Восходова Екатерина: другие произведения.

Дипломатические тонкости. Часть 2. Лица (Глава 1)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Маски падают, но под всеми ли лица? Наступает развязка, медленно, но верно распутаются все узлы. От 23.03.2017 - Так бил или не бил Ний кого-то... Вау, год не писала.

История вторая - Дипломатические тонкости.

Часть 2. Лица

ВВЕДЕНИЕ

Внутренний двор личного дома Вайлэ Та-Ю

В клане Та-Ю никто не любил ласковую улыбку советника Матери Вайлэ (Мать или Отец - это внутриклановое обращение к главе). Была проверенная примета, чем ласковей улыбается он, тем более жестоко ударит. Изящный и красивый, словно дивный цветок, этот драмморт никогда не выглядел опасным. Так же смиренно и тихо выглядит смертельный яд в прозрачном пузырьке - ведь всё будет хорошо, если его не трогать. Большие желто-оранжевые глаза с теплотой смотрели на преградившую советнику путь наёмницу в боевом доспехе. И теперь, стоя на широких каменных ступенях, ведущих во внутренний двор кланового дома, Сорель ласково улыбался ей.

- Как символично, ты не находишь, Мэа? Я стою выше тебя, и ты вынуждена просить. - Чуть кокетливо проворковал драмморт.

Высокая наёмница, в которой, по неровно покрывавшей тело змеиной чешуе и удлинённым когтям трёхпалых рук, угадывалась доминанта нерос, злобно оскалилась. Вертикальные зрачки расширились в предвкушении.

- Это всего лишь лестница, с неё легко упасть. - Тонкий язык облизал безгубый рот.

В ответ драммор, словно в предвкушении, чуть прикусил себе нижнюю губу и шагнул на ступеньку ниже.

- Упасть? Как сладко ты говоришь, Мэа. Сколько страсти. - Сорель двигался медленно, тягуче. Нарочито подчёркивая свой негласный статус любовника Матери клана, драмморт провёл кончиками пальцев по своей обнажённой шее, словно предлагая себя. - Я всегда готов упасть. А ты?

- Ты забываешься, подстилка. - В глазах его собеседницы вспыхнула ярость. - Я видела, здесь был Лга Тулга. Ты должен был говорить с ним или у тебя только один талант?

Лицо Сореля приобрело обиженный вид.

- Что ты, разве я могу нарушить приказ Матери Вайлэ? - В его голосе зазвучало смущение. - У меня такого права нет.

Внутренний двор был полон народа. До появления Сореля здесь вёлся торг за новые поставки, а жители дома, не занятые в основных работах, расположились на отдых. Дети играли меж взрослых. И сейчас жизнь, несмотря на происходящее, не замирала, только вокруг Мэа образовалась пустота, все, кто был рядом, отступили. Ситуация накалялась и грозила обернуться боем. Многие здесь сомневались, что победу одержит заносчивая старшая дочь Вайлэ. Внешняя хрупкость Сореля уже давно никого не вводила в заблуждение.

- Ты говорил с ним?! - В глазах ахаски горело яростное пламя. - Ты сказал про слово Матери? Говори, он примет меня?

Сорель поднял руку открытой ладонью вверх, призывая к всеобщему вниманию и, в воцарившейся тишине, громко произнёс:

- Дочери и сыны Та-Ю, слушайте и передайте тем, кого здесь нет. Я принёс три слова для одной из вас. Будьте свидетелями этому и не говорите, что не слышали. Мэа из дочерей Та-Ю, твоё предложение будет всегда отвергнуто Лга Тулга. Анэр Пустого Дома примет тебя только как соратника в деле. Его слово для тебя "у нас разные пути, но могут быть одни дела". Слово Матери Вайлэ - смирись и доброй волей воздай по долгу клану Та-Ю. Моё же слово - утихни, наша Мать запас терпения по твою душу уже израсходовала.

- Я брошу вызов его... - Зарычала Мэа, но тут же запнулась, пытаясь определить, кому же она бросит вызов. - Неважно. Я брошу вызов любому!

Выслушав её, Сорель понимающе кивнул.

- Ты ведь истинная дочь Та-Ю. Разве ты отступишь? Как можно было в этом сомневаться?

Мэа напряглась и сделала шаг назад. Невинная нежность улыбки драмморт предвещала очередной подвох. И в этот раз всё было именно так - лёгкий взмах руки и яркий хвостовик иглы расцвёл в зазоре на нагруднике бунтарки.

- Что... - Взгляд Мэа стал растерянным. Сильное тело ослабло, и наёмница осела на каменные плиты двора.

- Мать Вайлэ велела Мэа воздать по долгу клана. - Произнёс Джерри, всё ещё ласково улыбаясь, только голос его отдавал льдом и сталью. - В мягкую комнату и поить арн (дурманящий напиток ослабляющий волю и повышающий сексуальное влечение) до тех пор, пока не понесёт.

Затуманивающийся взгляд наёмницы скользнул по узким окнам, в одном из них ей померещился белый блик. Через мгновение сознание покинуло её.

- Кого Мать Вайлэ выбрала для Мэа? - Уточнил один из наёмников, опускаясь рядом с впавшей в забытье женщиной.

- Никого. Любой, кто захочет, может её взять. Развлекайтесь.

С этими словами Джерри Сорель покинул внутренний двор.

Клан Та-Ю. Покои Вайлэ

Стены из огромных мастерски подогнанных друг к другу камней не пропускали звуки внутрь помещений, но узкие внутренние окна всё же пропускали гул и экспрессию жизни бушевавшей во внутреннем дворе. Лга Тулга, прислонившись плечом к откосу окна, задумчиво разглядывал происходящее.

Сорель говорил с Мэа, но вновь безрезультатно. Упрямая наёмница продолжала настаивать на своём.

- Даже шанса ей не дашь? - Произнёс сухой шелестящий голос.

Мужчина отвернулся от окна. Его собеседница, Мать клана Та-Ю Вайлэ, расположилась на пёстром ковре в окружении крикливо-цветастых подушек. Демонитская кровь сказалась на ней. От рождения у женщины не было правой руки, её заменял биомеханический протез. Ноги срослись в длинный змеиный хвост с чёрной чешуёй с голубыми полосками. Многие в клане, в знак принадлежности, наносили на тело голубые полоски. По своему Вайлэ была красива: спорящие в доминанте авийская и неросская кровь слепили гибкое, поджарое тело хищника, большие миндалевидные глаза переливались предзакатными красками: ярким золотом и чернеющим красным.

- Я услышу что-то новое? - Голос Лга Тулга был равнодушен.

- Твоя правда. Пусть она моя дочь, но я воздам ей. - По безгубому рту скользнул тонкий язык. Вайлэ повернулась к вошедшему Сорелю. - Что ты скажешь?

- И пусть видят бич на стене. И пусть знают, что плата эта коснётся всех дерзнувших. - Ответил ей драмморт фразой из древних свитков. Джерри опустился рядом с наёмницей, которая тут же обняла его и прижала к себе. - Баловала ты её много и этого одним наказанием не исправить. Мне жаль лишь Ха-Тцши - она слепо любит сестру.

- В городской совет требуется стража. - Предложил Лга Тулга. - Там много суеты и дел. Это отвлечёт Ха-Тцши от грустных мыслей. Она сможет подняться и создать свой клан, либо приумножить славу твоего, Вайлэ.

В комнате воцарилась тишина. Наёмница молча перебирала мягкие волосы своего любовника.

- Хорошо. Я отправлю её в городской совет. Здесь она будет стремиться помочь сестре, а там может научится думать за себя. - Огненный взгляд Вайлэ вцепился в лицо Лга Тулга. - А ты несравненно добр последнее время?

- А улучшили ли бы наши отношения две оторванные головы? - Равнодушно уточнил Лга Тулга.

Ответить Вайлэ не успела - в комнату вихрем ворвался грязный, счастливый мальчишка и радостно закричал.

- Мама Ва! Мама Ва! Там на Сад Самоубийц напали! Пойдём смотреть, мама Ва! Такой красивый взрыв был! Ух-ты!

Последнее замечание относилось к беловолосому гостю, который вдруг обмер и, даже не открывая портал, переместился.

- А ну, сгинь! - Шикнула Вайлэ на замершего в восхищении маленького нарушителя спокойствия и когда тот растворился за дверью, прошептала в ухо Сорелю. - Сад Самоубийц значит?

- И почему всегда я? - Драмморт обречённо посмотрел в чёрный потолок.

ГЛАВА 1

Тайфа. Пустой Дом.

Можно бесконечно смотреть на три вещи: как горит огонь, как течёт вода, и как работают другие. Так ворчал Марк, когда я и Дима молча созерцали то, как он бегает вокруг приборов, пытаясь их настроить. Краев тогда возражал:

- Не, ну первые два образа ещё ничего, но вот третий - это когда тебе выдают зарплату. Вот на это я готов смотреть бесконечно.

Марк, скрючившись над очередным попискивающим и потрескивающим прибором, неодобрительно косился на него, но уже не возмущался. Потому как что Краев, что я, что Тополев, который вечно что-то заполнял или замерял, для Марка были полезны лишь как дармовая физическая сила "донеси-подай-не-мешай". Правда, Истомина порой посещали идеи о том, что мы обучаемы, но он быстро разочаровывался в их практической пользе. И дело было не в том, что мы необучаемы или принципиально косорукие - нет. Просто мы всё делали не так, как надо. Так вышло и на этот раз, но только со мной.

Как и в случае с Марком - я всё делала по инструкции. Казалось бы, что может быть проще - похлёбка "по чуток": чуток того, чуток другого и посолить. Подробная инструкция от Никка, очаг от Дранкин, ингредиенты... Мне ещё повезло, что котелок был маленький.

- Ты хоть объясни что случилось? - Поинтересовался Мертвец, попутно пытаясь выровнять края сквозной дыры во внутренней стене Пустого Дома. - А то, не будем говорить кто, слегка не в себе. Кстати, здоровья ради и спокойствия для, рекомендую не упоминать, сама знаешь кого по имени. Тут с его помощью уже не первая дыра образовалась.

- Угу. - Кивнула я.

- Чего "угу"? Подробности давай. А то, вдруг тебя сюда приволок. Прошипел "из дома ни ногой" так, что стены до сих пор трясутся, а от "увижу рядом с котлом - убью" - даже Киалле проняло. Все свои склянки-горелки лабораторные попрятала в миг. У очага и камина охрана стоит. И на всех одна мысль: "чё за нафиг"?

Пришлось сознаться.

- Я похлёбку варила.

Мертвец повернулся и нахмурился.

- И что?

- И кухню взорвала.

- Это как? - Теперь уже Мертвец смотрел на меня озадачено. Ещё бы! Я и сама толком ответить на этот вопрос не могу.

Что там было? Вода на половину котла, земляные клубни, немного мяса, крупа разная - всё по инструкции. Ну, может специй добавила немного - так похлёбка совсем пресная была.

- Как получилось. Там только стены уцелели.

- А ты?!

А что я? Я за тарелкой вышла. Подумала - что из котла есть, если тарелка есть. А тарелка одна, в спальне осталась. И только отошла - оно рвануло.

- А на мне ни царапины. Почти.

Наёмник только головой покачал, приговаривая "госпожа-хозяйка, госпожа-хозяйка, что ж ты так неаккуратно".

Я пожала плечами, уже привыкла. Все всегда говорили, что я вечно что-то не так делаю. Священное негласное право: если правило можно нарушить без последствий - нарушай. Такие шансы выпадали редко и их использовали, как только подворачивались. А я всегда ошибалась в расчётах. Может и не всегда, но очень часто. И что в итоге? Время идёт, а на своих ошибках я не учусь.

О чём думала в тот момент? О том, что если что-то не запрещено, то разрешено. Делать-то мне было нечего, а времени много. Вот решила попрактиковаться в домашнем хозяйстве. Даже специи нашла.

Я и понять-то не смогла толком, что случилось - взрыв был такой силы, что ударной волной меня швырнуло так, что пролетела с десяток шагов точно. Разбитые колени, ободранное локти и пара ссадин на лице у меня за ущерб даже не считаются, но оглушило хорошо. Встала с трудом, развернулась, подошла и обомлела - сквозь оседающую пыль был виден подвал. Хороший, добротный... подвал. Отлично я похозяйничала.

Когда появился Никка, то он был не просто зол - у него руки тряслись и говорить не мог. Оно и к лучшему, вряд ли бы я узнала о себе что-то новое.

- Нет, красивая, так дело не пойдёт. Мертвец тебе чего сказал? Подробности давай. - В комнату поднялся зеленокожий Пью. - Значит, давай-ка подробности. Вот моя жена, да укрепят боги моё терпение, она, знаешь, тоже с готовкой не дружит, но похлёбка у неё ещё ни разу не взорвалась.

Мертвец хмыкнул.

- Пью, вот говорил я тебе - всё в жизни познаётся в сравнении. В свете последних событий, твоя Гирун - это ж воплощение идеала.

Зеленокожий протянул мне свёрток.

- Держи. Тут что из тёплого нашли. Мы лишнего не держим, так что не взыщи, если что не так. - И повернувшись к Мертвецу огрызнулся. - Я к тебе этот идеал на сезончик отправлю, а вдогонку скажу, что влюблён ты в её хозяйские таланты и только скромность заставляет отказываться от заботы. Вот мы и посмотрим, сколько ты протянешь.

Слово за слово и наёмники обругали друг друга, попутно обсуждая, как эту комнату приспособить под моё постоянное проживание. Укутавшись в плащ, я слушала в пол-уха, что мне решили обустроить небольшую лежанку, умывальник и складной стол.

- Не спи. - Кто-то мурлыкнул почти в ухо.

"Кто-то" оказался Вилайсой. В руках у него был импровизированный поднос из обломка доски. На нём стояла горячая похлёбка "по чуток".

- Не смешно. - Я хмуро посмотрела на довольное лицо некры.

- Мне тоже. - Продолжая довольно улыбаться, проворчал Вилайса. - Рецепт Љ32, вариация 8. Ты тоже по этому сборнику готовила?

Я кивнула и взяла похлёбку. На вкус было пресновато.

- А специи есть? - Я спросила чисто автоматически, но тут же осеклась.

- Значит специи. - Улыбка у некры стала совсем доброй. - Ребята, она попалась на ахасском гостеприимстве.

Ответом ему стали понимающие смешки. Я с подозрением посмотрела на присутствующих и перевела взгляд на похлёбку.

- Ешь, она без сюрпризов. - Ободряюще погладил по голове Вилайса. На мгновение мне показалось, что в немного рассеянном и ехидном взгляде Ви, показалась древняя бесстрастная личность. - Наш анэр, видимо, совсем с тобой расслабился, раз ничего про милые местные шуточки не рассказал. Сама понимаешь, края у нас суровые, жизнь грустная - вот и придумали развлекаться за чужой счёт. Запомни, в каждом доме здесь сюрприз припрятан. Для "особых гостей". Не знаю, госпожа, слышала ты или нет, но в Ахас воров очень мало. И дело не в том, что их хорошо ловят или воровать не выгодно, края-то нищие. Нет, не в этом дело, а в том, что воровство превратилось в лотерею смерти. Вариантов испортить жизнь любителю лёгкой наживы безумное множество. В украденной одежде могут оказаться пропитанные ядом нити, хозяин шмоток к нему уже иммунитет приобрёл, а воришке об этом же ничего не известно. Или как в случае с тобой - специи с взрывным эффектом. Кстати, талантливо сделано.

Мертвец и Пью хмуро переглянулись между собой и снова вернулись к работе. Возможно, они не разделяли восхищения Ви, но именно сейчас мне на это было наплевать. До меня медленно стало доходить - что такое Ахас-Сэнну, почему Никка резко отреагировал на идею Барки Ли меня здесь спрятать. Но я старалась не задумываться над тем, а хотел ли таким образом Барка избавиться от меня. Всё было слишком бездоказательно. Образ хайвалинки, на мой взгляд, был бы скорей защитой, а об особенностях ахасского гостеприимства маг мог не знать, но он точно знал о том, что я частенько воровала. Всё равно, слишком много переменных и не ясно, какую выгоду он бы приобрёл устранив меня. С другой стороны, всё моё доверие к нему основывается лишь на том, что он отец Алессы. И что я знаю о нём? Что я вообще знаю о происходящем?

- Пью, а можно ли узнать был ли в Ахас и по какому поводу некто, если о нём известно, что он одарённый из людей?

- Общего учёта приезжих у нас не ведут. - Пью повернулся ко мне. - Госпожа, если он точно человек чистой крови... Мужчина или женщина?

- Мужчина. Точного возраста не знаю.

- Тогда можно порыться в хрониках общины Огненного Бога. Служители этого культа дают приют людям и хума с человеческой доминантой. Каждого, кому дали приют, регистрируют в книгах последователей. Только они пишут его новое имя, но если ты говоришь, что гость мужчина и одарённый, то это заметно повысит шансы найти хоть что-то. - Пью задумчиво постучал кончиками пальцев по лбу. - Есть ещё Школа, но там ведётся учёт только тех, кто уже готов поступить на службу, но нужно знать какого свойства талант. Госпожа, хочешь найти кого-то конкретного?

Я кивнула.

- Да. Любую информацию о том, был ли в Ахас хайвалинец Барка Ли.

- А это не тот ли чудо-мальчик, который с Золотым Домом, чтоб им всем икать во сне, в сделки играл? - Влез в разговор Мертвец.

- Он. Тебе что-то про него известно? - Спросила я. То, что Мертвец знал Барку, играло не на пользу последнему.

Наёмник хмыкнул и пояснил.

- Нет, счастья личного знакомства с ним лишен, а для несчастья повода нет. Много ли пользы с того, кто смог заключить сделку мены с Золотым Домом и свою часть договора выполнить, а обещанного не только не получить, но и огрести неприятностей вдогонку.

И меня осенило. Суол говорила о сделке между хайвалинцами и Лучистым, на которую его вынудил Совет Союза. Вот только тот, кто не выручил с этой сделки того, чего хотел - это не Барка, а Совет. Тем, кто забрал весь приз в той игре, был Лучистый. Он знал, что может соглашаться на какие угодно условия, и просить взамен всё что угодно, так сделка между Хайвалин и Советом сорвётся. Глава Золотого Дома всё знал, так как сам написал эту пьесу и распределил роли. Мы лишь её сыграли. Мы все: члены Совета, посольство Хайвалин, Суол, я, Барка, Пёрышко... Только пыточных дел мастер сфальшивил в конце.

- Мертвец, это лишь официальная версия. - Я подмигнула наёмникам. - Поставлю-ка вопрос иначе. Можно ли узнать условия сделки между магами Хайвалин и Золотым Домом?

И у меня будет возможность...

- Ни шагу из Пустого дома! - Рявкнули на меня все трое.

Сад самоубийц. Нийян.

Нийян прогуливался по обнажившимся стенам и колоннаде подвала. Самый эпицентр взрыва пришёлся на центральную часть, её разворотило до середины. У многих колонн остался только ствол, некоторые упали.

- Энергию взрыва отразили защитные экраны. Они же частично погасили взрывную волну. Столб огня поднялся такой, что его увидели в доме Вайлэ. - Произнёс Ний, заметив наблюдающего за ним Шеля. - Дранкин уже покаялась. Этот "подарочек" из того времени, когда по всему Ахас на ровном месте драмморт взрывались. То, что кое-что "закатилось под шкафчик" - забытая за давностью случайность. Тай, оказывается, умеет искать, что не надо.

- Должен и у неё быть талант. - Согласился Белоглазый. - Как она?

- Легкая контузия. Повреждения минимальны. Она останется в Пустом Доме, здесь в ближайшее время будет неспокойно. Особо любопытные попытаются разнюхать с чего фейерверк и можно ли чем поживиться. Дранкин сейчас активирует всё, что отключила, пока искательница приключений на собственный зад здесь гостила... Поверить не могу. Этот "набор специй" здесь валялся с времён моего детства. Я здесь каждую трещинку знаю, в каждую дырку нос засунул, а нашла она! Я даже не знаю - это злость или зависть! - От избытка чувств Нийян хлопнул ладонью по рядом стоящей колонне, которая, покрывшись сетью мелких трещинок, развалилась до самого основания.

- Вы отличная пара. Она начинает бардак, а ты доламываешь что уцелело. - Проворчал Шель. - Сделай доброе дело - уйди, пока остатки дома не снёс. У гряды Хсалль собирается новая волна - твой дурной настрой там будет как раз к месту.

Ний молча выбрался из котлована. Шель какое-то время слышал шорох его шагов, но вскоре лёгкая рябь Силы известила об открытии портала - Лга Тулга покинул родной дом.

Пустой Дом. Тайфа.

Впервые за очень долгое время мне даже думать про еду не хотелось. Здесь все стремились мне подсунуть что-нибудь не просто съедобное, но и вкусное. В результате, я объелась и начала обретать другое насущное желание - сбежать!

Тебе скучно? Вот поешь. Холодно? Поешь. Скучно? Тебе скучно?! А давайте поедим?

Даже Алесса, а её быт не отличался разнообразием, была куда более разносторонней. Впервые я ничего не говорила на замечательную фразу про воровство "это же так весело", потому что завидовала. А когда моё чудо настороженно поинтересовалось, почему я не ворчу, пришлось признаться - всё это от зависти. Я сыта, в безопасности, выспалась, но мне абсолютно нечем заняться. Любая попытка что-то предпринять заканчивалась тем, что меня останавливали, давали что-нибудь поесть и наставление "хочешь - спи, хочешь - ешь, но никуда не лезь".

Вот ты сыт, даже выспался - чем заняться? Поспать и поесть?! Да вы издеваетесь!

К сожалению, нет - никто не издевался. Все в отряде Никка видели в этом нечто благое, а я при виде еды уже начинала нервничать. Особенно усердствовал Шутник. Он забрался под потолок и царил над всеми. Чем и за что он там держался - могу строить только догадки. Все остальные были уже привычные, а вот я каждый раз впадала в ступор, когда передо мной появлялось чёрное, поблёскивающее в свете от светильников, щупальце и протягивало кусочек сушёного фрукта, леденец, сухарик или брусочек из мёда и орехов. Можно было попросить и к закуске появлялось что выпить - очередной горячий отвар, приготовленный по кристаллу с рецептами. Так-то в отряде каждый сам отвечал за своё питание, но вся компания дружно отвечала за меня. Только Саф, зацепившись хвостом за какой-то крюк под потолком, спала головой вниз, завернувшись в крылья.

Киалле медитировала сидя на портале камина. Вокруг неё парили какие-то пузырьки, причудливые стеклянные трубки, коробочки, из которых отравительница, не открывая глаз, доставала всякую всячину и раскладывала, разливала, капала по бесчисленным пузырьками, ретортам и чашечкам и там начиналась какая-то реакция. Когда бурная, когда не очень. Чаще почти незаметная. Но стоило мне из любопытства шагнуть ближе - она тут же открывала глаза и произносила с лёгким укором "госпожа". "Госпожа" тут же делала кислое лицо и автоматически получала от Шутника очередной кусочек вкусненького. Мол, на, деточка, не расстраивайся. Фраза "удавиться от скуки" стала приобретать конкретные очертания.

В конце концов, когда я не выдержала и обратилась к присутствующим с извинениями за то, что они вынуждены за мной присматривать, и просьбой, мол, дайте хоть почитать что-нибудь, то пришлось признать - ситуация была безвыходной. Все инфоки (инфо-кристаллы), которые мне дали, были наполнены только одним содержанием - инструкциями по безопасности.

Пустой дом. Нийян

В каменный желоб, огибающий все стены, залили новое масло и подожгли. Огонь горел ровный ярким светом и мрачные стены, освещённые столь нехитрым способом, становились более величественными. Громадный зев камина был растоплен, но предназначенный больше для тепла света почти не давал. Бруски топлива переливались бледными всполохами почти прозрачного пламени и, впервые, за очень долгий период времени в Пустом Доме царил уют.

В отряде никто не нуждался в ни тепле, ни в чистоте и комфорте, но всё же это проникало в каждого нежной лаской, кутая каждого в призрачный кокон покоя и отодвигая тревоги, бушующие за чёрными стенами резиденции Лга Тулга.

На одном из длинных столов, растянувшись во весь рост, лежал Вилайса. Его длинные чёрные волосы свешивались почти до самого пола. Щупальца Шутника расчёсывали роскошную шевелюру, а сам некра что-то напевал себе под нос. То-То и Пью, ругаясь последними словами, играли в уголки. Мертвец стоял рядом, время от времени разнимая переходящих от угроз к активным действиям наёмников. Всё так же, повиснув на крюке, спала, завернувшись в крылья, Саф. Киалле, покинув удобный насест на камине, что-то разъясняла Тройке (три близнеца, подрывники в отряде, ещё ниже чем Киалле, коротконогие с длинными до пола руками, похожи на гоблинов). Близнецы слушали её с подозрением.

На ступенях, ведущих в верхнюю комнату, расположились Отражения, свернувшись клубочком. Рам (маф), положив большую голову на спину Ру-Рра, читал и время от времени прищёлкивал языком. Нкульба с ленивым послушанием менял на экране инфока страницы. Холи-Живодёр, нерос полукровка, которому после одной из катастроф пришлось почти полностью заменить собственную кожу на хитиновый имплантат, что-то изучал на экране инфока. Время от времени Холи перекидывался репликами с Рамом и своей напарницей Ори, грубой и нескладной демониткой, которая чистила большую прозрачную маску для больших фасеточных глаз. Когда-то, Ори уже и сама не вспомнит точно, она решила заменить свои маленькие, подслеповатые глазки на что-то более полезное. В итоге, наёмница навсегда обзавелась не только фантастическим зрением, но и вынужденной мерой по его защите - маской-куполом, которая закрывала большую часть головы.

Расположившись у камина тощий, как скелет Стрелок толи дремал, толи что-то готовил. Заторможенные движения сомнамбулы могли ввести в заблуждение, но что-то в ряде маленьких котелков, расставленных на жаровне у края камина, явно готовилось и не пригорало. Рядом что-то чинила Хоруг. Неразлучная парочка Бусса и Фрии просто спали под поставленным в угол столом, навалившись друг на друга. Это делало бы их похожими на кучу хлама. Впрочем, что тому, что другому было на это абсолютно наплевать.

Изредка, из верхней комнаты, точнее из неровной дыры, заменяющей окно, доносились удивлённые возгласы или ругательства. В такие моменты умиротворение из атмосферы на мгновение исчезало и все замирали в ожидании. Но тишина вновь растворялась в шорохах огня, сквозняка и шумного дыхания мафа и нкульба.

- Кали-Месс, она там точно то, что дали читает? - Лениво поинтересовался Вилайса, после очередного матерно-удивлённого возгласа.

Ответом ему стало злобное шипение одной из Отражений. Вторая, выскользнув из клубка, плавно прокралась к дверному проёму и заглянула внутрь. Резко сдав назад Отражение сжалось, заскулило и защёлкало.

- Мертвец? - Поднял морду Рам.

- А я знаю?! - Некра растерянно развёл руками. - Там из твёрдых предметов только пол и стены. Но там она даже на пол не встала, стены не трогала. Как сидела, на лежанке, так и сидит. Все ведь слышите.

- Ну да. - Пробурчал Пью. - Сидит и матерится. Вот что за баба, а? И Отражения следят, и защита на всё наложена... Её что? Связать, а?

Теперь даже Бусса и Фрии выползли из своего угла, так как Отражение сообщило, что женщина Лга Тулга, за недолгое время уединённого чтения инструкций по безопасности обзавелась двумя фингалами.

- Тоже не вариант. - Произнёс, зашедший в двери, анэр. Вид у него был хоть и немного помятый, но довольный.

- Что-то я весь в сомнениях. - Съязвил ещё более помрачневший Пью. - У нас тут примета есть. Ты, использующий двери по назначению, к приключениям. А когда у тебя морда довольная, так совсем к большим... кхм... приключениям. Чем порадуешь?

Улыбка Лга Тулга стала ещё шире, а наёмники ещё мрачнее.

Повинуясь жесту анэра, Вилайса спрыгнул со стола, а остальная компания подтянулась ближе.

- Какое-то время назад среди драмморт были популярны вот такие штучки. - Лга Тулга жестом фокусника вынул из широких рукавов накидки два небольших, с мизинец хума, металлических цилиндра. Абсолютно одинаковые, с тусклым отблеском на боках, предметы были поставлены на стол. - Тройка, как вам подарочек?

Длинные с маленькими коготками руки шустро сцапали цилиндрики. Близнецы внимательно изучив "подарки", поставили их обратно и обиженно спросили:

- Тухлые?

- Специи?

- Шуточки?

Ответом им стал полный ехидства взгляд анэра.

- Тай! Польсти мне своим присутствием. - Весёлым голосом позвал Лга Тулга, одновременно изучая отряд тяжёлым, пронизывающе ледяным взглядом. - Плохая была идея дать ей почитать, то что дали. А не знать то, что некоторые хума могут обзавестись кровоподтёками под глазами просто от того, что в запале ударили себя по переносице... Тц...

Что-то тихонько звякнуло у стены и все как по команде повернулись на звук. Там стояла Тайфа Дьюма. Накидка, подаренная ей Пьяницей, была длинной, рассчитанной на гораздо более крупного владельца, чем хоть и высокая, но хрупкая женщина.

Всё ещё болезненно худая, Тайфа куталась в накидку, которая постоянно сползала с неё, отчего движения были неловкими. Край накидки зацепился за сложенные у стены металлические детали. Именно они звякнули, когда женщина дёрнула ткань, освобождая её застрявший край.

Синяки, которыми Тайфа так неудачно сама себя одарила, действительно были. Небольшие тёмные разводы под глазами. Благодаря им, постоянно сползающей накидке, выбившимся прядям волос из под съехавшей набок тряпки, заменяющей платок, женщина была похожа на попрошайку или бродяжку, чьи дела давно уже не ладятся. Вот только чувства жалости она не вызывала. Весь нескладный образ портили взгляд и осанка. Прямая спина, ровный шаг, цепкий, расчётливый взгляд, скользящий по всем присутствующим. Наёмники расступились, пропуская Тайфу к Лга Тулга.

- Ты хорошо выглядишь. - Анэр взял её лицо в свои ладони и, немного склонившись, легко поцеловал жену в лоб. Когда он отстранился, синяков под глазами уже не было.

Когда Лга Тулга отпустил её, Тайфа лишь вопросительно подняла бровь.

- Чтобы окончательно разрешить недавно возникшее недоразумение, мне нужна твоя помощь. - Анэр говорил с нежностью в голосе и теплотой во взгляде. Женщина согласно кивнула.

- Хорошо. - Лга Тулга немного отступил, чтобы Тайфа могла увидеть стол и то что на нём стояло. Увидев цилиндрики, женщина нахмурилась, шагнув к мужу и привстав на цыпочки, обнюхала воздух у его лица. После адресовала озадаченный взгляд Пьянице. Тот в ответ только развёл руками. Теперь хмуро и недобро Тайфа посмотрела на мужа, но тот всё так же ласково и даже немного весело смотрел на неё.

- Тай, это всего лишь наборы специй.

Тайфа в деланном удивлении округлила глаза и зло поддернула сползшую накидку.

- Можешь взять любой и убедиться в этом сама. - Оценив злобный прищур жены по достоинству анэр быстро добавил. - В огонь бросать не стоит. Всё-таки почти реликвия.

Женщина шагнула к столу. Немного посмотрела на цилиндрики, отрицательно покачала головой и развернулась, чтобы уйти, но Лга Тулга, мягко придержал её за плечи.

- Тай.

И пока он говорил, правый цилиндрик слетел со стола и на его место встал точно такой же.

Тайфа посмотрела на анэра с укором. Лга Тулга на немой укор ответил ободряющей улыбкой. Наконец, Тай подошла к столу и, протянув руку, схватила подменённый цилиндр и вручила его анэру с такой скоростью, будто металлическая безделушка обжигала ей руку.

- Спасибо, родная. А теперь, если не сложно, собери все инфоки, что дали тебе в отряде. С их стороны это было грубой шуткой.

Женщина развернулась и, дойдя до лестницы быстрым шагом, почти взлетела по ней в комнату.

За её перемещением по залу анэр следил с теплотой и нежностью во взгляде, но стоило Тай скрыться из вида, как его взгляд переменился, став злым и весёлым.

- Да, Тройка, шутка. Но вот это - Лга Тулга поставил на стол брошенный цилиндр. - Последний из запасов Призрака "подарок" для драмморт. Мне не надо вам объяснять, где в Сэнну недавно был красивый фейерверк, но кое-что поясню. Что бы найти этот сюрприз надо было или знать где он лежит, либо целенаправленно его искать. Вот мне, например, его найти не удалось. Тай же просто решила похозяйничать.

Среди присутствующих кто-то присвистнул, а кто-то ругнулся.

- Похоже на чутьё смерти. - Задумчиво произнёс Вилайса и Мертвец кивнул в знак согласия. - Но дара некры у неё нет.

- Нет. - Согласился анэр. - Но чутьё есть. Она чует смерть так же, как вы чувствуете дорогу домой. И она её манит так же, вас манит возвращение. Помните об этом, когда будете давать Тай какие бы то ни было вещи, документы, схемы или планы. И ещё... Ограничения усиливают чутьё. - Лга Тулга усмехнулся. - Проверено собственной шкурой. Троица, забирайте "подарок". Можете с ним делать что хотите. Заряда хватит снести Пустой Дом.

Близнецы благоговейно шепталась над "подарком" Призрака, попутно забрав оставшиеся три цилиндрика. Вскоре вновь спустилась Тайфа. Анэр забрал у неё связку инфоков, которые тут же швырнул в зев камина. Дьюма только глазами хлопнуть успела, как кристаллы в прозрачном пламени растворились.

- Пошли спать.

Несчастная мученица режима "спи-ешь-пей" в приступе возмущения только и смогла выдохнуть:

- Опять?!

- Снова. - Резко отрезал анэр и, во избежание дальнейшего спора, к которому Тайфа уже приготовилась, взял её на руки и понёс в комнату. Но по выражению лица женщины было видно, что разговор лишь отсрочен. Выражение лица у Лга Тулга, как обычно, не читалось.

На какое-то время в отряде воцарилась молчание, которое нарушила Саф. Её хриплый, булькающий смех поддержала загнувшаяся от беззвучного хохота Ора.

- Не, ну мы знали, что девчонка слегка того. Но чтоб так! - Восхищённо присвиснул Пью. - Мне вот только одно интересно - это у неё принципиальное или приобретённое?

- Это у них взаимное. - Прохрипела Ора. - Или ты думал, её из-за великого ума поймать не могут?

- Дурой её сложно назвать. - Фыркнул То-то. - Но башня явно с креном.

- Не в "крене" дело. - Влез в беседу Мертвец. - Так-то хозяин прав, но дело не в том, что чует она смерть или нет. Базово все живые хотят жить. Некоторым это желание подменяет долг. У госпожи-хозяйки ограничений нет совсем.

Отряд, даже равнодушный к происходящему Рам, развернулись как один в сторону согласно кивающему Вилайсе.

- У некры перед перерождением чутьё смерти основывается на ощущении родства. Он в неё влюблён, он ей очарован, он стремится к ней в желании слиться. Но это длится не долго. Смерть не жизнь, прелюдий не любит. У Тай очарования нет. Страха тоже нет. Ограничений никаких нет. Всё ещё живая, сохранила свою личность, но её танец уже вне границ. Она словно чей-то внимательный и равнодушный взгляд.

- Видящая. - Подал голос Холи.

- Что? - Переспросил Пью.

- Видящая. Драммортский обряд. Старый. Ещё до Исхода практиковали. Свои видящие были у глав домов и у Властвующих. Живые вещи. Своей воли нет. Ни в чём не участвуют. Только смотрят.

- И ты что ли охотился? - Захохотал Пью

- Не без этого. - Согласился Холи.

- А кто тут у нас ещё её ловил? - Сквозь смех поинтересовался Пью.

В середину зала выползла Саф, подняла руку и кокетливо пошевелила когтистыми пальцами. В её шипящем голосе можно было разобрать "и тоже не очень вышло". Теперь смеялся даже Рам, ему вторил, похрюкивая, Ру-Рра.

Посреди всеобщего веселья Троица начала выкладывать на один из свободных столов разобранный на составляющие набор специй.

- Это

- Собрали

- Недавно.

- Совсем

- Ещё

- Свежая.

Смех прекратился мгновенно. За руку можно было поймать Лга Тулга и его ловили, но он всегда всё выворачивал в свою пользу. И даже любил, когда его "ловили за руку". Любой факт, любое доказательство, всё что угодно он выставлял так, что они теряли свой смысл и что ещё хуже - наносили урон репутации того, кто проводил расследование в отношении Приносящего Сомнения. И всё же, если Лга Тулга стремился раздавить оппонента морально, то Призрак действовал прямо - уничтожал физически. Все, кто ловил его, погибали. Официально Призрак не объявлял войны никому, не делал никаких заявлений, никак не участвовал в жизни Сэнну, но отряды драмморт, некогда негласно правившие Сэнну, были уничтожены практически подчистую. Никогда не выходя в открытый бой Призрак действовал издали. Земли вокруг Сэнну превратились для драмморт одной сплошной смертельной ловушкой. Выходить за пределы города никто из них уже не рисковал, а в городе Призрак не "шутил".

И вот сейчас, одна из таких ловушек стояла разобранной на столе. Очень старая "шутка Призрака" оказалась свежей.

Тайфа. Пустой Дом

Я молчала.

Молчала, когда Никка меня поставил на ноги в комнате. Молчала, когда он попытался меня обнять. Молчала и не сопротивлялась, а он просто обнял и уткнулся лицом мне в шею.

В общем зале раздался хохот. Кто-то что-то говорил. Занавесь, заменяющая дверь, делала звуки неразборчивыми, но даже если бы и была возможность слушать, вряд ли мне бы хотелось это делать. Я была зла, раздражена и глубоко счастлива. Никка вернулся, с Алессой всё в порядке... И я больше не свободна, как раньше - скованна и заклеймена. Мои цепи - руки, обнимающие меня, моё клеймо - это жажда быть в этих цепях.

"Моя душа умрёт, когда ты уйдёшь". - Черчу пальцем на бедре у Никка, больше никуда дотянуться не могу.

"Твоя душа будет жить вечно". - Чертит в ответ Никка на моей спине.

И мне горько и сладко. Единственное, на что могу надеяться, что та темноволосая женщина встретится ему уже после моей смерти. Только каких богов просить об этом? Вряд ли светлых.

В зале снова раздался хохот, который быстро и резко стих.

- Похоже, что мою шутку, наконец, оценили в полной мере. - Никка выпрямился и улыбнулся. - Ты ведь взорвала последнюю ловушку из специй. Дранкин пришлось делать новую. Что ж, немного умственной работы моим оболтусам не повредит.

Вот только сосредоточиться на сказанном мне не дали - Никка меня поцеловал голодно и страстно. Смысл сказанного ускользнул. Всегда сложно сосредоточиться на чём-либо, когда целуешься с блондином. Я даже думать в такие моменты не умею. Какое там - пол с потолком перепутаю и спасибо скажу!

- Но вот беда, Тай. Я спалился перед Вайлэ. - Никка отстранился, но объятья так и не разжал.

В тумане, в который превратился мой мозг, на "Вайлэ" что-то шевельнулось, но толку в этом было не много. Сердце билось как бешенное, разгоняя горячие волны по телу.

- Это плохо?

Данное уточнение было скорей для того, чтобы поддержать беседу, чем получить какую-то конкретную информацию.

- Кто знает, кто знает. - Шепнули мне в ухо и поцеловали в висок. - Но всё же...

Никка, не выпуская меня из объятий, приоткрыл завесу и позвал.

- Ви! Мне нужно свежее тело. Параметры максимально схожие с Тай.

- Тело должно трепыхаться или тебе без разницы? - Раздалось уточнение Вилайсы.

- Тело должно быть свежим, но трепыхаться ему не обязательно. Идеального сходства не нужно, Киалле после придаст абсолютную идентичность. Когда придёт посланник от Та-Ю - отдадите "подарок" с моими наилучшими пожеланиями. - С этими словами Никка опустил завесу. - Вайлэ следует напомнить, что своё я не отдаю. Заодно вспомнит о пользе вежливости и тактичности.

После услышанного, в мозгах несколько прояснилось и, видимо, это стало заметно.

- Тай. - Никка разжал объятья и, проводив до ложа, усадил на него, а сам сел на пол напротив меня. - Никто не может приказывать Лга Тулга, а Вайлэ хочет заполучить тебя. Она знает, кого ты выкрала из Золотого Дома. Так же она знает, за кем я последнее время бегал. Мы хоть с Та-Ю и партнёры, но Химера слишком высокая ставка, а Сорель порой бывает вынужденно болтлив.

Так вот что означает "спалился перед Вайлэ". Интересно, в каком объёме это самое "спалился"?

- Она. Ещё. Ребёнок. - Я процедила сквозь зубы.

- Только для тебя, Тай. Только для тебя. - Улыбка Никка была грустна. - Для Вайлэ - она совершенное оружие, а ты - инструкция к применению. Прими уже тот факт, что ты нечто значительно большее, чем просто воровка и нежелательный свидетель. Ты источник огромной власти, за который будут драться.

- А для тебя я кто?

- Ты моя вечная головная боль, разрушитель планов, бездонная могила для нервов. Уж кому, как не мне знать, что на тебя "вожжей" нет. Да и у девочки твоей своя голова на плечах - слепым орудием в чужих руках она не будет. Может ты ей и не мать, но характер она унаследует твой.

- Тебе-то с того какой резон? - Я устало мотнула головой.

- Ты.

На мой озадаченный взгляд ответом была широкая улыбка и чернеющие глаза.

- Чего? - Я дёрнулась подальше от голодного шалого взгляда Никка.

- У наёмника в жизни радости немного. - Медленно, чуть на распев произнёс блондин, снимая с себя одежду. - Поесть, поспать, поспать одному... Первым и последним ты насладилась в полной мере...

- Ещё нет. - Я продолжила отползать от него, пока не упёрлась спиной в стену. - Может тихо-мирно поспим?

Не то чтобы у меня были возражения против близости - просто блондин в такие моменты действительно пугает. С ним куда комфортней, когда он обещает голову оторвать или по кругу наёмника гоняет.

- Поспим. - Согласился Никка. Встав на четвереньки он, скользящим движением, приблизился ко мне. - Может и тихо, а может и не очень...

Окружающая действительность расплылась в горячем тумане. Последней полу разумной мыслью стало удовлетворение от факта, что силовой блок, установленный в дыре, заменяющей окно в общий зал, звуки тоже глушил неплохо - наше "поспим" тихим и мирным не вышло.

Сон Тайфы

Вокруг меня плыла тьма или я плыла во тьме, или я сама была тьмой...

- Прошу тебя, не открывай глаз. - Шептал далёкий голос. - Не открывай глаз. Я знаю ты здесь. Не открывай глаз, если слышишь меня. Я молю тебя, не открывай глаз.

Кто-то с нежностью гладил моё лицо и шептал "молю, не открывай глаз", а тьма плыла вокруг и дышала мной.

- Молю тебя, не открывай глаз... Молю тебя, не открывай глаз... Слушай, но не открывай глаз... Не открывай глаз... Не открывай глаз... Молю... Не открывай глаз... Молю...

Я слушала далёкий голос и слышала страх. Мольба в голосе пропитывала меня страхом, как краска пропитывает ткань. И тьма дрогнула вокруг меня "ТАЙФА!". Вот что за жизнь, а? Везде Никка найдёт.

Мертвец. Пустой Дом.

Хозяин велел смотреть за госпожой-хозяйкой и выполнять любое её поручение. И Мертвец смотрел. Женщина спала глубоким сном. Её ровное дыхание было тихим, умиротворяющим. Некра даже поймал себя на мысли, что оно идеально. Эта мысль его баюкала, будто бы и он сам спал глубоким восстанавливающим сном.

Постепенно дыхание женщины становилось всё более глубоким. Она вдыхала и выдыхала всё медленнее. Мертвец, не смотря на запрет будить Дьюму, хотел было потянуться к ней, чтобы легонько встряхнуть, но не смог пошевелиться - воздух застыл, сковывая любое движение. У порога комнаты заскреблись и заскулили Отражения. Нечто, что не давало двинуться некре, не давало им проникнуть в комнату.

По щекам Тайфы потекли слёзы, дыхание почти исчезло, когда отчаянной и бесполезной попыткой Мертвец попытался подчинить себе замершее тело. Отражения завыли жутко, на одной ноте. Некра слышал грохот и лязг от ударов, раздирающих каменную стену.

Словно сбросив оцепенение, Тайфа глубоко вздохнула и резко села на ложе. Из закрытых глаз потоком текли слёзы. Сердце женщины остановилось и когда вновь, через мгновение, начало биться то ритм его ударов уже не принадлежал телу Дьюмы и слёзы уже не текли.

Застывший воздух пронзили искрящиеся изломанные линии, будто трещины и он лопнул беззвучно, бесцветно вернув возможность двигаться.

В комнату ворвался анэр и замер. Горящие белым огнём глаза смотрели на сидящую женщину, которая шептала не своим голосом в пустоту:

- Здесь так темно... Не оставляй меня в темноте.

Голос не принадлежал госпоже, так же как ритм сердца не принадлежал её телу.

- ТАЙФА. - От зова Лга Тулга завибрировали стены, посыпалась каменная пыль.

Тело госпожи-хозяйки передёрнуло и глаза, наконец, открылись.

- Вы ч-чего? - Ошарашенно оглядываясь, произнесла Дьюма. Её руки машинально натянули на обнажённую грудь покрывало. - Что я опять натворила? Никка, я ничего не делала. Мертвец свидетель - я спала!

Последняя реплика, наполненная возмущением, была направлена анэру, который наскоро слепленным невозмутимо-умиляющимся взглядом любовался женой. Некре же от приписанного свидетельского статуса стало окончательно не по себе.

- Ничего не видел, ничего не знаю. Вы тут сами разбирайтесь, кто спал, а кто творил. - Проворчал Мертвец, покидая ставшее безвозвратно неуютными помещение на четвереньках, дабы не тратить время на принятие горизонтального положения и убраться как можно быстрее.

Тайфа Дьюма. Пустой Дом.

Добиться от блондина сколько-нибудь внятного ответа по поводу происходящего не вышло. Разве что-то случилось? Ползающий на четвереньках Мертвец? Кто ж его, некру, знает. Может спину заклинило? Может ещё чего - тело ведь, как мозаика, подогнанная из разных частей - пойди-пойми, что и где перемкнуло в очередной раз. Да что мы всё о некре, да о некре. Недавно Сорель заходил, пироги принёс. Будешь с похлёбкой?

Знай я этого зеленоглазого интригана чуть поменьше - поверила бы, но и толку от большого знания тоже не было - говорить о случившемся Ний отказывался и уходил от темы как мог, а мог он по всякому и разнообразно.

- Сон муторный снился. - В конце концов, сдалась я. - А что - вспомнить не могу.

Ний снова ласково улыбнулся.

- Тогда забудь. Лучшая награда муторным снам - забвение.

Вот всё хорошо. Кормят до сыта, спать можно сколько влезет, даже интимная жизнь есть - а всё равно ощущение что-что-то не так. То ли слишком идеально, то ли слишком неправильно.

- Никка, ведь всё это неправда. Ты никогда и никому не готовишь завтраки - С этими словами я, наверно, совершила самый смелый поступок в своей жизни - схватила Никка за подбородок и развернула к себе лицом и заглянула ему в глаза. - Ты никогда и никому не уделяешь столько времени. Со мной все носятся, как с хрустальным яйцом!

Но в совершенных, прекрасных, зелёных глазах отражалась только я, как в зеркале.

- А как с тобой ещё обращаться? - Ласково произнёс блондин и, отцепив мои пальцы от своего подбородка, сунул в руку кусок пирога. - Меньше знаешь - больше шансов выкрутиться, или хотя бы скосить под дурочку. То, что Сорель передаст послание Вайлэ, ещё не значит, что она отступит - просто задумает что-то новое. То, что Совет Союза придерживается официальной точки зрения, что ты мертва, не значит, что тебе перестали искать. И уж тем более не значит, что тебя перестал искать Золотой Дом, тем более что он знает, что ты жива. Поэтому ешь пирог - он действительно вкусный.

Пришлось с ним согласиться и, наконец, начать есть. Так-то Никка даже не знал насколько был прав - похлёбка с пирогом были потрясающе вкусны, а моё положение фантастически дурным.

"Таффи! Я умею варить варенье!"

От радостного возгласа в голове всё стало ещё более кривым. Что же делать?

" Из кого?" - Уточнила на всякий случай. О том, что варенье бывает разным и далеко не факт, что съедобным, учитывая вкусы моей воспитанницы, я знала не понаслышке.

"Из яблок и мёда!" - Гордость в голосе Алессы лилась через край.

Уже легче. В прошлый раз она пыталась что-то приготовить из подручных средств, а принимая во внимание, что в Лабиринте из подручных средств были только слизь, слизни и много чего странного, то на вкус варево было бы лучше не пробовать. Хотя и варевом это сложно назвать - скорей настойка. Где она взяла яблоки, мёд и рецепт спросить не успела - дева моя сама выдала.

"Я у кухаря записки нашла и читать училась".

Очередное тело жило при каком-то богатом доме, где могли себе позволить повара и прислугу. Алесса наотрез отказывалась называть повара поваром, так как если женщина на кухне - это кухарка, то мужчина - кухарь. А вот если бы этот мужчина работал бы в какой-нибудь поварне, то он был бы поваром, а женщина поварихой.

Никка, как обычно сидел рядом и с увлечением "подслушивал" наш разговор. Алесси с воодушевлением рассказывала, как стащила записки "кухаря", как делала копии с записей, попутно учась читать местную письменность, так как большая часть символов ей уже была знакома, то выучила быстро, как воцарился в доме грандиозный скандал - несчастный обнаружил, что его драгоценные записи были украдены. Как потом, эти записи были обнаружены "упавшими" под стол, как в доме прошла вторая волна скандала, так как повар обвинял в краже всех кого ни попадя (кроме хозяев, разумеется) и все, кто попал под первый, вернули полагающееся сторицей. А после того, как страсти утихли, моя красавица в самом дальнем углу варила варенье. Про третью волну скандала, которая была куда разрушительной первых двух и привела к громкому увольнению повара, Алесси поведала вскользь, так как в попытке сварить варенье она извела все запасы мёда в доме, прожгла пару отличных медных кастрюль, а третью так заварила смесью из мёда и яблок, что отмыть несчастную посудину удастся очень не скоро.

"Таффи, оно получилось очень-очень вкусное и красивое".

"Значит, тебе понравилось?"

"Да. Мне нравятся солёные яблоки, и цвет у варенья получился красивым. Чёрным и блестящим".

Я несколько озадаченно посмотрела на Николаса, а тот поцеловал меня в лоб со словами "замечательный ребёнок, прекрасное воспитание". Алесса была абсолютно счастлива и тут же удрала творить эксперименты дальше.

- Мне иногда хочется быть кем-то другим. - Отрешённо произнесла я. - Совсем другим. Другая жизнь. Всё другое. Обычное. Обычная семья, обычная жизнь... Другая жизнь... Другая внешность... Никка?

На мой незаданный вопрос Никка широко улыбнулся и кивнул.

- Легко.

- А энергетический след?

- Малыш, это уже оскорбление.

- Погоди. Если ты это можешь сделать со мной, то почему?!

В ответ меня поцеловали с такой страстью и яростью, что сердце чуть не остановилось.

- Я хотел, чтобы ты сама это предложила. - В зелёных глазах горел азарт. - Сама захотела.

Вот как определить какие чувства на самом деле испытывает Нийян Кэно? Вот он вроде искренне радуется моему выбору, но правда ли это его настоящая радость? Что в нём действительно настоящее? И как понять, что он надел маску или, наоборот, снял? Нужно ли мне это знать? Навредит ли Никке то, что я буду знать его настоящего или это навредит только мне? Все эти вопросы роем кружились во мне.

Наставник Шем никогда не называл поступки правильными или неправильными. Он говорил, что ценность любого действия определяется последствиями. Я совершила поступок - дала Суол клятву Видящей. Она совершила поступок - разделила близость с Баркой и отказалась бежать с ним, когда поняла, что беременна. А может она отказалась с ним бежать, потому что узнала что беременна? Считать ли эту деталь несущественной?

Тогда, совершая покупку тела у Пёрышка, Никка совершил поступок, который послужил причиной многих последующих событий. Как же странно изогнулась судьба, но суть наших отношений не изменилась: он даёт - я беру. Будет ли у меня возможность хоть на толику сделать ему ответный дар? Нужно ли это ему?

У Золотого Дома тоже был поступок - ведь в химере, переродившейся в белые пески Марво, не было ни капли смешанной крови. Анки говорил о том, что в то время боль и горе затуманили разум выжившим. Но время подобно сухим ветрам, разгоняющим тучи сезона дождей, и чувства, какими бы сильными они ни были, отступают, обнажая прозрачную ясность мысли. Возможно, кто-то стал сомневаться в истинности версии происхождения химеры или кто-то, кто точно знал о том, что причиной трагедии стала дочь Илликаэ, начал вести свою игру? Или этот "кто-то" вёл эту игру с самого начала? И можно ли основываясь на этом предположить, что пьеса, разыгранная Лучистым, это всего лишь ответный ход? Тогда кто его "оппонент"?

- Не то чтобы мне жаль пирог, Тай, - от осторожного голоса Никка я чуть не подпрыгнула. - Но ты уже ешь четвёртый кусок. Тебе может стать дурно.

Я уставилась на пирог в своей руке, перевела взгляд на пустое блюдо с сиротливыми крошками, потом подняла глаза на блондина и продолжила жевать - говорить или даже мычать с набитым ртом крайне неудобное занятие.

В ответ у меня забрали недоеденное, вручили плашку с каким-то настоем. Удивительное дело, я ведь беру из его рук всё что угодно, и даже вопросы особо не задаю. Вот мне интересно - это любовь так проявляется или доверие, или просто моя дурь нашла замечательный предлог в лице этих двух?

- Тай, я никогда не буду допрашивать тебя о твоих мыслях только при одном условии - ты никогда без меня не сунешься ни в одну историю, сколь бы благоприятной она тебе ни казалась.

- А с тобой значит можно соваться даже в дурную историю? - Съязвила я.

- В любую, Тай. - Бросил Никка через плечо, покидая комнату. - Тем более, что в них ты постоянно влипаешь.

То, что творилось в общих залах - я не видела, но колышущаяся после ухода блондина, занавесь пропустила резкий окрик, злой рык и звук удара тела об стену. Судя по всему, Никка был очень сильно не в духе, ласковая улыбка лишь маской и, вполне вероятно, надевалась она только для меня.

Ха-Тцши . Пустой дом

Лга Тулга - обманщик и лжец. Об этом знают все в Сэнну. Лжёт его лицо. Движения, слова, которые он говорит - ложь. Его красота - ложь. Говорят, что он урод, а лицо лишь маска - тоже ложь. Всё в нём лжёт. Всё в нём - обман. Кроме равнодушного взгляда. Такого же равнодушного, как тяжёлое серое ахасское небо. Радости и горе в нём не отражаются. Лишь изредка блеснёт любопытство, но может оно тоже лишь мерещится?

А кто Ха-Тцши? Она достойная дочь Та-Ю. Её тело сильно и гибко, а реакция стремительна. Были бои, где она проигрывала, но нет никого, кто может назвать её подлой и трусливой. Её речи коротки и правдивы. Её имя значит "цвет крови" и пусть каждый кто слышит его знает - Ха-Тцши быстро узнаёт, какова на цвет его кровь. Лазурью подводит она свои змеиные глаза. Гордость горят они, когда дочь Та-Ю смотрит на друзей и врагов.

Отряд Лга-Тулга - отбросы, последняя мразь и выродки. У них нет доблести, они легко покупаются. В них нет верности - бывает, они продают то, что знают про Лга Тулга. Разве можно доверять им после этого? Кланы отказались от них и их единственный приют - Пустой Дом. Да и его они не ценят. Нет защиты во владениях Лга Тулга, лишь датчики фиксируют, что кто-то идёт. Двери могут защитить лишь от ветра и града. Нет знаков доблести и побед на древних стенах. Да и есть ли они вообще у отряда Лга Тулга?

Клан Та-Ю силён и могущественен. Даже боевой клич его детей способен повернуть вспять войско. Большим гнездом белой кафесы владеет клан. Богаты и обширны Дома и семьи, вступившие в клан. Кто пойдёт против Матери Та-Ю? Она выбирает с кем вести дружбу, а с кем войну. И то, что недостойный Лга Тулга ещё жив - это лишь отсутствие желания мараться об эту грязь.

С этими мыслями Ха-Тцши приблизилась к входу в Пустой Дом и только она занесла ладонь для удара, который известит о её приходе, как дверь распахнулась.

- Что я вижу?! Достойная дочь Та-Ю, мерещишься ли ты мне с передоза, али во плоти явилась? - Зеленокожий наёмник озадаченно глядел на гостью, которая застыла у входа с занесённой для приветственного удара в дверь рукой. - Ты знаешь, а ведь есть верный способ проверки!

С этими словами отрядник Лга Тулга схватил ахаску за бёдра и буквально закинул её себе на плечо. На чёрной змеиной коже успел блеснуть отсвет горящего пламени светильников, прежде чем Ха-Тцши сообразила что происходит. Грозно зарычав, она молниеносно вывернулась из захвата и ловким приёмом отшвырнула от себя наглеца. Ярость броска ахаски была такова, что Пьяница влетел спиной в одну из каменных опор зала и грузно осел на пол. Про себя женщина отметила, что пыль от этого удара не поднялась и, вообще, во всём Пустом Доме было несоответственно чисто и уютно.

- О, женщина! Прекрасна и благородна стать твоя! - Восхищённо глядел на взбешённую Ха-Тцши благообразный хума с длинными тёмными волосами. - Сама пришла. Благодарность принесла? А её есть можно или пить?

И тон голоса темноволосого нравится наёмнице перестал. Ярость вновь исказила лицо гостьи.

- Благодар-рность... - Зашипела на него ахаска. - Ты, тварь неразумная...

Договорить, точнее дошипеть она не успела - её перебил спокойный голос. Большой, будто наспех собранный из кусков разных тел, некра почему-то стоял на четвереньках и выглядывал из-под стола.

- Ты погоди, дочь Та-Ю. Вот, скажем, врезала ты Пьянице - достойно врезала. Не побоюсь этого сказать - даже справедливо. - Ладонь некры с силой хлопнула об тщательно вычищенный каменный пол. - Нельзя просто так достойную даму за задницу подержать. Тут, думаю, все согласятся, ты права. - Его мнение поддержал одобрительный гул. Весь отряд Лга Тулга повысовывался каждый из своего угла и теперь внимательно слушали, кто и о чём говорит. - Вот только давеча, баяла стража. - Наёмник внимательно посмотрел в глаза ничего не понимающей Ха-Тцши. - Мол, тебя с отрядом и сестру твою с отрядом из очередной заварушки Лга-Тулга спасал. Представление было знатное, вся Сэнну смотрела. Так что ты уж прости, что это чудное создание, в котором из всех ценностей есть только приятный глазу внешний вид, слухов наслушалось и по скудоумию своему решило, - с этими словами некра наконец встал на ноги и, подойдя к темноволосому хума, грубо погладил его по голове. Парень с нескрываемым обожанием посмотрел Мертвеца. - Что ты как истинно достойная дочь Та-Ю пришла выразить свою признательность спасителю. Не, ну если в предположениях своих мы не правы, то так и скажи, но только тогда сразу и поясни - что за нелёгкая тебя потащила в места эти злачные, соседями нашими обстреливаемые?

Откуда-то сверху свесилось длинное чёрное щупальце, которое сунуло прямо в лицо Ха-Тцши табличку, поверхность которой была в нескольких местах прожжена насквозь выстрелами, а с одного боку даже немного надгрызена. Кривая надпись гласила "Здесь где-то мины. Хотите пройти? Стреляйте вон в тот круг на стене, если услышим - отключим, если не услышим - передавайте привет предкам. Все там будем".

- У вас нет защитного периметра... - Растерялась гостья.

- У нас нет - это соседский. - Возразил Пьяница, всё ещё лежащий там, куда его бросили. - Мы когда вернулись - они на радостях весь свой запас взрывчатки и "посадили". Куда посадили - знать нам без надобности. Мы, по надобности, пульт у них позаимствовали. Теперь всё по справедливости - они знают, где мины, а мы зато, можем всё разом отключить.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | А.Горячко "Мистер вор" (Боевая фантастика) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | М.Комарова "Тень ворона над белым сейдом" (Боевая фантастика) | | А.Грэйс "Магазинчик" (Научная фантастика) | | Р.Цуканов "Серый кукловод" (Боевая фантастика) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | А.Майнер "Целитель" (Научная фантастика) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | В.Казначеев "Искин. Игрушка" (Киберпанк) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"