Вран Карина: другие произведения.

Восхождение: Поступь Инферно

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.29*180  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не успела улечься пыль после недавних приключений, а на Тионэю вот-вот обрушится новая угроза. Молодая художница и ее игровые знакомцы готовы выступить в защиту орочьих земель и всего мира, но что может противопоставить полчищам инфернальных тварей во главе с Архидемоном горстка игроков? Вторая книга цикла. Общий файл. Лит-РПГ, но автор по-прежнему считает реал неотъемлемой частью истории. Добро пожаловать в мир Восхождения... Снова! :) По договору с Литрес часть текста убрана. Полностью и за скромный презент для муз можно прочесть здесь: https://author.today/work/84373


  
   Каждый игрок Восхождения может найти занятие по душе, будь то ПВП или мирные промыслы. Великолепно реализованы осады, грандиозные стратегические сражения потрясают своими масштабами и зрелищностью. Тем же, кто предпочитает массовым битвам индивидуальное мастерство, придутся по вкусу турниры, ежемесячно проводимые на крупнейших аренах Тионэи.
   Раз в год проводится Турнир Пяти, соревнование военачальников, однако добыть приглашение на участие в нем - весьма непросто.
   Кроме того, вы можете посвятить себя дипломатии, достигнув солидных успехов на политическом поприще, и оказывать влияние на судьбу целых королевств!
   А можно запастись удочкой и рыбачить дни напролет, любуясь природой... Тем более, что из улова можно изготовить полезные и вкусные блюда! Вообще, выбор ремесленных профессий в Восхождении велик и разнообразен: от сбора лекарственных трав до изготовления доспехов и даже осадных орудий! Ремесла могут послужить средством обогащения, а также помогут заслужить почет и уважение, как среди игроков, так и у неигровых персонажей.
   Сражайтесь, мастерите, путешествуйте, наслаждайтесь живым и динамичным миром Восхождения!
  
  
  
  
   Питер провожал отъезжающих низкими тучами, резкими порывами ветра, крупными каплями дождя и разноцветными грибными шляпками раскрытых зонтов. Вместо привычной отправки автобусом в этом году выдвигались на практику с Ладожского вокзала, дневным поездом, в прицепном плацкартном вагоне. Билеты оплатило училище, так что привередничать не приходилось. Вероника отрешенно наблюдала за восторженной стайкой одногруппников, чему-то радующихся, кого-то приветствующих, с кем-то прощающихся... Почти всех пришли проводить родные, что казалось Веронике неуместным, но она скромно стояла в сторонке, ожидая сообщения о подаче поезда на путь, и помалкивала. Снова и снова прокручивала она в уме события последнего игрового дня, в особенности - один диалог...
  
   - Нет ли у вас деликатного поручения для меня? - поинтересовалась адептка у старшей. - Желательно, срочного.
   - Обладательница одного из ключей пожаловала в нашу обитель? - выговорила жрица, окинула пришлую пытливым взглядом, уголками губ обозначила намек на улыбку. - Срочного - нет. Но есть - долгосрочное...
   - Ключа? Какого ключа? - переспросила Хэйт с глупейшим видом.
   - Ключа от завесы, - покровительственным тоном ответила старшая жрица. - Таковых на Тионэе ровно пятьдесят, но собрать достаточно десять из них в одних руках.
   Хэйт призадумалась... Что нового появилось у нее с последнего визита в орден? Точно не пергамент - их не пятьдесят, выходит... Талисман?
   - А можно о завесе поточнее? Я впервые слышу о ней, и не представляю...
   - Рано тебе о ней знать, - взмахнула рукой жрица. - Напрасно я вообще завела речь о ключе. Поручение еще интересно тебе?
   - Да... Да, конечно, - поспешила сказать адептка, пока дроу не передумала. - Только приступить сразу к нему не смогу.
   - Это не страшно, - уверила жрица. - Слушай же...
  
   ..."Начинается посадка на поезд номер сто двадцать четыре. Поезд находится на третьем пути", - механическим женским голосом произнес динамик. Стас скомандовал:
   - Приступить к марш-броску до вагона! И чтобы никаких слез на платформе!
   Вероника вздохнула: об игре следовало забыть на целый (кошмарный, к гадалке не ходи!) месяц...
  
   Оказалось все не так уж плохо. И заселили их вполне пристойно - в пустующую летом часть общежития местного училища искусств, и даже часть затрат на питание компенсировали. Стас распорядок дня составил плотный, только вечер (ввиду отсутствия подходящего света) оставался относительно не загруженным, если не считать экскурсий. Пятиглавые церкви, Рубленый город, Спасо-Преображенский монастырь, Демидовский столп - эти и другие красоты города, история которого перешагнула тысячелетний рубеж, нашли отражение на картоне и холстах начинающих художников. В Ярославский Художественный Музей группа получила неограниченный доступ, там проведено было много вдохновляющих часов.
   Из минусов было то, что поселили Веронику в одну комнату с Аней, отчего обе испытывали неловкость. Аня решила вопрос творчески: пропадая до поздней ночи в комнатах других девушек, приходя исключительно на время сна. Вероника не возражала.
   От совместных обедов с однокурсниками Вероника отвертелась, предпочтя милое кафе с бесплатным Wi-Fi и обалденным кофе. Первое помогало хотя бы частично быть в курсе событий, второе просто доставляло удовольствие. Так, в самом начале практики, она узнала, что цепочка с Талисманом слетела у всех исполнявших в день, когда Власса была повержена; домик Ведуньи стоял теперь открытым настежь, пустым и разгромленным (к разгрому Вероника отношения не имела); игроки, имевшие задание в ряду активных, получили символическую компенсацию (сколько-то опыта и денег, цифры на форуме не уточнялись). Позднее администрация ответила пользователям, брызжущим уже не слюной - кислотой! - в мониторы, что задание успешно завершено и более не актуально. В другом же разделе вывесили объявление "Угроза вторжения Инферно в людских землях предотвращена!" и недвусмысленно намекнули, что есть еще земли гномов, темных и светлых эльфов, орков... В случае же, если все пять заданий-активаторов будут пройдены благополучно, и прорыва Инферно не произойдет, всем игрокам обещались некие бонусы... Эту новость девушка восприняла удивленно-радостным: "Ух, ты!" - и улыбкой в стиле олимпийских чемпионов.
   Очень отстраненно вел себя Стас, словно и не он перед этим пытался вытащить из "бесчувственной колоды" какие-то эмоции, не он мотался через полгорода, чтобы привезти лекарства... По большому счету, Веронику это устраивало целиком и полностью, только к разгадке его предыдущего поведения не приближало ни на шаг.
   Июнь плавно перетек в июль, и мысли девушки все чаще возвращались к Восхождению. Нагрузка снизилась, "норму" по эскизам и рисункам Вероника выполнила с перебором (она быстро писала, а перегружать готовую работу лишними "украшениями" нужным не считала). Так что с позволения куратора она на большую часть светового дня уходила в парк, писать раскидистый дуб... и молодую девчушку с забавными хвостиками с малиновыми прядками в темных волосах, на коленях у которой с довольным видом разлегся котенок. "Натуры", разумеется, не было и в помине, Вероника писала по памяти, на ходу переделывая кольчугу в летний комплектик из юбочки и блузки, сапожки в босоножки на танкетке... детеныша барса без пятен - в серого котейку с кисточками на кончиках ушей.
   - Мило. Весьма, - чуть не оставил студентку заикой Стас, бесшумно подобравшись за спину девушки. - Я так понимаю, модель уже ушла, а ты дописываешь?
   - Э... Кх-м. Да, вроде того, - прокашлявшись, Вероника нашлась с ответом. - Вы бы не подкрадывались, я чуть кистью через весь холст не проехала от испуга.
   Стас пожал плечами.
   - Так я и не подкрадывался. Травка мягкая, ты увлеклась, вот и результат... Я вообще-то похвалить тебя подошел. Твоя манера изменилась, причем к лучшему. Я вижу настроение модели, верю в нее, глядя на картину. Это не бездушная рисованная кукла, какие у тебя раньше получались. Молодец, Белозерова.
   Девушка пару минут просто хватала ртом воздух: мало того, что похвала прозвучала, скорее, как критика ее предыдущих картин, так еще и "моделью", так расхваливаемой Стасом, служила Маська, персонаж из виртуального мира.
   - Дуб, кот... Цепь златую добавить не хочешь? Например, в виде браслета на руке модели. Получилась бы любопытная интерпретация сама-знаешь-чего...
   - Почему нет? - усмехнулась Вероника: ей и самой нравилось, когда в работе имелись малозаметные штрихи, придающие простой с виду картине эдакую "двоякость". - Спасибо за идею. Девушка погрузилась в работу, куратор, прежде, чем удалиться, буркнул что-то вроде: "Не буду мешать". До конца практики оставалось дотерпеть всего пару дней...
   А в ночь перед отъездом состоялся разговор, который Вероника долго откладывала, да и засыпала она чаще всего задолго до прихода соседки по комнате, выматываясь в течение дня. В этот же раз все совпало: перед сном провела она ревизию в сумке, наговорила на диктофон список покупок, которые необходимо будет сделать по возвращению в Питер, и Аня пришла укладываться раньше обычного.
   - Я хочу извиниться, - начала Вероника сложную для нее речь. - Мое поведение по отношению к тебе было... непростительным. Три года я позволяла тебе считать себя не чужим мне человеком, а затем публично высмеяла. Думаю, это ты испортила мои картины: у других просто не было повода, а ты имела полное право считать себя оскорбленной. Зла на тебя я не держу.
   Внимательно слушавшая ее однокурсница внезапно разразилась смехом.
   - Зла она не держит! Ха! Милость свою королевскую засунь себе под королевское же седалище! Да, это была я, и я не жалею. Не о чем жалеть, работы-то были отстойные! Это не мое мнение, а профессора из Репинки. Мы все гадали с девчонками, слышала ты или нет про его визит и отзыв: выходит, слышала, и теперь "извиняшки" свои решила запилить. Да кому только они нужны, если твою мазню назвали бездушной, а мои картины хвалили! Липовая ты королева, Белозерова, и все уже в курсе, как ты свои пятерки отрабатываешь.
   Вероника покачала головой. Не было ни злости, ни обиды. Только тихая грусть: она снова ошиблась в человеке.
   - Рада, что твои работы отметили, - высказала она в ответ на тираду Анны. - Ты это заслужила.
   - Конечно, заслужила! - зло выпалила Анечка. - И не тем местом, что некоторые. Знаешь, что сказал профессор, глядя на мои и твои работы? "Технические огрехи можно исправить, привив должные знания, а суть человеческая неизменна". Так что уткнись носом в стеночку и сопи от зависти!
   Вот этому совету Вероника отчасти последовала: легла, отвернувшись к стенке. То, что диктофон она забыла выключить перед началом "разговора" с Аней, она узнала только в Питере. Трижды прокручивала она запись, каждый раз подавляя тяжелые вздохи. После третьего прослушивания, поколебавшись мгновение, Вероника удалила запись. Зато теперь она понимала нарочитую отчужденность Стаса, за всю практику подошедшего к ней не больше пяти раз: не хотел он множить слухи, а в том, что они дошли до него, сомневаться не приходилось...
   - К черту! - махнула рукой она, оставляя разбор багажа и эскизов на потом.
   Ее целый месяц ждало Восхождение!
  
   Живописные улочки Велегарда, гомон прохожих, цветастые юбки торговок, не уступающих яркостью оперению птиц... Вот тут девушка чувствовала себя, как дома! Почтовые феи, налетевшие на нее прямо с ходу, все, как одна, несли записки от Маськи: та провела неделю "где-то там", а потом сбежала в "цивилизацию" и качала инженерию, отвлекаясь только на вылазки за рудой и прочими материалами. Как итог, она уже овладела рангом умелец и мастерила големов, по урону сравнимых с самой гномой (увы, срок их "жизни" был довольно мал, сырье - дорого), а добыча руды и вовсе вышла на мастерский уровень у гномки-трудоголика.
   - Ушастая!!! - крик Маськи оглушил Хэйт (она успела отослать к мелкой фею с известием о возвращении). - Я рада-рада-рада-рада!
   - Я тоже, - осторожно ответила адептка, прикрывая уши. - С порога в капсулу, даже вещи не разобрала. Поэтому - ненадолго.
   - Рэй должен завтра вернуться, - сообщила мелочь. - Все здорово! Мы по электронке общаемся, ты не возражаешь?
   - С чего бы вдруг? - искренне удивилась Хэйт. До тех пор, пока компаньоны не начали посягать на ее "личное пространство", саму адептку все устраивало. Хочется людям поддерживать связь вне игры - пожалуйста, кто против?
   Дальше Мася долго, вдумчиво и эмоционально рассказывала Хэйт о своих успехах в големостроительстве. Потом сообщила новость: сторона дроу успешно сдержала натиск Инферно, в их землях это было оформлено в виде сражения с эвентовым* эпическим боссом.
   - Хреновина с черепками вместо уровня, дико громадная, поищи видяшки на форуме, зацени, - докладывала гнома. - Ее буквально трупами закидывали, там с каждого удара по пол-альянса ложилось.
   У светлых и у гномов пока все было тихо, а вот орки... Оркам не повезло. По просочившейся информации, какая-то группа взяла квест на время, польстившись на ценные призы, и не справилась. Теперь одна "крепь" - название орочьих поселений в Тионэе - полностью уничтожена, еще две страдают от набегов бесов и демонов.
   Подробнее, по уверениям мелкой, должен знать Рэй, у которого есть какие-то (вроде бы даже с "завязками" в реальном мире) знакомства среди орков.
   За этими разговорами (больше смахивавшими на монолог одной маленькой, но крайне активной гномы), дошли до аукциона. Хэйт хотела изучить цены на более-менее пристойные вещи на свой уровень и прикинуть дальнейшие планы. Осмотр лотов ее слегка разочаровал - действительно достойные вещи игроки выставляли на аукцион за реальные деньги, на внутриигровом оседала меньшая, не самая привлекательная, часть. А на комплект "зелени" - вещей редкого "грейда**" на пятнадцатый уровень (с ее-то шестнадцатым Хэйт на другое пока рано было заглядываться) требовалось не меньше трехсот золотых, и это без учета оружия...
  
   ----------------------------------------------------
   *Эвент или ивент (от англ. event) - событие, произошедшее или грядущее в игровом мире. Логически, эвентом можно назвать любой отыгрыш, однако так сложилось, что эвент должен соответствовать определенным критериям, которые в разных сообществах разнятся. В частности, эвентами называют события, добавленные в игровой мир с помощью скриптов от разработчиков игры. Проведение игровых эвентов позволяет разделить их на несколько групп: постоянные, сезонные и мировые.
   **От англ. Grade - ранг. Ранг или степень качества игрового предмета. Чем выше грейд предмета - тем он лучше и, соответственно, дороже. Также может означать процесс повышения качества игрового предмета с помощью особых свитков, заточек, умений персонажа и тп.
   ----------------------------------------------------
  
   Были у нее задумки по этому поводу, так что после аукциона посетили еще один магазинчик...
   - Мелочь, я пойду, - сказала Хэйт. - Мне бы в душ, распаковаться, поесть и поспать. А уже завтра втроем все встретимся, идет?
   Мася не возражала, заявив, что пойдет мастерить образец голема для завтрашней встречи, чтобы напарники еще сильнее ценили деятельную и разумную гномочку! Хэйт же, задумавшись, намурлыкала перед выходом под нос несколько строчек песни:
  
   Бесы,
   Бесы все злей и злей.
   Бесы,
   Бесы в душе моей*...
  
   Навеян был этот "пассаж" впечатлениями от рассказа Маськи про орков и их печальную участь. Напевая, Хэйт и не догадывалась, что вскоре мотивчик подхватят все игроки Восхождения, включая даже азиатов, которые слыхом не слыхивали о группе Ария и их творчестве...
  
   На встречу Рэй пришел не один. Явились с ним еще двое: хрестоматийный эльф с луком (таких вот яснооких и светловолосых, как правило, и изображают на обложках книг в жанре фэнтези) и... орчанка. Громадная, как гора, с совсем неженскими габаритами, зеленокожая (насколько известно было Хэйт, при создании персонажа за расу орков, был выбор - бронзовый или зеленоватый оттенок кожи задать персонажу), вся в татуировках, с белесыми дредами в хвосте-пальме.
   - Вот это колорит! - выпалила восхищенная адептка.
   А потом она услышала имена парочки и выпала в астрал: эльфа звали Кен, а орчанку - Барби.
  
   ----------------------------------------------
   *Ария - 'Бесы'. Альбом 'Кровь За Кровь' (1991г.).
   ----------------------------------------------
  
   И покуда девушка в том астрале пребывала, убивец успел выдать море информации, причем по принципу оливье: все в кучу и перемешать. Так, выяснилось, что: Кен - лучник (ожидаемо), а Барби - орк-страж, на изумленное Маськино: "Так не бывает же орков-стражей?" - Рэй лаконично ответил: "Ты просто не знаешь, какой настойчивой она может быть". В реальной жизни Барби и Кен жили вместе, причем восьмой год кряду, и на подначки знакомых о ЗАГСе отвечали раз за разом: "Вам надо - вы и идите". Потом пошел пласт информации про орков и суровую демоническую напасть: неписи начали выдавать квесты "освободительного" толка, с повышенными рейтами* на опыт и все сопутствующие награды. Но, чтобы эти квесты получить, в группе должен быть представитель "пострадавшей" расы, то есть - орк. А еще, в связи с тем, что люди и орки не особо дружны (так, орки с недоверием относились к людям и наоборот, светлые и темные эльфы традиционно недолюбливали друг дружку, нейтральны ко всем были только гномы), чтобы приступить к тем самым "сладким" ситуативным заданиям, придется им выполнить ряд квестов на репутацию. Но и это было не все: "халявы" с уровнями монстров, подгоняемыми под уровни убивающей их группы, не предвидится. Тут Рэй снова переключился на эльфа с орчанкой (из всего сказанного напрашивался вывод, что знаком он был с ними лично и довольно давно), попросил "любить и жаловать, но без фанатизма". Мася робко поинтересовалась, чем вызван столь резкий контраст между внешностью Кена и Барби, получила ответ от орчанки:
   - Это, - кивок в сторону эльфа. - Настройки по умолчанию. Как у мужиков обычно: тяп, ляп - и готово. А это, - жест в сторону своих "телес", гордый вид и грудь "колесом". - Два часа делалось!
   - Кру-уть! - с обалдевшим видом покачала головой гнома.
   - А то! Надо ж было сделать: во! - Барби направила палец на широченное плечо. - Еще: во! - тычок в рельефную мышцу. - И причесочку!
   От блаженной улыбки орчанки (с демонстрацией внушительных резцов и клыков) Хэйт, вернувшуюся было из астрала, закинуло обратно на "второй сеанс".
   - Ты не думай, она нормальная, - зашептал адептке Рэй. - Филолог по образованию, поэтесса... Они с Кеном ролевкой раньше увлекались, так и познакомились, собственно. Барби - своеобразная, но очень хорошая!
   - Не мешай мне восторгаться! - шепотом же цыкнула Хэйт.
   Рэй закашлялся, вернулся к рассказу о заданиях, которые можно урвать в орочьих землях...
  
   -----------------------------------------------------
   *От англ. Rate, в одном из значений - коэффициент. Частота чего-либо, множитель дропа, опыта и денег, получаемых при убийстве монстров и прохождении заданий.
   -----------------------------------------------------
  
   - Значит, у нас будут: баба-танк, баба-гном и баба-хил? - решила "уточнить" состав группы Барби. - Порядок!
   Пришлось Хэйт срочно очухиваться и отвечать.
   - По поводу хила: я четверых лечить не смогу, это даже не обсуждается. Ауры, длань, дебаффы - это я могу, а чтобы лечить адекватно, монах нужен.
   - Поищем монаха, раз так, - нахмурившись, подытожил Рэй.
   Похоже, в вопрос лечения группы он в своих планах не углублялся.
   - Никого искать не надо! - вклинилась Маська. - Пока вас не было, я слегка... обросла связями. Включая одного отличного парня, монаха как раз. Он сейчас в игре, послать ему фею?
   Единогласно решили, что за монахом слать и фею, и саму Маську, если потребуется, после чего всю группу в новом составе в обязательном порядке "обкатать" надобно в каком-нибудь данжике, а если хорошо пойдет - то и не в одном. Барби же, не моргнув глазом, переименовала адептку из "бабы-хила" в "бабу-бафф". В устах орчанки звучало это до безобразия забавно, впрочем, Хэйт и не думала обижаться.
   Монах с ником Монк* (видимо, чтобы у общественности сомнений не оставалось в выбранном им классе) оказался спокойным, добродушным парнем. Только Кен "обыгрывал" Монка в плане хладнокровия и безмятежности: он за весь Некрополь не проронил ни словечка, ни разу не изменился в лице, даже когда Годфри (для "обкатки" выбрали пристанище лича и его самого, ввиду наличия опыта в его убиении) чуть не отправил их всех к праотцам, наложив на Хэйт и Монка безмолвие к концу боя.
   Молчаливость Кена (хотя, надо отдать должное, кое-какие умения он проговаривал, но настолько тихо, что лучник, скорее, бурчал себе под нос) с лихвой компенсировала Барби своими "перлами". Так, аое-агр, умение, собирающее всех монстров в радиусе двадцати метров от стража, активировала орчанка громогласным: "Встаньте, клячи, встаньте в круг!" У умения было две промежуточных стадии, когда агрессия набиралась, и финальная, когда мобы уже "пылали ненавистью" к обидчице, отсюда и многословность. Защитная стойка у Барби включалась ревом: "Жи-и-ир!", а три основных атакующих умения:
   - Ломать! Крушить! Фа-а-арш!
   Монк лечил хорошо, даже отлично (по восприятию Хэйт). Вообще, парень был "спокоен, как удав", что для лекаря было крайне ценным качеством, и адептка искренне не понимала, как такой самородок мог оказаться на "вольных хлебах", без клана и без группы (самостоятельно монах легко убивал только нежить, в этом отношении монахам приходилось труднее, чем любому другому классу в Восхождении). Впрочем, парень казался слегка стеснительным, может, отсюда и "росли ноги" у его незанятости...
  
   --------------------------------------------------------
   *От англ. Monk - монах.
   --------------------------------------------------------
  
   После раздела трофеев (выпало два кольца со статами для физиков и тканые наплечники, торжественно врученные Хэйт - монах от них скромно отказался) собрали небольшое совещание. Решили уточнить уровни новых "коллег" по игре и (с подачи Хэйт) как у кого обстоят дела с умениями. Рэй настаивал на том, что идти в земли орков следует максимально подготовленными, одетыми, с рюкзаками, набитыми "расходкой" под завязку, потому что сведения по демонам и бесам были весьма расплывчатыми, а значит, следовало быть готовыми ко всему.
   С уровнями дела обстояли неплохо (Хэйт снова оказалась самой младшей, даже Монк был на единичку, но "повыше", а Кен с Барби являлись гордыми обладателями "двадцаток"), с умениями же у большинства был провал: снова по мнению адептки, самим же владельцам рангов "новичок" почти во всех графах так не казалось, пока самая неодетая и "юная" не поделилась с напарниками состоянием своих скиллов. Изумился даже невозмутимый Кен, про остальных и говорить нечего (вид падающих челюстей Хэйт запомнит надолго)...
   - Есть у меня одно предложение по поводу умений, - сказала Хэйт с легкой усмешкой. - Но не уверена, что всем оно понравится...
   - Баба-бафф, иди сюда, я пожму тебе лапу! - заявила Барби, выслушав адептку. - У тебя, отвечаю, есть яйца!
   Немного позже, разбившись на две тройки, они пошли испытывать на деле методику Хэйт: файтеры монстров бьют, хилеры лечат; лечат не файтеров - монстров. И так - до посинения.
   А каждые три часа - подводный заплыв в речке Вельда, по настоянию убивца, который решил, что всем необходимо получить достижение "Амфибия", считающееся самым бесполезным из игровых достижений. Всем, кроме самого Рэя, Маськи и Хэйт - они-то знали о месте, в которое без этого достижения просто-напросто не попасть.
   После третьего заплыва разошлись: Кену с Барби нужно было рано вставать, Мася подустала, Монк, помявшись, сообщил, что в игре допоздна не засиживается; кинжальщик тоже ушел, пообещав подыскать на досуге сведения о данжах вроде Некрополя Годфри, чтобы хотя бы частично решить вопрос с экипировкой и сыграться. Это все отлично состыковывалось с планами Хэйт, распрощавшейся со старыми и новыми знакомыми и помчавшейся в сторону городских стен.
  
   - Вот я и вернулась к истокам, - улыбнулась сама себе Хэйт, устраиваясь возле здания Гильдии Воинов. - Операцию "Уличный Художник" объявляю начатой!
   Доставать из инвентаря купленный накануне мольберт было слегка волнительно (и забавно: большая деревянная подставка в рюкзаке занимала одну ячейку, а вне его - была неудобной массивной конструкцией). С не меньшим трепетом извлекала она холст, краски, кисть... За все это удовольствие ей пришлось выложить почти все наличные деньги: товар был малопопулярный, но дорогой. Забывчивый лепрекон весь месяц отсутствия Хэйт монетки подкидывать... забывал, или, что вероятнее, действовала его сума только в те дни, когда владелец заходил в игру. Последнее предположение девушка считала справедливым: не должно быть такого, чтобы "не играть" выходило более выгодным, чем "играть".
   К виртуальным краскам приноровилась она не сразу, густота и структура их существенно отличались от привычных девушке материалов. Хэйт потому и выбрала для первой картины довольно строгую архитектуру, чтобы "набить руку", освоиться. Вскоре размышления и тревоги отступили, она просто писала здание в форме меча, вбитого в землю почти по самую рукоять, на фоне изумительного неба, ни на что не отвлекаясь...
   Закончив, она отступила на шаг. Вспомнила, какой растерянной была она, получив отпор у стражника-НПЦ, как создала свой первый в Восхождении рисунок... Капли пота, стекавшие по ее лицу и телу, когда она безостановочно лупила куклу. Свою первую маленькую победу: удачу, добавленную в копилку "пассивок"... Человека, купившего у нее эскиз этого самого здания и открывшего для нее дверь к удаче. Много было воспоминаний, и все - значимые.
   - Отличная работа! - сказал, как прокаркал, худенький брюнет своеобразной наружности. - Цена?
   Это был "ее клиент"; будучи оторванной от игры, девушка изучила теоретический "рынок сбыта" для плодов своего творчества: азиаты. Именно азиатский сектор по статистике чаще прочих приобретал наиболее дорогие, претенциозные дома, всячески украшая их изнутри. То, что многим игрокам казалось немыслимыми тратами, в данном случае воспринималось как "статусность", хотя, конечно же, далеко не ко всем относилось это утверждение.
   - Я писала ее, как дар городу, - вежливо покачала головой художница.
   О такой возможности она тоже узнала, пребывая вне Восхождения. Предметы роскоши, преподнесенные в дар представителям власти, повышали репутацию с анклавом. Незначительно, даже затрат не окупая, но, как обходной путь, если не удастся найти покупателя на картины, этот способ был вполне приемлем.
   - Хорошо заплачу! - уверил ее "клиент" с чуть раскосыми глазами (не иначе, создавал персонажа, исходя из собственной внешности). - Двадцать золотых.
   Хэйт еще раз покачала головой, на сей раз - слегка укоризненно.
   - Двадцать пять!
   - Я вложила в эту картину душу, - отозвалась она. - И создавая ее, преследовала определенную цель.
   Игрок (в этом у Хэйт сомнений не было) покивал, задумался на несколько секунд.
   - Сто.
   Девушка нахмурилась, изображая тяжелый мыслительный процесс.
   - Возможно, я заблуждалась, и картина будет лучше выглядеть в доме человека, способного ее оценить, чем в кабинете НПЦ, для которого она - ничто.
   - Сто пятьдесят!
   - Картина - единственная в своем роде, - продолжила Хэйт, как бы и не заметив повышения суммы. - Строгие линии, великолепный архитектурный замысел... Она сможет услаждать взор ваших гостей, а вы будете уверены, что другой такой не существует. Ведь это не штамповка НПЦ, а индивидуальная работа!
   - Двести, - решительно произнес "клиент", сурово сведя брови.
   "Больше вряд ли даст, вон, как вперился", - подумала адептка. Вокруг понемногу начали собираться зеваки, привлеченные как картиной, так и голосами. Никто из подошедших не пытался вмешаться в "торг", поэтому, улыбнувшись как можно лучезарнее, она кивнула покупателю.
   - Вы настоящий ценитель искусства. Я согласна на продажу картины.
   Заключив сделку, обогатившись ровно на двести золотых монет, Хэйт начала упаковывать инструменты. Цифра грела своей внушительностью: столько она и не рассчитывала "урвать" при первой же сделке, это был колоссальный успех!
   - А нарисуйте мой портрет! - подбежала к ней огненно-рыжая красотка. - Я заплачу!
   Хэйт покачала головой:
   - Простите, я не пишу на заказ.
   Для нее черта между продажей картины, созданной под влиянием вдохновения, написанной так, как она считала нужным, и рисованием портретиков взбалмошных девчонок, была настолько жирной, что больше походила на пропасть. Хотя и за тот, и за другой труд она получила бы деньги, в первом случае не была уязвлена ее гордость.
   Она убрала мольберт, снова ставший иконкой в инвентаре, а затем - спешно ретировалась, оставив зевак и недовольную девицу наедине с пересудами.
   Первая стадия "операции" была успешно завершена! Но это не значило, что Хэйт может отправиться отдыхать, последовав примеру компаньонов: до отбытия в земли орков следовало в обязательном порядке повысить навык ремонтного дела, а то мастер Гэхарт, поди, уже и забыл, как она выглядит!..
   Гэхарт ученицу помнил, хоть и пожурил за долгое отсутствие. Работой нагрузил он Хэйт по самое горлышко, как в старые добрые времена. Адептка, не разгибая спины, вкалывала до таймера, повысив силу и ловкость по пунктику, на два - выносливость, навык дополз до цифры 5.8. Вот теперь, с чувством выполненного долга, можно было отправляться в царство Морфея... Нет, сначала еще разок глянуть на статы новеньких наплечников, выпавших из лича.
  
   Наплечники смятения Годфри.
   Тип: тканая броня.
   Класс: легендарное.
   Защита: 38. Прочность: 100/100.
   Интеллект: +16.
   Живучесть: +8.
   Вероятность нанесения магического критического удара: +4%.
   Необходимый уровень: 15.
  
   Хэйт довольно сощурилась: собрать бы четыре предмета из этого комплекта (мантию, занимающую два слота, ботиночки, перчатки и наплечники, уже имеющиеся) и не смотреть даже в сторону аукциона. Поправка: оружие заменить необходимо, но на это она, определенно, заработает... В операции "Уличный Художник" запланирована далеко не одна стадия.
   - Выход! - с довольнейшим видом произнесла она: день, несомненно, проведен был результативно.
  
   Следующим утром Вероника позвонила Галке. В Ярославле она раз двадцать начинала писать подруге электронное послание и столько же раз стирала. Мириться было нужно и правильно, но - не письмом на "мыло", не тот человек Галина, чтобы оценить подобный подход к "мировой".
   Трубку взял Леша, сообщил, что жена кормит дочурку, ей несколько "не с руки" говорить. Минут десять девушка проболтала с другом, о его работе, о "погоде" в их с Галкой доме, о ее летней практике... Затем в мирную беседу ворвался ураган "Галина", затребовав в ультимативной форме участия Вероники в их семейном выезде за город. На выходные.
   - На лошадках покатаешься, позагораешь... Хотя бы лето ощутишь. Никаких возражений, поняла?!
   - Да, мэм, - обреченно ответила Вероника.
   Родители Галки жили за городом, воспитывая еще двоих отроков. Близнецы появились на свет, когда уже "никто не ждал", разница между старшей и младшими составляла без малого двадцать лет. Так что натуральное хозяйство, две лошади, птичник, свинарник и пара неугомонных сорванцов были неумолимой карой Веронике за необдуманное поведение в недавнем прошлом.
   На заднем фоне тяжко вздохнул Лешка, он не меньше Вероники недолюбливал эти семейные выезды. Послышался в трубке и Леськин плач.
   - У меня второй молочный заход, в субботу в одиннадцать утра у нас - как штык!
   Не повезло в этот раз Леше: супруга явно настояла на том, чтобы он сел за руль, что означало "сухой закон" на оба дня, а на трезвую голову тещу с тестем ему гораздо сложнее было "любить"...
   Как-то это все ломало планы девушки, но, зная Галю, единственной уважительной причиной для неявки теперь была бы, разве что, госпитализация Вероники, со справками от всего персонала больницы, включая главврача, и стрим-записью из палаты.
   - Прорвемся, - заверила сама себя Вероника.
   Затем, вспомнив, что кое-что прошлым вечером она-таки упустила, потопала к капсуле...
  
   Страннейший квест выдала ей жрица богини Ашшэа, называющийся: Двоебожие. И для начала следовало адептке явиться к храму... Балеона, просидеть возле него час игрового времени и молча уйти. Ни с кем из служителей или паломников заговаривать нельзя было. Хэйт был обещан в качестве вознаграждения малый лист древа познания - в случае, если она успешно воплотит два этапа (из скольких, и что будет, если сумеет она продвинуться дальше, жрица говорить наотрез отказалась). За столь лакомый приз посидеть на травке и не задавать лишних вопросов? Да запросто!
   К завершению часа в игру зашел Рэй, предложил пойти за город, попробовать силами питомцев заковырять какого-нибудь простенького моба: при таком раскладе, если хозяева не вмешивались в убиение (лечение своей живности не в счет), питомцы получали значительно больше опыта с монстра.
   - Слушай, а ускорить это действо никак нельзя? - спросил убивец, глядя на хилые попытки Салли и Геро растерзать землеройку.
   - Прирезать моба, чтоб не мучались... все трое. И мы в придачу, - уныло отозвалась Хэйт. Кинжальщику-то было хорошо - он расположился рядом с капустным полем в вольготной позе и позевывал, в то время как Хэйт приходилось подлечивать мелюзгу.
   - Тогда разбуди меня, когда они хотя бы с этой справятся...
   Первые пятнадцать землероек были сущей пыткой (для хозяев питомцев в первую очередь). Зато потом, после синхронного получения второго уровня живностью, лед, что называется, тронулся. Геро, похоже, качался в "милишника", статы (их живность получала по пять очков на каждом новом уровне) распределились между живучестью и силой, в соотношении три к двум. А вот Рэй ругался: его "огонек" стала мудрее да интеллектуальнее, а без магии это было ну совсем "не в кассу". Геро же, словно доказывая, что он не бесполое существо, а вполне себе мужик, с удвоенной силой начал лупить землероек.
   Порадоваться прогрессу живности помешало появление Маськи, а за нею и остальных компаньонов. Рэй собрал всех и объявил цель сегодняшнего похода: мини-босс, носящий звучное имя Хуп-Хоп-Гхым. Вожак гоблинов, "сожительствующий" с двумя гоблиншами-шаманками в одной пещере, и просто поганенький зеленый сморчок. Достоинством же гоблина был шанс выпадения из него щита эпического ранга, который бы не помешал как Барби, так и Маське.
   - Ушастая, это ж главнюк тех вонюченьких, на которых мы квестовые ожерелки били! - с восторгом восприняла новость гнома. - И живет, наверняка, под той пирамидкой - мы еще туда не стали соваться, помнишь?
   Хэйт помнила. Гоблины для них двоих, будучи социальными, были целями неприятными: без денежного задания она бы предпочла не сводить с ними "знакомства". Однако в те времена их было двое (плюс бесполезный мех), а теперь ажно шестеро.
   - Идем! - уверенно кивнула она.
   Возражений ни у кого не нашлось, команда дружно двинулась в поход...
   Спустя полчаса в круге воскрешения:
   - Что мы делаем не так? - размышлял вслух Рэй. - Сказано на форуме: залить как можно скорее одну из шаманок...
   Пять асинхронных кивков и столько же унылых вздохов послужили ему ответом.
   - В третий раз это почти удалось! В четвертый - удалось полностью. Но...
   Что значило это "но" все знали, потому только кисло скривились: шаманка-то откинулась, но еще умерли танк и оба хила - со стороны нападавших.
   - Не бывает неубиваемых боссов! А про "мини" и говорить нечего! - сурово сдвинул брови убивец. - Петов на них гнать бесполезно - помрут тут же... Арг-х!
   - Это тебя гоблинша покусала? - вяло осведомилась Барби. - Не дрейфь, завалим!
   Мася насупилась.
   - Жаль, големчик так бездарно умер в первый раз. Еще полчаса откат до активации нового...
   Гномка шмыгнула носом, ее ринулись жалеть все, включая Барби: в первую пробу бездарно пал не только голем, но и вообще вся группа... Кто ж знал, что "свита" из двух гоблинш агрессивная, и после прохождения через портал в пирамидке нельзя шевелиться?.. Доброхотов, составивших бы детальный гайд, как с "милой дохлятинкой Годфри" (цитируя Маську), не нашлось, а разведка боем показала только бешеный урон шаманок без видимых усилителей ("ака тотемов или еще каких прибамбасов" - это, цитируя Хэйт). Что забавно, сам вождь даже зад свой зеленый не соизволил ни разу приподнять с лежанки!
   - Значит, у нас полчаса на размышления и разработку тактики, - решительно заявил Рэй. - Пятая попытка должна стать последней!
   Кен вдруг поднял голову, распрямил плечи, став как-то разом больше и значительнее.
   - В топку размышлизмы, - непререкаемым, твердым, как скала, тоном высказал лучник. - Мобы действуют по циклическому алгоритму. Прерывание на пятом такте: до него дожили только в последний раз. Откройте все расширенный режим характеристик при текущем эквипе, озвучьте показатель магической защиты.
   Хэйт на автомате проделала все, что потребовал Кен, столь велико было ее изумление: от смазливого молчаливого эльфа с вечной полуулыбкой такого она не ожидала никак. "Показал ли он свое "настоящее" лицо? Если да, то"... Мысль закруглилась на подзабытых школьных уроках информатики: если (условие), ветвление до конечного результата... "Может быть, Кен - программист? Тогда более-менее понятно, как он с такой деятельной девушкой уживается, они просто дополняют друг друга", - вероятное открытие заставило девушку улыбнуться... и понять, что часть разговора пролетела мимо ее ушей.
   - Что за чушь: значение цифр - решающее? - недоуменно и будто обиженно вопросила гнома. - А как же смекалка, и вообще, не числами едиными мил человек!
   Хэйт подсознательно ожидала, что эльф вспылит, как вспылила бы она сама, оспорь кто ее правоту в той области, где она, что та рыба в воде, а спрашивающий - как помянутый неоднократно тюлень на крыше небоскреба (зацепило чем-то ее то Маськино сравнение). Но Кен ответил с непринужденностью человека, познавшего дзэн*:
   - В конечном итоге, любой бой в вирте - это формулы и последовательности. Цифры. Показатели. Перевес одних цифр над другими. И, как бонус, красивая упаковка, за что мы и любим игры. В пользу игроков приплюсовываются еще системно неучтенные числа - показатель IQ владельцев персонажей. Если ты это подразумеваешь под смекалкой, то да, влияние очевидно. Только это тоже цифры.
   В финале реплики он так обезоруживающе улыбнулся, что все вопросы у Маси, да и у прочих, отпали сами собой, а спокойная уверенность неведомым образом передалась и другим. "Не иначе, воздушно-капельным", - подумалось Хэйт.
  
   --------------------------------------------------
   *Дзэн (дзен) - одна из важнейших школ китайского и всего восточно-азиатского буддизма. Восходит к санскритско-палийскому дхья́на - 'созерцание'. 'Познать дзэн' также применяется в переносном значении к достижению просветления, состоянию непрерывной медитации (созерцания), "высшей безличной мудрости".
   --------------------------------------------------
  
   План, предложенный Кеном, был строен и прост. Прост настолько, что был обречен на успех.
   Временным "танкующим" назначили голема. Ненадолго, на две секунды ровно: но за эти две секунды големчик, дитя камня и Маськиного труда, принял на себя четыре атаки "духов ненависти", направляемых шаманками. Рэй, изначально зашедший в пещеру в режиме скрытности, подобрался за эти две секунды за спину одной из шаманок. С треском развалился големчик - и это сработало, как сигнал убийце и лучнику атаковать правую гоблиншу; к левой же помчалась Маська. Не Барби, потому как духи наносили физический и магический урон, а к показателям от бижутерии (гноме сообща собрали на этот бой лучший комплект) прибавлялась в случае мелкой классовая пассивка - магический барьер, с двадцатипроцентным шансом отражающий "в никуда" любое заклинание.
   Как подсчитал Кен, шаманкам не нужны были дополнительные средства для усиления атаки, они резонировали друг с другом. Пока были живы обе гоблинши, урон от духов шел космический, но со смертью одной из них резался десятикратно. Монк, Хэйт и Барби должны были стоять, не шевелясь, пока Маськина шкала здоровья не сократится до трети, тогда "баба-танк" должна перехватить на себя левую "монстриху" (словечко авторства орчанки), благо, умений, вызывающих агрессию, у нее было целых три в арсенале. Задача хилов же сводилась к простому: "Выжить", - в идеале, простоять все время, пока обе шаманки в бою, неподвижно, как статуи.
   Разыграно все было, как по нотам: четыре предыдущих смерти научили группу осторожности. Кен, правда, оказался в какой-то момент на грани жизни и смерти, но Рэй как раз добил "свою" шаманку, и Монк смог начать лечение, не опасаясь за свое здоровье.
   На второй же гоблинше всем скопом выместили злость за прошлые смерти, и только тогда Хуп-Хоп-Гхым вступил в схватку.
   - Ленивое убожество, - фыркнула Мася, вбивая топорик в конечность мини-босса, который без своей свиты оказался... несостоятельным.
   Сюрпризы и ужасы закончились на этапе со свитой, сам же вожак был туповат, хоть и "толст" - ковырять его пришлось долго.
   "Триумф расчета и логики над генератором случайных чисел" - так назвала бы портрет Кена квартеронка, если бы решила запечатлеть этот момент. Когда мини-босс испустил дух, эльф не сказал ничего, но выглядел он, как предводитель армии, выигравшей сражение под его руководством, причем ясно читалось, что в победе он был твердо уверен, от начала и до конца, ведь это он направлял "войско". И, что показательно: ни капли высокомерия в океане гордости и довольства!
   Барби вразвалку подошла к эльфу, ухмыльнувшись, смачно хлопнула его по плечу. По второму плечу заехал Рэй, пообещав:
   - С меня пиво! - и тут же передумал. - Нет, лучше коньяк. Ждите в субботу!
   - Приезжай, - согласился Кен. - Мне как раз презентовали отличные сигары.
   Хуп-Хоп-Гхым порадовал (посмертно): кроме того самого щита, на который надеялся Рэй (плюс пятьдесят процентов к шансу заблокировать удар и куча полезных стат), ушедшего Барби, выпал жезл, идеальный для лекаря: все исцеляющие умения получали надбавку к эффективности в десять процентов. Хэйт претендовать на него не стала, не с ее двумя скиллами было цепляться за вещь, полезную монаху. Монк же принял жезл молча, со скромной улыбкой...
   - Может, скажешь что-нибудь? - предложил Рэй, с интересом глядящий на невозмутимого монаха: так Галка порою рассматривала новые снимки горячо любимых ею горных вершин.
   - А что говорить, кроме спасибо? - пожал плечами Монк. - Все же нормально...
   - Так ты говоришь, только когда все плохо? - вскинул бровь убивец. - Занятно...
   - Я говорю, когда есть, что сказать, - не поддался на провокацию монах, вернув Рэю цепкий взгляд. - Это проблема?
   Пока длилась "игра в гляделки", Хэйт вспоминала, где она могла слышать подобную фразу... Ведь слышала, как пить дать, слышала! "В училище? Нет, раньше... Ян?!" - она испуганно взглянула на монаха, ища сходство между ним и человеком, которого почти не вспоминала несколько лет. "Нет, я притягиваю за уши, просто совпала одна фраза. И поза... И эта нелепая смесь уверенности и скромности... Я чертова фантазерка, не он это!" - пока Хэйт клинило, все уже собрались уходить из гоблинского логова, а она не успела применить навык картографа.
   Остаток дня вышел настолько сумбурным, что адептка не стала ни писать новую картину, ни качать навыки - вывалилась в реал, убеждать себя в бредовости "сравнительного анализа" в поисках сходства между реальной личностью, не виденной ею уже три года, и виртуальным лекарем...
  
   Они учились вместе с... пожалуй, с младших классов. Ян был очень тихим мальчиком, его голос был слышен, только когда вызывали его персонально; при этом он был умнее едва ли не всех остальных детей, вместе взятых. Классе в шестом даже был маленький детский "бунт", Яна пытались "учить" быть, как все, средствами грязными и... глупыми. Кнопки на стуле, компот, вылитый в портфель, уродливые карикатуры в его учебниках... Стандартные детские "шуточки". Вероника уже тогда была помешана на рисовании, ее не коснулись все эти гадости, она была "на своей волне"; саму девочку почему-то не трогали, видимо, одного "пугала" классу хватало. Через пару-тройку месяцев травля Яна прекратилась: он никак не реагировал, детям стало неинтересно.
   Ближе к выпускному классу им уже гордились: это с ними вместе учился "мега-мозг", давая лишний повод прихвастнуть перед сверстниками. Вероника так его и запомнила: скромность вперемешку с уверенностью, цепкий всезнающий взгляд, слова - только когда "есть, что сказать". Коктейль, как ей казалось, неповторимый. Вероника помнила, как если бы это было вчера, как им обоим вручали медали: торжественно, с помпой, гордость школы... Ян смотрел в одно окно, она - в другое.
   Но Ян никак не мог оказаться в Восхождении: он должен был сейчас учиться, как и она сама, на третьем курсе (что его зачислили на бюджет в СПбГУ, она знала), а в семье парня (если так можно было назвать пьющую мать-одиночку) денег не было отродясь.
   - Совпадение плюс моя буйная фантазия, - постановила Вероника, мысленно давя ногами "червячок сомнения".
   Просигналил о новом входящем сообщении мобильный, перепугав девушку (она аж вздрогнула). Объявился Стас с предложением встретиться, "когда ей будет удобно".
   - Не "если", а "когда", вот же!.. - возмутилась Вероника.
   Самым неприятным было то, что, после "откровений" Анны, "когда" было намного вероятнее, чем "если": узнать, что именно говорил профессор о ее работах (и говорил ли, или это выдумки однокурсницы), требовалось.
   "Завтра в первой половине дня", - набрала Вероника ответное сообщение, дождалась лаконичного: "Ок. Заеду в полдень", - затем пошла на кухню, соображать легкий перекус заместо ужина.
  
   Наряжаться на встречу она не стала: не свидание. Джинсы со свитером, волосы собраны, ноль косметики, обувь без каблука - вот и все приготовления. В таком же виде она в супермаркет за продуктами ходила.
   Стас, проявив чудеса пунктуальности, позвонил за минуту до означенного срока, сообщил, что припарковался возле парадной и ждет ее внизу. Спускаясь, Вероника ощущала не самое "правильное" из чувств - злость. На себя, на Стаса, на безымянного (пока) профессора, на демона зависти (вроде бы Левиафана, но классификацию по чинам обитателей преисподней девушка помнила смутно), на... На весь мир?..
   - Белозерова, не прожги дыру в машине, ладно? - притворно нахмурился преподаватель. - Перекусим? А то я даже не завтракал.
   Вероника безразлично передернула плечами. По ее мнению, поездка, прием пищи и обратный путь были лишней тратой времени, но вслух она этого не произнесла.
   К счастью, вкус куратору не изменил: он выбрал весьма демократичное кафе, без пафосных наворотов, к тому же - малолюдное. И кофе там оказался очень даже ничего...
   - Перед пленэром меня вызвал ректор, - без вступительных речей сказал Стас, едва отложив вилку и столовый нож. - О тебе говорили. Я - не смотри на меня страшными глазами - офонарел от его слов. Когда я защищаю студентов - это в порядке вещей, но чтобы они меня... Знаешь, впервые в жизни такое.
   Девушка залилась краской, пунцовостью щек соревнуясь с алыми полевыми маками. Почему-то ей казалось, что Юрий Алексеевич содержание их беседы распространять не станет... "Наивная!" - невесело ругнула себя Вероника.
   - Однажды я чуть было не женился, - задумчиво и несколько "не в тему" сообщил куратор. - Ты не против, я закурю?
   Вероника помотала головой, Стас прервался на поиски портсигара и зажигалки. Закурив, с видимым удовольствием втянул никотиновую отраву в легкие.
   - Ее звали Надя. Надежда; но надежд в сфере живописи она не подавала. Если бы ты знала, сколь мало по-настоящему талантливых ребят среди поступающих в училища, ты бы удивилась... По моим наблюдениям, их чуть меньше, чем нисколько, но случаются счастливые исключения. Скажем - ты. Но я отвлекся. Наденька казалась ангелом во плоти. Когда у нее что-то не получалось, она расстраивалась столь мило, что не исправить ее ляп казалось чуть ли не бесчеловечным. Наде помогали все, включая и меня... С тех пор, кстати, огребя нехилый нагоняй, я стараюсь как можно реже прикладывать кисть к студенческим полотнам. Надежда же пришла к своим выводам из моих порывов и решила... действовать более решительно. Был ее день рожденья, небольшой сабантуй в группе, к которому я присоединился - зазвали. Сабантуй перетек в посиделки у Наденьки дома с ящиком текилы, а затем... ну, ты понимаешь. Через месяц она переехала ко мне. Это было против правил училища, но я не возражал. Я вообще мало в чем ей перечил - Надя была чертовски, то есть, ангельски, мила. Воспротивился я только, когда она стала настаивать на свадьбе, через месяца три после переезда ко мне. У меня уже тогда была своя студия, определенный круг покупателей... Короче говоря, я предложил ей сначала доучиться. Днем позже она пошла к ректору. Затем к родителям... Были: педсовет, обвинения в некомпетентности, копания в грязном белье и разговор по душам с Надиным отцом. Отец, к слову, оказался самым вменяемым из всех, с кем я тогда общался. Пойми меня правильно: я был не против отношений с Надей, да и женитьба меня не пугала. Почему нет? Но свистопляска, которую она развернула, чтобы вынудить меня надеть ей на палец кольцо - это был верх идиотизма. Можно жениться на милой, но не очень умной девушке, если тебе с ней комфортно, но на дуре, пытающейся тобой манипулировать, еще и с привлечением народа со стороны - ни в жизнь.
   Сигарета, от которой Стас сделал ровно одну затяжку, дотлела. Он щелкнул зажигалкой, закурив вторую.
   - Я уперся. Работа в училище? Да увольняйте, мне же спокойнее. Обвинения? В чем? В хорошем обращении? Не эпоха коммунизма, право слово, партбилет на стол класть за связь вне брака не требовалось. Надя плакала, я ее жалел, ощущая себя скотиной, но стоял на своем; в итоге она ушла из училища, скандал замяли. Гадко было, но еще гаже было бы пойти у нее на поводу, а потом выставить из своей жизни. С тех пор я дистанцирую себя от студентов, а от студенток - особенно. Поэтому долго молчал, хотя видел, что самая одаренная из моих студенток пишет раз за разом натуру с пустыми, а то и вовсе - чужими, лицами. Были исключения, хоть и редко, и я откладывал разговор: с технической точки зрения для твоего уровня писалось все безупречно. Но, молчи я дальше, закончилось бы большим разочарованием.
   Вероника, не издавшая ни звука с начала монолога Стаса, подавила вздох: в некотором роде, разочарование уже имело место быть...
   Подошла официантка, с медлительностью сонной мухи убрала посуду. Стас попросил еще два кофе, работница вяло кивнула.
   - Пока не произошло ничего непоправимого, но мне уже совестно, - продолжил куратор, когда официантка удалилась. - На следующий день после просмотра с какой-то радости в училище явился Панченко, член приемной комиссии и профессор нашей академии художеств. Он критиковал твои работы с натурой. Говорю тебе это, потому что слухи рано или поздно до тебя дойдут.
   Не сумела она удержать на лице заинтересованно-вежливую гримаску, поморщившись. Осадок от разговора с Аней не улегся и по сей день.
   - Ага, уже, значит, - уловил изменение в выражении лица девушки Стас. - Учти, что при этом композиционные твои работы он хвалил. К ним и впрямь сложно придраться, чувство цвета у тебя изумительное. Я к чему тебе всю эту речь-то толкаю: Белозерова, у тебя - талант. И если я, твой куратор, облажаюсь, и не помогу ему раскрыться, то грош мне, как наставнику, цена. Панченко, хрыча старого, слушать не стоит, он не знает ни тебя, ни твою историю, а я - знаю. И очень надеюсь поспособствовать твоему развитию в живописи. Ты интересна мне. Как художник, как человек с твердыми принципами, как девушка, наконец, которой приятно дарить цветы. Антураж признаниям не очень соответствует, но я буду рад, если ты не выплеснешь мне сейчас кофе в лицо, а просто скажешь, что поразмыслишь над моими словами.
   Дотлела и вторая прикуренная сигарета. Стас сидел, откинувшись на спинку стула, потягивал кофе. Теперь, с "открытыми картами", без ореола интриги, он был... просто мужчиной далеко за тридцать, хорошим преподавателем, но не более.
   - Мне все очень льстит, - наконец подала голос Вероника. - Но цветы - неуместны.
   Она ответила на его прямой, почти ищущий взгляд.
   - Понял, - кивнул он, допил одним глотком весь кофе. - На следующей неделе будет частная выставка одного коллекционера. Редчайшие экземпляры будут представлены, тебе стоило бы ее посетить. Буше, Ватто, Фрагонар... Не настаиваю, потому как общество там соберется чванливое до омерзения, но полотна стоят того, чтобы потерпеть.
   Вероника с сомнением покачала головой.
   - Если надумаешь - набери меня, я все устрою. И как ты относишься к тому, чтобы пару раз в месяц посещать детишек? Они от тебя в восторге, девчонки так вообще. Это нужный опыт, хоть и неоплачиваемый.
   Девушка замялась.
   - Я так сразу не отвечу, нужно подумать. Ничего, если я возьму несколько дней на раздумья?
   Куратор улыбнулся.
   - Конечно, Белозерова. Но к сентябрю я хочу получить от тебя не меньше двух портретов. Не важно, чьих, можно даже не в масле. Лишь бы написаны были не слабее, чем девочка у дуба.
   "Напишу Барби с Кеном. Парой. Ее - зеленоликую, его - с ушами двадцатисантиметровыми!" - ехидно-озорная мысль заставила Веронику улыбнуться Стасу в ответ. Вообще, тлела в ней уверенность, что на влюбленного Стас не походил, а почти полное отсутствие реакции на ее "ответ" впечатление усугубляло. "Флирт, как лекарство от грусти? Он ведь может..."
   Что именно "может" Стас, додумывать она решила дома. Тем более, что куратор вежливо предложил на выбор некую "культурную программу" и обратный путь до парадной Вероники.
   Девушка, разумеется, выбрала второе.
  
   Дом требовал уборки, чем она и занялась, чихая и чертыхаясь. За месяц без пригляда полочки покрылись слоем пыли, паучок даже поселился в углу возле стиральной машинки. Процесс наведения чистоты изрядно располагал к раздумьям...
   Стас сказал ей многое, но не все - это выглядело очевидным, если слегка призадуматься. Вероника допускала, пусть и с долей иронии, что он вполне позитивно мог "прикладывать" ее к роли "подруги" по кисти и по жизни, особенно теперь, зная больше на один эпизод истории... В сердце Стаса для женщины места было не так уж и много - там царила Живопись, истинная любовь и страсть его жизни.
   ...Однажды, лет в тринадцать, начитавшись книг о возвышенных чувствах, дуэлях за даму сердца и прочая, Вероника устроила матери допрос: что такое любовь? "Яркое солнце в дождливый день", - ответила мама. Потом добавила, что это цитата... с вкладыша-комикса к жевательной резинке*.
   - А если говорить серьезно, - продолжила она тогда, - Любовь - это то, что греет, и то, что ранит. Это весь спектр эмоций с эпицентром на объекте любви. Н-да, дочь, а не перейти ли тебе на чтение детективов?..
   Вероника смахнула нечаянную слезинку.
   - Это от пыли! - грозно сказала она себе.
   Возвращаясь к Стасу: из его рассказа исходя, девушка в его понимании должна не доставлять неудобств, быть приятной во всяческих смыслах, при необходимости выступать в качестве натуры для его замыслов; сильные чувства же - для полотен. Вот где его страсть была видна невооруженным глазом!
   Не укладывались в стройную концепцию только "социальные проекты", такие, как детдом и... помощь одной студентке со странностями. Тут смутно угадывалось некое чувство вины, с совершенно неясными причинами. Не принять помощь и советы Стаса было бы глупостью и неблагодарностью, но что-то большее? "Нет, спасибо!"
   Впрочем, незаметно было, чтобы Стаса ее отказ расстроил, следовательно, это его предложение больше походило на метод "эмоциональной встряски", так сказать, замещение отрицательных эмоций положительными.
   Ситуация, хотя бы отчасти, прояснилась. И это не могло не радовать.
  
   ---------------------------------------------------------------
   *Имеются ввиду вкладыши к жевательной резинке 'Love Is...' Процитирована подпись к 4-му вкладышу от 1993г.
   ---------------------------------------------------------------
  
   Посидеть подле храма, вытянув ножки, после домашних хлопот было сущей благодатью. Хэйт любовалась облачками, плавно плывущими над головою, квестовый таймер тикал, виртуальная бабочка порхала над виртуальным цветком, словно не решаясь на него опуститься...
   - Лепота-а, - адептка потянулась, улыбаясь миру, бабочке и самой себе. Затем встала (едва тренькнуло оповещение о зачтенном времени), отряхнулась, двинулась в сторону ремесленной мастерской: производственные навыки сами по себе не улучшались!
   На полдороги, правда, перехватил ее какой-то бородатый хмырь.
   - Срочно! Трагедия! Паника! Я разорен!!! - в чайного цвета глазах хмыря плескался неподдельный ужас, поэтому Хэйт остановилась рядом с причитающим.
   Хмырь (она не поняла даже, неписем он был или игроком, потому первое, случайно пришедшее в голову определение, к бородачу прилипло намертво) сотрясал кулаками, проклиная неведомо кого.
   - Вы мне поможете? - бородатый заметил взгляд Хэйт, направленный на него. - Поможете, правда?! Иначе для меня все - слышите, все! - кончено!
   - Бр-р, - адептка помотала головой, жалея уже, что затормозила рядом с крикуном. - Можно привнести чуток конкретики?
   - Грабители, затопление и жена ушла к другому! - на одном дыхании выпалил хмырь. - Но оставила свою матушку, а она страшнее кислотной виверны!
   Хэйт подавилась смешком: у человека, конечно, горе, но стиль изложения презабавнейший.
   - На какого рода помощь вы рассчитываете, и что мне за это будет? - уточнила она, решив, что хмырь - таки НПЦ. А где НПЦ, в смятении подергивающий свою бороду, там задания, частенько "вкусные"...
   - Спасите меня! - с выпученными глазищами ответил бородач. - Просто спасите...
   Девушка едва не взвыла в ответ, но тут до мужика дошло, наконец, чего от него добиваются, и он уточнил.
   - Прошу, уговорите мою жену вернуться! Ее зовут Ильдия, вы найдете ее в доме торговца шелками на рыночной площади. Она - главное в моей жизни...
  
   Задание! Несчастный горожанин.
   Жители Велегарда испытывают доверие к вам: так, один горожанин, погрязший в заботах и треволнениях, просит вас убедить его жену вернуться к нему.
   Награда: 100 очков репутации с Велегардом.
   Требования: более 250 очков репутации с городом, наличие способности Красноречие.
   Уровень сложности: начальный.
  
   "Работать за еду... то есть, репутацию?" - усомнилась Хэйт в выгодности траты своего времени на столь несолидный квест.
   - Я попытаюсь, - неуверенно ответила она неписю. - И было бы хорошо, если б вы сказали, почему она ушла...
  
   Вы приняли задание.
  
   Поток воплей, причитаний и злобных эпитетов в адрес "предателя, проныры, кровопийцы, столько лет притворявшегося другом" иссяк не скоро, но мало что прояснил. "Зачем я в это ввязалась?" - снова спросила себя адептка. Впрочем, отказываться от принятого задания было как-то неловко...
   Встреча с Ильдией (дом-лавку Хэйт отыскала легко, сказалось неплохое знание города), вопреки ожиданиям адептки, прошла без истерик и стенаний. НПЦ степенно поведала девушке, что уход от мужа был ошибкой, о коей она сожалеет, и готова вернуться, если муж согласен ее принять. Хэйт уверила, что супруг будет счастлив до умопомрачения и "отконвоировала" неверную жену к бородатому квестодателю*. Последовали: сцена примирения, оповещение о получении очков репутации и обновление квеста (с такой же, как и ранее, наградой: сто очков репутации с городом).
   - А теперь помогите мне с водой на участке! - потребовал хмырь, за что был мысленно заклеймен Хэйт, как эксплуататор.
   Выяснилось, что за домом непися устроен был небольшой искусственный водоем, который по неизвестной причине вдруг разлился, затопив сад, участок вокруг дома и подвал здания. Хэйт справилась и с этим, выудив из воды амулетик, не поддающийся идентификации. Бородач вещицу перехватил и спрятал в карман, квартеронка же получила обещанную репутацию и третью стадию задания...
  
   -----------------------------------------------------------
   *Квестодатель - сленговое название любого персонажа ролевой игры (в ММОРПГ квестодателями являются преимущественно НПЦ), который выдает задания персонажам (игрокам).
   -----------------------------------------------------------
  
   - Раз вы справились с водной напастью, вернули мне жену, то с грабителями справитесь и подавно! - заявил заметно приободрившийся непись. - Я, торговец Скольм, продаю драгоценные камни. Караваны доставляют мне товар с Гиблых Отрогов, это дешевле, чем поставки от гномов. И на последний мой караван напали в двух днях пути от Велегарда! Небывалая наглость! Все караванщики перебиты, из охраны уцелел только один воин, его нашли без сознания на месте сражения. Лекарь сказал, что он вот-вот придет в себя, а значит, сможет что-то рассказать о нападавших... Заклинаю вас, узнайте, кто ввел меня в убытки, убил моих людей, и покарайте их! Я не надеюсь на возврат товара, но оставлять безнаказанными негодяев нельзя!
   Восклицания словоохотливого непися сложились в обновление задания.
  
   Задание! Несчастный горожанин - Изменено!
   Поговорив с выжившим охранником, выясните, кто напал на караван Скольма, после чего воздайте по заслугам грабителям и убийцам.
   Награда: 300 очков репутации с Велегардом; 1000 опыта; 25 золотых.
   Дополнительная награда: скрыто (только при условии возврата похищенного товара торговцу Скольму).
   Требования: дважды оказать услугу Скольму, не требуя денежной платы за помощь.
   Уровень сложности: средний.
  
   "А с него можно было стребовать денег?" - не к месту удивилась Хэйт, задумавшись над тем, что больно уж часто про Гиблые Отроги приходится слышать.
   - Могу я привлечь своих друзей к выполнению вашей просьбы? - на всякий случай уточнила она у хмыря (смутил ее резкий переход от пустяковых поручений к заданию среднего уровня сложности, еще и с вариативным исполнением).
   Скольм часто-часто закивал.
   - Конечно! О, вот и посыльный, идемте, нужно поговорить с раненым воином!
   Хэйт сверилась со списком друзей, затем, никого в игре не обнаружив, поплелась за НПЦ, вызнавать, кто и как напал на его караван...
  
  
   Из бессвязных бормотаний раненого (а также стукнутого на всю голову) непися Хэйт сумела вычленить одно вполне конкретное указание: ферма Анхо. Конечно, не будь эта ситуация ограничена сценарием квеста, означать сие название могло бы что угодно, от места обитания возлюбленной раненого до "той самой фермы, где выращивают самые вкусные яблоки". Но, так как воин, произнеся фразу про ферму, снова впал в забытье, следовало рассматривать означенное место, как элемент сюжета.
   Отрубился бедолага своевременно: в списке друзей загорелось два имени подряд, Маська и Рэй объявились.
   - Я незамедлительно отправляюсь к этому Анхо и его приусадебному хозяйству, - заверила Хэйт бородатого хмыря-паникера.
   Скольм снова закивал с такой частотой, что девушка засомневалась, а не отвалится его голова от тряски... Жилище НПЦ Хэйт покидала под новую порцию причитаний, но теперь к ним добавились напутствия и пожелания, кои включали в себя, что и в какой форме Скольм хотел бы проделать с разорителями. И звучали эти... предложения столь гадостно, что вогнали девушку в ступор.
   "Связалась с чокнутым, и где вообще цензура? Сценарист, писавший реплики для хмыря, явно перед этим что-то принял!" - поспешно сваливая, мысленно ужасалась Хэйт.
   Напарники, о встрече с которыми адептка договорилась при помощи феечки, новому заданию обрадовались, особенно оживилась гномка.
   - Поиграть в детектива - это круть! - Мася захлопала в ладошки.
   - Расследование окончено, все улики ведут в колхоз, - осадила раззадорившуюся приятельницу Хэйт. - То есть, на ферму, да.
   Тут выяснилась еще одна особенность квеста - поделить его было можно, но о дополнительной награде речь шла только у Хэйт, у остальных эта строка даже не высветилась. Могли бы и не узнать об этой странности, не спроси адептка, есть ли выгода в возврате товара, буде таковой найдется, торговцу, или прибыльнее самим продать камушки, поделив барыш на шестерых?
   - При таком раскладе лучше вернуть, - высказал свое мнение Рэй. - Вдруг что ценное презентуют? А денег и так заработаем.
   "Так - это как?" - хотела было спросить Хэйт, но одернула себя: вопрос заработков, что виртуальных, что реальных, относился к числу бестактных. Туда же, по негласной этике вирта, относились любые расспросы о личной жизни, о данных вида "имя-адрес-телефон" и тому подобном.
   На ферму выдвинулись сразу, как только нарисовались Монк, Кен и Барби; хотя как сразу, сначала сверились с сайтом на предмет нахождения сельхозугодья, для чего кинжальщик ненадолго "вывалился" в реал, затем проверили наличие эликсиров, Хэйт привычно раздала всем по порции еды с бонусами... Приготовления, как показало дальнейшее, излишними не были...
   Вид у фермы был не очень-то обжитой: заросли нестриженого кустарника, трава по пояс гноме, причем обычная трава, без каких-либо полезных свойств. Только вдоль южного заборчика расположился красочный и пузатый рядок ярко-оранжевых тыкв.
   Ни Анхо, ни работников видно не было, строений на весь участок было ровно два: сараюшка покосившаяся да одноэтажный деревянный домик, даже птичника или свинарника не имелось. Разве что левее домика колодец стоял, но им, кажется, не особо и пользовались: ведро валялось отдельно, без привязи, в воде плавали листья, даже запах шел какой-то странный, будто внутрь скидывали трупы... "А ведь и такое возможно", - подумала Хэйт, слегка поморщившись. Этим наблюдением она поделилась с напарниками, разгорелся небольшой спор на тему: "Что же делать дальше?", и для всех каким-то образом осталось незамеченным исчезновение гномки... Которая, вместо того, чтобы участвовать в обсуждении, пошла и постучалась в дверь жилого дома. Дверь распахнулась, будто только и ждали этого стука засевшие внутри разбойники, а вместо приветствий Мася получила три арбалетных болта.
   Гнома вскрикнула, с запозданием прикрылась щитом, но на крик среагировал Монк, активировав столб света - одно из мощнейших "точечных" заклинаний исцеления. Только это мелкую и спасло, потому как вторая порция болтов ждать себя на замедлила. Маську отдернули, спешно ретировались всей группой за плетеный, поваленный местами, заборчик.
   - Мелочь, жить надоело?! Так я сейчас своими руками организую тебе билет до круга воскрешения! - вспылила перенервничавшая Хэйт.
   - Спокойно, сейчас малая нам сама все объяснит, - вмешался Рэй, затем, грозно сверкнув глазами, обратился к гномке. - Верно, малая?
   Та скромно потупилась, зачем-то выставила перед собою щит (видимо, чтобы Хэйт тяжелее было реализовать свою угрозу), шаркнула ножкой.
   - Суть вещей ничего не показывала. Вот я и подумала: дай, проверю, пока они дебатируют на ровном месте...
   - И получила шесть усиленных арбалетных болтов двумя залпами, - отметил Кен, вертя в руках один болт, отлетевший от щита (стрелы, болты и "пули" для пращи, если не попадали в цель, не "растворялись", их вполне можно было подобрать, пощупать и даже присвоить). - Заказная работа, шанс нанесения неснимаемой травмы на сутки. Ого! Это или очень богатые разбойники, или их наниматель крайне щедр. Арбалеты сами по себе один из самых дорогих видов оружия в Восхождении, а такие вот заряды тянут на десяток золотых за штучку.
   Хэйт мысленно улыбнулась: цифры и дальнобойное оружие явно относились к числу интересов лучника.
   - Баба-гном, а ты чего подергиваешься? - сощурилась Барби. - Таки травмировали? Отомстим за ребенка, заставим гаденышей выдирать раздробленными пальцами стрелы из задниц! Кен, готовь план штурма.
   Маська качнула головой.
   - Теперь суть вещей активировалась, показывает двенадцать врагов. Много... Я уже, считайте, не боец, а если всем по травме прилетит?
   - Все так плохо? - сжалилась над приятельницей Хэйт, потрепала мелкую по макушке.
   - Порезка скорости атаки и бега вполовину, - перекривилась Мася. - И ругала ты меня не зря...
   Рэй слегка поморщился, как если бы у него внезапно заболел зуб.
   - На будущее, малая, очень тебя прошу, без спросу одна не лезь в потенциально опасные места, даже если это твое умение твердит о том, что там пусто. А отомстить - отомстим, да... Но штурм не вариант. Однако у меня остались факелы, в сарайчике я видел солому, а еще у Кена есть скилл - огненная стрела...
   Он улыбнулся, недобро так: засевшим в домике разбойникам эта улыбка точно не сулила ничего хорошего.
   - Поджог - это не очень честно, зато... действенно, - согласилась Хэйт по измышлению. - Кен, что скажешь?
   Так сложилось, что Рэя она с некоторых пор воспринимала, как лидера группы, способного "родить идею из ничего", а умение Кена все рассчитывать настолько впечатлило ее, что не спросить его мнения было бы... опрометчиво.
   - Что кроме огненной стрелы у меня есть и колбы с зажигательным маслом, - ухмыльнулся эльф. - А арбалетчики, тут мой друг с кинжалами совершенно прав, на открытой местности не так страшны, как в засаде.
   Монк, по обыкновению, все обсуждение провел в невозмутимом молчании.
  
   Домик загорелся живенько, с бодрым потрескиванием, а немного погодя - и со столбом дыма, поднимающегося к небесам.
   - Не штрафанули бы нас за порчу имущества, - слегка меркантильно проговорила Хэйт, запоздало беспокоясь о репутации.
   Местечко, конечно, находилось на отшибе, от других ферм в районе отделялось лесочком и озерцом, но кто знает этих неписей, вот решит некий представитель местной власти прогуляться по округе, а тут - пожар, рукотворный, устроители рядышком, даже искать не нужно...
   - Снявши голову, по волосам не плачут, - изрекла народную мудрость Маська. - А вот и первый пошел!
   Выбегающего из горящего здания грабителя приняла на щит Барби; перед тем, как издохнуть, моб узнал в подробностях о своем происхождении от козла и ослицы, а также о том, что маленьких обижать нехорошо, а то "обижалку открутят полностью"!
   Одиннадцать сподвижников покойника вылезти предпочли кучно, через окна, выходящие на задний двор. Там их встретили Кен и Рэй (убийца в невидимости, лучник - в режиме маскировки, которая в неподвижном состоянии со скрытностью еще и поспорить могла в плане эффективности). Мужчины обошлись без речей и пояснений, просто и со вкусом нашпиговав грабителей стрелами да пройдясь клинками по уязвимым точкам.
   Дом прогорел до остова и печной трубы, всех злодеев перебили, а выполнение квеста... не зачлось.
   Гнома, все еще выглядящая слегка пришибленной, выговорила:
   - Я не уверена, но под остатками соломы в сарае вроде как что-то есть... Суть вещей будто сбоит, не пойму никак...
   Мелкая наморщила лоб, скорчив при этом решительную мордашку.
   Мася не ошиблась - тайный ход действительно обнаружился, стоило только раскидать солому. Хэйт задалась вопросом: сколько времени ушло бы на поиски этого хода у группы без гномки со столь полезным умением?
   Спустившись по шаткой приставной лесенке (стараясь при этом не шуметь), компаньоны оказались в помещении с низким потолком и земляным полом, эдаком "предбаннике", пустом и неудобном: шестерым в нем развернуться было сложно, а рослой Барби и вовсе пригибаться приходилось, чтобы головой не биться. "Предбанник" заканчивался круглой деревянной дверцей, вывевшей в узкий и темный проход, мигом обозванный орчанкой нехорошим словцом (с анатомическим подтекстом). Проход упирался в еще одну дверь, причем запертую на замок, но с ним (замком) справился Рэй, хоть и не быстро, остальным его соратникам пришлось поскучать.
   Второе помещение выглядело, как типичный погреб с полочками для солений-варений (таковые местами присутствовали), ящиками для овощей и колбасной гирляндой под потолком (последняя весьма и весьма вдохновила Барби, судя по голодному взгляду и улыбочке, полной предвкушения). Супостатов не наблюдалось.
   - Да куда эти гады попрятались? - возмутилась Хэйт, подразумевая "недобитков" из числа квестовых грабителей.
   В качестве ответа громыхнула об пол секция полок у дальней стены, с звонкими и чавкающими звуками разлетелись по погребку осколки горшочков да баночек с припасами...
   - Ложись! - крикнул Рэй, падая прямо на осколки.
   Своевременно! Помещение заполнил свист летящих болтов, глухие удары, треньканье... И чье-то очень недовольное рычание.
   Громадный пес с лоснящейся палевой шкурой ворвался следом за арбалетным обстрелом, вцепился в кисть Кена, сжимающую лук.
   - Ни хрена ж себе зубки! - вшибая щит в песью морду, выдала Барби. - Выбивать даже жалко... Фарш!
   Пес отпустил "добычу", заскулил жалобно...
   - На пол! - снова рявкнул Рэй.
   Этот залп вышел каким-то жидким, всего четыре болта ввинтились в дальнюю стенку. Пес получил от Хэйт ядовитую пыльцу и стрелу от Кена, завыл...
   - Подмогу вызывает? - с негодованием в голосе предположила Маська. И не ошиблась: из провала вылетели три лохматые псины, сплошь черные, со злющими глазами.
   Болты больше не летели: то ли закончились они у арбалетчиков, то ли те не хотели ранить собачек. Тут намерения игроков были прямо противоположными, и они их успешно воплощали, вырезая одну псину за другой. Гнома куксилась: с травмой, которую не снять было ни дланью, ни даже храмовым благословением, ее удары были до обидного редкими, зато остальные "отвели душу" прежде, чем вышли к хозяевам собак.
   Их было семеро: элитная "имянка" Шейла с тонкими, чуть изогнутыми кинжалами в изящных ручках и шесть здоровенных амбалов, стоящих перед Шейлой полукругом. Арбалеты болтались у них за плечами, грабители из свиты зачем-то заменили их на мечи... Нет, скорее, на сабли: с характерным изгибом к обуху, с дужкой у рукояти, и каким-то хищным блеском стали.
   - Двенадцать, да еще шесть... Восемнадцать мужиков на одну бабу-атаманшу? Сильна, мать! - присвистнула Барби.
   Хэйт, до которой смысл фразы орчанки дошел с запозданием, смутилась, потому поспешила переменить тему:
   - Рэй, как думаешь, эта шобла - последняя тут?
   Убийца пожал плечами, затем, поняв, видимо, к чему был вопрос, ухмыльнулся.
   - Очень на то похоже.
   Мобам, похоже, надоело топтаться на месте (вообще, почему они не напали сразу, был тот еще вопросец), Шейла коротко скомандовала:
   - Убить! - и сделала шажок назад, растворяясь в тенях, точь-в-точь как Рэй обычно.
   Только Хэйт уже докастовывала Сад камней, и вся кучка мобов, включая элитку, выбитую из невидимости, застыла внутри каменных глыб.
   - Йю-х-ху! - обрадовалась Маська. - Громи-круши-ломай их, Барби!
   Уговаривать орчанку не пришлось, как, впрочем, и остальных... Когда спал дебафф, в живых осталось два амбала, доставивших, к слову, немало хлопот (Хэйт прикинула, каково было бы сражаться со всей оравой, и ей резко поплохело). Обновилось задание, основная его часть, про "воздаяние", появилось предложение вернуться к Скольму за наградой. "Угу, бежим и падаем", - мысленно ухмыльнулась квартеронка, приступая к обыску убитых грабителей.
   В трупах, кроме денег, нашелся квест-итем, но какой-то "кривой": определялся он, как ключ от номера, причем номер этот, судя по описанию, находился в неком постоялом дворе Велегарда, а вот название двора не значилось...
   - Э-э... Я в непонятках, - призналась адептка, разводя руками. - Ключ есть, куда с ним идти - я без понятия.
   Она передала Рэю для ознакомления ключик, он повторил жест девушки с разведением руками, ключ по цепочке перекочевал в руки Кена. Его жесты выглядели иначе.
   - Так. Могло быть и хуже: в Велегарде восемь постоялых дворов, шесть гостиниц, пятнадцать таверн. Пробежимся, погутарим с хозяевами.
   Он усмехнулся. Компаньоны, сначала в удивлении взиравшие на его манипуляции с "воздухом", теперь ошарашены были точностью данных.
   - Точная карта города и ближайших окрестностей стоит пятьсот золотых, - пояснил эльф. - Я ведь говорил, цифрами нельзя пренебрегать!
   Хэйт, у которой за всю игру такой суммы ни разу не набиралось, скромно промолчала, засев в сторонке с досочкой и грифелем. Кто-то что-то обсуждал, бубнила Маська, гоготала Барби, а адептка тихонечко набрасывала план погреба. За это время кинжальщик с лучником успели вскрыть все бочки и горшки, на предмет скрытых там ценностей, но кроме разносолов ничего не обнаружили. Порой кто-то безадресно поругивался, Монк с флегматичнейшим видом поглощал какое-то варенье, гнома вслух фантазировала на тему, как бы хорошо смотрелась на длинных эльфийских ушах квашеная капуста...
   Наконец, грифель перестал елозить по доске, и Хэйт смогла распрямить плечи.
   - Помогите стеллаж отодвинуть, - попросила она, мигом прекращая балаган, который от скуки и поисков ради устроили компаньоны.
   За стеллажом, в крохотном тайничке, обнаружилась книга. Хэйт, идентифицировав ее, пожелала, чтобы разработчикам икалось... И чтоб еще чесотка и подагра их одолели, и...
   - Черт, - сказала она вслух, протягивая книжку Кену. Ребусы всяческие она ненавидела с детских лет, а название у обретенной вещицы гласило: загадочная книга. На страницах же (далеко Хэйт не заглядывала, ей хватило первых трех страничек) же какие-то странные символы чередовались с цифрами.
   - Странный шифр, - свел брови в одну линию Кен. - Если это вообще - шифр...
   - Можно, я взгляну? - подал голос вечный молчун Монк. Эльф, не скрывая изумления, отдал книгу монаху.
   Монк покрутил книжку, подбросил, быстро пролистал, раскрыл так, что раздался тихий хруст, затем безжалостно вырвал несколько листов из середины.
   - Эй! - возмутился было Рэй, но Кен придержал друга.
   Символы на выдернутых страницах совпадали с символами на форзаце. Абсолютно! "Разрабы точно двинулись с такими задумками-головоломками!", подумала Хэйт, с недоверием глядя на изменившуюся книгу (она вспыхнула синеватым отсветом, когда монах сложил символы вместе).
   - Читал где-то о таком, - скромно улыбнулся Монк, вернув книгу Кену.
   - Ага, - кивнул эльф, ушедший в чтение. - Названия мест, имена, суммы к оплате... Как я и предполагал - ребята работали по найму. Имя заказчика - Филд, торговец шелками...
   Снова обновился квест, появилось предложение сообщить эту новость Скольму, передав записи грабителей. И альтернативный вариант: сдать книгу властям. В обоих случаях награда была скрыта.
   - Ну не гадство ли? - скорчила рожицу Маська, выражая, пожалуй, чувства всей группы. - Ушастая, как тебя угораздило на этот хитровывернутый квест напороться?
   Хэйт чуть раздраженно передернула плечами.
   - Не знаю, шла мимо, никого не трогала, непись привязался, чтобы я его непременно спасла от всех бед!
   - Спокойно! - вмешался Рэй. - Пробежимся по городу, найдем, какую дверь открывает ключ, хоть интрига какая-то, я даже рад. А то квесты принеси-унеси-накостыляй уже в печенках сидят.
   Синхронно хмыкнули Кен с Барби, орчанка не без ехидства спросила:
   - Убийств тебе мало, да? Крови и движухи?
   Рэй наградил орчанку взглядом, от которого у Хэйт по виртуальной коже виртуальные мурашки побежали (а ведь предназначен взгляд был далеко не ей)...
   - Нас ждет восемь дворов, а мы толчем воду в ступе, - поспешила сказать адептка, которой вдруг стало крайне неуютно.
   Фраза посодействовала возвращению "рабочего" настроя: все взбодрились, засобирались, а недомолвки и странные взгляды остались недомолвками... и странными взглядами, о которых Хэйт, право, даже не хотелось вспоминать.
  
   Хозяева постоялых дворов как сговорились: каждый наотрез отказался отвечать на какие-либо вопросы, пока посетители не выпьют по кружечке за стойкой, причем непременно все до единого, и почему-то в обязательном порядке пива!
   Хэйт в обычной жизни пиво пробовала дважды, один раз - на школьной "вечеринке" классе в девятом, тайно от учителей (романтика!), второй - Лешка пробовал доказать ей, что хорошее, "правильное" пиво хорошо на вкус, в отличие от непонятной бурды, которой ее поили "где-то там". Оба раза она выносила приговор: гадость!
   Пиво в Восхождении оставило точно такое впечатление. И послевкусие - один в один.
   - Бяка! - каждый раз всхлипывала гномка, вливая в себя пенный напиток, но продолжала пить.
   - Девки! - вздыхала Барби, за два глотка приговаривающая целую кружку. - Ни черта вы не понимаете в пиве!
   - И в колбасных обрезках, - поддерживал убивец, заедая напиток остренькой, жирной колбаской.
   - А вот это поклеп! Колбаски отменные, - протестовала Хэйт.
   - И всего по семь серебряных за штуку, - улыбался Кен, который за все это безобразие платил.
   Монк молча жевал колбасу и прихлебывал пивко... Но зато весь вид его говорил о довольстве!
  
   Повезло им после седьмого круга выпивки-закуси (и, соответственно, в седьмом по счету постоялом дворе), когда система уже вовсю "улыбалась" компаньонам первой стадией дебаффа "Во хмелю". Хозяин опознал ключик, и номер комнаты на втором этаже обозначил. Немного смутило Хэйт, что не задал он никаких вопросов по поводу того, что снимали номер одни "лица", а пришли-то другие... Затем мысленно махнула рукой: это же игровой мир, на условия квеста можно списать и не такие нелепости.
   Хозяин было вызвался и проводить "гостей", но Рэй отказал, и это было понятно: мало ли что в том номере, дело не для лишних глаз. У нужной же двери кинжальщик, доказывая, что не у одной Хэйт разыгралась паранойя, попросил взять ключ и отворить замок орчанку, как самую живучую.
   Крик: "Стой!", - и грохот от взрыва раздались одновременно. Барби, будучи прямолинейной и неостановимой (настоящий бронепоезд в латной "юбке"!), сразу по открытию двери бодро шагнула внутрь, задев ловушку - "растяжку". Эффект ошеломления "огребли" все, да и с полполосы здоровья от взрыва каждому снесло...
   - ..! - озвучила Барби общую мысль, когда ошеломление спало. Будь внутри комнаты хоть кто-нибудь - срока дебаффа хватило бы, чтобы отправить к кругу воскрешения всю группу. Оптом.
   - Зачем орку голова? Чтобы издавать боевой клич, - поддел приятельницу Рэй. - Зачем орку ноги? Чтобы топтать врагов! А думать или стоять, когда об этом орут, орку не надо. Да?
   - Нет, - буркнула орчанка, насупившись. - Случайно же вышло...
   Изменившись в лице, что-то зашептал Кен, глядя в упор на кинжальщика: Хэйт по губам читать не умела, да и не хотела бы она знать, что в тот момент говорил другу эльф.
   Убийца покачал головой, но ничего сверх сказанного не добавил. Осторожно прошел в номер, огляделся. Затем махнул рукой, показывая, что в комнате чисто, можно заходить и остальным.
   Доскональный осмотр номера (доски с пола тоже пытались содрать, правда, безуспешно) дал две полезности: сундук с товаром Скольма ("Аллилуйя!" - возопила Хэйт, когда они его нашли) и записку от Филда, заказчика злодеяний, к Шейле (атаманше уничтоженной шайки). Задание обновилось дважды: Хэйт получила строчку о необходимости доставки утраченного товара квестодателю; всей группе снова был предложен выбор: отнести книгу и записку, доказательства, целиком и полностью разоблачающие преступную деятельность торговца шелками, Скольму или в ратушу.
   - Скольм наверняка повысит награду, если выбрать его, - принялся размышлять вслух Рэй. - А если сдадим "вещдоки" в ратушу, получим репутацию с городом, скорее всего. Я за ратушу: выше репутация, больше редких заданий, выше скидки у НПЦ.
   Доводы были признаны разумными, с вариантом ратуши согласились все. Рэй не ошибся, "за содействие" отсыпали им по пятьсот очков репутации на физиономию (и это была весьма значительная цифра для низкоуровневых заданий).
   А вот Скольм... Не впечатлил щедростью. Награду выдал в точности, как обещано было, а персонально для Хэйт, в качестве "премии" вытащил из кармана... Разрешение на постройку жилого дома в Велегарде. Эмоциональный сказ хмыря о том, что он-де хотел тещу отселить, но ради такого дела готов терпеть "кислотную виверну" и дальше, адептка благополучно пропустила мимо ушей, беды Скольмова семейства больше ее (адептки) не касались.
  
   Разрешение на постройку жилого дома в вольном городе Велегарде.
   Тип: используемый непередаваемый одноразовый предмет.
   Для активации предмета обратитесь в ратушу. Строительство начнется после покупки земельного участка, на котором вы планируете разместить дом, и согласования плана постройки в гильдии строителей.
   Класс: редкое.
   Внимание! Предмет не может быть продан или передан, как между игроками, так и при помощи торговцев-НПЦ. Нельзя выставить на аукцион.
  
   На постройку! Которая стоила... От десяти тысяч золотых - за самый скромненький домик! А еще нужно было выкупить участок, заплатив в казну города немалую сумму... Да, покупка готового здания требовала от полумиллиона золотых, это очень и очень недешевое удовольствие, служащее для повышения статуса в городе; кроме того, отдых в своем доме давал баффы на регенерацию здоровья и маны, а еще в подвале можно было разместить оснащение для производственных профессий. На титул дворянина в Восхождении можно было претендовать только при наличии дома в собственности. Это была полезная вещь... для кого угодно, кроме, как раз-таки Хэйт, которая постоянно испытывала денежные трудности!
   "Это издевка... Лучше бы мы продали камушки!" - расстроилась адептка. Затем задумалась: а не пора ли вносить серьезные коррективы в ее изначальный замысел, раз уж ей с такой настойчивостью выдают то красноречие, то вот теперь разрешение на постройку?.. И репутация в "родном" городе растет, как на дрожжах! "Да, надо будет на досуге обмозговать все. Статус в городе - штука не бесполезная", - решила Хэйт, подправив себе настроение. Говорить напарникам, что именно ей выдали, она не стала, чтоб не засмеяли, да и не спрашивал никто.
   Но вообще, осадочек вида "столько стараний, а стоило ли оно того?" в душе остался...
  
   - Поскольку с квестом мы закончили, есть у меня предложение, - сказал Рэй, когда ушли они от торговца. - Хромает у нас слаженность на обе ноги, и это нужно исправлять. До того, как двинемся в орочьи земли!
   - И в чем суть? - хмуро спросила Маська. Она явно поняла, в чей огород летел этот камень...
   - Три недели из четырех в месяце (четвертая неделя - турнирная), действуют арены для групповых боев. Собственно, участвуют группы от пяти до десяти человек. При регистрации заявки система подбирает противника по разнице между младшим и старшим членом группы с небольшим разбросом. Я считаю, что нам нужно поучаствовать. Желательно, не один раз, а стабильно, раз в сутки. Чаще, к сожалению, нельзя. Мнения?..
   Все принялись старательно изображать мыслительный процесс... Хэйт же прилагала все усилия, чтобы вспомнить, что она об этих аренах читала (а она читала, но вскользь, безотносительно к себе). Как на зло, кроме пустяковости призов за победу, не припоминалось ничего: какой-то значок в количестве одна штука и пять золотых. Проигравшая команда не получала ничего. А еще расходы на эликсиры, еду, ремонт вещей после боя...
   - Мы же мелочь, строго говоря, найдутся соперники под наши уровни-то? - усомнилась Хэйт.
   Ответил ей не кинжальщик, а Кен.
   - Множество людей - и нелюдей тоже - играет в Восхождение именно ради ПВП*-составляющей. Арены, турниры на личное и групповое первенство, осады... Монстры и квесты - только малоприятный путь к усилению чара, ради, опять же, битв и разного рода схваток. Бои - цель, прокачивание персонажа - средство. Поэтому, я уверен, найдутся на любой уровень желающие побиться.
   Рэй покивал.
   - Все верно. И не стоит забывать о кланах. В сильнейших из них постоянные группы сыгрываются именно на аренах. Поэтому дилеммы найдем или нет мы соперников, нет и в помине. Вопрос в другом: хотим ли мы принять участие?
   Маська мялась, Хэйт разрывалось между "любопытно" и "жалко денег", Монк один раз пожал плечами и больше своего отношения не выказывал никак. Эльф и орчанка явно были в курсе затеи приятеля и, судя по всему, всячески эту затею одобряли.
   - Я за! - решилась Хэйт, склоняя тем самым чашу весов в сторону общего согласия.
   Гномка последовала примеру подруги, Монк... пожал плечами еще раз, но с большей долей оптимизма...
   - Значит, завтра пробный заход, - постановил кинжальщик, удовлетворенно кивнув. - Сегодня малая с травмой, поэтому идем в Некрополь, выносить всех немертвых, заодно качая петов**. Общая информация по боям на аренах есть на форуме, почитайте.
   - Да, босс! - шутливо фыркнула Хэйт, призывая детеныша гидры.
  
   ---------------------------------------------------
   *ПвП (от англ. player vs player - 'игрок против игрока') - бой между персонажами игроков (может проходить в форме дуэли (1 на 1) или массового ПвП с неограниченным количеством участников). Главное отличие ПВП от ПК состоит в том, что в сражении участвуют 'обе стороны', взаимно атакуя друг друга.
   **От англ. Pet (в одном из значений) - питомец; домашнее животное.
   ---------------------------------------------------
   Раз уж саламандра убивца качалась по магической ветке, не имея при этом умений, имело смысл дотянуть ее и Геро хотя бы уровня до пятого на опыте, получаемом от хозяев.
   Вечер выдался долгий... и однообразный. Зато полезный: "уникальную" живность докачали аж до шестых уровней (и Хэтти тоже слегка "подросла"). Адептка взяла семнадцатый уровень. Нежить подземных залов едва ли не шугалась, забиваясь в дальние углы при виде команды, с равнодушнейшим видом раз за разом сносящей все, что в зале шевелилось, а что не шевелилось (по классике жанра) - шевелили и сносили. Снова, снова... и снова.
   Комната Годфри пустовала - либо еще не "воскрес", либо его упокоила другая группа.
   После издевательства над неживыми обитателями Некрополя Хэйт отправилась релаксировать: живописать прекрасные фонтаны города Миттолис.
   Картина, написанная в Миттолисе, "улетела" за триста тридцать золотых - очаровательной девушке с зеленоватыми волосами и глазами цвета малахита. Город был признан Хэйт весьма перспективным... И, бесспорно, одним из самых красивых из тех, что видела адептка в Восхождении.
  
   Дома же, после душа и ужина, Вероника уселась с чашкой крепкого кофе за компьютер: изучать форум, как и велел "босс" Рэй. Итак: принять участие в групповых боях могли игроки старше десятого уровня. И это понятно, раньше "ясли", игроки с начальным классом "погоды" на поле брани не сделают, разве что "мясом" поработают. Про разброс и "среднее число" убивец все верно сказал. Типы арен... Это уже было интереснее: "колизей", "лабиринт мастерового", "доминирование". Арены первого типа содержали минимальное количество объектов (архитектурных или естественных), то есть, в большинстве своем были плоскими, как блин, ровная площадка и ничего лишнего (но и спрятаться не за что); счет велся по количеству убийств, отводимое на сражение время - двадцать минут. Если по итогу отпущенного времени счет равный, обе команды считаются проигравшими и ничего не получают (на эту тему на форуме стояла несусветная вонь).
   Арены-лабиринты были, скорее, тактическими площадками: тут объектов было много, включая лестницы, многоуровневые постройки и требовали, кроме убийств соперников, таких действий, как установка баллист, мостов, флагштоков, заграждений и прочая (Вероника подумала еще, что вот тут-то гнома оторвется по полной программе!); установленное время этой арены - сорок минут. Итог подводится по числу убийств и смонтированных устройств (но тут девушка не вполне поняла, как именно учитываются все эти штуковины).
   Доминирование подразумевало захват и удержание неких "высот", и напомнило Веронике дворовую игру "царь горы". Тут счет велся по очкам, получаемым за каждую секунду удержания высоты; команда, набравшая двести пятьдесят очков, побеждала. Этот тип арен одни игроки истово любили, другие - столь же истово ненавидели.
   После того, как лидер группы подал заявку (с помощью специального покупаемого артефакта), и система находила команду противников, подходящую по уровням, участники обеих групп получали запрос (согласие на перемещение). В случае подтверждения включался пятиминутный отсчет, по истечению этого срока команды перемещались на арену, причем все положительные эффекты со всех участников снимались. На арене же у команд было две минуты на подготовку, баффы, разработку стратегии; нападение в течение этого срока невозможно. Время на подготовку не шло в общий зачет времени, отведенного на бой.
   Арены располагались в неком особом пространстве, созданном архимагами Тионэи, перемещение в них и из них происходило автоматически: вход при подтверждении обеими командами согласия на перемещение в "зону сражения"; выход - по завершению боя. Возвращались игроки в те же точки, в которых находились на момент перехода на арену. Не все из прочитанного было кристально ясно Веронике, но она полагала, что первый же опыт прояснит туманные места в описании.
   Ни на одной из арен при гибели не терялись опыт, золото и вещи; никто, кроме заявленных участников команд, не мог попасть на арену. После смерти в бою включался таймер, отсчитывающий пятнадцать секунд - спустя это время персонаж воскресал в особой точке (по сути, аналог круга воскрешения) арены и мог снова включаться в сражение. Таких точек, разумеется, было две: по числу команд. Персонажи, обладающие умениями, позволяющими воскресить союзника, могли применить его на погибшего в течение тех же пятнадцати секунд.
   Каждый участник победивший команды получал "знак доблести", такие знаки можно было обменять у особого НПЦ. Список предметов, доступных для обмена, увы, не прилагался.
   - Фу-у-ух! - устало выдохнула Вероника после прочтения. - Это надо пробовать, по тексту всего не понять... Нужно на шкурке своей прочувствовать.
   Девушка потерла пальцами виски (голова слегка побаливала), затем поднялась и пошла за второй порцией кофе: ее планы по развитию персонажа нужно было пересматривать, и чем скорее - тем лучше.
   - "Так!" - сказал бедняк, - озвучила она начало поговорки про бедняка, имеющей массу концовок. - "Денег нет, а выпить надо!" Сначала статы...
   С ними в последнее время было особенно грустно... "Боевым путем" с тех пор, как она начала играть в группе, увеличивалась только мудрость (изредка - живучесть). В интеллект она вкладывала вот уже несколько уровней все очки до единого, и уже начинал ощущаться перекос по здоровью, не хватало его порой катастрофически. Предполагалось, что с помощью физических нагрузок она сможет повысить выносливость, а за терпение в схватках будет расти живучесть. Раньше так оно и было, но с увеличением группы редкий моб до нее добегал, а времени на нагрузки просто не осталось... С другой стороны, групповая игра приносила свою прибыль в виде выполнения сложных заданий, а чего стоила невосприимчивость к ментальным атакам от Талисмана Забвения? Подводя черту, выходило, что по приросту стат на каждый получаемый уровень она здорово проигрывала, зато по вещам, несомненно, была в огромном плюсе. Предметы ранга "легендарный" и выше найти на аукционе за золото было фактически невозможно, а если и встречались такие, то стоили они... Легче удавиться, чем купить, право слово. Минорной нотою было и то, что Вероника знала, как с этим бороться: проводить в игре времени больше, чтобы успевать и "за себя" поиграть. Это был выход, но - выход, ставящий крест на реале. Лед, по которому сложно пройти, не поскользнувшись...
   Вероника отпила немного кофе, вздохнула. Решила, что пока отложит проблему со статами в "долгий ящик", покуда не появится решения лучше. Хотя... Можно сказать, что практику по живописи она уже перенесла в виртуальный мир, и хорошо это или плохо - только время покажет.
   Вопрос номер два: профессии. Она забуксовала и здесь... По плану, должна она вкачать до мастера кулинарию и алхимию, потому как именно они предоставляли расходные материалы (эликсиры и еду с бонусами). Это были предметы, которые требовались в каждом бою. Та же еда мастерского уровня давала бонус, как хороший бафф, а такими прибавками пренебрегать нельзя ни в коем разе! Про эликсиры и говорить нечего, это с землеройками без них можно было бороться, а чем "старше" противники (мобы ли, игроки ли - не суть), тем сложнее и длительнее сражения, тем нужнее эликсиры... Опять же, алхимия уровня умельца и выше позволит изготавливать и свитки различных усилений (суммирующихся с баффами и бонусами от еды, что немаловажно). Чем сильнее персонаж, тем шире его возможности - это и младенцу ясно. Увы, больше двух производственных навыков до мастерского уровня в Восхождении прокачать нельзя. Остальные - только до умельца; на добывающие профессии это не распространяется, любое количество их можно раскачать по максимуму. Улучшение навыков тоже упиралось в вопрос времени: не разорваться было девушке, чтобы успевать все и сразу... Поэтому, судя по всему, придется пока что ограничиться ремонтным делом (ибо бесплатно до ранга подмастерье), алхимию и кулинарию качать только по мере возможности (и необходимости!), а остальное - на более поздний срок, когда хотя бы с самым основным "расплюется".
   Для чего все вообще затевалось? Для вывода денег из вирта в реал при помощи аукциона. Чтобы этого добиться, нужно иметь возможность убивать элитных монстров, мини-боссов, а в идеале - и боссов. Чем сложнее существо в убиении, тем лучше (читаем: дороже!) дроп, выпадающий после его смерти. Для успешного фарма таких тварюг нужны: повышенная выживаемость (нужно быть не только "толще" по здоровью, но и защиту, физическую и магическую, иметь на должном уровне; далее, не обойтись без высокого интеллекта - иначе просто не "пробить" противника, вариант же "ковырять неделю, пока с голодухи не сдохнет", не рассматривался; маны должно хватать на все, включая лечение своей драгоценной тушки; о лечении - оно обязано быть, и на уровне "мастер", раз уж обилием исцеляющих скиллов ее класс похвастаться не может, на эликсирах под гадами с дичайшим уроном не протянуть (разве что - ноги, но это несколько из другой песни); нужна возможность снятия всяческой дряни, коя в системных сообщениях именуется "негативные эффекты". Не обойтись без дистанционного урона, потому как он дает маневренность. Что еще? Баффы, чем больше, тем лучше, свитки, банки, пища, одежда по уровню (не обычного ранга, само собой), умение бегать, а не стоять на месте, наличие "рук" и мозга. Без последнего лучше изначально и не браться...
   Допив остатки кофе, Вероника грустно вздохнула и начала размышлять о своем "месте в мире" и том, реально ли ей заполучить дворянский титул, а вкупе с ним - шанс сделать карьеру политическую? Последнее даже полезнее титула, ведь это влияние, скидки у торговцев-НПЦ, средства (в широком смысле этого слова) и, наверняка, куча скрытых возможностей... К слову о титулах: каждый из них давал какие-либо бонусы, иметь персонаж мог любое число титулов, но активно могло быть только пять из них. Титул "Дворянин" по праву считался одним из лучших известных титулов: он повышал здоровье на пятьсот единиц, скорость движения на десять процентов, скорость атаки и чтения заклинаний на пять процентов. Стремиться было к чему...
   - Да, решено: берем! - с легкой иронией высказалась Вероника.
   Дело было за малым: накопить... нет, не десять тысяч золотых, самый мизер не удовлетворит все потребности, значит, тысяч пятьдесят, если не сто, придется за сие удовольствие отвалить. Далее: репутацию с городом разогнать надобно до ранга "доверие", а это... Она вспомнила цифры, присвистнула и поняла, что этих двух пунктов ей хватит очень и очень надолго! Оставшиеся требования на этом фоне смотрелись едва ли не пустяками: совершить подвиг на территории государства (в случае Велегарда - города), произвести впечатление на главу государства (городской совет) и успешно завершить выданный (всегда - уникальный, для каждого соискателя) квест мастерского уровня.
   - Каков итог? - с улыбкой спросила она себя. И тут же, хмыкнув, ответила. - Нужно больше золота! А аппетит-то у меня растет...
   Тут взгляд девушки упал на малозаметные циферки в правом нижнем углу монитора, вызвав удивленное восклицание: шел четвертый час ночи.
   - Нашему маньячеству пора баиньки, - проговорила она и пошла реализовывать эту светлую мысль. Правда, даже в постели бормотание не прекратилось: из-под одеяла, которым Вероника накрылась с головой (лето выдалось типично питерское, дождливое и холодное) доносилось еле слышное:
   - Спи, моя гадость, усни... Тьфу, от Барби набралась!.. Сон!
  
   ...В Велегарде снова был прекрасный денек, храм Балеона неподалеку высился по-прежнему немного надменно, а Хэйт... мечтала о том, чтобы к суткам (реального мира) какое-нибудь доброе и всесильное божество прикрутило лишние десять-двенадцать часов. Причем мечта эта посещала ее уже не в первый раз...
   На этот раз она зашла в игру даже раньше обычного, чтобы успеть и свой нетривиальный квест "отсидеть", и собрать травок, и наварить из них зелий, и непременно забежать в ремонтную мастерскую, отремонтировать свои вещи, а если останется время - то и навык подкачать... А когда объявится Рэй, провести с ним нелегкий, но нужный разговор о том, что времяпровождение ее с группой хорошо бы чуточку урезать. Хотя бы на часик. Еще прибавить час от времени реала - и посмотреть, что будет получаться относительно развития персонажа с такими изменениями. Как ни странно, четкое понимание, что ей необходимо достичь баланса между групповой и сольной игрою, причем необходимее виртуального воздуха, пришло не во время ночных измышлений, а именно в недолгий срок, что она любовалась видом... "Спасибо, что ли, сказать жрице за это задание?" - подумала она, с тоскою глядя на досчитывающий последние секунды умиротворенности таймер. Хотя благодарить жрицу до обозначения дальнейших этапов слегка опрометчиво: квеста без подвоха от дроу просто не могло существовать в природе!
   Прогулкою и отдыхом показались девушке и сбор трав с последующей переработкой их в эликсиры. А вот в ремонтной мастерской вкалывала она уже, что ломовая лошадь в упряжи. Показатель дорос до циферки 6.4, что не могло не радовать! Прогресс же в алхимии, несмотря на множество заполненных мензурок, размельченных корешков, стебельков и листиков (и прочая, и прочая...) был едва заметен: за все время, прошедшее со взятия навыка, подняла она его только до 3.1 в ранге новичок.
   Объявился Рэй, выслушал доводы адептки, согласился со всем прямо-таки тотально, уточнил, что в постоянном режиме не планировал держать всю компанию "при деле", и в дальнейшем игры "для себя" у каждого будет на порядок больше. Пожаловался заодно на саламандру, которая ("из вредности же, к гадалке не ходи!") на пятом уровне получила умение... "Неугасимая магия" первого уровня, увеличивающая максимальный показатель маны. Пассивное. Хэйт, посочувствовав, сообщила, что ее пет также получил пассивку, но весьма многообещающую: "Кислотная кровь", благодаря которой враг, атакующий животинку, сам получал урон (правда на первом уровне всего-навсего пять единиц за каждый полученный удар).
   Разговор с кинжальщиком (который сразу по завершению побежал проверять, возродились ли мини-боссы, Годфри и Хуп-Хоп-Гхым) приободрил Хэйт, подтвердив, что движется она в правильном направлении. Даже некое давление, ощущаемое девушкой в последние дни, ослабло.
   Вскоре прилетело на крыльях феи письмо от убивца, содержащее призыв: "Сбор у Некрополя, Годфри переродился, хорошо бы его зафармить перед ареной". Что, собственно, группа и сделала, когда собралась в полном составе. Рэй как в воду глядел: из лича выпало всего два предмета, зато каких! Эпического ранга посох, дропающийся едва ли не раз в год по пятницам, со статами, идеальными для Хэйт, и колечко для нее же. Это был просто праздник какой-то, у адептки даже слов для выражения восторга не находилось!
   Колечко было попроще, но сетовое. Немного упорства и везения, и еще три предмета до комплекта вполне можно было бы собрать.
  
   Кольцо мудрости Годфри.
   Тип: украшение, кольцо, входит в комплект.
   Класс: легендарное.
   Защита: 20. Прочность: 200/200.
   Защита от магии: 40.
   Интеллект: +4.
   Мудрость: +8.
   Устойчивость к магии воздуха: +5%.
   Необходимый уровень: 15.
   Бонус за комплект: скрыто.
  
   А вот посох! Это была сказка, в него Хэйт почти что влюбилась: почти - потому что любить неодушевленные игровые предметы ей видилось верным свидетельством того, что пора добровольно сдаваться в психиатрическую лечебницу. Взяв его в руки, адептка чуть не сплясала от счастья, для ее уровня оружие лучше найти, конечно, можно было, но... Хэйт глянула на свою старую "палочку-выручалочку" из древесины падука, затем на новую и убедилась в верности поговорки: от добра добра не ищут. На ближайшие уровней десять, если не больше, она получила отличнейшее оружие, о котором даже не мечтала, и будет она его холить, лелеять и ремонтировать всегда в срок!
  
   Ярость Тьмы.
   Тип: посох, одноручное.
   Класс: эпическое.
   Урон: 35-60. Прочность: 580/580.
   Интеллект: +36.
   При нанесении магического критического удара: +30% к урону.
   К скорости чтения заклинаний: +18%.
   При каждом ударе/заклинании, достигшем цели, восстанавливается 5 мп.
   Необходимый уровень: 15.
  
   - У-и-и-и! - издала восторженный писк в духе Маськи адептка. - Спасибо, ребят! Я, по-моему, в раю...
   Квартеронку по-дружески поздравили, сказав, что вид у оружия "зашибенный" (добуквенно цитируя гному). Выглядел посох и впрямь впечатляюще: словно рука скелета от локтя до фаланг, сжимающих мутный темно-зеленый кристалл. Весь посох еле заметно светился каким-то зловещим зеленоватым отсветом (ближе всего из оттенков, пожалуй, был миртовый).
   - Красота! - мурлыкнула Хэйт, погладив оружие. Может быть, особу более чувствительную бросало бы в дрожь от "наружности" посоха, но адептка к таковым не относилась.
   - К арене все готовы? - спросил Рэй, когда эмоции от второго выбитого группой "эпика" поутихли.
   Кто-то покивал в ответ, кто-то пожал плечами, а Барби подытожила:
   - Не тяни резину, поехали! - и в подтверждение готовности издала громкий боевой клич.
   Убивец хмыкнул, что-то сотворил; вылетело системное сообщение об успешно поданной заявке с припиской вида: "Ожидайте"... Ожидать, ничего не делая, было скучно, потому посмертие местных обитателей потревожили в очередной раз...
   - Есть! - разом вскрикнули Мася и Рэй (гнома - задорно, убийца - предвкушающе), едва загорелась новая табличка с запросом на подтверждение входа в "зону сражения". На то, чтобы принять это решение, система милостиво давала игрокам целую минуту на раздумья, но "тянуть резину" не стали и здесь, дружно соглашаясь на перемещение.
   Только Хэйт на пару мгновений замешкалась. Появились у нее некие смутные опасения...
  
   Ослепляющая вспышка, ощущение, словно она с бешеной скоростью летит куда-то вверх, которое пропало столь же резко, сколь и возникло, а затем...
   Хэйт обнаружила себя и своих спутников на маленькой полянке (метра два в диаметре), окаймленной пурпурными цветами. Система разразилась рядом оповещений, в кои входили: приветствие, уведомления о том, что вне пределов круга начинается "зона сражения", воскрешение в случае гибели на арене будет происходить именно в этой точке, о том, что их группа на этот бой получает наименование "Команда 1", а их соперники, соответственно, "Команда 2". Еще им пожелали удачи, что было, несомненно, весьма мило, но малоинформативно. О том, какой из трех типов арен им выпал, впрочем, несложно было догадаться: ромбовидное пространство с ровненькой (ни бугорка, ни укрытия, ни даже деревца для маскировки лучника) нежно-зеленой травкой, будто только из-под газонокосилки, по четырем краям-граням гремели (но не раздражающе-громко) водопады, вода из которых образовывала почти естественную границу арены, бойко журчала и взвинчивалась радужными брызгами, ударяясь о "берега". В общем, никаких разночтений быть не могло: они попали на арену типа "колизей".
   На противоположном от них остром углу ромба серым пятном выделялся непрозрачный купол, под которым (что было ясно и без пояснений) скрывались до истечения двухминутного периода их противники.
   Хэйт активировала ауры мужества и стойкости, съела порцию мяса моллюска (напарникам она еще перед убиением лича раздала по четыре порции каждому, тем самым подчистив запасы), затем на проверку своей теории подошла к цветочной каемке.
  
   Внимание! Невозможно покинуть зону спокойствия до истечения времени предварительной подготовки!
   Оставшееся время: 1 минута 15 секунд.
  
   "Ага, точно в соответствии с таймером", - кивнула сама себе адептка. Таймер "тикал" в одном из не "уплывших" оповещений.
   - Поскольку мы здесь в первый раз, пробуем все, что можем и как можем, - предложил Рэй. - И уже потом будем делать выводы.
   - Ты прям щедр, - усмехнулась Хэйт. - Постарайтесь от меня особо далеко не убегать, ауры не растягиваются дальше двадцати пяти метров.
   Убивец кивнул.
   - Верное замечание. И просьба к малой: постарайся по возможности приглядывать за лекарями на случай невидимок.
   Гнома с серьезным видом "сделала ручкой" в знак согласия.
   Адептка поняла вдруг, что у нее мандраж. Подобного прежде не случалось, ни перед сражением с Влассой, ни в предыдущих опытах схваток с другими игроками.
   - Хэйт, личная просьба: не используй Сад камней, что бы не происходило, - получила квартеронка шепот от Рэя, обескураживший ее. - Он для арены, по сути, одноразовый, а светить его... я бы не стал.
   Пока адептка хлопала ресницами, осмысливая услышанное, раздался звук гонга.
  
   Настало время битвы! Сразите врагов, докажите свою доблесть!
  
   Это напутствие от системы появилось одновременно с новым, двадцатиминутным, таймером.
   Орчанка с рыком ринулась вперед, немилосердно топча травку, за нею, немного поотстав, вприпрыжку неслась Мася. Неповоротливый голем переваливался следом... Навстречу им, что странно, никто не бежал и даже не шел...
   "Вж-жик!" - прозвучал звук первой смерти адептки. Она от цветочной каемки круга успела сделать один шаг...
   - Лог боя, полученный урон! - гневно произнесла Хэйт, очнувшись на полянке.
   Две строки было в логе: "Вы получили 740 единиц урона. Вы получили 560 единиц урона". Это же было больше, чем все ее хп, с прибавками от одежды!
   Хэйт заново активировала ауры, окинула быстрым взглядом поле боя: Монк и Кен были живы, лучник с сосредоточенным видом стрелял в далекую цель в бесформенной хламиде, монах лечил Барби - в ту летели заклинания (огненные по большей части, судя по анимации), стрелы, какие-то темные шарики... Гнома развернулась и мчалась обратно, видимо, искать и убивать обидчиков адептки. Рэя не было видно вообще.
   Враги стояли полукругом, Хэйт на глазок определила двух лучников, остальные же... выглядели, как разнополые представители классов, носящих тканые доспехи... Маги?..
   Мгновение посомневавшись, она шагнула за границу безопасной зоны...
   "Ш-ш-ши!" - дважды пропела сталь. Так прозвучала для Хэйт вторая смерть...
   Теперь она увидела тех, кто ее убил: пара невидимок, таких же, как Рэй... Пятнадцать секунд, отсчитываемые равнодушной системой, истекали, когда эти двое рванули к монаху... И налетели на низкорослую, но зело злую гному!
   На сей раз Хэйт не осматривалась, а сразу, только включились ауры, выбежала из круга... И умерла в третий раз, беззвучно и бесславно.
   Лог боя вызывать не было смысла: три стрелы, еще торчащие из ее тела, говорили сами за себя.
   В кругу воскрешения было тесновато: кроме Хэйт, там оказались Барби и Монк, до которого добрался один из убийц. Голем, рассыпавшийся еще раньше, увы, воскреснуть не мог.
   "Где же Рэй?!" - и, словно в такт мыслям квартеронки, промчался, высекая искры, сквозь группу вражеских магов, убивец. Упало одно тело в бирюзовой мантии, предположительно - монах, но следом за ним рухнул и Рэй, просто-напросто испепеленный потоками пламени от магов.
   Кен успел отступить, и теперь нашпиговывал стрелами одного из вражьих убийц, наседавших на Маську. Травка вдруг потемнела, окрасилась в бурый с огневыми вкраплениями, полыхнула стеной огня...
   - Минус Кен и минус малая, - невесело проговорил кинжальщик, возродившийся за спиною Хэйт. - А не-е-ет...
   Мася, подтверждая, что гномы - живучие и упертые, сражалась в огненном кошмаре! Замах секиры, удар, еще один, щит описал полукруг...
   - Эх, - вздохнула Барби.
   Стена полыхнула еще ярче, ближе к другому углу ромба бессильно уронила руки женская фигурка в темном одеянии, наземь упал вражеский убийца, и сразу следом - гномка.
   - Не бежим, сбор, - хрипло сказал Рэй.
   Вскоре к уже стоящим в круге присоединилась Маська, шипящая похлеще любой кошки. Хэйт навесила ауры, группа выдвинулась на второй заход...
  
   Внимание! После начала сражения находиться в безопасной зоне больше двух минут запрещено! Если по истечении этого времени вы не покинете зону, то будете перемещены за ее пределы принудительно!
  
   Хэйт высказала вполголоса все, что думает о составителях столь "своевременных" и "ободряющих" сообщений, шагнула за кайму...
   "Ащ-щ!" - усмехнулась ей четвертая смерть.
   "Почему именно я?!" - мысленно вознегодовала девушка.
   За эту ее гибель отомстили: Мася вбила свой щит в спину убийце, Кен присовокупил огненную стрелу, отправившую вражину на перерождение.
   Когда Хэйт в очередной раз переступала за цветочную "оборочку", гнома уже встречала ее выставленным в защитном жесте щитом. Адептка даже успела закастовать камнепад, прежде чем умерла в пятый раз. Вообще не поняв, от чего...
   На травянистом поле-ромбе творилось нечто невообразимое: всполохи, дуги пламени, ливень из стрел, рык орчанки, удары, удары, удары, крики (неопределимо, чьи), снова удары... Хэйт устала умирать, но противники почему-то забыли спросить ее мнения, раз за разом отправляя адептку на округлую полянку с пурпурными цветиками по краешку.
   Каждый бился так, словно от этого зависело их будущее, но любой павший со стороны врага на языке цифр, столь любимых Кеном, приравнивался к двум-трем убитым со стороны их команды. И это была до жути досадная арифметика, а поражение, как ни горько было это сознавать, выглядело неминуемым.
   - От винта! - отчаянно прокричала гнома, бросившаяся к группе "дальников" врага, пока они отвлекались на Барби с Кеном.
   Хэйт замерла от удивления: такого приемчика гнома на ее памяти не демонстрировала. Мелкая буквально ввинтилась в группу противников маленькой, но нереально быстрой юлой, если не сказать - вихрем! Из восьми стоящих врагов, удачно сгрудившихся довольно плотно (видимо, расслабились к концу боя), в живых остался только лучник, стоявший чуть дальше других.
   - Экстра-класс! - не сдержала восклицания Хэйт, безотлагательно приложив выжившего ядовитой пыльцой и тленом. - Маська, ты царица этого бала!
  
   Битва окончена! Победитель: Команда 2. Счет сражения 22:46.
   Участники обеих команд будут немедленно перемещены с арены!
  
  
   Вспышка, полет (на этот раз вниз) и... стены почти уже ставшего родным Некрополя. А еще - возмущение в голосе гномки:
   - Их было десять! А нас - шесть! Это несправедливо!
   Рэй, скрестивший руки на груди, согласился:
   - Верно.
   - У них уже было преимущество, а они еще и резали ушастую, самую хлипкую из нас!
   - Именно так.
   - Ты знал, что так будет!
   - Конечно.
   - И, зная, что нас убьют, все равно позвал нас туда? Ты... негодяй из негодяев!
   - Ага, - в четвертый раз подтвердил Рэй. - Ты права, малая, я был почти уверен, что так и будет. Хотя ты в конце тот еще финт выкинула, Хэйт я предупредил, а про тебя не подумал... Жалеть уже поздно, поэтому признаю: это было красиво. Одна малая, порешившая семерых - это почти песня. И да, я негодяй. Как умение хоть называется? Не верю я, что так, как ты кричала...
   Маська потупилась, нездоровый запал сошел на нет.
   - Рассечение. Оно, ну... ты знаешь, откуда. Как действует - видел. Прикольно я его назвала, да? Я только вчера купила свиток опознания, копила долго, аж жуть... А тебе что досталось?
   Хэйт вздохнула: в этом была вся Мася, только что она негодовала, а уже улыбается, хвастаясь новым умением, явно из древнего пергамента, их распределили тогда по-честному: в одни руки по штуке.
   - Дурная кровь у меня, - хмыкнул Рэй. - Без шуток, кстати, так и называется. Пассивка, шанс увернуться от дальней атаки тридцать процентов и порезка агрессии от монстров в два раза от обычного. Не настолько круто, как у тебя, но тоже хлеб.
   Хэйт изучала стеночку, искренне надеясь, что напарники не спросят, а что же "выудила" из пергамента она... А еще ее, на самом деле, переполняли эмоции. И, если гнома в милой непосредственности своей выпалила все, что хотела, и успокоилась, то адептке было сложнее: эмоции были настолько противоречивые, что сформулировать их словами казалось неисполнимым...
   Наконец, чувства облеклись в словесную форму.
   - Хочу еще! - сказала она.
  
   После двух, казалось бы, простейших, слов, повисла пауза, достойная лучших мировых театральных сцен - столько выразительности в лицах участников проявилось в эти мгновения. Даже нежить, безучастно бродящая по ближайшему залу, замерла, словно прислушиваясь к чему-то неведомому...
   А потом тишина взорвалась голосами и выкриками, угрозами и просьбами, ропотом и ревом! Что показательно, почти все эти звуки рождались двумя спорщицами: орчанкой и гномой...
   - Цыц все! - чувствуя, что голова сейчас взорвется, перекричала напарников Хэйт. - Дискуссию следует перенести в спокойное место, раз всем есть, что сказать. Но, черт побери, Барби, Мася, вы обе замечательные, только хватит уже перекрикивать друг дружку! Или продолжайте, но без меня.
   Вся честная компания не только замолкла, но и изумленно уставилась на адептку. Рэй же, усмехнувшись, негромко похлопал в ладоши.
   - Хэйт, я все ждал, когда ты проявишь характер, - высказал убивец. - Я поддерживаю твое предложение: у меня тоже есть, что сказать. Каждому из вас.
   Через некоторое время все шестеро сидели за длинным столом в первой попавшейся по дороге от ворот Велегарда харчевне. Хэйт хотела бы отвести ребят в Обжорку, но Сорхо где-то запропастился, а в его отсутствие попасть в трактир она могла только в одиночку. Впрочем, еда в этих посиделках имела значение, едва отличимое от нуля.
   - Давайте, я начну, - предложил Рэй, и недавние спорщики покивали, соглашаясь (впрочем, особого единодушия среди них не наблюдалось). - Барби, подруга, о чем мы недавно говорили? Орк-ноги-голова. Противники к нам не идут? Это не значит, что надо автоматически бежать к ним, отрываясь от своих. В идеале бой на такой арене, как попалась нам, должен проходить по центру для ближников, и на адекватном расстоянии от центра для дальников. А что получилось у нас? С твоей помощью противники навязали нам "растянутый" бой, у Кена, Монка и Хэйт из-за этого не было свободы маневра. Да, их было десять, но это было десять легкопробиваемых, "тонких" целей.
   - Но... - в один голос, только с разной интонацией, встряли орчанка и гнома.
   Рэй выставил ладонь в останавливающем жесте.
   - Пожалуйста, возражения и дополнения после. Да, я сам сказал вам действовать так, как считаете нужным. И теперь я надеюсь, что мы все извлечем уроки из допущенных ошибок. На будущее: после начала боя на такой арене выходим на два-три шага из круга, ждем ответного движения от соперников. Если они идут или бегут навстречу - выдвигаемся и мы. Если нет, стоим, защищая Хэйт и Монка, как наиболее уязвимых. Когда игра в гляделки надоест, противники сами начнут шевелиться. Дальше, Барби, у твоего "встаньте, клячи..." громадный радиус, больше аур Хэйт, верно же?
   Барби, поморщившись, кивнула.
   - Тридцать метров.
   - Отлично! Особенно отлично в свете того, что на игроков оно тоже проходит! Не так, как на монстров, а даже лучше: все вражеские персонажи автоматически меняют цель, вынужденно атакуя стража. Чтобы сменить цель, им нужно прервать текущее действие. На любой из арен враги - все, кроме тех, кто в твоей команде. Но даже это не главное свойство умения "круговой агрессии": оно, как и все аое-умения, выбивает из невидимости, причем снова - только врагов! Если Хэйт запустит камнепад и попадет по мне - вылечу из скрытности и я тоже, проверено. У твоего же умения нет этого недостатка. А урон убийцы, наносимый им без невидимости, уверяю тебя, режется ого-го как! То есть, минимум раз пять-шесть ты могла одним этим умением спасти жизнь Хэйт. Или Монку. Поразмысли над этим.
   Орчанка обиженно засопела.
   - Тут еще немного психологический момент, представь: крадешься ты под покровом теней, чтобы быстро и бесшумно срезать врага, а то и не одного, и вдруг, внезапно, с тебя слетает скрытность, у тебя в окне атаки табличка с хп стража, и добрая, милая ты ему улыбаешься во все твои (сколько там у орков зубов, я забыл?)... Не важно, хватит самого факта твоей нежной улыбки. Убийца в легком ступоре, а его уже радостно превращает в отбивную малая и нашпиговывает стрелами Кен - так я представляю этот аспект боя. Кстати, когда у тебя появятся защитные умения для группы, я лично попрошу Кена носить тебя на руках... В реале, тут он может пополам разломиться, если поднимет твою фигурку неземной красоты.
   Хэйт непроизвольно засмеялась, да и не одна она.
   - Дальше. Мася! Малая, ты, конечно, убийственно, люто, неистово ворвалась в конце, но... слила Хэйт в самом начале. А ведь я просил тебя приглядывать за хилерами. Ты же ускакала за Барби, да так, что суть вещей твоя не дотягивалась ни до Монка, ни до Хэйт.
   Пришла пора гномке обиженно сопеть и дышать, раздувая детские щечки.
   - Я тут на днях изучал форумы... И наткнулся на любопытную тему, с обсуждением инженерии в полевых условиях. Делился там своими успехами один гном-задрот... Ох, прошу прощения, игрок, посвятивший игре массу времени!
   Тут Рэю пришлось прерваться из-за взрыва хохота.
   - Так вот, этот успешный гном-игроман прокачал до мастера инженерию. И выяснил опытным путем, что кое-какие укрепления можно возводить буквально на ровном месте, и не только во время осад, были бы материалы. Скажем, пару защитных стен из бревен он соорудил на видео буквально за три с половиной минуты, я засекал. Каменная стеночка в рост самого гнома построилась за шесть минут. Дальше уже цифры по нарастающей, для нас с ограничением в двадцать минут неактуальные. Скажи, ты могла бы попробовать в следующий раз, если мы попадем на такую же арену, построить что-нибудь подобное?
   Мася неуверенно кивнула, уточнила чуть срывающимся голосом:
   - Я не знала, что на арене это можно...
   - Думаю, у нас будет возможность проверить, - улыбнулся кинжальщик. - И, малая, я знаю, что многие недооценивают твой класс в ПВП, мол, и урон ниже среднего, и выживаемость хуже, чем у любого латника, но, даже без голема, питомца, примочек от инженерии, бестелесности, теперь еще рассечения, которое "от винта!", твоя роль в схватке может оказаться решающей, благодаря пассивке "суть вещей". У Кена есть возможность включить "орлиный глаз" на десять секунд, чтобы "просветить" участок, умение с минутным откатом, а тебе достаточно находиться на нужном расстоянии, чтобы ни одна пронырливая сволочь (за исключением меня) не проползла. Пожалуйста, не пренебрегай этим.
   Маська кивнула еще раз, уже с большей уверенностью.
   - Отлично. Теперь Хэйт...
   Адептка втянула голову в плечи, насколько это позволяло виртуальное "тельце".
   - Наша добрая дарительница фрагов*! Ты вышла последней из круга, тем самым почти приглашая ребят, шедших в скрытности, тебя слить. Я бы на их месте сделал точно тоже самое. Плюс, что после второго слива ты стала поосторожнее. Минус, что ни разу не догадалась выставить вокруг себя аое-замедлялку, трясину. А она ведь тоже выбивает из-под покрова, стоит хотя бы шаг по ней сделать, единственный способ не попасться - замереть и ждать, пока время действия скилла пройдет. И я был особенно поражен, поскольку помню бой с оборотнями, в котором ты своими действиями фактически "вывезла" нас всех.
   - Я... - Хэйт хотела ответить, что растерялась тогда, но... растерялась повторно. И потому захлопнула рот, ничего к этому "я" не добавив.
   - Главная уязвимость классов, использующих невидимость, как бы странно не звучало - невидимость. Стоит нас из нее выбить - все, берите тепленьким, пеленайте, режьте, убивайте... И любое умение с действием "по площади" на это способно. Это нужно помнить, когда противники не мобы, а другие игроки. Еще два недостатка скрытности: звук и следы. Совершенно беззвучно шагает только невидимка с умением ранга мастер, остальных можно, напрягшись, услышать. Со следами и того проще: если поверхность не камень или, положим, брусчатка, то на ней видны отпечатки подошв. Стоит иногда крутить головой и смотреть не только прямо, но и вниз.
   Адептка тяжело вздохнула, признавая правоту убивца.
   - Остались Кен и Монк. Друг, тебе я могу сказать только одно: если будет координация действий, проку от нас с тобой будет на уровень больше. А Монк... Честно, я до сих пор в шоке. То, как ты держал Барби - это что-то запредельное. Отлечить других у тебя шансов не было, и я это признаю. Словом, ты молодец.
   Скромная улыбка монаха стала ответом на похвалу.
   - И время для покаяния, - невесело ухмыльнулся Рэй. - При подаче заявки на арену есть два режима: режим наибольшего соответствия и случайный. В первом случае системой подыскивается группа, равная по числу той, что подала заявку, разброс по уровням от среднего плюс-минус пять. Но и ожидание на поиск значительно дольше. В случайном же режиме в группе может быть любое число участников, от пяти, до десяти, как повезет. И разброс по уровням шире. Я целенаправленно подавал заявку в случайном режиме. Не потому, что быстрее поиск, а потому, что хотел увидеть, что мы можем против соперников, превосходящих нас числом и опытом боев на арене. И увидел я, кроме вышеперечисленного, необходимость координации. Это, как говорится, кровь из носу - а должно быть.
  
   ----------------------------------------------------------
   *От англ. to frag - 'поражать осколками'. Согласно сюжету игры Doom, главный герой - космодесантник, сражающийся с толпой монстров. В сетевом же режиме противниками являются такие же десантники - видимо, поэтому очки, начисляемые за убийство противников, было решено назвать фрагами. В компьютерных играх обозначает очко, начисляемое за убийство противника, а также сам факт уничтожения ('фрагнуть' - убить) или 'жертву' ('это мой фраг' - 'я убил его').
   ----------------------------------------------------------
  
   - И как ты себе это представляешь? - подала голос Барби.
   - На арене для удобства команд голосовой канал разделен. Об этом можно узнать, полистав темы о нюансах арен. То есть, все, что говорим на арене мы, вторая команда не слышит. И наоборот. Из этого следует, что нам нужно выбрать координатора, того, кто будет говорить, какую цель следует дружно заливать уроном, кто в контроле и не представляет угрозы, кому срочно нужно лечение или помощь... На случай, если что-то резко изменилось, или координатор мертв, хорошо бы иметь "подстраховку". В идеале эти двое должны дополнять друг друга, но это не сразу... Я на эту роль не гожусь, потому что из-за своих передвижений не всегда вижу картину целиком.
   Рэй доверительно улыбнулся, обвел взглядом всех, сидящих за столом, подмигнул адептке.
   - Я уверен, что лучше всего с этой задачей справится Хэйт.
   Адептка заерзала на стуле, испуганно воззрившись на убивца.
   - Я?!
   - Ты, - твердо подтвердил Рэй. - А "подстраховкой" хорошо бы заняться Кену.
   Такого оборота Хэйт точно не ждала и не понимала даже, как ей реагировать на такие заявления!
   - А может, хотя бы наоборот? - робко спросила она.
   - Нет, не может, - покачал головой кинжальщик. - Ему нужно еще и умения проговаривать, а тебе - нет. Если мы сумеем тебя обезопасить (относительно, конечно), ты сможешь видеть все поле боя, и уточнять, кому, когда и как лучше... отвинчивать головы, а кого из наших нужно прикрыть. Кто-нибудь возражает?
   Как выяснилось, возражала одна Хэйт... Но почему-то это никого не убедило.
   - Хладнокровие и интуиция ушастой, - задумчиво протянула гномка, словно смакуя слова на вкус. - Это хорошая затея.
   - С аналитическими способностями Кена, - Барби слегка "вышла из образа", хваля эльфа. - Будет бомба!
   - Когда сработаемся, - мягко поправил Кен. - На мгновенный результат рассчитывать не стоит.
   Монк озарил полутемный зал харчевни светлой улыбкой.
   Хэйт озадаченно вздохнула... И, скрепя сердце, согласилась.
   На этом закончилась "здравая" часть беседы, снова перетекшей в хаотичный режим: ребятам нужно было "спустить пар". Озадаченная адептка даже не прислушивалась к дискуссии, она обдумывала рухнувшее на ее голову "назначение", впрочем, обдумывание больше смахивало на панику...
   - Хэйт, - раздался шепот убивца. - Ты справишься. Больше скажу: никто другой не справится лучше. И... по поводу моей просьбы перед боем: куча кланов ищет "таланты", то есть, игроков в свои ряды, и обладатели особых умений нарасхват. Я не думаю, что тебе приятно было бы получить ряд предложений после проигранного (а в этом я слабо сомневался) боя, только по причине того, что у тебя есть такой скилл.
   Она сощурилась.
   - И как бы меня нашли? - тоже шепотом спросила она Рэя. - Не видны же на арене имена...
   - Много ли игроков женского пола твоего уровня, с твоей внешностью, в таких же вещах и с таким же посохом? Ты не переодеваешься, переступая черту города, а клановые аналитики свой хлеб едят не за красивые глаза. В общем, считай меня параноиком, перестраховщиком, даже психом - не важно. Такие умения имеет смысл применять, когда они могут повлиять на исход боя - это мое скромное личное мнение; на арену же в случайном режиме, как правило, подают заявки полностью укомплектованные группы, так как идут они за победой. Я просто хотел, как лучше. А сейчас я опасаюсь, как бы нашей малой не аукнулось ее представление...
   Хэйт очень медленно кивнула. Мотивы Рэя продолжали казаться ей странными, даже надуманными, но... Хотелось верить, что напарник взаправду действовал из лучших побуждений.
   Ей вообще хотелось... Верить этим людям. Оркам, эльфам, гномам - едино. Потому что...
   "Собственно, а почему?" - удивленно спросила она себя. Ответа не было.
  
   Хэйт не досидела до конца "переговоров". На нее, что называется, "накатило" вдохновение, требуя немедленного воплощения "разношерстных" порывов на холсте.
   ...В Розвейге, который посещали они по одному из этапов квеста с Талисманом, она приметила забавную скульптурную композицию: огромный хищный зверь из семейства кошачьих... на котором расселось, словно на деревце, дюжины три пичуг. Композиция называлась "Доверие".
   На этот раз она пошла дальше, чем написание того, что было перед нею. Хэйт "оживила" и хищника, и пташек. Вместо холодного мраморного великолепия на картине можно было увидеть гибкое серовато-коричневое тело пумы с подпалинами, почти что вылитой копии "земного" оригинала; птички же вышли из-под кисти девушки слегка абстрактными. Яркие, немного "размытые", невероятных расцветок... И это странное в высшей степени сочетание между зверем, который, казалось, сейчас обнажит клыки в хищном оскале, и колоритных птичек, написанных в манере, беспечной до небрежности, давало невероятный эффект.
   Хэйт, закончив работу над холстом, сделала шаг назад, любуясь созданным чудом; ее версия "Доверия" отличалась от "натуры", но делало ли это картину хуже? Нет, и с этим мог бы поспорить только человек с черствым сердцем...
   Девушка улыбнулась, поднесла руку к холсту, почти дотронулась до него... Почти - потому что краски (к этому она привыкла в мире реальном) сразу не просыхали, должно было пройти не меньше суток с момента нанесения последнего штриха. В Восхождении, правда, ускорялся процесс банальнейшим способом: достаточно было поместить написанную картину в инвентарь. От "почти прикосновения" Хэйт показалось, что пальцы ощутили тепло, а еще... одна из пичуг (желтенькая, с зеленой грудкой) будто бы махнула ей крылом...
   - Глюк! - хорошенько проморгавшись, высказала Хэйт, подразумевая вовсе не австрийского композитора...
   - Простите? - вежливо спросили за ее спиной, заставив девушку вздрогнуть от неожиданности. - Я подошел, чтобы признаться, что восхищен вашей картиной. Вы поставите на ней авторскую печать?
   Адептка развернулась, оглядела с головы до пят подошедшего. Вид у него был настолько невзрачный, что даже красный, как томат, берет, надвинутый на правый глаз, только подчеркивал эту невзрачность. Но похвала звучала искренне, а про какую-то печать Хэйт слышала впервые.
   - Что-что? - заинтересованно переспросила она.
   Но "беретик" не пожелал вдаваться в разъяснения, направив девушку в гильдию художников. "Там же одни НПЦ?" - удивленно подумала она, но ее отвлекли: купить картину захотели на этот раз сразу несколько человек, спонтанно организовался мини-аукцион, а итоговая сумма превзошла все ожидания Хэйт. "Доверие" (название так и прилипло к картине) было приобретено за семьсот золотых. Сумма фантастическая, но... сожаление, с которым художница расставалась с картиной, даже сравнить было не с чем.
   "Я отдаю вас девушке с самым теплым взглядом", - словно извиняясь перед пумой и птичками, подумала она. Эта мысль развеяла сожаления, а желтой пичужке, перепугавшей Хэйт своими фокусами (никакого махания крыльями быть не может, потому что не может быть никогда!), было в шутку наказано: "Не шалить".
   "Беретик" куда-то смылся еще до окончания "торгов", а идти в гильдию художников и узнавать, что за печать он имел ввиду, не было у Хэйт никаких сил.
   - По ту сторону реальности существует гугл, - менторским тоном заметила девушка. - Выход!
  
   По ту сторону реальности ее ожидало пятнадцать пропущенных вызовов от Галины и два сообщения: в первом Галя проклинала "бесову игру, превращающую ее подругу в овощ", во втором казенным тоном сообщала, что планы на выходные отменяются, так как у Леськи температура. Вероника тяжко вздохнула: Галка на нервах из-за ребенка, сердиться на ее выпады глупо... И придется звонить, несмотря на риск оказаться крайней, выяснять, что приключилось с дочуркой друзей...
   - Ничего мне не говори, я знаю, что погорячилась, - вместо приветствия заявила Галина. Говорить ей приходилось громко, чтобы перекричать Лесю: та не плакала - ревела дурниной. - У нас зубик режется, выехать никуда не получится, я тебе перезвоню завтра...
   Галя сбросила вызов, оставив Веронике размышления об этом "мы-нас", возникшем в речах подруги сразу после рождения дочери. Сама Вероника категорически не могла понять, откуда, из каких глубин материнского инстинкта это "мы" появилось, и является ли этот "сдвиг" непременным атрибутом материнства?..
   - Моя ваша не понимать, - покачала головой девушка, задумываясь, чем ей теперь занять выходные.
   То, что никаких сборов в игре не будет в эти два дня, было оговорено заранее, почти у всех были планы, да и отдохнуть друг от друга представлялось не лишним... Нет, "лишение" радости общения с суетливой родней Гали не расстраивало девушку, но и ее "коварный замысел" срывался: она намеревалась экспроприировать Лешку и попробовать написать его портрет (о задании Стаса Вероника не забывала). Это был бы взаимовыгодный ход: девушка получала натурщика, готового посидеть несколько часов в одной позе, а друга не припахивали к хозяйству. Если Вероника считалась в этом доме гостьей, то Лешка-то был свой, и каждый приезд к родителям супруги оборачивался для него не отдыхом на лоне природы, а починкой теплиц, перекопкой грядок и прочими полезными занятиями...
   Тут, кроме очевидного, примешивался еще один мотив: Веронике необходимо было проверить, причем вне стен училища и на хорошо знакомом ей человеке, получится ли у нее написать мужской портрет... не напортачив с лицом.
   Это было крайне важно.
   - А, не конец света, - махнула рукой Вероника, решив, что прогуляться по музеям тоже будет более, чем полезно.
   "Учиться у мастеров прошлого, совершенствоваться в настоящем!" - эту фразочку любил повторять Игорь Дмитриевич, преподающий в училище рисунок. Кроме того, в центр ехать в любом случае придется: список покупок так и не дождался реализации.
   С этими мыслями Вероника приступила к приготовлению ужина... то есть, варке пельменей. Ничего другого, как выяснилось, дома просто не осталось (упаковка лапши и приправы не в счет).
   - И едой затариться нужно, - бурчала она, помешивая пельмешки. - А еще купить какую-нибудь кулинарную книгу... Попроще.
   Затем она принялась искать сведения об авторской печати, а найдя - морщить лоб от недоумения: как эта информация могла быть ею не обнаружена раньше? Корпорация игровыми средствами помогала создателям чего-то нового утверждать свои авторские права. Печать, о коей толковал художнице "беретик", была, по сути, знаком копирайта и подписью в одном флаконе. Система фиксировала уникальный идентификационный номер персонажа, и вне зависимости от дальнейшей судьбы предмета с печатью (продажа, потеря, передача предмета по цепочке других игроков) авторство сохранялось за создателем. В случае же, если кто-то создавал другой предмет, совпадающий более, чем на восемьдесят пять процентов с уже зафиксированным, такой предмет признавался "дублем", о чем предупреждало системное сообщение (на дубль авторскую печать поставить нельзя), если же совпадение превышало девяносто процентов, предмет разрушался. Материалы, затраченные на создание такой копии, не возвращались и не восполнялись. Мол: "Извините, но первое китайское предупреждение вы проигнорировали, кто же в этом виноват?"
   Идея пошла совсем не от живописцев или скульпторов, а от... дизайнеров. Модельеры в фэнтезийном мире развернули свои мастерские в первые же месяцы существования игры. Ремесленный навык "портной", кроме брони, позволял творить и такие, бесполезные с точки зрения защиты и характеристик, вещи. Для создания предмета не "по шаблону" требовалось весь процесс производить вручную, от первого и до последнего стежка, поэтому любой декоративный наряд (это обозначение получали все "дизайнерские" вещи без стат) по умолчанию причислялся к работам "от кутюр"*. И, разумеется, мастеру, потратившему несколько часов на создание такого наряда, да еще и из непривычных материалов, своими руками (передать работу ни на одном из этапов другому персонажу нельзя) было бы обидно до чертиков, если бы на показе (а их, оказывается, вовсю устраивали в столицах игровых королевств!) он увидел наряд "такой же, но с перламутровыми пуговицами". А маленькая "бирочка" с изнанки с той самой авторской печатью эту вероятность исключает.
   Вероника задалась вопросом: а по каким же принципам вычисляется системой процент совпадения, но, поломав голову с полчаса, решила, что это не ее ума дело. Механизм регулирования есть, он работает, стоит эта штучка почти ничего (десять золотых), не пользоваться было бы идиотизмом чистой воды. Так что визит в гильдию художников она нанесет непременно...
   - "Почти ничего", - передразнила она сама себя. - А в первые дни игры убивалась, что пять золотых - непомерная сумма! Как все меняется...
  
   -------------------------------------------------------
   *От фр. haute couture: haute - высокий, совершенный; couture - шитье, швейное дело. Высокая мода. Искусство проектирования и создания эксклюзивных экземпляров и моделей одежды. Важная составляющая шитья 'от кутюр' - ручная работа, которой в каждом предмете должно быть не менее двух третей.
   -------------------------------------------------------
  
   Покачав головой, Вероника принялась изучать афиши на предмет интересных выставок. Итог обескуражил: из сотни с гаком мероприятий, проходящих в культурной столице, пойти-то было... некуда. Фотовыставки еще радовали некоим разнообразием, а вот живопись... несколько имен, ничего не говорящих девушке, и ряд "выписанных из-за бугра" работ известных мастеров в Эрмитаже.
   - О! - воскликнула она, наткнувшись на строчку о выставке работ Поля Сезанна.
   "Человек-противоречие", - так характеризовал этого художника Стас, но именно благодаря этим противоречиям мир обрел сотни полотен, будоражащих воображение зрителей всех последующих поколений.
   Выбор был сделан, причем без каких-либо сомнений: как раз такой пример для вдохновения с ее личными внутренними противоречиями (их еще Галина любила называть "тараканами" - без прикрас) и был ей необходим.
  
   День в музее проведен был прекрасно (что удивительно, даже обилие посетителей не угнетало девушку), подле каждой картины она провела не менее получаса, сначала впитывая общее впечатление, производимое полотном, а только затем вглядываясь в детали, как то: взаимодействие цветов, линии, мазки, многослойность и трехмерность, свойственные работам признанного мастера. Выставка носила название: "Цвет - это та точка, где наш мозг соприкасается со вселенной", - это были слова самого художника.
   - Изумительно, - тихонько шепнула Вероника, уходя.
   Она все еще находилась под впечатлением, переступая порог специализированного магазина для художников. Наверное, именно поэтому не стала отвлекать старшего продавца и стажера, прилипших к монитору за торговой стойкой (стажер был тот самый, что злил ее своей заторможенностью и незнанием товара, когда Вероника закупалась перед летней практикой). Девушка прошлась по магазинчику, остановилась, чтобы присмотреть кисти... До парочки продавец-стажер было чуть более метра (навскидку), с такого расстояния их разговор был отчетливо слышен.
   - Да ладно? Это же виртуалка, а она - смотри, орудует кистью, как будто так и надо! - немного неприятный голос стажера с эдаким капризным недовольством насторожил Веронику. - Ты видишь, видишь?!
   - Вижу, не слепой, - хладнокровно отозвался продавец. - А она хороша... Это твой знакомый записал в игре с полным погружением? Ты не путаешь?
   Девушку как током ударило. Виртуалка-кисть-погружение-она - словесный ряд мог быть совпадением, но каким-то очень уж немыслимым...
   - Да, я же говорил! Сейчас громкость прибавлю...
   Стажер заерзал, потянулся к мышке.
   - Я подошел, чтобы признаться, что восхищен вашей картиной. Вы поставите на ней авторскую печать? - еле слышно раздалось из динамиков.
   Устоять на месте Вероника не сумела, ее самообладания хватило только на то, чтобы подойти к беседующим спокойным шагом, и голосом, почти срывающимся из-за волнения, спросить:
   - Простите, я случайно услышала часть вашего разговора на любопытную тему, можно мне тоже одним глазком взглянуть?
   Стажер испуганно округлил глаза, а продавец благодушно развернул монитор.
   - Глядите. Я вас помню, девушка, вы всегда у нас закупаетесь?
   Вероника выдавила вежливую полуулыбку. На экране она видела себя... то есть, Хэйт, картину с пумой и птичками... и снимавшего: "беретик" перемещался, и изображение смещалось вместе с ним. "Чтоб тебе пусто было, гад! Зачем мне эта "реклама"? Черт-черт-черт!" - вихрем пронеслось в ее голове.
   - Интересная картина, - вслух же произнесла она. - А не могли бы вы подсказать, где это видео размещено? Я бы из дома полностью посмотрела... а то, право, неловко вас отвлекать.
   Как она жалела, что не надумала пойти в театральный кружок, когда была такая возможность! Актерская игра ее (по собственному мнению) была настолько... никакой, что эти двое просто обязаны были почувствовать фальшь!
   - Нигде, - хмуро ответил стажер. - Мне знакомый на почту скинул файл. В сети его нет.
   "Пока - нет", - с оттенком паники подумалось Веронике. Вспомнились предостережения Рэя по "шепоту", совершенно некстати, отчего девушка смутилась окончательно.
   - Ясно. Спасибо, - пробормотала она. - Посчитайте мне, пожалуйста...
   Она скороговоркой протараторила список нужных ей товаров. "Чем мне может грозить это видео, когда просочится в сеть?" - эта мысль не давала ей покоя весь остаток дня. Даже в супермаркете, в который она пошла "вторым заходом", сначала занеся покупки из художественного магазина домой, Веронике казалось, что покупатели на нее косятся... Впрочем, прохладный душ немного поубавил нервозность.
   "Во что бы это не вылилось, исправить ничего нельзя, поэтому стоит перестать накручивать себя", - придя к этому выводу, девушка направилась к капсуле. Не пропадать же вечеру, раз она осталась в городе?..
  
   На этот раз расслабленно посидеть на травке у стен храма не удалось. И внезапных озарений не случилось, скорее, наоборот: Хэйт пыталась вообразить, сколь ничтожной была вероятность, что "беретик" скинет видео с ней стажеру из магазина для художников (она вполне допускала, что стажер не был единичным получателем записи, но все же); что парень решит показать видео старшему продавцу именно тогда, когда она войдет в магазин; что она подойдет на достаточное расстояние как раз к реплике "беретика"; да что там - что она вообще в этот день поедет не за город, а в центр, по маршруту "музей-магазин"?.. Стечение обстоятельств? Цепь случайностей? Совпадение?! Вот прямо минута в минуту? Не бывает такого, как не бывает нарисованных птичек, машущих крыльями, как не бывает цветущих садов посреди вечной мерзлоты...
   - Вся наша жизнь - цепь случайностей, - глубокий, исполненный какой-то нечеловеческой мудрости, голос ворвался в ее размышления так внезапно, что Хэйт вздрогнула.
   Она вскинула взгляд, чтобы наткнуться на спокойное лицо седеющего мужчины в одеждах жреца.
   - Так говорил мой наставник в первый год моего послушничества, - безмятежно продолжил жрец.
  
   Задание: Двоебожие: Стадия I - завершено!
   Вам удалось привлечь внимание жреца Балеона раньше предусмотренного заданием срока. Кажется, вы на верном пути!
   Задание: Двоебожие: Стадия II.
   Произведите благоприятное впечатление на жреца Балеона, чтобы получить приглашение посетить храм.
   Награда: малый лист древа познания.
   Требования: успешное завершение Стадии I.
   Уровень сложности: скрыто.
  
  
   Вы получили 1000 очков репутации с орденом Ашшэа!
  
   Хэйт, прочтя оповещение, резко подобралась.
   - Но вы не были согласны с его словами? - по наитию предположила она.
   Жрец чуть заметно изменил наклон головы.
   - На второй год послушничества наставник дополнил фразу. "Только глупцы полагают так", - сказал он мне.
   - Но и это было не все? - предположила девушка, втянувшись в "игру".
   - Не все, - согласился непись. - Только к исходу третьего года он закончил высказывание словами: "Но еще глупее те, кто вовсе не верит в случайности". Я в четвертый раз вижу тебя у храма, ты всякий раз приходишь на краткий срок, проводишь это время в раздумьях, сидя на траве, а после - встаешь и уходишь. Ты - пришлая со смешанной кровью, но на твоем челе печать Ашшэа, однако же ты раз за разом являешься к святилищу Балеона. Твои думы всякий раз - разные, это написано на твоем лице. Что из этого - совпадение, дитя?
   Хэйт растерялась. Обращение "дитя" - это мелочь, позволительная жрецу с сединой в волосах, но вся речь... Что можно было сказать, не солгав, и выполнив при этом условие квеста?
   - Не знаю, - честнейшим образом ответила она.
   НПЦ нисколько не удивился.
   - Есть решения, принимаемые за нас, но оспорить их мы не в силах, - с невозмутимым видом произнес он. - Приходи снова. Думаю, случайность это или нет, вреда от твоих визитов не будет.
   Жрец уже ушел, а Хэйт все сидела, уставившись на храм в полном недоумении.
   - Да что это за квесты такие?! - ошалело возмутилась она. - Произвести впечатление! Чем?! Сплясать чечетку? А нельзя по-человечески сказать, что от меня нужно?
   О поведении НПЦ и говорить было нечего, служитель Балеона шокировал ее похлеще жриц-дроу своими высказываниями! А ведь еще недавно Хэйт казалось, что "переплюнуть" странности последовательниц Ашшэа вообще нереально...
   - Я так мозг сломаю, - взяла себя в руки квартеронка. - А у меня навыки не прокачаны, статы не подняты, коровы не доены... Б-р-р... Это вообще лечится?!
  
   Спустя часов эдак восемь Хэйт получила от мастера Гэхарта книгу ремесленных рецептов для ранга подмастерье и смогла, наконец, разогнуть ноющую спину.
  
   Поздравляем! Профессия Ремонтник улучшена!
   Текущий уровень мастерства: 1.0 (подмастерье).
   Сила увеличилась на 5.
   Ловкость увеличилась на 5.
  
   За время "ремесленного марафона" адептка получила по единичке к ловкости с выносливостью, и две единицы к силе... Для труда на износ это было, прямо сказать, смешной прибавкой, но Хэйт радовалась: снова был виден прогресс персонажа.
   - Больше я ничему не могу тебя научить, - с улыбкой сказал мастер Гэхарт. - На оговоренных условиях.
   И подмигнул. Громадный подмигивающий непись - это было то еще зрелище!
   - Ты столько раз делилась со мной едой, ученица, что с моей стороны было бы некрасиво ничем тебя не отблагодарить. Держи.
   Мастер протянул Хэйт книжечку, подозрительно схожую с той, что она только-только изучила...
  
   Книга рецептов ремонтного дела, ранг: умелец.
   При изучении в нее переносятся все выученные ранее рецепты ремонтного дела, а также становится доступно изучение новых рецептов ранга умелец.
   Тип: вечное, улучшаемое.
  
   - Ты не сможешь изучить ее сейчас, но я верю, что с твоим трудолюбием эта книга недолго пролежит без применения. Удачи, ученица. Тебе всегда будут рады в моей мастерской.
   - Спасибо, мастер! - с умилением отозвалась Хэйт.
   И плевать ей было, что Гэхарт - непись, и умиление, и благодарность ее были искренними.
  
   После ухода из мастерской Хэйт вызвала окно "чистых" характеристик. Изменилось там, конечно, немногое, но почему бы не глянуть?..
  
   Герой: Хэйт. Класс: Адепт Тьмы.
   Уровень: 17.
   Здоровье: 890. Мана: 820.
   Мудрость: 82. Интеллект: 185.
   Живучесть: 74.
   Сила: 53. Ловкость: 56.
   Атака: 53. Защита: 36.
   Выносливость: 16.
   Стойкость: 2.
  
  Добавила настройку с "плюсами" от экипировки...
  
   Герой: Хэйт. Класс: Адепт Тьмы.
   Уровень: 17.
   Здоровье: 890 (+290). Мана: 820 (+220).
   Мудрость: 82 (+22). Интеллект: 185 (+69).
   Живучесть: 74 (+27).
   Сила: 53. Ловкость: 56 (+2).
   Атака: 53. Защита: 36 (+167).
   Выносливость: 16.
   Стойкость: 2.
   Защита от магии: (+147).
  
   Да, с этим уже можно было "жить", однако Хэйт направилась в сторону аукционного дома. Ходить всюду в вещах, еле-еле отличимых от стартовых (кстати, посох приметный она с этого момента решила убирать в инвентарь при входе в мирную зону и доставать перед выходом, всего делов-то на пару секунд), имея все шансы стать "звездой" ютуба или, положим, игрового сообщества, благодаря записи ее творчества, казалось... не лучшим решением. Продавать картины за сотни золотых, а носить штаны и рубашку, цена которых - две монеты за пару? Не комильфо, однако!
   Впрочем, осмотр лотов чуть не загубил затею на корню: за откровенный хлам продающие хотели от ста золотых, а что-то поприличнее - раза в три дороже.
   - Кошмар, недавно же изучала цены - не было такого беспредела! - ужаснулась Хэйт.
   - Перед турнирной неделей всегда так, - прокомментировал посетитель, зашедший сразу за адепткой в помещение. - Лучше переждите.
   - Ага, - смущенно кивнула девушка, ругая себя (разговоры с собой в "общественных местах" до добра не доводят!).
   Она уже почти последовала совету мужчины (человек, кожаная броня, никакого видимого оружия), как наткнулась на лот "Мантия Хранительницы Леса". Редкий предмет, но с неплохими прибавками, занимает два слота... Примерка - аукцион обладал и такой, совершенно бесплатной функцией, благодаря ей игрок мог в отдельном изображении увидеть, как вещь будет смотреться на персонаже - тоже порадовала. Приталенное платье с воротом под горлышко, широкими рукавами и юбкой в пол с двумя разрезами по бокам. Цвет - темно-зеленый, с нежным растительным рисунком по краям...
   Цена (выкупная) - двести семьдесят пять золотых, ставки на повышение не выставлено. "Да, дороговато. Но как долго я буду искать что-то получше за адекватные деньги?" - спросила себя Хэйт и... выбрала пункт "Приобрести за выкупную цену". В инвентарь "упал" жетон, который она тут же передала служащей, в обмен на него и "денежку" получив мантию.
  
   Мантия Хранительницы Леса.
   Тип: тканая броня.
   Класс: редкое.
   Защита: 60. Прочность 70/75.
   Живучесть: + 12.
   Мудрость: +8.
   Необходимый уровень: 15.
  
   Переоделась Хэйт перед выходом из здания, в пустом коридорчике (отсутствие лишних глаз в этот момент успокаивало). А уже на пороге нос к носу столкнулась она... с Барби.
   - О! - удивилась адептка (подумав про себя, что весь день только и делает, что удивляется). - Вы же собирались сегодня пить коньяк?
   - Они и пьют, - фыркнула орчанка без особого дружелюбия.
   - А ты? - робко спросила Хэйт.
   - А что я? - Барби хохотнула. - Мужики о деле говорят, контора Рэя предлагает работку Кену. Мне при этом присутствовать ни к чему...
   Орчанка запнулась.
   - Баба-бафф, пойдем выпьем? А, забыла, ты же не любительница... Просто посидишь рядом, лады?
   Хэйт, хоть и устала жутчайше, почему-то не смогла вежливо отказаться. "Не зря говорят, что любопытство сгубило кошку: та просто забывала про отдых и сон, чтобы не пропустить ничего интересненького", - подумала адептка, вслух соглашаясь на поход в питейное заведение...
  
   - Эх-х, хор-рошо! - пророкотала Барби, опрокинув разом кружку пива вместимости такой, что иная кастрюлька проиграла бы в сравнении. - Хозяин, еще парочку!
   Хэйт заулыбалась, припомнив мамину присказку к разным застольям и крупным покупкам: "Кутить, так кутить! Официант, еще барбариску!"
   - Что меня поражает, - сказала адептка. - Что ты их и вне игры называешь по именам персонажей, будто это их всамделишные имена.
   Барби заливисто засмеялась, отчего парочка, сидевшая за соседним столиком, торопливо засобиралась на выход.
   - Я открою тебе страшную тайну: нас всех так и зовут. В ролевке. Кен - своего рода сокращение от Константина, Барби - мое прозвище с институтской скамьи, а Рэй... Любимый писатель у него - Рэй Брэдбери. Как-то оно и прилипло... Теперь мне придется тебя убить!
   Адептка хмыкнула, отхлебнув из своей, значительно меньшей кружки, травяного настоя.
   - Клянусь молчать до гробовой доски! - заверила она орчанку.
   - Только не надо высокопарности, - поморщилась Барби. - А то у меня пиво скиснет. Вот чем вы мне с малой нравитесь: никаких закидонов вроде "ой, какой миленький монстрик, давайте не будем его убивать?" или "я же испорчу маникюр, и платьице помнется, если вы заставите меня драться"... Не дуры вы, словом.
   - Ну спасибо, - Хэйт, представив себе озвученные орчанкою сценки, чуть не захлебнулась отваром. - Ты как скажешь, так хоть стой, хоть падай.
   На лицо "бабы-танка" словно набежала тучка.
   - И почему ему не попалась вместо той... шалавы... такая, как вы? - она пристукнула кулаком по столу, от чего тарелки с закусками подпрыгнули, жалобно тренькнув. - Всем бы только лучше было!
   - О чем это ты? - осторожно спросила Хэйт разбушевавшуюся напарницу.
   - О жене его, - Барби всю перекосило, как от чего-то кислого до невозможности. - Рэя.
   - Рэй женат? - непритворно изумилась квартеронка.
   Орчанку перекосило еще сильнее.
   - Был. Красивая, стерва, только ноги вместе держать не умела. Хозяин, где мое пиво?!
   Хэйт ошарашенно молчала. Такого откровения она точно не ожидала!
   - Он, как развелся, подсел на эту игру. Почти год был, как бешеный, только недавно пришел в себя... Любовь же была, высокие чувства!..
   - Год? - с недоверием в голосе уточнила адептка. - Но у него же всего двадцатый уровень?
   Барби вздохнула.
   - Это его третий персонаж. Третий убийца... Но не третий ПК, и это странно. Я уж было решила, когда Рэй про вас с малой рассказал, что он на одну из вас глаз положил - а нет, ровно он дышит к вам обеим...
   Подоспел хозяин харчевни с заказанным пивом.
   - То есть, раньше Рэй был ПК? - спросила Хэйт, уставшая удивляться. - И пересоздавал героя? Но зачем?
   - Больше тысячи на счетчике, и в город не зайти, даже если красная метка смыта на мобах, - пояснила Барби. - Ты не подумай лишнего - раз он нас всех собрал, ничего не изменится. В худшую сторону. Ни он, ни мы с Кеном, предавать или продавать друзей не умеем.
   Хэйт долго колебалась, стоит ли задавать этот вопрос, но все же не удержалась:
   - Почему ты все это мне рассказываешь? Мы знакомы всего ничего...
   - Такие, как ты, тоже предавать не умеют, - без капли веселости усмехнулась Барби. - Я это всегда чую... Что ты, что малая, что монах наш - не из тех, кому нельзя доверить спину.
   - Чуешь?..
   Чего Хэйт точно не ожидала, так это того, что сделала орчанка в следующий миг. Откинувшись на деревянную спинку дурно сколоченного стула, она, смежив веки, глухим, завораживающим голосом, продекламировала:
   - Вы встречали рассвет в одиночестве?
   О, тогда вы, конечно же, знаете,
   Как легко для других быть - пророчицей,
   Задыхаясь от собственной слабости.
   Затем ухмылка вернулась на лицо Барби, будто бы маска, случайно сдернутая в суматохе бала-маскарада, снова вернулась на исконное место.
   - Рифма ни к черту, ну да на то она и импровизация. Это про тебя, баба-бафф, хотя, по правде-то, во всех оно есть.
   - Оно? - эхом переспросила Хэйт.
   - Одиночество. Только одни им наслаждаются, других оно гнетет, а третьи - делают вид, будто смирились с ним. Мы засиделись, а мужики наверняка закончили болтовню о делах. Пойду я.
   Барби швырнула на стол золотой и испарилась, оставив адептку с ворохом эмоций и мыслей...
  
   Она вывалилась в реал в таком раздрае, что, увидь ее кто, сказал бы - пьяная. Зеркало в прихожей отобразило всклокоченную девушку с мечущимся взглядом и дрожащими руками... А потом Вероника встретилась с глазами своего отражения, и ее затянуло...
   Лица. Нет, не лица: раскрытые рты, шевелящиеся губы... Голоса... Разные, от совсем чужих до смутно знакомых, но ни одного - родного. Нужного...
   - Нам очень жаль... Смерть наступила от...
   - Пожалуйста, подпиши...
   - Что это?
   - Твой отец согласился бы...
   - Что это?..
   - Для блага клиники...
   - Что это?
   - Мы все понимаем, как тяжело тебе сейчас, но ты должна...
   - Что это?!
   - Люди лгут, девочка. Лгут, когда им это выгодно.
   - Что?.. Что?!
   - Это в твоих же интересах!
   - Что это?! Цена их жизней? Цена дружбы? Мрази, мрази, мрази! Ненавижу!..
   ...В себя Вероника пришла от холода. Это происходило каждый раз, когда ее так вот "затягивало", тело словно индевело... Вместе с чувствами, всеми, кроме боли. К счастью, с каждым годом такое случалось все реже.
   Девушка добрела до ванной комнаты, включила воду погорячее, умылась.
   - Не буди лихо, пока оно тихо, - негромко, просто для того, чтобы услышать свой собственный голос, произнесла Вероника. - Барби-Барби...
   Орчанка, хотела она того или нет, разбередила рану. Но была и светлая сторона: на этот раз все прошло много легче обычного, с меньшими последствиями и треволнениями. Вероника только не могла понять, чья это заслуга. Хотя кое-какие соображения у нее имелись...
   - Здравствуйте, Станислав Анатольевич, - несколько минут спустя сказала она в прижимаемый к уху мобильный, от волнения перейдя на обращение по имени-отчеству. - По поводу уроков для детишек в детдоме - я согласна.
   - Это здорово, Белозерова. С тобой там все в порядке? Ты не...
   - Не заболела, головой не ударялась, не делала ничего предосудительного, - поспешила заверить девушка, только заметив, что час-то уже довольно поздний. - Надеюсь, я вас не разбудила?
   - Нет. Сможешь во вторник, с трех до шести? И... Белозерова, у тебя точно все хорошо?
   - Ага, - как можно беззаботней отозвалась Вероника. - Смогу. Хорошей ночи, Станис... Стас. И спасибо.
   Не дожидаясь реакции собеседника, она сбросила вызов.
   Не оставлять за собою неоплаченных долгов - это было одно из правил, нарушать которые она не считала возможным.
   - А теперь - спать.
   "Переваривать" историю Рэя, его "карьеру" ПК-шника, Вероника не намеревалась: у всех есть свои скелеты в шкафу, кому, как не ей, знать об этом?..
  
   В воскресенье НПЦ во всех городах начали передавать друг другу и всем желающим последнюю новость: величайшие маги Тионэи, проведя ритуал с артефактом "Слеза Всевидящего", сумели получить предсказание.
   - Если дивного леса народ и малорослые жители гор одолеют приспешников силы Инферно, те врата, что открыты в степи, схлопнутся сами собою! Ежели оплошают и светлые эльфы, и гномы - вся Тионэя заплачет под демонским игом. Если же только одни не сумеют исполнить судьбы начертанье - шанс уцелеть у народов пяти сохранится!
   Это было "много букв", но Хэйт дослушала причудливую речь глашатая (полный текст пророчества озвучивали только они, другие неписи делились "упрощенным" вариантом) до конца.
   - Неужто разработчики снизошли до хоть каких-то подробностей! - покачала головой адептка.
   Она отметила, что не зря Рэй вознамерился не мчать на всех парах в орочьи земли, взяв время на подготовку - так будет видна вся картина, а не "кусочек пазла", и будет более-менее ясно, в какие квесты и авантюры стоит ввязываться, а в какие - нет.
   Осторожные расспросы взбудораженных неписей (еще бы тут не взбудоражиться - такой катаклизм назревает!) добавили еще одну подробность: все они говорили "в скором времени", "опасность близка", "вскоре грядет"; словом, как бы намекали, что не за горами решающие события, которые покажут, быть или не быть засилью Инферно. То, что случится это не после дождичка в четверг, а в обозримом будущем, несомненно, радовало.
   В гильдию художников Хэйт шла в беспричинно приподнятом настроении. Она-то считала, что займет этот визит минут пять от силы: забежать, купить "фиговинку" и идти себе дальше по своим делам... "Не в этой игре - и не в этой жизни", - осознала глубину своих заблуждений квартеронка после часа блужданий по гильдии. Один НПЦ был чрезвычайно занят, второй отправил Хэйт на другой этаж, третий патетично воскликнул: "Никакие пришлые не встанут между мной и моей музой!" - четвертый же был столь добр, что обещал заняться ее вопросом... как только закончит свои дела.
   - Дурдом, - растерянно сказала Хэйт. Она начала уже смутно догадываться, что творческие люди... то есть, неписи, мурыжить ее будут долго и упорно. Нет, не со зла - им просто на нее начхать.
   - Вам нечем заняться?! - строго выговорил очередной НПЦ. Юрий Алексеевич, ректор училища искусств, бывало, в точно такой же манере отчитывал самых ленивых студентов.
   - Мне бы только... - заикнулась Хэйт, но не тут-то было!
   - Праздношатающимся здесь делать нечего, - сурово одернул ее непись. - Вы пришли, чтобы вступить в гильдию? Так докажите, что достойны этого!
   Ни о чем таком на форуме не говорилось. О том, какие могут быть последствия от вступления в гильдию игрока, можно было только догадываться, "права и обязанности" не факт, что озвучат по просьбе, и "лицензионное соглашение" подписать не дадут...
   - Да, я хотела бы вступить в гильдию художников, - решилась Хэйт.
   Отсутствие информации - это, конечно, был минус, но, как знать, какие возможности перед нею могут открыться?
   - Тогда почему вы бродите без дела? Покажите то, что докажет ваш талант!
   - Э?..
   НПЦ же, выдав "ценное указание", благополучно ушелестел по своим делам, оставив Хэйт недоумевать.
   - Ладно же, - буркнула адептка.
   Свободных комнат было много, и в каждой можно было наткнуться на скульптуры, картины, рисунки... Копировать что-либо из выставленного она не собиралась, но вот почерпнуть толику вдохновения...
   Одна статуэтка особенно привлекла ее внимание. Называлась она "Скорбящая", но женская фигурка... изгибалась в танце. Хэйт не могла понять, как такое возможно: скорбеть и танцевать одновременно?..
   - Традиция? Прощальный танец? - рассуждала она вслух, и так, и эдак крутя статуэтку. - Что-то вроде элемента языческой тризны?..
   А потом... Хэйт достала мольберт, последний из купленных холстов, краски... И доверилась "видению руки". Если умом осмыслить не выходит - почему бы не довериться чутью?
   Через какое-то время за ее спиной начали собираться неписи. Это напрягало, но Хэйт не позволяла себе отвлечься. Затекла шея, давление чужих взглядов возросло: казалось, все НПЦ гильдии собрались, чтобы поглазеть, как пришлая пишет картину. "Делать им больше нечего", - слегка раздраженно думала девушка, нанося последние мазки, уже вполне сознательно, без "видения руки".
   Танцовщица на холсте застыла в сложной позе, губы ее улыбались. А из уголков глаз текли слезы - кроваво-алые. Этот штрих был гротескным, но соответствовал замыслу.
   - Я закончила, - обратилась Хэйт к неписю, требовавшему от нее "доказательств таланта", он тоже был среди "наблюдателей". - Есть ли для меня место в гильдии?
   Улыбка - это та же маска. Танец - выражение боли. Слезы - то, что скрыть от чужих взглядов не удалось. Танцовщица языком движения говорит: "Вам нет места в моей душе, ведь ее почти не осталось - она улетела за теми, по ком я скорблю. И поэтому я улыбаюсь". Очень и очень немногие могут ее "услышать"...
   - Как звучит твое имя, пришлая? - изменившимся голосом спросил НПЦ. - Я должен узнать имя той, что владеет взглядом истины!
  
   Достижение разблокировано: Взгляд истины!
   Уровень достижения: 1.
   Вы создали произведение искусства, поразившее главу гильдии художников. Теперь, благодаря вашим способностям художника, вы сможете видеть фракцию и важнейшие характеристики монстров!
  
   - Хэйт, - представилась адептка, закашлявшись от шока.
   По правде говоря, она не понимала, что вообще происходит, откуда это достижение, и что так удивило НПЦ...
   - "Скорбящую" создал я, - произнес глава гильдии. - Даже среди моих учеников ни один так и не сумел постичь чувства, которые я вкладывал в эту маленькую скульптуру. Я даже не говорю о пришлых - те немногие, что приходили в гильдию, хотели только вписать свое имя в реестр и получить печать. Да, твою печать сейчас доставят - это самое малое, что я могу сделать. Благодарю тебя, пришлая, за то, что порадовала старика, поняв мой замысел и преобразив его по-своему. Гильдия художников сочтет за честь внести твое имя в гильдейский реестр!
   Передача печати, церемония, дарение картины (Хэйт почтительно попросила принять главу гильдии ее работу в дар) - все это адептка вспоминала, покинув гильдию, как сон. То есть, вроде бы происходило это с ней, но поверить в реальность событий не удавалось.
   Первым же делом она выбежала из города, домчалась до капустного поля, "нацелилась" на землеройку... И обомлела. Фракция - животные, гласила приписка под полоской хп моба, да и сама шкала изменилась, став двойной и получившей цифровые обозначения: здоровье 100; мана 20.
   - Пожалуйста, не отпускай меня, чудо-трава! - восторженно воскликнула она, захлопав в ладоши.
  
   По-хорошему, нужно было идти к храму Балеона, "производить благоприятное впечатление" на жреца, но Хэйт решила иначе. Для начала она, как в старые добрые времена, набрала капусты под завязку, чтобы с этим тяжелым грузом дойти до Обжорки, где (с некоторой ностальгией) приготовила ее. Еда со всеми приключениями закончилась полностью, надо было это упущение исправить хотя бы так.
   Когда же капуста потушилась, Хэйт бегом припустила из города - очень хотелось ей опробовать в бою (неудачная арена не в счет) новый посох. Бодрость истаяла тик в тик перед опушкою Леса Бестий, там адептка вызвала детеныша гидры, а затем медленно и осторожно двинулась вглубь леса. Как показывала ее новая способность (точнее, эффект от достижения), в лесу обитали представители двух фракций: оборотни и животные.
   - В прошлый раз в подземелье с похищенной девушкой мы перебили порядка пятидесяти оборотней, - вслух рассуждала Хэйт. - Убив еще примерно столько же, я узнаю, дается ли достижение за них.
   Сегодняшний опыт показал ей огромный недогляд в ее задумках: она совершенно упустила из виду достижения, а ведь они давали значительные (в прогрессии) усиления!
   Наконец она дошла до удобной полянки, на которой и разместила Геро - с его короткими лапками и низким показателем ловкости бегать по лесной чаще за хозяйкой было бы затруднительно. Не удаляясь же дальше пятидесяти метров от питомца, Хэйт могла цеплять мобов (некие вилкодлаки восемнадцатого уровня показались ей наиболее перспективными) и приводить за собой на полянку. От питомца в плане урона толку пока мало - но он будет получать опыт, что немаловажно. Полторы тысячи хп - это многовато для соло-убиения, монстры в лесу были "толстоваты", но и она уже кое-что могла им противопоставить!
   - Ну-с, приступим, - Хэйт кивнула себе и гидре перед "пробным" заходом.
   Питомец, как и следовало ожидать, не ответил.
   Оповещение появилось после восьмого заманенного на полянку и убитого монстра, став полной неожиданностью для Хэйт.
  
   Достижение разблокировано: Охотник на перевертышей!
   Уровень достижения: 1.
   Вы уничтожили сто монстров фракции оборотни. Урон по всем представителям фракции увеличен на 5%!
  
   - Не поняла, - сказала адептка, напрягая память; потом хлопнула себя по лбу. - Вот я балда! Крысолаки же из подвала тоже считались оборотнями.
   Точное число хвостов, сданных в тот раз Караванщику, она, как ни силилась, вспомнить не могла. Кажется, сорок с чем-то, но уверенности не было. Но цель (выяснить, есть ли достижение за истребление мобов этой франции) была достигнута, причем - досрочно. Однако Хэйт только вошла во вкус - скорость убиения вилкодлаков прямо-таки радовала, да и питомцу был обещан опыт... Да и монстры были забавные - головы волчьи, тело почти человеческое, а нижние конечности и хвост - козлиные. "Очаровашки", - мысленно характеризовала адептка этот вид оборотней, смутно припоминая, что где-то встречала словцо - вилкодлак*...
   - Второй уровень достижения я не осилю, но животинку-таки покачаю, - решила Хэйт.
   Она ошиблась: спустя сутки игрового времени и шесть новых уровней, полученных Геро (кроме того, сама она перешагнула порог "восемнадцатилетия" персонажа), "Охотник на перевертышей" повысился до второго уровня. И это при том, что Хэйт старалась выжать из каждого моба как можно больше проку: сначала она доводила оборотней до красной зоны в шкале здоровья, затем полностью их пролечивала, и только "вторым заходом" - убивала. Получалось не всегда - если тлен проходил критическим ударом, лечить уже было некого (адептка старалась преимущественно применять именно это заклинание, плюс пыльцу, потому что угольки, как скилл магии огня, выше ученического уровня она поднять не могла). По приросту стат за этот срок вышло: шесть пунктов к мудрости, два к интеллекту, один - к живучести. В живучесть же Хэйт угрохала десять очков, полученных за уровень. Геро получил новое умение, снова пассивное - "толстокожесть", уменьшающее получаемый урон, в том числе и перенаправленный, но почему-то без процентных (и вообще каких-либо числовых) обозначений.
   - "Уменьшает получаемый урон" - это хорошо, кто бы спорил, но поточнее-то можно? И что за "перенаправленный урон"? - недоумевала Хэйт. - Все страньше и страньше моя животинка...
   Рык и треск сминаемых кустов заставил девушку забыть о размышлениях. Монстры в этой части леса, хоть и обладали слегка завышенными характеристиками, но это компенсировалось малым радиусом агрессии - проще говоря, нужно было пройти под самым носом моба, чтобы он атаковал персонажа. То существо, что ломилось через лесную растительность, явно этим "недостатком" не обладало...
   А еще Хэйт прекрасно помнила, как на узкую полоску песка возле речки Вельда выползала Хитиновая смерть, "матушка" кучки убитых квартеронкой крабиков. "Только не надо "батюшки" или другого близкого родственника вилкодлаков, а?!" - мысленно взмолилась Хэйт.
   - Фу-х, - тихонько выдохнула она, завидев, что прет на полянку, сминая все на своем пути, всего-навсего... гном. Бородатый, со щекастой (сразу родилась ассоциация - нажористой) физиономией. Рычал, правда, не гном, а его питомец - медведь, судя по размерам (в холке ростом с хозяина) совсем-таки не "детеныш", а взрослая особь, которой адептка на один удар когтистой лапой.
   - Грибы есть? - без околичностей вопросил гном.
   - Н-не употребляю, - с заминкой ответила Хэйт, слегка одурев от вопросика.
   Бородач с досадой махнул рукой.
   - А на деревьях? - еще напористей спросил он, пытливо вглядываясь в лицо адептки.
   Та покрутила головой.
   - На деревьях тоже не употребляю...
   - Понял, - гном удрученно скривился. - Ты - дура. Пушок, идем дальше.
   И медведь, и гном уже скрылись, поэтому не могли видеть ехидную усмешку Хэйт. "Если игрок высокого уровня ищет в лесу какие-то грибы - едва ли грибы эти стоят пять медяков за кило", - рассуждала она, внимательно оглядывая деревья вокруг полянки. Для "нубика" вроде самой адепки гном был слишком хорошо экипирован...
   - Геро, испарись, - озвучила она команду отзыва питомца. Эту команду, как и команду призыва, она-таки поменяла со стандартных на персональные; призыв, как и грозилась ранее адептка, звучал: "Явись, зеленый змий!"
   Вместо поднадоевшей охоты на вилкодлаков Хэйт надумала переключиться на грибную охоту, вдруг, да окажется это выгодным мероприятием...
   Грибы (вешенки), причем именно на деревьях, нашлись, хоть и после долгих поисков. Ствол мертвого дерева с одной стороны зарос сероватыми грибочками с однобокими шляпками. Хэйт методично отделила каждый гриб (всего их получилось тридцать штук - такое ровное количество едва ли было совпадением), аккуратно перемещая вешенки в ячейку инвентаря. Осталось выяснить, для чего эти грибы нужны и что она с этого может "урвать"...
  
   ---------------------------------------------------
   *Чеш. Vilkodlak - оборотень. В Восхождении множество монстров, поэтому названия схожих видов внутри одной фракции могут отличаться от привычных слуху и иметь различное происхождение, в том числе и заимствования из разных языков.
   ---------------------------------------------------
  
   Настрой немного сбил таймер, намекнувший, что пора бы на отдых, поэтому квартеронка, выйдя из лесу, ограничилась забегом до города, точнее, до аукциона.
  
   Выносливость увеличилась на 1!
  
   Выплыло оповещение почти перед порогом аукционного дома; не зря Хэйт тягала тяжести и бегала до потери сил, то есть бодрости. А вот сам аукцион удивил: не было слота с таким наименованием, что могло означать, по здравому измышлению, только одно - невзрачные с виду грибочки и вправду кому-то зачем-то требовались.
   Придя к выводу, что без уточнений не обойтись, адептка скомандовала:
   - Выход!
  
   Однако вышло иначе. Ее сморило сразу после выхода из душа, а на следующий день была столь хорошая погода, что девушка не удержалась от искушения пойти на весь день к ближайшему скверику, делать эскизы. В итоге она просто запамятовала о поисках информации.
  
   К счастью, первой, кого Хэйт встретила в игре, оказалась Мася.
   - Мелочь, для чего нужны грибы, растущие на деревьях? - пытливо спросила адептка.
   - Вешенки? Так расовый квест же, - добродушно отозвалась Маська. - Три алмаза, десять вешенок, флакон с водой из Источника Мудрости... Только эти грибы бес знает, где искать, да и алмазы накопать совсем непросто. А ты чего спрашиваешь-то?
   - Что за расовый квест? Что дает? - уточнила адептка.
   Гномка тряхнула хвостиками.
   - Так на противодействие силам зла, - хихикнула она. - Если вся раса сможет собрать за ближайшие двое суток реального времени тысячу таких наборов, Совет Старейшин налакается пойлом, для которого все это собирается, и прознает, где таится угроза. А дальше, как в боевиках - найти и обезвредить.
   "Двое суток... Впрочем, квест мог появиться, пока Маська в реале отдыхала, тогда все сходится", - рассудила Хэйт и извлекла вчерашнюю "добычу".
   - Держи, мелюзга, - протягивая гноме грибочки, она старалась не думать о финансовых потерях. - А собирать их...
   Рассказ о поиске грибов не занял много времени, зато вызвал бурный восторг у приятельницы: квест был повторяемый (в рамках означенного времени), и за каждую сдачу, к опыту и золоту, еще и тысяча очков репутации с Советом Старейшин прилагалась, а для гномов это была самая сложная в получении и наиболее важная репутация. Так что очень скоро Маська, приплясывая, тянула за рукав адептку и напевала:
   - Куда идем с ушастой мы? Искать веселые грибы!..
   - Кто, ну кто тебя учил "сочинительству"?! - ужаснулась Хэйт. - И никуда мы не идем, "босс" объявился, нам нужно обсудить планы на арену.
   Квартеронка слегка лукавила: она хотела разузнать у Рэя о служителях Балеона - ведь убивец добился радушия с орденом, может статься, подскажет что-то дельное...
   - Седой, невысокого роста, с такой прямой спиной, словно у него там рельса, а не позвоночник? - уточнил убивец, когда Хэйт описала проблему и персонифицированный ее источник.
   Адептка резво закивала.
   - Именно!
   - Боюсь, я ничем не могу тебе помочь, - с сожалением произнес Рэй. - Он всегда в тени верховного жреца, его место в иерархии ордена неизвестно. Насколько я знаю, нет завязанных на него квестов, раскрывающих его имя или должность. Безымянный непись, казалось бы. Но я однажды стал свидетелем тому, как он отменил приказ главы рыцарей-храмовников, и глава даже не пикнул в ответ.
   Хэйт нахмурилась.
   - Как-то слишком сложно для НПЦ, ты не находишь?
   - Мне тоже приходила в голову эта мысль, - согласился кинжальщик. - В любом случае, тебе не очень-то повезло с этим жрецом.
   Вместо совета Рэй подкинул девушке новую пищу для размышлений...
   Как только явились остальные участники группы, пришло время вспомнить и о пище для тел - виртуальных, конечно же. Потому привычный подводный заплыв провели не в Вельде, та была слишком быстра для роста жемчужниц, а в тихой, прозрачной до самого дна речке в окрестностях Крейнмера. Кроме того, Рэй решил, что им всем стоит сменить обстановку, а неподалеку имелась пара данжей, подходящих им по уровню.
   - Сегодня будем подавать заявку в режиме наибольшего соответствия, поиск может занять немало времени, - высказался убивец, когда с нырянием, потрошением ракушек и готовкой лучшего (в плане бонусов) блюда, которое умела делать Хэйт, было покончено. - Предлагаю потратить его на разведку боем.
   Вот только приглашение загорелось сразу после входа в Яму Скорпионов, "милое" местечко с "дружелюбными" обитателями.
   - На этот раз ведь никаких подстав? - сощурившись, спросила Барби.
   - Никаких, - заверил Рэй.
   - Смотри у нас, - пригрозила махоньким кулачком гномка. - А то сами по выходу поколотим!
   Хэйт только хмыкнула, соглашаясь на перемещение. Она представила, как Мася с орчанкой колотят убивца, и не смогла удержаться от улыбки.
   По распределению им снова достался номер "Команда 1", остальные оповещения Хэйт позакрывала, почти не вглядываясь в содержание - это в первый раз было интересно читать приветствия.
   Адептка осмотрелась. Арена разительно отличалась от той, что попалась им в прошлый раз: для начала, это было здание, здорово смахивающее на театр. Круг воскрешения, похоже, располагался в оркестровой яме, границу круга обозначала простая меловая черта (хотя Хэйт практически не сомневалась, что черта эта - нестираемая). Купол над кругом противников виднелся в другой части ямы. Сражаться им, похоже, предстояло на сцене, к которой вели две лесенки, располагавшиеся возле двух кругов воскрешения. Сама сцена, не особенно большая, цепляла взгляд оформлением "задника"*: густо-бордового цвета стена пестрела прикрепленными к ней масками, от элегантных полумасок, усыпанных блестками, до клоунских, а то и вовсе - звериных.
   "Кулисы - часть оформления или их можно как-то использовать? Ряд скамей сзади - можно ли перенести сражение туда? И главное - это "колизей" или "доминирование"? Плохо, что в оповещениях не обозначают тип арены!" - одним порывом пронеслось в голове Хэйт.
   - Выходим вместе, Барби на шаг впереди, пауза на подъеме, чтобы дождаться действий противника, - озвучила адептка, с трудом узнавая свой голос. - Мась, пожалуйста, будь возле меня, но не впритык. Навскидку, от центра сцены до боковых стенок метров двадцать пять, может быть, тридцать, хорошо бы соорудить укрепление в угловой части, если удастся. Эта арена меньше предыдущей, для атак по площади - самое оно. Рэй, я постараюсь тебя не задеть камнепадом. В первую очередь срезать желательно не хилеров, а магов с аое-спеллами, как мне кажется. Вроде бы все...
   Кен и Рэй одобрительно кивнули.
   - Мась, "от винта" сразу не трать, я тоже "сад" приберегу, - добавила адептка, включая ауры. - Кен, рассчитываю на твои подсказки! Монк... ты сам знаешь, что делать.
   Все эти очевидности можно было и не проговаривать вслух, но, раз уж не отбилась от "должности" координатора - лучше начать раньше, чем уже будучи трупом.
  
   -----------------------------------------------
   *Задник - большое живописное полотно, которое может являться фоном для спектакля. Он же может являться и просто частью 'одежды сцены', то есть, быть нейтральным по цвету, таким же (или схожим) с цветом кулис и падуги.
   -----------------------------------------------
  
  
   Настало время битвы! Сразите врагов, докажите свою доблесть!
  
   А вот теперь слова были излишни: до тех пор, пока они не увидят противников.
   Первым по ступенькам на сцену взбежал мечник, за ним - существо неопределимого пола (только расу уши выдавали - эльф), с саблей в руке. Еще четверо ступали осторожно, держась позади "авангарда": два довольно похожих друг на друга мистика (даже магические сферы с виду у них были одинаковые), девушка в темных, вроде бы, кожаных доспехах, без оружия, орк... (хотя, скорее, смесок, для чистокровки "малогабаритен") с двуручным посохом.
   - Барби, мечник и чудо с ушами - твои, - быстро проговорила Хэйт. - Кен, кем может быть девица?
   - Трупом? - предположил эльф, натягивая тетиву.
   Мечник рванул в центр сцены, встал в оборонительную стойку. Прорези для глаз всех масок вспыхнули, участок пола под ногами мечника (метра три в диаметре) потемнел, а небольшое "окошко" системного сообщения открыло счет.
  
   Команда 1: Команда 2 - счет 0:1.
  
   "А вот и ответ", - мысленно усмехнулась Хэйт. Возможные разночтения испарились - арена явно относилась к типу "доминирование".
   - Сшибем их разок, потом будем закрепляться, - сказала она вслух. - Рэй, выноси "клонов" со сферами!
   Ответом послужили смертоносные искры - излюбленное и разрушительное появление убийцы из невидимости. Девушка в коже, так и не доставшая оружие, на беду свою замешкалась возле ступенек, попав под ту же абилку. Несколько стрел от Кена и тлен от Хэйт отправили ее на возрождение, Рэй покончил с мистиками, но получил ряд дебаффов и дотов от орка-шамана; хорошо еще, что тот тотемов наставить не успел, а то сгорел бы убивец на том же месте...
   - Лечим Рэя! - выкрикнула адептка, прожимая длань очищения, снова, снова и снова - столько дряни мгновенными кастами навешал на него один некрупный орк-смесок. - Мась, помоги Барби, невидимок у них нет!
   Гному просить повторно не пришлось, она с многообещающим воплем ринулась в центр. Вовремя: два противника успешно теснили Барби, пока усилия хилеров были направлены на кинжальщика.
   - Уши с саблей бьют сильнее, чем мечник, - заметил Кен. - Раза в полтора. Очки стат, похоже, оптом в силу ухнул... ухнуло.
   По ступенькам уже бежала воскресшая троица.
   - Все - лупим саблю ушастую! - выкрикнула адептка. - Монк, держи Рэя.
   Она выбежала чуть вперед, чтобы сократить расстояние до шамана и подоспевших мистиков (один из них притормозил у края сцены и начал кастовать что-то долгое - и едва ли "приятное"). Три секунды спустя, запустив камнепад, Хэйт узнала, что же он кастовал: оковы магии, дебафф по площади, аналог "безмолвия", но распространяющийся только на магические умения.
   - Восемь секунд никакого лечения! - уныло оповестила она напарников.
   Монк резким кивком подтвердил их магическую никчемность на этот срок.
  
   Команда 1: Команда 2 - счет 38:42.
  
   Цифры увеличивались с каждой секундой: пока в центре находились игроки обеих команд, рост счетчика шел в обе стороны.
   "У нас же состав удачнее, мы пол их группы смели в начале, но почему не можем укрепить перевес?!" - лихорадочно соображала квартеронка.
   Рэй метнул под ноги мистикам флягу, выведя их ненадолго из строя; безоружная девица таки показала "лицо", начав плавно покачиваться в танце.
   - Вот только танцора нам не хватало! - буркнула себе под нос Хэйт, разозленная вынужденным бездействием.
   Подбор группы противника становился понятен: эффективный в затяжном бою за счет живучести мечник, "силовик" ему в помощь, танцор, усиливающий свою команду или ослабляющий врагов (к счастью, исполнять два танца разом танцор не мог, как барды не могли играть одновременно две мелодии), маги, способные вывести из боя всю лекарскую и магическую братию противника этими чертовыми оковами магии... А недочет с отсутствием лечения и снятия дебаффов мог объясняться тем, что сегодня их команда была в неполном составе.
   Две.. одна... ноль! Ребята продержались на эликсирах, добили "саблю ушастую", а с Хэйт и Монка спали, наконец, оковы. Из негативного: шаман "окопался", установил тотем заживления и тотем гнева - ими-то и занялась адептка, усиления противника следовало ликвидировать со всей возможной скоростью.
   Монах творил чудеса, в самом прямом смысле этого слова, за считанные секунды восстановив до полной шкалы здоровье гномке с орчанкой (маги противника почему-то именно их стремились отправить в круг воскрешения, при живом-то убивце).
   "Сосредоточившись на мечнике, мы позволим двум магам и шаману творить, что вздумается, танцор-то ладно, пусть пляшет... Должен быть другой способ!" - Хэйт казалось, что голова сейчас лопнет.
   - Рэй, как откатится скрытность - уходи в нее и вместе выносим орка! - своевременно, как никогда, вмешался лучник. - Я начну с отбрасывающего выстрела. Давай!
   "Как он умудряется держать в уме откаты чужих умений?" - мысленно изумилась Хэйт, параллельно оказывая посильную помощь своими заклинаниями.
   - Есть! - вскрикнула она, когда шаман повалился на пол. - Теперь магов, "саблю" я задержу.
   Очень успешно прошла лоза на означенного типа невыясненного пола.
  
   Команда 1: Команда 2 - счет 72:76.
  
   - Мечника, всем, что есть! - азартно выпалила Хэйт, когда с магами было покончено.
   Сама же она выставила трясину, чтобы поднимающиеся на сцену делали это чуть медленнее... "Нужно отыграть у них четыре секунды. Всего четыре секунды!" - стучала молоточком мысль. Теперь она понимала, почему эту арену так не любят многие форумчане.
   Девушка-танцор, о которой все почти и забыли, впорхнула в центр арены за миг до гибели мечника. Пятнадцать секунд - краткий срок, и поверженные противники (кроме мечника) снова неслись в битву...
   - От винта! - без "отмашки" от Хэйт или Кена выкрикнула гнома.
   Адептка еле сдержала ругательство: умение практически ушло "в молоко". Нет, танцор и "ухи с саблей" попали под атаку, но оба мага ухитрились отскочить, как почуяли что-то неладное!
   Больше того: один из них сразу после прыжка метнулся на место напарницы, сведя все усилия к выигрышу... одной секунды.
   - Нам нужно их оттеснить, - недобро выговорила Хэйт. - И не пускать дальше ступеней.
   "Только я не знаю, как это сделать", - это осталось не озвученным. Сад камней она твердо вознамерилась придерживать до самого конца - когда счетчик перевалит за число 200.
   Рэй прирезал мага в темном круге, но его "клон" успел закастовать что-то ядреное в Монка, одним заклинанием отправив монаха за меловую черту. Это значило - Хэйт единственный лекарь до воскрешения Монка...
   К счастью, понял это и Кен.
   - Маг. Шаман... Теперь мечник! - начал он проговаривать цели для атаки в порядке очередности.
   На мечнике они снова застряли - тот, кроме защитных стоек, применял еще какое-то умение, почти что в ноль гасящее урон, который в него щедро "вливали" целых четыре персонажа.
  
   Команда 1: Команда 2 - счет 113:109.
  
   - Поднажмем! - стиснув зубы, процедила напутствие Хэйт.
   Мечник пал, но они снова не сумели закрепиться на точке "доминирования" - пятеро противников, перегруппировавшись, уже мчали на них. "Еще не время. Пусть они используют все, что у них есть. Теперь четыре секунды - в нашу пользу", - убеждала себя Хэйт.
   - Твою...
   Они упустили из виду одного из магов, а он пристроился за спиною шамана и успел прочесть "массовое помешательство". Команда адептки, кроме нее самой, бросилась врассыпную. Длань на Монка, на Рэя...
   Больше она ничего не успела - ее смели со сцены, еще бы, пять против одной...
  
   Команда 1: Команда 2 - счет 156:171.
  
   Не считая гибели Хэйт, выжила вся группа, и теперь снова понемногу теснила врагов, монах сумел снять дебафф и продержать "своих", так что перевес, полученный за счет помешательства, должен был вот-вот сойти на нет.
   Хэйт активировала камнепад, затем принялась за тотемы. Рэй снова ушел в невидимость - и это вылилось в "полет" до круга воскрешения девушки-танцора. Центр сцены был освобожден от соперников.
   Немного погодя счетчик показал долгожданные цифры; пальцы адептки легко коснулись пиктограммы уникального умения.
   - Разбираем, - устало произнесла она, активируя угольки на ближайшую глыбу.
   От начала сражения прошли считанные минуты, а ей казалось, что минула вечность.
   Это был, по сути, конец боя: десять секунд заточения, плюс пять оглушения, еще пятнадцать - до воскрешения, затем сколько-то на сбор, да пара мгновений на преодоление лестницы, где их уже встречали...
  
   Битва окончена! Победитель: Команда 1. Счет сражения 250:213.
   Участники обеих команд будут немедленно перемещены с арены!
   Получено знаков доблести: 1.
  
   - Я никогда так не выматывалась, по-моему, - сказала Хэйт, когда они очутились вне арены. - Но это было неимоверно круто!
   Многоголосые восклицания, если собрать все сказанное (а сказано было немало), сводились к: "Мы это сделали! С победой нас! А какого пола было то эльфообразное?" Полемика на тему последнего, как ни странно, затянулась; группа игроков, зашедшая в подземелье посреди обсуждения сего животрепещущего вопроса, даже притормозила, заслушавшись...
  
   - Первый блин был комом, - сказала Хэйт, когда эйфория от победы пошла на убыль. - Да и второй оказался больше на оладушку похож. Но все лучше первого раза... Осталось разобраться, что за зверь такой - знак доблести и с чем его едят?
   Рэй рассмеялся, резким выпадом обрывая жизнь зеленого скорпиона (монстр прямо так и назывался). Поскольку расходовать драгоценное время на болтовню и эмоции целесообразным никто не считал, беседу решили совместить с зачисткой первого (из пяти) уровня подземелья.
   - Провести руководство боем - это ты запросто, а заглянуть в инвентарь и прочесть описание предмета - манипуляция архисложная! - поддел убивец вмиг насупившуюся адептку.
   - Отстань от дивчины, может, ей религия не позволяет? - "вступилась" Барби.
   Хэйт вызвала окно инвентаря, вчиталась в описание.
  
   Знак доблести.
   Тип: особый предмет для обмена.
   Предмет, получаемый за победу на арене, подлежащий обмену на специальные товары торговца реликвиями (найти этого НПЦ можно в гильдии торговцев любого города Тионэи).
   Класс: редкое.
   Внимание! Предмет не может быть передан или продан другому игроку. Нельзя выставить на аукцион.
  
   Действительно, расписано все было более, чем доступно, а что список товаров на обмен следовало узнавать у самого торговца, понятно было и ежику.
   - С такими друзьями, верно говорят - и враги не нужны, - буркнула Хэйт, больше для профилактики. - Вредные вы. Уйду я от вас!
   - Ушастая, не вгоняй мобов в депрессию - кроме них, тебе никто не поверит, - фыркнула немного запыхавшаяся гномка.
   Малую сегодня жестоко эксплуатировали: пока вся группа начинала зачищать один зал (неровное, словно выеденное исполинским червем помещение), она мчала в соседний зал, "собирала" там всех мобов и приводила к напарникам. Впрочем, чтобы все было честно, вождением монстров договорились заниматься по очереди, за исключением из этой очереди монаха, из здравого соображения: наличие лекаря при группе требовалось беспрерывно.
   - Что-то мне подсказывает, в гроб мы их вгоним скорее, чем в депрессию, им переживания Хэйт по барабану, - продолжил ерничать убивец. - Вообще, у меня пара вопросов. Которые я задам, даже зная, что кое-кто может рассвирепеть.
   Он подмигнул орчанке, покосился на Хэйт. Не дождавшись реакции (Барби, не отвлекаясь на сторонние раздражители, ломала и крушила скорпионов, адептка молчала просто из вредности), продолжил:
   - Умения наших милых барышень. Выделяющиеся на фоне... общедоступных, скажем так. Я понимаю, что без них было бы тяжелее победить. Но так ли обязательно было их использование?
   Маська вдруг стала похожа на чайник, который вот-вот закипит.
   - Рэй, - неожиданно обратился эльф к другу. - Ни у одного из мистик-классов нет скиллов массового контроля с шансом прохождения, близким к восьмидесяти пяти процентам, а помешательство прошло на пятерых из шести в нашей группе. И то, что использовал мечник - не имеет аналогов в стандартных умениях. На пятидесятом у стража появляется "несокрушимость", но против нас были двадцатники. И, что касается Хэйт: она отыграла пятнадцать секунд их перевеса, законтролив всю группу. Я не могу гарантировать, что без этого контроля мы бы выиграли.
   Скорпионы в зале кончились, включая приведенных Масей, настало время ритуальных поклонов - то бишь сбора лута. Был он не ахти, но бережливая гнома и экономная Хэйт не простили бы того недальновидного, кто предложил бы лут из простых мобов не поднимать. Адептка не стала уточнять, что на нее не подействовало заклинание помешательства из-за Талисмана, реликвии, дающей иммунитет к ментальным воздействиям, это сделало бы выводы лучника еще более мрачными.
   - Ты сказал, что у тебя "пара вопросов", - мрачно выговорила квартеронка, разгибая спину. - Это был один. И да, я думала о последствиях. Но таиться всегда и от всех - не для меня. Понимаешь?
   Убивец вздохнул.
   - Увы, да. Я только повторю, что хотел, как лучше.
   - Рэй, - негромко произнес монах, но услышали - и уставились на заговорившего - все. - Хэйт уже большая девочка, умеет думать за себя сама.
   Рэй что-то ответил, мол "ничего такого не имел ввиду", но адептка пропустила это мимо ушей, как и возмущения Маськи об "ущемлении прав малых народцев". Коварная память (она не вспоминала поименно никого из одноклассников целых три года, только "они", если речь или мысль как-то касалась школьных лет, а тут - второй раз за месяц!) подкинула, как кадр из фильма, диалог между Алкой Старостиной и Яном. Старостина, словно и не она была зачинщицей половины гадостей, что устраивали Яну несколькими годами ранее, вдруг прониклась светлыми чувствами к "мега-мозгу"; кроме того, прознала о семейной ситуации парня.
   - У тебя до-ома та-ак непро-осто все, - сочувственно тянула гласные Алка. - Как ты спра-авляешься?
   - Я большой мальчик, Алла. Справляюсь.
   Даже без ехидства сказал... Нет, тогдашняя фраза Яна не слово в слово сходилась с тем, что выдал только что Монк, но что-то такое в интонации его было...
   "Спросить? А что спрашивать? Как тебя зовут? В какой школе ты учился? Из какого ты города? Ага, вот так он мне все и выложил, вместе с паспортными данными! Да и глупо это..." - как-то заполошно метались мысли в голове Хэйт.
   - Так что за второй вопрос, Рэй? - как ни в чем не бывало произнесла адептка. - Ты отвлекся и не договорил.
   "Не стану спрашивать. Даже если это вдруг и он - что изменится? Именно - ни-че-го", - это решение успокоило девушку, почти угасив разгоревшееся не на шутку любопытство.
   - Да так, ерунда, - отмахнулся убийца. - Хотел поинтересоваться, чего Барби такая тихая сегодня? Птичка "перепил" по темечку вчера не тюкнула? А то мы слегка... превысили норму на выходных.
   - В порядке я, - чуть хрипловато ответила орчанка. - О себе беспокойся... И идемте дальше, тремся же на пустом месте.
  
   На втором уровне зеленых скорпионов сменили красные, дав повод для шуток о светофоре. Перед этим, правда, пришлось убить элитного скорпиона-стража. Кен здорово рисковал своей шеей, воскликнув при виде монстра: "Милая, ты ли это? Но почему тебя две?!" - после чего вынужденно демонстрировал, с какой скоростью эльф с высоким параметром ловкости может убегать от орка в тяжелых доспехах.
   - Нужен контроль, - задумчиво сказала Хэйт. - У меня только точечный на двадцатом - из достижимого. Ну и лоза. Сад камней - "плюшка" разового применения из-за отката. Маловато будет...
   - У меня на двадцать пятом появятся ловушки, - отозвался эльф. - А в остальном - только смеси алхимические, ранга мастер, специализации "разрушение". Как та ошеломляющая, которой наш друг с кинжалами разбрасываться любит.
   Рэй сделал вид, что речь вообще не о нем, а он страшно занят "разделкой" скорпиончика на запчасти. Хэйт же напряглась, вспоминая гайд по алхимии. Во многих профессиях, при достижении "потолка" развития появлялась возможность выбрать специализацию, пройдя муторный квест. Так, алхимия на максимуме предполагала две ветки развития: разрушение и созидание. К первой ветке относились многочисленные яды, смеси, порошки, жидкости с негативными свойствами; ко второй - высшего качества эликсиры и свитки усилений. Выбрать, разумеется, можно только одно направление; на уже изученных рецептах выбор никак не сказывался, зато открывались рецепты эпического класса. Рецепты "миф" (мифические) тоже существовали, но число их обладателей было столь мало, что счастливчиков этих чуть ли не в лицо знала вся Тионэя (и это с учетом того, что при выставлении лотов на аукцион имя продающего "видит" только система). И делиться "местами улова" таких рецептов игроки с общественностью не спешили...
   - У нас чем дальше, тем больше оглушающих умений будет, - вставила свои "пять копеек" гнома. - Мы же не мистики тряпочные да великомудрые, чтобы наколдовывать разную гнусь.
   Хэйт прокашлялась.
   - Ой, ушастая, я не тебя... не того... не злись! - осознала свою промашку Маська.
   - Да как на тебя злиться можно, дитятко? - махнула рукой адептка. - Оглушение - это хорошо, конечно, но не совсем то, что нужно. Вот бы...
   Она не закончила фразу - вслух. Зато подумала: "Вот бы второй пергамент дал еще одно умение контроля, желательно - с откатом поменьше".
   - Есть вариант с увеличением группы, - подал голос Рэй. - Я от этой мысли не в восторге, но готов учесть ваши пожелания.
   Ни одного ответа убивец не получил, хотя по лицам можно было сказать, что мысль "переваривается" всеми присутствующими (исключая, разумеется, мобов и питомцев).
   Когда Хэйт высказала, что не потянет лечение группы, идея расширить состав была принята без каких-либо возражений. Сейчас, когда все более-менее "пообтерлись", привыкли друг к другу, начали сыгрываться, предположение о "вживлении" нового человека в коллектив отторгалось чуть ли не на подсознательном уровне.
   - Я думаю, стоит поглядеть, как дело пойдет с обращением в камень и ловушками, - без особой уверенности предложила квартеронка. - И файтерскими оглушениями, как без них...
   Мася покивала, явно придя к каким-то своим выводам.
   - Экспа, готовься! - выпалила она, пригрозив неизвестно кому секирой. - Мы идем за тобой!
   Первой в себя пришла Барби (от хохота, от чего же еще?), предупредив:
   - Малая, ты бы потише, а то вдруг наоборот - экспа нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь?..
   Орчанка напела вторую часть фразы, под аккомпанемент задорного смеха напарников.
   - Самое веселое, - с улыбкой прокомментировал Рэй. - Что боевая наша подруга права на все сто: особенность этого данжа, если кто не в курсе, состоит в том, что здесь нет фиксированной точки нахождения босса. Он может появиться в любом зале, после зачистки мобов в нем, на любом уровне. Смекнули?
   - Э?! - округлила бордовые глазки гнома.
   - Вот тебе и "э", - хмыкнула Хэйт, щелкнув мелкую по носу. - Босс, как я понимаю, не "мини"?
   - Не-а, - покачал головой убивец, вслед за Барби замурлыкал тихонечко: - Экспа нечаянно нагрянет...
  
   Третий уровень населяли в основном черные скорпионы, твари значительно более опасные, чем их сородичи, обитающие повыше. Зато из них можно было добыть ядовитую железу черного скорпиона, алхимический реагент для сильнодействующего яда. Залы стали больше, а проходы между ними - еще более извилистыми. Прямого пути комната-коридор-комната, начиная с третьего уровня данжа, не существовало, зато была огромная разветвленная система залов и переходов, с уймой "бродячей экспы" (по словам так и не унявшейся Маськи). Кроме скорпионов, появились (видимо, разнообразия для, чтобы игроки не заскучали) громадные плотоядные черви, вылезающие из-под ног в самые неподходящие моменты. Назывались монстрики - люмбры. Один такой "люмбр" пытался заглотить Монка, причем частично ему это даже удалось. Монах после извлечения из челюстей с омерзением морщился и отряхивался, как большой мохнатый пес после купания (очень-очень недовольный пес).
   Шли они неплохо - в самом деле неплохо, хотя ни о каких мобах из соседних залов речь уже не шла, хватало за глаза тех, что были в досягаемости. Зато все были живы, включая питомцев, вызванных еще на первом уровне, инцидент с монахом оказался единичным, видимо, сказалось неудачное расположение (или червь попался зело голодный, как предложила Барби).
   Хорошо шли.
   Пока адептка в горячке очередного боя не наступила на участок, в котором незадолго до этого зияло отверстие хода люмбра... Червь уже был повержен, отверстие само собой закрылось, поэтому мелкая оплошность девушки легко объяснялась (к слову, Хэйт удивлялась больше всего не тому, где умещались массивные твари - спуски между уровнями были глубокие, а исчезновениям отверстий-червоточин после убиения монстра).
   И все бы ничего, если б не провал, недолгий полет и болезненное падение адептки после этого неаккуратного шажка...
  
   Задание! Подземелье внутри подземелья (ситуативное).
   Исследуйте ходы люмбров, проеденных ими между уровнями Ямы Скорпионов и найдите выход.
   Награда: неизвестно.
   Требования: попасть в лабиринт люмбров.
   Уровень сложности: скрытое ситуативное задание.
   Внимание! Если вы погибнете прежде, чем найдете выход, задание будет считаться проваленным!
  
   Хэйт тихо, но с чувством выругалась. Включила "светильник" - умение "свет во мгле". Выругалась еще раз, погромче.
   Попыталась активировать почтовый сервис - безуспешно. Покричать - никто не откликнулся. Того, что на крик выползет "червячок", квартеронка не опасалась, штрафа за провал нет, так и воля Ашшэа с ним, слетит квест - туда ему и дорога.
   - Богов уже вспоминаю. Игровых. До полноты картины не хватает мне смирительной рубашки, - досадливо пробормотала Хэйт.
   Геро, провалившийся вместе с хозяйкой (а нечего было под ногами крутиться!), отсвечивал шкалой здоровья в красной зоне.
   - И как только не убился, чудо-юдо ты мое злосчастное? - вопросила адептка, подлечив питомца.
   Не то, чтобы она надеялась на ответ или какую-то реакцию, просто звук своего голоса успокаивал.
   Следующим вызовом стало окно инвентаря на предмет поиска свитка переноса, она была уверена, что покупала несколько, или Рэй делился, когда они по квесту очутились в каменном мешке... Хэйт выругалась в третий раз, проклиная и дырявую свою память и манию экономить на всем. Свитков не было, ни одного.
   - Приплыли мы, зеленый, - вздохнула адептка. - Придется и вправду искать чертов выход...
   Больше всего озадачивало слово "лабиринт" в описании задания. Бродить до посинения, покуда не закончатся запасы пищи - это было бы крайне печальным исходом. "Что я знаю о лабиринтах? Правило одной руки, но оно, кажется, не работает в каких-то замкнутых петлях", - размышляла Хэйт, подумывая заодно и о выходе из игры, с целью поиска схемы лабиринта или советов по прохождению оного в сети (не могло быть такого, чтобы она первая сюда угодила). Нити Ариадны под рукой не было, хлебных крошек, чтобы ими посыпать пройденный путь, тоже не имелось, да и от идеи о поиске схемы адептка, поразмыслив, отказалась - без идеальной фотографической памяти пользы от такой схемы было чуть, и не факт, что "добрые люди", попавшие в эти ходы до нее, спешили на форум делиться опытом. Что-то ей подсказывало, будь в открытом доступе хоть одно предупреждение о возможности провала, Рэй бы их предупредил - к вопросу подготовки и сбору информации он всякий раз подходил крайне ответственно.
   Почему ухнула в эту дыру только она - этот вопрос тоже занимал адептку. Нет, то что остальные обходили затянувшиеся отверстия - объяснимо. Понятно. Но не верилось ей, что напарники не пытались ей помочь, даже если это и означало свалиться следом. Хэйт почти наяву видела, как Маська замахивается на убивца кулачком (а то и секирой в режиме боя), требуя немедленно достать "ее ушастую", как исследует Кен провал, в каком бы он ни был виде, как Барби обещает забубенить в табло криволапым разработчикам, ежели с их дивчиной что случится... Как Монк стоит в сторонке, молчит, морща лоб в напряжении, а Рэй пытается всех успокоить, даже если сам от спокойствия далек, как от льдов Антарктиды...
   Окно группы в тот момент, как Хэйт очутилась в ходах люмбров, посерело, показывая, что компаньоны вне зоны досягаемости, но это не значило, что они бросили бы ее тут одну, будь у них хоть малый шанс что-нибудь сделать. Следовательно, попасть в лабиринт вслед за ней они попросту не смогли, что наводило на мысли...
   В чем ее отличие от всей группы (а может, и в более обобщенном смысле, ведь по данжу ежедневно проходит масса игроков)? Смешанная кровь? Из шестерых только она была на четверть дроу, на три четверти - человеком, все прочие являлись "чистокровками".
   - Глупая версия, - постановила Хэйт, медленно и крайне осторожно продвигаясь вперед по проходу. - Червям сугубо фиолетово, кого мусолить в качестве плотного ужина.
   Кое-какую часть соображений о происхождении, однако, со счетов сбрасывать она не стала. Дроу - знатоки подземелий, это общеизвестный факт. Малый подгорный народ, сиречь - гномы, больше специализировался по шахтам, а темноухие в подземелье любого происхождения чувствовали себя, как дома.
   Кроме того, Хэйт помнила тварей, коих истребляла в храме Крейнмера, тех же липров - неудачный эксперимент послушницы. Как знать, а не результат ли очередного опыта, вымахавший, скажем, из безобидного земляного червячка, смылся от создательницы и окопался в Яме Скорпионов? А там, глядишь, и "семью" завел...
   Дальше размышления переключились на Талисман Забвения, который старшая жрица Ашшэа назвала ключом, а ключи, как известно, обладают свойством что-то открывать... Или, раз он "один из пятидесяти", притягиваться по принципу "подобное к подобному".
   - Бред, - покачала головой она, притормаживая: впереди, похоже, была развилка.
   К столь же глупым версиям Хэйт отнесла и связь с новоприобретенным достижением, "взглядом истины", даже полагая, что оно не относится к числу распространенных. Что такого особенного она могла тут этим взглядом высмотреть? Сколько у люмбра хп? Так это она еще в залах выяснила. Иными словами, к делу ее художественные навыки и специфичное достижение едва ли были причастны...
   Схема, карта, лабиринт - все это подсказывало, что навык картограф мог иметь некое отношение к попаданию сюда, но тогда напрашивался вывод: главная цель - не выбраться наружу, а найти что-то внутри.
   - Вменяемо, хоть и связано с неучтенными трудностями, - остановившись, сказала Хэйт.
   Она добралась до первой развилки, и теперь следовало озаботиться непротиворечивым планом действий.
   Тем паче, что самый прозаичный из вероятных источников ее неприятностей - его величество Случай - со счетов сбрасывать на стоило. "Ага, раз в календарный год, в день солнцестояния, когда ближайшая планета проходит некое созвездие на местном небосклоне, одна глупая курица может получить - совершенно бесплатно! - незабываемую экскурсию по "городку" червей-людоедов!" - на этом жизнеутверждающем пассаже Хэйт решила переключиться на поиски выхода.
   К "почемучкам", как здраво рассудила девушка, правильнее будет вернуться позже, на поверхности, с чашкой чего-нибудь горячего, в кругу друзей. Можно даже с Маськиной кошкой на коленях, мурчащей и выпускающей коготки, атмосферы ради...
  
   Ход раздваивался: часть уходила влево, немного отклоняясь от того, по которому брела квартеронка, другая - отворачивала резко вправо. Хэйт в который раз мысленно возблагодарила умение "свет во мгле" и день, когда она приобрела книгу для его изучения (кстати, ларчик причинный мог открываться проще, чем она нагородила - возможно, для провала достаточно было просто владеть этим заклинанием).
   - Художник я или где? - фыркнула Хэйт, творчески подходя к решению задачи лабиринта, а именно - доставая из инвентаря тюбик с краской. - Погулять вышла, ага. Добровольно-принудительно.
   Она потрогала пальцем стену - закругленную, равно как и пол с потолком (идти по этой "трубе", не согнувшись, она могла только благодаря невысокому росту; та же Барби на ее месте вынуждена была бы пригибаться при ходьбе). Поверхность стены оказалась довольно ровной, не рыхлой, следовательно, на нее вполне можно нанести краску, что адептка и проделала, сначала выдавив немного краски из тюбика на палец. Кисть и палитра - это отлично, но не в условиях, когда мимо могут мирно проползать червячки, устроившие эти самые ходы, а чем меньше "лишних" предметов в руках, тем проще их убрать, заменяя на оружие.
   Хэйт сделала пару пометок на правой стене: крестик, означающий, что из этого прохода она пришла, и двойную стрелочку, заворачивающую на стенку правого отворота. Она была правшой, отсюда и уклон в правую сторону, да и правило одной руки, как единственно знакомое для прохождения лабиринтов, задействовать посчитала верным, разве что, внеся кое-какие дополнения.
   - Отлично, - с чувством выполненного долга сказала она, убрала тюбик и двинулась в отмеченный коридор.
   Теперь, если этот ход окажется петлей, она пририсует кружочек к стрелке, обозначая, что "ловить там нечего", и двинется в левый проход. И не важно, если придется несколько раз проходить одни и те же коридоры, ведь каждый раз она сможет дополнять отметки. Главное - не запутаться и сохранить ясность мысли, а наличием подсказок она себя обеспечила.
   Шагов через двадцать обнаружился местный житель, люмбр. Сражение в замкнутом пространстве, без свободы маневра, легким и приятным назвать язык бы не повернулся, но Хэйт была готова к этой встрече, а червь, судя по его неповоротливости в первые мгновения схватки - нет. Но радости от победы не было. Теперь, имея опыт столкновения с "наглядным пособием" внутри ходов, девушка могла руку дать на отсечение, что их (ходы) "проедали" не люмбры. Размеры не совпадали: червь "в высоту" едва ли половину расстояния от пола до потолка занимал. Создатель этих тоннелей был намного крупнее обычного люмбра.
   И что-то ей подсказывало, рано или поздно она с этим "строителем" столкнется.
   - Ничего, зеленый, мы тоже не лыком шиты, - недобро выговорила Хэйт. - Ты, главное, держись позади меня и не лезь в драки.
   По-хорошему, животинку следовало отозвать - сожрут же и не заметят. Только остаться одной в неизвестности, тишине и мраке за пределами радиуса заклинания - эта перспектива пугала, хоть и не считала себя Хэйт слабонервной. В инвентаре лежало два свитка воскрешения питомца, хорошо, что про них она не забыла и не зажала пару монет в вечном своем скупердяйстве.
   Через час блужданий (она время от времени сверялась с игровым таймером), восемь пройденных поворотов, один из которых заворачивался петлей, заставив адептку возвращаться к предыдущей развилке, на счету ее было пять уничтоженных люмбров. Навык картографа, методично проверяемый на каждой развилке, всякий раз отказывался активироваться, а Хэйт начала злиться.
   - Перерыв, - устало произнесла она, приваливаясь к стеночке.
   Перекусив и переведя дух, Хэйт продолжила движение.
   Следующий час мало отличался от предыдущего: те же ходы, те же пометки, те же люмбры. Но что-то начало вырисовываться в ее восприятии, так, она могла уже заранее угадать, скоро ли будет развилка, в какую сторону повернет коридор, где выше опасность наткнуться на "лежку" червяка... Как говорил Кен: "В этой игре нет ничего бессистемного. Соль в том, чтобы вычленить элементы этой системы, распознать и применить с выгодой для себя".
   - Мы выберемся, зеленый, - убежденно сказала Хэйт. - Твоя хозяйка, может, и не такая умная, как Кен, но и мои хилые извилины что-то, да могут!
   Минул еще один час. Хэйт по-прежнему рисовала пометки на стенах, при этом все чаще ловя себя на попытках сравнить лабиринт со... снежинкой, вырезанной из бумаги. Только части, по которым как бы прошлись ножницами, "прорези", собственно, образующие узор, это стены и то, что за ними, а бумажная часть снежинки, после тех ножниц уцелевшая - ходы. Пересказать кому-либо эту гипотезу адептка едва ли решилась бы - сочтут же за двинутую, как ни объясняй, что она творческая личность, художник и вообще, она так видит!
   Вопрос, задаваемый Хэйт самой себе, состоял в том, что в центре снежинки-лабиринта? Выход или же... настоящая цель, в чем бы она не заключалась, будь то монстр, прорывший ходы, а то и (может быть и такое) породивший люмбров, или какой-то предмет, который нужно отыскать и вынести на поверхность?..
   Ответ она получила только через пару часов: даже с интуитивным пониманием устройства лабиринта, пройти его быстрее было весьма затруднительно, так он был велик; кроме того, схватки с червями тоже требовали времени - это группе из шести игроков тот люмбр на одну совместную атаку, для одинокой адептки задача усложнялась в разы.
   Чем ближе подходила она к "сердцевине", центру лабиринта, тем шире становились тоннели. Поначалу это было едва заметно, но чем дальше, тем явственнее становилось это изменение. В центре же...
   - Два в одном, - без намека на удивление констатировала Хэйт. - Этого-то я и опасалась...
   Внушительных размеров зал был виден ей не полностью, слабое освещение самого зала не располагало, но здесь вообще был хоть какой-то свет, кроме источаемого заклинанием адептки, что значило - она не ошиблась в выводах.
   Хэйт подобралась поближе (на цыпочках и не дыша), чтобы осмотреться.
  
   Задание! Подземелье внутри подземелья (ситуативное) - изменено!
   Вы обнаружили выход из лабиринта люмбров, но дорогу к нему преграждает Люмбар - монстр, чье существование противно богам. Вы можете пройти в портал (в таком случае Люмбар не станет атаковать вас) или же попытаться уничтожить монстра. В случае вашей победы люмбры будут ослаблены, и со временем вымрут.
   Награда: вариативно.
   Уровень сложности: скрытое ситуативное задание.
   Внимание! Если вы предпочтете не убивать Люмбара или же погибнете, сражаясь с ним, награда за задание будет минимальной!
  
   Предложи система быстрый и бескровный вариант завершения квеста раньше, до того, как Хэйт промаялась несколько часов в лабиринте, она, не раздумывая, согласилась бы на него. Но теперь ее усилия требовали должного вознаграждения, поэтому распухшая в середине сегментированного тела хреновина, именуемая Люмбар, стояла (хотя, скорее, лежала, слегка трепыхаясь) в шаге от внесения в книгу вымерших существ Тионэи.
   Монстр был элитный, как и следовало догадаться, почти шестьдесят тысяч хп при всего лишь тридцатом уровне, из-за титанических размеров, наверняка, неповоротливый, зато если позволить себя придавить тем же хвостом или сжать между сегментами - пиши пропало. Вдоль стен по всей окружности были как-то беспорядочно навалены белесые коконы, под потолком расположились "кляксы" лишайника (или мха?), очень схожие с теми, что Хэйт видела в пещере под храмом Ашшэа, когда выполняла задания с древом скорби и древом познания, эти-то "кляксы" и освещали зал. И, если в безопасности "осветителей" адептка не сомневалась, то коконы внушали серьезные опасения, не говоря уже об их количестве...
   Она немного замешкалась, решая, отозвать или оставить при себе питомца, ведь в случае гибели терял он всего пять процентов опыта, что было не страшно, за время хождений по лабиринту на червячках Геро прокачал целый уровень и еще чуть-чуть сверху. Зато, если все завершится успешно, опыта ему "отсыпет" ого-го сколько! Немного угнетало только два нюанса: использовать свиток воскрешения можно было только вне режима боя; Хэйт не знала, что будет, если погибнут они оба - перенесется ли "трупик" питомца в круг вслед за ней или... Вот это "или" дико нервировало, причем подумай она заранее и поищи ответ на сайте, не было бы таких заморочек.
   Здесь хорошо бы звучало что-нибудь пафосное, вроде: "Мы прошли весь путь вместе, так идем же до победного конца!" - или там: "Я не дам тебе умереть, мой маленький чешуйчатый друг!" - но Хэйт обошлась ехидным смешком. Чешуйчатому другу сантименты были до свечки, да и не о том надо было думать...
   Порция мяса моллюска, аура стойкости, проверка эликсиров... В бой!
   Камнепад - разнести к чертям лысым эти коконы, не дожидаясь, что из них выползет! Отскочить: Люмбар со змеиной грацией метнулся всем телом в ее сторону. Выставить трясину, раз на эту заразу не "легла" лоза...
   Пробежка через весь зал, тлен, угольки, пыльца... Взгляд на лог урона, тихий мат: пыльца, хоть и прошла, но урон от нее по твари - мизерный. Не иммунитет, но устойчивость...
   - Чтоб тебя...
   Угольки по новой, тлен, отбежать... Моб начал странно сворачиваться, распухшая часть его тела оказалась на вершине "конуса", набухла еще сильнее; опухоль эта с противным хлюпаньем взорвалась, вывалив с дюжину новых коконов. Рана на теле Люмбара затянулась мгновенно.
   Покуда длилась эта мерзопакость, Хэйт не теряла времени, сливая ману на заклинания. Почти десять тысяч здоровья элитного монстра она успела снять, не получив ни одного повреждения!
   Камнепад еще откатывался, а коконы начали раскачиваться, на глазах увеличиваясь в размерах. "Ускоренное созревание", - глупейшая мысль промелькнула в уме Хэйт. Пять секунд отката - адептка понадеялась, что "детеныши" не успеют сформироваться полностью за это время и вмешаться в сражение, но здорово дала маху. Люмбар не стал ждать "взросления" своих "деток", он начал их проглатывать.
   Каждый сожранный кокон восстанавливал твари тысячу единиц здоровья! Пара мгновений - и все труды Хэйт пошли насмарку, шкала хп червя заполнилась до предела, а сама адептка чуть не взвыла: сегмент тела червя-гиганта, отвечающий за коконы, уже распухал заново...
   - Тебе бы сейчас облизнуться, как вороватому коту, стибрившему сметаны крынку, да вот жалость - нет у тебя языка, - от досады адептку "пробило" на словоохотливость.
   Она откупорила эликсир маны, глянула на Геро - питомец сидел, согласно команде, почти вжавшись в стеночку, и не встревал в сражением никаким боком.
   - Вторая серия, - хмыкнула Хэйт невесело, активируя тлен и успокаивая себя мыслью, что банок много, хватить на затяжной бой должно...
   Наверное. Если очень повезет.
  
   Уйму времени спустя загнанная, взмыленная, как лошадь после скачек, Хэйт сжимала в занемевших пальцах последний эликсир маны. Геро, по-прежнему живой и невредимый, сидел у стенки, а Люмбар... Люмбар покоился с миром.
   Бой на откатах, игра на нервах - вот, что это было. Когда же гигантский червь издох, у адептки не было сил даже на то, чтобы вызвать окно инвентаря и убрать ненужный уже пузырек в ячейку. Она глядела на россыпь системных сообщений и недоверчиво покачивала головой.
  
   Критический удар! Вы нанесли 1996 единиц урона умением Тлен!
  
   Поздравляем! Ваш уровень повышен!
  
   Мудрость увеличилась на 2.
   Интеллект увеличился на 1.
  
   Вы получили 5000 очков репутации с орденом Ашшэа!
  
   Вы получили 500 очков репутации с орденом Балеона!
  
   Вы сокрушили Люмбара! Чтобы завершить задание: Подземелье внутри подземелья, предъявите железу Люмбара представителю ордена Ашшэа или Балеона!
  
   Геро тоже "подрос" на уровень, но Хэйт удивлялась не этому.
   Тлен, закастованный в момент, когда Люмбар уже тянулся, разявив пасть, к коконам, был жестом отчаяния. Последний эликсир оставался у Хэйт, и маны, восстановленной им, не хватило бы, сожри монстр хоть один кокон; камнепад же откатиться не успевал. Сад камней адептка потратила пятью минутами ранее, когда у нее слегка сдали нервы, только вот урона не хватило, чтобы добить червя - самую капельку, и он снова "отожрался". За все сражение (Хэйт пролистала лог от и до) это был первый и единственный критический удар с ее стороны, словно и не было у нее пассивки "удача" и бонуса от наплечников. Сопротивление к "маг-критам", как часто сокращали игроки долгое "магический критический удар", наверняка имело место быть у твари в "загашнике"...
   В течении боя она лишь единожды получила урон - когда не успела вовремя отскочить, а потом споткнулась, совершенно по-глупому, на ровном месте. Червь, применивший в очередной раз свой "пресс" - так это умение назвала Хэйт - легонько задел кончиком хвоста ее плечо, "погладил" можно сказать. Вследствие этого поглаживания полоска хп адептки просела до красной зоны.
   Еще у него был "каток" (тоже самоназвание авторства Хэйт) в арсенале, но он редко его использовал, чему адептка радовалась искреннейше, уворачиваться от катящейся через весь зал массы - удовольствие не для всех. В итоге она носилась по помещению, что та вошь по гребешку, лишь бы не попасть под удар тварюги, лишь бы выжить! И каким-то немыслимым чудом ей это удалось, хотя Хэйт, после наглядной демонстрации урона Люмбара (дикого, что ни говори, если не увернуться), свои шансы на выживание оценивала, как исчезающе малые.
   Но даже не это вызывало ее удивление после схватки.
   В пантеоне Тионэи пять богов, в описании задания значилось: "Монстр, чье существование противно богам", а репутацию она получила только от Ашшэа и Балеона (с десятикратной порезкой), равно как и предложение о сдаче квеста касалось этих двух божеств.
   - Как так? - недоумевала Хэйт. - А остальные?..
   Еще раз покачав головой, она приблизилась к темному сгустку, оставшемуся в месте гибели Люмбара. Чуть дальше появился и сундук, будоража любопытство адептки. В сгустке нашлась железа - квест-итем, а в сундуке... гравюра. На ней сплетены были в объятиях мужчина и женщина на фоне какого-то космического пейзажа. По длинным ушам и резким чертам лица в женщине угадывалась эльфийка, Хэйт готова была поставить на кон все свои деньги - темная. Мужчина, вероятнее всего, был человеческой расы.
   Металлическая пластина также распознавалась, как квест-итем, и название она носила, согласно описанию: "Страсть богов".
   - Ашшэа? - изумленным шепотом озвучила догадку Хэйт. - Балеон?..
   "Нет-нет-нет, сейчас я такого нафантазирую, что без ста грамм потом не разберу", - спешно одернула себя Хэйт, убирая гравюру в инвентарь и доставая из оного досочку и грифель. На этот раз обошлось без осечек - картографический навык заработал, только выдал предупреждение, что ввиду особенностей устройства подземелья зарисована будет только та его часть, по которой пролегал маршрут прохождения.
   Увы, процесс затягивался, и мысли Хэйт снова и снова возвращались к найденной гравюре. История мира (лор* Восхождения), зияла дырами, умышленно оставленными создателями игры, к "теологии" это относилось особенно сильно. Предполагалось, что к общим сведениям игроки в самом Восхождении найдут дополнения, углубляющие "картину мира". Многие "темные места" раскрывались во время эвентов, немалую часть "неизвестной истории" рассказывали НПЦ, при достижении игроком соответствующего уровня репутации. Не всем такая подача информации нравилась, но диктовала правила корпорация, поэтому недовольным оставалось лишь строчить стены текста на форуме в попытках "сваять" свою версию лора, так сказать, "от фанатов".
  
   -----------------------------------------------------------
   *От англ. Lore (в одном из значений) - традиционные знания. В контексте ММОРПГ означает известную историю игровой вселенной.
   -----------------------------------------------------------
  
   Итак, если изображение действительно несло образы Балеона и Ашшэа, открывалась новая веха в истории мира и его небожителей. Ведь, насколько известно было Хэйт, во всех официальных источниках эти два божества считались противоборствующими, даже враждебными по отношению друг к другу. Тем не менее, на отношениях рас дроу и людей это противостояние никак не сказывалось... Оставалось придумать, что делать с этой находкой, ведь реакцию орденов предсказать было невозможно!
   Работа над планом подземелья закончилась.
   - Один клад? - огорчилась адептка, увидев результат.
   Хэйт ожидала большего, зато отметка указывала на тот зал, где она была (и где до этого обитал Люмбар), так что сбивать ноги в обратном направлении не было нужды.
   Достав и идентифицировав предмет из тайника, она схватилась за голову.
   - Что за день-то сегодня такой?! - возопила Хэйт, пытаясь понять: радоваться ей или плакать?..
   "Часть утерянной карты" - назывался неровный листок с малопонятными символами, не смахивающий на карту, как ни крути. Предмет для задания - эта строка в описании тоже была понятна. Но вот класс "мифическое" и вопрос, хочет ли она приступить к выполнению задания уровня сложности "мастерский" - это ни в какие ворота не лезло!
  
   - Хочу, куда деваться-то? - устало выдохнула она, соглашаясь на новый квест.
   И долго-долго вчитывалась в буковки, составляющие описание, прежде чем "догнала", о чем речь...
  
   Задание! Утерянный путь.
   Последний страж Замка-за-Завесой перед уходом в иные пределы создал десять экземпляров карты, с помощью которой можно добраться до Замка. Он самолично разорвал каждую карту на четыре части и сотворил пятую - магическую печать, позволяющую скрепить обрывки и сделать их единым целым.
   Соберите вместе четыре обрывка карты и магическую печать к ним, чтобы воссоздать карту.
   Внимание! Все части утерянной карты из-за магического воздействия выглядят одинаково, для воссоздания достаточно найти и совместить любые четыре обрывка с магической печатью.
   Награда: нет.
   Требования: нахождение части утерянной карты.
   Уровень сложности: мастерский.
   Внимание: после того, как вами будут собраны четыре части карты, на поиск магической печати будет отпущен один месяц. Если по истечению срока вы не сумеете отыскать магическую печать, задание будет считаться проваленным без возможности повторного прохождения.
  
   "Награда: нет", - эта часть приглянулась Хэйт больше всего, точнее, чувство юмора разработчиков, писавших этот квест.
   - Соригинальничали ребятки: трудиться надо за идею, а не за такие глупости, как золото или опыт, да-а...
   Частей, если она верно поняла описание, всего было сорок и одна - которая магическая, камень преткновения всего задания. Карта... Замок-за-Завесой... "Ключ от завесы"...
   - Черт, Замок! - от масштабности догадки у нее аж горло перехватило. - Тот Самый Замок?!
   Рекламщики, утверждавшие, что Замок, изображенный на логотипе, игроки называют "замком пурпурных небес", кривили душой. Нет, звучало, несомненно, романтично и привлекательно - но неискренне. Тот Самый Замок или просто Замок (с большой буквы, приз того стоил!) - эти названия произносились чаще, чем то, что значилось на официальном сайте.
   Собрать карту, по которой можно пройти к Замку - действительно, само по себе награда, ежели это и вправду о нем говорилось в описании. При желании только информацию можно продать за громадные деньжищи!
   - Выдыхай, бобер, выдыхай, - попыталась успокоить себя адептка. - Не я одна такая умная, и, наверняка, на этапе на время пролечу, как та фанера над Парижем.
   Но виртуальное сердечко трепетало, несмотря на все увещевания... "А если... А вдруг?.."
   - А в магазин губозакаточных машинок, там как раз распродажа! - одернула себя Хэйт. - Ишь, размечталась!
   Адептка решительным шагом направилась к нише с порталом: задерживаться в данже, вымотавшем ее до изнеможения, Хэйт не желала ни одной лишней минуты - и без того весь вечер тут угробила, пора бы и на выход. "Неправильная я дроу, дефектная. Они всю жизнь в подземельях проводят, а я от нескольких часов на стенку лезть готова", - с такими мыслишками девушка отмахнулась от предупреждения от системы, что портал-де односторонний, пройдя сквозь него, вернуться она не сможет.
   - Да я сверху приплачу, лишь бы с гарантией, что сюда больше - ни ногой! - буркнула Хэйт, устремляясь в радужные переливы малых портальных врат.
   Портал выбросил Хэйт ко входу в Яму Скорпионов, и тут же вокруг адептки закружился хоровод феечек. Изменилось отображение окна группы, а стайка фей резко увеличилась еще на парочку, особо настырных крылатых малявок. Их-то Хэйт и подозвала в первую очередь, справедливо полагая, что феи "первого разлива" несут послания разной степени обеспокоенности напарников.
   Спустя минут десять-пятнадцать адептку тискали, обнимали, оглушали криками и писками разных тональностей... Словом, радовались обретению "ушастой катастрофы".
   - Ребят, я вам все расскажу, но в другой раз, хорошо? Вымоталась так, что дышу - и то с трудом, - посетовала Хэйт, ничуть не кривя душой: хотя шкала бодрости и была полна до краешка, усталость была такая, что она ног под собой не чуяла. А ведь назавтра назначены были пытки, то есть обучение детишек разумному, доброму, вечному...
   И под шумок (как-то без восторга встретили друзья ее заявление) негромко проговорила:
   - Выход.
  
   - Дом, милый дом...
   Вероника выбралась из капсулы, поспешила к выключателю - темени ей за глаза хватило в ходах виртуальных червей. Спать хотелось неимоверно, но она в принудительном порядке заставила себя нарезать и съесть салатик, запивая томатным соком. Находки (гравюра и обрывок карты) не давали покоя.
   Что вещицы не рядовые - понял бы и младенец, но, чтобы что-то весомое "поиметь" за эти предметы, придется немало крови и пота (игровых, конечно же) пролить... Мороки уйма будет, это стопроцентно. И еще один скользкий момент: говорить ли о находках друзьям? В этот раз она сбежала, сославшись на усталость, но завтра придется что-то говорить: либо правду, либо что-то вроде сочинения на тему: "Как я провела лето"...
   Она хотела им доверять. Но еще больше хотелось ей не обмануться в конечном итоге.
   - Промолчу, - Вероника скривилась, как от кислятины какой. - Меньше знаешь - лучше спишь.
  
   Дети!..
   "А-а-а!" - мысленно кричала Вероника. Учить! Детей! По своей воле - никто за язык не тянул - сама дала согласие.
   Нет, сами дети были милые, очень спокойные (по правде сказать, даже слишком спокойные), они внимательно слушали все ее указания и, как могли, старались их воплотить - так было в прошлый урок, когда Вероника заменяла Стаса на занятии. Но одно дело подменить привычного детям преподавателя на один урок, и совсем другое проводить такие уроки стабильно, каждый раз глядя в глаза ребятишкам, для которых дом - муниципальное здание из трех этажей.
   - Белозерова, ты трусиха! - хмыкнула девушка и полезла на антресоль за старыми конспектами и рисунками.
   Самое смешное, что урок пролетел так быстро и легко, что Вероника даже не поверила часам, когда они показали время окончания занятия. Поскольку дети посещали дополнительные уроки по желанию и в соответствии с увлечениями, в классе были только те, кого на самом деле интересовали живопись и рисунок. Отклик со стороны учеников был просто невероятный, а обещание Вероники собрать на следующем занятии настоящую, "взрослую" композиционную "горку" осветило лица ребятни широкими и светлыми улыбками.
   "Детям нельзя лгать - они улавливают фальшь лучше любых детекторов. Верить им, быть с ними искренними, показывать, что ты гордишься их успехами - работа учителей". Тот день и случайно подслушанный разговор между матерью и молоденькой учительницей, только-только из ВУЗа, Вероника помнила отчетливо. Собственно, тогда она и познакомилась с Галкой... Галиной Валентиновной, как представила коллегу мама. Кто бы мог подумать, что через неполных пять лет так обернется: Вероника будет пробовать свои силы в преподавании, а Галя с мужем станут самыми близкими ее друзьями?..
   Совместить полезное с полезным - это Вероника надумала сделать на обратном пути. По дороге в детдом она видела вывеску книжного магазинчика, что было весьма кстати.
   - Мне книгу по кулинарии. Для чайников, - обратилась Вероника к девушке, скучающей за кассой.
   Та уронила пилочку для ногтей, ойкнула, заморгала часто-часто.
   - Что, простите?..
   - Кулинарную книгу. С простыми рецептами, - стараясь не ухмыляться совсем уж ехидно, ответила Вероника. - Книг для "продвинутых пользователей" не нужно, такие уже есть.
   Дома и впрямь имелось две книги, причем одна пугала девушку одними названиями ("крученики по-хустски", "суп а-ля рен" и прочими), а стиль второй добивал наповал тех, кому не хватило первой: "1 фунтъ телятины, 1/4 фунта чухонского масла, 1/2 французской булки, фрютюрь номер какой-то там"... Этот "фрютюрь" вызвал у Вероники легкую истерику, поэтому читать дальше она просто не решилась.
   Покупка состоялась после сбивающей с толку кутерьмы с подзыванием продавца, поиском упавшей пилочки, зрительным "контактом" с полкой, целиком заставленной кулинарными книгами всех разновидностей (в переплетах толстых, твердых и солидных, в переплетах мягких, с альбомными пластиковыми листами, собранными на спирали, в обложках кричащих расцветок, от известнейших шеф-поваров и далее, и далее), и наводящих вопросов продавца: "Яичницу жарить умеете? А блины? Как насчет каш?"
   На улицу Вероника выскочила пулей, отсвечивая красными ушами.
   - Фу-ух, - выдохнула она, косясь на бумажный пакет с приобретением. - Поздравляем, профессия Кулинар получена! Текущий уровень мастерства: один-точка-ноль. Ранг - новичок. И чего она так странно на меня смотрела, когда я спросила, есть ли здесь рецепт тушеной капусты?..
  
   Хэйт снова атаковали мелкие пакостницы - феи. Причем ей показалось, что им "подкрутили" поведенческую схему - прежде они не норовили хлопнуть адресата по носу и не дергали за волосы.
   - Эй! - возмутилась адептка.
   Вредины отреагировали, уронив два свитка ей на макушку.
   - Эй!!! - еще громче рявкнула Хэйт... в никуда - феечки рассыпались искрами. - Вот же... Маськина родня в пятом колене! Шкодницы те еще, но такие милые, что и пришибить охота, а рука не поднимается!
   Письма были от гномы (еще разок помянутой "добрым" словом) и убивца. Складывая их послания вместе, выходило, что сбора для арены сегодня не будет, гномка занята "добычей полезных ископаемых" - алмазов для задания, срок выполнения которого истекал, а остальные участники команды записались в грибники, чтобы помочь напарнице.
   Хэйт отправила Рэю записку с обещанием присоединиться к сбору грибов чуть позже, как разберется со своими делами. И впрямь, пора было решать храмовую проблему, благо, козыри на руках адептки теперь имелись - и еще какие!
   Уже стоя перед храмом Балеона в Велегарде она проверила (четвертый раз кряду), не ошиблась ли она в своей интерпретации сдачи "Подземелья внутри подземелья". Никаких территориальных условий не было, что значило...
   - Стоп, - Хэйт резко затормозила. - Это не может быть так легко.
   Совпало, конечно, удачно: у нее "висел" непонятный квест, в процессе прохождения Ямы она попала в ходы, чтобы в конечном итоге получить квест-итем, идеально подходящий для того, чтобы "впечатлить" жреца по заданию "Двоебожие". Слишком гладко выходило. "А что, если бы я не упала в ту дыру? Или мы пошли бы в другое место?" - беспокойно метались вопросы в уме Хэйт.
   - Я спутала причину и следствие, - поморщилась она, со свистом выпуская воздух изо рта. - Связь-то есть, но чтоб так - на поверхности? Ой, как сомнительно...
   Так, с печатью глубокой задумчивости на лице (иной мыслитель позавидовал бы), она дошла до излюбленного местечка для "посиделок" и опустилась на травку.
   - Должно быть другое решение...
   После выхода из лабиринта Хэйт решила, что главной целью его было нахождение части утерянной карты - и это состыковывалось с ее ранними измышлениями. Гравюра не совсем "контачила" с версией, но судя по тому, что обретение ее не вызвало начало задания, нужно было соответствовать еще каким-то условиям, чтобы квест активировался. Поэтому Хэйт заключила, что гравюра - вторична, и то, что она провалилась в ходы, было вызвано наличием навыка картограф - тем более внятным выглядело это предположение на фоне того, что навык был внеклассовый, и при этом непопулярный.
   "Пожалуй, разобраться с задачкой "Двоебожия" с помощью железы Люмбара можно, но правильно ли это? Тем более, дальше могут быть другие этапы", - от этих мыслей голова адептки пухла в самом прямом смысле.
   - Рад видеть тебя снова, дитя, - поприветствовал ее знакомый уже голос.
   Хэйт спрятала улыбку, прежде чем поднять голову. Все верно: пятьсот очков репутации с орденом, начисленные системой за убийство Люмбара, сами по себе ничего не давали: в большинстве случаев отношение НПЦ к персонажу изменялось скачкообразно, при переходе игрока с одного уровня репутации на другой; однако имелось еще кое-что - личное расположение НПЦ. Игрок не может видеть числовые показатели репутации с каждым встреченным неписем, но именно эти цифры могут перевесить чашу весов в спорной ситуации. НПЦ ничего не забывают. Обманув или оскорбив торговца на рынке, не стоит рассчитывать на скидку при новом визите к его лотку, даже если репутация с городом и анклавом на высоком уровне. И наоборот, сделав что-то хорошее, да и просто совершив поступок, правильный с точки зрения непися, можно было оказаться в выигрышной ситуации в будущем.
   Так, делясь скромной едой с мастером Гэхартом, Хэйт получила книгу рецептов стоимостью в тысячу золотых. Ведя разговор с жрицей Каштэри в манере, угодной дроу, она добилась "особого расположения" и, вместе с этим, задания, при выполнении которого был обретен ею древний пергамент.
   Игроки, полагающие, что главное в игре - предметы и уровни, глубоко заблуждаются. Что по-настоящему важно, так это умение расставлять приоритеты.
   - Какое-то время я не могла приходить, - тихо и смиренно сказала Хэйт. - Простите, учитель.
  
   - Как ты назвала меня, дитя? - спросил жрец после недолгой паузы, в течение которой адептка наслаждалась недоумением на лице неизменно безмятежного (до этого момента) человека.
   - Разве не вы передали мне мудрость, данную вам вашим наставником? - Хэйт прямо и открыто смотрела в глаза жреца. - "Но еще глупее те, кто вовсе не верит в случайности"... Вы спросили меня, что из событий прошлых дней - совпадение. Теперь я готова ответить, учитель.
   Непись уже подобрался, вернул неизбывное спокойствие лицу.
   - И каковы же твои ответы? На оба моих вопроса.
   - Черпая воду лишь из одного источника, можно утолить жажду, - уверенно произнесла адептка. - Но значит ли это, что пить воду других источников - запрещено?
   Жрец в прошлую их беседу говорил вовсе не загадками: скорее, его речи были ближе к притчам. Будучи НПЦ, едва ли он изменил свои предпочтения, а это значило, что игра Хэйт почти обречена на победу.
   - Поделившись со мною, пришлой смешанной крови, этой мудростью, разве не стали вы на мгновение моим учителем? - продолжила девушка, уловив заинтересованность в позе НПЦ: он слегка подался вперед, сощурившись. - Неважно, какие дороги привели меня к храму - их было много, но я хотела бы, чтобы вы продолжили учить меня.
   Чего точно не ожидала она в ответ, так это хохота. Жрец смеялся, запрокинув голову к небу.
   - Великолепно! - отсмеявшись, высказал он. - Никто из послушников, дуболомов и лодырей, так не веселил меня. Ты знатно обвела меня вокруг пальца... ученица. Следуй за мной.
  
   Задание: Двоебожие: Стадия II - завершено!
   Задание: Двоебожие: Стадия III - завершено (досрочно)!
   Вы не только произвели благоприятное впечатление на жреца Балеона, но и добились того, что он назвал вас своей ученицей.
   Задание: Двоебожие: Стадия IV.
   Пройдите путь от ученицы жреца до посвященной.
   Награда: неизвестно.
   Требования: успешное завершение Стадии III.
   Уровень сложности: скрыто.
   Для получения награды за завершение Стадии II и Стадии III, обратитесь к старшей жрице Ашшэа в храме Велегарда.
  
   Вы получили 6000 очков репутации с орденом Ашшэа!
   Ваша репутация с орденом достигла показателя Радушие!
  
   В святилище Балеона Хэйт входила с улыбкой победительницы. Ее план, родившийся за несколько минут, сработал - и даже более чем.
   "Мне все больше и больше нравится этот квест", - подумала она, оглядывая убранство храма.
   - Учитель, - негромко позвала она жреца, подошедшего к алтарю. - Прежде, чем мы продолжим, могу я отдать одну вещь? Чем дольше она у меня, тем мне противнее.
   В вытянутой руке Хэйт была железа Люмбара.
   - Богомерзкая тварь повержена? Прекрасная новость. Хм, - жрец окинул взглядом кучку послушников, мало-помалу собиравшихся вокруг адептки. - Деяние, достойное награды.
  
   Вы получили 500 очков репутации с орденом Балеона!
   Ваша репутация с орденом достигла показателя Дружелюбие!
  
   Поздравляем! Ваш уровень повышен!
  
  
   - Я давно не ношу с собой ничего ценного, потому не могла бы ты подождать немного здесь? - спросил он, нарочито громко выделив последнее слово.
   Послушники, хоть и не делись никуда, вместо недовольных взглядов принялись метать в сторону Хэйт взгляды любопытные.
   Адептка понятливо улыбнулась.
   - С удовольствием рассмотрю фрески.
   Фрески и впрямь были чудо как хороши.
  
   Жрец вернулся за ней так скоро, что Хэйт заподозрила его в использовании телепортов. Приглашающим жестом поманил за собой, довел внутренними коридорами до скудно обставленной комнаты-кельи (в точности так адептка представляла себе жилище аскета). Вопрос: зачем было бросать ее подле алтаря на глазах у храмовников с послушниками, раз он все равно привел ее к себе (последнее - предположительно), Хэйт, по раздумью, решила не задавать. Мало ли, "засветить" вознамерился новоиспеченную ученицу, чтобы в другой раз "местные" уже знали ее и догадывались о статусе? Или в некое подобие сокровищницы ходил, тут-то едва ли что ценное можно было найти, разве что в сундуке подле узкой кровати, да и на том никаких затворов не наблюдалось...
   Жестом скучающего фокусника НПЦ извлек откуда-то из складок одеяния узкий ремень с пряжкой в виде двухвостой ящерки. Выцарапав презент из рук жреца (впрочем, выглядело действо чинно, даже благопристойно - Хэйт старалась держать в узде свои порывы), девушка тут же шепнула предвкушающе: "Распознать".
  
   Ремень Двухвостой.
   Тип: пояс.
   Класс: легендарное.
   Защита: 18. Прочность: 149/150.
   Защита от магии: 45.
   Живучесть: +12.
   Ловкость: +6.
   Мудрость: +8.
   Скорость восстановления маны: +5%.
   Необходимый уровень: 20.
  
   "Своевременно я квест сдала - и до двадцатки поднялась, и обновку сразу дельную урвала", - не без удовлетворения подумала адептка.
   - А теперь, если моя дорогая ученица налюбовалась вещицей, приступим к занятию, - бесстрастно сказал непись.
   Хэйт с готовностью кивнула, включая режим видео: она-то решила, что жрец продолжит делиться с нею умными изречениями, а после вполне может учинить что-то вроде экзамена.
   - Лечение в умениях имеется? - неожиданно спросил "учитель", получив еще один кивок от адептки (уже менее уверенный), продолжил. - Применяй на меня, раз в шесть секунд, не раньше и не позже.
   Хэйт захлопала ресницами, отказываясь что-либо понимать.
   - И... как долго?
   - Пока не усвоишь урок, - фигура НПЦ окуталась вдруг ореолом цвета фуксии.
   Хэйт обнаружила, что видит шкалу его здоровья - над головой непися, как если бы он был мобом, только обозначения уровня не хватало. И шкала эта пульсировала в красной зоне, процентах на десяти хп.
   - Приступай, ученица, - напутствовал жрец, принявшись прохаживаться по комнатке.
   Хэйт поспешно ткнула в пиктограмму лечения. Полоска здоровья непися если и изменилась, то ничтожно. Мысленно отсчитывая секунды, она полезла в настройки интерфейса в поисках таймера с секундомером.
   - Ухищрения пришлых скорее не помогут, а помешают уроку, - выдал жрец, словно мог видеть действия Хэйт. - Но можешь задействовать их, я не возражаю.
   Наспех прикинув за и против, адептка оставила таймер, рассудив, что в мозг ей секундомер не встроен, а сбиться со счета проще пареной репы.
   ...И началось издевательство, форменное, со стороны жреца. Хэйт могла поклясться, что активировала скилл точно по таймеру, но непись раз за разом сообщал флегматично или: "Рано", - или: "Поздно". НПЦ почитывал книжицу; Хэйт себе глаза почти "сломала", глядя на таймер и (изредка) на пиктограмму с заклинанием, так что даже не заметила, когда и где жрец эту книгу взял.
   - Доверяй себе, ученица, - высказал непись, когда у Хэйт закончилась мана и она вознамерилась восполнить потери эликсиром. - Себе, своим ощущениям.
   Адептка, поморщившись, как от зубной боли, убрала отображение таймера. Помогло это, правда, чуть меньше, чем никак. "Не совсем", - комментировал жрец, перелистывая очередную страничку. "Припозднилась", - чуть поджимая губы. "Торопыга ты, ученица", - вздыхая.
   Время от времени НПЦ обновлял "ореол" (Хэйт мысленно назвала этот скилл "самобичеванием"), сбрасывая эффект от естественной регенерации и хилого лечения адептки на прежние десять процентов здоровья. Кроме того, наложил он (не иначе, из жалости) "синюшный" бафф на ученицу: вокруг нее кружила теперь синяя сфера, ускоряя восстановление маны; "синюшный" - потому что кисть руки, которой Хэйт "прожимала" пиктограмму, в отсвете сферы казалась сине-фиолетовой.
   - Попробуем упростить, - сказал непись, когда адептка уже подумывать стала о том, что пора бросать бесполезное занятие.
   Он проделал странный пасс, и помещение наполнил мерный звук падающих капель.
   - Сначала вслушайся, - предложил он девушке.
   С музыкальным слухом и чувством ритма у нее всегда были проблемы: иначе говоря, ни того, ни другого не было. Но тут звук сделал все за нее. Капля - раз - пауза - капля - два - пауза - капля - три - пауза...
   "Кажется, поняла!" - эта мысль вызвала прилив бодрости. Ход урока изменился: теперь жрец после каждого успешного "попадания в такт" прищелкивал пальцами, а на промашки реагировал покачиванием головы. Серия из десяти щелчков вызвала одобрительную улыбку, из двадцати - удивленно вскинутые брови, из тридцати...
  
   Новая способность: Сосредоточенность добавлена!
   Сосредоточенность (пассивное): при пятикратном применении магического умения через равный промежуток времени, шестое применение гарантировано будет критическим. Промежуток между применением заклинаний должен быть не менее 5 сек и не более 30 сек; также, промежуток между применениями заклинаний не должен превышать более, чем в два раза, время перезарядки используемого заклинания. Дальнейшее улучшение способности невозможно.
  
   - Урок усвоен, - сдержанно сообщил НПЦ, убирая и синюю сферу, и свою "подсветку". - На сегодня - все, ученица.
   Хэйт, вчитавшись в описание (легальной!) читерской пассивки, не могла слов найти для выражения эмоций.
   - Подождите, учитель! Могу я повторить еще несколько раз?
   Непись коротко кивнул.
   Лечение, прошедшее на шестой щелчок, восстановило НПЦ (по логу) 600 хп. По коже Хэйт побежали воображаемые мурашки: только монахи обладали персональным усилением, позволяющим получить с небольшим шансом "крит отхилом", этот бафф вешался на пять минут и откатывался полчаса. Ограничение на множитель критического "удара" исцеляющим умением как раз равнялось трем; с учетом того, что урон оружия и показатель интеллекта на такие скиллы не влияли, Хэйт получила ровно трехкратное усиление к базе в 200 единиц.
   - Ничего ж себе банка варенья! Ой...
   От изумления мысль прозвучала вслух, но жрец только улыбнулся одними уголками губ.
   - Ступай. У меня кипа забот помимо твоего обучения.
   Уговаривать себя Хэйт не заставила - выскочила за дверь, как ошпаренная. Уже вне стен святилища Балеона вызвала она два свернутых оповещения: о сосредоточенности и о... лечении. Точнее, прогрессе последнего. Уровень владения умением скромно демонстрировал цифры 9.9 в ранге новичок.
   - А ведь день выдачи подарков еще не закончен, - с горящими глазами выговорила она, устремляясь в направлении другого храма.
   Старшая жрица богини Ашшэа задолжала ей за два пройденных этапа "Двоебожия".
  
   В подземную часть святилища дроу Хэйт спускалась в весьма приподнятом настроении, разве что через ступеньки не перепрыгивая - размер оных не позволял. Домчавшись же до обычного местоположения старшей жрицы, пожалела враз, что вообще сюда сунулась: глаза дроу, обычно серо-стального цвета, потемнели, напоминая теперь грозовую тучу, разве что молнии не метали.
   - С-самонадеянная... О чем думала ты, пришлая, когда не пришла за советом, миновав моего поручения первый шаг? Что ослепило тебя: удача или жадность?!
  
   Вы теряете 250 очков репутации с орденом Ашшэа!
  
   Хэйт замерла, поняв, какую глупость совершила: закрыв первую стадию "Двоебожия", самым логичным же было - обратиться за инструкциями к квестодательнице, а не тыкаться, подобно слепому котенку, наобум. "Почему мне это даже в голову не пришло?!" - разозлилась на саму себя девушка.
   - Ты возомнила себя умнее прочих пришлых, не сумевших испытание сие пройти? - лицо жрицы исказилось от гнева. - Или умнее тех, кто просчитывал - месяцами! - каждое действие испытуемого, дабы мизерный шанс на успех его сохранился? Думаешь, это забава? Глупого смеска ради стараюсь я?!
  
   Вы теряете 250 очков репутации с орденом Ашшэа!
  
   "Если так пойдет и дальше, можно будет попрощаться с достигнутым ровно сегодня радушием", - Хэйт начала паниковать. Следовало вмешаться в поток негодования жрицы, сказать что-то в свою защиту, но, кроме пожелания: "Прекратите истерику", - никаких идей не поступало, а озвучить эту... нет, менять богиню-покровительницу адептка пока не планировала, посему идея отметалась. За несостоятельностью.
   - Молчишь? - хлестко, как пощечину словесную отвесив, вопросила жрица. - Мне, пожалуй, на месте твоем, тоже нечего было б сказать.
  
   Вы теряете 250 очков репутации с орденом Ашшэа!
  
   - Я отвечу, - дрогнувшим голосом проговорила Хэйт. - Самонадеянность, говорите вы: я же отвечаю - гордость. Дойти своим умом до решения задачи, доказывая, что не бездумным инструментом в чьих-то руках могу быть - это, в моем понимании, гордость. Возомнила? Умнее? Нет, здраво оценила свои способности. "Дроу не уступают и не отступают", - так говорила мне старшая жрица Каштэри. Я оценила свои силы и приняла вызов. Результат вам известен.
   Всю свою смелость собрала она, чтобы встретиться взглядом с неписью. И подумала, что выходить на бой с Влассой, когда она стала демонессой, и на кону стояла репутация во всех людских анклавах, было проще. "Так и запишем: самые страшные монстры в игре - дроу", - Хэйт слегка потряхивало, вот и мысли пошли вразнос...
   - Как будешь в Крейнмере, передай Каштэри - самородок в куче песка и грязи нашла она, - сказала непись, не смахивая больше на "ужас, летящий на крыльях ночи". - Ежели его еще и отполировать... Я отвлеклась: держи!
  
   Способность Красноречие улучшена!
   Красноречие (пассивное): Повышает вероятность успешно договориться с НПЦ, значение репутации с которыми у вас выше нейтрального. Торговцы-НПЦ предоставляют скидку в размере 1-5% на все товары (в зависимости от суммарного показателя репутации). Возможно дальнейшее улучшение способности.
  
   Старшая жрица бросила какую-то блестяшку, которую адептка от удивления еле успела поймать. Блестяшка оказалась серьгой в виде цветочного бутона с ярко-алыми лепестками. Усмехнувшись, жрица протянула вдобавок и маленький листочек, в который Хэйт вцепилась, аки клещ.
   Малый лист древа познания идентификации не потребовал, а вот украшение...
  
   Кровавая лилия.
   Тип: украшение, серьга.
   Класс: легендарное.
   Защита: 28. Прочность: 225/225.
   Защита от магии: 50.
   Мудрость: +18.
   Повышает эффективность заклинаний магии земли на 5%.
   Сопротивление кровотечению: +10%.
   Необходимый уровень: 20.
  
   "И это - легендарка?! Да минимум же эпик по бонусам!" - лицо Хэйт вытянулось в немом восклицании.
   - За сноровку и испытания третий шаг, - уточнила жрица причину дара. - И о гибели твари подземной ведомо мне, но награду за это, наверное, ты получила?
   Врать неписи адептка не решилась, правда дешевле обойдется, так что просто кивнула в ответ.
   - Возник этот монстр из-за ошибки послушницы-полукровки и при ее же попустительстве сбежал. Девушка избрала позже длань Балеона и жизнь в людских землях. Если захочешь больше узнать об истории этой, расспроси Каштэри.
   В воздухе повеяло новым (и, возможно, весьма любопытным) квестом, потому Хэйт активно закивала. Кроме того (во избежание) извлекла из инвентаря гравюру; передать жрице ее без соответствующего задания адептка не могла, но показать из своих рук - запросто.
   - Я нашла это в логове Люмбара, - сказала Хэйт. - Убеждена, важность этого предмета выше, чем может показаться на первый взгляд.
   Жрица обмерла. И без того не особо подвижное (в плане мимики) лицо ее стало схожим с ликом вырезанного из камня идола. НПЦ молчала.
   Безмолвие длилось минут десять, не меньше, Хэйт не решалась вставить реплику, прервав молчаливое созерцание старшей жрицы.
   - Покажешь гравюру эту жрецу Балеона, - произнесла, наконец, непись, при этом глаза ее полыхнули багрянцем. - Больше мне нечего сказать тебе, смесок. К жрице-наставнице зайди, скажи, что от меня.
   Адептка проследовала, куда направили, на ходу размышляя: что означало изменение цвета радужки у НПЦ? Старшая жрица - не рядовая непись, ее "эмоциональный спектр" может быть шире привычного, но, кроме того, это могло быть и эффектом от аур... Эпических аур, изучение которых в открытом для игрока доступе не значится: нужно сначала найти наставника среди НПЦ, владеющего эпическим умением (при условии, разумеется, соответствующего уровня самого игрока), убедить каким-то образом поделиться знаниями (читаем: выполнить некий зубодробительный многошаговый квест). "Эпик"-умения открывались на сотом уровне. И, выходит, Хэйт своего наставника уже нашла...
  
   Книг на этот раз ей выдали шесть штук, по умениям содержались в них: две новых ауры, один массовый дебафф, два дебаффа точечных, один дот. Изучение Хэйт начала с аур.
  
   Вы изучили новое умение: Аура гнева I.
   Аура гнева I: При включении увеличивает силу физической критической атаки союзников, находящихся в одной группе с адептом тьмы, на 5%. Количество целей: до 10 (группа, включая адепта, поддерживающего умение, не далее, чем на 25 м от адепта). Время действия: до отключения. Подготовка: мгновенно. Затрата маны: 5% от общего количества. Перезарядка: 1 сек.
  
   Вы изучили новое умение: Аура жизни I.
   Аура жизни I: При включении увеличивает скорость регенерации здоровья союзников, находящихся в одной группе с адептом тьмы, на 10%. Количество целей: до 10 (группа, включая адепта, поддерживающего умение, не далее, чем на 25 м от адепта). Время действия: до отключения. Подготовка: мгновенно. Затрата маны: 5% от общего количества. Перезарядка: 1 сек.
  
   Для состава группы Хэйт это было самое то: и ускорение естественного регена, и критический урон для "физиков". Маны на поддержание было жаль, конечно, но это ли не повод активнее качать алхимию, чтобы создавать более качественные зелья?
   Массовый дебафф (печать убывания, в миру - решето), был весьма позитивен, но за свои кровные Хэйт бы эту книгу покупать не стала - по крайней мере, до той поры, пока не станет более обеспеченной в финансовом плане.
  
   Вы изучили новое умение: Печать убывания.
   Печать убывания: Вытягивает 100 единиц маны у противников в радиусе 20 м сразу и по 10 ежесекундно в течении 30 сек. Время действия: 30 сек. Количество целей: до 10. Подготовка: 3 секунды. Затрата маны: 60 мп. Перезарядка: 5 мин.
   Уровень владения умением: 1.0 (новичок).
  
   А вот дебаффы точечные, на одиночную цель, радовали весьма и весьма.
  
   Вы изучили новое умение: Немощность.
   Немощность: Понижает физическую атаку цели в радиусе 20 м на 25% на 10 сек. Время действия: 10 сек. Количество целей: 1. Подготовка: 2 сек. Затрата маны: 45 мп. Перезарядка: 10 сек.
   Уровень владения умением: 1.0 (новичок).
  
   Вы изучили новое умение: Медлительность.
   Медлительность: Удваивает срок перезарядки всех физических и магических умений цели в радиусе 20 м на 25 сек. Время действия: 25 сек. Количество целей: 1. Подготовка: 2 сек. Затрата маны: 52 мп. Перезарядка: 1 мин.
   Уровень владения умением: 1.0 (новичок).
  
   Второе умение чуть ли не мурлыкать заставило адептку. Казалось бы: время отката выросло - мелочь, есть же умения с мгновенной перезарядкой, но много ли их у мистик-классов? Раз, два и обчелся. То есть, если немощность позволяет уменьшить КПД одного воина и, по сути, держать его в этом состоянии беспрерывно, то медлительность намного эффективнее с магами (адепты и монахи, увы, не рассматриваются - дланью снять дебафф дело скорое). А если учесть, что при развитии умений будет расти время действия этих умений (согласно механике прогресса дебаффов, не наносящих урона, а только ослабляющих врага) - о, их влияние на исход затяжного боя будет более, чем существенным.
   Дот мало чем отличался от ядовитой пыльцы, кроме урона (он был немного больше - таки не первого уровня скилл), срока действия и стихии.
  
   Вы изучили новое умение: Когти мрака.
   Когти мрака: Поражает цель магией тьмы в радиусе 20 м, открывая незаживающие язвы, которые наносят 25 единиц урона в течении 30 сек с интервалом в 2 сек. Время действия: 30 сек. Количество целей: 1. Подготовка: 1 сек. Затрата маны: 28 мп. Перезарядка: 15 сек.
   Уровень владения умением: 1.0 (новичок).
  
   Хэйт сдержанно поблагодарила жрицу-наставницу. Покидая храм, она торопилась так, что едва не срывалась на бег: подаренные книги умений и те, что следовало купить самостоятельно (книги с заклинаниями стихии земли), ни в какое сравнение по важности не шли с тем, что хранилось в ячейке гномьего банка. И речь шла вовсе не об обращении в камень, хотя его она тоже намеревалась изъять и изучить.
   Когда же "момент истины" настал, озадачилась она не на шутку.
  
   Древний пергамент.
   Свойства: содержит заклинание Безумие архимага (активное), при изучении добавляется в список умений.
   Действие: Высвобождает дух безумного архимага, на пять минут увеличивая силу магии персонажа в десять раз, при этом на срок действия умения показатель защиты персонажа обнуляется, а количество хп понижается до 1/10 от общего значения (на срок действия умения, без возможности восстановления до завершения действия умения). Количество целей: 1 (на себя). Подготовка: мгновенно. Затрата маны: 250 мп. Перезарядка: 4 часа.
   Уровень: 10.0 (мастер); дополнительный сопутствующий эффект.
  
   Получалось, что усиление это персональное, для магов всех мастей, действие недолгое, но лютое. За пять минут повелитель пламени под этим баффом может армию испепелить, при одном маленьком "но" - если в его сторону враги даже дышать не будут.
   - Выучить? - очень тихим шепотом спросила она себя. - Построит вокруг меня Маська укрепление, встанет сама рядом, обнаружения супостатов для... Угу, и шальная бандитская... стрела сложит меня с одного попадания.
   Калькулятор в уме уже щелкал немалыми цифрами, доказывая, что вот же она - первая солидная прибыль от игры! Нужно только до аукциона дойти, который неподалеку расположен, и дальше все сделают за нее, даже ставку победителя на счет переведут без ее вмешательства, номер счета вбит был при подписании пользовательского соглашения (хотя изменить его можно впоследствии, обратившись в службу поддержки).
   Высокоуровневому магу, стоящему у бойницы в крепостной башне, этот бафф и дебафф в одном флаконе полезнее будет, чем самой адептке. И деньги у таких магов водятся, а уж если маг состоит в солидном клане...
   Хэйт прикрыла глаза, попытавшись прикинуть сумму, которую можно выручить на продаже пергамента, затем задумалась над тем, стоит ли говорить что-то друзьям, в конце концов, свитки втроем добывали. "Если спросят, скажу правду", - решилась она. Пергамент - ее собственность, отчитываться о манипуляциях с ним она не обязана. Опять же, узнав описание и сопоставив выгоду от изучения с выгодой от продажи, мало у кого язык повернется сказать, что она была не права.
   Поджав губы и распрямив плечи, Хэйт направилась к аукционному дому, но перед самым его порогом скомандовала:
   - Выход!
  
   Даже самое лучшее решение может оказаться ошибочным, если в спешке пропустить какую-то мелкую деталь. Например, условия возврата предмета, если он не был выкуплен в установленный срок. Или точный размер ставок в прежних торгах, связанных с пергаментами.
   Вероника заварила кофе в турке, медленно выпила, вгляделась в кофейную гущу на донышке.
   - И почему у меня нет дара ясновидения? - задумчиво сказала она, поднимаясь.
   Следовало поторопиться: в игре оставались напарники, которым она обещала помочь. Мелкая же шум поднимет до небес, если удумает, что ее бросили...
   Изучение официального сайта, форумов и пары "левых" источников, подсказанных поисковиком, дало не так много новой информации. Вероника нашла еще три любопытных (на первый взгляд) портала, но два из них были платными, а третий требовал регистрации с указанием ФИО, телефона и прочей информации, коей девушка разбрасываться не желала.
   Итого, получалось: аукцион мог длиться от одного до десяти дней; если лот не продавался, предмет возвращался владельцу без взыскания комиссии. Такая безмерная щедрость подивила Веронику, но это был не первый раз, когда "широкие жесты" корпорации производили на нее такое впечатление.
   По практике же предыдущих аукционов с очень дорогими лотами (шило в мешке не утаить, так и крупные суммы, проходящие по официальному каналу, не спрятать от обсуждений), всякий раз начальная ставка была высока, а срок - мал (до трех дней). Вероника понимала цель выставлявшего: создать ажиотаж, чтобы у покупателей времени не было "на подумать".
   - Хм, - поморщилась она. - Знания не больно-то и приросли... Ладно, пляшем от того, что есть.
  
   Оказавшись на том же месте - у порога аукционного дома вольного города Велегарда, Хэйт, не медля, прошла в часть здания, в которой торги шли за вечнозеленые. Точнее, не совсем за них, продажа происходила по чуть усложненной схеме: со счета покупателя списывалась требуемая сумма, переводилась в особую игровую валюту - green grossus*, зеленый грош (для понимания всей иронии названия нужно было немного побаловаться историей "гроша"). Гроши эти никто из персонажей в руках не держал, все операции с ними проводились без вмешательства игроков, покупка оплачивалась, и сразу по факту продажи гроши конвертировались в валюту реального мира, а именно - вечнозеленые.
   К чему все эти "танцы" с валютами, Хэйт не понимала, но ее мнение на сей счет так-то никто и не спрашивал.
   Людей (и нелюдей) в этой части аукциона было немало, причем одет народ был весьма качественно, а то и щегольски. "Давайте, богатые мальчики и девочки, растрясите кошельки для меня", - с ехидством подумала Хэйт, подходя к "специально обученной" неписи.
   Спустя десять минут адептка покинула здание с чистой совестью, жетоном аукционного дома (неуничтожимым и непередаваемым) и широкой улыбкой. Выставляя пергамент, она все сделала не "по учебнику", и срок проставила максимальный, и стартовую цену "ниже плинтуса", но отчего-то Хэйт была уверена, что дело "выгорит" наилучшим образом.
   Уверенность испарилась через пару-тройку шагов. На скамеечке под раскидистым деревом, сплошь покрытом бледно-розовыми цветами, сидел, закинув ногу на ногу, мужчина невзрачнейшей наружности в томатно-красном беретике.
  
   ---------------------------------------------------
   *Green (англ.) - зеленый. Grossus (dēnārius) - лат. - 'толстый' денарий; впервые отчеканен был в противовес 'тонкому' денарию в Италии в конце XII века, это была серебряная монета весом 1.46 г. Генуэзский 'гроссо' (grosso) приравнивался к 4-м генуэзским денариям. Позднее гроши чеканились во многих европейских странах. В настоящее время гроши (польск. grosz ) в качестве разменной монеты сохранились в Польше (100 грошей = 1 злотый).
   ---------------------------------------------------
  
  
   Хэйт сбилась с шага, резко затормозив. В голове шквальным ветром проносилось: "Откуда он взялся? Он меня узнал? Что ему известно обо мне? Что мне делать?!"
   "Беретик", улыбнувшись непринужденно, помахал ей ручкой. "Да какого... он себе позволяет?! Я что, бояться его должна?" - внезапно взбеленилась адептка, набрала воздуха полную грудь, чтобы вызвать на беседу "доверительного характера" подозрительного этого товарища.
   Толчок в спину сбил все планы: игрок, вышедший из аукционного дома после Хэйт, то ли задумался о высоком, то ли по жизни ворон ловил, но в результате врезался в адептку.
   - Ты! - Хэйт развернулась, но тираду, так и рвавшуюся с губ, не озвучила.
   - Простите, - чинно извинился игрок, отступая на шаг в сторону.
   Девушка помотала головой.
   - Ничего...
   Занял этот обмен словами и взглядами от силы секунд тридцать. Но когда Хэйт повернулась обратно, на скамье было пусто. Она подбежала к скамейке, повертела головой в поисках, даже ощупала сиденье и спинку...
   - Не могло же мне примерещиться? - ноги ее подкосились, она рухнула на скамеечку. - Или могло?..
   Перед самым ее носом затрепетали полупрозрачные крылышки феи. Хэйт протянула руку, в которую незамедлительно упал свиток. Маленькое летучее создание перед тем, как рассыпаться искрами, притронулось ручкой к большому пальцу адептки, будто сочувственно. "Дожили: феи, недавно за волосы дергавшие, жалеют!" - Хэйт выдавила из себя слабое подобие улыбки.
   Письмо было от Рэя, но казалось эдаким "лоскутным одеялом", собранным из реплик всей компании. Ее понемножку и журили за отсутствие на "общественно-грибных работах", и выражали надежду, что с ней все в порядке (мол, кое с кем чуть инфаркт не случился, когда "их ушастая" выпала из игры). Сообщали, что ждут ее в "Ворожее и осле", харчевне в Миттолисе (Барби-де возжелала пощупать чучелко говорящее).
   - До чего же они все милые, - проговорила Хэйт, поднимаясь со скамьи, улыбаясь уже вполне естественно.
   До Миттолиса настроение продержалось, и до порога харчевни - тоже. Но вот при виде чучела и сощуренных зеленых (ведьминых!) глаз хозяйки заведения словно бы кольнула в спину адептки игла беспокойства: ежели не привиделось Хэйт явление "беретика", то тот толчок, заставивший ее обернуться - а не для того ли он был, чтобы типчик в берете успел озвучить команду на логаут*?
   - Пар-р-ршивец, - вполголоса ругнулась Хэйт, подразумевая то ли толкнувшего, то ли дядьку в томатном берете.
   - И-а-а!.. - обиженно отозвался ослик.
   - Что-то не по нраву гостье? - подоспела ворожея с подносом.
   Хэйт уверила женщину, что все отлично, а харчевня ее так хороша, что из другого града к ней путники устремляются. Заодно и чучело ослиное потрепала по загривку - примирительно.
   - Эй, баба-бафф! Чего встала, как корова в новом стойле? - через весь зал пронесся выкрик орчанки. - Двигай к нам!
   Хэйт вздохнула, побрела к столику, за которым разместились напарники.
   - Барби, ты в своем репертуаре, - попеняла адептка. - Теперь вся харчевня в меня пальцами тыкать будет же. Всем привет...
   Рэй выдвинул для квартеронки стул, Монк и Кен синхронно кивнули в знак приветствия, Маська засопела с видом ребенка, у которого злая тетя отобрала конфетку. Орчанка хохотнула.
   - Тыкалки повырываем, дело-то недолгое.
   - В мирной зоне? - Хэйт кривовато ухмыльнулась, махнув рукой: пытаться изменить Барби - это почти как требовать у торнадо превратиться в поземок.
   И тут же наморщила лоб в измышлении: мирная зона! Мог ли игрок, толкнувший ее возле аукциона, как-то пометить ее одежду или прицепить что-нибудь? Хэйт вспомнила, как на рыночной площади ее обсыпали мукой (случайно вышло), тогда система выдала сообщение о неучтенном стороннем воздействии и автоматическом устранении последствий. Дешевые штаны и рубаха (происшествие имело место быть относительно давно, еще до поездки в Ярославль) очистились полностью и без ее вмешательства. "Раз не было оповещения, не стоит кормить паранойю", - Хэйт выдохнула, расслабленно откидываясь на спинку стула.
   - Мелочь, будешь кукситься - морщины появятся, - обратилась к гноме адептка. - Рожица детская, а морщины старушечьи - страх же будет! Не сердись, я не думала, что замотаюсь с квестами. Честно, собиралась помочь. Много сдала?
   - Всего получилось пятнадцать "наборов", - ответила Маська, все еще немного обиженно. - Репутация с Советом Старейшин почти тридцать тысяч теперь. Еще семьдесят - и, может быть, смогу организовать свою мануфактуру. С наемными рабами... ой, работниками. Из неписей.
   - Вирус Барби, - усмехнулся Рэй. - Он, похоже, всех поразил. Испортила ты, подруга моя боевая, волшебного ребенка. Малая, не учись плохому у злоязычной бой-бабы, тебе не идет.
   Гномка отвернулась, буркнула в сторону еле слышно:
   - И вовсе я не ребенок...
   Но реплику эту из вежливости обошли вниманием. Рэй кликнул хозяйку, сделал заказ для адептки (та особо не отбивалась, поглядывая на Маську - не нравилось ей, как мелкая вздыхает). Когда же на столе появились запеченный поросенок на серебряном блюде (его убивец попросил подать с расчетом на всю компанию) и супчик с салатиком для адептки персонально, разговоры плавно перетекли в стук и звон столовых приборов.
   Позже, дружными усилиями превратив порося в горстку косточек, к беседе вернулись, но уже с другими темами.
   - Поскольку прорыв Инферно в землях гномов предотвращен, а у эльфов за задание взялась одна из топовых групп (ударный отряд клана Дети Валинора**), тянуть резину нет поводов, - высказал Рэй. - С начала следующей недели предлагаю перебраться в орочьи земли, там как раз турнирный период будет, арену закроют. Все согласны или все согласны?
   Лицо убивца расплылось в улыбке, вылитом смайлике, только с челкой косой (и до сих пор раздражающей адептку).
   - Согласны все! - бодро отрапортовала компания чуть ли не хором.
   "Спелись и спились", - мысленно хмыкнула Хэйт.
   - А что там у гномов, мелкая же говорила, будет после поисков этап "найти и обезвредить"? - на всякий случай решила уточнить адептка.
   Ответила Маська, после поедания поросенка довольная и улыбчивая (возможно, этому способствовал и кусок сладкого пирога, который она уговорила сразу после мясного блюда).
   - Совет займется сам, ибо, цитирую: сил пришлых не хватит. Не уважают нас неписи!
   Масю постарались убедить, что таких чудесных, бесстрашных гномок, как она, не уважать невозможно, но раса среди игроков только начала набирать численность, и большинство новичков уровня низкого, с мировым злом им не справиться.
  
   ----------------------------------------------------------
   *От англ. Logout - выход из системы (сети). Если речь идет об игре - выход из игры.
   **Валинор (англ. Valinor - 'страна Валар') - вымышленная область в вымышленной вселенной (Арде) Дж. Р. Р. Толкина. Также известен как 'Бессмертные земли'.
   ----------------------------------------------------------
  
   - А что насчет турнира? - спросила Хэйт, когда гному "утешили". - Нам на него рано или что?
   Вместо Рэя ответил почему-то Кен.
   - Не действует на турнире режим подбора "наибольшее соответствие". Что известно всем участникам, а значит, шансов встретить группу меньше десяти человек крайне мало. Продолжать?
   - Не нужно, - покачала головой адептка.
   Не то, чтобы она надеялась оказаться всех сильней на турнире, но при таком раскладе, даже выиграв один-два боя, выжимая максимум из возможностей группы и каждого игрока в ней, усилия не будут оправданы: не в первом бою, так во втором, не во втором, так в третьем - их просто вынесут за счет численного преимущества. Вероятно, при других обстоятельствах Хэйт выразила бы желание поучаствовать, несмотря на неминуемый проигрыш, но планы на квесты в землях орков появились раньше, откладывать их ради развлечения (это даже тренировкой нельзя было назвать) выглядело глупостью. Вот бои один на один... Она помотала головой: рано о таком думать, опыта в соло-ПВП, считай, и нет, право, не считать же за опыт два случайных столкновения с особо одаренными (на всю голову) ПК-шниками?
   - Тогда завтра сбор на аренку, потом, если будет желание, в какой-нибудь данжик, а после до самого понедельника - отдых, свои дела, развлечения, хорошо? - Рэй улыбнулся. - Увы, с пятницы по воскресенье меня не будет, надо за Урал слетать. Зато по возвращению свободен, как ветер.
   - А с понедельника нас ждут демоны и бесы, да? - спросила Маська.
   - Именно, - кивнул убивец, а Хэйт напела пару строчек про бесов.
   К удивлению ее, компания за соседним столиком напев подхватила...
   Посидев еще с полчасика (тыквенно-медовый напиток, порекомендованный ворожеей, больно хорош оказался), разошлись. Кто куда, а Хэйт на долгий сбор "сена" - трав для алхимии.
  
   На следующий день она проспала: беспрецедентно и, как говорится, беспощадно. Протерев глаза в четыре часа дня (и убедившись, что ни зрение, ни часы не обманывают), Вероника издала вопль раненого зверя и принялась метаться между кухней и ванной комнатой. Зеркало время от времени успевало отобразить "лахудру кикиморообразную" с перекошенной физиономией.
   - Травки-бутылочки, занырнуть за ракушками, приготовить вкусного, не все же по тавернам шляться, ой, еще не очень-то и поздно, еще травки наберу, - вливая в себя кофе, передразнивала саму себя девушка. - А таймеры - это для слабовольных, да. Слабовольных, но умных, блин...
   Забив на завтрак (в четыре-то с лишним пополудни - завтрак, очень смешная шутка), Вероника "нырнула" в капсулу - негоже заставлять друзей ждать из-за своего разгильдяйства.
  
   Ее и правда ждали, поскольку во время посиделок договаривались о раннем сборе. И чуть ли не сиюсекундно попытались на арену утащить, Хэйт едва успела опомниться, что у нее не все скиллы проучены: это книги умений магии тьмы ей на блюдечке подносили, а за заклинаниями магии земли нужно было идти в Гильдию Магов, раскошеливаться. Чем она и занялась, предварительно выбив из друзей пятнадцать минут на "срочные-пресрочные дела".
   Забег до местной Гильдии (самый высокий шпиль в любом людском городе видно было издали), быстрый подъем по винтовой лестнице, неодобрительный взгляд непися на запыхавшуюся адептку - все слилось в серию быстро мелькающих слайдов. Заполошное: "Изучить!" - и ряд оповещений перед глазами.
  
   Вы изучили новое умение: Каменный кулак.
   Каменный кулак: Наносит цели в радиусе 20 м 180 единиц урона магией земли, с 10% шансом оглушая цель на 2 сек; если цель находится под воздействием эффекта окаменение, урон увеличен. Количество целей: 1. Подготовка: 2 сек. Затрата маны: 80 мп. Перезарядка: 8 сек.
   Уровень владения умением: 1.0 (новичок).
  
   Вы изучили новое умение: Каменные шипы.
   Каменные шипы: Вокруг персонажа в радиусе 10 м появляются каменные шипы, наносящие урон всем противникам (100-200 единиц по каждой цели); если противник не проходит проверку на прочность, накладывается эффект остолбенение на 5 сек (шанс прохождения не более 5%). Количество целей: не ограничено. Подготовка: 1 сек. Затрата маны: 100 мп. Перезарядка: 30 мин.
   Уровень владения умением: 1.0 (новичок).
  
   Вы изучили новое умение: Дрожь земли.
   Дрожь земли: Вокруг персонажа в радиусе 20 м вздрагивает земля, с шансом 10% сбивая противников с ног. Количество целей: до 10. Подготовка: 5 сек. Затрата маны: 88 мп. Перезарядка: 10 мин.
   Уровень владения умением: 1.0 (новичок).
  
   Первые два умения названиями своими будили ностальгию девушки по временами, когда они с Лешкой и Галей рубились в героев - игрушку старую, но не забытую поклонниками (правда, "кулак" в героях был не каменным, а волшебным, но это частности). Третье выглядело относительно бесполезным (сбитый с ног персонаж тут же мог подняться и бежать дальше), но Хэйт предпочла приобрести и его, оставив не купленным только "Стену плюща" - спелл, для активации которого требовалась вертикальная (или близкая к оной) поверхность; использовалось умение для... подъема (по отвесным стенам крепостей или склону горы). Плющ оставался на месте до тридцати минут, но имел собственное "здоровье": враг мог не утруждаться убийством карабкающегося, а уничтожить само "растение".
   - Черт, чуть не забыла же, - почти убежавшая адептка постучала себе по лбу. - Лечение ранга ученик еще. Пожалуйста.
   Теперь можно было идти воевать, улучшенный скилл восстанавливал по триста хп за применение, да и "боеприпасов" у Хэйт прибавилось. Покупки обошлись без малого в двести золотых (с учетом скидочки). На обратном пути она еще и пункты стат раскидала (те, что за два уровня получила), поделив их поровну между интеллектом и живучестью.
   - Готова! - выпалила адептка, добежав до места сбора, где терпеливо ждали ее напарники.
   Приглашение на вход загорелось быстро, Хэйт даже отдышаться (оно же: восстановить бодрость) не успела; видимо, в преддверии турнира много кто желал размяться в бою.
   На этот раз в ворохе оповещений самым полезным было признано распределительное: изменяя традиции, сегодня они стали "Командой 2".
   - Это еще что за хреновина? - прямодушно вопросила Барби, указывая на довольно высокое сооружение в некотором отдалении от круга воскрешения, зияющее неровными провалами.
   Дверей у сооружения не было, зато у основания его валялась прямо-таки россыпь разнообразного хлама.
   - Дорогая, это башня, - фыркнул Кен. - Башня, это наша дорогая Барби, и мы постараемся, чтобы она держала себя в руках и не разгромила тебя еще сильнее. Но не обещаем: послушная Барби - это фантастика.
   Рэй вскинул руку.
   - Стоп болтологии. Есть оповещение об обновлении хода сражений на арене. Теперь лидер группы может расставить метки на врагов, от нуля до девяти. "По многочисленным просьбам", ага... Выклевали им мозги петициями, так бы и написали.
   - Метки - это хорошо! - в один голос сказали лучник и адептка.
   - Скажите лучше, где враги? - встряла Маська. - Минута до старта же!
   - С противоположной стороны, вестимо, - ответил убивец. - И будут прилагать все усилия, чтобы попасть в башню раньше нас. Это явно "лабиринт мастерового", видите, там какие-то доски, ящики и мешки валяются?
   Хэйт поморщилась: с недавних пор на слово "лабиринт" у нее была аллергия.
   Тем временем Рэй продолжал вещать:
   - Задача довольно проста. В прямом смысле строить-мастерить ничего не придется: каждый механизм собирается по принципу мини-игры. Поднимаете ящик, ищете, что за устройство "горит" подсветкой. Один человек становится к сооружению и может проговаривать, чего и сколько еще нужно до полного комплекта. Он же потом или молоточком стучит, или еще что - запускает сборку, короче. Время сборки разное для разных устройств, но не больше пяти минут.
   - Двадцать секунд, - хладнокровно предупредил Кен.
   Адептка заранее включила ауры мужества и гнева, на случай, если потом будет не до того.
   - Вариантов победы несколько: собрать много-много механизмов, за них дают очки, набить кучу фрагов (тоже очки), добраться до конечной точки (пятьсот очков в копилку первому дошедшему). В нашем случае это, скорее всего, верхний этаж башни.
   Кинжальщик закончил "толкать речь" на последних секундах времени, выделяемого на подготовку.
   - Старт! - рявкнула Барби одновременно со знаковой табличкой.
  
  Настало время битвы! Сразите врагов, докажите свою доблесть!
  
   - Первым делом - доски! - скомандовал Рэй.
   Хэйт благодарила небеса и всех пятерых богов Тионэи за то, что хоть кто-то из их раздолбайской компании догадался почитать про эту арену чуть больше, чем две строчки общего описания. Она-то хороша была, координатор фигов, что стоило вылезти вчера пораньше из игры и "вкурить" мануальчик-другой по аренкам?
   Подхваченная доска оказалась в вытянутых руках адептки, а точек с "подсветкой" загорелось аж пять штук. Хэйт завертела головой, судорожно соображая, какую же точку выбрать.
   - Тащим к длинным жердям, что у самой стенки, - подсказал явно "просекший фишку" эльф. - Пошевеливаемся!
   - Ничего не знаю, я статы не в ловкость кидала, - отбрыкнулась Барби. - Тоже мне, арена: субботник в миниатюре!
   Хэйт не удержалась от смешка. Идти с грузом, кстати, было не очень-то удобно: функция бега блокировалась, да и скорость перемещения шагом резалась ощутимо. Кен, донесший свою доску к означенной жердине первым, сгрузил ношу и уставился прямо перед собой.
   - Еще два ящика с инструментами, мешок с такелажем и коробку с крепежами. И доски, восемь партий к тому, что уже поднесли.
   Далее эльф выдал каждому "ценное указание", а именно - что нести новым заходом. Не сказать, что делал это он с восторгом, Хэйт услышала его бурчание: "Всю жизнь мечтал стать прорабом!" - но зато никто не приволок лишнего. Стучать молоточком остался сам Кен, несмотря на чуть насупленные брови гномы.
   Судя по нервным взглядам, бросаемым на эльфа, каждый сверялся с таймером, ведущим обратный отсчет. До завершения отпущенного времени оставалось тридцать восемь минут. Мало-помалу возле стены поднималась даже не лестница, а что-то вроде строительных лесов.
   - А остальные точки, что там? - спросила адептка, больше с целью отвлечь народ, хотя и интерес в вопросе имелся. - Там еще выемки какие-то...
   - Для укреплений, - ответил Рэй. - Актуально только в случае, если соперники поднимутся раньше нас и успеют собрать передвижной стреломет. Или баллисту. В таком случае без укреплений никак, но мы-то поднимемся одновременно с ними или даже раньше, если они будут терять время на лишние постройки.
   Пока убивец вещал, деятельная Маська натаскала досок к одной из выемок.
   - На всякий, чтобы, если что, собрать быстрее, - пояснила гномка. - Есть же еще вариант, что те ребята нас поубивают, а потом начнут вести отстрел с высоты.
   Разумность довода оценили, но закончить процесс сборки укрепления не успели: Кен финальным аккордом стукнул по деревянному сооружению и завершил безымянную конструкцию (по виду Хэйт окрестила это двойной приставной лестницей внутри деревянных каркасов).
   - Лифт подан, дамы и господа, - насмешливо-галантно взмахнул рукою эльф. - Барби, как дама, топает первой.
   Рэй метнулся к подъему, начал карабкаться параллельно с орчанкой, но на середине подъема ушел в невидимость, предупредив:
   - Нужно разобраться с системой меток.
   Следом начали взбираться Маська и Кен, а замыкающей парой монах и адептка. Когда Хэйт перебралась через "подоконник" (на самом деле, выщербленный край провала, который даже окном не назовешь), на другом конце "комнаты", из противоположного окна показалась белобрысая макушка первого противника. "Или без шлема, или, как я, пользуется скрытием "необязательной к отображению" экипировки", - отстраненно подумала Хэйт. К таковой экипировке относилась вся бижутерия, головные уборы и плащи (они же накидки): бижутерия, чтобы не отпугнуть пользователей мужского пола (если кольца и подвеску-амулет многие нормально воспринимали, то с серьгами дела обстояли иначе), плащи и шлемы - по желанию прекрасного пола (дабы можно было создать цельный образ, не портя его "лишними" предметами). Квартеронка, например, сняла в настройках все галочки, какие только снимались: чем меньше экипировки видит враг, тем меньше может понять о ее возможностях, как боевых, так и финансовых.
   Атаковать блондинистого латника, замешкавшегося при виде всей сгрудившейся группы, не спешили: лидер группы (он же - Рэй) в режиме тени проделывал некие пассы, видимо, возясь с новой функцией меток, отвлекать главного дамагера* адептка нужным не считала: до появления на "поле брани" всех противников ситуация вполне позволяла эту паузу (и только гнома, пыхтя, подтаскивала ящик за ящиком из числа разбросанных по помещению к одной из опор возле стеночки).
   Тем временем над головой латника загорелась объемная пурпурная (официальный цвет же!) цифра шесть. Над головой орка с двуручником, поднявшегося следом за белобрысым, появилась "пятерка". Усатый, но безбородый гном получил номер четыре, стройная почти до прозрачности эльфийка в наряде, который Хэйт назвала бы (если б кто спросил) отсутствующим, пометку в виде троечки. Эта пара, забравшись внутрь башни, технично заняла позиции за спинами орка и латника (человека, если по расе).
   Барби рыкнула, дразня и провоцируя вражин, длинным, тяжелым прыжком (орчанка ее форм в полном доспехе, со щитом и мечом "легко" прыгать не могла по определению) рванулась вперед, выставив в оборонительном жесте щит.
  
   ------------------------------------------------------
   *От англ. Damage - вредить, наносить повреждения. Тип персонажа, основная функция которого - нанесение урона по враждебным целям (игрокам, мобам, боссам и т. п.). Дамагеры условно делятся на 1) директ - наносят урон по одиночной цели; 2) АоЕ - наносят урон по множеству целей, используя АоЕ. Мерой эффективности персонажа-дамагера в ММОРПГ является показатель DPS (англ. damage per second - урон в секунду).
   ------------------------------------------------------
  
   Третья пара противников почему-то медлила, задав тем самым этическую задачку Хэйт: дать отмашку на нападение при неравном соотношении или ждать - признаков агрессии те четверо, что уже стояли напротив них, не проявляли. Нечестно, "не спортивно", против почти что гарантированного "победно".
   - Невидимок нет? - спросила она у Маськи.
   - Не-а, я бы сказала, если б были, - отмахнулась гнома, пыхтя над перетаскиваемым булыжником. - А чего мы все ждем? Таймер-то тикает.
   Истаяло уже шесть минут от старта, а ни одного удара еще не было нанесено!
   Наконец показались "единичка" и "двойка" - два человека, один в рясе наподобие монашеских, другой в разноцветном тряпье ("Клоун", - мысленно заклеймила его Хэйт, причем, когда парень достал лютню, мнение не особенно изменила).
   - Единицу, потом тройку! - не томя больше ожиданием напарников, проговорила адептка.
   И сразу же применила трясину на область рядом с Барби. Рэй метнулся к первой цели (раньше Хэйт не видела в его исполнении такого "рывка", видимо, успел убивец прокачаться до двадцать пятого и проучить новые умения), Маська, бросив возню с "запчастями", выбежала чуть вперед, готовая защитить своих лекарей, если кто к ним сунется.
   Соваться было некому: на "пятерку" Хэйт истратила обращение в камень (ощутить его урон на себе не хотелось), "единицу" едва ли не мгновенно срезал Рэй, Кен превратил "тройку" в подушечку для иголок, то бишь, конечно же, стрел; в "монаха" он не успел ни единой стрелы выпустить, так резво с ним управился убивец. Бард-клоун играл "песнь страдания", постепенно снижающую хп и мп группы, но на него даже внимания никто не обращал: лечение Монка перебивало потерю здоровья, а банки помогали не "проседать" по мане.
   "Тройка", тщетно пытавшаяся скастовать что-то, жила ровно столько, насколько хватило ее "мыльного пузыря" - щита, поглощающего урон. Назывался "пузырь" как-то иначе, вроде бы "магический барьер", но Хэйт обозвала его так по внешнему виду.
   Дальнейшее было делом техники, остаток боя занял чуть больше минуты.
   - Тряпки совсем ватные, - высказал Рэй, когда латник, будучи последней по значимости целью, звякнув металлом о каменные плиты, упал замертво.
   Фразу Хэйт легко "перевела": враги в тканой броне убиваются очень легко. Да и с остальными, по сути-то, "потеть" не пришлось...
   - Чего стоим? - возмутилась Мася. - Я одна буду подъемник собирать?! Три малых цепи осталось найти и приволочь, помогайте.
   Вмиг устыдившиеся напарники врассыпную рванули на поиски в грудах хлама означенных цепей. Хэйт, пробегая мимо провала, через который недавно забирались внутрь ребята из "Команды 1", не утерпела, глянула вниз. Соперники мялись между башней и возведенным укреплением (что прояснило причину запоздалого подъема пары бард-монах), эмоционально жестикулируя и, кажется, ругаясь.
   - Давайте не будем сразу наверх подниматься, а подождем их? - предложение адептки понимания не встретило, но она продолжила настойчивее. - У них, кажется, какая-то проблема. А я не хочу поступать, как группа, разделавшая нас на первой нашей арене. Пусть все будет честно.
   - Хэйт, ты...
   - Ушастая!
   - Они бы на нашем месте не...
   - Нецелесообразно.
   - Ты права. Подождем.
   Хотя загомонили друзья все "оптом", последняя реплика заставила всех захлопнуть рты. Монк же скромно опустил очи долу, будто и не он это сказал, а ветер, гуляющий по этажу...
   Хэйт и сама не понимала, что на нее нашло. Сказала, что чувствовала, не задействуя при этом рассудок.
   Но больше никто перечить не стал - они дождались команду противников, дали им время, чтобы собраться наверху и даже обсудить тактику. Для этого адептка вышла вперед, встав на одну линию с Барби и демонстративно скрестив руки на груди; посох висел, прикрепленный к поясу (могучим колдунством прикрепленный, чем же еще?) в "мирном" режиме. Апофеозом "парламентерской" мысли стал вопросительный знак, вычерченный ею в воздухе указательным пальцем - таким образом Хэйт пыталась прояснить, готовы ли соперники к бою. Недобро сощурился орк, подмигнул, но не Хэйт, а Барби, сопроводив этот жест весьма плотоядным взглядом, отчего орчанка подбоченилась, а Кен из-за ее спины закашлялся.
   Адептка хмыкнула в ответ, отошла назад, кивнула. Вслух ничего и не нужно было говорить: пока ждали повторного подъема той группы, обговорили очередность меток. Пантомиме не хватило только титров: "Раунд второй: матч-реванш".
   На этом "расшаркивания" закончились: Рэй тенью скользнул за спину "единичке", взлетели кинжалы, вспарывая материю и виртуальную плоть. Хэйт залюбовалась даже на жестокое изящество танцующей стали в умелых руках убийцы. Время на любование было, целых три секунды, пока закастовывалось "решето": она надумала "обкатать" скилл в этой схватке, чтобы делать потом далеко идущие выводы о его полезности (или же - бесполезности, как пойдет).
   "Решето" падало уже на пятерых из шести - клинки убийцы сделали свое дело. Чуть не прорвался к Монку орк, отсвечивающий цифрой пять над головою, но споткнулся. Нет, не на ровном месте, а благодаря подножке Барби; впрочем, боец не выглядел обиженным - "баба-страж" подарила ему обворожительный оскал, от которого нормальный игрок бы шарахнулся, но этот явно "с душой" отыгрывал орка. Судя по прищуру Кена, поэтессу ждал веселый вечер в реале...
   В следующее мгновение Хэйт давилась со смеху: магичка истратила драгоценные секунды жизни на массовый гипноз, который, вполне вероятно, прошел бы на всех, если бы не два маленьких но: невосприимчивость одной нехорошей адептки к ментальным воздействиям и наличие у нее же длани очищения в списке умений. Вероятно, тот же гипноз пыталась применить эльфийка и в первом бою, но переизбыток стрел в организме не дал закончить каст.
   Обескураженность и обида в глазах светлоухой, когда "железно" законтроленный лучник отправил ее в круг воскрешения, дорогого стоили.
   Разочаровали абсолютно гном и бард. Усач всего и делал за два боя - бил и бил орчанку, которой его удары были как укусы... нет, не комара, овода, какой-то урон он все же наносил, помогая Монку не заснуть от скуки. А бард, как иглой граммофона по заезженной пластинке, играл одну и ту же бесполезную (при наличии двух живых персонажей, способных восстанавливать здоровье) мелодию. То есть, они как бы были, но, не будь их, никто не заметил бы разницы.
   Орк добрался-таки до Монка, натиском сметя гному с дороги, одним ударом ополовинив бар хп монаха и навесив оглушение. Сразу стало веселее: Хэйт, попытавшись накинуть лозу на зеленокожего (безуспешно), принялась за лечение Монка; мелкая, как только поднялась после опрокидывания, рубанула со всей дури по орочьему бедру; Рэй рванул на помощь, по пути добив барда (видимо, чтобы не мучал лютню). Кен же выпускал в грудь орка стрелу за стрелой: замах двуручника - стрела, свист рассекаемого грозным оружием воздуха - стрела, удар - стрела, доспехи орка вспыхивают рубиновыми отблесками - стрела, воин замирает на один удар сердца - стрела, раскручивается вдруг, горизонтально удерживая громадный меч, врезающийся в собравшихся вокруг него Маську, Рэя и до сих пор оглушенного (долгий прошел эффект, дланью неснимаемый) Монка - стрела, стрела, стрела.
   Гнома толстокожая, да и латы с показателем защиты ого-го каким, а вот шкала здоровья кинжальщика побагровела зловеще, монах же... отлетел безжизненной куклой к стене. В шею берсерка (Хэйт с запозданием опознала анимацию специфичной классовой стойки) вонзилась стрела, выбивая последние крохи хп, отправляя и его на перерождение. "Разрывная", - грустной шуткой мелькнула в голове адептки мысль, недалекая от истины, Кен уже применял подобную абилку, она так и называлась: разрывной выстрел.
   - Красиво бился, - озвучил Рэй единственную фразу за весь бой.
   Кен кивнул.
   Хэйт некогда было сожалеть о потере Монка - на ее плечи легло лечение Барби. Впрочем, надолго действо не затянулось, сначала пал гном, затем латник - в соответствии с порядком меток.
   Таймер оповещал о том, что до конца сражения осталось двадцать четыре минуты.
   Хэйт подошла к провалу с вражеской стороны, перегнулась через край, показала оттопыренный большой палец (персонально орку, но она бы не обиделась, прими этот жест на свой счет и вся группа противников).
   - Вот теперь - наверх.
   Третьего боя не было. Пятеро из шести соперников остались толпиться внизу, у подножия башни, только орк-берсерк поднялся на этаж, уселся там в позе лотоса, разнося в пух и прах все шаблоны: расслабленная поза медитирующего и улыбка людоеда...
   - Народ, а нам седьмой в группу не нужен? - невзначай спросила Барби, предварительно отойдя на шаг от Кена. - Очаровательный же... хм-м... самец пропадает! А какие у него татушки...
   Эльф не разговаривал с нею до верхнего, пятого этажа башни, на который поднимались уже просто из любопытства. Хэйт не верилось, что Кен поддался на провокацию "прекрасной половины" и взревновал, аки мавр, скорее, просто выдерживал характер - чтобы неповадно было Барби. Глядя же с края обзорной площадки, коей оказалась верхняя точка башни, вниз, лучник признал:
   - Боец и правда превосходный. С этим соглашусь. Но нам и вшестером неплохо.
   Остаток времени потратили на то, чтобы собрать все собирающееся: нет, не ради очков, победа и так была у них в кармане, а чтобы иметь представление на будущее о функциях разных "штукенций".
   Наконец таймер отмигал отсчетом последних секунд и сменился оповещением:
  
   Битва окончена! Победитель: Команда 2. Счет сражения 1320:110.
   Участники обеих команд будут немедленно перемещены с арены!
   Получено знаков доблести: 1.
  
  
Оценка: 7.29*180  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список