Степанида: другие произведения.

Индекс страсти

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если вам крутой босс вдруг делает заманчивое предложение руки и сердца единственной дочери, это не означает, что следует радоваться и покупать новый свадебный костюм. Впору заботиться о том, чтобы не примерить деревянный макинтош... Вторая часть истории.


Автор: Степанида Воск

  

НЕПРИСТОЙНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ, ИЛИ ИНДЕКС СТРАСТИ

  
  
   ПРОЛОГ
  
   - Господин Нельс, к вам посетитель, - приятный голос пышногрудой Марши был донельзя искажен селекторной связью.
   Хозяин кабинета поморщился, оторвавшись от разглядывания фотографий непристойного содержания на экране компьютера. Ему не нравилось когда отвлекали в самый неподходящий момент. Но работа, есть работа. Мужчина провел ладонью по безупречной прическе, в которую были уложены его платиновые волосы, прикрыл серые глаза, вспыхнувшие недовольством, и выдохнул, пережидая волну негодования. Успокоившись, мужчина откинулся на спинку кресла и спросил:
   - Марша, кто?
   - Синьор Лучано.
   Георг поморщился. Всякий раз после ухода этого гостя ему хотелось не только вымыть руки, но и искупаться, настолько тот был неприятным типом. Однако бизнес не позволял поддаваться внутренним порывам. Счет в банке не знал что такое сожаление или же недовольство, а еще он не имел совести.
   Мужчина навел курсор на крестик в правом углу экрана монитора, клацнул мышью, закрывая файл. Оглядел стол. Ничего лишнего, что могло бы дать лишнюю информацию посетителю о том, чем в данный момент занят Георг. И только после этого нажал на кнопку соединения связи.
   - Марша, пропусти.
   - Да, господин Нельс, - улыбка проскользнула в голосе девушки, отчего у мужчины перед глазами появилась пока еще нереализованная фантазия.
   Георг уже не один раз заглядывался на чувственные губы секретарши, представляя как она будет использовать по назначению свой большой рот. Исполнить задуманное мужчине мешало обещание, данное своей супруге в порыве страсти, не заводить интрижек на рабочем месте. Кристи обманом выманила у него клятву, которую мужчина пока не решался нарушить. Он уже грешным делом подумывал, а не уволить ли Маршу, а на ее место взять другую девушку, страшненькую и кривую, чтобы не было соблазна разложить прямо в приемной. Тогда и Кристи была бы спокойна, не доставала его приступами ревности, и он не чувствовал каждодневного вожделения на рабочем месте.
   Однако, в кругах, которых вращался Георг, страшненькие секретарши не приветствовались, определяя уровень благополучия и успешности бизнесменов. А Нельс считал себя вполне удачным дельцом.
   Дверь в кабинет Георга распахнулась и в нее степенно вошел человек -- пародия. На Лучано без гримасы брезгливости взглянуть было невозможно. Коротышка с непропорционально большой головой и чрезмерно длинными руками, имел совершенно лысую морщинистую голову, при этом у него был цепкий взгляд и грандиозный ум, стоящий на пороге безумия. Впрочем, Георг с каждым днем все больше и больше склонялся к последнему.
   Нельс встал из-за стола, приветствуя вошедшего и изображая на лице радушную улыбку, которая давалась ему не так-то просто, с учетом внешнего вида гостя.
   - Кого я вижу? Мой дорогой друг решил посетить мою скромную обитель, - произнес мужчина, однако из-за стола не вышел, зная, что вряд ли переживет обнимания с Лучано. Георг боялся, что его просто вырвет на лысую голову вошедшего. Сам мужчина имел высокий рост и атлетически сложенное тело, которым втайне гордился и считал своим несомненным достоинством. Он презирал всех тех, кто внешне выглядели как пародия на человека. Лучано относился именно к этой категории.
   - Не такая она у тебя и скромная, - заметил мужчина, плюхаясь в кресло напротив стола. - Сколько миллионов потратил на все это великолепие? - Лучано провел рукою по подлокотнику кресла, выполненного из красного дерева. Хозяин кабинета был падок до роскоши, и буквально во всем стремился подчеркнуть свой достаток. По мнению Лучано это было совершенно лишним. На месте Нельса он бы несколько раз подумал прежде чем выпячивать свой доход, козыряя перед посторонними. Лучано жил гораздо скромнее, но не потому что был гораздо беднее, а потому что знал, что лишний раз дразнить гусей не стоит. Завистников хватало. А уж если учесть то, чем они занимались, то количество недоброжелателей увеличивалось в разы.
   - Лучано, разве же я считал? - добродушно заулыбался Георг.
   - А надо бы. Скромнее надо быть, скромнее, чтобы не бросаться в глаза, -хозяин кабинета пожал плечами, мол, это его не касается. -До меня дошли слухи, что за тобой стали пристально наблюдать спецслужбы. Мне это не нравится.
   - Лучано, друг, - ни один мускул не дрогнул на лице Нельса. - Все это пустые домыслы. У меня все схвачено, за все заплачено. Ребята из департамента хотят кушать и только я в состоянии их накормить. Так что по этому поводу можно не беспокоиться.
   - Смотри, чтобы беря у тебя с рук они сожрали тебя с потрохами, - покачал огромной головой коротышка.
   - Этого не случится. Не волнуйся. Ты ко мне в гости по делу или как? - Георг недолго был любезен.
   - Или как. Есть предложение создать бордель для избранных.
   - Лучано, у меня и так самые элитные девочки на материке, - разулыбался хозяин кабинета.
   - Георг, друг мой, -коротышка повторил манеру разговора Нельса, - ты меня не дослушал. Элитный бордель для извращенцев.
   - Куда еще больше? У меня девочки даже БДСМ практикуют, - опять влез со своими пояснениями Георг.
   - Речь идет об изувеченных.
   - Прости? Поясни.
   - Легко. Некоторые очень богатые дяди и тети любят заниматься сексом с красивыми инвалидами, к которых нет рук или ног.
   - Да они больные на голову, - Георга было сложно чем-то смутить, но гостю это удалось.
   - За свои прихоти они готовы платить даже золотом и брильянтами, - добавил весу своим словам Лучано.
   На последней фразе у Георга заблестели глаза. Уже идея, предложенная коротышкой, не была столь шокирующей.
   - Но где я возьму красивых и изувеченных?
   - Твоя задача создать гнездо, где гостям будет комфортно и удобно. В этом деле ты у нас мастер. А рабочими лошадками займусь я, - во взгляде Лучано проступило безумие. Георг поймал себя на мысли, что ему хочется оказаться где-нибудь в другом месте, а не рядом с сумасшедшим фанатиком.
   - А где ты их возьмешь в нужном количестве? -осторожно поинтересовался Георг.
   - Где и обычно. Украдем. А лишнее обрежем. Чик-чик ножичком, - кабинет сотряс нездоровый смех.
  
   ГЛАВА 1
  
   - Ты угнал машину? - Фая приподняла голову, чтобы лучше рассмотреть Кирилла.
   - А что тут такого необычного? - удивился мужчина, поднимая с земли сумки и, собираясь их отнести в багажник.
   - Да ты же, маменькин сынок, - вырвалось у девушки. Все же первое впечатление, произведенное мужчиной, не отпускало. Фая до конца не могла поверить, что от вечно переспрашивающего, во всем сомневающегося Кирилла осталась всего лишь одна оболочка, а внутренняя составляющая поменялась чуть ли не на сто процентов. И чудо произошло всего лишь за несколько дней. Или во всем виноваты таблетки? Фая задумалась.
   - Тогда ты, пацанка, - Кириллу было неприятно слышать от девушки подобные слова. А какому мужчине понравится подобное сравнение.- И задница у тебя маленькая.
   - Ты забыл упомянуть про грудь, - невесело улыбнулась девушка.
   - Вот и обменялись любезностями, - подытожил Кирилл, подходя к лежащей Фае. - Давай помогу подняться.
   Мужчина теперь с опаской приближался к девушке с подобными предложениями, помня чем они могут кончиться. Она хоть была хрупка с виду, а приложить могла так что мало не покажется.
   Фая смерила с ног до головы Кирилла, и согласилась подала руку, борясь с внутренними бесами. Как бы она не хорохорилась, а дыра в боку не располагала к самостоятельности.
   - Только осторожно, - предупредила она.
   - Нет. Заброшу в машину, как мешок с картошкой, - съязвил Кирилл, опускаясь на одно колено.
   Девушка, подсознательно, чуть было не отшатнулась от тянущихся рук, но вовремя наступила себе на горло, стараясь думать о чем-нибудь другом, а не о мужских руках, поднимающих ее как пушинку.
   От боли, прострелившей бок, скривилась, стараясь своим видом не показать насколько все плохо. В душе молила Бога, чтобы не в ране не оказалось никакой инфекции, а то тогда ее дело швах. А до тех пор, пока она не окажется в надежном месте, следует опасаться любого шороха.
   - Я тебя положу на заднее сидение, чтобы ты могла лечь, - предложил Кирилл, обходя угнанную машину. Ею оказался седан отечественного производства. Не самый лучший выбор, но зато наиболее легко угоняемый автомобиль. Выдранный замок зажигания, висящий под щитком приборов, свидетельствовал о вандализме со стороны угонщика.
   - Нет, - запротестовала девушка, - я должна видеть куда мы едем.
   - Как знаешь, - пожал плечами Кир, подходя к пассажирской двери. - Открывай, а то у меня руки заняты.
   Девушка с трудом смогла достать до ручки, а о том, чтобы отворить дверцу, даже речи не было. Пришлось Кириллу спускать Фаю на ноги и только после этого распахивать дверь в машине.
   Усаживалась Фаина разве что не матерясь через зубы. Теснота отечественного автомобиля не позволяла думать о таком понятии как комфорт, об роскоши речи вообще не было. Похоже, что конструкторы автомобиля на протяжении десятков лет бились над задачей как сделать жизнь пассажиров как можно ужаснее. Девушке пришлось поджать ноги, чтобы более менее разместиться на сидении, при этом сильно не тревожа рану.
   Лишь оказавшись в салоне автомобиля, она поняла, что допустила огромный просчет попросившись усесться вперед. Однако отказываться от своих слов было не с руки. Гордость не позволяла.
   На выручку пришел Кирилл, отодвинув кресло назад до упора и опустив спинку сидения. Фая вначале хотела возмутиться, когда мужчина практически лег на нее, чтобы совершить необходимые манипуляции, но в последний момент прикусила язык. При этом девушка совершенно против воли отметила, что запах Кира ее совершенно не раздражает. Да, в нем не ощущалось свежести луговых трав, как не было запаха какого бы то ни было одеколона, от мужчины пахло мужчиной, с легким привкусом мускуса. Но аромат, исходивший от Кирилла, Фае был чем-то даже приятен.
   "Надо же", - подумала девушка, - "эдакими темпами я перестану шарахаться от мужиков, словно они все прокаженные".
   - Удобно? - заботливо поинтересовался мужчина.
   - Почти, - ответила Фая, выдыхая. Она не заметила, как задержала дыхание, когда Кирилл над нею склонился.
   - А что не так?
   - Сейчас бы в теплую постель и грелку под бок, - пошутила девушка.
   - Роль грелки могу взять на себя, а вот с постелью придется подождать.
   Фая отчего-то не сомневалась, что если Кирилл вдруг надумает играть роль грелки, то это у него получится неплохо. Девушка еще при первой встрече оценила внешние данные Кира, отметив его мужскую привлекательность.
   - Очень жаль, - непонятно о чем пожалела девушка.
  
   Кирилл, устроив Фаю, проверил все ли дверцы автомобиля закрыты. Сама машинка оставляла желать лучшего. При выборе средства передвижения мужчина исходил из нескольких факторов. Его интересовало прежде всего легкость угона авто, ну, и его незаметность в потоке. Не будь Фая ранена, ехать им на перекладных, так и незаметнее, и риска попасться гораздо меньше.
   Мужчина огляделся по сторонам, ничего не заметил подозрительного, и только после уселся на водительское сидение. В обе стороны от дороги простирался лес. Кириллу с Фаей повезло, что их выбросило в том же районе, где началась гонка на выживание. Вот только мужчина не сообщил девушке об одном факте. Непонятно каким образом из жизни выпали целые сутки. Сам факт сжатия времени Кирилла очень сильно напрягал. Он, как ученый, с большой опаской относился к заигрыванию с такими величинами, как время. Неизвестно каким образом это могло аукнуться. Радовало лишь одно, что в процессе перемещения его с Фаей не распылило на мелкие частицы, а перенесло в целости и сохранности.
   - Мы едем или так и будем стоять, рассматривая окрестности? - недовольно спросила Фая, глядя на застывшего Кирилла.
   - Маршрут прокладываю, - нашелся мужчина.
   - Каким образом?
   - Строю голографические модели межпространственного перемещения, - глубокомысленно произнес Кирилл.
   - Сразу видно, что ученый, - с долей уважения ответила девушка.
   Ее спутник постарался сдержать рвущуюся улыбку. Все же иногда Фая была такой наивной.
   Машина тронулась с места, медленно набирая скорость. Кирилл с благодарностью вспомнил своего инструктора по вождению, который когда-то сказал, что научиться ездить на хорошем автомобиле легко и просто, а вот на плохом, это целое искусство. После автоматической коробки переключения передач, управлять аппаратом на механике сложно. Кирилла же совсем не прельщало ударить в грязь лицом перед девушкой. Не так давно она показала настоящее мастерство вождения.
   - Фая? - позвал Кирилл, не отрывая взгляда от дороги.
   - Да, - девушка откликнулась спустя некоторое время.
   - Прости. Я тебя разбудил.
   - Нет. Все нормально. Ты чего хотел спросить? - девушка поправила, накинутую на себя, спортивную кофточку.
   - Где ты научилась так водить? - мужчина повернул голову в сторону Фаи.
   Она ответила, но не сразу, размышляя стоит ли посвящать Кирилла в свою тайну.
   - Тренировалась с мастером своего дела.
   - Специально или как? - продолжил допытываться Кир.
   - Специально.
   - Ты, киллер? - вопрос повис в воздухе салона.
   Девушка отвернулась к окну, как будто вопрос был обращен не к ней, а совершенно к другому человеку. Машина плавно катила по асфальтированному шоссе. Мимо пролетали деревья, росшие по обочине дороги. Местами они склонялись над обочиной настолько, что казалось, протяни руку, и дотянешься до дрожащих на ветру листочков.
   - Нет. Я не киллер, - спустя некоторое время ответила девушка.
   - Но ты же убивала, - Кир вспомнил сражение в стенах заброшенного дома.
   Мужчина отдавал себе отчет в том, что не будь Фаины рядом, его бы уже давно не было в живых. Только с ее помощью мужчине удалось выбраться из передряги. Только вот выбраться ли?
   - Да. Убивала, - Фая не стала вдаваться в подробности, вспомнив, с какой радостью в душе она обнаружила, что волей случая, а вернее расчетливого умысла, смогла отомстить своему обидчику, смешав с землей.
   По сути, сознательно убивать девушке пришлось в первый раз. Но говорить о том Кириллу Фая не стала, посчитав лишним.
   Кирилл подождал добавит ли девушка что-нибудь к сказанному, а, не дождавшись, продолжил задавать вопросы, понимая, что такой возможности более может и не оказаться.
   - На кого ты работаешь? Кто твой хозяин? - Кирилл время от времени поглядывал на Фаю, сожалея, что не может вести постоянный зрительный контакт с ней. Мужчина считал себя неплохим физиономистом, что бы суметь различить явную ложь. Впрочем, его спутница была не в том положении, чтобы фантазировать.
   - У меня нет хозяина, - несколько резче, чем следовало ответила Раневская.
   - Хорошо. Спрошу иначе. Кто твой наниматель? - Кирилл плавно затормозил, когда на дорогу внезапно выбежала черно-белая собака .
   Про себя мужчина отметил, что где-то поблизости от дороги располагается жилье. Он жалел, что в машине не было карты, чтобы удостовериться, а правильно ли они едут. Кир пожалел, что вначале не разузнал толком, где они находятся, а сразу же озадачился добычей автомобиля. Ему повезло обнаружить открытую машину на пасеке недалеко от того места, куда их выбросило. Лишь ключа не оказалось в салоне автомобиля. Потому ему и пришлось действовать как настоящему угонщику, соединяя провода.
   -Тебе не кажется, что задаешь слишком много вопросов? - парировала Фая, устраиваясь поудобнее на сидении. Какую бы она позу не приняла, боль в боку все равно напоминала о себе.
   - Думаю, что имею на них право, - и без перехода, продолжил. - Ты же не просто так оказалась на берегу реки. Я прав? - Кирилл искал брешь в защите Фаи, пробуя подойти с разных сторон.
   - А если я скажу, что случайно? - девушка никак не могла найти себе место. Боль в боку все усиливалась. Фая сдерживалась из последних сил, чтобы не застонать.
   - Ты за мной следила. Я вспомнил, что видел тебя, когда я прогуливался по заказнику. Ты еще стояла на мосту и делала вид, что смотришь на реку.
   - Это ничего не доказывает, - пожала плечами девушка.
   - Но прекрасно укладывается в мою версию, - подытожил мужчина, сворачивая с асфальтовой дороги на проселочную.
   - Зачем ты это сделал? - переполошилась девушка.
   - Хочу посмотреть твою рану. Не буду же я это делать посреди дороги, - просто объяснил Завадский.
   На самом деле у него возникло нехорошее предчувствие, как будто должно случиться что-то нехорошее. Мужчина решил прислушаться к внутреннему чутью, которое иной раз давало ценные советы.
   И только лишь машина под управлением Кирилла съехала с дороги вниз, как по трассе проскочила патрульная машина с включенной мигалкой.
   - Это за нами?- спросила Фая.
   - Может быть, а может и не быть, - глубокомысленно произнес мужчина, отстегиваясь и собираясь вылезти из машины.
   - Что делать будем? - спросила Раневская, понимая, что, чего бы не задумал Кирилл, из нее помощник совершенно никакой.
   - Искать во что набрать воды, - ответил мужчина.
   - Зачем? - поинтересовалась Фая. Кирилл с каждым разом удивлял ее все больше и больше.
   - Вон ту лужу видишь?
   - Вижу.
   - Буду отмывать машину послед того, как тебя осмотрю, - Завадский подошел к багажнику автомобиля, открыл, некоторое время покопался в сумке и только после этого подошел к Фаине.
   Девушка открыла дверь машины, чтобы ветерок охлаждал разгоряченное тело.
   - Да ты вся горишь, - сделал заключение Кирилл, потрогав лоб Фаи. - Плохо.
   - У тебя наверняка есть какая-нибудь таблетка, - с надеждой произнесла она, глядя в лицо Завадскому.
   - Я должен взглянуть на рану, - твердо произнес мужчина.
   Сразу после ранения, Фая самостоятельно перебинтовала себя, не подпустив к себе Кирилла. Девушка заявила, что с ней ничего страшного не случилось. Всего лишь царапина. Завадский не стал вмешиваться, не желая обострять отношения. Теперь же ситуация складывалась таким образом, что Фаиной жизни угрожала опасность.
   -Дай мне таблетку, - принялась настаивать девушка.
   - После того, как дашь себя осмотреть, - Кирилл был непреклонен.
   Фая посмотрела на нахмурившегося мужчину и поняла, что он не отступит. Между бровей Завадского залегла морщинка, буквально кричащая об упертости ее хозяина. Девушка, переступая через себя, кивнула, давая добро на осмотр.
   Кирилл понял ее жест, собираясь снять повязку, для чего потянулся к девушке.
   - Ты же ученый, а не врач, - Фая попыталась в последний раз возмутиться.
   - А ты девушка, будущая мать, но это тебе не мешает стрелять и водить машину, - парировал мужчина. Отвлекшись на рану, Кир не заметил как изменилось лицо Фаи, стоило ему упомянуть о способности к материнству.
   Сняв повязку, Кирилл осмотрел рану. Края ее были слегка воспаленными, что мужчине не понравилось. Хорошо хоть сама рана перестала кровоточить. Но это не помешало ей воспалиться.
   - Я дам тебе универсальный антидот. Надеюсь, он поможет твоему организму справиться с инфекцией, - Кирилл наложил новую повязку.
   - А почему сразу не дал? - поинтересовалась Фая, глотая таблетку.
   - Думал, что все обойдется.
   Фая со своего места наблюдала, как Кирилл блуждает в поисках подходящей тары. Между деревьев в кустах чего только не валялось, начиная от пакетов, заканчивая бутылками. Путешественники особо не заморачивались поиском урн, а использовали вместо них все окружающее пространство дороги. Следя за Киром, Фая не заметила как задремала.
  
   Проснулась Фаина от звука, начавшего чихать, мотора и тихих матов, направленных в сторону машины, Кирилла.
   - Что случилось? Не заводится? - спросила девушка, даже спросонья разобравшись в ситуации.
   - Ага, - подтвердил Завадский.
   - А почему?
   - Потому что я полный дурак, - пояснил мужчина, пробуя еще раз завести машину. Мотор кашлял, чихал... но продолжал глохнуть после непродолжительной работы.
   - Ты настолько самокритичен? Не знала, - иронично заметила девушка, меняя положение тела.
   - Ты многое обо мне не знаешь, - сквозь сомкнутые зубы выдавил из себя Кирилл, в очередной раз соединяя провода.
   - Причину знаешь? - Фае жутко не хотелось вылезать из машины, но по всей видимости, без ее помощи не обойтись.
   - Мотор залил, - дальше шли лексические идиомы не переводимые на другие языки мира. Кирилл пыхтел, сопел, но продолжал свое занятие.
   - Стартер спалишь. Дай машине остыть, - посоветовала Фаина, отбрасывая в сторону спортивную куртку.
   -Ты куда? - поинтересовался Кир, видя, что девушка открыла дверь и собирается выйти из машины.
   - Буду чинить машину, - пожала плечами.
   - А ты можешь? - с надеждой спросил Завадский.
   - Вот сейчас об этом и узнаем, - кривясь ответила девушка.
   Фаина открыла капот автомобиля и принялась копаться в моторе, после чего попросила достать ключи из багажника, что Кир и сделал. Раневская продолжила свое занятие, загнав мужчину обратно в машину. Она заявила, что там он будет полезнее, чем с другой стороны капота.
   Кирилл возражать не стал, понимая, что совершенно ничего не понимает во внутренностях автомобиля. Его общения с машинами заключалось в том, чтобы своевременно заправить авто, и в необходимый срок отогнать на станцию техобслуживания. Самостоятельным ремонтом транспорта Кир никогда не занимался и не планировал этого делать.
   - Все. Можешь заводить, - услышал мужчина.
   С третьей попытки машина заработала ровно и без каких-либо чихов со стороны мотора.
   - Что ты сделала?- поинтересовался Кир у Фаины, когда та с трудом залезла в салон.
   - Коммерческая тайна. Если с работой не заладится, то обязательно пойду работать в автосервис слесарем.
   - А откуда у тебя такие познания? - спросил мужчина, выруливая на автотрассу.
   - Папа сильно хотел мальчика, а родилась я. Зато к пяти годам я прекрасно стреляла из рогатки и удила рыбу, - похвалилась Фаина.
   - Круто, - одобрил умения Кирилл. - А я так и не научился. Да и рогатки у меня не было. Не хотел расстраивать маму. Она считала, что наличие рогатки ведет к разбитому окну.
   - В чем-то она была права, - улыбнулась Фая. - На моем счету их было несколько. Мой отец в полной мере освоил навыки стекольщика.
   - Да ты была пацанка. Я не ошибся, - улыбнулся Кирилл, по-доброму смотря на девушку.
   - Не то слово. И очень была удивлена, когда на меня стали обращать внимание мальчики, - Фаина сказала, и тут же стушевалась.
   Завадский это заметил и не стал заострять внимания, задавая новые вопросы.
   - А куда мы едем? Можно уточнить? - Фаина перевела взгляд с дороги на руки Кирилла, уверенно крутившего рулевое колесо.
   - К врачу. Надо тебя осмотреть. Мне не нравится рана.
   - Чем это? Она тебе не улыбается? - сыронизировала Фаина.
   - Нет. Она мне не подмигивает, - подхватил шутку Кирилл.
   Непринужденная беседа, завязавшаяся между ними, плавно перетекла в обсуждение известных фильмов и прочитанных книг. У Кирилла с Фаей оказались достаточно схожие взгляды на жизнь, при всей разности интересов. Они с удовольствием вспомнили известные картины, перемыли косточки знаменитым актерам, посочувствовали тем, что выпал из обоймы синематографа.
   Так, за разговорами, незаметно пролетело время до города.
   Машину бросили на окраине, сразу за гаражами, чтобы не так было наглядно.
   Фаина в целом чувствовала себя сносно после приема таблетки. Взяв на дороге частника, они поехали на вокзал, где и заказали билеты на вечер. От поездки на автобусе было решено отказаться из-за неудобства езды.
  
   ГЛАВА 2
  
   Огонь в камине тихо потрескивал, перепрыгивая с полено на полено. Настенные часы громко тикали. Их звук перемешивался с едва различимым потрескиванием грифельного карандаша, скользящего по бумаге. Эммануил Григорьевич Брамс предавался своему любимому хобби. Рисовал карандашом. На листе бумаги отчетливо проступал человеческий глаз без века и всего что его окружает. Глазное яблоко с прожилками мелких сосудов выглядело, как живое, будто его только что вынули из глазницы и положили на бумажный лист. Под глазом даже натекла небольшая лужица крови, настолько четким был рисунок. Брамс любил рисовать в свободные минутки времени. Однако свое увлечение, по возможности, скрывал, боясь быть осмеянным и обвиненным в не мужском занятии.
   Тишину кабинета разорвала трель телефона. Мужчина поморщился. Ему до безумия не хотелось прерывать свое занятие. Брамсу казалось, что рисунку не хватает еще пары штрихов, чтобы быть полностью завершенным.
   - Слушаю, - ответил Эммануил Григорьевич, снимая трубку с телефона. Звонили по запароленной линии, на проведение которой мужчина потратил кучу денег.
   - Это я, - раздалось в динамике. Голос мужчины был искажен шифровальным устройством и звучал несколько неестественно.
   - Ну, чем порадуешь?- Брамс отложил в сторону карандаш, продолжая любоваться своей работой.
   - Пока нечем. Они ушли. Положили моих лучших бойцов и ушли,- безэмоциональный голос, выдернул Эммануила Григорьевича из внутренних дум, заставив переключиться на текущие вопросы.
   - Как? - воскликнул хозяин кабинета. - И кто "они"?- мужчина не любил, когда его планы срывались.
   - Рядом с объектом внезапно возникла неучтенная единица,- несколько витиевато произнес собеседник Брамса.
   - Кто?- схватив карандаш, мужчина начал постукивать им по столу. Хорошее настроение, в котором он пребывал, стремительно улетучивалось.
   - Девчонка,- коротко пояснили на том конце линии.
   - Откуда?- Брамс пристально уставился на огонь, пляшущий в камине.
   - Не могу знать,- было ответом.
   Эммануил Григорьевич перехватил карандаш тремя пальцами, сжимая до тех пор, пока он не треснул посередине. Мужчина только начал успокаиваться после позора, постигшего его семью и предвкушал сладкую месть человеку, которого приблизил к себе, надеясь на отдачу. И вдруг, осечка.
   - А ты узнай,- напряженно произнес Брамс, выбрасывая остатки карандаша в урну.
   - Я над эти работаю,- сообщил собеседник.
   - Значит, плохо работаешь,- с нажимом произнес Эммануил Григорьевич, вглядываясь в собственный рисунок. Тот у же не выглядел так привлекательно, как несколько минут назад.
   - Он задействовал аппарат,- послышалось в трубке.
   - Сумел таки запустить,- выдохнул Брамс. - Гаденыш. Теперь я хочу его живым. Ты слышишь? Живым,- прошипел мужчина.
   Он не хотел, чтобы его имя было как-то связано со смертью врага, желал устранить как можно быстрее, но обстоятельства изменились. Теперь он будет его пытать, срезая кожу, лоскуток за лоскутком, упиваясь его болью и страданиями. По всей видимости, именно проведение этого хочет. До последнего Брамс не верил, что аппарат из лаборатории похитил Кирилл, греша совершенно на другого человека. А зря. Гаденыш оказался слишком умен, заранее подготовив себе плацдармы к отступлению.
   - Придется доплатить,- внезапно произнес собеседник.- И еще за девчонку. Был заказ на одну единицу. Дохлую.
   - И что?
   - Мне пришлось подключать еще бойцов пояснили на том конце.
   - Это ты мне должен доплатить,- взвился Брамс. - Ты сказал, что дело выеденного яйца не стоит,- напомнил он давний разговор.
   - Я несу потери. Девчонка профи. Если не доплатишь, то получишь как и договаривались, дохляка,- голос в трубке не имел никакой эмоциональной окраски. - И это наша последняя сделка,- добавил собеседник.
   Похоже, что угроза подействовала. Брамс снизил градус недовольства.
   - Ты не кипятись. Все будет. Откуда девка?- принялся выяснять.
   - Не знаю. Но я пробиваю по своим каналам,- пояснил мужчина.
   - Работай. И помни, мне он нужен живым,- Брамс заставил себя успокоиться. Злость плохой советчик.
   - Может он уже ... того. Ты же сам говорил, аппарат не стабилен. Опытный образец.
   - Найди его. Слышишь! Он мне нужен живым. Этот сукин сын, сумел его запустить. Я должен знать как он это сделал,- эмоции все же выплеснулись наружу, сколько Брамс не старался их сдерживать.
   - Я понял. Живым, так живым. Ты только про транш не забудь,- незнакомец не забывал о своем интересе.
   - Не забуду,- буркнул Эммануил Григорьевич.
   На этом разговор прервался.
   Брамс положил трубку на телефон. Задумался. С одной стороны собеседник сообщил хорошую новость, а с другой ... этот гаденыш до сих пор жив. Может быть оно и к лучшему. Видит Бог, он хотел обойтись малой кровью. Не удалось.
  
   В коридоре послышалось какое-то движение. Эммануил Григорьевич повернул голову в сторону входной двери в кабинет, ожидая, когда гость постучится или же сразу же войдет. Из-за ковров, которыми не так давно устелили коридор, мужчина никак не мог различать домашних по шагам.
   А во всем виновата Агата. Девчонке совершенно нечем заняться. Интересное положение испортило и без того нелегкий характер девочки.
   Стоило только Брамсу подумать о дочери, как дверь открылась и в нее впорхнула его любимая красавица.
   - Привет, папочка, - девушка, одетая в пышное голубое платье, остановилась около двери. На голове у нее красовался длинный голубой парик. Такой носила одна из героинь детской сказки.- Здравствуй, моя дорогая, - глаза мужчины потеплели, стоило ему взглянуть на дочь.- ты откуда?
   - Неужели ты не видишь, что из своей комнаты? - надула губки Агата.
   - Правда? - деланно удивился мужчина. - А по каким признакам я должен был догадаться? - Брамс подпер рукой подбородок, жадно разглядывая наряд дочери.
   - Посмотри, у меня новое платьице, - девушка провела руками по бокам, начиная от груди, спускаясь ниже, обрисовывая все еще стройный стан, следя за темнеющим взглядом мужчины.
   Эммануил Григорьевич, не отрывая взора от зрелища, разворачивающегося перед ним, с затаенной грустью думал о том, что в скором времени исчезнет стройность форм девушки, а она сама постепенно начнет превращаться в раскормленную уточку. Осознание этого несказанно печалило мужчину и заставляло задуматься о том, каким образом он будет удовлетворять свои потребности.
   - Очень красивое, - похвалил Брамс девушку, поворачивающуюся из стороны в сторону на манер куклы.
   - Я хочу еще одно, только розового цвета, - надув губки, произнесла Агата, делая несколько шагов к центру комнаты. При движении девушка не сгибала ноги в коленях, ступая на манер робота.
   - А кто у нас такой в гостях? - деланно спросил Брамс, включаясь в игру.
   - Меня. Зовут. Кукла. Маша, - разделяя слова, произнесла девушка, остановившись и медленно подвигав руками, при этом чуть наклоняя тело из стороны в сторону.
   - Какая соблазнительная кукла Маша, - с придыханием выдал Эммануил Григорьевич, вставая из-за стола.
   Мужчина уже предвкушал дальнейшее развитие событий, чувствуя, что начинает возбуждаться.
   ***
   Утро Эммануила Григорьевича начиналось рано. Мужчина просыпался лишь только забрезжит рассвет. Уже через полчаса после пробуждения он выпивал чашку свежесваренного кофе вместе с тостом и шел работать в кабинет. Даже в воскресенье он не делал исключений.
   Белокурая головка лежала на сгибе локтя мужчины и мешала встать с постели. Брамс, стараясь не потревожить девушку, аккуратно высвободил руку. Более чем положено мужчина вылеживаться в постели не стал, сразу же направляясь в ванную комнату. После контрастного душа он чувствовал себя посвежевшим и помолодевшим.
   Мысли об ушедшей молодости давно и серьезно беспокоили Брамса. Он не мог признаться сам себе, что с затаенным страхом ожил прихода старости и ее заключительного штриха, смерти. От того всячески старался оттянуть появление в его жизни женщины с косой наперевес. Мужчина сразу же после душа отправлялся заниматься в спортивный зал, размещенный в подвальном этаже особняка. К сожалению, годы брали свое, а сидячая работа и малоподвижный образ жизни добавляли проблем со здоровьем. Брамс регулярно проходил обследование у личного врача, а по необходимости прибегал и к комплексному осмотру, лишь бы не пропустить первые симптомы приближающейся старости.
   Стареть мужчина, ой, как не хотел. Для борьбы с этим злом существовал целый отдел в фирме, занимающийся проблемами старения. Брамс надеялся в скором времени получить лекарство, замедляющее старение. Разработки в этом вопросе были существенные и многообещающие. Правда, после случая с Завадским мужчина стал более пристрастным к выбору персонала.
   После непродолжительной тренировки на велотренажере и беговой дорожке, мужчина вновь отправился в душ, теперь уже находящийся рядом со спортивным залом. И только после него поднялся в кабинет, по пути заглянув в боковое крыло. Туда, куда гостей Брамса не водили, а он сам наведывался с огромным нежеланием.
   Женщина в белой униформе вскочила со стула, стоило Эммануилу Григорьевичу показаться в дверях комнаты.
   - Сидите, Таня. Сидите, - жестом приказал мужчина, смотря на экран монитора, в котором отражалась соседняя комната, закрытая на замок. - Как она?
   - Спит, - коротко ответила женщина. Потом спохватилась, что не так следует давать отчет боссу и сообщила, - почти все время спит. Может быть уменьшить ей дозу? - с надеждой спросила она у нанимателя.
   -Нет. Не надо. Дозу оставьте так как есть.
   - Хорошо. Как скажете, - не в привычках женщины было возмущаться приказаниями работодателя.
   - Сообщайте мне о любых изменениях в поведении пациентки. Вам все ясно? - мужчина пытливо посмотрел на сиделку.
   - Да, - односложно сообщила женщина в ответ.
   Брамс развернулся и, более никуда не заходя по пути, направился в кабинет, рассуждая про себя по поводу того, что ему делать с супругой. Долго держать Ренату на транквилизаторах было нельзя, иначе он в итоге получит дышащее растение.
   "Впрочем, чем не вариант?" - мужчина задал себе вопрос. Участившиеся побеги супруги стали приносить слишком много беспокойства и поглощать слишком много денег.
   Рената никак не желала принять его волю, все время противясь ей. Уж сколько раз он ее учил уму разуму, не сосчитать. А она, настырная душа, неоднократно пыталась перевоспитать мужа, даже пробовала вовлечь в религиозную секту, дабы наставить на путь истинный.
   Глупая.
   Невозможно заставить верить верующего. У Брамса была своя философия, свой Бог, которому он поклонялся, которого боготворил. И другим Богам в его душе не было места.
  
   Она даже дочь пыталась похитить, чтобы научить уму разуму. В день, когда Кирилл с подачи Эммануила Григорьевича поехал на ипподром, чтобы поближе познакомиться со своей невестой, эта дуреха решила умыкнуть Агату. Заманила ее в кафе предложением выпить чашечку чая, а когда та отвлеклась подсыпала ей лекарство парализующее волю, чтобы дочь ей во всем подчинялась. И где она только раздобыла его? Брамса терзали смутные сомнения, что к лекарству руку приложил бывший дружок Листов. Только он мог иметь в своих запасах подобные препараты. В свободном доступе лекарства такого спектра действия не поступали, да и не могли поступать, потому как изготавливались для внутренних нужд спецслужб. Фирма Брамса вплотную сотрудничала с оборонными предприятиями, органами внешней разведки, да и для самого правительства выполняла заказы. Данные сведения были глубоко засекречены и о них знали лишь единицы.
   Рената, подсыпав лекарство дочери, все рассчитала правильно. Время для похищения девочки было самое подходящее. При огромном скоплении народа, барражировавшего на ипподроме, сложно было обнаружить иголку в стогу сена, а точнее двух женщин, бредущих рука об руку. Одно Рената не учла, Брамс давно подстраховался и установил на всю одежду женщин чипы слежения. С помощью них он мог в любой момент обнаружить местоположение как Агаты, так и Ренаты. Поэтому пропажу быстро отыскали. Машина такси, в которой ехали женщины, была перехвачена уже на самом краю города. Рената собиралась увезти девочку далеко-далеко, в надежде перевоспитать заблудшую душу.
   Если бы Брамс все еще не любил Ренату, то кормить ей рыб на дне океана. А так мужчина мучился с супругой, которую и выгнать было жалко, и жить невозможно. Ведь, кому захочется жить с мороженой рыбой. Сколько лет Эммануил Григорьевич не бился, но так и не смог перевоспитать на свой лад жену. Вот и пришлось мужчине делать все по своему. Благо под рукой оказался податливый материал в лице Агаты.
   Усевшись в свое любимое кресло, Брамс потянулся к телефону, помня, что следует сделать один важный звонок. Ему надо было дать ответ по поводу очень интересного сотрудничества с зарубежными партнерами. Сфера интересов мужчины простиралась далеко за пределы фармацевтической фирмы. Все что приносило деньги интересовало Брамса. А интересы у мужчины были разносторонние.
   - Говорите, - раздалось на другом конце провода.
   Брамс не стал представляться, зная, что это совершенно лишнее. Собеседник и так прекрасно знал с кем имеет дело.
   - Передайте синьору... ,- мужской голос тут же прервал Эммануила Григорьевича.
   - Никаких имен.
   - Линия зашифрована, можно говорить открыто, - начал Брамс.
   - Вам сказано -- никаких имен, - твердо произнес собеседник.
   - Как скажете, - Эммануил Григорьевич не стал настаивать на своем. Не в этот раз, да и вопрос был совершенно не принципиальный. - Передайте сеньору, что я согласен. У меня есть подходящий товар, что вам нужен.
   - Сколько?
   - В любых количествах, какие потребуются.
   - И без накладок?
   - И без накладок, - подтвердил Брамс.
   - Отлично, - незнакомец произнес одобрительно. - Вы не пожалеете о нашем сотрудничестве.
   - Я на это надеюсь,- ответил Эммануил Григорьевич.
   Пошатнувшаяся после скандала репутация в обществе, требовала больших капиталовложений для восстановления. Мужчина собирался в скором времени заняться массовой благотворительностью, для чего был приглашен пиар-менеджер. Он уже приступил к разработке восстановления имиджа бизнесмена. Дело было сложным, но не невозможным.
   - Тогда до встречи.
   - До скорой встречи, - в унисон прошептал Брамс, слыша гудки отбоя. Собеседник не стал дожидаться, прервав связь.
   Эммануил Григорьевич постучал телефонной трубкой по подбородку, принявшись в уме прикидывать прибыль от сотрудничества с западными партнерами. Дело обещало быть интересным, а главное, прибыльным. И это несказанно радовало мужчину.
   - А с Ренатой все же надо что-то решать, - обращаясь сам к себе произнес Брамс, кладя трубку. - Ее присутствие в доме может сыграть дурную шутку.
   Мужчина закусил нижнюю губу, принимая нелегкое для него решение.
   - Рената, ну, почему ты меня не послушалась? Сейчас бы как сыр в масле каталась.
   Положив трубку, мужчина встал из-за стола, чтобы подойти к окну. Перед его глазами побежали кадры воспоминаний времен молодости, когда он с Ренатой были юны и глупы, когда весь мир лежал у ног и можно было выбрать любой известный или неизвестный путь. К сожалению, пути его и Ренаты разошлись. Женщина не смогла принять мужа таким, какой он был на самом деле, о чем Брамс все больше и больше грустил. Дочери не хватало ума, проницательности, мудрости, присущей Ренате. Она получилась слишком избалованной и капризной. В этом был виноват сам Брамс, но уже ничего не мог поделать.
   Пора было подыскивать ей замену.
  
   ГЛАВА 3
  
   - Куда мы едем? К тебе домой? - Фаина до поры до времени помалкивала, не беспокоя Кирилла своими вопросами. Девушка лишь внимательно следила за дорогой, время от времени поглядывая назад.
   - Нет, - мужчина поглядывал в окно. Поезд скоро должен был прибыть на станцию места назначения.
   - А куда?
   - Нам надо спрятаться и тебя подлечить, - чуть рассеянно произнес мужчина, думая о своем.
   Кирилл прокручивал в голове варианты того, куда можно поехать без опасности быть пойманным. С учетом выявившейся слежки стало понятно, что останавливаться в гостиницах не самый лучший вариант. Вот если бы был поддельный паспорт, то можно было бы попробовать затаиться где-нибудь в глубинке. Но паспорта не было, следовательно, надо было обращаться к кому-то кто сможет спрятать и при этом не выдаст полиции или наемникам.
   Теперь мужчине стало ясно кто направил тех убийц за ним. Брамс, не состоявшийся тесть. Кирилл сотню раз себя ругал, что поддался на провокацию и чуть было не засунул голову в петлю. И лишь в последний момент сумел соскочить. Не появись у него видео и фотографии, вряд ли бы он мог предположить какие отношения связывают начальника и его дочь.
   -Ты меня не слушаешь, - пожаловалась Фаина, полулежавшая на нижней полке в купе вагоне.
   - Слушаю. Просто, при этом думаю что делать дальше. Куда нам податься.
   - Так ты еще не решил? - удивилась девушка.
   - Мне надо сделать звонок. Тогда и определимся.
   На перроне их, ясное дело, никто не встречал. Кирилл нанял носильщика, чтобы самому не тащить сумки. Невеселый мужчина неопределенного возраста без лишних слов довез вещи Фаи и Кирилла до стоянки такси. Девушка шла самостоятельно, разве что всю дорогу не отрывала руку от раненого бока.
   Фаина не забывала поглядывать по сторонам, пытаясь вычислить нет ли за ними слежки. К ее огромной радости никого подозрительного поблизости не оказалось. Девушка переживала как будет себя вести, если вдруг придется вступать в драку. Боец из нее никакой. Хоть, лекарство, полученное от Кирилла, и начало действовать, сбив температуру, но слабость не сняло.
   Завадский каким-то образом умудрился выпросить телефон у мимо проходящего парня и сделал один звонок. Фаине показалось, что Кирилл звонил женщине. Она почувствовала это скорее интуитивно, нежели услышала.
   - Едем за город, - довольно произнес мужчина, подходя к Фае.
   - Зачем еще? - девушка опиралась о торчащий из земли поручень, ограждающий тротуар от проезжей части.
   - Будем отсиживаться в лесу.
   - Из одного леса в другой, - буркнула девушка.
   - Так я тебя не держу, - пожал плечами мужчина, ожидая, что Фая скажет.
   Раневская промолчала, сделав вид, что это ее не касается.
   Поездка до дачи прошла в полном молчании. Кирилл был напряжен, словно готовился к чему-то важному. Мужчина все время поглядывал на часы. Фае показалось будто Завадского что-то страшит. Однако он и словом не обмолвился куда и к кому конкретно они едут. Девушка несколько раз порывалась завести разговор, но всякий раз чувствовала, что время совсем не подходящее. Кирилл уселся на пассажирское сидение спереди, что лишало возможности вести доверительные беседы. Если бы не болтливый таксист, всю дорогу ругающий правительство, то и вовсе никто и словом не перекинулся.
   Машина остановилась у высоких ворот насыщенного зеленого цвета. Сразу было видно, что их красили совершенно недавно. Кирилл рассчитался с водителем, когда тот уехал, подхватил вещи и зашагал по улице.
   - Ты куда? - удивилась Фая.
   -Туда, - кивнул мужчина. - Ты же не думаешь, что я попросил нас высадить прямо около нужного дома?
   Грешным делом Фая именно так и подумала. А после себя ругала, что не она подумала о предосторожностях.
   - А далеко еще?
   - Нет. Сейчас в переулок свернем, пройдем еще немного и тогда все, - пояснил мужчина.
   - Ты мне так и не сказал к кому мы приехали.
   - К одной моей давней знакомой, - Фае показалось или Кирилл засмущался. Это было что-то новенькое.
   - Насколько знакомой? - решила уточнить девушка.
   - Очень близкой знакомой, - Кирилл не хотел вдаваться в подробности, но, по всей видимости, Фаину следовало подготовить ко встрече с ... Дарой.
   После недолгих раздумий мужчина не нашел более близкого человека, к которому мог обратиться за помощью.
   Телефон бывшей подруги он помнил наизусть, и когда встал вопрос у кого спрятаться, ответ нашелся тотчас.
   Дара ответила сразу же и очень обрадовалась стоило ей только узнать кто звонил, как будто и не было некрасивого расставания. Она без вопросов согласилась приютить Кирилла, который только сказал, что ему надо на время затаиться. Женщина даже не стала уточнять для чего и почему. Завадский предполагал, что до Дары дошли слухи о случившемся на свадьбе.
  
   Кирилл с Фаей проходили около забора из штакетника, когда мужчина сказал:
   - Кажется нам сюда.
   - Уверен? - поинтересовалась Раневская.
   - Не очень, но надеюсь, что не ошибся, - Завадский почесал затылок, гадая, как попасть за калитку. Дара сказала, мол, надо повернуть какой-то там рычажок, просунув руку между деревяшками и тогда можно будет попасть во двор. А внутри уже проще сориентироваться, ключ от дома висит под приступками на крючке. На вопрос Кирилла, не боится ли женщина воров, она ответила, что в доме красть нечего, разве что старую мебель, да пожилого домового, живущего в доме с незапамятных времен.
   - Давай что-то делать, - подбодрила Фая.
   Мужчина окинул спутницу взглядом, отметив, что она неважно выглядит. Видимо, устала от хождения по садовому товариществу, куда они приехали.
   - Пошли, - буркнул Кирилл, подходя к калитке и засовывая руку как говорила Дара. К удивлению мужчины засов он обнаружил сразу. Потянул. Повернул. Калитка и открылась.
   - А собаки нет? - боязливо спросила девушка.
   - Об это мне ничего не известно, - Кир подхватил сумки и ступил во двор, ожидая, что в любой момент из-за угла выскочит огромный волкодав.
   - А хозяева где? - принялась интересоваться девушка.
   - Скоро прибудут, - ответил Завадский, закрывая калитку на засов.
   - А зачем? - Фае стало интересно.
   - Нам же кушать что-то надо, да и тебя следует нормально подлечить, а не абы как, - пояснил мужчина, присевший около ступеней, в поисках ключа от дома.
   - А там ты чего шаришь?
   - Ключ, - коротко пояснил Завадский.
   - А-а, - протянула Фая, - а я думала что тут и ключа не надо.
   Девушка окинула взглядом покосившиеся створки, давно не ремонтируемые ступени, облупившийся фасад дома.
   - Нашел, - Кирилл показал ключ. Он перевернул поржавевший навесной замок, собираясь его открыть. Фая грешным делом подумала, что у него ничего не получится. Однако, на удивление девушки, ключ провернулся и дужка замка отскочила в сторону.
   - Милости прошу, - мужчина открыл дверь в темный коридор.
   - Только после вас, - заявила Фая, ловя себя на мысли, что после получения ранения стала совсем иначе воспринимать мужчину. Незаметно для себя она стала признавать его лидирующее положение и его авторитет.
   - Как скажете, сударыня, - Кир улыбнулся и вошел внутрь дома. Оттуда вскоре послышалось. - А где тут свет включается? Или дом отключили от линии электропередач, за неуплату?
   - По-моему, тут уже лет сто никто не жил. Везет нам на заброшенные дома.
   - Нашел, - сообщил мужчина. В темном коридоре вспыхнул свет.
   - Надо же, - покачала головой Фая. - А я уже и не надеялась,- поднимаясь по ступеням.
   - А тут даже неплохо. Уютненько, - донеслось до девушки, входящей в дверной проем.
   Фая последовала на голос. Кирилл обнаружился в большой светлой комнате. Оказалось, что окна, выходящие во двор на противоположную от входной двери сторону, были открыты. В гостиной стоял старый диван с высокой спинкой, в которую было вмонтировано зеркало. С возрастом оно местами почернело, но в целом свои функции могло выполнять. Помимо дивана имелся большой круглый стол, вокруг него дружным кругом стояли стулья с высокими спинками. В дальнем углу комнаты примостился пузатый шкаф орехового цвета, сохранивший гораздо лучше остальных предметов мебели. Окна были занавешены занавесками. На одном из подоконников стояла пузатая ваза. Все стены в комнате были увешаны фотографиями, разной степени давности, одни были почти полностью выцветшими, другие четко передавали изображенных на них людей.
   - Похоже, что тут обстановка не менялась с прошлого века, - заметила Фаина.
   - А нам какая разница? - Кирилл уселся на диван, проверяя его мягкость. Тот протяжно заскрипел, принимая на себя вес мужчины.- Нам тут только перекантоваться.
   - А когда хозяйка приедет?- спросила Фаина, внимательно смотря на Кирилла.
   - Не знаю. Она точно не сказала, - пожал плечами мужчина, забрасывая ноги на подлокотник дивана, принимая горизонтальное положение.
   - Понятно, - протянула Фая, выдвигая стул из- под стола.
   Девушка не очень хорошо себя чувствовала, слабость накатывала волнами, ее потихоньку начало знобить. Усевшись на стул, она положила локти на стол, а после и вовсе улеглась на руки.
   - Ты чего? Спать хочешь? - поинтересовался Кир, обратив внимание на Фаины действия.
   - Нет. Холодно мне чего-то.
   - Дай-ка проверю, - Завадский поднялся с дивана, миновал пару метров и, не раздумывая, положил руку на голову Фаине. Девушка даже не успела возмутиться. - Опять жар. Надо врача, - поджав губы, произнес Кирилл.
   - Надо, но где его взять?
   - Найдем, - коротко бросил мужчина. - Я скоро приду. Ты лучше ляг на диван. Там тебе легче будет. Хочешь помогу перебраться?
   - Не надо. Я сама, - упрямо произнесла девушка.
   Она, пошатываясь, поднялась на ноги, сделала пару шагов и... упала бы не подхвати ее на руки Завадский.
   В этот раз возмущаться Фая не стала, потому как оказалась без сознания.
   Кирилл осторожно донес ее до дивана, уложил на мягкую поверхность.
   Первым делом он решил осмотреть рану, для чего снял все то, что ему мешало добраться до нее. Увиденное Завадского совсем не обрадовало. Рана покраснела, а на повязке были видны неприятные на вид выделения.
   - Все же попала инфекция, - произнес мужчина, выпрямляясь.- И я хорош, даже руки не вымыл, - принялся сокрушаться Кирилл, гадая что же делать дальше.
  
   Был у Кирилла один запасной вариант, к которому он намеревался прибегнуть в самом последнем случае. Но делать было нечего, следовало думать о жизни Фаи, а не о нормах приличия.
   Несколько лет назад Кирилл попал в травмпункт, причем по глупости. Дома загорелась проводка. Перемкнулись провода и начался пожар. Благо Завадский в это время находился дома и сразу же заметил возгорание. Мужчина, уверенный в своих знаниях электричества, полез чинить. А когда спрыгивал с табурета, то неудачно подвернул ногу. Из-за этого пришлось обращаться за медицинской помощью. В приемном покое мужчина и познакомился с Ингой. Молодая девушка, которая осматривала его ногу, оказалась хирургом. Она наложила на ногу тугую повязку и... предложила продолжить знакомство после смены. Кирилл, молодой и свободный мужчина, был не прочь провести свободное время с новой знакомой. Первый же совместно проведенный вечер закончился в постели. Встречались Кирилл и Инга недолго, оба были слишком заняты, графики работы у обоих были чересчур насыщенными, чтобы отношения стали стабильными. В конечном счете они совместно приняли решение более не морочить друг другу голову и расстались. А вскоре Инга вышла замуж за своего коллегу по цеху. Она даже приглашала Кирилла на свадьбу, но мужчина благоразумно на нее не пошел, посчитав, что это будет не совсем уместно.
   Вот сейчас, в трудную минуту, Кирилл вспомнил об Инге. Осталось дело за малым. Найти телефон, чтобы позвонить, который был обнаружен в местном сельпо, примостившимся на краю садового товарищества.
   Девушка откликнулась сразу, сказав, что обязательно приедет и попросила назвать адрес. Кирилл с радостью, надеясь на скорое решение проблемы, его сообщил.
   В ожидании Инги Кирилл принялся готовить обед, периодически поглядывая за самочувствием Фаи. Оно его беспокоило. Девушка находилась в беспамятстве и у нее стремительно повышалась температура. Боясь еще более навредить, Кирилл только и делал, что обтирал открытые участки тела, как то руки, голову, живот. Раздевать Фаину мужчина не решился, помня ее реакцию на любые прикосновения.
   Стук в дверь заставил Кирилла вздрогнуть. Мужчина перехватил нож, которым только что резал овощи, в нижний захват, а после завел руку за спину, направляясь ко входной двери.
   Глазка в двери не было, потому пришлось открывать не глядя. Мужчина отворил дверь настолько, чтобы выглянуть в щель.
   На пороге стояла какая-то женщина с длинными волосами, вот только она была отвернута лицом в сторону улицы. Кирилл сходу не узнал гостью.
   - Вам кого? - осторожно спросил мужчина.
   - Кир, ну ты даешь!- женщина повернулась лицом. На ее губах играла шаловливая улыбка.
   Завадский признал свою старую знакомую Ингу. Радостно распахнул дверь и кинулся с распростертыми объятиями, по-прежнему держа в руке нож.
   - Эй, ты чего? - воскликнула девушка, когда заметила блеснувшее холодное оружие.
   - Ничего себе! - произнес Кирилл, обращая внимание на огромный живот Инги. - Почему ты не сказала? - накинулся на девушку.
   Ничего подобного Кирилл не ожидал увидеть. В его памяти Инга так и осталась худенькой девушкой, которая по иронии судьбы стала врачом хирургом.
   - Вот это прием. Так-то ты меня встречаешь, - Инга возмутилась, а после и вовсе отчитала. - Я к нему на всех парах, а он еще и недоволен.
   - Но я же не думал, что ты ... такая круглая. Ты, кстати, как добралась? Надеюсь, не пешком? - принялся атаковать девушку вопросами.
   - Может запустишь в дом?- четко очерченная бровь взметнулась вверх.
   - Ах, да. Проходи, - Завадский стушевался. Он не знал как себя вести.
   - Я на машине. Не волнуйся. И мне еще почти месяц до родов. Так что по этому поводу не волнуйся, - мягко произнесла Инга, проходя в дом. - И от кого ты надумал защищаться? - спросила девушка, внимательно смотря на Кирилла.
   - Тут такое дело, - когда Завадский звонил, то не уточнил для чего конкретно Инга понадобилась. Он лишь сказал, что срочно нужна помощь, а в чем конкретно не уточнил. - У меня тут раненая женщина.
   Инга сразу же утратила свою веселость, став моментально собранной.
   - Где? Показывай. Потом поговорим.
   - В гостиной. Пошли, - Кирилл повел Ингу вглубь дома.
   Инга шла следом, пытаясь понять чей это дом и что в нем делает Завадский, тем более в обществе раненой девушки.
   - Вот она, - показал рукою мужчина.
   - Быстро в машину, там у меня чемодан. Двери не заперты, - приказным тоном произнесла Инга. Завадскому сразу стало ясно почему ее слушаются медсестры.
   Мужчина моментально последовал выполнять задание, полученное от старой знакомой. За воротами дачи стоял современный седан рыжего цвета. Кроме него никакой другой машины не было. Кирилл, не раздумывая, полез в автомобиль, который оказался и вправду открыт. На заднем сидении он обнаружил искомое. Взял чемодан, который по виду больше напоминал саквояж, и направился обратно в дом, не забыв закрыть машину от греха подальше.
   Когда Кирилл вернулся в гостиную, то обнаружил, что Инга где-то нашла полотенце, которым обтирала рану.
   - Я вижу тут огнестрел. Сколько времени прошло?
   - Не знаю. Двое или трое суток, - пожал плечами мужчина, помня о пропавших сутках. От того и затруднялся точно считать.
   - Плохо. Но поправимо, - поправилась Инга, когда увидела мятущийся взгляд Кирилла.- Открой чемодан. Будешь мне ассистировать.
  
   ГЛАВА 4
  
   Кирилл следил за руками Инги, зашивающей рану на боку Фаины, и поражался тому с каким хладнокровием ведет себя бывшая возлюбленная. Она накладывала один за другим швы, как будто штопала носки. Без эмоций. Без какого-либо волнения.
   - У тебя здорово получается, - нарушил тишину Завадский. Лишь бы только не молчать.
   - Ты об этом? - Инга кивнула на свои руки. - Долгие часы тренировок и у тебя все получится не хуже.
   - Ага. Ты забыла сказать о годах подготовки, - посетовал мужчина.
   - Ну, ты, допустим, тоже мышей режешь.
   - Я же их не воскрешаю, - заметил Кирилл. Хотя в этом он слукавил. Работы по поводу стимулирования живого организма в экстремальных ситуациях в лабораториях фирмы, в которой он до недавнего времени работал велись. Однако цели, преследуемые Ингой и Кириллом несколько различались. Если девушка должна была спасти любой ценой, то для Завадского жизнь пациентов была последним о чем следовало заботиться.
   - Пойди принеси еще горячей воды, - попросила Инга, закрепляя нить.
   Кирилл направился в кухню, чтобы выполнить поручение. В тот момент, когда он оказался в коридоре, входная дверь отворилась. И на пороге дома появилась хозяйка, милостиво разрешившая пожить гостям.
   - Кирилл, любимый, - с порога бросилась на шею Завадскому Дарина, по пути бросив на пол пакеты с продуктами.
   Мужчина опешил от столь бурного проявления чувств. Никогда ранее Дара не вела себя столь агрессивно. Кирилл даже не успел ничего сказать, как был крепко поцелован в губы. Женщина двумя руками обхватила его голову, не позволяя отвернуться. Требовательные губы Дары настойчиво целовали Кирилла. Тело мужчины моментально отреагировало возбуждением. Женщина это почувствовала и принялась еще сильнее прижиматься, желая вызвать еще более сильную реакцию.
   - Я думала он за водой пошел, а он тут стоит зажимается, - раздался недовольный голос Инги.
   Дарина тут же оторвалась от губ Кирилла, не отпуская из своих объятий.
   - Кто это? - воскликнула женщина, недовольно смотря на Ингу.
   - Это..., - начал Кирилл.
   - Воды вначале принеси, а потом будешь объяснять что, да как, - приказала врач, гневно сверкая серыми очами. Руки, затянутые в перчатки, женщина держала поднятыми. На перчатках виднелись следы крови.
   Кирилл перехватил руки Дарины, собираясь выполнить поручение.
   - Что здесь происходит? - хозяйка дома не понимала ситуации, в которой оказалась.
   - Я все объясню, - на ходу бросил Кирилл, направляясь в кухню. Дарина рванула за ним, хотя, ей очень хотелось узнать куда направилась беременная женщина. А еще больше ее интересовало не ребенка ли Кирилла она носит.
   Завадский, оказавшись на кухне, схватил две прихватки, найденные тут же, чтобы перелить воду из большой кастрюли в медный таз.
   - Кирилл, я хочу знать, - требовательно заявила женщина.
   - Дара, подожди. Все потом. Видишь, нужна вода. Я сейчас отнесу, - и он направился в сторону гостиной. Женщине ничего не оставалось, как пойти следом за мужчиной.
   Каково же было удивление Дары, когда она увидела что именно делает беременная женщина.
   - Боже мой, что тут у вас происходит? - в ужасе воскликнула она, падая на стул.
   - Уже ничего, - спокойно ответила Даре Инга. И сразу же добавила. - Я закончила. Надо вымыть инструменты от запекшейся крови.
  
   Кирилл споро принялся исполнять задание Инги, не зная с чего начать разговор с Дариной. И если Инге он мог рассказать всю правду, то с Дарой почему-то не мог поделиться всем. Его словно что-то останавливало.
   Инга прошла мимо по коридору, бросив мимолетный взгляд на усердно моющего инструменты мужчину. Улыбнулась. Она как никто лучше смогла изучить настырность характера Кира. Мужчина мог быть мягким, мог быть нежным, но никогда не был покладистым, если считал, что он поступает вразрез со своими внутренними установками. Похоже, что его приперли к стене и мужчина не знает как лучше сделать: взбрыкнуть или сделать вид, что идет на поводу у обстоятельств.
   Беременная девушка решила пока не мешать выяснению отношений между вновь прибывшей дамой и Кириллом. Мужчина не успел познакомить Ингу и Дару, не до этого было. Инга же подумала, что не стоит форсировать события. Пусть разбираются сами. Они же взрослые люди.
   - Кирилл, я жду, - напомнила требовательно Дара. На своей территории, которой был дачный домик, женщина чувствовала себя хозяйкой положения, считая, что может требовать отчета. Завадский же так не думал.
   - Что ты хочешь от меня услышать? - обернулся Кирилл, недовольно сверкая глазами. Меньше всего ему хотелось выяснения отношений.
   - Что все это значит? Ты вдруг ни с того, ни с сего звонишь, требуешь убежища. Как я должна понимать?
   - Во-первых, я ничего не требовал, - Кирилл принялся вытирать инструменты. - Во-вторых, если бы не хотела мне его предоставлять, то так бы и сказала. Мол, ничем помочь не могу. А, в-третьих, я бы попросил тебя не разговаривать в таком тоне, - к концу фразы голос у мужчины стал громче.
   - Кто все эти женщины? - Дару интересовало одно. Ей было наплевать на отповедь. Ей хотелось выяснить положение, которое она занимает в жизни Кирилла.
   - Мои знакомые, - пояснил Завадский, не сильно вдаваясь в подробности.
   - Это я уже поняла. А поточнее? - настаивала женщина.
   - Дар, я не пойму, ты меня решила пытать? Так возьми накали нож и поднеси к горлу, - Кир начал раздражаться. Ничего объяснять ему не хотелось, слишком многое бы пришлось рассказывать, а мужчина к этому не был готов. Совершенно.
   Кроме того, Завадский никак не мог избавиться от предположения, что это Дарина подкинула те материалы. Когда они расставались, то женщина пообещала доказать, что выбор Кирилла совсем не обоснован, что он еще пожалеет. О чем именно Кирилл должен был пожалеть Дарина не уточняла.
   Мужчина все искал того, кому было выгодно, чтобы свадьба расстроилась. И по всему выходило, что больше от его женитьбы должна была пострадать именно Дара. Однако в критической ситуации Кирилл все равно обратился к женщине. Он уже стал подумывать, что это связано с его желанием узнать кто именно открыл глаза на юную невесту.
   - Мне, кажется, что я имею право знать, - Дарина не выдержала и встала со стула. Женщина принялась ходить по кухне. Места было немного, потому и мельтешила она туда-сюда.
   - Да, сядь ты, - возмутился Кирилл, когда мелькание перед глазами его начало раздражать.
   - Ты не хочешь со мной разговаривать? - взвилась женщина.
   - Я хочу отдохнуть. Хоть немного, - устало произнес мужчина, чувствуя, что его начинают провоцировать на скандал.
   - А ты изменился, - Дара остановилась напротив Завадского.
   - С чего ты так решила? - вскинулся мужчина.
   - Раньше ты такой не был, - продолжила гнуть свою позицию женщина.
   - А какой я был?- поинтересовался у нее Кир.
   - Добрый. Отзывчивый,- принялась перечислять бывшая подруга.
   - А сейчас что не так?- с вызовом спросил Завадский.
   - На тебя повлияла новая женщина, - Дара боялась ошибиться которая из женщин внесла свою лепту в переделку Кирилла.
   - Ты еще скажи, что у меня рога выросли и зеленый хвост.
   - А хвост тут причем? - опешила Дара.
   - А притом, что давно пора понять, на меня сложно повлиять, я сам принимаю решения,- Кирилл встал, чувствуя, что ему начинает надоедать разговор.
   - Когда-то это было так, но вот теперь я сомневаюсь,- женщина продолжала настаивать. Она взяла со стола пустую кружку, начав крутить ее в руках, чтобы спрятать волнение. Ей не хотелось показывать свое состояние.
  
   - Правда?- мужчина опустил голову так, словно собирался защищаться или...нападать.
   Кирилл только собрался что-то еще сказать Дарине, как на пороге кухни появилась Инга.
   - Я прошу прощения, что мешаю вашему разговору, но ты, Кир, мне срочно нужен, - громко и отчетливо произнесла девушка. - Мне тяжелое поднимать нельзя, - последнее относилось больше к Дарине.
   Инга принялась одной рукой поглаживать свой большой живо. Дарина же окатила ее взглядом полным ненависти и злобы. Отчего девушке стало не по себе. Однако она и виду не подала, что ей неприятно общество Дары, в отличие от последней.
   - Да, конечно, - Кирилл не задумываясь направился в гостиную.
   Девушка посторонилась, давая возможность Завадскому пройти мимо.
   Когда мужчина миновал коридор и оказался в другой комнате, то Инга произнесла:
   - Вы бы на него сильно не давили.
   - Не твое дело, - огрызнулась Дара. Ей неприятно было видеть рядом с собой беременную женщину. Дарине Бог не дал детей. А потому всех женщин на сносях она воспринимала как нечто неприятное.
   - Мое дело предупредить, - Инга развернулась и пошла за Киром, про себя обзывая Дарину нехорошими словами. Девушка посчитала Дарину злобной сукой, приревновавшей своего любовника.
   Инга сомневалась, что у Дары с Кириллом что-нибудь получится. Девушка не видела точек соприкосновения между любовниками, хоть и знала Дару всего несколько минут. Однако она видела отношение Кирилла к женщине. Он совсем не был влюблен в Дарину, в то время как она была похожа на мартовскую кошку по отношению к Завадскому.
   - Ты что не мог мне позвонить? - шепнула Инга Киру. - Я бы нашла где тебя спрятать.
   - С чего ты решила, что мы прячемся? - шепнул тот в ответ.
   - Хочешь, чтобы я разбудила пациентку, заржав? - шикнула девушка.
   - Нет. Но все же.
   - Огнестрелы в боку у приличных дамочек просто так не появляются, если только вы не бандиты. Ты, точно не он, в смысле, не бандит. Я тебя давно знаю. А она...
   - Что она?
   - Она может быть. Ты с ней поаккуратнее.
   - С кем? - переспросил Кир.
   - С обоими, - нашла что сказать девушка. И тут же добавила. - Помоги мне перевернуть пациентку.
   - А когда она в себя придет? - Кирилл переключил свое внимание на Фаю.
   - Думаю, что скоро. Мое чутье подсказывает, что она пошла на поправку.
   - Это хорошо, - Завадский был доволен услышанным.
   - Я сейчас поеду домой, сам понимаешь, у меня муж и ... я бы не хотела, чтобы он знал куда я езжу в свободное время, - немного смущенно произнесла девушка.
   Кирилл встрепенулся. Он как-то не подумал как будет выглядеть отлучка беременной женщины из дома.
   - Ты меня извини, - принялся он каяться.
   - Пока на улице светло, ничего страшного. А вот позвони ты мне ночью, было бы гораздо сложнее все объяснить, - криво улыбнулась девушка.
   - Вроде, муж у тебя был понятливый..., - начал Кирилл.
   - Был, да сплыл, - как-то расплывчато произнесла Инга.- Не муж, а его понятливость.
   Завадский скорее почувствовал по интонациям, что не все так гладко в семейной жизни бывшей подруги. Ему хотелось уточнить в чем дело, но бросив взгляд на плотно сомкнутые губы Инги понял, что не стоит торопить события. Захочет, сама расскажет. Видимо, еще не наступило время для прорыва проблемы. Но очень скоро это случится.
  
   - Инга, что случилось? - Кирилл взял девушку за плечи.
   - Да все нормально, - она попыталась отвернуться и спрятать взгляд.
   - Когда-то ты считала, что ложь это унижение себя в своих собственных глазах. Что-то изменилось за это время? - пытливо спросил мужчина.
   - Нет. Но я выросла.
   - По-моему, ты и тогда была взрослой девочкой.
   - Была. Но не достаточно, - вздохнула Инга.
   - Не хочешь говорить?
   - Прости. Это мое личное.
   - Я же вижу, что тебе больно и плохо, - начал Кирилл. Ему хотелось помочь подруге, но как мужчина не знал.
   - Кир, я сделала свой выбор. Он мой и только мой. За свои поступки ответственность несу я сама. Так же как и за свои решения, - глухо произнесла Инга.
   Завадский вглядывался в подругу, постепенно замечая, и залегшую морщинку между бровей, и потухший взгляд, и усталое выражение лица. Все изменения, случившиеся с Ингой, ему не понравились. Не так должна выглядеть женщина, довольная своей жизнью. Тем более женщина, ожидающая ребенка от любимого мужчина.
   - Он тебя обижает? - внезапно спросил мужчина.
   - В смысле? - Инга не поняла.
   - Муж тебя бьет? Оскорбляет? Унижает? - начал перечислять Кирилл, внимательно смотря за выражением лица девушки, дабы уловить мельчайшие изменения.
   - Нет. Что ты?- искренне воскликнула она. - Он даже пальцем меня не тронул.
   - Тогда что? Все же морально задевает? - Завадский заметил как по лицу Инги проскочила эмоция, которую она усердно скрывала.
   - Он не хочет ребенка, - еле слышно произнесла Инга.
   - Как? Почему? - Кир понял, что нарыв вскрыт и причина найдена.
   - Говорит, что слишком рано. Надо пожить для себя, - и только мужчина хотел возмутиться, как Инга продолжила говорить. - Ты не подумай, он меня любит. Но еще он любит себя. И как все маленькие мальчики, которые боятся потерять материнскую любовь, ревнует к еще не рожденному ребенку. У родителей он один. И немного эгоист. Привык, что все для него. А тут... Я записалась на курсы молодых родителей. И его с собой взяла. Так он сбежал, сказав, что все что рассказывают для него слишком страшно.
   - Так он у тебя же врач. Медик. Как так? - Кирилл не мог понять.
   - Вот и я была удивлена. И долго не могла разобраться в причинах. А потом догадалась, когда поговорила с его матерью. Оказывается, у мужа должен был родиться братик, а он его не хотел. И всегда маме о том говорил...,- девушка замолчала.
   - И что? - Кирилл видел, что Инга силится что-то сказать, да только не решается.
   - А потом как-то так получилось, что он с мамой играл и случайно ударил ее в живот. У мамы начались преждевременные роды, - Кирилл видел ужас в глазах у подруги.
   - А дальше? Что было дальше?
   - Ребенка не спасли, - глухо произнесла Инга.
   - Какой кошмар, - воскликнул Кирилл.
   - Ты не думай, о не специально. Он был маленький. Он не отвечал за свои действия. Это была случайность, - девушка тараторила. И непонятно было кого она хочет убедить, себя или Кирилла.
   - И теперь ты боишься, что с твоим ребенком что-либо может произойти. Ведь так? - Завадский озвучил слова, которые витали в воздухе.
   - Нет...но...Да, боюсь, - через силу выдавила из себя Инга.
   - Уходи от него. Немедленно уходи. Не думал я что когда-нибудь произнесу такое, - серьезно заявил мужчина, прижимая к себе дрожащую девушку.
   - Я боюсь.
   - Инга, ты сильная. Ты справишься. Я знаю, что у тебя прекрасная мама, она поможет тебе поднять на ноги малыша, - начал убеждать Завадский. - Ты только попроси ее о помощи, она сразу же примчится. И еще будет благодарить, что позвала. Я же помню. Она у тебя хорошая. Добрая.
   - А вдруг я ошибаюсь. Вдруг это мои страхи. Глупые. Ненужные. Страхи.
   - Инга, ты можешь убедить себя, ты можешь убедить меня. Но если что-то случится с твоим ребенком, ты себя не простишь. Как и не простишь меня, что я тебе не сказал правды. Ты же взрослая женщина. И знаешь, что люди не меняются. Кто сделал ошибку в малом, тот повторит ее в большом.
   - А может быть его мать соврала? - с надеждой спросила девушка.
   - Зачем ей это? Такими вещами не шутят.
   - А вдруг? Может быть она все не так поняла? - отчаяние слышалось в голосе подруги Кира.
   - Может. Но раз ты боишься, значит, есть основания опасаться.
   - Я не боюсь.
   - Вот только не надо мне врать. Я тебя хорошо знаю, - Кирилл еще сильнее прижал девушку к себе, желая защитить от неприятностей. Все же время, проведенное вместе, просто так не забывается.
   - Что мне делать? - всхлипнула Инга, утыкаясь в грудь Завадского.
   Только Кирилл собрался повторить свое предложение, озвученное буквально несколько минут назад, как рядом раздались едкие слова:
   - И долго вы тут собрались обжиматься? - голос Дарины вибрировал от напряжения.
   Женщина, выйдя проверить куда запропастились Кирилл с женщиной врачом, увидела картину, от которой ее кинуло в жар.
   Ребенок его, пронеслось в голове. Глаза Дары затмила кровавая пелена от вселенской несправедливости. Почему некоторым все, а другим ничего? Почему ей Бог не дал счастья, а другим приподнес на блюдечке? Женщина хотела рвать и метать. Она всю себя была готова бросить к ногам Кирилла, а оказалось, что ему это не нужно. Он пользуется ею, когда только ему надо. И ладно бы только пользовался, он еще не стесняется крутить шуры-муры с другими женщинами. И где он только их находит? Подлец. Подонок.
   Даре хотелось вцепиться в волосы разлучнице, которая так нежно прижималась к плечу Кирилла, а он гладил ее по голове. Тогда как Дарина никогда не получала такой ласки.
   - Дара, иди в дом. Я сейчас приду, - тихо, но твердо произнес Кирилл.
  
   ГЛАВА 5
  
   Дарина недовольно поджала губы, собираясь высказать Завадскому все что она думает по поводу его распоряжений, но в последний миг все же смогла совладать со своим недовольством. Женщина разумно посчитала, что закатывать скандал в присутствии посторонних не стоит, хотя, ей очень хотелось. Она громко хлопнула дверью, когда все же вошла в дом так и не выяснив отношений с Кириллом.
   - Круто ты с ней, - заметила Инга.
   - Давай лучше поговорим о тебе, - Завадский не захотел дальше развивать тему взаимоотношений с Дарой. Мужчина считал, что обсуждать своих подруг настоящих или прошлых недостойно.
   - Как скажешь, - согласилась девушка.
   - С мужем тебе надо что-то решать пока совсем не извелась, - напомнил Кирилл.
   - Это да. Тут еще мне не дает покоя недавний скандал, связанный с младенцами.
   - О чем ты? - удивился мужчина.
   - В нескольких роддомах, вначале в одном, а потом еще в двух правоохранительные органы вскрыли случаи похищения и торговли детьми. Теперь все мамочки боятся рожать. И я среди таких страшащихся, - вздохнула девушка.
   - Торговля? Не может быть. Каким образом они это делали? Неужели покупали у рожениц? - Задал вопрос Кирилл.
   - Нет. Там все было поставлено чуть ли не на поток. Полиция выявила целую сеть. Из женских консультаций приходила информация кто из будущих рожениц подходит. Как правило это были матери- одиночки. Им ставили страшные диагнозы. Вернее не им, а их не рожденным детям. Говорили, что со здоровьем плодов большие проблемы, тем самым подготавливая благодатную почву для преступлений. А когда роженицы поступали в роддомы, там их накачивали препаратами подавляющими волю, а иной раз и вовсе применяли снотворное, чтобы усыпить, а после сделать кесарево сечение. Женщин держали в таком состоянии несколько дней, а после сообщали, что их дети погибли и уже захоронены. Женщины под действием лекарств не могли в полной мере осознавать что с ними происходит. А украденных детей переправляли куда-то за границу. Жаль, что следствие так и не установило где находятся дети, как и не смогли обнаружить заказчиков. Так что сам понимаешь, что после того, что мне стало известно как-то страшно рожать.
   - Неужели у тебя нет нормальных знакомых врачей? - поинтересовался Кирилл.
   - Есть, но мне все равно страшно, а вдруг не всех, кто замешан в торговле людьми, обнаружили.
   - Ты вначале с мужем реши как быть, а потом будешь волноваться об остальном, - посоветовал Завадский.
   - Ты как всегда прав, - Инга была вынуждена признать правоту бывшего любовника. - Поеду я, а то уже поздно.
   - Да, конечно. Будь осторожна. Я, если бы мог, то поехал бы с тобой, чтобы быть спокойным, что с все нормально.
   - Все хорошо, - Инга потрепала Кирилл по щеке. - Ты береги девочку. За ней пригляд нужен.
   - Это понятно.
   - Звони, если что нужно, - произнесла Инга, с осторожностью усаживаясь в машину.
   - Ты тоже, - Завадский склонился, залезая головой в салон. - Прощай, - поцеловал Ингу в щеку. - Береги себя и прислушивайся к своему внутреннему голосу.
   - Я так и сделаю, - Инга завела автомобиль.
   Кирилл захлопнул дверцу машины. Мужчина стоял на улице до тех пор, пока габаритные огни Ингиной машины скрылись за поворотом.
   Идти в дом мужчине совершенно не хотелось. Завадский до последнего оттягивал разговор с Дариной. Он догадывался, что женщина выплеснет ему на голову все свое недовольство, которое скопилось за долгое время.
  
   Кирилл еще некоторое время стоял на улице, наслаждаясь тишиной, которую изредка нарушали звуки свойственные больше деревне, нежели городу. Где-то вдалеке брехала собака, с другой стороны поселка раздавалось урчание мотора мотоцикла. Звуки были отчетливы и хорошо различимы, не то, что в городе. Мужчина задрал голову любуясь, наливающимся чернотой, небом. Проступающие на синем покрывале небосвода звезды подмигивали мужчине, как будто собирались рассказать страшную тайну.
   - Стой не стой, а надо идти, - под нос прошептал себе Кирилл, прекрасно понимая, что как бы он не убегал от нежелательного разговора, у него ничего не получится.
   Оставленная в гостиной, Фая нуждалась в покое. Никакого другого схрона у мужчины не было. Оказаться с больной девушкой на руках в незнакомом месте Кирилла не прельщало. Мужчина чувствовал свою ответственность перед раненой.
   Воспоминания о Фаине разбередили душу. Девушка, хрупкая с виду, оказалась твердым орешком, который не каждому по зубам. А еще она имела тайну, не дающую ей спокойно жить. Кирилл задумался на эту тему, но потом решил, что не имеет достаточных данных, чтобы ответить на интересующие вопросы.
   Однозначно, Фая была интересна Завадскому и не только как человек, но и как девушка. Ему было приятно на нее смотреть, ему нравилось с ней пикироваться на различные тем, ему просто было приятно находиться рядом с ней.
   Находясь рядом с девушкой он ощущал, что при необходимости может на нее положиться. Он чувствовал, что с Фаей можно договориться, если изгнать демонов из ее души.
   Но прежде чем это произойдет Завадскому надо выдержать разговор с Дариной. Кирилл поразился своей недальновидности, подумав, что женщина не в состоянии создать ему проблемы. Все оказалось несколько иначе, нежели было задумано.
   Мужчина напоследок вздохнул чистый воздух, пропитанный ароматом хвои, и отправился сдаваться на милость победителя.
   Кирилл загадал себе, что по возможности постарается сгладить все острые углы.
   Зайдя в дом, Завадский сразу же отправился проведать Фаю. Свет в гостиной мужчина не включал, привыкнув к темноте. Девушка тихо сопела, находясь в царстве сна.
   Стоя в комнате, мужчина услышал, как ночной тиши раздались шаги. Они могли принадлежать только одному человеку. Дарине.
   - С ней все в порядке. Я проверяла, - громче, чем необходимо произнесла женщина.
   - Т-с-с, - зашипел Кирилл. - Зачем шумишь?
   Дарина поджала губы, собираясь возмутиться.
   - Может потому что ты не хочешь со мной разговаривать, - голосом обиженной девочки произнесла женщина.
   Кирилл не стал более медлить, понимая, что продлевает агонию, а проблема, возникшая межу ним и Дариной требовала незамедлительного решения и принятия скорых мер.
   Стараясь не шуметь, Кирилл прошел мимо Дарьи, показывая своим видом, что не желает разговаривать рядом с больной. Женщине ничего не оставалось, как последовать следом.
   Кухня встретила бывших любовников помаргиванием одной из лампочек в люстре.
   - У тебя есть запасная, если эта перегорит? - спросил Завадский.
   - Опять ты уходишь от разговора, - зло произнесла женщина.
   Кирилл изумленно повернулся, он никогда не видел Дарину в таком расположении духа, поняв, что совсем не знает женщину, с которой провел не один час вместе.
   - Что ты хочешь знать? - как можно спокойнее спросил он, стараясь не замечать мерцания света, которое его до безумия раздражало.
   - Это она?
   - Кто она? - не понял Кирилл.
   - Раненая. Твоя новая подруга? А может быть жена?- шипела Дара, будто была не женщиной, а рассерженной кошкой.
   - Да я ее знаю всего несколько дней. Она спасла мне жизнь, приняв удар на себя.
   - Ты лжешь.
  
   - С какой стати, мне это надо? - спросил мужчина, опираясь плечом на стену.
   Дарина была рассержена и не скрывала этого. Она совсем не так представляла воссоединение с Кириллом. Женщина, сидя на работе и считая минуты до конца рабочего дня, когда она, наконец, встретится с любимым, воображала свою встречу с Завадским. Перед ее взором мелькали сцены, одна другой приятнее. Вот Дара приезжает, а Кирилл ждет ее у калитки, выглядывая на дорогу. Вот они целуются прямо на улице, совершенно не обращая внимание на проходящих мимо людей. Вот Кирилл подхватывает Дару на руки и, не давая возможности самой идти, вносит женщину в дом. А в доме сразу же несет в спальню на кровать, по пути не переставая целовать. А уже на месте, в доме, за закрытыми дверями, начинает медленно раздевать, даря неземное наслаждение. А под конец длинной прелюдии Дара с Кириллом занимаются любовью. И на пике наслаждения мужчина признается в любви.
   Однако все оказалось иначе. Вместо крепкого поцелуя Дара получила сухое приветствие. А вместо наслаждения женщина получила неприкрытую грубость. Любовью же со стороны Кирилла даже не пахло.
   От того Дарина с каждым мгновением раздражалась все больше и больше, понимая, что приняла желаемое за действительное. Вот только смириться не желала.
   - Я думала, что ты все понял, - обвиняющим тоном заявила женщина.
   - О чем? - изумился Кирилл, подавшись вперед.
   - Ах, ты даже не знаешь о чем? А что ты, вообще, знаешь? Ты хоть думаешь о чем-нибудь кроме своей персоны? Ты только себя видишь и слышишь. Тебя даже бабы от пуль закрывают. Тоже мне мужик. Одно название, - в сердцах выдала Дара.
   Кирилла позабавило последнее сравнение. Он даже заулыбался.
   - Да как ты смеешь надо мной смеяться? - женщина подскочила к Кириллу и влепила ему пощечину.
   Естественно, ничего подобного он не ожидал. В голове мужчины промелькнула мысль, что в последнее время женщины, окружающие его, стали чересчур агрессивны.
   - А вот это ты зря, - сквозь стиснутые зубы прошипел мужчина, борясь с желанием ударить Дару в ответ. - В следующий раз ничего подобного я не потерплю и ударю в ответ. В глазах Кирилла появился опасный блеск, не предвещающий ничего хорошего.
   Дара с запозданием поняла что натворила. Но уже было поздно. Зная, Кирилла, она понимала, что только что перечеркнула все, что было между ними.
   Доверие хрупкая вещь. Стоит единожды нарушить его нарушить, как целостность уже не восстановить.
   - А вот и ударь. Ударь! Раз тебе это ничего не стоит, - нарывалась Дара, все больше и больше съезжая с катушек.
   Женщина чуть ли не прыгать начала, словно бойцовый петух.
   - Дарина, опомнись, - угрожающим шепотом произнес Завадский, гадая, как он не смог рассмотреть в женщине зачатки безумия.- Ты переходишь все границы.
   - Что тут у вас происходит? - раздалось от двери.
   Завадский с Дариной в унисон повернули головы на голос. В дверях, пошатываясь, опираясь одной рукой о косяк, другой держась за бок, стояла Фаина. Взгляд девушки был несколько затуманен и рассеян.
   Кириллу показалось, что Раневская вот-вот и упадет. Мужчина, не раздумывая, подскочил к Фае и обнял ее, желая поддержать. На удивление, она не возмутилась, давая завести себя в кухню. Видя такое, Дару накрыло волной гнева. Была бы ее воля, она разорвала девушку собственными руками. Лишь угроза Кирилла останавливала женщину от смертоубийства.
   - И ты мне еще будешь утверждать, что между вами ничего нет? - закричала Дарина, гневно сверкая глазами. Выносить нежность, с которой Кирилл придерживал Фаину, у женщины не было сил. Она фурией проскочила рядом с Раневской, толкнув ее рукою. Девушка от неожиданности зашипела. Дара смогла зацепить рану. Если бы Кирилл не поддерживал Раневскую, то обязательно догнал свою бывшую любовницу, чтобы сказать ей пару ласковых, постаравшись вернуть на место поехавшую крышу. Разве нормальная во всех отношениях женщина будет вести себя столь варварским способом? Конечно же, нет.
   - Как ты? - заботливо спросил он Раневскую, бережно ведя ее назад в гостиную. Девушка все время норовила завалиться вперед.
   - Нормально, - тихо ответила та, чувствуя тепло, исходящее от Завадского.
   - Сильно больно? - Кирилл прекрасно понимал, что Дарина специально задела Фаю.
   - Да, нет. Если только чуть-чуть, - Раневская из последних сил делала вид, что все хорошо. На самом деле ей хотелось заплакать от несправедливости. Видимо, под действием лекарств она стала слишком чувствительна к боли.
   - Сейчас я тебе дам обезболивающее, - предложил мужчина. - Тебя уложу и схожу за таблетками.
   Кирилл помог девушке лечь на диван. Когда дело было сделано, Фая посмотрела на него с благодарностью.
   - Спасибо, - тихо прошептала она. - За все спасибо.
   Кириллу вдруг стало неудобно. Он не думал, что простые слова смогут задеть его за живое.
   - Не за что. Я обязан тебе жизнью, - Завадский повторил слова, которые еще недавно сказал Дарине. - Это я твой должник.
   Фаю пронзила боль, девушка скривилась.
   - Я сейчас, - Кир понял причину.
   Мужчина отправился на поиски своей сумки. Каково же было его удивление, когда он понял, что в ней кто-то рылся.
  
   Открытие было неприятным, но вполне предсказуемым. Кирилл прежде всего отыскал нужное лекарство, прежде чем понять что-либо пропало из сумки или нет. Нужные таблетки нашлись почти сразу. Мужчина прошел на кухню, налил стакан воды, прежде чем вернуться в гостиную, где лежала Фаина. При этом он не переставал думать о случившимся. На краешке сознания крутилась какая-то мысль, вот только Завадский никак не мог ухватить ее за хвост.
   И лишь после того, как Фая, выпив таблетку, задремала, Кирилл понял, что его беспокоило. В сумке не оказалось прибора для перемещения. Кто его мог взять? Ясно, что аппарат взял кто-то из тех, кто находился в доме. Но вот кто? Это следовало выяснить.
   Фаина спала в гостиной, тогда как Кириллу досталась хозяйская спальня. Запах белья был не родным. Обычно мужчина не замечал такие мелочи, но в состоянии стресса обострились все чувства. Завадский ворочался с боку на бок, не зная как устроиться, чтобы заснуть. Он уже стал подумывать о том, чтобы отправиться за снотворным.
   - Ты не спишь? - раздалось с порога.
   - Фаина? - мужчина приподнял голову над подушкой. - Что-то случилось?
   В свете уличного фонаря Киру прекрасно была видна Раневская, стоящая около входа в комнату.
   - Не могу уснуть, - словно озвучивая мысли Кирилла, произнесла девушка. - Я уже и на этот бок легла, и на другой. А все никак.
   - Я мог бы предложить лечь рядом со мной... но не буду, - тут же поправил себя Кирилл, садясь на кровати. - Тебе нельзя вставать, - вспомнил он.
   - Врачи всегда говорят, что надо наоборот больше двигаться, тогда и выздоровление идет быстрее.
   - Чаю хочешь? - внезапно спросил Кир, судорожно вспоминая, что по этому поводу говорила Инга.
   - Не отказалась бы.
   - Тогда пошли, - мужчина встал с кровати и, не замечая, что на нем надеты только трусы, прошлепал мимо, опирающейся о косяк, Фаины.
   Силуэт почти голого мужчины прекрасно запечатлелся на сетчатке глаз девушки. И она впервые, со дня изнасилования, смогла по достоинству оценить то, что увидела перед собой. Или это ранение ослабило ее защитные барьеры?
   В кухне зажегся свет, послышался шум наливаемой в чайник воды.
   А девушка все медлила, гадая, как отреагирует на Кирилла при нормальном освещении. Может быть стоит сделать ему замечание? И попросить одеться.
   Похоже, что Кирилл даже не подумал о неуместности своего одеяния, привыкнув видеть рядом с собой посторонних лиц.
   Наверняка, у него отбоя нет от женщин, подумалось Фаине.
   - У тебя все нормально? - Кирилл вышел в коридор, держа в руках нож.
   Фаина замерла, не зная как расценивать то, что увидела.
   - Что ты делаешь?- опасливо спросила девушка.
   - Бутерброд с сыром будешь?
   - Буду, - спустя миг ответила Раневская, сделав шаг в сторону Кирилла.
   - Вот и отлично. Я уже нарезал, - мужчина словно и не заметил нерешительности со стороны Фаины.
   Девушка маленькими шажками дошла до кухни и заглянула внутрь. На столе на большой тарелке лежало шесть бутербродов с сыром и столько же с колбасой.
   - Откуда продукты? - спросила Раневская, усаживаясь на стул.
   - Знакомая привезла, - помрачнев, ответил Кир.
   - Вы любовники? - девушка протянула руку к бутерброду, чувствуя, как заработал желудок, стоило ей только увидеть еду.
   - Были, - коротко ответил Кир, повторяя за Фаей. Вот только взял он бутерброд не с сыром, а с колбасой. Он, вообще, уважал мясо больше, считая его самой лучшей едой для настоящих мужчин.
   - А почему были? - продолжала допытываться Фая.
   - Потому как я надумал жениться.
  
   ГЛАВА 6
  
   - Ну, что? "Гнездо" готово? - у Лучано болел зуб, а потому он не собирался разводить лишние сантименты с Нельсом.
   Мужчина до ужаса боялся стоматологов, но прекрасно понимал, что визита к ним не избежать. Хотя, сложно отыскать такого, кто бы не падал в обморок от одного только известия кто хочет обратиться за врачебной помощью. Пару лет назад у Лучано так же заболел зуб, мужчина тянул до тех пор, пока стало совсем невмоготу. И только тогда пошел сдаваться врачу. Дело было ночью. И то ли врач был спросонья, то ли так сложились звезды, но наркоз на мужчину не подействовал, и удаление зуба состоялось практически на живую. Лучано это запомнил. И в следующий визит к врачу пришел со своим набором инструментов. В итоге несчастный доктор лишился не только всех зубов, но и пальца на руке. Пальцы были фетишем Лучано и все о том знали.
   - Друг мой, Лучано, разве я когда тебя подводил? - радостно спросил Георг, поворачиваясь из стороны в сторону на кресле.
   У мужчины сегодня был день рождения и Кристи обещала устроить грандиозный праздник по этому случаю. А еще она грозилась, что самое вкусное приготовила на потом. Женушка была еще та выдумщица. Георг ждал наступление вечера, словно ребенок ждет подарок на Новый год. Он весь извелся, считая часы.
   - Друг мой, Георг, если ты меня поведешь, то сильно об этом пожалеешь, - несколько резко сообщил собеседнику Лучано. Зубная боль усилилась, испортив и без того тяжелый нрав мужчины.
   - Ты мне угрожаешь? - Нельс перестал вертеться, прекрасное настроение стремительно падало вниз.
   - Я предупреждаю, - Лучано понял, что перегнул палку. Георг не был совсем уж беззащитным и при необходимости мог и окрыситься.
   - Разве есть повод? - Нельс не боялся коротышку. Он был ему неприятен, как человек, но страха не вызывал.
   - Нет. Но в качестве профилактики...
   - В качестве профилактики вспомни о своей любимой сестре, она частенько любит гулять по улицам без сопровождения. Чего бы с ней не случилось.
   Было у Лучано слабое место, его сводная сестра. Девушка не желала иметь ничего общего с сумасшедшим братом, но это на ход не влияло. Главное, что Лучано в ней души не чаял. Девушка была единственным живым родственником Лучано. И Георг о том каким-то образом разузнал.
   - Не смей трогать мою сестру, - взвился коротышка.
   - А ты не смей мне угрожать, - более спокойным тоном заявил Георг, радуясь, что его угроза точно попала в цель.
   - Извини. Погорячился, - Лучано ради сестры был готов даже попросить прощения.
   - Ничего страшного. С кем не бывает, - ответил Нельс, упавшее было настроение, стало потихоньку улучшаться.
  
   - Так я могу присылать первую партию? - поинтересовался Лучано. В этот момент зубная боль скрутила мужчину и он чуть ли не зарычал, вовремя прикрыв микрофон телефона. Не хватало, чтобы у собеседника появились козыри в рукаве.
   Однако до конца скрыть стон не смог. Нельс все прекрасно услышал.
   - Лучано, друг, что с тобой? Неужели опять зубы? - насмешка проскользнула в словах мужчины. О той истории с зубным врачом Георг узнал буквально через день. У него тоже были свои источники добычи информации.
   - Нет, - зло бросил собеседник, понимая, что прокололся, но признаваться в собственной слабости не собирался. Слишком много чести.
   - А мне показалось.
   - Тебе показалось. И не забывай креститься при необходимости, - рыкнул Лучано, делая заметку отомстить коммерческому партнеру как только подвернется подходящий случай. Мужчина не прощал в отношении себя насмешек. И если кто-то этого еще не понял, то непременно поймет в скором будущем.
   - Непременно, мой друг. Непременно, - ответил Георг, радуясь как ребенок. - Когда ожидать товар?
   - На следующей неделе тебя устроит? Скажем, во вторник.
   - Во вторник, говоришь. Хорошо. Я буду готов.
   - Только вот одна загвоздочка.
   - Какая? - насторожился Георг.
   - Товар еще надо будет довести до надлежащего уровня воспитания. Они только прошли реабилитационный период.
   - И твои люди даже не попробовали товар? - удивился Георг.
   - Мои люди как раз таки не против, но товар тогда придет в полную негодность. Они слишком нервно воспринимают моих людей. Начинают истерить, - Лучано не стал говорить, что две из пяти девушек, подготовленных для элитного борделя, покончили с собой. Одна перегрызла вены, после того как над ней надругались люди Лучано, а вторая умудрилась задушить себя прямо во время естественных потребностей. Девушку сильно рвало, после того, как с ней позабавились приспешники Лучано. Ее и оставили одну на некоторое время. Этого ей хватило с избытком. Все реанимационные меры не привели к ее спасению. Виновные в порче товара были наказаны, но теперь перед Лучано стояла задача по восполнению товара. А розыск его был не так прост как казалось на первый взгляд. Девушек завозили из-за границы, чтобы исключить всевозможные накладки.
   Лучано по-возможности предусматривал все. Он хоть и слыл сумасшедшим, но еще большим параноиком он был в части перестраховки. Мужчина понимал, что от этого зависит его жизнь. Мельчайшая недоработка грозила обернуться катастрофой. Его разыскивал Интерпол, за ним охотились десятки спецслужб, но тем не менее ему удавалось уходить от наблюдения. Пока госпожа удача была на его стороне.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"