Вульф Алекс: другие произведения.

Рожденные выбирать

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
 Ваша оценка:

  Алекс Вульф "Рожденные выбирать"
  "Мир не разделен на хороших и плохих, в каждом есть и светлая и темная сторона, главное в том, какую ты выбрал сторону. Это определяет все ".
  из фильма "Гарри Поттер и Орден Феникса".
  
  Глава 1. Хотелось побыть одному, вспомнить события последних дней, привести в порядок мысли и ,наконец-то, принять решение. Да и время было подходящее: заканчивался 2047 год.
  Это был первый Новый год, который он проводил один. Общительный, жизнерадостный, с хорошим чувством юмора, начитанный , он легко заводил знакомства, приобретал нужные связи, и от приглашений на вечеринки никогда не было отбою. К тому же он умел идти на компромиссы, благодаря чему круг его знакомств охватывал все слои населения: от алкоголиков и бродяг до людей очень состоятельных и влиятельных. Еще одна черта делала его желанным гостем - он не был женат, и к тому же обладал привлекательной внешностью и хорошим благосостоянием.
  В этот вечер ему были бы рады во многих домах, но он чувствовал , что пора вырваться из суеты напрасных встреч, остановить непрерывный поток ненужного общения и все хорошенько обдумать. Марк сварил себе кофе, притушил свет и улегся на диван.
  Когда же это все началось? Когда он увидел первый раз ЭТО?
  Ему вспомнилась та девушка, с восторженными глазами, романтически настроенная, она явно ждала от него первого шага, инициативы, а он забавлялся,разыгрывая лишь дружеское внимание и учтивость в обращении с дамами. Прощаясь, он не поцеловал ее , хотя видел, что она ждала этого. Сейчас он даже не вспомнил бы ее имени, несмотря на то, что прошло всего лишь два месяца. Да и не за этим он сейчас думал о ней.
  В тот вечер он возвращался домой поздно, припарковать машину рядом с домом не удалось и он оставил ее на свободном месте у соседних домов , а сам пошел пешком. Впереди шла пара, дойдя на фонаря, они обернулись - он вздрогнул. Свет падал прямо на их лица..и это не были лица людей. Мозг отказывался воспринимать реальностью существ из фильмов про нечисть, апокалипсис или фэнтези в десяти шагах перед собой в самый посредственный вечер и на абсолютно трезвую голову.
  
  Глава 2. Я не могу спать. Каждую ночь меня влечет на улицу, мне нравится темнота, внезапность, страх в глазах людей. Энергия паники и животного страха перед смертью питает меня. Эти минуты самые приятные в моей жизни, только они еще дают мне силы вести прежнюю жизнь, сдерживать свои желания днем, не выдавать своих намерений.
  Я Натали Е. , студентка филфака , 19 лет. Мне не нравится мой вуз, у меня сложные отношения с родителями, моя лучшая подруга недавно вышла замуж за едва знакомого парня из интернета и укатила в свадебное путешествие, мне даже не с кем поговорить по душам. Днем меня все раздражает! Все люди, которые меня окружают, довольны своей жизнью. Меня это бесит. Но ночью...совсем другое дело...здесь я задаю тон. Здесь я решаю, кому жить , а кому нет. Как я понимаю хищника на охоте! Это непередаваемые ощущения!
  Все началось со свадьбы Ирки, она была такая счастливая. Все вокруг радовались. Мы всегда с ней были вместе, она моя лучшая подруга, у нас не было тайн друг от друга. Мы даже почти никогда не ссорились. Благо парни нам нравились совсем разные, так что делить нам было с ней нечего. Она любила собирать приключения на свою голову. Заводила сразу кучу знакомств, тусовалась по всем клубам города, висела во всех социальных сетях. И вот нашелся же придурок, влюбившийся в нее по переписке и сделавший ей предложение. Она, конечно, всегда очень легко относилась к жизни и вполне могла взять и выйти замуж за первого встречного, а потом также легко развестись с ним. Но здесь было совсем другое. Я никогда не видела ее такой счастливой, она действительно в него влюбилась! Она так вдохновенно строили планы на будущее, ни с того ни с сего бросалась меня обнимать, переполняемая своим счастьем, а мне от этого становилось тошно. Она уедет с ним , а я останусь здесь совсем одна, она была моим единственным другом....В день ее свадьбы мне хотелось выть на луну. Но я старательно делала вид, что рада за любимую подругу, хотя начинала осознавать, что я начинаю ее ненавидеть за эту ее дурацкую счастливую физиономию, ничего не видящую вокруг, кроме своей собственной радости.
  Они уехали. Сказали, что не будут никому писать и звонить, удалились из всех соцсетей, им видите ли слишком хорошо было друг с другом. Я уверена, обо мне она забыла, как только села в самолет. Злоба переполняла меня. И у меня началась новая жизнь. Я и не подозревала, что ненависть может приносить столько удовольствия! А вид чужих страданий и человеческой крови дарить такое наслаждение и огромное желание жить, жить любой ценой, не задумываясь о последствиях..а они были. Я не могла не замечать, как я стала меняться. Черты лица заострились, глаза приобрели странное нечеловеческое выражение, даже кожа стала грубой, волосы жесткими, я начинала приобретать сходство со зверем. Обострились все чувства, я стала отлично видеть в темноте, различать любые шорохи, определять по запаху существ, научилась подходить близко так, чтобы жертва уже не могла ускользнуть. Эти изменения продолжаются, я уже скоро стану явственно выделяться среди людей. Особенно зубы! Они стали крепкими и острыми, мне не нужны ножи и вилки, и я теперь терпеть не могу всю ту пищу, которую ела прежде. Вкус человеческой крови - вот лучший эликсир.
  Конечно, мне пришлось многое изменить в свой жизни. Во-первых, я ушла от родителей. В последнее время я еле сдерживалась, чтобы не придушить их даже днем, что же говорить о ночи, когда все желания, чувства и инстинкты обострялись. Найти квартиру было несложно, проблем с деньгами тоже не было, у моих жертв было достаточно средств. Вернее, моих жертв было достаточно, чтобы собрать у них хорошую сумму. Мне нравилось после их уничтожения побольше узнать о них. Я обшаривала их сумки , карманы, доставала их ключи и документы, проникнуть в квартиру с таким набором было дело простым.
  
  Глава 3.
  Правительство не жалело денег на научные исследования, за изобретение лечебной сыворотки была назначена хорошая премия, все научно-исследовательские центры и лаборатории работали на полную мощность, но результатов пока не было. Создавалось множество гипотез , предлагались различные пути для решения проблемы, но на самом деле никто не знал, что стало происходить с людьми и как с этим бороться. Положение усугублялось еще и тем, что весь мир воспринял это явление, как "красный террор", все зарубежные СМИ твердили, что это русские разработали новое оружие для захвата власти во всем мире. Опровержения российского правительства никто слушать не хотел. О том, чтобы объединиться против общей угрозы человечеству, не могло быть и речи: никто никому не верил, каждое государство подозрительно смотрело в сторону другого, союзы, если и создавались, то тут же распадались. Все уже давно привыкли, что ничьему слову верить нельзя. Шпионаж приобрел небывалый размах. Все внимательно следили за новостями и научными разработками,и как бы они не засекречивались, если хоть какой-то ученый подавал надежду, его тут же пытались завербовать десятки государств. У некоторых служителей науки охрана была уже больше, чем у самого президента. Интернет и телевидение почти каждый день объявляли, что прорыв в науки произошел, причина превращения некоторых людей в зомби обнаружена, вот-вот будет изготовлено противоядие, и , конечно же, реклама всевозможных развлечений и способов прожигания жизни приобрела невиданные масштабы: веселись, пока ты еще человек, никто не знает, что будет с тобой завтра. Настоящий пир по время чумы. СМИ ,не стесняясь , провозглашали, зачем платить налоги и исполнять законы, ведь завтра эпидемия может настигнуть и тебя. Увеличение армии и полиции не давало результатов. Многие мечтали уехать подальше от цивилизации и никогда не видеть людей.
   х х х
  Научная лаборатория, в которой работал Игорь Николаевич, считалась одной из лучших. Свои исследования ученые отправляли непосредственно президенту. Конечно же, она была засекречена. Все сотрудники не имели право разговаривать с кем-либо о своей работе и вели фактически двойную жизнь. Лаборатория находилась на территории монастыря, все ученые ходили в рясах. Они и жили там. Только начальник лаборатории имел право выходить в город, и Игорь Николаевич часто пользовался своей привилегией. В отличие от большинства людей, он хотел быть в гуще событий, именно там, наблюдая за поведением людей, вглядываясь в их лица, он пытался найти разгадку происходящему. Он считал, что одних лабораторных исследований и наблюдений за жертвами "заболевания" недостаточно, нужно видеть жизнь в динамике, отмечать все изменения, которые происходят в городе, чувствовать кожей происходящее, ощущать, как зверь, всеми органами жизнь города, вдыхать запахи и пускать нос по ветру, - только так можно не пропустить что-то важного, что находится совсем рядом, но что он никак не мог найти.
  
   Глава 4. В этот день Игорь Николаевич собирался выйти в город рано, он хотел посмотреть на людей, спешащих на работу, побыть в самой гуще толпы, спускающейся в метро. Ему нужно было проверить свою теорию. Он давно стал замечать, что среди угрюмых, погруженных в свои думы, замкнутых лиц людей, едущих на работу в подземке, можно найти одно-два неприятно отличающихся от других. Именно к ним он особенно приглядывался, стараясь не привлечь их внимания. За одним таким он даже вчера проследил: это была неопрятная девушка, с холодным безразличным взглядом. Несмотря на то, что она была человеком, что-то проглядывало в ее лице такое, что сродняло ее с теми нелюдями, которых называли "зомби" и исследования над которыми проводились в его лаборатории. Вчера она спустилась в кафе, в подвале недалеко от метро. Сегодня он рассчитывал увидеть ее вновь и понаблюдать за ней. Может, вчера он ошибся, видя в чертах ее лица , проявляющиеся черты зомби.
  Прежде чем выйти с территории монастыря, он прошел к себе переодеться, в рясе он слишком привлекал бы к себе внимание. Он хотел выглядеть серо и непрезентабельно, он даже не стал сегодня бриться. Проходя мимо монастырского храма , он увидел несколько прихожан, торопливо спешащих на службу. По привычке к наблюдениям, он вгляделся в их лица: они были озабоченные, не выспавшиеся, но не на одном из них, он не увидел тех неприятных следов , которые проглядывали у вчерашней девушке. Это его заставило притормозить и зайти в храм.
  Служба уже началась, людей было мало. Спокойствие, умиротворение ...и не побоюсь этого слова, благодать ...Он расслабился впервые за многие дни и присел на скамейку, стоящую в темном углу придела. Здесь была прекрасная атмосфера для того, чтобы отдохнуть, успокоиться и все, не торопясь , проанализировать. Последний месяц он очень плохо спал, и ему не хватало бодрости и сосредоточенности в делах. Его все время подгоняли, дергали, что-то требовали, даже запугивали, создавая атмосферу раздраженности. Теперь он почувствовал силы и возможность все без суеты обдумать. Он вглядывался в глаза , смотрящие на него с иконы, и они давали ему надежду. Разрозненные факты стали складываться в целостную картину, незначительные детали отступали на второй план. Вот эти лица на иконах и лица еще недавних людей, а теперь зомби, они такие разные, чем? Духовностью, целостностью, крепостью духа и веры у одних и отсутствием у других. Так может в этом разгадка? И тогда мы только тратим время, пытаясь изобрести лекарства, они не помогут, здесь нужно другое. Но как это проверить? Он подошел к иконам, вглядываясь в их лица. В церкви запели "Символ веры", верующие оживились, их лица наполнились верой , сосредоточенностью, в них чувствовалась уверенность и крепость их убеждений. Невозможно было представить, что они способны начать охотиться за людьми и грызть человеческую плоть. От таких мыслей его даже передернуло.
  Сам он не был ни атеистом, ни верующим человеком. До того, как все началось, он был среднестатистическим человеком, заходящим изредка в церковь, иногда ставящим свечку за упокой своих родственников, отмечающим все православные праздники , но не более. Он не очень-то и задумывался, нужно это все или нет и зачем он так поступает. Так делали его родители, теперь делал и он. Принято крестить младенцев - покрестим, принято христосоваться на Пасху - сделаем. Но не более.
  Его размышления прервали вибрации звонка, он поспешно вышел из храма , голос в телефоне сообщил, что его вызывает Главная научно-исследовательская лаборатория(ГНИЛ). Вернулась группа охотников, которая сегодня ночью пыталась достать новый материал для исследования - новых зомби. Ему нужно было осмотреть и отсортировать вновь доставленных.
  Время от времени начальство требовало пополнять лабораторию новым "материалом", чтобы не пропустить каких-либо изменений, которые вполне могли происходить в мутантах. Учитывая, что мутация человека в зомби начала происходить недавно, можно было предположить, что она находится в самом начале и что ожидать от нее впоследствии было неизвестно. Поэтому был приказ от руководства два раза в месяц проводить рейды по сбору нового "материала", для этого был создан специальный отряд - охотники. Это были специально обученные, прекрасно экипированные бойцы, имеющие одновременно и хорошую физическую подготовку,и научную степень. Их набирали среди молодых ученых, ведущих здоровый образ жизни и имеющих разряд по какому-нибудь виду спорта. Не так много было желающих иметь дело с зомби, но хорошая зарплата и вознаграждения за удачный улов сделали свое дело, и недостатка в охотниках не было. Работа считалась не только опасной, но и вредной для психического здоровья. Можно было наблюдать, как менялся человек на этой работе. После нескольких рейдов молодые и жизнерадостные становились угрюмыми, молчаливыми, преждевременно состарившимися людьми неопределенного возраста. Почти всем им не было 30 лет, но седые волосы были у всех.
  
  Глава 5.
  - Поторопись, скоро начнет темнеть, и могут появиться зомби. - говорил папа своей восьмилетней дочке.
  - А откуда они взялись эти зомби? Ведь раньше их не было? - спрашивала она, ускоряя шаг.
  - Не знаю, но обязательно разгадаю, откуда. А пока нам надо бежать, осталось 10 минут до комендантского часа.
  Комендантский час ввели примерно полгода назад, когда нападения зомби участились. До этого были нападения на людей , преимущественно в ночное время , или люди просто пропадали, и это списывалось на террор , на несчастные случаи или просто желание кого-то изменить свою прежнею жизнь и скрыться. Часто находили изуродованные тела, но никто не хотел верить, что мир изменился: теперь есть люди и не люди, которых надо опасаться. Но полгода назад, когда группа зомби (до этого они действовали в одиночку и их было мало) напала на старшеклассников, отмечающих свой выпускной, и утром в СМИ появились фотографии нападавших. Одна из жертв, не совсем трезвая, не понимая, что это не розыгрыш, вместо того, чтобы бежать , засняла нападение на камеру. Часть фотографий и видео каким-то образом просочилось в прессу и была выложена в интернете. Отрицать, что человечество столкнулось с серьезной опасностью , было уже нельзя.
  Папа еще раз посмотрел на часы.
   - Нет, мы не успеем. Подожди, я подумаю, кто из знакомых живет неподалеку,- и он стал судорожно прокручивать записную книжку. - Вот. Марк. Мы давно не виделись. Но он был неплохим парнем и , конечно же, войдет в нашу ситуацию.
  К телефону долго никто не подходил. Папа заметно нервничал. Сбросил. Перезвонил еще.
  - Слушаю, - послышался усталый и, как показалось, недовольный голос.
  - Марк, это Виктор, помнишь? Из "Товаров и услуг, без которых ты не представляешь себе жизнь"? Я не по работе, мы с дочкой на улице, можно к тебе?
  - Ты сдурел? В такой час с ребенком? Бегом, адрес помнишь?
  - Не очень. Но у меня записан.
  - Где вы? Пока будешь плутать, стемнеет.
  -У метро "Нескафе". ( Лет 10 назад все станции метро были переименованы. Крупные компании решили, что названия станции метро - хорошая реклама, и стали предлагать городу хорошие деньги за то, чтобы новые станции метро, которые открывались повсеместно, называли предложенными им именами. Вскоре от компаний, желающих таким образом увековечить свое имя , не было отбоя. Цены росли, но это никого не отпугивало. Первые компании, которым это удалось сделать, быстро становились популярными. Позже они купили право менять интерьер станций в зависимости от своей продукции, устраивать рекламные акции в вестибюлях метро, и в конце концов, становились владельцами, использующими пространство по своим интересам. Вначале это касалось только новых станций, но ажиотаж усилил спрос , и в мэрию потекли предложения огромных субсидий на строительство и благоустройства города за право переименовать уже имеющиеся станции.) Конечно, рядом с метро всегда стояли такси-беспилотники: приложишь к нему карточку, назовешь адрес и оно бесшумно и оперативно доставит тебя к нужному месту. Но с введением комендантского часа вышло постановление отключать их на ночь, чтобы нерадивые пассажиры не пытались разъезжать в них ночью по городу.
  - Такси уже отключили?- продолжал Марк.
  - У меня не было времени их осматривать, помоги.
  - Хорошо, я выезжаю, не отходи от метро, это опасно, старайся держаться освещенного пространства. Желание срятаться от зомби в темноте погубило многих.
  
  Глава 6.
  Игорь Николаевич вернулся в лабораторию. Свой осмотр нового "материала" он решил начать с документов. Несмотря на то, что охотники проработали всю ночь и утро и вернулись с большим опозданием в лабораторию, улов был небольшой. Всего один зомби. Глянув мельком на этот экземпляр, Игорь Николаевич поспешно принялся за оформление документов, он не любил рассматривать зомби, предоставляя делать все отчеты по внешнему состоянию изучаемого "материала" помощникам. Они уже принялись за работу: сделали фотографии, составили подробное описание пойманного экземпляра, который сейчас был усыплен, чтобы не доставлять много хлопот. Раньше, чем через сутки он не проснется. За это время у него возьмут все необходимые анализы, снимут отпечатки пальцев, изучат физическое состояние, отметят все визуальные отличия от человека и поместят в прочный изолятор. Игорь Николаевич, изучив все предварительные исследования, должен был наметить пути работы по изучению "материала", так называли в лаборатории зомби.
  На этот раз повезло. У пойманного зомби при себе оказались документы, это было большой редкостью: студенческий билет. Игорь Николаевич посмотрел на фотографию и быстро перевел взгляд на фамилию бывшего студента. Так оно и есть: это была его крестница, Наташа Евстегнеева, дочь его лучшего друга и подруга его собственной дочери, Ирины, уехавшей с мужем за границу. Игорь Николаевич вскочил и подошел к лежащему на столе зомби. Кто бы мог узнать в этом мутанте кокетливую девчушку, смешливую выдумщицу, часто приезжавшию погостить к ним на дачу!
  -Боже мой! - не сдержался Игорь Николаевич.
  -Нашли что-то интересное? - спросил ассистент, обернувшись.
  - Нет-нет, ничего, работайте, - сказал Игорь Николаевич и вышел. Это было слишком сильное потрясение. Он вспомнил своего друга, с которым они были дружны с детства, как тот постарел в несколько дней сразу на 20 лет, когда его дочь пропала и долгие розыски так и ни к чему не привели. Вспомнил, его взгляд, этот немой укор, с которым он смотрел на всех, он считал, что все должны были бросить все дела и заняться поисками. Иногда он так и говорил: "Если бы вы все захотели, то нашли бы ее, вам просто нет никакого дела до нее, вы все погрязли в своем благополучии". Встречаться с ним становилось все труднее, каждый ощущал на себе его осуждающий взгляд. Как сказать ему теперь об этом да и нужно ли говорить? Ведь Мишка до сих пор считает свою дочь пропавшей без вести, но не теряет надежды увидеть ее когда-нибудь живой и невредимой.
  
  Глава 7.
  Слава Богу! Они добрались, дверь за ними закрылась. Они сняли кислородные шлемы. В помещениях устанавливалась своя система очистки воздуха.
  - А ты, не плохо устроился ! - говорил Виктор Марку, оглядывая его хоромы. Марк добродушно улыбался:
  - Извини, не прибрано, гостей не ждал.
  -Да, что ты, у тебя отлично, это ты извини, что мы без приглашения...но сам понимаешь, я за нее ужасно перепугался, - и он взглядом показал на дочку.
  -Все в порядке. Проходите , чай или что-нибудь покрепче?
  -Лиза , чай будешь? - спросил Виктор у дочери.
  - Нет, я устала.
  -Я постелю ей на диване в гостиной, а мы с тобой на кухне посидим, все-таки давно не виделись, расскажешь про свой бизнес. - предложил Марк и добавил, обращаясь к девочке:
   -Ты, ведь не будешь пугаться одна в комнате? К тому же ты тут не одна,- и он, улыбаясь , снял с полки плюшевого котенка, давно подаренного ему одной из подруг.
  Лиза взяла котенка и прижалась к нему. Марк тем временем уже стелил постель. Виктор прошелся по квартире.
  - У тебя здорово!- кричал он из соседней комнаты. - Неужели ты сам убираешь весь этот дворец?
  -Нет, конечно, роботы, это ты против автоматизации, а я беру от жизни все, что ее облегчает. Пойдем на кухню, Лиза уже легла, - ответил Марк, входя к Виктору. - Там, уютнее, и все под рукой.
  Они вошли в просторную кухню, уселись в мягкие кресла, Марк быстро накрыл на стол:
  -Так как насчет выпить, снимешь стресс да и , как говорят, за встречу?
  -Нет , спасибо, давай просто чай. Не хочу расслабляться, наоборот, пора все обдумать, куда мы катимся, как-то пока меня не коснулось, сильно не задумывался, ведь каждая минута чем-то занята, сам знаешь, переговоры, встречи, расчеты...короче, как у всех.
  -Как ты попал к нам, ты же не любил никогда больших городов? Да еще с дочкой, значит, не по работе?
  -Нет, каникулы, решил дочь развлечь...да , если честно, и сам отвлечься....с женой развожусь. - хмуро сообщил Виктор, уставясь в свою чашку.
  Марк не стал расспрашивать, он всегда держал дистанцию меду людьми, не влезая в подробности личной жизни других, за это и слыл славным парнем, с которым легко и хорошо проводится время.
  - Так что ты думаешь насчет всего, что происходит вокруг? Ведь уже на улицу выходить опасно? - продолжил разговор Виктор.
  -Только ночью... - оптимистично уточнил Марк.
  -И ты считаешь, что это нормально? Неужели ты не хочешь другой жизни, ведь ты же помнишь еще другую жизнь? - воскликнул Виктор.
  - Я принимаю жизнь такой, как она есть,- ответил Марк. Он всегда на людях играл роль немного легкомысленного парня, всем довольного и берущего от жизни все самое замечательное. Негативу уже просто не хватало место в его прекрасно спланированной жизни для удовольствия.
  Виктор молчал, допивая свой чай. В конце концов он ввалился в чужой дом, спасибо, что еще приняли, никто не обязан открывать ему свою душу и делиться своими мыслями. К тому же он не видел Марка год, многое в его жизни могло измениться, возможно, у него есть причины что-то скрывать. Виктор вообще не доверял большим городам, поэтому и выбрал работу в филиале, расположенном в небольшом городишке. Многие его конкуренты были сильно обрадованы его решением: он был хорошим специалистом и много работал, его кандидатура закрывала путь наверх другим.
  Глядя на мрачное лицо Виктора, Марк вспомнил , что еще сам недавно хотел разобраться в этих вопросах, но, так и не придя ни к какому решению, отбросил их.
  Пронзительный крик во дворе прервал их одиночные размышления. Они встрепенулись, Виктор сделал попытку рвануть к двери, Марк его остановил:
  -У нас охраняемая территория, оснащенная приемниками шума, наша помощь не понадобится.
  Действительно, через пару минут послышались сигналы полицейской машины.
  -Давай хотя бы выйдем и узнаем, что случилось, - предложил Виктор.
  -Зачем? Так кричат только тогда, когда видят зомби. Странно, конечно, что они здесь, территория освещена прожекторами, они никогда сюда не приходили. Не ты ли их навел? - улыбаясь спросил Марк. -Видно, вы им приглянулись.
  - Не смешно.
  Марк не любил натянутости в разговоре, он достал бутылку кальвадоса:
  - Привез из Нормандии, - сообщил он. - Ты же хотел поговорить, разговор будет долгим, вряд ли удастся уснуть, так что давай создадим себе комфортные условия для долгой беседы.
  Он улыбнулся. Марк любил комфорт. Он нажал кнопку, выехала разделочная доска с сыром, к ней сбоку был привинчен перочинный ножик, он сам разобрался, порезал порцию сыра, сам собрался , плотно прижавшись к доске, доска с остатками сыра уехала в холодильный отсек. Виктор хмыкнул:
  -Род людской обленился донельзя. Мозги и руки высохнут!
  -Опять сейчас начнешь про пользу моторики? Я не очень-то верю в теорию о том, как труд превратил обезьяну в человека.
  -Нет, сейчас не это главное. Пора подумать: как выжить и что будет с нашими детьми?
  
  Глава 8
  Игорь Николаевич почувствовал, что ему необходимо выйти на воздух, почему-то подташнивало. Он видел уже столько зомби, что перестал реагировать на их вид. Но он никогда не соотносил зомби с живыми людьми, он не мог представить, что это когда-то были люди, для него это был материал для исследования, не более! А мозг непроизвольно выдавал увиденные детали: засохшую кровь под когтями и на морде, всклокоченные не расчесанные волосы, наполовину выпавшие и тоже в запекшейся крови. Несомненно, этот "материал" для исследования хорошо сегодня поужинал .
  Игорь Николаевич вернулся в церковь, здесь было спокойнее. Служба закончилась, почти все ушли. Что же ему делать? Он знал, что после увиденного, работать ему станет сложнее. Раньше он просто абстрагировался от "материала" исследования, он подходил к нему , как ученый: есть определенная задача, он ее выполняет, чувства здесь ни при чем. Он специально старался не принимать близко к сердцу виденное, отгонял от себя ненужные вопросы, которые нет-нет да лезли в его сознание и вносили дискомфорт в душевное состояние. Он знал, чтобы работать хорошо, он не должен допускать, чтобы эмоции брали вверх. Но теперь все изменилось. Он не мог с ними совладеть. Как мы (человечество) докатились до этого? Перед глазами все время всплывали картинки из детства Наташи и его дочери. Вот они весной вместе ловят головастиков, выпускают в огромное корыто и надеются увидеть процесс их превращения в лягушек, вот он катает их на качелях, и они хохочут и кричат:"Выше, выше!" , а вот они уже подростками готовятся к новогоднему балу, наряжаются, оглядывают себя со всех сторон, стараются приукрасить себя. И как же теперь можно считать то, что он видел, вот этой самой милой девчушкой! Сам того не замечая, он застонал. Старушка, убирающая накапанный воск с подсвечников, сочувственно взглянула на него: "Плохо тебе, помолись, поговори с ним", и она глазами указала на икону. Игорь Николаевич взглянул на изображение святого, но ответить не смог. Ком подошел к горлу, и он быстро поднялся и вышел.
  Быстрыми шагами он вышел на улицу. "Раскис, как баба", - ругал он самого себя. "Дошел до того, что бабки в церкви дают ему советы и утешают". Никаких эмоций, отогнать все воспоминания , в конце концов это его работа. Тот, кого привезли на исследование, не человек, и никогда им не был, и к его крестнице никакого отношения не имеет, его задача исследовать его органы, мозги, кровь, реакции организма, и он это сделает, и думать о том, кто перед ним, он не будет. Приняв такое решение, Игорь Николаевич вернулся в лабораторию.
  
  Глава 9.
  Виктор взял со стола яблоко:
  -Настоящее? Это теперь редкость.
  -У меня все настоящее, могу себе это позволить, - ответил Марк.
  Виктор задумчиво вертел яблоко в руке:
  -Ты слышал гипотезу о вреде синтетических продуктов? Как ты к ней относишься?
  -Точно могу сказать, что не здесь нужно искать. Конечно, вред здоровью они наносят, но нужно же что-то есть малоимущим? Нет, не искусственные продукты виновны в происходящем. Чем только домашних животных не кормят, одна химия, и никто еще не мутировал. Мутирует только человек! Вот отсюда и плясать надо. - уверенно завершил Марк.
  -А в козни других государств или даже инопланетян не веришь?
  -Бред, нужно же СМИ чем-то заполнять информационное пространство. Чем страшнее и нелепее они снимут или напишут, тем , думают, рейтинг будет выше. Никто на самом деле и не задумывается, откуда они появились, приспосабливаются и все. Человек - жутко приспособляемое существо.
  Он отпил из рюмки и поудобнее растянулся в кресле. Они сидели уже давно, бутылка была почти пустой, ее тепло разлилось по телу, и жизнь не казалась уж такой плохой. Да, Марку она никогда не казалась особенно плохой, уж кто-кто, а он точно умел приспосабливаться к любым условиям и везде находить тепленькое местечко.
  - Выкрутимся как-нибудь, не переживай. Ученые чего-нибудь придумают , знаешь, какие деньжища им платят! Условия создают, все прихоти исполняют, только работайте. А как все засекречено! Можно подумать, они эликсир вечной жизни изобретают или новое оружие массового поражения.
  -На разработки по очищению воздуха тоже немало выделялось, а сколько лет тянули, и в конце концов лучшую систему изобрели китайцы.
  - Или перекупили у наших же? - подмигнув, возразил Марк. - Заплатили вдвое больше, чем платило им государство, и они слили всю информацию, к тому же китайцам это было актуальнее. У нас еще можно было как-то дышать, а у них уже началось повальное кислородное голодание, люди начали уезжать из страны, они ждать не могли. А наши, ты же знаешь, пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Зато теперь разве плохо? - с этими словами он повернул выключатель, расположенный на подлокотнике кресла, и в кухне вместо запаха березовой рощи появился чуть заметный запах океанского бриза.
  -Значит, ты думаешь, что виновен в этих мутациях сам человек? - вернул его к начальной теме разговора Виктор. Он не любил пустую болтовню.
  -Конечно.
  -Ты хочешь сказать, что от каждого зависит станет он зомби или нет? - уточнил свой вопрос Виктор.
  Марк задумался и через несколько минут ответил:
  -Ну, не вирус же это. Заметь, случай мутаций животных ни разу не был зафиксирован.
  -Может, этот вирус действует только на человека. Есть же такие болезни, которыми болеют только люди, сифилис, например.
  -О-о. Тогда я знаю ответ на этот вопрос: шерше ля фам. Если тебя укусила стерва, которая имеет на тебя за что-то зуб, и чтобы тебе отомстить, прошла обряд посвящения в ведьмы, все - считай ты зомби, - пошутил Марк .
  -А как быть с зомби-женщинами?
  - Их тоже могла укусить стерва-ведьма, - уверенно заключил Марк. Он уже хотел спать, и эта затянувшиеся беседа начинала надоедать ему. Виктор понял, что серьезного разговора не получится, и сам предложил пойти на боковую.
   х х х
  Утром Виктор проснулся рано и решил уехать, не дожидаясь подъема Марка. Было уже светло. Он разбудил Лизу, попросил ее не шуметь, позавтракать решил в кафе. При дневном свете все казалось не таким ужасным, страха не было, и Виктор решил, что чем быстрее они уедут из города, тем лучше. В их захолустье и воздух чище, и зомби встречаются крайне редко. Если бы не Лиза, он уехал бы сразу. Но с ребенком он привык придерживаться режима дня, значит нужно было сначала ее накормить. Прямо напротив дома он увидел табло с вызовом такси-беспилотника и решил им воспользоваться. Через несколько минут они уже сидели в детском кафе и делали заказ по электронному меню. Лиза захотела сделать заказ самой и внимательно рассматривала картинки в меню. Виктор поднял глаза от меню и побледнел. Ужас сковал его: прямо на них, непонятно откуда взявшись, мчался зомби. Виктор инстинктивно дернулся, загораживая собою дочь, но в ту же минуту послышался хлопок, повалил дым, который быстро рассеялся, и перед ними уже стоял , улыбаясь, клоун-официант.
  - Молодая леди желает повеселиться? - спросил он.
  - Вы совсем очумели? - заорал Виктор. - Нашли, чем шутить! У вас совсем мозгов нет?
  Не дожидаясь ответа, он схватил Лизу за руку и почти бегом выскочил из кафе.
  - Перекусим в "Молнии" ("Молнией" называлась скоростная электричка, которая связывала областные города с центром, благодаря ей Россия не казалась такой большой, и многие ездили на работу за 400-500 км., тратя на дорогу не больше часа).
  
  Глава 10.
  Марк был рад, когда , проснувшись, понял, что он один в квартире. Он любил свое одиночество. До рабочей конференции оставалось три часа, можно было не торопиться, он нажал кнопку рядом с кроватью, и из кухни приехал сервировочный столик, на котором стояло все, что любил Марк на завтрак: капучино с корицей из свежемолотого кофе, тосты с сыром и апельсиновый сок, разумеется, только что выжатый на его кухне. В кухонной автоматизированной программе было заложено готовить все к 9 утра. Марк был не из тех, кто рано встает и бежит на работу, наскоро позавтракав, а потом пьет чай из пакетиков или растворимый кофе. На противоположной стене зажегся экран, передавали важные новости: это тоже было запрограммировано. Марк редко пялился в зомбиящик, поэтому поставил автовключение при сообщении важных новостей.
  Сначала Марк не понял, почему включился телевизор: шли кадры из какого-то глупого фильма. Если бы не голос диктора и не бегущая крупным шрифтом строка на нескольких языках: "Внимание! Комендантский час увеличен! " , Марк бы выключил зомбиящик. Он присмотрелся к кадрам и отшатнулся от телевизора: машинист метро, с искаженным от ужаса лицом, и группа зомби, напавшие на его кабину и с остервенением пытавшие добраться до человека.
  Как понял из слов диктора Марк, метро уже закончило работу , и последний машинист вел свой электропоезд в депо. Его спасло то, что он немного замешкался прежде, чем выйти, и зомби напали на кабину. Благо стекло оказалось крепкое и продержалось, пока на помощь, надо сказать, очень оперативно, примчалась полиция и охрана метрополитена. Но когда машиниста вывели из кабины, он не мог говорить, а только мычал, вытаращив глаза и непонятно жестикулируя. В таком состоянии он был доставлен в больницу. После этого было принято решение увеличить комендантский час. Правда были и приятные новости: рабочий день предлагалось сократить, чтобы все трудящиеся успевали возвращаться домой вовремя.
  Телевизор сам выключился. Благодушное настроение Марка исчезло, в памяти запечатлилось лицо машиниста. И тут Марк вскочил, вспомнился вчерашний день, Виктор с дочерью: "О,ужас, вдруг с ними что-то случилось!" Марк спешно набрал номер Виктора....молчание и безучастный голос: "Абонент недоступен".
  
  Глава 11.
  Виктор с Лизой въехали в вагон "Молнии"( для предотвращения несчастных случаев и сокращении времени на дорогу был введена в эксплуатацию автоматизированная лестница на подобие эскалатора, но усовершенствованная, движущая плавно и одновременно быстро и бесшумно, с удобными поручнями и даже с сиденьями для инвалидов и пожилых людей. После подачи электропоезда на платформу, начинала движение лестница, которая перевозила людей прямо в последний вагон, из которого они могли перейти в следующий. Поскольку "Молния" ходила часто, вагонов было немного. Но все они были разные, и каждый мог выбрать себе по вкусу.)
  Виктор предпочитал вагон для пассажиров с детьми. Здесь было все продумано для удобства детей любого возраста: от пеленальных столиков и кабинки для кормления грудничков до игровых компьютеров для подростков. А вот развлечение пассажиров прошлого столетия - смотреть в окно - стало недоступно, да и самих окон больше не было, они потеряли смысл, так как железнодорожное полотно было огорожено высоким шумоизоляционным забором, который тянулся на протяжении всего пути, так что кроме стенки забора пассажир бы ничего в окно не увидел.
  Виктор выбрал место подальше от экрана телевизора, на котором беспорядочно мелькали какие-то странные существа. Он не хотел, чтобы дочь смотрела бессмысленные развлекательные мультфильмы , которые обычно показывали во время пути.
  Это было место с небольшим выдвигающимся столиком, достаточно удобным для небольшого завтрака. Виктор уже немного жалел, что они не позавтракали у Марка. Специально идти в магазин не хотелось, а по дороге они смогли купить только квик снак ( от англ.quick snack ) - так называлась еда для быстрого перекуса. Для его приготовления обычно использовали искусственные продукты, а Виктор был приверженец всего натурального, особенно если речь заходила о детском питании. Конечно, эти продукты были намного дешевле, имели очень привлекательный вид и более насыщенный и выразительный вкус, чем настоящие. Что говорить, а химическая промышленность далеко продвинулась в этом направлении. Как это не парадоксально, но синтезированные продукты казались более настоящими, чем выращенные в естественных условиях, особенно если они были выращены приверженцами здорового питания, которые старались не использовать химических удобрений, следили за чистотой почвы и даже отказывались от искусственного освещения. В результате их овощи, фрукты и злаки казались бледными, уродливыми и не привлекательными ни на вид, ни на вкус. От таких продуктов многие уже давно отказались, предпочитая яркие, сочные, а иногда и разноцветные , искусственно созданные фрукты и овощи. Были придуманы новые продукты, с ранее не встречающимися вкусами. Например, специально для детей, были разработаны крупы со вкусом леденцов, вареной сгущенки, шоколада и чипсов. Появился новый вид фруктов, совмещающий в себе несколько вкусов, такие как берикрим (от англ. berry with cream). Здесь было очень много разновидностей: клубника со сливками, малина с бананом и сливками, а иногда с шоколадом или орехом. Что и говорить о том, что они очень быстро вытеснили обычные ягоды и фрукты.
  - Мне здесь неудобно, давай пересядем. - сказала Лиза.
  Виктор уже почувствовал в ее голосе капризные нотки. "Сейчас начнется", - подумал он, но сказал только:
  - Хорошо, выбирай, куда.
  Он знал, что, когда Лиза начинает уставать, она способна сделать жизнь окружающих невыносимой. Вероятно,этот момент наступил. Сейчас они будут пересаживаться с места на место, ее все будет не устраивать, есть она тоже не станет, скажет, что бананы противно пахнут,кефир тухлый,чай еще какой-нибудь. Ее изобретательности в этом направлении нет конца. Виктор приготовился все это стоически вынести.
  Они пересели, Лиза выбрала уединенное место в углу, Виктор сел напротив, внимательно поглядев дочери в глаза, как бы говоря:" Я готов, начинай". Но Лиза смотрела на него серьезно, ничего капризного не было в ее лице, и ему стало не по себе от ее взгляда. Это были не детские глаза. Так на него после его шалостей в детстве смотрела мама.
  - Папа, ты хотел разгадать, откуда они...ну эти...ты сам знаешь...?
  Вот оно что, конечно, это не дает ей покоя, она ведь такая впечатлительная! Как же ее успокоить, нужно придумать какой-то ответ, но вместо этого спросил:
  - Ты ведь не боишься?
  - Нет, но я хочу знать.
  Чтобы протянуть время, Виктор решил вести разговор, как психолог( он заканчивал курсы общения с клиентами и, когда любой разговор заходил в тупик, автоматически переключался на тот способ ведения беседы, который по мнению его педагогов, давал наибольшее количество заключенных контрактов). Может это было и неуместно в разговоре с ребенком, зато можно было скрыть растерянность и свое незнание в этом вопросе. Виктор считал, что его дочь должны быть уверена, что ее папа все знает, все умеет и во всем может разобраться.
  - Ты чувствуешь беспокойство? Расскажи мне о нем?
  - Нет, у меня все хорошо.
  - Ты боишься?
  - Я же сказала, нет.
  - Не бойся поговорить о своих страхах, тебе станет легче. Хочешь, нарисуй мне свой страх, как он выглядит.
  И Виктор уже хотел открыть планшет, но Лиза остановила его.
  -Папа, не разговаривай со мной, как с маленькой!
  -А ты, что большая что-ли, - засмеялся Виктор и тут же остановился. У них был негласный уговор разговаривать на равных.
  - Хорошо, - начал он с серьезным видом и запнулся. Признаваться в своей неосведомленности не хотелось, а что еще говорить? Ведь никто не знает...Дочка терпеливо ждала ответа.
  -Ты ведь еще ничего не ела, - спохватился Виктор и вспомнил спасительную в таких моментах фразу - сослаться на неоспоримый авторитет:
  -Мама будет ругаться, сначала поешь, а потом поговорим.
  Он был удивлен, но это сработало. Расспросы прекратились, дочка принялась за еду.
  
  Глава 12.
  Игорь Николаевич, как и решил, погрузился в работу. Он никогда не был общительным, поэтому никто не обратил внимание на его угрюмую сосредоточенность на работе. Сам же он боялся только одного вопроса самому себе: "Что он будет делать, когда рабочий день подойдет к концу?" Как от себя не бегай, а все-таки придется признать самому себе, что не сможет он уже так бесстрастно относиться к своей работе. Теперь для него эта работа - не работа по контракту за хорошие деньги, а он лично заинтересован в результате, это его проблема, она касается его самого, его душевного спокойствия, и как это не смешно, давно забытого слова: совести.
  Игорь Николаевич не был альтруистом и аскетом, он любил комфорт и все те блага цивилизации, которые можно купить за деньги. Он давно уже решил для себя, что все возвышенные чувства и лозунги начинают меркнуть, когда начинает не хватать "хлеба насущного", а значит, как там не крути, как красиво не говори, а деньги правят миром. Те же, кто не хочет это признавать, лгут другим, а может быть и самим себе. Это не значит , что он был зачерствелым эгоистом, не способным на чувства и поступки без расчета, без какой-либо малейшей выгоды. Вовсе нет. Но фразу : "Любовь уходит и приходит, а кушать хочется всегда", он прочувствовал на себе, измерил своей собственной не удачной личной жизнью.
  В молодости он был неисправимым оптимистом, начитавшимся романтических книг, одним из немногих, кто еще ходил в походы, пел песни у костра, и ,уж во чтобы не поверил никто, знавшим его уже успешным человеком, восстанавливал на безвозмездной основе старые храмы! Не из религиозных соображений, нет, он видел в старых церквях шедевры архитектуры и не хотел, чтобы пропали эти свидетельства древней культуры. К тому же он был молод, энергия так и била из него ключом, и жизнь в стройотряде, работа на свежем воздухе, ночные разговоры у костра - все это, очень нравилось ему. Так что никакой жертвы с его стороны здесь не было. К тому же родители давали ему достаточно денег, чтобы он мог заниматься тем, чем хотел и не думать о заработке. На восстановлении одной из церквей он познакомился со своей бывшей женой, наивной молодой девушкой, глядевшей на него восхищенно во все глаза. Она только что окончила школу и провалила поступление в институт, он же учился уже в аспирантуре, умел в нужный момент продемонстрировать свою эрудицию да к тому же имел хороший голос и немного играл на гитаре. О себе он был всегда хорошего мнения и считал, что его избраннице сильно повезло. О женитьбе он и не думал, но обстоятельства сложились иначе: очень быстро его будущая жена забеременела. Скорее всего он бы все равно не женился, и вряд ли кто осудил бы его, видя как она сама буквально вешилась ему на шею. Но ее родители были люди очень обеспеченные, с хорошими связями, и будущий тесть подошел к этому вопросу по-деловому: назвал сумму приданного и то служебное место, которое он может предложить своему зятю. Отказываться от такой перспективы было глупо. К тому же его родители, которые были уже в возрасте, нередко говорили о своем желании увидеть его женатым человеком. Свадьба состоялась, вскоре родилась их единственная дочь Ирина .Их семейная жизнь протекала замечательно, он был уверен, что супруга обожает его и гордиться им...пока не произошел один инцидент, в ходе которого он не только остался без денег, да еще оказался должен кругленькую сумму. Он не поверил своим глазам, когда в один день обожавшая его супруга вдруг собрала его вещи (они жили в доме, который подарили родители его жены им на свадьбу) и выставила их за дверь. Этот эпизод из его жизни навсегда разуверил его в возвышенной романтической любви, а заодно и во весь остальной идеализм, утверждающий человека как высшее духовное существо, стремящиеся к чистому, светлому, разумному.
  И вот теперь он стоял в своей лаборатории, автоматически выполнял работу и старался отогнать прочь все мысли, которые были не связаны с непосредственными его обязанностями. Повернувшись к ассистенту за результатами томографии, он заметил странное поведение лаборанта: тот заинтересовано разглядывал "материал" исследования , находящийся еще под действием снотворных, сравнивал свой и его кожный и волосяной покровы.
  -Что Вы делаете? - с недоумением спросил его Игорь Николаевич.
  - А? Нет, ничего...просто..- ответил лаборант рассеянно и принялся за свою работу.
  "Свихнемся мы на этой работе", - подумал Игорь Николаевич. "Кстати, я два года не был в отпуске, может уехать к морю, забыть все это, отвлечься.... и не возвращаться",- мелькнуло у него в голове. "А почему бы и нет? Денег у него достаточно, а там видно будет. Специалистов его квалификации не так уж много, проживет, приспособиться", - подумал он. "Уж слишком мы привыкли приспосабливаться. Не мы меняем мир, он меняет нас, и крутит нами , как хочет, и ведь не сопротивляемся даже!"
   х х х
  Игорь Николаевич вышел в соседний кабинет, нужно было сравнить полученные данные с раннее проводимыми исследованиями. Так и есть: у всех зомби показатели работы мозга, органов и анализ крови существенно отличались от человеческих. Может, все-таки они и не были никогда людьми, а документы на чужое имя достать ничего не стоит? Не будет он делать никаких выводов, это уже не его работа, пусть другие разбираются. Он решил подойти ко всему бесстрастно, как истинный ученый: только факты. Осталось только посмотреть результаты от вводимых инъекций и так называемого лечения: ученые пытались вернуть показатели физиологического состояния "материала" в норму, то есть приблизить к человеческим. Пока это не удавалось. Вернее цифры под воздействием вводимых веществ менялись, но как только проходило время их работы в организме зомби, все возвращалось, как было.
  - Игорь Николаевич! - ворвался в кабинет ассистент, - "материал" исчез!
  -Как? Разве уже заканчивалось действие снотворных? И как он сам смог выбраться из капсулы (она не давала возможность им двигаться и тем более вставать)?
  Ассистент растерянно мигал:
  - Нет.
  -Тогда как же?
  - Не знаю, но я выполнил инструкцию: дал сигнал тревоги, его сейчас же розыщут... Это действительно странно, - добавил он, чуть помедлив.
  Глава 13.
  Подходя к дому, Виктор замедлил шаг и отпустил руку дочери. Предчувствие было нехорошее. Лиза же наоборот, завидя дом, радостно побежала по дорожке к ступенькам.
  Они жили в загородном доме. Виктор и его жена любили живую природу,которой становилось все меньше и меньше. Многие жители их города давно перешли на неживую: растительность , окружающая их дома пестрела яркими красками . В одном месте могли быть собраны растения со всего мира, но они были не выращены, а созданы биологами. Последние десять лет появилась мода на их новинки. Любой цветок или дерево выращивалось из химических элементов, могло иметь причудливые формы и цвета, по желанию заказчика можно было выбрать и свойства растения: влаголюбивое, переносящую засуху, тень, яркое солнце, быстрорастущее, почти не изменяющее свой первоначальный вид ( очень удобно для кустарников и газонной травы, их теперь можно было не подстерегать). Но что было самым удобным, они могло расти там , где не росли настоящие деревья и цветы. Поэтому многие дачники и городские службы стали для удобства обрабатывать землю химикатами, после которых гарантировано не вырастал ни один сорняк. После этого они размещали эти ново созданные растения, которые имели такие же названия, только к ним прибавлялась приставка нео: неояблоня, неотюльпан. Получался прекрасный сад или клумба ,за которыми было очень легко ухаживать. При этом неорастения были все-таки живыми: цвели, имели запах, приносили плоды. Отличить их от настоящих было невозможно, если не перебарщивать со своими фантазиями и не требовать у яблони фиолетовых листиков и ярко-оранжевых плодов. Хотя многие дачники любили делать свой сад фантастически окрашенным. Одно неприятное свойство все-таки было обнаружено у этих растений: отсутствие фотосинтеза. Что и говорить, мода на такие растения усугубила экологию, но все рассуждали: один раз живем, можем пожить красиво и беззаботно.
  Виктор же терпеть не мог всех этих новинок. Его сад был исключительно натуральным. Он сам, несмотря на нескончаемые шуточки соседей, каждые выходные пропалывал, рыхлил землю, косил траву, обрезал кустарники и деревья. Но шуточки прекращались, когда наступал сбор урожая: вкус плодов его сада был естественным, и сразу нагонял воспоминания детства и той жизни, что была раньше, возможно, более трудной, но зато какой-то приятной, естественной. Осенью замкнутый Виктор становился центром внимания: к ним приходили в гости на чаепитие, хвалили пироги с натуральной начинкой, восхищались кислым вкусом антоновки( всегда в изобилии лежащей в вазе на столе), с ее неотразимым ароматом, и приходили к выводу, что естественное все-таки лучше, и урожай Виктора ни в какое сравнение не идет с их собственным, что ни говори, а все эти приторные, неестественно ароматные сладкие неосорта не так приятны в употреблении. Очень часто кто-нибудь из соседей, вспоминая свои насмешки, застенчиво просил цветы из сада к какому-нибудь юбилею или на свидание. Но наступала весна, и все предпочитали легко доступные по трудовым затратам неосорта: полоть, удобрять, бороться с вредителями никому не хотелось.
   х х х
  Лиза уже была в доме, он слышал ее возню с домашними питомцами, которые радостно выбежали и вылетели ей навстречу. Животные и птицы у них в доме тоже были все натуральные, а не те, которых обычно можно было увидеть в других домах. Не созданных под прихоть человека, а тех, что создала природа. Виктор слышал восторженные крики попугая, лай собаки, а сам медлил заходить в дом, вспоминая ссору с женой перед их отъездом.
  В тот вечер она наговорила ему много лишнего, а он , как всегда, пытался сдерживать эмоции. Но на этот раз, пытаясь обидеть посильнее, она перегнула палку:
  -Лиза не твоя дочь, ты нам чужой, - выкрикнула она. - Ты нам не нужен.
  Виктор выскочил из дома как ошпаренный. Он даже не переобул тапочки и ничего не накинул, хотя была зима. Он не мог совладеть со своими чувствами, понимал, что если сейчас не уйдет, наброситься на жену с кулаками. Хуже всего было то, что Лиза присутствовала при их ссоре. Сколько раз он говорил жене, что не нужно впутывать в их непростые отношения ребенка, пусть хоть у нее будет счастливое детство. Сам он вырос в доме, где не прекращались скандалы. Отец любил выпить, мать каждый раз, когда он приходил нетрезвым, закатывала жуткие истерики. Виктор прятался под стол и закрывал руками уши, чтобы не слышать их криков.
  Воспоминания своего детства заставили его остановиться. Он не должен думать о себе, о своей боли, Лиза наверняка ошарашена услышанным, он должен вернуться и поговорить с ней. Он собрался с силами, развернулся и вошел в дом.
   х х х
  Теперь Виктор старался не думать об этом. Они уехали с Лизой на новогодние каникулы, он уже давно хотел показать дочери столицу. В поездке он старался не думать о возвращении, но оно наступило и нужно было найти правильный тон для разговора с женой. Виктор понимал, что сказанные слова были предназначены ранить его, нужно сделать вид, что они не произвели желаемого эффекта. Он прекрасно знал свою жену: если она увидит слабое место, то она постоянно безжалостно будет метить в него. Сострадание и сочувствие - это не о ней. Маша считала его сентиментальным и покладистым, и в ее понимании это означала не мужественным. Она всячески старалась подчеркнуть свое превосходство в ссорах: он переживает, а ей все как с гуся вода. Выпустить пар, скинуть свои отрицательные эмоции на другого, позлорадствовать своему успеху, посмеяться над обескураженным мужем....и пойти веселиться, оставив его дома переживать.
  Поднявшись на второй этаж и убедившись, что жена не встречает его, он распаковал вещи, закинул ношеное в стирку и сам отправился в ванну.
  Войдя в дверь ванной комнату, он ошарашенно остановился: конечно, его жена не была педантичным любителем чистоты, но это уже был перебор: грязная раковина, валявшийся огромный клок спутанных волос, на полу какие-то разорванные тряпки и среди них (он даже нагнулся получше рассмотреть)обрезки когтей, длинных и плотных, явно не человеческих. "Маша притащила в дом какое-то дикое животное? Странно, она никогда не была любительницей зверюшек". Передумав, принимать ванну, Виктор направился в комнату жены.
  
  Глава 14.
  Игорь Николаевич пошел удостовериться в том, что сказал его подчиненный. Лаборант Володя был хорошим специалистом, но внимательности ему всегда не хватало, сколько опытов пришлось переделывать из-за того, что он мог в самый неподходящий момент задуматься и перепутать пробирки! А сколько раз его било током или он травился препаратами! По лаборатории даже ходили анекдоты про его рассеянность...и живучесть, прямо монстр какой-то...монстр...зомби...Игорь Николаевич вспомнил, как Володя заинтересовано рассматривал последний "материал"( кем был этот "материал" он даже не хотел вспоминать). "Что-то здесь не так", - подумал Игорь Николаевич и ускорил шаг. Навстречу ему попалось несколько человек из службы охраны, по озабоченному выражению их лица и ускоренной ходьбе, Игорь Николаевич понял,что действительно произошел важный инцидент.
  Тем не менее он решил сначала самому оглядеть место происшествия, а потом уже делать какие-нибудь предположения. Как же он был удивлен, когда его, ведущего специалиста, начальника лаборатории и всего исследования, не пустили в комнату.
  - Не положено, - твердил охранник, и по его непроницаемому и безучастному лицу было видно, что спорить бесполезно. Больше для проформы он спросил:
  - А как я буду работать?
  Охранник ничего не ответил. Игорь Николаевич еще полминуты постоял, развернулся и пошел по коридору в поисках того, кто ему все объяснит. Про себя же он подумал, что надо бы поговорить с лаборантом. Его странное поведение накануне показалось Игорю Николаевичу как-то связанным с произошедшим. Он задумался. Его размышления прервал сигнал сообщения: это была рассылка для всей лаборатории, в ней предлагалось побыстрее покинуть помещение, чтобы не мешать охране выполнять свою работу. Рабочий день на сегодня считался законченным.
  "Странно, - подумал Игорь Николаевич. - Чего это они так всполошились? Конечно, пропажа "материала" прямо со стола в лаборатории во время проводимых исследований - вещь почти невозможная. Но скорее всего это произошло по чьей-то халатности". Игорь Николаевич давно получал заказы непосредственно от правительства и прекрасно знал, что зря думают, будто эти заказы выполняются как-то иначе, чем иные. Больше засекреченности и денег, а путаницы и неразберихи не меньше, чем при обычной работе. Многие только пытаются делать вид, что работают, создавая при этом суету и вид ужасно неуспевающих, вечно нарасхват , специалистов. А зайди к ним внезапно по середине рабочего дня, они или чай пьют, или в социальных сетях сообщениями перекидываются да фотографии просматривают. Он был уверен, что и сейчас произошла какая-нибудь путаница. Например, из лаборатории все вышли, в это время кто-то отдал распоряжение переместить "материал" в другое место, а теперь все сбиваются с ног его ищут. Через час все выяснится, и все встанет на свои места. Но то, что рабочий день закончился, это хорошо. Можно отдохнуть. Он уже представил, как сидит, расслабившись, в горячей ванной, и струйки воды джакузи приятно массируют ему тело...Но тут он вспомнил, что действие препарата, введенного в "материал" уже скоро подойдет, а никто не знает , где он находится, вспомнил, кем был этот "материал", и понял, что никакой ванны и выходного сегодня не будет. Он не может положиться на волю случая и на тех болванов, которые беспорядочно сейчас снуют по всему зданию, пытаясь проникнуть в тайну исчезновения.
  Игорь Николаевич набрал номер лаборанта. Тот не отвечал. Он набрал еще, но безрезультатно. Конечно, получив сообщение о том, что все могут расходиться, он мог просто уйти, но Игорь Николаевич почему-то этому не верил. Он решил не уходить, а, сославшись на неотложную работу, потребовать найти ему его лаборанта , мотивируя, что они должны продолжить обрабатывать результаты исследований и могут сделать это в другом здании.
  
  Глава 15
  Виктор сам не понимал, почему он так волнуется, идя по своему дому, он просто ощущал всеми органами чувств, что что-то, очень важное, произошло после его отъезда. Его дом, такой привычный и любимый, стал каким-то другим. Виктор сделал глубокий вдох: даже воздух изменился. Ему показалось, что стало тяжелее дышать. Может, что-нибудь с вентиляцией?
  Войдя в комнату жены, он увидел почти такой же беспорядок, как и в ванной комнате. Ее самой нигде не было, следов какого-нибудь животного тоже. Виктор удивленно огляделся, но потом радостно оживился. Конечно же, она с Лизой, где же ей еще быть! Соскучилась по дочери и побежала к ней в комнату, наверняка приготовила ей какой-нибудь сюрприз к приезду, и Виктор быстрыми шагами направился в комнату Лизы.
  Дочь он застал за возней со зверюшками, Маши в комнате не было.
  - А где мама? - спросил Виктор.
  - Не знаю, я думала с тобой.
  -А-а-а, - только и смог он протянуть. И осторожно добавил:
  -Ты на всякий случай не выходи из комнаты, ладно?
  Лиза резко обернулась:
  - Что-то случилось с мамой?
  _ Да, нет что ты, - и чтобы успокоить ее , добавил извиняющемся тоном: - Я забыл предупредить ее о нашем приезде, пойду позвоню.
  Лиза кивнула, Виктор вышел. На самом деле он послал сообщение из "Молнии", и Маша прекрасно знала, когда они приедут. Звонить он не стал, т.к. не знал, забыла она их последнюю ссору или нет, он хотел сначала ее увидеть, чтобы понять, как ему самому вести себя с ней.
  Он вернулся в комнату жены и стал оглядываться. Почему-то было ощущение, что он в комнате не один. "Похоже у меня расстраиваются нервы", - подумал он. На столе стоял компьютер, он не был выключен, но экран был темным. Маша часто играла в компьютерные игры, ему это не нравилось, и особенно не нравилось в какие, он не раз спрашивал, что она находит в этом бессмысленном занятии. Она же говорила, что он слишком правильный и немного занудный, чтобы это понять. Виктор же, даже пытался наблюдать за ее игрой (она так была увлечена компьютерным миром, что забывала, что он сидит рядом), немного завидовал ее компаньонам по онлайн-играм, с которыми она могла часами проводить время, их оживленному разговору, крикам, смеху, каким-то словечкам, понятным только им. Это был особенный мир, и Виктор, вздохнув, уходил.
  Сейчас он решил посмотреть , чем она занималась на компьютере в последний раз, хотя сам понимал, что нехорошо лезть в компьютер жены без ее ведома. Он нажал на клавиатуру, чтобы экран вышел из режима ожидания, и отшатнулся от увиденного. "Зачем?" - была первая его мысль. На экране высвечивалась статья по запросу и множество подобных в строчке поисковика. "Откуда у ее легкомысленной жены интерес к тому, что происходит в мире?" Но это было не простое любопытство, все статьи касались только одной темы: зомби. Он с удивлением смотрел на компьютер, когда сзади , совсем близко от него, что-то упало. Виктор быстро обернулся: кто-то мелькнул в дверях и скрылся. Он был уверен, что это Маша. Но что за детские выходки? Виктор побежал следом. В коридоре никого не было, он прислушался, было совсем тихо.
  Отбросив все сомнения, Виктор быстро набрал номер жены. Он не ожидал, что она сразу заговорит. "Что тебе надо?" - грубо спросила она. Виктор помолчал и ответил:
  - Если ты не хочешь говорить со мной, иди к дочери, она по тебе соскучилась.
  Послышался злой смех.
  -Соскучилась? Да, ты украл у меня дочь, мою дочь, не твою! Ты думаешь я не вижу, как вам прекрасно вдвоем, без меня? Ты делаешь это специально, ты хочешь, что она любила только тебя! Все время демонстрируешь свое превосходство, какой прекрасный папа! Как заботится о своей дочке! Ты просто урод!
  Она бы кричала еще, но в трубке послышались какие-то хрипы, сколько Виктор не прислушивался, он не мог понять , что это за звуки. Затем пошли гудки. Он ничего не понимал. Набрал снова, сбросили. Тогда он решил найти ее, в конце концов дом не такой большой.
  
  Глава 16.
  Через полчаса Игорю Николаевичу сообщили, что его лаборанта разыскать не могут, вероятно он уже ушел, предлагали взять другого, тот отказался. Игорь Николаевич подумал, и решил поискать сам. Он почему-то не верил, что лаборант ушел. Чем больше он думал над странным поведением лаборанта, тем больше убеждался в его причастности к исчезновению "материала". И его все больше волновала мысль, что действие снотворных уже подходит к концу. И тут он придумал: если лаборант и вправду замешен в этом деле, он должен был запастись препаратами . Ведь не выкрал же он зомби с целью самоубийства?! Все лекарства находились под строгим контролем, все расходы записывались. Игорь Николаевич запросил выписку о нужном ему препарате, и тут же ее получил: лаборант взял двойную дозу, сославшись на то, что первую он разбил, поскольку зомби пытался его схватить. Игорь Николаевич посмотрел на время запроса лекарства: так и есть, второй раз он взял лекарство, когда оно уже было введено в "материал" . Игорь Николаевич это хорошо знал: все действия, производимые с "материалом" и его результаты, отмечались педантично, с точностью до секунд. Осталось разобраться, зачем ему это нужно. Игорь Николаевич был уверен, что лаборант и зомби территорию не покидали, это было бы слишком глупо. Сейчас, когда дан сигнал тревоги и на проходных усилен контроль, пройти с ним будет невозможно, гораздо умнее где-нибудь отсидеться. Да и с чего он решил, что тот вообще захочет его вывести с территории? Это довольно опасно. Тут ему пришла в голову странная мысль: а что если его лаборант работает на другую организацию? Вот и решил выкрасть экземпляр. Конечно, глупо, что они свой раздобыть не могут, не такая это редкость. Опасно, да. Но если сильно постараться, хорошо подготовиться, то возможно. Значит, им нужен именно этот. Опять возвращаемся к первоначальному вопросу: "Зачем?"
  Размышляя над этим вопросом, Игорь Николаевич решил не уходить из здания. Пройти в лабораторию он сейчас не мог, там работали оперативники, но когда они закончат, он сможет сам все хорошо осмотреть. Прошло около часа после исчезновения зомби. Он решил , что ждать остается недолго. Ему вспомнился его давнишний знакомый, Марк, того хлебом не корми, только дай поразгадывать таинственные истории, вот бы его сейчас сюда. Его голова напичкана до отказа всевозможными теориями, он бы что-нибудь придумал. А может правда ему позвонить? Давно не виделись. А как же неразглашение исследования? Так ведь можно не говорить, чем занимаешься. Нет, Марк не дурак, догадается. Нужно попробовать самому. Чтобы я сделал на месте лаборанта, если бы мне нужно было бы украсть "материал". Безумная, конечно, идея, но раз кому-то она пришла в голову, значит, для чего- то это надо.
  Итак, как бы поступил я. Где можно спрятать зомби. Вероятнее, среди таких же зомби, как этот. Кто будет его разглядывать? Но пройти в этот отсек без разрешения невозможно. Подкуп? Ради чего? Всем работающим в лаборатории платили хорошие деньги, понятно, что много денег не бывает, но зачем тратить такие средства из-за какого-то зомби? Все-таки позвоню Марку, он подкинет дельную мысль. Телефоны наверняка прослушиваются, сделаю вид, что решил встретиться со старым другом, воспользовавшись внезапным отгулом.
  Виктор вышел из здания и двинулся в сторону проходной. По дороге он набрал номер Марка.
  
  Глава 17
  Виктор обошел весь дом - жены не было. Странно, он видел, когда она выбегала в дверь, что она в домашней одежде и не причесана. Телефон она не брала, но он был не выключен. Виктор решил найти ее по звуку звонящего телефона. Набрал номер и стал прислушиваться, слабый звук телефона послышался внизу. Виктор спустился: у входной двери лежал телефон. Он его подобрал и задумался. Что могло произойти с Машей, что она так странно себя ведет? Не их же отъезд так на нее повлиял? Да и про их ссору накануне она ничего не говорит...странно все это. Надо позвонить теще, сделаю вид, что интересуюсь ее недавним кругосветным путешествием. Может, из разговора с ней выяснится, где Маша и почему она так себя ведет. Но сначала Виктор поднялся к дочери. Начинало смеркаться, пора было покормить ее нормальным обедом, домашним, приготовленным собственноручно, а не этим квик снаком, на который перешло большинство, в том числе и его жена, она не любила готовить. Он зашел к дочери спросить, что ей приготовить, но нашел ее спящей в обнимку с любимым плюшевым слоненком. Рядом с ней на постели лежал крольчонок, ее домашний любимец, а на окне в цветке сидел попугай и тактично молчал, не мешая хозяйке спать. Виктор погладил Лизу по волосам, накрыл поуютнее пледом, прикрыл за собой дверь и пошел к себе в комнату.
  Он подошел к окну в своей комнате, поглядел на сад, запорошенный снегом, увидел елку, которую они наряжали перед Новым годом с Лизой. Они были единственные в их районе, кто еще наряжал свою собственную елку , все давно решили, что это пустое и никчемное занятие, сначала наряжаешь, потом убираешь, нелепейшая традиция, отнимающая столько времени. Да и кто же проводит Новый год дома, надо идти туда, где собирается, как можно больше людей. Виктор же помнил, как справлялся Новый год в его семье, это был своего рода ритуал. Как бы не ругались мама с папой, перед Новым годом мир воцарялся в семье, все старались тайком друг от друга приготовить подарки , все вместе украшали дом, пекли пироги, сообща наряжали елку. Праздновали всегда все вместе и дома. Для Виктора так и остался Новый год семейным праздником мира и согласия.
   Он вздохнул и позвонил Анжиолетте Цезаревне, так звали мать Маши. Ее имя соответствовало ее образу жизни: в свои 72 года, она считала себя привлекательной женщиной, потратила целое состояние на хирургические операции и омоложения всех видов. Большую часть времени она проводила в путешествиях и салонах красоты, зачем ей нужны были последние Виктор понять не мог. Он знал, что она его, мягко говоря, недолюбливает, и предпочитал общение с ней свести к минимуму, благо ни дочерью, ни внучкой она не интересовалась. По ее образу жизни ей можно было дать лет 25, и она не любила , чтобы ее звали по имени-отчеству и на Вы.
  -Анжиолетта, это Виктор. Хотел узнать, как ...,- язык не поворачивался говорить ей ты, и Виктор выкрутился, - отдых?
  -Говори по делу, я тебя знаю, не за этим позвонил, - прямолинейно ответила теща.
  - Я хотел узнать о Маше ...
  В трубке раздался грубый смешок, но он его не дослушал. Острые когти расцарапали ему затылок и шею,он выронил трубку.
  
  Глава 18.
  Марк уже закончил дела и решил зайти куда-нибудь пообедать. Домой он не спешил. Выбрав уютный ресторанчик поблизости, он зашел в него, еще раз набрал Виктору, тот не ответил, он набрал ему сообщение, что волнуется, как он доехал, учитывая события последних дней. Марк не любил казаться заботливым и поэтому чуть ли не извинялся за свои проявления вежливости и внимания к другому человеку. Сев в уголок, он принялся наблюдать за людьми, ему было всегда интересно отгадывать, что из себя представляют незнакомые люди, как они общаются друг с другом, когда думают, что они находятся наедине и никто не обращает на них никакого внимания. В это время Марку позвонил старый знакомый, он не был этому рад, т.к. знал, что Игорь Николаевич просто так никогда не звонит, ему что-то нужно, а Марк не любил, когда его используют. Тем не менее он согласился на встречу, предупредив, что спешит и не сможет уделить ему много внимания. Игорь Николаевич поторопился заверить его, что не отнимет у него много времени и готов подъехать, куда он скажет, прямо сейчас.
   х х х
  - Ты и сам, наверное, знаешь, я работаю на правительство и не могу говорить, чем занимаюсь, - сразу приступил к делу Игорь Николаевич, как только он сел за столик к Марку.
  Марк кивнул и ничего не ответил.
  -Так вот мне нужен твой совет при минимуме информацией с моей стороны, поможешь?
  - Давай попробуем, - усмехнулся Марк, хотя в глубине души был сильно недоволен тем, что согласился на встречу.
  - Сегодня в лаборатории пропал важный ....экспонат, живой экспонат, - поправился Игорь Николаевич. - Он находится под действием снотворных. Его срочно нужно найти. Странно то, что он кому-то понадобился и то, что у нас охрана и камеры наблюдения( в нашей лаборатории их нет), вынести или вывести кого-то из здания нереально.
  Марк внимательно слушал, попивая капучино и ругая самого себя, что испортил себе вечер. Игорь Николаевич закончил рассказ, подробно описав странное поведение лаборанта, и вопросительно взглянул на собеседника. При других обстоятельствах Марк заинтересовался бы рассказом, но он уже был сильно раздражен, к тому же Марк недолюбливал Игоря Николаевича, его в принципе бесили люди, которые обращаются к тебе только тогда, когда ты им нужен.
  - Ты же понимаешь, информации слишком мало, - ответил он на вопрошающий взгляд Игоря Николаевича.
  - Как бы ты поступил?
  - Для начала изучи личное дело лаборанта, но если он работает на спецслужбы там все будет идеально. Это тебя и должно насторожить. Ведь к вам просто с улицы не попадешь, узнай, кто его протеже, просмотри его страницы в социальных сетях, там больше информации найдешь, узнай с кем дружит, посмотри их интересы, обязательно что-нибудь нароешь...особенно там, где не ожидаешь. Если человек скрывает свое прошлое, оно все равно нет-нет где-нибудь да вылезет, просмотри фотографии его знакомых, родственников. Если их не окажется, это тоже будет информация, скорее всего он не тот, за кого себя выдает. Короче, собери начальные сведения, а потом уже поговорим об этом. Извини мне пора, рад был видеть, если что звони...- последнюю фразу Марк говорил всем, когда нужно было уйти от разговора с неприятным собеседником.
  Игорь Николаевич оставшись один, еще раз набрал лаборанта. Ответа не было. Подумав, он решил, что Марк все-таки прав, не мешает узнать о лаборанте побольше, причем не из официальных источников. Он вернулся к себе и стал изучать интернет.
  
  Глава 19
  Виктор, несмотря на сильную боль, смог резко обернуться и со всей силы ударить нападавшего. Тот упал лицом вниз, но Виктор и так уже понял, кто это. Кровь капала с его затылка и шеи, рана по всему была очень глубокая. Он наклонился над Машей и тут же отпрянул. Он понял, что она собралась для новой атаки. Виктор навалился на нее всем телом, одновременно пытаясь успокоить ее нежными словами. Он почувствовал, как сопротивление утихло, его собственная рана жгла, но он не мог сейчас заняться ею. Он внезапно понял, что произошло с его женой. Страха, омерзения он не чувствовал, только глубокую жалость и желание помочь. Пытаясь ее приласкать, он спокойным голосом, кажущемся очень неестественным в данной ситуации, стал говорить ей о своей любви.
  Некоторое время она не двигалась, потом вырвалась и выбежала из комнаты. Виктор побежал за ней, но она каким-то образом успела уже скрыться, не было слышно даже звука ее шагов. Он понимал, что нужно заняться своей раной, к тому же он помнил слухи о зомби, о том, что наносимые ими раны смертельны. Он не очень-то верил в это. Их жертвы обычно погибали естественным путем, а не от заражения. К тому же это все-таки была его жена. Он обработал рану , перевязал и вызвал доктора наложить швы. До его приезда ему нужно сделать главное: сообщить Маше, что он ей не враг, что он на ее стороне и будет поддерживать ее до конца. Больше всего сейчас он боялся, что она сделает что-нибудь с собой. Как ни странно, но теперь, когда все прояснилось, в нем проснулась уверенность, что он сможет ей помочь. Их старые отношения были на грани развала, теперь начинались новые. Он любит свою жену и сможет ей помочь, он найдет способ вернуть ей прежний облик.
  Для начала нужно предотвратить худшее. Раз он не знает, где она прячется, а телефон она выкинула, он расклеит на стенах обращения к ней. Лиза не должна видеть мать в таком виде, ее нужно увезти из дома. Все родственники жили в других городах, таких друзей, которым можно было бы доверить дочь на несколько дней поблизости не было, да и кто захочет возиться с чужим ребенком, со своими не очень-то церемонятся. Последнее время было модно отдавать детей в пансионы. Это считалось хорошим тоном, и давало свободу родителям, они могли работать и путешествовать в любой точке мира. Обычных школ, как раньше, когда дети после учебы возвращались домой, почти не было, их считали устаревшими и неудобными. Поэтому те, кто по каким-то причинам не отдавали детей в пансион, учили на дому. Виктор придерживался последнего способа. Но сейчас нужно было исключить пребывание дочери в доме на неопределенное время, и , возможно, надолго.
  Виктор зашел к дочери, убедившись, что она еще спит, написал несколько записок к жене и разложил их в самых заметных местах, затем, подумав, распечатал их самые лучшие совместные фотографии, сделал на них надписи и расклеил по стенам. В самый разгар его занятий приехал доктор, быстро выполнил свою работу и уехал. После его отъезда Виктор собрал вещи Лизы, позвонил в ближайший пансион и пошел будить дочь.
  
  Глава 20.
  Игорь Николаевич просматривал страницы друзей лаборанта Володи уже больше часа, и это ему начинало надоедать. На страницах самого Володи было минимум информации. У его друзей ничего интересного он тоже не нашел. Единственное умозаключение, какое можно было сделать, было то, что Володя - лицо не вымышленное. Собираясь покончить с этим затянувшимся занятием, Игорь Николаевич зашел на страницу университета, в котором учился Володя. На экране автоматически прокручивались картины из жизни студентов. Он уже хотел прекратить это мелькание, как неожиданно прилип к экрану. Одна фотография показалась ему интересной. Это был слет спортсменов разных вузов, и на ней, улыбаясь, среди других участниц была Наташа! Игорь Николаевич внимательно изучил фотографию и подписи внизу, да это была она. Так вот оно что. А что если предположить, что лаборант был знаком с Наташей и увидя ее документы(в том виде, в котором она сейчас пребывает, он вряд ли бы ее узнал), что-то задумал. По крайне мере есть мотивация. Это уже неплохо. Но надо проверить эту информацию. Сколько людей встречаются в одном месте, а потом жизнь их разводит в разные стороны, и они не помнят друг друга. То что Наташина университетская команда и Володя участвовали в слете студентов ничего еще не значит. Игорь Николаевич решил продолжить поиски в этом направлении. К вечеру он накопал уже достаточно информации, теперь можно было с уверенностью утверждать, что Наташа и Володя были знакомы.
  Игорь Николаевич почувствовал сильное волнение, он не мог сидеть сложа руки и решил вернуться в лабораторию. Уже было темно, в рабочем здании никого не было. Он хорошо знал расположение всех кабинетов и не захотел зажигать свет, привлекая к себе чье-нибудь ненужное внимание. Проходя мимо лестницы, ведущий вниз в лаборатории с зомби, он замедлил шаг: не заглянуть ли ему туда? В этом темном пустом помещении ему совсем не хотелось сейчас их видеть. Игорь Николаевич ускорил шаг и завернул за угол. Войдя в путой и длинный коридор, он успел, несмотря на сгущающиеся сумерки, заметить закрывающиюся в самом дальнем конце дверь. В тихом здании явно послышался щелчок замка. Игорь Николаевич остановился. Идти дальше он посчитал опасным, и был почти уверен, что вряд ли у них в лаборатории найдется сотрудник, который остается работать после того, как всех отпустили. Полиция уже уехала, о результатах их поисков ничего не было известно.
  У Игоря Николаевича на телефоне была тревожная кнопка, передающая мгновенный сигнал тревоги охране. Она была запрограммирована сразу после подписания им контракта на участие в исследованиях. Достав телефон и приготовившись в случае чего нажать ее, Игорь Николаевич , стараясь производить как можно меньше шума , двинулся дальше. Беспрепятственно дойдя до двери, в которую, как ему показалось, кто-то только что вошел, он остановился и прочитал вывеску: "Прачечная". Удивленно пожав плечами, наклонил голову к двери и прислушался. Постояв так пару минут, толкнул дверь , она не поддалась. Сам не зная, зачем он ввязывается в опасные игры, постучал и уверенным голосом сказал:
  - Владимир, я знаю, Вы здесь, откройте, это Игорь Николаевич, - немного помолчав, добавил, - я один.
  От неожиданности от отступил назад, никак не ожидая, что дверь сразу откроется.
  На пороге с тесаком в руке стоял лаборант.
  Игорь Николаевич не был храбрецом и не собирался спасать мир в одиночку: он нажал бесшумную кнопку тревоги. Однако до того, как охрана зафиксирует по симкарте его место положение и прибудет к нему на помощь, нужно было как-то продержаться самому. Инстинкт самосохранения подсказал ему, что прежде всего он должен показать Володе, что он ему нужен, заинтересовать его информацией. И он быстро проговорил:
  - Я знаю о твоих отношениях с Наташей и что она у тебя, я могу помочь ей.
  Лаборант, ничего не ответив, свободной рукой втянул Игоря Николаевича в комнату и закрыл дверь на замок.
  
  Глава 21
  Виктор по дороге в комнату Лизы обратил внимание, что телефон все время мигает, давая понять, что есть пропущенные звонки. Все они были от Марка. Виктор удивился: только что расстались, может, он чего у него забыл? Перезванивать было некогда, решил, что сможет сделать это в такси. Он прислушивался: на всякий случай бдительность терять не мешает. Никаких подозрительных звуков не было, в доме стояла тишина, даже попугай - любитель погалтеть - молчал. Когда он вошел, Лиза уже проснулась. Ему было жалко расставаться с дочерью, но другого выхода он не видел. Не открывая причину поспешного отъезда, Виктор объявил ей о своем решении. Лиза удивленно вскрикнула:
  - Я даже маму еще не видела!
  - Она сама к тебе приедет, - неуверенно возразил Виктор. Помолчав и видя, что Лиза не торопиться вставать, решил действовать решительно. Врать он не любил, но в данной ситуации придется:
  - Мама уехала к бабушке, ей нужна ее помощь, а мне срочно на работу, тебе придется немного пожить в пансионе.
  -Как? Ты же всегда был против!
  -Сейчас так нужно, и у нас нет времени на разговоры, я уже вызвал такси, по дороге объясню, собирайся и побыстрее, - с этими словами Виктор быстро пошел к двери, он не хотел отвечать на вопросы дочери, которые , как он ожидал, сейчас на него посыплются.
  - Можешь взять какого-нибудь из своих питомцев, это разрешается, - уже выходя, добавил он.
  Такси действительно уже подъехало. Погрузив вещи и подождав пару минут Лизу, он усадил ее в машину, и они отъехали. Виктор решил отгородиться от вопросов дочери телефоном. Он сделал озабоченное лицо и начал звонить клиентам по работе, всем своим видом давая понять, что он решает дела первостепенной важности. Лиза, молча , поглядывала на него. Вид у нее был встревоженный, она плохо понимала, куда они едут и как ее там встретят. Она надеялась, что это ненадолго, но никак не могла дождаться окончания папиных разговоров, чтобы спросить об этом.
  Поговорить с папой ей так и не удалось. Всю дорогу он был занят разговорами по телефону, а как только они подъехали, ее встретил тьютер и повел в пансион.
  Виктор сразу помчался домой. Он торопился, боясь, как бы в его отсутствие что-нибудь не случилось. О себе он не беспокоился. Он уже придумал, как он будет действовать. Проанализировав последнюю встречу с женой, он понял, что она сама в ужасе от того, что с ней произошло. К тому же еще недавно она была человеком. Он ничего не знал о зомби, но внутренним чутьем ощущал, что за Машу необходимо бороться и что он может ей помочь. В том, что произошло виноват и он, они - семья, здесь нет одного виновного, возможно, он мало уделял ей внимание. Она казалась независимой, и он думал, что ей это нравится, не хотел мешать ей ощущать себя свободной от каких-либо обязанностей. Взял все на себя и думал, что поступает по-мужски. Нельзя было давать ей отдалиться, теперь это он ясно понимал. Но ничего, все еще можно изменить. Как ни странно в такой ситуации, но он был спокоен и уверен в себе.
  Первым делом он обошел дом, Маши по-прежнему не было видно. Все его объявления и фотографии остались на своих местах, неизвестно видела она их или нет. У него уже был план. Сейчас он приготовит ей то, что она любит, украсит стол цветами, создаст праздник. Может это и глупо. Но нужно было с чего-то начинать, и он решил прежде всего дать ей понять, что его отношение к ней не изменились и он считает ее человеком. Будет ухаживать за ней, как будто ничего не произошло, он вспомнил то время, когда они только поженились и как им было хорошо вместе, надо создать похожую ситуацию. Во всяком случае стоит попробовать, может и она ,вспомнив времена, когда была счастлива и любила, захочет вернуться к прежней жизни и постарается контролировать свои желания.
  Решив приготовить ужин жене, Виктор вспомнил, что и сам ничего не ел. Нужно было перекусить, но почему-то готовить сейчас себе казалось ему делом непозволительным, вдруг именно эти минуты, потраченные на себя, окажутся важными для спасения Маши. Нет, он перехватит что-нибудь из еды, когда будет готовить их праздничный ужин. Да, нужно показать ей, что у них праздник: они снова вместе. Он включил музыку: эта была запись игры Лизы на скрипке на экзамене в музыкальной школе. Маша, всегда довольно равнодушная к классической музыке, очень гордилась этим выступлением дочери. Виктор сделал громкость погромче, чтобы ее можно было услышать и в другой части дома. За окном уже начало смеркаться. Подумав, он решил зажечь везде свет, а то их дом выглядит нежилым, да и самому ему сейчас было неуютно в этом просторном доме, ставшим таким тихим после отъезда Лизы и пропажи жены.
  Заглянув в холодильник, он увидел, что там негусто, видно, Маша не готовила в их отсутствие. Однако в морозилке он нашел мясо и решил , что если приготовить его в духовке со специями и сыром, украсить зеленью из оранжереи, то выглядеть это будет вполне аппетитно. Конечно, лучше бы было его замариновать, но не хотелось тратить на это время, он был уверен, что, когда по дому разойдется аромат готового блюда, Маша выйдет из своего укрытия. Он начал готовить, и постепенно увлекся этим занятием.
  Тем временем за окном совсем стемнело. Вдали за садом через ветви заснеженных деревьев проглядывали огни уличных фонарей. Пошел легкий снег. Фонограмма Лизы исполняла концерт Поганини. Виктор заслушался.
  В этот момент что-то тяжелое опустилось на его голову.
  
  Глава 22
  Марк еще раз набрал номер Виктора, опять никто не ответил. Марк почувствовал легкие укоры совести, возможно, он мог что-то сделать для Виктора и для его дочери, как-то помочь? В голове Марка все еще звучал вопрос, заданный ему Виктором в последнюю их встречу: " Что происходит с миром и со всеми нами? Как выжить самим и в каком мире будут жить наши дети?" Он тогда отшутился, а Виктор выглядел по-настоящему озабоченным этими вопросами, ...а теперь он не отвечает на звонки. Марк сам удивился тому, что он беспокоиться об этих незванных гостях, побывавшим недавно у него. Не такие уж они близкие люди. Но Виктор выгодно отличался от всех тех, с кем в последнее время приходилось общаться Марку, и он искренне не хотел, чтобы с Виктором и Лизой что-нибудь случилось.
  Ответы же на вопросы Виктора у Марка были. Они давно занимали его самого, и он, не переставая , думал о них. Марк и сам замечал, что со всеми ними творится что-то неладное. Понимал, что если отмахнуться от этого, делать вид, что ничего не происходит, станет еще хуже. "Как все это произошло и что происходит с людьми?- не один Виктор ломал голову над этим. Но у Марка уже были ответы на эти вопросы.
  Они его начали донимать гораздо раньше, но он не любил делиться своими мыслями с другими. Внешне беззаботный и легкомысленный, он мог в одиночку проводить глубокие расследования, и был очень внимательным. Обладая превосходной памятью, удерживал в голове множество разрозненных деталей, которые в конце концов соединялись в общую ясную картину.
  Люди изменились, они стали другими - это отрицать невозможно. Идеи свободы, равенства и братства уже давно никого не интересовали. Люди боролись друг с другом за лучшее место под солнцем, и эта борьба становилась все ожесточеннее и ожесточеннее. Никто не хотел уступать, все норовили подставить подножку другому, в надежде получить что-то для себя. Конечно, всегда найдется белая ворона. Но сейчас речь не о ней. Разве не отражаются на лицах наши чувства? Еще как! Думаю, не только на лицах, все запечатляется в нашей душе и влияет на нас. Если забыть все человеческое, испытывать одну злобу, не бороться с желанием уничтожить того, кто стоит на твоем пути, кто мешает тебе заполучить что-либо, чего ты добиваешься, перестать испытывать радость от простых вещей: жизни, солнца, близких людей рядом с тобой, то в конце концов человеком начнут руководить его низменные инстинкты и желания. Марк часто вглядывался в лица людей, пытаясь понять, что они чувствуют. Как часто он встречал людей, искаженных злобными чувствами, идущими вразрез с моралью ради своих мелких желаний! Встречались ли приятные лица? Все реже и реже. Где он их видел? Он вспомнил лицо, виденное им давным-давно, но оно всегда стояло перед его мысленным взором, как только он вспоминал об этом человеке. Был на редкость солнечный день, такой, какой уже давно не выдавался. Марк решил прогуляться пешком. Легкий морозец и небольшой снежок подымали и без того приподнятое настроение. Марк поднял глаза к небу и увидел ярко блестящий на солнце купол церкви. На светло-голубом небе он выглядел торжественно и величаво. Марк почему-то остановился. Он проходил по этой улице много раз, но почему-то именно сегодня он почувствовал небывалую радость и торжественность именно этого момента, этой минуты, ощутил глубокую удовлетворенность от того, что он, Марк, существует и может чувствовать всю эту красоту. Он начал улыбаться самому себе, прохожие шли, спеша, не обращая на него никакого внимания, а он стоял , задрав голову к небу, и улыбался. Никогда позже он не испытывал такого благодатного чувства. Ему хотелось с кем-нибудь поделиться своей радостью, убедиться в том, что и другие люди понимают его и тоже испытывали подобное. Он стал вертеть головой, ища в толпе , радостные лица, но их не было. Все они были погружены в свои думы, мрачные и невеселые. Ни одного радостного лица! Это так удивило Марка. Он растерянно смотрел по сторонам и вдруг увидел одно лицо, которое так искал. От него исходило умиротворение и покой, а главное , человек улыбался! Улыбался также, как только что Марк. Просто так, без повода, просто от внутреннего душевного спокойствия и счастья, наполнившего душу. И Марк пошел следом за этим человеком. Тот вошел в храм. Марк тоже. Войдя, он увидел нескольких людей, стоявших и внимательно слушавших священника. По всей видимости шла проповедь. Человек, за которым вошел Марк, перекрестился, отвесил низкий поклон и прошел вперед. Марк, сам не понимая зачем, пошел следом. Они вместе подошли к людям, внимательно слушащим священнослужителя:
  "В нашей душе бывает тесно не от многолюдства, а от того, что внутрь нас входит какое-то зло. Зло теснит душу, нам бывает и душно, и тесно, нехорошо, в сердце появляются злоба, зависть, раздражение. А когда в сердце есть любовь - тогда и не тесно, и не скучно, и радостно. В нашем сердце есть пространство, которое открывается в Вечность и бесконечность. Не черную бесконечность космоса, а радостную, где пребывает Бог, ангелы и все святые. Храм является дверью, здесь является бесконечность, иной мир, Царствие Божие". (Х)
  Проповедь окончилась, прихожане стали подходить приложиться к кресту. А Марк стоял, пытаясь осознать то, что сейчас услышал. Не только слова произвели на него такое впечатление, хотя они были очень необычны для Марка. От священника исходила та радость, которую испытал Марк только что на улице, но в ней было еще что-то, чего Марк осознать не смог, но что заставило его плакать. Он стоял и слезы текли по его лицу, а душа как будто разрывалась. Хотелось рыдать громко, навзрыд, и Марк понимал от чего: это его душа рыдала по отсутствию того бесконечного, что должно быть в ней. И от того, что в ней нет света, любви, о которых говорил проповедник. И виноват в этом только он, Марк.
  Этот момент Марк запомнил на всю жизнь. Он часто воспроизводил его в своем воображении, вспоминал человека, за которым он пошел, проповедника, и понимал, что эти люди отличаются и от него самого, и от всех тех людей, с которыми общается Марк. У них как будто была совсем другая жизнь, какая-то параллельная той, которой жили все остальные. И Марк внутренне ощущал, что эти люди - ЛЮДИ, у них есть что-то внутри, что делает их сильнее и крепче.
   Все это было еще до того, как появились первые зомби. Но Марк всегда держал этот эпизод жизни в своей памяти. Он помог Марку прийти к выводу: те люди, которые переполнились злом, тьмой, о которых говорил проповедник, настолько, что не осталось места для света, вероятно, перестают быть людьми. Человеческие качества перестают в них преобладать , и они со временем начинают приобретать качества зомби. Вот такая эволюция! Они приспосабливаются жить без всего человеческого, почти без души. Почему почти? Марк и сам не знал, но он был оптимист по натуре. Он помнил еще с курса истории религии о том, что верующие считали душу бессмертной. Значит, хоть маленький остаток света должен был остаться и в душах тех, кто потерял человеческий облик. Но ведь это означает только то, что и обратный процесс возможен! Пусти свет в свою душу, борись со своими темными инстинктами, и станешь снова человеком. Понятно, что все это теория, а на практике самому зомби с такой задачей не справиться, да и не известно, остается у зомби способность анализировать, что с ним происходит или он полностью подчинен своим инстинктам.
  Марк понимал, что все это только его домыслы. Но все же, почему не попробовать. Надо же с чего-то начинать.
  ----------------------------------------------------------------------------------------
  (Х) Из речи Владыки Пантелеимона в храме св. Гермогена в Гольяново
  
  Глава 23
  Игорь Николаевича охватил ужас, он не отрываясь гладел на тесак, и ему становилось все больше не по себе, он попытался крикнуть, но смог выдавить только нечленораздельные тихие и хрипящие звуки. Володя, видя такой страх в глазах бывшего начальника, усмехнулся, этот смешок заставил Игоря Николаевича взглянуть в глаза лаборанта, и он похолодел: в лице Володи явственно проступали черты зомби. Этого он никак не ожидал. Володя заметил его страх, и это только усугубило положение Игоря Николаевича. Животный инстинкт просился наружу, разум был забыт. Теперь Володю уже не интересовало, что хотел ему сказать его бывший начальник, он жаждал крови. Лаборант выпустил его рубашку из рук для того, чтобы получше размахнуться тесаком, Игорь Николаевич воспользовался моментом и метнулся под стол, стоящий рядом. Надо отдать ему должное, он показал поразительную прыть: быстро-быстро на карачках прополз под столом. Но вместо того, чтобы встать на ноги и увеличить расстояние между ним и зомби, он продолжал передвигаться на коленках, что было и медленно,и нелепо. Володя в пару секунд перемахнул через стол и уже был готов настигнуть жертву, но в коридоре послышался топот ног. Лаборант оглянулся на дверь и быстро сообразил, что теперь ему нужно спасаться самому. Он бросил тесак и кинулся к окну. Эта была та часть здания, где не хранилось ничего важного и не производились исследования, поэтому решеток не было. Он быстро распахнул окно и выпрыгнул со второго этажа в сугроб.
  Когда охрана ворвалась в выбитую ими дверь, Игорь Николаевич так и продолжал сидеть на полу, не шевельнувшись. Один человек остался с ним, остальные побежали вслед за Володей.
   х х х
  На следующий день, уже оправившись от потрясения, Игорь Николаевич, придя на работу узнал, что лаборант был пойман и дал ценные показания. Он не стал скрывать, что "материал" похитил он. Зная повадки зомби и являясь на самом деле неплохим специалистом, он с помощью препаратов снизил уровень ее агрессии и сделал на некоторое время относительно безопасной для окружающих. Оказывается, он уже давно замечал в себе изменения, ведущие к мутации, и пытался с ними бороться в одиночку. Это плохо удавалось, единственное, в чем он преуспел, так это в обезвреживании самого себя для окружающих. Он заметил, что временами на него нападает дикая агрессия и жестокость, с которыми он просто не может совладеть. Ему хотелось накинуться на человека и разорвать его. Он знал, что агрессия сопровождается выбросом определенных гормонов и ферментов, и пытался блокировать их влияние с помощью лекарств. Это удалось не сразу, но путем проб на своем собственном теле, он выработал определенную схему приема лекарств, которая помогала ему контролировать свое поведение. Как он считал сам, это позволило ему сохранить человеческие качества и не превратиться в зомби. Хуже обстояло с внешностью: она менялась, и он ничего сделать с этим не мог. Тогда он вспомнил свое юношеское увлечение театром. Когда-то он ходил в кружок и гримировал актеров-любителей. У него неплохо получалось. Еще тогда он заметил, как с помощью грима можно изменить лицо до неузнаваемости. Теперь эти навыки ему очень пригодились. Он стал незаметно гримироваться. С помощью грима ему удалось и преобразить Наташу.
  Когда он увидел свою бывшую любовь в лаборатории, несмотря на сильные изменения, поразившие ее лицо, он узнал Наташу сразу. Документы подтвердили его догадки. К этому времени его мутация достигла той стадии, когда скрывать ее становилось почти невозможным. Количество лекарства он увеличил в несколько раз, понимая, что наносит непоправимый ущерб организму и что скоро и эта доза перестанет его сдерживать. Увидав любимую девушку в таком виде, он моментально принял решение: раз уж судьба опять свела их, раз они оба перестают быть людьми, значит дальше им идти вместе. Правда, он еще оставался человеком, он никого не убил и не пытался, Наташа преуспела на этом пути гораздо больше его. К тому же неизвестно было, как она поведет себя, когда очнется от лекарств. Была опасность того, что она просто разорвет его. Он видел, что мутация ее изменила сильно, она почти потеряла человеческий облик, и все же он решил рискнуть. Володя считал, что судьба дала ему шанс. Он уже не ужасался тому, что с ним происходит, он готов был начать другую жизнь, жизнь зомби. Чем это может закончиться, он не думал. Сейчас главное было исчезнуть вместе с Наташей из лаборатории. Несмотря на усиленную охрану здания, эта задача оказалась выполнимой. Накачав себя и ее лекарственными препаратами, загримировав ее под прачку , девущку приблизительно ее комплекции, а также выкрав ее документы, он успел еще до того, как забили тревогу, вывести Наташу с территории. Самым сложным оказалось то, что сама Наташа совершенно не понимала происходящего и была похожа на сильно пьяного человека, чем привлекала внимание. Все же они прошли через проходную для обслуживающего персонала, вызвав недоумение и смешки. После этого Володя на такси отвез Наташу за город в неприметную гостиницу. Везти к себе домой было слишком рискованно. Во-первых, он жил с родителями и они могли пострадать от такой гостьи, во-вторых, он знал, что ее начнут искать, в-третьих, он решил скрыться вместе с ней позже, но перед этим решил забрать препараты, блокирующие агрессивность, и все документы, касающиеся исследований, проводимых с Наташей. Собрать все это сразу не было времени. Для этого он вернулся. Встретить Игоря Николаевича да и других работников лаборатории в этот час он никак не ожидал.
  
  Глава 24
  Виктор пошатнулся от внезапного удара, но удержал равновесие. Успев обернуться, он заметил разъяренную, с перекошенным от злости лицом жену. Она подняла руку с монтировкой для повторного удара.
  Виктор с силой перехватил ее руку. Он старался не поддаваться паники.
  -Опомнись, Маша, - глядя ей в лицо произнес он.
   Он рассчитывал, что она почувствует его спокойствие и уверенность в своей правоте, и перестанет пытаться его убить. Он недооценивал свою жену. Не имея возможности ударить, она впилась зубами ему прямо в лицо, прокусила щеку. Вкус крови придал ей сил и вдохновил на борьбу, она издала звук, похожий на рычание. Виктор же начал отступать, он явно не рассчитал силы противника. Монтировку из рук жены он вырвал, но глядя в ее лицо, он видел взгляд хищника, готового драться за свою добычу, и этим желаемым куском мяса и крови был он. Он медленно отступал, смотря прямо в глаза жене, надеясь уловить в них что-нибудь человеческое, что даст надежду на спасение. Зазвонил телефон , они оба не обратили на это никакого внимания. Маша явно готовилась атаковать и подходила все ближе, желая покончить с ним одним прыжком. Вдруг Виктор услышал , как хлопнула внизу дверь. Несмотря на всю сосредоточенность на Викторе , Маша тоже услашала этот звук и заколебалась. Виктор воспользовался ее замешательством и рванул к двери.
   Выскочив в коридор, он побежал навстречу неизвестному спасителю. Им оказался доктор, приезжавший сегодня днем на перевязку. Увидав мчавшегося Виктора с вытаращенными глазами и изуродованной щекой, он, видно, все понял. Без слов он подхватил Виктора под локоть, вытолкнул в наружную дверь и повел к своей машине. Виктор хотел что-то спросить, но не смог. Врач же выглядел совсем спокойным, как будто все, что произошло, было ожидаемо.
  В машине, пока врач оказывал первую помощь, Виктор пытался прийти в себя, но это не удавалось, и он все время оглядывался на двери своего дома, которые были хорошо видны из машины. Доктор же завершив свою работу, совершенно спокойным голосом произнес:
  - Нужно наложить швы, я отвезу вас сейчас в травмпункт. А пока выпейте вот это, - и он протянул Виктору какие-то белые горошины.
   В другой бы момент Виктор бы обязательно поинтересовался, что ему дали, но сейчас только молча положил их в рот. Врач пересел на водительское сиденье, и они поехали. Виктор только промычал что-то невнятное. Через несколько минут они подъехали к удивительно невзрачному дому в стиле деревенской хаты, которая была закрыта от взглядов прохожих густыми насаждениями. Им навстречу выбежали , громко лая, две собаки. Врач добродушно погладил их, сказал несколько ласковых слов и повел Виктора в дом.
   х х х
  Позже Виктор узнал, что врач, еще перевязывая первую рану , догадался о причине ее происхождения, но как человек тактичный промолчал. По роду своей деятельности он сталкивался со многими ранениями и научился распознавать их. Люди думают, что они индивидуальны и неповторимы, но в похожих ситуациях они ведут себя удивительно одинаково. Илья, так звали доктора, решил перезвонить пациенту позднее, так как рана требовала наблюдения врача. Позвонив несколько раз и не дождавшись ответа, он заподозрил неладное и решил приехать, благо жил он неподалеку. Подъехав к дому, он увидел, что окна ярко освещены, входная дверь нараспашку, а на телефонный звонок опять никто не ответил. Он вошел в дом и увидел сбегающего по лестнице Виктора, лицо и одежда которого были в крови.
  Теперь они сидели у него дома и обсуждали план дальнейших действий. Рана на щеке была обработана и зашита. Виктор чувствовал слабость и легкое головокружение, но вряд ли от раны, его немного знобило. Сказалось напряжение всего дня и развязка событий в конце. Он не стал ничего скрывать, не видел в этом никакого смысла, к тому же он понял, что задача оказалась намного сложнее, чем он предполагал, а врач показался ему опытным в этом деле человеком. Он встречал похожие случаи и мог бы ему помочь хотя бы советом. К тому же Виктор чувствовал, что если он сейчас останется один, то мужество может покинуть его. Он все еще был готов бороться за человеческий облик жены, но ему была необходима чья -нибудь поддержка, желательно здравомыслящего человека, способного вернуть ему спокойствие и уверенность в своих силах.
  - Почему именно с ней это случилось? Вирус? Она ходит по клубам, тусовкам, там и подхватила, - говорил Виктор.
  - Нет, это не вирус, чрез контакты не передается. Все гораздо хуже. Вы надеетесь на легкий путь: раз вирус, значит найдется вакцина, лекарства, и самому ничего делать не надо.
  Виктор вопросительно смотрел на врача:
  - А что разве не так?
  Илья усмехнулся.
  -А Вы не спрашивали самого себя, почему она ходит, как Вы говорите, по клубам, тусовкам, почему уходит от Вас, от дочери к чужим людям, проводит все свободное время среди толпы малознакомых людей?
  Виктор молчал, опустив голову.
  - Не интересно ей с нами, она любит шумную музыку, танцы, когда много народу, и всем весело....шутки, розыгрыши, квесты, игры, фейерверки...меня она считает занудой...мне иногда кажется, что я старик по сравнению с ней. Наверное, я действительно не умею веселиться? - полувопросительно, полуутвердительно ответил он.
  - Ей нужно заполнить пустоту. Пустота гнетет, вызывает раздражение, депрессию. Пустота души - страшное дело. Вы говорили про вирус. Не вирус всему виной. Это духовная болезнь, и поражает она тех, у кого в душе нет света или очень-очень мало. Человек чувствует это и пытается забыться, отвлечься, заполнить пустоту души ненужными занятиями, разговорами, весельем, развлечениями, а результат прямо противоположный - пустота увеличивается, недовольство растет, человек мучаясь, мучает близких, он становится невыносим. Его все раздражает, особенно когда он видит, что у других есть цель в жизни, они живут осознанно, им радостно просто от того, что солнышко светит, и от того, что в их душе есть свет. Ведь человек - маленькое солнышко, он должен дарить другим свет своей души. Что будет, если солнце перестанет отдавать тепло, свет?... - Илья подождал ответа, Виктор молчал. - Оно станет мертвой звездой. Так и с людьми: те, у кого больше нет света в душе, становятся мертвыми - зомби.
  - И для них уже нет пути назад? - холодея спросил Виктор.
  - Ну, почему же нет. Душа бессмертна, а значит, хоть маленький уголек света еще должен в ней полыхать, раздуйте.
  - Мне нужно вернуться, - неуверенно сказал Виктор. Илья внимательно посмотрел на него:
  - Вы не будете вызывать полицию?
  - Нет, - уже уверенным тоном ответил Виктор. Он хотел задать врачу еще несколько вопросов, но решил, что тот и так потратил на него много времени, и он не имеет права рассчитывать на его помощь. Он решительно пошел к двери, но перед самим выходом обернулся, - еще раз спасибо, до свидания.
  - Может, мне пойти с Вами? - предложил врач.
  Виктор помедлил с ответом:
  - Мне кажется, я должен справиться сам.
   х х х
  Когда он вошел в свой дом, там царил полный разгром. Музыка уже не звучала, большая часть лампочек была разбита. Похоже после его побега Маша всю злость выместила на всем, что попадалось ей под руку. Везде валялись обломки мебели, разбитая посуда, порванные занавески и одежда. Виктор осторожно шел по дому. Все расклеенные им фотографии, которыми он пытался поддержать жену, были сорваны и разорваны. Машу он нашел в их комнате, она без движенья лежала на полу. Он присмотрелся: она дышала. Он подошел к ней, приподнял и отнес на диван. Она приоткрыла глаза. Видно было, что учененный ею погром, оставил ее без сил. Виктор сел рядом и стал гладить ее по волосам. В ее глазах мелькнула злоба:
  - Я убью тебя.
  - Не сегодня, - отшутился он и поцеловал ее в голову.
  - Ты что не видишь, что со мной, ты слепой?- с возрастающим раздражением заговорила она.
  Виктор продолжал гладить ее по голове, говоря тихим и спокойным голосом:
  - Ты заболела, но ты поправишься, я люблю тебя, мы справимся.
  
  Глава 25
  Игорь Николаевич откинулся на спинку кресла. На душе было тяжело. Он ощущал свою вину. Только что пришло сообщение, что Наташа погибла. Группа безопасности лаборатории опоздала. Когда они прибыли в указанную Володей гостиницу, там уже были полицейские. Их вызвала администрация гостиницы. Володя отсутствовал слишком долго. Действие препаратов, которые ввел лаборант в кровь Наташи заканчивалось, она проснулась и не понимая,где находится, вышла из комнаты. После долгого сна грим подпортился, краска размазалась, тональный крем и пудра, отваливались, как штукатурка со старого дома, от этого ее вид стал еще ужаснее. Появление зомби, перемазанного большим количеством косметики, вызвала у посетителей гостиницы сначала шок, а потом панику. Наташа не понимала, что творится вокруг, она слишком долго проспала под воздействием лекарств. Медленно передвигаясь, она шла, не обращая внимание на крики людей. Прибывшая полиция , не заметила, что зомби заторможенный, и выстрелила на поражение.
  "Мог ли он что-нибудь изменить, не слишком ли пассивно он себя вел?"- задавал себе вопрос Игорь Николаевич, и в глубине души совесть отвечала: "Да". И как ни странно ему не хотелось отмахнуться от угрызений совести, переключиться на дела, хотелось...покаяться. Такого странного чувства у Игоря Николаевича еще не было. Он твердо знал, что жить , как раньше он не сможет.
  В этот момент позвонили, он был недоволен, что его побеспокоили.
  Посмотрел на входящий вызов: Марк! Странно, он подумал, что вчерашний разговор ничуть его не заинтересовал. Он взял трубку:
  - Да, слушаю, Марк. - усталым голосом проговорил Игорь Николаевич, не рассчитывая получить интересные сведения.
  - Вы у себя?
  - Да, где ж мне еще быть...- удивился Игорь Николаевич странному началу.
  - Я насчет нашей прошлой беседы...Дело в том , - Марк замялся, но через несколько секунд прямо выпалил, - с женой моего приятеля произошло ЭТО. Вы понимаете о чем я.
  Пауза. Он ждет ответа. Игорь Николаевич молчит. Марк продолжает:
  - Вы с этим работаете...да и этот случай с лаборантом, мне кажется, нам стоит еще раз поговорить.
  Еще полчаса назад Игорь Николаевич не стал бы с ним беседовать, сослался на дела и повесил трубку. Когда ему нужен был совет от него отмахнулись, теперь вот нужен он. Однако изменения, произошедшие в его сознании, уже брали вверх над эмоциями. Игорь Николаевич ясно ощутил, что этот случай, с неизвестными ему людьми, касается и его самого. Это было так странно: чувствовать свою личную ответственность за происходящее с ему незнакомыми людьми. Он продолжил разговор.
  - Чем я смогу помочь, я сам ничего не знаю?
  - Я понимаю, но может быть есть какие-то мысли, наработки, поможет все, главное, не оставлять сейчас их наедине в таком положении.
  Игорь Николаевич подумал и неожиданно для себя сказал:
  - Говорите адрес друга, я захвачу все самое необходимое, поедем вместе. В дороге обсудим возможные пути решения проблемы.
  Еще пять минут назад, он сам думал, что ничего сделать нельзя, но теперь он был уверен в обратном. Он захватит препараты, которые давал Наташе Володя, возьмет результаты исследований и они вместе выберут путь возвращения потерянной личности к человеческому образу. Не может быть, чтобы такого пути не было. Душа ведь бессмертна, а значит способна к возрождению.
  Игорь Николаевич встал, уверенный в своих силах помочь другой, незнакомой женщине, и пусть это будет во имя памяти Наташи и других людей, которым он помочь не успел.
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Калина "Прогулки по тонкому льду" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Жемчужина гарема " (Любовное фэнтези) | | К.Корр "Императорский отбор. Поцелованная Тьмой" (Приключенческое фэнтези) | | А.Мичи "Ты мой яд, я твоё проклятие, книга 2" (Любовное фэнтези) | | А.Грин "Горничная особых кровей" (Любовная фантастика) | | М.Ваниль "Чужая беременная" (Женский роман) | | Н.Орлан "Под маской ангела" (Городское фэнтези) | | С.Елена "Нянька для чудовища" (Любовные романы) | | М.Боталова "Землянки - лучшие невесты!" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Эм "Авантюристка поневоле. Баронесса" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"