Вран Карина: другие произведения.

Восхождение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 6.35*263  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЛитРПГ; прочла Легендарного Лунного Скульптора, и накрыло меня этой волной... (*Тут вперемешку веселые и грустные смайлики*). Осторожно: присутствует реал, и в планы автора не входит помещать ГГ в игру 24/7. ЗЫ: Добро пожаловать в мир Восхождения!


   Официальный цвет Восхождения - пурпурный. Эмблема, флаг и логотип игры содержат общее изображение. На нем ртутной серпантинной лентой вьется дорога, до самой вершины горы. На пике высится замок, в его ворота и упирается край серпантина. Абрис замка вызолочен отсветом садящегося светила, наполовину скрывшегося за горизонтом. Цвет небес - насыщенный пурпур.
   И гора, и замок существуют на просторах Тионэи, мира, в который погружаются игроки Восхождения. Тот, кто первым поднимется к вершине, захватит замок и наденет на чело свое корону владельца, будь он предводителем войска или же героем-одиночкой, получит от компании-создателя колоссальный денежный приз, равный числу зарегистрированных пользователей.
   До сих пор ни замок, ни одинокий пик не найдены. Тионэя столь огромна, что на обнаружение этой ключевой локации могут уйти годы. Неизвестно также и название замка, поэтому игроки, упоминая его, говорят не иначе, как "замок пурпурных небес".
  
  
  
  
  
   Каждое ее утро начиналось в маршрутке. За тусклым замызганным стеклом проносились одни и те же покосившиеся столбы, растрескавшийся асфальт и изумительная зелень - в обрамление серой убогости дорог. Стандартные многоэтажки оставались вне ее внимания, будничные и обыкновенные, они портили лик ее любимого города. Питер. Даже ему не обойтись без скуки спальных районов.
   Вероника вздохнула. Ежедневный ритуал включал в себя эту поездку, как ни крути, на маршрутке удобнее добираться до училища, чем на метро. А частники, готовые за пару сотен подкинуть куда требуется, подорвали бы скромный бюджет девушки. Плевать. В городе весна, теплая, хоть и припозднившаяся в этом году, радующая глаз, и ее настроение не испортит ни ругань водилы кавказской наружности, ни дребезжащее нутро маршрутки, ни пары перегара с задних сидений.
   - Разрешите? - обратилась она к пухлой седеющей брюнетке, мусолящей мягкий переплетик Донцовой.
   Та буркнула нечто невразумительное в ответ и немного посторонилась, не отрываясь от чтива. Вероника снова вздохнула, перешагивая через безвкусные синие босоножки. Культурная столица. К счастью, терпеть это эстетическое безобразие пришлось не долго: транспортное, с позволения сказать, средство с визгом затормозило на требуемой остановке.
   Дворы, сквозь которые она срезала путь до училища, обиталища муз и кузницы талантов, благоухали сиренью. Вероника твердо решила на обратном пути уделить часик-другой эскизам раскидистого, на удивление не ободранного куста. Главное, не забыть картон под эскизы...
   - Где ты шляешься?! - завопила при виде Вероники сокурсница. - Юрьевна в бешенстве, когда к ней опаздывают!
   - Пробки, - неопределенно отмахнулась Вероника, критически разглядывая свое отражение в зеркале холла. Вроде ничего, только синева под глазами предательски просвечивает сквозь тон. Мелочи, спишем на усердную подготовку к экзаменам - круглосуточно и в любое другое время.
   - Ладно, она вроде сама только пришла, - заговорщицки подмигнула Аня, доставая из сумочки пудреницу.
   - Пудра в воздухе кружится, на ресницы тушь ложится, - продекламировала Вероника с ехидной усмешкой. - Кончай прихорашиваться, и правда ведь опаздываем.
   - Поэтесса, - хмыкнула приятельница, швыряя пудреницу в сумку и увлекая Веронику в недра училища искусств. - Ты чего опять заспанная такая? Чем ты вообще ночами занимаешься?
   - Так ведь сессия, какой может быть сон? - невинно улыбнулась Вероника, продолжая скользить по мраморным коридорам, уставленным творениями скульптурного отделения.
   Приятельница вскинула брови, но спорить не стала. И хорошо, потому как врать Веронике не хотелось, откровенничать с однокурсницей - тем более. Ее личное время никого не касается.
   А ночами она... изучала виртуальный мир. Остальное время было занято под завязку, все-таки третий курс, работ надо к показу подготовить уйму, а вылетать из училища желания не было. Не так много осталось до выпуска и поступления в академию, ради которой она, собственно, и вкалывала тут, как взмыленный негр (ох, простите, афроамериканец!) на плантациях.
   Зато, когда сгущался воздух, заливая отблесками заката утомленный город, кисти и холсты отходили на задний план. Ее ждали краски другого мира. Игрового, конечно, но подчас - более логичного, чем обыденность. Пока что - это выражалось в описаниях квестов, скриншотах, видеозаписях... Но вскоре, буквально на днях, она окунется в этот мир, красивый чуть пугающей, немного готичной красотою, загодя покорившей сердце молодой художницы.
   Точнее, художницей ей только предстоит стать, как бы не грели самолюбие похвалы преподавателей. Сессию надо сдать... Для начала - сегодняшнюю историю изобразительных искусств... Показ не завалить...
   - Нииик! Я с тобой разговариваю или со стенкой?! - возмущенный возглас приятельницы.
   - Вероятно, со стенкой, - отрезала Вероника. - Ищешь собеседника своего уровня?
   Обидится Аня или нет, ничуть не волновало ее. Не обиделась.
   - Точно не выспалась, колючка. Говорю, первая партия уже пошла сдаваться. Нам Антоша очередь занял, правда, он душка?
   - Душка, душка. Тебе все, кто на мужика смахивают хоть отдаленно, душки.
   - Нет, с тобой сегодня что-то не так...
   - Ага, - фыркнула Вероника.
   Промайся всю ночь с выбором будущего класса, учитывающего все ее требования (а их было немало!), с тобой тоже так будет!..
   Ей подкинули эту идею старинные знакомые, муж и жена. В свое время они очень помогли ей, и она к ним привязалась. Других людей Вероника старалась к себе не подпускать, как с той же добродушной Анечкой, отталкивая эксцентричными выходками и ядовитым языком. А к Галине с Лешей заезжала периодически, часто оставаясь на все выходные. Они не стремились ее опекать, не лезли в душу, и она это ценила.
   В тот вечер друзья рано легли спать, Галка была в положении, а Леша решил, что пять бутылочек темного пива - достойный повод уснуть рядом с любимой женой. Чтобы Веронике не было скучно, ей выдали геймерский журнал, открытый на соответствующем развороте, и в опере - пару вкладок с базами данных. Большая часть ночи прошла в чтении при свете ночника и с монитора. А когда за окном забрезжил рассвет, она уже знала, что Восхождение - игра, которая станет для нее большим, чем простое развлечение.
   - Белозерова! - из аудитории высунулась кучерявая голова Андрея. - Ты следующая.
   - Ладно, - пожала плечами Вероника. Очередность сдачи экзамена ее мало волновала, как и горящие глаза Андрюши, ее главного конкурента среди однокурсников. Привычка быть лучшей заставляла Веронику ревновать, когда хвалили не ее работы. Или не только ее. К Андрею приходилось ревновать чаще, чем к остальным.
   Посреди экзамена пришло уведомление от питерского отделения "Extra-World" - транснациональной корпорации, разработавшей игру Восхождение и оборудование, необходимое для погружения в виртуальный мир. Понадеявшись на русскую безалаберность, Вероника сделала заказ капсулы заранее, из расчета, что успеет закрыть сессию как раз к установке... Планы резко менялись - ИМПП (индивидуальный модуль полного погружения, в народе повсеместно именуемый капсулой) готовы были привезти и монтировать прямо сегодня. Ох... Поколебавшись мгновение, девушка отправила подтверждение по электронной почте - прямо под взглядом разъяренной преподавательницы.
  
   - На что сдала? - вежливо поинтересовалась у Вероники Полина. Одногруппница с сигаретой в зубах выглядела изможденной.
   - Пять, - пожала плечами Вероника. Можно подумать, кто-то ожидал от нее иного результата.
   Шел большой перерыв, дабы студенты могли поесть, но основная масса собралась не в столовой, а перед входом в училище, внутри колодца квадратного здания. Двор манил всех, как курящих, так и воздерживающихся от этой пагубной привычки (хотя последние и были в меньшинстве), манил теплом весеннего солнышка и относительно чистым воздухом, в котором плыл аромат цветущей сирени...
   - Слушай, Ник, как тебе это удается? - Анечка, возомнившая себя едва ли не лучшей подругой Вероники, все не могла угомониться и оставить девушку в покое.
   - Что - это? - без выражения процедила Вероника. Страшно болела голова... А ведь сегодня такой важный день, сон снова откладывается до лучших времен...
   - У тебя почти все экзамены, все просмотры - все на отлично. Тебя терпеть не может половина преподов, но ты три года лучшая студентка если не курса, то живописного отделения - точно. Сколько твоих работ забрали в фонд?
   - Без понятия, - пожала плечами Вероника. Сдались ей эти работы... Новые напишет, было б вдохновение. - Много. Ань, ты точно уверена, что тебе нужен мой ответ?
   - Да! - тряхнула гривой рыжих кудрей Анна, затягиваясь.
   - Ладно. Слушай. Я не трачу по два часа на макияжи-маникюры и прочую хрень ежедневно, не заливаюсь той дрянью, которую вы называете выпивкой, не дурманю мозги сигаретами, - Вероника резким, рассчитанным движением выдернула изо рта Ани окурок и отшвырнула в пыль. - Вместо посиделок размалеванных пьяных дур рисую этюды, и не таскаю в свою постель озабоченных юнцов. Достаточно?
   Никто из группы (одиннадцать человек, не считая самой Вероники) не проронил ни слова, пока она удалялась. Только когда горделиво прямая спина Вероники скрылась за турникетами проходной, Аня не сдержалась и обронила одно емкое, точно выражающее суть, слово:
   - Сука!..
   Услышь ее Вероника, удовольствие она испытала бы непомерное. Впрочем, она и без Анны отлично знала, что из себя представляет. Более того - гордилась этим.
   Зависть и злоба - лучше, чем жалость.
   ...Как это было три года назад, еще в школе... Скрипнули сжатые зубы. Последний год обучения превратился в сущий кошмар - все вокруг словно сговорились задавить ее своим состраданием. За спиной непрестанно шушукались, учителя опускали глаза... Почти выпускница, шла на золото и вдруг такое...
   Вероника ненавидела их за жалость, которой они травили ее. Ненавидела - и ничего не могла сделать. День за днем терпела она притихающих при появлении девушки одноклассников, отводящих взгляды учителей, которым ее золотая медаль была много нужнее, чем ей. Особенно теперь.
   А потом сорвалась. Посреди урока встала и вышла из класса, когда при опросе домашнего задания ее "случайно" забыла спросить историчка. Зашла к директору и потребовала документы.
   - Деточка, что случилось? - изумилась пожилая, добродушная женщина, поправляя старомодные очки. - Кто тебя обидел?
   - Я НЕ деточка. Мои документы, пожалуйста. Я ухожу.
   - Как же так! - всплеснула руками директор. - Не могу я тебя отпустить, рассказывай, что стряслось?
   "А ведь она не угомонится!" - поняла тогда Вероника. Пришлось объяснять.
   - Надоело быть экзотической зверушкой. Надоели поблажки учителей, лишь бы не испортить мне оценки. Надоело, что в коридоре в мою спину тычут пальцами. Хватит причин?
   Ее уговорили остаться, взывая к благоразумию - бросать школу за полгода до выпускного по меньшей мере неправильно, пообещав устроить нагоняй учителям. Директор, женщина неглупая, умело сыграла на гордости Вероники, намекнув, что, уйдя сейчас, она только покажет свою слабость. Девушка согласилась с доводом.
   И с этого дня замкнулась еще сильнее. А медаль они ей все-таки всучили...
  
   ...На композицию Вероника не пошла, работа для просмотра уже была одобрена куратором, он легко отпустил девушку домой, отметив для галочки присутствие в табеле. Конечно, после выходки во дворе ее уход едва ли останется незамеченным, но ей было глубоко и основательно начхать.
   Пока безукоризненно вежливые сотрудники устанавливали оборудование, она пила чай на кухне и (в который раз!) взвешивала рациональность своего решения. Монтировали ИМПП отнюдь не бесплатно: это удовольствие стоило три тысячи "зелененьких", в переводе на родные рубли по нынешнему курсу почти сто тысяч. Деньги были. Родители несколько лет назад сделали вклад на ее имя "на всякий случай", после совершеннолетия Вероника могла распоряжаться им на свое усмотрение. Существовала еще одна, значительно более крупная сумма, но к ней Вероника не прикасалась. Это было наследство - страшное слово, одно упоминание которого приводило девушку в состояние депрессии.
   Кроме того, государство ежемесячно выплачивало пособие "По потере кормильца", эти средства шли на проезд, коммунальные услуги и питание. Считать стипендию за деньги было бы шуткой не смешною, она даже стоимость кистей и картона под эскизы не окупала, не говоря уж про холсты и краски. Пособие прекратят выдавать, как только она прекратит учебу - это чуть более года в училище и шесть лет в академии. Казалось бы, не так уж и мало. Однако девушка вполне здраво смотрела на вещи и понимала, что художник - особенно художник неизвестный, только-только закончивший обучение - это тот же нищий, если у него нет финансовой поддержки извне. Сидеть вдоль проспектов с мольбертом и делать наброски лиц случайных прохожих - нет, не так видела Вероника свое будущее. А это означало, что у нее около семи лет на то, чтобы найти альтернативный источник денег. И Восхождение вполне могло им стать, при грамотном подходе.
   Все, за что вы платите, подключаясь к миру Восхождения - это модуль, напичканный датчиками, сканерами и кучей разных устройств, значение которых для Вероники, не сведущей в технике, постичь возможным не представлялось. Абонентской платы, как в большинстве ранних онлайн-игр, нет. Однако имеется внутриигровой аукцион за реальные деньги, с каждой сделки пять процентов отчисляются компании "Extra-World". Конечно, можно продавать вещи "в обход", но тогда никакой гарантии, что вас не обманут, у вас не будет.
   Вероника не просто так посвятила несколько месяцев изучению доступной информации по Восхождению. Она целенаправленно выбирала класс, самодостаточный до самых высоких уровней, пусть бы и сложный в развитии. Кроме того, она искала сведения о профессиях, о нестандартных квестах, о дополнительных возможностях, о всяческих мелочах, способных помочь ей в игре.
   - Вероника Рудольфовна? - отвлек ее от размышлений голос инженера. - Установка завершена, осталась только идентификация. Ее вы можете выполнить после нашего ухода, при малейших осложнениях сразу же звоните в клиентскую службу.
   Веронике даже любопытно стало, сколько же платят этим ребятам, что они настолько обходительны с заказчиками?.. Когда-то при подключении выделенной линии интернета (кстати, одним из непременных условий подключения к Восхождению был интернет-канал от 2 гбит/с, так что российская глубинка могла лишь печально вздыхать) мастер явился, что называется "подшофе", с фингалом под правым глазом и сыпал весьма спорными в плане приличия шуточками. Эти же ребята, в аккуратной униформе, порядочные, культурные - не шли ни в какое сравнение.
   - Спасибо, - мило улыбнулась она инженеру. Заслужил!
   - О, не стоит благодарностей, - еще больше удивил Веронику мужчина (неужели в наше время такие вообще могут существовать где-то, кроме женских романов?). - Распишитесь в накладной, пожалуйста.
   Она расписалась. И еще минут двадцать после ухода работников пребывала в состоянии легкого шока.
   Идентификация... Предполагалось, что пользователь сделает это самостоятельно: процедура не сложная, но мало кто станет ложиться в капсулу в плотной или уличной одежде, так что действо предполагало некую интимность. Веронике, например, совершенно не хотелось при посторонних переодеваться в спортивные шортики и маечку... Она немножко нервничала перед первым "погружением", все-таки, смотреть записи - это совсем не то, что самой находиться в игре.
   Вероника поставила таймер на три часа ночи: приходить на занятие по живописи совсем не спавши казалось ей плохой идеей. Сделала глубокий вдох, забралась в модуль, поерзала, устраиваясь поудобнее, закрыла крышку.
   - Идентификация.
   Несколько минут аппаратура считывала и фиксировала отпечатки пальцев, сердечный ритм, рисунок сетчатки глаза и другие показатели организма. В некотором роде это походило на медосмотр - только быстрый, безболезненный и высокотехнологичный.
   Вспышка!
  
   ...Вначале было Имя. И имя было - Хэйт.
   Ники фиксировались на английском, но универсальный переводчик транскрибировал ее ник именно так. Называя персонажа Hate (Ненависть), она изрядно иронизировала, как над собою, так и над будущим классом.
   - Выбор пола, - прозвучал мягкий женский голос с вопросительными интонациями.
   - Женский.
   - Выбор расы.
   Если с определением пола трудностей не возникало, то от выбора расы и далее зависело, сможет ли Вероника - нет, теперь Хэйт - реализовать свой замысел.
   - Квартеронка. Четверть крови - дроу*, три четверти - человек.
   Выбери она чистокровную дроу - и начать игру ей пришлось бы в одной из их подземных крепостей, а это не входило в ее планы, в которых все было выверено до мелочей. Например, в квартероне влияние на внешние данные крови темных эльфов сводилось к минимуму, а значит, ее вид не должен был вызывать неприязни у НПЦ**-людей.
   - Выбор расовых бонусов.
   Игровая механика предполагала, что какую бы помесь вы не создали в своем персонаже, выбрать начальные пассивные параметры (у каждой расы они, естественно, были уникальными) вы можете лишь от одной из составляющих вашего псевдо-генеалогического древа.
   - Дроу.
   Бонусом дроу-воинов была надбавка к атаке, темных эльфов-мистиков - сила магии. Кроме того, в темное время суток и в подземельях эффективность любых умений увеличивалась на семь процентов: будь то проклятие, прямой удар или исцеление.
   Вообще, более всего Хэйт привлекал бонус гномов - удача, причем у них это умение развивалось. Удача - о, это был краеугольный камень мечтаний девушки... Но гномка не сможет в одиночку побеждать боссов - сложнейших именных монстров, сколько времени и средств на нее ни трать. Потому - увы.
   - Выбор направления стиля боя: воин или мистик.
   - Мистик.
   Здесь сомнений не было и быть не могло: физическая подготовка в реальной жизни у девушки была, прямо говоря, так себе. Никаких боевых секций или клубов она не посещала ни разу в жизни, и понимания, как должно двигаться тело в бою, у нее было нулевым. Разумеется, с течением времени и тренировок игрового персонажа навык бы появился, но этого времени Хэйт было откровенно жаль. В случае же с магией все были в равных условиях, из минусов значилась дороговизна манускриптов и книг с умениями, но с этой досадной неприятностью она определенно справится.
   - Генерация внешности.
  
   ----------------------------------------------------------
   *Дроу (англ. Drow) - темные эльфы, вымышленная раса из вселенной Забытых Королевств (англ. Forgotten Realms) игровой системы Dungeons & Dragons. Авторство принадлежит Гэри Гигаксу.
   **NPC - неигровой персонаж (от англ. Non-Player Character) - персонаж в ролевых играх, которым управляет не игрок, а программа.
   ----------------------------------------------------------
  
   Эта часть заняла у Хэйт час игрового времени: десять минут реального. Основным принципом было: не переборщить. Фигуру, и без того стройную и привлекательную) она оставила почти без изменений (разве что бюст немного уменьшила, удобства ради). Цвет кожи - очень светлый, даже бледный. Наследие крови дроу отобразилось в необычном пепельном оттенке "румянца" - словно по скулам мазнули сажей. Глаза - серые, широко распахнутые, с миндалевидным разрезом. Тонкие черты, довольно светлые губы. Изящная, не нарочито-броская красота. Такая не оставит равнодушным мужчину, а женщина не станет завидовать - разумеется, Хэйт в первую очередь думала об НПЦ, мнение игроков было последним, чем она стала бы руководствоваться в вопросе внешности. Волосы от предполагаемых черных (дроу обладали либо иссиня-черной шевелюрой, либо были альбиносами) Хэйт максимально высветлила: получился вполне себе человеческий темно-каштановый. Заостренные ушки и острые, мелкие зубки, доставшиеся ей от дроу и от которых отвертеться было невозможно, вполне можно было не демонстрировать направо и налево.
   - Выбор стартовой локации.
   Любой крупный город людей или подземная крепость темных эльфов могли стать началом ее пути после выбора предыдущих условий.
   - Вольный город Велегард.
   Над картами она просидела много долгих часов, пока не пришла к выводу, что с небольшим количеством поисковых заданий (типа: "Отправляйся в деревню X, что у озера Y, отнеси моему кузену Z этот предмет и получи награду") она смириться может, а вот отсутствие налогов - мощное стартовое преимущество. К тому же, до тех пор, пока ее персонаж не получил десятого уровня, мгновенное перемещение (оно же телепортация) между Велегардом и тремя-четырьмя ближайшими крепостями будет бесплатной.
   - Желаете ли вы прослушать историю выбранного вами города?
   - Нет.
   Пожалуй, Хэйт могла бы сама рассказать историю Велегарда - всю доступную информацию она уже прочла на игровых форумах.
   - Желаете ли вы ознакомиться с системой подсказок?
   - Нет.
   В подавляющем большинстве случаев подсказки для новичков были отборной ерундой, рассчитанной на тех, кто впервые в жизни приступил к онлайн-игре. Да, только Восхождение могло похвастаться полным погружением в игровой мир, но при создании его разработчики опирались на популярные ММОРПГ прошлого.
   - Желаете ли вы...
   - Нет! - Хэйт, не удосужившись дослушать, прервала монотонное зачитывание списка "Желаете ли..." программой. - Начать игру!
   Вспышка!
  
   Хэйт... Новое имя, новая жизнь, новый... мир.
   Велегард она услышала раньше, чем увидела: настолько он был шумным. Обнаружила себя Хэйт на площади, чуть в стороне от основной толчеи, создаваемой торговцами, на крохотном свободном пятачке. Город торговцев и ремесленников не затихал в любое время суток.
   Хэйт огляделась по сторонам: средневековый город, как она себе его и представляла. Каменные строения в два-три этажа, поодаль виднеются башня ратуши и тонкий шпиль Гильдии Магов, площадь вымощена темной брусчаткой. Люд по площади гулял разномастный: она успела приметить статного воина, явно игрока, в доспехах, которые она, изучившая базы знаний вдоль и поперек, не сумела распознать; торговку-НПЦ в цветастых юбках; пару таких же новичков, как и она сама, мнущихся посреди толпы, в домотканых штанах и туниках из грубого полотна (такие по умолчанию надевались на созданного персонажа, не давали ни малейших прибавок к параметрам, наготу прикрывали - и то ладно) и еще уйму людей, НПЦ, персон, не поддающихся определению...
   Ощущения были потрясающие: Хэйт наслаждалась легким дуновением ветерка, босыми стопами чувствовала тепло, исходящее от прогретой за день брусчатки, когда какой-то торопыга толкнул ее локтем - ей взаправду было немножко больно. О, теперь она понимала, отчего Восхождение так запросто вытеснило с рынка прочие игры: разница была как между прыжками на батуте и затяжным прыжком с парашютом.
   Восторг!
   - Милашка, не хотите прикупить обувку? Босиком ведь далеко не утопаешь! - стоящая на одном месте, озирающаяся по сторонам, Хэйт была замечена продавцами.
   - Такой красавице просто необходимы украшения! Сделаю скидку!
   - Пирожки, вкусные, горячие!
   Как ни странно, из блаженной прострации Хэйт вывело как раз упоминание пирожков. Ей нужен был заработок, и дело было вовсе не в босых ногах.
   Ступая на путь Восхождения, игрок оказывается в непростой ситуации: кроме упомянутой уже пары штаны-туника, десяти медных монет, карты города, в котором он "появился на свет", пустой фляги и трех запеченных картофелин у него нет ничего. Расчет компании-разработчика прост: новичок либо примется за выполнение квестов с денежной наградой, либо... отправится на аукцион. Одними кулаками да без брони даже кролика не победить.
   Хэйт начала потихоньку, бочком, обходить праздношатающихся. Все-таки в новом теле пока еще было слегка непривычно.
   - Эй, детка, хочешь подзаработать? - веселый мужской голос заставил девушку притормозить.
   - Каким образом? - она пригляделась к говорившему: парень, человек, наверняка - игрок, кожаная броня, не из дешевых.
   - А сама-то как думаешь? - со смешком подмигнул ей паренек.
   Хэйт гневно сверкнула глазами, сплюнула под ноги нахалу и зашагала в прежнем направлении.
   Восхождение было донельзя реалистичной игрой. Романтические отношения тут также были допустимы. И даже более, чем романтические... "Урод!" - припечатала она мысленно гада. Вот тебе и новый, прекрасный мир...
   Инцидент прибавил решительности девушке. Теперь она бодро и целенаправленно шагала сквозь толпу, не обращая внимания на оклики и случайные тычки.
   Первую ресторацию Хэйт отвергла: и хозяйка, и повар были матронами в возрасте, девушку встретили недружелюбно.
   - Пожалуй, надо было физиономию пострашнее делать, - печально высказала сама себе Хэйт. - Чтобы тетки жалели, а не ярились...
   И во втором, и в третьем заведении ее ждал схожий прием. А вот в четвертом повезло: владелец, он же повар, добродушный дядька с громаднейшим пузом (и как он с таким у плиты да возле вертелов крутится?) принял ее, как родную.
   - Боги тебя послали, прелестница! Только работа будет грязная, ручки белые как бы не попортить!
   НПЦ в Восхождении обладали собственным сознанием (запрограммированным, конечно же, но им-то откуда было об этом знать?), у них были и семьи, и истории с ними приключались. Вот и в этом трактирчике с забавным названием "Обжорка" (Хэйт оценила юмор составителей словаря к универсальному переводчику) работница пропала, а куда и как надолго - неизвестно. Поэтому Сорхо (так звали хозяина Обжорки) рад был взять помощницу на кухню. Труд был действительно грязный: мытье посуды (в реальной жизни девушка терпеть не могла это занятие), чистка овощей, разнообразное "принеси-подай", зато опыта при таком виде найма персонаж не получал - только деньги, а повышать уровень Хэйт на данном этапе не намеревалась. И главное - если НПЦ-наниматель увидит в девушке достаточно усердия и любознательности к работе повара - он может бесплатно обучить ее основам мастерства.
   Ключевое слово - бесплатно! Хэйт хотела доказать самой себе, что без вливания реальных денег можно сделать героя успешным.
   - Я не боюсь тяжелого труда, господин Сорхо, мне в радость будет помогать вам по кухне.
   Общаясь с НПЦ, крайне важно - не забывать, что диалоги и поведенческую схему для них создавали не русские программисты, а азиатский менталитет существенно разнится с российским. Рвение к работе, почтение к старшим, лояльность - если не проявлять эти качества при разговоре с НПЦ, шансы добиться от них желаемого существенно падают.
   - Отлично, Хэйт, приступишь сегодня. Если не свалишься с ног от усталости к утру - ты принята. Приходить будешь к шести вечера, уходить в шесть утра - это время самое загруженное, без помощника тяжело. Платить буду по серебряной монете в день. И перестань звать меня господином, достаточно одного имени!
   - Хорошо, гос... Сорхо, - слегка улыбнулась и склонила голову Хэйт. - Только я не каждый день смогу приходить.
   Учеба и сессия (будь она неладна!), не посещать занятия она не могла. И, раз час реального времени равнялся шести игровым часам, пропуски "подработки" были неизбежны.
   - Я понимаю, не волнуйся об этом, Хэйт. Просто делай хорошо свою работу.
   Вот так девушка устроилась на первую в своей жизни (да что там, в обеих жизнях!) работу. Она оказалась не просто тяжелой - это был ад! И даже мысль о том, что для реальной Хэйт прошло не двенадцать часов, а всего два, не спасала. Руки горели огнем, если б в виртуальном мире могли появляться мозоли - они бы непременно были. Спину ломило, а голова раскалывалась от выкриков пьяных посетителей. Больше Хэйт не радовалась реалистичности игрового мира...
   Домывая последнюю тарелку, девушка услышала негромкую трель - оповещение.
  
   Выносливость увеличилась на 1. Новая характеристика Выносливость добавлена!
  
   - Ох! - Хэйт от удивления чуть не выронила тарелку.
   Конечно же, она знала о том, что любые действия в игре, особенно повторяющиеся долгое время, способны повлиять на характеристики - иначе говоря, "статы". Но ни на форумах, ни на официальном сайте ни словом не упоминалось то, что и мытье посуды может относиться к подобным действиям!
   Кроме серебряной монеты, причитающейся за работу - такой неожиданный подарок! Хэйт показалось, что у нее выросли крылья.
   - Устала, Хэйт? - трактирщик незаметно подошел к девушке, пока она радовалась, как дитя.
   - Совсем нет, Сорхо. Все прекрасно.
   Она не кривила душой - после оповещения усталость словно испарилась.
   - Может быть, перекусишь со мной? - улыбнулся хозяин, явно довольный ответом работницы. - Тут осталось две порции рагу, за них заплатили, а ушли раньше, чем я принес. Ты будешь?
   - О, спасибо, Сорхо, с удовольствием отведаю приготовленную вами еду!
   Все шло по плану и даже лучше. Таким образом, еще дней десять - и добрый Сорхо не только обучит Хэйт кулинарии, но и парой рецептиков может поделиться от щедрот. Опять же, утолить голод (за двенадцать игровых часов она сгрызла одно яблоко и пару морковок, запив простой водой) за просто так, выглядело весьма заманчиво. Голодный игрок - слабый игрок. Если показатель сытости падает до нижнего предела (так называемой "красной зоны", это меньше двадцати пяти процентов от максимума), движения персонажа замедляются, вы получаете оповещения (и это уже не приятная мелодичная трель), а перед глазами начинают плыть кружочки, птички, облачка, звездочки - все, как перед обмороком в реальной жизни.
   Один из игроков как-то специально довел своего героя до "красной зоны" сытости, сделал запись и выложил на форум - Хэйт, просматривая ее, не знала, смеяться ей или плакать. Эта запись и послужила поводом первым делом изучить кулинарию, чтобы никогда не оказаться в эдаком полуобморочном состоянии.
   К тому же, кулинарное дело было единственным производственным навыком, не требующим дополнительного изучения сбора. Даже в самых высокоуровневых рецептах ингредиенты могли быть добыты охотой на монстров (кроме приправ, они приобретались в лавках, и овощей - их за сущие гроши можно было купить на фермах, а то и надергать, пока хозяева спят). Исключением были напитки, но это был отдельный разговор.
   После перекуса с Сорхо (Хэйт без устали нахваливала вкус рагу, хозяин то и дело расплывался в довольной улыбке) девушка прошлась по Велегарду. Светило только вышло из-за горизонта, и лучи его необычайно мягко падали за здания. Игра света и полутеней зачаровывала девушку, побуждая взяться за кисть и писать - прямо посреди улицы, и плевать, что скажут люди!
   Незадача - кистей не было. Станка тоже. Денег на игровые аналоги красок и прочих материалов не было и в помине. Потому оставалось любоваться и запечатлевать картины в памяти.
   Она неспешно прогуливалась по улочкам города, нигде особенно не задерживаясь, пока не вышла к впечатляющему зданию: Гильдии Воинов. Издалека оно выглядело так, словно в землю по самую рукоять вбили исполинских размеров меч. Оно, без сомнений, производило впечатление. Именно к нему и направилась Хэйт.
   - Пять золотых за вход, - скучающим голосом потребовал стражник, опирающийся на алебарду.
   - Что?! - у девушки перехватило дыхание. - Но ведь вход бесплатный! Только что передо мной зашел юноша, вы не взяли с него ни медяшки!
   - Вы - мистик. Юноша - воин. Вход для мистиков - пять золотых, - пояснил стражник. - Точно так же за посещение Гильдии Магов он заплатил бы пять монет золотом. Вам понятно, юная леди?
   - Но... Может быть... Мне действительно необходимо попасть внутрь! - взмолилась Хэйт. Беспомощность дико раздражала, но она готова была умолять этого сурового воина, лишь бы он ее пропустил. - Пожалуйста!
   - Пять золотых, - непреклонно покачал головой стражник. - Никак иначе.
   Хэйт пошла прочь, понурив голову и едва не плача. Пять золотых - это пятьсот серебряных. Пятьсот ночей в Обжорке за намыванием тарелок и чисткой картошки! Отказаться от мечты заполучить пассивку "Удача", не настолько действенную, как у гномов, но все же очень и очень полезную? Нет, нет и нет!
   Поддаться отчаянию, опустить руки? Ни за что!
   Как говорила Скарлетт О'Хара в "Унесенных ветром"? "Я не могу думать об этом сегодня, я подумаю об этом завтра"... Хэйт вздохнула поглубже, расправила плечи, взглянула прямо на солнце.
   - Окно характеристик.
  
   Герой: Хэйт. Класс: Мистик.
   Уровень: 1.
   Здоровье: 110. Мана: 150.
   Мудрость: 15. Интеллект: 20.
   Живучесть: 10.
   Сила: 0. Ловкость: 0.
   Атака: 0. Защита: 1.
   Выносливость: 1.
  
   Девушка призадумалась. Каждые единица живучести давала десять пунктов здоровья, но откуда же тогда взялось еще десять пунктов? И защита... Мистик приходил в игру с нулевыми показателями атаки, защиты, силы и ловкости. О! Хэйт осенило: выносливость. Она, сходно с живучестью, прибавляла десять пунктов к здоровью и по одному к защите. Вот она, польза беготни по трактиру и несчетного числа перемытых тарелок!
   Настроение чуточку поднялось, и на этой радостной ноте Хэйт решила завершить первый день игры. Здоровый сон перед живописью никому не вредил!
   - Выход.
  
   Новый день в училище целиком и полностью был посвящен живописи. Последние часы, надо было завершать работу, в которой сама Вероника готовым считала разве что фон. В оригинале за моделью висел старый халат невнятного грязно-розового цвета. А на холсте ткань играла всеми оттенками благородного бордового, с переходами света и тени, выгодно оттеняя профиль юноши. Модель, впрочем, Вероника тоже слегка облагородила: ломаный когда-то нос приобрел римскую горбинку, рыхловатый безвольный подбородок получил твердость линий, умалчивая о плохо пробритой щетине. Только над написанием модели еще работать и работать... А время утекает, как песок сквозь пальцы.
   Восемь рабочих часов, и просмотр. И абсолютный авторитет - пожалуй, единственный из преподавательского состава, мнение которого для Вероники было законом, и кого она никогда не выводила из себя - Станислав Анатольевич, в миру (за глаза, конечно же) именуемый Стасом, задерживается... Опаздывал Стас часто, зато когда появлялся, активизировались даже самые ленивые студенты, ибо в гневе он был страшен. Сам Стас рисовал, по глубочайшему убеждению Вероники, божественно, и никогда не гнушался исправить ошибки тех, кому пытался передать мастерство. Исправлял - растолковывая, в чем ошибка заключалась, да так, что мало кто спотыкался впоследствии на том же ляпе.
   Чего стоила только отповедь Полиночке, не бесталанной, в принципе, девушке, по молодой женской модели - обнаженке:
   - Полина, - громогласно обратился Стас. - Если ты не в курсе, женская грудь рисуется по принципу яблочка. Писать яблоко учат на первом курсе. Ты плохо помнишь основы живописи или впервые видишь грудь классической формы?
   Разговор случился с полгода назад, а "яблочко" Полине до сих пор припоминают. К слову, с грудью у самой Полины тоже все было в порядке, в чем однокурсницы могли убедиться, когда по внутренней "девчачьей" инициативе начали делать наброски обнаженной натуры друг с друга, в свободные от занятий часы. Даже Вероника, при всей нелюбви к общим мероприятиям, приняла участие в начинании (по договоренности, рисовать могли приходить только те, кто соглашался позировать). Завтра, кстати, расплата... Ее два часа в неглиже на радость остальным.
   Но сегодня - мальчик в шлеме с перьями и Стас. Подвинув на место станок, Вероника выдавила на палитру свежих масляных красок: светлой охры, кадмия красного и синего кобальта. Шутка Стаса о запущенных палитрах, на которых только гномам раскопки вести, давно и прочно вошла в историю училища, так что его студенты предпочитали не экономить, оставляя краски "про запас".
   Начиналось волшебство: шорох кистей по холстам в приглушенном свете студии, ставший таким привычными и едва ли не приятным запах растворителя, переговоры полушепотом, перестук дерева при движении станков... Снова шорохи и... творение. В эти часы она улетала, переставала быть человеком, держащим кисть, и воплощалась в саму кисть, наносящую один за другим мазки на холст, растворялась в почти мистической атмосфере создания.
   Минус был в том, что в таком состоянии Вероника не всегда сознавала, что делает. Далеко не всегда результат "видения руки", как выражалась она с подачи Стаса, совпадал с действительностью.
   - Белозерова! - вырвал из транса знакомый оклик.
   - Да? - почти жалобно отозвалась она.
   - Получается замечательно, тебе бы в придворные художники идти, только тебя не смущает, что это не он? - спросил Стас, указывая на модель.
   И правда... Разрез глаз был совсем другой, и даже цвет. Брови, скулы - да все лицо ничем не напоминало сидящего перед ней парня. Все править... Черт!
   Снова.
   Снова то же лицо...
  
   До этюдов с сиренью Вероника опять не добралась - второй день кряду. Пришлось задержаться в студии до самых сумерек, дотошно переписывая лицо юноши на холсте, в качестве образца используя полотно Антона (на самом деле, по той простой причине, что к нему приложил руку Стас, чувствительный к попыткам студентов испортить композицию или изуродовать модель). Жутковато, конечно, получалось, но сходство с оригиналом на холсте Вероники начало проявляться.
   Вечерело, непривычная для училища тишина волнами накатывала на девушку, пытающуюся покорить кисть. Тонкую колонковую кисть. Наконец она отступила от станка, со вздохом признав, что сегодня ничего больше сделать не удастся - освещение ушло, да и время уже позднее, а ведь сегодня снова срывать спину, очищая от кожуры корнеплоды в виртуальном трактире...
   Промывая кисти, Вероника прикидывала, что же придумать с платой за проход в Гильдию Воинов. Пять золотых пока что были суммой неподъемной, увы и ах. В итоге она решила заново прошерстить форумы, вдруг да найдется обходной путь?
   А по дороге до дома можно вздремнуть... Настоящий геймер обязан уметь спать в транспорте, хоть сидя, хоть стоя, если кроме игр в его жизни есть еще какие-то занятия. И чтобы расслабиться, она вполне успевает заглянуть в супермаркет за бутылочкой вермута и пачкой вишневого сока, стаканчик сладкого коктейля всегда приводил ее в благодушное настроение, но строго не более одного стакана - дабы не нарушилась координация, и не начало клонить в сон.
   Подремать в маршрутке не удалось. Сначала на весь салон ругался водитель-кавказец, не желающий везти бесплатно бабульку-пенсионера, забывшую дома удостоверение...
   - Пешком ходите, раз денег нет! - заявил он в качестве основного аргумента, добавив нечто непереводимое на родном наречии. Маршрутка, разумеется, молчала в полном составе, внимательно разглядывая заоконные пейзажи. Старушка лепетала что-то о том, что ей срочно надо к единственной внучке, чуть не плача. Вероника поднялась с заднего сиденья, прошла через салон и демонстративно отсчитала двадцать шесть рублей в потную, с разводами грязи, ладонь шоферюги.
   - Подойдет вместо удостоверения, сволочь? - прошипела она, не сдержавшись. Сколько раз зарекалась не вступать в конфликты без крайних на то причин... Пожалуй, столько же, сколько срывалась и нарушала зарок.
   Только как можно уважать или тем паче - любить! - тех, кто из-за пары грошиков унижает старого беззащитного человека? Ублюдки...
   - Ты у меня поговори! - начал огрызаться кавказец, но наткнулся на полный ненависти взгляд Вероники, и замолк. И хорошо, против него она мало что могла противопоставить, кроме слов и бессильной ярости.
   - Спасибо, милая, - в морщинках, избороздивших лицо бабушки, блестели бисеринки слез.
   - Это вам спасибо, - улыбнулась Вероника. - Вы садитесь, трясет сильно.
   Стараясь не выдать нервной дрожи, она вернулась на свое место.
   Ближе к концу поездки раздраженный водитель, возомнивший себя Шумахером, чудом не врезался в легковушку, так что хором заорали все пассажиры. И верно, теперь можно покричать, ведь это бесплатно...
   В итоге, выходя на своей остановке, злая и разнервничавшаяся Вероника поняла, что без вермута остаток этого вечера не имеет шансов пройти бескровно, и будет правильным пренебречь традицией, удвоив норму...
   В очередной раз они вывели ее из себя.
   Люди. Те, кого она ненавидела.
  
   Квартира встретила неудачно сброшенными накануне туфлями, горкой немытой посуды в раковине и выключенным компьютером. Туфли были отставлены, посуду Вероника решила оставить на потом (совсем скоро, честно-честно, и точно раньше, чем в виртуальности!), компьютер насильно приведен в рабочее состояние.
   Только вот соединение интернета, долженствующее устанавливаться сразу по загрузке системы, ругнулось, заявило, что-то вроде: "Сетевой кабель не подключен", - и спросило, повторять ли попытку.
   - Гадство! Как же не вовремя! - Вероника ударила кулаком по столу. - Что за день?..
   День не задался однозначно, даже якобы круглосуточная техподдержка ответила на звонок только с пятой попытки, и к тому моменту Вероника уже успела отбить левую руку (ее не жалко, ей не держать кисть). Ей тут же начали рассказывать легенду о только что безвременно почившем роутере и непередаваемых трудностях с финской стороны (увы, ее дом обслуживал только этот чудо-провайдер, с финно-угорскими корнями).
   - Слушайте, - не стерпела Вероника, - Мне класть на печальную участь ваших роутеров и извращенские отношения с финнами, я хочу знать, когда мне поднимут инет!
   Ее горячая тирада развеселила сотрудника, в трубке послышался приглушенный смешок.
   - Не ругайтесь, минут за пять-десять справимся, сейчас свитч ребутнем. А отношения... уж какие есть, сами не рады.
   - Спасибо, - беззлобная реакция парня охладила девушку.
   - Что за день? - повторила она, уже повесив трубку. За обещанное время можно как раз успеть сварить пельмени, если нагреть воду в электрическом чайнике...
   В еде она уже давно была неприхотлива до крайности (до той самой крайности, что безвкусные галеты трехлетней давности могла жевать, как вкуснейший мармелад), и готовить не любила категорически. Да и не умела, что уж там кривить душой... Так что пельмени были у нее блюдом хроническим, как у неженок - простуда.
   При всех ее недостатках, квартира - хорошая, двухкомнатная, с огромной кухней - не выглядела неопрятной или захламленной, обувь и посуда были скорее исключениями, чем правилом. Махнуть веником, протереть пыль у Вероники всегда находилось время.
   Пока в чайнике закипала вода, она подошла к висящему в прихожей старинному зеркалу, в литой бронзовой раме, кажется, доставшемся еще от прадеда по отцовской линии. Присмотрелась как можно более дотошно, завтра ее внешность будут оценивать сокурсницы, которым вряд ли понравилась отповедь во дворе. А значит, они будут максимально критичны, и не преминут попрекнуть за малейший недостаток, скорее всего, за глаза.
   Красивой Вероника себя не считала, нисколько не заблуждаясь на свой счет. Симпатичной - может быть, и то, на любителя. Темно-каштановые волосы чуть ниже плеч, прямые, довольно густые; темные ресницы и брови (что позволяло экономить время и не краситься по утрам); светло-серые глаза, отнюдь не "в пол-лица", зато "классической миндалевидной формы", как любила когда-то повторять ее мать; кожа... и не бледная, и не смуглая, так, серединка на половинку; прямой нос на чуть "треугольном" лице и высокие скулы.
   Вообще-то, ничего особенного, как в очередной раз оценила свое лицо Вероника, таких по сорок штук на сотню, зато и придраться особо не к чему. Да и ниже лица все в порядке, шея в меру длинная, кость в меру тонкая, что придает определенное изящество и не кажется болезненной худобой, где надо - приятные округлости, не чрезмерные, но привлекающие внимание, если одеваться не в мешковатые кофты и протертые бесформенные джинсы. Не забыть бы надеть завтра белье покрасивее... Чтобы раздеться демонстративно, игнорируя стыдливую ширмочку.
   Кого же она себе напоминает?.. О, есть повод иронизировать: Хэйт. Не задумываясь, Вероника создала персонажа, не как две капли воды схожего с самой собой, но черты, разрез глаз, телосложение (грудь меньше, факт, но на то же это и фэнтезийная игра!) - как если бы у Вероники появилась родная сестра, более яркая, экзотично-красивая...
   Чайник щелкнул, извещая о завершении энергоемкого процесса кипячения воды, так что Вероника прекратила пытливо разглядывать свое отражение и занялась пельменями, которым предстояло составить весь ее нехитрый ужин.
   А в промежутках между помешиваниями она успела четыре раза сбегать в комнату, к одинокому компу, проверить подключение. Последний заход оказался удачным, парень из техподдержки не обманул, и Вероника прямо с тарелкой, над которой воздымался пар, уселась перед монитором.
   Форумы, многочисленные вкладки, ссылки, даже сделанный от упадка духа запрос в гугл, не дали никакой полезной информации. Совершенно никакой...
  
   Гильдия Воинов с места не сдвинулась за время отсутствия Хэйт, равно как и стражник с алебардой. Зная заранее, куда ее пошлют... то есть, отправят, девушка все равно подошла к суровому дядьке.
   - Пять золотых за вход.
   Она ругнулась вполголоса. Вот же непись упертая!
   - Вы ведь, наверное, устаете тут стоять? - как можно наивнее спросила Хэйт. - Давайте, я вам поесть принесу, из трактира Обжорка, Сорхо так готовит вкусно - пальчики оближешь!
   Стражник попытку подкупа как и не заметил.
   - Мне бы одним глазком только взглянуть - и все! Что вам стоит? - не оставляла потуг Хэйт.
   - Пять золотых.
   - А может, я поручение какое-нибудь для вас выполню? Передать что, добыть? - она готова была в лепешку разбиться, лишь бы попасть внутрь здания Гильдии.
   Стражник отрицательно покачал головой.
   Хэйт махнула рукой. НПЦ неподкупен, квестов ей давать не желает, значит, пока ей тут ловить нечего. До "смены" в Обжорке оставалось всего с полчаса, и она побрела в сторону трактира, хотя все мысли ее крутились вокруг Гильдии. Может быть, повышение известности в Велегарде помогло бы? Но как ее увеличить, не поднимая уровень?..
   Проливая слезы над крупными луковицами, девушка задумалась о незаконном проникновении в недоступную для нее твердыню. Усыпить вредного стражника или обездвижить... Или найти потайной ход... Но все эти способы при здравом измышлении виделись бредовыми. Как только любой НПЦ внутри Гильдии заметит неучтенного посетителя, она с позором очутится на улице.
   Работа на кухне спорилась, не выматывала, как накануне. Сорхо девушку привечал, даже подкармливал: то булочку с противня даст попробовать ("Ой, кажется, она с того боку подрумянилась слишком, на стол не подать уже!"), то салатика миску принесет ("Та странная дамочка заявила, что не ест сладкий перец, а выкидывать жалко!"), то, подмигнув хитрюще, от утки, запекающейся на вертеле, отсек крылышко ("Попробуй, не передержал ли?"). Как следствие, показатель сытости все двенадцать часов был почти на максимуме.
   Хэйт хвалила каждое блюдо, предлагаемое Сорхо, рассыпалась в благодарностях. А про себя вздыхала: "Ну почему не все НПЦ в Велегарде такие благожелательные?"
   И только к утру, когда Сорхо, посмеиваясь, протянул ей два серебряных, вместо положенного одного, ее озарило. Хэйт ударила себя по лбу, назвала непроходимой тупицей и обиженно вопросила:
   - Ты ведь не НПЦ, верно?
   - Глянь, догадалась! - толстяк рассмеялся. - А я-то все гадал, когда же ты прозреешь.
   - Обманщик, - буркнула девушка себе под нос. - Но как? Ты принял меня на работу, платил... Разве так можно?
   - А почему нет? - пожал плечами Сорхо. - Механика аналогичная. А ты такая потерянная была, вот я тебя и пожалел.
   Хэйт поморщилась. Ей-то мнилось, что она выглядела смелой и уверенной в себе, когда устраивалась на "работу"...
   - Зачем это все тебе? Трактир, готовка?
   - Мне до умельца в кулинарии пятнадцать пунктов, - трактирщик вздохнул. - В поле качать - полгода игрового времени. А здесь - и оборот нормальный, и навык растет. Деньги на постройку трактира я отбил уже. Вот так.
   - Понятно, - Хэйт призадумалась. - Кулинарии ты меня не обучишь, это как пить дать... Только прокорм и немножко денег. Бывай, хозяин!
   Последнее слово она выговорила подчеркнуто ехидно. Игрок не может передать производственный навык другому игроку. Только НПЦ. Это правило не обойти. А значит, продолжать "работать" на Сорхо было пустой тратой времени.
   - Сам - нет, не обучу. Но я начинал игру, как и ты, помощником на кухне. Мой наниматель был мною весьма доволен, и я добился от него предела расположения. Не думаю, что он откажет любимому ученику передать навык по рекомендации способной девушке. С меня - пяток-другой полезных рецептов и двойная оплата работы.
   Девушка остановилась у самых дверей. Поделиться рецептами Сорхо и правда может, при наличии навыка это не возбраняется. Да и серебро лишним не бывает...
   - Какая тебе выгода? - сощурила серые очи Хэйт. В памяти еще свежо было предложение "подзаработать" от незнакомого хама на площади.
   - Мне нравятся целеустремленные люди, - неожиданно серьезно ответил Сорхо. - Как в игре, так и в реальности. Я предлагаю тебе не милостыню - а достойную плату за труд. Ты и без меня бы достигла и навыка, и рецепты б нашла, я только малость ускорю процесс. Все честно, соглашайся. Под юбку не полезу, хотя у тебя и юбки-то нет!
   - Еще б тебе с таким барабаном под юбки девушкам лезть! - расхохоталась Хэйт. Напряжение спало. - Когда знакомство с твоим наставником?
   - Десять смен отработаешь - отведу, - ухмыльнулся Сорхо. - Давай, девочка, на выход, мне в реал пора.
   - Ок, босс!
  
   НПЦ в Восхождении могут быть почти неотличимы от игроков - и наоборот. Ты не можешь узнать их имени, пока они тебе не представились. Аналогично - и с игроками. Это не стандартная ММОРПГ, в которой достаточно было выделить цель - и ты видишь ник, полоску здоровья, а то и уровень. В Восхождении такое применимо лишь к монстрам.
   Сорхо преподнес девушке урок, прикинувшись НПЦ, и, наверняка, изрядно забавлялся, глядя на ее ухищрения ради его расположения. А уж она ему соловушкой заливалась, дурой себя выставляла... Нет, это же надо так опростоволоситься!
   Вообще, прогресс ее персонажа, точнее, почти полное его отсутствие, Хэйт печалил. Следовало решить проблему Гильдии - или же распроститься с этой идеей полностью.
   ... Меч, вколоченный в землю, никуда не делся. И стражник не подобрел. И возникло у Хэйт непреодолимое желание махнуть на все сложности в прокачке чара, и просто играть - в свое удовольствие. Именно в этот момент взгляд ее заметил кусочек угля, завалившийся между крупными булыжниками мостовой. А ведь в особой части инвентаря у нее точно лежит карта Велегарда, любопытно, можно ли...
   Как выяснилось, можно. И достать карту, и сделать на обратной стороне углем эскиз строения: гигантский меч, запечатленный таким странным образом, стал для Хэйт не просто рисунком, но символом крушения надежд. Было горько это осознавать, но внутрь она не попадет. По два серебряных за ночь в Обжорке - да она скорее героя удалит, чем наберет нужную сумму!
   Плевать, сражаются же другие мистики без пассивки на удачу - чем она хуже?
   Хэйт глянула искоса на получившийся эскиз, отложила прямо на мостовую, чтобы вытереть замаранные углем пальцы.
  
   - Эй! - гневно окликнула она наглеца, потянувшегося за наброском. Схватила лист прочной, но не особенно качественной бумаги, прижала к груди. - Лапы прочь!
   - Простите, милая леди, - примирительно произнес воин в сверкающих латных доспехах. - Я не собирался ее красть.
   - Ее? - после долгого дня, посвященного живописи и "смены" в Обжорке Хэйт не могла похвастаться скоростью мыслительного процесса. Воин ее заинтересовал: паладин или рыцарь, уж точно, не НПЦ, едва ли столь беден, чтобы подбирать мусор из уличной пыли, и вид вполне приличный...
   - Картину. Сколько вы за нее хотите?
   - Не продается, - хмуро бросила Хэйт, ни секунды не раздумывая. Десяток серебряных ее затруднений не решат, а рисунок - это символ, зарубка в памяти. - Да и никакая это не картина. Набросок, эскиз, ясно?
   - Я заплачу любую цену.
   Чудной малый... Любую цену, конечно, мечтать не вредно... Прямо-таки по классике: "Свежо предание, а верится с трудом*"...
   - Откройте для меня ту дверь, - Хэйт устало махнула рукой в сторону стражника, подпирающего алебарду и посматривающего в их сторону с некоторым любопытством.
   - На сколько посещений? - неожиданно спросил воин. Девушка-то ждала, что он стушуется и оставит глупую затею с рисунком.
   - А есть разница? - робко уточнила она. Робко, чтобы не спугнуть ненароком богатенького доброхота, готового отвалить пять золотых за десятиминутную мазню.
   - Вообще-то да, - спокойно отозвался мужчина. - Вы ведь будущий маг? Тогда каждый визит для вас будет платным. Это как экскурсия. Хотя... Постойте здесь, я сейчас вернусь. Только не уходите никуда!
   Еще бы Хэйт ушла! Она, точно завороженная, наблюдала за воином. Тот дошел до стражника, перекинулся парой фраз (слишком тихо, чтобы Хэйт расслышала содержание разговора), передал пухлый матерчатый кошель. Девушка ущипнула себя за запястье - ага, и виртуальное тело реагирует на причиняемую себе боль. Тогда, получается, ей не снится этот Дед Мороз в доспехах?..
   - Я уладил вопрос, - воин вернулся. - Десять посещений, в любое время. Я исполнил желание леди?
   - Д-да, - Хэйт кивнула. В голове воображаемый оркестр навязчиво играл "Jingle Bells**". Она протянула лист с наброском мужчине. - Возьмите. Но... Почему? Это же большая сумма, а рисунок... В нем нет ничего особенного. Явно не тянет на такую стоимость.
   - Для вас, милая леди - нет, а для меня - более чем, - мягко улыбнулся мужчина, принимая от Хэйт протянутый эскиз. - Видите ли, я начинал игру в Велегарде. И Гильдия Воинов долгое время была моим вторым домом. Да и строение мне очень нравится. Я скринов с ним кучу сделал, видео писал даже. И очень жалел, что не могу нарисовать, вам, наверное, это глупостью покажется. Просто скрин - не то, я хотел картину в самой игре. Чтобы повесить на стену в своем доме, посматривать, вспоминать, каким все было впечатляющим в начале игры.
   Воин умолк и, кажется, смутился.
   - Это вовсе не кажется мне глупостью, - Хэйт улыбнулась. - И спасибо вам.
  
   ------------------------------------------------------
   *А. С. Грибоедов, 'Горе от ума'.
   **Jingle Bells - популярная во всем мире рождественская песня, также известная, как 'One Horse Open Sleigh'. Была написана Дж. Л. Пьерпонтом (1822-1893) 16 сентября 1858 года
   -------------------------------------------------------
  
   - О, это я вам признателен! - воин потянулся к кошельку, видимо, собираясь добавить денег сверх платы за вход. - Примите...
   Хэйт резко замотала головой. За эскиз этот неисправимый романтик переплатил стократно, принять хоть на медяк больше - значило бы поступиться гордостью.
   - Понимаю, - кивнул воин. - Я открыл для вас одну дверь, вы - излечили мою ностальгию. Справедливо!
   Фигура воина замерцала и исчезла в серо-синей вспышке. Наверняка, полетел устраивать картинку на видное место в частном домике (они стоили - Хэйт проверяла - просто невероятно дорого для среднего игрока, так что полсотни золотых на прихоть он потратить был вполне в состоянии). А ведь имени его она и не спросила...
   Девушка плавной походкой направилась к стражнику.
   - Желаете пройти внутрь? - подобострастно спросил НПЦ.
   - Нет, не сегодня, - ответила Хэйт, ухмыльнувшись. Не одних людей меняют деньги. На неписей (так в простонародье окрестили НПЦ ее знакомые из другой онлайн-игры, хотя как они их только не обзывали) они тоже ох, как влияют. - Выход!
  
   "Завидуйте, ехидны", - улыбнулась про себя Вероника, откидываясь на округлую спинку стула, принимая довольно вольготную позу. На лице же не было ни тени улыбки, и смотрела она в окно, поверх голов одногруппниц, одаряющих девушку не самыми благожелательными взглядами. Уж с чем-чем, а с фигурой у нее проблем не было. Ни ранних "ушек спаниеля", как у Светочки, ни приятной, но все же излишней полноты Ольги, ни категоричной плоскости в том месте, где полагается быть груди, как у Ани, ни тем более - несоразмерно крупной филейной части Полины, - у Вероники не наблюдалось. Аккуратное, гармоничное тело, хоть на подиум, разве что роста немного не хватило для "модельной внешности". Впрочем, в "модельки" она никогда и не стремилась.
Гламур и пафос плохо сочетались с ее натурой, если не сказать - не сочетались вовсе.
   Шел второй час позирования, аудитория не отличалась качеством обогрева, так что по коже Вероники время от времени пробегали волны дрожи, но она старательно не замечала неудобств, в том числе и затекших мышц. Она перебирала в памяти героев прошлого вечера: пузатого плута Сорхо (и ведь надо было такую внешность сотворить!) и безымянного рыцаря (или таки паладина?..), эдакого чудаковатого богатея, вернувшего ей надежду в минуту, когда она готова была сдаться... В общем, пока тело отсиживало часы в холодной аудитории, мысли Вероники витали вокруг злоключений ее виртуального прообраза.
   Обычно рисование обнаженки друг с друга сопровождалось шутливыми переговорами, подчас перерастающими во взрывы хохота, однако сегодня единственными звуками, нарушавшими тишину, были шорох бумаги, скрип карандашей, шуршание кистей по картону, да вздохи участниц, сопровождающие исправление неудачных штрихов и мазков. Слишком отчетливо помнили девушки язвительные слова Вероники, произнесенные два дня назад.
   Да и сама Вероника, внешне - расслабленно-надменная, изнутри была собрана, даже напряжена, безотчетно готовясь к какой-нибудь гадости. Не могли они ей вот так легко простить критику, а тут как раз - вот совпадение! - она перед ними, практически голая (не считать же за одежду крохотные стринги телесного цвета) и беззащитная. Лучших условий для маленькой мести и не придумаешь...
   - Ты не замерзла? - подняла голову от эскиза Полина.
   Вероника прищурилась, выискивая издевку в глазах сокурсницы, но обнаружила только искреннюю заинтересованность. Вообще, труд натурщицы в плохо отапливаемом помещении легким и приятным назвать сложно.
   - В принципе, нет, - Вероника пожала плечами. - Да и сидеть осталось недолго.
   - Давай обогреватель включим? - не унималась Поля.
   Предложение при рассмотрении показалось совсем безобидным, так что, прикинув все за и против, Вероника решила не отказываться. Действительно, глупо морозить задницу, когда можно получить толику комфорта.
   - Если ты настаиваешь, - кивнула она Полине.
   Та просияла и резво вскочила с табурета.
   - Только наш сломался, я быстренько к первокурсникам сбегаю! - прозвучало уже из-за двери.
   Ширму перед входом на то время, когда натурой выступала одна их студенток, обычно не ставили, просто запирая дверь на ключ, обосновывая это удобством в постановке с разных ракурсов. Потому, когда Полина вернулась не только с обогревателем, но и с носильщиком для оного, в лице довольно известного шалопая со скульптурного отделения, Вероника не особо удивилась.
   Примерно этого она и ожидала...
   - Ставьте сюда, - гордо распрямив и без того не ссутуленную спину, указала она вытянутым носочком ноги на край подиума. - Надеюсь, он хотя бы работает?
   Скульптурник невразумительно мотнул головой, не отрывая взгляда от открывшегося ему зрелища, чем изумил девушку - обнаженная натура в условиях училища искусств не являлась такой уж редкостью, давно бы пора насмотреться и реагировать поспокойнее, - затем все же донес тяжелый обогреватель до означенного места.
   - Спасибо за рекламу, дорогие мои, - усмехнулась Вероника, стоило парню покинуть аудиторию. - Осталось придумать, куда теперь девать лишних поклонников.
   Она встала со стула и медленно, в наполненном оцепенелым молчанием помещении прошествовала к стопке своей одежды.
   - На сегодня сеанс окончен, дамы, можно прекратить таращиться.
  
   Если не считать "обнаженку", посещение училища в эту пятницу было сущей формальностью. Пятерка за рисунок Веронике была обеспечена, все работы она сдала раньше срока, а Игорь Дмитриевич, дядька невредный, неоднократно замеченный в совместном распитии спиртных напитков со Стасом, свой автограф в зачетке мог черкнуть и в другой день. Но девушка решила не накалять обстановку.
   Пришла, "отсидела", позволила грымзам отыграться за сцену во дворе, вместе с одногруппниками потолкалась в ожидании преподавателя (правда, стоило ему явиться, как он отозвал Веронику в сторонку, затребовал зачетку и благополучно спровадил). До понедельника она была свободна, как ветер. Можно было ехать домой, погружаться в мир Восхождения и реализовывать уже, наконец, свои задумки. Не пускало какое-то смутное предчувствие готовящейся пакости, причем такой, что явление скульптурника и рядом не стояло...
   "Нет, это мнительность!", - помотала головой Вероника, спустилась на первый этаж, завернула в сторону столовой. Паранойя лучше всего поддается лечению, если ее заедать. А в столовой на удивление сносно готовили...
   Помещение ожидаемо пустовало, кроме дальнего стола - за ним обосновалась парочка и увлеченно тискалась (нет бы на улице обжиматься!). Она быстренько сделала заказ (омлет, запеканка, борщ со сметаной, минеральная вода без газа - странный набор, ну да ладно), расплатилась, отнесла поднос с тарелками к излюбленному столику (у окна, а если усесться спиной ко всем, создается иллюзия, что вокруг никого нет). Дальше: наушники в уши, запуск плеера в телефоне, ложку в руку - и жизнь прекрасна!
   На финальных тактах "Epic Score - I Still Have a Soul" к ней подсели. Вероника выпрямилась над опустошенными тарелками и гневно взглянула на нарушителя покоя и трапезы. Вытащила одно "ушко".
   - Я... извиниться хотел, - тот самый шалопай со скульптурного, какой-то весь помятый, смотрел на нее глазами бездомного котенка.
   - Просто исчезни, - махнула рукой Вероника.
   - Ок... А ты... Телефончик не дашь свой? - шалопай захлопал ресницами.
   - Исчезни! - повысила голос девушка.
   Парень замешкался, пришлось замахнуться в его сторону бутылкой воды.
   "Все, прочь из этого дурдома! Домой, в Восхождение!", - никакие предчувствия не могли больше удерживать Веронику в стенах училища.
  
   Удар! Еще удар! Пространство вокруг "куклы" пестрело насмешливыми системными сообщениями.
  

Промах!

  

Ослабленный удар!

  

Удар вполсилы!

  
   Костяшки пальцев болели. Стучи она по деревяшке в реальной жизни, кожа уже была бы содрана до крови.
   Промахи и неудачи не останавливали Хэйт. Она, как одержимая, избивала пугало - тренировочную куклу, одно из сотни деревянных приспособлений, установленных на первом этаже Гильдии Воинов для отработки ударов оружием ближнего боя. Две сколоченные крест-накрест рейки, отполированные и увенчанные дешевеньким шлемом с опущенным забралом - так выглядела кукла.
   И именно к ней она и стремилась с упорством, достойным лучшего применения: аналоги пугал в Гильдии Магов (интересно, почему не Мистиков, ляп переводчика?..) были магическими и воспринимали только удары, наносимые магией. Оно и понятно, никакая деревяшка не выдержит урона от огненного шара или тлена.
   Дело было в удаче. Пассивное умение, с которым "рождались" гномы, в урезанном виде могло быть получено представителем любой расы и любого класса. Для этого нужно было нанести пять критических (магических, физических - без разницы) ударов подряд по цели равного уровня, однако эти пять ударов должны быть нанесены без влияния пассивных и активных умений, бонусов расы, местности, титулов и эквипа. Другими словами: вам должно было повезти. Пять раз подряд. И непременно - по равному противнику. Как вычислялось игрой "влияет - не влияет", девушке было абсолютно непонятно, и она не стремилась забивать себе голову такими сложностями.
   Хэйт казалось очевидным, что наилучший выбор - это пугало, цель первого уровня, неактивная (сопротивления не оказывает, как ни избивай), неубиваемая (физическим оружием, кулаками - тем паче). Колоти, сколько влезет. Рано или поздно чудо свершится и пять чередующихся ударов окажутся критическими. Она не учла одного: с нулевыми показателями силы, ловкости и атаки ей и попасть-то по кукле было затруднительно.
   Это был первый раз, когда девушка пожалела, что Восхождение - не стандартная игрушка, в которой можно оставить героя лупить автоатакой и уйти пить чай. Вернуться, проверить прогресс - и утопать дальше, заниматься домашними делами.
   Здесь же каждый удар сопровождался болью в кистях рук, усталостью, солеными струйками пота, текущими по лицу.
   Спустя восемь игровых часов, когда показатель сытости опасно приблизился к "красной зоне", а проклятия, мысленно исторгаемые Хэйт в адрес разработчиков, начали приобретать непечатные формы, раздалась трель-оповещение.
  
   Ловкость увеличилась на 1!
  
   Новость была воспринята буднично, даже апатично. Ну повысилась, ну ловкость - дальше что? Чуточку быстрее бегать будет - вот и вся полезность в "поле". Не было для Хэйт открытием, что избиение куклой себя (пока - именно так, а не наоборот) даст в перспективе прирост силы, ловкости и живучести. Знала она и потолок: для мистиков по десять единиц надбавки к каждой характеристике. Живучесть - выгодно, утолщает, дополнительные очки здоровья никому не вредили; ловкость в ее случае - только крохотный бонус к скорости бега; сила - вообще бесполезная стата.
   Порадовало, конечно, что мазать по кукле она стала значительно реже. Хэйт отошла на полшага от пугала, достала печеную картофелину, съела целиком. Запила водой, предусмотрительно набранной во флягу в прошлую "смену" в Обжорке. Прикинула свободное время: еще часа два до выхода в сторону трактира. Кивнула сама себе и продолжила сбивать кулаки.
   Время от времени к близстоящим куклам подходили воины, опробовать новый прием. Поодаль пара ребят методично отрабатывала простые удары мечом по пугалу: видимо, разгоняли статы. У "физиков" предел от куклы был по пятьдесят единиц к трем значениям, и ряд специфичных надбавок. Вот только терпения мало кому хватало на полную программу: ни тебе героических побед, ни приключений, ни добычи завалящей, одна скукота.
  
   В Обжорке она первым делом натолкала в рюкзак печеной картошки, несколько яблок, пару булочек. С одобрения и горячего содействия Сорхо: "Неужто помощница повара будет голодать? Да ни за что, пока я жив!" - порыв которого Хэйт оценила, не каждый бы так отреагировал. Съестное она собирала попроще, долгого хранения, без каких-либо бонусов, лишь бы голод не терзал. Брать дорогую, "именную" еду, приготовленную Сорхо, девушке не позволяла совесть: для примера, одна порция рагу, которым ее потчевал трактирщик в первый день, стоила десять серебряных.
   С началом тренировок в Гильдии игра для Хэйт словно переключилась в более скоростной режим: бить-бить-бить и бить куклу, затем - к мойке, двенадцать игровых в трактире, обратно к кукле. И так - безостановочно. Вместо перерыва - пробежка от одного здания к другому. Картофелина, глоток воды, кукла. Сотни перемытых тарелок.
   Хэйт-Вероника не спала тридцать шесть часов реального времени. Четыре из них она провела в училище и дороге туда-обратно, остальные тридцать два - в Восхождении. Восемь игровых суток. Восемь оплаченных визитов в Гильдию Воинов и восемь же смен в Обжорке. Выносливость поднялась еще на четыре пункта. Все возможные надбавки к статам в тренировочном зале были получены, но пяти критов подряд она так и не сумела нанести.
   Предупредив Сорхо, чтобы в ближайшие дни он ее не ждал, девушка вывалилась из виртуальности. Отсыпаться.
  
   Очнулась она только в полдень воскресенья, совершенно разбитая и голодная, как медведь после зимней спячки. Зеркало, мимо которого Вероника медленно, по стеночке, пробиралась в сторону кухни, отобразило такую физиономию, что краше в гроб кладут. Всклокоченное, помятое, осунувшееся существо не имело права быть ею! Апофеозом картины служили синяки под глазами, насыщенные, точно водянистой черной тушью начерченные.
   - Нет, больше я так не зависаю, - скривившись, буркнула себе под нос девушка, продолжая свой путь к кофеварке. - Чтоб мне черти в аду двойную порцию огонька выдали, если я хоть раз таймер больше, чем на десять часов пребывания врублю!
   Пока варился кофе, она разбила над сковородкой пять яиц, нашинковала огурцов и редиски на салатик, умылась холодной водой.
   Завтрак, крепкий кофе, расческа, лосьон и питательный крем для лица привели девушку в относительно божеский вид, по крайней мере, от своего отражения в зеркале она уже не шарахалась.
   Еще пара часов ушло на уборку, час - на отмокание в горячей ванне с пеной. Разогревая в духовке готовый обед, Вероника поймала себя на том, что все чаще и чаще посматривает в сторону комнаты, в которой установлена капсула.
   - Болезнь. Точно болезнь. Вот уж не думала, что я - мазохистка.
   Таймер она, будучи верной своим обещаниям, поставила ровно на десять часов.
  
  
   Новая способность Удача добавлена!
   Удача (пассивное): шанс нанесения критического урона увеличен на 10%. Распространяется как на физические, так и магические удары. Дальнейшее улучшение способности невозможно.
  
   Хэйт радовалась. Нет, не так: Хэйт ликовала! Правда, внешне это никак не отражалось. Красивая девушка продолжала бить по кукле с безразличным лицом. Удар-удар-удар. Она столько часов непрерывно лупила пугало, что уже не могла остановиться.
   Семь потов сошло с нее, пока она выбивала из куклы (каждый раз, приходя в Гильдию, она вставала у одной и той же деревяшки) злополучные пять критов. И вот, наконец, чудо произошло.
   - А ведь я это сделала, - Хэйт выдавила слабую улыбку, через силу отступила от куклы. - Я, идиотка психанутая, сделала это! Выход!
  
   Она отпраздновала свое первое личное достижение Восхождения в реальности. С бокалом мартини, под "Take my heart" Within Temptation, перед портретом матери. Это была одна из самых ранних ее работ, та, которую она отказалась отдавать в фонд. Она писала ее по памяти и - частично - с фотографии. На картине мама была как живая.
   Как живая...
  
   - Кто это сделал?
   Стас бушевал. Пламя преисподней металось в его зрачках, но голос был холоднее арктического льда. Вероника, бессильно уронив руки, сидела на корточках. Ее трясло.
   - Кто это сделал? - с еще большим напором задал вопрос Стас. - И лучше бы вам признаться!
   Одногруппники переминались с ноги на ногу. Одиннадцать невинных, якобы ничего не понимающих, лиц...
   - Пока я не услышу признания, никакой подготовки к показу!
   Все молчали.
   - Ясно, - Стас обвел взглядом студентов, всячески изображающих непричастность. - Я спускаюсь на вахту и узнаю, кто последним брал ключ от аудитории. И этот "кто-то" вылетает из училища.
   - Не надо, - тихо отозвалась Вероника. - Это ничего не даст. Я ушла в пятницу, в середине дня. За выходные тут побывала, наверное, вся группа. Дописывали... Заканчивали... И кто угодно мог...
   Голос сорвался, она не закончила фразу: попортить картины. Все шесть полотен (два - композиция, четыре - натура), написанных ею за семестр, хранились в аудитории. Домой Вероника их не увозила: тяжело и неудобно, а у каждого студента в группе был свой отсек на полках вдоль дальней стены студии. Вернувшись в училище после выходных, она обнаружила их на своем месте, но каждый холст был разрезан буквой "Х", то ли острыми ножницами, то ли канцелярским ножом.
   - Я понял, Белозерова, - кивнул Стас, признавая ее доводы. - Значит, так, вандалы вы мои малолетние. Это первый случай за всю мою практику. Позор, как преподавателя. Пока не услышу от вас, кто порезал картины - видеть вас не желаю. Все вон!
   Группа пришла в движение, принялась протестовать.
   - А как же показ? - изумился Андрей.
   - Куда нам идти? - возмутилась Ольга.
   - С чего вы вообще взяли, что это мы испортили работы? - встала в позу Полина...
   - Прочь отсюда, бестолочи! - заорал Стас, откровенно зверея. - Или всех к ректору потащу!
   Вероника закрыла глаза. То, что Стас на ее стороне, здорово, но он не поможет ей за сутки переписать шесть работ...
  
   Хлопнула дверь. Стас ругнулся напоследок и вернулся к совершенно убитой студентке.
   - Белозерова, соберись, - скомандовал преподаватель. - Нет ничего непоправимого.
   - Точно? - робко, не веря в свое спасение, спросила Вероника.
   - Точно! - уверил Стас. - Скотч и лак для волос имеются?
   Девушка закивала. Канцелярские кнопки, скрепки, лак для волос, скотч - предметы, которые именно Стас приучил носить с собой в довесок к "общей комплектации" художника, включающей кисти, краски, ластик, карандаши, мастихин, шпатель, растворитель...
   Холсты скрепили скотчем изнутри, аккуратно сводя края по срезам. Стас самолично подкорректировал каждую картину снаружи: у Вероники дрожали пальцы, держать кисть было выше ее сил. В конце щедро обрызгали лаком. Трагедия отменялась...
   - Успокоилась? - спросил Стас. В руках у него уже были не палитра с кистью, а большая красная чашка с чаем.
   - Вроде бы, - ответила Вероника. - Спасибо...
   Они работали над эдакой кустарной реставрацией весь световой день. Было, за что благодарить...
   - Да не за что, - отмахнулся преподаватель. - Но ведь это неспроста сделано было. Кто-то шибко на тебя зол. Или завидует.
   Вероника отвела взгляд.
   - Белозерова, - более строго продолжил Стас. - Ты моя лучшая студентка, и всем известно мое к тебе отношение. Но дело не в этом. Я тебя отмечаю три года - а работы начали резать только сейчас. Мне кажется, проблема в том, что ты не доверяешь людям. Не любишь их. Отталкиваешь. Это отражается и в живописи: вспомни лицо мальчика в шлеме? Многие художники имели свой творческий пунктик, так, Айвазовский писал пейзажи по памяти, Рейсдаль почти не включал в свои работы живое. Но ты... Ты не чувствуешь людей. И никакая техника этого не исправит. Если ты не изменишься, не научишься открывать душу, то останешься на всю жизнь посредственным художником, знаешь, таким технарем от живописи. Оно тебе надо?
   - Стас... Ой, Станислав Анатольевич...
   - По имени зови уж, что, я не знаю, как вы меня называете? - мужчина улыбнулся.
   - Ладно, Стас, я...
   Начав говорить, Вероника словно сломала внутри себя какую-то перегородку. Она говорила и говорила, убеждая себя, что Стас - не враг, он не такой, как все, он поймет...
  
   Она рассказывала о семье, о любящих родителях. Об отце, враче-гинекологе, сумевшего открыть свою клинику, и помогшему сотням женщин. О матери, семнадцать лет отработавшей в школе учительницей младших классов. Об их поддержке, заботе... Замявшись, не скрывая катящихся по щекам слез, рассказала и про аварию, в которой они погибли. Они ехали в Псков, на конференцию, отец зачем-то зазвал с собой маму и предпочел машину другим видам транспорта. Он водил аккуратно, но от фуры, которую занесло на обледенелой дороге, это не спасло. Как ей сказали потом: произошла некая техническая неисправность, водитель фуры был трезв, а значит, его нельзя винить... О том, как все жалели "бедную девочку", гладили по волосам и норовили оттяпать кусок от отцовской клиники. О многом, многом другом...
   Стас слушал. Молчал. Когда она закончила, открыл окно, достал сигарету из пачки, закурил. Не спрашивая, мешает ли ей запах. Дым был вреден для работ, но Вероника его не одернула. Когда сигарета дотлела, он подошел к девушке и обнял. Не говоря ни слова.
   Ей и не требовались слова.
   Ни один из них не видел, как приоткрылась и затворилась дверь аудитории...
   Как добиралась домой, спроси ее кто, она не смогла бы ответить. Вероника даже есть не стала: как была, на голодный желудок забралась внутрь капсулы, только и успела, что раздеться до белья. Прочь из опостылевшего мира моральных уродов и ненужных откровений, лицемерных улыбок и подлых ударов в спину, по самому дорогому...
   Прочь!
  
   Хэйт жаждала крови: не тошнотворно-однообразных ударов по деревянному перекрестью, а насыщенно-алой крови живых существ. Убивать, разить врагов направо и налево, без разбора, яростно, неумолимо - вот чего она хотела. Увы, возможности пока существенно ограничивались безденежьем: без единого заклинания, без оружия, да что там - даже без банальнейших башмаков, много не навоюешь.
   Девушка погладила напоследок куклу, которую столько раз избивала, тыльной стороной ладони, по опущенному забралу, вздохнула и направила стопы к выходу, потрепала по плечу стражника, неразлучного со своей алебардой. Тот вскинулся, удивленный донельзя.
   - Вы прощаетесь с нами, юная леди?
   - Да, - Хэйт отметила, что НПЦ-то прозорливее, чем она себе представляла: ишь ты, по жесту догадался. - Я взяла отсюда все, что было мне доступно. Не скучайте на посту!
   - Погодите, раз так, - стражник поерзал, достал из-за пазухи пяток блестящих монет. - Я обязан вернуть плату за неиспользованное посещение.
   - А... ага, - только и смогла ответить Хэйт, забирая протянутые деньги. Случись нечто подобное в реальном мире, вернули бы ей хоть копейку? Да шиш с маслом!
   Она помотала головой, не веря происходящему. Как так? Она ведь приходила в Гильдию ровно десять раз, включая этот визит... Девушка хлопнула себя по лбу: точно, она вышла из Восхождения прямо из этого зала, и для НПЦ она как бы и не покидала здание. Пять золотых! Да так своевременно!
   Живем!
   Ноги сами донесли Хэйт до Гильдии Магов, тонкой, высокой, словно бы ажурной башни. Если здание Гильдии Воинов напоминало меч, ушедший в землю по самую рукоять, то наиболее близким сравнением для Гильдии Магов послужил бы посох с изумрудно-зеленым камнем вместо набалдашника.
   Внутри она ориентировалась, почти как у себя дома, хотя была тут впервые. Сказывалось кропотливое изучение карт, схем и скриншотов с сайта. Хэйт взлетела по винтовой лестнице на шестой этаж, едва не столкнувшись с таким же, как она, новичком.
   - Бегунья, ноги не сломай! - раздалось ей в спину злобное напутствие.
   Хэйт засмеялась в ответ: судя по опущенным плечам и неказистому виду "нуба*" , выбирая путь мистика, он не полюбопытствовал ценниками на книги умений. А были они, как и наивысшие этажи башни в пасмурный день - заоблачными. Скилы, доступные к изучению с первого уровня, стоили по золотому за книгу. Чем дальше, тем выше поднималась планка. Воинам на первых порах в этом плане было попроще.
   НПЦ, субтильный юноша в трехцветной (лазурь, охра, пурпур, все вперемешку - сочетание "вырви глаз") мантии, при виде девушки скривил было лицо, но вид золотых монет мигом вернул ему приторно-вежливую улыбку.
  
  --------------------------------------------
   *Нуб (нубас, нубик)- происходит от английского слова 'noob', которое, в свою очередь, от 'newbie', что переводится как 'новичок', 'чайник'.
  ---------------------------------------------
  
   - Чего изволит юная леди?
   Хотя обращения со всеми вариациями "леди" уже порядком поднадоели девушке, хамить в ответ она не решилась. Продавец, хоть и НПЦ, все же маг, а у них с неугодными расправа быстрая...
   - Останавливающая лоза, ядовитая пыльца, малая регенерация, - заученно протараторила Хэйт.
   Она могла бы купить еще два фолианта, но тогда ходить бы ей босой и безоружной долго и упорно...
   - Занятный набор, - вскинул брови юноша, прищелкнув пальцами ("Позер", - возмутилась мысленно Хэйт), три книги аккуратным рядком легли на мраморный стол. - Готово.
   Девушка высыпала три золотые монеты в протянутую ладонь. Переплеты книг были разные: два цвета папоротника, со стилизованной лозой, и один белый, без узоров. Хэйт прикоснулась ко всем трем поочередно, шепнула еле слышно: "Изучить!" - искорки взметнулись от переплетов к ладони, перед глазами сверкнуло, всплыли подряд три оповещения.
  
   Вы изучили новое умение: Останавливающая лоза.
   Останавливающая лоза: Обездвиживает цель в радиусе 20 м. Время действия: 10 сек. Количество целей: 1. Подготовка: мгновенно. Затрата маны: 12 мп*. Перезарядка: 8 сек.
   Уровень владения умением: 1.0 (новичок).
  
  
   Вы изучили новое умение: Ядовитая пыльца.
   Ядовитая пыльца: Отравляет цель в радиусе 20 м, наносит 25 единиц урона магией земли и по 15 единиц урона в течении 20 сек с интервалом в 2 сек. Время действия: 20 сек. Количество целей: 1. Подготовка: мгновенно. Затрата маны: 18 мп. Перезарядка: 22 сек.
   Уровень владения умением: 1.0 (новичок).
  
   Вы изучили новое умение: Малая регенерация.
   Малая регенерация: Восстанавливает по 15 хп цели в течении 30 сек с интервалом в 1 сек. Время действия: 30 сек. Количество целей: 1. Подготовка: мгновенно. Затрата маны: 15 мп. Перезарядка: 5 сек.
   Уровень владения умением: 1.0 (новичок).
  
   Все эти скиллы** имели две наиважнейшие особенности: они применялись без предварительной подготовки и улучшались (при ее планируемом развитии) до мастерского уровня владения.
  
  ------------------------------------------------
   *От англ. MP: mana points - очки маны.
   ** От англ. Skill - в РПГ: умение какого-либо персонажа.
  ------------------------------------------------
  
   Хэйт покидала башню в весьма приподнятом настроении. Сохранялось оно вплоть до торговых рядов, где сутолока и гам прямо-таки обрушились на девушку. Она не стала затягивать действо: у первого попавшегося бронника-НПЦ прикупила простецкие ботиночки (из всех параметров: броня +2, но лишь бы не пятками грязь месить). Подольше задержалась у лотка оружейника. Выбор был не очень-то и велик: для первого уровня оружие отличалось скорее разновидностями, чем бонусами к характеристикам. Гримуары, сферы, одноручные посохи и жезлы - как мистик, Хэйт могла использовать любой тип из перечисленного оружия. Недоступны были, по сути, только клинки стихий, но таковые: а) не продавались у НПЦ и вообще добывались только дропом*; б) были доступны не ранее сотого уровня. Из предложенного Хэйт, посомневавшись, выбрала посох. По-хорошему, следовало выбрать что-то более интересное, если не по статам, то по урону, но средств не осталось: обувка обошлась ей в тридцать серебряных, посох в полтора золотых. Оставались сущие гроши, которые девушка решила попридержать на "черный день".
   Посох являл собой, по сути, деревянную, чуть изогнутую палку, кое-как обструганную и отполированную. Характеристики же были - курам на смех.
  
   Простой посох из падука.
   Тип: посох, одноручное.
   Класс: обычное.
   Урон: 3-3.5. Прочность 35/35.
   Необходимый уровень: 1.
  
   Вот, собственно, и все. Хэйт кривилась и сопела, но ничего лучше на имеющиеся деньги приобрести не могла. Что за "падук" ей тоже было не совсем понятно, хотя имелись смутные подозрения о том, что сие есть просто-напросто сорт древесины.
   - Прорвемся! - злобненько напутствовала сама себя Хэйт и потопала к северным окраинам Велегарда.
  
   За воротами ожидаемо рассыпались домишки, хибарки и добротные фермы: без продовольствия ни один город не выстоит, даже в игровой вселенной. Хэйт ходила, приглядывалась, пока не заметила дородную женщину в грязно-зеленом платье, озабоченно качающую головой. Стояла она на крыльце, уперев руки в пышные бока, и словно кого-то высматривала.
   - А вот и первый квест, - довольно мурлыкнула девушка. - Только бы не гусениц собирать заставила...
   За домом виднелось капустное поле, так что опасения Хэйт были резонны.
   Как выяснилось, мешали фермерше землеройки. Что странно, так как в "нормальном" мире они как раз-таки помогали в сельском хозяйстве, истребляя личинок и почвенных насекомых. А тут, видите ли, корневища грызть принялись зверьки, да на сами кочаны покушаться. Хэйт, выслушивая причитания бабы, еле сдерживала смех: в ее воображении землеройки-вегетарианки, плюнув на жучков-червячков, разгрызали капусту до кочерыжек, а на кочерыжках дрались, как джедаи на световых мечах. Видимо, сказывался трудный день...
  
   Задание! Очистка капустного поля.
   Огородники страдают от набегов землероек, расплодившихся на полях. Уничтожьте десять землероек, чтобы облегчить труд хозяйки фермы, и принесите ей 10 шкурок животных.
   Награда: 10 очков репутации в Велегарде; 20 опыта; 10 серебряных.
   Требования: нет.
   Уровень сложности: начальный.
  
   - Я с радостью вам помогу, - заверила Хэйт фермершу.
  
   Вы приняли задание.
  
   Простейший квест, копеечное вознаграждение. Низшая ступень в градации сложности: их всего пять (создатели игры вообще явно тяготели к цифре пять, она то и дело всплывала). Начальный, базовый, средний, сложный, мастерский. Чем выше уровень, тем весомее награда и тем тяжелее задание в исполнении. Тем не менее, Хэйт радовалась и потирала руки.
  
  ---------------------------------------------
   *От англ. Drop - в РПГ: предметы, выпавшие из убитого моба или персонажа.
  ---------------------------------------------
  
   Землеройки, внешне - безобидные серенькие зверюшки, пухлые, с забавно вытянутыми мордашками и худосочными хвостами (близкое родство с мышами, однако), на поле нашлись в количестве колоссальном. Хэйт шагнула к ближайшему зверьку...
   ...В Восхождении применение магических умений активируется не голосом - это долго и бредово, проговаривая сигнальное: "Ядовитая пыльца", - вы теряете пару-тройку секунд, а они в режиме боя могут стать для вас последними, если противник силен. Потому, при изучении нового умения перед вашим взором загорается небольшая пиктограмма, которую вы располагаете так, как вам удобно. Видеть и активировать ее можете только вы сами. Именно поэтому мистики не носят щитов или двуручного оружия: свободной рукой маг "прожимает" пиктограммы. Вы касаетесь воздуха, перебираете пальцами - а в результате творится магическое действо.
   Довольно схоже с принципом нажатия кнопок на клавиатуре, но только никакой клавиатуры, разумеется, нет и в помине. "Визуальное касание" удобнее, быстрее и эффективнее, а индивидуальная "раскладка" пиктограмм не позволит сопернику "считать" ваши действия по стандартным жестам или завываниям, сопровождающим "чтение" заклинания.
   А еще, уровня эдак с пятидесятого, на незанятой оружием руке можно носить браслеты - до трех штук, с ощутимыми бонусами...
   ...Первого зверька Хэйт обошла по дуге. И второго, и третьего - тоже. Остановилась, только когда непись, давшая задание, скрылась из виду. Живность ее не трогала, сосредоточенно хрустела капусточкой; девушке даже жалко стало пузатеньких грызунов: как знать, может, у них авитаминоз? А тут она с планами по их истреблению... Но жалость жалостью, а квест уже взят.
   Она активировала останавливающую лозу на животинку, косившуюся на нее особенно подозрительно. Насыщенно-зеленого цвета стебель с гладкими, точно воском натертыми листочками, опутал лапки землеройки. Грызун ощерился, попытался броситься на обидчицу, но не тут-то было, растительно-магические путы держали крепко. Следом за лозой пришла очередь ядовитой пыльцы: над вытянутой мордашкой появился бурый венчик, напоминающий цветок колокольчика. Лепестки венчика дрогнули, на землеройку посыпалась пыльца. Зверек тонко зашипел, шерсть, густо присыпанная пыльцой, позеленела, пошла проплешинами.
   - Нормальная анимация, - с видом искренней заинтересованности (такое выражение ей всегда казалось уместным у маньяков, расчленителей, в крайнем случае - патологоанатомов) произнесла Хэйт, неподвижно замирая. Покуда действовал яд, ей хотелось восстановить часть затраченной маны, а возобновление (в простонародье - реген*) происходило на порядок быстрее, если мистик не двигался.
   Когда лоза начала сбрасывать листочки, Хэйт обновила заклинание. И снова замерла. Шкурка землеройки возвращала нормальный цвет, здоровье ее уменьшилось наполовину (что хотеть, монстрик первого уровня, элементарный в убиении!), но Хэйт, вместо повторного призыва венчика с пыльцой применила малую регенерацию. Полоска здоровья грызуна поползла в обратную сторону. Девушка замерла изваянием: ровно на десять секунд, пока не спала лоза. Затем снова направила на землеройку венчик с пыльцой. После заново накинула регенерацию. И еще круг. И еще б не один - но, увы, маны совсем не осталось на дальнейшие издевательства.
   - Поглядим, что дали сеансы мазохизма в Гильдии Воинов, - ухмыльнулась Хэйт (привычка вести разговоры с собой любимой становилась навязчивой, но не с жуками и бабочками же, в самом деле, общаться?). Она осторожно приблизилась к зверьку, размахнулась, ударила посохом прямо по черной пуговке носа.
  
   Критический удар! Вы нанесли 26 единиц урона!
  
   Землеройка тут же укусила девушку за ногу: больно, противно, но уровень здоровья Хэйт едва шелохнулся.
   - Отлично! - она сразу же углядела новую возможность и опустила посох. Животинка разошлась, подпрыгивая, прокусывала ноги Хэйт через тонкие штанины, пару раз чувствительно ударила хвостом. Здоровье Хэйт упало до половины, но она стойко терпела.
   Когда терпение иссякло, а хп** приблизилось к красной зоне, девушка заново активировала останавливающую лозу и дважды - малую регенерацию, на себя и на зверька.
   Пожалуй, это было самое долгое убиение обычной землеройки игроком Восхождения, на иных боссов столько времени не тратят! Хэйт мучила зверюшку, пока не заканчивалась мана, позволяла той кусаться и лупить хвостом, и так снова и снова, пока ей не осточертело. Тогда девушка принялась планомерно выбивать посохом остатки здоровья из грызуна. Землеройке удалось напоследок удивить Хэйт: на последнем издыхании, когда оставалось нанести всего пару ударов, она сделала, наконец, то, что свойственно ее родственницам в реальном мире: зарылась в землю, но с такой скоростью, что растерявшаяся девушка не успела даже лозу накинуть. Хэйт несколько секунд хватала ртом воздух, в полной готовности рвать волосы на голове: все бонусы в прокачке навыков и характеристик на мобах (гильдейские куклы к таковым не относились по определению) выдавались только после смерти означенных.
  
   ------------------------------------------------
   * От англ. Regeneration - Восстановление (сокращение, принятое в РПГ).
   ** От англ. аббревиатуры HP - health points: единицы здоровья.
   -------------------------------------------------
  
   Спустя несколько секунд эта "проклятая крыса" (самое ласковое из прозваний, отпущенных в адрес землеройки девушкой за эти мгновения) выкопалась, с остервенением вцепилась в штанину Хэйт, получила посохом по голове и издохла. Анимация смерти тоже была красивой: черная вспышка, эдакий мелкомасштабный взрыв, только без дыма и копоти.
   К слову, Хэйт не обратила на этот взрыв ни малейшего внимания. Перед глазами ее всплывали одно за другим оповещения...
   Суммарно, одна землеройка принесла ей: одно очко интеллекта, два - живучести, три - мудрости; уровень владения останавливающей лозой поднялся до 1.5, ядовитой пыльцой и малой регенерацией до 1.4. О, еще 5 опыта и шкурку, нужную по квесту...
   Хэйт запрокинула голову и расхохоталась.
   - Гений. Я - гений! Нет, не так: я - ГЕНИЙ! - пританцовывая по разбросанным по земле капустным листьям, напевала Хэйт. - Но гении тоже должны высыпаться. Выход!
  
   К просмотру Вероника готовилась тщательно. Заспанное лицо было протерто льдом с алоэ (мама так учила... ох, как же это было давно), покрыто основой для макияжа, припудрено (синяки под глазами предварительно были замаскированы тональным кремом). Немножко туши на ресницы и прозрачный блеск на губы...
   Она даже в строгое темно-серое платье влезла (в комиссии все были в возрасте, плюс две старые девы, так что никакой сексапильности) и в черно-серые замшевые туфли на шпильке. Черная сумочка вместо привычного баула довершила образ. Никаких украшений.
   Старинное зеркало намекнуло, что наряд добавил двадцатилетней девушке года три, не меньше, но это был как раз тот случай, когда лучше выглядеть старше, скромнее и серьезнее.
   Какой-то ребятенок в маршрутке назвал ее тетенькой, Вероника поморщилась, но смолчала: детская непосредственность, да и никто не заставлял ее так наряжаться.
   Мандража не было. Сделать больше по восстановлению работ, чем они со Стасом сделали накануне, за день было нереально. Решат придраться - будет у нее первый заваленный показ.
   Так, в состоянии отрешенности, граничащей с равнодушием, Вероника и добиралась до аудитории. Станки из комнаты вынесли, вообще убрали все, что убиралось, стены были завешаны картинами. Ее шесть подправленных работ висели отдельно: вероятно, Стас распорядился и напряг одногруппников. О, а вот и он сам...
   - Белозерова, подошла наконец-то! - Стас махнул ей рукой, подзывая к сгрудившимся студентам-живописникам. - Значит, раздолбаи мои, смирно гуляете по коридорам, рекреациям, в столовую можете сходить. Комиссия с вами разговаривать не будет. Все комментарии завтра получите, вместе с отметками. Показ перенесли на час вперед, так что кыш отсюда! Белозерова, за мной.
   - Ей можно остаться, а нам нет? - резво возмутилась Полиночка.
   - Я вообще не собирался допускать вас до показа, говорливые неучи. Увы, начальство решило иначе: подведение итогов полугодия не может быть отменено по причине одного нарушения. Так что вам повезло. Но это не означает, что вы прощены. Я все сказал, свободны.
   Веронике ничего не оставалось, кроме как следовать за Стасом, почти физически ощущая злобные взгляды сокурсников. Неужели он не понимал, что выделяя ее еще больше, только усилит нелюбовь группы? С другой стороны, а не начхать ли ей?..
   Сам показ проходил тихо. Вероника стояла, как изваяние, рядом со Стасом, семь членов комиссии обходили работы, что-то вполголоса обсуждая. Дойдя до ее работ, мэтры остановились.
   - Мне кажется, или я вижу тут трещину? - Алла Юрьевна, поправляя оправу старомодных очков, ткнула пальцем в полотно с разнесчастным мальчиком в шлеме.
   Вероника мысленно выругалась: кому вообще в голову взбрело включать в состав комиссии преподавателя истории искусств?! Еще и разглядела же, курица близорукая!
   Стас молча дошел до мегеры, развернул холст в рамке из дешевых реечек, продемонстрировал склеенные скотчем края.
   - О! Это и есть причина, которую вы упоминали? - как бы между делом спросил декан, дождался кивка Стаса, продолжил. - Конечно, неприятное происшествие, жаль, вы не смогли найти виновника. Но реставрационная обработка на уровне. Выполняла студентка?
   Куратор кивнул снова, упреждая ответ Вероники.
   - Я помогал со сведением разрезов. В одиночку это непросто.
   Она так и не успела вмешаться: члены комиссии покачали головами, поохали, отметили что-то в блокнотах и удалились.
   - Почему? - чуть отойдя от потрясения, спросила Вероника.
   - Ты хорошая девочка, - пожал плечами Стас. - А мне нежелательно прикладывать руку и кисть к работам студентов. Все, гуляй до понедельника.
   - А... оценка как же?
   - Вот в понедельник и узнаешь. Отдых, ребенок, слышала слово такое?
   Он и в спину ее подтолкнул, видимо, чтобы направление верное задать.
  
   Так, в некоторой прострации, девушка дошла до первого этажа, завернула в столовую, не оттого, что была голодна, а потому, что до сознания не доходило еще: учебный год окончен, сессия закрыта. Даже зачеты по теоретическим предметам (английский, литература, эстетика, философия, политология, ИМХК* культура речи - словом, крайне "нужные" художнику дисциплины) и те дались сложнее. Со шрифтами она мучилась неимоверно долго, нудный предмет, нудный преподаватель, нудный процесс, лишенный творчества напрочь. А вот "финишная прямая" - профильные предметы, будто и вовсе без ее участия сдались. Сами собой.
  
   -------------------------------------------
   *Здесь: История Мировой Художественной Культуры.
   -------------------------------------------
  
   В столовой она сделала заказ, прошла к любимому столику, не обращая ровным счетом никакого внимание на окружающих. Солянка, рыба в кляре, бутылка воды "ноль-пять". Девушка только приступила к трапезе, как на соседний стул приземлилась полноватая нижняя часть Полины. Ножки стула противно скрипнули по мрамору.
   - Как прошло, преподская подстилка? - с каким-то садистским ликованием в голосе спросила Поля. - Кому, кроме Стаса, пришлось дать за пятерки?
   Вероника изогнула брови, отложила ложку.
   - Это ты о чем?
   - А я видела, как он тебя вчера тискал. Прямо в студии, по-свойски так. Мне просто интересно: каково это, спать с преподом и читать нотации о том, какая ты вся правильная, и какие мы убогие?
   - Полина, ясноокая моя, сходи-ка ты к окулисту, - сощурилась Вероника, улыбнулась доверительно. - И к психиатру, вроде бы они галлюцинациями занимаются. Или прекрати употреблять наркотики. А сейчас - изыди, ты портишь мне аппетит.
   - Галлюцинации, говоришь? - скривила губы Полина. - Кому бы мне о них рассказать? Ректору или группе, группе или ректору?.. Педсовет будет недоволен Стасом, разве можно развращать молодежь?
   - На твое усмотрение, - передернула плечами Вероника. - Но я настаиваю на варианте с психиатром.
   - Какие мы смелые! - Поля разошлась не на шутку. - Любопытно, вцепишься мне в волосы, если скажу, что это я порезала твою мазню? Тебя же Стас прикроет, ну, давай, чего ждешь?!
   - Лечиться тебе надо, Рокитова, - вздохнула Вероника. - Ты ничего не резала. И не потому, что смелости не хватило бы: трусливые собачки как раз исподтишка и норовят укусить. И даже не потому, что с твоими слабыми руками ты бы не смогла пробить затвердевшее покрытие: я холсты не грунтую, да и резали изнутри, так что было бы желание, справилась бы. А потому, что тот, кто испортил мои работы, питал ко мне истую ненависть. Он знал, как много значат для меня полотна, и стремился уничтожить меня одним ударом. Растоптать, унизить, причинить боль. Тот, кто испытывает такую ненависть, не тявкает по углам и не разносит сплетни. Ты - можешь только тявкать. Поэтому пшла вон!
   Наушники, так удачно лежащие на столе, заняли положенное место в ушах Вероники, в плеере заиграла первая попавшаяся мелодия. Фильтр "случайно" порадовал: "Linkin Park - Don't Stay". Полина говорила что-то, размахивала руками, даже ударила кулаком по столу: Вероника только увеличила громкость. Доела все до последней крошки. Затем встала, выключила проигрыватель, убрала в сумку телефон, одернула юбку.
   Отнесла поднос с посудой к раздаче. Кивнула сама себе и направилась к ректору.
  
   На удивление, ректор не только оказался на месте, но и принял студентку без лишних проволочек.
   - Итак, золотая девочка, что привело тебя? - хорошо поставленным голосом приветствовал Веронику ректор, мужчина немолодой, однако держащий себя в отличной форме.
   - Простите, Юрий Алексеевич, как вы меня назвали? - растерялась девушка.
   Ректор улыбнулся, приглашающим жестом указал на стул.
   - Одна из лучших наших студенток, прекрасные отметки, больше всех работ, отправленных в фонд. Кратко - золотая девочка. А что характер несносный, так это пустяки, люди творческие редко без причуд.
   Она смутилась, щеки зарделись румянцем.
   - О, еще не прошли времена, когда я заставлял девиц краснеть! - окончательно развеселился ректор, обладатель неисчислимого количества званий и премий. - Но к делу. Что случилось?
   Вероника выдавила слабую улыбку. Тон ректора решительно не вязался с его извечно суровым видом: с иным он по училищу не хаживал.
   - Сложилась ситуация, которую кое-кто из моих сокурсников превратно истолковал, - собралась с духом девушка. - И мне не хотелось бы, чтобы это негативно отразилось на нашем кураторе.
   - Подробнее, - сухо потребовал ректор, уже без тени улыбки.
   Как ей хотелось провалиться под землю! Испариться, сгинуть... Но это означало бы подставить Стаса. Нет уж, к черту гордость. И предубеждение, ага, в стиле Джейн Остин*...
   - Вы ведь видели мое личное дело? - спросила Вероника, дождалась резкого кивка ректора, продолжила. - Тогда вы знаете, что я потеряла родителей незадолго до окончания средней школы. Вчера Станислав Анатольевич проводил со мной... профилактическую беседу. Об эмоциональности, коммуникативности и иже с ними. Возможно, вы слышали, что мои работы, подготовленные к просмотру, были испорчены?
  
   ------------------------------------------
   *Подразумевается роман Джейн Остин 'Гордость и предубеждение' (Pride and Prejudice).
   ------------------------------------------
  
   Ректор снова кивнул.
   - Этот инцидент и послужил поводом для беседы. Он полагает, и не без оснований, что мое вызывающее поведение спровоцировало кого-то на такой поступок. Так получилось, что я рассказала куратору о семье, - она перевела дыхание, прежде, чем перейти к самому скользкому моменту. - В качестве жеста ободрения он слегка приобнял меня за плечи. Без какой-либо иной подоплеки. Моя одногруппница стала этому невольной свидетельницей. И сделала неверные выводы.
   - Неоднозначно, - цепкий взгляд ректора сверлил девушку, но она держалась. - И чего же ты хочешь от меня?
   - Чтобы этот случай не стал предметом обсуждения педсоветом. Юрий Алексеевич, не наказывайте моего руководителя за проявление понимания.
   - Ребенок! - расхохотался вдруг ректор. Вероника поморщилась: второй раз за день ее так называли, хотя вид у нее был, что ни на есть "тетенькин". - Я похож на наивного бездельника, который будет всерьез рассматривать студенческие сплетни?
   Она быстро-быстро замотала головой.
   - То-то же. Слухи, сплетни, клевета, наветы - вне компетенции ректора. И педсовета тоже. Вот если бы ты пришла с обвинением в адрес куратора, был бы другой разговор. Но обвинений нет, я правильно понял?
   - Нет. Простите за беспокойство, Юрий Алексеевич, я глупо отняла у вас время, - Вероника поднялась и засобиралась на выход.
   - Не глупо. Лет шесть назад педсовет занимался подобным вопросом. С участием Станислава Анатольевича и второкурсницы. Обвинения в тот раз имелись, и довольно серьезные. Но сейчас ведь другой случай?
   - Другой, - с упором ответила девушка. Надо же, Стас и студентка... Но не ей судить, право слово.
   - Тогда успехов тебе, золотая девочка, - смягчился ректор. - О кураторе не беспокойся.
   - Спасибо! - она пулей вылетела из кабинета. Зацокала шпильками к выходу: больше ее ничто не держало в стенах училища.
   Рокитова теперь пусть хоть на фонарных столбах листовки расклеивает о ней и Стасе, вреда от этого не будет. А отдых ей и вправду пригодится, заслужила...
  
   Землеройки продолжали беспечно жевать капустные листья. Хэйт огладила посох, улыбнулась лазурным небесам.
   - Ничего личного, зверьки, - вполголоса предупредила она землероек. Животные не вняли.
   Лоза-пыльца-регенерация. Серия укусов. Регенерация на себя. Лоза-пыльца-регенерация. Снова, снова и снова.
   За первого убитого моба она получила весьма весомое улучшение характеристик, но вполне объяснимое. Мудрость героя возрастает при вычерпывании запаса маны на заклинания, при условии, что заклинания эти наносят урон или восстанавливают здоровье. То есть, мана расходуется не "вхолостую". Измываясь над зверьком, Хэйт полностью извела свои сто пятьдесят единиц маны раз эдак пятнадцать, хотя с теми же затратами могла изничтожить дюжины три землероек. Интеллект "завязан" на нанесение урона: чем выше этот показатель, тем "больнее" бьют скиллы, и наоборот, чем больше урона наносит мистик, тем быстрее "качается" интеллект. С живучестью совсем просто: когда урон наносится персонажу, он получает "поощрение" за терпение и боль.
   Разумеется, метод Хэйт был применим только в сочетании лечащих и наносящих урон заклинаний, а на первом уровне их комбинируют единицы, предпочитая такие умения, как порыв ветра (разовый урон по цели магией воздуха, наносит 140 единиц урона) или угольки (школа магии огня, наносит 50 единиц урона сразу и по 25 ежесекундно в течении трех секунд). Опять же, далеко не каждый мистик на начальных уровнях имеет двукратную относительно стартового параметра живучесть, а значит, укусы той же землеройки из неприятных переходят в разряд угрожающих.
   Среднестатистический игрок выполнил бы квест на землероек за пять минут реального времени: Хэйт же затратила на него более пяти часов. Каждую следующую животинку она мучила дольше предыдущей, стремясь "выжать" из зверьков по максимуму. Как итог, все три используемых умения были доведены до 3.8 в ранге новичок (увы, за переход на следующий ранг следовало отдать по десять золотых за каждый скилл, их не было и в помине). Можно сказать, бедственное финансовое положение Хэйт спасло грызунов - при наличии денег она б не угомонилась, пока не разогнала бы уровень владения до десятки для каждого умения. Мудрость выросла на двенадцать, интеллект на три (Хэйт очень расстраивал медленный прогресс именно этой статы), живучесть на восемь. Навыки прокачивались отлично, а вот характеристики - по капле в море относительно прилагаемых усилий.
   А ведь чем дальше, тем тяжелее будет...
   Покончив с землеройками, девушка заозиралась по сторонам: нет ли в области видимого неписей? Никого не обнаружив, она опустилась на корточки и принялась выкорчевывать капустный кочан, сетуя на отсутствие ножа или хотя бы плохонького кинжальчика. Да, грабеж... Но капусту же и так попортили грызуны, а обещанные десять серебряных в качестве вознаграждения - разве деньги? Кочаны складывались в одну ячейку инвентаря, но весили как-то подозрительно много: каждый кочан по килограмму! Учитывая, что общий переносимый вес составлял двадцать пять кг (двадцать стандартных для мистика и пять надбавочных, за десять единиц силы, полученных в Гильдии Воинов), много ей с поля не уволочь...
   Как оказалось, сила не такой уж и бесполезный для мистика параметр! Хэйт пообещала себе, едва только немножко приоденется, пойти и побить мобов вручную, то бишь посохом по загривку, а не магией.
   Повыдергав двадцать кочанов, Хэйт выпрямилась, отряхнулась и пошла к домику огородницы, выдавшей ей давеча задание. Не побежала, потому как бег с таким грузом был невозможен.
   Фермерша приняла шкурки грызунов с довольной улыбкой, срок исполнения ее не смутил, но продолжения квеста (Хэйт надеялась, что землеройки - первое звено в цепочке заданий, однако ошиблась) не выдала.
   Хэйт пожала плечами и неспешно зашагала к городским воротам. Она так давно не была в Обжорке, что Сорхо имел полное право на нее оскорбиться.
  
  
   Выносливость увеличилась на 1.
   Сила увеличилась на 1.
  
   До трактира она еле доковыляла. Жадность свою прокляла бесчисленное количество раз. Но оповещение, как и самое первое (и тоже связанное с Обжоркой!) подарило второе дыхание и искупило все мучения.
   - Малышка, неужели ты вернулась! - искренне обрадовался Сорхо. - Где тебя носило целую вечность? Я через пару дней закрываю трактир и вообще из Велегарда уезжаю, а ты как сквозь землю провалилась!
   Хэйт погрустнела. Ей-то казалось, что добряк Сорхо - это что-то такое неизменное, как восход и закат, а он уезжает... Вот он, недостаток живых людей относительно НПЦ - только ты к ним привыкнешь, как они пропадают.
   - Носило то там, то тут... Так вышло, не серчай. Слушай, можно я у тебя рюкзак разгружу?
   - У тебя там что-то ценное?
   - Нет, обыкновенная капуста. Я в ней не очень разбираюсь, но думаю, белокочанная.
   Сорхо не смеялся: Сорхо гоготал, держась за живот, до икоты.
   - Ты неповторима! Овощи стоят по два медяка за штуку, а ты на своем горбу перла их! Я тебе даже заплачу за эту капусту, по розничной цене, не зря же корячилась, глупая. Нет, это ж надо додуматься!..
   Про плюсик к статам Хэйт смолчала - обиделась.
   - Ты к мастеру обещал меня отвести, - буркнула она, выложив кочаны ровным рядком на трактирную стойку. - Десять выходов я отработала.
   - Пойдем, словечко я уже замолвил, - Сорхо, кажется, устыдился своей несдержанной реакции.
   Мастер-кулинар, к коему привел девушку трактирщик, в "талии" был таких необъятных размеров, что хозяин Обжорки рядом с ним смотрелся худышечкой.
   - Подопечная Сорхо? - пророкотала эта живая гора. Хэйт закивала. - Нож в руку! Редис и огурцы нарезать, перцы вычистить и порезать. Пятнадцать минут на все. Приступай!
  
   Задание! Азы кулинарии: Стадия I: Кромсать, крошить и резать!
   Используя поварской нож, обработайте овощи.
   Тип задания: специализация.
   Требования: нет.
   Уровень сложности: начальный.
   Внимание: срок исполнения 15 минут!
  
   Ни слова о награде, подтверждения не спросили. Хэйт метнулась к разделочной доске, принялась орудовать ножом. Закончила намного раньше срока: сказывался опыт чистки овощей на кухне у Сорхо.
   - Нормально, - одобрил повар. - Теперь овощи в миску, перемешать, посолить, поперчить, заправить маслом. Не переборщи ни с чем!
  
   Задание: Азы кулинарии: Стадия I - завершено.
   Задание! Азы кулинарии: Стадия II: Чувство меры.
   Используя подготовленные овощи и приправы, приготовьте салат.
   Тип задания: специализация.
   Требования: выполнение задания Азы кулинарии: Стадия I.
   Уровень сложности: начальный.
   Внимание: при избытке приправ в блюде задание будет провалено!
  
  
   "Э-э, а где рецепт?" - хотела было спросить Хэйт, но вовремя перехватила жест Сорхо: скрещенные ладони. Похоже, заправлять следовало "на глазок", полагаясь на интуицию. Радовало, что рамок по сроку не выставили, и что пересолить-переперчить нельзя - сказали, а про недосол ни слова.
   Хэйт смешала салатик, добавив по щепотке соли и перца, подала миску на пробу мастеру-кулинару.
   - Годится. Хотя соли могло бы быть и побольше. Теперь возьми мясо - вон тот кусок, замаринованный уже. Обжарь на решетке. Смотри, не спали!
  
   Задание: Азы кулинарии: Стадия II - завершено.
   Задание! Азы кулинарии: Стадия III: От простого к... простому!
   Аккуратно прожарьте с двух сторон на решетке кусок мяса кролика.
   Тип задания: специализация.
   Требования: выполнение задания Азы кулинарии: Стадия II.
   Уровень сложности: начальный.
   Внимание: необходимо использовать мясо, предложенное мастером. В случае неудачного приготовления задание будет провалено!
  
   И снова никакого рецепта. Хэйт решила довериться реалистичности виртуального мира: вкусно пахнет, подрумянилось, значит готово.
   Подцепляя мясо щипцами, она вовремя перевернула кусочек крольчатины. И сняла с огня как раз тогда, когда мясо уже прожарилось, но еще не стало сухим.
   Мастер одобрил.
   - Выложи на блюдо и приготовь к подаче.
  
   Задание: Азы кулинарии: Стадия III - завершено.
   Задание! Азы кулинарии: Стадия IV: Последние штрихи.
   Объедините на одном блюде салат и мясо.
   Тип задания: специализация.
   Требования: выполнение задания Азы кулинарии: Стадия III.
   Уровень сложности: начальный.
   Награда: обучение профессии Кулинар. Дополнительная награда: зависит от того, насколько доволен вашими успехами мастер.
  
   Стараясь ничего не закапать, Хэйт положила мясо на левую сторону блюда, на правой же горкой примостила салат. Поддавшись сиюминутному порыву, отщипнула от веточки петрушки несколько листочков, украсила.
   Толстяк снизошел до улыбки.
   - Кулинару необходима сноровка. Кулинару не обойтись без чувства меры. Кулинар не может полагаться только на рецепты, созданные до него: он не должен бояться импровизации. И, наконец, кулинару не может быть чуждо прекрасное: красиво оформленное блюдо и вкушать приятнее. Мы следуем этим правилам всю свою жизнь, ибо кулинар - не только профессия, но и стиль жизни. И с этого момента ты - одна из нас!
  
   Поздравляем! Профессия Кулинар получена!
   Текущий уровень мастерства: 1.0 (ранг: новичок).
   Ловкость увеличилась на 5.
   Мудрость увеличилась на 5.
  
   Пока Хэйт жмурилась и млела от удовольствия, мастер-НПЦ подарил ей четыре свитка с рецептами: два из них на блюда, которые она создавала в цепочке заданий, один - травяного настоя и последний, вызвавший нездоровый смешок - на капусту. Тушеную. Настой увеличивал восстановление здоровья и маны на две единицы в секунду, еда повышала уровень сытости на пятьдесят. Тушеная капуста, кроме вышеозначенного, на полчаса прибавляла тридцать мп; Хэйт мысленно прокомментировала: "А чувство юмора возносит до небес!"
   Она поблагодарила НПЦ, приняла торжественно переданный набор инструментов для кулинарии (места в инвентаре набор не занимал, а входило в него все, от разделочного ножа до поварешки) и припустила обратно в Обжорку, да так, что Сорхо едва за ней поспевал.
   - Вот! - ткнула она в капустный ряд, как только они переступили порог трактира. - Ты надо мной ржал, а я как знала, что она пригодится!
   - Малышка, я же не со зла... А-а-а, положи скалку, мы ведь даже не женаты!..
   Теперь Хэйт была почти уверена, что Сорхо - ее соотечественник. Не так много стран, уроженцы которых при слове "скалка" представляют сердитую жену и понимают, что кухонная утварь эта в нежных ручках не для того, чтобы тесто раскатывать, а в качестве инструмента праведного возмездия!
   С нанимателем она, конечно же, помирилась. И стрясла аж шесть рецептов: их, не изучая, прямо в виде свитков запихнула в рюкзак. Сработал таймер, установленный на восемь часов пребывания в игре. Из мира виртуального пора было отправляться в мир сновидений...
  
   Дни неожиданного отдыха Вероника расписала едва ли не по часам. Как ни заманчива была перспектива провести в игре большую часть свободного времени, на бодрствование и активную жизнь вне капсулы она отвела немалую долю. Вечер - Восхождение, ночь - здоровый сон. Утро: стакан воды, разминка, душ, кофе, завтрак. Затем два часа на написание интерьерного натюрморта (задание на лето). Посочувствовать дизайнерам: они эту ересь пишут в невообразимых количествах. И "списать" картинку с каталога IKEA не удастся - попросту не зачтут. День: поход до магазина за продуктами, приготовление обеда, сам обед, мелкие бытовые дела. Обратно в красочный мир Восхождения...
  
   Вместо Сорхо в Обжорке ее встретила феечка - мелочь высотой с ладонь, прозрачные крылышки и точеная фигурка. Они тут на манер почтовых голубей порхали, благо, расстояния для волшебных существ помехой не являлись. Фея взмахнула палочкой, обернулась вокруг своей оси - и в руке Хэйт появился свиток, перетянутый пурпурной лентой. Исполнив миссию доставки, феечка рассыпалась золотыми искрами.
   Послание было от Сорхо. Он сообщал, что планы его изменились, поэтому Велегард он вынужден был покинуть раньше, чем задумывал. Обжорку он не продал и не сдал в аренду, а запечатал, настроив неограниченный доступ для Хэйт (но только для нее одной, если она будет состоять в группе, дверь просто не отворится). Пояснил, чем это для нее полезно: все приборы на его кухне выполнены на заказ, уменьшают шанс при готовке испортить блюдо и ускоряют прокачку профессии. Кроме того, он не стал забирать запасы приправ. В постскриптуме обещал вернуться через месяц и оценить прогресс подопечной в кулинарном деле.
   - Душка, - умилилась Хэйт, прочтя письмо до конца. Такая помощь была дороже всяких денег, потому как стимулировала развитие.
   Девушка обошла кухню, чтобы запомнить, где что лежит, наткнулась в ходе изысканий на кладовую, битком набитую способными долго храниться овощами: морковью, луком, картошкой, свеклой.
   Остаток игрового дня прошел в трудах: Хэйт, выбрав рецепт капусты, как наиболее перспективный, тушила порцию за порцией в высокой сковороде. Кочан мелко нашинкованной капусты, две луковицы, столовая ложка уксуса, столовая ложка соли, лавровый лист, три стакана воды. Ничего сложного, но очень уж долго. Потом она осознала, что в ее распоряжении целая кухня, и было бы глупо этим не воспользоваться, так что она начала совмещать помешивание капусты с запеканием картофелин (рецепт был один из тех, что ей выдал Сорхо накануне, остальные пять оказались для ранга "ученик"). Хотела еще с травяным настоем поэкспериментировать, но не нашла трав, может быть, Сорхо их и не держал, покупать их было не очень-то дешево, а специальный сбор качать он мог и полениться.
   Готовка девушку вымотала: полупрозрачная полоска бодрости почти истаяла, так долго работать без перерывов ей удавалось только благодаря имеющейся выносливости. Тут также действовал принцип маятника: чем больше она устает, тем быстрее качается выносливость, но чем выше ее показатель выносливости, тем дольше расходуется бодрость. Что парадоксально, многие игроки, выбравшие стезю мага, слышали о таком параметре, как выносливость, лишь краем уха: на боевые умения бодрость не тратится (иначе как выдерживать многочасовые сражения?); совершенствование профессиональных навыков увеличивает характеристики исключительно поэтапно, при переходе на следующий ранг, и никаких посторонних надбавок (за исключением трех ремесел: ремонтного, кузнечного и оружейного дела, как наиболее трудоемких). А такие занятия, как бег на длинные дистанции, переноска тяжестей, однообразный труд и прочее - чаще всего мистики оставляют без внимания (не барское это дело!), стремясь поскорее набрать уровень.
  
   Хэйт съела тарелку собственноручно приготовленной пищи, передохнула. Проверила уровень мастерства кулинарии (оповещения она игнорировала, не хотелось отвлекаться), он подрос всего до 1.6 - и это с бонусами от дорогой кухни Сорхо. Слегка расстроившись этому факту, решила размять ноги, заодно припасы подновить. До приснопамятного поля неслась во весь опор, не обращая внимания на исчезающую полоску бодрости.
   Землероек кто-то уже изничтожал: тоже мистик, тоже явно новичок, тоже девушка. Блондинка, судя по внешности - чистокровный человек, кукольная мордашка, смахивающая на Барби. "Куколка" добила очередного грызуна, заметила Хэйт, помахала ей рукой, замерла.
   - Подстава, четыре моба - ноль мп! - воскликнула она разочарованно. - Я так год буду эти квесты ковырять!
   Хэйт не спешила с сочувствием - ей-то хватало маны на все, но она и приобрела наименее затратные по мп заклинания.
   - Плюс тридцать к мане - пригодится? - предчувствие, что она нашла рынок сбыта блюд, на которых раскачивала кулинарию, помогло Хэйт улыбаться блондинке совершенно искренне. - Могу продать еды с бонусом.
   - Ты кулинар? Да ладно! - недоверчиво закатила глаза "куколка". - По две серебрушки за штуку, все, что у тебя есть.
   - По три. Приправы не бесплатные, и одна порция готовится сорок игровых минут. Всего девятнадцать порций, время действия - полчаса, срок хранения - три дня. Сроки в реальном времени, не в игровом.
   Блондинка озадачилась. И в общем-то, было чем: в лавках торговцев-НПЦ цена на еду с бонусами составляла от пяти серебряных за порцию, игроков-кулинаров, продающих пищу своего приготовления, да еще и не дорого, нужно было искать. Тут же еда пришла прямо к ней, с доставкой, и хоть бонус невелик, а здесь и сейчас весьма полезен.
   - Беру, - решилась магичка. - Разорительница!
   Девушки произвели обмен, Хэйт стала богаче на пятьдесят семь серебряных, к блондинке перешли котелки с тушеной капустой (так выглядело оформление блюда при переноске).
   - Кстати, - вовсю орудуя ложкой, добавила блондинка. - Ты из крольчатины умеешь что-нибудь делать?
   - Мясо. Жареное, - подтвердила Хэйт. - Прибавок никаких, только сытость поднимает.
   - А-а... Жаль. А то тут недалеко квест на кроликов дают, - она махнула рукой, указывая направление. - Четвертый дом, если отсюда считать. У мужика кроли взбесились, просит поубивать их, пока они его самого не сожрали. Мясо почти с каждого падает.
   Идея потискать пушистых Хэйт пришлась по нраву, при блондинке воровать капусту не хотелось, как и демонстрировать свою методику "запытать и заморить".
   С фермером, хозяином "взбесившихся кролей", она столковалась быстро. Условия задания совпадали с "Очисткой капустного поля": добыть десять шкурок, в награду получить 20 опыта, 10 очков репутации с Велегардом и 10 серебряных.
   Сарайчик с кроликами стоял сразу за домом, в нем-то шесть игровых часов девушка и терзала милых, но кусачих зверюшек. Получила незначительные прибавки к уровню владения скиллами, единичку к живучести и две - к мудрости. Хэйт убивала кроликов немного побыстрее, чем землероек, жалко было времени, и прирост характеристик почти сошел на нет.
   Зато она разжилась крольчатиной, а на обратном пути к городу забежала на поле: блондинки уже след простыл, так что Хэйт спокойно срезала двадцать кочанов капусты (благо, с набором кулинара недостатка в ножах она более не ощущала). И поковыляла с перегрузкой до Обжорки.
  
   Покуда позволяла бодрость, Хэйт порхала по кухне, успевая и капусту помешать, и мясо перевернуть, и угли с золой, в которых пропекалась картошка, растеребить. Затем: отдых-перекус-пробежка. А вот с убиением живности, коей она надеялась себя развлечь, вышла неувязка: с треском разошелся шов на левом ботинке.
  
   Простые матерчатые ботинки.
   Тип: тканая броня.
   Класс: обычное.
   Защита: 2. Прочность: 3/15.
   Внимание! Прочность предмета понижена, отремонтируйте его, чтобы предотвратить поломку!
  
   - Ох, черт! - взвыла Хэйт, опутала лозой лапки грызуна, поспешно отскочила. Активировала ядовитую пыльцу, дождалась, пока зверек умрет от отравления.
   Проверила наличность: один золотой, шестнадцать серебряных (спасибо Сорхо и давешней блондинке!). Новая обувь встанет ей в тридцать серебрушек, починка у НПЦ - в пятнадцать (стандартная цена починки - половина стоимости предмета). Обучение крайне популярной профессии Ремонтник стоит сто золотых. Цена оправдана и платит ее по статистике каждый второй игрок Восхождения. Кому охота среди затяжного боя услышать оповещение о том, что доспех развалился, оружие сломалось и пора вешаться? Правильно, никому, оттого и заламывают ценник неписи.
   Девушка опечалилась, набрала с горя капусты (здорово, что мир таки нарисованный: сколько не уноси овощей с поля, на следующий игровой день все снова на своих местах), тяжело, словно нагруженный тюками ослик, чуть пошатываясь, побрела обратно в Обжорку.
  
   Выносливость увеличилась на 1!
   Сила увеличилась на 1!
  
   - Ага, ага, прекрасно, - буркнула Хэйт, торопливо избавляясь от груза. - Еще бы сотню золотых отсыпали... Выход!
  
   В четверг вместо похода в супермаркет Вероника штудировала форумы. Новости были неутешительные: обходной путь к ремонтному делу имелся, но проще было заплатить и не париться. Специально для жадин мастер-НПЦ выдавал квест... Какой-то пользователь с юмором в комментарий к описанию добавил цитату:

А орешки не простые,

Все скорлупки золотые*...

   Квест был масштабируемый. То есть, в зависимости от уровня выполняющего, отправляли его вырезать монстров на порядок старше. Плюс беготня, канитель, диалоги - но это есть в любой цепочке заданий, ничего неожиданного. А вот мобы... При ее первом минимальный уровень врага будет десятый, приступи она к этому квесту на "полтиннике" - отправили бы бить тварей от семьдесят пятого, на "сотке" - от сто пятидесятого.
   - Разработчики - садисты, - резюмировала Вероника. Она ни разу в жизни не прикасалась к сигаретам, но именно сейчас ей зверски захотелось курить. Или выпить... Или еще какой-нибудь дряни, портящей организм и затуманивающей мозги...
   Вместо этого она надела спортивный костюм, кроссовки и понеслась на пробежку. Ветер в лицо, неровный асфальт под ногами, косые взгляды гламурных куриц... Сначала стали безразличны взгляды, затем выбоины на тротуарах. Остался только ветер.
  
   - Добрый день, мастер! - Хэйт почтительно поклонилась дюжему детине, раздающему указания в ремонтной мастерской. - Ваше умение чинить практически разрушенные предметы так восхитило меня, что я смиренно прошу вас взять меня в ученицы.
   - Обучение стоит сто золотых, станет ли тебя, девица, на такую сумму? - добродушно ухмыльнулся мастер.
   - Увы, - развела руками Хэйт. - Но слыхала я, что попасть в ряды ваших учеников можно, оказав лично вам услугу...
   Детина с высоты своего роста глянул на девушку. Оценивающе, выразительно-насмешливо.
   - По силам ли такой крохе будет эта услуга?
  
   ------------------------------------------
   *А. С. Пушкин, 'Сказка о царе Салтане'.
   ------------------------------------------
  
   - Я не подведу вас, - уверила Хэйт.
   - Ладно, - согласился НПЦ. - Посмотрим, на что ты годишься. Если вернешь мой молот, который я имел глупость проспорить пройдохе Вальху из Крейнмера - научу тебя премудростям ремонтного дела, не взяв с тебя ни медяка. Но учти, он молот так запросто не отдаст! А решишь бросить начатое - осерчаю.
  
   Задание! Дороже золота.
   Верните мастеру Гэхарту его любимый молот. Он лишился его в результате спора с неким Вальхом, проживающем в крепости Крейнмер, королевство Адария.
   Тип задания: специализация.
   Требования: нет.
   Уровень сложности: средний.
   Награда: обучение профессии Ремонтник.
   Внимание! В случае отказа от задания или его провала, стоимость изучения профессии повысится до пятисот золотых!
  
   Что сто, что пятьсот золотых - для нее эти цифры были одинаково фантастическими и недостижимыми.
   - В лепешку расшибусь, но верну ваш молот, мастер Гэхарт!
   Если НПЦ давали задание уровня сложности "средний" и выше, они называли свои имена: вероятно, чтобы игрок знал, кого ему проклинать, ежели его постигнет неудача.
   - Одна просьба, мастер, - Хэйт решила, что уж наглеть, так по полной программе. - Вы не могли бы мне ботиночки починить? Я на мели, а побегать придется изрядно, того и гляди - развалятся!
   Детина расхохотался.
   - Снимай, горе, починю.
   Пока мастер громадным шилом с толстой бечевой штопал ей обувь (за просто так, о, сладок вкус халявы!), девушка пыталась сообразить, во что же она ввязалась. Конкретного мануала на данный квест не существовало, только общая информация, приблизительные уровни монстров, встреча с которыми неминуема в процессе исполнения, и ряд рекомендаций. Первой в списке значилось: отдайте деньгами, не заморачивайтесь. Второй: не мошенничайте, разработчики (следовательно, и НПЦ, не идиоты). Если взяли квест на первом уровне, то и проходите на нем, качаясь только на тех монстрах, к которым отправили. Умников, которые решали исхитриться, поднять десяток-другой уровней и только потом уже шедших "куда послали", ждал неприятный сюрприз в виде недовольного непися, дающего поручение на новых тварей, еще более сложных.
   По большому счету, подписываясь на квест, она ничего не теряла. Очки опыта, снимаемые при смерти - ерунда, заморить новую партию землероек не проблема. Всю наличность до последнего медяка Хэйт оставила в Обжорке, там никто не украдет, а доступ есть только у нее и владельца. Сорхо, если вдруг нелегкая занесет в Велегард, ее гроши не тронет. Характеристики с нее не спишут... А их у нее, для нубки с первым уровнем, как у дурака фантиков.
   Пугала только перспектива угробить впустую кучу времени, но в свете возможной выгоды и это выглядело пустяком.
   Итак, Крейнмер, Адария. Очень удачно - это самый близкий к Велегарду город, значит, телепорт для нее бесплатен. Как только Гэхарт закончил ремонт обувки, она натянула ее на свои босые ножки и помчалась в сторону портальных врат.
   - Спасибо, мастер! - донеслось до ремонтника уже из-за двери...
  
   Вальх сдал ее в рабство. Без иносказаний, в самое натуральное рабство жрицам Ашшэа, богине-покровительнице темных эльфов.
   - А на что ты сгодиться-то можешь, немочь бледная? - брезгливо критиковал ее Вальх, местный кузнец и заядлый спорщик. - Хилая, бездарная мелюзга! Даже в бордель не пошлешь такую - разве ж кто на кости польстится? Молот Гэхарта ей подавай, ишь, соплячка, а наглая!
   Хэйт оставалось терпеть этот нескончаемый поток оскорблений и скрежетать зубами. Задание среднего уровня сложности, среднего уровня сложности, среднего уровня... Может, оно и начинается с проверки выдержки?..
   Распинался Вальх долго, со вкусом, словно удовольствие получал от втаптывания в грязь соискательницы. Под конец, когда, видно, горло пересохло, смилостивился и дал задание: добыть у жриц Ашшэа наковальню Равновесия, для чего она обязана поступить к ним в услужение и выполнять любые поручения, пока не достигнет показателя репутации "дружелюбие" с орденом. Всего-навсего тысяча очков, да...
   Пару слов об ордене. Каждая раса в Восхождении имела бога-покровителя, и на территории земель, принадлежащих той или иной расе, наибольшим влиянием обладало "их" божество. Однако смешанные браки, отпрыски разных кровей, путешественники и игроки (тоже всех мастей и рас) требовали наличия храмов не только главенствующего божества, но и прочих небожителей. Ашшэа - богиня, коей поклонялись дроу, не имела ничего общего с Ллос*, тут разработчики отошли от "канона". Дева-воительница с темной кожей, белыми волосами и суровым характером - такой была богиня дроу в Тионэе.
   Орден Ашшэа в Крейнмере располагался в невысоком, неказистом на вид храме. Только зайдя внутрь, Хэйт поняла свою ошибку: не стоило судить постройку жителей подземелий по тому, как она выглядела с улицы. Сразу от входа уходили вниз каменные ступени, вдоль спуска горели факелы, порождая неровные тени. Хэйт пробовала считать пройденные ступеньки, но сбилась на полпути. Ступени заканчивались вратами из угольно-черного камня, отворившимися без малейшего скрипа.
   Она прошла внутрь, огляделась: мрачная пещера-часовня, темный камень, очень мало света.
   - Подойди! - с сильным эхом раздалось слева.
   Хэйт сделала пару неуверенных шагов. Встретилась с жестким, немигающим взглядом жрицы.
   - Ближе! - повелительно скомандовала женщина. Пепельный цвет кожи и белоснежные волосы свидетельствовали о принадлежности к расе темных эльфов. Стального цвета глаза властно смотрели сквозь девушку, призывая к повиновению. - Смесок. Голос крови еле слышен в тебе! В услужение?
  
   -----------------------------------------------
   *Ллос (Ллот, Лолт, Лолс, Ллотх, англ. Lloth, Lolh) - в РПГ Dungeons&Dragons - верховная богиня дроу (темных эльфов). Имеет множество обличий, наиболее часто появляется в образе 'черной вдовы'. В книгах Р. Сальваторе Ллос выглядит, как гигантский черный паук, на месте головы которого расположен торс женщины-дроу.
   ------------------------------------------------
  
   Хэйт кивнула. Злить "работодательницу" не хотелось.
   - Посредственный материал... Пользы не много будет. Что же, не попробовав - не узнаешь. С этого дня ты обязана выполнять все мои указания, равно как и других жриц. Беспрекословно!
   Хэйт открыла было рот, чтобы ответить, но, взглянув на холодную маску, заменявшую жрице лицо, только повторно кивнула, принимая ее волю. Да и был ли у нее выбор?..
   - Ступай за мной.
   Жрица отвела девушку в катакомбы, в узкий каменный мешок, не пойми, для чего предназначенный.
   - Послушница ошиблась, проводя эксперимент, - сказала жрица, зажигая бледно-желтый шар. - Уничтожь результаты. Свет будет гореть два часа. К этому времени тут должно быть чисто.
   Хэйт скривилась. О, жрица подразумевала не банальную уборку, отнюдь. По полу ползали жутковатые полупрозрачные твари, не меньше двух дюжин. А если они еще и возрождаются...
   Беловолосая хлопнула в ладоши, светящийся шар взлетел и повис над головой Хэйт. Затем ушла, опустив за собой решетку. Хэйт осталась наедине с мобами...
   - И что же мы имеем? - обратилась к ползучим монстрам девушка, нацеливаясь на самого ближнего. - Ага, липр, уровень девять. Не нравятся мне твои присоски, липр... Да и сам ты - урод уродом.
   Лоза-пыльца-лоза. Одна "порция" яда сняла едва ли десятую долю здоровья монстра. Слегка подрагивали пальцы - липр был на восемь уровней старше Хэйт, а она прежде не сталкивалась ни с кем сильнее землеройки. После второго круга отравлений и опутываний Хэйт решила рискнуть: слишком уж грозил затянуться процесс, а остаться в кромешной тьме ее не прельщало.
   Накинув на тварюшку новую лозу, девушка подбежала сбоку к липру, ударила посохом, отскочила.
  
   Критический удар! Вы нанесли 38 единиц урона!
  
   Полоска хп монстра дрогнула, придав Хэйт уверенности. К ядовитой пыльце добавились слабые (критов больше не проскакивало), но постоянные удары оружием. Стукнув липра один раз, она сразу же отпрыгивала, до того, как он успевал повернуться и атаковать в ответ. Интуиция подсказывала, что соприкосновения с присосками следует избегать. Наконец прозрачный слизень-переросток дрогнул и исчез в черной вспышке.
  
   Новая способность Посох - практика добавлена!
   Посох - практика (пассивное): улучшает мастерство владения посохом, повышает наносимый этим типом оружия урон на 2%.
   Уровень 1.0 (новичок).
  
   Поздравляем! Ваш уровень повышен!
  
   Два оповещения появились одно за другим. Дрожащими руками Хэйт достала флягу с водой, отпила. Вызвала окно характеристик.
  
   Герой: Хэйт. Класс: Мистик.
   Уровень: 2.
   Здоровье: 380. Мана: 370.
   Мудрость: 37.
   Интеллект: 24.
   Живучесть: 31.
   Сила: 12.
   Ловкость: 15.
   Атака: 12. Защита: 9.
   Выносливость: 7.
  
   Свободно очков для распределения: 10.
  
   Не раздумывая ни секунды, она вложила все до единого очки в интеллект. Теперь статы выглядели более сбалансировано. Хэйт приободрилась, расправила плечи и принялась за нового липра...
   Монстры умирали без энтузиазма. Даже с учетом возросшего магического урона и атак посохом, Хэйт приходилось накладывать ядовитую пыльцу на каждую тварь раз семь-восемь. Вот когда она пожалела о своем скупердяйстве: могла ведь купить еще одну книгу заклинаний, но предпочла сэкономить, а ведь как бы пригодились те же угольки! Один раз она замешкалась, и слизняк прицепился к ее ноге, вытягивая ее здоровье и, что хуже, превращая в свое. Попросту говоря, начал ее "вампирить".
   - Ах ты, мерзость! - в негодовании Хэйт принялась лупить монстра посохом, пока он не сдох. И только после его гибели, подбирая странную продолговатую штуковину, именуемую железой липра, обратила внимание на свои жизненные силы. Полоска яростно мигала на стыке желтой и красной зон.
   - Это тебе не кроличьи зубки, - назидательно сказала Хэйт сама себе и активировала малую регенерацию. И с этого момента стала еще осторожнее.
   Единожды убитые монстры не появлялись повторно - только это и помогло девушке закончить первый этап миссии в срок. Но как же она устала...
   Со смертью последнего липра решетка, преграждавшая Хэйт путь к чуть более свежему воздуху и новым поручениям жриц, поднялась.
  
   После липров ее ждали подземные ходы, прорезанные в толще камня, высоченные потолки, давящие своей громадностью, затхлый воздух новых каменных мешков, паутина туннелей, решетки и величественные залы... Гули, импы, скелеты... Скелеты ухитрились подарить девушке новый "опыт": стоило Хэйт атаковать одного, как целая гурьба ходячих костей со всей комнаты набросилась на нее. Наверное, изящная девушка в тонком матерчатом одеянии показалась им удачной прибавкой к рациону... Троих она успела заставить рассыпаться горстями праха, но оставшаяся нежить добралась до Хэйт...
   Регенерация не спасла: тьма поглотила ее. Тьма и безвременье...
   ...Боль. Во всем теле - боль и опустошение.
   Поднимаясь с ледяных на ощупь решеток пола, Хэйт старалась не шататься. Кружилась голова, путались мысли. Бессмертие, непременное для всех игроков, на пробу оказалось крайне неприятным.
   - Осмотрительнее надо быть, смесок! - насмешливый голос жрицы был точно соль на рану. - Выманивай скелетов по одному, и только потом развоплощай.
   На невзрачном костюме не осталось следов крови - если уж сама Хэйт вернулась во плоти, то очищение одежды, как чудо, она и в мыслях не рассматривала. Девушка перехватила поудобнее посох, поблагодарила жрицу за совет.
   Скелетики? Скоро посмертие покажется им преисподней, а костями побрезгуют даже псы! Подземелья храма станут им могильником, а крыша - надгробной плитой.
   - Я иду, хорошие мои, - прошептала Хэйт, улыбаясь.
   Эту улыбку нежить запомнила надолго - та, что ухитрилась выжить после второго посещения девушкой обиталища оживших мертвецов.
  
   Достижение разблокировано: Прах к праху!
   Уровень достижения: 1.
   Вы уничтожили сто монстров фракции нежить. Урон по всем представителям фракции увеличен на 5%!
  
   Хэйт тряхнула головой, приходя в чувство. Достижение застигло ее врасплох, все предыдущие оповещения она пропускала, но это оказалось громче прочих. Сто монстров... С учетом десяти гулей от прошлого "посыла" жрицы - девяносто скелетов она извела... А жрица требовала только двадцать. Девушка чертыхнулась: как бы не сочли ее самовольство за нарушение условий миссии! С другой стороны, поздно сожалеть о свершившемся - поднять скелетов к "жизни" из праха не удастся.
   Она наскоро пролистала оповещения, которые благополучно игнорировала, увлекшись избиением скелетов. Два новых уровня... Одно очко к интеллекту, одно к мудрости. Останавливающая лоза и ядовитая пыльца чуточку подкачались. О, а это уже любопытно: две единицы к ловкости и одна к силе! Раньше такого не бывало... Всплыла в памяти картинка: девушка методично вколачивает посох в черепушку скелета, приговаривая: "Сгинь, дохлятина, рассыпься, мертвечина поганая!", - а скелет только пятится, даже не пытаясь атаковать, и зеленоватый отсвет в его пустых глазницах лучится недоумением.
   - Да-а, - протянула Хэйт. - Нормально меня накрыло.
   Проверила инвентарь, ругнулась: кроме костей скелетов и пары их же черепов, ничего там нового не обнаружилось (то, что после убиений она обирала останки, Хэйт помнила отчетливо). Продать нечего, жрицы денег за поручения не дают ни копеечки, уровни повышаются, а скиллы и статы поднять в таком авральном темпе не удается.
   Двадцать свободных очков она снова ухнула в интеллект. И побрела к жрице - каяться...
   - Значит, развоплотила более, чем я наказывала? - уточнила жрица, нахмурилась. - Увлеклась или мстила?
   - Мстила, - по правде говоря, верными были оба варианта, но Хэйт озвучила менее рискованный, богиня дроу слыла особой злопамятной и месть уважала во всех проявлениях.
   - Ашшэа возмездие угодно, - жрица подтвердила правильность хода мыслей Хэйт. - И смердеть в подземелье будет поменьше. Одобряю.
  
   Вы получили 100 очков репутации с орденом Ашшэа!
  
   С учетом ранее полученной репутации, до дружелюбия осталось набрать семьсот восемьдесят очков. Хэйт вздохнула: поистине, убиться легче...
   - Выход, - ослабшим голосом шепнула она нахлынувшей со всех сторон темноте.
  
   Реальность встретила шестью пропущенными вызовами от единственной подруги - Галки. То, что разница в возрасте между ними составляла почти девять лет, их обеих никогда не смущало. Вероника, не откладывая, перезвонила. Подруга, как стоило догадаться, была зла.
   - Доброе утро, вселенная! Мы с Лешкой уже морги обзваниваем, а ей - хоть бы хны! За месяц - ни одного звонка, трубку не берет, вообще стыд потеряла? У меня молоко пропадет от переживаний, чем я буду Лесю кормить?!
   Вероника не перебивала. Выждала, пока Галина выпустит пар: после ведра помоев от Вальха в игре, возмущения подруги не задевали ни капельки.
   - Я не слышала, Галь, прости, - когда поутихла собеседница, миролюбиво сказала Вероника. - Телефон был в режиме вибрации. Не нервничай, я же сразу перезвонила, как увидела.
   - Живи, недоросль, - фыркнула Галка. - Приезжай ко мне, я соскучилась.
   - Завтра, как проснусь - сразу к вам, хорошо?
   - А на учебу тебе не надо разве?
   - Я до понедельника свободна, как метеорит в падении. Лешка дома будет?
   - Нет, на работе. Но ты все равно приезжай, на Леську посмотришь, она пять кило набрала, вытянулась.
   Вероника заверила приятельницу, что непременно заедет, потискает их с Лешей дочку, привезет чего-нибудь вкусного и низкокалорийного (Галя после родов пополнела, а из-за кормления не могла сесть на строгую диету). Уже после завершения разговора, ложась спать, она не удержалась, хмыкнула:
   - Задание: навестить подругу. Привезти гостинцев и провести со счастливым семейством не менее трех часов. Сложность: начальная. Награда: подруга перестанет на меня сердиться. Oh my God!* Я сошла с ума...
  
   -------------------------------------
   *О мой бог (англ.).
   -------------------------------------
  
  
   Вероника решила повторить свой подвиг по переносу тяжестей в реальном мире, и закупила три пакета фруктов: винограда, гранатов, мандаринов, средних размеров дыньку и связку апельсинов (последние - на свежевыжатый сок).
   Знала бы, что лифт не работает, обошлась бы двумя мандаринками, учитывая, что этаж, на котором жили друзья - двенадцатый. Если б она могла - схватилась бы за голову, вот только руки были заняты пакетами.
   Как Вероника поднималась с тяжеленными сумками на двенадцатый этаж, она предпочла бы не вспоминать и в страшном сне. Галка, увидев взмыленную девушку, прислонившуюся к дверному косяку, всплеснула руками:
   - Галактика в опасности! Лифт сломался, и ты по лестнице шла?
   - Угу, - Вероника указала на сложенные у двери пакеты. - Занеси их, а? Руки отваливаются. И пусти, пожалуйста, в душ, от меня воняет, как от портового грузчика.
   - Сейчас, сейчас, - захлопотала подруга, выдала полотенце (синее в клеточку), затолкала Веронику в ванную. - Ты прямо ломовая лошадь у нас, одна штука.
   - Именно, - вымучено улыбнулась Вероника. - От работы дохнут кони, ну а я - бессмертный пони!
   Строчки из гуляющего по сети стишка (увы, неизвестного автора) привели Галину в полный восторг. Похоже, она даже простила Веронике долгое отсутствие и шесть пропущенных...
   После душа и стакана апельсинового сока жизнь стала казаться прекраснее. Галка намыла и нарезала фрукты, заварила зеленый чай.
   - Дитя спит, посидим на кухне, - сказала она. - Рассказывай, как сессия, что нового?
   - Как повелишь, хозяюшка! - откликнулась Вероника. - Сессию закрыла, на что - узнаю в понедельник. Нового...
   Рассказ занял полчаса. О порезанных картинах (Галина поохала, выдала много нелестных и нецензурных эпитетов), о беседе со Стасом и последствиях (Галка молча щурилась, с видом довольной сытой кошки), о Восхождении...
   - О нет, наш мир потерял еще одного героя! - довольное выражение с лица Гали испарилось. - И ты подсела на этот наркотик? Зачем?!
   - Затем, что я не хочу после учебы идти расписывать блюдечки на завод или учителем ИЗО в школу. Свободное время у меня есть, а из игры можно будет выводить вечнозеленые купюры. С неким количеством ноликов.
   Галка недоверчиво покачала головой.
   - Звучит восхитительно, но как бы тебя не затянуло. Сама знаешь, благими намерениями...
   - Вымощена дорога в ад, я в курсе. И отдаю себе отчет в том, что и с какой целью я делаю, не волнуйся, - заверила подругу Вероника.
   - Хорошо, если так, - не стала спорить Галя. - Так что там у тебя со Стасом, общественность требует подробностей!
   - Ни-че-го! - по слогам выдавила Вероника. - Он - преподаватель. Отличный, к слову. Я - студентка с выводком тараканов в пустой черепушке. Полина, которая подглядела наши "страстные объятия" - клуша и сплетница. Вообще, комичная ситуация: последнюю девку училища (это я медичку нашу цитирую, а она явно знает, о чем говорит) обвиняют в том, что она спит с куратором.
   - А что, здоровое предположение, - мечтательно улыбнулась Галка. - Сэнсэй* и сэйто**! А девкой, рыба моя, давно пора перестать быть, тебе в августе двадцать один, здоровая, нестрашная. Ты свою невинность консервировать собираешься?
   Вероника закатила глаза: подруга оседлала любимого конька и от нравоучений ей не спастись.
  
   ------------------------------------------
   *先生 (яп.) Буквально: рожденный раньше. В Японии - вежливое обращение к учителю, врачу, начальнику и др. значительному лицу или старшему по возрасту человеку.
   ** 生徒 (яп.) Ученик, учащийся.
   ------------------------------------------
  
   - Галь, я миллион раз тебе говорила, что ложиться под первого встречного я не буду. Меня моя девственность не напрягает. Начнет - пойду в клинику, избавлюсь.
   - А я тебе столько же раз повторяла, что это ненормально! В твоем возрасте влечение...
   - Галя! - перебила Вероника. - Перестань, пожалуйста, а то поссоримся. Леся проснется, начнет плакать. Я хочу влюбиться, понимаешь? Не просто так, на пьяные глаза, с кем-то переспать, а чтобы чувства были. Пусть односторонние, но чувства, для меня это важно. И хватит, закроем тему, мне она неприятна.
   Она из вежливости просидела у подруги еще два часа, но атмосфера была безнадежно испорчена, разговор не клеился. Проснулась Олеся, захныкала. Вероника спешно засобиралась, поцеловала обеих (и маму, и дочку) в щеки, попросила обнять за нее Лешку, распрощалась.
   За дверью, печально вздохнув, подытожила:
   - Quest complete*.
  
   -------------------------------------------
  * Задание выполнено (англ.).
   -------------------------------------------
  
  
   Беловолосая жрица начала эксплуатировать Хэйт по-новому: письмо отнести, посылку передать, забрать заказ у портного на робы для послушниц. После сырых подземелий свежий воздух казался особенно упоительным. Девушка бегала от места к месту, не жалея бодрости, выполняя каждое подобное поручение раньше срока. Репутация с орденом дотянула до четырехсот.
   - Ты не так слаба, как показалось вначале, - произнесла жрица, когда Хэйт доложила о доставке редкой книги из Гильдии Магов. - Ашшэа благоволит к тебе. Ступай в обсидиановый коридор, в конце его найди жрицу-наставницу. Передай ей книгу и просьбу от меня: пусть обучит тебя паре новых заклинаний, я хотела отправить тебя истребить арахнидов, а они к яду иммунны. С тем, что ты знаешь и умеешь, ты против них бесполезна. Иди!
   В указанный коридор Хэйт неслась со всех ног, еще бы, с таким стимулом! Жрица-наставница оказалась брюнеткой, но во всем прочем схожа была с беловолосой до мелочей. Книгу она приняла сухим кивком, просьбу выслушала с каменным лицом, протянула Хэйт два фолианта, один в красном, другой в белом переплете.
   - Изучить! - нетерпеливо проговорила девушка.
  
   Вы изучили новое умение: Угольки.
   Угольки: Обжигает цель в радиусе 20 м, наносит 50 единиц урона магией огня сразу и по 25 ежесекундно в течении трех секунд. Время действия: 3 сек. Количество целей: 1. Подготовка: 2 секунды. Затрата маны: 38 мп. Перезарядка: 1 сек.
   Уровень владения умением: 1.0 (новичок).
  
   Вы изучили новое умение: Длань очищения.
   Длань очищения: Снимает с цели в радиусе 20 м 1 негативный эффект. Количество целей: 1. Подготовка: мгновенно. Затрата маны: 25 мп. Перезарядка: 3 сек.
   Уровень владения умением: 1.0 (новичок).
  
   С угольками все было понятно: фракция паукообразных, весьма многочисленная в этой игре, была восприимчива к огненной магии. Без заклинаний этой стихии к паукам (особенно высокоуровневым) вообще лучше было не соваться. Но длань очищения - это же был скилл для десятого уровня, цена книги равнялась пяти золотым. Она не могла изучить это умение, со своей-то "четверкой", однако - изучила! Хэйт подняла на жрицу изумленные глаза.
   - Воля Ашшэа выше несущественных ограничений, - меланхолично ответила на не заданный вопрос жрица-наставница. - Возвращайся к старшей.
   Старшая (беловолосая), как и планировалось, отвела Хэйт на глубинный ярус, заполоненный арахнидами. Там и оставила, разрешив убить столько пещерных пауков, сколько та пожелает.
   В том, что членистоногие будут опаснее всех предыдущих монстров, у Хэйт не было сомнений, и первая же тварь ей это наглядно продемонстрировала. Паук выстреливал паутиной, сковывающей руки-ноги, замедляющей движение, паук травил, и яд его снимал процентов по пять здоровья Хэйт в секунду. Паук бил лапами, нанося рваные раны с эффектом кровотечения. Паук своими жвалами едва не оторвал девушке руку... И все это - за один бой. Останавливающая лоза на него проходила через раз, пыльца не действовала вовсе. Если бы не длань очищения, там бы Хэйт и прикопали, отсылая на перерождение.
   В какой-то момент девушка даже решила, что жрица отправила ее на убой - моб был пятнадцатого уровня, а она четвертого, как ни крути, силы были не равны. Зато, когда арахнид затрусил лапками и исчез во вспышке, радости ее не было предела: она сразила по-настоящему сильного соперника, а не безответную землеройку.
   Каждый следующий бой был равносилен хождению по лезвию бритвы: пещерные пауки были крепче Хэйт, быстрее, отражали добрую половину ее атак, но на ее стороне были ум и изворотливость, а также - длань очищения. Время от времени она прерывалась, чтобы поесть и сделать пару глотков воды; для этого она отходила подальше, выискивала в стенах ниши, потому как пауки, хоть и не возрождались, могли свободно ползать по всему ярусу, а значит, отдых на открытом месте мог привести к свиданию с ледяными решетками круга воскрешения.
   На очистку яруса от членистоногих ушло двое игровых суток. Пал последний паук, и задребезжал таймер.
   - Помню, помню, - прошептала счастливейшим голоском Хэйт. - Выход!
  
   Получившийся интерьерный натюрморт Веронике понравился. Не факт, что кто-то, кроме нее, захотел бы обитать в такой спальне: холодный пурпурный и светлый бежевый - сочетание в дизайне на любителя, не лишенное элегантности, но не "жизненное". Главное - работа цельная, написана хорошо, без провалов, а значит, зачет обеспечен. Дизайн интерьеров - не профильный предмет, придираться к ее индивидуальному вкусу никто не станет.
   Промывая кисти, девушка поймала себя на необычном желании: ей хотелось мяса. Жареного. И чтоб непременно - крольчатина. При мысли о кролике рот наполнился слюной.
   - Так. Беременной я быть не могу, в непорочное зачатие не верю, а форточки держу закрытыми по ночам, - рассуждая вслух, она пыталась отогнать видения сочного, прожаренного до корочки мяса. - Следовательно, причина в другом. Восхождение? В нем я питаюсь, по большей части, тушеной капустой. Прихоти растущего организма? Ага, вширь если только... Нехватка белка или каких-нибудь минеральных веществ?..
   К визуальному наваждению присоединилось обонятельное...
   Вероника сдалась. Наскоро оделась, пошла в супермаркет (свежего деревенского кролика найти она не надеялась). Купила целую тушку, разговорилась с продавцом (он почему-то проассоциировался у Вероники с НПЦ из Тионэи). Тот подсказал несложный рецепт, с каким могла справиться даже далекая от кулинарного искусства (вне виртуального мира) девушка. Чеснок, сладкая паприка, виноградный уксус, петрушка, перец, крахмал... Вероника обежала весь магазин, пока выискивала составляющие, попутно складывая в корзину более привычные продукты, вроде яиц и кукурузных хлопьев.
   Порубленный на куски кролик, обжаренный со смесью из растертых приправ, чеснока и крахмала, стал, пожалуй, самым вкусным из съеденных ею в реальности блюд. Из приготовленных саморучно - абсолютно точно.
   Сытая, счастливая и довольная, Вероника нырнула в капсулу. В Восхождение.
  
   Жрица, услыхав об освобождении уровня от пауков, впервые на памяти Хэйт улыбнулась.
  
   Вы получили 250 очков репутации с орденом Ашшэа!
  
   Жизнь явно налаживалась: с показателем репутации шестьсот пятьдесят долгожданное дружелюбие уже не виделось таким недостижимым, как изначально. Хэйт сдержанно поблагодарила за подаренные книги умений, удостоилась теплого взгляда. Обрадованная двойным успехом, она решилась задать давно терзавший ее вопрос:
   - Простите мое невежество, но ведь любая из послушниц храма превосходит меня по всем параметрам, отчего же вы посылаете чужачку истреблять монстров в ваших подземельях?
   - Справедливый вопрос от той, что рискует своей кровью и своей болью в услужении, - заметила беловолосая. - Я отвечу. Ашшэа всевластна в землях дроу. Горы Мрака и долина Забвения, каньон Семи Звезд, крепости Шэаттор, Гаэрлан и Штэсс - мы, жрицы Ашшэа, волю ее несем в полной мере в этих анклавах. Здесь же, где довлеет Балеон, мы связаны клятвой на крови. Жрицы могут запытать, ослабить волю и тело, могут отсечь конечности и отравить плоть, но не могут - убить. Ашшэа - воительница, но и чары не чужды ей. Послушницы должны тренироваться. Увы, материал их тренировок мы уничтожать не вправе. Для того и принимаем мы таких, как ты. Ты - пришлая, хоть и течет в тебе кровь дроу. Ты вправе убивать. Я ответила полно?
   - О, более чем, - Хэйт поклонилась жрице. - Благодарю.
   - В тебе есть что-то, - заметила старшая, пытливо вглядываясь в глаза Хэйт. - Возможно, упорство. Дроу не уступают и не отступают. Если против одного дроу весь мир - он не дрогнет, не сдастся. Дроу скорее умрет, но умрет в бою, с оружием в руках и именем Ашшэа на устах. Людская кровь не вытравила этого в тебе.
   Хэйт не ответила: боялась ошибиться, испортить мнение о ней у жрицы.
   - Я могу предложить тебе испытание, - беловолосая усмехнулась. - Ты вправе отказаться.
   - Я согласна! - выпалила девушка, когда поняла, что до ее ответа жрица не проронит ни слова об условиях.
   - Если пройдешь его, получишь наковальню, ради которой явилась. Не пройдешь - что же, начнешь путь сначала. Выпей это зелье. Оно прибавит тысячу единиц к твоей силе на час: в случае успеха, тебе хватит времени его действия, чтобы донести наковальню до кузнеца Вальха.
   Хэйт молча приняла протянутое зелье, осушила флакон одним глотком.
  
   Вы использовали Эликсир Гиганта! Ваша сила увеличена на 1000 на 1 час!
  
   - В самой нижней части нашей обители есть узилище, - продолжила старшая. - В нем заточен циклоп. Он ослеплен, слаб и полумертв. Однако одного его удара хватит, чтобы свалить тебя. Ты сможешь атаковать его первой - но только не используй магию, он неуязвим для нее. Ударь оружием или кулаком. Второй попытки у тебя не будет: либо ты убьешь его с одного удара, либо он тебя.
   - Я могу спросить, сколько у него здоровья? - осведомилась Хэйт.
   - Около двух тысяч единиц. Будь ты воином, шансов у тебя было бы больше, но... Что есть, то есть. Его смерть важна для Ашшэа, помни об этом.
  
   Задание! Враг божества.
   Убейте циклопа, заточенного в темнице храма богини Ашшэа.
   Награда: повышение репутации с орденом до значения Дружелюбие.
   Требования: особое расположение старшей жрицы Каштэри.
   Уровень сложности: мастерский.
   Внимание! В случае неудачи, ваша репутация с орденом обнулится.
  
   Квест, который решится одним ударом! Квест, от которого нельзя отказаться! Настоящая русская рулетка, игра, в которой все зависит от везения... От удачи!
   К темнице Хэйт спускалась, как к месту казни. Неважно, чьей - один из участников противостояния должен погибнуть: либо циклоп, либо она. Лучше бы, конечно, циклоп, но тут уж как карта ляжет. Жрица впустила девушку в крохотную комнатушку, едва вмещающую огромное тело циклопа. Он лежал, свернувшись, на каменном полу, в цепях, и тихо рычал. Наверное, циклоп испытывал адскую боль...
   - Я могу отпустить тебя только одним способом, - сердце Хэйт сжалось от жалости к измученному монстру. - Никто не должен так страдать. Покойся с миром!
   Она не ударила даже, просто коснулась деревянным посохом лапищи циклопа.
  
   Критический удар! Вы нанесли 2090 единиц урона!
  
   - Теперь твой дух свободен, - умиротворенно произнесла Хэйт. Похоже, не будь у нее удачи в списке пассивных умений, ее жалости и понимания страдающего существа хватило бы, чтобы любой ее удар стал смертоносным.
   Она не могла осуждать жриц за то, что они сотворили с циклопом - такова была их суть, и переделать их было неподвластно простой девушке, поступившей в услужение.
   После исчезновения тела циклопа в комнатке появился сундучок. Хэйт удивилась: квестовый монстр, даже если это ослабленный босс, не должен оставлять после смерти вещей. Конечно же, любопытство оказалось сильнее удивления, и девушка подняла крышку сундука. И вздохнула, убедившись, что он пуст...
   - Постой-ка, - пробормотала она себе под нос. - А это что?
   Под тканью, застилавшей дно сундука, что-то прошуршало. Хэйт сдернула ткань, замерла, не в силах вымолвить ни слова.
   На дне лежал пергамент, покрытый неразборчивыми письменами: она легко опознала этот древний писчий материал для письма, неоднократно виденный в музейных экспозициях.
   Хэйт достала его, пытаясь унять дрожь в пальцах.
   - Распознать! - попробовала применить простейшее распознавание, доступное каждому мистику, молясь жестокой Ашшэа, чтобы оно не сработало.
  
   Древний пергамент.
   Свойства: не распознано.
   Для идентификации примените специальный навык.
   Действие: не распознано.
   Для идентификации примените специальный навык.
   Уровень: не распознано.
   Для идентификации примените специальный навык.
  
   Хэйт зажмурилась: в руках она держала состояние!
   При создании Восхождения было создано и распределено по разным уголкам Тионэи ровно две тысячи древних пергаментов. Каждый из них - уникален. Он содержит умение (активное или пассивное), доступное для изучения независимо от класса персонажа. Умение изначально максимального уровня.
   На сей день было найдено около трехсот пергаментов: администрация обновляла цифру при новой находке, но не указывала ник счастливчика. На форумах велись ожесточенные споры касательно возможных мест и условий получения такого пергамента, а она, Хэйт, обнаружила его в вещах квестового монстра тридцатого уровня...
  
   Подле темницы дожидалась ее старшая.
   - Тебе удалось, - она не спрашивала, а утверждала.
   - Да, - не стала спорить с очевидным Хэйт.
   - Я поясню тебе суть урока, - продолжила жрица Каштэри. - Убийство - не всегда жестокость, оно и избавление от страданий. Только познавший муки сам, может ощутить боль в душе другого живого существа. Если б мы могли - мы умертвили бы циклопа; да, мы терзали его, но до того, как боль ослабила его тело, он разорвал несколько послушниц, приносивших ему пищу. Ашшэа жестока, но и божественная жестокость имеет границы.
   - Циклоп... Я ведь не первая, кого вы направили... убить его?
   - Пятая. Прочие желали ему смерти ради смерти. Ради расположения храма, а не богини. Ты сумела сделать то, что им не удалось. Идем, я отведу тебя к наковальне.
   Хэйт послушно побрела по следам жрицы, переваривая услышанное. Она и прежде догадывалась, что задание мастерской сложности не может иметь банального решения. Оно - эдакая вещь в себе; разгадаешь, что кроется за простым с виду условием, выиграешь, если же нет - ты обречен на провал. Мастерских квестов в игре сравнительно немного, даже те, в которых требуется сразить эпического босса, как правило, имеют уровень "сложный".
   Она убила циклопа не касанием посоха, а произнесенными мгновением раньше словами. Даже не убила - освободила его дух от плоти. И плевать, что экзистенциальные измышления не применимы к виртуальной реальности!
   - Мы пришли, - остановила ее жрица. - Ты выполнила свои обязательства, мы - исполняем свое обещание. Наковальня Равновесия твоя.
  
   Задание: Враг божества - завершено.
   Вы получили 350 очков репутации с орденом Ашшэа!
   Ваша репутация с орденом достигла показателя Дружелюбие!
  
   Задание: Наковальня Равновесия - завершено.
   Жрицы храма богини Ашшэа отдали вам легендарную наковальню Равновесия, утерянную человеческими мастерами тысячелетие назад!
  
   Поздравляем! Ваш уровень повышен!
  
   Поздравляем! Ваш уровень повышен!
  
   Поздравляем! Ваш уровень повышен!
  
   Все эти оповещения, пришедшие одновременно, почти оглушили Хэйт. После истребления пещерных пауков до пятого уровня оставалось совсем немного, а за квесты ей выдали столько экспы*, что она сразу же перескочила на седьмой!
   Даже не зная, радоваться ей или лить слезы (она-то хотела перво-наперво набрать очков характеристик, да заклинания до 9.9 в ранге новичок дотянуть, а только потом повышать уровни!), Хэйт поровну распределила свободные очки между интеллектом и живучестью. Она уже уяснила, что стройная фигура - это хорошо во внешности, а не в значении хп, и может статься, эти сто пятьдесят поинтов** здоровья спасут ей жизнь. Конечно, лучше бы в этом плане выносливость, но в нее нельзя вкладывать очки, только нарабатывать "игровым процессом".
  
   -------------------------------------------
   *От англ. (Experience) - опыт. Очки опыта, получаемые за убийство моба, РБ, выполнение заданий.
   **От англ. Points - очки.
   --------------------------------------------
  
   - Пока не выветрилось действие зелья, отнеси наковальню Вальху. Или оставь себе, это уж тебе решать, - Каштэри усмехнулась. - И еще, когда придет пора изменения класса, обратись в любой храм Ашшэа. Задание дроу будет более... интересным, чем от любых других наставников. Прощай, смесок, и да пребудет с тобой милость Ашшэа.
  
   Получен эффект благословения Ашшэа!
   Все характеристики персонажа повышены на 10 (время действия 1 день).
   Восстановление здоровья и маны ускорено на 5% (время действия 1 день).
  
  
   Наковальню она отволокла кузнецу. Даже с многократно увеличенной силой тяжесть была неподъемная, так что Хэйт, волоча громадный инструмент, обливалась потом и сыпала недобрыми словами. К счастью для Вальха, которого она готова была этой наковальней и пристукнуть (надорвалась бы ради такого, но приподняла бы ее), прямо перед кузницей пришло оповещение о "плюсике" к выносливости.
   - Ты! - Хэйт ткнула пальцем в грудь Вальха. - Посмел называть меня слабачкой! Вот твоя легендарная наковальня, одна незадача - даже если я отдам ее тебе, ты не сможешь сдвинуть ее с места. И, кстати, где мой молот?
   - Принесу... Сейчас принесу, - растерялся Вальх; вряд ли он часто встречал отпор от игроков, которых поносил, пользуясь статусом мастера-НПЦ. - Закрепи наковальню в той колоде, прошу тебя!
   - Э, нет! - общение с жрицами Ашшэа закалило характер девушки, она научилась "показывать зубки" неписям. - Сначала ты дашь мне слово, что обучишь кузнечному делу! Молот ты отдашь за то, что я доставила наковальню в твою кузню, услуги по установке требуют отдельной оплаты.
   Жадность боролась в кузнеце со здравым смыслом: Хэйт нашла лазейку в задании, которое он ей поручил, и принудить ее сдвинуть инструмент хоть на полшага дальше входа в кузницу (она его как раз и загородила), он попросту не мог. Но передавать свои знания бесплатно - о, это разбивало Вальху его алчное сердце!
   - Согласен!
   - Неси молот, а я закреплю наковальню в оправку, - предложила Хэйт. На самом деле, ей не хотелось, чтобы Вальх увидел, с каким трудом ей дастся это закрепление. Гибкость игрового мира в очередной раз поразила девушку: наверняка, такой шантаж НПЦ не был заложен в его поведенческую схему, однако - сработало!
   Действие Эликсира Гиганта измерялось в минутах, и они таяли на глазах. "Только бы успеть!" - взмолилась мысленно Хэйт.
   Оказалось, что тревоги ее были напрасными: стоило ей подтащить наковальню к колоде, как высветилось окошко:
  
   Желаете ли вы установить легендарную наковальню Равновесия в крепление?
   Внимание, извлечение ее будет вам недоступно!
  
   - Желаю, - с облегчением согласилась Хэйт. - Еще как желаю!
   Инструмент, который она прокляла сотню раз, пока волокла, зарделся лиловым отсветом, поднялся, вспыхнул. Секунду спустя наковальня, снова невзрачная, ничем не светящаяся, надежно держалась в оправке.
  
   Достижение разблокировано: Возврат утраченных легенд!
   Уровень достижения: 1.
   Вы сумели вернуть один из легендарных предметов, считавшихся утерянными в людских королевствах. Репутация во всех анклавах, подчиняющихся расе людей, увеличена на 100! Шанс обнаружить редкий, легендарный или мифический предмет увеличен на 0.1%!
  
   - М-ррр! - столько вкусных плюшек от одной миссии заставили Хэйт мурчать, словно кошку. - Кузнец! Я выполнила свою часть сделки!
   - Вижу, - ответил подошедший Вальх. На вытянутых руках он держал молот Гэхарта, с которого и начались приключения девушки. - Признаться, когда я отправлял тебя к жрицам, не верил, что ты можешь вернуться. Я ошибся в тебе, и раскаиваюсь. Прими этот молот, как награду и знак моего уважения.
  
   Вы получили молот Гэхарта! Чтобы завершить задание: Дороже золота, верните молот мастеру Гэхарту, живущему в вольном городе Велегарде!
  
   - Также за возвращение наковальни Равновесия я, мастер кузнечного дела, передаю тебе свои знания и набор инструментов кузнеца.
  
   Поздравляем! Профессия Кузнец получена!
   Текущий уровень мастерства: 1.0 (ранг: новичок).
   Сила увеличилась на 5.
   Живучесть увеличилась на 5.
  
   Хэйт заглянула в протянутый Вальхом мешок и охнула: вне игрового мира она бы при всем желании столько не унесла! Два молотка (один массивный, только рукоять длиной с ее руку), второй поменьше, тиски, зажимы, клещи, зубила и переносная чугунная наковаленка. А тут, раз предметы профессии, места не занимает, веса не имеет - восторг!
   - У меня вопрос, мастер, - решила напоследок утолить свое любопытство Хэйт. - Наковальня Равновесия - в чем выражается ее легендарность?
   - Она уравнивает уровень кующего и предмета, который он создает, - ответил кузнец. - Таким образом, самый простой меч, выкованный на этой наковальне, будет иметь уровень и параметры, соответствующие уровню кузнеца. О, не смотри таким горящим взглядом! Пришлые не могут воспользоваться ею.
   - А-а, - протянула Хэйт, пожалевшая было, что отдала НПЦ нереально читерский* инструмент. - Ясно. Благодарю за науку, мастер Вальх. Прощайте!
   Кузнец махнул нахальной ученице рукой и направился к вожделенной наковальне, чтобы мастерить, пока не кончатся заготовки...
   Последний раз взглянув на Вальха, лицо которого сияло экстазом фанатика своего дела, девушка покинула кузницу. Ее ждало возвращение в Велегард, скучные будни, заполненные совершенствованием профессиональных навыков, но после насыщенных эмоциями и приключениями часов в Крейнмере, все будет казаться пресным и однообразным... Она понимала теперь, куда торопятся игроки, щелкающие уровни, как орешки - за новыми дозами адреналина. Эмоции, от ликования до ужаса, и были именно тем, что сделало Восхождение столь популярным.
   - Выход, - шепнула Хэйт. Этот день следовало закончить на яркой ноте!
  
   ----------------------------------------
   *От англ to cheat - мошенничать. В контексте ММОРПГ - недозволенный предмет, прием, метод, действие, либо специальное техническое средство для повышения эффективности игровых действий или облегчения игры.
   -----------------------------------------
  
  
   Вероника проснулась в шесть утра. И ладно б по необходимости или будильник бы прозвонил -- нет, организм нагло взбунтовался и проснулся сам, не пойми с какой радости.
   Она повертелась в постели, но сон ушел безвозвратно.
   - Так бы во время учебы, - проскрипела девушка, выбираясь из-под одеяла. Подошла к окну, раздвинула шторы. Утро обещало быть ясным, ни единого облачка на небосклоне не наблюдалось.
   Планов, кроме привычных "разминка-душ-завтрак", не имелось, терять такой день было откровенно жаль, поэтому она решила собрать свой рюкзак с принадлежностями для рисования и поехать в ЦПКиО. К пруду, писать акварели.
   Идея была признана дельной и реализована со всей тщательностью: твердые краски, альбом для акварели, планшет, пенал с карандашами и кистями, губка, бумажные полотенца, два термоса: один с кофе, второй с водой - этот не для нее, для акварели, отдельно упакованные бутерброды; все было собрано, перепроверено, сложено в рюкзак.
   В субботу, в семь часов утра в метро было пустынно, чему Вероника несказанно обрадовалась. Метро она вообще недолюбливала, про толкучку в нем и говорить нечего.
   Заплатив "пошлину" (вход в парк с некоторых пор стал платным), она неторопливо дошла до пруда, расположилась подальше от дороги, там, где меньше всего ходили отдыхающие. Достала легкий складной стульчик (да, она таскала с собой на природу много нестандартных для горожанина предметов), уселась. Минут сорок просто наслаждалась покоем и прохладой, идущей от воды, затем распаковала альбом, краски, прочие инструменты и... пропала для всего мира.
   Она работала до тех пор, пока солнце не повисло прямо над головой, припекая макушку. Вероника аккуратно отложила планшет, протерла кисть, потянулась: здорово затекли плечи.
   Лебединая пара, запечатленная на листе, давно отплыла, но на бумаге они были прописаны так, словно держались на воде все это время, не меняя позы. Творчество - тоже магия...
   На другом берегу собрались гуляющие, по большей части - парочки, кормящие птиц, но Веронику никто не беспокоил. И это было здорово. Она достала бутерброды, термос с кофе, неспешно перекусила. К концу нехитрой трапезы на полянку выскочила белочка - юркий, любопытный зверек, совершенно бесстрашный. Белка подбежала к ногам Вероники, та развела руками: мол, прости, кроха, ничего вкусного для тебя не припасла. Живность махнула пушистым хвостом, покрутилась немного по берегу (девушка успела сделать несколько фото на телефон), и унеслась искать более щедрых посетителей парка.
   Пока Вероника решала, остаться ей на берегу еще или возвращаться домой, поднялся ветер, сделав выбор за нее. Она вздохнула, проверила, просохла ли работа, упаковала рюкзак. Домой девушка уезжала в совершенно умиротворенном настроении.
  
   Хэйт была уже возле портальных врат, когда ее окликнули.
   - Девушка! Милая девушка! Да постойте же! - голос принадлежал мужчине немолодому, запыхавшемуся.
   - Я? - повернулась Хэйт, удивленно изогнув бровь. У нее же не осталось в Крейнмере незавершенных дел...
   - Именно! - преследователь показался из-за угла. Низенький, пузатый, рыжие волосы с сединой - колоритнейший тип. - Помогите старому, одна надежда на вас!
   Похоже, в воздухе повеяло новым заданием!
   - И что же я могу для вас сделать? - спросила она, прикидывая, что могло понадобиться от низкоуровнего мистика этому приметному дядьке. Может, начала сказываться репутация, полученная за возврат легендарного предмета?..
   - Вы направляетесь в Велегард? - тем временем спросил тип. - Я слышал ваш разговор с привратником.
   Дядька стремительно переставал нравиться девушке, проснулась знаменитая подозрительность дроу.
   - И что, если так? - сощурилась она.
   - О, вы меня не так поняли, милая девушка! - замахал руками пузатый. - Мне самому нужно в Велегард, но, увы, портальные врата для меня закрыты. Видите ли, я везу на продажу редкие травы, и некоторые из них могут утратить свои свойства при телепортации...
   - А причем тут я? - не очень-то вежливо перебила Хэйт.
   - Я повезу товар по тракту, на повозке. И мне было бы спокойнее, если бы со мной ехал кто-то еще. Много заплатить не смогу, но по золотому за день пути - обещаю. Дорога займет около двух дней, мне не впервой туда-обратно кататься.
   - А сопровождение вам зачем? - снова вклинилась девушка, словоохотливый мужичок начинал ее утомлять. - Тем более, что способности мои пока далеки от впечатляющих.
   - На тракте мирно, конечно, но нет-нет, а выбежит зверь какой из леса. А отчего именно вас прошу - так глаза у вас добрые.
   "Скорее, ты просто жмот, а дураков, готовых потратить восемь часов реального времени ради пары золотых, в округе не нашлось", - ехидно подумала Хэйт.
   - Так вы мне поможете, милая девушка?
  
   Задание! Попутчик на тракте.
   Проводите торговца травами из Крейнмера в Велегард.
   Уровень сложности: базовый.
   Награда: 1 золотой за каждый день пути; 10 очков репутации с королевством Адария; 10 очков репутации с Велегардом. Дополнительная награда: вариативно.
  
   Комбинация: НПЦ-травы-вариативно подкупила Хэйт. Ежели торговец травник, у него можно будет обучиться сбору, а это такие перспективы открывает!
   - Помогла бы. Но у меня нет лошади.
   - Это ничего, на повозке места много, а весите вы всего ничего, милая девушка!
   - Хорошо. Только зовите меня Хэйт, "милая девушка" - очень уж долго.
  
   Вы приняли задание.
  
   Первый день сопроводительное задание больше походило на прогулку. Чирикали пташки, стрекотали в придорожной траве цикады. Смирная пегая кобылка размеренно тянула повозку, рыже-седой торговец правил, не доставая девушку болтовней. Лепота, а если вспомнить, что в конце пути ее материальное положение чуточку выправится - так вообще изумительно. Хэйт в данный момент была ходячим парадоксом: в инвентаре ее лежало богатство в виде реликвии, но денег, наличных денег, не было и в помине.
   Заночевали на постоялом дворе - вдоль тракта их было, что грибов. Платил, само собой, торговец, и за ночлег, и за сытный ужин (кормили, конечно, не так вкусно, как в Обжорке, но тоже вполне неплохо). За едой Хэйт начала осторожно расспрашивать нанимателя о сборе трав, на что получила прямолинейный ответ: он только продает, собирает растения брат. Так-то, наука наивным квартеронкам - сначала вызнавать наверняка, а потом браться за квесты, от которых проку меньше, чем мороки.
  
   Вторые сутки путешествия преподнесли сюрприз - и нельзя сказать, что приятный. На невеликом отрезке "ничейной" земли, эдаком буфере между Адарией и Велегардом, их поджидала засада.
   - Разбойники, - сплюнул огорченно торговец. - Веток натащили, чтобы их не заметили, дерево умудрились повалить.
   - Не совсем, - покачала головой Хэйт, соображая, как поступить.
   Откуда бы на мирном тракте взяться разбойникам? Верно, неоткуда, на то он и мирный... Это если забыть об игроках. За ветками отсвечивали огненно-красным метки крови: так в Восхождении помечались игроки-ПК*.
   - Уважаемый, - обратилась она к торговцу (имя свое он ей так и не назвал). - Разворачиваете повозку, гоните к стражникам у границы, сообщаете об инциденте. И все это - очень-очень быстро. Как если бы от этого зависела ваша жизнь, жизнь вашей лошадки и сохранность ваших травок!
   - А... - дядька замялся.
   - А я остаюсь тут и отрабатываю плату! - Хэйт спрыгнула с повозки, стиснула посох. - Вернитесь со стражниками, это ваша главная задача.
  
   -----------------------------------------
   *От англ. PK - Player Killer - игрок, убивший другого игрока.
   -----------------------------------------
  
   Мужик спорить не стал. Расчет Хэйт был прост: охотились ПК-шники, вероятнее всего, не на неписей, уровни у последних зашкаливали, не говоря уж о штрафах к репутации за убийство НПЦ, а на мелюзгу из игроков, тут бегательный квест неподалеку от границы выдавали, передать посылку от стражника со стороны Адарии стражнику границ от Велегарда. Квест был известным, награда вкусная: эликсир Толстяка, дающий выпившему одно очко живучести навсегда (но и применить его можно было раз за всю игру). Хэйт, естественно, тоже посылочку прихватила, по пути же, а такими возможностями не разбрасываются. Подобные "приграничные" квесты имелись на каждую из пяти основных характеристик, во всех анклавах, их можно было выполнить на любом уровне, но предпочитали, конечно, на наименьших - потом-то эта прибавка и не ощутима.
   Непися можно было не отсылать, он не был нужен меченым, но раз: они могут попортить дядьке травки, и тогда не факт, что ей достанется награда; два: не верила она, что три лба ее не прибьют, а в случае смерти воскреснет она в ближайшем храме, в круге воскрешения... И снова - прощай награда, торговец ждать не станет, пока она на своих двоих до него доковыляет. Знать бы, что точно вмешается в бой - оставила бы и его, и телегу, но торговец - не стражник, нападать на ПК не обязан, так что лучше не рисковать.
   Пыль от лошадиных копыт и колес повозки осела, когда троица решила вылезти из своей "засады". Поняли, тугодумы, что жертва сама к ним не пойдет, в лес убегать не рискнет (загонным зверем на охоте только не хватало себя ощутить). Стоит, ждет, крутит простую деревянную палку в руках...
   - Эй, нубка, тебе сегодня повезло, - отрывистым, хриплым голосом прикрикнул самый наглый из меченых. - У тебя есть выбор: кошелек или тело. Мы добрые!
   Хэйт поморщилась: откуда у таких идиотов деньги на капсулу? Ежу ведь понятно, что без ее озвученного и трижды подтвержденного согласия ни о каких развлечениях "восемнадцать плюс" и речи быть не может. Брать глупых блондинок на испуг? Ага, смешно до колик.
   - А как же третий вариант: послать вас, мальчики, ублажать друг друга? - без тени испуга ответила Хэйт. Все, что от нее требовалось - это потянуть время до конного разъезда стражников, а они, собственно, вот-вот должны были появиться.
   Троица оскорбилась, дружно достала мечи. Девушка рассмеялась им в лицо: не награбили даже на один щит на троих! Активировала лозу на самого говорливого, эффект прошел! Рванула в сторону Адарии, отсчитывая на бегу восемь секунд: повезло, не успели догнать, видимо, все очки в силу сливали, на ловкость (а значит, и скорость бега) не оставили зазора.
   Вторая лоза, на бегу - и второй мечник опутан. Хэйт засмеялась, активировала на последнего подвижного ПК ядовитую пыльцу, мимолетно насладилась зрелищем его морды, покрытой зелеными пятнами. Пробежала еще несколько метров, остановилась. В зеленорожего полетели угольки. С первого вояки слетели оковы, он понесся к девушке. Снова рывок, взгляд на показатель бодрости - еще три четверти не израсходовано, бежать, не подпускать уродов!
   Еще раз отравила ближайшего, хорошо, что для этого не надо притормаживать и размахивать руками.
  
   Критический удар! Вы нанесли 188 единиц урона умением Ядовитая пыльца!
  
   Бинго! Теперь все время действия пыльца будет наносить не стандартный урон, а критический, таков принцип работы любого дота* в Восхождении. Неудачника можно списывать со счетов!
   Снова притормозила "говоруна", больно близко он подобрался. Отравленный завалился, захрипел, осел в дорожную пыль.
  
   Игрок погибает от вашей руки! Внимание: погибший игрок обладал статусом PK, на вас не налагается штраф за его убийство!
  
   Хэйт послала трупу воздушный поцелуй, ускорилась: где же стражники, ленивые пропойцы, она ведь без брони, один хороший тычок мечом - и ляжет на тракт рядом с меченым!
   "Корни" на молчаливого, с мордой хорька. Теперь есть пара секунд, пока застопорены оба. В "хорька" же скастовала** угольки, следом пыльцу, и еще раз угольки. Все заклинания проходили, ни одного "отражено" - денег на бижутерию, дающую защиту от магии, тоже явно не заимели разбойнички.
  
   ------------------------------------------
   * От англ. DoT - damage over time - урон в секунду. Вид дебаффа, наносящий определенное количество урона в течение какого-то времени.
   **От англ. сленгового cast - накладывать [заклинание].
   -------------------------------------------
  
   Лоза на самого наглого, отразил, как накаркала! Бежать, не думая о тающей бодрости! Заклинание откатилось, когда этот гад до нее добежал. Замахнулся мечом, по высокой дуге пролетело лезвие, вонзилось девушке в бедро. Она охнула от боли, активировала друг за дружкой лозу на меченого и малую регенерацию на себя. Выругалась: второй ПК освободился от пут, а она не успела разорвать дистанцию. Пыльца в бегущего, прыжок назад и, будь что будет, угольки! Еще раз, не думая о приближающемся к телу клинке...
   - Именем короля, прекратить! - послышалось из-за спины.
   Хэйт мстительно улыбнулась, не обращая внимания на боль - второй удар распорол ей бок. Меченые замерли, растерялись. Девушка сделала пару шагов назад, остановилась. Не переставая улыбаться, прокастовала в "хорька" угольки. Тот взвизгнул...
  
   Игрок погибает от вашей руки! Внимание: погибший игрок обладал статусом PK, на вас не налагается штраф за его убийство!
  
   Разговорчивый, судя по всему, лидер группы, пал от копий стражников. Хэйт, бледная от боли и кровопотери (в запале боя не заметила эффекта кровотечения, поэтому поздно наложила длань очищения), пнула напоследок его труп. Когда в Восхождении умирает не моб, а игрок, его тело еще не меньше минуты лежит в месте гибели, чтобы соратники могли воскресить незадачливого героя. А недруги - отвести душу, пиная беспомощную тушку.
  
   - Тебя же могли убить! - выговарил Хэйт НПЦ. - Задержись эти закованные в железо лежебоки на минуту - и я бы косточки твои с тракта собирал!
   Торговец преувеличивал, костей после гибели персонажа не оставалось. Вот немножко "добычи" выпасть могло: от пяти до двадцати пяти процентов наличных денег и до трех предметов из инвентаря (квест-итемы* в счет не шли ни при каких обстоятельствах). Чем выше цифра на счетчике ПК (количестве "нечестно" убитых игроков), тем больше потеряет при смерти меченый. Более сотни ПК - и, победив такого персонажа, вы имеете шанс получить с него до пяти предметов, включая экипированные.
   - Они были слабы, - апатично отозвалась девушка. - Иначе непременно убили бы.
   Она не льстила себе, для победы троице отморозков действительно слишком многого не хватило. Бижутерии, чтобы отражать заклинания и уменьшать наносимый ими урон, луков, чтобы подстрелить бегущую цель, щитов, чтобы ими оглушать, ловкости, чтобы догнать... Но, главное - им не хватило мозгов. Когда три здоровых лба не могут прикончить одну девчонку, практически без брони - это уже диагноз.
   - Так ты рассчитывала погибнуть, когда отсылала меня? - выпучил глаза толстяк. - Дурная девка! Слыхал я, что пришлые все, как один, чокнутые, но что настолько - не догадывался. Почему не вернулась со мной к стражникам на заставу?
   Хэйт вздохнула, печалясь тому, какой ей недогадливый достался непись...
   - Та часть тракта не принадлежит Адарии. Разъезд послать их сторона могла только в случае подтвержденной угрозы мирному жителю. Поэтому я осталась. Вернулись бы вместе, там бы и остались куковать, пока следующие путники не направились бы к границе Велегарда.
   - А что б я делал с твоими останками?
   - Обычно в разъезде есть хотя бы один паладин. Или священник. Тот, кто может воскресить павшего в бою. На то и был расчет.
   - Обычно! А если бы...
   - Хватит, пожалуйста, - запоздалая тревога дядьки казалась неуместной и тяготила. - Все закончилось хорошо.
  
   ------------------------------------------
   *От англ. quest item - в РПГ - предмет(ы) заданий.
   ------------------------------------------
  
   В некотором роде, стычка закончилась просто великолепно: два трупа оставили по горсти медяков в месте гибели, а главарь - полновесный золотой! Хоть и закололи его стражники, но подобрала деньги Хэйт, и уже строила планы по их растрате: не все же ей в стартовом тряпье ходить.
   Посылку по заданию велегардскому стражнику она отдала при въезде на "родную" территорию. Эликсир Толстяка выхлебала (жуткая гадость оказалась, бурда горчила и вязла на языке). Ворота самого города уже виднелись, а значит, путешествие и квест на сопровождение подходили к концу. И непись зудеть перестанет!
   Сразу за воротами торговец остановил пегую лошадку, опустил поводья. Хэйт соскочила на мостовую, догадываясь, что настала пора оплаты ее услуг.
   - Дорога наша, Хэйт, вышла не такой прямой и легкой, как я загадывал. Ты заслужила за свою помощь больше обещанного.
   НПЦ протянул девушке три монеты вместо двух, она приняла.
   - Раньше со мной ездил сын, - продолжил непись. - Но он вырос, надумал пойти по стопам моего брата, и теперь неделями пропадает в лесах и лугах, собирая редкие травы. Я вожу с собой его вещи... Не знаю зачем, наверное, чтобы меньше по нему скучать. Ты не парень, но кое-что тебе подойдет.
   Он поерзал, достал из недр повозки мешок, вытянул из него пояс.
   - Спасибо, - Хэйт удивленно кивнула, приняла подарок.
   - И вот еще что... Ты пришлая, рисковая. Не хочется и представлять, в какие опасные передряги ты можешь встрять. Прими этот кристалл: не всегда враги будут слабыми, а страхи - надуманными. Тогда он пригодится тебе.
   Она протянула руку, не зная, что и сказать.
  
   Задание: Попутчик на тракте - завершено!
   Вы получили: 3 золотых; 10 очков репутации с королевством Адария; 10 очков репутации с Велегардом. Дополнительная награда: Пояс Путешественника; Кристалл мгновенного переноса.
  
   - Благодарю вас за щедрость, - пролепетала Хэйт.
   Торговец отсалютовал, улыбнулся по-отечески, тронул поводья, оставляя девушку наедине с размышлениями.
   В голове ее щелкал калькулятор: на аукционе внутриигровой валюты этот камушек стоил порядка сорока золотых, она нарочно запоминала ценники важных расходных материалов. Продать или оставить себе? Непись прав, ситуации бывают разными, а достать такой камушек способов не много. По квестам, чаще всего именно в виде дополнительной награды, вот как у нее сейчас получилось. Но чтобы таковую получить, нужно поразить НПЦ, перевыполнить задание, умудрившись его не завалить. С боссов ряда подземелий выпадают эти кристаллы, но не более двух штук на всю группу, а босса ведь еще сразить надо. Клановые замки приносили владельцам пять штук в неделю: но в клан, владеющий собственным замком, входило не меньше сотни игроков, а пять на сто делится в разных кланах по-разному, можно и год своей очереди ожидать.
   Есть еще свитки переноса, но на их чтение уходит время: тридцать секунд. Любая атака прерывает процесс. Это означает, что в критической ситуации свиток бесполезен, тогда как кристалл достаточно сжать в руке и - вуаля! - вы в ближайшем святилище. Бывают еще кристаллы с возможностью привязки (игрок заранее назначает точку, в которую перенесет его при применении кристалл), но про них было крайне мало информации.
   Хэйт двигалась в сторону ремонтной мастерской, на ходу ломая себе голову. В конце концов решила отложить этот вопрос: на покупку простой одежки ее нынешних средств хватит, вот придет пора приобретать книги умений ранга "ученик", тогда и будет решать. А пока - запас карман не тянет.
   У входа в мастерскую она хлопнула себя по лбу: ей же еще и поясок подарили!
   - Распознать! - свойства пояса были скрыты, а сам он отливал изумрудно-зеленым. Редкий предмет, второй в градации классов: обычный, редкий, легендарный, эпический, мифический.
  
   Пояс Путешественника.
   Тип: пояс.
   Класс: редкое.
   Защита: 6. Прочность 50/50.
   Защита от магии: 12.
   Ловкость: +2.
   Живучесть: +1.
   Необходимый уровень: 5.
  
   Казалось бы, не самые полезные для мистика статы, но Хэйт все равно была в восторге. Будь ее воля, она тех меченых за этот поясок травила бы до полного позеленения; потом бы воскрешала и снова травила... Увы, мечты, мечты, столь сладостен ваш вкус - воскрешать она нескоро научится.
   С улыбкой победителя на устах Хэйт перешагнула порог мастерской.
  
   Сказать, что мастер Гэхарт был впечатлен, значило бы не сказать ничего. Глаза НПЦ расширились в изумлении, когда он принимал от Хэйт свой молот.
   - Многие пришлые приходили ко мне, чтобы я передал им свой навык. Сотни из них принимались за задание, но по силам оно оказалось лишь семерым из всех.
   Девушка приподняла бровь: молот именной у НПЦ один, это что получается, его семь раз туда-сюда ему таскают? Сейчас, поди, выяснится, что с Вальхом они друзья закадычные, и молот - просто предлог совместно повеселиться, глядя на потуги глупых игроков! А после, когда неудачники платят за обучение пятьсот золотых вместо сотни, делят "навар"?
   Непись смутился, словно прочел мысли Хэйт.
   - Кузнец Вальх - мой старинный приятель. И молот я ему в самом деле проспорил... Не в первый раз. Раньше я не говорил этого тем, кто справлялся с поручениями Вальха, но тебе, за то, как ты обставила известного плута с наковальней, рассказываю. Я обучу тебя своему ремеслу, как обещал, бесплатно. Больше того, возьму тебя в ученицы. Ты не в обиде?
   - А что конкретно подразумевается под "возьму в ученицы"? - соглашаться на кота в мешке Хэйт не намеревалась.
   - Ты сможешь приходить в мастерскую в любое время. Заказы, годные к исполнению с твоим уровнем мастерства, я буду передавать тебе. Материалы предоставлю. Но только до ранга подмастерье!
   - Я согласна, мастер. И не таю обиды в своем сердце, - церемонно ответила девушка. Это с игроками обращение простое: лоза, пыльца, угольки, а с неписями нужны особый подход и почтительность.
   НПЦ кивнул, словно и не ожидал никакого иного ответа. Хотя какой нужно быть дурой, чтобы отказаться от подобного предложения?..
   - Я, мастер Гэхарт, передаю тебе навык ремонтника и принимаю в ученицы. Прими и используй с умом набор инструментов для ремонтного дела!
  
   Задание: Дороже золота! - завершено.
   Вы получили 50 очков репутации с Велегардом! Мастер Гэхарт назвал вас своей ученицей.
  
   Поздравляем! Профессия Ремонтник получена!
   Текущий уровень мастерства: 1.0 (ранг: новичок).
   Сила увеличилась на 5.
   Ловкость увеличилась на 5.
  
   Поздравляем! Ваш уровень повышен!
  
   Чувство глубокого морального удовлетворения было слегка подпорчено сигналом таймера.
   - Выход, - с сожалением произнесла девушка. Шило, иглы, крепежи, напильник, набор молоточков и прочие полезности можно освоить и завтра...
  
   В воскресенье лил дождь. Затяжной, шумный, навевающий тоску. Вероника немного постояла на лоджии, дыша влажным воздухом. На мокром асфальте блестели неровные овалы луж, отражающие низкие тучи цвета мокрого асфальта. У нее возникло чувство, что она в клетке, между этими одинаковыми землею и небом...
   Девушка вернулась в комнату, включила компьютер, вбила серию запросов по тегу древний пергамент. Следовало сделать это накануне, но она решила не спешить, дать себе свыкнуться с мыслью, что стала обладательницей реликвии, коих на сегодняшний день обнаружено... триста семь штук. Вероника пролистала заголовки, бегло вглядываясь в справочные данные. Итак, главное: пергамент после распознания сохраняет свойство передаваемого предмета; умение, зашифрованное в нем, может быть как невообразимо полезным, так и никчемным, как, например, призыв воздушного замка.
   Восхождение знало два прецедента продажи пергамента. Всего два из трехсот семи. Однако... В первом случае продавался не идентифицированный пергамент, аукцион длился две недели, финальная ставка равнялась... четырнадцати тысячам долларов. Вероника присвистнула. Вторая реликвия, выставленная на торги, содержала умение "Рев зверя", ошеломляющее врагов в радиусе пятнадцати метров. Действовало на любое количество противников, лишь бы в радиус действия попадали. Минус - эффект длился только две секунды. Рев зверя был приобретен за сумму, в три раза превысившую стоимость не распознанного пергамента.
   Цифры обескураживали. Среди игроков Восхождения немало было обеспеченных игроков, а обладание уникальным навыком рассматривалось, как желаннейший трофей. Подогревался интерес и малым количеством древних пергаментов, и сложностью их нахождения.
   Девушка откинулась в кресле, зажмурилась. Даже под опущенными веками продолжали мелькать нолики - это она конвертировала возможную прибыль в родные рубли.
   - Кофе! Срочно. И покрепче! - напутствовала себя Вероника на поход до кухни.
   Соблазн был велик. Вот только... Целью ее была не одномоментная выручка, а стабильный доход, позволяющий не думать о куске хлеба. Творить, не оглядываясь на требования заказчиков, сроки оплаты и прочие, пагубно влияющие на художника, нюансы. Поэтому: нет, нет и нет аукциону. Идентифицировать, решить, нужно ли оно ей "в хозяйстве", если да - плакать, но командовать изучение. Ежели "нет" или "так себе", то смело в аукционный дом.
   Так что, чем облизываться на мешок эфемерного золота, лучше поискать задания, обозначенные пользователями как невыполнимые. Причем для мелких уровней, а то расти ей еще долго... Увы, но то ли запросы были слишком расплывчатыми, то ли таких умников было пруд пруди, ничего схожего с цепочкой "Дороже золота", Вероника не обнаружила. Туманных намеков, флейма и "мудрых" советов, вроде "ищите и обрящете", эдакой форумной "воды", было, что лягушек в болоте, а стоящей информации - шиш, причем без всякого масла.
   В конце концов она махнула рукой на изыскания, перекусила наскоро наструганным салатиком (аппетита не было, впихивать в желудок через силу что-то посолиднее не решилась), потопала к капсуле: в Восхождении ждали не прокачанные навыки!
  
   Гэхарт при виде девушки ухмыльнулся (в его исполнении это выглядело слегка устрашающе). Провел первый урок: Хэйт вознамерилась починить свой посох, он просел в прочности до семи единиц. Затем сплавил ей еще три заказа: отремонтировать простенькую броньку, натянуть тетиву на лук, заштопать штаны из дешевой кожи.
   Всего четыре починки дали первую прибавку к навыку, удивив и обрадовав девушку. То, что ремонтное дело при желании улучшается довольно быстро, она знала, но не думала, что настолько. Впрочем, это было закономерно: изнашиваются вещи постепенно, а на создании чего-либо нового ремонтник не может качать профессию, ему попросту нечего создавать. Меньше возможностей - выше скорость.
   Вот только в случае Хэйт возможностей была тьма тьмущая, ремонтная мастерская Гэхарта не пустовала ни минутки, с заказами приходили десятки и десятки игроков. И, хотя починкой высокоуровневых вещей она заниматься не могла, для нее находилось вдосталь работы.
   Бодрость за этим занятием таяла намного быстрее, чем при готовке. Поэтому Хэйт то и дело усаживалась на отдых и перекус. Не будучи жадной, она и с мастером делилась, хоть и не сомневалась, что он может позволить себе самую дорогую еду в этом городе, с его-то количеством заказов.
   Через пару часов в таком убойном темпе еда закончилась, даже воды во фляге, и той осталось на один глоток. Хэйт проверила прогресс навыка: 1.8! Да она, часами напролет суетясь у очага и вертелов, кулинарию только до 4.6 повысила. Девушка вскочила с табурета, забегала по мастерской: нужно больше заказов, больше!
   - Притормози, ученица, - гаркнул Гэхарт. - Спешка в работе вредна. Если ошибешься, то сломаешь вещь, вместо того, чтобы починить. В этом случае придется тебе не только возвращать плату за ремонт, но и компенсировать стоимость предмета.
   На Хэйт как ушат холодной воды опрокинули.
   - Да, мастер, - закивала она. - Вы абсолютно правы. Если можно, я закончу последний заказ и отдохну.
   - Что я, зверь какой, девицу держать взаперти? - насупил брови мастер. - Иди, конечно. Развейся.
   Хэйт простучала молоточком железной шлем, выправляя вмятину. Услыхав о риске поломки и выплате неустойки, она стала крайне осторожной и внимательной. Завершив работу, распрямила плечи, потянулась. Трель оповещения пришлась, как никогда, кстати.
  
   Выносливость увеличилась на 1!
   Ловкость увеличилась на 1!
  
   - Я вернусь попозже, мастер, - отдавая мастеру готовый шлем, пообещала Хэйт. - И продолжу трудиться.
   Гэхарт повертел шлем, удостоверился, что починка прошла успешно, отнес его к стойке готовых вещей. Подошел к Хэйт, взял ее за плечи, развернул к выходу и вытолкал за дверь.
   - У меня мастерская, а не темница, - грозно выговорил мастер. - Пока как следует не отдохнешь, возвращаться не смей!
   Откуда ему было знать, что от него упертая девушка отправится в трактир, к вертелу и жаровням?..
   - Сорхо обидится, - рассуждала она по дороге. - Если узнает, что он оставил мне такую дорогую кухню, а я почти ею не пользовалась!
  
   Вставать рано утром и ехать в училище было пыткой. Дождь за ночь прошел, но оставил после себя лужи и сырость. Вероника выпила чашку горячего, крепкого кофе, достала из гардероба куртку и зонт: гидрометцентр сообщал о похолодании и вероятности осадков во второй половине дня.
   Теоретически, она могла бы остаться дома. Отметку за просмотр опротестовать в любом случае не удастся, а занятие сегодняшнее было факультативным. Но на практике, у нее и в мыслях не было не ехать. Урок вел Стас.
   Занятие позиционировалось в рамках подготовки студентов к поступлению в Репинку - Санкт-Петербургский государственный академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина. Проще говоря, Стас соберет "горку" из предметов в тоне, усадит за монохромное написание оной, будет давать советы и вносить устные корректировки. Композиция в тоне на заданную тему - одно из обязательных творческих испытаний, так что и урок будет по длительности равен аналогу при поступлении, то бишь шести часам.
   А через шесть часов "пропесочит" каждого за недочеты.
   Горку Стас собрал оригинальную: на материи трех оттенков (персиковый, беж, экрю) возвышался игрушечный деревянный самовар, рядом фигурки зайца и свинки из бересты. С краю плетеная миска с грецкими орехами. В центре - глиняная вазочка с берестяными лилиями. Последние очаровали Веронику, она со всех сторон обошла постановку, потрогала пальчиком "лепестки".
   На такую детализированную работу отводить всего шесть часов - это же было натуральное издевательство. Она вздохнула. Тут тебе не яблочки с кошками из крашеного дутого стекла писать...
   Кроме нее, в студии обреталось всего пять человек: Андрей, Антон, Света, Ольга и Вадим. Последний был платником, в училище появлялся раз на раз, но умудрялся не скатываться в список должников. Сколько раз его грозились отчислить за низкую посещаемость - не счесть, но всякий раз парень оставался в группе.
   - Все в сборе? - прервал ее размышления громкий оклик Стаса, вошедшего в студию. - Чудненько. Занимайте места, начнем по звонку.
   - Станислав Анатольевич, - робко позвала Вероника. - Я могу узнать свой итоговый результат за просмотр?
   Краем глаза девушка оценила обстановку: Вадик передвигал станок, остальные четверо таращились на нее и Стаса.
   - Отлично, Белозерова, - ответил преподаватель. - А ты чего-то другого ожидала?
   Он усмехнулся, чуть склонив голову. Дождался невнятного пожатия плечами от девушки, хлопнул в ладоши.
   - Раз вопросов больше нет, приступаем!
   Группа (точнее, та ее часть, что присутствовала на занятии), засуетилась, заскрипели ножки станков по полу. Вероника выбрала из свободных мест наиболее удачный ракурс, подтянула станок. Примерилась к композиции: вроде бы ничего не перекрывалось. Перебрала на своей полке чистые холсты, взяла мелкозернистый, размером 80x60 см. Поймала себя на ощущении восторга: каждая работа, даже учебная, не допускающая отклонений от заданного формата, дарила ей чувство волшебства.
   Когда все расселись, подготовили палитры и кисти, как раз прозвенел звонок.
   - Время пошло! - дал отмашку Стас. - И помните, когда ваше время строго ограничено, начинать нужно с определения отношения тонов и полутонов. Затем следует сделать круглое круглым, а квадратное - квадратным. Детали прописываете не раньше, чем полностью охватите этот этап. Действуйте!
   Вероника не ощущала движения времени, она застыла в нем, как насекомое в капле смолы. Голос Стаса доносился, словно из другого измерения. Кто-то вставал, выходил, хлопал дверью. В окно барабанил дождь, один из парней умудрился уронить свободный станок. Все эти звуки, точно рябь на воде, отмечались ее сознанием, но не цепляли его. Вероника писала, и весь остальной мир переставал быть значимым.
   Спустя шесть часов ее растормошили, выдернули из затекших пальцев кисть, помахали ладошкой перед лицом.
   - Кто?.. А, Оля... Спасибо.
   Вероника выдавила из себя виноватую улыбку. Ольга, самая спокойная девушка из семи одногруппниц (среди живописников женский пол преобладал), похоже, не держала зла на нее за "спектакль во дворике". Работы Ольги никогда не дотягивали до лучших, зато она была одной из самых стабильных студенток всего курса. В качестве учителя ИЗО, с ее выдержанным характером, Оля была бы безукоризненна.
   Стас тем временем устраивал выволочку "бездарным ленивым дармоедам и прохиндеям", как он называл всю без исключений группу. Группа обижалась, отводила глаза, но терпела.
   - Что с цветом? Это твой любимый, телесный? Цвет застиранных детских рейтуз, не иначе.
   - Твою работу комиссия бы безоговорочно поместила в качестве примера: как делать нельзя! Вот свет, вот тень, но что из них должно быть плотнее? О, и как с такими заниматься?
   - Средне. Безлико. Я бы даже сказал - никак. Подобную мазню не пропустят.
   - Учись работать с широкой кистью.
   И так далее... Разбор полетов подошел к концу, причем Вероника отделалась легким испугом, получив:
   - Графично. Пройдет.
   Отчитав для порядка "бездарей" за леность, куратор разогнал всех по домам до среды, то есть до следующего факультатива.
  
   До остановки пришлось добираться почти что вплавь, постоянно огибая и перепрыгивая лужи. А вот на остановке ее поджидал сюрприз...
   - Садись, Белозерова! - из-за приоткрытой двери черного минивэна донесся оклик Стаса. - Возражения не принимаются.
   Машину Стаса знали все студенты, черный форд пять дней в неделю парковался перед въездом в училище. Название модели она напрочь забыла, по правде говоря, в авто Вероника не разбиралась.
   Но сейчас ее волновала отнюдь не модель автомобиля, а вопрос: "Что, черт побери, происходит?!"
   - Э-э, Станислав Анатольевич...
   - Садись, сказано! Экскурсия для отличившихся студенток.
   Девушка опасливо покрутила головой, ища знакомые лица: втаптывать остатки репутации в грязь как-то не было желания. Никого не найдя, прокляла свое женское любопытство, но забралась в салон.
   - Сумку на заднее кидай, - по-свойски сказал Стас, заводя мотор. - И пристегнись, отважные стражи дорог не дремлют!
   - Хорошо, - механически отозвалась Вероника, по-прежнему пребывая в полной прострации. Вопросы множились: "Куда, зачем, почему, а главное - какого ху...дожника?"
   - Не пугайся, везу не в морг и не в кунсткамеру, - успокоительно произнес Стас, не отрывая взгляда от дороги. - Я, видишь ли, решил показать тебе одно место. Это недалеко.
   Девушка молчала. Самым верным определением ее самочувствия было "не в своей тарелке". Не к месту вспомнилась Галка с ее "сэнсэем" и еще каким-то чудным японским словцом.
   - Мы проходим через всю жизнь, не замечая ничего вокруг, - продолжил преподаватель. - Кроме, конечно, того, что касается нас самих. Можно прожить двадцать лет через дверь от серийного убийцы, и не подозревать об этом. А можно считать, что сосед - наркоман, а потом выяснить случайно, что он известный клипмейкер и две трети своих заработков отчисляет детскому дому. Отдаляясь от мира, мы позволяем сердцу черстветь. И теряем тонкость восприятия, чуткость, талант... Я говорил, что не позволю тебе стать эмоциональной калекой?
   Вероника не нашлась с ответом.
   - Считай, что сказал. Приехали.
   Стас вышел из машины, сделал приглашающий жест. Она послушно последовала за ним.
   Он открыл багажник, достал из него картонную коробку.
   - Эта полегче, донесешь, - распорядился куратор, не спрашивая мнения девушки.
   Вероника ухватила снизу ношу, не такую уж легкую и совсем не компактную, держать ее можно было только на вытянутых руках. Стас тем временем достал вторую коробку, побольше.
   - Что там? - поинтересовалась девушка.
   - Мелки. Цветные. За мной!
   Она просеменила за Стасом ко входу кирпичного трехэтажного строения. Фасад давно следовало помыть, а в идеале - перекрасить.
   За дверью их встретила женщина лет сорока, охнула, всплеснула руками, заулыбалась. Повела визитеров по коридору, до большого зала с желтыми стенами, фотографиями в рамках, старым пианино и множеством мягких стульев с красной обивкой. Единственным более-менее современным предметом был плазменный телевизор.
   - Ставь, - Стас взгромоздил коробку на стол у стены. - Инна Павловна, можно мы с моей студенткой пройдемся по зданию?
   - Да, да, разумеется! - замахала руками женщина.
   Стас вывел девушку обратно в коридор.
   - Присмотрись.
   Она непонимающе вскинула брови. Дальше по коридору беседовала пара подростков. Какая-то девочка в растянутом свитере и спортивных штанах, не отрываясь, смотрела на Веронику. Ничего примечательного в самом коридоре не было, только стены того же противного грязновато-желтого цвета.
   - Это детский дом, - тихо сказал Стас, и от этих простых слов девушке стало дурно. - С серийным убийцей я загнул, а про клипмейкера говорил чистую правду. Я не столь благороден, как мой сосед, поэтому перевожу сюда выручку от продажи только каждой пятой своей картины. И два дня в неделю провожу уроки. Бесплатно. Не стой столбом, идем.
   Она кивнула, поплелась следом за куратором на негнущихся ногах. Действительно, каждые вторник и четверг он вел только утренние часы живописи, и эта часть его расписания не менялась все три года обучения Вероники.
   - Тут есть игровые комнаты, спортзал, настольный теннис, даже бассейн. На добровольной основе детей учат музыке, рисованию, танцам... На самом деле, это хорошее место.
   - Зачем вы меня сюда привезли? - пересилив себя, спросила Вероника.
   Холод, сковавший ее тело, пустил корни и в душу...
   - Чтобы ты поняла кое-что. Об этих детях заботятся, в меру сил и средств, многие люди, но в их жизни нет главного - родительской любви. Когда ты потеряла семью, это было ужасно, и это терзает тебя по сей день. Но в твоем сердце, в твоей памяти есть их тепло. Сохрани его и иди дальше. Научись улыбаться искренне, а не вынуждено, доверять людям, а не ждать удара с их стороны.
   - Я... Хочу уйти. Извините...
   Взор девушки застила пелена. По памяти она бежала к выходу, не замечая никого и ничего, пока чуть не врезалась в девочку. Ту самую, в растянутом свитере.
   - Я тебя не ударила? - Вероника присела на корточки. - Ты как?
   Девочка хлопала длинными ресницами, не сводя с Вероники глаз. Вынужденно девушка пригляделась к ребенку: темные волосы, беспощадно стянутые в тугой хвост, тонкие пальчики, лицо, как у грустного ангела.
   - Тетя, - пропел ангелочек. - Красивая. Как мама.
   Вероника отшатнулась. Для нее это было слишком...
   В себя она пришла только на улице. Капли вновь припустившего дождя на щеках предательски смахивали на слезы.
  
   - Прости.
   Стас догнал ее у машины. Веронике пришлось его дождаться, внутри авто лежала ее сумка, которую по настоянию преподавателя она там оставила.
   - Меры были слишком кардинальными, да?
   Она не ответила. Стояла, опустив голову, молчала. В ушах ее звучали слова девочки, печального детдомовского ангела: "Как мама, как мама, как мама"...
   - Садись, - смирился с молчанием девушки Стас. - Пункт программы номер два - и я от тебя отстану. Договорились?
   В этот раз они ехали дольше. Виной тому были пробки, извечная беда мегаполисов. Стас время от времени поглядывал на девушку, сидевшую в одной позе, с неестественно выпрямленной спиной.
   - Ты мне еще веришь? - негромко спросил он, остановив машину у высотного здания. - Хотя бы немного?
   Вероника, замявшись на миг, кивнула.
   - Тогда пойдем.
   Она пошла. Не из вежливости или "веры", а чтобы поскорее покончить со всем этим. Сначала в парадную, затем в лифт, а из лифта - по металлической лесенке. На крышу. Откуда у Стаса были ключи, Вероника решила не спрашивать.
   - Крыша плоская, так что не бойся поскользнуться.
   Он подвел ее к краю.
   - Нельзя жить в скорлупе, - произнес Стас. - И нельзя вечно держать внутри боль, гнев, ярость. Говорят, лучшее средство выплеснуть это из себя - крик, правда, есть риск, что окружающие сочтут тебя за психа. Я сейчас уйду на другой конец крыши, а ты покричи. Попробуй, по крайней мере. Тебя никто не услышит.
   Оставшись в одиночестве, Вероника долго стояла, запрокинув лицо навстречу мелкой мороси. Небо было до головокружения близко. Небо - свобода - дождь - память - боль. Вереница образов сложилась, и она закричала. Срывая горло, не стесняясь бегущих по щекам слез.
   Боль можно отпустить. Память, светлая память, вот, что должно остаться...
  
   До дома Вероники они доехали в молчании. Только выбравшись из машины, она, прокашлявшись, обронила:
   - Спасибо.
   Стас улыбнулся.
   - Учебная встряска, не за что. До среды, Белозерова!
   Уже дома, убирая ключи от квартиры в сумку, она заметила на экране телефона конвертик смс. Номер отправителя сообщения был ей неизвестен, но по тексту Вероника догадалась, от кого оно.
   "Когда у человека останавливается сердце, врачи используют дефибриллятор, прибор электроимпульсной терапии. Когда тоже самое происходит с душой, нужен образный разряд тока, чтобы человек отмер, стал собою, мог чувствовать и радоваться жизни. Если разряд оказался чересчур сильным - не обессудь. Я считаю, что, если тебя растрясти, из замкнутой бесчувственной колоды может вырасти прекрасный художник".
   Мобильный полетел обратно в сумку, Вероника стиснула кулаки. И откуда только номер ее раздобыл?! Впрочем, ищущий да обрящет... Стоп. Недавно ей на глаза попадалась эта библейская фраза...
   Девушка шумно втянула воздух. Форум. Советы начинающим "нагибаторам*". Раздел "бегательных" квестов...
   Она в экстренном темпе заметалась по дому, включая компьютер, электрический чайник, кофеварку и рисоварку. Заглянула в холодильник, скуксилась: кроме овощей и трех банок с консервированными фруктами, все съедобное было подчищено. Напрашивался вывод об ужине вегетарианца, не по убеждениям, а по обстоятельствам. Полчаса спустя Вероника восседала за компьютерным столом, перед монитором испускала пар миска с белоснежным рисом, отдельно стояла салатница. Готовая морковь по-корейски в маленькой глиняной плошке, купленная в последний визит в супермаркет, докончила композицию.
   Тысячи расписанных заданий типа "сбегай, передай, вернись, сгоняй к другому парню, снова вернись и т.д.". Много-много буковок... Поиск, увенчавшийся в конце концов успехом, длился столько же, сколько и ужин. Квест на непрофильный навык "Картограф", позволяющий после прохождения данжонов**, каверн, пещер, катакомб (в том числе и "закрытых", в коих одновременно может находиться только одна группа) и тому подобного, зарисовать пройденное подземелье. При зарисовке велик шанс внести на карту места хранения кладов, даже если они не были обнаружены игроком во время прохождения. Кладов не может быть более пяти на один данж, каждую игровую неделю их местоположение обновляется, как и содержимое (а значит, и карту нужно перерисовывать заново, а до этого - по новой проходить подземелье). Содержимое потайных сокровищниц всегда разное, чаще всего - это несколько монет. Но, если повезет... Вероника затрепетала: навык этот, сулящий в перспективе солидную прибыль, требует усидчивости и долготерпения. Карта самого малого подвальчика рисуется не менее пятнадцати минут реального времени. Любое действие, как внешнее, так и самостоятельное, прерывает процесс. Таким образом, если солидные данжоны и прочешут вдоль и поперек, и прорисуют, на мелкие, скорее всего, пожалеют времени.
  
   -------------------------------------
   *Сленг геймеров. В ироничном смысле - амбициозный человек, игрок с завышенным самомнением, отчасти обоснованным.
   **От англ. Dungeon - темница, подземелье. Игровое подземелье, для прохождения соло или группой игроков. Как правило, в подземельях есть ограничения по времени прохождения и/или дополнительные условия, один или несколько боссов, существенные награды.
   -------------------------------------
  
   Потирая руки, Вероника встала, собрала посуду, отнесла ее в мойку. Налила себе чашку крепкого кофе, в качестве десерта вскрыла банку с консервированными персиками, переложила их в вазочку. С новой ношей вернулась к монитору, читать развернутое описание задания "Ищущий - отыщет". Минимальный уровень десять, стартовый НПЦ - старший магистр в Гильдии Магов (не именной, значит, квест подходит для любого города). Непись отправляет игрока в подвал башни, помочь с изысканиями старому хранителю знаний. Хранитель просит отнести несколько свитков в некую лавку... В таком духе "отнеси-вернись" значилось сорок два пункта. В награду хранитель поделится главным своим знанием, собственно, картографическим навыком.
   - Сорок два пункта! - Вероника закатила глаза. - Составитель квеста - изверг.
   Возмущаться она могла сколько угодно, так как знала, что неизбежно пойдет делать этот квест... На десятом уровне, а до этого подкачает профессии.
  
   Время... То, чего дьявольски не хватало Хэйт. Пожалуй, заявись к ней посланник из преисподней и предложи прибавить к суткам часов десять, она, не задумываясь, расписалась бы кровью на любом договоре.
   Нужно было сделать столько всего, что она разрывалась. И самое обидное, что покусилась она пока только на крохотный кусок огромного пирога, а съесть его хочется полностью!
   - А-а-а, это убивает меня! - возопила девушка, швырнула картофелину в стену, скорчила несчастную рожицу. - Нужна разминка, и немедленно.
   Утвердительно кивнув самой себе в знак завершения монолога, Хэйт отерла руки и решительно двинулась к выходу из Обжорки.
   На сей раз она не искала неписей, выдающих задания: НПЦ сам нашел ее. Стремительно мчащуюся девушку окликнул степенный господин в рясе, наподобие монашеских.
   - А-э? - притормаживая, Хэйт зацепила локтем торговку фруктами, да так, что та чуть не выронила корзину. - Что?
   Всегда любезная в обращении к НПЦ, сегодня она была явно не в настроении.
   - Я вижу, вы целеустремленная девушка, - господин, если и огорчился невежливым ответом, не подал виду. - Уделите мне минутку, милейшая.
   Хэйт хмуро уставилась на непися, уперев руки в бока.
   - Я старший смотритель городского кладбища, - продолжил мужчина. - Оно много лет было спокойным, но на днях начались странности. А прошлой ночью из могил выбралась целая орда скелетов. Я прибыл в город с ходатайством в ратушу, но встретил недоверие напополам с нерадивостью. Посему вынужден обратиться за помощью к любому, кто в силах встать на защиту города.
   - Эти скелеты, - заинтересовалась Хэйт. - За пределы ограды выходят?
   - Нет, - покачал головой НПЦ. - Именно поэтому я не сумел предоставить градоначальнику и совету доказательств ущерба. Вы поможете мне? Я вознагражу вас в меру своих возможностей!
  
   Задание! Покой усопших.
   На городском кладбище происходит нечто неестественное: мертвецы встают из могил, но не покидают пределов погоста. Уничтожьте 20 восставших скелетов, вернув покой как усопшим, так и живым.
   Награда: 50 очков репутации в Велегарде; 200 опыта; 1 золотой.
   Дополнительная награда: если вы упокоите всех скелетов, бродящих по кладбищу, старший смотритель преподнесет вам особый дар.
   Требования: Велегард должен быть стартовой локацией для персонажа.
   Уровень сложности: базовый.
  
   Хэйт, не колеблясь, коротко кивнула, принимая задание. Схему действий она корректировала на бегу: сначала зарезервировать ячейку в гномьем банке, это не слишком дорого и надежно, носить в рюкзаке древний пергамент и трястись, а не выпадет ли он в случае ее гибели, девушку отнюдь не прельщало. Затем на рынок, купить хотя бы самую простую броню, а то обноски, выданные при "рождении" как-то даже стыдно было носить.
   В банке стрясли пятьдесят серебряных за присвоение ячейки и открытие счета. Ежемесячно банк будет поглощать по половине золотого за обслуживание, поэтому пришлось раскошелиться и внести заранее два золотых. Столько же она отдала за незамысловатые штаны и рубаху из хлопка. Суммарно они прибавляли шестнадцать к броне и три пункта к живучести.
   - Теперь можно и на кладбище, - переодевшись, выговорила Хэйт. - Костями погреметь, желательно - чужими.
   С некоторых пор (а именно, с периода услужения жрицам Ашшэа), нежить была в числе излюбленнейших жертв девушки.
   К удивлению ее, кладбище оказалось занято.
   - Эй, ушастая! - окликнул Хэйт озорной девичий голосок.
   Возле осыпавшейся местами (довольно многими, что не делало чести ни городу, ни смотрителю) известняковой стены стояло жизнерадостное чудо с двумя чернявыми хвостиками, в которых пробивались малиновые прядки, широко распахнутыми бордовыми глазками и обоюдоострым топором в хрупкой детской руке. Гномка.
   - Что тебе, деточка? - насмешливо отозвалась Хэйт.
   - Но-но! Тоже мне, великовозрастная нашлась! - гномы, как известно, отличаются нахальством, несоразмерным их малому росту, и эта представительница достойной, но прижимистой расы, исключением не являлась.
   - Ты что хотела-то? - усмехнулась Хэйт. - Я вообще-то по делу тут, не мельтешила бы ты...
   - Ты своими длинными ушами и угрюмым видом разгоняешь моих мобов, а у меня на них планы! Так что топай отсюда, - ничуть не теряясь, заявила гнома. - Пока ухи не укоротили.
   Хэйт машинально схватилась за голову, проверяя, не растрепалась ли прическа, прикрывающая кончики ушей. Волосы были на месте, ушки не торчали. Так откуда мелкой знать о ее смешанном "происхождении"? Вспомнила - гномы могут зреть "суть вещей", это пассивное умение, получаемое при выборе класса добытчик. Выходит, гнома первый десяток уровней уже прощелкала, как и квест на смену класса.
   Наглость и оскорбление оставлять безнаказанными она не желала, поэтому сощурилась, прикидывая, на сколько заклинаний хватит мелюзги... Гномы, они живучие, толстокожие, даром, что через эту солнце просвечивает. Может, суровое детство в рудниках да копях закаляет?..
   - Даже не надейся, ушастая, - словно прочитала мысли девушки кроха.
   - Шла бы ты, девочка, - недобро осклабилась Хэйт, решаясь. Неизвестно, есть ли у гномы бижутерия, дающая защиту от магии, или она все золото в покупку недешевого топорика ухнула (одна только резьба по рукояти кричала о дороговизне). А гордость - это святое.
   Останавливающая лоза на гномку не подействовала. Хэйт, чертыхнувшись, активировала пыльцу и начала кастовать угольки, но еще до того, как заклинание полетело в сторону гномы, та с боевым кличем ринулась на Хэйт. И непременно добежала бы, не случись между ними пары выкарабкавшихся из-под земли скелетов, которые и стали нечаянными защитниками квартеронки, решив, что бегущее в их сторону гномье мясо вполне питательно...
   Хэйт колебалась не дольше удара сердца. Добить разъярившую ее гному в ситуации, когда ту атакуют костяные уродцы - против чести, так что следующие угольки были пущены уже в нежить.
   - Остроухая, это был мой опыт, - попыталась хорохориться гномка, но уже без прежней уверенности.
   - Меня зовут Хэйт. И чем тебе не угодили мои уши? Их же даже не заметно со стороны...
   - Да ладно, уши как уши. Надо было к чему-то придраться... Я Массакрэ, - гнома подошла к Хэйт и подала левую, свободную от оружия руку. Квартеронка рукопожатие приняла.
   - Больно длинное имя... для такой маленькой гномки, - хмыкнула Хэйт. - Так что быть тебе, мелкая, Масей.
   - Ладно, - подозрительно легко согласилась юная нахалка. Надо полагать, ее саму трудно выговариваемое имечко тяготило изрядно.
   - А почему ты без щита? - полюбопытствовала квартеронка, чуть изогнув тонкую бровь. - Это до меня редкий гад добежит, а ты с ними лоб в лоб...
   - На секиру все ушло, - потупилась Мася. - Знаешь, как ты по мне шандарахнула? На бижу тоже не хватило...
   Девушки переглянулись и расхохотались в голос, не щадя тонкого слуха окрестных мертвяков. Позже Хэйт спросит себя: каким мифическим образом мелюзга эта наглая так легко и непринужденно стала восприниматься ею, как приятельница? Ответа, разумного, подкрепленного доводами, не обнаружится. "Это особое гномье обаяние", - решит для себя квартеронка и перестанет гадать. Пока же...
   Они отметили начало дружбы распитием трофейных лечебных эликсиров (запасливая гномка не поскупилась ради такого события), ритуальными расовыми танцами и распеванием на два голоса баллад гномов и дроу, обоюдно фальшивя (то, что все эльфы, независимо от цвета кожи, одинаково хороши в пении и музицировании, наглая ложь). Нежить, не отличавшаяся, по замыслу разработчиков, особой сообразительностью, на сей раз предпочла благоразумно отсидеться у своих свежеразрытых могилок, и сделать вид, что не замечает творящегося совсем рядом вопиющего безобразия...
  
   К счастью, эликсиры действовали недолго, и по-настоящему пьянящего эффекта не оказывали. Прикупить же вина или эля ни одна из горе-воительниц не додумалась, все-таки обе были бережливы до скаредности. Как выяснилось, квест на скелетов делился, несмотря на то, что по требованиям Маська не проходила: чистокровная гнома начала свой путь в горном форте.
   Для разминки парочка раскидала ближайшую группу нежити, подивившись легкости убиения. Правда, потом действо пришлось прервать: Хэйт загибалась со смеху. Причина была в гномке... Точнее, в ее выкриках во время боя.
   Навыки воинов активировались голосовыми командами. Имелся и другой путь: наносить удары в соответствии с задуманной комбинацией, то есть с учетом замаха, положения оружия и прочих условий. Без подготовки в реальном мире молодые мечники, копьеносцы, кинжальщики, словом все "физики", в Тионэе вынуждены были полагаться на голос. Это понижало эффективность, но в дальнейшем развивало: тело, хоть и виртуальное, запоминало порядок действий, нагрузку на те или иные группы мышц, скорость и требуемое усилие.
   Гномы-добытчики, кроме прочих классовых умений, обладали навыками поиска скрытой добычи и последующего ее извлечения (из трупа). Массакрэ, проявив недюжинную смекалку, переименовала команды для этих навыков. Теперь, перед тем, как выписать крестообразную фигуру по коже или одежде монстра (в конкретном случае - по косточкам) лезвием топора, гномка выкрикивала звонким озорным голоском: "Шарю!" - а после убиения, с не меньшим энтузиазмом: "Тырю!"
   - Шарю! - возглас обиженной гномы принудил Хэйт распрямится. - Тырю!
   Обобрав труп, гнома насупилась.
   - И чего ржешь, дылда откормленная? - с грозным видом девчушка напирала на квартеронку. - Мне на все кладбище орать: "Поиск сокрытого", - а потом: "Извлечение тайного", - или два емких, коротких и простых слова?
   - Нет-нет, мелочь, все правильно, - Хэйт не сдержала смешок. - Масечка, ты умница, я бы не догадалась до таких команд... Тырю, ой не могу-у-у!..
   - Прекрати истерику! - скомандовала гномка, вздернув курносый носик. - У нас тут еще с сотню могил вскрытых, а она гогочет, что тот конь!
   Хэйт быстро-быстро закивала, как ни растягивались губы в пылкой усмешке, обижать напарницу она не собиралась, да и квест проваливать - тоже. В нежить полетели заклинания наряду с ловкими ударами топориком. Когда гномка подпрыгивала, нанося оглушающий удар, Хэйт нет-нет, да срывалась на хохот, столь умилительно и потешно это смотрелось со стороны.
   Разверзнутых могил оказалось поболее, чем сотня. Они с Масей насчитали сто пятьдесят восемь поверженных скелетов, получили каждая по уровню, прежде чем на погост опустилась лиловая дымка.
   - Похоже, это был последний, - тряхнула хвостиками Маська, провела ладонью по рукояти секиры. - Идем за наградой?
   - Погоди-ка, - Хэйт напряглась, нехороший холодок шевельнулся в груди. - Всмотрись в туман, туда, где высоченный постамент.
   Дымка пошла волнами, заколыхалась, сгинула, как морок. В центре кладбища, подле постамента, на который указывала Хэйт, стояло новое действующее лицо. Господин в монашеской рясе и со статью дворянина...
   - Эй, ушастая, а это не твой работодатель? - гнома недоверчиво покосилась на непися, о котором слышала от квартеронки. - Здорово, не придется топать за золотишком, оно само... нарисовалось.
   - Я бы не была столь оптимистична, - с сомнением покачала головой Хэйт. - Не оказался бы квест с начинкой...
   Она как сглазила. НПЦ захохотал, откинул с лица капюшон. Сплошь седые, нечесаные лохмы рассыпались по плечам, в мутных стариковских глазах рдел пламень безумия.
   - Упокоили, значит, моих ставленников? - пророкотал он. - Это ничего, неудачные вышли немертвые. Главное, теперь я знаю, как вернуть к жизни Аллию!
   - Привет тебе из Кащенко*, дядечка, - бесстрашно помахала топориком гномка. - Там и не таких лечили.
   - Кто смеет прерывать мои речи?! - свел в одну линию кустистые брови старик. - Пришлые? Смерть вам! Вы погубили мою дочь!
   Гнома выразительно покрутила пальцем у виска.
  
   Задание! Покой усопших - Изменено!
   Одержите победу над призвавшим скелетов безумным некромантом.
   Награда: неизвестно.
   Требования: уничтожение всех скелетов, восставших из могил, в пределах городского кладбища.
   Уровень сложности: базовый.
  
   Девушки удивленно переглянулись: судя по расширенным глазам обеих, сообщение получила каждая из них. Затем гномка, пронзительно взвизгнув, понеслась на некроманта.
   - Дура безбашенная, - беззлобно ругнулась Хэйт, активируя подряд ядовитую пыльцу и угольки. Сквернословила она не на пустом месте: когда изменилось задание, непись также поменялся, высветились его наименование и уровень, в золотистой рамке со стилизованными черепами. Не босс, но элитный монстр, двадцать пятого уровня.
   Некромант сверкнул глазами, взмахнул жезлом, и Мася замерла каменным истуканом. Еще взмах - и кольцо тьмы сжалось вокруг детской фигурки. Хэйт скрипнула зубами, наложила дважды длань очищения на гному, переключилась на монстра, закастовывая угольки.
   - Дрянь, дебаффать** своих "немертвых" будешь, а к Маське руки тянуть не смей!
   Гнома добралась-таки до некроманта, накинулась на него, осыпая ударами секиры. Больше Хэйт не казались смешными ее выкрики и подпрыгивания, она только и успевала, что снимать разные порчельники, обильно накладываемые врагом, да обновлять малую регенерацию на напарнице.
   Когда показатель здоровья у врага снизился до четверти, он свел ладони в молитвенном жесте, затянул речитатив.
  
   ------------------------------------------
   * Московская психиатрическая клиническая больница No-1 имени Н. А. Алексеева, до 1994 года носившая имя П. П. Кащенко.
   **Дебафф - негативное заклинание, накладываемое на врага. Сленг геймеров.
   ------------------------------------------
  
   - Он сейчас новую мертвечину поднимет, оглушай его, Мась! - закричала Хэйт, замирая. Если мелкой не удастся сбить заклинание, мана ей пригодится, а осталось ее меньше трети, бой выдался не из легких. - Ах, ты ж...
   Договорить она не успела, из земли показались белесые кисти - нежить выбиралась наружу по зову своего господина.
   - Не отвлекайся, свита на мне! - Хэйт, не раздумывая, ударила посохом по черепушке немертвого, наполовину вылезшего из могилы. Второму досталась лоза, приковавшая скелета к месту. Третьего девушка "поприветствовала" ядовитой пыльцой.
   Некромант успел парализовать гному, отравить и ослепить. Хэйт взвыла, на бегу (по пятам неслись гремящие костьми миньоны*) снимая с мелкой всю гадость. Гнома держалась, но здоровье ее таяло на глазах.
   - Ушастая, у меня закончились банки, - жалобно пискнула гномка.
   - Держись! - Хэйт решительно остановилась, принимая град ударов от скелетов. Принялась кастовать угольки: раз, другой, третий! Остатки маны улетели на регенерацию гномке -- та была совсем плоха, теперь квартеронке оставалось только бегать кругами от свиты и надеяться на живучесть Массакрэ.
   Глухой стук рассыпающихся костей за спиною раздался, когда Хэйт уже почти отчаялась.
   - Йе-х-ху! - возопила гнома, вскидывая топор. - Ушастая, я его сделала!
   - Возьми с полки пирожок, - слабо улыбнулась Хэйт, заваливаясь на кладбищенскую травку. - В смысле, лут** глянь.
   Гномка просияла, запустила ручонки в клубок дыма, оставшийся на месте гибели некроманта.
   - Три золотых с мелочью, колечко и обрывок рясы, - констатировала Мася результаты "осмотра". Вытянула обрывок, повертела, даже принюхалась к нему. - Это мусор, только если торговцу за копейки.
   - Поднимай, кольцо мне, распознаю, потом решим, кому из нас нужнее, - подобралась Хэйт.
   В группе денежная добыча от монстров автоматически делилась поровну, а вот предметы можно было распределять по-разному.
  
   Малое кольцо поглощения.
   Тип: украшение, кольцо.
   Класс: редкое.
   Защита: 5. Прочность: 45/45.
   Защита от магии: 8.
   Живучесть: +3.
   При ударе поглощает 5 единиц здоровья врага, передавая владельцу.
   Необходимый уровень: 10.
  
   Плечи Хэйт поникли, когда она отдавала украшение гноме, как ни крути, той оно было полезнее. Мася тут же нацепила колечко на палец, кувырнулась через голову. Посерьезнела.
   - Слушай, квест-то не закрылся, - обронила она задумчиво. - Скелетов мы покрошили, главного прикончили. А никаких оповещений или там делегаций с поздравлениями и благодарностями нет...
  
   -------------------------------------------------
   *От фр. Mignon - крошка, малышка. В сленге геймеров - монстры из 'свиты' босса, призванные мобы.
   **От англ. Loot - добыча. Предметы, подбираемые с мобов, и, иногда, с убитых игроков.
   -------------------------------------------------
  
   - Ты права, мелкая, - согласилась Хэйт, вставая с травы и отряхиваясь. - Идем в город, авось, градоначальник примет у нас работу. И вознаградит... Не зря же старались!
   На том и порешили. По дороге гнома, энергичная, как электровеник, без умолку болтала, ловила бабочек, обрывала придорожные цветочки, в общем, вела себя, как заправский ребенок. Хэйт, вздыхая украдкой, делала для себя "выписки" из истории напарницы: до десятого уровня охотилась она на скальных угрей и прочую живность, окружающую родной форт, затем долго корпела над заданием по изменению класса, а в Велегард пожаловала, чтобы изучить как можно больше производственных навыков. Почему именно Велегард? Из-за отсутствия налогов. Вот как ее занесло на кладбище - этого Хэйт так и не уяснила из пестрого рассказа, изобиловавшего метафорами и восхищенными возгласами.
   Главное - ей импонировал ход мыслей Маськи. Особенно тех, что касались профессий: видимо, прагматичность и некая меркантильность входили в свойства расы "по умолчанию".
   - А ты знаешь, - с видом первооткрывательницы вещала гномка. - Что на стыке кузнечного и ремонтного дела, прокачанных до умельца, имеется смежный навык "шлифовка"? С ним можно полировать доспехи, затачивать лезвия, о, столько возможностей! Дополнительные статы, бонусы к скорости атаки, невосприимчивость к сбиванию каста! Это же много-много золота, понимаешь?
   Хэйт понимала. И навык этот непременно намеревалась добавить в копилку. Немало подивив гному, рассказала об ученичестве у Гэхарта и о том, как вытрясла из кузнеца Вальха бесплатное обучение. Маська тут же загорелась идеей пройти квест от мастера-ремонтника, а сэкономленные деньги потратить на качественную броню, щит и зелья исцеления.
   Словом, эта парочка нашла друг друга.
   В городе их ждала неожиданность, на сей раз приятная. В лице главного смотрителя, живого и весьма довольного известием о зачистке поднадзорного погоста.
   - О, вы так скоро управились! - смотритель, как две капли воды похожий на почившего некроманта, всплеснул руками. - Благодарю вас, отважные воительницы! За то, что сумели сокрушить виновника беды, примите от меня скромную премию...
  
   Задание: Покой усопших - завершено!
   Вы получили: 50 очков репутации с Велегардом; 300 опыта; 6 золотых. Дополнительная награда: 25 свитков ускорения I; 25 эликсиров исцеления I.
  
   Хэйт нахмурила брови. Награда, откровенно говоря, не впечатлила: свитки повышали скорость движения на десять процентов, эликсиры восстанавливали пятьдесят хп за десять секунд, по пять в секунду. Даже с учетом раздела награды на двоих, этого было мало! Они же едва не погибли на этом кладбище, когда сражались с некромантом!
   - Уважаемый, - холодно обратилась она к неписю. - Не могли бы вы растолковать нам пару моментов: почему вы и враг, с которым мы сражались, так схожи, и кто такая Аллия?
   НПЦ стушевался. Поник головою, ссутулился...
   - Вы заметили?.. Не стану молить о снисхождении, вы можете доложить в ратушу. На кладбище вы столкнулись с моим единокровным братом. Аллия - его дочь, пропавшая много лет назад. Она ушла с пришлыми, и больше никогда не возвращалась. Брат вбил себе в голову, что она умерла, и искал способ... воспротивиться ее смерти. Я знал, что он ставит опыты на кладбище, но молчал и покрывал его. Во всем случившемся - моя вина.
   - А если Аллия не погибла? - детская непосредственность гномы вызвала у смотрителя тяжкий вздох. - А дядечка просто двинулся... Вы не пробовали ее искать?
   - Я поднял все свои связи, - тоскливо ответил НПЦ. - Но следы ее теряются в Гиблых Отрогах. Если племянница отправилась туда с пришлыми и не вернулась, значит, ее нет в живых. Конечно, вы можете поискать... Но это совершенно безнадежно.
  
   Задание: Пропавшая племянница.
   Девушка, много лет назад ушедшая в Гиблые Отроги, может быть жива. Разыщите Аллию или сведения о ее смерти.
   Награда: неизвестно.
   Требования: полное прохождение задания Покой усопших.
   Уровень сложности: сложный.
  
   - Мы попытаемся! - торопливо уверила непися Хэйт, дернула гномку за рукав, та понятливо закивала. - И не выдадим вас градоначальнику, ведь это безумие брата призвало нежить, а не ваша воля.
   НПЦ резко кивнул, опустил лицо, почти скрыв его под капюшоном, но Хэйт успела разглядеть слезу, скатившуюся по щеке смотрителя...
   - Мась, - обратилась Хэйт уже к гноме. - Мне пора, как будет нужна моя помощь или компания - пиши.
   - Ага, - улыбнулась та. - Закидаю тебя феечками!
   - Дружба? - весело спросила Хэйт, намекая на обоюдное внесение в список друзей, показывающий, в игре ли персонаж и в какой локации он находится.
   - Дружба! - подтвердила Массакрэ.
   "Massacre* и Hate, Резня и Ненависть, разве не прекрасное сочетание?" - мимоходом подумала Хэйт, удивилась, что транскрипция Маськиного ника произведена неправильно, но решила не задавать ей лишних вопросов. Как хочет человек, так и представляется, может, она уроки английского в школе прогуливала.
  
   ----------------------------------
   *Massacre (англ.) - резня.
   ----------------------------------
  
  
   Реальность встретила пасмурной хмарью. Проклиная свою забывчивость (надо же было оставить зонт в училище!), Вероника решала, что хуже: простуда или вынужденный пост. Пришла к выводу, что никто еще не умирал от двух дней без мясного, тем более, будет больше стимулов закрыть ранг новичка в кулинарии, один из рецептов Сорхо, для ранга ученик, назывался "Шашлык из мяса кабана", а она отлично знала, где искать диких кабанов. Так что полчаса спустя, мечтая о шашлыке, она уминала рис с овощами... Затем часа два порхала по квартире, натирая, вычищая, подметая, в общем - наводя чистоту.
   После уборки и душа она уверенно прошествовала к капсуле, вдохновения (как и света) для живописи не было, так не пропадать же дню.
  
   В игре она первым делом забежала в аукционный дом, в ту его половину, где проводились торги предметов за злато-серебро, выставила по самому низкому ценнику свитки и эликсиры, полученные намедни от непися за очистку погоста. Нельзя сказать, что ей самой не были бы полезны эти расходные средства, но крайней нужды она в них не испытывала, а если их купят, девушка обогатится на три с половиной золотых.
   Сигнал о завершении торгов (Хэйт установила сразу выкупную цену, означающую автоматическое приобретение лота) пришел, не успела она сделать шаг за порог заведения. Следом звякнул и второй сигнал.
   - Блин, продешевила, - скорчила рожицу Хэйт, но всерьез не расстроилась.
   Она быстренько подбежала к служащей, вернула ей оба жетона, пересчитала монеты. После быстренько сгоняла на капустное поле, набила рюкзак до критического веса. Ей предстоял долгий-долгий день, потому как Хэйт твердо решила не покидать Обжорку, покуда не "добьет" кулинарию до 9.9, чтобы с чистой совестью навестить мастера-кулинара и на заработанные средства повысить ранг. Первое повышение стоило десять золотых, их, благодаря квесту со скелетами, она могла отдать почти безболезненно для бюджета.
   Игровой день сменился игровой ночью, а девушка все носилась по кухне. Наконец, последняя картофелина была извлечена из углей, и перед взором Хэйт загорелось долгожданное оповещение. Негромкая трель в ушах ее прогремела фанфарами: она, трудяжка эдакая, одолела первую планку в профессии!
   Мастер-НПЦ одобрительно хмыкнул, когда Хэйт с горящими глазами примчалась к нему с просьбой повысить ранг.
   - Быстра ты, девица, - подметил он. - Иные к ученическому рангу месяцами идут. Только без оплаты, не обессудь, научить тебя не смогу.
   - Я и не прошу, - ответила Хэйт, протягивая толстяку деньги. - Взнос равен десяти золотым, верно?
   Непись прикрякнул, забрал монеты, взамен выдал книжечку в золотисто-оранжевом переплете.
  
   Книга кулинарных рецептов, ранг: ученик.
   При изучении в нее переносятся все выученные ранее рецепты кулинарного дела, а также становится доступно изучение новых рецептов ранга ученик.
   Тип: вечное, улучшаемое.
  
   Хэйт со счастливейшим лицом приняла книгу, прижала к груди, полюбовалась, и только потом скомандовала:
   - Изучить!
  
   Поздравляем! Профессия Кулинар улучшена!
   Текущий уровень мастерства: 1.0 (ранг: ученик).
   Ловкость увеличилась на 5.
   Мудрость увеличилась на 5.
  
   - Спасибо, мастер, всем сердцем надеюсь на скорейшую новую встречу! - чопорно склонила голову в полупоклоне девушка.
   - Второй взнос - пятьдесят золотых, - напомнил о неприятном НПЦ. - Заодно могу продать новых рецептов, интересует?
   - Я бы с радостью, мастер, но - увы, - Хэйт картинно вывернула карманы (и тут же сама себя обозвала показушницей, последнему дурачку ведь известно, что в Восхождении деньги лежат не в карманах, а в инвентаре).
   Непись, поняв, что девушка, как покупатель, неплатежеспособна, тут же потерял к ней всякий интерес.
   Хэйт повторно поблагодарила кулинара (памятуя о том, что с ним еще не раз иметь дело, она предпочитала "пересластить" с вежливостью, чем выдать слишком малую порцию оной), распрощалась и проследовала в направлении мастерской. Следующим этапом в ее программе значилась прокачка ремонтного дела...
   Мастер Гэхарт, вероятно, решил, что раз ученица так долго отсутствовала, то и отдохнула она основательно, и нагрузил девушку работой в таком объеме, что вскоре Хэйт была готова взвыть. Вплоть до сигнала таймера она упорно трудилась, отводя на перекусы только крохотные перерывы. И оно того стоило - заветная цифра 9.9 маячила все ближе и ближе. Мастер уже даже книжечкой перед носом девушки помахивал, одновременно приободряя и поддразнивая. Увы, таймер не позволил сцапать книгу, навык, словно насмехаясь над Хэйт, прочно застрял на показателе 9.8.
   - А-а-а, демоны и барабашки, мастер, не убирайте книгу далеко, я обязательно вернусь! - в сердцах выкрикнула она. - Выход...
  
   На факультатив по композиции в цвете Вероника добиралась на такси. Непогода превзошла самою себя, вывернула тучи наизнанку, залила землю тягучим ливнем. Гидрометцентр вставил свои "пять копеек", объявив штормовое предупреждение.
   - Хочу в Велегард, - пробормотала Вероника, выбираясь из такси. - Там тепло и сухо.
   Бегом миновала двор (увы, машинам дальше ворот хода не было), пулей влетела в холл, отряхнулась.
   - И разверзлись хляби небесные, брр! - злобно выдала своему отражению в зеркале девушка. Зеркало мстительно отразило мокрую, несчастную Веронику. - "Майская ночь, или Утопленница"*, постановка местного театра...
   - На утопленницу, ты, Белозерова, смахиваешь, факт, но давно ли ты сама с собой начала разговаривать? - раздался из-за спины насмешливый голос Стаса.
   - С тех пор, как собеседника моего уровня стало сложновато отыскать, - ехидно откликнулась студентка. - А вы что, продолжаете мне ставить диагнозы? Учтите, с психологами, психиатрами и просто психами я на десять лет вперед переобщалась.
   - Да нет, просто полюбопытствовал, - пожал плечами преподаватель. - Приводи себя в порядок, не спеши особо, мне еще горку собирать.
   Вероника натянуто улыбнулась в ответ. Все-таки после "учебной встряски", устроенной Стасом в понедельник, беседуя с ним, она испытывала некоторую неловкость.
  
   ---------------------------------------------
   *Повесть Н. В. Гоголя. Входит в цикл 'Вечера на хуторе близ Диканьки'.
   ---------------------------------------------
  
   По сравнению с горкой прошлого урока, нынешняя выглядела простенько: фон бледно-желтый (стол) с зеленым (уголок сзади); ваза трапециевидной формы из синего богемского стекла, в вазе - цветок подсолнуха (живой, в конце мая, да Стас эстет!); три краснобоких яблока.
   Призыв куратора "не бегать по палитре", акцентировать внимание на трех основных цветах (синий, желтый, красный), читался издали.
   На этот раз она еле-еле уложилась в шесть отведенных часов, дожимала последнее яблочко уже под грозным взглядом Стаса.
   - У вас у всех общая проблема, - подвел итог преподаватель, когда пять измученных студентов отложили кисти. - Вы слишком мельчите. Вот смотрите: определили вы отношение цветов друг к другу, обозначили свет. Не бойтесь, используйте широкую кисть и мазок поуверенней. Масло - не гуашь, пора бы уже научиться лепить форму, а не крысиными хвостиками мелко-мелко подрисовывать. Я недоволен всеми. Включая Белозерову. Пока вы не научитесь компоновать в цвете - грош вам цена, как художникам, и делать это вы должны быстро, с умом. Почему-то на натуре вы с задачей справляетесь, а на простых и ясных формах теряетесь.
   Группа дружно поникла.
   - Летом, дома, потренируетесь. На этом я с вами прощаюсь до четырнадцатого июня, то бишь, до начала выездной практики. Свободны! - Стас махнул рукой, завершая речь.
   К слову сказать, когда к остановке снова подъехал форд Стаса, Вероника даже не удивилась. Гудок донесся сквозь хлещущие струи ливня, приглушенный и словно обиженный.
   - Белозерова, не студи салон, садись! - Стас распахнул дверцу, выкрикнул в ненастье.
   Она приблизилась к авто, но забираться внутрь не стала.
   - Извините, Станислав Анатольевич, езжайте один. Мне не хочется повторно ставить в неловкое положение ни себя, ни вас.
   - Не дури, просто пообедаем, - насупился преподаватель.
   Она резко замотала головой.
   - Нет. Право, не студите салон, езжайте.
   Повторяя за Стасом его слова, Вероника испытывала жгучий стыд, не верилось ей, что куратор банально ухлестывает за нею, скорее, она для него, как новый социальный проект, вроде детдома. Но любой иной ответ ей претил, потому она держалась непреклонно.
   - Понял. Твое право, - ответил Стас, в голосе его девушке послышалась грусть. - До пленэра*.
   - До пленэра, - кивнула из-под зонта Вероника, захлопнула дверцу.
   Стас уехал. Мокредь** и ветер будто бы стали еще стуже, еще гадостнее...
  
   -----------------------------------------
   *От фр. en plein air - 'на открытом воздухе'. Живосписная техника изображения объектов при естественном свете и в естественных условиях.
  **Сырость, грязь, дождливая погода.
   ------------------------------------------
  
  
   Мастер Гэхарт при виде девушки достал из-за пазухи книжечку, призывно помахал ею и тут же спрятал. Вместо книги Хэйт достались разъехавшиеся по бедру кожаные штаны, и, подавив вздох, девушка со всем тщанием приступила к ремонту.
   - Так всегда, - буркнула она под нос, - Поманят конфеткой, а подсунут поделку. Сплошное разочарование!
   Пока Хэйт "починяла примус", то есть, конечно же, набедренники, материализовалась феечка, закружилась в ожидании, пока освободится адресат. Девушка расквиталась со штанами (увы, не повысив навык), поманила к себе летучую мелюзгу.
   Послание (вполне предсказуемо) оказалось от гномки, и содержало одно-единственное предложение:
   - Я выяснила, что самое прикольное в латниках: когда они падают, раздается грохот, как от упавших кастрюль!
   Хэйт хмыкнула в кулачок: только Маське пришло бы в голову отправлять с феей подобное наблюдение.
   НПЦ мигом подсунул веселящейся ученице новую работу, а именно - латный шлем с небольшой вмятинкой. Хэйт, проказливо покосившись на учителя, якобы случайно разжала пальцы. Шлем с гулким стуком покатился по дощатому полу.
   - И точно, как мисочка, - хихикнула девушка, под грозным взглядом мастера заалела щечками. Состроила виноватую рожицу, подобрала с пола головной убор, достала из ремонтного набора молоточек, принялась сосредоточенно простукивать вмятину изнутри. Порыв детской шаловливости, подхваченный, надо полагать, от гномы, прошел, уступив место скрупулезной деловой хватке.
   "Мисочка" принесла Хэйт удачу, надбавив столь необходимый пункт к уровню мастерства. Девушка птичкой порхнула к учителю, в просительном жесте сложила ладошки. Гэхарт хмыкнул, уронил в протянутые ладони книжку. В очередной раз Хэйт мысленно подивилась проработке поведения НПЦ: они улыбались, они хмурились, они морщили лбы и поджимали губы. Кроме стандартных линейных вариантов ответа они могли поддержать вполне внятную беседу (конечно, на внутриигровую тематику, вести диалог о земной астрономии или влиянии трактата Иммануила Канта "К вечному миру" на развитие мировой философской мысли, НПЦ не могли). По сути, они продолжали действовать по алгоритмам, как и их предшественники из ранних ММОРПГ, но алгоритмы эти были не в пример богаче и многостороннее.
  
   Поздравляем! Профессия Ремонтник улучшена!
   Текущий уровень мастерства: 1.0 (ранг: ученик).
   Сила увеличилась на 5.
   Ловкость увеличилась на 5.
  
   Хэйт подарила неписю улыбку, полную признательности, и затребовала новую вещь на починку.
   Почти не разгибая спины, она вкалывала несколько часов напролет. На таблички о росте навыка и характеристик даже не отвлекалась. После, отирая со лба выступивший пот, пролистала все разом: ремонтное дело дотянуло до показателя 4.0; выносливость поднялась на три единички, сила и ловкость подросли на два пункта каждая. Это было приятно, и даже почти окупало усилия, вложенные в процесс. Любой нормальный игрок, занимаясь раскачкой профессии, делает перерывы, работает неспешно, а не на износ, как Хэйт. Она же целенаправленно изматывала себя ради еле ощутимых (в конечном итоге) значений. А что поделать, методика с долгим и нудным вытравливанием здоровья из монстров практически не повышала статы, убиение с нормальной скоростью вообще заставляло схватиться за голову и рыдать (яркий пример: зачистка погоста по заданию от смотрителя, принесла ажно два пункта к мудрости за сто шестьдесят немертвых покемонов и призвавшего их психа). Хэйт же, будучи махровой максималисткой, намеревалась выжать из персонажа пиковые значения, насколько это вообще в человеческих силах.
   Поняв, что еще немного, и рваные портки, гнутые шлемы и прочая поизносившаяся экипировка начнут сниться ей в страшных снах, девушка тепло попрощалась с мастером. За пределами мастерской полыхал изумительно отрисованный закат.
   - Заработаю побольше, куплю красок и буду писать тут, - в элегичном порыве выдохнула художница. - Наверняка, инструменты можно отыскать. Такое благолепие не запечатлевать - преступление!
   Она стояла, не сводя мечтательного взгляда с пунцовых небес, а ее второе я отрешенно набрасывало список необходимых действий на ближайшие две недели, и список этот выходил очень, очень длинным...
  
   Первым делом Хэйт решила выполнить квесты с посылками, за которые выдавали эликсиры с повышением стат. Конечно, "плюс один" - это капля в море, но ведь море и состоит из капель! Четыре длительные пробежки - четыре склянки с бурдой, полезной, но отвратной на вкус. На финальном забеге вышла заминка. Хэйт запыхалась, бежать на пределе бодрости не самое простое занятие, в любом из миров ("Зато быстра и грациозна, аки изюбрь*!" - иронизировала она сама над собою). Квесты были сданы, резона в спешке не было, кроме возможной прибавки к выносливости, бежала она обратно в Велегард, точнее, в близлежащий перелесок, поохотиться на кабанчиков. Девушка перешла на трусцу, затем на шаг, затем... повалилась в дорожную пыль. От хохота.
  
   -----------------------------------
   *Изюбрь или изюбр (Cervus elaphus xanthopygus) - восточноазиатский подвид благородного оленя.
   -----------------------------------
  
   На тракте, чистом и малолюдном, три воина с красными метками собирали из веток нечто, долженствующее впоследствии изобразить засаду. У всех трех к ремням крепились ножны с мечами, и ни один не мог похвастаться наличием щита. "И серого вещества в черепушке!" - мысленно поглумилась Хэйт, выпрямившись во весь рост.
   - Давно не виделись, пупсики! - отсалютовала посохом квартеронка, хохотнула, привязала к тракту лозой главного. - Сегодня обойдемся без прелюдии, лады?
   Она быстро сменила цель, накинула на ошарашенного горе-вояку ядовитую пыльцу, а пока растерянные парни соображали, что происходит и куда нестись, успела скастовать и угольки.
  
   Критический удар! Вы нанесли 525 единиц урона умением Угольки!
  
   И, буквально через один "тик" пыльцы:
  
   Игрок погибает от вашей руки! Внимание: погибший игрок обладал статусом PK, на вас не налагается штраф за его убийство!
  
   - Хорошо пошло! - Хэйт притормозила особо резвого бегуна, помахала ему ручкой, проделала книксен. - Куда же ты, сладкий, мы ведь только начали?!
   Главарь, стоило завершиться действию лозы, порывался сбежать, бросив приятеля на растерзание вошедшей в раж девушке. Но у Хэйт были иные планы.
   Парни не добежали ни до нее, ни до леса, там на тракте и почили, бесславно и бессловесно. Хэйт собрала серебрушки с дороги, подбоченилась, захлопала ресницами.
   - А поговори-ить? - в притворной печали протянула она над усопшими. Трупы, само собой, не ответили...
   Охота на кабанов вышла на порядок менее забавной, тем более, что Хэйт твердо вознамерилась довести скиллы до следующего уровня владения. Посему кабаны, как и землеройки до них, умирали медленно. К тому радостному мгновению, когда цель была достигнута (длань очищения, увы, прокачать не удалось, не накладывали дикие свиньи негативных эффектов), в рюкзаке Хэйт организовался запас мяса на сорок порций шашлыка. А таймер, который она уже тихо ненавидела, напоминал о необходимости сна шестой раз подряд (Хэйт командовала: "Отложить!" - и следующий сигнал звучал через час).
   - Выход, - она так устала, что с трудом нашла в себе силы произнести это простое слово...
  
   В реальном мире распогодилось. Солнечные лучи намекали на близость лета, лужи успели просохнуть, гуляющие сменили серо-черные куртки и дождевики на яркие наряды. Погода почти кричала: "Бери кисть в руки и пиши, ленивое чудовище!" Но, вот противоречие: сколь страстно жаждала она перенести краски заката на холст в Восхождении, столь же апатично отнеслась к идее живописать явь. Наверное, сказывалось давление грядущей практики. Месяц, целый месяц лета будет потрачен (читай - потерян!) на рисование в Ярославле, в компании "любимых" одногруппников.
   - А не послать ли мне к черту этот реал? - задалась вопросом Вероника, вглядываясь в кофейную гущу на дне чашечки. Утром ей взбрело в голову сварить кофе в турке, для разнообразия.
   Искушение было громадным, как Джомолунгма - снимки гор собирала Галина, и при случае непременно показывала подруге. Чо-Ойю*, Манаслу**, Аконкагуа*** и прочие трудно выговариваемые названия горных вершин для Галки звучали, как слова песни, а потому и все окружающие их вынужденно запоминали...
   Словно откликнувшись на ее мысли, завибрировал мобильный.
   - Здравствуй, Галь, - поприветствовала Вероника подругу. - Не поверишь, только тебя вспоминала.
   Галка звонила "просто проверить, жива ли новоявленная геймерша". Разговор затянулся на полчаса, причем ничего существенного, кроме сведений о здоровье, сказано не было ни одной из сторон. Разве что при упоминании о Маське Галина оживилась.
   - У тебя появилась... подруга? В игре? Ты сейчас серьезно говоришь?
   - Просто знакомая. Я же ничего о ней не знаю, кроме того, что играет она за расу гномов. Живая, бойкая, задорная. При этом я не могу гарантировать, что "за рулем" гномы не бабулька лет семидесяти, решившая вспомнить молодость.
   - Ник... Сколько за последние три года ты завела таких "знакомых"? Стой, не отвечай, я сама скажу: ни одной. Знаешь, я беру назад все свои негативные отзывы о твоей игрушке. Если в ней ты выбираешься из своей раковины и общаешься с людьми - играй.
   - А где: "Благословляю тебя, дочь моя"? Столько патетики... Брось, это просто красивая игра, благодаря которой я смогу не париться насчет финансов, а не лекарство от социопатии, рака, СПИДа и болезни Альцгеймера.
   Галка стребовала с Вероники обещание заехать на выходных, повидать все семейство, включая вечно пропадающего на работе Лешку.
   Параллельно одеваясь и (местами невпопад) отвечая на вопросы приятельницы, Вероника прыгала по квартире. Порожний холодильник яростно взывал наполнить его продуктами, так что, как можно скорее закруглив беседу, девушка поспешила в супермаркет, затариваться на неделю вперед. Там ее закружили гул, запахи, далекие от приятных, хоровод из недовольных покупателей и усталых продавцов.
  
   ----------------------------------------
   *Чо-О́йю - горная вершина в Гималаях. Высота над уровнем моря 8201 м - шестой по высоте восьмитысячник мира.
   **Манаслу - гора в Гималаях, главная вершина которой - восьмой по высоте восьмитысячник мира. Манаслу входит в состав горного массива Мансири-Гимал, расположенного на севере центральной части Непала.
   ***Аконка́гуа - гора в Аргентине, самый высокий в мире батолит. Высота 6962 м. Является высшей точкой Американского континента, Южной Америки, западного и южного полушарий.
   ------------------------------------------
  
   - Точно муравейник или улей пчелиный, - пробурчала Вероника, уворачиваясь от очередной бойкой дамочки лет эдак сорока. Дама перемещалась по магазину с выражением лица "я выпила стакан разбавленного уксуса, поэтому мне омерзительны все и вся". Вероника поспешила убраться с пути дамочки, прущей с уверенностью тарана, и задумалась: "Почему в Восхождении меня не напрягает толчея торговых кварталов, почему там я могу любоваться красотами и быть вежливой с неписями? Почему тут, в мире, где я родилась и выросла, я ощущаю неловкость, тогда как там мне комфортно?"
   Ответов не было...
  
   На диких кабанчиках Хэйт докачала десятый уровень. Встал вопрос ребром: во что вкладывать свободные очки, ведь два предыдущих повышения она оставляла поинты, можно сказать, бесхозными. Тридцать очков, не такая уж мелочь, необдуманно ими распорядиться было бы большой ошибкой.
   - Нет, никакой скоропалительности, мне квест на изменение класса проходить, вот от реалий и буду плясать, - решила Хэйт.
   Правда, до того, как направиться в храм Ашшэа, она направилась в Гильдию Магов, брать длинный-предлинный квест для получения картографического навыка. О, сколько раз за этот день она пожалела о столь опрометчивом решении! Ушлый непись загонял ее так, что она имя свое с трудом вспоминала! Когда эта пиксельная зараза "облагодетельствовала" девушку навыком, у нее даже сил порадоваться не осталось. Проматерившись (вполголоса, зато от души), Хэйт побрела-таки в храм. С ужасом представляя, через что ей придется пройти у жриц, уж они-то (и это Хэйт знала наверняка, опробовала на своей шкуре) находчивей и изощренней старого магистра!
   Старшая жрица Ашшэа в Велегарде приняла Хэйт милостиво - сказывалась репутация, заработанная потом и кровью в храме Крейнмера. Милостиво настолько, что не тысячу монстров отправила убивать соискательницу, а всего-навсего выкорчевать деревцо. Одно. Правда, не совсем обычное...
   - Жрица-смотрительница за великие заслуги получила дар от Ашшэа - росток древа познания. Однако, дабы равновесие было соблюдено, с ним вместе проросло и семя древа скорби. Оно - обратная сторона дара богини, и мы не вправе причинить ему вред. Ты - пришлая, ты можешь.
   - Кх-м, - прокашлялась Хэйт, догадываясь смутно, что влезать в раздачу пряников и розг со стороны богов - не самая безопасная для собственной шкурки затея. - Вы хотите, чтобы я это древо уничтожила, верно? Но... каким образом? И не навлеку я этим на себя... гнев богини?
   Старшая смерила Хэйт уничижительным взглядом - никакое дружелюбие в графе репутация не помогло...
   - Трусость я вижу или осмотрительность? Предпочла бы второе, но первое, увы, вероятнее, - глаза цвета льда недобро сощурились. - В твоем деянии не будет личной воли, а только воля храма, посему и ответственность нести не тебе. Древо, пусть и божественное, всего лишь растение, не набравшееся сил, чуждое земле Тионэи. Как все растения, оно подвластно огню. Так возьмешься ли ты за мое поручение?
  
   Задание! Древо скорби.
   Уничтожьте росток древа скорби, пустившего корни в глубинном уровне храма богини Ашшэа.
   Награда: 100 очков репутации с орденом.
   Требования: репутация с орденом: Дружелюбие.
   Уровень сложности: обычный.
   Внимание! В случае отказа, репутация с орденом понизится на 200 очков.
  
   - Почту за честь послужить на благо ордена, - предупредительно откликнулась Хэйт, пока жрица не взъярилась окончательно. Недоумение она постаралась сокрыть: в задании ни словечка не говорилось про смену класса.
  
   Вы приняли задание.
  
   - Надо же, а ты не столь глупа, - уголки рта жрицы чуточку приподнялись, обозначив тень улыбки. - Начинаю верить, что Каштэри не ошиблась в тебе. Оба древа произрастают на глубинном уровне, во тьме и безмолвии. Древо познания достойно лучшего. Мы подготовили сад с дивной почвой и доступом к свету, прорубив свод одной из пещер. Доставь древо познания ко мне, и я исполню то, за чем ты пришла. Но предостерегаю: причинишь вред этому древу, дороги в храмы Ашшэа тебе не будет впредь!
   На этот раз Хэйт не удалось скрыть оторопь: с чего бы ей вдруг калечить квестовую рассаду? Да она с этого росточка пылинки сдувать будет!
   - Древо познания названо так не спроста, - разрешила сомнения девушки старшая жрица. - Даже столь малый росток его несет в себе знания, превышающие те, коими ты владеешь. Спрашиваю же: подымешь ли ты с глубин росток древа познания, не навредив ему?
  
   Задание! Древо познания.
   Изымите росток древа, пустившего корни в глубинном уровне храма богини Ашшэа и принесите его старшей жрице.
   Награда: 200 очков репутации с орденом, изменение класса.
   Требования: репутация с орденом: Дружелюбие.
   Уровень сложности: обычный.
   Внимание! Если вы сорвете с древа хотя бы один лист, репутация с орденом упадет до отметки -10000 (Враждебность).
  
   Хэйт призадумалась: если перевести с витиеватого языка жрицы на нормальный, выходило, что один листочек - это какой-то скилл или навык, или еще что-то в этом роде. Вопрос: стоят ли эти навыки-умения закрытых дверей всех храмов Ашшэа? Вот все у этих темных не как у людей, хоть бы одно задание без подвоха!
   - Даю слово, что доставлю росток древа в целости и сохранности, - уверенно сказала Хэйт. - У меня только пара уточняющих вопросов.
  
   Вы приняли задание.
  
   Жрица кивнула, выказывая позволение на расспросы.
   - Как мне распознать, какой из ростков - древо скорби, а какой - древо познания? И как именно мне извлечь росток древа познания? Понимаю, вопросы мои могут показаться наивными, но я впервые сталкиваюсь с подобным поручением. А ошибиться по незнанию было бы... весьма досадно.
   Впервые старшая улыбнулась, хотя Хэйт приняла ее улыбку за оскал.
   - Распознаешь, не тревожься. Они отличимы даже для неопытного взгляда. Что касается извлечения... Догадаешься сама, коли не безнадежная дура. Довольно рассусоливать, готова?
   Хэйт хотела было возразить, возмутиться, но... махнула рукой.
   - Готова.
   Нашли садовода-любителя, погнали в подземелье, и даже тяпки не выдали!
   В следующую секунду она уже падала в разверзнувшийся под ногами колодец... Падала, орала что-то матерное вперемешку с бессвязными воплями и проклинала двинутых на всю голову дроу.
  
   Через неопределимый промежуток времени, растратив кучу нервных клеток, причем не виртуальных, а вполне себе настоящих, выпалив в колодезную темень весь словарь русских внелитературных вперемешку с ненормативными в вариациях и с пространными аллегориями, не сорвав при этом горло только потому, что в игровом "теле" подобное не реализовывалось, Хэйт кулем свалилась на нечто твердое и холодное. Что удивительно, умудрилась обрадоваться. Все-таки, по логике, при падении с такой высоты она обязана была размазаться по этому твердому тоненьким кашеобразным слоем.
   - Ох уж эти жреческие шуточки, - буркнула девушка, вставая и отряхиваясь. - Что у темноухих особенно темное, так это чернушное чувство юмора.
   Радовало только то, что ничего не болело. Хэйт огляделась: пещера, наверху - тьма, стены в пятнах зеленоватых... светильников. Натуральных, вроде кляксовидных скоплений мха или лишайника.
   - Чудненько, - осталась довольной наблюдениями Хэйт. - Но где деревья?
   Рассада обнаружилась в центре пещеры. Не сразу. Сначала девушка обошла по стенке всю пещеру, затем неуверенно двинулась в ее середку. Света от настенных "клякс" исходило немного, поэтому с каждым шагом неуверенность возрастала. Дроу должны видеть даже в мраке кромешном, но она-то была лишь квартеронкой...
   Повеяло холодом. Хэйт передернула плечами, но продолжила осторожно продвигаться вперед. Воздух словно бы стал гуще. Она, стиснув зубы, делала шажок за шажком.
   - Не дождетесь, уважаемые! - шипела она неведомо кому, но шла к цели. - Я с детства мечтала сыграть героиню фильма ужасов, надавать по харе всем кошмарикам, плюнуть в глаз главному злодею и саморучно прикончить романтического героя, который и так и эдак сдохнет, прикрывая меня своею широкою жо... спиной!
   Затем, с легким хлопком, будто мыльный пузырь лопнул, густая пелена тьмы разошлась, открыв девушке вид на искомую рассаду. Страшненькое деревцо, все гнутое-перегнутое, с наростами, похожими на ожоговые волдыри, с кривыми иглами, излучающими коричневато-багряные отсверки*, без всяких подсказок определялось, как древо скорби. Рядышком поблескивало бирюзовыми листочками второе деревце, по видимому, древо познания. Хэйт, вспоминая библейские мотивы, поискала намек на яблочки, но саженец явно не дорос до стадии плодоношения.
   А позади, скромненько и ненавязчиво, цвел папоротник.
   Папоротник не цветет - это девушка знала доподлинно, а поиски цвета его в ночь Ивана Купалы - отличный повод молодым парочкам уединиться. Разостлать скатерть священную, круг от нежити очертить, бдить до полуночи и... Читать заговор, чем же еще заниматься на скатерти ночью молодым?
   В нормальном мире папоротник размножается спорами. А в виртуальном Хэйт наблюдала оживший миф далеких предков... Цветок, похожий на лилию, с зеленоватыми лепестками и кроваво-красной каплей в сердцевине. Что деревца, что папоротник, отчетливо светились в темноте.
   - Так вот ты какой, северный олень, - глубокомысленно изрекла Хэйт. - Внимание, вопрос: а что мне с тобой делать? Указаний-то никаких касательно тебя не было...
   - Наглая!..
   - Обзывается...
   - Жечь пришла...
   Шепотки поползли по пещере, отражаясь от стен шуршащим эхом. Хэйт вздрогнула, отступила на шаг.
   - Здравствуйте, глюки, вас-то мне и не хватало! - схватилась за голову девушка. Затем опомнилась, сделала еще два шага назад и прикинулась ветошью.
   Разговорчивые квестовые саженцы, очередная подковырка разработчиков, зашлись хриплым смехом. Жутковатым, надо отметить, смехом.
  
   ------------------------------------
   *Отблеск света, чего-либо, сверкающего на темном фоне.
   ------------------------------------
  
   - Похихикали? - осведомилась квартеронка у растений. - Прекрасно. Теперь моя очередь. Бонсай пещерный, жертва радиации, первым будешь!
   Хэйт с садистской ухмылкой (а нечего было ржать над ней, и вообще, приличные деревья не болтают!) закастовала в "бонсай" угольки, слегка опалив ему макушку. Древо скорби незамедлительно ответило залпом иголок. Девушка метнулась вбок, не успела, часть игл угодило в предплечье, отчего рукав рубахи стал смахивать на дикобраза, а системное сообщение ругнулось, что потеряно девяносто единиц здоровья. Хэйт скрипнула зубами, активировала малую регенерацию. Вперила взор в дерево.
   Древо, в свою очередь, злобно шелестело, ощерившись иглами, но новых "снарядов" не выпускало.
   - Дубль два, - честно предупредила Хэйт, награждая растение новой порцией угольков. Второй залп последовал сию же секунду, но на этот раз девушка была готова и успела отпрыгнуть.
   В таком вот духе: каст - прыжок - каст - кувырок, пошло дальнейшее изничтожение древа, вполне результативно и почти без потерь (кроме предплечья, игольчатую атаку ощутила еще и задница при неудачном кувырке).
   - Стой, пришлая! - взмолилось дерево, когда остался от него один ствол, и тот обугленный. - Неужели тебя не страшит посмертное проклятие древа из садов Владык?
   - Так то из садов, - возразила Хэйт. - А ты - обитатель подземелья. И никакими Владыками тут не пахнет, только сыростью и мхом.
   - Его нынешнее пристанище не отменяет его происхождения, - зашелестело листвой древо познания, до того беззвучно наблюдавшее за экзекуцией соседа. - И проклятие - не пустая угроза.
   Рука Хэйт, почти коснувшаяся пиктограммы с заклинанием, замерла на полпути.
   - Подробнее с этого момента.
   - Сожжешь - узнаешь! - прошипело древо скорби, точнее, то, что от него осталось.
   - Как тебе будет угодно, чернобыльская заготовка под буратино, - насмешливо ответила девушка. Задание не изменилось, следовательно, жечь придется, наплевав на последствия.
   - Не-е-е-е-ет! - протяжно завизжало растение, когда с кончиков пальцев Хэйт сорвалась прощальная (для древа) порция угольков. - Проклинаю!
  
   Внимание! Вы подверглись воздействию негативного эффекта: Проклятие древа скорби!
   Интеллект снижен на 50!
   Сила снижена на 20!
   Ловкость снижена на 20!
   Срок действия: 2 дня.
  
   - Поганенько, но я переживу, - буркнула девушка. - А вот ты - нет.
   От растения ничего не осталось, разве что корневище.
  
   Задание! Древо скорби - завершено!
   Вы получили: 100 очков репутации с орденом.
  
   - Смотрите-ка, даже без сдачи отчетности засчитали, - подивилась Хэйт. - Остальным: пакуем корешки в компактную форму и двигаем с вещами на выход.
   Разговор с пещерной флорой уже не казался свидетельством сдвига по фазе. А цветущий папоротник, о котором жрицы не упоминали, она решила захватить для комплекта. Вдруг чем полезным окажется?
   - Коснись нас открытой ладонью, - не стало ломаться древо познания. Либо оно изначально было настроено миролюбиво, либо расправа, учиненная Хэйт над его красноиглым соседом, произвела впечатление.
   Девушка пожала плечами, но указание исполнила. Причем начала с папоротника, были у нее подозрения, что после извлечения древа познания что-то непременно случится: или портал появится на верхние уровни, или какой-нибудь защитник окружающей среды из эмпиреев нарисуется с сияющим копьем наперевес. Собственно, стоило ей коснуться коры древа, реализовались оба варианта: и арка портала зажглась, и некий крокозябр из нее выполз, помесь осьминога с гамадрилом. Голова монстра была обезьянней, с клоками шерсти по бокам, а туловище и конечности, как у головоногого моллюска. У твари было имя - Радулц, и золотистая рамочка с черепками. Элитка. Прямо перед единственным выходом с уровня.
   Она вполголоса высказала все, что думает о разработчиках, крокозябре, кознях дроу и растениях, которые трындят, когда их об этом не просят, и молчат в тряпочку, когда не помешало бы предостережение!
   Хэйт застонала, пытаясь придумать выход из ситуации: на ней висел дебафф, просадивший статы до уровня городской канализации, под его воздействием ей не то, что именного элитного моба - землеройку не запинать! Описание растений, чудесным образом переместившихся в рюкзак в весьма миниатюрном формате, гласило, что при смерти героя, владеющего ими, оба образца флоры разрушатся. Безвозвратно. И как результат: враждебность с орденом Ашшэа и проваленный квест. Одно было хорошо - Радулц сидел строго перед порталом, чуть заметно шевеля щупальцами, косился на нее недобрым взглядом, но не нападал.
   И тут ее осенило: кристалл! Хэйт вызвала повторно окно инвентаря - да, он был на месте, не выложила она его в ячейку банка, хотя задумывалась об этом. Дядьку, что презентовал ей кристалл мгновенного переноса за стычку с мечеными, Хэйт мысленно возблагодарила самым искреннейшим образом.
   Она сжала сиреневый камушек в ладошке, на прощанье подмигнула Радулцу.
   - Бывай, красавчик! Стереги хорошо, будь послушным песиком!
   Хэйт несла эту благостную чушь, все еще не веря своему везению, ведь не столкнись она тогда в Крейнмере с торговцем, а затем с отморозками на тракте - провал квеста был бы обеспечен. Без вариантов.
   Кристалл треснул под давлением девичьих пальцев, взметнулись пурпурные искры, пространство поблекло. Радулц взвыл истошно, метнулся было к тающей фигурке, но жертва его уже испарилась. Миг спустя Хэйт стояла и счастливо улыбалась в храмовом круге воскрешения.
  
   Послушницы, затянутые в серые доспехи (боевой вариант облачения), обступили Хэйт со всех сторон. Лица их были безмятежны, а руки не сжимали рукояти клинков, но в мнимой безмятежности этой угрозы было больше, чем во всех встреченных девушкой монстрах Тионэи вместе взятых...
   Появление старшей жрицы Хэйт пропустила.
   - Что с древом? И почему ты здесь, а не во внутреннем саду?! - в негодовании вопросила жрица. Послушницы замерли за ее спиной, неподвижные, точно статуи.
   - Древо у меня, - мерным, лишенным каких-либо интонаций голосом ответила Хэйт. - Оно живо, здорово, я не причинила ему вреда. Я тут, а не в саду, потому как путь к порталу преграждал монстр по имени Радулц, а рисковать своей жизнью и сохранностью древа я не стала. Это не было... разумным. Я полно ответила, о старшая жрица богини Ашшэа?
   - Я услышала тебя, пришлая, - плавно кивнула та. Кажется, слова Хэйт пришлись жрице по нраву, она отпустила послушниц мановением руки. - Появление стража врат не было запланировано. Более ты ничего не брала, кроме древа познания?
   Хэйт растерялась. Сложно было не поверить жрице: едва ли она стала бы рисковать столь важным растением ради мелкой пакости исполнительнице задания. А значит...
   - Папоротник...
   - Хм? - изогнула высокую бровь старшая. - Пройдем-ка в сад, пришлая. Явишь мне древо и... то, что вызвало стража.
   Арка телепорта, идентичная той, что высветилась на глубинном уровне, только без милашки Радулца, вспыхнула перед жрицей. Дроу проделала приглашающий пасс, и Хэйт сочла за должное проследовать в портал.
  
   Сад и вправду был хорош. Каменные стены увиты плющом, вместо потолка - ажурная решетка, пропускающая мягкий свет, множество цветов, бабочки, порхающие над бутонами, подземный ручеек... Хэйт вызвала меню настроек, включила запись видео: конечно, в обработанной компьютером версии потеряется атмосферность, но очень уже ей хотелось сохранить частичку этой красоты.
   Жрица подвела ее к центру сада, к черной земле, ждущей особое растение.
   - Древо высади в эту почву.
   Хэйт молча повиновалась, активировала в инвентаре росток, перенесла его в почву. Саженец благодарно зашелестел бирюзовыми листочками. На свету, кстати, листья выглядели совершенно нормально, без эффекта радиоактивной подсветки.
  
   Задание! Древо познания - завершено!
   Вы получили: 200 очков репутации с орденом.
   Обратитесь к старшей жрице, чтобы выбрать новый класс (любой из возможных для мистиков).
  
   Хэйт зависла. Прямо как старенький комп, не справляющийся с обилием поставленных задач. Любой из возможных для мистиков - это же означало обход расовых ограничений! В игре присутствовал ряд классов, доступный только отдельным расам, так, например, шаманами могли стать только орки, а классы гномов вообще уникальны. Дроу-шаман (по выбору бонусов Хэйт причислялась к темным эльфам, а значит, и классы могла выбирать из числа доступных дроу), это же нонсенс! Однако игра недвусмысленно сообщала ей, что любой ее выбор будет реализован, лишь бы мистик был стартовым классом.
   Стать демонологом? Очень, очень обильный набор вкусностей, широчайшие возможности в развитии... Или шаманом? Грамотный шаман "жжет" в прямом смысле этого слова, причем "жжет" все живое!
   - Я хочу стать адептом, - не без волнения сообщила Хэйт жрице, молчаливо ожидающей решения девушки. - адептом тьмы.
   Ее первоначальный план был достаточно хорош, чтобы подчиниться искушению и отступить от него. Пожалуй, путь не из числа легких, но когда она боялась трудностей?
   - Мне импонирует твой выбор, смесок, - сощурилась в довольной улыбке жрица. - Да будет так. Пришлая по имени Хэйт исполнила важнейшее поручение и доказала, что достойна смены класса! Отныне становится она адептом тьмы, и да пребудет вечно благословение Ашшэа с нею.
  
   Внимание! Ваш класс изменен!
   Герой: Хэйт. Класс: Адепт Тьмы.
   Внимание! Вступают в силу ограничения по ряду умений, доступных к изучению!
  
   Получен эффект благословения Ашшэа!
   Все характеристики персонажа повышены на 10 (время действия - постоянно).
   Восстановление здоровья и маны ускорено на 5% (время действия - постоянно).
  
   - За книгами умений обратишься к жрице-наставнице, - отвлекла девушку от чтения оповещений старшая. - Покажи мне растение, призвавшее стража врат.
   Хэйт устыдилась - про папоротник она успела забыть.
   Демонстрация доказала, что дроу-НПЦ умеют смеяться. Громко, заливисто, открыто.
   - Изящная шутка богини, - отсмеявшись, сказала жрица. - Это древо искушения. Принимает вид любого растения. Заманивает наивных искателей приключений и... обманывает их ожидания. Оно и призвало стража. Не тронь ты его, прошла бы в портал беспрепятственно.
   - И что мне с ним делать? - насупилась Хэйт. И ведь обижаться, кроме как на себя, было не на кого - "папоротник" не просил его забирать, это ей пришла в голову "светлая" мысль.
   - В храме ему не место, послушницам и без него искусов вдоволь, - старшая жрица пожала плечами. - Знаю! Шутку богини воплотить и не запятнать честь храма можешь ты. Отнеси древо к храму Балеона, он открыт денно и нощно для страждущих всех рас. Подле храма растет множество деревьев, появление еще одного едва ли заметят и свяжут с тобою. Ты согласишься?
  
   Задание! Древо искушения.
   Посадите росток древа искушения возле храма Балеона, доминирующего в людских землях божества.
   Награда: 250 очков репутации с орденом Ашшэа.
   Требования: репутация с орденом: Дружелюбие.
   Уровень сложности: обычный.
   Внимание! Если при посадке древа вас заметят жрецы или послушники Балеона, репутация с орденом Балеона понизится на 500 очков.
  
   - Соглашусь, - легко ответила Хэйт, не испытывая ни малейших сомнений. Да, есть некоторый риск быть пойманной. Да, никаких "плюшек", кроме репутации, за квест не дадут. Но она избавится от "папоротника", что само по себе неплохо, да и статус в ордене темных не бесполезен. - Прямо сейчас и отправлюсь.
   - Лучше с наступлением темноты выдвигаться, меньше любопытных глаз, - посоветовала старшая. - Посети покуда жрицу-наставницу.
   Хэйт кивнула.
   - Вы правы, мудрейшая. Я так и поступлю. Хотя... Сначала высплюсь. Выход!
  
   Выспаться ей, разумеется, не дали. Надрывно верещал мобильник мелодией, установленной на звонки от Галки, затем, будто сонной, разбитой девушке было мало шума и надоедливых звуков, завыла автомобильная сигналка во дворе.
   - Куплю валерьянки, оболью весь твой драндулет от крыши до задних колес, порадую бродячих кошек, гад экономный! - в сердцах пообещала Вероника расправу соседу, чья сигнализация срабатывала с завидной периодичностью, и выла по посинения - посинения всего подъезда, "наслаждающегося" звучанием. Сигналка была дешевая, давным-давно устаревшая, равно как и старая побитая "семерка" соседа.
   И, словно кульминационный аккорд, раздалось треньканье дверного звонка.
   - Убью! Всех! С расчлененкой!
   Вероника выбралась из постели, наспех накинула шелковый халатик, добрела до входной двери.
   - Кто?! - рявкнула она далеким от дружелюбия голосом.
   - Курьер... То есть, доставка, - растерялся парень, светловолосую макушку которого Вероника лицезрела через глазок.
   - Доставка чего? - резко спросила девушка.
   - Всего... Но в данный момент - цветов, - курьер сделал шаг назад, вытянул руку с корзиной. В оной действительно были цветы, какие-то мелкие бутоны, белые и лиловые. Вперемешку.
   С сомнением, больше смахивающим на подозрительность, Вероника все-таки открыла дверь.
   Курьер, оказавшийся безусым мальчишкой, которому явно и четырнадцати не исполнилось, тут же протянул ей бланк и ручку.
   - Распишитесь в получении, пожалуйста.
   Недоверчиво косясь в сторону цветов, она чиркнула свой автограф в указанной графе. Курьер торжественно вручил ей низенькую плетеную корзинку и поспешно ретировался.
   Вероника же, пребывая в состоянии некоторого обалдения, вернулась в квартиру. Бутоны были опознаны - крокусы, нежные весенние цветы. Конечно, в последних числах мая им пора бы уже отцвести, но на то и существуют оранжереи. В уголок корзины был вставлен согнутый вчетверо обычный тетрадный лист. Послание гласило: "Для особенной девушки. Выручишь меня сегодня? Стас. PS: Это не взятка!"
   Она так и застыла: с корзинкой в одной руке и запиской в другой. И, пожалуй, долго изображала бы статую, если б не тихий сигнал из комнаты о пришедшей смс-ке. Девушка дошла до журнального столика, примостила на нем цветы, а записка сама выпорхнула из пальцев.
   Сообщение было от Стаса. В нем значился адрес детдома, в который они отвозили мелки, время - с 16:00 до 19:00. И просьба провести за него занятие для ребятишек. По любой тематике. Он (Стас) был вынужден срочно уехать из города, а подводить детей не хотел.
   - И, конечно же, ни одного телефона в детском доме не имеется, чтобы позвонить и отменить урок! - всплеснула руками Вероника. - Черт!
   Она метнула злобный взгляд на безвинные крокусы, подняла и скомкала записку. Бесили ее даже не манипуляции Стаса, а тот факт, что она не понимала, чего же ему от нее нужно на самом деле. Затащить в постель? Слишком много ухищрений. Вернуть ей "веру в людей", "вылечить" от социопатии? Цветы не вписывались в концепцию. Сделать из нее "великую" художницу и гордиться потом, что приложил руку к ее становлению? Ха-ха три раза.
   - Не знаю, что за игру вы затеяли, Станислав Анатольевич, - произнесла Вероника, хищно сощурившись. - Но победа вам не достанется.
   Она не любила, когда с ней играли втемную. Пусть и из лучших побуждений.
   Мельком брошенный на настенные часы взгляд подсказал, что до пытки детским обществом масса свободного времени, и она решила, что было бы глупо терять его впустую. Перезвонила Галине, подтвердила свое непременное присутствие послезавтра, тем более, что подруга обещала запечь семгу в духовке ради торжественной встречи. Поварской талант Галки был выше всяких похвал, а уж с рыбой она творила чудеса.
   - Отлично, один вопрос улажен, - кивнула сама себе Вероника. Затем поставила таймер на два часа и улеглась в капсулу - следовало завершить храмовые дела.
  
   Перво-наперво Хэйт направилась к жрице-наставнице, за обещанными книгами умений, благо, репутация ее позволяла просматривать схему верхних помещений храма. Изнутри храм был настолько схож с лабиринтом, что несведущему посетителю без соответствующих указаний ничего не стоило заблудиться в его коридорах.
   Жрица встретила девушку улыбкой и стопкой подготовленных заранее книг. Хэйт сразу же схватила фолианты в темных переплетах с густо-фиолетовым тиснением. Сложно было поверить, что за эти книги с нее не потребуют денег, однако жрица-наставница только покровительственно кивнула.
   - Ашшэа милостива к чтящим ее, - сказала темноволосая дроу. - С гордостью прими ее учение.
   Обложки магических книг в Восхождении всегда соответствуют стихийной направленности заклинаний, в них содержащихся. Те умения, что сейчас намеревалась изучить Хэйт, принадлежали к тьме.
   Основное отличие адепта тьмы от адепта света как раз и заключалось в выборе вторичной стихии; первичной у обоих считалась земля. Кроме того, имелся ряд внестихийных заклинаний, таких, как длань очищения, доступных к изучению любому из магических классов.
   Хэйт пробежалась пальцами по корешкам.
   - Изучить! - шепнула она с затаенным дыханием.
   Искры взметнулись от книг к ладоням девушки одновременно с сигналами оповещений.
  
   Вы изучили новое умение: Аура мужества I.
   Аура мужества I: При включении увеличивает силу физической атаки союзников, находящихся в одной группе с адептом тьмы, на 10%. Количество целей: до 10 (группа, включая адепта, поддерживающего умение, не далее, чем на 25 м от адепта). Время действия: до отключения. Подготовка: мгновенно. Затрата маны: 5% от общего количества. Перезарядка: 1 сек.
  
   Вы изучили новое умение: Аура вдохновения I.
   Аура вдохновения I: При включении уменьшает стоимость потребления мп магическими умениями союзников, находящихся в одной группе с адептом тьмы, на 5%. Количество целей: до 10 (группа, включая адепта, поддерживающего умение, не далее, чем на 25 м от адепта). Время действия: до отключения. Подготовка: мгновенно. Затрата маны: 5% от общего количества. Перезарядка: 1 сек.
  
   Вы изучили новое умение: Аура стойкости I.
   Аура стойкости I: При включении увеличивает защиту союзников, находящихся в одной группе с адептом тьмы, на 10%. Количество целей: до 10 (группа, включая адепта, поддерживающего умение, не далее, чем на 25 м от адепта). Время действия: до отключения. Подготовка: мгновенно. Затрата маны: 5% от общего количества. Перезарядка: 1 сек.
  
   Вы изучили новое умение: Тлен.
   Тлен: Наносит цели в радиусе 20 м 175 единиц урона магией тьмы, игнорируя броню. Количество целей: 1. Подготовка: 2 сек. Затрата маны: 60 мп. Перезарядка: 5 сек.
   Уровень владения умением: 1.0 (новичок).
  
   Ауры - второе серьезное отличие адепта тьмы от его светлого "собрата", использующего касания. Касание применимо к любому союзнику, ограничено небольшим временным интервалом, зато и ману "поедает" только в момент активации. В то время как адепт тьмы лишается доли мп на весь срок действия ауры. Максимум можно включить десять аур одновременно - и это поглотит половину всего запаса маны адепта! А ведь группа наверняка потребует лечения и снятия негативных эффектов. Как следствие, адепт тьмы развивает только умения поддержки, поскольку ни на что другое маны ему не хватает даже с дорогостоящими зельями. И, пытаясь исправить ситуацию, уровень за уровнем вкладывает очки характеристик в мудрость, не усиливая другие важные статы.
   Так происходит чаще всего. Вообще, адепт тьмы - непопулярный класс, его выбирают в большинстве своем те игроки, что изначально нацелены на групповую игру и роль поддержки. Но Хэйт не относила себя к большинству. И у нее имелись свои планы относительно развития персонажа.
   Время поджимало, так что Хэйт рассыпалась в витиеватых благодарностях (опыт подсказывал, что жрицы ценят преувеличенно вежливое обращение) и поспешила покинуть территорию ордена. Игровое время подходило к полуночи, потому девушка решила не откладывать визит к храму Балеона, чтобы "хвост" от серии растительных заданий не висел.
   К нужному храму идти пришлось через полгорода: главное святилище находилось в удалении от "второстепенных", это диктовалось как религиозными соображениями, так и влиятельностью богов-покровителей. Орден Ашшэа в Велегарде был малопопулярен, чего нельзя было сказать об ордене Балеона.
   Охраны возле храма Хэйт не обнаружила. Зато деревьев, в основном - виртуальных родственников кипарисов - росло предостаточно, почти превращая подступы к храму в парк. В Восхождении все ночи - белые, видимость ослабляется, но не сводится к хождению на ощупь. Девушка плавно двинулась к длинным теням "кипарисов", чтобы не попасться на глаза случайному прохожему или гуляющему в ночи жрецу.
   Она зашла как можно дальше от дороги, обойдя святилище по дуге. Вытащила из рюкзака "папоротник", прикопала рядышком с некой статуей (мраморная фигура была мужского пола, но кого она изображала, Хэйт не имела ни малейшего понятия).
   - Сдашь меня местным жрецам - вернусь и спалю, как соседа по пещере, ясно тебе? - пригрозила она растению на прощание.
   Древо искушения, выглядевшее на сей раз как куст бузины, пошевелило тонкими листочками. Хэйт кивнула - то ли древу, то ли себе самой и, уже не таясь, пошла в обратном направлении. Всплыла табличка с отчетом о выполнении задания - девушка от нее отмахнулась, ведь и без оповещений завершение квеста было очевидно.
   - Не сдам, пришлая, - еле слышный шелест заставил ее обернуться. - Ты забавная.
   Хэйт хихикнула, прикрыв ладошкой рот.
   - В таком случае - удачно тебе тут развлечься.
   Она взглянула на индикатор времени: таймер вот-вот должен был сработать. Оставалось семь виртуальных минут.
   На всякий случай Хэйт удалилась от "места преступления" и только после этого скомандовала:
   - Выход!
  
   Занятие она провела. Не имея ни малейшего понятия о том, чему учил детей Стас в свои часы, Вероника выбрала простую в применении гуашь - на школьных уроках рисования ее использовали класса с шестого. А чтобы детям было, от чего отталкиваться, она им привезла наглядное пособие. Собственно, корзину с крокусами. Детям, особенно девочкам, очень понравилось. А уж когда Вероника предложила им оставить цветы, чтобы позаниматься в свободные часы и просто приобщиться к прекрасному, восторженные возгласы девчонок ее почти оглушили.
   Урок занял чуть больше положенных трех часов - ребята не хотели ее отпускать, а обижать малышню, живущую в непростых условиях, девушке не позволила совесть. Кроме того, дорога в оба конца в сумме отняла у нее полтора часа. Итого, она отсутствовала в виртуальности около шести часов - с учетом времени, потраченного на ванну и обед.
  
   В Велегарде же минуло полтора дня.
   - Эй, дамочка, посторонитесь!
   - Откуда она тут взялась, ее вроде не было в очереди?
   - Ты тоже к статуе?
   - Вали отсюда, нахалка!
   На Хэйт кричали со всех сторон, а она ничегошеньки не понимала. Для начала она решила выбраться из толпы, что оказалось делом непростым: разношерстная компания сгрудилась так плотно, что протиснуться, не будучи раздавленной, помятой и утыканной локтями, было бы фокусом. Точь-в-точь метро в час пик!
   "Что происходит?!" - хотелось ей прокричать.
   Нехорошие подозрения уже зашевелились в ее уме. "Статуя! Я посадила древо искушения возле какой-то статуи. Неужели это все его козни? За такой короткий срок оно уже успело что-то натворить!"
   Едва выбравшись из толчеи, Хэйт начала осторожные расспросы. И с каждой порцией информации лицо ее все сильнее вытягивалось от удивления.
   Начать с того, что дядька, у монумента коего ей взбрело в голову высадить древо, оказался никем иным, как Грегором Мракоборцем, жрецом-воителем, посвятившим всю свою жизнь сражениям во славу Балеона. Всего близ храма было установлено два десятка статуй, но, даже сильно постаравшись, едва ли Хэйт удалось бы выбрать более влиятельного в истории ордена священнослужителя.
   Прошлым утром статуя заговорила. Возможно, заговори она с кем-либо из храмовников, последствия удалось бы сгладить, но "Грегору" попался пришлый, игрок.
   "Грегор" возвестил, что орден Балеона отступил от заветов небожителя, погряз в интригах, лжи и коварстве. И дух воителя вернулся, чтобы покарать своих нечестивых собратьев, но сам он бесплотен, поэтому помощь ему будет кстати. И особенно хорошо было бы, помогай ему не один человек, а множество. Награду добрый дух обещал выдать каждому индивидуально, "по трудам во благое дело". Первому же своему сподвижнику он предложил, кроме прочего, стать вестником - то есть, рассказать все услышанное как можно большему числу народа. И, в качестве первого дара, велел сорвать с "вот того, совершенно обычного куста" ягоду. И съесть.
   Игрок, осознавший, что наткнулся на новый квест, ломаться не стал. Ягодка одарила его трехчасовым бафом на скорость движения, красноречие и ловкость: все эти характеристики возросли на тридцать три процента. Ясное дело, он тут же потянулся за второй ягодой, но дух отсоветовал, мол, жадность он крайне порицает и не отвечает за последствия. Парень впечатлился. И понесся со всех ног выполнять просьбу духа.
   Поначалу его россказни не вызвали особого доверия среди других игроков. Однако человек двадцать все-таки собралось.
   Первым заданием от "Грегора" стали... камни. Обычные булыжники. Их следовало принести и сложить перед главным входом в храм Балеона.
   - Это не просто камни, - вещала статуя. - Это символ закостенелости и твердолобости храмовников, извращающих служение Балеону на выгоду себе!
   Двадцатке первопроходцев для вдохновения также было предложено сорвать по ягодке: эти содержали баф на силу, выносливость, а также стопроцентное увеличение переносимого веса.
   И они принялись таскать камни. Вскоре паломники и люди, желающие получить благословение божества, начали задавать вопросы.
   - Куда вы это несете?
   - Зачем столько булыжников?
   - Почему вы загораживаете проход к храму?
   Переносчики отвечали. Говорили про духа Грегора Мракоборца и его необычное задание, в котором бонусы начали выдавать еще до первых результатов. И многие прохожие изъявили желание присоединиться, ведь как можно пройти мимо редкого задания и выгоды?!
   Пару часов спустя куча каменюк разрослась до того, что полностью забаррикадировала вход в святилище. Жрецы, до той поры бездействовавшие, воззвали к божественным силам и обратили булыжники в пыль.
   Игроки отправились к статуе, за советом и наградой. Первые из них узрели множество золотых монет на земле. Никого не смутил тот факт, что золото лежало аккуратным кружочком вокруг куста бузины, словно облетевшие с него листья...
   "Грегор" руководил "сбором" награды. Гном, поднявший на монетку больше причитавшегося, издал хрип и умер на месте - никто, включая самого гнома, не понял, от чего. Игровой лог по урону был пуст. Других желающих обсчитать духа и присвоить лишку не нашлось.
   После раздачи "пряников" дух объявил о втором задании. Он попросил участников квеста... устроить перед храмом шоу зоологической направленности, а именно: мяукать, гавкать, кукарекать, издавать любые звуки, свойственные представителям животного мира.
   - Служители храма лгут направо и налево, и в лжи этой они утратили истинные свои голоса, - вещал "Грегор". - Таким образом, вы всего лишь покажете им их сущность!
   Многие игроки, опасаясь за свою репутацию, ретировались, зато на их место пришли другие - и в значительно большем числе. Если горку из булыжников видели только проходившие мимо храма, то "кошачий концерт" был слышен издалека. В русскоязычной ветке форума даже появилась тема под заголовком "Кто сказал мяу?!" - и десятки новичков из близлежащих городов хлынули через телепортационные врата в Велегард.
   Дух "Грегора" пообещал награду в десять золотых за каждый час (по времени Тионэи) издавания звериных звуков, или, как это перефразировал некий форумчанин: "Нормальную экипировку для нуба за десять минут позора". Мысль была быстро подхвачена пользователями из других стран - любители халявы неистребимы в любой точке планеты. И настал самый громкий день в истории Велегарда: вокруг храма тройным оцеплением стояли и сидели люди (и нелюди), вопили на манер разной живности, и все эти звуки сливались в наикошмарнейшую какофонию!
   Кучу камней жрецы смогли развеять пылью по ветру, но проделать тоже самое с людьми не было допустимым! Формально, пришлые не нарушали никакого закона, они даже в храм не вторгались, а говорить, петь или даже кричать на улицах города не запрещалось.
   Верховный жрец Балеона лично отправился в ратушу, где внеурочный сбор городского совета выдал разрешение на наложение печати тишины небывалых размеров. Совет обсуждал это решение около пяти игровых часов, все-таки, решаясь на подобный шаг, городские власти ущемляли права пришлых.
   Итак, пять часов разноголосого ужаса прекратились: однако на печать тишины ушли магические силы всех жрецов и даже послушников ордена!
   Игроки же, пожав плечами, двинулись к духу - за заслуженной наградой. Дух и в этот раз не подвел. Однако, озвучивая третье задание, предостерег, что оно будет на порядок труднее предыдущих и справятся с ним далеко не все.
   В ход снова пошли ягоды с "вот того, совершенно обычного куста". На сей раз есть их строжайше запрещалось, но именно они должны были стать ключевым объектом квеста: "Грегор" пожелал, чтобы пришлые нашли способ добавить сок этих ягод в питье или пищу служителей ордена. После разового магического выброса добрая треть храмовников лежала пластом, еще треть отпивалась эликсирами. А руководство совещалось, какие меры им предпринять в сложившихся реалиях.
   Интригой послужило и то, что вознаграждение дух не объявил, хотя задание и впрямь выдал не банальное.
   Попытать счастья решило большинство участников: хотя, конечно же, успеха добились немногие. В основном, реализовали "диверсию" те игроки, что имели в активе скиллов скрытность. Наиболее выдающийся вклад внес убийца с ником Вескер: он проник в храмовую лабораторию и ухитрился подмешать сок ягод с куста бузины во все зелья, восстанавливающие мп, в хранилище. Еще одна группа забралась в кухню - и попортила готовое питье.
   Достижения прочих героев на этом фоне меркли, но и они имели место быть.
   Гром грянул относительно скоро (сок обладал отсроченным действием). Из ворот храма вывалился послушник, на глазах у зевак и паломников (как ни странно, таковые не перевелись) содрал с себя одеяние, промычал нечто бранное в адрес старшего жреца и самого божества, после чего рухнул на клумбу и захрапел. Тут-то игроки, ввязавшиеся в цепочку заданий от "Грегора" поняли, что натворили, но исправить что-либо не представлялось возможным - и потому, не забыв запастись попкорном и включить режим записи видео в настройках, они принялись наблюдать за событиями.
   В игре есть несколько стадий алкогольного опьянения. На первой (это два-три стакана алкоголя, в зависимости от крепости напитка) выпивоха получает баф на один игровой час: повышается красноречие, скорость атаки и чтения заклинаний (незначительно, всего на два процента), однако час спустя на место положительного эффекта приходит отрицательный: ловкость, живучесть и мудрость проседают на треть от максимума, длится эффект полчаса. Вторая стадия повышает красноречие на сорок процентов, а последующий дебафф висит уже час. На третьей никаких прибавок нет, зато есть смешные зрительные галлюцинации и "тело" героя начинает странно двигаться, пошатываясь и норовя ухватиться за стеночку; дебафф (он же похмелье) вешается уже на два часа. При наступлении четвертой (последней) стадии персонаж теряет управление. Полностью.
   Хэйт (как, пожалуй, и все игровое сообщество, за редкими исключениями) не предполагала, что и на НПЦ эти стадии распространяются. Однако теперь в подтверждение была куча записей, на которых жрецы и послушники разносили свой храм и творили всяческие непотребства на забаву публике. Все могло бы закончиться не столь печально для ордена, не отдай верховный жрец приказ воспользоваться всем, без исключения, храмовникам, до младшего послушника включительно, запасами хранилища при лаборатории. Той самой лаборатории, где уже побывал Вескер...
   Вескер к тому моменту уже стал народным любимцем и был номинирован на звание "Игрок месяца", после того, как смонтировал и выложил десятиминутный ролик, в котором он пробирается в хранилище, потом, почти застигнутый врасплох, прячется в углу за рядами шкафов; край камеры цепляет верховного жреца, лично откупоривающего бутылек с подпорченным эликсиром; на следующем кадре жрец уже танцует возле алтаря Балеона - вытесанный лик бога грозно взирает с высоты на своего первослужителя. Последние секунды ролика отображают верховного жреца в момент "отрезвления": выпученные глаза и панический ужас на его лице неописуемы в словесной форме.
  
   Чем больше ей рассказывали, тем сильнее Хэйт обалдевала.
   - Посадила, блин, кустик...
   Итак, если сложить все услышанное, выходило, что: орден Балеона опозорен; дух Грегора - он же куст бузины, он же папоротник, он же древо искушения - оторвался по полной; Вескер стал знаменитостью за самую эпичную подставу; о ее роли во всем этом безобразии никому ничего не известно (если не считать саму Хэйт, древо и старшую жрицу Ашшэа). О, и последний нюанс: Грегор пропал. Статуя снова стала молчаливым каменным изваянием, а огромная очередь из изнывающих от безделья и долгого ожидания игроков начала догадываться, что дух добился того, чего хотел и... исчез. Народ злился, народ негодовал, однако поделать ничего не мог - древо не только оконфузило орден руками исполнителей, но и их самих надуло.
   - Надо валить! - сделала однозначный вывод Хэйт и поспешила ретироваться.
   Не хотелось ей очутиться посреди недовольной толпы: мирная зона, это, конечно, отлично, но неприятные моменты вроде тычков и подножек, не наносящих урона здоровью персонажа, вполне реализованы и в пределах городов.
   Она пошла в трактирчик Сорхо, чтобы тихо, мирно, без назойливого шума постряпать. Ведь что может быть умиротворительнее, чем размеренная прокачка кулинарии, без спешки, с тщательной подборкой и обработкой ингредиентов? Самое то для человека, случайно наворотившего таких дел, что всколыхнули Велегард и близлежащие области!
  
   Днем позже, стоило только Хэйт зайти в игру, обнаружилось, что ее уже ждали: фея со свитком от Маськи и сама Маська, благополучно завершившая эпопею с очередным возвратом молота Гэхарта в обмен на обучение ремонтному мастерству. Гнома, которую вредный кузнец Вальх загнал на копи - трудиться по профилю на благо и обогащение предприимчивого непися, изнывала от желания кого-нибудь прибить. И потому звала Хэйт "развеяться" в Бараках Гоблинов. Профит мероприятия был очевиден: власти Велегарда платили за каждое гоблинское ожерелье, снимаемое с трупа, по десять серебряных. Хэйт, отчаянно нуждающаяся в деньгах, не стала ломаться и помчалась к обговоренному в письме месту встречи - собственно, тем самым Баракам...
   - Мась, они мне не нравятся, - с сомнением протянула квартеронка.
   - Не наводи панику, нормальные гоблины. В первый раз их видишь, что ли? - любовно поглаживая топорик, ответила гнома. И тут же призналась: - Я, вообще-то, тоже...
   - Меня напрягает плотоядный блеск в их глазах. Я, конечно, девушка привлекательная, но не будем льстить себе - хотят они нас не... эээ... в общем, жрать они нас собираются.
   - Фи, тоже мне, привлекательная! - фыркнула Маська. - Бюст из тряпок выпирает, это ж неудобно, дылда, зад отрастила... Хоть зубы ровные, и то счастье!
   - Не всем нравятся субтильно-недоразвитые дети, - оскорбилась Хэйт. - Вот встретим первого попавшегося мужика, спросим.
   Тут им пришлось отвлечься от выяснения отношений на тему женской красоты. Ими заинтересовался гоблин, столь же любознательный, сколь и пахучий (и пах он отнюдь не ландышами). Зеленокожего встретила новеньким, намедни приобретенным, щитом гномка: большим, в рост самой гномы, кирпично-красным, в тон ее остального облачения, суженным книзу, с вызолоченными рунами по краям. Щит первый натиск гоблинца выдержал. Из-за прикрытия донеслось Масино фирменное:
   - Шарю! - и следом, не прерывая череды скорых замахов секирой, гномка обрушила на наглеца мощный оглушающий удар. - Глянь, как я теперь умею!
   Мася не была бы Масей, если б забыла похвастаться новым умением и дорогущим щитом в разгар боя!
   - Пфф, нашла, чем удивлять, - фыркнула в ответ Хэйт и включила все три ауры. А заодно и опробовала тлен - мглисто-серое облако окружило монстра, за раз снеся тому четверть здоровья.
   Двойного напора соскучившихся по хорошей драке подружек гоблин, разумеется, не пережил - упало искалеченное тело в траву, побледнело (результат изуверских действий гномки, всюду ищущей обогащения), а после Маськиного: "Тырю!" - и вовсе сгинуло в черной вспышке.
   - Ауры круты, темноухая, одобряю, - с видом знатока сообщила гнома. - И ожерелка каждой, верно?
   Квартеронка кивнула.
   - Ты на статы глянь, - ухмыльнулась она. - Полюбовалась? Можешь забыть.
   Хэйт отключила ауры стойкости и вдохновения, оставив только ауру мужества.
   - Верни вкусняшку! - незамедлительно потребовала Мася, притопнув ногой для убедительности.
   - Вдохновение до пятого уровня для меня бесполезно, а тебе и вовсе - как собаке пятая нога, - невозмутимо возразила Хэйт. - Со стойкостью меньше входящего урона и медленней растет живучесть. Я лучше отлечу, заодно подкачаю регенерацию.
   - Знаешь, ты временами такая зануда! - в сердцах выпалила гномка. - Включи стойкость обратно, хочу кое-что проверить.
   Под "кое-чем" подразумевался забег к группе родственников недавно убиенного гоблинца. Прохаживались они в количестве девяти штук вокруг кривенького шалашика, внутри кольца забора, ощетинившегося иглами-кольями, и размышляли над своими гоблинскими бедами. В число бед две полоумные особи (Хэйт просто вынуждена была присоединиться к авантюре Маськи), с ревом несущиеся на них, явно не входили...
   Очнулись подруги уже в Велегарде, потирая ягодицы (отчего-то после воскрешения больше всего болели именно они) и тихонько ругаясь - каждая на свой манер.
   Бывают такие дни, когда все видится в черном цвете. Опускаются руки еще до начала действия, нелепая смерть кажется позором и клеймом на репутации...
   - Я неудачница, - выдохнула Хэйт. - Адептка-недоучка. Мась, брось меня, какая из меня напарница?
   - Будешь ныть, отлуплю! Подымайся, чего расселась? - Массакре повысила голос. - Пойдем, надо показать гадам, чего стоит злющий дварф и психованный дроу!
   - Не хочу... Они снова нас убьют...
   - Встала, кому говорят! Отмораживая задницу, опыта не наберешься, - гномка яростно замотала малиново-чернявыми хвостиками.
   Грустно вздохнув, Хэйт поднялась с каменного круга воскрешения, признавая правоту подруги. Минута слабости миновала.
   - Спасибо тебе, мелочь. Что б я без тебя делала?
   Очень, очень нескоро, когда Массакре станет всеми уважаемой, солидной гномкой, а сероглазая Хэйт - многоопытной жрицей тьмы, известной своим бесстрашием, никто не сможет поверить в правдивость этой истории. Впрочем, ее и не будут рассказывать. Никому. Ни квартеронка, ни гнома.
  
   Гоблинов они раскатали. Больше того - каждого моба в локации они хотя бы по разу, да убили. Так как гады были социальными (зацепишь одного - агрятся все в радиусе двадцати метров), Хэйт растаскивала часть "семейки", прокидывая лозу и пыльцу: лоза стопорила монстров, а дот потихоньку тикал себе, поглощая хп. Маська же в это время активно махала топориком, сея смерть и разрушение в гоблинских рядах.
   Самым "сладким", конечно же, стал момент сдачи ожерелий - у каждой их получилось по сотне, подруги специально добивали зеленокожих до круглого числа. Десять золотых монет и чувство выполненного долга стали им наградой.
   - Мстить приятно, да, остроухая? - подмигнула Мася приятельнице. - Еще кружок по Баракам?
   - Запросто, только в Гильдию Магов заскочу, надо обновить скиллы.
   Вместе с мелочью, что нападала из мобов, у Хэйт скопилось двадцать три золотых, которые она намеревалась сразу же пустить в дело - усиление своего персонажа.
   Гномка тряхнула хвостиками:
   - Тогда встречаемся через полчаса на западных воротах.
   Хэйт с облегчением кивнула: пусть гнома пополнит запас эликсиров или бородатых своих соотечественников навестит, с целью подшлифовать навыки, главное - погуляет где-то на стороне, и у нее (Хэйт) будет целых тридцать минут покоя от неугомонной мелюзги.
   - Кстати... Я тут подумала, - замялась Массакре. - А не завести ли мне зверушку?
   - Какая еще зверушка, тебе тех, что мы истребляем, недостаточно? - всплеснула руками Хэйт.
   - Обыкновенную... Медвежонка вон, приручить, или тигренка, смотри, какие миленькие! - гнома лучилась жизнерадостностью, впрочем, это было нормальное для нее состояние. На невысоком постаменте напротив здания ратуши дрессировщик выпустил рекламы ради несколько животных.
   - Ага, давай. Как раз медвежатины-то и не хватает в нашем рационе. Как прихлопнут твоего медвежонка, будет у нас экзотический ужин.
   - Злая ты, Хэйт, - надулась Мася. - Бу на тебя!
   Квартеронка привычно проигнорировала ребяческий выпад приятельницы, ведь что взять с недоросли? Жуткое детство, промозглые рудники, костный язык...
   - Нет, мелочь, я реалистична. Мы сами зачастую еле отбиваемся, а зверушке твоей вообще в момент шею свернут.
   Гнома сверкнула глазками, молча развернулась и пошла в обратном направлении. Не сказать, чтобы это сильно расстроило Хэйт...
   - До встречи на западных! - крикнула она в спину Маське. Догонять подругу, спорить с нею, переубеждать и в мыслях у Хэйт не было, ведь если уж эта ходячая юла себе что-то вбила в голову, здравая аргументация бессильна.
   В Гильдии она закупила два манускрипта улучшения умений - для лозы и регенерации. У останавливающей лозы время действия заклинания возросло с десяти до двенадцати секунд, а малая регенерация восстанавливала теперь по двадцать хп в секунду.
   Несмотря на затраты, Хэйт была довольна - это был необходимый вклад, потому как, по ее мнению, лучше бегать в недорогой броне, но с максимально развитыми умениями, чем в самом лучшем эквипе, но со слабыми скиллами. На той же радостной ноте все свободные очки были определены в интеллект - во время сумасшедших гонок с мобами на хвосте повышались живучесть и мудрость (мана улетала только так - и Маське регенерацию накинуть, и монстров заставить стоять на месте, и дот на каждую зеленую рожу по откату навесить), а вот интеллект даже на пункт не поднялся.
   До запланированной встречи девушка успела забежать в ремонтную мастерскую, подлатать вещи, а также пробежаться по овощному рынку - прицениться, с рецептами нового уровня уже недостаточно было мародерства на капустных полях, адекватнее выглядело закупать ингредиенты, все-таки кладовые Сорхо бездонным рогом изобилия не были. Цены приятно удивили, неписи буквально за бесценок продавали с лотка фрукты и овощи. Приправы стоили дороже, но тоже вполне приемлемо. Приценившись, но ничего не купив (нарезать круги с ватагой гоблинов на хвосте с перегрузом блестящей идеей не показалось), Хэйт зашагала к воротам.
   К назначенному времени Маська не явилась. Не было ее и через пятнадцать минут сверх срока. Когда же наглая пигалица соизволила-таки нарисоваться, под ногами у нее мельтешило нечто серое и мохнатое.
   - О, нет! - возмутилась Хэйт, когда добродушное существо приветственно замахало хвостом. - Из-за этого рассадника блох ты шлялась неведомо где?
   - Не кричи. Это Хэтти, в твою честь назвала, между прочим, гордись!
   Наивные изречения Массакре порой умиляли квартеронку до слез.
   - Ты назвала в мою честь кусок нарисованного меха? Да у меня от гордости щеки раздуваются, как у хомячка! Она у тебя, случаем, не хомяк? Похожа, между прочим.
   - Хэтти - снежный барс, - Мася обиженно засопела. - И у нее нет блох. И на хомяка она не похожа ни чуточки!
   - Барс? - изогнула бровь Хэйт. - А пятна где? Бракованную подсунули, немедленно оформляй возврат.
   - Ушастая, не обижай котенка! - гневно воскликнула гнома.
   Хэтти мяукнула и лизнула протянутую ладошку хозяйки.
   - Как скажешь, дорогая, - с улыбкой отозвалась квартеронка. - Пойдем тренировать твою Хэтти, сделаем из нее хищника, пока она нас тут не зализала до смерти.
   Долго сердиться на выходки гномы у Хэйт никогда не удавалось. В конце концов, она была ее единственным другом в виртуальном мире.
  
   На второй полный круг их не хватило: у Хэйт закончились готовые перекусы, а бодрость и сытость во время забегов выгорали только так. Посему решили прерваться.
   - Нам нужна безопасная полянка, чтобы ни одного агрессивного моба поблизости, - заявила квартеронка тоном, не терпящим возражений.
   - За мной, - легко согласилась Мася и помчалась в сторону холмов.
   - А как же: "Следуй за белым кроликом*?"
   - Так нет никакого кролика!
   - Есть барс. Без пятен. Некондиция!
   Пушистое нечто, не отстающее от Маськи ни на шаг, огласило округу недовольным мявом.
   - Хэтти, не слушай вредную тетю! Подрастешь, окрепнешь, наваляешь ей за все обиды!
   - Ага, отличные из нее выйдут помпончики для тапок. Или меховая сумочка... можно я уже буду называть ее - барсетка**?
   - Хэйт!
   - Да, тут ты права - плоская вышла шутка.
  
   ------------------------------------------------
   *Follow the white rabbit - электронное сообщение, полученное Нео (главный герой фильма 'Матрица'). Также, Белый Кролик - вымышленный персонаж из книги Льюиса Кэрролла 'Приключения Алисы в стране чудес'.
   ** Вообще, правильно: Борсе́тка - от итал. Borsetta - 'сумочка' или фр. Boursette - 'кошелечек'. Небольшая мужская сумка. Но Хэйт занимается 'словообразованием' от названия животного.
   -------------------------------------------------
  
   Так, обмениваясь подначками, подруги дошли до милейшей лужайки, окаймленной цветущим кустарником. У подножья холма журчал ручеек, но главное - ни одной гоблинской физиономии даже на линии горизонта не высматривалось.
   - Подойдет, - довольно кивнула Хэйт, извлекая переносную жаровню и набор кулинара. - Займи себя чем-нибудь, а я осуществлю давнишнюю мечту.
   Шашлык! То, ради чего она извела целое поголовье диких кабанчиков, но каждый раз, приходя в Обжорку, готовила что-то другое.
   Вскоре жаровня начала распространять соблазнительные запахи, которые заставили всех троих (включая "котенка") мечтательно облизываться.
   - Ушастая, тебе удалось меня удивить, - восхищенно выговорила гнома, когда расправилась со своей порцией шашлыка. - Вкусно!
   Хэтти жалобно мяукнула.
   - Выдели уж бесполезному меху кусочек, - расщедрилась Хэйт, довольная похвалой подруги.
   - Ей нельзя, у нее свой корм, специальный, - покачала головой Массакре. - Вся из себя умная, а о такой простой вещи не знаешь.
   - Я вообще ничего не знаю о покупных питомцах, кроме того, что это блажь для богатеев, - отмахнулась Хэйт. - Не в обиду.
   Момент с приобретением детеныша барса они обговорили еще по пути из Велегарда. Гнома отсыпала за свою живность без малого сто золотых (плюс простенький квест от НПЦ-дрессировщика), что для Хэйт было почти фантастической суммой на данном этапе. Маське повезло: в заброшенной шахте, куда ее заслал Вальх, она наткнулась на выход адамантита, довольно редкой руды, о которой в задании от кузнеца не упоминалось. Гнома не растерялась, выдолбила всю руду до крошки, а затем выгодно продала: думала было оставить себе, но уж очень хорошую цену предлагали, а ей до работы с адамантитом нужно было бы качать кузнечное дело месяца три, причем не отходя от станка.
   - Знаешь, Восхождение игра гибкая, - решила высказать пришедшую мысль квартеронка (очень уж просящий взгляд был у Хэтти). - А она, как я смею надеяться, будущий хищник. Какому хищнику мясо не пойдет на пользу?
   - Не знаю, - гнома приласкала питомицу. - В инструкции значится особая еда...
   - В рекламе по ТВ кошки счастливы, поедая сухой корм, но покажи мне хоть одну нормальную кошку в реальности, которая откажется от мяса? А тут - ни пестицидов, ни консервантов, ни прочей дряни, которой нас запугивают.
   - А если она отравится? Заболеет? Умрет?!
   Гномка крепко стиснула пушистый комочек.
   - Лично сбегаю в город и куплю на последние деньги свиток воскрешения, - пообещала Хэйт. - Держи, животное!
   Хэтти мгновенно вцепилась зубами в протянутый кусок шашлыка.
   - М-ррр!
   - Видишь, все с ней хорошо, жива, здорова и довольна.
   Мася круглейшими глазами уставилась перед собой.
   - Ушастая... Ей два уровня прилетело из ниоткуда! Да мы на гоблинах ей меньше набили!
   Питомец, даже не участвуя в бою, получает часть опыта хозяина, но эффективнее выходит, если питомец и сам наносит урон врагам.
   Котенку незамедлительно скормили еще немного мяса.
   - Не-а, больше не дали, - прокомментировала гнома результат повторного эксперимента. - А что-нибудь еще мясное есть? Кроме шашлыка?
   Хэйт отрицательно покачала головой.
   - Жаль, - поникла Маська, словно и не она минуту назад была категорически против "неправильного" корма.
   Ее напарница в задумчивости складывала посуду, жаровню и наготовленное впрок мясо. Ее догадки о скрытых возможностях игры, находимых только опытным путем, только что нашли очередное подтверждение. И - наверняка! - не на одних питомцев распространялось это свойство...
   - Мась, про наши опыты на кошках... то есть, на кошке - никому, договорились?
   Гнома недоуменно уставилась на подругу.
   - Я уверена, что это не баг*, - пояснила Хэйт. - И делиться с посторонними нашим открытием не хочу. Потому что, как мне кажется, отходить от стандартов в этой игре полезно и даже нужно, и мы только что в этом наглядно убедились. Понимаешь?
   Мася приложила ладонь ко рту в весьма красноречивом жесте.
   - Обожаю тебя, - искренне засмеялась Хэйт.
   И не солгала. Это было редкое качество, умение мгновенно переключаться из режима наивной мелюзги в режим рассудительной дальновидности, и не оценить его Хэйт попросту не могла.
   Девушки заговорщицки подмигнули друг дружке.
   - К гоблинам?
   - К ним, зелененьким.
   - И Хэтти не "бесполезный мех"?
   - Сегодня - не совсем, уговорила...
  
   ------------------------------------------
   *Ошибка, глюк или недочет в игре или в софте.
   ------------------------------------------
  
  
   К друзьям Вероника ехала, как на расстрел. Все-таки раньше их отношение нравилось девушке гораздо больше: она приезжала к ним, когда было особенно плохо, и Леша с Галиной это понимали. Она могла просидеть у них на кухне до утра с понравившейся книжкой, опустошить холодильник или устроить совместную баталию в какой-нибудь бегалке-стрелялке. Друзья не говорили ни слова против, а ей было легче просто от того, что рядом, в досягаемости, находились живые люди. Причем люди, которым не нужно было ничего объяснять.
   Так было до той поры, пока Галка не решила, что времени минуло достаточно, и Веронику следует вытаскивать из скорлупы. Намеки на то, что саму "пациентку" все устраивает, как есть, и уверения, что нет повода для беспокойства, на нее не действовали, а ссориться Вероника не хотела - у нее не осталось никого ближе этих двоих...
   Лешка стремление жены не разделял, но он бывал на одной встрече из пяти, в лучшем случае - работа, работа и еще раз работа. А Галя с рождением дочки утроила усилия по "возвращению в социум блудной овечки".
   - Я приехала, кормите меня! - бодро и громко завопила с порога Вероника сразу после стадии ритуальных "обнимашек". - Я привезла вино, Галка, не вздумай ругаться!
   - Спаивает моего мужа и меня саму, а я, значит, ругаться не должна? Ах ты, поганка самодовольная! - притворно рассердилась Галина. Леша подмигнул и потянулся за пакетом с тем самым вином.
   Обед, вопреки опасениям гостьи, прошел отлично. Запеченная с ломтиками лимона рыба таяла во рту, легкое розовое вино приятно щекотало небо. Разговоры свелись, в сущности, к блаженному попискиванию и похвалам в адрес хозяйки.
   - М-м-м, Галка, это был восторг, - Вероника от удовольствия аж зажмурилась и принялась поглаживать животик. - Я умру толстой, но счастливой!
   - Хоть в чем-то перещеголяла виртуальность, - усмехнулась Галя. - Держу пари, там так не поешь.
   "И проиграешь", - чуть не сболтнула Вероника (давешний шашлык на природе, пища приготовления Сорхо, тоже были очень вкусны), но тактично смолчала. Улыбнулась.
   - Ты великолепна, не нарывайся на комплименты. Да все рестораны мира должны умолять тебя пойти к ним работать!
   - Вот еще! - фыркнул Лешка. - Ее талант - частная собственность. И я ни с кем делиться не намерен!
   - Кстати о собственности: как поживает твой сэнсэй? - заиграла бровями хозяйка.
   - Не знаю, - пожала плечами Вероника. - С показа не виделись.
   Про цветы и поездку в детдом она умолчала, потому как сказать об этом было бы все равно, что разбудить спящий вулкан.
   - Хм... Неужели я в нем ошиблась? - задумчиво вопросила Галка, вызвав одновременный протяжный вздох и у мужа, и у гостьи.
   - Классное вино, - дипломатично сменил тему Леша. Он поднял полупустую бутылку, обновил напиток в бокалах. - Дорогое небось?
   - Не дороже денег, - пожала плечами Вероника, благодарно улыбнувшись другу. - Мы не так часто все вместе сидим за одним столом, чтобы экономить в такие дни.
   Сказала - и тут же мысленно чертыхнулась: "Кто, ну кто тянул меня за язык?!"
   - Любопытно: говорит о редкости встреч та, что пропадает сутками в виртуале, - не преминула воспользоваться промашкой гостьи Галина.
   - Милая, - Леша положил ладонь на запястье супруги. - Мы же договаривались...
   - Галь, ты определись: или тебя радует, что я хотя бы там начала заводить новые знакомства, или тебя бесит, что я там зависаю. Не может зло быть добром по пятницам, а всю остальную неделю - глобальной бедой для всего человечества!
   Вероника вспылила, и уже жалела о содеянном, но рано или поздно этим словам следовало прозвучать...
   Подруга побледнела. Затем встала и выбежала из-за стола.
   - Галя! - в один голос выкрикнули Лешка и Вероника, наплевав, что за стеной спит ребенок. Галина не вернулась. Хлопнула межкомнатная дверь, заплакала Леська.
   - Пожалуй, я пойду, - поднялась гостья. Она чувствовала, как краска стыда заливает щеки, но извинения предпочла отложить: потом, когда Галка не будет на взводе, когда они обе успокоятся, примирение пройдет с меньшими жертвами.
   Леша понятливо кивнул.
   - Мы с ней много спорили на эту тему, - взгляд друга показался Веронике немного грустным. - И кое в чем Галя права. Например, в том, что игры с полным погружением предназначены для одиноких. А она же мать - смотрит на мир иначе. Если народ повально уляжется в капсулы - ухудшится и без того фиговая статистика по бракам, заводить детей игроманы не посчитают нужным: ведь из вирта за малышом не последить.
   - А еще там интереснее, чем в обыденности. И лучше завалить сотню монстров, чем выдержать одну истерику возлюбленной, - криво усмехнулась Вероника. - Леш... Я ценю вашу дружбу и поддержку, но это моя жизнь. И я хочу прожить ее так, как сама посчитаю нужным. Даже если вы оба станете меня порицать.
   Он вздохнул. На этот раз - недвусмысленно тоскливо.
   - Я тебя не порицаю. Скорее... завидую.
   Вероника застыла с раскрытым ртом.
   - Разболтаешь жене - отшлепаю.
  
   Так уж вышло, что домой она приехала намного раньше, чем планировала. Эмоции зашкаливали. Вероника переоделась, включила компьютер, поставила на обработку видео, снятое в подземном храмовом саду, принесла альбом для акварели, краски и все сопутствующие принадлежности. А после - выпала из реальности почти на четыре часа.
  
   На гоблинах они с Масей набили по уровню, а пушистая мелочь Хэтти доросла до первого умения. Оные получались питомцами каждые пять уровней случайно из списка возможных - до сотого уровня. Дальше владелец мог выбирать самостоятельно, а также сбросить полученные ранее умения и распределить заново по своему усмотрению.
   - Хэтти, фас! - с энтузиазмом командовала гномка. Детеныш барса кидался к врагу, используя новоприобретенный скилл - рывок, мгновенно преодолевая расстояние до двадцати пяти метров и на секунду вводя врага в состояние ошеломления.
   - Глупая, она же не собака, - меланхолично высказала Хэйт в очередной раз. - Надо же было так назвать ключ-активатор умения.
   - А мне кажется, звучит забавно, - пожала плечами Маська. - Опять же, быстро. И не забудешь в критической ситуации.
   - В критической ситуации нас твоя кошечка не спасет, уж поверь мне.
   - Опять ты за свое! Прекращай!
   - Прекращать что? Подтрунивать над бесполезным мехом? Об этом не проси даже. И вообще, мне надоели наши очаровательные вонючие друзья. До зубовного скрежета.
   Мася тут же, не отходя от места, выяснила на собственном опыте: когда зубами начинала скрежетать ее подруга, перепуганные зеленокожие хватались за головы и ломились в направлении, прямо противоположном источнику издаваемого звука. Близстоящие деревья, несмотря на полное безветрие, начинали крениться, а маленькая жизнерадостная гнома - истошно верещать:
   - Хэйт, хватит! Пока Хэтти не откинула копытца... В смысле, когти... В смысле, лапы...
   - Угу, уши и хвост в придачу. Думаю, нам пора менять декорации. Если кого-то волнует мое мнение, я бы предпочла небольшое уютное подземелье.
   - Мде... - протянула гномка с видом глубокой задумчивости. - Так на раз и не придумать...
   Воздух потемнел, словно подернулся сероватой дымкой, Хэйт приподнялась на носочки, и точно между веток полетел туманный сгусток, нацеленный в зазевавшегося гоблинца с жалким прутиком в руке, долженствующим изображать меч. Запахло горелым.
   Мася брезгливо поморщилась.
   - Упс, критануло, - развела руками Хэйт. - Не повезло бедолаге.
   - Кажется, я знаю хорошее место! - сориентировалась гнома (взгляд подруги был откровенно пугающим). - Некрополь Годфри...
   - Некрополь? Мне уже нравится! - почти мечтательно заулыбалась Хэйт.
  
   По пути они заскочили в Велегард: получить награду за ожерелья, обновить припасы и - в случае Хэйт - заклинания. Заработанного хватило на пыльцу и угольки - урон обоих скиллов возрос, кроме того, девушка прикупила новенькую книжку с безыскусным названием: лечение. Двести единиц здоровья после секунды подготовки с откатом в три секунды, всего за пятьдесят мп. Поход в место скопления нежити с одной напарницей без возможности нормально подлечивать и себя, и эту напарницу, имел все шансы на провал - так что Хэйт подстраховалась.
   Вход в Некрополь Годфри располагался неподалеку от городского кладбища, на котором и познакомились девушки. Всю дорогу Массакре просвещала подругу в плане истории Некрополя и личности Годфри, высшего лича после смерти и жестокого убийцы при жизни.
   - Учти, коридоры крохотные, но в них почти безопасно - если не попасть в зону прямой видимости мобов. Залы кишмя кишат нежитью, скелетами по большей части. Наземный уровень - разминка, пара-тройка слабых монстров, для затравки. Внизу три уровня, на последнем - сам Годфри. Отдых возможен в коридорах и закутках возле лестниц между уровнями.
   - Познавательно, - с уважением кивнула Хэйт. Впрочем, кивала она всю дорогу - ибо сама слыхом не слыхивала про это подземелье, хотя оно было совсем близко от ее "родного" города. - Ты там уже бывала?
   - Не-а, - взмахнула хвостиками Маська.
   - Тогда откуда вся эта прорва информации? - изумилась квартеронка.
   - Видео-гайд. Хвали меня! Я умная и любопытная. И полезная!
   - И говорливая, - хмыкнула Хэйт. - Таких еще называют "балаболка".
   - А таких, как ты - "грубиянка"! Мы пришли.
   Гнома обиженно стрельнула глазками на приятельницу и решительно шагнула за створку узких кованых ворот высокого мрачного здания.
   - Готичненько, - констатировала Хэйт, не обращая внимания на Маськину обиду. - Я в плане стиля.
   - Это Некрополь. Чего ты ждала? Росписи под хохлому*?
   - Оп-па, - искренне изумилась Хэйт. - Тебе этот промысел знаком? И в архитектуре разбираешься?
   Гнома прожгла ее взглядом.
   - Уроки в школе не прогуливала, а что? Вроде слышно, что говорим мы не посредством переводчика, ты русская, я русская, или ты еще не догадалась?
   Не дожидаясь ответа, Мася бодро зашагала через зал, оставив Хэйт изводиться подозрениями...
  
   ---------------------------------------------
   *Хохлома - старинный русский народный промысел, родившийся в XVII веке в округе Нижнего Новгорода. Представляет собой декоративную роспись деревянной посуды и мебели, выполненную красным, зеленым и черным цветами по золотому фону. Традиционные элементы Хохломы - красные ягоды рябины и земляники, цветы и ветки, нередко встречаются рыбы, птицы и звери.
   ---------------------------------------------
  
   Наземный уровень, как и обещала гномка, оказался "прогулочным": два несчастных скелета, на которых тут же выместили все негативные чувства подруги. Хэтти обнюхала кости, чихнула, пренебрежительно отворотила нос. Задерживаться не стали.
   Первый подземный, населенный исключительно скелетами, тоже почти пролетели, монстры не представляли из себя особой сложности для слаженной команды, хоть и кидались толпой. А у самой лестницы, ведущей на второй уровень, игра порадовала Хэйт оповещением:
  
   Прогресс достижения: Прах к праху!
   Уровень достижения: 2.
   Вы уничтожили пятьсот монстров фракции нежить. Урон по всем представителям фракции увеличен на 10%!
  
   - Мась, тебе "Прах к праху" давали? - поинтересовалась девушка.
   - Да, еще в тот раз, на кладбище, - вскинула бровь гнома. - А что?
   - Мы гоблинам геноцид устроили, а за них не появилось достижения... Удивляюсь.
   Маська хмыкнула.
   - За гуманоидов не выдают. За животных тоже. Точный список не афишируют, игроки методом исключения ищут... Но не всегда друг с другом делятся.
   - Понятно. Слушай, не хочешь отдохнуть немножко? - Хэйт надумала применить вымученный нуднейшим квестом навык картографа.
   Гнома согласилась. Тогда Хэйт достала специальную доску, грифель и уселась прямо на пол в позе лотоса.
  
   Внимание! Активизация навыка Картограф возможна только после полного прохождения подземелья!
  
   - Черт! - с досадой высказала она. - Опыт не удался, придется убить всех. Включая главного гада.
   - Годфри? Вдвоем? - усомнилась Мася в здравомыслии приятельницы. - Не думаю, что осилим.
   - А придется! - решительно заявила Хэйт. - Вперед и вниз, за подвигами! Подавая пример, она побежала по лестнице, перепрыгивая через ступеньки. Маська со вздохом побрела следом...
   Второй подземный легким назвать язык уже не поворачивался: мумии, гули и низшие вампиры, составляющие компанию неизменным скелетам, изрядно затруднили и разнообразили процесс боев. А если учесть, что кидались они на девушек все разом, и невеликий размер залов исключал возможность беготни по кругу со всей оравой "на хвосте", каждая новая схватка оказывалась сопряжена с изрядной долей риска.
   Стало не только труднее, но и интереснее. Обрушивая на скелетообразно-мумиезных тварей топорик, гнома испускала боевой клич, а Хэйт, имевшая свои счеты с нежитью, с горящим взглядом накладывала одно заклинание за другим. А когда мир (хоть и ограниченный промозглой комнаткой с затхлым воздухом) перед глазами начинал меркнуть, подруги выскакивали в пустые коридорчики, бухались прямо на каменный пол и отдыхали.
   - Мелочь, а где ты берешь эликсиры? - проявила любопытство Хэйт в один из таких "привалов" (какие именно места были привалены к полу, лучше не уточнять). - На аукционе?
   - Как где? - вяло откликнулась Мася. Ее изрядно потрепала последняя кучка уродцев, кучу бутыльков пришлось выхлебать, чтобы уцелеть, так что настроение было не разговорное. - В лавках. Обычно - у гномов.
   - Каких гномов? Ни разу в Велегарде ни одного не видела! - искренне удивилась ее напарница. И правда, за все время, с создания персонажа, она встречала в Велегарде только людей-торговцев.
   - Обыкновенных. Невысоких, бородатых... Гномистых! - отмахнулась Массакре.
   - Потрясающе! А почему меня не познакомила? Возможно, я из-за тебя упускаю выгоду, - не унималась Хэйт.
   - Отстань, а... Потому что они были заняты делом, им было не до тебя, длинной и слишком громкой для нормального, уважающего себя гнома. Укороти уши, а потом уж лезь к моим соплеменникам! И вообще, дай хоть чуточку отдохнуть в тишине...
   Мася с видом мученицы закрыла глаза и прислонилась к стеночке.
   За стеной что-то ухнуло, взвизгнуло тонким голоском, явно не принадлежащим полуразложившимся трупам, затем визг убавился до тихого писка, к коему присоединился мощный рык, не поддающийся никакому анализу...
   - Похоже, у нас и мертвяков гости, - констатировала Хэйт, выпрямляясь во весь рост и отряхивая несуществующие пылинки с предплечий. - Масечка, отдых отменяется. Там сейчас бьют твоих и, заметь - необшаренных! - мобов.
  
   В соседнем зале кипел бой: рослый бронзовокожий воин размахивал двуручником с такой легкостью, словно это была зубочистка, а худенькая златовласка позади него перемежала лечебные заклинания с каким-то святым ударом, неплохо корежащим нежить.
   - А хорошо бьются, - прокомментировала увиденное гнома.
   Хэйт утвердительно кивнула.
   В этот момент низший вампир и гуль отвернулись от мускулистого воина и переключили свое внимание на девушку.
   - И-и-и-и! - истерично запищала та, отпрыгнула, заверещала совсем уж пронзительно.
   Орк (выпирающие клыки и телосложение недвусмысленно указывали на расовую принадлежность воина) обернулся на звук, с рыком крутанул двуручным мечом. Меч описал дугу, врезался в тела монстров, посягнувших на девичью "честь".
   - Девка слишком нервная, а мужик молодец, - вполголоса поведала напарнице Маська. Хэйт кивнула еще раз. Гномка была права по обоим пунктам. Подать сигнал напарнику о том, что на нее сорвалась пара мобов, можно было бы и без визга с переходом в ультразвук, орк смахивал на качка, но не на идиота. А вот мгновенная реакция воина выглядела впечатляюще.
   Примерно через минуту сражение завершилось - разумеется, не в пользу мертвяков.
   - Привет трупоборцам! - гнома нарочито громко поприветствовала парочку, хотя из коридора выходить не стала. - Клыкастым и мордастым, а также ушастым и... психопатистым. Блин, не в рифму, зато по существу.
   Орк насупился, девица округлила глаза и явно собралась еще раз завизжать.
   - Спокойно, моя подруга шутит! - поспешила встрять Хэйт. - У нее такая манера знакомиться, а уши - вообще фетиш. Кстати, мелкая, слова "психопатистый" не существует.
   Воин недоверчиво глянул на адептку, выразительно покрутил в воздухе двуручником.
   - Ага, мы в курсе, что твой меч по весу и длине больше, чем эта нахальная мелочь, можешь не брать на испуг, - продолжила Хэйт, не давая гномке вставить и словечка. - Рассказать тебе, что будет дальше?
   - Что? - с вызовом пискнула из-за спины орка блондинка.
   - Сейчас твой приятель рассвирепеет - я вижу, как играют желваки на его... лице - и рванет ко мне, как к самой "тонкой" цели. Ты отступишь вглубь зала - потому что всегда прячешься за его спиной (справедливости ради отмечу, что за такой спиной грех не спрятаться). Гнома ринется к тебе, потому что, если она тебя оглушит, ты не сможешь подлечивать орка. Вот только за моей спиной метра два свободного от мобов коридора, а ты стоишь посреди зала. Моя говорливая подруга поведала мне о системе возрождения монстров в данном Некрополе: после полной зачистки зала через двухминутный интервал мобы начинают появляться на своих исходных позициях, начиная с первого убиенного. Отступая, ты практически падешь в объятия милого вампирчика, который появится позади тебя через... упс, уже.
   - А-а-а! - светлоухая обернулась, орк зарычал и двинулся к Хэйт. Двинулся неторопливо - вероятно, он тоже умел считать или же поглядывал на таймер.
   - Шутка, - улыбнулась квартеронка. - Еще секунд тридцать до старта возрождения.
   Рядом захихикала гнома.
   - Давайте знакомиться? Я Хэйт, любительница чужих ушей - Маська.
   - Гор, - криво ухмыльнулся орк. - Она - Валенсия. Хорошо говоришь, Хэйт.
   - Спасибо.
   Валенсия с опаской приблизилась к подругам - ее заинтересовал питомец, мельтешащий под ногами девушек.
   - А это кто? - она ткнула пальчиком в направлении "котенка".
   - Хэтти. Барс. Некондиция, - отозвалась Хэйт, опередив хозяйку живности. - Не вздумай критиковать, у тебя вообще вместо ника - название города.
   - Чего вам от нас нужно? - спросил орк, мягко отстраняя светлоухую. - Кроме как поглумиться?
   - Мы хотим убить Годфри, вчетвером шансов на успех больше, чем если нас будет двое.
   - Двоих он разметает и не поморщится, - Гор нахмурил брови. - Да и четверо ему не противники, он же мини-босс, причем маг. Глупая затея.
   - И вам не интересно попробовать? - подключилась к разговору Мася. - Да в моей кошечке смелости больше!
   Орк посмурнел.
   - Дохнуть ради эксперимента первых встречных? С чего бы вдруг это должно нас заинтересовать?
   - Нет, так нет, - пожала плечами Хэйт, одернула Маську за рукав. - Идем, мы теряем время.
   Они двинулись к следующему залу: их до спуска на третий уровень еще предстояло миновать около дюжины.
   - Стойте! - раздался звонкий девичий оклик. - Мы с вами!
   Подруги с изумлением переглянулись. Вот от блондинки такой решимости не ожидала ни одна из них...
   Обновленной группой второй уровень миновали довольно быстро: мертвяки зачастую не успевали отреагировать, как уже оказывались заново упокоенными. Перед лестницей долго обсуждали план действий: это был звездный час гномы, которая смогла описать все стадии боя с высшим личом едва ли не посекундно. Она знала, к каким видам урона Годфри иммунен, а к каким - наиболее уязвим. Рассказала о единственном "слепом пятне" - месте, в котором можно было укрыться от атак босса по области. И в качестве финального штриха сообщила, что выпало с Годфри ребятам, создавшим видео-гайд - тем самым простимулировав новых компаньонов.
  
   Стоило им зайти в округлый зал, в дальней части которого стоял трон Годфри с двумя саркофагами по бокам, как за спинами с лязгом рухнула решетка, отрезав пути к отступлению. Кроме саркофагов, трона и факелов на стенах зал был абсолютно пуст. Шлифованный камень стен был мрачен и уныл, а обитатель внушал отвращение: высоченный коронованный мертвяк, тело тронуто разложением, язвы, сочащиеся гноем, пустые глазницы и руки, лишенные плоти.
   - Приш-ш-шлые! - замогильным подвыванием встретил их лич. - Со-о-он тревож-жат... Уничтожу-у-у!
   Маська и Гор рванули к боссу, а "лечилки", как сгоряча обозвал орк Валенсию с Хэйт, разошлись по противоположным стеночкам.
   Ярче сверкнули настенные факелы, высветив ломанные тени всех шестерых участников битвы: четырех пришлых, питомца (гнома не стала отзывать Хэтти) и давно умершего Годфри. Лич взмахнул посохом, тускло-серое кольцо сжало Гора, приковав к месту. Валенсия не сплоховала: тут же дланью свела эффект окаменения, а гнома тем временем добралась до врага и принялась обрушивать на кости и полуистлевшие тряпки, заменяющие личу одежду, самые сильные удары из своего арсенала. Глазницы Годфри засветились потусторонней зеленью, двумя лучами прожигая щит маленькой воительницы. Та только крепче стиснула щит и секиру.
   А вот Хэйт напряглась: лечение Маськи по уговору лежало полностью на плечах квартеронки, светлая должна была подключиться только в экстренной ситуации.
   Гор зашел за спину боссу, присоединился к истязанию мертвяка. Валенсия осторожно опробовала святое слово, крикнула радостно:
   - Работает, по триста хп за каст!
   И, словно Годфри только этого крика и ждал, получила "подарок" от босса: безмолвие - невозможность применять умения, как физические, так и магические. Хэйт наложила длань, ориентируясь в основном на обиженный писк светлоухой, и вернулась к лечению гномы.
   Годфри возвел длани над головой.
   - Яд и за трон! - скомандовала гнома.
   Хэйт активировала пыльцу на лича, подхватила на руки Хэтти (гнома "привязала" питомца к подруге, чтобы не подставлять кроху лишний раз под удар), побежала за каменное седалище. Вокруг босса заклубилось серо-зеленое марево, быстро распространяющееся по комнате. Но группа уже стояла в "слепом пятне", и марево их не коснулось.
   Когда осели клубы, все вернулись на прежние позиции. И понеслось: случайный дебафф на случайную цель от лича (потому-то и не отозвала гномка питомца, с небольшим шансом босс мог накинуть некую гадость не на одного из них, а на живность), удары, лечение от Хэйт, забеги от марева за трон. Покуда боссу не сняли первую четверть здоровья, ничего нового в свой репертуар он не привносил.
   После - начал призывать духов. Святое слово, впрочем, отлично их изгоняло, но скорость убиения Годфри упала: Валенсия не могла расходовать всю ману на атаку, поэтому сосредоточилась только на духах.
   С половины запаса здоровья лич принялся накладывать порчельники уже на две цели разом, весьма затруднив труд Хэйт и Валенсии. Кроме того, больше он не атаковал одну Маську, Гору тоже доставалось, и Хэйт, скрежеща зубами, попеременно лечила уже двоих из отряда. Запасы маны, даже с ускоренной регенерацией оной, начали проседать - и это было главной опасностью всего мероприятия.
   До красной зоны Годфри довели, но обе "лечилки" вышли на эту стадию почти без мп (Валенсия изрядно потратилась на изгнание духов).
   - Глупцы-ы-ы! - сипло засмеялся босс. - Думаете, побе-е-еда за вами? Ка-а-ак бы не так!
   За спиной его с грохотом рухнули на пол крышки саркофагов. Два костяных стража, слуги и телохранители Годфри при жизни, ушедшие вслед за ним и в посмертие, выбрались из каменных гробов.
   Хэйт вспомнилось, как гнома инструктировала их до входа в зал: "Слуги элитные, но на них действует контроль, следовательно, один на Хэйт, лозу свою на него по откату, второй на Вальке... Чего это ты покраснела? Плохо, что нет лозы, придется Гору держать босса, а я буду сливать оглушения на второго. Гор, откуда такой мечтательный взгляд? Представляешь пару кавайных горничных с декольте по пояс? Фиг тебе, будет два скелета, кости и броня, да еще мечи, двуручные, кстати, урон от них редкий, но неприятный. Все, бойцы, оружие на изготовку, в бой!"
   При виде скелетообразной твари, выбирающейся из саркофага, Хэйт без колебаний откупорила один из пяти бутыльков, выданных гномкой. Шкала маны заполнилась на треть - увы, эликсир был только первого уровня, на большее прижимистая гнома не расщедрилась. Адептка вздохнула, выбрала ближайшего из стражей, испытала на нем лозу: эффект прошел удачно. Вздохнула еще раз, на сей раз с облегчением, и принялась за лечение гномы - той, под двойным напором, от босса и одного из стражей, приходилось нелегко, даже с учетом эликсиров исцеления.
   Орк, до сей поры придерживавший наиболее сильные умения, теперь разошелся на полную: массивный двуручник в его руках летал с утроенной скоростью, высекая из тела лича самые натуральные искры.
   Годфри в очередной раз воздел белесые кости рук.
   - Валька! - видя, что эльфийка замешкалась, заорала Массакрэ. - Живее!
   Светлая прервала каст, понеслась к трону, успела в буквально последний момент.
   - Гора подлечить хотела, - поспешила оправдаться она.
   - Угу, и лечь самой. Предупреждала же, после половины здоровья босса этот его удар по площади - смертельный!
   Валенсия потупила взор.
   - Проехали, не спим, - буркнул орк на бегу к личу. - Хэйт, твой страж отвязался!
   Квартеронка чертыхнулась, повторно застопорила стража, выпила еще один эликсир. Гнома пропустила два удара от своего стража и сверху - луч от Годфри. Здоровье ее замелькало на стыке желтой и красной зон. Хэйт накинула на подругу регенерацию, включила ауру стойкости: если бы хоть один из ударов стража оказался критическим, Маська имела бы все шансы отъехать в мир иной, он же - круг воскрешения.
   Долечить гному не позволил босс, выдав безмолвие ей и Масе, фактически, подписывая им обеим приговор...
   - Длань! - заорали напарницы одновременно.
   Валенсия, которой адресовался этот вопль, испуганно замерла.
   - Меня не хиль, - рыкнул Гор. - Включаю двухминутный вампирик.
   Валенсия продолжала стоять.
   Страж, назначенный в ведомство Хэйт, отошел от действия лозы, мигом преодолел разделявшие его и девушку метры и занес меч над ее головой; она увернулась, удар пришелся по касательной, и даже успела отскочить на пару шагов.
   Годфри поднял руки, готовясь призвать марево. Маська выхлебала эликсир, побежала было к трону...
   Окаменение стало сюрпризом и для нее, и для Хэйт: раньше перед маревом босс не дебаффал...
   - Длань, Валька!
   Валенсия отмерла: активировала по длани на девушек, сняв по последнему порчельнику. Под безмолвием, но без окаменения, они хотя бы успели забежать за трон, преследуемые по пятам костяными стражами.
   - Еще раз! И что это вообще было? - здраво возмутилась Хэйт.
   Валенсия не прореагировала, она прижалась к Гору, неотрывно глядя ему в глаза.
   - Добьем, безмолвие спадет сейчас само, а она без маны, - орк решительно направился к боссу.
   - Я ей выдала банок! - гнома закрылась щитом от стража, поморщилась. - И в группе не "шепчутся"!
   Шепот - речь, слышимая только тому персонажу, которому адресовалась, что-то сродни игрового аналога телепатии. Чтобы активировать, нужно смотреть непосредственно на адресата и беззвучно (только шевеля губами) произнести фразу. Конечно, вас могут "считать", но для полностью конфиденциального обмена сообщениями в игре существуют феечки.
   Безмолвие действительно спало, и финальная часть сражения прошла без эксцессов, эликсиров маны хватило впритык. Лич прохрипел предсмертное проклятие, опустив на комнату печать тишины, и облаком зеленоватой пыли осыпался на каменные плиты. В кучку пыли запустила руки гномка, как лидер группы, и замерла: так никто, кроме нее, не мог прикоснуться к добыче.
  
   Печать тишины висела ровно минуту, и завершение ее вышло громким:
   - Кинуть нас решила?! - гневно возопила Валенсия.
   - Спокойно, блонди, я ждала, пока печать спадет, - ответила Мася с невозмутимой физиономией. - Тут три предмета, нас четверо, обсудить раздел без возможности говорить было трудновато.
   Гор положил ладонь на плечо подруги. Та зашипела на манер разупокоенного Годфри, но быстро утихла.
   - Ни короны, ни посоха не упало, - продолжила гнома. - Есть ожерелье, серьга и наручи, характеристики скрыты, все три - легендарные. Сорок пять золотых, их сейчас подниму.
   Оповещение о прибыли в одиннадцать золотых и двадцать пять серебряных звякнуло у каждого.
   - Наручи - из ткани, то есть подойдут или Хэйт, или Вальке, предлагаю для распределения "кубики".
   Привычная по многим старым играм система жеребьевки подразумевала появление таблички перед участниками группы с предложением участия в розыгрыше. После согласия каждым выбрасывались шестигранные кубики в количестве пяти штук - тот, кто набрал наибольшую сумму, выигрывал и забирал предмет. При равных результатах кубики кидались заново, и так - до определения победителя.
   Несогласных с решением Маськи не нашлось, гнома запустила жеребьевку. Хэйт набрала двенадцать из тридцати возможных, Валенсия - двадцать три.
   - Светлые ухи одерживают победу над темными, - хихикнула гномка. - Что решим по бижутерии?
   - Кубики, кидаем все, - высказал Гор.
   - Ты полагаешь, это честно? - вскинула бровь Маська. - Если все уйдет к вам, это будет не совсем справедливо.
   - Игровой момент, - пожал плечами орк, а светлоухая и вовсе надменно задрала носик. - А у тебя есть другие идеи?
   - Жеребьевку на серьгу пустить на четверых, если получит кто-то из вашей пары, то ожерелье мы оставляем себе. Если сережка уходит к нам, то кубики на ожерелье снова кидают четверо.
   - Босса Гор добил! - заявила Валенсия. - Я всех духов убивала! Вы вообще почти не наносили урона.
   - Девочка, иди-ка, почитай мануалы по распределению ролей в группе, - встряла Хэйт. - А потом считай, чья заслуга больше, а чья меньше.
   Эльфийка злобно покосилась на нее, но смолчала.
   Гнома, так и не дождавшись вразумительного ответа на свое предложение, молча запустила круг жеребьевки. И сама же забрала сережку, выиграв в розыгрыше. Ожерелье на следующем круге досталось Хэйт.
   Валенсия покинула группу. Орк вышел следом за ней.
   - Убей их! - эльфийка указала на девушек.
   - Ты ему еще: "Фас!" - скомандуй, - предложила Хэйт, откровенно издеваясь. - Как Маська своей кошке.
   - Мы уходим, - сказал орк, обращаясь и к подруге, и к гноме с квартеронкой.
   - Удачи вам, - усмехнулась Хэйт. Дождалась, пока не удалятся свитком телепорта недавние компаньоны (решетка после упокоения Годфри поднялась, но эта колоритная парочка предпочла быструю транспортировку), обернулась к гноме. - Вот же истеричка. Знать бы, что они друг дружке за троном шептали...
   - Ну, она предложила выйти из группы, дождаться, пока босс с миньонами нас сложат и добить Годфри самим. Он ответил, что лидерство у гномы, то есть, у меня, а значит, их автоматом выкинет за дверь. Ой, только не спрашивай, с каких пор я умею читать по губам! Суть вещей, расовая пассивка, многократно усиленная классом. Я маленькая, но любознательная и - подчеркиваю! - полезная гномка.
   - Ты лучшая гномка на свете! - расчувствовалась Хэйт, приобняла приятельницу. - Поохраняешь меня с полчасика?
   - Куда мы с Хэтти денемся? - хмыкнула Маська. - Сохраним твою тушку в здравии. А ты за это распознаешь, что за цацки нам достались.
   Она передала подруге сережку.
   - А почему ты с этой "сутью вещей" сама не распознаешь? - спросила квартеронка. - У меня разрыв шаблона.
   - Не распространяется она на амуницию. Это в ведомстве мистиков, увы, - гнома печально вздохнула.
   После шести или семи попыток (легендарные предметы с ее низким уровнем идентифицировать было не так-то просто) Хэйт лицезрела два описания.
  
   Серьга ярости Годфри.
   Тип: украшение, серьга, входит в комплект.
   Класс: легендарное.
   Защита: 25. Прочность: 200/200.
   Защита от магии: 45.
   Сила: +11
   Живучесть: +8.
   Устойчивость к магии огня: +7%.
   Необходимый уровень: 15.
   Бонус за комплект: скрыто.
  
  
   Ожерелье мудрости Годфри.
   Тип: украшение, ожерелье, входит в комплект.
   Класс: легендарное.
   Защита: 30. Прочность: 250/250.
   Защита от магии: 55.
   Интеллект: +9.
   Мудрость: +14.
   Устойчивость к магии воды: +10%.
   Необходимый уровень: 15.
   Бонус за комплект: скрыто.
  
   - Кубики все четко определили, - сказала Хэйт, возвращая сережку Маське. - Теперь мои полчаса, как договаривались!
  
   Внимание! Вы активировали навык Картограф. Если в процессе зарисовки ваш персонаж получит урон - навык автоматически дезактивируется.
   Время на составление плана подземелья зависит от показателя интеллекта персонажа.
  
   Последнее стало для Хэйт новостью, на форуме не говорилось, что магические классы имеют преимущество в применении этого навыка. Впрочем - ей же лучше!
   Рука с грифелем скользила по досочке самостоятельно, Хэйт никак не могла повлиять на этот процесс. Гнома позевывала, откровенно скучая, Хэтти пушистым клубком свернулась у ног хозяйки, а сама Хэйт размышляла над тем, велико ли сходство между "видением руки" в живописи реального мира и автоматическим действом в виртуальности...
   - Ура! - Мася хлопнула в ладоши, узрев, что подруга распрямилась и не елозит больше грифелем по доске. - Я чуть было не заснула. Картограф, занудство редкостное, надо же! И не лень тебе?
   - Тебе же не лень шарить и тырить? - вернула подначку Хэйт, пожимая плечами. - И это занудство может принести прибыль.
   - Аргумент, - согласилась гнома.
   На этой ноте всеобщего согласия и любви к прибыли девушки направились к местам, отмеченным на "карте" заштрихованными рамочками. Эта часть процесса вышла на порядок увлекательнее: напарницы в полной мере ощутили себя кладоискательницами, проворачивая факелы в креплениях, нажимая на чуть выступающие камни в кладке, а порой и простукивая стены. Немного докучали мобы, ведь во время поисков девушкам пришлось обойти почти весь Некрополь, но уже в обратном направлении. С монстрами не церемонились, после сражения с Годфри они уже не казались хоть чуточку опасными. Итогом поисков стало четыре клада, один из них, увы, оказался выпотрошенным, а на трех остальных Хэйт стала богаче на шестнадцать с половиной золотых и пару драгоценных камней: рубин и изумруд. По договоренности, все извлеченное без какой-либо дележки отходило ей, в свою очередь Маська оставляла себе все "нашаренное" в мобах. Правда, гнома, по ее собственной инициативе, закупала эликсиры, и в случае надобности делилась ими с Хэйт.
   - Мась, после сегодняшнего я решила плотно заняться алхимией. И травничеством, само собой. Не хочу в следующий раз переживать, хватит ли мне твоих банок, или мы все умрем...
   В город они пошли вместе, со всей добычей идти вдвоем было спокойнее. И веселее.
   - Это ты меня так жадиной назвала? - насупилась гнома.
   - Брось, нет, я же знаю, что "гномы не жадные, гномы рачительные". Речь не о том. Я ведь изначально хотела до мастера прокачивать алхимию и кулинарию - как источник постоянно необходимых расходников. Не было денег, и я долго надеялась найти непися-травника, чтобы помочь ему чем-нибудь и не тратиться на изучение профессии.
   Гнома покивала, пожелала удачи в сборе, дала пару советов по поиску трав (советов форумных, оттого не новых для Хэйт). Предложила камни, добытые в Некрополе, продать, они без ювелирного дела мастерского уровня были просто красивыми камушками. А еще сообщила, что ее пару дней не будет.
   - Семейные дела.
   Маська театрально развела руками и... испарилась.
   Хэйт осталась в гордом одиночестве за городскими воротами (не считая НПЦ, справно стоящих в дозоре у эти самых ворот).
   - Выпендрежница, - "приласкала" она вышедшую из игры подругу.
   Увы, как ни хотелось ей последовать примеру гномы, сначала она заставила себя дотопать до аукционного дома, выставить на торги камушки. И только потом, изнывая от усталости (вымотали ее приключения в Некрополе, хоть саму в гроб складывай), пролепетала:
   - Выход...
  
   Реальность снова встретила дождем. Впрочем, в Питере сие было привычнейшим явлением, что зимою, что летом, серые тучи над крышами домов и слякоть под ногами никого не удивляли, разве что туристов.
   Вероника завтракала под аккомпанемент крупных капель, стучащих по подоконнику распахнутого настежь окна. Косилась время от времени в сторону комнаты с модулем, но "тяги" пока не ощущала. Видимо, утомило ее прохождение Некрополя, и мелочность "светлой" эльфийки напополам с подлостью подпортили впечатление от игры.
   - Потому-то я и зарекалась: никаких кланов, альянсов, групп - адептом в соло можно пройти большую часть квестов! - в сердцах стукнула она по столу кулаком. - Хотя с Маськой мне повезло...
   Она извлекла урок из вчерашнего: предательство и низость свойственны отнюдь не одному реалу...
   Вероника допила кофе, решительно поднялась из-за стола, сгрузила посуду в раковину. Затем подошла к рабочему месту в комнате, достала самый большой из запасенных на случай внезапного вдохновения холст. Из баула извлекла кисти и краски, отволокла все это в дальнюю комнату. Ту, что раньше была родительской спальней... С того дня, как отец вынес решение, что одаренной дочери нужно больше пространства и света, и устроил "Великое переселение народов*"...
   После аварии, двух судебных процессов, ряда сеансов у именитого психолога и периодических осмотров у психиатра Вероника переделала комнату в кабинет (не обошлось без настойчивой рекомендации психолога). Не сама: наняла бригаду рабочих (с их поиском помог Леша), выдала несколько эскизов и половину наличности из отцовского сейфа. На оставшиеся деньги они с Галкой устроили поход по мебельным магазинам.
  
   -------------------------------------------------
   *Вероника иронизирует, упоминая Великое переселение народов - условное название совокупности этнических перемещений в Европе в IV-VII веках, главным образом с периферии Римской империи на ее территорию.
   -------------------------------------------------
  
   Из прежней обстановки уцелели только старинные настенные часы и четырехъярусная библиотека из массива дуба, и то и другое - производства девятнадцатого века, передавалось из поколения в поколение, продать их Вероника и помыслить не могла. Еще сейф никуда не делся, не из сентиментальных - экономических соображений.
   Новую мебель она купила тоже из дуба, темную, чтобы не контрастировала с библиотекой. Паркет перестелили, потолок заменили на навесной. Пол, потолок и стены выполнили в простых линиях и жемчужно-серых тонах. Много колдовали с осветительными приборами. Закрепили единственную картину - пейзаж, масло, кисти самой Вероники, изображающий грозу над Невой. Повесили темно-шоколадного цвета шторы. Итоговый дизайн вышел строгим, даже резким, уюта в нем не было ни на йоту - зато он разительно отличался от той комнаты, где жили ее родные...
   В кабинете Вероника старалась бывать нечасто, несмотря на советы психолога, однако для сегодняшнего замысла он подходил идеально.
   Она задернула шторы, оставив только узкую полосу света. Выставила наиболее приглушенный режим в потолочных осветителях, а настенные, напротив, включила предельно ярко. Развернула стул, взгромоздила на него холст, сама примостилась на низенькой скамеечке. Смежила на пару секунд веки, подключила воображение...
   Снаружи уже смеркалось, когда Вероника оторвалась от холста, претерпевшего серьезные изменения. Темный, мрачно-серый зал с настенными факелами и высоким троном был запечатлен на нем. Клубы зеленовато-серого марева расходились кругами от жутковатой фигуры лича. Потусторонней зеленью светились его пустые глазницы, угрожающе белели сведенные кисти рук, из-под слетевших на пол крышек синхронно выбирались костяные стражи, а из-за трона виднелись: край двуручного меча и длинное светлое ушко с одной стороны и черняво-малиновый хвостик, часть деревянного посоха, любопытная пушистая мордашка с другой.
   В отличие от акварелей на тему подземного сада, главный зал Некрополя Годфри она писала без видео или скринов, опираясь исключительно на фантазию и память. Теперь, выплеснув на холст свои эмоции, Вероника чувствовала себя довольной. И готовой к новым свершениям.
  
   НПЦ-травник, согласно базе данных, жил вне черты города, в живописном домике, увитом плющом до самой печной трубы, с аккуратным многоступенчатым палисадником, эдакой горочке в несколько уровней, каждый обложен был белыми камушками. Растения на уровнях были разными, от низко стелющейся травы до длинных стеблей чего-то, напоминающего бамбук. В середке цвел крупными сине-фиолетовыми бутонами колокольчик - так его окрестила Хэйт. Седой бровастый старичок встретил девушку не особо радушно, пригрозил, если затопчет что, отходить тяпкой по филейной части. При этом непись так забавно шевелил бровями, что девушке трудно было сдерживаться от смеха. Взятка в пять золотых, она же - плата за обучение, немного смягчила старика.
  
   Поздравляем! Профессия Травник получена!
   Текущий уровень мастерства: 1.0 (ранг: новичок).
  
   К оповещению стандартно прилагался и набор травника, состоящий из ножниц, лопатки и серповидного ножичка.
   Увы, добывающие профессии в Восхождении статы не повышали, но это было вполне справедливо.
   От непися Хэйт направилась к речке - вдоль нее полезные травки росли обильнее всего. Собирать "гербарий" оказалось делом довольно занудным, несмотря на погожий денек и пасторальный пейзаж вокруг. Но она не была бы собой, если б не умела преодолевать трудности. Разнообразия вносили скрюченные фигуры рыбаков, изредка встречающихся возле запруд. Рыбаки, как на подбор, были исключительно мужского пола, образуя что-то вроде "мужского клуба" в игре. Хэйт развеселилась, принялась напевать, вышагивая по самой кромке бегущей воды.
   - С причала рыбачил апостол Андрей,
   А Спаситель ходил по воде.
   И Андрей доставал из воды пескарей,
   А Спаситель - погибших людей*...
   Рыбаки не оставались в накладе, прикрикивали на девушку.
   - Не распугивай рыбу!
   - Петь научись сначала!
   - Воют тут всякие, мешают отдыху...
  
   ------------------------------------------------
   *Группа Наутилус Помпилиус - Прогулки по воде. Альбом 'Чужая земля'
   ------------------------------------------------
  
   Хэйт дразнила их, не забывая срезать встречные травки и цветики. Так занятие становилось менее скучным.
   Скука кончилась, когда в одной из запруд она увидела цветок водяной лилии - растение, помеченное игровой подсказкой, как редкое. Не раздумывая, Хэйт зашла глубже в воду: такие растения представляют особую ценность и появляются нечасто.
   - Ай! - взвизгнула девушка, когда что-то больно и неожиданно схватило ее за ногу. Глянула вниз: в лодыжку вцепилась бурая клешня речного краба. Надо сказать, большого такого краба.
   - Зар-р-раза! - она попробовала ударить краба магией, но в воде эффект не проходил! Хороший тычок посохом сбил с ноги клешню, но и Хэйт пришлось отступить к берегу.
   Краб засеменил за ней по дну. Стоило ему высунуться на берег, как Хэйт встретила его угольками и тленом - заместо хлеба с солью. Этого хватило мобу, чтобы почить в бозе, оставив после себя "мясо речного краба".
   - Мясо - это хорошо, это для кулинарии, - рассудила Хэйт и двинулась обратно в реку. И остановилась, обомлев: река шла на нее, выпячиваясь бурыми панцирями. Навскидку, перло в ее сторону не меньше сотни особей.
   - Твою ж дивизию, - выдала она неизвестно кому, выскакивая из воды на прибрежную полосу. - Откуда вас столько?!
   И началась бойня! Бросить такое количество опыта и нужного для профессии материала ей не позволила жадность, тем более, после Некрополя до двенадцатого уровня оставалось всего ничего (с одного только Годфри полторы тысячи опыта насыпало). Крабы гибли быстро, а урона наносили по чуть-чуть, зато одновременно. Хэйт прыгала по песку, стараясь уменьшить урон, растянуть ораву монстров, но безуспешно - скорость речных крабов оказалась выше ее собственной. Она трижды оказывалась на грани гибели, и трижды чудом успевала излечиться. Наконец кошмар кончился: узкую полоску пляжа усеивали панцири убитых крабов, а Хэйт с трудом переводила дыхание. Маны не осталось даже на малую регенерацию, а шкала здоровья тревожно дрожала на краешке красной зоны... Опыта до уровня не хватило ровно пяти очков.
   Вода в реке вспенилась.
  
  
   Задание! Обитатель речного дна.
   Изничтожив семейство речных крабов, вы разбудили их прародительницу - Хитиновую Смерть. Если вы не сумеете с ней совладать, реке Вельда грозит опасность!
   Награда: неизвестно.
   Требования: полное истребление семейства речных крабов.
   Уровень сложности: скрытое задание.
   Штраф за провал: -500 очков репутации с Велегардом, основным источником воды для которого является Вельда.
   Внимание! Если вы покинете поле боя, задание будет считаться проваленным!
  
   Хэйт, с трудом сдерживая ругательства, заозиралась по сторонам: ей нужна была пара-тройка мобов, любых, хоть белочек, хоть хомячков, хоть землероек, но срочно! Потому что либо она получит уровень, либо Хитиновая Смерть станет для нее не просто названием монстра. Как на зло, не было никого.
   Пятясь, она развернула окно инвентаря - но ни единой скляночки с эликсиром в нем не нашлось. Из полезного - только травки да шашлык...
   - Трава! - ее озарило.
   Наплевав на то, как это будет выглядеть со стороны, Хэйт принялась запихивать стебельки в рот. Травки, употребляемые на зелья исцеления, при поедании восстанавливали по единичке здоровья, но какой же гадкий у них был вкус!
   - Тьфу, мерзость! - девушка, отплевываясь, смотрела на тушу монстра, уже наполовину поднявшегося над уровнем воды. Она, точно корова, сжевала целый пучок травы, а шкала едва выползла из красной зоны!
   - Мобов травоядных я видал, а вот игроков пока ни разу, - доверительно поведал девушке прямо на ушко приятный мужской голос.
   Хэйт вздрогнула, будь это возможно - игровой аватар залился бы краской стыда. Или провалился сквозь землю...
   - Поздравляю, ты у меня первая, - продолжил насмехаться невидимка (Хэйт огляделась, на пляже не было никого, кроме нее и почти выбравшегося из реки краба). - И поздно уже стесняться!
   Хитиновая Смерть выставила над водой гигантские клешни.
   - О, а это что такое? Оживший символ всех игроманов? - восхищенно проговорил невидимка.
   - Слона-то ты и не заметил, - усмехнулась Хэйт. Терять ей было уже нечего, квест явно провален - она не забьет без маны и здоровья элитного краба-переростка, в Велегарде ей лучше с отрицательной репутацией не показываться, неписи с ней даже разговаривать не станут, а стража при малейшем подозрении начнет атаковать, мнение незримого собеседника о ней после поедания гербария хуже стать уже не может...
   Мимо нее скользнула тень, постепенно проявляя истинные очертания. Мужской перс, человек, судя по виду, темные волосы, косая челка, большие карие глаза, поджарая фигура в кожаных доспехах, к ремню приторочены ножны - на обоих боках, вероятно, под пару кинжалов.
   - Если не намерен помогать, не маячь, сиди в своей скрытности, - Хэйт решительно отстранила парня с пути к элитке.
   Краб тем временем целиком выполз на берег и принялся угрожающе клацать клешнями.
   - Сейчас нашинкуем, прими группу, - самоуверенно заявил парень.
   - Угу, или она нас, что вероятнее, - ответила Хэйт, но приглашение приняла. Разделила задание - если этот... убийца или кто он там, облажается, то проблемы будут не у нее одной.
   - Опа, скрытый квест! - парень, похоже, обрадовался. - А ты траву жрала, потому что пустая?
   - Догадливый, ога.
   Он хмыкнул, бросил девушке один за другим два бутылька - на ману и хп. Хэйт молча выпила "подачку". Швырнула в сторону парня две золотые монеты.
   - Дурная, - покачал головой парень, монеты ловить не стал, они упали в песок. - Отвлеки ненадолго эту Хитиновую страхолюдлу.
   Хэйт вместо ответа включила две ауры, на атаку и защиту, начала закастовывать тлен. Парень подмигнул ей, взъерошил челку, растворился в тенях. Даже будучи в одной с ним группе, она видела только расплывчатый силуэт.
   Хитиновая Смерть на магию отреагировала выпадом клешни.
   - С-с-сволочь, у нее клешни на шарнирах, - простонала Хэйт, пятясь и залечивая рану. Краб, снявший ей разом треть хп, бодро семенил за ней на коротеньких ножках. - Ну где ты там, убивец?
   Плюнув на последствия, квартеронка активировала пыльцу и угольки. Клешня вонзилась ей в левый бок - уклониться Хэйт не успела бы, даже сильно постаравшись. Испытала лозу - прочла оповещение о невосприимчивости твари к останавливающим, оглушающим и парализующим чарам и умениям; получила урон еще на четверть здоровья.
   Монстр прекратил наступление, поднял обе клешни, начал переваливаться с боку на бок.
  
   Внимание! Вы подверглись воздействию негативного эффекта: Конвульсии земли.
   Скорость движения снижена на 50%!
   Срок действия: 5 минут.
  
   Хэйт обреченно вздохнула.
   За спиной монстра мелькнула тень, два клинка взметнулись, блеснули на солнце, вонзились в мягкое подбрюшье, полупрозрачный силуэт проскользил под громадным телом Хитиновой Смерти, высекая багряные искры, мигнул перед выпученными глазами твари, отпрыгнул - уже полностью видимый. Хэйт, растерявшаяся на пару мгновений, принялась активировать подряд все умения, от тлена до угольков. Краб зашатался, беспорядочно вонзая клешни в песок, целясь, очевидно, в кинжальщика. Парень же метался перед самой мордой твари, исхитряясь ускользать от всех атак, каждая из которых вполне могла его располовинить.
   Пока напарник отвлекал моба, Хэйт могла беспрепятственно атаковать - что она и делала со всем усердием. Здоровье краба медленно, но неуклонно ползло к красной зоне...
   Громыхнуло: тяжеленная туша краба всем весом бухнулась оземь! Хэйт оглушило, а парня еще и здорово приложило о песок.
   - Шесть секунд до скрытности, продержи меня! - крикнул он девушке. Хэйт, едва отойдя от оглушения, мотнула головой, и принялась накладывать заклинания: лечение, регенерация, лечение... Парень выскользнул из-под клешни, готовой разрубить его на две неравные части, пропал из видимости твари.
   Краб потянулся обеими клешнями к Хэйт...
   Кровавой пеленой подернулся мир перед взором девушки, системные сообщения высветили информацию о двух подряд пропущенных критических ударах...
  
   Поздравляем! Ваш уровень повышен!
  
  
   Стойкость увеличилась на 1. Новая характеристика Стойкость добавлена!
  
  
   Вы сокрушили Хитиновую Смерть! Чтобы завершить задание: Обитатель речного дна, предъявите фрагмент панциря Хитиновой Смерти любому представителю власти вольного города Велегарда!
  
   Хэйт обессиленно опустилась прямо на песок.
   - Обычно я не целуюсь с травоядными, но сегодня готов принять награду за спасение именно такой валютой, - напарник вышел из режима скрытности, присел на корточки рядом с девушкой. Наивный...
   Удар!
   Кулак Хэйт впечатался ему в нос.
   - За грязные намеки! А за уродину с клешнями - спасибо.
   Одно неуловимое движение - и к горлу Хэйт прижалось лезвие.
   - Поосторожнее, девочка, - парень угрожающе сощурился. - Не будь я уверен, что управляет твоим персом не парень, быть бы тебе трупом уже трижды.
   - Кхе-кхе, - Хэйт прокашлялась. - Уверен, значит?
   - Движения не скованные, плавные, вполне естественные. Подозреваю, ты не пыталась задать пол, не соответствующий реальному, иначе знала бы о предупреждениях о неудобствах такого выбора от системы. Они не преувеличивают - я знаком с умниками, создававшими женского персонажа... из разных соображений. Им было крайне неловко в телах, которые противоречили их природе.
   - А как же гномы, например? С точки зрения физиологии, комфортно играть за них разве что карликам. И ты бы ножик убрал, нервирует.
   Парень хмыкнул, отвел руку с оружием.
   - Смена центра тяжести воспринимается мозгом намного легче, чем смена пола. Я не медик, чтобы пояснить подробнее. Если я тебя не убедил, можешь удалить этого чара, создать мужика и протестировать.
   - Благодарю покорно, предпочту оставить все, как есть, - фыркнула Хэйт. - И не мог бы еще немного отодвинуться?
   Близость парня (который, к слову, даже не удосужился представиться) ее смущала.
   - А на ручках не отнести до большого убитого крабика, чтобы ты квестовую фиговину из него вытащила? - насмешливо вопросил юноша.
   - Точно! Квест! И крабы... О, мясо мое пропадает! Еще цветок этот чертов!..
   Хэйт, не церемонясь, отодвинула слегка обалдевшего от ее бессвязного бормотания "невидимку", ринулась подбирать трофеи. Ее выгода тухла, в прямом смысле слова, пока она отвлекалась на болтовню этого самовлюбленного нахала!
   Она заметалась по пляжу, а за спиной ее хохотал, валясь по песку, малознакомый парень.
   - И эта жадина швырнула мне за копеечные банки целых два золотых! Не забудь подобрать, кстати, я не беру с девушек деньги.
   - Я уже поняла, ЧТО ты с них предпочитаешь брать! - рявкнула в ответ квартеронка. - Помалкивал бы!
   - Не нахожу в этом ничего дурного, - парировал он, не прекращая смеяться. - Ты закончила с уборкой, дорогая? Нам бы еще сдать задание...
   - Нет! И "дорогой" будешь звать свою канарейку, может быть, она не станет тебе перечить!
   Закончив с пляжем, девушка пошла в реку - за водяной лилией.
   - Эй, не надо топиться! Если я тебе не мил, так бы и сказала, зачем же сразу устраивать суицид?
   - Ты идиот!
   Хэйт, злая, мокрая, с цветком в одной руке и посохом в другой, выбралась на берег.
   - Ого, цветов мне девушки еще не дарили, обычно наоборот, - округлил глаза парень, мечтательно заулыбался. - Это вместо поцелуя?
   - Я сейчас тебе снова в нос заеду! - Хэйт потрясла головой, словно пытаясь отогнать прилипчивую галлюцинацию. - Сгинь уже с глаз моих долой!
   - После всего, что у нас с тобой было? Ни за что!
  
   Ray предлагает вам дружбу. Согласиться?
  
   - Я скорее убью тебя, чем добавлю в друзья!
   ...Впрочем, она его не убила. А ближе к Велегарду даже подтвердила запрос на дружбу, десятый по счету. Чтобы Рэй отвязался и перестал позорить ее перед встречными игроками и неписями, наконец!
  
   - Э?! - синхронный возглас колоритной парочки оглушил главу торговой гильдии Велегарда. Именно ему, как первому встреченному представителю городского совета, всучили фрагменты панциря краба-переростка Рэй и Хэйт.
   Следующим восклицанием их (тоже синхронным, что примечательно) стало:
   - Мне пора! - выкрикнутое уже практически на бегу.
   Почтенный торговец улыбался. Ему была известна причина столь странного поведения молодых людей...
  
   Получен эффект: Признательность города.
   В течение часа цены на все приобретаемые предметы, изучаемые навыки и профессии у НПЦ Велегарда снижены на 50%!
   Не распространяется на аукционные дома и предметы, продаваемые игроками.
  
   Куда рванул кинжальщик, Хэйт не смотрела, она понеслась, распихивая неписей и игроков, к аукционному дому: там ее ожидала прибыль от продажи драгоценных камней. Двадцать два золотых за вычетом процента компании!
   Целью номер два стал НПЦ-алхимик.
  
   Поздравляем! Профессия Алхимик получена!
   Текущий уровень мастерства: 1.0 (ранг: новичок).
   Интеллект увеличился на 5.
   Мудрость увеличилась на 5.
  
   Дальше ее путь лежал в сторону плавильни, где она изучила добычу руды.
   Чуть позже оружейное и швейное дело пополнили список полученных профессий (и накинули на показатели силы, живучести, ловкости и мудрости по пять единичек, мелочь, а приятно). Обошлось все это счастье ей всего в двадцать пять золотых (популярные профессии, к коим относилась и алхимия, требовали больше вложений в обучение, она-то и "съела" половину потраченных денег). Дама-НПЦ, обучающая ювелирному делу, без выполнения профильного задания отказалась чему-либо учить Хэйт, а времени на ловлю экзотических бабочек то ли для вдохновения неписи, то ли для практического применения, у девушки не было.
   Остаток наличных средств осел в Гильдии Магов, где расчетливая квартеронка приобрела три фолианта, содержащие умения: камнепад, трясина, обращение в камень. Первое наносило урон по площади, второе замедляло движение врагов в обозначенной зоне, третье... обращало в камень. Обращение в камень, одно из наиболее действенных "точечных" заклинаний контроля из арсенала адепта, можно было изучить только на двадцатом уровне, и стоило оно дороже двух других вместе взятых, так что его Хэйт купила "впрок".
   Наверное, для нее было бы правильнее потратиться на покупку экипировки, но, не зная рынка, Хэйт побоялась просто-напросто прослоняться по торговым лавкам, прицениваясь, большую часть срока действия скидки, а затем еще и разочароваться в выборе. Лучше уж было сделать вклад в развитие, ведь все полученные навыки и заклинания она приобрела бы в любом случае, но с большими затратами.
   После своеобразного "шопинга" Хэйт вернулась в алхимическую лабораторию, где не без интереса провела еще пару часов, размельчая и смешивая травки, настаивая их, разливая в скляночки готовые эликсиры...
   - День прошел не зря, - с чувством выполненного долга произнесла она, закупорив последний бутылек.
   Возможно, ей это показалось, но смешок, раздавшийся из темного угла лаборатории, принадлежал небезызвестному кареглазому нахалу...
   - Глюки, - отмахнулась Хэйт. - Выход!
  
   Днем позже в Велегард вернулся Сорхо.
   - Малышка, я готов прослушать отчет о твоих успехах.
   Толстяк вовсю крутился на кухне, а запахи, наполнившие Обжорку, были просто бесподобны.
   Хэйт вкратце поведала доброму повару о своих приключениях и о прогрессе в кулинарии. Сорхо одобрил.
   - А на крабовое мясо у меня есть превосходный рецепт, полагаю, результат придется тебе по вкусу. Дарю!
   Презентованный рецепт на крем-суп из мяса речного краба был для ранга подмастерье, поэтому свойства готового блюда оказались скрыты, но Хэйт знала по опыту: Сорхо слов на ветер не бросает, раз пообещал, что ей понравится - иного просто не дано.
   - Ты надолго вернулся? Здорово снова видеть в Обжорке посетителей... И тебя, само собой.
   - До новой экспедиции, сроки не от меня зависят, - Сорхо с некоторым сожалением пожал плечами. - Когда наш алхимик, он же лекарь, даст отмашку о готовности, тогда и выдвинемся. В горах с поставщиками реагентов туго, он договаривается о караванах до одной деревушки, ну и травами с аукциона затаривается.
   - Что это за горы такие, что там своих неписей нет? - удивилась Хэйт. Она представила траты незнакомого лекаря и ужаснулась.
   - Гиблые Отроги. Малонаселенная и не самая предсказуемая локация, зато можно наткнуться на данжи, никем до нас не посещенные. Поверь, малышка, все расходы окупаются с лихвой.
   Название прозвучало до боли знакомым... Девушка вызвала список принятых заданий, после чего радостно хлопнула в ладоши. Шанс выполнить "Пропавшую племянницу" стоял прямо перед нею!
   - Сорхо, ты же не откажешься выгулять двух милых барышень до той деревушки в районе Отрогов? Мы будем себя очень хорошо вести!
   Ответ доброго, всепонимающего Сорхо ее огорошил.
   - Нет.
   Девушка состроила самую печальную мордашку, какую только смогла выжать на основе игровой мимики, но Сорхо даже бровью не повел.
   - Кроха, ты какой уровень? Двенадцать, сама призналась. Монстры по пути к деревне от шестидесятого и выше. Ближайший телепорт в дне пути - если на ездовых животных. Пешим ходом дольше раза в три. И ты просишь, чтобы моя группа три игровых дня охраняла пару низкоуровневых девчонок, на которых будет кидаться вся округа? Прости, но - нет. Хотя бы тридцатой была, можно было бы что-то обсуждать.
   - Ладно, - пожала плечами Хэйт: досадно было, что задумка сорвалась, но повар ей все верно сказал.
   - Делу время - потехе час, - покинув трактир, пробурчала сама себе Хэйт и двинулась к воротам, на сбор травок, чтобы после эти травки медитативно размельчать в порошочки и смешивать с реагентами... Занятие скучное? Возможно. Полезное? Вне всяких сомнений!
  
   Жар, ломота в суставах, головная боль - вот, что встретило Веронику по пробуждению.
   - Архг-х! - прохрипела она осипшим голосом и схватилась за горло, в которое словно высыпали горсть раскаленного песка.
   Заболеть в самом начале лета - это была адски противная новость. А ведь она всего-то - посидела рядом с распахнутым окном! Еще в речке искупалась, одна неувязка: в речке игровой, а простуда-то проявилась в мире реальном...
   Вероника заставила себя встать, добрести до кухни, порыться в ящике, используемом в качестве аптечки. Вести были гаже некуда: лекарства, хранимые там с незапамятных времен, она давно повыбрасывала, потому как срок годности их истек, а закупиться новыми как-то не было надобности. Так что в ящике, кроме упаковки пластыря, бинтов, йода и блистера болеутоляющего ничего и не было... Еще электронный термометр и сумка с тонометром лежали в уголке. Девушка вытащила термометр, вздохнула, задвинула ящик.
   Потом включила чайник, кулем осела на сиденье. Схватилась за голову: не болела за три года ни разу, даже насморка не подхватывала, а тут - на ровном месте, да так несвоевременно! Сил хватило только на приготовление чая и измерение температуры - прибор участливо высветил 38.9. Затем крупные черные кляксы перед глазами недвусмысленно намекнули на необходимость завалиться в постель.
   Уже лежа под одеялом, держа в одной руке кружку с чаем, а в другой - телефон, Вероника судорожно пыталась придумать план действий. Вызывать врача на дом не хотелось совершенно: мало того, что она недолюбливала сии процедуры, так еще и толку от вызова было чуть, врач, скорее всего, диагностирует ОРЗ и выпишет антигриппин и что-нибудь для горла. При этом, его мало будет волновать, как она попрется в аптеку в таком состоянии... Плюс запись на прием, сдача анализов, посещение поликлиники - упаси Ашшэа от такой перспективы!
   В иное время она позвонила бы Галке, а та напрягла бы супруга, чтобы он заехал после работы в аптеку и завез лекарства: в принципе, ее дом располагался почти что по пути от Лешкиной работы. Но последний визит к друзьям прошел настолько неудачно, что рисковать остатками доверия и дружбы со стороны Галины, эксплуатируя ее мужа, Вероника сочла неверным. "Мне некому позвонить, кроме службы доставки, а я понятия не имею, привозят ли они лекарства" - подумала девушка и скисла окончательно. Она прокашлялась, допила чай, поставила кружку на пол, забралась с головой под одеяло.
   "Само пройдет", - с этой успокаивающей мыслью Вероника уснула.
   Не прошло - к вечеру стало только хуже, ее знобило и мотало из стороны в сторону при попытке дойти хотя бы до ванной комнаты. Она насильно влила в себя две чашки чаю подряд, включила компьютер, на минимальной громкости поставила крутить по кругу плей-лист в медиа-плеере. Вернулась в постель, укуталась посильнее.
   "Умру в одиночестве, зато с музыкой", - решила она и отключилась.
   Снились ей скелеты из Некрополя, смеющаяся жрица Каштэри, называющая девушку "посредственным материалом", тысячи мелких крабиков, бегущих за ней по пятам, мурчание Маськиной кошки, девочка в растянутом свитере, печальный детдомовский ангел, повторяющая на разные голоса: "Как мама, как мама, как мама"... Девочка стояла подле жерла вулкана, изрыгающего облака копоти и пара. "Беги!" - пыталась крикнуть Вероника, но голос срывался. "Кастуй угольки", - с улыбкой на замаранном личике просила девочка, и гора взрывалась лавовым безумием.
   Позже кошмары сменились черно-серой рябью и монотонным гулом...
   Проснулась Вероника поутру с дикой головной болью и всем букетом вчерашних симптомов. Разбудила ее вибрация телефона. Номер, так и не внесенный в записную книгу, она уже помнила наизусть: Стас.
   - Я не смогу подменить вас сегодня в детдоме, не просите, - относительно связно пробормотала она в трубку и скинула звонок.
   Телефон тут же завибрировал вновь. Вероника сбросила вызов.
   "Ты в порядке? Голос у тебя нездоровый", - пришло смс.
   "Простыла, до пленэра приду в норму", - с трудом попадая по буквам на экране, набрала она ответ.
   "Понял. Не раскисай!"
   Последнее сообщение она восприняла, как издевку, фыркнула. Сознание снова уплывало в туманные дали горячечного бреда...
   Повторно выдернули ее из сна настойчивые звонки домофона, крайне нехарактерный для квартиры Вероники звук. Слегка пошатываясь, девушка поднялась, на ощупь отыскала халат, подошла к домофону.
   - Кто?
   - Почтальон Печкин, принес посылку для вашего мальчика!*
   - Очень смешная шутка, Стас, - выдавила девушка, привалившись к косяку. - Что вам?
   - Посылку принес, говорю. Отправитель: фармацевт Ирина. Какой у тебя этаж?
   - Седьмой...
   Она помотала головой: не с глюком ли беседовала? Под влиянием жара такое вполне возможно...
  
   ------------------------------------------------
   *Фраза из мультипликационного фильма 'Трое из Простоквашино'.
   ------------------------------------------------
  
   Звонок в дверь развеял сомнения: к ней действительно заявился куратор. В руках он держал лист бумаги и полиэтиленовый пакет с логотипом крупной сети аптек.
   - Милая девушка Ирина набросала инструкцию по очередности приема препаратов, - Стас протянул девушке и пакет, и бумажку. - Ознакомься. И выздоравливай!
   - Э-э... Спасибо, - изумленно выговорила Вероника. - Сколько я вам должна?
   - Белозерова, не зли меня! - грозно насупил брови преподаватель. - Я поехал, а ты не забудь прочитать руководство, оно на удивление разборчивым почерком написано.
   Еще пребывая в прострации, она отнесла врученный пакет на кухню. Инструкцию, бегло просмотрев, выбросила: отец Вероники был медиком, его указания для подобных случаев не успели выветриться из памяти. В пакете же нашлись: упаковка шипучих таблеток, аналогичное средство в порошках, расфасованных по пакетикам, раствор для ингаляций с ингалятором в комплекте, жаропонижающее, капли для носа, гель наружного применения для горла, драже для него же, пластырь-компресс, сироп от кашля, большая туба с витаминами и леденцы на травах. Отдельно, завернутые в бумажный, явно не аптечный пакет, стояли баночки с медом и малиновым вареньем.
   - Вот это да, - только и смогла сказать Вероника, оглядывая разложенные по столу препараты. - Как по волшебству!
   К лечению она приступила сразу же, дополнительных стимулов не требовалось. С порошком, правда, вышла заминка:
   - Растолочь в ступке листья однолетника и лепестки календулы, добавить реагент, - проговаривая алхимический рецепт, Вероника высыпала содержимое пакетика в прозрачную кружку, залила кипятком. - Дать настояться. Если приготовление прошло верно, зелье окрасится в красный цвет.
   Порошок со вкусом малины имел в составе краситель, так что "зелье" действительно получилось красным.
   - Один флакон данного эликсира исцеления восстанавливает двести пятьдесят единиц здоровья...
   Она сделала глоток.
   - Откат применения эликсира: пятнадцать секунд.
   Выждав немножко, девушка отпила еще немного. Горячий напиток слегка смягчил саднящее горло.
   - А ведь действует! - развеселилась Вероника, прихлебывая лекарство.
   Трагическая гибель в одиночестве от банальной простуды отменялась. Правда, в постели пришлось проваляться еще сутки, грустно поглядывая на календарик в мобильнике - до выезда в Ярославль оставалась всего неделя, и неизвестно еще, как воспримет столь долгое отсутствие напарницы Маська...
   Чай с малиновым вареньем и лекарства довольно быстро привели девушку в чувства, и первое, что она сделала, увидев на градуснике 36.8 - забралась в капсулу.
  
   - Эй, полегче, девочки! - замахала руками Хэйт, отбиваясь. Стоило ей войти в игру, как ее атаковали... феи. В количестве восьми штук. - По одной, в порядке живой очереди...
   Первые шесть писем были отосланы Масей. Гнома выражала недовольство, обеспокоенность, жаловалась на "тоску одинокого фарма*", требовала немедленно объявиться, в резкой форме сообщала, что объявляться уже не нужно - она (Мася) обиделась, и, наконец, уточняла, зачем же ей понадобилась квартеронка: этой мелкой пакостнице выдали задание, проходимое только в группе, на изучение тайного прохода близ ее родного форта, открывшегося после обвала в горах.
   Еще одно письмо пришло от Рэя, он сдержанно (чем удивил девушку) выражал признательность за разделенный с ним скрытый квест.
   Последнее послание было от Сорхо, который снова отбыл из города, и на прежних условиях оставлял "ученице" доступ к Обжорке.
  
   -------------------------------------------
   *От англ. Farming - 'ферма'. Долгое и однообразное убийство монстров с определенной целью (получение опыта, добыча ресурсов и др.). Также может относиться к сбору ресурсов и вообще к любому длительному и однообразному внутриигровому процессу.
   -------------------------------------------
  
   Сообщение Рэя Хэйт проигнорировала, адресовала Сорхо благодарственную записку с пожеланием всяческих успехов, убедилась, что Маська в игре и, более того, в Велегарде, поспешила договориться о встрече...
   - Ты! Ты... Ты - гадкая прогульщица! - гнома топала ногами и чуть ли не сыпала искрами из глаз. - У нас осталось три часа на исследование, или квест сочтут проваленным, а твоя ушастая физиономия изволит где-то шастать! Я тебя уже убить была готова!
   - Спокойно, Масенька, скажи по пунктам: куда, зачем и что с собой нужно брать? - попыталась утихомирить подругу Хэйт. - И я не шастала, я болела.
   - Правда? - вмиг сменила гнев на милость гнома.
   - Правда, - уверила Хэйт.
   - Тогда так...
   Гномка коротенько описала задание, не забыв поделить оное с подругой. На первый взгляд, все выглядело довольно радужно - пройти с безопасной территории в недавно открытое ответвление системы старых штолен. Ограничитель по времени напряг Хэйт меньше, чем средний уровень сложности и непременное условие группового прохождения: наверняка, там не обойдется без мобов пострашнее скальных угрей...
   - Мы вдвоем можем не осилить, Мась, - честно предупредила Хэйт. - Тем более, за три часа. Штрафа за провал нет, может, ну его?..
   - И профукать вагон репутации с гильдией добытчиков? - Мася насупилась. - Не знаю, как ты, а я не могу не попытаться. Ты со мной?
   - Куда же я денусь? - Хэйт улыбнулась. - Идем!
   - Мы и вдвоем там всех уделаем! - Маська подмигнула напарнице. - Кроме того, у нас есть Хэтти.
   - А еще у вас есть я, - из-за поворота шагнул навстречу девушкам Рэй. - И у меня как раз выдался свободный денек.
   - О, нет! - выдохнула Хэйт.
   - О, да, прелесть моя, - расплылся в улыбке парень, отвесил гноме шутливый поклон. - Я - Рэй, убийца и будущий мастер кинжалов, а также - спаситель прекрасных дам.
   Гнома, окинув "спасителя" подозрительным взглядом, сориентировалась и кинула Рэю приглашение в группу.
   - Я с ним никуда не пойду! - возмутилась Хэйт.
   - Пойдешь, как миленькая, у нас, благодаря тебе, на все про все три часа, а он нам сам предлагается. Мне нужно пройти это задание, и я его пройду!
   - Вы сговорились за моей спиной, - вздохнула Хэйт: выходило, что эти двое просто не оставили ей выбора...
  
   Чтобы попасть в нужный форт, пришлось пройти телепортационные врата шесть раз. "Хорошо, хоть дешево", - мысленно радовалась Хэйт, с каждым новым переходом волнуясь, а не закончатся ли деньги и не придется ли просить гному о мини-ссуде. Сам форт оглядеть не удалось: Маська, едва они оказались на месте, рванула в направлении штолен. Убийца легко поддержал заданный темп, а вот адептке пришлось туго - не с ее ловкостью устраивать забеги на скорость с представителями воинских классов! Еще Рэй в своей невыносимой манере подкалывал ее за черепашью скорость и живописал гномке историю их с Хэйт знакомства. Гнома то и дело хихикала над его репликами.
   - Зато за этого краба мне добавили стойкость к статам! - с вызовом сказала квартеронка. Утомили ее "напарнички".
   Маська споткнулась, а кинжальщик обернулся на бегу.
   - Гонишь! - бесцеремонно заявила мелкая. - Мистик со стойкостью: как тюлень на крыше небоскреба, теоретически встретить можно, а на практике - фиг там был!
   - А я ей верю, - глубокомысленно вставил Рэй.
   Хэйт фыркнула, предоставив компаньонам право домысливать, ложно ли ее заявление. Их сомнения были понятны: традиционно, стойкость получали в копилку характеристик стражи, как "отхватывающие" наибольший урон в бою, да и прочие милишники* рано или поздно ее (стойкость) обретали. А вот лучники и мистики всех мастей, в дальней манере боя не подпускающие к себе противника, о стойкости могли только слышать из чужих уст или читать на форуме, так как первейшим условием для появления этой статы было стабильное получение урона "в лоб", а решающим - прямой физический урон в течении одного боя, вдвое превышающий значение хп персонажа. Бывали случаи, когда хорошо экипированные жрецы и шаманы, специально подставляясь под удары, добивались активации этой характеристики, но и уровни их были весьма далеки от нынешнего уровня Хэйт...
   Ей же здорово помогли сеансы долгого избиения землероек, кроликов и кабанчиков, а также выколачивание пыли из скелетов в подземелье храма Ашшэа в Крейнмере, а "спонсором финального аккорда" стала Хитиновая Смерть с ее громадным уроном в процессе схватки и двумя критическими ударами за миг до гибели, едва не оборвавшими жизнь адептки.
   Все, что давала сия стата - это десять единиц защиты за каждый пункт стойкости. Казалось бы, ерунда, бонус от более-менее приличных вещей намного выше, но в прогрессии, при росте показателя, польза была неоспоримой.
  
   -------------------------------------------
   *Милишник (от англ. 'melee' - рукопашная) - боец ближнего боя с малым количеством дистанционных навыков, соответственно, выполняющие функцию сражения с монстрами вплотную. .
   -------------------------------------------
  
   - Мы на месте, - сообщила Маська, обрывая ход мыслей Хэйт. - Нам на третий уровень, на мобов не обращаем внимания, они никчемные.
   Старые штольни действенно выглядели старо: низкие потолки у входа были покрыты плесенью, сырой и затхлый запах заполнял узкие туннели, крепи местами подгнили, частично обвалились.
   - Весело у вас тут, - констатировала Хэйт итоги осмотра.
   - Не стоим, время! - одернула ее гнома, помчалась в сырую тьму. Убийца и адептка поспешили за ней, пригибаясь - штольня по высоте таки была рассчитана на гномий рост. Сразу при спуске на третий уровень зиял неровный провал в стене, обнажая дополнительный проход, уходящий под наклоном влево и вниз. Гнома подошла к спуску вплотную, произнесла:
   - Первая исследовательская группа!
   Провал посветлел, словно приглашая войти в него наивных приключенцев. Впрочем, иных вариантов у них и не оставалось - Мася смело шагнула в светлое пятно.
  
   Задание: Тайный проход - обновлено!
   Пройдите туннель, открывшийся в толще горы, до конца, уничтожая все, что может представлять угрозу для добытчиков.
   Награда: 500 очков репутации с гильдией добытчиков; 500 опыта; 10 золотых каждому члену отряда.
   Требования: Групповое прохождение; персонаж, получивший задание, должен состоять в гильдии добытчиков.
   Уровень сложности: средний.
   Оставшееся время на прохождение: 2 часа 28 минут.
  
   Внутри было темновато, несмотря на горящие факелы (их наличие в 'тайном' проходе сходу всех насторожило).
   - Как тебя угораздило на этот квест нарваться-то? - спросила Хэйт.
   - Оказалась в нужном месте в нужное время, - гнома засмущалась. - Я хотела Хэтти потренировать, в нижних штольнях крыс полно, а она же из семейства кошачьих. А тут случился обвал, я и сунула свой любопытный нос...
   - Все с тобой ясно, - засмеялась квартеронка.
   - Стоп! - резко выкрикнул Рэй, получил два сердитых взгляда, поспешил пояснить: - Ловушка на полу.
   Он опустился на корточки, чтобы демонтировать устройство.
   - Нам тут не рады, - резюмировала Хэйт. Прогулочное настроение как рукой сняло. - Банками с кем-нибудь поделиться? А то я наварила с запасом.
   Рэй мотнул головой, гнома потрясла хвостиками.
   - Дамы, дело плохо, - кинжальщик поднялся, отряхнул колени. - Эту я обезвредил, но она уже на пределе моего обнаружения, а мы в шаге от входа. Если дальше будут более сложные ловушки, я их могу не увидеть.
   - У нас не только бесполезный мех, но и бесполезный убивец, Мась, - не обошлась без подначки Хэйт. - Твоя "суть вещей" на ловушки, конечно, не действует?
   - Не-а, - вздохнула гномка. - Нам бы следопыта. Или лучника... Это их профильное умение.
   - Чего нет, того нет, - подвел итог Рэй. - Я пойду первым: или разгляжу ловушки, или первый в них попаду. Докажу свою полезность действием.
   Хэйт закатила глаза.
   Тоннель изгибался почти под прямым углом, и то, что до самого поворота не встретилось ни ловушки, ни даже монстрика, вселяло опасения... И не напрасные.
   - Черт! - кинжальщик отпрыгнул назад, чуть не сбив с ног напарниц.
   Лязг решетки, рухнувшей с потолка сразу после резкого прыжка Рэя, избавил парня от объяснений. Тоннель содрогнулся; из стены вытянулась каменная рука, сжала пальцы в кулак.
   - Голем, - прошептала гнома.
   Хэйт тихо выругалась: на каменных големов не действуют заклинания стихии земли. А значит, весь ее боевой потенциал сосредоточен в тлене и угольках...
   Убийца ушел в невидимость.
   Голем целиком выбрался из стены, замахнулся на Маську каменной конечностью. Гнома поморщилась, но выдержала удар, который, казалось, впечатает мелкую в пол туннеля. Под непропорционально длинную руку поднырнул тенью Рэй, с размаху вонзил клинки в каменную "плоть". Хэйт отмерла, присоединилась к разбору массивной туши на отдельные камушки.
   - Толстый, гад, - покончив с монстром, высказала гнома. - Лишь бы их таких немного было, таймер-то тикает...
   Возразить было нечего, группа двинулась вглубь тоннеля, собранная, настороженная...
   - ...! - возопил Рэй. - Простите, леди...
   От лезвий, выстреливших из стен, убийца не успел отпрыгнуть. Хэйт залечила повреждения парня, но не преминула отругать:
   - Мало языкастого в детстве наказывали, ремень по тебе так и плачет.
   - Шалишь, Хэйт! - хохотнул вор. - Не подозревал за тобой таких склонностей... И ведь, что показательно: сама призналась!
   Девушка зашипела от ярости.
   - Милые, которые бранятся, отвлекитесь, у нас гости, - прикрикнула на компаньонов Мася.
   На этот раз их атаковали призраки, и тут уже злился Рэй - его невидимость они "палили", и все удары, рассчитанные на нанесение из режима скрытности, становились бесполезными.
   С семейкой призраков возились много дольше, чем с големом, вредные существа атаковали то одну, то другую цель, руководствуясь какими-то своими, потусторонними, соображениями. При этом часть здоровья они возвращали себе, и увернуться от их атак было невозможно! Хэйт пришлось сосредоточиться на лечении, в прямом смысле слова вытаскивая с того света напарников и Маськиного питомца ("кошечке" доставалось больнее всего, а в режиме боя отозвать ее было нельзя).
   - Ненавижу всю эту призрачную братию, - заявил после сражения Рэй. - Хуже - только рои пчел и ос, которые к физическому урону невосприимчивы. К счастью, в подгорных проходах они не водятся.
   - Ты в этом уверен? - с какой-то обреченностью спросила гнома.
   - Уверен... З-зар-р-раза!
   За очередным поворотом и капканом, успешно обезвреженным Рэем, их встретил огромный жужжащий шар.
   - Ушастая, забудь про лечение, все хлещем банки, убивец, отвлекаем рой каким угодно образом, если все пчелы разом ринутся жалить Хэйт - ей крышка, и нам тоже!
   - Жгите, ваше магейшество! - напутствовал Рэй, бесстрашно кидаясь в самый центр шара.
   Девушку не нужно было упрашивать: она обрушила на рой весь свой арсенал атакующих заклинаний, даже камнепад (гнома и убийца после долго ворчали, их тоже приложило дружественным огнем). От пчел досталось каждому, и после боя адептка озаботилась, чтобы подлечить всю группу и убрать дланью эффект отравления. Бедная Хэтти жалобно мяукала - ее ужалили в черную пуговку носа.
   - Неправильные пчелы подземной разновидности покусали мою милую кошечку, - утешала питомицу Маська. - Ничего, тетя Хэйт им устроила травлю дихлофосом!
   - Мася, хватит сюсюкаться с мехом, - строго сказала Хэйт (которая перед этим старательно исцеляла маленького барса). - Лучше подумай своей детской головушкой, откуда в штольнях пчелы? А до этого - голем, невосприимчивый к магии земли и привидения, видящие сквозь скрытность?
   - Голем и призраки - логичны. А вот пчелы в толще каменных тоннелей - нонсенс, - согласился Рэй, обернулся к гномке. - Как ты говорила, тюлень на крыше небоскреба?
   - Да правы вы, правы, - гнома закивала. - И квест странный, и мобы не в тему. По идее, если монстры генерируются на основе состава и умений проходящей группы, дальше будет или кто-то, игнорирующий магию, или... некий финальный гад.
   - Нечего гадать, у нас таймер, - пожала плечами Хэйт. - Идем, но морально готовимся к худшему.
  
   Несмотря на заминки в пути, зазор по времени у них еще был: до истечения срока прохождения значился почти час. Что странно, больше на них никто не нападал, и ловушки встречаться перестали... До большого прямоугольного зала в конце тоннеля: как только троица вошла в комнату, за спинами их со скрипом опустилась монолитная плита. Движение ее было неторопливым, и при желании они успели бы покинуть помещение, но, по молчаливому согласию, все решили идти до конца. На другом конце зала высились врата, несомненно, и бывшие целью первопроходцев.
   - Странно, что вас так мало, - произнес глухой механический голос. В центре зала сгустился воздух, оформился в призрачное лицо. - Представление получится скучным.
   Гнома молча двинулась в сторону лица или, скорее, даже маски с пустыми прорезями для глаз. Рэй привычно скользнул в режим тени, Хэйт приготовилась лечить Маську...
   - Вам не придется со мной сражаться, - сообщила призрачная маска. - Это было бы обыденно, не оригинально... Вы сразитесь между собой.
   - Вот еще, - хмыкнула Мася. - Делать нам больше нечего.
   - О, поверьте, награда победителю стоит того, чтобы сойтись в бою с кем угодно!
   - Мы верим. Но драться не будем. Что дальше на повестке дня? - скучающим тоном спросила гнома. Напарники не встревали - это был ее квест, и лучшего "парламентера" для общения с маской было не сыскать.
   - Ложь, предательство, смерть... Разве не в этом твое призвание, убийца? Пронзи их сердца, и я вознагражу тебя щедрее, чем ты можешь вообразить!
   Рэй покачал головой.
   - Нет?! А ты, юная избранница Тьмы? Я вижу печать Ашшэа на твоем челе! Ты должна быть мудрее, должна понимать, что сила и власть важнее мимолетной дружбы!
   - Побасенки о темной стороне силы рассказывай кому-нибудь другому, - поморщилась Хэйт. Она уже сыта была по горло этим данжем, треп НПЦ... досаждал.
   - Только один может войти в ту дверь! И только один получит то, что хранится за ней. Бейся, храбрейшая из рудокопов, щитом и топором пробей дорогу к награде!
   - Еще один пациент Кащенко, - покачала головой Массакре. - Ребята, вы же не против?
   - Это твое задание, - махнула рукой адептка.
   Рэй кивнул.
   - Так я пойду? - спросила у маски гномка. - Или сначала все-таки нужно тебя прихлопнуть?
   - Если эти глупцы пропускают тебя, я не вправе вмешиваться. Но они еще пожалеют о своем выборе, когда поймут, от чего отказались!
   Зловещий хохот маски заставил всех троих заткнуть уши.
   - Вы точно не в претензии? - уточнила Мася.
   - Иди уже, - подтолкнула подругу квартеронка. При этом с Рэя она не спускала глаз - безусловного доверия он заслужить не успел.
   Гнома осторожно обогнула центр зала, пустой уже: призрачной маски там больше не было, клубы дыма, составлявшие маску, расползлись по углам комнаты. Мася толкнула створку врат, неуверенно шагнула внутрь...
   - Теперь понятно условие наличия группы, - нарушил молчание Рэй. - Случайно набранная команда при словах "награда" и "одному" вполне могла бы и развлечь потасовкой НПЦ.
   - А ты, значит, "развлечь" его не пожелал? - подозрительно сощурилась адептка. - Не считаешь себя "случайным" или он плохо искушал?
   - Чем обвинять меня во всех грехах, прикидывала бы, как быстро мы успеем добежать до врат, если вместо приза там окажется ловушка или орава монстров.
   - Уел...
   Маська выглянула из-за створки.
   - Сюда топайте, - позвала она. - Хранитель дал добро! И да, после того, как мы сдадим этот квест, я разрешаю меня убить...
   Рэй и Хэйт переглянулись недоуменно, пожали плечами и двинулись на зов.
   - Вот, - указала гнома на голема, точную копию того, что им пришлось уничтожать по пути. - Хранитель. Знакомьтесь!
   - Здравствуйте, - осторожно произнесла Хэйт, озираясь по сторонам. Посмотреть было на что: длинное помещение, более ухоженное, чем тоннель, который им пришлось пройти, а в сравнении со старыми штольнями - и вовсе шедевр инженерной мысли, с узкими рельсами в отличном состоянии, расходящимися по четырем направлениям в боковые ответвления. В стенах - ниши с неподвижными големами разных размеров и форм.
   Рэй ограничился кивком.
   - Наверное, вас всех терзает любопытство? - предположил голем. Голос у него оказался сухой, слегка дребезжащий, будто бы старческий. - Я - механизм-регулятор, оставленный Древними для поддержания путей и инструментов. Я не разумен, не одушевлен, то, что вы слышите - отзвуки заложенных Древними знаний. Я - конструкция.
   - Отличная вступительная речь, - шепнул Хэйт кинжальщик. - Скажи мне, что это не то, что я думаю, а лучше - ущипни меня.
   - Я твоих мыслей не читаю, - так же шепотом ответила Хэйт. - Ты вообще о чем?
   - Ты о древних пергаментах слышала? - спросил Рэй.
   Хэйт поперхнулась, неуверенно кивнула.
   - Их разработчики ввели на старте игры, но уже тогда одна часть игроков начала вопить о дисбалансе, а другая - требовать продолжения банкета, мол, затея крутая, нужны еще "фишки" от Древних.
   - Ты же не думаешь, что за подземелье, которое мы втроем прошли за час с небольшим, и задание среднего уровня сложности, нам выдадут такую "фишку"?
   - Нам? Едва ли. А вот гномке - запросто.
   Хэйт изогнула брови в непритворном изумлении. Получалось, что бред маски о "силе и власти", о "щедрейшей награде" - не такой уж и бред!
   - Той, что пришла с поверхности и первой отворила врата, я вручил кристалл - в нем содержатся сведения, необходимые ее народу. Я, как Хранитель, исполнил свой долг, передав знания Древних в надежные руки. Вам, как ее спутникам, проявившим благородство, я также хотел бы преподнести дар.
   Голем метнул по камушку в убийцу и адептку. Камни, ударившись о тела их, не причинили вреда, напротив, дали усиление.
  
   Получен эффект: Сила подземной твердыни.
   Переносимый вес увеличен на 50% (время действия - постоянно).
  
   - Мне осталось завершить лишь одно дело, - продолжил Хранитель, не дожидаясь благодарностей. - И я поручил бы его вам, но вы, несмотря на храбрость, пока недостаточно сильны. Вернетесь ли вы позднее, набравшись опыта и умений, или мне следует ждать иных героев?
  
   Задание! По воле Хранителя.
   Механизм-регулятор, оставленный на посту Хранителя Древними, желает поручить вам и вашим напарникам исполнение важного поручения, однако не может сделать этого до достижения вами уровня 50.
   Награда: неизвестно.
   Требования: нахождение врат в конце Тайного прохода.
   Уровень сложности: неизвестно.
   Внимание: если вы откажетесь, повторной возможности принять задание не будет. Разделить принятый квест с кем-либо, кроме участников группы, вместе с вами выполнявшей задание: Тайный проход - невозможно.
  
   - Мы непременно вернемся! - выпалили хором все трое.
   - Удивительное единомыслие, - произнес голем. - Что же, я буду ждать. Столько, сколько потребуется. Проход будет закрыт до вашего возвращения; чтобы выйти на поверхность, воспользуйтесь порталом в дальнем ответвлении. Он односторонний. Ступайте!
   Троица, переглядываясь, поспешила последовать указаниям. Портал вынес их ко входу в старые штольни, откуда они двинулись пешком в сторону форта.
   - А теперь колись, за что нам тебя убивать? - спросила у гномки Хэйт.
   - Сформулируем иначе: что, кроме кристалла, ты получила от Хранителя? - уточнил Рэй.
   - Ну... Сам кристалл, во-первых - опыт и репутацию за его доставку получу одна я. И какие-то там сведения, которые в нем заключены, смогут применяться только моей расой. А во-вторых...
   Гнома втянула голову в плечи, зажмурилась.
   - Говори уже, ничего мы тебе не сделаем, - решила успокоить мелкую Хэйт. - Скорее всего...
   - Он передал мне профессию... Инженерию Древних. Уникальную.
  
   После признания Маськи долго шли в тишине.
   - Подбери уже челюсть, и без того вид дурацкий, - Хэйт не упустила случая подколоть убийцу.
   Что странно, парень с ней согласился.
   - Я реально дурак.
   - Жалеешь, что не грохнул нас там? - прошипела адептка, мгновенно подобравшись. - Так еще не поздно. "Плюшку" не дадут, но хоть так, для души!
   Рэй окинул ее задумчивым взглядом.
   - Хэйт, твоя паранойя становится однообразной. По пунктам снизу вверх: нет, не жалею; дурак - потому что слухи о грядущем усилении гномов витали давно, это слабейшая по числу игроков раса, а дальше ты выводы сама сделаешь или озвучить?
   Квартеронка задумалась. Гнома вышагивала рядом, делая вид, что увлеченно изучает щебенку под ногами...
   - Ты хочешь сказать, что вне зависимости от наших действий Маське выдали бы профу? Или... А, поняла, ты про кристалл. Данж возник в локации гномов, в низкоуровневых штольнях, где ошиваться могли, по большому счету, только сами гномы, точнее, игроки, выбравшие эту расу. Квест на исследование выдала гильдия добытчиков, это тоже гномы, но уже НПЦ. Пока все сходится, кроме попытки натравить нас друг на друга в конце.
   - Поведись мы, ставлю свой кинжал - выдворили б нас на холодок без всяких бонусов, как "недостойных". И была бы вторая экспедиция, третья... Сколько угодно, пока не нашлась бы группа, выполнившая сценарий по задумке разработчиков. Смотри, квест получила гнома, было правильно отправить к вратам именно ее. Справедливо, как ни крути. В крайнем случае, Хранитель выдал бы ей только кристалл, а в кристалле, я уверен, та самая инженерия, только без приставки про Древних, и доступна она будет только гномам, а это деньги, уважение и привлечение гномов в кланы.
   - Хм, - с сомнением покачала головой Хэйт. - Про уважение и деньги поподробнее?
   - Девочка, ты про осады слышала? - ухмыльнулся убийца. - Бастионы, укрепления, цитадели, войны за домены?.. Осадные орудия, наконец?
   - Краем уха, - пожала плечами в ответ адептка. - Мне это как-то не особо интересно, понимаешь ли.
   - Мася, поправь меня, если я не прав, - обратился Рэй к гноме, с интересом прислушивающейся к разговору, но не встревающей. - Инженерия позволит мастерить усиленные орудия типа катапульт и баллист, укреплять стены и еще какую-нибудь полезную дребедень?
   - Все так. Еще всякие детальки, порошки какие-то... Я пока не вникла в тонкости, - непривычно тихим и серьезным голоском ответила гномка. - Плюс - чертежи големов. Разных. Хранитель открыл мне все древо, но активна пока только часть для ранга "новичок".
   - Вот! - кинжальщик поднял вверх указательный палец. - Сейчас всю эту машинерию поставляют НПЦ. А будут - гномы, и кланы станут их на руках носить. И усилится приток игроков за расу, которая сейчас непопулярна. ЧТД*!
   - Из всей речи мне больше всего понравилась часть, где ты соглашаешься, что дурак, - проворчала Хэйт. Говорить нахалу, что ее осведомленность о процессе прохождения осад была чуть меньше, чем никакой - ну не видела она себя в грандиозных сражениях в гуще участников! - желания не было. Как и признавать его правоту. Из мелкой-то она вытрясет все подробности, но позже, не при убийце...
   - Меня больше интригует продолжение цепочки, - мечтательно произнес Рэй. - То, где нужно пятидесятый взять.
   - Знаете, - Хэйт вздохнула, пришла ее очередь каяться. - Это, видимо, без меня.
   - Как так?! - воскликнули на пару убийца и гномка.
   Хэйт развела руками.
   - Реал. На месяц выпадаю из Восхождения. Ждать не прошу. Отменить невозможно. Вот так...
   - Когда? - деловито спросила гнома.
   - Через неделю. И до середины июля.
   Хэйт, говоря это, ощущала себя не лучшим образом. Словно она подставляла напарников...
  
   ---------------------------------------------------------
   *Что и Требовалось Доказать.
   ---------------------------------------------------------
  
   - Знаешь, меня семейство намеревалось вывезти из города, - протянула Мася. - Я отбилась, но теперь думаю согласиться. Если вернусь раньше, чем ты - покачаю инженерию, уникальная профессия, как-никак.
   - А я в командировку смотаюсь, - в тон гноме продолжил Рэй. - Да и вопросы кое-какие утрясу...
   Хэйт молча хлопала ресницами, слушая речи напарников и не веря своим ушам. Слова их всколыхнули какое-то странное, совершенно необычное для нее щемящее чувство...
   - И чтобы больше мы не слышали никаких: "Без меня!" - гневно прикрикнула Мася, для убедительности топнув ногой.
   Рэй хитро подмигнул, окончательно засмущав адептку.
   - Мяу! - внесла посильный вклад Хэтти.
   Все трое, не сговариваясь, рассмеялись.
   - А правду говорят о пользе горного воздуха, - невпопад сказанула Мася. - Даже вечно смурная злюка стала кавайной няшечкой!
   - Прикопаю под во-он тем булыжником! - рявкнула Хэйт. - И вообще, мелочь, я анимэ не люблю. И косые челки, как у некоторых убивцев, липнущих, аки банный лист к честным девушкам, меня раздражают. Стиляга фигов! И уберите у меня из-под ног глупую кошку, распоясалась, шагу ступить не дает. Бесит!
   Прооравшись, она отвернулась и спокойно пошла дальше. Эмоциональный порыв прошел так же быстро, как и нахлынул.
   - Сдаем задание, и я в реал, пить лекарства и дрыхнуть. Планы по захвату мира в условиях цейтнота обсудите вдвоем, - сообщила напарникам адептка, едва они переступили границы форта. - Справитесь?
   - Так точно, мэм! - скривил рот в усмешке Рэй. - Ты нас очень обяжешь, если сообщишь свой уровень - статистики ради.
   - Двенадцать, - пожала плечами Хэйт, она не делала из этого тайны, просто раньше к слову не пришлось. Заодно и вызвала окно характеристик, обновить цифры в памяти.
  
   Герой: Хэйт. Класс: Адепт Тьмы.
   Уровень: 12.
   Здоровье: 860. Мана: 720.
   Мудрость: 72. Интеллект: 125.
   Живучесть: 73.
   Сила: 45. Ловкость: 50.
   Атака: 45. Защита: 23.
   Выносливость: 13.
   Стойкость: 1.
  
   Свободно очков для распределения: 10.
  
   Забытую "десяточку" - в интеллект, не раздумывая. Хэйт полюбовалась на "чистые" показатели, без учета надетых предметов, свернула окошко. Для подсчета стат с бонусами от вещей имелась специальная настройка, но то, что было надето на адептке сейчас, проще было вообще не учитывать - настолько это было... грустно. Вспомнила Жриц добрым словом: постоянный эффект благословения, повышающий все пять стат (базовых, разумеется, на "особые" такие баффы не влияют), прямо-таки скрасил картину.
   Представитель гильдии добытчиков, низкорослый крепыш с сурово сдвинутыми бровями и бородой, заплетенной в несколько косиц, выбежал к ним сам, не пришлось топать через весь форт. Маська вытащила кристалл и неуверенно протянула его грозному соплеменнику.
   - Совет Старейшин говорить с тобой будет! - пророкотал непись, кристалл не взял. - А вам я выдам награду сам.
   Рэй и Хэйт переглянулись: мелкая не докладывала об успехе мероприятия, а НПЦ, как выяснилось, уже в курсе!
  
   Задание: Тайный проход - завершено!
   Вы получили: 500 очков репутации с гильдией добытчиков; 500 опыта; 10 золотых. Дополнительная награда: 1000 опыта; 50 золотых.
  
   - Наш народ умеет быть благодарным! - гном свирепо сверкнул глазами, протянул кинжальщику и адептке по кошелю. - Идем, Совет в нетерпении!
   НПЦ развернулся, уверенно зашагал прочь от напарников, Маська, пожав плечами, засеменила за ним.
   - Благодарным, как же, - Хэйт поморщилась. - Мог бы и вещицу какую-нибудь выделить, а он - откупился деньгами да опытом. П-фф!..
   Вообще, сумма была приличной, и грела пустой карман квартеронки. Но разве можно было упустить такой повод поворчать?
   - Ты в реал собиралась, - напомнил Рэй. - Я дождусь новую героиню всея Тионэи, иди.
   - Каждая лишняя секунда в твоем обществе, - с хрипотцой в медоточивом голосе проговорила Хэйт, - Такое... надругательство над моей психикой! Выход!
  
   - И чего надумали, одухотворенные вы мои? - с насмешкой произнесла Хэйт при следующей встрече с напарниками. Состоялась эта встреча в единственной на весь форт таверне "Горн и пламя".
   Рэй и Маська переглянулись с заговорщицким видом.
   - Пей! - гнома протянула адептке кружку с мутноватым пойлом.
   - И не подумаю, - Хэйт кружку из рук Маси взяла, но тут же поставила на край стола. - Что происходит? Смотрю я на ваши умильные физиономии и вижу, что задумали вы пакость. Вопрос: какую?
   Гномка смутилась, а вот убийца даже глазом не повел.
   - Выпьешь - скажем, - произнес кинжальщик и скрестил руки на груди.
   Хэйт прикинула "за" и "против". Что в кружке, ей никто не сообщит, а она не удосужилась ни разу за время игры заняться изучением разновидностей игровой выпивки. Вроде бы, есть и такие, что с одного-двух глотков валят с ног (то бишь, приводят сразу к четвертой стадии опьянения, минуя промежуточные)... А эти негодяи, похоже, решили устроить ей проверку на "степень доверия".
   Пойло, горькое и слишком теплое, она выхлебала за один заход.
   - Вы!..
   Договорить она не успела, насмешливо тренькнуло оповещение, руки-ноги свело судорогой, а голова испытала близкое и нежеланное знакомство с поверхностью стола.
  
   Внимание! Вы подверглись воздействию негативного эффекта: Во хмелю (стадия IV).
   Вы теряете управление над своим персонажем.
   Срок действия: 1 час.
  
   - А ты говорила, что не поведется, - усмехнулся Рэй, встал, обошел их столик, примерился, потом резко закинул бесчувственное туловище себе на плечо.
   "В реальности потом были бы синяки. И труп - сразу по прошествии дебаффа я перегрызла бы ему горло", - отстраненно подумала Хэйт.
   А убийца уже выносил ее из таверны, гнома семенила за ним, жалостливо поглядывая на куль, который из себя представляла адептка...
   - Значит так, пока я тебя несу, Мася проведет краткий инструктаж.
   - Ушастая, ты только не психуй, мы знали, что иначе ты не согласишься ни в жизнь, вот и пошли на крайние меры, - быстро-быстро затараторила гномка. - Мы отыскали квест, вернее, цепочку, а еще вернее - цепочку вариативных заданий, очень любопытную. Для старта нужно пьяное тело... ой, прости, компаньон в четвертой стадии опьянения. Рэй нашел питье, которое именно валит с ног, железно, без побочных эффектов...
   - Согласись, неловко вышло бы, начни твой чар танцевать стриптиз на столе? - хмыкнул кинжальщик. - Цени мою заботу, забулдыга!
   Убивец донес Хэйт до телепортационных врат, гнома заплатила за перемещение всех троих в Хэмирвейд. Угол обзора был весьма своеобразен, а название ничего не говорило девушке, потому она не стала отвлекаться от действительно важного: припоминания и выдумывания способов казни для двух предателей.
   - Чем ниже уровень напившегося, тем больше опыта за каждый этап, - гнома зыркнула на перебившего ее убийцу, продолжила. - Ты в этом смысле младше всех оказалась: у Рэя семнадцатый уровень, у меня пятнадцатый. Смотри, крайне важно, чтобы ты была такой... таким...
   - Бревном, - любезно подсказал Рэй.
   - Беспомощной такой, я хотела сказать! Иначе ведунья Власса нас и на порог не пустит! Главное: если тебя отпустит раньше, чем мы от нее уйдем - не ори дурниной, потерпи. Это важно, ушастая! Ладно? Договорились?
   - Мася, она не в состоянии отвечать, - продолжил изгаляться убивец. - Она - бревно! Беспомощное, как ты говоришь...
   - Да понимаю я! - огрызнулась гнома. - Черт, зря мы это затеяли...
   "Ну, хоть одна не в край сбрендила. И вообще, почему я не злюсь?" - задалась вопросом, закономерно вытекающим из ситуации, Хэйт. Поразмышлять не удалось: Рэй резко остановился, не особо тревожась о комфорте своей живой ноши, Маська заколотила по двери жилища некой Влассы кулачком.
   - Иду! - раздался гневный женский голос после пятого стука. - Кого там леший на горбу принес?!
   Ведунья, рывком отворившая дверь, явно нежданным гостям не обрадовалась.
   "С характером непись", - постановила для себя Хэйт, сходу зауважала ведунью.
   - Беда у нас! Горюшко! - запричитала гнома, шмыгая носом. - Напарница наша... того... Ни на что реагирует, кажется, и не дышит даже! Помогите, никаких денег не пожалеем!
   "Эк она в образ-то вошла!" - невольно восхитилась адептка, не подозревавшая доселе за мелкой таких выдающихся актерских способностей.
   - А чего ко мне заявились? - с недоверием спросила женщина. - У меня на ставнях не намалевано: приносите всех болящих!
   - В городе, добрые люди подсказали! Говорят, если не вы - никто не поможет... Может, падучая у нее, или вовсе дух какой вселился, обуял нашу младую дуреху...
   - Заносите, - смирилась Ведунья. Адептку поволокли внутрь, сгрузили на лавку. Теперь-то Хэйт смогла нормально ее рассмотреть: высокая, статная, фигуристая женщина, немолодая уже, но привлекательная.
   Власса пошептала что-то над "пациенткой", поводила перед лицом ее открытой ладонью. Расхохоталась.
   - Ни падучей, ни духом вселенным не пахнет. Зато за метр несет сивухой, странно, что сами-то не почуяли.
   - О! - воскликнул Рэй. - А я-то как не догадался? Ведь знаю причину... Я глупец!
   "Так они и роли в спектакле загодя распределили, прохвосты!" - поняла Хэйт, мысленно поаплодировала продуманности действий напарников.
   - И что за причина? - заинтересовалась Ведунья.
   - Несчастная любовь, - трагично, слегка высокопарно ответил кинжальщик. - Ее бросил возлюбленный...
   - Печально, - отозвалась непись. С сочувствием глянула на Хэйт. - И кто этот мерзавец?
   "Если убивец заявит, что это он - отчекрыжу лишние причиндалы. Его же кинжалами", - мстительно решила "несчастная влюбленная".
   - Мы не знаем, - ответил Рэй. - Она его при нас только прозвищами называла. Ласковыми. Знаете, вроде "солнышка" или "зайчика"...
   - Приведу я подругу вашу в чувства, - решительно сказала НПЦ. - А с сердечною хворью не помогу - нет от нее средства. Хотя... Нет. Не тот случай.
   Ведунья отошла от "болезной", но вскоре вернулась. Смочила губы адептки какой-то жидкостью с травяным запахом. Хэйт скрутило.
   - Вскорости будет, как новенькая, - пообещала непись. - Только знобить ее будет. У вас плащ или накидка теплая есть?
   Парочка заговорщиков отрицательно покачала головами.
   - Бестолковая пошла молодежь, - назидательно произнесла Ведунья. Снова послышался звук ее шагов. Адептку, согласно заверениям Влассы, попустило, и к возвращению женщины она сумела принять сидячее положение. Ведунья, вернувшись, накинула на плечи пациентки плащик.
  
   Плащ покровительства.
   Тип: накидка, предмет для слота верхней одежды.
   Класс: легендарное.
   Защита: 25. Прочность 199/200.
   Защита от магии: 40.
   Живучесть: +15.
   Сопротивление всем стихиям: +5%.
   Необходимый уровень: 10.
  
   Хэйт, прочтя описание плащика, вцепилась в его полы покрепче, с твердым намерением не отдавать его обратно НПЦ ни за какие коврижки.
   - Спасибо вам! - гнома состроила довольную рожицу. - Но что за средство вы упомянули? Не хотелось бы, чтобы наша подруга страдала. Если есть какой-то способ...
   - Способ есть, - после некоторого раздумья ответила Власса. - Только достать сей предмет... Проще смириться, право слово. Но, ежели вы так настроены... Добудьте Талисман Забвения, и исцелится с его помощью ваша страдалица от сердечной тоски. Где он, у кого сейчас хранится - мне не ведомо. Знаю лишь, что Листа из Даларивы, Повелительница Иллюзий, проявляла к нему сильный интерес, значит, держать вам путь к ней... Вы уверены, что хотите отправиться на поиски Талисмана?
  
   Задание! Талисман Забвения: Стадия I: Повелительница Иллюзий.
   Отыщите в городе Даларива, королевство Витори, Повелительницу Иллюзий Листу. Возможно, у нее вам удастся узнать больше о местонахождении Талисмана Забвения.
   Награда: 680 опыта; 2 золотых.
   Дополнительная награда: неизвестно.
   Требования: расположить к себе Ведунью Влассу.
   Уровень сложности: средний.
  
   - Мы согласны! - бойко закивали Рэй и Маська. Хэйт нехотя кивнула.
   - Вам виднее, - строго сказала женщина, взглядом указала на дверь. Напарники понятливо засобирались, особенно спешила квартеронка. Власса не стала прощаться и на возврат плащика не намекнула.
  
   - Вы. Две. Охамевшие. Задницы! - выделяя паузами каждое слово, высказала компаньонам Хэйт, едва они оказались на улице. - Но я не прочь услышать объяснения.
   - Ты плащ на халяву урвала? Урвала, - Рэй скрестил руки на груди. - Опыт нам гарантирован уже за: "Здравствуйте, тетя Листа". Изображали двух клоунов мы с малой, а ты просто валялась. Бревном. Радуйся! По поводу квеста: каждый этап требует выполнения массы условий, и если стартовые известны (я нашел на форуме), то дальше все не так радужно. Были надежды, что нас пошлют по уже опробованному пути, и мы сумеем подогнать условия, как с Влассой. Не повезло. Цепочка создается как-то криво, нарыл я ее вообще в ветке багов, где прямолинейные и недовольные игроки спрашивали: "Что курили разработчики?"
   - М-да... Понятно, что ничего не понятно, - Хэйт скривилась. - А что за Талисман-то?
   - Про эту ерунду забудь, - махнула рукой Мася. - Дальше пятой стадии пока никто не дошел, если верить форуму. Там, чтобы каждому новому неписю угодить, нужно чуть ли не наизнанку вывернуться.
   - И все-таки?
   - Да не знаем мы! - вспылил Рэй. - И никто наверняка не знает. Фиговинка с пафосным названием, которую при всем желании не получить. Хочешь, слово тебе дадим, что если сойдутся все звезды и мы добудем эту штуку, она твоя?
   - Хочу.
   А что? Она ничего не теряла: пролетят они с этой серией, так и ладно. А если внезапно сорвут куш - то чем ей не возмещение морального ущерба?
   - Ну, раз хочешь - с неписями ты и будешь договариваться, - ехидно предложил убийца. - Строить глазки, импровизировать...
   - Запросто, - приняла вызов Хэйт. - Но если ты еще раз распустишь руки, не посмотрю ни на общие задания, ни на то, что с Маськой вы спелись, отправлю в черный список.
   Игрок, помещенный в ЧС (сокращенно от черного списка) делается для персонажа неслышимым. И отправка фей между ним и адресатом, занесшим этого игрока в черный список, становится невозможной.
   Убийца заливисто рассмеялся.
   - Ок, в следующий раз потащу тебя волоком по земле. Или ты всерьез считаешь, что я... проявляю к тебе интерес? Ох... Без шуток? Святая наивность! Хэйт, лучезарная, ты так трогательно смущаешься, что над тобой просто нереально не подтрунивать! Черт, чувствую себя совратителем малолетней...
   - Да ладно тебе, вот если б ты за Масей решил приударить, стоило бы бить тревогу, - с нескрываемым облегчением отозвалась Хэйт.
   Заявление Рэя прямо-таки камень с ее души сняло. Потому как флирт в виртуальности - это было последнее, чего она хотела в жизни, в игре и в пределах Солнечной системы!
   - Если вы обсудили свои взаимоотношения, то почему мы тремся у домика Влассы, в то время, как нам надо мчать в Далариву? - с искренним недоумением вопросила Маська.
   Это был риторический вопрос, не прошло и десяти минут, как компания уже искала жилище Повелительницы Иллюзий в славном и шумном городе Даларива... Точнее, искали Маська и убивец, а Хэйт обмозговывала скудную информацию, что ей выдали напарники: цепочка заданий, которую никто не "пробил" до конца; неписи, к которым нужен особый подход; возмущенные игроки. Она искала логику в - казалось бы - алогичном построении заданий. Ведь если даже в квесте с говорящими радиационными деревьями логика имелась, то и тут были все шансы обнаружить взаимосвязь между действиями игроков и реакцией НПЦ.
   Ведунья купилась на мертвецки пьяную девицу и историю о несчастной любви. Причем первый фактор предполагал применение ее особых умений, знаний, способностей (нужное подчеркнуть), а второй побудил дать задание, пожалев оную страдалицу. Следующая непись - спец по иллюзиям. "Собаку съела" на фантомах, миражах и обмане... зрения и не только.
   - А что, если...
   Хэйт осеклась, заметив любопытный взгляд гномки. Возникшую идею девушка решила замолчать: меньше знают, лучше спят.
   - Пришли, - Рэй указал на башенку из бледно-голубого камня. - Хэйт, твой выход!
   - Власса послала вас ко мне? - дивным голосом пропела Листа, выслушав визитеров.
   Хэйт подтвердила. Тренькнуло оповещение о выполнении первой стадии миссии.
   - Зачем тебе Талисман? - резко спросила адептку Повелительница Иллюзий, моментально разбив свой воздушный образ.
   - Чтобы утереть нос тем двоим, - без околичностей заявила Хэйт. Гнома, услышав ответ приятельницы, скуксилась, а кинжальщик возвел очи горе.
   - А для чего он вам? - обратилась непись к напарникам Хэйт.
   - Они и сами толком не знают, - вклинилась адептка, не давая компаньонам встрять и испортить ей всю игру. - Ведь раз никто из пришлых не держал в руках Талисман Забвения, свойства его нам неизвестны.
   - Занятно, - задумчиво произнесла Листа. - И ни слова лжи... Хорошо! Я дам вам шанс.
   Она хлопнула в ладоши. Свет померк, тело Хэйт утратило точку опоры, затем...
  
   - Вот это да! - изумилась Маська. - Не думала, что такое в Восхождении возможно! И хорошо, пожалуй, что я Хэтти с собой не взяла...
   Они находились не в башне. Помещение выглядело как куб с непрозрачными серыми стенами, без входа и выхода. Окна также отсутствовали.
   Хэйт, Рэй и Мася обнаружили себя у одной из граней-стен, а напротив них переминались с ноги на ногу... их отражения.
   - Все вокруг - иллюзия, - приглушенным голосом сказал Рэй. - Листа - не обычная НПЦ, у нее статус выше, чем магистерский. А уровень, наверняка, не меньше трехсотого.
   - У нас есть проблема более срочная, - заметила Хэйт. - Копии. Они... не выглядят дружелюбными.
   Словно в ответ на ее слова, отражение убийцы растворилось в невидимости, отражение гномы закрылось щитом, а отражение адептки начало "перебирать пальцами", активируя какие-то скиллы...
   Время разговоров вышло: Маська дернулась в сторону Хэйт, сама адептка включила ауры и выставила перед собой область трясины (из несомненных плюсов заклинания был тот факт, что действовало оно, в отличие от камнепада, только на вражеские цели, что исключало вероятность дружественного огня). Рэй в скрытности, по стеночке, двинулся в сторону копии адептки.
   Отражение гномы застопорилось: прошла лоза от Хэйт. И тут же свист стали за спиной заставил адептку отпрыгнуть вбок, обернуться: Маська успела выдернуть вражьего "невидимку" из скрытности, оглушила ударом щита. Хэйт поспешила накинуть на оглушенного врага пыльцу, чтобы тот снова не слился с тенями...
   Копия адептки сняла дланью лозу с отражения гномы, но это было последним, что она успела сотворить: Рэй наконец к ней подобрался. Отблеск на лезвии кинжала, багряные искры и добивающий удар, рассекающий шею... Отражение не рухнуло оземь, не испарилось: осталось стоять, неподвижное, будто каменное, с застывшей полоской хп на краешке красной зоны.
   "Даже если у него критом прошел каждый удар, таки мощно! Нужно срочно менять вещи", - некстати подумалось Хэйт.
   О том же напомнила и секира дубля гномы... Оглушением на шесть секунд и почти четвертью улетевшего здоровья за пару ударов. Рэй ругнулся, швырнул какую-то фляжку под ноги Хэйт и атакующей ее копии гномки. Адептку тряхнуло, система оповестила о "дружественном огне" и эффекте ошеломления, но Хэйт мысленно рукоплескала убийце: время ошеломления до доли секунды совпало с оглушением от отражения гномы, при этом Масю, сражающуюся с дублем кинжальщика, не задело!
   Пока адептка "куковала", Маська и Рэй разобрались с копией убийцы, без скрытности, отравленный, под серией оглушающих ударов гномы, этот дубль не имел шансов на победу.
   Втроем же справиться с одной противницей не составило никакого труда.
   Однако копии, теперь уже в виде "статуй", никуда не исчезли, как и странный куб.
   - Добить чем-то надо, - авторитетно заявил Рэй. Гнома согласно закивала, размахнулась топориком...
   - Стойте! - вырвалось у Хэйт. - Минуту мне дайте...
   Мысли, не складываясь в полноценную картину, обрывочно мелькали у нее в уме: "Повелительница Иллюзий, иллюзорный же куб, отражения... Победить их? Уничтожить? Слишком... очевидно. Если путь ясен и предсказуем, нужно ли по нему идти?"
   Она выделила копию самой себя, помянула зачем-то Ашшэа, активировала... лечение. Затем регенерацию. И снова лечение. Так - до полной шкалы здоровья. Отражение осталось недвижимым...
   - Прекращай страдать фигней, ушастая, - порекомендовала Маська.
   Хэйт отмахнулась.
   Второй целью на исцеление стал дубль убийцы. И снова - никакого результата.
   - Может, не стоит? - Рэй, по-видимому, разгадавший замысел адептки, неодобрительно покачал головой.
   Хэйт молча приступила к лечению копии гномы. Каст, еще один... Регенерация...
  
   Поздравляем!
   Вы успешно прошли персональное испытание Повелительницы Иллюзий!
  
   Вспышка - и все трое обнаружили себя в уютной гостиной Листы.
   - Имя последнего владельца Талисмана Забвения - Дагвор, он Мастер Меча. Живет в Крейнмере, королевство Адария. Мне известно, что он продал Талисман. Кому и при каких обстоятельствах - я не смогла разузнать.
  
   Задание: Талисман Забвения: Стадия I - завершено!
   Задание! Талисман Забвения: Стадия II: Мастер Меча.
   Узнайте, кому Дагвор, Мастер Меча, продал Талисман. Дагвор живет в крепости Крейнмер, королевство Адария.
   Награда: 1020 опыта; 2 золотых.
   Требования: пройти персональное испытание Повелительницы Иллюзий Листы.
   Уровень сложности: средний.
  
   Листа обвела троицу задумчивым взглядом.
   - Признаюсь, я была уверена, что испытание иллюзий вы не пройдете. Это ты нашла верный ответ, прямолинейная пришлая, отмеченная знаком Ашшэа?
   Хэйт осторожно кивнула.
   - Ты заслужила... поощрение. Держи, - непись протянула адептке небольшой мешочек.
   Хэйт, разумеется, приняла дар. Но поспешила добавить:
   - Мои... друзья очень мне помогли. Без них я не справилась бы. Будет не совсем честно...
   - Внутри три одинаковых предмета, - перебила ее Листа. - Тебе решать, как ими распорядиться. А теперь - ступайте!
   Уговаривать их не пришлось, группа с удивительным единодушием заторопилась к выходу...
   Покинув башню, Хэйт сразу же вскрыла мешочек. Внутри, как и сказала Листа, нашлось три одинаковых шарика, которые не с первой попытки поддались распознанию...
  
   Малая сфера иллюзии.
   Тип: используемый одноразовый предмет.
   Разбивая сферу, персонаж создает свою точную неосязаемую копию (фантом). Время существования фантома: 30 минут, после чего иллюзия рассеивается.
   Класс: легендарное.
  
   - Понятия не имею, для чего эти штуки следует применять, но вот ваши, - Хэйт передала Рэю и Маське по сфере. Действовала квартеронка не из соображений щедрости, а из здравого, эгоистичного расчета: оставь она все три сферы себе, и напарники почувствовали бы себя обделенными. Хэйт не хотелось, чтобы у них сложилось впечатление, что она "тянет одеяло на себя".
   - У меня только один вопрос: как? - озадаченно произнес Рэй.
   - Голову подключила, - пожала плечами Хэйт. - По этому Дагвору нет сведений?
   - Не-а, - огорченно ответил убийца.
   - Он живет в Крейнмере, а там у нас с ушастой есть знакомый кузнец, - заметила Мася. - Заглянем на огонек, глядишь, и скажет он чего дельного про этого Дагвора...
  
   Надежды гномы не оправдались. Все, что удалось вытянуть из кузнеца Вальха: "Вояка прожженный, больше и добавить нечего". Направление указал, где обитал Мастер Меча, и на том закончилась полезность кузнеца.
   - Может, вы с ним поговорите? - предложила Хэйт. - Я же мистик, могу ему не по нраву прийтись.
   - Ну уж нет, - криво усмехнулся Рэй. - Уговор был, что ты со всеми НПЦ общаешься. Изволь исполнять.
   - Пеняй на себя, если что, - предупредила адептка.
   Мастер Меча встретил их холодно. По виду его можно было смело утверждать, что заявись к нему та же компания без задания, дальше порога он бы их не пустил.
   Непись засчитал им второй этап квеста, хоть и с явной неохотой, а после прямым текстом заявил:
   - Выметайтесь.
   - Нет, - в том же тоне ответила Хэйт, поджала губы. Задрала подбородок, приготовившись спорить с НПЦ до последнего.
   - Хилячка, не тебе мне перечить, - сузил глаза Дагвор. - Выход - вот, а кому сообщить о судьбе Талисмана, я уже решил. Вам нечего делать в моем доме!
   - Так измените решение, - продолжала стоять на своем адептка. - Мы не уйдем.
   Ни тени сомнения в правильности своего поведения у нее не было: выставлять непись начал их сразу, то есть, либо условия, необходимые для допуска к его персональному заданию не были соблюдены еще по приходу, либо она сумеет Мастера Меча "переупрямить".
   - Изменить? - НПЦ вдруг запрокинул голову, загоготал (Хэйт внутренне содрогнулась, звучало сие страшновато, но виду постаралась не подать). - Эй, воины, покажитесь!
   На зов Мастера из комнаты, в которую Хэйт и напарников не пустили, вышли двое: классический мечник и гладиатор, боец, применяющий технику двуручного боя, с мечами в ножнах и добротной латной броне. Нагрудник и щит первого Хэйт опознала, видела такие в базе данных, они входили в комплект "Несокрушимой скалы", а требовали для экипировки пятидесятого уровня. Уверенность девушки несколько пошатнулась, ведь в том, что это игроки, сомнений не возникало...
   - Если вы сразите этих претендентов - я, так и быть, изменю решение, - предложил непись. - Слова - сотрясение воздуха, правоту доказывают только меч и битва!
   - Хорошо.
   Адептка утвердительно кивнула. Подписываясь на безнадежный бой, да еще и без согласования с компаньонами, она была на все сто уверена в верности своего решения.
   - Мы же в мирной зоне, Мастер, - несмело подала голос Мася.
   НПЦ махнул рукой в пригласительном жесте. Все пятеро молчаливой вереницей потянулись за ним.
   - Арена для тренировок, - гордо продемонстрировал Дагвор цель их перемещений, средних размеров площадку под полупрозрачным куполом. - Если все согласны на схватку, ступайте внутрь. Отсчет - минута.
   Ауры мужества и стойкости не выключались со времен боя с отражениями, а "секретного оружия", которое могло бы перебить преимущество противника (а оно крайне наглядно выражалось в экипировке и уровнях) у группы Хэйт не наблюдалось. Воины же, уверенные в своей победе, и вовсе вели себя расслабленно, как на вечеринке.
   - Ты все сделала правильно, - прошептал Рэй, удивив Хэйт. - Сольем - и ладно, а слабину НПЦ показывать нельзя. Во время боя двигайся все время, твои скиллы на них, скорее всего, не пройдут - разница в уровнях, но пробуй стопорить по откату любого из них. Тяни время, регенку свою прокидывай, но не стой на месте. Поняла?
   Она закивала. Гнома, с которой Хэйт мимоходом переглянулась, поглаживала лезвие секиры с невозмутимым видом.
   - Пять, - начал обратный отсчет непись. - Четыре. Три. Два! Один... Бой!
   ...Вспоминая то, что произошло после сигнала НПЦ, Хэйт раз за разом поражалась: как это вообще могло случиться? Ее личное участие свелось к беготне и тщетным попыткам затормозить движение мечников лозой, так что она была, грубо говоря, движущимся манекеном. А вот гнома и убивец...
   Один из оглушающих ударов прошел на чуть замешкавшегося на повороте гладиатора. Маська с криком: "Банза-а-ай!" - размахнулась щитом (он описал почти полный круг, да и сама гнома крутанулась вокруг своей оси), впечатала его в живот воина. Рэй ударил из невидимости, провел уже знакомую по схватке с отражениями серию с багряными искрами и добивающим по шее... Казалось бы: слону дробинка, урон от такой мелкотни не мог нанести серьезных травм, но шкала здоровья гладиатора сказала об обратном - четверть хп пара "малявок" снесла. Воин отошел от оглушения, рыкнул, занес для верхнего удара оба меча... И получил под ноги флягу от Рэя (и он, и гнома успели отпрыгнуть), с эффектом ошеломления. Сюрпризы на этом не кончились: мечник с четвертой попытки был остановлен лозою! Гнома мини-ураганом налетела на обоерукого, вколотила в него все свои умения, кроме "шаринга", разве что, кинжальщик старался не отставать, хотя урон от его атак не из скрытности был значительно ниже. А потом... Везение иссякло. Противники вышли из контроля, загнали в угол Хэйт, сложили, как картонный лист - ей двух ударов хватило, по одному от каждого, причем второй сорвал попытку лечения - сбил каст. Посмертно, так сказать. Это было не столько обидно, сколько ожидаемо...
   Рэй сопротивлялся дольше - за счет скорости и уворота, но в режим тени повторно уйти ему не удалось... Гномка "жила" дольше всех. Итоговое время боя составило три с половиной минуты - и это было раза в три дольше, чем рассчитывала Хэйт.
   На арене не предполагалось смерти: "погибших" участников просто выбрасывало за пределы площадки, а купол, как сумела убедиться адептка, после начала боя становился непреодолимой преградой. С окончательной победой противников купол снова стал проходимым, и первое, что сделала адептка - вернулась на арену.
   - Спасибо, ребят, это было круто! - искренне произнесла она.
   - Нормальный фан*, жаль только, что ваша группа совсем малая по уровням, - хмыкнул гладиатор, которого слегка, но потрепали. - Были б постарше, веселее получилось бы.
   Подошел Рэй, подал гладиатору руку, тот, не раздумывая, ее пожал.
   - А вам, Мастер Дагвор, спасибо за этот опыт, - повернулась Хэйт к НПЦ. - Мы пойдем.
   - Куда? Разве уже не интересна вам судьба Талисмана Забвения? - с усмешкой спросил Дагвор.
   Рядом закашлялся убивец, а Маська захлопала в ладошки со всей своей детской непосредственностью.
  
   -----------------------------------------------
   *От англ. Fun - веселье, удовольствие.
   -----------------------------------------------
  
   - Нынче стали часто путать храбрость с безумием, полагая, что осторожный проживет дольше, - наставительно сказал непись. - Но, вступая только в те бои, где победа предсказуема, вы упускаете шанс испытать себя на прочность.
  
   Поздравляем!
   Вы успешно прошли персональное испытание Мастера Меча Дагвора!
  
   - Вот это поворот, - тихонько сказанула гнома. - Живем!
   Дагвор пояснил: те двое, что сражались с ними, явились к Мастеру вовсе не за этим квестом, а чтобы взять несколько особых уроков. НПЦ же, руководствуясь своими интересами, задействовал их в испытании. Никаких "вкусняшек" в виде бонусов Мастер Меча не выдал, зато указал следующего НПЦ в цепочке: Хельвика, Главного Караванщика региона Арвинхадд, ближайшего к эльфийским землям людского домена. Хельвик заплатил за Талисман, но Дагвор знал наверняка, что Караванщик - только посредник. Увы, сам покупатель остался в тени...
  
   Задание: Талисман Забвения: Стадия II - завершено!
   Задание! Талисман Забвения: Стадия III: Главный Караванщик.
   Выясните, кто был настоящим покупателем Талисмана Забвения у Хельвика, Главного Караванщика. Найти Хельвика вы можете в деревне Веслирн, регион Арвинхадд.
   Награда: 1530 опыта; 2 золотых.
   Требования: пройти персональное испытание Мастера Меча Дагвора.
   Уровень сложности: средний.
  
   Вне жилища Дагвора Рэй преподнес напарницам отличную новость: этап с Караванщиком был в числе пройденных другими игроками и описанных на форуме.
   - Нам нужен сыр, - сказал убивец. - И вот такой вопрос: девушки, вы боитесь крыс?
  
   - Ничего я вам не скажу, - худой и смуглокожий НПЦ появлению группы с расспросами не обрадовался. - Мне заплачено за молчание. Хоть это и не важно уже, но обещания мои - не мусор, я ими не разбрасываюсь!
   - Мы поняли, - согласился Рэй (раз уж он знал, что и как следует говорить неписю, на этот раз за переговорщика подрядили его). - Вы не откажетесь принять небольшой подарок? В знак того, что мы не враги этому дому.
   Жители региона Арвинхадд отличались по укладу жизни и традициям от жителей центральных людских королевств. Конечно, под "жителями" подразумевались НПЦ.
   Последовала церемония передачи... сыра. И вот он-то привел непися в восторг.
   - Как вы узнали? О, не важно! Главное, мне будет, что подложить в капканы для этих мерзких грызунов!
   Рэй учтиво предложил переложить труд по расположению капканов в подвале дома Хельвика, в котором завелись огромные и весьма наглые (по словам Караванщика) крысы. НПЦ не отказал.
   Спустившись в подвал, кинжальщик первым делом отбросил крысоловки в пыльный угол.
   - У него тут выводок крысолаков поселился, а он их на простейшие ловушки надеется поймать, - покачал головой парень. - Сейчас будет жарко, готовьтесь!
   Закончив фразу, убийца слился с тенями. Хэйт инстинктивно сделала шаг назад, а Маська закрылась щитом. Исполненный злобы писк стал сигналом к началу крысиной атаки...
   При виде толпы прямоходящих крысолаков с кроваво-алыми глазенками рука Хэйт, уже протянутая к пиктограмме, активирующей трясину, дрогнула. Момент был упущен: хвостатые оборотни ринулись на гному всем скопом. Проклиная себя за излишнюю впечатлительность (ну многим ли хуже эти крысоподобные относительно землероек?!), адептка принялась за лечение Маси: эти твари поодиночке не были бы страшны, но в куче, в стае - стали грозной силой. Убийца снова медлил, а здоровье гномы улетучивалось с каждым новым укусом, с каждой царапиной, и лечения Хэйт не хватало, чтобы перекрыть урон, наносимый крысолаками; когда же Рэй пронесся вихрем сквозь живую серую массу, разя каждого монстра на своем пути, адептка вздохнула с облегчением.
   - Откат абилки* - сутки, так что, девушки, поднатужьтесь, мы обязаны их завалить! - бравурно прикрикнул убийца, не забывая орудовать кинжалами.
   - К стенке прижмись, я камнепад запускаю! - предупредила Хэйт. Удар по площади не только "бил по своим", если они попадали в радиус действия, но и требовал трех секунд подготовки. - Твар-рюга!
   Последнее относилось не к Рэю, а к крысолаку, прыгнувшего на адептку.
   "Только не сбей!" - пронеслась мысль в ее голове, слить ману в никуда и потерять драгоценное время было бы донельзя обидно. Причем если обычный урон сбивал каст в десяти процентах случаев, то критический - с половинным шансом, если кастующий не проходил некую "проверку на устойчивость", что бы под этим не подразумевали разработчики... Крыс наносил удары слабые, но частые, и это повышало вероятность прервать чтение заклинания.
  
   Новая способность Концентрация добавлена! Концентрация (пассивное): шанс прерывания чтения заклинания при получении урона вашим персонажем понижен на 5%. Возможно дальнейшее улучшение способности.
  
   С монстром здорово подсобил Рэй, а камнепад успешно прошелся по тем оборотням, что уцелели после стремительной атаки убийцы (монстры были "тонкие", брали за счет количества, а со здоровьем у них было туго, так что и дохли они быстро). Дюжину тварей, оставшихся возле Маськи, вырезали сообща за несколько секунд.
  
   --------------------------------------------------------
   *От англ. Ability - способность, заклинание.
   --------------------------------------------------------
  
   - Фу-х! - выпалила после бойни квартеронка, уселась на ступеньку лесенки, ведущей наверх. - Рэй, знаешь, у тебя талант: ты врываешься каждый раз, когда я уже отчаиваюсь, дожидаясь твоего появления. Это чтобы эффектнее?
   - Нет, это чтобы все стойки включить, - усмехнулся убийца. - Усиления на скорость атаки, скорость движения, силу крита. Персональные. Висят они мало, откатываются долго. Так, соберите их хвосты, Караванщик заплатит за каждый, а я стеночки простучу, тут должна быть потайная дверь и проход к мини-боссу. Он, по отзывам, слабый, должны сдюжить.
   Слабый мини-босс оказался пращником, причем целью для метания округлых камней он почему-то выбрал Хэйт. Снаряд, впечатавшийся с размаху в лоб адептки, вызвал, вдобавок к повреждениям, еще и возмущенный писк. Крысолак-Охотник (согласно незамысловатой надписи над головой монстра), словно воодушевившись, метнул в адептку вторую "пулю". До третьего снаряда дело не дошло: гнома домчалась до босса, принялась колошматить его попеременно щитом и секирой. С не меньшим энтузиазмом к делу подключился Рэй; а Хэйт, то ли из-за особого расположения звезд, то ли от обиды, начала критовать по крысюку каждым третьим скиллом. Минут шесть спустя затыканный кинжалами, отлупленный топориком и обкастованный всем, чем только можно, мини-босс благополучно испустил дух.
   - Скукотень и легкотень, - показушно зевнула Маська. - И это босс? Вот ушастая пищала прикольно в начале, да...
   - Дитя совсем от рук отбилось, - шикнула на нее Хэйт. - Я ее лечу, понимаете ли, не жалея маны, не покладая рук, а она мне за писк выговаривает!
   - Девушки, ваша беседа весьма увлекательна, но не пора ли нам вернуться к НПЦ? - вкрадчиво обратился к напарницам Рэй. - А касаемо Охотничка, я более, чем уверен, что уровни подвальных крыс соответствуют уровню младшего в нашей группе, то есть Хэйт, поэтому "босс" из главного крыса - одно название.
   "Девушки" с доводами согласились, но покинуть погреб решили чуть опосля: Хэйт надумала попытать счастья с картографическим навыком. Вышло весьма успешно, в закутке мини-босса обнаружился тайник. А в тайнике...
   - Дайте две! - потрясенно выговорила адептка после успешной идентификации потрепанной книжечки.
   Носила неказистая книженция название "Записки Мудреца" и по прочтении предлагала на выбор пятьдесят тысяч очков опыта или десять свободных очков характеристик. Хэйт зашуршала страничками, полностью игнорируя намеки компаньонов на то, что им скучно и хочется поскорее наружу. Выбора "экспа или статы" для нее не стояло, десять очков целиком вписались в графу "интеллект".
   - Вот теперь идем сдавать хвосты, - с довольным видом заявила она напарникам. - И, кстати, я согласна с вами: очень полезный квест, очень!
   Непись вестям из подвала и горке крысолачьих хвостов не обрадовался, но отмерил плату по справедливости: на каждого вышло по четыре золотых с мелочью. И испытание зачлось, как исполненное.
   - Я не могу сообщить вам имя покупателя Талисмана, но могу назвать его врага. Если сумеете разговорить его, узнаете все о нужном вам человеке. Контрабандист Фиот, живет на окраине Риминессы, приграничного городка, от коего рукой подать до орочьих земель.
  
   Задание: Талисман Забвения: Стадия III - завершено!
   Задание! Талисман Забвения: Стадия IV: Контрабандист.
   Получите информацию от Контрабандиста Фиота, живущего в городе Риминесса, регион Бергот.
   Награда: 2295 опыта; 2 золотых.
   Требования: пройти персональное испытание Главного Караванщика Хельвика.
   Уровень сложности: средний.
  
   - Пойдемте-ка, поищем таверну или кабак, - высказал Рэй, когда компания оказалась на улице. - Надо присесть и обсудить ту... неприятность, в которую мы угодили.
   Судя по поникшим плечикам гномы, угодили они и впрямь, в самую, что ни на есть, за... засаду. Хэйт без раздумий последовала за убийцей...
   - Рано я радовался, когда нас в крысиную нору отправили, - поморщился Рэй, едва троица уселась вокруг шаткого столика в убогой корчме. - Фиот закинет нас в каменный мешок без освещения и без выхода, под предлогом "подземелья", которое надо пройти. Первая группа полезла туда без свитков возврата, просидела неделю внутри, без еды - запасы кончились, без связи - феи не отсылались оттуда и не долетали туда, кроме того, им даже убиться было не об кого, мобов там нет. Они вышли в реал, подняли как раз тогда эту тему с багованной цепочкой, модератор им ответил, что из подземелья выход наличествует, перемещать игроков силами администрации из рабочего данжона не есть правильно. В итоге ребята перерезали друг друга, чтобы выбраться к кругу воскрешения, по уму убивались, через кровотечение, чтобы последнему не остаться в одиночке...
   Хэйт впечатлилась.
   - Жесть. В полный рост прям.
   - Не говори. Вторая группа, которая напоролась на эту стадию, накупила свитков, факелов, озаботилась и приобретением магом скилла "Свет во мгле". Они обыскали все от и до. Через три дня плюнули и заюзали свитки телепорта. Квест, как не трудно понять, при этом слетел. Третья компашка сразу послала непися лесом, чтобы не мучиться. Такие пироги.
   - Печа-а-алька, - протянула Маська. Не согласиться с ней было трудно.
   - Фэйл*, в общем, - постановил кинжальщик. - Попробовать можно, но...
   - Я поняла, - кивнула адептка. - Давайте тогда на сегодня разбежимся, а завтра, на свежую голову, может и сообразим чего. И закупимся, само собой. У нас есть убийца, видящий ловушки, гнома с сутью вещей и картограф. Отказываться сходу было бы глупо.
   Гнома и убивец согласились; на том и разошлись.
  
  
   -------------------------------------------------
   *От англ. to fail - терпеть неудачу. Провал, облом в широком смысле.
   -------------------------------------------------
  
   После душа и манипуляций с лекарствами Вероника села за компьютер, изучать форум. Убийца хоть и говорил убедительно, подробно, мрачно, почти в духе Стивена Кинга, но лучше было убедиться самой. Форум огорчил: на квадратный сантиметр текста в теме крика и возмущений было больше, чем каких-то данных. Иными словами, ноль конструктива и прорва негатива. Если процедить через ситечко всю имевшуюся в разделе информацию, получалось, что к словам убийцы и добавить-то нечего.
   - Печа-а-алька, - подражая гноме, произнесла Вероника.
   После чего забралась в постель с "Техникой акварельной живописи" и до самого сна старалась не думать ни о каких играх, данжах и заданиях...
  
   Самыми полезными сведениями, что удалось давеча почерпнуть с форума, было уточнение о способе "подкупа" НПЦ. Ничего сверхсложного, при знании рынка региона можно было самостоятельно разобраться, тем более, что род занятий Фиота намекал: неписю интересен был или диковинный товар, или незаконный. В данном случае работал первый вариант: редкий в той местности речной жемчуг (и потому ценный), используемый в алхимии и ювелирном деле. На аукционе цена за жемчужинку составляла примерно пять золотых, и Хэйт, зайдя в игру раньше спутников, решила попытать счастья в нырянии и потрошении моллюсков, благо, речка подходящая протекала недалеко от Веслирна. Мануалов по добыче не было, только пара отписок, вроде: под водой не стоит находиться долго, жадность порождает бедность. Еще рекомендовали оружие и верхнюю одежду из активных слотов убрать в инвентарь, а лучше вообще снять с себя все снимаемое, кроме бижутерии. Хэйт, хоть и не поняла, чего ради это делалось, совету последовала.
   Подводный мир обрисован был ничуть не хуже наземного: рыбы, водоросли, пузырьки воздуха - все было реалистично. Хэйт повезло: колонию моллюсков с забавно торчащими вертикально вверх ракушками она обнаружила быстро. И успела перенести со дна в рюкзак около трети, когда система оповестила о недостатке воздуха. Грудь сдавило. По единичке начало улетучиваться здоровье. К всплытию адептка успела проклясть дурацкую затею и свою привычку экономить на всем, а также возненавидеть пучеглазых рыб, ей казалось, что они смотрели на нее, как на еду.
   - К демонам! - выдохнула Хэйт, едва выбравшись на берег и спешно облачаясь. - Никогда больше, никогда!
   После вскрытия жемчужниц мнение изменилось. Из тридцати с лишним раковин она извлекла пять перламутровых кругляшков. Простейший подсчет наглядно свидетельствовал о выгоде мероприятия.
   - Никогда? Такого наречия в словаре геймера быть не должно, - напутствовала себя адептка на второй подводный заплыв.
  
   Внимание! Повторное ныряние возможно не ранее, чем через три часа после предыдущего!
   Оставшееся время: 2 часа 44 минуты.
  
   Об этом на форуме скромно умалчивали. Хэйт проверила список друзей: ни убивца, ни гномки еще не было. Душа требовала действий, а мясо моллюсков, добытое из раковин, чтобы из него что-то приготовили. Останавливало отсутствие рецепта, но девушку и тут потянуло на экспериментаторство. Она установила переносную жаровню, разожгла ее, закинула на решетку с дюжину кусочков мяса. Соль и перец с некоторых пор она носила с собой в обязательном порядке, пригодились они и в этом блюде. Кулинария была одним из тех навыков, где можно было без знания точной рецептуры успешно приготовить блюдо - хоть и не всегда. Первую партию Хэйт передержала: мясо получилось, будто резиновое, а система ехидно рекомендовала выбросить его поскорее. Зато вторая попытка превзошла все ожидания!
  
   Поздравляем! Вы приготовили блюдо, не имея рецепта! "Мясо моллюска на огне" добавлено в вашу книгу кулинарных рецептов.
  
   Также пришло и оповещение о прогрессе навыка. А главным призом стал нежный вкус деликатеса, вкупе с прибавкой к ловкости и мудрости по десять единиц на полчаса от поедания блюда.
   - Я люблю эту игру, - жмурясь от удовольствия, произнесла девушка.
   Третью партию из всех оставшихся кусочков мяса она приготовила, чтобы побаловать напарников, дабы не забывали о маленьких радостях Восхождения, а то все схватки, катакомбы, убийства...
   Закончив с готовкой, Хэйт решила заскочить... в храм. С учетом того, что предстояло ей и компаньонам искать разгадку подземелья, мысль испросить совета у тех, кто знает о подземельях больше всех, казалась весьма здравой. Речь шла о дроу.
   - Пришлая-смесок. Не тебя ли искала старшая из храма Велегарда? - вопросила местная жрица. - Точно, тебя. Не будь высокомерной, являться в храм столь редко - непростительно.
   Хэйт поплохело: судя по тону дроу, до понижения репутации с орденом было рукой подать. Она спешно заверила жрицу, что сразу же по прибытии в Велегард посетит святилище Ашшэа, и только после этого приступила к описанию проблемы "подземелья-без-выхода".
   - Ищи знаки, - ответила жрица.
   - А можно ли...
   - Нет.
   "Вот и поговорили", - с раздражением подумала Хэйт, когда темная, не утруждая себя объяснениями, ушла вглубь храма, оставив адептку домысливать, что же крылось за ее словами.
   Объявился Рэй. Девушка тут же отправила ему феечку с извещением о том, что жемчуг есть, покупать не нужно. Ответная записка гласила: "Понял, куплю свитки и факелы. Встретимся в Риминессе у телепорта".
   В означенный город она прибыла раньше кинжальщика. Благодаря жемчугу финансовый вопрос ребром уже не стоял, и выделить тридцать золотых (именно столько стоило заклинание "Свет во мгле") Хэйт могла себе позволить, так что вместо скучного ожидания сбегала в Гильдию Магов, разжиться "светильником", называемым еще "Свет в конце туннеля" или "Сам себе лампочка". Скилл этот, доступный к изучению с первого уровня всем мистикам, не нуждался в развитии, даже уровень владения не был указан в его описании, отсюда и необычная для первоуровневых книг цена; работал он просто, при применении пространство "два на два" (в метрах) вокруг мистика наполнялось светом. Банально, но для ряда мест необходимо.
   Как раз к возвращению Хэйт к портальным вратам объявились напарники.
  
   Для Контрабандиста Фиат выглядел как-то бледно, заурядно, смахивая, скорее, на торговца средней руки. Но при виде жемчужины оживился, в глазах появился алчный блеск.
   - Я расскажу вам все о том, кто вас интересует. Но сначала - пройдите одно подземелье. Видите: все честно.
   Контрабандист, говорящий о честности - это веселило.
   - Мы ведь должны не просто его пройти, но и принести вам что-то, сейчас там хранящееся, верно? - задала вопрос, мучивший ее со вчерашнего дня, адептка.
   - Нет! Нет, ничего такого, - замахал руками НПЦ. - Небольшое приключение, только и всего. Вы согласны или нет?!
   Чтобы не завалить квест, пришлось отвечать утвердительно...
   - Он лгал, - заявила Хэйт, активируя "светильник". После того, как непись отвел их ко входу в каменное узилище и опустил за их спинами монолитную плиту, группа оказалась в кромешной тьме.
   - С чего ты взяла? - вскинулась Маська.
   - Если тут ничего нет, то и загонять нас сюда нет смысла. И он отвел глаза, когда отвечал, очень характерно. И поэтому кажется мне, скрыто здесь нечто архиважное. Или ошеломительно дорогое.
   - Лгал? Ответ глаза? НПЦ? - с глубочайшим сомнением вопросил Рэй. - Как-то это... неубедительно звучит.
   - Поживем - увидим, права я или нет, - пожала плечами Хэйт. - Сейчас на повестке дня исследование этого пренеприятнейшего места. Я заглянула перед походом в храм Ашшэа, и сказали мне, цитирую: "Ищи знаки". Знать бы, что сие означает...
   - У тебя какая репутация с орденом? - вскинулся кинжальщик.
   - Дружелюбие, а что? - удивилась вопросу адептка.
   - У меня "радушие" с Балеоном, - пояснил Рэй. - И сегодня в его храме мне сказали тоже, что и тебе. Слово в слово.
   - А ты не похож на набожного парня, - хихикнула Маська.
   - Так я за благословением его зашел, - пояснил убийца, улыбнувшись. - Бафф лишним не бывает.
   Хэйт промолчала, но отметила про себя, что радушие (десять тысяч очков репутации с орденом, не шутка) - это повод зауважать убивца, ей самой до этой цифры было еще ой, как далеко.
   - Значит, ищем знаки, что бы под этим не подразумевалось, - постановил Рэй. - Сначала все вместе, по краешку, чтобы освоиться, потом можно будет разойтись, я факелов с большим запасом приобрел.
   Женская часть команды закивала.
   Первый проход по "камере" ничего не дал, кроме общего представления: большое прямоугольное помещение, без каких-либо отворотов или боковых туннелей. Воздух каким-то образом обновлялся, так что смерть от удушья им определенно не грозила.
   - Мась, суть вещей ничего не подсказывает? - поинтересовалась Хэйт.
   Гнома покачала головой.
   - Стены. За ними - камень, камень, камень. Это все.
   Маська с грустным видом развела руками.
   - Не огорчайся, если б это было так просто, ребята до нас не сидели бы тут сутками, - успокоительно сказал Рэй. - Я вот тоже ничего необычного не определяю.
   - Попробую картографа активировать, - предложила адептка. Возражений от напарников не последовало, но система воспротивилась. Девушка, прочтя оповещение, вполголоса ругнулась.
  
   Внимание! Применение навыка Картограф в данном подземелье невозможно!
  
   - Ищем знаки, - принял решение кинжальщик, выдал гномке с дюжину факелов (согласно инструкции, горел каждый ровно час). - Если кто боится темноты, не стесняйтесь сказать.
   Они разошлись по сторонам, бессистемно разглядывая стены, пол, все, до чего дотягивался взгляд. Первой сдалась гнома.
   - Надоело! Не могли ваши боги дать наводку поконкретнее?!
   Чтобы примирить Маську с действительностью, Хэйт предложила устроить перерыв. Идею горячо поддержали, а деликатес из моллюсков поднял всем не только сытость, но и настроение. После перекуса снова разбрелись "искать знаки"... Рэй тихонько насвистывал незнакомую, но приятную мелодию. Всем стало как-то поспокойнее, каменный мешок уже не так давил своей безысходностью. Время решили отмерять по факелам, чтобы не путаться. И вот на третьей паре факелов случился прорыв.
   - Нашел! - воскликнул убийца. - Было под паутиной.
   На стене под обрывками паутины красовался темно-синий круг с пятирублевую монету размером.
   - Символ Балеона, водная сфера, - пояснил Рэй. - Осталось понять, что с ним делать...
   - Потрогать, поплевать, попробовать соскрести со стены, - выдвинула список идей Мася. И ткнула пальцем в круг.
   Ничего не произошло. Она ткнула повторно, с нажимом. Затем, положив на пол горящий факел, с размаху саданула по кругу кулачком; после чего морщилась и трясла пострадавшей конечностью. Далее гнома, всем своим видом выражавшая принцип: "Не сдаваться!", - надула щеки. Правда, вместо того, чтобы плеваться, сначала дунула на круг, что есть мочи. Вздохнула, состроила злобную рожицу, воплотила-таки идею с плевком.
   - Чем бы дитя не тешилось, - покачала головой Хэйт, обменялась понимающими взглядами с Рэем.
   Гномка тем временем уже вовсю скоблила стену лезвием секиры...
   - Давай обозначим место и оставим нашу неутомимую подругу сражаться с этим символом, - сказал Рэй. - Я горстку монет на полу рядышком насыплю, и пойдем искать дальше.
   К догоранию третьих факелов Хэйт поняла, что еще немного, и глаза вылезут из орбит. Был объявлен второй перерыв, в ходе которого удалось отлепить Маську от стены с синим кружочком. Устроились у другой стенки, так почему-то было комфортнее, чем в центре комнаты, в окружении мглы за пределами "лампочки" Хэйт. На этот раз на перекус пошел шашлык, срок хранения которого подходил к концу. Поглощая холодную кабанятину, адептка автоматически продолжала шарить взглядом по стене. Поверхность, то гладкая, то бугристая, то с изломами трещин, не отпускала внимания... Трещина!
   - Рэй, глянь-ка, - позвала она убивца. - Мне мерещится или...
   Парень придвинулся, внимательно всмотрелся в указанное место.
   - Не мерещится. Стрела-молния, символ Иттни.
   - Это кто? - спросила гнома, влезшая своими хвостиками под руку кинжальщика.
   - Эльфийское божество, - ответил Рэй. - Фиг пойми, какого пола, хотя заявлено, вроде, как мужское, выглядит на всех изображениях, как... девушко.
   Маська захлопала ресничками.
   - Именно. И потому я не эльф, - усмехнулся убийца. - Хотя бонус расы у них для меня в самый раз.
   Хэйт припомнила: да, вкусный бонус, скорость атаки и каста плюс три процента, это ей, без последующих пассивных скиллов на скорость магии от такого можно и отказаться, в угоду силе заклинаний, а кинжальщику - идеальный бонус. Как и лучнику.
   Рэй зажег четвертую пару факелов, вручил один мелкой, поднялся. Высыпал на пол под знаком еще одну горстку мелочи.
   - Отдохните еще, я один пока пройдусь.
   Конечно, после такого рыцарского заявления обе девушки подскочили, как ошпаренные. Рэй покачал головой и ушел в другой конец помещения, выдаваемый только отсветом факела.
   Еще два знака: лестницу и молот, несмотря на все усилия Маси и Хэйт, обнаружил убийца. Первый знак относился к Ашшэа, второй - к Дгорду, номинальному божеству гномов (Совет Старейшин практически исполнял в гномьих землях роль жречества, но обращался не к богу, а к традициям).
   - Остался символ Гарт-гара, три сплетенных языка пламени, - сообщил Рэй. - В наших условиях может быть похоже на красноватую кляксу.
   Четыре знака нашли на стенах, что показательно, на разных. Так что, с неким допущением, можно было предположить, что пора "понизить планку" и начать изучать пол. Хэйт высказала вслух свои соображения, компаньоны, хоть и не проявили рвения к ползанию на карачках, со вздохами и скрипом доспехов приступили к делу. На кляксу наткнулась гнома, о чем восторженно завизжала во весь голос. Когда малая угомонилась, собрали "военный совет".
   На повестке стояли хрестоматийные вопросы: "Что делать? Как быть?"
   - Если их надо коснуться всех одновременно, у нас затруднение, - подметила Хэйт. - Положим, на пол можно посадить кошку Маськину, но настенные мы разом не прожмем никак.
   - В условиях не значится минимальное число участников квеста, - сказал Рэй. - Для старта достаточно двоих. Значит, одновременное нажатие не подходит.
   - А по очереди? - наивно спросила гнома.
   За неимением лучших идей подле каждого символа положили по факелу, чтобы видеть издалека, стали трогать знаки по очереди, потом вразброс, то одним персонажем, то всеми тремя... Безрезультатно.
   - Бред. Пятый элемент* какой-то, - зло высказал Рэй. За время поисков и беготни от знака к знаку устал даже он.
   - А это мысль, - приободрилась адептка. - Трансформировать слегка... Убрать романтику... Может сработать!
   Этот фильм она любила в детстве, могла за неделю пересмотреть несколько раз. Чем он приглянулся ребенку больше прочих - она уже и не могла припомнить.
  
   ------------------------------------------------
   *Фантастический боевик с элементами комедии, снятый в 1997г. Режиссер Люк Бессон.
   ------------------------------------------------
  
   - Маська к молотку, ты к сфере, я к лестнице, - перечислила она позиции. - На кляксу кладем зажженный факел, символика соблюдается. А вот с молнией - проблема...
   - Хм, - откликнулся убийца. - У Иттни не просто молния, а стрела-молния. Лук у меня есть, хоть и слабенький, до смены класса с ним было сподручнее, чем с кинжалами. Стрелы тоже, вопрос: как мне стрелять в крохотный символ и держаться за сферу Балеона?
   - Положите одну стрелу на пол под знаком и не мучайтесь, - подала голос гнома. - Вечно вы мудрите.
   Пару минут спустя Маська была наречена маленьким гигантом большой мысли, малую качали на руках и обещали увековечить ее имя в веках, сразу же после грандиозной попойки в честь их вызволения.
   Все пять символов источали сияние, и пять магических нитей протянулись от них, сплетясь в центре, над горящим факелом и знаком Гарт-гара; там преломлялись, и единым широким лучом упирались в одну из стен.
   - Мась, по-прежнему видишь там камень? - спросил Рэй. Мимо этой стены проходили кучу раз, ее щупали, пинали, простукивали...
   - Камень, - подтвердила гнома.
   Хэйт, передернув плечами, подошла к точке соприкосновения луча со стеной. Протянула руку, чтобы дотронуться до камня.
   Рука, не встретив сопротивления, утонула в недавно монолитной стене.
   - И так камень? - изумился убийца.
   - Ага... И ушастая без конечности, - с серьезным личиком кивнула Маська.
   - Шутница, - улыбнулась квартеронка и прошла сквозь стену.
  
   Луч не просто проходил сквозь стену. Он открывал проход во вторую залу, смежную с "мешком", в коем промаялись не один час "искатели знаков". Более того, луч из магических нитей образовывал сферу портала на дальнем конце скрытого помещения. Но и это было не все. В центре комнаты возвышался постамент с резной чашей. А в чаше...
   - Приветствую вас в подземном филиале курятника, - слегка истерично обратилась Хэйт к напарникам, зашедшим вслед за нею. - Я, честно говоря, ожидала чего-то более... впечатляющего.
   - Ты что! - воскликнула Маська. - Это же могут быть... Или не быть... Ты пробовала идентифицировать?
   Адептка вынула из чаши яйцо, одно из трех, там лежавших.
   - Вместилище для притяжения души неведомого существа, - озвучила она описание. - Обратитесь в храм расположенного к вам божества для проведения ритуала. Белиберда какая-то, честное слово...
   Последнюю фразу она добавила от себя, поскольку вникнуть в суть написанного не удавалось при всем желании.
   - Чем бы оно ни было, предлагаю забрать и убираться из этого места, - высказал Рэй. - И чашу, если снимается, прихватим. Впарим неписю.
   Маська замотала хвостиками.
   - Вы не понимаете? Это будущий уникальный пет. Уникальный! Да ради такого зазимовать можно в этом подземелье!
   Хэйт совсем иначе взглянула на серенькое невзрачное яичко. Портреты американских президентов с шуршащих бумажек приветственно подмигивали ей...
   - Если малая не ошибается, продавать их ни в коем случае нельзя, - словно прочитав мысли напарницы, произнес Рэй. - Только выращивать, холить и лелеять самолично.
   Гнома тяжело вздохнула.
   - Я не променяю Хэтти. Хотя, наверное, и не придется.
   - Что ты имеешь ввиду? - спросил убийца.
   - Ушастая была права. Нас сюда заслали не за "посидеть", а за яйцами. Фиот не засчитает нам испытание, если мы скажем, что ничего не нашли.
   Рэй нахмурился.
   - С его слов, мы должны просто "пройти подземелье". Мы его и пройдем.
   Хэйт, хоть и оплакивала всей душой потерю баснословной прибыли, ясность мышления не утратила.
   - Дагвор говорил, что мы должны сразить противников, а Хельвик просил разложить ловушки для крыс. Так что - нет, не прокатит. Если мы хотим пройти дальше, "вместилища" придется отдать Контрабандисту.
   - Одно, - возразила гномка. - Мы отдадим ему чашу и одно яичко. Два других вы оставите себе. И пусть только пикнет что-то против, брехун лысый! Своих родных бубенчиков лишится!
   Маська с воинственным видом взмахнула топориком. Рэй как бы случайно шагнул за постамент, а Хэйт заливисто рассмеялась, невольно представив, как маленькая щуплая гнома воплощает в жизнь свою угрозу...
   К счастью для непися, он вполне удовлетворился тем, что отдали ему добровольно, засчитал испытание (хотя Хэйт по виду спутников заключила, что не ей одной жаль расставаться с ценнейшим предметом).
   - Вы хотели знать о моем враге: что же, я скажу вам. Это подлый и беспринципный человек, скрывающийся под маской добропорядочного горожанина. Это из-за него я вынужден промышлять дурно пахнущими делишками, тогда как он купается в роскоши и почете. Его имя - Джотти. Он Градоначальник Дораны, третьего по величине города в королевстве Реймли. За то, что вы добыли для меня, я сообщу даже больше, чем намеревался: он падок на юных дев. Очень юных...
   НПЦ красноречиво покосился на Масю, та попятилась, бордовые глазки округлились от ужаса.
  
   Задание: Талисман Забвения: Стадия IV - завершено!
   Задание! Талисман Забвения: Стадия V: Градоначальник.
   Встретьтесь с Градоначальником Джотти, выясните, у него ли сейчас хранится купленный им Талисман Забвения. Ваш путь лежит в Дорану, королевство Реймли.
   Награда: 3444 опыта; 2 золотых.
   Требования: пройти персональное испытание Контрабандиста Фиота.
   Уровень сложности: средний.
  
   Вне дома Фиота убийца с адепткой принялись наперебой утешать гному, уверять, что не станут использовать ее в "грязных" целях.
   - И вообще, мы собирались напиться! - напомнил Рэй. - Самое время приступить.
   Хэйт покачала головой.
   - Без меня, если можно. Меня с прошлого раза с сивухой, как вспомню, в дрожь бросает. Еще я в Велегард хотела заскочить, а потом в реал, очень уж долго мы в том мешке просидели.
   Компаньоны не стали возражать, ведь подземелье вымотало всех, и каждый, пожалуй, больше любых игровых благ мечтал в эти минуты об отдыхе. Кроме Хэйт, которая не могла определиться, продавать ей яйцо или проводить ритуал. За продажу говорила не только жажда наживы, но и нежелание возиться с "неведомой зверушкой". Против - то, что уникальный питомец в дальнейшем может стать большим подспорьем, а шансы обнаружить другое такое "изделие Фаберже*" весьма призрачны.
   В Восхождении один персонаж мог владеть двумя питомцами разных видов: боевым и ездовым. Если возникала необходимость замены одного из питомцев, прежний того же вида "стирался". Потому-то Маська, привязавшаяся к своему "нарисованному меху" так легко отступилась от альтернативной замены Хэтти уникальным зверем.
  
   --------------------------------------------------
   *Подразумевается серия ювелирных изделий фирмы Карла Фаберже "Яйца Фаберже".
   --------------------------------------------------
  
   По прибытии в храм Хэйт пришла к решению: сначала она "работает" на персонажа, усиливая его всеми возможными средствами, а потом персонаж будет работать на нее. Это означало, что ритуалу и, следовательно, питомцу - быть.
   - Давно не появлялась ты в нашей обители, пришлая, - вместо приветствия произнесла старшая жрица. - А, между тем, тебя здесь ожидали.
   - Я пришла сразу, как мне стало об этом известно, - отозвалась адептка.
   Жрица кивнула, приняв ответ.
   - Твоя шалость с древом искушения нанесла ордену Балеона немалый ущерб. По сей день гремит в кельях послушниц смех при упоминании позора жрецов его. Участие твое в этом деле достойно награды.
   Пришло оповещение о пятистах очках, добавленных к репутации Хэйт с орденом Ашшэа. "Приятная мелочь, но стоила ли она того, чтобы срочно мчать в Велегард? Вечно темные все драматизируют!" - подумала девушка.
   - Древо познания не развилось еще в достаточной мере, но в знак расположения согласилось отдать тебе малый свой лист. Цени его дар!
   - Э-э, ценю! - потрясенно выговорила адептка. Что-то не срасталось в ее понимании: за что такая неземная щедрость и каким боком к черному юмору и презентам дроу прикрутили древо? Что за растительная коалиция?..
   Жрица протянула ей крохотный бирюзовый листочек. Идентификация не потребовалась: описание свойств подарка высветилось само по себе.
  
   Малый лист древа познания.
   Тип: используемый непередаваемый одноразовый предмет.
   При применении позволяет распознать свойства предмета любого уровня, типа и класса. После распознавания разрушается.
   Класс: мифическое.
   Внимание! Предмет не может быть продан или передан, как между игроками, так и при помощи торговцев-НПЦ. Нельзя выставить на аукцион.
  
   Хэйт ощутила, как челюсть ее отправляется в свободное падение. Этот махонький листочек экономил ей тысячу золотых монет - ровно столько стоил свиток опознания для предметов мифического класса (а Древний пергамент как раз к ним и относился).
   - Благодарю...
   - Это все, что я хотела сказать тебе, смесок, - как ни в чем не бывало проговорила жрица. - Взор Ашшэа да не оставит тебя!
   Она развернулась, намереваясь уйти.
   - Погодите! - адептка вспомнила, что привело ее в храм два дела, извлекла из инвентаря яйцо. - Можете ли вы провести ритуал для меня?
   - Вместилище для притяжения души? - с тенью удивления спросила старшая жрица. - Смесок, где ты нашла его?
   Хэйт пересказала недавние приключения, не забыв и про наказ другой жрицы "искать знаки". По правде, не будь этой подсказки, промаялись бы они в каменном мешке до посинения и забросили бы квест.
   - Ты заслужила ритуал призыва, - дроу извлекла из складок облачения кинжал из черненой стали. - Руку!
   Адептка повиновалась, протянула жрице руку с зажатым в ней яйцом. Служительница Ашшэа полоснула по пальцам девушки лезвием, приказала сильнее сжать яйцо. Жрица закрыла глаза, запрокинула голову. Яйцо начало жечь руку Хэйт, словно сжимала она в ладони горячий уголь. Затем по помещению пронесся порыв ветра, жжение в ладони исчезло, как и "вместилище". Жрица улыбалась, глядя под ноги Хэйт; девушка, замешкавшись, проследила за направлением ее взгляда....
   - А-а-а! Змее-жаба?! Жабо-ящерица? Что это?!
   Двухголовое несуразное существо, покрытое зеленой чешуей, обиженно попятилось, высунуло кончик змеиного языка. Два кончика, двух змеиных языков...
   Хэйт исторгла поток брани. А потом догадалась заглянуть в описание...
  
   Детеныш гидры; боевой питомец.
   Имя: нет.
   Уровень: 1.
   Здоровье: 50. Мана: 20.
   Мудрость: 2. Интеллект: 1.
   Живучесть: 5.
   Сила: 2. Ловкость: 0.
   Атака: 2. Защита: 0.
  
   Умения: нет.
  
   Хэйт поискала намек на что-то "уникальное" в "инструкции" к животине, не нашла, обозлилась: на этого отвратного уродца она променяла кучу денег, реальных денег!
   - Дай имя призванному для завершения ритуала, - потребовала жрица.
   - А... заменить его нельзя? Или ликвидировать? - с омерзением процедила Хэйт. Ответом послужили поджатые губы жрицы и отрицательное покачивание головой.
   - М-да, как назвать жабо-змее-гидро-мутанта? Горыныч? Тогда, скорее, Героиныч... Длинно. Пусть будет - Геро.
   Хэйт обреченно махнула рукой, подтвердила запрос системы на правильность написания имени питомца. Убитым голосом попрощалась с жрицей, отправилась к банку, за пергаментом. Жуткое создание поковыляло за ней, переваливаясь с боку на бок...
   На полдороге к банку выплыло сообщение, что питомец отозван, так как отстал от хозяйки более, чем на пятьдесят метров, и для повторного вызова следует воспользоваться командой: "Призыв боевого питомца", - которую для удобства пользователя можно заменить на другую кодовую фразу.
   - Ага, сейчас, - буркнула девушка себе под нос. - Прямо разрываюсь между: "Инфаркт, приди!" и "Явись, зеленый змий!"
   Это все была лирика, в душе Хэйт уже смирилась с обретением чуда-юда двухголового, монолог был направлен на то, чтобы подавить мандраж перед идентификацией Древнего пергамента.
   Когда же этот момент настал, она надолго "зависла", глядя на сообщение системы.
  
   Древний пергамент.
   Свойства: содержит заклинание Сад камней (активное), при изучении добавляется в список умений.
   Действие: Заточает до десяти вражеских целей в радиусе 15 м от персонажа в каменные глыбы сроком действия до 10 сек. Подготовка: 1.5 сек. Затрата маны: 500 мп. Перезарядка: 3 часа.
   Уровень: 10.0 (мастер); дополнительный последующий эффект.
  
   "Это. Это... Это! Даже стихия на сто процентов земля, это же МОЯ идеальная плюшка! Деньги? Заработаю. Когда-нибудь. Но продавать такое НЕЛЬЗЯ!" - хоровод восторженных мыслей плясал в голове адептки.
   - Изучить! - с почти религиозные трепетом произнесла она, полюбовалась на умение - теперь уже полностью принадлежащее ей, потом, почему-то шепотом, добавила. - Выход.
  
   В мире реальном Вероника заказала доставку огромной пиццы (по принципу: почти как торт, только круче). Причем, озвучивая заказ, она еще пребывала в состоянии "обалдевания", и в голосе ее это слышалось явственно.
   - Оператор наверняка решила, что клиент чего-то веселящего приняла, - хмыкнула девушка, завершив разговор.
   К приезду курьера Веронику уже отпустило, она даже рассчитаться смогла без глупой улыбки на всю физиономию. А вот поедала пиццу она с блаженным выражением лица: даже потеря гипотетической прибыли не тревожила ее. И с зеленым змием Геро она смирилась (чем черт не шутит, глядишь и вырастет из него что-нибудь полезное).
   Вечер удался. Определенно!
  
   А на следующий день снова была "мозголомка", на этот раз с этапом Градоначальника. Чтобы Мася пококетничала - такую версию даже не обсуждали, несмотря на полное отсутствие иных идей. В итоге, ничего дельного не надумав, пошли "брать нахрапом" доранского чиновника.
   Что показалось странным всем в группе, Градоначальник не стал упираться или задирать нос, сразу предложил персональный квест: разговорить разбойника, сидящего в тюремной камере под башней ратуши, упорно молчащего о местонахождении главного лагеря его шайки.
   А еще Хэйт получила новый уровень, с чем ее радостно поздравляли по дороге в тюрьму.
   - Что за птичка к нам пожаловала? - при виде Хэйт осклабился заключенный. - Служивый, я ж не заказывал девочек!
   - У тебя пять минут на то, чтобы рассказать все, что хочет знать Градоначальник, - холодно заявила адептка. - Потому что в противном случае ты из этого уютного помещения отправишься в казематы жриц Ашшэа. Они, если ты не в курсе, большие затейницы в плане пыток. Соль в том, что на людских землях они не убивают пленников, и потому пытки будут длиться бесконечно...
   Хищно-нежная многообещающая улыбка в коронном стиле дроу довершила образ.
   - И чего они его разговорить не могли, вон, с каким пылом ушастой все выкладывает, - хихикнула гнома. Она и кинжальщик в камеру не заходили, доверив Хэйт разбираться с преступным элементом.
   - Если б она мне так улыбнулась, я бы ей номер счета и пароли всех кредиток сообщил, - ответил Рэй. - И не от большой любви, отнюдь. А потому, что жить еще хочется...
   Пять минут спустя, в полном соответствии со словами Хэйт, им были известны и пещера, в коей угнездились "лихие люди", и безопасный маршрут к ней, и число разбойников, в пещере обитающих.
   - Всегда знала, что правильная реклама - залог успеха, - с довольным видом поведала Хэйт, вернувшись к друзьям. - Идем карать злодеев?
   - А то! - с воодушевлением отозвались напарники.
   Шаблонных разбойников (мало ли подобной шушеры в прочих игрушках?) убивать было даже скучно: больше, чем по трое, они не кучковались, умений особых не демонстрировали, да и гибли как-то безропотно.
   - Даже с крысюками было веселее, - пожаловалась Мася. - Эти настолько убогие, что их и бить-то жалко.
   - Угу, - согласилась Хэйт.
   С этим самым "угу" и совпало обрушение свода пещеры. И сразу следом: звездопад из системных сообщений про оглушение, ошеломление, оцепенение и пугающие числа "влетевшего" урона. А еще была боль...
   - Передайте Джотти, что соглашение разорвано. Не стоило ему трогать моих людей.
   Хэйт не сразу разглядела говорившего, гад со своими подельниками стоял поодаль, метрах в тридцати. Часть дебаффов спала, но здоровья осталось критически мало. Ей еще меньше, чем компаньонам, досталось, те не пережили обвала...
   - Подойди поближе, мне плохо слышно, - прохрипела адептка.
   Пятнадцать метров, как выяснилось, жуткое ограничение, несовместимое с жизнью... Главарь вышел на дистанцию выстрела, нехорошо усмехнулся. По его отмашке в Хэйт разящим потоком полетели стрелы.
   - С-суки...
   Напарники, встретившие девушку в круге воскрешения, выразили всяческое согласие с ее мнением. В столь же "гуманных" выражениях.
   - Одну меня терзают смутные сомнения, что этап и всю цепочку мы завалили? - хмуро вопросила Хэйт.
   Гнома с убивцем неопределенно пожали плечами.
   - Предлагаю потрясти Джотти на предмет "сношений" с разбойничками, - сказал Рэй.
   Хэйт недобро хмыкнула, а Мася огладила рукоятку топорика. В ратушу возвращались с желанием если не "отвести душу", набив физиономию неписю, не тот у Джотти был уровень, чтобы на него замахиваться кулаками беспрепятственно, то точно с намерением разобраться, во что они влезли по дурости.
   - Не соблаговолите ли вы, любезный господин Градоначальник, растолковать недогадливым пришлым, что означала фраза главаря нехороших ребят, засевших в пещере близ города: "Передайте Джотти, что соглашение разорвано"? - спросила с ехидцей адептка. - А то шли мы искоренять заразу, огнем и мечом прожигать путь истине и порядку... И попали не просто в засаду, а в столь некрасивое положение, что приличной девушке и озвучить-то стыдно.
   - Разбойники ждали ваших людей, Градоначальник, - уточнил Рэй. - А влезли мы. Весьма неудачно.
   - Уверен, это какое-то недоразумение! - замахал руками НПЦ. - Какие могут быть соглашения между мною и разбойниками? Они - бич законности, а я - столп ее!
   - Это недоразумение стоило нам денег, - гнома решительно подошла к Джотти, большими печальными глазами посмотрела на него. - Дядечка, вы темните. И это - ой-ей! - нехорошо.
   Вздохом поддержали ее и напарники: та же Хэйт потеряла при смерти восемь с лишним золотых и весь остаток шашлыка (впрочем, по поводу еды она не переживала, все равно срок годности мяса уже в часах исчислялся).
   Непись же (не соврал им Контрабандист) разглядывал Маську, чуть ли не облизываясь.
   - Я не требовал вашего вмешательства в дела закона! Стражники выкурили бы эту шайку, передай вы им сведения. Но, так и быть, я готов возместить ваши потери.
   - Пятьсот золотых и Талисман Забвения, - не растерялась гнома.
   - Что?! Сколько?! - возмутился чиновник, даже очарование "юной девы" не подействовало. - Пятнадцать на троих. И никакого Талисмана!
   Мелкая с недетской хваткой приступила к торгам, в ходе которых удалось выбить по десять золотых на каждого. Так они хотя бы "в минусе" от этого этапа не оказались; что же касается Талисмана - тут НПЦ уперся рогом.
   - А я вот размышляю, - задумчиво произнесла Хэйт. - Что случится, если о связи разбойников и Градоначальника Дораны станет известно? Скажем, в столице...
   Однажды она уже опробовала шантаж на НПЦ, когда "выбивала" из кузнеца Вальха бесплатное обучение кузнечному делу. Раз подействовало один раз, почему было не попытаться снова?
   Джотти взбеленился, заметался по кабинету, размахивая руками, начал орать на "пришлых проходимцев, наводящих поклеп на честного человека". Сообщений о провале испытания не поступало, потому "проходимцы" наблюдали за представлением спокойно.
   - То, что сказал главарь шайки нам, он может повторить и другим. Стражникам, например, которых вы хотите послать в пещеру, - вкрадчиво сказал Рэй, когда непись угомонился. - И неважно, правда ли это, слух распространится. Оно вам надо?
   - Что вы предлагаете? - враз изменившимся голосом спросил НПЦ.
   ...Столковались не быстро, но к радости обеих сторон. Градоначальник пообещал отправить людей, чтобы подняли шум и законопатили вход в пещеру, предварительно побросав внутрь изделий местного алхимика. А у второго прохода должны были засесть компаньоны. И встретить выбегающих разбойничков (Джотти не сказал, что именно "полетит" в пещеру, но гарантировал, что внутри лиходеи не усидят).
   Такое задание было понятно и приятно: перебить толпу бегущих мобов, развлечение с пользой и не без драйва.
   - Мы согласны! - озвучила Мася совместное решение. - Когда выдвигаться?
  
   Первую волну мобов встретили трясина, камнепад и... отборный мат Рэя, которого выбило из невидимости камушком по темечку. Впрочем, убийца быстро опомнился, извинился, сослался на эффект неожиданности.
   Вторая волна убивалась подольше, в числе той партии были латники или, цитируя гному: "Консервы зело жирнючие". С ними управились впритык к третьей волне. С этими уже пришлось попотеть. Наиболее сильные умения, имеющие солидный откат, по умолчанию придерживали для волны с главарем, поэтому дюжина лучников, шедшая в третьей волне, перед гибелью успела нашпиговать Хэйт и Маську стрелами, мигом превратив их в подобие ежиков. Рэю даже пришлось использовать флягу для ошеломления вражин, чтобы напарницы успели отпиться эликсирами и залечить повреждения.
   В четвертой волне был маг... По более поздним отзывам, из Хэйт получилась "овечка премиленькая, само обаяние"; адептка же шипела и плевалась, ей в овечьей шкуре бегать не понравилось нисколечко.
   При появлении пятой волны настал "момент истины". Хэйт впервые применила умение из пергамента...
  
   Сад камней: Заточает до десяти вражеских целей в радиусе 15 м от персонажа в каменные глыбы. Включены эффекты: обездвиживание, окаменение, ошеломление, безмолвие, остолбенение; снять эффекты невозможно. Цели в заточении могут быть атакованы любым видом оружия или магии; существует возможность разбить скалу (мгновенное уничтожение цели) при критическом ударе.
   Время действия: 10 сек. Подготовка: 1.5 сек. Затрата маны: 500 мп. Перезарядка: 3 часа.
   Дополнительный последующий эффект: оглушение на 5 секунд после завершения заточения всем целям, находившимся под действием эффекта.
   Уровень: 10.0 (мастер).
  
   - Охренеть! - со всей душевной простотой выпалила гнома, узрев десяток каменюк на месте выбежавших из пещеры разбойников.
   - Заливаем главаря, затем мага и алхимика из свиты, остальных разберем и в нормальном виде! - озвучил порядок действий убийца, собственно, и без уточнений всем понятный.
   Через пятнадцать секунд в живых из шайки осталось два мечника, и это несмотря на то, что "свита" состояла из усиленных монстров, а сам главарь был гадом элитным.
   - Это что сейчас было, ушастая? - пораженно спросила Мася. - Потрясная тема, почему раньше не применяла? Как называется?
   - Мелочь на своей волне, но скилл и впрямь зачетный, - улыбнулся Рэй. - Где взяла?
   Хэйт замялась. Скрывать от напарников уникальное умение она не намеревалась: рано или поздно карты легли бы так, что применить Сад камней пришлось бы, но вот к разговору подготовиться ей и в голову не приходило...
   - Взяла в храме, по заданию. Активировала только вчера, как только получила ключ к нему: жрицы - они такие жрицы... А называется: Сад камней. В японском стиле, как ты, Мась, любишь.
   Больше ничего объяснять не потребовалось, сказанное адепткой всех устроило. Убивец вспомнил о несобранном луте, чем и занялись незамедлительно...
   - Я благодарен вам за... помощь, - Градоначальник покосился на голову главаря, взгроможденную на его стол с важными бумагами Рэем (а кто виноват, что циничные разработчики выбрали такой вид для квест-итема?). - Талисман Забвения приобрел действительно я, но не совсем для себя...
   Мася придвинулась почти вплотную к неписю, состроила грустную рожицу. Тренькнуло оповещение о выполненном персональном испытании, Джотти масляно заулыбался.
   - Конечно же, друзья мои, я с радостью расскажу вам, что сталось с Талисманом. Я преподнес его светлейшей из благородных, Герцогине Клауди, она живет здесь же, в Доране. Едва ли она согласится уступить вам мой дар, но больше я ничем, увы, помочь не могу.
  
   Задание: Талисман Забвения: Стадия V - завершено!
   Задание! Талисман Забвения: Стадия VI: Герцогиня.
   Сиятельная Герцогиня Клауди, по заверениям Градоначальника Джотти, является обладательницей Талисмана Забвения. Узнайте, так ли это на самом деле. Особняк Герцогини расположен в Доране, королевство Реймли.
   Награда: 5166 опыта; 2 золотых.
   Требования: пройти персональное испытание Градоначальника Джотти.
   Уровень сложности: средний.
  
   Непись еще попытался намекнуть на возможность новой встречи с Маськой, без спутников, обещал ей некий "личный презент", после чего гнома рубанула секирой по резной спинке кресла, а Рэй с кинжалами на изготовку заслонил мелкую. Хэйт от всей этой ситуации коробило, как в самый первый день, от предложения "подзаработать", в роли забавы "восемнадцать плюс".
   Из ратуши уходили много стремительнее, чем из любого другого жилища НПЦ по этой цепочке...
   - И квест вроде прошли, а настроение такое, будто помоями облили, - пожаловалась Мася.
   Хэйт потрепала мелкую по макушке, обратилась к кинжальщику:
   - Светлейшую Сиятельную... Клаву охмурять тебе. На нас она не клюнет.
   - А на меня, значит, клюнет? - возмутился Рэй.
   - У тебя есть идеи получше? - полюбопытствовала квартеронка. - И у меня нет, а изобретать велосипед на каждом этапе - утомило. Хочется уже побыстрее закончить, так или иначе.
  
   Что радовало, Тионэя не погрязла в бюрократическом болоте, даже к королю на прием можно было явиться при наличии задания. Потому и в ратушу, и в герцогский особняк напарники проходили легко и без проволочек.
   "Клава" оказалась молоденькой жеманной блондиночкой, увешанной драгоценностями и сияющей с головы до подола платья. Рэй от вида ее декольте вошел в роль поклонника без каких-либо дополнительных стимулов.
   Гнома по сдаче "приходной" части "подросла" на уровень; Рэй сыпал комплиментами, Хэйт скучала, потому событие сие прошло незамеченным. Момент, когда непись перешла от описания балов и нарядов к, собственно, заданию, Хэйт фактически проспала, уже в процессе компаньоны пояснили ей, что в особняке происходит нечто мистическое и непонятное, пугающее Клауди и служаночек до полусмерти. Иными словами, в доме завелось привидение. Или же кто-то, успешно привидение изображающий.
   - Появляется оно чаще всего в зале у парадной лестницы и на кухне, - пересказал Рэй специально для невнимательной адептки. - Держит всех домочадцев в ужасе.
   - И наша задача - его изничтожить, так? - просила Хэйт.
   - Именно, - подтвердил убивец.
   - А с каких пор "персоналки" стали такими понятными? - едко усмехнулась Маська, что было совсем ей не свойственно. - С появлением в кадре неписи с четвертым размером?
   - Мелочь, не завидуй, - махнула рукой Хэйт. - Не всем быть плоскодонками.
   Рэй осмотрительно помалкивал...
   - Кх-м, молодые люди, вы, случайно, не меня ищете? - тихим голосом с характерным присвистом вопросил призрак, выплывший из основания лестницы.
   Не споткнулся на ходу только убивец.
   - Тень отца Гамлета*, - восхищенно-испуганно прошептала гнома.
   - Тень отца Клауди, юная леди, - поправил призрак.
   - Нам очень приятно, - взяла себя в руки Хэйт. Привидение вело себя пристойно, признаков агрессии не обнаруживало, так отчего было не проявить толику любезности?..
   Дух склонил полупрозрачную голову в намеке на поклон.
   - Должен предупредить: если вы намерены меня изгнать, я вынужден буду обороняться.
   Призрак засветился изнутри, проявилось наименование его и прочие атрибуты: Тень отца Клауди, элитный монстр, уровень двести пятнадцать.
   Хэйт прокашлялась.
  
   --------------------------------------------------------------
   *Англ. Ghost of Hamlet's father - персонаж трагедии Вильяма Шекспира 'Гамлет, принц Датский'. В пьесе является призраком убитого короля Дании, отца принца Гамлета.
   --------------------------------------------------------------
  
   - А нет ли иного пути? Побеседовать, выслушать некую родовую тайну, помочь выполнить клятву, данную при жизни?
   Скрипучих смех заполонил комнату, задрожали занавеси на окнах, задребезжали подвески люстры.
   - Принесите перо белой рыбы, зарисуйте песню небес и научите огонь послушанию. Тогда я уйду.
   - А ничего, если начнем с конца? - беззаботно спросил Рэй. - Или строго в порядке очередности?
   - У тебя есть послушный огонь? - изумился призрак. - Продемонстрируй!
   Рэй прищелкнул пальцами, позвал вполголоса некую Салли...
   - Любуйтесь. Салли, вперед! Салли, стоп. Салли, хорошая девочка!
   Хэйт и Маська с восторженными лицами наблюдали за появлением и перемещениями... саламандры. Подвижного существа из истинного пламени...
   - Мой юный друг, ты меня впечатлил! - дух отвесил поклон Рэю. - Осталось два из трех. Времени у вас - до полуночи.
   Из особняка выбегали, как от пожара. Рэй отозвал саламандру, и все попутные вопросы так и остались не заданными. Не до того было: до полуночи оставалось всего три игровых часа, то есть тридцать реальных минут. Напарники набрели на скамеечку в небольшом ухоженном парке, рухнули на нее.
   - Так. Песня небес - это явно какая-то птица. Сладкоголосая, чтоб ее! - начала высказывать свои соображения Хэйт. - Мы сейчас все выходим в реал, я ищу изображения певчих птах Тионэи, потом покупаю кисти-краски-бумагу и изображаю что-то вроде картины. Вы же ищете подсказки про рыбу с перьями, потом вылавливаете эту самую рыбу и ощипываете ее. Возражений нет? Выход!
   Описание и скриншот с нужной птахой она обнаружила в сети быстро, поэтому вернулась в игру раньше напарников и сразу же понеслась в местный магазинчик, торгующий "всякой всячиной" (его она приметила еще по пути в особняк). За столь малый срок написать полноценную картину не сумел бы и профессиональный художник, а сделать эскиз она могла и не с самыми дорогими материалами. К счастью, в магазине нашлось все необходимое, и Хэйт, закупившись, помчалась обратно в парк, изображать на листе плотной бумаги златокрылую майну...
   - Ушастая, мы нашли инфу о рыбе! - прокричала издали Маська, завидев Хэйт на горизонте. - Бежим ловить!
   - Добро! - напутствовала напарников Хэйт. Сама дошла уже спокойным шагом до скамьи, уселась, отдышалась: не следовало даже к самому простенькому наброску подходить халтурно, спешно.
   Птица получилась - загляденье. Сказал бы кто ей, что она за пятнадцать минут сумеет такое написать, Хэйт обсмеяла бы чудака. А ведь смогла! И вольный размах крыл, и золото оперения, и небесную лиловость вокруг - на пару тонов светлее, чем на логотипе игры. Казалось, сейчас приоткроется клюв и польется песнь...
   - Если духа это не устроит, то и пошел он... в преисподнюю, - тихонько сказала адептка, любуясь картиной. - Лучше за заданное время не написать.
   - Ушастая, у нас возникло разногласие! Помоги разрешить, - послышался звонкий голосок Маськи. - Вау, это ты сама?
   Последний возглас означал, что гнома узрела набросок...
   - Хэйт, у нас с мелкой две теории по поводу рыбы в перьях, - возник рядом со скамейкой убивец. - Есть рыбина такая, алмазная крылатка - ее плавники похожи на перья, и они белые. А есть цветок "серебряная рыбка", его лепестки тоже отдаленно смахивают на оперение. Они не совсем белые, скорее серебристые. Мы надыбали оба варианта. Кстати, красивый рисунок.
   Даже такая небрежная похвала не испортила Хэйт настроения.
   - Я не знаю, какой вариант примет призрак. Оба подходят, с некоторым допущением, это же сплошная казуистика. Бросьте монетку.
   До полуночи оставались считанные минуты.
   - Решка.
   Что значило: победила версия Маськи с алмазной крылаткой...
   - Первое из трех - не верно, - покачал призрачной головой дух. - Близко, но не точно. Но песня неба - выше всяких похвал. Как и послушный огонь. Иные показывали мне заклинания, зажигали пламя в камине, швыряли в меня огненные стрелы... Это - другое. Между огнем подчиненным и огнем послушным лежит пропасть, как между смертью и посмертием... Я приму ваши ответы. Даже тот, что не верен.
   - Значит, все-таки цветок, - гнома тихонько шмыгнула носом.
   - Я понял, о каком цветке речь: нет, он тоже только близок по образу, но не верен по сути. Если вам интересно, вы можете продолжить поиски... после моего ухода. Передайте моей дочери, что мы с женой ее любили.
   - Передадим, - пообещала Хэйт. Этот призрак ей понравился, пожалуй, больше всех НПЦ, встреченных на просторах Тионэи, даже жаль было, что он должен исчезнуть. И он навевал... воспоминания.
   Привидение поблекло, помещение наполнилось замогильным холодом, свечи в люстре мигнули и погасли. В полутьме светился только тающий призрак. Рисунок в руках адептки рассыпался пеплом: видимо, таким образом дух взял плату за свой уход.
   - Вы сумели поразить меня, пришлые, и я хочу оставить одному из вас дар, но выбрать, кому из вас он будет предназначен, вам придется прямо сейчас. Я хотел бы одарить всех вас, но я лишь ускользающий дух. И я слаб. Кого вы изберете?
   - Ее! - одновременно указали на гному Рэй и Хэйт. Маська уступила свою часть добычи в подземелье со знаками, чтобы они смогли пройти дальше по звеньям цепочки, это был шанс восстановить справедливость.
   - Да будет так! - то, что осталось от духа, окутало гному, впиталось в нее.
   С потолка рухнула громадная и наверняка дорогая люстра. На грохот выбежала Клауди, за нею - пара служанок со свечами.
   - Призрак больше вас не потревожит, прекрасная Герцогиня, - произнес Рэй. - Дух вашего отца просил передать вам, что он и ваша матушка любили вас.
   - О! - всхлипнула Клауди. - Я... не знала...
  
   Поздравляем!
   Вы успешно прошли персональное испытание Герцогини Клауди!
  
   - Талисман, который вы ищете, давно не у меня, - сообщила опечаленная непись. - Он так приглянулся одному... милому юноше, что я отдала его. Увы, с того дня мы не виделись. Он отбыл в родной край, на границу с землями дроу, в крепость Олгорд, за вдохновением... Понимаете, он - Менестрель. Зовут его Тальвин.
  
   Задание: Талисман Забвения: Стадия VI - завершено!
   Задание! Талисман Забвения: Стадия VII: Менестрель.
   Герцогиня Клауди передала Талисман Забвения Менестрелю Тальвину из крепости Олгорд, регион Карентит. Ваша задача - разговорить Менестреля!
   Награда: 7750 опыта; 2 золотых.
   Требования: пройти персональное испытание Герцогини Клауди.
   Уровень сложности: средний.
  
   - Насколько был мудр отец, настолько же ветрена дочь, - за пределами особняка высказалась Хэйт.
   Напарники согласно покивали.
   - Мелочь, что ты от духа-то получила? - полюбопытствовал Рэй.
   - Бестелесность... Пассивка, с шансом в пять процентов физический урон по мне не пройдет. Не улучшается.
   Убийца присвистнул.
   - Еще б оно улучшалось, и так конфетка, а не умение. Попробуем расколоть Менестреля сегодня, или отдохнем и оставим его на завтра?
   Женская часть команды выступила за "сегодня, но после перекуса". На том и порешили.
  
   Менестрелю в подарок купили арфу... Хотя Хэйт настаивала на баяне, увы, не нашли такого инструмента в лавке. Рояля, который готов был оплатить Рэй из своего кармана, тоже не нашлось. Так себе выбор оказался в лавчонке.
   - Украли! Подлые завистники, бездари, хамы! - Тальвин метался по комнатушке постоялого двора, обшарпанной и неприбранной. - Я им пел! Я играл им на моей лютне, а стоило мне отвлечься, как они стащили ее, мою прекрасную, мою волшебную лютню!
   В презентованную арфу непись вцепился, как клещ, но стенаний своих не унял:
   - Средненький инструмент, сойдет, как временный, но вы обязаны найти и вернуть мне мою лютню! Она - моя Музыка... Действуйте!
   Напарники спустились на первый этаж постоялого двора, заказали себе по кружке кваса.
   - Экспрессии и лирики нам скормили столько, что нужно это чем-то запить, - пожаловалась Хэйт.
   - Что, господин музыкант снова жалуется, что у него украли его любимую лютню? - криво усмехнулся бармен.
   - Снова? - переспросила Хэйт. - Вот это номер... Да, верно. Именно это он нам и сказал. А на самом деле все было иначе?
   - Да пропил он ее, - хохотнул НПЦ. - Оставил в залог. Он так, почитай, каждый второй вечер делает... Потом посылает ко мне пришлых, те за него выкупают лютню, относят ему. Он за это их песенкам каким-то учит, стишки свои читает. Тем и живет.
   - И сколько стоит выкуп? - перешел к делу Рэй.
   - Так сегодня выкупили уже, - пожал плечами бармен. - Только не пришлые, как обычно, а кузнец наш. В щепы ее расколоть обещал и в печь закинуть.
   - А чего это он? - встряла гномка. - Чем не угодил кузнецу Менестрель?
   Бармен высунулся из-за стойки, осмотрел помещение на предмет "лишних глаз и ушей", только потом ответил.
   - На дочку кузнеца начал заглядываться наш певун. Куплетики слагать в ее честь... Кузнец и осерчал.
   Рэй отсыпал горсть медяков в понятливо протянутую ладонь непися, поблагодарил. Уточнил, в какой стороне искать кузницу.
   - Чую, на этот раз впряглись мы в бегалку, - высказалась Хэйт, поморщилась. - А я их малость недолюбливаю.
   - "Пойди туда, не знаю куда" и меня раздражают, - согласился убивец. - Кроме случаев, когда есть детальный гайд, и награда перевешивает потерю времени.
   Гнома же молча вышагивала по дорожке, любуясь пейзажем и не встревая в малосодержательную беседу.
   Кузнец был зол. Очень зол. До такой степени зол, что вопли его слышны были за пару дворов. По счастью, негодование его извергалось не на нежданных визитеров, а на дочь, вступившуюся за "никчемного музыкантишку" и его драгоценную лютню. К апогею праведной ярости кузнеца компаньоны как раз подоспели: непись переломил злосчастный инструмент об колено, отшвырнул обломки. Дочка его с рыданиями ринулась к растерзанному струнному, вцепилась в отломанный гриф.
   - В свою комнату! - взревел кузнец. - И брось эту дрянь! Из дома - ни ногой!
   Напарники предусмотрительно полюбовались на зрелище с улицы, подходить к взбешенному НПЦ желающих не нашлось.
   - Если я хоть что-то понимаю в жанре, - задумчиво произнес Рэй. - Девчонка из дома сбежит, помчится к возлюбленному, а чтобы не поймали - попрется через лес. Там с ней что-нибудь случится, и нам дадут задание вызволить дуреху. В конце Менестрель с кузнецом помирятся, и все трое будут жить долго и счастливо.
   - Бла-бла-бла, - позевывая, ответила Хэйт, не любила она мелодрамы. - Может, ускорим процесс?
   - Сами похитим дочурку? - предположила Маська.
   - Именно! - воскликнула адептка.
   Мася с сомнением глянула на приятельницу.
   - Ушастая, ты на солнышке не перегрелась? Голова не кружится, пятки не чешутся? - видя, что на все вопросы Хэйт отрицательно качает головой, гнома рассвирепела. - Спрошу иначе: тебе магия все мозги выплавила?! Губить квест своими руками мы не станем!
   - Не кричи, малая, на нас кузнец косится, - вклинился Рэй. И ведь как накаркал...
   Кузнец решительно двинулся в их сторону. Поднял по пути корпус сломанной лютни (гриф уволокла его дочурка, прижимая к груди), передал Рэю. Наказал отнести "тому засранцу-певуну" и передать, чтоб не смел дышать даже в сторону Малики. Напарнички покивали, ретировались со всей поспешностью.
   Покуда относили они лютню (то, что от нее осталось), выслушивали упреки Менестреля, расцвеченные метафорами и аллегориями (сводилась речь к тому, что все пропало, а они, пришлые, - бестолочи), Малика, кузнецова дочь, сгинула, точь-в-точь, как предсказывал Рэй. Известил их об этом подоспевший кузнец, параллельно рассказу сжимая в натруженных лапищах хрупкую шею Менестреля...
   Выждав немного, дабы Менестрель всецело проникся серьезностью ситуации, убийца предложил свои и девушек услуги в поисках и высвобождении пропавшей.
   - Ладно, - разрешил кузнец. - Ищите. А мы пока тут... погутарим. По-семейному.
   Спохватились, что никто из троицы не в курсе, как и откуда начинать поиски, уже на полпути от постоялого двора.
   - Теоретики фиговы, - беззлобно ругнула друзей гнома. - За мной!
   Маськина "суть вещей" лучше всякой гончей довела компанию до лесной полянки и лаза в "звериное логово" под роскошным дубом (парочку вервольфов, лаз охранявших, пришибли, не поморщившись).
   Сразу возле спуска их встретил живописный... труп. Мужской, лежащий лицом вниз. Его обошли по дуге, старательно отводя глаза: лута в нем быть не могло, валялся он явно антуража ради. Дерн под ногами быстро сменился каменными ступенями, старыми, отшлифованными временем и стопами ходивших по ним...
   Ступени вывели в подземный зал, созданный природой, но обработанный людьми: пол почти ровный, чего нельзя сказать о потолке с гирляндой соляных сталактитов. А вот колонны-подпорки и светильники наверняка были привнесены человеком... или оборотнем в человечьем обличье.
   Из-за колонны бесшумно выпрыгнул вервольф, ринулся на адептку. Маська встретила его ударом щита; запахло сырой шерстью и чем-то гнилостным... Второй оборотень исхитрился зайти им за спину, достать-таки когтями Хэйт (а может, он так удачно маскировался, что его не заметили ни Маська, ни убивец), с ним разобрался Рэй двумя отточенными до совершенства росчерками клинков.
   - Волчата, - буркнул кинжальщик.
   Девушки смолчали, прекрасно поняв, что хотел сказать Рэй: слабейшие монстры всегда попадают под первый удар, в то время, как матерые волки отсиживаются в глубине данжона...
   В зале стоял дурно сколоченный старый стол с объедками, парой пивных кружек и железным кинжалом, грошовым изделием некого кузнеца (как знать, может и отца похищенной Малики?..); кинжал, судя по наколотому на него куску сырого мяса, служил столовым прибором. Чуть дальше нашли несколько бочек и корзин с каким-то тряпьем, связку факелов, бочонок пива. И сундук, к которому тут же приник Рэй: скрежет отмычек и тихая ругань извещали о том, что убийцу лучше не трогать, пока он не разберется с находкой.
   Когда же замок покорился, и кинжальщик деловито обшарил недра сундука, выудив из него все ценное, наконец-то двинулись дальше. Проход из зала был только один, узкий и слабоосвещенный. В нем наткнулись на новые останки: на этот раз попался им отлично сохранившийся скелет. За коридором обнаружилась еще одна комната и троица вервольфов: эти нападали в открытую, потому не имели шансов на выживание...
   Здесь было два боковых коридора, один вывел группу в некое подобие библиотеки. Книги, видимо, оборотни использовали для растопки жаровен, потому как ни одной не испорченной, не тронутой пламенем, в комнате не нашлось. Зато снова повезло Рэю: за одним из стеллажей скрывалась ниша, а в ней - маленькая шкатулка с замком. С открытием оной Рэй возиться не стал, забрал в таком виде.
   Другой коридор почти нескончаемо петлял, уводя напарников все глубже и глубже, пока не уперся в двустворчатую металлическую дверь.
   - Это явно ставили не оборотни, - тихонько высказала Мася. - Может, и заселили ничейное подземелье, но обустраивали не они.
   За дверью колоритной кучкой лежали: бутыль медовухи, огарок свечи, обгоревшая книга и череп.
   - Похоже, так нам хозяева намекают, что не рады видеть гостей, - ухмыльнулась Хэйт.
   - Не убедили, - хмыкнул Рэй. - Благопристойно слишком, кровищи не хватает, оторванных голов, кишок наружу...
   - Фу, прекрати! - гному перекосило. - Мне как раз нравится, что в Восхождении мало крови и чернухи, а то, что ты перечислил, в любом морге реала в изобилии.
   Пикировку прервали: крупный волк (с теленка в холке) прыгнул на Маську, заставил пошатнуться. Гнома ударила в ответ, вервольф зарычал, попытался вцепиться зубами ей в руку. Хэйт испытала тлен и угольки, а Рэй - какой-то новый удар наискось.
   Новый зал, видно - общий, с длинными столами и скамьями вдоль них, на первый взгляд пустовал. Над казаном вздымался пар, в кружках налито было пиво... Цельная туша оленя на центральном столе была утыкана кинжалами. А вервольфов - ни живых, ни мертвых - не было.
   Рэй прижал указательный палец к губам, осторожно, под покровом теней, двинулся вперед. Не встретив и намека на сопротивление, он дошел до стола с оленем. И тут-то они и проявились, попрыгали с потолочных балок, завыли. Убийцу выбило из скрытности, как при камнепаде, устроенном до того Хэйт. Твари скопом кинулись к парню, часть увязла в трясине, которую успела выставить адептка, но даже трех матерых самцов хватило бы, чтоб располосовать на ленточки кинжальщика в легких кожаных доспехах.
   Одного волчару застопорила лоза, на второго налетела гномка, от третьего Рэй каким-то невероятным кульбитом уклонился, почти распластавшись по полу. Хэйт отступила к стеночке, прижалась спиной к холодному камню, чтобы обезопасить себя от нападений с тыла. Лечить две цели, получающие весьма значительный урон, оказалось задачей не из простых, впору жалеть было о длительном откате Сада камней, он бы весьма и весьма облегчил этот бой. Вскоре мысли исчезли, истаяли, что пар над чугунным казаном, на место их пришла отрешенность, почти автоматизм: лечение на Рэя, лоза на волчару, регенерация гноме. От оборотня, прыгнувшего на нее саму, шагнуть в сторону, применить пыльцу - пусть дохнет потихонечку; опять подлечить убийцу. Шаг-скилл-шаг, снова прижаться к стене. Выпить эликсир, накинуть регенерацию Рэю, лечение - гномке. Еще одну серую морду поприветствовать посохом. Пока все живы, в того же волчонка запустить угольки, волки не любят огонь... Длань на убийцу, его полоснули когтями с эффектом кровотечения, снова подлечить... Все? Надо же...
   - Ушастая, ты - мой кумир! - в сердцах выпалила гнома. - Отхил - на пять с плюсом.
   - Ага...
   Хэйт тихонько сползла по стеночке.
  
   Потом был еще один коридор, за ним - новая комната, на этот раз пол ее был залит какой-то жидкостью, судя по запаху, чем-то вроде керосина. Рэй знаками показал напарницам, чтобы отошли назад в проход. Сам же зажег факел и швырнул его в лужу. Убийца успел отпрыгнуть, его даже не опалило, а паре вервольфов повезло значительно меньше...
   Находчивость кинжальщика не оценили: вонь после сожжения монстров стояла страшная, новый коридор миновали бегом, забыв о всякой осторожности. И чуть было не поплатились: за очередным поворотом была пустота, обрыв и узенький карниз вдоль него.
   - Как у нас с откатами? - негромко спросил Рэй.
   Вопрос был своевременный: тропка, тянущаяся вдоль обрыва, уходила резко вниз и упиралась в еще одну металлическую дверь.
   - До Сада камней еще час, - посетовала Хэйт.
   Маська покачала головой, что означало, судя по всему, отсутствие откатывающихся умений.
   - Думаю, справимся и без "сада", - произнес убивец. - Сторожку, прихожую и столовую их мы миновали, теперь должно быть логово.
   Логика в словах Рэя имелась, поэтому в следующую часть подземелья заходили с опаской. Еще одна обманчиво-пустая комната ожидаемо принесла новое побоище: твари выскакивали из-за перегородок, колонн, сигали с высоченных шкафов... В этот раз, несмотря на обилие монстров, было полегче: выманивать оборотней отправилась гнома, и Рэй из невидимости успел изрядно проредить ряды хвостатых.
   После схватки и сбора трофеев (а были оные не ахти, впрочем, от квестового данжа другого и не ждали) пришлось устроить привал: видимых ходов, кроме того, по которому они пришли, в помещении не наблюдалось. Гномью "суть вещей" никто не отменял, но обстановка намекала, что следом за нахождением скрытого помещения состоится заключительное сражение, а значит - не повредит перевести дух, проверить эликсиры на наличие, съесть по порции еды с бонусами от Хэйт (в ход пошли остатки мяса моллюска, и больше готовой пищи у девушки не осталось в запасе, о чем она уведомила компаньонов).
   А потом: поворот нужного рычага - и часть кладки осыпалась, приоткрыв проход. К мини-боссу, вестимо, и пленнице...
   Их оказалось двое, самец и самка. Будь они обычными зверями, сказали бы: волк и волчица, а так, скорее - правящая пара, Вульх и Вельха, не пожалели разработчики фантазии, дали монстрам имена.
   - Весь дамаг в самку! - велел Рэй, привычно сливаясь с тенями.
   - Женоненавистник, - поддела Хэйт парня, но последовала указанию.
   Гнома же с разбегу саданула щитом по самцу, привлекая на себя его внимание, а только потом с истошным: "Банза-а-ай!" - занялась Вельхой. Вульх рыкнул, вогнав мелкую в ошеломление, а подруга его, проигнорировав очевидную цель, метнулась к адептке, почти мгновенно разорвала дистанцию. Хэйт выдержала первый удар, вспоровший ей бок и снявший разом треть хп, ведь начни она метаться, убийца не сумел бы подобраться к самке, ударить в самую уязвимую точку. Хруст! Это гнома отошла от дебаффа, вбила в бок Вельхи свой щит; та взвизгнула, лязгнула зубами перед носом адептки, развернулась к гномке.
   Искры! Рэй выбрал момент, промчался стремительным рывком под брюхом самки, вспарывая его, почти обрывая этим жизнь Вельхи; тварь заревела, отчего шкала ее здоровья восполнилась на треть. Вульх не дремал, его когти вовсю полосовали кольчужку на Маськиных плечиках; малая терпела, стискивая зубы. Налитые кровью глаза самки снова обратились к Хэйт: удар лапой - и адептка отлетела к стене. Кромсание - и с противным чавканьем челюсти самки сомкнулись на талии Хэйт, "радуя" ошеломлением, кровотечением, оцепенением... С пугающей скоростью помчались на убывание цифры: четыреста хп, триста двадцать, двести восемь, сто сорок, двадцать...
   Червонными пятнами зарделось пространство, застучала кровь в висках тугой болью, ввинчивающейся в основание черепа... Удар.
   Два тела упали рядышком: мертвое Вельхи и едва живое Хэйт. Убивец успел добить тварюгу буквально за миг до гибели напарницы.
   Хэйт, не подымаясь с пола, влила в горло эликсир исцеления, только затем встала, пошатываясь. Дрожащей рукою активировала лечение и регенерацию на гному, та из последних сил держалась под атаками оборотня-самца.
   Вскорости пал и Вульх.
  
   Живучесть увеличилась на 1.
   Стойкость увеличилась на 1.
  
   - Ушастая, ты как? - тревожно обратилась к подруге Маська. - Я уж думала: все, добегалась наша лечилка, только ушки да косточки от нее и останутся...
   - Нормально, - ответила адептка. Да и что еще она могла ответить? Гномка - не страж, чтобы удерживать агрессию монстров на себе, а контроль в любом его виде на боссов, даже с приставкой "мини", не действует.
   - Все молодцы, - устало и слегка неуместно похвалил Рэй девушек. - Пойдемте вызволять пленницу.
   Спасение дочки кузнеца прошло буднично: рядок из деревянных клеток обнаружился в другом конце логова правящей пары. Его (логово), к слову, обыскали, но ничего дельного не обнаружили, немножко золота да "серый", мусорный, лут. Навык картографа у Хэйт не активировался, система выдала сообщение, что "все тайники подземелья обнаружены", видимо, это было сказано про шкатулку из библиотеки, найденную Рэем.
   Малика оказалась тихой, перепуганной неписью, видимо, потрясение сказывалось. За пришлыми пошла без возражений, только от каждой тени шарахалась. На постоялом дворе компаньоны передали "с рук на руки" кузнецу его дочку, выслушали хвалебную речь. Менестрель под шумок испросил у кузнеца позволения на свадьбу, все три НПЦ лучились счастьем.
   Хэйт мутило. В прямом смысле, мутило ее от этих телячьих нежностей и сериальных розовых соплей.
   - А можно, вы нас отблагодарите, и мы пойдем? А планы на будущее стройте после нашего ухода, сколько влезет.
   Реплика адептки поумерила восторги неписей, Менестрель выпустил нареченную из нежных объятий, вспомнил, что "лютню-то ему вернули сломанную"!
   Правда, помявшись, согласился, что личное счастье и шея, не свернутая кузнецом, ценнее.
  
   Поздравляем!
   Вы успешно прошли персональное испытание Менестреля Тальвина!
  
   - Да неужели! - буркнула Хэйт.
   - Да, именно, - как ни в чем не бывало отозвался НПЦ. - И я с радостью обучу вас кое-каким секретам своего ремесла. В награду за спасение моей бесценной Малики!
   Менестрель артистичным плавным жестом извлек из-за пазухи три одинаковых свитка, передал каждому по штуке.
  
   Свиток "Дар красного словца".
   Тип: используемый одноразовый непередаваемый предмет.
   При применении открывает доступ к внеклассовой способности Красноречие. После изучения разрушается.
   Класс: редкое.
   Внимание! Предмет не может быть продан или передан, как между игроками, так и при помощи торговцев-НПЦ. Нельзя выставить на аукцион.
  
   Покуда Менестрель толкал сопутствующую речь, Хэйт активировала свиток.
  
   Новая способность Красноречие добавлена!
   Красноречие (пассивное): Незначительно повышает вероятность успешно договориться с НПЦ, значение репутации с которыми у вас выше нейтрального. Торговцы-НПЦ предоставляют скидку в размере 1% на все товары. Возможно дальнейшее улучшение способности.
  
   "Странная способность, длиннющее описание и никакой конкретики, окромя размера скидки, а она смешна", - подумала квартеронка, но быстро смирилась, решив, что "на халяву и уксус сладкий".
   Менестрель же как раз перешел к сказу о Талисмане.
   - Видите ли, я - музыкант, артист, поэт, но не всегда кошель мой полон злата. Талисман Забвения взаправду подарен был мне Герцогиней Клауди, но вышло так, что я испытывал... затруднения. И я уступил его... за скромное вознаграждение Магистру Четырех Стихий Исайрусу из стольного града Розвейг, что в королевстве Миадор.
  
   Задание: Талисман Забвения: Стадия VII - завершено!
   Задание! Талисман Забвения: Стадия VIII: Магистр Четырех Стихий.
   Менестрель Тальвин продал Талисман Забвения Магистру Четырех Стихий Исайрусу из столицы королевства Миадор, города Розвейг. Наведайтесь к Магистру для обстоятельной беседы.
   Награда: 11600 опыта; 2 золотых.
   Требования: пройти персональное испытание Менестреля Тальвина.
   Уровень сложности: средний.
  
   - На сегодня - баста, - безапелляционно постановил Рэй, как только они покинули постоялый двор. - Вымотался, как черт.
   Женская часть команды вяло покивала перед тем, как вывалиться в реал.
  
   В реальном мире стояла глубокая ночь. "Немудрено, что даже убивец утомился, а если предположить, что он после работы в игру зашел, то тем паче", - размышляла Вероника, отмокая в ванной с пеной. А потом замерла, как была, в хлопьях пены, с пальцами в мокрых волосах: за все бои, проведенные вместе с кинжальщиком, она не слышала с его стороны ни словечка, ни единого звука, которые можно было бы принять за активацию умений. Маська хвасталась, что умеет два (целых два!) удара исполнять без голоса, и каждый она отрабатывала по несколько дней упорных тренировок.
   - А я его бесполезным называла...
   Вероника ушла с головой под воду, признав, наконец, что абсолютно не разбирается в людях...
   Уже после, укутавшись в два полотенца (большое вокруг тела, поменьше на голову), она уселась изучать форум на предмет красноречия, втюханного им Менестрелем. Отзывы были разные, многочисленные, однако один пост привлек внимание девушки: "Тем, кто планирует участвовать в политике, хоть бы и в масштабах мелкого уезда в глубинке, способность эта нужна, как воздух".
   - Не зря выслушивали его стенания, - усмехнулась она.
   Поискала упоминания Магистра Четырех Стихий, с которым предстояло общение по восьмому этапу, не нашла (кроме отметки в базе и на карте Розвейга).
   Для "расширения кругозора" забралась в русский клановый раздел. Полистала темы, покачала головой: всем кланам нужны были гномы, срочно и много! Вероника улыбнулась, закрыла форум. Пора было отправляться к напарникам по сну: подушке и одеялу.
  
   В этот раз Хэйт объявилась в Восхождении позже компаньонов. Те в отсутствие девушки развили бурную деятельность по заготовке ингредиентов для готовки. Рэй приволок штук сорок кабаньих окороков, Маська наловила ракушек (при этом ни одной жемчужинки из них не выковыряв). Адептка умилилась до невозможности, а когда ей и капусточки выдали кочанов десять, аж руками всплеснула:
   - У меня сегодня праздник? День кухарки или там... день половника? Нет, спасибо, конечно, но я в догадках теряюсь: в честь чего это все?
   - Ты же сказала, что еды не осталось, вот мы и подсуетились, чтобы ты время не теряла понапрасну, - пожал плечами Рэй. - Скажешь, зря старались?
   Маська крутила в ладошках последнюю не вскрытую раковину, так что просто изобразила угрюмую мордашку.
   Хэйт уверила напарников, что "они умнички и вообще, милее их - только плюшевые пингвины", после чего раскинула на ближайшем пустыре филиал походной кухни. Еще убивца снарядила пошукать по округе кролей, без фанатизма, исключительно для пробы кормления питомцев (пришлось посвятить парня в "страшную тайну" с прокачкой Хэтти нестандартным рационом).
   - С пингвином меня еще не сравнивали, - задумчиво изрек Рэй перед уходом. - Еще и с плюшевым...
   - Соли купи! - в спину убийце прикрикнула Хэйт. - Заканчивается...
   Мася, оторвавшись от убеждений ракушки "выдать ей ну хоть одну крохотусенькую жемчужинку", добавила:
   - И мусор вынести не забудь!
   Кинжальщик резко ускорился, а девушки огласили звонким смехом пустырь. Таки женская логика остается таковой и в виртуальном мире: раз мужик успешно (и добровольно!) припахался к хозяйству, надо это направление всячески углублять!..
   Так или иначе, готовка прошла успешно, вскоре сытая и довольная компания с улыбками наблюдала за питомцами, расправляющимися со своими порциями. Хэтти за крольчатину и мясо моллюска получила новый уровень. Гнома прикинула цифры и сообщила, что за кролика дали питомцу в два раза меньше экспы, чем за шашлык в самый первый раз, а за моллюска в два раза больше (относительно того же шашлыка).
   - Значит, это рецепт уровня подмастерье, который у меня даже не открыт, - сделала вывод Хэйт. - Любопытно...
   Дурная же новость заключалась в том, что ни Геро, ни Салли опыта за корм не получили вовсе. Похоже, с уникальными питомцами номер "не прокатывал".
   Гнома раскурочила-таки (впустую!) облюбованную ракушку, опечалилась. Впрочем, длилось это состояние у нее недолго: она вспомнила о шкатулке, которую вынес из данжона Рэй.
   - Хорошо, что напомнила, - кивнул Рэй, достал шкатулку. - Держи, Хэйт. Внутри карта подземелья, квестовая. Отнеси любому представителю власти Олгорда, презентуют тысячу экспы, сотню репутации и пару копеек на бедность. Мне с предстоящего этапа повышение уровня перепадет, а тебе этот опыт полезнее всех будет.
   Квартеронка не стала ломаться, приняла вещицу, поблагодарила. До ратуши дошли дружно, но внутрь почему-то пропустили только Хэйт. И вытолкали взашей, как только передала она шкатулку с картой местному чинуше (награду тот выдал, но ни на продолжение, ни на банальнейшее: "Спасибо!" - не сподобился).
   - В Розвейг? - как-то обреченно спросила Маська, завидев выходящую из ратуши подругу.
   - В Розвейг, - подтвердил Рэй. - И раз все устали от этой тягомотины, пробежимся быстренько, чтобы да-да, нет-нет. Согласны?
   Гнома и адептка, переглянувшись, зааплодировали.
   Не стал тянуть резину и Магистр.
   - Создал я в своих изысканиях структуры и переплетений Стихий нечто прелюбопытнейшее, но не нашел желающих испытать, - заумно сообщил Исайрус. - Нужен мне один доброволец.
   - Я! - дружно шагнули вперед все трое.
   - Отлично, у меня есть выбор! - усмехнулся в белую бороду непись. - Это будешь ты.
   Он указал на Хэйт. Та безразлично пожала плечами, сделала шаг вперед, прямо как на школьном уроке физкультуры...
   НПЦ же создал овал портала перед ее носом, подтолкнул в спину, а в качестве напутствия произнес:
   - Небольшое уточнение: магия в узле Стихий не действует.
   Пространство с кружащими, но не тающими снежинками, было сплошь белым. "Что-то вроде куба с первого этапа", - пронеслось в голове Хэйт.
   - Попала, - сказала она уже вслух.
   Все пиктограммы магических умений, включая ауры, потускнели, и при попытке активировать никак не реагировали. Вообще никак.
   - Да и к черту, - поморщилась девушка. Вместо того, чтобы ударяться в панику, она просто понеслась сквозь сонм порхающих, словно бабочки, снежинок, не разбирая направления: да и о каком направлении могла идти речь, если даже снежинки не сверху вниз летели, как положено, а с точностью до наоборот?.. А под ногами клубились облака...
   Сюрреалистический забег привел Хэйт к стыку четырех областей: нагорья, океана, бушующего пламени и тех самых облаков, по которым вышагивала адептка. Выглядело это так, словно четыре игровых доски совместили углами в одной точке.
   - Я пришла. Что дальше? - вопросила она в пустоту.
   Положим, пробежаться еще и по плоскогорью она вполне могла бы, и даже поплескаться немножко в водной области. Но вот в огонь не полезла бы и за гору сокровищ несметных!
   Откровений, божественных и не очень, не последовало.
   - Ладно, - пожала плечами Хэйт, подошла к кромке облаков. - Всегда хотела научиться летать.
   В точке схождения пространств, сиречь "узле Стихий" виднелось темное пятно. А с глубокими колодцами, благодаря дроу, она имела дело. И умирать ей уже приходилось...
   Полет вышел долгим. И закончился не в круге воскрешения, как предвосхищала Хэйт, а в башне Магистра, подле его сине-зеленых шелковых тапочек...
  
   Поздравляем!
   Вы успешно прошли персональное испытание Магистра Четырех Стихий Исайруса!
  
   - Эм... Здорово, конечно, но я же ничего не сделала! - изумилась Хэйт, поднимаясь с пола. Горизонтальный портал под ее падающую тушку подвести непись догадался, а подстелить что-нибудь на место приземления - нет.
   - Ты узрела узел Стихий, прошла сквозь него, не потеряла рассудок, выжила, наконец. Главное - пошла на верную смерть, шагнув в узел, презрев опасность во имя науки!
   Адептка закашлялась, отвела взгляд: ни к чему было НПЦ видеть ее замешательство. "Во имя науки", - звучало отлично, но она-то сиганула в то пятно по той простой причине, что не знала, что делать!
   - А за вредность мне ничего не полагается? - вкрадчиво спросила она, пока Исайрус воодушевленно расхаживал туда-сюда, поглаживая бороду. - У нервных клеток, знаете ли, плохо с восстановлением...
   Рэй и Маська, прибежавшие из соседней комнатки (видимо, их выставили туда на время ожидания итогов "добровольного испытания"), с любопытством и легким восхищением глядели на напарницу.
   - За вредность? - переспросил Магистр. - Хм. Возможно.
   И швырнул в Хэйт мешок.
  
   Сума забывчивого лепрекона.
   Тип: предмет-модификатор; одноразовый, непередаваемый.
   Увеличивает количество ячеек инвентаря на 5 (навсегда). Один раз в сутки возможно прибавление 1 золотого к вашим сбережениям, хранимым в инвентаре.
   Класс: уникальное.
   Внимание! Предмет не может быть продан или передан, как между игроками, так и при помощи торговцев-НПЦ. Нельзя выставить на аукцион.
  
   Выплыло системное сообщение с вопросом: применить или отказаться? Хэйт, разумеется, выбрала первый вариант. Стандартные восемьдесят ячеек превратились в восемьдесят пять. Золотой в день, если повезет - это тоже было весьма приятно, расстраивало только то, что шанс не обозначался.
   - Талисман Забвения, который вы разыскиваете, мне оказался бесполезен, - вспомнил про главную цель визита пришлых НПЦ. - Я передал его для изучения Знатоку Артефактов Эвейну. Живет сей достойный человек в Миттолисе, королевство Витори. Не задерживаю вас более, молодые люди!
  
   Задание: Талисман Забвения: Стадия VIII - завершено!
   Задание! Талисман Забвения: Стадия IX: Знаток Артефактов.
   Магистр Четырех Стихий Исайрус передал Талисман Забвения Знатоку Артефактов Эвейну из города Миттолис, королевство Витори. Навестите Эвейна, чтобы выяснить правду о Талисмане.
   Награда: 17400 опыта; 2 золотых.
   Требования: пройти персональное испытание Магистра Четырех Стихий Исайруса.
   Уровень сложности: средний.
  
  
   По дороге напарники вытрясли из Хэйт все подробности испытания. Вообще, когда Маська и Рэй услышали про антимагическую зону, они распрощались с надеждой на успешное завершение миссии, потому были крайне удивлены итогом.
   - Выходит, чтобы пройти под-квест, нужен был суицид? - уточнил убийца, дослушав рассказ Хэйт.
   - Вроде того. Ситуация из серии: "Я ничего не делала, оно само"! Блин...
   Маська подмигнула ободряюще.
   - Не дрейфь, прошла - и ладушки. А что с головой у тебя не в порядке - это мы давно поняли...
   Адептка замерла.
   - Что ты сейчас сказала, нахалюга карликовая?!
   Зачин ссоры погасил Рэй.
   - Мелочь хотела сказать, что твоя реакция отличалась от шаблона. Инстинкт самосохранения, по идее, должен был тебя остановить перед прыжком.
   Хэйт махнула рукой. До телепортационных врат шли в молчании.
   Миттолис оказался городом фонтанов. Они были везде: на площадях, перед фасадами, под сенью деревьев, возле магазинчиков... Повсюду переливались в солнечных лучах водные струи.
   - Краси-и-иво, - протянула гнома. - Я вот тут подумала: мы же крутышки. Восемь из десяти, так далеко никто до нас не заходил!
   - Пару раз выезжали на чистом везении, - отозвался Рэй. - Но ты, несомненно, права. Мы - молодцы.
   Хэйт покивала. Ее занимали мысли о том, сколько прекрасных картин можно написать в этом городе...
   Знаток Артефактов, эдакий канонический старичок-библиотекарь в пенсне и с тросточкой, встретил их каноническим же брюзжанием.
   - Ходят, топают, пыль поднимают! Я собираю свитки, книги, реликвии и артефакты десятилетиями, а им подавай все готовое, они, видите ли, герои!.. Лодыри, положите жизнь на поиски и исследования, а потом являйтесь с вопросами.
   Старик грозно нахмурил седые брови, пристукнул тростью по спинке кресла в приемной. Хэйт поняла вдруг, что ее смущало в этом этапе: род деятельности непися. В прежних заданиях они были вполне понятны, даже Герцогиня успешно вписалась в ряд "особых", так сказать, "элитных" НПЦ, и приставка к имени четко отражала принадлежность неписи к тому или иному занятию (мастерству). Этот же старикан выбивался из списка. "Знаток", подумаешь, скачать базу данных, зазубрить и стать не менее эрудированным, чем он, в сфере знаний об артефактах.
   Она знала, на чем сыграть: на тщеславии. Не может быть, чтобы "Знаток" оказался лишен оного!
   - Глубокоуважаемый господин Эвейн, мы нижайше просим вас уделить нам пару минут своего драгоценного времени! - льстиво обратилась адептка к неписю. - Вы посвятили свою жизнь поиску ответов, несомненно, никто иной не сможет разгадать головоломку, терзающую наши умы. Вы - наша последняя надежда!
   Про себя же Хэйт проклинала старикашку на все лады за необходимость такого поведения, граничащего с подобострастием. И того, что решила "играть по чужим правилам" ради достижения цели. Цели, туманно сформулированной, но близкой настолько, что глупо уже отступаться, даже если Талисман тот - ярмарочная игрушка, и цена ему - копейка.
   - Обходительная молодежь? - вскинулся НПЦ. - Неужто я дожил до такого дня! Так и быть, я постараюсь помочь вам. Но: услуга за услугу. Один маг, редкий прохвост, обещал на основе магических субстанций изготовить для меня кристалл для подзарядки одного жезла... Оставим подробности, вам они ни к чему: доставьте мне обещанный кристалл. Мага зовут Юффий, но где он слоняется, где живет - я не имею представления.
   Уходили от Эвейна в смешанных чувствах: вроде бы и испытание он обозначил довольно четко, а с какой стороны к нему подступиться - неясно.
   - Я в реал, искать инфу, - заявил Рэй. - Не уходите далеко.
   Никто и не собирался... Маська повинилась перед напарницей за неосторожную фразу, Хэйт потрепала мелкую по двухцветной макушке, и к возвращению убийцы мир и взаимопонимание были вновь установлены в их "теплой компашке".
   - Есть две новости, хорошая и не очень, - изрек кинжальщик. - Хорошая: меня не забанили в гугле. Та, что хуже: маг Юффий изволит странствовать по карте, и единственный надежный способ его поймать - по вечерам, один-два раза в неделю (игровую, к счастью), захаживает он в одну харчевню, под названием "Ворожея и осел".
   Солнце клонилось к закату, оттого в "Ворожею" отправились сразу же и без рассуждений, разве что Рэй по пути описал на словах, как мага-то опознать в случае встречи. Местечко это при рассмотрении оказалось презанятнейшим: чучело осла с развесистыми ушами при входе "поприветствовало" их милым:
   - И-а-а!
   В том, что осел - чучело, убеждались тактильным методом. Черные же ногти неимоверной длины, принадлежавшие хозяйке харчевни, впечатляли тех, кому не хватило "до нормы" говорящего чучела. Большой хрустальный шар на стойке и череп с горящими мшистой зеленью глазницами дополняли картину.
   - Юффий? Бывает тут, да, - хрипловатым голосом произнесла хозяйка, выслушав вопрос Рэя о "блуждающем маге". - А что надо от него?
   - Хотели попросить о небольшой услуге, - улыбнулся убивец, протянул женщине серебряную монету.
   - Ну, столики есть, ожидайте, - пожала плечами хозяйка. - Может, и заглянет Юффий. Но у меня тут не казармы, сидеть без заказа не положено.
   Маська расщедрилась, вызвавшись оплатить ужин за всех, и хозяйке заказали "все фирменные" блюда подать. Разве что от напитков предложенных пришлось отказаться, все же не за развлечением явились в харчевню, а по миссии, поэтому решили обойтись нехмельными травяными настоями.
   Вскоре харчевня загудела многоголосым хором, зазвенели кружки, ослиное чучело иакало чаще и чаще... За соседним столиком бурно обсуждали невиртуальный турнир роботов-летунов под названием "Летят перелетные дроны". С другой стороны сетовали на повышение налогов в домене, подконтрольном клану Рыцарей Бездны. Обсуждали новую гномью профессию - инженерию, насколько она изменила игровой баланс и ход осад... Посиделки, в целом, вышли познавательными, но мага искомого так и не дождались.
   - Хорошие вы клиенты, да и лица незлые у вас, - высказала подошедшая к столику хозяйка заведения. - Потому скажу: раз Юффий не явился к этому часу, нонче ждать его не след. Ежели срочность есть, попытайте удачу в "Сладкой паприке", но учтите, один вход в нее стоит пять золотых. Еще в горах Анарет поискать его можно или близ деревеньки Польва у речки.
   Хозяйке "Ворожеи" за словоохотливость перепало немного серебра сверх счета за еду и питье. А на улице Рэя ждал допрос...
   - Что это за паприка такая, что ты так смутился? - прищурившись, спросила Маська. - С лица аж сошел.
   - Что-то в названии благозвучном подсказывает мне, - глядя в темное небо, произнесла Хэйт. - Что место это... особое. И нам с тобой, Мась, знать о таких не положено, как и бывать... Словом, бордель это, зуб даю!
   Убийца не стал отпираться... Хоть и заверил спутниц, что знаком исключительно понаслышке со "спецификой" заведения. Ему поверили, в первую очередь, из-за стоимости "услуг" (если вход столько стоил, то, надо думать, все, что дальше порога, еще дороже).
   В "Сладкую паприку" после скоротечного, но бурного обсуждения, отправили одного Рэя, девушки пожалели золота, хотя за намек парня на "езду в Тулу со своим самоваром и пряниками" получил он от гномы гневный взгляд, а от Хэйт - кривую усмешку.
   - Особо не задерживайся, разве что совсем не будет шансов устоять, - подмигнула адептка кинжальщику. - Хотя я сильно сомневаюсь, что цены "перчинок" придутся тебе по карману...
   Напутствие оказалось излишним: из борделя убивец вылетел рекордно быстро, дополнительное ускорение полету парня придал вышибала смачным пинком.
   - Что пошло не так? - не без иронии спросила Хэйт. - "Штучки" оказались слишком острыми или со стручком проблемы возникли?
   Гнома со смеху аж присела - аккурат в клумбу с пионами.
   - Узнавал про Юффия, - ядовито отозвался Рэй. - А у него там долги... которые решили стрясти с меня, раз подвернулся. Я отказал. Меня выпроводили. Финита ля комедия.
   - Ладно, не гляди на меня так сурово, разве ж я могла не подколоть? - хихикнула Хэйт. - Куда дальше попремся: в горы или в деревушку?
   - Горы - расплывчато, - покачал головой кинжальщик. - До второго пришествия можно заниматься альпинизмом и не наткнуться на одиноко бродящего непися. Деревня поконкретнее будет. Телепорта до Польвы нет, но вполне реально прогуляться пешком, монстров выше тридцатки по пути не должно быть.
   План, ввиду отсутствия возражающих, утвердили. Выудили лыбящуюся гномку из клумбы с пионами и отправились в Польву. Одиночные мобы, забредавшие на дорогу, там же и умирали, встретившись с путниками, а серьезных опасностей местность не предусматривала: слишком близко от крупного города.
   Зато, когда соломенные крыши деревеньки показались уже на горизонте, вырулил навстречу компании здоровенный орк. Боевая раскраска, татуировки, тяжелые доспехи и громадный двуручный молот давали понять (а особо непонятливым, наверняка, и прочувствовать), что орк не "погулять вышел".
   - Ребят, у вас разброс по уровням какой? - вопреки ожиданиям дружелюбно спросил бронзовокожий.
   Хэйт закашлялась, с языка ее чуть не сорвалось: "А размер нижнего белья вам не сообщить?" - но сработал, наконец, инстинкт самосохранения, о котором недавно толковал Рэй.
   - В пределах пяти внутри группы, а что? - осторожно ответил кинжальщик, но кисти рук его переместились к ножнам.
   - Да потренировать новичков хотели, три двадцатника, но зеленые совсем, а никого подходящего в игре из наших нет. Один на один прогнали ребят, но это не совсем то, что нужно, - развел руками орк. - А тут вы, как раз трое. Нет желания поучаствовать? Арена, чтобы опыт не терялся, имеется.
   - Это откуда в глуши арена-то? - встряла в беседу Маська, глядя на орка с подозрительным прищуром. - И с чего вдруг уверенность, что мы подойдем по уровням? На нас таблички не навешены!
   Орк загоготал.
   - Бойкая у вас девчушка. Историю местности могли бы и узнать: раньше тут якобы королевская гвардия квартировала, остались возле деревни их тренировочные арены. А про уровни - видел наш мастер теней, как вы красного паука разбирали.
   - Состав ваших? По классам, я имею ввиду, - полюбопытствовал Рэй. - Ограничения на эликсиры и прочую расходку? Компенсация за них же?
   - Используйте все, что угодно, но за свой счет. Состав: демонолог, бард и мечник. Согласны?
   Рэй повернулся к девушкам, чтобы узнать их мнение. Хэйт безразлично пожала плечами: тратить время, с одной стороны, было недальновидно, с другой - разминка им не повредила бы. А вот Маська всем видом выражала боевую готовность.
   - Один бой, - решился убивец. - Мы тут вроде как по делу, задерживаться сильно не резон.
   - По рукам, - кивнул орк. - Один бой - маловато, но хоть не впустую притащились. Пойдемте!
   Адептка двинулась следом, поглядывая по сторонам: нарочитая откровенность орка со случайными прохожими слегка напрягала. Даже если учесть, что все трое для него на один аое*-удар, и звучало все вполне реалистично, смущало, как минимум, наличие поблизости мастера теней, о котором обмолвился орк.
   Вскоре вышли к длинной огороженной площадке, смахивающей на стадион, с двумя воротами на противоположных концах. В центре площадки на песочке маялась троица: бородатый мужичок с гуслями, девица в алом балахоне и худосочный эльфик со щитом и мечом.
   - Девушку срезаем в первую очередь, - полушепотом сказал Рэй, когда они прошли через ворота. - Призвать кого-то, махровее беса, она пока не может, но ослепление и помутнение разума - гадость та еще. Потом - гусляр. Хэйт, постарайся стопорить эльфа, ок?
   Та кивнула. При входе на арену напряжение спало, система оповестила о "зоне сражения", подтвердила слова орка о том, что при смерти в данной зоне опыт не теряется (деньги, вещи из инвентаря - тоже). Тройка их будущих противников потягивалась, изображая разминку; девица в красном ткнула пальцем в сторону адептки, скорчила рожицу, бард рассмеялся.
   "Смейтесь, мальчики и девочки. Как бы вам гонор боком не вышел, - чуть снисходительно подумала Хэйт. По опыту знала она: нельзя недооценивать противника, а высокомерие - не ключ к успеху.
  
   ---------------------------------------------------
   * От англ аббревиатуры: AoE - Area of Effect (область действия) - удар/ заклинание "массового поражения", воздействующее на площадь.
   ---------------------------------------------------
  
   - Отмашку дайте, как будете готовы! - выкрикнул орк, оставшийся за пределами арены.
   Его младшие сокланы тут же оживленно замахали. Рэй, подмигнув напарницам, коротко озвучил:
   - Отсчет, пожалуйста.
   Хэйт активировала ауры, встала чуть левее гномы, приготовилась к "игре" на пиктограммах.
   - Десять, девять...
   На слове: "Один", - испарился убийца, бард замешкался, меняя гусли на лютню (Хэйт поймала себя на мысли, что считает бородатого тормозом, раньше надо было производить замену инструмента), гнома выставила перед собой щит.
   - Старт!
   Зашипела девушка-демонолог, набухла на песке багровая пентаграмма призыва, с присвистом вылез из нее упитанный бесенок. Эльф рванул вперед, сразу же увяз в трясине, а на первые такты барда вместо песни легли всхлипы девицы в балахоне - Рэй был сегодня особенно быстр.
   - Играй, музыкант! - задорно выкрикнула Хэйт, у которой с первой же попытки прошли и лоза, и пыльца на мечника.
   Бард дернулся, сбился с ритма (по бравурным звукам адептка решила, что исполнял он некую усиливающую мелодию), заиграл "Остановку времени" - дебафф, выплыло оповещение о замедлении движения и скорости атаки на двадцать пять процентов.
   - Припозднился, - покачала головой Хэйт, вжимая пиктограмму тлена.
  
   Критический удар! Вы нанесли 1430 единиц урона умением Тлен!
  
   Рука барда громко хлопнула по деке прежде, чем тело его рухнуло в песок...
   Мечника же отдали на растерзание Маське, чтобы не возмущалась, что оставили ее без "сладкого". Что показательно, эльф, как только понял, что остался в одиночестве, сопротивление прекратил, и тем взъярил гному до исступления.
   - Дерись! - удар. - Ну же, мужик ты или тряпка?!
   Замах щитом, новый удар.
   - Бесишь! - серия новых ударов (без голоса, на чистой физике!), разворот. - Слабак!..
   Секира, занесенная для добивающего удара, опустилась, не затронув эльфа. Гномка взмахнула хвостиками, фыркнула. Гордо прошествовала к воротам; Хэйт с Рэем, бросая на ошарашенного мечника сочувственные взгляды, потянулись за подругой.
   Подле арены объявилось новое действующее лицо: рыжая девушка с цепким взглядом.
   - Вик, ты был прав, новобранцы - мусор, - без тени эмоций на лице высказала рыжая орку, затем обернулась к Рэю. - А тебе и твоим напарницам я предлагаю вступить в клан Экскалибур. Поможем в прокачке и эквипе, подыщем вам постоянную команду, сыграетесь - определим в одно из звеньев. Клан дружный, активный, уверенно держим позиции. Согласны?
   Быстрого обмена взглядами хватило, чтобы сформулировать односложный ответ:
   - Нет.
   Хэйт чуть опередила и гному, и кинжальщика.
   - Мы пока не ищем клан, и тому есть причины, - поспешил дипломатично сгладить момент Рэй. - Спасибо за предложение, но мы не готовы им воспользоваться.
   Рыжая окинула всех троих изучающим взглядом, помолчала немного. Наконец, приняв решение, кивнула.
   - Жаль. Уходим, Вик.
   - А эти? - махнул орк в сторону троицы, сгрудившейся поодаль: девушка-демонолог, закрывая лицо руками, мелко дрожала, эльф и бородач пытались ее утешить. Браваду, похоже, сменили слезы...
   - Дай им денег, - равнодушно ответила рыжая. - И натаскивай. Барда в первую очередь, если б он не тупил с мелодиями, могли бы что-то сделать.
   На этой радостной ноте Мася отсалютовала орку, сообщила рыжей, что та истинный "пикап-мастер", пожелала всем, включая недавних противников, хорошего времяпрепровождения.
   - Странные люди, - сказала гнома, когда вся группа отошла от арены на достаточное расстояние. - Набирают новичков, тащат их в эту дыру, сетуют, что тренировать их не на ком, а потом еще и оскорбляют.
   Хэйт оглянулась, дабы убедиться, что рыжая еще стоит рядом с Виком, а не преследует их под покровом теней.
   - На несчастного эльфика ты сама вызверилась так, что ему впору было не только в ЧС тебя вносить - кровную вражду объявлять! - пожурила адептка приятельницу. - Даже мне его жалко стало.
   - Это было в бою! Один на один, щит на щит, меч на меч - честнее некуда! Вы не встревали, а этот баран встал, как вкопанный...
   Гнома в сердцах махнула хвостиками...
   - О!
   Рэй и Хэйт проследили за направлением ее выставленного пальца: за зарослями ольшанника и камыша у речной заводи виднелась тускло-синяя остроконечная шляпа.
   - Юффий, - отчего-то глухо, почти шепотом, произнесла квартеронка.
   Рэй с видимым облегчением кивнул.
   Маг, в поисках которого напарники нарезали те самые семь верст из пословицы, мирно рыбачил.
   - Плотва тут - загляденье! - озвучил непись, когда Рэй сообщил ему цель визита компании. - Жаль, поджарить никто не может в округе, одну уху деревенские стряпают. Знаете, что? Кристалл для Эвейна я вам отдам, если найдете приличного повара, способного сварганить жареную плотвушку, золотистую да нежную!
   Гнома и кинжальщик уставились на Хэйт, она же замахала руками.
   - У меня нет такого рецепта! А чтобы пробовать "на глазок", мне больше одной попытки понадобится. И... я не умею готовить рыбу. Даже с моллюсками случайно вышло...
   Адептка засмущалась, будто в чем-то непристойном сознаться пришлось.
   Ситуацию разрулил убивец: стряс с НПЦ весь его улов, Маську погнал в деревню за мукой и маслом, сам уселся, чтобы вместе с Хэйт чистить рыбу. Дело это было муторное, даже с учетом виртуальности рыбных потрохов и чешуи, и того, что все действия такого рода были значительно упрощены в Восхождении.
   Когда вернулась гнома, по вычищенной рыбе прошлись ножичком, делая поперечные надрезы, посолили, сдобрили перцем, обваляли в муке. На жаровню Хэйт пристроила сковороду и приступила к обжарке под чутким руководством Рэя...
  
   Поздравляем! Вы приготовили блюдо, не имея рецепта! "Плотва жареная" добавлено в вашу книгу кулинарных рецептов.
  
   С первой же рыбины приготовление прошло успешно! "Группа поддержки" из кинжальщика, гномки и подтянувшегося на запахи НПЦ встретила новость восторженно. А непись упросил Хэйт дожарить и остальную рыбу, с намеком на "особую благодарность". Около часа спустя, когда вся рыбка была приготовлена и передана магу, Юффий изрек:
   - Вот кристалл для жезла силы, передайте его старику Эвейну, пусть не бурчит. А за то, что угодили мне, раскрою вам... одну небольшую тайну. В глубочайшем озере континента, Сиоли, сокрыт Град Темных Вод. Обитатели его: русалы, ундины, многочисленные твари подводного мира, жителям суши в нем не рады... Но хранится в Граде осколок Янтарного Сердца, коих всего пять в разных частях Тионэи. Я знаю об одном, а теперь - знаете и вы. Может статься, пригодится вам это знание.
   Напарники переглянулись.
   - А свойства осколка вам известны? И самого Сердца? - спросил Рэй. - Что будет, если собрать все пять осколков?
   Юффий покачал головой.
   - Этого я сказать не могу. Возжелаете знаний - сами и отыщете ответы. Ступайте!
   НПЦ создал портал, указал на него. Сам же... испарился, вместе с удочкой, ведерком из-под рыбы и зажаренными Хэйт рыбешками.
   Портал вывел их прямехонько в приемную Эвейна; Знаток Артефактов ворчливо выбранил их за бесцеремонность, за кристалл же - засчитал испытание. И озвучил десятый, финальный этап...
   - Это не имеет смысла, - ошарашенно выговорила Хэйт, едва они вышли из дома непися. - Вы что-нибудь понимаете?
   Рэй только вздохнул, скривив губы в желчной усмешке.
   - Идиотизм полнейший, - припечатала Маська. - И все старания - псу под хвост!
   Хэйт пнула стилизованный заборчик, обронив при этом пару "ласковых".
   - К дьяволу: и Талисман этот, и чокнутых разрабов, и квест этот извращенский! Вы как хотите, а я - в реал.
   - После такой подставы - и я туда же, - согласился Рэй, глянул на мелкую. Та гневно хмурила брови и порывалась расколошматить купидончика в скульптурной композиции возле фонтана.
   - Отдых. Все. Сейчас же, - постановила Хэйт. - И даже не думать про эту цепочку чертову! Выход!
  
   Выбравшись из капсулы, Вероника помчалась на кухню, чуть ли не сшибая мебель, чтобы сварить себе кофе.
   - Засранцы! - продолжала негодовать она и вне виртуального мира. - И за каким фигом мы вписались вообще в галиматью эту?!
   Причина гнева называлась "Талисман Забвения: Стадия X: Ведунья". В описании же значилось (прямым текстом!): выведите на чистую воду Ведунью Влассу, а если понадобится - сразите.
   - Сразить! Непись черт знает какого уровня! - всплеснула руками девушка, кофеварка ответила утробным урчанием. - Каким макаром?!
   Форум, как помощник, не рассматривался, этого задания явно никто из игроков не получал, иначе воплей бы в теме было на порядок больше.
   - Спрашивается, зачем было гонять нас по всем людским анклавам континента, если он уже был у нее?! - в возмущении выговаривала она, кофеварка побулькивала в ответ, а Вероника продолжала распаляться. - Отправила детишек на прогулочку, да! А поинтересоваться, надо ли оно нам? И как прикажете валить ту ведунью, если она минимум трехсотого уровня?
   Затем она вспомнила, чего и сколько получили они в процессе выполнения заданий, и присмирела малость. Несомненно, потрать они тоже время на прокачку нон-стоп, опыта вышло бы больше, а вот плащика, книжечки на плюс десять к статам, уникальных питомцев, бестелесности Маське, красноречия, информации про подводную локацию, наконец, не было бы. Компенсировало ли все это невыполнимость последнего этапа? Вот в этом Вероника сомневалась.
   - А можно ли привлечь народ со стороны?
   На эту реплику у кофеварки ответа не нашлось: она уже закончила свою работу. Девушка ответила себе сама.
   - Ага, кто пойдет за просто так бить непись, даже если она - скрытый квестовый монстр или босс? Никто. Еще же и репутация с анклавом может слететь...
   Промелькнула мысль о клане, но тут же испарилась за необоснованностью: ежели некий клан и согласился бы прикончить Влассу, то Талисман автоматически ушел бы в закрома этого самого клана...
   По всему получалось, что прошли они цельный круг, и вернулись в исходную точку.
   - Хоть ходили не то, чтобы зря...
   Она налила себе кофе, открыла холодильник, грустным взглядом изучила содержимое, вздохнула: там снова было "все плохо".
   - А покачаю-ка я кулинарию в реале, - усмехнулась Вероника, устремившись к компьютеру - искать в гугле перед походом в универсам относительно несложные рецепты, такие, чтобы и криворучка не сумела испортить, напортачив...
  
   - Какие идеи? - бесцветным голосом осведомился Рэй у напарниц.
   Все трое явились в назначенный час, с интервалом в несколько минут. Все трое выглядели уставшими, осунувшимися, будто помятыми: разумеется, то был лишь вопрос восприятия, виртуальные аватары не мнутся, не устают, не теряют запал. Все трое так и не нашли ответа...
   - Просто пойдем и сделаем это, - хладнокровно отозвалась Хэйт.
   - А ушастая-то отжигает! - приободрилась гнома, хлопнула по плечу подругу (правда, для этого ей пришлось подпрыгнуть). - Погнали, ушатаем любительницу слезливых историй!
   Рэй ухмыльнулся.
   - Не в полной мере разделяю я ваш энтузиазм, прекрасные мои, но - давайте рискнем.
   Хэмирвейд за время их отсутствия не изменился нисколечко, как и домик Ведуньи. А вот сама она отпирать пришедшим не спешила...
   - Власса, откройте, - громко позвала Хэйт, пожалев Маську, сбившую уже кулачки о дверь. - Мы войдем, так или иначе.
   Вариантов и впрямь не было: штраф за провал последнего этапа (или отказ от него же) предполагал списание всего опыта, полученного по ходу выполнения цепочки. Расклад был "пан или пропал".
   Дверь отворилась, за нею предстала Власса, разгневанная до остервенелости.
   - Ш-што нуш-шно? - прошипела она наподобие змеи.
   - Талисман. Он у вас и нам это известно, - ответил Рэй, - А вы здорово изменились с нашей прошлой встречи.
   Женщина отпрянула, как от удара.
   Троица, не преминув воспользоваться секундным замешательством неписи, проскочила в дом.
   - Власса, зачем? - просила Хэйт. - Если он все время был у вас, для чего было отправлять нас на поиски?
   - Не понимаете... Не поймете... Не успеете понять! - непись словно облако тьмы окутало, взметнулись не забранные в косу волосы, как от порыва ветра, темные глаза засияли демоническим огнем.
   Взмах рукою - и помещение накрыла печать тишины. Власса зашипела, проделала странный толкающий жест. Система осведомила о дебаффе "замешательство", НПЦ ринулась вглубь дома, пропав из виду.
   - И куда эта дрянь свалила?! - возмущенно выпалила Маська, едва спали дебаффы. - Суть вещей, говорю сразу, не показывает ни шиша.
   - Темная часть души моей стала слишком сильна, - раздался тихий и грустный голос. - Тяжесть предательства надломила меня, разделила душу, и та, что сейчас беснуется в подполе, взяла верх. Талисман Забвения... верила я, что он поможет, вернет единство, избавит от боли, но... Он не помог.
   - Что мы можем сделать? - вопросила Хэйт.
   - Сокрушите ее... Меня. Иначе мне... нам... уже не поможешь. Я отдам свою силу, свою суть, чтобы ослабить... темную часть души, но это станет последним моим деянием: я, истинная Власса, погибну, останется приспешница Инферно с беспросветной чернотой в душе. Если не одолеете вы ее... городу, а быть может, и миру, грозит погибель!
  
   Задание: Талисман Забвения: Стадия X - изменено!
   Задание! Талисман Забвения: Стадия X: Ведунья.
   Теперь, когда вам стала известна вся правда о Талисмане и истинной его владелице, вам предстоит важнейшее сражение.
   Награда: Талисман Забвения.
   Дополнительная награда: скрыто.
   Требования: успешно пройти предыдущие этапы задания.
   Уровень сложности: сложный.
   Штрафы за провал/отказ: потеря опыта, полученного в награду за предыдущие этапы.
   На город Хэмирвейд обрушится нашествие инфернальных сущностей.
   Понижение репутации с Хэмирвейдом до отметки -10000 (Враждебность).
   Понижение репутации во всех анклавах, подчиняющихся расе людей, на 1000 очков.
  
   - Приложим все силы! - поспешил уверить Рэй, покуда напарницы вчитывались в список взысканий. - Укажите, где искать нам ее?
   - По коридору направо идите, в кухне найдете спуск в подпол, - прошелестел голос. - Только выждите немного, сначала я осуществлю то, что должна...
   Компаньоны паузу-заминку восприняли положительно: хоть и готовы они были к наихудшему обороту, а возможность нашествия демонов стала откровением, и весьма неприятным, что добавило мандража и непрозрачно намекнуло на важность квеста.
   - Глобальный сценарий? - с круглыми от удивления глазами спросила гнома.
   - Скорее, один из вероятных активаторов, - пожал плечами Рэй. - Давайте не париться о том, что случится при провале, а сосредоточимся на бое.
   Хэйт утвердительно кивнула. Нервы и "а что, если?" следовало оставить за спиной. В бою существовало только "здесь и сейчас", и ничего больше!
  
   Власса Темная - так выглядело теперь имя босса в золотой рамке, уровень тридцать, а сама она походила более на демонессу, чем на знакомую компаньонам непись.
   "До-о-он", - пропел невидимый колокол. Бой начался!
   Власса в манящем жесте простерла руки к пришедшим, затянула речитативом:
   - Иди-иди-иди ко мне! Иди-иди-иди...
   Рэй пошатнулся, сделал шаг в ее сторону, другой... Хэйт применила длань, несмотря на отсутствие видимых дебаффов, угадала: убийца резко затормозил, мотнул головой, растворился в тенях.
   Мелкой этих секунд хватило, чтобы добежать до босса, взмахом секиры переключить внимание демонессы на себя. Власса крутанулась вокруг своей оси, зашипела; гнома застыла изломанной статуей самой себе. Адептка поочередно активировала длань, регенерацию, а затем, на пробу - пыльцу на демонессу. И поняла, отчего гнома, отошедшая от окаменения, озирается по сторонам...
  
   Ослабленный удар! Вы нанесли 5 единиц урона умением Ядовитая пыльца!
   Все виды атак по Влассе Темной будут ослаблены, пока не уничтожен демонический фиал защиты!
  
   "Рэй!" - попыталась позвать Хэйт, но не смогла издать ни звука. Зона вечной печати тишины, о таких она только читала, причем на обитателей таких зон печать не воздействует... Кровь застучала в висках, едва она поняла, что убийца про фиал не знает, и выжидает исключительно для того, чтобы Маська смогла нанести побольше урона до его "врыва" из невидимости. А если он сольет все абилки сейчас, будет...
   Что будет в этом случае, Хэйт додумывать не стала, непечатные символы делу помогли бы мало. Вместо этого она рванула в угол, где заметила какой-то блеск: "Да!" - мысленно возликовала она, с силой швырнув об пол блестящий сосуд. Тот разлетелся с хрустальным звуком-стоном, а демонесса завопила во весь голос.
   - И-й-а-а-а!
   За спиной ее возник Рэй, ударил с обеих рук кинжалами по горлу Влассы, обрывая вопль. Демонесса изогнулась, вспыхнули ее глаза, ослепляя противников. Длань, на всех по очереди, прошла своевременно: под ногами у каждого бурым дымом зачадили округлые лужицы. Хэйт выскочила из своей лужи, убийца тоже успел переместиться, а вот Маська, замешкавшись, лишилась двух третей хп. Эликсир, лечение, регенерация...
   "До-о-он!" - повторно пропел колокол.
   Демонесса полоснула длинными когтями по личику гномы, та дернулась, инстинктивно прикрываясь щитом. Хэйт ужаснулась: одним ударом эта тварь почти упокоила только-только отхиленную Маську! Лечение, счет секунд отката, глазами суматошно обшарить подвал... "Есть!" - адептка снова метнулась на блеск. Фиал атаки полетел в стену.
   - Иди-иди-иди ко мне! - снова завела свою шарманку Власса.
   Рэй, до того безостановочно орудовавший клинками, замер, как вкопанный. Снова длань, эликсир маны, подлечить Маську...
   "До-о-он!" - опять поганый колокол!
   Перед боссом набухли две почки-кокона цвета ржавчины; Хэйт, не задумываясь, закастовала на правую "почку" тлен: та с противным чавкающим звуком взорвалась, обдав гному и убивца брызгами. Урон от брызг перекрыло лечение адептки, а вот левая оболочка раскрылась, выпустив на волю демоненка, еще одного, еще и еще... Рэй сообразил перенести атаку на "почку", прекратив нашествие краснопузых рогатых уродцев, но четыре монстра с рвением поскакали к "лечилке". Кинжальщик рыпнулся было наперерез демонятам, но Хэйт замотала головой, показывая, что отвлекаться от босса не нужно.
   Она выставила перед собой трясину (благо, миньоны не были особенно прыткими), подлечила гному. Глянула на состояние босса: они только процентов десять сняли за все время!
   Рэй испарился. Гнома старательно лупила демонессу, больше простыми ударами, без голосовой активации ей тяжело приходилось. Эффектно, молниеносно и с искрами появился убивец - эта его серия сняла еще процентов пять здоровья босса.
   "До-о-он!" - предвестник очередной мерзости.
   Влассу окутало облако тьмы. Гнома махнула хвостиками, начала вертеть головой. "Снова?!" - мысленно ругнулась Хэйт, испытала пыльцу.
  
   Удар игнорирован! Вы нанесли 0 единиц урона умением Ядовитая пыльца!
   Все виды атак по Влассе Темной будут проигнорированы, пока не уничтожен демонический фиал неуязвимости!
  
   Упс... Пока она вчитывалась в текст оповещения, демонята добрались до нее со своими острыми зубками и рожками. С мелкими тварями подсобил Рэй, решивший не терять времени, стуча по неуязвимой заразе демонической наружности.
   Удары колокола раздавались все чаще, но и напарники уже вошли в ритм, своевременно выскакивая из луж, разбивая "почки" до появления монстров из них, отыскивая фиалы... Пока на четверти снятого с босса здоровья убивец чуть не откинул копыта... то есть, кинжалы, хотя Власса увлеченно била по Маське. Хэйт тут же переключилась на лечение убийцы, а потом, глядя на Рэя, прекратившего атаку, испробовала пыльцу... Чертыхнулась мысленно, сняла с себя дланью эффект отравления, вслед за кинжальщиком начала выискивать фиал отражения.
   "До-о-он!" - и сразу же, без паузы, повторно: "До-о-он!"
   Власса выдула изо рта на манер дракона струю сизого пламени, сняв с каждого атакующего по три четверти здоровья за раз, и снова окуталась тьмою. Синхронно откупорились три эликсира, затем Рэй понесся к очередному фиалу, а Хэйт на пределе скорости принялась выхиливать компаньонов, жалея об отсутствии заклинаний группового лечения.
   В какой-то момент Хэйт потеряла ощущение времени, растворилась в действе. Из порталов за спиной босса вышли миньоны, на сей раз - элитные демоны, со всеми атрибутами: рога, хвосты, копыта, запах серы... Адептка словно и не заметила их, только перемещаться по площадке стала быстрее, да лозу по откату выдавать на одного из них. У Рэя снова откатилась невидимость (вообще, удачен был замысел разработчиков, решивших, что режим тени - сродни магии, добиться его реализации физическими средствами невозможно, и потому требовал он, как и любой скилл у мистиков, активации пиктограммой); стремительный удар кинжальщика вернул в Инферно обоих демонов, а Влассе снес процентов десять хп - не иначе, крит прошел. Эту абилку Хэйт помнила: убийца применял ее в подвале Караванщика, и откат у нее равнялся суткам реального времени... "Рано" - покачала головой она, не прерывая серии кастов.
   "До-о-он!" - с издевательской ноткой. "До-о-он!" - протяжно... "До-о-он!"
   "Да заткнись ты!"
   Теперь появлялось по два фиала, атаки Влассы Темной усилились, количество дебаффов утроилось, а частота их приводила адептку в ужас. Одновременно с "почками" открывались порталы, превращая подвал городского домишки в филиал преисподней!
   На пятнадцати процентах здоровья босса Хэйт не выдержала, кастанула Сад камней, ибо стадо демонических отродий, носившееся за ней, уже мешало не только передвигаться, но и лечить Маську с Рэем (с четверти хп Власса переключилась на удары по площади, доставалось обоим "ближникам").
   Власса ответила кольцом пламени, оставившим обугленный след на половицах и почти выведшим из боя Хэйт: она свое здоровье восстанавливала только эликсирами, чтобы по откату отлечивать файтеров, а выводок демонов-бесов изрядно потрепал адептку...
   "До-о-он!" - как же не вовремя!
   Эликсир - в откате, лечение нужнее Рэю, а потом и Маське...
   Власса зашипела, обращая в камень гному и убийцу, затем поманила пальчиком Хэйт, захохотала. Длань Рэю! Уже знакомый вдох перед струей пламени... Длань на гномку. "Всех не успею. Никак", - отрешенно подумалось квартеронке. Лечение на убийцу: его урон выше всех остальных, будет шанс...
   Выдох... Хэйт зажмурилась.
   Жар, боль во всем теле, крик Маськи... Крик! Хэйт открыла глаза: пять хп в шкале здоровья, сгусток тьмы на месте Влассы, кованый сундук за сгустком, орущая (то ли от испуга, то ли от восторга) Маська, Рэй, салютующий кинжалом.
   - Вы справились! - ликующий голос из воздуха. - Значит, не ошиблась я: те, кто сумеют пройти череду испытаний и не ослабнут духом, смогут остановить тьму! Я ухожу свободной... Знайте, герои: инфернальный план готовит вторжение и в других анклавах, но другие попытки прорыва могут увенчаться успехом. Вся Тионэя под угрозой! Прощайте... Я благодарю вас!..
  
   Задание: Талисман Забвения: Стадия X - завершено!
   Вы получили: 5000 очков репутации с Хэмирвейдом; 1000 очков репутации со всеми анклавами, подчиняющимися расе людей!
  
   Поздравляем! Ваш уровень повышен!
  
   Поздравляем! Ваш уровень повышен!
  
   Поздравляем! Ваш уровень повышен!
  
   - А Талисман-то где? - огорошенно спросила Хэйт.
   Гнома молча показала на то, что осталось от Влассы, а Рэй, пожав плечами, ткнул пальцем в сундук.
   - Лутай сама, вдруг он привязывается при поднятии.
   Талисман обнаружился в сгустке. Глядя на описание, адептка долго моргала, пытаясь понять, не глючит ли ее?
  
   Талисман Забвения.
   Тип: реликвия.
   Класс: мифическое.
   При ношении в слоте реликвий дает владельцу иммунитет ко всем ментальным воздействиям.
   При использовании на НПЦ: +100000 очков репутации с любым НПЦ (применение возможно один раз, после чего Талисман разрушается).
   При использовании на себя: обнуляет репутацию со всеми встреченными ранее фракциями (применение возможно один раз, после чего Талисман разрушается).
   Не может выпасть при смерти.
  
   Все еще находясь под впечатлением, она открыла и сундук...
   Через пару мгновений Рэй и Мася имели возможность наблюдать за бьющейся в истерике, катающейся по полу напарницей.
   - Ушастая, ты чего? - осторожно спросила гнома. - Приход поймала?
   - А вы гляньте! - не прекращая хохотать, отозвалась Хэйт.
   В сундуке было то, что большинству игроков Восхождения только снится в радужных снах. Тысячи игроков готовы убить кого и как угодно за обладание этим предметом... Нет, этими. Их было три: три Древних пергамента.
  
   Часом позже Хэйт стояла перед жрицей Ашшэа в Велегарде.
   - Нет ли у вас деликатного поручения для меня? - поинтересовалась адептка у старшей. - Желательно, срочного.
   - Обладательница одного из ключей пожаловала в нашу обитель? - выговорила жрица, окинула пришлую пытливым взглядом, уголками губ обозначила намек на улыбку. - Срочного - нет. Но есть - долгосрочное...
  
   Последний день перед отъездом прошел в беготне. Вероника кривилась: "Это как квест, только вместо наград сплошные траты". Нужно было купить кучу всего для поездки, вытерпеть толчею в метро (до специализированного магазина на Невском иначе добираться было больно уж долго), долго втолковывать стажеру, что конкретно ей нужно...
   Обратный путь, несмотря на неудобство раздувшегося баула, прошел не в пример легче. А перед лифтом она нос к носу столкнулась с председателем домового комитета и не преминула осуществить одну рискованную затею...
   Закат она встречала на крыше. Тысячная купюра, рассказ про особую форму летней практики, слегка беспомощный вид (тут Вероника бессовестно копировала Маську) - и копия ключа очутилась в ее кармане. Не сказать, что ей легко далась "игра на публику", но оно того стоило. Лучи предзакатного солнца пронизывали тонкую облачную дымку, рождая насыщенный пурпурный цвет... В плеере играла мелодия, почти случайно найденная в архиве: "Greyson Chance - Purple Sky".
   Вероника английский знала не особенно хорошо, но для перевода припева ее знаний хватало:
  
   Еще один день - и мы выживем,
   Еще один день стоит того, чтобы бороться.
   Сегодня мы поднимемся,
   Мы будем идти по радуге и дойдем до неба.
   Не позволяй им изменить тебя,
   Нет,
   Потому что ты прекрасен, как пурпурное небо.
  
   Будут другие дни. Другие сражения.
   Но этот бой останется в памяти, как первый из действительно важных. Бой - с собою.
  
  
  
  

Конец первой книги.

  

Оценка: 6.35*263  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"