Салиховъ: другие произведения.

Мой сон о плафоне "шишка" и о Дональде Трампе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa

Мой сон о плафоне "шишка" и о Д. Трампе
Дневниковая запись

Сегодня под утро видел престранный сон: через день после моего дня рожденья, числа этак 26-го, я, взглянув на письменный стол в спальне, обнаружил, что матовость плафона на моём антикварном бра "шишка" почти на половину исчезла, так что плафон этот стал с одной стороны почти прозрачным (не считая нескольких матовых пятен-"облаков" у горловины), а другая его сторона как была матовой, так и осталась. Обнаружив эту пропажу я был невероятно удивлён, тем более, никаких трещин на моём плафоне обнаруженно не было. Мама проснувшись после дневного сна, уже откинула было одеяло, готовясь встать. Она спрашивает меня: "что случилось?". Я отвечаю: "на шишечном плафоне пропала половина его матовости". Мама мне на это: "не может такого быть!". Встаёт, чтобы самой взглянуть на "шишку", но не успевает этого сделать, так как сразу после того, как она оказывается на ногах, непосредственно в дверь квартиры, минуя домофон подъезда, раздаётся звонок. На пороге нашей квартиры в тёмносинем атласном костюме и узком красном галстуке, точь-в-точь как у "Битлов", стоял собственной персоной мистер Дональд Трамп, миллиардер, кандидат в президенты США от Республиканской партии -- стоял почему-то без единого человека охраны или какого-либо другого сопровождения. Мама отчего-то удивилась такому явлению міровой знаменитости, не более, чем если бы к нам на минутку забежал кто-нибудь из соседей по этажу. Но чего только не бывает во сне?! Дальше -- больше, т. е. ещё удивительнее... "Здравствуйте!" -- говорит на чистом русском мистер Трамп. -- "Что у вас тут произошло?" Я ему отвечаю: "с плафона моего бра-"шишки" на половину сошла матовость во время моего дня рожденья, прошедшего два дня назад". Мистер Трамп мне: "наверное вы ввернули туда лампочку больше 60-и ватт, что запрещено ГОСТом этой "шишки". Я в ответ: "никак нет, лампа там энергосберегающая, нагревает плафон и корпус довольно слабо". Тогда мистер Трамп, ничего не говоря, берёт маленькую дэспэшную табуреточку (около 20-и см. высотой, не более) с надтреснутыми от старости ножками, что ещё в 70-х привезла нам из Вильнюса наша, давно уж покойная бабушка Вера, садится напротив нашего письменного стола, извлекает из бокового кармана своего пиджака пузатую короткую отвёрточку с красной пупырчатой ручкою, и меняет повреждённый плафон на такой же почти, но изначально прозрачный плафон попадьи (соседки нашей по этажу), с давних пор хранимый про запас на платяном шкафу рядом с письменным столом. "Наука -- это всегда большое приключение, а приключения я люблю" -- сказал прощаясь, мистер Трамп. -- "Посему возьму-ка я ваше стекло на опыты. Может всё-таки удастся выяснить причину столь загадочного исчезновения матовости". На этом сей сон обрывается. Впрочем, довольно-таки плавно.

×  ×  ×

Думаю, весь этот отъявленный "сюрреализм" приснился мне в основном из-за того, я прошлым месяцем прямо-таки проглотил, а не прочёл, все семь томов сказок о Субастике, который ровно такой же рыжий и неуёмно балагуристый как и Дональд Трамп, за предвыборными успехами коего я тоже довольно внимательно слежу.
И если такой вот "заматерелый Субастик" вдруг оказывается на волосок от того, чтобы стать Президентом сильнейшей в военном и экономическом отношении державы планеты и того и гляди им станет, то кто же он? "Клоун-убийца с Марса", которого, согласно А. Г. Дугину, возомнили богом смертные последних, нравственно скудных времён нашего міра, чьё представление о долге по самое не-могу искаверканно Поставом (Gestell'eм)? Вполне возможно, ибо представление о богоизбранности американской нации в головах правящей верхушки США при Трампе, если он всё же будет избран на высшую должность своей страны, едва ли сойдёт на нет; скорее оно ещё больше упрочится за счёт неуёмного темперамента Президента. Если это так, то мір сей стоит на пороге своего конца...

Марат Зуф. Салихов, 3. 6. 2016г.      

Добавление:

Согласно дугинской трактовке учения Хайдеггера, в самые скудные времена всепроникающего нигилизма, как заключительного проявления Gestell'я, некое языческое божество, в образе невесть откуда взявшегося клоуна-убийцы, -- а в каком ещё, скажите, виде мыслимо божество в эти времена? -- мимоходом подмигивает сидящему во тьме Человеку, и тем полагает предел росту нигилизма, намечая, пусть и пунктирно, возврат к нравственным истокам, к Традиции, намечая, следовательно, Ereignis. Внезапное появление из политического ниоткуда и последующие победы Трампа и его многочисленных очень пассионарных сторонников-"обездоленных", судя по неслыханной для Штатов ярости пред- и послевыборной борьбы, действительно полагает предел росту нигилизма в его наиболее завершённой форме -- в форме неолиберализма (по сути, псевдоним троцкизма!) с его всё нарастающим попранием понятия (Vorstellung) особенного в общественной жизни, -- нарастающим из-за смешения этого понятия с понятием единичного. С тем, что, дошедшему таким путём до полного абсурда и полного маразма, развитию неолиберального дискурса, решающая победа Дональда Трампа положит конец, согласны виднейшие мыслители -- как сторонники, так и противники неолиберализма. Неолиберальный дискурс, истлев до самой сердцевины, совершенно закономерно обломился, а либеральное упование, соответственно, вполне себе плавно перешло в упование диктаториальное ("оруэлловское"), как и было предсказано три с лишним года назад в моём очерке о философии Михаила Веллера, точнее, о роли её в истории міровой мысли. Туда этому дискурсу, как говорится, и дорога... Но намеченное возвращение Человека по существу к нравственным истокам, -- достаточно амбивалентно в своём результате, поскольку представляет собою величайшее "бутылочное горлышко" истории. Так, если непримиримое противоречие между Gestell'ем и Человеком (Dasein'ом) будет с наименьшими потерями снято, мір ждёт обилие жизни ноосферного социума (финальным бытийным синтезом начал Gestell'я с одной стороны и ποίησις'а, как собственно человеческого в Человеке, -- с другой может стать лишь космизм русского образца, так как именно он представляет собою бытийное разрешение известного паскалева парадокса: "Пространством Вселенная объемлет меня; мыслью же я объемлю Вселенную".); при противном же обороте событий, мір, если он вообще уцелеет, ожидает провал в новое Средневековье со всеми вытекающими, в следствии ядерной войны или/и планетарной экологической катастрофы.
Однако, не подлежит сомнению: в "горлышко" это все мы уже вошли.

×  ×  ×

Но... Ноосфера, как форма бытия живого вещества, может, за отсутствием соответствующей пространственности, оказаться запрещенным состоянием для нашего міра. Поскольку, согласно Владиміру Ивановичу Вернадскому, всякая форма бытия живого вещества обладает лишь ей одной присущей конфигурацией пространства и, значит, собственной формой протяжённости, так как пространство всегда так или иначе увязано со временем в единый бытійный континуум. Как уже говорилось, сущность человеческого в Человеке составляет ποίησις, т. е. трансцендентальная способность разума (Vernunft) выходить за рамки наличного, т. е. соразмерного этому разуму, опыта в область ни коим образом ему не соразмерного, трансцендентного опыта, который для того, кто оперирует только наличным, есть лишь плохо обоснованная гипотеза.
Здесь необходимо отметить, что, вопреки мысли Хайдеггера, вершиною ποίησις'а, несомненно, выступает христианская мифологема боговоплощения, точнее, боговочеловечения, обеспечившую неслыханную свободу европейскому научному мышлению (см. А. Кожéв, "Христианское происхождение науки"). Но как только основной упор обоснованной этою мифологемою мысли переносится, под действием παθοφοβί'и, на что-то посюстороннее, более частное и укоренённое не во Всеединстве Бытія со всей его почти непостижимою сложностью морального выбора, но в Поставе, точнее, в его ценностных ответвлениях -- как на выходе неизбежно получается нигилизм, в той или иной его разновидности. Так, если упор делается на преимущественно материальном благосостоянии частного индивида, разновидностью нигилизма станет либерализм, с его всё нарастающим пренебрежением общественными интересами, который, дойдя в своём развитии до полного попрания особенного, т. е. присущего не только индивиду, но также и обществу, вполне закономерно и даже плавно переродится, перейдёт в одну из диктаториальных форм нигилизма. Это может быть или фашизм, столь же презирающий и попирающий индивида, как либерализм презирал и попирал общество, и столь же зацикленный на племени, его материальном благе, как тот был зациклен на индивиде; или большевизм, с присущим ему, ещё больше, чем фашизму, попранием индивида и, соответственно, -- зацикленностью на материальном благе уже всего человечества, за вычетом, конечно, эксплуататорских классов. И когда социал-демократы (т. е., называя вещи своими именами, полулибералы и полубольшевики!) утверждают, будто фашизм это -- "Колизей переживший Распятие", они говорят лишь половину всей правды. Другая её половина состоит в том, что "большевизм это -- ессейство, пережившее Распятие", а "либерализм это -- кинизм, переживший Распятие". Ибо зёрна Постава были налицо уже до Распятия, но вопроса о возможности боговочеловечения в полный рост тогда не стояло и стоять не могло, меж тем, как вопрос этот, будучи важнейшим для всякого субъекта морали, лишь стоя в полный рост, обретает свой собственный смысл. Ведь загвоздка здесь отнюдь не в ретроградном или же прогрессивном характере той или иной основополагающей точки зрения, основополагающей мифологемы, но в заскорузлой однобокости огромного большинства мифологем и точек зрения вообще.
Логистика же, напротив, есть способность руководствоваться в своей повседневной деятельности исключительно хорошо обоснованными в наличном опыте гипотезами, и будучи сущностью разума робота, может быть для Человека только следствием ποίησις'а, а именно неудачного его применения к повседневности. Как совместить то и другое в единой сущности, не знает толком пока никто.
Итак, ежели Дональд Трамп является олицетворением Ereignis'а, олицетворением возвращения Человека к Традиции, то вполне понятным, в свете изложенного о трудности единосущного совмещения логистики с ποίησις'ом в ноосферном разуме, становится мрачное предсказание Эдгара Кейси. Во сне Кейси увидел всю, как прошлою, так будущую, историю США в образе длинного коридора. За каждой из четырёх с половиной десятков дверей сего коридора находилось по одному президенту, окружённому характерными для его эпохи предметами и событиями. За сорок четвёртой дверью (правление Обамы?) сновидец ничего, кроме клубов порохового дыма, разглядеть не смог. За сорок пятую же дверь (правление Трампа?) сновидца вообще не пустили -- ввиду отсутствия там пространства, как объяснил Кейси внутренний его голос. "...И нет в тот град путей, / Куда зовёт призывный и не здешний / Подводный благовест церквей"... С другой стороны, даже если человечество благополучно перейдёт к ноосферной форме жизни вообще и социальной жизни в частности, шансов на что, ныне, скажу прямо, не густо, то, как я уже показал в очерке "Об усвоении и о конце міроздания", время будет неуклонно ускоряться вплоть до схлопыванья всего вещества в сингулярность. Значит, пространство ноосферы, как и протяжённость её в целом, также будет сокращаться достаточно быстрыми, по теперешним, разумеется, меркам, темпами. Впрочем, даже если это пророчество только приписано Эдгару Кейси всамделешним автором оного, неким А. Тюняевым, во второй половине 2016 года -- на что, увы, указывает слишком многое, -- его трактовка с позиций учения Вернадского о различной пространственности каждой из форм живого вещества будет, что называется, полностью "в кассу" всего излагаемого здесь.
Ведь в сущности только вполне зрелый ноосферный социум, будучи высочайшей -- уже не биологической, а бионико-социальной! -- стадией закономерного развития живого вещества и, следовательно, обладая собственной, ему лишь органически присущею, пространственностью, может быть субъектом и, большей частью, объектом плановой экономики и социалистической государственности, их целокупным Dasein'ом. Все остальные потуги человека к планомерной организации экономической жизни, не располагая и десятой долей необходимой органичности, являются только разновидностями казарменно-уравнительного рабства и кабинетной выдумкой досужего ума, т. е. банальной помесью аракчеевщины с маниловщиной. Именно в эту пошлую помесь, со всей присущей ей Волей-к-Смерти ("Wille zur Thanatos" фрейдистов), а не в сам социализм, неизменно попадали "стрелы" всех критиков социализма -- от Марка Аврелия до Игоря Шафаревича. Ибо здесь тысячекратно прав Альберт Эйнштейн, писавший в разгар маккартизма: "Нигде мы не преодолели того, что Торстен Веблен называл "хищнической фазой" человеческого развития. Существующие экономические факты принадлежат к ней, и законы, которые мы можем вывести из этих фактов, неприложимы к другим фазам. А так как цель социализма и состоит именно в том, чтобы преодолеть хищническую фазу человеческого развития ради более высокой, экономическая наука в её нынешнем виде не способна прояснить черты социалистического общества будущего".
Но не даром я пишу здесь об амбивалентности Ereignis'а!..
"Стань настолько бедным, чтобы даже Богу негде было поместиться" -- советует Мейстер Иоганн Экхард. "И обретёшь укрытие от горестей міра вещей по ту сторону всех вещей. Укрытие в Бытіи, как полноте Свободы" -- добавляет Хайдеггер. Ибо даже провал человечества в раннее Средневековье в следствии планетарной катастрофы, позволит Человеку хотя бы временно отринуть всю ту колоссальную массу горечи нигилизма, что явилась результатом отчуждения Человека от Другого Человека, посредством перепоручения вещам своей решимости (λογισμόσ'а) и своего ποίησις'а, т. е., в последнем счёте, результатом патофобного возвышения Постава (три последние слова есть ни что иное, как самое ёмкое из всех лаконичных определений нигилизма!). И, следовательно, Человек вновь обретёт надежду... Ибо не отринув этой горечи, нельзя не только дойти в развитии до возможности ноосферы -- нельзя и просто оставаться нравственным, поскольку отравление ею ведёт к утрате самой способности сострадать Другому.
Воистину прав Ницше, "всё, что не убивает меня, делает меня сильнее".

Марат Зуф. Салихов, 21. 1. 2017г.     



Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"