант, наблюдая с друзьями за жутким зрелищем.
  - Каждый сам за себя, - прокомментировал капитан Крэк.
  Третье судно успело отдать якорь и избежало столкновения. Однако течение подхватило его и развернуло поперек фарватера, выбросив кормой на риф. Здесь обошлось без серьезных повреждений и жертв, но течи в кормовой части все же появились. Команда быстро спустила шлюпки и отправила их на помощь тонущим судам.
  - Прекрасно, - сказал Крэк. - Сразу три судна выведены из строя, два из них затоплены. Я на такой успех даже не мог рассчитывать. И фарватер теперь полностью заблокирован.
  Четвертому кораблю повезло еще больше. Он только приближался ко входу в фарватер и успел отвернуть в последний момент. Теперь все оставшиеся суда стали на якорь перед входом в бухту пиратского острова.
  - Столько судов это место никогда не видело, - сказал один из капитанов, что остались с Крэком. - Что их сюда привело?
  - Этот вопрос не дает мне покоя с тех пор, как я увидел паруса, - признался Крэк. - Чем Туньет смог заманить сюда такую армаду?
  - Нам нужен язык, - сказал Слим.
  Капитан Крэк кивнул.
  - Ночью надо этим озаботиться.
  
  После гибели "Железного кулака" армада, прибывшая к Корсаровым островам, оказалась практически обезглавленной. На его корабле находился и назначенный королем Стинбилом командующий походом адмирал Гасмер. Он нашел свое упокоение на дне, а может и в желудке какой-нибудь акулы. И теперь командование должен принять самый старший по званию - а это кристийский адмирал Джулиан Моррис, младший магистр Ордена Братьев Дракона.
  Человек нерешительный и вечно во всем сомневающийся, к такому повороту событий он оказался не готов. Да и вообще в этом походе он оказался совершенно случайно. Магистр Ордена города Альба отправил его в столицу с депешей к королю и королеве, вернее к Великим Магистрам Ордена, в которой просил их соизволения и одобрения на строительство еще одного военного корабля. Уже несколько лет он пытался выпросить у монархов заказ на строительство корабля на верфи Альбы, простаивающей без дела. Конечно, магистр не столько переживал за саму верфь или оставшихся без работы людей, не за нуждающийся в усилении флот Кристии, сколько за поток финансирования, который можно перенаправить в свой карман.
  Джулиан оказался у Великого Магистра в тот самый неподходящий момент, когда Туньет с адмиралом Гасмером прибыли в Зеленую Долину с просьбой короля Стинбила Кута присоединиться к столь важной миссии, как уничтожение логова пиратов. Истинную причину похода правителям Кристии решили не сообщать.
  Их королевские Величества как раз размышляли, кого бы ненужного отправить во главе своих кораблей в поход, когда на прием прибыл Джулиан Моррис - невысокий человек лет сорока с не по возрасту сморщенным лицом. Выражение неподдельного смущения с него никогда не сходило.
  Королю тут же пришла в голову идеальная мысль, как можно убить сразу двух зайцев - отправить Морриса в поход и не ответить на запрос магистра из Альбы, который стал надоедать своей навязчивостью. Итак, Джулиана Морриса тут же произвели в чин адмирала, хотя в своей жизни он ни разу не ступал на палубу судна, и отправили в поход во главе пяти кристийских кораблей, поступивших под общее командование квитанского адмирала Гасмера.
  Пришедший по началу в восторг от свалившейся на него милости, Джонатан с ужасом взирал на тонущие корабли и снующие среди обломков шлюпки, спасающие тонущих людей. В еще больший ужас он пришел, когда узнал, что и Туньет и адмирал Гасмер не спаслись и командовать операцией теперь придется ему.
  К вечеру капитаны всех кораблей собрались у него на совет. Обрадовало Джонатана лишь то, что в живых остался командир черных плащей - человек властный и жесткий, по лицу видно. По счастливой случайности он путешествовал не на "Железном кулаке" Туньета. Командир Тревор - коротко представился тот и замер, скрестив руки на груди. С первых же минут Моррис понял, что положиться он может лишь на этого странного человека. Гордость не позволяла опытным, проведшим пол жизни в морях, капитанам, оказавшимся под началом дилетанта, давать ему советы. Они просто помалкивали, ожидая результата. Квитанские капитаны вообще не горели желанием подчиняться кристийцу и, лишь побаиваясь командира Тревора, командующего головорезами в черных плащах, не устраивали открытого бунта.
  Сказать, что совещание прошло в теплой дружественной обстановке, было бы кощунством. На палубе у грот-мачты, где все собрались, стоял гомон, как на базаре. Одни доказывали, что нужно высадиться на берег, используя шлюпки. Другие предлагали устроить осаду острова, чтоб ни одно пиратское судно не смогло выйти и тогда они сами сдадутся. Третьи настаивали, что миссия провалена и самое разумное - вернуться домой, пока есть возможность.
  Командир Тревор настаивал на первом варианте. После длительных дебатов приняли решение хорошенько исследовать фарватер и возможность пройти по нему на шлюпках, чтоб высадиться на берег. В наступающих сумерках это сделать невозможно, поэтому разведку назначили на утро.
  
  Оставив на вершине горы нескольких наблюдателей, Крэк с товарищами спустился вниз - в пиратский городок. Усевшись на верхнюю ступеньку крыльца, он сказал:
  - Кто-нибудь видел, что произошло с Туньетом?
  - Он выпал за борт, - сказал Ант. - Я видел отчетливо. Тут же корабль перевернулся и он потерялся из вида.
  - Вряд ли он выжил, - подхватил Слим. - Они и шлюпки спустить не успели. Очень быстро все произошло.
  Крэк кивнул.
  - Шел бы он помедленнее, судно не получило бы таких сильных повреждений и затонуло бы ни так быстро. Кто-то мог бы спастись.
  - Самоуверенность Туньета погубила его, - улыбнулся Слим.
  - Думаю, да, - согласился капитан. - Если он все же выжил, то это просто чудо, а в чудеса я не особо верю.
  - Я тоже, - пробурчал себе под нос Ант и добавил: - Что же они теперь будут делать?
  - Завтра увидим, - сказал Крэк. - А ночью нужно добыть языка.
  
  К вечеру небо стало затягивать тучами. Не грозовыми, не черными и зловещими, а обычными белоснежными облаками.
  - Природа на нашей стороне, - сказал тогда не очень понятную фразу Крэк и потер ладони.
  Что он имел ввиду Ант понял много позже, сидя в лодке вместе с друзьями.
  От причала пиратской бухты лодка отвалила в кромешной темноте. Кроме четырех гребцов в ней находился капитан Крэк, три проверенных надежных бойца из его команды и Ант со Слимом. Темнота стояла такая, что казалось в нескольких метрах уже ничего нельзя различить.
  - Мы сможем в такой темноте пройти через фарватер? - шепотом спросил Слим, хотя опасаться, что их услышат враги слишком рано.
  - Не зная броду не суйся в воду, - шутливо ответил капитан. - А мы его сейчас как раз и не знаем. Кроме того - отлив. Мы там точно не пройдем, но я знаю другой путь.
  Крэк с самого начала устроился на корме возле руля и направил лодку вдоль скалистого берега. Справа нависали скалы, поднимаясь выше и выше. Слева чернели каменные рифы, будто головы великанов, выглядывающих из воды на смелых путешественников, рискнувших отправиться в плавание среди ночи. В какой-то момент всем показалось, что лодка оказалась в тупике - справа скалы, впереди и слева - каменные глыбы.
  - Осторожно, пригнитесь, - предупредил Крэк и резко повернул направо.
  Лодка не врезалась в скалу, а нырнула в зияющую еще большей чернотой не то пещеру, не то промоину. Всем пришлось хорошенько пригнуться, а некоторые вообще легли, чтоб не удариться головой о проплывающий в опасной близости свод.
  Не успели пассажиры лодки и гребцы как следует удивиться, когда лодка выплыла на открытую воду, но уже за пределами бухты.
  - Только на отливе можно проплыть, - прокомментировал маневр Крэк.
  В десятке метров они увидели еще одну лодку.
  - Наконец-то, - негромко сказал кто-то на той лодке и гребцы взялись за весла. - Мы уже переживать начали.
  Две лодки сблизились. Во второй Ант узнал капитана одного из ушедших днем кораблей и понял, что это место встречи называется мыс Острый. Так днем сказал Крэк. Остальные пятеро в лодке оказались незнакомыми. Слишком мало времени провел он с пиратами, чтоб каждого помнить в лицо.
  - Где стоите? - спросил Крэк.
  - Не далеко. Днем подальше ушли, а к ночи вернулись. За островом нас не видно, - объяснил капитан.
  Крэк пошептался о чем-то с ним. Ант не прислушивался. Вдали виднелись силуэты одиннадцать кораблей, ставших на якорь между островами. Чуть левее еще одно, перекошенное, то, которое выбросило на камни.
  - Все, вперед, - скомандовал капитан Крэк и лодки разошлись.
  Одна направилась к оконечности ближайшего острова. Вторую Крэк уверенно направил к одному из стоящих на якоре судов.
  - Как можно тише, - уже шепотом обратился он к гребцам.
  Те и так понимали, что идут не на прогулку с барышней, опускали весла медленно и аккуратно, стараясь создавать поменьше шума.
  - Идем вон к тому - Крэк указал пальцем на судно, - там командиры. Все туда днем съезжались. Попробуем кого-нибудь поважнее умыкнуть.
  Под покровом темноты лодка незаметно подошла к борту и укрылась в еще более густой тени судна. Один из головорезов Крэка неслышной тенью скользнул вверх и в считанные мгновенья оказался на палубе, замер на секунду, и тут же исчез из вида.
  Ожидание казалось мучительным, но совсем не долгим. Знакомая голова выглянула из-за борта. Вниз тут же полетел канат.
  - Отлично, за мной, - скомандовал Крэк и ловко полез на верх перебирая крепкими руками канат.
  За ним поднялся Слим, Ант и еще один здоровяк. Не палубе у противоположного борта в луже крови лежал человек. Не повезло ему с ночной вахтой. Со стороны кормы, там, где расположены каюты, слышались голоса. Подкрались поближе, прислушались.
  Заглянуть внутрь - никакой возможности, разве что распахнуть дверь и войти. Шума не избежать, поэтому Крэк решил не спешить.
  В каюте разговаривали трое - адмирал Джулиан Моррис, командир Тревор и капитан судна - детина под два метра ростом с наголо выбритой и испещренной шрамами головой.
  - Командир Тревор, в который раз вам говорю, я... ээ, мне как бы никаких конкретных указаний не давали, - неуверенно сказал Тревор. - Я вообще толком не знаю о цели нашего похода. Руководить должен был адмирал Гасмер, а мое дело подчиняться.
  - Гасмер погиб вместе с Туньетом. Теперь вы старший, - грубым голосом сказал Трэвор. - Мы не можем вернуться с пустыми руками.
  - Какими пустыми? - нервно пискнул Моррис. - Дались вам эти пираты. Они тут веками обитают и никому до них дела не было, пока этот странный Туньет не появился.
  Тревор грохнул кулаком по столу, за которым все трое и сидели.
  - Моррис, держите себя в руках.
  Адмирал пристыженно опустил голову, но свою позицию не сдал, сказал слабым голосом:
  - Мы не знаем фарватер. Как мы высадимся?
  - Утром разведаем и шлюпками перевезем бойцов на берег, - объяснил командир Тревор едва сдерживая гнев. - Я уже говорил об этом днем, или вы меня не слушали?
  Джулиан хотел было уверить, что слушал и очень внимательно, но его опередил сверкающий лысиной капитан. Рычащим голосом он сказал:
  - Вы думаете, пираты будут ждать вас на берегу с букетами цветов? У нас со всех кораблей не наберется столько шлюпок, чтоб одновременно привезти на берег достаточное количество солдат. И чтоб вернуться за второй партией понадобиться еще больше времени. Вы думаете те, кто высадится первым дождутся подмоги?
  - Мои воины не барышни. Мы умеем сражаться, - зло ответил командир.
  - Как знаете, - криво улыбнувшись, рыкнул капитан. - Сразу предупреждаю, своих матросов ни один капитан не даст даже для гребцов. Мы это уже обсудили. Так что рассчитывайте только на своих.
  Тревор ругнулся, сжал кулаки. Адмирал Моррис взял медную мятую кружку с ромом, отхлебнул глоточек, поморщился. И как моряки пьют эту гадость, подумал он. Сейчас бы бокал вина...
  - Что вы предлагаете? - голос Тревора вывел его из мечтаний.
  - Убраться отсюда, - спокойно ответил капитан. - Торчать здесь бесполезно.
  Побарабанив пальцами по столу, Тревор задумчиво сказал:
  - Миссия нашего похода не борьба с пиратами...
  При этих словах встрепенулся не только адмирал Моррис с лысым капитаном, но и подслушивающие снаружи Крэк, Слим и Ант.
  - Ч-что вы хотите этим сказать? - заикнувшись, спросил Джонатан.
  - Мы должны захватить одного человека, который находится по словам Туньета на этом острове.
  - Одного человека? - не поверил своим ушам капитан. - Четырнадцать судов отправили в поход через пол мира, чтоб захватить одного человека? Что же это за такая важная персона и кому он так понадобился? Судя по всему королю Стинбилу, а? Зачем, интересно?
  - Это не вашего ума дело, - оборвал Тревор.
  - Вот тут ты ошибаешься, - нагло возразил капитан, поднявшись со своего стула.
  Тревор тоже встал.
  - Пока все не расскажешь, я и пальцем не пошевелю, - не отводя взгляда сказал лысый, - а может мы вообще завтра снимемся с якоря и уйдем, все пять кораблей. Как ты успел заметить ни я, ни адмирал никаких указаний на этот счет не имеем, следовательно...
  - Я понял, - перебил его Тревор. - Этого человека ищет не только король Квитании, а и Хозяин.
  Капитан поморщился.
  - Сказки про Хозяина прибереги для барышень. Я в это не верю.
  - Дело твое. Значит для тебя должно быть достаточно, что король Квитании ищет этого человека. И как видишь ваши монархи по его просьбе отправили в поход и вас, дабы оказать необходимую помощь.
  Капитан снова сел, посмотрел на растерянное лицо адмирала.
  - Хорошо, считаем, на один вопрос ты ответил, - как бы размышляя, заговорил капитан. - Ответь теперь, кто этот человек и зачем он королю.
  Пришла очередь Тревора задуматься. Конечно, он знает правду, но стоит ли говорить ее этим...
  - Хозя... король Квитании считает, что этот человек, его имя Ант, избранный и он уже завладел легендарным Cutterkite.
  Две пары глаз уставились на командира Тревора.
  По другую сторону переборки две пары глаз уставились на побледневшего Анта, затем на рукоять его меча.
  Ночную тишину и шелест волн прорезали громкие крики и звон стали. Звуки доносились издали, но довольно четко. Это два пиратских корабля, прятавшихся за островом, пошли на абордаж, напав на один из кораблей квитанцев, стоящий чуть поодаль от остальных. Пиратские корабли подошли с двух сторон, не замеченные спящим вахтенным матросом. Вооруженные люди хлынули на палубу с двух бортов и началась бойня. Однако закаленные в боях воины в черных плащах быстро пришли в себя, оправившись от неожиданности и сумели все же дать отпор.
  - Ах, как не вовремя, - сказал Крэк полушепотом. - Уходим.
  Едва они успели сделать несколько шагов по направлению к шлюпке, как дверь на полубаке распахнулась и на палубу вышло несколько разбуженных далекими криками матросов. Заметив на палубе чужаков, один из них заорал во все горло:
  - Нападение! К оружию!
  - Быстро в шлюпку! - уже не таясь крикнул Крэк.
  На палубу тем временем посыпали вооруженные люди.
  Слим спустился первым. Затем Ант. На палубе сверху зазвенели клинки. Раздались крики и стоны раненых.
  Наконец то над бортом появился капитан, неуклюже перевалившись через борт чуть в стороне от шлюпки, он сорвался и упал в воду.
  - Он ранен, - понял Слим.
  В этот момент Ант уже бросился в воду, подхватив раненного и помог втащить на лодку, забрался сам.
  - Уходите! - крикнул кто-то с палубы.
  Те двое, окруженные разъяренными матросами и воинами ордена Братьев Дракона еще сражались, но шансы вырваться таяли на глазах. Шлюпка отошла от борта на пару метров. Помочь они никак не могли. Вот один из громил Крэка, охнув, опрокинулся назад. Тут же несколько клинков вонзились в его тело. Второй получил несколько смертельных ударов почти в тот же момент.
  - Греби! - приказал Слим и гребцы налегли на весла. Теперь скрытость не нужна. Теперь важна скорость.
  Крэка положили на принесенный откуда-то тюфяк прямо на берегу возле пирса. Сражаясь на судне он получил в грудь стрелу из арбалета. Кто-то умудрился в такой толчее сделать точный выстрел. Рана оказалась очень серьезной и несмотря на попытки остановить кровь стало понятно, что красавцу Крэку осталось не долго. Большинство пиратов, готовясь отражать нападение на остров, разместились в пустых бараках и вокруг них. Теперь же все они обступили многочисленной толпой раненого капитана пиратского братства.
  Слабым голосом тот позвал Анта. Его не сразу нашли. По возвращению на берег все занялись капитаном, а Ант уселся на пирсе, свесив ноги и задумался о подслушанном на судне. Какой абсурд, ради его поимки целых два королевства отправили целую эскадру. Ни за что не поверил бы, не услышь собственными ушами. А если услышанному верить, то тогда получается, что погибший принц Кир говорил правду...
  - Вот ты где, - раздался за спиной голос Слима. - Пойдем, Крэк хочет тебя видеть.
  Понурив голову Ант последовал за товарищем. Выходит он своим появлением принес неприятности на пиратский остров.
  Совершенно побледневший от потери крови капитан тяжело дышал открытым ртом. В его горле что-то клокотало и хрипело. На губах следы крови. Заметив подошедшего Анта он попытался улыбнуться, но вышло плохо. Тогда он спросил:
  - Это правда?
  Затихшая толпа не понимала, о чем он говорит. Поняли лишь Ант и Слим, остановившийся чуть позади.
  - Наверное, - пожал плечами Ант, все еще не веря в свою избранность.
  - Cuttrkite? - задал еще один непонятный большинству вопрос.
  Помедлив, Ант кивнул и тихо произнес:
  - Да.
  С этими словами он вынул легендарный меч из ножен под удивленные "ух", "ох", "неужели" и некоторые другие возгласы, присел на колени перед умирающим.
  Лицо капитана на этот раз заиграло улыбкой.
  - Позаботься о них, - сказал он Анту, сделав жест рукой, будто желая охватить всех стоящих вокруг него, а может он имел ввиду всех людей на Алдане.
  Узнать это не суждено, потому что в тот же миг, издав легкий стон, капитан Пиратского Братства Крэк скончался. А на востоке из-за горизонта поднялось солнце.
  
  Все утро Ант провел как в тумане, пытаясь разобраться с мыслями. Он видел, что пираты собрались на сходку, что-то обсуждают, ругаются и скандалят, но его это мало интересовало. Следовало определиться, что делать дальше. Остров придется покинуть, чтоб не навлекать на морских разбойников новые неприятности. Он ушел подальше от гавани, уселся среди больших валунов и погрузился в думы. Краем глаза он видел, как от судов, стоящих на якоре, отделилось несколько шлюпок и направились к фарватеру. Они долго кружились, явно промеряя глубины, где-то натыкались на подводные камни, где-то на затопленные суда. Однако проход все-таки нашли, пометив его буйками - плавающими на поверхности пустыми корзинами с опущенными на дно якорями. Что ж, по всей видимости вчера приняли решение продолжать миссию.
  Все эти шлюпочные маневры не прошли незамеченными. На пирсе началась какая-то суета, на борт одного из судов грузились пираты, вооруженные арбалетами. И когда два десятка шлюпок, набитых воинами отчалили от стоящих на якоре судов, устремившись к фарватеру, пиратское судно тоже отошло от причала, готовясь встретить незваных гостей шквалом стрел. Остальные пираты, вооружившись до зубов ожидали на берегу тех, кому не посчастливится туда добраться.
  Как и следовало ожидать у нападавших ничего не вышло. Прорваться в бухту удалось лишь одной лодке, которую ударом форштевня перевернуло пиратское судно. Тех кто не утонул и доплыл до берега, нещадно зарубили саблями. Остальные же лодки, потеряв почти половину бойцов, убитых стрелами, повернули назад.
  Вторая попытка напасть на остров принесла еще больше потерь нападавшим.
  
  Так и не найдя решения, после полудня Ант вернулся в пиратский городок, спрятавшийся в долине между горами. Там остались в основном женщины, старики и дети. Хотя дети, что постарше, тоже сбежали в гавань, надеясь стать свидетелями, а если повезет, то участниками боя на берегу.
  Поднявшись в комнату, Ант растянулся на кровати и уснул.
  Его разбудил шум голосов на первом этаже. Он сазу узнал голос Слима. Тот с кем-то громко разговаривал. Видеть никого не хотелось. После гибели Крэка все пираты могут обозлиться на него. Только вот вечно прятаться невозможно, поэтому Ант решительно спустился вниз. Заметив его, говорившие притихли. Со Слимом за столом сидели три капитана. Ант молча уселся на свободный стул.
  - Крэка похоронили, - сказал Слим. - Тебя не смогли найти.
  Ант подумал, что ни разу не видел на острове кладбища.
  - Я не думал, что так быстро, - признался он. - Покажешь его могилу?
  - Его похоронили по пиратским обычаям - сбросили в воду со скалы. Камень, привязанный к ногам увлек его на дно.
  - Так тому и быть.
  Помолчали.
  - Вчерашняя вылазка удалась, - заговорил Слим о другом. - Ты же помнишь, два наши судна напали на один из этих, - Слим неопределенно кивнул в сторон моря. - Вояки там что надо. Наши многих перебили, но судно все же захватить не смогли. Сегодня хотят еще раз попробовать. Теперь там защитников намного меньше.
  - Зато их будут ждать, - безразличным голосом предположил Ант. - Неожиданно напасть уже не получится. А что с фарватером? Могут они сами ночью рискнуть?
  - Не смогут. Мы все буи сняли.
  - Может мне сдаться? - неожиданно для самого себя предложил Ант, сам удивившись, что эта мысль не пришла к нему раньше.
  - Ты что, дурак? - воскликнул Слим
  - Все беды из-за меня. Крэк погиб из-за меня. Если я сдамся, они оставят вас в покое.
  - Похоже, ты так и не понял, что произошло, - сказал один из капитанов, невысокий и щуплый, но с очень грозным лицом.
  С непониманием Ант перевел взгляд с одного на другого, потом на третьего, потом в обратном порядке.
  - Крэк передал командование тебе, - пояснил Слим.
  - Это шутка такая? По-моему неуместно, - обиженно ответил Ант.
  - Какая там шутка? - сказал щуплый. Его имя Ант забыл. - Все слышали, как он сказал тебе позаботиться о нас.
  - Не думаю, что он имел ввиду...
  - А все думают именно так, - перебил его второй капитан, доселе хранивший молчание. - Таковы обычаи.
  - Теперь ты капитан братства, - подвел итог Слим.
  Подступали сумерки и в комнате становилось темно. Ант молча вышел на крыльцо, постоял там минуту и вернулся к столу.
  - Я не могу, я ничего в этом не смыслю...
  - Потому мы здесь, - Слим обвел присутствующих взмахом руки. - обсудим план действий.
  Проговорили до темноты. Решили, что врага нужно держать в постоянном напряжении, тем более, что единства в их рядах нет и многие готовы хоть сейчас вернуться домой. Единогласно одобрив план диверсии на ночь, Ант и Слим взобрались на вершину горы, откуда можно наблюдать за разыгрывающимся на морской глади спектаклем. Капитаны вернулись на пристань, где занялись необходимыми приготовлениями.
  В назначенный час из-за острова появились два пиратских корабля. Их силуэты хорошо просматривались на фоне моря, освещаемые светом звезд. Появление пиратов заметили на вражеских судах и пробили тревогу. Все внимание на них теперь приковано к приближающимся кораблям пиратов. В отличии от прошлой ночи пираты не пошли на сближение, а начали странные маневры в отдалении, как будто сомневаясь, какую же цель выбрать в этот раз. На самом деле их задачей было отвлечение внимания. Никто не смотрел в сторону берега, поэтому две лодки подошли к ближайшему судну противника незаметно. Одна замерла у якорного каната. Два моряка стали быстро пилить канат острой двуручной пилой. Много времени на это не понадобилось. Вскоре оставшись без якоря, судно по течению начало дрейфовать в сторону остальных. Если повезет, с кем-нибудь да столкнется. На другой шлюпке времени даром не теряли, а поливали борт судна маслом. Как только судно, оставшись без якоря, стало сносить течением, масло подожгли. Шлюпки отвалили от борта, а охваченное пламенем судно, разгоняясь под крики паники, дрейфовало дальше от берега. Огонь перекинулся на скрученные паруса, на мачты, на палубу, куда из отходящих шлюпок успели забросить несколько горшков с маслом. Те разбились в дребезги, а масло растеклось по палубе.
  - Прекрасный брандер получился, - довольно сказал Слим, когда пылающий снаряд столкнулся с другим судном.
  То, другое, уже успело выбрать якорь, но уйти в сторону времени не хватило. Огонь перекинулся на него. Люди прыгали в воду, спасаясь от огня, но там их ждала другая опасность - акулы. Крики ужаса и боли разносились на многие мили.
  От такого зрелища Ант поежился.
  - Ужасно, - сглотнув ком, произнес он.
  - Если ты правда избранный, - ответил Слим, - то это только цветочки.
  
  Утро наступило во время, как и каждый день до этого. И принесло довольно приятную весть. Первое, что услышал Ант, выйдя на крыльцо, это голос Слима, развалившегося в кресле-каталке:
  - Проснулся наконец. А у нас новости.
  Судя по солнцу утро уже далеко не раннее. Командиру пиратского братства не пристало спать так долго, подумал Ант и тут же мысленно себя исправил, что никакой он не командир, что нужно как можно скорее отказаться, объяснить...
  Выспался он плохо - ночь была жаркой и душной. Он долго не мог уснуть, вертелся в постели одолеваемый сумбурными мыслями носящимися в голове, как в колесе белки.
  - Что произошло?
  - Они ушли.
  Голова болела, будто всю ночь ром хлестал. В затылке неприятная тяжесть.
  - Кто? - спросил Ант, невольно поведя взглядом вокруг.
  - Корабли!
  Это действительно хорошая новость.
  - Пойдем посмотрим, - обрадовался Ант и направился к тропинке, ведущей на вершину горы.
  - Сам, - крикнул Слим ему в след. - Я уже там был.
  Перед входом в бухту не оказалось ни одного корабля. Лишь возле дальнего длинного острова еще дымился остов сгоревшего ночью.
  - Победа, - прошептал Ант и побрел вниз.
  
  Маги.
  
  - Брат мой, что нового на большой земле? - Ольтарий вошел в столовую, закутанный все в ту же шубу, остановился у окна.
  За окном опять метет метель, да такая, что соседней башни не разглядеть. В последние годы зима все яростнее обрушивается на остров Тригора, но старые маги пока не спешат тратить свои силы на борьбу со стихией.
  - Много, много нового, брат, - как бы нехотя ответил Ультурий, положил вилку в тарелку и потянулся за салфеткой.
  Ольтарий немного опоздал к завтраку. Холод он переносил с большим трудом, поэтому выбраться из теплой постели для него равносильно подвигу. Покушать, не смотря на свою худобу, он тоже любил, поэтому хоть и с опозданием, но появился к завтраку. Усевшись на свое место, тут же принялся есть, выразительно поглядывая на брата, ожидая новостей.
  - При не вполне понятных обстоятельствах погибли Монархи Кристии. Да не просто так, а со всем своим двором. Направлялись в Квитанию на празднование подписания мирного договора. По дороге на них напали и перебили всех. Полагаю, это дело рук квитанцев, но обошлось явно не без помощи нашего младшего брата.
  - Думаешь, Эльтарий и здесь приложил руку? - лениво спросил Ольтакрий, кладя в рот кусок яблочного пирога - своего любимого.
  - Не сомневаюсь.
  - Так уж?
  - Сам подумай. Оба монарха и весь двор. В столице полная неразбериха и растерянность, но кто-то отменно поработал с общественным мнением. В результате Кристия вошла в состав Квитании. Подумай только, извечные враги добровольно объединились.
  Ольтарий отложил вилку, даже следующий кусочек пирога в рот не положил.
  - Это действительно важная новость, - сказал он наконец.
  - И это еще не все, дорогой брат, - Ультурий сделал загадочную паузу, дабы еще больше привлечь внимание брата и выдал свою козырную новость. Как выразились бы на телевидении на Земле - новость дня. - Король Квитании Стинбил Кут объявил себя Императором Стинбилом Первым, а свои владения соответственно Священной Квитанской Империей, в составе которой, как ты понял, вошли еще и Кристия и все Северные Графства.
  Старик Ольтарий покивал задумчиво головой, посмотрел на недоеденный кусочек пирога в своей тарелке. Рука потянулась к вилке и пирог тут же исчез во рту волшебника.
  - Любезный! - повысил он голос, проглотив еду.
  Так он обращался к гному в моменты особого раздражения или волнения. Коротышка тут же оказался рядом с блюдом в руках, на котором красовался целый еще не начатый пирог.
  - Еще кусочек желаете? - проскрипел он, пытаясь изобразить улыбку на некрасивом лице.
  - Желаю весь, - буркнул Ольтарий, забрал из рук гнома блюдо, примостил его перед собой - Вот теперь позавтракаю.
  Разрезав пирог на четыре части, Ольтарий присматривал, какой из этих четырех взять первым - тот что поменьше и поудобнее, или же наоборот самый большой, а может тот, больше остальных присыпанный белоснежной сахарной пудрой.
  - Понятно, что он на этом не остановится, - как ни в чем не бывало продолжил пухлый Ультурий. - Хуже всех придется Делии.
  - Хм, чем они отличаются от остальных? - жуя пирог, спросил Ольтарий.
  Его брат встал из-за стола, подошел к высокому узкому окну, за которым все так же бушевала метель.
  - Ты же сам прекрасно знаешь сколько сил и средств квитанцы бросили, чтоб захватить лишь один округ Делии.
  Ольтарий пожал плечами.
  - Без разницы с кого они начнут. Делия или Лазурный Берег...Сути это не меняет.
  Ультурий вернулся к столу, выбрал в вазе крупное яблоко с розовым боком, хрустко откусил.
  - Инсценировка убийства Монархов Кристии поставлена так, что можно подумать, будто это сделали делийцы. Среди убитых нашлись несколько человек одетых как делийские солдаты. Вся страна негодует и Братья и Сестры готовы идти в поход на Этлу.
  - Паршиво! - сказал Ольтарий, отложил нож и вилку, откинулся на спинку стула.
  - Да, - согласно кивнул толстячек.
  - Что да? Мне паршиво! Объелся!
  - Ты неисправим, - Ультурий вновь отошел к окну. - Кстати, есть еще кое-что. Наш незабвенный братец омолодил себя...
  - Что? - в два голоса воскликнул второй волшебник и гном.
  Ультурий захохотал в ответ на их реакцию.
  - Да-да, представьте себе, омолодил. Естественно, лишь тело. Душа его так и осталась старой и черной. Но внешне он теперь красавец.
  - Как ему удалось? - с сомнением проговорил Ольтарий.
  Его брат пожал плечами.
  - В Междуречье, куда он перенес свою Башню, - сказал он после некоторых раздумий, - находится сильнейший источник магических сил, мы давно об этом знаем. До сих пор не могу себе простить, что мы с тобой не заметили этот источник раньше Эльтария. Тогда он сейчас был бы с нами.
  - Как знать, - с таким же сомнением в голосе проговорил Ольтарий.
  Он наконец встал из-за стола и присоединился к брату у соседнего окна.
  - Что ты имеешь ввиду?
  - Ты знаешь, что тот источник очень силен. Он подчинил себе волю Эльтария. Тот не смог ему противостоять из-за недостатка сил и опыта. Боюсь, найди источник первым ты или я, то кто либо из нас сейчас оказался бы на месте брата. И не говори, что никогда не думал об этом.
  Если волшебник и хотел что-то ответить брату, то не успел. Его отвлек от мысли грохот и звон посуды. Это гном, собирая со стола, уронил все на пол, заохал, засуетился, принялся убирать, виновато поглядывая на волшебников.
  Поежившись, Ультурий пошел к камину, где уселся в любимое кресло. Брат очень даже прав. После смерти их отца - самого могущественного волшебника, которого когда либо знали на Алдане, три его сына остались жить на острове Тригора и совершенствовать свое мастерство. И вот однажды самый младший из них наткнулся на источник магической силы и попал в зависимость от нее. Может в начале он и хотел использовать ее для добрых замыслов и на благо Алдана, но сила эта, как не крути, оказалась черной и чтоб перебороть ее, нужно быть очень и очень сильным волшебником. Эльтарий к такому готов не был, но самонадеянно решил, что ему все удастся. Воспользовавшись силой источника хоть раз, остановиться уже невозможно.
  - Для омоложения он воспользовался силой источника, - сказал Ультурий не поворачиваясь к брату. - Значит он уже научился этой силой управлять в достаточной мере.
  Худой седобородый старик подошел к камину. На спинке пустого кресла увидел переброшенную шубу. Вчера ее здесь оставил. Завернулся в нее и тоже устроился в кресле. От пылающих поленьев растекалось приятное тепло.
  - Если неожиданно ударить по Замку Зольт, мы сможем его разрушить, - предложил Ультурий, но уверенности в его словах совсем не чувствовалось.
  - Замок - да, - согласился Ольтарий, - но не сам источник. Источник может уничтожить лишь Cutterkite.
  - Не хочу тебя расстраивать, но меч не уничтожит источник.
  - Что? Почему? - косматые белые брови Ольтария выгнулись дугой.
  - Наткнулся я на днях на одну книгу, - начал пояснять толстячек из далека. - Очень старая. Пришлось нимало усилий приложить, чтоб разобраться. Тем не менее, самое главное я понял и оно не утешительно.
  Он замолчал, глядя на серьезное лицо брата и понимая, что сказанное оставит глубокий след в его душе.
  - Cutterkite не уничтожит источник, а лишь заглушит, заткнет его, как пробка бутылку.
  Ольтарий мрачно нахмурился. То, что не уничтожено, а просто закрыто одним человеком всегда может быть открыто кем-то другим.
  - Кроме того, источник этот не один.
  - Как так? - не выдержал старик и встал с кресла, прошел несколько раз взад-вперед. От его шагов длинные полы шубы развивались, как на ветру.
  - Драконий Холм в Делии - такой же источник. И Cutterkite до сего времени служил там заглушкой.
  - Тогда... - Ольтарий устало оперся обеими руками о спинку своего кресла.
  - Заглушка сейчас нужнее в Брошенных Землях, - перебил его брат. - Драконий Холм и вправду начнет по немного оживать. Это займет ни одну сотню, а то и тысячу лет, и тогда заглушку придется вновь переносить, теперь уже из Брошенных Земель, из Замка Зольт обратно в Драконий Холм. Так что сейчас все в руках Анта аль-Матора.
  Ольтарий сел в кресло и обхватил голову руками.
  - Если это так, то всегда найдется волшебник, желающий воспользоваться источником силы, а значит Алдан обречен на постоянные войны.
  - Боюсь, что так, брат.
  - Прискорбно. Теперь понятно, почему братец охотится за Антом. Если он захватит меч, то исключит опасность заглушки своего источника. Интересно, как он узнал об этом?
  Ультурий пожал плечами.
  - Это не столь важно теперь. Мы должны поспешить. Ты готов, брат?
  - Готов, - решительно ответил Ольтарий.
  
  Стинбил Кут вальяжно развалился на троне, наслаждаясь тишиной и покоем, а в большей степени осознанием того, что достиг своей цели, заветной мечты, став Императором. Пусть императором не всего Алдана, и даже еще не всего материка, но ничего, это лишь детали. Все еще будет. Все еще впереди.
  Довольная улыбка сошла с широкого лоснящегося лица императора, когда он невзначай вспомнил о Хозяине. Что на самом деле задумал Хозяин? Он принимает активнейшее участие в создании империи. Это его люди так удачно расправились с монархами Кристии под Азом, выдав себя за делийцев и его человек убедил спешно созванный новый совет присоединиться к Квитании. В Северных графствах его солдаты оказали немалую поддержку, да и в войне с Делией. И помощь эта не безвозмездная. Чего-то он потребует взамен. Не корону ли ново-созданной Империи? Нет, нет, быть того не может. Ему и в Брошенных Землях неплохо живется по слухам. Зачем ему больше?... Хм... А мне зачем?...
  От этих размышлений императору стало не по себе, разболелась голова, и даже какая-то пелена заволокла глаза. Поэтому император не сразу узнал в расплывчатой приближающейся тощей фигуре своего советника. Седобородый старик шел быстро и как обычно не производил при этом никакого шума, даже звука шагов не было слышно. Эта особенность всегда удивляла тогда еще короля, а теперь уже Императора Стинбила Первого.
  В этот раз старик спешил, а когда приблизился, то лицо его показалось Императору взволнованным и озабоченным, а может и испуганным.
  Он остановился в нескольких шагах от трона и действительно взволнованным голосом произнес:
  - К вам посетитель, Ваше Императорское Величество.
  Толстяк обвел советника высокомерным взглядом и ответил:
  - Не сегодня. Никого не хочу видеть.
  - А вот это зря!
  Голос раздался совсем рядом - за спиной советника. Старик вздрогнул от неожиданности и отпрыгнул на шаг в сторону. Немного выше среднего роста молодой человек взирал на Императора с того самого места, где секунду назад стоял старик советник, не по годам прытко отскочивший в сторону. Как этот парень оказался в зале, подумал Император. Он не мог войти следом за стариком, я бы его сразу заметил. И тем не менее он здесь, передо мной. Кто он? И стражи как на зло никого, не ожидал такого визита.
  Услышав шепот советника Стинбил Кут невольно вздрогнул от неприятного предчувствия. У него перехватило дыхание и он судорожно стал хватать ртом воздух.
  - Г-господин Эльтарий, - как бы представляя молодого человека, прошептал старик.
  - Ч-чем обязан? - дрожащим голосом сумел выговорить Император и с надеждой взглянул на советника, но тот, откланявшись, едва ли не бегом направился к двери и исчез за ней.
  Император хотел было окликнуть старика, но дверь за ним захлопнулась, а Эльтарий, изобразив лучезарную улыбку на красивом холеном лице, произнес:
  - Не стоит, пусть идет. Нам есть о чем поговорить.
  Наконец-то оправившись от первоначального шока, Император смог наконец-то рассмотреть незваного гостя. Перед ним стоял писаный красавец, но красота эта казалась какой-то неестественной. Сколько раз Стинбил Кут представлял себе Эльтария и всегда видел его злым морщинистым стариком с маленькими недобрыми глазками, и был не так уж далек от истины. Однако сейчас перед ним стоит молодой парень, которому не дашь и тридцати, с наглой ухмылкой очень уверенного человека.
  - Не ожидал так скоро увидеться с вами, господин Эльтарий, - стараясь придать голосу спокойствие, произнес Император.
  Молодой человек поморщился при этих словах, будто лимон разжевал.
  - Не называй меня так. Не люблю, - грубовато сказал он.
  - Простите? - не совсем понял Стинбил.
  - Я не люблю, когда меня зовут по имени, - пояснил тот. - Не очень приятные семейные воспоминания, знаешь ли.
  - Как же мне к вам обращаться? - несколько растерянно спросил Император, чувствуя какой-то подвох.
  - Хозяин! Зови меня Хозяин!
  Стинбил Кут невольно сжал маленькие, пухлые и совсем не крепкие кулачки. В душе толстяка разгорался гнев. Как смеет этот мальчишка разговаривать с ним в таком тоне, с ним, Императором Священной Квитанской Империи Стинбилом Первым. В этот момент он совершенно не думал, что своим императорством он обязан именно этому человеку, стоящему сейчас в нескольких шагах от него. Страх перед ним улетучился, развеялся как ночное марево, как утренний туман. А его наглость требовала воздаяния.
  Стинбил гордо вскинул голову.
  - Этого не будет, - зло проговорил он. - Я все ж таки Император.
  Молодой человек залился неприятным смехом, эхом разнесшимся по залу.
  - Император? Ха-ха, ты Император ровно до тех пор, пока я тебе это позволяю.
  - Что? - гневно воскликнул толстяк, спрыгнув с трона. - Стража! Стража!
  Его крики вызвали на лице Эльтария лишь улыбку, а дверь в зал так и не отворилась и никто так и не бросился спасать своего Императора.
  Эльтарий схватил коротышку толстяка за плечо и с силой отшвырнул в сторону. Тот отлетел на несколько шагов, поскользнулся и растянулся на блестящем полу. Молодой нахал с довольной улыбкой уселся на трон.
  - Пора уступить место Хозяину, шавка, ты низложен. Император умер. Да здравствует Император!
  И вот лишь в этот момент, распластавшись на мраморном полу своего, а может уже чужого, дворца, Стинбил понял, что не своей цели он достиг, что не его мечта воплотилась в жизнь, а этого наглого самоуверенного мальчишки. А его, умудренного опытом и знаниями монарха использовали как пешку, как марионетку. Его руками создалась Империя, в которую вошла большая часть материка. Остались лишь окраины, с которыми разобраться труда не составит. А он, законный Император теперь как бы и не нужен... Нет, он теперь даже помеха...
  Все эти мысли промелькнули в голове толстяка, пока он барахтался на полу, пытаясь встать. И он понял, что нужно спасать свою шкуру.
  Несмотря на жесткое правление, особенно в последние несколько лет, преданные люди у него все же имелись. Один из них - начальник личной охраны. В этом молчаливом угрюмом человеке Император уверен на все сто процентов.
  Поднявшись на ноги, незадачливый первый Император Квитанской империи уже поставил перед собой цель - покинуть тронный зал и найти начальника охраны. Тот со своими людьми защитит.
  Через дверь выйти вряд ли удастся. Коль мальчишка ведет себя столь беспечно и нагло, там наверняка уже его люди. Придется пользоваться потайным ходом. Главное до него добраться.
  - Мы так не договаривались, - обиженным, чуть ли не детским голосом сказал Стинбил.
  Эльтарий рассмеялся, прикрыв глаза.
  Этого толстяк и ждал. Он бросился к стене за троном, нажал как он думал одному ему известный камень, и невысокая дверь в стене отворилась. Побежал в темный пыльный коридор. Закрывать дверь времени не было и он, отбежав на несколько метров заметил, что Хозяин следует за ним. Не бежит, а шагает. Что ж, слишком самоуверен и это хорошо. Неуклюжий Стинбил в любом случае доберется до нужного места много быстрее. Бежал он и не знал, что хитрый седой старик-советник, покинув тронный зал, отослал начальника охраны из дворца с тайным поручением от "самого Императора". Эльтарий не спешил, знал, никуда толстяку не деться. "Передача власти" пройдет тихо и быстро с минимумом свидетелей. Лишний шум ни к чему.
  Задыхаясь от бега, толстяк навалился на преградившую путь стену. Там тоже оказалась дверь, сразу же подавшаяся под напором императорского брюха. Едва не свалившись с ног, он протиснулся в открывшийся перед ним проем и попал в небольшую полутемную комнату с маленьким окошком на правой от него стене. Чуть слева, у второй двери спасающийся бегством Император заметил человека, хотя здесь, в давно заброшенной кладовой, никого быть не должно.
  - Куда собрались, Ваше Величество? - услышал он давно знакомый, но с тонами издевки, голос своего советника.
  - Ты? - воскликнул Император.
  Старик перекрыл ему путь к свободе. Стоя спиной к двери, он поглядывал на своего бывшего воспитанника, бывшего короля и вот-вот бывшего императора. Короткий прямой меч поблескивал в руке советника.
  - Почему? - прошептал Стинбил Кут, не веря в предательство учителя и многолетнего наставника.
  За спиной уже слышались звуки приближающихся шагов Эльтария.
  - Я служу сильнейшему, - коротко ответил старик.
  Несколько сильных ударов ножом в спину заставили толстяка охнуть. Выпучив глаза, он попытался обернуться, чтоб посмотреть в глаза убийцы, но взгляд его остановился, тело обмякло и упало на грязный пол.
  - Вот и прекрасно, - улыбнулся Хозяин.
  Бросив взгляд на окровавленный нож в руке, он нагнулся и вытер лезвие об одежду поверженного Императора. Затем взглянул на старика.
  - Жду ваших указаний Император Священной Квитанской Империи, - подрагивающим голосом сказал тот.
  - Теперь она будет называться Черной Империей, - сказал Эльтарий и через потайной ход направился обратно в тронный зал.
  
  Ольтарий держал в руках Сердце Тригоры и ощущение невиданной силы, исходящей от камня, не покидало мага. От волнения и напряжения его руки тряслись, но он постарался совладеть с собой и унял дрожь.
  Пора!
  Переглянувшись с братом и заметив его кивок, Ольтарий пошел по коридору в главную, самую высокую башню замка. Камень пульсировал в его руках поначалу бледным светом. "Как сердце", подумал маг, глядя на эти пульсации. С каждым шагом волшебника свет камня становился все ярче, пока не начал слепить глаза. Он дошел до башни и нога ступила на грубую каменную ступень круговой лестницы. Она привела старика на самый верх башни, где под крышей расположилась круглая комната с несколькими узкими окошками по периметру. В середине мраморная полуколонна, высотой чуть больше метра, полая внутри. Над зияющей черной дырой в середине колонны вычурным цветком сплелись золотые нити в виде подставки для магического камня.
  Волшебник, шепча заклинания, подошел к колонне, вложил камень в предназначенное место. Ультурий, следовавший по пятам, стал напротив. Оба волшебника положили руки на сверкающий камень и, закрыв глаза, продолжили читать заклинания. Они чувствовали мощь камня, его сияние жгло руки.
  Ольтарий понял, что время пришло. Он сосредоточился на месте, куда должен перенестись. Он представил себе остров пиратов, на котором ему доводилось побывать однажды в молодости. Ошибиться с местом - непозволительная роскошь. Ультурий продолжал бубнить заклинания.
  Жар от камня казался нестерпимым, но волшебники не отнимали рук. И вот бело-розовый луч света ударил вниз, в дыру мраморной подставки, побелел. Ольтарий из последних сил заставлял себя держать руки на обжигающем камне, стиснув зубы и еще сильнее зажмурившись. Но луч света, исходящий от Сердца Тригоры проникал сквозь опущенные веки. Через мгновение столб белого света вырвался из камня теперь уже вверх, еще через одно камень погас, свет померк, а вместе с ним исчез и Ольтарий.
  - Дело сделано, - усталым голосом пробормотал Ультурий и пухлыми пальцами вынул камень из подставки.
  Внутри камня он почувствовал едва заметную пульсацию и улыбка расплылась на его лице. Значит камень еще жив, вопреки записям в найденных манускриптах и словам отца, переданных гномом. Возможно это остатки силы еще теплятся в нем и вот-вот угаснут. А может со временем он обретет снова растраченную сегодня силу...
  Загадочно улыбаясь, Ультурий засеменил по ступеням вниз.
  
  Встреча с Ольтарием.
  
  Все еще ощущая жар на ладонях, высокий худой старик с седой бородой расплющил веки. Первый взгляд он бросил на ладони, ожидая увидеть ужасные волдыри и ожоги, но ничего подобного не увидел. Жжение тут же исчезло и старик судорожно сглотнул. Нужно осмотреться, понять, туда ли он попал. Несколько секунд он собирался с силами не решаясь этого сделать. Если он ошибся и перенесся не туда, то все их дело окажется под угрозой.
  Теплый ветерок обдувает, колышет длинную бороду. Пахнет морем и слышен крик чаек. Старик поднял взгляд. С вершины горы, на которой он оказался открылся прекрасный вид на море. А внизу в долине раскинулись бараки и домики пиратского городка. Ольтарий вздохнул с облегчением и зашагал вниз по хорошо протоптанной тропе. Солнце поднялось еще не слишком высоко над окружающими долину горами. Внизу, среди зеленой листвы деревьев проснувшиеся уже птицы своим пением наполняли тишину еще спящего острова. Спустившись с горы, Ольтарий уверенно направился к дому недавно погибшего капитана Крэка, где остановился и Ант. Произошедшие на острове события Ольтарию разрозненными видениями показало зеркало еще дома, на острове Тригора, поэтому старик имел небольшое представление о ситуации.
  Он бодро поднялся на верхнюю ступеньку крыльца и громко постучал в дверь. Ему пришлось повторить процедуру еще дважды, прежде чем по другую сторону послышались нетвердые шаги.
  Дверь скрипнула и отворилась.
  Невысокий молодой человек на Анта совершенно не похожий, уставился на старика еще не проснувшимся взглядом.
  - Чего? - спросил Слим, отвернувшись и зевая.
  - Я к Анту, - сказал странный незнакомый старик, и не дожидаясь когда его соизволят пригласить в дом, отодвинул юношу, переступил порог и закрыл за собой дверь.
  - Дед, ты что, обалдел? - возмутился такой бесцеремонности Слим.
  - Мне нужен Ант! - твердо произнес Ольтарий.
  - Ты вообще кто такой?
  - Твой друг меня знает. Мы встречались в Этле, - пояснил старик, но понятнее от этого не стало.
  Отгоняя навязчивое желание снова закрыть глаза и продолжить прерванный сон, Слим подумал, что никогда прежде не видел этого старика на острове.
  - Дед, какие разговоры в такую рань? Он еще спит, наверное, - машинально произнес парень, но сон уже как ветром сдуло.
  Как-то же старик попал на остров. Корабль. Неужели кто-то из торговцев пришел не по графику и привез этого чудака. Нужно немедленно проверить.
  Лестница, ведущая на второй этаж скрипнула и на ней показался Ант, одетый и умытый.
  - Слим, дружище, что происходит?
  - Да вот, какой-то дед к тебе рвется, - он кивнул на скромно стоящего в сторонке Ольтария. - Никак в толк не возьму кто такой и как здесь оказался.
  Ант уже и сам заметил долговязого худощавого старца с седой бородой и подумал, что где-то уже его встречал.
  - Я Ольтарий, - помог ему старик.
  Теперь Ант вспомнил, что именно с этим стариком его погибший в Юнте друг принц Кир, отправлялся в экспедицию на юг, в степи полуострова Зуб Дракона, чтоб уничтожить обломки его истребителя. Этого старика принц твердо и убежденно считал волшебником.
  Бросив короткий взгляд на Слима, Ант вновь посмотрел на старика.
  - Вы искали меня? - спросил он.
  - Именно, - кивнул старик.
  - Вам пришлось проделать для этого немалый путь. Неужели я вам так сильно нужен?
  - Насколько я могу судить, молодой человек, исходя из недавних событий, вы нужны не только мне. Вы и сами об этом знаете, так что предлагаю прекратить обмен любезностями и колкостями, а поговорить серьезно.
  - Не буду мешать, - вставил Слим и скрылся в своей комнате.
  Ант жестом предложил старику сесть. Тот занял ближайший стул и одной рукой облокотился о стол.
  - Я вас слушаю, - произнес Ант, не торопясь сесть, а медленно прохаживаясь по другую сторону стола внимательно рассматривал нежданного визитера.
  - Принц рассказывал тебе о нашей экспедиции на юг? - начал старик с неожиданного вопроса.
  - Немного.
  - И о цели экспедиции?
  - Он рассказал о результатах, а цели проделанного мы так и не поняли, - признался Ант.
  - Здесь все просто, - улыбнулся Ольтарий. - Cutterkite выбрал тебя. Ты поведешь народ на борьбу со злом. И ему, народу, совсем знать не обязательно, что избранник и спаситель прибыл с другой планеты. Для них ты посланник, избавитель, избранный.
  - Так вы знаете откуда я? - Ант замер при последних словах волшебника не сводя с него взгляд.
  Ольтарий кивнул и добавил:
  - Знаю лишь я и мой брат, так что беспокоится нечего.
  Сложив руки за спиной, Ант снова прошелся, затем сел напротив старика.
  - Хорошо, допустим, вы скрыли кто я такой. Что это меняет?
  Старик вздохнул, как учитель, уставший объяснять ученику одно и тоже несколько раз.
  - Я же сказал, ты избранный. Народ должен пойти за тобой, а пойдет ли он, зная, что ты чужак для Алдана?
  Покачав головой, Ант спросил:
  - А кто решил, что я избранный? Кир мне это твердил, на корабле разговоры слышали, а теперь и вы то же самое говорите. Может вы все ошибаетесь?
  - Тебя выбрал меч... хм... вернее, не так. Меч был создан именно для тебя и дожидался именно тебя. И ты прибыл как раз тогда, когда это стало крайне необходимо.
  Облокотившись двумя руками о стол, молодой человек прикрыл лицо ладонями.
  - Вы себя слышите? - произнес он. - Вашей легенде о мече сотни, а то и тысячи лет. И как, простите, меч могли создать для меня? Я не так стар, уж поверьте.
  Старик лишь снисходительно улыбался, слушая Анта. Неверующая в чудеса молодежь давно перестала удивлять, но этот экземпляр слишком стойкий в своих убеждениях и неверии в магию.
  - Душновато здесь, - сказал Ольтарий и щелкнул пальцами.
  Дверь на улицу тут же отворилась сама собой, и окно распахнулось по шире и по комнате заструился свежий, даже слегка прохладный воздух.
  - Так лучше, правда?
  - Как вы это сделали? - спросил Ант, по новому взглянув на собеседника.
  - Магия, - коротко пояснил тот.
  Значит Кир был прав, магия существует и Ольтарий все ж таки волшебник. Он провел для меня демонстрацию, так просто и ненавязчиво показал, что мое неверие не обосновано. А может просто подготовленный трюк?
  - Убедительно, - тем не менее признался Ант. - И так, кого и от кого я должен по вашему спасать?
  - Спасать Алдан, - совершенно серьезным тоном произнес старик.
  - И от чего же? - усмехнулся парень, немного оправившись от первого впечатления после демонстрации магических возможностей гостя.
  - Черный маг набирает мощь. Его Черная Империя растет не по годам, а по дням. И если его не остановить, Империя поглотит весь Алдан.
  Черная Империя? Ант задумался. Он никогда не слышал о ней и не видел ни в одной из книг, что довелось читать во дворце в Этле. О чем говорит старик категорически не понятно.
  - Вижу массу вопросов и растерянность на твоем лице, - перебил его размышления волшебник. - Пока ты здесь отсиживался, на материке произошли большие перемены.
  - Отсидкой это сложно назвать, - возразил Ант, - но допустим. И что же такого важного мы здесь не знаем?
  Ольтарий устроился поудобнее и начал рассказывать все, что ему известно.
  Слушая об этих невероятных, а порой сказочных или фантастических событиях, Ант никак не мог взять в толк, почему он, землянин, избран спасать совершенно чужую для него планету. Неужели здесь нет достойного? Бред! Конечно же есть, и таких людей масса. Но Cutterkite выбрал его, случайно попавшего на эту планету. И вот теперь сомнения начинают скрести душу острыми когтями. Случайно ли он попал сюда, или как сказал волшебник, меч создавался именно для него. И случайно ли к нему попал Младший Брат, нож, что является точной, лишь уменьшенной копией Cutterkite.
  Выслушав старика, Ант не удержался, спросил:
  - А какова роль Младшего Брата? Вы знаете о нем?
  Волшебник кивнул.
  - Знаю, что он существует и что он у тебя, но какова его роль, увы, мы с братом пока не разобрались. Пока для нас это тайна. Ни в одной книге пророчеств о нем ничего не сказано, но то что у него есть предназначение, мы не сомневаемся. Думаю, ты сможешь разгадать эту тайну, когда придет время.
  После недолгого молчания Ант спросил:
  - Скажи, волшебник, почему я должен тебе верить?
  - У тебя нет выбора. Cutterkite все равно рано или поздно приведет тебя туда, куда следует. Согласись, все же лучше, пока не слишком поздно.
  - Твои слова мудры, но все же сомневаюсь, правдивы ли?
  - Мы знали, что ты будешь противиться своей судьбе, судьбе избранного, поэтому я прихватил кое-что. Надеюсь, это поможет тебе принять правильное решение.
  Старик положил на колени холщевую сумку, висевшую все это время на ремне через плечо и вынул из нее тяжелую, золотистого цвета книгу. Она громыхнула по столу, как камень.
  - Это Книга Пророчества, - и он придвинул книгу на противоположную сторону стола поближе к Анту.
  Ант приподнял ее и ощутил немалую тяжесть. Похоже, книга из чистого золота. Страницы и обложка из золотых пластин, толщиной не менее полмиллиметра, скрепленных десятком золотых колец. Хоть пластин не так уж и много, но тяжесть книге они придавали изрядную. Открыв книгу на первой странице, Ант ничего не увидел. Как впрочем, и на второй и на третьей. Нахмурившись, парень взглянул на старика. Тот едва заметно улыбался.
  - Поверни к окну, - сказал маг, - чтоб свет на лист падал.
  На странице появились буквы, заблестели тысячами микроскопических точек, переливаясь всеми цветами радуги отражали лучи утреннего солнца, заглянувшего в окно. Буквы крупные, фигурные, с завитушками. На странице не более десятка строк, да и слов в строке совсем немного.
  Ант хмыкнул.
  - Алмазная пыль со специальным составом для письма по золоту, - пояснил старик, добродушно улыбаясь. - Видно лишь при определенном угле падения света, причем только солнечного. Читай.
  Молодой человек пробежал взглядом первую страницу. Сразу стало ясно, что книга древняя. Многих слов он вовсе не понимал, о смысле других мог лишь догадаться и совсем немногие слова понимал четко. Даже буквы значительно отличались написанием от тех, что Анту довелось видеть ранее.
  - Наверное книга очень старая. Не могу понять, что написано, - признался Ант.
  - Верно, - кивнул маг. - Давай, я прочту тебе.
  Он притянул тяжелую книгу к себе, устроился так, чтоб свет падал правильно, и начал читать.
  
  Пророчество о Cutterkite.
  
  Опустилась туча темная
  И скрылся за нею Сплин,
  И стало днем темно,
  Как ночью,
  И лето превратилось
  В зиму.
  И промчался Дракон
  По небу
  Пламенем тьму рассекая,
  И упал он на землю,
  И сгорел на земле.
  Лишь клык его -
  Cuttrkite,
  Потерявший Брата Младшего
  В пучинах черных
  На звезде далекой
  Остался в каменную твердь
  Заточенный.
  
  Сгустятся пуще прежнего
  Силы темные
  Над землею беззащитной,
  Создадут Империю Черную,
  Слезами и кровью людской
  Напитанную.
  Плач и стоны людские
  По земле разнесутся
  От края до края.
  
  Но явится сын Дракона
  В образе человеческом,
  И возьмет он
  Cutterkite
  Из камня вызволив.
  И да соединит свою силу
  Cutterkite
  И Брат его младший,
  И снежный дракон
  Ото сна пробудиться,
  И пойдет странник небесный
  С клинком наголо
  По землям стонущим,
  Чародеем злым проклятым.
  И будет странник непобедим
  В бою праведном
  В бою честном
  Пока
  Cutterkite
  В руке своей держит
  
  И начнется битва смертная
  С силами темными
  За дело правое,
  За земли угнетенные
  За род людской...
  
  Старик закрыл книгу Пророчеств, как он ее называл, перелистнув все страницы в обратном порядке и отодвинул ее в сторону.
  Оторвав взгляд от стола, Ант посмотрел в глаза волшебника и спросил:
  - И ты в это веришь, старик?
  Тот тихонько захихикал.
  - Мы, волшебники, вообще народ доверчивый и наивный. Нас легко обмануть, но не каждому это дано. Взять к примеру... - старик сделал паузу и внимательно посмотрел на парня, - Мерлина.
  Что и говорить, пример удачный. Ант даже брови поднял от неожиданности, услышав это имя. Из памяти еще не изгладились множество легенд и историй, что с увлечением читал в детстве о волшебнике Мерлине. Легенды, которым не одна тысяча лет, о волшебнике Мерлине и короле Артуре и его мече...
  Не выдержав взгляд волшебника, Ант отвел глаза. Как много вопросов появилось у него в этот момент. Но еще раз взглянув на старика, он понял, что никаких ответов не получит. По крайней мере сейчас.
  - Тебя ждут твои люди, - прервал молчание маг. - Ты собирался сегодня говорить с ними.
  Ант поднялся вслед за стариком.
  - И ты не спросишь, волшебник, что я решил?
  Старик снова усмехнулся.
  - Я знал, что ты решил еще перед тем как отправился сюда.
  
  
  В Манских Топях.
  
  Над землей плавали клубы серого тумана. Едва заметный ветерок колыхал верхушки камыша настолько высокого, что скрывал всадника. Сырой и холодный воздух проникал под одежду, неприятно холодил тело.
  Граф Оникя объявил остановку на ночлег раньше обычного. Уставшие люди приняли эту весть с радостью и облегчением. Шлепать с раннего утра по болотам не так уж и просто. Впервые граф позволил развести костры. Людям нужна теплая пища, но до сегодняшнего дня питаться приходилось в сухомятку - граф опасался, что дымы костров выдадут врагу местонахождение беглецов. Правда ранним утром прибыл гонец из отряда разведчиков, оставшихся вблизи того места, где граф Оникя со своими людьми вошел в топи и сообщил, что большой отряд квитанцев шел по их следам до самих топей, но там остановился. Не решились квитанцы последовать за беглецами в эти гиблые места. Это была хорошая новость. И тем не менее что-то не давало графу покоя. Он кликнул брата и Скальгус тут же оказался рядом.
  - Я хочу разведать дорогу, - сказал граф, вызвав удивление у младшего брата.
  До сих пор граф сам вел своих людей вглубь топей как по наитию. Всегда первый на своем белоснежном скакуне он не задумываясь выбирал верный и безопасный путь, будто ездил здесь неоднократно. Если б они только знали, что дорога ему неизвестна. Он полностью доверился своему коню и умное животное ни разу не ошиблось. Протон уверенно шагал по болотной жиже своими тонкими длинными ногами, ведомый инстинктом. Он ни разу не оступился, не поскользнулся на болотных кочках, где один неверный шаг мог стоить жизни и коню и всаднику, где уже не один человек из обоза графа, пренебрегая осторожностью либо просто позабыв о ней, с криком ужаса исчезал в болотной жиже.
  - Я пойду с тобой, - сказал Скальгус.
  - Нет! - жестом руки остановил его Оникя. - Я пойду один. А ты присмотри за лагерем.
  Брат графа кивнул, зная, что спорить бесполезно.
  - Возьми кого-нибудь с собой. Одному опасно. Тем более скоро начнет темнеть.
  - Я подумаю, - улыбнулся граф и тронул коня с места.
  Скальгус видел, как граф подъехал к группе воинов из дружины, коротко что-то им сказал и скрылся в камышах. Четверо воинов вскочили в седла и направились за графом. Вздохнув с облегчением, Скальгиус занялся делами по благоустройству лагеря.
  Следуя чуть позади воины что-то недовольно бурчали между собой, но граф не обращал внимания. Он прекрасно понимал, что все устали и мечтают об отдыхе, но так же он знал, что любой воин дружины отдаст за него жизнь не раздумывая, если потребуется.
  Через некоторое время воины заворчали громче, когда заметили, что движутся практически по кругу, снова и снова натыкаясь на свои следы. Как и прежде граф доверился своему коню и впервые тот подвел его. Животное вело себя более чем странно. Протон все время настороженно поводил ушами, принюхивался, метался из стороны в сторону, постоянно меняя направление. Казалось, они совсем не продвигаются, а топчутся на месте.
  Тем временем стал сгущаться туман. Вначале он заклубился у ног лошадей, будто сама земля испаряла его. Затем стал подниматься выше и выше. Вскоре дошел всадникам до груди, а там и вовсе поглотил их с головой. Однако это не остановило графа. Он упорно двигался вперед не обращая внимания, что густой туман заглушает плеск копыт и голоса сопровождающих его воинов. Он спохватился, лишь когда остановился Протон, поведя ушами. Туман окружал графа столь густой и белый, что даже уши животного, казалось, видны сквозь пелену. А в нескольких шагах вокруг вообще стояла непроницаемая молочная масса.
  Тишина повисла над замершим графом. Он понял, что дружинники отстали и скорее всего заблудились. Мысли о том, что заблудился и он сам, граф не допускал. Уверенность, что он сможет вернуться к своим людям не покидала его.
  Граф тронул коня с места, но тот упорно стоял, переминаясь с ноги на ногу, как не очень хороший танцор. Еще несколько попыток сдвинуть Протона с места не привели к успеху.
  Оникя спрыгнул на землю не отпуская поводьев. В таком тумане на пару шагов отойдешь и потом коня найти не сможешь. Граф сделал шаг вперед и нога тут же провалилась по колено в густую грязь. Провалилась бы и глубже, если б граф не рванулся назад, потянувшись за поводья. Он снова вскочил в седло и почувствовал себя почти в безопасности. Сердце колотилось, будто он во всем вооружении милю пробежал.
  Невдалеке что-то скрипнуло. Или показалось? Нет, Протон тоже насторожился, повел правым ухом и замер. Ему уж точно можно доверять.
  Услышанный графом звук походил на скрип двери, но ясно, что в сердце Манских топей это невозможно. Тем не менее звук был и граф на всякий случай вынул из ножен меч, готовясь отразить нападение, если оно последует. Развернул коня в сторону, с которой послышался скрип. В этот раз Протон не возражал.
  В то же мгновение налетел легкий ветерок, клубы тумана закружились, заклубились и отправились в путешествие, постепенно редея. Оглядевшись, Оникя даже присвистнул. Протон завез его на небольшой округлой формы остров, окруженный болотной водой и тиной. Кое-где над водой возвышались кочки, а метрах в пятидесяти колыхались верхушки камыша, через который он пробирался с дружинниками. Там они и отстали.
  На самом высоком и сухом месте островка чернел покосившийся от времени и непогоды сруб. Возле него торчали две засохших и покрученных акации.
  Граф тронул коня и Протон без опаски зашагал к срубу. Меч Оникя положил на луку седла, что, впрочем, никак не замедлит его реакции в случае необходимости.
  Из трубы поднимался серый дымок, и это говорило о том, что хижина в середине Манских топей обитаема.
  Их хижины никто не выходил, хотя граф и не пытался скрыть своего присутствия. Он спрыгнул с коня и направился к двери, держа меч в правой руке наготове. Не успел он толкнуть дверь, как она распахнулась и на пороге появился невысокий старик в светлой длинной холщевой рубахе и смеющимися молодыми глазами.
  Старик отступил в сторону, жестом приглашая войти.
  - Входи, граф Оникя, - сказал при этом незнакомец.
  Граф если и удивился, то вида не подал, смело шагнул внутрь, оставив старика за спиной. Больше в хижине он никого не увидел. Оникя прошел вглубь, уселся на одну из двух лавок у стола. Меч графа примостился на его коленях. В хижине стоял полумрак. Окон здесь не было и свет давал лишь мерцающий в очаге огонь. В углу грубо сколоченная кушетка, покрытая шкурами, видимо кровать отшельника.
  Старик сел напротив гостя, поежился от холода и смущенно выругался по поводу склероза, из-за которого забыл закрыть входную дверь. Он взмахнул рукой и дверь с протяжным скрипом закрылась. Сама.
  Граф тоже поежился и пристально взглянул в глаза старика, но ничего там не увидел. Кроме улыбки. Или насмешки?
  С закрытой дверью стало еще темнее. Старик бросил взгляд на очаг и огонь встрепенулся, языки его поднялись повыше, заиграли, наполнили хижину мерцающими бликами.
  - Ты верно поступил, граф, что увел своих людей в топи, спас множество жизней, - сказал отшельник.
  - Если нам удастся в этих топях выжить, - с ноткой неуверенности и усталости в голосе ответил граф.
  - Все будет хорошо, - улыбнулся в ответ старик.
  Повисла пауза.
  - Час возмездия близок, - вновь заговорил хозяин хижины. - Алдану нужны такие люди, как ты.
  Граф снова промолчал.
  И тогда старик тихонько захихикал, как полоумный, но граф на уловку не поддался. Глаза у старика вовсе не полоумные, не блеск безумия горит в них, а огонь мудрости и силы.
  - Хорошо граф, я сам все расскажу тебе, - лицо старца стало серьезным. - Алдану нужны герои, нужны спасители и ты один из них. Cutterkite уже в пути...
  Минут через десять старик окончил монолог словами:
  - Я выведу тебя и твоих людей из болот. Переведу в Эйшланд, прямо к Тербентскому перевалу. В Тербенте жди вестей. Тебя найдут.
  Пока старик говорил, огонь в очаге стал понемногу опадать. В этот раз хозяин не стал прибегать к магии, а просто подбросил несколько поленьев. Те весело затрещали, когда по их бокам поползли языки пламени.
  - Сейчас зима, старче, перевал завален снегом. Его трудно одолеть.
  - Я же сказал, граф, ты нужен Алдану и ты это сделаешь.
  - Почему я тебе верю, старик? - спросил после небольшой паузы Оникя.
  - Потому что это правильно, - улыбнулся тот.
  Граф хмыкнул и спросил:
  - Как мне называть тебя?
  - Зови Мерлином.
  
  Не без труда, но фарватер в пиратскую бухту удалось расчистить от затопленных судов. И как только выход из бухты оказался свободен, вся пиратская флотилия покинула остров. Остались на берегу лишь женщины, дети, старики, что не в силах держать оружие в руках, да крестьяне, живущие на острове.
  Ранним утром, едва Сплин поднялся над горизонтом, семь пиратских судов покинули гавань и пошли в открытое море в западном направлении.
  
  
  Далия и Эльт.
  
  Вместе с новым обличьем, Эльтарий получил и заряд бодрости. Вновь появились в молодом теле давно забытые желанья, заиграла дурь.
  Это сыграло решающую роль в принятом решении. Следующим государством для покорения в списке шла Делия. Отправить туда армию и захватить это небольшое, но воинственное государство силой не составило бы особого труда. Вот только это банально и неинтересно. Тем более в Этле имеется недурная собой принцесса на выданье.
  И уверенный в своей неотразимости Эльтарий избрал мирный план покорения Делии - очаровать принцессу и ее старика, жениться, избавится от короля и...
  План очень прост.
  Эльтарий начал действовать.
  Появиться при дворе короля Этлы скромно и незаметно получилось лишь относительно. На красивого юношу тут же обратили внимание все придворные мадмуазели, а так же и дамы разного возраста, посылая парню красноречивые взгляды. В результате внимание на него обратили и мужья этих дам, но взгляды их казались гневными и ничего хорошего не обещали. Эльту, как его представили при дворе, это казалось забавным.
  Ко двору Этлы Император Черной империи попал инкогнито. Барон Кух представил Хозяина, как сына одного из кидийских придворных - отпрыска одной из ветвей королевского рода.
  Молодой кидиец вел себя вполне пристойно, дам не соблазнял, несмотря на их ни малые усилия. Дамы раздражались, их мужья успокаивались.
  Кух представил юношу и королю Альсину IV. Парень сделал все возможное, чтоб понравиться обреченному старику. Эта игра доставляла волшебнику истинное удовольствие. Сам герцог Кух не подозревал, что истиной целью Хозяина является принцесса Далия, в мужья которой он прочил своего сына, надеясь этим браком усилить свои позиции в Делии, а после окончательной победы Хозяина, и в Черной Империи.
  Он и не подозревал, что введя Эльта в королевский дворец сам подверг свои планы опасности.
  Эльт же, завоевав расположение короля, стал больше внимания уделять принцессе, красота и неприступность которой лишь распаляла его азарт.
  Король снисходительно улыбался, замечая ухаживания молодого человека. Что скрывать, Эльт ему очень понравился и породнится с отпрыском королевского рода Кидии казалось неплохой мыслью. Кидийцы могут помочь в войне за Северо-восточный округ. Хотя бы финансово...
  
  Королевский бал начался традиционно после заката. Сотни придворных собрались под сводами зала. Играла музыка, кружились пары, вдоль стен группами стояли мужчины, обсуждая деловые вопросы и молоденьких девушек, женщины обсуждали платья, прически и конечно же мужчин.
  В глазах рябило от разнообразия цветов - платья казались одно восхитительнее другого, как и их обладательницы. Слепили девичьи озорные улыбки, блеск глаз, драгоценные камни разных форм и цветов.
  Один только Эльт казалось ничего этого не замечал. Его всецело поглотило созерцание принцессы. Он уже чувствовал вкус победы на губах, представляя лицо ненавистного мальчишки Анта аль Матора, когда он узнает, что принцесса и думать о нем забыла, наслаждаясь в объятиях другого.
  Сын герцога Куха появился совсем не кстати. Эльт прекрасно знал о желании герцога породниться с королевской семьей, но не считал Тулкана угрозой. Возможно и зря. Далия с улыбкой приняла приглашение Тулкана на танец и вскоре пара закружилась среди придворных.
  Эльт усмехнулся. Ну-ну, позлить меня хочет, чтоб ревновал, самоуверенно решил он, не сомневаясь в своей неотразимости.
  Пара скрылась в водовороте танцующих. Лишь изредка мелькали их лица и Эльт заметил, что они о чем то беседуют. Он напрягся, стараясь отбросить все посторонние, ненужные и неинтересные ему звуки, сосредоточиться на разговоре Далии и Тулкана, но вокруг слишком много людей и шума, разговоров и музыке. Эльту не удалось ничего подслушать. Он раздраженно сжал кулаки. Что ж, придется смиренно ждать окончания танца.
  Тулкан уверенно вел принцессу в танце среди кружащихся пар, все больше удаляясь от Эльта.
  - Он мне очень не нравится, - негромко сказал Тулкан принцессе и та сразу поняла о ком речь. - Берегись его.
  - Ты что, ревнуешь? - засмеялась принцесса.
  Знакомый с принцессой много лет, практически с раннего детства, Тулкан испытывал к девушке нежные чувства, однако будучи человеком благородным в отличии от своего отца, принуждать принцессу к замужеству он не хотел, относясь к мании герцога снисходительно - не спорил с ним, но и не помогал. Считал, Далия сама должна сделать выбор.
  Знал он и об отношениях принцессы с Антом. Свои отношения с этим странным парнем нельзя он не мог назвать дружбой. Однако после того, как Тулкан спас его после кораблекрушения и доставил в Этлу, они стали неплохими приятелями.
  - Есть в нем что-то... нехорошее, - продолжил Тулкан, не ответив на вопрос девушки. Ответ и так очевиден.
  - Ты так считаешь?
  - Уверен.
  - И на чем основана твоя уверенность? - не унималась принцесса.
  Парень пожал плечами.
  - На интуиции, наверное.
  - Хм, и как мне это воспринимать? - слегка нахмурилась девушка.
  - Как дружеское предостережение.
  - Думаешь, он имеет на меня виды?
  - Не сомневаюсь. Но сомневаюсь в другом...
  - Что? Говори.
  Парень сделал небольшую паузу, повел девушку еще дальше от Эльта, не сводившего с них глаз.
  - Не кидийское у него произношение. Я в Кидии десятки раз был, их говор легко отличить.
  - Ты прав, - согласилась девушка после недолгой паузы.
  И добавила:
  - Спасибо за предостережения. Я буду еще осторожнее.
  Музыка умолкла, танец закончился, пары стали расходиться. Тулкан усмехнулся, заметив, что Эльт уже мчится к ним.
  - Благодарю за танец, принцесса, - сказал он, тряхнув головой, поцеловал ручку и удалился.
  - О чем вы говорили? - нетерпеливо спросил Эльт, остановившись в шаге от девушки.
  Та взглянула на него удивленно, пожала одним плечиком, улыбнулась и полушепотом сказала:
  - Начнем с того, что тебя это не касается, - она глуповато улыбнулась еще раз. - Но если тебе интересно, я могу открыть эту страшную тайну. Так как, тебе интересно?
  Она снова хихикнула.
  Что это с ней? Не замечал раньше, что она такая дура.
  - Ужасно интересно, - подыграл он, расплываясь в улыбке.
  - Он в сотый раз признался мне в любви, - глазом не моргнув соврала принцесса. - А в тебе боится конкуренции. Ха-ха. Глупость какая, правда?
  Она залилась громким смехом, что на них даже обратили внимание.
  Неужели она так глупа, что признается мне в таком. Как же несправедлива природа, одаряя красотой, лишает разума, и как правило, наоборот.
  - Ему незачем волноваться, - улыбнулся он в ответ.
  - Вот как? - принцесса обиженно надула сочные, как черешня губки.
  - Да, я не оставлю ему ни единого шанса, - самоуверенно заявил молодой человек.
  - Ха-ха-ха, посмотрим! - воскликнула девушка и упорхнула в другой конец зала к отцу.
  Эльт вздохнул облегченно. Скольких сил ему стоили попытки подслушать мысли этой девчонки, и каждый раз безрезультатно. Теперь он убедился - красавица принцесса беспросветно глупа. Каждый раз прежде, как он подбирался к ее мыслям, она либо вообще не думала ни о чем, либо голову ее занимали такие мысли, что просто смех разбирал.
  Вот и сейчас, кроме признания Тулкана и желания вызвать ревность в нем, Эльте, он ничего в ее мыслях не заметил. Просто удивительный экземпляр.
  
  Девушка постаралась как можно скорее отделаться от Эльта, потому что его присутствие в голове просто невыносимо. Она едва ни с первой встречи поняла, что этот парень не так прост, как хочет казаться, как и то, что он может забраться в голову другого человека. Она и сама не понимала, откуда к ней пришло это знание, но не сомневалась в своей правоте. Ей стоило не малых усилий контролировать свои мысли в присутствии этого человека и до сих пор ей удавалось прикидываться дурочкой.
  
  Баронесса Алис фон Дхаркхарт ехала через лес на крупной вороной кобыле. Белые холодные снежинки медленно, не кружась, падали с неба, припорашивая землю. Деревья вокруг стояли голые, унылые, безобразно изогнутые и кривые, будто съежились от холода. От них падали серые жутковатые тени, несмотря на то, что солнце не появлялось как минимум неделю - небо давно затянуто грязно-серыми тучами, но снег пошел только сегодня.
  Тени менялись, шевелились, казалось, тянули свои безобразные щупальца к девушке, но баронесса не обращала на это внимания - не в первый раз она путешествует через Лес Теней. Разве что... раньше она никогда не оставалась в лесу в одиночестве.
  Родилась баронесса в замке отца неподалеку от Ароны. Мать умерла при родах. Отец же был настоящим воякой, посвятившим всю жизнь защите границ Аронского графства. Он мотался от одной границе к другой, таская за собой маленькую дочурку. Выросла Алис в военных лагерях, а не при дворе, и это сказалось на ее характере. Мечтавший о сыне барон воспитал дочь настоящим воином.
  Гибкая холодная ветка царапнула Алис по щеке и девушка так витиевато выругалась, что не каждый сапожник сможет выговорить все это за один раз.
  Кобыла громко втянула ноздрями воздух и недовольно фыркнула.
  - Ну извини, - сказала баронесса и похлопала животное по шее, - я больше не буду. Вырвалось.
  И та и другая знали, что это просто слова - Алис неисправима.
  Девушка поплотнее завернулась в изодранный плащ и с надеждой посмотрела на небо. Тучи и не собирались расходиться.
  Баронесса придержала кобылу, решая, куда ей направиться. Она уже несколько дней пробиралась через этот жуткий лес, держась в стороне от дорог, где часто встречались Имперские войска. А встреча с ними совсем не желательна.
  Куда податься? Как не крути, пробираться надо в Лазурный Берег, а лучше в Кидию. Там пока свобода. А здесь, куда не посмотри, на север, на юг, на восток или на запад - везде Империя, Черная Империя. И надо ж было такое название придумать.
  Она тронула лошадь и медленно поехала среди искореженных непогодой деревьев.
  Доберусь до порта и рвану за море в Данан, подумала девушка, пропади все пропадом. Здесь меня ничего уже не держит.
  Имперцы напали на единственную заставу, охранявшую границу с Агонским графством перед рассветом. С дикими воплями они волной накатили со всех сторон, подобравшись совсем близко, укрывшись в лесной чаще. И несмотря на то, что нападения ожидали, сдержать натиск не удалось - слишком не равны силы.
  Баронессе удалось спастись. Когда стало ясно, что заставу не удержать, она мечом проложила себе путь к свободе и жизни. Спасся ли кто-то еще, выяснять она не стала. Большинство ее друзей и знакомых остались лежать там на промерзшей земле. Там же остался и ее отец. Она видела, как он пал, окруженный несколькими врагами.
  Девушка постаралась убраться от заставы как можно дальше.
  Где-то недалеко заржал жеребец и кобыла громко ответила на призыв.
  - Вот дура, - рассердилась Алис и шлепнула лошадь по уху.
  Та обиженно фыркнула.
  Среди деревьев показался всадник. Алис сразу заметила, что под его плащом поблескивает кольчуга, а из-за спины торчит рукоять меча. Незнакомец остановился в десятке шагов.
  - Вот уж не ожидал в таких дебрях встретить столь прекрасный цветок, - звучным красивым голосом произнес воин, разглядывая девушку.
  - Ты кажется куда-то спешил. Вот и езжай скоренько, - неприветливо ответила Алис, готовая в любую секунду пришпорить лошадь.
  - Зачем же так грубо? Давайте познакомимся поближе.
  - Мне мама запретила в лесу с первыми встречными знакомится, - так же резко ответила девушка. - От случайных знакомств проблем много.
  - Может нас свела судьба, а не случайность? - не унимался мужчина, и голос его стал менее приветливым, но улыбка с лица не сходила.
  Девушка фыркнула, как давеча ее кобыла. Ей стал надоедать этот бесперспективный разговор.
  Она убрала руку с рукояти меча, приставив к талии.
  - Ехал бы ты по добру по здорову, - сказала девушка.
  - Я никуда не тороплюсь, - услышала она в ответ, - и с удовольствием скоротаю время с прекрасной незнакомкой.
  - Вот оно как, - усмехнулась девушка.
  Тонкие ловкие пальчики девушки в этот момент доставали из специального гнезда на ее поясе метательный шип. Быстрым и незаметным движением она отправила его в полет. Незамеченный всадником шип вонзился в бок его коня. Громко заржав, тот взвился на дыбы. Мужчина, охнув от неожиданности, не удержался в седле и распластался на земле, а конь его рванул в сторону и исчез среди деревьев.
  - Я же предупреждала, - улыбнулась Алис и пришпорила свою лошадь.
  - Ведьма! Ведьма! - слышала она испуганный крик храброго мгновенье назад воина.
  
  Свежий ветер наполнял паруса и корабли весело бежали вперед, обдавая матросов на палубе прохладными солеными брызгами. Иногда волна била в скулу и тогда корабль сотрясался всем своим деревянным нутром, а брызги долетали почти до кормы.
  Ант стер рукавом с лица соленую воду.
  Внизу, на главной палубе, матрос брынчал на гитаре, напевая любимую пиратскую песню о тяжкой доле пиратского корабля, который борется и со штормами, и со штилем, и с врагами. Вокруг певца собралась почти вся команда "Грозы морей", которым теперь командовал Слим.
  На душе было тяжело. В непростое дело он ввязался. Ему предстоит схватка с Империей, с ее черными силами. Как он может противостоять им? Кто он в этом мире? Песчинка, пылинка, летящая по воле ветра. Щепка, плывущая по воле волн в огромном и на вид не очень дружелюбном океане жизни.
  
  Знамя Cutterkite.
  
  Семь кораблей, носящих ранее черные пиратские флаги, один за другим вошли в гавань Юнты. Сейчас же на их мачтах развивались никому пока неизвестные флаги - белый дракон с мечом в лапе на алом поле. Им никто не препятствовал. Квитанцы, или как теперь их называют, имперцы, слишком самоуверенные в своей непобедимости особых мер предосторожности не предпринимали. Поэтому вошедшие неизвестные корабли без труда блокировали три стояших у причала квитанских судна. Квитанские матросы, зачастую пьяные в дрызг, опомнится не успели, как их суда оказались профессионально захвачены странными людьми с опасными и жестокими лицами.
  Появление флотилии вызвало у жителей немалый интерес, а когда вооруженные до зубов люди без форменной одежды повалили на берег, интерес сменился удивлением, а ему на смену пришел страх.
  Многим пиратам не раз доводилось бывать в Юнте прежде, поэтому дорогу к казармам гарнизона спрашивать не пришлось. Горожане разбегались при виде вооруженных отрядов, прятались в домах, подворотнях, торговцы срочно закрывали лавки и магазинчики, прятали добро. Чего-чего, а такого наглого и стремительного нападения со стороны моря никто не ожидал.
  Улицы опустели почти мгновенно.
  Предупредить гарнизон, состоящий из ненавистных горожанам квитанцев, об опасности никто и не подумал. Расхлябанный гарнизон был застигнут врасплох и оказать организованное сопротивление не удалось. Короткий бой в казармах скорее походил на бойню. Пираты ворвались в распахнутые ворота казарм и в считанные мгновенья заполнили двор. В результате недолгого боя была одержана первая, возможно самая главная победа над имперцами.
  Столь быстрая и легкая победа вызвала удивление не только у Анта, но и у всех бывших пиратов. Как позже удалось узнать, основное войско имперцев два дня назад погрузилось на корабли и покинуло порт. Их перебросили в Капону, что говорит о подготовке имперцев к захвату всего острова Обидос.
  Весть о победе над имперцами с превеликой радостью, а кто и с ликованием, приняли горожане. На быстро созванном совете было решено отправить гонца в Икдир, где стояли делийские войска под командованием молодого адмирала Каарана.
  Как морской офицер оказался командующим в Икдире многие не понимали. Говорили разное. Да и о самом адмирале тоже. Будучи старшим помощником капитана на единственном на тот момент делийском военном корабле он стремительно взлетел. Сначала его назначили капитаном на второе судно, едва спущенное со стапелей. Два недолгих плавания не принесли ему никакой славы, ибо сразиться ни с кем так и не довелось. Как капитан военного судна он был вызван на совет в королевский дворец после поражения в Юнте и захвата квитанцами всего округа. Была вероятность, что враги не остановятся на достигнутом, поэтому следовало организовать защиту в Икдире. Большинство военачальников приходили в ужас, когда им предлагали возглавить оборону города, а по большому счету и столицы, потому что лишь Икдир прикрывал дорогу на Этлу. И сорокалетний капитан Том Кааран вызвался сам. Король Альсин, видя своих увешанных орденами военачальников в полной растерянности, решил рискнуть. Он произвел капитана в адмиралы и отправил в Икдир. Сухопутные вздохнули с облегчением. Морские посмотрели вслед завистливо.
  Получив известие о поражении имерцев в Юнте, адмирал сразу же повел часть своего войска на Юнту не дожидаясь позволения короля и не особо вникая, кто же добыл для Делии столь важную и необходимую победу. Войско отправилось на Юнту маршем, сметая на пути малочисленные имперские отряды и разъезды. И пока адмирал каждую минуту приближался к Юнте, в городе полным ходом шел набор добровольцев в Освободительную Армию. Эта идея спонтанно пришла в голову Слиму. Он решил воспользоваться победой и воодушевленные горожане с радостью становились под красно-белое знамя Cutterkite. Весть об избранном, прибывшем освободить их от гнета империи разнеслась молниеносно и желающих присоединиться к войску стояли целые очереди.
  К вечеру уже первого дня стало ясно, что идея с Освободительной Армией оказалась верной. И если в ближайшие дни поток добровольцев не уменьшится, то встанет дилемма, чем их всех вооружить, не говоря о питании.
  - Посмотри, что творится, - сказал Слим Анту. - Видно квитанцы, или имперцы, или как их сейчас зовут, здорово всем насолили, что добровольцы так и прут.
  Ант пожал плечами.
  - Не знаю, что и сказать. Империя слишком малое время владела этими землями, чтоб так скоро вызвать такое неприятие. Я не вижу, чтоб в городе происходили какие-то репрессии, все открыто, все работает на первый взгляд.
  - Да, если не считать забитых арестантами подвалов в казармах гарнизона и в ратуше.
  - Вот как? Я не знал.
  Слим отмахнулся.
  - Это мелочи по сравнению с тем, что нам предстоит. Не стоит забивать этим голову. Тебе и так есть над чем подумать. А с арестантами я и сам все решил.
  - Ладно. И все же...
  - Кроме того, - перебил Анта приятель, - ты не учитываешь один очень важный фактор.
  - Какой же? - нетерпеливо спросил Ант, пытаясь сообразить, что еще он упустил.
  - Твой меч! И не смотри так на меня. Легенду о Cutterkite каждый алданец впитывает едва ли ни с молоком матери. И вот наконец появляется тот единственный избранный, обещанный сотни лет назад, дабы избавить народ от ига. И поверь, они не слишком задумываются от какого ига, от какой напасти их нужно спасать. Они все просто знают, что так должно быть, что на твоей стороне правда и каждый хочет быть хоть чуточку причастен к этому. Соглашусь, я такого не ожидал, но я и не удивлен.
  Задумавшись над словами товарища, Ант перевел взгляд в низ, на заполнившее двор людское море, колышущееся волнами, шумящее, галдящее, веселящееся. С балкона, на котором беседовали парни открывался весь двор и часть улицы, тоже заполненной людьми.
  Слим смотрел с восторгом.
  Ант - с неуверенностью. Все эти люди доверились ему и теперь он должен вести их, простых горожан и крестьян, не обученных военному делу, на бой с войсками Черной Империи. Он невольно опустил руку на рукоять меча и почувствовал тепло, исходящее от камня. Опять, опять Cutterkite что-то чувствует. Но что? Ант еще не научился достаточно хорошо понимать свой клинок, но... а может это лишь плод воображения? Нет...
  Он точно почувствовал далекий, едва различимый призыв, призыв, приглушенный шумом толпы, шелестом листьев, гомоном испуганных переполохом в городе птиц.
  Анту стало не по себе.
  Надвигалась гроза.
  Где-то за городом полыхнула молния. За ней еще и еще. Громыхнул гром где-то далеко. Второй уже поближе. Задул ветер и по небу откуда-то из-за горизонта потянулись темные облака, пока не затянули все небо.
  Первые крупные капли дождя упали на землю, прибивая пыль там, где она осталась не смоченной кровью погибших в бою имперцев. Через минуту ливень полил как из ведра. Люди бросились в рассыпную и вскоре забитая до отказа площадь двора оказалась пуста.
  Ливень бушевал не долго, но достаточно, чтоб смыть пыль, кровь, очистить оскверненный имперцами город.
  Дождь очистил город, очистил людей и умчался, подгоняемый порывами ветра. И ветер вскоре утих, превратившись в приятный прохладный вечерний ветерок.
  Несмотря на надвигающуюся ночь город будто расцвел, засиял, запел.
  - Это хороший знак, - прошептал Ант.
  
  На следующий день в то же самое время, как адмирал Кааран въезжал в ворота города во главе войска, еще один посыльный влетел в северные ворота Этлы. Загнанная им лошадь без сил рухнула после первых же шагов по булыжной мостовой города. Гвардеец с трудом выбрался из под мертвого животного и прихрамывая бросился бегом по улице под удивленные взгляды прохожих.
  Дежурная лодка немедленно доставила гонца на королевский остров и он не сбавляя темпа помчался к дверям королевского дворца.
  В этот день зал заседаний был на удивление полон. Все места оказались заняты и даже присутствовал один лишний - господин Эльт, которому король Альсин милостиво дозволил присутствовать на заседании совета и о котором уже шептались, посмеиваясь нал герцогом Кухом, как о будущем зяте короля.
  Заседание едва началось. Король вошел в зал последним, позволил всем сесть и удобно устроился в своем кресле. В этот же момент через противоположную дверь вошел мажордом и громовым голосом сообщил:
  - Посыльный от адмирала Каарана. Срочный.
  - Хорошо, - кивнул король, - Пусть...
  Не успел он договорить, как дверь за спиной мажордома отварилась и в зал ввалися усталый, припорошенный пылью человек в мундире гвардейца.
  - Ваше вели... величество, - заикаясь от усталости заговорил он. - Юнта... Юнта взята...
  Все присутствующие смотрели на него, как на умалишенного.
  Какая Юнта? Кем взята? Каким образом? Уже полгода город под властью Квитании и Черной Империи. И о том, чтоб отбить город не было и речи, как и возможности. Белены они там все объелись во главе с адмиралом Каараном.
  Единственным человеком, кто адекватно отреагировал на сообщение, оказался как ни странно, молодой господин Эльт. И он единственный озвучил тот вопрос, который крутился в голове каждого присутствующего в зале:
  - Кем взята? - резко спросил он.
  - Не могу знать. Когда меня отправили, точной информации еще не имелось, - немного отдышавшись, сообщил посыльный. - Прибыл гонец из Юнты и сообщил, что город взят какой-то Освободительной Армией. Адмирал Кааран с частью войска немедленно выступил на Юнту. Больше пока ничего неизвестно.
  Повисшую на мгновение тишине разрезал скрежет отодвигаемого кресла. Господин Эльт поднялся со своего места и не спросив королевского позволения, под возмущенный шепот присутствующих, покинул зал, проявив тем самым неуважение, пренебрежение и прочее и прочее. Произошло все столь быстро и неожиданно, что никто даже не попытался его задержать, а король лишь округлил глаза от недоумения. Делийцы провели Эльта взглядами до самой двери, а затем все разом уставились на герцога Куха, ведь это он привел ко двору этого нахала. Герцог съежился под множеством взглядов и стал, казалось, раза в два меньше обычного.
  Возмущенный таким неуважением король тут же приказал доставить наглеца обратно, но во дворце его найти не смогли. Гвардейцы, дежурившие у пристани клялись, что остров Эльт не покидал, мало того, даже из ворот дворца не выходил. Поиски ничего не дали.
  Сын кидийского придворного из королевского рода пропал бесследно.
  
  - Не наш сегодня день. Ни одной рыбки не поймали, - сказал один рыбак другому.
  Их лодка мерно покачивалась недалеко от Королевского острова.
  - Точно, - сказал другой. - Пора возвращаться. Вечером еще раз попробуем.
  Рыбаки начали собирать снасти.
  Однако вечером они ни на какую рыбалку не пошли, а сидели в таверне и раз за разом пересказывали посетителям удивительную историю о том, что видели днем.
  Каждый раз по мере выпитого рассказ немного видоизменялся в мелких деталях, что в принципе делало его только более красочным. Суть же сводилась к тому, что в совершенно чистом, прозрачно-голубом небе появилось маленькое черное облачко. Несмотря на безветренную погоду оно быстро приблизилось и зависло над самым королевским дворцом. Затем полыхнула молния без грома и попала в крышу дворца, на которой, как показалось обоим, стоял человек. Человек тут же исчез, а облако умчалось обратно на север и скрылось за горизонтом.
  
  Баронесса Алис фон Дхаркхарт въехала в город. Она внимательно рассматривала вывески, стараясь поскорее найти приличную гостиницу, где можно было бы хорошенько пообедать, принять ванну и наконец-то растянуться в чистой постели. Теперь то она сможет это себе позволить - карман приятно оттягивал кошель с несколькими золотыми и серебряными монетами, не говоря уже о медяках.
  Кроме того взамен старого и рваного на плечи девушка накинула добротный черный плащ с утепленным мехом капюшоном.
  Правда добыла она это богатство совсем недавно и не без труда.
  Продираться сквозь лес по бездорожью то еще удовольствие. И девушка решила рискнуть - выехала на дорогу и пришпорила свою умную кобылу. Та, будто не согласная с решением хозяйки помотала головой, но все же подчинилась, затрусила по извилистой лесной дороге. Прошло совсем немного времени, как девушка пожалела о своем решении.
  Из-за поворота выскочил всадник. Он резко осадил коня, заметив девушку. Спасаться бегством слишком поздно.
  Незнакомец откинул капюшон и девушка увидела неприятное, обезображенное длинным, шрамом, лицо. Оглядев девушку с головы до ног он неприятно ухмыльнулся, разворачивая коня поперек дороги.
  - Куда путь держишь, красавица?
  - Не твое дело, - грубо ответила Алис. - Дай проехать.
  - Не спеши. По говору слышу, ты северянка. Наверно не слышала еще, что за пользование имперскими дорогами следует платить налог. Вот мне и заплатишь, - он снова ухмыльнулся и от этой ухмылки баронессу, повидавшую немало, пробрала дрожь.
  Девушка прикинула шансы к бегству. Ее уставшая кобыла вряд ли сможет спасти ее от преследований. Придется рассчитывать на себя.
  - Давай, вынимай из седла свою симпатичную попку. И поживее, я спешу.
  - Дяденька, может не надо, - жалобно прошептала баронесса, сменив тактику. - Отпустите бедную девушку.
  - Отпущу, отпущу, - расплылся в улыбке имперец. - Только уже женщиной, ха-ха-ха, - захохотал он своей же шутке, немного расслабившись.
  - Это мы посмотрим! - выкрикнула Алис, выхватила меч и пришпорила кобылу.
  Незнакомец такой прыти от девушки явно не ожидал, но как профессионал успел среагировать - выхватил свой клинок, отразил первый удар, увернулся от второго. Третий снова отбил, четвертый. Зазвенела сталь, полетели искры.
  - Ах ты ж дрянь, сама напросилась, - рычал сквозь зубы имперец вертя мечом из стороны в сторону. - Все равно моя будешь, даже если на куски изрубить придется. Уж поверь, не побрезгую.
  - Давай, давай, если будет чем, - процедила в ответ девушка. - Отрублю.
  Соперник от таких слов разъярился еще больше, ревел как раненный медведь и выкрикивал всякие гнусности в виде обещаний, что он с ней будет делать и как проводить время. Прожив всю жизнь в военных лагерях девушка слышала и не такое, так что слова незнакомца ее лишь подзадоривали.
  Думая лишь об одном и надеясь поскорее воплотить свои слова в действия мужчина потерял осторожность. Воспользовавшись его ошибкой Алис вогнала свой меч в живот врага.
  К счастью плащ не пострадал, подумала девушка, рассматривая трофеи, а вот кошель мог бы быть и потуже. Тоже мне, имперец.
  - Это что за город? - обратилась Алис к двум устроившимся на телеге крестьянам, едущим в ту же сторону, что и она.
  - Налин, госпожа, - потупив взгляд ответил один из них и телега тут же свернула в первый попавшийся переулок.
  Алис продолжала рассматривать вывески.
  "Гостиница Империя", прочла она, чертыхнулась, сплюнула на землю и проехала мимо. Название ей не приглянулось.
  
  Адмирал Кааран въехал под свод городских ворот первым. Это можно назвать или глупостью или смелостью, ведь ему так и не удалось досконально узнать, кто захватил город и вполне можно было ожидать засады. Адмирал же доверился своей интуиции, которая просто вопила, что все будет хорошо.
  Горожане высыпали на улицы и с восторгом приветствовали появление делийского войска. Над воротами города адмирал еще издали заприметил странный алый флаг с белым драконом. Такого флага в геральдике Алдана никогда не существовало. Что ж, разберемся, решил адмирал и не стал останавливаться.
  Из-за угла появились несколько всадников и направились навстречу. Адмирал остановился, ожидая. Всадники приблизились. В руках одного из них развивался флаг, такой же, что и на башне у ворот.
  - Я командующий армией его Величества короля Делии Альсина IV, адмирал Каарон, - представился он, слегка кивнув приветственно.
  - Тогда я, с вашего позволения, командующий Освободительной Армией, Ант аль Матор, - представился в свою очередь один из всадников, тоже кивнув в ответ.
  - Очень рад, адмирал, что вы так скоро прибыли в город, - сказал Ант после недолгой неловкой паузы, пока стороны рассматривали друг друга.
  Каарон улыбнулся и ответил:
  - Новость об освобождении Юнты казалась невозможной и неправдоподобной, но я рад, что рискнул поверить в неправдоподобное и прибыл сюда.
  - Тогда милости просим в Юнту. В казармах гарнизона можно пообедать и отдохнуть. Там и продолжим разговор. Правда, боюсь вашему войску там места не найдется, все заполнено добровольцами. Часть из них мы тоже планируем вывести за пределы города и поставить там лагерь. Ваши воины могут присоединиться, пока мы обсудим наши планы.
  Адмирал кивнул, подозвал одного из своих офицеров и отдал необходимые распоряжения. Еще нескольких позвал с собой в качестве сопровождения.
  - Каковы ваши силы и что вы намерены делать дальше? - спросил Кааран, насытившись.
  - Этот вопрос и мне самому не дает покоя, - признался Ант.
  Он сидел с адмиралом за отдельным столом, предполагая, что их разговор не обязательно слушать посторонним. Офицеры, прибывшие с Каароном наслаждались трапезой чуть поодаль.
  - Вот это услышать я ожидал меньше всего, - усмехнулся адмирал. - Озадачили.
  - Прежде всего, - сказал Ант, - я передам город под ваше управление. Надеюсь, вы в этом смыслите больше меня и не поступите в случае опасности, как ваш предшественник.
  Каарон презрительно сморщился.
  - Не напоминайте мне об этом позоре делийской армии, - сказал он.
  - Дело не в позоре, а в предательстве, - парировал Ант.
  - Я с вами согласен, - кивнул адмирал и сделал глоток вина из фигурного бокала. - И все же, у меня уйма вопросов.
  - Не сомневаюсь. Слушаю вас и постараюсь по возможности ответить на все.
  - Благодарю. Тогда первый, откуда взялась ваша Освободительная Армия? О ней никто не слышал, но вот вы здесь.
  - Признаюсь, это спонтанное решение о создании армии пришло уже здесь, после того, как город оказался в наших руках, - не стал юлить Ант.
  Адмирал также не стал скрывать удивления.
  - С какими же силами вы захватили город? - спросил он.
  - Семь пиратских кораблей забитых головорезами с Корсаровых островов. Как вам?
  Адмирал на время потерял дар речи, затем, все же взяв себя в руки, спросил:
  - Кто вы?
  Адмирала Ант не помнил, хотя немало времени провел в Этле. Видимо при дворе им встречаться не довелось. Рассказывать всю свою историю, причем не очень правдоподобную, настроения не было. Поэтому Ант вынул меч из ножен и положил прямо на стол перед адмиралом.
  - Э-это он? Тот самый? - неуверенно произнес Каарон, не решаясь притронуться к клинку.
  - Тот самый, - сказал Ант. - И вот меня уговорили ввязаться в дело, в котором я ничего не смыслю и понятия не имею, как поступить дальше. Я к такому оказался не готов.
  Адмирал несколько минут восхищенно рассматривал легендарный клинок, пока наконец не заговорил:
  - Если это и вправду он, то вам волноваться не следует. Меч не может ошибиться.
  - Да уж, мне все об этом твердят.
  - Значит так оно и есть.
  - Мне бы вашу уверенность.
  Ант прошелся по комнате, стал у двери на балкон. На город опускалась ночь и в небе зажигались первые звезды, а на горизонте клубились облака, обещая на ночь дождь.
  Адмирал присоединился к нему, затем вышел на балкон, рассматривая вечерний город.
  - Мы узнали, что основные силы имперцев переброшены в Капону, - сообщил Ант. - Собственно поэтому нам и удалось так легко и с минимальными потерями захватить город.
  - Хм, значит их армия на Обидосе. Они хотят захватить весь остров.
  - Это меня беспокоит.
  - Новость неприятная, хотя Обидос не столь важен, как Юнта, - задумчиво произнес Кааран.
  - С другой стороны, отрезанные от помощи, они там более уязвимы, -предположил Ант. - Это даст нам преимущество. Так что, адмирал, если вы решитесь, семь наших и три захваченных здесь судна в вашем распоряжении вместе с командами.
  - Это рискованно. К тому же Юнта останется без надлежащей защиты.
  - Не забывайте, адмирал, Освободительная Армия все еще остается в городе. Пусть большинство воинов плохо обучены, пусть армия не слишком многочисленна, но враги об этом не знают. По моему стоит рискнуть.
  Каарон оперся о перила балкона обеими руками, задумался.
  - Давайте не будем гнать лошадей, - произнес он наконец. - Мне нужно осмотреться, проверить защитные сооружения, посмотрим на вашу армию, а потом примем решение.
  - Разумно, - кивнул Ант. - И еще, мне нужно будет уехать на некоторое время.
  - Могу я спросить куда? Все ж таки мероприятие намечается у нас с вами довольно серьезное, а вы уезжаете. Или это тайна? - поинтересовался адмирал.
  Ант замялся. Как можно объяснить, куда собираешься, если сам толком не знаешь. Просто он чувствовал, что должен уехать. Он слышит непонятный зов каждый раз, как только кладет ладонь на рукоять меча. Cuttrkite поведет его, нужно лишь к нему хорошенько прислушаться.
  - Не сказал бы, что это тайна, - улыбнулся Ант. - Скорее, маленький секрет.
  Адмирал с пониманием кивнул.
  - Вы уже отправили гонца в Этлу? - спросил Ант, сменив тему.
  - Только из Икдира с минимумом информации. Отсюда еще нет. Сейчас напишу депешу.
  - Отлично, пусть посыльный также передаст от меня привет... принцессе Далии.
  
   Тихое озеро.
  
  Выехав из города, Ант пришпорил коня и помчался по Икдирскому тракту. От ночного ливня не осталось и следа. Позади густыми клубами поднималась дорожная пыль.
  Ант влетел в первый же придорожный лесок и остановился.
  - Не туда, не туда... - шептал голос в его голове.
  - Неужели я ошибся, - негромко проговорил Ант. - Неужели нужно ехать обратно, а потом на Ярому, что в Лазурном Берегу?
  Он развернул коня, чтоб ехать обратно.
  - Не туда, не туда, - снова зашептал голос, как бы отвечая на вопрос растерявшегося парня.
  Куда ж еще? На юге море. Остается только север. А там Квитания, или как она называется теперь Черная Империя.
  Пожав плечами, Ант повернул коня на север. Пегий тонконогий жеребец, которого Анту подарили купцы из Гильдии Коноторговцев, послушно зашагал между деревьями.
  Голоса в голове исчезли. Значит направление выбрано верное.
  Первые три дня на пути попадались дороги, по которым можно было некоторое время двигаться с относительным комфортом до тех пор, пока дорога не сворачивала куда-нибудь и навязчивый голос заставлял всадника свернуть с дороги и вновь пробираться через чащу.
  Иногда попадались небольшие деревеньки, где удавалось найти приют на ночь и пищу. Чужака принимали с опаской, осмотрительно, но все же принимали.
  К концу третьего дня Ант понял, куда направляется.
  Вскоре деревеньки попадаться перестали, впрочем, как и дороги. Желающих жить вблизи Приозерного леса не так уж и много. Лес, как и само озеро, пользовался недоброй славой. В подробности Ант не вникал, лишь слышал от других, но это его не пугало. Не смотря на множество чудес и странностей, что довелось увидеть на Алдане, в страшилки парень не верил.
  Приозерный лес сразу показал свой характер - густой и почти не проходимый.
  Ант приблизился к опушке, стараясь высмотреть место, чтоб пробраться в заросли. Жеребец по кличке Туман нетерпеливо и нервно гарцевал, уши его настороженно двигались, ловя каждый посторонний звук. В глаза бросалась лишь непроходимая чаща из переплетенных веток, кустов, высокой травы и сухостоя. Прорваться сквозь эту растительную природную изгородь казалось просто невозможным.
  Молодой человек спешился и попробовал раздвинуть ветви кустарника, но те сцепились между собой, обвили друг друга, как живые, а несколько шипов впились в его руку.
  - Ах! - воскликнул Ант и отдернул руку.
  Закатал рукав и увидел, что в месте укола сочится кровь. Через такие дебри не прорваться.
  - Пойдем, Туман, нужно поискать место поприветливее, - сказал он и пошел вдоль опушки.
  Туман резво затрусил следом выбивая копытами из сухой земли облачка пыли и пучки дерна.
  - Вот и ладненько. Это мы и искали.
  Ант остановился перед узкой, едва заметное тропой. Кое-как здесь можно протиснуться сквозь ветви кустарника. Взяв коня за повод, Ант ступил под сень деревьев. Жеребец недовольно фыркал и дергался пока пробирались через густые заросли. Через несколько шагов кустарник расступился, но деревья все же обступали путника очень плотно. В таком лесу не то что галопом, рысью не пойдешь. Вскочив в седло, Ант тронул коня и запетлял меж деревьями. Нависающие низко ветки то и дело хлестали по щекам, царапали, будто желая разодрать в клочья одежду. Острые шипы впивались в кожу коня, раздирая до крови, но животное мужественно терпело, подчиняясь хозяину, который уверенно приближался к Тихому озеро.
  Оно звало к себе.
  Через несколько дней он выбрался из чащи на усыпанный крупной галькой берег. Озеро вполне оправдывало свое название. Поверхность гладкая, как зеркало, в ней отражаются облака и деревья. Вода чистая и прозрачная настолько, что можно на несколько метров видеть полого уходящее в глубину дно, покрытое такой же галькой. Вокруг не шелестели листья, не пели птицы, не стрекотали насекомые, и даже вода не накатывала на берег. Ни звука вокруг, не движения.
  Лишь Туман фыркает и рвется к воде утолить жажду.
  Такая плотная тишина может испугать кого угодно, но не здесь. Почему то эта тишина притягивает, расслабляет, успокаивает. Чувствуется полное умиротворение.
  Захотелось бросить все, лечь на берегу и наблюдать за облаками до конца жизни. Даже голод, терзавший желудок минуту назад испарился.
  Тишина и умиротворенность звала и манила, как маяк заблудившееся в ночи судно. Да вот не каждый маяк несет спасение...
  Ант тряхнул головой, сосредоточился, собрался, отогнал наваждение, вернее загнал его куда-то вглубь. Как будто отпустило, но Ант чувствовал, что наваждение просто затаилось и ждет удобного момента, чтоб снова нанести удар. И лишь попробуй расслабиться, как оно вырвется наружу, обнимет, укутает, поглотит.
  На противоположной стороне озера высятся горы, подбираются едва ли не вплотную к берегу. Не высокие горы, не низкие, не прекрасные, не отвратительные. Самые обыкновенные, ничем не выразительные, очень даже простенькие. И именно эта простота и обыкновенность притягивала к себе взгляд, как магнит стальные опилки, заставляя восхищаться столь обыденным творением природы.
  Ант спешился и попробовал озерную воду. Холодная, что аж горло обжигает. Туман лишь фыркнул, покоробив зеркальную поверхности и пить не стал.
  - Пошли, - сказал Ант, потрепал жеребца за гриву и зашагал вдоль берега.
  Туман медленно, как бы нехотя, поплелся за хозяином. Его подкованные копыта громко цокали по крупной гальке. И казалось, что разносясь, этот звук наполняет всю округу, если не весь мир.
  
  Небольшой потемневший от времени сруб скрывался в тени деревьев. Перед дверью на столь же темной и немного подгнившей снизу чурке сидел крупный мужчина с темной бородой в форме лопаты. У его ног растянулась, лениво помахивая хвостом, большая лохматая собака черного окраса.
  Мужик встал и оказался еще крупнее, чем думалось вначале.
  Он неторопливо пошел навстречу приближающемуся путнику. В походке его чувствовалась нервозность.
  Не хотелось бы с ним силами померятся, подумал Ант.
  - Наконец-то, - буркнул мужик недовольно, будто старому знакомому. - Заждались уж.
  Ант открыл было рот, чтоб хоть что-то спросить, но здоровяк перебил:
  - Пошли, - сказал он, махнул рукой и зашагал вдоль берега.
  - Ну, пошли, - повторил Ант и пошел чуть отставая.
  Туман зацокал копытами следом.
  - Коня можешь оставить. Не украдут, - через плечо бросил проводник. - Девочка присмотрит. Девочка, охранять!
  Девочкой оказалась черная лохматая псина. Услышав команду вскочила, подбежала ближе, настороженно озираясь и поводя ушами, как будто и в самом деле поняла, что ей сказали.
  - Погуляй, Туман, - сказал Ант и похлопал коня по шее.
  Тот фыркнув, тряхнул головой, взглянул надменно на псину, будто желая сказать, что и он не лыком шит и понимает не меньше, направился к деревьям и стал щипать сочную траву.
  Там, где лес начал подниматься от берега по склону горы, Ант заметил еще один сруб, очень похожий на первый. Проводник не обратил на строение никакого внимания, а прошел мимо, будто и не заметил. Так они прошли мимо еще нескольких избушек.
  - Куда мы идем? - не выдержал наконец Ант.
  - К Первому Хранителю.
  Ант по ребячьи скорчил рожицу за спиной странного мужика, ведущего его к Хранителю. Что за чушь? Что еще за Хранители? Куда и зачем меня вообще занесло? Ольтарий ни о каких Хранителях мне не говорил. Правда и о самом озере, но вот я здесь. Выходит, маги не всеведущи.
  За спиной раздался топот копыт и собачий лай. Оба невольно обернулись. Там, где Ант оставил своего верного Тумана появился еще один всадник. Его Ант узнал сразу, едва увидел длинную худую фигуру прибывшего. Тот аккуратно, по-старчески, спешился и пешком направился в их сторону.
  - Кажись успел, - сказал слегка запыхавшись от быстрой ходьбы Ольтарий.
  - Ты знал, что я буду здесь? - спросил Ант, не поддельно удивляясь.
  - Нет, - покачал головой старик, - но когда ты пропал из города, никого не предупредив, кроме адмирала Каарона, я попытался тебя найти. Cuttrkite оставляет едва различимый магический след, и вот я здесь.
  Здоровяк понял, что внезапно появившийся старик не опасен и не оглядываясь больше зашагал вперед.
  - Это кто таков? Куда идем? - спросил маг.
  - К Первому Хранителю, - многозначительно ответил Ант.
  Тут же он заметил, что по склону горы в их сторону идет человек. Такой же бородатый и широкий в плечах, как и их провожатый.
  - Свободны, наконец-то, - крикнул провожатый радостно непонятную фразу.
  Однако тот, что спускался с горы казался невозмутимым.
  - Лодку готовь, - не терпящим возражения тоном приказал он.
  Первый здоровяк бросился к прибрежным кустам, затрещали ветки и вскоре он снова появился с деревянной лодкой на плече. На лице его не отображалось никакого напряжения, хотя такую лодку и два человека едва ли смогут поднять. Зайдя в воду по пояс он бережно, словно маленькую корзинку, опустил ее на воду.
  - Прошу, - опять же приказным тоном произнес второй незнакомец, жестом указав на лодку.
  - Кто вы? - спросил Ант, не двинувшись с места.
  - Первый Хранитель, - последовал ничего не объясняющий ответ.
  - Пойдем, - подтолкнул маг парня и первый забрался в лодку, охая, что вода слишком холодная и лодку можно было и поближе подтолкнуть.
  Ант с Ольтарием устроились на носу, Первый Хранитель на корме, а не многословный здоровяк - посредине, и взялся за весла.
  - Стой, мы на месте, - скомандовал Первый Хранитель, когда лодка оказалась примерно на середине озера.
  Затем он обратился к Анту:
  - Ты должен достать то, что скрыто под водой.
  - Что?
  - Выбор за тобой, - непонятно ответил Хранитель.
  Ант нахмурился. Загадки он с детства не очень любил. Повернувшись к магу, спросил:
  - Ольтарий, можешь увидеть, что там?
  Маг покачал головой.
  - В озере вода не простая. Моей магии до дна не пробиться.
  - Что у тебя за магия, маг? Ни в чем помочь не можешь.
  - В том и суть, - вступил в разговор Хранитель. - Ты сам должен выбрать, что достать со дна.
  Старик обиженно отвернулся в сторону. Магия моя, видишь ли, ему не нравится.
  - Ладно уж, - пробормотал Ант и посмотрел на воду.
  Несмотря на ее невероятную прозрачность, дна он не увидел. Глубоко. Опустил в воду руку. Холодная.
  - Это обязательно? - с надеждой спросил Ант, хотя и понимал, что оказался здесь не случайно.
  Первый Хранитель молча кивнул.
  Ант быстро скинул одежду, раскачав при этом лодку, но никаких признаков на воде он так и не заметил. Даже у самого борта лодки поверхность гладкая, как стекло. Оставшись лишь в брюках, Ант расстегнул пояс, задумался ненадолго и снова щелкнул пряжкой. Отстегнул меч, а нож, оставил.
  Прыгать добровольно в холодную воду совсем не хотелось, хотя парень и понимал, что выбора особого нет. Слишком поздно поворачивать назад. И дело не столько в обещаниях и взятых на себя обязательствах, сколько в желании доказать самому себе, что меч не ошибся, выбрав его и доверив ему судьбу целой планеты. Так неужели ж его остановит какая-то прохладная водица?
  Набрав полную грудь воздуха, он нырнул.
  Ледяная вода обожгла тело, иглами заколола по коже, но он греб и греб, опускаясь все ниже. Легкие горели огнем, казалось разорвутся, лопнут, как перекаченная автомобильная шина. А дна все невидно. Он развернулся и рванул вверх.
  - Ну? - воскликнул Ольтарий, едва голова парня показалась над водой.
  - Пока ничего, - с трудом выговорил тот, дрожа всем телом.
  Отдохнув немного и приведя дыхание в норму он снова нырнул, и снова вернулся ни с чем, забрался с помощью здоровяка в лодку. Руки и ноги онемели от холода.
  - Отогреюсь немного, - процокал он зубами даже звонче, чем Туман копытами по гальке.
  Благо воздух теплый и дрожь скоро унялась, но появилась злость. Он скинул плащ, и прыгнул без подготовки, мощно работая руками и ногами с твердым намерением в этот раз довести дело до конца.
  И ему удалось. С третьей попытки Ант достиг дна озера. Не смотря на приличную глубину, видимость вполне приличная и два кованных сундука он заметил с расстояния в несколько метров. Оба без замков. Рванул крышки и остолбенел. Те открылись совсем легко, будто петли смазывали ежедневно. В левом сундуке сверкали всеми цветами радуги сотни, а то и тысячи драгоценных камней. Во втором - шлем и кольчуга, сверкающие, как будто их до блеска начистили и положили в сундук перед самым его появлением.
  И что он должен выбрать?
  Шлем и кольчугу, как логичное дополнение к мечу? Или же сокровища, чтоб платить жалование своей армии?
  Раздумывать над загадкой времени нет. И так уже держится из последних сил. Потянулся рукой к сундуку с камнями и тут же острой болью резануло, обожгло живот.
  Маленький красный камень на рукояти Младшего Брата сиял алым светом, а вода вокруг пузырилась, как в кипящем чайнике.
  Не дожидаясь других подсказок, Ант ухватил шлем и кольчугу. Только силы вдруг покинули его, губы разжались, вода хлынула в рот, в горло, в легкие. Темные круги побежали перед глазами, сознание помутилось и он почувствовал, как опустился на дно.
  И тут произошло настоящее чудо. Сознание вернулось, так и не успев угаснуть окончательно, и Ант понял, что дышит. Дышит под водой. Вода булькала в легких, во рту, бегала туда-сюда при каждом выдохе и вдохе. Дышалось трудно, натужно, но дышалось. Да и дрожь в теле унялась, ощущение холода куда-то испарилось.
  Оттолкнувшись ногами от дна, Ант начал подниматься к поверхности.
  Ольтарий, бледный, как холст, смотрел выпученными на появившегося из-под воды молодого человека. Тот забросил свою добычу в лодку и сам забрался в нее.
  Гребец вскочил на ноги и размахивая руками закричал:
  - Свободны! Свободны!
  Первый Хранитель казался таким же безучастным к происходящему, как и до этого, и лишь слезинка в углу глаза выдавала, что внутри его бушуют страсти.
  Лодка причалила к берегу в том месте, где путники оставили лошадей. Те под присмотром Девочки щипали траву среди деревьев.
  - Уж и не думал, что увижу тебя, - сказал старый маг, когда они ступили на землю.
  - Почему?
  - Тебя очень долго не было. Мы уже решили, что ты ошибся с выбором, но Первый Хранитель настоял, чтоб мы ждали еще.
  - Меня не было всего несколько минут, - возразил Ант.
  - Минут, - усмехнулся старик. - Взгляни на солнце.
  По солнцу Ант ориентировался на много слабее местных, но не заметить, что диск света в небе опустился довольно низко мог даже дилетант.
  - Вижу, - кивнул Ант, - я же...
  - И не вздумай рассказывать, что там произошло, - перебил его Ольтарий. - Знать не хочу. Может когда в другой раз.
  - Ладно, - не стал настаивать Ант, хотя ему очень хотелось поделиться своими невероятными впечатлениями и повернулся к Хранителю.
  Первый Хранитель впервые за все время улыбнулся.
  - Мы, Хранители, много веков охраняли эти доспехи, - сказал он, - и, наконец дождались назначенного часа. Мы выполнили свой обет и теперь мы СВОБОДНЫ!
  Последнее слово он прокричал со всей мощью, на какую способно его горло и легкие. Эхо еще долго гудело над лесом и среди гор.
  Он вздохнул полной грудью. Налетел небольшой ветерок и рябь побежала по зеркальной до этого момента поверхности озера.
  - И озеро свободно! И горы свободны! - добавил Хранитель.
  Туман подошел к воде и долго пил, пофыркивая.
  В лесу запели птицы, зашумели, заскрипели, зашелестели листвой ветви деревьев в Приозерном лесу. Да и сам лес будто расступился, расплел паутину ветвей, посветлел. Он перестал выглядеть жутким, непроходимым. Теперь это просто лес, а Тихое озеро - просто озеро.
  - Веками мы слышали лишь тишину, - срывающимся голосом сказал Хранитель. - А теперь... а теперь я слышу даже камешек, скатывающийся по склону горы. Это прекрасно, невероятно. Теперь мы свободны. Свободны!
  И слова его эхом помчались, разлились вокруг, отражаясь от леса, от озера, от гор.
  И появились люди. Грубые бородатые мужики шли к ним отовсюду, выходили из леса, спускались по склонам, брели вдоль берега. Шли с невозмутимыми гордыми лицами, с выражением выполненного долга, а глаза, глаза горели и кричали:
  - Свободны! Свободны!
  А на вершине самой высокой горы заклубилось вдруг белоснежное облако и устремилось вниз.
  - Лавина, - сказал один из хранителей. - С чего бы это?
  Из снежного облака катящейся вниз по склону лавины воспарило вдруг еще одно, вырвалось белой стрелой вверх, в небеса и, расправив крылья, превратилось вдруг в прекрасного белого дракона.
  - Снежный дракон, - прошептал кто-то.
  - Он, таки существует, - послышалось с другой стороны.
  
  До Терника Алис добралась без приключений. Это последняя остановка перед границей с Кидией. А там уж как-нибудь до моря доберется - благо Кидия еще не под властью Империи.
  Она медленно и устало ехала по улицам города, мечтая лишь о мягкой постели и сытном горячем обеде. Все это можно получить в гостинице, и девушке было право наплевать уже на название, лишь бы поесть досыта и растянуться, понежиться в постели.
  Город был не спокоен, кипел, волновался, но как-то осторожно, осмотрительно. Вначале Алис ничего не заметила, буквально валясь от усталости. Однако с каждым шагом убеждалась, что в городе происходит что-то важное и значительное.
  Она убедилась в этом окончательно, когда выехала на небольшую площадь и увидела виселицу. На той болтались тела нескольких Имперских солдат. Любопытство пересилило усталость. Девушка направила коня к компании из трех мужчин, о чем-то шепчущихся на углу узкого и темного переулка.
  - Не подскажите, господа, - обратилась она громко к местным жителям, - что происходит в вашем славном городе?
  Заметив черный имперский плащ на плечах у девушки, мужчины с ненавистью посмотрели на нее.
  - Вешаем таких ублюдков, как ты, - процедил один сквозь зубы и сплюнул на мостовую.
  - Что сказал? - разозлилась Алис. - А ну повтори!
  Тот повторил и при этом имел неосторожность приблизиться так, что нога девушки в добротном сапоге легко достала до лица.
  - Фот дрянь, - воскликнул он отскакивая. Сплюнул снова, но на этот раз с кровью и выбитым зубом.
  Девушка резво выхватила меч.
  - Порешу всех, сволочи! Только дернись.
  Алис осмотрелась по сторонам. На ее удачу уже смеркалось, людей на улице становилось все меньше и ничье внимание они не привлекли.
  - Мне повторить вопрос? - спросила она сурово, покачивая клинком.
  - Что хочет знать госпожа? - заискивающе спросил другой, самый щуплый из всех, но, видимо, самый сообразительный. Понял, что трое пеших с голыми руками могут и не справится с конной вооруженной и грозной на вид дамочкой. Такая может и без головы оставить.
  - У вас в Тернике все такие бестолковые? Я хочу знать, что здесь происходит.
  - Нифиво не пфоисходит, - ответил самый резвый, потерявший уже зуб.
  - Я тебе, идиот, сейчас оставшиеся зубы выдерну, так ты, рожа дебильная, у меня соловьем запоешь.
  Мужик съежился, отступил за спины своих товарищей. С надеждой оглядел площадь, и, скрывая улыбку, опустил голову и уставился в землю.
  Алис вздрогнула от прикосновения неожиданного, но легкого, не опасного. Оглянулась.
  На расстоянии вытянутой руки чуть позади она увидела всадника. Как ему удалось верхом бесшумно подкрасться почти вплотную? Не высокий, широкоплечий и светловолосый с глубокими голубыми, почти синими глазами на красивом лице.
  - Эти мужланы беспокоят вас, милая леди? - спросил он.
  - Не лезь не в свое дело, - грубо отшила она неожиданного помощника. - Сама справлюсь, не маленькая.
  - Что ж, - кивнул он одобрительно, - я смотрю, имперцы отбирают прекрасные кадры.
  Не успел он договорить эту фразу, как острие меча уткнулось в его горло. Молодой человек побледнел.
  - Ты кто такой, мать твой, чтоб меня вшивым имперцем называть? Я тебе, глист паршивый, за эти слова кровушку пущу.
  - Вы фто, не импефка? - воскликнул мужик с выбитым зубом, немного осмелев за спинами товарищей.
  - А что, не видно, дебилы?
  - Не видно, - прошептал младший брат графа Манского Скальгиус, пальцем отводя клинок девушки от своего горла. - Ваш плащ как нельзя лучше подчеркивает вашу принадлежность к имперским войскам.
  - Плащ!? - воскликнула девушка, убирая меч. - Я сняла его с одного такого же наглого козла, пока он не успел остыть. Столкнулись на Манском тракте. Надумал меня осчастливить своим... - она усмехнулась и добавила, - дурак, в общем.
  Краем глаза она заметила в полумраке еще одну фигуру всадника, что неторопливо приближался к ним. Рассмотреть она его пока не смогла, насторожилась.
  - Никак баронесса Алис фон Дхаркхарт, - услышала она чем-то знакомый голос всадника. - Никак не ожидал вас здесь встретить. Брат, не помнишь, я тебе ни раз рассказывал о баронессе.
  - Как же, Оникя, помню, - подтвердил Скальгиус.
  
  Они расположились в теплом зале гостиницы за уютным столиком в углу. Алис блаженно вытянув уставшие ноги, развалилась на лавке, опершись спиной о стену и слушала рассказ братьев о последних событиях. Блуждая по лесам, она нимало пропустила.
  - Имперцы слишком резво взялись за народ, - рассказывал Скальгиус, - обложили налогами, денежными и продовольственными. Да и в армию забирают сотнями. Могут всех мужчин в деревне за раз забрать, без кормильцев семьи оставляют. Народ волнуется, тут и там возникают бунты. И тут как гром средь ясного неба, появилась Освободительная Армия. На ее счету уже несколько значительных побед. Захват Юнты. В течении дня они захватили город. Потом их флот уничтожил крупную группировку имперцев на Обидосе, захватив почти все их корабли. Говорят, во главе армии стоит избранный, как в легенде о Cutterkite. Меч уже у него.
  - Вы в это верите? - спросила девушка с сомнением.
  - Да, - кивнул Оникя, не сводя глаз с девушки, о которой не мог забыть уже несколько лет. Они встречались однажды, когда Оникя гостил у графа Аронского и во время охоты заехали на одну из застав. Там граф и приметил бойкую, смелую и красивую девушку. - И все верят. К тому же, всем королям, кто еще не потерял свои владения пришли послания с Тригоры. Волшебники подтверждают, что армию поведет избранный и просят помощи войсками и оружием, а так же продовольствием. Новость эта разлетелась в момент. Народ стекается в Юнту, идут отовсюду. С каждым днем Освободительная Армия растет, как гриб после дождя. Поговаривают, они строят новые корабли. Кроме того Делия, Кидия и Лазурный Берег уже передали Освободительной Армии все свои как военные корабли, так и торговые суда. Предполагается погрузить всю армию на корабли и плыть в Брошенные Земли к Замку Зольт. Император окопался там. Похоже, ситуация немного вышла из-под его контроля.
  - В целом, понятно, - задумчиво произнесла девушка. - Не пойму лишь, что вы делаете здесь?
  - Оникя ведет свою дружину и войско Эйлов через Кидию и Лазурный Берег на Юнту, - стал объяснять Скальгиус. - Основное войско пойдет по южной дороге, а небольшая часть по северной. Здесь мы разделимся. Оникя пойдет на юг, чтоб соединиться с основным войском на побережье, а по дороге будет вносить смуту, будоражить народ, агитировать присоединиться к армии и бороться против империи. Я же со своим отрядом пойду на запад в самое сердце бывшей Квитании с той же, собственно, целью. Будем, так сказать, вести подрывную и диверсионную деятельность на территории противника.
  - Здорово, - оживилась девушка. - Я в деле.
  
  Решающая схватка.
  
  Две армии сошлись в междуречье немного севернее Замка Зольт. Они выстроились друг против друга длинными линиями, концы которых упирались в покрытые, на удивление в такой мороз, не прочным льдом русла двух рек. Над головами воинов развивались флаги. Над теми, что заняли позицию южнее, прикрывая подход к Замку Зольт флаги с черной короной на белом поле - флаги Черной Империи. Над другими - белый дракон с мечом на красном поле - флаг Cutterkite. Сыпал мелкий противный снег, засыпал твердую вымерзшую землю. Кое-где таял, но тут же снова подмерзал.
  Император Эльт с удовлетворением рассматривал поле предстоящего сражения, устроившись в удобном кресле на балконе башни, почти в самом ее верху. Он улыбался - имперское войско заметно больше этой шайки повстанцев, как он их называл. Он не волновался. Уверенность в победе не покидала его не на миг. А легенды о древнем мече, что ж это интересно, но легенда ведь не утверждает, что победит избранный. А пока все идет по плану, по его, Эльта, плану. Эта битва как нельзя более выгодна ему. Чтоб она состоялась, он приложил немало усилий. Он терпел бунты на территории империи, он позволил армии противника добраться по морю до Брошенных Земель, лишь немного потрепав их флот непогодой. Он позволил пройти им сквозь снега до междуречья. И никто не поймет, каких усилий ему стоило терпеть эти бунты не подавляя их, подпустить вражеский флот к берегу, не уничтожив его штормами, не заморозить этих самоуверенных идиотов по пути от берега в междуречье. Они радуются, считая себя молодцами, думают, я слаб. Как они глупы. Мне нужно, чтоб их армия казалась необъятной и непобедимой. И тем значимее покажется моя победа. Весь мир затрепещет, упадет к моим ногам, едва узнает, что их легендарный избранный оказался пустышкой. И тогда я отомщу за все бунты и унижения, что вытерпел, всю империю покроют льды и снега, как некогда Брошенные Земли. И тогда этим глупым людишкам будет не до бунтов. У них будет лишь одно на уме - как выжить. А позволение выжить буду давать лишь я и тем, кто заслужит.
  Император довольно усмехнулся, наблюдая за происходящим внизу.
  А там Ант выехал вперед своего войска, пришпорил коня. Туман понесся легко, беззаботно. Чуть отстав скакали Слим, адмирал Каарон и граф Манский Оникя. Навстречу им из войска противника направились несколько всадников. Они встретились посредине полосы, разделяющей оба войска.
  - Я, Ант аль Матор, командующий Освободительной Армией, - сказал Ант, едва те приблизились. - Предлагаю Императору Эльту выйти на поединок и сразиться один на один, дабы избежать ненужного кровопролития.
  Воины империи засмеялись.
  - Император не желает избегать кровопролития, - сказал один из них. - Готовьтесь, смерть уже идет за вами.
  После этих слов имперцы развернули коней и ускакали прочь, не желая больше ничего обсуждать.
  До сего момента у Анта теплилась надежда, что ему удастся склонить императора к поединку и избежать сражения. Тем более, он отлично понимал, что три четверти, а то больше его войска не профессиональные солдаты, а вчерашние отчаявшиеся крестьяне, рискнувшие поменять плуг на пику или меч.
  И сразу видно, что император сражения не боится. В исходе он уверен. И это на самом деле так и было. Несмотря на то, что имперские войска превосходят как численностью, так и умением сражаться и вооружением, все же Эльт решил не рисковать и провести сражение вблизи замка и источника своей магической силы. Удаляться от замка, значит ослабить себя.
  - Мы разнесем их в пух и прах, - уверенно сказал император, взглянув на довольную физиономию своего преданного слуги и бывшего квитанского советника Бунг Торога.
  - Да! - воскликнул тот восхищенно. - В пух и прах. Особенно в прах.
  - Что ж, пора начинать, - негромко сказал император и отправил мысленный приказ своим офицерам.
  Войско Черной Империи двинулось на врага.
  А я тем временем пошалю с погодой, подумал Эльт и сосредоточился.
  Однако что-то было не так как обычно. Он чувствовал, что не может полностью и в достаточной степени дотянуться до источника, с которым сроднился за многие века, не может зачерпнуть как следует из его недр.
  Это Cutterkite мешает мне, понял он, ничего, мы еще посмотрим.
  От напряжения на лбу надулись вены. Ему все же удалось прикоснуться к источнику и тут же над башней стали клубиться темные, густые облака, а налетевший ветерок погнал их к неприятельскому войску.
  Повалил снег. Крупные хлопья падали густо, быстро засыпая землю. Удивительно, что над имперским войском снег не падал. Граница снегопада отчетливо видна на середине поля. Имперцы без труда шагали по мерзлой земле в то время, как войско Анта за несколько минут оказалось по щиколотки в снегу. И снег продолжал сыпать.
  - Нас так скоро по колени засыплет, а то и по пояс, - воскликнул Оникя. - Мы не сможем сражаться.
  Ант повернулся к Ольтарию.
  - Ты можешь помочь?
  Маг смутился, нахмурился, отвел глаза в сторону.
  - Нет, - сказал наконец. - Здесь - не могу. Источник магии слишком силен и если я воспользуюсь своей, боюсь, источник пожелает помочь мне, а испив его силу не все маги могут побороть искушение, как случилось и с Эльтарием. Мне вообще не следовало приходить сюда. Все, что мог, для тебя и для Алдана я уже сделал. Теперь твоя очередь. Это твоя битва.
  - Отлично, - зло сказал Ант. - Ты заварил эту кашу, а теперь в кусты.
  Он посмотрел на поникших Оникю, Скальгиуса, адмирала Каарона, усмехнулся и добавил:
  - Нужно выйти из зоны снегопада раньше, чем к ней подойдут имперцы. Вперед!
  И вторая армия двинулась навстречу первой, полностью скрытая завесой из снега от посторонних глаз.
  - Я засыплю этих предателей снегом, - сказал Эльт, наблюдая за снежной завесой, укрывшей неприятельское войско. Они не то, что сражаться, они с места сдвинуться не смогут.
  - В таком снегу и наши не смогут продвигаться, - осторожно возразил Бунг Торог.
  - Перед ними я буду вихрем разметать снег, - пояснил император.
  Имперское войско уверенно приближалось к непроницаемой на вид стене сыплющегося с небес снега. Офицеры знали, получив от Хозяина мысленный приказ, что ветер начнет мести снег в сторону противника, засыпая глаза и сбивая с ног, едва имперцы дойдут до границы снегопада. Им оставалось совсем немного, когда из-за снежной пелены навстречу повалили воины противника.
  Император вскочил с кресла, выругался, плюнул на пол. Он негодовал, топал ногами, дико вращал глазами и снова ругался. Бунг Торог на всякий случай отошел подальше.
  Замысел императора пошел псу под хвост. Его перехитрили, обманули, им воспользовались. Они не стояли на месте, ожидая пока их окончательно заметет, а двигались вперед на его войско. Двигались под прикрытием снегопада, который он сам и сотворил.
  Армии столкнулись, как две волны, заклокотали, зазвенели сталью. Началась сеча.
  Ант, вопреки уговорам, ринулся в бой в первых рядах. Оставив коня, пошел в пешем строю. Многие скажут, глупо. Полководец должен наблюдать, следить за ходом сражения, замечать и исправлять промахи и ошибки, посылая в нужное время и в нужное место резервы. Но их, этих самых резервов, у него и нет. Некем исправлять, подкреплять, усиливать. Да и наблюдать за ходом сражения в такой снегопад просто невозможно. Ант поставил на карту все. И сам же бросился с головой в этот водоворот.
  Если ему суждено проиграть эту битву, так тому и быть. Жаль лишь тысячи этих людей, доверившихся ему. Что ж, он разделит их участь в случае поражения.
  Ант рубился, как лев. Cuttrkite молнией взлетал раз за разом и так же быстро опускался, разя, рубя тела, оставляя вокруг лишь покалеченные трупы.
  Совсем недавно, лет пять назад, зачитываясь на земле книгами о древней истории, он содрогался от мысли, что люди могли так жестоко и безжалостно уничтожать друг друга, изрубая многотысячные армии бездушными железными клинками.
  И вот сейчас он сам с яростью рубит тела таких же людей, как и сам, но занявших противоположную сторону. И где гарантия, что правда на его, Анта, стороне? Может его используют, как марионетку?
  Думать о таком не хотелось. Вообще ни о чем не хотелось думать. Он рубил яростно и отрешенно, как машина, сносил головы, распарывал животы, отрубал конечности плечом к плечу с тысячами таких же озверевших, загнанных в угол людей и совсем не думал о бездушных железяках в их руках.
  Он рубился в середине поля. Вокруг грудами лежали тела поверженных имперцев. А его войско клином врезалось в ряды неприятеля.
  Не подвели и доспехи с Тихого Озера. Они отражали все удары, что он пропускал, как заговоренные. Стрелы со звоном отскакивали от шлема, от кольчуги, отскакивали и тяжелые клинки мечей и пик, не разорвав ни единого колечка и не причиняя ему никакого вреда. Лишь на левой руке латная перчатка рассечена с наружной стороны ладони. Из неглубокой раны сочится кровь, но боли совсем нет.
  Силы слишком не равны.
  Император наблюдал за сражением замерев, прислушиваясь к его грохоту и крикам. Он напрочь забыл о снеговых облаках, замысел с которыми провалился. Он не обратил внимания как легкий ветерок подхватил их и унес к югу - по другую сторону от Замка Зольт.
  Тем временем на флангах имперцы начали теснить врага. Линия сражающихся выгнулась полукольцом, изгибаясь все больше и если так будет продолжаться, то Освободительной Армии грозит окружение.
  Ант надеялся на чудо.
  И чудо произошло.
  Из-за снежной завесы на юге вырвалась конница. Всадники мчались, как маленькие вихри, оголив мечи. Над их головами развивались красно-белые флаги Освободительной Армии.
  Тысячи всадников появились с тыла, с той стороны, откуда никто не ожидал, приведя Эльтария в замешательство и панику. Они промчались по льду реки, крепком в районе замка, ворвались в междуречье, где шло сражение и почти по всей линии фронта обрушились на имперцев с тыла. Ант заметил приближение конницы одним из первых, просиял и заорал во все горло:
  - Она успела!
  Люди не сразу сообразили в чем дело, а когда поняли, над полем брани разнесся радостный клич:
  - Баронесса! Баронесса!
  Так баронессу Алис фон Дхаркхарт еще никогда не приветствовали. Она пошла на Замок Зольт по суше, а не по морю с остальным войском. Под ее начало выделили конные отряды, создав конницу почти в десять тысяч клинков. Она повела свое войско по лесным тропам, затем через Мертвое Ущелье, оставаясь все время незамеченной магом из Замка Зольт. Ослепленный своей самоуверенностью, он даже предположить не мог, что кто-то решиться пойти по суше. Все свое внимание он сосредоточил на флоте Освободительной Армии. И одному богу известно, как баронессе удалось перейти Мертвое Ущелье и в самый решающий момент под прикрытием все того же снегопада, унесенного ветром южнее, подойти незаметно к самому замку и обрушиться на врага, мгновенно изменив расстановку сил.
  - Как? Откуда они взялись? - орал император, схватив советника за грудки. - Где ваша сраная разведка? Где информаторы?
  Императора трясло от злости.
  Ант же понял, что исход боя предрешен.
  Теперь займемся тобой, черный маг, сказал себе Ант и громко закричал:
  - Джархам!
  Воины вокруг не обратили внимания на это крик, а может и вообще его не услышали в пылу сражения.
  - Джархам! - выкрикнул Ант еще раз непонятное слово и белое облако свалилось с неба к его ногам.
  Нет, не облако. Это лишь показалось вначале, а когда воины рассмотрели, что это на самом деле, бросились в стороны.
  Огромный снежно-белый дракон опустил крыло к земле, чтоб по нему можно было взобраться на спину. Ант легко взмыл вверх и уселся на спине хищника. Тот изрыгнул пламя в сторону имперцев. Завоняло дымом и копотью, горелым человеческим мясом.
  - В замок! - крикнул Ант.
  Джархам, оттолкнувшись от земли мощными лапами, умчал вверх, сделал несколько кругов над скоплением войска имперцев, полыхнул несколько раз огнем, приведя противника в ужас. Затем развернулся и полетел к замку.
  Эльтарий смотрел на происходящее, как завороженный. Белый дракон на службе у Cuttrkite. Это просто невозможно. Белых драконов вообще не существует. Их не видели уже сотни лет.
  Император сделал несколько шагов назад и наткнулся на тело убитого им минуту назад советника Бунг Торога, который проморгал конницу, посмотрел на свои окровавленные руки и вытер их о плащ.
  Сосредоточиться, нужно сосредоточиться, пытался взять себя в руки обескураженный маг. Мне нужно справиться с мальчишкой, а с оставшейся шайкой я разберусь потом.
  Дракон завис над балконом и молодой парень с легендарным мечом в руке спрыгнул на каменные плиты. Взгляд Эльтарийя застыл на Cutterkite. Маг почувствовал его силу, понял, что может проиграть. Бежать! Нужно бежать, возникла мысль, затаиться где-нибудь в глубинке, в непролазных дебрях, где его никто не найдет и ждать.
  Ждать.
  Эльтарий уже давно знал, чувствовал, что там, далеко на юге, в Делии, освобожденный от Cutterkite, оживает источник силы и наступит время, когда она вырвется наружу и он, Эльтарий, может быть первым, должен быть первым, кто им воспользуется. И он будет ждать этого часа.
  Не знал маг лишь одного, что ждать придется слишком долго, потому что место Cutterkite в камне Драконьего Холма занял Младший Брат. И пусть остановить растущую, рвущуюся наружу, набирающую мощь магическую силу он не в силах, но отсрочить, замедлить момент ее освобождения - вот его предназначение.
  Посиневшие губы мага дрожали на бледном лице, остановившийся взгляд уперся в одну точку - на красный камень в рукояти меча.
  Бежать!
  Он призвал маленькую черную тучку, с помощью которой сбежал из королевского дворца Этлы. Она зависла над балконом так близко, что казалось рукой можно дотянуться. Эльт напрягся, но дотянуться до источника силы не смог, а собственной в такой ситуации может не хватить. Волшебный меч слишком сильно влияет на магические способности.
  Маг взмахнул руками и молния вырвалась из его рук. Ант рванул в сторону, отклоняясь, ожидая, что молния полетит в него, а не вверх, махнул клинком. Он успел на мгновенье раньше, чем маг смог переместиться на облако. Голова черного мага отделилась от тела и покатилась по каменным плитам балкона. Обезглавленное тело рухнуло и вокруг тут же натекла лужа черной вязкой крови.
  Неужели это все? Так просто?
  Ант кружился на площадке башни с обнаженным мечом, ожидая подвоха, но ничего не происходило. Привыкший за многие века к безнаказанности маг не смог, даже не попытался сражаться лично. А попытка сбежать запоздала и не удалась.
  
  В подземелье башни Ант обнаружил точно такую комнату, как в недрах Драконьего Холма. Нашел щель в камне и резким движением вогнал в нее Cuttrkite. Некоторое время ничего не происходило, а затем громкий треск прошел по всему основанию замка и подземелью. По стенам башни побежали трещины. Башня рухнула, подняв в воздух клубы пыли. Анту повезло. Башня упала на бок и выход из подземелья почти не завалило. Тем не менее пробраться через завалы ему удалось не скоро. Он смог выбраться, когда пыль уже улеглась и с удовольствием вдохнул свежий морозный воздух.
  В небе появилось солнце. Его лучи ласкали промерзшую за века землю, отвыкшую от тепла. На пригорках таял снег, воздух заметно теплел. Люди радовались. Запахло весной.
  Увидев рухнувшую башню, имперцы сдались. Оставшись без Хозяина они прекратили сопротивление и хотя исход боя и так был предрешен, еще многие и многие погибли бы, реши они защищаться до конца.
  Ант стоял на обломках замка, на обломках Черной Империи и смотрел на человеческое море внизу. Море живых и море мертвых.
  Весна!
  Не слишком ли дорогая цена заплачена за нее?
  Анта заметили
  - Слава Императору аль Матору! - во все горло заорал Слим.
  - Слава! Слава! - подхватили граф Манский Оникя с братом, адмирал Каарон, баронесса Алис фон Дхаркхарт.
  - Слава! Слава! - подхватили воины и вся округа загудела этим криком.
  - Слава Императору Анту Первому аль Матору! - разнеслось вокруг и понеслось дальше, за Защитный Хребет по земле Алдана.
  
  - Слава Императору аль Матору! - разнеслось по улицам Налина.
  Хозяин гостиницы вышел на улицу с лестницей, приставил ее к стене и молотком сбил вывеску, где черными буквами на белом фоне красовалась надпись "Империя".
  Довольно скоро он прибил на ее место другую, приготовленную на всякий случай заранее - то же слово, но белым по красному.
  Хозяин спустился, перешел на другую сторону улицы. Полюбовавшись своим творением, довольно потер руки и с чувством выполненного долга зашел внутрь.
  
  - Слава Императору аль Матору! - пролетело из конца в конец по улицам Манса.
  - Слава! - пробормотал Мерлин, улыбнувшись в бороду и зашагал из города в сторону Манских топей.
  
  - Слава Императору аль Матору! - взорвались улицы Юнты.
  Крупный мужчина с густой бородой, перестал перебирать рыбу в ящике на пристани, прислушался, не ошибся ли, не показалось ли.
  Не ошибся, не показалось.
  Та же фраза гремела по всему городу.
  - Слава! - довольно кивнул бывший Первый Хранитель и с удовольствием снова принялся за работу.
  
  - Победа! Победа! - закричал уставший всадник, влетевший на заполненную народом площадь Этлы. - Слава Императору аль Матору!
  - Слава! - радостно подхватили делийцы.
  Их ликование понеслось по городу, через Змеиный залив, ворвалось в распахнутые окна дворца.
  Принцесса выбежала во двор.
  Далеко в небе, у самого горизонта, появилось маленькое белое облако. Оно быстро приближалось, росло и вскоре приняло форму белоснежного дракона на спине которого можно различить фигуру человека.
  
  Ультурий захлопнул золотую книгу Пророчеств. Поставил ее на полку в ряд с шестью такими же другими.
  Из нижнего ящика стола вынул еще одну, тоже золотую, тяжелую, с неисписанными еще страницами. Открыл и долго сидел молча, уставившись в одну точку. Потом наконец взял перо, макнул в раствор из алмазной пыли, бесцветного клея и еще кое-каких секретных ингредиентов, стал выводить буквы, большие, красивые, фигурные, с завитушками.
  Легенда о Cutterkite и Младшем Брате, - написал он посредине.
  Солнце уже клонилось к закату, когда он закончил работу. Маг захлопнул только что написанную книгу Пророчеств, посмотрел на полку, где красовалось семь предыдущих, писаных еще до них.
  - Надеюсь, эта не понадобиться, - сказал маг и хлопнул ладонью по книге.
  - А если и понадобиться, то не скоро, - услышал он за спиной голос брата.
  - Верно, - кивнул Ультурий.
  - Скукота.
  - Разве не для этого мы спасали Алдан? - удивился толстячок.
  Высокий худой старик присел у стола.
  - Нудно, - признался он. - Смотрю по ночам на звезды, и думаю, а не отправиться ли мне куда-нибудь еще. Сколько можно сидеть на Алдане?
  - Чего тебе неймется?
  - Мелковато это, пророчествами заниматься. Хочется чего-то помасштабнее.
  - Наш братишка уже попробовал, - напомнил Ультурий. - Его идеи очень масштабные были, не находишь?
  Ольтарий после небольшой заминки ответил:
  - И все же я намерен попробовать... Не пророчества, а мир, целый мир... Думаю, это будет весело.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"