Востряков Алексей: другие произведения.

Попаданка 2020

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Душа пожилой женщины врача после смерти попадает в тело школьницы из богатой семьи. События романа разворачиваются в странном мире будущего, где многие привычные для нормального человека понятия извращены, техника далеко шагнула вперед, а люди умирают от новой болезни. Жанр романа - попаданческий детектив. Попаданке, чтобы выжить в новом мире, нужно найти убийцу ее предшественницы.

   Глава 1
  Неизвестное место, ночь
  Я почувствовала, что куда-то лечу и открыла глаза. Мелькнула ферма большого моста и в следующую секунду я погрузилась в холодную воду.
  - Что за черт?!
  Сдержала дыхание, погружаясь все глубже в воду, потом заработала руками пытаясь всплыть. Наверное, прошла целая вечность, когда наконец голова оказалась на поверхности, и я смогла дышать. Правда получалось это с трудом, вода постоянно попадала в рот. Рядом мелькнул ствол дерева, вырванный из земли с корнями. Я ухватилась рукой за длинный корень и подтянулась к дереву. Повезло. Сильное течение быстро несло дерево куда-то во мрак ночи. Я подтянулась и забралась на ствол дерева около корней. Оглянулась. Кругом непроглядная темень. Тонкий месяц лишь изредка показывался сквозь просветы облаков и на минуту освещал бурлящую воду. Какая-то большая река стремительно несет меня в неизвестность. Далекий берег справа и слева едва просматривается. Меня трясет от холода, и от нервного потрясения. Если бы не подвернувшееся под руку дерево с корнями, я бы наверняка утонула.
  Как вообще я здесь оказалась? Одной рукой ощупала себя, на мне было мокрое платье, липнущее к телу и тонкий пояс каким-то чудом держащийся на нем. Я завязала узлом концы пояса вокруг торчащего вверх корня. Теперь, если даже потеряю сознание или усну, по крайней мере не свалюсь в воду. Хорошо, что у меня талия тонкая!
  Стоп!!! Это с каких это пор у меня тонкая талия?! Мне же 71 год, и тонкая талия, которая действительно когда-то была, осталась в далеком прошлом. Последние годы из-за болезни ног я вообще не выходила из дома и сильно располнела.
  Ощупываю свои голые ноги. Ничего так ноги, гладкие, вздувшихся бугров вен под руками не чувствуется. Руки тоже гладкие. Ничего не понимаю! Я подумала, что скорее всего меня скинули с моста черные риелторы. Недавно приходили вежливые молодые люди, пытались уговорить заключить с ними "ну уж очень выгодный договор на дожитие", но я их тогда послала куда подальше по всем известному адресу. Да и могло ли такое случиться, чтобы выкинули с моста старую бабку, а в воду упала юная девушка? Нет, без бутылки хорошего коньяка тут точно не разобраться! Придется ждать утра.
  Зовут меня Люсия Тойвовна Иванова (в девичестве Яппинен), в просторечье Люся. По национальности я финка. Мои предки в 1918 году бежали из Финляндии в Россию, после разгрома с помощью немецких дивизий социалистической революции в стране. И дед, и отец были убежденными коммунистами. Да и я во время учебы в школе, а потом в медицинском институте прошла все этапы советского воспитания от октябренка до пионерки и комсомолки. В партию правда не вступила. По профессии я врач терапевт, всю жизнь проработала в медицине. Как только разрешили выезд из страны, съездила один раз к родственникам в Финляндию. Мой муж русский, фамилия Иванов, имя Кирилл, служил в военном спецназе. Умер несколько лет назад. Конечно я не совсем одна. У меня есть дети, внуки, но они со мной не живут. Последнее время заметила какой-то нездоровый интерес к моей персоне... Но что именно случилось, пока понять не могу.
  Вспоминая свою жизнь, я не заметила, как забылась тяжелым сном на своем насесте на бревне. Очнулась от какого стука. Открыла глаза. Бревно, на котором я сидела, прибило к куче таких же бревен, и оно билось о них стволом, издавая громкий деревянный звук. В этом месте река круто поворачивала влево и в образовавшейся заводи скопилось несколько штук бревен, таких же, как мое. Я отвязала пояс от корня дерева и слезла в воду. Плаваю я хорошо, поэтому через пятнадцать минут стояла на песчаной отмели. Было ранее утро, но солнце уже во всю припекало. По всему выходило, что день будет жарким.
  Первым делом прошлась по окрестностям. Песок чистый, ни мусора, никакой другой человеческой деятельности незаметно. Противоположный берег далеко, расстояние на глаз больше двух километров. Река большая и широкая. Вокруг пляжа по берегу заросли тростника. От пляжа берег поднимается круто вверх, наверху сосновая роща.
  Людей нигде не видно. Мне нужно согреться и просохнуть. В первую очередь сняла мокрое платье и повесила сушиться на ветки ближайших кустов. Волосы у девушки, которая теперь я, длинные, почти до пояса. Я всю жизнь стриглась коротко. Максимальная длинна волос, которые носила - до плеч. Здесь же густые русые волосы. После плавания в воде их тоже нужно просушить. Теперь посмотрим на себя. Лицо в воде толком не рассмотреть. Река не озеро, тем более не зеркало. Вроде бы не страшила и то ладно. Кожа на теле нежная, на обеих руках и на ногах синяки, на правом боку в районе бедра большой черный синяк, на затылке здоровая шишка. Стопы ног и ладони рук нежные, без мозолей и заусениц. То есть девушка, тело которой мне досталось, явно не из бедной семьи: не приходилось ей белье стирать, посуду мыть, на огороде горбатиться. Примем это к сведенью как данность.
  Из минусов. На мне нет никакой одежды, кроме светло-коричневого расклешенного с черным поясом платья. Туфли и следки, скорее всего потерялись, когда девушку сбрасывали с моста. Трусы возможно смыло водой, когда я барахталась и пыталась всплыть. Бюстгальтера скорее всего и не было. Не все молодые девушки его носят. Груди, кстати, у девушки небольшие, примерно первый размер.
  Так и еще один важный вопрос. Изнасиловали ли девушку, перед тем как выбросить с моста? Прислушиваюсь к себе. Вроде бы никаких неприятных ощущений нет. Наверное, все-таки насилия не было. Просто хотели убить. Оглушили, под волосами на затылке прощупывается здоровенная шишка, потом бросили с моста в воду. Если бы я не пришла в сознание во время падения, то скорее всего уже бы кормила рыб где-нибудь под корягой. И даже если бы труп всплыл, то никакого криминала в этом не обнаружили. Резаных ран нет, следов насилия нет. Сама упала в воду, а синяки и шишки получила при падении.
  Будут ли меня искать те, кто сбросил с моста? Думаю, что нет. Шансов выжить, один на миллион. Когда ночью меня несло по реке, я не видела по берегам ни одного огонька. Места здесь глухие, никто ничего не видел. Да и от моста меня унесло довольно далеко. Хуже другое, обуви нет, а ступни очень нежные, как я буду выбираться к людям, даже не представляю.
  Пока бродила по берегу, солнце согрело песок. Я нарвала тростника, сделала из него подушку и легла отдохнуть прямо на песок. Проснулась от того, что по мне ползают какие-то мелкие букашки похожие на божьих коровок. Вскочила на ноги. Солнце было высоко. Если ориентироваться по солнцу, то примерно 13 часов дня. Вот это я проспала! Волосы высохли. Я заплела их в косу. Получилась такая толстая русская коса до пояса. Платье тоже полностью высохло. Надела платье, попила воды из реки и пошла в сторону сосновой рощи. Сейчас бы и съела чего-нибудь, но увы еды нет.
  От сосновой рощи до далекого леса простирается поле с травой по пояс. Все бы ничего, но я иду босиком, а в траве трудно заметить змею, или лягушку. И тех, и других я боюсь. Поэтому нашла сломанную сосновую ветку и осторожно раздвигая перед собой побеги травы пошла по полю. Быстро идти мне сложно, ступни колет все: камни, палки, колючие стебли травы. Таким темпом, я это поле буду пересекать до вечера. Быстро идти ни в коем случае нельзя, легко можно поранить ногу и тогда останется только ползти.
  Поле оказалось большое и к другому его краю я вышла, когда солнце приблизилось к вершинам деревьев ближайшего леса. На другом краю поля оказался заброшенный фермерский дом с хозяйственными постройками. Теперь понятно почему на поле трава не кошена. Фермерское хозяйство заброшено, а поле заросло бурьяном.
  По дороге к дому заглянула в сарай. На земле в сарае валяется инструмент: рыжая от ржавчины ножовка с пластмассовой ручкой, такой же ржавый молоток с длинной деревянной ручкой, наковальня, рубанок. К стене прислонена штыковая лопата. А вот это дело! Лопату беру с собой. Лопата - это оружие. Мой муж был военный спецназовец, постоянно пропадал в командировках. Вот он меня и научил самообороне.
  - Люся, - говорил он, - ты медик, ты часто возвращаешься поздно домой одна. Я не всегда могу тебя встретить. Значит нужно уметь себя защищать.
  И стал учить, как использовать самые обычные предметы, чтобы оказать хулиганам достойный отпор. Правда в той жизни мне его наука как-то не пригодилась. Никто на меня не нападал. Может сейчас пригодится? Беру штыковую лопату с собой.
  Фермерский дом полностью разукомплектован. Окон, дверей нет, пол в доме частично выломан, но зато есть чердак. От дома в лес ведет грунтовая дорога. Но в ту сторону я сегодня идти не рискну. Вряд ли смогу без отдыха пройти по дороге босиком несколько километров, так и без ног остаться можно.
  Возле дома есть колодец: на цепи почти не ржавое ведро, а в колодце очень вкусная вода. Напилась, теперь надо проверить чердак. Лестницы нет, но я подставляю к стене бревнышко с сучками и по нему забираюсь наверх. Дверь на чердак расположена со стороны леса. Обхожу чердак. Сухо. Ночь проведу здесь, а с утра пойду по дороге дальше.
  Пока исследовала чердак, услышала звук приближающейся машины. Перехожу на ту сторону чердака, которая смотрит на дорогу. Во двор въехала большая черная машина, внедорожник. Передние дверцы распахнулись и из машины вышли два крепких парня, лица "не обезображены интеллектом", "руки-крюки" бугрятся мышцами. Один из них открыл багажник и вытащил оттуда молодого парня в джинсах, в белых кроссовках и в светлой рубахе с оторванным рукавом. Руки парня стянуты за спиной наручниками. Ноги связаны проволокой. Лицо разбито, нос покраснел и опух. Я все это видела через щели в досках в стене чердака.
  Бандиты подхватили парня под руки и потащили в дом. Внизу послышались их голоса. Я затаилась как мышка. Что там делали с парнем бандиты, мне не видно. Через несколько минут я услышала, как один из бандитов громко сказал уже выходя из дома:
  - Здесь тебя никто не найдет. Посиди, подумай. Завтра приедем, дашь ответ.
  Бандиты сели в машину и уехали. Я осторожно ступая полезла с чердака вниз.
  ***
  Артем Захаров (25 лет)
  Неизвестное место, вечер
  То, что кто-то есть на чердаке заброшенного дома, я заметил, когда Колян с Вовиком потащили меня к дому. Увидел там какое-то шевеление и сразу отвел глаза. К счастью охранники моего партнера, уверенные, что поблизости никого нет, особо по сторонам не смотрели. Куда меня завезли, я конечно не знал, но по времени, которое мы провели в дороге, предположил, что от города находимся на расстоянии в 50 - 70 км. Точнее определить расстояние, находясь в багажнике, невозможно.
  В доме пристегнули к вертикально стоящему столбу, заведя руки назад и защелкнув наручники. Самому из такого положения освободится невозможно. Оставаться со мной на ночь Колян с Вовиком не стали. Пообещали заняться мной завтра. Это понятно, им спешить некуда.
  Как только охранники уехали, я услышал на чердаке легкие шаги, потом кто-то стал спускать вниз. Через минуту в дом вошла стройная симпатичная девчонка. На вид от 15 до 17 лет, точно не старше, русые волосы заплетены в шикарную косу до пояса. Одета в летнее светло-коричневое платье с черным поясом и босиком. Несколько секунд мы разглядывали друг друга.
  - Привет, - первым начал знакомство я, - меня зовут Артем Захаров, а тебя?
  - Люся.
  - Людмила?
  - Нет, Люсия.
  - Поможешь мне освободиться?
  - Помогу.
  Девушка обошла меня кругом.
  - Я не умею открывать наручники. Может столб перепилить? Там есть ножовка, правда ржавая.
  - А ты сможешь?
  Девушка выглядела слишком хрупкой, чтобы взяться за такую тяжелую работу.
  - Раз есть ножовка, может найдется и гвоздь? - спросил я.
  - Гвоздь? - девушка задумалась, - Сейчас я в сарае поищу.
  Через пять минут вернулась с гвоздем.
  - Такой подойдет?
  - Нет, это слишком толстый. А заколки у тебя нет?
  Она только мотнула головой и снова ушла. На этот раз девушка отсутствовала минут пятнадцать.
  - Есть тонкий гвоздь! - радостно сказала Люся, входя в дом. - Такой подойдет?
  - Да. Поковыряйся в отверстии, в которое должен вставляться ключ от наручника. Там нужно сдвинуть небольшой шпенек, чтобы открыть замок наручника.
  - Хорошо, я попробую.
  Девушка зашла сзади и присела за столбом. Я слышал ее теплое дыхание почти у самого уха и скрежет металла о металл, потом почувствовал одну руку свободной.
  - Получилось! - радостно сказала Люся. Выходя из-за спины. Я забрал у нее гвоздь и открыл второе кольцо наручника. Сел поудобнее.
  - Рассказывай! - скомандовал я Люсе.
  - Что рассказывать? - удивилась девушка.
  - Как ты тут оказалась?
  Она немного помялась, потом заговорила.
  - Упала ночью с моста в реку. Выплыла, ухватилась за бревно. На нем доплыла до пляжа. Перешла поле и оказалась здесь. На чердаке хотела заночевать. Идти дальше не могу, у меня нет обуви.
  - Понятно. А что делала ночью на мосту и почему упала в реку, конечно, не расскажешь?
  - Нет! Теперь ты расскажи о себе.
  - Так я же тебе сказал, я Артем Захаров.
  - Ну и что, у меня был одноклассник Артем Захаров, но он давно умер. Мне твоя фамилия ни о чем не говорит.
  И видно по ней, что не кокетничает, действительно не знает.
  - Я самый молодой в России долларовый миллиардер. Обо мне написана куча статей. Если интересно, найдешь в интернете.
  - Ого! И чем занимаешься?
  - Ай-ти технологии.
  В ответ она только пожала плечами и спросила:
  - А бандиты чего привязались?
  - Это не бандиты. Охранники моего партнера по бизнесу. Так, возникли небольшие разногласия по ведению бизнеса.
  - Ничего себе разногласия! Могут и убить.
  - Это вряд ли. Сейчас не те времена.
  Мы вышли из дома на улицу. Солнце еще не село, было светло и я наконец рассмотрел девушку. Руки в синяках, ступни ног грязные в царапинах.
  - Ты, когда последний раз ела?
  - Не помню. Может быть вчера вечером... Да ты не волнуйся об этом. Человек может месяц не есть, а чистая вода есть в колодце.
  Я пошел пить воду из колодца, Люся стояла рядом со мной. Вдруг мы услышали далекий звук приближающегося автомобиля.
  - Твои партнеры едут, - улыбнулась девушка, - Что делать будем?
  Побежали за сарай, там можно было спрятаться в зарослях густо разросшегося бурьяна и ивы. Машина приближалась. Через минуту из-за поворота выскочила белая Mazda, сделала круг по двору перед домом и остановилась рядом с сараем. Из машины вышел незнакомый мне мужик в черном костюме, белой рубашке и галстуке. Огляделся по сторонам. Достал из кобуры пистолет, проверил обойму и не закрывая дверцу машины со стороны водителя, направился в сторону дома.
  - Как только войдет в дом, - зашептал я в ухо Люсе, - прыгаем в машину. Я со стороны водителя слева, ты справа. Сразу, как сядешь, пригнись как можно ниже. Все поняла?
  - Да.
  Мужик вошел в дом. Пара секунд у нас была. Мы выскочили из зарослей. Нам повезло, что убийца поставил машину практически в двух шагах от нас. Я прыгнул на место водителя, повернул ключ в замке зажигания и сразу нажал на газ. Люся уже сидела на сиденье справа. Машина завелась с пол-оборота и с места резко прыгнула вперед. Одновременно с этим посыпалось осколками заднее стекло автомобиля, хотя самого выстрела я не слышал. Тем временем мы уже мчались по грунтовой дороге. Поворот, еще поворот. Дальше можно расслабиться, пуля нас уже не догонит. Я чуть сбавил скорость и посмотрел на девушку. Она сидела, скрючившись на своем сиденье, руки прикрывали голову.
  - Все, можешь сесть нормально, - сказал я ей.
  ***
  Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  Это удивительно, но спаслись мы каким-то чудом. Пока бежала от сарая к машине, наступила на торчащий из доски ржавый гвоздь и распорола себе ступню. Сразу было не до этого, а когда отъехали от заброшенного дома километров пять, я попросила Артема остановиться. К счастью в машине нашлась автомобильная аптечка. Я обработала рану марлевыми салфетками и забинтовала ступню стерильным бинтом. Неплохо было бы обработать рану перекисью водорода, но ее в аптечке не оказалось. Хотя сама автомобильная аптечка на меня произвела впечатление. Очень необычная, я такую первый раз вижу, наверное, импортная, хотя все надписи на русском языке.
  За час с небольшим мы доехали до города. Я с удивлением прочитала название на въезде: "Город Шантарск". Значит река, в которую я упала - это Шантара, самая большая река Советского Союза. Помню еще со школы, что начинает она свое течение от южной границы нашей страны, протекает через всю Восточную Сибирь и впадает в Карское море.
  Пока ехали, наступила ночь. Машину Артем приткнул в ряд с такими же машинами в одном из дворов. Потом стал внимательно осматривать салон машины. Нам повезло, свою барсетку, такую небольшую кожаную сумочку, в которой мужчины хранят деньги, документы и прочее, убийца оставил в машине. Артем забрал ее себе.
  - Посиди в машине, никуда не выходи. Я сейчас вернусь.
  Он отсутствовал где-то около получаса. Принес мне гамбургер и бумажный стакан колы. Еще белые носки и такие же белоснежные кроссовки. Сама бы я себе такие точно не купила, но как говорится, дареным кроссовкам в зубы не смотрят. Переживу.
  Потом мы пошли куда-то дворами. Обратила внимания на припаркованные автомобили. По виду - сплошь иномарки. Еще подумал, как богато в этом городе живут люди. На тот момент я не понимала, куда попала на самом деле.
  Я конечно сильно хромала, поэтому шла опираясь на руку Артема. Так мы прошли пару кварталов и наконец остановились возле подъезда девятиэтажки.
  - Здесь живут мои друзья, - повернулся ко мне Артем, - поживешь у них некоторое время, пока я не решу свои проблемы.
  Я кивнула. Пока события развивались так быстро, что я не успевала вникнуть в суть происходящего. Мне нужна была пауза, чтобы осмотреться и спокойно подумать обо всем, что со мной случилось. Тем временем Артем через домофон переговорил со своими друзьями, дверь подъезда открылась, и мы стали подниматься по лестнице. Друзья Артема жили на четвертом этаже в трехкомнатной квартире.
  Дверь открыл парень, чуть младше Артема, с голым торсом и в шортах, из-за его спины выглядывала невысокая девушка в легком домашнем халатике. Артем подтолкнул меня в спину, и мы вошли в квартиру. Парня звали Виктор, девушку - Светлана. Сразу начались расспросы. Артем отвечал, а я скромно стояла в стороне. Потом нас кормили на кухне. Светлана быстро приготовила ужин. Потом дала мне полотенце и свой банный халат и отправила в ванную. Когда я вышла из ванны, Светлана спросила:
  - Вам как, вместе постель стелить?
  - Нет!!! - ответила я.
  - Я так и подумала, - улыбнулась в ответ Светлана, - тебе постелила в маленькой комнате на диване. Там на двери есть защелка. Можешь закрыться, тебя никто не потревожит.
  Не знаю, что там думает Артем, но он сам, да и его товарищи, для меня пусть и взрослые, но дети. Ведь у меня там, в другой жизни, остались внуки ненамного младше их. Поэтому я пошла в отведенную мне комнату, закрылась на защелку, легла в постель и тут же провалилась в сон.
  Глава 2
  Люсия (71 год)
  Город Шантарск, квартира друзей Артема Захарова
  Утром проснулась от стука в дверь. Быстро оделась, открыла, на пороге комнаты стояла Светлана.
  - Вставай засоня. Десять часов утра. Через полчаса я ухожу на работу. Виктор с Артемом уже ушли. Завтрак на столе. Ключ от входной двери в прихожей на гвоздике.
  Умылась и пошла завтракать. Светлана присела рядом.
  - Рассказывай, что с тобой случилось? Я вчера ничего не поняла из рассказа Артема.
  - Упала в реку. Сумела зацепиться за бревно, на котором доплыла до пляжа на берегу. Выбралась на берег. В заброшенном фермерском доме встретила Артема.
  - Про это он рассказывал. А как ты так умудрилась в воду упасть, что тебя сразу течением унесло?
  - Так я с моста упала, примерно на середине реки. Там до берега далеко.
  - С железнодорожного моста падала? В том месте, о котором говорил Артем, на реке выше по течению только железнодорожный мост.
  - Наверное... - я вспомнила мелькнувшие перед глазами фермы моста, - Да, похоже на железнодорожный мост.
  - Ты мне сказки то не рассказывай, - строго сказала Светлана, - жизнь, что ли покончить решила?
  Вот тут я и задумалась. Именно эта версия, что девушка решила покончить жизнь самоубийством и сама прыгнула с железнодорожного моста в реку, мне совершенно не приходила в голову. Во мне то жизнестойкости на десять жизней хватит, а современная молодежь хлипкая, двойку в школе получил и сразу вены резать или с моста прыгать. При падении с моста вполне могла удариться головой о стальную балку, от сюда и шишка на затылке, и мое внезапное появление в теле этой девушки. От удара головой железную балку она умерла, а я появилась.
  В коридоре раздался писк домофона, и Светлана пошла открывать. Пришел Артем, веселый и довольный. Травмы на его лице были хорошо обработаны и почти не заметны.
  - Ладно, вы тут оставайтесь, а мне на работу пора, - сказала Светлана и стала собираться.
  - Люся, ты как? Все в порядке? - спросил Артем, входя на кухню. - Я на минутку забежал.
  Я обратила внимание, что он успел переодеться во все новое и чистое. Я же была все в том же платье, в котором упала в реку. Артем положил передо мной на стол толстую пачку пятитысячных купюр, перетянутую синей резинкой.
  - Здесь миллион рублей, сходи в магазин, купи себе сама все что тебе нужно: одежду, обувь, сумочку, бижутерию.
  - Хорошо, - легко согласилась я. В прошлой жизни у меня пенсия была за месяц около миллиона рублей. - Беру в долг, как только смогу, отдам.
  Мне действительно нужно было много чего купить, а миллион - это не такие уж и большие деньги. Отдам. Пятитысячные купюры, правда, выглядели немного непривычно, но сейчас время такое, правительство печатает все новые и новые деньги. В стране гиперинфляция.
  - И вот еще телефон, - Артем положил на стол какой-то странный прибор, размером с небольшой блокнот. Корпус белый, сверху ровная черная поверхность похожая на экран телевизора.
  - Я его оформил на себя. Деньги на счету есть. Можешь пользоваться без ограничений. Номер своего телефона я забил.
  Артем нажал кнопку с боку прибора и провел пальцем по экрану. Появилась яркая картинка - улица города, деревья в золотых осенних листьях. На экране выделялись какие-то значки. Артем нажал на значок с телефоном и появилась надпись с номером.
  - В общем разберешься. Если что, сразу звони, - он положил телефон на стол, чмокнул меня в щеку и уже уходя крикнул, - Жди вечером! Да, чуть не забыл, маску не забудь!
  - Какую маску? - удивилась я.
  Артем вернулся и положил на стол медицинскую маску.
  - Если пойдешь в магазин, возьми ее с собой. Все я побежал.
  Хлопнула входная дверь, и я осталась одна. Хорошо, что он не заметил в какой ступор я впала. Это же куда я попала, если здесь такие телефоны? До сих пор я была уверена, что нахожусь в своем 1995 году, только в другом теле. Интересно, какой сейчас год, да и вообще, где я? Найти бы газету... Но в квартире Светланы и Виктора газет не было.
  В одной из комнат в углу стоял компьютер. Про компьютеры мне рассказывал сын Борис. Недавно их предприятие приобрело пару компьютеров. Очень дорогие электроприборы. Борис тогда мне все уши прожужжал и про монитор, и про "клаву", и про мышь с ковриком, и про материнскую плату. Поэтому некоторое представление я про компьютеры имела, поэтому и узнала.
  Потом у меня вызывала недоумение медицинская маска. Артем сказал, что ее обязательно нужно взять в магазин. Очень странно. Зачем в магазине маска? Я же не в больницу иду.
  Ладно, решила, что буду во всем разбираться по ходу дела. Вначале нужно сходить в промтоварный магазин и по дороге в киоске купить газеты. Телефон оставила на столе в кухне, а вот деньги, мне положить было некуда. На кухне нашла старый полиэтиленовый пакет и завернула деньги в него.
  Первым делом на улице нашла газетный киоск, но у продавца не оказалось сдачи с пятитысячной купюры. Продавец в киоске сидел в медицинской маске. Посмотрела по сторонам. Некоторые люди были в масках. Некоторые нет. У подавляющего большинства маска болталась на подбородке. В городе эпидемия гриппа?
  Через дорогу увидела большую вывеску - торговый центр "Мечта" и направилась туда. На входе охранник попросил надеть маску. Хорошо, что я ее взяла с собой.
  Торговый центр меня поразил десятками магазинов, битком забитых разнообразным товаром. Цены сильно отличаются от наших. Здесь на миллион можно купить намного больше товаров, чем у нас в 1995 году, да и выбор больше. Около часа просто ходила и глазела по сторонам. Потом стала прицениваться и что-то выбирать. В похожем торговом центре я была в Финляндии, когда ездила к родственникам. Вышла из торгового центра только через четыре часа, вся обвешанная пакетами с покупками. Теперь у меня были мелкие деньги, и я наконец купила в киоске несколько газет. Со всеми покупками направилась домой к друзьям Артема.
  Когда пришла домой, первым делом взялась за газеты. Прежде всего посмотрела на дату - 14 июля 2020 года. В 1995 году мне было 71 год. Это последнее, что я знаю о себе. Сейчас 2020-й. Я попала в будущее, на 25 лет вперед. Шок!
  Взгляд скользнул ниже по первой странице, и я пораженно замерла. Еще утром я хорошо рассмотрела свое новое лицо в зеркале в ванной, и вот сейчас это лицо было передо мной на фоне шикарного особняка. Заголовок, набранный крупными буквами, извещал читателей: "Таинственное исчезновение дочери шантарского миллионера Максима Тарасова". В заметке рассказывалось, что Вероника Тарасова, то есть я нынешняя, пропала вчера ночью прямо из загородного дома. Прислуга об исчезновении девушки рассказала ее отцу, а тот сообщил об этом в полицию. Местонахождение девушки до сих пор неизвестно.
  Я задумалась. Мне нужно как-то легализоваться в этом мире. Может быть стоит найтись? Бонус с этого: настоящие документы на имя Вероники Тарасовой. Минус: неизвестные причины, из-за которых девушка бросилась в реку. Или все же ее кто-то бросил в воду? В общем, наверное, стоит рискнуть.
  Мне совершенно были не нужны деньги миллионера Максима Тарасова. Имея здоровье, молодость и знания опытного врача я прекрасно проживу и сама. Сейчас главное забрать мои документы и свалить на какую-нибудь съемную квартиру. Слово "свалить" мне досталось от моего старшего внука Игорька. Он мне часто говорил:
  - Бабушка, нужно валить из этой страны.
  А я ему возражала.
  - Что думаешь тебя там ждут, не дождутся с оркестром? Когда же к нам Игорек приедет?! Мы уже миллион долларов ему приготовили.
  - Бабушка, ты опошлила мою мечту, - смеялся он в ответ.
  Решение принято, я пошла ванную, приняла душ, переоделась в обновы, купленные в торговом центре. Сменила повязку на ноге. В торговом центре зашла в аптеку и купила там все необходимое для лечения раны. На кухонном столе оставила записку: "Спасибо за то, что приютили на ночь. Со мной все в порядке. Я возвращаюсь к отцу. Вероника Тарасова".
  Где живет Максим Тарасов я не знала, поэтому решила обратиться в полицию. В заметке же было написано, что полиция разыскивает Веронику Тарасову. Я приду, они меня найдут и вернут счастливому отцу. Пока план такой.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  В полиции почему-то мне не обрадовались. Дежурный полицейский за окошком удивленно меня выслушал. Я показала ему газету "Новости Шантарска" с заметкой и моей фотографией. Парень долго чесал голову соображая, что со мной делать, потом начал куда-то звонить. Похоже в этом полицейском участке никто не жаждал найти дочку миллионера. Наконец примерно через сорок минут ко мне вышел молоденький лейтенант в новой с иголочки форме.
  - Вы Вероника Тарасова?
  - Да, я.
  - И чего вы хотите?
  Я даже немного растерялась. Где моя родная милиция? Подайте ее сюда!
  - Домой, к папе.
  - Так позвоните ему!
  - У меня нет телефонного аппарата, а номер я не помню.
  - Думаете, у меня есть номер телефона вашего папы?
  Так, понятно. Это тупиковый путь. Я развернулась и пошла на выход.
  - Э-э, девушка! Вероника! - лейтенант догнал меня. - Я на машине, давайте вас отвезу?
  - Дело в том, лейтенант, что я частично потеряла память и не помню адрес дома, в котором живу.
  Лейтенант задумался.
  - Может быть вас сразу отвезти в больницу?
  - Нет, отвезите домой к папе, и он пусть сам решает, кто и где будет меня лечить.
  - Понятно, - лейтенант зашел к дежурному, через пять минут вернулся. - Есть два адреса: квартира в городе и загородный дом. Вас куда отвезти?
  Стою, думаю. Квартира отпадает, у меня нет ключей. В загородном доме должна быть охрана. Если я действительно Вероника Тарасова, то в дом меня должны пустить.
  - В загородный дом.
  Вышли из полицейского участка. На площадке перед зданием полиции ряд припаркованных машин. Все иномарки. Не хило полицейские в XXI веке живут. Милиционеры, как-то больше на своих двоих, да на общественном транспорте передвигались, а лейтенант полиции на синей Daewoo.
  Примерно через час въехали в загородный поселок. Лейтенант на въезде показал охране свое удостоверение и нас пропустили. Справа и слева от дороги возвышались трехметровые глухие заборы. Наконец остановились возле массивных металлических ворот. Вышел охранник, заглянул в машину, увидел меня и дал команду по рации открыть ворота. Раз узнал охранник, значит я точно Вероника.
  Огромные металлические ворота открылись, и мы поехали по выложенной плиткой аллее к дому. Белое двухэтажное здание, внешне немного напоминало Белый дом в США. В советское время его часто показывали по телевизору, вот и запомнила. Лейтенант лихо подъехал к крыльцу, на которое вышел высокий мужчина в темно-коричневом в полоску костюме. Отец Вероники? Русые с сединой волосы, жесткий взгляд серых глаз. Я вышла из машины и стала подниматься по ступенькам крыльца.
  Лейтенант тоже вышел и остался стоять внизу. Отец Вероники на секунду приобнял меня, шепнул в ухо.
  - Иди в свою комнату.
  Потом сделал шаг в сторону лейтенанта.
  - Лейтенант?
  - Сергей Аверин, - представился тот.
  - Спасибо, что вы позаботились о моей дочери, поверьте, я этого не забуду.
  Я зашла в дом. И как мне найти свою комнату? Прихожая представляла собой целый зал с колоннами по бокам, со скульптурами в нишах и целыми деревьями в мраморных вазах. Пол был выложен каррарским мрамором. Почему-то именно это слово пришло мне на ум, глядя на все это открывшееся передо мной великолепие. На второй этаж вела широкая лестница. Справа молодая женщина в синем форменном платье и белоснежном переднике что-то делала за колонной. Пока я осматривалась, в дом зашел отец Вероники, схватил меня за руку, так что мне стало больно и заорал во весь голос:
  - Дура! Где тебя носит!
  И дальше из его рта полилась такая гнусная матерщина, что даже я, три года после окончания медицинского института проработавшая участковым врачом в лесозаготовительном поселке Карелии ничего подобного не слышала. Уж там были мастера, говорить на матерном русском языке. Самым безобидным словом из его спича было слово "дура". Это как же нужно относиться к своей дочери, чтобы вместо того, чтобы спокойно расспросить ее о том, что случилось, устроить такой разнос?
  Домработница за колонной замерла, стараясь стать как можно меньше. Свой спич мужчина закончил словами:
  - Теперь будешь сидеть дома. Охрану я предупредил. Выход за ворота для тебя закрыт.
  Он резко отпустил мою руку и быстрым раздраженным шагом ушел наверх. Теперь понятно, откуда у Вероники синяки на руках. И что мне делать? Где комната Вероники я так и не узнала. Я повернулась к женщине, прячущейся за колонной.
  - Девушка, можно вас?
  - Да? - женщина выглянула из-за колонны. В правой руке она держала тряпку.
  - Подойдите, пожалуйста, ко мне.
  Женщина вышла из-за колонны и опасливо подошла ближе.
  - Я поранила ногу, - я сняла туфельку и подняла ногу демонстрируя бинт, просвечивающий через колготки телесного цвета. В торговом центре я специально подобрала себе одежду так, чтобы не видны были мои травмы. Платье чуть ниже колен с длинными рукавами прекрасно закрывало все синяки на руках и теле. Колготки телесного цвета скрывали синяки и царапины на ногах. Хотя белый бинт, конечно, просвечивал через них, но ни лейтенант полиции, ни отец Вероники этого не заметили.
  - Помогите дойти до моей комнаты, - попросила я женщину.
  - А, конечно, - та наконец сообразила, что от нее требуется и подошла ко мне. - Обопритесь на мое плечо.
  Немного прихрамывая я с этой женщиной дошла до комнаты на втором этаже. Дверь была не заперта, и мы вошли внутрь.
  - А вы обедали? - спросила женщина.
  - Нет.
  - Сейчас скажу повару он приготовит. Вам подать сюда, или спуститесь в столовую?
  - Сюда, - и сразу спросила женщину, - Как вас зовут?
  - Надя.
  - Спасибо, Надя, за заботу.
  - Это моя работа, - смутилась она.
  Глава 3
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Женщина ушла, а я наконец осмотрелась. Комната говорите? Три раза - ха! Немного хромая я обошла все помещения. Да это не комната, это целая квартира. Из коридора сразу попадаешь в большую залу. В центре у окна стол и четырьмя стульями, в левом углу большой компьютерный стол, справа у дальней стены четыре спортивных тренажера, справа от двери кресло, огромный диван с подушками и кучей мягких игрушек на легком стеллаже. Налево две двери: одна ведет в спальню с огромной кроватью, на которой можно спать и вдоль, и поперек; другая в ванную комнату с душем, ванной джакузи и кучей других сантехнических прибамбасов. Неплохо. Но я здесь временно, надолго задерживаться не собираюсь.
  Главная задача, ради которой я попала в этот дом, это найти документы. Поэтому стою, соображаю с чего начать поиски. Над компьютерным столом полка с учебниками. С этой полки и начнем.
  Все учебники за одиннадцатый класс. Между некоторыми учебниками засунуты мягкие игрушки. Девушка все еще не рассталась с детством? Вполне возможно. Если она действительно хотела покончить жизнь самоубийством, то это как раз проявление ее детскости. Взрослые, ответственные люди так не поступают. На полке документов нет.
  Под полкой к стене прикреплен большой лист бумаги с цветной фотографией. Вид сверху: синее море, зеленый остров с пальмами, и силуэт плывущего в сторону острова человека. Кажется, такая картинка называется постер. Красиво. Но мне больше нравится северная природа, например, огромные заснеженные ели или простор покрытого льдом озера. Возможно на выбор именно таких пейзажей влияет моя национальность, память предков, ведь финны живут в суровом лесном краю.
  Теперь посмотрим, что в ящиках компьютерного стола. Выдвигаю верхний ящик и прямо сверху лежит паспорт. Открываю с некоторым замиранием сердца. Теперь это мой документ, билет в новую жизнь. И так. Вероника Максимовна Тарасова. Родилась в городе Шантарске 29 августа 2003 года. То есть мне сейчас 17 лет.
  В дверь постучали. Я убрала паспорт обратно в ящик стола и крикнула.
  - Входите!
  В комнату вошла официантка, одетая так же, как и та женщина, что помогла мне найти мою комнату. Впереди себя она толкала специальную тележку, на которой стояли разные блюда. Женщина споро начала накрывать на стол. Я похромала к столу. Ого! Да здесь столько всего, что можно накормить человек пять.
  - Я всего не съем!
  - Ничего страшного. Приятного аппетита! - женщина вышла.
  Я пообедала, потом, когда официантка убрала посуду, продолжила поиски. Нашла аттестат об окончании 9-го класса и шикарный диплом об окончании курсов веб дизайнеров. Знать бы только что это такое?
  Раскрыла аттестат за 9 класс. Посмотрим, как Вероника закончила девятый класс, был ли повод кончать жизнь самоубийством? Русский язык, английский язык и математика - пятерки, остальные четверки. По физической культуре - тройка.
  Я рылась в ящиках стола, как вдруг дверь комнаты с силой распахнулась и в комнату забежала девочка лет пяти, с ходу налетела на меня и повисла на шее.
  - Вероника! Ты нашлась! Как я тебя люблю!
  Так, а это что за чудо? Младшая сестра Вероники? Я осторожно отодвинула девочку от себя. Светлые волосы, приятное симпатичное личико, на голове большой розовый бант, одета тоже во все розовое: пышное розовое платье, на ногах розовые туфельки.
  - Папа на тебя очень злится, - сказала девочка и стала рассказывать, кто и как отреагировал в семье на исчезновение Вероники, и про то как она сама плакала и переживала. Ребенок рассказывал обо всем, что ей приходило в голову, а я навострила ушки и стала внимательно слушать. За пятнадцать минут монолога я узнала очень много.
  И так, папа Максим Николаевич, узнав об исчезновении Вероники разозлился, так как посчитал это очередным заскоком взбалмошной девчонки. Оказывается, такой случай был в прошлом году, когда Вероника исчезла на сутки, при этом никого не предупредив. Мама девочки, Лиля, вторая жена папы, ругала Веронику, называла ее неблагодарной дочерью и жалела папу. К Лиле приехал ее двоюродный брат Глеб. Сейчас он живет в левом крыле дома. Кроме него в доме гостят две семьи, дальние родственники папы.
  Рассказывая девочка взяла в руки мой телефон и стала копаться в нем, что-то нажимая на экране.
  - Ты умеешь пользоваться телефоном? - спросила я осторожно.
  - А чего там уметь? - засмеялась девочка.
  - Покажешь мне как им пользоваться?
  - А ты что не умеешь? - удивилась девочка.
  - Я ударилась головой и забыла, - сказала я и показала девочке шишку на голове, которую она осторожно потрогала. Демонстрация шишки произвела впечатление, и девочка легко и просто объяснила мне как включать телефон, как отвечать на звонок, как пользоваться интернетом.
  - Может и компьютер можешь включить?
  - Да, я уже давно это могу, - девочка показала мне как включается компьютер, как пользоваться мышью.
  В дверь постучали. Я крикнула, что не заперто. Зашла домработница.
  - Кристина! Тебя мама, Лилия Богдановна, ищет.
  - Хорошо, иду, - девочка слезла с моих колен, и они ушли, а я зависла в интернете на новостном сайте. Это было последнее, что мы успели открыть на компьютере с Кристиной. Прочитала пару статей про пандемию коронавируса. Теперь становилось понятно, почему в магазинах требуют ношение масок. При работе на компьютере, самым сложным для меня оказалось привыкнуть к мыши. Приходилось по нескольку раз нажимать левую кнопку, чтобы открылась очередная статья.
  Зазвонил телефон, который дал мне Артем. Теперь у меня было два телефона. Личный телефон Вероники я нашла на столе возле компьютера. Благодаря Кристине я теперь могла ответить на звонок, правда получилось это не с первого раза, а только с третьего.
  - Привет! - услышала я голос Артема, - Ты где?
  - Дома у отца. Я же оставила в кухне на столе записку. Ты не читал?
  - Нет. Я еще езжу по делам. Мы можем встретиться?
  - Сейчас нет. Отец мне запретил покидать дом, да и нога еще болит. Лучше пока посидеть дома.
  - Жаль. Я тебе перезвоню завтра.
  - Звони, - я пожала плечами. Неплохой конечно мальчишка, но мне честно, не до него.
  ***
  Надежда Курбатова (38 лет)
  Загородный дом Тарасовых
  Меня зовут Надежда Курбатова, я второй год работаю уборщицей в доме местного олигарха Максима Тарасова. Дом большой, за смену я успеваю убрать помещения только на одном этаже. На следующий день, на другом. Ко мне хозяева так привыкли, что порой воспринимают, как часть интерьера. Мало ли, что там стоит у стенки. Сам хозяин, Максим Николаевич, никогда не обращает на меня внимания. Даже если он идет мне на встречу, лицом к лицу, никогда не поздоровается и даже не кивнет, на мое тихое:
  - Здрасте.
  Его молодая жена Лилия Богдановна, иногда любит давать ценные указания.
  - Милочка, ты плохо убрала мою спальню!
  Я кланяюсь, говорю, что сейчас все переделаю и иду выполнять. А куда деваться? Мне эта работа очень нужна. Я плачу ипотеку за квартиру, у меня сын инвалид, которому требуется дорогостоящее лечение, а вот мужа нет. Зарплата, которую я получаю в этом доме, позволяет жить без долгов.
  Недавно у меня произошел конфликт с дочкой олигарха Вероникой. Ей не понравилось, как я разложила на полке ее мягкие игрушки, и она закатила скандал. Орала так, что чуть не сорвала голос. Я естественно пошла к ней в комнату, и подгоняемая комментариями моей внешности переставила все так, как ей было нужно.
  Поэтому, когда Вероника исчезла, я даже вздохнула с облегчением, хоть пару дней можно не встречаться с ней. Я боялась, что девушка нажалуется отцу, а он не разбираясь выкинет меня на улицу.
  Сегодня, когда Вероника вошла в дом и Максим Николаевич накричал на нее, я ожидала, что девушка попробует сорвать злость на мне, поэтому постаралась стать как можно меньше, прячась за колонной. Однако девушка оказалась на удивление спокойна и вежливо попросила меня о помощи. У нее была забинтована нога и Вероника сильно хромала. Самым же удивительным для меня было то, что, когда я помогла подняться в комнату, девушка меня за это поблагодарила. Я так удивилась, что даже сбегала на кухню, хотя это и не моя обязанность и предупредила повара, что Вероника будет обедать. В девушке что-то изменилось, но я не могла понять, что, и в конце смены специально зашла к в комнату, чтобы спросить нужно ли еще что-нибудь? Хотелось посмотреть на ее реакцию.
  - Нет, ничего не нужно, спасибо, - ответила вежливо Вероника, прямо глядя мне в глаза. Вот тут я и сообразила. Она по-другому смотрит. У девушки взгляд не избалованного ребенка, а взрослого человека. Интересно, что же с ней случилось за прошедшие сутки, если она так изменилась внутренне? Конечно, о своих выводах я никому говорить не стала. Так, намотала себе на ус, авось пригодится. Поклонилась ей и пошла в общагу за домом, где мы все, домашние работники, живем в будни.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Перед сном я осмотрела дверь в комнату. Да, это не советская деревянная дверь из массива, которую и трактором не с первого раза прошибешь. Замок хлипкий, наверное, если поковыряться, то его легко можно открыть тем гвоздем, которым я открыла наручники Артема. И что делать? Вот не чувствую я себя в безопасности в этом доме. Закрыла дверь на ключ, он нашелся в одном из ящиков компьютерного стола. Долго стояла перед дверью размышляя, потом придвинула вплотную к двери кресло, его спинка как раз упиралась под дверную ручку. Знаете, есть такие дверные ручки, нажимаешь ее вниз, и дверь открывается. Теперь если даже кто-то откроет замок, то не сможет опустить ручку вниз, и, следовательно, открыть дверь. У ворот есть охрана, если что, помогут.
  В спальне я обнаружила еще одну дверь, которую при первом, беглом осмотре не заметила. Она вела в гардеробную. Представляете, целая комната, метров двадцать, заполненная, одеждой и обувью. Папочка на дочку денег не жалел.
  За день я конечно устала и на новом месте уснула довольно быстро. Проснулась от какого-то еле слышного шуршания. За окном горели фонари, поэтому в спальне и зале, несмотря на ночное время можно было различить предметы интерьера. Я накинула халат и босиком осторожно подошла к двери. Кто-то похоже уже открыл замок и теперь пытался опустить дверную ручку вниз, чтобы открыть дверь, но мешала спинка кресла, благоразумно придвинутого мной к двери. Неизвестный за дверью еще некоторое время подергал дверную ручку, не смог открыть дверь и ушел. Я слышала удаляющиеся шаги.
  И кто это был? Ночной друг Вероники? Тогда почему тихо, скрываясь от всех хотел открыть дверь моей комнаты? Или это неизвестный мне убийца, который пришел довершить свое грязное дело. Не этот ли человек сбросил Веронику с моста? Одни вопросы и ни одного ответа. Как бы я хотела оказаться сейчас как можно дальше от этого дома!
  Вернулась в спальню, но уснуть уже не смогла. Лежала, прислушивалась к тишине в доме. Забылась только под утро, когда за окном начало светать. Проснулась с больной головой от осторожного стука в дверь комнаты, вскочила с кровати и чуть не упала. За ночь рана на ноге воспалилась. Сильно хромая я еле дошла до двери, отодвинула в сторону кресло и открыла дверь, за которой стояла официантка с тележкой с завтраком. Она зашла в комнату и стала накрывать на стол. Опять, как и вчера, куча разнообразных блюд. После бессонной ночи есть совсем не хотелось. Немного поковырялась в омлете, выпила чашку крепкого кофе. Когда официантка пришла убирать со стола, спросила ее можно ли мне как-то показать ногу хирургу. Девушка пообещала, что сообщит об этом мажордому Любови Игнатьевне и вышла.
  Через час пришел доктор. Пожилой мужчина приятной наружности. Седые виски, цепкий внимательный взгляд. Он осмотрел мою ногу и назначил новое лечение. Минимум неделю мне придется пробыть дома. Ногу нельзя беспокоить. Колотые раны, как моя, увы, это я и сама знаю, заживают очень долго. А еще через час пришла Любовь Игнатьевна и принесла мне костыли, которые привез доктор и передал на пост охраны. Пока не закончится лечение по дому мне придется передвигаться на костылях, чтобы лишний раз не травмировать ногу.
  Днем ночные страхи прошли. Я подумала, что случившемуся ночью есть простое объяснение. В доме по словам Кристины живут гости, две семьи со стороны ее отца, и брат со стороны ее матери. Возможно кто-то просто перепутал комнаты. Ведь на дверях здесь нет никаких номеров, как это обычно бывает в отеле.
  У меня у самой был похожий случай. Мы с мужем отдыхали в санатории. Легли спать у себя в номере, вдруг посреди ночи услышали, как кто-то ключом пытается открыть нашу дверь. Муж, конечно, встал, и сам открыл дверь. За дверью стоял не очень трезвый мужик с ключом в руках. Оказалось, что он просто перепутал этажи, а на номер комнаты не обратил внимание. Извинился и пошел к себе. Быть может этой ночью произошло нечто подобное? А я со страху придумываю невесть что. Ладно, поживем, увидим, что будет дальше.
  Кстати, раз я здесь остаюсь на неопределенное время нужно познакомиться с обитателями дома. Предупредила Любовь Игнатьевну, когда она заходила ко мне с костылями, что обедать буду со всеми.
  Сейчас для меня задача номер один, как можно больше узнать о Веронике. Я попыталась найти ее личный дневник, просмотрела все школьные тетради на полке, но ничего похожего не нашла.
  Когда я училась школе почти все девочки вели личные дневники. Это была толстая тетрадь, в которую переписывали стихи о любви; слова популярных песен; на страницах, которой рисовали принцесс или записывали важные события из жизни класса. "Сегодня Сидоров нес мой портфель до подъезда!" А потом показывали эту запись девочкам в классе, а они "Ах! Неужели это правда?" Или. "Петров на последнем уроке три раза дернул за косички Валю Жукову, наверное, влюбился" и показать эту запись подругам. А Петров неуютно чувствует себя под взглядами девчонок. "Чего это они ТАК на меня смотрят?" Это конечно был своеобразный публичный дневник, потому что обязательным условием было, чтобы его читали подруги, а потом в ответ давали почитать свои дневники.
  Разумеется, подростки в школе вели и непубличные дневники, такие, которые никому нельзя было давать читать ни в коем случае. Тетрадь с подобным дневником тщательно пряталась и от подруг, и от родителей. Был ли такой дневник у Вероники?
  Дверь комнаты опять, как и вчера, неожиданно распахнулась и в комнату влетела Кристина, сегодня она была одета, как маленький ковбой: на ногах полусапожки, джинсы, клетчатая рубашка и шляпа. На поясе в кобуре висел пластмассовый револьвер.
  - Вероника! Ты пойдешь с нами гулять?
  - Нет, солнышко. У меня нога болит. Доктор привез мне костыли.
  - Я тоже хочу костыли! - запрыгала вокруг меня девочка. Она схватила костыли и держась за них попыталась идти.
  - Они слишком большие для тебя, - сказала я, аккуратно отбирая костыли у Кристины, - Лучше скажи мне куда я могла положить свой дневник?
  - А что такое дневник?
  - Это такая тетрадь, куда девочки записывают всякие события, которые произошли с ними за день.
  - А-а, я поняла, это называется аккаунт в соцсетях, - сказала девочка. Теперь ничего не поняла я.
  - Можешь показать?
  - Да. У меня тоже такой есть, - Кристина включила компьютер и показала мне свой аккаунт в Instagram, а потом открыла аккаунт Вероники.
  В дверь постучали. За Кристиной пришла девушка в синем платье и белом переднике и увела ее на прогулку. А я осталась сидеть за компьютером. Что сказать, технологии этого мира конечно впечатляют! В аккаунте Вероники много цветных фотографий из школьной жизни: занятия в классе, какие-то девочки, мальчики.
  Подписей к фотографиям нет, но под каждой фотографией есть комментарии. Что-либо понять из комментариев очень сложно. Часто это просто выражение эмоций: "красота", "класс!", "ха-ха", "эх!", или разные улыбающиеся рожицы. Пара фотографий самой Вероники. Сразу видно, что эти фотографии делал профессиональный фотограф. Девушка на них выглядит настоящей красавицей. Несколько фотографий с выпускного вечера после девятого класса. Все девочки нарядные, в шикарных платьях. Мне такие на моем выпускном вечере, даже во сне не снились.
  В целом этот аккаунт мне мало что дал. Единственно что сделала, это внимательно рассмотрела лица одноклассников Вероники и постаралась их запомнить. Вдруг встречу где-нибудь в реальной жизни.
  В дверь опять постучали. Пришла Надя, женщина, которая вчера помогла мне найти комнату Вероники. Она нерешительно остановилась на пороге.
  - Можно заняться уборкой в вашей комнате?
  - Да, конечно.
  Надя завезла в зал тележку с разными принадлежностями уборщицы и большой пылесос, а потом быстрыми ловкими движениями стала протирать пыль с разных вещей. Чтобы не мешать я перебралась в спальню. Когда женщина закончила уборку, я попросила ее ненадолго задержаться. Надежда остановилась в дверях, насторожено глядя на меня.
  - Закройте, пожалуйста, дверь и подойдите ближе, - попросила я ее, - я надолго вас не задержу.
  Женщина повиновалась, но настороженность в глазах только усилилась. Ничего хорошего от своих хозяев она не ждет.
  - Вы давно в доме работаете?
  - Второй год.
  - И как, работа вас устраивает?
  - Да, мне все нравится.
  - А что за гости в доме, я о них ничего не знаю. Можете сказать?
  - Нет, я за жильцами не слежу, мое дело уборкой заниматься.
  - Понятно, спасибо Надя, идите, - женщина облегченно вздохнула и вышла. Меня удивила реакция домработницы на обычные в общем-то вопросы. Боится потерять свое место? Наверное, есть с чего.
  Для меня, человека, жившего в другую эпоху и в другом обществе, наличие прислуги в доме выглядит странным. В СССР, если кто-то ленился убирать за собой грязь, всегда рядом находился взрослый, который обязательно говорил: "Слуг здесь нет, а все господа в 1917 году закончились. Бери метлу, тряпку и убирай за собой". Брали тряпку и убирали.
  В этом мире есть и господа, и слуги, и мне к этому еще придется привыкать.
  Потом пришла женщина парикмахер, расчесала мои длинные волосы, подровняла кончики волос. В этом мире женщины ходят с распущенными волосами. Я вначале хотела постричь волосы так, как привычно мне, но потом решила не спешить. Слишком резкое изменение внешнего вида Вероники может повлечь за собой ненужные пока вопросы. Вот покину этот дом, тогда и буду делать, что хочу.
  До обеда еще было время и я решила выйти во двор, подышать воздухом. Сказано, сделано. Взяла костыли и запрыгала по коридору к лестнице, ведущей вниз. Предварительно, конечно, запомнила расположение своей комнаты. На дверях в доме нет номеров как это принято в гостинице, но зато все они отличаются друг от друга сложным узором. Снаружи на каждой двери вырезан рисунок из закручивающихся в концентрические круги линий. На каждой двери он свой и ни разу не повторяется. Я постаралась не только запомнить свой рисунок, но и посчитала количество дверей в коридоре. Их до поворота коридора налево оказалось ровно пять по одной стороне. Моя дверь третья. Теперь можно смело спускаться, надеюсь не заблужусь. Дом у Тарасовых большой, на плане должен напоминать букву "П".
  На улице я немного побродила по аллеям парка, потом присела на одну из скамеек отдохнуть. Гулять на костылях не самое приятное занятие. Неподалеку от меня пожилой мужчина в белом фартуке подметал дорожку. Выполняя свою работу, дворник приблизился ко мне и остановился рядом.
  - Что, дочка, ногу поранила? - спросил он, глядя на меня сверху вниз.
  - На гвоздь наступила.
  - Это здесь на участке? - всполошился он. - У меня доски с гвоздями вроде нигде не валяются.
  - Нет, не здесь. В другом месте.
  - Это что ли там, куда ты ночью ходила? - спросил дед.
  - А куда я ходила?
  - Да днесь, ночь уже была, вижу, вышла из дома и пошла в сторону железной дороги.
  - Так тут же охрана кругом. Как я могла с территории ночью уйти? - удивилась я.
  - Так дырка в заборе есть. Все там ходят. Самый короткий путь к станции. У работников, что здесь работают, не у всех же машины есть, поэтому до города добираются на электричке. Если кругом по дороге обходить через все посты охраны, то километра четыре будет до станции, а через дырку в заборе по тропинке за 20 минут можно дойти.
  - И что же, охранники об этой дыре в заборе не знают?
  - Почему не знают? Знают. Они тоже ей пользуются. Что они не люди что ли? А ты чего же не помнишь, как сама тут ночью ходила?
  - Так я этот, лунатик. В лунную ночь могу бродить черти где, а потом ничего не помню.
  - А-а, понятно. Только в ту ночь луны не было. Безлунная ночь была.
  - Так Земля то круглая, а Луна вокруг нее вращается. Поэтому если даже Луны не видно, она все равно есть, просто за горизонтом.
  - Понятно, что ничего не понятно.
  - Это я к тому, что если снова увидите меня ночью, например, с сумкой, то не удивляйтесь, все так и должно быть.
  - Да мне то, как-то без разницы. Я и так тут ничему не удивляюсь.
  И дед продолжил подметать дорожку, а я сидела и размышляла про дыру в заборе. Если по дороге ехать, то там двойная охрана. Первый пост на въезде в поселок, второй здесь, у ворот. Это охрана для хозяев. Они за это деньги платят и, наверное, довольны, что их так хорошо охраняют. В то же время есть дыра в заборе, через которую заходи, кто хочешь, и про которую, я подозреваю Максим Николаевич Тарасов, отец Вероники, ничего не знает.
  Раз уж я в этом доме задержалась, мне нужно использовать время с толком. Выяснить про Веронику, как можно больше, особенно про ее последний день. Все-таки сама она ушла той ночью на мост, чтобы покончить жизнь самоубийством, или кто-то решил от нее таким образом избавиться? Мне под этим именем жить и не хотелось бы неожиданно столкнуться с какими неизвестными мне угрозами своей жизни и здоровью. Сейчас, благодаря случайному разговору с дворником, я по крайней мере знаю, что с участка той ночью Вероника ушла одна, но вполне могла встретиться с тем, кто желал ей смерти на железнодорожной станции. В общем, прежде чем покидать этот дом, нужно провести свое внутреннее расследование, чтобы твердо знать, что меня может ожидать в будущем. С этими мыслями я доковыляла до обеденного зала, где официантка уже накрыла стол.
  Глава 4
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Вошла в обеденный зал и остановилась в недоумении, я не знаю, где за обеденным столом находится место Вероники. Попробую это вычислить логическим путем. Во главе стола место хозяина, сейчас оно пустует, неделе Максим Николаевич обедает на работе. Место Вероники, скорее всего: либо справа от него, либо слева. С правой стороны на один из стульев положена подушечка, это наверняка место Кристины, она еще ребенок, на сиденье взрослого стула ей сидеть неудобно. Следовательно, рядом сидит ее мама Лилия Богдановна, или просто Лиля. Думаю, не ошибусь, если сяду с левой стороны. Села на стул, костыли прислонила к столу рядом с собой.
  В обеденный зал вошла пожилая пара, скорее всего это Мрыкины. Кристина их называла дедушкой и бабушкой. Леонид Арнольдович Мрыкин, седой мужчина, спину держит прямо, одет в темно-серый костюм тройку с белой рубашкой и светло-коричневым галстуком. На ногах черные полуботинки. Его жена, Мария Аполлоновна, одета в платье из тяжелой темной ткани, на ногах туфли, на голове прическа башней, как ходили девушки в начале семидесятых годов прошлого века, на шее бусы, цветное стекло, выполненное под малахит (или настоящий малахит?). Мрыкины поздоровались и сели рядом со мной.
  - Как твоя нога? - спросил вежливо мужчина, наклоняясь в мою сторону.
  - Лечусь.
  - Под ноги нужно внимательно смотреть, - безапелляционно сказала его жена. - Вы, молодые, ни о чем не думаете, пока жаренных петух в голову не клюнет.
  - Зачем же так грубо, - попробовал одернуть жену муж. - Скорее всего это получилось случайно.
  - Да, случайно, - подтвердила я, но Мрыкины мне сразу не понравились. Неприятные люди. От таких в своей прошлой жизни я старалась держаться подальше.
  В обеденный зал вошла красивая стройная молодая женщина, держа Кристину за руку, но та сразу же вырвалась и подбежала ко мне.
  - Как хорошо, Вероника, что ты опять будешь обедать с нами!
  Мать позвала Кристину и усадила ее за стол. Надо так понимать, это молодая жена олигарха, Лиля. При входе в зал, она величественно кивнула в сторону Мрыкиных, ну и в мою соответственно. Точеная фигура, модельная внешность, светлые волосы, зеленые глаза, на вид - около 30 лет. Папашке Вероники было от чего потерять голову. Интересно, а где настоящая, биологическая мать Вероники? Жива ли она? Я об этом пока ничего не знаю.
  В обеденный зал вошло еще одно семейство, гостящее в доме Максима Тарасова - Феофоновы Александр, Лариса и их сын Костя, подросток 14 лет. Александр, высокий крепкий мужчина спортивной наружности, в джинсах, футболке. На ногах дорогие импортные кроссовки. Лицо не выразительное, нос картошкой, глаза спрятаны за толстыми линзами очков в золотой оправе. Волосы русые. Его жена Лариса - симпатичная брюнетка невысокого роста в обтягивающем летнем платье, подчеркивающем все ее выдающиеся формы. Их сын Костя, похож на отца, нескладный подросток, в очках. Одет, как и отец в джинсы и футболку.
  Все приступили к обеду, когда в зал ворвался еще один персонаж, двоюродный брат хозяйки дома, Глеб Скоробогатов. Он пронесся как вихрь и уселся на стул рядом с Лилей.
  - Простите за опоздание!
  Бросил взгляд в мою сторону, мне показалось он хотел что-то сказать, но потом передумал и уткнулся в стоявшую перед ним тарелку.
  - А как юная леди сдает экзамены ЕГЭ? - спросил сидящий от меня справа Мрыкин.
  - Хорошо, - машинально ответила я, пытаясь сообразить, что означает это слово из трех букв. Выручила меня Кристина. Она с гордостью сказала:
  - Вероника первые два экзамена сдала на 100 баллов!
  Глеб оторвался от своей тарелки с интересом посмотрел в мою сторону.
  - Да, - удивился Мрыкин, - и куда с такими оценками ты собираешься поступать учиться?
  - Я хочу стать врачом, - не задумываясь ответила я.
  Теперь удивилась сидящая напротив меня Лиля.
  - Мне Максим сказал, что ты поступаешь в МГИМО!
  - Я передумала, - ответила я. Мало ли куда хотела поступать Вероника. Лично у меня другие планы.
  Как только обед закончился, и я поковыляла на своих костылях к себе в комнату, в коридоре меня нагнал Глеб.
  - Я хотел бы извиниться, - начал он.
  - За что? - я остановилась и посмотрела на него с недоумением, - Я чего-то не знаю?
  - За сегодняшнюю ночь. Перепутал комнаты и ночью ломился в вашу дверь. Самой странное, что мой ключ подошел к замку. Не сразу сообразил, что с лестницы повернул не налево, где моя комната, а направо.
  - То, что ключ подошел, ничего удивительного. Скорее всего все замки в доме покупались в одном месте.
  - Вы, наверное, испугались?
  - Я ничего не заметила, - сказала я. - Болела нога, я выпила на ночь снотворное и ничего не слышала.
  - Все равно, я теперь чувствую себя перед вами виноватым, - сказал Глеб.
  - Раз чувствуете себя виноватым, значит придется отрабатывать свою вину, - серьезно сказала я.
  - Скажите, что делать, я все исполню, - улыбнулся он.
  - Хорошо, я подумаю... - ответила я. Надо бы с ним поговорить и не так на ходу. С виду парень он здоровый. Мог Веронику по голове ударить и с моста сбросить? Если говорить о физическом превосходстве перед 17 летней девушкой, то, да. А так не знаю. Зачем ему это? Или у него есть какие-то тайны, за которые он может убить беззащитную девушку, случайно узнавшую то, что ей не положено знать? Пока одни вопросы, ответов нет. Буду считать его главным подозреваемым, а там видно будет.
  У себя в комнате я первым делом включила компьютер. Искать информацию в поисковых системах я кое-как научилась, поэтому сейчас первым делом набрала странное слово из трех букв "егэ", и погрузилась в чтение. Выскочило столько информации, что сразу и не разберешься.
  Сижу, читаю с экрана компьютера статью про ЕГЭ, как вдруг дверь моей комнаты с силой распахивается, да так, что ручкой ударяется о стену и в комнату влетает Максим Николаевич Тарасов, отец Вероники и с ходу начинает на меня кричать.
  - Ты что дура опять придумала?! ... Я уже договорился с нужными людьми! ... Ты поступаешь в МГИМО! ... Если не сдашь экзамен по английскому языку, я не знаю, что с тобой сделаю! ...
  И каждое предложение в его речи перемежается самыми грязными матами. Это нормально, так с дочерью разговаривать? Сразу понятно, что Веронику он не любит. Наверное, она своим видом постоянно напоминает ему о матери Вероники, с которой у мужчины сложились непростые отношения. Да и без Вероники ему есть кого любить: красавица молодая жена, младшая дочь Кристина. Конечно вряд ли он стал бы свою дочь с моста сбрасывать, но довести до самоубийства, своими придирками, таким вот диким отношением, вполне мог. Поэтому отнесем Максима Николаевича к тем подозреваемым, которые довели 17-летнюю девушку до необдуманного поступка спрыгнуть с железнодорожного моста в реку.
  - Выйди и закрой дверь с той стороны! - твердо сказала я Тарасову, прямо глядя ему в глаза. Он встретился со мной взглядом и аж поперхнулся.
  - Что?!
  - Не можешь разговаривать нормально, выйди и закрой дверь с той стороны.
  Мужчина не ожидал от своей дочери такого отпора и прекратил свои словоизлияния, наверное, на целую минуту.
  - Я хотел спросить, что ты там опять придумала? - наконец спросил он нормальным голосом.
  - Я собираюсь учиться на врача.
  - С чего вдруг?
  - Я так решила.
  - Тогда может из дома в общагу съедешь, раз ты такая у нас самостоятельная? - ехидно спросил он.
  - Отсюда я съеду через несколько дней, как смогу ходить без костылей.
  Я показала на забинтованную ногу.
  - Так, понятно. Характер твоей мамочки проявился. Знакомо. Ну-ну. Посмотрю со стороны на твою самостоятельную жизнь. Потом, если что, обратно не просись. Хочешь жить самостоятельно - живи, но без меня и моей помощи.
  Я улыбнулась на его последние предостережения. Да, я уже одну жизнь самостоятельно прожила, и в общаге жила, и в лесном поселке в однокомнатной квартире на одной площадке с соседями алкашами. Много чего в жизни видела. Нашел чем пугать колючего ежа! И кстати, может он без матов разговаривать. Ни одного матерного слова, после того как я его осадила. Это я смогла сделать, взрослый человек, а Вероника, наверное, после каждого общения с отцом, лишь плакала в подушку.
  - Хорошо, можешь здесь жить до начала учебного года, а потом съезжай, куда хочешь, - озвучил свое решение Тарасов и вышел из комнаты.
  А я продолжила разбираться с ЕГЭ. Оказывается, для того, чтобы поступить на медицинский факультет университета, абитуриенту нужно сдать ЕГЭ по трем предметам: русскому языку, химии и биологии. У Вероники были другие планы, отличные от моих, поэтому она выбрала: математику, русский язык и английский язык. Первые два экзамена девушка успешно сдала, по каждому набрала 100 баллов. 23-24 июля предстоит экзамен по английскому языку. Он сдается два дня, первый день письменно, второй - устно. Что-то переиграть, заменить один экзамен на другой уже нельзя.
  В советское время разговорный английский был не обязателен. Даже в вузах студентов учили так, чтобы они могли максимум перевести научную статью со словарем. Английский язык, к счастью, я знаю неплохо. Я уже говорила, что мой муж был военным спецназовцем, часто уезжал в длительные командировки, и что уж теперь скрывать, нередко в другие страны. Поэтому ему и его товарищам пришлось серьезно изучать английский язык. У меня же, как оказалось, есть способности к иностранным языкам. Когда муж дома по десять раз прослушивал магнитофонную запись с английскими фразами, которые ему нужно было выучить, я невольно это слушала, запоминала и научилась правильно говорить на этом языке раньше мужа. Потом, уже на пенсии занималась английским самостоятельно. Так уж вышло, что финского языка я не знаю. Родители не посчитали нужным учить родному языку своих детей. Поэтому, когда в 1991 году я поехала в Финляндию, по приглашению родственников, мы общались на английском языке.
  Получается, что шансы поступить в МГИМО у меня есть, вот только я туда не хочу. И что делать? Примут ли мои документы в медицинский вуз, если я не сдавала профильные предметы? При этом право заново сдать экзамены дается только по русскому языку и математике, а они у меня и так сданы. Сколько не рылась в интернете, так ответа и не нашла. Как минимум, вместо иностранного языка нужна биология. Хотя в этом 2020 году, из-за пандемии, третий экзамен не обязателен, многие его просто не сдавали. В общем, придется сдавать английский язык, а потом собирать документы, делать копии и отправлять их в приемные комиссии разных вузов, желательно подальше от города Шантарска и Шантарского края, чтобы мне точно дали общежитие. Очень хочется уехать подальше о Тарасовых со всеми их тайнами мадридского двора.
  Выключила компьютер, переоделась и поковылял на костылях в окружающий дом парк, подышать свежим воздухом. Только вышла из дома, сделала несколько шагов по дорожке, как меня нагнал Глеб с большим букетом шикарных бордовых роз в руке.
  - Это вам, Вероника!
  Запах от роз просто изумительный. Я взяла букет в руки. Где, интересно, он его взял? На территории поселка никаких магазинов нет. Клумбу обобрал? Не похоже. Букет завернут в целлофан и завязан цветной ленточкой. Правда мне на костылях не просто удерживать тяжелый букет в руке. К счастью Глеб это понял и забрал букет себе, пошел рядом. Мы дошли до ближайшей скамейки и сели.
  - Где успели такую красоту приобрести? В город ездили?
  - Нет. Заказал через интернет в службе доставки.
  В начале девяностых ничего подобного еще не было. Что за служба доставки? Об этом мире я пока знаю слишком мало.
  - Вам отец не говорил, как себя ваша бабушка чувствует? - спросил Глеб.
  - Нет, не говорил, - про бабушку я слышу впервые.
  - Мне Лиля вчера сказала, что Изольде Александровне стало хуже. Вроде бы ее даже подключили к ИВЛ.
  - Так у нее COVID? - догадалась я. Про это заболевание и его лечение я уже прочитала все, что нашла в интернете.
  - Именно поэтому все родственники и собрались здесь. Изольде Александровне 73 года. Шансов, что она выживет нет никаких, а она, как вы знаете, владеет почти 70 % всех акций компании "Шантарскинвест" и эти акции, скорее всего, достанутся вам, Вероника.
  - Почему мне, а не отцу?
  - Бабушка же ваша! Она мать вашей мамы, теща вашему отцу, а с ним у нее сложные отношения. А если еще учитывать трагическую смерть вашей мамы, то шансы унаследовать этот пакет акций у Максима Николаевича стремятся к нулю.
  - Мне эти акции не нужны, - сказала я. Не из-за этих ли мифических акций Веронику сбросили с моста в реку? Интересно, а почему это так волнует этого молодого человека? За двоюродную сестру переживает? Мы еще поговорили на разные нейтральные темы: о ковиде, о погоде, о летнем отдыхе в период пандемии, о моем решении учиться на врача. Свое желание стать медиком, я объяснила тем, что восхищена героизмом врачей в борьбе с пандемией и хочу быть такой же, как они. На последнее мое утверждение, Глеб рассмеялся.
  - Какой же вы еще ребенок, Вероника!
  Ко мне подошла проходившая мимо домработница Надя и помогла донести букет до моей комнаты. С Глебом мы попрощались. Он собирался по каким-то своим делам в город.
  В комнате Надежда налила в вазу воды и поставила букет. Розы, конечно же, были просто шикарными. Я немного полюбовалась ими, а потом звякнул на столе телефон Вероники. Я уже знала, что так приходит СМСка и взяла трубку. Долго путалась, пытаясь открыть нужную страницу и наконец у меня это получилось. Текст сообщения сильно удивил: "Встретимся как обычно на станции. У меня будет 15 минут". Вместо номера телефона имя Славик. Это что еще за Славик? Случайно не к нему ночью шла Вероника, а потом оказалась на железнодорожном мосту, с которого, то ли была сброшена, то ли спрыгнула сама? Судя по тексту, Вероника должна знать, в какое время этот Славик появится на станции, но я-то Люся. Да и нужно ли мне встречаться с этим неизвестным Славиком? СМСки отправлять я уже научилась, поэтому набрала Славику в ответ: "Прийти не смогу".
  Потом я подумала еще и отправила СМСку отцу Вероники: "Приедешь домой, зайди ко мне". Надо обязательно поставить его в известность, что я не претендую на акции, которые могут достаться мне в случае смерти Изольды Александровны. Чужие деньги мне не нужны. Да и есть такое подозрение, что именно из-за этого гипотетического наследства Веронику и столкнули с моста.
  Пока отправляла СМСку Тарасову, пришел ответ от Славика: "Что случилось?" Отбила ответ: "Я хожу на костылях". Тут же зазвонил телефон. Звонил Славик. Надо попробовать выяснить, что ему нужно от Вероники.
  - Алё.
  В трубке некоторое время молчали. Потом неуверенный мужской голос спросил.
  - Это Вероника?
  - Вероника.
  - Как-то странно ты отвечаешь. Что у тебя с ногой? Почем ты ходишь на костылях?
  - Наступила на гвоздь.
  - Жаль, - Славик помолчал, - Я рассчитывал, что ты сегодня со мной расплатишься.
  - За что? - осторожно спросила я. У Вероники какие-то долги?
  - Кинь хотя бы тысячу на телефон, - нагло попросил Славик.
  - С какой стати?
  - Ты что, дура?! - возмущенно сказал Славик, - Короче, даю тебе три дня. Не отдашь деньги, пеняй на себя.
  Славик отключился, а я сидела соображая, что это было. Какой-то странный разговор. Судя по всему, у Вероники какие-то деловые отношения с этим придурком Славиком. Пока не пойму, о чем идет речь, никаких денег никому отдавать не буду.
  На ужин я опять поковыляла в столовую. В коридоре меня догнала Лариса Феофанова.
  - Вероника, только что сообщили, что твой отец, Максим Николаевич Тарасов, разбился на машине.
  Эк, она неосторожно. А если бы я была настоящей Вероникой. Тут бы и упала посреди коридора.
  - Он жив? - спросила я.
  - Ничего пока не известно, - Лариса внимательно смотрела мне в лицо. Чего она там увидеть хочет? Слезы, которых нет? Я развернулась и пошла в обратную сторону. Идти в столовую и общаться с "родственниками" мне сразу резко расхотелось. Никакого горя я не испытываю, а что-то изображать, играть на публику мне совсем не хотелось. Я остановила проходившую мимо домработницу и попросила принести ужин в мою комнату.
  Вернувшись к себе, сразу включила компьютер. Искать новости я уже умею. Открыла сайт "Новости Шантарска". Журналисты работают оперативно. Новость о ДТП на Загородном шоссе на самом верху. На фото разбитая вдребезги иномарка. Пишут, что по предварительной версии, водитель не справился с управлением, машину занесло и она на скорости влетела в бетонный столб стоящий у дороги. Водитель и пассажир на машине скорой помощи доставлены в больницу. Кратко рассказывается о бизнесе Максима Тарасова. Он владелец и управляющий компании "Шантарскинвест". Чем конкретно занимается компания из заметки непонятно.
  Пока читала новости зазвонил тот телефон, который мне купил Артем.
  - Привет. Как у тебя нога? - раздался в трубке голос Артема.
  - Привет, - говорю, - Нога нормально.
  - Хочешь, заеду за тобой, в ресторан сходим?
  Я представила, как ковыляю в ресторан на костылях. Нет, такого отдыха мне что-то не хочется.
  - Я бы с радостью, но доктор сказал, нужно поберечь ногу еще хотя бы пару дней. Как разрешат ходить нормально, я тебе сама перезвоню.
  - Отлично. Буду ждать звонка.
  Он отключился. Удобная штука мобильный телефон. Я правда всех его функций пока не знаю. По крайней мере умею звонить сама и отвечать на звонки, отправлять и получать СМСки, и то хорошо.
  Все оставшееся время до вечера я потратила на гардеробную. Нужно было разобраться, что у Вероники есть из одежды. Если идти в ресторан, то в чем? Если бежать из этого дома, то в чем? Вопросы не такие простые, как кажется на первый взгляд.
  Гардеробная - целая комната, а носить нечего. Почему так? Треть комнаты занимает одежда, из которой Вероника уже выросла. Возможно девушка так вытянулась за последнее время, но она почему-то не избавилась от той одежды, которая ей теперь не нужна. Оставшиеся две трети гардероба - это одежда для девочки пацанки, какой, наверное, и была Вероника, но я-то другая. Я хочу выглядеть как леди. Хотя, наверное, мне теперь к лицу так одеваться, но сразу перестроиться с моих семидесяти с лишним лет на молодежный стиль не так просто. Перемерила все подряд, протерла до дыр своим взглядом зеркало в гардеробной, но так ничего и не выбрала. Так что возмущайтесь товарищи мужчины, не возмущайтесь, а надеть мне абсолютно нечего. Конечно в результате что-то подберу, но это задача из женской высшей математики, которую с одного раза не решишь.
  В конце дня включила компьютер, открыла новости и сразу попала на большую статью о бизнесмене Максиме Тарасове. Журналист скрывающийся под именем "Золотое перо" подробно рассказал об истории компании АО "Шантарскинвест".
  Основана компания была в 1995 году. Как предполагают, первоначально настоящим владельцем компании был небезызвестный шантарский криминальный авторитет по кличке Жескач, он же Вадим Петрович Извеков. Формально владельцем компании по всем документам числилась любовница криминального авторитета Изольда Александровна Шубина, у которой была дочь Евгения. В конце 90-х годов бандит Жескач был расстрелян во дворе своего дома из автомата неустановленным убийцей. В начале двухтысячных годов Евгения Шубина знакомится с геологом Севергеоразведки Максимом Тарасовым и выходит за него замуж. В 2003 году у супругов появляется на свет дочь Вероника. Максим Тарасов получает 10 % акций компании "Шантарскинвест" и становится ее управляющим. Основной пакет акций компании 69,8 % остаются в руках Изольды Шубиной, тещи Тарасова, а оставшиеся 20 % принадлежат нескольким мелким акционерам.
  В настоящее время компания "Шантарскинвест" является крупным владельцем недвижимости в городе и в Шантарском крае. Компании полностью принадлежат несколько предприятий города: сеть продуктовых магазинов "Жар птица", самый большой в городе ресторан "Шантара", гостиница "Сибирь". Компании принадлежат крупные пакеты акций предприятия "Шантарское золото", завода "Тяжелое машиностроение" и АО "Кораблестроительная компания". Кроме того, компания является совладельцем микро кредитной организации "Деньги вперед", нескольких авто и шиномонтажных мастерских.
  Став управляющим такой серьезной компании, Максим Тарасов заочно закончил экономический факультет университета, а в прошлом году защитил диссертацию и стал кандидатом экономических наук.
  В 2015 году во время очередного отпуска он с женой отправился в горы. Супруги увлекались альпинизмом и скалолазанием. Во время одного такого подъема по отвесной скале, жена Максима Тарасова сорвалась и разбилась на смерть. По каким-то, так и не установленным причинам, страховочная веревка не была закреплена у нее на поясе. Проведенное следствие признало данное происшествие несчастным случаем. Через год после трагедии Тарасов женился на фотомодели Лилии Смирновой и у них родилась дочь Кристина.
  Глава 5
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Ночь прошла спокойно. Утром после завтрака и смены повязки на больной ноге, я вышла на костылях в коридор, и лицом к лицу столкнулась с Ларисой Феофановой.
  - Доброе утро, Вероника! - сказала Лариса, - Ты поедешь в больницу к своему отцу?
  Я не сразу сообразила, что речь идет не о моем настоящем отце, который давно умер, а об Максиме Тарасове отце Вероники. На мое длительное молчание женщина смотрела с недоумением.
  - Мы все собираемся в больницу. Не знаю только пустят ли нас к нему, - сказала Лариса, - Твой отец в тяжелом состоянии в реанимации.
  - Да, поеду, - ответила я и пошла переодеваться. Через пол часа мы на трех машинах выехали в город. Впереди ехала Лиля с Кристиной на белом Mercedes. Глеб не поехал. За ней на черном Jeep Wrangler чета Мрыкиных. Последним двигался зеленый FIAT Феофановых, в который посадили и меня. Их сын Костя остался дома.
  Лариса села на переднее сиденье рядом с мужем, который вел машину. Всю дорогу до больницы она оборачивалась ко мне, рассказывая, как они живут в Москве. Оба супруга были мелкими чиновниками, сидели на скромных должностях в Управе одного из районов столицы. По московским меркам зарабатывали мало. По крайней мере на это в своем рассказе постоянно обращала внимание Лариса. Я слушала, кивала, поддакивала, одновременно соображая, а зачем она все это рассказывает? Это что, намек на то, что я должна помочь бедным родственникам, если вдруг стану наследницей огромного состояния, вследствие смерти "дорогих и любимых" близких родственников бабушки и отца?
  В реанимацию всю толпу родственников конечно же не пустили. Максим Тарасов лежал в отдельной палате. Вначале к нему зашла Лиля, потом, когда она вышла, предложили зайти мне.
  Я зашла в палату и остановилась на пороге. Никаких особых эмоций я не испытывала, лично мне Максим Тарасов был совершенно чужой человек, который к тому же в общении со мной показал себя далеко не с лучшей стороны. Я подошла ближе к кровати. Лежащий на ней мужчина был укрыт одеялом, голова его была забинтована. К левой руке присоединена тонкая трубка капельницы. Мужчина был без сознания или спал, глаза его были закрыты. Я всмотрелась в его бледное лицо и вдруг ясно поняла, что этот человек долго не проживет. Каждой клеточкой своего организма я ощущала, как из его тела медленно утекает жизнь. Как помочь больному я не знала.
  Под впечатлением от увиденного я проковыляла на костылях из палаты в коридор. После чего меня и Лилю пригласила к себе на беседу лечащий врач Эльвира Геннадьевна, молодая энергичная женщина средних лет. Она бодро рассказала, что делается для лечения больного. Заверила, что все под контролем и Максим Николаевич обязательно поправиться. Я хотела ей сказать, что больной умирает, но не решилась это говорить при Лиле. Потом вышли в коридор больницы. Лиля пересказала рассказ врача остальным родственникам, мы погрузились в машины и поехали домой.
  По дороге я убеждала себя, что все нормально, Тарасов находится в самой лучшей больнице города, ему, как VIP пациенту уделяется особое внимание и скорее всего, то, что я почувствовала в палате всего лишь мое воображение, но ничего с собой поделать не могла, у меня перед глазами стояло бледное лицо умирающего человека. Ничего подобного раньше я не испытывала. В прошлой жизни я была самым обычным врачом. Что за странные чувства у меня сейчас, я пока не понимала. Для себя же решила, если Максим Тарасов доживет до завтра, снова съезжу в больницу, уже одна и попытаюсь понять, смогу ли чем-то помочь этому человеку.
  Дома я сразу пошла к себе в комнату. За мной увязалась Кристина, которая тоже находилась под впечатлением от поездки в больницу. Она сразу забросала меня вопросами, ее очень волновало, поправится ли папа. Я постаралась ее уверить, что все будет хорошо. Чтобы отвлечь ребенка от грустных мыслей, стала спрашивать про компьютер, так как пока была очень неуверенным пользователем. Кристине нравилось выступать в роли учителя для старшей сестры, и она охотно стала показывать, как и что нужно делать. На душе у меня по-прежнему было неспокойно, и когда Кристина собралась уходить, я пошла с ней. Лечащий врач Максима Тарасова дала номер своего телефона Лиле. Я решила взять этот номер у его жены, позвонить врачу и поделиться с ней своими опасениями. Я уже жалела, что сразу ничего не сказала.
  Лиля с удивлением посмотрела на меня, но номер телефона врача дала. Я вернулась к себе и сразу же позвонила. Эльвира Геннадьевна, спокойно выслушала меня и долго рассказывала о том лечении, которое сейчас предпринимается. По сути она повторила все то же самое, что рассказывала нам в больнице. Я еще раз попросила внимательней отнестись к Максиму Николаевичу, потому что опасаюсь за его жизнь. Уверенности в том, что в больнице отнесутся серьезно к моим опасениям у меня, не было. Не сомневаюсь, что в больнице привыкли к тому, что родственники переживают за своих близких и требуют к ним особого внимания. Здесь же был совсем другой случай, Максим Николаевич для меня был чужой человек, а спасти его жизнь я хотела просто потому, что не могу видеть, как умирают люди.
  На следующий день, как только встала и позавтракала, взялась снова за телефон. На мой звонок ответила девушка, наверное, медсестра. На просьбу, позвать лечащего врача Эльвиру Геннадьевну, девушка ответила, что та занята.
  - Будете ждать?
  - Да, я буду ждать, - решительно ответила я. К телефону никто не подходил минут десять, наконец трубку взяла Эльвира Геннадьевна. Я назвала себя и сразу спросила:
  - Отец жив?
  - Да, но ему стало хуже.
  - Скорее всего у него внутреннее кровотечение, - сказала я, - если не принять меры немедленно, сегодня он умрет.
  В этот раз врач не стала уверять, что все в порядке, попросила меня продиктовать свой номер телефона и пообещала, что позвонит сразу, как появятся результаты обследования больного.
  Я сидела как на иголках, и сама себе удивлялась, что так переживаю в общем-то за постороннего мне человека.
  Пришел мой доктор, снял повязку, посмотрел ногу и сказал, что рана на моей ступне зажила на удивление быстро. Ранку заклеил пластырем и разрешил ходить без костылей. Оставаться в этом, чужом для меня доме дальше не было смысла, и я стала собирать вещи.
  За картиной в спальне обнаружила небольшой сейф. Он был закрыт, кода к нему я не знала. Обратилась за помощью к мажордому и завхозу Любови Игнатьевне. Она ведает всеми хозяйственными вопросами в доме. Через час подъехал представитель фирмы, в которой был приобретен сейф. Специалист меньше чем за десять минут открыл сейф и объяснил, как создать код, который будет сложно открыть. В сейфе хранились драгоценности Вероники. Кое-что из них я решила взять с собой.
  К отъезду из дома собрала две сумки: в маленькую сумку положила документы, деньги, два телефона; в большую сумку сложила одежду, ноутбук, косметику и разную мелочёвку. Пока собиралась, позвонила Эльвира Геннадьевна.
  - Вероника?! Вы оказались правы, у вашего отца оказались серьезные внутренние повреждения, которые при его поступлении в больницу мы не смогли выявить. Сейчас, я думаю, все будет в порядке. Ваш отец в операционной, операцию проводит заведующий отделением хирургии Абрам Исаакович Зильберт. Это опытный хирург с большим стажем, профессор.
  - Спасибо! - я искреннее поблагодарила Эльвиру Геннадьевну, как будто речь действительно шла о спасении родного отца.
  - Когда операция закончится, я вам снова позвоню, - сказала мне Эльвира Геннадьевна и отключилась.
  Я позвонила Артему.
  - Привет. Сможешь заехать за мной?
  - Смогу, но сейчас занят. Я перезвоню.
  Сижу, жду. От нечего делать включила компьютер. Читаю новости о том, что происходит в мире.
  ***
  Шантарская краевая клиническая больница
  После операции в палату к Максиму Тарасову зашла его лечащий врач Эльвира Геннадьевна.
  - Как вы себя чувствуете?
  - Что со мной было? Зачем понадобилась операция? - вместо ответа спросил Тарасов.
  - Вижу, что вам значительно лучше, - сказала Эльвира Геннадьевна, - Вам надо благодарить свою дочь, эта она начала нас теребить, требовать сделать дополнительные анализы. Как позже выяснилось, у вас открылось внутреннее кровотечение...
  - Какая дочь? - перебил доктора Тарасов, - Кристина?
  - Нет, ваша старшая дочь, Вероника. Она очень переживала о вашем здоровье, несколько раз мне звонила.
  - Вот как?! - удивился Тарасов. Последнее время со старшей дочерью у него не складывались отношения. Девушка считала, что отец виноват в смерти матери. Потом дочь в штыки приняла новую жену Лилю. Последний год вообще прошел во взаимной ругани. Теперь же Максим Николаевич с удивлением узнал, что оказывается Вероника беспокоилась, переживала, звонила и даже под влиянием ее звонков были проведены дополнительные исследования, что в конечном итоге спасло ему жизнь.
  - Как мой водитель? - спросил Тарасов.
  - С ним все в порядке. Сломаны два ребра, ушибы. По крайне мере его жизни ничего не угрожает. Там пришел следователь, желает с вами побеседовать по поводу аварии. Примете его?
  - Пусть заходит.
  Через пять минут в палату зашел следователь из Следственного комитета, молодой человек в сером костюме с синей папкой в руке.
  - Добрый день, Максим Николаевич. Следователь Следственного комитета РФ по Шантарскому краю Андрей Петрович Феоктистов. Меня предупредили, что с вами можно разговаривать не более 10 минут.
  - Что-то нашли в машине? - спросил Тарасов.
  - Да... Правда эксперты еще разбираются, уточняют детали, но по предварительным результатам была намерено повреждена система торможения автомобиля, именно поэтому автомобиль не смог затормозить на повороте, вылетел на обочину и врезался в дорожный столб. Вам повезло, что машина двигалась с небольшой скоростью. В любом другом случае вы бы гарантировано погибли. Подозреваете кого-то?
  - Нет, никого не подозреваю. У меня разумеется есть недоброжелатели, но не такие, чтобы решиться на убийство.
  - Может быть в семье есть какие-то проблемы?
  - В семье все нормально.
  - Хорошо. Спасибо, Максим Николаевич, если появится новая информация по этому делу, мы известим вас. Вот моя визитка, если что-то вспомните, важное для следствия, обязательно позвоните.
  Следователь ушел. В палату зашла медсестра с бюветом со шприцами.
  - Готовьтесь больной, будем делать уколы.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Я сидела у себя в комнате за компьютером, ждала звонка от Артема. В комнату постучали и зашла домработница.
  - Вероника, приехал следователь, он хотел бы поговорить с вами... Спуститесь к нему?
  - Да, - я встала из-за компьютерного стола, - Куда мне идти?
  - Я вас провожу.
  Мы спустились со второго этажа вниз. Следователь сидел в кресле рядом с журнальным столиком в вестибюле, при моем появлении он встал, представился:
  - Следователь Следственного комитета РФ по Шантарскому краю Андрей Петрович Феоктистов. А вы?
  - Вероника Тарасова.
  Мы сели в кресла.
  - В связи с ДТП с вашим отцом Следственный комитет проводит проверку обстоятельств, связанных с этой аварией. Я могу задать вам несколько вопросов?
  - Почему Следственный комитет? - удивилась я, - Почему не ГАИ?
  - ГАИ давно нет, есть ГИБДД, - поправил меня следователь, - ГИБДД выполняет свою часть работы, мы свою. Ваш отец известный в городе человек, поэтому естественно, что этой аварии уделяется особое внимание.
  - Понятно. Задавайте ваши вопросы.
  - Какие у вас отношения с отцом?
  - Нормальные отношения. А как это может быть связано с аварией?
  Следователь проигнорировал мой вопрос и задал следующий.
  - Вероника, три дня назад в газетах было опубликовано сообщение о том, что вы пропали и вас разыскивал отец... Вас не было дома около суток. Можете объяснить, что именно тогда случилось?
  - Ничего не случилась. Ночевала у друзей. Не звонила отцу, потому что забыла зарядить телефон.
  - Это правда, что вы до сих пор не простили отцу смерть своей матери, Евгении Шубиной?
  - Какое это отношение имеет к делу? - возмутилась я.
  - Мне известно, что у вас очень сложные отношения с отцом. Нередко ваше общение с отцом сопровождалось ссорой с криками и руганью в присутствии родственников и прислуги. Это так?
  - Вы что меня в чем-то подозреваете? - удивилась я. - Раз вы задаете такие вопросы, значит авария произошла не сама по себе.
  - Вы очень проницательны, - улыбнулся следователь, - Вас, пока, мы ни в чем не подозреваем.
  - Ага, пока! Господин следователь, вы не там ищите. Я к этой аварии не имею никакого отношения.
  - Какие у вас отношения с Вячеславом Артуровичем Савеловым?
  - А это кто?
  - Мне сказали, что это ваш молодой человек. В криминальных кругах известен под кличкой Савел. Один год отсидел за угон автомобиля. В настоящее время работает в автомастерской на трассе. Это недалеко от сюда, за железнодорожной станцией. Так знакомы вы с ним?
  Тут я вспомнила про странный звонок какого-то Славика. Может быть это он?
  - У меня есть знакомый по имени Славик. Про его криминальное прошлое я ничего не знаю.
  - Спасибо, Вероника Максимовна за ваши ответы. В ближайшее время прошу вас никуда не уезжать.
  - И вам не хворать, - усмехнулась я, вставая с кресла.
  Поднялась к себе в комнату. Оба телефона лежали на столе. На том телефоне, что мне дал Артем, высветилось, что он звонил мне два раза. Я перезвонила.
  - Я освободился, могу подъехать, - сообщил Артем. Идти прямо сейчас с большой дорожной сумкой через вестибюль мимо следователя мне не хотелось.
  - Сейчас я не могу. Можешь подъехать через два часа?
  - Хорошо, жди.
  Глава 6
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Артем приехал около пяти часов вечера на черном Mercedes-Benz G. Я предупредила охрану и его машину пропустили к крыльцу дома. Перед отъездом я зашла к Лиле, сообщить, что уезжаю и попрощаться с Кристиной.
  - И куда это ты собралась? - недовольно спросила Лиля, она примеряла новое платье, - Что у тебя опять за выкрутасы?
  - Отец в курсе. У нас был разговор, что я буду жить отдельно.
  - Впрочем, это ваши дела, - равнодушно сказала Лиля, вертясь перед зеркалом. Черный цвет платья подчеркивал ее идеальную фигуру.
  Выбежала Кристина и обняла мои ноги руками.
  - Вероника, не уезжай! Мне будет плохо без тебя!
  Я присела рядом с ней. Единственный человечек в этом доме, который искренне любит Веронику.
  - Не скучай солнышко. Я буду рядом, в городе. Мы с тобой обязательно будем встречаться.
  - Ты будешь мне звонить? - в глазах девочки стояли слезы.
  - Обязательно, солнышко!
  Я хотела уже идти, но потом вспомнила, что не сказала очень важную вещь.
  - Лиля, я хотела сказать отцу, но не получилось, поэтому говорю тебе. Если умрет бабушка, я откажусь от наследства и от ее акций. Мне ничего не нужно.
  - Да?! - Лиля впервые посмотрела на меня с интересом. - С чего это вдруг? Раньше ты говорила другое.
  - Просто я так решила.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  Когда с Артемом выезжали на трассу, слева от дороги мелькнула здание автомастерской. Не та ли это автомастерская, о которой говорил следователь и где работает некий Славик? Сделала для себя зарубку в памяти. Нужно обязательно разобраться, что за дела были у Вероники с этим Славиком? Я достала из сумки пачку пятитысячных купюр.
  - Хочу вернуть деньги. Правда здесь не весь миллион, часть потратила, но я обязательно, как смогу, все тебе отдам, - я протянула пачку Артему.
  - Если тебе не нужны деньги, открой окно и выброси их на улицу! - ответил Артем, - Я их обратно не возьму.
  Как-то не привыкла я бросаться деньгами. В прошлой жизни мне они давались нелегко.
  - Малышка, ты спасла мне жизнь. - мягко заговорил Артем, - Эти деньги я дал тебе просто так, чтобы ты могла купить все что нужно. Не забывая, я же долларовый миллиардер. Это не последние мои деньги.
  - Я не малышка, и ты мне тоже спас жизнь, - возразила я, - Из тех мест я могла и не выбраться, так что мы квиты.
  - Оставь деньги у себя. Если не знаешь куда их деть, отдай на благотворительность, пожертвуй детскому дому.
  - Хорошо. Я сама решу, как с ними поступить, - согласилась я и убрала пачку купюр в сумочку. - У меня есть кой-какие свои деньги, но я не знаю, как их снять.
  Я достала из сумки две банковские карточки Сбербанка и Брокербанка. В 90-х годах прошлого века банковских карточек еще не существовало, они появились позже. Впервые я их увидела в Торговом центре "Мечта", когда покупала себе одежду. Многие покупатели у кассы расплачивались карточками. Когда разбирала вещи Вероники, нашла эти две банковские карточки, но не могла понять, как узнать, если на них какие-то деньги.
  - Ты не умеешь пользоваться банковскими карточками? - удивился Артем.
  - Понимаешь, за меня все время кто-то платил, поэтому так и не научилась ими пользоваться...
  - Да ты настоящая мажорка! - засмеялся Артем, он съехал на обочину и остановил машину, - Телефон с собой?
  - Да, - я удивилась, зачем нужен мой телефон, но достала из сумки и протянула ему телефон Вероники. Он попросил меня его открыть и показал мне на два значка.
  - Вот это приложение Сбербанка, а это Брокербанка.
  Приложение Сбербанка открывалось по паролю из пяти цифр. В приложение Брокербанка тоже нужно было вводить пароль.
  - Когда у тебя день рождения?
  Оказалось, что паролем служит дата рождения Вероники. На счету Сбербанка было всего 500 рублей. На счету в Брокербанке - 300 рублей.
  - Я смотрю, папа тебя деньгами не балует, так что смело трать те деньги из пачки.
  - Я на работу устроюсь, - сказала я.
  - Директором банка?
  - Нет, санитаркой в больницу.
  - А, ну конечно! - сказал Артем, пряча усмешку, завел машину, и мы поехали дальше. - Рассказывай, какие у тебя планы? В машину ты садилась с большой сумкой. Из дому сбежала?
  - Не сбежала, а ушла. До осени буду снимать квартиру, устроюсь на работу в больницу. Потом буду учиться на врача.
  - Понятно. Квартиру уже нашла?
  - Нет. Я не умею искать объявления в интернете.
  - Тогда мой план такой, - сказал Артем, - Сейчас едем в ресторан, ужинаем, потом ищем тебе жилье.
  - Хорошо, я согласна.
  ***
  Артем Захаров (25 лет)
  Город Шантарск, ресторан "Шантара"
  Веронику я привез в ресторан "Шантара", самый новый и шикарный ресторан нашего города. Машину оставил на подземной стоянке под двадцатиэтажной гостиницей "Сибирь". И ресторан, и гостиница построены в одно время, около трех лет назад на берегу реки Шантара. Почему у гостиницы другое название? Не знаю, возможно потому, что в центре города уже есть гостиница "Шантара" построенная еще в пятидесятые годы прошлого века, а ресторана с таким названием до этого не было.
  Мы вышли из машины, надели маски и на лифте поднялись в ресторан. В связи с эпидемией в ресторане все столики были отделены друг от друга прозрачными экранами. Нас провели к свободному столу. Пока Вероника читала меню, я огляделся. Огромный зал ресторана был заполнен примерно на половину. За соседним столом, сидела пожилая пара: солидный седой мужчина в костюме с галстуком (он сидел к нам лицом) и худенькая женщина в платье горчичного цвета (она сидела к нам спиной). Мужчина, жестикулируя, очень эмоционально что-то рассказывал женщине.
  Подошел официант, и мы сделали заказ. Вероника как-то странно внимательно посмотрела в спину женщины и вдруг спросила меня:
  - Как из ресторана можно вызвать скорую?
  - Тебе плохо?
  - Не мне, вон той женщине, - девушка кивнула в сторону соседнего столика.
  - По-моему там все нормально, - ответил я. Вероника достала телефон и протянула мне:
  - Я не знаю, как с мобильного телефона набрать номер скорой помощи. Набери, пожалуйста!
  - Ты не умеешь пользоваться телефоном?! - засмеялся я. В ответ она так на меня посмотрела, что я не решился дальше шутить, набрал нужный номер и передал телефон Веронике. Она стала отвечать на вопросы диспетчера. Потом отключила телефон.
  - И что тебе сказали? - спросил я.
  - Выезжают. Пообещали, что через 20 минут будут.
  - А ты знаешь, что за ложный вызов скорой положен крупный штраф? - серьезно спросил я ее.
  - Ты не понимаешь. От нескольких минут зависит жизнь человека.
  Я посмотрел на соседний столик. Женщина все так же сидела к нам спиной. По этой спине было не заметно, что ей плохо. Мужчина напротив нее продолжал что-то рассказывать, размахивая руками. Из-за защитных экранов, не было слышно, что он говорит. Подошел официант, принес салаты и сок. Вдруг Вероника вскочила и бросилась к соседнему столику. Я увидел, что женщина в горчичном платье сползает со стула. Вероника подбежала к ней, подхватила за плечи и осторожно опустила на пол. Мужчина вскочил, задел стоявший на краю стола стакан, который с грохотом разбился. Официант возле нашего столика с недоумением оглянулся.
  Я подошел к Веронике, она сидела на полу, поддерживая голову женщины руками. Мужчина стоял рядом с испуганным видом.
  - Тебе помочь? - спросил я Веронику.
  - Нет, пожалуйста, иди, встреть врача скорой.
  Я посмотрел в окно, у подъезда остановился автомобиль скорой помощи из него вышел человек в костюме биологической защиты с белым чемоданчиком с красным крестом. Я побежал встречать врача. Стоящий в дверях охранник был не в курсе случившегося в зале, слишком быстро все произошло. Женщину увезли на скорой в больницу. Мы вернулись за столик.
  - Что случилось с этой женщиной и как ты догадалась, что ей плохо? - первым делом спросил я Веронику.
  - У нее инфаркт. Как догадалась? Почувствовала.
  - Не знаю, я ничего не чувствовал, - сказал я.
  - Вот поэтому я и хочу учиться на врача.
  Я был впечатлен произошедшим. Если бы не был свидетелем всего случившегося, то не поверил бы. Я потом подсчитал. Вероника почувствовала, что у женщины случится инфаркт за полчаса до события. Она заранее вызвала скорую и та подъехала через пять минут, после того, как женщине действительно стало плохо. Я потом узнавал, при инфаркте очень важно, как можно раньше начать лечение, тогда будет больше шансов на благополучное выздоровление. Так что по сути, Вероника спасла этой женщине как минимум здоровье, как максимум жизнь. Если представить, что скорую стали бы вызывать только после того, как женщина сползла со стула, то не уверен, что спасли бы.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, ресторан "Шантара"
  Как только мы с Глебом вернулись за столик, к нам подошел метрдотель, поздоровался и спросил:
  - Вы ведь Вероника, дочь Максима Николаевича? Я помню вас. Вы были с отцом на открытии ресторана. Как Максим Николаевич себя чувствует?
  - Да я Вероника. Максиму Николаевичу сделали операцию, сейчас ему лучше, - ответила я.
  Салаты официант принес еще до приезда скорой. Метрдотель их забрал и принес свежие и дальше сам обслуживал наш столик. В конце ужина к столику подошел директор ресторана, мужчина в строгом костюме с начинающей лысеть головой. Он представился Иваном Георгиевичем Андроновым, пожелал здоровья Максиму Николаевичу. В конце ужина Артем достал кошелек, чтобы расплатиться, но метрдотель его остановил.
  - Неужели мы будем брать деньги с дочери владельца этого ресторана и ее гостя? Пейте, ешьте, отдыхайте и ни о чем не думайте.
  - Я не знал, что этот ресторан принадлежит твоему отцу, - сказал Артем, - просто часто здесь обедаю или ужинаю. Мне нравится здешняя кухня. Кстати, - улыбнулся он, - тебе не нужно искать жилье. Если гостиница "Сибирь" тоже принадлежит твоему отцу, ты можешь заселиться в любой номер, который тебе понравится и жить там бесплатно.
  Да, так и есть. Тем более из-за пандемии коранавируса гостиница вряд ли заполнена хотя бы на треть. А еще у меня в сумке лежат ключи от городской квартиры Тарасовых, но я не знаю ее адреса. Ключи, как и банковские карточки я нашла в сумочке Вероники. В тот день, когда девушка упала с моста в реку Шантара, она почему-то ушла из дома без своей сумки.
  - Я не хочу ни от кого зависеть, - сказала я Артему. В загородном доме Тарасовых я тоже не могла оставаться. Там меня угнетало предчувствие надвигающейся беды. Не знаю, что со мной, но у меня обострилась интуиция. Я чувствую приближение смерти. Так было, когда я вошла в палату Максима Николаевича, так было и сейчас в ресторане, когда увидела женщину в горчичного цвета платье за соседним столом. Мне будет спокойнее, если я окажусь как можно дальше от семьи Тарасовых.
  - Тогда поехали ко мне, - сказал Артем.
  - К тебе?
  - Я помогу найти тебе квартиру. Ты же сама сказала, что не умеешь искать объявления в интернете. У меня большая четырехкомнатная квартира. Живу я один. Выбирай любую комнату и живи.
  - Как твои дела с партнерами по бизнесу?
  - Все хорошо. Мой партнер представил убедительные аргументы, и я решил продать бизнес. Сегодня подписал бумаги. В течение пяти банковских дней на мой счет поступит 500 миллионов долларов США, а потом я навсегда уеду из страны.
  - Понятно. Поехали к тебе.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, элитный дом на улице Коммунистов
  Только заехали во двор дома, в котором жил Артем, и я вышла из машины, в мою сторону радостно кинулась девушка, лицо в боевой раскраске: ярко-красные губы, жгуче черные глаза, крашенные под блондинку волосы.
  - Вероника! Я так рада тебя видеть! - она обняла меня, сильный запах лаванды ударил в нос так, что мне захотелось сразу же чихнуть. Я еле сдержалась. Девушка отстранилась, - Как у тебя дела? Когда у тебя последний экзамен? Куда собираешься поступать? А я выхожу замуж сразу после выпускного.
  - Поздравляю! - ответила я на последнее ее сообщение, пытаясь вспомнить, видела я ее лицо на школьных фотографиях в аккаунте Вероники или нет, но ничего не вспоминала.
  - Видела кого-нибудь из наших? Как они сдают экзамены? А я Сережку недавно встретила. Представляешь, он осенью решил идти в армию. Ну, не дурак ли? Что там делать в этой армии?!
  - Нам с тобой армия не грозит, - вставила я свое слово. Мне хотелось от нее скорее отделаться. Артем тоже вышел из машины и ожидал меня у подъезда.
  - А это кто? Твой парень? Симпатичный. Познакомишь?
  Девушка вцепилась в мою левую руку как клещ. Мы подошли к Артему. Как представить девушку я не знала, поэтому сказала нейтрально:
  - Знакомьтесь: моя одноклассница, мой друг Артем.
  - Лена, - представилась она, - А вы случайно не Артем Захаров?
  - Да, он самый, - неохотно ответил Артем.
  - А вы тут живете? Как интересно! У меня здесь тетя живет в соседнем подъезде. Вот не знала, что в этом доме сам Артем Захаров живет...
  Было видно, что Лене очень хочется пообщаться с Артемом и желательно без меня.
  - Извините, Елена, - сказал Артем, - Нам надо идти. Дела.
  - А-а, конечно, - девушка с сожалением отпустила мою руку, - Надеюсь мы еще увидимся?
  - Почаще у тети бывайте, - с иронизировал Артем и мы вошли в подъезд. На лифте поднялись на седьмой этаж.
  - А ты, оказывается, популярен среди девушек, - сказала я.
  - Меня любит пресса. В свое время было много статей о моем бизнесе, с фотографиями. Нередко приглашали и на телевидение. Поэтому, да, бывает, на улице узнают.
  Я засмеялась.
  - Что-то смешное? - спросил Артем.
  - Вспомнила, как ты с апломбом сказал: я, Артем Захаров, - а я не могла понять, кто это? И почему должна знать человека с такой фамилией? Каюсь, до сих пор не прочитала ни одной статьи о тебе.
  - Теперь нет смысла их читать, они устарели, - с небольшой обидой в голосе ответил Артем, - Начну новый бизнес за границей, будут новые статьи в прессе, тогда и почитаешь.
  - Обязательно.
  Мы зашли в квартиру. Когда Артем сказал, что квартира четырехкомнатная, я себе представляла четырехкомнатную квартиру, какую видела в прошлой своей жизни у одних моих знакомых, то есть типичную хрущевку с маленькой кухней. Здесь же были целые апартаменты площадью более 100 квадратных метров и с прекрасным видом на реку Шантара и лесной массив за ней.
  - И ты живешь в такой огромной квартире один? - удивилась я.
  - Не всегда один, - ответил он неохотно. - Когда покупал, ориентировался на западные стандарты. Там для людей нашего уровня такие квартиры - норма.
  Квартира была обставлена в стиле хайтек. В интерьере преобладали три цвета: белый, стальной и цвет морской волны. Мы прошли на кухню.
  - Тебе кофе сварить?
  - Нет. На ночь кофе не пью. Ты обещал меня научить пользоваться интернетом.
  Артем сварил себе кофе в кофе машине, а потом на моем телефоне показал, как пользоваться приложениями, искать нужную информацию.
  - Завтра я уезжаю, - сказал Артем, - Перед отъездом за рубеж хочу съездить к маме, она живет в сотне километров от Шантарска, в деревне. Хочешь, поехали со мной?
  - Нет, Артем! Извини, но у меня другие планы.
  - Да, помню. В больницу санитаркой устроится. Тогда зачем тебе искать другое жилье? Живи здесь. Ключи я тебе оставлю.
  Ночевать я осталась у него, спали мы, разумеется, в разных комнатах.
  Глава 7
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, элитный дом на улице Коммунистов
  Уехал Артем рано утром, когда я еще спала. Записка с инструкцией, где и что находится в квартире, и ключами от входной двери, лежала на кухонном столе. Я приняла душ, напилась кофе и поехала в больницу устраиваться на работу санитаркой. Выбрала ближайшую к дому Артема больницу, в Шантарске их несколько. Называется она "Шантарская отделенческая клиническая больница". На входе подошла к охраннику и спросила, как пройти в отдел кадров. Там приняли меня с распростертыми объятиями. Как объяснила мне сотрудница отдела кадров: санитарок не хватает, большая текучесть кадров, болеют, летом у многих отпуска. Предупредила меня, что я, как несовершеннолетняя буду работать на час меньше. Меня тут же направили на медкомиссию, которая работает в поликлинике при больнице. Сдала анализы, прошла всех необходимых врачей. Кстати, у гинеколога выяснилось, что Вероника девственница. Предупредили, что санитарную книжку получу только после того, как придут ответы всех анализов, а это скорее всего будет в конце июля. Что в общем-то меня устраивает, впереди еще экзамен по английскому языку.
  Фамилия Тарасов довольно распространенная, поэтому никто меня не спросил, не дочка ли я местного олигарха Тарасова? Тем более, что как-то в России не принято, чтобы дочки бизнесменов работали простыми санитарками. Довольная, что все так удачно сложилось, пошла домой. По дороге решила зайти перекусить в кафе, а потом прогуляться по городу, подышать свежим воздухом.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, ул. Горького
  Я спокойно шла по улице, когда за спиной раздался визг тормозов и рядом со мной к тротуару прижалась иномарка. Из нее выскочили два крепких коротко стриженых плечистых парня, один из них ткнул мне в лицо развернутое удостоверение, которое я не успела прочитать и спросил:
  - Вероника Тарасова?
  - Да, - удивленно ответила я.
  - Вы задержаны.
  После этих слов второй мужчина схватил меня за голову, пригнул вниз, в мгновение ока запихал в машину и сел на заднее сиденье рядом со мной. Тот, который предъявил удостоверение, сел за руль, и машина влилась в общий поток автомобилей на дороге.
  - Это похищение? - спросила я. Этот вопрос волновал меня больше всего. Удостоверение я разглядеть не успела, оба парня в гражданской одежде, куда везут - непонятно, а у меня вообще-то богатый папа и про киднэппинг я много успела прочитать в девяностые годы.
  - Сиди и молчи, - пригрозил мне тот парень, что запихнул меня в машину. Сижу, молчу. Сама внимательно смотрю по сторонам, запоминаю дорогу. В багажник не запихнули и то ладно.
  В дороге мы были минут двадцать, машина свернула в сторону и остановилась возле внушительного серого здания. Что там на вывеске? Следственный комитет РФ, а эти придурки, значит оперативники, задержали опасную преступницу, понятно. Вышла из машины и в сопровождении оперативников поднялась на третий этаж. Подвели к кабинету, на двери табличка "Следователь Андрей Петрович Феоктистов". Оперативник, который был за рулем, зашел в кабинет первым, потом завели меня.
  - Проходите Вероника Максимовна, присаживайтесь, - следователь показал рукой на стул перед его столом. Оперативники вышли из кабинета.
  - И что это за цирк вы устроили? - спросила я, садясь на предложенный стул.
  - Это не мы, это вы цирк устроили! - возразил следователь, - Я же вас предупреждал, чтобы вы не уезжали из города, а вы куда пропали?
  - Никуда я не пропадала, я все время была в городе. И даже если бы и уехала, подписки о невыезде я не давала, никому и ничем не обязана.
  - Ладно, это все лирика, - следователь ухмыльнулся, - лучше расскажите, как вы со своим подельником Савелом убили своего отца?
  - Что?! Максим Николае... Отец погиб?
  - А вы как будто ничего и не знаете? - сделал удивленное лицо Феоктистов.
  - Нет, - тут я и задумалась. Сейчас наговорю сгоряча столько, что потом не распутаешь.
  - Готовы дать показания? - следователь положил перед собой чистый лист бумаги и взял ручку.
  - Мне нужно позвонить! - я вспомнила, что видела в телефонном справочнике телефона Вероники слово "Адвокат". Похоже она неслучайно записала этот телефончик, приходилось обращаться. - Если вы не в курсе, то я еще несовершеннолетняя.
  - Как несовершеннолетняя? - удивился следователь.
  - 18 лет мне исполняется 29 августа, а сейчас июль.
  - Хорошо, звоните, - следователь сразу погрустнел. Я достала из сумки телефон, нашла слово "адвокат" и позвонила.
  - Добрый день, это Вероника Тарасова, мне нужна ваша помощь...
  Адвокат подъехал через полчаса. На это время меня посадили в пустую комнату, где был только один стол и один стул. Телефоны, кстати не отобрали. Слово "несовершеннолетняя" оказало свою магическую силу на следователя, и он сразу потерял весь свой первоначальный пыл. Я так понимаю, что все было продумано до мелочей: грубое задержание, потом резкое давление следователя и неопытная молодая девчонка испугалась, поплыла и начала бы рассказывать все что было и чего не было, только успевай записывать, но не на ту напали.
  Семейного адвоката Тарасовых звали Иван Абрамович Горохов. Он сразу энергично взялся за дело, сходу отмел все голословные обвинения следователя Феоктистова. Я сидела скромно в стороне так больше ни разу не открыв рта, за меня говорил адвокат, потом подписала бумажку с названием "Подписка о невыезде" сроком на месяц, и мы с адвокатом покинули Следственный комитет.
  В машине, пока мы ехали к дому Артема, адвокат рассказал мне о случившемся. Тарасову сделали операцию, он чувствовал себя хорошо. Ночью в палату вошел преступник, и ударом ножа в сердце убил Максима Николаевича. Медсестры в этот момент на посту не было, ее позвали в одну из палат. Преступника никто не видел. Как он вошел и как вышел из здания больницы, никто не знает. К сожалению, часть камер в больнице неисправна и насколько известно, полиции пока не удалось найти запись, где был бы виден преступник. Вот поэтому следователь и придумал импровизацию с моим задержанием. Надавили бы на юную девушку, испугалась и наговорила бы лишнего - готовый преступник, и мотив есть - частые ссоры с отцом.
  У моей предшественницы, Вероники Тарасовой, действительно был мотив совершить такое преступление. Она считала отца виновным в смерти своей матери. Тут я подумала, а что, если она действительно заказала отца? Тогда понятно, за что требовал с меня деньги Славик. Он повредил машину Тарасова, произошла авария, но тот не погиб, тогда Славик пришел в больницу и добил его. Ох, не хотелось бы мне отвечать за чужие грехи! Я никого убивать не собираюсь. Как буду объяснять другим людям, что я это ни я?
  Получается, что Вероника заказала отца, а потом пошла на железнодорожный мост и решила покончить жизнь самоубийством прыгнув в реку Шантара. Что-то не вяжется в этом предположении. Логичнее было бы кончать жизнь самоубийством после смерти отца, а не до него. Или во всем этом виновен кто-то другой? Нужно понять, кому выгодна смерть Максима Тарасова и его дочери, и тогда можно будет вычислить, кто убийца.
  ***
  В кабине заместителя руководителя следственного управления Следственного комитета РФ по Шантарскому краю полковника юстиции Вениамина Поликарповича Засохина.
  - Докладывайте! Что удалось выяснить по делу Тарасова?
  Следователь Андрей Феоктистов раскрыл лежащую перед ним синюю папку.
  - На сегодня у нас три подозреваемых: старшая дочь погибшего Вероника Тарасова, жена Лилия Богдановна Тарасова (в девичестве Смирнова) и первый заместитель Сергей Леонидович Панкратов. У всех троих есть мотивы к совершению преступления.
  - О мотивах доложите подробнее.
  - Вероника Тарасова считает отца виновным в гибели своей матери. На этой почве отец с дочерью постоянно сорились. Свидетелями многочисленных скандалов были родственники и домашние работники Тарасовых. У Вероники Тарасовой есть знакомый Вячеслав Артурович Савелов, по кличке Савел. Отбывал наказание за угон автомобиля. В настоящее время работает в автомастерской на трассе недалеко от поселка, где живут Тарасовы. Он вполне мог повредить автомобиль, а потом, когда ДТП не привело к смерти Тарасова, добить его в больнице.
  - Что выяснили о гибели жены Тарасова?
  - Я поднял дело. Супруги увлекались скалолазанием. В тот раз в горах были вдвоем. Поднимались по скале на высоту более 100 метров. У жены Тарасова Евгении почему-то не был закреплен страховочный трос. Она сорвалась со скалы и погибла, ударилась головой о камни внизу. Следствие установило, что это был несчастный случай. Скорее всего женщина сама забыла закрепить конец страховочной веревки на поясе, а муж не проверил. Дело закрыли за неимением состава преступления.
  - Понятно. Дальше.
  - Лилия Тарасова, 27 лет, в прошлом фото модель. Возможно не любила мужа. Месяц назад к Тарасовым в гости приехал ее двоюродный брат, Глеб Скоробогатов, экономист по образованию, хорошо разбирается в автомобилях, увлекается ножевым боем. То есть у него были все шансы незаметно повредить автомобиль, а потом добить Тарасова в больнице. Есть подозрение, что сейчас, после смерти мужа, Лилия Богдановна попытается протолкнуть своего двоюродного брата на место управляющего компании "Шантарскинвест".
  И последний подозреваемый - первый заместитель Тарасова, Сергей Леонидович Панкратов, 43 года. В компании "Шантарскинвест" работает четвертый год. За это время сделал карьеру от простого сотрудника до первого заместителя. Амбициозен, удачлив, постоянно стремится к большему. Сейчас у него есть все шансы занять место управляющего компании.
  Автомобиль Тарасова попал в аварию, когда возвращался с работы домой. То есть не исключено, что тормозную систему повредили на работе. По словам шофера, он всегда оставляет машину на стоянке компании под камерами видеонаблюдения, но был жаркий день, и Тарасов попросил его переставить машину в другое место, в тень. То есть около часа машина стояла практически без присмотра и любой мог подойти и повредить тормозную систему.
  - Что говорят эксперты?
  - Экспертиза пока не закончена, но по предварительному заключению ясно, что работал профессионал. Это не случайная поломка.
  - Хорошо. Как только появятся результаты, сразу же докладывайте мне. Это дело на контроле у губернатора.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, элитный дом на улице Коммунистов
  Возвращаюсь в квартиру Артема, а там моет пол незнакомая мне женщина средних лет, наверное, домработница. Увидев меня входящую в квартиру со своим ключом, женщина не особенно удивилась. Видать привыкла. Артем парень молодой, не женатый, скорее всего девушек меняет как перчатки. Поэтому женщина никакого интереса ко мне не проявила. Спросила, где Артем, узнала, что уехал в деревню к маме, доделала свое дело и ушла.
  Только вышла из душа, звонок от Ларисы Феофановой. Она рассказала про смерть отца Вероники Максима Тарасова (что я уже и так знала) и предупредила, что похороны состоятся 21 июля. К моргу нужно подойти к 10 часам. Я бы на это мероприятие с удовольствием не пошла, но нельзя. Не поймут ни родственники Вероники, ни следователь Феоктистов, который наверняка пришлет оперативников следить за теми, кто придет на проводы покойного и как там будет себя вести. Увы, но притворяться я не умею, и у него появится еще один повод подозревать меня во всех смертных грехах.
  Переодеваюсь и выхожу из дома. Уже пятый час вечера, а я еще не обедала. Кроме того, нужно купить черное платье, которого не оказалось в гардеробе Вероники. Опять звонит телефон.
  - Это Славик. Деньги приготовила?
  - Славик, что тебе надо? Про какие деньги ты твердишь? - в конце концов нужно разобраться с этим Славиком. Действительно он убийца, как подозревает следователь или тут совсем другие дела.
  - Короче. Ты в городе?
  - Да.
  - Назови улицу, и я сейчас подъеду.
  Я стою как раз на перекрестке, поднимаю голову, читаю вслух, что написано на табличке:
  - Проспект Вернадского, дом 6
  - Короче. Иди прямо до кафе "Весна". Жди меня там.
  - Хорошо.
  Иду прямо. Действительно есть такое кафе "Весна". Занимаю столик под навесом на улице. Пока подъедет этот подозрительный Славик, успею пообедать. Я приступила уже ко второму блюду, как завизжали тормоза и возле кафе остановились синие, довольно потрепанные Жигули, из которых вышел невысокий, худощавый брюнет в черных джинсах и такой же черной футболке. Глаза закрывали черные очки. По виду настоящий мафиози, прямиком из Сицилии. Этот тип уверенно направился в мою сторону.
  - Поехали! - приказным тоном сказал он, остановившись у моего столика.
  - Вообще-то я обедаю, - сказала я. - И с тобой никуда не поеду.
  Я специально села так, что справа и слева за столиками сидели люди. Силой он меня никуда не потащит.
  - Ладно, - Славик отодвинул стул и сел рядом. Потом подозвал официантку и заказал себе бокал пива.
  - Ничего, что ты за рулем? - насмешливо спросила я.
  - Ничего! - ответил он. Официантка принесла большой стеклянный бокал на пол литра и Славик сразу осушил половину.
  - Рассказывай, зачем хотел меня видеть? - спросила я, доедая второе.
  - Короче. С тобой хотят поговорить серьезные люди.
  - Что за люди? - я взяла со стола стакан компота.
  - Такие люди, что их имен тебе лучше не знать.
  - Тебя не понять, - сказала я, - то звонишь, просишь деньги. Теперь требуешь, чтобы я встретилась с какими-то людьми. Ты вначале определись, что тебе собственно нужно?
  - Деньги я еще могу подождать, - сказал Славик миролюбиво и допил свое пиво, - а с людьми нужно встретиться сейчас. Если не поедешь, я притащу тебя силой! - он стукнул кулаком по столу с такой силой, что зазвенела посуда, а сидевшие неподалеку посетители посмотрели в нашу сторону.
  - Я. Никуда. Не поеду! - четко выговаривая слова сказала я ему. Наконец допила свой компот и подозвала официантку, чтобы расплатиться.
  - За пиво тоже заплати, - сказал Славик. Я не стала спорить и заплатила за его пиво. Потом встала из-за стола, сделала Славику ручкой, - Чао, бамбино!
  Вышла из-под навеса и пошла по улице. Встреча со Славиком для меня была совершенно бесполезной, я так и не узнала, имеет ли Славик какое-то отношение к смерти Максима Тарасова. Славик за мной не пошел. Улица была оживленной, возле кафе стояли люди. На другой стороне на остановке несколько человек ждали маршрутку. Отойдя немного, я оглянулась. Славик стоял возле своей машины и с кем-то разговаривал по телефону.
  Так не спеша прошла пару кварталов, потом меня кто-то окликнул:
  - Вероника! - я оглянулась, перед глазами мелькнула рука и в лицо ударила струя с резким запахом черемухи. Больше я ничего не запомнила.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Неизвестное место
  Открыла глаза. Голова болит, во рту сухо, в горле першит. Лежу на кровати в комнате без окон, под потолком тускло светит лампочка. С трудом села, кружится голова. Возле кровати тумбочка, на тумбочке большая полутора литровая бутылка с водой. Открываю пробку и прямо с горла пью. Сразу становится легче. Теперь можно спокойно оглядеться. Я одета в то же платье, в котором шла по улице. Меня никто не раздевал, туфли стоят возле кровати. В комнате из мебели только кровать, тумбочка, в углу унитаз, возле него раковина. Пол бетонный, стены выкрашены в темно-зеленый цвет, потолок белый, в центре одна неяркая лампочка, в углу под потолком какая-то штука (потом я узнала, что это видеокамера). Напротив, кровати стальная дверь, она закрыта. Моя сумочка, в которой были телефоны, деньги (почти миллион рублей) и документы, пропала.
  Короче, меня похитили. Вот привязалось это слово - короче. С кем поведешься, от того и наберешься. Я так и не поняла, что может быть общего у такой девочки, как Вероника с этим обормотом Славиком. А похитили меня, надо так понимать, "люди", о которых говорил Славик. Я подошла к двери, подергала ее, закрыто. Потом стала стучать.
  - Люди!!!
  Никто не откликнулся и не спешил со мной говорить. Окон нет, сколько сейчас время я не знаю, возможно ночь. Немного походила по камере, легла опять на кровать и незаметно уснула. Проснулась от металлического лязганья засова в камере. Дверь открылась и в камеру вошел здоровенный мужик, метра под два ростом, с подносом. Лицо закрыто обычной медицинской маской, под которой угадывается квадратный подбородок и нос картошкой, над маской видны маленькие глазки. Мужик молча поставил поднос на тумбочку и вышел, не забыв запереть дверь.
  Сажусь на кровати. На подносе чашка чая, бутылка с водой, пачка печенья, бутерброд с маслом и сыром, один. У меня такое чувство, что за мной кто-то наблюдает, но нет сил терпеть, так хочется в туалет. Делаю свои дела, умываюсь и сажусь завтракать. Только поела, дверь опять открылась и в камеру зашел тот же мужик.
  - Эй! Товарищ бандит! - окликнула его я, по советской привычке обозвав товарищем. - Мне долго тут сидеть? Где те, кто хотел со мной говорить?
  - Хозяин занят, - прогудел басом мужик, забрал поднос и вышел из камеры. Щелкнул засов. Я подошла к двери и стала стучать. Дверь сразу открылась.
  - Чего стучишь?
  - Мне скучно. Принеси какую-нибудь книжку почитать.
  Мужик молча закрыл дверь, а я вернулась к своей кровати. Сидеть просто так действительно скучно. Читала в книгах, что в одиночных камерах, если нечем заняться, нередко сходят с ума. На это, думаю и рассчитывают мои похитители. Всегда проще разговаривать с человеком, который унижен, испуган, потерял всякую надежду. Значит, не поддаемся унынию, одному из самых страшных христианских грехов и придумываем для себя занятия. Прежде всего нужно сделать зарядку. В прошлой жизни, на пенсии, я каждое утро делала зарядку. Обычно на нее у меня уходило от 40 минут до часа. Вспоминаю упражнения и начинаю их одно за другим выполнять. Жаль, что здесь нет душа. Я вспотела, а помыться негде. Кое-как ополаскиваюсь у раковины.
  Потом стала вспоминать песни, которые я знаю, от революционных:
  По долинам и по взгорьям
  Шла дивизия вперёд,
  Чтобы с бою взять Приморье -
  Белой армии оплот.
  До песен из девяностых:
  Два кусочека колбаски
  У тебя лежали на столе
  Ты рассказывал мне сказки
  Только я не верила тебе...
  Последнюю песню выучила уже здесь в будущем. Нашла на компьютере видео с этой песней, пару раз прослушала и как-то сразу запомнила. Голос у Вероники неплохой, чистый, звонкий. Напелась в волю, получила удовольствие, да и настроение боевое. Сейчас бы этому мужику с подносом от всей своей финско-русской души засветила бы в лоб, да только нечем. Он килограмм 100 весит, не меньше, а во мне всего 48 кило. Мой удар в брюхо, даже ногой он просто не заметит, а я скорее всего ногу покалечу.
  Пока делала зарядку и пела песни подошло время к обеду. Опять открылась дверь и в камеру вошел все тот же мужик с подносом. На подносе первое, второе и сок, все в пластиковых контейнерах, сок в большом пластиковом стакане с крышкой. И, ура! На подносе с боку лежит толстая книга "Песенник". Из чего можно сделать вывод, что за мной наблюдают и таким образом отреагировали на мой песенный марафон до обеда. Ничего буду учить новые песни. Чем и занимаюсь после обеда. Потом ужин и спать. Не знаю, как долго я так выдержу?
  Глава 8
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Неизвестное место
  Утром едва успела привести себя в порядок, как опять пришел тот же мужик с подносом с завтраком. После завтрака унес поднос и сразу вернулся за мной.
  - Пойдем. Там тебя хотят видеть.
  Вышли из камеры. Как я и предполагала, держали меня в подвале. Мы с моим тюремщиком прошли по узкому коридору, а потом по ступенькам стали подниматься наверх. Я впереди, мужик за мной, контролирует, чтобы не пыталась сбежать. Поднялись вначале на первый этаж, потом на второй. По дороге успела глянуть в окно. Судя по всему, это какой-то загородный дом. В окно увидела ухоженный двор, во дворе большой черный внедорожник, ворота, забор из листов профнастила, через дорогу видна крыша еще одного дома. На втором этаже вошли в большой зал, обставленный антикварной мебелью. У окна в кресле пожилой мужик в сером костюме, лицо протокольное, глаза спрятаны за стеклами очков, по виду типичный чиновник. Перед мужиком невысокий журнальный столик, на нем бутылка с коньяком, стопка, блюдце с нарезанным лимоном, открытая коробка с шоколадными конфетами, ключи с брелоком от машины. Останавливаюсь. Мой тюремщик сопит сзади.
  - Поговорим, Вероника! - говорит мне мужчина, сидящий в кресле. - Я руководитель департамента экономического развития города Шантарска Григорий Сидорович Ахметов.
  - А вы не боитесь, называть мне свое имя и должность?
  - Нет, Вероника, не боюсь. Никому и ничего ты не докажешь. Да и кто за тебя заступаться будет, твоя мачеха Лиля? Да она тебя и слушать не станет. Подумаешь, загуляла девка в очередной раз? Или скажешь, что в первый раз пропадаешь из дома? До тебя и раньше никому не было дела, тем более не будет сейчас. Твоя бабушка в больнице, и надо смотреть правде в глаза, вряд ли оттуда выйдет. Отец убит. А Лиля? Будешь падать, только подтолкнет. Тебе не на кого рассчитывать... Кроме, может только следователя Андрея Феоктистова, который подозревает тебя в смерти твоего отца. И мы можем подкинуть улики, подтверждающие его версию... Самое для тебя лучшее - это довериться мне. Я помогу тебе правильно распорядиться бабушкиными акциями. В деньгах ты ничего не потеряешь, наоборот, еще больше заработаешь. Поверь, у меня огромный опыт в таких делах.
  Ахметов продолжал говорить, склоняя меня к сотрудничеству, а я начинаю анализировать ситуацию. Ахметов все разыграл, как по нотам. Если бы на моем месте была настоящая Вероника, вчерашняя школьница, которая только что потеряла отца, а ее бабушка в тяжелом состоянии в больнице, то она конечно бы испугалась. Вначале похищение, потом сутки в камере, в неизвестности. Сейчас Вероника по сути сирота. Мачеху Лилю можно не считать за настоящую родственницу. Вероника сирота, но сирота, которая очень скоро станет полновластной владелицей многомиллионного состояния. Уж если у сирот однокомнатные квартиры отбирают, которые они получали от государства, то отобрать успешную компанию, желающих без сомнения найдется. Вот только я не та Вероника, и моя реакция на подобные предложения будет совершенно иной. Одним ухом я слушаю, что говорит Ахметов, а сама внимательно осматриваю комнату.
  Справа от меня стена, на которой висит несколько картин. Осторожно перевожу взгляд влево, у дальней стены шкафы, напоминающие мебельную стенку, а буквально рядом со мной у стены стол, заваленный каким-то антикварным хламом. Мой взгляд останавливается на длинной ручке. Это деревянный молоток. Такой молоток часто показывают по телевизору, когда аукционист стучит по деревянной доске, и произносит фразу, что вещь продана, как в передаче "Что? Где? Когда?". Деревянный молоток на длинной ручке, сделан из красного дерева, покрыт лаком. Столяры и плотники похожий молоток называют киянкой.
  Я поворачиваюсь назад, лицом к моему тюремщику и маню его пальцем к себе. С моим ростом мне его голову не достать. Мне нужно, чтобы он наклонился. И мужик, не понимая, что я хочу, наклоняется всем корпусом ко мне. Чего я и добивалась. Правой рукой крепко обхватываю ручку молотка и со всей дури бью мужика молотком в висок. Естественно, что просто ударить, моих сил не хватит. Поэтому я делаю оборот вокруг себя, при этом молоток получает дополнительное ускорение и с силой бьет в висок моего тюремщика.
  Мужик с недоумением на меня смотрит. Моя душа уходит в пятки. Ничего не вышло! Но тут вдруг взгляд у мужика мутнеет, и он, со всего своего огромного роста, валится лицом вперед на ковер. Я едва успеваю отскочить в сторону. При этом правая рука крепко сжимает ручку молотка. Я поворачиваюсь к Ахметову и делаю пару шагов в его сторону.
  Приноравливаюсь, как его лучше ударить и тут замечаю, что мужчина вжимается в кресло, и выставляет перед собой руки, пытаясь защититься. Да, это не его охранник. Пожалуй, молотком в висок я его бить не буду. Быстро наклоняюсь к лежащему на полу мужику и проверяю пульс. Так, этот жив. Второй с испугом смотрит на меня с молотком в руке.
  - Где моя сумка?!
  Ахметов кивает в сторону мебельной стенки. Действительно за стеклом одного из шкафов замечаю мою сумку. Беру, проверяю. Все на месте, даже деньги Артема. Перекидываю сумку через плечо, молоток держу правой рукой чуть на отлете, если Ахметов попытается меня остановить ударю его со всего размаха. Но он лишь испуганно вжимается в кресло. Забираю лежащие перед ним на журнальном столике ключи от машины и быстро спускаюсь по лестнице. К счастью, в доме, кроме этих двоих никого нет. Бросаю молоток на заднее сиденье, сама сажусь за руль.
  Водить машину я научилась в прошлой жизни. У нас с мужем вначале был Москвич 412, потом поднакопили и купили Жигули (ВАЗ 2103). Когда муж был дома, машину водил он. Когда его не было дома, на автомобиле ездила я. Успешно окончила курсы, с первого раза сдала на права. В этом мире у меня прав по вождению автомобиля нет, но это меня не останавливает. Не пешком же я пойду в город. Ворота закрыты, но забор сделан из профнастила, поэтому ни капли не сомневаясь, я завожу машину, сбиваю бампером целую секцию забора, который оказался на удивление хлипким, и выезжаю на улицу. Управление внедорожником выглядит непривычно, но быстро разбираюсь, где, что и как. Разворачиваюсь и еду от дачного поселка в сторону трассы.
  У автозаправки меня останавливает гаишник, или как их тут называют гибддешник, молодой симпатичный парень в желтом жилете.
  - Девушка, подвезите до города.
  Киваю на соседнее сиденье.
  - Садитесь.
  Окна у меня в машине открыты, но после суток нахождения в камере, я думаю, пахнет от меня не очень приятно. Гаишник, ничего не замечает, рассказывает, что его напарник остался один дежурить на трассе, а его зачем-то вызвало начальство. Следуя его указаниям подвожу парня к зданию ГИБДД. Парень не спешит уходить.
  - Запишите мой телефон, - говорит он, - вдруг вам понадобится помощь. На дороге все может случиться.
  Я улыбаюсь, киваю, что да, все может быть, достаю телефон, хорошо, что Артем меня научил, забиваю номер телефона в записную книжку, зовут парня Саша. Мы прощаемся, потом я отъезжаю немного в сторону и паркую машину на обочине неподалеку от ГИБДД. Дальше буду добираться на маршрутках.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  По дороге к дому Артема захожу в продуктовый магазин и покупаю целый пакет продуктов. Идти обедать куда-то в кафе после всего случившегося не хочется. Дома первым делом приняла душ и переоделась. Выхожу из ванной, слышу надрывный звонок телефона Вероники. Беру трубку.
  - Вероника Максимовна! - кто это обращается ко мне так официально? - Это директор охранного предприятия "Кондор" Мурад Фейсулович Щебрык. Мы могли бы с вами встретится? Можно где-нибудь в ресторане.
  Так, понятно. Еще один переговорщик, скорее всего по поводу моего будущего наследства. Делать нечего, придется встречаться.
  - Да, Мурад Фейсулович, - отвечаю вежливо, - я могу с вами встретится. Подъезжайте примерно через час в ресторан "Шантара".
  К этой встрече нужно серьезно подготовиться. Судя по голосу, дядька серьезный. Вчерашнюю школьницу он свои авторитетом задавит на раз. Поэтому выбираю платье, которое собиралась надеть на выпускной вечер. Захватила с собой и драгоценности Вероники: на шею скромный кулон с бриллиантами на золотой цепочке, на палец кольцо с бриллиантом - драгоценности надену в ресторане.
  Вызываю такси и еду в ресторан. У входа меня встречает знакомый метрдотель и проводит к столу. Пока смотрю меню, ко мне подходит невысокий мужчина в строгом костюме с галстуком, брюнет, на висках благородная седина. На вид 45 - 50 лет. Представляется, Мурад Фейсулович, просит разрешения сесть. Я разрешаю. Он оценивающе на меня поглядывает, пока ничего не говорит. На секунду встречаемся с ним глазами, и у него от удивления расширяются глаза. Ну, да, ожидал увидеть испуганный взгляд малолетней школьницы, а перед ним взрослая, мудрая дама, много чего повидавшая в жизни, которая только внешне выглядит обыкновенной школьницей. Наверное, поэтому он не спешит начинать разговор. Официант приносит блюда, мы приступаем к еде.
  Потом Мурад Фейсулович долго рассказывает про преимущества кавказкой кухни. Некоторое время обсуждаем кухню разных народов. В этом я хорошо разбираюсь, бывала и на Кавказе, и в Средней Азии, и у татар на Волге. Много чего пробовала необычного, да и сама могу приготовить.
  Я так понимаю, что мой собеседник ко мне приглядывается, пытается понять, как правильно вести разговор с юной девушкой, сидящей напротив него за столом. Наконец официант принес мне чай, а ему кофе и Мурад Фейсулович перешел к делу.
  - Прежде всего я хотел бы извиниться за тот инцидент, который произошел с вами...
  Я приподнимаю бровь.
  - Инцидент?
  - Я имею в виду ваше похищение, организованное господином Ахметовым. О случившемся я узнал буквально пару часов назад, причем случайно. Подъехал на дачу к Ахметову через пятнадцать минут как вы ее покинули. Ему сделано внушение. Вы можете рассчитывать на компенсацию. Он подойдет к вам после нашей беседы. Требуйте с него все, что посчитаете нужным.
  - Хорошо, - я пью чай маленькими глотками, жду продолжения.
  - Не знаю, рассказывала ли вам Изольда Александровна, кто и как организовал компанию "Шантарскинвест". Я кратко расскажу предысторию. Ваш дедушка, Вадим Петрович Извеков, был не совсем законопослушным человеком... - начал издалека Мурад Фейсулович, но я его перебила.
  - Я знаю. Криминальный авторитет по кличке Жескач. В начале девяностых годов его банда гремела на весь Шантарский край.
  - Знаете? Тем лучше, - Мурад Фейсулович бросил оценивающий взгляд в мою сторону и мое спокойное выражение лица его удовлетворило. - Тогда вы должны понимать, что компания была основана на деньги из общака этой банды. Сам Извеков вскоре погиб. Но он поступил благоразумно, оформив компанию на вашу бабушку Изольду Александровну. Впоследствии друзья вашего дедушки продолжали компанию контролировать. Часть прибыли компании регулярно выводилась на специальные счета. Ваш отец был в курсе и никаких проблем никогда не возникало...
  - Кто убил моего отца?
  - Мы к этому ни имеем никакого отношения! - Мурад Фейсулович поднял глаза на меня, - Вы сами должны понимать, что до сих пор нас все устраивало. Успешному бизнесу потрясения совершенно не нужны. Ваш отец прекрасно справлялся со своими обязанностями. Возникшие сейчас проблемы очень негативно сказываются на финансах компании. Смерть Максима Николаевича вызвала падение стоимости акций, поэтому мы очень заинтересованы в восстановлении стабильности. Нам нужно, чтобы деньги с прибыли по-прежнему поступали туда, куда нужно.
  - Понятно. Что вы хотите от меня?
  - Чтобы вы унаследовали контрольный пакет акций, принадлежащий вашей бабушке и контролировали перечисление сумм с прибыли компании. Номера счетов я передам вам позже.
  - О каких суммах идет речь?
  - 30 % с прибыли.
  - Я, к сожалению, не экономист и совершенно не разбираюсь в бизнесе.
  - В этом нет ничего страшного. Сейчас управляющим назначьте заместителя вашего отца Сергея Панкратова. Он толковый специалист. Естественно, за ним нужен контроль. В этом мы вам поможем. Если что, мы подберем другого человека. Главное, чтобы контрольный пакет акций находился в одних руках.
  - Хорошо, я согласна.
  Он сказал еще несколько дежурных фраз, и мы распрощались. Я осталась сидеть за столом. Через пять минут подошел Ахметов. Остановился перед столиком, спина согнута в полупоклоне.
  - Вероника Максимовна, приношу свои извинения за случившийся между нами инцидент.
  - Пять миллионов, - сказала я.
  - Что пять миллионов? - не понял Ахметов.
  - Я готова забыть этот, как вы выражаетесь инцидент за пять миллионов рублей.
  - Вероника Максимовна, где же я возьму такие деньги? - он склонился еще ниже.
  - Машину продайте, или дачу. Мне не интересно, где вы их возьмете.
  Ахметов, по виду настоящий чиновник, готов не задумываясь втоптать в грязь любого, кто ниже него и при этом легко гнет спину перед любым вышестоящим. Мой статус за пару часов изменился с сиротки школьницы до владельца серьезной компании за которой стоят "люди". Вот у него и гнется спина дугой.
  И потом, я не очень верю Мураду Фейсуловичу, что он ничего не знал о моем похищении. Вначале попробовали на меня жестко надавить, не получилось, стали договориться по-хорошему. Думаю, что все было именно так.
  ***
  Автостоянка перед рестораном "Шантара"
  Машина Мурада Фейсуловича ждала Ахметова на стоянке возле ресторана "Шантара". Через пятнадцать минут тот вышел из ресторана и сел в машину.
  - Ну, что, договорились? - спросил Мурад Фейсулович.
  - Она требует пять миллионов! - вознес глаза к небу Ахметов.
  - Это еще по-божески, - возразил Мурад Фейсулович, - я бы тебя до нитки обобрал и в одних трусах гулять отправил. - и продолжил жестко, - Деньги перечислишь ей сегодня же. Она дала счет для перечисления?
  - Да, номер своей карточки в Сбербанке.
  - Где машина, сказала?
  - Да, оставила на въезде в город, возле ГИБДД. Ключи вернула.
  - Видишь, еще и о твоей машине позаботилась, чтобы не угнали. На будущее. Продолжаешь, как и прежде курировать компанию "Шантарскинвест". Не дай бог, с твоей стороны какие-то проблемы возникнут, помяни мое слово, пятью миллионами ты не отделаешься.
  - Да, я все понимаю, Мурад Фейсулович. Когда я вас подводил?
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, элитный дом на улице Коммунистов
  Не успела я добраться до дома, как звякнул мой телефон. На карточку в Сбербанке поступило пять миллионов рублей. Похоже для Ахметова, это не такие уж и большие деньги, даже машину и дачу не пришлось продавать.
  Присваивать эти деньги я не собираюсь. Сразу решила, что истрачу их все на благотворительность. Хоть какая-то польза будет от этих бандитов - чиновников.
  Решила сразу прикинуть, на что можно потратить деньги. Включаю свой ноутбук. Открываю сайт "Новости Шантарска". На глаза попадается заметка о том, как прихожане кладбищенского Екатеринского храма города Шантарска по выходным кормят обедом местных бомжей. Задумываюсь. Не очень понятно, почему именно по выходным? Что едят бомжи в будни? Нахожу телефон храма, звоню. Трубку берет какая-то женщина. Отвечает, что сейчас настоятеля храма отца Андрея нет, звоните позже, после вечерней службы.
  Ничего, позвоню позже. Пока достаю из сумки книжки и тетради, по которым Вероника готовилась к ЕГЭ по английскому языку. Хотя я язык и знаю, но надо понять, как тут сдают экзамены и к чему надо быть готовым. Время летит быстро. В перерыве из тех продуктов, что купила днем, готовлю себе ужин. После ужина опять звоню в храм. Наконец к телефону зовут священника.
  - Слушаю! - в трубке раздается приятный баритон.
  - Добрый вечер, отец Андрей. Я хотела бы с вами встретится по поводу пожертвования для вашего храма.
  - А зачем встречаться, реквизиты счета нашего храма вы можете найти на нашем сайте, - отвечает священник, - Сколько вы хотите пожертвовать, сто рублей или больше?
  - Намного больше, батюшка.
  - Хорошо, подъезжайте, я еще долго буду в храме.
  Быстро переодеваюсь. Платье выбрала с подолом ниже колен. На голову нашла в вещах Артема кем-то забытый женский шарфик. Повяжу им свои длинные волосы. Заказываю такси и еду в церковь.
  Захожу в храм, но там батюшки нет. Пожилая женщина в свечной лавке отправляет меня в приходской дом, расположенный напротив храма за пределами кладбища. С виду это обычный деревенский бревенчатый дом. Стучу в дверь, которую открывает пожилой мужчина со шрамом через все лицо, церковный сторож. Он мне показывает, где находится кабинет священника. Поднимаюсь по скрипучей лестнице в мансарду и тихонько стучу в дверь.
  - Кто там? Заходи, не стесняйся, - раздается голос за дверью. Я вхожу. За письменным столом сидит священник, коренастый мужчина средних лет с большим медным крестом на груди. Перед ним на столе открытый ноутбук. Прошу благословения. Он встает, осеняет меня крестом, целую руку. Порядок я знаю. После смерти мужа, почти целый год каждый день ходила в церковь, молилась за его грешную душу. Потом из-за болезни ног пришлось сидеть дома.
  Объясняю батюшке зачем пришла, задаю интересующие меня вопросы.
  - Почему только по выходным кормим бомжей? - переспрашивает меня священник, - Да все просто. Специальных работников у нас нет. Бомжей кормят наши же прихожане, то есть люди, которые на неделе сами работают, а свой выходной тратят на бомжей. Дело это не такое простое. Военные нам подарили списанную полевую кухню. Иногда продукты с истекающим сроком хранения жертвуют предприниматели. В основном же продукты из дома приносят сами прихожане. Повариха, тоже наша прихожанка, варит кашу и чай. Она кстати все это и организовала. Зовут ее Серафима. Я вас познакомлю. Хлеб, одноразовую посуду покупаем. Возле храма кормить бомжей нельзя, храм кладбищенский, перед храмом места мало. Поэтому еще один предприниматель по выходным дает нам УАЗ буханку. В него грузим столы, посуду, ящики с хлебом, цепляем полевую кухню и выезжаем на ближайший пустырь. Бомжи уже про это знают, подходят к назначенному времени. Их же не только накормить надо, но потом и убрать за ними. Они поели и побросали все, где стоят. В будни мы как-то пытались организовать кормление, да бесполезно это. Никто не приходит. Сейчас бомжи - это молодые люди от 25 до 40 лет. В будни они где-то подрабатывают, халтурят. Пока у них есть поесть, выпить, они никуда не пойдут. А вот в выходные и праздники, когда денег нет, приходят поесть на халяву.
  - Теперь понятно.
  - Да вы, Вероника, если хотите помочь. Лучше купите продуктов и привезите к нам. Найдем где хранить. Еще мы помогаем детским больницам. Передаем туда памперсы. Того количества памперсов, что выделяет государство обычно не хватает, поэтому больницы всегда их охотно берут. Купите, привезите, а мы договоримся, когда и в какую больницу отвезти.
  - Спасибо, я все поняла.
  Священника конечно интересовало, кто я такая, чем занимаюсь, от куда у меня деньги, которые я хочу потратить на благотворительность. Моя фамилия Тарасова, священника не заинтересовала. Кто такой Максим Тарасов, он скорее всего просто не знал. На последний вопрос я ответила, что деньги получила от одного знакомого, который сам заниматься благотворительностью пока не хочет. Отец Андрей не стал настаивать на более подробном ответе. Спросил, крещенная ли я. Да, я крещеная, правда еще в прошлой жизни, а как известно, крестят душу, а не тело. Это, я естественно, священнику не стала уточнять. Мы еще поговорили уже за жизнь, потом он познакомил меня с Серафимой, приятной улыбчивой женщиной лет около сорока.
  - У меня старший брат в Москву на заработки уехал и сгинул, - сказала она, когда мы вышли из кабинета священника, - Поэтому и придумала кормить бомжей. Я здесь местных кормлю, а там в Москве, может кто моего брательника накормит.
  Серафима показала мне небольшую кладовку, в которой хранились продукты для бомжей. Сиротливо в углу притулился мешок с какой-то крупой.
  - К выходным люди еще принесут, - заверила меня Серафима. А я для себя отметила это слово "люди". Люди, да не те, что со мной недавно в ресторане разговаривали. Здесь люди, совсем другие.
  - А холодильника у вас нет? - спросила я, - Где вы мясо храните?
  - Эк, ты хватила, мясо, - засмеялась Серафима, - Кто ж нам мясо даст? Спасибо, что крупу иногда торговцы привозят. А холодильник был, но больно старенький. Недавно сломался.
  Серафима продиктовала мне, какие продукты им нужны в первую очередь. Я пообещала, что все привезу послезавтра перед вечерней службой. Завтра у меня похороны.
  - Я тут рядом в столовой, поваром работаю, уйду на час раньше. Ты только не опаздывай!
  - Хорошо, договорились!
  И я поехала домой, уже на маршрутке.
  Глава 9
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, траурный зал
  Похороны Максима Тарасова были назначены на вторник 21 июля. Я приехала точно к назначенному времени. Гроб стоял в центре большого траурного зала, играла соответствующая музыка. Венки от жены и дочери уже стояли у гроба. Их заранее заказали организаторы похорон. Лиля сидела на скамейке рядом с гробом в том самом черном платье, которое я видела на ней во время моего отъезда из дома Тарасовых. Заранее готовилась к похоронам, когда Максим Тарасов еще был жив? Или это случайное совпадение? Кристины рядом не было, она осталась дома.
  Поздоровалась с Лилей и села рядом. К нам присоединились Феофановы, Лариса села рядом со мной, а Александр встал сзади. Потом стал подходить народ. Лиля надела специально приготовленную черную маску, я обычную синюю медицинскую, которая случайно оказалась в сумочке.
  - Что не могла черную маску купить! - зло прошептала мне в ухо Лиля. Я оглянулась. Действительно, выгляжу как белая ворона. Многие заходили в зал в черных масках. Прощание продлилось более двух часов. Мрыкины чуть не опоздали, появились перед самым приездом губернатора. В самом конце прощания с телом подъехал губернатор Александр Викторович Усов со свитой. Сразу после его приезда вышел священник с кадилом и стал читать заупокойные молитвы возле гроба. Потом кавалькада машин отправилась на городское кладбище.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Кладбище города Шантарска
  После похорон я отошла в сторону от могилы и меня сразу перехватил солидный пожилой мужчина.
  - Вероника! Можно с вами поговорить? Руководитель юридического бюро "Щит" Юрий Мартынович Гонапольский.
  - Да?! - я остановилась вопросительно, глядя на него, - Что вы хотите?
  - Дело в том, что наше юридическое бюро представляет интересы вашей бабушки Изольды Александровны Шубиной. Она оставила некоторые распоряжения, касающиеся вас. Здесь неудобно говорить, - он показал взглядом на людей вокруг нас выходящих с кладбища к стоянке автомобилей, - Давайте, пройдем в мою машину. Я вас довезу до ресторана "Шантара", где организованы поминки и по дороге все расскажу.
  - Хорошо, - кивнула я и мы прошли к его машине.
  - Дело в том, - начал Юрий Мартынович, как только мы выехали со стоянки. Он был за рулем, я сидела впереди на соседнем сиденье, - что в следующий понедельник состоится собрание акционеров компании "Шантарскинвест". Для нормальной работы компании необходимо срочно назначить нового управляющего. Изольда Александровна владеет блокирующим пакетом акций. По сути дела, это она имеет право единолично назначить нового управляющего. К сожалению, в настоящее время Изольда Александровна временно недееспособна, она находится в больнице в реанимации и никаких решений принимать не может. К счастью, она заранее предусмотрела подобные обстоятельства, поэтому подстраховалась и оставила доверенность на ваше имя. То есть, на то время, пока она находится в больнице, вы, Вероника, имеете право распоряжаться ее акциями и принимать решения по работе компании. В понедельник 27 июля мы вместе с вами должны присутствовать на собрании акционеров, и вы должны будете принять решение, кого хотите видеть новым управляющим компании.
  - А без меня никак нельзя? - спросила я.
  - Это не желательно. Вы подведете вашу бабушку, да и всех, кто заинтересован в успешной работе компании. Какое время в понедельник вам будет удобным?
  - Три часа дня, - не задумываясь ответила я.
  - Это приемлемо, - сказал Юрий Мартынович, - я извещу акционеров.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, ресторан "Шантара"
  Юрий Мартынович припарковал машину на стоянке перед рестораном "Шантара". Многие из приглашенных на поминки уже подходили к входу в ресторан. Впереди нас шел мужчина лет пятидесяти, одетый по сравнению с другими довольно скромно, потертый, не очень свежий джинсовый костюм, седые волосы торчат небрежно в разные стороны. Сама не знаю, как, но я поняла, что этот человек болен новой инфекцией - коронавирусом. Если он войдет в зал ресторана, то неизбежно кого-нибудь заразит.
  Сейчас в Шантарском крае, распоряжением губернатора, многолюдные мероприятия, где присутствует более 200 человек, запрещены. Сам губернатор ненадолго появился в траурном зале, а в ресторан не поехал. Ему неудобно нарушать свои же собственные распоряжения. Тем не менее поминки не отменили, и я видела, что в зал ресторана входит много людей.
  Догоняю мужчину в джинсовом костюме и касаюсь его руки. Мужчина оглядывается, маски на лице у него нет. У меня кстати тоже. В машине, во время разговора с Юрием Мартыновичем я ее сняла, некоторое время держала в руках, а куда дела потом не помню. Наверное, просто выронила и забыла о ней.
  - О, Вероника! Помнишь дядю Федора Шилова? Я же тебя вот такой на руках держал, - мужчина наклоняется и показывает ладонью высоту от земли ребенка, которого он держал на руках.
  Ко всему прочему оказалось, что мужчина пьян. Он выпрямляется и сразу пытается меня обнять, я уклоняюсь.
  - Мы же с Максом, твоим батькой, вместе начинали работать в Севергеоразведке, - Шилов замолкает, погружаясь в свои воспоминания, - Я как о нем подумаю, у меня грудь болеть начинает, - дядя Федор прикладывает ладонь правой руки к своей груди, и говорит, искренне, со слезой в голосе, - Эх, какой он парень был!
  - Дядя Федор, - прерываю я его, - не обижайтесь, но вам сейчас не надо в ресторан, вы больны, вам сейчас нужно домой. Пусть ваша жена позвонит в поликлинику, вызовет врача. Сами никуда не ходите.
  - Хорошо, дочка, - соглашает со мной геолог и разворачивается, чтобы уйти, но передумывает и быстрым шагом направляется к ресторану, - Нет, я должен всем рассказать, каким настоящим парнем был Макс.
  Бегу за ним. Как остановить взрослого здорового мужика, я не знаю. К счастью мне на помощь приходит охрана ресторана, на крыльцо выходят два парня в черных костюмах, их лица закрыты черными масками, на руках резиновые перчатки. Все как положено в период пандемии.
  - Вам помочь, Вероника Максимовна? - обращается один из них ко мне.
  - Да, - говорю, - пожалуйста, вызовите такси и отправьте этого мужчину домой, он пьян.
  Охранники кивают. Я захожу в ресторан и оглядываюсь. Парни прекрасно справились. Подъехало такси, Шилов без сопротивления садиться в него и уезжает.
  Пока я наблюдаю за охранниками ко мне подходит мужчина в темно-синем костюме.
  - Вероника Максимовна, примите мои соболезнования. Я, первый заместитель вашего отца в компании "Шантраскинвест" Сергей Леонидович Панкратов.
  - Спасибо, - киваю ему, и продолжаю, - Мне сказали, что я должна поучаствовать в собрании акционеров компании. Если я приеду на час раньше, вы сможете рассказать о компании?
  - Да, конечно, с удовольствием, - он дает мне номер своего мобильного телефона, и мы расстаемся. Издали со мной раскланивается директор охранного предприятия "Кондор" Мурад Фейсулович Щебрык. Это случайно не его охранники стоят на входе в ресторан?
  Я долго думала, кто такой Мурад Фейсулович в уголовной иерархии, а потом сообразила, скорее всего он "смотрящий". В начале девяностых я читала в одной газете очерк, подробно рассказывающий про взаимоотношения в уголовной среде. Было там и про "смотрящих", кто это такие и какое влияние имеют. По всему выходило, что человек, формально числящийся директором охранного предприятия, на самом деле тот, кто управляет всем теневым бизнесом в городе. Конечно, возможно я и ошибаюсь...
  В ресторане народ уже рассаживается за столы согласно своему рангу. Среди них замечаю руководителя департамента экономического развития города Шантарска Ахметова. Тот тоже издали мне кланяется и подобострастно улыбается в ответ на мой хмурый взгляд.
   В торце стола место никем не занято, на столе портрет покойного и стопка с водкой накрытая куском ржаного хлеба. Мое место во главе стола слева, Лиля с Глебом сидят напротив меня. Мрыкины сели рядом со мной так же, как мы сидели в обеденном зале в доме Тарасовых. Рядом с Лилей и Глебом - Феофановы.
  Поминальный обед начинался чинно, люди, хорошо знавшие Максима Николаевича, вставали, произносили речи о том, каким хорошим человеком был покойный. Через полчаса шум начал нарастать. Выпившие люди стали разбиваются на группы со своими разговорами. Лиля сразу пересела поближе ко мне на пустующее место с портретом мужа в траурной рамке.
  - Вероника, нужно поговорить. Я слышала, что твоя бабушка на время своей болезни передала управление акциями компании тебе. Скоро состоится собрание акционеров, будут выбирать нового управляющего. Хотелось бы чтобы эту должность занял близкий нам человек, лучше всего родственник.
  Я смотрю на Лилю. Черный цвет платья ей очень идет, и без того красивое бледное лицо, стало еще выразительнее. Не накрашенные глаза немного красные. Женщина весь день старательно их терла носовым платком изображая слезы. Следов горя, жены, только что потерявшей мужа во взгляде нет и в помине. Ее больше беспокоит, кто станет управляющим компании "Шантарскинвест". Между тем Лиля продолжает говорить.
  - Мой двоюродный брат Глеб закончил МГУ, он экономист по образованию, некоторое время работал в московском филиале одной крупной зарубежной компании. Он идеально подходит, чтобы стать управляющим компании "Шантарскинвест". Ты, согласна?
  - Я подумаю, - отвечаю я.
  - Что значит подумаю?! - возмущается Лиля, повышая голос, но быстро бросает взгляд на окружающих и уже тихо продолжает, - Мы еще об этом поговорим. - и пересаживается обратно к Глебу. Тот широко улыбается мне.
  Не эта ли парочка организовала убийство Максима Тарасова? Если так, то на достигнутом они точно не остановятся, постараются избавиться и от меня. Не очень приятная перспектива.
  В самом конце поминального обеда к нам с Лилей стали подходить некоторые из присутствующих и еще раз выражать свои соболезнования.
  Ко мне подошел представительный мужчина с небольшим брюшком и начинающей лысеть головой. Назвался ректором Государственного Шантарского университета Ворониным Евгением Юрьевичем. Сказал положенные в таких случаях слова, и спросил:
  - Вероника, вы ведь в этом году заканчиваете школу? Куда собираетесь поступать?
  Я ответила, что отец хотел, чтобы я поступала в МГИМО, поэтому вместо биологии на ЕГЭ сдаю английский, хотя лично я хочу учиться на врача, и что теперь делать, не знаю.
  - А сколько балов ты набрала по русскому и математике? - спросил ректор.
  - По 100 баллов, - ответила я.
  - Ого! Какая ты молодец, - восхитился ректор, - Мой тебе совет, подавай документы на медицинский факультет нашего университета. С такими баллами ты наверняка пройдешь, даже без экзамена по биологии.
  До этого я учебу в Шантарском университете не рассматривала вообще. А что? Надо попробовать. По крайней мере поступить в Москву или в Санкт-Петербург намного сложнее, там конкурс наверняка выше.
  ***
  В кабине заместителя руководителя следственного управления Следственного комитета РФ по Шантарскому краю полковника юстиции Вениамина Поликарповича Засохина.
  - Докладывайте.
  - Сделан анализ видео записей с похорон Тарасова, - начал доклад следователь Андрей Феоктистов, доставая из папки документы, - мы привлекли в качестве эксперта профайлера Георгия Викторовича Шпалерсона.
  - Изложите кратко, какие выводы сделал профайлер по нашим подозреваемым.
  - Дочь Вероника Тарасова. За все время похорон не проронила ни одной слезы, но была печальна. Ни радости, ни негатива по поводу смерти своего отца не высказывала. Учитывая отношения с отцом это выглядит нормальным. По словам профайлера, девушка вела себя искренне.
  Жена Лилия Тарасова. Женщина всем своим видом показывала насколько она страдает, постоянно подносила к глазам носовой платок. Профайлер уверен, что все это ложь. На самом деле женщина рада смерти мужа. Рядом с Лилией постоянно находился ее двоюродный брат Глеб Скоробогатов. У профайлера есть подозрение, что между Лилией и Глебом возможны более близкие отношения, чем они могут быть между братом и сестрой.
  - Неожиданно. На эту пару нужно обратить особое внимание. Дальше.
  - Первый заместитель Сергей Панкратов. Никаких личных чувств не проявил. Все похороны находился с отстраненно-равнодушным выражением лица. Это лишь говорит о том, что никаких дружеских отношений между начальником и подчиненным не было. Замешан ли он в убийстве, по поведению на похоронах установить не удалось.
  - Это все?
  - Нет. Среди присутствующих на кладбище людей профайлером был замечен мужчина, который искренне радовался смерти Максима Тарасова. Имя этого человека пока не установлено. Его лицо на видео мелькает лишь пару раз. Он все время держался за спинами других людей. Нижнюю часть лица закрывает черная маска. Распечатаны фотографии, сейчас оперативники пытаются установить его личность.
  - Хорошо. Держите меня в курсе.
  ***
  Артем (25 лет)
  Город Шантарск, элитный дом на улице Коммунистов
  Из деревни я выехал еще затемно, поэтому в городе был в 8 часов утра. Открыл дверь ключом и прошел в квартиру. Сумки с домашними деревенскими припасами, которые мне навязала мама, оставил у порога. Мне как можно скорее хотелось увидеть Веронику. Пару раз я ей звонил, но нормального разговора не получалась, так, "да", "нет", "все хорошо". Я знал, что она по-прежнему живет в моей квартире и готовиться к экзаменам. Сразу снял обувь и пошел ее искать.
  Девушка крепко спала, одеяло сползло в сторону, обнажив голые точеные ноги, длинные волосы разметались по подушке. Сразу захотелось забраться к ней в кровать, притянуть к себе, такую теплую, мягкую, податливую... Знаете, как, в том анекдоте. Идут два охотника на лыжах по лесу, устали. Один говорит: "Сейчас домой приду, лыжи сниму и к жене в койку". Другой отвечает: "А я и лыжи снимать не буду". Так и я сейчас, и лыжи бы снимать не стал... Есть только одно большое "но"!
  Была бы на месте Вероники другая девушка, я бы ни секунды не сомневался, как нужно поступить. Еще недавно, обо мне много писали в газетах, в интернете, приглашали на местное телевидение. Как же, молодой предприниматель, в короткий срок, сделавший себе капитал и имя. После таких публикаций девчонки дежурили у моего подъезда, караулили возле офиса. Много раз приходилось от них убегать, прятаться, а самых наглых, вломившихся в квартиру силой выкидывать за дверь. Вот с этими я особо не церемонился. Понравилась, заходи, раздевайся, не понравилась, пошла вон. С Вероникой так нельзя. Поэтому подбираю слюни и иду готовить завтрак. Через пятнадцать минут в дверях кухни появляется зевающая Вероника в легком халатике.
  - Артем! Привет! - говорит она радостно улыбаясь.
  - Умывайся и иди завтракать. Омлет будешь?
  - Буду, - она уходит, а потом мы сидим на кухне, неспешно завтракаем. Вероника рассказывает, как провела пять дней без меня: занималась, готовилась к экзамену, рассказала про похороны отца, про то, что нашла людей, которым решила помочь деньгами. Я, конечно, сразу засомневался.
  - Церковь? А не обманут? Если хочешь заниматься благотворительностью, отдала бы деньги в какой-нибудь фонд. Их в нашем городе десятки.
  - Просто отдать деньги легче всего, - возразила мне Вероника, - я же хочу поучаствовать в действительно полезном деле. Бомжи тоже люди, пусть и внешне неприятные, а взялась помогать им самая обычная женщина, зовут ее Серафима. Почему я не могу поучаствовать? Тем более, что денег с меня никто и не требует, куплю продукты. Что в этом плохого?
  При этом посмотрела на меня так, что я почувствовал себя учеником младших классов перед учительницей: "Двойка, Артем! Завтра придешь с родителями!"
  - Да, ладно, я не возражаю, - пошел я на попятный, - это, твое дело.
  Мы с ней еще немного поболтали на разные темы, потом Вероника пошла учить свой английский, а я переоделся и уехал в офис. Оставались кое-какие не завершенными дела.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  Всю правду о том, что со мной случилось, я Аретму рассказывать не стала, у него и без меня проблем хватает. Рассказала, что готовлюсь к экзамену по английскому языку, о смерти отца Вероники, про свою встречу со священником. Мои восторги о том, что нашла интересных людей, которые действительно помогают бомжам, Артем воспринял довольно прохладно, но сильно возражать не стал и то хорошо.
  К экзамену готовилась по пособиям подготовки к ЕГЭ по английскому языку, доставшимся мне от настоящей Вероники. На обед сходила перекусить в кафе, потом поехала за покупками для церкви. Я заранее договорилась по телефону с авто перевозчиком, заказала УАЗ с кунгом. Машина приехала вовремя, за рулем сидел дедок, крепкий гриб боровик, попросил называть его Захаром Васильевичем. В магазине я выбрала вместительный холодильник с морозильной камерой, занимающей ровно половину объема холодильника. В машину холодильник погрузили магазинные грузчики. Потом мы поехали на окраину города на склады. Захар Васильевич уверенно подвез меня к мелкооптовому магазину, где я и закупилась всеми необходимыми продуктами, согласно списку, составленного Серафимой.
  Когда мы подъехали к приходскому дому, Серафима меня уже ждала. Рядом с ней стояли два молодых парня, как оказалось студенты Шантарского университета, прихожане Екатеринского храма. Они вызвались помогать в качестве грузчиков. Парни конечно удивились, что благотворитель - юная девушка. Привыкли, что церкви обычно помогают солидные дядьки. Разговорились. Я сказала, что тоже, наверное, буду учиться в университете. Парни оживились, стали нахваливать свои факультеты. Егор учился на втором курсе физмата, Семен на третьем курсе филфака. Стали на перебой рассказывать разные смешные истории из студенческой жизни. На меня сразу повеяло таким знакомым, давно забытым, я вспомнила свою студенческую жизнь и поскорее отошла от машины в сторону, чтобы не показать парням, что на глаза навернулись слезы.
  На обочине дороги заметила Audi белого цвета, возле нее облокотившись на капот стоял мужчина, в сиреневой рубашке с закатанными рукавами, лицо скрывала маска черного цвета. К мужчине подошла молодая женщина, в которой я с удивлением узнала Ларису Феофанову, она была без маски. Женщина поздоровалась с водителем Audi, они сели в машину, которая развернулась и уехала, а я успела заметить и запомнить номер машины.
  Нашу машину ребята уже разгрузили, я попрощалась с ними, с Серафимой и села в УАЗ. Захар Васильевич пообещал меня подвезти до дома, так как оказалось, что ему в ту же сторону. Меня почему-то взволновало, куда и с кем поехала Лариса Феофанова? Насколько я знала, никаких знакомых или друзей у Феофановых в Шантарске не должно быть. Я вспомнила, что записала телефон сотрудника ГИБДД, которого подвозила сразу после своего похищения. Вышла из машины у своего дома и сразу позвонила ему.
  - Саша? Добрый день, это Вероника. Помните я вас недавно подвозила.
  - Да, помню, - судя по голосу, парень явно обрадовался звонку.
  - Саша, мне нужна ваша помощь. Вы не сможете узнать, кому принадлежит машина по ее номеру?
  - Да, могу, а что случилось?
  - Когда парковалась, один водитель мне нахамил. Хочу узнать, кто такой?
  - Согласен, хамов нужно наказывать, - ответил Саша, - диктуйте номер.
  Через пятнадцать минут он перезвонил.
  - Вероника, записывайте. Машина принадлежит Сидорову Павлу Альбертовичу, 1965 года рождения, проживает по адресу: город Шантарск, улица Красноармейская, 55, 12.
  - Спасибо, Саша, - я уже хотела отключиться, но Саша спросил.
  - Вероника, может куда-нибудь сходим?
  - Саша, давай в другой раз. У меня завтра экзамен по английскому языку.
  - А где ты учишься? - спросил Саша.
  - Школу заканчиваю.
  - Позвони мне, как закончишь свою школу. В любое время звони.
  - Хорошо Саша. Ты мне очень помог. Спасибо!
  Вечером с Артемом мы пошли в ресторан китайской кухни. Он звал в ночной клуб, но я отказалась. Еще не хватало идти на экзамен после бессонной ночи.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, средняя школа Љ32
  На экзамен по английскому языку я чуть не опоздала. Адрес школы, в которой будет проводиться экзамен у меня был, но я плохо ориентировалась в незнакомом мне городе и по ошибке пошла совсем в другую сторону. Опомнилась, когда ушла слишком далеко. Потом, когда разобралась, спрашивая прохожих, времени до начала экзамена осталось совсем мало. В аудиторию влетела в растрёпанных чувствах. Первый экзамен письменный, ученики уже сидели за партами. К моей парте меня провела женщина преподаватель со строгим выражением на лице. Мобильный телефон пришлось сдать на входе. Только села, сразу объявили, что экзамен начинается, после чего другая женщина раздала тесты. На письменном экзамене можно набрать 80 баллов, на устном еще 20. На весь экзамен отводится три часа. Я справилась за два. Немного посидела, проверила еще раз свои ответы и пошла сдавать тесты преподавателям. Завтра устный экзамен.
  Только вышла с экзамена и забрала свой телефон, позвонила Лиля.
  - Как дела? Сдала экзамен? Мы сможем сегодня встретится?
  Я с сомнением подумала, а действительно ли ей это интересно?
  - Зачем? - спросила я, хотя мне и так было понятно зачем. Ей нужно, чтобы я на собрании акционеров бабушкиными акциями голосовала за ее двоюродного брата Глеба Скоробогатова.
  - Нужно посовещаться о судьбе компании "Шантарскинвест". Глеб с тобой хочет поговорить. У него есть перспективный план развития компании.
  - Лиля, я устала. Я сдавала экзамен. Мне сейчас совершенно не до компании "Шантарскинвест". У меня еще завтра устный экзамен по английскому языку.
  - Хорошо. Давай завтра вечером встретимся, когда все экзамены будут сданы. Мы будем ждать тебя дома. Глеб подготовил презентацию. Сама посмотришь.
  - Я же сказала, подъеду, - делать нечего, придется ехать, эти не отстанут. Может Глеб действительно придумал что-то путное? Тем более, что мне нужно подобрать платье на выпускной вечер, на который тоже не очень хочется идти, я там никого не знаю, но будет странно выглядеть, если Вероника не придет. Придется идти.
  После экзамена у меня встреча с детективом. Вначале я хотела сама поиграть в детектива, адрес подозрительного мужчины с которым встречалась Лариса Феофанова, у меня есть. Съездить туда, покараулить у дома, понаблюдать, но потом я подумала, что толку от этого будет мало. Такими делами должны заниматься профессионалы, поэтому вчера позвонила в детективное агентство, а на сегодня назначена встреча. Деньги у меня есть. Договорились встретиться в кафе "Женьжевьева". Есть оказывается в Шантарске недалеко от центра кафе с таким необычным названием. Я пришла немного пораньше назначенного времени. Уже заканчивала обед, когда подошел мужчина лет сорока. Выглядит, как бывший военный или сотрудник спецслужб, на голове коротко стриженные волосы, фигура крепко сбитая, подвижная, шаг легкий, пружинистый, глаза закрывают черные очки. Правда, когда он сел за столик, то очки тут же снял. Глаза у него карие, зрачки как две колючки. Назвался детективом Русланом Абашевым. Я рассказала ему версию, которую придумала заранее.
  Родственница встречается с мужчиной, а у нее муж, ребенок. Близкие родственники хотят знать, что это за мужчина, и на сколько там все серьезно. Руслан выслушал меня с каменным лицом, потом стал задавать вопросы. Его интересовало от куда у меня номер машины, адрес и фамилия мужчины. Я рассказала всю правду: видела Ларису, как она села в машину к незнакомому мужчине и запомнила номер машины, потом позвонила знакомому сотруднику ГИБДД. Что делать дальше не знаю.
  - Хорошо, я возьмусь за это дело, - сказал Руслан. Мы подписали типовой договор, который принес с собой Руслан. Аванс он брать не стал, хотя я и предлагала. Лишь озвучил общую сумму и предупредил, что все дополнительные расходы за счет клиента. Мы попрощались и разошлись в разные стороны.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, элитный дом на улице Коммунистов
  Дома меня ждал Артем.
  - Как экзамен?
  - Да вроде сдала. Сейчас вспоминаю, как ответы писала, боюсь, что могут быть ошибки.
  - Задним числом все бояться. Я тоже переживал, пока не узнал результаты экзамена.
  Ужинали мы, как и вчера в ресторане. В этот раз Артем выбрал ресторан японской кухни с ролами, суши и прочими экзотическими блюдами, популярными у местной молодежи. Не скажу, что в восторге, но вроде все съедобно. За ужином Артем предложил мне уехать с ним за границу.
  - Учиться на врача можно и там, - уговаривал он меня, - Деньги есть, я оплачу твое обучение. Потом, если захочешь, с дипломом европейского образца ты всегда можешь вернуться в Россию...
  Мне было предельно ясно, чего именно добивается Артем, поэтому решительно ставлю точки над "ё". Я не хочу его обманывать, поэтому говорю, как есть.
  - Артем, для меня ты был и всегда будешь другом. Настоящим другом, на которого можно положиться при любых обстоятельствах, но, пожалуйста, пойми меня, на что-то большее, я просто не готова. В ближайшие шесть-семь лет за муж я точно не собираюсь, тем более, что ты меня и не зовешь. А ни к чему необязывающие отношения мне сейчас не интересны.
  - Я это уже понял, - хмурится он.
  -- Ты, как приехал из деревни, смотришь на меня, как голодный на корочку хлеба. Будет лучше, если я съеду от тебя в гостиницу, - заканчиваю я этот не простой для нас обоих разговор.
  Артем попытался меня переубедить, что ничего не изменилось, и я как прежде могу жить в квартире, но я уже приняла решение и не собиралась от него отказываться. Нам нужно расстаться, разойтись в разные стороны, так будет спокойнее для обоих. Без моего присутствия в квартире он уже давно бы нашел одноразовую девочку и утолил бы свой "голод".
  После ужина мы заехали к Артему домой, я забрала вещи. Он хотел меня довезти до гостиницы, но я отказалась, взяла такси.
  Директор отеля "Сибирь" конечно же знал меня лично, встречались на похоронах Тарасова, но поздно вечером, кроме дежурной на ресепшене никого не было. Поэтому я заселилась в номер на общих основаниях, полностью оплатив номер на сутки. Сумку с вещами до одноместного номера на 9 этаже донес молодой человек в форме гостиничного служащего. Завтра после экзамена я планирую вернуться в загородный дом.
  Глава 10
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Устный экзамен по английскому языку я сдала успешно, заскочила за сумкой в гостиницу, расплатилась за номер, взяла такси и поехала в загородный дом Тарасовых.
  В моей комнате, пока я отсутствовала, ничего не изменилось. На обед я не пошла в столовую. Обедала у себя в комнате. После обеда ко мне пришла Лиля. Была очень вежлива и доброжелательна, расспрашивала, что я делала все эти дни, как сдала экзамен. К сожалению, в этом будущем оценки за экзамен сразу не выставляют, ответа придется ждать еще целую неделю, только после этого можно будет разослать документы по приемным комиссиям вузов.
  Вечером Лиля пригласила меня в кабинет Максима Тарасова, где уже был Глеб. На компьютере хозяина кабинета Глеб показал мне презентацию развития компании "Шантарскинвест". Подготовился он хорошо. У Лили, наверное, были все финансовые отчеты компании, поэтому Глеб легко оперировал цифрами. На графиках показал, как компания развивалась до сих пор и как она будет развиваться, если он станет управляющим. Я стала задавать вопросы, он подробно отвечать. Теперь я намного лучше представляла, каким именно бизнесом занимался отец Вероники. Обсуждение экономических вопросов заняло весь вечер. Мы ненадолго прервались на ужин и снова вернулись в кабинет. Теперь я склонялась к тому, чтобы назначить управляющим Глеба. Он действительно был хороший экономист, и предоставил даже международный сертификат по управлению крупным бизнесом.
  На прощание Глеб мне вручил флешку с презентацией. Я вышла из кабинета Максима Тарасова, Лиля ушла к себе, Глеб последовал за мной, продолжая с жаром рассказывать, о перспективах развития компании "Шантарскинвест". Мы дошли до моей комнаты, я ключом открыла дверь, зашла в зал и включила свет. Я уже говорила, что за последнее время у меня сильно обострилась интуиция. Глеб собрался уходить, но я задержала его.
  - Глеб, подожди. В моей спальне кто-то есть!
  - О чем ты? - удивился он, оборачиваясь.
  - Мне страшно! Проверь, пожалуйста, спальню.
  - Да, без проблем, - он снисходительно посмотрел на меня и прошел к двери в спальню, я шла на некотором расстоянии за ним. Глеб уверенно открыл дверь и тут же получил удар в лицо, но устоял на ногах и ударил в ответ. Свет в спальне был выключен, я смогла разглядеть темный силуэт неизвестного мне человека. Я сразу же выскочила из комнаты в коридор и с криком "Помогите!" побежала на первый этаж, выскочила на улицу и прямиком понеслась к посту охраны. На воротах дежурил один охранник, он мирно сидел в своей будке спиной к монитору и пил чай. Мой бег по коридорам дома он конечно же не видел. На мой неожиданный крик, среагировал неадекватно, вскочил, опрокинул кружку с чаем и с испуганным видом посмотрел на меня.
  - Помогите! Там в доме на Глеба напал какой-то человек!
  Надо отдать должное, охранник быстро пришел в себя, нажал на пульте тревожную кнопку, взял дубинку, шокер у него был на поясе, и мы с ним побежали обратно в дом. Охранник шел впереди, я держалась за ним. Мы вошли в дом, поднялись на второй этаж. У моей комнаты охранник замедлил шаги и перехватил поудобнее дубинку, дверь была прикрыта. Ударом ноги охранник открыл дверь и вошел внутрь. Я осталась стоять снаружи у двери. В дальнем конце коридора в халате, одетом на голое тело, появился Александр Феофанов.
  - Вероника, что случилось? - спросил он.
  - Пока не знаю, - ответила я. Дверь внезапно открылась и вышел охранник.
  - Там труп, - сказал он.
  К нам подошел Александр Феофанов. Я рассказала ему и охраннику о нападении неизвестного мужчины. Мобильный телефон охранника зазвонил, и он стал кому-то объяснять о случившемся. Александр Феофанов открыл дверь моей комнаты и зашел внутрь, я пошла следом. В зале никого не было. Мы вошли в мою спальню, там был настоящий разгром. Туалетный столик и стул опрокинуты, зеркало разбито, косметика раскидана на полу. У стены за кроватью на спине лежал Глеб, из его груди торчал нож. Окно в спальне открыто нараспашку. Я быстро подошла к Глебу и пощупала пульс.
  - Он жив! - крикнула я, - Вызовите скорую!
  Александр сразу выскочил из комнаты, телефон он оставил в своей спальне. Через десять минут в коридоре у моей комнаты собрались все жильцы: Феофановы Александр и Лариса, Мрыкины Леонид Арнольдович и Мария Аполлоновна. Прибежала Лиля. Охранник никого внутрь не пускал. Я осталась рядом с Глебом. Сейчас главное, нужно было дождаться приезда скорой помощи. Раненому я положила под голову свою подушку. Нож из раны вынимать было нельзя, он пережимал сосуды. Глебу требовалась срочная операция.
  Лиля, конечно же прорвалась в спальню. Я еле удержала ее, чтобы она не бросилась Глебу на грудь. Это могло убить мужчину.
  Потом как-то сразу стало тесно. Подъехали охранники, которые охраняли въезд в поселок, потом появились работники скорой, приехала полиция. Глеба увезли. Я потерянно сидела на диване в зале. Подошел следователь, стал расспрашивать, как все произошло. Я рассказала. Полиция уже выяснила, как нападавший проник в дом. Преступник по пожарной лестнице поднялся на крышу, а потом на веревке опустился до окна моей спальни. Открыть обычное пластиковое окно для него не составило труда. Если бы Глеб ушел, то у меня не было бы никаких шансов выжить.
  - Как злоумышленник мог попасть на территорию? - спросил следователь.
  - В заборе есть дыра, - ответила я. Следователь удивился и мне пришлось пойти и показать ему, что за забором протоптана целая тропа до железнодорожной станции. Часть секции забора можно было приподнять и отодвинуть в сторону. В образовавшуюся щель легко мог пройти взрослый человек. Об это знали все, кроме хозяев конечно, наверное, знал и злоумышленник. Видеокамеры в этом месте не было.
  Потом все уехали, я осталась в комнате одна. После нападения у меня как камень с души упал. Теперь я точно знала, что Вероника не собиралась кончать свою жизнь самоубийством. Именно это больше всего меня мучило. Как-то было неприятно думать, что я попала в тело самоубийцы. Теперь же было совершенно ясно, что это было убийство. Кто-то ударил Веронику по голове, а потом сбросил с моста в реку. Правда непонятно в чем может быть так виновата молодая девушка, что ее непременно нужно убить? Ладно сам Максим Тарасов, бизнес дело такое, кому-то мог перейти дорогу, но причем тут его дочь? Если я это пойму, узнаю, кто убийца.
  ***
  В кабине заместителя руководителя следственного управления Следственного комитета РФ по Шантарскому краю полковника юстиции Вениамина Поликарповича Засохина.
  Докладывает следователь Андрей Феоктистов.
  - Думаю главной целью нападавшего была Вероника Тарасова. Глеб Скоробогатов оказался там случайно. В этот день Лилия, Глеб и Вероника в семейном кругу обсуждали дальнейшее развитие компании "Шантарскинвест". В 23 часа 55 минут Глеб пошел провожать Веронику до ее комнаты. Бабушка Вероники Изольда Александровна Шубина оставила доверенность на управление блокирующим пакетом акций компании на имя Вероники. То есть сейчас фактически от этой юной девушки зависит, кто станет новым управляющим компании. Глеб Скоробогатов претендовал на эту должность и по словам Вероники после разговора с родственниками, она склонялась в его пользу. Поэтому Глеб и пошел ее провожать, чтобы закрепить успех. Каким-то образом Вероника поняла, что в ее спальне находится посторонний.
  - Интуиция?
  - Да, наверное. Глеб пошел проверить, завязалась драка с неизвестным мужчиной. Вероника выскочила из комнаты и побежала звать охрану. Если бы Вероника в спальню зашла одна, то безусловно была бы убита.
  - Что с Глебом Скоробогатовым?
  - Глеб жив, ему сделали операцию. Нож, которым была нанесена рана, передан следствию, отпечатков пальцев на нем нет, преступник был в нитяных перчатках черного цвета.
  - Как убийца проник в комнату Вероники?
  - В дачном поселке, на первый взгляд, серьезная охрана. Плюс постоянно дежурит охранник на участке Тарасовых. Но как оказалось, на участке Тарасовых в заборе есть дыра, через которую горничные и охранники ходят коротким путем до железнодорожной станции, чтобы сесть на электричку. Одну секцию забора легко может приподнять даже женщина. Секцию нужно отодвинуть в сторону, образуется щель, через которую свободно проходит человек. Справа и слева есть видеокамеры, но из-за особенностей местности, дырка в заборе находится в слепой зоне, камеры ее не видят. То есть там любой, кто знает об этом, может без проблем незаметно зайти и выйти. Скорее всего именно так и проник убийца на участок Тарасовых. По пожарной лестнице поднялся на крышу, а потом с помощью троса спустился к окну спальни Вероники. Пластиковое окно было приоткрыто, так неизвестный мужчина проник в помещение.
  - Как ему удалось скрыться?
  - Возвращаться тем же путем у него времени не было, поэтому неизвестный спрыгнул со второго этажа вниз, его следы остались на газоне внизу. Судя по отпечаткам у преступника 44 размер обуви. Покинул участок через ту же дырку в заборе. Работники железнодорожной станции видели синие Жигули на стоянке станции, но никто к ним не присматривался, номер машины не запомнили. Скорее всего убийца на них приехал, оставил на стоянке, а потом на них же скрылся. Сейчас оперативники пытаются найти видеокамеры, на которых эта автомашина была бы четко видна.
  - Мотивы преступления.
  - По предварительной версии, убийство Максима Тарасова и нападение на его дочь совершено одним и тем же человеком. Скорее всего это как-то связано с компанией "Шантарскинвест", не официальным основателем которой является уголовник по кличке Жескач, он же Вадим Петрович Извеков. Возможно кто-то из его недоброжелателей вышел из тюрьмы и мстит родственникам за какие-то прошлые обиды.
  - Проверьте, кто из окружения этого уголовника недавно вышел на свободу.
  - Уже проверяем.
  - Как только появится новая информация по этому делу, сразу же докладывайте мне.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, железнодорожный район
  Я еле дождалась утра, собрала вещи, решила уехать. В сложившейся ситуации самым безопасным было снять квартиру где-нибудь в таком месте, где меня никто не знает. Посмотрела объявления в интернете, созвонилась с риелторами и на такси поехала смотреть квартиры.
  Квартиру сняла в Железнодорожном районе города в обычной пятиэтажке. Мне много не надо. Надеюсь, убийца меня здесь не найдет. Заключила договор, оплатила проживание за месяц вперед. Собралась сходить в магазин, прикупить продукты на ужин. Выхожу из подъезда и взглядом натыкаюсь на Славика Савелова. Мужчина стоит напротив подъезда.
  - Ты что тут делаешь? - от неожиданности не нахожу слов. - Как ты меня нашел?
  - Короче. Живу я тут, - он показал на соседнюю пятиэтажку, - В окно тебя увидел. Не знал только в какой квартире.
  - За деньгами пришел, - усмехаясь продолжил он.
  - Сколько я тебе должна?
  - А ты что, не помнишь?
  - Помню, но хочу услышать от тебя.
  - Короче так. Сто тысяч, плюс проценты. В общем сто тридцать тысяч давай. Мне деньги нужны, я хочу уехать из города.
  - У меня с собой таких денег нет.
  - А сколько есть?
  С собой у меня не полный миллион Артема, пачка, перетянутая резинкой с пятитысячными купюрами так и валяется в моей сумке, но я достаю кошелек. В нем около тысячи, несколько бумажек: по пятьсот, сто и пятьдесят рублей. Славик вырывает у меня кошелек из рук и забирает деньги себе. Такое поведение мне не нравится. Я приближаюсь к нему вплотную, правая нога ему за спину, а ладонью правой руки упираюсь ему в грудь. Приемчик детский, но Славик теряет равновесие, делает шаг назад, спотыкается о мою ногу и падает, ударяясь при этом головой об асфальт. Ветер вырывает у него из рук деньги и уносит куда-то в конец двора. Я отскакиваю в сторону, ожидая нападения, но парень садится и вдруг начинает плакать, грязным кулаком размазывая слезы по лицу.
  Вот на этом мы девчонки и палимся. Мужик плачет! Его сразу же хочется прижать к груди, пожалеть, взять под свое крылышко и кудахтать над ним как наседка. Это Артема Захарова не надо жалеть, он самодостаточный мужчина, выкрутится из любой ситуации. А Славик сейчас похож на плачущего демона с картины Врубеля, весь в черном, смуглое лицо, нос горбинкой, длинные черные кудри. Девушкам такие парни нравятся. Но я сильная, я справлюсь. Еще увидите, я поймаю убийцу и заставлю его жрать свои сопли. (Картины с таким названием "Плачущий демон" у художника М. А. Врубеля нет. Люся перепутала).
  Славик встал, как-то потеряно посмотрел на меня и молча ушел. Догонять я его не стала. Думаю, найдется кому пожалеть и без меня.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  Сегодня у Вероники выпускной вечер, или как здесь в будущем говорят - бал. Со школьными экзаменами все как-то странно, школьники еще не знают оценок за последний экзамен, а уже надо идти на выпускной бал. С другой стороны, после школьных экзаменов не нужно готовится к экзаменам для поступления в вуз. Помню, как в своей прошлой жизни готовилась и волновалась. В общем во всем есть свои плюсы и минусы.
  После вчерашнего нападения на меня, и тяжелого ранения Глеба, мне очень не хочется идти на школьный бал. Дети там будут веселиться, радоваться жизни, мечтать о прекрасном светлом будущем, которое открывается перед ними за порогом школы, а я буду портить им всем праздник своим грустным видом. Тем более, что для меня одноклассники Вероники чужие люди, с которыми даже не знаешь, о чем говорить.
  Так бы и сидела я на съемной квартире, печалилась сама не знаю, о чем, но тут зазвонил телефон и мне стало не до печалей. Позвонил детектив Руслан, сказал, что есть первые результаты, о которых он хочет со мной поговорить. Встречу назначил на том же месте, в кафе "Женьжевьева".
  Когда я подъехала в кафе, Руслан уже был на месте.
  - Так быстро результатов я еще ждала, - сказала я, после того, как поздоровалась с Русланом и села за стол кафе. Он сразу начал мне рассказывать, что успел сделать.
  - Я вчера посетил указанный вами адрес. Формально машина действительно числится за Павлом Альбертовичем Сидоровым, однако сам он никуда на этой машине ездить не мог, так как уже больше недели находится в тяжелом состоянии в инфекционной больнице с ковидом. По словам жены, до своей болезни он дал доверенность на вождение машины своему другу. Кто этот человек, жена не знает, Павел Альбертович встречался с ним вне дома, имя своего товарища он тоже не называл. Женщина пообещала, что поговорит с мужем и, если что-то узнает, перезвонит мне.
  - То есть, тупиковая ситуация? - спросила я.
  - Не совсем. В прошлом я полицейский и у меня в полиции сохранились некоторые связи. Я навел справки и много чего узнал о вас и вашей семье.
  Сегодня мне сообщили, что вчера в загородном доме Тарасовых было покушение на вашу жизнь. Чтобы правильно планировать свои действия, мне нужно точно знать, какую цель вы преследуете? Кого на самом деле вы ищите, Вероника?
  Я задумалась, без помощи профессионала, сама я вряд ли справлюсь. Доверия к следователю Феоктистову у меня нет. Судя по тому, как он хотел в смерти отца Вероники лихо обвинить меня, то думаю, что и дальше будет действовать в том же ключе. Ему нужен не настоящий убийца, а человек, на которого можно списать все преступления. Чтобы спокойно жить дальше, не опасаясь покушения на свою жизнь, мне обязательно нужно найти настоящего убийцу и значит необходимо довериться детективу.
  - Хорошо, я расскажу все, что знаю, - сказала я. - В убийстве отца я подозревала Лилю с Глебом, но сейчас в этом сомневаюсь. Вчера во время нападения Глеб бросился на мою защиту и был ранен, а и Лиля, это было заметно, ничего не знала о готовящемся на меня покушении.
  - Вероника, я знаю, что у вас с отцом были непростые отношения, вы обвиняли его в смерти матери...
  Я перебила Руслана.
  - Это все в прошлом. Да, был период, когда я думала, что в смерти матери виноват именно он. Это было скорее проявление подросткового максимализма, когда другому человеку предъявляются более высокие требования, чем к себе. С тех пор я сильно изменилась, повзрослела и не считаю, что должна выступать в роли судьи для кого-либо, тем более для отца. Более того, я вам открою один секрет, о котором еще никому не говорила, на мою жизнь было еще одно покушение...
  - Что? Какое покушение?
  - Ночью 13 июля кто-то ударил меня по голове и сбросил с железнодорожного моста в реку Шантара. Я чудом выжила. Кто это сделал я не знаю. От удара по голове или от пережитого стресса я потеряла память. Что именно произошло в тот день, и кто на меня напал, мне неизвестно. Я очнулась уже в воде реки, смогла забраться на проплывающее мимо бревно, а потом с большим трудом выбралась из леса и вернулась в город. О том, что я пропала, была заметка в газетах. О случившемся я не рассказывала даже отцу.
  Руслан задумался.
  - Я могу предположить, что эти два преступления: покушение на вас и убийство вашего отца никак не связаны. В результате убийства вашего отца выгоду получает его жена Лиля и ее двоюродный брат Глеб. Она избавляется от нелюбимого мужа и наследует его акции, а Глеб становится управляющим компании "Шантарскинвест". Никакого смысла убивать вас у них нет.
  - В тот день, когда отец попал в ДТП, я хотела сообщить ему, что отказываюсь от акций бабушки в его пользу, но не успела. Чуть позже об этом я сказала Лиле.
  - Тем более им не было смысла устраивать покушения на вас. Значит есть еще кто-то, кому выгодна ваша смерть. Вы знакомы со всеми родственниками вашей бабушки?
  - Нет, я никого не знаю. Сейчас в доме гостят только родственники отца.
  - Сейчас модно объявлять себя сыном, дочерью известного человека, а потом с помощью теста ДНК доказывать свое родство.
  - Тест ДНК? - удивилась я.
  - Вероника, вы что не смотрите телевизор? - удивился Руслан. - Есть масса передач на эту тему. С помощью теста ДНК родственники находят друг друга.
  - Нет, не смотрю, - с момента попадания в этот мир я действительно ни разу не смотрела телевизор. В комнате Вероники его не было, в квартире Артема он был, но при мне он его ни разу не включал.
  - Возможно есть человек, который считает себя вашим родственником и уверен, что с помощью теста ДНК сможет доказать свое родство, унаследовать акции вашей бабушки, и получить контроль над компанией "Шантарскинвест".
  Я задумалась. Меня хотят убить из-за акций, которые мне не нужны. Страшно жить, ожидая каждую минуту новое покушение.
  - Вы поможете мне? - спросила я Руслана.
  - Да, я возьмусь за это дело, - твердо сказал Руслан, - Но сразу хочу предупредить, чтобы вы не рассчитывали на быстрый результат. Я отнюдь не Шерлок Холмс, я просто умею собирать информацию и анализировать ее, вот и все.
  - Давайте попробуем, - сказала я. - Сидеть и ждать нового покушения я не хочу.
  Мы с Русланом заключили новый договор, согласно которому я заплатила ему аванс 50 тысяч рублей. Руслан помог мне создать электронный адрес, на который обещал скидывать всю информацию, которую он раздобудет и вообще информировать о ходе дела. На этом мы расстались. Он ушел, а я осталась в кафе обедать.
  Глава 11
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, железнодорожный район
  Домой, на съемную квартиру, вернулась на маршрутке. Когда подходила к дому, на встречу из-за угла вышла компания молодых парней, человек, наверное, восемь, особо я их не разглядывала. Когда они прошли мимо один парень догнал меня и пошел рядом. Я взглянула на него, одет, как и остальные парни: не новые джинсы, футболка, на ногах сандалии. Высокий, выше меня на голову, под футболкой крепкое тело, мускулистые руки, лицо простое, русское.
  - Привет! Познакомимся? - спросил он. - Меня Валера зовут, а тебя?
  - Привет. Вероника, - я не стала отказываться от знакомства. Ребята, судя по всему местные, мне еще некоторое время здесь жить, нужно налаживать дружеские отношения.
  - Что-то я тебя в нашем районе раньше не видел. В гости к кому-то приехала?
  - Нет, квартиру сняла. Буду теперь здесь жить.
  - А ты классная девчонка, - сказал он, разглядывая меня, - Пойдешь сегодня со мной вечером в боулинг?
  - Пойду.
  Мы подошли к подъезду дома, где я теперь жила. Я продиктовала ему номер телефона, парень обещал позвонить вечером. Поднялась в съемную квартиру и, пока есть свободное, время решила заняться уборкой. В съемной квартире грязи хватало. Пока занималась уборкой, зазвонил телефон, на экране высветились две буквы "МС".
  - Вероника, это Марина Сергеевна, ты сегодня придешь на выпускной вечер? Я читала в новостях, что у тебя умер отец, прими мои соболезнования.
  Я быстро начинаю соображать, кто это такая. Голос звонкий, молодой, величается по имени отчеству, скорее всего учитель, раз ее инициалы есть в телефоне Вероники, то скорее всего классный руководитель.
  - Нет, Марина Сергеевна, я не приду.
  Марина Сергеевна попыталась меня по уговаривать, но быстро отступила.
  - Вероника, я все понимаю, тебе сейчас тяжело. Документы об окончании школы можешь забрать в канцелярии школы.
  Мы попрощались. Я подумала, что правильно сделала, что отказалась от участия в этом мероприятии.
  Вечером, как и обещал, позвонил Валера.
  - Привет! Жду тебя у подъезда. Выходи.
  Я спустилась вниз. На лице минимум косметики, из одежды платье, в котором я ходила в церковь. Внешне оно выглядит скромно, но кто знает, тот поймет, что на самом деле это платье работы известного французского кутюрье. Длинные волосы распущены. В этом мире такая мода, все девушки ходят с распущенными длинными волосами. Валера встречал меня стоя у черного Mercedes-Benz, небрежно крутя на пальце ключи от машины.
  - Ого! Да ты крутой men! - удивленно сказала я, обходя кругом машину. - Какого же она года выпуска?
  Валера довольный шел следом.
  - 1996 года. Отец в 2010 году купил у одного знакомого, теперь мне отдал.
  С заднего сиденья он достал букет из трех белых роз и вручил мне.
  - Спасибо!
  Мы сели в машину и поехали в боулинг. Оказалось, это совсем рядом, Валера просто объехал квартал и припарковался на стоянке. Понятно, машина была продемонстрирована девушке для престижа. Мы прошли в развлекательный центр. На входе охранник потребовал, чтобы мы надели маски. Я свою забыла, но Валера оказался предусмотрительным, взял две. Я не ужинала, и предложила вначале пройти в кафе чего-нибудь поесть.
  - Чем занимаешься? - спросила я Валеру, - Работаешь, учишься?
  - Работаю. Я сварщик! До армии окончил училище, служил в железнодорожных войсках, там тоже работал по специальности, а сейчас устроился к одному предпринимателю.
  - И как, хорошо зарабатываешь? - мне было просто интересно.
  - Да пока не очень, предприниматель платит 30 тысяч, но обещает прибавить, если на разряд сдам, - он внимательно посмотрел на меня, - Ты не думай, сварщики хорошо зарабатывают. Как говорится, рабочая элита. Слышал, в "Кораблестроительной компании" сварщики на сделке ломтят по 70 - 100 тысяч, иногда и больше, но туда так просто, с улицы не устроиться.
  Я вспомнила, что "Кораблестроительная компания" имеет какое-то отношение к компании "Шантарскинвест".
  - У меня в "Кораблестроительной компании" знакомый работает, - сказала я Валере, - хочешь, поговорю с ним.
  - Было бы здорово, - солидно кивнул он, - А ты сама от куда? Зачем квартиру снимаешь?
  - Я школу в этом году закончила, сейчас в больницу санитаркой устраиваюсь.
  - Что, с родоками проблемы? Из дому выгнали? Пьют?
  - Ну, да, типа того, - мне не хотелось рассказывать Валере правду о себе.
  - Санитаркой ты много не заработаешь. Сколько там платят?
  - Обещают восемнадцать тысяч.
  - А за квартиру сколько отдаешь?
  - Двенадцать.
  - И как жить собираешься на такие деньги?
  - Так я же квартиру снимаю временно, до конца лета, а потом поступлю в вуз, на врача пойду учиться и съеду в студенческую общагу.
  Валера кивает с серьезным видом, по всему видно ему этот разговор нравится, и он изо всех сил старается произвести на меня впечатление, что он не малолетка какой-то, у которого ветер в голове, а серьезный мужчина, отслуживший в армии, повидавший жизнь, имеющий на руках денежную профессию.
  - А ты знаешь, что сварщик, как сапер, ошибается только один раз? - с серьезным видом спрашивает он.
  - Нет! Почему?
  - Потому что после второго раза его увольняют.
  Я от души смеюсь над его шуткой. Довольный Валера улыбается в ответ. Мы идем в зал катать шары. Кстати, за ужин в кафе Валера заплатил сам. Мое желание заплатить за себя ему не понравилось.
  - Ты что, из этих?
  - Из каких этих?
  - Из баб, которые мечтают стать мужиками.
  - Нет.
  - Раз нет, значит за все должен платить мужчина.
  Боулинг для меня был в новинку, ничего подобного в прошлой жизни даже не видела. Валера снисходительно стал показывать, как правильно брать и катать шар. Зазвонил телефон, я взяла трубку. На экране высветилось имя Артема.
  - Вероника, привет! Нужно встретиться.
  - Зачем?
  - Через неделю я уезжаю за границу. Если хочешь, можешь жить в моей квартире после моего отъезда.
  - Хорошо, я завтра тебе перезвоню, - ответила я и отключилась. Разговаривать с Артемом при Валерке мне не хотелось. Тот и так навострил уши, прислушиваясь к разговору.
  - Чего, бывший звонил? - спросил он с намеком на ревность.
  - Нет. Так знакомый.
  - Понятно. Смотрю телефон у тебя крутой. Сколько такой стоит, тысяч пятьдесят?
  Мой телефон стоит больше 100 тысяч, посмотрела в интернете, но Валере об этом знать необязательно.
  - Не знаю сколько стоит, мне родственники подарили.
  - Крутые у тебя родственники, мне бы таких.
  Только снова стали катать шары, опять звонок. В этот раз звонила Лиля.
  - Вероника, ты где? На выпускном вечере?
  - Я не пошла.
  - И правильно, это не безопасно. Я вот чего подумала, может тебе охрану нанять?
  Я представила, как меня везде сопровождают два здоровых лба. Не знаю, но мне кажется, что с охраной я как раз вся буду на виду, и на меня будет проще напасть.
  - Нет, не надо. Я в надежном месте. Как Глеб?
  - Ему сделали операцию, он пришел в себя.
  - Хорошо.
  - Вероника, возвращайся в загородный дом. Здесь усилили охрану, просто так уже никто не войдет.
  - Спасибо за заботу, но нет.
  Мы попрощались. Я поняла не высказанные Лилей мысли. Прежде всего ее интересовало, кто возглавит компанию "Шантарскинвест". Глеб вышел из строя и судя по ране, которую я видела, у него повреждено легкое, а это значит предстоит долгое лечение. В ближайшее время он точно не сможет стать управляющим. Сегодня суббота, а мне нужно делать выбор уже в этот понедельник.
  Мы с Валерой еще некоторое время покатали шары, потом он отвез меня к подъезду дома.
  - Может пригласишь к себе... чай попить? - спросил Валера, выходя вслед за мной из машины.
  - Нет, Валера, ни к тебе, ни ко мне, - твердо заявила я. Мне уже известно, что в этом мире очень простые нравы. Мне, человеку совершенно другого поколения это странно. Мы с мужем, прежде чем пожениться, встречались около года. Конечно обнимались, целовались, но не более того. К девушкам, позволившим себе что-то до свадьбы, неуважительно относились прежде всего сами парни. А мой отец рассказывал, что он в молодости считал, что если парень поцелует девушку, то после этого обязан жениться. Регресс морали на лицо, но с этим ничего не поделать, да я и не собираюсь кому-то что-то указывать, но буду жить так, как сама считаю нужным.
  - А ты молодец, - похвалил Валера. - Я всех девушек так проверяю. Как сказал наш президент, на первом свидании дают только девушки с пониженной социальной ответственностью.
  - От куда ты это взял, про социальную ответственность? - удивилась я.
  - Это было еще в армии. Я сам не слышал, на халтурке был, для нашего майора кое-что варил в гараже, а парни в казарме телевизор смотрели, они мне и рассказали.
  Я хотел уже попрощаться и уйти, но Валера меня остановил.
  - Давай завтра на городской пляж сходим?
  - Я подумаю, - сказала я, - завтра позвони.
  - Обязательно.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, железнодорожный район
  Утром проснулась от звонка телефона. В трубке радостный голос Валеры:
  - Красавица, ты еще спишь?
  - Уже нет.
  - Одевайся, выходи, я тебя жду.
  Тут я вспомнила, что сегодня воскресенье, и мы с Валерой идем на пляж. Посмотрела на часы - 10:32. Нормально я поспала.
  - Дай хотя бы полчаса. Я приведу себя в порядок и оденусь.
  - Пол часа - это крайний срок, - он отключился. Куда такая спешка? Можно подумать мы опаздываем на работу. Включила чайник, сама поплелась в ванную. Через двадцать минут опять раздался звонок телефона.
  - Да, иду, я иду, - сказала я в трубку, закрыла дверь квартиры и стала спускаться вниз. Валера с довольным видом стоял у подъезда.
  - Пошли, ребята уже ждут.
  - Валера, у меня нет купальника. Нужно куда-нибудь зайти купить.
  - Зачем тебе купальник? Ты и без него хороша! - сказал он, ухмыляясь, и продолжил, - Возле городского пляжа есть магазин, где продают всякую женскую фигню. По дороге зайдем.
  Зашли в небольшой сквер с фонтаном посредине. Возле ближайшей скамейки стояло трое парней и три девушки. Все парни и девчонки примерно возраста Валеры, на вскидку 19-21 год. Среди них, я, вчерашняя школьница, самая младшая. Парни смотрели на меня с интересом, девчонки снисходительно, как на маленькую. Друзья Валеры, как и он, служили в армии, сейчас все работали. Среди этой компании выделялся Гриша, высокий нескладный парень с густой шевелюрой русых волос, рядом с ним его подружка рыженькая Зоя. Она мне сразу не понравилась, смотрела на меня как-то очень оценивающе. Потом я узнала, что она работает продавщицей в магазине и сразу на глаз смогла определить сколько может стоить мое платье. Я так и не собралась купить себе что-нибудь попроще. Два других парня внешне очень похожи друг на друга, это братья Антон и Виктор, у них и подружки такие же однотипные, с одинаковыми маловыразительными лицами, Света и Алла.
  В ответ я просто назвала свое имя и сказала, что только недавно сдала последний экзамен ЕГЭ в школе. По дороге к пляжу Валера показал мне магазин и пока я выбирала купальник, ждал на улице со всей компанией.
  День сегодня действительно был жаркий, на городском пляже было много народа. Наша компания свернула в сторону от основного пляжа, и мы пошли по тропинке вдоль берега, пока не вышли на поляну на берегу реки, поросшую невысокой травой. Отдыхающие здесь тоже были, но значительно меньше.
  Мы расположились прямо на траве. Парни всю дорогу тащили с собой тяжелые сумки с пивом и с едой, купленной в ближайшем супермаркете. Зоя тут же стребовала с меня 450 рублей на общее застолье. На траву постелили, захваченные с собой пледы. Я сняла платье, оставшись в купальнике сразу побежала к воде. Плаваю я хорошо, вода в реке хотя немного и прохладная, но купаться можно. Я зашла в воду и сразу поплыла как можно дальше от берега. Через минуту рядом со мной плыл Валера.
  - А ты классно плаваешь, - сказал он. Сильно течение сносило нас в сторону от берега и пришлось вернуться. Потом парни и девчонки пили пиво, разговаривали. Я постелила на траву длинное банное полотенце и легла на него загорать. Наши парни ушли играть в волейбол. Девчонки остались. Сидели отдельно от меня, о чем-то тихо шушукались между собой. Вдруг ко мне подошла Зоя и присела рядом.
  - Тебя ведь Вероника Тарасова зовут?
  - Да, - машинально ответила я и только потом сообразила, что никому из друзей Валеры свою фамилию не называла.
  - Посмотри, это ведь ты? - Зоя положила передо мной включенный телефон. На экране была заметка с сайта "Новости Шантарска" в которой рассказывалось о ночном покушении на наследницу известного бизнесмена Максима Тарасова, недавно умершего в больнице. Заметку сопровождал тот же самый коллаж, который я уже видела в газете: мое лицо на фоне загородного дома Тарасовых. Фотографию Вероники журналисты, наверное, взяли с ее аккаунта в Instagram. Я уже привыкла, что о семействе Тарасовых периодически что-то пишут журналисты, тем более, что к этому есть поводы. Однако на меня на улице никто не обращает внимание и не показывает пальцем. А вот Зоя оказалась глазастой и к тому же настырной. Она тут же нашла мой аккаунт, а там кучу четких фотографий Вероники, по которым легко понять, что я, это я. И что теперь делать?
  В своей прошлой жизни я человек не публичный и никогда не мечтала стать известной. В Библии есть такой образ - нельзя сделать незаметным дом, построенный на горе. Вот я сейчас, как это дом на горе, слишком заметная, слишком необычная. И никуда от этого уже не деться.
  - Да, это я, - ответила Зое и села. Света и Алла пересели ко мне ближе.
  - Это правда, что на тебя было покушение? - после небольшой паузы спросила Зоя. Она так же, как и я была в шоке. Я от разоблачения своего инкогнито, она от того, что в их компанию затесался человек из другого мира, где живут богатые и знаменитые, и куда многие девчонки мечтают попасть.
  - А можно с тобой сфотографироваться? - спросила Света. В ответ я только кивнула. Начался процесс фотографирования. Девчонки поймали пробегавшего мимо пацаненка и заставили на свои телефоны снять нас всех четверых вместе.
  Наигравшись в мяч к нам подошли парни. Зоя конечно не удержалась и тут же рассказала, кто я такая, парни тоже впечатлились. Валера вообще поначалу впал в некоторый ступор. Познакомился с девчонкой из пятиэтажки, а она оказывается дочь миллионера.
  - Это правда? - наконец спросил он меня.
  - Да, - отрицать очевидное было глупо.
  - Так ты здесь скрываешься от убийцы? - догадался он. Да, пыталась стать серой мышкой, такой же как все, но не получилось. Теперь дело времени, когда информация о моем месте нахождения дойдет до убийцы. Девчонки тут же выложили свои фото со мной в социальные сети.
  - Я тебя буду защищать, - сказал Валера. Я кивнула. Да, защитишь. Скорее всего мне придется последовать совету Лили и возвращаться в загородный дом, от куда иногда выезжать под усиленной охранной. А я еще собираюсь устраиваться на работу в больницу санитаркой. Я сразу представила, как дико будет выглядеть, если санитарка будет приезжать на работу в сопровождении двух вооруженных охранников. Убийцу нужно найти как можно скорее, долго жить в таком режиме мне совсем не хотелось. Тем более я не уверена, что даже самые подготовленные охранники смогут меня действительно защитить.
  Девчонки стали задавать мне вопросы, я отвечала в духе детской игры: "да и нет не говорите, белое и черное не называйте". В своих ответах старательно избегая чего-то конкретного.
  - Это случайно там не твои охранники? - спрашивает меня Света и показывает на сидящих неподалеку двух мужиков уголовного вида. Между мужиками на траве стоит бутылка водки и они по очереди к ней прикладываются. На глупое предположение Светы в ответ дружно смеется вся наша компания.
  Глава 12
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, железнодорожный район
  Разговариваю с друзьями Валеры, и смотрю, как ребенок лет трех без трусов, но в яркой желтой футболке уверенно движется к реке. Его мамаша, молодая неопрятная баба, сидит к ребенку спиной в компании двух мужиков. Рядом с ними валяются две пустые бутылки из-под водки. Народ, кто как может, расслабляется на природе. Внутри меня опять появляется червячок интуиции, который начинает грызть меня все сильнее и сильнее.
  Ребенок подходит к реке и в ту же секунду я срываюсь с места, но не успеваю, малыш падает в воду и течение тут же подхватывает его. Я ныряю следом, одной рукой успеваю поймать ребенка за футболку и притягиваю его к себе.
  В прошлой жизни я умела хорошо плавать, в молодости даже достигла спортивного звания кандидат в мастера спорта по плаванию. Правда фигурой тогда я сильно отличалась от Вероники. У меня, как у настоящей финки была широкая кость и хорошо развитая мускулатура. По сравнению с той мной, Вероника, глиста в корсете - тонкая кость, точеная фигура, физически в два раза слабее. Я ухватилась за ребенка, но выбраться с ним из реки у меня элементарно не хватало сил. И тут за длинные волосы меня поймал Валера. Оказывается, он не остался равнодушным зрителем, а прыгнул в воду следом за мной. Буквально через несколько секунд с ребенком на руках я оказалась на берегу. Кладу ребенка животом на колено и легонько бью по попке. Изо рта мальчика льется вода, а потом он начинает орать как резаный.
  Я беру ребенка на руки, встаю, и тут мне в лицо летит кулак. Оказывается, очухалась мамаша, вообразила, что я мучаю ее ребенка и решила меня проучить. Валера остановил ее ударом ладони в лоб буквально в нескольких сантиметрах от меня. Еще немного и вместо благодарности за спасение, я была бы жестоко избита. За мамашей прибежали два ее ухажёра. К Валере подскочили его друзья и общими усилиями удалось отбиться.
  На удивление быстро подъехала полиция, а за ней и скорая. Пьяных мужиков скрутили, мамашу с ребенком посадили в скорую. На мой взгляд ребенку уже ничего не угрожало, но врач скорой решил подстраховаться и увез обоих в больницу.
  Полицейские опросили свидетелей, которые подтвердили, что я первая прыгнула в воду за тонущим ребенком, а его мамаша бросилась спасать свое дитя из моих рук, когда ему уже ничего не угрожало. Подошел парень, назвался блогером Azazel. Он снимал все происшествие с самого начала, когда ребенок еще только шел к реке. Он подошел ко мне, задал пару вопросов, на которые я не задумываясь ответила. Как потом выяснилось, его друг это импровизированное интервью тоже снял. Блогер Azazel видео спасения ребенка и интервью со мной выложил в сеть.
  Я недавно сравнивала себя с домом на горе, теперь я стала новогодней елкой на горе увешанной светящимися гирляндами. Вы ищите Веронику? Да вот же она!
  Так я впервые столкнулась с такой необычностью этого мира. На первый взгляд он такой же, как наш, но на самом деле сильно отличается. Мне трудно представить, чтобы на пляже в моей юности кто-то остался бы равнодушным к тому, что тонет ребенок. Думаю, сразу несколько человек бросилось бы на помощь. Тем более поражает поведение этого блогера Azazel. Ведь он ни на секунду не прервал свою съемку, и рука ни разу не дрогнула. Я потом несколько раз внимательно просматривала видео.
  Как только уехала полиция, я сказала Валере, что хочу тоже уехать и вызвала такси. Он проводил меня до машины. На прощание я искренне обняла его и чмокнула в щеку. Сегодня он фактически спас мне жизнь. В ответ он взял меня за подбородок и поцеловал долгим поцелуем в губы.
  - Я тебе позвоню? - спросил он.
  - Я сама тебе позвоню, завтра, - ответила я.
  На такси я поехала к съемной квартире, быстро покидала свои вещи в сумку, а потом назвала адрес загородного дома. В ближайшее время без охраны я не смогу сделать из дома и шагу.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Подъезжаем к загородному элитному поселку. Сразу в глаза бросается ряд изменений: по верху забора пущена колючая проволока "егоза", на въезде сменилась охрана, машину осматривают крепкие подтянутые парни. То есть хозяева этого поселка после покушения на меня сделали выводы и незамедлительно приняли меры. Я уверена, что и дырка в заборе заделана и установлены дополнительные видеокамеры.
  Только вошла в дом, мне на встречу с лестницы сбегает Кристина. Мы обнимаемся. За Кристиной со второго этажа спускается Лиля. Сразу видно, что Лиля искренне переживает за здоровье своего двоюродного брата. Когда она говорит о нем, у нее сами собой на глаза наворачиваются слезы. О своем муже она так не переживала.
  Поднялись ко мне в комнату. Лиля заговорила про выборы управляющего компании, но я ее остановила.
  - Лиля, не обижайся, но Глеб в ближайшее время не сможет стать управляющим. Я видела его рану, у него серьезно повреждено легкое. При успешном лечении полное его выздоровление займет несколько месяцев, поэтому давай к этому вопросу вернемся, когда он полностью будет здоров.
  - Между прочим он пострадал из-за тебя! - возмущенно говорит она.
  - Лиля, я ему очень благодарна, и как только из реанимации его переведут в обычную палату, скажу ему об этом лично.
  Лиля с обиженным видом уходит и забирает с собой Кристину.
  Я переодеваюсь в домашнюю одежду и включаю компьютер. Первом делом удаляю аккаунт Вероники в Instagram. Сделать это нужно было сразу, как только я узнала о его существовании. Первые дни я воспринимала Веронику отстраненно от себя, а раз это не я, то какое право имею вмешиваться в ее личную жизнь. Теперь я понимаю, что это моя жизнь.
  В топе новостей видеоролик с моим участием. Блогер под ником Azazel снял все от начала до конца. Ребенок в яркой желтой футболке идет к реке, потом он падает в воду и буквально через секунду за ним ныряет девушка, а следом за девушкой молодой мускулистый парень. Он вытаскивает на берег девушку крепко прижимающую к себе ребенка. Девушка приводит ребенка в чувство, и тот начинает орать. Тут же на девушку налетает с кулаками полная женщина в сопровождении двух мужиков, завязывается драка. Девушку защищает парень, потом ему на помощь подбегают еще трое парней. Потом на видео появляется полиция и скорая помощь. Девушка стоит на фоне машины скорой помощи. Голос за кадром.
  - Это ваш ребенок?
  - Нет, не мой. Я просто увидела, что он падает в воду и сразу бросилась за ним.
  - Вы же сами могли утонуть?
  - Да, наверное. Ребенок оказался тяжелый, если бы не помощь Валеры, наверное, и не выплыла бы. Вот он настоящий герой, он спас меня и ребенка.
  Потом появилось лицо женщины со свежим синяком под глазом и надпись: "Мать ребенка", камера отъезжает, у ног женщины валяется пустая бутылка из-под водки. И в самом конце девушка целуется с парнем. Хеппи-энд.
  Этот же ролик в урезанном виде показали и по-местному телевиденью. Телеведущая прокомментировала его так: "События, развернувшиеся над одном из пляжей нашего города, вызвали у очевидцев шок. Нетрезвая мать не следила за своим трехлетним малышом и он, предоставленный сам себе, упал в реку Шантара и сразу же ушел под воду. Двое молодых людей отдыхавших тут же, ни секунды не раздумывая бросились на помощь. Как только малыш оказался на берегу, разъяренная мать набросилась с кулаками на спасателей своего ребенка. Только своевременное вмешательство полиции предотвратило начавшуюся драку. В настоящее время ребенок находится в больнице, по словам врачей его здоровью ничего не угрожает".
  В том или ином виде эта новость представлена на всех местных новостных сайтах. Теперь сижу, думаю, что делать дальше. Прилетело, от куда не ожидаешь. Я совершенно забыла про привычку аборигенов снимать все что видят на телефон. И вот, результат. Хотя, конечно, я бы не смогла поступить иначе. Корю себя только за то, что всего лишь чуть-чуть опоздала. Если бы я сорвалась с места на одну секунду раньше, то успела бы схватить малыша еще на берегу и ничего бы этого не было.
  Вечером позвонил Артем.
  - Вероника, я видел репортаж с пляжа. У тебя появился парень, поздравляю.
  - Это просто друг.
  - Ну да, друг... Ты меня тоже называешь другом, а ни разу не поцеловала.
  - Ты ревнуешь?
  - А я и не скрываю, что ты мне нравишься. И по-прежнему хочу встретиться с тобой.
  - Сегодня не получиться.
  - Кто бы сомневался. Ладно, если надумаешь, звони. Я еще неделю буду в городе. И если ты захочешь уехать из страны, мое предложение в силе.
  - Хорошо.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых/компания "Шантарскинвест"
  Утром в понедельник я только позавтракала, как раздался звонок телефона. Звонила, судя по голосу молодая женщина, представилась менеджером Первого канала, сказала, что сегодня сюжет с моим участием о спасении тонущего в реке малыша покажут в дневных и вечерних новостях. Пригласила на запись телевизионного шоу "Пусть говорят", но я категорически отказалась. Потом похожий звонок с канала ВГТРК (Россия-1). Приглашали поучаствовать в шоу Андрея Малахова "Прямой эфир", я тоже отказалась. Интересно, от куда у телевизионщиков номер моего телефона?
  Ближе к обеду позвонила женщина, которая представилась журналистом от портала "Новости Шантарска" и предложила взять у меня большое интервью, но и от этого предложения я кое-как отбилась.
  После обеда стала собираться на собрание учредителей. Нужно было подобрать платье, драгоценности, сделать макияж. Вдруг на столе два раза подряд звякнул телефон, пришли СМСки. С удивлением читаю, компания "Шантарскинвест" перечислила на банковскую карточку Сбербанка три миллиона рублей, а на карточку Брокербанка семь миллионов рублей. Чтобы это значило? Взятка? Надо выяснить.
  В назначенное время за мной приехал серебристый Land Rover Defender с охраной. Еду на собрание учредителей компании. Одета соответствующе. Белая блузка и белые обтягивающие брюки. Сверху темно-синий жакет с золотыми пуговицами. На ногах белые босоножки. В ушах золотые серьги с бриллиантами. На правой руке витой золотой браслет.
  Офис компании находится недалеко от гостиницы "Сибирь", в старинном трехэтажном особняке XIX века. На крыльце меня встречает и.о. управляющего Сергей Леонидович Панкратов. Он протягивает руку и помогает мне выйти из машины. Мы входим в офис и поднимаемся в его кабинет. Собрание акционеров начнется через час, а пока я хочу познакомиться с работой компании. Первым делом интересуюсь, что за деньги поступили на мои банковские карточки.
  - Это распоряжение Максима Николаевича, - заявляет Панкратов и видя недоумение на моем лице, продолжает. - Вечером, после операции он позвонил мне и распорядился, чтобы деньги, которые мы ежемесячно перечисляем на счет вашей бабушки, перенаправить на ваши счета. Номера счетов были у его секретаря. Сегодня как раз срок такой оплаты, так что все нормально.
  Не хило бабушка оказывается зарабатывала. В прошлой жизни я такие деньги и в руках то никогда не держала. Отказываться тоже глупо.
  Благодаря презентации Глеба я уже кое-что знала о компании "Шантарскинвест", теперь хотела для сравнения услышать, что мне скажет Панкратов. Вначале мы с ним прошли по отделам компании, где Сергей Леонидович представлял меня, как главного акционера компании, а руководители подразделений кратко рассказывали, чем именно они занимаются. В общем о компании у меня сложилось хорошее впечатление, везде чистота и порядок, никто без дела не сидит, хотя, конечно было бы интересно здесь побывать инкогнито и посмотреть на все стороны. Вот только мне теперь это вряд ли удастся. Потом пили кофе с шоколадными конфетами в кабинете Панкратова. Он до сих пор благоразумно занимал кабинет зама. Кабинет управляющего, отца Вероники, стоял пустой.
  Я сказала, что у меня есть просьба. Один мой знакомый сварщик, хотел бы устроится на работу в "Кораблестроительную компанию". Панкратов тут же при мне позвонил в отдел кадров этой компании и обо всем договорился. На листке бумаги написал телефон и имя сотрудника с которым нужно связаться. Предупредил, что есть единственное условие, у сварщика должен быть обязательно пятый разряд.
  Затем мы прошли в актовый зал, где уже собирались акционеры. Лиля не приехала. Акциями Максима Тарасова голосовал финансовый представитель. Сама процедура обсуждение кандидатуры управляющего и последовавшего потом голосования, была довольно тягомотной. Все акционеры единогласно проголосовали за Панкратова. Меня выбрали в совет директоров компании.
  Кто-то может возмутиться, как же так, Вероника, то ты строила из себя бессребреницу, которой ничего не надо, а когда дошло до дела, то денежки лишними не будут и от поста в совете директоров не отказалась. Каюсь, я по-прежнему плыву по течению и продолжаю жить жизнью моей предшественницы в этом теле. Не Люсю, а Веронику, кто-то хочет убить; не мне, а ей бабушка оставила доверенность на управление пакетом акций компании со всеми вытекающими из этого последствиями, и я пока ничего с этим поделать не могу. Оказалось, что нельзя просто взять, все бросить и уйти в закат. Поэтому пока делаю, что обязана делать Вероника, а там посмотрим.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  По дороге в загородный дом я перезвонила Валере.
  - Привет! - обрадовался он.
  - У тебя какой разряд сварщика?
  - Четвертый, но я через неделю буду сдавать на пятый.
  - Я договорилась, что тебя возьмут в "Кораблестроительную компанию", правда при условии, что у тебя будет пятый разряд.
  Я продиктовала ему номер телефона и к кому обратиться.
  - Спасибо! Мы сможем встретиться?
  - Сегодня точно нет.
  Мы немного обсудили видео с пляжа. Валера признался, что ему тоже звонили журналисты и менеджеры с центральных каналов. Оказывается, звонили не только ему, но и всем его друзьям. Они все собираются участвовать в ток шоу. Вроде там всем участникам обещают заплатить неплохие деньги.
  - Я отказалась от участия в шоу, - сказала я. - Тем более, что я ничего и не делала. Настоящий герой ты. Одна бы я не выплыла, слишком сильное течение, и слишком тяжелый ребенок.
  Валера хороший парень и пока он считал, что я простая девчонка из пятиэтажки, все было нормально, а сейчас, к сожалению, между нами непреодолимой стеной стоят большие деньги. Не всякий человек сможет преодолеть соблазны золотых миражей. Сможет ли Валера? Я пока не знаю.
  Мы тем временем подъехали к дому. Панкратов сказал, что внедорожник Land Rover Defender с охраной теперь в моем распоряжении.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Сюжет о спасении ребенка на городском пляже Шантарска сегодня показали в новостях на всех центральных каналах. Я не успела подняться к себе в комнату, как начались звонки от разных людей, знакомых Вероники. Позвонили почти все одноклассники, классный руководитель Марина Сергеевна и даже директор школы в которой училась Вероника.
  Позвонила Серафима. Я ей обещала, что приеду в воскресенье посмотреть на то, как кормят бомжей, но после случившегося на пляже, просто об этом забыла. Договорились, что подъеду в следующее воскресенье, а продукты в церковь привезет Захар Васильевич, водитель УАЗа. С ним я сразу же созвонилась. Захар Васильевич был не против.
  - Дочка, я не подведу, - закричал он в трубку. Примерную сумму, которая понадобится на покупку продуктов и оплату машины я знала и сразу же перечислила ее на банковскую карточку Захара Васильевича. Хорошо, что Артем научил меня, как это сделать.
  Позвонил Славик. Я уже думала, что никогда его не услышу, но нет, прорезался.
  - Вероника, короче, мне нужны деньги...
  Я уже заранее решила, что если он потребует деньги, то сразу их отдам. Это какие-то долги Вероники, а я не хочу быть должной, даже такому человеку как Славик.
  - Сколько?
  - Короче. 200 тысяч можешь перечислить?
  - Да. Диктуй куда.
  Он продиктовал мне номер карточки, и я тут же перевела ему деньги.
  В конце позвонил ректор Шантарского университета Воронин.
  - Вероника, ты молодец! Я тобой горжусь, - заявил он. Спросил, получила ли я документы об окончании школы и попросил сразу же как получу, отправить в приемную комиссию университета. Надо так думать, что вопрос с зачислением в университет уже решен и только от меня зависит, буду ли я там учиться.
  Домашние про происшествие на пляже уже все знали. В столовой во время ужина Мрыкин стал мне пенять.
  - Вероника, как же ты так неосторожно поступила? Не твое дело спасать детей алкоголиков, для этого есть опека. Эта мамаша все равно рано или поздно угробит своего ребенка. Да и что из него путного может вырасти? Очередной алкоголик? А ты ради него рисковала своей жизнью!
  - По-вашему я должна была со стороны наблюдать, как тонет человек? - спросила я. Мрыкин своей непробиваемой тупостью вызывал у меня бешеную аллергию.
  - Вероника, для этого существуют профессиональные спасатели. И если их не было, то это недоработка МЧС, городской администрации. Они и должны отвечать за гибель ребенка. Ты тут вообще ни при чем.
  - Думаете я смогу спокойно жить, зная, что могла спасти и не спасла, так как понадеялась на МЧС?
  Лариса Феофанова подошла ко мне и обняла за плечи.
  - Вероника, я на твоей стороне.
  Хотя общее настроение за столом было за Мрыкина. Даже Лиля его поддержала.
  - Леонид Арнольдович прав. Ты могла сама утонуть. Если бы не этот твой парень, сама же признаешься, могла и не выплыть. Я считаю твой поступок неоправданным риском.
  В общем присутствие папашиных родственников в доме меня раздражает. Чего они ждут? Что умрет бабушка Вероники и будет оглашено завещание? И им что-то с него отломится? Бояться пропустить момент? Странные люди. Я их не понимаю.
  Глава 13
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Проснулась от звонка телефона. Пришлось вставать и из спальни бежать в зал. Телефон лежал на компьютерном столе. На экране надпись: "Бабушка". У Вероники, насколько я знаю одна бабушка Изольда Александровна, это та, которая сейчас должна находиться в больнице в реанимации.
  - Вероника, ты еще спишь что ли?
  Отвечаю:
  - Нет, бабушка, уже не сплю.
  - Меня из реанимации перевели в обычную палату, - докладывает бабушка и слышно, как начинает кашлять, прокашлявшись спрашивает:
  - Рассказывай, что у вас там творится? Про смерть Максима и про покушение на тебя я уже знаю, прочитала в интернете.
  Я рассказала, что знала про ДТП, в которое попал "отец", про его убийство в больнице и про то, что следователь подозревал меня.
  - С этим понятно. Дальше, что было? - бабушка опять закашлялась.
  - На мой кашель не обращай внимание, доктор сказал, что я еще месяц кашлять буду, и так выкарабкалась с того света, - пояснила она.
  Я рассказала, как меня похитил Ахметов и как я сбежала от него, про мою встречу с директором охранного предприятия Мурадом Фейсуловичем и компенсацию от Ахметова за мое похищение в размере 5 миллионов рублей.
  Услышав все это бабушка в трубку стала ругаться матом. Я уже испугалась за ее здоровье, но со сталью в голосе она сказала:
  - С Ахметовым я разберусь! Это надо же, похитить мою внучку. Ему это так просто с рук не сойдет.
  Я рассказала про нападение на меня и про то, что наняла частного детектива, чтобы провести собственное расследование, так как не доверяю полиции.
  - С этим я тоже разберусь, - заявила бабушка, - Из дома выезжай только с охраной. С частным детективом расплатись и расторгни договор. Нечего чужим людям копаться в нашем грязном белье. Ты поняла?
  - Да, бабушка!
  - Доверенность на управление моими акциями тебе передали?
  Я рассказала, что Лиля очень хотела сделать управляющим компании своего двоюродного брата Глеба, но так как он пострадал во время покушения на меня, пришлось назначить управляющим компании "Шантарскинвест" Панкратова. А также про то, что меня выбрали в совет директоров компании.
  - Ты все правильно сделала внучка, - немного подумав сказала бабушка, - Панкратов тот еще жулик, за ним нужен глаз да глаз, но дело знает. Выйду из больницы все акции перепишу на тебя. А то мало ли что, я помру, а моя внучка, что, с голым задом останется?
  - Бабушка, я не хочу заниматься бизнесом! - воскликнула я. - Я собираюсь учиться на врача.
  - Это еще что за блажь? - удивилась бабушка, но выслушала мои аргументы и вынесла решение, - Ладно, хочешь, учись. Я еще сколько-нибудь поживу, тебя прикрою. Не переживай. А потом замуж выйдешь, пусть муж бизнесом занимается. Кстати, что там за парень за тобой в реку прыгал? Валера, кажется, его зовут?
  - Мы недавно познакомились. Он сварщик.
  - Сварщик? А чего, денежная профессия, - бабушка опять закашлялась. - А зачем первой в воду бросилась, больше некому что ли?
  - Я первой увидела, что ребенок падает в реку и сразу побежала. Я не могла остаться на берегу и смотреть как он тонет.
  - Да я тебя не ругаю. На твоем месте я бы так же поступила. Точно тебе говорю. Я, знаешь, какая бедовая была! - бабушка опять стала кашлять.
  - Бабушка, я еще хотела тебе сказать, что из компании "Шантарскинвест" на мои банковские карточки перечислили 10 миллионов рублей.
  - И правильно сделали!
  - Но это же твои деньги, - возразила я Изольде Александровне.
  - Теперь и твои тоже, ты входишь в совет директоров компании. А за меня не переживай. У меня денег столько, что на десять жизней хватит. Ты что думаешь, что компания "Шантарскинвест" единственный мой актив? Вот, кстати, тебе будет задание. Мне принадлежит сеть салонов красоты "Красотка" и парикмахерских "Ножницы". Руководит ими одна замечательная женщина, врач косметолог Жанна Варварина. Телефон ее я тебе скину. Созвонись, встреться с ней, посмотри, как у нее идут дела. По весне из-за пандемии у нас были убытки.
  - Хорошо. Сделаю.
  - И еще, я подумала, раз ты врачом хочешь стать... Возьми, открой частную клинику. Денег я дам.
  - Мне надо подумать.
  - Думай. Да. Про то, что я тебе звонила пока никому не говори.
  - Хорошо, бабушка.
  - Хотела спросить, - продолжила разговор Изольда Александровна, - десять миллионов у тебя все еще на банковских карточках?
  - Да.
  - Я тебе дам телефон одного финансиста. Парень молодой, еще тридцати нет, но в финансах разбирается как бог. Зовут Михаил Турсун. Встреться с ним он тебя проконсультирует, во что выгоднее всего сейчас вкладывать деньги.
  - Хорошо, я съезжу к нему.
  - На себя деньги потрать. Одежду новую купи, драгоценности. Машину я тебе подарю на день рождение. Кстати, а ты права получила? Ты же училась на курсах весной.
  - Не знаю. С подготовкой к экзаменам по ЕГЭ я об этом как-то забыла.
  - Поищи у себя в бумагах. Там должно быть название автошколы.
  Мы закончили разговор. Через минуту от Изольды Александровны пришла СМСка с номерами телефонов Жанны Варвариной и Михаила Турсуна. Я вернулась в спальню и забралась под одеяло, чтобы согреться. Весь разговор простояла босиком на холодном полу в ночнушке на голое тело. Как-то не сообразила, что с мобильным телефоном можно разговаривать, лежа в постели.
  Как только согрелась, оделась и пошла опять рыться в столе в бумагах Вероники, и через некоторое время действительно обнаружила документ об окончании автошколы "Шанс". А вот прав на вождение машины не было. Позвонила по имеющемуся телефону в автошколу. Там мне объяснили, что на права Вероника не сдавала, потому что ей еще не было восемнадцати лет. Обещали позвонить в начале сентября и записать меня на экзамен. Уже хорошо. Машину водить я умею, осталось получить права.
  После завтрака выполняю поручения Изольды Александровны. Вначале звоню детективу Руслану Абашеву, потом руководителю сети салонов красоты и парикмахерских Жанне Варвариной.
  Договорились, что с Русланом встречаемся в том же месте, в кафе "Женьжевьева" в два часа дня. Звоню Жанне, представляюсь и объясняю, что выполняю поручение Изольды Александровны. Жанна Варварина в ответ предложила приехать к ней прямо сейчас с утра. В это время дня посетителей мало и можно обо всем спокойно поговорить. Принимаю душ, одеваюсь и вызываю машину.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, центральный район
  Главный салон и офис сети салонов красоты "Красотка" и парикмахерских "Ножницы" находится в самом центре города Шантарска. Неподалеку от него располагается здание администрации города, а также различные государственные учреждения и представительства российских и зарубежных компаний. Именно здесь трудятся все потенциальные клиенты такого рода услуг. Жанна в сопровождении помощницы встречает мою машину на крыльце салона красоты. Обе женщины в белых халатах и медицинских шапочках, на лицах медицинские маски.
  Один охранник сопровождает меня внутрь, другой остается на улице возле машины. Проходим в кабинет Жанны. Женщина мне нравится: чистое ухоженное лицо, из-под медицинской шапочки выбиваются пряди золотистых волос, приятный грудной голос. Жанна сразу предлагает на деле познакомиться с работой салона совместив приятное с полезным.
  - Начнем с сауны, потом массаж... Все необходимое мы дадим: полотенце, одноразовые тапочки, халат.
  Предложение выглядит соблазнительным, и я соглашаюсь. В сауну Жана идет вместе со мной. Раздевается не стесняясь. Мы обе без верха, но в плавках. Жанна немного полновата, но такой приятной для глаз полнотой. С завистью разглядываю ее грудь 4 размера. Примерная такая у меня была в прошлой жизни.
  Сауна компактная, максимум человек на пять, рядом с сауной небольшой бассейн. Сауна используется как прелюдия для различных косметических процедур. После сауны массаж. В прошлой жизни мне его делали много раз. Главное отличие здесь, это специальные столы для массажа. Лежишь вытянувшись на животе абсолютно прямо, лицом в специальное отверстие в столе. Не нужно изгибаться поворачивая голову вправо или влево, как это обычно бывает при массаже на обычной медицинской кушетке. Массаж мне делает массажистка, женщина молодая, но с сильными руками. Она оказывается тоже смотрела видеоролик с пляжа и с восхищением говорит о моей смелости при спасении ребенка. После сауны и массажа постепенно прихожу в себя, неспешно ем кислородный коктейль и слушаю рассказ Жанны о проблемах бизнеса в период пандемии.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  После салона еду в кафе "Женьжевьева". Руслан меня уже ждет. Только присаживаюсь напротив него, детектив кладет на стол черно-белую фотографию молодого черноволосого мужчины, очень похожего на Славика.
  - Вам ведь знаком этот человек? - спрашивает Руслан.
  - Нет. Но он похож на одного моего знакомого, - отвечаю я, рассматривая фотографию.
  - Это ваш дедушка Вадим Петрович Извеков, он же криминальный авторитет Жескач. Никогда не видели его портрет? А это его сын Вячеслав Артурович Савелов, - Руслан кладет на стол рядом с портретом дедушки Вероники цветную фотографию Славика.
  - То есть получается, что Славик мне родственник?
  - Да, но дальний, по Извекову. Доказать это можно только с помощью теста ДНК.
  - Как вы это обнаружили?
  - Азиза Савелова, мать Славика жива. Она и рассказала, что была любовницей Извекова в 1997-98 годах и родила от него ребенка. После гибели Жескача в газете "Шантарская правда" была опубликована большая статья об Извекове, в которой журналист упоминает и обеих любовниц Жескача.
  - Славик мог знать, что мы родственники?
  - Да, Азиза Савелова ничего от него не скрывала, - говорит Руслан и продолжает, - Моя версия первого покушения на вас такова. Поздно вечером 13 июля Славик находился на железнодорожной станции. Его узнал по фотографии один из железнодорожных рабочих. Вы пришли к нему на встречу. Вдоль полотна железной дороги до реки есть тропа, по которой регулярно ходят на реку рыбаки из ближайшей деревни. Вы гуляли со Славиком по этой тропе. Потом он ударил вас по голове, отнес на железнодорожный мост и сбросил в реку. Мотив преступления - ненависть к вам из-за того, что все состояние Извекова досталось вам, а не ему.
  Я представила, как это могло произойти. Зачем Вероника ночью пошла на какую-то встречу на небольшой железнодорожной станции?
  - Я не верю, что Славик мог это сделать! - стала аргументировать свою точку зрения, - Он не похож на убийцу. Славик мне звонил, когда я вернулась домой и судя по его речи совершенно не подозревал, что я могла не вернуться. Во время второго покушения, я видела силуэт напавшего на Глеба человека, и он совершенно не похож на Славика. Это коренастый, сильный мужчина с коротко постриженными волосами, тогда как у Славика волосы вечно торчат в разные стороны.
  Изольда Александровна потребовала, чтобы я расторгла договор с частным детективом, но после всего, что успел раскопать Руслан, я теперь сама хотела разобраться во всех этих родственных хитросплетениях и найти настоящего убийцу. Раз было второе покушение, то будет и третье. Чтобы жить дальше, нужно понять, кому так мешает Вероника. Поэтому я поблагодарила Руслана за проделанную работу, и он ушел, чтобы продолжить расследование, а я осталась в кафе обедать.
  Остаток дня провела дома.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Последнее время каждое утро у меня начинается с телефонных звонков. Вчера был вторник, сегодня среда. Только встала и успела позавтракать, как зазвонил телефон. По голосу узнаю классную руководительницу Марину Сергеевну.
  - Вероника, поздравляю! По английскому языку ты набрала 96 баллов. Документы об окончании школы можешь забрать у секретаря. Только поторопись, она сегодня работает до обеда.
  Я вызываю машину и еду в школу. 96 баллов, конечно не 100, но и то неплохо, я честно говоря ожидала худшего результата.
  Сегодня познакомилась со своим водителем. Зовут его Павел, мужчина лет сорока, бывший военный. Он теперь постоянный мой водитель. Охранники, сопровождающие меня, каждый раз меняются. Только подхожу к машине, Павел уже докладывает:
  - Вероника Максимовна, машина проверена, мин нет!
  - Павел, я что, так похожа на старую тетку? Обращайся ко мне просто Вероника!
  - Есть обращаться просто Вероника, - с улыбкой отвечает он.
  В школе поднимаюсь на второй этаж в сопровождении охранника. Хорошо, что каникулы, в школе никого нет. Секретарь на месте, она выдает положенные документы. Из своего кабинета выходит директор и приглашает меня поговорить. Сообщает, что приезжала телевизионная группа со Второго канала и расспрашивала директора и классную руководительницу обо мне. Оказывается, телевизионное шоу Андрея Малахова о спасении ребенка на пляже Шантарска состоится, несмотря на мой отказ в нем участвовать.
  После школы созваниваюсь со специалистом по финансам Михаилом Турсун. Он на месте, и мы едем к нему. Продолжаю выполнять поручения бабушки Вероники. Михаил Турсун оказался приятным круглолицым мужчиной тридцати лет. Я конечно постеснялась спросить кто он по национальности? То ли якут, то ли бурят?
  Михаил рассказал, в какой валюте лучше всего сейчас хранить деньги.
  - А вы можете написать бизнес-план? - спросила я, - Собираюсь открыть частную клинику.
  - Да, могу. Правда состояние дел в медицине представляю плохо. Вначале нужно провести маркетинговое исследование, чтобы знать, какие именно платные медицинские услуги востребованы в нашем городе.
  - И как это сделать?
  - Маркетинговыми исследованиями занимается один мой знакомый маркетолог. Вам лучше всего подойдет экспертный опрос, в котором опрашивают специалистов, экспертов в выбранной вами сфере деятельности, то есть директоров, главных врачей частных и государственных поликлиник и больниц. Опрос в свободной форме под запись на диктофон.
  - И что разве главные врачи будут так просто рассказывать о своей работе?
  - Да, только не о своей, а о работе других. Про конкурентов всегда рассказывают охотнее, чем про самих себя. Да и опрос будет производиться не от вашего имени, а от общественного фонда. Я могу взять соответствующее письмо от Фонда содействия предпринимательству при президенте России. У меня есть там знакомые.
  - Вы меня заинтересовали. Сколько это будет стоить?
  - Я созвонюсь со своим знакомым, и мы назначим следующую встречу уже совместно с ним, там он и предоставит расчеты по оплате маркетингового исследования. Это будет официальный заказ от компании "Шантарсинвест"? - уточняет Михаил.
  - Нет. Все работы я оплачу наличными из своих средств.
  - Тогда тем более никаких проблем не будет. В ближайшее время я вам позвоню.
  Мы прощаемся довольные друг другом.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  Только села в машину, звонит телефон, беру трубку.
  - Вероника, добрый день, это Мурад Фейсулович. Как здоровье Изольды Александровны? Она все еще в реанимации?
  - Нет, ей стало лучше.
  - Я это уже заметил, - пробурчал Мурад Фейсулович, - Сегодня утром погиб не безызвестный тебе Ахметов. У себя на даче упал с лестницы и сломал шею.
  Я промолчала. Если честно, вот кого ни капли не жалко. Держал меня в подвале, как рабыню, да еще и через видео камеру подсматривал, как я в туалет хожу, да как моюсь под раковиной. Сволочь. Еще не известно, чтобы он со мной сделал, если бы я не смогла тогда сбежать.
  - Да, Вероника, помнишь, я тебе говорил, что компания "Шантарскинвест" должна ежемесячно перечислять на определенные счета 30 % прибыли. Извини, я тогда ошибся. Вернее, мне секретарь дала не верные цифры. Она уже наказана. Нужно перечислять только 10 % от прибыли. Номера счетов я тебе сейчас перешлю.
  - Лучше пошлите их Панкратову.
  - Ему я тоже отправлю, но его нужно контролировать. В начале следующего месяца съезди, проверь, все ли там правильно сделано.
  - Хорошо.
  Мурад Фейсулович попрощался и отключился. Через пять минут пришла СМСка с номерами счетов. Я задумалась. У Вероники бабушка монстр какой-то. Этот Мурад Фейсулович похоже реально испугался, а я ж его видела, мужик жесткий, много чего в жизни повидавший. Хотел с сироты лишнюю денежку поиметь, а как узнал, что бабушка поправляется, так сразу пошел на попятный.
  ***
  В кабине заместителя руководителя следственного управления Следственного комитета РФ по Шантарскому краю полковника юстиции Вениамина Поликарповича Засохина.
  Докладывает следователь Геннадий Марков.
  - Сегодня утром в загородном доме обнаружено тело Руководителя департамента экономического развития города Шантарска Григория Сидоровича Ахметова. Чиновник не приехал на работу, на звонки не отвечал. Из городской администрации за ним послали водителя, тот обнаружил погибшего и сразу вызвал полицию. По предварительным данным Ахметов поскользнулся, упал с лестницы и свернул себе шею.
  - Или кто-то его толкнул.
  - Мог и сам. Лестницы у него в загородном доме крутые. По словам соседей, в доме постоянно проживал мужчина, по-видимому, сторож или охранник. Он исчез. Вскрыт сейф, все содержимое сейфа похищено. Можно предположить, что сторож, его имя уточняется, обнаружил, что его хозяин погиб, вскрыл сейф, забрал имеющуюся наличность и скрылся.
  - Видеокамеры?
  - В доме все видеозаписи уничтожены, видеокамеры отключены. На въезде в дачный поселок стоит видеокамера. На ней видно, как в сторону шоссе едет внедорожник Ахметова. Машину нашли на трассе рядом с автобусной остановкой. Возможно именно на ней из поселка выехал пропавший сторож, потом он машину бросил, а дальше передвигался или на общественном транспорте, или на попутке.
  - Понятно. Ищите сторожа.
  - Уже занимаемся.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Я перезваниваю бабушке и рассказываю о своем разговоре с Мурадом Фейсуловичем. Бабушка сразу начинает возмущаться.
  - Он что, требовал 30 % с прибыли? А рожа у него и у его людей не треснет? Да я этих "серьезных людей" двадцать лет за одно место вот так держала! За какое точно, тебе внучка пока знать не надо. Еще раз он что-нибудь подобное выкинет, то сильно пожалеет.
  - Бабушка, а Ахметов сам с лестницы упал?
  - Да ты что внучка, я его пальцем не трогала. Я ему и до этого не раз говорила, поднялся высоко, ходишь по крутым лестницам, так под ноги смотри. А он все нос кверху задирал, вот и навернулся. Собаке собачья смерть.
  Изольду Александровну позвали на процедуры, и она прервала разговор.
  За эти два дня общения по телефону, бабушка Вероники, Изольда Александровна, произвела на меня неизгладимое впечатление. Не бабушка, а джин из лампы Алладина. Еще толком не оклемалась после реанимации, а уже готова решать накопившиеся проблемы. Хотя, чему я удивляюсь? Эта женщина железной рукой управляла бизнесом с лихих девяностых и до настоящего времени, и никто вякнуть не смел, пока серьезно не заболела.
  Глава 14
  В кабине заместителя руководителя следственного управления Следственного комитета РФ по Шантарскому краю полковника юстиции Вениамина Поликарповича Засохина.
  Докладывает следователь Андрей Феоктистов.
  - По делу об убийстве Максима Тарасова и о покушении на Веронику Тарасову. Удалось выяснить предысторию появления компании "Шантраскинвест".
  Изольда Шубина, экономист по образованию, познакомилась с Вадимом Извековым в 1983 году. На тот момент ей было 37 лет. Судя по старым фотографиям это была красивая стройная женщина с густыми русыми волосами. Вадим, как раз находился на свободе после очередной отсидки. Между ними вспыхнул бурный роман, который закончился арестом Вадима в том же году. В 1984 году у Изольды родилась дочь Евгения. Пару раз Изольда навещала своего любовника в колонии. Потом ненадолго они потеряли друг друга.
  В 1992 году в Шантарске появилась дерзкая банда, которую возглавлял криминальный авторитет по кличке Жескач. Изольда случайно узнала, что бандит Жескач и отец ее дочери Вадим Извеков одно и то же лицо. Она нашла Извекова и вскоре в банде стала фактически его правой рукой. На многочисленные измены любовника смотрела сквозь пальцы. Непосредственно в бандитских разборках не участвовала. Предположительно ее делом было легализация криминальных доходов банды.
  В 1995 году Изольда Шубина взяла в кредит крупные суммы денег сразу в нескольких банках и основала компанию "Шантарскинвест". Возглавляла совет директоров этой компании вплоть до своей болезни.
  В 1998 году бандит Жескач был расстрелян из автоматов во дворе своего дома. Большинство членов его банды за прошедшие годы были убиты, или получили длительные срока отсидки. На сегодняшний день из банды Жескача в живых осталось четверо человек, из них трое на свободе. Живут припеваючи, имеют машины, квартиры, загородные дома. Предположительно их содержание оплачивает компания "Шантарскинвест". Четвертый член банды, Замир Сергеевич Зейналов, недавно освободился, его местонахождение неизвестно.
  - Вы предполагаете, что это какие-то прошлые разборки внутри банды? Это было бы понятно, если бы мстили самой Шубиной, но ее ведь не трогают.
  - Возможно убийца уверен, что она уже не выйдет из больницы и зачищает родственников Жескача.
  - Понятно. Жду от вас план мероприятий по обнаружению предполагаемого убийцы.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  После разговора с Изольдой Александровной решаю последовать ее совету, после обеда еду по магазинам. Мне действительно нужная новая одежда на все случаи жизни, в том числе и для учебы в университете. Тем более, что в связи с пандемией, многие магазины с дорогой молодежной одеждой, в этом мире их называют "бутики", не выдерживают конкуренции и закрываются. Везде распродажи и скидки до 70 %. Со скучающим видом за мной ходит охранник, и терпеливо ждет, пока я не перемеряю все, что мне нравится. К одежде, естественно нужна соответствующая обувь, сумочки и другие аксессуары. В общем на покупки у меня уходит все время до вечера.
  Выхожу из очередного торгового центра и чувствую, как зашевелился во мне червь интуиции. Водитель Павел, он же охранник, сидит в машине на своем месте. Прошу его выйти из машины. Оба охранника с недоумением на меня смотрят. Спрашиваю водителя, когда он последний раз проверял машину.
  - Вероника, я каждое утро перед выездом осматриваю всю машину снизу доверху, - заверяет меня Павел.
  - Проверьте еще раз.
  Павел с недовольной миной лезет в багажник, достает рабочий комбинезон, одевает его поверх своего костюма и лезет под машину. Через десять минут достает миниатюрную коробочку. Спрашиваю:
  - Что это?
  После некоторого молчания Павел с сомнением в голосе отвечает:
  - Похоже на трекер для отслеживания передвижения автомобиля через систему ГЛОНАС... Вероника, я честное слово утром досконально проверил всю машину, ничего подобного не было.
  - Могли подложить на стоянке возле торгового центра, - говорит охранник. Я отправляю его в Торговый центр, чтобы он посмотрел видеозаписи. Через пол часа он возвращается и приносит флешку с записью. Оказывается, действительно, на стоянке рядом с моей машиной остановились Жигули. Номер заляпан грязью. Водитель Жигулей долго возился со своей машиной, что-то перекладывал в багажнике, ходил вокруг, потом уехал. У него были шансы установить трекер под днище моей машины, он крепится на магните. То есть кому-то очень хочется проследить передвижения машины, на которой я езжу.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Возвращаюсь домой, в холле меня встречает взволнованная Мария Аполлоновна Мрыкина. Оказывается, ее муж уехал в город еще до обеда, и до сих пор не вернулся домой, на звонки не отвечает. Мне невольно передается ее тревога, но я не подаю вида и пытаюсь уверить Марию Аполлоновну, что все будет хорошо. Причин почему Мрыкин не берет трубку может быть много: разрядился телефон, забыл его в машине, потерял, наконец. Предлагаю Марии Аполлоновне подождать еще немного, быть может муж, скоро вернется домой.
  Тем времен домработница Надя помогает мне перенести все многочисленные пакеты в мою комнату.
  - Если хотите, я могу все купленные вами вещи разложить в гардеробной, - предлагает она. У меня нет настроения снова копаться в своих покупках, и я соглашаюсь. В общей куче пакетов нахожу нужный и протягиваю его женщине:
  - Надя! Померьте. Это подарок, вам.
  - Мне, - удивляется она, беря пакет. Я специально подобрала для нее платье, бусы и туфли. Женщина отходит в сторону, за вешалки с одеждой и там переодевается. Подходит к большому во всю стену зеркалу, в глазах стоят слезы. Платье ей очень идет. Она поворачивается ко мне, губы дрожат.
  - Вероника, мне никогда никто не дарил подарки, только мама в детстве.
  Я про себя удивляюсь, разве в доме Тарасовых не принято дарить подарки свои домашним работникам, хотя бы на 8 Марта? Об этом лучше не спрашивать. Я подхожу и обнимаю Надю.
  - Вероника, вы так изменились! - выдыхает она мне в ухо.
  Женщина снова переодевается в свою форменную одежду и начинает раскладывать мои покупки. Я показываю ей вещи Вероники, которые мне не нужны. На мое предложение забрать их, она соглашается. У нее сын, но есть две племянницы подходящего возраста.
  Копирую документы, полученные от школы и отправляю все, что нужно по электронной почте в приемные комиссии вузов Москвы, Санкт-Петербурга и Шантарска. Первая волна зачисления в вузы в этом году 24 августа.
  Звонок телефона, беру трубку. Звонят из отдела кадров больницы. Пришли ответы по всем анализам, моя санитарная книжка готова и меня приглашают завтра с утра в отдел кадров оформляться на работу санитаркой в больницу. Ха! Моя жизнь здесь полна контрастов. Я, человек, который собирается открывать частную клинику, устраиваюсь работать в больницу обычной санитаркой.
  Кому-то может показаться странным, зачем мне, врачу с огромным опытом работы, вообще учиться? На самом деле медицина, самая динамично развивающая отрасль человеческой деятельности. У меня есть базовые медицинские знания, но методика лечения, лекарства, медицинское техника - все это за 30 лет изменилось кардинально. Я подозреваю, что в вузе мне будет учиться так же сложно, как и другим студентам. Устраиваясь в больницу санитаркой, я хочу изнутри посмотреть на все эти изменения. Мне это просто интересно, как профессионалу.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  Утром поехала в отдел кадров больницы. Машину с охраной сразу отпустила. Надеюсь в больнице мне ничто не угрожает. Сотрудница отдела кадров меня уже ждала и сразу повела в кабинет главного врача.
  При входе в кабинет я успеваю прочитать табличку: "Главный врач Аксентьева Марина Аркадьевна". Главный врач, солидная женщина в годах, возраст явно за шестьдесят с лишним, сидит в центре большого Т-образного стола под портретом президента РФ. В кабинете присутствовала еще одна женщина в белом халате. Я здороваюсь и останавливаюсь у дверей.
  - Вероника, что там встала? Проходи, садись, - сотрудница отдела кадров показала мне на свободный стул. Все присутствующие были в медицинских масках. Марина Аркадьевна беседу начала издалека, поинтересовалась моими планами на дальнейшую жизнь. Я не скрывая рассказала, что в больницу устраиваюсь только на один месяц.
  - Это хорошо, что ты собираешься стать врачом..., - сказала Марина Аркадьевна и сделал паузу, - Не знаю, успела ли ты заметить, но во дворе здания, в котором мы находимся, есть еще один, новый четырехэтажный корпус, сейчас там размещается ковидный центр. Сегодня у нас возникла проблема, заболели две санитарки, которые там работали. Из центрального корпуса я туда никого перевести не могу, все остальные наши санитарки, женщины в возрасте, а ты, наверное, знаешь, что чем старше человек, тем более тяжело он переносит заболевание коронавирусом. У меня к тебе просьба, поработай там, пока мы не найдем замену. В зарплате ты только выиграешь. Приступить к работе нужно с сегодняшнего дня.
  - Хорошо, я согласна, - не раздумывая ответила я. Марина Аркадьевна сразу повеселела.
  Вторая женщина в кабинете главного врача - заведующая ковидным центром Наталья Григорьена Вахрушина. Мы с ней вместе выходим из кабинета главного врача, вначале идем в отдел кадров, где я подписываю кучу бумаг, а потом по переходам движемся к моему новому месту работы.
  В ковидном центре мне показали инструмент санитарки: тележку с ведром, шваброй, тряпкой, метелкой, совком, дезинфицирующими жидкостями. Все то же самое, что я видела у домработниц в доме Тарасова. Сказали, что точно такая же тележка есть в красной зоне. Предупредили, чтобы сходила в туалет. В течение шести часов нельзя ничего есть, пить и ходить в туалет. Предложили надеть памперс, но я отказалась. Тело молодое, выдержит. Надели белый костюм защиты от инфекции, на спине фломастером написали мое имя и вместе с медсестрой в таком же костюме мы пошли в красную зону. Начинать уборку нужно с реанимационной палаты.
  Сейчас лето, в ковидном центре все окна открыты на распашку. Как известно, свежий воздух убивает вирусы и бактерии, поэтому во всех инфекционных отделениях России, даже зимой регулярно проветривают помещения.
  Иду со своей санитарской тележкой в реанимацию. Всего в палате 12 коек, оборудованных аппаратами ИВЛ. К счастью, летом спад заболеваемости, к ИВЛ аппаратам подключено всего пять человек: две женщины и трое мужчин. Все в искусственной коме, поэтому в палате тихо, если не считать постоянного гудения самих аппаратов. Врач и медсестры занимаются своим делом, я своим. На меня никто не обращает внимания.
  Мою пол вокруг ковидных больных. На ближайшей ко мне кровати лежит мужчина с полностью седой головой. Я смотрю на него и понимаю, что этот выживет. Дальше женщина, средних лет. Тут вообще все в порядке, не знаю даже зачем ее подключили к аппарату искусственного дыхания. Еще мужчина и женщина. Оба средних лет - им ничего не угрожает.
  Последним в ряду лежит толстый мужчина, лицо бледное, отекшее, мокрый от пота лоб. У меня появляется такое же чувство, как в палате Максима Тарасова. Я всем свои телом ощущаю, как из этого мужчины тонкой струйкой уходит жизнь. Воровато оглядываюсь. Никто в мою сторону не смотрит. Мне очень хочется помочь мужчине, но как это сделать, я не знаю, поэтому просто кладу свою ладонь в резиновой перчатке на лоб, и в то же мгновение через меня проходит что-то, похожее на удар электрического тока. Резко отдергиваю руку. Снова оглядываюсь. Никто ничего не заметил, все заняты своими делами. Выхожу со своей тележкой в коридор, иду убирать другие палаты.
  Заниматься физической работой в костюме защиты от инфекций, очень тяжело, все тело быстро покрылось потом, начинает чесаться, но нужно терпеть. Респиратор, конечно надежней маски, но воздуха не хватает, уже через час работы начинает кружиться голова. Ладно я, молодая, с удивлением смотрю на врачей и медсестер, все старше меня. Как они выдерживают эту пытку? Кроме того, к концу работы начинает болеть голова от того что очень сильно давят резинки очков и респиратора.
  Уборку отведенной мне площади заканчиваю за пять часов и мне разрешают выйти из красной зоны. Как только снимаю с себя костюм с наслаждением вдыхаю больничный воздух. Рассматриваю свое лицо в зеркале с красными кругами вокруг глаз от очков. Девушки, помогавшие мне снимать костюм, отправляют меня в душ и туалет, потом долго пью чай с сушками в комнате питания. Пока жду машину с охраной, стою у открытого окна вдыхая в себя свежий воздух. Никогда раньше не думала, что обычный воздух может быть таким вкусным.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Приезжаю домой, на первом этаже меня встречает Лариса Феофанова.
  - Вероника, у нас несчастье. Убит Леонид Арнольдович.
  - Как убит?! Что случилось?
  - Его труп нашли где-то в городе возле гаражей. Мария Аполлоновна уехала на опознание.
  Я в недоумении. Почему именно Мрыкин? Насколько знаю, он двоюродный брат Максима Тарасова. Никакого отношения к компании "Шанттарскинвест" и к ее прошлому не имеет. Его за что убивать? Или это случайность? Оказался не в том месте, не в то время. Поднимаюсь к себе в комнату и звоню детективу Руслану. Объясняю, что случилось и прошу узнать через его знакомых в полиции подробности происшествия. Руслан обещает перезвонить.
  После обеда звонок от Руслана.
  - Вероника, я выяснил детали убийства Мрыкина. Его нашли лежащим на животе в проходе между гаражами. Кто-то ударил по голове обрезком трубы. Мгновенная смерть, перелом основания черепа. Отпечатков пальцев на трубе не обнаружено. Внешне похоже на банальное ограбление, исчезла барсетка с кошельком и мобильным телефоном. Его машину оперативники обнаружили поблизости за гаражами. Что именно делал Мрыкин в этом месте пока не ясно. Поблизости нет ни автомастерской, ни шиномонтажа.
  - Спасибо, Руслан. Держите меня в курсе.
   Сразу снова звонит телефон.
  - Дочка, это Захар Васильевич, докладываю, продукты закупил, отвез, как ты просила, Серафиме в церковь.
  - Спасибо, Захар Васильевич! На следующей неделе сможете так же закупить и отвезти продукты?
  - Дочка, ты что во мне сомневаешься? Не переживай, сделаю как надо!
  Только отключила телефон, снова звонок.
  - Вероника, Спаси Бог! Это Серафима. Захар Васильевич все привез. Сможешь приехать в выходной? Ты хотела посмотреть, как мы бомжей кормим.
  - Не обещаю, но постараюсь приехать.
  Поговорила с Серафимой и задумалась. Что-то не звонят мои парни? Артем с Валерой куда-то пропали, причем оба. Сама первой им звонить не собираюсь, а то сразу возомнят о себе невесть что. Подожду. Надеюсь у них все в порядке.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Вечером позвонила Изольда Александровна. Сразу выяснилось, что про убийство Мрыкина она уже знает. У бабушки имеются свои источники информации. У меня такое ощущение, что она знает намного больше о происходящем, чем говорит мне.
  - Вероника, как твои дела?
  - Хорошо бабушка, как твое здоровье?
  - Да, что со мной сделается! У меня же сибирское здоровье. Помнишь я тебе про своего дедушку Авдея рассказывала. Он охотник был. До 80 лет ходил на охоту. Одним ножом 5 медведей убил.
  - Почему ножом, ружья, что ли не было?
  - Так тогда принято было среди сибирских охотников показывать свою удаль молодецкую. На медведя ходили только с ножом и рогатиной. Я же сама, еще пятнадцатилетней девчонкой была, во время зимней охоты медведя застрелила. Ты должна об этом помнить. Я рассказывала...
  Бабушку Вероники, я немного опасаюсь. Она слишком хорошо знает свою внучку. Это у Тарасовых до внутреннего мира девушки никому дела не было, даже отец не заметил подмены своей дочери, а вот бабушка может разгадать меня на раз. Поэтому предупреждая возможное разоблачение, рассказываю бабушке о том, как пошла на железнодорожную станцию, как потом меня ударили по голове и сбросили с моста. Что частично потеряла память. Как очнулась уже в воде и как благодаря Артему Захарову вернулась в город. Изольда Александровна выслушивает меня молча, не перебивая.
  - Понятно. А то я думаю, что это такое, мою внучку будто подменили. Как-то говоришь не так, как обычно.
  - Бабушка, так я еще и повзрослела. Сколько всего случилось со мной за последние дни: ты в реанимации, отец погиб, меня похищают, пытаются убить. Тут любой человек изменится до неузнаваемости.
  Изольда Александровна некоторое время молчит в трубку.
  - Бедная моя девочка... За меня не переживай, доктор сказал, что через неделю выпишет. Выйду из больницы, всем сестрам раздам по серьгам, - с угрозой в голосе обещает бабушка.
  Я подробно рассказываю бабушке, как встречалась с Жанной Варвариной. Рассказала, как встретилась с финансистом Михаилом Турсуном и о том, что собираюсь заказать маркетинговое исследования и бизнес-план частной клиники. Все мои действия бабушка одобрила. На этом наш разговор завершился. Про то, что детектив Руслан до сих пор работает на меня, пока говорить не стала, а Изольда Александровна не спросила.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  Я не совершеннолетняя, поэтому в смены меня не ставят, работаю только днем, суббота, воскресенье - выходные. Кстати, в этом мире, российские журналисты почему-то везде вместо слова "выходные" употребляют его английский аналог "уэкенд". У меня эта мода на английские слова вызывает улыбку. Так в XIX веке лакеи, чтобы отличаться от простого народа, к любому слову добавляли букву "с": да-с, нет-с, чего изволите-с и так далее.
  Мой рабочий день официально начинается в 8 утра. На самом деле нужно приходить еще раньше. Мне не пешком идти, меня привозит машина с охраной. От парковки до входа в больницу иду одна. Охранник порывался меня сопровождать, но я настояла этого не делать. Санитарка, идущая на работу в сопровождении рослого охранника, это уже слишком. Думаю, и без того кто-нибудь обязательно догадается, кто я такая на самом деле. Чем позже это произойдет, тем лучше.
  Переодеваюсь в шкафчике в выданную вчера спецодежду, костюм синего цвета. Раздевалка для персонала находится в подвале больничного корпуса. Потом поднимаюсь на лифте наверх, на меня надевают костюм биологической защиты и иду в красную зону. В этот раз в реанимации только четверо больных. С замиранием сердца спрашиваю у медсестры, куда делся полный мужчина, который лежал с краю. Это ему я вчера положила руку на лоб. Выясняется, что мужчина жив, ему стало лучше, и уже вчера вечером он был переведен в обычную палату. Если в этом какая-то моя заслуга пока не знаю, но я очень рада за него. Занимаюсь уборкой. Сегодня дела идут намного легче, наверное, уже как-то адаптировалась и к костюму, и к физическому труду в нем. Мужчину из реанимации обнаружила в одной из палат. Выглядит бодрячком, даже улыбается мне.
  Заканчиваю работу, с меня снимают костюм, иду сразу в душ, а потом в комнату питания. В больницах обычно соблюдается некоторая субординация: для медицинских работников своя комната питания, а для технического персона, в том числе и санитарок - своя. В этом ковидном центре такого различия нет. Все кушают в общей большой комнате, посредине которой несколько столов, поставленные рядом они образуют один общий стол. Вокруг стола стоят стулья. Вдоль стен шкафы, в которых есть посуда и все необходимое для приема пищи. Вчера я пила чай из одноразового стаканчика, сегодня принесла свою чашку. Вчера в комнате питания никого не было. Сегодня кроме меня кушают несколько человек: мужчина лет тридцати, врач, четыре медсестры и пожилая санитарка, ее в красную зону не пускают, она убирает помещения в зеленой зоне. Пью чай, как и вчера с сушками. При желании можно заказать обед, для медицинских работников его привозят из ближайшего к больнице ресторана, причем бесплатно. Но я от обеда отказываюсь. Пообедаю дома. А вот восполнить потерю воды в организме нужно уже сейчас, поэтому пью чай.
  Знакомлюсь с медсестрами, они сами начинают разговор, спрашивают, как я переношу работу в костюме биологической защиты. Все девушки молодые, в этом году закончили медучилище. Зовут их Оля, Рая, Валентина и Зоя. Я тоже называю им свое имя, естественно без фамилии. Болтаем о всякой ерунде. Зоя сидит, уткнувшись в телефон, участие в разговоре не принимает. Вдруг встает и подходит ко мне с телефоном.
  - Это ведь ты? - показывает видео с пляжа, где я даю интервью на фоне машины скорой помощи. Отрицать очевидное глупо, поэтому я киваю головой. Везет мне на Зой. Какие-то они все слишком глазастые.
  - Вероника та девушка, что спасла ребенка на пляже, - громко говорит Зоя, победно поднимая над головой телефон. Доктор, собрался уходить, останавливается, смотрит на меня с интересом.
  - Дай посмотреть, - кричат медсестры и склоняются над телефоном Зои с видео, записанным блогером Azazel. Доктор присоединяется к ним. Это они еще не знают, что я ко всему прочему еще и мажорка, которую на работу в больницу возит машина с охраной.
  После работы спускаюсь вниз, жду свою машину. Из будки выходит больничный охранник, спрашивает:
  - Это ведь ты новенькая, Вероника Тарасова?
  - Да. Я.
  - Тут какой-то мужик приходил, тебя спрашивал: правда ли, что ты тут работаешь?
  - А вы что ответили? - спросила я напрягаясь. Искать меня может только один человек - убийца.
  - Я подтвердил. Или не надо было говорить?
  Что сделано, то сделано. Я спрашиваю охранника, как именно выглядел мужчина, который интересовался мной. Он охотно рассказывает: лицо обычное, неприметное, невысокого роста, одет для летнего времени обычно: джинсы, футболка, кроссовки. Глаза закрывают черные очки.
  О визите в больницу подозрительного мужчины сразу рассказываю в машине охранникам. Один из них тут же идет в больницу и через пол часа возвращается с флешкой с видеозаписью человека, который приходил в больницу. Видеозапись передадут в отдел безопасности компании "Шантарскинвест". Позже выяснилось, что в больницу приходил местный журналист, собирал информацию обо мне.
  Приехала домой, не успела переодеться в домашнюю одежду, звонок от Артема.
  - Вероника, привет! В эту субботу рано утром уезжаю на ПМЖ в Германию. Сегодня вечером устраиваю отвальную в ночном клубе "Мираж". Приедешь?
  - Да.
  Артем называет мне адрес клуба, и мы прощаемся.
  Глава 15
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, ночной клуб "Мираж"
  Около полуночи подъезжаю к клубу. Несмотря на пандемию, куча народа тусуется возле здания клуба, большинство без масок. Артем встречает меня на улице, за ним как приклеенные следую две девицы с ногами от ушей. Я выхожу из машины, Артем целует меня в щеку, представляет девиц: Тася и Поля. Все вместе идем в клуб, друзья Артема уже там. Меня сопровождает охранник. Заходим в клуб. Гремит музыка, глаза ослепляют вспышки лазера. На несколько секунд зажмуриваюсь. Открываю глаза, передо мной на танцполе колышущая в танце масса народа. Артем тянет меня в сторону. Вокруг низких столиков кожаные диваны, на них сидят люди, друзья Артема. Здороваюсь со Светланой и Виктором - это они приютили нас с Артемом на ночь, после моего появления в этом мире. Артем начинает мне представлять тех из своих друзей, кого я не знаю, но потом смеясь машет рукой, из-за громкой музыки все равно ничего не слышно. Приглашает меня потанцевать. Охранник держится поблизости.
  - Не передумала?! - кричит мне в ухо Артем.
  - Что?! - не поняла я.
  - Поехать со мной в Германию.
  - Я люблю тебя! - кричу ему в ухо. Он делает удивленное лицо, - Но как брата! Поэтому, никаких Германий. Тем более у тебя есть с кем поехать, аж две штуки!
  - Ты все не так поняла! - кричит он в ответ, - Таисия - моя двоюродная сестра. Я оплачиваю ее учебу в Шантарском университете, а Полина журналистка. Она напросилась пойти со мной по твою душу. Извини, я случайно проговорился, что знаком с тобой.
  Мы возвращаемся к друзьям Артема. В меня сразу же вцепляется Полина.
  - Вероника, это я пыталась до вас дозвониться, но вы отказываетесь со мной разговаривать. Я Полина Журавская, журналист портала "Новости Шантарска". Пожалуйста, ответьте хотя бы на пару вопросов, и я от вас отстану.
  По телефону отказывать человеку всегда проще, а вот так глядя в ее умоляющие глаза, очень и очень сложно, поэтому я киваю.
  - Задавайте ваши вопросы.
  Девушка наклоняется к моему уху.
  - Первый вопрос. Что вы знаете о Вячеславе Савелове?
  Оп-па. Такого вопроса я точно не ожидала. Думала будет спрашивать про спасение ребенка на пляже.
  - А вы что знаете? - спрашиваю в ответ.
  - Вероника, нельзя отвечать вопросом на вопрос.
  - Озвучьте сразу второй ваш вопрос.
  - Вы знаете, что полиция Шантарска ищет некоего Замира Зейналова, бандита из банды Жескача по кличке Зейнал? Он недавно вышел на свободу.
  - Нет, я этого не знала.
  Я задумываюсь. Журналистка что-то знает, причем очень важное для меня.
  - Полина, я согласна дать вам интервью, если вы поделитесь со мной информацией. Ночной клуб не самое подходящее место для такой беседы.
  - Я согласна, - кивает в ответ Полина, и глаза ее победно блестят.
  Договорились, что созвонимся завтра и встретимся в каком-нибудь кафе.
  Домой возвращаюсь поздно ночью, и сразу ложусь спать. Завтра суббота, у меня выходной день.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  Просыпаюсь от звонка Полины Журавской. От ее бодрого радостного голоса с меня слетают остатки сна. Договариваемся о встрече, я вызываю машину с охраной. Завтракать буду в ресторане. Водитель Павел, поворачивается со своего места в мою сторону и привычно докладывает:
  - Вероника, проверено, мин нет.
  Через час я вхожу в ресторан русской кухни "Трактир на Шантаре". С открытой террасы ресторана открывается замечательный вид на реку. День сегодня тихий, солнечный и Полина меня ждет за столиком на террасе. Мой охранник располагается неподалеку.
  Мы с Полиной смотрим друг на друга и невольно начинаем смеяться. Мы не сговариваясь оделись на встречу, как две противоположности, как инь и янь из китайской философии. В моей одежде преобладают светлые тона, в ее темные. У меня светлые волосы, у нее темные, с темно-синим отливом, цвета вороньего крыла.
  Полина тоже не завтракала, поэтому в первую очередь делаем заказ официанту. В ресторане все официанты одеты на русский трактирный манер: красные рубахи косоворотки перевязаны в поясе длинными синими кушаками, штаны заправлены в коричневые кожаные сапоги. Все парни, как на подбор, гренадерского роста. Говорят, летом в ресторане подрабатывают студенты Шантарского университета.
  - Приступим, - говорит Полина. Я киваю в ответ:
  - Вначале ты расскажи, что знаешь, потом я отвечу на твои вопросы.
  - У меня есть знакомый оперативник в полиции, он как раз занимается делом Тарасовых. Во всех преступлениях сейчас полиция подозревает двух человек: Вячеслава Савелова и Замира Зейналова. Ты знаешь, что Савелов твой родственник?
  - Славик? Да, знаю.
  - Так вот, установлено, что этот Славик по пьяни грозился отомстить тебе. Он считает несправедливым, что ты наследница огромного состояния, а он вынужден жить в нищете.
  Я вспомнила, как заплакал Славик, когда я подставила ему подножку, он тогда упал и ударился головой об асфальт, и ответила Полине.
  - Я сомневаюсь, что Славик мог стать убийцей. Он не матерый уголовник, в тюрьме сидел за угон машины. Он внешне пыжится, пытаясь показать себя крутым мужиком, но на самом деле это слабохарактерный человек, если что и говорил, то вряд ли бы решился перейти от слов к делу.
  - Согласна с тобой, но он мог нанять другого человека, такого как Замир.
  - А это кто такой?
  - Это самый молодой бандит из банды Жескача. В 1998 году у него был конфликт с твоей бабушкой. Подробности неизвестны. Замира выгнали из банды, он ушел и вскоре надолго сел за двойное убийство. Буквально недавно вышел на свободу. Полиция предполагает, что он мог затаить злобу на Изольду Александровну, но так как она находится в больнице при смерти, стал мстить родственникам. Есть такая версия, что они знакомы со Славиком и тот нанял Замира, чтобы убить тебя и твоего отца.
  - Сюр какой-то.
  - У меня все. Теперь ответишь на мои вопросы?
  - Да, задавай.
  - Какие у вас отношения с Артемом Захаровым?
  - Мы просто друзья.
  - А с Валерой Метельским?
  - То же самое. С Валерой мы недавно познакомились. Один раз ходили в боулинг, второй на пляж.
  - Почему ты первой бросилась за упавшим в реку ребенком, ведь рядом был Валера, другие парни из вашей компании? Сказала бы им.
  - Я об этом даже не думала. Увидела, что ребенок падает в воду и сразу побежала. Мне не хватило одной секунды. Если бы я побежала на одну секунду раньше, то успела бы схватить его, и он бы вообще не упал в реку. И ничего бы не было: ни интереса ко мне журналистов, ни шоу на телевиденье.
  - Ты не стремишься к популярности?
  - Да. Я не публичный человек. Просто то место, которое я занимаю в этой жизни, такое, что публичности не избежать. В Библии есть такая аллегория, нельзя сделать незаметным дом, который стоит на горе, так вот, я сейчас похожа на этот дом, сверкающий во все стороны огнями.
  - Ты изучаешь Библию?
  - Читала кое-что из нее, но давно. Я считаю, что каждый человек, считающий себя культурным, должен познакомиться с этой книгой.
  - Правда, что ты работаешь в больнице санитаркой?
  - Да, в ковидном центре на Горького, 12. Я собираюсь учиться на врача и хочу посмотреть на работу медицины изнутри.
  - А в красной зоне бывала?
  - Я там работаю.
  - Ох, ничего себе! Вероника, ты меня поражаешь все больше и больше. Ты не похожа на избалованную девочку мажорку из богатой семьи.
  В ответ я только улыбнулась и пожала плечами.
  - Какой твой самый любимый цвет?
  - Голубой. Но если так сказать, то, наверное, неправильно поймут?
  - Это уж точно.
  - Тогда цвет синего неба.
  - Какую музыку ты любишь?
  - Нежную.
  - Твое любимое женское имя?
  - Люсия.
  - Я думала ты скажешь Вероника. А мужское имя?
  - Кирилл.
  - Насколько я знаю, в твоем окружении нет человека с таким именем. Кто это?
  - Этого человека нет в этом мире.
  Не буду же я объяснять Полине, что так звали моего мужа в другой жизни.
  - Хм, неожиданно.
  Мы с Полиной пообщались еще немного. Обсудили современную моду и разошлись. Она пообещала, что статья обо мне появится во вторник на портале "Новости Шантарска" и в газете с одноименным названием.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Продолжаю осваивать компьютер, впервые сама выбрала и купила телевизор в интернет магазине. Мой заказ вчера доставил курьер, а сегодня пришел мастер, повесил телевизор на стену и подключил его к наружной антенне. В результате весь вечер сижу в своей комнате, и смотрю шоу про себя.
  На Первом канале на шоу "Пусть говорят" трое героев - это обычные люди, которые в экстремальных ситуациях не раздумывая бросились спасать других людей. Первый рассказ о десятилетнем мальчике, который вывел из горящего дома двух своих младших сестренок. Во второй истории рассказывалось о пожилом мужчине, который увидел провалившихся под лед мальчишек и не раздумывая бросился им на помощь. Третья история про спасение тонущего ребенка на городском пляже Шантарска. Так как я от участия в шоу отказалась, то обо мне много не говорили. Главным героем заслужено стал Валера. Ведущий называл Веронику девушкой Валеры, не раскрывая подробностей кто я такая и чем занимаюсь. Даже фамилия Тарасова ни разу не прозвучала. Из друзей Валеры пригласили только Зою. И речь шла больше не о спасении ребенка, а о том, как малыш вообще оказался в воде. Мамаша мальчика, отмытая и приодетая, тоже сидела в студии и пыталась всем доказать, что у нее все хорошо, она хорошая мать, а падение ребенка в реку просто несчастный случай.
  На канале ВГТРК (Россия-1) шоу Андрея Малахова "Прямой эфир". Телевизионщики всю передачу посвятили спасению ребенка из реки Шантара. Я поначалу недоумевала, о чем можно рассказывать почти час. В первой части передачи подробно разбирали все события, произошедшие на пляже, в том числе и драку. В студию был приглашена не только мамаша мальчика, но и мужики, участвовавшие в драке с ее стороны. Блогер Azazel рассказал, как он снимал все происшествие. Запись его видео показали полностью, в том числе и интервью со мной. А после этого к Зое обратился Андрей Малахов с вопросом:
  - Так кто же эта скромная девушка, которая первой прыгнула в реку за упавшим в воду малышом?
  - Веронику привел Валера, представил, как свою девушку.
  Андрей Малахов:
  - До этого вы с ней не были знакомы?
  - Нет, не была знакома. Я сразу обратила внимание на платье девушки, на ее сумочку. Я работаю продавцом в магазине женской одежды, интересуюсь модой и сразу догадалась, что все эти вещи стоят очень дорого.
  Андрей Малахов:
  - Как дорого?
  - Больше сотни тысяч. К тому же ее лицо мне показалось знакомым. У меня хорошая память на лица. В интернете я нашла заметку о недавнем покушении на дочь известного в Шантарске миллионера Максима Тарасова. В заметке была фотография, и я сразу догадалась, что девушка Валеры и есть Вероника Тарасова.
  Андрей Малахов:
  - Вы, наверное, сильно удивились?
  - Да я была просто в шоке, рассказала об этом девочкам, но они засомневались, разве может дочь миллионера, без охраны просто так отдыхать с нами в одной компании. Я тоже подумала, что, наверное, ошиблась, а Вероника просто похожа на дочь известного человека.
  Андрей Малахов:
  - И что сделали вы?
  - Я подошла к Веронике и показала фотографию в своем телефоне, и она призналась, что это она и есть. Подошли наши парни, они играли в волейбол, они тоже сильно удивились.
  Показали нарезку фотографий из моего аккаунта в Instagram. Хотя я его и удалила, но похоже журналисты успели скопировать все фотографии.
  Малахов обратился к Валере.
  - Вы знали, кем на самом деле является Вероника?
  - Нет. Я думал, что обычная девчонка. Поэтому поначалу просто не мог поверить.
  Андрей Малахов:
  - Расскажите, как вы познакомились?
  - Я шел по улице с друзьями, на встречу шла незнакомая симпатичная девушка. Я подошел к ней, так познакомились.
  Андрей Малахов:
  - Она была одна, без охраны?
  - Да. Я пригласил Веронику сходить вечером в боулинг, она согласилась. Вероника сказала, что собирается учиться на врача, что устраивается на работу в больницу санитаркой, а с осени будет жить в студенческом общежитии.
  Андрей Малахов:
  - И вы поверили?
  - Ну да, обычная история для девчонки из простой семьи.
  Андрей Малахов:
  - И вы пригласили ее пойти в воскресенье на пляж?
  - Да.
  Андрей Малахов:
  - Что случилось на пляже?
  - Девчонки, когда узнали, кто такая Вероника, стали задавать ей вопросы. Вероника вдруг вскочила и побежала к реке. Я проследил за ней, увидел, как маленький мальчик падает в воду и побежал следом.
  Показали отрывок, где я говорю, что настоящий герой - это Валера.
  Андрей Малахов:
  - Вероника утверждает, что без вашей помощи она бы не выплыла?
  - Да, наверное. Вероника хорошо плавает, но могла бы и не справиться, в этом месте сильное течение.
  Андрей Малахов:
  - Тем не менее она не раздумывая бросилась в воду?
  - Да. Мне это тоже удивительно. Тем более, что она не простая девчонка и ей есть что терять.
  Дальше показали интервью с директором школы, который рассказал, какая Вероника замечательная девочка, и о том, что первые два экзамена сдала на 100 баллов.
  Андрей Малахов:
  - Только что нам стало известно, что Вероника действительно устроилась в больницу в ковидный центр и работает санитаркой в красной зоне.
  На экране появились две мои фотографии, сделанные телефоном. На одной мне помогают одеть костюм и хорошо видно мое лицо. Вторая фотография сделана со спины. Прямо на белом костюме фломастером пишут имя Вероника. Имена эти пишут не для больных, а для своих же сотрудников, чтобы легче было узнать друг друга в одинаковой спецодежде.
  Андрей Малахов:
  - Как выяснилось на Веронику Тарасову действительно было покушение, ранен ее родственник, он сейчас находится в больнице. За разъяснением того, как проводится расследование мы обратились в Следственный комитет Шантарского края.
  Показывают видео. За столом сидит следователь Андрей Феоктистов и говорит:
  - Проводится расследование покушения на жизнь Вероники Тарасовой, у нас есть подозреваемые. Раскрыть подробности я пока не могу - это тайна следствия.
  Журналист:
  - Чтобы пытаться убить человека, нужны серьезные мотивы. Известно, что Изольда Александровна Шубина, бабушка Вероники, оставила ей доверенность на контрольный пакет акций компании "Шантраскинвест". Возможно ли, что именно это послужило причиной нападения на девушку?
  - Да, этот мотив нападения мы рассматриваем как один из возможных.
  Журналист:
  - То есть, если появится человек, который будет претендовать на этот пакет акций, то скорее всего это будет заказчик покушения на Веронику.
  Следователь:
  - Естественно, такой человек будет под подозрением.
  Андрей Малахов:
  - Я надеюсь, что ход расследования под свой контроль возьмет Следственный комитет РФ в Москве.
  На этом заявлении передача закончилась. Так сама того не желая, я стала известной на всю страну.
  ***
  Суббота, поздний вечер, квартира главного врача Шантарской отделенческой клинической больницы.
  Марина Аркадьевна налаживает кровать в спальне, собирается ложиться спать. Раздается звонок телефона, в трубке взволнованный женский голос.
  - Марина Аркадьевна! Вы сегодня шоу Андрея Малахова видели?
  - Нет, не смотрела. Была в гостях у родственников. А что случилось?
  - Вы помните, на этой неделе взяли на работу новенькую санитарку, Веронику Тарасову?
  - Да, помню, она работает в ковидном центре.
  - Так вот, все сегодняшнее телевизионное шоу Андрея Малахова было посвящено этой девушке.
  - И что она натворила?
  - Она спасла тонущего ребенка из реки и еще она дочь очень богатого человека. Вам это нужно посмотреть самой. Я сейчас скину ссылку на эту передачу на телефон.
  - Хорошо. Жду, - Марина Аркадьевна задумалась в ожидании СМСки.
  Глава 16
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  В воскресенье я поехала в Екатерининский храм. Машина оставила на стоянке неподалеку от храма, и в сопровождении охранника пошла в церковь. Сегодня выходной день, храм маленький, кладбищенский, несмотря на пандемию битком забит народом. Каким-то чудом мы все-таки проходим внутрь. Охранник стоит позади меня, его голова и могучие плечи возвышаются над толпой прихожан, лицо наполовину закрыто черной маской. Я без маски. Не знаю, как, но я могу почувствовать зараженного коронавирусом человека. В храме сейчас таких нет. Впереди, у клироса замечаю Серафиму, она оборачивается и кивает мне.
  Выходит, священник и диакон провозглашает: "Благослови, Владыко". Иерей отвечает: "Благословенно Царство Отца, и Сына, и Святаго Духа, и ныне и присно, и во веки веков". Начинается первая часть обедни Литургия оглашенных. Службу знаю хорошо, я уже рассказывала, что после смерти мужа, пока не заболела, целый год, почти каждый день ходила в церковь.
  Впереди меня стоят два парня. Один из них оборачивается и подмигивает мне и толкает локтем в бок своего товарища, тот оглядывается и широко улыбаясь кивает мне. Узнаю студентов, которые в прошлый раз, когда я купила для церкви холодильник, помогали разгружать машину. Оба парня не одни, рядом с ними девушки, те тоже оглядываются и с открытой улыбкой кивком здороваются.
  Больше ни на что не отвлекаюсь. На меня всегда сильное впечатление на Литургии верных производит пение всеми присутствующими в храме "Символа Веры", а потом "Молитвы Господней". Вскоре после этого закрываются Царские врата и народ немного расслабляется. Хотя священники и говорят, что в этом момент за закрытыми вратами читаются самые важные молитвы, народ воспринимает этот момент, как возможность немного передохнуть, размять ноги. Начинается хождение по храму, кто-то выходит на улицу.
  Ко мне подходит Серафима, и мы отходим в сторону. Серафима знакомит меня с молодой женщиной, немного старше Вероники, за подол ее платья держатся дети, погодки, мальчик и девочка. Это Мария, она организует помощь церкви детским больницам и детским домам. Мы с ней обмениваемся телефонами и договариваемся, что на следующей неделе я закуплю подгузники для детей отказников, находящихся в городской детской больнице. По государственным нормам больницам выделяются подгузники, но обычно их не хватает. Нормальные семьи сами покупают дополнительное количество подгузников, а вот дети из трудных семей, брошенные дети, этого сделать не могут. Мария находит тех, кто готов помочь детям и с их помощью восполняет недостаток подгузников. Я предлагаю за одно оплатить в детской больнице выступление аниматоров перед старшими детьми.
  На амвон выходит священник с Чашей, мы прекращаем свои разговоры и поворачиваемся в сторону иконостаса. Я сегодня не причащаюсь, так как не готовилась и не исповедовалась перед службой. Считаю, что пока не готова исповедоваться о своем попаданчестве. Хотя, наверное, это неправильно.
  Серафима в выходные в церкви с 5 часов утра. Она единственный повар. С двумя помощницами ей нужно успеть приготовить три блюда на обед для бомжей: суп, кашу (в этот раз с мясом) и компот. Свежий хлеб привез один прихожанин, армянин, у него частная пекарня.
  После окончания службы едем на пустырь. Перед походной кухней ставятся раскладные столы, на них на подносы кладется нарезанные черный хлеб. Серафима черпаком разливает суп в одноразовые пластмассовые контейнеры. Бомжи выстроились в очередь. Я насчитала около 60 человек. Практически все - молодые мужики, правда, из-за своего грязного неухоженного вида, неостриженных волос и нечёсаных бород, они выглядят как старые деды. Среди них пять женщин, такого же неопрятного, отталкивающего вида. Лица у всех хмурые, недовольные.
  Получив еду, бомжи расходятся по пустырю. Кто-то присаживается на ствол упавшего дерева, кто-то на камень, остальные едят стоя. Один мужчина, с разбитой в кровь физиономией подходит ближе ко мне. Охранник делает шаг вперед, преграждая ему дорогу.
  - Это ты, что ли спонсор? - громко спрашивает мужик, и неожиданно ловко харкает слюной в мою сторону. Я отшатываюсь, охранник бьет бомжа в скулу и тот отлетает в сторону. Плевок попадает на носок моей туфли. Серафима достает бумажную салфетку и подает мне. Вытираю туфлю и сажусь в машину. Дальше оставаться здесь нет смысла, что хотела, я увидела. Да и я не юная восторженная барышня, чтобы рассчитывать на какую-то благодарность. Не убили, и на том спасибо.
  ***
  Задержание Зейналова, город Шантарск
  Бандита Замира Зейналова взяли совершенно случайно. Оперативник Антон Мартынов с женой шел по улице и заметил, как числящийся в розыске бандит Зейнал входит в пивной бар. Он тут же вызвал группу захвата, жену отправил домой. Через два часа, изрядно нагрузившийся пивом Зейнал вышел из бара, и сразу оказался в жестких объятиях ожидавших его бойцов.
  О задержанном тут же известили следователя Андрея Феоктистова, который не поленился бросить все домашние дела и несмотря на воскресный день приехал в управление. Преступника нужно было допросить немедленно, пока он не пришел в себя после расслабляющего сидения в пивном баре и неожиданного захвата.
  Зейналова провели в допросную комнату и усадили на стул напротив следователя Феоктистова, который внимательно наблюдал за задержанным.
  Кроме следователя в допросной комнате находились два оперативника Антон Мартынов и Геннадий Ветров. С Зейналова сняли наручники, и он бережно стал растирать кисти рук. Искоса глянул на оперативников, спросил следователя:
  - За что меня задержали?
  - Вы подозреваетесь в покушении на жизнь Вероники Тарасовой.
  - Да мне эта девка побоку, - возмутился Зейналов, - У меня претензии есть только к ее бабке. А как узнал, что старуха в больнице при смерти, так и все, успокоился.
  - Твой подельник Вячеслав Савелов во всем признался и сдал тебя полностью, - на самом деле следователь Феоктистов блефовал, Славик был объявлен в розыск, но пока не найден.
  - Вот же гад. Он же мне так и не заплатил, - хмыкнул Зейналов, и стал рассказывать, - С Савелом мы случайно встретились в пивбаре. Он мне стал жаловаться на Веронику Тарасову, что бабка вскоре умрет, и все огромное богатство достанется ее внучке. Так бы, говорит, и убил ее. В чем дело, спрашиваю, возьми и убей. Нет, сам не могу. Предложил мне. Я согласился за 100 тысяч рублей. Мне деньги нужны, я только освободился. В тот же день, поздно вечером на машине Славика поехали на железнодорожную станцию, названия ее не помню. Короче, там недалеко загородный дом Тарасовых. Славик позвонил Веронике, сказал, что есть человек, который видел, как на самом деле погибла ее мать. Через полчаса прибежала Вероника. Славик остался в машине, а мы с ней пошли по тропинке в сторону железнодорожного моста. Я стал ей рассказывать какую-то туфту, чтобы отвлечь, потом ударил по голове камнем. Закинул на плечо, отнес на железнодорожный мост и сбросил в воду. Славик хотел, чтобы все походило на несчастный случай. Якобы, сама упала. Денег у Славика с собой не было, обещал, что на днях отдаст. Через день звоню ему, а он заявляет, что Вероника жива, только ногу немного повредила. Денег так и не заплатил, сволочь.
  Оперативники переглянулись. Об этом покушении на Веронику они не знали.
  - Какого числа это случилось? - спросил следователь.
  - 13 июля, вроде.
  - Расскажите о втором покушении.
  - О каком втором? Славик мне не заплатил, я что, на него бесплатно должен работать?
  Больше ни в каких преступлениях Зейналов признаваться не захотел и его пришлось отправить в камеру временного содержания. О покушении на Веронику Тарасову 13 июля полиция не знала, от родственников девушки никаких заявлений по этому поводу не поступало. Следователь взял телефон и набрал номер Вероники. Если девушка не подтвердит это преступление, то Зейналова придется отпускать, за неимением состава преступления.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  В интернете нашла большую статью, в которой автор рассказывает о новом жанре фантастической литературы, ставшей особенно популярной в начале XXI века. Речь идет о попаданцах, людях, которые так же, как и я, каким-то непостижимым образом попали в другой мир. Мне эта тема интересна, поэтому сижу, внимательно читаю прямо с экрана компьютера.
  Большинство попаданцев попадают в прошлое и сразу начинают спасать, кто Николая II, кто Ленина со Сталиным. Все зависит от их политических предпочтений, а вот мне кого спасать? Нынешнего президента, или наоборот, главного оппозиционера? Вот только от чего их спасать? Может быть от самих себя? Но этот род спасения больше подходит священникам или психоаналитикам. Если я кого и буду спасать, то точно не политиков. Не нужно мешать им заниматься их грязным делом - политикой.
  Еще попаданцев всегда волнует, как изменится ход истории из-за их появления в прошлом. Все ссылаются на эффект бабочки (смотрите рассказ "И грянул гром" писателя Рэя Брэдбери). В рассказе путешественник во времени случайно раздавил бабочку в Мезозойской эре, а в результате полностью изменилось будущее и не в лучшую сторону.
  Ни капли не сомневаюсь, что я как раз такая бабочка и мое появление в этом мире изменит ход истории. Ведь настоящее Вероника утонула. Ее ударили по голове, она в бессознательном состоянии упала в воду и захлебнулась. Это я, сумела выплыть и с этого момента ход истории все больше будет отклоняться в сторону. Надеюсь, что это положительные изменения.
  Звонит телефон, поднимаю трубку.
  - Добрый день, Вероника Максимовна, следователь Андрей Петрович Феоктистов. У нас появились новые данные о покушении на вас. Я могу прямо сейчас к вам подъехать?
  - Подъезжайте.
  Через час домработница мне сообщила, что Феоктистов ждет меня в вестибюле. Спускаюсь на первый этаж, здороваюсь со следователем. Он сидит в кресле у окна, я сажусь в соседнее кресло и вопросительно на него смотрю.
  - Вероника Максимовна, нам стало известно, что на вас было совершенно еще одно покушении, 13 июля. Это правда?
  - Да.
  Руслан мне советовал рассказать все полиции, но я так и не собралась туда съездить. После того как следователь пытался обвинить меня в смерти отца Вероники, мне не хотелось снова встречаться с ним.
  - Расскажите подробно.
  - Я не стала сообщать об этом происшествии в полицию, потому что частично потеряла память. Знаю, что пошла на какую-то встречу на железнодорожную станцию. Когда я уходила из дома, меня видел наш дворник. Больше ничего не помню. Очнулась уже в воде посредине реки. Ухватилась за проплывавшее мимо дерево и сумела забраться на него. Когда дерево прибило к берегу, выбралась на сушу. Потом дошла до трассы и на попутной машине вернулась в город. Я отсутствовала дома примерно сутки. Отец обратился в полицию. О моем исчезновении была заметка на портале "Новости Шантарска".
  - То есть вы не можете сказать, кто именно вас ударил по голове и сбросил с моста?
  - Нет.
  - Вам известно местонахождение Вячеслава Савелова?
  - Нет, не известно. Последнее, что знаю, он собирался уехать из города.
  На этом следователь попрощался и уехал. Получается, что в том преступлении, в результате которого я и попала в этот мир, все-таки виноват Славик?
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Вечером звоню Изольде Александровне, интересуюсь ее здоровьем. В течение дня мы с ней обычно созваниваемся 2 -3 раза. Пусть медленно, но образ девочки, которая жила в этом теле до меня в ее памяти должен потускнеть. По крайней мере я надеюсь, что при встрече, она не испугается и не закричит: "Куда дели мою настоящую внучку?!" Мне нужно, чтобы бабушка Вероники постепенно привыкла к своей новой внучке: к ее голосу, манере речи, к ее самостоятельности и разумеется к ее новому внешнему виду.
  - Бабушка, - говорю я в трубку, - когда мы с тобой встретимся, ты меня не узнаешь. Теперь у меня другой образ. По твоему совету я накупила себе кучу одежды. В школе я была девочкой пацанкой и подбирала себе соответствующую одежду, а сейчас я повзрослела и хочу быть леди.
  - Давно пора было к этому прийти, - говорит бабушка, - Раньше я волновалась из-за того, что ты из-за всякого пустяка начинаешь плакать, не можешь постоять за себя, везде за собой таскаешь свои любимые мягкие игрушки; что ты слишком инфантильна для своего положения в обществе, а теперь только удивляюсь, как быстро ты меняешься в лучшую сторону.
  - Наверное, во мне наконец-то проснулись твои гены, бабушка, - льщу я Изольде Александровне и она, немного помолчав, с этим соглашается.
  - Я всегда была воительницей, - говорит бабушка, - и никогда никого не боялась. Наверное, поэтому меня и полюбил твой дедушка. Надеюсь, что ты станешь такой же сильной и уверенной в себе женщиной, как я.
  Наверное, у многих сразу возник вопрос, как же так, Вероника работает в ковидном центре, ее бабушка больна коронавирусом, а они до сих пор не встретились. Объясняется это просто. Еще весной, когда пандемия только начиналась, и ожидалось резкое увеличение числа заболевших новой инфекцией, распоряжением губернатора в городе переоборудовали и подготовили для ковидных пациентов сразу несколько больниц. Город Шантарск насчитывает более миллиона жителей и понятно, что одна краевая инфекционная больница не справилась бы с огромным потоком инфекционных пациентов.
  Я, когда устраивалась на работу, намеренно выбрала больницу, расположенную подальше от краевой инфекционной больницы, в которой лечится Изольда Александровна. Честно говоря, я боялась ее реакции на мое появление. Веронику она любила, хорошо знала, и легко могла заметить резкие изменения, которые произошли во внутреннем мире ее внучки.
  Сейчас, я надеюсь, этого не произойдет, и бабушка при встрече признает меня своей внучкой.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Проверяю электронную почту и обнаруживаю письмо от детектива Руслана. Черно-белая фотография симпатичного молодого мужчины и текст под ней: "Вероника, ты знаешь этого человека?" Отвечаю:
  - Нет.
  - Это Виктор Соболев. У твоей бабушки был с ним роман до Вадима Извекова. Возможно это твой настоящий дедушка.
  Вот это поворот. Пишу ответ:
  - Чем Соболев занимается? Он жив?
  - Да, он жив, сейчас на пенсии, преподает в Шантарском университете. В прошлом врач-хирург, доктор медицинских наук. Если хочешь, можно сделать ДНК-тест на родство.
  - Да. Хочу. Он согласится?
  - Думаю, согласится.
  Договариваемся, что в понедельник я сдам слюну для проведения ДНК-теста. Теперь я понимаю Изольду Александровну, почему она так не хотела, чтобы детектив "копался в грязном белье" семьи.
  ***
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  В понедельник на утренней планерке обсуждались текущие дела больницы и только в самом конце Марина Аркадьевна, главный врач Шантарской отделенческой клинической больницы сказала несколько слов о Веронике.
  - Тут кое-кто утроил панику по поводу санитарки Вероники Тарасовой, - Марина Аркадьевна повернулась в сторону начмеда, - Я посмотрела шоу Андрея Малахова и считаю, что все поднятые там вопросы никоим образом не касаются нашей больницы. По работе, есть какие-нибудь претензии к Тарасовой?
  - Марина Аркадьевна, у меня претензий нет, - подняла голову от разложенных перед ней на столе бумаг заведующая ковидным отделением Наталья Григорьевна Вахрушина.
  - Раз так, все разговоры, не относящиеся к делу, которым мы занимаемся должны быть прекращены, - подвела итог Марина Аркадьевна.
  ***
  В кабине заместителя руководителя следственного управления Следственного комитета РФ по Шантарскому краю полковника юстиции Вениамина Поликарповича Засохина.
  Докладывает следователь Андрей Феоктистов.
  - В минувшее воскресенье был задержан Замир Зейналов, он дал признательные показания, что 13 июля этого года ударил Веронику Тарасову камнем по голове и сбросил с моста в реку Шантара. К сожалению, сама Вероника Тарасова не помнит, что случилось с ней в ту ночь. По ее словам, она пришла в себя уже в воде, выбралась на берег и вернулась домой. Зейналов утверждает, что покушение на жизнь девушки совершил по просьбе своего знакомого Вячеслава Савелова, который в настоящее время объявлен в розыск. Местонахождение его пока не установлено.
  - Признание Зейналова ничего не значит. Он в любой момент может сказать, что просто оговорил себя под давлением следствия. Что известно по другим эпизодам дела Тарасовых?
  - По ДТП с автомобилем Максима Тарасова. Удалось установить, что прежде, чем забрать из дома своего начальника, водитель заезжал в автомастерскую в которой работал Вячеслав Савелов. У водителя Тарасова в этой автомастерской ремонтировалась его личная машина. Некоторое время служебная машина Тарасова оставалась без присмотра. Нельзя исключать, что у Савелова была возможность повредить тормозную систему автомобиля Максима Тарасова.
  - Понятно. Дальше.
  - Можно предположить, что вместо Зейналова Савелов нанял нового исполнителя. Кого конкретно пока установить не удалось. Этот человек убил Максима Тарасова в больнице и проник в загородный дом Тарасовых, где ранил Глеба Скоробогатова.
  - Что по Мрыкину?
  - На видеозаписи с уличной камеры видно, что Мрыкин оставил машину и зачем-то пошел в сторону гаражей. На руке у него висит барсетка. На территории гаражей видео камер нет. Внешне его убийство похоже на банальное ограбление. Когда Мрыкин шел через проход между гаражами, кто-то ударил его по голове обрезком водопроводной трубы, забрал барсетку и скрылся.
  - В общем результатов нет. Долго копаетесь. Всю новую информацию, появившуюся по этим делам, немедленно докладывайте мне.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  Я ожидала, что после шоу Андрея Малахова, ко мне в больнице начнут относиться как-то по-другому. Ничего подобного, такое впечатление, что ничего не было или никто вокруг не смотрит телевизор. Рабочий день начался, как обычно, мне помогли одеть костюм биологической защиты, и я пошла в красную зону. В реанимации появился еще один больной подключенный к аппарату ИВЛ, но по моим ощущениям его жизни ничего не угрожает. Выкарабкается и без меня.
  После работы сижу, пью чай с сушками в комнате питания. Заходят два доктора, на меня не обращают внимания, я сижу в дальнем конце стола у окна. Тот, что постарше, громко рассказывает случай из своей практики. По специальности он врач невролог, из-за пандемии переучился на инфекциониста, в ковидном центре работает временно.
  - В феврале этого года нужно было дать консультацию на дому. Приезжаю по указанному адресу. Дверь открывает молодая женщина, как выяснилась внучка. Ветхая бабушка сильно нервничает, чуть что, сразу в слезы. Посмотрел бабушку, у нее обычный для 86 лет возрастной набор болячек и сильно выраженная тревога. Начал осторожно расспрашивать, что случилось. Оказывается, пару недель назад помер дедушка. Бабушка погоревала, но умеренно. Дедушка долго болел, его смерть была ожидаема. А вот после его похорон начались странности. В квартире сам по себе включался и выключался свет, несколько раз бабушка просыпалась от звука шагов в коридоре. При этом кот, который много лет прожил в этой квартире, явно чего-то боялся, а за два дня до моего визита начал метаться по квартире в диком ужасе, потом упал и умер. После этого случая слезы у бабули было не становить... Выписал тиоридазин, посоветовал, чтобы бабушку не оставляли одну. Собрался уходить, выхожу вместе с внучкой в коридор, налево открыта дверь в ванную, решил помыть руки после осмотра. Неожиданно дверь в ванну сама по себе с грохотом закрылась перед моим носом. Поворачиваюсь к внучке и хриплым голосом говорю: "Забирайте бабулю к себе, не чего ей тут одной делать". Потом мне внучка позвонила, поблагодарила, с бабушкой все хорошо. А пустая квартира сгорела на 39 день после смерти деда. По версии пожарного инспектора - замкнуло проводку. С тех пор больше никакой жути там не было...
  - Сергей Владимирович, я в эту мистику не особо верю, - сказал молодой доктор.
  - Да я и сам, Игорь Венедиктович, давно циничный материалист, - отвечает Сергей Владимирович, - Если бы своими глазами не видел, ни за что бы не поверил.
  Врачи наливают себе чай и садятся за стол. Доктор, что по моложе, мне уже знаком. Это он в пятницу смотрел вместе с медсестрами видео с пляжа с моим участием. Он замечает меня и здоровается. Второй доктор, Сергей Владимирович, тоже обращает на меня внимания и в его взгляде появляется узнавание.
  - Вы ведь Вероника?
  - Да.
  - А вы молодец! Не каждый мужчина, рискуя жизнью бросится в воду спасать чужого ребенка.
  В ответ я только улыбнулась.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  После работы первым делом поехала в частную клинику, чтобы сдать слюну для ДНК-теста, потом еду в больницу к Глебу Скоробогатову. Ему стало лучше, он уже в обычной палате. Рана конечно скверная, но Глеб упорно идет к выздоровлению. Лиля с Кристиной уже там. Захожу в палату, Глеб встречает меня радостной улыбкой. Я ему очень благодарна. Он спас меня от неминуемой смерти.
  Сажусь на стул рядом с кроватью, звонит телефон. Звонок от Михаила Турсуна. Он сообщил, что можно встретиться и заключить договор на проведение маркетинговых исследований и разработку бизнес-плана частной клиники. Договариваюсь с ним, что приеду к нему завтра сразу после работы.
  Только отключилась, новый звонок, звонит Изольда Александровна.
  - Вероника! Меня завтра выписывают.
  Обещаю бабушке, что завтра вечером приеду к ней домой. Лиля прислушивается к разговору, спрашивает:
  - Это не Изольда Александровна звонила?
  - Да, она.
  - Ей что, лучше?
  - Завтра выписывают домой.
  Глеб на это сообщение не реагирует, а Лиля сильно удивлена. Здоровьем Изольды Александровны она не интересовалась и, как и все родственники, была уверена, что не сегодня, так завтра бабушка умрет. Уверена, что внезапное выздоровление Изольды Александровны будет шоком и для остальных родственников Тарасовых.
  Глава 17
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  Начинается новый рабочий день. Сегодня в реанимации к ИВЛ подключены три человека. Занимаюсь уборкой и поглядываю на них. Пожилым мужчине и женщине ничего не угрожает. Я чувствую, что они сильные и обязательно выкарабкаются, а вот третий, мужчина 34 лет, умирает. Как я это чувствую? Попытаюсь объяснить.
  Представьте ванну, наполненную водой - это человек полон жизни. Если в ванне открыто сливное отверстие, вода из нее начинает утекать. Сразу становится заметно, как все меньше и меньше становится воды в ванне, когда ее не станет совсем, человек умрет. Чтобы остановить умирание, нужно закупорить отверстие, через которое вытекает жизнь. Как выяснилось, я могу это сделать, правда сама не знаю, как я это делаю. Просто кладу на лоб руку, через меня проходит нечто похожее на разряд электрического тока и все, смерть отступает. Я конечно понимаю, что в этом нет никакой моей заслуги. Так получилось, что некие высшие силы, надеюсь, что это Бог, дали мне такой необычный дар. Теперь я обязана его использовать.
  Занимаюсь уборкой и постепенно двигаюсь к нужной кровати. Выбираю момент, когда никто не смотрит в мою сторону и кладу на лоб мужчине ладонь в перчатке. Меня дергает, как от удара током. Не успеваю до конца убрать руку, как слышу голос:
  - Вероника, ты что делаешь?
  - Да, тут край кровати чем-то испачкан! - делаю вид, что стряхиваю на пол невидимые крошки. На меня внимательно смотрит человек в костюме биологической защиты. По очертаниям грузной фигуры догадываюсь, что это Татьяна Владимировна, старшая медсестра. Мне не повезло, сегодня в реанимации дежурит она. Несмотря на свой возраст, женщине 54 года, она работает в красной зоне ковидного центра. Перешла сюда из другого отделения, причем добровольно. В отличие от молодых медсестер, недавно закончивших медучилище, она никогда ничего не путает и не ошибается. Она все видит, все замечает, знает, наверное, побольше другого врача.
  Убираю палату дальше и постоянно чувствую на себе ее внимательный взгляд. Самого момента исцеления она не видела, но заметила, как я отдернула от больного руку и теперь с подозрением постоянно будет следить за мной. Заканчиваю уборку в реанимации и иду дальше.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  После рабочего дня дома отмокаю в джакузи. Сегодня выписали из больницы Изольду Александровну. Вечером я должна встретится с ней. Планирую, что одеть, как себя вести с ней, о чем говорить. Встреча очень ответственная, от нее зависит вся моя дальнейшая жизнь в этом мире.
  Сразу после работы заехала в офис к Михаилу Турсун. Знакомый маркетолог Михаила оказался женщиной лет тридцати - Анной Ковальской. Она сразу энергично стала рассказывать обо всех аспектах предстоящей работы. Меня все устраивает. Договорились, что в конце августа она предоставит мне результаты маркетингового исследования и аналитический отчет по платной медицине города Шантарска. После этого Михаил Турсун возьмется за составление бизнес-плана частной клиники. Я оплатила аванс, и мы расстались довольные друг другом.
  Звонит телефон. Беру трубку. На экране имя - Валера.
  - Привет, красавица! Чем занимаешься?
  - Лежу в ванной.
  - Голенькая?
  - Нет, в одежде! Ты куда пропал?
  - Ездил на запись шоу в Москву. Видела, наверное, по телевизору?
  - Видела.
  - Еще сдал экзамен на пятый разряд сварщика. Вот, вышел из отдела кадров на улицу, сразу звоню тебе. Меня берут на работу в "Судостроительную компанию". Хочу тебя поблагодарить, и проставиться по этому случаю. Приглашаю в ресторан. Ты как?
  - Валера я не против, но сегодня не могу, вечером иду к бабушке.
  - Пирожки понесешь? Как Красная шапочка.
  - Да, типа того. Завтра позвони.
  Только положила трубку, очередной звонок телефона. Экран окрашен как-то странно в бордовый цвет, под высветившимся незнакомым номером надпись "Спам". Это слово мне уже встречалась, но смысл его я не знаю. Провожу пальцем по экрану и соединяюсь с неизвестным абонентом. В трубке раздается бархатный мужской голос.
  - Добрый день, с вами говорит сотрудник безопасности банка Иван Иванович Иванов, нам только что стало известно, что преступники пытаются списать с вашей карточки все деньги...
  Мужчина продолжает говорить, а я неожиданно для себя пугаюсь, на обеих карточках у меня лежат миллионы. К тому же сегодня у меня встреча с бабушкой Вероники. Как она отнесется к дуре внучке, профукавшей все деньги, я думаю объяснять не надо?
  - Вы сотрудник какого банка? - спрашиваю мужчину, - У меня две карточки от разных банков.
  - Сбербанка, - уверенно отвечает он, - Сейчас я вас переключу на сотрудницу, которая непосредственно занимается вашим делом. Не бросайте трубку. Это очень важно для вас!
  Происходит переключение, звучит музыка, и в трубке раздается бодрый женский голос.
  - Добрый день, я специалист по безопасности банковских карт Наталья Сергеевна Сергеева. Теперь, пожалуйста, представьтесь вы...
  - Вероника.
  - Вероника, чтобы найти вас в компьютере мне нужно знать ваше имя, отчество и фамилию полностью.
  - Вероника Максимовна Тарасова.
  - Давайте проверим, - говорит мне женщина, - что речь идет именно о вашей карте...
  - У меня карта в кошельке, - перебиваю ее и вылезаю из джакузи.
  - Не волнуйтесь, я подожду, - отвечает женщина. Быстро вытираюсь полотенцем и как есть голая бегу в зал, где на столе лежит мой кошелек, телефон держу в руке. На полу остаются мокрые следы. Достаю из кошелька банковскую карточку.
  - Сейчас я вам назову первые цифры банковской карты, а вы четыре последние и я по компьютеру проверю, действительно ли мошенники пытаются взломать вашу карту, - говорит мне Наталья Сергеевна и называет первые цифры карты. Все удивительным образом совпадает, и я называю четыре последних цифры.
  - Теперь проверим, совпадает ли дата окончания действия карты. Эти данные находятся под номером карты.
  Я нахожу и называю.
  - Отлично Вероника Максимовна? Осталось назвать последние цифры. Они находятся на обратной стороне карты.
  Руки у меня сырые, скользкие. Я их плохо вытерла полотенцем. Переворачиваю карту, чтобы посмотреть цифры на обратной стороне, но карта выскальзывает у меня из пальцев и летит на пол. Я пытаюсь ее поймать и роняю телефон. Наверное, от сотрясения он отключается. Обратно включить я его почему-то не могу. К счастью у меня есть второй телефон, который мне подарил Артем Захаров. Достаю его, нахожу номер телефона горячей линии Сбербанка. Трубку берет сотрудница колцентра Сбербанка. Объясняю ей, про звонок сотрудника безопасности банка Ивана Ивановича Иванова. Девушка внимательно выслушала мой сумбурный взволнованный рассказ и сказала.
  - Должна вас огорчить, вам звонили мошенники. Сотрудники Сбербанка никогда не звонят своим клиентам и не требуют данные банковской карты. Советую прямо сейчас заблокировать карту и выпустить новую. Слишком много информации о банковской карте вы передали неизвестным злоумышленникам.
  Я соглашаюсь и карту блокируют.
  - Никогда не сообщайте неизвестным вам людям данные вашей банковской карты, тем более по телефону, - на прощание говорит мне девушка.
  На следующий день, после работы пришлось самой ехать в Сбербанк. Там выяснилось, что жулики не смогли воспользоваться моими деньгами. Правда теперь и я не смогу, пока не получу новую карту. Короче, попалась, как последняя лохушка. Потом прочитала в интернете, что оказывается я не одна такая дура, нас таких доверчивых идиотов по стране миллионы!
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  Еду на встречу к Изольде Александровне, от волнения вся трясусь мелкой дрожью. Если бабушка Вероники меня не признает своей внучкой, придется бежать из города, а возможно и из страны. Слишком многое, оказывается, зависит от этого человека. Сейчас даже немного жалею, что отказалась от поездки в Германию с Артемом.
  Изольда Александровна сейчас находится в своей квартире в элитном квартале на западной окраине города Шантарска. Есть у нее и загородный дом. Охрана элитного квартала предупреждена о моем приезде, Павел проезжает внутрь и паркует машину на гостевой стоянке. Второго охранника нет, поэтому водитель сам провожает меня до дверей нужной квартиры. Дверь открывает мрачная женщина лет пятидесяти. Лицо невыразительное, на правой скуле шрам с неровными краями. Взгляд у женщины колючий, внимательный. Сегодня мне весь день везет на такие взгляды. С сомнением смотрю на женщину, на бабушку Вероники она не похожа. В семейном фотоальбоме я видела фотографии Изольды Александровны. Здороваюсь и женщина отходит в сторону, пропуская в квартиру. Павел возвращается на стоянку к машине.
  Внезапно успокаиваюсь и смело иду внутрь. В большом зале мне на встречу с дивана поднимается худенькая пожилая женщина. Секундная пауза, я не знаю, как правильно поступить, потом подхожу к ней, и мы обнимаемся.
  - А ты действительно изменилась! - Изольда Александровна садится обратно на диван и рассматривает меня. - Совсем взрослая стала. Даже не верится, что всего месяц назад ты выглядела как самая обычная соплюшка, а сейчас прямо взрослая дама, хоть завтра замуж выдавай.
  - Бабушка, какое замужество, мне еще учиться надо.
  - Надеюсь, ты не ужинала? Пойдем в столовую, обо всем поговорим за столом, - Изольда Александровна поднимается с дивана и идет в другую комнату, я следую за ней. Женщина с мрачным лицом, которую мне так и не представили, проходит вперед, отодвигает стул и помогает бабушке усесться за стол. На домработницу она не похожа, скорее всего близкая подруга. Я сажусь на указанное место рядом с бабушкой. Рассказываю, как сегодня чуть не потеряла все деньги с карточки Сбербанка. Делаю я это намеренно. Хочется ослабить то напряжение, которое возникло между нами. Я вижу, что Изольда Александровна приглядывается ко мне и похоже не узнает свою любимую внучку. Мы некоторое время обсуждаем безопасность банковских карт. Женщина с мрачным лицом садиться в стороне на стул и наблюдает за мной. Под ее взглядом у меня появляется такое чувство, как будто на мне нет одежды.
  Меня здесь ждали, стол накрыт. Заходит женщина в белом переднике и подает горячее.
  - Твое любимое блюдо! - восклицает бабушка, и пододвигает в мою сторону тарелку с чем-то коричневым.
  - Что это?
  - Торт из печени.
  Я, Люся, не любительница подобных деликатесов. В прошлой жизни конечно пробовала, даже готовила как-то сама, но сказать, что это мое любимое блюдо не могу. Тем более, что это может быть обычная подстава. Изольда Александровна просто проверяет меня. Возможно, настоящая Вероника - это блюдо терпеть не могла.
  - Бабушка, после первого покушения я многое позабыла, - говорю я Изольде Александровне, - Поэтому пока не попробую, не узнаю, нравится мне это или нет.
  - Расскажи подробнее про первое покушение на тебя, после которого ты потеряла память, - просит Изольда Александровна.
  О первом покушении я уже рассказывала Изольде Александровне по телефону. Снова повторяю свой рассказ, теперь, наверное, больше для ее подруги со шрамом. В конце сообщаю о том, что недавно приезжал следователь Феоктистов, который сообщил, что задержан Замир Зейналов, он признался в покушении на меня. Именно Зейналов ударил меня по голове и сбросил с моста. Организатором покушения бандит назвал Вячеслава Савелова.
  - Славик организатор покушения? - удивляется Изольда Александровна, - Он же у меня чуть ли не в ногах валялся после тюрьмы, просил взять на работу. Вот и верь после этого людям!
  Я смотрю на Изольду Александровну, она совершенно не похожа на человека, который доверится первому встречному. Это сильная и властная натура. В прошлом очень красивая женщина. Это видно даже сейчас, в ее возрасте. Издали со спины ее можно принять за молодую женщину. Вблизи, на шее видна морщинистая кожа. Лицо подтянуто, без морщин - следствие работы пластических хирургов.
  Хотелось бы написать, что ужин проходил в непринужденной обстановке, но это не так. Я постоянно следила за каждым своим словом, да и бабушка Вероники не спешила идти на сближение. Обсудили последние события в семье. Я рассказала о своих планах, о том, что заключила договор на маркетинговое исследование и составление бизнес-плана для частной клиники. Изольда Александровна посоветовала, пока я работаю в больнице, приглядеться к врачам и медсестрам, можно уже подбирать персонал для своей клиники.
  В общем я была очень рада, когда ужин закончился и Изольда Александровна милостиво отпустила меня домой. Мы еще стояли в зале, как вдруг дверь слева распахнулась и оттуда выскочил ротвейлер и мощными прыжками понесся в мою сторону.
  - Бася! Бася, - закричала ему вслед та самая домработница, что подавала на стол во время ужина. Я успела заметить внимательный взгляд Изольды Александровны. Понятно, еще одна проверка. Узнает ли Веронику собака? Ротвейлер резко остановился в метре от меня.
  В прошлой жизни я не боялась собак. Мой муж даже в шутку называл меня "собачья радость". Я не знаю в чем дело, но собаки всегда ко мне относились хорошо. Любая незнакомая псина бросалась ко мне и начинала радостно прыгать вокруг, если же хозяин тянул ее за поводок в сторону, не хотела уходить.
  Я помню, как в детстве мои родители были в гостях у своих знакомых. Был жаркий летний день, стол для гостей хозяева накрыли под навесом в саду. Мне было пять лет и родители отпустили меня погулять по саду. Я шла, шла и вышла за калитку, а там, на заднем дворе возле будки сидел на цепи здоровенный пес. Как потом выяснилось, с очень злобным характером, его даже хозяин побаивался, а уж постороннего этот пес и близко не подпускал. Я этого не знала. Я подошла к собакену, погладила его по голове, потом залезла в его будку. Когда родители хватились меня, я спокойно спала, навалившись на пса, а он злобно рычал на любого, кто пытался подойти и забрать меня.
  Но такие способности у меня были там, действуют ли они здесь, в этом мире, я не знала и проверить до этого момента не могла.
  Я присела, протянула руку к собаке и позвала:
  - Бася!
  Пес сорвался с места и радостно запрыгал вокруг пытаясь лизнуть в лицо.
  - Узнал, - услышала я голос Изольды Александровны. Проверку собакой я прошла.
  ***
  Город Шантарск, квартира Изольды Александровны, бабушки Вероники
  Как только Вероника покинула квартиру, Изольда Александровна, сразу обратилась с вопросом к женщине с мрачным лицом, давней своей знакомой, специалисту профайлеру и психологу с многолетним стажем.
  - Ну, и что, Марфа Матвеевна, про нее скажешь?
  - Первое впечатление - это не Вероника. Видела, как она зашла? Как совершенно чужой взрослый человек. Как она тебя обычно называла, разве бабушка?
  - Обычно она меня называла "Ба". Когда подходила ко мне, ударяла своей ладонью о мою ладонь. На диван всегда забиралась с ногами.
  - Эта женщина очень похожа на Веронику, но это не Вероника.
  - Женщина?
  - Она держится, как взрослая уже рожавшая женщина. Я же специалист, по поведению могу отличить девочку, не знавшую мужчины от женщины, тем более от рожавшей женщины. Они по-разному ходят, стоят, говорят. Взгляд другой.
  - Даже так, рожавшая? Она же недавно была у гинеколога, когда брала справку для поступления в вуз. Врач сказал, что она до сих пор девственница. Тем более, ты сама видела, ее узнала собака, а уж Бася, поверь мне, ни за что не стал бы так радоваться чужому человеку.
  - Вот это и странно. Я тебе говорю о внешнем ее поведении. Я знаю, что это твоя несовершеннолетняя внучка, которая только что окончила школу, а глазами вижу совершенно другое.
  - Вероника сказала, что в первое покушение в результате удара по голове частично потеряла память.
  - Медицинское обследование было? Не было. Об этом покушении и потере памяти мы знаем только с ее слов. За то время, что ты болела у Вероники произошла полная замена личности. Такое бывает, когда личность человека меняется в результате психического заболевания, но это всегда деструктивные изменения. Здесь же умная женщина, которая пытается это скрыть. Взять хотя бы этот рассказ о жуликах и банковской карточке. Явно хотела просто отвлечь внимание и показать, какая она глупая девочка подросток.
  - Вероника всегда была девочкой умной. Была бы глупая, не смогла бы сдать на 100 баллов два экзамена по ЕГЭ. Месяц назад это был просто взбалмошный балованный ребенок. Сейчас же я разговариваю с ней как с равной мне личностью. Разве такое может быть? Может быть это другой, просто очень похожий на нее человек?
  - Я сохранила чашку, из которой она пила чай. ДНК-тест покажет с кем на самом деле мы имеем дело.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Вернулась от Изольды Александровны, захожу в вестибюль загородного дома и сталкиваюсь лицом к лицу с Ларисой Феофановой.
  - Вероника! Что-то ты рано. С мальчиком поссорилась?
  - Нет. Я была у бабушки.
  - В больнице? Разве в инфекцию пускают?
  - Нет, я была у бабушки дома. Она поправилась, ее выписали, у нее все хорошо со здоровьем.
  После моих слов Лариса аж в лице переменилась.
  - Ой, у меня еще дела, - и побежала на верх в свою комнату, наверное, сообщать о внезапном выздоровлении Изольды Александровны своему мужу. Они что, надеялись, что им что-то перепадет из наследства? Странные люди.
  У себя в комнате включаю компьютер. Сегодня на портале "Новости Шантарска" должна появиться большая статья журналистки Полины Журавской о происшествии на пляже и интервью со мной. Открываю. Статья действительно есть, написана живо, интересно. Вероника показана с самой лучшей стороны - "студентка, комсомолка, спортсменка и просто красавица", с поправкой на реалии XXI века - красивая, богатая, успешная.
  Глава 18
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  Сегодня рабочий день прошел спокойно, смерть никому из пациентов реанимационной палаты не угрожала. Мужчина 34 лет, которому я вчера положила на лоб ладонь, сегодня чувствует себя намного лучше. Думаю, что завтра его переведут в обычную палату.
  Иду по коридору на выход. Мне позвонили, что машина уже подъехала. Дверь в комнату сестры хозяйки открыта. Услышала, что разговор идет обо мне и остановилась. Два голоса: один хрипловатый, густой, другой тонкий, звонкий.
  Звонкий голос:
  - Вот почему этой Веронике так все легко достается? Еще никто, только школу окончила, а у нее уже денег куры не клюют! А тут работаешь, блин, с утра до ночи, горбатишься за копейки. Спасибо никто не скажет.
  Хрипловатый голос:
  - Зря ты так, далеко не каждая девушка пойдет после школы работать в санитарки, да еще в ковидное отделение. У моей подруги дочка тоже школу окончила в этом году. Так матери сразу заявила, я устала, я буду отдыхать.
  Звонкий голос:
  - Все равно я не верю ей. Думаю, все это сплошной пиар.
  Хрипловатый голос:
  - В смысле?
  Звонкий голос:
  - Да пиарится она на нас. Вон ее даже Андрей Малахов похвалил. Будто она одна такая в ковидном отделении работает. Про нас никто и не вспомнил. Мы - рабочие лошадки. Везут? Нагружай больше. Я тоже постоянно в красную зону хожу, кто обо мне что написал?
  Догадываюсь, что женщины обсуждают статью Полины Журавской на портале "Новости Шантарска". Согласна с критикой, уж очень я там получилась какая-то белая и пушистая: и ребенка спасла, и в красной зоне работаю. Только крыльев за спиной не хватает.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  Вышла из больницы, села в машину, еду домой, задумалась о своих отношениях с бабушкой Вероники, смотрю в окно. Машина свернула на проспект Мира. У обочины припаркована знакомая машина Audi белого цвета, номер толком разглядеть не успела, его загораживала другая машина. С водителем Audi белого цвета возле церкви встречалась Лариса Феофанова. Прошу Павла остановить машину.
  - Вероника Максимовна! - возмущается Павел, - Где я тут припаркуюсь!
  Места для парковки на обочине дороги все заняты. Наконец Павел находит свободное место и оборачивается ко мне.
  - Павел, - строго говорю ему, - чтобы никакой Максимовны я больше не слышала.
  Это отчество меня раздражает до зубовного скрежета. Местные жители этого мира меня не поймут, а у нас у последнего генерального секретаря коммунистической партии Советского Союза, была жена Раиса Максимовна. Лезла она везде, куда не просят и естественно вызывала у народа резкое неприятие.
  - Как прикажете, - хмуро отвечает Павел.
  Я смотрю на охранника, сидящего на переднем сиденье рядом с водителем, кажется его зовут Володя.
  - Володя, выйдите из машины, перейдите улицу на ту сторону и найдите припаркованную там машину Audi белого цвета.
  Я диктую номер автомобиля.
  - Если это она, сделайте фотографию и сбросьте мне на телефон.
  Охранник пожимает плечами, но выходит из машины и идет выполнять мой приказ. Павел ничего не спрашивает, молча смотрит вперед. Наконец телефон звякает, пришла СМСка от охранника с фотографией машины. Да, это та самая машина. Я тут же пересылаю фотографию детективу Руслану. Почему-то Руслан так и не смог найти человека, которому дал доверенность на вождение хозяин Audi. Возвращается охранник и мы едем дальше.
  Въезжаем на территорию загородного дома. Возле крыльца стоит машина Феофановых, багажник открыт. Я выхожу из своей машины и иду к крыльцу, на которое с чемоданом выходит Александр, за ним Лариса с сумкой, а следом их сын Костя, тоже с сумкой. Я здороваюсь, подхожу к Ларисе.
  - Вы что, уезжаете? Вроде собирались жить чуть ли не до конца августа.
  - Надо ехать, - отвечает Лариса, - Александра вызывают на работу, а мы с Костиком здесь одни оставаться не хотим.
  - Понятно. Тогда счастливого пути.
  - Мария Аполлоновна сегодня тоже уезжает, - сообщает мне Лариса, - Повезет хоронить своего мужа на его родину.
  Мы с Ларисой обмениваемся еще парой незначительных фраз и расходимся. Я иду к себе в комнату, а они продолжают собираться в дорогу. Интересно, почему так резко собрались уезжать, даже с Изольдой Александровной не повидались?
  ***
  Город Шантарск, квартира Изольды Александровны, бабушки Вероники
  Изольда Александровна сидит на диване у себя дома, рассматривает в телефоне фотографию Audi белого цвета, которую сделал охранник Володя. Напротив, стоит начальник по безопасности компании "Шантарскинвест" Иван Сергеевич Громов.
  - И что это за машина? - спрашивает Изольда Александровна, - Зачем она понадобилась моей внучке?
  - Мы пробили по базе ГИБДД. Машина принадлежит Сидорову Павлу Альбертовичу, 1965 года рождения, проживает по адресу: город Шантарск, улица Красноармейская, дом 55, квартира 12. Мужчина недавно умер от коронавируса. Со слов жены муж перед своей болезнью выдал доверенность на управление машинной неизвестному ей человеку. С тех пор машины она не видела и что с ней, не знает. Кстати, машиной уже интересовались, приходил детектив. Имени женщина не запомнила.
  - Детектив? Понятно.
  - Может быть есть смысл спросить у самой Вероники?
  - Иван Сергеевич, что и когда делать, здесь решаю я, - строго говорит в ответ Изольда Александровна, - Моей внучке угрожает серьезная опасность, на нее уже два раза покушались и я вижу, что собственное расследование компании не продвинулось ни на йоту.
  - Полиция сейчас ищет Вячеслава Савелова.
  - Полиция делает свое дело, а ваше дело быть на шаг впереди. Я вас Иван Сергеевич серьезно предупреждаю, если в ближайшее время не будет результата, мне придется самой сделать выводы, и думаю многим они не понравятся.
  - Я все понял, Изольда Александровна! - склонил голову начальник по безопасности, - Разрешите идти?
  Изольда Александровна махнула рукой, отпуская его. Только ушел начальник по безопасности, как зазвонил телефон. Изольда Александровна взяла трубку.
  - Это Марфа Матвеевна. Есть результат ДНК-теста.
  - И что там? Не томи.
  - Вероника твоя внучка. Теперь это доказано совершенно точно.
  - Ну Слава Богу! А то я уже сомневаться начала! Напугала меня. "Рожавшая женщина"!
  - Имеет смысл показать ее опытному психиатру. Вдруг изменения в поведении Вероники связаны с начинающимся психиатрическим заболеванием? Изольда Александровна, поверь, все это не шутки.
  - Хорошо. Я все поняла. Подумаю, как это можно сделать, не привлекая внимание. Спасибо тебе за помощь!
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Сижу у себя в комнате, сушу волосы феном после ванны. Звонок телефона. Смотрю на экран, высвечивается имя "Валера".
  - Вероника, привет! Сегодня идем в ресторан? - в трубке веселый голос Валеры.
  - Да, идем. Правда теперь я одна не езжу. Меня будет сопровождать охранник.
  - Ну, ладно...
  - В какой ресторан ты меня приглашаешь?
  - "Сибирский охотник". Там, говорят, можно попробовать блюда, приготовленные из мяса медведя, лося, кабана, зайца, рябчика, глухаря.
  - Звучит заманчиво...
  Договариваемся, что я подъеду через час. Вызываю машину и срочно начинаю готовиться к поездке. Хорошо, что успела помыться и просушить волосы.
  Пока выбирала, какое платье надеть, звонок телефона. Беру трубку.
  - Это Руслан. ДНК-тест готов. Совершенно точно доказано, что настоящий ваш дедушка Виктор Андреевич Соболев. Официальный документ с результатами тестов я переслал вам на электронную почту. Соболев готов встретится в любое удобное для вас время.
  - Спасибо, Руслан. Перешлите мне номер его телефона, я сама позвоню. Что известно по Audi, фото которой я вам недавно присылала.
  - Машина в том месте стоит уже несколько дней. Похоже, что ее просто оставили за ненадобностью. Больше пока никакой новой информации нет. Если что-то появится, я вам позвоню.
  Благодарю Руслана и отключаюсь.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  Подъезжаем к ресторану "Сибирский охотник". Валера уже ждет возле своего Мерседеса. Увидел меня и сразу достал из своей машины шикарный букет белых роз. Легкий поцелуй в щечку, и мы идем в ресторан. Водитель, он же охранник следует чуть сзади.
  Ресторан мне понравился. Оригинальное оформление. Правда показалось немного странным, что официанты в "Сибирском охотнике" одеты на немецкий манер: шапочки тирольки с пером, короткие штаны на лямках, рубахи. Возможно именно так себе представляет сибирских охотников владелец ресторана, как потом выяснилось, немец по национальности.
  Я заказала себе котлеты из медвежатины, на гарнир картошку с грибами. Валера выбрал стейк из кабана, на гарнир тоже картошку с грибами. Вместо чая мы заказали настойку из лесных трав и пирожки с морошкой. Валера сразу с большой долей юмора стал мне рассказывать, как они ездили на запись телевизионных шоу в Москву. Мамаша мальчика, которого мы спасли, в дороге сильно выпила и по прибытии в Москву, ее пришлось срочно приводить в чувство. К счастью у сотрудников телекомпании оказался большой опыт в этом деле. Именно поэтому на телеэкране мамаша мальчика выглядит малость заторможенной.
  Звонит мой телефон, я беру трубку.
  - Вероника, это бабушка! Можешь прямо сейчас приехать ко мне?
  - Бабушка, я вообще-то на свидании, в ресторане.
  - Ты с кем там? С Валерой? Бери его и приезжайте вместе. Я жду.
  Обращаюсь к Валере.
  - Нас с тобой приглашает к себе моя бабушка, Изольда Александровна, поедешь?
  - Да.
  Валера подозвал официанта, который был, как и положено в период пандемии в маске, перчатках, и расплатился, тщательно скрывая от меня стоимость чека. Я не стала даже в это дело влезать, чтобы не унижать парня. Если приглашал именно в этот ресторан, то, наверное, заранее просчитал, во сколько может обойтись здесь ужин.
  Выходим из ресторана. Валера садится в своей Мерс, я с водителем охранником в свою машину. Едем к бабушке. На въезде в элитный квартал охрана уже предупреждена и обе машины пропускают внутрь без всяких вопросов.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, квартира Изольды Александровны, бабушки Вероники
  Сегодня Изольда Александровна одна, сама открывает дверь квартиры. По ее приветливому лицу сразу понимаю, что с нашей последней встречи что-то изменилось. Изольда Александровна искренне рада Валере, а самое главное - мне. Не знаю, что на нее повлияло, но она окончательно признала свою внучку. Проходим в квартиру и садимся на диван. Изольда Александровна сразу берет в оборот Валеру.
  - Я слышала, ты занимался боксом?
  - Да, - отвечает Валера, - до армии был чемпионом города Шантарска в полутяжелом весе.
  - А сейчас бросил?
  - После армии, не до бокса, деньги нужно зарабатывать.
  - А за что медаль "За Отвагу" получил?
  - В Сирии в Пальмире наш взвод прикрывал группу высокопоставленных офицеров. Во время атаки террористов был ранен, легко.
  - В Сирии же, вроде, солдат-срочников не было...
  - Так я же год отслужил по призыву, потом остался в армии на контракте. Поэтому и в Сирию попал. Мне же сейчас 21 год. Еще имею медаль "Участнику военной операции в Сирии", но ее всем давали.
  Ничего себе бабушка подготовилась. Я ничего об этом не знала. Валера мне просто понравился, потому что в нем было что-то общее с моим мужем из прошлой жизни. Теперь понятно, что. Кстати, эти факты из биографии Валеры не знали и журналисты. Иначе они бы обязательно прозвучали на телевизионных шоу.
  - А в военное училище не хочешь поступать? - спросила я.
  - Нет, мне войны в Сирии хватило по самую крышу.
  Изольда Александровна предложила с ней поужинать. Я отказалась, а Валера согласился. Прошли в столовую. Я взяла себе чай, а Валера под разговор с Изольдой Александровной умял полноценный ужин. Понятно, что такому здоровому парню, как он, наш ужин в ресторане был на один зуб.
  Изольда Александровна пристала к нему как репей. Ее интересовало все, от того, кто родители Валеры, до его мнения о политической обстановке в мире. Я маленькими глоточками пила чай и от этой беседы потихоньку офигевала, бабушка что, решила выдать меня замуж? А мое мнение она спросила? Так пристрастно расспрашивают только потенциального жениха.
  После ужина мы вернулись в зал.
  - Спасибо, Валера, мне очень приятно было с тобой познакомиться, - сказала Изольда Александровна, - к сожалению время позднее, а я еще с внучкой хочу немного посекретничать.
  Валера намек понял, поцеловал меня в щеку, попрощался и ушел. Изольда Александровна посмотрела на меня и подняла вверх большой палец.
  - Классный парень. Эх, сбросить бы мне лет тридцать пять! Я бы внученька этого парня у тебя бы в легкую отбила.
  Я в ответ только улыбнулась, ожидая продолжения.
  - Расскажи-ка внученька мне про Audi белого цвета...
  Вот чего не ожидала, так не ожидала, впрочем, чему я удивляюсь. Сопровождающий меня охранник наверняка доложил об моем интересе к этой машине.
  - Я случайно увидела, как Лариса Феофанова села в эту машину к незнакомому мужчине, и решила узнать с кем она встречается.
  - И как, удалось узнать что-нибудь? - спрашивает Изольда Александровна.
  - Нет. Владелец этой машины умер от коронавируса, а кому он до своей болезни дал доверенность на вождение, установить так не удалось.
  - А почему тебя вообще заинтересовало, с кем встречается Лариса? Тебе не все ли равно? Может любовника завела, муж ее не удовлетворяет. Кому какое дело?
  Отвечаю:
  - Интуиция. Мне показалось, что это важно.
  Изольда Александровна задумчиво помолчала, потом спросила.
  - Я так понимаю, что ты меня не послушалась, детектива не рассчитала...
  Утвердительно киваю в ответ.
  - Поделись внученька, до чего вы там докопались? - уж очень добрым голосом спрашивает Изольда Александровна.
  Скрывать что-либо бесполезно, поэтому рассказываю о ДНК-тесте, который доказал, что настоящим моим дедом является Виктор Андреевич Соболев, а не бандит Жескач.
  - Встречалась уже с Соболевым? - спрашивает Изольда Александровна.
  - Пока нет, но в ближайшее время планирую встретиться.
  - Раньше ДНК-теста не было, а Извекову как-то было без разницы. Сказала, что Женя его дочка, он только плечами пожал. Жениться на мне или удочерять Евгению он не собирался. Вот Славик - его сын, это сразу видно. Они внешне очень похожи.
  Изольда Александровна помолчала. Я ждала продолжения.
  - Я как услышала, что ты вдруг надумала стать врачом, сразу поняла, что это наследственность. У Вадима Соболева два сына и оба хирурги, правда живут не с ним. Младший в Москве, старший уехал в США. Я и жену его нынешнюю знаю, Нину. Вадим, кстати в Шантарском университете преподает. Будешь с ним встречаться, передай от меня привет.
  - Передам, - киваю я. Хотелось конечно спросить Изольду Александровну, не жалеет ли она, что все так получилось, но посмотрела на нее и оставила все свои вопросы при себе. Кто я такая, чтобы судить о ее жизни? Между врачом Соболевым и бандитом Извековым, она выбрала последнего и это ее личный выбор. Жалеет ли об этом? Не знаю. Думаю, она никогда не признается, что ошиблась, даже самой себе.
  Мы с ней еще немного поболтали, и я поехала в загородный дом.
  ***
  Валера Метельский (21 год)
  Элитный квартал на западе города Шантарска
  Вышел я от Вероники под впечатлением разговора с ее бабушкой. Примерно так со мной разговаривали только один раз, когда вербовали в Сирию. Я как раз окончил школу сержантов и находился в расположении своей части. Пришел незнакомый солдат и сообщил, что меня вызывают в штаб. В сопровождении солдата я вошел в кабинет командира нашей части. Доложился по форме. Кроме командира в кабинете присутствовал незнакомый капитан.
  - Метельский, с тобой тут поговорить хотят, отвечай ничего не скрывая, как со мной разговариваешь.
  - Так точно! Отвечать ничего не скрывая, - стою по стойке смирно.
  - Пройдите в кабинет начальника ГСМ, там сейчас никого нет, солдат вас проводит.
  Капитан пошел впереди, я за ним. В кабинете капитан сел за стол, я напротив на стуле.
  - Давай так поступим, - говорит капитан, - вначале я тебя поспрашиваю, определюсь, подходишь ли ты нам, и, если подходишь, объясню, куда тебя сватаю.
  Я только кивнул. Он начальник, я дурак. Как скажет, так и будет. Вот капитан и стал меня спрашивать обо всем, точно так же, как только что со мной беседовала бабушка Вероники.
  Кто родители? Да самые обычные у меня родители, мама - учительница, папа рабочий с завода. Ему повезло, работал на заводе выпускающем продукцию стратегического назначения, поэтому в девяностые и завод не закрыли, и частникам не продали.
  Моя биография? Да самая простая: учился в школе, окончил 9 классов, поступил в технический колледж, выучился на сварщика, немного успел поработать, призвали в армию, отслужил срочную, остался на контракте, окончил с отличием школу сержантов.
  Что думаю о президенте РФ? Да ничего не думаю. У него свои дела, у меня свои. Международной политикой не интересуюсь. Меня больше занимают девушки и автомобили. Вернусь из армии мне отец свой Мерс отдаст, будет на чем с девчонками по городу кататься.
  Что люблю? Жизнь люблю, во всех ее проявлениях.
  Ответственный ли я человек? Это вы моего командира спросите. Наверное, ответственный. Не привык слова просто так на ветер бросать. Если сказал, что сделаю, то в лепешку расшибусь, но сделаю. Не, не хвастаюсь. Правда, стараюсь начатое дело всегда довести до конца.
  Так мы с капитаном и беседовали около часа. Потом он мне объяснил, что есть возможность послужить в Сирии, а там и оплата другая, и боевые, и разные другие приятные плюшки. Я подумал и согласился.
  Вот и сейчас думаю, Изольда Александровна не просто так мне вопросы задавала. И речь идет не только о моих отношениях с Вероникой.
  Дошел до своей машины. От дома бабушки Вероники до гостевой стоянки около ста метров. Сел и поехал домой. Что будет дальше, скоро узнаю.
  Глава 19
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Завтракаю у себя в комнате, на часах семь утра с минутами. Скоро подъедет моя машина и я поеду на работу в больницу. Вспоминаю вчерашний разговор с Изольдой Александровной. Мое участие в бизнесе будет ограничиваться присутствием в совете директором компании "Шантарскинвест". Заседает такой совет раз в квартал, так что не думаю, что для меня эта работа будет слишком обременительной. Это при ежемесячной зарплате в 10 миллионов рублей. Куда девать такие деньги, пока даже не представляю.
  Для Изольды Александровны в компании "Шантарскинвест" вводится новая должность - бизнес-консультант. Это позволит ей более плотно контролировать работу управляющего Панкратова. Ну и конечно, отныне Изольда Александровна сама будет управлять контрольным пакетом акций компании, по крайней мере до тех пор, пока она жива и здорова. Я ее уговорила не передавать мне все акции.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  В больнице переодеваюсь в раздевалке в рабочую одежду. Неожиданно в комнату быстрым шагом входит старшая медсестра Татьяна Владимировна, лицо злое, с порога начинает мне выговаривать.
  - Вероника, тебя сюда взяли работать, а не дурака валять!
  - Что случилось, Татьяна Владимировна?
  - Что случилось?! Да она еще издевается! Я тебе вчера лично сказала убрать как следует пустую палату, туда мы планируем заселять новых пациентов...
  - Татьяна Владимировна, - перебиваю старшую медсестру, - как вы сказали, я так все и сделала.
  - Убрала она! - возмущенно восклицает Татьяна Владимировна, - Девочки пришли белье стелить, а там конь не валялся! Весь пол в грязных разводах. Я вчера об этом случае доложила заведующей отделением. Если будешь так работать, спустя рукава, лучше сама увольняйся! Хорошо, что на работу вчера пораньше вышла Оксана Разумовская, она и убрала палату.
  Старшая медсестра развернулась на каблуках и вышла из помещения. Я сижу, ничего не понимаю. Вчера пустую палату я вымыла два раза. Какие разводы на полу, откуда? Хорошо у меня есть телефон санитарки Оксаны, моей сменщицы. Звоню ей. Рассказываю, что случилось.
   - Да не бери в голову. Ерунда. Я все убрала. Зря на тебя Татьяна Владимировна наезжает.
  Спрашиваю:
  - Там правда были какие-то разводы на полу?
  - Да. Такое впечатление, что кто-то по полу тряпкой с известкой или с мелом возил.
  Уверяю Оксану, что у меня все было убрано как нужно, но она не очень верит.
  - Может не заметила, что вода в ведре грязная или еще что?
  Оксана девушка молодая, но работает, как и я санитаркой. Специально берет вечерние смены, днем она учится в медицинском училище. Сейчас лето, каникулы, но вечерние смены ее все равно устраивают.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Наконец я дома. Звонок телефона. В этом мире, телефон - это все. Вокруг телефона крутится вся жизнь человека. Куда не посмотришь, обязательно увидишь человека, уткнувшегося в телефон или держащего его возле уха. Сколько времени я в этом мире? Меньше месяца, а у меня уже куча абонентов, которые постоянно мне звонят. Беру трубку. На экране высвечивается имя "Славик".
  - Привет, Вероника, это я. Мы можем встретится?
  Молчу, думаю. Почему Славик звонит мне? Разве не он пытался убить Веронику, нанимал убийц? Наконец спрашиваю.
  - Ты в городе?
  - Да. Короче, мне нужны деньги.
  - Давай скину тебе на карточку...
  - Меня ищут. На карточку не получиться. Мне нужны наличные. Сможешь привести, хотя бы тысяч сто?
  - Да. Только теперь я одна не хожу и не езжу. Со мной будет охрана.
  - А без охраны никак?
  - Нет.
  - Хорошо. Помнишь кафе "Весна" на Вернадского? Я буду ждать тебя на открытой террасе.
  Еще бы мне не помнить это место? Тогда после встречи со Славиком меня похитили. Разумный человек после такого звонка просто вызвал бы полицию, но я явно к последним не отношусь, поэтому обещаю Славику, что скоро подъеду, вызываю машину с охраной и начинаю собираться.
  По дороге к кафе заезжаем в банк, я снимаю в банкомате с карточки 300 тысяч. Мне нужно знать правду, и я постараюсь ее от Славика получить.
  Подъезжаем к кафе. Выхожу из машины и в сопровождении охранника иду на террасу кафе. Издали вижу сидящего за одним из столов Славика. Перед ним бокал с пивом. Охранник остается стоять чуть в стороне, я подхожу и сажусь за стол напротив Славика, сумочку кладу на стол.
  - Привет!
  Славик поднимает взгляд на меня.
  - Деньги принесла?
  - Принесла, 300 тысяч. Но прежде, чем я их тебе отдам, ты должен ответить на мои вопросы.
  Славик хмурится, глядя в сторону.
  - Ладно, спрашивай.
  - Это ты нанял Зейналова, чтобы он сбросил меня с железнодорожного моста в реку?
  - Я был пьян. Короче, не помню, что точно говорил. Вроде сказал, что настоящий наследник это я. Замир предложил тебя убить, он ненавидит всю вашу семью. Бабка в больнице при смерти. Он сказал, что, если вы обе умрете, я смогу претендовать на наследство. Честно, я не хотел тебя по-настоящему убивать. Так, по пьяни что-то нашло. Зейналов хотел перерезать тебе горло. Я его отговорил, сказал, что, если ты просто утонешь, это будет больше похоже на несчастный случай. Потом, через день, когда послал тебе СМСку о встрече и ты ответила, я очень обрадовался. Как тяжкий груз с души снял. Честно.
  - Хорошо. Верю. Кто убил моего отца?
  - Я не убивал.
  - У тебя была возможность вывести из строя тормозную систему его автомобиля.
  - Короче, случайно так получилось. Я работал в тот день в автомастерской, весь на нервах. Вдруг смотрю, стоит автомобиль Максима Николаевича. Рядом никого нет. Твой отец всегда относился ко мне с презрением, смотрел с высока, как барин на холопа. Это было какое-то минутное помрачение рассудка! Чтобы повредить тормозную систему, мне хватило пяти минут.
  - А потом, когда узнал, что Максим Николаевич жив, ты пришел ночью в больницу и убил его.
  - Этого я не делал, точно тебе говорю. Кто убийца не знаю. Может быть Замир. Короче, он вполне мог это сделать.
  - И последний вопрос. Сколько действительно я тебе была должна и за что?
  - А ты не помнишь?
  - Нет.
  - Короче. Твой отец тебя наказал, не давал карманных денег, и ты у меня заняла 30 тысяч. Возврат этих денег я с тебя и требовал.
  Я достаю из сумочки и пододвигаю к Славику пухлый конверт с деньгами.
  - Можешь забирать деньги и уходить.
  - Вероника! Ты настоящая сестра. Я тебя люблю, честно! Еще когда первый раз увидел, так и влюбился. Но кто ты и, кто я. Мне очень жаль...
  Славик схватил конверт, перепрыгнул барьер, отделяющий террасу кафе от улицы и сразу свернул во дворы. Я возвращаюсь в машину, и мы едем в сторону загородного дома. Прислонилась головой к боковому стеклу. Сижу, думаю. Какие странные уродливые формы может принимать любовь. Славик так любил, что легко согласился на убийство предмета своей любви. Ведь настоящая Вероника погибла.
  ***
  Следственный комитет РФ по Шантарскому краю
  Звонок телефона в кабинете следователя Андрея Феоктистова.
  - Добрый день, начальник по безопасности компании "Шантарскинвест" Иван Сергеевич Громов. Есть информация, где скрывается Вячеслав Савелов. Записывайте адрес.
  ***
  Задержание Савелова, город Шантарск
  Как оказалось, Вячеслав Савелов находился в квартире одного из своих знакомых по СИЗО. Сразу, как Славик был объявлен во всероссийский розыск, полиция эту квартиру проверяла, но безрезультатно. На тот момент Славик прятался где-то за городом.
  Окна квартиры выходили на другую сторону дома, поэтому группа задержания подъехала к подъезду не опасаясь, что Савелов заметит. Поднялись на четвертый этаж. При аресте Савелова решили действовать проверенным способом. Позвонили в квартиру и один из оперативников громко сказал.
  - Открывайте, я ваш сосед снизу. У вас протечка. Вы заливаете мою квартиру!
  Но так как никто на это заявление не прореагировал, квартиру пришлось вскрывать. Савелова обнаружили в большой комнате висящим в петле. Веревка была привязана к люстре. Тело было еще теплым. Сразу вызвали скорую, но откачать самоубийцу так и не удалось. На столе в комнате повешенного нашлась записка: "В моей смерти прошу никого не винить" и конверт с деньгами на сумму 300 тысяч пятитысячными купюрами.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  После встречи со Славиком я впала в настающую депрессию. Руки опускаются, делать ничего не хочется. Прямо черная полоса какая-то! А потом подумала: "Очнись подруга! А до этого у тебя что, белая полоса была?"
  Включила компьютер. Вчера, когда вернулась от Изольды Александровны сняла из ушей золотые сережки и оставила на компьютерном столе возле монитора. Сейчас их нет. Странно, точно помню, что я их не убирала. В спальне под картиной в стену вмонтирован небольшой сейф. Все драгоценности Вероники хранятся там. Точно помню, что, когда собиралась на работу золотые сережки так и лежали возле монитора.
  Днем мою комнату убирает домработница Надежда, у нее есть универсальный ключ от всех комнат в доме. На всякий случай проверяю сейф, там пропавших сережек нет. Внимательно осмотрела весь пол под компьютерным столом, не исключено, что сама же случайно их смахнула на пол. На полу их нет. Единственный вариант, что Надежда, когда убирала комнату, переложила их куда-нибудь в другое место. Номера мобильного телефона Надежды у меня нет, поэтому звоню Любови Игнатьевне, она в доме исполняет обязанности завхоза и мажордома в одном лице. Именно она распоряжается всеми домашними работниками. Прошу Любовь Игнатьевну дать мне номер мобильного телефона Надежды.
  - А что случилось? - спрашивает Любовь Игнатьевна, - Дело в том, что с понедельника Надежда в отпуске. Вместо нее работает новенькая девушка Олеся.
  - Сегодня у меня в комнате убирала Олеся?
  - Да.
  Объясняю Любови Игнатьевне, что не могу найти золотые сережки, которые лежали на компьютерном столе.
  - Сейчас мы с Олесей к вам подойдем, - говорит Любовь Игнатьевна.
  Примерно через пятнадцать минут стук в дверь. Заходит Любовь Игнатьевна, за ней невысокая черноволосая девушка, у нее яркая внешность: румяные щеки, черные брови, глаза с поволокой, сочные красные губы. Одним словом - красотка.
  Спрашиваю:
  - Олеся, ты случайно не брала золотые сережки, может куда переложила в другое место?
  - Нет, даже не видела, - взгляд ясный, честный. Я сразу начинаю сама в себе сомневаться. А были ли вообще эти золотые сережки?
  В мою комнату заходит Лиля с Кристиной. Лиля вопросительно смотрит на Любовь Игнатьевну. Та объясняет, что случилось и почему они находятся в моей комнате.
  - Ты взяла сережки? - строго спрашивает Олесю Лиля.
  - Нет, ничего не брала. Никаких золотых сережек в глаза не видела, - дерзко отвечает Олеся.
  - Кроме тебя некому! - говорит Лиля, и поворачивается к Любови Игнатьевне, - Надо обыскать ее вещи.
  - Не имеете права! - нагло заявляет Олеся, - Я вас на всю страну ославлю, если только притронетесь к моим вещам.
  Да, может ославить. Последнее время на центральных каналах телевиденья было несколько передач подобного рода, где хозяева обвиняют в воровстве прислугу, а прислуга катит бочку на хозяев.
  - Олеся, - говорю, - выйди из комнаты, подожди в коридоре.
  Девушка выходит и прикрывает дверь.
  - У нее есть рекомендации? - спрашивает Лиля.
  - Нет, - смутившись отвечает Любовь Игнатьевна, - это дочка моих знакомых.
  - Может быть я сама куда положила, да забыла? - говорю я, так как вся эта история мне совершенно не нравится. Хотя куда я их могла положить? Как сняла, так больше и не трогала.
  - Можно я с Олесей вначале сама поговорю, - говорит Любовь Игнатьевна, - Ведь может быть и так, что завтра сережки сами найдутся. Мало ли действительно куда-то завалились.
  - Я согласна! - говорю я. Лиля с сомнением на меня посмотрела, но тоже согласилась. Как только Любовь Игнатьевна вышла, Лиля обратилась ко мне.
  - Я пришла сказать, что возможно скоро мы съедем из этого дома.
  - Да! И куда? - удивилась я.
  - Глебу стало лучше. Возможно дней через десять, может даже раньше его выпишут из больницы, но ему требуется реабилитация. Лечащий врач сказал, что для больных с легочными заболеваниями лучше всего подходит климат Крыма. Я с Кристиной собираюсь сопровождать брата. Так что скоро, на несколько месяцев ты тут останешься одна.
  Вот это новость! Я представила, как я буду жить одна в огромном пустом доме, особенно ночью, и мне это не понравилось.
  - Я не хочу оставаться одна, - сказала я Лиле.
  - Так переезжай в городскую квартиру, - сказала Лиля. - Действительно, что тебе одной тут делать?
  - Хорошо, так и сделаю.
  ***
  Загородный дом Тарасовых
  В доме для домашних работников в комнате Олеси. Любовь Игнатьевна выговаривает девушке.
  - Олеся, ты совсем что ли дура?! Зачем ты взяла эти гребаные сережки?
  - Я ничего не брала и даже их не видела.
  - Если не признаешься, я сейчас позвоню твоему отцу, он приедет, и мы обыщем твои вещи. Ты, понимаешь, дура, что подводишь меня под монастырь! Меня могут уволить с работы!
  - Да подавитесь вы своими сережками! - Олеся сунула руку под матрас, достала сережки и кинула их на кровать. - У Вероники что, они последние? У нее в спальне за картиной целый сейф с драгоценностями, я сама видела.
  - Это не твоего ума дело! - зло ответила Любовь Игнатьевна. - А теперь слушай меня. Завтра во время уборки найдешь эти сережки в комнате Вероники. Она девушка не злая, поэтому даже если не поверит, шум поднимать не будет. Ты поняла меня?
  - Да, поняла.
  - И не дай бог еще что-то такое выкинешь, я тебя придушу вот этими самыми руками! - Любовь Игнатьевна сунула свои руки в лицо Олесе, та отшатнулась. - Ты все поняла?!
  Олеся кивнула, в глазах у нее стояли слезы.
  Глава 20
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  Утром, как обычно, приступила к работе в красной зоне. Только начала убирать реанимационную палату, ко мне подошла старшая медсестра Татьяна Владимировна и сказала, что меня срочно вызывают к заведующей ковидным центром. Выхожу из красной зоны, переодеваюсь иду в кабинет Натальи Григорьевны Вахрушиной. Вся в недоумении. Неужели меня выдернули из красной зоны только для того, чтобы отругать за плохо убранную палату?
  Оказалось, меня разыскивает следователь. По этому поводу он уже два раза звонил главному врачу. Поэтому меня так срочно сняли с работы. К 10 часам утра мне нужно быть в Следственном комитете. Для работы в красной зоне на сегодняшний день уже ищут замену. Делать нечего звоню адвокату, потом вызываю машину с охраной.
  Подъезжаем, у здания комитета меня ждет семейный адвокат Иван Абрамович Горохов. Мы вместе идем в кабинет следователя Феоктистова, тот сразу просит рассказать о моей последней встрече со Славиком Савеловым. Заявляю следователю, что у меня есть запись разговора. Этот момент мы с адвокатом обговорили, и он предварительно прослушал запись. В телефоне есть такое приложение - диктофон. Вот с помощью него я и сделала запись. Телефон лежал в моей сумке, а я ее, если вы помните, положила на стол, так что запись четкая, слышно каждое слово. Тем не менее следователь все равно составляет протокол, куда заносит весь мой разговор со Славиком. Я подписываю листы.
  Следователь рассказывает, что Вячеслав Савелов вчера повесился. Судя по времени, это произошло почти сразу после нашей встречи.
  - Из вашего разговора с Савеловым следует, что вы передали ему конверт с деньгами на сумму 300 тысяч рублей? - спрашивает следователь.
  - Да.
  Следователь достает из стола конверт.
  - Это тот самый конверт?
  - Да, похож.
  - Он обнаружен на столе в комнате погибшего. Деньги мы вам возвращаем. Пересчитайте и распишитесь.
  Он пододвигает в мою сторону конверт с деньгами и бланк передачи денежной суммы. Пересчитываю деньги, кладу конверт в сумку, расписываюсь в бланке.
  - Все, больше у меня к вам вопросов нет.
  Следователь подписывает пропуск, и мы с адвокатом покидаем следственный комитет.
  В одиннадцать часов утра я уже свободна. Славика мне конечно жаль, но он сам пришел к такому концу.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Наконец я дома. Только зашла в свою комнату, стук в дверь. Это Олеся с тележкой уборщицы и пылесосом.
  - Вероника Максимовна, можно убрать вашу комнату?
  - Можно. И не называй меня Максимовной. Можно просто Вероника.
  Ухожу в спальню. Олеся начинает убирать зал. Я лежу на кровати, читаю новости с экрана телефона. Стук в дверь спальни. Это опять Олеся.
  - Вероника, посмотрите, я нашла ваши сережки.
  Олеся протягивает мне утерянные золотые сережки.
  - Я их вот здесь нашла, - Олеся показывает за компьютерный стол, там чуть сдвинут плинтус и образовалась небольшая щель.
  - Хорошо, - киваю я, забирая у Олеси сережки, и делаю вид, что верю, а она в свою очередь делает вид, что верит в то, что поверила я. В общем лицемерим друг перед другом как можем. Олеся заканчивает уборку и уходит, а я иду обедать в столовую. Лиля с Кристиной уже там. Кристина обрадовалась и сразу подбежала ко мне обниматься, а Лиля удивилась.
  - Ты что, сбежала со своей работы?
  Рассказываю про вызов к следователю и смерть Славика.
  - Яблоко от яблони недалеко падает. Сын бандита и сам бандит, - комментирует мой рассказ Лиля, потом смотрит на меня и поправляется, - Я не имела в виду тебя. Вы же с Савеловым как бы родственники.
  Отвечаю:
  - Оказывается не родственники.
  И на вопросительный взгляд Лили рассказываю, что настоящий мой дедушка не бандит по кличке Жескач, а врач Виктор Андреевич Соболев, что уже совершенно точно доказано тестом ДНК.
  - Я в шоке! - после некоторого молчания говорит Лиля. - Ты с Соболевым уже встречалась?
  - Пока нет, но планирую в эти выходные.
  Мы уже заканчиваем обед, как зазвонил мой телефон. Беру трубку.
  - Алё!
  - Добрый день, Вероника. Это Мария их Екатерининской церкви. Помните меня?
  - Да, Мария, конечно помню.
  - Я договорилась с городской детской больницей. Можно сегодня во второй половине дня подъехать, отвезти подгузники для детей. Подъедут аниматоры. Нужно будет оплатить их выступление перед детьми. Вы сможете?
  - Да, Мария.
  Мы договариваемся о конкретном времени, я вызываю свою машину и иду собираться.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  Мария мне очень понравилась - молодая позитивная женщина. У нее трое детей. Самому младшему еще не исполнилось года. Муж работает, она сидит дома с детьми. Помогают обе бабушки, поэтому ей есть с кем оставить детей. Все свободное время тратит на благотворительность. По благословению отца Андрея взяла на себя работу церкви с детскими учреждениями: больницами, детскими домами.
  По дороге в детскую больницу мы заехали в магазин, и я накупила целую кучу детских подгузников, которыми под завязку загрузила вместительный багажник нашего автомобиля.
  В больнице нас уже ждали и все мероприятие прошло очень даже неплохо. Аниматоры, молодые веселые девчонки, мне тоже понравились. Дети хохотали до слез и надеюсь хоть ненадолго забыли про свои болячки.
  Вечером позвонила Соболеву.
  - Виктор Андреевич, добрый вечер! Это Вероника Тарасова.
  - Вероника! Ждал этого звонка с того момента, как узнал, что ты моя внучка. Сегодня сможешь приехать?
  Я вначале планировала, что с Соболевым мы встретимся где-нибудь на нейтральной территории, например, в ресторане, но Виктор Андреевич даже слушать ничего такого не захотел.
  - Вероника, мы будем рады тебя видеть у нас дома! Не можешь сегодня, приезжай завтра к обеду.
  Завтра суббота. У меня законный выходной день и я еду знакомиться со своим новым родственником.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, ул. Пушкина, квартира Соболевых
  Квартира Соболевых расположена в центре города на улице Пушкина в доме сталинской постройки. Охраны, как в кварталах элитной застройки здесь нет, на дверях подъезда обычный домофон. До двери квартиры меня сопровождает водитель, он же охранник Павел. Дверь приоткрыта меня уже ждут. Захожу внутрь и сразу лицом к лицу сталкиваюсь с Виктором Андреевичем и его женой Ниной Михайловной. Звучат взаимные приветствия и меня приглашают в гостиную, в которой к обеду накрыт стол. Потихоньку осматриваюсь.
  Виктор Андреевич, несмотря на свой возраст, 74 года, выглядит бодрячком: худощавого телосложения, очень подвижный, черты лица правильные, тонкие, голубые глаза, коротко стриженные седые волосы.
  Его жена Нина Михайловна полная противоположность мужу: невысокого роста, немного раздобревшая пожилая женщина приятной наружности. На вид, идеальная бабушка, которая любит внуков, печет пироги, по вечерам рассказывает сказки. Но как потом выяснилось у Соболевых внуков нет, хотя есть два сына: Прохор (32 года), сейчас живет и работает в США в Нью-Йорке и Николай (30 лет) живет в Москве. Оба сына пошли по стопам отца стали хирургами.
  Квартира у Соболевых большая, высокие потолки под 3,5 метра. Обставлена по нынешним временам скромно. Мебель вполне приличная, но судя по дизайну приобреталась лет тридцать назад. Прислуги нет. Нина Михайловна сразу начала хлопотать вокруг стола, сама разливать борщ по тарелкам. Спросила:
  - Вероника, ты сильно голодная?
  - Я много не ем! - я с беспокойством посмотрела на стол, уставленный разнообразными блюдами. Похоже живой мне отсюда не выйти.
  Понятно, что они оба волнуются, не каждый день внезапно находится внучка, да еще такая взрослая как я.
  - Расскажи о себе, чем занимаешься? Я о тебе ничего не знаю, - говорит Виктор Андреевич, усаживаясь за стол и пододвигая ближе к себе тарелку. Я тоже сажусь на указанное мне место. Нина Михайловна за каким-то делом убежала на кухню.
  Рассказываю, что окончила школу, собираюсь поступать в университет, чтобы учиться на врача. Виктор Андреевич приятно удивлен.
  - Нина! - кричит он, - Где ты там бегаешь?! Вероника собирается учиться на врача! Это мои гены проявились! Ты понимаешь? Она моя настоящая внучка!
  - Да, слышу, - ворчливо говорит Нина Михайловна, заходя в комнату с тарелкой в руках.
  И обращается ко мне.
  - Вероника, представляете, у нас два взрослых сына, а внуков нет. Прохор женился на американке с детьми. Воспитывает чужих детей, а своих нет. Мама, говорит, ты отстала от жизни, теперь все воспитывают чужих детей. Какая разница свои дети или чужие? Я говорю, сынок, ты не понимаешь, свои это свои. Но его не переубедить, он считает себя продвинутым и прогрессивным, а нас отсталыми ретроградами. А младший, Николай, это тот, который живет в Москве, все выбирает себе жену, и никак не может выбрать. А мы сидим без внуков. Это хорошо, что теперь ты будешь нашей внучкой! Может и правнуков родишь!
  В ответ я улыбаюсь.
  - Мне еще очень долго учиться, пока не до правнуков.
  Запиликал мой телефон в сумке, я извинилась и встала, чтобы его взять. На экране имя "Валера".
  - Привет! Чем занимаешься?
  - Привет. Я в гостях у дедушки.
  - Так он же умер?! Ты что на кладбище?
  - Фи! Очень смешно. Сейчас я не могу говорить. Я тебе перезвоню.
  Даже Валера знает, что дедушка Вероники бандит Жескач. В этом уверены абсолютно все. Вот и Славик считал меня своей родственницей и поэтому хотел убить, чтобы стать единственным наследником. Может быть в этом и есть все проблемы Тарасовых? Надо будет об этом подумать в спокойной обстановке...
  - Вероника, это ведь про тебя статья? - Нина Михайловна держит в руках газету "Новости Шантарска" в которой опубликована статья Полины Журавской обо мне.
  - Да.
  - Ты ведь в больнице работаешь под руководством Аксентьевой? - спрашивает Виктор Андреевич. Я не сразу соображаю, что это фамилия главного врача "Шантарской отделенческой больницы".
  - Да.
  - Это очень опытный врач, еще советской школы, мне приходилось работать несколько лет вместе с ней. Профессионал высшей пробы, - Виктор Андреевич погружается в какие-то свои воспоминания и замолкает.
  - Может быть чаю? - Нина Михайловна начинает убирать со стола грязные тарелки из-под супа. Я встаю.
  - Давайте я вам помогу.
  Мы уносим со стола лишние тарелки и блюда. После чая прощаюсь.
  - Вероника, надеюсь вы теперь будете бывать попросту, без всяких церемоний, как настоящая внучка, - говорит Нина Михайловна. Виктор Андреевич обнимает и целует в щеку. За дверью квартиры меня уже ждет охранник и водитель Павел, который только что подъехал.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  Пока едем в загородным дом, звоню детективу Руслану.
  - У меня появилась идея. У Извекова должен быть еще один сын...
  - Вероника, этот человек вел беспорядочный образ жизни, у него не было семьи, но любовниц хватало. Не все из них, конечно, рожали от него детей, но были и такие. Сколько точно было детей мы не знаем.
  - Я про другое. Кроме погибшего Славика есть еще один человек, который считает себя моим родственником. Он уверен, что если мы с Изольдой Александровной погибнем, то он с помощью ДНК-теста сможет доказать свое родство и стать владельцем компании "Шантарскинвест". Я думаю, что нужно искать мужчину старше Славика, сидевшего в тюрьме. Скорее всего он недавно освободился.
  - Хорошо. Я понял вас. Буду искать, - заканчивает разговор Руслан и отключается.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Только зашла в свою комнату, звонок от Валеры.
  - Вероника, к сожалению эти выходные я занят. Я тебе говорил, что утроился на работу в "Судостроительную компанию". Вчера отработал первый день. Сейчас позвонил мастер, у них какой-то аврал, меня вызывают на работу. Отказаться, сама понимаешь, не могу. Так что извини.
  - Ничего страшного, Валера. Работа есть работа.
  - Я тебе позвоню, - пообещал он и отключился. По голосу понятно, что парень расстроен.
  Включаю компьютер, смотрю сайт "Судостроительной компании". Компания специализируется на производстве речных буксиров и барж. Это самый популярный вид грузового транспорта на реках Сибири. Один буксир может в легкую тащить две баржи. Очень удобный способ перевозки большого количества грузов. Так по рекам на север доставляют продукты питания, горюче-смазочные материалы, промтовары, и много всего прочего, что нужно для жизни на севере. Сейчас компания выполняет большой заказ для Китая, готовятся к сдаче заказчику сразу три буксира. Теперь понятно, с чем связан аврал на предприятии. Скорее всего по каким-то причинам выбились из графика, а нарушение сроков сдачи грозит крупным штрафом. Валере можно только посочувствовать.
  Опять звонит телефон. Беру трубку. На экране слово "Бабушка". В трубке голос Изольды Александровны.
  - Вероника, я забыла тебе сказать, что в понедельник состоится совет директоров компании "Шантарскинвест". Я поеду вместе с тобой.
  - Бабушка, я с утра в понедельник работаю!
  - Да, помню я про твою работу. Совет назначен на вторую половину дня. После больницы заедешь за мной, по дороге тебя проинструктирую как себя там вести. Я тоже буду присутствовать на совете, так что ничего не бойся. Пусть нас бояться!
  - Понятно.
  - Как сходила к Соболевым? Передала от меня привет?
  - Да, познакомилась. Они мне понравились. Нормальные интеллигентные люди. Привет, от тебя, не передала.
  - Почему?!
  - Бабушка, не обижайся, но Нина Михайловна, меня очень хорошо встретила, мне не хотелось ее обижать... Пойми меня правильно, привет от бывшей любовницы, это как-то неправильно... Я передам как-нибудь потом, когда буду с Виктором Андреевичем наедине.
  - Вот уж не думала, что ты настолько деликатная... Хотя, может быть ты и права. Ладно, проехали. Чем занимаешься?
  - Сижу дома. Валеру вызвали на работу, у них там какой-то аврал.
  - Он ведь у тебя в "Судостроительной компании" работает? Что-то последнее время у них там постоянно аврал. Наверное, придется менять все руководство. Не дело так работать. В понедельник вставишь их директору пистон!
  - Что я должна сделать, бабушка?
  - Это так, не обращай внимание, фигура речи. В понедельник перед советом я тебе все подробно объясню.
  Мы прощаемся, и Изольда Александровна отключается.
  Только положила трубку, новый звонок телефона. На экране высвечивается незнакомый номер. Правда слова "Спам" нет и экран не окрашен в бордовый цвет. После того случая со звонком от ложной службы безопасности банка, я опасаюсь отвечать на незнакомые номера. Немного подумав, соединяюсь.
  - Вероника, здравствуйте! Это Надежда Курбатова.
  - Здравствуйте Надежда, как ваш отпуск? Съездили куда?
  - Да, все в порядке. Я случайно узнала, что всех сотрудников загородного дома увольняют.
  Откуда она узнала? Мы разговаривали об этом с Лилей только вчера.
  - Да, это так. Я скоро перееду на городскую квартиру, а Лилия с Кристиной и Глебом уезжают на несколько месяцев в Крым. В загородном доме остается только охрана и дворник. За домом в наше отсутствие будет следить Любовь Игнатьевна.
  - Вероника, а вы не могли бы взять меня в качестве домработницы на городскую квартиру. Я умею хорошо готовить, недавно окончила курсы поваров. Я вас не подведу!
  В принципе домработница мне не нужна. После работы санитаркой в ковидном центре убрать квартиру, даже такую большую, как у Тарасовых, для меня раз плюнуть. Готовить я тоже умею и за всю прошлую жизнь, никто не жаловался. Уплетали все, что подаю на стол за обе щеки.
  С другой стороны, я понимаю Надежду. Найти такую же высокооплачиваемую работу во время пандемии не так просто. Да и случай с Олесей показал, что хорошими работниками разбрасываться нельзя. Потом понадобится, а такую работницу как Надежда Курбатова ни за какие деньги не найдешь.
  - Хорошо Надежда, как закончится ваш отпуск, позвоните мне. Будете работать в городской квартире.
  - Я могу выйти раньше!
  - Раньше не надо. Я все равно еще не переехала.
  Воскресенье прошло настолько тихо, что я его почти не заметила. Гуляла с Кристиной в парке вокруг дома, читала. Открыла для себя Туюб, сервис, куда любой желающий может закачать собственное видео. Обнаружила много интересного. Вечером позвонил Валера. В трубке голос сильно уставшего человека.
  - Красавица, ты не поверишь, но я еще жив! Правда в таком состоянии, что меня лучше не кантовать до утра. Завтра снова на работу.
  Мы немного поговорили о том, о сем, в общем ни о чем, и он отключился, пошел спать.
  Глава 21
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  Еженедельная планерка в больнице по понедельникам. Выступает главный врач Марина Аркадьевна Аксентьева.
  - Сегодняшнюю планерку начну с хорошей новости. За всю прошлую неделю в нашем ковидном центре не было ни одной смерти. Хочу отметить отличную работу всего персонала центра, особенно врачей и заведующей центром Натальи Григорьевны Вахрушиной. Молодцы. Так держать дальше!
  Наталья Григорьевна в ответ широко улыбается. Приятно слышать похвалу в свой адрес, тем более, что действительно заслужили. Неделя без смертей - это очень хороший результат работы медицинского персонала.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  Сегодня в реанимационной палате к аппаратам ИВЛ подключено всего два человека. Никому из них смерть не угрожает, поэтому я спокойно занимаюсь уборкой. Надеюсь в этот раз претензий ко мне не будет.
  Вышла из красной зоны, девочки помогают мне раздеться. Одна из них, ее зовут Наташа, говорит:
  - У твоей напарницы, санитарки Юлии Митрофановны, горе, внучке требуется дорогостоящая операция в Германии. Нужно собрать три миллиона рублей.
  Я с непониманием на нее смотрю. Деньги на операцию? В моем мире всем больным детям операции делали бесплатно. С родителей денег никто не требовал. Это куда я попала? Что за странный мир?
  - И что теперь? - спрашиваю, - Разве у них есть такие деньги?
  - Будут собирать. Мы все решили скинуться с зарплаты, кто сколько может. Ты участвуешь?
  - Да, участвую, - я вспомнила, что у меня в сумке лежит конверт, который мне вернул следователь, в нем 300 тысяч рублей.
  Как только переоделась и приняла душ, прошла в комнату питания. Юлия Митрофановна уже сидела там, это та самая санитарка, что убирает в зеленой зоне. Я подошла к ней, поздоровалась и спросила:
  - Правда, что у вас несчастье, заболела внучка?
  - Да, - женщина подняла на меня грустные глаза.
  - Возьмите, - я положила рядом с ней конверт с деньгами.
  Юлия Митрофановна ушла. Я сижу в комнате питания, пью чай с сушками. Заходит врач, тот, что постарше, Сергей Владимирович. Спрашиваю:
  - Сергей Владимирович, объясните, пожалуйста, почему так получается, что в нашем государстве родители вынуждены собирать деньги на операцию своему ребенку?
  Доктор тоже наливает себе чай, садиться, напротив, берет из общей вазочки сушку.
  - Вероника, ты, наверное, не знаешь, но деньги на операцию собирают только родители неизлечимо больных детей.
  - То есть как?
  - Кому медицина может помочь, всем в России делают операции бесплатно. На это выделяются деньги, квоты. Но есть малоизученные, редкие болезни, излечить которые современная медицина в принципе не может.
  - А как же за рубежом лечат, делают успешные операции в Германии, в Израиле, в США?
  - Не лечат, а продлевают жизнь максимум на 2-3 года, и соответственно продлевают муки ребенка и его родителей. Это просто бизнес. Ты читала хотя бы про одного такого ребенка, который бы полностью вылечился, стал жить полноценной жизнью взрослого человека? Все они не доживают до совершеннолетия. Зарубежные клиники за огромные деньги дают лишь надежду и временное облегчение.
  - Но это же обман!
  - Это капитализм, Вероника!
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  Сегодня в компанию "Шантарскинвест" я еду вместе с Изольдой Александровной. Впереди водитель Павел, рядом с ним охранник, на заднем сиденье мы с бабушкой. Она мне кратко инструктирует, как себя вести на совете директоров, что и кому говорить. Машина движется по проспекту Мира, центральному проспекту города Шантарска. Вдруг у меня появляется стойкое чувство приближающейся опасности.
  - Павел, стой! - громко кричу водителю, - Останови машину!
  - Да что же это такое! - возмущается Павел, всплескивает руками и ударяет ими со всей силы по рулю, - Здесь нельзя останавливаться!
  Но послушно начинает тормозить, ища место куда можно припарковаться. На светофоре горит зеленый свет, и машина чуть медленнее, но вползает на перекресток. В этот момент справа мелькает тень и от сильного удара в передний бампер наш автомобиль разворачивает поперек дороги и сразу в него врезается черный BMW, следующий за нами. От удара я падаю, Изольда Александровна наваливается на меня.
  Подбегают люди, распахивается дверь с правой стороны автомобиля и нас с Изольдой Александровной вытаскивают на улицу. Охранник, который сидел на переднем сиденье не пострадал и выходит из машины сам. Со стороны водителя вся дверь смята, но Павел жив и с трудом выбирается через правую дверь. На удивление в нашей машине все живы и относительно здоровы. Изольда Александровна охает и держится одной рукой за шею.
  Подъезжает машина ГИБДД и скорая. Выясняется, что справа на красный свет на перекресток выскочил КАМАЗ, груженный кирпичом. Если бы я не окликнула Павла, и он не начал торможение, весь удар пришёлся бы на наш автомобиль. Вся энергия многотонной громадины досталась красным Жигулям, следующим параллельно с нами. Эту машину буквально раздавило в лепешку, все пассажиры погибли. Раздавив автомобиль и протащив его некоторое время по дороге КАМАЗ остановился. В кабине обнаружился в усмерть пьяный водитель. Его вытащили на улицу, водители других машин.
  BMW, которая следовала за нами, врезалась в нашу машину, водитель получил небольшую травму, расшиб себе лоб. Остальные участники движения отделались легким испугом и поцоканными автомобилями.
  Изольду Александровну забирают в машину скорой помощи, у нее какая-то серьезная травма шеи. Я иду за ней. После осмотра врач скорой говорит, что нужна госпитализация, возможно поврежден шейный позвонок, чтобы установить точно, нужно сделать рентгеновский снимок.
  - Вероника, - говорит мне Изольда Александровна, вызывай другую машину и поезжай на совет директоров. В отличие от бабушки, я после ДТП чувствую себя совершенно здоровой, нигде и ничего не болит. Вот что значит молодость!
  - Хорошо, бабушка.
  Изольду Александровну увозит скорая. Ко мне подходит охранник и сообщает, что он уже позвонил в компанию "Шантарскинвест" и скоро за мной прибудет другая машина. Павел останется возле нашей машины разбираться с ГИБДД. У него забинтована голова.
  ***
  В кабине заместителя руководителя следственного управления Следственного комитета РФ по Шантарскому краю полковника юстиции Вениамина Поликарповича Засохина.
  Докладывает следователь Андрей Феоктистов.
  - Как мы и предполагали дорожное происшествие с автомобилем компании "Шантарскинвест" не случайное стечение обстоятельств. В кабине КАМАЗа находилось два человека: водитель Фролов Кузьма Михайлович и неизвестный мужчина. Фролов не помнит, как он оказался пьяным в кабине своего автомобиля, очнулся только в отделении полиции. Его кровь взята на анализ на присутствие посторонних химических веществ. На перекрестке установлены две камеры видеонаблюдения. Одна камера была дезориентирована, и показывает только часть перекрестка. Вторая камера накануне была повреждена неизвестными лицами, но к моменту происшествия восстановлена. Спасибо компании ее обслуживающей. На видео четко видно, что из кабины КАМАЗа выпрыгивает мужчина. Его лицо закрыто медицинской маской, но так как картинка очень четкая, наши компьютерщики утверждают, что им скоро удастся получить портрет этого человека.
  - Общую картину ДТП восстановили?
  - Да. Автомобиль компании "Шантарскинвест" Land Rover Defender двигался в общем потоке машин по проспекту Мира. Перед пересечением с улицей Суворова, он начал замедляться. По словам водителя, остановиться ему приказала Вероника Тарасова. Водитель стал высматривать за перекрестком место, где можно припарковаться. Это и спасло их автомобиль. Если бы они двигались с прежней скоростью, то неизбежно КАМАЗ, груженный кирпичом, врезался бы в их автомобиль. А так он только задел бампер и развернул автомобиль поперек дороги. В Land Rover врезался следующий за ним автомобиль BMW, но существенного ущерба не нанес. По инерции КАМАЗ проскочил дальше и снес следующий автомобиль ВАЗ 2101, который как раз выскочил на перекресток. В нем находились супруги Давыдовы, пенсионеры, которые следовали на дачу. Все находившиеся в автомобиле погибли. Можно предположить, что это было целенаправленное покушение на жизнь Изольды Александровны Шубиной и Вероники Тарасовой.
  - Такую операцию одному человеку организовать невозможно. Кто-то следил за движением автомобиля компании "Шантарскинвест" и сообщал об этом своему подельнику в КАМАЗе. В ближайшее время жду результатов по этому делу.
  ***
  Управляющий компанией "Шантарскинвест"
  Сергей Леонидович Панкратов (42 года)
  Город Шантарск, офис компании "Шантарскинвест"
  О ДТП на проспекте Мира я узнал через десять минут после происшествия. Охранник сопровождавший машину позвонил своему начальнику Громову, а тот сразу же доложил мне. Еще через некоторое время стало известно, что Изольда Александровна госпитализирована с травмой, а Вероника Тарасова едет на другом автомобиле в офис. Совет директоров состоится, как и было намечено. Планировалось, что сегодня он должен был собраться в расширенном составе, в связи с представлением нового члена совета, Вероники Тарасовой, были приглашены директора зависимых от компании "Шантарскинвест" предприятий.
  Как только я узнал, что автомобиль Вероники подъезжает к офису спустился вниз. Девушка вышла из автомобиля и быстрым шагом стала подниматься на крыльцо. Я не любитель малолеток, но даже на меня Вероника произвела впечатление. Одета безупречно, в соответствие с офисным дресс-кодом: темно-серый приталенный пиджак, под ним ослепительно белая блузка, темно-серая юбка чуть выше колен с оранжевого цвета поясом, на ногах черные колготки и черные туфельки. На лице минимум косметики. В ушах золотые сережки. Я подал ей руку и помог подняться на крыльцо и сразу повел девушку в конференц-зал, где собрались все приглашенные на совет директоров. Мне было интересно посмотреть, как вчерашняя школьница будет разговаривать с акулами шантарского предпринимательства.
  Конференц-зал представляет собой большую прямоугольную комнату в 120 кв. метров. Ближе к входу в зал стоит солидный овальный стол, со стульями вокруг. Обычно за этим столом и заседает совет директоров. Остальные стулья сдвинуты к стенам и в дальний конец зала. В ожидании начала заседания приглашенные на совет директора сидели на стульях вдоль стен, разделившись на небольшие группы. К ним присоединились члены совета директоров, поэтому за овальным столом никого не было.
  Как только мы с Вероникой вошли в конференц-зал, все сидящие в зале посмотрели в нашу сторону. Сидящая с краю генеральный директор сети продовольственных магазинов "Жар птица" Анна Васильевна Марченко подняла голову от своего телефона и громко спросила:
  - Сергей Леонидович, проясните, что случилось? Читаю в новостях, машина Изольды Александровны попала в ДТП, она снова в больнице...
  Я хотел ответить, но меня опередила Вероника.
  - С Изольдой Александровной все в порядке, она не пострадала. После ДТП у нее разболелась шея, врач скорой перестраховался, поэтому ее увезли в больницу. Думаю, что через пару часов она будет дома.
  Вероника замолчала и сразу продолжил я.
  - Господа, разрешите вам представить, нового члена совета директоров Веронику Максимовну Тарасову. Она находилась в одной машине с Изольдой Александровной. Насколько я знаю, во время ДТП наша машина получила незначительные повреждения. Все живы.
  - Ну, слава богу! - воскликнула Анна Васильевна. Женщина она видная, крупная, гренадерского роста, с зычным командным голосом. Потомственный торговый работник. В 90-е годы прошлого века ее мать Матильда Марченко удачно скупила все ваучеры у работников нескольких продуктовых магазинов Шантарска и стала единоличным владельцем сети магазинов, но не смогла наладить конструктивный диалог с местными рэкетирами. Скорее всего ее ждала участь многих строптивых предпринимателей того времени, женщину бы просто пристрелили, но Матильда не была дурой и пошла на поклон к Изольде Шубиной, любовнице известного бандита по кличке Жескач. Это решило дело. Матильду Марченко оставили в покое, а торговая сеть получившая название "Жар птица" стала активно развиваться и вскоре стала самой крупной местной торговой сетью в Шантарском крае.
  Я пригласил Веронику сесть на стул за овальным столом. Она кивнула и села, лицом ко всем участникам собрания.
  - Вероника Максимовна, - обратился я к девушке, но она меня перебила:
  - Просто Вероника, без отчества.
  - Хорошо, Вероника. Я хотел представить вам всех участников этого совета.
  В ответ она улыбнулась и чуть наклонила голову.
  - Генеральный директор сети продовольственных магазинов "Жар птица" Анна Васильевна Марченко.
  Женщина снисходительно улыбнулась на мое представление.
  - Рядом с ней член совета директоров компании "Шантарскинвест", финансист Илья Миронович Ким. До сих пор он представлял интересы Максима Николаевича Тарасова.
  Ким - обрусевший кореец. Близкий друг покойного Тарасова, специалист по финансам. Известно, что Тарасов не оставил завещания и по закону его пакет акций будет разделен между близкими родственниками, поэтому в настоящий момент положение Ильи Мироновича очень неопределенное. Взгляд настороженный.
  - Дальше еще один член совета директоров компании "Шантарскинвест" Семен Тимофеевич Оллонов, он представляет интересы мелких акционеров.
  Оллонов якут по национальности, тоже специалист по финансам. В ответ на мое представление широко улыбается и кивает.
  - На совет директоров приглашены руководители только крупных компаний, входящих в состав "Шантарскинвест": генеральный директор Петр Иванович Жмукич, компания "Шантарское золото"; генеральный директор Виталий Алексеевич Сидоров, завод "Тяжелое машиностроение"; генеральный директор Захар Лукич Важевич, "Кораблестроительная компания"; директор Вацлав Казимирович Шевачко, гостиница "Сибирь и директор ресторана "Шантара" Иван Георгиевич Андронов.
  - Вероника, расскажите о себе, - предложил Ильи Миронович.
  - Рассказывать особо нечего, в этом году я окончила школу.
  - Куда собираешься поступать? - спросила Анна Васильевна.
  - Я собираюсь учиться на врача.
  - Почему не на экономиста? Для должности в совете директоров такой крупной компании, как наша, образование врача совершенно лишнее, - это все неймется Киму.
  - Я так понимаю, что каких-то серьезных вопросов сегодня мы обсуждать не будем, - это реплика от генерального директора "Кораблестроительной компании" Захара Лукича Важевича.
  - Почему, можно и обсудить, - Вероника посмотрела в его сторону, - Например, меня интересует, почему "Кораблестроительная компания" не укладывается в график сдачи речных буксиров по контракту с Китаем.
  - А вы откуда знаете? - от удивления Захар Лукич обратился к Веронике на "вы".
  - Раз я сюда пришла, то значит готовилась к этой встрече, - ответила Вероника с улыбкой глядя на Захара Лукича. - Я понимаю, что с помощью авралов можно ликвидировать отставание, но не мне вас учить уважаемый Захар Лукич, в этом случае неизбежно страдает качество изготавливаемой продукции.
  - Уверяю вас, буксиры будут сданы вовремя и надлежащего качества, - хмуро ответил генеральный директор.
  - Я на это надеюсь, - сказал Вероника и с улыбкой на лице посмотрела на других участников совета. Взгляд девушки остановился на генеральном директоре "Шантарское золото":
  - Петр Иванович, а что там у вас за конфликт со старателями на прииске "Жемчужный Рал"?
  - Ничего особенного, все уже решено в рабочем порядке, - ответил Петр Иванович.
  - Это привлечение ОМОНА вы считаете решением в рабочем порядке? Петр Иванович, вы меня удивляете. Не можете сами договориться с рабочими, пригласите специалистов.
  - Там конфликт уже зашел так далеко, что дошло до стрельбы. У старателей вообще-то есть оружие, - недовольно сказал Петр Иванович, - Я не видел другого решения этой проблемы.
  - Хорошо, я думаю этот вопрос нужно будет обсудить отдельно, чтобы подобное больше не повторялось, - сказала Вероника.
  Компания "Шантарское золото" неожиданно для рабочих резко снизила расценки на все работы, производимые на приисках. Оправдывалось это тем, что во время пандемии расходы компании выросли, а доходы нет. Все золото, по закону компания обязана сдавать государству. Местное руководство прииска "Жемчужный Рал" не смогло сразу погасить назревающий конфликт. В результате чтобы справиться с возмущенными рабочими пришлось вызывать ОМОН и вертолетами перебрасывать на прииск. Оружие, охотничьи ружья, действительно есть у многих рабочих, но до стрельбы, к счастью не дошло.
  Вероника с улыбкой смотрела на сидящих перед ней больших начальников. Еще в нашу прошлую встречу, я понял, что эта девочка не так проста, как кажется внешне. Теперь это поняли и эти взрослые дяди и тети. Все, кто поначалу сидел в расслабленной позе, подтянулись, сели ровнее. Снисходительные взгляды, заметные вначале этой встречи исчезли. Директора с удивлением рассматривали девушку. Да эта внучка, наверное, похлеще своей бабки будет, когда вырастет!
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, офис компании "Шантарскинвест"
  Изольда Александровна хорошо меня подготовила к совету директоров компании "Шантарскинвест", рассказала много чего такого, о чем до этого я не имела никакого понятия. Все-таки советская медицина и бизнес в России XXI века - это очень далекие друг от друга миры.
  Изначально предполагалось, что в этот раз большую часть времени на совете директоров я буду молчать. Изольда Александровна собиралась представить меня руководителям предприятий и на этом все, дальше я должна была смотреть и слушать, что говорят другие и учиться. ДТП на проспекте Мира спутало все планы и неожиданно я оказалась в самом центре внимания отнюдь не простых людей.
  В прошлой жизни у меня был небольшой опыт руководящей работы. Перед пенсией около пяти лет я проработала заведующей терапевтическим отделением местной больницы. Кроме этого, как врачу терапевту мне приходилось общаться с людьми разных рангов. Ведь для врача, в конечном итоге, все больные равны. Чтобы вылечиться, указам врача должны подчиняться все, в том числе и руководители, какой бы пост они не занимали. Поэтому я совершенно спокойно, без всякого мандража могу разговаривать с руководителем любого уровня.
  Это мне и помогло в общении с членами совета директоров и приглашенными руководителями предприятий. Разумеется, полноценно заседания совета не получилось. Для меня это совершенно новое дело, но представить себя, как начинающего руководителя, думаю я смогла.
  По крайней мере к концу нашего заседания солидные мужчины и одна женщина смотрели на меня совсем иначе, чем вначале.
  Глава 22
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  И снова рабочее утро. Надеваю костюм биологической защиты, чтобы идти в красную зону. Мне помогает Наташа, спрашивает.
  - Слышала, старшая медсестра Татьяна Владимировна заболела? У нее положительный тест на коронавирус.
  - Нет, не слышала. Она дома?
  - Пока дома, но у нее высокая температура. Если в ближайшее время не станет лучше, привезут к нам.
  Работу привычно начинаю с реанимации. Сегодня к аппаратам ИВЛ подключено два новых пациента, мужчина и женщина, оба в солидном возрасте, в тяжелом состоянии. Скорее всего сегодня к вечеру или завтра утром они оба умрут. Во время уборки палаты выбираю момент, когда на меня никто не смотрит, и поочередно кладу ладонь на лоб вначале мужчине потом женщине. Дергаюсь как от удара током. Никто ничего не заметил. Заканчиваю уборку в реанимации, иду убирать другие палаты.
  Через пять часов выхожу из красной зоны. Сразу замечаю, как наши девушки помогают одеть костюмы биологической защиты двум незнакомым парням. Неподалеку стоят ящики с инструментом, лежат свернутые в кольцо провода.
  - Это кто? - спрашиваю у Наташи.
  - Ты что не знаешь? - удивляться она, - Главный врач распорядилась установить в реанимации видеокамеры. Это специалисты из фирмы, которая обслуживает нашу больничную видеосистему. Они сегодня будут работать в красной зоне.
  - Понятно.
  Сама думаю, как теперь быть? Наличие видеокамер предполагает, что кто-то постоянно через них будет наблюдать за тем, что происходит в реанимации. Как буду незаметно спасать людей? Почему-то я уверена, что могу помогать только тайно. Достаточно малейшей публичности и мой дар сразу же пропадет.
  ***
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  У широкого больничного окна стоят две медсестры Валентина и Зоя. Они смотрят, как Вероника в сопровождении рослого охранника идет к своей машине.
  - Ты бы хотела так жить? Как она? - говорит Зоя, кивая в сторону Вероники.
  - Быть богатой? Конечно бы хотела. Ничего не делать, ходить в салоны красоты, в рестораны, ездить на дорогие курорты, красиво одеваться...
  - Везде с охраной, каждую минуту опасаться покушения на свою жизнь, - продолжила Зоя. - Вчера на портале "Новости Шантарска" было сообщение, что машина Вероники попала в ДТП, в котором погибли люди, и журналисты предполагают, что таким образом хотели убить Веронику и ее бабушку.
  - Нет, такого бы я точно не хотела. Да и везде ходить с охраной не очень удобно. Лично я, наверное, не чувствовала бы себя свободной. Все время под наблюдением... Это мне кажется не очень приятно. К тому же Вероника какая-то странная. Успешно сдала экзамены в школе, и ехала бы на юг, на море, отдыхать, а она все каникулы будет работать санитаркой в ковидном отделении. Я ее не понимаю. Ладно мы. Нам деньги нужны, а ей это зачем?
  - Согласна, странная она, - задумчиво сказала Зоя, - но не глупая. И думаю, такие люди, как она ничего просто так не делают.
  - Хочешь с ней подружиться?
  - Пожалуй, да. Сама подумай, где ты еще сможешь познакомиться с таким человеком как она? Я думаю, это наш шанс, и его нельзя упускать.
   ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  После работы, я первым делом поехала к Изольде Александровне. Вчера ее на скорой увезли в больницу с болями в области шеи, но как я и предполагала, через три часа, сделав обезболивающий укол, отпустили домой. Еще на месте ДТП я догадалась, что у Изольды Александровны обострился остеохондроз шейного отдела позвоночника. Это естественно для ее возраста. В прошлой жизни сама много лет страдала этим заболеванием.
  У кого-то из читателей может возникнуть вопрос, как же так Вероника, ты спасаешь умирающих, а не можешь вылечить от банального остеохондроза свою бабушку? Да, не могу. Оказалось, что мой дар, проявившийся в этом мире, имеет свои ограничения. С одной стороны, у меня обострилась интуиция и я могу предвидеть приближение опасности. Как, например, это было во время ДТП на проспекте Мира. С другой стороны, наложением руки на лоб человека, я могу обмануть смерть, отвести ее на какое-то время, но, увы, не навсегда, все мы, люди, смертны и за каждым из нас рано или поздно смерть придет.
  Я много думала на эту тему. Вот я спасла человека от смерти, от болезни. Он благополучно поправится, пойдет домой и... попадет под машину. Не в моих силах дать человеку вечную жизнь. Это всего лишь отсрочка смерти на неопределенное время, может быть не на такое уж и продолжительное. Возможно это поможет человеку привести свои дела в порядок, подготовиться к расставанию с близкими и родными людьми, примириться, наконец, с самим собой. По крайней мере, я надеюсь на это.
  Мои размышления прервал звонок телефона. На экране имя "Руслан".
  - Вероника, добрый день! Руслан. Как вы и просили, я нашел еще одного сына Вадима Извекова. Он действительно старше Вячеслава Савелова. Освободился из мест заключения в декабре прошлого года. Внешне очень похож на своего отца. Его фотографию, а также всю информацию, какую мне удалось собрать, я отправил вам на электронную почту. Дело конечно ваше, но я бы советовал все это передать в Следственный комитет.
  - Спасибо Руслан. Я сейчас посмотрю то, что вы прислали.
  Мы разъединяемся, и я говорю водителю, чтобы он остановил машину, что тот незамедлительно и делает, паркуя машину у обочины. Наша машина в ремонте, временно езжу на не очень новой Toyota Fortuner. За рулем Павел. Именно он больше всех пострадал в ДТП, но категорически отказался выходить на больничный. Припарковав машину, Павел поворачивается ко мне.
  - Вероника, заметили, как я быстро выполнил ваше приказание?
  - Заметила.
  - После вчерашнего ДТП, я понял, если вы что приказываете, это надо выполнять быстро и не рассуждая, - Павел коснулся своей забинтованной головы рукой, - Если бы я вчера так сделал, то КАМАЗ вообще бы нас не задел. Разве что BMW сзади врезался, но на той скорости какие у нас были, это не страшно.
  Я улыбнулась ему в ответ.
  - Хорошо. Теперь посидите спокойно, мне нужно подумать.
  Водитель и немногословный охранник стали смотреть вперед, а я включила телефон. Действительно пришло письмо от Руслана с кучей прикрепленных файлов. Детектив проделал большую работу. Сына Извекова звали Роман Жабов, на фотографии он действительно очень похож на своего отца, и на Славика тоже. Правда Славик невысокого роста и худощав, а Жабов наоборот и ростом повыше, и в плечах шире. Я вспомнила силуэт человека, который напал на Глеба у меня в комнате. В принципе похож. Еще похож на человека, который стоял возле Audi белого цвета, когда к нему подошла Лариса Феофанова. Правда в том, что это именно он, я не уверена. Тот человек стоял ко мне в пол оборота, да и нижняя часть его лица была закрыта маской.
  Быстро просмотрела остальные документы. Так... Биография Жабова. Вот уж действительно сын своего отца. Первый раз сел еще по малолетке за хулиганство. Через год вышел и снова сел. С подельниками ночью взломали и ограбили магазин. Чем дальше, тем серьезней становились преступления. В криминальных кругах получил кличку Жаба. Родился в 1979 году, то есть сейчас ему 41 год. К биографии Руслан приложил список адресов родственников, знакомых и тех, с кем Жабов сидел в колонии. Да, возможно эти материалы могут помочь следствию.
  Звоню следователю Феоктистову.
  - Андрей Петрович, добрый день! Это Вероника Тарасова. У меня есть информация о человеке, которого я подозреваю в покушении на меня и ранении Глеба Скоробогатова. Если дадите электронный адрес, я перешлю вам все имеющиеся у меня документы.
  Договариваемся, что Феоктистов отправит мне свой электронный адрес СМСкой. Через пять минут СМСка приходит, и я пересылаю ему все документы, добытые Русланом.
  - Можно ехать, - негромко говорю водителю, и он сразу же заводит машину и выруливает на дорогу.
  - Едем к Изольде Александровне? - уточняет Павел.
  Через двадцать минут я вхожу в квартиру Изольды Александровны. У нее все нормально, после сделанной в больнице обезболивающей блокады, шея не болит. Пообедала у нее и поехала домой.
  Вечером, около 19.00 позвонила Валере. Трубку он взял не сразу.
  - Красавица, я еще на работе. Пообщался тут с мужиками... Сварщики действительно зарабатывают очень даже неплохо, но работать нужно по 12-14 часов. А так как я новичок, сколько скажут, столько и варю. И не рыпаюсь.
  - В эти выходные, я надеюсь, ты будешь отдыхать?
  - Красавица, я тоже на это надеюсь, - устало засмеялся он в ответ, - Извини, не могу говорить, в мою сторону идет мастер. Пока!
  И отключился. Как-то в интернете прочитала, что в России мало работают. Кто-то может и мало, а кто и очень даже много. После четырнадцатичасовой смены, я думаю, захочется только спать, а утром снова на работу и так каждый день. И все это удовольствие за не такие уж и большие деньги.
  ***
  В кабине заместителя руководителя следственного управления Следственного комитета РФ по Шантарскому краю полковника юстиции Вениамина Поликарповича Засохина.
  Докладывает следователь Андрей Феоктистов.
  - Наши специалисты закончили обработку видеоизображения неизвестного человека, покинувшего КАМАЗ сразу после ДТП на проспекте Мира. В результате удалось установить, что за рулем КАМАЗа в момент его появления на перекрестке находился Роман Жабов, рецидивист с многолетним стажем. Сегодня мне позвонила Вероника Тарасова и заявила, что именно Роман Жабов в загородном доме Тарасовых напал на Глеба Скоробогатова и тяжело ранил его. Тарасова переслала мне ряд документов, из которых следует, что Жабов сын Вадима Извекова, естественно от другой женщины. То есть формально, в следствие смерти Изольды Александровны Шубиной и Вероники Тарасовой с помощью ДНК-теста он может доказать свое родство с Вероникой Тарасовой и, следовательно, претендовать на наследство. Это скорее всего и является основным мотивом его преступных действий.
  - Что сделано для его задержания?
  - Роман Жабов объявлен во всероссийский розыск. Сейчас отрабатываются все адреса, где он может появиться. Я уверен, что в ближайшее время мы его задержим.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  В среду после работы еду домой. На проспекте Мира пробка, поэтому водитель Павел сворачивает на соседнюю улицу, чтобы объехать пробку. Как обычно, сижу на заднем сиденье с краю, смотрю в окно, и вдруг вижу, что по тротуару не торопясь идет Роман Жабов. Я только вчера внимательно рассматривала его фотографии, тем более, что сегодня он без маски. Она есть, но болтается ниже подбородка. В правой руке полиэтиленовый пакет.
  - Павел, проедешь метров сто пятьдесят вперед и припаркуйся возле тротуара.
  - Принято, - отвечает Павел и начинает выполнять мою команду. Рядом с водителем на переднем сиденье сидит охранник, кажется его зовут Юра.
  - Парни, - обращаюсь сразу к обоим, - справа по тротуару идет мужик с пакетом. Это бандит. Нужно проследить за ним, а я пока вызову полицию.
  - Пока полиция прочухается, пока подъедет, мужик может скрыться, - говорит Павел, - Вероника, мы его сами возьмем. Вы, что, думаете я с каким-то уголовником не справлюсь?
  Я с сомнением смотрю на парней. Оба в бронежилетах, косая сажень в плечах. Хотя это не их дело задерживать преступников. Павел берет инициативу в свои руки.
  - Я сейчас выхожу из машины и иду вперед, ты, Юра, ждешь, как мужик пройдет мимо, тоже выходишь из машины и идешь за ним. Твое дело помешать ему убежать. Как только ты оказываешься у него за спиной, я поворачиваюсь и нападаю. Ты страхуешь. Все понятно?
  Юра кивает, а Павел надевает сверху прямо на бронежилет черную ветровку и выходит их машины.
  - Парни, осторожнее, у бандита может быть нож, - предупреждаю я, но Павел в ответ лишь снисходительно улыбается - типа, молчи женщина, сами разберемся.
  Я звоню на телефон следователя Феоктистова, а сама наблюдаю, что происходит снаружи. Павел уже ушел, мимо машины идет Роман Жабов. На нашу машину он не обращает внимания. Я до сих пор езжу на Toyota Fortuner, мой Land Rover Defender пока в ремонте. Стекла затемнены, поэтому увидеть меня снаружи он не может. Из машины выходит охранник Юра и идет вслед за Жабовым. Наконец следователь берет трубку, и я ему объясняю, где видела Жабова. Он обещает выслать наряд полиции. Открываю дверцу, и сама выхожу из машины. С моего места мне не видно, что происходит впереди.
  ***
  Водитель Павел Аверьянов (43 года)
  Город Шантарск
  Поначалу все шло так, как и задумывалось. Я шел впереди, за мной Жабов, а за ним пристроился охранник Юра. Я резко обернулся и оказался лицом к лицу с бандитом. У мужика оказалась необычно быстрая реакция. Только что он расслабленной походкой шел по тротуару, а в следующее мгновение его нож располосовал мышцу на моей правой руке. Юра навалился на Жабова сзади, пытаясь перехватить его руки, и тут же получил удар ножом в грудь. Нож не смог пробить бронежилет и скользнул вниз по Юриной ноге. Пока Жабов отвлекался на Юру, я, не обращая внимания на хлещущую из руки кровь двумя ударами в голову вырубил Жабова. К этому времени Юра лежал на асфальте и под его правой ногой растекалась лужа ярко-алой крови. В этот момент к нам подбежала Вероника с автомобильной аптечкой в руках.
  Она взглянула на меня, увидела капающую с руки кровь, но в первую очередь занялась Юрой, у него серьезное ранение, парень терял кровь стремительными темпами. Вероника подобрала с асфальта нож Жабова и ловко разрезала штанину на ноге Юры. Алая кровь толчками выливалась из раны. Даже я понял, что дело плохо, повреждена крупная артерия на ноге. Вероника достала бинт из аптечки и умело начала бинтовать ногу, но бинт тут же пропитывался алой кровью. Тогда Вероника коснулась ладонью лба Юры и ее всю передернуло как от удара током. На моих глазах кровь перестала течь, а потом как-то сразу потемнела. Вероника закончила перевязку и повернулась ко мне.
  - Теперь давай свою руку.
  Так же, ничуть не пугаясь вида крови ловко перебинтовала мою руку. Роман Жабов заворочался и попытался сесть, но я, ударом слева снова отправил его в нокаут. Потом завел ему руки за спину и надел наручники. Первой подъехала машина скорой помощи. Я отказался от помощи медиков, а Юру погрузили в машину и увезли. Через сорок минут подъехала полиция. Меня опросили прямо в машине. Претензий к нам не было. Роман Жабов находился во всероссийском розыске. Лишь попеняли, что сами взялись задерживать опасного преступника, не дождавшись полиции. Но что сделано, то сделано.
  - Павел, может тебе лучше в больницу, - Вероника строго смотрит на меня.
  - Да, ладно, - улыбаюсь я ей, - война фигня, на руке царапина.
  Однако Вероника настояла на своем, и мы поехали в травмпункт, где мне зашили рану на руке. Все это время Вероника терпеливо ждала меня в коридоре. Когда вышли из травмпункта, Вероника сказала, что сама может вести машину, правда прав у нее пока нет.
  - Вот когда будут права, тогда и сядешь за руль, - обломал я ее притязания. Садясь за руль глянул в зеркало, вид конечно тот еще: голова забинтована, вся левая щека в царапинах после вчерашнего ДТП, синяк под глазом, правая рука забинтована после сегодняшнего задержания. Такими темпами на этой работе от меня скоро рожки да ножки останутся. Однако завел машину и отвез Веронику в загородный дом. Прежде чем выйти из машины она сказала:
  - Павел, я серьезно говорю, возьми больничный. Твое геройство никому не нужно.
  - Вероника, я сам знаю, что мне делать. Сказал буду работать, значит буду работать. Завтра утром подъеду как обычно.
  ***
  В кабинете следователя Андрея Феоктистова
  Следственное управление Следственного комитета РФ по Шантарскому краю
  Следователь сидит за столом, напротив него на стуле Роман Жабов, лицо у него разбито и поцарапано от падения на асфальт, руки за спиной в наручниках. В кабинете присутствуют оперативники Антон Мартынов и Геннадий Ветров.
  - Наручники снимите, - говорит Жабов, обращаясь к следователю.
  Феоктистов некоторое время внимательно разглядывает Жабова, потом обращается к Антону Мартынову.
  - Сними наручники.
  Получив свободу своим рукам Жабов разминает кисти, потом ощупывает свое побитое лицо.
  - За что меня задержали? В обще-то это на меня напали какие-то клоуны, я действовал в пределах необходимой обороны, защищал свою жизнь.
  - Ножом? Защищали свою жизнь с помощью ножа? - спросил Мартынов.
  - Что под руку попало, тем и защищал. Какие ко мне претензии?
  Следователь открывает папку.
  - Вы, Роман Жабов, 10 августа этого года управляя грузовым автомобилем КАМАЗ, совершили наезд на автомобиль ВАЗ 2101 в котором находились супруги Давыдовы. В результате наезда мужчина и женщина погибли. Вы с места происшествия скрылись. Это зафиксировано камерами видеонаблюдения.
  Следователь достает фотографии и подает их Жабову. На одной, не очень четкой видно, что Жабов сидит за рулем КАМАЗа, на другой он спрыгивает на асфальт из КАМАЗа, который уперся передом в смятые лепешку Жигули. Лицо закрыто медицинской маской.
  - Вот заключение экспертов, что это именно вы, - говорит следователь, и кладет на стол перед Жабовым еще один документ, - Есть специальная компьютерная программа, которая может определить личность человека по фигуре, контурам лица.
  Жабов некоторое время рассматривает фотографии, потом читает заключение экспертов, потом начинает рассказывать.
  - Мы выпивали с этим, с Кузьмой Фроловым, водителем КАМАЗа. Вдруг ему срочно понадобилось перегнать КАМАЗ. Я стал отговаривать его, так как мужик был сильно выпивши, но он меня не послушал. Я пошел с ним. Сели в КАМАЗ, поехали, по дороге, перед проспектом Мира Фролов уснул прямо за рулем. К этому времени КАМАЗ уже мчался на приличной скорости. Чтобы не погибнуть и никуда не врезаться, я перехватил управление машиной. Виноват, не справился с управлением, не смог затормозить, вылетел на перекресток, где врезался в Жигули. Испугался, что меня обвинят в случившемся, поэтому покинул место ДТП.
  - Кроме этого, - продолжил следователь, - у нас есть заявление Вероники Тарасовой. Она утверждает, что 24 июля вы проникли в загородный дом Тарасовых и ножом ранили в грудь Глеба Скоробогатова. Она видела, как вы напали на Скоробогатова.
  - То есть мои слова, против ее? Не было меня там!
  - Где вы были вечером 24 июля?
  - Не помню. Был пьяный. Спал. Подтвердить это никто не может. Да и с какого перепугу мне вообще лезь в этот дом? Что я там забыл?
  - Вы знаете, что ваш отец Вадим Петрович Извеков?
  - Да, знаю. Мать говорила.
  - Это значит, что Вероника Тарасова ваша родственница. Вадим Извеков ее дедушка. Если бы там на перекрестке проспекта Мира и улицы Суворова груженный кирпичом КАМАЗ врезался в автомобиль Land Rover Defender
  компании "Шантарскинвест" в котором находились Изольда Александровна Шубина и Вероника Тарасова, и они обе погибли, вы (теоретически) могли получить многомиллионное наследство. А это мотив для совершения всех преступлений, которые за последнее время произошли в семье Тарасовых.
  - Ничего не знаю. Обо всем этом первый раз слышу.
  - Сейчас вы задерживаетесь на 48 часов. Завтра судья примет решение, какая мера пресечения будет выбрана в отношении вас.
  Романа Жабова увели. Андрей Феоктистов обратился к оперативникам.
  - Берите фото Жабова и отправляйтесь в больницу к Глебу Скоробогатову. Если он с ним дрался, то должен узнать.
  Глава 23
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  Сегодня с утра, я, как обычно, на работе. К счастью в реанимации умирающих нет, поэтому привычно занимаюсь уборкой и думаю о том, кому может быть выгодна смерть Вероники. Давно замечено, движение и физический труд помогают мышлению.
  Вчера арестован главный подозреваемый, и мне очень хочется сразу освободиться от опеки охраны, чтобы снова стать почти обычным человеком, таким как все вокруг. Как хорошо ходить и ездить, где захочешь, без сопровождения здоровых лбов за спиной, но увы и ах, это только мои мечты. Я не сомневаюсь, что исполнитель всех последних преступлений Роман Жабов. Он мастерски владеет ножом. Это он убил Максима Тарасова отца Вероники, а в моей комнате напал на Глеба Скоробогатова. И наконец, он, управляя груженым кирпичом КАМАЗом попытался убить нас с Изольдой Александровной на проспекте Мира.
  Однако, вряд ли Роман Жабов все это смог спланировать. Ни минуты не сомневаюсь, что есть заказчик, до сих пор остающийся в тени. Жабов обычный уголовник. Он прежде всего человек действия. А вот за его спиной стоит главный выгодоприобретатель, который надеется получить все или какую-то часть всего. Это тот человек, который до сих пор остается в тени, и для него найти нового исполнителя, наверное, не такая уж и большая проблема. Поэтому отказываться от охраны мне пока рано.
  Теперь я не сомневаюсь, что Лариса Феофанова встречалась именно с Романом Жабовым возле Екатерининской церкви. Это его я видела стоящим возле белой Audi. Однако Лариса как-то не тянет на заказчика преступлений. За все время нашего знакомства она ко мне относилась хорошо. Возможно, через нее Роман Жабов пытался получить информацию обо мне. Как-то же он узнал о дырке в заборе, через которую проник в дом, а потом напал на Глеба.
  Мрыкины тоже не похожи на этого таинственного заказчика. Тем более, что они тоже пострадали. Леонид Арнольдович погиб при невыясненных обстоятельствах. Тем более, что Мрыкины и Феофановы родственники со стороны Максима Тарасова и не могут рассчитывать на серьезное наследство.
  Лиля? Ее можно было бы заподозрить в смерти Максима Николаевича, но она любит Глеба, а в результате нападения Жабова, серьезно пострадал именно Глеб.
  За размышлениями незаметно для себя за пять часов заканчиваю уборку и выхожу из красной зоны. Как только привела себя в порядок, беру телефон и звоню адвокату Горохову.
  - Добрый день, Иван Абрамович! Это Вероника. Я хочу встретиться с Романом Жабовым.
  - Вероника, зачем? Это совершенно лишнее.
  - Мне нужно ему кое-что сказать...
  - Что именно? От меня, как адвоката, ты ничего не должна скрывать.
  Или это такой секрет?
  - Нет, это не секрет. Жабов уверен, что он мой родственник. Так вот, это неправда. Мой дедушка не Извеков, а Виктор Андреевич Соболев. Проведенный недавно ДНК-тест это подтвердил. У меня есть соответствующие документы. Да и моя бабушка Изольда Александровна Шубина это не отрицает.
  - Я все понял. Перешли мне копии этих документов на электронную почту. Я подумаю, что можно сделать.
  Я была уже в машине, когда перезвонил адвокат.
  - Вероника, я думаю не стоит говорить Жабову, кто твой настоящий родственник. Предлагаю сделать новый ДНК-тест между тобой и Жабовым. Думаю, что для него это будет выглядеть более наглядно.
  - Хорошо, я согласна, но согласится ли Жабов?
  - Ему будет назначен государственный адвокат. Я попробую действовать через него.
  Мы прощаемся. За рулем моей машины, как и всегда Павел. Вид у него, конечно, не очень, но выглядит веселым. На мой вопрос, как он себя чувствует, бодро отвечает.
  - Прорвемся!
  Сейчас мы едем в больницу к охраннику Юре, он жив, и я собираюсь его навестить.
  ***
  Центральная краевая клиническая больница
  В палате, в которой лежал Юра, кроме него было еще два человека. Пожилой мужик с перевязанной головой. Он не сидел на месте, все где-то бродил по отделению. Говорил, что встретил каких-то своих знакомых в одной из палат и целый день пропадал там. Второй пациент, молодой парень лет двадцати пяти. Звали его Леня, сидел на своей кровати, ел компот из банки, который получил в передаче от родственников. Юра лежал на кровати. После большой потери крови ходить было сложно, кружилась голова, бросало в пот.
  Неожиданно для Юры в палату вошла Вероника. Она была в белом халате и выглядела, как медицинская сестра. В правой руке девушка держала полиэтиленовый пакет. Из-за коронавируса в больнице был карантин, посещения больных родственниками были запрещены. Вероника специально надела халат, и под видом медика свободно прошла в больницу.
  - Привет. Как себя чувствуешь? - сказала она, подходя к кровати на которой лежал Юра.
  - Спасибо! Лучше, - он хотел сесть, но Вероника его остановила.
  - Лежи.
  Вероника присела на край кровати, тонкий приятный аромат исходящий от нее сильно смутил Юру. Парень не ожидал, что такая девушка, как Вероника, вот так запросто придет к нему в больницу. Леня с банкой компота в руках и с приоткрытым от удивления ртом замер на своей кровати с поднятой вверх ложкой в одной руке.
  - Я тут тебе кое-то принесла, - девушка стала выкладывать на тумбочку пакеты. - Как твоя нога? Что говорит врач?
  - Все хорошо! - Юра никак не мог прийти в себя от неожиданности. Вероника попыталась с ним говорить, но парень так тормозил, что девушка наконец оставила его в покое. На прощанье сказала, чтобы проверил свою зарплатную карточку, на нее должна поступить премия. Как только Вероника ушла, Леня отмер и опять стал жевать свой компот, потом спросил.
  - Твоя девка была? А ничего так!
  - Это моя начальница, - пояснил Юра.
  - Трахаешь небось свою начальницу, - засмеялся дребезжащим смехом Леня, но Юра зло глянул в его сторону и сказал.
  - Заткнись, сволочь! Еще слово скажешь, и я тебе это слово вместе с зубами в глотку вобью!
  - Да что я такого сказал?! - возмутился Леня, но перехватил бешеный взгляд Юры, сразу встал и вышел из палаты с банкой компота в руках, тихо ворча себе под нос.
  - Вот же, псих.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Я дома, у себя в комнате. Решила до конца разобраться с родственниками. Звоню Изольде Александровне.
  - Бабушка, это Вероника. Как ты себя чувствуешь?
  После краткого вступления перехожу к сути. Меня интересуют родственники со стороны Изольды Александровны. О них я ничего не знаю, а вдруг кто-то из них захотел внезапно разбогатеть? В ответ Изольда Александровна весело смеется.
  - Мои родственники редко приезжают в Шантарск и ты их почти не знаешь. Они живут в селе Атаманово. Мой старший брат Захар всю жизнь проработал трактористом, жена Глаша - доярка. Сейчас оба на пенсии. У них было две дочери. Одна умерла еще в детстве, другая Александра вышла замуж, но неудачно, с мужем развелась, детей у них не было. Сейчас монахиня, живет в Иверском женском монастыре. Так что с этой стороны опасаться нечего. Думаю, в одном ты права, Жабов не сам придумал про родство с тобой, кто-то ему подсказал. Всю жизнь жил, знать никого не знал, и вдруг именно сейчас, когда я попала в больницу, он вдруг резко начинает действовать. По всему выходит, что ему объяснили, как можно быстро разбогатеть на пустом месте, а вот кто объяснил, с этим нужно разбираться.
  - Понятно.
  - Как там твой Валера? - спрашивает Изольда Александровна.
  - Бабушка, он работает по 14 часов. Я не понимаю, как так можно работать? Он же не в офисе время отсиживает, занимается тяжелым физическим трудом. Я уже просто боюсь за его здоровье, без отдыха в организме накапливается усталость, которая может привести к ошибкам, причем иногда к трагическим...
  - Он что, тебе жалуется? - перебила меня Изольда Александровна.
  - Нет, не жалуется, я сама все понимаю, я же будущий медик.
  - Ничего с твоим Валерой не случится, пусть еще поработает в таком режиме.
  - Так это что, проверка? - догадываюсь я, - Бабушка ты его проверяешь?
  - А ты как хотела, внучка? - спрашивает в свою очередь Изольда Александровна, - Мне нужно, чтобы возле моей внучки был настоящий мужик, а не чмошник какой-то. Я тебе скажу больше, у меня на этого парня есть виды. Получится у вас там чего с любовью или не получится это еще вилами по воде писано, а я собираюсь предложить ему должность в нашей компании.
  - Теперь понятно. Хотя бы в эти выходные ему можно будет отдохнуть?
  - Что? Соскучилась? - смеется Изольда Александровна, - Конечно, пусть отдыхает. Я распоряжусь.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  Сегодня пятница, последний день недели. Для меня рабочий день закончен, в приподнятом настроении выхожу из красной зоны. В глаза бросается портрет Татьяны Владимировны в траурной рамке. Наташа помогает снять защитный костюм и шепчет на ухо:
  - Сегодня ночью умерла старшая медсестра Татьяна Владимировна. Ураганное развитие болезни, сто процентное поражение легких. Родственники вызвали скорую помощь, но поздно...
  Я в шоке. Честно признаюсь, когда узнала, что Татьяна Владимировна заболела коронавирусом, была мысль, что она поступит в наше отделение, будет умирать, а я ее спасу. Детская мечта, показать плохой тете, как она ошибалась насчет меня, подозревая в разных грехах. Жизнь оказалась жестче и страшнее.
  В отделении все сотрудники ходят под впечатлением от случившегося. Это первая смерть медицинского работника от коронавируса в нашей больнице. В мире таких смертей уже тысячи.
  После необходимых гигиенических процедур иду в комнату питания, чтобы выпить чаю. Сегодня здесь собрались все: медсестры Оля, Рая, Валентина и Зоя; врачи Игорь Венедиктович и Сергей Владимирович. Девушки сидят притихшие, подавленные.
  Игорь Венедиктович рассказывает о том, как необычно ведет себя коронавирус.
  - Непонятно, как вирус выбирает своих жертв. Заболели мои близкие знакомые, четыре человека: мать 45 лет, отец 48 лет, их сын 26 лет и бабушка 90 лет. У первых трех положительный тест на коронавирус. Мать болела вообще без симптомов. У сына пропал вкус и перестал чувствовать запах. Бабушка 90 лет вообще не заболела, все тесты отрицательные. Труднее всего пришлось отцу - высокая температура, затрудненное дыхание. Еле выкарабкался.
  - У некоторых людей, похоже, есть врожденный иммунитет к коронавирусу, - говорит Сергей Владимирович, - у моих родственников невестка болела, а ее муж спал с ней в одной кровати и не заболел, все тесты отрицательные.
  - А сколько молодых умирает! - говорит Игорь Венедиктович, - Причем без всяких видимых причин. Жил человек, ничем серьезно не болел и вдруг резкое ухудшение здоровья на фоне заболевания коронавируса и смерть.
  Врачи начинают обсуждать тонкости лечения этой болезни, а я допиваю свой чай и иду вызывать машину с охраной.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  После работы еду в частную клинику сдавать слюну на ДНК-тест. Вчера вечером звонил адвокат Горохов, сказал, что Жабов согласился на ДНК-тест. Выхожу из процедурного кабинета, ко мне обращается стоящая возле кабинета женщина.
  - Вы ведь Вероника Тарасова?
  - Да.
  - Я начальник службы информационных программ телевидения ГТРК "Шантарский край" Мичие Унарова. Случайно увидела, как входите в кабинет и решила подождать вас.
  Я с удивлением посмотрела на женщину. Зачем я могла понадобиться? На вид Унаровой лет тридцать с небольшим, восточные черты лица, густые черные волосы, смуглая кожа. Не красавица, но внешность приятная, умело наложен макияж. На мой вопросительный взгляд, Мичие пояснила:
  - Мы сейчас подбираем телеведущих для наших информационных программ. Я видела вас на видео в интернете. У вас очень фотогеничная внешность. Хотите попробовать себя в качестве телеведущей на телевидении?
  - Спасибо! Неожиданное предложение, - ответила я. В прошлой жизни ничего подобного мне никто не предлагал. - Так сразу я не готова ответить...
  - Конечно, есть еще время подумать, - улыбнулась мне в ответ Мичие, - Вот моя визитка. Насколько я знаю, вы собираетесь учиться в Шантарском университете, в свободное от учебы время могли бы работать у нас.
  - Хорошо, я подумаю, - я взяла визитку. Сразу отказываться от этого предложения мне почему-то не захотелось. Действительно нужно подумать насколько это предложение сочетается с моими планами на дальнейшую жизнь в этом мире. Тем более, что такое знакомство лишним точно не будет.
  - В Шантарском крае проживают восемь народов севера: долгане, эвенки, ненцы, якуты, кеты, нганасаны, селькупы, энцы. В редакции национального вещания родилась идея создать новую телепередачу в которой будут представлены все эти народы. - стала рассказывать Мичие, - Вести передачу будут несколько национальных телеведущих, хорошо знающих свой язык. Нам нужна русская девушка, такая как вы, уже известная большинству наших телезрителей. Мы хотим, чтобы эта программа была интересна представителям всех народов, проживающих в нашем крае. Я не сомневаюсь, что с этой задачей, вы Вероника справитесь.
  В ответ на эту речь, я только улыбнулась.
  - Приезжайте в любое время к нам в телецентр, я организую для вас экскурсию по телестудии, познакомлю с нашими сотрудниками.
  В ответ на приглашение, пришлось пообещать, что я обязательно приеду. Мы тепло простились с Мичие, и я в сопровождении охранника пошла на выход из клиники. Про себя немного удивлялась, почему именно мне поступило такое предложение. Ведь во мне, кроме внешности, пока ничего такого нет. Думаю, любая девчонка, предложи ей поработать телеведущей на телевидении, рыдала бы от счастья, а я иду в сомнении, а нужно ли мне это?
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Дома, когда вышла из душа, решила проверить свой телефон, и как оказалось не зря, мне звонила Лиля. Перезваниваю ей.
  - Вероника, Глеба выписали из больницы, в понедельник мы уезжаем в Крым. Я уже заказала билеты на самолет.
  - Хорошо, я рада за вас.
  Значит настало для меня время перебираться в городскую квартиру. До сих пор я так там и не побывала. Вызываю машину. Надо хотя бы глянуть, что там и как.
  Несмотря на позднее время за рулем мой постоянный водитель Павел.
  - Павел, ты вообще когда-нибудь отдыхаешь?
  Водитель в ответ широко улыбается.
  - Вероника, покой нам только снится! Я же не женат, одному дома скучно.
  - А целый день торчать на работе весело?
  - С вами, Вероника, мне всегда весело! Да и живу я в пяти минутах от гаража.
  Так, с этим все понятно, у мужика взгляд собаки с обожанием заглядывающей в глаза своей хозяйке. Этого только не хватало? Влюбленный в меня водитель! Мужиков я кстати хорошо понимаю. Внешне Вероника выглядит моложе своих семнадцати лет, такая миленькая пятнадцатилетняя нимфетка. Одеть в соответствующее платье, на голове заплести косички с большими бантами, пальчик в рот, ресницами похлопать - девочка конфеточка. И при всем этом взгляд взрослой женщины, много чего повидавшей в своей прошлой жизни. Зубодробительное сочетание. Вот, даже такой взрослый, битый жизнью мужик, как мой водитель Павел, повелся. Теперь мне нужно в сто раз быть осторожнее.
  - Ладно, поехали. Где квартира находиться знаешь?
  - Знаю.
  Сегодня второго охранника нет. Павел сам проводил меня до двери квартиры, спросил:
  - Мне зайти?
  - Нет. Подожди меня в машине. Здесь мне ничто не угрожает. Буду выходить, позвоню.
  Павел пошел в сторону лифта, а я открыла свои ключом дверь и вошла.
  Квартира, конечно, на меня произвела впечатление, занимает целый этаж: огромная кухня, совмещенная со столовой; три туалета, три ванных комнаты; две детские комнаты для Вероники и Кристины; спальня Лили и Максима; две гардеробные; кабинет Максима; комнаты для гостей и прислуги; большая гостиная; четыре лоджии. Двери во все помещения не заперты. В квартире давно не жили, и я ожидала увидеть толстый слой пыли на полу, но везде была идеальная чистота, квартиру кто-то регулярно убирал.
  Обнаружила три сейфа: в кабинете Максима, в спальне Лили и Максима и в комнате Вероники. Все сейфы заперты на кодовый замок. В кабинете Максима обнаружилась система видеонаблюдения. Включила. Несколько камер контролируют не только входную дверь, но и пространство вокруг дома. Кстати, Павел не ушел к машине, как я ему приказала, а ждет под дверью. Ладно, пусть подождет. Я пошла в комнату Вероники, чтобы прикинуть, что нужно сделать в первую очередь. Если в загородном доме комната Вероники была оформлена в подходящем и для взрослого человека стиле, то в городской квартире это была обычная детская комната с разноцветной мебелью и обоями с картинками из популярных в этом мире мультфильмов. Затевать ремонт с полной заменой мебели мне не хотелось, поэтому решила, что пока поживу в комнате Лили и Максима. Осталось собрать вещи в загородном доме и переехать сюда, но этим я займусь завтра.
  Когда вернулась в загородный дом, Лиля и Максим уже были там. Я зашла к Лиле поздороваться. Глеб старался держаться бодро, но бледное лицо и чуть дрожащие кончики пальцев показывали, что до выздоровления еще очень далеко. Лиля уже не скрывала от меня что любит двоюродного брата намного больше, чем просто сестра. При мне, как напоказ, нежно поцеловала его в губы. А так как я не Вероника, а Люся, то к этой демонстрации отнеслась совершенно спокойно, чем вызвала удивленный взгляд Лили в мою сторону. Кристина весь вечер провела у меня в комнате, пока ее не забрала мать.
  Поздно вечером позвонил Валера.
  - Красавица, завтра у меня выходной. Мы сможем встретиться?
  - Сможем, красавчик! Завтра я буду переезжать на городскую квартиру! Поможешь?
  - Нужно будет таскать мебель на девятый этаж?
  - Нет, мебель будут таскать грузчики. Меня на руках сможешь отнести?
  - Это с большим моим удовольствием!
  - С очень большим? Валера, ты меня пугаешь! Я перееду сама. Помогать не надо! Давай лучше встретимся вечером, куда-нибудь сходим.
  Договорились, что созвонимся после обеда, тогда и решим по поводу вечера.
  Глава 24
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Загородный дом Тарасовых
  Сегодня у меня выходной, суббота, и я переезжаю на городскую квартиру. Только успела позавтракать, как в дверь постучали и в сопровождении горничных в комнату вошли мажордом Любовь Игнатьевна и Надежда Курбатова. Женщины принесли с собой кучу картонных коробок и мешков. От меня требовалось только показать, что я буду брать с собой на городскую квартиру, а что оставлю здесь, в загородном доме. Женщины дружно взялись за работу быстро и аккуратно упаковывая в коробки мои платья, юбки, куртки, обувь и прочее, и прочее. С удивлением обнаружила, что оказывается за короткий срок пребывания в этом мире, я успела обрасти просто неподъемной кучей вещей. Постояла в сторонке, посмотрела на то, как ловко справляются со своей работой женщины и вспомнила, как в прошлой жизни переезжала на другую квартиру.
  Я уже говорила, что мой муж был военный. По этой причине нам много раз приходилось переезжать с места на место и далеко не всегда была возможность привлечь для этого дела солдат. Вот и в тот раз...
  Время переезда на новую квартиру было назначено, но в последний момент по тревоге мужа вызвали на службу. Начались военные учения, и он на два месяца отбыл куда-то на север на полигон. Я осталась одна с кучей еще не собранных вещей. Хорошо, что муж заранее позаботился о мешках и коробках. Накануне переезда я всю ночь упаковывала вещи, а утром с опозданием на час приехала машина с пьяными грузчиками. Время такое было, за любую дополнительную услугу люди расплачивались не деньгами, а водкой, потому что деньги - это взятка, за это и в тюрьму могут посадить, а водка - это просто угощение от широты русской души.
  Машину я заказала в государственном автотранспортном предприятии. Частных в советское время просто не существовало. Работу машины и грузчиков, как и положено, я заранее оплатила по государственным расценкам в кассу предприятия. Однако только этим оплата грузчиков не ограничивалась. Все об этом знали, знала и я, поэтому заранее запаслась двумя бутылками водки, самой популярной валютой на просторах Советского Союза.
  Увидев перед собой одинокую женщину с детьми, бригадир грузчиков с порога стал на меня наезжать. Он достал накладную и стал мне доказывать, что я оплатила за доставку только того количества вещей, которые указаны у него в накладной, а как я буду перевозить разные узлы с бельем и коробки, его не интересует.
  При заказе машины в накладной нужно было перечислить все вещи, которые собираешься перевозить. Если мебель и другие крупные вещи перечислить легко, то вот подсчитать, сколько получится коробок, практически невозможно. Ведь машину заказываешь заранее, а вещи собираешь перед самым переездом. Поэтому всегда было некоторое расхождение накладной с реальным количеством вещей.
  Бригадиру явно хотелось получить одну бутылку водки до начала работы, но я прекрасно понимала, что если сейчас я отдам грузчикам эту несчастную бутылку, то никакой работы не будет вообще. Мужики и так еле стояли на ногах. Бригадиру я сказала, что вначале работа, потом водка.
  Недовольные моим упорством грузчики стали хватать мешки и вещи грубо кидая их в машину. Я испугалась, что они перебьют всю посуду. Женщина я была крупная, крепко сбитая, не выдержала и в сердцах залепила одному из грузчиков затрещину, от которой он полетел, ударился о стену в подъезде и разбил себе нос. После этого, грузчики, наверное, с испугу стали работать как черти и уже через час все вещи были доставлены на новую квартиру, а бригадир долго меня благодарил, когда я в конце работы выдала им обещанные две бутылки водки.
  А сейчас чего не переезжать? Все вещи на готово соберут горничные, потом приедут трезвые молодые грузчики и все перевезут на новое место. Лепота!
  Стою на улице, наблюдаю, как грузчики споро грузят коробки с моими вещами в машину. Подошел дворник в белом фартуке и с метлой в руке. Тот самый пожилой дядечка, что разговаривал со мной, когда я на третий день своего попаданчества сидела на скамейке в парке загородного дома Тарасовых. Как его зовут, я, так и не спросила. Иногда наблюдала в окно за его неспешной размеренной работой. Дворник остановился неподалеку от меня, спросил:
  - Ты никак доча куда съезжаешь?
  - Да, переезжаю на городскую квартиру, - я внимательно посмотрела на мужчину и сразу поняла, что он недавно заразился коронавирусом.
  - Как вы себя чувствуете? Извините, не знаю вашего имени, - обратилась я к дворнику.
  - Емельян Спиридонович Прохоров, - ответил он.
  - Емельян Спиридонович, вы не пугайтесь, но вы больны. У вас коронавирус. Я работаю в больнице и могу определить эту болезнь на глаз.
  Дворник нахмурился.
  - Да вроде нормально себя чувствую. Ничего не болит. Температуры нет.
  - Тем не менее вы заразны и можете заразить других людей. Вам сейчас лучше пойти в свою комнату и лечь. А я сейчас скажу Любови Игнатьевне, она вызовет врача.
  - Хорошо, - дед как-то странно на меня посмотрел и ушел. Из дома вышла Любовь Игнатьевна и я сказала, что заболел наш дворник и ему срочно нужно сделать тест на коронавирус. Любовь Игнатьевна удивилась, но перечить мне не стала, достала мобильный телефон и при мне позвонила в поликлинику, в которой обслуживается семейство Тарасовых.
  ***
  Валера Метельский (21 год)
  Город Шантарск, гаражный кооператив
  Сегодня суббота, я наконец-то отдыхаю. Сидим, пьем пиво в гараже у Гриши. У него хороший большой гараж в два этажа, на первом помещается машина, а зимой еще и яхта, на втором этаже мастерская, которую Гриша приспособил еще и под жилье. Есть тут и большой диван, и стол со стульями, и холодильник. В летнее время Гриша часто ночует здесь с Зоей. Вот и сегодня Зоя с нами. Остальные пацаны должны подойти чуть позже.
  - Так ты будешь звонить своей? - спрашивает Гриша. Я отставляю в сторону открытую бутылку пива и набираю номер Вероники.
  - Привет, красавица? Как у тебя дела?
  - Еще не родила, - в тон мне отвечает девушка. - Я переехала на городскую квартиру, раскладываю вещи.
  - Адрес дашь?
  - Не дам, - отвечает Вероника и диктует адрес своей квартиры, я на клочке газеты карандашом записываю адрес.
  - Вероника, тут Гриша предлагает отправиться на яхте в небольшое путешествие по реке...
  - У Гриши есть яхта? Большая? - удивляется Вероника.
  - Не очень большая, но четыре человека разместятся. Он с Зоей и мы с тобой. Сегодня отплываем, идем по Шантаре вверх по течению, там ночуем в палатках, завтра купаемся, загораем, ловим рыбу и к вечеру возвращаемся в город. Как тебе такой план?
  - Дай подумать... А от куда у Гриши яхта?
  - Тебе то не все равно? Сам построил по чертежам.
  - Круто. Но ты же знаешь, я сейчас везде хожу с охраной. Как с этим быть?
  - Насколько я крутой men, ты знаешь, и Гриша тоже не пальцем деланный, между прочем десантник. Какая тебе еще охрана нужна? Что мы своих девушек не защитим? Да мы вдвоем покруче твоих охранников будем. Ничего с тобой не случиться.
  Чувствуется, что Вероника вся в сомнении. Зоя насмешливо смотрит, как я уговариваю свою девушку. Зою никуда уговаривать не надо, сама везде навяжется.
  - А завтра с утра нельзя поехать? - наконец спрашивает Вероника.
  - Подожди, сейчас спрошу, - говорю я в трубку и поворачиваюсь к Грише и Зое, - Если завтра с утра?
  - Можно и завтра, - ухмыляется Гриша. Зоя откровенно потешается надо мной.
  - Завтра в восемь, - говорю в трубку.
  - Не, в восемь поздно, - вмешивается в разговор Гриша, - пока до места доберемся. В шесть тридцать в самый раз.
  - Вероника, - дублирую я в трубку, - Гриша говорит, нужно выезжать в шесть тридцать.
  - Бери ребят и приезжайте ко мне домой. Отпразднуем новоселье! - приглашает всех Вероника.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, городская квартира Тарасовых
  Валера предложил путешествие по реке на яхте. Здорово конечно. Я давно не была на природе. Но женщина я старая, давно живу на белом свете и прекрасно представляю, чем закончится такая ночевка на лоне природы. Две палатки, в одной Зоя с Гришей, а в другой я с Валерой. Сразу возникает вопрос, а мне оно надо?
  Валера мне конечно нравится. Внешне он очень похож на моего мужа Кирилла, но естественно, что это другой человек, он отличается и своим характером и, наверное, какими-то бытовыми привычками. Связывать с ним свою судьбу на всю оставшуюся жизнь я пока не готова. Вот и дергаюсь поэтому вся в сомнении.
  В этом плане современные девушки не заморачиваются такими проблемами, и, если парень нравится, начинают с ним жить как жена с мужем. Мне для этого нужно переступить через саму себя. Воспитывалась я в другую эпоху и для меня "береги честь смолоду" - это не просто красивые слова, а руководство к действию. Да и опыт моей собственной жизни подтверждает это правило. Могу на эту тему привести целую кучу примеров.
  Тем более, что сейчас мне всего 17 лет, и не вижу необходимости куда-то спешить. Это молодым и юным хочется скорее узнать жизнь, все испытать на собственной шкуре. Я же уже прожила одну жизнь и наперед знаю, что будет и как это будет, и детей я уже рожала, и внуков воспитывала. Поэтому Валеру мне искренне жаль, но пока я ничего с собой поделать не могу. Сам виноват, что связался с такой уж очень опытной малолеткой как я. Ха!
  Сегодня мне целый день помогает Надежда Курбатова, хотя формально она еще находится в отпуске. Я ее понимаю, женщина боится потерять работу в доме Тарасовых. После переезда Надежда помогла разложить вещи на новом месте, а потом мы с ней в четыре руки приготовили ужин для друзей Валеры, после чего я отпустила женщину домой.
  Через час подъехал Валера со своими друзьями. Приехали все, кто был на пляже: Гриша, Зоя, Антон, Света, Виктор и Алла. Им конечно было интересно посмотреть, как живут простые российские миллионеры и мне пришлось провести для них экскурсию по квартире, тем более, что квартира занимает целый этаж многоквартирного дома. Больше всего парням понравились тренажеры, и они кинулись крутить педали, качать пресс и мускулатуру. Девушкам захотелось посидеть в джакузи, и я пообещала, что обязательно предоставлю им такую возможность, но чуть позже.
  Стол был накрыт в гостиной, и после экскурсии мы все переместились туда. В баре, который я нашла в кабинете Максима Тарасова, оказалось много алкоголя, так что ничего покупать не пришлось: девушкам вино, мальчикам дорогой элитный коньяк. Нашлись даже кубинские сигары. Парни сразу же стали их раскуривать, красуясь друг перед другом. В общем было весело, легко и беспечно так, как я не чувствовала себя очень давно.
  На следующий день меня разбудил звонок телефона и голос Валеры в трубке:
  - Красавица, я подъехал. Жду тебя у подъезда.
  - Сейчас выйду! - я глянула на часы. Пять часов утра! Какой кошмар! Зачем я согласилась на эту поездку? Но деваться было некуда. Быстро привела себя в порядок, оделась и на лифте поехала вниз. Валера ждал меня возле своего Мерседеса.
  - Может продукты в дорогу надо купить? - спросила я Валеру, садясь в машину.
  - Магазины еще закрыты, да и у нас все есть, ничего не надо, - ответил он, выезжая со двора на дорогу.
  - Расскажи все-таки, откуда у Гриши яхта, мне очень интересно, - попросила я Валеру и пока мы ехали до стоянки яхт, и катеров, он рассказал мне эпопею строительства яхты. Оказывается, Гриша с детства мечтал иметь свою яхту и вот однажды, кто-то ему рассказал, что в США можно купить чертежи небольшой яхты, которую можно построить своими руками из фанеры. Гриша загорелся этой идеей. Нашел через интернет человека, который продавал чертежи, но стоили они недешево. Пришлось поднапрячься, занять деньги в долг и вот через какое-то время Гриша получил толстый пакет из США с целой книгой на английском языке, в которой последовательно рассказывалось, как сделать все детали необходимые для сборки яхты. Гриша купил листы фанеры и пользуясь руководством в гараже стал изготавливать отдельные детали яхты, а потом собирать все вместе. За несколько зимних месяцев яхта была готова, и он даже испытал ее на реке. Потом Гришу, как и других парней призвали в армию и вот только теперь он стал настоящим яхтсменом и даже имеет международный сертификат на управление яхтой. Яхта небольшая, рассчитана на четырех человек и идеально подходит для такой реки, как Шантара. Зимой яхта хранится в гараже недалеко от дома, а на лето он ставит ее на платную стоянку на берегу реки.
  Пока Валера рассказывал мне про яхту, мы подъехали к причалу. Гриша был на яхте, а Зоя с причала передавала ему пакеты и коробки. Она увидела нас и издали помахала рукой.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Левый берег реки Шантара, 80 км южнее города Шантарска
  Прогулка на яхте мне понравилась. В ту сторону мы плыли против течения реки. На яхте это не так просто. Ветер был попутный, но время от времени, на стремнинах, чтобы преодолеть сопротивление сильного течения, Гриша включал подвесной мотор. В остальное время можно было наслаждаться тишиной. На реке тишина особого рода, она включает в себя шорох воды о борт яхты, свист ветра в парусах, крики чаек за кормой. Поначалу даже не хотелось разговаривать и не только мне. Гриша с Валерой были заняты управлением яхтой, а мы с Зоей разделись до купальников и загорали.
  Меня немного раздражало только то, что Зоя почти сразу достала видеокамеру и стала нас снимать. Она сказала, что собирается сделать небольшой видео фильм о нашем путешествии. Для меня такое поведение выглядит странным, но оно нормально для всех местных жителей. У многих вошло уже в привычку снимать на видео каждый шаг своей жизни и тут же выгладывать это в социальные сети. Я человек не публичный, но что-либо кому-либо запрещать не имею право. Меня просто не поймут. Как говорится, в чужой монастырь со своим уставом не ходят и мне приходится мириться с такими не всегда приятными для меня привычками аборигенов.
  Мы добрались до устья небольшой реки впадающей в Шантару и по ней проплыли еще примерно 10 км до обширной поляны среди действенного леса. На этой поляне мы и провели целый день. Ребята ловили спиннингами рыбу. Потом Валера пожарил для всех шашлыки. В общем все было замечательно.
  В конце Гриша занялся каким-то небольшим ремонтом на яхте, Валера ему помогал, Зоя снимала их работу на камеру, я отошла чуть в сторону и села на берегу реки. Вдруг вижу, как на противоположном берегу раздвигаются кусты и появляется огромная медвежья морда, за мордой на берег выкатывается весь медведь. Именно так, он не вышел спокойно, а выкатился как огромный коричневый колобок, вскочил на ноги и со зверским выражением морды, понесся ко мне. Я замерла, не в силах сдвинуться с места от охватившего меня оцепенения. Речка передо мной была неглубокая и медведь легко пронесся по ней, разбрасывая в разные стороны брызги из-под своих ног. В паре метров от меня он сделал большой прыжок в сторону, побежал вдоль берега, и через секунду скрылся в густом лесу.
  Ко мне подбежал запыхавшийся Валера, за ним Гриша с ружьем в руках, последней подошла Зоя с видеокамерой.
  - Ты как? Сильно испугалась? - стал спрашивать Валера, наклоняясь ко мне и заглядывая в глаза, - Медведь просто пугает. Мы же заняли его территорию.
  - Хорошо, что не побежала от него, - прокомментировал случившееся Гриша, - Если бы испугалась и побежала, медведь бы бросился за тобой и лапой попытался бы сбить с ног. Если кто-то убегает у зверя срабатывает инстинкт охотника, беглеца нужно догнать и убить.
  Зоя ходила вокруг, снимая все на камеру.
  - Чего молчишь? - беспокоился Валера.
  - Чего молчишь?! - прорезался наконец мой голос, - Да я чуть живая после пережитого ужаса! Знаешь, как страшно, когда на тебя несется такая туша?
  - Извини, я не подумал, что тебе здесь может что-то угрожать, - стал оправдываться Валера.
  - Посмотрите, какие у медведя когти! - закричала Зоя. Она нашла четкий отпечаток медвежьей лапы на земле и теперь снимала его со всех сторон. Я подошла поближе, посмотрела на отпечаток огромной лапы с когтями размером в палец взрослого мужчины и мне стало дурно. У меня затряслись ноги и как говорят в таких случаях начался "отходняк" от пережитого ужаса. Как я вообще осталась жива?
  К тому же выяснилось, что эпизод с атакой медведя Зоя сняла на видео. Правда она утверждала, что это получилось случайно. Она услышала шум, повернулась в мою сторону вместе с камерой и машинально засняла все, что происходило на берегу. Я ей конечно не верю. Аборигены настолько повернуты на видеосъемках, что готовы снимать собственную смерть в прямом эфире. Как же, такая сенсация! Сколько лайков она наберет!
  Дальше оставаться на берегу этой реки не было смысла. Настроение у всех испортилось. Мы погрузили на яхту все наши вещи и отправились в обратный путь.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, городская квартира Тарасовых
  Дома, после ужина, я включила компьютер, и обнаружила в ТОПе новостей на сайте "Новости Шантарска" видеоролик с атакой медведя. Глядя со стороны, я пережила весь ужас случившегося. В тексте к видеоролику мое имя не упоминалось:
  "Компания молодых людей отдыхала на берегу лесной реки в 80 км от города Шантарска. Неожиданно из тайги выскочил медведь и атаковал девушку, сидящую на берегу. В последний момент медведь свернул в сторону и скрылся в лесу".
  Далее шел комментарий охотоведа, который объяснял, почему медведь поступил именно так, а не иначе.
  Думаю, что мое инкогнито вскоре будет раскрыто и журналисты обязательно докопаются, что это за девушка со стальными нервами, которая совершенно не боится медведя.
  Вечером позвонила Изольда Александровна, я предупреждала ее о том, что собираюсь с Валерой кататься на яхте.
  - Вероника, ты видела видео ролик, как девушку атакует медведь? Это ужас какой-то. Я просто в шоке, девушка совершенно спокойно сидит и смотрит на бегущего к ней медведя. Кстати она немного похожа на тебя...
  - Да, бабушка, я видела этот ролик.
  - С тобой все в порядке? - что-то заподозрила Изольда Александровна.
  - Со мной все в порядке, - твердо ответила я, - Мы провели чудесный день на борту яхты. Я очень довольна.
  Мы еще поговорили на разные темы, я пожелала Изольде Александровне доброй ночи и отключила телефон. Потом пошла на кухню, достала открытую бутылку коньяка и налила себе пол стопки. Немного подумала, долила ее до краев и с удовольствием выпила. Надеюсь, что эту ночь я буду спать спокойно.
  Глава 25
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  Говорят, понедельник день тяжелый. После вчерашних приключений с медведем для меня понедельник точно тяжелый. Несмотря на выпитый коньяк спала я плохо, часто просыпалась и в итоге так и не выспалась, а рано утром на работу. Машина с охраной уже ждала меня у подъезда.
  Сегодня в реанимации находилось три человека, одному из них требовалась моя помощь. Я конечно помнила про видеокамеры, установленные недавно в реанимации, но решила не обращать на них внимание, все равно рано или поздно раскроется как я вытаскиваю чуть ли не с того света умирающих людей. Я убрала палату, потом не скрываясь подошла к умирающему мужчине и положила ему на лоб свою ладонь. Меня передернуло, как от удара током. Медсестра, находящаяся неподалеку подняла голову, посмотрела на меня, но ничего не сказала. Думаю, и так все заметили, что за то время, что я работаю в красной зоне не умер ни один больной.
  После работы я позвонила на телевидение Мичие Унаровой и судя по голосу, женщина обрадовалась моему звонку.
  - Добрый день, Вероника! Подъезжайте к проходной телецентра, там вас встретят.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, телецентр
  У проходной мою машину ждала невысокая брюнетка. Про таких шутливо говорят - метр с кепкой. Мой водитель Павел, увидев ее прокомментировал:
  - Вот же, кнопка!
   Девушка подошла к машине. Я открыла дверь с ее стороны.
  - Добрый день, Вероника! Меня зовут Наташа. Сейчас я улажу все формальности с пропусками, и вы проедете на территорию телецентра прямо на машине.
  Через десять минут мы подъехали к административному корпусу телецентра. Наташа проводила меня к кабинету Мичие Унаровой. Секретарша Мичие с улыбкой встала из-за своего стола и предупредительно открыла передо мной дверь в кабинет. Мичие Унарова уже встречала меня посредине кабинета. Я была в недоумении, создавалось такое впечатление, что на телевидение приехала не очередная кандидатка в телеведущие, а как минимум мэр города. Мичие предложила сесть за журнальный столик в углу кабинета, тем самым сразу подчеркивая неформальность встречи. Секретарша принесла вазочку с шоколадными конфетами и кофе.
  - Сейчас подойдет ведущий редактор редакции национального вещания Алла Аркадьевна Гусева. Она расскажет о новой телепередаче, - сказала Мичие.
  Я не успела допить кофе, как кабинет вошла женщина лет пятидесяти. Это и была Гусева, которую мы ждали.
  - Может быть пройдем к нам в редакцию? Там будет удобнее.
  - Я обещала показать Веронике телецентр, - напомнила Мичие.
  - А мы сейчас это совместим, - сказала Гусева, - Я сама все покажу.
  Я попрощалась с Мичие и по специальному переходу с Аллой Аркадьевной прошли в аппаратно-студийный комплекс телецентра. Мне показали большую студию, в которой идет запись информационной программы "Местное время. Вести - Шантарский край", потом Гусева показала мне небольшую студию, где будет проходить запись новой телепередачи с рабочим названием "Народы севера Шантарского края".
  Сама передача будет длиться ровно час, из этого времени минут двадцать займет реклама, 15-20 минут беседа со ведущих в студии, остальное время короткие фильмы о жизни народов севера. Каждая передача будет посвящена одному северному народу. Две девушки, со ведущие, в национальных костюмах того народа, о котором рассказывается в передаче готовят в студии национальное блюдо и беседуют на разные темы. Одна из ведущих русская - эту роль предлагают мне, другая представительница того народа, о котором идет рассказ. Русская ведущая говорит только по-русски. Вторая ведущая только на национальном языке. Ее речь сопровождается титрами на русском языке. Девушки разговаривают о национальных традициях народа, которому посвящена передача. Их беседа прерывается видео иллюстрациями из жизни народа: сценки быта, охоты, рыбалки и прочее.
  Гусева предложила мне примерить костюм телеведущей, стерилизованный под типичный якутской женский костюм, а фотограф телецентра приступил к работе. Я, следуя его командам перемещалась по студии, а он фотографировал. Фотографии обещали выслать на мой e-mail.
  После знакомства с телецентром, мы с Гусевой вернулись в административный корпус в редакцию национальных программ, где она показала сценарии, которые были готовы на полгода вперед, из расчета - по одной передаче в месяц. Гусева положила передо мной папку с эскизами костюмов со ведущих. Вот тут и выяснилось, почему мне уделяли столько внимания.
  - Вероника, финансирование на этот год уже сверстано и изменить ничего нельзя. Было бы здорово, если ведущие в каждой новой передаче были в костюмах того народа, о котором будет рассказ. В план же заложено изготовление только двух национальных костюмов. На телевидении есть такая практика, когда телеведущим информационных программ для работы в эфире предоставляют одежду некоторые крупные магазины. В титрах к передаче сообщается, что одежда ведущих предоставлена такой-то фирмой. Правда там речь идет о готовой одежде. В нашем же случае всю одежду придется шить заново. Не могла бы ваша компания "Шантарскинвест" проспонсировать изготовление костюмов в обмен на рекламу. Что вы думаете?
  - Сколько стоит, пошив одного костюма? - спросила я.
  Гусева тут же положила передо мной бумажный лист с калькуляцией. Я посмотрела. Да, недешево. И это понятно, в летней и зимней одежде народов севера используется много меха. И что ответить?
  - Вы можете мне дать папку с эскизами? Сейчас я не могу дать вам ответ. Мне нужно посоветоваться.
  - Да, конечно, - Гусева пододвинула ко мне ближе папку с эскизами. - Мы будем ждать ваше решение.
  Я вышла с телецентра с неприятным осадком, как будто в душу плюнули. Когда сюда ехала, хотелось верить, что меня пригласили поработать телеведущей, потому что никто лучше меня с этой работой не справиться, ведь я же и умница, и красавица, а оказалось, что с меня просто хотят поиметь деньги. Обидно!
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, городская квартира Тарасовых
  Дома меня встретила Надежда Курбатова, я оставляла ей ключ от квартиры, и доложила, что квартира убрана, обед приготовлен. Сразу после переезда я говорила Наде, что справляюсь сама и она спокойно может догуливать свой законный отпуск до конца, но женщина мои слова пропустила мимо ушей. Придется ее внеурочную работу как-то компенсировать. Может быть имеет смысл сделать ей дорогой подарок?
  Только села обедать, звонок телефона, на экране высвечивается слово "Адвокат".
  - Вероника, это Иван Абрамович, добрый день! Готовы результаты ДНК-теста. Теперь точно доказано, что вы с Романом Жабовым не являетесь родственниками. Эта информация доведена до Жабова. Он заявил, что готов сообщить конфиденциальную информацию о заказчике всех этих преступлений, но только тебе при личной встрече.
  - Как мы сможем с ним встретиться? Он же находится в СИЗО.
  - Этот вопрос можно решить... Мы сделаем запрос следователю, думаю, он не будет против.
  Я задумалась. Можно ли верить бандиту Жабову? Не попытается ли он меня убить прямо в СИЗО. Это очень опасный человек. Даже мои охранники, люди безусловно хорошо подготовленные, с трудом с ним справились.
  - Хорошо, я согласна на встречу.
  - Как все будет готово, я перезвоню, - сказал Горохов и отключился.
  Только закончила разговор с адвокатом, снова звонок.
  - Вероника, это Лиля. Сегодня мы с Глебом уезжаем... - она замолчала, но потом продолжила, - Я хотела тебе сказать, чтобы ты не держала на меня зла. Поначалу у нас были сложные отношения. Я понимаю, у тебя только что умерла мама и тут появилась я, такая вся из себя красивая молодая фифа, которая отобрала у тебя еще и любовь отца... Теперь все это в прошлом!
  Лиля говорила и другие правильные слова, оправдываясь передо мной, но у меня на нее никакой обиды не было, ведь я же не та Вероника, перед которой она пытается извиниться, а совсем другой человек и равнодушно отношусь к ее отношениям с Максимом Тарасовым и Глебом Скоробогатовым. Это ее жизнь. Меня она не касается.
  Когда Максим Тарасов умер, выяснилось, что он не оставил завещания. В результате его 10 % акций были разделены между ближайшими родственниками. По 2,5 % акций достались Лиле, Кристине, мне и Изольде Александровне. Мы с бабушкой посовещались и решили переписать эти акции на Кристину.
  И естественно, что никто не собирается выгонять Лилю на улицу, она имеет полное право жить в загородном доме и в городской квартире Тарасовых. Единственное условие, которое поставила Изольда Александровна, в случае, если Лиля решит снова выйти за муж, ей будет приобретено отдельное жилье.
  Я пожелала Глебу окончательного выздоровления и попрощалась с Лилей. Теперь мы с ней увидимся нескоро.
  Теперь мне самой нужно было позвонить. Я собиралась поговорить с Изольдой Александровной по поводу предложения Мичие Унаровой. Я для себя решила, что от роли телеведущей откажусь. В ближайших моих планах учеба в университете, организация частной клиники, всему этому нужно уделять много времени. Тем более, что по своему характеру я действительно человек не публичный и лишний раз светиться своим милым личиком перед народом мне совершенно не хочется. Другой вопрос, нужна ли такая реклама компании "Шантарскинвест"? Об этом я и хотела поговорить с Изольдой Александровной. Бабушка взяла трубку и с ходу стала меня отчитывать:
  - Вероника! Я просто поражена! Как ты умудряешься притягивать к себе разные происшествия? То у тебя ребенок тонет на пляже, то медведь тебя атакует! Почему об этом я узнаю от совершенно посторонних людей?!
  Так, понятно, бабушка каким-то образом узнала, что на видео с атакующим медведем ее собственная внучка.
  - Прости бабушка, я не хотела тебя вчера расстраивать! Я ни в чем не виновата, медведь сам на меня набросился, а Зоя, подружка Гриши все это сняла на видео, и в тот же день выложило это видео в социальные сети...
  - Ты знаешь, как я тебя люблю и была в шоке, когда мне сообщили, что на самом деле на видео моя внучка...
  Изольда Александровна конечно же немного лукавит. Узнала она об этом скорее всего днем, но не кинулась сразу мне звонить, ждала, когда я позвоню сама. Атакой медведя ее саму не слишком то испугаешь - железная женщина. Больше всего ей не понравилось, что я вчера не сказала правду, но прямо она об этом не говорит, я и сама все понимаю.
  - Бабушка, по-моему, медведь сам испугался. Зверь он близорукий, когда подбежал ближе, увидел, какая я красивая и решил не трогать.
  - Шутишь?! Это хорошо, - засмеялась Изольда Александровна, - По какому делу звонишь?
   Я рассказал о предложении Мичие Унаровой.
  - А ты телеведущей точно не хочешь стать? - переспросила бабушка.
  - Нет! У меня другие планы.
  - Видишь ли, реклама меховых изделий для компании "Шантарскинвест" не нужна, у нас, сама знаешь, совсем другой профиль деятельности, но у меня есть один хороший знакомый, предприниматель, у него сеть меховых магазинов в нашем городе, думаю, что он от такой рекламы на телевидении не откажется. Кстати у него и дочка есть примерно твоего возраста на роль телеведущей. Я переговорю с ним, потом сообщу тебе.
  Вечером звонить Валере я не стала, потому что и так было понятно, что он либо еще на работе, либо уже никакой от усталости, отдыхает после работы. Изольда Александровна сказала, что в таком режиме ему придется работать до сентября, а там она решит, какую новую работу ему предложить.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  Вторник начался как обычно. Уборку вверенной мне территории начинаю с реанимационной палаты. Как правило, в эту палату попадают люди пожилые, чаще мужчины, чем женщины. Сегодня новый пациент, молодой парень лет двадцати. Подхожу ближе и вижу, как из него стремительно уходит жизнь. Не скрываясь кладу на лоб ладонь в резиновой перчатке, меня уже привычно всю передергивает. Поднимаю глаза, рядом стоит доктор Сергей Владимирович Парфенов и внимательно смотрит на меня, но ничего не говорит. Отхожу от больного и продолжаю заниматься, как ни в чем не бывало уборкой палаты.
  Через пять часов заканчиваю свою работу и выхожу из красной зоны. Наташа помогает мне снять костюм, и сразу сообщает, что мне нужно подойти к заведующей ковидным центром. Привожу себя в порядок после работы, переодеваюсь в обычную рабочую одежду санитарки и иду в кабинет заведующей. Наталья Григорьевна меня уже ждет.
  - Вероника, сейчас мы идем к главному врачу. Она только что звонила, спрашивала, когда ты освободишься.
  Я в общем-то уже догадываюсь, зачем так срочно понадобилась главному врачу, поэтому ничего не спрашивая иду за Вахрушиной по переходам в сторону главного корпуса больницы. Дверь в кабинет главного врача приоткрыта, и мы сразу проходим туда. Марина Аркадьевна сидит, как и в прошлый раз, когда я устраивалась на работу в центре Т-образного стола под портретом президента. Я здороваюсь и останавливаюсь у входа, заведующая ковидным отделением Наталья Григорьевна проходит вперед и садиться за стол с левой стороны.
  - Вероника, не стой там столбом, проходи, садись, - показывает мне на стул с правой стороны стола Марина Аркадьевна, и продолжает, - Рассказывай, что там делаешь с нашими больными в реанимации?
  Я понимаю, что запираться бессмысленно, все уже все знают.
  - Просто кладу ладонь на лоб умирающего человека, и после этого он поправляется.
  - С тех пор как ты стала работать в ковидном центре, у нас не умер ни один пациент, - заявляет обвиняющим тоном Марина Аркадьевна.
  В ответ я только пожимаю плечами.
  - Когда у тебя появилась такая способность? - спрашивает Наталья Григорьевна, она с интересом рассматривает меня, такое впечатление, что видит впервые.
  - В первый день работы в реанимационной палате я почувствовала, что один из пациентов скоро умрет, мужчина, кажется Бровин его фамилия. Я хотела ему помочь. Не знала, как это сделать и просто ладонью коснулась его лба. Меня передернуло, как от удара током. В тот же день ему стало настолько лучше, что его перевели в обычную палату. С тех пор я стараюсь отвести смерть и от других умирающих...
  - И что, так наложением рук, ты можешь вылечить любую болезнь? - спросила Марина Аркадьевна.
  - Вылечить я никого не могу. Я пробовала то же самое проделывать с пациентами, которым ничего не угрожает, но ничего не происходило. Это действует только по отношению к умирающим. Я не лечу, а отвожу смерть.
  - Ну ты и задала нам задачку! - воскликнула в сердцах Марина Аркадьевна, и спросила у Натальи Григорьевны, - Что с этим делать будем?
  - Нужно собрать всех, кто в курсе происходящего и предупредить, чтобы не болтали, - посоветовала Наталья Григорьевна.
  - Да как теперь это скроешь? - недовольно сказала Марина Аркадьевна, - Снимут на телефон и выложат в сеть. Да и так уже по больнице слухи ходят...
  - А мне что делать? - спросила я, - Я не смогу просто смотреть как умирают люди.
  - Делай, что делала, - сказала Наталья Григорьевна, - Я поговорю с теми, кто работает в реанимации, чтобы лишнего не болтали. Люди у нас работают хорошие, надеюсь правильно нас поймут.
  - Иди, занимайся своими делами, - отпустила меня Марина Аркадьевна, - а мы с Натальей Григорьевной еще подумаем, что с твоим феноменом нам делать.
  Вернулась в ковидный центр, чтобы переодеться. В моем шкафчике с одеждой надрывается мобильный телефон. Беру трубку, на экране слово "Адвокат".
  - Вероника, добрый день! Горохов. Сегодня утром в СИЗО убит Роман Жабов.
  - Как это произошло?
  Первая мысль в голове, что с исполнителем расправился заказчик всех преступлений, которые произошли в семье Тарасовых.
  - У Жабова произошел конфликт с одним из сокамерников на бытовой почве, не поделили, кому первому идти в туалет. У сокамерника была заточка, он одним ударом в сердце убил Жабова.
  - Странно все это...
  - Сейчас в СИЗО идет расследование, подробностей я пока не знаю. Как появится что-то новое, сообщу, - закончил разговор Иван Абрамович и отключился.
  ***
  В кабине заместителя руководителя следственного управления Следственного комитета РФ по Шантарскому краю полковника юстиции Вениамина Поликарповича Засохина.
  Докладывает следователь Андрей Феоктистов.
  - Сегодня рано утром в следственном изоляторе убит Роман Жабов. По предварительной информации убийство произошло на бытовой почве. Жабов собрался в туалет, но по дороге его остановил сокамерник Сергей Винтер и попросил уступить очередь ему. Жабов отказался, назвал Винтера "пидором" и пошел делать свои дела. Винтер вернулся к своей шконке, взял спрятанную в постели заточку, подошел к туалету, и как только Жабов встал и попытался выйти, нанес удар заточкой в область сердца. Мгновенная смерть. Сейчас в СИЗО проводится расследование этого преступления. Главный вопрос в том, как заточка попала в камеру. Буквально за день до этого конфликта камеру тщательно проверяли. Сотрудники СИЗО утверждают, что проглядеть заточку они не могли.
  - С этим понятно. Как продвигаются остальные дела, связанные с семьей Тарасовых.
  - Полностью доказана вина Замира Сергеевича Зейналова, что он 13 июля по предварительному сговору с Вячеславом Артуровичем Савеловым ударил Веронику Тарасову по голове камнем и сбросил с железнодорожного моста в реку Шантара. Так же есть признательные показания Савелова в том, что он 15 июля намеренно повредил тормозную систему автомобиля компании "Шантарскинвест" на котором Максим Тарасов в этот же день попал в ДТП.
  - Так кто же убил Максима Тарасова в больнице?
  - Зейналов отрицает свое причастие к этому убийству, кроме того у него есть алиби, подтвержденное свидетельскими показаниями. Установлено, что в ту ночь, с 17 на 18 июля непосредственно возле больницы был замечен Роман Жабов. Его опознали сразу несколько человек. Мобильный телефон Жабова в момент убийства находился на территории больницы.
  - Что можете сказать о покушении на Веронику Тарасову в загородном доме...
  - Там все очевидно. Романа Жабова опознала сама Вероника, а потом, после некоторый сомнений и Глеб Скоробогатов. Так же полностью доказана вина Жабова в совершении ДТП на проспекте Мира. В этом преступлении он признался.
  - Как идет расследование убийства Леонида Арнольдовича Мрыкина?
  - Ищем свидетелей произошедшего. По видеокамерам установлено уже несколько человек, которые в момент убийства находились неподалеку от гаражей, где обнаружено тело, но пока безрезультатно. Никто ничего не видел. Похоже просто на случайное ограбление.
  - Это все?
  - Нет, не все. Во время похорон Максима Тарасова велась видеосъемка. Я вам докладывал, что наш эксперт обратил внимание на человека, который очень радовался смерти Максима Тарасова. Установлена его личность, это дворник семьи Тарасовых - Емельян Спиридонович Прохоров, 65 лет. Сейчас проводится проверка, имеет ли этот человек какое-то отношение к преступлениям в семье Тарасовых.
  Глава 26
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  Новый день начинается как обычно с красной зоны. В реанимации умирающих нет, поэтому занимаюсь своим непосредственным делом, уборкой помещений. Захожу в одну из палат, а там у окна на кровати сидит наш дворник Емельян Спиридонович. Выглядит он неважно, вид тяжело больного человека. Я поздоровалась с ним и занялась уборкой палаты. Когда заканчивала работу, Емельян Спиридонович тронул меня за руку.
  - Вероника, мне нужно с тобой поговорить. Это очень важно.
  Я посмотрела на мужчину. Говорил он с трудом, дыхание тяжелое с хрипами.
  - Может быть позже, когда вам станет лучше? - спросила я.
  - Никакого позже не будет, я долго не проживу.
  - Хорошо, я слушаю вас.
  - Это не для чужих ушей, - сказал Емельян Спиридонович и встал, - есть тут место, где можно приватно поговорить?
  - Есть, - мы вышли из палаты и прошли в конец коридора. Там была пока свободная палата. Сели на койки напротив друг друга.
  - Вероника, я хочу признаться, что во всех преступлениях, в покушении на тебя, в смерти твоего отца виноват я.
  Я попыталась возразить, что настоящие преступники уже задержаны и во всем признались, но Емельян Спиридонович меня остановил.
  - Мне очень тяжело говорить, но прошу тебя, выслушай все до конца.
  Я кивнула в ответ, и Емельян Спиридонович, тяжело дыша, начал свой рассказ.
  - У меня была внучка, Маргарита, девушка примерно твоего возраста. Ее родители развелись и последние два года она жила со мной. Родители Маргариты, занятые своими семейными проблемами, нам не помогали. Поэтому, чтобы внучка могла учиться и ни в чем не нуждалась, мне пришлось много работать. Иногда целыми днями меня не было дома, а Маргарита была предоставлена сама себе. Я надеялся, что она девушка взрослая и никаких проблем с ней не возникнет.
  Потом стал замечать, что Маргарита часто улыбается, иногда вдруг замирает погрузившись в свои мечтания и девичьи грезы. Я понял, что Маргарита влюбилась, но не видел в этом ничего страшного. Молодые люди в этом возрасте часто влюбляются. Я думал, что ее возлюбленный, мальчик из ее же класса, который нередко провожал Маргариту из школы. На мой прямой вопрос так ли это, Маргарита не ответила, только засмеялась в ответ. Потом заявила, что ее жених замечательный человек, они скоро поженятся, и в ближайшее время она меня с ним познакомит.
  Однажды пришел с работы, увидел, что внучка спит в своей комнате отвернувшись к стене. Подумал, что устала в школе и не стал ее будить. Приготовил ужин и через некоторое время снова заглянул к ней в комнату, Маргарита лежала все так же, даже не изменив позу. Я подошел к ней ближе и тут обнаружил на тумбочке упаковку сильнодействующего лекарственного средства, которое мне выписал врач. Внучка выпила одномоментно все таблетки и потеряла сознание. Если бы я сразу вызвал врача, как только пришел домой, ее можно было бы спасти, но я был уверен, что она просто спит. Когда наконец приехала скорая, было уже поздно, моя внучка умерла.
  Я догадывался, что в ее смерти виноват тот человек, в которого она была влюблена. При вскрытии обнаружилось, что моя внучка была беременна. Я решил во что бы то ни стало выяснить, кто тот человек, с которым встречалась Маргарита. Узнать это было несложно, все ее подруги были в курсе происходящего, только я ничего не знал.
  Не знаю где, но однажды Маргарита познакомилась с Максимом Тарасовым и влюбилась в него. Ей было лестно, что на нее обратил внимание такой солидный и богатый мужчина. Он дарил ей огромные букеты цветов, дорогие подарки. Все это по его просьбе она скрывала от меня. Тарасов снял однокомнатную квартиру, на которой и встречались любовники. Однако вскоре юная неопытная девушка Тарасову надоела. Маргарита же обнаружила, что беременна и радостная побежала на встречу к своему любовнику, в надежде, что он разведется со своей женой и женится на ней, на Маргарите. В ответ Тарасов дал ей денег на аборт и популярно объяснил, что ее не любит и им надо расстаться. Девушка вернулась домой, нашла мою упаковку с лекарствами и приняла сразу все таблетки. Доза оказалась смертельной.
  В полиции возбудили дело по поводу смерти несовершеннолетней, но велось оно формально, и за неимением состава преступления, так как девушка сама покончила жизнь самоубийством, скоро было закрыто. Кто является отцом не родившегося ребенка так и не было установлено. У меня же не было сомнений, что в смерти моей внучки виноват Максим Тарасов.
  В известном фильме "Ворошиловский стрелок" дедушка мстит обидчикам своей внучки, расстреливает их из снайперской винтовки. Вот только сейчас другое время, снайперскую винтовку так просто на базаре не купишь, да и я сам отнюдь не ворошиловский стрелок, даже в армии не служил. По профессии я психолог, владею гипнозом и техникой НЛП программирования. Вот я и решил мстить, используя знания своей профессии.
  Прежде всего я навел справки о семействе Тарасовых и тут выяснилось, что все их богатство "заработано" криминальным путем в 90-е годы бандитом по кличке Жескач. Поэтому я решил, что если в результате моей мести пострадают или погибнут все члены этой семейки, то мир от этого станет только лучше.
  Прежде всего мне нужно было пробраться в логово врага, чтобы понять, как действовать, не привлекая к себе внимание. Из-за банального убийства Максима Тарасова я не хотел садиться в тюрьму. Так как я интересовался этим семейством, то случайно узнал, что дворник, который долгие годы работал у Тарасовых собирается переехать в другой город по семейным обстоятельствам и ищет себе замену. Я познакомился с ним и убедил порекомендовать меня на это место. Так я стал работать у Тарасовых. Так как у меня и Маргариты разные фамилии, то Максим Тарасов ничего не заподозрил.
  Домработницы во время обеда часто обсуждают своих хозяев, и тут я получил много бесценной информации. Вначале я узнал о бедном родственнике Вячеславе Савелове, который сидел в тюрьме, а в настоящее время работал в автомастерской. Я подумал, что такой, обиженный на свою судьбу человек, может подойти для моих планов. Я узнал, в каком пивном баре чаще всего зависает Славик и там близко сошелся с ним. Славик был недоволен жизнью, мечтал стать богатым, но в то же время был слабовольным и слабохарактерным человеком. Я осторожно подводил его к мысли, что именно он должен стать наследником огромного богатства. Нужно всего лишь устранить Максима Тарасова. Но кроме бесконечных разговоров на эту тему, ничего конкретного от Славика добиться было невозможно.
  Тогда я подумал, что у бандита Жескача возможно были другие сыновья с уголовным прошлым и как оказалось, я был прав. Через некоторое время я нашел Романа Жабова, закоренелого рецидивиста, готового на любые преступления. Как оказалось, тот даже не подозревал, что в силу своего родства может стать наследником огромного состояния. Это ему нужно было подсказать. Вот только действовать напрямую, как со Славиком было нельзя. Роман был намного умнее Славика и сразу бы понял мой интерес в этом деле, а раскрываться перед таким матерым уголовником мне не хотелось.
  И тут мне подвернулась удача. Я как обычно убирал территорию усадьбы Тарасовых и заметил, что одно из окон дома открыто. Я встал под него и услышал, как Лариса и Александр Феофановы обсуждают свои проблемы. Постоянно они жили в Москве, имели неплохую работу, но из-за всех сил старались казаться богаче, чем были на самом деле. Для покупки разных ненужных и дорогих вещей они брали кредиты и в конце концов влезли в такие долги, что их зарплаты стало не хватать на погашение всех долгов. Они всерьез обсуждали, что как было бы здорово, если бы умерла Изольда Александровна или Максим Тарасов. Тогда они могли рассчитывать на какую-то долю наследства. И я в тот же миг решил свести вместе Жабова и Феофановых и их руками расправиться с Тарасовыми, которых ненавидел всей душой.
  Это оказалось несложно. От имени одного дальнего родственника я отправил Феофановым электронное письмо, в котором рассказал про Романа Жабова и просил ему помочь. В письме говорилось о том, что Жабов недавно освободился из тюрьмы. Я не сомневался, что Феофановы встретятся с Жабовым и найдут с ним общий язык. Так и получилось. Вскоре я узнал, что Лариса встречалась с Жабовым и они о чем-то договорились.
  На Славика я не рассчитывал, но как оказалось зря. Мое воздействие на него все-таки сработало. Славик случайно встретился с Зейналовым и они решили убить тебя, Вероника. В ту ночь я проследил за тобой и видел, как Зейналов ударил тебя по голове, а потом сбросил с железнодорожного моста в реку.
  В этом месте рассказа, Емельян Спиридонович посмотрел на меня.
  - Первоначально, ты Вероника, произвели на меня отталкивающее впечатление: взбалмошная, избалованная девчонка, которая думает только о себе. Такую Веронику мне было совсем не жалко. Я надеялся, что после твоей гибели Максим Тарасов на себе испытает все то, что испытывал я, всю боль потери близкого человека. Правда потом понял, что он не любит свою старшую дочь и совершенно равнодушно принял бы известие о ее гибели. Поэтому я еще раз повторяю, очень рад, что ты осталась жива. Тем более, наблюдая за тобой, я понял, что ты совсем другой человек, не похожий на Тарасовых.
  - Настоящая Вероника погибла, - сказала я.
  - Что? Как погибла?!
  - Когда Зейналов ударил Веронику камнем по голове, а потом сбросил с моста - ее душа покинула тело. И в то же мгновение на ее место вселилась душа другого человека. На самом деле меня зовут Люсия Тойвовна Яппинен и мне 71 год. Я умерла в 1995 году, а потом, каким-то неведомым путем попала сюда в это время и в тело этой девушки.
  Емельян Спиридонович надолго замолчал.
  - Расскажите, что было дальше, - предложила я, и Емельян Спиридонович продолжил свой рассказ.
  - Мое внушение Славику сработало не сразу, но оно сработало. Когда машина Максима Тарасова оказалась в мастерской, где работал Славик, он не задумываясь вывел из строя тормозную систему автомобиля и Максим Тарасов попал в ДТП, в котором чудом остался жив. Узнав об этом я сам думал пойти в больницу, и добить Тарасова, но тут сработала вторая моя закладка. По наущению Феофановых Роман Жабов прокрался в больницу и убил Тарасова.
  Все были уверены, что Изольда Александровна тяжело больна и неизбежно скоро умрет в больнице, поэтому Жабов, расчищая себе место к наследству, решил расправиться с тобой Вероника. При помощи Феофановых Жабов пробрался в дом и спрятался в твоей комнате, готовый в любую минуту нанести смертельный удар ножом. Ты, Вероника, каким-то образом догадались об этом и первым в спальню вошел Глеб Скоробогатов. Завязалась драка, в результате которой Глеб получил тяжелое ранение, а Жабов был вынужден срочно покинуть территорию усадьбы Тарасовых.
  Феофановы помогли убийце скрыться, однако случайно свидетелем этого стал Леонид Мрыкин. Вместо того чтобы сообщить об увиденном полиции, он решил шантажировать Феофановых и потребовал за свое молчание значительную сумму денег. Александр Феофанов не раздумывая согласился и назначил встречу в городе возле гаражного кооператива. Мотивировал это место встречи тем, что в ближайшем отделении банка снимет деньги в банкомате и наличными передаст их Мрыкину. Но так как Феофановы сами были в долгах, как в шелках, Александр подкараулил Мрыкина за гаражами и убил одним ударом по голове. Я слышал, что Лариса несколько раз переспрашивала Александра, не оставил ли он следов на месте преступления.
  Между тем Жабов уже действовал сам по себе. Он решил убить вас Вероника и вашу бабушку, Изольду Александровну Шубину одним махом, обеих сразу. С помощью знакомого компьютерщика, такого же уголовника, как он сам, Жабов стал следить за автомобилем компании "Шантарскинвест". Подельникам удалось установить, что ты, Вероника, вместе с Изольдой Александровной поедете на одном автомобиле. Для убийцы это был идеальный вариант. Подельник Жабова пользуясь общедоступными видеокамерами, расположенными на улицах города, отслеживал передвижения автомобиля и сообщал об этом Жабову, а тот на КАМАЗе гружёным кирпичом ожидал в нужном месте. Случайность помешала превратить ваш автомобиль в груду покореженного металла.
  - Это не случайность, - возразила я, - Я почувствовала приближение опасности и приказала шоферу остановиться.
  - Так значит все это правда?! - спросил Емельян Спиридонович.
  - Вы, о чем?
  - Здесь в больнице, среди пациентов ходят слухи о ваших способностях, - наверное от волнения Емельян Спиридонович перешел на "вы", - Якобы вы можете спасти от смерти безнадежно больного человека?
  Емельян Спиридонович сделал паузу.
  - Я чувствую, что скоро умру. Мне уже сказали, что сегодня переведут в реанимацию, где введут в искусственную кому и подключат к ИВЛ. Простите, если можете, за те преступления, что я совершил. В гневе, поддавшись чувству мести я невольно разбудил джина, который стал крушить направо и налево. В гибели моей внучки виноват только Максим Тарасов, и он был убит. Но как оказалось, маховик преступлений только начал раскручиваться, вовлекая в него и совершенно посторонних людей, которые, в других обстоятельствах, скорее всего никак бы не пострадали. Тем более, что вы Вероника, очень сильно напоминаете мне мою внучку. Я очень сожалею, что так получилось. Если можете, простите меня.
  Я думала, в конце своей речи Емельян Спиридонович попросит меня спасти ему жизнь, однако он делать это не стал. Тяжело поднялся с кровати, на которой сидел и шаркая тапками вышел из палаты.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  На следующий день, утром, как обычно, я отправилась на работу в больницу. Вчера весь день находилась под впечатлением рассказа Прохорова. Его желание отомстить Максиму Тарасову за смерть своей внучки чуть не закончилось моей смертью. В конце своего рассказа Емельян Спиридонович просил простить его и возможно в душе надеялся, что я спасу его от смертельной болезни. Вначале я не знала, как поступить, но потом решила, что я не сама управляю той силой, которая проходит через меня и спасает от смерти больных людей. Я возложу на лоб этого человека руку, а там будь что будет, это уже зависит не от меня.
  Как обычно, переодеваюсь у себя в шкафчике и поднимаюсь на лифте на второй этаж. На входе меня встречает заведующая ковидным центром Наталья Григорьевна Вахрушина.
  - Вероника, зайди ко мне в кабинет.
  Иду следом за ней. Предчувствие у меня не очень хорошее, что-то будет. Наталья Григорьевна садится за свой стол, я присаживаюсь на стул рядом со столом.
  - Вероника с сегодняшнего дня ты здесь не работаешь, приказом главного врача ты переведена в терапевтическое отделение, как и планировалось первоначально. Здесь ты работала временно, до тех пор, пока мы не найдем постоянного работника. Сейчас такой работник у нас есть и уже приступил к своим обязанностям. Вот приказ о твоем переводе, ознакомься, поставь дату и распишись, что ты ознакомлена с приказом.
  Наталья Григорьевна протягивает мне приказ. Придраться не к чему, я действительно здесь временный работник. Странно, что все это произошло только тогда, когда стало известно о моем даре спасать умирающих.
  - Если тебя это не устраивает, ты в любой момент можешь написать заявление об увольнении. Насколько я знаю, ты ведь здесь работаешь не ради денег?
  - Нет, меня все устраивает, - говорю я, забираю свой экземпляр приказа и выхожу из кабинета и лицом к лицу сталкиваюсь с Наташей, той самой девушкой, которая обычно помогала мне надевать костюм биологической защиты.
  - Тебя что уволили? - спрашивает Наташа, - Там вместо тебя уже другая женщина работает.
  Я объясняю ей что меня перевели в другое отделение и спрашиваю в свою очередь о судьбе нашего дворника. Помочь ему я теперь не могу, никто меня в красную зону не пустит.
  - Прохоров? - Наташа задумывается, - Так он умер сегодня ночью. Он что, твой родственник?
  - Нет, так, знакомый.
  ***
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  За день до этого. В кабинете главного врача после ухода Вероники.
  - Ты понимаешь, что с нами будет, если узнают обо всем этом! - восклицает главный врач Марина Аркадьевна, в сердцах ударив ладонью по столу, - В государственной больнице пациентов лечат с помощью наложения рук! Меня точно сразу на пенсию попрут, да и тебя по голове не погладят за это мракобесие. А если СМИ узнают? Представляешь, какой вокруг больницы закрутится скандал? Веронику из ковидного центра нужно срочно убирать.
  - Претензий к ней по работе нет, просто так уволить мы ее не можем, - сказала заведующая ковидным центром Вахрушина, - да и ее бабушка не последний человек в Шантарске.
  - Вот, еще эта бабушка, - недовольно сказала Марина Аркадьевна, - Так бы просто уволили и все.
  - Может быть сыграть на том, что она несовершеннолетняя?
  - Нет, не подойдет. Студенток медицинских колледжей по всей России привлекают к работе с ковидными больными, среди них много несовершеннолетних.
  Марина Аркадьевна вызвала секретаря и приказала позвать начальника отдела кадров Аллу Борисовну. Когда та пришла, перед ней поставили задачу в короткий срок найти замену Веронике в ковидном центре.
  - Как раз сейчас мы оформляем на работу санитарку в терапевтическое отделение. Женщине 48 лет, - сказала Алла Борисовна, - Просто поменяем их местами, в связи с производственной необходимостью. Такие перемещения внутри больницы допустимы. Никто не придерется, тем более, что Вероника работает у нас временно, а человек устраивается на постоянную работу, заинтересован в более высокой зарплате.
  - Отлично, на этом и остановимся, - завершила разговор Марина Аркадьевна.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Шантарская отделенческая клиническая больница
  Пока шла по крытому переходу между зданиями решила, что оставаться в больнице и работать санитаркой в терапевтическом отделении теперь для меня нет никакого смысла. Я хотела увидеть современную больницу изнутри, я ее увидела. К умирающим больным меня и на пушечный выстрел никто не подпустит. Поэтому нужно прямиком идти в отдел кадров и писать заявление об уходе. Так я и поступила.
  Сотрудница отдела кадров ничуть не удивилась моему приходу и буквально за час оформила все документы на увольнение. Я сдала завхозу свою спецодежду получила копию приказа об увольнении за подписью главного врача и вызвала автомобиль с охраной.
  Пока ждала машину, думала, чем заняться оставшиеся до конца месяца десять дней. Наверное, нужно начать с визита к Изольде Александровне. Я до сих пор не рассказала ей про признание Прохорова.
  А если хорошо подумать, то как-то странно получается, практически все, кто планировал расправиться со мной - мертвы. Славик Савелов покончил жизнь самоубийством. Роман Жабов убит в СИЗО. Прохоров умер от коронавируса. Пока жив Зейналов, но скорее всего, он, как рецидивист за покушение на убийство сядет надолго.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  Из машины позвонила Изольде Александровне.
  - Бабушка, я уволилась из больницы.
  - Ну наконец-то! Надоело заниматься ерундой? Я сейчас нахожусь в офисе компании "Шантарскинвест", подъезжай прямо сюда. Тебе подобрали подходящее помещение под клинику, сразу съездишь, посмотришь.
  Командую Павлу сменить маршрут. Через двадцать минут подъезжаю к офису нашей компании. В этот раз никто не встречает на крыльце. В принципе я и сама ориентируюсь в здании неплохо. Сотрудники, попадающиеся по дороге, уважительно здороваются.
  Изольда Александровна в кабинете у Панкратова. Перед приемной управляющего компанией новая секретарша (интересно, куда Панкратов дел старую?): симпатичное личико, длинные ножки, откровенная одежда. Меня она не знает, поэтому строго спрашивает:
  - Вы к Сергею Леонидовичу? По какому вопросу?
  - По личному! - и не останавливаясь прохожу в кабинет управляющего.
  - Эй! Ты куда! - кричит мне в след секретарша и вскакивает со своего места за компьютерным столом.
  Здороваюсь с Изольдой Александровной и Панкратовым. Секретарша вбегает в кабинет следом.
  - Аня, - командует Панкратов секретарше, - принеси кофе Веронике и позови мне начальника отдела недвижимости.
  Секретарша исчезает за дверью. Через полчаса в сопровождении риелтора, отдела недвижимости, коренастого розовощекого парня, я осматриваю отдельно стоящее трехэтажное здание в центре города. Два верхних этажа пустуют на первом этаже размещается частная клиника "Астрамед".
  - Фирмы, которые арендовали эти помещения, - поясняет мне риелтор, - из-за пандемии переехали в другое место или закрылись.
  Помещения выглядят неприглядно, кое-где валяется неубранный мусор. Если здесь размещать клинику, то нужно делать капитальный ремонт с серьезной перепланировкой.
  - Если хотите, можем посмотреть и первый этаж, - говорит мне риелтор, - Это тоже наши помещения.
  Заходим в клинику "Астрамед". Главный врач клиники, невысокая женщина лет тридцати, предупреждена о моем визите и выходит на встречу из своего кабинета. Риелтор сразу начинает на нее наезжать.
  - Светлана Геннадьевна, когда вы ликвидируете задолженность по арендной плате?
  - Сами видите, сейчас лето, пациентов мало, - оправдывается главный врач клиники, - Планируем в сентябре начать гасить арендную плату за июнь.
  Риелтор желает продолжить препирательства по этому поводу, но я жестом его останавливаю.
  - Светлана Геннадьевна, можно посмотреть вашу клинику?
  - Смотрите, не жалко, - она идет впереди, показывает кабинеты, дает пояснения. Выглядит поликлиника откровенно бедно. Помещения требуют ремонта, кое-где отошли от стены плинтуса, углы неряшливо ободраны. Не критично, но внешний вид это сильно портит. Техническое оснащение клиники откровенно слабое, даже если сравнивать с бюджетной больницей, в которой я работала. Там я время не теряла и ради интереса прошлась по всем отделениям больницы, поэтому могу сравнить.
  - Вы что-то здесь планируете? - интересуется у меня Светлана Геннадьевна.
  - Да, собираюсь открыть частную клинику.
  - У вас медицинское образование?
  - Пока нет, в этом году поступаю на медицинский факультет Шантарского университета.
  На ее недоуменной взгляд, поясняю.
  - Я выступаю как инвестор и владелец предприятия. Главным врачом новой клиники будет назначен специалист, имеющий соответствующее образование.
  - А как же мы? - настороженно спрашивает женщина.
  - Светлана Геннадьевна, против вас и вашей клиники я ничего не имею, но вы сможете в ближайшее время погасить свою задолженность перед компанией "Шантарскинвест"?
  - Наверное, нет.
  - Так может вашему коллективу влиться в состав новой клиники? Подумайте. Терять вам нечего, кроме своих долгов, а приобрести можете очень многое.
  - Простите, я забыла, как вас зовут?
  - Вероника Тарасова, член совета директоров компании "Шантарскинвест".
  - Тогда все понятно. Хорошо мы подумаем, - отвечает Светлана Геннадьевна. Мы прощаемся, и я еду наконец домой.
  Эпилог
  Шантарск, новый дом в северо-западном районе города
  За кухонным столом, друг напротив друга сидят два человека: главный врач клиники "Астрамед" Светлана Полякова и заместитель главного врача клиники "Астрамед" Анатолий Ковригин.
  - Толя, пойми, это наш единственный шанс, - убеждает Светлана Геннадьевна своего зама, - За этой девушкой компания "Шантарскинвест" со всеми ее миллионами...
  - Ты уже приняла решение, лечь под эту Веронику Тарасову? - с недовольством в голосе перебивает женщину Анатолий Владиславович.
  - Наверное, да. Ты в клинике появляешься время от времени, у тебя основная работа в другом месте. Весь этот воз проблем тащу я одна. Последний год мы еле концы с концами сводим. Если зимой еще как-то держались за счет медкомиссий при устройстве на работу, то сейчас летом и этого нет. У нас только за арендную плату задолженность за два месяца, и вряд ли мы сможем ее закрыть даже в сентябре. Я боюсь, что в этом месяце мы не соберем необходимую сумму даже на зарплату сотрудникам. По договору с компанией "Шантарскинвест", если мы не платим арендную плату более двух месяцев, они имеют право расторгнуть договор аренды, а на переезд в другое место у нас просто нет денег.
  - Я под Тарасову не пойду, - немного подумав, сказал Анатолий Владиславович, - Если она хочет купить нашу клинику, пусть выплачивает мне мою долю и до свидания.
  - Толя, ты хорошо подумал?
  - Да, это мое решение.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск, городская квартира Тарасовых
  И опять утро начинается с телефонного звонка. Спросонья не могу сообразить, где я вчера вечером оставила свой телефон. Наконец встаю с постели и из спальни иду в гостиную.
  - Вероника, доброе утро! Это Мичие Унарова. Вчера вечером мне передали, что ты отказываешься от работы телеведущей...
  Мичие начинает меня уговаривать изменить свое решение.
  - Запись телепередачи раз в месяц, это не будет у тебя отнимать много времени.
  Честно говоря, я поражена таким напором с ее стороны, я была уверена, что роль телеведущей мне предложили просто, как потенциальному спонсору телепередачи.
  - Мичие, вам должен был позвонить владелец сети меховых салонов Мамед Байрамов, - вклиниваюсь наконец я в эмоциональную речь начальника службы информационных программ телевидения ГТРК "Шантарский край" Мичие Унаровой, - Его заинтересовала реклама на телевиденье, и он готов оплатить изготовление всех костюмов для телеведущих.
  - Да, по рекламе с ним уже заключен договор, - соглашается со мной Мичие, - Однако в роли телеведущей я вижу только тебя. Давай договоримся так, ты участвуешь в записи первой передачи, если тебя и нас все устроит, то продолжаем сотрудничество, если нет, то мы будем искать замену.
  - Хорошо, я согласна, - сдаюсь я. Мы договариваемся, когда мне нужно подъехать на пробы и заключение договора с телекомпанией. Запись первой телепередачи в сентябре.
  Кладу трубку, умываюсь и иду на кухню, чтобы выпить чаю. Опять звонок телефона. Что же им всем неймется с самого утра? Звонит главный врач клиники "Астрамед" Полякова. Я ей вчера оставляла свою визитку.
  - Вероника, я согласна на ваши условия. Единственная проблема - мой напарник Анатолий Ковригин решил выйти из дела и хочет, чтобы ему вернули его долю в клинике "Астрамед".
  Мы договариваемся со Светланой Геннадьевной, о том, когда я подъеду к ней в клинику, чтобы решить все вопросы. Приобретение работающей клиники мне выгодно. Изольда Александровна мне вчера подробно объяснила, что перепланировка второго и третьего этажа в соответствии с требованиями медицинского учреждения займет много времени и главная причина этого в различных бюрократических задержках и согласованиях с различными ведомствами. У клиники "Астрамед" есть действующая лицензия на медицинские услуги. Сейчас от меня лишь потребуется погасить имеющие долги, сделать косметический ремонт помещений, приобрести новое современное оборудование. По крайней мере, имеющихся у меня средств на все это должно хватить с лихвой. В крайнем случаем поможет Изольда Александровна.
  Допиваю чай. Опять звонок телефона. На экране слово "Бабушка". Я вчера пересказала Изольде Александровне историю нашего дворника Прохорова. Она мягко говоря была в шоке, особенно когда узнала о роли Александра и Ларисы Феофановых в убийстве Максима Тарасова, в покушении на меня и убийстве Мрыкина. Беру телефон в руки.
  - Вероника, доброе утро! Не разбудила?
  - Нет, бабушка. Я на кухне пью чай.
  - Я тут вспомнила, что у тебя скоро день рождение. Его надо будет широко отменить...
  Изольда Александровна начинает рассказывать, какое грандиозное шоу можно из этого сделать, каких важных людей пригласить и прочее, и прочее. Я слушаю ее и думаю, что никакое шоу мне не нужно, тем более, что это день рождения Вероники, а не Люси. Увы, но противиться напору бабушки невозможно. Хочу я того или не хочу, но день рождение придется праздновать.
  А так, если подумать, то день рождение интересно отмечать в детстве, когда с каждым годом становишься старше и значит взрослее. Потом, с возрастом, однажды наступает такой момент, когда начинаешь понимать, что каждый день рождения тебя приближает к старости и смерти, а это в общем-то не особо радует.
  После разговора с Изольдой Александровной решаю, что нужно позвонить детективу Руслану Абашеву. Расследование завершено, убийцы найдены и даже наказаны, поэтому необходимо встретиться, поблагодарить за проделанную работу и оплатить ему все, что должна по договору.
  После разговора с Русланом кладу трубку, звонок.
  - Добрый день Вероника, это Михаил Турсун. Маркетинговое исследование, которое вы заказывали, подходит к своему завершению. Маркетолог Анна Ковальская может ознакомить вас с предварительными результатами и, если все устраивает, я в принципе могу приступить к составлению бизнес-плана вашей клиники. Давайте встретимся на следующей неделе.
  Мы договариваемся о встрече, и я кладу телефон на кухонный стол. Опять звонок. На экране имя "Валера".
  - Красавица, у меня плохая новость. Сегодня нашу бригаду предупредили, что в эти выходные мы работаем. Мне жаль...
  - А как мне жаль, Валера! - говорю я в трубку и в душе злюсь на Изольду Александровну. Это ее идея испытать парня на прочность. Говорить ему об этом разумеется нельзя. Узнает, что я обо всем знала и не сказала - обидится.
  Валера говорит мне несколько ласковых слов, и мы прощаемся. Это я отдыхаю, ему нужно работать. А раз я отдыхаю, то почему бы мне просто не прогуляться по улице, одной и без охраны? Ведь больше мне ничто не угрожает, и я могу спокойно ходить одна везде, где захочу, как самый обычный человек. Эта мысль меня увлекает. На улице тепло, поэтому надеваю летнее светлое платье и такие же светлые туфли, спускаюсь на лифте вниз и выхожу из подъезда. За последнее время я настолько привыкла передвигаться на автомобиле, что даже как-то непривычно просто идти по улице.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  Незаметно для себя, наслаждаясь пешей прогулкой я дошла до железнодорожного вокзала. Остановилась на перекрестке, размышляя, куда двигаться дальше, как вдруг меня окружили цыганки, зашумели, ошеломили, закружились вокруг. Одна дернула за край платья, другая взмахнула перед лицом рукой, мазнула краем платка по щеке, третья задела мое плечо своим плечом.
  - Красивая, давай погадаю! - прямо передо мной стояла полная цыганка лет сорока, - давай твою руку посмотрю, всю правду скажу, ничего не утаю.
  Не дожидаясь моего согласия, женщина схватила меня за правую руку и поднесла раскрытую ладонь к своим выразительным черным глазам и вдруг надолго замолчала. Примолкли и ее молодые товарки. Цыганка внимательно посмотрела мне в лицо, заговорила.
  - Раньше была одна судьба, сейчас другая. Вчера ждала тебя смерть, сегодня ты сама распоряжаешься смертью. Не знаю, кто ты такая, но ты не из нашего мира. Больше я ничего не скажу.
  Она резко повернулась, чтобы уйти, но я ее остановила.
  - Постой, рома, - позвала я цыганку. - Не уходи. Я тоже хочу погадать.
  Женщина остановилась, насторожено на меня глядя.
  - Ты еще этого не чувствуешь, но у тебя ковид. Сиди дома, вызови врача из поликлиники, пусть мазки возьмут.
  - От куда знаешь? - спросила стоящая рядом со мной молодая цыганка.
  - Я в ковидном центре на Горького, 12 работала. Насмотрелась на больных. На глаз уже определить могу.
  Не знаю, как, но я действительно могу отличить здорового человека от больного ковидом. Это то же самое, если мы смотрим на фотографию, на которой изображено несколько одинаково одетых людей, и при этом безошибочно определяем, где русские, а где иностранцы. Так и я.
  - Мы еще молодые, чего нам бояться! - беспечно махнула рукой другая молодая цыганка, - Говорят эта болезнь не страшнее гриппа.
  - Да. Для вас эта болезнь не страшна, а для ваших стариков? - спросила я.
  Тут цыганки немного приуныли. Видно, любят своих дедушек и бабушек, беспокоятся о них.
  - Если совсем плохо станет, зовите, отведу смерть, - сказала я им на прощанье, а они тревожной стайкой пошли по улице уже не задевая прохожих.
  ***
  Город Москва. Департамент строительства
  Александра Феофанова последнее время больше всего мучил вопрос, где взять деньги? Сидение в Шантарске в ожидании смерти "горячо любимых" родственников ни к чему не привело, а только породило новые проблемы. Денежная петля, в которую они с Ларисой опрометчиво влезли с каждым днем затягивалась все туже и туже. Чтобы погасить один кредит, они брали новый, но через некоторое время и его то же нужно было отдавать.
  Должность Александра в департаменте строительства города Москвы была слишком незначительной, чтобы с помощью взяток можно было покрыть возникший денежный дефицит. Александр никогда не отказывался от денег, предлагаемых посетителями за его услуги, но этот тоненький денежный ручеек, был не в состоянии погасить пламя стремительно растущего долга.
  Больше всего Александра Феофанова волновало не оставил ли он следов во время убийства своего родственника Леонида Мрыкина. После того как Мрыкин внезапно заявил, что видел, как Александр помогает скрыться с территории усадьбы Роману Жабову, стало ясно, что оставлять шантажиста в живых ни в коем случае нельзя. Идея, как это сделать, появилась спонтанно. Однажды проезжая по городу Шантарску Александр Феофанов остановился возле гаражного кооператива. Накануне он выпил много пива, а в этом месте оно особенно сильно запросилось наружу. Александр отошел за гаражи и обратил внимание, насколько пустынно здесь даже днем.
  Мрыкин за свое молчание хотел получить крупную сумму денег наличными. Вот на этом и сыграл Феофанов и назначил встречу возле знакомых ему гаражей, аргументируя тем, что снимет всю сумму в ближайшем отделении банка. Леонид Арнольдович ничего не опасался, с Феофановыми они были пусть и не близкие, но все-таки родственники. Александр сделал вид, что поехал в банк, а вместо этого припарковав машину, вернулся к гаражам и стал следить за Мрыкиным, и когда тот пошел между двух гаражей, подбежал сзади и убил одним резким ударом водопроводной трубы по затылку. Он забрал телефон и барсетку, имитируя обычное ограбление, а потом зарыл их в пригородном лесу.
  Александр совершил убийство первый раз, поэтом долго нервничал и переживал. Тем более, что Лариса была в курсе происходящего и когда Александр вернулся домой, несколько раз переспросила, не оставил ли он следов на месте преступления, не видел ли его какой-нибудь случайный свидетель.
  В кабинет Александра заглянул его сослуживец Артур Козлов и спросил:
  - Обедать идешь?
  - Иду, - ответил Александр, встал из-за стола и вышел из кабинета. Каждый день совместно с Козловым они ходили в небольшой ресторан, расположенный на той же улице, где и районный департамент. Александр понимал, что такие обеды ему становятся не по карману, но вынужден был держать марку. Было бы странно, если он вместо ресторана вдруг пойдет в столовую, или будет обедать домашними котлетами у себя в кабинете, тем более, что Лариса не любила и не умела готовить и эти котлеты пришлось бы все равно где-то покупать.
  Только Феофанов с Козловым вышли на крыльцо учреждения, как во двор заехал автомобиль полиции, из него вышли двое мужчин в штатском и стали подниматься по ступеням навстречу. Первое время после убийства Мрыкина, Александр дергался всякий раз, когда видел полицию, но сейчас уже привык и понимал, что сотрудники полиции скорее всего просто приехали по своим делам в департамент. Однако полицейские неожиданно остановились рядом с ним.
  - Александр Феофанов?
  - Да, - холодея ответил тот.
  - Вы задерживаетесь по подозрению в убийстве Леонида Арнольдовича Мрыкина, - наручник сомкнулись на руках Александра. Он попытался дернуться, чтобы бежать, но второй полицейский положил руку на его плечо.
  - Не стоит этого делать. Пройдемте в машину.
  Козлов стоял рядом с широко раскрытыми глазами. В полицейском управлении Александра передали оперативникам, прибывшим из города Шантарска. Оказалась, что полиции удалось найти случайного свидетеля, который видел, как Мрыкин шел в сторону гаражей, а за ним, прячась в тени, крался Александр Феофанов. Свидетель уверенно узнал его по фотографии.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  После встречи с цыганками, я вызвала машину и дальше передвигалась по городу на ней. За рулем, как обычно, был мой постоянный водитель Павел.
  Первая встреча у меня была с Поляковой в клинике "Астрамед". На встрече присутствовал и ее зам Ковригин. Приглашенный мной независимый эксперт оценил имущество клиники в пять миллионов рублей. Договорились, что они принимают меня в состав учредителей ООО "Астрамед", а Анатолий Владиславович, в свою очередь, выходит из числа учредителей, при этом я выплачиваю ему 2,5 миллиона в качестве компенсации. Светлана Геннадьевна, как врач имеющий все необходимые медицинские сертификаты остается номинальным директором клиники.
  После того как Ковригин ушел, мы со Светланой Геннадьевной обсудили ближайшие планы модернизации работы клиники, и я мысленно схватилась за голову. Еще недавно не знала куда деть десять миллионов рублей в месяц, теперь я стала сомневаться, а хватит ли мне этих денег на все намечаемые на ближайшее время работы?
  Следующая встреча у меня была с детективом Русланом Абашевым в кафе "Женьжевьева". От него я узнала об аресте в Москве Александра Феофанова. Полиции Шантарска удалось доказать его причастность к убийству Мрыкина. Для этого был проделан просто фантастический труд.
  Сотрудники полиции взяли записи всех уличных видеокамер, находящихся в непосредственной близости от гаражного кооператива, где и произошло убийство и последовательно устанавливали личности всех, кто там проходил или проезжал нас воем автомобиле. И в конце концов такой свидетель нашелся. Мужчина на своем автомобиле проезжал мимо гаражного кооператива в то самое мгновение, когда Александр Феофанов с обрезком водопроводной трубы крался за Мрыкиным. К сожалению видеорегистратора, в машине не оказалось, но водитель уверенно по фотографиям опознал обоих мужчин. Сразу после ареста Александр Феофанов признался в совершении этого преступления. Теперь ему грозит до 10 лет тюрьмы.
  Я поблагодарила Руслана за всю ту помощь, что он мне оказал. Без него, я вряд ли бы смогла узнать кто на самом деле является дедушкой Вероники. Согласитесь, намного приятней осознавать, что ты внучка честного и уважаемого человека, а не бандита, совершавшего жестокие и страшные преступления.
  ***
  Вероника (17 лет)/Люсия (71 год)
  Город Шантарск
  24 августа позвонил ректор Государственного Шантарского университета Воронин.
  - Вероника, добрый день! Воронин Евгений Юрьевич. Вероника, поздравляю, с поступлением в Шантарский университет на медицинский факультет. Вчера состоялась заседание приемной комиссии, ты прошла в первой волне.
  - Спасибо!
  Я уже для себя решила, что останусь учиться в Шантарске. Слишком многое у меня завязано на этот город: мои отношения с Валерой, мое участие в совете директоров компании "Шантарскинвест", создание частной клиники. Да и просто, я полюбила этот город, хотя поначалу он и встретил меня не очень ласково.
  - Вероника, - продолжает разговор Воронин, - нужно, чтобы в приемную комиссию ты сдала подлинник диплома об окончании школы.
  - Хорошо, сегодня я завезу документ в университет, - обещаю я.
  Ректор говорит еще пару дежурных фраз, и мы прощаемся. Со стороны может показаться странным, ректор университета сам звонит абитуриентке. Однако ничего странного в этом нет. Абитуриентка то не простая. Университету выгодно иметь в составе своих студентов миллионершу, владельца одной из самых крупных компаний Шантарска. Всегда можно попросить проспонсировать какое-то университетское мероприятие и вряд ли получишь отказ. Здесь прослеживается тот же меркантильный интерес, как и у руководства местным телевидением. Можно прогнуться и перед юной девушкой, не для себя ради, а только и исключительно для дела, которым руководишь.
  26 августа прошла вторая волна зачисления в университет. Так я стала снова студенткой.
  Я об этом не рассказывала, и кто-то может подумать, что за делами я забыла о благотворительности. Это не так. Пять миллионов, доставшиеся мне от покойного Ахметова я положила на специальный счет. По-прежнему помогаю Екатеринской церкви, даю деньги на помощь бомжам, детям в больницах и детских домах.
  Так как в Шантаский университет я поступила на бюджетное место, решила, что будет справедливым, если я оплачу учебу человека, чье место я невольно заняла. После дня рождения планирую поговорить об этом с ректором увиверситета.
  29 августа утром меня опять разбудил звонок телефона.
  - Вероника, это бабушка! Поздравляю тебя с днем рождения! Подойди к окну и посмотри вниз.
  Я послушна подошла к окну и глянула во двор. Внизу, напротив моих окон в кармане для парковки машин стояла ярко-желтая Lamborghini
  - Видишь? Это мой подарок тебе на день рождения. Оденься и спустись вниз. Ключи в замке, документы на машину в бардачке. Получишь права и можешь пользоваться.
  - Спасибо, бабушка! - с чувством говорю я. - Подарок шикарный, жаль, что без прав я пока не могу его оценить по достоинству.
  - Это еще не все. Вечером от меня будет еще один подарок, - обещает Изольда Александровна, - Не буду больше тебя задерживать, беги к машине.
  Она отключилась, а я оделась и вышла на улицу. Подарок конечно шикарный, не знаю, сколько эта машина стоит на самом деле, но думаю, что не меньше 20 миллионов рублей. Характеристики для этого класса автомобилей просто уникальные: полноуправляемое шасси, карбоновый монокок; в салоне суперкара электронный щиток приборов с графикой в стиле Aventador SV, а также увеличенный экран мультимедийной системы и прочее, и прочее.
  Я посидела внутри, даже не пробуя завести мотор. Чтобы ездить на такой машине, придется заново брать уроки вождения. Тем более, пока мне не понятно, как пользоваться электронным табло, на которое выведены все параметры автомобиля. Походила вокруг автомобиля, попинала ногой колесо и стала звонить своему водителю Павлу. Машину нужно было отогнать в гараж, сама я пока это сделать не могу.
  День рождение Вероники Изольда Александровна решила отметить с размахом. Для сотрудников компании "Шантарскинвест" были накрыты столы в ресторане "Шантара", а для остальной, более элитной публики празднование было организовано на территории поместья Тарасовых.
  В ресторан "Шантара" я приехала вместе с Изольдой Александровной. Здесь на публике она первой поздравила меня с днем рождения еще раз и объявила, что с этого дня я являюсь единоличным владельцем контрольного пакета акций компании. Оказывается, за пару дней до этого, Изольда Александровна переписала на меня 51 % акций компании "Шантарскинвест". Себе она оставила второй по величине пакет акций в размере 18,8 %.
  Около часа я выслушивала в свой адрес верноподданнические речи от начальников отделов и рядовых сотрудников, получала подарки и как могла, старалась казаться счастливой и веселой. Мое пожелание отметить этот день рождения как можно скромнее, Изольда Александровна пропустила мимо ушей.
  Наконец словопрения в мой адрес прекратились и сославшись на то, что нас ждут в другом месте, мы с бабушкой поехали в загородный дом Тарасовых, так как там уже должны были подъезжать приглашенные на праздник самые известные и богатые люди Шантарского края.
  Как только я вышла из машины, ко мне подошел Валера Метельский с шикарным букетом бордовых роз. Он успешно выдержал испытание тяжелой работой. Накануне дня рождения Вероники, Изольда Александровна предложила ему должность заместителя начальника безопасности компании "Шантарское золото" и Валера согласился. Надеюсь, что теперь мы будем с ним встречаться чаще.
  - А ты завидная невеста! - шепнул мне на ушко парень. - На сайте "Новости Шантарска" выложен рейтинг самых богатых невест Шантарского края. Ты на четвертом месте.
  - От чего это только на четвертом? - шутливо возмутилась я.
  - Рейтинг зависит не от внешних параметров потенциальной невесты, а в зависимости от толщины кошелька их родителей. А, по моему мнению, - он сделал шаг назад оценивая меня взглядом с головы до ног, - Ты самая красивая девушка, из всех, кого я знаю!
  Валера тут же скинул мне на телефон ссылку, и я на скорую руку проглядела весь список невест. Да, действительно я на четвертом месте. На первом месте 22-летняя Алиса Абрамович дочь известного в России нефтяного магната. На втором 34-летняя Дарья Сечина, дочь владельца и руководителя холдинга "Лес Шантарского края". На третьем месте 18-летняя Наринэ, дочь Вартана Жукиняна, топ менеджера нефтегазовой Региональной топливной компании. После имени Вероники Тарасовой значилось еще 6 фамилий.
  Я успела минут двадцать отдохнуть у себя в комнате, как стали подъезжать приглашенные гости. Понятно, что такой день рождения не доставлял мне никакого удовольствия - это была тяжелая и неблагодарная работа. Настоящий праздник, день рождение Люсии Яппинен, я обязательно отмечу так, как хочу сама. А пока приходится вставать и идти на каторгу, встречать подъезжающих к дому многочисленных гостей.
  День выдался сухим, солнечным, поэтому праздник было решено организовать на свежем воздухе. Состоять он будет из двух частей: официальной, на которую приглашены солидные дяди и тети, тем или иным образом связанные с компанией "Шантарскинвест" и неофициальной, организованной специально для молодежи. Это будет нечто похожее на английское party, то есть поздно вечером с громкой музыкой, танцами, легкими закусками и алкоголем.
  Место для приема гостей мне отвели тоже на улице под переплетенной гирляндами искусственных цветов аркой. Рядом со мной стояла Изольда Александровна и основной удар разговоров с гостями брала на себя. На шаг позади меня стояла Надежда Курбатова, которой я передавала врученные мне гостями подарки. Когда на столе собралась значительная куча коробок, Надежда в сопровождении двух горничных все перенесла в мою комнату.
  Для меня эта часть праздника была самой тяжелой, тем более, что подавляющее большинству прибывающих гостей я видела первый раз. Ворота на территорию усадьбы были открыты на распашку и машины с гостями прямиком проезжали к дому. Специально выделенная для этого девушка провожала прибывших гостей ко мне, а машину отгоняли на стоянку, которая имелась на территории элитного поселка. Возле дома для такого количества машин места разумеется не было.
  Каждому гостю нужно было улыбнуться, сказать пару вежливых слов, с благодарностью на лице принять подарок. Через полчаса такой работы у меня заболела спина, судорогой свело растянутые в улыбке губы и стали подрагивать пальцы на руках, когда я принимала подарки. Я с удивлением смотрела на стоящую рядом со мной Изольду Александровну, которая, казалось, не ведает усталости и с неизменной благожелательной улыбкой внимает словоизлияниям очередного бизнесмена или чиновника.
  Среди гостей были и мои знакомые. Подошел Мурад Фейсулович Щебрык с молодой длинноногой красоткой под руку и вручил небольшую коробку, которую попросил тут же открыть. Внутри оказалось шикарное бриллиантовое колье из белого золота.
  Были среди приглашенных генеральный директор компании "Шантарское золото" Петр Иванович Жмукич, генеральный директор завода "Тяжелое машиностроение" Виталий Алексеевич Сидоров и другие руководители, с кем я недавно познакомилась на совете директоров, в тот день, когда мы с Изольдой Александровной, попали в ДТП на проспекте Мира.
  Анна Васильевна Марченко, генеральный директор сети продовольственных магазинов "Жар птица", очень тепло поздравила меня с днем рождения, вручила корзину полную экзотических фруктов из Африки и коробочку, в которой оказался изящный золотой гребень по форме напоминающий корону. Я тут же вставила его в свои густые волосы.
  Разумеется, на праздник были приглашены новые родственники Вероники, ее настоящий дедушка Виктор Андреевич Соболев со своей женой Ниной Михайловной.
  Последним приехал губернатор Шантарского края Александр Викторович Усов.
  Я смотрела на гостей и постепенно стала осознавать, что хочу я это, или нет, но теперь это моя новая жизнь.
  
  ПРИЛОЖЕНИЕ
  Шантарск - один из старейших городов Сибири. Основан в XVII веке отрядом казаков во главе с Каллистратом Ярым, который за одно лето воздвиг на левом берегу реки Шантара деревянный военный острог. Первоначально острог носил названия своего основателя Ярый, но в последствии был переименован в Шантарск, так как находился на берегах реки Шантара. Статус города Шантарск получил в 1721 году, а в 1808 году царским указом была создана Шантарская губерния, и город стал ее центром. Вместе со строительством Великой Сибирской железной дороги стал расти и город.
  В городе имеется два железнодорожных моста. Первый железнодорожный мост построен в конце XIX века, сейчас он находится в центре города, по нему в основном движутся пассажирские поезда. Второй железнодорожный мост построен с северной стороны города Шантарска и используется для грузовых перевозок. Именно с этого моста была сброшена в реку Шантара Вероника Тарасова, а в ее тело попала душа Люсии Яппинен. В этом месте по берегам реки растет сосновый лес, излюбленное место отдыха горожан. Поэтому не удивительно, что вдоль реки в сосновых борах расположилось несколько элитных поселков, в том числе и тот, где находится загородный дом Тарасовых.
  Параллельно железной дороге через город с запада на восток проходит проспект Мира, составная часть транссибирской автодороги. Через реку Шантара в начале 60-х годов прошлого века, на месте старого моста еще дореволюционной постройки, построен автомобильный мост Советский.
  За железнодорожным вокзалом расположен Железнодорожный район. Именно там Вероника познакомилась с Валерой Метельским. Этот район был построен в начале шестидесятых годов прошлого века и застроен в основном пятиэтажками, которые первоначально заселялись работниками железной дороги. Сейчас там, конечно, хватает разного народа. Недалеко от Железнодорожного района на берегу реки Шантара располагается центральный городской пляж.
  Река Шантара делит город на две половины: западную и восточную. Через город проходит Шантарская железная дорога составная часть Транссибирской железнодорожной магистрали. Железная дорога в свою очередь тоже делит город на две половины: северную и южную.
  Таким образом в городе образовалось четыре района: юго-западный, северо-западный, северо-восточный и юго-восточный.
  Сегодня Шантарск - это крупный промышленный, транспортный, научный, культурный и спортивный центр Восточной Сибири, один из крупнейших городов России с населением более одного миллиона человек. Административный центр Шантарского края.
  В произведениях писателя Александра Бушкова упоминается город с похожим названием. Ответственно заявляю, что это совершенно разные города. Так же бесполезно искать какое-либо сходство с городом Красноярском. Все эти города находятся в разных мирах и ничего общего между собой не имеют.
   Петрозаводск, 2021
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"