Вовк Александр Павлович: другие произведения.

Не дай наступить эпохе Волка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


Не дай наступить эпохе Волка

Часть первая

Детство Хьярни

   Вначале была Великая Пустота, которая дала жизнь Великому Дубу. Великий Дуб родил желуди, которые съел Великий Кабан. Кабан лопнул и из него сформировался мир. В мире правит Великий Лось. Лось дает жизнь всему. Благодаря ему прорастают семена, рождаются животные и люди. Дети Великого Лося дают пищу детям Великого Волка. Лось и Волк нужны друг другу. Без Лося у Волка не будет пищи. Без Волка Лось прекратит развитие. В игре охотник - жертва, жертва побеждает в четыре раза чаще - у них разные ставки. В эпоху Лося Волк поддерживает порядок. Когда Лось устанет восстанавливать жизнь, мир начнет умирать. Наступит эпоха Волка. Люди, растения и животные будут умирать, как и раньше, но никто не будет рождаться. Тогда придет Великий Волк и проглотит мир, чтобы дать начало Новому Миру.
   Так учили Хьярни жрецы. Она была дочерью вождя Ольмэ. Он был удачливым и мудрым вождем, однако у него не было наследника. Его жена умерла при родах, оставив после себя девочку. Отец воспитывал Хьярни как мальчика. Учил ездить верхом, стрелять из лука, фехтовать. Тренируясь с мальчишками, Хьярни вскоре превзошла всех, кроме Гунтара - сына кузнеца. Хьярни была ловкой и умелой. Техника Гунтара была проста до примитивности. Он владел только несколькими ударами, но владел мастерски. Вдобавок в свои пятнадцать лет Гунтар был сильнее большинства взрослых мужчин поселения. Девочке-подростку было очень трудно отбивать его удары. Хьярни была единсвенным ребенком вождя, и поэтому она обучалась владению мечем. Но вообще в их народе женщины-воительницы встречались редко. Техника боя для них разработана не была. Хьярни приходилось пользоваться мужской техникой и мужским оружием. Она не знала, что меч легче отклонить, чем отбить - этим в ее народе не пользовались. Гунтар и Хьярни были друзьями. Гунтар выковал для нее меч - легкий и прочный, удобный для ее руки. Гунтар был способным бойцом, даже Ольмэ было нелегко победить его. Однако сам бой мало интересовал Гунтара. Он был готов выйти на защиту своего дома и близких, но сам воевать не хотел. Несмотря на неравное происхождение Гунтар и Хьярни были бы хорошей парой, и Ольмэ не видел более достойного кандидата для передачи власти.
  

Беда

   Где-то далеко на юге существовала таинственная империя. Жители этой империи подчинили себе все окрестные страны. По своему развитию народ Империи стоял гораздо выше других народов. Они владели могущественным оружием, способным уничтожать целые города. Однажды они обрушили небесный огонь на непокорный город. Все жители этого города погибли, и даже песок расплавился и превратился в зеленоватое стекло. Однако Империя редко пользовалась своим страшным оружием, она предпочитала посылать армии, набранные из покоренных народов. Империя все увеличивалась и увеличивалась, покоряя свободные страны и народы. Вскоре завоеватели подошли к селению Ольмэ. Их было очень много. Хуже всего было то, что они были из соседнего народа и разговаривали на понятном языке. Вместо того чтобы объединится против Империи, народы воевали между собой. Все способные носить оружие вышли на битву, но армия Империи в десять раз превосходила защитников поселения. Для Гунтара этот бой стал первым и последним. Взрослый воин не ожидал, что мальчишка станет серьезным соперником. Одним ударом Гунтар разрубил его пополам. Он мог бы разрубить и быка. Однако человека Гунтару пришлось убить впервые. Увидев результат своего удара, мальчишка растерялся, и это стоило ему жизни. Битва - не поединок. Вскоре оборона была прорвана и битва превратилась в избиение. Воины Ольмэ отчаянно сопротивлялись, но их было слишком мало. Хьярни была слишком красива, чтобы умирать. Вражеский военачальник приказал взять ее живой. Арканы сделали свое дело. Хьярни попала в плен. Вскоре Ольмэ остался один. Ловкий, умелый и опытный он убивал одного врага за другим. К нему невозможно было приблизится. Тогда враги отступили, и стрелы сделали то, что не удалось мечам. Голову смелого воина унесли победители.
   После боя, плена и гибели близких людей Хьярни досталась военачальнику. Так было во все времена - женщины доставались победителям. Хьярни пыталась вырваться, но воин был слишком силен. Тогда она укусила ненавистную руку. Воин взвыл, и Хьярни получила сильный удар по голове. Очнувшись, она почувствовала, что больше никогда не будет такой, как прежде. Хьярни жалела, что она не погибла вместе со всеми. Ее заперли в комнате и оставили немного еды. К еде Хьярни не притронулась. Вечером пришел ее мучитель. Хьярни отчаянно сопротивлялась, но опять бесполезно. Следующий раз Хьярни уже не сопротивлялась, и военачальник забрал ее к себе. Ночью, когда он уснул, она перерезала ему горло. Он даже не вскрикнул. Пройти мимо часовых было нелегко. Хьярни дождалась, когда они пойдут в противоположный конец лагеря. Возможно, ей удалось бы уйти, но вдалеке прокричала сова, и часовой оглянулся. Хьярни бросилась к лесу, но погоня была уже близко. Хьярни поскользнулась и упала. Первый преследователь схватил ее за руку. Внезапно мелькнула серая молния, и преследователь упал. Огромный волк вцепился ему в горло. На остальных тоже напали волки. Казалось, что они неуязвимы для оружия. Вскоре, из преследовавших Хьярни, в живых не осталось никого. Хьярни была в безопасности. Волки ее не тронули. Повалившись на траву, она безутешно зарыдала. Слишком много испытаний выпало этой пятнадцатилетней девочке.
  

Прикосновение богов

   Внезапно на поляну величественно вышел огромный лось. Волки отступили. Лось излучал свет и силу. Он подошел к заплаканной Хьярни и коснулся ее лица языком. Никогда Хьярни не чувствовала ничего приятнее. В этом прикосновение было все: и ласка матери, которой Хьярни никогда не знала, мужчины, о котором она мечтала, ребенка которого у нее еще было. Она увидела, что мир прекрасен. Она чувствовала силу возрождения. Она видела, как распрямляется затоптанная трава, как появляется новая ветка на месте сломанной, как растут дети и животные. Она чувствовала любовь всех, кто когда-нибудь ее любил. Она видела свою мать, отца и Гунтара как будто они были живыми. Она каталась на волнах любви, она чувствовала всю силу возрождения. Так счастлива она не была никогда. Все это было в одном прикосновение, прикосновение, которое было так нужно израненной душе этой девочки. Хьярни снова хотела жить и любить. Таким было прикосновение Великого Лося. Когда Лось величественно удалился, у Хьярни разыгрался аппетит. Неудивительно, она не ела несколько дней. Жизнь возрождалась, молодое тело требовало свое. На поляну вышел обычный молодой лось. На него набросились волки. Убив лося, волки не притронулись к мясу. Дар Великого Лося принадлежал Хьярни. Она никогда не ела ничего вкуснее. От чудесного мяса быстро восстанавливались силы. Остатки лося растворились в воздухе, и Хьярни обнаружила у себя на шее мешочек с семенами. Она знала, что эти семена помогут возродить жизнь там, где все уничтожено, они помогут вернуть к жизни человека, душа которого умерла. Это был дар Великого Лося, ибо Лось был сама Жизнь.
   Хьярни сидела на поляне. Она вернулась к жизни, но не думала, как жить дальше. Внезапно она почувствовала приближение силы. Сила была огромной, равной силе Лося, но другой природы. К ней подошел огромный волк. Он был в несколько раз больше самого крупного из обычных волков. Стая, охранявшая поляну, почтительно расступилась, увидев своего хозяина. Хьярни чувствовала силу исходящею из Волка. Силу, которой не может противостоять ничто, ибо Волк есть сама смерть. Лось и Волк, Созидание и Разрушение идут рука об руку. Они не могут друг без друга - Жизнь, несущая в себе Смерть, и Смерть, дающая начало Новой Жизни. Семя умирает, дав жизнь растению, умирает цветок, превращаясь в плод.
   Волк смотрел на Хьярни. Она вновь почувствовала боль и горе, которые она пережила за последние несколько дней. Однако больше не было места отчаянью. Была только холодная ярость. Хьярни чувствовала, как сила Волка входит в нее. Она знала, что должна отомстить этой Империи по вине, какой гибнут люди и сгорают поселения. Империя несет угрозу всему, даже Великому Лосю. Люди, зашедшие слишком далеко в своем могуществе и глупости, несут угрозу самой Жизни. Хьярни чувствовала, как сила исходящая из Волка наполняет ее. Она уже не могла контролировать эту силу. Вскоре она захлебнется, и сила разорвет ее. Это чувствовал и Волк. Он ласково шлепнул Хьярни. Для Волка это был ласковый шлепок. Хьярни никогда не чувствовала такой боли. Когти разорвали плоть до кости. Острая боль пронзала сознание. Ничто не могло с ней сравниться. Ни один человек не выдержал бы такой боли. Но никто не умрет без разрешения Великого Волка. Именно эта невыносимая боль помогла Хьярни справится с накатившейся силой. Рана затянулась, остался только шрам. Хьярни была помечена печатью Волка. Никогда не ошибется ее рука, никогда ее ноги не займут неправильную позицию, никогда боль не помешает ей справится с заданием, потому что любая боль ничто по сравнению с только что пережитой. Умер страх, остались только инстинкты, которые никогда не подведут Хьярни. Для нее не существовало количества врагов. Она никогда не даст себя окружить, она всегда будет в зоне досягаемости только одного врага, и пока остальные будут толкаться, и мешать друг другу, она будет убивать их одного за другим. Великий Волк продолжал смотреть, Его взгляд давал возможность владеть незнакомым оружием, использовать новую тактику в бою, руководить отрядами и армиями. Вся эта мощь, все знания давались Хьярни для того, чтобы сокрушить Империю.
   Волк ушел, оставив в подарок оружие и доспехи. Эти доспехи не пробить никакому оружию. Оружие Волка пробивает любые доспехи.
  

Барт

   Хьярни уничтожала отряды разведчиков Империи. Она не убивала без необходимости. Ей не нужно было пытать пленников. Глядя им в глаза, она узнавала все, что знают они. Но пленники знали мало. Все они были из покоренных народов. Ни разу Хьярни не столкнулась с воинами Империи.
   Хьярни продвигалась на юг. Она узнала об отряде, который шел покорить еще одно свободное поселение. Хьярни удалось поднять людей на битву. Весь день жители рыли мечами небольшие ямки, похожие на мышиные норы. Вражеская конница застряла на этом препятствие. Поселенцы встретили их стрелами. Хьярни сразилась с предводителем завоевателей. Опытный воин не думал, что встретит смерть в поединке с женщиной. Хьярни исчезла в суматохе боя. Поселенцы справятся без нее. Она могла бы перебить весь отряд в одиночку, но гораздо важнее заставить людей поверить в свои силы. Незачем ждать героя. Герой находится в каждом.
   Хьярни была совершенным воином, но все же она оставалась человеком. Ее тело было уязвимым для оружия, она, как и все нуждалась в пище и отдыхе. Благодаря Великому Лосю ей всегда хватало пищи и плодов. Однажды она хотела подстрелить зайца, но кто-то ее опередил. Чья-то стрела вонзилась раньше, чем Хьярни натянула лук. Выхватив меч, она бросилась на того, кто посмел отнять ее добычу. Это был молодой охотник. Хьярни выглядела старше своих лет. Она давно уже не была девочкой-подростком. Суровая жизнь рано заставила ее повзрослеть. Она была зрелой женщиной. Ее тело было совершенным, лицо прекрасным, а глаза заглядывали в душу. Длинные черные волосы придавали женственности облику суровой воительницы. Ни один мужчина не мог смотреть на нее равнодушно.
   Охотник бросил зайца к ногам Хьярни и удалился. Обычно Хьярни спала хорошо. Инстинкт не подведет ее, если подкрадется враг. Однако в эту ночь она ничего не слышала. Приходивший не был врагом. Хьярни нашла свежую дичь - подарок незнакомца. Где бы не ночевала Хьярни, утром она всегда находила принесенную еду. Однажды она решила выследить таинственного друга. Это был молодой охотник. Хьярни улыбнулась ему, и он остался. Хьярни была женщиной. Ей хотелось любить и быть любимой. Вдвоем с Бартом (так звали охотника) они были счастливы. Неужели нельзя просто жить и любить друг друга? Ведь, благодаря Великому Лосю, пищи хватает для всех! Пока существует Империя нельзя. Однажды Барт отправился на охоту. Хьярни почувствовала ноющую боль в шраме, оставшимся от когтей Волка. Она поняла, что Барт в опасности. Вооружившись, ведомая чувством, Хьярни бросилась спасать своего возлюбленного. Барт столкнулся с шестью разведчиками. Расстояние позволяло ему уйти, но, увидев бегущую Хьярни, он принял бой. Он не знал, кем была его возлюбленная, и не думал о том, что она, играючи, может уничтожить этот небольшой отряд. Как всякий нормальный мужчина он бросился на защиту своей женщины. Барт был ловким охотником. Трижды он выстрелил, почти не целясь. Ни одна стрела не пропала даром. Однако трое были уже близко. Барт был охотником, а не воином. Он почти не умел владеть мечем. Неловко отбив удар врага атаковавшего справа, он пропустил удар слева от другого. Третий ударил в спину. Барт зашатался и выронил меч. В это время первый враг ударил его в правое плечо. Жить Барту оставалось недолго. "Хьярни беги!", - крикнул он из последних сил. Разведчики торжествовали. Легкая добыча сама шла им в руки. Они забыли об умирающем Барте. В отчаянии, что его возлюбленная достанется врагам, Барт поднялся и вонзил свой меч в живот разведчика. Барт упал, но, умирая, он вывел из строя еще одного врага. В это время Хьярни атаковала. Более слабый из врагов оказался между ней и более сильным. Они не могли воспользоваться численным преимуществом. Хьярни легко отклонила удар "слабого" и на отмашке вспорола ему живот. У нее не было времени на развлечения. Рядом умирал Барт. Хьярни повернулась вокруг оси, уходя от косого рубящего удара "сильного". Сократив, таким образом, дистанцию, Хьярни ударила по вооруженной руке. Меч упал на землю, вместе с отрубленной кистью. На отмашке Хьярни ударила в горло. Барт был отомщен.
   Барт не жалел ни о чем. Он любил, и за свою любовь он заплатил полную цену. Он умер в объятиях любимой женщины. Хьярни давно разучилась плакать. В последний раз она поцеловала Барта. Смерть не конец, а начало новой жизни. Хьярни знала, что душу Барта примет Великий Лось в леса полные дичи, где можно свободно жить и любить друг друга.
  

Эльдвиг

   Северная часть Империи полыхала. Люди слагали легенды о темноволосой женщине-воительнице, которая появляется в нужный момент. Хьярни подняла несколько восстаний. Слава обгоняла ее. Люди уничтожали гарнизоны Империи, города объявляли независимость. Но ни разу Хьярни не встретила воинов Империи. Чаще всего приходилось сражаться с рабами и наемниками. Рабы драться не умели. Их задача была идти впереди и принимать на себя стрелы. Наемники были хорошими бойцами. Они шли в армию, потому что не умели делать ничего другого. Самой опасной была третья категория воинов. В глубоком детстве их забирали от родителей и воспитывали в армии. Они не знали привязанности. Их некому было оплакивать. З детства их учили убивать. Именно они занимали ключевые посты в армии Империи. Выше были только военачальники из коренного населения Империи. Но никто не видел этих таинственных людей.
   Однажды в лесу Хьярни встретилась с незнакомкой. Молодая, стройная, гибкая с длинными светлыми волосами, незнакомка не могла не нравиться. Однако девушка оказалась дикой. Выхватив меч, она бросилась на Хьярни. Неизвестно, что послужило причиной агрессии. Хьярни не хотела убивать эту красавицу. Дикарка ударила мечем сверху вниз. В бою с опытным соперником этот удар опасен только для самого нападающего. Но этот удар был на столько быстрым что, никто, кроме Хьярни, не успел бы среагировать. Хьярни ушла с линии атаки, а дикарка полетела вниз, влекомая силой удара. Хьярни ударила ее рукояткой меча в затылок. Убивать ей не хотелось. Придется оглушить соперницу раз это единственный способ поговорить спокойно. Хьярни очень удивилась, когда дикарка упала и кувыркнулась. Еще никто не уходил от ее удара. Вскочив на ноги, дикарка атаковала опять. Рубящий косой удар намного опаснее, но он был хорошо знаком Хьярни. Немыслимая скорость удара была неприятным сюрпризом. Как всегда, Хьярни повернулась вокруг оси, и, срезав дистанцию, ударила левым локтем в лицо. Чудом дикарка успела среагировать. Она отклонилась назад. Это спасло ее от удара, но на ногах дикарка не удержалась. Хьярни позволила сопернице подняться, но сразу обрушила на нее ряд рубящих и колющих ударов, стараясь при этом не убить. Дикарка отступала, ошибалась, но все же отбила все удары. Соперница была достойной. Сознание Хьярни отключилось, и заработали рефлексы. Следующий удар был бы смертельным, но будто какая-то сила рванула дикарку, и та оказалась в нескольких метрах от Хьярни. В промежуток между сражающимися ринулись волки. Для Хьярни они были слугами Великого, давшего ей силу. Дикарка, казалось, разговаривала с волками, как с родными. После "разговора" дикарка воткнула меч в землю и подошла к Хьярни с распростертыми объятиями.
   Девушку звали Эльдвиг. Она не знала своих родителей, ее воспитали волки. Она ненавидела людей за то, что те преследовали ее братьев. Хьярни не враждовала с волками, и у нее появился новый друг.
   На юг они продвигались вместе. Вскоре появились легенды о двух прекрасных воительницах. Они не только участвовали в битвах, поднимали восстания и освобождали города, но и убеждали целые отряды переходить на сторону восставших. Люди научились ценить свободу. Люди понимали, что за свободу надо бороться. Воительницы нигде не задерживались. Они поднимали новых и новых людей. Империи было не до новых завоеваний. Она уже не могла удержать покоренные земли.
   У Хьярни был настоящий друг и соратник. В битвах и скитаниях воительницы были вместе. Они очень привязались друг к другу. Однажды вечером они сидели у костра и смотрели на звезды. Хьярни знала, что этого делать нельзя. Но Эльдвиг была так близко. Впервые несравненная воительница потерпела поражение. Их губы слились, и мир перестал существовать. Чувства овладели ими. Их тела, уставшие носить доспехи, льнули друг к другу. Истосковавшись по любви, они все время ласкали друг друга. Даже с Бартом Хьярни не испытывала такого блаженства. Они забыли об Империи, о долге и богах. Они просто любили друг друга. Пришла расплата. Всецело отдавшись чувству, Хьярни не прислушалась к боли в шраме, предупреждавшей о приближении врагов. Они стояли, обнявшись, без оружия и доспехов. Внезапно Хьярни увидела лучника, целившегося в спину Эльдвиг. Увы, всепоглощающая страсть заглушила инстинкты Хьярни, которые никогда ее не подводили. Хьярни успела поднять свою возлюбленную, и повернуться вместе с ней. Стрела вонзилась ей в спину. Эльдвиг была спасена ценой жизни Хьярни. Эльдвиг бросилась на убийцу. Перекувыркнувшись, она уклонилась от следующей стрелы. Все свое горе она вложила в удар. Осколки носовых хрящей вонзились в мозг несчастного лучника. Он был уже мертв, когда Эльдвиг прикрылась его телом от других стрел. Несмотря на ловкость и звериные инстинкты, без оружия и доспехов, Эльдвиг не выстояла бы под стрелами. Но в дело вмешались волки. Посланцы Великого не оставили в живых никого. Безутешная Эльдвиг рыдала над телом Хьярни. Она была причиной смерти единственного человека, которого любила. Зачем Хьярни умерла вместо нее? Ей хотелось выть, как воют братья-волки. Горе, безысходность и безграничное отчаянье овладели ею. Она не хотела жить. Механически, Эльдвиг сняла мешочек с шеи Хьярни и надела себе. Она почувствовала энергию семян Великого Лося. Эта энергия жизни наполняла ее. Мысли Эльдвиг стали меняться. Она уже не думала о том, что Хьярни погибла. Она думала о том, как хорошо им было вместе. Хьярни чувствовала небывалую легкость. Наконец она сбросила тяжелую ношу. Это очень трудно - спасать мир. Волк разрешил ей уйти. Он знает, кто будет новым героем. Лось ее примет. Смерть не конец, а начало новой жизни.
   Эльдвиг осталась одна. Она потеряла единственного человека, которого любила. Она окончательно отдалилась от людей. Ее братьями были волки. Прошло время, и облик Эльдвиг изменился. Она превратилась в волчицу. Ни Эльдвиг, ни волки не заметили превращения. В волчьем облике Эльдвиг была также прекрасна, но, когда наступил брачный период, ни один самец не смел ее тронуть. Однажды Эльдвиг почувствовала непреодолимую страсть. Волны страсти то швыряли ее как щепку, то рвали на части. Эльдвиг больше не существовало, всепоглощающая страсть растворила ее. На нее сошел Великий Волк.
   Эльдвиг родила мальчика и волчонка. У мальчика был такой же шрам, как и у Хьярни. Ему суждено сокрушить Империю. Судьба мира была в руках ребенка, мирно сосущего молоко волчицы.
  
  
  

Часть вторая

Царство Лося

   Хьярни чувствовала, что она становится все легче и легче. Воздух вокруг нее закрутился, и она понеслась вверх. Хьярни полетела через воздушный тоннель. Скорость полета все возрастала, так что захватывало дух. Вскоре она перестала чувствовать свое тело и окружающее пространство. Очнулась Хьярни в лесу. Она попробовала потянуться. Это ей удалось. Хьярни не была бесплотным духом, ее тело осталось прежним. У нее осталось оружие и доспехи. Тело было таким же ловким и умелым. Ничего не изменилось.
   Лес, в котором очутилось Хьярни, мало отличался от того леса, в котором Хьярни провела большую часть своей жизни. Здесь было теплее. Хвойные деревья чередовались с лиственными. Росли неизвестные плоды. Земля была богатой, но совсем не чувствовалось присутствие человека. Воздух был чистым, а вода в ручье пригодной для питья. Хьярни попала не в самое плохое место. В любом случае у нее не было выбора. В лесу было относительно тепло и хватало материала для постройки жилья.
   Хьярни увидела зайца. Казалось, он никогда не видел людей. Хьярни подошла ближе, но заяц совсем не испугался. Она взяла его на руки и погладила. Убить этот мягкий комочек жизни было невозможно, и Хьярни поняла, что она останется без мяса. Хорошо, что в лесу хватало плодов, многие из которых оказались вкусными и питательными. Хищников совсем не было. Косули, зайцы, белки и другие зверушки были настолько милыми, что убивать их не поднималась рука. Хьярни пришлось стать вегетарианкой.
   Одиночество не угнетало Хьярни. Она устала от людей и нуждалась в отдыхе. Ей нужно было время, чтобы обдумать свою жизнь и решить, что делать дальше. Она хорошо спала, питалась плодами, купалась в ручье и наслаждалась отдыхом.
   Хьярни и раньше умела выживать в лесу, но сейчас она училась другому - мирной жизни. У нее сохранились все навыки, к ней невозможно было подкрасться незамеченным, но здесь нигде не было опасности. Хьярни училась жить в дружественной среде, где нет смерти, выглядывающей из-за каждого куста.
   Вскоре одиночество наскучило Хьярни и она отправилась на поиски людей. Она не могла быть единственным человеком в Царстве Лося. Путешествовалось ей легко. В лесу было тепло. Хьярни питалась клубнями, печенными на огне, грибами, ягодами и экзотическими плодами. Лес не менялся. Хищники не появлялись. Через несколько дней Хьярни вышла к небольшому озеру. Окруженное деревьями озеро было очень красивым. У Хьрни возникло непреодолимое желание смотреть на воду. Волн не было, и поверхность озера была гладкой как зеркало. В этом зеркале Хьярни увидела все события своей жизни. Среди людей Хьярни увидела лицо женщины, чем-то похожей на нее саму. Это была ее мать. Хьярни чувствовала, что она здесь и что ее необходимо найти. Решение было принято. У Хьярни появилась цель. Отдых закончился, пришло время действовать.
   Чувства Хьярни снова обострились. Она не колебалась в выборе направления. Столько времени потеряно. Где-то ее ждала мать. Пейзаж менялся. Вскоре появилось чувство опасности. Хьярни стала находить растерзанные трупы животных. Появились неизвестно кем сделанные ловушки - ямы с острыми кольями на дне. Сверху падали сети. Неосторожный шаг мог привести в движение механизмы, метающие копья. Обычный человек не смог бы пройти эту зону. Появились ядовитые змеи. Однажды на Хьярни прыгнула рысь. Увернувшись, Хьярни ударила мечем. Удар доставил ей истинное удовольствие. Хьярни соскучилась по жизни полной опасностей. Теперь она могла применить свои навыки. Кроме того, в этой зоне было мало съедобных растений, да и Хьярни соскучилась по мясу. После вынужденного вегетарианства даже рысь была вкусной. Хьярни продвигалась вперед. Дорога становилась все опаснее, а еды становилось все меньше. Приходилось питаться змеями. Хорошо, что еще хватало пригодной для питья воды.
   Лес закончился, и начались горы. Здесь не было ловушек, зато очень трудно было находить проходимые тропы. Отвесные скалы, и пропасти преграждали путь и забирали время, обвалы и камнепады угрожали жизни. Растений и дичи было мало. Она вынужденно голодала. Изредка попадались змеи и ящерицы. Приходилось собирать дождевую воду - источников здесь не было.
   Хьярни точно чувствовала направление, в котором следовало продвигаться. Она шла по узкому проходу. Хьярни раньше слышала о драконах, но никогда их не видела. Теперь один из них преградил ей путь. Другого прохода не было. Дракон отделял ее от матери. Хьярни не сомневалась в своей победе над человеком или животным, но с драконом она столкнулась впервые. У дракона была крепкая чешуя, пробить которую было очень трудно. Восемь конечностей заканчивались длинными и острыми когтями, удар каждой из них был очень опасным. Мощные челюсти легко могли раздробить любую кость. Ударом хвоста дракон мог легко перебить позвоночник. Если дракон действительно дышит пламенем, то победить его практически невозможно. Хьярни осознавала, что этот бой может стать для нее последним. Дракон не собирался нападать. Обратный путь полный опасностей, но все же его можно преодолеть, а шансом на победу над драконом почти не было. Мать ждала Хьярни, а дракон был препятствием. Выбора не было, Хьярни атаковала. Было очень трудно сражаться одним мечем против восьми конечностей. Покрытые крепкой чешуей, они отражали все удары. Длинные когти оставляли на теле неглубокие, но очень болезненные раны. Возможно, когти были покрыты ядом. Хьярни удалось отрубить одну из конечностей дракона, но остальные продолжали терзать ее тело. Яд проникал в кровь, делая Хьярни слабой. Еще немного и дракон победит. Она не обращала внимания на боль и раны. Единственная цель - найти уязвимое место на теле дракона. Кто ищет, тот найдет. В конце концов, Хьярни всадила свой меч между чешуи. Дракон ударил ее в голову. Пришлось пожертвовать левой рукой. Дракон, умирая, выдохнул пламя. Хьярни успела закрыть глаза. Это спасло ее от полной слепоты. Волосы сгорели. Лицо было изуродованным. Левая рука никогда не будет двигаться. Неизвестно восстановится ли зрение. Все тело покрыто ранами. Но Хьярни была жива, а дракон мертв. Даже в таком состоянии у нее хватит сил, чтобы спасти свою мать. Препятствие устранено, и Хьярни двинулась вперед. Дорога была легкой и безопасной. Хьярни видела хуже, чем раньше, но достаточно, чтобы продвигаться вперед.
   Впереди Хьярни ждало разочарование. Она подошла к пропасти. Обойти ее было невозможно. Мать ждала ее на противоположной стороне. Хьрни заплакала. Впервые за много лет. Она сделала все что могла, но все жертвы были напрасными. Послышалось странное пение. Над пропастью появился мост из облаков. Хьярни ступила на этот мост. Она прошла несколько метров. Облака были твердыми, по ним можно было идти. "Этого не может быть", - подумала Хьярни, и мост исчез. Она полетела в пропасть. "Интересно, сколько раз можно умирать?", - горько пошутила Хьярни.
  
   Хьярни очнулась во дворце. Она лежала на роскошной кровати, в большой комнате, стены которой, были украшены изумительными картинами. Струился аромат цветов. К нему примешивался запах невероятно вкусной пищи. На теле не было ран, а левая рука двигалась как раньше. Длинные черные волосы были украшены цветами. Хьярни встала и подошла к зеркалу. На ее лице не было следов ожогов. Хьярни чувствовала себя великолепно, ее зрение стало еще лучше, чем было до битвы с драконом. Она принялась с интересом рассматривать комнату. Хьярни никогда не жила во дворцах. Ей давно не приходилось спать в кровати. Никто не готовил для нее еду. Никогда Хьярни не носила роскошные платья и не пользовалась дорогими украшениями. Обстановка была непривычной, но приятной. Хьярни примеряла, оставленные в комнате платья, и рассматривала себя в зеркало. Ей было очень приятно осознавать, что она стала еще красивее, чем раньше. Она не знала, была ли битва с драконом реальностью или плодом ее воображения. Так же оставалось загадкой, как она очутилась в этом дворце. Кто этот загадочный хозяин, пригласивший ее.
   Самым замечательным в комнате были картины. Казалось, что они живые. Ветер качал ветки деревьев, цветы излучали аромат, двигались люди и животные. Получившая новое зрение, Хьярни гораздо острее чувствовала красоту. С картинами была связана какая-то загадка. Казалось, они могут влиять на судьбы людей.
   У Хьярни появился аппетит, и стол был накрыт сам собой. Пища была изысканной и вкусной. После наспех поджаренных змей и дождевой воды, Хьярни не могла оторваться от еды. Все желания исполнялись сами собой. Ванны с лепестками роз, изысканная еда, картины-шедевры, удобная постель и полная безопасность - Хьярни блаженствовала. Ночь прошла спокойно. Пение птиц принесло утро. Хьярни вышла в сад. Деревья, кусты и цветы, казалось, разговаривали. Этот сад не хотелось покидать. Хьярни никогда не думала, что существуют такие райские места.
   На третий день появился хозяин. Это был красивый, отлично сложенный мужчина. Ему принадлежали дворец и сад. Он был автором чудесных картин, которые менялись каждый день. Его звали Элкер. Он был очень вежлив. Они пообедали вместе. Затем Элкер показывал новые картины, и внес некоторые изменения в старые. Время пролетело быстро. Казалось, они были знакомы всю жизнь. Темнело, Элкер ушел, пообещав прийти завтра. Хьярни снова подошла к зеркалу. Ей было досадно, неужели, как женщина, она совсем не интересует Элкера. На следующий день они опять встретились. Разговаривать можно было бесконечно, но вежливость и почтительность Элкера стали раздражать Хьярни. Ночью она впервые не могла уснуть. Сгорая от желания, Хьярни металась по кровати. Она сорвалась на рассвете и принялась приводить себя в порядок. Без Элкера время тянулось невероятно долго. Когда он пришел, Хьярни не удержалась и обвила его шею руками. Он поднял ее как перышко. В его руках Хьярни забыла обо всем. О таком любовнике могла мечтать любая женщина. Хьярни была ненасытной, ей хотелось, чтобы Элкер разорвал ее на части.
   Иногда Элкер оставлял Хьярни одну. Он ничего не рассказывал о своих делах. Хьярни не знала, чем он занимается кроме картин, но каждый раз с нетерпением ждала встречи. Хьярни была счастлива. У нее было все, о чем можно мечтать.
   Упиваясь счастьем, Хьярни забыла о матери. Ей было стыдно и горько, когда она вспомнила. Хьярни разрывалась, она любила Элкера, но должна была найти свою мать. Она приняла трудное решение. Хьярни знала, что у нее не хватит сил попрощаться с Элкером, поэтому она сбежала, когда осталась одна. Хьярни вышла в сад и у нее закружилась голова. Аромат цветов был приятным, но необычным. Он пьянил сильнее вина, от него подкашивались ноги. Хьярни упала, и цветы оплели ее так, что она не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Она стала пленницей цветов. Появился Элкер. "Почему ты убежала? Я чем-то тебя обидел?", - спросил он. Хьярни рассказала ему все. "Твоя мать ближе, чем ты думаешь. Пойдем". Они вошли в галерею. Элкер указал на одну из картин. "Ты можешь войти сюда, твоя мать в этой картине. Она в безопасности. Ты прошла испытание". "Кто ты?", - спросила Хьярни. "Мы знакомы давно. У меня много лиц и много имен. Так ты меня вспомнишь", - сказал Элмер и превратился в Лося. А затем вернувший человеческий облик, он продолжил: "Картины - это миры, которые вы создаете своими мыслями и поступками. После смерти каждый попадает в созданный собой мир. Каждый получит то, что заслужил. Изменяя свои мысли, вы изменяете мир. Штрихи, которые я добавляю в картины - это обстоятельства, которые помогают вам изменить свои мысли. Ты прошла все испытания, и этот дворец твой. Отсюда ты можешь попасть в любой мир, и всегда сможешь сюда вернуться. Возьми этот камень". Он протянул ей зеленый шестигранный кристалл. Хьярни посмотрела на минерал. Она увидела его внутреннюю структуру, частички, связанные между собой как бы в кольца. Некоторые из них занимали чужие места, нарушая структуру. Элкер продолжал: "В вашем мире существует зло. Так как несовершенство структуры кристалла дает ему зеленый цвет, так и зло может помочь людям изменить свои мысли. Твои мысли о невыполненном долге создали препятствия, опасности и дракона. Ты прошла испытания и освободилась от долга. Появился новый герой и это его задача сокрушить Империю. Ты подготовила почву. Мы тоже меняемся - до тебя я не пользовался человеческим обликом. Ты можешь войти в любую картину и попасть в любой мир. Потом, глядя внутрь кристалла, ты сможешь вернуться в этот дворец. В следующий раз, для того чтобы вернуться, тебе достаточно будет вспомнить ощущения, которые возникали, когда ты смотрела на кристалл. Твоя мать находится в этой картине. Она в безопасности, но страдает от одиночества. Это порождение мыслей о том, что она не смогла дать тебе воспитание. В этой картине твой отец. Он был бы счастлив, если бы его не мучили мысли о том, что он допустил, что ты попала в плен. Ты можешь соединить своих родителей. Барт счастлив в своем мире. Он видел твою победу и умер с чистой совестью. Можешь заглянуть в его мир. А сейчас соедини своих родителей. Потом встретимся здесь".
   Элкер исчез, и Хьярни отправилась на поиски матери. Она подошла к картине и та ожила. Хьярни даже не почувствовала, как очутилась внутри. Лес был на удивление знакомым. Но что-то было не так. Вскоре Хьярни подошла к поселению. Оно было очень похоже на ее родное поселение. Хьярни увидела дом своего детства, но он был слишком новым. Наверное, таким этот дом был до ее рождения. Только в этом доме угли были горячими. Только в нем была жизнь. В дом вошла молодая, красивая, но грустная женщина. Такие же длинные черные волосы, такие же глубокие глаза, женщина была очень похожа на Хьярни. Она была чуть ниже и более хрупкой, чем Хьярни. Они никогда не виделись, но сразу узнали друг друга. Мать и дочь больше напоминали сестер. Женщина плакала, в этих слезах было и горе от долгой разлуки, и радость встречи, и гордость за взрослую дочь. Хьярни взяла мать за руку и посмотрела на кристалл. Им было, что сказать друг другу. Мать и дочь не заметили, как прошли дворец, нашли другую картину и вошли в нее. Они очутились в том же лесу, старшем на пятнадцать- шестнадцать лет. Он был таким, как в тот день, когда на их поселение напали враги. Лес был живым. В нем охотились, собирали ягоды и грибы. Поселение наслаждалось мирной жизнью. Все были богаты и счастливы. Грустил один Ольмэ. Он работал день и ночь. Руководил постройками новых домов, распределял добычу на охоте, решал какие земли отдать на посев, обучал молодежь. Он старался занять каждую минуту. Уставший он засыпал коротким сном без сновидений, и через несколько часов вставал и снова принимался за работу. Иначе ночи были для него пыткой. Мысли об умершей жене и дочери, попавшей в плен, не давали ему покоя.
   Дети первыми заметили незнакомых женщин. Здесь никто не нападал на поселение, и не было необходимости выставлять далекие посты. Молодые люди изучали бой только для общего развития.
   Ольмэ не ожидал таких гостей. Впервые он закончил работу раньше. Впервые он был счастлив. Впервые он не будет спать не из-за назойливых мыслей. Впервые он поручит управление поселением другому. У него был второй медовый месяц. Хьярни оставила "молодоженов". Она уже взрослая, во дворце ее ждал Элкер. Она выполнила свой долг и заслужила награду. Галерея позволит Хьярни в любое время навестить родителей.
   Элкер стал для Хьярни всем. Она проводила с ним все ночи, а дни дожидалась встречи. Элкер все чаще принимал человеческий облик. Ничто человеческое не чуждо богам. Хьярни значила для него так же много, как и он для нее. В райском дворце они наслаждались жизнью. Иногда Хьярни гуляла по другим мирам, иногда навещала родителей, но всегда она с нетерпением ждала встречи с Элкером.
   Барт был счастлив в своем мире. Он стал вождем племени охотников. Дичи хватало для всех, но они никогда не убивали больше, чем необходимо. У Барта была любимая женщина. Хьярни удивилась, увидев вместе с ним себя. Но после всего, что ей пришлось пережить, двойники не сильно ее занимали. Барт умер счастливым, и в его мире не было страданий. Все наладилось, и в Царстве Лося все были счастливы.
  

Часть третья

Империя

   Империя, подчинившая себе почти весь обитаемый мир, была очень древней. В то время, когда большинство народов жили собиранием и охотой, жители Империи перелетали на больших железных птицах с одного конца страны на другой. Их оружие ни шло, ни в какое сравнение с оружием других народов. Боевые колесницы, неуязвимые для стрел, двигались без лошадей, железные птицы обрушивали на врага небесный огонь, даже пешие воины своим оружием уничтожали целые шеренги врагов. Раньше Империя не злоупотребляла своей армией. Они завоевали почти весь мир, стараясь покорять народы без лишней крови. Многие сразу подчинялись, зная, что невозможно противостоять такому оружию. Многим из покоренных народов жилось неплохо. Империя дала им закон и порядок. Она обучала их выращивать хлеб, строить дома и дороги, оказывать помощь раненным и лечить больных. Для вассалов это обходилось не дорого. Они все равно не умели использовать все богатства своих земель. Войти в состав Империи было выгодно, и многие это понимали. Империя развивалась - ученые изучали землю, корабли бороздили моря, люди поднимались в воздух и погружались в воду. Железные птицы становились все совершеннее и совершеннее, и вскоре многие лучшие и самые смелые сыновья Империи улетели на них на поиски новых миров.
   Богатство разлагало жителей Империи. Они прятались в теплых домах от дождя и ветра, не ходили пешком, а ездили на безлошадных колесницах, а свободное время проводили в созерцании событий с помощью больших ящиков. Всю работу делали машины. Вскоре прогресс остановился. Для того, чтобы приводить в движение колесницы требовалось добывать кровь земли и разлагать ее на части. Запасы крови уменьшались, и ее добыча становилась слишком дорогой. Рабы стоили дешевле. Империя стала хуже относиться к покоренным народам. Постепенно рабы заменили машины. Помня страшное оружие, никто не рисковал сопротивляться. Армия изменилась. Колесницы стали слишком дорогими, да и изнеженным жителям Империи было трудно ими управлять. Некому было летать на больших птицах. Коренные жители сами летать не могли, а других не обучали, боясь восстаний. Наемники, вооруженные примитивным оружием, составляли основную часть армии. Этого хватало. Не зря Хьярни не видела ни одного воина Империи - их уже не существовало.
   Коренной народ Империи был обречен. Ошибки исправить было невозможно. Стремясь сохранить чистоту расы, жители пришли к вырождению. Было уже поздно использовать свежую кровь. Несмотря на усилия врачей, жители часто болели и умирали. Только каждый пятый мужчина соответственного возраста был способен зачать ребенка. Большинство женщин так же были бесплодны. Часто рождались несчастные дети с теми или иными уродствами. Многие из них жили только благодаря постоянной поддержке врачей. Количество коренных жителей Империи постоянно сокращалось. Император скрывал это как мог. Точнее не император, а всесильный министр Берман. Этот человек с тонкими губами, правил Империей. У него было все - деньги, замки, красавица жена. Все это досталось человеку, который никогда и никого не любил. Он шел на все ради своей выгоды. Именно он спаивал глупого императора. Именно его люди убирали всех, кто пытался хоть что-то изменить в Империи, именно он следил, что бы правящая элита не контактировала с народом. Для покоренных увидеть представителя правящей расы было нелегко. Это помогало элите скрывать свою слабость и малочисленность. Но рано или поздно восстанут все, и защитить Империю будет некому и нечем. Из всех видов страшного оружия остался только один - но самый опасный. Достаточно было нажать на кнопку, и весь мир будет уничтожен. Доступ к кнопке был только у Императора.
  

Армар и Тейнар

  
   Эльдвиг почувствовала зов. Это было непросто желание или влечение, ее тянуло настолько сильно, что она не могла ни о чем думать. Эльдвиг бежала, не разбирая дороги, ноги сами несли ее, а чувство указывало путь. Ее ждал Волк. Картины Элкера были не единственными вратами в другие миры. Адепты древних учений могли попасть в них, изменяя состояние сознания. Менее продвинутые могли воспользоваться магическими предметами, найденными в природе или созданными могущественными магами. Кроме того, существовали места, где миры сочленялись между собой. Иногда несчастные попадали в такие места, и если они не сходили с ума сразу, то в мире, в который они попадали, их все равно считали сумасшедшими. Вернутся в свой мир они не могли. Волк хорошо знал все места сочленений. По тропам, известным только ему, можно было найти кратчайшую дорогу в любой мир. Эльдвиг бежала по одной из таких троп. Чувства растворяли ее, она принадлежала Волку. Они сплетались в клубок, рвали друг друга зубами и когтями, стараясь выплеснуть безудержную и бесконечную страсть. Боль перемешивалась с наслаждением, мир переставал существовать. Ее место рядом с Волком, у детей будет другой наставник.
   Дети были близнецами. Мальчика звали Армар, волчонка - Тейнар. Волки взрослеют быстрее, и Тейнар заботился о своем брате. Он мог охотиться, в то время когда его брат ел только то, что мог найти. Добычи Тейнара хватало на двоих, но этот день был неудачным. Волк не находил дичи. Он шел все дальше и дальше, но так ничего не нашел. Малыш проголодался, мать их оставила, а брата не было. Он искал что-то съедобное и наткнулся на привлекательные плоды с вкусным запахом. Руки сами потянулись к ним. Вдруг он увидел нечто, сидевшее на одном из плодов. Это был не зверь, не человек, не насекомое, не птица - что-то непохожее ни на что из того, что он видел раньше. Малыш, хотевший взять плод, испугался. "Здравствуй Армар!",- сказало "нечто". "Ты правильно сделал, что не взял плод, на котором я сижу. У меня много лиц, но тебе следует научиться узнавать меня. Возьми этот плод. Меня там нет", - сказало "нечто", указывая на соседнее дерево.
   "Нечто" встречало Армара на каждом шагу. Когда Тейнар преследовал дичь, "нечто" сидело на его зубах, оно сидело на сломанной ветке и на умирающем цветке. Когда Армар метнул свое первое копье, с опаленным на костре концом, "нечто" сидело на копье. Армар различал его на вид, на слух, на запах, он знал не только о том, где находится "нечто", но и о том, где оно скоро будет. С возрастом он понял, что "нечто" и есть смерть. И хотя смерть и не подчинялась ему, Армар знал, как ее избежать и куда направить.
   Лес кормил Армара и Тейнара. Он был их домом. Иногда Армар заходил в поселения, обменивая собранное на вещи, изготовленные людьми. В отличие от матери он не испытывал ненависти к людям. Большинство поселений на севере добились независимости. У Империи хватало других забот. Многие были недовольны императором, а Берман думал только о наживе и о том, как удержать власть.
  

Хозяин Гор

  
   Он появился одновременно с миром. Задолго до существования Империи, задолго до существования людей, раньше Волка и Лося и раньше самой жизни. Весь мир принадлежал ему. Он двигал части Земли и создавал горы. Плодами его труда были камни и металлы. Это он создал ярчайшие краски и подарил их Лосю, чтобы живое могло так же радовать глаз как и неживое. Жизнь не могла существовать рядом с ним, и он перенес свою кузницу вглубь Земли. Иногда жар достигал такого уровня, что земля трескала, а горы превращались в вулканы. Но вулканы выбрасывали на поверхность необходимое для жизни, и именно возле них была самая богатая растительность. Хозяин Гор переживет даже "Эпоху Волка", только тогда уже некому будет радоваться его творениям. Он любил и жалел людей, этих глупых существ, не умеющих распоряжаться его богатствами. Однажды на землю упал кусок неба, он состоял из металла, более совершенного из всех тех, которые создал Хозяин Гор. Из этого куска Хозяин Гор выковал два меча-близнеца. Именно эти мечи должны послужить тому, кто предотвратит "Эпоху Волка". Владеющий мечами изменит мир. Мечи ждут своего хозяина. Они убьют любого чужого, кто посмеет к ним прикоснуться.
  
   Оружие влекло Армара, как всякого нормального мужчину. В лавках он часто любовался искусно сделанными мечами, топорами, копьями, луками и арбалетами, но никакое оружие не звало его. В города часто заходили бродячие воины, показывающие свое искусство. Народу нужны были зрелища. Горожане делали ставки на того или иного бойца. Победителю полагался приличный приз. Можно было разбогатеть после одного боя. Армар побеждал всех, не используя и десятой доли своей силы. Развлекая публику, он делал вид, что победы даются ему нелегко. Он сражался чужим оружием, хотя давно мог приобрести самое лучшее.
  
   Сигмару было пять лет, когда его забрали от родителей. Он понравился самому наставнику боя на мечах в армии Великой Империи. Руки мальчика были длинными как у обезьяны, вдобавок он одинаково владей правой и левой. Родители Сигмара жили бедно, им приходилось кормить кучу детей. Они были рады избавиться от лишнего рта. Наставник мог бы просто забрать его, но он щедро заплатил людям, давшим жизнь великому воину. Из всех отобранных детей Сигмар стал лучшим. Со временем он превзошел даже наставника, но скрывал это, иначе человек, которого он почитал больше всех, потерял бы работу. Только после смерти Учителя он занял его место.
   Непревзойденный мастер меча плохо разбирался в политике. В борьбе за власть он поддержал соперника Бермана. Из сторонников проигравшего выжил один Сигмар. Он бежал на север, на земли, завоевавшие независимость от Империи. Постоянная борьба за власть внутри Империи помогла северянам. Они довели до конца то, что начала Хьярни.
   Средств для существования у Сигмара было более чем достаточно. Богатые ученики платили ему бешеные деньги. Он мог себе позволить не только бесплатно обучать талантливых мальчиков из бедных семей, но и кормить и вооружать их за свой счет. Но все-таки чего-то ему не хватало. Однажды Сигмар услышал легенду о мечах-близнецах. В мире нет человека, достойного владеть мечами более чем он. Найти мечи стало его целью.
  
   Армар проснулся оттого, что Тейнар тряс его, вцепившись зубами в край одежды. Всегда понимавший брата, он удивился, что никогда не любивший города Тейнар заставляет его покинуть лес. Всегда доверявший брату, Армар отправился в город без определенной цели. Денег у него было достаточно, еды тоже, а драться с недоучками ему было неинтересно. По привычке Армар зашел в оружейную лавку. Хозяин был каким-то странным. Он не нахваливал свой товар и не пытался ничего продать. Взгляд Армара равнодушно скользил по полкам и витринам, ему не впервые приходилось видеть хорошее оружие. "Пойдем! У меня есть, то, что ты ищешь", - услышал он голос хозяина. Они вошли в небольшую комнату. На стене висели два совершенно одинаковых меча. У него возникло не просто желание владеть этими мечами. Он искал их всю жизнь, а мечи искали его. Части целого воссоединились. "Возьми их, - сказал хозяин, - Я давно ждал твоего прихода". Руки сами легли на рукоятки. Мечи были живыми, Армар чувствовал их прикосновение. "Наконец-то нашел,- засмеялась Смерть, сидя на кончиках мечей, - Твое ученичество завершилось". Лавка исчезла, Армар покинул город и отправился на встречу с Тейнаром.
   Лес был уже близко. Неожиданно Армару преградила путь группа вооруженных людей. Руководил ими высокий седой человек, вооруженный двумя мечами. Остальные бойцы были ровесниками Армара. "Мальчишка, отдай то, что тебе не принадлежит",- сказал старший. "Попробуй взять!",- ответил Армар, и мечи сверкнули в его руках. Смерть довольно улыбалась, хотя только Армар чувствовал ее присутствие. Первыми ринулись в бой двое богатых выскочек, безосновательно считавших себя великими бойцами. Техника Армара была необычной. Он не разделял защитные и атакующие движения. Меч, который он держал в правой руке, слегка отклонил меч противника, и вонзился ему в сердце. Вторым мечем Армар сбил клинок соперника, и, продолжая движение, перерезал ему горло. Бой еще не начался, а два трупа уже упали на землю. "Он мой!",- крикнул Сигмар, ему не хотелось, чтобы другие его ученики стали жертвами такого опасного противника. Сигмар двигался раскованно и осторожно. Его длинные руки, полностью расслабленные, наносили удары с невероятной скоростью. Никто не мог не только отразить его удар, но и просто как-то среагировать. Невозможно было уловить прямой или обратный хват предпочитает этот воин. Казалось, он вообще не держит мечи. Как живые, они вращались вокруг его огромных ладоней. Даже стрелы были бессильны против Сигмара. Все они натыкались на стальное облако из двух мечей, окружавшее его.
   Сигмар не понял, что случилось. Его молниеносные удары наткнулись на сталь. В тот же миг он почувствовал резкую боль в пробитом правом плече, а на левую руку обрушился сильный удар. Если бы мальчишка ударил не плашмя, Сигмар потерял бы руку. Великий мастер, отдавший искусству боя двумя мечами более сорока лет и воспитавший несколько десятков сильных бойцов, не продержался и несколько секунд против неизвестного мальчишки. "Хозяин мечей-близнецов" не мог быть человеком. Давно не существовало человека способного победить Сигмара. Бог может принимать любой облик, и Сигмар попросился в ученики тому, кого он считал богом. Армар принял его и его людей. Он знал, что скоро ему понадобятся бойцы. Хотя он еще не узнал о своей миссии, но осознавал, что ему не просто так достались мечи-близнецы, и не зря сама Смерть была его наставником.
  

И снова Хьярни

  
   Сигмар не копировал экономичную манеру Армара. Он применял туже технику, в которой достиг совершенства. Пронесшись смерчем, он мог уничтожить большой отряд воинов, не получив и царапины. На его уровне техника не имела никакого значения. Сигмар старательно учился другому. Осознанно или неосознанно намерение возникает раньше удара. Сигмар учился видеть намерения противника до того, как они возникнут. Он не мог напрямую общаться со Смертью как Армар, но ощущать ее присутствие ему было под силу. Его ученики всегда побеждали в показательных боях, и любой правитель отдал бы многое, чтобы видеть их в своем войске. "Лесное братство" под руководством Армара и Сигмара жило очень богато. Несколько, не самых способных учеников, могли легко очистить местность от разбойников, которых хватало в стране только недавно завоевавшей независимость. Князь, в чьей охране служили ученики Сигмара, мог не опасаться за свою жизнь. Правители ценили воинов "лесного братства", а мальчишки мечтали в него вступить. Но, если Сигмару такая жизнь нравилась, он охотно учился и учил, то Армар чувствовал, что он родился не для того, чтобы стать наставником боя на мечах. Вместе с братом Тейнаром он часто бродил по лесу в поиске ответа на вопрос, в чем его миссия. Смерть, занятая своими делами, не хотела ему подсказывать.
   Хьярни давно хотела увидеть того, кто завершит ее дело. Никто лучше нее не сможет объяснить Армару его призвание. Для Хьярни была открыта дорога в любой мир, и, с одобрения Элкера, она отправилась на помощь Армару.
   Хьярни появилась на поляне, где сидел и размышлял Армар. На нее прыгнул огромный волк. Он положил передние лапы на ее плечи и лизнул ее лицо. Хьярни ласково потрепала его по загривку и почесала за ушами. Дети Эльдвиг и Волка для нее были родными. "Кто ты, неизвестный друг?",- спросил Армар. "Я посланец богов, принесла тебе то, что ты ищешь. Но сначала ты должен доказать, что действительно являешься великим воином и готов выполнить свое предначертание". По фигуре и манере двигаться Армар мгновенно оценивал людей. Он видел, что эта красивая молодая женщина была очень опасным противником. Опасным для любого, кроме него. Он знал, что она владеет любым оружием, правой и левой рукой, и все один меч в правой для нее привычнее. Армар любезно отложил близнецов, и предложил сразиться одним мечем. С первых же ударов Хьярни почувствовала, что впервые после встречи с Волком, она наткнулась на более сильного соперника. Божественный дар уступал божественной крови. Как всегда Армар мог бы закончить бой в несколько секунд, но он решил развлечься с тем, кто все же был лучше других. Уйдя с линии атаки от выпада Хьярни, он перебросил меч в левую руку, и, в тоже время, дернул Хьярни за правую руку, усиливая ее собственное движение. Кроме того, он подставил ей ногу. Хьярни выронила меч и упала носом в землю. Армар очутился на ней, схватив правой рукой за ее длинные волосы, а левой приставил меч к ее горлу. Это была полная победа, но никто из сражавшихся не получил и царапины. Армар был слишком молод, а Хьярни слишком красива. Находясь так близко, он почувствовал вполне естественное желание. Этой доли секунды было достаточно, чтобы Хьярни прижала правую руку Армара к своей голове, а левую захватила, так что он не мог причинить ей вред, и потянула вправо, одновременно переворачиваясь и давя Армара своим весом. Он выронил меч, и они, сцепившись, покатились по земле. Высокая и атлетичная, Хьярни по весу почти не уступала своему противнику. Она была искусна в борьбе, и Армару, который не мог сосредоточиться, победа далась нелегко. Его губы опять потянулись к губам Хьярни. "Армар! Нельзя спать с собственной матерью",- сказала Хьярни. Эти слова и укус Тейнара помогли Армару прийти в себя. Хьярни, не имевшая детей, воспринимала сыновей Волка и Эльдвиг как собственных. "Ты действительно великий воин, но не забывай о том, как ты потерял меч! А сейчас я расскажу о твоем происхождении и о твоей миссии".
   Итак, Армару предстоит сокрушить Империю. В его жизни появилась цель. Он не обольщался, даже сейчас, в период упадка, раздираемая борьбой за власть Империя была очень опасна. Для того чтобы ее сокрушить не достаточно сил "Лесного братства" даже вместе с армиями тех карликовых государств, которые недавно обрели независимость. Армар не сомневался в том, что как только ситуация в Империи стабилизируется, ее армия сметет независимые княжества и города. Надо успеть нанести удар первыми, а для этого объединить армии молодых государств, а также заручиться поддержкой стран традиционно враждебных Империи.
   Армар организовал турнир, на который пригласил лучших воинов из государств, которые, как предполагал Армар, станут союзниками в будущей войне. Турнир давался в честь Хьярни. Многие князья и воины постарше помнили деву-воительницу, благодаря которой они завоевали независимость. Для молодых она была воином из легенды. Все мечтали ее увидеть, и Хьярни оправдала их ожидания. Более того, она согласилась сразиться с четырьмя победителями, вооруженными двумя мечами и четырьмя лучшими их тех, кто сражался одним мечем. Хьярни хорошо умела сражаться с несколькими соперниками. Армар разрешил сражаться боевым оружием до первой крови, так как смерти негде не было видно. Хьрни постоянно двигалась, не давая себя окружить. Время от времени ей удавалось легко ранить одного из воинов. В реальном бою, отключив сознания, и руководствуясь только инстинктами, Хьярни убила бы всех восьмерых, (дар Волка продолжал действовать), но здесь она действовала осторожно. Победив лучших бойцов, Хьярни успокоила свое самолюбие, уязвленное поражением от Армара. Тогда Сигмар, не участвовавший в турнире, попросил деву из легенды оказать ему честь поединком. Хьярни владела двумя мечами. Будучи правшей, она использовала левую руку для обороны. Техника Сигмара была разнообразнее, но на их уровне это не имело никакого значения. Дух каждого искал уязвимое место в обороне соперника. Сталь натыкалась на сталь, уязвимых мест не было. Своим упорством Сигмар достиг того, что Хьярни получила от Волка, заплатив за это немыслимой болью. После продолжительного боя противники разошлись миром весьма довольные друг другом. Такое наслаждение Армару было недоступно - у него не было равных соперников.
   После турнира состоялся совет с прибывшими правителями или их представителями. Каждый понимал, что в одиночку никто не устоит против Империи. Армара признали главнокомандующим армией союза. Этой армии было недостаточно, и союз отправил послов в страны, которые могли к ним присоединиться. Никто не сомневался, что Империя не смирится с независимостью бывших вассалов, а потом не начнет новые завоевания. И если есть хоть какой то шанс уничтожить Империю, то его надо использовать.
  

Хана

  
   Объединенная армия продвигалась на юг. Они брали города один за другим. Народ, недовольный правящей элитой, не хотел поддерживать малочисленные гарнизоны Империи. Люди Армара не трогали мирных жителей, не занимались грабежом и не насиловали женщин. Жестокие развлечения, такие как подбросить в воздух младенца и поймать его на копье, у них были не приняты. Многие любили бой, всем приходилось убивать, но убивали они только тех, кто сопротивлялся. Попытки грабежа резко пресекались военачальниками, которые хорошо осознавали, что, настроив местное население против себя, они потеряют последний шанс победить в этой войне. И народ воспринимал армию союза не как завоевателей, а как освободителей. Многие женщины относились к воинам более чем благосклонно. Не было необходимости насиловать, а если кто-то бы попытался, то его ждало бы жестокое наказание. Иногда воинам Армара приходилось даже поддерживать порядок, когда народ начинал громить дома аристократов. В одном из домов хозяйка вела себя более чем странно. Армару сразу доложили о ее поведении, поскольку он велел докладывать обо всем странном и необычном. Армар вошел в дом и увидел молодую девушку, в которой человек сведущий сразу признал бы представителя элиты. Неестественно бледная кожа, прищуренные глаза, скованные движения и частый кашель указывали на ее происхождение. Несмотря на свою молодость у девушки был букет болезней. Элита вырождалась, здоровых представителей было очень мало. Несмотря на болезни, девушка была красивой. Странно было то, что ее совсем не волновало, что чернь громит ее дом, забирает деньги, украшения, платья, утварь - все, что имело хоть какую-то ценность. И в то же время девушка закрывала собой какие-то бесполезные предметы, пригодные только для разведения костров и то если их предварительно разорвать.
   Что-то случилось с Армаром, когда он увидел эту болезненную, но красивую девушку. Казалось, что он ждал ее всю жизнь. Ни за что он не оставит ее в этом городе. Хана, так звали девушку, взглянула на молодого варвара. Наследница древнего и богатого рода растерялась, человек, которого она увидела впервые, стал смыслом ее жизни. Никогда Хана не думала, что свяжет свою жизнь с варваром, завоевавшим ее город. Но она не могла ничего с собой поделать. У них не было ничего общего, но Хана понимала, что с этого момента их жизни связаны навсегда. С горечью девушка подумала о том, что сказали ей врачи. Строго следуя их предписаниям, она проживет еще пол года, иначе не более двух месяцев. Теперь, в павшем городе никто не окажет ей помощь, квалифицированные врачи остались только в столице. Но что такое полгода никчемной жизни! Хана готова была пожертвовать ими ради часа любви. Ради этого она отдала бы все прожитые годы. Скучные, бессмысленные годы, проведенные среди людей, которые никогда ее не понимали. Для так называемых подруг смысл жизни был в том, чтобы одеться богаче других и вызвать зависть окружающих. Единственными друзьями Ханы были книги, она не могла отдать своих друзей на растерзание черни.
   Армар очень быстро выучился читать, Хана не ожидала, что тот, кого она считала варваром, оценит грамоту гораздо выше, чем те аристократы, среди которых она выросла.
   Походная жизнь была несовместима со слабым здоровьем Ханы, но для нее это не имело никакого значения. Она любила и была любимой. Хана благодарила судьбу за каждый подаренный день. Армар видел, что Смерть все время вертится вокруг девушки, которая стала для него всем. Он делал все, для того чтобы облегчить ее страдания. Он держал ее руку, когда она не могла уснуть, приносил ей отвары из трав, что бы облегчить кашель, тепло укрывал, чтобы она не мерзла. Его люди повсюду искали знахарей, которые могли бы хоть чем-то помочь Хане. Ее любили все. Многие воины выучились читать, и Хана пользовалась таким же авторитетом, как и наставник Сигмар.
   Однажды, взяв в руки носовой платок, Хана почувствовала, что что-то не так. Посмотрев, внимательнее она осознала, что на платке нет крови. Хана вспомнила, что сегодня у нее не было приступов кашля и вчера тоже. Прошел почти год с тех пор как Хана встретилась с Армаром. По прогнозам врачей она давно должна была умереть. Но смерть отступила перед любовью.
  

Битва

  
   Армия коалиции приближалась к столице. Во всех городах гарнизоны Империи были уничтожены. Армар выиграл несколько мелких битв, но все понимали, что главные силы Империи еще не вступили в войну. Штурмы городов и бои с небольшими армиями отняли драгоценное время. Империя успела провести тотальную мобилизацию на всех территориях, которые были под ее контролем. Основу огромной армии составила степная конница и легкая пехота южан. Эта армия готовилась не только защитить столицу, но и наказать опасных мятежников.
  
   В центре сорокатысячной армии коалиции стояли готтенберги - самый многочисленный тяжеловооруженный отряд. Рядом с ними сражались вчерашние враги фрайны. Их грозная фаланга готовилась принять на себя мощный удар степной конницы. Вместе с ними сражался небольшой отряд рингеров. Их молодое государство не могло прислать больше воинов, зато все рингеры имели опыт борьбы со степной конницей. На левом фланге стояли аккры - лучшая пехота в мире, а прикрывала их конница белых иглеров. На правом фланге находились разнообразные отряды южан, которые ничем не отличались от таких же пехотинцев, сражающихся на стороне Империи. Армия коалиции состояла из опытных и умелых воинов, но против двухсоттысячной армии Империи у них почти не было шансов.
  
   Ханк скакал в первых рядах, сжимая в руке копье. Ветер свистел в ушах, от скорости захватывало дух, скоро их доблестная армия сомнет ряды этих варваров, осмелившихся угрожать их великой родине. Ханк был слишком юным, его не призывали во время мобилизации. Как глупо, ведь он уже взрослый, разве сможет он сидеть дома, когда дикие варвары несут его стране смерть и разрушение? Как сможет он после этого смотреть в глаза Берте, девочке с косичками, при встрече с которой его сердце начинало учащенно биться? Разве сможет Берта полюбить труса? Он пошел воевать добровольно. Его пример вдохновил тысячи. Сам Берман прислал ему письмо с благодарностью. Этот великий человек был образцом любви к родине. А какими восторженными глазами смотрела на Ханка Берта, никогда не испытывающая недостатка внимания мальчиков побогаче, чем он. Уже ради этого Ханк готов был в одиночку бросится на все варварское войско.
   Конь рвался вперед, в диком восторге Ханк не мог дождаться момента, когда он всадит свое копье в грудь варвара. Внезапно болт (короткая арбалетная стрела) ударил в грудь соседнего всадника. Заливаясь кровью, тот полетел через голову коня, упавшего на колени. Конь Ханка испугался и вздыбился. Ханк не удержался в седле. Сотни копыт топтали его тело. Берта не узнает, что Ханк умер с ее именем на губах. Ханк не услышит торжественных речей Бермана, и не узнает, сколько улиц будет названо его именем. Он не увидит матери, получившей высшую награду Империи, за то, что воспитала сына-героя. Берман лично выразил ей свои соболезнования. Ханк не знал, что сыновей этого великого человека почему-то не было в доблестной армии, закрывшей собою родину от полчищ варваров. Он не знал, как тяжело будет его матери так и не получившей пенсию, положенную за погибель сына-кормильца, из-за отсутствия очень важных справок. Не видел он и благородного гнева чиновников, каждый год узнававших о том, что женщина, потерявшая единственного сына на войне, платит налог за бездетность. Каждый из них бросал свои очень важные дела и немедленно отдавал необходимые распоряжения. В каждом следующем месяце должны были не только прекратить вычитать налог, но и вернуть то, что несправедливо вычли раньше. Но все время бумаги терялись, и все оставалось по-старому.
  
   Аккры встретили конницу арбалетными стрелами. Степные воины падали под копыта собственных коней. Стрелы легко пробивали легкие доспехи. Задние ряды аккров заряжали арбалеты, а передние вели прицельную стрельбу. У аккров почти не было собственной конницы, но в пешем строю, они превосходили остальные народы. Профессиональные воины аккров брили головы, оставляя только одну прядь. Все стрелы находили свою цель, и степняки несли огромные потери, но при таком численном преимуществе они могли себе это позволить.
   Левее со степняками сражалась аристократическая конница белых иглеров. Хорошо обученные воины легко расправлялись со своими врагами, их изящные движения приносили наслаждение любителям боя. Но места убитых занимали новые враги, а иглерам поддержки ждать было неоткуда.
   В центре конница налетела на стройные ряды фрайнов и рингеров. Короткие копья передних рядов воткнулись в морды лошадям, а длинные копья задних поразили всадников. Фрайны и рингеры действовали слаженно - каждый прикрывал товарища, а места убитых занимали новые бойцы. Фаланга была неприступной, тем более что удар конницы значительно ослабили стрелы брайтов. Лучшие в мире лучники, брайты тренировались с четырех лет, их луки не могли натянуть даже самые сильные воины других народов. Их стрелы пробивали насквозь даже воинов в тяжелых доспехах, и каждый лучник выпускал не меньше двенадцати стрел в минуту. Каждая стрела находила свою жертву.
   Правее сражались готтенберги, многочисленные, хорошо вооруженные и в тяжелых доспехах, они могли долго держать оборону, но были слишком медленными, чтобы прийти на помощь товарищам или преследовать отступающего врага.
   На правом фланге южане, вошедшие в армию коалиции, сражались со своими соседями, которые сохранили верность Империи. Смуглые и черноволосые воины обеих сторон ничем не отличались друг от друга. Первые сражались за свободу, вторые защищали стабильность. Одетые с похожую одежду, разговаривавшие на одном языке, воины яростно уничтожали друг друга. Легкие доспехи не защищали от разящих ударов, кровь лилась рекой, и люди опьяненные яростью шли вперед по трупам чужих и своих воинов. Никто не обращал внимания ни на заливавшую их кровь, ни на раны, ни на то, как их товарищи превращались в куски мяса. Казалось, каждый воин прекратил существование, растворившись в кровавом многоруком и многоголовом чудовище.
   В центре фрайны и рингеры отбили еще одну атаку конницы. Отступление степняков превратилось в повальное бегство. Опьяненные успехом, фрайны рванулись вперед. Храбрые до безрассудства эти любители вина и женщин жаждали отличиться. Каждый искал славы, стараясь уничтожить побольше врагов. Рингнеры, сражавшиеся со степняками и раньше, и хорошо знавшие их тактику, пытались удержать фрайнов от ошибки и сохранить строй, но их было слишком мало. Бегство конницы было притворным, и всадники атаковали фрайнов, вклиниваясь между воинами. В этой свалке длинные копья стали бесполезными, и фрайны взялись за мечи. Они храбро и умело сражались, но в бою, где каждый сам за себя численное преимущество значит очень много.
   На левом фланге степняки теснили уставших иглеров. Многие аристократы потеряли коней, а в пешем строю, они сражались хуже. Уцелевшие всадники отступали перед многочисленными врагами на свежих конях. Они понимали свою обреченность. Аккры отбивали атаку за атакой. Перед ними лежали горы лошадиных и людских трупов. Всадники падали от копий и мечей, а отступавших поражали арбалетные стрелы. Но и аккров становилось все меньше и меньше. И падали на земли бритые головы, и кровь заливала белые рубашки украшенные причудливыми узорами. И все же они держались.
   Отряд всадников, прорвавший оборону фрайнов, устремился вперед, чтобы рассечь армию коалиции на две части. Если бы им это удалось, то окруженные отряды Армара ждал бы быстрый разгром. К счастью, стрелы брайтов уничтожили прорвавшихся степняков, а фрайнам удалось залатать брешь в обороне.
   Когда почти не осталось надежды, врагов атаковала конница Армара. Появившись неизвестно откуда, отборные воины, как нож в масло вонзились в конницу степняков. Каждым ударом, Армар уничтожал нового врага. От него веяло смертельным холодом, и каждый ощущал безнадежность сопротивления. Смерть собирала щедрый урожай, но, несмотря на это, она так и не простила Армару ту единственную, которую он от нее отнял. Стальным смерчем проносился Сигмар, никто не видел его движений, но после него не оставалось в живых никого. Старались не отставать и ученики Сигмара. За несколько минут отборный отряд прорвался к главнокомандующему армией Империи и захватил его в плен. Никто в армии коалиции сначала не понял, почему вражеское знамя упало, и почти победившие степняки бросились наутек. Огромная двухсоттысячная армия, в панике бежала, бросив раненных и обоз. Только тысяча горцев не покинула свои позиции.
   Даже в период своего расцвета Империя не смогла завоевать горцев. Ни огромные армии, ни страшное оружие не могли подчинить этот гордый народ. Горцы все время восставали и вели партизанские войны. Их невозможно было победить, их можно было только уничтожить. В конце концов, Империя предоставила им независимость в обмен на клятву старейшин предоставить военную помощь в случае необходимости.
   Тысяча горцев, поклявшихся победить или умереть, пришла на помощь армии Империи. Они были единственными, кто не бросился наутек после пленения главнокомандующего. Горцы продолжали сражаться даже когда им позволили уйти, сохранив оружие. Все как один они погибли, сдержав свое слово.
   После разгрома главной армии Империи путь на столицу был открыт.
  

Часть четвертая

Рождение новых богов

   Хьярни приходилось видеть, как рожают женщины, и хотя вместе со шлепком Волка она получила иммунитет к любой боли, ей все-таки было страшно. Но жизнь в Царстве Лося отличалась от жизни в мире людей. Хьярни безумно любила Элкера и хотела от него ребенка. Она очень рано покинула мир людей, так и не успев родить. Иногда Хьярни по-хорошему завидовала Эльдвиг, чьи дети были уже взрослыми. Хьярни мечтала о ребенке, хотя и понимала, что дети богов не принадлежат своим родителям. Часто богам не доступны человеческие радости. Их дети рождаются только для выполнения особой миссии. Хьярни осознавала, что дети с ней не останутся, но все равно мечтала о них день и ночь. Мечта сбылась. Девочка родилась очень легко, и стала взрослеть на глазах. За несколько минут она стала взрослой и принялась помогать матери. Девочку назвали Карбелла. Казалось сад, в котором находился дворец Элкера, был настолько совершенным, что его невозможно было улучшить, но Карбелла сумела опровергнуть это мнение. К ней тянулось все живое. Растения и животные чувствовали исходящие от Карбеллы любовь и заботу. К ней тянулись как к матери, и действительно она была матерью всему живому. На всех ей хватало времени и сил. Растения пышно цвели, а животные повсюду ходили за Карбелллой. Она умела приласкать каждого. Придет время и Великая Мать - Карбелла сумеет приучить людей к мирной жизни.
  

Штурм

   Победа дорого досталась коалиции. Больше пятнадцати тысяч бойцов навсегда остались на поле боя. Несмотря на то, что армия коалиции беспрепятственно подошла к столице Империи, для решающего штурма не хватало людей. И все же шансы были. Вожди и бойцы, потерявшие своих товарищей, настаивали на штурме. Да и отступать было некуда. На землях, подвластных Империи, хватало людей, чтобы собрать еще одну армию. А коалиции помощи было ждать неоткуда. Самые осторожные предлагали отправиться на юг в обход столицы и попытаться переманить некоторые провинции на свою сторону. Но большинство настаивало на штурме.
   Коалиция атаковала. У них не было ни осадных башен, ни катапульт. Только лестницы и тараны. Но все же опытные и умелые воины могли добиться успеха. Армар долго будет жалеть о том, что он не воспользовался властью главнокомандующего и не отменил приказ о штурме. Ему не хотелось атаковать, хоть для этого и не было оснований. Слишком поздно Армар увидел широкую зону смерти. Таинственное оружие Империи существовало. На бойцов коалиции обрушились маленькие кусочки смерти. Аккры быстро поняли свойства незнакомого оружия и рассыпались цепью, уменьшая зону поражения. Меньше повезло фрайнам и рингерам, возле них взорвался огромный посланец смерти, рассыпавшись на облако из маленьких осколков. Осколки убивали воинов, прошивая щиты и доспехи. Хуже всего пришлось готтенбергам, почти без потерь отразившим атаки степной конницы. Тяжелые доспехи сковывали движения, но не защищали от таинственного оружия. Ловкие и легкие южане продвигались вперед. Они ползли, используя холмы и воронки, и смерть пролетала выше их. Им уже удалось подобраться к стене, но в это время из города выползло желтоватое облако. Оно опускалось на землю, и бойцы задыхались от ядовитого пара. Армар уже отдал приказ об отступлении. Он носился вдоль стен, вырывая воинов у смерти. Ему удалось спасти многих, но погибших уже не вернуть. Он чувствовал боль каждого. Ему долго будут сниться лица людей, которых он привел на смерть.
   Выхода не было. Повторный штурм привел бы к потере всей армии. Для осады огромного города у Армара не хватало людей. Армия коалиции разделилась на мобильные отряды, которые следили за тем, чтобы никто не покинул столицу. Они нападали на обозы, а так же на небольшие отряды, которые шли в столицу. По крайней мере, это нарушало координацию сил Империи и мешало собрать новую армию.
   Армар бродил в одиночестве, размышляя как продолжать войну. Во время одной из прогулок он встретил Смерть. "Ты нарушил равновесие, когда отнял у меня ту, которая должна была умереть. Но у тебя есть выбор. Так или иначе, Империя рухнет, такова воля богов, а ты можешь уйти, и тогда появится новый герой. Но подумай о том, сколько людей погибло напрасно и сколько еще погибнет в следующей войне. Если продолжить войну, то погибнешь либо ты, либо все твои люди. Это твой выбор", - сказала Смерть и удалилась.
  
   Вслед за Карбеллой у Хьярни родился мальчик. Он тоже рос очень быстро, хоть и не так как сестра, забравшая его на воспитание. Карбелла никогда не нуждалась в уходе, а наоборот заботилась обо всех. Иногда Хьярни не понимала, кто из них мать, а кто дочь. Но это миссия Карбеллы - быть Великой Матерью для всех. Эйнах, так назвали мальчика, очень быстро учился и легко понимал самые сложные процессы в мире. Однажды он нашел отцовские кисти и принялся рисовать. Когда Элкер нашел сына, картина была уже готова. Оценив работу, Элкер понял, что мальчик превзошел его. "Посмотри, что ты сделал",- сказал он мальчику. И Эйнах увидел целый мир, и этот мир, созданный им, был прекрасен. Оазис посреди пустыни, в котором жили добрые и благородные люди. Там не было зависти и злобы, вечно юные, они наслаждались жизнью, во всем помогая друг другу. В нескольких часах езды на верблюде был другой оазис, такой же прекрасный. Были и другие заселенные и свободные оазисы. Мальчик создал целый мир, не осознавая, что он делает.
  
   К Армару пришли посетители. Выглядели они странно - мальчик десяти лет, одетый в белую тунику и красную мантию, подпоясанный змеей, кусающей собственный хвост, и его свита, одетая в серые плащи с капюшонами. В глазах мальчика светилась безграничная мудрость. "Завтра ты можешь штурмовать город, не опасаясь неизвестного оружия",- сказал мальчик. В его словах невозможно было усомнится.
   Странная процессия двигалась вокруг городских стен, десятилетний мальчик и его свита, одетая с серые плащи. Когда они начали петь, что-то случилось. Люди не выдерживали, пение накаляло эмоции до такого уровня, что люди как будто взрывались изнутри, они кричали и катались по траве. Почему-то не работала система защиты города, а после трехкратного обхода его стены рухнули. Воины коалиции бросились в атаку, желая отомстить за погибших товарищей. Несмотря на неожиданную помощь взять город было нелегко. Хорошо обученные гвардейцы защищали каждый дом. Бой кипел на улицах и площадях. Отряды коалиции постепенно захватывали квартал за кварталом. Вооруженные двумя мечами гвардейцы уступали только ученикам Сигмара, но аккры противопоставили их мастерству слаженные групповые действия. Несмотря на то, что гвардейцев было больше, аккры имели численное преимущество на каждом участке боя. В перестрелке они методически уничтожали гвардейцев, а те даже не успевали заражать арбалеты. Да и в рукопашном бою несколько аккров атаковали каждого гвардейца, в то время когда его товарищи не могли прийти ему на помощь. Готтенберги защищенные тяжелыми доспехами и почти неуязвимые для мечей медленно, но уверенно вытесняли имперские отряды из улиц и площадей. Фрайны и рингеры встречали отчаянные атаки гвардейцев частоколом копий. Длинные стрелы брайтов убивали отступающих. Сигмар штурмовал дворец Бермана. В лице гвардейцев его люди обрели достойных противников. Сигмар упивался боем, проносясь стальным смерчем, он с наслаждением уничтожал врагов. Но все-таки гвардейцев было слишком много, и они могли еще долго держать оборону. Армар пробивался к резиденции императора. Он сделал свой выбор. Не разбираясь в технике, он, тем не менее, знал, что должен сделать для того, чтобы вывести из строя систему запуска последнего самого страшного оружия. Но во дворец еще надо было прорваться. Уклоняясь от стрел, Армар убивал гвардейцев одного за другим. Целые отряды не могли его остановить. Каждый взмах его мечей отнимал чью-то жизнь. Неспособный ни на что император, вместо того чтобы руководить обороной, напился до потери сознания. Государством давно руководил Берман, а император только ставил подпись туда, куда указывал всесильный министр. Вот и все, Армар уничтожил систему запуска, теперь ничто не угрожает жизни в глобальных масштабах. Но уничтожение системы запуска повлекло за собой включение системы самоуничтожения. Резиденция взорвалась вместе с Армаром и императором. Сигмар почувствовал, как возросла его сила. Казалось, он стал неуязвимым для оружия. Сигмар понял, что Армар ушел и теперь именно ему следует завершить начатое. Приближенные предали Бермана. Увидев, что война проиграна, они схватили министра и отдали его палачам. Таким образом, они надеялись сохранить свои жизни. Если бы Берман попал в плен, то стало бы ясно, что остальные министры виновны не меньше чем он. Легче всего свалить все на мертвого. Ворвавшиеся во дворец воины Сигмара повсюду искали Бермана. В подвале их ждало страшное зрелище. Они увидели то, что осталось от когда-то всесильного министра. Содранные ногти, выжженная кожа, вырванный глаз, болтавшийся на щеке - перед смертью Берман почувствовал то же, что чувствовали погубленные им люди. Воины не любили ни палачей ни предателей и они не пощадили ни тех, ни других. Так погибла когда-то великая Империя.
  
   Третьим ребенком Хьярни и Элкера была девочка. Красивая и ласковая, она потянулась к матери, желая любви. В отличие от сразу повзрослевшей Карбеллы и безгранично мудрого Эйнаха, эта девочка еще порадует родителей перед тем, как уйдет выполнять свою миссию. Амира, так ее назвали, больше других детей была похожа на мать. Только черты лица у нее были мягче и фигура изящнее. Со временем ни один мужчина не сможет смотреть на нее равнодушно, и в отличие от матери она не будет никого пугать своей воинственностью. Ее миссия - дарить людям любовь. Только с ее помощью люди смогут обрести счастье. Амира поможет влюбленным преодолеть все преграды.
  
  -- Почему именно я должен драться с новичком, да еще и с безусым мальчишкой!
  -- Не ворчи Айбер, ты же знаешь, что здесь нет недостойных.
  -- То, что он попал сюда таким молодым, говорит прежде всего о его смелости.
  -- Взгляни, у него два меча, а не каждый из нас владеет парным оружием.
   Хорошо сложенный юноша стоял против высокого мускулистого воина со светлой курчавой бородой. Он не понимал кто он и где он, и почему они должны драться. Остальные воины тоже разбились на пары, но многие наблюдали за новичком. Айбер был одним из лучших, и ему совсем не хотелось сражаться с неопытным соперником. Но день длинный и ему еще достанется достойный противник. Бой начался, мечи Айбера засверкали, и новичок не успел среагировать на удар. Неудивительно, ибо только несколько человек могли противостоять Айберу. Сейчас он разделается с новичком и выберет себе достойного соперника. Никто не успел удивиться, когда мечи Айбера скользнули по стали, а сам он рухнул наземь. Никто не видел, что сделал новичок, но Айбер корчился в агонии, а из его перерезанного горла била кровь. Он хрипел, пытаясь что-то сказать. Сам новичок был удивлен не меньше других, он не хотел убивать этого воина. Он не помнил, чтобы кто-то учил его сражаться. Казалось, его тело среагировало само по себе. Как будто кто-то другой изнутри управлял им. "Этого не может быть", - сказал невысокий смуглый воин с тонкими чертами лица. Ловкий и гибкий, двигающийся с грацией пантеры, он был очень опасным бойцом. Вооруженный широким кривым мечем и длинным кинжалом, он выступил против новенького. Его меч рассек воздух, а сам он упал разрубленный пополам, от плеча до пояса. Удивление сменилось восхищением и тогда рыжий Дейнак, лучший из воинов, сам решил сразиться с новеньким. Помня судьбу своих предшественников, он двигался раскованно и осторожно, проявляя навыки опытного бойца. Через две секунды он упал на колени, заливаясь кровью. Его рана тоже была смертельной. Новенький не понимал, почему воины аплодируют убийце своих товарищей. В этот день он больше не дрался в отличие от воинов, не щадивших друг друга. Зашло солнце у уцелевшие бойцы направились в огромный зал. Горели свечи, огромные столы ломились от яств. Все было готово для пира. Соседом новенького оказался тот самый Айбер. На нем не было даже следа от раны. "Не беспокойся Мастер, я жив, как живы Картлах и Дейнак", - дружески улыбаясь, сказал воин. Новенький, которого все стали называть Мастером, удивился. Он не помнил, кто он и как он попал в этот странный мир. Но он знал, что после таких ран не выживают, а здесь от них не оставалось и следа. Пир удался на славу, уставшие за день воины поглощали мясо в огромных количествах, запивая его вином. Ночью их ждали женщины. Высокие и маленькие, светлые и смуглые, пышные и изящные - каждый мог выбрать на свой вкус. Утром снова были бои, но никто не хотел сражаться с Мастером. "Убитые" выбывали из игры на целый день и "оживали" только во время пира. Воины, погибшие в битвах, и после смерти попадали в такое место, где бои продолжаются. Никому не интересно было покидать игру, и только в конце дня Мастер сразился с несколькими победителями. Потом снова был пир и женщины. Но среди них Мастер тосковал по той, которую когда-то любил, хоть он не помнил ни ее имени, ни лица. Она существовала, и у него было прошлое, хоть кто-то как будто стер его память. Шли дни, похожие один на другой. Бой - пир - женщины, и ничего невозможно было изменить.
   Хана не плакала, Армар научил ее быть сильной. Такие, как он, не умирают. Хана верила, что она найдет Армара, и Тейнар тоже верил.
   Девушка и волк шли по лесу. Неизвестные тропы должны привести их к Армару. Хана давно уже не была той хрупкой болезненной девушкой, которая могла жить только под постоянным присмотром врачей. Любовь вернула ее к жизни и придала сил. Закаленная в походах, Хана хоть и не держала в руках меч и не участвовала в битвах, но выживать в лесу умела хорошо. Чтобы быть сильной, не обязательно сражаться. Меч ей не нужен, у нее есть друг и защитник. Ведомый чутьем Тейнар находил только ему известные тропы. Девушка следовала за волком. Они зашли в чащи, где не ступала нога человека. Хана собирала грибы и ягоды, а Тейнар добывал дичь. Богатая растительность, обилие дичи и чистые ручьи давали им все необходимое. Хана спала на сосновых ветках, не обращая внимания на назойливых комаров. Никто не узнал бы в ней хрупкую и болезненную девушку, какой она была до встречи с Армаром. Равнина сменилась невероятно красивыми горами, покрытыми густым лесом. Идти стало труднее, но Хана не собиралась отступать. Однако вскоре они попали в такое место, что дальше идти почему-то не хотелось. Без видимых причин кружилась голова и ноги становились ватными. Но Тейнар, вцепившись зубами в одежду Ханы тащил ее за собой. Они подошли к туннелю от которого веяло смертельным ужасом. Даже самые смелые воины не рискнули бы в него войти. Тейнару тоже было не по себе. Не смотря на это, волк тянул за собой полуживую от страха девушку. Казалось, воздух с каждой секундой становился все более плотным, а каждый шаг давался с огромным трудом. Страх ледяной рукой касался сердца, ужасное напряжение сдавливало голову, везде чувствовалось присутствие неизвестных сил. Никто из людей не смог бы пройти этот туннель. Хана давно упала бы, если б не поддержка волка.
   Яркое солнце и пение птиц разбудили Хану. От страха не осталось и следа. Мир был прекрасен. Отдохнувшая, полная сил Хана хотела продолжить путь, но Тейнара нигде не было. Возможно, уверенный в безопасности он оставил Хану отдыхать, а сам отправился на охоту? Она ждала довольно долго. Не дождавшись, Хана стала ждать Тейнара. Волк всегда приходил на ее зов, но на этот раз его нигде не было. Хана потеряла единственного друга. Она осталась одна в неизвестном мире. Лес был прекрасным, но совершенно диким. Даже с верхушки самого высокого дерева не было видно его края. Во всем полагавшаяся на чутье волка, Хана не знала куда теперь идти. Она не найдет Армара и останется в этом лесу навсегда. Ей овладело отчаянье.
   Случилось что-то невероятное. Хана услышала человеческий голос. Неужели она сходит с ума? Хана увидела юношу в белой тунике и красной мантии. Его глаза светились нечеловеческой мудростью. В руке он держал посох, а его пояс напоминал змею. Казалось, он появился ниоткуда, за ним не оставалось следов, ни вытоптанной травы, ни сломанных веток. Он как будто плыл по воздуху, не касаясь ногами земли.
  -- Не бойся Хана, ты не сошла с ума.
  -- Откуда ты знаешь мое имя?
  -- Я знаю все что, было, есть и будет. Я знаю, что ты ищешь Армара и знаю, где он. Тейнар вел тебя кратчайшим путем, но он не знал, что этот путь различен для волка и человека. Существует множество миров, и этот туннель был вратами между ними. Вы с Тейнаром уже в разных мирах и он почти нашел Армара.
  -- Что мне делать? Как найти их?
  -- Слушай свое сердце.
  
   Юноша растворился в воздухе, и Хана уже не была уверена, был ли он на самом деле или ей показалось. В любом случае ей не следует опускать руки. Хана шла вперед. Прислушавшись к своим чувствам, она поняла, как Тейнар находил путь. Было трудно, но где-то ее ждал Армар. Она нужна ему.
   Огромный замкнутый город. Дома, площади, улицы - все приспособлено для боев. Умелые воины, равные по классу между собой, но гораздо слабее Мастера. Скучные бои с соперниками, не способными к обучению. Прекрасные женщины на любой вкус, но среди них не было той, которая была нужна Мастеру. Воины счастливы - у них есть все, о чем они мечтали. Они помнят свою прошлую жизнь, и уверены в том, что здесь они получили заслуженную награду. Мастер не помнит своего прошлого, но он уверен, что его место не здесь. Из этого города нет выхода. Его окружает бесконечная стена, в которой нет ни ворот, ни окон. Погибшие в боях воины не собираются искать выход из города, они уверенны, что за стеной страдают недостойные, умершие в своей постели.
   Слишком поздно Тейнар понял, что его путь не подходит для Ханы. Теперь даже он не сможет ничем ей помочь. Она должна найти свой путь. Зато Армар уже близко, осталось только найти ворота. В глухой стене не существует ворот, но только не для волка. Тейнар бросился на стену и прошел сквозь камни. Увидев огромного волка, воины схватились за оружие, и только Мастер впервые улыбнулся. "Тейнар, ты нашел меня"! Волк лизал лицо Мастера, положив передние лапы ему на плечи. Мастер улыбался, запустив пальцы в густую волчью шерсть. Он - Армар, сокрушивший Империю. У него есть имя, прошлое и любовь. Из города есть выход, если Тейнар смог сюда войти. Увы, Тейнар мог беспрепятственно входить и выходить из города, но для Армара врата волка были закрыты. У каждого свой путь. Армар оставался пленником города. Но теперь, он, по крайней мере, не был одинок. Армар верил, что скоро увидит Хану.
   Хана шла вперед. Лес сменился степью, а степь - пустыней. Но, если лес снабжал ее всем необходимым, а в степи все же можно было найти пищу и воду, то пустыня казалась непреодолимой. Солнце выжигало все живое, запасы воды закончились. Но вот вдалеке показалось озеро. Из последних сил, Хана устремилась к нему. Она шла, а озеро не приближалось.
   Просторный красивый дом, окруженный пышным садом. Журчит фонтан, цветут лилии и розы. Поют птицы. Армар целует губы Ханы. Так счастлива она не была никогда. Сладкие сны пустыни - последние, что видит человек в жизни. Хана очнулась. Вокруг нее хлопотали смуглые красивые люди. Колодцы, пальмы, вода, жизнь. Добрые и красивые люди, жившие в этом оазисе, спасли и приютили Хану. Здесь не было старости, болезней и смерти. Здесь не было зависти, и каждый готов был поделиться радостью с другими. Здесь места хватало на всех, и в нескольких часах езды на верблюде находился другой оазис, за ним еще один. Молодожены создавали собственные семьи и поселялись отдельно от родителей, но часто их навещали. Хану приняли как родную. В оазисе все хорошо, но Армара нет рядом. Многие юноши смотрели на Хану с обожанием, но, узнав ее историю, они отступили, поклонившись великой любви. Люди снабдили Хану всем необходимым, и она продолжила свой путь. Верблюд уверенно двигался по пустыне. Одежда хорошо защищала от палящего солнца. Воды и пищи выносливой Хане хватит надолго. Пустыня сменилась степью, а степь лесом. Хана была снова в своей стихии. Она отпустила верблюда. Он найдет дорогу домой, а благородные люди рады будут узнать, что она достигла своей цели. Армар был уже близко, Хана чувствовала это. Она легко добралась до города, обнесенного глухой стеной. Армар был внутри, но войти в город было невозможно. Неужели они не смогут соединиться, будучи так близко друг от друга?
   Хана увидела невероятно красивую женщину. Казалось, ради ее улыбки можно свернуть горы. "Ты столько сделала во имя любви, неужели твое сердце не подсказывает тебе что делать?". Как завороженная Хана подошла к стене и положила на нее ладони. В то же время Тейнар тащил Армара к стене, вцепившись зубами в его одежду. В этом не было необходимости, Армар и сам слышал зов. Он положил руки на стену с противоположной стороны. Души Армара и Ханы слились. Амира улыбнулась, эти двое не расстанутся никогда. Армар вышел на свободу. За ним вышел и Тейнар, от рождения лучше приспособленный к путешествиям между мирами. "Хана, вспомни дом с розами и лилиями, который ты видела в пустыне. Он ваш, и вы можете отправиться туда хоть сейчас", - сказала Амира улыбаясь. "А если ты захочешь навестить людей, спасших тебе жизнь в пустыне, или если ты Армар захочешь посмотреть на успехи Сигмара, или повидать своих родителей, вам стоит только вспомнить обо мне", - прибавил, появившийся неизвестно откуда Эйнах.
  
  
  

Эпилог

   Пала великая империя и вместе с ней погибли все ее знания. И это к лучшему, так как знания в руках неготового или властолюбивого человека чрезвычайно опасны. Это хорошо понимал Эйнах и поэтому он очень тщательно выбирал учеников, не давая им больше, чем они способны принять. Невозможно было обмануть того, кто знает все, и никто из учеников не использует полученные знания во зло. Многие пытались найти "Книгу Эйнаха" дающую знания, с которыми можно покорить весь мир. Но такой книги не существовало в традиционном виде. Книгой Эйнаха был весь мир, но не каждому было дано ее читать. Зато достойным открывались любые знания, и они могли свободно путешествовать между мирами, а самые продвинутые создавали собственные миры.
   На месте Империи образовалось множество мелких государств, которые хоть и конфликтовали между собой, но не несли угрозу миру ввиду своих небольших армий и примитивного оружия. Серьезные конфликты гасились воинами Храма Волка, так целые армии отступали перед одним бойцом прошедшим первую ступень посвящения. Храмовые школы принимали всех желающих, но далеко не каждый проходил полный курс и допускался к экзамену. Сдавших экзамен подвергали немыслимой боли, которую не мог вынести обычный человек, после чего на левое плечо им ставили клеймо в виде следа от удара волчьей лапы. И если хоть один клейменый воин выступал на защиту какого-то государства, то его противники предпочитали завершить дело миром. Прошедший первую ступень посвящения, мог остаться наставником в Храме или уйти в мир. Никто не видел прошедших вторую и третью ступень посвящения, и о них ходили разные слухи. Иногда исчезали наставники Храмов, и в народе говорили, что они отправились на встречу с Сигмаром. Только он мог принять экзамен на вторую ступень посвящения. Сдавшему экзамен отрубали руки, выкалывали глаза и бросали одного в глухом лесу. Там они учились видеть без глаз, питаться солнцем и воздухом и защищаться мыслями. Через год у них отрастали руки, восстанавливалось зрение и для них уже не существовало ни смертельных ран, ни условий в которых невозможно выжить. Было ли это правдой или только легендой никто не знал, так как ни один из исчезнувших наставников не вернулся. Да и для поддержания порядка хватало прошедших первую ступень посвящения. Экзамен на третью ступень принимали Сигмар, Армар и Тейнар. Тело сдавшего экзамен тщательно уничтожалось. Оно ему больше не понадобится. В любой момент он может восстановить его или создать новое в виде любого человека или животного. Для них не существовало границ, они могли путешествовать во времени и пространстве, и были неподвластными смерти.
   Мир быстро восстанавливался. Влюбленным покровительствовала Амира. Тот, кто любит по-настоящему, с ее помощью преодолевал любые препятствия. Амира могла одарить влюбленных вечной молодостью, и они не расставались никогда, и даже смерть не могла их разлучить. Говорят, что некоторым удавалось добиться любви самой Амиры, и их чувства достигали таких высот, что их место было не в этом мире.
   В мире почти не осталось служителей культа "Великого Лося", зато огромную популярность обрела "Великая Мать". Лось передавал власть способной дочери. Карбелла успевала повсюду. Она несла урожай и плодовитость, а также помогала женщинам при родах. И если, работая на земле, человек вкладывал в свой труд душу, то он встречал Великую Мать - красивую зрелую женщину, которая давала ему невиданный урожай. Если он любил животных, то его стада всегда были тучными - Великая Мать помогала ему и в этом. У тех, кто заслужил покровительство Великой Матери, всегда было много здоровых детей, и дети несли им радость. Если кто-то хотел срубить дерево для своих нужд, то он должен был спросить разрешения у Великой Матери, и в случае отказа, должен был избрать то дерево, которое разрешит Великая Мать. Нарушивший ее волю, не дождется урожая, в его стадах не будет приплода, а жена не родит ему детей. И так будет до тех пор, пока Великая мать не простит его. Поэтому каждый старался угодить Великой Матери и боялся ее оскорбить.
   Мир будет существовать до тех пор, пока люди будут уважать жизнь во всех ее проявлениях. Но если они зайдут слишком далеко в своей жадности и глупости, то когда будет срублено последнее дерево и отравлена последняя река, они с ужасом поймут, что деньги нельзя есть. Тогда наступит Эпоха Волка и мир погибнет, чтобы дать начало новому миру, населенному другими существами.
  
  
  
  
   40
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"