Вустольпж Аморееммх Розалинда: другие произведения.

Возрождение "Дажа Арков". Школа. Сбор (первая книга трилогии)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Школа ― это хаос: противостояние, недопонимание, внушение. Школа ― это фабула: мир, где взросление происходит на чужих ошибках и инородных достижениях. Школа ― это ад, где война и смерть ― прообраз пути. Школа ― это система: чёткая, упорядоченная, не признающая индивидуальности. А Дажа Арков те, кто, рано или поздно, разнесут привычный уклад в клочья и откроют забытый путь к немыслимым возможностям. Однако, прежде чем мир переменится, пройдёт много лет, где в стенах Душара и Тихора, день за днём, в скуке и однообразии, Носители душ, забытых планетарных монархов, будут искать самих себя.
       Статус: ЗАВЕРШЕНА
    Первая книга трилогии. Полностью доступна на интернет-портале "Призрачные Миры". https://feisovet.ru/магазин/Возрождение-Дажа-Арков-Школа-Сбор-Розалинда-Амореммх

    reloj para pagina web html clock for websites contador de usuarios online

  
  Для заинтересовавшихся Вторая книга трилогии:
  Возрождение "Дажа Арков". Школа. Душар
ОГЛАВЛЕНИЕ:
  
   ПРОЛОГ

   ГЛАВА 1

   ГЛАВА 2

  ГЛАВА 3

  
  Пролог
  
   Мир рушится. Счастье меркнет. В бесконечном вращении энергий хаос постоянно враждует с порядком, оставляя, после нескончаемых битв, испепелённые останки былого. Потом на руинах взращивается нечто: безликое, рабское, лишённое индивидуальности. Без отражения на родовом древе, без имени, передаваемом по наследству. Всё и всех окутывает темнота. Надолго. Пока вдруг не появится кто-то, бросающий вызов космической системе ради удовлетворения непомерного тщеславия. Хотя...Тщеславия ли? Или это борьба с обстоятельствами ради сохранения жизни и своего наследия?
  В роли бунтарей выступают как люди, так и представители иных рас. Однако всех их объединяет одно: Дажа Арков ― вселившаяся в тело-носитель древняя душа, определяющая основу развивающегося индивида; хранящая воспоминания о своих прошлых рождениях и являющаяся непримиримым врагом Космического Парламента ― так называемого союза техногенных рас, определяющего структурную нищету молодых народов из поколения в поколение.
  "Структурная нищета" ― это система, благодаря которой общество удерживается в определённых социальных и этнических реалиях. Она служит "благой" цели, так как главной её задачей является поддержание однотипного порядка вещей, без явной изменчивости привычного уклада жизни (привычного на данный момент и выгодного правящему аппарату). То есть, ради сведения к минимуму спонтанных эволюционных скачков, формируется планомерное зомбирование на сохранение единственно возможной модели поведения. Ведь, в понимании Парламента, всё должно развиваться в выбранном ритме, чётко и без сбоев. И пусть скука смертная и однообразие опостылевшее, зато закономерно. Никакого хаоса, никакой свободы.
  По этой причине ввод новой технической базы, в менее развитые расы, чётко регламентирован. Приурочен к определённым датам и событиям. Если вдруг что-то из запрещённого попадает в массы ранее установленного срока, этим "вещам" просто не дают хода, находя ложные дефекты. Все новинки изымаются, а тех, кто способен подобное изобрести, морально забивают. Впрочем, не всегда морально. Если учёный достаточно стоек и продолжает исследования, невзирая на предупреждения, ― смерть ему в помощь.
  Таким образом, из века в век, формируется полная тотализация. Через запугивания и убийства, первичный план развития сохраняется. Парламент остаётся хозяином положения, уничтожая инакомыслящих и навязывая слабым умам, усовершенствованные догмы старого режима.
  К инакомыслящим относятся и Дажа Арков ― фигуры "нон грата" на протяжении многих тысячелетий. Некогда так именовались первые и единственные монархи планетарных секторов, или отдельных планет различных солнечных систем этого и иных измерений. Носители "пурпурной крови" ― выходцы правящих династий ― принадлежали ветви "первичных душ", представители которой синхронны со своими владениями и народом. Эта связь похожа на паутину, где от центра расходятся нити, затрагивающие все уровни жизни. Стоит беде случиться с монархом и резонанс отразится на всех, без исключения, а в случае обратной ситуации, он ощутит чувства и эмоции своих подданных.
  Столь неоспоримое могущество породило зависть у слабых представителей дальних миров, где произошёл раскол и власть их правителей изничтожила себя по неизвестным причинам. Именно оттуда пришли первые расы, возглавившие впоследствии Космический Парламент и нашедшие способ разорвать, казалось, нерушимую связь. Для каждого отдельного случая выбирались особые методы и в итоге миллионы лет существовавшее единство, строившееся на первичном фундаменте мироздания, кануло в небытие.
  По крайней мере, так считалось довольно длительное время. Но есть обстоятельства, которые невозможно учесть. Неожиданно на агрессивные действия Парламента пробудилась сила, не проявляющая себя с момента сотворения всего. "Тень Вселенной" образовала воронку немыслимых размеров, втянув в свои недра последние частички умирающих монархов. Многие из них уже распались на световые блики, но и столь незначительной малости хватило для воскрешения.
  Однако их основа претерпела ряд изменений.
  Так появились "Дажа Арков" ― древние души ― многие из которых не помня, кто они и откуда, неизменно стремятся найти нечто утраченное после вселения в тело-носитель. Инстинкты ведут их вперёд, они же обозначают врага, стоит с тем столкнуться, пусть отсутствует понимание собственной ненависти и непримиримости. Однако есть среди них уникумы, после трансформации оставшиеся при своём: память прошлого сохранилась, как и первопричины происходящего. Эти "всепомнящие" стали реальной угрозой для техногенного союза, ибо знали не только врага в лицо, но слабые и сильные стороны того. Поэтому Парламент все силы бросил на решение поставленной задачи: "Искоренить воскресших!". Но исполнителей постигла неудача, ибо средств и оснащения оказалось недостаточно для уничтожения "первичных душ", обрётших полноценную неуязвимость.
  "Первичные души" ― это содержательные структуры, увидевшие свет одновременно с зарождением всего. Сотворённые из источника "Хэр-баут" ― так называемого "вместилища бессмертных", породившего нашу и иные солнечные системы, а так же миры близлежащие, ― они обладали и обладают способностью одновременно проявлять себя на разных планах бытия. Уничтожить их можно, однако способы известны немногим и те сложны для реализации. А вот вернувшиеся к жизни правители стали иными. Для них смерть вовсе перестала существовать.
  Поняв, что избавиться от монархов обычными методами не удастся, представители союза стали искать иные пути. Некоторые ударились в генно-энергетические эксперименты в желании найти средство уничтожения врага, имеющего множество лиц, но одно определение. Проводились всевозможные опыты по расщеплению душ, искусственно созданных в лабораториях и являющихся грубыми аналогами настоящих, древних. Создавались миллионы неустойчивых прототипов, большинство из которых в итоге стали чернильной смолью боли и отчаяния, именуемой в простонародье "тэни". Те же, кто в большей степени походил на оригинал, по сути и содержанию, оставались на годы подопытными на поводке Союза и препарировались самым жестоким образом. А так как удачные копии во многом соответствовали прообразу и обладали бессмертным началом ― мучениям их не было предела. И всё же, некоторым удалось бежать. Среди таких полно интриганов, обвиняющих в своих бедах Дажа Арков, и тех, кому враг ― Парламент.
  Однако многие подопытные оставались в плену, продолжая из века в век гнить в застенках лабораторий. В одиночестве. В пустоте. Наедине с болью и обречённостью. Служа великой идее своих прародителей о свержении "всепомнящих", они затолкали в самые глубокие отсеки памяти сострадание и собственную волю к жизни. Став марионетками, лишёнными личной воли, привыкли исполнять любой приказ без возражений; принимать разнообразные садистские пытки над собой, как данность.
  Они верили в свою значимость. И не зря.
  В длительных экспериментах Парламенту удалось выяснить, что Дажа Арков можно усыпить, создав вокруг объекта энергетическое поле определённой частоты. Конечно, это невесть какое достижение (враг оставался жив, как ни как), но оно позволяло убрать с горизонта растущую, как ком, проблему на довольно длительный промежуток времени.
  Методику пустили в ход и... снова просчёт.
  Некоторые Дажа Арков самостоятельно просыпались в обход всем реалиям, утверждающим, что невозможно выйти из искусственного сна. Так одни древние души возвращались в мир живых крайне быстро, иные через несколько десятилетий, а то и столетий.
  Вражда набирала обороты.
  У Парламента имелся "чёрный список", который возглавляли трое представителей монаршего сословия, чьи имена хранились в строжайшем секрете. Первый, из их числа, способен уничтожить техногенный союз одним своим существованием, войди в полную силу. Второй осведомлён о ряде тёмных делишек, о коих знать высшему космическому сообществу, именуемому "РАКС" ― состоящему преимущественно из рас, обладающих повышенными экстрасенсорными способностями и превосходящему "Космический Парламент" по степени могущества и личной содержательности ― не стоит. Ибо чревато большими проблемами, так как "РАКС" ― власть над властью во вселенной, хотя редко вмешивается в бытовые реалии. Что касается третьего неизвестного, тот располагает рядом средств, позволяющих перекроить мироздания на новые "королевские сектора", тем самым лишив кой-кого территориального преимущества небывалого масштаба. То есть, вернуть всё на круги своя.
  "Королевские Сектора" ― это области, принадлежащие исконным владыкам, большинство из которых на данный момент являются активными или спящими Дажа Арков. Истинный правитель связан с ядром своей планеты: их ритм синхронен, поэтому подобная спайка представляется единым живым организмом. Когда Космический Парламент сделал всё от него зависящее, чтобы отделить части целого друг от друга, планеты диссонировали, а главы правящих династий перестали ощущать свою территориальную принадлежность.
  В результате разрыва единства, многие миры погибли. Где-то проявили себя чёрные дыры, иные ― опустели, некоторые потеряли стабильность, превратившись в водно-газообразную структуру, удерживающую форму еле-еле. Монархи упомянутых секторов стали неприкаянными странниками с холодными, опустевшими сердцами. Им чуждо сострадание, любовь, верность ― ибо со смертью своей планеты умерла существенная часть их самих. Таких прозвали "Вудоша" ― "мёртвые при жизни".
  Однако владения некоторых Дажа Арков избежали разрухи, погрузившись в некое подобие сна. Даже находясь на расстоянии друг от друга, правители и их сектора, продолжали синхронно развиваться, имея одинаковый рисунок ауры и неповторимый "сердечный" ритм.
  Наверное, именно феномен автономной синхронизации заставлял монархов, из века в век, предпринимать попытки вернуться домой. Они боролись с обстоятельствами. Сражались всеми доступными способами. Проигрывали, но никогда не сдавались. Имея чётко обозначенную цель ― двигались вперёд, невзирая на преграды и стороннее противостояние. Их дух, спящий или бодрствующий, не могли сломить. А выбранные Носители, несущие волю Великих Дажа Арков, по ряду характеристик, превосходили обычных подневольных. И одна из особенностей ― неподчинение системе.
  "Носители" ― это биологические объекты, имеющие внутри изменённую "первичную душу". Они не являются простыми обывателями: не подлежат обычной социальной ломке, присущей большинству людей и нелюдей. Им чуждо склонять голову в рабском поклоне и привычнее следовать своим умозаключениям, нежели принимать чужие выводы, как данность. Свернуть их с выбранного пути, без добровольного согласия, практически невозможно. Они достаточно сильны, чтобы вести за собой и достаточно стойки, чтобы выдержать все превратности судьбы. Им ничего не стоит громко заявить о правах на "трон", некогда принадлежащий их древней сущности. Заявить права на территорию, контролируемую ныне Парламентом или какой-либо расой в него входящей. Прецеденты были.
  Однако Парламент отдавать присвоенное не собирался, поэтому столкновения уносили жизни миллионов. День за днём разгорались ожесточённые противостояния. Сражения велись, как правило, на окраинах галактик, чтобы исключить информированность "РАКС" о нарушении закона, гласившего: "Дажа Арков первичного потока, Владыка планетарного сектора или отдельной его части, имеет право вернуть свои законные владения, когда пожелает. Сила же, занимающая обозначенную территорию в период прошения, обязана подчиниться и покинуть её вместе со своими подопечными, если на то будет воля вернувшегося монарха".
  Закон о "возврате прав" техногенному союзу никогда не нравился. Тем более именно они стояли за разрушением основ древних правящих династий, многие представители которых стали в последствии новыми Дажа Арков. Поэтому его постоянной целью стало уничтожение всех претендентов на захваченные территории, как и информации о собственных грехах прошлого. Члены союза понимали, чем чревато прямое столкновение с "РАКС" и всеми силами петляли, изворачивались, пытаясь не допустить разглашения сокрытого.
  Но все попытки укрыться от всевидящего ока высшей власти ознаменовались провалом. Только Парламент об этом не знал, ибо "РАКС" ни словом, ни делом не дал понять, что давно осведомлён обо всех творимых бесчинствах. Расы, входящие в сообщество, руководствовались своими понятиями роста и развития, поэтому просто наблюдали, ожидая своего часа. Они предпочли не вмешиваться, отстранённо анализируя причины и следствия происходящих событий.
  А в это время Дажа Арков боролись за свои идеалы. И в этой нескончаемой войне, выбираемые ими физические тела уничтожались раз за разом. Находились новые... происходило вселение. Затем смерть Носителя, как печальный итог роковой неизбежности...
  Век сменялся веком.
  Взаимная ненависть враждующих сторон перешла мыслимые пределы, ибо Дажа Арков не собирались уходить в тень, атакуя и подрывая авторитет своего заклятого врага. Парламент же, по мере развития событий и наращивания взаимной конфронтации, превратился в серийного маньяка, помешанного на своих жертвах. Безумие ощущалось в каждом шаге его представителей, в тоже время в вопросах планирования и реализации задуманного ими демонстрировался непоколебимый рационализм.
  Однако Дажа Арков не были слабы.
  Они всегда давали отпор.
  Снова... и снова...
  Противостояние набирало обороты.
  Количество жертв росло.
  Так первое по-настоящему масштабное столкновение покромсало вселенную, обогатив ту множеством шрамов. Второе изменило её лицо до неузнаваемости. Третье породило у древних душ неугасимую ярость вместо желания вернуть утраченное. Ярость столь сильную, что остановить обезумевших монархов стало невозможно. Не зная удержи, те всё ближе подбирались к источнику своего падения, стремясь заполучить голову "ядовитой змеи". В их понимании, только избавившись от средоточия всех бед, дано обрести недостающую часть себя.
  Секира мести и жажды справедливости зависла над техногенным союзом и тому следовало в срочном порядке искать выход из тупика. И тот был найден.
  Разработав устройство, способное отследить Носителя в момент рождения, они убивали дитя. Считалось, что если уничтожить вместилище до десяти лет, "первичная душа" не сможет воспротивиться. А потеряв опору, на которой базируется её существование в материальном мире, ей придётся потратить много времени на нахождение новой. Как правило, поиск длителен, ибо у каждого монарха свои критерии отбора. Поэтому убиение младенцев дало плоды. С каждым годом Дажа Арков становилось всё меньше и меньше. Чтобы окончательно выбить почву из-под их ног, Парламент развернул военную компанию по зачистке отдельных секторов, где чаще всего на свет появлялись требуемые носители. С каждым годом всё больше приграничных миров крыли гарь и пепел. Всё чаще в галактике образовывались чёрные дыры, ибо периодически уничтожалось не только население, но планеты целиком.
  Генетическая предрасположенность био-носителей таяла прямо на глазах.
  Гибель взрослых особей влекла за собой невозможность продолжения рода.
  Чтобы выжить, монархи стали искать необходимое в иных мирах, до которых Парламент ещё не дотянулся. А обнаружив искомое, возвращались в своё измерение, дабы продолжить противостояние. Снова формировался путь боли, потерь, предательств, убийств, мести. Появлялось очередное поле боя, где навсегда оставались старые и новые жертвы. Так формировались витки истории с заведомо известным концом, ибо кармическая составляющая не давала шанса вырваться из порочного круга поражений, зародившегося в момент разрыва единства между планетами и их Владыками. Сломанное колесо фортуны двигалось по заезженной реалии, где Дажа Арков обречены.
  ...сотни лет...
  ...тысячи...
  ...десятки тысяч...
  ...бой... проигрыш... смерть... забвение... возрождение... бой...
  И так до бесконечности.
  За этой многовековой агонией некто наблюдал со стороны. Некоторые бессмертные, живущие обособленно и не принадлежащие какой-либо структуре управления, следили за происходящим. Век за веком они изучали: обстановку, события, судьбы и то, как те влияют на развитие мирозданий. Главное их кредо ― нейтралитет, поэтому держаться вдали от массовых войн или иных, менее значимых, конфликтов стало в порядке вещей. И всё же, даже в своей изолированности, они задавались рядом вопросов: "Стоит ли непримиримая вражда количества погибших, слёз и боли? Имеет ли смысл в каждом новом воплощении искать старого врага ради мести и уничтожения, а не достигнув желаемого, умирать, чтобы возродится после, с ещё большей яростью в сердце?.."
  Кто-то считал ― стоит. И цена в пару взорванных планет ничтожно мала, когда речь заходит о развитии через призму вековой ярости. Ценность мстительности, в данном случае, неоценима, ибо позволяет объектам совершенствоваться. В желании искоренить друг друга, они находят новые пути, открывают новые возможности, тем самым расширяя информационные библиотеки. Поэтому ненависть ― дороже жизни и радостных улыбок. Дороже счастья и сотворения. И пока большинство наблюдателей думает так, не найдётся иного пути для Дажа Арков, нежели поражение за поражением. Тем более никто толком не помнит всех тонкостей первых конфронтаций, кроме ряда участников тех событий, сохранивших свои воспоминания после перерождения.
  И те знают, что непримиримость неистребима. Ненависть живуча. Охота друг на друга подобна наркотической зависимости, где цикличность повторяется, ибо, умирая, возрождаешься вновь, чтобы в очередной раз повторить ошибки прошлого, толкающие к полному самоуничтожению. Впрочем, с высшими чинами "Космического Парламента" дела обстоят ничуть не лучше. Они подверглись полному разложению личности и деградации сознания.
  По этой причине колесо кармических закономерностей никогда не прервётся. Оно давно связало воедино искалеченные судьбы и разрезанные на лоскуты эмоции, дабы сохранялась одна модель поведения и один итог множества событий. Так Парламент не откажется от преследований, а неприкаянные древние души продолжат искать пути отмщения.
  И всё-таки, даже самая стабильная система когда-нибудь рушится.
  Поначалу, несмотря на убиение младенцев, многие монархи находили тела в дальних мирах, а то и в иных измерениях. Но наступил момент, когда врата оказались заблокированными и попасть в места желаемые стало невозможно. Так, в условиях нехватки Носителей, биологическое древо Дажа Арков обветшало, не способное корнями дотянуться до питательной среды, определяющей его существование. И настали "тихие времена", продлившиеся около десяти тысяч лет.
  Парламент смог развернуться и почти забыть о многовековой "зубной боли" на довольно длительный промежуток времени. Он полностью ушёл в усовершенствование системы тотального контроля, перестав отвлекаться на стороннее. В итоге о Дажа Арков остались лишь рукописи, хранимые в закрытых библиотеках древнейших рас, и молодое поколения ничего не знает о истинных монархах планетарных секторов. Впрочем, некоторые и о техногенном союзе не осведомлены, ибо тому выгодно оставаться в тени, выдвигая на передовую марионеток.
  Ради сокрытия "тайной власти" историю народов переписали и жизнь вошла в колею обыденности, предсказуемой выверенности, а бунты "за правое дело" фальсифицировались, дабы добиться желаемого подчинения от масс, методом формирования у людей и нелюдей ложного чувства "свободы выбора".
  И всё-таки, кое-что от прошлого осталось. По миру продолжали странствовать Дажа Арков, сумевшие в последний момент активности "Древа Великих" найти тело, способное при должном развитии обрести бессмертие. Они стали первыми, сознательно ушедшими в тень и отказавшимися от открытого противостояния, чем как будто избежали своего кармического наследия. Держались от массовых событий на расстоянии, не желая привлекать излишнее внимание, пока техногенный союз не решил атаковать одну из планет. Тогда-то некоторые из них выступили и одержали пусть маленькую, но победу.
  И снова тишина. Тысяча лет бездействия, а затем ток энергий в "Древе" сдвинулся, планомерно возвращая некогда утраченное в многорасовые миры. Так, около полувека назад, возобновилось массовое вселение древних душ в биологические тела, хотя по непонятным причинам те оставались спящими внутри выбранных объектов, ожидая только им ведомого часа пробуждения. Их эмоции поутихли и не проявляли себя ни коим образом, пока не воплотилась правящая единица, внесённая в первую тройку чёрного списка Парламента.
  Техногенные сенсоры мгновенно засекли задышавшее пространство, "сердце" которого не билось очень давно. Шаманы, маги, обитатели иных миров; Дажа Арков, открывшие глаза внутри своих Носителей, когда мощная волна прокатила по вселенной, ― все почувствовали возвращение великой сущности, способной перевернуть мир одним своим существованием. Одни обрадовались. Другие стали строить планы по уничтожению.
  Казалось, история входит в повторяющийся виток, приводящий к одному и тому же итогу: война, смерть, хаос, разрушения. Но...
  Шли годы, дитя росло. Все попытки уничтожить его провались: до десяти лет, по неизвестным причинам, никто не мог определить местонахождение Носителя, а после ― четвертование тела проблему не решило бы. Содержательность первичной единицы столь велика, что с момента отделения той от законных владений, приходила она в мир живых всего лишь раз. И по прошлому опыту Парламенту хорошо известно, сколь сложно избавится от подобных тривиальными методами, действующими на большинство Дажа Арков.
  Пришлось идти обходными путями.
  Частично взяв за основу методику, использованную некогда, были предприняты попытки сломить "системное сознание". При удачном стечении обстоятельств, Носитель закончил бы жизнь самоубийством. Вокруг объекта плелись интриги, события, встречи, способные подорвать веру в себя и свои силы. Происходило немыслимое давление на психику при полном отсутствии физического урона. Причина этого крылась в особенности Дажа Арков, способных пробудиться ото сна раньше времени, если телу угрожает расправа. Однако так называемое "интеллектуальное обучение", представителей "первичных душ" не тревожит, ибо то обязательное условие подготовки вместилища к полноценной синхронизации.
  Год за годом девушку истязали: семейными неурядицами, притеснениями в школе, неверными друзьями, социальными лишениями, сексуальными домогательствами откровенного характера ― перечень крайне широк. В шестнадцать лет переезд в другой город и тьма берётся за неё вплотную. Именно в этот период, затянувшийся впоследствии на два года, скрытые возможности стали постепенно проявлять себя. Почти по восемнадцать часов в сутки она спала. Сны, видимые беспрерывным потоком, тяжёлым бременем ложились на сердце; как тавро прожигали разум. Бремя будущих событий давило, добавляя нервного напряжения и взращивая чувство моральной подавленности. Опустошённость казалась неотвратимой. Тем более дар сновидицы дополнился рядом иных способностей.
  Однажды ночью системная душа покинула собственное тело, расширив горизонты своих возможностей. Древняя составляющая в это время продолжала спать, лишь частью автономного сознания следя за оболочкой, которую занимала. Ибо знала, что слишком рано открывать глаза и брать правление в свои руки.
   "Системная душа" ― это один из самых удачных экспериментов "РАКС". Впрочем, не все так считают. Искусственный интеллект оказался слишком внушаем, что не могло не огорчать тех, кому требовался устойчивый материал для роста и развития. Однако "неполадку" удалось обойти в ряде случаев, а именно: использовав для стабилизации основы ― вселение "первичной души". Но и тут обозначились неточности, требующие пристального внимания. И в нынешней ситуации они явственно заявили о себе.
  Системная душа сравнима с чистым листом бумаги, не тронутым художником. Никакой предыстории, никакой многовековой памяти. Ничего. Просто девственно-белая поверхность, формирующаяся в момент зарождения биологического тела. Конечно, с течением времени кое-что меняется. В возрасте десяти лет, если просканировать её по поверхности, можно разглядеть лёгкие штрихи на "холсте", возникшие в результате естественного взросления, сформировавшего опыт настоящего: первые шаги, освоение речи, социальные и иные реалии, навязанные системой, в которой та воспитывалась. Только это и ничего кроме. "Здесь и сейчас" ― такова функциональная составляющая искусственно созданной энергетической структуры со способностью к обучению методом копирования.
  Именно поэтому древняя составляющая спала внутри Носителя. Человек ― и телом, и душой ― не готов принять её. Если явить себя слишком рано, летальный исход обеспечен в девяноста девяти процентах случаев. Следовало выждать. Принять условия сторонней игры, позволяющей объекту ускорено развиваться.
  Однако развитие ― непростая задача. Один из камней преткновения ― ментально-астральная среда, где неопытной душе не место. Фауна "за гранью" имеет свои законы, гравитацию, течение времени и там слишком много тварей, незримых в реальном мире, но опаснее хищников, известных людям, в тысячи раз. Находиться в условиях жёсткого противостояния крайне сложно и ни каждому по силам. Молодое сознание, взращиваемое ограниченными критериями: "Иной мир ― выдумка" ― не способно правильно оценить опасность, признать её реалистичность. По этой причине многие любопытствующие, сунувшиеся в чуждое пространство, оказываются в психиатрической лечебнице, заканчивают жизнь самоубийством или превращаются в одержимых мстителей, не гнушающихся убийств.
  Системная душа без защиты является лакомым кусочком для нечестивых, ведь запах её, охочие субстанции, улавливают за версту, стоит объявится на их территории. Поэтому нападение ― вопрос времени. И тёмные твари напали. Тени с горящими углями глаз атаковали, опутывая душу чернильным саваном. Не вырваться. Не продохнуть.
  Повинуясь внутреннему порыву, девушка произнесла три выученных некогда молитвы. Далось действо тяжело, ибо словно незримой заглушкой запечатали рот. Собирая волю в кулак, она пыталась говорить снова и снова, пока звук не прорвал "печать молчания" и собственная сила не прикрыла щитом, который она вряд ли сознавала. Единственное, что отпечаталось в разуме: "Открой глаза! Проснись!" ― приказ самой себе, заставивший вскочить с кровати.
  Тьма отступила, чтобы перегруппироваться и атаковать позднее...
  Ночь за ночью неопытная душа, повинуясь интуиции, отстаивала право на жизнь и свободу. Её эмоциональная стойкость превосходила мыслимые ожидания.
  Тени зверели. Но однажды даже им пришлось сдаться, затаившись на некоторое время. В одно из нападений девушка по наитию освятила скалящуюся пасть Тени крестом. Та шарахнулась, и нечеловеческий визг боли ударил по барабанным перепонкам, достигая не только человеческих ушей, но хозяина тьмовой псины. Тот не отличался благородством и состраданием, просто не привык впустую терять своих собак. Поэтому раненое существо отозвали прочь и ночные нападения прекратились на несколько лет.
  Очередной переезд ― возвращение в родные пенаты, ― сопровождался падением в бездну безнадёжности. Казалось, в этой жизни нет просвета и куда ни глянь ― мрак, замазывающий ярчайшие эмоции. Мир вокруг Носителя, не сознающего свою принадлежность, рушился. Родственные и дружеские связи разрывались окончательно. Она осталась одна. Наедине со снами, с возобновившимися нападениями, с тем сонмом рваных способностей, что проявляли себя время от времени без должного постоянства. Чаще стал звучать голос, призывающий наложить на себя руки.
  Атаки Теней обрели постоянство.
  Молитвы больше не помогали.
  Каждая ночь изматывала до предела, но каким-то непостижимым образом она держалась. Неизвестно как вырывалась из убийственной тьмы, слыша приказ в голове: "Открой глаза! Проснись!"
  Тёмным никак не удавалось подступиться к жертве. На каждую брошенную мысль о самоубийстве, девушка про себя повторяла: "Это слишком легко...".
  Не понимая, что с нею происходит, испытывая слабость и моральную подавленность, не видя ничего хорошего в окружающем мире ― она тем не менее держалась, не подпуская себя к грани, желаемой для иной стороны. Однако...
  Долго ли способно выдержать тело? Биологическую структуру человека отличает извечная хрупкость. Начались проблемы со здоровьем: по непонятным причинам держалась температура, забарахлило сердце, постоянные головные боли ударили по зрению. Все симптомы свидетельствовали о естественном разрушении физической оболочки. А раз "естественном", то сущность Дажа Арков просыпаться не спешила.
  Крах человеческой жизни приближался быстро и неотвратимо. Крах жизни, которую девушка больше не ценила, но берегла неизвестно почему. Возможно затем проявляла стойкость, чтобы однажды всё изменилось.
  Верховный Шаман ― странноватый старик, появившийся на пороге квартиры, протянул руку помощи. Незваный гость представился Творящим и откровенно дал понять, что с нею станется без надлежащей реабилитации. На вопрос: "Какая ему выгода?" ― последовало уклончивое объяснение, что организация "Каста", главой которой он является, находит отпрысков, унаследовавших от одного из родителей неординарные способности. Однако, не имея возможности обучиться ими пользоваться, по причине отсутствия этого самого родителя, разрушающих себя и мир вокруг.
  Возражений не последовало. Девушка с рождения знала, что члены семьи по отцовской линии имеют какие-то сверхспособности. Какие именно ― не ведала, ибо с десяти лет с ними не общалась. Однако мама периодически рассказывала о деде-колдуне, об отце, держащем связь с потусторонним миром. И ей самой "посчастливилось" владеть чем-то, в чём не удалось разобраться до сих пор. Наверное, не будь она столь вымотана, сто раз подумала, прежде чем принимать помощь от незнакомца. Но в тот момент думать не хотелось. Устала. Старческая ладонь будто сама собой оказалась в руке и мир перестал радовать или огорчать, как прежде. Он просто стал иным, заставив и её с течением времени измениться. Проблема лишь в том, что иногда перемены ― это навязанная реальность и за иной чертой всё выглядит ни так, как кажется.
  
  
  Глава 1
  
   Три года спустя
  
  Старик выделялся. Не из-за пустых тротуаров в предрассветные часы. Не от того, что в преклонные годы люди обычно сидят дома и не кажут носа в сумеречное время. Дело в другом. Одежда. Новая кожаная одежда, носимая байкерами во все времена. Она облегает тело вторым покровом, делая фигуру подтянутой и одновременно "мощной". Однако мужчина преклонных лет не вписывается в привычный формат современности. Его угольно-чёрные глаза, суровое лицо, изрезанное морщинами, да седые длинные волосы, заплетённые в косу ― наводят на мысли о вольных индейцах давних времён, а не завсегдатаев баров и любителей дорог.
  Он идёт не торопясь, прислушиваясь к чему-то.
  Резкий поворот в переулок, до самого конца, снова поворот.
  Позади мелькает тень, но почти мгновенно пропадает из вида. Это преследователь. Однако старика он волнует постольку-поскольку. Шэлух ― всего лишь протеже и оторваться от него несложно.
  Плутание по городскому лабиринту продолжается порядка часа, пока путь не преграждает обычная коммуналка с облупившимся фасадом.
  Взгляд за спину. Никого.
  "Значит, отстал", ― кривая усмешка.
  Вновь всё внимание на старое строение.
  Изучение окон от этажа к этажу. Искомое обнаружено.
  Вокруг фигуры взметнулся ветер и человек исчезает, чтобы материализоваться через пару секунд в требуемой квартире. Безошибочно ориентируясь в полной темноте, незваный визитёр подходит к одной из дверей и осторожно приоткрывает её.
  Хозяйка сидит за столом и что-то пишет под косым светом настольной лампы. Чуть опущенные плечи указывают на усталость. Нижняя губа зажата зубами ― признак глубокой задумчивости. Слышен звук скольжения ручки по бумаге ― нервный и немного недовольный. Раздаётся вздох и девушка подаётся назад, затылком касаясь высокой спинки стула.
  ― А постучать? ― вопрос к незваному визитёру, не издавшему ни звука.
  ― Призываешь к банальности? Ха! ― пафосное заявление и старик переступает порог.
  Девушка оборачивается и по пепельно-русым волосам её, под флуоресцентным светом, скользят серебряные блики. Взгляд спокоен и равнодушен.
  ― Очередной урок? ― звучит фальцетом.
  ― Ничуть. Настал черёд обучения иного плана, Карма.
  Лёгкий прищур. Кармой она нарекла себя около двух лет назад и именно этим именем зовут теперь окружающие. Прошлое, по личным соображениям, предано забвению и никому не следует знать её истинные инициалы. Просто, Карма. Вот так тяжело, эзотерически банально, необратимо ― как её жизнь с самого рождения.
  Еле заметное качание головой.
  ― Иного не дано, да? Вся жизнь ― урок: не выйти из-за парты! И, это наша судьба? Крутиться по кругу, как заезженная пластинка с отвратительным треком? Отрицательно. Неприемлемо. И, как водится в истории, повсеместно до тупикового идиотизма. ― Вздох. ― Одни и те же ошибки, вызванные одними и теми же словами, и поступками. Закономерность. Необратимость. Патовость? Не всегда. Порой затёртый до дыр процесс рушится. Редко. И всё же, случается. С кем? Где? В моей ли жизни? ― заминка. ― Устала. Каждый день ― экзамен! Экзамен-экзамен-экзамен, чтоб вселенские законы порушились! Я только в "Касте" слегка освоилась, сдав тебе вагон тестов, зачётов, перефирийников. Помимо этого, перед собой отчиталась в тысячу раз больше. Где справедливость? Дай отдохнуть!
  Нытьё подопечной заставляет Творящего посуроветь.
  ― Хочешь уснуть? Или исчезнуть? Дерзай! Всего одно слово и древняя душа проглотит, не подавится...
  ― Пугаешь? Не собирается Он меня есть... пока... ― летит с некоторой иронией в голосе.
  ― Дай добро и всё изменится.
  ― Хм... ― пристальное изучение Верховного Шамана. ― Задаюсь вопросом, о чём речь?
  ― Ты теперь Дажа Арков. Отрицать бесполезно! Пусть он умудрился отсечь слияние со своей силой, но синхронизацию сознаний провёл.
  ― Сомнительное утверждение. Скорее установил телепатический канал для постоянной связи. С твоей подачи, между прочим! Его прошлое мне до сих пор неведомо. О чём это говорит? Между нами стена толщиной в "Берингов пролив"! Я не Дажа Арков. Точка!
  Творящий вздыхает.
  Мир странен и многолик. Древняя энергетическая форма, обосновавшаяся внутри девушки и ныне бодрствующая, не является Дажа Арков в подлинном смысле этого слова, ибо выходцы из старейших структур первичных душ, большинство из которых входят в космическое сообщество "РАКС", не перерождаются, раз погибнув. Исключением были Владыки, ставшие в итоге иными Дажа Арков. Другим же трансформация не по силам.
  "По крайней мере, так считалось", ― изучающий взгляд, призванный понять, как джасорианин мог проявить себя Дажа Арков. Однако эту странность объяснить невозможно... сейчас...
  Джасориане свободны от привязки ко времени и пространству. Поэтому часто, вселяясь в Носителя, они дезориентированы и асинхронны.
  "Но не этот. У него абсолютно отсутствует сложность в адаптации с одноуровневой формой жизни и личная защита на высоте. Даже я не разгляжу лика, как ни стараюсь!"
  При контакте с джасорианином, находящимся внутри Носителя, всё, что видишь, это размытый овал фигуры и никакой конкретики. Таким образом представители этой расы защищают свою индивидуальность: настоящее тело, спрятанное ото всех неизвестно где. Несмотря на наличие собственного биологического вместилища, они часто оставляют его в надёжном месте и соединяются с живыми, преследуя личные цели. Обычно подобное происходит по взаимной договорённости с выбранным "системным сознанием" и, как минимум, на восемнадцатом году жизни человека (если выбор падает на молодую расу). Именно в этом возрасте, в их понимании, у людей полностью сформировано осознание последствий и возможных рисков, а значит можно смело заключать пакт о сотрудничестве.
  Творящий не подаёт вида, что озадачен Дажа Арков, который как будто и не является таковым. Но раз ситуация так сложилась, пристало проследить, чтобы Карму не просканировал "абурок" ― так называемый выявитель Дажа Арков из числа поставленников Душара: специализированной школы, в которую он собирается её отправить. Впрочем, пока чтец сам "спящий" и не вошёл в полную силу, вряд ли распознает "ни-ту-форму-жизни", какая фиксируется при сканировании "всепомнящих", ибо различий крайне мало между обычной "первичной душой" и той, что подверглась трансформации. Только на очень глубинном уровне можно увидеть разность.
  Помимо прочего придётся убедить Карму не распространяться о сознательном контакте со своим "внутренним голосом". Дажа Арков подобное несвойственно. Обычно.
  Как правило, те держатся в стороне (либо спят, либо отмалчиваются) пока Носитель развивается. Да и тело выбирают одного с собою пола. А в данном случае разнополость на лицо, что так же следует скрыть от сторонних личностей, пока он сам не разберётся, что происходит. И есть ещё пара неувязок, с которыми придётся считаться. Одна из них: Носитель в лице Кармы ― слаб. В большей степени физически, ибо психологически за прошедшие три года он натаскал её до минимума соответствия критериям полновесной синхронизации. Особенно сильный упор делался в последний, третий, год обучения. Конечно, маловато, но у тела нет и того ― хрупкое до тошноты. И почему первичная сущность выбрала человека? Уму непостижимо!
  Впрочем, не ему судить. Ставки сделаны, придётся смириться. Собраться и позаботиться, чтобы Носитель полновесно дорос до требуемого уровня всеми доступными способами и как можно скорей. Он дал слово и придётся его держать. Тем более, как показали прошлые события, одному с подозрительностью Кармы ему не сладить. А без надлежащего доверия с её стороны нельзя помочь в освоении неординарных способностей, проявляющих себя несвоевременно.
  Подобное и случилось двенадцать месяцев назад.
  На тот период прошло два года с момента первой встречи. За это время он помог девушке стабилизироваться, подправить здоровье. Однако, когда приступили к освоению скрытых талантов, пробудилась сила, к которой невозможно быть готовым.
  "СилауС" ― планомерное скольжение по так называемым мировым линиям. Перемещение по альтернативным реальностям ныне существующего временного витка; мира, в котором обитает нынешнее поколение людей.
  Девушка исчезала, появлялась, снова испарялась, чтобы материализоваться в ином пространстве, похожем на наше, но отличающемся рядом деталей. А то и попадала в миры, имеющие глобальную нестыковку с привычной реальностью.
  Спонтанные, неконтролируемые скачки планомерно вели к диссонансу. Её ментальное тело стало разрывать на части. И хотя целостность восстанавливалась, промежутки между возвращениями к первозданной форме удлинялись, а физическая оболочка обзаводилась всё новыми шрамами. Поэтому возросла вероятность уничтожения Носителя его собственной силой.
  Психологическое давление оказалось довольно сильным. В какой-то момент Карма вышла из-под контроля. Она отвергла помощь Шаманов, стала бояться его самого. Замкнулась в кокон отторжения, тем самым нанося психике и телу непоправимый вред, ибо скачки между мирами не прекратились. Частота их возросла.
  Творящий пытался вразумить неразумное дитя.
  Бестолку!
  Карма сбежала.
  Обладая телепо-зрительной способностью, подкреплённой в отношении подопечной магическим "синхро" ― специально созданным телепатическим каналом между ученицей и наставником ― он смог увидеть окружающий мир её глазами. Ощущая мысли и чувства девушки, как свои, день за днём отслеживал хаотичное перемещение той по альтернативным мирам. Так удалось добраться до цели. Добраться и понять, что её внутренний мир на грани разрушения.
  
  Плеск луж под ногами заглушают раскаты грома. Безразличие прожитых двадцати пяти лет истаивает в объятиях бушующей стихии. Она бежит, не разбирая дороги. Впервые ужас вспарывает разум, разрывая на куски привычный покой. Впервые бьётся диким пульсом в висках мысль: забиться в угол и навсегда остаться в укромной тьме мнимой безопасности. Но спрятаться негде. Чернильный яд паники течёт по нервным окончаниям и гонит по пустынным улицам. Куда? Зачем? Неизвестно. Вокруг всё одинаково-знакомое и чуждо-ирреальное одновременно. Вперёд ведут инстинкты, чувство самосохранения, присущее большинству живых.
  Ливень преграждает дорогу, размывая очертания безликих зданий, спаянных между собой, как сиамские близнецы. Не отодрать, не разъединить нескончаемую череду бетонных плит, призванных формировать тюрьмы, где задыхаются свободолюбивые души. Город всегда монолитен. Безлик. Подавляющ. Он существует, чтобы в камерах метровых клетушек гробить жизнь и чувство самодостаточности.
  И люди счастливы.
  Иллюзорно, примитивно счастливы гнить в застенках!
  Самообман ― великая вещь. Крыша над головой и ладно. А что за призрачную безопасность и чувство уюта цена непомерна, многие предпочитают забыть. Так легче живётся: не нужно отвоёвывать своё, нет необходимости отвечать перед собой за собственные же поступки. Можно обвинить власть. В этом адском мире полно возможностей проявлять гнев на кого бы то ни было: допустим на соседей, затеявших ремонт в три часа ночи. На них. Не на себя. Ведь это весело: кормить своего демона и превращаться в агрессора день за днём. Это намного легче, чем выбраться из застенок и вздохнуть полной грудью воздух свободы. Легче, чем признать собственную вину за тюремное существование.
  Яростные вспышки молний прорезают пространство ветвистыми всполохами; слепят, заставляя девушку зажмуриваться и спотыкаться о неровные края битого тротуара. Однако бег продолжается: с игнорированием боли в пальцах ног, отторжением онемения заледенелых рук. Прилагая все силы, стараясь контролировать сбивающееся дыхание, ей приходится преодолевать улицу за улицей. Стремясь сохранить здравомыслие в хаосе неконтролируемых эмоций, она то и дело повторяет про себя: "Это просто сон. Снова безумный сон. Скоро проснусь в своей кровати и постараюсь забыть очередную ночь...".
  Но пробуждение никак не наступает.
  Мелькают строения. Ливень неумолим. Время будто остановилось, поглотив в необъёмном нутре клочок окружающей реальности. Дышится с трудом. Лёгкие жжёт. Горло саднит. Привычный самоконтроль размывается и истаивает, оставляя после себя среду близкую к апатичности.
  Холод осени пробирается за ворот чёрной кожаной куртки вместе с каплями, разрываемыми ветром. Стихия беспощадна. Ей всё равно, кто оказывается в её владениях; страдает от природной несдержанности. Она просто дышит в привычном ритме, оставаясь верной самой себе при любых обстоятельствах.
  Люди же переменчивы, хаотичны, беспорядочны. Они не в состоянии сохранять индивидуальность на протяжении всей жизни.
  ― Так зачем их жалеть? Подделки ничего не стоят! ― чей-то гнев внутри.
  Девушка обхватывает голову руками, пытаясь заглушить непримиримый крик, принадлежащий кому-то другому.
  Во всём этом внешнем и внутреннем безумии, неизбежность ползёт следом. Рядом с такими, как беглянка, мрак неумолим. Он противопоставляет себя пульсу святой реальности, просачивается в душу тёмными мыслями; как будто своими желаниями. На пороге рождения, в пору юности, тогда, когда годы выравниваются парой десятилетий ― незримое нечто следит и подталкивает человека к пустоте. И позже. Много позже, в дни скорби, пропитавшей сны избранной провидицы, проявляет себя силой, вознамерившейся заполучит спящую душу любой ценой. Впрочем, свет тоже не отстаёт. Зовёт, манит, обещает облегчение, которому никогда не наступить во вражде двух антиполярных потоков, раздирающих на части; причиняющих веками выстроенными противоречиями мучительную боль.
  Природа, как и тьма, беспощадна.
  Шторм обрушивается на прибрежный город холодными потоками. Ветер сносит с ног, бьёт по бледной коже жёсткими каплями воды; отбрасывает назад, свисающие вдоль скул, тёмные пряди волос. Три часа дня, но вокруг темно, как ночью, в которой неугомонная сила подталкивает человеческую жизнь к черте поражения.
  Девушка зажмуривается, затем быстро открывает глаза. Очередная вспышка в небе высвечивает немного широкоскулое лицо в витрине магазина, пустоту в серых глазах, синеву губ, сжатых в тонкую линию. Следом ползёт напряжение ничем не уступающее атмосферному давлению, подкашивающему силы живых за так. Вновь сверкает молния, гремит гром. Неистовство стихии словно предвещает падение основ и формирование нового порядка.
  Пространство дрожит. В долю секунды мир разлетается на куски, чтобы через мгновение собраться в ту же картину, но с парой отличий: иная надпись на ближайшей двери, другая форма светофора впереди...
  ― Нет! ― шевеление губ, но шёпот не прорывается сквозь шум непрекращающегося ливня и громовых раскатов.
  "Это сон... сон... сон!"
  Рывок в никуда. Девушка пытается скрыться от неизбежности, сойти с незримой линии "огня", на которой оказалась против воли. До сего дня паника обходила стороной. Провидческие сны научили мир воспринимать сдержанно, настолько безразлично, что удивляться или ужасаться ему стало невмоготу. Поэтому давно принято за данность ― всё едино: абстракции роста и развития, шик и блеск чужих заблуждений. А нищета признанного рабства и преувеличения счастья и несчастий ― заезжены до дыр.
  ― В этом замкнутом колесе событий не существует ценностей, за которые следует цепляться. Согласна? ― снова чуждый голос в голове. Он спокоен, непримирим, верит в непреложность хаоса, но всё же задаёт вопрос.
  "Почему?"
  Поворот направо. Мгновения по прямой. Ещё один поворот. Стоп. Бетонная стена возвышается на добрую тройку метров, преграждая дорогу. Руки начинают панически ощупывать серый камень. Ещё вчера тут был проход между домами. Но эта выросшая ниоткуда кладка выглядит так, словно простояла здесь не одно десятилетие.
  "Только не опять..." ― шаг назад. Нервная дрожь прокатывает по телу. Истошный крик паники холодит кровь в венах.
  ― Пора остановиться, ― раздаётся за спиной.
  Девушка стремительно оборачивается, ногти болезненно впиваются в ладони. Страх. Она пытается удержать его в узде, но онемение, то и дело, сводит судорогой продрогшее тело. Усталый взгляд оглядывает человека. Другой, не тот, что преследовал ранее, не давая расслабиться ни на минуту. Мужчина, стоящий сейчас напротив, излучает силу и властность. Ему около тридцати пяти. В чёрных глазах ни грамма эмоций, лицо бесстрастно, однако что-то в нём напоминает...
  ― Кто вы? ― голос дрожит.
  ― Твой лекарь.
  Карма отступает. Она видит.
  ― Значит, умеешь менять личины? ― звучит, как утверждение, в адрес Главы "Касты". Сейчас тот молод и подтянут, а не выглядит на шестьдесят с хвостиком.
  ― Всего лишь две в наличии, ― невозмутимо отзывается ещё вчера старик. ― Возвращайся! ― в приказном порядке.
  ― Нет!
  ― Карма, остановить процесс собственной эволюции тебе не дано. Смирись! ― Творящий протягивает руку ладонью кверху. Знакомый жест. ― Прими помощь и обретёшь покой. Мир на время остановит своё вращение. Я не враг, однако, в случае отказа, не стану вмешиваться, когда твоё тело начнёт рвать на части из-за диссонанса. Мой удел ― предоставить точку опоры.
  ― Уйди! ― дикий крик и она подвергается множественному копированию, где все части привязаны к одному центру ― ногам. Её расслаивает на сотни копий, мечущихся, как шарики в замкнутом пространстве. Уши зажаты ладонями в желании заглушить режуще-свистящие звуки, мучительно рвущиеся вовнутрь. Терзающий звон отдаётся нестерпимой болью в теле, разуме, порождает безумие в эмоциях. Пространство вокруг размывается, становясь прозрачнее с каждой секундой. Радиус пустоты растёт. Истаивает материя, уничтожается всё то, что некогда было сотворено из источника "Хэр-баут". Грядёт уничтожение целого мира.
  Десять секунд тянутся вечностью, прежде чем девушка и то что её окружает, возвращаются к естественному состоянию целостности. Воздух со свистом вырывается изо рта той, чьи способности нестабильны и крайне опасны.
  Творящий делает шаг вперёд, не опуская протянутой руки.
  ― Пять лет под моим покровительством, Карма. Два года уже прошли. Реабилитация завершена, но обучение на начальном уровне. Бегство от себя не решит проблему. Ты ― Дажа Арков. Поэтому стабилизация имеемых в наличии сил должна стоять на первом месте. Особенно эта, позволяющая перемещаться по мировым линиям. Прыгать по параллельным вселенным без должной подготовки ― смерти подобно!
  Неожиданно за спиной Творящего вырастает тень. Стремительно увеличиваясь в размерах та обретает чёткость, превратившись через минуту в мужчину средних лет с ястребиными чертами лица. Взгляд его неприятен. Чёрная водолазка, под распахнутым плащом того же цвета, ластится к телу, как живая субстанция. Человек без зонта, но сух, будто прикрыт со всех сторон незримым щитом.
  ― А, она сильна, ― хмыкает новоприбывший.
  ― Не вмешивайся, Шэлух! ― звучит предупреждение молодому Шаману. А затем Карме: ― Твой выбор? ― Внимание мужчины полностью сосредоточено на подопечной, чуть отступившей назад при появлении ещё одного действующего лица. Её мысли хаотичны, энергия неуправляема. Девушка на пределе. А это плохо. Она не понимает последствий неконтролируемых смещений, того хаоса, способного начаться, отключись сейчас её сознательная часть.
  Творящий собран. Он ни раз встречал уверенных в собственной обычности представителей магических ветвей, выросших без родителя, определившего родовое наследие, которое включает в себя различные неординарные способности. Таких во все века именовали "спящими". За подобными охотились все, кому не лень. И, да, "Каста" аналогично стремилась прибрать к рукам подобных непробуждённых уникумов. И не только Дажа Арков. Однако он, как Глава, редко принимал участие в выборе претендентов, оставив всю работу коллегам Шаманам. Только в данном случае сделал исключение. Только ради этой, на данный момент двадцатипятилетней девушки изменил принципам и протянул руку помощи, хотя обычно придерживался политики невмешательства и стороннего наблюдения.
  Карма ― случай особый. Дажа Арков внутри неё представляет интерес для многих: святых, грешных, космических сил. Ныне преследуемая жертва обладает рядом качеств, за которые сильные мира сего и миров близлежащих глотки перегрызут друг другу, не задумываясь. Одни, чтобы уничтожить, другие ― защитить, третьи ради попытки присвоить. А лично его задача: взрастить тело на пару с системной душой и пробудить спящую сущность. И юмор в том заключается, что многие чувствуют, насколько Носитель особенная, но никак не могут узнать, какая "первичная душа" в ней обитает.
  Девушка вдруг покачнулась. Её аура выдала странный импульс, затем ещё один, заставив новоприбывшего за спиной старика отступить. Тело Кармы словно впитала в себя полупрозрачная фигура, похожая на размытое облако. Ни чёткости, ни конкретики. Лишь смазанный гуманоидный контур.
  ― Творящий, ― ровное обращение отдаётся болью в груди Шамана. Тот непроизвольно отступает.
  ― Дажа Арков... ― еле заметный наклон головы.
  ― И да, и нет. Я джасорианин и правитель сей планеты, ― передан в разум образ Земли.
  Творящий замер.
  ― Но...
  Джасориане ― бессмертные, умирающие только по собственному желанию. Они способны вселяться в живые объекты, оставляя настоящее физическое тело, где посчитают нужным. Однако нет ни одного подтверждённого факта, что представители этой расы становились Дажа Арков... ни одного...
  ― Девушка ― мой Носитель, ― указывает представитель древней расы на себя рукой.
  Молодой Шаман за спиной старика несвоевременно подаёт голос.
  ― Мерзость. Как можете Вы существовать с подобным мусором!?
  Творящий резко оборачивается на неожиданную от служителя "Касты" реплику. Так и есть, демоническая проекция. Парень молод, поэтому внушаем на расстоянии при воздействий высшей нечисти. Сейчас через его глаза глядит некто сокрытый и говорит через него.
  ― Мусором? ― неспокойная сила вокруг джасорианина тяжелеет в несколько сот раз. Уплотняется и полностью поглощает девушку, словно защищая её. ― Разве? По мне, так подобные тебе ценности не представляют... ― Размытая рука поднимается в направлении человека. В долю секунды фиолетовый сгусток, сорвавшийся с кончиков пальцев, вонзается в молодого Шамана, сотрясая до самых основ. Чужеродное сознание сгорает дотла, а служитель "Касты" падает наземь без сознания.
  Плотность энергетического кокона вокруг девушки уменьшается, но она продолжает находиться в окружении лёгких туманных всполохов. Творящий ощущает к себе пристальное внимание.
  ― "Каста" до сих пор верит пророчеству? ― задан вопрос.
  ― Мы верим, что проявление спящей сущности изменит порядок вещей.
  ― Ваши надежды не лишены смысла. Однако хорошо ли вам известен путь Носителя, которым надлежит пройти, чтобы вселить мощь предсказанного пробуждения? Вы готовы рисковать жизнью? Её жизнью?
  Творящий отвечает, не раздумывая.
  ― Системная душа ― не более чем продукт искусственного производства.
  ― Вы не признаёте за нею право на развитие? Почему? Разве девушка не доказала, что готова бороться за собственную жизнь? Она не сломалась там, где иной бы сломался. Разве это не показатель индивидуальной ценности?
  ― Я не отрицаю её стойкости. Однако считаю самоуверенность косвенным результатом автономной синхронизации. Не более того.
  ― То есть любой поступок принадлежит не ей, а "первичной душе"?
  ― Именно!
  Дажа Арков молчит с минуту.
  ― Хорошо, ― отзывается в итоге, ― развивайте Носителя, как развивали раньше. Однако есть одно условие: придётся связать наши разумы. Полностью просыпаться мне не пристало, иначе она погибнет, а вот искусственный канал телепатической связи поможет избежать острых углов. На время становления Двуликой я свяжу её способность "скольжения по мирам", однако не ручаюсь за последствия. Подавление столь мощного потенциала способно привести к катастрофе. "Каста" готова к последствиям?
  Творящий задумывается. Проанализировав слова джасорианина, бросает:
  ― Разве её способность к скольжению не ваша заслуга?}
  ― Выбор Носителя определяется многими факторами, Шаман. Это всё, что следует знать. Когда девушка окрепнет, то справится лучше с тем, что захлёстывает её сейчас. Однако путь непредсказуем и вмешательство извне может оказаться фатальным. Всем придётся постараться, чтобы сбылось предсказание Видящих. Когда девушка достигнет должного уровня, мир изменится и в предстоящей истории прошлое не повторится. Я дам ей повод к развитию, а значит закономерность побед Парламента оборвётся. Этого желают многие и "Каста" в том числе. Я прав?
  ― Мы верим пророчеству, ― подтверждение очевидного.
  
  ― Так, что за обучение? ― интересуется Карма, вырывая Творящего из воспоминаний. Она ничего не помнит о том периоде времени. Совсем ничего.
  Шаман собирается с мыслями.
  ― В ближайшие полгода придётся пройти ряд уроков.
  ― На вынос? ― лёгкая ирония собеседницы не затрагивает серовато-аквамариновых глаз. Цвет их меняется в зависимости от внутреннего состояния. Когда девушка спокойна, они светлее, но стоит внутри сформироваться непримиримости или агрессивности, те темнеют до оттенка грозовых туч.
  ― Вполне может быть. Всё от тебя зависит.
  ― И, куда ссылаешь?
  ― Школа "Анкилов"...
  ― Школа? А не поздновато в мои двадцать шесть к первоклашкам?
  Творящий продолжает говорить, игнорируя ярко выраженный сарказм.
  ― ...уникальное явление, созданное "Кастой" довольно давно. Всего школ две, но тебя я направляю в Душар. В нём больше Носителей Дажа Арков и иные личности интересны для изучения. Возраст поставленников различен, поэтому выделяться не будешь.
  ― На чём специализируется эта школа? Законы? Порядки?
  ― Узнаешь в своё время. Одно скажу: магия там в ходу наравне с техногенной базой определённого плана. Скучно не будет.
  ― Скука волнует в последнюю очередь, ― отворачивается девушка обратно к столу и начинает что-то писать на листке бумаги. Знак понятен. Когда Карма пренебрегает оппонентом, на диалог вызывать бесполезно. Она уходит в мир своих мыслей, получив требуемый минимум информации по обсуждаемой теме. После слов Творящего, что остальное предстоит узнает на месте, интерес исчерпан.
  За три прошедших года она существенно выросла, как личность, но осталась столь же отстранённой от окружающего мира, как в момент первой встречи. Конечно, по его требованию взяла на себя ряд обязательств, даже сдружилась с некоторыми людьми, только одиночество до сих пор окружает со всех сторон, ибо вера в дружбу потеряна. Вера в семью изничтожена. Весь её мир в руинах, несмотря на годы реабилитации, позволившей уверенно встать на ноги и овладеть рядом неординарных способностей. Однако с одной она так и не справилась, и даже не помнит о её существовании. Джасорианин заблокировал воспоминания о скольжении по мирам, способном при перекосе, видимом однажды, уничтожить всё материальное.
  Шаман отводит взгляд. Он не друг ей и никогда не станет. Преследует свои цели, ищет свои пути, поэтому волноваться об объекте опеки пустая трата сил. Носитель ― всего лишь Носитель. И всё же...
  ― Надеюсь, в Душаре ты найдёшь тех, на кого сможешь опереться в трудные времена. А они обязательно наступят, ты знаешь, ― и Творящий исчезает так же внезапно, как появился, словно ощутил дискомфорт от собственного замечания.
  После брошенных стариком слов, девушка застывает, а затем медленно откладывает ручку в сторону. Пальцы зарываются в волосы.
  ― Найду? ― в пустоту комнаты. ― Кто стоит пристального внимания? Я сама по себе. Достаточно группы людей, навязанной тобой, якобы ради моего развития, ― летит в адрес исчезнувшего человека. Заминка, а затем эхом недавних эмоций: ― Устала... устала от всего... ― однако эта усталость не мешает событиям развиваться своим чередом.
  Через несколько недель Душар встречает тишиной, холодом и чувством, словно сканируют вдоль и поперёк. Как стало известно от знакомого Шамана, данное учебное заведение готовит бойцов многопланового боя, наставников для себя же, и кого-то ещё ― о ком предстоит узнать с течением времени. Учатся тут люди разного возраста и магического наследия. И не только люди.
  Девушка ёжится от нехорошего предчувствия, глядя в спину Творящего, вышагивающего чуть впереди. Они уже около получаса идут по длинному коридору, стены которого оплетают лианы-светильники, являющиеся единственным источник света в туннеле, которому конца и края не видно. Старик молчит. Из него и в обычные дни лишнего слова не вытянешь, а сейчас он кажется сверх меры озадаченным и неприступнее бронетанкового поезда.
  Опять играет в эмоции? Или, правда, чем-то обеспокоен?
  В последнее время он часто погружается в себя, как будто смотрит на мир сквозь призму некоего анализа. Словно просчитывает ходы в неизвестной шахматной партии: планомерно, расчётливо, не взаимодействуя ни с кем и ни с чем. И в этом внутреннем диалоге с самим собой, создаётся впечатление, он признаёт лишь собственный авторитет; личные умения и опыт ставит на первое место, игнорируя возможную помощь со стороны.
  Карма отводит взгляд, всем существом ощущая водоворот тьмы, слегка прорезанный тусклым светом искусственных лиан. Перед внутренним взором всплывают застывшие лица иных Шаманов, которые при встрече с Верховным частенько теряют самообладание. Творящего боятся и уважают, но его себялюбие не каждый потянет при личном контакте, поэтому столкновения происходят часто, хотя победа всегда оказывается на стороне сильного ― то есть... понятно кого.
  Пораженческую участь в "Касте" каждый переживает по-своему: кого-то начинает обуревать жадность и зависть, иных зацикленность на порядке и следовании неким догматам; третьи рвутся превзойти Высшего, стать столь же недосягаемыми и наделёнными безграничной властью, каковой, как они считают, обладает Глава.
  Однако, по её личному мнению, власть ― это комбинация похотливого стремления к скотскому обладанию с неуёмной жаждой чистого каннибализма, ибо пожираются себе подобные направо и налево. Калечатся судьбы, а изнасилованная реальность, забившись в угол, стонет о безвозвратно ушедшей невинности.
  Власть, как таковая, лишена ценностей. Весомой и стоящей она становится лишь в правильных руках ― в руках истинного монарха. К сожалению, мир погряз в бесчисленном количестве копий, лживо несущих "закон и порядок". Они даже не понимают основ пропагандируемого. Покупают чины за деньги, обретают значимость в обход моральным принципам и саморазвитию.
  "Пустышки!" ― звенящая ярость внутри заставляет вздрогнуть.
  ― Карма... ― предостерегает старик, не оборачиваясь. ― Не позволяй ему проявлять ненависть здесь и сейчас.
  Имеется в виду Дажа Арков, с которым она учится держать контакт. Он ненавидит людей. Лютой непримиримостью веет повсеместно, стоит речи зайти о жителях Земли, хотя внутренний жилец не рвётся говорить о прошлом, о далёких днях, забытых многими. Но несмотря на это, одно уяснено очень хорошо: стоит сущности обрести свободу, человечеству не поздоровится.
  ― Всего лишь вспышка, ― отзывается Карма на предостережение, отринув сторонние мысли.
  Творящий неумолим.
  ― Не в этом месте.
  ― И, где мы? ― без особого любопытства.
  ― Ядро Душара ― веер чёрных дыр.
  Карма встаёт, как вкопанная.
  ― Значит, отсюда я могу попасть в иные миры? ― неожиданный интерес.
  ― Можешь, но не стоит. ― Старик оборачивается. Пристальный взгляд сканирует и изучает. ― Тебя волнует только это? Никаких ассоциаций? Никакого страха смерти?
  Второй вопрос озадачивает. Но заострять внимание? Пустое.
  ― Иногда задумываюсь: имеет ли смерть значение? Для развиваемого Носителя, как я, она не более чем прообраз пути. По мере приближения к более полной синхронизации с Дажа Арков, мы умираем бесчисленное количество раз. Когда вдруг оказываемся на улице, без еды и жилья; когда клан отвергает за ненадобностью, оставив на растерзание унаследованной силе; когда растоптанные порывы и невозможность оставаться прежней ― душат и разрывают на части, а выхода нет. Перечень так велик... ― девушка трёт виски, пытаясь остановить поток воспоминаний. Тяжёлое бремя прошлых потерь до сих пор давит неумолимой тяжестью. Глубокий вздох. Успокоение. Пальцы трогают шероховатый серый камень. Отрешённость в словах: ― Тупик ― это конец. Всегда конец. Долгое время я считала, что иного не дано. Однако пройдя дорогою перемен, похоронив на обочине множество надежд и себя прежнюю, пришлось научиться проходить сквозь непроходимые преграды. Теперь их не существует. А если тупика нет, то и смерть не страшна.
  ― Он многому тебя научил, ― замечает Творящий, продолжая путь.
  Карма последний раз оглаживает ладонью каменную поверхность.
  ― Я давно знаю ответы на задаваемые вопросы, ― очень тихо.
  Старик никак не комментирует последнее замечание. Он не может принять знание без знания у "системной души". И не понимает, почему джасорианин обучает девушку посредством гнева и слепящей ненависти к людям. Являются ли эти эмоции его настоящими чувствами? Неизвестно. Однако подобный метод крайне опасен. Насколько Карма в состоянии контролировать спонтанные вспышки ярости? Как долго ей удастся не потонуть в них? До сего дня у неё получалось урезонить сбившийся пульс разумностью, однако...
  Мерное движение по коридору, являющимся межпространственным проходом от "Касты" до школы. Он знает, что Душар не место для сильных бытовых эмоций. И, в нынешнем эмоционально-неустойчивом состоянии подопечной, это чревато большими проблемами. Неужели джасорианин этого не понимает? Или, наоборот, понимает слишком хорошо? Некогда был задан вопрос: представляет ли девушка для Шамана ценность? И последовал ответ, что системная душа ― расходный материал. Но, думал ли так на самом деле? В отношении Кармы, пожалуй, нет. Скорость её обучения впечатляет и это заслуга врождённых способностей, теперь доподлинно известно. Возможно, так заведено. По природе вещей, чем выше статус "первичной души", тем больше требований предъявляется к Носителю. В данном случае, видимо, одним из критериев является достаточно сильное ядро человека, чья генетическая наследственность берёт начало от одной из сильнейших магических ветвей земного рода. Всего две высших династии на земле имеют силы сопоставимые со способностями Дажа Арков. И к одной из них относится Карма.
  Коридор поворачивает и наконец заканчивается.
  Небольшой лестничный пролёт преодолён в пару секунд.
  Поворот налево.
  Минута по прямой.
  И вот они выходят в просторный холл.
  Девушка на мгновение мешкает, оглядываясь вокруг.
  Вычурно.
  Пафосно.
  Излишне...
  ― Карма, ― зовёт Первый Шаман, давая понять, что отставать не следует.
  Она догоняет. Хмурится, на ходу оглядываясь и пытаясь понять, откуда же это чувство, будто препарируют незримым скальпелем вдоль и поперёк. Однако сколько не всматривайся в вычурный антураж, наблюдателя не обнаружить. Словно само здание задалось целью просканировать гостью на всех уровнях магической реалии.
  В конце холла видна дверь, за нею кабинет.
  Прежде чем переступить порог, Творящий мысленно интересуется:
  ― Готова? Модель поведения активирована?
  Карма кивает, повторно, с момента выхода из "Касты", проверяя насколько глубоко спрятана основная часть себя за щитом ложного самовыражения. Необходимость, не более того. По словам Высшего, поведенческая линия в Душаре варьируется от замкнутости до откровенной искромётности и некоторые обитатели любопытнее других. Поэтому требуется вжиться в роль, чтобы Наставница-телепат не смогла прочесть мысли и чувства, как и некто помладше рангом. Теперь придётся думать определённым образом, реагировать по чётко продуманному плану, скрывая себя настоящую.
  По словам Творящего, обучившего данной методике, так дано спрятать некоторые нюансы своего развития от посторонних. Что желательно на начальном этапе. Не доверяя людям, Карма приняла напутствие: лгать о себя во всех мыслимых аспектах, ― спокойно. Поэтому для большинства людей ей пристало стать в меру замкнутой и нелюдимой. Для тех же, кто решит навязаться в друзья ― вполне общительной. А если объявится кто раздражающий, можно не скупиться на эмоции. Но, несмотря на раздвоенное поведение, все без исключения увидят в ней избранную, удостоившуюся роли подопечной Творящего, но вначале не смогут понять "за что?".
  Так как Глава "Касты" лишь единожды брал ученицу, ажиотаж поднимется нешуточный при появлении в стенах Душара новой подопечной. По этой причине старик настоял на сокрытии её истинной личности, как и Дажа Арков внутри находящегося.
  Так же, по мере возможностей, Карме предстоит реагировать "правильно" на всевозможные ситуации, мыслить в соответствии с ожиданиями местных телепатов. Помимо Наставницы Наташи, основной причины создания "локо", имеется ещё парочка "чтецов" низшего уровня, но излишне любопытных и внушающих беспокойство. В понимании молодёжи: Глава "Касты" вряд ли выбрал обычную личность в подмастерья, а значит что-то интересное можно почерпнуть, покопавшись в её голове.
  Если оглянуться в прошлое, Карма почти всегда улавливала сторонний "интерес". Когда люди-дарсил или Шаманы пытались сканировать на уровне своих возможностей, в попытке понять сокровенное, внутри расползался специфический жар, ни на что обычное не похожий. Поэтому почти мгновенно удавалось возвести щит вокруг разума, а потом, сквозь невозмутимость, наблюдать за окружающим миром, размышляя о своём. Это обычное состояние: никого не пускать в личное пространство ― ни раз помогало в жизни. Поэтому новая модель поведения, одобренная Творящим, не идёт в противовес с собственными убеждениями, хотя и вносит некоторые неточности в поведение и мысли, которые придётся демонстрировать отныне окружающим. Цель предприятия проста. Необходимо убедить местных "чтецов мыслей", что она такая, какой хотят видеть, не позволив в полной мере понять, кем является. По словам старика, это не только ей в помощь, но и ему позволит провести тайное тестирование местных обитателей на рост потенциала.
  По его мнению, системная душа, претендующая на единство с Дажа Арков, обязана иметь защитный механизм от левых сил на пару со способностью распознавания сокрытого у рядом присутствующих людей и нелюдей. Методика "локо" ― одна из сильнейших линий самозащиты, а среди обучающихся в школе есть те, кому по природе предписано преодолевать подобные блоки, предварительно распознав их наличие во встреченном индивидууме.
  Карма не стала спорить и на первый раз выбрала манеру поведения не слишком отличную от настоящей, но существенно разнящуюся с оригиналом при ближайшем рассмотрении. Она понимала, что предстоят трудные месяцы. Ощущала дискомфорт, в котором не признается. Но не время и не место проявлять слабость. Пора действовать. Пора притушить себя настоящую, ради нового поверхностного облачения.
  Дверь открыта. Порог позади. Игра начинается.
  
  
   Глава 2
  
  Карма оглядывает кабинет Главы общеобразовательного учреждения Школа "Анкилов". Анкил ― значит защитник или щит. Пишется на троичном языке иероглифом "ана", который по виду отдалённо напоминает широко известный интернет символ "собака". По словам старика, в данном учебном заведении предстоит пройти курс "молодого бойца", взяв на заметку основы специализированных боевых искусств и психометрию магической реалии. Помимо прочего, надлежит встретиться с "Первым Анкилом" по имени Краёма, местонахождение которой неизвестно. Поэтому в восемь утра, обычного приморского времени, они тут.
  Сидя в кресле, девушка не спеша оценивает небольшое помещение, вмещающее все необходимые атрибуты. Шкаф с книгами, стол, заваленный бумагами, диван, имеющий несколько вмятин. Пара стульев, замеченных ранее, стоят за спиной. По правую руку расположено ещё одно кресло впритык к тому, на котором она сидит. Под ногами ковёр в красно-чёрный кубик, на потолке фреска, изображающая величественного дракона.
  Обычная обстановка, ничего особенного.
  "Тогда откуда, спрашивается, это скверное сосущее ощущение в области желудка?"
  Карма меняет положение тела, ведёт плечами, чем привлекает к себе внимание стоящего у стены старика. Его любимая кожа сидит, не отодрать, противореча седым волосам в косах и индейской непоколебимости лицевых черт. Нелогичная комбинация современности и допотопности заставляет левую бровь девушки нервно дрогнуть. Хотя за прошедшие годы к подобному облачению она привыкла, до сих пор оскомину ощутить можно от одного взгляда.
  Дверь кабинета отворяется и почти сразу в поле зрения оказывается высокий мужчина с грубовато-высокомерным лицом. Серый взгляд холоден. Чёрный костюм подчёркивает грузную мрачность, даже светлая рубашка не рассеивает давящего впечатления. Незнакомец садится за стол, откидывается на спинку кресла и обращается к Творящему.
  ― Что на этот раз?
  Голос лишён каких-либо эмоций. Однако слова необъяснимым эхом рикошетят от бледных стен и Карме чудится, что фреска на потолке шевелится, выказывая раздражение незваным гостям.
  Девушка мотает головой, пытаясь сбросить морок.
  "Уже галлюцинации начались. Перенапряглась".
  Творящий молчит, изучая пространство за плечом Главы Душара. Пристально и отсутствующе. В том месте еле заметны непонятные тени. Их неровное колыхание походит на клубящиеся кольца тумана, тронутые ветром: такие же беспорядочные, неприкаянные, вызывающие неясную тревогу. Её учили воспринимать астрально-ментальных обитателей, чувствовать, видеть, слышать иногда, только, по большему счёту, результат подобных занятий равнялся нулю. Лень ― она самая.
  По словам первого среди шаманов, человек со столь рассеянным полем, как она ― редкость. Собрать дымку в чётко обозначенный поток сложно, если энергетический коэффициент равен нулю. Однако, коли удастся преодолеть непреодолимое, откроются двери, закрытые для большинства людей экстра-класса.
  Карма про себя фыркает: "Интрига ― есть, а большего не надо".
  Поэтому пусть иногда и удаётся увидеть существ иной реальности, они предстают в образе неясных облачных фигур, теней, световых шаров или принимают прочие размытые формы. Те, что неспокойны сейчас за спиной хозяина кабинета, по внешнему восприятию почти не отличаются от прошлых, но...
  Они другие. Не похожие на обычных представителей ментально-астральной среды.
  Страх. Животный страх исходит от них. Панический ужас. Жажда нападения, ради отвоёвывания собственной территории.
  Голос Творящего возвращает к реальности.
  ― Сейчас ничего, но через месяц необходимо забрать девушку по этому адресу, ― в кабинете раздаётся щелчок пальцев. На стол перед Главой Душара падает небольшой листок серой бумаги. Даже не взглянув на него, тот соединяет ладони, опуская поверх макулатуры.
  ― Имя... ― начинает вопрос.
  Дело в том, что при поступление в Душар ― прошлое остаётся позади. Поставленникам даются новые имена, иногда несколько имён, если ранг внутри ученических стен повышается. Говорить о событиях, предшествовавших попаданию в школу, запрещается; обсуждать или озвучивать инициалы, под которыми рождён, тоже. Фактически тут жизнь начинается с чистого листа, сколько бы лет тебе не было.
  Старик перебивает собеседника сразу и жёстко, не дав закончить предложение.
  ― Карма! Имя окончательное. Переделке не полежит!
  Глаза его собеседника еле заметно суживаются, однако в ответ следует лёгкий кивок: мол, информация принята.
  ― Кого послать? ― за новичками всегда отправляют посыльного.
  ― Алексея.
  ― Спорить не буду, "Курьер" хороший.
  "Курьер" ― боевая единица, схожая по навыкам и умениям с боевым магом, но обладающая рядом качеств, определяющих его отличие. Во-первых: представители этой ветви анкилов располагают широкой базой данных технического свойства. Они превосходно разбираются в механике, программировании и конструировании. Во-вторых: способны входить в пассивный режим, отключая на выбранный отрезок времени все свои активные способности. То есть, из боевого "мага" превращаются в обычного среднестатистического обывателя, которого не засечь ни одним радаром ― живого происхождения или технического. В последнем "режиме" их обычно отправляют за новичками.
  На данный момент существуют три иерархические ступени среди ветви упомянутых анкилов: Младший "Курьер", Высший "Курьер" и "Серая Мантия". Последнего уровня, в ряду некоторых особенностей становления индивидуума, достигают единицы. В исторических хрониках упоминаются двое. О них не принято говорить без желания вызвать из мест нынешнего обитания для боевых действий, поэтому имена известны только вышестоящему руководству и никому кроме.
  На последнее замечание Главы Душара, Карма про себя фыркает. Она очень быстро разобралась в иерархической системе, именуемой "Каста" и Школы "Анкилов". Приказы "Касты" никогда не обсуждаются нижестоящим руководством (представители Тихора и Душара являются таковыми), а коли те исходят непосредственно от Творящего и подавно. Даже внутри обиталища Шаманов никто не осмелится сделать из старика врага, поэтому все просто принимают, как данность, его распоряжения.
  Диктатурой и не пахнет, и, в то же время, её хватает. Выражать своё мнение не запрещается, даже поощряется свобода слова, только в результате всё получается так, как хочет Высший. Являясь феноменальным стратегом, он умело обосновывает сделанный выбор или принятое решение. И в подобных обстоятельствах спорить бессмысленно, ибо весомого аргумента "против", как показывает опыт, ни разу никому не удалось найти в словесной дискуссии с ним. Так что, Первый Шаман оказывается прав в девяноста девяти и девяти десятых процентах случаев. Прискорбно, но факт!
  Старик садится в одно из кресел. Раздаётся лёгкий скрип, когда он меняет положение тела, намеренно действуя на нервы директору. Солнечные лучи, попадающие в помещение через окно, отражаются от чёрной поверхности кожаной куртки, будто та зеркальна. Световые блики вызывают чрезмерно негативное шевеление за спиной Главы Душара. Не больше пары секунд копошение продолжается, затем, с непонятным свистящим звуком, тени истаивают. В кабинете сразу становится светлее и комфортнее.
  Творящий продолжает раздавать распоряжения.
  ― Пусть Торнадо ведёт и никто другой. Как только Высший "Курьер" доставит обоих в Школу, размести Карму, как обычно.
  Минутное молчание. Взгляд хозяина кабинета неподвижен.
  ― А, после? ― наконец.
  ― Препроводить к Краёме.
  Это приказ ― поняла не только Карма. Брови Александра выказывают внутреннее недовольство, сойдясь над переносицей, в глазах блестит сталь, однако от спора тот воздерживается, лишь на миг поджимает губы в раздражении и только. Первый отпечаток эмоций не только на лице, но в пространстве, как таковом. Значит, морозильником не пахнет, вполне живой. А то она уже начала сомневаться в непреложности сего факта.
  В воздухе повисает вибрирующее напряжение, затем, словно придя к некоему решению, мужчина расслабляется.
  ― Значит, "Каста" поставляет на обучение поставленницу? ― официально донельзя.
  ― Нет. Только временное пристанище и обучение на этот период, ― отзывается старик, поднимаясь со своего места. Карма оборачивается, когда уверенная рука ложится на плечо. ― Нам пора.
  Девушка медленно встаёт, всем видом выказывая подчинение, однако внутри формируется бунт для сторонних наблюдателей.
  "Зачем с собой тащил? Я не девочка для сопровождения! Или тут некая подоплёка? ― лёгкий прищур. Гнетущая недосказанность между мужчинами интригует. ― Кто такой Алексей и зачем его подстраховывать некоему Торнадо? Я ― не посылка с ядерным зарядом! Или чего-то не понимаю?"
  Карма мотает головой, ненароком глянув на Александра. Тот рассматривает её с холодным интересом. Так учёный исследует под микроскопом внутренности ещё живого насекомого, пытаясь зафиксировать момент смерти.
  Волосы на затылке шевелятся, но не от страха. Хозяин кабинета переходит от поверхностного осмотра к более детальному и многослойному. Визуальное препарирование углубляется, задевая тонкое тело, а подобную чужеродную наглость Карма во все времена хорошо ощущала. Девушка внутренне передёргивается, пытаясь создать ограждающий заслон. И почти сразу чувствует давление на лоб, а в волосах неприятное потрескивание статического электричества: два энергетических поля столкнулись. Но вот Александр отклоняется, словно ощущает дискомфорт. Кресло немного отъезжает от стола.
  Карма чуть прищуривается. Ей непонятен этот человек. Есть в нём некий заслон перед фасадом. Аналогичный бывает у облечённых властью людей, улыбающихся, но этой улыбкой возводящих стену отчуждения между собой и окружающими. Это признанные одиночки, демонстрирующие открытость по необходимости. Только вот данный экземпляр радушием не балует. Он похож на айсберг, внутри которого зреет вулкан. Такого не прочитаешь легко.
  "А, если копнуть глубже? Заглянуть в душу?" ― девушка концентрируется. Она готова испытать свои силы на этой непробиваемой персоне, чьё присутствие почему-то раздражает. И нервно вздрагивает, получив отпор, отдавшийся колющей болью в голове.
  Еле слышное шипение достигает слуха Творящего. Уголок его губ дёргается, но откровенной улыбки не следует. Карма должна знать, что маленькая коса не возьмёт огранённый алмаз. И пусть способности её слегка отточены, тем далеко до потенциала Главы Душара. Прощупывание неуместно.
  ― Нам пора, ― повторяет старик и вокруг них формируется фиолетовая сфера. В следующую секунду девушка зажмуривается.
  Всего один импульс и перемещение в пространстве завершено.
  Дуновение ветра касается кожи.
  Они на другом конце света.
  Тропики вокруг.
  Карма выдыхает и сбрасывает ложную личину. Можно вновь стать собой.
  А в это время в Душаре Александр с минуту изучает опустевшие кресла. Только Творящий может столь свободно переносится из его кабинета во внешний мир. Мужчина выпрямляется и разминает онемевшие от напряжения плечи. От встречи со стариком всегда ощущение такое, будто через молотилку пропустили.
  ― Наташа! ― мысленное обращение к Наставнице школы, с безопасного расстояния наблюдавшей за состоявшейся встречей.
  ― Девушка интересна, ― мгновенно отзывается та. ― Её мыслеформы нестабильны: смесь из изолированности, подчинённости и лёгкой наивности. Обещает вырасти в интеллектуально одарённую личность, но...
  ― Что? ― торопит Глава Душара, когда собеседница вдруг умолкла.
  ― Ты уверен, что нас не ввели в заблуждение? ― звучит вопрос.
  Мужчина в душе дёргается, но внешне остаётся невозмутим.
  ― Имеешь ввиду рваную ауру и энергетическую нестабильность? Я заметил. Слаба она для подопечной Творящего. Потенциал самовыражения близок к нулю, оттого ощутимых высот в магии достичь не сможет. А для "Касты" магия ― основа их силы и развития.
  ― Ширма? Созданный вокруг Носителя кокон, дабы прикрыть развивающуюся сущность? ― предполагает молодая Наставница. Она самая младшая среди преподавательского состава, но не самая слабая.
  ― Вероятнее всего. Нам не доверяют. Или проверяют, что вернее всего. Очередной рейд Творящего по выявлению отстающих.
  ― Эта Карма... ― заминка. ― Подделка или настоящая?
  ― Она меня сканировать пыталась. Думаю, настоящая. Фантом на такое не способен.
  ― И, как нам её обучать? Необходимо знать ядро Дажа Арков, чтобы не вызвать личностный апокалипсис при пробуждении древней души.
  Александр хмыкает.
  ― На ощупь. Чего бы Творящий не добивался, головной боли он нам прибавил. Одно скажу: когда Карма появится здесь, следи за нею в оба. А я со своей стороны попытаюсь спровоцировать лёгкий диссонанс, дабы выявить ядро Носителя. Не улыбается мне действовать наобум.
  ― Это опасно, Александр. Внедряться в личностное пространство "спящего". Не перегни палку, ― следует совет.
  Ответа нет. В который раз упрямство Главы берёт верх над здравым смыслом и переубедить его не получится. Тот наверняка перегнёт эту самую "палку", а последствия придётся пожинать всем остальным.
  
  
   ***
  
  Кристалловидные хлопья снега ворохом кружат по спирали, подхваченные ветром, и, опускаясь под ноги прохожих на асфальт покрытый корочкой льда, образовывают скользкий каток. Несколько человек еле восстанавливают равновесие на неустойчивой поверхности, однако женщина с авоськами всё же растягивается "аля-ласточка", комично пытаясь удержать от падения пакет с яйцами. Предновогодняя суета всегда превращает людей в панический ураган, сметающий с прилавков магазинов любую мало-мальски пригодную в качестве подарка вещь. Вокруг одни безумные мечущиеся взгляды, устремлённые в сторону витрин и под ноги никто не смотрит.
  Люди, есть люди: вечно спешащая толпа, пытающаяся осложнить свою жизнь мелочными заботами. Взмыленная домохозяйка, волокущая за собой закутанного с ног до головы ― один нос торчит ― ребёнка. Вся на нервах и готовая маленького проказника хорошенько отшлёпать за обронённую варежку, хотя сама же потащила его с собой по магазинам в этот суетящийся муравейник ― яркий тому пример.
  Люди...
  Для одних ― беспутное стадо... навозные отбросы на задворках вселенной.
  Для других ― всего лишь малые дети, только ступившие на путь эволюционного развития. Но, где-то через тысячу годков, им предстоит повзрослеть, став самым интеллектуальным и высокодуховным обществом мироздания: верят и надеются тайные доброжелатели, но, скорее всего, сомневаются в собственных выводах, когда видят мелких, ровными рядами шагающих к бездонной пропасти.
  Алексей поводит плечами и направляется к светофору, обещающему зелёный свет через... пять... четыре... три... два... один...
  Пуск!
  Ракетная установка рассыпается по пешеходной дорожке. Надо заметить, наглая установка, норовившая оттолкнуть собратьев по движению и ещё обругать, на чём свет стоит.
  Люди...
  Алексей одним из последних ступает на противоположную сторону, никуда не спешит и никого не гонит. На углу дома значится адрес: "Лермонтова, 35". А ему нужен сто тридцать пятый дом, именно там назначена встреча. Зябко поёжившись, парень двигает дальше. Для человека, привыкшего к большим расстояниям, пара кварталов утрамбованного снегом городского асфальта ничего не стоят. Воздух, пропахший бензином, удушливый и какой-то неживой, висит над людскими головами, но никто не замечает загазованной вони. Привыкли.
  Он смотрит в спины двух женщин в дорогих дублёнках, семенящих впереди.
  Невысокая брюнетка вещает на всю улицу:
  ― Представляешь, новенькая в нашем офисе ничего оказалась, просто класс. Школу бальных танцев закончила, владеет "айкидо" и ещё кучу всяких штук знает. Никогда бы не подумала, глядя на неё, ― восторженно сообщает она своей подруге.
  ― Неужели с внешностью что-то не то? ― звучит заинтересованное.
  ― Да, как тебе сказать... ― тянет женщина задумчиво, поправляя сумочку на плече. ― Не скажу, что уродка, но на мировую мисс тоже не тянет. Очень сдержанна, порой не знаешь, как с нею разговаривать, ― парочка заворачивает в продуктовый магазин и на этом словесный поток обрывается.
  Алексей слегка щурится от яркого дневного света. Задумчиво глядя перед собой, засовывает руки в карманы. Это не редкий случай, когда перед важной встречей мир снабжает необходимой информацией. Главное тут ― правильно понять, иначе проблем потом не оберёшься. Этому учат в школе с первых занятий, так как тот, кто умеет правильно лавировать в жизненной гонке, всегда на коне. Выуживать факты из пары слов, жестов, мимики, встреч, из всего того, на что простой среднестатистический обыватель никогда ни обратит внимание, стало его вторым "я".
  Что у нас сейчас?
  Новичок... Внешне непрезентабельный, но в реальности обладающий хорошими навыками, спокойный и рассудительный. Наделён грацией, ловкостью и чем-то ещё, не бросающимся в глаза с первого взгляда. С виду совсем не тот, кто по содержанию.
  "Да, встреча предстоит интересная. Если опустить причастность ко всему происходящему Творящего".
  Алексей передёргивается, вспомнив событие трёхдневной давности. Старик вломился к нему посреди ночи, заявив о "Намерении" предъявить на рассмотрение Душара нового поставленника. А Шаман, заявляющий о подобном, не иначе как Творящий, способный сотворить всё, что душе угодно. То есть, спорить с таким субъектом ― себе дороже. Из чего вытекает вполне закономерный вывод: приказ ясен и именно поэтому он морозит нос на пути к месту встречи.
  Потерев упомянутую часть тела, парень вздыхает, хмуря светлые брови.
  Да, задали задачку, нечего сказать. Сначала Александр насел: мол, тебе идти за новичком, а затем представитель "Касты". Сколько можно? У него два года свободной минуты не было, порой создаётся впечатление ― единственный "Курьер" на всём белом свете. А тут, как назло, в пространстве Земли кто-то безобразничать начал. Пока по мелочи, но жертвы уже имеются. Так хочется нарыть информации побольше! Но нет же, шагает в противоположном направлении за очередным поставленником.
  Парень вглядывается в дымовые завихрения перед собой. Маленькие сизые торнадики хаотично перемещаются в воздушном пространстве и являются следствием присутствия в астральной среде иного разума. Обычные люди данного явления не видят, а вот анкилам от него не отвертеться. На ощущения этот побочный фактор тоже распространяется, как лёгкий холодок, расползающийся в области желудка. И этот тошнотворный запах, назойливо забивающийся в дыхательные пути, просто сводит на нет способности к восприятию нормальных ароматов.
  "Курьер" морщится. Ясное дело, где-то происходит утечка энергии, но пока не удаётся обнаружить зону откачки. Если ситуацию не исправить в ближайшие годы и не поймать злоумышленников, человечеству не поздоровится. Ни одно живое существо не сможет долго протянуть без энергетического обеспечения. Люди даже не подозревают, от чего на самом деле зависят их жизни.
  Сто тридцать пятый дом оказывается заброшенным складом, в котором температура ниже уличной, ― "приятнейший" сюрприз. Алексей оглядывается. Деревянный пол, прогнивший в нескольких местах, дыры в обивке, сквозь которые проникают светлые лучи, ловящие в усталом воздухе хаотичные пылинки. Пара помятых железных бочек, замызганные доски, сломанные жёрдочки, рама с разбитым стеклом. В общем, заброшенное помещение, притом крайне давно.
  "И, что я тут делаю? Иного места не нашлось?"
  Изучение циферблата часов.
  Без четверти двенадцать.
  Если его знания верны, а они верны, недолго осталось до момента "х". Шаманы пунктуальны до фанатизма, поэтому пятнадцать минут в запасе имеются для восстановления душевного равновесия.
  Спросите, что поколебало? Ответ: жизненная банальность ― он невезуч. Члены "Касты" с заскоками всегда обивают именно его порог. А скверные поручения? Да они все рекорды побили!
  Среди "Курьеров" достаточно людей, и не только, способных справиться с любым заданием. Так нет же, всюду ― Алексей! В прошлый раз он тащился за новичком на Северный полюс. Еле выбрался оттуда целым и невредимым. И, что в итоге? Из-за врождённой безотказности, опять двадцать пять.
  "Успокойся, ― приказ себе. ― Не хватало перед Шаманом предстать во взвинченном состоянии. Проблем потом не оберёшься. Всегда следует помнить, с кем связан. Поэтому глубоко вдохни и выдохни, снова вдох и медленный-медленный выдох, ― текут минуты самоубеждения".
  ― Как всегда вовремя, ― оборвана релаксация старческим голосом.
  Алексей резко оборачивается, так как слова доносятся из-за спины. Не в пример устаревшим представлениям о шаманах, большинство ныне живущих предпочитают современную одежду, не выделяющую из толпы. Сумрачный смешок. Ну да, не выделишься разодетый как шестидесятилетний байкер.
  ― Как и ты.
  ― Я рад твоей покладистости. Ведь знаю, терпение слабая сторона. Спесь и гонор собьют в своё время. Не моя то привилегия, ― звучит оскорбительное.
  ― Что? ― Алексей обескуражен. Такого начала он никак не ожидал.
  ― Я всё о тебе знаю, "Курьер"! Больше даже, чем Наставники твои, уж поверь, ― Шаман вдруг чему-то смеётся и делает шаг в сторону. За его спиной стоит поставленник, который вдруг оказывается девушкой.
  Алексей в недоумении.
  ― Это? ― Он был уверен, что забирает парня!
  ― Да. Твоя обязанность. Я желаю её обучения у Краёмы. Поэтому со временем доставишь в целости и сохранности, куда надо.
  "Удача меня ненавидит...", ― вздох про себя.
  Вслух же:
  ― Это невозможно! Никто не знает, где она...
  ― Нет ничего невозможного, ― перебивают непреклонно. Девушка выдвинута вперёд. ― Твоя посылка!
  Карма чуть склоняет голову набок. Никогда бы не подумала, что парень, стоящий напротив, обладает экстрасенсорными способностями. Выше на полголовы, со светлыми, покрытыми инеем, волосами, представляет он среднестатистическую мужскую братию российского общества. Простое лицо, на котором сжаты в тонкую ниточку губы, посиневшие от холода. Тёмно-карие глаза, отражающие раздражение и недовольство. От эмоций, готовых взорвать черепную коробку, просто тошно. Лежащие на плечах руки Шамана чуть сжимаются, напоминая держать новую личину и не расслабляться.
  Алексей тем временем продолжает возражать.
  ― Краёма не интересуется никем и ничем, все это знают! Никто не скажет, где она сейчас и в этом ли мире вообще, ― цедит он. Кинув быстрый взгляд в сторону девушки, молчаливо смотрящую, но не вмешивающуюся в разговор, парень снова направляет дышащую праведностью непреклонность на старика. ― Её не найти!
  ― Я заявил о своём Намерении... ― вкрадчивость и явная угроза.
  "Ещё бы! Пойдёшь против, потом замучаешься доказывать Совету свою компетентность. Это в лучшем случае, в худшем же..."
  Зубы скрипят, столь сильно сжаты.
  ― Слышу...
  ― Я привёл новенькую, а твоя задача ― доставить. И удостовериться, что они поладили.
  ― Но это... ― парень резко осекается, встретив немигающий взгляд, в котором застыло последнее предупреждение. Он не дурак, поэтому развивать мысль дальше не стал. Придётся смириться. Ведь, как не крути: дали задание ― выполняй! На то ты и "Курьер"!
  ― На осуществление задуманного у тебя, в общей сложности, год. Первые три месяца девушка пускай обучается, а вы ищите Первую...
  Не сдержавшись, Алексей цедит:
  ― Ещё и сроки?
  Взгляд Шамана обращается не к нему, а внутрь себя. Пару минут слышится лишь завывание ветра за пределами строения, затем бесстрастное:
  ― Да, сроки...
  Алексей задумчиво всматривается в лицо старика, угловатостью и резкими чертами напоминающее суровую непроницаемость индейцев, затем оглядывает девушку, одетую в пуховик красного цвета. Поверх повязан белый шарф, в тон ему вязаная шапка, натянутая почти на глаза. Синие джинсы навыпуск, кожаные: то ли ботинки, то ли сапоги ― под одеждой не разглядишь. Руки погружены глубоко в карманы, лицо без следов косметики чуть красное от мороза.
  Он бы охарактеризовал её одним словом ― особенная. Не из-за внешности, в которой ничего необычного нет, а той волны злости, поднимающейся от одного-единственного взгляда. Это ново для него, обычно сохраняющего спокойствие в любой ситуации. Лишь данная встреча отчего-то обретает исключительность.
  Почувствовав в парне надлом, Творящий в прощании дотрагивается до плеча подопечной и растворяется в пространстве.
  ― Меня зовут Алексей, ― представляется служитель Душара после непродолжительного молчания.
  На что звучит лаконичное:
  ― Карма.
  ― Сколько тебе? ― возраст требуется выяснить в первую очередь, дабы точно определить дальнейшие шаги. По прибытии ему предстоит представить краткий отчёт о поставленнице Александру: пол, возраст, первое впечатление. А там, если повезёт, не ему придётся размещать её и вводить в курс дела.
  ― Двадцать шесть.
  Алексей удивлён: он бы дал меньше, много меньше. Лет шестнадцать, не более. Парень раздосадован. Он редко ошибается в мелочах и столь серьёзный промах ударяет по самолюбию. Обязанность "Курьера" воспринимать мир через призму обоснованных эмоций! То есть нельзя довольствоваться сиюминутным впечатлением, имеющим в основе визуально полученную информацию. Следует всегда помнить, что за внешним фасадом может оказаться иная перспектива.
  Облачко пара вылетает изо рта девушки и почти сразу истаивает. Молчание, по её мнению, затянулось. Нетерпеливый взмах руки в сторону выхода.
  ― Так мы идём?
  Это ново, но не оригинально. На его памяти лишь один новичок бросал подобную фразу, хотя у иных "Курьеров" та была не такой уж редкостью. Причина? Не отшлифованный гонор молодых и необученных. Нетерпеливость, порой доставляющая уйму проблем.
  "Однако эта посылка иная, ни так ли? Раз выдвинута на передний план "Кастой", должна отличаться от большинства", ― последняя мысль заставляет присмотреться к явлению "небес", а на деле диверсанту из стана Шаманов. Проблем в последнее время не хватает? Почему он вечный везунчик по неадекватным поставленникам, норовившим попортить кровушку своими выкрутасами? В чём провинился на этот раз? В прошлые два оплошность отыскалась и оказалась столь низкопробной, что не хочется вспоминать. Сейчас же, кроме всевозрастающего гнева, ничего конкретного нащупать не удаётся.
  "Может дело в кошмарах последних недель? В том внутреннем хаосе, не дающем расслабиться?" ― подавлен вдох. Лучше сейчас об этом не думать. Работа прежде всего.
  Помещение покинуто в полном молчании. Яркий свет на секунду слепит, как когда-то, много лет назад, фары неуправляемой машины. Парень вздрагивает, но быстро берёт себя в руки. Не стоит вспоминать жуткую аварию, боль, страх и чувство невосполнимой потери. Не следует погружаться в пучину, в которой до сих пор нет ответов.
  Движение в сторону автобусной остановки. Хрусту снега за спиной. Никаких разговоров, полная тишина. Знакомо. Когда-то давно так же он вёл одного новичка по бескрайним просторам Аляски, вёл вперёд, чтобы засвидетельствовать Совету. Смышлёный то был парнишка, молодой ещё, но спесивый до одурения. Намаяться с ним пришлось до нервного срыва: еле доволок до места передачи, буквально кинув мальца в руки Александра. Но то, одно из паршивейших заданий, сейчас представляется увеселительной прогулкой по сравнению с навязанной вылазкой в поисках Краёмы.
  Краёма...
  "Первая Анкил", в некотором роде основательница двух школ, где обучают лучших бойцов межзвёздно-астрального боя. Единственная из первой сформированной группы людей силы, выжившая в галактической войне, имевшей место в 1007 году нашей эры. Войне, о которой люди не помнят из-за заблокированных воспоминаний, но многие вновь переживают то страшное время во снах. Именно Краёма переписала историю так, чтобы исключить пробелы в людской памяти в двадцать лет хаоса и смертей. Теперь прошлое человечества гладко, как лист бумаги, и лишь единицы осведомлены об иллюзорности подобной ровности.
  На самом деле истина полна ухабов.
  В отчаянных битвах первой войны, полегло много людей. Города, превосходящие по техническому оснащению современные, опустели. Деревни лежали в руинах. Природа потеряла краски. Чтобы скрыть всё это, потребовался носитель особой силы и таким носителем стала Краёма. Споров о том, какие корни у Первой, множество. Простые домыслы, не подкреплённые фактами, ибо она с людьми не общается, лишь изредка заглядывает, дабы убедиться в правильном функционировании обеих Школ.
  Из-за спины вдруг долетает:
  ― Первый городской снег ― иллюзия чистоты.
  Парень оборачивается и натыкается на немигающий взгляд. Фраза брошена в его адрес, понимает сразу. Завуалированная тонкая шпилька, вызвавшая очередную вспышку ярости. Что же она творит с его эмоциями?!
  Скрип зубов ― одна из сквернейших привычек, от которой никак не удаётся избавиться на протяжении многих лет, ― и подавлены готовые сорваться резкие слова: мол, а не пошла бы ты вместе со своим Шаманом, куда подальше! И брань в довесок!
  Конечно же, ничего подобного не сказано. Не столь он низко пал.
  Однако вздёрнутые нервы легко не успокоить.
  От городского шума закладывает уши. В воздухе висит напряжение. По обоюдному согласию они игнорирует друг друга, хотя Алексей прекрасно понимает, что молчит больше из страха впервые за последние годы полностью потерять контроль над своими эмоциями, нежели по причине невозможности что-либо сказать.
  "Если не изменить ситуацию, в Душаре станет хуже, ― делает он вывод, потирая кончик указательного пальца большим. Замёрз. Это Высшим: что мороз, что жара ― одно, а для него приемлемым является умеренный климат. Да и в "отключенном режиме", когда сила на нуле, привычным магическим способом не обогреться. ― Интересно, откуда Творящий откопал эту девушку? ― взгляд через плечо на "красный пуховик". ― По поводу снега она в точку попала, не многим дано. Сравнить с грязной субстанцией, имеющей лишь видимость чистоты...".
  Надо признать, правдиво. До идеала далековато, о чём постоянно напоминается в процессе обучения. Наставники строги, но, не в пример обычным учителям, имеют на то причины. Подготавливая бойцов многопланового боя, где ставки в игре намного выше обычных политических интриг, они требуют почти идеального исполнения заданий. Он же лично, по понятиям этики, стоит где-то в последних рядах, хотя и является одним из лучших "Курьеров Малого Круга". Это Высшие почти совершенны, а он пока так, мелкая сошка. И по силе, и по содержательности.
  Вот и остановка.
  Парень оглядывается, выискивая красную спортивную машину, принадлежащую Наставнику Торнадо, известному так же, как Николос Гаруди. Высший "Курьер", об уровне способностей которого знает разве что Совет, состоящий из семи Наставников второго поколения. О прошлом данного человека ничего неизвестно, что нормально для Душара. А в настоящем он ― одинокий волк, признанный авторитет в своём кругу, боец с мгновенной реакцией на обстоятельства. Помимо прочего: правая рука Главы Душара, Александра.
  У обочины тормозит машина. Кивок водителя заставляет поторопиться.
  Стоит захлопнуть дверцу, они срываются с места и Алексей начинает сомневаться, доедут ли в целости и сохранности. Это когда сам ведёшь ― скорости не замечаешь, а в качестве пассажира всегда испытываешь неудобство, ибо воображение настойчиво сигналит образами, как ты "целуешь" мимо проезжающее авто или что покрупнее. Особенно, когда за плечами есть печальный опыт дорожного происшествия.
  В пути царит молчание, только замечены взгляды в зеркало, бросаемые Торнадо на девушку. Нечто тревожное ощущается в проявляемом интересе, но никак не удаётся понять, что именно вызывает беспокойство. Парень хмурится, сопоставляя мысли-формы, и резко вскидывает голову. Таким взглядом один из Наставников встретил как-то новичка, который потом бесследно исчез. На задаваемые вопросы, конечно же, никто не ответил. Никогда начальство не станет отчитываться перед мелкими сошками, а он, знал это, относится пока именно к таковым.
  Карма внутренне напрягается, пытаясь удержать маску спокойствия. Та норовит слететь под давлением воспоминаний. Встретиться с прошлым лицом к лицу ― хуже не придумаешь! Особенно с прошлым, ставшим последней каплей в веренице эмоциональных срывов и потерь. Однако в нынешней ситуации ему нет места! Этот мужчина ― давний друг, ставший никем! Нет, ни так. Друг, предавший доверие. Видимо, у Творящего специфическое чувство юмора, иначе не скажешь. Как он Главе Душара сказал? Встретить обязан Торнадо? Теперь понятно, почему. Не иначе решил на прочность испытать её новую личину.
  В это время Алексей со свистом втягивает воздух. Окружающее пространство резко размывается. Этого он терпеть не может! Все Высшие "Курьеры", как и Наставники, используют в качестве автострады астральные дороги, где расстояние измеряется меньшими величинами да время течёт иначе. Но для наземных путников, привыкших твёрдо стоять на ногах или находящихся в "спящем режиме", подобные поездки ― как морская болезнь: крутит, мутит, застрелиться хочется!
  И всё же, без объективности никуда. Поставленные задачи так решаются быстрее. Местонахождение Душара ― глухая тайга. Ближайший населённый пункт в паре сотен километров. Следует также учесть, что "Курьеров", наподобие него, всегда скидывают в требуемых местах по всему земному шару и за его пределами, забирая потом в строго отведённое время с ранее обозначенной территории. Не будь астральной "автострады", неизвестно, какими путями пришлось вилять при выполнении заданий, а главное сколько времени для этого понадобилось.
  Мигание звёздочек прекращается, но желудок продолжает крутить. Парень возносит молитву, что не поел утром, предвидя исход сегодняшней вылазки. Тело ватное и неподатливое, пошевелить пальцем ― и то подвиг. Взгляд на Карму. Девушка смотрит прямо перед собой, бледная, как смерть, но в то же время...
  ― Приехали, ― сообщает Торнадо, на которого нынешнее перемещение никак не влияет. Сила при нём и привычка тоже.
  Машина катит по аллее. По бокам к небу тянутся вековые деревья, особняк с колоннами, именуемый Душар (что означает "страждущий"), почти вписан в окружающую природу. Здесь всегда стоит умиротворяющая тишина. В своё время он выл в голос от естественного "безмолвия", пока не отболел цивилизацией.
  Выйдя из машины, троица поднимается по лестнице к резной двери, сразу открывшейся при их приближении. На пороге Глава Совета, взглядом хирурга изучающий новоприбывших. В первую очередь его интересует, конечно же, Карма, но, как ни странно, на девушке взгляд мужчины задерживается от силы пару секунд.
  ― Как миссия? ― вопрос адресован Высшему "Курьеру" и Александр отступает, пропуская всех внутрь. Своё имя Глава получил в школе, как и все остальные.
  Алексей в Душаре более восьми лет, но до сих пор не понимает принцип имянаречения. Иногда имя нормальное, как у него, но некоторым достаётся настоящая абракадабра ― язык сломать можно.
  Просторное помещение с парадной лестницей в форме пятёрки, ведущей на второй этаж, встречает тихим гудением пространства. Взгляд Кармы скользит по тяжёлым красным коврам, устилающим пол, гобеленам, украшающим волнообразные стены, пока не натыкается на серебристую полупрозрачную субстанцию, скрывшуюся почти мгновенно в следующей комнате. Воздух подрагивает. Волосы начинают наэлектризовываться. В первое своё посещение она ничего подобного не ощущала. Творящий прикрыл?
  Николос стряхивает мелкие капли с волос. На улице моросит.
  ― В меру успешна, ― отзывается на заданный вопрос.
  Карма продолжает отвлечённо оглядываться, понимая невозможность свести концы с концами. В прошлый раз это место казалось иным. Но, в чём? Взгляд за окно. Нет снега, кое-где виднеется мелкая трава. Для зимы странно.
  Младшего "Курьера" заботит иное. Нервозность растёт. Обсуждение чего-либо происходит всегда в конфиденциальной обстановке и никогда в присутствии низшего звена, если только это звено не имеет к разговору непосредственное отношение. А эти двое говорят, не таясь, значит тема их беседы касается его лично.
  Неприятная мысль: "Меня тестировали? Проверяли на соответствие?"
  Такие проверки ― не редкость, чтобы вызывать удивление. Но беспокоить ― беспокоят. Особенно когда внимание Главы на тебя переключается.
  ― Алексей...
  ― Да?
  ― Размести Карму в левом крыле, ― чёткий приказ.
  Глаза парня расширяются. Взгляд на Торнадо, но тот молчит.
  Снова на Александра.
  ― В левое? ― попытка уточнить, вдруг ослышался.
  ― Именно, ― и мужчина направляется к себе в кабинет. Наставник идёт следом.
  Некоторое время ступор не отпускает. Что с этой девушкой ни так? Не устроили проверку способностей в первый час по прибытии, как происходит со всеми новенькими. Размещение доверили Младшему "Курьеру", хотя обычно то обязанность Высшего. И при этом размещение "где"? В "левом крыле"! Да туда в здравом уме никто не сунется, дряни всякой не сосчитать: призраки, полтергейсты, саламандры самолично объявляются и прочая дребедень. Но ему ли ослушаться приказа?
  ― Пойдём, ― указано направление. И следует молчаливое шествие. Снова.
  Карма оглядывается по сторонам, не подозревая об уготованной участи, именуемой "комната пыток". В левое крыло разве что проштрафившихся отправляют на ночь в качестве прочистки мозгов. Надо заметить, действует отменно. Постоянно всплывающие порталы в миры не дюже дружелюбные, попадать в которые никому не советуется, кого хочешь уму-разуму научат.
  В коридоре сумрачно. На стенах нет лампочек, гобеленов, факелов, светильников, весь источник света, тусклый и режущий по глазам, исходит от тонких ниточек лиан. Приглушённая пульсация причиняет боль, а голубовато-красный отсвет поднимает из глубин души волны негатива. Неприятное место, мрак тут кажется осязаемым, а влияние на разум беспредельным. Незримые щупальца просачиваются под физический покров, странные голоса шепчут, заманивая в одну из комнат, лентой тянущихся с обеих сторон.
  Карма призывает себя успокоиться и не поддаваться магическому влиянию, но тьма пробирает до костей, заставляя вонзать ногти в ладони в желании сдержать рвущуюся на поверхность подчинённость. В противостоянии рождается злость. Она ощущает, как Дажа Арков внутри звереет. Это плохо. Следует помнить о демонической структуре, способной в момент эмоциональной нестабильности завладеть телом, пленив единым заходом все имеющиеся в наличии сущности. Как правило, у обычных людей их количество колеблется от одной до трёх, но есть и такие, кому от рождения уготовано носить внутри целый ворох. Это так называемые "тени кармы" ― нечто нереализованное, но обрётшее форму. Творящий как-то столкнул её нос к носу с парочкой таких и чуть не отправил на тот свет. В его понимании, он это сделал ради её безопасности.
  Безопасность? Ха! Когда отбиваешься от внутренней и внешней нечисти, то хочешь убить того, кто заварил эту кашу, наплевав на его якобы благие намерения.
  Но вернёмся к настоящему.
  Итак, нельзя поддаваться тёмной стороне своего характера ― конечный вывод.
  С другой стороны:
  "Принимать отрицательную сторону своей личности ― есть признак великого ума, мастерства и способности правильно оценивать собственные возможности, исходя из внутреннего наполнителя", ― эта аксиома старика основательно впаялась в разум, став своеобразным клеймом пути.
  Выдох. Спокойствие.
  Алексей открывает требуемую дверь.
  Комната напоминает спальню из фильма ужасов. Нет, здесь не найти трупов, оторванных голов и прочей дребедени, однако от одного взгляда на удушливое пространство волосы шевелятся на голове. Но внутреннее бешенство отступает ― уже хорошо. Обозревая помещение, девушка непроизвольно поджимает губы: похоже, сюрпризы только начинают мило выскакивать из-за угла, жаль, как обычно, в них мало приятного. Вот взять хотя бы кровать? Застеленная мягким покрывалом с изображением чёрной пантеры, она отчего-то производит неприятное впечатление, будто глядишь на мерзкого слизня. Помимо горизонтальной поверхности тут имеется: пара стульев, письменный стол, кресло и всё. Голый деревянный пол, хоть чистый и на том спасибо. Но вот рябь, блуждающая по нему и плавно переходящая с оранжевых стен на тёмно-фиолетовый потолок, воодушевления не вызывает. Скорее наоборот порождает психологическую подавленность и желание застрелиться. Как та пустыня, где Творящий впервые продемонстрировал часть своих способностей.
  То было очередное, из бесконечного списка, испытание, коими изобиловала почти с первых дней знакомства со стариком её жизнь. В тот день пришло полновесное осознание, насколько природа сильнее человека. Кожа болела, горячий воздух опалял лёгкие, затрудняя дыхание, хотелось пить, но никакой жидкости под рукой (по представлениям наставника, она не нужна, когда испытывается дух), ноги еле держали от хождения по пескам трое суток без сна и отдыха. Слёзы выступали на глазах и...
  Хотелось сдаться!
  Задание сводилось к поиску некоего источника излучения, не очень сильного, но достаточно стойкого для вывода из строя электроники. Поиск вёлся через личное восприятие пространства и времени, как часто делают ясновидящие для обнаружения пропавших без вести людей. Ей не везло! Настолько, что впору взвыть и отдать концы. Лишь гордость гнала вперёд, хотя в глазах уже стоял чёрный заслон, а тело двигалось на автопилоте. Поняв состояние ученицы, Творящий проявил-таки милосердие, почти неуловимым взмахом руки на пустом месте возведя оазис, где воды в изобилие и деревья с различными фруктами. Подкрепившись, Карма рухнула, как подкошенная, и сразу отключилась. Проспав около суток, она почувствовала себя лучше, однако отдых дал побочный эффект: на садиста обрушился град упрёков.
  Выслушав ядовитые реплики в свой адрес, Творящий попенял на чрезмерную эмоциональность подопечной и изрёк свою коронную фразу:
  ― Слаба без воли, слаба по воле, слаба по собственному желанию!
  Сие означало: "Не прилагает усилий для достижения желаемого! Следует чьей-то указке или установке! Считает себя слабее муравья!"
  Возразить? А, что? Старик прав, она не хотела стараться. В тот момент слишком слабая, чтобы понять важность преподаваемых уроков. Задание так и осталось таковым. Лишь по прошествии некоего времени удалось узнать, что за всеми испытаниями в пустыне, помимо просветительского начала, стоял чёткий расчёт, преследующий единственную цель: сбить спесь и гонор, столь любимые людьми. Если учесть, что сам Творящий по поведению ― сноб снобом, подобное выглядело просто смешно!
  Первые два года их общения, этот человек планомерно штопал дыры в энергетическом поле, восстанавливал основательно подорванное здоровье, как физическое, так и психическое. Одно время она рьяно сопротивлялась наглому, как считала, проникновению внутрь своего существа. Но заметив первые результаты проделанной работы, перестала мешать старику делать своё дело.
  Да и не проникал он, по сути, в святая святых, лишь в разговоре заставлял раскрываться, вылавливая и удаляя из монолога слова-паразиты. Являясь замкнутой по природе, она очень долго противилась его действиям, но со временем упорство старика дало плоды. Когда же с починкой закончили, ещё год пришлось пройти по всем кругам ада, словно некто решил вытрясти душу, которую только-только поставил на место.
  Несколько лет дурдома ― период, ставший откровением, как и информация, якобы невзначай брошенная им, о некой предопределённости жизненного пути. Он говорил о Дажа Арков, рождающихся, чтобы умереть. По его представлению, нет в мире никого без цели, только у одних та выражена чистейшим примитивом, других же ведут высшие эмпирии. Среди живых "элементов" есть те, чья дорога полна неведомых линий, они-то и могут стать жертвой силы, лишённой чести. Так получилось с нею. Её травили, чтобы уничтожить "первичную душу", спящую внутри.
  Так пришло понимание, почему несколько лет истязали всевозможными способами, не трогая физически. Она никогда не относила себя к людям с особыми талантами, хотя многое в жизни носило налёт откровенной экстрасенсорики. После знакомства со стариком пришлось заново переосмыслить свою жизнь. Оказалось, есть чем гордиться: врождённым даром, столь незаметным, сколь разрушительным. Знать о нём знала, но когда обладаешь чем-то с рождения придаёшь мало значения и очевидное игнорируешь.
  Если честно, Творящий на многое открыл глаза. Однако, где-то глубоко внутри, она до сих пор пугается той значимости, которую вдруг обрела жизнь. Теперь, глядя вперёд, можно увидеть лишь серпантин дороги, уходящий за высокую скалу. А, что за нею? Неизвестно. И в этом страх.
  Алексей с минуту топчется на месте, затем кивает и удаляется, плотно прикрыв за собой дверь. Карма остаётся одна в недружелюбной атмосфере. Подумав с минутку, решает опробовать кровать. Ложится. Поверхность оказывается твёрже камня, а под покрывалом размещены небольшие округлые шипы, неприятно врезающиеся в спину. Неожиданно те начинают шевелиться. Девушка вздрагивает, шевеление прекращается.
  "И, что за странность?"
  Потолок колышется и в этих волнах плавают непонятные полупрозрачные субстанции. На поверхности одной из них вдруг проступает круглая челюсть с острыми игольчатыми зубами. Тварь склабится, готовясь напасть, но исчезает прежде осуществления задуманного. Однако почти сразу появляется особь покрупнее.
  Карма резко принимает вертикальное положение. Но слезть с кровати не удаётся: вместо пола теперь блуждает туманная дымка, которую разрезает нечто, напоминающее акулий плавник. Сев по-турецки, узница с шумом втягивает в себя вязкий воздух, затем выдыхает и снова вдох. Обычное упражнение, способствующее обретению контроля над собственными эмоциями, даёт ожидаемые плоды. Взгляд вверх. Никого.
  Через пару минут удаётся вернуть обычное спокойствие.
  Чуть склонив голову набок, она проводит раскрытой ладонью по глазам, создавая "анаи" ― так называемую защиту для глаз, предотвращающую разъедание радужки магическим туманом. Эта плотная завеса уже заполняет всё помещение, ни зги не увидеть. Довольная усмешка, когда после установки можно в кружащемся хаосе вполне отчётливо различать предметы. Мысленная благодарность Творящему за своевременное занудство. Старик почти силком заставил освоить данную технику.
  Мир полон странностей и о некоторых из них ещё несколько лет назад она даже не подозревала. Как вот об этом возникшем облаке в форме капли, которое, зашипев, словно горячее столкнулось с холодным, вспыхнуло ярким пламенем. Хлопок... и ничего. Только серый пепел, теряющийся в гуляющих по полу неровных волнах.
  Продолжая изучать странную фауну, Карма ёжится.
  ― Холодает? ― трёт ладони и выдыхает пар. ― С чего бы?
  
  
  Глава 3
  
  В кабинете Главы Совета некоторое время стоит напряжённая тишина. Александр располагается за массивным столом и собирает разбросанные бумаги в стопку, откладывая те в сторону.
  Высший "Курьер", опираясь руками о спинку кресла, подаётся вперёд.
  ― Это нерационально...
  С минуту никакой реакции, затем следует равнодушное пожатие плеч.
  ― Творящий просил обучения? Будет ему обучение!
  ― Ты ведь понимаешь, какими неприятностями грозит ссылка в левое крыло, если дойдёт до него?
  ― Кто ему скажет? Ты? ― цепкий взгляд остановлен на лице, по которому скользнула тень.
  ― Людей помимо меня хватает. В последнее время твои решения потеряли логическую обоснованность. Краёма и "Совет" ― пустяки по сравнению с Главой "Касты", вышедшим из себя. Тебе ли не знать!?
  Александр морщится. Что верно, то верно. Отношения с Первым Шаманом не заладились с самого начала: в штыки воспринималось любое решение, каждый мало-мальски значимый шаг. Помимо старика ему в затылок дышали все, кому не лень, лишь бы сместить с занимаемой должности. Но, несмотря на постоянные стычки, именно Творящий отчего-то защищал в наиболее конфликтных ситуациях с другими представителями магического мира.
  Понаблюдав какое-то время за погрузившимся в свои мысли Главой, Николос отстраняется.
  ― Помещать её в левое крыло излишне жестоко. Обученные лишний раз туда не суются.
  ― Значит, слабаки! ― удар по столу и раздражённый взмах руки. Пространство темнеет. Намечается буря. Мнимо-спокойное лицо мужчины покрывает сероватая пелена, а в глазах вспыхивают отблески холодной стали.
  Высший делает шаг назад. Не в первый раз за последнюю пару лет Александр теряет контроль над своими эмоциями. Причина неизвестна. Сейчас атмосфера в кабинете меняется, воздух сгущается, дышит, пульсируя между людьми рваными всполохами. В какой-то момент ощущается порыв ветра, скользнувший по щеке, как если бы рядом пронеслось массивное крыло.
  ― С чего вдруг? ― отзывается Торнадо на высказанное клише. ― Причина не в слабости, а разумной оценке собственных способностей. Только вот Карма ― не вымуштрованный боец и не потянет "ледниковый период" при любом раскладе!
  "День Льда" ― период времени, когда комната, куда ссылаются проштрафившиеся, заполняется полупрозрачной замороженной водой за какие-то пару минут. Действо всегда происходит в третью пятницу каждого месяца. Человек, обладающий слабой магической защитой, ― не жилец в "ледниковый период". По этой причине Николос столь категоричен.
  Александр же раздражённо пропускает дельные слова мимо ушей. В глазах мелькают тени, а в голосе, когда говорит, проскальзывает оттенок безумия.
  ― Не лезь не в своё дело! Ты доставил Карму, куда требуется? Теперь забудь о её существовании!
  Николос выдыхает в попытке не потерять самообладание в нелогичном разговоре с бетонной стеной. А это сложно, когда старший по рангу баламутит окружную энергию, накаляя обстановку до предела. Мало того, что сам неадекватен, так и его за собой в преисподнюю тянет. Торнадо напряжён. Прищуривается, прислушиваясь к своим ощущениям, и улавливает постороннего в кабинете. Этот кто-то инородный и негативный, где-то за спиною Александра. Однако, кем бы незваный гость ни являлся, тот исчезает прежде чем Высшему "Курьеру" удаётся определить его природу.
  ― Чего ты добиваешься? ― прямой вопрос Главе.
  Александр Кериа, Глава "Совета", заменивший на этом посту пятьдесят лет назад ушедшего в иное пространство Шамана, часто производит впечатление слишком эмоционального, порой несдержанного себе же во вред, человека. Пост занимает справедливо, если говорить о магическом потенциале. Только вот в качестве лидера ему недостаёт: такта, понимания человеческой психологии и дружеского подхода к людям. Что, в свою очередь, в прошлом вызывало (и до сих пор вызывает) множество разногласий, приводящих к оттоку поставленников из Душара. Те просто собираются и уходят, не выдержав диктатуры. И сейчас ситуация может обернуться столь же плачевно, если некто не возьмётся за ум.
  Пальцы неосознанно сжимают кожаную обивку кресла.
  В последнее время рассудок Александра всё чаще тонет в безумной несдержанности и полной иррациональности. Сегодняшний день ― не исключение. Мало того, что Карма сама по себе не подарок, так ещё и подопечная Первого Шамана на данный момент. Случись что с нею, Творящий мокрого места от них не оставит, это точно.
  Александр продолжает бушевать. Кулак со всей дури опускается на стол.
  ― Не твоё дело! ― рык зверя.
  Николос вскидывает правую бровь, игнорируя ярость в глазах оппонента.
  ― Почему? Твоё решение попахивает откровенным демонизмом, где жертвы ― часть жизни. Мы не посылаем поставленников под своды левого крыла в "День Льда", ибо это просто-напросто запрещено "Кастой"!
  ― Как мы её защищаем... ― абсолютно не слушая доводов разума, тянет Александр. Вся его поза, да и поведение, говорят о чрезмерной взвинченности. Однако первая волна ярости схлынула, оставив после себя тихое помешательство. Только вот менее язвительным он от этого не стал. ― Наверное, следует вынести на обсуждение "Совета" стабильность твоего нынешнего уровня...
  Высший "Курьер" равнодушно пожимает плечами: угроза не нова. Когда этого человека что-то не устраивает ― детсад отдыхает. Он, конечно, мог поставить под сомнение способность Торнадо исполнять роль Наставника, только вряд ли остальные члены Совета поддержат выпад в адрес одного из лучших.
  ― "Не гни реальность ― сломаешь".
  Известная пословица Шаманов, произнесённая спокойным тоном, заставляет противоборствующую сторону отшатнуться. Александр хорошо знает этот холодный взгляд. Пожалуй, только он и может привести в чувство, когда тьма травит душу.
  Секундная заминка и, не дожидаясь ответа, "Курьер" выходит из кабинета, тихо притворяя за собой дверь. Переливать из пустого в порожнее нет смысла. Чем попусту терять время, лучше действовать!
  Щелчок пальцев ― и через секунду мужчина стоит у требуемой комнаты. Поколебавшись, берётся за ручку двери и толкает от себя. Мощная волновая рябь ударяет по глазам. Настолько сильная, что никак не удаётся разглядеть очертания предметов или узницы. Вдруг огненный смерч возникает напротив, резко замирает, а через мгновение сигает прочь.
  "Что здесь делает Сал?"
  Сал ― это помесь чего-то с чем-то: существо, близкое по сути саламандрам.
  ― Карма, ― громко зовёт Николос, отодвинув лишние мысли. Пусть комната имеет размер три на три метра, но из-за постоянного искривления пространства звуки преломляются и до человека, находящегося на расстоянии вытянутой руки, может долететь лишь еле слышное эхо.
  ― Что? ― крайне близко.
  ― Ты, как?
  Пара шагов, остановка. Ничего не видно и тишина нехорошая. Вглядываясь в неровную рябь, он неожиданно ощущает щупальца портала, вонзившиеся в спину и потянувшие на себя. Ещё секунда ― здравствуй, иной мир! А из того потом выбирайся собственными силами, ибо у "Патруля" и так забот хватает. Больно надо!
  Решительный рывок вперёд.
  Незримые тросы обрываются и теряются в клубящихся сгустках. Но им на замену приходит иная, основополагающая, напасть. Шорохи, ползущие вдоль стен, предвещают ту самую беду, о которой говорилось в кабинете Главы. Если не поторопиться, станешь вековой ледяной скульптурой, которую к тому же забросит неизвестно куда. Пропавших не всегда находят, вот в чём проблема. Поэтому сейчас счёт идёт на секунды.
  Закрыв глаза и доверившись инстинктам, Николос делает пару безошибочных шагов к кровати, где находится подопечная Творящего.
  Карма...
  Новое имя ― обновлённая судьба.
  Есть ли в ней силовой огонь, испугавший в прошлом? Скорее всего, есть!
  Высший "Курьер" трогает покрытое красной курткой плечо. Цвет материи усиливает беснующуюся рябь, искажая очертания близлежащих предметов ― странность, дарованная этой комнатой. Девушка оборачивается и вдруг резко подаётся вперёд, её лицо застывает неподвижной маской. Озадаченный взгляд и ладонь, зависшая в паре сантиметров от его груди.
  ― Нестабильный, ― как вердикт. Рука поднята выше и остановлена на уровне глаз. ― Фокус хороший, но возможно повреждение радужки, ― голос назидателен. Тонкие пальцы вновь пробегают вниз, вдоль его груди, замирая на расстоянии сантиметра от солнечного сплетения, затем чуть шевелятся.
  Тупой удар заставляет Николоса сделать резкий шаг назад.
  ― И? ― выдыхает от неожиданности. Он не ожидал столь сильных ощущений собственного бессилия от непредвиденного эмо-толчка. Когда она этому научилась? Немногие могут собрать свои эмоции в шар и подать его в другого человека, без права распознания основы вложенных чувств.
  Карма откидывает чёлку со лба.
  ― Поставь заслон. Раз Высший "Курьер", должен знать "как"!
  ― Не учи меня! Давай выбираться отсюда! ― узкий прищур, и Торнадо стискивает зубы, столь сильна волна злости: неожиданно живой, неуправляемой и... позабытой с момента последней встречи. Её рук дело? Он знал, всё вернётся. Как только увидел на остановке. Знал, что многолетняя выучка и стабильная воля вскоре перестанут иметь значение. Контроль разума ослабеет. Власть перейдёт эмоциям. Тёмным, бесконтрольным эмоциям. Станет душить гнев. Гнев, который не остановить банальным увещеванием. Всё это было в прошлом. Всё это возвращается сейчас. Почему их пути вновь пересеклись? Почему он снова ощущает себя беспомощной щепкой, бросаемой из стороны в сторону бушующими волнами? Почему этот ад опять повторяется?!
  Он бросил! Отрёкся! Предал! Испугался потока силы, выворачивающей наизнанку и коверкающей представление о себе. В те дни, казалось, мир рушится вокруг и все вселенские проклятья сыплются на голову. Выхода нет. Спасения не найти. Перемены, как ад, из которого не выбраться, а дано лишь задохнуться. И виновница всего этого...
  "Карма..."
  ― Как скажешь, ― сухо отзывается девушка, не подозревая о его внутренних метаниях. ― Выводи.
  "Этот тон..."
  Николос на секунду каменеет.
  ― Ради чего Творящий привёл тебя сюда? ― удаётся спокойно задать вопрос.
  ― Хочет моей встречи с вашей Первой, ― следует лаконичное.
  ― Правильно, с Краёмой. И всё? ― Девушка кивает, не понимая его недоверия. Николос на секунду отвлекается, следя за сизым дымком, проплывшим над их головами, затем вновь всё внимание на собеседницу. ― Для сопровождения тебе выделили "Курьера", ― продолжает он непонятный разговор.
  Карма хмурится, получив посул от Дажа Арков. Нелогично, но...
  ― Ты! ― кинуто резко и непреклонно.
  ― Что, я? ― не понял Николос.
  ― Тебе в вопросе поиска я доверяю больше.
  ― С чего вдруг? ― искреннее недоумение. После предательства с его стороны ― и такое? Вот вряд ли без подвоха! Однако время для выяснения отношений явно выбрано неудачно. Воздух ощутимо идёт волнами, а туман почти рассеялся. Поднимается неровный гул, с каждым мгновением он становится сильнее, тараня барабанные перепонки тупой болью. Ледяное дыхание комнаты подмораживает кожу, пробирается под одежду, лишая тепла. Мужчина передёргивается, следя за ветвящимся инеем, плетущимся по стенам и потолку. Под ногами уже сформирован скользкий каток, а температура со скоростью света стремится к внушительному минусу.
  Николос чуть не чертыхается, но не позволяет себе пасть так низко. Резко перехватив запястье Кармы, он что есть силы рвётся в сторону выхода, таща девушку за собой. Перед самым "ледниковым периодом" воздух прозрачнее некуда, поэтому дверной проём виден очень хорошо.
  Пара почти достигает цели, когда ниоткуда взявшийся огненный вихрь очерчивает вокруг них круг и, резко приблизившись, застёгивает на запястьях серебристо-огненные браслеты, соединённые тонкой связывающей цепочкой.
  Высший "Курьер" от неожиданности замирает ― такую свинью ему впервые подкладывают! ― но, быстро оправившись, преодолевает-таки порог, вытягивая Карму за собой.
  Ужасающий треск раздаётся за спиной. Всё пространство комнаты превращается в монолитный кусок льда в момент, когда пара оказывается в коридоре. Им неимоверно везёт. Разглядывая вековую мерзлоту с чувством выполненного долга (новая поставленница за её пределами), Торнадо вновь замечает Сала, ухмыляющегося языками пламени на гладкой поверхности.
  "Вот же, бестия!"
  ― Что... это? ― дёрнув невесомый браслет на правой руке, интересуется Карма. Серебро красуется на её запястье, тогда как цепочка исчезла из материального мира.
  ― Думаю, "браслет верности", ― звучит неохотное пояснение.
  Брови девушки устремляются кверху.
  ― "Честь и совесть"? ― так называются у Шаманов пред-брачные оковы, проверяющие достойна ли пара быть вместе. Очередной зачёт? Ну и пусть! Доподлинно известно, что ничего им с Николосом не светит. В прошлом связывала дружба и ничего кроме, а сейчас и подавно общности нет. Всё. Точка!
  Николос реагирует иначе.
  ― Своего рода, ― процежено сквозь зубы.
  ― Бывает же такое. О подобном ходит много слухов.
  ― Это наручи "Ахру", ― произносит мужчина под влиянием чужой воли. Карма бросает на него непонимающий взгляд и резко подпрыгивает, когда эхо раскатистого смеха проносится по коридору, а во льду, заполняющем комнату, отражается улыбающаяся огненная субстанция.
  ― Да-да, наручи "Ахру", ― насмешка уже от самого "огонёчка".
  ― Сал! ― придя в себя, бросает Николос местному своднику, но того уже и след простыл.
  ― Сал? ― кажется Карму ничем не проймёшь. О другом бы волновалась!
  Высший "Курьер" отмалчивается. Из-за выходки Сала, чувствует себя скверно. Использовали, как марионетку! Тошнит. Всё плывёт перед глазами, пол ходит ходуном, того гляди навернёшься на ровном месте. Трясёт. Тело немеет, из-за чего теряется ощущение целостности формы. В общем, все симптомы временного поглощения инородной сущностью.
  "Влип! Этот бес достал на расстоянии!"
  И это плохо. Стоит одному сознанию захватить власть над другим в стенах Душара, как личная защита атакованного разлетается вдребезги. Проблема в том, что, как правило, сломить волевой стержень Высшего "Курьера" ― задача не из лёгких. Но Сал ― это Сал. Ему море по колено, дай презреть закономерности. В результате ― осознание разорвано. Последствия? Они неприятны: прошлое, настоящее, будущее перемешиваются внутри и на некоторое время способность распознавать реальность у человека теряется. Пока этого не произошло, следует в срочном порядке стабилизировать себя.
  На секунду прикрыв глаза, Николос пытается поднять изнутри достаточно энергии на восстановление. Планомерная сосредоточенность позволяет быстро достичь желаемого. Теперь следует зацепиться за материальную среду. Найти объект. Любой: предмет, стена, человек. Ту точку опоры, которая до сих пор воспринимается чётко и ясно в области иллюзий, атакующих разум. Он окружён фантомами прошлых событий, предполагаемых будущих, несуществующих настоящих. Те медленно, но верно, вытесняют осознание себя, толкая к пропасти безумия. Но у каждого человека, оказавшегося на краю, есть некая основополагающая структура, которая до последнего остается реальной. Для него этой основой становится Карма. В размытом, плавающем пространстве, только девушка чётко фиксируется. Она настоящая, она живая.
  Время идёт. Используя Карму, как отправную точку, "Курьер" расширяет реальность по периметру, вытесняя ложные образы. Раз за разом те пытаются взять верх, но воля и опыт позволяют освободиться. Когда очертания мира проясняются, удаётся перевести дыхание. Однако мысли хаотичны.
  Ни одна Саламандра не в состоянии подчинить своей воле, даже на пару секунд, Высшего "Курьера". Но Сал ― полукровка. Мать ― эльфийская саламандра: наполовину огненная стихия, наполовину девушка, покрытая мелкой, переливающейся на солнце, чешуёй. Отец неизвестен. Единственная информация о нём: с огнём не дружит. Вот и думай, как у этой парочки ребёнок появился? Без магического вмешательства тут точно не обошлось!
  Но вернёмся к нашему барану, а не его родословной.
  Сал ― астральное существо, обитающее в левом крыле с зарождения Душара. Создание своевольное, вечно изобилующее шутками и проказами, натворило немало бед и продолжает вздёргивать людские нервы до сих пор. Да, следует отметить, что без дальнего прицела им ничего не делается. Всегда есть причина, становящаяся явной у каждой "избранной" им пары в свой час. Правда, от этого не легче. Тяжёлый вздох, и мысль: "Кажется, за сегодня я навздыхался на сто лет вперёд".
  Мужчина дёргает свой браслет: спайка магическая, притом гномо-эльфийская по виду, поэтому снять невозможно. Еле заметно поводит плечами. Ладно, с очередной головоломкой разберёмся позднее. Насколько он знает, вред серебряные наручи причинить не должны, по крайней мере, пока. А вот кто-то другой вполне может. Карма выжидающе смотрит, а он не собирается отвечать на вопрос, кто такой Сал. Возможно, потом снизойдёт, но не сейчас. Пусть реальность восстановлена, однако на длинный монолог его точно не хватит.
  Преодолевая ломоту в теле, Торнадо выпрямляется.
  ― Отведу тебя в выделенную комнату. В любом случае, ссылка отменяется, ― кинут быстрый взгляд на лёд, выпирающий из дверного проёма в коридор.
  Карма спокойно воспринимает игру в молчанку: не задаёт новых вопросов, не пеняет на игнорирование основного. Она просто следует за провожатым и знакомится с местом, где предстоит обосноваться. В экскурсионной манере Николос показывает столовую, находящуюся на первом этаже. Затем кивает на дверь красного дерева с мерцающей зелёным табличкой справа ― библиотека. Холл, из которого можно попасть в оба помещения, вызывает двоякое ощущение принятия и отторжения.
  "Красиво, ― признаёт девушка ― но вычурно".
  Гобелены, ковры, картины вдоль стен ― всё это напоминает родовое поместье или средневековый замок: то есть место, где богатство выставляется напоказ. Помимо прочего, на втором этаже, куда попадаешь по парадной лестнице, ― дверей не сосчитать.
  Куда ведут? Зачем так много? ― непонятно.
  Николос выглядит неважно. Бледный, чуть медлительный и немного рассеянный. Видимо, в левом крыле хорошо получил, пусть вида не подаёт. Хотя, какой мужчина станет демонстрировать свою слабость? Не этот, точно!
  Девушка продолжает изучать обстановку. Снаружи дом не выглядит громоздким, но изнутри он кажется бесконечным. Неужели скрещены в одной точке несколько измерений? Смещены потоки, где центральная ось, скорее всего, ― левое крыло? Она надавливает пальцами на глаза. Устала. За один день событий слишком много, за всеми ответами не угнаться.
  ― Твоя комната, ― нарушено установившееся молчание последних минут. Николос открывает дверь, на которой красуется вырезанный из серебра образ стройной грациозной девушки, держащей в руках скипетр. Посмотрев на это произведение искусства, Карма проводит по контуру рисунка указательным пальцем. Тёплые иголочки, бегущие по ладони, явный признак магии. Рука опущена, порог позади.
  Обстановка внутри не отличается от увиденного по пути сюда, разве что меньше яркого, золотого и слепящего. То есть, довольно уютно. Широкая кровать под балдахином застелена розовым одеялом, пара кресел у противоположной стены с резными подлокотниками, между ними отполированный до блеска столик красного дерева. Тумбочка у кровати с настольной лампой и массивный шкаф около двери. У окна, занавешенного светлым тюлем, стоит письменный стол и пара стульев. Необходимый минимум и только.
  ― Располагайся. На сегодня никаких встреч с остальными не предвидится. Я зайду вечером, чтобы проводить к ужину, ― произнесено официальным тоном, прежде чем провожатый собирается уходить.
  ― Николос, ты не ответил на мой вопрос, ― приостановлен уход, когда его рука замирает поверх круглой ручки. Мужчина насторожен.
  ― Какой?
  ― Мне всё-таки требуется твоё согласие сопроводить к Краёме.
  Его плечи несколько расслабляются.
  ― Разве то был вопрос? Мне казалось, ты просто поставила перед фактом, зная, что я не пойду против твоей "силы".
  Сухой упрёк проигнорирован.
  ― И?
  ― Найти её почти невозможно...
  ― Почти? Значит, один процент вероятности имеется. На него и ставка! ― уверенное заявление и руки, скрещенные на груди.
  Николос сощуривается. Каменное лицо, отстранённый взгляд. Мобилизованы все силы и теперь перед нею стоит не старый знакомый, а Высший "Курьер" Первого Круга Пятого Поколения.
  ― Чем тебя не устраивает Алексей? ― слова-камни.
  Нейтральное пожатие плеч.
  ― Он слишком слабый для предстоящего пути. И потом, у меня относительно него нехорошее предчувствие.
  Идёт молчаливое взвешивание полученной информации, затем согласный кивок.
  ― Ладно, поверю на слово. Но в наших рядах достаточно подходящих кандидатур, все опытные проводники Первого Круга Пятого Поколения и...
  Карма неожиданно разозлилась.
  ― Почему ты уклоняешься? Неужели миссия столь трудна? У тебя силёнок не хватит? ― едкое замечание. Заминка. И вдруг угрожающее: ― Может, мне "Намерение" организовать?
  ― Не посмеешь!
  ― Я? Шутишь? Три года, Ник. Три изматывающих года с Творящим, чтобы выбраться из трясины, созданной кем-то. А перед этим: жизнь на краю, удушье тьмою, бегство в пустоту. И я не посмею? Посмею, Николос! Моё Намерение, здесь и сейчас...
  Глаза Высшего темнеют.
  ― Твоя попытка отомстить заходит слишком далеко... Карма. Использовать "Силу Намерения" нельзя в корыстных целях.
  ― А, кто говорит о мести? Это выживание, Ник.
  "Сила Намерения" ― благословение бесконечностью. Врождённая способность, за которую любой маг готов убить. Крайности. Тут их с избытком. Одним подавай всевластие и именно данная способность: творить реальность в реальности ― лучший инструмент и союзник по созданию желаемого будущего. Другие стремятся к бытовым мелочам, что также осуществимо.
  Три года с Главой "Касты" в качестве наставника не прошли бесследно для Кармы: из обычной недоразвитой прорицательницы она превратилась в человека, способного перекроить мир при должном энергетическом обеспечении. А пока личных сил не хватает, всё, что остаётся, ― это играть образностью на полотне материи, но в ограниченных пределах.
  ― Выживание? Это когда идёшь по трупам и смеёшься? ― интересуется Высший.
  ― Не передёргивай! Всего-то прошу сыграть роль проводника. В чём загвоздка?
  Торнадо на секунду замирает, затем тело его расслабляется.
  ― Почему ты выбрала человека, предавшего некогда? ― прямой взгляд.
  ― Расчёт. Во второй буду знать, откуда ждать удара.
  Понятно. Ссылка на кармическую петлю. Иронично. Выбор пал на него, ибо он обязательно предаст повторно, однако на этот раз врасплох не застанет. Доверие? Ха! Просто у кого-то вместо человеческих чувств внутри компьютерная программа с алгоритмическими уравнениями!
  ― Хорошо, я согласен, ― сданы позиции. Надоело спорить. Да и зачем? От него не убудет отыграть роль проводника. Мужчина поворачивает, наконец, ручку и бросает через плечо: ― Отдыхай, зайду перед ужином, ― добавляет напоследок совершенно ровным тоном. Но, затворив дверь, устало прислоняется к косяку. Прикрывает глаза в попытке побороть дурноту. Горький ком в горле мешает дышать, тело местами сводит судорога, а голова дико раскалывается. Паршивое состояние. Прошлое тому виной? Выходка Сала? Факт один: впервые за последние годы ему хочется биться головой о стену.
  Шумный выдох. Пальцами размяты плечи, в попытке избавиться от сковавшего напряжения. Не помогает. Взгляд за спину на закрытую дверь. Сколько дорог у жизни? Как ни пытайся, все познать не получится. Он уходил от многого в прошлом, но никогда столь решительно, как три с лишним года назад бежал от силы, много превышающей его собственную. Да, был на тот момент всего лишь Младшим "Курьером", но трусость ― она всегда трусость. Можно списать всё на неопытность, однако смысл от этого не изменить. Не поддержал подругу, а ведь мог хотя бы поговорить с Наставниками или пригласить её в один из центров на тестирование. Однако ушёл в тень. Просто отвернулся, создав безнравственное "Намерение", позволившее сбежать от действительности.
  На секунду ладонь скрывает выражение лица.
  "Как можно упрекать Карму в потворствовании эгоизму и мстительности? Сам, чем лучше? Я смешон. Глуп. И достоин ли своего нынешнего ранга? Какой из меня Наставник, если с собственными чувствами разобраться не могу?"
  Уловив удивлённое восклицание, Николос оборачивается. У комнаты, напротив общественного душа, стоит девушка-подросток и во все глаза таращится на него. Ещё бы, вид наверняка тот ещё: энергетическое поле дырявое, защита пробита, лицо уж точно на невозмутимую маску не тянет. Совсем расклеился! Не хватает сплетен за спиной из-за собственной беспечности.
  Лёгкий наклон головы в знак приветствия ― и Высший направляется к себе, в то время как Карма, заметив неприметную дверь сбоку от шкафа, решает выяснить, что за ней. Повёрнута золотая ручка. Изучение помещения. Уборная. Значит, цивилизация имеется. Кривая улыбка трогает губы мимолётным ветром.
  Закрыв дверь, она прислоняется к тёплой поверхности, прокручивая браслет на запястье.
  ― Сал, значит... ― вспомнив имя огненного вихря, вырвавшееся у Николоса, шепчет себе под нос. ― Я один день тут, а мир вверх дном. Проблема в том, как скоро обитатели данного места взвоют от моего присутствия? Николос уже на взводе, а общались-то всего ничего. Подарки Творящего ― та ещё "радость", а я худший из возможных, ― смешок вслух. А затем мысленно: "Ладно, увидим. Сейчас лучше отдохнуть, чтобы к ужину не ощущать эту отвратительную слабость. Никогда не признаюсь, что сегодняшнее посещение "левого крыла" позволило понять, какая я тряпка на деле".
  Карма снимает одежду и кладёт на стул. Забирается под светлое покрывало.
  Усталый взгляд упирается в гипсовую лепнину потолка.
  ...безликий белый рисунок...
  ...шум ветра за окном...
  ...веки опускаются...
  ...темнота...
  ...сон...
  
  
   Первая книга трилогии. Полностью доступна на интернет-портале "Призрачные Миры".
  
  
  
  
  
   Яндекс.Метрика
Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Емельянов "Мир Карика 5. Бесконечная война" (ЛитРПГ) | | И.Шикова "Кредит на любовь" (Современный любовный роман) | | Д.Тараторина "Равноденствие" (Исторический роман) | | С.Альшанская "Последняя надежда Тьмы" (Приключенческое фэнтези) | | А.Грин "Горничная особых кровей" (Любовная фантастика) | | А.Вейн "Путешествие. Из принцессы в наемницы" (Любовное фэнтези) | | Т.Орлова "Драконовы печати" (Любовное фэнтези) | | Э.Грант "Тест на отцовство" (Современный любовный роман) | | С.Суббота "Хищный инстинкт" (Романтическая проза) | | Р.Навьер "Искупление" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"