Степанида: другие произведения.

Непристойное предложение, или иллюзия невинности

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если вам крутой босс вдруг делает заманчивое предложение руки и сердца единственной дочери, это не означает, что следует радоваться и покупать новый свадебный костюм. Впору заботиться о том, чтобы не примерить деревянный макинтош...


Пролог

  
   - Здесь нельзя удить рыбу, - мелодичный женский голос раздался со спины темноволосого атлетически сложенного мужчины, который только-только намеревался забросить спиннинг на середину не широкой, но быстрой горной реки. Ее бирюзовые воды стремительно оббегали торчащие из воды камни, весело журча и забавно подпрыгивая, разбиваясь на сотни мириардов прозрачных капель, сверкающих на солнце, словно драгоценные камни.
   - Почему? - удивился хозяин спиннинга, быстро обернувшись на звук. Ему пришлось на лету поймать взвившуюся леску рукой, чтобы крючок не впился в какое-нибудь стратегически важное место. Например, аппетитные ягодицы, обтянутые спортивными брюками с модным логотипом, нанесенным по лампасам штанин и куртки.
   - Заповедник. Поэтому и нельзя,- пояснила высокая худая девушка, стоящая на одном из торчащих камней, покачиваясь с носка на пятку.
   - И совсем никак нельзя решить эту проблему? Уж очень хочется душу отвести, - черноволосый мужчина пытался с ходу прозондировать почву и по возможности решить возникший вопрос.
   - Можно. Несколько тысяч штрафа и возможное уголовное преследование могут решить вашу проблему, - ответила девушка, засовывая руки в карманы джинсов, приподнимая плечи и потягиваясь.
   Ее длинные светлые волосы шевелились от порывов ветра и красивой волной ниспадали на одно плечо.
   - Как тут все сложно, - вздохнул мужчина, однако продолжать свое занятие не стал, а смотал и сложил удочку, затем шагнул в сторону девушки, протягивая руку. - Кирилл Завадский. А как зовут хранительницу заповедника?
   - Фаина Раневская, - представилась она, не вынимая рук из карманов.- Внучкой известной актрисы не являюсь. Даже дальней родственницей не прихожусь, - с чуть кривоватой улыбкой добавила девушка.
   - Правда?! А я так надеялся искупаться в лучах славы знаменитой женщины. Видимо не судьба, - Кирилл опустил протянутую руку, вот только в ответ не улыбнулся.- Неужели поклонники таланта достали?
   - Не то чтобы очень, но порядком надоели, - было ответом.
   Девушка принялась разглядывать близко подошедшего Кирилла. Высокий, широкоплечий, черноволосый, с прямым носом и квадратной челюстью он чем-то напоминал внешним видом игрока в американский футбол. Наверное, какой-то спортсмен подумала Фая, ежась под пристальным взором холодных синих глаз, смотрящих на нее с не меньшим интересом.
   - Вы тут живете или как и я в гостях? - обозначил свое положение мужчина.
   - Живу, - коротко ответила девушка. А потом добавила, - временно.
   Кирилл секунду посмотрел на нее, раздумывая стоит ли дальше вести разговор или нет. Потом, видя, что продолжение беседы не клеится, шагнул в сторону, собираясь отправиться к себе. Мужчина снимал номер в частной гостинице недалеко от реки.
   И в этот момент относительную тишину нарушил резкий свистящий звук.
   Фаина со скоростью нападающей гремучей змеи бросилась на Кирилла и, сбив своим телом, повалила его на камни. Мужчина больно ударился спиной, потому как даже мысли сгруппироваться у него не возникло, слишком внезапно все произошло. Он грязно выругался.
   - Что это было? - Кирилл имел в виду прыжок Фаины и его последующее приземление на камни. Девушка во время полета и приземления не пострадала, упав точно на мужчину.
   - Винтовка, - пояснила Фаина внимательно смотря в глаза мужчине.
   - У вас тут в заповеднике люди из винтовок стреляют, а вы мне рыбу пожалели, - с укоризной заявил Кирилл, пытаясь чуть разрядить напряженную ситуацию.
   - С глушителем даже на охоте не стреляют, - было ответом.- Кажется, вас хотят убить.
  
   Глава 1
  
   Некоторое время назад
  
   - Кирилл Владленович, вас вызывает директор, - в кабинет заглянула Машенька, курьер, разносящая почту.
   Кирилл поднял глаза на вошедшую и искренне улыбнулся при виде девушки. Рыжие кудряшки на ее голове, всегда смешно пружинили, стоило только чуть тронуть волосы. В отделе шутили, что Маша спит на гвоздях, но не так, как йоги, а накручивая свои огненного цвета волосы на гвозди, чтобы к утру выглядеть такой, какой все ее видят. Худенькая, стройная с огромной копной волос в стиле Анжелы Дэвис девушка вызывала только положительные эмоции только лишь одним своим видом.
   - Я-то зайду. Только с каких пор ты стала и эту информацию разносить по отделам? Неужели нельзя позвонить по внутреннему? - возмутился мужчина, отложив ручку, которой писал в сторону и начав массировать виски.
   Как не к спеху вызывало начальство. У Кирилла как раз дозревала одна стоящая мысль по поводу препарата над которым трудились уже несколько месяцев всем отделом. Однако мужчина не успевал ее проверить. А директор наверняка вызывает на ковер по этому поводу. Потому как иных оснований не было.
   Кирилл потер переносицу, надавил на закрытые глаза, отметив, что данный прием помог и в этот раз. Мужчина стал видеть гораздо лучше и отчетливее. Из-за постоянного напряжения глаза уставали. Кириллу постоянно приходилось смотреть то на монитор, то сверяться с отчетами, предоставленными подчиненными в письменной форме.
   Кирилл пришел в фармацевтическую кампанию совершенно недавно, но уже добился небывалых высот, превратившись за короткое время из помощника лаборанта в начальника отдела, занимающегося разработкой новых препаратов. Такое продвижение по службе можно было бы считать чистым везением или же наличием "волосатой руки". Однако ни того, ни другого у мужчины не было. Всего в жизни он добился самостоятельно своим упорством, трудолюбием и неимоверной усидчивостью. И это при всем при том, что по характеру мужчина был наполовину сангвиник, а на вторую меланхолик. Но это не помешало ему доказать себе и окружающим что он лучший среди равных.
   - Я сама удивляюсь распоряжению начальства. Но я человек маленький, мне что сказали, то я и делаю. Было приказано в одиннадцать тридцать позвать тебя наверх, я и выполнила все в точности, - девушка взглянула на наручные часы, удостоверяясь.
   Мужчина удивился подобному приказу, но виду не подал, принявшись собирать документы на столе, чтобы убрать их в сейф. Кирилл всегда отличался излишней подозрительностью. И вроде бы прецедентов не было, но мужчина предпочитал прятать свои наработки в сейф до поры до времени. Желания оказаться жертвой нечистоплотности коллег по работе у него не было. Он за свою жизнь много чего перевидал, а потому не испытывал особой веры к ближнему, зная наперед, что в настоящее время человек человеку волк.
   - Понятно. Спасибо Машенька, -произнес Кирилл Владленович, - я уже иду.
   Хозяин кабинета быстро собрал документы в аккуратную стопку, которую сразу же убрал в сейф. Вышел из программы на компьютере, оставив на рабочем столе монитора веселенькую заставку -- на зеленом фоне с некой периодичностью распускались цветы, которые со временем вяли и скукоживались, превращаясь в сморщенные грибочки, а потом и вовсе рассыпались в прах. На вопросы коллег - зачем ему такое нужно перед глазами, мужчина отвечал, чтобы не забывать о бренности жизни. За красотой юности скрывается уродство старости, вот было его ответом слишком любознательным коллегам.
   - Поторопитесь, Кирилл Владленович, вы же знаете, что Эммануил Григорьевич не любит ждать.
   Речь шла о "большом боссе" - директоре и самом крупном акционере фармацевтической компании со звучным названием "Жизнь вопреки". Под слоганом фирмы подразумевалось, что даже при всей конечности жизни ее можно продлить с помощью лекарственных препаратов, разработанных специалистами компании.
   - Я об этом прекрасно осведомлен, - сухо сообщил Кирилл, мельком глянув на Машеньку. Девушка по-прежнему не стремилась уйти из кабинета мужчины, продолжая мозолить глаза.
   Присутствие женщин в комнате, занимаемой Кириллом, стало большой проблемой в последние время. Они так и норовили прописаться в ней если не надолго, то навсегда. Еще бы им тут не нравилось. Молодой, подающий надежды мужчина был лакомым кусочком для женской части компании. Тем более он был не женат, что добавляло бонусов в его копилку привлекательности.
   - Вы что-то хотели, Мария? - поднял глаза на девушку Кирилл.
   -Да. Проводить вас, - без зазрения совести произнесла она, призывно улыбаясь мужчине.
   - Скажите, Мария, неужели я похож на шестилетнего мальчика, которого надо сопровождать в туалет, чтобы застегнуть штанишки? - поинтересовался Кирилл Владленович, убирая последнюю папку и закрывая сейф на кодовый замок.
   - А при чем тут туалет? - растерялась девушка, часто заморгав глазками, подернутыми затуманенной дымкой влюбленности.
   - А при том, что я собираюсь по пути на верх, заглянуть именно туда. Пойдете со мной? - на полном серьезе поинтересовался мужчина, выходя из-за стола.
   - Нет, - испуганно пролепетала Машенька.- Мне туда не надо.
   - Вот и славно, Мария. Вы можете быть свободны. Я сам в состоянии найти дорогу к "большому боссу", - Кирилл из последних сил пытался не сорваться и не наговорить гадостей.
   В последнее время Машенька была чересчур навязчива. Кирилл как не пытался соблюдать дистанцию в отношении с девушкой, у него это получалось с огромным трудом. Она всячески пыталась сократить расстояние между собой и мужчиной.
   У Кирилла складывалось ощущение, что женщины фирмы открыли на него охоту. И если раньше он был бы рад свалившемуся вниманию к своей персоне, то теперь оно начало угнетать. Когда его слишком много, то всякое желание отпадало. Мужчине окружающие дамы стали казаться стаей пираний, готовых в любой момент отхватить от перспективного жениха лакомый кусочек.
   -А я так хотела быть вам нужной, - протянула расстроенная девушка.
   -Машенька, спасибо, вы можете идти на свое рабочее место, - прямым текстом произнес Кирилл, чувствуя, что если она не уйдет через секунду, то он точно либо закричит, либо чем-нибудь саданет по столу, чтобы заставить красотку удалиться.
   Когда девушка все же удалилась, недовольно поджав губы, Кирилл с облегчением вздохнул.
   -Достали уже, хуже горькой редьки, - мужчина чуть ослабил узел галстука, будто ему было тяжело дышать, закрыл глаза, досчитал до десяти. Потом вернул узел на место, оправил полы пиджака, застегнул сам пиджак на одну пуговицу, оставив нижнюю свободно. И лишь после вышел из кабинета, плотно претворив дверь за собою.
   Мужчина шел по коридору компании поглядывая в приоткрытые двери и наблюдая за работой сотрудников. Под его руководством отдел разработок создал уже несколько десятков совершенно новых препаратов, той или иной степени необходимости человечеству. Каждый из которых оценивался в десятки тысяч долларов, а то и больше. Мужчина смог организовать деятельность коллег таким образом, чтобы получать от них отдачу по максимуму.
   Завадский был не только талантливым ученым, но и великолепным организатором. Причем одно другому не мешало. Совершенно. Зато сотрудницы стали заметно надоедать, доставая своим чрезмерным вниманием.
   Кирилл безусловно понимал с чем оно было связано, однако не желал путать личные дела со служебными. Ловить рыбу в соседнем пруду, а вернее заводить любовницу на работе, а тем паче подругу, он не собирался. Не желал получить вместе с удовольствием пучок проблем, которые несомненно бы появились, думай он иначе.
   К кабинету "большого босса" мужчина подошел минута в минуту, как того требовало высокое начальство.
   В приемной, где обычно за столом восседала Кира, молоденькая длинноногая блондинка с пепельными волосами и четвертым размером груди, никого не оказалось. Мужчина даже несколько растерялся, не зная как о себе заявить Эммануилу Григорьевичу. С шефом он сталкивался всего несколько раз. Тот предпочитал общаться со своим помощником Гербертом Листовым. Который в свою очередь доводил волю начальства до подчиненных.
   В народе ходили слухи, что сам Брамс ничего не соображает в фармацевтической отрасли, разве что самую малость. А всем руководит Листов, потому как именно ему стекалась вся информация от сотрудников, связанная с новейшими разработками.
   Кирилл не совсем верил слухам, понимая, что вряд ли Брамс настолько глуп, как говорили в народе, потому как в противном случае он не смог бы достигнуть тех вершин, которые покорил.
   Пока мужчина обдумывал все это, стоя в приемной, до него стали доноситься подозрительно узнаваемые звуки. Кирилл, при всей своей замкнутости в общении с женским полом на работе, мужчиной был нормальным и имел регулярные хоть и не продолжительные отношения. Во время которых с удовольствием принимал благосклонность женщин. Минет был одной из таких ласк.
   Кирилл принялся искать источник звука. И буквально через секунду его обнаружил. Дверь в кабинет к "большому боссу" была приоткрыта. Со входа в приемную этого не было видно, а вот если пройти несколько глубже в комнату, то становилось заметно. Мужчина, повинуясь любопытству, прошел чуть дальше. В результате чего ему стало видна часть кабинета шефа. В щель между косяком и дверью просматривалась очень интересная картина. Кресло Брамса, широкое и высокое, было выдвинуто из-за стола с таким расчетом, чтобы между столом и мужчиной мог поместиться еще один человек. И этим человеком была, если судить по платиновым волосам, Кира, секретарь шефа. Ее головка то поднималась, то опускалась, пропадая из вида. Стол мешал толком рассмотреть происходящее. Однако сомневаться в том, что именно творилось в кабинете шефа не приходилось. Громкое чавканье, вперемешку со вздохами и охами, вылетаемые из горла босса, долетали до Кирилла.
   Мужчина, наблюдая в щель за происходящим, раздумывал как поступить. Вызов шефа к конкретному времени был однозначен и категоричен. Брамс не любил опаздывающих. Однако занятие босса было настолько интимным, что помешать ему значило лишить мужчину удовольствия. Мужская солидарность Кирилла кричала, что необходимо уйти прочь или же дождаться финала, но ни в коем случае не мешать боссу натягивать секретаршу, чьей белокурой головкой он руководил с превеликим удовольствием.
   Кирилл уже собрался развернуться и тихо удалиться прочь. А после позвонить шефу и сообщить что он готов явиться перед его барские очи. Однако мужчине не удалось сделать даже шага, когда он услышал, раздавшееся из кабинета:
   - Что же вы уходите, Кирилл Владленович? Я уже вас заждался, - сочный баритон хозяина "Жизнь вопреки" было невозможно спутать ни с чьим другим.
   Кирилл оторопел, замер, и лишь через пару секунд развернулся на носках и посмотрел в сторону хозяйского кабинета. Картина, виденная им несколько мгновений назад, совершенно не изменилась. Кира, как обрабатывала среднюю часть тела мужчины, так и продолжала работать ртом, не отвлекаясь. Она даже не вздрогнула, услышав речь шефа, стоя на коленях меж разведенных мужских ног.
   Завадский ханжой не был и откровенная сцена, случившаяся перед его очами не заставила его бежать сломя голову прочь, но определенные нормы приличия, вбитые мужчине с самого раннего детства, не позволяли спокойно реагировать на увиденное.
   Однако Кирилл даже вида не подал, что его поразила картина в кабинете шефа.
   Мужчина, приняв решение, стремительной походкой зашел в просторное помещение, занимаемое начальником, предусмотрительно прикрыв за собою дверь. Ему не хотелось стать объектом для обсуждений со стороны работников фирмы, случайно оказавшихся в приемной. Это шеф мог позволить себе различного рода вольности, ибо он был хозяином положения, а Кирилл всего лишь наемным работником без рода, без племени.
   Стараясь смотреть только лишь в глаза босса, Завадский замер, оказавшись в кабинете.
   -Присаживайтесь, молодой человек, как видите я немного занят и не могу встать и протянуть вам руку, - как будто ничего странного не происходило, произнес Брамс.- Не могли бы вы рассказать чем в данный момент занимается ваш отдел, - с придыханием добавил Эммануил Григорьевич.
   -Я только на днях докладывал Листову..., - начал было Завадски, но тут же осекся, сглотнул и продолжил, как ни в чем не бывало.- Разработка лекарства, улучшающего работу мозга, находится на стадии завершения. При приеме данного препарата подопытными мышами, у которых были заблокированы отдельные участки головного мозга, появились ранее утраченные рефлексы. Что свидетельствует о...
   -Так. Это понятно, - перебил мужчину Эммануил Григорьевич.- Я видел отчет.
   Завадскому хотелось выругаться, спросив у шефа, а для чего тогда тот задал вопрос, на который уже знал ответ. Не иначе хотел проверить насколько Кирилл понимает о чем идет речь.
   -Я могу уточнить, если что-то не ясно, - стараясь не выглядеть подобострастным, произнес Кирилл.
   -Одну секундочку, - голос Брамса стал отрывистым, будто мужчине не хватало воздуха и он пытался хватануть чуть больше. - О, да-а, Кира, - до Завадского стало доходить с чем связана задержка при разговоре.
   Эммануил Григорьевич выдохнул через зубы, прикрыл на несколько мгновений глаза, переживая оргазм. Кирилл не мог спутать подобное состояние ни с чем другим.
   -Итак, продолжим, - произнес мужчина, от ширинки которого, стала подниматься на ноги секретарь Кира, отирающая тыльной стороной ладони губы. - Кстати, Кирочка очень шикарно делает минет, если вдруг возникнет необходимость в разрядке ты мне только намекни, я дам протекцию перед моей красавицей.
   Девушка, совершенно не стесняясь постороннего человека, мило улыбалась, восторженно смотрела на шефа.
   Кирилл думал, что перестал чему-то удивляться в этой жизни, однако он ошибался. Поведение этих двух выходило за рамки всяческих приличий.
   Брамс шлепнул ладонью Киру по попе и произнес:
   - Сделай нам кофейку. И побыстрее. Ты же знаешь, я ждать не люблю.
   Девушка вильнула попкой, стрельнула глазками в сторону Кирилла, и походкой от бедра, томно покачивая бедрами, выплыла из кабинета.
   -Хороша, чертовка. Не так ли? - задал вопрос Брамс, смотря на Завадского, при этом заправляя рубашку в брюки, но не вставая с кресла.
   -Да, - однозначно ответил собеседник, выбрасывая мысли о Кире из головы и гадая для чего была нужна подобная демонстрация. То, что это было сделано специально для него, сомнений не оставалось. Кирилл был мужчиной неглупым, и потому не преуменьшал мыслительные способности большого босса. Раз тот допустил подсматривание за собой, хотя ранее такого за ним не наблюдалось, а уж он, Кирилл, об этом знал, то значит Брамсу это было нужно. И цель шефа была выяснить реакцию его, Завадского, на все увиденное. Вот только для его ему это было нужно? Мужчина даже приблизительно не мог предположить. Совершенно не вязались: работа фирмы, создание новых препаратов и демонстрация близости между шефом и секретаршей, пусть даже такой очаровательной, как Кирочка. Предполагать, что Брамсу нужды были свидетели его мужественности, Кирилл не стал. Не из той породы был шеф, чтобы самоутверждаться таким дешевым способом. Информация, которой владел Завадский, о шефе была хоть и скудной, но из нее можно было более-менее определить характер Брамса. Так вот подозревать босса в занятии эксгибиционизмом на постоянной основе было нельзя. Иначе слухи об этом уже давно плотно оккупировали фирму. А этого не было. Кирилл работал в кампании уже достаточно давно, чтобы сделать нужное заключение.
   -Так замолвить мне за вас словечко перед Кирочкой? - лукаво поинтересовался Брамс.
   Кирилл помедлил прежде, чем ответить большому боссу.
   -Для меня несомненно большая честь быть представленным вашему секретарю, - мужчина сделал акцент на слове "вашему", - но, к сожалению, я настолько занят на работе, что времени на личную жизнь практически не остается. Все свободное время отнимает наука. Но я очень благодарен вам за столь щедрое предложение.
   -Значит, отказываешься. Или брезгуешь? - Брамс склонил голову на одну сторону.
   -Кира чудесная девушка. Несомненно. И я безмерно ее уважаю, однако не хотел бы создавать ей дополнительную нагрузку в виде своего присутствия в ее жизни, - Кирилл был непреклонен.
   Подбирать объедки со стола шефа мужчине хотелось меньше всего. Одно дело работать под его началом, а другое пользоваться одним и тем же презервативом. На подобное Кирилл не был способен. Да и особым желанием не горел.
   -Ну, хорошо. А теперь к делу, - Эммануил Григорьевич подался вперед и положил руки на стол. - Мне поступила заявка на изготовление одного очень интересного препарата. Разработки в данном направлении ведутся уже давно, вот только пока никто не смог даже на йоту приблизиться к решению задачи. Как вы отнесетесь к тому, чтобы возглавить это направление?
   Кирилл был несомненно удивлен. Всей координацией работы, руководством исследовательского процесса занимался в фирме Герберт Листов. Но то, что предлагал Брамс говорило о делегировании части полномочий правой руки шефа, ему, Завадскому.
   Однако отказаться значило поставить крест на своей дальнейшей карьере. Кирилл был амбициозным мужчиной, а иначе он бы не смог пройти путь от помощника лаборанта до начальника отдела.
   Завадский догадался, что между Листовым и Брамсом пробежала черная кошка. Эта информация еще не просочилась в массы, но скоро все тайное станет явным. И он будет большим дураком, если откажется от предложенного.
   -С удовольствием, - ответил Кирилл, втайне поздравляя себя с повышением. И пусть это не было пределом мечтаний мужчины, но маленький шаг к исполнению поставленной цели он сделал.
   -Вот и отлично, - подытожил Брамс. - Я знал, что на вас могу положиться.
   В этот момент в дверь кабинета тихонько постучались.
   -Заходи, Кирочка, мы уже закончили, - в свете недавних событий реплика Эммануил Григорьевич выглядела более чем двусмысленно.
   Кирилл поймал себя на том, что хочет поморщиться, но вовремя сумел совладать с собственной мимикой. К сожалению, работая "на дядю" особо харчами не поперебираешь. А самостоятельно пробиться при жесточайшей конкуренции практически невозможно.
   -Теперь можно и кофейку выпить. Не так ли, Кирилл Владленович?- Завадский сдержанно кивнул, стараясь не обращать внимание на вихляние попкой любовницы Брамса.
   -Спасибо, - сухо произнес Кирилл, когда Кира поставила чашку с кофе перед ним.
   -Кирочка, познакомься с моим новым заместителем, - а вот эти слова Эммануила Григорьевича стали для Завадского полным откровением.- Кириллом Владленовичем Завадским.
   Одно дело было возглавить разработки препарата, а другое получить управление над фирмой. Ведь по сути, при отсутствии Брамса его заместитель становился самым главным в кампании.
   Такого поворота событий Кирилл не ожидал. Свалившаяся на голову новость, пробила брешь в его самообладании. Это было равносильно выигрышу джек-пота. Вот только Завадский о подобном везении даже не мечтал.
   -Ой, я так рада. Эммануил Григорьевич, можно я его поцелую? - защебетала Кирочка, и, не дожидаясь разрешения босса, бросилась на шею Завадскому, норовя поцеловать в губы.
   Кирилл на подлете поймал руки девушки, сжав своими, встал в полный рост. Намерения красавицы были более чем прозрачны. В голове Кирилла проскочила мысль, от которой его всего передернуло, не сделай он того, чего сделал, и эти губы, которые еще недавно елозили по члену шефа, прикоснулись к его бритой щеке. Внезапно взыгравшая брезгливость заставила мужчину действовать быстро и четко.
   Мужчина отстранил от себя красотку и поднес одну руку к губам для поцелуя, при этом говоря:
   -Кира, мне приятно, что такая девушка, как вы, первой меня поздравила со столь высоким назначением.
   После Кирилл еще дальше отодвинул от себя красотку и добавил:
   - Эммануил Григорьевич, но больше всего благодарен вам за оказанное мне доверие. Я несомненно постараюсь в полной мере оправдать его, прилагая максимум сил и способностей, - мужчина отпустил руки Киры.
   Она же вскинула руку, которую не успел перехватить Кирилл, и потрепала мужчину по щеке:
   -А ты, дикий, но такая душка.
   -Кира, хватит, - одернул свою секретаршу Брамс, словно поведение девушки вышло за грань приличия.
   Подобный окрик больше удивил Завадского, нежели минет, случившийся на его глазах.
   Девушка послушно отошла от Кирилла, блеск в ее глазах испарился, и она стала похожа на побитую собаку. Любимую, но наказанную совершенно незаслуженно.
   -Как скажете, Эммануил Григорьевич. Я могу идти?- Кира опустила глаза долу.
   -Да. Можешь быть свободна. Как будешь нужна -- вызову, - сухо, не глядя на девушку, произнес Брамс.
   Теперь на Киру он обращал внимания меньше, чем на скомканный лист бумаги, еще недавно нужный, но негодный после использования.
   Кирилл насторожился, впитывая нюансы поведения шефа, делая зарубки на память. В тот момент большой шеф не играл, а если и делал это, то крайне искусно, ни нотки фальши, ни грамма отступления от задуманного. Завадский замер, стараясь особо не отсвечивать, как говорят в народе, пытаясь разобраться в характере шефа, чего невозможно сделать, находясь в отдалении. А после и вовсе тихонько присел.
   -Итак, Кирилл Владленович, вы все слышали,- босс обратил свое внимание на сотрудника.- Я рад, что новость не вскружила вам голову, надеюсь, и не вскружит в будущем. Вот в этой папке, мужчина указал на одну из лежащих на большом письменном столе находится техническое задание по интересующему заказчика препарату. Внимательно изучите, а после доложите мне свое мнение. Буду ждать вас завтра в это же время. Прошу не опаздывать, - напоследок сказал мужчина.
   Завадский встал, понимая, что аудиенция окончена. От него требовалось уйти в короткие сроки. Кирилл подошел к столу большого босса и взял предложенную папку.
   -Надеюсь, вам понятна вся степень секретности? - как бы между прочим спросил шеф.
   Сотрудник посмотрел на шефа очень внимательно, стараясь донести всю степень своей лояльности.
   -Эммануил Григорьевич, вам незачем во мне сомневаться. И я это докажу.
   Брамсу понравилось отсутствие подобострастия со стороны сотрудника. Он с каждой секундой все больше и больше убеждался в правильности выбора.
   Завадский был совершенно не глуп и не только как ученый, но и как обыватель, понимая все тонкости жизни. К молодому сотруднику Брамс присматривался давно. Чуть ли не со дня его появления в отделе. Спустя месяц после поступления на работу произошло нечто неординарное. Ранее никогда не было, чтобы новичок смог утереть нос старожилу, разбирающемуся во всех нюансах и специфике работы. Однако он смог обоснованно донести до руководства, в лице Листова, минуя своего непосредственного начальника, который не видел очевидного, суть проблемы, указав на способы ее решения. Это было так не типично для офисного планктона, что дошло до ушей высокого начальства. Именно тогда Брамс поставил Завадского себе на заметку. И после внимательно следил за его успехами. Противостояние между молодым сотрудником и его руководителем приобретали все больший резонанс, пока не перешли в открытое противостояние. Начальник отдела, где работал Завадский уже давно бы уволил его, но этому мешал Листов, все время принимая позицию Кирилла. И не потому, что тот числился в его любимчиках, а потому, что Завадский на самом деле был одаренным ученым, тонко схватывающим все самое главное. Когда чаша терпения Листова переполнилась, он просто сделал рокировку, поменяв Завадского с его начальником. И принялся смотреть что же будет. Ясно, что склоки и распри в фирме не приветствовались, но изучить реакцию молодого сотрудника требовал Брамс, из-за ширмы следивший за всем происходящим.
   Кирилл удивил не только Листова, но и Брамса, явившись к правой руке на ковер и сходу попросив перевести его в другой отдел с понижением в должности, а так же вернуть его бывшего начальника на прежнее место работы. Мужчина объяснил это тем, что не сможет работать в полную силу, на благо фирмы, если ему постоянно будут ставить палки в колеса. А такое произойдет из-за произошедшей рокировки, бывший начальник не простит ему повышения. Но дело даже не в прощении, а в том, что будут завалены проекты, над которыми трудится весь отдел, только по причине ненависти к нему коллеги. А он не мог допустить, что из-за личной неприязни пострадает дело. Уволить же мужчину, чье место занял, он не может, в силу того, что все сотрудники будут считать это личной местью, что так же негативно скажется на работе отдела. Поэтому он хорошенько все обдумал и решил пойти по пути наименьшего сопротивления. Ведь в конечном счете фирма все равно выиграет. Он будет работать в полную силу, а бывший начальник не дотянет до него руки и успокоится в желании свести счеты.
   Когда Брамс это все услышал, то долго хлопал в ладоши, чем озадачил Листова. Тот предполагал, что босс уволит выскочку, посмевшего ставить условия. Но Эммануил Григорьевич поступил иначе. Оставил Завадского при новом назначении, а недальновидного работника выгнал без выходного пособия, сказав на прощание, что личная неприязнь не должна мешать делу.
   -Я очень на вас надеюсь, - произнес Брамс, принявшись барабанить по столу пальцами. - Мне необходимы предварительные результаты как можно быстрее. Что скажете? Сможете их предоставить?
   -Я приложу все силы, - ответил Завадский, а про себя добавил "насколько это будет возможно". Давать пустые обещания Кирилл не любил, а потому старался лишний раз их не раздавать, в связи с чем, прослыл человеком слова.
   -Больше вас не задерживаю.
   -Всего доброго, - попрощался Кирилл, прежде чем выйти из кабинета.
   Проходя мимо Киры, соляной статуей застывшей на своем месте, мужчина бросил взгляд на последнюю. Девушка смотрела строго перед собой, словно неживая.
   -До свидания, Кира, - попрощался мужчина.
   Секретарь Брамса вздрогнула, услышав голос, заморгала, как будто только что проснулась. Она в недоумении перевела взгляд на Кирилла.
   -Вы к Эммануилу Григорьевичу? - спросила девушка.
   Завадский замер.
   -Я только от него.
   -Да? - удивленно протянула Кира. - Видимо я на минуту отлучалась и пропустила вас.
   Кирилл внимательно посмотрел на секретаря Брамса. По внешнему виду девушки было совершенно не похоже, чтобы она потешалась над мужчиной. Взгляд Киры был сосредоточен, хотя Завадскому показалось, что девушка на секунду его расфокусировала, при этом теряя нить разговора.
   -Да. Когда я вошел, то вас на рабочем месте не было, - произнес Кирилл, чувствуя чей-то посторонний взгляд. - До свидания, - тут же нашелся он, стараясь как можно быстрее удалиться из приемной.
   Поведение Киры очень сильно озадачило Завадского. Он не мог подобрать разумное объяснение случившемуся. У мужчины на руках имелось слишком мало фактов, чтобы выстраивать приемлемую цепочку для получения ответа. А придумывать Кирилл не любил, привыкнув опираться на достоверные источники информации.
  
   Глава 2
  
   -Фая, а перебежками никак?- Кирилл лежа на животе пытался повторять все в точности за светловолосой девушкой, вжимающейся что есть силы в камни на берегу быстрой и звонкой реки. Он ободрал уже все руки и набил все выступающие части тела, соприкасающиеся с камнями.
   -Попробуйте, только не забудьте на спину мишень повесить,- девушка замерла, а следом за ней перестал двигаться и Завадский.
   Фаина в это время пыталась что-то высмотреть из-за валуна, за который пришлось заползти спасаясь от неизвестной угрозы.
   -Так ползком неудобно,- принялся жаловаться мужчина, озираясь по сторонам. Он вообще не мог понять откуда стреляли.
   -А вы как червячок,- посоветовала Раневская, что-то прикидывая в уме. Ее губы шевелились, будто она что-то подсчитывала про себя.
   -Из меня сильно жирный червячок получается,- Кирилл повернулся на бок, стараясь найти удобное положение, в котором камни не будут впиваться в тело. Ему казалось, что их специально затачивали.
   -Ну, тогда как гусеничка,- спустя несколько мгновений ответила девушка.
   -Фая, вы надо мной издеваетесь?- уточнил Завадский, бросая взгляд на бегущую невдалеке воду. С каким бы удовольствием он напился из реки. От волнения жутко пересохло во рту и теперь нещадно хотелось пить. Он бы много отдал за кружку с чистой прозрачной водой. Хотя еще совершенно недавно ни о чем подобном не думал, удя рыбу. А как прекрасно начинался его отдых? Мужчина радовался, что, наконец, нашел чудесное место, где можно залечь на дно, прожив достаточно долгое время и остаться незамеченным.
   -Что вы? Я еще не начинала,- отмахнулась девушка, а потом вдруг приказала. - Пригнитесь.
   Кирилл, не задумываясь выполнил команду, как только она прозвучала. И в тот же миг услышал как по валуну чиркнула пуля, отколов маленький кусочек камня.
   -Фая, а может им сказать, что в людей стрелять нельзя?- задал вопрос Завадский, втягивая шею в плечи и пытаясь мимикрировать под окружающую обстановку.
   -Вы еще Конвенцию о правах человека им продекламируйте,- посоветовала Раневская.
   -Фая, ну я же серьезно,- попытался объяснить свою позицию мужчина, елозя на месте. Ему в бок со страшной силой впивался какой-то камень, отчего было невозможно лежать спокойно.
   -И я серьезно. Третий раз снайпер точно не промахнется,- обнадежила мужчину девушка, вновь выглядывая из-за валуна. Она как будто не боялась.
   -Откуда вы знаете, что это снайпер?- принялся допытываться Завадский.
   -По голосу,- коротко ответила блондинка.
   -А когда они вам рассказать успели?- Кирилл должен был выяснить все, чтобы понять чего ожидать в дальнейшем.
   -Винтовку по голосу, а не человека,- пояснила девушка.
   -А. А вы откуда их голоса знаете?- не мог успокоиться Завадский.
   -Кирилл, ползите,- последовал приказ. Быстро. Вон к тому валуну. Он вне зоны прострела. И не болтайте.
   Мужчина выполнил все в точности как было сказано. Он огромной ящерицей переполз в том направлении, которое указала Фая. Кирилл всегда с первого раза понимал что от него хотят.
   -Фая, у меня все колени в кровь стерлись. И локти тоже,- сообщил мужчина, когда они вновь лежали под прикрытием очередного валуна, который выбрала девушка. Благо в этом месте река, будучи высокой, создала нагромождение огромных камней, за которыми было легко спрятаться.
   -Простите, ничем помочь не могу, налокотники и наколенники вашего размера у меня в арсенале нет,- меланхолично сообщила Фая в очередной раз прикидывая маршрут движения.
   -Вы бы могли дать мне свою косынку,- покосился Кирилл на шейный платок девушки.
   -У вас уши замерзли?- про между прочим спросила Раневская.
   -Вы надо мной смеетесь,- понял очевидное мужчина.
   -Тогда не задавайте глупых вопросов и не делайте нелепых просьб. А лучше ползите, а не выставляйте свою задницу,- отчитала Фая, изучая обстановку.
   -Вы тоже заметили?- теперь настала очередь блондинки удивляться.
   -Что?
   -Мою задницу,- пояснил Кирилл.
   Мужчина оценил способность Фаи по части пряток и потому всецело полагался на нее. Девушка, знающая как не попасть под пули, в глазах мужчины стала на порядок привлекательнее. И повинуясь какому-то врожденному инстинкту Завадский принялся с ней заигрывать.
   -Главное, чтобы ее заметил убийца,- бросила на Кирилла раздраженный взгляд Раневская.
   -Почему?- удивился он.
   -Вы можете помолчать?- шипела Фая.
   -Я нервничаю,- объяснил причину своего поведения Завадский.
   На самом деле он чувствовал себя не в своей тарелке, совершенно не предполагая как надо действовать в сложившийся ситуации. Навыков выживания, в условиях приближенных к боевым, у него не было. Курсы самообороны он тоже не проходил. Он даже не читал и не смотрел боевики, чтобы хоть немного владеть информацией по тому, как надо себя вести.
   -Нервничайте молча или про себя, - шикнула на него светловолосая богиня.- Между прочим, это не меня пытаются убить.
   -А с чего вы взяли, что не вас? Может как раз таки за вами идет охота, - предположил мужчина.
   -Я добропорядочный гражданин. Меня не за что убивать, - глубокомысленно добавил мужчина, незаметно озираясь по сторонам.
   Природа вокруг была просто великолепна. Зеленый смешанный лес шевелил листвой и иголками, кристально чистая вода, подпрыгивая на камнях, разбрызгивалась миллионами капелек, в которых преломлялся солнечный свет, веером рассылая маленькие радуги.
   В то же время где-то вдалеке затаился снайпер с винтовкой, смотрящий в оптический прицел и следящий за залегшими за камнями беспомощными людьми.
   -Мы так и будем тут лежать, как поросята перед убоем? - спросил Кирилл. - Или попытаемся спастись?
   -Ну, вы и нахал, - присвистнула Фая. - И откуда такие берутся?
   -Маме аист принес, - теперь мужчина решил пошутить.
   -Видимо по пути следования ни единожды ударял о телеграфные столбы, - намекнула на недалекость Завадского девушка.
   -Их уже давно в помине нет.
   -Зато электроопор в изобилии, - парировала Фая.
   -Вы такая язва, - заметил Кирилл.
   -Спасибо за комплимент. А теперь приготовились и ... бегом вон к тому сарайчику.
   Сарай красовался на берегу реки. Видимо, когда-то он располагался значительно выше, но потом произошел оползень и он сполз.
   -Меня убьют, - Кирилл оценил расстояние до укрытия и с сомнением покачал головой, считая невозможным то, что предложила девушка.
   -Не убьют. Я придумала отвлекающий маневр.
   Только сейчас Завадский обратил внимание что до этого делала Фая. Она закрепила на подобранной по пути палке небольшое раскладывающееся зеркальце.
   -Что это? - указал на палку Кирилл.
   -Пока вы будете бежать, я буду светить в глаза снайперу и отвлекать его.
   -Откуда вы знаете где он находится? - принялся сомневаться в успехе мероприятия Завадский.
   -Я точно не знаю, но вам придется довериться мне.
   -Может подождать полицию.
   -Вы еще про пожарников не забудьте и карету скорой помощи дождетесь. К тому времени вы как раз превратитесь в чудесный труп с аккуратной дырочкой во лбу, - Фая нарисовала красочную картину ближайшего будущего для Кирилла.
   -Все настолько плохо? - вопрошающе посмотрел на Фаю Завадский.
   -Не могу судить. Но выбираться отсюда надо срочно. А если вы закончили задавать вопросы, то прошу следовать моим указаниям.
   -Если меня убьют, то вы будете приходить на мою могилку? - принялся шутить Кирилл, в то время как группировался перед марш-броском.
   -И даже цветочку возложу. Не волнуйтесь, - обнадежила Фая, собираясь выставить палку с привязанным зеркальцем с другой стороны валуна.
   -Вы меня обнадежили. Ну, я пошел.
   -Давно пора. Бегом марш, - скомандовала Фая, принявшись отвлекать внимание снайпера.
   Кирилл так не бегал даже при сдаче зачетов по физической культуре. Наверное, если бы кто-то принялся засекать время, за которое он миновал расстояние от валуна до сарая, то обнаружил, что поставлен новый мировой рекорд. Камни летели из под ног Завадского, летящего со скоростью ветра.
   Уже добегая до сарая, мужчина скорее почувствовал, чем услышал, как смерть пулей проскочила мимо него. Это снайпер все же обратил внимание на бегущего человека, но не успел настроиться должным образом и промахнулся по мишени. Лишь оказавшись за спасительным строением, мужчина перевел дух, чувствуя, что по спине струйкой потек пот.
   Кирилл не ожидал, что страх за собственную жизнь может быть настолько осязаем. Если еще недавно, он хохмил с Фаей, нервничая, то оказавшись один на один с летящей смертью, наконец, понял, что все более чем серьезно. И что для него следующего мига может не наступить.
   Мужчина переводил дух, согнувшись в три погибели, чувствуя, что сердце готово выскочить из груди. В этот момент из-за угла, откуда он только что прибежал, метнулась молния, сбившая его с ног.
   Молнией оказалась Фая. И вновь она оказалась сверху. Кирилл принял на себя всю силу удара.
   -Вы бы еще дальше вышли, - начала ругать девушка Завадского. А потом и вовсе добавила с матерком, суть фразы сводилась к тому, что мужчина родственник парнокопытного животного с рогами и бородой, а глупый как другое животное, тоже с рогами, но загнутыми книзу. Про последнего животного еще говорят, что он любитель смотреть на новые ворота, но при этом ничего не видеть.
   -Но я же сделал все как ты сказала, - внезапно перешел на "ты" Кирилл. Близость с девушкой, лежащей на нем, не способствовала официальному обращению.
   -Чудак на букву "м", - Фая продолжила ругаться. - Я тебе что сказала сделать? А? Добежать и спрятаться.
   -Я добежал.
   -Вот. Но не спрятался. Отпусти меня, - Раневская принялась выбираться из захвата Кирилла, который держал ее в своих объятьях. - Нам надо дальше.
   -Куда еще дальше? - удивился мужчина. Он надеялся, что опасность уже миновала. А все оказалось совершенно не иначе.
   -Из этой деревни. Неужели ты думаешь, что если мы ушли из под обстрела, то все? - требовательно спросила девушка.
   -Ну, да. Думаю, - несколько растерянно произнес мужчина, не разжимая объятий. Ему хотелось верить, что все уже закончилось.
   -Тогда ты еще больший дурак, чем мне показалось при первом взгляде, - разочарованно сообщила Фая, вырываясь из мужских рук. А для этого она всего лишь провела неуловимый прием, сделав Кириллу больно. В его руке взорвалась маленькая бомба. Мужчина зашипел. Он не ожидал подобной подставы от девушки.
   -Ты можешь здесь и дальше валяться, а я пошла, - Фая поднялась на ноги и рванула под прикрытием густых деревьев в сторону поселка.
   - Эй, ты куда? - понеслось вслед убегающей блондинке. Раневская ничего не ответила, продолжая рысцой удаляться прочь, не забывая поглядывать по сторонам.
   Девушка поравнялась с первыми домиками, когда ее догнал Кирилл.
   -Я с тобой.
   - Даже не сомневалась, - бросила в сторону Фая, направляясь к одному из строений, располагающихся в отдалении от дороги.- Ты где остановился? - на ходу поинтересовалась блондинка.
   -С той стороны, - указал мужчина на противоположный конец деревни.
   -А машина у тебя есть?- остановилась на секунду Фая.
   -Есть.
   -Тогда быстро шуруй за машиной, а я пока свои вещи заберу. Встречаемся возле церкви, там беседка под ивами. Знаешь? - пытливо посмотрела Раневская.
   -Знаю, там еще старички собираются по вечерам, - показал свою осведомленность Кирилл. -Мне хозяйка гостиницы сказала, когда я посетовал на полную безлюдность.
   Он переживал по поводу того, что должен остаться один на один с неизвестностью, но как истинный мужчина промолчал о своем страхе.
   -Вот и жди меня там, если окажешься первым на месте.
   ***
   Кирилл нервничал. Машина Завадского стояла в пяти метрах. Мотор он решил не глушить, боясь, что в любую секунду может понадобиться рвануть с места. А Фаи до сих пор не было. Мужчина стал переживать по поводу того, что девушка его бросила. Он, явившись в гостиницу, сгреб все свои вещи, что даже толком не были разобраны, и засунул в этом состоянии их в багажник автомобиля. После чего сам плюхнулся на водительское сидение и рванул в сторону места встречи с Фаиной, надеясь, что девушка уже там. Однако ее там не оказалось.
   Минута тянулась за минутой, а ничего не менялось в окружающей обстановке. Вокруг не было ни души. Местечко, где он остановился отличалось повышенной безлюдностью. Большинство домов в деревне было брошено из-за отсутствия работы в ближайшем обозрении. Деревня была перевалочной базой для туристов желающих либо пойти в горы, либо сплавиться по реке, для чего приходилось подниматься выше по течению. Местного населения было раз-два и обчелся. Причем в утреннее время их вообще не было видно. Как правило, местные выходили чтобы пообщаться с соседями значительно позже, после того, как все дела были сделаны переделаны.
   И если раньше мужчине нравилась такая неспешность и безлюдность, то теперь она его, если не пугала, то страшила. Все же не каждый день покушаются на жизнь.
   Кириллу жутко захотелось закурить. Он не делал этого с шестнадцати лет, когда мать поймала за сараями, где Завадский постигал азы курения. Мать заставила Кирилла скурить всю пачку, имеющуюся в наличии. Парень сломался на четвертой сигарете, после которой не мог толком вздохнуть от непрерывного кашля, сотрясающего все тело. С тех пор он зарекся курить. И так было до этих пор, пока безликая тетка с косой не пригрозила забрать с собой в запретные чертоги.
   Мужчина криво улыбнулся собственным мыслям.
   Он вообразил, что Фая его бросила, испугавшись возможных осложнений, которыми чреват нахождение рядом с ним.
   - Ну, чего ты стоишь посреди дороги? Живо в машину! - стоило Кириллу плохо подумать о Фаине, как она тут же появилась перед глазами. Мужчина даже мысленно попросил прощения у девушки, правда, вслух о том не сказал.
   Завадский окинул взглядом Раневскую. Она переоделась. И когда только успела? Теперь на ней красовался бутылочного цвета спортивный костюм, фуфайка имела капюшон, который полностью прикрывал волосы Фаи, пряча их светлый цвет. На плече у девушки красовалась большая и, судя по всему, тяжелая сумка, перевешивающая хозяйку.
   -Ты прямо командос, лишь боевой раскраски не хватает, - заметил Кирилл, глядя на девушку.
   -И тебе бы не мешало быть менее заметным, - и тут девушка глянула куда-то поверх плеча Завадского. - Бегом!- приказала она, рванув к автомобилю и запрыгивая на водительское сидение.
   Кирилл без раздумий последовал за Фаей. Поскольку его место оказалось занято, то пришлось оббегать машину и плюхаться рядом, на ходу захлопывая дверь, потому как девушка уже тронула автомобиль с места. Колеса завизжали и из под них показался сизый дым. Это Раневкая с огромной скоростью стартанула с места.
   -Ты что творишь? У меня резина новая, только недавно поменял, - возмутился Кирилл, хватаясь за ручку двери, - машина резко совершила разворот, чуть ли не на месте.
   -Лучше шкуру свою пожалей, а то она скора станет дырявой, - и в подтверждение ее слов в бок машины впилась пуля. Не оставалось сомнений кому она предназначалась. - Пригнись, - заорала Фая, выруливая на дорогу, по которой к ним приближался черный седан, из окна которого вели прицельную стрельбу.
   -Твою мать, - выругался Кирилл, - машина почти новая.
   -Свою вспоминай, а мою не трогай, - парировала девушка, бросив короткий взгляд на мужчину.- А сейчас, не отвлекай.
   Кирилл последовал совету девушки, решив, что еще обязательно поспорит, но только после того, как все образумится. Фая вдавила педаль газа в пол и машина на огромной скорости вошла в поворот. Как она удержала автомобиль от заноса и последующего опрокидывания, было только Богу известно, но девушка справилась с управлением и на этом маневре выиграла несколько драгоценных секунд, увеличив расстояние между их машиной и машиной преследователей.
   Дорога представляла собой ползущую змею, виляющую из стороны в сторону, гористая местность не позволяла прокладывать шоссе ровно. Кирилл скрипел зубами, когда Фая очередной раз цепляла колесом обочину или с трудом вписывалась в поворот. Казалось, будто еще секунду и они окажутся на дне реки, бегущей внизу. В этом месте был обрыв. И только заградительные столбики с железными перемычками ограничивали возможность сыграть в ящик.
   -Фая, ты можешь ехать ровнее? - когда Кирилл в очередной раз ударился о дверь, спросил у девушки возмущенно.
   -Могу. На тот свет хочешь? Не сворачивая, прямо в пропасть, хочешь? - не отрывая глаз от дороги парировала Раневская.
   -Я не это имел в виду, - возмутился Кирилл.
   -Ты можешь вводить все что угодно и кому угодно, но закрой ради Бога рот, - несколько пошловато ответила Фая в сердцах.
   -А у тебя однако комплексы. И как сказал бы дедушка Фрейд, твое либидо претерпевает определенные затруднения, раз подобные мысли приходят в хорошенькую голову и срываются с острого язычка, - Кирилла задел ответ девушки.
   -Да заткнись ты Бога ради! - заорала Фая. - Не мужик, а баба на третьем месяце беременности, ноешь и ноешь. Ты мне мешаешь, - девушка двумя руками вцепилась в руль, пытаясь удержать машину на крутом вираже.
   По лицу Фаи струился пот, вот только Кирилл как будто и не замечал подобного. Мужчина вцепился в ручку двери и крутил головой наподобие филина, гадая как долго будет продолжаться подобная гонка. Сравнение Завадского с беременной женщиной было отчасти правдой. Его мутило нещадно, до зеленых мух, но признаться в собственной слабости мужчина не желал, продолжая изводить Фаю придирками. Опозориться перед девушкой было для Кирилла смерти подобно. Еще бы, он мужчина, самец, сильная и смелая особь, а какая-то пигалица, которую он даже толком не знает показывает чудеса маскировки и мастерство вождения в экстренной ситуации. Либидо Кирилла не могло вынести подобного превосходства. Это он должен был спасать красавицу, а не она его, но по ходу дела роли поменялись. Мужчина реально понимал, что у него не хватит навыков и опыта выживания, которые чудом оказались у Фаи, и это его нервировало еще больше.
   В бампер машины вновь впилась еще одна пуля, которая предназначалась кому-то из сидящих в салоне. Следом покрылось сеточкой морщин заднее стекло, а после и вовсе осыпалось бриллиантовым дождем.
   -Вот, суки, - выругалась Фая, резко сворачивая с шоссе на проселочную дорогу, ведущую прямо в горы. - Попробуем оторваться в лесу,- пояснила свои действия девушка.
   -Не надо в лес, - возмутился Кирилл, но было уже поздно. Машина во весь опор неслась по грунтовой дороге, из под колес летели камни, по днищу что-то царапало, где-то громыхало.
   Автомобиль преследователей в первую секунду пролетел мимо. Потому как Фая выбрала такой поворот, который находился за небольшим уступом, закрывающим весь обзор. Это и позволило выиграть несколько драгоценных секунд. Однако полностью не спасло Фаину и Кирилла.
   Когда машина преследователей все же развернулась и поехала по следу, то расстояние между автомобилями оказалось значительным. Кроме того, Фая умудрилась отыскать дорогу между деревьями, которые не позволяли убийцам прицелиться и выстрелить.
   -Скоро будет ручей, ты не бойся, он мелкий, для того, чтобы оторваться надо замести следы. Может нам удастся сбросить их с хвоста,- предупредила Фаина, предполагая новую плеяду возмущений со стороны Кирилла.
   Со стороны было видно, что напряжение чуть покинуло девушку, она вздохнула свободнее, начав верить, что им удастся уйти от преследователей. Кирилл ничего не ответил на реплику Фаи, наблюдая за девушкой со стороны. Тошнота, с радости мужчины, начала понемногу отступать, да и замечание Раневской подействовало, хотя мужская гордость требовала сатисфакции. Он бы без раздумий выдержал и более грубые окрики со стороны парней, но вот женские его несколько уязвляли.
   Машина обогнула огромное дерево и принялась сползать вниз под большим углом. Кирилл вцепился зубами во внутреннюю сторону губы, чтобы не высказаться по поводу того, что он думает. А думал он не очень хорошо, предполагая, что машина опрокинется и упадет как минимум на бок. К его огромному счастью этого не произошло. И Кирилл вознес хвалу небесам, не забыв упомянуть мастерство водителя. В открытую признаться Фае было выше сил Кирилла, мужская гордость рыдала горькими слезами.
   Когда стало особо опасно, Кирилл не выдержал и спросил:
   -А другой дороги нет?
   -Уже нет, - сцепив зубы, ответила Фаина. - Только вперед.
   -А если мы перевернемся? - Завадский с ужасом смотрел на лежащее поперек движения тело полугнилого дерева.
   -И что? Боишься, что не успеешь выпрыгнуть? Можешь начинать готовиться заранее, - криво улыбнувшись, произнесла Фая, притормаживая.
   Автомобиль Кирилла не знал такой нагрузки с момента покупки. Да, собственно говоря, он совсем не знал что такое нагрузка, пока не познакомился поближе с госпожой Раневской.
   -Ты страшная женщина, - сделал заключение Кирилл, гадая, а сможет ли на самом деле выбраться из переворачивающегося автомобиля, если это вдруг на самом деле произойдет.
   -Это не я такая, это жизнь такая, - меланхолично ответила девушка, с облегчением выдохнув, стоило машине чуть выровняться.
   Фаина про себя молила всех богов помочь ей и не допустить опрокидывания автомобиля, уж слишком сильным был уклон. Девушка то и дело поглядывала в зеркало заднего обзора, боясь увидеть преследователей. Ведь, пока машина находилась на крутом спуске она была очень уязвима. И достаточно было попасть в любое из колес, чтобы равновесие было нарушено, а тогда до переворачивания было рукой подать.
   Скоро, как и предсказывала Фая, стал виден ручей, бегущий промеж деревьев. Девушка смело направила машину по руслу ручья.
   -Ты уверена, что тут нет ям? - скептически поинтересовался Кирилл, внутренне ожидая подлянки.
   -Нет,- коротко ответила Фая, гадая насколько прав окажется Завадский.
   В следующий момент машина рухнула передними колесами в огромную яму. Судя по всему, тут выходил на поверхность ключ, дополнительно снабжающий водой ручей.
   От резкого удара Фаину вместе с Кириллом кинуло вперед. Сработали подушки безопасности, выстрелив со страшной силой. Лишь ремни безопасности спасли от получения серьезных травм. Кирилл больно ударился коленкой и получил травму губы, прикусив ее зубами. Фаина же приняла сильный удар в грудь. Мотор заглох, залитый водой. В первый миг оба не поняли что произошло, когда машина начала заваливаться вперед, стала ясна грозившая опасность.
   Кирилл и Фая одновременно принялись отстегиваться и стараться вылезти из машины.
   -Я не могу открыть дверь, - выругался мужчина.
   -Давай через мою, - коротко бросила Фая, выскальзывая наружу, прямо в воду.
   Кирилл последовал совету девушки и принялся выбираться следом за ней. Раневская подала руку мужчине, которую тот вначале не принял, но увидев пристальный взгляд девушки решил не возмущаться по пустяку и позволил ему помочь выбраться.
   -Забирай только нужное, -скомандовала Фаина, вытаскивая свою сумку из машины. Кириллу волей-неволей пришлось подчиняться.
   Он радостно подумал, что к его счастью в дорогу взял сумку, которую можно было нести через плечо, а не чемодан на колесиках.
   -А теперь быстро уходим отсюда, - девушка не оставляла Кириллу возможности решить что же делать дальше.
   Завадский с тяжелым сердцем в последний раз взглянул на машину.
   -А я так надеялся вместе с ней встретить свою старость, - принялся сокрушаться мужчина.
   -С кем? - удивилась Фая, не поняв иронии.
   -С моей красавицей. А ты ее угробила, - обвиняюще заявил Завадский.
   -Можешь поцеловать на прощание, - пожала плечами Фая.
   -Кого? - удивился мужчина, забрасывая сумку на плечо.
   -Тачку свою целуй, да пошли, нам отсюда надо оказаться как можно дальше.
   Фаина, не оборачиваясь, побрела по колено в воде. Хорошо хоть вода была более-менее теплая из-за того, что ручей был недостаточно глубок.
   -Эй, подожди, - окликнул ее Кирилл, после того, как на самом деле в последний раз взглянул на свою красавицу машину.
   -Догоняй, - Раневская не собиралась останавливаться, продолжая споро удаляться прочь.
   Так они шли минут тридцать. Фая впереди, Кирилл позади. Мужчина периодически поглядывал по сторонам. Вокруг расстилался смешанный лес и густым подлеском, то тут, то там виднелись сосенки, ели, хотя в основном преобладали лиственные деревья, названия которых мужчина не знал. У Фаины же спрашивать не желал, почему-то предполагая, что она знает ответ.
   -Долго нам еще идти? - спустя некоторое время задал Кирилл вопрос.
   -Без понятия, - ответила Фая, продолжая вышагивать по воде как ни в чем не бывало. Дыхание девушки по-прежнему было ровным, тогда как мужчина чувствовал, что начинает задыхаться. Ему все сложнее и сложнее было соблюдать заданный темп.
   -Как это без понятия? Ты куда меня ведешь? - встрепенулся Кирилл. До этого он как-то не сильно задумывался по этому поводу. Ему казалось, что Фая знает ответы на все вопросы.
   -Куда глаза глядят, - было ответом.
   -Ты больная?- не выдержал Кирилл.
   -Здоровее тебя буду, - парировала девушка. -В отличие от тебя, задохлика, - Фая все так же бодро вышагивала, но уже по берегу речушки, которая заметно сузилась.
   Кирилл только собрался ответить что-то по поводу трехжильных женщин, как услышал сбоку подозрительный треск. Мужчина повернулся на звук, уж больно он показался подозрительным, да так и замер от неожиданности.
   -Фая, что делать? - сдавленным шепотом поинтересовался мужчина у попутчицы.
   -Ты чего? - девушку поразил голос, которым был задан вопрос.
   Она остановилась и обернулась к Завадскому. Он был белее снега.
   -Что? - не поняла Раневская. Мужчина знаками начал показывать в сторону. Фая проследила направление.
   На них из кустов с малиной смотрели глаза бусинки, принадлежащие косолапому хозяину леса.
   -Иди в мою сторону, - начала шептать в ответ Фая.
   -Он на меня смотрит, - Кирилл медленно начал пятиться, не отрывая взгляда от медведя.
   -И на меня тоже, - подбодрила мужчину Раневская, повторяя маневр.- Ты только не делай резких движений.
   -Он все равно на меня смотрит,- произнес мужчина, боясь разорвать зрительный контакт с медведем. Мощь, исходившая от косолапого была огромна, не оставалось сомнений, что перед ним находится машина для убийства. Медведь открыл пасть и угрожающе рыкнул, при этом покрутив головой.
   -Только не беги, - предупредила Фаина, стараясь сильно не повышать голос, но при этом, чтобы Кирилл ее услышал.
   -Он очень злобно на меня смотрит, - в третий раз сказал Кирилл, чувствуя, что нога подворачивается и он начинает падать. Лишь в последний миг мужчина удержал равновесие.
   Медведь с долей любопытства разглядывал людей до тех пор, пока они не сильно шумели, но стоило мужчине громко запнуться, как хозяин леса встрепенулся и подался вперед. Это послужило знаком Кириллу к действию, мужчина побежал прочь.
   Фая, костеря почем зря мужчину, кинулась следом за ним, понимая, что медведю все равно кого догонять и им очень несказанно повезет, если косолапому будет лень гоняться за нежданной добычей.
   Кирилл летел по лесу, подгоняемый страхом, не разбирая дороги, проламывая своим не маленьким телом, дорогу, не особо заботясь о направлении. Следом за ним, едва поспевая, бежала Фая, периодически оглядываясь и пытаясь понять, а не несется ли за ними несколько сот килограммов живой смерти.
   Когда в очередной раз Фая обернулась в поисках медведя сзади, она услышала сдавленный мужской вскрик. Девушка повернула голову и не обнаружила впереди себя Кирилла. Только она успела подумать куда же он мог деться, как тут же почувствовала, что начинает падать. В голове у Фаи пронеслось, что скорее всего в эту же яму попал Кирилл и надо умудриться не сломать ему что-либо, потому как она будет лететь сверху. Девушке не хотелось в очередной раз выслушивать причитания Завадского.
   Приземление было мягким и совершенно не на голову Кирилла. Фая почувствовала как под ногами что-то спружинило. Девушка не смогла устоять и упала на бок. Вспышка боли затмила все. Свет померк. Лишь спустя несколько долгих секунд Фая смогла совладать с болью в руке и открыть глаза. Первое что она увидела был наст из еловых иголок. Девушка перевела взгляд дальше и обнаружила корень дерева, торчащий из земли. Фая осмотрелась вокруг насколько это было можно. Куда бы она не кинула взгляд, везде натыкалась на стволы деревьев. Сосны. Кругом были одни лишь сосны. Фая проследила глазами вдоль одного ствола, уходящего высоко вверх, и обнаружила, что она находится в лесу, состоящем из корабельных сосен.
   Фая не поверила своим глазам. Не может быть. Девушка тряхнула головой пытаясь понять как она тут оказалась, тем более Фая четко помнила, как падала вниз, но тогда как она оказалось вновь на поверхности? Ответа на вопрос не было. Как не было ответа, а где Кирилл?
   И тут девушка услышала в отдалении, отдающийся эхом мужской голос, зовущий вроде как ее по имени.
   -А-я, А-я-я-а, - неслось откуда-то сбоку.
   Девушка, морщась, стала подниматься на ноги.
  
   Глава 3
  
   - В прицел смотри. Я сказал в прицел смотри, а не на меня, - Илья Андреевич, тренер команды биатлонисток, мечта всех девочек строго смотрел на Фаину. Она же взирала на него с преданным обожанием. Девушке казалось, что стоит ей только отвести взгляд от красавца тренера, так сразу же ее мир померкнет, а жизнь станет серой и не интересной.
   -Я и смотрю, Илья Андреевич, но у меня почему-то все плывет, - пролепетала Фая лишь бы не молчать, зная как относится тренер к молчунам. Он начинает на них ругаться матом. Мат Фая не любила. Он ей резал уши.
   -Ты не смотришь, ты пялишься, как баран на новые ворота. Отрегулируй оптику, - мужчина начинал выходить из себя. - Ты поняла?
   Фаина кивнула в ответ, продолжая смотреть на свое божество.
   -Не слышу.
   -Да, - пролепетала девушка.
   -Ты должна видеть цель четко и ясно.
   -Я стараюсь.
   -Плохо стараешься, - Илья Андреевич нервничал. На носу были соревнования, на которые не кого было выставлять. Одни посредственности. Мужчина надеялся на новенькую, но она лишь хорошо бегала на лыжах, а вот стреляла просто ужасно. И кто ее только учил?
   Фаина же, вырвавшись из маленького городишка, которого и городом то можно назвать с огромной натяжкой и, попав в столичную сборную, впервые влюбилась. И в кого? В красавца тренера. Стоило ей увидеть мужчину один лишь только раз, как тут же поняла -- это он, единственный и неповторимый. Девушка готова была смотреть на своего любимого часами, словно преданная собака. Ей было невдомек, что мужчина намного ее старше, и его не интересуют такие маленькие девочки, как она. У тренера не было отбоя от девиц более постарше, которые менялись в его постели, как перчатки-неделька.
   -Я стану первой в сборной, - опустив глаза, тихо произнесла девушка.
   -Если это будут так, то я тебя расцелую, - эти слова оказались тем маяком, который заставлял Фаину превозмогать себя, рвать жилы из последних сил, но идти к победе.
   Девушке ходьба на лыжах давалась легко, практически играючи, а вот со стрельбой дело обстояло гораздо хуже. Ну не могла Фая выбивать сто из ста, ее лучший результат всегда колебался в районе восьмидесяти-девяноста процентов. Неплохо, но не того от нее ожидал тренер.
   ***
   Время шло, девушка росла и из гадкого утенка с длинными ногами, острыми коленками, угловатой фигурой, превратилась в красавицу лебедь. Тонкая фигура, подаренная неизвестным отцом, заметно выделяла девушку из ряда таких же молодых дарований, тренировавшихся под началом Ильи Андреевича Курочка. Над мужчиной частенько смеялись из-за его фамилии, однако он никак не реагировал на подобного рода подколки, говоря, что все что дано разительно отличает его от остальных.
   У Фаины случился восемнадцатый день рождения, девушка впервые выбила на соревнованиях сто из ста, чему была безумно рада, ожидая похвалы от тренера. Она не могла дождаться момента, когда останется наедине с Ильей Андреевичем, чтобы напомнить ему давнее обещание, которое было дано несколько лет назад, когда Фая была юной неумехой.
   Девушка, принимала поздравления от девочек по команде и всякий раз ожидала, что в следующую минуту к ней подойдет любимый тренер и поздравит ее с долгожданной победой. Ведь она так долго шла к ней, превозмогая себя, изматывая не только свое тело, но и душу. Фая посвящала свою победу единственному человеку, затмившему ей солнечный свет. Мужчине ради которого она совершила немыслимое, в любви которому мечтала признаться каждый день, но боялась быть отвергнутой.
   Теперь же она была уверена в свой победе над страхами. Осталось всего немного, дождаться, когда любимый признает ее заслуги. Девушка в каждом вошедшем в комнату видела Ильюшу, как она про себя называла тренера. Но он почему-то все не шел и не шел, лишь сухо поздравил на финише и после куда-то пропал, как сквозь землю провалился.
   Фая выдержала шквал поздравлений, перенесла застолье, устроенное друзьями и подругами по команде, а любимого человека так и не оказалось на торжестве. Девушка до последнего верила, что он появится и исполнит свое обещание поцеловать за победу.
   -Фай, ты собираешься к себе? - поинтересовалась у нее соседка по комнате.
   -Ага, но чуть позже, - покачала головой девушка, не переставая надеяться на победу.
   Фая не могла пойти лечь спать и не получить заслуженное поощрение. Ведь именно ради него она рвала жилы, выжимала из себя все соки. Когда, наконец, Илья Андреевич показался в дверях банкетного зала, то Фая не могла найти себе места от радости. Она была счастлива увидеть любимого. Ее не интересовало, где он провел все это время, главное, что в данный момент он был рядом. Мужчина был одет в белый свитер с высоким воротом, мягкие брюки коричневого цвета, армейские ботинки, которые он не снимал всю зиму, предпочитая любой обуви.
   Стоило девушке увидеть мужчину своей мечты, как она тут же расцвела, заулыбалась, хотя еще недавно потихоньку начала грустить.
   Илья Андреевич был задумчив, если не сказать, что хмур. Меж бровей залегла глубокая морщинка, а его плечи были опущены. Да и шел как будто запинаясь на каждом шаге.
   Девушка подлетела к своему наставнику:
   -Илья Андреевич, а где вы были? Я вас целый вечер ищу, - Фаина заглядывала в глаза, пытаясь понять настроение тренера.
   Мужчина тяжело посмотрел на подопечную и сказал:
   -Почему еще не в постели? - девушке обидно было услышать подобное замечание.
   -Я уже не маленькая, чтобы в девять часов ложиться спать.
   -Не маленькая, говоришь, - мужчина окинул Фаю взглядом с ног до головы. Девушка от пристального осмотра вначале засмущалась, но тут же вспомнила, что специально готовилась к вечеринке, подвивала волосы, подкрашивала глаза, достала самый нарядный спортивный костюм, имеющийся в наличии, и худенькие плечики сами собой разошлись. - И, правда, не маленькая.
   От оценочного взгляда девушке стало горячо. По телу пробежала жаркая волна. Еще никогда и никто на нее так не смотрел. Хотя, ребята по команде делали комплименты, она же считала, что это лишь из обычной любезности. А вот Илья Андреевич никогда не замечал ее припудренное личико, надушенную шейку. Для тренера Фая оставалась всего лишь ребенком, в крайнем случае, подростком, которого надо все время воспитывать, поучать, критиковать, ругать время от времени и в очень редких случаях хвалить.
   Вообще, тренер Фаи был скуп на похвалу для девушки. Он считал, что похвала делает из спортсмена рохлю, слабака, что лучше лишний раз отругать, тем самым простимулировав для будущих свершений. С некоторыми ребятами это работало, но не со всеми. Однако мужчина не замечал очевидного, отчего и злился всякий раз когда его тренерские посылы оканчивались поражением.
   Фая, будучи девочкой в глубине души нежной, ранимой, очень болезненно переживала едкие замечание и откровенные оскорбления, высказываемые Ильей Андреевичем. Но всякие обиды на тренера заслоняла любовь, застилающая девушке глаза. Наставник был для Фаи всем. Ее миром, ее вселенной, ее мирозданием. Она готова была внимать каждому его слову, выслушивать каждое замечание, желая стать лучше, добиться большего, исправить ошибку. Девушка мечтала, когда в один прекрасный день тренер снизойдет до похвалы ее заслуг. Она долго к этому шла и, наконец, добилась, став первой.
   Девушка ожидала от Ильи Андреевича заслуженной похвалы. Фая искренне считала, что смогла выполнить все задачи, которые ставил перед ней наставник. И думала, что, наконец, достойна поощрения, о котором мечтала долгие годы, скрашенные тайной влюбленностью.
   -Ну, раз не маленькая, то пойдем, выпьем, - предложил мужчина.
   Фая расцвела. Тренер всегда очень строго относился к употреблению спиртных напитков, всякий раз говоря, что алкоголь сажает не только печень, но и притупляет реакцию, делая из спортсмена улитку на лыжах. Но раз именно он сам предложил выпить, то это означало только одно -- признание заслуг девушки, ее достижений в спорте. Потому как, по мнению Фаи, наставник пьет только с равными. А значит она, наконец, состоялась как достойный спортсмен.
   Девушка с огромной радостью пошла в сторону фуршетных столиков, где между бутылками с минеральной водой высились бутылки с алкоголем. Большинство участников мероприятия уже разбрелись по комнатам гостиницы, в комнате остались единицы, которые в основном разбились на группки и вели неспешные беседы на околоспортивные темы.
   -Ты что будешь пить? - спросил Илья Андреевич. - А, впрочем, чего я спрашиваю? - под нос прошептал мужчина, выуживая бутылку коньяка из батареи, стоящей в центре стола.
   Мужчина налил в рюмку приличную порцию и протянул Фай.
   -На. Держи, - девушка взяла предложенное, с ужасом смотря на напиток. Она, следуя заветам тренера, не пила ничего крепче пива.
   Наставник налил себе столько же сколько и Фае.
   -Ну, за твою первую крупную победу, желаю, чтобы она была не последняя, - произнес мужчина, вот только радости в голосе было не очень много. Какая-то затаенная обида плескалась в глубине его глаз.
   Мужчину после соревнований вызвал к себе главный тренер и сообщил, что не собирается продлевать контракт с Ильей Андреевичем, в связи с его малой результативностью. А на его место берет человека со стороны, зарекомендовавшего себя только лишь с положительной стороны. Ничего подобного мужчина не ожидал, думая, что он для сборной незаменим, как оказалось незаменимых людей не бывает. Все его увещевания по поводу результативности воспитанников не увенчались успехом, начальство заявило, что своими методами он только портит великолепные кадры. Вот взять хотя бы Фаину Раневскую, девочка имела огромный потенциал, который надо только развивать вширь и вглубь, но Курочка сумел со скрипом на четвертый год работы вытянуть из нее, что можно было добиться еще раньше. Аналитики команды изучили способы и методы работы Ильи Андреевича и решили, что он только тормозит развитие спортсменов, уделяя слишком много внимания себе и своей личной жизни, которая мешает общему делу. В результате чего попросили доработать до окончания действия контракта и искать себе другое место.
   Илья Андреевич до конца не верил в крах своих надежд. Он предполагал, что вызов к начальству означает покорение очередной ступени в карьерной лестнице, а все оказалось несколько иначе, если не сказать, что все с точностью до наоборот. У мужчины было одно желание -- напиться. А тут еще под руку подвернулась воспитанница, послужившая косвенной причиной увольнения. Тренер видел, что девушка заглядывает ему в глаза, он знал, что Фая тайно вздыхает от любви, но считал ее слишком маленькой, чтобы обращать внимание. Однако грядущее увольнение послужило не только толчком к изменению планов на жизнь, оно заставило по другому взглянуть на ту, которая находилась под опекой. Мужчина увидел, что под флером невинности скрывается обольстительная женщина, только-только вступающая в сезон цветения. Это открытие Илью Андреевича поразило до глубины души.
   -Спасибо большое, - радостно ответила Фая.
   Тренер и воспитанница стукнулись бокалами.
   -А теперь до дна, - сказал наставник, наблюдая, как девушка подносит напиток к губам, принюхиваясь. - Я сказал до дна. Ты знаешь, что меня надо слушаться.
   Фая, смотря поверх бокала, попыталась отпить обжигающий напиток. Закашлялась, отирая рот тыльной стороной руки. Коньяк был слишком крепок для девушки, никогда особо не злоупотреблявшей спиртными напитками.
   - До дна, а иначе тост не сбудется. Ты же хочешь, чтобы мое пожелание исполнилось? - хмуро смотря спросил мужчина.
  
   Девушка кивнула и сделала вторую попытку, стараясь задержать дыхание, выпив залпом все, что было налито в бокале. Под конец она все так же закашлялась, но смогла проглотить большую часть коньяка.
   -Молодец, - похвалил тренер. -Так держать. Я вижу ты очень настойчива, - криво улыбнулся мужчина.
   Растроганная до глубины души, девушка приняла вымученную улыбку за доброе расположение к своей персоне. Ведь она так долго ждала, когда ей что-нибудь перепадет с барского плеча.
   -А теперь давай выпьем за хорошее настроение, а то оно у меня чуть подпорчено. Ты же мне постараешься его поднять? - поинтересовался Илья Андреевич у Фаины.
   Он заметил как заблестели у девушки глаза, как покрылись румянцем бледные до того щеки. Хмель потихоньку начинал оказывать свое действие.
   И если до этого Курочка лишь обратил внимание на расцветшую красоту девушки, то теперь и вовсе убедился в этом.
   Мужчина потянулся за початой бутылкой, с намерением вновь наполнить бокалы.
   -Ой, мне чуть-чуть, - сразу же предупредила Фаина, чувствуя, что на нее начал оказывать действие алкоголь. В голове закружилось, движения стали не вполне скоординированными. По ощущениям девушки, даже язык и тот потихоньку начинал ее подводить. Меньше всего Фае хотелось выглядеть пьяной перед тренером. Однако, похоже, он имел другое мнение по этому поводу.
   -Фаина, вы же взрослая девушка и пить должны уметь по-взрослому, - назидательно сказал Илья Андреевич, отбирая бокал и наполняя его вновь.
   Девушка с ужасом смотрела на новую порцию коньяка. Тренер и про себя не забыл.
   -Ну, за сказанное. Фая, не вздумайте подводить меня. Пьем до дна, - предупредил мужчина.
   Не будь перед девушкой мужчина ее мечты, она бы непременно возмутилась, отставив в сторону бокал с напитком, но вот перед авторитетом наставника ничего не могла поделать. Фая с содроганием поднесла выпивку к губам, ее начало мутить только лишь одного запаха. Коньяк вдруг сразу стал вонять клопами, хотя до этого ничего подобного не наблюдалось.
   -Я жду, - предупредил Илья Андреевич, выразительно смотря на бокал Фаины.
   Девушка через силу, давясь, на каждом глотке, применив все свое мужество, выпила коньяк до дна. Он тут же ударил не только в ноги, но и в голову. Слабость окутала девушку, она покачнулась, едва устояв на месте. Ей стало стыдно за свой организм, но Фая ничего не могла поделать.
   -Вот и молодец, - похвалил тренер. Вот только в этот раз Фая не была рада похвале. Ее потихоньку начало подташнивать. Видимо организм принялся сопротивляться, получив изрядную порцию яда.
   -Я, пожалуй, пойду к себе в номер, - девушке уже не хотелось находиться в компании тренера, она мечтала оказаться на кровати, может быть там станет гораздо лучше.
   -Да?! Пойдем, я тебя провожу, - предложил свою помощь мужчина.
   Он взял Фаину под руку, предварительно забрав из рук пустой бокал из под коньяка, и повел. По пути мужчина принялся наглаживать кисть девушки. От прикосновений по телу Фаи побежали мурашки, ей даже тошнить перестал на радостях, что мужчина ее мечты оказывает столько внимания.
   -А где у тебя ключ? - спросил мужчина, когда они дошли до номера, в котором поселили Фаину.
   -Ой, сейчас, - девушку чуть повело в сторону, Курочка ее поддержал под локоток. Фая принялась судорожно шарить по карманам, пытаясь отыскать нужное. Как назло с ходу у нее ничего не находилось.
   -Давай я помогу, - предложил тренер.
   Фая представив, что мужчина начнет лазить по ее карманам, покраснела.
   -Я сама, - упрямо произнесла в ответ. К ее счастью ключ оказался в кармане спортивных брюк. Она забыла, что клала его туда, посчитав, что из спортивной куртки он может вывалиться, уж слишком мелки были у карманы.
   Девушка попыталась вставить ключ в замочную скважину, однако с первого раза у нее ничего не получилось.
   -Отдай, - скомандовал Илья Андреевич и принялся отбирать у Фаины ключ. В этот раз она подчинилась. Щелкнул замок. Тренер распахнул дверь номера. - Проходи, - произнес мужчина так, будто был хозяином.
   Фаина, пошатываясь, вошла в номер. Девушке стало немного стыдно за беспорядок, царивший в комнате. Она долго собиралась на мероприятие, меряя то одно, то другое, пока не остановилась на спортивном костюме. Конечно, глупо было считать этот наряд парадно-выходным, но ведь она не готовилась заранее, даже не предполагала, что понадобиться вечернее платье. Это организаторы решили расщедриться и устроить торжество для спортсменов. Вот и пришлось Фае идти в том, что было в запасе.
   -Вот как, значит, живут воспитанницы, - мужчина прошел вглубь номера, подняв по пути что-то из одежды. Фая не заметила что именно из-за фигуры тренера, заслонившего собой весь обзор. - Что же ты стоишь? Проходи, - улыбнулся мужчина и полез в мини-бар.
   Девушка дошла до кровати и уселась поверх покрывала. Стоять сил уже не было. Выпитый алкоголь делал свое дело. Фая все больше и больше пьянела.
   Илья Андреевич достал из бара пару маленьких бутылочек со спиртным. Девушка не могла сказать что именно, ибо она лишний раз в мини-бар не заглядывала, так как платить ей особо было нечем. Вот она и не смотрела, что внутри, чтобы не возникало соблазна.
   -А вы пить будете? - сорвалось с девичьих уст.
   -Почему это сразу "вы"? Это мы пить будем, - сказал тренер, откручивая бутылочку и разливая ее содержимое по стаканам, стоящим на тумбочке.- Мы же должны выпить на брудершафт.
   Фаине не хотелось пить на брудершафт, ей хотелось лечь спать, но перечить тренеру сил не было, да и не привыкла она.
   -Давай-ка выпьем за все хорошее, - произнес мужчина, не найдя повода для тоста.
   Он присел рядом с Раневской, протянув тотчас стакан, который девушка взяла. Наставник практически силой заставил ее пригубить содержимое стакана, уверяя, что если она не сделает этого, то тем самым обидит мужчину. Естественно, Фая не желала ничего подобного, юношеская влюбленность готова была простить все, что угодно. Девушка выпила огненную жидкость.
   -А теперь давай поцелуемся. Нет. Не так. В губы, - это девушка подставила щеку для поцелуя, после того, как был выпит виски, от которого ее замутило только лишь от одного запаха. Долгожданный поцелуй уже не казался таким уж вожделенным, состояние девушки не способствовало романтическому настрою.
   -Да ты даже целоваться не умеешь, - заявил Илья Андреевич, ставя стаканы на стол, тем самым освобождая руки. - Сейчас я тебе покажу как надо.
   Мужчина обхватил лицо девушки руками с двух сторон и впился поцелуем в податливые губы Фаи.
   Вот и случилось то, что так долго ждала девушка, только почему-то ожидание поцелуя было таким сладким, а вот само действо оказалось совершенно безвкусным, если не сказать, что противным. Мужчина постарался языком разомкнуть вначале губы, а после и зубы Фаины. Девушка усиленно сопротивлялась. Уж слишком напористо действовал Илья Андреевич, даже грубо. Наконец, мужчине это удалось и его язык ворвался в рот Фаи, принявшись хозяйничать.
   Девушка никогда еще не целовалась столь открыто, хотя некоторый опыт у нее все же был с соседским парнем, когда она приезжала в гости к маме и брату. Но те поцелуи были нежными и трогательными, а эти жесткими, и в некотором роде даже жестокими. Наставник словно завоевывал территорию, беря в плен врага.
   Когда губы Ильи Андреевича все же перестали терзать Фаины, девушка с облегчением вздохнула, она обрадовалась, что пытка поцелуем закончилась. Однако оказалось, что она зря посчитала все свершившимся, потому как тренер принялся целовать шею девушки. Она ничего подобного не ожидала. Это было так необычно. Ничего приятного в поцелуях не было, по крайней мере, девушка не почувствовала удовольствия, хотя в первый миг и проскользнула мысль, что это ей должно понравиться. Фая, под напором со стороны мужчины, запрокинула голову назад, тем самым давая тренеру доступ к шее. Мужчина ни с того, ни с сего присосался к нежной коже.
   "Останется засос", - пронеслось в голове у Фаины.
   Девушка уговаривала себя, что ей не нравятся прикосновения Ильи Андреевича потому что она перенервничала вначале во время соревнований, а после ожидая появления тренера. Ей казалось, что не будь она такой напряженной, то чувствовала бы себя несколько иначе.
   Мужчина же не останавливался, продолжая покрывать поцелуями шею, ключицы, грудь девушки.
   Грудь?
   Фая обомлела, когда осознала, что ее спортивная курточка расстегнута практически полностью. Под нее у девушки был лишь топик на тоненьких бретелях. Бюстгальтеры девушка не носила, потому как в них особой нужды не было. Грудь девушки была небольшой и не требовала дополнительной поддержки. А теперь она была открыта, это мужчина растянул бретель, отчего оголилась значительная часть тела. Губы тренера спустились ниже, до самого соска. Илья Андреевич не терял время даром, а сразу же захватил губами точащий холмик. Ощущения Фаи были двоякими. С одной стороны ей показалось приятным прикосновение, а с другой неправильным. Девушка была воспитана в строгости и считала, что до свадьбы нельзя позволять лишнего.
   О свадьбе с Ильей Андреевичем речи не шло, Фая даже не встречалась с ним, поэтому дальнейшие ласки для нее были немыслимы. Она была современной девушкой и знала чем могут закончиться подобные прелюдии. Тренер хоть и нравился Фае, она даже была в него влюблена, но этого не было достаточно для продолжения того, к чему подводил наставник.
   Фая медленно попыталась оттеснить от себя тренера, который все больше и больше заваливал девушку на кровать, пока в конечном счете не завершил начатое. А вот тут девушка испугалась, когда ощутила на себе вес наставника. Она хоть и была под действием алкоголя, но его было недостаточно для потери рассудка. Голова девушки соображала в целом хорошо, хоть и с некоторым запозданием. Одно он знала безусловно, ничего в интимном плане девушка не хотела. А, следовательно, домогательства надо было прекратить во что бы то ни стало.
   -Нет. Не надо. Что вы делаете? - Фая принялась отталкивать от себя мужчину, что было сил. Илья Андреевич был гораздо крупнее хрупкой девушки и у нее не получалось сдвинуть тяжелое тело.
   -Да что ты ломаешься, словно целка? А то я не знаю, что тебя давно уже рараскупорили, - пьяно улыбнуося Илья Андреевич Курочка, против воли целуя в губы. Мужчина вошел в раж, желая попробовать "свежее мясо", как он обычно называл женщин, с которыми не имел сексуальных контактов.
   - Не трогайте меня, не надо. Я все еще девушка, честное слово,- Фая постаралась донести действительное положение вещей до наставника.
   -Даешь честное слово?- спросил мужчина, на секунду отстраняясь от девушки. Та кивнула в ответ.- Это мы сейчас проверим. А даже если и так, то зачем она тебе нужна? - Илья Андреевич вновь порывался поцеловать Фаю в губы.
   Девушка сопротивлялась, желая, чтобы это все прекратилось. Не о таком она мечтала, оставаясь наедине с тренером.
   -Прошу вас, не надо, - девушка пыталась отцепить от себя руки мужчины.
   Илья Андреевич в это время быстро расстегнул куртку девушки и принялся стягивать ее с плеч, но не снял до конца, а оставил одетыми рукава. А после и вовсе замотал полами куртки руки, лишая девушки всякой возможности сопротивляться.
   -Отпустите меня, я буду кричать, -до этого Фая боролась молча, боясь потревожить покой других обитателей гостиницы.
   -Попробуй, и тогда с треском вылетишь из сборной, - криво улыбнулся мужчина. - А я еще всем расскажу, как ты заманила меня в номер и сама полезла целоваться. Все же знают, что влюблена в меня, словно кошка.
   От такой наглости девушка опешила. Крик застрял в горле. Этим и воспользовался мужчина одним рывком стягивая с девушки спортивные брюки до колен. Под штанами у Фаи были всего лишь целомудренные трусики, которые повторили судьбу брюк.
   Стоило девушке оказаться без белья, как к ней вернулась подвижность. Она начала извиваться изо всех сил, стараясь сбросить с себя навалившееся тело мужчины. Кричать она уже не думала, узрев зерно истины в словах наставника. Фая не была глупой и прекрасно понимала чем грозит огласка, надеясь справиться самостоятельно.
   -Ах, ты так, - возмутился Илья Андреевич, получив ощутимый удар в живот. Это Фая изловчилась и лягнула мужчину.
   Не долго думая, Курочка перевернул сопротивляющуюся девушку на живот, руки которой и без того были связаны курткой за спиной. Теперь же она оказалась лежащей лицом вниз. Вдобавок тренер придавил ее за затылок, отчего девушке стало нечем дышать. А в это время Илья Андреевич расстегивал брюки и стягивал трусы, высвобождая эрегированную плоть. Во время борьбы с Фаей мужчина возбудился, почувствовал азарт, ощутил желание обладать во что бы то ни было.
   Девушка продолжала брыкаться, однако со связанными руками и со стреноженными ногами у нее ничего не получалось, вдобавок она задыхалась, потому как мужчина так и продолжал вжимать ее лицо в постель.
   Тренер навалился всем телом на девушку, полностью обездвиживая. Просунув руку между своим телом и телом Фаи, мужчина направил член в промежность девушки, с силой вдавливая. Поза для проникновения была совершенно не удобной, но мужчину это не останавливало, он продолжал с усилием толкаться, причиняя Фае боль. С первой попытки мужчина не смог попасть куда следует, лишь вторая попытка оказалась удачной.
   Острая боль пронзила тело девушки, когда под напором возбужденной плоти прорвалась девственная плева. Но даже закричать Фая не смогла. Она практически уже теряла сознание из-за отсутствия воздуха в легких. Грубые толчки, сопровождающие проникновение, причиняли дополнительные страдания, зато они же приносили удовлетворение насильнику. К тому времени Фая перестала сопротивляться, осознавая, что все кончено, обратной дороги нет. Тренер с огромным удовольствием раз за разом входил в обмякшее девичье тело, наслаждаясь каждым движением.
   Лишь уже перед самым оргазмом насильник перестал прижимать Фаю к кровати за шею и она хоть чуть-чуть вздохнула.
   Мужчина тяжело крякнул, кончая, а после слез, словно древний старик, с девушки, на прощание сказав:
   -Вякнешь кому -- убью. Впрочем, тебе и так никто не поверит.
   Встав с кровати, насильник прошаркал до ванной комнаты, где привел себя в порядок и с отличным настроением, вышел из комнаты, не заботясь о том, в каком состоянии оставил девушку.
   Фая еще долго лежала, не шевелясь. Мыслей не было. Внутри девушки, словно все оледенело. Она пребывала в состоянии страшного шока. Минуты сменялись одна за другой. Время будто остановилось, а после понеслось вскачь.
   Физическая боль, пульсирующая в промежности и скапливающаяся внизу живота, не шла ни в какое сравнение с тем, что потихоньку стало зарождаться в душе. Там набирал силу ураган чувств, эмоции сменялись одна за другой. Ужас. Неприятие себя. Отрицание случившегося.
   Спустя некоторое время, замерзнув, девушка пошевелилась. Вместе с движениями пришли вопросы:
   "За что со мною так поступили?"
   "Почему я?"
   "Что мне делать?"
   Однако дальше предаваться бездействию было нельзя. Руки затекли. Между ног щипало и болело. От холода начали дрожать губы и стучать зубы.
   Пришлось Фае изворачиваться и с большим трудом освобождать затекшие руки. После чего девушка еле-еле смогла сесть, а после и встать. Она так бы и поплелась в ванную, не мешай ей спущенные штаны. Фая, наступая ногами на штанины, сняла спортивные брюки, а после и все остальное. В ванной осмотрела себя с ног до головы в зеркало. На теле обнаружила множество свежих синяков, а ведь она даже не почувствовала когда они появились. На коже с внутренней стороны бедер увидела запекшуюся кровь. Почему-то ее показалось слишком много.
   Набрав ванну обжигающей воды, Фая забралась в нее. В другое время она бы даже не подумала столь сильно над собой издеваться, а после пережитого девушка не знала как вытравить из себя боль и негативные эмоции. От горячей воды Фаю вначале разморило, что хоть немного облегчило страдания, но от нее же девушка стала проваливаться в сон и только чудом не захлебнулась, хотя нахлебалась воды вдоволь.
   Доползти до кровати было сродни подвигу. Фая с ненавистью сорвала покрывало, на котором были видны следы насилия. Уже лежа в постели девушка задавалась вопросами, а что она сделала не так, почему с ней случилось подобное, как мог любимый тренер так с нею поступить, чем она прогневала судьбу.
   Глубокой ночью, наконец, Фая смогла задремать. Но и это не принесло облегчения. Девушку стали преследовать кошмары, страшные, непонятные, бросающие в дрожь и холодный пот. Она постоянно просыпалась в слезах, хотя во время бодрствования так и не смогла заплакать. Фая пыталась понять причину случившегося и не находила ответа. Лишь под утро она более-менее смогла задремать без сновидений.
   А когда утром ее подружки позвали на завтрак, девушка сказалась больной, что впрочем соответствовало действительности. Фая боялась встретиться с Ильей Андреевичем. Ей казалось, что стоит только его увидеть, как она тут же себя выдаст. А не встретиться во время завтрака они не могли.
   А на после обеда был назначен вылет домой. Фая с огромным трудом собрала вещи, оставив в номере все что напоминало ей о случившемся. Во время пребывания в аэропорту девушка почти все время провела в туалете, ей было страшно находиться среди людей. Лишь огромной силой воли она заставляла себя не шарахаться в сторону от знакомых и посторонних людей. К счастью Фаи, Ильи Андреевича в автобусе, на котором сборная ехала в аэропорт, не оказалось. Именно это позволило Фае более-менее перенести сам полет и последующую поездку до спортивного городка. Знакомые ни один раз обращались к девушке, спрашивая что случилось. Но она либо ничего не отвечала, либо говорила, что заболела, что было недалеко от истины.
   Вернуться к привычному ритму жизни девушке так и не удалось. Желания ходить на тренировки у Фаи не было. Ее даже не взбодрил тот факт, что Ильи Андреевича не было рядом. Между спортсменами ползли слухи о том, что с мужчиной не продлили контракт, а потому он не стал больше появляться на работе. Новым тренером оказался сухонький мужчина средних лет, совершенно ничем не напоминающий бывшего. Фая слушала его наставления, но не слышала. Девушка больше не показывала никаких результатов, все чаще прогуливая тренировки. С ней пытались говорить, узнавать в чем дело. Однако Фая замкнулась в себе и никого близко не подпускала.
   А спустя два месяца после случившегося пришла другая весть. Фая узнала, что беременна. Длительное отсутствие месячных она списывала на счет пережитого волнения, но все оказалось до прозаичного просто. Все началось с того, что девушку стало подташнивать по утрам, резкие запахи вызывали отвращение. Большая часть ранее любимых продуктов перестали нравиться, зато то, что ранее Фая не любила стало нравиться. Девушка ни с кем не делилась своими наблюдениями, пока в один прекрасный день не наткнулась на интересную статью в интернете, рассказывающую о беременной женщине, подверженной вкусовым перепадам. Именно статья натолкнула Фаину на страшную мысль. Девушка, не затягивая, решила купить тест на беременность. И каково же было ее удивление, граничащее с ужасом, когда предположения подтвердились. Фая, не долго думая, записалась на прием к врачу и он подтвердил диагноз. Юная спортсменка была беременна.
   Неожиданное известие еще больше ввергло Фаю в пучину отчаяния. Мало того, что девушка не спала ночами, ее мучили постоянные кошмары, она практически перестала нормально есть, так еще и это. Становиться матерью в столь юном возрасте девушка не собиралась, но и решиться на аборт она не могла. После того, как она узнала, что беременна Фая впервые разрыдалась. Плакала девушка долго и навзрыд, уж слишком много всего накопилось в душе. Как быть, что делать, Фаина не знала. Любое принятое решение в конечно счете приводило к ужасным последствиям. Пока девушка сидела на прием к гинекологу, то наслушалась от соседок по очереди столько ужасных случаев, которые якобы произошли со знакомыми знакомых, что Фая не знала как правильнее поступить.
   Девушка и до известия о беременности была нервозной, а после и вовсе стала истеричкой. Как-то одна из спортсменок, с которой у Фаи были натянутые отношения, спрятала лыжи девушки и ни за что не желала признаваться куда их дела. Тогда Фаина, не долго думая, зарядила винтовку и наставила ее на обидчицу, заявив, что если та не признается куда дела ее вещи, то она выстрелит последней в глаз. Убить тем самым не убьет, но девушка лишится одного из органов. К тому времени Фая заработала славу снайпера. Она с нескольких сот метров могла попасть белке в глаз. От страха, что Фаина может выполнить свою угрозу, обидчица призналась куда спрятала лыжи. После этого по команде и вовсе поползли слухи о невменяемости Раневской. В конечном счете они добрались и до начальства, недовольного результатами девушки, которые она показывала в последнее время.
  
   Глава 4
  
   Завадский вкалывал, как проклятый. Новый заказ, взятый фирмой, оказался ящиком Пандоры, открыть который следовало именно Кириллу. Как выяснилось, препарат требовался военным, необходимо было создать сыворотку агрессивности, превращающую обычных людей в боевые машины смерти. За основу предлагалось брать вытяжки из головного мозга обезьян. Причем не все приматы подходили для отбора в качестве подопытных образцов, лишь крупные, близкие к человеку.
   Проблемы возникли на первом же этапе создания сыворотки. Такого количества обезьян, какое требовалось, в наличии нигде не было. Ну, ладно бы нуждаемость была в одном животном, так нет, для первого этапа исследований их надо было, как минимум, тринадцать. И это при том, что за успешность эксперимента никто не ручался.
   Кирилл сутками сидел за расчетами, пытаясь хоть как-то минимизировать исходное количество препаратов. Мужчине приходилось решать не только руководящие вопросы, но и участвовать в непрекращающихся исследованиях, выпивающих из мужчины все соки. Однако Завадский не сдавался, хоть раз за разом получал отрицательные результаты. Другой бы на его месте начал нервничать, паниковать, но мужчина считал, что они находятся в самом начале пути, который следует пройти до конца, чтобы говорить о неудачности проекта.
   Теперь о ходе исследований Кирилл должен был докладывать непосредственно Брамсу. Начальник и подчиненный стали видеться гораздо чаще, ведь Эммануил Григорьевич требовал полной конфиденциальности проекта.
   Во время неоднократных встреч с большим боссом Завадский стал замечать, что ему все чаще и чаще задавались вопросы личного характера, о детстве, воспитании, родителях.
   -Кирилл Владленович, а кто были ваши родители, чем они занимались? - внезапно перескакивая с темы исследований нового препарата, спрашивал Брамс.
   -Вся информация имеется в моем личном деле, - Завадский не любил распространяться на эту тему. Ему всегда казалось, что его прошлое крайне мало влияет на результативность работы в фирме.
   -Я бы хотел узнать об этом из ваших уст, - продолжил настаивать шеф. Кирилл понял, что отвертеться от объяснений никак не получится, если Брамс во что-то вцеплялся мертвой хваткой, то не отпускал с бульдожьей настырностью. Узнав чуть лучше шефа, Завадский понял в чем причина успеха Брамса в бизнесе. Даже будучи мертвым он никогда не расцепил бы зубов ухватившись за что бы то ни было.
   -Да, мне особо нечего рассказывать. Мои родители познакомились еще в школьные годы, собирали классы с особо одаренными детьми, тогда был такой проект по подготовке будущих кадров для науки.
   -Так у вас изначально имелась предрасположенность к наукам? - перебил Брамс Завадского.
   -Не знаю, была ли она изначально или это случайность, - мужчина не стал отрицать очевидного. Он прекрасно знал, что достаточно талантлив, значительно отличаясь уровнем интеллекта от среднестатистического обывателя.
   -Продолжайте. А то я вас перебил, - дозволил шеф.
   -Роман между ними завязался на последнем году учебы в школе, любовь была "неземная", - на последнем слове мужчина скривился. - Ради мамы отец создавал механические шагающие машины, приводимые в действие силой ветра. Это было не новым изобретением, но давно и хорошо забытым старым. Он увлекался изучением трудов гениев прошлого и внедрял их в жизнь. Изобретения его были интересны, но совершенно бессмысленны с точки зрения применения в быту. Я видел эти машины на фотографиях. Они талантливы, но бесполезны. И все эти изобретения отец посвящал маме. Она была влюблена в него по уши и считала мужчиной свой мечты.
   -Вы так об этом говорите, будто это плохо.
   -Плохо все закончилось, когда мама забеременела, - с горечью произнес Завадский. - А это произошло на третьем курсе института. Как только отец узнал, что она беременна, то вся любовь кончилась. Он поставил условие или он, или я, а все потому, что ребенок не входил в его планы. После окончания института отцу обещали место в делегации по обмену. А для того, чтобы выехать за границу балласт в виде маленького ребенка был совершенно не нужен. У моей матери был отрицательный резус. Ей сказали сразу, что если сделает аборт, то больше детей не будет, а если и будут, то с отклонениями и у нее остался единственный шанс родить здорового ребенка. Она выбрала меня. Из-за беременности институт пришлось бросить. Ибо состояние здоровья матери оставляло желать лучшего. До последнего врачи не давали никаких прогнозов на положительный исход беременности. У мамы была старенькая бабушка, которая жила в деревне. Родителей в живых не было, погибли в автокатастрофе. Меня чудом выходили в роддоме, потому как я шел поперек, а врач, принимающий роды, не желал делать кесарево, утверждая, что мать и так родит. Она и родила. С трудом. Из-за халатности доктора спустя неделю ее пришлось оперировать, чтобы удалить все по-женски. Она три месяца провалялась в больнице. А я в это время находился с бабушкой и тоже, разве что душу Богу не отдавал. Ни о каких смесях в деревне тогда даже не думали, а младенцев поили коровьим молоком, в лучшем случае козьим. Не знаю как мы тогда выжили с ней. Но это оказалось цветочками. Стоило маме выйти из больницы, как не стало бабушки. Инфаркт. Так мы остались одни. Маме было трудно, даже очень. Она не сильно то рассказывала о тех годах, когда поднимала меня на ноги, отдавая всю себя, желая, чтобы я вырос достойным человеком. Спасибо ей за это огромное. А отказываться приходилось от многого. Она так и не вышла замуж, хотя могла.
   Кирилл перевел дыхание, замолчал, глядя в окно, к которому подошел, повествуя о нелегкой судьбе. Когда мужчина рассказывал, то у него непроизвольно сжимались кулаки, настолько были сильны переживания. Столько времени прошло, а до сих пор на губах Завадского чувствовался кислый вкус нищеты.
   -При поступлении на работу вы упоминали, что когда учились в школе мама сильно болела, - по всей видимости Брамс решил досуха выжать Кирилла в части воспоминаний.
   -Вы хотите узнать как мы выжили? - мужчина повернулся в сторону шефа. Тот кивнул. - Хорошо. Я вам расскажу. Мне было восемь, мама лежала при смерти. Я слышал как медсестра, делавшая уколы шепнула соседке что-то по поводу близости похорон, что мол без платных лекарств мама не выдержит и недели. Во дворе у меня было много знакомых мальчишек, мы тогда уже жили в городе, продав бабушкин дом. Я пришел к ним и рассказал о свой ситуации и сказал, что мне нужны деньги, тогда несколько из ребят предложили взять у родителей и отдать мне. Я отказался, но попросил их вместе со мной организовать рейд по сбору пустых бутылок, за них давали копейки, но так можно было заработать своим трудом. Ребята согласились. И мы пошли. В первые два дня собрали столько, что хватило сделать маме один укол, ей сразу же стало легче. Я пошел и на следующий день, ребята пошли со мной, пригласив своих друзей. Потом кто-то из них проболтался родителям. Взрослые, узнав для чего и для кого дети собирают тару, предложили свою помощь. Среди родителей моих друзей нашелся толковый врач, который и назначил грамотный курс лечения. Так общими усилиями моя мама выздоровела, хотя в это никто не верил.
   -Ты очень любишь мать? - внезапно перешел на "ты" Брамс.
   -Она мой самый близкий человек, - Кирилл внимательно посмотрел на шефа.
   -Вот и я свою мать любил, правда, ее уже давно нет, - с сожалением произнес мужчина. -Знаешь что, приходи ко мне в пятницу на ужин, - вдруг ни с того, ни с сего сказал Эммануил Григорьевич.
   У Кирилла чуть было не вырвалось: "С чего бы это?"
   Как бы ни был Завадский выбит из колее, но мгновенная смена темы его сильно насторожила.
   -У вас какое-то мероприятие? - осторожно поинтересовался мужчина. Уж чего-чего, а приглашения в гости к боссу он точно не ожидал. Все же не достаточно близки были мужчины, да и разница положений в компании ко многому обязывала.
   Не будь битым жизнью, Завадский несомненно бы обрадовался сближению с шефом, но он как-то не привык особо доверять людям. Урок, усвоенный с раннего детства, был им очень хорошо усвоен.
   -Нет. Просто ужин. Мне нравится с тобой разговаривать, ты не глуп, начитан, от тебя можно почерпнуть много нового. Не все же время нам говорить с тобой о работе. Кроме того, я знаю, что ты тоже практически ни с кем не заводишь близких отношений. Почему бы нам не воспользоваться представленной возможностью и не скрасить вечерок за бокалом хорошего вина. Или ты предпочитаешь виски? - поинтересовался шеф.
   -От вина я бы не отказался, - Кирилл понял, что отвертеться от приглашения в гости у него не получится.
   -Вот и отлично. Посидим поболтаем в мужской компании, а то мне эти бабы уже надоели, - все в фирме знали, что у Брамса жена и дочь. Вот только никто никогда не видел девочку. По фирме ходили слухи, что большой босс не показывает дочку потому как она страшная.
   Кирилл считал, что эти слухи несколько преувеличены. С деньгами, которые имелись у Брамса любая дочь, даже если она самая невзрачная на вид, должна была казаться красавицей.
   -Да, конечно, -согласился Завадский. - Во сколько мне явиться?
   -Ну что ты так сразу официально?- заулыбался шеф. - Я же тебя не насильно к себе тяну. Приходи часикам к восьми. Нормально будет? - поинтересовался мужчина.
   -В самый раз.
   На этом собеседники расстались.
   Всякий раз проходя мимо Киры, сидящей в приемной шефа, Кирилл ожидал, что девушка напомнит о том дне, когда он застал ее в коленопреклоненной позе у ног шефа. Однако красавица даже не краснела, когда мужчина на нее смотрел. Для него так и осталось загадкой что же произошло в тот день.
   К концу рабочей недели в исследованиях препарата наметился прорыв. В лабораторию доставили заказанные материалы и Кирилл ревностно следил за всем процессом изготовления опытных образцов. Он бы с огромным удовольствием отказался от похода в гости к Брамсу. Но, к сожалению, от подобных предложений не отказывались.
   Завадскому пришлось намного раньше уйти с работы, чтобы подготовиться к встрече с семейством Брамсов. Приняв душ, заново побрившись, так, что кожа на лице стала как у младенца, Кирилл переоделся в чистое белье. Сорочку выбрал с легкой розовинкой, а костюм в едва заметную серую полоску. Долго думал нужен ли ему галстук, но потом все же решил, что нужен, потому как он шел не к другу на вечеринку, а к своему работодателю. По пути заехал в цветочный магазин, купил два букета цветов, постаравшись предугадать реакцию и желание получательниц данных подарков. В выборе Кириллу помогла девушка - продавец досконально выспросившая что именно желал бы покупатель. Мужчина как мог обрисовал свою проблему. Для наследницы империи Брамса флорист выбрала букет в розово-белой гамме, идеально сочетающейся с сорочкой Кирилла, а для жены шефа посоветовала взять более насыщенные цветы. Завадский полностью положился на вкус девушки. И не прогадал.
   Подъехав к дому большого босса Кирил осмотрелся. Он никогда раньше не был в этой части города, где располагались дома состоятельных людей. Особняк Брамса был трехэтажный. Два полных этажа и мансарда. Когда мужчина оглядывал дом, то заметил, что в окне мансарды мелькнуло чье-то личико. Толком рассмотреть Завадский не успел, но предположил, что это была дочь хозяина. Почему-то другого ответа не напрашивалось.
   Прежде чем позвонить в дверь мужчина осмотрел себя с ног до головы. Вроде бы все было на месте. Помимо цветов Завадский купил в магазине бутылку дорогого красного вина. Хоть он и не часто себя баловал хорошими напитками, но толк в них знал.
   Стоило только Кириллу занести руку, чтобы позвонить, как входная дверь открылась. На пороге стоял сам хозяин дома.
   -Я прямо таки чувствовал, что ты придешь вовремя, - пробасил Брамс, здороваясь с подчиненным и приглашая пройти внутрь дома.
   "Попробовал бы я опоздать", - подумал Кирилл, переступая порог.
  
   -Девочки, у нас гость, - прокричал Брамс. Ему не надо было рупора, чтобы быть услышанным.
   Кирилл замер, ожидая "девочек".
   Первой в холл дома вышла небольшая женщина с высокой прической. Жена Брамса, если судить по росту женщины, еле доставала Эммануилу Григорьевичу до плеча. Лишь прическа делала ее выше, чем она была на самом деле. Кирилл оценивающе посмотрел на женщину, ничего замечательного в ней не обнаружил. Внешность жены Брамса была обыкновенна, если не сказать, что сера. Невыразительные глаза с тусклым взглядом было первое, на что обратил внимание Кирилл.
   -Знакомьтесь. Это, Кирилл Владленович Завадский, мой заместитель,- представил Брамс. - А это моя супруга, Рената Никитична. Женщина руки не протянула, а лишь кивнула.
   Кирилл кивнул в ответ.
   -Очень приятно. А это вам, - Завадский протянул один из букетов женщине. Прежде чем взять цветы, она бросила беглый взгляд на мужа.
   -Рената, что же ты не берешь? - подбодрил мужчина супругу. И только после этого она протянула руки.
   -Спасибо, - еле слышно произнесла женщина, опуская глаза.
   -А где Агата?- немного нетерпеливо спросил Брамс у супруги. Та еще сильнее склонила голову.
   - Она сейчас выйдет, у нее случилось маленькое ЧП.
   -Пойди, поторопи, - приказал мужчина.
   Кириллу сразу стало ясно кто в этом доме является хозяином и чьих приказов боятся ослушаться.
   Женщина едва заметно вздрогнула и не поднимая глаз пошла туда, откуда пришла.
   -Ох, эти женщины, вечно они задерживаются, - пожаловался Брамс Кириллу, так и держащему бутылку вина и букет цветов для дочери начальника. - Пойдем уже в гостиную, там посидим.
   -Да, конечно, - подтвердил Кирилл, идя следом за боссом. Ему было несколько неловко находиться в гостях у шефа. Он не знал как себя следует вести. Одно дело на работе, там все ясно, роли распределены: Кирилл -- подчиненный, Эммануил Григорьевич -- начальник. А как быть в неформальной обстановке? Должен ли он следить за каждым словом, каждым жестом или все же можно позволить дать некую слабину? Этот вопрос не давал Завадскому покоя.
   -Можешь присесть вон в то кресло, - указал Брамс куда следует примоститься Кириллу. - А это мое, - четко обозначил свое начальник.
   У Завадского сложилось впечатление, что перепутай он места, то не сносить ему головы. Наверняка и домашним строго запрещается сидеть в хозяйском кресле.
   Брамс уселся, широко разведя колени. Кириллу поза напомнила тот день, когда его назначили замом босса. Тогда Эммануил Гиргорьевич именно так и сидел, расставив ноги, меж которых находилась Кира. Почему-то эта картинка так и продолжала появляться перед внутренним взором Завадского.
   -Спасибо, - поблагодарил Кирилл, когда шеф протянул ему бокал с вином. Брамс сразу же откупорил бутылку, которую принес Завадский и разлил вино по бокалам. Судя по удовлетворенному выражению лица мужчины, подарок ему понравился. Кирилл втайне похвалил себя, довольный выбором.
   Лишь спустя минут пятнадцать, когда мужчины вовсю вели беседу о футболе, появились дамы.
   При виде женщин Кирилл встал, как того и требовал этикет. Он внимательно смотрел на вошедших, пытаясь запечатлеть первое впечатление о дочери шефа. Она сразу же чем-то напомнила ему белую лилию, такая же нежная и хрупкая.
   Девушка совершенно не была похожа на мать, скорее переняла черты от отца, хоть ростом и не пошла в него. Темноглазая брюнетка с интересом смотрела на гостя.
   -Кирилл, это моя дочь, Агата, - представил мужчина свое чадо.
   -Очень приятно, - повторяющимся движением Завадский протянул букет девушке. - Самые красивые цветы для самой красивой, - решил сделать комплимент мужчина.
   Агата приняла букет, поднесла к лицу, вдохнула запах цветов.
   -А папа мне о вас много рассказывал, - произнесла наследница империи Брамса.
   -Вот как? Польщен,- ответил Кирилл, гадая, о чем шла речь.
   -Да. Он сказал, что вы очень талантливый молодой человек, практически папина правая рука.
   Завадский несколько растерялся. Брамс произвел назначение Кирилла на должность, вот только мужчина не был уверен, что стал именно правой рукой, какой до этого был Герберт Листов, которой внезапно исчез из компании. Поговаривали, что его переманили конкуренты. Однако более подробной информации известно не было.
   -Мне лестно такое слышать, - отреагировал Завадский на ответный комплимент девушки.
   -Так. Хватит расточать сантименты, пора и за стол. Рената, у нас все готово? - поинтересовался мужчина у жены. Его голос прозвучал несколько нетерпеливо и резко.
  
   -Да, - тихо ответила супруга.
   -Тогда прошу пройти в столовую.
   Кирилл вместе с хозяином дома, его женой и дочерью перешли из гостиной в столовую, минуя просторный холл. Завадский мельком осматривал убранство дома, отмечая хороший вкус и дорогие вещи, которых в доме присутствовало в изобилии.
   В центре просторной комнаты стоял большой стол, накрытый на четыре персоны. Для кого предназначались места ясно было без слов.
   -Кирилл, ты садись вон там, - распорядился хозяин дома, усаживаясь во главе стола. -Девочки, свои места знают.
   Завадский посмотрел куда направился Брамс и поспешил занять место напротив дочери босса. Агата села по правую руку, тогда как жена Эммануила Григорьевича принялась подавать блюда, предлагая всегда первому мужу.
   Все бы было ничего, но почему в качестве прислуги выступала Рената Кириллу было непонятно. Он почему-то был уверен, что при наличии денег, наверняка имеющихся у Брамса, можно было нанять наемных работников.
   Во время ужина завязался непринужденный разговор, не выходящий никогда из моды. Погода, была той темой, о которой можно было говорить часами, причем всякий раз обсуждая что-то новое, то дожди, то невыносимую жару.
   Потом речь зашла об увлечениях. Брамс поведал Кириллу, что большинство антикварных вещей, имеющихся в доме, были найдены лично им. Оказалось, что мужчина с удовольствием посещал развалы в разных точках планеты, выискивая редкие вещицы. Завадский похвалил вкус хозяина дома.
   -А вы чем увлекаетесь? - задала вопрос Агата.
   -Простите? - Кирилл не сразу нашелся что ответить. - Вы имеете в виду в свободное время?
   -Да, - подтвердила девушка, бросая взгляд на отца.
   -Мне нравится читать, - Завадский силился вспомнить когда это делал в последний раз. С его загруженностью на работе мужчине практически не оставалось времени на себя.
   -Ой, я тоже люблю. У нас с вам столько общего. Вы мне как-нибудь расскажите о вашей любимой книге. Хорошо, Кирилл?
   - Непременно.
   Супруга Брамса подавала все новые и новые блюда, мелькая тенью то тут, то там. Ее практически не было заметно за столом, в общем разговоре она не участвовала. У Кирилла сложилось впечатление, что Рената была бесплатным приложением дома, а не хозяйкой, какой должна была быть жена.
   Когда с ужином было покончено, мужчины удалились в кабинет. Так пожелал Эммануил Григорьевич. Завадский возражать не мог, а потому пошел следом за большим боссом.
   -Ну как тебе понравилась моя дочь? - с места в карьер задал вопрос Брамс.
   Кирилл еще не успел усесться в предложенное кресло, как тут же пожал об этом. Если бы мужчина стоял, например, у стеллажей с книгами, то можно было выиграть время на обдумывание ответа, а так следовало отвечать сразу, не раздумывая.
   -В каком смысле? - попытался протянуть время Завадский.
   -Внешне, - Брамс смотрел прямо на мужчину, словно желал прочитать все тайные мысли, посещающие подчиненного. Пожалуй, это так и было на самом деле.
   -Очень милая девушка, - осторожно начал Кирилл.
   -Скажешь тоже, милая, да она у меня красавица, - с отцовской гордостью за свое чадо произнес Эммануил Григорьевич. Что-то еще проскочило в интонациях, но Завадский не смог определить.
   -Ну, да, - Кирилл на протяжении всего ужина старался лишний раз не пялиться на дочь большого босса, не зная как тот отреагирует.
   В принципе, девушка была мила, не глупа и даже смеялась тогда, когда это того требовалось. Во время ужина она рассказала несколько смешных моментов, связанных с учебой. Это у нее вышло ненавязчиво и в тему. Однако то, что она никак не выказывала желания помочь матери, характеризовало Агату не совсем хорошо. Кирилл не знал всей кухни, творящейся в семье большого босса, но на его взгляд это было неправильно. Однако в чужую семью со своим уставом он лезть не привык, тем более, когда это семья шефа.
   -Как ты смотришь на то, чтобы за ней поухаживать?
  
   Завадский чуть коньяком не подавился, настолько неожиданно прозвучали слова шефа.
   -Это приказ? - раньше чем понял что сказал, произнес мужчина.
   -О чем ты говоришь? - рассмеялся Брамс. - Конечно, нет. Просто я видел какие взгляды ты кидал на мою Агаточку. Вот и подумал... Ты же понимаешь, что абы кому я подобное предложить не могу.
   -Понимаю, - произнес Кирилл, совершенно не понимая своего начальника.
   -В том-то все и дело. Я очень богатый человек. У меня один ребенок. Девочка. А девочка это переходящее красное знамя. Сегодня она со мной, а завтра ее уведут. Так вот я бы хотел и спустя время видеть свою дочурку. Ты меня понимаешь?
   -Понимаю, - опять кивнул Завадский, хоть все больше и больше терялся в услышанном.
   -Ты присмотрись к ней. Своди ее куда-нибудь. В театр там, кино, или на аттракционы. Куда душе угодно. Она развеется, да и ты вместе с ней. Нельзя работать по шестнадцать часов в сутки. Это может подорвать здоровье.
   "Пожалел волк кобылу, оставил хвост да гриву", чуть не вырвалось у Кирилла. -"Где же раньше Брамс был, когда я задерживался на работе допоздна каждый божий день".
   -Мне особо некогда..., - Завадский попытался отказаться. Не потому, что девушка ему не понравилась, а потому, что ему не нравилось когда на него давили.
   Теперь Кириллу была понятна причина приглашения в гости. А он-то гадал что, да как и почему. Все гениальное оказалось просто. Большому боссу следовало пристроить дочку.
   -Ты сразу не отказывайся. Подумай. У меня девочка хорошая, воспитанная, ты тоже вроде как парень не промах. Грамотный. Да и не глупый. Думаю, что ты можешь просчитать все плюсы от моего предложения. Заметь, такой шанс не каждому дается. Или тебя что-то останавливает? Может ты идейный, любви хочешь? Или чего другого? - пытливо посмотрел на Завадского Брамс.
   -Ну, от любви я бы не отказался, - начал Кирилл. - Но самые крепкие браки, это браки по расчету,- продолжил мужчина, чувствуя, что сильно не стоит спорить с боссом.
   Сердце Завадского не было занято никем. У мужчины была одна знакомая женщина, с которой он периодически встречался. Ей от него не надо было ничего кроме секса, так же как и Кириллу от нее. Никто из двоих не строил никаких планов на будущее. Им было хорошо вместе во время секса и это главное, как считали оба. На что-то большее никто не замахивался.
   -Ты это правильно сказал, - одобрил Кирилла Брамс, опорожняя бокал. - Я знал, что у тебя мозги находятся там, где надо.
   Завадский чуть не скривился, лишь в последний миг удержав мимику на лице. Слова Брамса свидетельствовали о том, что все решено, хотя сам Кирилл так не думал. Положение, в котором оказался мужчина, было сложным, но вполне решаемым. Осталось только понять в какую сторону следует смотреть в поисках ответа на интересующий вопрос. Кроме того, будучи человеком прагматичным, Кирилл не сбрасывал со счетов предложение босса. Возможности, которые открывались перед мужчиной в этом случае были огромны. Мужчина прекрасно понимал, что даже будь он семи пядей во лбу, добиться чего-то большего, нежели места наемного рабочего он не мог. Не та весовая категория. Ибо за спиной у него никто не стоял и не толкал по карьерной лестнице. А став зятем Брамса можно было начинать мечтать о чем-то более существенном.
   Провожать Кирилла вышел только Брамс. Женская половина семейства, в котором он находился в гостях, более не соизволила показаться на глаза.
   Мужчина явился домой около полуночи, зато там его ожидал большой сюрприз. Стоило Кириллу переступить порог, как он тут же ощутил запах крепкого кофе. Такой обычно варила любовница мужчины, Дарина.
   -Дара? - с порога позвал женщину Завадский.
   -Привет, милый. Ты поздно, - из комнаты в коридор выплыла красавица в полупрозрачном пеньюаре. Женщина явно готовилась к встрече. Ведь не шла же она по городу в неглиже. В таком виде она вряд ли бы смогла пройти пару десятков метров. Нашлись бы десяток желающих остановить женщину и завести с ней знакомство поближе. - Опять на работе задержали?
   Дарина знала чем занимается Кирилл и всегда интересовалась его делами, не смотря на не вполне стандартные отношения в их союзе.
   -Да, нет, - мужчина потянулся и расстегнул пуговицу рубашки и принялся растирать шею, как будто она у него затекла.
   -А где? - искренне удивилась Дара, отхлебывая кофе из маленькой чашечки, которую держала в руках.
   Любовница Кирилла была заядлая кофеманка. Она поглощала ароматный напиток литрами, не взирая на время дня и ночи. Завадский неоднократно ругал Дару за ее пагубное пристрастие, однако женщина отмахивалась от наставлений мужчины, говоря, что чему быть, того не миновать, и если ей суждено умереть от чрезмерного употребления кофе, то это ее судьба, которую она готова принять с присущей ей фатализмом.
   -В гостях, - коротко сообщил мужчина, раздумывая а стоит ли распространяться о цели и месте своего визита. Кирилл по натуре был достаточно скрытен, предпочитая хранить все свои тайны глубоко внутри. Мужчина знал, что если не показывать свои страхи, волнения и печали, то будет создаваться впечатление о нем, как об успешном человеке, а это сыграем ему только на руку.
   -Не хочешь рассказывать? - догадалась Дарина. Женщиной она была не глупой, а потому всегда знала, когда стоит задавать вопросы, а когда лучше и промолчать, понадеявшись на свою интуицию.
   -Прости, - что Кириллу нравилось в отношениях с Дарой, так это честность и открытость, насколько это возможно между любовниками. С женщиной не надо было юлить, придумывать всякие уловки, а надо было всего лишь сказать так, как есть. В самом начале отношений между мужчиной и женщиной сложились определенные правила игры, которые соблюдали обе стороны и их это устраивало в полной мере.
   -Ты будешь кофе? - перевела разговор на другую тему Дара. - Я сварила целую турку.
   -Дар, ты же знаешь, что ночью я кофе не пью, как бы мне не хотелось. И тебе не советую, - улыбнулся одними уголками губ Кирилл, подходя ближе к женщине.
   -Дорогой, ты же знаешь, что старую собаку не научить новым фокусам, - засмеялась Дара, и ее переливистый смех поплыл по квартире. - Для меня кофе это источник жизни. Нектар богов. Без него я умру.
   -Умереть ты можешь как раз таки от него, - произнес Кирилл, с укоризной глядя на женщину. - Совсем ты себя не бережешь.
   -Кир, не начинай, - попросила Дарина. - Мы уже это проходили. Если не хочешь кофе, то так и скажи. Могу налить тебе чего-нибудь покрепче.
   -Я сегодня уже пил. Мне достаточно, - поведал женщине Завадский, отбирая у Дары из рук пустую чашку вместе с блюдцем, которые она держала в руках. - Ты пришла чтобы напоить меня или по другому поводу? - поинтересовался мужчина, ставя блюдце на тумбочку, а сверху чашку с остатками кофе.
   -А ты как думаешь? - игриво спросила Дара, обвивая руками шею Кирилла.
   -Думаю, для того, чтобы прочитать мне на ночь сказку или что-нибудь рассказать, а может быть показать, - в голосе Завадского появились бархатистые нотки.
   Мужчине всегда нравилось, что Дарина могла завестись с полоборота и ее не приходилось долго и упорно уламывать на секс. Собственно ради секса женщина и приходила в гости. Правда, обычно это сопровождалось предварительным звонком с целью договориться, но внезапность женщины Кириллу пришлась по душе. И он был очень рад Дариному экспромту с появлением в его квартире.
   Ключи от дома Кирилла у Дары были, она частенько оставалась у Кирилла до утра, и не только до утра. Завадский оставлял любовницу досыпать, уходя на работу. Женщина была ярко выраженной совой, любила ложиться поздно, а вставать рано, в то время как сам Кирилл не мог отнести себя к какому-либо типу. Потому как ему приходилось частенько ложиться за полночь и вставать с петухами.
   -Что же тебе показать? - мурлыкнула в ответ Дарина, делая вид, что не понимает в чем дело.
   -Покажи мне спелые персики, - взгляд Кирилла загорелся в предвкушении последующих событий.
   -Где же я их тебе возьму ночью? - игриво спросила женщина, проводя тыльной стороной ладони по лицу Кирилла.
   Мужчина повернул голову и ухватил губами Дару за указательный палец, втянул в рот, чуть пососал, чтобы в следующий миг отпустить.
   -А если я хорошенько поищу, - угрожающе произнес мужчина, распахивая пеньюар.
   Под тонкой полупрозрачной материей скрывалось красивое ухоженное тело женщины, знающей себе цену. Дарина была на десять лет старше своего любовника, однако выглядела прекрасно для своего возраста. Она являлась младшей сестрой матери друга детства Завадского. С другом у Кирилла дорожки разошлись давным давно, а вот с его теткой нет.
   Завадский знал Дару с давних пор и никогда не воспринимал ее как сексуальный объект тогда, когда дружил с ее племянником. Когда дружба между мальчиками закончилась, Кирилл и вовсе забыл о его тетке. Однако пути Господни неисповедимы. Повзрослевший мужчина встретился с давней знакомой, во время поездки за границу с целью обмена опытом. Место Дарины в самолете оказалось недалеко от Кирилла. Она даже с первого взгляда не узнала мужчину, его же память оказалась более надежна. Старые знакомые столкнувшись в проходе самолета, разговорились, посмеявшись, что надо было подняться на высоту нескольких десятков километров над Землей, чтобы встретиться.
   Кирилла поразил шарм, исходивший от женщины, ему захотелось с ней пообщаться, поговорить. Завадский пригласил Дару по прилету в ресторан. Она, к его радости, согласилась. В ресторане мужчина и женщина проговорили весь вечер. У них оказалось много общих тем для разговора. Дара обладала редким талантом не только слушать собеседника, но и слышать, что крайне импонировало Кириллу, горящему на работе и живущему практически ею одной. После ресторана женщина поехала к нему. Это произошло как-то само собой, Кирилл предложил, а Дара, не раздумывая согласилась. Мужчине и женщине было интересно друг с другом, так почему бы не продолжить общение в другой плоскости. Как-то сразу между любовниками повелось, что совместном о будущем они не говорят, лишь о настоящем, без каких-либо планов. В прошлом у Дары был неудачный брак, о котором она не любила вспоминать. По всей видимости, отношения, закончившиеся крахом, сыграли решающую роль в жизни женщины. Дарина не желала быть от кого бы то ни было зависимой. Кирилла это так же устраивало. Мужчина не задумывался о создании семьи и в ближайшем будущем ее не планировал.
   -Ищите, господин сыщик, - разрешила Дара, игриво улыбаясь в ответ.
   Кирилл, развязав и распахнув пеньюар, обхватил снизу полные груди женщины, чуть приподнял, наслаждаясь их тяжестью. Не смотря на свой возраст, Дара могла дать фору любой молодой девушке. Ее груди имели красивую форму при отсутствии обвислости и растяжек. Как она умудрилась сохранить их в таком виде для Завадского оставалось загадкой. Кирилл как-то задал вопрос по этому поводу и получил щелчок по носу и объяснение, что это не его дело, мол, у каждого свои тайны.
   -Кажется, я уже что-то нашел, - произнес Кирилл, наклоняясь вниз с целью лизнуть один из сосков, - и даже хочу попробовать это на вкус.
   -Ах, вот как, только сразу предупреждаю, что изысканным лакомством надо наслаждаться, смаковать, а не проглатывать сразу.
   -Именно этим я и собираюсь заняться, - ответил мужчина, втягивая сосок в рот, принявшись его посасывать.
   Дарина застонала от внезапно нахлынувшего возбуждения. Соски были ее эрогенной зоной. Иной раз женщина могла кончить только лишь от одной стимуляции чувствительных мест.
   -Кир, я не могу, - тотчас призналась в своей слабости женщина, ощущая, что начинает течь от возбуждения.
   -А я только начал, - притворно возмутился мужчина, принявшись теснить Дарину в сторону спальни.
   -Давай ты чуть позже еще поласкаешь мою грудь, а пока..., - женщина обхватила руками голову Кирилла, запуская пальцы в волосы, то ли для того, чтобы оттолкнуть голову мужчины, то ли наоборот, чтобы привлечь еще ближе к себе.
   -Всегда готов к твоим услугам, моя дорогая, - Кирилл дотеснил Дару до кровати спальни и проследил, как грациозно опускается женщина на ложе, позволяя халатику распахнуться перед взором мужчины.
   Дара, совершенно не стесняясь, подняла ноги, согнув их в коленях, и развела в стороны. Кириллу нравилась раскрепощенность женщины, он не считал ее чем-то непотребным, предосудительным. Мужчина полагал, что в отношениях двоих лишние уловки неприемлемы.
   Глядя на ожидающую его прикосновений женщину, Кирилл принялся быстро раздеваться, с предвкушением ожидая, с каким нетерпением он войдет в податливое тело Дарины, готовой к чувственным ласкам.
   Мужчина сорвал через шею и без того ослабленный галстук, бросив его на пол. Сорвал пиджак, который улетел на другой край кровати. У сорочки расстегнул только лишь рукава, а ее саму снял через голову, оставшись в брюках. Но и они не долго находились на теле мужчины, оказавшись спущенными вместе с нижним бельем.
   -Ты слишком запаздываешь, - поторопила Дарина мужчину, с удовольствием взирая на разоблачение Кирилла. Ей всегда доставляло большую радость картинка, которую она видела перед собой. Завадский мог похвастаться атлетически сложенным телом, причем львиная заслуга в этом отводилась наследственности. Кирилл был слишком занят на работе, чтобы регулярно ходить в спортзал. Хотя дома мужчина не гнушался делать упражнения для поддержания мышц в тонусе. Иной раз для того, чтобы переключиться с одной задачи на другую, мужчине было достаточно отжаться несколько десятков раз.
   -Возьмешь за простой по удвоенному тарифу, - ответил мужчина, избавляясь от последнего предмета одежды.
   -Утроенному, дорогой. Никак не меньше, - Дарина знала себе цену. Женщина бесстыдно ласкала себя пальчиками добавляя ощущений в копилку удовольствия.
   -Как скажешь, дорогая, - в унисон повторил мужчина, буквально падая на любовницу. И лишь в последний момент, выставляя руки вперед, чтобы ни в коем случае не навредить Даре и не сделать больно. Женщина ахнула.
   Зависнув на вытянутых руках, Кирилл произнес:
   - Ты еще не передумала? - наверняка зная, что нет, женщина не передумала.
   Дара любила, чтобы Кирилл сразу же глубоко входил в нее, заставляя испытывать острые ощущения. Для этого она делала все необходимое. Мужчина никогда не разочаровывал Дарину, доставляя женщине желаемое. Завадский, раз за разом погружаясь в теплое лоно любовницы следил за оттенками мимики, улавливая когда надо ускориться, а когда и сбавить темп. Если Дару что-то не устраивало, то она всегда ставила о том в известность Кирилла. Со временем мужчина настолько хорошо изучил любовницу, что необходимость в наставничестве отпала за ненадобностью. Кир улавливал все нюансы, требуемые для достижения цели. Во время секса Дара не любила лишний раз целоваться, желая больше смотреть и получать удовольствие от самого процесса. Кирилл уважал ее выбор, хотя иногда ему не хватало нежности. Которую, впрочем, он возмещал позже, после соития, когда любовники лежали бок о бок и просто разговаривали.
   Движения мужчина стали более резки и размашисты. Кирилл подхватил ноги Дары под коленями, максимально разводя в стороны, отчего женщина стала похожа на распластанную бабочку. Глубоко вбиваясь в возбужденную плоть мужчина разве что не рычал от удовольствия, чувствуя приближение оргазма. Дара обнимала Кира руками за торс, ласкала плечи, постанывая от удовольствия. Она давно уже была готова кончить, но отвлекала себя, желая достигнуть разрядки вместе с мужчиной.
   Кирилл услышал, что дыхание Дары стало более учащенным, что предвещало скорое достижение оргазма женщиной. Обычно она кончала остро и громко. Завадскому не приходилось сомневаться, а смог ли он удовлетворить любовницу. Дарина никогда не лукавила и не симулировала оргазм.
   -Кир, я тебя жду, - прохрипела женщина.
   И в следующий миг ее тело начало содрогаться от шквала удовольствия, обрушившегося на нее со страшной силой. Следом за ней застонал и молодой любовник, глубоко кончая внутрь Дары. Забеременеть женщина не боялась, к сожалению, после неудачного замужества она не могла иметь детей, хотя втайне о них мечтала. Появление в ее жизни Кира стало отдушиной для много страдавшей женщины. Она благодарила Бога за каждый день, проведенный с ним, каждый час. Однако она понимала, что ни в силу возраста, ни в силу невозможности иметь детей, не могла связывать мужчину какими либо обязательствами. Однажды приняв решение, принимать жизнь такая, какая она есть, женщина следовало ему. Хотя Кирилла она любила, причем с каждым днем все больше и больше. Она любовалась им. Гордилась им. Боялась за него.
   Из недавнего разговора женщина поняла, что в жизни Кирилла что-то произошло. Что-то такое, что заставило его глубоко задуматься. Женщина интуицией чувствовала, что здесь не обошлось без другой женщины, но буду умной, она не заостряла внимания на случившемся. Дара решила, что все равно со временем узнает в чем дело.
   -Как же хорошо, - прохрипел Кирилл, откатываясь от Дарины. Оба любовника лежали на кровати, раскинув руки и переживали последствия оргазма.
   -Помнишь, что ты обещал тройной тариф, - напомнила женщина Завадскому.
   Мужчина повернул голову в сторону Дары.
   -Ты моей смерти хочешь. Ты ведь только что выдоила меня до капельки, - игриво пожаловался мужчина.
   -А если я поищу остатки? - Дара повернулась на живот и потянулась рукою к обмякшей плоти.
   -Дорогая, ты ненасытна, - засмеялся Кирилл, принимая изысканную ласку, целью которой было вызвать повторный прилив желания у мужчины.
   Уснули любовники только глубокой ночью. Дара с удовольствием устроилась на плече у Кира, принявшись втайне мечтать о том, что как бы здорово было проводить вот так каждый день и каждую ночь. Однако она твердо знала, что завтра уйдет из квартиры мужчины и в течение нескольких дней будет выть, как белуга, борясь с самой собой, чтобы не позвонить Кириллу, не прийти к нему. Она и так нарушила свое правило не появляться в доме любовника без предупреждения. Просто женщина не могла находиться дома, ее буквально магнитом манило в квартиру Кира, она чувствовала, что нужна ему. Хотя, по ее мнению, это была полнейшая чушь. Дара отдавала себе отчет в том, что мужчина встречается с ней только ради секса. Оставалась малая надежда, что она интересна Киру в качестве собеседника, но на этом общие интересы заканчивались. У Завадского была своя жизнь, а у Дарины своя.
  
   Глава 5
  
   Фаина бродила уже часа полтора по сосновому лесу, прислушиваясь к эху. То оттуда, то отсюда неслось:
   -А-я! А-я!- что было очень похоже на Фая, Фая.
   Девушке казалось будто это Кирилл зовет ее. Фая упорно шла в сторону звука, а он все время менял направление. Лишь спустя время она поняла, что ходит по кругу, догадавшись делать зарубки ножом на стволах деревьев. И когда она обнаружила первую из них, то поняла, что заблудилась.
   Предположить, что подобное возможно с ней было практически нереально. Она всегда была уверена в своих силах, четко определяя степень свой подготовленности к тому или иному заданию. У нее любая задача всегда раскладывалась на составляющие, которые она решала по отдельности.
   Оказавшись в незнакомом месте, причем неизвестно каким образом девушка не могла в должной степени выйти достойно из положения. Хоть вокруг и не было зрителей, которые могли оценить ее поступки, но в этом и не было необходимости. Фая сама себе была строгим судьей, всегда стараясь раньше других поставить себе отметку за совершенное.
   Девушка уселась по-турецки прямо на высохшую хвою, предварительно сгребя целую кучку иголок носком легкого ботинка. Выходя на улицу, она совершенно не думала что ей понадобится от кого-то убегать и тем более прятаться. Сумку, с которой девушка так и не рассталась, она поставила рядом, чтобы в ней хорошенько поискать все что необходимо в сложившейся ситуации.
   Место, в котором девушка оказалась, было настолько незнакомо, как только может быть незнаком только совершенно новое место. Каким образом оно возникло вокруг, для Фаи оставалось загадкой. В голову девушке приходили совершенно фантастические мысли, допускать которые значило поверить в сверхъестественное. Фаина была же девушкой трезвомыслящей, никогда не верящей в сказки. Но тогда как объяснить моментальную скорость смены обстановки вокруг. Что это: иллюзия или самообман? Ответа Фая не знала.
   Чтобы хоть как-то собрать воедино свои наблюдения и чувства, девушка замерла, собираясь начать медитировать. Вроде бы поблизости не наблюдалось никаких животных, а тем более людей, которые могли бы помешать в этом Фаине.
   Девушка закрыла глаза и постаралась сосредоточиться. В этот миг она услышала характерное ругательство, мужской голос костерил почем зря лес, в котором так легко заблудиться.
   Фая вскочила на ноги, стрелой метнувшись в сторону раздававшегося голоса.
   -Кирилл, откуда ты здесь? - вырвалось у нее. Девушка настолько была озадачена внезапным появлением Завадского, не меньше, чем сменой обстановки.
   -Оттуда, откуда и ты, - огрызнулся мужчина, шлепая себя вначале по щеке, а после по шее. Судя по всему, Кирилла вовсю донимали то ли комары, то ли мелкие мошки.- От медведя убегал. Вот только от одно сбежал, а другие достали, - мужчина вновь себя шлепнул теперь уже по тыльной стороне ладони.
   -Где ты был? - когда Фаинина радость от обнаружения Кирилла чуть улеглась, она решила выяснить где пропадал мужчина, пока она его везде искала. - Неужели не слышал как я тебя звала?
   -Ты меня звала? - удивился Кир. - Не слышал.
   -Зато я тебя слышала, как ты орал мое имя, но при этом не додумался постоять на месте, - припустилась на Кирилла Фая. Девушка была зла на Завадского. Еще бы, столько времени потеряли, когда можно было бы искать дорогу. Хотя пока определить в какую сторону следует идти Фая затруднялась. Однако она решила выяснить это по ходу дела.
   -Я тебя звал? Что ты такое выдумываешь? Я тебя не звал. Зачем мне это делать? - удивился мужчина.
   - Ну как же..., - осеклась Фая, видя, что Завадский совершенно не шутит. За недолгое общение девушка смогла худо-бедно разобраться в мимике мужчины.- Мы же разминулись.
   -Когда? - удивился Кир, усаживаясь на то место, где еще недавно сидела Фая.
   -Часа полтора назад, а то и два, - Фаина всегда достаточно хорошо могла определить прошедшее время.
   -Ты что-то путаешь, - заявил Кирилл с удивлением посмотрев на девушку. - Мы с тобой не виделись от силы минуты три или пять.
   -Ты решил надо мной поиздеваться?- после блуждания по лесу, Фая была не намерена шутить.
   -С чего бы? - удивился Кирилл. - Разве ты давала повод?- настала его очередь иронизировать.
   -А ты смеешься над людьми только тогда, когда есть повод?- съязвила девушка.
   -Я не пойму, в чем проблема? - Кириллу надоели недоговоренности, тем более лес был не тем местом, где он желал вести пустые беседы, а попросту заниматься демагогией.
   -Я два часа искала тебя по лесу, отзываясь на твои выкрики, а ты как порядочный мудак прятался от меня. И когда я, наконец, решила отдохнуть, что хорошенько подумать как выбраться из ситуации, ты появляешься как чертик из табакерки и делаешь вид как будто ничего не произошло, - чем больше Фая говорила, тем сильнее заводилась. Обычно девушка старалась быть в споре стороной, которая не выходит из себя, а тут ее как будто прорвало. На Кирилла хотелось кричать из-за непробиваемости.
   -Фая, двух часов с момента нашего расставания не прошло, - твердо заявил мужчина. -Ты что-то путаешь,- Кирилл настаивал на своем.
   Мужчина поднялся на ноги, встав напротив Фаины.
   -Я еще с ума не сошла.
   -Вот и я не сошел. Когда мы бросили машину в реке, то я посмотрел на часы. Они показывали ровно полдень. Сейчас только без пяти час. Ты же учти, что мы с тобой какое-то время шли до тех пор, пока не встретили того очаровательного мишку, - мужчина протянул руку, на которой были надеты наручные часы. Они на самом деле показывали то время, о котором говорил Кирилл.
   Фаина с удивлением посмотрела на циферблат часов Кирилла, потом на свой собственный.
   -Но такого не может быть. Ты специально подвел стрелки, - принялась обвинять мужчину Раневская.
   -Фая, больше мне делать нечего, чем это делать. Я чуть не стал завтраком или обедом медведя, а ты мне говоришь всякие глупости, типа того, что я заранее подвел часы, чтобы ввести тебя в заблуждение. Вот это сущий бред. Я такого делать не буду. Да и не надо оно мне.
   -Тогда я ничего не понимаю, - пошла на попятную девушка.
   -Ты лучше скажи где мы? - задал вопрос Кирилл, поняв, что Фая решила больше не пререкаться.
   -Не знаю, - честно призналась Раневская,- оглядываясь по сторонам. Слева от них был лес без подлеска, зато справа виднелся непроходимый бурелом.
   -Как это ты не знаешь? А куда ты нас завела?- начал наступать Кирилл.- Это ты же выбирала путь.
   -Я нас сюда не заводила. Мы, вообще, провалились в яму,- растерянно произнесла Фаина, вспоминая свои ощущения.
   -Я никуда не проваливался, - возмутился мужчина.- Ты что-то выдумываешь и пытаешься меня в это втравить.
   -То есть как? - опешила девушка. Ничего подобного она не ожидала от Кирилла.
   -Очень просто. Когда я побежал от медведя..., - начал мужчина.
   -В то время как я говорила, что бежать не надо, - принялась высказывать Фаина.
   -То на моем пути возник глубокий овраг, который я чудесным образом перескочил.
   -И что? - подбодрила Раневская мужчину.
   -И ничего. Оказался на другом берегу, если можно так сказать, вдоль которого и пошел до тех пор пока не встретил тебя, - добавил Завадский.
   -Тогда куда выпало время у меня? - Фаина не останавливалась в выяснении обстоятельств.
   -Это я не могу знать, - пожал плечами Кирилл.
   -Вот и я не знаю.
   Фаина с Кириллом немного помолчали, каждый думая о своем. Пока они спорили в лесу стало заметно темнее. Причем, если судить по времени суток, которые стремительно убывали, то получалось, что времени прошло гораздо больше, чем указано на часах и не только у Фаи, но и у Кирилла.
   -Надо что-то делать, - первым подал голос Кирилл, поглядывая ввысь. - Скоро станет и вовсе темно. А мы в лесу. А в лесу водятся медведи.
   -Спасибо, что открыл Америку, - огрызнулась Фая, озираясь по сторонам. Ей самой совсем не нравилась перспектива заночевать в лесу, тем более когда ничего для этого не приспособлено. Конечно, чисто теоретически можно наломать веток и устроить шалаш, но сколько это займет времени? До ночи они вряд ли успеют.
   -Пошли, - сказал мужчина и сорвался в путь.
   -Куда? - удивилась Фая.
   -Туда, - Кирилл показал направление, оно как раз проходило по границе леса с подлеском.
   -Почему туда. Ты что-то знаешь, чего не знаю я? - спросила девушка, догоняя Завадского. Судя по всему, он был настроен крайне серьезно и не собирался отступать от намеченного пути.
   -Мне не нравится то место, где мы остановились, - коротко сообщил Кирилл, продолжая шагать.
   -И все? - разочарованно произнесла Фая.
   -А что ты хотела? - Кир остановился, да так резко, что девушка чуть ли не впечаталась лицом ему в спину. -Думала, что я достану навигатор, сверюсь со спутником и покажу тебе нужное направление? А тут навигатор не работает, как и телефон.
   -А ты проверял? - задала вопрос Фая. Стыдно было признаться, но девушка о телефоне совершенно не вспомнила. Она привыкла ориентироваться на местности с помощью собственных наблюдений и чувств, а технике не особо доверяла, как оказалось не зря.
   -Три раза, - весомо сообщил мужчина. - Ничего не работает. Тут нет не только связи, тут, вообще, ничего нет. Складывается ощущение, что мы попали в "глухую" зону.
   -Может быть это так и есть? - поддержала сомнение Кирилла Фая. - Могло же такое быть? Или нет? - девушка поймала себя на мысли что на самом деле интересуется мнением Завадского. Если еще недавно он выказывал полную беспомощность, то теперь мужчина начал проявлять в себе отголоски лидерства.
   -Я не знаю, - честно ответил Кирилл. - Пойдем, лучше. Я не могу оставаться на месте. Там мне не комфортно. Место какое-то...вытягивающее все силы и соки.
   -Да, - Фая задумалась над словами Кирилла и поняла, что он в целом прав. За исключением немногого девушка ощущала себя точно так же.
   И они зашагали. Кирилл впереди, а Фаина следом. Девушка диву давалась как кардинально поменялось поведение мужчины.
   Если вначале идти по усыпанному иголками насту было легко, то дальше пришлось пробираться между молодой порослью, поваленными деревьями и бороться с высокой травой.
   Вначале Фая хотела возмутиться выбору пути, сделанному Кириллом, но потом решила промолчать, потому как альтернативы не знала. Так они шли след в след достаточно долго. Девушка поглядывала по сторонам, стараясь запомнить местность, но спустя некоторое время поняла, что это дохлый номер. Делать постоянные зарубки на деревьях можно, но тогда бы приходилось постоянно останавливаться, что в положении Кирилла и Фаины было нежелательно.
   Когда Фая еще раз хотела уточнить цель движения Кирилла, как они вышли на огромную полянку. Хоть, уже и смеркалось, но размеры поляны были видны невооруженным взглядом и они впечатляли.
   -Тут мы и заночуем, - твердо произнес Кирилл, не давая возможности Фае возмутиться.- Сейчас будем сооружать ночлег.
   -А костер нам нужен? - задала вопрос Раневская, пытливо смотря на мужчину.
   -Зачем? - искренне удивился Завадский.
   -А комаров и диких животных ты собираешься отгонять силой мысли? - иронично спросила девушка. Кирилл на мгновение замер, вспоминая свое детство.
   -Об этом я как-то не подумал, - честно признался мужчина. - Значит, надо, чтобы один озаботился костром, а другой ночлегом. Не спать же нам на голой земле.
   -Это точно, - Фаину не прельщала эта перспектива. Тем более она не по наслышке знала, что может залезть за пазуху спящему человеку.
   -Тогда будем кидать жребий или просто распределим обязанности?- Кирилл был несколько обескуражен собственным просчетом.
   -Я иду собирать костер, а ты наломай валежника. Ты -- мужчина, поэтому ты сильнее, - коротко объяснила Фая принцип распределения ролей.
   Стремительно темнело. Спутникам, в случае небольшого промедления, грозило остаться без ночлега и без костра.
   Кирилл коротко кивнул и принялся выполнять поставленную задачу, оставив свои вещи вместе с вещами Фаины. Девушка тут же стала собирать сухие ветки, тогда как Кириллу пришлось возвращаться в ту сторону, откуда они пришли, чтобы выполнить поставленную задачу.
   Раневская думала, что ей придется, после того, как она справится с заготовками к костру, отправиться на помощь Кириллу, но он ее сильно удивил, когда начал, словно муравей, сносить к нужному месту лапы елей. И как он только умудрялся срезать их ножом, Фая не знала? Ведь для работы требовалась недюжинная сила.
   -Думаю, этого будет достаточно, - Завадский оттер одну руку о другую, вопросительно смотря на Фаю, которая закончила складывать шалашиком тонкие палочки.
   Девушка посмотрела на приличную кучу, натасканную мужчиной и в очередной раз удивилась его работоспособности и силе. Спать под открытым небом было не лучшей идеей, но приходилось принимать то, что есть.
   -Положи их плотно валетом, - указала девушка на сваленные в кучу лапы елей.
   -Мальчик к девочке? - пошутил Кирилл, улыбнувшись собственному замечанию.
   -Можно и так сказать, только смотри, чтобы так, а никак иначе, не стоит пропагандировать гомосексуализм,- Фая оценила юмор Завадского.
   Мужчина кивнул и принялся выполнять задачу, складывая ветки попеременно то в одном направлении, то в другом, дабы плотность импровизированной кровати была равномерна со всех сторон. В это время Фаина разожгла костер, внимательно следя за лижущими ветки языками пламени, не давая возможности последним прервать свое существование. К радости девушки собранные ветки были практически сухи, что позволило разжечь костер с первого раза.
   -Сейчас бы воды и чего-нибудь перекусить, - мечтательно произнесла Фаина грея руки у костра. Спустившая ночь вступила в свои права, пряча под непроглядным покрывалом сумрака очертания деревьев и всего, что находилось за пределами огненного круга, образованного костром.
   Со стороны Кирилла раздалось какое-то шуршание. Это мужчина принялся копаться в своих вещах.
   -Вот. Возьми, - протянул мужчина Фае раскрытую ладонь, на которой что-то лежало. Девушке не было видно со своего места. - Возьми, - поторопил Кир.
   Фая, не колеблясь ни секунды, взяла предложенное.
   -Что это?- в свете огня от костра девушка рассмотрела две капсулы. Одна была синяя, а другая красная.
   -Вначале постарайся проглотить, не разжевывая, красную, - порекомендовал мужчина, по-прежнему не объясняя для чего дал Фае таблетки.
   -Я не болею,- удивилась Фаина. -Мне лекарства не нужны. Забери назад, - девушка постаралась вернуть капсулы мужчине.
   -Это чтобы ты не хотела есть и пить, - коротко пояснил Кирилл.
   Раневская недоверчиво посмотрела на мужчину. Он в своем уме?
   -Как будто можно таблетками заглушить голод и жажду, - с сомнением произнесла девушка, разглядывая капсулы, лежащие на ладони.
   -Можно, - ответ Завадского вновь не отличался пространственностью.
   -Ну, допустим голод можно. Но жажду, никогда не поверю.
   Фаина в прошлом была спортсменкой и не по наслышке знала о препаратах, способных на время простимулировать организм. В спортивной среде допинг был достаточно распространенным явлением, хоть зачастую его маскировали под биодобавки и витамины.
   -А ты попробуй, - Кирилл развалился на импровизированном ложе и теперь взирал на Фаю с некой ленцой. - Только в той последовательности, в которой я тебе сказал.
   Фая недоверчиво посмотрела на капсулы, колеблясь.
   -Надеюсь, что ты меня не хочешь отравить, - произнесла девушка, бросив взгляд на Кира.
   -Ну, не хочешь, не глотай и продолжай оставаться голодной и изнывающей от жажды, - пожал плечами Завадский, укладываясь на бок.
   -Все это как-то необычно. Никогда еще вместо еды мне не предлагали съесть таблетку, а тем более вместо питья.
   -Я не предлагаю тебе еду.
   -А что? - перебила Кирилла Фая.
   -Ты будешь чувствовать себя сытой, только и всего, - пожал плечами Кирилл. - Чувство голода уйдет точно так же, как будто ты съела сочную отбивную с кусочками вареного картофеля, - произнес мужчина.
   У Фаи от услышанного начался выделяться желудочный сок, а во рту появилась вязкая слюна. Естественно, что после этого есть захотелось в разы больше.
   -А как же быть с водой? Тоже предлагаешь сжевать таблетку, от которой я больше не захочу пить.
   -С водой тоже самое, - подтвердил слова Фаины мужчина. - В любом случае, до утра продержаться таблетки хватит. А утром все же придется отправиться на поиски настоящей воды.
   -Вот так все просто? - девушка взяла одну из капсул и с сомнением поднесла ко рту, продолжая раздумывать глотать или не глотать.
   -Проще не бывает.
   -А ты? - спросила Фая. - Ты тоже будешь такие же таблетки глотать?
   -Я пока не хочу, - мужчина вновь был не многословен.
   Фая подумала, подумала, да и решилась попробовать. Уж чересчур сильно хотелось пить, да и от еды бы она не отказалась. Она прекрасно осознавала, что сделала большую глупость в первую очередь устраивая лагерь, при этом неозаботясь поисками воды и еды.
   Девушка взяла красную капсулу, покрутила ее, разглядывая.
   -Только не жуй, глотай целой, - еще раз предупредил Завадский.
   - Хорошо, - Фая последовала совету и положила на язык капсулу, стараясь сразу как можно дальше пропихнуть в горло.
   Кирилл внимательно смотрел за действиями девушки. Контролировал, но не подгонял под руку.
   Фаина собрала во рту как можно больше слюны и постаралась проглотить капсулу, думая, что та станет поперек горла, с ее-то размерами. Однако к удивлению Раневской она проскочила легко, как будто была смазана чем-то скользким, облегчающим проникновение в желудок по пищеводу.
   -Теперь вторую? - спросила Фая, чувствуя, что капсула проскочила, нигде не задержавшись.
   -Нет. Надо выждать немного времени, чтобы желудочный сок растворил покрытие капсулы и пошло взаимодействие препарата с ферментами, содержащимися в желудке. Тогда насыщение будет более полным. Это как с настоящей пищей. Пить надо спустя полчаса после еды.
   Фаина замерла, прислушиваясь к собственным ощущениям. Ей все же немного не верилось, что таблетки могут надолго притупить чувство голода. Скорее всего должен был сработать эффект плацебо и то временно.
   -Скажи, - начала Раневская, - а чем ты занимаешься? - задал вопрос девушка.
   -Ты имеешь в виду в свободное от удирания от медведя время? - уточнил Завадский.
   -Ага.
   -Я свободный художник, - откинулся на спину мужчина, принявшись глядеть вверх. Казалось, будто он начал пересчитывать звезды или загадывать желание.
   -Ты рисуешь? - уточнила Фая.
   -Нет. Это состояние души. Занимаюсь тем, чем хочу. Живу там, где хочу, - пространно ответил Кирилл, так толком и не ответив на вопрос Фаи.
   -Так ты путешественник?- от девушки не так было просто отстать.
   -Точно, - подтвердил предположение Фаи мужчина.
   -Уже можно пить? - чуть улыбнулась девушка, привлекая внимание ко второй капсуле, которую так и держала на ладони.
   Кирилл посмотрел на циферблат часов в свете огня костра и произнес:
   -Еще минут пять подождать и тогда можно. А ты чем..., - начал мужчина.
   -Ой, у меня костер прогорает, - отвлеклась Фаина и принялась ворошить угли. За разговором она забыла, что нужно следить за огнем, тем более он еще не набрал силу, чтобы долгое время не требовать подкормки.
   Фаина все добавляла и добавляла сушняк, стараясь развести огонь посильнее, пока Кирилл резал еловые ветки, она отыскала старый трухлявый пень, который смогла выбить из земли и притащить к месту стоянки, именно его девушка и собиралась оставить гореть во время ночевки.
   Наконец, девушка справилась с костром, Кирилл ей в этом не мешал, предпочитая смотреть за манипуляциями блондинки со стороны. Он разумно рассудил, что если Фае понадобится помощь, то она ему об этом непременно скажет. Тем более, для мужчины и без этого нашлось занятие, он наблюдал за девушкой, подмечая оттенки мимики на ее лице, жесты, движения. Спустя несколько минут подобного созерцания мужчина поймал себя на мысли, что ему приятно смотреть на работающую Фаину. Картинка радовала глаз и даже провоцировала появление некоторых не совсем приличных мыслишек.
   -Теперь глотать? А то во рту совсем пересохло, - призналась Фая, усаживаясь рядом с Кириллом на импровизированное ложе.
   Сидеть на земле было неудобно, а пень, до этого заменявший девушке стульчик, был водружен в середину костра.
   -Можно, - дал добро Кирилл, двигаясь и давая место Фае сесть глубже.
   Девушка, не раздумывая, забросила синюю капсулу в рот. Уж очень хотелось пить. Таблетка, так же как и первая, без особых проблем скользнула по пищеводу, что было само по себе странно, потому как пить хотелось нещадно, во рту у Фаи давно все пересохло, как в пустыне Сахара.
   Несколько минут ничего не происходило. Фая уже подумала, что Кирилл ее обманул и эффект плацебо не подействовал. С голодом, по мнению девушки, все было гораздо проще, чем с жаждой. Ведь жажду просто так утолить практически невозможно. Однако спустя время Фая стала ощущать, что желание пить пропадает. Слюна во рту перестала быть вязкой, какой она была еще минуту назад. А спустя еще немного времени у Фаи появилось чувство, что как будто она выпила целую кружку свежей родниковой воды, утолив полностью свое желание пить.
   Фая в недоумении посмотрела на Кирилла, который в свою очередь наблюдал за девушкой.
   -Ну, как? - задал вопрос Завадский.- Хочется пить?
   -И, правда, нет, - растерянно произнесла девушка, прислушиваясь к собственным ощущениям. Ей казалось, что пройдет минута и жажда вернется. Но минута сменилось другой, потом третьей, и желание все не возвращалось. Девушка чувствовала себя так, как обычно после того, как напьется.
   -Ну, вот. Я же говорил, - довольно выдал Кир. -Давай уже спать.
   Фаина только собралась повыпытывать у Кирилла откуда у него появились столь чудесные капсулы, от которых не хочется ни есть, ни пить, как ее желание в корне прервали.
   Мужчина подвинулся к одному краю импровизированного ложа и отвернулся от Фаи, пробурчав:
   -Ложись рядом, так будет теплее.
   Девушка до последнего не знала, как будет спать с мужчиной. Она переживала по этому поводу, а Кирилл как будто почувствовал ее нервозность и решил вопрос, который даже не поднимался в разговоре. Фая с огромным облегчением приняла предложение Кирилла, устроившись рядом, но не вплотную. Так, чтобы не коснуться ни в коем случае мужчины.
   -Я не кусаюсь. Ложись ближе, - услышала голос Кира, который так и лежал спиною.
   -Мне не холодно ответила девушка, подумывая о том, чтобы достать что-нибудь из одежды, что всегда носила с собой в сумке. Подумав об этом, Фая задалась вопросом, а почему Кирилл ничего не достал, чтобы хоть немного укрыться. Или ему жарко от костра?
   Девушке так и не удалось дальше подумать по этому поводу, Стремительно темнело. Спутникам, в случае небольшого промедления, грозило остаться без ночлега и без костра.
   Утро встретило росой, выпавшей не только на траву, деревья, но и на отдыхавших людей. Костер давно прогорел, а потому совершенно не грел.
   Фая проснулась и обнаружила, что тесно прижата рукой и ногой к крепкому телу, от которого шло приятное тепло, в отличие от холодных еловых веток. Девушка пошевелилась, услышав недовольное:
   -Еще рано. Если ты не в туалет, то лучше еще немного полежать,- раздалось у Фаи под ухом.
   Девушку обуяла паника, внезапно накатили старые воспоминания, все блаженное состояние, в котором пребывала Фая тут же испарилось. Раневская принялась вырываться, что есть мочи, разве что не кричала.
   -Ты что? За что? - услышала вскрик боли.
   Фаю с земли подскочила, как ужаленная, стоило девушке оказаться свободной от сдерживающих ее оков.
   Кирилл согнулся пополам, прижимая руки к паху и катался по импровизированному ложу. Сквозь крепко сжатые зубы изо рта мужчины вырвался стон. Судя по всему, Фаина умудрилась садануть ногой или рукой по самому дорогому для каждого мужчины.
   Девушка с ошалелыми глазами смотрела на Кирилла, сжав кулаки, как будто была готова наброситься на мужчину.
   -Больше никогда не делай так, - Фаина процедила с шипением рассерженной кошки.
   -Что я такого сделал? - непонимающе спросил Кирилл, когда его немного отпустило. - Я же хотел как лучше. Согреть.
   -Даже если я буду подыхать от холода. Никогда. Слышишь. Никогда. Не смей обнимать меня сзади. Иначе..., -девушка не договорила.
   -Иначе что? -Кирилл поднялся на ноги..
   -Иначе я тебя убью, - еле слышно произнесла Фая и, развернувшись, зашагала прочь.
   На самом деле, девушка в глубине души была расстроена своим поступком. Удар у нее получился чисто рефлекторно. Но ведь пришелся он точно в цель. Ее спутник в полной мере ощутил всю силу негодования Фаи.
   Девушка тряхнула головой, стараясь даже близко не подпускать мысли из прошлого. Следовало срочно прийти в себя, а иначе это грозило потерей самообладания, чего Фая хотела меньше всего. Раневская укрылась за густыми кустиками и сделала свои дела, свойственные каждому человеку по отправлению естественных потребностей.
   Роса промочила брюки и без того сырые. Однако Фае не было холодно. К ее огромному удивлению, она как заснула с ночи, так не просыпалась до самого утра, что было удивительно. А еще она даже не почувствовала, что Кирилл обнял ее среди ночи. Это, вообще, ни в какие ворота не лезло. Девушка не могла понять как такое могло случиться, ведь обычно она спала очень чутко, а в этот раз ее как будто укрыли покрывалом сна.
   Вернувшись на место стоянки, Фая не обнаружила Кирилла. Его сумка, как и сумка девушки оставались там, где они их и сложили, тогда как самого мужчины не было. Фая огляделась по сторонам, решив посмотреть содержимое багажа мужчины. Однако заглянуть внутрь сумки девушке не удалось, два замка, открывающие главный отдел были соединены кодовым замком. Чтобы посмотреть что нес с собою Кирилл, требовалось либо открыть замок, либо вспороть сумку, чего Фая делать не собиралась. Пока.
   Фаина успела отскочить в сторону от вещей Кира, когда он сам появился идущим из центра полянки, при этом в руках у него что-то было.
   Когда мужчина оказался рядом с Фаей, то произнес:
   -Завтрак прибыл.
   -Что ты имеешь в виду? - удивилась девушка, не представляя что мог найти Кирилл за столь короткое время.
   Однако стоило Фае потянуть носом, как она почувствовала нежный аромат, который трудно спутать с чем бы то ни было. Земляника.
   -Откуда? - только и смогла вымолвить девушка, протягивая руки.
   -На поляне. Я вспомнил, что примерно в это время мы детьми всегда ходили за земляникой и решил проверить свои догадки. И представляешь, я оказался прав, - радостно сообщил Кир, протягивая находку.
   -А ты? - девушка взяла из рук мужчина землянику, собранную в сверток из зеленого листа.
   -Я там немного поел, - отмахнулся Кир. - А тебе надо обязательно, а то желудок начнет есть сам себя.
   -Чего это он начнет есть? Столько лет не ел, а тут вдруг надумает, - отмахнулась Фая.
   Мужчина что-то хотел пояснить в свете произнесенного девушкой, но потом передумал, глядя как Фая уплетает за обе щеки, принесенную им, землянику.
   -Спасибо, - жуя последнюю ягодку, сказала Фая. Она до сих пор чувствовала некоторую неловкость по отношению к мужчине и не знала как попросить прощения за случившееся. Умом девушка понимала, что Кирилл хотел сделать как лучше, но внутренний голос говорил обратное. И найти компромисс с собой девушка никак не могла.
   -Поела? - уточнил мужчина. Фая кивнула. - Тогда делай, что еще не успела и собираемся.
   Девушка поднялась, потянулась и произнесла:
   - В принципе, я готова.
   Фая и Кирилл забрали свои вещи и направились на юг, если народные приметы не соврали. Совместными усилиями спутники решили, что идя в одном направлении они обязательно куда-нибудь выйдут или кого-нибудь встретят. А на юге вероятность жизни значительно выше, если ученые сделали правильный вывод.
  
   Глава 6
  
   В баре негромко играла музыка. За длинной стойкой подсвеченной снизу мягким светом сидела белокурая девушка, опираясь обоими локтями на столешницу. Ее голова, словно повинуясь гравитации, была опущена вниз. Прямо перед девушкой стола початая бутылка с водкой и небольшая рюмка. Не проходило и десяти минут, как девушка наливала себе стопку водки, опрокидывала в себя, не закусывая, ставила рюмку на столешницу и замирала, уставившись в одну точку.
   Бармен по имени Аркадий давно махнул рукой на молчаливую клиентку, которая приходила в бар в разные дни недели вечером, выпивала бутылку водки и уходила перед самым закрытием, отвергая всякую помощь. Мужчина, держащий бар, а по совместительству и бармен, поначалу пытался разговорить клиентку, но все его попытки не увенчались успехом. Красотка, а клиентка была именно ею, упорно не желала идти на контакт, а лишь методично заливала горе водкой. Для бармена, хорошо разбирающегося в людях в силу своей профессии, было невдомек что случилось с молодой женщиной. В голове мужчины роились сотни предположений, но ни одно в полной мере не отвечало на вопрос "почему?".
   В этот вечер в бар заглянула уже подвыпившая группа молодых людей. Бармен сразу же напрягся, предвидя неприятности. Мужчина любил свою работу, любил общаться с незнакомцами, выслушивать их душещипательные истории, любил угощать за счет заведения особо понравившихся клиентов, много чего любил, но терпеть не мог работать вышибалой. Хоть и не часто за все время существования бара мужчине приходилось успокаивать особо разбушевавшихся клиентов, вызывать полицию, участвовать в потасовках. Специальной должности вышибалы в баре не было, вот и приходилось хозяину заведения совмещать три в одном.
   Своим чутьем Аркадий понял, что надо готовиться к худшему. Им заранее была припасена бейсбольная бита, спрятанная под стойкой бара. Мужчина ею ни разу не пользовался, хотя бывали случаи, когда руки сами тянулись к оружию, уж чересчур невыдержанны были посетители, слишком агрессивны, как те, кто только что заглянули в бар. Как назло в заведении именно сегодня не хватало официанток. Одна из девочек заболела, а другая осталась сидеть дома с ребенком. На весь зал работала только лишь одна. В этом не было ничего страшного, посетителей среди недели было немного. Завсегдатаи, ходившие в бар выпить пива, посидеть в теплой компании, просто поговорить, не возражали чуть подождать с заказами, если в этом возникала необходимость. Но вот новенькие были не из тех людей, кто с легкостью мог бы подождать. Это стало ясно, как только компания расселась за столиком.
   Компания насчитывала пять человек, все разного возраста. Самому молодому было чуть больше двадцати, зато самому зрелому лет пятьдесят-пятьдесят пять, а то и все шестьдесят. Мужчины вели себя шумно, в их поведении присутствовала какая-то вседозволенность.
   -И побыстрее, а то ползаешь, как гусеница..., - донеслось до бармена.
   Один из мужчин в компании шлепнул по попе официантку, после чего раздался дружный гогот. Вдогонку девушке понеслись скабрезные высказывания.
   -Я бы ей вдул... А она ничего, только сиськи маловаты..., - самый молодой из компании, по всей видимости, был самым озабоченным в сексуальном плане.
   -Вот и вдуешь, когда она закончит нас обслуживать. Но смотри, не раньше, а то останемся без выпивки, - другой мужчина, постарше, высказал свое мнение по поводу случившегося.
   -Так может она всех тут обслужит? - заржал молодой.
   Аркадий зорко следил за происходящим в зале, в любой момент готовый ввязаться в конфликт при его наличии, и если потребуется, то защитить свою работницу. Оленьке, девушке, которая сегодня работала, совсем не повезло с клиентами. Она и без того была новенькая и не знала как себя вести с людьми, а тут попались совершенно безбашенные.
   -Может и обслужит, - донеслось до Аркадия.
   Мужчина понял, что дальше терпеть смысла нет. Будет только хуже. Обычно в таких компаниях один начинает подзуживать, а остальные, как стая дворовых собак, его поддерживают. В итоге все заканчивается плачевно, особенно для заведения, в котором все случается.
   Аркадий вышел из-за стойки и неторопливо направился в сторону разбушевавшейся компании. В это время как раз Оленька принесла на подносе пиво.
   -А где мои жареные креветки? Ты чё, прошмандовка, не могла поторопить повара? - это девушка попыталась объяснить причину запаздывания выполнения заказа.
   Оля попыталась что-то объяснить зарвавшемуся клиенту, который в это время откровенно лез ей под юбку. Девушка старательно убирала руку наглеца, вот только у нее не особо это получалось. Ольга держала поднос, а потому могла задействовать лишь одну руку. Самодовольное лицо мужчины источало волны похоти, а он сам был доволен своею провокацией.
   -Господа, попрошу вас вести себя немного потише, - Аркадий пришел на помощь свой работнице. Девушка, увидев работодателя, с облегчением вздохнула. Ей казалось, что с его появлением проблема исчерпана, что теперь все пойдет по накатанной и плохое останется далеко позади.- Вы мешаете другим клиентам заведения, - миролюбиво произнес мужчина.
   -А не пойти ли тебе в жопу, любезный, - оскалился молодой, продолжая шарить под юбкой официантки. Девушка вырывалась, однако мужчина ухватил ее за руку, не давая отойти в сторону. - Ты не видишь, уважаемые люди собрались посидеть, поговорить, а ты, быдло, мешаешь нашему разговору.
   В это время Оленьке все же удалось вырваться и отскочить в сторону.
   -Тогда я вынужден попросить вас удалиться, - Аркадий по-прежнему вел себя крайне сдержанно. - В моем заведении, - мужчина сделал ударение, на принадлежность именно ему бара, - гости должны вести себя так, чтобы не мешать другим гостям.
   -А пошел ты, знаешь, куда? - оскалился молодой. - Когда захотим, тогда и уйдем, а пока прикажи своей шалаве принести еще пива, это уже теплое, - и мужчина, взяв бокал, влил его прямо в лицо Аркадию.
   Молодой заржал, словно конь, а вместе с ним и остальные мужчины из компании.
   Аркадий пожалел, что не взял с собою биту, и как теперь выйти из положения он не знал. По его лицу сбегали струйки солодового напитка, который он с удовольствием заказывал в маленькой пивоваренной компании на соседней улице. Один против пятерых было совершенно не равнозначно. Мужчина реально понимал, что не выстоит в драке, надумай он кинуться с кулаками на обидчика. Оставалось только одно, возвращаться на свое место и вызывать полицию, а когда уже она приедет это неизвестно. Кроме того, Аркадию было неудобно перед официанткой Олечкой, за то, что его какой-то сосунок выставил посмешищем. И ладно бы он напал первым, тогда со спокойной совестью можно было ответить, так нет, молодой решил унизить самым подлым образом.
   -А теперь все встали из-за стола и вышли из бара,- раздался мелодичный женский голос рядом с Аркадием.
   Мужчина повернул голову в сторону, что с удивлением обнаружить постоянную клиентку, блондинку с задумчивым взглядом, что буквально несколько минут назад опрокидывала в себя очередную порцию водки. Аркадий думал, что девушка совершенно не обращает внимание, на все, что происходит вокруг нее, что ее только интересует огненная вода, налитая в бутылке. А все оказалось совсем иначе. Вот только зря она встала со своего места, чтобы заступиться за Аркадия. Появление хрупкой девушки на горизонте только рассердит подвыпившую свору. Тем более бармен видел, как подобрались мужчины в компании. Одно дело идти на конфликт с мужиком, а другое с девушкой.
   -А ты, шалавка, откуда нарисовалась? Тоже пивка захотела? Или полюбовника решила защитить? - это подал голос друг молодого, до этого времени молчащий.
   -Пасть закрой, дерьмом воняет, - спокойно произнесла девушка, покачиваясь с пятки на носок.
   Если бы не присутствие рядом пятерых бандитов, а Аркадий понял кто зашел к нему в бар, то мужчина бы грудью кинулся на защиту девушки, а так помалкивал стоя рядом, моля боженьку, чтобы ситуация как-то сама по себе рассосалась. Однако в это слабо верилось.
   -Слышь, ты, лярва, - это подал голос мужчина постарше, с залысинами над широким лбом, который до этого времени предпочитал только лишь посмеиваться, наблюдая за всем представлением со стороны.- Пасть закрой и свали туда откуда пришла. Не бабское это дело. Твое дело дома сидеть, да пирожки мужу печь. Поняла?
   -У тебя забыла спросить что мне делать, - огрызнулась девушка. -Сидел бы по-стариковски дома перед телевизором, щелкал семечки, да плевал в потолок, - незнакомка явно нарывалась. Это было понятно и безо всякого объяснения.
   -Кого ты стариком обозвала?- кинулся в сторону блондинки самый молодой и самый горячий представитель компании нарушителей спокойствия бара.
   Посетители заведения до этого прислушивающиеся к конфликту, принялись потихонечку рассасываться из бара, удирая как бегут крысы с тонущего корабля. Было ясно, что идущий полным ходом конфликт должен вылиться во что-то большее с очень нехорошими последствиями. Никто из простых обывателей не желал быть его участником. Одно дело тупо пялиться на представление, а другое получить кружкой по голове или того хуже.
   -Кого надо, того и обозвала, шут гороховый, - отреагировала блондинка, держа руку в кармане. Карман девушки подозрительно оттопыривался. - Стой, где стоишь,- приказала девушка.
   Ее предупреждение было сказано спокойным тоном, от которого у большинства присутствующих по спине побежали мурашки. Как-то чересчур проникновенно произнесла свою фразу девушка. Почему-то ей поверили.
   -Слышь, что ты себе позволяешь, шлюхи кусок? А, ну-ка, извинись, - приказал молодой, но сократить расстояние между собою и блондинкой не смог, чего-то явно опасаясь.
   -Да пошел ты, - теперь настала очередь девушки посылать в неизвестном направлении.
   Нервы парня не выдержали и он бросился на блондинку. Девушка среагировала сразу, в ее руке, как по мановению палочки показался небольшой пистолет. Ни у кого не осталось сомнений, что он боевой, а не игрушечный. Слишком далеко зашел конфликт.
   Парень замер, удивленно уставившись на девушку.
   -Еще шаг и я стреляю, - предупредила блондинка.
   -Ты этого не сделаешь, - улыбнулся парень.
   -Ошибаешься, - обрадовалась девушка.- Сейчас я подправлю тебе кое-что, например, ухо.- Вместе с ее словами прозвучал выстрел. Кто-то в баре истошно закричал. Послышались звуки падающих стульев, топот ног.
   Молодой дернулся, схватился за правое ухо.
   -Я же попросила по-хорошему, "ребята, идите отсюда", а вот теперь ваш друг пострадал.
   Парень отнял руку от головы. По пальцам мужчины стекала темно-алая кровь. За шиворот молодому так же текла темная струйка. Кто находился рядом тут же почувствовали запах железа.
   -Ты мне ухо повредила!- заорал парень, когда увидел, что произошло.
   -А я тебя предупреждала, - спокойно произнесла блондинка, чуть поведя пистолетом. -Господа, я думаю, что вы все поняли, что я шутить не намерена, а потому будьте добры покинуть помещение, - тихо добавила девушка. Однако в звенящей тишине, повисшей в баре после случившегося, ее слова были слышны даже в дальних уголках помещения. Музыка перестала играть как раз после выстрела, как будто так было задумано изначально.
   Мужчины повскакивали со своих мест, но ни один не изъявил желание кинуться.
   -Ты что творишь? - грозно произнес мужчина с залысинами. - Совсем с катушек съехала?
   -А я вас предупреждала. Или вы речь плохо на слух понимаете? - чуть повысив голос, произнесла девушка.- Еще раз надо повторить предложение покинуть помещение. Или как?
   -Мы уже уходим, - говоривший тронул за локоть молодого, призывая обратить внимание. На остальных мужчин из компании достаточно было только бросить мимолетный взгляд, они поняли говорившего без слов.
   -Он пусть останется, - девушка ткнула пистолетом в сторону молодого.
   -Зачем он тебе? - удивился тот, который с залысинами.
   -Много будешь знать, скоро состаришься. Хотя... тебе и так осталось немного.
   -А вот хамить, девочка, не надо, - глаза мужчины опасно блеснули. - За это можно и и "перо" схлопотать, - предупредил мужчина.
   -Вначале догони, - было ответом. - Вы все можете идти. А он к вам присоединится через минуту. Я дольше не задержу.
   Наступила долгая пауза в течение которой схлестнулись голубые и серые глаза. Первым взгляд отвел мужчина.
   -Пошли, - коротко бросил он спутникам. Те беспрекословно выполнили приказ. Молодой остался. Хотя и принялся озираться, видя, что остается без поддержки.
   -Зачем я тебе понадобился? - будучи в одиночестве, молодой немного утратил свой апломб.
   -Проси прощения. И ты свободен.
   -У кого? - не понял парень.
   -У него, - девушка кивнула в сторону Аркадия, застывшего, словно изваяние самому себе.
   -А если я не буду.
   -Тогда на твоем втором ухе появится еще одна отметина. Я стреляю метко, - девушка приподняла пистолет чуть выше, целясь.
   -Да ты с ума сошла, - истерично пропищал молодой. - Извини. Извини, - последнее относилось к бармену.
   -Теперь свободен, - девушка повела дулом пистолета, показывая что парень может уходить.
   Тот не стал долго задерживаться, правда, уходил пятясь и не сводя глаз с блондинки. И лишь в дверях выкрикнул?
   -Мы еще встретимся.
   -Непременно, - прошептала девушка, опуская пистолет и пряча его в карман куртки.
   Присутствующие в зале не сразу поняли, что следует отмереть. Лишь когда девушка вернулась на свое прежнее место и уселась за стойку, люди поняли, что можно вздохнуть свободно. Блондинка налила себе рюмку водки, которую тут же опрокинула в себя. Пила она всегда без закуски, словно не водку в себя вливала, а воду.
   В баре потихоньку начала налаживаться жизнь. Под потолком заиграла тихая музыка, из дальнего угла послышалась тихая речь. Все же не все посетители сбежали из бара, увидев зарождающуюся заварушку. Бармен Аркадий, пройдя за стойку, принялся усердно звонить кому-то по телефону, цепким взглядом окидывая помещения и постоянно поглядывая на дверь. Мужчина явно переживал, что вернутся недавно ушедшие посетители. Лишь одна девушка, как и до того, сидела за стойкой и невидящим взглядом пялилась в витрину бара.
   -Зачем ты вмешалась? - спросил Аркадий у девушки, подойдя чуть позже.
   -А надо было оставить все как есть? Я, смотрю, ты уже умылся. И даже рубашку сменил. На всех посетителей рубашек хватает? - огрызнулась девушка, оглядывая хозяина заведения с ног до головы.
   -Что же ты такая колючая? Спасибо, конечно, -мужчина замялся, - за помощь. Но не надо было. Ты же себе врагов нажила. Я бы как-нибудь разобрался сам.
   -Как-нибудь в следующий раз разберешься, а пока как получилось, - криво ухмыльнулась девушка.
   Между говорящими повисла тишина. В баре опять прервалась музыка, а последний посетитель ушел, рассчитавшись с Олечкой.
   -Тебя хоть как зовут? - спросил Аркадий. - Должен же я знать имя свой спасительницы,- мужчина достал один бокал и принялся его натирать полотенцем, поглядывая исподлобья на девушку.
   -Фаина. Фая, - ответила она, выливая последнюю порцию из бутылки.
   -Фая, если будет нужна помощь, то обращайся. Я всегда буду рад помочь, - начал было Аркадий. Девушка встала со стула и потянулась ко внутреннему карману куртки.
   -Как-нибудь сама разберусь. Но за предложение, спасибо, - девушка достала скомканную купюру, собираясь рассчитаться за выпивку.
   -Водка за счет заведения, - бармен не собирался оставаться в долгу.
   -Давай в другой раз. Пока я в состоянии заплатить за себя сама.
   -Ты меня хочешь обидеть? - мужчина поставил бокал, который натирал и подошел к Фаине поближе.- Даже не даешь возможности поблагодарить.
   -Ну, хорошо, - Фая спрятала деньги, -разворачиваясь в сторону входной двери.
   -У меня есть второй выход. Иди через кухню, - кивнул Аркадий в сторону подсобных помещений.
   -Думаешь, что меня будут ждать?
   -Думаю, да.
   -Хорошо. Тогда я пойду посмотрю насколько у тебя соблюдаются нормы гигиены на кухне, - криво улыбнулась Фаина, двигаясь в указанном направлении.
   Девушка миновала барную стойку, вошла в дверь, ведущую в святая святых любого заведения, на кухню. В это время в заведении остались только повар и официантка Олечка, жалующаяся на свою судьбу мужчине, внимательно слушающего девушку.
   Олечка при виде Фаины испуганно замерла, даже не закрыв рот. Девушка как раз собиралась что-то в лицах рассказать дядьке Ивану, как все в заведении звали повара, но не успела.
   -Выход в какую дверь? - спросила Фая, обращаясь к Ольге.
   -Т-там, - девушка указал в сторону парадной двери.
   -Черная дверь где? Тьфу, черный выход, - поправила себя блондинка. Ольга непонимающе на нее уставилась, словно баран на новые ворота. Было похоже, что она до сих пор не отошла от случившегося в зале.
   -Вторая дверь слева, после коридор, потом опять дверь. Правда, идти надо в темноте, там лампочка перегорела, - подал голос дядька Иван, поняв, что от Олечки толка не будет.
   -Спасибо, - поблагодарила Фая, улыбнувшись уголками губ мужчине. Тот в ответ послал более открытую улыбку и показал поднятый большой палец. Мужчина выглядывал в зал, привлеченный шумом и в полной мере оценил храбрость девушки.
   Мужчина терпеть не мог зарвавшихся типов, что в этот вечер заглянули в бар, вот только у мужчины была больная жена, которую следовало содержать. Дядька Иван не мог позволить себе геройствовать ни при каких обстоятельствах, тем более за те деньги, что получал в заведении. Они совершенно не стоили того, чтобы рисковать своей жизнью.
   Фая выскользнула через черный ход, каждую секунду ожидая, что кто-то обязательно появится на ее пути. Хмель, после пережитого, быстро выветрился и Фая подумывала вернуться и попросить у хозяина заведения еще одну бутылку водки, в качестве платы за помощь. Вот только возвращаться ей было лень. Да и в одиночестве девушка не любила пить, слишком уж это напоминало алкоголизм.
   Блондинка улыбнулась собственным мыслям. Значит, пить в баре не алкоголизм, а дома на кухне уже им считался. Какие-то двойные стандарты.
   Аккуратно ступая в темноте, Фая двигалась по над стеночкой дома, в котором располагался бар, думая как ей лучше поступить, вызвать по телефону такси или же пойти домой пешком. Расстояние до квартиры было не близким, но к утру девушка бы точно пришла, возможно, смогла бы, наконец, нормально заснуть, прогулявшись и устав.
   Фая настолько углубилась в свои собственные мысли, что не обратила внимание на машину припаркованную в подворотне.
   Стоило девушке с нею поравняться, как тут же зажглись фары на автомобиле, слепя Фаину. Инстинктивно она подняла руки, загораживаясь от яркого света.
   -Ну что, красавица, вот мы и встретились снова, - услышала девушка голос, показавшийся ей достаточно знакомым.
   Из-за автомобиля в свет фар выступил мужчина. Присмотревшись Фая его тотчас узнала. Им оказался старый знакомый, имеющий характерные залысины. Именно он был в компании, устроивший скандал в баре и заставившей вмешаться Фаину.
   -У вас ко мне появились вопросы? - Фаина совершенно не боялась остановившего ее мужчину. Для девушки, искавшей приключения, а по сути игравшей в кошки-мышки с собственной судьбой было совершенно не боязно встретить старого знакомого.
   -Да у тебя прогресс на лицо, ты стала уважать старших. С чего бы это? - саркастически спросил мужчина.
   -Привычка иногда реанимирует. По собственной воле. Но я ее упорно душу. Так чего ты хотел? - Фая засунула руки в карманы брюк.
   -Садись в машину, там и поговорим. У меня к тебе возникла масса вопросов. Думаю, что такая девушка как ты не откажется ответить на несколько. Или ты боишься? - уточнил мужчина.
   Фая пожала плечами.
   -Поговорить?! Что ж, почему бы и нет? - она двинулась в сторону автомобиля, фары которого, наконец, погасили, повторно вызвав у Фаи временную слепоту.
   Девушка подошла к машине и распахнула заднюю дверь, с целью усесться на заднее сидение. Незнакомец с залысинами, уже забрался в автомобиль с другой стороны.
   Стоило только Фае залезть в салон и закрыть дверь, как машину тут же тронулась в неизвестном направлении. Впрочем, девушку это интересовало меньше всего. Она хотела узнать для чего понадобилась.
   -Давай знакомиться. Меня зовут Герберт Листов. А тебя как? - спросил мужчина.
   -Фаина Раневская, - представилась девушка.
   -Надо же, как известную актрису. А ты случайно...?
   -Нет. Ни случайно. Ни специально. Не родственница. Следующий вопрос, - поторопила Фая, откидываясь на сидение и скрещивая руки на груди.
   -А ты не любишь праздных разговоров, - заметил мужчина, разглядывая собеседницу. Он еще толком не знал почему не дал своим товарищам совершить вендетту в отношении девушки, а особенно Руслану, жаждущему крови красавицы, он собирался это выяснить. Своему чутью мужчина привык доверять.
   -Хочешь с пользой провести время?- Фаина прикрыла на секунду глаза.- Сними проститутку, она более лучший собеседник, чем я.
   -Где ты научилась так метко стрелять?- Герберт не стал ходить вокруг да около и перешел к интересующему его вопросу.
   -Неужели ты не стрелял из рогатки по воробьям? - вопросом на вопрос спросила Фаина.
   В салоне автомобиля было жарко, даже можно сказать, что душно. Девушка ощутила, что выветрившийся, по ее мнению, хмель решил вернуться и ударить в голову. Ощущения были прекрасными. Такое с нею происходило редко, когда приходило чувство отупения и глупые мысли не клевали голову изнутри. Глаза она уже прикрыла, осталось только задремать и тогда бы было, вообще, хорошо. Фая с большой надеждой смотрела в будущее. Если бы еще не надоедливый голос под ухом, то девушка улетела куда-то между сном и явью.
   -Ты когда последний раз спала? - донеслось до Фаины сквозь вату.
   -Не помню. Вчера. А может позавчера. Или в прошлой жизни, - пробормотала девушка находясь в полудреме, но при этом полностью не отключаясь. Пограничное состояние было привычным для Фаины. Она перестала пытаться что-то изменить. Есть и ладно. Хуже, когда и его нет, когда ночи напролет стреляешь по мишеням. Бьешь, бьешь, а до цели все равно не достать.
   -Рашид, поворачивай домой, - донеслось до Фаи. Поскольку слова относились не к ней, то она решила, что реагировать на них не стоит, продолжая пребывать в своем привычном состоянии междуявья.
   Когда машина остановилась, спустя достаточно длительный промежуток времени, то девушка, не открывая глаз, спросила:
   -Куда мы приехали?
   -Я думал, ты спишь, - ответил Герберт.
   -Сон это слишком большая роскошь для меня, - буркнула Фаина, размышляя что именно хочет от нее хозяин автомобиля. А то, что он именно хозяин сомнений не оставалось.
   -Раз не спишь, то выходи сама, ножками. Я уже не молод, а ты совсем не принцесса, - пошутил мужчина.
   Фаина тотчас открыла глаза, как будто и не было междуявья.
   -Так где мы? - девушка вылезла из машины и осмотрела, освещенное фонарями небольшое поместье, на песчаной подъездной дорожке которого она стояла с Листовым.
   -Я привез тебя к себе в гости. Хочу познакомиться поближе, поговорить тет-а-тет.
   Девушка поежилась, впервые за весь вечер, что не преминул отметить Герберт.
   -Думаю, что это плохая мысль. Думаю, что мне надо вызвать такси, -Фаина все это время не расставалась с пистолетом, который в ту же секунду показался из кармана куртки.
   -Где мы? - Фая еще раз повторила вопрос.
   -Спрячь свою пукалку. Тебе надо поспать. А я тебе в этом помогу. Если бы хотел что-либо с тобою сделать, то сделал бы уже давно. Ты бы и пикнуть не успела,- спокойно сообщил Листов.
   -Ой, ли? - с сомнением произнесла Фаина.
   -Вот это видишь? - мужчина показал инъектор. - Он впрыскивает лекарство за доли секунды. Их бы мне хватило вырубить тебя на два счета.
   Фаина протянула руку, желая поближе посмотреть инъектор. Листов не возражал, выжидательно смотря на собеседницу. Раневская взяла инструмент, покрутила из стороны в сторону, потом плавно нажала на курок. Поршень сработал моментально выстрелив лекарство.
   -Не боишься, что вгоню его тебе в плечо? - девушка подняла глаза на Герберта.
   -Не боюсь, - пожал плечами мужчина.
   -Это еще почему?- удивилась Раневская.
   -Мой организм устойчив к подобного рода препаратам, - коротко пояснил мужчина. - Если ты закончила спрашивать, то пошли уже в дом. А то от комаров, к сожалению, я не защищен.
   И Герберт повернулся, зашагав в сторону входа в дом. Он не сомневался, что Фаина пойдет следом. Если бы она хотела уйти, то ушла бы уже давно. Но, судя по всему, идти девушке было особо некуда.
   Фая на самом деле догнала Листов, но только возле двери.
   -Меня ничем колоть не надо, а вот от рюмки водки я не откажусь. Да и поспать не мешало бы.
   -Водка тебе разрушит печень, но не решит даже толики проблем, - назидательно произнес мужчина.
   -У тебя забыла спросить, что мне делать со своей печенью, - огрызнулась Фаина, заходя вместе с Листовым в дом. - Лучше скажи зачем я тебе понадобилась?
   -Всему свое время. А пока располагайся. Пойдем я покажу тебе твою комнату, где ты сможешь отдохнуть до утра.
   Когда Фая поднялась с Листовым на второй этаж дома, и увидела комнату, которую тот ей любезно предоставил, то постаралась сдержать возглас изумления. Ничего подобного она не видела. Роскошь сквозила в каждой детали спальни, начиная от балдахина над кроватью и заканчивая резным зеркалом над туалетным столиком.
   -Ну, как тебе? - поинтересовался Листов обстановкой спальни.
   -Неплохое общежитие. Тут поместилась бы целая команда по биатлону, - девушка в полной мере оценила дороговизну интерьера и просторность комнаты.
   -А где спать? Тут же всего одна кровать? - поинтересовался мужчина, повернувшись лицом к Раневской.
   -Как где? Как всегда -- на полу, - Фаина улыбнулась одними уголками губ, видя искреннее удивление Листова.
   Все же он интересный, можно даже сказать многогранный, подумалось Фаине.
   Герберт постоял, пожевал губы, явно задумавшись на тему пола, чуть приподнял бровь, ухмыльнулся, видимо, что-то решая для себя.
   -Если хочешь спать на полу -- твое дело. Только я не советую. Холодный он у меня. Можешь заболеть. Вылечить - вылечу, но лучше не надо. На кровати оно все же удобнее. Да и мягче. Вот эти пластинки оставляю на тумбочке, - мужчина положил что-то похожее на упаковку жвачек. - Больше двух не рассасывать, подъем будет тяжелым. Принимать или нет, дело твое. Но если хочешь нормально отдохнуть, то все лучше одну рассосать. Дверь можешь закрыть, если боишься, что кто-то войдет в комнату. Заметь, там щеколда, так что никто открыть снаружи не сможет, - на всякий случай предупредил мужчина. - Если все поняла, то я пошел. Водка есть в баре, а то подумаешь, что я пожалел. Пить или не пить решать тебе, печень то твоя.
   Мужчина пожелал спокойной ночи и оставил Фаину в одиночестве гадать для чего она ему понадобилась. Девушка наверняка знала, что ее привезли в большое поместье не по доброте душевной, а с какой-то целью.
   Раневская обошла комнату по периметру, изучая. В подобном великолепии девушка не бывала никогда. Она даже не могла предположить, что люди могут жить в чем-то подобном. Фае казалось, что она находится в какого-то музее, настолько все вокруг выглядело стерильным, прибранным, ухоженным, кроме того, что кричало роскошью и великолепием. Девушка трогала вещи, которые никогда не мечтала взять в руки, ощутить. В спальне, любезно предоставленной Листовым, было множество всяких безделиц, цена которых зашкаливала по меркам Фаи.
   Например, взять расческу, инкрустированную натуральными камнями, и пусть они были полудрагоценными, но Раневская даже не могла предположить, что ими могут украшать обыкновенную щетку для волос. Или взять статуэтку, предназначение которой держать на себе украшения, которые гости снимают с себя на время сна: цепочки, кольца, браслеты. Рука, выполненная из чистого мрамора, красовалась на туалетном столике и прекрасно вписывалась в интерьер, совершенно не бросаясь в глаза. Зеркало, вернее, его рама, что висело над столиком, наверняка, было ручной работы, столь филигранная резьба подвластна только лишь руке мастера. Фая, рассматривая все вокруг, не забывала прислушиваться, опасаясь, что Герберт Листов не сдержит своего слова и посетит ее, предполагая, что она будет уже спать. Однако время шло, а в комнате девушки никто не появлялся. Раневская осмотрела и резные стулья, и тканое покрывало и балдахин над кроватью, одним словом все, ощущая по внутренним часам, что времени прошло часа полтора.
   Когда уже и осматривать ничего не осталось, Фая все же решила прилечь на кровать, предварительно заглянув в ванную. Там она удивлялась значительно меньше, начав привыкать к великолепию, царившему в доме Листова. Надо же, а если смотреть на мужчину со стороны и не подумать, что он настолько богат. Создавалось совершенно другое впечатление. Листов внешне был похож на клерка средней руки, если не обращать внимания на его глаза.
   Фая прилегла на кровать даже не раздеваясь, лишь сняла обувь, чтобы не запачкать покрывало. Все же находиться в чужом доме было непривычно. Девушка даже не надеялась поспать, как рекомендовал Листов. Она забыла когда последний раз у нее был полноценный сон, ставший роскошью.
   Девушка посмотрела на пастилки, что были отданы ей в руки мужчиной. Кажется, он их самозабвенно хвалил, обещая, что они помогут уснуть. Фая в это совершенно не верила. Она все уже перепробовала, кучу снотворных, которые прописывали ей разные доктора, ничего не помогало. Лекарства лишь притупляли сознание, но сна не вызывали. Лишь водка позволяла девушке на короткое время забыться, хотя и не в полной мере. А так хотелось хоть раз нормально поспать, хотя бы часа три-четыре без постоянного пробуждения.
   Может все же попробовать?
   Пастилки стали манить Фаю помимо ее воли. Девушка долго колебалась. В конечном счете, все же проиграла борьбу сама с собой. Внутренний голос кричал, что попытка не пытка, что если она попробует и не уснет, то ничего не случится, зато, наверняка, узнает результат, что не получилось, а так будет постоянно думать о том, что могло бы быть , но не произошло.
   Фая, не долго думая, сунула одну пастилку в рот. У нее оказался приятный клубничный вкус. Девушка вначале принялась жевать мягкую субстанцию, но потом вспомнила, что надо сосать, ведь именно об этом предупреждал Листов. Пришлось себя одернуть.
   В первую минуту, после того как пастилка растворилась, ничего не произошло. Фая решила: либо доза мала, либо на нее уже ничего не подействует, а потому решила увеличить количество препарата в организме, закинув в рот еще две пластинки.
   А дальше она ничего уже не помнила, провалившись в небытие.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"