Вран Карина: другие произведения.

Восхождение: Град Темных Вод

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 7.46*195  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья книга цикла, общий файл. Лит-РПГ, но "доля" реала станет только больше. Добро пожаловать в мир Восхождения! Снова, и снова, и... :)


   Среди множества локаций Тионэи встречаются и такие, попасть в которые непросто. Часть из них связана с заданиями, открывающими доступ к местности, в другие тяжело добраться из-за особенностей расположения.
   Открыть новую локацию - значит получить бонус первооткрывателя, увеличивающийся, если локация относилась к скрытым, квестовым или труднодоступным.
   Возможные открытия и находки зачастую превосходят самые смелые ожидания! Так, герой, первым поднявшийся на Пик Рока, стал обладателем грифона - удивительного летающего питомца. А отряд путешественников, дерзнувших пересечь пустыню Реверна, владеет теперь долей королевских конюшен в Миадоре и дворянскими титулами, пожалованными его величеством Риадусом каждому участнику экспедиции.
   Разумеется, в странствиях вас могут поджидать не только слава и богатство, но и неисчислимые опасности. Но ведь риск - это именно то, что будоражит кровь истинных героев!
   Пускайтесь в путь, искатели приключений, ведь это увлекательно... и выгодно!
  
  
  
  
  
   К этой встрече Вероника готовилась: неброский, но наличествующий макияж, светлый брючный костюм (как раз и дождь с порывами ветра унялись, и прохлада еще не сменилась душной парилкой), туфли на шпильках.
  - Будем рассматривать, как камуфляж, - мазнув финальным штрихом блеском для губ, усмехнулась девушка. - Камуфляж в формате женской логики.
   Мимикрировать под окружающую среду необходимости не было, а вот отвлечь внимание - очень даже, отсюда и "формат".
   Не зная подоплеки срочной встречи, едва ли не в ультимативной форме навязанной, сложно было строить предположения или продумывать ответы - иными словами, козырей на руках в этой партии у Вероники не было. Вот она и надумала выбрать "рубашку" колоды поприятнее глазу - а вдруг, да отвлечется собеседник?
   - Карточные игры - дурной тон, - утихомиривая неожиданное волнение (не мандраж, но что-то близкое), начала "забалтывать" сама себя Вероника. - Шахматы или, на худой конец, нарды, куда занятнее. Да хоть бы маджонг азиатский. Но там разве что доску раскрашивать или стол...
   "Домашняя" девочка, по правде говоря, знала только одну карточную игру - "дурака подкидного", однажды показанного дядей Мишей, лучшим другом и сокурсником папы... "Люди лгут, девочка. Лгут, когда им это выгодно" , - дядя Миша не просто хотел кусочек клиники отпилить, он надеялся получить ее всю.
   Тренькнул мобильный - Стас смс-кой оповещал свою студентку о том, что ждет возле парадной.
   Она глянула на экран, затем, нахмурившись, швырнула аппарат на диван - так и не разобьется, и внезапно нахлынувшую злость хоть частично сорвать можно...
   - Боги, какая пошлость, - с недовольною миной прошипела Вероника, спешно расстегивая пуговички на блейзере. - Сверху-то не каплет, а остатки луж и грязюку на тротуарах никто не отменял, угу...
   "Намарафетилась, дурочка с переулочка", - раздевшись и приступив к смывке грима, мысленно глумилась над собой девушка. "Покорить красотою небесной решила куратора?"
  С дивана укоризненно пиликал мобильный, гоняя по кругу мелодию из стандартного набора.
   - Перетерпите, Станислав Анатольевич, - роясь в шкафу (метра за четыре от дивана), бурчала Вероника. - Перетерпите и перетопчитесь!
   Пару минут спустя она была готова: темно-синие джинсы (относительно даже новые), широченный лиловый полувер и выражение лица "не трогать: ни руками, ни словесно, ни мысленно".
   Забракованный костюм, тем не менее, был аккуратно повешен на плечики - пригодится для визита к "милой женщине", та вечно проезжалась по выбору цветовой гаммы в одежде пациентки...
   - Спускаюсь, - ровным (на удивление) голосом лаконично высказала Вероника, удосужившись, наконец, ответить на вызов.
   К счастью для себя, Стас не стал задавать вопросов.
  
   Зато не поскупилась на вопросы Вероника - к службе обслуживания лифтов. Вопросы были красочными, многочисленными и все, как один, содержали минимум цензурных слов. Времени у нее было предостаточно, семь этажей все-таки, и с каждым лестничным пролетом обороты становились все цветистее.
   Впрочем, к первому этажу она решила, что ей просто фатально не везет с лифтами, а Стас не заплесневеет от дополнительного ожидания. Но ходу все-таки прибавила.
   Именно это ускорение и стало фатальным (плюс взгляд, направленный на машину Стаса, до неприличия близко к парадной припаркованную, а не под ноги). А еще то, что моська-пустолайка, претендующая на "звание" собаки, в кои-то веки молчала. Псина улеглась прямо под ступеньками, вытянув хвост (длиною с саму псину), и не успела убраться с дороги мчащейся Вероники: то ли страх подвел (много ли надо, чтобы существо размером с пенал остолбенело от ужаса?), то ли возраст (сколько себя помнила девушка, эта брехливая скотинка оглашала своим мерзким голосом двор ежедневно, по четыре-пять раз за день, так что годиков живности было немало). Псина лаяла на все и на всех, кроме своей хозяйки. Всегда.
   До сего дня - и встречи с нижней конечностью Вероники. Отчаянный визг огласил двор, а секундой позже заорала и владелица псины.
   - М-мать, - поспешно отскочив от визжащей и скалящей зубы моськи, ругнулась девушка. - Мои извинения.
   Последнее обращалось к старушке, хозяйке животного.
   Та разразилась потоком брани - и вовсе не в духе питерской интеллигенции.
   Вероника запрокинула голову. Наверху морщинилась облачная серость, буднично и безразлично. Внизу же бушевала старушка, скулила помесь болонки и таксы, сигналил автомобиль, движению которого, кажется, мешала машина Стаса... Стаса, который совсем уж не вовремя решил из этой машины выбраться, и теперь просто не мог не слышать отвратительного "разговора".
   - Вы закончили? - вклинилась в череду обвинений ("дрянь паршивая, молодая, значит, на всех плевать можно, мою Тосечку чуть не угробила, иродка" и так далее, с редкими паузами, когда бабулька набирала воздуху) Вероника. - Так я еще раз извинюсь и пойду. Меня ждут.
   Старушка завертелась, видимо, выискивая ожидающих - и нашла, разумеется. Она тут же надула щеки, сжав губы в тонкую полоску, и тряхнула седой косицей.
   - Немыслимо! - взвилась "пострадавшая", гневно сверкая глазами. - Хорошо, что они до сегодня не дожили. Экой шалавой выросла, родители бы со стыда сгорели. Погань, шалашовка!
   "Десять, девять, восемь", - крепко зажмурившись, начала отсчитывать девушка. "Я не убью вредную бабку. Даже не покалечу. Семь, шесть... Дышать глубже. Дышать! Пять, четыре, три, два"...
   - Хамка засратая! Да я...
   - Слова "засратая" в русском языке не имеется, - ледяным голосом оборвала пенсионерку Вероника. - В той его версии, которой меня учили. Еще меня учили, что старость следует уважать, и только поэтому я вас сейчас не ударю. Хотя следовало бы.
   "Один", - она выдохнула и, не дожидаясь, пока ошарашенная женщина придет в себя и выльет новую порцию словесных помоев, пошла к Стасу.
   Дверца минивэна еще не захлопнулась, когда старуха, очухавшись, выкрикнула яростное:
   - Сучка!
   Веронику тряхнуло; куратор дернулся было, чтобы выйти, но девушка качнула головой.
   - Поехали.
   История, в некотором роде, повторялась.
  
   - Как ты? - сочувственно спросил Стас, когда они отъехали от дома.
   Вероника пожала плечами. Меньше всего ей хотелось обсуждать сцену, коей Стас стал невольным свидетелем.
   - Тишины? - предельно ненавязчиво уточнил куратор.
   - Нет. Лучше чего-нибудь громкого, - упрямо вздернула подбородок девушка.
   Стас понимающе кивнул, включая магнитолу.
   "Я стану кошмаром!" - раздалось из динамиков. Вероника одобрительно хмыкнула - в самый раз. Рокер то хрипел, то ревел, то почти проговаривал простенькую историю о двух друзьях, одном предательстве и одной планируемой мести. Сначала Вероника не вслушивалась, но под конец увлеклась.
  
   Я стану кошмаром,
   Твоим самым частым пугающим сном.
   Я стану пожаром,
   Я выжгу на сердце твоем слово: "Зло".
  
   Сны развевает будильник.
   Огонь порождает прах.
   Зло - просто мой пафосный ник
   В бесконечно тупых соцсетях.
   И, потом, тебя изничтожив,
   Стерев твое имя с доски живых,
   Кем я стану? Ничтожеством?
   Ну а кем... станешь ты?
  
   Ты станешь кошмаром,
   Моим самым частым...
  
   - Приехали, - выключив звук, сообщил Стас.
   - Я не дослушала, - беззлобно усовестила его Вероника.
   Куратор хмыкнул, доставая диск из магнитолы.
   - В бардачке бокс, вытаскивай. Дарю.
   Девушка послушалась - и вскоре хохотала, как безумная. Обложка-вкладыш для диска, распечатанная на черно-белом принтере, гласила: "Мизантропия - наше все".
   - Спасибо за подарок, - отсмеявшись, сказала Вероника. - Как раз то, что нужно.
  
   В этот раз Стас привез ее в арт-кафе, с неокрашенными кирпичными стенами, деревянной мебелью, множеством фотографий с видами Питера, расписными тарелками на стенках и расторопными официантами (почему-то исключительно мужского пола).
   - Миленько, - вынесла вердикт после краткого осмотра девушка. - Даже не знала про это место - а от моего дома тут рукой подать.
   - Я бы больше удивился, знай ты о нем, - куратор наградил ее многозначительным взглядом.
   "Вот так красиво и ненавязчиво меня назвали ротозейкой, близорукой и, пожалуй, даже недалекой. А день-то задался!" - следуя за официантом, размышляла Вероника.
   Зал в кафе был один, курильщики (в лице Стаса) могли опечалиться, но для них помещения предусмотрено не было. Их проводили к столику в конце зала, у окна, чем девушка осталась вполне довольна. От меню мужчина отмахнулся, озадачив скорее спутницу, чем официанта.
  - Номер три, два раза. Кофе сразу.
   - Кхм, - стоило парню удалиться, приподняла брови Вероника. - Шифр?
   - Особенность меню, - с улыбкой ответил куратор. - А пока нам готовят обед, позволь, дорогая студентка, спросить: сколько работ ты написала за эти каникулы?
   Вероника слегка опешила, затем принялась сгибать пальцы, подсчитывая.
   - Только масло? Или акварели тоже?
   - Масло. Выездные не считай.
   Вероникины пальцы стали разгибаться. А на лице ее вместо сердитой гримасы обосновалась виноватая. Выходило, что, не считая фэнтезийной картины с личом (а ту, разумеется, считать и не стоило), написала она... ничего. Акварели только - но те для души. Про полотна, что за чертой иной реальности создавались, девушка, будучи в здравом уме, говорить преподавателю не намеревалась, что бы там ни значило его высказывание о Восхождении и толковом словаре...
   Стас, похоже, наслаждался мучениями студентки, откинувшись на спинку стула и скрестив руки на груди. А еще усмехаясь - абсолютно открыто.
  - Тебе помочь, может быть?
  - С машиной времени? - насупилась девушка.
  - Ваш кофе!
   Появление официанта оказалось крайне своевременным. Вероника вцепилась пальцами в чашку, как если бы это был Святой Грааль.
   Куратор же свой напиток отодвинул на край стола, вытащил планшет из плоской сумки (в таких удобно переносить и ноутбуки, и альбомы для эскизов с прочими принадлежностями). Вероника осторожно, норовя унять неожиданную дрожь, вернула чашку на блюдечко. Вперила напряженный взгляд в экран устройства, повинующегося движениям пальцев Стаса.
   "Все плохо. Плохо, плохо, плохо", - гаденький холодок по спине и почти оформившаяся догадка возникли у Вероники одновременно.
   - Ты? - коротко спросил Стас, пододвигая планшет с запущенным без звука видео к студентке.
   Впрочем, ей не нужен был звук, чтобы узнать эту запись и себя-Хэйт на ней. Пума, птички... И "беретик" под занавес.
   Вероника не считала себя косноязычной. Редко, когда ей приходилось "лезть за словом в карман". Вообще, когда тебя с раннего детства учат правильной постановке предложений, а вместо игр на свежем воздухе ты предпочитаешь книги (и не только иллюстрированные), с речью по умолчанию все должно быть неплохо.
   Но сейчас ей не давались слова. Единственным, жалким, еле-еле выдавленным, стало:
   - Как?..
   Стас поморщился.
   - Кажется, я не оттуда зашел. Белозерова, я тебе не враг. И чем ты в свое личное время занимаешься - твои заботы. Хорошо бы не в ущерб учебе, но... Не о том сейчас речь. Эту запись разослал по знакомцам, а затем твитнул Игорь Годневич, любимый выученик Панченко, мой коллега и бывший сокурсник. Мой, знаешь ли, заклятый друг.
  "Это все занимательно, но ничегошеньки не проясняет", - скрежетала зубами Вероника, но перебивать говорящего не спешила. Хотя эта манера Стаса - заходить издалека, с предыстории, на нервы действовала неимоверно.
   - Так что если под: "Как?" - ты подразумевала: "как я нашел видео", то мне и не надо было искать. Мы с этим товарищем давно следим за успехами и неудачами друг друга.
   - Вам не идет, - прокашлявшись, сказала Вероника. - Дурака валять.
   Стас хохотнул - по-доброму, явно не обидевшись на замечание.
   - Как я тебя опознал, ты это хочешь услышать?
   Девушка, закусив губу, кивнула.
   - Смотри: вот так ты держишь спину, так формируешь фон, - он запустил запись по новой, с паузами на определенных моментах. - Так щуришься, когда начинаешь выписывать детали. Так закусываешь краешек ручки кисти, когда что-то не получается. Характер мазка, наклон головы, выбор ракурса, взгляд в никуда... Я тебя знаю, Белозерова, знаю твою манеру письма. Если кто-то похож на слона, размером со слона, ведет себя, как слон, и трубит, что тот слон - то это слон и есть.
   - Да-а-а, - огорошенно протянула "слониха". - Теперь у меня не то, что слов - междометий нет!
   - А ты жуй молча, - посоветовал куратор.
   Она и не заметила, когда успели принести первое.
  
   Вероника умяла и грибной крем-суп, и второе (нежное мясо со стручковой фасолью на гарнир), и салатик, прежде, чем Стас продолжил разговор, по обыкновению, больше смахивающий на монолог.
   - Если честно, были у меня сомнения, и еще какие, - заметив недопонимание во взгляде студентки, Стас уточнил. - Касательно того, ты ли это на записи. Но было два момента, которые, скажем так, перевесили...
   Он улыбнулся и пригубил кофе - изрядно уже поостывшего.
   - Общественность требует подробностей! - осмелела Вероника, воодушевившись благостным расположением духа куратора и сытным обедом. - И компота. Ведь вкусно же варят, вкус почти как из детства!
   - Всегда знал, что страшней голодной женщины зверя нет, - рассмеялся Стас. - Будет тебе твой компот. А что до подробностей... Ты приходишь уставшая: на факультативы, на встречи со мной, к детишкам. Как будто не каникулы у тебя, а лагерь строгого режима. Это можно не заметить раз или два, но ты даже сегодня похожа на умученное привидение. Я бы понял, пиши ты по картине в день, но с этим мы уже все прояснили.
   - Так плохо, да? - вздохнула девушка.
   - Да, - куратор, похоже, не был настроен смягчать краски. - И второе - твоя Ярославская работа. Мы оба знаем, что никакой модели под тем дубом не было.
   - Э? - жалобно захлопала ресницами Вероника - Стас решил уделать ее по всем фронтам.
   - Ты допустила ошибку в пропорциях, - "добил" ее Стас. - Сиди там живая модель, такого никогда бы не случилось.
   "Шах и мат", - неожиданно для себя восхитилась девушка. "Кажется, я с утра вспоминала о настольных и карточных играх?.."
   - Ладно, пустое, - он поднял руку, подзывая официанта. - Меня не особо тревожило бы твое увлечение, не случись рядом с тобой этот тип.
   "Указующий перст" куратора ткнул в беретик цвета томата.
   - А что с ним не так? - осторожно спросила Вероника.
   Нет, намеки из "предыстории" она ушами ("слоновьими, ага") не прошлепала, но почему бы не прикинуться девочкой-ромашкой, когда ничего другого в арсенале не осталось?
   - Не думаю, что тебе интересны детали застарелого конфликта, - Стас убрал планшет. - Еще два кофе и компот. И счет, пожалуйста.
   Последние фразы предназначались официанту.
   - Если в двух словах: мне совсем не по сердцу его махинации с привлечением неизвестных художников. Суть в том, что одних он привечает, обогревает и выдвигает; для такого у него свой знак качества: "Годно! Годневич" имеется. Это - известная общественности сторона деятельности Годневича, обложка. А с изнанки другая категория ребят - они пишут картины, которые затем продаются под чужими именами, с чужими автографами.
   - В наши-то дни? - усомнилась Вероника. - Есть же специалисты, разные технические способы установить подлинность...
   - Когда человек хочет прокормить семью, выплатить долг или оплатить лечение - он совсем не прочь отдать свои работы на подпись тому, кто может их продать, - жестко ответил куратор. - И вот мы уже говорим о многогранности таланта известного современного художника. Они не мастеров прошлого копируют, чтобы проверку на подлинность проводить. Хотя, допускаю и такое.
   "Это не голословные обвинения", - глядя в глаза наставника, поняла девушка. "Он знает, о чем говорит. Уверен на все сто, если не больше".
   - Но, раз вы знаете, почему...
   - Почему не знают все? - не дал договорить ей Стас. - Потому что когда-то мы были друзьями. Не заклятыми - просто друзьями. Затем я дважды облажался, и мы пришли к тому, что есть сейчас. В общем, к чему я клоню: не связывайся с Годневичем. Держись от него как можно дальше, Белозерова.
   - Усекла, - закивала Вероника.
   Это, в общем-то, вполне сочеталось с ее изначальными намерениями касательно "беретика".
   - Это не все, - Стас в два глотка выпил свой кофе. - Профессор Панченко внезапно выразил желание провести несколько подготовительных семинаров для старших курсов. Денег он за это не запросил, потому едва ли Алексеевич откажется.
   - Юрий Алексеевич? Наш ректор? - уточнила девушка.
   - Он самый. Панченко - тот хрыч из Репинки, что критиковал твои работы с натурой. Так вот, где Панченко - там Годневич, проф для него, вроде как, даже место на своем факультете пытается пробить. Мне бы не хотелось, чтобы вы пересеклись. Это лишний риск, поскольку Панченко известно, что автор раскритикованных им работ - моя любимая студентка, а что известно Панченко...
   - Известно и Годневичу, поняла, - Вероника кивнула.
   И поймала себя на мысли, что чужая забота - это приятно.
   - Это будет сентябрь, расписание пока не обсуждалось, точнее не скажу. Две недели, максимум месяц - приболеешь. Справку я организую. Протестов нет?
   - Работа с натурой? - принципиально она не возражала, но "хвосты" подтягивать после месяца пропуска не хотелось.
   - Доплачу натурщику и приглашу в свою студию, вообще не проблема, - отмахнулся Стас. - Вопросы?
   Вероника завертела чашечку с остатками кофе в руках, призадумавшись.
   - До сентября целый месяц. А вызвонили вы меня вчера с такой срочностью, будто конец света на носу. Был еще какой-то повод или?..
   Стас сжал кулаки.
   - Был. Позавчера Потапова вскрыла себе вены.
  
   Вероника явственно ощутила, как кровь отлила от лица.
   - Она...
   - Жива, - успокоил ее куратор. - В больнице. Нет, ну о чем только думала, дура малахольная?!
   "Она ведь мне тогда не с бухты-барахты звонила", - заметались в голове девушки мысли с горько-кислым привкусом чувства вины. - "Что-то с ней случилось, и не в тот же вечер она себя покромсала, значит, я могла позвонить тому же Стасу, что-то предпринять"...
   - Была, наверное, причина? - не совсем твердым голосом сформулировала она вопрос.
   - Я поднял вопрос об отчислении, - лоб Стаса пересекла глубокая складка. - Из-за твоих работ. Испортила их Потапова. Вижу, для тебя это не неожиданность.
   Вероника отвела взгляд.
   - Гадкая история. Рокитова сдала Потапову, причем никто на нее не давил, она сама явилась к ректору и выложила все, что знала, как на духу. Ректор вызвал меня. Я - Потапову. Никто бы ее не отчислил: я подумал, что не помешает припугнуть эту бестолочь, чтобы дурь из башки выветрилась. А она...
   Девушку замутило: ей вспомнился другой обеденный стол, другая "беседа", как если бы это было вчера: "Трусливые собачки как раз исподтишка и норовят укусить. Ты - можешь только тявкать"...
   "Полина обозлилась и решила напакостить хоть кому-нибудь? До кого дотянется? Я ее взбесила - и стала толчком для новой подлости? Но зачем, демоны ее дери, зачем сдавать было Аню?!"
   Выдергивая Веронику из болота с вопросами, рожденными тем самым чувством вины, загудел виброзвонком смартфон Стаса, лежащий на столике.
   Куратор взглянул на экран, поморщился, сбросил вызов.
   - Хотел предложить отвезти тебя к ней в больницу, но сегодня не получится. Давай, завтра заеду с утра?
   - Не нужно, - замотала головой она.
   - Не поедешь? - вздохнул Стас. - Твое право.
   Вероника поднялась, давая понять, что посиделки окончены.
   - Поеду. Но доберусь сама. Название больницы мне только скажите.
  
   В конечном итоге они договорились, что Стас наберет ее в районе одиннадцати. Если к тому времени Вероника еще будет дома, то он ее таки отвезет. Нет - так нет. Глядя на куратора, девушка решила, что движет им не мифический "долг педагога", и не романтические порывы, а все то же чувство вины. Пережал - и вот, что вышло.
  
   В игру она зашла без настроения - оно и понятно.
   - С возвращением, - поприветствовал ее виртуальный мир.
   Мрачным, замогильным почти, голоском.
   Перед глазами Хэйт расплылась дымчатая клякса цвета давленой черники - и явила говорившую.
   Мелкую (с ладонь), как и все виденные ранее квартеронкой товарки этой... особы, темноволосую, с лавандово-серыми крылышками - фею. Почтовую фею.
  
   Уважаемый игрок!
   Уведомляем вас, что, в соответствии с пожеланиями и многочисленными обращениями, мы внесли изменения в систему обмена личными сообщениями.
   Теперь за каждым игроком закреплена личная посланница - это сделает обмен корреспонденцией удобнее.
   Администрация Extra-World желает вам приятной игры!
  
   - Удружили, заботливые вы наши, - вознесла взор к небесам адептка. - От благодарности и умиления в зобу дыханье сперло!
   Феечка внезапно оживилась, начала нарезать круги вокруг Хэйт, по поверхности полупрозрачных крылышек и платьицу, похожему на бутон тюльпана из дымчато-серых и сиреневых "лепестков", засверкали искорки.
   - Бескрылое задыхается? Умирает? Нет? Как жаль.
   Проделав "контрольный" круг вокруг адептки, фея выдала безразличное:
   - Письмо, - и исчезла в черничной кляксе.
   Свиток, перевязанный пурпурной лентой, Хэйт поймала на автомате.
   - Посланница - это от слова "послать"? - возмутилась квартеронка вслед испарившейся пигалице. - Жаль ей!
   Становилось понятнее, к чему были эксперименты с поведенческой схемой феечек, а то, что они стали разговаривать, само по себе было здорово. Но что - и как! - говорила ее персональная летунья, адептку слегка шокировало.
   - Или у всех нормальные "посланницы", только моя - дефективная. С моим-то счастьем.
   Хэйт махнула рукой и приступила к чтению записки от Рэя.
   "Порталы снова работают, мы будем ждать тебя у Ворожеи, в Миттолисе", - писал ей убийца. Адептка огляделась: орочий парк был восхитителен, но Рэй был прав - сменить обстановку стоило. По ряду причин.
  
   Компания была в сборе: Рэй сидел рядышком с Маськой, напротив обнимались Барби (удивительно умиротворенная) с Кеном (довольно улыбчивым), смотрелись объятия тонкокостного эльфа и массивной горы мышц орочьего происхождения... потешно. Место "во главе" прямоугольного стола занимал Монк, а стул напротив него пустовал - очевидно, ждал адептку.
   Сначала был шумный обмен приветствиями, затем для "ушастенькой" заказали выпивку, а после тоста орчанки: "За охренетительных нас!" - убийца, враз посерьезневший, взял слово.
   - Все с сборе, значит, можно озвучить не самые бодрые новости. Нашу команду болельщиков и живописцев во время одного события - вы же понимаете, о чем я? - засветили. И физиономии наши, к счастью, не в лучшем качестве - издалека снимали, теперь в сети, а у массы народа есть к нам вопросы.
   - Пусть они ими же и подавятся, - рыкнула Барби, умиротворение с лица которой как сквозняком от входной двери сдуло - как и улыбку Кена.
   - Родная, спокойнее, - попробовал усмирить подругу эльф. - Этого следовало ожидать.
   - У Теней на форуме тихо, - подала голос гнома, какая-то очень уж задумчивая. - Тишь такая вся тишайшая, что дураку ясно - дело труба.
   - Простите, ребят, - повинилась Хэйт. - Это из-за моей затеи с "наблюдательством". Подставила всех... Нам тут-то, на людях, сидеть не опасно?
   Рэй покачал головой - без особой уверенности, впрочем.
   - Искать целенаправленно нас логичнее всего у орков или эльфов - второй акт в пьесе "Завалим же Архидемона сами" неписи будут играть там. В крайнем случае, это мирная зона, что нам тут сделают? И забей, та битва доставила столько фана и зрелищ, что оно того стоило. Более чем.
   - Плюсую неистово, - поднял большой палец вверх монах.
   Адептка выдавила слабую улыбку. "Там - поспособствовала суициду, слава богам, неудачному, тут - втравила друзей в неприятности... Начинаю понимать свою фею".
   - А что теперь будет с шестой расой? - задалась вопросом гномка. - То есть: было же заявление от администрации о праве выбора - освобождение захваченных земель или ввод краснокожих этих в игру, а вышло и не так, и не эдак.
   - Я более, чем уверен, что введут демонов, как играбельную расу, - откликнулся Кен. - Скрипты прописаны, модели персонажей, наверняка, подготовлены, сценарии квестов и наброски обновленных локаций ждут своего часа. Корпорация не выдернет стул из-под ног своих эвент-мастеров, сценаристов, дизайнеров и прочих трудяг. Это не есть выгодно. И по деньгам, и для престижа.
   Барби выпустила светлоухого из объятий (малость смахивающих на тиски).
   - Умный ты мой, и как они это провернут?
   - Да очень просто, - отодвинулся от подруги лучник. - Заявят о неучтенном прорыве на неоткрытых территориях, приз за нахождение назначат повнушительней - и толпы приключенцев рванут на поиски. Эти демоны будут дружелюбнее нынешних, запустят несколько спец-сценариев на примирение с другими расами, и, вуаля: все в выигрыше.
   - Кроме нас, - буркнула Маська.
   - Не скажи, - не согласился с малой монах. - Про нас при таком раскладе забудут. А это ли не выигрыш?
   - Не о том думаем, хотя я во многом, если не во всем, согласен с Кеном, - снова привлек внимание группы Рэй. - И с Монком. Но прошлое - в прошлом, будущее зависит не только от нас, а в настоящем надо решить, как избежать лишнего внимания. Без ущерба для себя.
   - Вывод напрашивается сам собой, - пожал плечами Кен. - Разделиться на время.
   - Или, - встрепенулась Маська. - Залечь на дно.
   Убивец заинтересованно сощурился.
   - Ты говоришь о...
   - О Граде Темных Вод, конечно, - малиново-чернявые хвостики аж подпрыгнули, так резко кивнула гнома. - Посуди сам: это самое донное дно. Юффий говорил, что Град скрыт, а на форумах ни буковки, ни запятой об обитателях озера и тайной локации. Гениально же, ну?
   - Баранки гну, - окончательно посмурнела Барби. - Мы с Кеном улетаем послезавтра. Я первый раз за восемь лет уломала его на нормальный отпуск, на нормальном острове в тропиках, с нормальными, блин, пляжами и коктейлями, а тут вы - с новыми великими идеями...
   - Дружище? - удивился Рэй.
   Эльф развел руками, как бы извиняясь.
   - Билеты куплены, отель оплачен. Три недели без вай-фая и компов.
   - Три недели! - в один голос ужаснулись гнома, убивец, квартеронка и даже монах.
   Какое-то время все молча цедили свои напитки.
   - Выходит, разделяемся? - хмуро спросил Монк. - Ладно, висит у меня одна персоналка, классовая, займусь.
   Гнома, расстроенная больше всех, тяжко вздохнула.
   - Ну, и у меня есть задание от Совета Старейшин. Оно полезное. Я ж хочу мануфактуру свою.
   - А мне неплохо бы поднять репутацию с орденом, - Рэй потер переносицу. - Хэйт, а ты?..
   Адептка замахала руками.
   - За меня не тревожьтесь, я найду, чем себя занять!
   Маська слегка повеселела:
   - Мы же будем на связи? И, случись что, всегда сможем собраться. О, эта обнова с феечками - просто улет! Моя со мной разговаривает!
   Хэйт отвела взгляд в сторону, туда, где стояло чучело ослика.
   - Угу, моя со мной тоже.
   И выбрала в интерфейсе отправку почты.
   - Яд? - метнулась к бокалу адептки объявившаяся фея. - Досадно.
   Монк поперхнулся.
   - Воистину улет!
  
   Очень скоро друзья начали расходиться. Первыми вывалились в мир реальный Кен и Барби, паковать чемоданы и добивать какие-то недоделки по работе, затем вдруг всполошилась Маська ("Ой, ой-ой-ой, опаздываю!"), взгляд Рэя стал рассеянным - он, хоть и сидел в метре от адептки, был уже где-то далеко.
   Хэйт решила не смотреть, как разбегутся и остальные, коротко распрощалась и вышла. Характеристики, квесты, получение денег и репутации - все это могло подождать. Других дней, другого настроения.
  
   "Чувствую себя каким-то перекати-полем, которому и тут не уютно, и там не прижиться", - выбираясь из модуля, рефлексировала Вероника.
   Сначала разговор со Стасом, буквально вымотавший ее морально, затем осознание - как обухом по темечку! - того, что успела до такой степени привязаться к игровым знакомцам, что известие о расставании с ними выбило из колеи, напрочь, начисто!
   - Пожалуй, мир не готов к появлению дружелюбной Вероники Белозеровой, - изрекла она насмешливо. - Не будем же его обескураживать.
   А вот застольная беседа с куратором никак не шла из ее головы. Точнее - те слова Стаса о ее хронической усталости. Дело было не в его правоте: и живопись она забросила, и выглядеть стала хуже, но... Летние каникулы, точнее, два месяца, остающиеся после выездной практики, ведь можно тратить на подработку. Многие студенты летом нанимаются в кафешки, в разноску - да мало ли куда! - небольшой приработок - лучше, чем никакого. Стас знал о ее ситуации, но говорил он о двух возможных причинах усталости подопечной: либо картины, либо игра.
   Да, она не самый общительный человек на планете. Да, Стас мог решить, что она живет на деньги, оставшиеся от родителей. Но имелся и третий вариант, бредовый и... неправильный. Если бы Стас знал о ее перемещениях, его доводы были бы наиболее весомыми.
   - Что есть доверие? - выпалила Вероника, глядя в глаза своему отражению в зеркале прихожей. - И с чем его едят?..
   Она знала, что такое иллюзия доверия. Знала, что значит - доверие преданное. Понимала, когда доверие на чем-то основывалось - и в основах она была твердо уверена. Семья - это семья, кровное родство и есть первопричина доверия. Дружба?
   Вероника могла назвать друзьями ровно двух человек: Галку и Лешу. И тут же, с лету, сказать, почему давно им доверяет, в двух словах ровно: долг, залог. Долг - это были "тараканы" Галки. Она лечилась от бесплодия в клинике отца Вероники. Если бы не огромная скидка (это уже помощь мамы), они с Лешкой не потянули бы лечение. С "залогом" было и того проще: Веронике было известно, что не все одинокие вечера Галки вызваны пропаданием ее супруга на работе. Нет, Леша ей не изменял: он шел с коллегой поиграть в какую-нибудь бегалку-стрелялку. Так он избавлялся от стресса, Галина же не одобряла "нездоровое пристрастие" мужа. В какой-то момент Лешка понял, что ему проще тайком отстрелить сотню-другую голов нарисованным монстрам (или другим игрокам, смотря что за игрушка), чем объясняться с женой. Вероника прознала об этом давно и совершенно случайно, и надежно хранила маленький секрет друга от его дражайшей половины.
   Вычеркнув из "уравнения" две этих "переменных" - было бы "решение" тем же? Спустя столько лет - да, несомненно. А в самом начале их дружбы?..
   Беспричинное, безоговорочное - вот такое доверие Веронике было трудно понять.
   - Кошка и птички, - направляясь к кофеварке, через силу улыбнулась девушка. - Думай о птахах!
   В конце-то концов, удалось же ей написать ту картину! И пернатые не выглядели напуганными, а мохнатый хищник - предвкушающим трапезу...
   "Стасу незачем за мной следить", - почти уверенно подумала она. "С другой стороны, а что я о нем знаю?"
   Покуда приступ паранойи не зашел на второй круг, Вероника озадачилась насущными (ну и что, что несущественными, лишь бы отвлекали!) вопросами: что положено привозить в больницу загремевшим туда однокурсницам, и куда запропастилась ее кулинарная книга?
   Книга нашлась в комнате - туда ее эвакуировали при потопе.
   - Кстати, о птичках, надо бы заменить потолок, - сказала девушка, глядя почему-то на комнатную люстру. - И, раз уж нам обещано покрытие расходов, не будем ни в чем себе отказывать. Вероника погладила глянцевую обложку. Если с доверием у нее и были определенные сложности, то с мстительностью - ни малейших.
  
   Остаток дня она загрузила под завязку. Для зачину Вероника решила покорить новую для себя высоту - выпечку. Начать решила с манника. В рецепте, кроме самой инструкции по приготовлению, значилось: "Если у вас есть форма для запекания, духовка, ингредиенты и две руки, все получится". Ниже, в отступлении, составитель книги, не обделенный ироничностью, ерничал: "Встречались мне сборники рецептов, где говорилось, что выпечка - плевое дело; готовить (за пару недель до начала приготовления самого торта) пряничное тесто для фигурок к Сказочному Замку - сплошное удовольствие, а не хлопоты. Четыре разновидности теста для бисквитов и еще шесть для кексов - проще не придумаешь. Возможно, так оно и есть, если вы кулинар со стажем, но я все же советую осваивать путь выпечки маленькими шажками. Манник - отличный выбор для старта".
   Спустя час Вероника, вся в боевых следах на лице и одежде в виде мучных полос и разводов, убедилась в правоте составителя.
   К первому самолично испеченному пирогу отлично подошло второе занятие: выбор самого дорогого в городе-герое Ленинграде (он же Петроград в отдаленном прошлом и Санкт-Петербург в настоящем) поставщика натяжных потолков. Премиум-класса, а чего мелочиться?
   Можно было бы и замену кухонной мебели с капитальным ремонтом насчитать, писулька на нотном листе не предполагала конкретики, но Вероника была честной девушкой. Пострадал потолок - его и заменим. Выезд-то на дом для замера и составления сметы компания предлагала бесплатно, девушка ничего не теряла, даже если номер с маленькой, но дорогостоящей местью не "прокатит".
   А вечером она разбирала свои старые работы. Их набралось немало - целый чулан. Вероника составила крупные полотна (в подрамниках, без них она не хранила картины) по времени написания, отдельно отобрала наиболее удачные, небольшие убрала на отдельный стеллаж. Рассортировала акварели в папках, рисунки (грифель, графит, карандаш).
   Казалось бы - дел на полчаса, однако возилась девушка часа четыре. Но следовало сделать это давно, бессистемное распихивание "куда придется" впоследствии выходило боком, когда нужно было что-то отыскать.
   Еще можно было подбить итоги. Так, прошлым летом она написала пять работ маслом: цветочный натюрморт, композиция с тыквами и глиняной посудой, пейзаж с натуры, одно баловство с формами и цветами (бублики и цилиндры насыщенных цветов) и попытка (крайне неудачная) автопортрета. Против весомого "ничего" в году нынешнем.
   Не очень-то оптимистичное вышло сравнение.
   - Ленивцы - милейшие создания, но я вроде не из них? - вздохнула Вероника. - Значит, будем наверстывать. А то заигрались тут некоторые...
  
   Утром, благодаря недюжинному усилию воли и будильнику, Вероника погрузила свое бренное тельце в маршрутку, предварительно влив в него большую чашку кофе. Действовать бодрящий напиток начал где-то с середины пути, так что проснулась она, по сути, уже в дороге. Подобное было в порядке вещей для девушки, поэтому все, что она предприняла - это сверилась, туда ли едет маршрутка. Оказалось - туда, пролеты Большеохтинского моста свидетельствовали.
   - Чудно, - кивнула она и покосилась на корзину с фруктами на своих коленях. Откуда взялась корзина, Вероника помнила смутно. Вроде бы из супермаркета, но момент покупки она заспала. Не мучая сонный свой мозг, девушка повернулась к окну.
   Вода в Неве (наверное, из-за шторма) была темной-темной, несмотря на ясное небо.
   "Вот мне и натура", - подумалось Веронике. "Нева - море, запертое в берегах. Не вдохновлять не может".
  
   Больница: старое здание со стенами цвета... нет, иначе тут было не сказать, знание цветовой палитры не помогало - детской неожиданности, располагалась дальше конечной, девушке пришлось пройтись; царили в ней запахи, далекие от приятных, понурые лица больных и злые глаза над белыми халатами - это уже персонал.
   - Если аллергия на медицину встречается, у меня, определенно, она есть, - девушка ускорила шаг.
   Стас сказал ей номер палаты, где лежала Анна, избавив Веронику от необходимости лишний раз общаться с людьми.
   - Ты?! - завидев одногруппницу на пороге палаты, рывком выпрямила спину Аня. - Какого...
   - Погода хорошая, думаю, дай зайду, сделаю гадость, - Вероника осмотрелась.
   Пять коек, две из них застелены, на той, что у окошка, кто-то лежал, отвернувшись ото всех и укрывшись простыней. Женщина с соседней с Аней койки встала, чинно поприветствовала чужую визитершу (воспитание!), объявила, что хочет прогуляться и даже извинилась.
   - Тебе мало было жалобы? - огонек, вспыхнувший было в глазах Анны, погас, и сама она как бы обмякла. - Решила убедиться лично, что враг повержен, а, королева?
   Вероника поморщилась: громкие слова из уст некогда яркой, бойкой девушки, сейчас похожей на тень самой себя, как если бы из нее вынули стержень, одну оболочку оставили - производили унылейшее впечатление.
   - После Ярославля у меня осталась запись на диктофоне, - она не собиралась этого говорить, вырвалось. - Которую я потом удалила. И странно, что тебе не сказали, кто именно доложил о том случае ректору. Даже мне - сказали, а тебе - нет.
   - Игра в благородство? - немного оживилась Аня. - Или задурить меня пытаешься?
   Вероника пожала плечами.
   - Выйдешь из больницы - спроси у ректора. Или прямо сейчас Стаса можно набрать. С громкой связью. Но Стасу ты можешь и не поверить, а Юрию Алексеевичу - вряд ли.
   - Кто? - Анна подобралась. - Кто эта паскудина?!
   - Ну что ты, - Вероника подошла к "больной" почти вплотную, поставила корзину на тумбочку. - И лишить тебя радости самой выяснить правду? Ты ведь любишь узнавать о людях новое. Вот только одного не могу понять: зачем себя-то калечить было? Ну, вышла вся история наружу - и что с того? Перешагнула бы, и шла себе дальше!
   - Ты всегда была на вершине, - злобно сверкнула глазами Аня, порадовав визитершу (злость - это лучше, чем обреченность). - Глядела на всех свысока. Мы, простые смертные, получали остатки света и похвал. Но ты-то выше всего этого. Тебе не понять, каково это - все потерять. Учебу, шанс на будущее, уважение друзей и семьи - все! Я ведь рассчитала... Мать возвращается в семь, братья из спортзала в семь тридцать. Набрала еле теплую воду. А потом, когда никто из них не пришел, мне пришлось выбирать: вылезать из ванной, позорно прятать порезы или... закончить. Мне терять было нечего. Нечего. Но тебе не понять.
   - Ошибаешься, - дослушав одногруппницу, тихо произнесла Вероника. - Это ты плохо понимаешь, что значит "все".
   Говорить о себе - этого она точно не намеревалась делать. Рассказать Стасу стоило немалых усилий, а уж Ане...
   - За полгода до поступления в училище я стала сиротой. Автокатастрофа. Мама и папа - в один день. Вот, что значит: "потерять все". Выздоравливай.
   Она крутанулась на каблуках, затем нерасторопно, впечатывая каждый шаг, вернулась к выходу из палаты.
   - Белозерова! - изменившимся голосом позвала ее с койки Анна. - Стой же!
   За дверью Вероника сорвалась на бег.
  
   "Страшно, когда рушатся воздушные и сказочные замки. Но страшнее - когда рушится твой мир", - в себя она пришла только дома. И то не совсем, чтобы полностью.
   Зато теперь Вероника была почти уверена, что, выйдя из больницы, Потапова не попытается заново наложить на себя руки. Остальное - уже не ее забота.
   История извращенным образом повторялась. Опять.
  
   Новых писем - и летучего чудовища - не было. Это Хэйт поняла по тишине, относительной, впрочем - в игру она зашла в харчевне, там шумок присутствовал по умолчанию. Но не было феи с ее удручающими комментариями могильно-гробовой направленности, и это уже можно было назвать "тишиной".
   Хэйт какое-то время раздумывала, куда ей пойти: выбор был слишком велик. И веер из незавершенных заданий, и профессии непрокачанные, и статы, о которых забывать не стоило. Еще в инвентаре лежала картина с Архидемоном и необычными свойствами, с которой тоже надо было что-то решить. Не аукцион - однозначно, но и для себя не оставить, слишком уж вкусна "конфетка".
   - О вкусном - я задолжала "спасибо" жрице Каштэри за ожерелье, - здраво рассудила адептка. - И к ней же направляли за историей о жирном и мерзком черве.
   Направление (храм Ашшэа в Крейнмере) было ничем ни хуже других. Срочности с издохшим Люмбаром (элитным монстром, главным обитателем подземного лабиринта, в который как-то умудрилась провалиться Хэйт), вроде бы не имелось, однако, откладывая какие-либо дела с дроу в долгий ящик, можно было здорово дать маху. Адептка отлично помнила, как слетала репутация с орденом, по "тику" в 250 единиц в минуту, когда она чуточку припозднилась со сдачей задания.
   Мысль о том, что искомая жрица может находиться не на положенном ей месте, а в светлоэльфийских землях, как-то не пришла в голову Хэйт.
   И зря. Вместо беловолосой жрицы в темной пещере-часовне ее встретила Бестия.
   И это была не та встреча, что заканчиваются занятными квестами и наградами.
  
   - Дом Бестий всегда получает свое, - хриплым голосом проговорила незнакомая Хэйт дроу, едва адетка миновала каменные врата. - Добровольно или силой - ты в праве выбрать.
   Была говорившая высокой, жилистой. В одежде, состоящей на первый взгляд из кожи и шипов. Прическу из иссиня-черных тонких косичек венчал обруч с длинными тонкими иглами. Наряд должен был доставлять немало неудобств, но темная двигалась плавно, как бы перетекая из одной позы в другую.
   От Бестии веяло болью и смертью. И безразличием. Ей явно было до лампады, в целом виде доставлять квартеронку или в мелко нашинкованном.
   - Добровольно, - благоразумно ответила Хэйт.
   Хватило благоразумия и на то, чтобы не озвучивать шуточку про "и с песней". И даже на то, чтобы воздержаться от удивленного возгласа, когда черный овал портала, созданного дроу, выбросил их на узкий каменный уступ.
   Места на уступе для двоих было в самый раз, но уже третьему пришлось бы потесниться. С одной стороны уступ упирался в горную твердь, с другой - в пропасть, дна которой было не видать.
   Паники не было: желай Бестия ее убить, столь изощренный способ ей бы вряд ли понадобился. Причиной для удивления была карта, открытая адепткой из любопытства - и показывающая клубы серого тумана. Один туман, во все стороны, и ничего кроме.
   Дроу же, не мешкая, прикоснулась ладонью к гладкой (без видимых трещинок или намеков на двери) каменной поверхности.
   И гора дрогнула, отворяя вход в свои недра.
  
   - Глава Дома Бестий! - дроу, приведшая Хэйт (путешествие по тропе в толще камня не было долгим), склонила голову в приветствии. - Поручение исполнено.
   - Вижу, - мелодично откликнулась первая темная эльфийка на памяти Хэйт с сединой в волосах. - И отзову твоих сестер. Ступай.
   - Вечное почтение, Мать! - Бестия исчезла в портале.
   Диалог НПЦ Хэйт слушала в пол уха, так как была слишком занята внимательнейшим разглядыванием окна с системным сообщением.
  
   Достижение разблокировано: Те, кого нет.
   Уровень достижения: 1.
   Вы обнаружили обитель одного из тайных орденов Тионэи и удостоились внимания его Главы. Интеллект увеличен на 10, защита от дальних атак увеличена на 2%!
  
   За эти строчки можно было позволить Бестии приволочь ее тушку в пяти отдельных коробочках!
   Впрочем, умей Хэйт заглядывать в будущее, "пять коробочек" показались бы ей сущей чепухой, пустячной детской шалостью, в сравнении с тем, что уготовили ей Бестии...
   - Ты предложила Шэтии путь, забравший трех моих дочерей, пришлая. И несчетное число жизней потомков Ашшэа, - теперь адептка смогла разглядеть Главу Дома Бестий и место, в которое попала: и женщина, и место впечатляли. - Их гибель была ценою жизней многих и многих орков и эльфов, которые теперь не оборвутся. Цена будущего редко бывает малой. Но вот в чем мой к тебе вопрос, пришлая: а чем заплатила ты?
   Юный, чистый, как горный ручеек, голос дроу резко контрастировал с ее внешностью: косички, уложенные в сложнейшую конструкцию, были и черными, как смоль, и белесыми, как кость, выбеленная годами; алебастровая кожа без единой морщинки и водянистые глаза, как у слепых (однажды, там, в другом мире, Стас приводил на занятия слепую модель). Бестия выглядела не старой, нет. Она казалась молоденькой девушкой, по жестокой причуде темной богини вселенной в тело древней старухи; а затем юность и древность смешались, не желая уступать друг другу.
   Одеяние с серебряными шипами еще более длинными, чем у той Бестии, что доставила Хэйт в обитель, на голове - корона, материалы: серебро и, вроде бы, обсидиан.
   "Шипы - это явно их фишка", - с затаенным трепетом подумала Хэйт. "Мать", как говорится, внушала. Не меньше "внушало" и место.
   Огромадный зал, над которым трудилась природа (если, конечно, забыть о нелегком труде гейм-дизайнеров), уставленный алыми свечами. Свечи были повсюду, на каждом выступе, в напольных подсвечниках, на сталагмитах, коих в зале-пещере имелось бесчисленное множество. Но разогнать темноту свечи были бессильны, они только множили острые тени...
   - Я жду! - негромко, но требовательно одернула глазеющую по сторонам адептку Бестия.
   - Мне нечем платить, - выдохнула Хэйт, почти молясь Ашшэа, чтобы Глава не разгневалась. - Нет ничего такого, что могло бы окупить гибель ушедших или судьбу выживших. Вы можете меня убить - но я воскресну, так что ценность моей жизни ничтожна.
   - Ничтожна, - эхом повторила дроу. - Какое верное слово. Твое счастье, что в смертях дочерей я виню детей Иттни. Они поставили дроу на острие атаки, в то время как сами предпочли позиции прикрывающих. Наши давние союзники из степей поступили благородно, приняв основной удар на себя, а Светлый Лес... всегда был и останется "светлым".
   "Пожалуйста, только не надо впутывать меня в политику!" - запаниковала было Хэйт, но тут же одернула себя: да кто она такая, чтобы ее в разборки между расами вовлекать? Нос не дорос еще.
   И тут в голову адептке пришла мысль, лучшая из всех, что когда-либо посещали ее - в обеих реальностях.
   - Это не может быть платой, - выговорила Хэйт, открывая инвентарь и извлекая из него один предмет. - Но может быть подношением. Мать Дома Бестий, прошу, примите мой скромный дар.
  На вытянутых руках она держала картину. "Искру Архидемона".
  
   Глава Дома Бестий рассматривала подарок так долго, что Хэйт засомневалась - действительно ли мысль была отличной?
   Наконец унизанная кольцами рука коснулась полотна.
   - Дар принят.
   Прежде Хэйт думала, что со жрицами Ашшэа - трудно. Их реакции сложно предугадать, а "бедная" мимика не облегчает задачу нисколечко. Но там хотя бы были оповещения об изменении репутации, и можно было как-то сориентироваться, если течение разговора завернуло не туда, куда следовало.
   Здесь же каждое словечко было подобно вышагиванию по тонкому льду. Без подсказок от системы, без уверенности в "попадании", без понимания куда и зачем она бредет...
   - Ты слаба, - выдала наблюдение НПЦ, снова поставив в тупик адептку сменой темы разговора. - Ты ничтожнее пыли, немощней новорожденного. Но ты можешь творить, и это не мало. Бестией тебе не стать, как не может вода стать камнем. Но вода может стать льдом, а лед - сковать любого глупца, решившего испить водицы.
   Хэйт замерла. Однажды одна темноухая непись, приснопамятная жрица Каштэри, выдала ей хоть и отдаленно, но схожую речь. В итоге все закончилось заданием на смерть циклопа... и древним пергаментом.
   "Неужели?"...
   - Ты слаба, - повторила Глава Дома Бестий. - Тебе не стать Бестией. Но ты можешь рискнуть и ступить на путь боли, страданий и ужаса. Согласившись, ты проклянешь и меня, и этот день, и себя самое - за согласие. Ты вправе будешь уйти, но обратной дороги не будет. Ты слаба - и наверняка сломаешься. Я спрошу лишь один раз: хочешь ли ты попытаться пройти дорогой мучений, крови и кошмаров?
   "Это было превосходнейшее вложение капитала", - с дрожью от волнения подумала Хэйт прежде, чем выпалить жаркое:
   - Да!
   На лице Бестии промелькнуло что-то, отдаленно схожее с жалостью.
  
   Непись хлопнула в ладоши, и из тьмы вынырнула копия той дроу, что доставила Хэйт в обитель.
   - Отдай Тарише все, что у тебя с собой и на тебе, - велела Глава Дома; заметив выпученные глаза пришлой, снизошла до пояснения. - Первым тебя ждет шаг познания. Когда дочери Дома проходят его, мы следим, чтобы познающая не ушла за грань. По счастью, с тобой эти предосторожности ни к чему. Ты чужая Дому, спасать твою жалкую, бесконечно повторяющуюся жизнь - только тратить понапрасну силы.
   Хэйт, начиная осознавать, что вляпалась со своим восторженным: "Да!" - в нечто, до крайности отличающееся от ее ожиданий (не очень явно сложившихся, но в "меню" входили "плюшки"), приступила к разоблачению.
   "С подводной лодки некуда бежать", - в смешанных чувствах подумала адептка.
   - Реликвию и ожерелье передай мне, - внесла коррективы Глава. - Знай: в любой миг ты можешь забрать свои вещи - никому здесь они не нужны. Одна просьба - и тебе все возвратят; это же будет означать, что путь тебе не по силам. Не мешкай, тысяча шагов мучений ждут!
   Оставшись в исподнем (полоса ткани на груди и стыдливые трусики, набор "по умолчанию", "апгрейд" стоил денег, коими адептка разбазариваться на подобные пустяки не привыкла), Хэйт, скрепя сердце, выполнила требования НПЦ. Как говаривал папа: "Пошел в попы, служи и панихиды".
   - Заклинания тебе тоже не понадобятся, - обескуражила непись, проделав еле заметный жест.
  
   Внимание! Вы подверглись воздействию негативного эффекта: Безмолвие магии.
   Вы не можете применять заклинания!
   Срок действия: бессрочно, не отменяется при смерти.
  
   - Ледяной зал, - обронила Мать Дома. - Тариша, проводи.
   Переходами, темноту коих сдабривали огоньки свечей, молчаливая дроу привела ее к каменным дверям, покрытым инеем.
   - Старайся дойти до центра, - напутствовала адептку Тариша, прежде чем толкнуть створки.
   - П-постараюсь, - морозный воздух, хлынувший из зала, перехватил дыхание.
   Хэйт взглянула на свои босые стопы, на лед, покрывающий пол, потолок и стены зала, и сделала шаг в преисподнюю.
   Преисподняя была ледяной.
  
   Каждый вздох обжигал, каждый шаг, дающийся безмерным усилием духа и тела, рождал новую вспышку боли. В первые секунды Хэйт колотило, а чуть позже ей казалось, что кожа вот-вот лопнет от боли и холода.
  
   Внимание! Вы подвержены сильному негативному воздействию стихии.
   Бодрость расходуется в 10 раз быстрее обычного.
   Оставаясь под воздействием, вы рискуете получить негативный эффект: Обморожение!
  
   "Ослаблена боль, говорите?!" - мысленно - вслух говорить в зале льда не представлялось возможным - взревела девушка. "Изуверы, как вообще можно было ТАКИЕ ощущения запихнуть в ИГРУ?!"
   Затем кончилась бодрость. Не дошла она до центра зала, даже десятой доли пространства не одолела.
  
   Внимание! Вы подверглись воздействию негативного эффекта: Обморожение.
   Скорость регенерации здоровья и маны снижена на 40%!
   Срок действия: 30 минут.
   Внимание! Эффект Обморожение может быть усилен, если не покинуть область негативного воздействия стихии!
  
   "Насрать!" - беззвучно вопила Хэйт. "Просто выпустите меня отсюда!"
   И тут, будто мук и неподвижности было недостаточно, поднялась снежная буря. Вместо снежинок - осколки ледяных глыб, вместо завываний ветра - мертвенная тишина.
   Лог запестрил сообщениями об уроне. Несерьезном, по 5-15 единиц хп за каждую льдинку, но частом.
   Холод и боль пронизывали все тело; в какой-то момент Хэйт перестала понимать, что "тело" - не настоящее, а только игровой аватар, что гибель в ледяном аду - неминуемая, самой ей отсюда было не выбраться - всего лишь перенесет ее в круг воскрешения.
   Всплыло оповещение об усилении обморожения и с угрозами обморожения "сильного".
   "Тогда это - слабое?" - угасающий рассудок Хэйт изволил шутить.
   Таял бар здоровья.
   Ад готовился отпустить жертву из ледяных тисков. Отпустить - навстречу милосердной смерти.
  
   Выносливость увеличилась на 1.
  
   Это было последним, что увидела Хэйт перед тем, как умереть.
  
   - Зря ты лежишь, - негромко произнесла Тариша над свернувшейся в клубок (прямо в круге воскрешения) адепткой. - Увидит Мать, решит, что сломалась.
   Хэйт вздрогнула, с трудом заставила себя принять сидячее положение.
   - Т-тут т-тепло, - стуча зубами (морозный ад выпустил тело, но не память) откликнулась Хэйт. - Что т-там дальше в программе?
   Единичка к выносливости, как цена изуверских пыток, не казалась ей равноценным обменом, ну никак.
   "Если Бестий так вымораживают, то неудивительно, что они все - как статуэтки бесчувственные", - она все же встала с пола. Помнится, раньше ей казалось, что пол в круге - холодный, но сегодня она так не думала.
   - Возвращайся в ледяной зал.
   - Что?! - возопила адептка.
   - Возвращайся в ледяной зал, - не моргнув глазом, повторила дроу.
   "Так вот, что значит: путь боли, страданий и ужаса. Первый раз ты не знаешь, на что идешь. Тебе непрозрачно намекают на потерю процентов опыта - ты беспечно решаешь, что это чепуха. Опыт - и вправду пустое, в сравнении с тем, что ТАМ будет. А затем тебе предлагают вернуться. Добровольно. В преисподнюю. Своими ногами, без толчков в спину. Вот, где кошмар!"
   - Ты идешь или хочешь сдаться? - равнодушно спросила Тариша.
   Хэйт сглотнула.
   - Иду.
   "Слышишь, преисподняя, иду!"
  
   - Во второй раз будет легче, - безучастным тоном сообщила дроу перед заиндевелыми створками.
   Брови Хэйт взлетели вверх, обозначая недоверие (Бестия ее успокаивает?!) и удивление высшей пробы (а "легче" в ледяном аду - это вообще возможно?), но вслух она промямлила невнятное:
   - С-спасибо.
   - Пробуй дойти до центра и не давай залу поглотить тебя, - Тариша продолжила давать советы о грядущем кошмаре адептке. - Не останавливайся, пока можешь идти. Мать Дома часто медитирует здесь по много часов, возможно, однажды так сможешь и ты.
   "Боги всех миров: заботливая дроу?! Такого просто быть не может! Я уже молчу про медитацию в преисподней!"
   А после стало не до мыслей: хлад и муки обрушились на пришлую, утянули цепкими лапками в свою паутину. И принялись тянуть из нее силы, и жизнь, и волю. Но прежде, чем иссушенный труп повалился на блестящий пол, отдарились.
  
   Новая способность Невосприимчивость к холоду добавлена!
   Невосприимчивость к холоду (пассивное): Негативные эффекты (Остужение, Обморожение, Сильное обморожение, Оледенение), накладываемые при длительном и/или интенсивном воздействии стихии, наступают позднее. Игнорирование магии воды увеличено на 5%. Возможно дальнейшее улучшение способности.
  
   Достижение разблокировано: Хладостойкий.
   Уровень достижения: 1.
   Познав мощь стихии, вы научились ей сопротивляться. Устойчивость к магии воды увеличилась на 5%!
  
   И, права была Тариша, во второй раз пережить эту жуть было самую чуточку, но - легче.
  
   Когда Бестия подошла к Хэйт в этот раз, та снова была в круге воскрешения, но уже в положении сидя.
   И в глубокой задумчивости.
   Часть системок о дебаффах за пребывание "на холодке" была наименее значимой. А вот устойчивость и игнорирование - совсем другое дело.
   Устойчивость к той или иной стихии давала порезку урона, наносимого заклинаниями, относящимися к этой стихии. Конечно, актуальных формул корпорация не публиковала, но судя по изысканиям, устойчивость "резала" урон от "базы" - чисел, указанных в описании умения, до его преобразования в формулу с множителями всех мастей.
   Свойство "устойчивость к" могли иметь только украшения, то бишь два кольца, две серьги, ожерелье. В одном из "фиксов" первых месяцев после запуска игры была установлена верхняя "планка" для одного предмета (за исключением предметов мифического класса): десять процентов. Причем украшений с меньшими значениями изменение не коснулось, так что среди советов новичкам был и такой: "Соберите несколько комплектов ювелирки на двадцатый-тридцатый уровень с сопротивлениями разным школам магии, и меняйте их под ситуацию; выжать больше, чем пятьдесят процентов, весьма сложно". Высокоуровневые украшения же после фикса могли сочетать два и более видов устойчивости. Одним из аргументов, склонивших в свое время Хэйт к выбору класса "адепт тьмы", было наличие ауры стихий, открываемой на пятидесятом уровне; у адептов света баффа с аналогичным эффектом не было. На максимальном, пятом уровне, умение давало дополнительных десять процентов устойчивости - к четырем стихиям. Устойчивости к свету и тьме, насколько знала девушка, в игре не было - для игроков, монстры "живут" по иным законам.
   Как правило, мини-боссы и боссы применяли магию одной, реже - двух стихий. Изредка попадались чистые "физики". Наибольшей разрушительной силой обладали именно магические удары - следовательно, если есть возможность их ослабить, ею (возможностью) стоило воспользоваться.
   Корпорацией также было заявлено, что "потолок" устойчивости к любой из стихий ограничен показателем в девяносто процентов. То есть, совсем не получать урона не получится, как бы игрок не старался. Раньше Хэйт не "въезжала", как из пятидесяти (от бижутерии) и десяти (от ауры) можно получить девяносто процентов (или каким надо быть мажором, чтобы увешивать персонажа "мифами"). Теперь реалистичные числа стали ближе сходиться с заявленными.
   Еще интереснее было игнорирование, работающее в обход формул расчета урона: срабатывая, оно "гасило" урон полностью. Или же отклоняло умение, если это был дебафф, не наносящий прямого урона. Причем - независимо от разницы в уровнях и характеристиках противников!
   - Чит. Узаконенный, - почему-то шепотом выдала Хэйт. - А за такое можно и пострадать.
   Апатичная ко всему Бестия молча указала на проход, ведущий к ледяному залу.
   Адептка с решимостью во взгляде повиновалась.
  
   Третье "посещение" ледяного зала не дало ничего. Кроме боли и смерти, конечно же. Четвертое повысило выносливость. Пятое - стойкость.
   Хэйт, искренне убежденная в том, что стойкость "мирным" путем поднимать невозможно, поразилась до глубины души. Потом поразилась тому, что еще способна поражаться - после всего испытанного.
   - Тариша, в вашем издевательском меню передышки не включены? - спросила квартеронка, вымотанная так, что хоть язык на плечо складывай.
   Вымотанная и лишившаяся двадцати пяти процентов опыта - по пять за каждую смерть. Следующий полет в круг воскрешения должен был отбросить ее на уровень ниже. И все бы ничего, но, по "динамике" судя, одним сброшенным уровнем дело едва ли ограничится. А часть предметов, носимых Хэйт (сейчас хранящихся у Главы Дома, но рано или поздно адептке снова их носить), требуют двадцатого и пятнадцатого уровня для надевания, что заставляло думать о невеселом: не придется ли, покинув "гостеприимных" Бестий, щеголять, как сейчас, в бельишке?..
   Дроу мешкала с ответом.
   - Спрашиваю, отдохнуть можно? - решила спросить "по-простому" Хэйт, на случай, если непись "заклинило" от постановки вопроса. - Или снова в зал?
   - Идя по тропе познания, мы стараемся не прерываться. Сойдя, сложно преодолеть себя и вернуться обратно, - сказала наконец Бестия. - Мать не давала указаний на этот счет.
   Затем, после небольшой паузы, докончила:
   - Вывести тебя из гор? Связь с внешним миром доступна только снаружи, как и открытие врат.
   Хэйт закивала, опасаясь, как бы непись не передумала.
   Тариша отвела квартеронку на уступ каким-то окольным путем, минуя пещеру с Главой Дома Бестий.
   - Приложи обе ладони к скале, когда пожелаешь вернуться. Я буду ждать внутри.
  
   Здесь был ветер.
   Хэйт зажмурилась, ловя кожей игривые дуновения.
   Был ветер, но не было жизни.
   "Хоть бы кустик чахленький", - посетовала мысленно девушка.
   - Пропасть! - бодро и радостно отрапортовала "форма жизни". - Многообещающе. Бескрылое шагнет?
   Хэйт накрыла лицо ладонью.
   - А если и шагнет, - с неохотой убрав ладонь, сказала адептка. - Тебе что с того?
   - О? - фейка наклонила вбок крохотную головку.
   - Что ты получишь от моей смерти? - устало и зло выговорила Хэйт. - Допустим, я прыгну в пропасть. За сегодня я умирала пять раз, и это явно не предел. Разом больше, разом меньше - фиолетово. А вот ты будешь нарезать круги над уступом, потому что туда, где я возрожусь, тебе хода... то есть, лета, нет.
   Фея принялась выделывать кульбиты в воздухе. Над пустотой. И поглядывать искоса, мол: и где, и когда?
   - Иди ты, дурында, - отмахнулась адептка. - Испортила остатки настроения.
   И раскинула руки, вроде как приготовившись сигать со скалы.
   "В крайнем случае, будем считать это заменой прыжка с тарзанки, на который я в том году не решилась", - поглядывая искоса на замершую в воздухе фею, думала Хэйт.
   - Скажешь, зачем тебе моя смерть - доставлю тебе радость, прыгну, - пообещала девушка "пиксельному отродью". - Ну же, информация за действие, честная сделка.
   - Письмо, - обижено пискнула фея.
   Летучее чудовище рассыпалось искрами, а свиток упал под ноги Хэйт.
   - Никаких манер, - попеняла в пустоту адептка, поднимая послание.
   "Ушастая, ты не исчезай с концами, а то я волнуюсь. Пиши, не пропадай", - адресовала ей Маська.
   В первый раз за день Хэйт улыбнулась. Искренне.
   Затем, вздохнув, развернулась к горе. Чтобы вернуться в мучильню.
  
   Завтра там, в мире без сумасбродных фей, ей предстоял день иных испытаний. В некотором роде даже более сложных и изощренных, чем пыточные залы дроу. Ждала ее встреча с "милой женщиной".
   Победить Архидемона, остановить нашествие Инферно или выдержать адскую боль ледяного зала - все это не шло ни в какое сравнение с часом беседы с одной, казалось бы, безобидной дамой.
   Зная о грядущем, сосредоточиться на живописи девушке едва ли удалось бы, а чем раньше пройдет она "путь познания", тем скорее отмучается.
   Тариша, завидев пришлую, кивком позвала за собой. По темным переходам в толще камня, скудно освещенным алыми негасимыми свечами - к преисподней. Ставшей, в принципе, уже привычной.
  
   Второй уровень пассивного умения и достижения ей выпали (снова, что показательно, вместе) на девятом заходе в ледяной зал. С характеристиками было бедно - всего один раз поднялась выносливость. Но Хэйт, подобно сомнамбуле, раз за разом вставала из круга и шла на новое свидание со смертью. Ощущения уже не были столь острыми, как в начале, и с каждым разом боль как бы приглушалась, со временем став обыденной.
   Боль притупилась, отступила на задний фон. Но не исчезла.
   Тариша, оглядывая подопечную, все чаще позволяла себе что-то, слабо схожее с улыбкой.
   Оборотной стороной медали же было то, что "визиты" в гибельные объятия холода становились все более затяжными.
   - Тариша, а зачем идти к центру? - перед десятым посещением решила проявить любознательность Хэйт.
   - Мерзлая стужа там сильнее всего, - ответила Бестия. - К грани подводит быстрее.
   "К грани" для пришлой значило "к кругу". Воскрешающему.
   Практичная дроу знала, похоже, цену времени.
   - Ценные сведения, - усмехнулась адептка. - Буду иметь в виду.
   ...В этот день Хэйт умерла двадцать пять раз, вплотную подойдя к границе двадцать четвертого и двадцать третьего уровней. Стойкость подросла еще на "плюс один" и выносливость на "плюс два" - после второго уровня достижения система перестала радовать щедростью. Когда "слетал" двадцать пятый уровень выпала системка-предупреждение, что при возвращении утраченного уровня очки характеристик повторно начисляться не будут, что было очевидно и без напоминаний - разве что игрок, оказавшийся на ее месте, был бы дремучим нубом из Страны Дураков. Хэйт таковой не являлась.
   То, что испытания Бестий скинут ее уровень до десятого (ниже нельзя), тоже становилось ясно, как день. Но уровни можно набрать по новой, пытки перетерпеть, а игнорирование с устойчивостью за красивые глаза ей разработчики не нарисуют. Решилась - иди до конца. Даже если конец равен могиле. Могила виртуальная, страдания - тоже. Вне Восхождения ей ничто не грозит, значит, "ограничитель" у нее только один - ее же сила воли. А с нею, Хэйт смела надеяться, дела обстояли недурственно.
   "Но никто не требует от меня сделать все в один день".
   - Выход, - прервала одним словом цепочку смертей и возрождений адептка.
  
   Четыре пропущенных вызова и два сообщения - оставив модуль, Вероника первым делом проверила мобильник. Три звонка от Стаса, один - от Ани Потаповой. И по смс от каждого из них.
   "Набери меня, есть предложение", - писал Стас.
   "Белозерова, ты вообще человек?!" - вопрошала Анна.
   Вероника окинула себя взглядом.
   - И где логика? - пожав плечами, выбирая адресата первого сообщения для вызова; куратор ответил после первого же гудка.
   - Стас, это Белозерова.
   Пофамильное обращение (а попробуйте иначе, если в группе по две-три тезки случаются) преподавателя въелось, как говорится, в подкорку.
   - Я нашел модель, - без проволок перешел к делу Стас. - Для задания, о котором, хотелось бы верить, ты не забыла.
   - Это... - Вероника смешалась. - Здорово.
   - Я тоже так считаю, - насмешливо продолжил мужчина. - Завтра в двенадцать за тобой заеду.
   Вероника затрясла головой, не сразу сообразив, что собеседник ее не видит.
   - Стоп-стоп-стоп, - несильно стукнув себя по лбу (дабы извилины лучше функционировали), притормозила она порыв куратора. - Любой день, кроме завтрашнего. Завтра - вообще никак.
   - Хм, - немного тишины предшествовало новому предложению. - А вечером?
   - А свет? - изумилась в ответ девушка.
   - На месте решим, - отмел возражение куратор. - Так что? После восемнадцати устроит?
   - Устроит, - сдалась Вероника.
   Они коротенько сговорились о "контрольном" созвоне и времени, когда Стас ее заберет, и распрощались.
   "Денек вырисовывается отнюдь не томный", - перемещаясь в сторону ванной, зябко ежилась Вероника. Ежилась и от предчувствий, и от проснувшейся (летом!) мерзлявости.
   - Ничего, душ погорячее, чтоб пар валил, и кофе покрепче - отпустит, - решила девушка.
   И прогадала. И душ, и махровый банный халат, и кофе - все испытанные средства дали промашку. Морозец, поселившийся в теле Вероники, не желал покидать пристанища.
  
   "Я не занервничаю. Не дам ей власти над собой. Буду спокойной и холодной, как... стены ледяного зала. Буду льдинкой в нескончаемом танце мерзлой стужи", - увещевала себя Вероника следующим утром, одеваясь: пригодился костюм, забракованный два дня назад.
   Подсобила и косметичка, по части сокрытия следов беспокойной ночи, в течение которой девушка то погружалась в яркий калейдоскоп обрывочных видений, то просыпалась - внезапно, как от толчка. Последний такой "толчок" случился за пять минут до сигнала будильника, подарив неважнецкое самочувствие ("Как телегой переехали", - мысленно бухтела Вероника) и настроение под грифом "хуже некуда".
   - Я - льдинка, - допивая кофе, морщилась девушка. - А льдинки не психуют почем зря. Не зря, впрочем, тоже...
   Через двадцать пять минут за дверьми знакомого кабинета ее ждал своего рода экзамен на "профпригодность" в льдинки.
   Сначала - долгая пауза. "Милая женщина", улыбкой и жестом указав посетительнице на кресло, с головой уходит в перелистывание бумажек. Вроде как записей о предыдущих сеансах, но на самом деле содержимое бумаг не важно. В понимании Вероники, это своего рода ритуал: занятая женщина-врач и ничем не занятый больной; усаживаясь, пациент принимает вроде бы удобную позу, но минуты текут, руки-ноги деть некуда, человек начинает "елозить" по сиденью...
   Затем - действие. Резкий хлопок закрываемой папки или щелчок ящика стола - тоже не важно. "Милая женщина" вскидывает взор, вкладывает в свою улыбку еще больше "сияния", приходя на выручку пациенту. Не давая заскучать. И, заодно, выбивая остатки душевного равновесия - в первые сеансы именно это происходило с Вероникой.
   - Хорошо выглядишь сегодня, Вероника, - третий этап "ритуала" - нейтральная фраза.
   Не обязательно с позитивным "окрасом" слов, но именно тут, по мнению девушки, должен произойти первый "отклик" со стороны пациента. Как же, ей улыбнулись, бросили "мячик", все дружелюбно и "плюшево", можно забыть про вывеску на двери кабинета...
   - Спасибо, - Вероника вернула улыбку. Натренированную перед зеркалом.
   "Сейчас мы перейдем к обязательной программе", - девушка предельно распрямила и без того прямую спину.
   Она угадала. Доктор запустила блок вопросов о нарушениях сна, головных болях (и то, и другое имело место быть в первый год после начала сеансов), высказалась о "хороших" КТ и МРТ прошлого года, сообщила, что в этом году на анализы направлять пациентку не будет.
   - Мы сосредоточимся на другом, - радостно пообещала врач.
   И улыбнулась - куда же без фирменной улыбки?..
   Тревога, которую Вероника поспешно "задавила", оказалась ложной. На первый взгляд.
   Общие открытые вопросы, о прошедшем годе, о новых знакомствах, о перспективах и результатах в учебе и тому подобном. Вероника отделывалась размытыми ответами, увлеченно описывая красоты Ярославля и всяческие интересности на занятиях. Удерживать расслабленную мину на лице стало трудно, когда форма и характер вопросов изменились.
   - Ты посетила занятия группы для подростков, о котором мы говорили в прошлый раз?
   "Подростков, потерявших родителей, не выдергивай из контекста, гадина", - едва не вспылила Вероника, на ходу придумав предлог с загрузкой третьего года обучения. "Милая женщина" сверкнула глазами, повторив рекомендацию непременно посетить "эту группу". И тут же, без перехода, полюбопытствовала, не бывало ли у Вероники за прошедший год случаев проявления агрессии.
   С елейной же улыбкой.
   "Я льдинка. А арена и ПК-шники на тракте в счет?"
   - Нет, конечно, нет.
   В притворном изумлении изогнулась бровь доктора.
   - Ты колебалась. Кажется, это был гнев?
   "Я льдинка, бесова ты мегера!"
   - Всего лишь удивилась вопросу.
   - Положим. Жаль, что ты со мной настолько не откровенна. Этим ты вредишь не мне, а себе. Только себе.
   Колкий взгляд поверх очков, брошенный на посетительницу, с улыбкой не стыковался.
   - Знаешь, Вероника, в последнее время я все сильнее интересуюсь живописью. Может быть, твой случай меня... вдохновил.
   "Случай вдохновил ее, да я просто муза..." - лед покрылся трещинами.
   - Помнишь, я просила тебя нарисовать мне сказочное животное?
   "Помню, как старалась не воткнуть тебе в глаз какой-нибудь карандаш из цветного набора!" - пришлось кивать, чтобы как-то скрыть эмоции.
   - Да. Кажется, я сделала набросок с изображением феникса.
   - Именно. Очень, очень любопытный рисунок. Мы с коллегами долго... рассматривали его.
   "Разносторонне, не сомневаюсь", - усмешка с должным растяжением губ могла, в принципе, сойти за улыбку.
   - Ты, конечно же, знаешь такого художника, как Гойя. Одна из его гравюр называется "Сон разума рождает чудовищ". Весьма символично.
   "Забавно слышать о чудовищах от чудовища", - вовсю "таяла" льдинка.
   - Весь цикл офортов Капричос* пронизан символами, - не могла проиграть на своем поле художница.
   - Верно. Также верно и то, что чудовища, рожденные сном разума, становятся только сильнее, если разум бодрствующий строит вокруг них стену. Сознательно строит. Ты понимаешь, о чем я говорю, Вероника?
   "Я не занервничаю. Не дам ей власти над собой", - опять и опять проговаривала мысленно девушка.
   - Стены, как бы высоки они ни были, не могут удержать чудовищ, - не дождавшись ни слова от пациентки, продолжила "милая женщина". - И я полагаю, нам следует вернуться к тому дню, когда ты узнала о смерти родных. Вероника, время настало.
   "Я лужица, оставшаяся от льдинки..."
  
   -----------------------------------------------------
   *Капричос (исп. Los Caprichos-причуды) - серия офортов (фр. eau-forte буквально 'крепкая вода' - разновидность гравюры на металле) Франсиско Гойя (закончена к 1799г.), является сатирой на политические, социальные и религиозные порядки. 'Сон разума рождает чудовищ' (El sueño de la razón produce monstruos ) один из наиболее известных офортов в серии.
   -----------------------------------------------------
  
  
   ...Когда раздался звонок, она ужинала. Половинка холодной маминой котлеты и не менее холодный отварной картофель - Вероника поленилась греть еду. Разговор, то, какими словами ей сообщили об аварии, она не запомнила. Только ощущение: это все ложь, ужасная ложь, или розыгрыш, или ошибка, да, точно, просто ошибка... Она вытащила из "пожарной" матрешки несколько купюр, позвонила в службу вызова такси, долго объясняла, куда ей нужно доехать. Поездка почти не отпечаталась в памяти, только миг, когда она просит шофера вытащить деньги из открытого кошелька - слезы льются так часто, что сама она не видит, не различает...
   - Что именно вы хотите услышать? - выдавила из себя Вероника.
   - Все, что было после твоего прибытия в больницу, - поправила очки в тонкой оправе "милая женщина". - Как ты это помнишь.
   - Какая-то стойка. Два белых халата. Кажется, сестринский пост. Я назвала фамилию, сказала, что мне звонили и что это наверняка ошибка. Сестра - я думаю, что это была сестра - сказала, что мне нужен доктор с такой... длинной фамилией.
   - Доктор Вереницын, - за заминку Вероника получила подсказку.
   - Наверное, - не стала спорить девушка. - Нужно было подняться... в хирургическое.
   ...По телефону ей сказали об аварии, о том, что "необходимо срочно приехать", но не о гибели родителей. Эта "честь" досталась доктору. Хирургу с длинной фамилией.
   - Смерть наступила от...
   Это, кажется, голос врача. Мужской, ужасно усталый.
   - Нам очень жаль...
   Женский. Стеклянные глаза и истерика в голосе...
   Вероника зажмурилась, пытаясь прогнать те голоса из головы. Отгоревшие, отболевшие, но все так же - ранящие.
   - Там мне сказали, что их... больше нет. Я не верила, никак не могла поверить, требовала проводить меня к ним или к тем, кого за них приняли... Тогда меня отправили на минус первый этаж. Цокольный.
   "Я не льдинка. Уже не льдинка. Я цельная статуя изо льда".
   - В патологоанатомическое отделение, - снова закрыла подсказкой паузу "милая женщина".
   - Да, - выдохнула девушка. - Медсестра вызвалась меня проводить. Мы вернулись к лифту. Я, кажется, плакала, а она говорила что-то успокаивающее.
   - Расскажи мне, как получилось, что из лифта в итоге ты вышла одна?
   - Хм, - Вероника сбилась с мысли, нахмурившись, постаралась припомнить. - Лифт останавливался. На втором и на первом этаже. На первом была какая-то суматоха, и ее позвали.
   - Ясно. Продолжай.
   - Я вышла из лифта. Там был коридор, по правую и по левую руку. Мне говорили, куда поворачивать, но я забыла. Я стояла на месте и озиралась. Не могла решить, куда идти.
   - Если бы там был кто-то, ты бы уточнила направление?
   - Наверное, - девушка бессильно пожала плечами. - Я не помню.
   Здесь начинался пробел. Пробел, которому сама Вероника не придавала значения - у нее был шок, странно вообще, что она хоть какие-то подробности помнит. Но "милая женщина" считала иначе.
   - Хорошо. Что ты помнишь?
   - Холод. Странный свет. И запах нашатыря. Потом какие-то пятна и гул. Дальше уже утро и капельница. Там был мужчина в форме.
   ...Сутки в больничной палате она и хотела бы забыть, да не забывалось. За эти сутки у нее побывал весь зоопарк: и гиены, и шакалы, и грифы-падальщики. Они мнили себя хитрыми, гладя девушку по волосам и извергая потоки жалостливых слов. А после - пытались перейти к дележке...
   - В какой форме? Медперсонала?
   - Нет. Похожая на полицейскую. Я не очень в них разбираюсь.
   - А как вышло, что работники органов появились только на следующий день?
   - Кажется, я слышала, что он... водитель фуры вызвал только скорую. Скорая передала вызов в ГИБДД, но возникла какая-то накладка.
   - Понятно. О чем вы говорили с человеком в форме?
   - Я сказала, что хочу... Спуститься снова. Посмотреть. Что должна это сделать.
   - Ты поверила, что случилось то, что случилось? Что не произошло ошибки?
   - Нет. Не знаю. Я не могу сейчас сказать, что тогда чувствовала. Кажется, начинала... допускать, что что-то нехорошее произошло.
   - А что ответили на твое пожелание?
   - По-моему, мужчина обрадовался. Мое... присутствие было нужно для процедуры. Но из-за обморока врачи не давали согласия на то, чтобы куда-то меня везти.
   - Ничего другого вы в палате не обсуждали? Вы говорили о водителе фуры?
   - Нет. Нет, это было потом, уже после того, как...
   - Тогда откуда ты знаешь, что это был "он"? Водитель, как и врач или профессор, употребляется независимо от пола представителя профессии. С чего ты взяла, что водителем фуры был мужчина?
   - Наверное, кто-то сказал. Или сама так подумала... Я не помню!
   - Допустим, ты так сказала, потому что сейчас знаешь, что это был мужчина. Допустим так же и другое объяснение: ты оговорилась во время реконструкции воспоминаний, потому что в тот день ты уже знала, что водитель - "он". Потому что видела его, Вероника. Говорила с ним. Я хочу, чтобы ты ответила: был ли кто-нибудь у лифта на минус первом этаже больницы?
   - Да сколько мне раз повторять, Я НЕ ПОМНЮ! Мне могли сказать по телефону, в лифте, где угодно!
   Ледяная статуя взорвалась, прыснув во все стороны осколками.
   - Стена сознательного вокруг того, о чем подсознание не хочет вспоминать. Что же, увидимся в следующем году, Вероника. Если головные боли повторятся - звони. Если хоть что-нибудь вспомнишь в промежутке между лифтом и нашатырем - тоже. Всего тебе доброго.
  
   "Да гори же ты в аду", - ноги, которые (в случае Вероники) порой вели себя умнее головы, вынесли девушку из кабинета, затем из больницы, затем из маршрутки. Сама же Вероника пребывала в плену личного чистилища, того, что заставляло неметь и тело, и душу. Рядом с которым ледяной зал виртуальности был ужасным, но не уничтожающим - тот, игровой ад не выхолаживал душу.
   - Стас, - дома, после горячего (и бесполезного) душа она набрала куратора. - Я знаю, что ты хочешь, как лучше, но сегодня я не смогу.
   Стылый, безжизненный голос, наверняка искаженный оцифровкой, был убедительнее любых аргументов.
   - Понял, - ответил Стас. - Перезвони, когда... Перезвони.
   Не прощаясь, она завершила вызов.
   "Лучше там, чем тут. Там - хотя бы с пользой".
   Теперь, имея возможность сравнивать, она знала наверняка, что холоду игровой преисподней не сравниться с льдом, текущим по венам в мире реальном. Льдом ее памяти.
  
   На пятнадцатом уровне Хэйт, сравнявшаяся сегодня в немногословности с Бестиями, увидела наконец, к чему вели мучения ледяного зала.
  
   Способность: Невосприимчивость к холоду улучшена!
   Невосприимчивость к холоду (пассивное): Вы более не подвержены негативным эффектам (Остужение, Обморожение, Сильное обморожение, Оледенение), накладываемым при воздействии стихии. Игнорирование магии воды увеличено на 25%. Достигнут максимальный уровень развития способности.
  
   Прогресс достижения: Хладостойкий.
   Уровень достижения: 5.
   Познав мощь стихии, вы научились ей сопротивляться. Устойчивость к магии воды увеличилась на 25%!
   Награда за получение максимального уровня достижения: доступно для изучения одно заклинание стихии воды, на выбор из трех: Наледь; Ледяная Поступь; Доспехи Льда (ограничения по уровню изучения умений сняты).
  
   Поздравляем! Вы - первый игрок, достигший 5 уровня достижения: Хладостойкий!
   Награда: 25 очков характеристик, свободных для распределения.
  
   - Охренетительно, - скопировав не только слово, но и интонацию Барби, выговорила адептка, не испытывая при этом никаких эмоций - их как отрезало. - Выход.
  
   Эмоции начали возвращаться на другой день, когда Вероника отоспалась и отъелась (последнее без изысков, яичница и хлопья с молоком). Нужно было дождаться замерщика, для составления сметы на замену натяжного потолка, поэтому к кофе девушка "подала" чтение игровых форумов - вместо десерта. И описания умений, выбор из которых следовало сделать.
   Первым она прочла описание Доспехов Льда. Скилл (как и все три, предложенные на выбор) был изучаемым разово, без уровней умения. Доспехи увеличивали показатель защиты на две с половиной тысячи, накладывались мгновенно, действовали десять секунд, откатывались двадцать минут. Не зависели от интеллекта и вообще каких-либо параметров игрока. На низких уровнях солидный "буст*", но на высоких, с появлением все лучшей и лучшей брони, значение умения снижается.
   - А счастье было так возможно, - вздохнула Вероника и продолжила ознакомление.
  
   -----------------------------------------------------
   *Здесь: Буст (от англ. boost - 'повышать') - игровая ситуация, при которой увеличиваются какие-либо характеристики персонажа: увеличение скорости передвижения, повышение урона или других параметров. Игровой предмет, дающий такого рода эффекты, называют бустер.
   -----------------------------------------------------
  
   Ледяная Поступь придавала следам игрока эффект ледяных "мин-заморозок", враг, имевший неосторожность наступить на такой след, получал дебафф на замедление движения от пяти до двадцати пяти процентов на пять секунд. Эффекты "стакались", то есть два шага "след в след" увеличивали силу дебаффа (вплоть до полного застывания), время действия обновлялось. Выбивало из невидимости при наложении дебаффа, что радовало. После активации (тоже мгновенной, как и с Доспехами) эффект Поступи держался минуту, что было очень здорово, но откат умения равнялся часу.
   Как подсказал поиск по форуму, откат был не единственным минусом Ледяной Поступи - оставляемые следы-мины были отчетливо видны на земле (а также траве, песке и так далее). Исключением, видимо, была бы заснеженная местность, но их (открытых, по крайней мере) в Восхождении было не так-то и много.
   - Ну, если против медлительного противника, да петлять, как заяц, может, и будет толк, - Вероника пожала плечами.
   Наледь мгновенно сковывала льдом пространство вокруг "кастера". Форум подсказал, что образуется круг с диаметром в десять метров, заметный визуально, как и следы от Ледяной Поступи, но, как и Поступь, скилл выбивает из невидимости, если невидимка в момент активации попал в радиус действия. Для противников, перемещающихся в скованном льдом пространстве, шанс поскользнуться и упасть составляет пятьдесят процентов (вне зависимости от класса и характеристик противника). Наледь держится на площади три секунды после активации, но быстрый откат (всего пять минут) компенсирует скоротечность эффекта (в сравнении с часом для предыдущего умения - огромный плюс).
   Вероника, откинувшись на спинку кресла, рассмеялась, живо представив картинку: "Ты не пройдешь!" - грозит пальцем вражьему убийце адептка, создавая вокруг себя наледь; убивец мчится, сломя голову и не глядя под ноги, и... плюхается на задницу в шаге от адептки.
   Вот обрывает ли невидимость падение, Вероника информации не нашла. Наверное, просто искала недостаточно внимательно - "фаворит" из трех заклинаний-претендентов для нее уже вырисовался. А потом от дальнейших изысканий ее отвлек звонок в дверь, пришел замерщик.
  
   - Пока я заперта у Бестий, окончательный выбор подождет, - это девушка озвучила уже в Восхождении. - Да и Гильдии Магов я тут как-то не наблюдаю.
   Вообще, если бы изучить умение можно было прямо сейчас, она бы это сделала, несмотря на запрет применения магии, но "доступно к изучению", увы, не включало в себя выдачу заклинания на месте, означая только лишь то, что купленная (в Гильдии Магов) книга с умением, прежде ее классу недоступным из-за стихийной принадлежности, теперь позволит выучить заклинание.
   "Мелочное вымогательство, могли бы и подарить", - дулась (беззлобно, впрочем) адептка.
   - Мать Дома велела отвести тебя в огненный зал, - сказала незаметно подошедшая Тариша. - Следуй за мной.
   - О, геенна огненная, - хмыкнула Хэйт. - Чего-то в этом духе я и ждала. Веди, привратница ада.
   "Ада ледяного и ада огненного. И прочих разновидностей, не сомневаюсь, что тут их в избытке".
  
   Дорога к новой пыточной получалась очень уж долгой: они с дроу шли и шли, а подземные коридоры-тоннели и не думали кончаться. С ледяным залом было иначе, от него до круга воскрешения (нет, скорее, наоборот - от круга до зала) выходило минуты три ходьбы.
   Переходы, казалось, идущие под уклоном, успели утомить Хэйт, но дали время на размышления. Поводом было полученное давеча достижение, точнее, добавочное оповещение к нему - о первом получателе. Думать следовало начать вчера, но девушка была, по сути, невменяема, так что долю расхлябанности простить можно.
   "Что мы имеем? Игре не первый день, все "первое" должно быть собрано и оприходовано задолго до того, как мои босые пятки коснулись брусчатки Велегарда, однако - факт есть факт - я урвала свой кусок пирога, давно, казалось бы, по крошкам до меня подъеденного. Как так?"
   Единственной здравой мыслью по этому поводу была удаленность локаций с холодным климатом в целом. Даже гномий форт, виденный адепткой, щеголял не снегом, а какой-то растительностью. Там было прохладнее, чем в людских землях, но и только.
   "Может быть и такое, что нужен не просто холод, а прям холод-холод-холод, эдакий "апогей мерзлоты", тогда круг мест, где можно околеть до смерти, сужается еще сильнее".
   На память Хэйт вообще не могла назвать ни одного известного (по гайдам даже) места, кроме пресловутого ледяного зала, которое подпадало бы под определение "апогея мерзлоты". Разве что какие-нибудь ледники в неисследованных высокогорных областях. Не дошел народ до севера, области с умеренным климатом - и те нельзя было назвать полностью освоенными. Вот про вылазки в пустыни Хэйт читала, но это были, скорее, разовые акции, чем экспедиции на постоянной основе. Вспоминались слова с заглавной страницы сайта Восхождения: "Тионэя столь огромна"...
   Тионэя и впрямь была огромна, и далеко не каждый готов пуститься в неизведанные дали, покинув обжитые локации, так сказать, "зону комфорта". Игрового.
   Но наверняка оставались "морозильники" не "природного" происхождения, не может быть такого только у дроу в скрытой локации. Однозначно, подобные (а то и идентичные) должны быть в аналогах ордена Бестий, раз такой орден есть у дроу, то и у остальных четырех рас они есть.
   С орденом Ашшэа у Хэйт на момент проявления "интереса" Бестий было "радушие" - не высочайший показатель; да, родился интерес после не самого обычного предложения - поучаствовать в убийстве Архидемона (на этом моменте адептка задумалась - а не получили ли сходные "приглашения" и ее сотоварищи?), еще могли идти в зачет отношения с отдельными жрицами, но сводилось все к тому, что попасть в обитель ордена было не так, чтобы архисложно.
   Попасть - было половиной дела. Вторую половину для Хэйт обеспечила (в этом девушка не сомневалась) картина. Уникальный предмет, причем не только в плане особых свойств - для Главы Дома Бестий полотно имело смысл, историю: ее "дочери" (или воспитанницы) погибли ради победы над Архидемоном (первым, вторым, не столь важно). Наверняка был и другой способ попасть в "обучалку" ордена, но вот нашел ли его кто-то из игроков - тайна за семью печатями.
   Ведь даже одна смерть в ледяном зале могла отбить напрочь желание идти до конца по этому пути.
   "Но теории теориями, а рядом со мной топает источник информации", - Хэйт немного кривила душой - дроу не топала, ее шаги были абсолютно беззвучны.
   - Тариша, скажи, а есть ли другой путь, - тут адептка замялась, подбирая слово. - Постижения стихий? Кроме залов?
   - Да, - отозвалась Бестия. - Я скажу тебе то, что сама слышала от старших сестер. Можно подвергаться воздействию магии - но любое изменение стихии, даже обычный удар кинжалом, сведет усилия в ничто. Это долгий, очень долгий путь. Ледяной зал отнимает несколько дней - а магия забрала бы месяцы, и это только для начальной устойчивости. И слишком легко сбиться.
   - О как! - от удивления Хэйт сказала это вслух; удивляться было чему, даже если месяцы, упомянутые дроу, относились к игровому времени.
   "Любой урон кроме одной стихии сбивает прогресс? А если уровень достижения уже достигнут? Хотя это я уже брежу, наверняка, скидывается только то, что набралось от уровня к уровню".
   Монстры, атакующие только магией - и только однотипной, в Восхождении были. Но они являлись, скорее, исключением из правил. Еще такие монстры не могли быть единственным типом обитателей локации, обязательно по соседству встречались и такие, что способны прервать "серию" накопления магического урона. В ПВП же характеристики, умения и прочее не качались. Одно время это удивляло адептку: ведь игроки явно опаснее мобов того же уровня, хотя бы тем, что действуют не по заложенным алгоритмам, а по обстановке, но потом до нее "дошло": люди способны договориться. Если с турнирами или аренами это сделать сложнее, то методику "перелива" знали еще в дремучих ММО.
   - То же может дать внешний мир, - продолжила объяснения Тариша. - Природа. Но стихии ревнивы и своенравны, когти первого же встречного зверя завершат познание стихии. Недостаточно только холода или только жара, кроме неудобств ты должна терять жизнь. Не много разом - это ничего не даст. А малыми каплями, постепенно. Даже лечение запрещено.
   "А вот это уже дельные сведения. Тогда все объяснимо: в игре получать урон только от одной стихии долгое время можно только специально. Испытатели, если и нашлись, впоследствии, вероятно, выдохлись - раз процесс долгий и муторный. ОК, верю. Найти локацию, где можно замерзнуть насмерть, но без единого моба - проблематично. А вот в искусственных условиях - запросто".
   - Спасибо, Тариша. Ты разрешила мои сомнения.
   Дроу, готовой помочь советом, Хэйт могла отплатить только вежливостью.
  
   - Пришли, - проигнорировала благодарности Бестия. - Огненный зал не так прост, как ледяной. Река подземного пламени дарует не только брызги, но и дуги, и вертикальные струи. Нельзя под них попадать, иначе приход сюда будет напрасным. Ни много, ни мало, постепенно, запомни.
   Хэйт только успела подумать, причем тут река, если зал - огненный, как дроу распахнула ворота. Река в зале была - лавовая.
   Весь зал служил к ней - обрамлением. Две арки, под которыми текла лава, на разных концах зала и решетчатый мостик из металла, доходящий до середины потока. Металл был холодным, несмотря на жар, царящий в помещении. Алые, слабо светящиеся, сталактиты на потолке и сама река были единственными источниками света.
   Вскоре Хэйт поняла, что имела ввиду Тариша, говоря о брызгах, дугах и струях. Поток нельзя было назвать спокойным, он пузырился (лопаясь, пузыри "стреляли" брызгами), взвивался фонтанирующими струями, выгибался дугами, чем-то напоминающими языки.
   Один такой "язык" чуть не слизнул адептку с мостика, положив начало пляске-со-смертью, безумного, непрекращающегося акробатического номера с заранее известным концом...
   Боль от соприкосновения с лавовыми брызгами была дикая, но еще более диким было отсутствие следов на коже: ни ожогов, ни покраснений. И уж совсем дико было то, что Хэйт... нравилось. Не боль, конечно, и не список дебаффов, а динамичность, которой в ледяном зале не было ни на йоту.
   Со второго захода адептка предложила дроу добираться не шагом, а бегом, с отдыхом для восстановления бодрости перед воротами; по времени выходило почти также, зато был шанс на поднятие стат. Заодно выяснила, почему не нагревается решетка над рекою - она изготовлена была из эргиума, уволоки такую, да продай - и можно год не работать, так дорог металл.
   Огненный (хотя с названием Хэйт могла бы поспорить) зал повышал ловкость (благодаря "пляске") и стойкость. И то, и другое бесконечно радовало квартеронку. А потеря опыта и ощущения... Что же, эту цену девушка готова была платить.
   Трата времени - вот, что было обидно. До третьих уровней пассивки и достижения Хэйт добралась только к шестому сигналу о длительности пребывания в игре - это был семнадцатый час в игре. Без перерывов. Тариша адептку и подбадривала, и подкармливала (ломоть хлеба и вода из фляги раз в час), но более шестнадцати часов беспрерывного мазохизма - это даже для Хэйт был перебор.
   - Великие боги, выход, - выдохнула адептка, прислонившись к первой попавшейся стеночке.
  
   - Три-и недели, - просипела Вероника, с трудом выкарабкавшись из модуля. - Три недели соло-игры. Я же хотела уделять время одиночной игре, прокачке характеристик, да? Хотела. Спасибо добрым дроу - теперь все тридцать три удовольствия персонального кача к моим услугам.
   Силенок хватило на душ, ужин из не пойми чего (что под руку попалось, было брошено на сковородку и залито яйцами) и на то, чтобы разобрать постель. Заваливаясь на боковую, девушка поняла, что завтра (и послезавтра, и послепослезавтра) заправлять ее не станет.
   Ибо незачем.
  
   Долгожданные оповещения высветились к концу третьего дня (за "отправную точку" Хэйт считала первое посещение огненного зала). Беготня сжирала время, без нее все было бы много быстрее.
  
   Способность: Невосприимчивость к огню улучшена!
   Невосприимчивость к огню (пассивное): Вы более не подвержены негативным эффектам (Перегрев, Сильный перегрев, Тление, Воспламенение), накладываемым при воздействии стихии. Игнорирование магии огня увеличено на 25%. Достигнут максимальный уровень развития способности.
  
   Прогресс достижения: Огнеупорный.
   Уровень достижения: 5.
   Познав мощь стихии, вы научились ей сопротивляться. Устойчивость к магии огня увеличилась на 25%!
   Награда за получение максимального уровня достижения: доступно для изучения одно заклинание стихии огня, на выбор из трех: Огненный Щит; Очищающее Пламя; Выжженная Земля (ограничения по уровню изучения умений сняты).
  
   Поздравляем! Вы - первый игрок, достигший 5 уровня умения: Огнеупорный!
   Награда: 25 очков характеристик, свободных для распределения.
  
   Системки, по большому счету, отличались от полученных в зале льда только названиями умений - и стихией, но это само собой разумелось.
   "И снова - первый игрок", - накопившаяся усталость позволяла только подмечать очевидное, но не радоваться новой порции поощрений.
   - Дальше - земля и воздух? - спросила адептка Бестию.
   - Молнии и яд, - уточнила та. - Теперь очередь зала молний.
   - Супер, - деланно восхитилась Хэйт. - Только проводи меня сначала наружу. Мне бы проветриться.
   "И проверить почту. Маська, наверное, извелась, я же ей так и не ответила", - пристыдила саму себя девушка.
  
   - Письма! - вызванная фея лучилась негодованием.
   Три свитка по очереди свалились на уступ. Крылатое чудовище, не опускаясь до диалога, испарилась.
   Хэйт хмыкнула: если посланница вынуждена была ждать появления хозяйки для вручения ей писем все три дня, пока адептка была в игре, но недоступна для всего, что связано с внешним миром, недовольство крылатой было объяснимо.
   "Недовольства набора скриптов и пикселей - объяснимо, да. Кое-кто бы оценил", - подумала девушка, подразумевая "милую женщину". И приступила к разбору писем.
   "Ушастая, ты что, совсем тю-тю? Хоть маякни, как объявишься. Попробуй не объявиться! Все ухи пообрываю! Вернись, я все-все-все прощу... Эй, ушастенькая, ты обязана вернуться! P. S.: Вернешься - и я удалю скрины, где мы в костюмах горничных, ну, те, на которых ты есть. Обещаю!" - этот шедевр экспрессивности прилетел от гномы.
   "Хэйт, малая пишет мне каждый день, просит помочь тебя разыскать и вернуть. Подозреваю, ей просто нравится общение с личной посланницей, но не могла бы ты, как зайдешь в игру, написать нашей гномке?" - в письменной форме Монк оказался разговорчивее, чем в устной.
   "Свяжись со мной и Масей. Чем скорее, тем лучше", - демонстрировал качество, родственное с талантом, Рэй.
   Хэйт: озадачилась следует ли написать всем троим, где она, чем занимается, и почему связь с ней затруднена? И поняла, что... лень. Одним посланием, сколь угодно подробным, ей, скорее всего, не обойтись, народу будут интересны подробности... Лучше потом, всем разом и на словах, объяснить.
   А до того времени решить, полную или "отредактированную" версию рассказывать. И обмозговывать это надо, как говорится, в здравом уме и - видя всю картину.
   Хэйт тяжко вздохнула, активируя почтовую функцию. Мрачная, всклокоченная феечка зависла перед носом хозяйки, скрестив на груди ручонки. "Чем она вообще занимается, пока сидит без работы?" - задумалась адептка, выбрав средством набора текста "голос". Выбор вообще состоял из двух вариантов, собственно: "голос" и "запись", последняя вызывала перо и белый лист - пишите письма, господа и дамы, от руки. Никаких "клавиатур" в фэнтезийном средневековье!
   Обычно девушка использовала перо - нравилось оно ей (чернильницу в комплект не предлагали, перо было "самописное"). Но сегодня ей хотелось позлить одну мелкую и вреднючую фею. "А раньше я так думала только о Маське", - хмыкнула Хэйт и начала диктовку.
   - Жива. Здорова. Страшно занята. Отпишусь, как смогу.
   Слова по мере наговаривания проявлялись на развернутом стилизованном листе. Подтвердив, что с текстом закончено, адептка выбрала адресатов: Маську, Рэя и Монка. Каждый получит по копии, меньше будут тревожиться.
   - Свободна, - Хэйт махнула рукой феечке. - Но ты помни, мое предложение все еще в силе.
   Она показала на себя и на пропасть.
   Фея поочередно коснулась трех свитков (сколько адресатов, столько и писем) палочкой (волшебной, не иначе) - процесс магической отправки корреспонденции. И рассыпалась искрами.
   - Надо было написать, чтобы немедленно удалила, - покачала головой адептка, думая о Маське и скринах, где она в непотребном виде. - Я даже ТАК приличнее выгляжу!
  
   Еще через два дня реального времени Хэйт получила три оповещения - за зал молний, об устойчивости и игнорировании магии воздуха. И - первом достижении, под занятным, но не особенно логичным названием Громоотвод. Вдобавок шла невосприимчивость к природным дебаффам (Хэйт в очередной раз пожалела, что это свойство не переносилось на заклинания): Наэлектризованность, Перенапряжение, Электрический Шок. Предлагались и заклинания: Встречный ветер, Туман, Воздушный барьер.
   Сам зал молний был, по мнению адептки, невыносимо скучным: все, что от нее требовалось, это стоять и терпеть разряды, которыми "щекотали" ее летающие по помещению шаровые молнии. Да еще следить, чтобы молнии не влетели в нее - тогда бы шар взорвался, мигом отправив ее на перерождение и сделав заход бесполезным. На расход бодрости негативные стихийные эффекты этого зала не влияли, так что с третьего "визита" Хэйт начала там делать гимнастику.
   С залом яда же она решила немного обождать. В том мире, который девушка привыкла считать настоящим, было обещанное - и отложенное - дело.
   А обещания она привыкла выполнять.
  
   Стасу Вероника позвонила поздно вечером. Хотела было извиниться за задержку, но куратор как мысли ее прочел.
   - Не извиняйся, так даже лучше. У тебя все нормально?
   - Ага. Тогда до завтра?
   Они договорились, что Стас приедет в десять утра, подхватит ее у парадной и отвезет в студию. Модель же доберется своим ходом. Вероника не стала гадать, почему так. Может, натурщица живет рядом со студией, ей-то какая разница?
   ...Студия Стаса, занимающая мансардное помещение, с большими окнами "под углом" и скошенной крышей, заставила Веронику потерять дар речи. Она прикинула возможную стоимость аренды или выкупа в собственность (центр города, площадь метров сто квадратных, если не больше!) и пораженно захлопала ресницами. Куратор тем временем провел "ознакомление" с пространством, показывая, где стоят станки, где раковина для промывки кистей, где можно взять чистые холсты в подрамниках, где "уголок задумчивости"...
   - Располагайся, - развел руками Стас, когда тренькнул звонок. - Наша натура, пойду впущу.
   Вероника покивала, соглашаясь. Как-то... скромнее она себе представляла студию живописца.
   - Я же просил убрать лишний свет, - злобно прошипели за ее спиной отнюдь не девчачьим (почему-то Вероника вбила себе в голову, что моделью будет девушка) голосом.
   Она обернулась: на пороге студии стоял тип в черном, в солнцезащитных очках и с черным же футляром для гитары. Гримаса на его лице отражала крайнюю степень омерзения.
   - А я просил надеть что-то кроме черного, - безмятежно откликнулся Стас. - Раз ты хочешь портрет во весь рост.
  
   "Что это за хрен с горы?" - так и рвалось с губ Вероники, но она стойко удерживала себя в "рамках". Позорить Стаса не хотелось.
   - Я и надел, - не прекращая гадливо морщиться, тип потянул вниз молнию на ветровке.
   "Куртка! Летом! С капюшоном! В Кащенко день открытых дверей?" - все больше диву давалась девушка.
   Под ветровкой обнаружилось что-то оранжевое.
   - О, цвет солнца, которое ты так... - художник не закончил фразу, оставив Веронике еще один повод для удивления.
   - Дым и пламя - биколор Георгиевской ленты, - гневно, с напором высказал тип. - Цвета пороха и огня. Мы тут о колористике дискутировать будем, или ты уберешь уже чертов свет?
   Стас, не прекращая ухмыляться, развел руками.
   - Заказчик всегда прав, особенно если он знает такие умные слова. Поставим ширмы, так ты не будешь видеть окна, а нам хватит освещения. Добро?
   - Поторопись, - поджал губы "клиент".
   И все это с таким видом, будто Вероники не то, что в помещении - в природе не существовало. Хотя расстояние метров в пять исключало возможность для девушки быть незамеченной.
   - Так, - художник оглянулся. - Для начала: Ник, это - Валентин, охотней откликается на "Вал"; Вал, это Вероника, для знакомых - Ник.
   Девушка кашлянула. "Ник" - так звала ее Аня. Та, которую недавно пришлось навещать в больнице. Вообще, положила начало "традиции" Галка, в ее устах имя звучало с намеком на то, что носительница его та еще пацанка, и отчего-то именно это сокращение ушло "в люди".
   Но Вероника не могла припомнить ни единой ситуации, где бы преподаватель назвал ее не по фамилии. "Стасу виднее", - решила она и молча кивнула. "Право, не руку же для поцелуя подавать?" - взгляд ее автоматически метнулся в сторону угла с раковиной, чтобы, если этого типа потянет на странности, руки после этого дела помыть...
   - Здрась-те, - сквозь зубы процедил "клиент".
   - Итак, раз вы сказочно рады знакомству, - потирая ладони, сказал Стас, - Займемся подготовкой. Ник, на тебе фон, мы пока подтащим ширмы.
   Минут десять спустя начальные приготовления были окончены. Ширмы загораживали неприятсвенное для "клиента" солнце, сам он снял, наконец, ветровку и очки, оставшись в широких черных штанах с кучей карманов и оранжевой футболке. Фон, подобранный Вероникой, Стас по раздумью забраковал, заменив на нейтральный серо-зеленый.
   - Потрет не парадный, так что обойдемся без "ступеньки", - на ходу комментировал художник, ставя перед ширмой с фоном круглый табурет. - Усаживайся. Ага, нормально. Прими удобную позу, тебе так долго сидеть.
   Парень, без "защитных" атрибутов выглядевший вполне нормальным, если не считать гримасы на физиономии, спокойно отнесся к тому, что его двигают, меняют положение рук, ног, плеч... Он морщился, но терпел.
   "Слепив" из заказчика нужную форму, Стас приставил сбоку электрогитару, извлеченную из чехла.
   - Изгиб есть. Нам бы чем-нибудь занять твои руки, - художник потер подбородок. - Гитару не предлагай, заслонять туловище не хочу.
   Парень молча достал из кармана губную гармонику, вопросительно поднял бровь.
   - Достойно, - хмыкнул Стас, снова поправил положение рук и пальцев модели. - Ник, раскладываемся.
   Вероника, пыхтя, подтащила станок. Походила, примериваясь, чтобы выбрать ракурс.
   - Знаете, - определившись с рабочим местом, выпалила она. - Меня не покидает ощущение, что мы в дешевом фильме о вампирах и оборотнях. Один боится света, второй с вдохновенно-хищным взглядом... А я тут в качестве выпивки для первого и закуски для второго.
   Мужчины на пару загоготали, затем Вал широко открыл рот, показывая зубы - белехонькие, с клыками нормальной длины, а Стас, подойдя, приложил тыльную сторону ладони ко лбу студентки.
   - Я не больная, - по-доброму огрызнулась девушка. - Просто фантазия разыгралась.
   - Фантазия для художника - качество полезное, - проговорил Стас. - Работаем.
  
   - На будущее: Ник, никогда не соглашайся писать портрет по фотографии, - куратор, мягкими касаниями наносящий на холст эскиз углем, решил, судя по всему, не давать заскучать и модели, и студентке. - Потому как фото - это статика. Оно ничего не дает, кроме плоской картинки. Оно - всегда в настоящем, ты не прочтешь по нему прошлого или будущего, не увидишь личность.
   "Остапа понесло", - украдкой вздыхала Вероника; порою и в училище Стас начинал выдавать сходные по стилю "наставления", особенно на волне творческого подъема.
   - Так что, сколько бы тебе не предлагали, - продолжал художник. - Не берись. Портрет по фото, как по мне, сродни шарлатанству. Вал, а ты не хочешь сделать лицо попроще? Подумай о музыке, что ли. Нам тебя увековечивать, а ты кривляешься.
   Парень зыркнул, но постарался расслабить лицо. Вышло не ахти, но все лучше, чем было.
   - Возьмем Вала - он музыкант, гитарист, ненавидит прямой солнечный свет и открытые пространства, - Стас отодвинулся от своего станка, сощурился. - Еще он играет в составе группы.
   "В каморке, что за актовым залом"*, - зазвучала в голове Вероники старая-старая песенка. "Репетировал школьный ансамбль"...
   - Не надо брать Вала, - пробурчал "солнцененавистник", возвращая на лицо мину "я встретил скунса". - Эти ваши богемные извращения без меня.
   Стас хохотнул.
  
   ---------------------------------------------------------
   *Здесь и далее в отрывке: слова из песни 'Вечная молодость', написанной С. Чиграковым, вошедшей в альбом 'Чиж' - первый альбом Сергея Чигракова, вокалиста рок-группы 'Чиж &Co'.
   ---------------------------------------------------------
  
   - Группа начинающая, но за ее раскрутку взялись знающие свое дело люди, так что успех Валу почти гарантирован.
   "Вокально-инструментальный"...
   "Клиент" закатил глаза.
   - Называется группа небезынтересно... - Стас прервался, что-то поправляя в наброске.
   "Под названием Молодость".
   - Асоциальность.
   "А похоже!" - заулыбалась девушка.
   - Что из этого ты бы узнала, глядя на фотографию? - обратился к студентке куратор, уже взявшийся за кисть.
   - Что наш клиент похож на наркомана и жуть, как любит морщиться, - пожала плечами Вероника, не отрываясь от работы. - Ну и намек от гитары был бы прозрачен, как растворитель.
   - Я не только на гитаре играю, - высокомерно обозначил натурщик. - Вообще - почти на всем.
   "Он умел играть на баяне", - девушка прыснула со смеху, затем вскинула руки (в правой был зажат карандаш), чтобы ее тут и не прикопали от обиды, кто знает, на что способен... соло-гитарист?
   - Я о своем, - оправдалась она. - А на баяне... или гуслях умеешь?
   - С практикой - хоть на арфе, - уверенно парировал парень. - Сеанс позирования проходит веселее, чем я думал.
   Вероника представила, как Вал "щиплет" струны арфы, а на лице его все то же выражение: "я встретил скунса".
   - М-де... - чтобы не заржать в голос, ей пришлось закашляться.
   "Вот такая вот музыка. Такая, блин, вечная молодость!"
   - Вал, так и смотри! - вскинулся Стас. - Спокойный, уверенный взгляд, без нездоровой мимики. Ник, ты молодец, растормошила его на правильные эмоции. Как там у тебя процесс?
   - Только добралась до красок, - порыв веселости "затух".
   - Ничего, Вал у нас никуда не торопится, и лучше хорошо, чем быстро. Да, Вал?
   - После того, как ты неделю меня динамил? - вскинул брови парень. - Конечно, куда Валу торопиться...
   С "нормальным" лицом смотреть на модель было не тошно. Черты лица у парня были интересные, не столько по отдельности, сколько "комплектом": глаза светло-карие - они казались бы теплыми, если бы он смягчил взгляд; нос - чуть длиннее, и был бы уродливым; высокий лоб, когда его не портила складка посередине, придавал вид человека "мозговитого", а квадратный подбородок (такие еще принято льстиво называть: волевой), благодаря четко очерченным скулам, не давал сравнения лица с "кирпичом". Живость лицу придавали брови - густые, очень темные, значительно темнее русых волос, асимметричные, одна выше другой, и даже изгиб у них был неодинаковый.
   "Только ради этих бровей стоит потерпеть его гадские замашки", - кивнула сама себе Вероника, сравнивая модель и карандашный набросок. Интересные лица для живописи намного предпочтительней красивых - это Стас втолковал еще на первом году обучения. "Хоть бы в конце не напортачить, а..."
   Надежда, хоть и слабая, все же теплилась.
  
   Сеанс продлился три часа, с несколькими краткими перерывами - живописцы позволяли натуре размяться, все же при неподвижном сидении тело затекало изрядно. Новая сессия позирования назначена была через три дня, раньше Валу не позволяли дела музыкальные. Все три часа болтали без умолку, в основном, заводил разговоры Стас. На обратном же пути (куратор, будучи человеком принципиальным, настоял на обратной доставке студентки до дому) Вероника молчала.
   Нет, вопросов на языке вертелось множество, но все они могли подождать - девушка устала от разговоров. Только для одного вопроса она сделала исключение, и то, под самый конец поездки.
   - Стас, что будет с Аней Потаповой?
   - Ничего, - глухо (не иначе, охрип) ответил куратор. - Ей бы и не было ничего, про отчисление с ней говорили для острастки, не более.
   - Ясно, - облегченно выдохнула Вероника. - Это хорошо.
   По просьбе девушки, Стас высадил ее у кондитерской - той неожиданно захотелось сладкого. Оттуда Вероника вышла с улыбкой, а также - с творожным тортиком с крыжовником и лимонной цедрой.
  
   Перед тем, как подняться на лифте на свой этаж, Вероника дошла до почтовых ящиков - их ряды "гнездились" на пролете между первым и вторым этажами. Нашла нужные ей цифры и с несказанным удовольствием закинула в ящик счет-смету с прикрепленным листочком, на котором написала номер карты.
   С не меньшим удовольствием, правда, иного толка, девушка смела полторта (дома, у компьютера расположившись), запивая сладкое свежесваренным кофе, и изучая описания новых умений, из коих предстояло сделать выбор.
   Сначала она хотела отложить это дело - уже до проявления всего списка, но тортик располагал к посиделкам, так что...
   Перво-наперво Вероника нашла информацию по "щитам": Огненному Щиту и Воздушному Барьеру. И выдала стройную словесную конструкцию, лишенную цензурных лексем.
   У "огневиков" и "воздушников" в заклинательном арсенале было по нескольку защитных спеллов, и часть их была "завязана" на интеллект. Но именно те, что система предложила девушке на выбор, к таковым не относились.
   Огненный щит давал защиту от дальних (стрелы, болты, дротики, метательное оружие) атак, плюс двадцать процентов, не повышаемо - это, как убедилась Вероника, относилось ко всей "выборке" умений. Мгновенное применение, срок действия - минута, откат пять минут. Просто, хорошо и быстро, но не то, что нужно.
   Воздушный барьер действовал аналогично, только повышал защиту от ближних атак.
   - Уныло. Иди ко мне, мой сладенький, - в поисках утешения (а разочарование было сильное) Вероника потянулась за новым, заранее отрезанным, кусочком торта. - Роем дальше.
   "Дальше", которое предстояло рыть, называлось Выжженной Землей. За этим названием могло скрываться все, что угодно, вплоть до Армагеддона в усеченном формате, поэтому заклинание вызывало у девушки повышенный интерес.
   Но ожиданиям не суждено было сбыться и на сей раз: аое-умение вызывало огонь на участке в пять метров диаметром вокруг кастующего, урона этот огонь не наносил, но делал невозможным применение каких-либо (физических, магических - всех) умений на этом участке земли на десять секунд от момента активации. Полчаса отката и вовсе заставляли задуматься о том, надо ли оно (заклинание это) магу? Хотя в теории, возможны были какие-то комбинации с выжженной землей и чем-нибудь еще из огневых умений, но досконально скиллы каждого игрового класса Вероника наизусть не знала. Девичья память, как говорится, не способствовала.
   А вот от описания Очищающего Пламени у девушки глаза "загорелись": мгновенное, откат пятнадцать минут, цель - на себя, снимает разом половину здоровья (максимального, а не текущего) и... любые негативные эффекты. Кому-то это умение могло показаться чушью на грани с самоубийством, но любые негативные эффекты - это и стан, и паралич, и окаменение, словом, все то, что невозможно снять с себя дланью очищения, находясь под воздействием (стана, паралича - и так далее). Да, очищающее пламя не всегда применимо, но может и исход боя переломить, если удачно использовать.
   "Хочу", - поставила мысленный "штампик" Вероника, аккуратно подцепив вилочкой кусочек торта.
   Пришел черед Тумана, еще одного "дареного коня", который оказался схож с выжженной землей: тоже аое, тот же радиус, тот же срок действия и даже откат такой же. Но действие почти противоположное: находясь на пятачке, покрытой туманом, призыватель тумана получал усиление силы магии на десять процентов.
   Вероника аж языком поцокала: не ожидала она на такой спелл наткнуться.
   Ну и последним в списке шел Встречный Ветер. Ожидаемо мгновенный в применении, ветер отталкивал от применяющего любое количество целей (в том числе и "дружественных") на два метра. Откат пять минут.
   - Хм, - девушка отставила чашку, отодвинула пустую уже тарелочку, и задумалась.
   С одной стороны, это был шанс выйти из окружения, хоть и сомнительный: два метра - малое расстояние. С другой, если отталкивать именно врагов, а не соратников, и в заранее выставленную трясину - могло получиться нечто путное.
   Туман был хорош всем, кроме ограничения на перемещение из покрытой им области - минус маневренность (ну, еще срок действия и откат подкачали, но это частности). Встречный ветер, ситуативный чуть более, чем полностью, мог спасти (теоретически) от атаки нескольких врагов разом.
   "Что же выбрать?.."
   Мужественно унеся на кухню и убрав в холодильник остатки торта, Вероника выбрала... зал яда. Думы, планы, метания - их можно было отсрочить.
  
   Зал яда оказался комнатушкой, каменным мешком с низким потолком. На потолке то ли росли, то ли были закреплены зеленые светящиеся кристаллы (хоть какое-то разнообразие свечному освещению подгорных пещер), и кристаллы эти помогали разглядеть три высеченных фигуры (по одной на стену, кроме той, что отдана была под вход). Не фрески, роспись не использовалась, только глубокие насечки на каменной поверхности. "Петроглифы*", - вспомнила название девушка. Фигуры напоминали человеческие, но грубая техника исполнения оставляла простор для фантазии.
   А потом из насечек "потек" буро-зеленый дым, превращая каменный мешок в газовую камеру.
   - ...! - сообщила Хэйт разработчикам, что она о них думает.
   По ощущениям - это была самая поганая смерть из всех, испытанных за "шаг познания". Зато по времени - самая быстрая. Ядовитый дым наносил мало урона, зато его (дыма) было много, эффекты "стакались**".
  
   -----------------------------------------------------------
   *Петроглифы (пи́саницы или наска́льные изображе́ния) - высеченные изображения на каменной основе (от др.-греч. Πέτρος - камень и γλυφή - резьба). Могут иметь самую разную тематику - ритуальную, мемориальную, знаковую со всеми возможными взаимопересечениями.
   **От англ. Stack - пачка, стопка, кипа. Применимо к играм, может означать: 1) Полностью забитый слот однотипных предметов в инвентаре; 2) Возможность наложения двух и более однотипных баффов или дебаффов, зачастую с усиливающим эффектом.
   -----------------------------------------------------------
  
   - ...! - продолжала высказываться адептка уже в круге воскрешения. - ...!
   - Зал яда неприятен, но пользу приносит огромную, - по-своему истолковала восклицания пришлой Тариша. - Ты вытерпела и большее, не сходи с пути.
   - Я и не собираюсь, - уверила Хэйт, снова припоминая подводную лодку.
   - Тогда идем.
   Оповещения, полученные за новую мучительную гибель, отличались от "системок" за другие залы. Точнее, достижение-то только названием отличалось (девушка аплодировала составителям переводчика - "Ядожор" называлось достижение), а вот пассивка - и свойствами тоже.
  
   Новая способность Невосприимчивость к яду добавлена!
   Невосприимчивость к яду (пассивное): Урон от ядов природного происхождения (не относится к ядам, производимым/выделяемым монстрами, экстрактам, вытяжкам и любым ядам, созданным при помощи алхимии) уменьшен на 20%. Игнорирование магии земли увеличено на 5%. Возможно дальнейшее улучшение способности.
  
   - Тариша, - решила разъяснить для себя неясные моменты Хэйт. - Я представляю себе природный холод, от которого плохо, как в зале льда, даже жар зала огня могу соотнести с... реальностью. Но зал молний и зал яда для меня - загадка. Разве с чем-то подобным можно столкнуться в природе?
   Области, покрытые льдом, с буранами и вьюгами, вполне могли встретиться в северных локациях - почему нет, ведь есть же Арктика и Антарктика на Земле, аналогии могут существовать и на Тионэе. Вулканы или лавовые реки - примеры природного "пламени" - также реалистичны. О яде и молниях девушка думала, но "синонимичных" условий в природе Тионэи ей найти не удалось (хотя касательно молний воображение и рисовало грозу, но гроз Хэйт не видела в Восхождении - ни разу).
   - Сухие грозы в пустынях и многодневные морские штормы, - тут же опровергла ход мыслей квартеронки Бестия. - Ядовитые испарения болот - Низина Последнего Вздоха тому пример. Залы не дают того, что не может дать Тионэя.
   "Ага, значит, эти природные явления привязаны к областям", - покивала девушка. Теперь все сходилось.
  
   Финальный парад системных сообщений - из трех штук, но вместо привычного оповещения о первом достижении система предложила кое-что новенькое - Хэйт получила спустя двенадцать с лишним часов непрерывной цепочки из агонии и смертей. В некотором роде это был рекорд - по быстроте.
  
   Способность: Невосприимчивость к яду улучшена!
   Невосприимчивость к яду (пассивное): Яды природного происхождения (не относится к ядам, производимым/выделяемым монстрами, экстрактам, вытяжкам и любым ядам, созданным при помощи алхимии) более не действуют на вас. Игнорирование магии земли увеличено на 25%. Достигнут максимальный уровень развития способности.
  
   Прогресс достижения: Ядожор.
   Уровень достижения: 5.
   Познав мощь стихии, вы научились ей сопротивляться. Устойчивость к магии земли увеличилась на 25%!
   При соприкосновении с ядом/ядовитым веществом существует крайне малая вероятность усилить персонажа.
   Награда за получение максимального уровня достижения: том "Дневник Мудреца" (1 шт.), выберите способ доставки: том будет доставлен вам по почте или добавлен в личную банковскую ячейку (невозможно, если персонажем не зарезервирована ячейка в банке).
  
   Выбор предполагалось сделать сразу, оповещение без него не убиралось, а гномий банк был далеко, что плохо стыковалось с любопытством; но уже занесенную руку адептка отдернула. Однажды ей попадалась книжка со схожим названием, книгу можно было применить, выбрав опыт или очки характеристик, но никто не гарантировал, что нынешний том будет таким же. А она тут часто умирает, право, не просить же дроу взять на хранение еще один предмет - и только из-за того, что не сумела сдержать в узде интерес?
   И Хэйт выбрала доставку в личную ячейку.
  
   Титул: Стоик - доступно к активации.
   Пройдя через испытания, с которыми не сравнятся огонь, вода и медные трубы, вы закалились. Расход бодрости на любые действия происходит медленнее на 10%.
  
   Гласило третье сообщение.
   Вообще, ей было обидно: умений не предложили новых, а она успела привыкнуть к этому типу "плюшек", "первого" достижения тоже не дали... Титул, который Хэйт применила тут же - слот под него пустовал, так что не применить было бы глупо - как-то не сказать, чтобы особо впечатлял. Строчка про поглощение ядов вообще была такой "информативной", что вспоминалось изречение Стаса (принадлежащего к миру реальному) о смешении цветов на одном студенческом полотне с композицией: "Без бутылки, желательно литровой и со спиртом, не разберешься".
   И, самое неприятное, чувства "я это сделала" не было. Одна опустошенность.
   - Выход, - скомандовала адептка, осознав, что к новым "шагам" испытаний Бестий сегодня просто не готова.
  
   Вероника отсыпалась, как медведь в зимнюю пору, пока "наглые человечишки" не разбудили ее звонками на мобильный.
   - Эй, сверхновая, ты там к ядру галактики еще не отправилась? - возмутилась вместо приветствий Галка. - Экспедицию на склоны Джомолунгмы за тобой не пора снаряжать?
   - Хорошо, не черная дыра, - сонно отозвалась Вероника. - И тебе здравствуй.
   - Здравствуй, здравствуй, мир прекрасный, ты опять запропала, краса наша юная, неиспорченная!
   - Га-а-аль, - протяжно вздохнула "краса".
   - Я уже тридцать лет, как "Галь"! - рявкнула собеседница. - Живо объясняй, почему не звонишь и не объявляешься?
   - Начало месяца же, я от визита к "милой женщине" отхожу, ты знаешь, как она меня "заряжает" бодростью и человеколюбием, - придумала, как выкрутиться, Вероника. - Плюс меня сверху затопили, возня на мою голову. Многострадальную, между прочим!
   - На выходных чтобы явилась, - непререкаемым тоном сказала Галина. - Иначе я организую тебе многострадальную задницу. И не надейся, что мы забыли про твой день рождения!
   - Надеяться? Я бы не посмела. Ой, второй входящий, кажется про потолок, я перезвоню! - выпалив эту стопроцентную ложь (никакого второго звонка не было), Вероника сбросила вызов.
   И выдохнула с огорченной миной. Она не любила врать. Умела, но не любила. Правдой, на худой конец - умолчанием, можно было добиться большего, но сегодня напористость подруги стала уж очень... утомительной.
   Вероника помнила про день рожденья, только это много лет подряд был семейный праздник - до того момента, пока семьи у нее не стало.
   - Душ, кофе, зарядка, пожрать и гугл, - озвучила она отвлекающий от невеселых мыслей план на "утро" (на часах было пятнадцать с копейками, так что "утро" являлось более, чем условным). - Может, есть хоть капля сведений о "ядожоре", природных и не природных ядах.
   Сведений - ожидаемо, впрочем - в открытом доступе не обнаружилось, посему Вероника принялась размышлять. "Некое усиление, что с малым шансом может свершиться - пока не получу хотя бы раз, не пойму, что это за зверь. Нечего и голову ломать. А про яды... допустим, если Маська соберет корзинку грибочков ядовитых, то в сыром виде они мне, скорее всего, не будут страшны. В приготовленном, думаю, тоже - задействуется кулинария, не алхимия. Ребята потравятся, а я буду есть и нахваливать. Зато если я в порошочек те грибки сотру, да замешаю в настоечку - откину копытца. Ну, если я верно поняла".
   - Придется ставить опыты, - пришла к выводу девушка, и от этого ей стало как-то не по себе. - На родной, любимой тушке. Бр-р...
   Помыв посуду, она направилась к капсуле - в конце концов, интересно же было, что еще заготовили чокнутые и изобретательные дроу!
  
   - Ты сумела меня удивить, пришлая с искрой творца, - высказала Мать Дома Бестий, к которой сразу по появлению в игре отвела квартеронку Тариша. - Прошла через первое сито, сохранив ясный разум, решимость и силы, чтобы идти дальше. Это впечатляет.
   Хэйт склонила голову в знак почтения и благодарности.
   - Теперь, будь ты одною из нас, ты направила бы свои стопы в зал разума, а после - в залы мечей, тонких лезвий, булав, алебард... Тут долгий список, он весь из оружия, коим мы истязаем - и укрепляем - дочерей Дома. Но зал разума недоступен для таких, как ты - пришлых. Это не моя воля, это воля пяти Богов. Что же до шага укрепления - ты в силах пройти его вне стен обители. Тариша расскажет, как. Невместно тратить силы Бестий на то, чего достичь ты можешь и сама.
   Хэйт неуверенно кивнула, понимая, что спорить с этой неписью - себе дороже.
   - Шаг становления - вот, что ныне тебе предстоит. Он будет тебе и наукой, и шансом восполнить часть утраченного. Иди! И не разочаруй меня.
   Тариша коснулась плеча адептки, давая понять, что аудиенция окончена, и им пора уходить из "приемной" Главы Дома. Хэйт не стала перечить, молча последовав за Бестией, привычно идущей впереди и указывающей дорогу.
   "Зал разума - это про ментальные атаки, не иначе, к которым я, благодаря Талисману Забвения, иммунна. Ограничение для игроков, конечно, смущает, но понять можно: тут же не чисто физическое воздействие, а мозги человека и скрипты НПЦ явно различаются".
   - Мать Дома сказала, что ты расскажешь про шаг укрепления, - на всякий случай напомнила Хэйт темноухой.
   - Он несложен, - откликнулась Бестия. - Тебя закрепили бы для неподвижности и истязали одним типом оружия - пока не выработалось бы должное сопротивление. Сталь не стихии - рано или поздно ты сама достигнешь результата, который получила бы в залах. Для ускорения советую сражаться с противниками, вооруженными одним типом оружия. Конечно, речь о тварях, наводнивших Тионэю, не о пришлых.
   "В ПВП не раскачать, но кто бы сомневался".
   Немного радовало, что, по словам дроу судя, прогресс устойчивости накапливаться должен вне зависимости от других действий - игрока или противника. Но, раз ей не выпадало до сих пор такого вида поощрений от системы, дело это небыстрое.
   - Клыки и когти - не оружие, учти, - внесла уточнение Тариша. - Держи.
   Хэйт получила коробочку с иглами, запечатанный пробкой пузырек с прозрачной жидкостью и полую трубку.
   - Игл двенадцать, тварей в зале - десять, - приступила к пояснениям Бестия. - Не больше двух промахов сделаешь - выживешь. Двери откроются сами, когда твари будут умерщвлены. Тут яд, в него обмакивай иглу перед тем, как вставить в трубку. Чтобы игла попала в цель, ее нужно выдуть из трубки. Это просто. Твари в зале - иглоспины, их иглы мы и используем, не забудь собрать и принести мне, если охота будет удачной. Уязвимое место у них только одно - глаза, но достаточно попасть хотя бы в морду, не защищенную иголками, остальное доделает яд.
  
   "Это просто", - звучало в ушах адептки, когда ее фактически втолкнули в обширную пещеру, в которой "паслись" иглоспины.
   - Ежики! - умилилась при виде монстров адептка, но с места в карьер не ринулась.
   Умиление умилением, а с незнакомым "оружием" надо было как-то сладить. И милых сердцу и глазу ежиков - истребить.
   - Окно характеристик.
  
   Герой: Хэйт. Класс: Адепт Тьмы.
   Уровень: 10.
   Здоровье: 2100. Мана: 1130.
   Мудрость: 113. Интеллект: 216.
   Живучесть: 150.
   Сила: 62. Ловкость: 69.
   Атака: 62. Защита: 232.
   Выносливость: 52.
   Стойкость: 18.
  
   Свободно очков для распределения: 75.
  
   Хэйт принялась напрягать память и загибать пальцы, вызвав заодно лог получения характеристик через настройки. Итого, шаг познания дал ей: двадцать четыре пункта к выносливости, восемь к ловкости и - самое шикарное - шестнадцать пунктов к стойкости!
   Теперь даже голышом, без экипировки, показатель защиты выгодно отличался от нуля. А здоровье, благодаря еще и четырем процентам прибавки от "святой доброты" - особого достижения, полученного за кулинарные подвиги в орочьих землях (тут Хэйт поставила "зарубку" на память - выяснить, с изгнанием демонов пропала ли возможность "добить" достижение до "потолка") - и вовсе радовало глаз.
   - Кстати, о достижениях и пассивках, - слегка нахмурила брови адептка и закопалась в меню.
   Фракционные достижения - за уничтожение монстров одной фракции (в списке значились: нежить, оборотни и демоны, на перевертышей и "живых" мертвецов по второму уровню), Хэйт смахнула сразу. Как и четыре последних - за стихии, их она и без напоминаний отлично помнила.
   Дальше был "Возврат утраченных легенд", повышавший репутацию в людских анклавах на 100 и шанс обнаружить редкий, легендарный или мифический предмет на 0.1%. Мимо - хотя кто знает ежиков, вдруг и расщедрятся на лут.
   "Взгляд истины" второго уровня был чуть более полезен: так, Хэйт могла по одному взгляду на иглоспина понять, что он (иглоспин) относится к фракции "животные", уровень у него двадцатый, здоровья - почти как у самой Хэйт, уязвим он к огню, совершенно недоступному для адептки в данный момент времени, и яду, устойчив к дробящему и рубящему оружию (процентов или каких-либо иных цифровых обозначений степени уязвимости и устойчивости не имелось).
   Достижение "Благодетель", с бонусами к репутации и шансам получения сложного или мастерского задания тоже относилось к разряду: "Мимо".
   "Святую доброту" второго уровня Хэйт уже поминала добрым словом; в орочьих же землях полученное достижение "Жнец смерти" с прибавкой к скорости атаки и чтения заклинаний на целый один процент (девушка хмыкнула) могло чуточку, да облегчить ей жизнь.
   Полезен крайне был "Светлый ум", не увеличением денежной награды за задания, а шансом критического удара (плюс два процента).
   И, наконец, "Те, кого нет" - это достижение давало десять пунктов к интеллекту (без заклинаний бесполезных) и два процента к защите от дальних атак.
   В отдельном ряду "полезностей" стояли: титул "Друг города", повышавший все характеристики на пять единиц и постоянный эффект благословения Ашшэа - к тем же характеристикам добавлявший по десятке.
   Разобравшись с достижениями, Хэйт приступила к разбору пассивных умений.
   На первом месте стояла "Удача", добавлявшая десять процентов к шансу крит-удара (адептка вспомнила мороку с Гильдией Воинов, "пугала" и сбитые кулаки, сравнила с испытаниями Бестий и поняла, что там-то была "малина"!).
   Практика владения посохами при отсутствии посоха никакой пользы не несла, как и "Концентрация" - без способности читать заклинания было фиолетово, понижен ли хоть сколько-нибудь шанс на то, что заклинание будет сбито.
   "Красноречие" с "Харизмой" наверняка влияли на общение с дроу, но ежики на их наличие чихать хотели.
   Прекрасная пассивка "Сосредоточенность", полученная в храме Балеона ("Спасибо учителю!" - улыбнулась Хэйт), дающая магический крит шестым умением - при соблюдении сложных, но выполнимых условий - из-за дебаффа "Безмолвие магии" тоже теряла свою значимость.
   Ну и четыре "Невосприимчивости" - их свойства адептка забыть не успела.
   - Итак, ежики, - изрекла по завершению "инвентаризации" умений с достижениями Хэйт. - Вы милые, но мне придется вас поубивать.
   И тщательно, стараясь ничего не упустить, последовала инструкции, озвученной Таришей.
   Иголка, которую Хэйт, нацелившись на ближайшего иглоспина, выдула со всей доступной ей силы, звякнула о каменный пол. В нескольких метрах от монстра.
   - Минус одна, - сощурилась адептка.
   "Это просто!" - повторил в голове девушки голос Бестии.
  
   - Необходимо внести коррективы, - поделилась соображениями с ежиками Хэйт. - Идентификация!
   По уму, это надо было сделать сразу, желательно, еще вне зала, но какая-то муха укусила адептку, чтобы та попытала счастья в "натуральном" процессе убиения. Чтоб - как сказали, так и делать.
   "Дурость была это, чистой воды", - глядя на открывшиеся свойства трубки, констатировала Хэйт. Обычно предметы класса "простое" идентификации не требовали, их свойства были открыты по умолчанию, но тут был другой случай.
  
   Простая духовая трубка.
   Тип: вне типизации.
   Класс: простое.
   Прочность: 40/40.
   Дальность выстрела (используйте специальные иглы подходящего размера) зависит от параметра: Сила (ограничение - 30м).
   Точность попадания зависит от параметра: Ловкость.
   Подходит для использования любому игровому классу.
   Необходимый уровень: 10.
  
   Фунфырик ничего нового не сообщил, он как был "емкостью с ядом огамы", так им и остался. А вот к "усиленным иглам иглоспина" после идентификации добавилась строчка: "При взаимодействии с ядом быстро теряет прочность".
   Иголка, не долетевшая до ежика, уже потемнела, начиная с кончика (спасибо гроздьям светящихся кристаллов, обеспечивающим нормальную видимость).
   - А я-то было понадеялась, что смогу нормально пристреляться, - огорченно вздохнула девушка. - И подобрать итоги "недолетов", ведь быстро поднятое упавшим не считается...
   Даже если милашечные ежики окажутся агро-мобами, добежать и воткнуть иголку с отравой в морду она должна была бы успеть.
   Теперь же все задумки летели ежикам под лапки, и надо было изобретать на ходу новую тактику.
   - Это просто, - передразнивая Таришу, пробормотала адептка, осторожно приближаясь к тому самому иглоспину, которого пыталась застрелить пару минут назад.
   Иглоспин бездействовал, что прибавило девушке смелости - и духа авантюризма. Она приблизилась к ежу ближе, чем изначально намеревалась. Мирно топчущийся у скопления буро-зеленого мха (такие зелено-бурые полянки росли на камнях то тут, то там по всей пещере) ежик вдруг фыркнул, свернулся в клубок, с топорщащимися во все стороны иголками и... выстрелил.
   Залп из острых, жестких, крайне болезненно входящих в плоть иголок застал Хэйт врасплох. Нет, она пыталась увернуться, но этим только сместила область поражения - с груди на плечо и левую руку.
   Адептка спешно отпрыгнула назад - и еж, вмиг успокоившись, обрел снова вид безобидного милахи с глазками-бусинками.
   - Гаццкий... йожег! - коверкая слова, погрозила живности кулаком Хэйт.
   Иглы тем временем исчезли: и те, что впились в кожу пришлой, и те, что пролетели мимо, и даже та, что валялась, чернея, на полу. Надежд пополнить запас иголок тоже не осталось.
   Взгляд на бар хп позволил оценить масштаб повреждений: залп иглоспина, частично ушедший правее (но две трети - примерно - иголок попали в цель) снял триста тридцать единиц здоровья - ошеломительно много для неэлитного моба этого уровня. "Пять залпов, шесть - если частично уклоняться. Седьмого я не переживу. И почему меня не тянет выяснять на практике, как быстро ежик "перезаряжается"?" - покачивая головой, Хэйт достала новую иголку. Она стояла от ежа на расстоянии в шестнадцать метров - метр ближе, и ежик открывал стрельбу.
   - Повторим? - с легким сомнением спросила адептка у монстра.
   Тот, понятное дело, от ответа воздержался - если не считать за таковой еле слышный "фырк", но он мог и примерещиться Хэйт.
   Вторая игла плюхнулась в полутора метрах от иглоспина, поставив вопрос ребром: или лезть под "выстрелы" с голым пузом, или кидать очки характеристик в силу.
   "Почему эти гады постоянно жмотятся на выкладку формул?" - в очередной раз "приласкала" разработчиков девушка. Вот именно здесь и сейчас вопрос формул был особенно актуален, будь в описании трубки цифровое обозначение, как то: 1 силы равняется 0.1 м дальности выстрела, жизнь адептки стала бы много проще. Как и расчет очков, которые нужно вложить в относительно "левый" параметр.
   В конце концов, она решила не жадничать: за залы стихий ей "отсыпали" семьдесят пять свободных очков, их можно было частично разбазарить. До моба игла в последний раз не долетела совсем чуть-чуть - тут Хэйт задумалась: если иголка пролетела приблизительно четырнадцать с половиной метров, при шестидесяти двух очках в силе, то где-то в районе 0.2 м должен давать каждый пункт. В теории, разумеется. Тогда для покрытия недостающих полутора метров ей хватит... восьми единиц.
   Вызвав окно характеристик, адептка не дрогнувшей рукой прибавила восемь очков к силе, согласно вычислениям (больно легким, на ее взгляд, не верилось Хэйт, что ларчик так просто отопрется). И приступила к третьей попытке.
   Игла упала левее морды иглоспина, не долетев совсем немножко, чем подтверждила сразу две теории: о формуле, Хэйт, судя по всему, почти угадала с соотношениями, но не учла некие погрешности - это уже о второй теории, с "ларчиком".
   То, что игла улетела левее цели, адептка тоже подметила, и это был намек на очередное "разграбление запасов" - расход свободных очков характеристик.
   - Легко пришло - легко ушло, - ей вспомнилось высказывание с форума, на которое она наткнулась давным-давно в поисках сведений о добыче речного жемчуга: жадность порождает бедность.
   С одной стороны, оставшихся иголок не хватит на десять иглоспинов - банальная арифметика, чтоб ее; с другой - трястись за каждое вкладываемое в непрофильные параметры очко было... и верно, и неверно, одновременно. Верно - потому что из мелочей и собирается грамотный, боеспособный билд (как по умениям, так и по статам), неверно - потому что время имеет свойство утекать, причем - безвозвратно.
   Жалеть о том, что получила бонусом, "в нагрузку" к достижениям - лучше было, как ей казалось, использовать и забыть.
   Еще десять пунктов ушло в силу, догнав ту до восьмидесяти. И до того же числа подтянула ловкость, потратив на это дело одиннадцать очков. Осталось в "заначке" еще сорок шесть.
   - Попытка четвертая, - насупившись, кивнула сама себе квартеронка.
   Игла просвистела ровнехонько над ежиком, точно над кончиками иголок на загривке. К счастью, иглоспин не счел это действие за повод для контратаки, иначе Хэйт бы вконец осерчала: на Бестий, на разработчиков, на нестандартное оружие, на себя, дуру глупую, влезшую всеми конечностями в то, от чего следовало бежать, ломая ноги - ибо нервы дороже эфемерных "плюшечек"...
   - Это просто, раскудрить твою черешню! - вызверилась Хэйт. - Просто, гидрит твою перекись марганцем!
   Последнее высказывание являлось самым страшным ругательством из "арсенала" ее матери, в молодые годы увлекавшейся химией (вот на почве любви к химии и познакомились мама с папой, но это уже совсем другая история).
   В ловкость улетело еще двадцать очков. Затем и еще шесть. И двадцать оставшихся - в силу. Это было, пожалуй, излишним, но зато ничего "свободного" больше не искушало, а статы выровнялись: сто ровно в силе, сто шесть - в ловкости.
   - И не дай им Ашшэа не окупиться, - отступая на пару метров назад, чтобы скорректировать персонажа по дальности, процедила сквозь зубы злая до чертиков Хэйт.
   "Зато скорость бега и лимит веса повысятся", - успокоительно шепнул внутренний голос. "Нет бесполезных параметров, есть только более и менее значимые под каждый класс, а те очки так и так были дареные".
   Пятая игла попала-таки в цель, вызвав вздох облегчения у адептки. Хотя ежика, несмотря ни на что, было жаль. Умер моб не сразу, он успел даже ответить атакой на атаку, угостив Хэйт новой порцией иголок, но это был финальный аккорд его цифровой жизни - яд оказался быстродействующим. Собрав лут - две "необработанные" иглы иглоспина, значащиеся как материалы для ремесла (без указания - какого именно), Хэйт приблизилась ко второму ежику. С ним рядом топтал мох третий, но не впритык, поэтому девушка решила рискнуть: вынужденно наблюдая за поведением ежиков, она убедилась, что те не были особо подвижными, и ждать, пока животные разойдутся, можно было долго.
   Хэйт "зарядила" шестую иглу.
   "Это просто", - ехидным эхом снова прозвучал в ее ушах голос Бестии.
  
   Бестии, которая на этот раз не встретила ее в круге воскрешения.
   ...Ежики, как подспудно и мыслила Хэйт, оказались существами социальными. Стоило адептке выстрелить в одного ежа (и попасть, но не в мордочку, а в туловище, защищенное иголками), как "жертва" ответила залпом, а соседствующий иглоспин - громким визгом. Хэйт еще успела мысленно схохмить, что теперь знает, как выглядит, фырчит и топает табун ежиков, а затем "табун" показал ей, как слаженно они умеют стрелять иглами - прицельно и результативно, в отличие от напавшей на их сородича пришлой.
   Ее нашпиговали иглами, да так, что любая елка обзавидовалась бы.
   - Я ожидала встретить тебя у дверей зала, - дроу ступала, как всегда, тише мышки, приход ее остался незамеченным для Хэйт.
   Адептка поморщилась.
   - Помню, помню: это просто. Как видишь, Тариша, не для всех.
   Признавать, что она не так хороша, как неписи, проходившие это обучение до нее неоднократно, было неприятно.
   - Сколько игл потратила? - спросила Бестия без тени осуждения (и каких-либо иных эмоций) в голосе.
   - Шесть.
   - А добыла?
   - Две.
   - И тем заработала право вернуться, - чуть заметно склонила голову Тариша, пряча взгляд под ресницами. - Что отрадно.
   Хэйт выпрямилась в полный рост, отряхнула с голых коленок несуществующую пыль.
   - А если б не добыла ни одной, что тогда?
   - Путь оборвался бы.
   "Однако! А предупредить?!" - осталось не озвученным.
   - Ясно. Проводи меня на карниз.
   Ей срочно требовался воздух; не вязкий, пахнущий мхом и сыростью, в ежиной пещере, не неподвижный, с запахом сандала и гвоздики - от свеч, не иначе - пронизывающий бесчисленные переходы. Ей нужен был обычный свежий воздух.
   За пределами горы была ночь. Ночь в Восхождении - скорее очень густые сумерки, но звезды видны.
   Хэйт уселась на голый камень - тут ей не грозило переохлаждение, свесила ноги вниз, а голову запрокинула к небесам.
   - Пи... - открыла было рот объявившаяся фея, но девушка резко вскинула руку.
   - Стоп! Никаких писем, оставь на хранение. И, ради Вселенной, помолчи.
   Феечка сделала круг вокруг хозяйки, затем зависла перед лицом Хэйт, склонив головку и изогнув тельце, так, что стала, хоть и отдаленно, смахивать на вопросительный знак.
   - Почему? - нехотя уточнила адептка, если б не внезапное послушание посланницы - и говорить бы ничего не стала. - Видишь, какая благодать? Гору, небо? Звуки тут излишни, чужеродны. А письма - просто не хочу ничего читать.
   Фея долго и задумчиво глядела на пришлую, затем спикировала на уступ. И уселась, чуть поодаль от Хэйт. Поерзала - видимо, крохе было неудобно, потом подтянула ножки и улеглась на спину, закинув ручонки за голову. Глядя на звезды.
  
   - Заждались? - вопросила адептка, окидывая взглядом пещеру с ежами.
   В голове после передышки прояснилось, эмоции перекипели и сошли на нет. Если вдуматься, идеальное состояние для убийств.
   Ежики, потешные и кроткие с виду зверюшки, топтались на своих местах, включая и того, что с пятой попытки угробила в прошлый визит Хэйт. Реснувшийся за время отсутствия пришлой еж был ближе всех ко входу, поэтому ему не повезло снова. Парочку, на которой недавно так печально все закончилось, она обошла. На третьего моба пришлось потратить пару игл, одна ушла в "молоко", зато вторая вошла в "уязвимую точку", что автоматически означало критический удар. Так, приноравливаясь к своеобразному оружию, девушка обошла всю пещеру, методично изводя семейство иглоспинов (запас игл обновила до тех же двенадцати Бестия, перед дверьми).
   Паре ежей-соседушек улыбнулась удача - на них не хватило игл из-за промахов, так что к ним Хэйт подходила безоружной (трубка без иголок за таковое считалась исключительно формально).
   - Шестнадцать, потратила все, - отчиталась, воскреснув, перед Таришей адептка: ежи не подвели, устроив ей быстрое, хоть и болезненное, перемещение.
   - Лучше, - отозвалась Бестия.
   - Лучше, - согласилась Хэйт.
  
   - Тариша, за все время, что я тут, я видела только тебя и Мать Дома, неужели в обители нет других Бестий? - поинтересовалась адептка по пути к пещере. - Столько места - и никого из числа обитателей.
   Дроу остановилась, и, округлив глаза, повернулась к Хэйт (та впервые видела столь яркую мимику на лице Бестии).
   - Прямо сейчас в обители более сотни старших сестер. Но не думай, что встретишься с ними: если Бестия не хочет, чтобы ее увидели, никто ее не увидит.
   - Невидимость? - в Хэйт взыграло любопытство. - Маскировка?
   На лице дроу отразилось сомнение.
   - Я покажу. Мать, хоть почему-то и верит тебе, возьмет с тебя клятву, потому расскажешь кому-то ты вряд ли. И едва ли рассказу твоему поверят.
   Квартеронке вспомнилось название достижения, полученного, когда она только вошла в обитель: "Те, кого нет". Название твердило: это очень непростые неписи. И Тариша это доказала лишний раз, прямо на глазах изумленной адептки подойдя к стене и... растворившись в ней.
   Гладкая каменная поверхность - Хэйт тут же ощупала место, где дроу слилась со стеной - не имела ни трещин, ни выемок. Спрятаться было негде.
   А потом из стены, будто та была пластилиновой, неспешно вышла женская фигура: сначала выставленные вперед руки, затем все остальное. Фигура поначалу была безликой, цветом и "фактурой" полностью сливаясь с камнем, но когда Тариша вышла полностью, облик ее восстановился.
   "Она от нее, что, отпочковалась?!" - Хэйт снова потрогала стену: камень, как камень.
   - Пока есть камень, пока есть тьма - Ашшэа сокроет своих дочерей, - проговорила Тариша, явно не испытывающая дискомфорта от "слияния" с камнем.
   - А что ты будешь делать в солнечную погоду и в чистом поле? - продолжала допытываться адептка.
   - Укроюсь в траве и дождусь наступления ночи, - легонько приподняла плечи Бестия.
   - А в пустыне? В песок зароешься?
   - Именно.
   "Отнюдь не простые неписи", - Хэйт покачала головой, прикидывая, насколько безопасно для обычных обитателей Тионэи соседство с таким орденом.
   - Спроси Мать, она лучше меня расскажет, как и зачем появились Бестии, - Тариша словно мысли пришлой прочла. - За многие возможности - обильная плата. Если Ашшэа будет угодно - ты станешь одной из нас.
   "Шипастым монстром, растворяющимся в стенках?" - эту мысль Хэйт не стала озвучивать, хватило здравомыслия.
   - Просто шок. Шок и трепет, - пробормотала она, решая, что ей срочно нужна доза "нормальности". - Выход!
  
   Нормальности ей захотелось своевременно: в холодильнике, не считая половины торта, ветер гулял, намекая на скорый визит мышки с веревкой. На дворе, что стало непривычным с некоторых пор, была не ночь, а поздний вечер, но супермаркет работал до двадцати двух, так что за покупками сходить Вероника успела. К продуктам и средствам гигиены затесалась упаковка (рука сама потянулась, а выложить из тележки - не поднялась) широких алых свечей разной высоты, из двенадцати штук. На упаковке значилось: "Свечи рождественские", но Вероника назвала бы их иначе: "Свечи обители Бестий". Похожи были, в самом же деле.
   Кроме того, она еще и побегать успела, хоть и в потемках - ноги полезно разминать не только в фэнтезийном мире.
   После ужина, прикинув за и против, девушка позвонила Галке, договорилась о визите на завтра (вместо выходных). Галя ответила без каверзных вопросов и астрономических эпитетов: "Приезжай". И было в ее голосе что-то такое, что Вероника поняла: приехать надо обязательно.
   То, что продемонстрировала ей Тариша, никак не шло из головы девушки, даже для виртуального мира это было как-то... слишком. А то, что не удается из мыслей изгнать, чаще всего идеально ложится на холст - эту истину Вероника уяснила еще в младших классах, правда, тогда это были картон и гуашь (или бумага и карандаши, а то и просто шариковая ручка и поля тетрадок).
   Темное место в доме имелось - кабинет, в котором она писала лича Годфри. Реквизит в виде свечек был куплен - крайне удачно, прям под вдохновение. Холсты и прочие принадлежности про запас Вероника в доме держала в обязательном порядке, идея - буквально висела в воздухе, требуя воплощения. Даже подсвечники, бронзовые, старинные, тяжелые - такими убивать можно, причем не сильно утруждаясь - и те наличествовали.
   Вышла из кабинета она на рассвете, выжатая, как лимон. Картина и потушенные свечи остались внутри. На холсте с подсыхающей краской выходила из гладкой цельнокаменной стены дроу, прекрасная и отталкивающая одновременно. Фигура ее была наклонена вперед, одна ступня еще соприкасалась с плоскостью стены; снизу, по талию дроу была "каменная", выше, с неровным переходом, камень уступал место темно-пепельной коже. Алые свечи и шипы, покрывающие одеяние дроу (нижняя половина красовалась шипами каменными), вместе создавали острые, ломаные, пугающие тени. В зрачках дроу плясали язычки пламени.
   Из выставленных перед собой ладоней выступали шипы - каменные, Вероника позволила разгулу фантазии видоизменить увиденное.
   Это - художница знала наверняка - была лучшая ее работа. По сию сторону реальности.
  
   - У Лешки любовница, - ровным голосом, как если бы говорили они о погоде, выдала Галя.
   После ухи из семги (во всем, что касалось рыбных блюд, Галка была неотразима) и хрустящей домашней булочки, на выдраенной до блеска кухне в светлых тонах, это предложение из уст хозяйки прозвучало, как набат в бальной зале - неожиданно, резко, не к месту и времени.
   - С чего ты взяла? - недоверие и удивление в вопросе Вероники смешались в равных долях: Лешка, насколько его знала девушка, не пустился бы в загул - не тот характер, а Галка не стала бы выдвигать таких обвинений на ровном месте.
   Подруга потерла виски кончиками пальцев, смежив веки.
   - Астрологи объявили неделю воздержания, - тем же ровным голосом выговорила Галина, заставив Веронику поперхнуться зеленым чаем. - Вчера. И мне нужно было срочно сходить в аптеку. После родов цикл гуляет, я не успела подготовиться.
   - Мне точно надо эти подробности... - попыталась избежать темы, которая напрягала Веронику и была совершенно естественной для Галки.
   "Знать", - осталось непроизнесенным.
   - Слушай! - Галя хлопнула ладонью по столу, напомнив на мгновение гостье Главу Дома Бестий, затем продолжила спокойным тоном. - Было восемь вечера, муж задерживался - как я полагала, на работе, Леська спала. Ближайшая круглосуточная аптека - через проспект, я решила быстро сходить, пока дитя дрыхнет. Лешка на звонки не отвечал, и когда он вернется, я понятия не имела. Возле дома стояла наша ласточка - а я точно помню, что муж собирался на работу на машине, утром он искал ключи от нее. А когда я выходила из аптеки, увидела и самого мужа, он шел с противоположной от метро, да и от работы, стороны, с пустыми руками - то есть, машина стояла под окнами не потому, что он заходил в магазин - и довольной физиономией.
   Вероника, медленно переваривая услышанное, произнесла единственное, что пришло в голову:
   - И?..
   - И то, что когда мы встретились дома - на улице он меня не заметил, а я не стала подходить - я спросила: "Лешенька, ты чего опять так поздно-то?" - и Лешенька ответил, что на работе был завал. Завал. На работе.
   Рука Гали дернулась, опрокидывая чашку с недопитым чаем. Жидкость полилась, пропитывая скатерть и давая Галке повод вскочить, отвернуться от гостьи. И почти незаметно хлюпнуть носом.
   "Друг, твой маленький секрет таки вышел тебе боком", - Вероника вздохнула.
   - Ты с ним говорила?
   - А толку? Чтобы он мне врал в глаза? - подруга замельтешила по кухне, переставляя все со стола, чтобы снять с него мокрую скатерть. - Или чтобы со скандалом подать на развод?
   - Чтобы не сходить с ума, - тихо сказала гостья.
   "Я могу прямо сейчас ее успокоить. Игры - это не измена, с этим можно жить, проверено. Лешке не надо будет скрываться, а Галка перестанет психовать"...
   - Галь, поговори с мужем, - вымученным голосом выговорила Вероника. - Я не специалист по отношениям, но накрепко запомнила мамин совет: все беды в браке от недомолвок, если есть, что сказать - говорите. Ты хоть раз подумала, что у него могут быть другие причины, кроме романа на стороне, чтобы быть довольным? Нет? Так подумай!
   "Зараза ты, Леха!" - укоризненно покачала головой Вероника, адресуя жест отсутствующему хозяину дома.
   А едва выйдя за порог (Леся, проснувшись, ускорила этот процесс), вызвонила друга, чтобы "обрадовать" новостью:
   - Галя думает, что у тебя кто-то есть. Она видела тебя там, где видеть не должна была.
   В непечатных выражениях Леша обозначил недовольство свершившимся фактом, тут же извинившись за несдержанность. Поблагодарил: за звонок и за то, что она ничего не сказала о его "игровой зависимости" Галине. Поскольку проштрафился он, объясняться с женой тоже ему, без посредников.
   - Не за что, - ответила Вероника и сбросила вызов.
   Эту черту характера друга она уважала - за свои ошибки он всегда был готов ответить. Другой вопрос, стоило ли доводить до этого, но тут уж была территория, на которую Вероника не имела ни доступа, ни влияния. Иными словами - дело было семейное. Исключительно.
   Был и плюс: Галка, сама себе придумавшая трагедию, похоже, забыла про ее, Вероники, день рождения.
   "Вот она, нормальность, как по заказу, хватило?" - с ехидцей спросил внутренний голос. Вероника поежилась, несмотря на теплую погоду - хватило.
  
   Ежики, явно заждавшиеся отправки на тот свет, появлению адептки если и обрадовались, то не показав вида - зато убивались не в пример прошлому разу беспроблемно.
   "Навострилась", - с мрачным удовлетворением подумала Хэйт.
   Тариша, встретившая подопечную у выхода (а не у круга воскрешения, в кои-то веки), кивнула, принимая набитые иглы.
   И выдала коробку с сотней игл укрепленных.
   - Это же на целое поголовье! - ужаснулась адептка.
   - Мы содержим иглоспинов ради игл, - на свой лад истолковала возглас пришлой Бестия. - Тебе достаточно убить эту сотню, я на своем пути уничтожила более тысячи.
   - Хм? - пояснение дроу ничего не сказало Хэйт.
   - Ты ведь ближе к магии, чем к клинку, поэтому шаг становления даст тебе меньше, чем дал бы, будь ты, скажем, избранницей меча.
   "Дорогое мироздание, пошли мне, пожалуйста, толковый словарь для закрученных фразочек неписей! Я ни шиша же не понимаю через раз", - скривилась адептка, но коробку приняла.
   Опять же, с ежиков неплохо капали проценты опыта - разница в уровнях сказывалась, можно было отбить хотя бы часть потерянного в залах стихий.
   В новой - обширной, не сравнимой с предыдущим каменным закутком - ежиной пещере Хэйт попробовала вызвать Геро, детеныша гидры. Вызов питомца не относился к заклинаниям, скорее, он ближе был к системным командам, так что появление зеленого чешуйчатого чуда не вызвало удивления.
   Мысль с вызовом возникла еще в прошлый раз, но не хотелось, чтобы питомца убили - свитки воскрешения для питомцев, вместе с прочими вещами адептки, хранились у Тариши. Так что сначала Хэйт убедилась, что побиение ежей более не составляет трудностей, а уже потом призвала питомца - на прокачку.
   После всех приключений в орочьих степях и крепях уровень у зеленого змия был аж семнадцатый - он теперь был "старше" хозяйки. Хэйт пробежалась взглядом по статам животинки: живучесть сорок пять, сила двадцать семь, семь - мудрость, шесть - интеллект. Пять - ловкость.
   - Тупой, неповоротливый, живучий. Не совсем слабак, - подвела черту под увиденным девушка.
   Кроме умений, уже известных владелице ("кислотная кровь" и "толстокожесть"), открылось и по каким-то причинам осталось доселе незамеченным третье умение пета: регенерация, не "лечилка", растянутая на несколько "тиков", как у адептки, а пассивное (уже в третий раз), ускоряющее естественное восстановление хп питомца на пять единиц в секунду. Казалось бы - мелочь, но если умение разовьется, будет у нее самоотлечивающаяся животинка, еще б запас здоровья побольше - и можно вообще за жизнь питомца не волноваться.
   Приказав детенышу гидры держаться сзади, Хэйт направилась на "выкос" ежиков в количестве ста голов. Ежиков, держащихся рядом, она обходила - опыт с "табуном" не прошел даром, так что истребление вышло монотонным. До оповещения:
  
   Новая способность: Рука смерти добавлена!
   Рука смерти (пассивное): урон при применении внетипового оружия возрастает на 10%. Дальнейшее улучшение способности невозможно.
  
   Оповещение, лаконичное и понятное, придало, пусть и с запозданием, смысл "геноциду". Оружие, у которого в графе тип указано "вне типизации", будет наносить больше урона. Наверняка в списке такого оружия не только иголки. И понятнее стали слова Тариши "ближе к магии, чем к клинку": выбери Хэйт направлением стиля боя не мистика, а воина, пассивка бы улучшалась.
   Не очень очевидна была полезность умения в дальнейшем, все же не собиралась Хэйт заменять посох и магию на духовую трубку и какие-нибудь сюрикены, но - в хозяйстве пригодится все.
   - Пусть будет, - пожала плечами адептка и вернулась к прерванному занятию - добиванию остатков иглоспинов.
   С последним ежиком (пока она была в зале, убитые мобы не респились) получил новый уровень Геро. Хэйт же дотянула до пятнадцатого, впрочем, ее не смущал низкий уровень. Хотя непроученных "касаний", доступ к которым открывался на двадцать пятом уровне, было жаль - упущенные возможности всегда обидны. Повысились в боях сила и ловкость (и ничего, кроме этих, не самых, прямо скажем, важных для мистика, характеристик) на шесть пунктов каждая.
   Но в целом шаг становления выглядел значительно менее полезным, чем шаг познания. Хотя, после пережитых в стихийных залах ужасов, часть испытаний с ежиными пещерами казалась курортной зоной.
   Хэйт отозвала Геро и вышла из зала, навстречу сияющей ("Это точно та дроу, с которой я имела дело все это время?!" - усомнилась адептка) Тарише.
   - Мать Дома Бестий ждет!
   "Она так восторженно реагирует, потому что следующим шагом мне уготовлена какая-то феерическая пакость?"
   На все расспросы Бестия, разумеется, реагировала фразой-шаблоном: "Ты все узнаешь от Главы Дома", но блеск в ее глазах (Хэйт шла в этот раз не позади ушастой, а вровень с нею, ширина коридоров позволяла) подсказывал квартеронке - что-то будет. Что-то такое, от чего людям с развитым инстинктом самосохранения захотелось бы бежать быстрее ветра.
   Увы, этого свойства адептке недоставало, от чего (тут она не могла не вспомнить знаковое изречение, в равной степени принадлежащее Монку и Маське, о желаниях) вечно страдала... да-да, именно. Задница.
  
   - За шагом становления в испытаниях издревле следует шаг искушения, - Глава Дома Бестий завела разговор издалека. - А после - шаг взаимодействия, который испытуемая проходит вместе с наставницей.
   Дроу наградила тяжелым взглядом поочередно и Таришу, и Хэйт.
   - Никто не ждал, что ты, никчемная пришлая, пройдешь так далеко. Я тоже не ждала. Хранила веру в твои силы одна Тариша. Впрочем, она юна и по младости ей не дано было стать наставницей, и потому надежды ее объяснимы.
   "Она и правда за меня болела", - это открытие заставило Хэйт по-новому взглянуть на Бестию, проведшую с ней столько дней.
   - Я готовила Таришу к миссии, успех которой важен. Лично для меня. И так сложилось, что срок исполнения миссии настал. Наставница и испытуемая не должны разлучаться, покуда последняя идет по пути боли, страданий и ужаса. Приняв тебя, как одну из дочерей Дома Бестий, я пошла против собственных правил, отойду от них еще один раз. Шаг искушения и шаг взаимодействия для тебя сольются в один.
   Глаза Тариши загорелись так ярко, что в свечении могли уже спорить со свечками.
   - Последняя гора в гряде, под которой расположена обитель - спящий вулкан, - Мать Дома перешла к конкретике, и она (конкретика) совершенно не понравилась Хэйт, с самого первого предложения, о вулкане. - Реки подземного пламени поднимаются и клокочут, ища выхода, но моих сил хватает, чтобы перенаправить их русла. Однако жар в его жерле таков, что привлек лавового дракона, точнее, драконицу. Во всем мире их не более дюжины, и сильны они невероятно; им не страшны ни магия, ни стрелы, только клинок из эргиума может нанести рану лавовому дракону.
   "Каюк котенку... то есть, мне", - с каждым словом неписи адептке плохело и плохело.
   - Драконица облюбовала жерло вулкана, чтобы высидеть яйцо. Убить взрослого дракона сложно, а приручить - нереально, но с новорожденным драконом все иначе.
   Глава Дома Бестий вздохнула.
   - Светлый Лес стал слишком дерзким в последние годы, а мне не хотелось бы проливать кровь дочерей там, где можно обойтись демонстрацией силы. Миссия Тариши заключается в том, чтобы добыть и доставить в обитель яйцо лавового дракона. Ты пойдешь с ней.
   "Правильно, чтобы скормить меня "мамочке", ни на что другое я не гожусь", - Хэйт закатила глаза.
   - О! - заметила состояние пришлой НПЦ. - Ты же не думаешь, что я отправила бы дочь Дома сражаться один на один с драконицей, которая испепелит любого, кто дерзнет приблизиться к ее кладке? Я не выжила из ума. Драконица улетит. Но времени на то, чтобы забрать яйцо и покинуть вулкан, у вас будет очень, очень мало.
  
   Они с Таришей уже долго шли сквозь толщу гор, подконтрольных ордену, а в ушах Хэйт все стояли наставления Матери Дома Бестий.
   "Если случится так, что ты, пришлая, погибнешь, но дочь моя сумеет завершить миссию, оба шага зачтутся тебе. Но я верю, что Тариша сумеет защитить тебя от всего, что встретится вам на пути, разве что от глупости, свойственной пришлым, не убережет".
   Сама Хэйт предпочитала называть это "жаждой приключений", но тут - сколько людей (или нелюдей), столько и мнений.
   "В случае же гибели Тариши тебе, якобы бессмертной, лучше перестать существовать под небом Тионэи. Ибо бессмертие твое прекратит тебя радовать".
   Это предупреждение, сделанное будничным тоном, вызвало у адептки встречный, вполне рациональный вопрос: "А что я без умений смогу сделать, если Тарише будет грозить опасность?"
   "Дельно сказано", - похвалила ее Мать, взмахом руки вызвав системку - об отмене дебаффа "безмолвие магии". Тогда же Хэйт вернули всю ее экипировку - от и до, все предметы, которые перед началом "пути" ее заставили сдать на хранение.
   И сразу, не дав обрадоваться раньше времени, Глава Дома Бестий показала, что, раздавая одной рукой подарки, второй - неизменно отбирает что-то важное. Правда, под вторую руку подвернулась Тариша, а не Хэйт. "Испытание не будет испытанием, если все тяготы лягут на плечи наставницы. Умения, все, кроме двух, кои нельзя заблокировать, больше дочери моей неподвластны - до самого возвращения. Все, ступайте, остальное Тарише известно".
   Тариша, повернувшись лицом к Хэйт, произнесла: "Отряд", - и вокруг адептки закружил хоровод оповещений. Первым прилетело приглашение на вступление в группу с неигровым персонажем, адептка его приняла. Вторым - предупреждение о разнице в уровнях между участниками группы, в числовом выражении - более двухсот. Третьим: что-то про обязательный штраф на опыт, что-то про разрешение на совместное прохождение задания (ага, без выдачи задания, парадокс); это Хэйт закрыла, пробежавшись по диагонали по тексту. Четвертым - про опыт, получаемый за личное убиение монстров, он должен был поступать в полном объеме, тогда как мобы, убитые лидером группы (Таришей), не будут давать ничего (исключение, отдельным оповещением: если часть урона нанесена адепткой, опыт будет начисляться по соотношению урона).
   "К черту казуистику, мы в логово дракона идем не чешуйки его пересчитывать", - Хэйт разом смахнула все оповещения. Похоже, воодушевление Тариши каким-то образом передалось и ей.
   Вне обители адептка уточнила, что же за умения, которые остались у ее попутчицы, и получила ответ в стиле дроу: "Одно ты видела, второе, надеюсь, увидеть тебе не придется".
   Проглотив это невнятное предложение, Хэйт не стала сдаваться. Идти туда, не знаю куда и как - это было не самым любимым времяпровождением девушки.
   - Почему мы топаем на своих двух, вы же пользуетесь порталами? - первым делом, покуда ничего опасного не встретилось, Хэйт начала задавать наводящие вопросы.
   - Драконы чуют сильную магию. Твоя - это пшик, не заметнее перемены ветра, а открытие врат обеспокоит драконицу.
   "За пшик - отдельное спасибо", - криво усмехнулась адептка и продолжила допрос.
   - Хочешь сказать, соседство с обителью Бестий ее не тревожит, а один разнесчастный портал - испугает?
   - Мать приказала не объявляться никому из нас на той стороне гряды. Всю обитель Глава Дома закрывает экраном силы, поэтому драконица, скорее всего, даже не догадывается о том, что мы рядом.
   "Сильна, Мать, сильна!" - Хэйт прищелкнула языком. Непись, экранирующая гору с сотней других НПЦ, перенаправляющая русла лавовых потоков - заслуживала уважения.
   - И к чему такие сложности? - с темноухими всегда так: пока не вгрызешься в них так, чтобы внятным языком объяснили, что, зачем и почему, ничего из них не вытрясешь.
   - Чтобы драконица была уверена в безопасности для кладки, - похоже, удалось Таришу довести до нужной кондиции. - Зверье к жерлу не подойдет, жар отпугивает. Опасны только двуногие хищники, но их, по наказу Матери, драконица не видела с тех пор, как поселилась на горе. Только так она оставит яйцо без присмотра.
   - А сделает она это почему?..
   Дроу резко остановилась, обернувшись, незаметным глазу движением подвела ряд шипов на наручах под горло адептки.
   - Через пять шагов мы пересечем границу обители, и там, из-за приказа Матери, может встретиться нам что угодно. На голоса твари примчатся со всей сети подземных туннелей. Мне дозволено убить тебя, пришлая, если ты будешь мешать исполнению миссии. Поэтому сейчас я отвечу на один, последний, вопрос, и дальше мы идем в тишине - или же я иду одна.
   "И это еще реакция самой дружелюбной из всех встреченных мне дроу. Видимо, другая пришибла бы на месте", - вздохнула Хэйт.
   - Так почему она должна улететь? - понизив голос, повторила вопрос квартеронка.
   Нельзя с темными показывать слабину, да и любопытство требовало удовлетворения.
   - Мои сестры по сигналу - я подам его, добравшись до условленного места - атакуют пару драконицы. Ничего, кроме призыва раненого дракона, не заставит ее покинуть кладку. Я ответила - и теперь, Ашшэа тебя храни, молчи, если хочешь пройти этот путь до конца.
   Хэйт ответила прямым, как лезвие рыцарского меча, взглядом. Преувеличенно медленно - в процессе шипы под горлом исчезли, Тариша отвела руку - кивнула.
   - Хорошо. Постарайся издавать как можно меньше шума, в бою держись позади меня, по левую руку. И да пребудет с нами воля Матери и милость Ашшэа.
  
   Предупреждение Тариши о бесчисленных тварях получило подтверждение очень скоро. На развилке туннелей их встретили - тихим стрекотом и алчущими крови взглядами красных глаз. Бестия указала подопечной на свое левое плечо; Хэйт кивнула, занимая позицию и активируя ауры: мужества, стойкости, гнева. Приснопамятным покойным ежикам понятно было, что отвечать на реверансы от "комиссии по встрече" будет, в основном, дроу, так что упор в аурах - на усиление физической атаки и шанс физического же крита, а стойкость - это из серии "лучше перебдеть, чем недобдеть", вдруг кто-то прорвется через "линию фронта" в лице Тариши...
   Тем временем Бестия достала меч (из темного металла, недлинный, с одним лезвием), но направлять его на врагов не стала. Вместо этого Тариша свободной от оружия рукой... поманила тварей к себе.
   Это мгновение впечаталось в память Хэйт намертво: спина дроу идеально ровная, левая нога отставлена назад, правая чуть вперед и согнута в колене; рука с клинком - кажется расслабленной, она отведена немного в сторону, и левая, выпростанная вперед в манящем жесте. Самый любопытный из стрекотавших монстров высунулся на молчаливый призыв (от вида его адептку передернуло: прямоходящий "кузнечик" ростом с человека). Движения дроу Хэйт не уловила: вот только что она стояла с рукою, протянутой к монстрам, а вот уже пальцы этой руки сжимают темное острие, выдернутое из прически (косички черным водопадом обрушиваются на спину Бестии), вот - клинок (шпилька?..) рассекает воздух, вонзаясь в зеленую голову, ровнехонько между глаз.
   "Кузнечик" (или, по игровой подсказке - "тетт", странное название для монстра) еще падал, а через него - и по нему - уже лезли, толкаясь, "собратья".
   Бестия из мнимо-расслабленной превратилась в молнию - разящую, неистовую, неукротимую. Каждый короткий замах меча уносил одну жизнь, каждый взмах волосами ("волчок" - мысленно назвала движение Бестии Хэйт) скашивал сразу нескольких тварей. Каждая косица, теперь адептка это видела, заканчивалась металлической треугольной пластиной, вероятно, "треугольнички" были не простые. Приблизившихся чересчур близко дроу встречала шипами на левом запястье, а те, что дотягивались длинными конечностями до иных частей тела, либо встречались с шипами, либо еще раньше тех конечностей лишались - Тариша была нечеловечески быстра. Шпилька, пронзившая голову первого из павших в этой неравной битве (жатве, это слово, по мнению Хэйт, было ближе к действительности), секунд через пятнадцать с начала боя снова оказалась в левой ладони дроу (как - этого адептка не поняла), и в следующий миг она уже летела вглубь прохода, по которому прибывали монстры.
   Твари и не думали кончаться. Прежде, чем труп монстра обратится в клубок дыма с лутом, труп - то есть, тело, должно упасть. Тела теттов не успевали. Им подобные проламывали себе путь сквозь останки сородичей, навстречу одушевленной смерти в лице Бестии.
   Монстры продолжали прибывать, и то один, то другой, ухитрялись перед гибелью царапнуть дроу, несмотря на скорость и гибкость оной (Тариша, уворачиваясь от ударов, вертелась и гнулась так, как человек гнуться просто не может). Атаки "кузнечиков", в случае успешного прохождения, накидывали на Бестию кровотечение (оперативно снимаемое адепткой при помощи длани очищения) и снимали здоровье. Хэйт, не имеющая привычки участвовать в бою в качестве мебели, сосредоточилась на исцелении дроу, по методу старца из ордена Балеона: каст - пауза на несколько "капель"-секунд, шестое наложение заклинания - критическое.
   Тетты, лезущие без остановки, были от сотого уровня и выше, и, вместо тщетных попыток набить опыта (твари, убиваемые Таришей, согласно системному предупреждению, адептке не давали ничего), Хэйт сконцентрировала все внимание на наставнице. Живая, не истекающая кровью, Тариша являлась ключом к успешному прохождению двух шагов испытания, а также - неписью, поддерживавшей адептку в трудные минуты; их - минут - не одна и не две выпало, когда пришлая пыталась покорить залы четырех стихий...
   Все это означало, что будь тварей хоть миллион - Тариша обязана выйти из этой мясорубки живой и здоровой. И Хэйт, со своей стороны, готова была приложить к этому все усилия.
   Нашествие теттов закончилось одномоментно, по громкому стрекоту из темноты; те, что еще были живы, ринулись обратно в проход, новых из туннелей больше не выскакивало.
   "Фу-у-ух, отбились", - мысленно (вслух не рискнула, после красочного пояснения Бестии, что так делать не нужно) возликовала адептка, примерившая на себя шкурку "чистого" лекаря.
   - Плохо, - положила конец ликованию дроу.
   - Они же ушли? - шепотом и не без робости спросила Хэйт.
   - Ушли на зов праматери. В тот коридор, который нам нужен.
   - Обойти? - нахмурилась квартеронка.
   - Второй проход ведет к недрам гор, оканчивается тупиком. Возвращаться, чтобы делать крюк, долго. Нужно выйти к озеру лавы не позднее рассвета второго дня.
   - Ты их столько порешила, - с искренним восхищением сказала Хэйт. - Что они могли попросту сбежать.
   - Нет, - Тариша с видом абсолютной отрешенности собрала рассыпанные по спине волосы в прежнюю прическу, закрепив их смертоносной шпилькой. - Тетты, аррихи, ящеры сиили - твари, заполонившие свободные пещеры гор, не знают страха. Увести их может только праматерь, которая сильнее всех своих потомков, но они никогда не уходят совсем, выбирая удобное место и время для новой атаки. Тетты - тупы, как мох или пыль, но праматерь хитра и изворотлива. Будет ловушка. И, думаю, сама праматерь. Она должна отомстить за своих детей.
   "Местечковый мини-босс? Тариша без умений, мое лечение слабовато против босса", - озадачилась Хэйт.
   - Будь я одна, миновала бы переходы, пройдя эту часть пути в камне, - продолжила Бестия. - Но тебе недоступен дар Ашшэа, потому придется сразиться. Я никогда прежде не сталкивалась с праматерью теттов, и не знаю ее способностей. Лучше будет, если дальше я пойду одна. И, если одолею праматерь, вернусь за тобой.
   "Фигушки", - мигом сформулировала ответ Хэйт, правда, вслух ограничилась более понятным для дроу.
   - Не пойдет.
   "Если ты умрешь, а я выживу, Бестии навечно раскрасят для меня небо во все оттенки красного, если не сказать - кровавого, это мне дали понять недвусмысленно. Так что, если уж умирать - то вместе".
   - Твоя воля, - пришлая удостоилась кивка. - Идем.
  
   Тариша права оказалась во всем: и в том, что тетты их в покое не оставят, а будут поджидать далее по пути их с адепткой следования; и в том, что нападут во второй раз не открыто, а организуют подобие засады; и даже в месте (это уже дроу по пути обговорила), где они засаду эту устроят: в округлом зале, предваряющем очередную развилку.
   И в том, что праматерь явится не сразу, позволив еще один акт отыграть своим "деткам".
   Кристаллов в коридорах, по мере удаления от обители Бестий, становилось все меньше и меньше, о свечах и речи не шло - они остались в "обихоженной" части горы. В пещере же, где засели (и залегли, и зависли - все в прямом смысле) "кузнечики", кристаллов было совсем чуть, и света они давали настолько мало, что Хэйт задумалась об активации "света во мгле". Но тут же передумала: кто знает, как отреагируют на яркий свет подземные твари (угу, обрадуются, на радостях полезут обниматься, и хиленькая квартеронка пятнадцатого уровня объятий не переживет), а успеет ли в случае чего спасти "котенка", то бишь, хиленькую квартеронку, дроу - вилами по воде писано. Бестия с тьмою на "ты", едва ли ей мрак помеха, а самой Хэйт освещения для активации пиктограммы с лечением хватит.
   Дроу за десяток метров до пещеры остановила подопечную, жестами приказав стоять и ждать. Чего ждать и сколько - жестикуляция Тариши не передала, так что Хэйт решила к исполнению указания подойти... с вольностью. Интересно же!
   Рванула по туннелю Бестия с такой скоростью, что адептка моргнуть не успела, зато успела подумать, что знает теперь, как "вживую" выглядит "размазывание" персонажа при движении из-за быстроты. Прошло секунд десять, бар здоровья Тариши, видимый в группе, еле заметно дрогнул в сторону уменьшения, и это Хэйт решила считать за знак. Знак того, что пассивное ожидание кончилось.
   Подойдя, девушка замерла на границе туннеля и округлого зала, в центре которого кружилась в безумном безудержном вихре-танце дроу. Вокруг нее падали тела, и вспыхивали с еле заметным отсветом дымные сферы, и место павших занимали новые твари... Теттов была тьма, сами стены, казалось, шевелились, монстры напирали из двух проходов, которыми с противоположной от Хэйт стороны оканчивалась пещера.
   Заметив пришлую, Тариша ускорила темп, прорываясь с боем к адептке. Сражалась Бестия так, что Хэйт глаз не могла отвести - настолько это было красиво. Смертоносно. Совершенно.
   Конечности, волосы, корпус, пальцы на левой, свободной, руке, все задействовалось в битве. Адептка, подивившаяся не так давно короткости клинка, поняла теперь: меч являлся дополнением, одной из частей орудия смерти - Бестии, и длина его (меча) была не важна. Не было трюкачества, киношного бега по стенам и потолку, но стремительное изящество схватки приковывало к месту. И это - в едва освещенном помещении, когда и половины действа зафиксировать взглядом не удавалось!
   Красоту боя в тенях нарушили шорох и стрекот. Хэйт по звуку вскинула взгляд, чтобы сразу же, плюнув на возможные последствия, вскрикнуть:
   - Сверху! - предупреждая Таришу.
   Дроу разметала ближайших врагов, но на того, что падал на нее с потолка, не хватало замаха, меч застрял в сочленении лапы одного из монстров; она выгнулась в "мостик", приняв "летуна" на шипы, а затем, распрямившись, вогнала в зеленую грудь шпильку, так своевременно вернувшуюся в ладонь.
   Вскрик не прошел для адептки даром: часть подземных "кузнечиков" отвернулась от близкой, но опасной цели - Бестии - и ринулась к пришлой. Наверное, в другой ситуации Хэйт испугалась бы, но выплеск адреналина в кровь (или виртуального "заменителя", ей тогда было все равно) не позволил испугу прорваться. Руки - не голова - сделали все за нее. Открыть инвентарь, убрать посох, достать коробку с новыми иглами (запас обновила Тариша перед уходом из обители, Хэйт еще плечами пожала тогда: мол, зачем?), взять одну, обмакнуть в яд, флакон с коим уже в левой ладони, заменить флакон на трубку, вставить иголку, выдуть...
   И попасть в глаз, светящийся краснотой.
   Движения с иголкой и трубкой отняли пару секунд - их хватило Тарише, чтобы покрошить "кузнечиков", переменивших цель, в зеленый салат. Кроме одного, самого прыткого. С ним и справилась - на одних рефлексах, и когда только выдрессировалась? - Хэйт.
   Дроу, убедившись в целости опекаемой, крутанулась - навстречу наседающим "задним рядам".
   Адептка же, воспользовавшись паузой между активациями лечения (игла и трубка уже уступили место посоху), вызвала лог боя. Попадание в уязвимую точку - критический удар, урон от яда, опыта (со списком штрафов) ровно на уровень.
   Когда кончились обычные тетты, а праматерь еще не явилась мстить за неудачливых "отроков", Хэйт позволила себе грустный вздох и еле различимый шепот:
   - Моя экспа! Мой лут!..
   С полчища павших "кузнечиков", выцепляй она хотя бы каждого двадцатого, Хэйт не только отбила бы утраченное в стихийных залах, но и дотянула бы уровня до тридцатого - если не больше. Одно только "но" - попадание не в уязвимую точку, скорее всего, дало бы не опыт, а разозленного монстра, Тариша же - не палочка-выручалочка, могла и не успеть со спасением. С сослагательными наклонениями история не дружит, зато круг воскрешения всегда им рад.
   С лутом было того грустнее: то ли разница в уровнях между Бестией и мобами, то ли из-за того, что убивавшая их была неписью, в дымных сферах - это еще после прошлого боя выяснилось - ничего не было. Вообще ничего, даже какого-нибудь мусора вроде "перепонки с правого надкрылья", которое сдать можно было бы только в магазин.
   - Испугалась? - дроу или не расслышала, или не поняла пришлую. - Праматерь не зли, даже для спасения моей жизни. Прогонять тебя, как я вижу, бессмысленно.
   Громкий, неприятный слуху, стрекот подтвердил, что без "кузнечиковой матушки" не обойдется.
   - Придется тебе это увидеть, - леденящим голосом проговорила Бестия, убирая в волосы шпильку, а в "пространственный карман" (так местные называли инвентарь) меч.
   И начала меняться.
  
   Кожа покрылась чешуей, черной и блестящей, кончики пальцев украсились длинными когтями, радужку глаз затопило алое сияние, постепенно захватив и белок. Красноглазый чешуйчатый монстр, недавно бывшей Таришей, колкой в общении, но вполне человекоподобной неписью расы дроу, тряхнул головою и... зашипел.
   На шипение ответили стрекотом, а затем из темной арки туннеля показались длинные темно-зеленые конечности, напрягшиеся, заскребшие по камню, чтобы втянуть за собой в пещеру туловище: огромное, неповоротливое, с раздутым до бочкообразности брюхом.
   Хэйт вжалась в стенку, тщась в ней и раствориться, как давеча это проделывала Тариша. Спроси у нее кто в ту минуту, кто страшнее: жирная тварь с длинными подвижными лапами или помесь девушки с ящером (прежним в облике Бестии остались лишь волосы и губы, да еще фигура), адептка не нашлась бы с ответом.
   Обе ужасали.
   Обе являлись... монстрами, способными размозжить черепушку глупой пришлой, невесть зачем влезшей в столкновение двух тварюг, в мгновение ока.
   Обе доказывали - одним своим существованием - что Восхождение многограннее, чем кажется на первый (и второй, и третий) взгляд.
   Можно прокачаться до двухсотого уровня, собрать по крутому комплекту снаряжения и бижутерии, изучить все доступные умения и професии, заполучить оружие мифического класса - и все равно не познать и сотой доли того, что может явить игра. Или, если забыть на секунду о виртуальности, что может показать Тионэя.
   А потом Хэйт стало не до размышлений: одна тварь бросилась на вторую, на нечеловеческой скорости пересекая пространство пещеры, чтобы, проскочив между лапами, попытаться добраться до толстого туловища.
   Костеря мысленно всех богов, адептка двинулась следом - очень-очень медленно, прижимаясь к стенке. Радиус действия аур имел, как ни печально, ограничение.
   Праматерь Теттов Астао - наименование мини-босса - забила лапами по камню, целясь в Бестию. Безуспешно: Тариша, не достигнув цели, выскочила из зоны поражения длинных лап.
   Твари обменялись приветствиями.
   "Взгляд истины" ничего не дал, кроме золотой рамки с серебряными черепами (знак принадлежности монстра к "мини-боссам") и уровнем - сто пятидесятым, никаких данных о гадине, преграждающей им с Таришей путь, не было. Хэйт напрягла память, стараясь понять, ничего ли она не спутала: золотистая рамка, медного цвета черепа - элитный моб; та же рамка, серебряные черепа - мини-босс; золотая расцветка черепов - босс; золотая рамка, золотые черепа, четыре лапы по краям рамочки и хвост, смахивающий на драконий, по нижней части рамки - босс местности, он сильнее обычных боссов, но и дроп с него вкуснее; ко всему перечисленному плюс драконья голова с туловищем по верхней кайме рамки - эпический босс, мощная тварюга, на которую имеет смысл охотиться альянсом, а то и рейдом. Вроде бы, чисто теоретически, если черепа станут рубиновыми, а обрамление в виде стилизованного дракона не исчезнет, встреченное существо будет - мифическим боссом, сильнейшим из возможных, но таковых игрокам за всю историю Восхождения не встретилось ни разу.
   Покуда адептка вспоминала значений оформления рамок с именами монстров, Бестия и Праматерь успели схлестнуться: на сей раз Тариша атаковала сбоку, но вновь была вынуждена отступить, лапы мини-босса не оставляли "слепых пятен".
   Дальнейшее напоминало смесь фантастического боевика и диафильма с сюрреалистическими картинками: Бестия двигалась настолько быстро, что Хэйт не успевала ее перемещения уловить, только выхватывала взглядом отдельные "застывшие" фрагменты. Тариша, стоящая на одном колене после неудачного прыжка; лужа дымящейся жидкости - результат "плевка" Праматери Теттов на том же месте, но Бестии там уже нет; вытянутая, как стрела, фигура, метящаяся в сопряжение конечности с туловищем, скользнувшая под ногами-копьями, бьющими со скрежетом по каменному полу; лапы прямо над Бестией, почти пригвоздившие ту к земле; Тариша в пяти метрах от Астао, невредимая, а Астао тем же похвалиться не может - одна из ее "ног" валяется отдельно от тела.
   "А, была не была", - эта скоростная битва взбудоражила Хэйт, вынуждая действовать вопреки инстинкту самосохранения. Еще немного ближе, пока Праматерь полностью поглощена отражением атак Бестии. Достать иглу, порадоваться, что по эту сторону реальности пальцы от волнения не дрожат... или почти не дрожат. Выполнить цепочку действий, ставших уже привычными.
   Запечатлеть взглядом промашку, постараться подобраться, оставаясь незамеченной...
   Лечить Таришу не приходилось - в ящероподобном (хвоста не хватало до завершенности образа) облике она была быстра настолько, что Праматерь не поспевала с контратаками.
   А наблюдать, не предпринимая ничего, было чертовски сложной задачей.
   Вторая лапа отделилась от туловища - и снова Хэйт не успела понять, чем орудовала безоружная вроде как Бестия. Не иначе, когтями.
   Здоровье мини-босса уменьшилось едва заметно, зато давать отпор Бестии Астао стало труднее, ведь ничего, кроме ударов лапами и прицельных плевков она не демонстрировала.
   И Хэйт, окончательно убедившаяся в своей ненормальности, продолжила эксперименты с иглами. Где-то с восьмой или девятой попытки иглы система сочла расстояние до пуза Праматери достаточным, и иголки стали достигать цели. Еще она подметила, что урон от яда и самих игл по мини-боссу не критично отличался от урона по иглоспинам, несмотря на разницу в уровнях последних в сравнении с Астао. Напрашивался вывод о том, что это свойственно "внетиповому" оружию, хотелось вопить: "Баг! Такого не может быть", - и лишь отчасти успокаивал факт, что яд не навешивал дот на мини-босса, нанося единоразовый (и таки уменьшенный) урон.
   Вообще, случай с кузнечиком, бывшим при "жизни" много старше Хэйт по уровню, должен был пролить свет на этот нюанс раньше. Но - задним умом всякий крепок.
   "Только не часто", - уговаривала себя адептка, держа очередную иглу. "Не хорошо будет глупейшим образом сдохнуть".
   Забегая вперед: Хэйт не сдохла. Равно как и Тариша, которую пришлось-таки усиленно лечить во второй фазе боя, когда Праматерь, лишившаяся конечностей, начала брызгать кислотной слюной во все стороны (Хэйт, каким-то волшебным образом почуявшая приближение опасности, успела заблаговременно выйти из зоны поражения). Астао повезло меньше. Кислота, которую она усиленно разбрызгивала, хоть и потрепала Бестию изрядно, но не принесла Праматери победы. Зато поражение "кузнечиковой матушки" принесло Хэйт уровень, отчасти оправдывая риск при ведении "обстрела" Астао отравленными иглами.
   Тариша, одна против мини-босса (потуги квартеронки едва ли стоило учитывать), не оставила Праматери Теттов ни единого шанса.
   Когда тело мини-босса исчезло во вспышке, оставив после себя дымную сферу, Хэйт готова была ответить на вопрос: кто страшнее (опаснее) из пары Бестия - Астао. Однозначно, Бестия лидировала с громадным отрывом.
  
   - Что это было? - с трепетом спросила Хэйт, после того, как Тариша вернулась к нормальному виду.
   Ответила дроу, еле стоящая на ногах, не сразу, вероятно, схватка и превращение дались ей непросто.
   - Боевая ипостась, один из даров Ашшэа. Божественное усиление и божественное проклятие. Я пройду еще немного, а потом свалюсь. И два дня буду слабее, чем мой первый убитый шакал.
   Два игровых дня (а НПЦ, по логике, говорила об игровом времени) - это восемь часов реального времени, вполне довольно, чтобы вздремнуть часика три-четыре и съездить на сеанс живописи в студию. Заковырка была в том, что во времени они были ограничены.
   - Ты говорила об озере лавы, дойти до него сумеешь? - спросила Хэйт, с жалостью глядя на Бестию, обессиленно прислонившуюся к стене.
   - Я должна.
   В этом была вся Тариша.
   Бестия, доковыляв до сферы, все еще находившейся в месте гибели мини-босса, подозвала адептку.
   - Тебе.
   Выпало ли что-то еще, кроме протянутого Бестией камня, Тариша не уточняла, а Хэйт не стала спрашивать.
   Камень был дымчатым алмазом. Размером с кулак адептки.
  
   Неограненный дымчатый алмаз.
   Тип: предмет, используемый в ремесле (ювелирное дело, алхимия и другие).
   Имеет большую ценность, как в не ограненном виде, так и после огранки.
   Шанс нахождения при выработке алмазного месторождения: ничтожный.
   Класс: редкий.
   Внимание: алмаз может быть разделен на несколько меньших частей, ценность его при этом будет уменьшена.
  
   Что делать с камушком, адептка решила определяться позже. Она догнала дроу, уже ушедшую вперед по проходу, подставила ей плечо.
   - Обопрись. Пусть хоть какой-то прок от меня в этом походе будет.
   На удивление, Бестия смолчала. И приняла помощь.
   По счастью, сражаться им больше ни с кем не пришлось: видимо, норму по пролитой крови на квадратный метр подземных туннелей Тариша выполнила с лихвой.
   До лавового озерца они добрались за час: чем дольше они шли, тем медленнее переставляла ноги Бестия, и тем сильнее наваливалась она на плечо пришлой, качая той выносливость и вызывая сомнения вроде: "А не перебрали ли с реалистичностью разработчики?"
   Не доходя до самого озера, Тариша оперлась на валун, затем достала и швырнула оземь темный кристалл.
   - Уходи, - наткнувшись на непонимающий взгляд Хэйт, дроу махнула рукой. - Куда вы, пришлые, уходите. Постарайся вернуться на второй восход. Я отлежусь в камне.
   - А как же...
   - Мать предполагала и такой исход. Иди. Мне... нужно...
   Последние слова Бестия бормотала еле разборчиво.
   - Поняла, - кивнула адептка. - Я вернусь вовремя. Выход!
  
   За окнами было уже светло, когда Вероника выбралась из модуля. Взгляд на часы подтвердил опасения: на сон осталось часа три, время с похождениями пролетело незаметно.
   В итоге, она благополучно проспала будильник, и только звонок от Стаса смог выдернуть девушку из страны сновидений. Встрепанная, заспанная (холодная вода при умывании не помогла разлепить веки) Вероника шатающимся привидением дотопала до машины и там вырубилась снова. Стас еле ее растолкал.
   Немного оживил ее вид холста и натурщика, отвратительно бодрого и отпускающего скабрезные шуточки про зомби-апокалипсис в адрес художницы.
   Она пообещала пририсовать ему выступающие клыки и красные зрачки, если не заткнется, после чего работали в тихой, но немного нервной обстановке.
   До лица Вероника не добралась - не спросонья браться за сложный для нее участок картины, зато с корпусом и руками-ногами она, можно сказать, закончила, разве что мелочи осталось прошлифовать.
   Закончили раньше, чем в прошлый раз - Стас торопился, но договорились встретиться снова послезавтра, и, по возможности, закончить с позированием.
   Куратор довез ее до дома; в дороге Вероника доспала, и проснулась - уже вполне адекватная - аккурат у своей парадной.
   До возвращения к Тарише оставалось полчаса - как раз на пельмени.
   - Как в старые добрые времена, - усмехнулась Вероника, включив электрический чайник (воду греть в нем быстрее, чем в кастрюле, сие проверено было годами практики). - Хорошо, когда хоть что-то остается неизменным.
   Как только кипяток был перелит в кастрюлю, а пельмени - засыпаны, зазвонил мобильник.
   - Вероника Рудольфовна, - обратилась вежливая и незнакомая женщина, затем представилась сотрудником компании по установке и замене натяжных потолков. - Я звоню, чтобы подтвердить получение оплаты. Мы готовы выполнить ваш заказ в любое удобное для вас время.
   Вероника похлопала ресницами, соображая, как такое могло произойти - она ничего не оплачивала, соседушка не перечислил на ее счет ни копейки, это она узнала бы по смс-оповещению от банка.
   - Реквизиты! - вспомнила девушка: на смете, которую она опустила в почтовый ящик соседа, они были указаны, как и ее адрес.
   - Простите? - непонимающе спросила сотрудница.
   - Завтра во второй половине дня, - смирилась с происходящим Вероника. - Предварительно пусть позвонят.
   Не дожидаясь ответа, она сбросила вызов. Еда, практически готовая, наличием своим заставляла забыть про манеры и вежливость: голодная девушка пришибла бы того, кто встал бы между ней и единственной возможностью пожрать перед погружением в игровую вселенную!
  
   Тариша оклемалась. И, сразу по появлению адептки, взяла такой темп, что Хэйт едва за ней успевала. И это при том, что по склону горы подниматься приходилось осторожно, чтобы не сверзиться вниз. Дроу двигалась плавно и уверенно, как если бы ступала по мощеной мостовой, а вот Хэйт приходилось туго. Несмотря даже на то, что у нее появилась неожиданная советчица.
   - Змея за камнем. Ядовитая. Смерть почти мгновенная. Слева неустойчиво. О! Сюда шагнешь - и все покатится.
   Мелкая пакостница вещала, наматывая круги вокруг "хозяйки".
   Склон горы не входил в территорию, защищенную от внешнего мира, он не относился к обители Бестий. Фея явилась, как только дроу и квартеронка вышли из подземелий на свет, но, получив приказ: "Не сейчас!" - осталась в качестве незваной советчицы.
   Советы она выдавала с таким страдальческим видом, что хотелось пожалеть мелюзгу.
   - Тебе нужна коса, - выслушав очередную подсказку о смертельной опасности (как фея определяла, что опасно, а что нет, уму простого игрока было непостижимо), проговорила Хэйт.
   - Э? - фея повторила фокус со складыванием в "знак вопроса".
   - В представлении множества людей нашего мира, коса - это обязательный атрибут для смерти. Балахон черного цвета с капюшоном, скелет с косой. Как-то так. Твой вид лучше, чем вид скелета, но коса была бы в тему. Определенно.
   - Хм.
   Дальше фея летела молча. Может быть, оскорбилась на сравнение, а может, обдумывала предложение Хэйт.
   Трижды за день они останавливались - бодрость адептки при быстром подъеме в гору проседала в ноль, и, как бы ни поторапливала ее Бестия, без передышек было не обойтись.
   На третьем привале феечка испуганно пискнула, округлила глаза, в ужасе выговорила:
   - Конец! - и исчезла.
   Склон горы затрясся, сверху на Хэйт с Таришей покатились камни, что-то наверху громыхнуло, над верхушкой вулкана взмыло вверх бездымное пламя.
   - Вулкан?! - предположила Хэйт.
   Бестия, распластавшаяся по земле, покачала головой.
   - Она услышала зов. Сейчас решится - оставит ли драконица кладку.
   Ужасающий рев подтвердил слова дроу.
   Тень, накрывшая их, заставила адептку вжаться в острые камни.
   - Быстро, быстро! - выждав несколько минут после того, как тень дракона пронеслась над ними, скомандовала Тариша. - Улетела!
   Гора с отлетом драконицы колыхаться перестала, хоть каменюки все еще катились по склону. Бестия схватила подопечную за руку и потащила за собой, принимая на себя удары камней.
   - Ради Ашшэа, не застревай!
   Безумная гонка окончилась возле жерла вулкана. Перенести жар, царящий на вершине, Хэйт без тренировок в зале огня не сумела бы, сейчас же она вполне терпимо себя ощущала.
   - А где яйцо? - этот вопрос она откладывала до самой верхней точки, но наверху ничего похожего на гнездо не обнаружилось.
   - Там, - прикрепляя крюк к краю жерла, показала рукою вниз дроу. - Жди.
   "Ух", - будто бы сама гора согласилась со словами Бестии, встряхнувшись и обдав двух нарушительниц своего спокойствия горячим паром.
   Хэйт не успела и слова сказать, как дроу приступила к спуску.
   Бестии не было долго - или адептке показалось, что долго - но потом из отверстия в вершине горы показалась голова Тариши. А издали послышался приглушенный расстоянием рев.
   Драконица почуяла утрату.
   Тариша, перекинув одну ногу через край жерла, достала и протянула Хэйт большое черное с алыми разводами яйцо. Ничего не понимая в происходящем, адептка приняла "передачку". На ощупь яйцо оказалось горячим и шершавым. И тяжеленным.
  
   Не вылупленное яйцо Лавового Дракона.
   Тип: предмет, содержащий редчайшего питомца (детеныша).
   Чтобы питомец вылупился, необходимо держать яйцо в очень жарком месте.
   Срок вылупления: от 7 дней (зависит от условий хранения).
   Класс: мифический.
  
   "Ни слова о невозможности продажи или передачи. Шаг искушения. Искушения мифического класса и стоимости!" - адептка просто-таки застыла, глядя на описание врученного ей яйца.
   - Если не успею, используй кристалл. Не жди меня, - Бестия протянула ей кристалл, наподобие того, что она разбивала у озера лавы.
   Хэйт, отмирая, переместила яйцо в инвентарь и приняла кристалл.
   - Увидишь ее - сразу переносись, не мешкай! - спускаясь обратно в жерло, прокричала Тариша напутствие. - Скажи Матери Дома, что я не могла уйти с тобой!
   Хэйт перегнулась через край, прокричала в клубы пара:
   - Почему?!
   - Их два! - искаженный голос дроу донесся до девушки.
   - ...! - адептка опустилась на корточки, пытаясь осмыслить ситуацию.
   Кристалл, зажатый в ладони, ничуть этому не способствовал.
  
   Кристалл мгновенного переноса (точка переноса задана).
   Тип: используемый одноразовый предмет.
   При применении мгновенно переносит персонажа в заданную точку.
   Класс: легендарное.
   Внимание: точка переноса задана, изменить (вы можете задать любую из посещенных вами ранее мирных зон)?
  
   С лицом, искаженным мучительной гримасой, Хэйт выбрала отказ от смены привязки.
   "Я могла бы больше ни дня не играть", - это понимание и вызывало гримасу. "На сумму, которую можно выручить при продаже яйца, можно жить всю оставшуюся - припеваючи. Это не искушение, это ...!"
   Тут случилось два события: рука Тариши ухватилась за край жерла, и рев, громоподобный и близкий до жути, раздался с небес.
   - Я не буду смотреть наверх, - решительно сказала Хэйт и вытянула руку навстречу Бестии. - Выбирайся же, ну!
   Дроу перехватила руку, и в этот миг их обеих накрыла исполинская крылатая тень.
   - Кристалл! - рявкнула Тариша.
   Адептка беспрекословно повиновалась, возвращая вскарабкавшейся Бестии камень.
   - Не отпускай мою руку!
   "Да ни в жизнь", - пронеслось в голове Хэйт, поднявшей-таки взгляд к небесам. Драконица, падающая на них, была черно-алой: обсидианово-черные чешуйки с окантовкой из жидкого пламени, разверзнутая пасть с клыками длиной в руку адептки...
   Ничего больше Хэйт не увидела, ее поглотила тьма.
  
   - Вместе. Впечатляюще, - поприветствовала Таришу и Хэйт Глава Дома Бестий.
   Краткий путь от уступа на краю обрыва до зала с Матерью Бестий Хэйт не заметила, перед глазами мельтешили багряные и черные пятна. "Клыки и когти не оружие, учти", - недавние слова Тариши касательно пропущенного шага укрепления пришли на ум адептке как-то совсем уж некстати. "Это смотря КАКИЕ клыки и когти", - хихикнула Хэйт перед лицом самой грозной и влиятельной неписи из всех, что по сию минуту попадались ей в Восхождении.
   "Похоже, у кого-то отходняк", - подумала адептка и хихикнула снова, вспомнив древний бородатый анекдот о даме сильно облегченного поведения, которую знавали едва ли не все горожане мужского пола, и о фразе, сказанной на ее похоронах: "Наконец-то они вместе".
   - Кхм!
   "Кажется, ржать перед Матушкой все же не стоило", - констатировала Хэйт, состроив виноватую рожицу. И, чтобы не прибили - в назидание, нечего перед Глав-Бестией вести себя неподобающим образом - достала из инвентаря драконье яйцо.
   - Ты превзошла не только мои ожидания, пришлая, - обманчиво-мягким голосом проговорила НПЦ. - Даже вера твоей наставницы не включала в себя шаг искушения, и без прямого моего приказа такую ценность она бы не доверила тебе. Ты вновь сумела удивить нас.
   Предмет стоимостью такой, что (будь яйцо продано с аукциона) слабонервным (или жадным) лучше не пытаться вообразить, перекочевал из рук адептки в руки Матери Бестий.
   - Хэйт, - адреналиновый "отходняк" щедро прибавил безбашенности осторожной, как правило, девушке. - У меня есть имя. Хэйт.
   - Имя, - уже без всякой мягкости отозвалась Глава Дома. - Мне станет интересно, если пройдешь ты шаг силы. Последний, решающий шаг. До той поры ты - безымянная пришлая, коих не счесть. Столь же безымянны воспитанницы дроу, идущие дорогой мучений, крови и кошмаров, до получения знака Ашшэа. Не забывайся!
   Адептка поспешила кивнуть - отповедь сработала, как ведро холодной воды.
   - Шаг силы?
   - Шаг, на котором испытуемый доказывает, что уроки прошлых шагов не были напрасны. Шаг силы - бой.
   - Мать Дома Бестий! - молчавшая до этого Тариша выступила вперед. - Прежде я должна отдать это. Лавовая драконица насиживала два яйца.
   Пока дроу передавала второе яйцо, Хэйт, к которой - своевременно! - вернулась способность мыслить здраво, соображала: "Тариша вернулась бы в жерло, было бы там больше одного яйца, или нет. Прямой приказ Главы - похоже, именно в этом и заключался. Вот... жужелицы!"
   - Дочь моя! - держащая в ладонях черно-алое яйцо Мать Дома Бестий (первое, полученное от Хэйт, уже было "убрано") просияла. - Твоя миссия исполнена. Она возвеличит Дом Бестий! Детеныши под скорлупою - разнополые. Войдя в возраст, они смогут дать потомство, пригодное к приручению. Это большая удача.
   Адептка, никогда не жаловавшаяся на воображение, явственно представила клин мчащихся по небу лавовых драконов, оседланных Бестиями. Практически неуязвимый, смертоносный клин. Пронесется он по небу не завтра, и не через год, но и век дроу долог...
   Ощущение причастности к чему-то невероятному, чему-то, способному перевесить чашу весов в равновесии сил этого мира, чему-то действительно важному - ощущение это было незабываемым. Оно пьянило и будоражило. Оно было таким сильным, что и мысли о награде за участие в этой миссии даже не возникло в голове Хэйт.
   "Меняя картину мира - сначала падение Архидемона, теперь усиление ордена Бестий - я забываю, что это игра. Это - вдохновение", - все еще находясь под впечатлением, размышляла девушка.
   - Я умею признаваться в своих заблуждениях, - прервала рассуждения Хэйт Мать Дома. - И могу оценить твой вклад, как и твое бескорыстие - другие вовсю требовали бы озолотить их, а ты, похоже, не жаждешь вознаграждения. Шаг искушения обнажает суть идущего по пути - и даже дети Ашшэа порой оступаются. Ты не останешься без награды. Слово Главы Дома Бестий!
   "Ага, молчание - не только золото, оно, быть может, кое-что получше!" - улыбнулась Хэйт. Пусть никаких вещественных призов за время пребывания на территории ордена ей не вручали, в ценности того, что Мать Дома сочтет равноценным вознаграждением, девушка не сомневалась. Не тех "масштабов" непись, чтобы мелочиться. "А то, что я ее удивила - прямое следствие того, что не все статы НПЦ считать может. Вот совесть, например, или порядочность, в списке характеристик чара не значатся, но это же не значит, что их нет. И того, что я редкостный тормоз, отвлекающийся на все подряд, там тоже не прописали".
  
   - Вернемся же к шагу силы, тебе предстоящему. Одна схватка, одна победительница. Ты скажешь сама, когда будешь готова к бою, но если решишь покинуть обитель, не пройдя этот шаг, испытание будет провалено. Силы сражающихся я уравняю, насколько это возможно - ты слаба, пришлая, и я устала это повторять. Никто не обвинит Дом Бестий в бесчестии, а избиение немощного, неспособного дать отпор, что это, если не позор? С нынешним твоим оружием шансы на победу не ничтожны - их попросту не имеется. Прими же!
   Грозная непись протянула Хэйт тонкий клинок-шпильку с рукояткой, украшенной единственным камнем - каплевидным и насыщенно-зеленым. Описание, открывшееся взору адептки, на какое-то время отучило ту дышать, думать и двигаться, иными словами - Хэйт зависла.
  
   Игг'Шадир.
   Тип: вне типизации.
   Класс: мифический.
   Урон: вариативно.
   Прочность: не уничтожим.
   При попадании в уязвимую точку вероятность фатального удара: 10%.
   При каждом ударе, достигшем цели, восстанавливается 1% хп.
   Шанс наложения негативного эффекта замедление на цель: 25%. Срок действия эффекта: 10 сек.
   Шанс наложения негативного эффекта отравление на цель: 25%. Срок действия эффекта: 10 сек.
   Шанс наложения негативного эффекта окаменение на цель: 5%. Срок действия эффекта: 10 сек.
   Шанс наложения негативного эффекта раскол на цель: 5%. Срок действия эффекта: 10 сек.
   При использовании в качестве метательного оружия возвращается к владельцу через 15 сек.
   Необходимый уровень: нет.
   Внимание! Предмет не может быть продан или передан, как между игроками, так и при помощи торговцев-НПЦ. Нельзя выставить на аукцион.
   Не может выпасть при смерти.
  
   "Раскол" - это дебафф от "физиков", бойцов ближнего боя, понижающий показатель брони. На минимальной стадии развития навыка на 10%, на максимальной - вполовину. Поскольку дополнительных уточнений по эффектам не было, Хэйт предположила, что дебаффы будут ложиться от максимума - все-таки мифический класс у "шпилечки".
   - Тариша, твоя подопечная нуждается в традиционной прическе, нынешняя непрактична, а также - умении с ней обращаться, равно, как и с оружием, - НПЦ давала указания, не обращая внимания на выпученные глаза пришлой. - И снабди ее ядом для лезвий.
  
   Вам предложено изменение внешнего вида вашего персонажа.
   Результат: традиционная прическа Дома Бестий.
   Стоимость вносимых изменений: нет.
  
   - Секундочку! - замахала руками очухавшаяся адептка. - Мои волосы - это вроде маскировки, я провожу много времени в людских землях и не хочу выделяться... длиной ушей.
   - Хм, - недовольно отозвалась Глава Дома. - Дроу видит нутро, тогда как человек - лишь внешность. Я услышала тебя, пришлая, и готова пойти на уступки.
   Оповещение о изменении облика, которое висело перед Хэйт с запросом на подтверждение либо отказ, исчезло.
   - В недрах горы мы добыли дымчатый алмаз, - подала голос Тариша. - Он мог бы стать основой для Игг'Рашшар, о Мать Дома Бестий.
   - Единое - разделить надвое, возможную мощь - удвоить? - грозная непись выглядела задумчивой. - Ей неподвластен обоерукий бой, но для пронзающих воздух ограничений нет. Готова ли ты учить ее, Тариша?
   "Глава не приказала, а спросила... Ох, чует моя пятая точка, где-то тут подвох! И, повторюсь, полцарства за словарь "непись-игрок"! Нет, тут половиной царства не обойтись"...
   Покуда в голове квартеронки предчувствия боролись с неисполнимыми желаниями, ее темноухая наставница изъявила согласие на обучение пришлой. Следом с этой пришлой стребовали дымчатый алмаз, добытый в походе, с тем, чтобы через пару мгновений вручить Хэйт "братишку" полученного ранее кинжала (или "сестренку", если называть эту штуку шпилькой). Только камень в рукоятке был другим - алмаз там красовался, дымчатый. Кузни или каких-либо инструментов в подземном зале не наблюдалось, и "мифы" возникали просто из воздуха, что поразило бы Хэйт до глубины души - сохрани та еще способность поражаться.
  
   Игг'Рашшар.
   Тип: вне типизации.
   Класс: мифический.
   Урон: вариативно.
   Прочность: не уничтожим.
   При попадании в уязвимую точку вероятность фатального удара: 10%.
   При каждом ударе, достигшем цели, восстанавливается 1% хп.
   Шанс наложения негативного эффекта разложение плоти на цель: 25%. Срок действия эффекта: 10 сек.
   Шанс наложения негативного эффекта разложение духа на цель: 25%. Срок действия эффекта: 10 сек.
   Шанс наложения негативного эффекта скверна на цель: 5%. Срок действия эффекта: 10 сек.
   Шанс наложения негативного эффекта бешенство на цель: 5%. Срок действия эффекта: 10 сек.
   При использовании в качестве метательного оружия возвращается к владельцу через 15 сек.
   Необходимый уровень: нет.
   Внимание! Предмет не может быть продан или передан, как между игроками, так и при помощи торговцев-НПЦ. Нельзя выставить на аукцион.
   Не может выпасть при смерти.
  
   Дебаффы стихии тьмы, в отличие от "земных" дебаффов Игг'Шадир. Разложения духа и плоти заставляют врага терять ману или здоровье: дух - мп, плоть - хп, по сколько за "тик", нужно было уточнить, на память Хэйт сказать не могла, в ветке тьмы эти умения на высоких уровнях открывались. Скверна понижала параметры атаки, что магической, что физической. А бешенство, умение, присущее только воинам ближнего боя, заставляло врага атаковать любую цель в зоне досягаемости. Любую - то есть и тот, кто наложил эффект, мог попасть "под раздачу".
   - Я позволяю усовершенствовать для пришлой традиционную прическу. Займись, Тариша, - отвлекла от любования оружием пришлую Глава Дома.
  
   Вам предложено изменение внешнего вида вашего персонажа.
   Результат: усовершенствованная традиционная прическа Дома Бестий.
   Стоимость вносимых изменений: нет.
  
   Адептка без раздумий согласилась. Вообще, более-менее обеспеченные, "заматеревшие" игроки редко оставляли шевелюру в "стартовом" варианте, заданном в редакторе при создании персонажа. Во имя индивидуальности, "непохожести" на просторах Тионэи имелось немало салонов по изменению внешности, где новая стрижка или прическа обходились в солидную сумму. Там же можно было сделать и макияж, от изысканного, уместного на королевском приеме, до боевого раскраса орочьих воинов. Без специально обученного НПЦ игрок мог стесывать себе бороду вместе с подбородком топором, болотной тиной выводить на физиономии узоры, волосы подпаливать огненными скиллами или пытаться их обкорнать любым режущим - система возвращала игроку первоначальный облик. Ибо - не положено.
   - Готово, - доложила Тариша, отойдя от подопечной. Манипуляции с волосами много времени не отняли. - Игг'Рашшар и Игг'Шадир вставляй в узлы, они завершают прическу.
   Хэйт послушно поднесла руки с зажатыми в них "шпильками" к двум узлам (по одному на ухо, ага), в которые Тариша связала тонкие косички с металлическими пластинами на концах каждой. Согласилась с предложением системы "применить" оба клинка к прическе. Хмыкнула, прочтя всплывшее оповещение.
  
   Поздравляем!
   Усовершенствованная традиционная прическа Дома Бестий применена к персонажу.
   Для просмотра облика выберите в меню "Персонаж" пункт "Вид спереди".
   Помните, данная прическа служит не только для красоты! Для уточнения обратитесь к представителю Дома Бестий.
  
   - И даже это едва ли поможет тебе в поединке, - как будто выданных "плюшек" Хэйт было недостаточно, продолжила Мать Дома. - Отведи пришлую к сестре Шанайе, та подберет для нее книги.
   - Я отведусь, конечно, но что за поединок, с кем мне...
   Вопрос адептка не закончила, потому как в зале, кроме нее и Тариши, никого уже не было. Мать Дома Бестий испарилась, не применяя визуально видимых эффектов, вроде овала открытого портала.
   - Идем, - поторопила дроу, и Хэйт не стала упираться.
   Пока дают - надо брать. Когда "отсыпают" так щедро, с вопросами можно и погодить. До тех пор, пока отсыпаемое не будет собрано, рассортировано и либо применено, либо спрятано, надежно и любовно, в ячейке гномьего банка.
  
   Сестра Шанайя, первая многословная Бестия из встреченных адепткой, все свободное от сражений во славу Ашшэа и Дома Бестий время отдавала поиску и коллекционированию книг с заклинаниями; об этом дроу поведала сама, снуя по непонятным траекториям между стеллажами каменной комнаты.
   Стандартные умения, фракционные умения, редкие умения... Чего только не содержалось в книгах, коими уставлены были стеллажи высотою метров по пять. Еще сестра Шанайя была крайне забывчива, потому как поиски подходящих для пришлой книг сопровождались многочисленными: "Она точно стояла здесь... или вот тут, нет, все-таки там, нет же, на верхней полке!" - Тариша наблюдала за метаниями с заметным неодобрением, а Хэйт - с улыбкой. Подумаешь, нестандартное для Бестий поведение, чудаков в обоих мирах хватает. Опять же, к комментариям прилагался то размытый силуэт, то рука, по локоть вытянутая из каменной толщи, то клубы тьмы, расходящиеся кругами по помещению. Сойдись прямо сейчас две Бестии - Шанайя и Тариша - в поединке, квартеронка поставила бы все свое состояние, до последнего медяка, на "чудачку". Почему? Да просто интуиция.
   - Теперь поглядим, что у нас нашлось, - неординарная непись вывалила десятка два книг на овальный каменный стол в центре помещения; вывалила - образовав три неодинаковые по высоте стопки. - Это ты умеешь, эту я вообще искала зря, эта... нет, не думаю. А вот эти две ты, по уму, сама должна была выучить.
   Сестра Шанайя придвинула к Хэйт две книги, одну в темном переплете с густо-фиолетовым тиснением - "фирменное" оформление книжек, содержащих умение магии тьмы, вторую - в переплете цвета папоротника, со скиллом земной стихии.
   - Изучить! - адептка не задавала излишних вопросов о недостающем (сейчас) уровне, ей про волю Ашшэа еще в ранней "юности" рассказали, в славном городе Крейнмер, в одном подземном храме, где набивала она опыт на липрах, скелетиках, пауках...
  
   Вы изучили новое умение: Касание Тьмы.
   Касание Тьмы: Наносит цели в радиусе 1 м 250 единиц урона магией тьмы, игнорируя броню; 10% нанесенного урона преобразуется в хп персонажа, активировавшего Касание Тьмы. Количество целей: 1. Подготовка: мгновенно. Затрата маны: 100 мп. Перезарядка: 30 сек.
   Уровень владения умением: 1.0 (новичок).
  
  
   Вы изучили новое умение: Касание Земли.
   Касание Земли: Восстанавливает цели в радиусе 1 м 500 единиц здоровья; возможно применение на персонажа, активировавшего Касание Земли. Количество целей: 1. Подготовка: мгновенно. Затрата маны: 100 мп. Перезарядка: 30 сек.
   Уровень владения умением: 1.0 (новичок).
  
   Шикарные умения, по мнению Хэйт, и шут бы с долгим откатом и не самым слабым для начального уровня умения расходом маны, это окупается отсутствием подготовки, раз - и готово, загвоздка лишь в критично малом радиусе действия, буквально на расстояние вытянутой руки "дотягивались" скиллы. Впрочем, на то они и касания, и развивать эти два умения Хэйт планировала как можно активнее. А что? Тебя уже догнали и намереваются порезать на лоскуты? Касание тьмы, лоза и - побежали! Успели резануть, а скорость бега уступает скорости догоняющего? Касание земли на себя на бегу - и жизнь снова прекрасна.
   - Благодарю, - склонила голову перед дроу-книжницей адептка.
   Сестра Шанайя смахнула со стола первую стопку и принялась ворошить вторую.
   - Пустое, пришлая, посмотрим, что еще я могу для тебя... Вот!
   На стол перед квартеронкой лег томик магии тьмы, но не из "стандартных" - переплет был не просто темным, а черным совершенно, но с привычным фиолетовым тиснением.
   Этот подарок Хэйт изучала не без трепета - все же фракционные умения, получаемые, как правило, при достижении очень высоких показателей репутации с какой-либо фракцией, на дороге не валялись, в золотые монеты не индексировались, так как изучить таковое умение мог лишь тот, кому вручили подобный томик. Описаний к фракционным умениям в свободном доступе было негусто, обладатели этих умений не спешили делиться с общественностью.
  
   Вы изучили новое умение: Тьма Изначальная.
   Тьма Изначальная: Призывает в обозначенную область радиусом 10 м на расстояние 0-50 м от призывающего частицу изначальной тьмы; все цели, попавшие в область действия умения получают урон по 150-300 единиц урона в секунду магией тьмы в течение 10 сек; точность целей в обозначенной области уменьшается на 50%. Время действия: 10 сек. Количество целей: не ограничено. Подготовка: 3 сек. Затрата маны: 500 мп. Перезарядка: 15 мин.
   Дружественный огонь возможен!
   Уровень владения умением: 1.0 (новичок).
  
   "Царский подарок!" - восхитилась Хэйт, которой уже вручали четвертую книгу - из последней, самой тоненькой стопки.
   Черный переплет, но в отличие от предыдущей книги, никакого тиснения не имелось. Как и названия. Невзрачная черная книжица, не шибко толстая, не шибко тонкая - но адептке ее и не читать от корки до корки. Сестра Шанайя улыбалась, протягивая книгу, по-доброму так улыбалась.
   Добрая улыбка - что может быть более несвойственным для представительниц Ордена Бестий? Вздохнув поглубже и зачем-то зажмурившись, Хэйт прошептала:
   - Изучить!
  
  
   Вы изучили новое умение: Аура Темного Равновесия V.
   Аура Темного Равновесия V: При включении увеличивает шанс нанесения критического урона союзников, находящихся в одном альянсе с адептом/жрецом тьмы (как физического, так и магического), на 25%; уменьшает защиту союзников, находящихся в одном альянсе с адептом/жрецом тьмы, на 25%. Количество целей: до 50 (альянс, включая адепта/жреца, поддерживающего умение, не далее, чем на 50 м от адепта/жреца). Время действия: до отключения. Подготовка: мгновенно. Затрата маны: 5% от общего количества. Перезарядка: 1 сек.
  
   "Выдыхай, бобрище", - напутствовала себя Хэйт, ожидавшая чего-то похуже. Чего-то болезненного или крайне неприятно отражающегося на том, кто осмелился книжицу изучить, вон, у безумия архимага такая негативная сторона, что врагу не пожелаешь, а тут - всего-то защиту подрежет. Пустяк.
   А вот "светить" ли умением - еще и "пятеркой", не на нубасину ее скромного уровня рассчитанного - вопрос на засыпку.
   - Ох, - на другие слова Хэйт не хватило.
   - Бой не должен быть скучным, - шире прежнего улыбнулась Шанайя. - Или какой это бой? А мистик, знающий цену удаче - достоин если не победы, то красивой схватки.
   Цену удачи адептка знала: да, после изуверских методов "обучения" в стихийных залах часы избиения "куклы" в Гильдии Воинов казались легким и приятным времяпровождением, но тогда-то сравнивать было не с чем... Зато теперь можно смело ставить галочку: начало пути (с выбиванием удачи в список пассивок) было верным.
   За спиной квартеронки негромко кашлянула Тариша.
   - Тренировки, - кивнула книжница. - Не стоит их откладывать. Идите, идите...
   Покинув орденскую "библиотеку'", квартеронка поняла, что выдохлась. Тренировки, тут улыбчивая дроу права была, откладывать не стоило - но только при условии, что тренируемый способен на что-то большее, чем побыть грушей для битья.
   - Я вернусь так скоро, как смогу, - пообещала Хэйт наставнице.
  
   Как идут работы по замене потолка (а явились мастера в два часа дня, Вероника спросонок не сразу сообразила, кто к ней приперся и за каким многолетним травянистым растением из рода "хрен"), девушке было строжайше фиолетово, разве что шум раздражал. Она шерстила форум и отвлечь ее от этого малополезного, но затягивающего занятия могла бы, разве что, обрушившаяся стена. Однако стены стояли надежно, и выуживать в нескончаемых потоках флуда крохи полезной информации Вероника могла со спокойной душой.
   Изначальная тьма, как выяснилось, уже была описана, причем счастливый обладатель умения (возможно, один из многих) не постеснялся назвать свой игровой ник. Хотя чего стесняться лидеру клана из верхней десятки ТОПа?..
   Полистав откровения ироничного дядечки с ником Фог, девушка убедилась, что скилл относился к фракционным, в руках высокоуровневого мага - убийственным. Фог так и писал прямым текстом: "Испытания прошли успешно, приходите к нашей цитадели еще. Дроп с вас - загляденье!"
   Про ауру темного равновесия не нашлось ни слова. Вероника предположила, что умение не просто фракционное, но имеющее непосредственное отношение к Дому Бестий, а то и вовсе - личная разработка разговорчивой книжницы, дабы при встрече с супостатами скучно не было. Супостатам в том числе.
   - Мне же лучше, - она прикрыла глаза, уставшие от буковок на мониторе. - А своим, я думаю, можно и показать эту ауру. Одним нестандартным умением в группе меньше, одним больше - уже равнофигственно.
   Вообще, форум нехило будоражило: корпорация сделала заявление, полностью соответствующее прогнозам Кена, о дополнительном прорыве инфернальных войск в мир Тионэи. Прилагались: загадка в стихотворной форме о том, в каком направлении следует искать демонических поселенцев и интригующие намеки на жирные бонусы первооткрывателям. Раса демонов в ближайшие дни станет доступна для игроков, но выйти за пределы "родной" локации они смогут, только когда эту локацию отыщут игроки извне. Народ массово "паковал чемоданы", то бишь, собирал экспедиции, кто-то ликовал, кто-то ругался, но обрадованных новостями было больше, чем недовольных. В разы больше. "И славно, заодно забудут про нашу скромную группу".
   - Вероника Рудольфовна, мы закончили, - из-за двери после скромного стука раздался голос одного из мастеров. - Примите работу.
   На кухню она шла в состоянии задумчиво-рассеянном, а вот выбегала из нее к двум трудягам, смирно ждущим ее вердикта и подписи на бланке акта выполненных работ в прихожей...
   - Оранжевый! Оранжевый потолок! Вы сдурели?!
   - Н-но, - обалдевший мастер протянул ей акт. - Тут же указано: цвет темно-оранжевый, вот, обозначение по таблице...
   - Убью, - пламенно пообещала Вероника, глядя вверх.
   Мастера попятились. Гардероб, в который ткнулся спиной один из мужиков, зловеще скрипнул.
   - Давайте свой акт, - сжалилась она над людьми, которые всего лишь исполняли порученную им задачу, размашисто расписалась. - Не вас убью, не волнуйтесь.
   Трудяг последнее уточнение не успокоило, а придало им ускорения. Из квартиры они выметались с такой скоростью, что впору было заподозрить мужиков если не в умении телепортироваться, то в наличии баффов на скорость перемещения.
   - Ух, животное! - продолжала рокотать, подобно грому, и грозить неизвестно кому кулаком, Вероника и после ухода (убегания?) мужчин.
   Вообще, сама работа была сделана на совесть, мастера даже мусор вынести и замести кухню успели, пока девушка почитывала форум. И обои не угробили. Отличный получился потолок. Если бы не цвет...
   Где-то в чулане валялась бейсбольная бита. Приволок ее давным-давно Лешка, которого погнала с этим грузом к их безответственной и беззащитной подруге - сиречь Веронике Белозеровой - Галка. "Иногда ее заносит", - вздохнул тогда Леша, вручая "подарок", а Вероника ответила: "Ладно бы иногда". С тех пор бита и пылилась, ни разу не востребованная в хозяйстве.
   - Ты ждала этого часа, - проникновенно сообщила девушка извлеченному из недр чулана "орудию возмездия", в вытянутой руке неся его в ванную - от пылищи отмывать.
   С ополоснутой под струей воды битой, в спортивных штанах и футболке, Вероника отправилась мстить. "Фингала под глазом и семок не хватает до образа", - сетовала она мысленно, поднимаясь по лестнице. Гнев не отпускал, клокоча, как вода в кипящем котле.
   - Ты, лысый богомол, а ну открыл! - в такт стукам (ногами, промежуточная стадия между звонками и ударами битой) по двери орала девушка.
   По идее, слышать ее вопли должна была вся парадная, если не дом - от чердака до подвала. Но "богомол" отпирать не спешил - либо отсутствовал дома, таки рабочее время.
   - Я тебя сейчас топором вскрывать начну, как консервы! - неясно, двери ли металлической угрожала Вероника, или, собственно, соседу.
   В ход пошла бита. "Хдын!" - грохнуло орудие возмездия о дверь.
   "Все у меня не как у людей, даже скандал нормально не закатить", - вмиг успокоившись после удара, пожалела себя Вероника, но биту занесла по новой.
   "Бдыф!" - хлопнуло по стене возле двери, оставив след на штукатурке. Раздался скрежет открываемой тяжелой двери - но только не той, что была целью девушки, а этажом выше.
   "Пора валить, а то ментов вызовут. С местными властями у меня репутация не прокачана", - оправдала побег с места несостоявшейся мести Вероника, мчась по лестнице вниз, домой.
   И дома уже, запершись изнутри, так и сжимая биту в правой руке, привалилась спиной к своей входной двери, захохотала.
   - Кар-р-рательница! А, повешу над столом прошлогодние тыквы с горшочками, занавески куплю новые. Зеленые. Темно-зеленые. Все дешевле, чем за свой счет переделать наново потолок. Но вот же пакостник, сначала с потопом подгадил, теперь с цветом... Надо мстить. Придумать бы, как...
   Мстя не придумалась за те часы, что ушли на отмывание кухни от пола до стен, окна и техники с мебелью; в "дополнительное время", посвященное готовке (жрать ей после всех событий хотелось неимоверно, так что в ход снова пошли пельмени), гениальных мстительных идей тоже не возникло. Вероника затолкала в себя пельмени, запила водой из фильтра-кувшина.
   - Срочно к Бестиям, они в таких делах получше всяких муз, - девушка покосилась на бесящий (правда, уже послабее, чем при первом взгляде) потолок и, сгрузив посуду в раковину, отправилась к капсуле.
  
   "Раздача пряников закончилась, пришел черед кнута", - поняла Хэйт на первом же часу тренировок. Вместо кнута была плетка - ее взяла на замену оружию Тариша, и хлестала нещадно пришлую, обозначая удары, которые гарантировано выбили бы дух из неповоротливой и медленной, что тот мешок (по заверениям дроу) адептки. Удары не смертельные Тариша обозначала уколами, для чего использовала иголки иглоспинов, ранее добытые Хэйт. Наверняка, иглы были неким образом "зачарованы'", поскольку не удалялись из одежды и тела адептки, а выдергивать их дроу подопечной запретила.
   "Я долбаный ежик-мутант", - злилась Хэйт и фыркала, что тот ежик.
   "А-п-ф-ф", - новый хлесткий и обидный удар.
   - Меньше, чем пыль под каменными пятками статуи Ашшэа, - вынесла вердикт Тариша, отбрасывая плетку.
   Это был, в общем-то, справедливый ответ на вопрос: чего стоит адептка без даров Матери Дома Бестий. В пробном поединке темноухая позволила Хэйт использовать что угодно, кроме новоприобретенных умений, лезвий, что таились в волосах адептки и самих волос.
   - Итак, начнем с рассекающих воздух, - перешла от избиения к обучению дроу. - Обхвати пальцами левой руки рукоять...
   Восхождение - гибчайшая игра. В ней вы можете отколошматить врага табуреткой, если табуретка не развалится в процессе (то есть, если хватит прочности), можно даже до смерти забить противника; урон в таком случае будет исчисляться, в основном, из ваших (вас и вашего оппонента) параметров, начиная с силы бьющего, заканчивая защитой получающего урон мебелью. Если речь о стандартной табуретке (не вытесанной из алтаря Балеона и не зачарованной на стихийный урон каждому "присевшему"), то сам подручный предмет почти не будет учитываться в формуле расчета урона. Другое дело, если вы уроните на врага с изрядной высоты каменюку, тогда в формуле будут учтены: вес каменюки, высота, с которой он упал, законы игровой физики и только потом - сила толкнувшего и защита огребшего. Если кратко: покалечить и даже убить противника в Восхождении вы можете не только профильным оружием, шпилька для волос, вонзенная во вражий глаз, тоже нанесет урон. А уж коли речь идет о "шпильках", используемых Домом Бестий...
   Баланс у острейшего "украшения" идеально подходил для метания - но это в руках опытной и меткой Бестии, а Хэйт пришлось изрядно намучиться, чтобы хотя бы научиться правильно держать "Игги" (ну не могла она каждый раз выговаривать полные названия "заколок"). А уж на то, чтобы произвести замах, проделать сам бросок и не промазать по неподвижной мишени (углем на стене Тариша начертила огромный круг) ушел, ни много ни мало, игровой день. От одновременного метания с двух рук дроу отказалась сразу, огласив, что лишь личный визит богини-воительницы позволит адептке такой фокус. В правой руке в бою Хэйт должна держать посох, поэтому "разрабатывать" следовало левую руку, вытаскивая из волос и отправляя в полет сначала один кинжал, затем второй.
   В процессе выяснилось, что Тариша в полной мере обладает расовой особенностью дроу - язвительностью. Так, согласно наставнице, упомянутая статуя Ашшэа обладает большей гибкостью, лучшим глазомером и, безусловно, превосходящим (относительно подопечной) умом. Потому как даже каменная глыба справилась бы с задачей быстрее и лучше, чем пришлая.
   Хэйт скрежетала зубами, ругалась (мысленно) почем свет стоит, и продолжала метать "Игги". Мифические клинки мифическим образом летели куда угодно, кроме мишени. Изредка глумливо позвякивала трель-оповещение, сообщая о приросте ловкости (впоследствии адептка насчитала одиннадцать однотипных оповещений). Потом - то ли система сжалилась над потугами девушки, то ли прибавка к ловкости сработала, то ли Хэйт поднаторела - Игг'Рашшар звякнул об очерченную часть стены.
   - Да! - подпрыгнула на месте адептка. - И второй... Есть!
   Игг'Шадир прилетел примерно туда же, куда и "темный" его собрат.
   Дроу молча подошла к стене, стерла угольную черту, затем нанесла новую - с диаметром в два раза меньше прежней мишени.
   - Продолжай, - велела Тариша.
   Хэйт шумно выдохнула - радость от успеха как-то поблекла с уменьшением круга.
   - И продолжу, - упрямо мотнула головой адептка. От движения узлы, не сдерживаемые более клинками, разошлись, и множество тяжелых косичек с металлическими заостренными пластинами на концах заскользили по спине, словно змеи. Пластины у Бестий принято смазывать ядом, так что сравнение уместное.
   - Покуда ты не подчинила себе рассекающих воздух, тренировки с волосами неуместны, - строго обозначила Тариша.
   - Не больно-то и хотелось, - буркнула Хэйт.
   Хищным росчерком сверкнул металл, поражая угольную черту.
  
   Ловкость увеличилась на 1!
  
   "Давно пора отключить оповещалки", - в который раз подумала адептка и - в который раз - не отключила их.
   Круг уменьшался в размерах всю игровую ночь, с первыми лучами светила, не видимого из-под толщи горной гряды, превратился в жирную точку размером с перепелиное яйцо. Ловкости "накапало" еще четыре пункта, движения Хэйт уже близки были к автоматизму. "Тело запомнит", - заверила ее Тариша на втором часу тренировок, когда у квартеронки ничего не получалось (сказано это было промеж ядовито-колких замечаний, но запомнилось лучше оных). И оно запомнило, сдалось под напором упрямой девушки.
   "Бедные милишники, если их для каждого умения так муштруют, я им искренне сочувствую", - устало подумала адептка. Вспомнились Рэй, у которого ни одного умения нет на голосовой активации, и Маська, стремящаяся к тому же, изводя себя в залах Гильдии Воинов, кстати, как однажды обмолвилась мелкая, если учиться выполнять серию движений под руководством тренера из "местных", ценник эти местные выставляют за услуги ого-го какой.
   Хэйт же учили бесплатно, и этому следовало радоваться. Она и радовалась - где-то очень-очень глубоко в душе.
   - Пришла пора подвижных мишеней, - сообщила Бестия, когда Игг'Шадир и его темный близнец ударили в центр угольного пятна несколько раз подряд. - В реальной схватке твой враг не будет ждать, пока приноровишься ты. Идем.
   - Завтра, - пообещала адептка.
   В другой день она, скорее всего, оставалась бы в игре, что называется "до упора", но на утро по другую сторону реальности был назначен сеанс живописи. И на него хотелось девушке явиться "в форме".
  
   Вал раздражал. Особенно бесила Веронику его оранжевая футболка - бесила не хуже, чем быка - колышущаяся красная тряпка. "Но быки-то не различают красного цвета, а я этот мерзкий оранжевый - очень даже различаю!", - психовала девушка, тщетно пытаясь сосредоточиться на лице модели. Взгляд сам собой сползал ниже - к футболке.
   - А-р-р-р! - сорвалась на рык она, поняв, что если не спустит пар, до живописи дело не дойдет.
   - Что-то не получается? - отстраненно спросил Стас, отрывая взгляд от своего холста.
   - Ты здорова? - почти участливо осведомился Вал.
   - Нет! Да! Нет! - Вероника одернула рукав тонкой блузки, размяла шею. - Все нормально, работаем.
   Она могла бы рассказать историю обновления потолка в своей кухне, изрядно позабавив этих двоих, но оно ей надо, чтобы над нею посмеивались? А Стас так вообще может вообразить себя рыцарем и пойти карать обидчика своей студентки, с него станется. "Ну их"...
   В мозолящей глаза оранжевой футболке был плюс: Веронику не "уносило", позволяя творить, что угодно "видению руки". В этот раз писала лицо мужчины-модели она сама.
   ...Заглубить тень под носом, подчеркнуть подбородок - да, он массивен, но уменьшать не стоит, тщательно проработать брови, они того заслуживают, шикарные брови же, глаза... с ними сложнее всего. Чай с лимоном и осколком лунного света - не теплый, холодный взгляд. Углы, много углов, угол рта, углы скул, прямые почти углы - лоб. Лицо сильное, не шаблонное... Снова вернуться к глазам - чего-то не хватает взгляду. Чего-то... нетипичного.
   - Кх-м. - кашлянул Стас за спиной.
   - Уп-с, - девушка поняла, что натворила.
   - Я посмотрю? - заинтересовался натурщик и, не дожидаясь разрешения живописцев, подошел к станку Вероники. - О!
   - А я все думала, как это выглядит, когда ни у кого нет слов, одни эмоции, - отложив кисть, пока еще чего-нибудь не учудила, сказала художница. - Вы как хотите воспринимайте, а мне - нравится.
   Прямого солнечного света по просьбе Вала на него не падало, зрачки у модели были немного расширенные. И если радужку глаз Вероника прописала согласно натуре, то в глубине зрачков Вала нарисованного тлели крохотные угольки.
   - Демонизировать его, как мне мыслится, все же не стоило, - заметил Стас. - Но, в сравнении с предыдущими твоими портретами, этот - прорыв.
   - Инфернальный, - буркнула под нос Вероника.
   - Я его куплю, - заявил Вал, неожиданно для автора картины. - Быть немного демоном для музыканта - самое то.
   - Так что мешает: демонов на днях уже прикрутят, как играбельных персонажей, - зачем-то брякнула Вероника.
   Парень приподнял свои выдающиеся брови.
   - Прикрутят: где?
  
   "Как, вот как можно ничего не знать о Восхождении?" - искренне недоумевала Вероника всю обратную дорогу. И не просто не знать - даже краем уха не слыхивать. Тем не менее, с одним таким человеком она теперь была знакома: Вал, варившийся в музыкальном котле и мало чем интересующийся вне мира музыки.
   Едва ли он играл в незнание: больно уж яркими были восклицания парня, когда Вероника, при молчаливом неодобрении Стаса, на словах и пальцах пыталась рассказать, что за зверь такой "ММОРПГ полного погружения", и с чем его едят. Особенно Вал интересовался реалистичностью мира, а то, что игра немножко про монстров и кровопускание - от этой информации он отмахнулся.
   Стас в процессе беседы не выдержал, встрял, попеняв Валу, что если к его музыкальной карьере добавить увлечение виртом, времени у парня не останется ни на что, в том числе на якобы имеющуюся у Вала девушку, которую никто из знакомых музыканта никогда не видел; и тем высказыванием он отдаленно напомнил Веронике Галку.
   "О ней и речь", - решительно покачал головой Вал и принялся расспрашивать художницу об игровых классах (тут девушка вздохнула с неким облегчением, не совсем дремучим дубом оказался натурщик).
   Слова же о том, что в игре реализованы классы барда и танцора, вызвали у парня улыбку. Предвкушающую - сказала бы Вероника, верь она еще, что хоть сколько-то разбирается в людях.
   На этой радостной ноте они и разбежались, договорившись встретиться через неделю: чтобы Стас и Вероника закончили работы, на нынешнем этапе наличие модели уже не было необходимостью, а Вал убедился в том, что портреты интересны ему в плане приобретения. Впрочем, предварительное "одобрямс" он уже высказал.
   - У кондитерской, ладно? - попросила высадить ее пораньше Вероника, которая вдруг возжелала торт.
   Куратор, погруженный в свои мысли, рассеянно кивнул.
   - Кстати, тот альбом, "Мизантропия - наше все", это не группы Вала творчество? - спросила девушка, заполняя тишину в авто.
   - Там на обороте название группы написано, - отозвался Стас. - Асоциальность. Его.
   - Ага, - кивнула Вероника и примолкла.
   "Не тянет его на поговорить - мне же проще", - всю оставшуюся дорогу она разглядывала виды за окном.
   Торт с яблочно-карамельным желе и миндалем, новинка, присоветованная продавцом, и вовсе все мысли унес на волне вкусового удовольствия. После него можно было и на новую порцию издевательств от темноухих подписываться.
  
   Пещерный ядозуб - звалась подвижная мишень. Пещерой назвать место его (и его сородичей, в количестве неисчислимом) обитания язык у Хэйт не поворачивался - зал размером был со стадион. Подземный стадион с паршивым освещением и кучей сталагмитов, беспорядочными нагромождениями торчащими то тут, то там.
   - Ты вольна делать с ядозубами все, что угодно, - сообщила Тариша перед тем, как отправить подопечную оттачивать метательные навыки. - Но применение магии портит их шкуру, а она - наиболее ценное, что есть в ядозубе. Других тренировок с рассекающими воздух не будет, в твоих интересах задействовать их. Впрочем, решать тебе.
   - Поняла, - сказала адептка тогда.
   - Это целое поле с экспой! - восхитилась она, попав внутрь.
   И принялась его "окучивать", но сначала вызвала Геро - посмотреть на дальних родственников. Ядозубы выглядели, как очень большие ящерицы с темной шкурой в желто-оранжевую "крапинку".
   - Меня преследует этот цвет, - поморщилась она, готовясь отправить в полет Игг'Шадир.
   Предупреждением Тариши пренебрегать она не собиралась, тем более, монстры в этот раз ей попались, вроде как, не самые страшные. Уязвимость к огню, устойчивость к яду и кислоте, двадцать восьмой уровень, три с небольшим тысячи единиц здоровья. "Мишень" была с полметра в длину, и Хэйт попала в нее с первой попытки. Попадание вышло так себе - в хвост, и здоровья сняло около четверти. Ящерка вполне заслуженно обиделась - и послала в обидчицу ядовитый плевок.
  
   Внимание! Вы подверглись воздействию негативного эффекта: Слабость.
   Слабость: атака снижена на 25%!
   Срок действия: 30 сек.
   Внимание! Возможно усиление действия эффекта при повторном попадании яда ядозуба по персонажу.
  
   Ядозуб около входа был один, они вообще располагались на приличном отдалении друг от друга, что было на руку адептке. Мысленно поблагодарив систему за предупреждение и извинившись перед Таришей за порчу ценной шкурки, Хэйт запустила в монстра угольки, тлен, затем - когти мрака. И только потом, включив ауру стойкости (она не хотела задействовать ауры сходу, не поняв, относятся ли они к магии, вредоносной для шкуры ядозубов), скомандовала детенышу гидры подойти вплотную к ящерке, которая сама навстречу к врагу не спешила.
   Второй плевок не заставил себя долго ждать, как и обещанное усиление эффекта - атаку порезало на 50%, переименовав дебафф в сильную слабость.
   Хэйт запретила Геро атаковать, питомец переминался возле моба, крутя головами, сама адептка также бездействовала.
   Пещерный ядозуб плюнул в третий раз.
  
   Внимание! Вы подверглись воздействию негативного эффекта: Паралич.
   Паралич: ваше тело парализовано, вы не можете атаковать, уклониться от атаки, блокировать, парировать атаку.
   Срок действия: 10 сек.
  
   Вот тут монстрик засеменил было к Хэйт, но его перехватил Геро, которому адептка односложно приказала:
   - Бей! - и порадовалась, что голосовое меню управления питомцем работает даже в параличе.
   Детеныш гидры вцепился зубами обеих голов в ящерицу, выбивая крохи здоровья - его адептка предусмотрительно сняла скиллами.
   - Умничка, - похвалила питомца девушка. - Еще и уровень поднял.
   Геро апнул девятнадцатый уровень. Впрочем, окидывая взглядом помещение внушительных размеров, хозяйка "зеленого змия" не сомневалась, что это не последнее за день поднятие уровня - и для животинки, и для самой Хэйт. Теперь-то она знала, чего ожидать от населяющих этот зал монстров.
  
   Второго ядозуба она убила Игг'Рашшаром. При включенных аурах. Как и с первого моба, выпала из дымной сферы "порченая шкура ядозуба", класса "малоценный" - то бишь, ерунда, сдаваемая за гроши торговцам из НПЦ. Если классы предметов приравнять к этажам, то мифический будет - пятым, обычный - первым, а малоценный - погребом.
   Хэйт сочла успешным и этот эксперимент. Отключила ауры и принялась выкашивать ящериц: при успешном броске без магии, а если ни один из двух отправленных в полет клинков не прикончил ящерку, то добивала скиллами. Бестии Бестиями, а от нехорошей привычки помирать на каждом шагу она решила избавляться. "Шпильки" возвращались к владелице через пятнадцать секунд, а промежуток между плевками ядозуба составлял четыре секунды. Три плевка, если не увернуться хотя бы от одного, ставили цель в паралич - и Хэйт сильно сомневалась, что за срок действия парализации челюсти монстра не поработают на славу над ее тушкой. А уж выяснять, продлевается ли дебафф от четвертого попадания ей и вовсе не хотелось.
   - Пора отбивать потери, - с долей цинизма сообщила ящерицам адептка.
   Очень уж ее расстроил факт, что сольный турнир для уровней с двадцатого по двадцать пятый становится недоступным при переходе на двадцать шестой уровень, независимо от того, что она "слилась", и слилась изрядно. Один раз достиг - система запомнила, к турниру не допустит. Эти знания девушка успела почерпнуть с официального форума игры прежде, чем ей показали новый - оранжевый, как пятна на шкурах ящериц - потолок. Пятна, к слову, бесили.
   Запрет был логичен, каждый новый уровень нес усиление - хотя бы очки характеристик, но успех авантюриста на турнире девушку раззадорил, хотелось выступить и доказать, что классы, презрительно называемые "гимпами*" могут что-то из себя представлять, а не только выступать в качестве зрителей или "мяса".
   Да и дохнуть за последние пару недель Хэйт устала. Одно к другому - и по "полю с экспой" понесся "комбайн".
   Когда же выяснилось, что ядозубы еще и респятся, хоть и не быстро, девушка недрогнувшей рукой отключила таймер. А то как запищит в неподходящий момент, рука при броске дрогнет - это же минус шкурка.
   "Я же достаточно сознательная для того, чтобы выйти раньше, чем меня вырубит? Само собой", - мысленно попрощалась с таймером Хэйт.
   И нет, ее не вырубило: выйдя из зала (в отличие от предыдущих "учебных" залов Бестий, покинуть этот можно было в любой момент) и еще не рухнув под ноги Тарише, она успела промямлить:
   - Выход.
  
  
   ------------------------------------------------
   *От англ. Gimp - калека. В ММОРПГ - класс персонажа, не представляющий определенной силы в ПВП, при равном уровне значительно уступающий другим классам в сражениях против других игроков.
   ------------------------------------------------
  
   Уже следующим днем (хотя каким днем, поздним вечером), попросив у наставницы несколько минут на "подумать", адептка сделала запрос по оповещениям предыдущей игровой сессии.
  Уровень вернулся к достигнутому в орочьих степях и даже больше - Хэйт теперь была адептом тьмы двадцать девятого (с половиной!) уровня. Три десятка неиспользованных очков (за поднятие уровней). Питомец добрался до очередного умения и до двадцать второго уровня. Умение, привычно уже пассивное, называлось "Многоголовость" и изменило вид питомца - у него выросла третья голова; кроме того, здоровье увеличилось в два раза. Если Хэйт верно поняла описание, каждое улучшение этого умения будет давать ровно такой же эффект: плюсовать одну голову, а здоровье множить на два.
   - Теперь я верю, что ты уникальный, - одобрила развитие питомца Хэйт.
   Достижений новых (или повышений имеющихся) не случилось, а по статам, кроме заметной прибавки к ловкости (тридцать шесть за восемнадцать часов пребывания на "поле экспы"), ничего глаз не радовало. Единица к интеллекту, две к силе, четыре к мудрости.
   "Живучесть, выносливость, стойкость - нет, не слышали?" - сокрушалась адептка, но с цифрами не спорят.
   Всю дорогу Хэйт активно раскачивала любые параметры, кроме ловкости: силу - перегрузками и трудом в ремонтной мастерской, выносливость - долгими, подчас изнурительными действиями, мудрость и интеллект - в сражениях, живучесть и стойкость - терпя удары разных тварей. Ловкость же росла только при забегах, проводимых от случая к случаю, и по мелочам - как, например, с "куклой" в Гильдии Воинов. А ведь чем дальше, тем сложнее повышать параметры - как в боях, так и мирным путем. Вот и росла теперь, как на дрожжах, ловкость, обгоняя другие статы.
   Но это были досужие рассуждения, все-таки цель захода на "поле экспы" задумывалась иная, не подкачать себя и детеныша гидры.
   Сначала, пока обходила "стадион" по краю, Хэйт крепко задумывалась: а где вообще связь между ящерицами и отработкой навыка метания кинжалов по движущимся мишеням, если мишени ни фига не движутся, пока их (мишеней) цель не встанет в паралич? Уже позже, когда квартеронка начала углубляться в сторону центра зала, когда невозможно стало выбивать одиночные цели (чем дальше от стен, тем кучнее собирались ядозубы), мобы показали ей, в чем состоял урок. Если цеплялось два ядозуба за раз, они делали по плевку, потом один из них оставался на месте, пока "перезаряжалась" ядовитая слюна, тогда как второй кидался на адептку. Попасть по прыгающей ящерице оказалось в разы труднее, чем по ящерице сидящей. И еще от плевка той, что осталась на месте, нужно было увернуться.
   Еще веселее было, если ядозубов "агрилось" три: они "скидывались" по плевку и дружно подскакивали, целясь в разные части тела Хэйт. Тут пригодились сталагмиты: нырнув за торчащую из пола каменюку, можно было уйти от атаки ядом, запустить в одного монстра "шпильку", второго застопорить лозой, а от третьего увернуться, и натравить на него питомца.
   Компании больше трех мобов квартеронка обходила стороной, не стоила овчинка (она же шкура ядозуба) выделки.
   Кстати, прозвание свое ядозубы оправдали полностью, укус у них тоже был ядовитым, но вешал обычный дот, с "тикающим" уроном. И это было здорово, так как не всегда рассекающие воздух попадали в цель, и не всякий раз Геро успевал перехватить моба на пути к его хозяйке. Случалось и такое, что адептку прикусывали.
   Хэйт настолько соскучилась по равной схватке, где все зависело только от ее реакции и умений, что все восемнадцать часов реального времени, проведенные на "поле экспы" она, что называется, отрывалась. За мучения и - что противнее - беспомощность в стихийных залах, за ощущение "куклы на веревочках" шагов становления и искушения с взаимодействием, ведь что от нее там зависело? Разве что, присвоит или нет она яйцо драконицы. А так, она просто следовала заданному сценарию, проявляя себя если только упрямством.
   Ей нужна была такая "отдушина", чтобы только она, мобы... и смерть, много смертей. Ну и опыт, и дроп, хоть самый завалящий...
   Инвентарь после многочасовой схватки вызывал лишь саркастичную ухмылку; из нового в нем были: порченые шкуры ядозуба в количестве двух тысяч ста сорока восьми штук, шкуры ядозуба (не порченые, класса - редкое) - всего шестьсот одна, зубы ядозуба (тоже редкие, алхимический ингредиент) - триста семь штучек. Зубы Хэйт оставила себе, о них Тариша не упоминала, а нормальные шкуры передала наставнице сразу, получив выговор за малое их число.
   Адептка не стала оправдываться, просто пожала плечами. И получила приказ следовать за наставницей. Тренировки перед шагом силы продолжались.
  
   В небольшой комнате с закругленными стенами, куда привела ее Тариша, имелось зеркало. В полный рост и вместо рамы камень, но сам факт наличия зеркала в цитадели Бестий как-то не вязался с суровостью нравов здешних обитательниц.
   - Традиционная прическа Бестий, - подведя подопечную к зеркалу, пустилась в пояснения дроу. - Имеет несколько рангов. И внешних отличий. Узел или, в твоем случае, два узла, это низший ранг.
   Хэйт вгляделась в отражение. Вызвать в меню опцию "вид спереди" и рассмотреть, чем же ее "украсили" темноухие, можно было и раньше, но то одно, то другое происходило - и у адептки банально не доходили руки.
   Пробор строго по центру, тоненькие косицы разделены пополам, скручены в два жгута и свернуты, завязаны узлами как раз на выдающихся (длиною) ушках, кончики косиц завернуты внутрь узлов, пряча острые "треугольнички" (право, незачем их видеть, что неписям, что игрокам), в центре каждого узла красуется по украшению - виднеются рукояти клинков с драгоценными камнями. Вроде как - экзотическая прическа, заподозрить в ней нечто большее сложно, если ты не знаком с Бестиями...
   - Такая прическа функциональна, - продолжила лекцию Тариша. - Покуда вставлены в нее рассекающие воздух, волосы зафиксированы. Узлы без фиксации легко развязываются, движение ты уже опробовала однажды. Резкий взмах головой от правого плеча к левому, повтори.
   Хэйт вытащила из узлов обе "шпильки", мотнула головой, как накануне.
   - Раскрывать лезвия в землях, не подчиняющихся длани Ашшэа, следует с опасением: так, служители Иттни без труда опознать могут в тебе одну из нас. Жрецы Балеона с неодобрением отнесутся, но препятствий чинить не станут. Оркам, после недавних событий, уважения только добавится, а гномы не скажут ни слова, покуда ты не влияешь на их прибыль и дела. Но детей Иттни обходи стороной. Не по силам тебе с ними сражаться, а миром пришлую с дарами Дома Бестий едва ли отпустят, особенно эльфы из Дома Лоз.
   - Не стану, - заверила наставницу адептка, не кривя душой.
   Проще не выделяться из толпы и быть для неписей "еще одной пришлой", чем давать им повод счесть тебя опасной. Больше того, если демонстрацию "Иггов" вполне себе допускала девушка, особенно при раскладе: она и сотоварищи против каких-то злючих мобов, то показ "расширенных функций укладки" в ее намерения не входил. Разве что - если никаких других вариантов не останется.
   Паранойя Рэя ни при чем: в исполнении адепта тьмы такие фокусы, как метание кинжалов - что-то за гранью возможностей игрового класса. Волосы, которыми можно убить - за гранью граней. Нехитрая аналогия: "шпильки" - это козыри в колоде, весомые такие козыри, а прическа - джокер. Один раз за партию два козыря могут изменить ход этой партии, а джокер - и вовсе закончить оную. Но что могут козырные тузы, отправленные в "отбой"?
   Выдав в ПВП новые возможности хоть единожды, Хэйт с немалой долей вероятности в дальнейшем становилась бы целью для вражеских дамагеров номер один. На аренах кланы обкатывают новичков, а после - анализируют записи схваток. Группы, вроде их, ходят на арену, чтобы сыграться, и тоже обсуждают действия как себя, так и противников. Информация, как недавно убедилась девушка на примере записи с картиной "Доверие", имеет свойство распространяться. Выглядит теперь Хэйт - зеркало свидетель - неординарно, скрыть прическу под капюшоном можно, конечно, но это дополнительные сложности. Припрятанные в рукаве козыри сильнее, когда обладатель этих козырей неизвестен широкой публике. Посему - нет, никаких рассекающих воздух в режиме ПВП. Про "джокер" с волосами и думать нечего, его прилюдно только тогда можно использовать, когда никаких иных вариантов уже не осталось, а ставки высоки настолько, чтобы оправдать последствия.
   Маська "засветила" свою кошку с новыми алмазными коготочками в подвале с рабами, и то при раскладе: вызов Хэтти или жизнь Хэйт, на которую завязано было задание по вызволению рабов. Второе появление снежного барса состоялось при схожих условиях: тьма тьмущая мобов и квест-итем, выпадающий в случае гибели... снова, как ни странно, Хэйт. И на момент вызова барса сторонних игроков в зоне видимости не наблюдалось, это потом уже скотина с писклявым голосом вылезла.
   Гнома использовала рассечение, активируемое забавной командой: "От винта!" - но с ее запасом здоровья можно было привлекать внимание врагов на той же арене, больше того, влив урона в "толстенькую" по показателям защит (магической и физической) и хп - он даже на пользу группе, отлечить Маську полегче, чем, скажем, Кена. Зато про инженерию древних распространяться гномка не спешила, и на продажу, насколько Хэйт было известно, изделий не выставляла. О причинах можно было только догадываться, но на заметку взять следовало.
   - Ты сказала, есть несколько рангов прически, - пока разговор не зашел в глубокие дебри, решила полюбопытничать Хэйт. - Можешь рассказать?
   Тариша замешкалась с ответом.
   "Где-то там скрипят скрипты", - отметила паузу адептка.
   - Рангов пять, - все-таки не стала замалчивать сведения Бестия. - Тот, что у нас - это лезвия и яд. Ранг выше получает обруч, каждый шип которого - это чья-то смерть или страшная мука. На третьем ранге нет внешних отличий, но в волосы вплетаются нити эргиума, и каждый замах в боевом режиме способен рассечь не только тело, но и латный доспех, а также расколоть камень. Четвертый, особый ранг, для таких, как сестра Шанайя. Черный жемчуг в ее волосах - это дурман или яд, грезы или кошмары. Пятый - только для Матери Дома Бестий, о нем говорить я не смею.
   Прическа книжницы и впрямь отличалась от виденных адепткой ранее в Доме Бестий, там косы сплетались в эдакую сетку, и каждый "узелок" на сетке украшала черная жемчужина. Но у сестры Шанайи было столько особенностей, что способ укладки волос Хэйт заметила - и забыла.
   "Да уж, Дом Бестий - та еще кубышка. Заглянуть бы в нее поглубже", - вздохнула адептка.
   - Итак, к уроку. Все тело Бестии - орудие смерти, и волосы не исключение. Но мало махать головой, полагаясь на яд и остроту лезвий, важно и не подставить себя под удар при атаке. Горло и глаза - уязвимые точки для дроу, людей, орков, гномов и эльфов. Ты должна быть быстра, чтобы сила твоя не обернулась слабостью, сильна, чтобы удар не прошел впустую, сдержанна, чтобы не расходовать яд там, где можно обойтись без него. Не в моих силах научить тебя чувству боя, но я передам тебе, что сумею. Итак, базовое движение, повторяй как можно точнее...
   Дроу наклонила голову, плавно "перетекла" из одной позы в другую, перенося вес на правую ногу, и крутанулась вокруг своей оси, заставляя косички взмыть в воздух.
   Это было красиво - в исполнении Бестии. И коряво - в пробном повторе адептки.
   - Еще раз, - не выказывая недовольства, скомандовала дроу.
   Хэйт молча повторила движение, а потом еще раз двести. Наплевав на усталость и на то, что не сравниться ей с наставницей в ловкости.
   Не использовать прическу в ПВП не равнялось - не практиковать вовсе.
   А ловкость росла, то и дело мелькали оповещения, изредка сменяемые схожими, про выносливость.
   И все чаще мелькала хищная улыбка на лице Бестии.
  
   - Уф-ф, - потянулась Вероника, выбравшись из капсулы после затянувшейся тренировки. - Это было сильно.
   Она взмахнула головой, прогнулась назад, как бы уходя от удара, отпрыгнула, крутанулась волчком... И относительно мягко присела на пятую точку, не удержав равновесия.
   Выходило хуже, чем в Восхождении, но лучше, чем должно было: ежедневная зарядка и пробежки далеко не каждый день - вот и все, что входило в физподготовку девушки.
   - Бестии! - Вероника пожала плечами и потопала в душ.
   На свежую голову, с чашкой любимого кофе и кусочком-другим тортика, соображалось ей лучше, проверено практикой.
   А поводов включить "соображалку" было, как минимум, два. "Игги" и конечности Астао, Праматери Теттов.
   Посиделки с кофе, тортом и думами вскоре воплотились в жизнь.
   - Кузькина... кузнечикова мать, - отхлебнув глоточек, Вероника зажмурилась. - Покойная.
   Во время боя Тариши с бочкообразной тварью о шести лапищах дроу проделала невозможное - для любого игрока Восхождения. Бестия отделила от тела мини-босса несколько частей этого тела - а именно, все шесть лап. Команда игроков, схлестнувшись с Астао, скорее всего выбрала бы дистанционный бой с одним "танкующим", который выдавал бы умения, вызывающие агрессию, и отходил бы из зоны поражения конечностей; сама команда рассредоточилась бы по пещере, чтобы кислотные плевки мини-босса не попадали на несколько целей. И заливали бы Праматерь уроном.
   Предположим, в группе было бы семь гномов с топорами и без арбалетов (гном без арбалета такой себе боец дальнего боя), с ними, вместо Белоснежки, адепт света - бафов для, и пара монахов, чтобы лечили. И вот эти гномы навалились бы на одну лапу Праматери, рубя, пиля и стуча по ней топорами. Итогом стала бы не отделенная от туловища лапа, а семь гномьих трупов - раньше или позже. Без вариантов. Не позволяет игровая механика игроку подобных фокусов, вот нанести травму с помощью особого арбалетного болта - теоретически, да. Хотя болт, способный нанести травму мини-боссу, должен быть изготовлен мастером кузнечного дела (и как минимум умельцем в столярном деле), и цена этого болта будет немаленькой, да и шанс прохождения негативных эффектов на мини-боссов ничтожен, а на боссов дебаффы и травмы не действуют вовсе.
   Для Бестии же явно не существовало ограничений, и лежащие отдельно от Астао конечности тому свидетельствовали.
   - Иная степень взаимодействия с миром, - прикончив кусок торта, выговорила Вероника. - Следовало догадаться.
   "Глубина воздействия" на все, что может встретиться в Тионэе, для игрока и для НПЦ может разниться - и разнится, без сомнений.
   - Ну, мы-то приходим поиграть, а они там живут, - покивала сама себе девушка. - Но те, кто это создавал, титаны мысли.
   Тут бы стоило задаться вопросом, ко всем неписям относится эта "глубина воздействия" или только к избранным, например, обитающим в неких "тестовых" локациях, где разработчики обкатывают возможные изменения. Но отвечать было некому, право, не кофеварку же спрашивать, к которой Вероника направилась за кофейной добавкой.
   За второй чашкой крепкого бодрящего напитка она думала про "Игги" - острейшие, тонкие, изящные орудия убийства.
   Они не считались оружием: единственный слот для оружия занимал одноручный посох. В слоте для головного убора находилась диадема кровавой росы, с нею "шпильки" не конфликтовали. "Элемент декора" - пожалуй, клинки можно было назвать так, несмотря на их смертоносность.
   Спустя пятнадцать секунд после броска они возвращались в руку, отправившую их в полет, причем пальцы сами обхватывали рукоять, без "управления" со стороны героя. Это отчасти напоминало девушке, как Рэй шел на зов Влассы, ведуньи-демонессы - он не сознательно управлял виртуальным телом, его "вела" игра. При максимальной реалистичности тренировок с "Иггами" и волосами именно этот момент - с самостоятельно сжимающимися пальцами - выбивался из общей картины.
   "Несчитово!" - хотелось завопить ей в первый раз, но она смолчала - Бестия не поняла бы такого поведения подопечной. А потом как-то привыкла, перестала обращать внимание.
   Еще одна "игровая условность" всплывала, когда кинжалу приходило время вернуться, а рука была занята; тогда появлялось небольшое окошко с оповещением "Игг'Шадир/Игг'Рашшар перемещен в инвентарь владельца". Доставать его оттуда перед броском было не так удобно, как когда "Игг" сам оказывался в руке, но с этим неудобством нужно было мириться.
   "Почему не в волосы?" - хотелось ей спросить в начале тренировки, а потом вопрос отпал сам собой: если "ножны" из узлов развязывались, "шпильки" могли бы воткнуться в кожу головы, наверное, но выглядело бы это дико. Кстати, при вставленных в узлы "элементах декора" головой можно было трясти хоть до сотрясения мозга (проверяла, трясла), косички не развязывались.
   Как собрать прическу обратно, в "мирный" режим, Тариша ей показала, и сложного в процессе "сборки" не было ничего: подобрать половину косичек, свернуть, затянуть, повторить со второй половиной. Кончики прятались сами, еще одно допущенное игровыми условностями послабление.
   Занятно выходило и с уроном, наносимым "шпильками" при попадании в цель, строка в описании: "Урон: вариативно", - на информативную не тянула. Если с мишенью на стене все было просто: попала - промазала, то с "живыми" целями получалось... по всякому получалось.
   Вероника отвлеклась от торта, чтобы включить компьютер, поискать кое-какие сведения.
   Бывало, что отличный, казалось бы, бросок оставлял на шкуре ящерицы разве что царапину; ради правды, такое случалось нечасто. Бывало и так, что вроде бы неудачное попадание, например - в хвост, как с первой ящерицей, выдавало весьма ощутимый урон. Попадание в голову почти всегда давало неповрежденную шкурку вследствие мигом окочурившегося монстра. Оповещений о том, сработал или нет "фатальный удар", упомянутый в описании (и как раз искомый посредством форума сейчас Вероникой), не всплывало ни разу. О наложенных дебаффах - проскакивали оповещения.
   Почему-то в голове у нее крутилось сравнение "шпилек" с инструментом, изначально созданным не для убийства: хирургическим ножом, среди них и обоюдоострые встречаются. Наверное, сопоставление с традиционными японскими украшениями для волос было бы уместнее (Галка, любительница сыпать необычными словечками, название упоминала неоднократно, но из головы Вероники оно вылетело), которые в действительности применялись со схожими целями специально обученными особями женского пола. Они и с веерами, по рассказам Гали, чудеса творили, и наперстки из каленой стали с "когтями" не стеснялись использовать. Но представить урон веером или "кошачьим когтем" Веронике было трудновато, а то, что украшало прически, вроде как использовали больше, как колющее, а не метательное оружие.
   Наверное, поэтому ассоциация со скальпелем и родилась: будучи дочерью врача, она могла вообразить последствия вхождения летящего хирургического ножа, скажем, в ногу (хвоста же у человека нет). Если эта нога внезапно обута в латные ботфорты, нож отлетит в сторону: "цель прошла проверку на устойчивость", что-то вроде вероятности сбивания каста при получении урона. Если скальпель брошен неудачно, но попал в место, где брони нет (или она слаба, как капроновый чулок), то последствия будут варьироваться от царапины до серьезной раны. А если метнули его в такую незащищенную часть ноги удачно, и лезвием рассечены важные кровеносные сосуды, то кровопотеря доставит владельцу ноги много неприятных ощущений.
   "Снимет треть хп, если не остановить кровь? Да легко", - ухмыльнулась мысленно девушка. "Что уж говорить о скальпеле, прилетевшем в глазное яблоко"...
   - И все-таки некорректно сравниваю, - тут же вслух посетовала она. - Наверное, какие-нибудь сюрикэны* были бы ближе. О, фатальный удар!
  
   ---------------------------------------------------
   * Сюрикэн (яп. 手裏剣) (дословный перевод: 'лезвие, скрытое в руке')- японское метательное оружие скрытого ношения (хотя иногда использовалось и для ударов). Представляет собою небольшие клинки, изготовленные по типу повседневных вещей: звездочек, игл, гвоздей, ножей, монет и так далее.
   ---------------------------------------------------
  
   На форуме в разделе авантюристов нашлось упоминание. На сотом уровне, кто-то даже достиг его, несмотря на непопулярность класса, открывалось к изучению умение "Роковой удар" с довольно-таки сильным (относительно других умений авантюристов) уроном и пятипроцентным шансом нанести фатальный удар. Не смертельный, что было бы жирно даже для ущербного класса. Критический урон с множителем, варьируемым в зависимости от "сложности" монстра: от десятикратного для простого моба до двукратного для боссов, боссов местности, эпических и мифических боссов.
   - Б-р-р, - тренировки в Обители Бестий негативно сказывались на мыслительных способностях девушки. - Прошедший "фатал" на обычного моба: крит скилла, умноженный на десять. То есть, если стандартный множитель крита к умению изначально от двух до пяти по разным абилкам, выходит, что базовый урон скилла будет помножен на двадцать-пятьдесят? Для элитного "фатал" множит крит на пять, для мини-босса на три, для всех, кто выше - на два. Не кисло, однако.
   От торта остались только крошки. А Веронику тянуло в сон, несмотря на две выпитые подряд чашки кофе. Она потянулась, решив махнуть рукой на намеченную пробежку и лечь спать.
   Бестия обещала ей еще одну тренировку, а потом - воплощение шага силы. Бой.
  
   - Вы долго готовитесь, - сказала Глава Дома Бестий, вызвав к себе Таришу и ее подопечную. - И малое дитя за отпущенный срок обучилось бы многому, так не разочаровывай же меня, Тариша.
   "А говорила: сама скажешь, когда будешь готова", - вздохнула Хэйт.
   Наверное, не продвинься они с дроу дальше запланированной "программы обучения", до выговора бы не дошло. Но Бестия решила научить пришлую уклоняться от ударов, раз уж та стала "чуть менее неповоротливой, чем горная гряда". Хэйт связала это заявление с возросшей до ста пятидесяти ловкостью.
   Согласию воспоследовали плетка и иголки (те самые, не удаляющиеся), в задачу же Хэйт входило: уклонение от всех ударов дроу, и, при удачном раскладе, нанесение контрударов. Иголок в процессе тренировок квартеронка получила много, удовольствия мало, уклониться у нее иногда получалось, а провести контратаку - ни разу.
   Но на шестом часу тренировки игольчатая и рассвирепелая адептка получила награду за свои труды.
  
   Новая способность Уворот добавлена.
   Уворот (пассивное): шанс увернуться/уклониться от атаки противника увеличен на 10%. Распространяется на физические атаки. Дальнейшее улучшение способности невозможно.
  
   Очередное ограничение для мистиков - неулучшаемость пассивки - Хэйт было понятно, а вот откуда Тариша узнала, что их хочет видеть Мать Дома (сразу после трели оповещения), не очень.
   И выходило по всему, что "самодеятельность" Бестии приблизила развязку.
   - Я готова к схватке, - произнесла Хэйт, не ощущая в себе никакой готовности. - Тариша была мне хорошей наставницей, пора доказать это делом. В бою.
   Неписи любят высокопарности - если они не орки, конечно - это адептка давно уяснила. Сработало и в этот раз: грозная НПЦ кивнула и велела следовать за ней.
   Они пришли в амфитеатр: вокруг огромной арены тянулись ряды каменных сидений, над головою серело небо. Несмотря на кажущуюся открытость этого участка Обители Бестий, тут не работала карта, и летучее почтовое безобразие не объявлялось.
   - Ночь - лучшее время для боя, - торжественно произнесла Мать Дома Бестий. - Скоро здесь будут те, кто пожелал увидеть схватку. Пришлая против дочери Дома, небывалое событие. Пройдя шаг силы, получишь ты право именоваться Бестией, проиграв же - покинешь Обитель. Прежде, чем начнется бой, я требую клятвы. Никому, никогда и нигде не поведаешь ты о Доме Бестий и всем, что с ним связано. Ни при каких обстоятельствах, включая пытки и угрозу жизни - для пришлой, вроде тебя, это условие не трудно соблюсти. Клянись!
   - Даю слово, - легко согласилась Хэйт, готовая к такому.
   Тариша говорила о клятве, когда показывала "отпочкование" от стены.
   "А куда она делась-то?" - заметила отсутствие наставницы адептка.
   - Хорошо. Нарушишь слово - познаешь гнев Ашшэа и долгую память Бестий. Теперь - шаг силы ждет тебя.
   Мать Дома указала на спуск, ведущий к арене.
   - Бой до ухода за грань, одна схватка. Соперница твоя ослаблена, бой будет честным. Да коснется длань Ашшэа победительницы!
   Хэйт сделала пять шагов, прежде чем остановилась и спросила:
   - Я ведь так и не узнала, с кем мне предстоит драться?
   - Шанайя оказалась права, а я нет, - негромко ответила непись, не отрывая взгляда от ночного неба. - Я полагала, что ты поймешь.
   Поняла Хэйт, уже спустившись. На арене напротив нее стояла, сияя призывно-хищной улыбкой, Тариша.
   Перед глазами адептки будто отрывки из кинофильма замелькали... Безучастное лицо Бестии, проговаривающей: "Не останавливайся, пока можешь идти!" - Бестии, с видом мраморной статуи протягивающей ей ломоть хлеба. '"Не сходи с пути", - послышалось ли Хэйт участие в голосе Тариши? "Лучше", - первая похвала после зала с ежами; дроу, растворяющаяся в стене. Восторженная Тариша, им вот-вот поручат миссию по похищению драконьих яиц. Шипы под горлом: "Мне дозволено убить тебя, пришлая", - холодная отповедь, а после - Бестия, шинкующая теттов, метнувшихся на вскрик подопечной. "Не отпускай мою руку!" - и две ладони, сплетаются над жерлом пышущего жаром вулкана, а сверху - обсидиан, жидкое пламя и исступленная ярость ограбленной драконицы. Улыбка на устах дроу, подмечавшей первые успехи Хэйт на тренировках...
   "Мне не важно, смогу я ее победить или нет" - выкристаллизовалось понимание. Хэйт остановилась.
   - Я не стану биться с...
   Тариша остановила ее взмахом руки.
   - Станешь! Отказ от схватки покроет позором меня, как наставницу! И не смей поддаваться, не этому я тебя учила!
   Амфитеатр заполнялся. Бестия, стоящая напротив адептки, пылала негодованием, а Хэйт искала в себе хоть намек на жажду победы.
   "Если Мать Дома ослабила Таришу до прохождения контроля - этот бой можно считать разменом. Разменом состоявшейся Бестии на бесполезную для Дома пришлую: обращение в камень, сад камней, если не успею за обычное окаменение, с аурой темного равновесия мне ведь должно хватить урона. Пойдет ли на такой размен Мать Дома? Не должна. Да и как при таких условиях наращивать численность Ордена?"
   До сего дня она полагала, что где-нибудь в глубине горы обучается другая "неофитка", из местных, и шаг силы должен стать финальным аккордом в подготовке одной из них: та, что победит, сильнее, она-то и вольется в ряды Бестий. Второй же... не повезет, а неудачниц в Доме едва ли держат.
   - Я спрашиваю: готовы ли вы к поединку? - прозвучал над ареной голос Главы Дома Бестий, каким-то образом усиленный и исполненный торжества.
   Тариша вскинула руку с мечом к небесам.
   - Во славу Ашшэа!
   Хэйт пробежалась взглядом по пиктограммам умений, активировала ауру темного равновесия, обойдя вниманием прочие ауры. Открыла окно инвентаря, убедилась в наличие эликсиров, метательных игл и яда. Для комплекта "расходки" не хватало еды с бонусами, но еде неоткуда было взяться, срок годности блюд ограничен, а проситься на кухню к Бестиям ей в голову не приходило.
   Адептка вздохнула, пожала плечами.
   - Во славу Ашшэа, - повторила она за наставницей.
   Небесная серость подернулась тьмою, тут же рассеившейся.
   - Богиня-воительница услышала призыв! - возвестила Мать Дома. - Да начнется бой!
   "Чтоб вас всех", - ругнулась мысленно Хэйт, отмечая взглядом сестру Шанайю, стоящую рядом с Главой. "Будет вам нескучный бой. Начнем с трясины"...
   Шаг назад, начать подготовку камнепада, обозначив область действия почти внахлест с трясиной. Тариша стоит с мечом в опущенной руке, не спеша нарезать на ленточки подопечную.
   Отмена каста, покуда дроу медлит, еще один шажок. Достать иглу и духовую трубку. Пробный "выстрел" ушел в "молоко", Бестия лишь качнулась, как тростник на ветру. Убрать и трубку, и иголку в инвентарь - и забыть про них, не тот противник...
   Тариша приняла стойку, с которой когда-то начинала сражение с теттами.
   "Предупреждаешь?" - с грустинкой подумала Хэйт, возобновляя подготовку камнепада. У скилла долгая подготовка, слабый урон, дружественный огонь в наличии, но против всех минусов - быстрый откат.
   Отпрыгнуть, едва завершив каст, уворачиваясь от летящей "шпильки". Движения дроу замедлены, это очевидно, иначе не успела бы Хэйт среагировать.
   Лоза! На метнувшуюся к противнице сразу после броска кинжала Бестию. И бежать, потому как скилл не прошел. Пыльца на бегу, остановиться - замедление от трясины сработало, дать немощность, опробовать обращение в камень...
   Не прошел ни один из дебаффов. Каменные шипы - по почти доставшей Хэйт дроу; темный клинок рассекает лишь воздух, а шипы бьют по шипастой Бестии. Остолбенение!
   Пальцы Хэйт сомкнулись на рукоятке Игг'Шадира. Аура мужества. "Говорите, она не для мистиков?.." Бросок, касание тьмы, ведь цель так близка - и неподвижна! Полет и темного "собрата" - с такого расстояния не промахнуться.
   Бег на пределе скорости туда, где раньше стояла Тариша, обновить трясину, а поверх нее - призвать частицу изначальной тьмы. Бестия чаще всего мчит напрямик к своей жертве, шаг взаимодействия наглядно это показал...
  
   Критический удар! Вы нанесли 490 единиц урона умением Тьма изначальная!
  
   Лоза - опять в отражение. Каменный кулак - неудачно. Прыжок назад. Тлен... Сбит.
   Дроу рывком преодолела отделявшие их метры, ударила без замаха; Хэйт выгнулась, пропуская лезвие в миллиметрах от тела, затем откинулась назад, пропуская над собой каскад смертоносных кос. И охнула от боли, когда шипы наручей левой руки Тариши вонзились в живот адептки.
   Регенерация, касание земли!
   Второй удар темным клинком - по бедру, новый взмах волосами...
   "Всего-то и нужно, что замешкаться чуть-чуть", - промелькнула мысль в голове падающей девушки.
   Откатиться в сторону, вскочить. Лоза - да прошла же!
   Распластаться на камнях, потому как красиво увернуться от летящего кинжала ни малейшей возможности. Поскорее подняться, в положении лежа скиллы не работают. "Узнать бы, кто вписал это ограничение, и прибить его к чертовой матери!"
   Лечение, регенерация. Капля... Клинок в руке - метнуть сразу же, не затягивая. Промах. Капля. Второй кинжал - тоже в полет, и тоже - промах. Тариша гибче подопечной, а лоза лишь обездвиживает, не сковывая движений корпуса и рук.
   Капля, тлен, капля, прыжок в сторону. Лечение!
   Немощность, бег и счет капель.
   Лечение - и шкала здоровья, изящно выведенная Бестией в красный сектор, почти полна.
   Лоза... отражена. Значит, ничего, кроме бега... или сада камней, который не хотелось бы использовать. Или...
   Жуткая боль в основании черепа, серое небо, разлетающееся миллиардом осколков, тихий вздох - не свой, тело, рухнувшее сломанным манекеном на камни, не способно вздыхать.
   - Поединок окончен, - объявила Мать Дома Бестий.
  
   - Ты покинешь Обитель, пришлая, - безразличный голос Главы Дома заставил Хэйт, поднимающуюся с холодной плиты круга воскрешения, поморщиться.
   - Знаю, - ответила она, отряхивая несуществующую грязь с мантии.
   Угрюмо оглядела "комитет по встрече", состоящий из главной неписи в этой локации и разговорчивой книжницы. Тариши поблизости не наблюдалось.
   - Все-то они знают! - заливисто засмеялась сестра Шанайя. - Юные воспитанницы, одна другой одареннее, и каждая знает больше, чем жрица и воительница, видевшие уход Ашшэа в иные сферы. Куда нам до них...
   - Это до или после того, как она с Балеоном сплеталась в объятиях страстных? - разозлилась адептка: ее только что побили на арене, а теперь доконать нотациями надумали - неписи! - У меня где-то гравюра завалялась. Ну очень тонкой работы.
   - До! - отрезала Мать Дома, окинув пришлую таким взглядом, что расспросы о божественной сущности той задавать расхотелось. - Ты покинешь Обитель сегодня же. Путь мучений, крови и кошмаров для тебя завершен. Шанайя не стала расходовать силы, чтобы связать разорванную нить между духом и телом, а в остальном шаг силы для тебя прошел, как для любой воспитанницы Дома Бестий.
   Хэйт заморгала, пытаясь переварить услышанное. Будь она "местной", ее бы... воскресили?
   - А вы способны...
   - Испытания не проводят, если Дом Бестий вовлечен в сражения, - серьезно, без намека на смех, отозвалась книжница. - Потому как для возврата из-за грани нужна одна из высших жриц, коих в Доме четыре, вместе со мною; место же пятой пустует больше столетия. Есть пределы, которые не пересечь даже воле Ашшэа. Одна из нас присутствует на испытании, включающем шаг силы, непрерывно. Дом Бестий не разбрасывается искрами тьмы.
   "Вселенная бесконечно расширяется, если верить Галке и статьям по астрофизике, которые она мне усердно подкидывала, а вот ум мой - наоборот. Ужимается он. Я же про размен Тариши на меня всерьез думала"...
   - Когда завершается один путь, открывается новый, - подхватила за Шанайей Мать Дома. - Путь осознания. Не всегда он приводит обратно в Обитель, множество идущих отсеивает путь. Если будет на то знак Ашшэа, и ты придешь в Дом Бестий, либо как одна из его дочерей, либо как вечный друг Дома.
   - Кто-нибудь из испытуемых вообще побеждал в бою шага силы? - устало и невпопад спросила Хэйт.
   - Нет, - покровительственным тоном ответила сестра Шанайя. - Но, чем ярче бой, тем благосклоннее к претендентке богиня-воительница. Да что это я! Похвалить за красивую схватку пришла и заговорилась. Книги ждут, книги!
   И улетучилась - порталом.
   - А если бы я победила, - не унималась адептка. - Стала бы Бестией? Сестра Шанайя воскресила бы Таришу? И те дочери Дома, что пали в сражении с Архидемоном, почему не воскресили их?
   Главная НПЦ локации покачала головой.
   - Много вопросов. Да, ты бы ей стала. Нет, связь духа и тела Тариши осталась бы разорванной. Потому как лишь поддавшись, дочь Дома Бестий могла бы проиграть. На ее стороне опыт, сотни схваток, знание всех слабых мест подопечной. В Доме Бестий нет места малодушию. Что же до тех, о ком я скорблю: Шанайя поведала о пределах. Не будь в эльфийских землях высших жриц, и пало бы безвозвратно много больше моих дочерей.
   - Благодарю за ответы, - кивнула Хэйт. - Могу я попросить вернуть меня в тот храм, из которого забрала меня Бестия?
   - Это будет проделано, - согласилась Мать Дома.
   - И до того, как я уйду, - адептка замялась. - Могу я написать ваш портрет?
   Непись, уже развернувшаяся, чтобы выйти из зала, застыла на месте.
   - Искра творца требует выхода? - по недолгому измышлению проговорила Глава Дома Бестий.- Что же, вреда от сего не будет. Однако картина должна будет остаться в Обители. Согласна, пришлая?
   Хэйт кивнула. Мысль о портрете необычной этой дроу подспудно преследовала девушку со дня получения достижения "Те, кого нет".
   - Нужно ли тебе что-то особенное для работы? - дождавшись покачивания головой от адептки, НПЦ вызвала пурпурно-черный овал портала. - Следуй за мной.
  
   Громадные разлапистые деревья с лиловыми длинными иглами, узкий ручеек, над которым вздымался сиреневый пар, и друзы светящихся зеленых кристаллов на стенах - так выглядело место, в которое открыла портал Глава Дома Бестий. Потолок Хэйт, как ни вглядывалась, не могла разглядеть.
   Покуда пришлая осматривалась, НПЦ прошествовала к скамье, высеченной в одном из валунов - пол в подземном помещении не был разровнен, и корни деревьев соседствовали с глыбами, прорастая, казалось, из этих камней.
   Мать Дома села на скамью, как на трон: прямая, несокрушимая, как основание гор.
   "Это ее место", - проникшись производимым неписью впечатлением, поняла Хэйт. "У других это могут быть комнатушки, дворцы или койки в казармах - а она живет здесь".
   "Модель" молчала, глядя на ручей, и художница, не говоря ни слова, начала раскладывать свои инструменты.
   - Нас было мало, - прервала молчание дроу, когда Хэйт нанесла первый мазок на холст. - Сильные, быстрые, одаренные - и разобщенные. Было множество малых домов, и все они соперничали друг с другом. Власть, знания, близость к Ашшэа - поводы изыскивались на ходу. Интриги, яд, нападения скрытные и не очень, ничего не чурались главы домов. Даже угроза войны со светлыми эльфами не внесла единства.
   Глубокий и такой отстраненный голос неписи буквально пронизывал художницу. Широкие мазки и тонкие линии ложились на холст, складываясь в фон: скамья, дерево, ручеек.
   - Ашшэа, создавшая свой народ столь изворотливыми и властолюбивыми, желала иной доли детям тьмы. Мир может воцариться лишь тогда, когда силы противников равны, а дети Иттни, ведомые к подступам горных крепостей владыкой Илиоссантом, были сплоченным воинством, в противовес малым домам дроу.
   С осторожностью Хэйт принялась за написание модели: в виртуальности из-под ее кисти полноценных портретов не выходило, ни "Искра Архидемона", ни "Скорбящая" таковыми считаться не могли.
   - Богиня призвала пятерых. Шанайю, меня, Шасну, Вайшэ, Руаттар. Была долгая ночь, в течение коей главы малых домов отправились за грань. К исходу ночи каждая жрица в каждом святилище готова была озвучить волю Ашшэа: лишь один Дом угоден богине, и скрыт он будет от случайных взглядов, и не станет этот Дом править дроу, но станет - защищать, от врагов внешних и внутренних; великой честью и великой жертвой будет вхождение в этот Дом. Так появились мы.
   Рассказчица смежила веки, погружаясь в воспоминания.
   - Бестиями нарек нас военачальник Илиосанта, под Гаэрланом. Второе по величине воинство вел Лиидар, лагерь, вставший на подступах к крепости, тянулся, насколько хватало взгляда... Мы не за жизнью Лиидара шли, но за знанием о том, что готовят он и его владыка. Из сердца лагеря похитить охраняемого воина, чтобы к рассвету вернуть его, не помнящего о событиях ночи, не потревожив ни единого эльфа - и я, и Шанайя унесем за грань память о той ночи. Не обманись ее речами, в пытках искуснее Шанайи не встретишь и обойдя всю Тионэю. Сломался и Лиидар, но прежде окрестил нас с нею - бестиями. И нам пришлось по вкусу. Понравилось и сестрам, в ту ночь приводившим в негодность осадные орудия первого войска. Так Дом Бестий обрел название.
   - Почему вы его не убили? - как-то не особо задумываясь над рассказываемой историей - портрет был важнее - спросила Хэйт. - Разве возврат Лиидара не был лишней сложностью и лишним риском?
   - Смерть военачальника породила бы панику, но панику кратковременную, - с удовлетворением в голосе ответила Мать Дома Бестий. - Его бы заменили, а в планы нападения, вероятней всего, внесли бы изменения. Нет, пришлая, этот риск был оправдан. С тем, что мы сделали, дети Иттни так и не узнали, почему проиграли войну, превышая "исчадий тьмы", как они звали дроу, численностью и дисциплиной воинства. О, не просто далась дроу и Дому та победа: приграничные крепости были разрушены, после того, как жителей их вывели по подземным туннелям. Разбив тех дроу, что оставались защищать стены, отряды эльфов входили в пустые поселения, и там же гибли: сестра Руаттар сильнее всех дроу была во владении стихией земли; горы она рушила и мяла, как пожухлые листья, над головами захватчиков. И первою из нас отправилась за грань: крепость Ташгаил ослушалась приказа Дома, жители ее не оставили свои дома. Бунт остатков малого дома, чьего имени не вспомнят и камни, и сотня детей, оставленных тем домом в крепости, а после, когда поражение защитников Ташгаила стало неминуемым, Руаттар не покинула крепость. Лишь когда все ушли, а стены Ташгаила пали, начала она обрушение, и погребла под обвалом не только эльфийский отряд, но и себя.
   Хэйт боролась с кистью: не выходило на холсте то, что она видела в Главе Дома Бестий.
   - Она не сумела уйти порталом?
   - Отряд нес реликвию, препятствующую открытию врат, а Руаттар пришлось подпустить детей Иттни слишком близко. Ташгаил запретом Дома Бестий никогда не будет отстроен заново, тогда как другие крепости, разрушенные в ту войну, были восстановлены. Второй ушла за грань Шасна, но прежде отправила туда третье войско Илиосанта, не дав ему дойти до крепости Штэсс. Кто нанес ей смертельную рану, мы так и не узнали, в каньоне Семи Звезд не осталось выживших. Вайшэ пала в последнем бою, стоившему эльфийскому владыке всего его воинства и жизни. Когда исход сражения для детей Иттни стал ясен, маги владыки открыли портал, что должен был спасти их повелителя и их самих. Шанайя направила свои чары на магов и портал, но против нее одной было несколько десятков врагов: их ответный удар и приняла на себя Вайшэ, дав время Шанайе на закрытие портала и наложение великой печати мрака на эльфийских магов.
   Хэйт заслушалась. Только теперь она смогла оценить отсутствие игровых подсказок почти во всем, что касалось Ордена Бестий, которое поначалу злило и сбивало с толку. Целостное повествование, без всяких там: "Вы получили столько-то очков репутации с Орденом Бестий", - после уместно заданного вопроса, или: "Побывайте в каньоне Семи Звезд и отыщите какие-либо свидетельства гибели Бестии по имени Шасна, сложность задания такая-то", - в истории возникновения Дома было немало '"закладок" под серьезные квесты. Вместо этого адептка слушала непростую, кровавую и, вместе с тем, грустную историю, погружаясь в рассказ и забывая, что рассказчица - набор алгоритмов, строк кода.
   Она снова подняла отложенную кисть.
   - Перед уходом в иные сферы Ашшэа создала залы испытаний. Дети из крепости Ташгаил в большинстве своем пожелали присоединиться к Дому, пройдя испытания. Большинство из них были девочками, но и несколько юношей пришло тогда к нам. Шанайя и я обучали их, истязали их, ломали и заново соединяли их волю, тело и разум. И всякий раз к шагу силы приходило гордое дитя, уверенное в исключительности своей. Одного за другим разубеждала я их, давая последний урок. Последний - перед их уходом в большой мир, перед путем осознания. Боль и терпение, данные мною оружие и навыки - этого не хватит, чтобы понять роль Дома Бестий в судьбе Тионэи. Как долго испытуемый будет проходить этот путь, и пройдет ли его - в руках Ашшэа и идущего по пути.
   "Вы выпускаете рыбешку из аквариума в океан, говоря ей приплывать обратно, когда та победит всех акул", - без осуждения подумала художница, вдохновенно кладущая мазок за мазком.
   Мать Дома Бестий, поведав ей историю Дома, замолкла, замерла в неподвижности, схожая со статуей.
   А Хэйт, отдавшись "видению руки", создавала картину, которой не суждено покинуть пределы обители Бестий. Закончив же, бессильно уронила на камни кисть.
   Непись встала со своего "трона", обошла мольберт. А потом долго стояла, не говоря ни слова.
   На картине было два изображения: сплошь седая Мать Дома, сидящая на каменной скамье, водянистыми глазами глядящая во тьму; напротив нее, за ручьем, черноволосая гибкая девушка с мечом в руке, изогнутая в танце (или схватке?..). Лицо сидящей - безразличное, застывшее, подобно маске. Лицо сражающейся: воодушевление и горесть.
   - Ступай, дитя, - после долгого молчаливого созерцания проговорила Глава Дома Бестий, жестом указав направление. - Там ждет тебя Тариша, чтобы попрощаться и открыть портал. Ты не просила награды, за шаг искушения и за это творение. Не стану спрашивать, почему. Я призову тебя, когда придет время. Ступай.
   "Потому что ум ужимается, потому и не просила", - устало подумала Хэйт, складывая краски. Мольберт оставила, вместе с картиной; купить новый всегда можно, а ей и правда - пора. Загостилась она тут.
   До того, что в какой-то момент перестала думать о том, что происходит за пределами обители.
  
   С Таришей они не прощались. Бестия проводила бывшую уже подопечную до уступа, покачала головой, украшенной шипастым обручем. Широко улыбнулась, открывая портал:
   - Встретимся.
  
   - Письмо! - в какой-то раз возмущенно трепетала крыльями фея. - Письмо! Отличное письмо!
   - Давай сюда, - смирилась с происходящим адептка. - То, которое отличное.
   Старшая жрица храма Ашшэа в Крейнмере отсутствовала, а невзрачная (после Бестий) послушница-дроу, остановленная Хэйт в святилище, знала лишь то, что "начальства" не будет еще день: из-за вестей о демонских отродьях, проникших-таки на Тионэю, высшее жречество разных религий собралось где-то на территории орков. Каштэри тоже отбыла.
   Откуда-то из-под лепестков, составлявших наряд личной посланницы, хрупкой, почти что прозрачной ручонкой была извлечена коса. Высотою в две феи, не меньше. Играючи обхватив косовище, малявка взмахнула инструментом и рассекла перевязывающую свиток пурпурную ленту (свиток появился на пути лезвия из пятна черничного цвета). Свиток развернулся, падая на ладонь адептки.
   - Я не буду спрашивать, откуда она у тебя, - помотала головой Хэйт. - Но - эффектно.
   "Укокошу, ушастая! Сдеру с тебя шкуру ленточками и пущу на новый щит. Потом заставлю Монка тебя реснуть, и убью по новой", - гласило "отличное" послание от Маськи.
   "Я тоже по тебе соскучилась гномятинка", - умилилась Хэйт. "А Монк не мог проучить воскрешение, рано ему".
   - Я в Крейнмере, подхожу к кузнице, убивай, сколько душеньке твоей угодно, - озвучила она ответное послание.
   Посланница, явно утилизировавшая свою волшебную палочку, отправку письма оформила своеобразно - стукнув по свитку пяткой косы.
   - Знаешь, так и в самом деле значительно круче, - похвалила находчивость феи адептка. - А больше писем не приходило?
   Ухмылочка на лице летучей наглости и ворох свитков, посыпавшихся на голову Хэйт, послужили ответом.
   - Зар-р-раза! - погрозила кулаком пустоте - феи уже и дух простыл - девушка.
   И принялась разгребать корреспонденцию.
  
   - У-ушастая? - неуверенно вопросила гномка, усиленно морщащая лоб. - Барашка? Нет, кавайка. Каравайка! У-и-и!
   Хэйт закатила глаза и вздохнула.
   - Лучше бы грохнула, право слово. Что еще за "каравайка"?!
   - Так вот же! - с восторгом вытянула "перст указующий" в сторону правого узла на голове квартеронки Мася. - Круглый, украшенный и с косичкой - каравай! Так, забей, это потом. Что с тобой стряслось, что ты на связь не выходила столько времени?
   Если б Хэйт не знала приятельницу, то решила бы, что у той раздвоение личности: перескакивать с темы на тему, меняя "градус" разговора и настроения за доли секунды не каждый может. Но, в случае гномы, мгновенно переключаемый рубильник состояний "умилительная наивность" и "здравый смысл, помноженный на расчетливость" работал исправно, сколько адептка знакома была с Маськой.
   - Ничего такого, о чем стоило бы волноваться, - пожала плечами Хэйт. - Нормально все.
   - Если у тебя проблемы, - понизила голос до еле слышимого Массакре. - Любые проблемы, от слова "вообще", хоть тут, хоть там, дай мне знать. Ты можешь на меня рассчитывать, поняла?
   - И на меня, - вкрадчиво сообщил Рэй, вышедший из тени соседнего с кузницей дома. - Хоть тут, хоть там.
   Адептка, вздыхая, закрыла глаза, а затем и уши - ладонями, ибо малая с нерастраченным жаром принялась выяснять, откуда взялся кинжальщик, как давно он греет уши и каким образом узнал о месте встречи с "длинноухой потеряшкой".
   "Как же тихо было в горах!" - с запозданием оценила прелесть покинутой локации Хэйт.
   - Хорош зрителей развлекать, - посоветовала разбуянившейся гноме адептка, затем добавила для обоих. - У меня действительно все в порядке, и тут, и там, спасибо за заботу.
   Двери кузницы отворились, из них вылетело что-то похожее на сплющенное ведро, с неприятным звуком грохнулось под ноги Хэйт. За "ведром" выскочил вихрастый подросток, который, завидев лежащее на мостовой жестяное изделие, рухнул на колени. Подобрав с мостовой "ведро", прижал его к неширокой груди.
   - И не возвращайся, бездарь! - высунулся из дверного проема массивный кулак кузнеца Вальха (если кулак и можно было спутать с чьим-то другим кулаком, то голос, отлично знакомый адептке по давнишней миссии с наковальней Равновесия, очень вряд ли).
   - Не так я себе представляла нашу встречу, - взирая на вихрастого сверху вниз, снова вздохнула Хэйт. - В последний раз, когда у моего подола валялся мальчуган, я вляпалась в такое дело, что и вспоминать противно. Валим!
   - Но-о-о, - протянула гнома, оценивающим взглядом окинувшая композицию из подростка, ведра и подола. - Заманчиво...
   - Никаких "но", топаем отсюда! - сдвинула брови адептка.
   - Обернись, малая, - сказал Рэй, которого как-то не сильно задели Маськины обвинения в преследовании.
   За гномьей спиной стояла и шушукалась группа из пяти игроков (судя по экипировке). Поодаль еще двое (а то и больше, в тени здания могло и больше находиться народу) одиночек отиралось.
   - Кто-нибудь мне поможет? - печально спросил юноша, прекративший-таки прижимать к груди "ведро".
   - Они! - дружно указали пальцами на ту пятерку Хэйт и убийца; гнома с неохотой кивнула.
   Пока кузница не скрылась из виду, шли молча. Гномка метала недовольные взгляды на спутников, Рэй шагал с непроницаемым лицом, Хэйт тихо радовалась, что первая встреча, хоть и смахивала на день открытых дверей в дурдоме, прошла относительно неплохо: пар спустили, никого не покалечили, вдрызг не разругались (для этого вроде не имелось предпосылок, но чем не шутят черти).
   - В "Мерзкого Крысолюда"? - нарушил молчание кинжальщик. - Выпить за воссоединение, так сказать. И Монка позовем.
   Маську перекривило всю.
   - Я бы предпочла место, где девки с вырезами до пупа и ниже не пляшут на столах. Так что мы идем в "Скрипку и ветер", Монку я уже написала. Как от каравайки с ухами записка прилетела, так и написала вам обоим, чтобы ждали там. Или ухи с каравайками? Хм-м...
   Рэй пожал плечами, проигнорировав выпад, а Хэйт было строго фиолетово, где пить травяной отвар и получать взбучку, независимо от того, танцуют в этом месте ветреные скрипки или крысолюды с вырезами.
   А заведение, в которое их гнома привела, адептке понравилось. И сочетание природного камня с красным деревом, и ветер, упомянутый в названии, невесть откуда бравшийся в закрытом помещении, и высоченный потолок. Разве что скрипка, летающая над столиками с смычком вместе - и без музыканта, который, в теории, должен к ним прилагаться для извлечения звуков из инструмента - раздражала слегка. Вроде бы и мелодии были приятные, и исполнение на высоте, но пробегал по спине Хэйт холодок всякий раз, когда скрипка зависала над их столиком.
   Малая тянула руки, норовя потрогать "каравайки", прищур Рэя выглядел ну очень подозрительным, отвар, заказанный адепткой, принесли холодным. Монк запаздывал.
   - Где шлялась-то, горемычная наша? - скорчила дурашливую рожицу Маська, переключившаяся с волос адептки на хмельную настойку. - И как эта прелесть смешнючая оказалась на твоей ушастой голове?
   Хэйт потянулась было, чтобы потрепать гномку по макушке, но передумала. Состроила скорбное лицо.
   - Я была на партийном задании. Там пули свистели, грохотали танки, вспыхивали взрывы и честь всей партии была на кону. Товарищ комиссар обещал наградить барбариской и красными пролетарскими штанами, ежели задание не будет провалено, но я его провалила. Барбариски нема, честь партии поругана, и меня, как не оправдавшую высокое доверие, изгнали с позором.
   - А партбилет на стол заставили выложить? - включился в игру Рэй.
   - А то! И свернули в бараний рог, сначала меня, потом шевелюру, - Хэйт изобразила жалостливый всхлип. - Такие дела, Мась.
   Гнома издала звук, схожий с бульканьем кипятка в кастрюле.
   - Такой отборной чуши мне еще не скармливали. Так и быть, вредина, не хочешь говорить, не говори. Ты от квеста, который сам в руки... ну, ноги, пришел, зачем нас увела?
   Хэйт понадобилось несколько секунд, чтобы сообразить, о чем речь, так что с ответом ее опередили.
   - Чтобы не привлекать внимания, - предположил убийца.
   - Чтобы помочь с моим квестом, - поправил Монк, умудрившийся подойти так, что никто из троицы его не заметил. - Рад вас всех видеть.
  
   Когда замкнулся круг ритуальных приветствий, и Рэй собрал присутствующих в группу, монах разделил задание.
  
   Задание: Вера - их щит.
   Поселение Крохтынь близ обители отшельника каждую ночь подвергается атакам нежити. Продержите оборону поселения в течение трех ночей подряд.
   Награда: 1000 очков репутации с Крохтынью.
   Требования: Персонаж, получивший задание, должен совершить паломничество к утесу Веры.
   Рекомендации: групповое прохождение.
   Дополнительное условие: если при обороне никто из жителей Крохтыни не пострадает, награда будет увеличена.
   Уровень сложности: средний.
   Оставшееся время на прохождение: 42 часа 15 минут.
  
   - Любопытно насчет времени, - заметил убийца, с сосредоточенным прищуром глядящий перед собою - не иначе, в описание вчитывался. - Три ночи, да даже трое суток - это только двенадцать часов. Или суть в том, что защищать можно в любые три ночи, не зависимо, с какого дня начали?
   Монах утвердительно качнул головой.
   - Три подряд, но начать можно не с ближайшей. Иначе было бы сурово, люди имеют свойство работать и учиться. Там больше было на таймере, я часть времени потратил на уточнения.
   Во взгляде Рэя появилась заинтересованность.
   - Нарыл что-нибудь полезное?
   - Ничего такого, что нельзя было бы рассказать по дороге, - спокойствию в голосе несколько перечил насмешливый взгляд, которым Монк окинул зал.
   - И опять одна репутация, - между тем опечалилась Мася. - С дырой на окраине цивилизации.
   Рэй хмыкнул.
   - У нас каждое второе приключение с никакой наградой, если верить описаниям, а потом откуда-то появляются непредвиденные плюшки.
   - Ну, тут и думать нечего, - Хэйт пожала плечами и отставила в сторону стакан с недопитым отваром. - Монку помочь в любом случае надо. Это же цепочка?
   Монах кивнул.
   - Час на сборы, закупку расходников и завершение текущих дел, - кинжальщик бросил на стол пару золотых монет, как оплату за несостоявшуюся трапезу. - Встречаемся у телепорта. Хэйт, моллюсков я куплю, что-нибудь еще нужно?
   - Лебеда, щавель, клевер, крапива, рукола, дикий чеснок, кислица, аир, кипрей, осот, - продиктовала по рецепту состав супа из десяти трав адептка, не без удовольствия наблюдая за вытягивающимся по мере диктовки лицом Рэя. - А то я не успею собрать за час все из этого списка.
   Маська захихикала.
   - Я так погляжу, не только прическа поменялась у нашей Хэйт, - посмеиваясь, произнес Монк.
   Хэйт сделала вид, что заслушалась мелодией, выводимой парящей скрипкой.
  
   В последний момент встречу перенесли еще на час позднее: гномка, хлопнув себя по лбу, заявила, что ей кое-кого срочно надо оттаскать за уши "там", и поэтому "тут" она сможет быть с опозданием. Рэй усомнился было, успеют ли они к ночи в нужную им дыру, получил от малой жаркое заверение: "Домчим, невидимчик, не стрекочи!" - и тоже по лбу. Хэйт заключила, что у мелкой чешутся ручонки и лучше ее - мелкую - к себе не подпускать в ближайшее время. Монк расщедрился на едва заметную улыбку.
   - В таком случае, я тоже отлучусь. Никто же не возражает? - Хэйт встретилась взглядом с монахом, покосилась на Маську и Рэя - этим двоим было не до нее. - Чудно, поем хоть, как человек. Выход!
  
   Первым делом Вероника метнулась к холодильнику: нормальной еды хотелось до ужаса. Вспомнился ей заказ кинжальщика в трактире: что-то с баклажанами, тушеная телятина с грибами в сливочном соусе. Девушка вздохнула, пытаясь не обращать внимания на позыв желудка: в недрах холодильника ни телятины, ни баклажанов не наличествовало, разве что упаковка шампиньонов стояла на нижней полке.
   - И сколько мы тут стоим? - достав грибы, осведомилась Вероника.
   Выглядели грибочки хорошо, хотя стояли в пластиковом контейнере под пленкой дня четыре, не меньше. И она решила рискнуть, потому как жареная картошка с грибами стояла в том недлинном списке (наравне с яичницей и варкой макарон) блюд, готовить которые Веронику научила мама, несмотря на протесты и увиливания самой Вероники.
   Шампиньоны не подвели, равно как и память, ужин получился вкусным.
   "И калорийным", - глядя на масло, оставшееся на сковороде, вздохнула девушка. Но даже на простейшую зарядку времени не осталось: "там" надо было забежать в гномий банк, оттуда - в Гильдию Магов.
   Проверив мобильный - никто не писал и не звонил, вот же счастье - она снова вздохнула.
   - Переиграла, - поставила диагноз самой себе Вероника, идя к капсуле.
   А идти почему-то не хотелось, несмотря на предстоящее приключение с приятелями, по которым она нет-нет, а скучала...
  
   Золотых в банковской ячейке лежало сотен семь, это Хэйт могла сказать навскидку. Было больше, но траты в орочьих землях уменьшили запасы. Еще там лежал Дневник Мудреца, положенный за прохождение зала яда.
   "Приправы, склянки для алхимии, немного овощей", - на бегу припоминала квартеронка, что еще ей следует прикупить перед походом - кроме книг заклинаний, заслуженных в залах стихий. "Вот же я клуша, описания изучила, а сколько сами книги стоят не глянула", - Хэйт тут же отругала себя за недальновидность.
   - Банк, Гильдия, потом только рынок, - пробормотала под нос очередность посещений она. - Если останется на что...
   Шестьсот девяносто четыре оказалось золотых в ячейке, неровное число - это потому, что перед чередой смертей в тех же орочьих землях всю наличность до последней монетки скидывали в банк.
   - Особо не разгуляешься, - забирая деньги, проговорила Хэйт.
   Бородатый осанистый работник банка, стоящий за не очень-то высокой стойкой, тихонько кашлянул.
   "Это он так ржет", - грустно подумала адептка, покосилась на гнома, забрала из предоставленной ячейки Дневник Мудреца. Сообщила, что закончила - окно, сходное с окном инвентаря, свернулось.
   Она не ошиблась: полученный том был похож на Записки Мудреца, только выбора опыт-статы не предлагал, сразу обещая прочитавшему двадцать свободных к распределению очков характеристик. Решив, что с распределением можно разобраться по дороге, Хэйт поспешила в Гильдию Магов.
   Там ее ждало разочарование.
   - Пять. Сотен. Золотых, - следом за магом, предоставлявшим выбор книг с магическими умениями, повторила Хэйт. - Зашибись.
   Возможность обладания скиллами, не присущими классу, на поверку вышла очень кусачей.
   "Когда читала описания, почему не поискала цены?" - снова отругала себя адептка, вздыхая. Предстояло ей сделать непростой выбор. Если со спеллом из воздушной стихии она так и не определилась, то с огнем и водой ее выбор был сделан, и хотела она обе книги: и Наледь, и Очищающее пламя.
   "Наледь-пламя, пламя-наледь", - терзалась Хэйт, уже чуть ли не монетку готовая подкинуть.
   - Хочу обе, - насупилась девушка.
   - Тысяча золотых, - бесстрастно отозвался маг в багрово-желтой мантии.
  - Знаю! - огрызнулась Хэйт.
   Время шло. Что готовит квест Монка, можно было только догадываться: "атаки нежити" могли быть как нападением всех мертвяков с окрестных кладбищ, слабых, но многочисленных - и тогда нужнее наледь, а могли быть визитами заскучавшего костяного дракона или умертвия, у которых паралич и трупный яд по площади были самыми используемыми умениями - и тут бы к месту пришлось очищающее пламя.
   "Это дыра на окраине цивилизации, как высказалась Маська, а Монк совсем мелкий, не будет там дракона. И умертвие маловероятно", - определившись все-таки, успокаивала себя Хэйт.
   - Наледь.
   Пятьсот золотых она высыпала на стол, и с каждой монеткою было так жаль расставаться...
   Изучение недешевого фолианта не улучшило настроения адептки.
  
   Вы изучили новое умение: Наледь.
   Наледь: сковывает льдом пространство в радиусе 10м, нанося 100 единиц урона магией воды; шанс поскользнуться и упасть на скованной льдом области 50%. Время действия: 3 сек. Количество целей: не ограничено. Подготовка: мгновенно. Затрата маны: 330 мп. Перезарядка: 5 минут.
  
   Наносимый урон был очень так себе, а для умения без уровней владения (и повышения урона с прокачкой умения) - и вовсе формальным. Он и нужен-то был для выбивания из режима невидимости. Строки про "дружественный огонь" не было, значит, Рэй мог беспрепятственно растворяться в тенях - в отличие от вражеских убийц. А еще этот скилл мог дать три секунды для маневра в скоплении монстров, практикующих ближний бой.
   "Из воздуха все же возьму встречный ветер, может получиться неплохая связка", - решение о скилле воздушной стихии пришло само.
   С этой мыслью, почти примирившей ее с потерей денег, Хэйт понеслась вниз по этажам Гильдии Магов. До сбора оставалось всего ничего, а ей еще на рынок надо было забежать и сориентироваться в лавках.
   К портальным вратам она примчалась последней, и, глядя на запыхавшуюся приятельницу, компаньоны обошлись без комментариев.
  
   - Прыгаем: Велегард, Рохандор, Тлангор, Астолада, Хладгард, Хэмирвейд, Тугорн, - велела гнома и тут же пресекла возможные возражения. - Так надо!
   Последний в списке, Тугорн, был горным фортом.
   Сойдя с плиты портальных врат, Массакре уверенно зашагала на восток.
   - Малая, времени в обрез, если хотим начать ночные бдения сегодня, - следуя за гномой, озвучил мысль, не одного его посетившую, кинжальщик.
   - Поэтому мы здесь, - не сбавляя ходу, отмахнулась гномка.
   Она привела их к конюшне. Кони... в гномьем, видимо, формате, в стойлах просматривались. Бурые, в холке меньше метра высотой, в ширину (на глаз) почти столько же, шерстистые - длина и густота шерсти "коняшек" напомнила Хэйт о мамонтах, точнее, их изображениях.
   Покуда адептка, монах и кинжальщик таращились на животин, Мася подошла к конюшему - гному, разумеется, и вручила ему кошель.
   - Четыре, на полгода, - сказала она.
   Работник конюшни понятливо кивнул, вперевалочку потопал к стойлам.
   - Привязывайте, - махнула рукой гномка, когда конюший подвел четырех непарнокопытных к их группе - по одному к каждому.
   Хэйт с недоумением и любопытством подошла к "коню", который даже до размеров (в высоту, шириной-то перегнал) пони не дотягивал.
  
   Лошадка Туф-Туф; арендованный ездовой питомец.
   Имя: нет (нельзя задать).
   Уровень: 100.
   Здоровье: скрыто. Мана: скрыто.
   Скорость движения: 140.
   Срок аренды: 6 месяцев.
  
   Умения: скрыто.
  
   - Что за туфту ты нам подсовываешь, мелочь?! - оторопело выпалил Рэй.
   - Экономичного питомца, - насупилась Мася. - Живучего, хоть и не самого скоростного. Подняла репутацию, дали среди бонусов возможность аренды лошадок. Это не навсегда, как при покупке, но дешевле значительно, а если завтра ты встретишь и приручишь реликтового единорога, то эту лошадку просто вернешь, не стирая, как покупного. Доводы ясны?
   "Не стирая три тысячи золотых", - додумала мысль адептка, и кивнула, похлопав Туф-Туф лошадку по крупу.
   - Сколько с нас? - спросил Монк, с какой-то даже теплотой взглянувший на своего представителя отряда непарнокопытных.
   - Считай это подарком от фирмы, - махнула ручонкой гнома. - Мануфактура приносит хороший доход.
   - Спасибо, мелкая, ты молодчага, - сказал Рэй. - А я все никак не решу, что тебе подарить. Ничего дельного не попадается.
   - Правильный подарок подобрать не так просто, - понимающе произнес монах.
   А адептка смогла только улыбку из себя выдавить, причем виноватую: те двое явно знали о делах их приятельницы больше, чем Хэйт. И это было... неправильно.
  
   Еще серия переходов через портальные врата - и вся честная компания очутилась в Энтограде.
   - О-о, - протянула адептка, завидев дерево поодаль от плиты портала обхватом с иную башню.
   Высоту дерева определить не удалось, верхушка терялась за пределами видимости, а крона была столь раскидиста, что ветви накрывали всю площадь, на которой расположились торговые палатки. А складки коры расположились таким образом, что Хэйт вовсю мерещились в этих складках черты древесной физиономии: брови, глаза, нос, ломаная линия рта...
   - Ушастая, притормози, - нахмурила брови Маська. - Во избежание. Хэйт вопросительно уставилась на гному.
   - Это символ города, настоящий энт из эльфийских лесов, за какое-то великое деяние подаренный владыкой Светлого Леса крепости, тогда как-то иначе называвшейся. Считается, что он способен чувствовать тьму. Ты темная, по основной стихии, кто его знает, вдруг он отреагирует? - выдала мелкая краткий экскурс в историю города, и зачем-то добавила. - Если по восточной дороге ехать, упрешься в эльфийские земли. Но нам на юг.
   "И всякие там знаки от богини дроу, да презенты от Бестий имею", - остудила художественный порыв квартеронка. Сомневалась она, что всего перечисленного хватит, чтобы энт проснулся и начал буянить, но, как и сказала малая - во избежание. "Зато знаю, что черты... ну, назову это лицом, мне не примерещились".
   - По вторичной, - автоматически поправила Хэйт приятельницу. - Основная стихия у меня земля.
   - И тем не менее, - отмахнулась мелкая, которая не так часто оказывалась (на памяти адептки) не права даже в таких мелочах, как порядок распределения стихий у мистик-классов.
   - Я вняла, Мась, - примирительно улыбнулась Хэйт.
   Гнома взмахнула хвостиками.
   - Время, - напомнил Рэй.
   Монк уже призвал свою мини-лошадь и примерялся к седлу - в аренду коняшек сдали с упряжью. Его примеру последовали и остальные.
   Управлять конягами оказалось легко, хвала игровым условностям. В седле ей сидеть приходилось - по ту сторону реальности, ощущения были похожие, ну разве что приноровиться пришлось к короткому шагу животинки и собственной посадке, низкий рост и широкая спина лошадки Туф-Туф, наверное, были удобны гномам с их короткими ногами, а для прочих рас создавали некоторое неудобство.
   Шли лошадки вполне резво, "обгоняя закат", как высказалась, помянув при этом Барби, гномка.
   - Хотела бы я увидеть, как баба-танк будет сидеть на такой тумбочке, - хмыкнула Хэйт.
   Рослая Барби на голову выше того же убивца была, а с гномьим ростом ее и сравнивать-то было страшно.
   - Колени будет поджимать, - усмехнулся Рэй. - И жужжать о том, как ей неудобно, то поэтично, то матерно.
   - Ну уж нет, - решительно сказала Маська. - Молча она будет сидеть на лошадке, молча! Или бежать рысью, цепляясь за хвост лошадки Кена.
   - Опять же, выносливость подкачает, - безмятежно добавил Монк.
   Он уже успел рассказать компаньонам все, что успел разузнать про полученный квест - почти ничего. Нежить на поселок прет: "Ой, всякая, страшенная!" - самое внятное, чего монах добился от местных жителей. Стражи его гнали, точнее, спрашивали, готов ли он уже этой ночью встать на защиту Крохтыни, а на отрицательный (Монк не стал изображать супергероя) ответ сразу слали его прочь.
   Классовая цепочка, на выполнение которой он отправился из "Ворожеи и осла" чуть больше двух недель назад, согласно гайду, должна была завершиться паломничеством к утесу Веры. Но у него - не закончилась. Монк полазал по игровому форуму, и никаких упоминаний, что серия заданий может иметь продолжение, не нашел. По названию квеста также не обнаружилось ничего схожего.
   О Крохтыни информации было не больше: где находится, сколько примерно в ней неписей, что самих этих неписей - стандартный набор, никаких выдающихся вроде как быть не должно. Поселение, каких тысячи разбросано по Тионэе, ничем не примечательное, никому не интересное. Паломничество не требовало обязательного посещения Крохтыни, утес Веры был в стороне от поселения - прилично в стороне, Монк заглянул туда, чтобы оставить персонажа в мирной зоне, в реал ему понадобилось. Цепочка классовая на утесе закрылась - и уже в лавке, куда монах заглянул с целью скинуть "мусорный" лут, вывалилось продолжение. Торговка приняла товар, а потом залилась слезами о погибшем родственнике, который не успел добраться до стен поселения и был растерзан немертвыми. И система "наградила" монаха, всего лишь молча выслушавшего стенания НПЦ, заданием без запроса на согласие и возможности отмены.
   Монк выдвинул предположение, что в населенном пункте наблюдался дефицит игроков - и тут подвернулся он, подходящий по каким-то условиям. Спорить с ним никто не стал, ввиду отсутствия иных гипотез.
   - Загадочно, - только и высказала Маська, когда монах закончил рассказ.
   Добавить к этому "загадочно" было, в общем-то, нечего.
  
   - Слушай, а почему Туф-Туф? - спросила мелкую Хэйт, дабы разнообразить скучную поездку: даже самого завалящего нубского моба на всем пути им не встретилось. - Я поняла бы собачку Тяф-Тяф, но лошадка...
   - Туф-туф! - издала звук, чем-то схожий с гудком паровоза, лошадка. И встала, как вкопанная. Своих непарнокопытных "коллеги по седлу" притормозили сами.
   - Поэтому, - хихикнула гнома. - Корми теперь.
   - Чем?! - изогнула бровь в непритворном возмущении адептка. - В инструкции по эксплуатации о корме не сказано!
   - Любым овощем или травой, - сжалилась Маська. - В крайнем случае дай ей камушек в зубы, будет мусолить.
   - Блин, гномы суровы, это я знала, но чтоб камни грызть - это совсем жесть, - покачала головой Хэйт, достала из инвентаря морковину и подсунула овощ к мордахе мини-лошади. - Животное, радуйся, я не гном.
   Монк и Рэй (им тоже указаний по кормлению не доложили в комплект к упряжи) тут же стрясли с нее по морковке, дав повод девушке поворчать о том, что бы те делали без кулинара в группе и ее запасов...
   - Туф! - выдала лошадка, похрумкивая презентованным овощем.
   - Поблагодарила, - улыбнулся монах.
   - После ее феи я ничему не удивляюсь, - хмыкнул убийца.
   Настала очередь Хэйт ухмыляться, предвкушая реакцию приятелей на фею с косой...
  
   Добротная мощеная дорога плавно сужалась с удалением от Энтограда, постепенно превращаясь в утоптанную земляную дорожку, шириной с железнодорожную узкоколейку, без железной дороги, естественно. Ехать цепочкой, друг за другом, было вполне удобно, а вот телега уже вряд ли прошла бы. "Дырень!" - сокрушалась Маська, попытавшаяся было проехать не по натоптанному - и быстро свернувшая обратно на дорожку, потому как высокая придорожная трава "лошадке пузико защекотала". Почему-то никто не стал уточнять, каким макаром животина донесла сию информацию до гномки.
   Мобов, вплоть до самой Крохтыни, они не встретили - ни одного. Было это подозрительно, но поздно было уже отыгрывать назад, перенося "ночные бдения" на следующие игровые сутки: при въезде хмурый страж напрямик спросил Монка, будут ли они в эту ночь помогать в обороне. Монах ответил утвердительно.
   Добрались они почти вплотную по времени: небо затянули облака цвета пурпура с янтарной каймой, сумерки уже готовились вступать в права. При въезде Хэйт оглядела кострища, готовые к разведению огня, возле стены, опоясывающей поселение. Сама стена была каменная, в человеческий рост, чего для полноценной обороны явно было недостаточно. На язык просилось слово "забор", но девушка сдерживалась: они уже "вписались" в это мутное задание, плясать придется от того, что есть.
   Лошадок удалось пристроить на постоялом дворе, такой роскоши, как общественная конюшня, в Крохтыни не имелось. Тут как раз всплыл недостаток арендованных питомцев - они не отзывались по желанию хозяина, а следовали за ним, если не оставить их в стойле или на привязи. При выходе в реальный мир животное также не отзывалось, а дожидалось временного владельца там, где его оставили на постой. И в положенный срок требовало кормления, так что городские конюшни или стойла при постоялых дворах были лучшим вариантом для размещения на длительный срок ездового питомца.
   - Обереги, серебро и яшма! - звонкий девичий голос неуместно-бодро звучал над полупустым торговым рядом. - От немертвых защитят, зло отворотят! Гребни, заколки из серебра, пряжки и пуговицы, все серебряное!
   Гнома потянула Рэя за рукав.
   - Посмотрим? Может, там болты есть с серебряными наконечниками? Я с аукциона выкупила, что было, а было совсем чуть.
   Убийца не стал упираться, игровой вечер не перетек еще в игровую ночь, небольшая заминка была простительна.
   - Я думал, ты запустишь производство болтов сама, - высказал монах, снова заставляя адептку ощутить себя "не при делах".
   Маська нахмурилась, выдохнула шумно.
   - Бюрократия, она же предел работников по репутации с Советом. "Мехи", - ударение гнома поставила на первый слог. - Могут позволить найм столяра, если откажутся от одного из кузнецов или от ученика инженера. Кузнецы сейчас делают мне всю прибыль, а инженера из неписей я на всю расу нашла одного - из незанятых по контракту. И знал бы ты, какой он привереда! Игрокам нельзя учить местных, так бы я сама, эх-х...
   Из сумбурной речи гномы Хэйт вычленила, пожалуй, только название мануфактуры - упомянутые "Мехи" едва ли были чем-то иным.
   - Есть болты? - без околичностей выпалила мелкая (они как раз дошли до лотка звонкоголосой торговки). - Или отдельно наконечники?
   - Их на первой седмице разобрали, - покачала головой румяная девица с длинной русой косой и добавила, предвещая возможный вопрос Рэя. - И кинжалы тоже, даже дамские.
   Адептка же выискала взглядом гребень и заколки, последние в форме "невидимок". Зубцы гребня острыми не выглядели; что гребень, что "невидимка" на оружие не походили, так что интерес к товарам у Хэйт улетучился. У гномы тоже, после ответа торговки про болты, а монах с убийцей и вовсе за компанию подошли к лотку.
   - Если не берете ничего, уходите, - понизила голос девица. - Неспокойно скоро будет.
   Сумерки сгустились. НПЦ, не успевших скрыться в домах, становилось все меньше. Стражи зажигали факелы на столбах.
   - Нам пора к стенам, - негромко произнес Монк.
   - Верно, - тоже снизив громкость, согласился кинжальщик.
   - Так потопали! - шепотом велела гнома.
   Хэйт захотелось прикрикнуть, разрушить этот "заговор утихания", но она только фыркнула, отворачиваясь от лотка. И только перед воротами вспомнила:
   - Ребят, еды никакой нет, кроме сырых овощей, приготовить, скорее всего, не успею.
   - Не успеешь, - подтвердил Рэй, когда они вышли за стену. - Принимаем обмен, я раздам по набору борца с нежитью.
   Вокруг Крохтыни, шагах в ста от стены, сжималось кольцо тумана. Воздух наполнился запахами, сладкими и гнилостными. Большинство звуков вытеснил звучащий в отдалении скрип - так скрипит дверь с несмазанными петлями.
   "Или кости. В фантазиях разработчиков", - отрешенно подумала адептка.
   Стражи принялись поджигать дрова в кострищах.
   - Ночь обещает быть жаркой, - с азартом в голосе сказал убийца.
   Хэйт не ответила, она сосредоточенно жевала жареный чесночный хлебец, выданный Рэем в "наборе борца с нежитью". Хлебец на полчаса повышал мудрость на десять единиц и урон, наносимый нежити, на пять процентов. Про наносимый урон адептке понравилось особенно, ее жгло изнутри острое желание - уничтожать.
  
   Инструкций никто не давал: стражи, казалось, не замечали присутствия пришлых, монах, ответственный за квест, помалкивал, кинжальщик, выдающий перед боем (как правило) ценные указания, почесывал кинжалом кончик носа. Маська меняла городское неброское облачение на доспехи, не виденные раньше адепткой.
   "Видимо, все по своему усмотрению", - пожала плечами адептка и проверила лишний раз расходку, полученную от Рэя. Убийца не пожадничал: в наборе были и большие эликсиры здоровья и маны, и ошеломляющая смесь, и свитки на скорость магии (плюс пять процентов). И даже одно великое зелье бодрости - вероятно, на тот случай, если придется экстренно уносить ноги.
   Пурпур на небе сменился кобальтом, янтарная позолота выцвела, уступила место тьме. Вечер, в соответствии с таймером, перетек в ночь.
   - Лучники, готовьсь! - гаркнул страж, закованный в латный доспех; на его шлеме имелось золотое украшение в виде полумесяца, знак командира. - Мечники, щит на руку!
   Туман колыхнулся, потек на защитников Крохтыни, кроме скрипов звуча теперь звоном металла. Сначала из тумана показались костяные воины, скелеты в броне и без нее, за ними ковыляли зомби.
   - Огненными! Залп! - скомандовал командир стражей. - Встречаем тварей! Огненными! Залп!
   - Им бы священников, - Маська мялась, как неприкаянная, ломиться к монстрам, не очень-то резво идущих в атаку, было сущей глупостью, а стоять без дела, когда драка уже началась, гнома не привыкла.
   - Угу, - буркнула Хэйт, выставляя трясину на пути немертвых - той их части, что прямо в сторону ее группы перла.
   Лучники и мечники - по доспехам и оружию судя, других классов среди стражей Крохтыни не было. Священники против нежити ох, как пригодились бы.
   "Вера - их щит, но ни одной монашеской робы, кроме Монка, в рядах защищающих", - задумалась адептка. Додумать мысль не удавалось, а нехорошее предчувствие появилось.
   Монк - как мысли ее прочел! - поднял руку, активируя какое-то из своих умений.
   - Залп! - очередной выкрик стража совпал с появлением круга света, смявшего кости дюжины приближающихся скелетов.
   Не отставая от монаха в эффективности, Хэйт призвала изначальную тьму - и заулыбалась, глядя на поток сообщений о полученном опыте. Нежить уязвима к свету, но и тьма может нанести немало вреда ожившим трупам, а уж интеллект, ответственный за силу магических атак, адептка тьмы раскачала до достойного показателя - триста семнадцать с учетом экипировки.
   Выделив ближайшего костяного "бегуна", Хэйт немного поуспокоилась: тридцать седьмой уровень, с фракцией все понятно, нежить, четыре с небольшим тысячи очков здоровья, устойчивость к стрелам, болтам и метательному оружию, уязвимость к огню, свету и дробящему оружию. Случайно выбранный скелет из чуть более отдаленных оказался "постарше" уровнем, но не критично - тут не лавовому дракону в пасть глядеть, а всего-то тысячу-другую трупов упокоить окончательно. И зомби не особо удивили: уровнями они были от пятидесятого до пятьдесят девятого (из тех, кого Хэйт видела), вот по здоровью "толстячки", от десяти тысяч хп, с устойчивостью к колющему оружию и магии земной стихии, с уязвимостью к свету.
   Вроде бы стражей на то, чтобы обхватить Крохтынь, поселение маленькое и компактное, хватало, а значит, волноваться было не о чем. Но...
   "Вера - их щит", - царапало в уме адептки.
   - Мечники, вперед на пять шагов, принимаем на щиты! - проревел командир стражей. - Лучники, выцеливать зомби!
   "Вера, не стрелы и латы..."
   - Нам же уже пора вмешаться? - с восторгом в голосе и взгляде спросила гнома, подразумевая себя и убийцу, мистики-то уже сделали пару "ходов" по уменьшению неживого воинства.
   - Погоди, - осадил порыв мелкой Рэй, с нехорошим прищуром глядящий в клочья тумана. - Пока не пора.
   - Чего ждать-то? - скуксилась Маська, но топор опустила.
   - Если бы я знал, - поморщился убийца, показывая, что не одну Хэйт мучают сомнения и предчувствия. - Хрени какой-то ждать, слишком гладко все идет.
   Будто бы только этих слов и дожидались от него: за ограждением поселения кто- заорал дурниной. От неожиданности Хэйт не поняла даже, мужской или женский был голос.
   - Внутрь! - отреагировала на крик квартеронка, повернулась к ближайшему неписю. - Ворота откройте!
   - До утра ворота будут закрыты по приказу командира, - махнул головой страж.
   Она дернулась было в указанном направлении, где командир рубился уже с самыми шустрыми мертвяками, но ее остановил Рэй.
   - Я проверю, что там, - сказал убивец и... взбежал по вертикальной стене.
   - Вот вечно самое интересное мимо меня, - насупилась гнома, хмуро глядя то на стену, то на поле боя.
   Перед Крохтынью развернулось сражение, в котором им, по большому счету, не было места: высокоуровневые неписи, сшибаясь с немертвыми, крошили и рушили костяки. Там и тут рассыпались на отдельные косточки скелеты, порою по нескольку за один удар стража. Не будь у скелетов устойчивости к стрелам, сомнительно, что они вообще дошли бы до линии мечников.
   Монк и Хэйт, выцеливая одиночных мобов, награждали их порциями магии, святые атаки у монаха проходили на ура, а вот гномочке нечем было заняться, разве что плюнуть на защиту вверенных ей "тряпочек" (адептки с монахом) и рвануть в самую гущу боя.
   - Народ! - со стены свесился убивец; выражение его лица из-за сумерек считать было затруднительно, но в голосе слышалось волнение. - Вам стоит это увидеть.
   Монк окинул взглядом стену, примеряясь к высоте и, вероятнее всего, своему параметру ловкости. Хэйт взгляд от стены отвела, мысленно называя себя жадной заразой - ведь именно для таких целей идеально подходило умение "Стена плюща", а она зажала пятьдесят золотых и не купила книжку.
   Гнома фыркнула, подошла вплотную к "забору", выставила щит на протянутых руках.
   - Забирайтесь.
   Кинжальщик (предварительно кинжалы убрав) протянул руку, готовясь встречать поднимающихся.
   - А сама? - усомнилась адептка, сильно сомневаясь, что Маська сумеет повторить показушный забег Рэя по вертикальной поверхности, сколько бы сальто та не крутила, раскачивая ловкость.
   - Лезь, не зли меня! - беззлобно ругнулась в ответ гнома.
   И улыбочка на ее физиономии промелькнула хитрая-хитрая...
   Больше Хэйт не стала препираться. Встала на "порожек" из щита одной ногой (раз малая его выставила, силы ей хватит, чтобы вес выдержать), протянула руку Рэю. Убийца перехватил запястье девушки, втянул ее наверх. Монах последовал примеру адептки.
   Гнома же, оставшаяся внизу, сменила боевой топор на молоток, опустилась на одно колено и деловито застучала по земле.
   На довольно-таки узкой стене балансировать было неудобно, но Хэйт бы себе не простила, если бы предпочла спрыгнуть вниз и не досмотреть, что же задумала мелкая.
   Молоток был обычных размером, похожий у адептки был в наборе кузнечного дела, но при каждом ударе разносилось тяжелое, громкое: "Бух!" - аж неписи поглядывать стали на гномку.
   - По-осторонись! - звонко прикрикнула Мася, отступая в сторону и убирая молоток.
   "Бу-у-уф!" - пронеслось в воздухе, и на пятачке перед стеной материализовался громадный - в три высоты стены ростом - голем с непропорционально длинными (до земли) руками.
   Гномка хихикнула, забираясь в вытянутую големом "ладонь". Произведение инженерии древних неспешно подняло ладонь с "грузом" на высоту кромки стены.
   - А чего ты всех так не доставила? - осведомился Рэй, тоже не без интереса наблюдавший за происходящим внизу.
   - Это мой лифт, - вздернула носик малая. - А вообще, с настройками лень было возиться. А вот сейчас погодите...
   Гнома ненадолго замерла, судя по всему, настраивая схему поведения голема в отсутствие в зоне видимости и слышимости хозяйки. Голем свел руки вместе, замахнулся, швырнул в гущу зомби каменюку (откуда взялась каменюка, Хэйт не поняла). Штук двадцать разлагающихся мертвяков разорвало в клочья. Голем начал двигаться вперед, осторожно отодвигая защитников Крохтыни.
   - Это твое... големище не отзовется, когда ты выйдешь из радиуса? - спросила Хэйт, припоминая, как Геро, будучи мелким страхолюдным недоразумением, отозвался, стоило ей далеко от него уйти.
   - Не, - ответила Маська. - Это одна из топовых моделей, он задуман для защиты, ну или атаки, как использовать, укреплений. Крепостей там всяких... Ограничений для него меньше, а настройки шире.
   - Лишь бы неписей не попутал с мобами, - не обошелся без подначки кинжальщик.
   - Настройки, говорю, шире! - в праведном гневе повысила голос малая. - Я их пометила, как дружественные цели, а огня дружественного у его массух нет.
   - То-то я подумал, что он умнее себя ведет, чем иные люди, - негромко проговорил Монк. - Мы идем или продолжаем изображать голубей на проводах?
   Рэй спрыгнул со стены в сторону поселения.
   Стену тряхнуло: Хэйт, еще не последовавшая за убийцей, успела увидеть, как големище подпрыгивает, в приземлении впечатывая кулаки и стопы в землю, а вокруг него образуется воронка, наполненная останками немертвых...
   "Малая апнула инженерию до мастера и открыла мануфактуру", - заключила по увиденному (и услышанному) Хэйт: до мастерского ранга топового голема не собрать. "А я, после Бестий, считала свои игровые успехи выдающимися"...
  
   - Любуйтесь, - полушепотом (он вообще просил не особо шуметь) произнес кинжальщик, показывая в сторону домика.
   Домик был обычный, ничем из ряда не выделяющийся: одноэтажный, с соломенной крышей, от дороги отгороженный палисадником, зелень перед домом какая-то росла. Справа и слева от домика стояли его "братья-близнецы", схожие до мелочей, застройку тут явно по одному шаблону проводили. Но у "близнецов" перед окнами не летало полупрозрачное, будто сотканное из тумана и кошмарных снов, отдающее синевой лицо с высунутым распухшим языком и выпученными глазами. Там, где у головы положено находиться ушам, болтались полупрозрачные щупальца.
   "Парящий мертвый лик", - прочла Хэйт, приглядевшись к этой жути. Фракция - нежить, уровень семьдесят, здоровье - сорок тысяч очков, мана - пять тысяч. Уязвимость к свету и огню, устойчивость к воде и тьме, режущему, метательному оружию, стрелам и болтам.
   Стараясь не повышать голос, адептка пересказала увиденное компаньонам.
   Серая пятнистая кошка явилась на призыв хозяйки.
   - Атакуем? - коротко уточнила Мася.
   - Проверим на агрессивность и, если лик - агр, бьем, - неожиданно предложил монах. - Если нет, пусть он тут крутится, а мы проверим остальное поселение.
   Хэйт задумалась.
   - Рэй, ты выяснил, кто кричал? - спросила она: сказанное Монком имело смысл.
   - Нет, - убивец качнул головой. - Но отсюда был крик. Ни тел, ни живых на улице, кроме этой парящей хари, я не видел. И с Монком я согласен, хотелось бы знать, какие еще сюрпризы тут для нас подготовлены.
   - Шлю Хэтти, - предупредила гнома. - Будьте готовы ее лечить.
   Снежный барс прошел почти вплотную к шедевру больного воображения гейм-дизайнеров, монстр никак не отреагировал на маневр питомца.
   - Не агр, - озвучил очевидное Монк. - Отмечу этот дом на карте.
   И они двинулись дальше, изучать улочки поселения. В процессе обхода обнаружились еще два мертвых лика, ничем не симпатичнее первого.
   - Кто за то, чтобы добить летунов и вернуться за стену, пока на той стороне не закончилась нежить? - сердито высказалась адептка.
   Злилась она на то, что даже обнаружение мобов внутри ограждения не приблизило ее к пониманию сути задания.
   - Я! - живо откликнулась гномка. - Сюда к нам экспа не доходит от голема.
   И тут же, не дожидаясь иных мнений, ринулась в атаку.
   - Ребенок все решил за нас, - вздохнул Рэй перед уходом в невидимость.
   - Никакой она не ребенок, - еле слышно проговорила Хэйт, активируя ауры мужества, гнева и темного равновесия, а затем на пробу запуская в лик каменным кулаком.
   Из-за разницы в уровнях и статах дебаффы можно было смело вычеркивать из списка применимых умений, а вот прямой урон, хоть и в порезанном виде, мог пройти. Монах из схожих, видимо, соображений, разрядил в парящий ужас точечный скилл стихии света.
   Гнома сшиблась с ликом, кошка алмазными когтями полосовала туманное щупальце, кинжальщик не спешил, оставаясь в режиме тени - с устойчивостью монстра к режущему оружию от его кинжалов не так много пользы. Мертвый лик, не обращая внимания на мелкую с ее топором, выдул из уродливого рта в сторону Хэтти поток какой-то темной дряни.
   Хэйт сняла с кошечки, названной в ее честь, дланью эффект отравления и принялась лечить - неживая тварь вцепилась в пета щупальцами, перекачивая здоровье, "отвампиривая" поглощенные хп в свои.
   Гнома ругнулась, попыталась оглушить моба щитом, но безуспешно. Разница в уровнях...
   Прямо под ликом сверкнули кинжалы, вспарывая полупрозрачную субстанцию.
   Монк с окаменевшим лицом чередовал лечение кошки и святые умения в противника.
   Салли, призванная Рэем в стороне от монаха с адепткой, запускала то огненный диск, то сгусток пламени. Клинки убийцы, если приглядеться, отбрасывали красные отблески, раньше такого эффекта Хэйт не замечала у кинжалов приятеля.
   Тварь закрутилась волчком, вокруг нее водоворотом закружилась мгла.
   - Мелкая, назад! И Хэтти отведи, - чуть запоздало вскрикнула Хэйт: гнома уже отступала из радиуса действия "водоворота", кошка и вовсе ушла из него грациозным, быстрым прыжком.
   Огоньки, ядовитая пыльца, каменный кулак, камнепад - всем этим прошлась по вертящемуся мертвяку квартеронка.
   И в то же время монах бездействовал, не сводя глаз с воронки.
   - Монк? - решилась окликнуть напряженного человека адептка.
   - Если эта дрянь начнет нас к себе притягивать, я могу не успеть отменить текущий каст, - скороговоркой проговорил монах.
   - Поняла, - кивнула Хэйт.
   И подумала, что пора уже зарубить на своем носу: если их главный лекарь ничего не предпринимает, значит, у него есть на то причины. Говоря кратко - так надо.
   Верчение лика замедлилось, мгла вокруг него стала оседать. Хэтти, по команде владелицы: "Глуши!", вздыбила шерсть и прыгнула на тварюгу, вцепляясь когтями и зубами в призрачную плоть.
   - Запрет на магию прошел, рожица отколдовалась! - прикрикнула Маська. - Навалились! Пятнадцать секунд!
   Уже, что называется, ни в чем себе не отказывая, группа начала вливать весь доступный урон в моба. Больше всего, конечно, "внесла" дамага за отпущенные секунды кошка, но и Монк не отставал, его спеллы довольно бодро сбивали шкалу хп парящего лика. Эффект горения, успешно наложенный Салли с одного из сгустков пламени, тоже пришелся к месту, как и "сродство с огнем", эффект, накладываемый саламандрой на оружие хозяина - позволяющий этому оружию наносить дополнительные повреждения огненной стихией. Это "сродство" повысило эффективность кинжалов Рэя, за счет уязвимости монстра к огню. От Хэйт и Маськи прилетело и набилось поменьше урона, слабее в этом плане выступил только Геро, вызванный в последний момент адепткой - к зачислению экспы.
   Это все подсчитали, подняв логи, и обсудили после того, как развеяли по ветру лик. И выяснили, что моб был "пустой", от него не осталось даже дымной сферы, в которой полагается быть дропу.
   - Эй, ты чего пригорюнилась, каравайка? - заметив понурое лицо подруги после сверки логов, забеспокоилась Мася. - Подумаешь, не выпало ничего, зато опыт!
   Опыта система начислила не то, чтобы бешено, но вполне щедро: Хэйт до тридцатого остались сущие крохи, с любого скелета за ограждением хватило бы экспы до "апа", а детеныш гидры махом перескочил на двадцать четвертый уровень.
   - Давно ли я котейку называла бесполезным мехом и барсеткой? - со вздохом ответила гномке адептка. - А теперь мех - топ ДПС*, а меньше пользы, чем от меня - только от моего пета. Который вообще ни хрена не делал.
   Рэй не поленился, убрал кинжалы из рук, потрогал лоб Хэйт, за что чуть не огреб, а то ишь - повадились руки к ней тянуть, то куратор, то всякие любители ножичков и острых ощущений!
   - Здоровая? - участливо спросил убивец. - Твоя новая аура - это не огонь, это чистый напалм. У меня абилки критовали, как никогда раньше. Бесполезная? Если тебе на партзадании такую штуку выписали, я готов тебя хоть каждую неделю отправлять на подвиги во имя родины.
   - А скелетонов в поле фугасом кто подорвал? - поддержал Рэя Монк. - Как почти что доктор, выписываю тебе успокоительное - ты полезна.
   - Узбагоительного ей, - презабавно надула щеки Маська. - Хэтти, помнишь, я обещала, что мы отомстим за все вредной тете? Пушистая моя, этот день настал!
   - Пойдемте остальные хари валить, - махнула рукой Хэйт.
   Вроде бы ее "отпустило".
  
   ----------------------------------------------------
   *DPS сокращение от англ. Damage per second - урон в секунду. Количество повреждений, наносимых игроком в секунду. Реже обозначает самого персонажа, заточенного под нанесение повреждений.
   ----------------------------------------------------
  
   Два других уродца "разбирались" дольше, у прекрасного умения снежного барса был получасовой откат. Пока перемещались от моба к мобу, Маська поделилась, что именно ради "глушилки" магии выбрала этот тип питомца.
   Обосновано ею все было довольно логично: против "невидимок" у нее имелась "суть вещей", с прочими бойцами ближнего боя она полагалась на оглушения, верный щит и добрую секиру; лучники по латам бьют так себе, механика игры работает на гному - и добежать под обстрелом до равного по уровню лука она должна, а там уже жертва и охотник поменяются местами; маги же - самые противные соперники представителям подгорного народа, это наглядно продемонстрировала Масе первая же встреченная "тряпочка-мистик" (на этой части обоснования Хэйт закашлялась). Окончательно убедила малую в собственной правоте встреча с метеоритом в орочьих степях - и ПК-шником, его запустившим.
   - Я всякий раз, как кричу Хэтти: "Глуши!" - представляю, как она этому гаду кишки на когти наматывает, - призналась гнома, когда с третьим ликом было покончено. - И не надо поминать Барби, можно подумать, кроме нее никто не ругается, не повышает голос, не...
   - А-а-а-а-а-а-а! - истошный женский крик не дал малой закончить мысль.
   Они рванули на крик, не сговариваясь. А когда добежали, так же резко остановились: спешить на помощь было некому. Над торговым рядом парила баньши или, по системной подсказке, Глашатай Мира Мертвых.
   - ...! - озвучила, похоже, общую мысль Хэйт.
   И вызвала окно характеристик. Долго откладываемому, забываемому (причем даже в такие решающие моменты, как схватка с Таришей) распределению свободных очков характеристик пришло самое время.
   Десять за тридцатый уровень (это "постарались" лики), двадцать из Дневника Мудреца, и тридцать, еще в Обители Бестий полученные. "Склеротичка", - ругнула себя адептка без особых эмоций. Все эмоции пришлись на долю Глашатая - элитки сотого уровня.
   "Жаль, ума мне это не добавит", - Хэйт, зачислив все до единого очки в интеллект, вздохнула.
   С заковыристыми заданиями и необычными локациями она начала уходить от схемы, на которую опирались ее расчеты с самого старта игры. Не льстя себе относительно способностей высчитывать сложные формулы, она ввела в "калькуляторе" стат простейшее соотношение 3:2:1, где 3 - это интеллект, 2 - живучесть, 1 - выносливость, исходя из "чистых" стат, без учета экипировки. Показатель мудрости предполагалось держать между интеллектом и живучестью, а ловкостью и силой пренебречь, подкачивая оные только тренировками или в бою, от случая к случаю. Для мистика с упором на соло-игру эта схема (с добавлением одежды и оружия под уровень) выглядела рабочей, удачной для большинства ситуаций.
   "Что было у Бестий, не стоит и вспоминать", - Хэйт качнула головой, не без жалости думая о тех "подарочных" очках характеристик, что ей достались за достижения в залах стихий и которые она ухнула в непрофильные ловкость и силу. '"Пришло, ушло, проехали, забыли".
   Глашатай Мира Мертвых никуда не делся, но вопить перестал.
   - Сюда бы неписей из-за стены, - проговорила гнома, обходя по дуге парящего моба. - Пригодились бы.
   - Может, отступим? - невесело спросил Монк. - Не здорово будет вас всех подставить.
   Рэй вдруг засмеялся.
   - Как-то раз на берегу реки я наткнулся на девчонку, жующую траву. От безнадеги - на нее лезла элитка, а девчонка была пустая, ни маны, ни хп.
   - Заткнись, - процедила сквозь зубы Хэйт, живо вспомнив костюмы Бестий, усеянные шипами: голова Рэя прекрасно смотрелось бы на тех шипах...
   - Та травоядная девчонка не сбежала, а ее расклад был хуже нашего. Не затащим Глашатая и помрем, тогда...
   Закончить мысль убивец не сумел.
   - Весело, весело, весело! - восторженно возвестил "глас с небес". - А умрут все?
   - Лицо - рука! - с каким-то нездоровым видом прокомментировал появление феечки Монк.
   - Письмо в такое время? - отрешенно вопросила адептка.
   - Письмо? Писем нет, - летучее чудовище пожало плечами и исчезло в черничной кляксе.
   Баньши, смирно нарезавшая круги над навесами торгового ряда все это время, с исчезновением феи раскинула призрачные руки и громогласным, мужским почему-то голосом (не вязавшимся с женским криком совершенно) провозгласила:
   - Три и один. Мир Мертвых в своем праве. Проклятие пало!
   Глашатай воспарил над поселением, огласил всю округу еще одним воплем и растаял в воздухе, будто его и не было.
   - И что это было? - Маська замотала головой.
   - Посланница. Личная. Оборзевшая. А потом какая-то белиберда от моба про проклятие, - устало отозвалась Хэйт. - Монк, квест обновился?
   - Нет.
   - Возвращаемся за стену, - в голосе Рэя усталость тоже улавливалась. - Обсудить то, какие мы везунчики, можно и там.
  
   - Вся эта ночь - чистый сюр, - поделилась соображением адептка.
   По эту - внешнюю - сторону стены уже не "чисто поле" наблюдалось: насыпи в человеческий рост и рытвины, как после артобстрела (ну очень крупными снарядами), несколько изменили рельеф. Валялись вырванные с корнем деревья, хоть до опушки леса было приличное расстояние, тлели факелы, догорали костры. Недобитки из нежити напарывались на мечи стражей, неторопливо бродящих в изрядно поредевшем тумане. Целехонькое чудо инженерии - голем - неподвижно стоял у стены, как бы и не при делах.
   Маська тут же захлопотала, забегала вокруг голема, зачем-то постукивая по нему молоточком.
   - Рассвет близок, - сказал командир стражи, подошедший со стороны поля. - Нынче Крохтыни ничто не угрожает, пришлые. Возвращайтесь к закату. Открыть ворота!
   Последнюю фразу он прокричал уже подчиненным.
   - Расход на реал? - предложил кинжальщик. - Сбор за час до заката, на приготовления и обсуждения.
   Хэйт с Монком согласно закивали.
   С тихим "пуф-ф-ф" испарился голем.
   - Упаковала, - гнома убрала в инвентарь молоток. - К ночи перевызову. Расход так расход, если соберетесь спать, не забудьте будильник. Если нет, то подумайте про проклятие.
   Покивали и ей.
   - Выход, - с четким осознанием, что ни о каких проклятиях думать не станет, озвучила команду Хэйт.
   Ей хватало поводов для раздумий, например - где взять денег на заклинания водной и воздушной стихий с учетом того, что "светиться" в крупных населенных пунктах, продавая живопись, не очень-то хорошая идея...
  
   - Освежиться, - решение, сходу принятое Вероникой по возвращению в реальность, напрашивалось само собой.
   Майка и шорты, в которых она укладывалась в "гроб" ИМПП, отправились в стиральную машину, а их владелица - в ванную. Отмокать.
   Время на купание было лимитировано, но на расслабление затекших мышц его хватило. И в голове, несмотря на недосып, прояснилось. В целом омовение прошло отлично, и даже настойчивый звонок из прихожей, раздавшийся аккурат тогда, когда Вероника искала пояс от банного халата, не взбесил ее, как это обычно случалось.
   Звонок повторился.
   - Иду я, - буркнула девушка, отыскав-таки потерянный пояс. - Кого там с инфернального плана принесло?
   Принесло, как выяснилось вскоре, соседку из квартиры напротив.
   - Какой у тебя милый молодой человек, - вместо приветствия всплеснула руками дамочка, никогда не нравившаяся Веронике: слишком она была громкой и броской, несмотря на возраст - очень за пятьдесят. - Но хулиганы же! Утащат или разбросают, заноси скорее.
   - Эм... - замялась девушка, на автомате принимая корзинку, укутанную полиэтиленом, в то время, как воображение переносило соседку на торговую площадь виртуального мира, где та, в роли неписи в цветастом наряде, с глоткой, луженой каждодневными зазываниями, вписалась бы, точно родная.
   - Ой, ну продует же, заноси, - "непись" чуть ли не затолкала Веронику в квартиру, и не услышала, скорее всего, едва различимого шепота той.
   - Бесовщина...
   Корзина содержала мандарины, яркие, будто бы нарисованные. Оранжевые.
   - Уже не смешно, - водрузив корзину на кухонный стол, произнесла Вероника.
   Взгляд ее помимо воли скосился на потолок.
   - Скотина, - без ожидаемой злости, просто, как констатацию факта, добавила девушка.
   Корзину ей уже дарили, в комплекте с крокусами. К счастью, цветики нашли вполне успешное применение. Мандарины пристроить тоже можно было, отвезя, как и крокусы, в детский дом. А можно было вышвырнуть, благо, мусоропровод недалеко.
   Упаковка захрустела под пальцами.
   Бабушка, мама мамы, страсть как не любила выбрасывать хорошие продукты. "Чем в таз, лучше в нас", - частенько приговаривала она, когда была жива. Вероника тогда еще под стол (кстати, этот самый, кухонный) пешком ходила, но и слова, и интонацию, и голос - сухой, надтреснутый - запомнила хорошо.
   Мандарины оказались вкусными, хоть и "не сезон" был для них.
  
   - Привет! - стоило Хэйт оказаться в игре, прозвучало у нее над головой.
   Она задрала голову, чтобы встретиться взглядами с Рэем, висящим на ветке дерева. Висел он вниз головой, держась за ломкого вида веточку носочными частями сапог. Еще и раскачивался, подобно маятнику.
   - И тебе хорошего дня, - отозвалась адептка. - Тренируешься?
   Кинжальщик развел руками.
   - Вы с малой убедили меня в верности раскачки стат любыми средствами. Кстати, если снимать броню, подставляться под удары и отпиваться банками, твоя боевая схема тоже работает.
   - Рада слышать, - Хэйт улыбнулась: приятно было узнать, что ее мазохистский метод поднятия характеристик "пошел в массы". - Как думаешь, если я здесь походную жаровню поставлю, на меня местные не наедут?
   - На пустыре? Брось, ты же не пожар перед дворцом устраивать собираешься. Темная ты темень, как сказала бы Барби... О ней прекрасной - на ближайшее ночное бдение они не успеют, скорее всего, но к финальному прибудут наверняка.
   - Они уже вернулись? - девушка отвлеклась от процесса установки "походного набора" для кулинарии. - Ничего себе время промчалось!..
   По подсчетам Хэйт (в которых она резко засомневалась, как и в своих вычислительных способностях), до возвращения Кена и его зеленокожей подруги оставалось дней пять еще, а то и шесть.
   - Ну, на Кене завязано столько проектов, что если что-то рушится, без него с восстановлением не справиться, - несколько размыто заметил Рэй. - Барби-то настояла на том, чтобы все средства связи остались дома, но упустила тот факт, что Кен сообщил одному и коллег название отеля, в котором они остановятся. Через отель их и выдернули в срочном порядке.
   - М-да, - покачала головой адептка. - Полагаю, Барби в бешенстве?
   - Еще в каком! - фыркнул убийца, увеличил амплитуду и спрыгнул на землю. - Любой берсерк позавидует. Нежити труба, она рвется уничтожать все, что шевелится.
   На земле Рэй принялся выделывать акробатические кульбиты, почти как Маська на памяти квартеронки. Хэйт же тем временем приступила к готовке (ингредиенты передал убивец накануне, вместе с "набором борца с нежитью").
   - Говоря о нежити: ты по домам не ходил? Ну, у которых лики летали?
   - Ходил, - задержав тело чуть ли не в воздухе, ответил убивец. - В двух закрыты двери и ставни, перед третьим играл ребенок. Мелкий, и ничего внятного про родителей мне не сказал. Ходил и в управу, со мной там разговаривать не стали, сославшись на немыслимую занятость. Все указывает на то, что оттрубить три дежурства по-любому придется, максимум что мы можем получить до их окончания - какие-нибудь подсказки.
   Хэйт кивала и помешивала ломтики картофеля, поджаривая их для супа из десяти трав. А еще прикидывала, сколько до заката успеет приготовить порций: бешеная Барби может обмануть ожидания Рэя и заявиться в любой момент.
   ...Порций получилось восемнадцать, а предчувствия темноухой оправдались в полной мере: орчанка с эльфом заявились в середине ночи, враз переставшей быть томной. С воплем: "Паровоз наш дохлый мчится, щаз кирдык вам всем случится!" - ледокол "Барби" вломился в кольцо прущей к Крохтыни нежити, на что медлительные зомби и нерасторопные гули (эти выступали на замене скелетам прошлой ночи) отреагировали ускорением - оказалось, что они-таки могут передвигаться довольно шустро при нужде. Они даже чуть не сожрали Кена, несмотря на эльфийские реакцию и скорость! Словом, к стенам Крохтыни Кен прибежал недовольный и чутка пожеванный, а Барби - запыхавшаяся, но готовая убивать.
   Защитники Крохтыни, если их и застал врасплох прорыв орчанки с кучей мобов на хвосте, быстро и четко сгруппировались и дали нежити отпор, так что отважной Барби достались сущие крохи экспы - до стен "паровоз" не дошел.
   - Здр-расьте! Соскучились? Айда с утреца на арену? - едва с притащенными мобами было покончено, выпалила баба-страж.
   Кен, уже успевший обменяться молчаливыми рукопожатиями с Рэем и Монком, а также широкой, открытой и искренней улыбкой, совмещенной с восклицанием: "Дружище!" - обращенным к убивцу; Маське и Хэйт досталось по приветственному кивку, только вздохнул.
   "Сколько я уже не спала?" - спросила себя мысленно адептка. Получалось, что немало, последний раз поспать ей довелось еще до поединка с Таришей...
   - Каждый день вспоминали, - с многозначительной улыбкой ответил убийца. - На арену, если никто не против, можно и сходить.
   Гномочка захлопала в ладоши, монах пожал плечами, а Хэйт... задумалась.
   - За, но с условием. Координировать действия группы буду не я, а Монк.
   - Почему? - лаконично спросил Рэй, оценивающим взглядом пройдясь по фигуре монаха.
   - По кочану, - столь же лаконично ответила адептка.
   "Грубить, наверное, не стоило, но не объяснять же, что у Монка стаж игровой на несколько десятилетий больше моего, а неспавшая я такого им накоординирую, что мало не покажется?"
   - Не по кочану, а по кочерышке, - расхохоталась в голос Барби. - Баба-хил чего-то мутит, но я крови хочу! Крови! А с этой молью побитой зомбятины одна жижа мерзотно-вонючая.
   - Попробуешь порулить? - спросил кинжальщик монаха, дождался очередного пожатия плечами (примерно на такую реакцию Монка Хэйт и рассчитывала), затем постановил: - Пусть будет так.
   И стало так. От захода, случившегося на рассвете, после открытия ворот, и насовсем.
   Но сначала они приняли участие в отражении воздушной атаки: огромная стая мертвых птиц затемнила и без того темное небо.
   С птиц летели перья - и каждое было дебаффом или наносило урон. Птицы облепляли множеством облезлых телец одного, выбранного ими по каким-то птичьим соображениям стража, терзая его когтями и клювами. Они заполонили ночь шорохом крыльев, хриплым клекотом и криками боли - похоже было, что еще немного, и стражи начнут нести потери. Хэйт с Монком наизнанку выворачивались, стараясь отлечивать неписей, а их товарищи по команде молча скрежетали зубами, не в силах помочь НПЦ или принять полноценное участие в схватке. О том, что случится, выбери птицы в качестве цели для атаки одного из их группы, и думать не хотелось. Особенно после того, как командир скомандовал лучникам стрелять огненными стрелами в избранников крылатой мертвечины, не считаясь с возможными жертвами среди своих.
   Ночь и прежде не отличалась весельем, но тут Хэйт стало совсем не по себе. Это она знала, что стражи - не более, чем игровые "куклы", едва ли подобным знанием обладал командир...
   Решение НПЦ, тем не менее, оказалось действенным: очень юркие, обладающие невероятной скоростью птицы больше не перелетали с одного человека на другого, они гибли, не успев оторваться от своих жертв.
   Везение то было или точный расчет командира, но стражи встретили утро изрядно потрепанными, однако же живыми.
   Вплоть до приказа об открытии врат никто из группы и слова не вымолвил.
   И о спокойном сне сразу после окончания "дежурства" речи не шло. Теперь крови жаждала не только Барби, отвлечься (а что этому способствует лучше, чем хорошая драка?) хотели все.
  
   - Идеальная арена, - удовольствие в голосе Монка при взгляде на будущее поле битвы понять было можно, но с непривычки на него уставились, как на сказочное чудо-юдо. - Кто играл в шахматы?
   Руки подняли все, кроме Хэйт.
   Ей пришлось повиниться, уставившись в глянцевую поверхность "пола":
   - Правила знаю.
   Монах повел рукой, как бы отодвигая несущественную преграду.
   - Доску себе представляешь?
   Арена, еще мгновение назад казавшаяся квартеронке заточенным в серые стены ромбовидным залом из чередующихся матово-черных и глянцево-белых ромбиков поменьше, после слов Монка о доске для игры в шахматы "перевернулась", и стала восприниматься под другим углом.
   "Арена в виде шахматной доски для управления группой и четких, понятных команд - и впрямь идеальна", - согласилась мысленно с монахом она.
   - Да! - с облегчением выпалила адептка.
   - Достаточно. Значит, наш круг воскрешения вписан в квадрат A1, противников - в H8. После снятия купола Кен уходит на A3, Барби встает на C2, малая начинает строить стенку на границе A4 и A5, с зазором для "пузяки". Ресурсы на призыв есть?
   - И не на один, - полная предвкушения улыбка озарила лицо гномочки.
   - Замечательно, - похвалил Монк и продолжил раздавать инструкции. - Только не вызывай сразу, как доделаешь стену. Хэйт, ты прячешься за стенкой на A4, но ровно до первого дернувшегося в твою сторону противника. Или до моей отмашки, что скорее. Рэй, невидимость сразу, и вместе со мной идешь до H1. Потом я пройду вперед, твоя задача меня прикрыть, но не вскрываться, если прикрытие не понадобится.
   - Ок, - с непроницаемым лицом кивнул Рэй.
   Вообще, от записного молчуна подобного потока слов никто не ожидал, и это ясно читалось по лицам.
   - Дальше, - ровный голос монаха придавал спокойствия и уверенности в победе, хотя бой-то еще не начался. - Рэй, метки проставь, как тебе удобно, но на лекаря, если опознаешь, цифру шесть. Кен, не трать ману ни на что, кроме оглушающих выстрелов. Хэйт, начни с атакующих аур, остальные по ситуации и на твое усмотрение. Барби, ты никого не бьешь. Агришь первого входящего и бегаешь от него кругами на расстоянии отхила. Хэйт, первые минут пять не лечи никого, не нужно давать им понять, что у тебя за класс. Остальные не жалеют банок. Готовы?
   Последний вопрос и вопросом-то не звучал. Хэйт активировала ауры мужества и темного равновесия, Рэй испарился, Мася заменила боевой молот на молоточек для инженерии, Кен тронул пальцем тетиву, Барби нахмурилась (с запозданием).
   - Слушай, бег - не моя сильная сторона. Догонят, отыме... изобьют.
   - Все будет ровно, - заверил орчанку Монк. - Последнее: бережем умения, первая сшибка - прощупываем почву. Поехали!
   Оба купола: прозрачный вокруг их команды и асфальтово-серый, скрывающих их соперников, растаяли.
  
Настало время битвы! Сразите врагов, докажите свою доблесть!
  
   - Рэй, - позвал Монк. - Метки на ходу.
   Команда разбежалась по обозначенным позициям, вскоре в зоне видимости показались и противники. Начали загораться цифры над головами врагов, с первого увиденного Рэем и дальше по тому же принципу.
   Единица над латником со щитом, вероятно, стражем, двоечка - над еще одним латником, но с парными мечами. Другой обладатель парных мечей - темных, слегка изогнутых - только не в латах, а в коже, украсился цифрой три. Четверка загорелась над бардом - его класс выдавала лютня. Пятерка задержалась у стартового квадрата - по огромному кресту, намалеванному на щите и опять-таки латным доспехам, Хэйт предположила, что это крестоносец. Защищал крестоносец у круга (квадрата?) воскрешения обладателя матерчатого одеяния, единственную "робу" в группе, скорее всего, лекаря. Ему-то и досталась (в соответствии с пожеланием Монка) цифра шесть над макушкой. Монах размеренной походкой прошелся по нижним квадратам поля, затем столь же неторопливо двинулся в сторону вражьей "робы".
   - Барби, готовься принимать, - на ходу обронил Монк. Хэйт, трясину на D4.
   Адептка, до этого старательно "прятавшаяся" за возводимой гномой стенкой, вышла немного вперед, чтобы выполнить "заказ" монаха.
   Пока она выставляла трясину, ситуация на поле резко изменилась: предполагаемые страж и гладиатор помчались на центр поля, Мася закончила стенку и вызвала за нею нечто под названием "пузяка" (из-за стены не было видно), крестоносец устал, видимо, мяться возле лекаря, когда легкий враждебный "фраг" сам идет к нему - и рванул к Монку. Бард заиграл что-то бравурное, танцор - сурового вида мужчина человеческой расы - начал исполнять что-то воинственное (Хэйт мысленно окрестила это действо "танец с саблями").
   Барби проорала "тысячу чертей"; между Монком и лекарем из стана врага протянулась синяя нить, чтобы тут же погаснуть.
   Монк сразу же развернулся и бегом помчался к своим.
   - Кен, оглушение в двойку, как войдет на D4, Хэйт, лозу на пятерку, Барби, води единицу. Рэй, заходи на танцора, Малая, пузякой по двойке на счет три. Один, два... три! Сама бегом станить пятерку,
   Оглушающий выстрел и "бабах" со стороны стеночки ударили по гладиатору одновременно.
   - Работаем по двойке, - слегка запыхавшийся монах добежал до своей команды, крестоносца успешно стопорнула лозой адептка.
   Вихрь из стали и искр - это Рэй добрался до танцора, взорвался ураганом ударов.
   Сталь кинжалов скрестилась со сталью мечей - "тройка" поймал на парирование атаку убийца.
   - Кен, помоги с тройкой, Хэйт, доты по откату на четверку, пятерку, единицу. На двойку лозу - сейчас! Пузякой - огонь! Мася, не выпускаешь из стана пятерку.
   Гладиатора окутало светом - его лекарь добрался до него, но искривленное лицо "тряпки" показывало, что что-то у него пошло не так...
   Бард противников сменил мелодию, и движения Рэя начали замедляться. А "тройка" заметно ускорился, начал теснить кинжальщика.
   - Барби, сместись на E6, подагри тройку, - непрерывно кастуя лечение в убийцу (урон танцор выдавал достойный уважения), озвучил монах. - Пузякой...
   - Огонь! - задорно закончила за него Мася, а из отверстия в стене вылетел новый снаряд.
   Через мгновение задор в голосе гномочки сменился досадой:
   - Не лег стан!
   А "в обратку" со щита крестоносца как раз-таки зашло оглушение. Хэйт дернулась было, чтобы накинуть хотя бы регенерацию мелкой, но Монк не позволил.
   - Хэйт, точечный дамаг в двойку, - велел он. - Как он ляжет, обнови трясину на D4.
   Вражий монах, несмотря на гримасы, удерживал двурукого бойца от полета в круг воскрешения. И это напрягало адептку, ведь срезать лекаря в начале боя убийца мог бы за считанные секунды, вместо того, чтобы вскрываться на танцора и самому балансировать на грани жизни и смерти!
   - Ах ты ж, тварь! - выкрик Барби отвлек Хэйт от раздумий.
   На другой части поля замешкавшуюся подле танцора орчанку настиг страж противников, сбив ее с ног подсечкой.
   - Кен, разрывной в тройку, - невозмутимо сказал монах. - Барби, встаешь, даешь еще один агр в тройку, потом агр по площади и бегом на D3.
   Теперь по хп "проседали" трое из их команды: Рэй, Маська и Барби. Монк лечил только Рэя.
  
   Критический удар! Вы нанесли 2060 единиц урона умением Тлен!
  
   - И года не прошло, - буркнула Хэйт, любуясь падением гладиатора - лицом в пол.
   - Лозу на единицу, обновить доты; малая, выводи пятерку под радиус пузяки, - не дал ей насладиться крохотным триумфом "свежеиспеченный" координатор. - Рэй, выходи из боя. В инвиз, за стенку, призывай саламандру. С нее только "сродство", не свети ее. Кен, тройка твоя.
   С хищным оранжево-алым росчерком пронеслась стрела - от Кена к танцору.
   Кинжальщик подмигнул противнику и кувыркнулся назад - сдвоенный удар клинками "тройки" пришелся по воздуху, Рэй испарился, не коснувшись ногами пола. Что-то прорычала баба-страж, азартно и яростно. Танцор замешкался - это длилось не дольше удара сердца, но дольше и не было нужно. Полет стрелы завершился в глазнице танцора, едва разминувшись со столбом исцеляющего света - лечение прошло по трупу.
   - Барби, снизь скорость, он замедлен, - продолжил распоряжаться действиями группы Монк. - Кен, дай оглушающий в пятерку и отходи на A6. Хэйт, перейди на C3. Рэй, после вызова Салли зайди за спину пятерке, подготовь стойки.
   - Под пузяку зашел! - отчиталась Маська. - Ой...
   Крестоносец длинным выпадом вогнал в спину гномы острие меча, в этот раз выстрел Кена запоздал.
   - До свадьбы заживет, - позволил себе шутку Монк, подлечив мелкую. - Огонь пузякой, а сама на четверку, хватит с нас его музыки. Рэй, вскрывайся. Кен, Хэйт, весь урон в пятерку!
   - Сковырните там эту консерву, - на бегу прикрикнула Мася.
   Чуть позже ее топорик обрушился на барда, прерывая навязчивую мелодию, а крестоносец, не получив ни одного исцеляющего заклинания от своего лекаря, пал под совместной атакой.
   - Насколько ж быстрее, чем гладиатор, - удивилась Хэйт.
   - Его твои доты прожрали, - пожал плечами убивец.
   - И эти доты нужно обновить на единице, - напомнил монах (за что был обозван занудой). - Они не идут, ждут своих на G8. Отлично, раздамажьте стража, Барби, подключайся тоже. Малая, продолжай развлекать музыканта.
   - За всю боль в моих стертых топалках! - взревела орчанка, разворачиваясь к латнику, чтобы со всей дури заехать ему щитом по лицу.
   Хэйт подметила изменения в отдаваемых координатором командах. "Понял, что этот раунд за нами, расслабился".
   - А шестого? - спросила она - судьба вражеской "робы", прожившей весь бой, хотя половина команды его слегла, не давала адептке покоя.
   - А шестого не трогать вообще, - зловеще усмехнулся Монк.
   Вскоре от латника и барда на поле боя остались одни воспоминания (и боль в "топалках" Барби), а лекарь, помеченный цифрой шесть, живой и невредимый, опасливо зыркая то на лучника, то на адептку, пятился, отходя к своим.
   - Но почему?! - воскликнула Хэйт, безуспешно пытавшаяся понять замысел Монка.
   - Кого и когда тот монах лечил в последний раз? - вопросом на вопрос отозвался Кен.
   Адептка начала "прокручивать" в обратном порядке воспоминания о бое.
   - Тройку? - неуверенно произнесла она. - С пару минут назад? А, нет, еще четверку потом подлечил разок...
   Согласно таймеру, сражение длилось менее четырех минут, причем часть времени ушла на расстановку по позициям, строительство стенки для "пузяки" (на эту штуковину Хэйт успела мельком глянуть - круглый голем на четырех ножках-подставках, с выдвигающимся из "пуза" стволом), опять же, не сходу в них врубились вражьи латники...
   - Нить духа, - Монк, похоже, сжалился над адепткой. - Награда от орков, пятикратно увеличивает затраты маны на умения, пятую часть, она же начальная мана для скилла, передается мне. Действует десять минут или до смерти одного из тех, кто связан нитью.
   - Нет, чтобы сразу объяснить? - вздохнула Хэйт.
   И "зарубку" в памяти оставила: после того, как расквитаются с заданием Монка, вызнать все про награды "коллег" по решению инфернальной проблемы в орочьих землях. И о том, кто чего добился за период, пока она прозябала (если это можно так назвать, деньки выдались насыщенные) в обители Бестий.
   "Не между схватками же языками молоть?" - подумала она, снова вздыхая - усталость давала о себе знать. Пока шел бой, она (усталость) совсем не ощущалась, а как перерыв случился - навалилась.
   Так вышло, что она не угадала: следующие шесть минут они только и делали, что мололи языками. Стоя на позициях, как их изначально расставил Монк, и наблюдая за жестикуляцией монаха из команды номер два (было на что поглазеть, только широченные рукава чего стоили, они как те крылья взлетали и опадали от весьма частых махов верхними конечностями лекаря), они выслушали, как здорово провели время Кен с Барби на отдыхе, обсудили квест "Вера - их щит", не все подробности успел пересказать Рэй прибывшему сегодня орочье-эльфийскому пополнению. Начали было строить предположения, но на десятой минуте "матча" противники их оживились.
   - Если кучно пойдут, меняем позиции, - напомнил монах (возможную смену позиций обозначил он до обсуждений прелестей тропической зоны). - Хэйт, включай ауру стойкости и готовь свой сюрприз...
   Сам Монк вальяжно направился по краю поля, практически копируя свой маршрут начала первого боя - как он и предсказывал, побежали они все вместе.
   Хэйт досчитала до десяти и рванула к противникам. Пробежала мимо отступившей на пару шагов назад Барби, отсчитала еще две секунды - бегущие с другой стороны ребята малость оторопели от ее маневра, замедлились, но почти сразу же снова набрали скорость - "мягкая", "тонкая" цель прямо по курсу наверняка выглядела заманчиво.
   Касание пальцами, ехидное: "Хех", - разворот на сто восемьдесят градусов - все это заняло у адептки мгновение, а еще спустя миг радостный взвизг гномы, гомерический хохот орчанки и оглушительное бряцанье латных доспехов об пол, покрытый наледью, подтвердили - сюрприз удался.
   А острожный взгляд за спину на бегу (очень ей хотелось разминуться с латниками и их товарищами, потому бег был быстрым) и вовсе осчастливил Хэйт - будто бы сладким сиропом пройдясь по ее душевным мукам о дороговизне книги с заклинанием - не удержались на ногах, вбежав в область действия наледи, сразу двое, страж и крестоносец.
   Танцор и бард замерли на кромке, гладиатор успешно ее миновал, а монах, бежавший с отставанием, остановился и начал пятиться, затравленно глядя в сторону Монка.
   Монк, заметив взгляд "коллеги", поднял руку. И опустил.
   - Рэй, - коротко обронил он и той же вальяжной походкой пошел обратно, к своим.
   Тень за спиной лекаря с цифрой шесть сгустилась, материализовав убийцу. Сталь пропела, окрасилась алым, и роба осела на пол, словно и не было под ней человека, одна лишь ткань.
   Гладиатор - двоечка - оказавшись с орчанкой лицом к лицу, не растерялся, ринулся в атаку. Но кроме бабы-стража его встретили стрелы Кена, секира подоспевшей Маськи и залп из дула "пузяки".
   Хэйт же, согласно щедрому наставлению Монка: "D5 твой", развлекалась с трясиной, камнепадом и призывом изначальной тьмы на столь успешно сгруппировавшихся врагов.
   "Тряпочка" с шестеркой над головой, показала нос из круга воскрешения - и прилегла, не сделав и двух шагов. Лекаря на этот бой Монк отдал в полное распоряжение кинжальщику. Его - вражьего лекаря - впору было пожалеть, а Хэйт, как никто другой, понимала, каково сейчас приходится бедолаге, но жалости она не испытывала. Похоже, желание убивать, с которым примчалась Барби под стены Крохтыни, оказалось заразным.
   - Фа-арш! - с упоением проорала орчанка, внося добивающий урон в двойку.
   - Доты, - напомнил монах, вкрадчивым голосом, диссонансом прозвучавшим после кровожадно-громкого крика Барби. - Кен, оглушающим по пятерке.
   Остаток боя прошел как по нотам. Опасные моменты случались, не всякий раз проходил контроль, критические удары проскакивали не только с "нужной" стороны, от противников тоже "прилетало", и весьма болезненно. Увлекся Рэй, едва успев срезать монаха до появления на границе безопасной зоны гладиатора. Но - Монк раз за разом перехватывал ситуацию, как если бы он предвидел такой (и такой, и еще вот такой, и...) вариант развития событий.
   - А в роду у тебя гадалки были? - нахмурив лоб, серьезным голосом спросила монаха Мася, когда таймер обозначил девятнадцатую минуту противостояния.
   - Откуда мне знать? - вопросом на вопрос откликнулся Монк, все еще собранный, уже раздавший указания на случай "последнего рывка" второй команды. - По выходу отсюда пиво пить будем? Барышням - морс или отвар.
   - Да!!! - единодушно согласилась команда.
  
   Битва окончена! Победитель: Команда 1. Счет сражения 17-0.
   Участники обеих команд будут незамедлительно перемещены с арены!
   Получено знаков доблести: 1.
  
   - В щепки! На атомы! На лоскуты! - Барби стучала кружкой о стол, заставляя недопитое пиво выплескиваться через края кружки.
   - О, гнев королей, о, голос толпы,
   Избранник суровых ночей,
   Метафор твоих не бывает точней,
   Нет более верной тропы...
   Пела тонким, почти хрустальным голосом девушка-бард. Сходу было не понять, игрок она или непись, но Хэйт все же склонялась к версии с неписью.
   - Точно и грамотно, - Кен, опровергая бытующие мнения о склонности эльфов к вегетарианской диете, сметал с блюда одну колбаску за другой.
   - Разрушится пристань, падет цитадель,
   Разверзнется сущий ад,
   Пройдет по обломкам, споет менестрель,
   Из праха поднимется град!
   - Профессионально, - в обманчиво-мальчишеском взгляде Рэя горел нешуточный интерес, и не очень понятно было, кем он вызван: Монком или трактирщицей с весьма привлекательными окружностями; их столик хозяйка трактира обслуживала самолично, отослав девчонку-подавальщицу к другим посетителям.
   - Пройдет по обломкам, споет менестрель,
   И ангелы ввысь воспарят!
   Исполнительница закончила песню под аплодисменты, со стороны столика Хэйт тоже прозвучали хлопки.
   - В счет будет включена надбавка за искусство или нужно поблагодарить певицу самостоятельно? - спросила у трактирщицы, пока та не ушла, Хэйт.
   Она уже выразила свое восхищение руководством Монка на арене.
   - Если угодила она вам, мне можете оставить монетку, - угодливо ответила женщина. - Передам госпоже менестрелю.
   "Или не непись?" - задумалась адептка, зацепившись ухом за "госпожу".
   - А ну колись, ушастая, ты знала, что Монк настолько крут?! - гномка, битых пятнадцать минут жевавшая одну грушу, хлопнула ладошкой по крышке стола. - Знала и молчала?
   - Мелочь, нет, не знала, - благодушно откликнулась Хэйт. - Это вы мне хором талдычили про мою интуицию - а теперь еще и не довольны.
   - Кто не доволен? - замотала "пальмой" из дредов Барби. - Все довольны! Предлагаю за это выпить.
   - За Монка, - поддержал тост Рэй.
   Звякнули кружки (и те, что с пивом были, и те, в которых плескался ягодный морс). Монах молчал. На поздравления и восхваления кивал, улыбался и выглядел смущенным от свалившегося на него внимания.
   И Хэйт улыбалась. Было ей в этом трактире, по эту сторону виртуальности, с этими людьми (и нелюдями) - уютно.
  
   За болтовней и тостами провели они еще полчаса. Дважды выходила с печальными песнями "госпожа менестрель", трактирщица возле их столика не раз успела покрутиться, принося-унося кувшины и тарелки. Хэйт наконец-то разузнала, что за умения получили приятели в ордене Гарт-гара. Монк уже озвучивал, что за счастье ему привалило, разве что время отката сразу не уточнил - раз в полчаса можно было применять "нить духа". Барби изучила "Бросок копья", умение, позволяющее весьма ощутимо по урону и вполне себе точно (в плане прицела) метать во вражин копье; в довесок к умению прилагалась пассивка на использование копья без штрафов. Сильной стороной орденских элитных бойцов считалась их разноплановость, они (бойцы) умели обращаться с любым оружием, из расчета на любой расклад на поле боя: если орк потерял, скажем, двуручный меч в пылу битвы, он мог перехватить топор (свой или врага, не суть), и продолжать сражаться; руку с топором травмировали - и вторая рука способна держать одноручный клинок, а в отсутствие клинка рукою можно придушить хотя бы одного врага; если обе руки орка вывели из строя, орк будет глотки противникам перегрызать, но не выйдет из сражения.
   Об удушении и руках баба-страж сказала не без умысла, оказалось, что Рэю жрец выдал пассивное умение "Живое оружие", увеличивающее показатель силы на сто процентов, а ловкости на пятьдесят процентов, в рукопашном бою (без применения какого-либо оружия). Хэйт было усомнилась в полезности и применимости умения, но убийца, как выяснилось, был крайне доволен. Доволен настолько, что там же, в храме, с восторгом в голосе озвучил, что за презент он получил от грозного НПЦ. Эльф тут же поздравил друга и изъявил желание получить то же самое умение, и для всех неожиданным стало тихонькое: "И мне, и мне!" - от гномы.
   - Для непосвященных, в чем соль? - решила допытаться адептка, не разделяя пока восторгов обладателей "живого оружия".
   Ей начали наперебой рассказывать о крутой прокачке стат в поединках без оружия, но только если противником был НПЦ, с игроками - не работала "фишка". По-хорошему, с мобами тоже вполне успешно можно было "голыми руками" биться, и тоже с бонусом к росту стат, но не каждый моб такое обращение "одобрит", можно и отлететь к кругу воскрешения, переоценив свои силы. А про неписей - так "подпольные" бои по вечерам много где устраивались, надо было только места знать (но тут форум и общительность в помощь), местные с удовольствием мерились силой с пришлыми на кулаках. Убийство такие поединки исключали, побежденный "терял сознание" при опустошении хп-бара, а потом быстро "откачивался" при помощи хмельного напитка.
   Если набор характеристик "мирным" путем значительно замедлялся после пятидесятого уровня, то такой вот альтернативный метод продолжал быть действенным и после "полтинника'". Кроме того, имелась в игре линейка достижений за успехи в кулачных боях.
   "А ведь и мне бы такая пассивочка не помешала", - подумала Хэйт, вспоминая о вложенных в силу и ловкость очках характеристик. "Заниматься мордобитием и пользу от этого получать - неплохо, неплохо".
   - Если хотим успеть до заката, надо уже выдвигаться, - со вздохом сказала Маська.
   Посиделки явно по душе пришлись гномочке.
   Рэй кивнул, высыпал пяток золотых монет на стол, подозвал трактирщицу.
   - Это за еду-питье и твои таланты, - кинжальщик широко улыбнулся женщине (наели они максимум на два золотых, так что надбавка "за таланты" была ощутимая). - А это от меня за музыку.
   Золотой из пальцев Рэя перешел в ладонь трактирщицы.
   Остальные, не сговариваясь, добавили каждый по монетке. Пела девушка и впрямь хорошо, заслужила благодарность.
   Покидали трактир они вместе, но сразу же за дверью разделились: гнома повела Кена с Барби к портальным вратам Энтограда (отмечали победу в нем, а не в осаждаемой нежитью Крохтыни, добирались до города частично на лошадках, частично на телеге торговца посудой, к облегчению Барби и ее "топалок"), дабы обеспечить их в "родном" для Маськи горном форте четвероногими средствами передвижения; монах, прихватив Рэя и Хэйт, направился в храм Балеона. Что адептка, что убийца имели неплохие показатели репутации с орденом человеческого божества, потому взять их с собой Монк посчитал не лишним.
   - Чем больше я об этом думаю, тем больше мне нравится идея с походом в храм, - Хэйт топала за Монком, который уверенно вел их по незнакомому (по крайней мере, для адептки) городу. - И спасибо, что не бросили меня в питейном заведении, а то я на столе бы и вырубилась.
   - И долго не спишь? - с беспокойством в голосе уточнил Рэй.
   Квартеронка махнула рукой.
   - Лениво считать.
   - Так иди и спи, мы не будем брать награду, пока ты не объявишься, - предложил Монк. - Не нужно таких жертв.
   - Ох, бросьте, - поморщилась Хэйт. - Потом отосплюсь за все.
   - Смотри сама, - пожал плечами убийца. - А что до визита к святошам, я также одобряю затею.
   Монк, перевыполнивший за сегодня годовую норму по количеству произнесенных слов, не стал отмалчиваться.
   - Не люблю топтаться на месте. Если вера их щит - под "их" подразумеваются, видимо, жители Крохтыни - то моей веры, или святости, или еще чего, название все же переводное и допускает разночтения, недостаточно. В Крохтыни храма нет. Поселение маленькое, по статусу не положено. Ближайшее святое место - хижина отшельника на утесе Веры. Отшельник много лет как мертв, а в хижине нет ничего, кроме соломенной подстилки, множества свечных огарков и пустого сундука, он нараспашку стоит. Нет, если в храме Балеона нам не помогут, я свожу вас к утесу, порыщем, я же мог что-то упустить. Но мне почему-то кажется, что помощи от живых жрецов искать лучше, чем от мертвого отшельника. Пришли.
   Хэйт заслушалась и пропустила момент, когда они вывернули к храму, окруженному кипарисами.
   "Мир мертвых в своем праве", - крутилась в ее голове фраза Глашатая. "А отшельник много лет мертв"...
   Но сонный мозг не мог соединить эти две мысли, свести их воедино и сформулировать вывод.
   - Недобрую весть принесли вы, - оглаживая безбородый подбородок, проговорил встретивший их жрец. - Нашествие нежити на мирное селение, столь близко от обители, и длится оно неведомо сколько, а узнает орден Балеона об этом от пришлых! Кто-то должен за это ответить.
   - Несомненно, - Монк, как получатель задания, взял на себя и переговоры со священнослужителями. - Но прежде следует защитить мирных жителей. Верно?
   В блеклых глазах жреца мелькнуло недовольство. Вообще, НПЦ вызывал отталкивающее впечатление: худой, лысый, ресницы и брови такие светлые, что казалось - их и нет вовсе, непропорционально длинные руки, тонкие, какие-то ломаные черты лица, фанатичный блеск в водянистых глазах... В игровой вселенной, полной красивых людей (эльфов, дроу, орков, гномов - нужное подчеркнуть), столь явная некрасивость довольно редка.
   - Для защиты от еженощных нападений довольно и стражи. Закрытие врат из Мира Мертвых - вот в чем истинное спасение жителей. Однако по силам это деяние лишь одному из Вершителей, и только после того, как установлена будет причина открытия врат. Решено! Я свяжусь с Вершителем, но самое раннее, когда тот прибудет - это рассвет нового дня. С вами же отправится послушник, он станет глазами и ушами ордена в проклятом поселении. Повторите еще раз, что вы услышали от Глашатая Мира Мертвых?
   - Три и один. Мир Мертвых в своем праве. Проклятие пало, - стараясь скопировать интонации баньши, озвучил Монк.
   Руки жреца взметнулась, взор затуманися.
   - Трое - виновны. Их следует искать среди живых. Один - обвинитель. Он в Мире Мертвых. Право - деяние виновных. Пока их не настигнет кара, врата будут открыты. Что до проклятия - им может быть что угодно. Фим! - оклик жреца застал врасплох пробегающего мимо послушника. - Идешь с этими пришлыми, не отходишь от них ни на шаг. Что видят они - должен увидеть ты. Что они слышат - ты должен услышать. Понял, Фим?
   Парнишка лет пятнадцати на вид, черноволосый, низенький и плотный (комплекция наводила на мысль о грехе его бабки с гномом), остановился и закивал часто-часто.
   - Мы поедем на лошадях, - вклинился в происходящее Рэй. - Юноше будет сложно поспевать за нами.
   - Фим! - указательный палец жреца ткнулся в лоб послушника. - Ступай на конюшню, возьми коня. Скажешь, я велел.
   - Но у меня нет навыка... - робко отозвался парень. - Езды верховой... Я...
   - Скажешь, я велел обучить! - начал закипать жрец. - Ты еще здесь?!
   Серая роба послушника мелькнула в воротах храма.
   - Безопасность Фима обеспечивать придется нам? - снова встрял Рэй.
   В ладони священнослужителя материализовался свиток.
   - Передадите это письмо командиру стражи. Сохранить Фила живым и здоровым полностью в его интересах, ведь ордену предстоит поиск ответственных за умолчание о нападениях нежити. Идите же, мне предстоит множество дел!
   Задание за всеми этими разговорами (в которые Хэйт не влезала, потому как боролась с сонливостью) не изменилось, но хоть какой-то просвет обозначился.
   Зрелище, открывшееся Хэйт и сотоварищам по выходу из храма, чуть не заставило адептку повторить приседание Маськи в клумбу с пионами (клумба, подозрительно похожая на клумбу возле "Сладкой паприки", имелась). Низенький Фим в мешковатой робе сидел, ссутулившись, на боевом коне, который в холке достигал пары метров, одет (не Фим, конь) был в пластинчатые металлические конские латы, впрочем, глаза животного, броней неприкрытые, лучились таким недоумением, что впору было усомниться, кто разумнее из этой пары, лошадь или всадник.
   Фим, ни разу не конный гвардеец и даже не орденский паладин, вцепился в седельную пластину и всем видом выражал паническое состояние.
   - Гномья твоя бабушка! - всплеснула руками резко проснувшаяся Хэйт. - Поспешим, мы должны успеть к конюшням раньше, чем там будет Барби. Я должна ее увидеть и услышать!
   - Дедушка... - просипел парнишка. - Дед мой гномом был, не бабка.
   - Тут одно из двух, - проигнорировав послушника, сказал Рэй, направляясь в сторону городских конюшен, где они оставили лошадок. - Или на мат сбежится городская стража, или наш юный друг и достойный ратных подвигов жеребец вдохновят ее на очередное стихотворение. Или даже оду.
   - Наставник велел мне следовать за вами... - елозя в седле, бормотал Фим; конь шел медленно, величаво, наездник же болтался в седле, как мокрая тряпка в проруби.
   - Ставлю на мат, - хмыкнула адептка, представив во всех красках орчанку на лошадке Туф-Туф, взирающей снизу вверх на полы серой робы поверх конского доспеха.
   - Но не посветил меня в цели вашего похода, - громкость бормотания понизилась.
   - Попробую уравновесить. - улыбнулся Монк. - Будет ода.
   - Пари? - развеселился убийца. - На что спорим, золото, щелбаны, желание?
   - Щелбан! - вскинула голову Хэйт. - Так веселее.
   Монах кивнул, продолжая улыбаться.
   - Лучше бы я и дальше драил полы в кельях, - дошел до жалобного шепота Фим. - Лучше бы...
   Либо Рэй не так хорошо знал орчанку, как думал, что знает, либо Маська провела по пути воспитательную работу, но ни мата, ни поэзии от Барби они не услышали. И вообще ничего не услышали, баба-страж оглядела новое сопровождение с чернявой макушки послушника до конских копыт, затем демонстративно отвернулась и вплоть до Крохтыни ехала молча, глядя исключительно вперед, на дорогу.
   А ночью с удвоенной яростью бросалась навстречу ожившим мертвецам, упырям и кадаврам. Последние - массивные нагромождения плоти, как бы собранные и нескольких трупов, булькающие на ходу, отвратительные и зловонные. И взрывающиеся после упокоения, все, на кого попадали брызги, получали дебафф "трупный яд", очень быстро и больно (в плане убывающего здоровья) "тикающую" отравлялку. Длань очищения имеет малый срок перезарядки, всего три секунды, но от одного кадавра летели сотни брызг, задевали эти брызги не только стражу, а за три секунды действия дебаффа тот же лучник успевал просесть на четверть хп.
   Лоза-длань-регенерация-лечение-длань-лечение-длань-лоза-лечение - примерно так проходил для Хэйт этот бой. Не дать умереть своим и не подпустить неживых врагов - вот, что стало ее основными задачами, сложными в исполнении, надо сказать.
   Другим тоже приходилось непросто, только большущий голем, распакованный Маськой, "отрывался" за всех, выбивая остатки не-жизни из прущих толп. На механическое создание яд не действовал, а нежить умом не блистала, наседая на живых защитников поселения кучно, что позволяло голему, специализирующемуся на массовых атаках, так же кучно эту нежить и уничтожать.
   Фим, предоставленный на попечение командиру стражи, был взят в "коробочку" четырьмя воинами, и то и дело ныл, что ростовые щиты, которыми его закрывали от отравляющих брызг и других возможных неприятностей, мешают ему видеть происходящее.
   Хэйт ждала какой-нибудь подлянки - костяного дракона, например, или хотя бы явления баньши-Глашатая. Или того, что пока стражи бьются на подходах к поселения, в Крохтынь прорвутся высшие вампиры, которых крайне сложно заметить в ночное время суток, и вырежут, как скот, ее жителей. Заодно и подкрепятся...
   Но нет, запас жути в этом задании для них, видимо исчерпался кадаврами. С рассветом система расщедрилась на оповещение.
  
   Вы три ночи стояли в обороне поселения Крохтынь, охраняя его от атак нежити! Чтобы завершить задание: Вера - их щит, обратитесь к любому представителю власти поселения Крохтынь!
  
   - И это все? - гнома захлопала ресницами. - Финиш?
   - Сомневаюсь, - Хэйт привалилась к "забору". - Еще Вершитель вроде как должен заявиться.
   - Да пребудет с нами величие Балеона! - прорезался голос у Фима, выпущенного из-за прикрытия щитами. - Вершитель!
   Прямо перед открываемыми воротами Крохтыни полыхнул ослепляюще-белый овал портала.
   После вопля послушника Хэйт ожидала увидеть эдакую виртуальную версию Тора, скандинавского божества, сына великанши, силача, громовника. Вышел же из портала...
   "Хотя бы пол угадала", - закатила глаза адептка.
   Это был древний старец, согбенный прожитыми годами (веками?..), седой - волосы, усы, борода - все было сплошь седым, с полуприкрытыми глазами в окружении глубоких морщин. Ростом он был ниже Фима, и опирался при хождении на деревянный посох (клюку?).
   - Проклятие, - голос Вершителя звучал, как песок, сыплющийся на лист металла. - Истечение жизни... Скверно.
   НПЦ приподнял посох, указал им на дорожку, ведущую к центру Крохтыни.
   - У тебя квест обновился? - неуверенно следуя за стариком, спросила полушепотом Хэйт у монаха.
   У нее никаких новых оповещений не высветилось, статус задания тоже не изменился.
   Монк покачал головой.
   - Здесь явился Глашатай? - на торговой площади Вершитель остановился, втянул воздух, словно принюхиваясь; дождавшись кивка от Монка, продолжил. - Три и один... Где были сторожи трех?
   - Я укажу путь, - сказал Монк, сходу поняв, о каких сторожах речь.
   Он привел всю их странную компанию (шесть игроков разных рас, старик и безусый малец) к одному из домов, перед которым они бились с парящим мертвым ликом.
   - Там, - клюка старца взметнулась в направлении дома. - Вещь того, кого местные жители называли отшельником. Известно теперь, кто обвинитель от мира мертвых. Ты был на утесе Веры, видел жилище отшельника?
   Монк пересказал то немногое, что мог о хижине.
   - Трое... Значит, три вещи были похищены, - проскрипел непись. - Закрытие врат потребует возвращения их. А отмена проклятия - кары виновных. Ты был на утесе, ты и вернешь украденное. Если согласишься.
   Глаза монаха расширились.
   - Верну, - решительно сказал он, обращаясь к старцу, а после обернулся к адептке.
   - Вот теперь обновился.
   - Оу! - Мася не удержалась от восклицания, похоже, у нее, как и у Хэйт, никаких изменений в задании не было. - И что там?
   - Принять участие в возвращении трех похищенных предметов отшельника и поспособствовать наказанию расхитителей, если потребуется.
   - Принять участие - это как? - нахмурилась Барби. - Репа не рухнет, если мы вломимся в дом к местному?
   Вершитель прошагал к закрытым дверям дома. Ткнул посохом в дверь - и та осыпалась трухой.
   - Квест завязан на Монка, - качнул головой Рэй. - У него не рухнет.
   - А мы, значит, группа поддержки? - в спину монаху, отправившемуся за стариком, возмутилась орчанка. - Ничего, что я помпоны не захватила?
   Кен вздохнул, положил ладонь на плечо бабы-стража. Поглядел на нее с сочувствием, как глядят на безнадежно больных.
   - Вы же понимаете, что она и так долго была кроткой и послушной? - с нескрываемой иронией произнес эльф.
   - Послушная Барби, - в один голос процитировали самого эльфа Хэйт и Рэй в один голос. - Это фантастика!
   - А что такое фантастика? - робко подал голос Фим.
   - Это - Барби! - взмахнула хвостиками гномка.
   Послушник вытаращил глаза на орчанку.
   На этом беседу прервали вернувшиеся старец и Монк, и вся компания двинулась ко второму дому. Действо повторилось: дверь, осыпающаяся трухой, спины непися и Монка в проеме, через некоторое время их лица, с разной степенью озабоченности.
   Перед третьим домом играл ребенок, скорее всего виденный до этого Рэем. Только в этот раз родители его не отсутствовали, мать играла с сыном, а отец чинил скамью под окном.
   - Забирай дитя и уходи, - велел старик женщине.
   Та охнула, схватила ребенка на руки и побежала прочь.
   - Знала, - непись поцокал языком. - Ты! Где сейчас те двое, что с тобой вместе осквернили жилище отшельника?
   Мужик уронил инструмент и вжался в стену дома.
   - В упр-ра... управе. Смилуйтесь!
   Вершитель поднял клюку, с конца деревянной палки к мужику полетела искра. Поймав эту искру раскрытым в безмолвном крике ртом, мужчина обмяк, сполз по стене в траву.
   - Мертв?.. - тихо спросила Мася.
   - Легкая смерть - меньшая кара для осквернителя, - безучастно проскрипел старец. - Тот, кого здесь знают, как отшельника, когда-то звался Йоганом. Он был силен в вере, прям в мыслях и словах и резок в действиях. Именно резкость привела его к уходу из ордена. Он отринул блага мира, отринул собратьев по вере, даже имя свое отринул. Но не отринул саму веру. В ту пору весь этот край был пустошью, лишь росток энта, дар Энтограду, поддерживал жизнь в землях, но только вокруг города. Утес же, на котором поселился Йоган, высился над мертвыми землями. Ни ручьев, ни травы, ни даже деревьев - ничего не было. Шли годы, и у подножия утеса пробился родник, сухая безжизненная почва вокруг напиталась жизнью, позеленела. На расстояние в несколько дней пути пустошь превратилась в плодородную землю - лишь силой веры Йогана. Теперь же, не закрой мир живых долг перед миром мертвых - все вернется к былому. Высохнут ручьи, погибнут деревья, животные и птицы покинут край. Что ждет тогда людей, живущих здесь? Бегство, страдания, смерть? Жизни неповинных ценнее, чем жизни трех преступников.
   Закончив с отповедью, Вершитель направился в дом.
   Те же, кто остался снаружи, застыли в молчании.
   - Если ты не передумал следовать за мной, идем, - выйдя обратно, сказал Монку старец. - Долг еще не закрыт.
   - А знаете, - адептка закрыла глаза, поморщилась, замотала головой, будто бы отгоняя навязчивое видение. - Заканчивайте без меня. Мне действительно стоит поспать.
   Хэйт было, что отгонять: ей живо вспомнился чумазый мальчишка Кинни, цепляющийся за подол ее мантии. Вспомнилась его сестра в загоне для рабов... И росла в ней уверенность, что женщина-НПЦ, только что овдовевшая, и ее нарисованный малыш позднее встретятся им в игре. Обязательно.
   - Мы подо... - начал было Рэй, но квартеронка махнула рукой, прервав его на полуслове.
   - Я без понятия, когда вернусь, - устало выговорила Хэйт. - Сначала сон, потом реал. Не ждите, идите в ратушу.
  
   Если б кто спросил, как она добралась до постели, едва ли ей удалось бы ответить. Она смутно помнила, как открывалась крышка "гроба", а дальше были туман и обрывки снов. И надрывающийся телефон - по пробуждению.
   Собственно, от звука входящего вызова Вероника и проснулась.
   - Стас, - еще не видя экрана мобильного, высказала догадку девушка.
   Так безотвязно звонить ей могло два человека: либо Галка, если ей в голову взбрело, что подруга с концами затерялась (в игре или в живописи), либо Стас, в студию которого она завтра (вроде как завтра) обещалась с ним же и поехать, чтобы закончить портрет Вала.
   Она протянула руку к тумбе.
   - Стас, - повторила уже в трубку. - Привет.
   - Доброе утро, я полагаю? - осведомился куратор ровным голосом, не очень-то сочетающимся с девятью пропущенными Вероникой вызовами. - Я у твоей парадной припарковался, мне тебя ждать или мы переносим встречу?
   - Десять минут! - выдохнула она, вскакивая с постели.
   Календарь в мобильном подтвердил: "завтра" уже наступило.
  
   - Кофе купим по дороге, - с сочувствием в голосе постановил Стас.
   Джинсы на его попутчице были надеты мятые, потому как постирать она их после прошлой поездки постирала, а погладить забыла. Свитер был вытянут из шкафа первый попавшийся, и попался один из тех, что выкинуть жалко, а в люди уже не наденешь - с вытянутыми локтями и в катышках. Художественные разводы от въевшейся масляной краски тоже не особо его украшали. Самочувствие было под стать облачению - ее будто бы смачно пожевывал ленивый верблюд, все то время, что она спала. А к самочувствию приправкой шло смутное чувство вины - все же ее ждал человек, делать этого не обязанный, чтобы отвезти ее в свою студию для ее же практики!
   В общем, Веронике оставалось только с виноватым видом кивать.
   А немногим позже - сверлить взглядом пластиковый стакан и крошить круассан в студии Стаса - вместо работы над картиной.
   - Не парься, дело житейское, - Стас со своим завтраком уже расправился.
   - Угу, - с пасмурным видом, соперничающим с пасмурностью облачного слоя над городом - пока она спала, бушевала гроза - согласилась девушка.
   - Тем более, Вал предупредил, что подъедет позже, - куратор потянулся к сигаретной пачке.
   - Он же не должен был вообще сегодня приезжать? - усомнилась в своей памяти Вероника.
   - Передумал, - пожал плечами Стас. - С моделью работать всяко удобнее, чем без.
   - Ладно, - в принципе, ей на финальной стадии работы с картиной наличие натурщика было сугубо фиолетово. - Вопрос: почему сигареты то из пачки, то из портсигара?
   - В приличных местах изображаю из себя культурного петербуржца, - усмехнулся художник. - Ну и в пачке обычные сигареты, а в портсигаре - с вишневым вкусом.
   - О.
   Вероника захлопала ресницами.
   - У всех есть свои маленькие недостатки, - в улыбке Стаса не наблюдалось и тени раскаяния. - Ты вот зависаешь в вирте, так, что потом не добудиться. Я - эстетствую.
   Она рассмеялась, легко и звонко - неловкость за "просып" как рукой сняло.
   - Работаем, - затушив недокуренную сигарету, махнул рукой в направлении станков куратор.
   Вал заявился, когда его уже никто не ждал. Восхитился (с виду - не притворно) обеими работами, подтвердил, что намерен их приобрести.
   - Стасов портрет отправится к предкам, я не могу больше слушать, что они уже забыли, как я выгляжу, - с самодовольным видом заявил музыкант, после чего махнул в сторону холста Вероники. - А этот дома будет. Отвез бы на базу, но там не мы одни репетируем.
   - Пожалуй, говоря о характере модели, кое-кто упустил из виду манию величия, - попеняла Стасу девушка.
   - Учебный момент, - невозмутимо ответил куратор. - Должна же ты научиться подмечать хотя бы самые очевидные черты в натурах?
   - Тебе в какой форме удобнее принять вознаграждение? - проигнорировал выпады в свой адрес Вал. - Карта, наличные?
   Размер вознаграждения при ней никак не обговаривался, и она не собиралась поднимать этот разговор.
   - Наличные, - Вероника отодвинулась от холста, оценивая завершенный портрет. - Половину. А остаток Стасу. Какой-нибудь полезной мелочи купить детишкам, карандашей там или ластиков. Ладно?
   - Ладно, - Вал изогнул удивленно свои замечательные брови. - Стас, на минутку.
   Пока мужчины общались в некотором отдалении, Вероника выбрала самую тонкую из своих кистей, набрала немного краски и поставила в левом нижнем углу размашистую - такой уж был почерк - подпись: Белозерова. Без имени. А что? Авторская печать вообще имени не содержит, а функцию обозначения авторства выполняет!
   - Да, за подсказку о демонах - плюс тебе в карму! - донесся до художницы голос Вала.
   - На здоровье, - откликнулась Вероника. - Наслаждайся!
   Что-то пробурчал Стас, она не расслышала, да и едва ли он сказал что-то новое. Она смотрела на свою работу - первый удачный мужской портрет - и что-то внутри нее настоятельно требовало продолжения. Вдохновение не отпускало, и нужно было найти ему выход.
   Хлопнула входная дверь.
   - Завтра заедет забрать, пусть подсыхают, - сказал за ушедшего Вала куратор. - Тебя домой?
   - Не-а, - тряхнула волосами девушка. - Я одолжу станок? Он же влезет в багажник?
   Стас дважды кивнул.
   - Тогда меня до набережной... без разницы какой, просто к Неве.
  
   Она писала на промозглом ветру, пока не задеревенели пальцы. Буйство волн, почти черных после шторма, твердь искусственных границ-берегов из гранита. Мрачное небо, тонкие лучи солнца, озорно пробивающиеся сквозь тучи. Холод и красоту, движение и непоколебимость.
  
   Из такси (отдельная история, забирать художницу не по конкретному адресу, а с набережной, напротив такого-то дома, согласились далеко не сразу) до скамейки у парадной пришлось выгружаться в два захода: сначала холст, также одолженный у куратора, а потом уже станок. Краски не высохли, тут не работала функция - убрать в инвентарь, чтобы проделать это мгновенно, поэтому нужна была осторожность в обращении с полотном.
   "Вряд ли кто-нибудь сопрет деревянный станок, пока я доеду до квартиры и обратно", - предположила Вероника, оставляя этот самый станок у скамьи, чтобы транспортировать первым заходом наиболее ценное - картину. "Ну разве что дворники решат, что до мусорки не доперли"...
   Процесс похищения станка представителями незаменимой для города профессии так живо рисовался в голове Вероники, что на обратном пути до скамейки она тихонько напевала: "А может это дворник был. Он шел по сельской местности"*...
   Станок стоял там, где она его и оставила, ни дворники, ни злые страусы на него не покушались, так что пришлось ей затаскивать неудобную конструкцию по ступенькам, затем через высокий порог, подпирая плечом тяжеленную металлическую дверь. Когда дверь придержали, Вероника вздохнула с облегчением.
   - Спасибо!
   И только после успешного перемещения станка внутрь парадной обернулась.
   - Вал?!
   - Ник? - не меньше Вероники изумился неожиданный помощник.
   - Нет-нет-нет-нет, - скороговоркой забормотала она, зажмурившись, чтобы не видеть оранжевую футболку - другую, не ту, что музыкант надевал для позирования, немного светлее. - Простите великодушно, восьмой этаж, мандарины... ...! Нет!
   - Молодые люди, вы проходите или ругаетесь? - за спиной Вала остановилась ухоженная дама за сорок, которую Вероника не могла припомнить в числе соседей.
   "Этого... пакостника мандаринового я тоже, как соседушку, припомнить не могу. А вот он - есть!" - скрежетнула зубами девушка.
  
   --------------------------------------------------------
   *Э.Успенский. А, может быть, ворона...
   --------------------------------------------------------
  
   В лифт они заходили втроем: Вероника, Вал, придерживающий станок и одариваемый взглядами, полными ненависти от Вероники, и дама, не без интереса разглядывающая "попутчиков".
   - Этаж? - спросила дама, устав, видимо, таращиться.
   - Седьмой, - с тоской в голосе отозвалась девушка (вспоминался потоп в кухне, бродящие по этой кухне человечки, страстное желание - не прошедшее и по сию пору! - убить или хотя бы покалечить козла, устроившее ей это "приключение").
   - Седьмой, - раздраженно повторил за ней Вал.
   Вероника открыла было рот, чтобы выматерить нахала, но присутствие чужих ушей охладило пыл.
   Дама ехала на девятый, посему недолгое совместное путешествие прошло в молчании.
   - Ты! - замахнулась на вышедшего за ней парня Вероника.
   На языке вертелось слово "бабуин", хотя приносил ей "соседушка" мандарины, а не бананы, и внешне не особо напоминал обезьяну, спустившуюся с пальмы... Помотав головой, чтобы отогнать нездоровые ассоциации, девушка открыла дверь.
   - По коридору налево, можешь не разуваться, - она ткнула пальцем, уточняя направление, а сама подхватила картину, не особо удачно пристроенную на первом этапе транспортировки, чтобы отнести в зал для просушки.
   - Неплохо, - Вал обнаружился в кабинете (туда логичнее всего было пристроить внезапно стыренный, то бишь, позаимствованный, станок).
   Шторы были задернуты, в кабинете было сумрачно, солнца, раздражающего трепетную натуру музыканта, не было видно вообще.
   - Не сдается, - покривилась Вероника. - Замечательный сосед, тебя чаем-кофе поить или ты выметешься на хрен?
   - От кофе не откажусь, - безмятежно откликнулся парень, примостив свой зад на стуле. - Без сахара.
   Выметаться он явно не планировал.
   Прибалдев слегка от такой наглости гостя, она и в самом деле пошла готовить кофе. Вспоминая при этом Сорхо с его великолепными усыпляющими (наверняка, он и другие эффекты мог выбрать) добавками к еде и питью.
   "Надо прокачать кулинарию до мастера", - на фоне общей абсурдности ситуации эта мысль показалась ей вполне уместной, и она принялась ее усиленно "думать", пока варился кофе и шел поиск пряников, купленных с месяц назад в супермаркете.
   - Держи, - в одну руку Вала была выдана гостевая чашка, в другую - пачка пряников, не распакованная даже, не говоря о вазочках и прочих сервировках (мысль подать сладкое в приличном виде у девушки мелькала, таки воспитание, но была нещадно отогнана - не тот гость, чтобы ради него напрягаться).
   Вторым заходом она принесла из кухни табурет и свою чашку.
   "Соседушка" уже вовсю прихлебывал свой кофе, с пряником вприкуску.
   - Ты не теряешься, - констатировала Вероника, устраиваясь поодаль.
   Парень, не теряя безмятежности, потянулся за упаковкой.
   - Пряничек?
   - Давай, нахалюга, - девушка покачала головой, но "подношение" приняла. - Может быть, за пряничком какие-нибудь объяснения воспоследуют?
   Объяснений пришлось подождать: Вал доел пряник, допил кофе, убедился, что и Вероника свое кондитерское изделие прикончила, и только потом соизволил заговорить.
   - Я понятия не имел, что мы живем в одном доме, - наконец высказал он. - Тем более, что моя нечаянно залитая соседка снизу, то ли психопатка, то ли халявщица, это ты.
   Вероника ощутила, как у нее глаза кровью наливаются.
   - Погоди психовать, ладно? - примирительно выставил руку ладонью вперед Вал. - Я еще не отошел от прошлого дверного концерта. Психопатка - потому как уравновешенные люди себя так не ведут, а халявщица - в инете полно потолков отличного качества по вменяемым ценам. Без обид, ладно?
   - Не ладно, но ты продолжай, - кровавая пелена перед глазами никуда не делась.
   - Смотри, - вздохнул он, глядя на девушку, как воспитатель в детском саду на самого глупого в группе ребенка. - Я тебя залил, признаю, это было нехорошо с моей стороны. Лопнул шланг у стиралки, я сидел в наушниках и не слышал, как журчат ручьи за стеной. Я прислал извинения и выразил готовность возместить ущерб, вполне честно, тебе так не кажется?
   - Ты. Мог. Просто. Открыть. Свою. Гребаную. Дверь, - процедила, выделяя каждое слово, Вероника.
   - Не переношу посторонних на своей территории, - пожал плечами парень. - И не каждый посторонний нормально бы отнесся к моему представлению об уютном жилье.
   - В съемной-то квартире? - не преминула съязвить она.
   - Я ее переделал, по договоренности с хозяйкой. Но не суть. Тебя чем-то не устроили извинения? Ты вроде нормальная, а вела себя как...
   - Как человек, оберегающий уют своего дома, в моем представлении, - куда-то делась ярость, но настрой на убийство - разве что тихое, вроде яда в кофе - остался. - Что до твоих извинений... Это был высокопарный, ничего не стоящий хлам. Ты решил выпендриться - получил мой ответ в виде счета на потолок. И, если он показался тебе чрезмерным, ты мог спуститься и обсудить это со мной. Или насчет этого тоже какой-то пунктик есть?
   "Соседушка", после ее слов, задумался.
   - Меня учили, что с извинениями нельзя переборщить, особенно, когда действительно виноват.
   - Видимо, всех тонкостей не объяснили, - поморщилась Вероника. - Проехали. Почему он - оранжевый?!
   Вал приглушенно хмыкнул, попытался замаскировать "хмык" кашлем, но не преуспел.
   - К красному ценнику - красная работа. Но потолок в красном был бы чересчур агрессивным, а оранжевый - в самый раз.
   Взгляд девушки уткнулся в его оранжевую футболку.
   - Вал, тебе никто не говорил, что ты хренов черный дрозд? Клюв оранжевый, перья черные, музицирует. Вылитый ты! Ок, про халявщицу опустим, и про посторонних я поняла. Но мандарины-то с какой радости?
   - Лин Мэйли - моя девушка, в существование которой мало кто верит - ужасно истерит, когда голодная. А стоит что-то съесть - приходит в себя.
   Ладонь Вероники сама по себе легла на лицо.
   - Серьезно?
   - Серьезно, - подтвердил Вал. - И я должен тебе реально большое спасибо сказать. Мы теперь можем видеться не только по видео-связи.
   - Восхождение? - зная, впрочем, ответ, уточнила она.
   "Соседушка" кивнул.
   - И что, тамошнее солнце тебя не напрягает? - вспомнила одну из заморочек парня Вероника.
   - К нему у меня нет никаких счетов, - с окаменевшим лицом ответил он.
   - Как-то быстро тебе капсулу поставили, - заметив ненормальную реакцию, решила проявить немного такта девушка. - Мне дольше везли.
   Вал отмахнулся.
   - Ты мне лучше дай пару советов для старта. Мэйли из тех людей, которые, если берутся за что-то, идут до самой вершины. Сегодня, например, она читает самые лучшие из платных гайдов, и мне... было бы приятно ее удивить, показав, что я тоже не лыком шит.
   Девушка подняла глаза к потолку - нормального белого цвета.
   "Лин Мэйли, по имени судя, китаянка", - рассуждала она мысленно. "У азиатов менталитет отличается от нашего, раздолбайского. Не тебе, соседушка, с ней тягаться в упертости и внимании к деталям"...
   - И откуда ты на меня такой свалился? Ох, не отвечай, я в курсе про восьмой этаж. Так, начнем с того, что я про демонов - ты же за них начал играть? - ни черта не знаю специфического. А общие сведения в платных гайдах наверняка включают то немногое, что я могла бы тебе рассказать. Из меня такой себе гуру, сама же недавно приобщилась...
   - Ты в любом случае знаешь больше моего, - убедительно сказал музыкант. - А я не откажусь от любого совета.
   - Горе ты луковое, - Вероника вдруг поняла, что от злости не осталось и следа (и куда выветрилась?..), и думает она о подсказках для нуба вполне искренне. - Давай я сварю еще кофе и постараюсь чего-нибудь сообразить полезного... С классом определился?
   - Бард, разумеется, - обезоруживающе улыбнулся Вал. - Как говорит Лин Мэйли, нужно использовать свои сильные стороны. Мэйли будет танцором. Традиционные танцы - ее конек.
   - Бард и танцор, - она с сомнением покачала головой. - Те классы, о которых я меньше всего знаю. Чем дальше в лес, тем гуще дебри, тем больше бурелома и тем сытней волкам... Я за кофе. И за умной мыслью, видимо, потому как сейчас таковых нет.
   "Главное, не смотреть на потолок, пока кофе готовится", - увещевала себя Вероника по дороге на кухню. "А то самой умной мыслью станет - выведывание расположения демонов на просторах Тионэи и передача этой ценной информации Бестиям".
  
   Увы, за время варки кофе ни единой дельной идеи так у Вероники и не возникло. По-хорошему, надо было с "соседушкой" переместиться в зал, к компьютеру, дабы воспользоваться чьими-то чужими идеями, но там задернуть шторы так, чтобы Валу не светило солнце в глаз, было весьма проблематично.
   Зато, как бы компенсируя отсутствие идей, крутились по кругу мыслишки, навеянные паранойей: допуская, что гость сказал ей чистую правду (не похож был музыкант на записного лгуна), насколько случайным было само их знакомство? Ведь если отбросить прочие пустячные совпадения, вроде столкновения у парадной, у них был один общий знакомый. И он-то их и "свел" в своей студии.
   - Вал, отвлеченный вопрос, - обратилась к музыканту Вероника, подавая чашку с горячим напитком. - Стас тебе насколько хорошо знаком?
   Парень изобразил задумчивость.
   - Человек из агентства его знает. Это его идея - для основы постеров взять наши нарисованные, а не сфотографированные физиономии. А что вдруг?..
   Она махнула рукой, состроив рожицу из арсенала Маськи (что-то милое, что-то детское, что-то улыбчивое).
   Если некая теория заговора имела место быть не только в фантазии Вероники, "соседушку" использовали втемную, с его - соседа - тараканами он не стал бы выдавать своего места жительства малознакомому человеку. А вот агентство, наоборот, наверняка имело координаты Вала. Стас как-то упоминал некоего клипмейкера... Или, что совсем мутной мутью выглядело даже на фоне приступа паранойи, однажды сделанное предположение о слежке за ней было не настолько бредовым, как ей тогда думалось.
   - Да так, ничего, - она приняла расслабленную позу, насколько это позволял табурет. - Слушай мой первый совет, ученик: не недооценивай неписей. Тут они не движущиеся манекены с заранее вписанными диалогами и вариантами реакции, их поведение в Восхождении - довольно-таки сложный букет.
   - Пояснишь? - Вал заинтересованно подался вперед.
   - Чем выше положение непися, тем более "думающим" он будет, - ей почему-то особенно ярко вспомнился момент с посещением гильдии художников. - Но есть, как правило, общие принципы. Так, люди-НПЦ предпочитают подчеркнуто-вежливое обращение, орки лучше всего понимают язык силы, гномы ценят трудолюбие, для дроу важна смекалка. Светлые эльфы млеют от поэзии и возвышенных речей. Правда, за первым слоем есть, как правило, и второй, и третий, и четвертый. Как и на что будут реагировать демоны, я и представить себе не могу, но вот тебе второй совет, плавно проистекающий из первого: наблюдай. Слушай, что говорят другие игроки неписям, как говорят, какова реакция. Так, потратив немного своего времени, ты сможешь сделать выводы из чужих ошибок. Или успехов.
   - Это имеет смысл, - покивал музыкант, когда "гуру" сделала паузу, чтобы отхлебнуть кофе. - Хоть и не гарантирует результат. Впрочем, Лин Мэйли нравится созерцать.
   - Учти еще вот что, - Вероника поняла, что входит во вкус, раздавая рекомендации. - Не все из "юных" демонов будут новичками в Восхождении, будут и такие, кто удалил прежнего персонажа и начал за новую расу.
   - Людям нечего делать? - сделал странное движение шеей Вал.
   - Люди ищут наживы и бонусов первооткрывателей. Не знаю, сможете ли вы с твоей девушкой определить таких игроков, но они, наверняка, будут вести себя более уверенно. Как бывалые люди.
   - Демоны, - с улыбкой поправил музыкант.
   - Демоны, - согласилась девушка. - Теперь третий совет: не гонитесь за уровнями. Уровень - дело наживное, а раскачка характеристик со старта легче. Надо пояснять?
   Музыкант пожал плечами.
   - Вчера Мэйли не дала мне и шагу ступить, заявив, что белочек и зайчиков мы настрелять успеем, и вначале придется потрудиться. Она клонила к тому же?
   - Очень может быть, - подтвердила Вероника. - Ну, про кукол в гильдии воинов твоя девушка наверняка найдет информацию, о профессиях ты можешь сам почитать на форуме. Про гильдии вообще, и про профильные - ту же гильдию музыкантов - тоже немало сведений в открытом доступе. И снова - я не знаю, как это будет устроено у демонов, я тебе сейчас насоветую, а окажется, что у них все не так. Фигня получится.
   - Как устроено, - Вал задумчиво сощурился. - Воронка в небе, обугленные камни, которые бесы катят к стенам будущей цитадели. Бесы - низшие, прислуга. Высшие частично отстроились, при помощи магии - это откуда-то выяснила Мэйли. Архидемон не показывался с момента перехода. Часть зданий обозначена каменными коробками без окон и дверей. Но что-то о гильдии я слышал, правда, не помню, какой. Ладно, спасибо, я понял. Пойду, покопаюсь в сети.
   Девушка замотала головой.
   - Погоди, я про классы ваши уточнить хотела.
   - Уточняй, - великодушно разрешил музыкант.
   - Вы планируете все время играть в паре или примкнете к группе? Что бард, что танцор - раскрываются наиболее полно именно в группе, хотя и соло-дуо что-то могут.
   Вал насупился.
   - Мэйли говорит, что нет смысла обрывать траву перед пастью быка. И да, о группе речь шла, но компанию из одних демонов она считает бесперспективной относительно большого мира. И еще, не хочет примыкать к азиатам, говорит, я не выдержу с ними долго. Хотя с ней-то мы прекрасно общаемся!
   - О да, - рассмеялась девушка (эта его Лин Мэйли уже нравилась Веронике заочно). - Сравнил девушку, к которой ты неровно дышишь, с десятью занудными, дотошными азиатами. Похоже, у нее есть уже план по развитию, а раз я не шарю в танцорах и бардах, то ее суждение будет более жизненным. Все, вали, покоряй форум и филиал ада Тионэи.
   Вала она благополучно выставила за дверь, хоть и пришлось согласиться - загодя - на дачу новых советов, если у парня возникнет в них нужда. А после, намывая посуду и поглядывая на потолок, долго думала, стоит ли задуматься об извлечении выгоды из сумбурного их знакомства - группа, укомплектованная танцором и бардом, если это грамотная, сыгранная связка, может значительно усилиться...
   Вероника сделала зарядку, прикинула, выдержит ли пробежку практически на голодный желудок (круассан и пряничек давно "провалились"), решила, что хватит для одного дня холодного воздуха. За продуктами сходить - нужнее, а потом и приготовить чего-нибудь для одной художницы, страдающей паранойей.
   Часа три спустя, подчистив вторую тарелку куриного супа с вермишелью (очередной рецепт для начинающих), она поняла, что по эту сторону реальности ее сегодня ничего не держит: картину не закончить - ушел настрой, уборку после сытного обеда делать лень, а прочие причины были бы слишком надуманными, чтобы воспринимать их всерьез. Пора было возвращаться.
  
   Привычная фея сверлила ее угрюмым взглядом. Или не так: угрюмая фея сверлила ее привычным взглядом - Хэйт не могла определиться, как точнее.
   - Что на этот раз? - вздохнула квартеронка.
   Фея ввинтилась штопором в небо, с высоты уронила на голову хозяйке послание и исчезла в чернильной кляксе. "Воронка в небе", - вспомнила адептка слова будущего барда. "Приметная... примета. Наверняка, уже переданная другими игроками в кланы и не только".
   Записка была от Рэя, он просил зайти в управу, чтобы закрыть квест, а потом, по возможности, не покидать Крохтынь до его - Рэя - появления.
   Хэйт передернула плечами и поплелась в управу, где ее наградили аж тремя тысячами очков репутации с Крохтынью и пятнадцатью золотыми. Если учесть, что оставаться в поселении дольше, чем необходимо, девушка не планировала, этот плюс к репутации был самым бесполезным из всех, когда-либо ею полученных.
   Впрочем, соль этого квеста была не в репутации, и ей хотелось верить, что Монка-то не обделили с наградой.
   Так, размышляя о тщетности потраченных усилий и средств (Маська на вызов големища наверняка уйму дорогих ресурсов потратила, плюс лошадки - хоть и Туф-Туф, а денег стоили), адептка добрела до торгового ряда. Специи и овощи имели неприятное свойство заканчиваться, а где ждать Рэя - он не указал.
   Второй визит угрюмой феи застал Хэйт как раз за выбором специй. "Вижу тебя. Никуда не уходи и подыграй мне. До того, как заляжем на дно - уходим огородами", - малость путано излагал в письме кинжальщик.
   "Хорошо, что предупредил", - вздрогнула девушка, ощутив на своей талии руку - чужую, и свой порыв - выхватить из волос "шпильку" и проткнуть что-нибудь обладателю этой руки.
   - Долго ждала, красавица? - с довольнющей миной спросил Рэй.
   - Даже соскучиться не успела, - проворковала в ответ Хэйт.
   Не знай она другую сторону этого смазливого парня - где он был серьезен, собран, в меру агрессивен - ни за что не заметила бы острого, как его кинжалы, взгляда из-под косой челки.
   Паранойя, не нашедшая выхода в мире реальном - ввиду отсутствия "улик" - здесь и сейчас расцвела дивным цветом.
   - Ты мне прогулку обещал, - потрясла пальчиком перед носом убийцы адептка.
   - Да, дорогая, я всегда исполняю свои обещания, - подмигнул ей Рэй. - Прогулка будет верхом, ты не возражаешь?
   Они выехали не той дорогой, что вела к Энтограду, а в противоположную сторону, вместе с потоком бедно одетых неписей.
   Словно в ответ на удивленные взгляды, бросаемые квартеронкой на этот людской ручеек, кинжальщик склонился к ее уху.
   - Внутрь стен фермы не умещаются, а живут тут в основном с хозяйств. Когда нежить начала нападения, фермеров разместили под защитой стен, теперь нужда в этой защите отпала, люди возвращаются к земле, - пояснения Рэя давал приглушенным голосом, развернувшись к напарнице и не переставая мечтательно улыбаться.
   "Ожившая мечта томных барышень и любительниц аниме", - стараясь не морщиться, вздохнула Хэйт.
   - Ты так много знаешь! - захлопала ресницами она, входя в роль "томной барышни" (хотя ближе, как ей видилось, было определение - идиотка клиническая).
   Если их ненавязчиво "вели" (а к чему иначе весь этот балаган?), то выворачивать шеи обоим для пущего неудобства съемки и считывания речи с расстояния было бы слишком очевидно. А похлопать ресницами - невелик труд.
   - Тут левее, милая, - Рэй свернул с дороги (которая дорогой-то могла называться условно) в высокую траву.
   - За тобой - хоть к черту на кулички, - не удержалась от смешка Хэйт.
   Кинжальщик послал ей в ответ воздушный поцелуй. И предложение обмена, которое девушка тут же приняла. Обменом Рэй перекинул ей свиток двойного переноса, предназначенный для перемещения персонажа вместе с ездовым питомцем. Стоил этот клочок бумаги в двадцать раз дороже обычного свитка, для одного только игрока. Но альтернативой экономии было - бросить лошадку (или другого арендованного питомца), что вне мирной зоны чаще всего означало смерть.
   Время на чтение - тридцать секунд, значилось в описании, так же, как и у обычного свитка. Хэйт хотелось верить, что убийца знает, как устроить им тридцать секунд безопасности.
   Какое-то время они ехали среди разнотравья молча, тропы не было, но кинжальщик вел лошадку уверенно. Путь шел на подъем, а когда им встретился родник, адептка окончательно поняла, к чему ведет ее кинжальщик.
   - А вот и оно, - как если бы это все объясняло, махнул рукою Рэй в сторону полуобвалившейся хижины. - Прямо так заедем, нам туда и обратно.
   Какие-то грязные тряпки, закрывавшие, видимо, ранее вход в хижину, валялись в стороне, "дверной" проем зиял темной.
   - Активируй, - одними губами, без голоса, велел ей напарник.
   Хэйт не стала мешкать.
  
   В Энтограде Рэй первым делом повел ее к конюшням, там они оставили лошадок Туф-Туф на постой.
   - Теперь и нам пора, - хитро подмигнул адептке убивец.
   Намека Хэйт не поняла, но противиться потянувшему ее за собой парню не стала. "Подыграй мне", судя по всему, еще не потеряло актуальности.
   Так что, когда они с Рэем оказались на постоялом дворе, а в ладони Рэя обнаружился ключ от комнаты для двоих, девушка опешила, но согласилась проследовать наверх...
   - Ты сохранила сферу иллюзии? - без "прелюдии" перешел к делу кинжальщик.
   - Да, но она в банке, - нахмурилась Хэйт.
   - Это ничего, повод зайти я придумаю, - покивал Рэй. - Ты молодец, сыграла на Оскара.
   - Мы там были не одни? - отмахнувшись от похвалы, уточнила адептка.
   Убийца с сомнением передернул плечами.
   - Сути вещей у меня нет, но предположительно - да. Точнее, мне проще думать, что да, и принять меры, чем посчитать, что нет - и просчитаться. Сейчас объясню, - Рэй присел на край кровати (двухместной, как и номер). - Мы без тебя добили квест. Три трупа, разборка в управе - третий вор был в ней младшим писарем. Потом Вершитель предложил Монку вернуть украденное: посох отшельника, четки отшельника, рукописную книгу отшельника. Просто звучит, но Монк потом сказал - это три "мифа". Монк спросил, можно ли сделать так, чтобы эти штуки никто больше не мог украсть, избавить, так сказать, от искушения. Старик долго сверлил взглядом Монка, потом ответил, что это возможно. И уточнил, что бы хотел наш монах за содействие в важном для ордена деле. Монк заявил - ничего, кроме достойной жизни для вдовы и сына первого вора. Этот чертяка умнее, чем можно о нем подумать.
   - Это точно, - улыбнулась Хэйт, пристраиваясь на другом краешке кровати.
   Рэй улыбнулся, на сей раз - не наиграно.
   - Потом были спецэффекты, волны света, дух отшельника проявился, правда, не сказал ничего, забрал свои вещи и исчез. А Монку старик предложил на пятидесятом уровне зайти в храм, где, если он пожелает, для него будет открыт путь Вершителя.
   - Один из нестандартных классов? - подалась вперед адептка.
   - О да. За полную информацию о получении этого класса кланы готовы выложить очень много денег - при том, что квест не может быть повторен. А за годовой контракт с игроком этого класса космические суммы предлагаются.
   - Ого! - прищелкнула языком Хэйт. - Это настолько круто?
   Убийца кивнул.
   - Информации, как ты понимаешь, в открытом доступе нет. Но ходит слух, что пустыню Реверна прошел не отряд приключенцев, а один парнишка, без эпического или мифического обвеса, даже без питомцев. Насквозь прошел. У парня - согласно слуху - был класс Вершитель, и он был достаточно щедр, чтобы поделиться королевской наградой с друзьями.
   - Презанятно... - протянула та, что была недавно в относительной близости от другого нестандартного класса - под названием Бестия.
   - Но вернемся к нашим насущным, - посерьезнел Рэй. - Когда мы закончили с заданием, кому-то вздумалось посидеть в "Луковице" - таверне, чтобы "мысли улеглись". И уже в ней Маська начала жаловаться, что у нее между лопаток чешется. Чесать через кольчугу неудобно, а ощущение противное. И появилось это ощущение у нее с Энтограда, когда мы с Фимом в Крохтынь возвращались. И пока мы ей предлагали оголиться и чесать в удовольствие, малая подкупила разносчицу, чтобы та разбила кувшин с пивом у столика, через один от нашего. Кувшин со звоном грохнулся, девка взвизгнула, все на нее обернулись, а там, под стулом, в луже, четко по краю обуви пиво и обтекло.
   - Умничка! - убийца неожиданно оказался неплохим рассказчиком, вся картинка перед глазами Хэйт нарисовалась до деталей.
   Рэй как-то очень тепло улыбнулся.
   - И теперь она знает, как реагирует суть вещей на невидимок слишком высокого для нее уровня. Так, мы вроде бы достаточно времени для романтики тут пробыли? Пойдем в банк за сферой, потом к энту - там часто народ останавливается поглазеть. Возьми, замени головной убор и плащ.
   Плащ был неброского серого цвета, при включенном отображении доходящим до самых пяток, а головной убор оказался капюшоном, прикрывающим лицо.
   - План в том, чтобы разбить сферы, потом включить отображение и добежать до портальных врат? - решила блеснуть догадливостью Хэйт.
   - Дойти, - возразил ей убийца. - Спокойным прогулочным шагом. Бегущий человек привлекает слишком много внимания.
  
   Конечным телепортом - а было их немало, Рэй заложил приличный крюк - был Сьолдар. Один из первых городов, построенных людьми, столица сгинувшей в распрях империи, рассыпавшейся в результате интриг и внутренних конфликтов, словно ожерелье на бусины - на отдельные королевства.
   Этот город с названием, странным образом царапающим слух, отличался от тех, что видела прежде в Восхождении Хэйт. Вместо широких шумных улиц - узкие проулки, вместо садов подле домов знати - высокие стены. Каждый дом - почти что крепость в миниатюре: толстые стены, узкие оконца, башни по четырем сторонам. Темный камень, покрытый мхом.
   Очень мало было жителей на улочках, как местных, так и пришлых, даже в дыре мира - Крохтыни - неписей было поболее, в светлое время суток, конечно.
   Сьолдар ей понравился.
   Подробнее ознакомиться с городом Рэй ей не дал, повел к месту встречи. По пути адептка оценила и городские стены - высотой метров в пять, широкие, надежные, с примыкающими к стенами казармами.
   Вся компания собралась в рощице, в часе ходьбы от Сьолдара.
   Что совсем непонятно было для квартеронки - это почему до самой рощи им не встретилось даже нубика завалящего, не говоря уже о нормальных игроках.
   - Долгие вы! - попеняла подошедшим Барби. - Малая, пока ждала, умаялась.
   Роща, как смутно догадывалась Хэйт, выглядела несколько иначе до того, как в ней засели четыре скучающих игрока. Наверняка, не было в ней земляной насыпи, с двух сторон прикрывающей подобие сторожевой башни. Из башенной бойницы (если даже и допустить, что сама башня - не новодел) едва ли торчало дуло "пузяки", чем-то смахивающего на самовар безголового голема, высотой - в гномий рост, малоподвижного, зато стреляющего убойными снарядами при помощи выдвижного дула с гномью же руку длиной; боеприпасы, "встроенные" в "пузяку", как любезно просветила Маська любопытствующую адептку, были двух типов - ядра и картечь. Голем был самозаряжающийся, но с пределом количества выстрелов, стрелял прямой наводкой и навесом.
   Без Маськиных ручонок в этом укрепелении едва ли обошлось.
   Горка из разномастных булыжников вперемешку с бревнами тоже едва ли входила в "дизайн" рощи. Как и ведро с непонятной серой субстанцией подле горки.
   Судя по недовольной физиономии орчанки, очередная попытка сладить с профессией "строительство" - провалилась.
   Самодельная мишень на раскидистом кедре после прочего не шибко бросалась в глаза, как и эльф, с отстраненным видом метающий в эту мишень ножи. Получалось это у него так себе, с учетом достойной уважения меткости эльфа в стрельбе.
   "Занятия без тренера сильно проседают в результативности", - с неуместным удовольствием подумалось Хэйт.
   И только Монк не привнес изменений в пейзаж. Он сидел на пеньке и шил что-то, издали похожее на распашонку. В виде будущего (вероятность того, что монах откажется от нестандартного класса, адепткой не рассматривалась) Вершителя было что-то необъяснимо умиротворяющее.
   - Вообще никак не выдаете себя, - поморщился Рэй.
   - Мы тренировались! - замельтешили малиново-чернявые хвостики. - И скучно было. Сейчас займусь демонтажем.
   Голем исчез во вспышке. Барби, вздохнув, начала раскидывать булыжники. Башенка же стала осыпаться каменным крошевом в такт молоточку в руках гномочки. Кен снял с дерева мишень, убрав ее и ножи в инвентарь.
   - До "амфибии" все доныряли? - спросил Рэй.
   - Я - нет, - со вздохом откликнулась Хэйт.
   В Обители Бестий нырять было негде и некогда, но ее это не извиняло: по кивкам и утвердительным ответам от остальных выходило, что достижение за ныряние получили все, кроме нее, включая отдыхавших на морях Кена и Барби.
   - Тебе вряд ли много погружений до него осталось, - успокаивающе сказал кинжальщик. - Добьешь прямо на озере. К счастью, оно однократно получается.
  
   Рэй был прав: достижение выпало ей при первом же погружении.
   Озеро - или пресное море, таким было огромным Сиоли - сияло лазурной безмятежностью, насколько хватало глаз.
   А вот то, что они никого не встретили аж до самого берега, Хэйт конкретно напрягало, особенно на фоне предыдущей клоунады с "дорогой" и "милой" в исполнении кинжальщика и при ее активном вспоможении.
   - Люди, а где - люди? - не выдержав, спросила она наконец. - Они что - вымерли, аки мамонты?
   - Центр континента, - пожал плечами убийца. - Тут мало интересного для игроков: задания, хоть сколько-то вкусные, давно все выполнены, остались повторялки, которые в любом другом стартовом городе тоже имеются; поскольку город из числа старейших, как в плане открытия для игроков, так и по легенде - тут даже мобы нубские появляются намного дальше от ворот, вроде как результат долгой с ними борьбы. Тут даже чтобы дворянство получить, надо дождаться полного истребления какого-либо рода, потому как все земли изучены, поделены, а лимит на титулы никто не отменял. Так что уже давненько центральные города игроками используются как культурные центры, места для отдыха и "просто жизни" - есть же и такой народ, который приходит не за мобами, а за релаксом. Сьолдар считается мрачным и неинтересным, "туристы" в нем не задерживаются, что нам на руку.
   Голос "лектора" звучал устало.
   - А рыбаки? - если вдоль реки Вельды народу с удочками было немало, то как могли такую водную гладь упустить любители рыбной ловли - Хэйт не понимала.
   - Не ловится тут ничего, - развел руками Монк. - Я же сам хотел взять рыбалку, но понял, что тогда на боевую часть игры меня не хватит.
   - И мир бы многое потерял! - одобрительно стукнул по плечу монаха Кен. - Под миром я подразумеваю не только нашу группу.
   - Последний вопрос - и я раздеваюсь. Как бы двусмысленно это ни звучало, - адептка хмыкнула, подойдя к кромке воды. - Есть соображения, в чью честь чесались Маськины лопатки?
   - Баба-бафф, ну ты ж не дура, - затрясла "пальмой" орчанка. - Или из степи привет, или за трусишку этого церковного - Фима - глазьями какая-то скотобразина зацепилась. Он был броский парниша, на нашем-то фоне. Пока за шкирку нас не взяли - и мы узнать не можем. По правде-кривде, я бы предпочла не узнавать.
   Хэйт виновато покачала головой.
   - Логично, а я - завертелась и просто устала, туплю.
   - Бывает, - вроде как утешила, а вроде и подколола приятельницу гномка.
   - Ныряй уже, - фыркнула Барби.
   Мужская часть команды предпочла отмолчаться.
   Стриптиз ради заплыва - не то, чего Хэйт хотелось устраивать, но знающие люди не ради обнаженки (предположительно) советовали разоблачаться, а надо, значит, надо. Тем более, после продолжительного хождения в исподнем по переходам обители Бестий, не ей было по поводу неодетости или нубского белья комплексовать.
   "Чего они там не видели?" - подбодрила себя адептка, не первый был заплыв на глазах у этих ребят, вся разница была в том, что раньше раздевались все - и это по-другому воспринималось, проще.
   - Айда открывать купальный сезон! - восторженно возопила гнома, живенько разоблачаясь до белья - миленького купальника бордового цвета, в цвет больших гномьих глаз. - Кто со мной? А то правда, все мобы да мобы, тут же вон - пляжик мягонький, песочек беленький, ляпота!
   - Ну... - Барби метнула грозный взгляд в сторону эльфа. - С натурального пляжа меня выдернули, так что я в деле.
   Одежда с орочьих телес начала исчезать. Под латным доспехом обнаружился забавный комплект из "бронелифчика" и "бронетрусов".
   Эльф, вздохнув, стал молча "раздеваться" - убирать экипировку в инвентарь. Его белье адептка уже видела - зеленые плавки (зеленые, как ранее было рассказано - это потому что Барби настояла на соответствии эльфийским кровям персонажа, отыгрыш же).
   Монах уже щеголял в белье - обычном, стартовом, как и у Хэйт (мужской вариант - белые бесформенные труселя).
   - М-да... Пожалуй, уже поздно говорить, что в момент погружения мы наиболее уязвимы, - обронил Рэй, ничего с себя не снявший. - И что ни у кого из нас нет опыта подводной боевки.
   - Супер! - воскликнула Маська, ее восторга отповедь убийцы не умерила. - Ты не купаешься, уходишь в инвиз и бдишь, если что - орешь дурниной. Поплыли!
   И сиганула с разбегу в озеро.
   Под шумок (бультыхания орчанки бесшумными назвать было нельзя, а там уже не только она плескалась) адептка вошла в воду, а как глубина позволила - ушла в погружение. Дно озера так близко от берега особой красотой взор не будоражило, песок да камни. Зато достижение за его просмотр дали, с первого заплыва.
  
   Достижение разблокировано: Амфибия!
   Уровень достижения: 1 (увеличение уровня достижения невозможно).
   Вы можете непродолжительное время дышать под водой.
  
   Когда Хэйт выплыла обратно к берегу, народ вовсю развлекался, поднимая ворохи брызг и устраивая заплывы на скорость. Она даже вскользь окинула взглядом пляж, в поисках шезлонгов, надувных мячей и прочих атрибутов отдыха у воды (кто знает, что там вообще делают на Маськиной мануфактуре?). Шезлонгов не было, был Рэй. Одетый и недовольный.
   - Получила? - односложно спросил он, завидев квартеронку.
   Она кивнула.
   Убивец вздохнул с нескрываемым облегчением.
   - Товарищи отдыхающие! - гаркнул он так, что если бы кто-то сейчас их искал по округе, на голос наверняка бы примчался. - Сворачиваем развлекушечки, плывем ко мне. Раздача склянок на берегу.
   - Они не несерьезные, - вступилась за приятелей Хэйт. - Просто после Крохтыни им надо отвлечься.
   - Понимаю, - с усталой улыбкой откликнулся Рэй. - Но мне показалось, что я воспитатель в детском саду, и никто из воспитанников слушаться не намерен, включая ясельную группу.
   Последнее было высказано в адрес гномочки, вприпрыжку пробегающей по пляжу.
   Ворчать на команду, впрочем, кинжальщик не стал, выдал каждому по флакону с зельем ныряльщика - оно давало игроку дополнительные пять минут к сроку, который тот мог продержаться под водой без воздуха. У зелья был час отката на повторное применение, что объясняло низкую его популярность. Обещанные инструкции тоже озвучил: плыть "треугольником", где первый - Рэй, второй ряд - Монк с Хэйт, третий ряд - все остальные; зелье пить по сигналу; сворачивать, если понадобится, под водой по сигналу ведущего; ни при каких условиях не паниковать; если не повезет напороться на подводного монстра - атаковать, но со сменой построения, пропуская вперед Барби и Маську.
   - Последнее: если дыхания все же не хватит, встаем в Сьолдаре. Нас может раскидать по разным храмам. Сбор у ратуши. Делать заплывы на половину дыхалки я смысла не вижу, иначе тайны бы тут никакой не было.
   Он не стал озвучивать их действия на случай боя не с мобами - и Хэйт догадывалась, почему. Едва ли на них полезет мелюзга, у которой опыта подводных сражений ровно как у их команды - нисколечко. А с матерыми игроками им так и так не справиться. Не до тактик, когда тебя раскатывает асфальтоукладчик...
  
   Поверхность озера была - разлитая лазурь, но чем дальше они погружались, тем темнее становилась вода. Нет, никакой мути, как бывает в грязных водоемах, вода просто становилась темнее и - если таковое возможно - гуще. Хэйт даже включила без спросу "свет в конце туннеля" - заклинание, наполняющее пространство вокруг нее светом. Никаких проблем при активации умения под водой не возникло, а Рэй, не учевший момент с освещением, притормозил и показал адептке большой палец.
   Не будь у них подсветки, они, скорее всего, пропустили бы пузыри, очень похожие на мыльные. Разноцветные пузыри плавно перетекали в толще темной воды, не особенно стыкуясь с законами физики реального мира. Рэй, дотронувшись до одного из них, знаками показал всем сделать тоже самое - и группа получила лишних две минуты к задержке дыхания. Бонус давал только первый лопнутый пузырь, это тут же проверили.
   Погружение длилось долго. Чем глубже они заплывали, тем чаще попадались пузыри. Подгадав момент, когда заканчивался недолгий бафф от одного пузыря, можно было успеть взять новый - и не задохнуться. Никто им не встретился, как из числа игроков, так и из бестиария подводного мира Тионэи.
   Вплоть до лестницы и плачущей девы.
   Светящиеся ступени, буквально колышущиеся в воде - они не были ничем закреплены - видно было издали. Рэй, очевидно, плыл не наобум, он вел группу четко в центр озера. "Встроенный навигатор, не иначе", - думала Хэйт, равномерные гребки размышлениям способствовали.
   Песнь-плач ударила по ушам внезапно, когда до ступеней оставалось плыть совсем немного. Силуэт поющей (плачущей?..) адептка разглядела не сразу, девичье тело лежало на верхней ступени, свет, исходящий от поверхности, укутывал певунью. Ни названия, ни уровня, ни фракции над телом не было.
   "Не моб", - успела подумать Хэйт, когда поняла, что плывет к ступеням только она. Остальные же - прекратили движение и барахтались на месте с видом блаженных идиотов. Следующая мысль квартеронки была совершенно нецензурной.
   "...И что ни у кого из нас нет опыта подводной боевки", - сразу после мата вспомнилось ей, что называется, под руку. В руке уже был зажат Игг'Шадир. - "Иггов - два, если промахнусь одним, не страшно".
   Длань очищения она уже опробовала на Монке, и на секунду его взгляд прояснился, чтобы тут же смениться на тот же отвратный блаженно-идиотский...
   "Шпилька" ударилась о ступень, не причинив певунье вреда. Сирена (или другая певчая тварь подводного мира, Хэйт было не до классификации) поднялась, не переставая петь. Длинные синие волосы прикрывали ее нагое тело.
   Адептка поплыла к ней, так быстро, как могла, сжимая в руке второй клинок.
   "Доплыть на пятнадцать метров, и я успею выдать сад камней, а если не подействует - сделать вторую попытку с броском", - обманчиво-близкая ступень приближалась ужасающе медленно. - "Промажу второй раз - в глотку вгоню тот, что вернется!"
   - Мальки такие хилые, - заговорила, не открывая рта, сирена. - И такие смешные!
   Песнь прекратилась.
   Хэйт обернулась: ребята пришли в себя, заработали руками и ногами.
   - Сюда, сюда! - позвала синеволосая. - Тут сухопутные мальки смогут дышать. Или нет? Или они задохнутся, мучительно глотая воду Сиоли? Смешно, смешно!
   Обратного пути уже не было: здоровье по единичке стремилось к нулю, зелье ныряльщика давно было выпито, спасительные радужные пузыри не проплывали мимо.
   - Сюда! - ворвавшись в область света, и получив "системку" о прекращении эффекта недостатка воздуха, повторила за сиреной квартеронка.
   Воздух! Под водой, совершенно немыслимым образом, но он - воздух - был, и можно было дышать, говорить.
   - Мальки доплыли? - проговорила сирена, все также не открывая рта, голос просто звучал. - Надо же! Отдышитесь, полюбуйтесь Лестницей Глубинного Света. И возвращайтесь на сушу! Хилым нет места в темных водах. Хилые станут солью, удобрением для водорослей. Кыш!
   - Теплый прием, ничего не скажешь, - растянул рот в усмешке Рэй. - Только мы не намерены возвращаться.
   - Глупые мальки станут подкормкой для рыб. Но это их право. Рыбы всегда голодны.
   Сирена расхохоталась - и смех этот с закрытым ртом вызывал оторопь. Певунья спрыгнула со ступени, уплыла во тьму.
   Хэйт потряхивало, но не от угроз синеволосой, а от того, насколько необдуманно она поступила, швыряясь Иггами. Она еле успела убрать тот, что вернулся в ладонь, когда сотоварищи очнулись от воздействия песни. И большой вопрос, что конкретно они видели, под этим воздействием пребывая...
   - Кое-что эта селедка потная по делу сказала, - насупилась вдруг Барби. - Нам бы передышку, поспать, раскидать шмотки, Кена, опять же, теребить скоро начнут. А пустить родню этой селедки на уху можно и позже.
   - Тут вроде безопасно - относительно, - пожал плечами Рэй. - Я сам за перерыв. Время захода обговорим и валим.
  
   Договорились на завтрашний сбор в час дня по московскому времени. Выползая из "гроба" Вероника даже укол чего-то похожего на совесть ощутила - ведь когда она срулила в прошлый раз отсыпаться, народ зашел в игру значительно раньше, чем она в нее вернулась. И ждали все ее явления.
   Сеансу общения с совестью помешал звонок в дверь.
   Чертыхаясь и вспоминая особо удачные перлы Барби (селедка потная, например, определенно относилась к удачным), Вероника пошла открывать дверь.
   - Оу! - выпалил обнаружившийся за дверью "соседушка".
   О скромном наборе одежды (короткий топ и махонькие шортики) на себе она вспомнила с запозданием.
   - И тебе снова привет, - буркнула девушка. - Чего приперся?
   - Посоветоваться.
   Вал был какой-то встрепанный, а уверенности и энтузиазма в глазах, с коими он покидал эту квартиру не так уж давно, не наблюдалось.
   - Заходи, - Вероника махнула рукой в направлении кабинета. - Я скоро.
   "И всего-то несколько часов в Восхождении - о чем бы еще ему со мной советоваться? - и совсем другой человек", - покачивала головой она, переодеваясь, пока гость "мариновался" в другой комнате. - "У демонов так хреново или китаяночка его конкретно построила?"
   - Итак? - в кабинет она зашла с подносом, который пришлось поискать в недрах кухонных шкафчиков, но таскать чашки с кофе и прикуску к ним в несколько заходов Веронике было лениво.
   Что-то ей подсказывало, этот "врыв" к ней музыканта - не последний.
   - Я не геймер, - начал с признания Вал. - Так, ознакомлен шапочно, но ни разу не увлекался. Однако игру, даже после нашего прошлого разговора, я себе представлял иначе.
   - М-м-м? - с предвкушением протянула хозяйка квартиры, устраиваясь поудобнее и готовясь слушать историю о том, как одному нубо-демону обломали рога.
   - Кофе у тебя хороший, - не в тему похвалил "соседушка". - Давай я тебе перескажу, что мы делали с Хель, а ты мне скажешь, нормально ли это вообще?
   - Хель? - спросила Вероника, догадываясь, каким будет ответ.
   - Лин Мэйли. Игровой ник, - подтвердил догадку Вал.
   "Таки китаяночка", - улыбку Вероника успешно спрятала за чашкой. - "Не зря она мне заранее понравилась. И ник интересный"...
   - Сначала мы пошли брать задания гильдии. Ты в курсе, как они проходят? - уточнил Вал, видимо, намереваясь проскочить скучную часть рассказа.
   Девушка кивнула: такие базовые невариативные квесты был бы грех не знать.
   У бардов это три связанных между собой испытания: испытание рук, испытание слова, испытание таланта. В первом нужно выбрать учебный инструмент и по нотам сыграть одну мелодию. Десять попыток. Сложность для неумех - попасть в ноты. Едва ли парень, заявляющий,что играть может "хоть на арфе", встретил трудности на первом этапе. Второй этап - испытание слова: на имеющиеся ноты наложить слова. Без плагиата, это системой проверялось сходу, и чтобы текст был относительно связный. Уровня Пушкина не требовалось. Попыток отводилось - три.
   - Что ты насочинял? - Веронике подумалось, что любопытство не порок.
   Вал, отхлебывавший кофе, едва не поперхнулся. Затем вроде как смутился, и только потом исполнил вполне приятным низким голосом:
   - Два кило черешни,
   Полтора арбуза.
   Лица, как медузы,
   Руки словно клешни!
   Девушка захлопала в ладоши и засмеялась одновременно.
   - Говоришь, не геймер, а про клешни в теме, - отсмеявшись, сказала она.
   - Это очень подходящая метафора для удодов, которые издевались над инструментами, - не оценил прикола музыкант.
   - Тогда я, пожалуй, не хочу узнавать, чем навеяны первые три строки, - улыбнулась девушка.
   - Слушай, я же не на литературную премию стихи писал, - с укоризной глянул на нее Вал. - Там было сухо и жарко, хотелось чего-нибудь сочного. Это про черешню, да и про арбуз. Про лица - так ты бы видела рожи тех, кто завалил испытание, я еще мягко выразился.
   - Понятненько, что вижу, о том и пою, - покачала головой Вероника, снова старательно прикрывая лицо чашкой.
   - Там еще не такое исполняли... - хмыкнул "соседушка".
   Состроив серьезную мину, он напел:
   - У моей Манюнечки
   Плоская фигурочка.
   У моей Маринки
   Нет груди-грудинки!
   В этот раз смеялись уже оба.
   - Мелодии дают короткие, вот и ложатся на них такие куплеты, - развел руками Вал.
   В третьем испытании - таланта - будущим бардам нужно было написать полноценное музыкальное произведение на основе выданных нот. За одну попытку. Разумеется, не передрав что-то уже исполнявшееся по ту или другую сторону виртуальности.
   Те, кто справляется с первым этапом, получают доступ к классу бард. Исполнение мелодий - стандартное, сродни активации спеллов у мистиков, вы жмете на пиктограмму, ваш аватар выполняет движения, инструмент издает звуки. Мелодия срабатывает, как прописано в базе.
   Прошедшие второе испытание могут накладывать слова (единожды пропетые строфы "привязываются" к конкретной мелодии) на звучащую из их инструмента музыку. Тогда исполнение считается хорошим, что сказывается на производимых эффектах: баффы немного эффективнее, дебаффы немного дольше "висят" на врагах. Можно и не накладывать слов, тогда исполнение будет считаться стандартным.
   Те же, кто справился с третьим этапом, должны извлекать мелодию из инструмента без костылей от системы, но за эту мелкую неприятность бард получает не мелкий бонус - прекрасное исполнение, усиливающее базу мелодий довольно существенно. Прекрасное исполнение могло быть трансформировано в превосходное, но вот условий для качественного скачка Вероника не помнила, это уже была не для начинающих информация.
   Пройти испытания можно прямо на первом уровне, что кажется послаблением, а на десятом и пятидесятом уровнях дается еще две возможности повторить тест. Если же все попытки провалены, то бард оставался с тем, что имел - стандартными мелодиями.
   У танцоров, в принципе, было похоже устроено. Им нужно было сначала исполнить заданные (показанные наставником) движения, затем к базовым элементам добавить детали, не меняя основы, а на третьей стадии - создать полноценный танец, основываясь на базовых движениях. С теми же принципами в дальнейшем исполнении.
   Пока она припоминала подробности обретения класса бардами и танцорами, Вал выхлебал кофе. И принялся крутить в ладонях чашечку, кажется, намекая на добавку.
   Пальцы у него были красивые, это она еще в студии Стаса подметила. Но вот бежать и варить вторую порцию кофе не спешила, гость еще первую не отработал - раз уж ввалился, пары песенок для развлечения хозяйки маловато будет.
   - После испытаний я выбрал инструмент - флейту, Мэйли настаивала именно на ней - и первую песню, прилива сил, она ускоряет восстановление бодрости. А потом началось...
   Вероника подалась вперед, "вся внимание" - это было сейчас про нее.
   - Мы с Хель пришли на стройку, у демонов сейчас строек много, а материалов, исключая камень, мало. Есть начатые и почти сразу же заброшенные, видимо, до лучших времен. Такую она и нашла для нас. И началось...
   Вал покривился и приступил к рассказу. Его - рассказ - даже не помешало бы законспектировать, но Вероника понадеялась на память.
   Хель - теперь "соседушка" чаще называл китаянку по нику, чем по имени - заставила его играть песню прилива сил. Стоя на одной ноге. Немного утешило парня то, что на верхотуру из строительных лесов и прочих брусьев, куда забралась Хель, его лезть не заставили. Та, стоя на бревне, вертикально вбитом в землю, начала делать упражнения, вероятно, танцевальные - Вал не сумел на пальцах пояснить так, чтобы передать нюансы. Час спустя бард получил по плюсику к выносливости и ловкости. Танцору тоже что-то из бонусов досталось, но она не озвучивала "приросты".
   Хотя бодрость и восстанавливалась быстрее благодаря мелодии, она все же кончалась. Тогда Хель разрешала парню выпить глоток воды. И сама прикладывалась к фляжке. Изредка позволялось еще и пирожок съесть.
   Второй час бард провел, вися головой вниз - и при этом не прекращая игры на флейте. "Повышает не только характеристики, но и концентрацию", - расщедрилась на пояснение Лин Мэйли. Что делала в этот час девушка, он был не в курсе, так как висел он ниже, чем заканчивалось тренажерное бревно Хель.
   Играть так вне виртуальности он вряд ли смог бы, но условности игрового мира в этом случае были на пользу. Система одарила барда аж шестью единицами выносливости, двумя - ловкости и одной - силы. Причем тут сила, Вал не понял, но ему на тот момент уже было глубоко начхать на бонусы.
   Третий час он играл все так же, вися головой вниз, и попутно уворачиваясь от махов ногами и руками Хель, спустившейся на бренную землю. Танцор отрабатывала гимнастические движения, нарочно выбрав расположение вблизи от барда. Навыки уворота, по ее словам, без прерывания музыки - это едва ли не главное, что должен освоить бард. Сколько и чего начислила ему система за это действо, он был не в курсе, так как отключил оповещения, они мешали следить за выпадами Хель.
   "Повторим и продолжим завтра", - пообещала парню его зазноба, явно довольная тем, как они провели время. У нее на утро были планы, что вместе с разницей в часовых поясах спасло Вала от дальнейшей экзекуции.
   - Вот скажи мне, это как - нормально?! - возмущенно выпалил музыкант по завершению рассказа.
   - Нет, - покачала головой Вероника. - Это не нормально. Это потрясающе! Системный подход, ориентированный под конкретные классы, блин, Вал, твоя Хель - сокровище! Было бы здорово, если бы ты и дальнейшие ваши тренировки подробно мне пересказывал. Хочешь еще кофе? У меня и печеньки есть.
   Теперь-то она поняла, почему некоторые гайды в такую цену выставлены, что хоть стой, хоть падай, а те данные, что есть в бесплатном доступе - это сущие крохи, собирая их по капле, к четко выстроенной схеме развития не прийти. Ее "великий план" включал в себя понимание, что персонаж будет собирать каждую кроху характеристик, где только найдет, а также - что результат такого сбора идеальным не будет.
   - Ненормальная, - вздохнул гость. - Вы обе не совсем здоровы.
   - Что до меня - мой психиатр полностью согласен с твоим заключением, - закивала хозяйка. - Так что насчет кофе?
   На этот раз "соседушка" точно заслужил угощение.
   - Тащи, - подал ей пустую чашку Вал. - Твои советы она, кстати, оценила. "В твоем окружении наконец-то появился мыслящий человек, Вал".
   Последнее предложение он проговаривал, явно пародируя Лин Мэйли.
   Вероника забрала посуду из рук гостя.
   - А ведь несколько часов назад на этом самом месте ты удивлялся, почему твоя девушка не готова к компании из азиатов. "Хотя с ней-то мы прекрасно общаемся!" - теперь уже она выдала пародию на "соседушку".
   Девушке показалось, что у музыканта дернулось веко. Впрочем, в кабинете горели тусклые верхние светильники и было темновато, так что ей вполне могло померещиться.
   На свой этаж парень ушел спустя одну чашку кофе, полчаса времени и пяток напетых мотивчиков. Ушел с задумчивым лицом. Похоже, восторгов по поводу возможности "нормального" общения со своей девушкой в игре у него поубавилось.
   "Не все коту масленица", - заперев за незваным гостем дверь, покачала головой Вероника.
   У музыканта было два варианта: психануть и забить на затею с Восхождением, раз ему не по нраву манера игры его девушки и напарницы, или же, как говорится, расслабиться и начать получать удовольствие. Решать, который из вариантов предпочесть, ему все равно без подсказок придется. Переживать о его выборе Вероника не намеревалась.
   Она намеревалась: поужинать (остатками супа), проверить мобильный (он вроде бы тренькнул о принятом сообщении, когда варился кофе), потом, может быть, но вовсе не обязательно - почитать какую-нибудь книжку (художественную, увлекательную) и лечь пораньше спать.
   Сообщение имелось, Галка решила почему-то написать, а не звонить. "Загляни к нам как-нибудь. Я не злюсь", - два коротких предложения вызвали у Вероники вздох, полный печали. Печально было то, что Лешка, очевидно, в ходе семейных разборок проговорился о том, что она - Вероника - знала о его времяпровождении вне работы и дома. Знала и покрывала.
   - Рано или поздно она должна была узнать, - сказала девушка, удаляя сообщение.
   Звонить или писать Галине прямо сейчас не хотелось. Все равно на завтра были планы (Град Темных Вод покорять и уху варить из его обитателей), да и ссориться (не исключено, что подруга вскипит на ровном месте) не было настроя. Но и сна не было.
   - Совсем забыла, - с укором в свой же адрес проговорила Вероника.
   И достала из сумки - мобильный лежал рядом с нею - конверт, который передал Стас, перед тем, как отвезти ученицу к Неве. В конверте был первый ее гонорар, как художника - по эту сторону реальности, точнее, половина гонорара.
   Конверт не отличался пухлостью, что, впрочем, было ожидаемо. А вот содержимое удивило: внутри лежало пять пятитысячных банкнот. Стипендия "золотой девочки" (цитируя ректора), отличницы по всем предметам, в середине каждого учебного месяца тоже выдавалась в пяти купюрах: двух тысячных, одной пятисотенной и двух сотенных. И это еще с начала года увеличили размер стипендий.
   - Стас, извиняюсь за поздний звонок, - мобильный был под рукой, и ответил на вызов куратор сразу же, как ждал. - Я хотела уточнить насчет... э-э... суммы в конверте.
   - Что-то не так? - удивленно спросил Стас.
   - Тут... много, - смущенно выпалила Вероника.
   - Отнюдь, - без тени сомнения отозвался куратор. - Портрет с руками в масле. Это цена для своих, и она весьма скромна.
   - Возможно, - смущение не спешило покидать девушку. - Для вас. Но не для студенческой работы же...
   - Работа понравилась заказчику, он за нее заплатил, - спокойным, даже занудным тоном пояснил Стас. - Все всем довольны.
   - Ясно... Спасибо. Спокойной ночи, - попрощалась с преподавателем Вероника.
   Смущение понемногу отступало, взамен ему пришли мысли о том, куда потратить внезапно полученные деньги.
   Почему-то первой мыслью было - повторно заменить потолок. На белый.
   А второй: "Ну уж нет! К потолку я привыкну. Лучше дочке Галки с Лешкой подарок купить, все эти детские причиндалы жутко дорогие".
   Мысль о том, не сочтет ли Галина подарок ребенку подкупом, Вероника отбросила, как несущественную.
   - Странный он все-таки, - подняв голову, пробормотала она. - За потолок платить - дорого, за портрет - нормально. А еще говорят что-то про женскую логику...
   Не откладывая в долгий ящик решение с подарком для дочки друзей, она пошла выбирать на просторах интернета подходящий "причиндал". Улыбнулся ей стульчик для кормления: на колесиках, с мягким кожаным чехлом, с дюжиной возможных положений, он еще и в качели трансформировался. Аналог следующего поколения, с пультом и программированием маршрутов для перемещения по квартире без участия мамы, девушку не впечатлил. Галя - женщина обстоятельная, ответственная, она не допустит ни в жизнь, чтобы какая-то седушка ее кроху катила без присмотра, как бы не уверял производитель в безопасности процесса.
   Ценник на стульчик улыбнулся тоже, хищно оскалив зубки. Стоимость "причиндала" оказалась даже немного выше, чем сумма пяти купюр в конверте. Но Вероника, не колеблясь, заполнила форму заказа. Раньше вроде как принято было первую зарплату тратить на подарки семье, а семьи у нее осталось - Галка да Лешка (и детка их, приложением), ну и что, что не по крови. Первый гонорар художника - очень может быть, что и последний на много лет вперед, без Стаса ничего бы не было - не сильно от первой зарплаты отличается.
   - Доставят - созвонюсь насчет визита, - решила она. - Опять же, в "Героев" давно не играли. Поменяюсь с Галкой, возьму замок чернокнижника, ей отдам некрополь. Никакой защиты, чародейство, нападение и безудержное веселье...
   С этими - весьма приятными - мыслями Вероника отправилась спать.
   Снились ей дроу, не Бестии, более... мирные. Дроу во сне - невиданное дело! - улыбались.
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.46*195  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"