Мария Александрова: другие произведения.

Будда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:

  Одинокая капля упала на зеркальное окно небоскреба на 69-ом этаже.
  Словно прозрачный лунный камень, стекла по панорамному окну, оставляя за собой мокрую дорожку.
  Как первое предупреждение.
  Огромная темная туча застыла прямо над зданием, будто готовясь исторгнуть весь свой гнев прямо здесь и сейчас, над этим не вовремя встретившимся ей небоскребом.
  Где-то далеко внизу исчезал в туманной дымке город. Как след от невидимого потустороннего пожара, этот мистический дым заволакивал и уводил все за собой. Улицы, дома, люди - все, что еще совсем недавно считалось реальном - теперь становилось призрачным.
  Город поглощал туман.
  Но здесь, наверху, под самыми небесами - было просто пасмурно. Ничего особенного ни в этой капле, ни в грозовой туче не было, но все же они притягивали взгляд. А может, здесь, на 69-ом этаже, просто больше нечем было заняться.
  - Сергей Александрович, в конференц-зале все уже готово.
  Молодая помощница Катя заглянула в кабинет, и теперь стояла в дверях, ожидая дальнейшего распоряжения.
  Мужчина, сидевший к ней спиной, повернулся от окна в крутящемся кожаном кресле.
  - Все уже на месте?
  - Да, все в сборе. Главы компаний, начальники отделов и инвесторы. Китайцы попали в пробку в тумане, но уже приехали. Все ждут вас...
  В голосе Кати как будто прозвучал легкий укор.
  - Хорошо, уже иду и... Катя! - окликнул уходящую девушку Сергей Александрович - сделайте, пожалуйста, еще кофе.
  Катя кивнула, не удивившись. В конце концов, главы иностранных компаний могут и подождать. Если начальнику захотелось битый час пялиться в окно.
  Сергей Александрович тем временем принялся разминать застывшие руки и костяшки, и вместо того, чтобы собираться, включил камеру наблюдения конференц-зала.
  Наблюдение за людьми в скрытую камеру не так интересно, как принято считать. Ничего такого уж необычного или смешного, оставаясь наедине, люди не делают. Все так же разговаривают по телефону, пьют кофе в неурочное время, иногда могут пнуть какой-нибудь принтер, или долго красить глаза, внимательно глядя в зеркальце.
  Если бы скрытая камера сейчас снимала Сергея Александровича, то на экране появился бы молодой, подтянутый мужчина лет тридцати пяти в дорогом костюме, возможно, даже слишком дорогом. Хотя для таких встреч как сегодня - в самый раз. На руке у него красовались часы, какие можно увидеть разве что на обложках журналов. Но застала бы камера молодого начальника в состоянии странной задумчивости, почесывающего чисто выбритый подбородок, и без особого любопытства рассматривающего людей на мониторе.
  Собравшиеся в конференц-зале сидели вокруг большого овального стола, большинство просматривали что-то в своих телефонах, раскрыв на столе блокноты: начальники отделов - в скрытом напряжении, инвесторы - негромко переговариваясь. Глава компании 'Себ-Инк' и инвестор из Китая со своим консультантом стояли у такого же панорамного окна, как и кабинете Сергея Александровича, только раза в три больше, и что-то обсуждали. Помощник Сергея Александровича - Ян сидел, развалившись на стуле, явно играя во что-то в своем мобильнике - слишком энергично жал на некоторые кнопки, как будто это не ему сейчас предстояло представлять самую важную часть доклада.
  Попив кофе, и понаблюдав еще минуты три за людьми, Сергей Александрович, наконец, поднялся и направился в зал.
  Не то, чтобы ему нравилось чувствовать свое превосходство над людьми и заставлять их ждать. Сергей Александрович вовсе не страдал комплексом властелина мира и хозяина империй. В конце концов, эта 'Империя' еще даже не до конца перешла к нему, и неизвестно, перейдет ли. Он здесь даже пока не главный...
  В данном случае ему нужно было понять обстановку перед переговорами. Выбрать, так скажем, правильный тон. Да и самочувствие с утра было не лучшее, сонное и какое-то помятое, будто Сергей Александрович вчера всю напролет пил, хотя ничего такого не было. Рюмка коньяка после работы ни в счет. Он и сам с утра застрял в той самой пробке, в которую попали и гости. И почему-то, сидя тогда в машине, окутанной плотным туманом, поймал себя на мысли, что хотел бы сейчас затеряться в этом в тумане навсегда и никогда не доехать на эту встречу.
  Странные это были мысли. Совсем не присущие этому молодому, очень целеустремленному, 'проходящему сквозь стены', как говорил о нем Гендиректор, человеку. Добившемуся всего без каких-либо родственных связей. Не без протекции, конечно, и доли удачи. Но добился же, теперь и пожинай плоды. Сладки ли они... Может, это отрава, медленно сжигающая все внутри. Или просто сезонная хандра.
  Сергей Александрович быстрым шагом вошел в зал. Поприветствовал собравшихся, пожал руки главам компаний, и сел на свое место во главе стола. Мельком взглянул на Яна. Тот покачал головой и закатил глаза. Мол, 'Ну, ты даешь!'.
  Переводчик начал бодро переводить за ним его приветственную речь. После этой небольшой преамбулы, гостям был представлен 'специалист по восточному направлению'. Из кресла поднялся Ян и начал презентацию.
  В общем-то, все происходящее не имело почти никакого смысла. Все правила игры давно были всем ясны, но не все ставки еще были сделаны. Официальная часть встречи предполагала подробное ознакомление с выгодами компаний-инвесторов от сотрудничества с 'Глобал-Траст'. Но всем было понятно - за такими переговорами обычно стоит главное: 'сколько денег?'. Сколько нужно вложить, и сколько можно получить. Этот тонкий, и не такой очевидный момент как раз и предстояло оставить для второй части встречи - неофициальной.
  Впрочем, глядя на непроницаемые лица китайцев, Сергей Александрович начал в этом сомневаться.
  Консультант Линь Су о чем-то пошептался со своим боссом и задал несколько вопросов по итогам презентации. Ответы их, по-видимому, удовлетворили.
  Инвестиции предполагалось осуществить в несколько этапов. Сначала строительство турбины для гидроэлектростанции, потом еще несколько крупных заказов. О самом крупном из них и предстояло поговорить с президентом китайского синдиката... Как же его, Чжэнь Чу?.. Цунь Ю? Сергей Александрович напряженно пытался вспомнить имя главы китайской компании, и никак не мог мысленно собрать этот иероглиф. С его консультантом и заместителями он общался намного чаще.
  - Господин Цзинь Лунь хотел бы переговорить с вами - с пластиковой улыбкой обратился к Сергею Александровичу консультант.
  Ах, вот он что. Нет, 'цзинь' бы ни за что не вспомнил.
  Они с Яном подошли к китайской делегации.
  Цзинь Лунь с легким поклоном головы, в котором можно было неожиданно уловить иронию, начал свою речь.
  - Господин Цзинь Лунь остался очень доволен проведенной встречей, - бойко заговорил переводчик. - Вы превзошли все его расчеты и ожидания. Он надеется, что если все будет реализовано в срок, то синдикат готов принять участие на втором этапе. И печенья с предсказаниями, которые лежали на блюдце, показались ему очень занятными, хотя он и не ест сладкого. Пророчество, заключенное в них, он считает началом хорошего периода!
  Последнюю фразу переводчик произнес так же, как все остальное, тараторя вслед за Цзинь Лунем, но Сергей Александрович подумал, что ослышался.
  - Печенье? - прошептал он негромко Яну. - Что за...?
  - Отдел маркетинга придумал - пожал плечами Ян.
  - Для нас это большая честь - ответил Сергей Александрович в тон речи китайца и с тем же вежливым поклоном головы, стараясь не переусердствовать, чтобы не вышла челобитная. - Мы постараемся оправдать все возложенные на нас ожидания, и осуществить это прекрасное предсказание. Возможно, господин Цзинь Лунь захочет присоединиться к нам после собрания, прогуляться по городу и отдохнуть? - обратился Сергей Александрович больше к переводчику, чем к самому главе синдиката.
  Переводчик перевел. И Цзинь Лунь кивнул.
  - Господин не возражает.
  Сергей Александрович отошел к столу, чтобы выпить чего-нибудь прохладительного.
  - Что у нас придумано для них? - спросил он у Яна, наливая себе в стакан минеральной воды.
  - Наши предлагают сводить его на балет, а потом в клуб...
  - Какой?
  - 'Жизель'.
  - Нет, какой клуб?
  - А... ну, обычный. С девушками, танцами.
  - В смысле, с девушками, которые танцуют?
  - Ну да, а что? Думаешь лишнее?
  - Не знаю. Хотелось бы понять, насколько они готовы вложиться.
  - Вложатся по полной после установки турбины - заверил Ян. - Куда денутся. Им это сейчас выгоднее, чем нам. Это на них давят зеленые во главе с 'Эдемом'.
  Говоря это, Ян имел ввиду 'Эдем-Инициатив', крупную корпорацию, играющую на рынке 'экологических технологий', и загребающую на этом миллиарды.
  - Неизвестно еще, во что они вложатся - сомневался Сергей Александрович - Я знаю, что они ведут параллельные переговоры на Ближнем Востоке. Если они объединяться, то возможно, не станут переплачивать, и закажут у них по бартеру.
  - Да, это может быть, - кивнул Ян. - Я вообще не пойму этих азиатов: когда они благодарят - это похоже на вежливый отказ. Когда отказывают - выглядит, как приглашение поторговаться.
  - Как с женщинами - согласился Сергей Александрович.
  Ян кивнул.
  - Поэтому надо его в клуб.
  - Но сначала городская архитектура. Балет. Вечные ценности.
  - О кей. Правда, с архитектурой сегодня не срослось. Туман.
  После недолгих переговоров с представителями президента синдиката - те выразили вежливую готовность прогуляться по городу вместе с приглашенным гидом, а вечером встретиться в ресторане отеля 'Реддингтон', где и остановился важный иностранный гость.
  ***
  Но Сергей Александрович, наверное, не стал бы тем, кем стал, если бы всегда и во всем соблюдал установленные правила. Как и на этот раз - он знал, что не стоит дожидаться вечера. Переговорить с Лунем с глазу на глаз можно будет только во время балетного антракта, или прямо сейчас. Завтра он уже улетает, и о его решении они не узнают ничего до окончания первого этапа. От посещения клуба он не откажется, все-таки, нормальный мужик... Но никаких важных решений в неоновом свете и в окружении крутящихся вокруг шестов вилис, он озвучивать не будет. Максимум, пообещает то же самое. Это не европейцы. Да и вообще, отвлекать человека во время отдыха - не лучшее решение.
  Сергей Александрович вернулся в свой офис. Принял душ - душевой кабинкой офис был оборудован по его личной просьбе. Заказал себе поздний завтрак или ранний ланч: апельсиновый фреш, яичницу с беконом и ванильные сырники. Все это должны будут принести из того самого ресторана отеля, который находится в соседнем небоскребе на 37 этаже.
  В ожидании завтрака, включил селекторный телефон.
  - Катрин, как там с билетами в оперу? Не было проблем?
  - Да, все в порядке. Конечно, все было раскуплено, мы же не знали, что он потащит на эту 'Жизель' всю свою свиту, включая личного массажиста. Но я предложила одному семьянину абонемент в кремлевскую филармонию на весь год, а его дети пойдут вместо 'Жизели' в 'Цирк танцующих лошадей'.
  - А у нас есть такой?
  - Да, как раз сейчас идут гастроли. Говорят, феерическое шоу. Даже курить ничего не надо.
  - А с клубом что?
  - Клуб Ян выбирал. Открылся недавно и там уже побывали все.
  - В каком смысле?
  - В прямом.
  - И ты была?
  - Конечно, надо было посмотреть, что там, прежде чем запускать туда китайцев.
  - И как тебе?
  - Ничего особенного. Но в целом прилично. Я не мужчина, не могу оценить. Но думаю, дракону этому понравится.
  - Какому еще дракону?
  - Вашему... Цзинь Луню. Он же в переводе - Золотой дракон.
  Сергей Александрович привычным жестом потер подбородок.
  Его помощница знает больше, чем он. Он же читал профайлы всех ключевых сегодняшних гостей, но как-то не обратил внимание. А стоило бы. Такие личные детали имеют значения в крупной игре.
  - Ваша девушка звонила, - добавила после паузы Катерина. - Сказала, что сегодня заберет все вещи и оставит ключи.
  - Хорошо - вздохнул Сергей Александрович, и удивился самому себе - это был вздох облегчения. - Спасибо, Катя.
  После ванильных сырников окружающий мир стал более привлекателен. Даже нависшая туча как будто рассеивалась, передумав извергаться. Сергей Александрович мысленно рассчитал, что и Цзинь Лунь уже наверняка успел передохнуть, и можно попробовать запросить о незапланированной встрече.
  Но так просто этого было делать нельзя. Если Лунь откажет ему в аудиенции - возникнет крайне неловкая ситуация. Нужно сделать так, чтобы он был вынужден принять его в любом случае.
  - У меня есть важная информация для господина Цзинь Луня, которую я хотел бы обсудить с ним лично, лучше с глазу на глаз. Сможет ли он уделить мне несколько минут? - спросил Сергей Александрович, позвонив Линь Су.
  - Вы хотели бы встретиться сейчас? - переспросил тот.
  - Да, если это возможно.
  - Господин Лунь сейчас на сеансе массажа. Но он ценит свое и чужое время, поэтому я могу узнать - сможет ли он вас принять во время сеанса.
  - О, тогда, может быть, лучше после?
  - После сеанса у господина занятие по психо-йоге, медитация и музыкальный урок арфы.
  - Да, плотный график. Хорошо, узнайте. Это очень важно.
  Через несколько минут консультант перезвонил и сообщил, что господин готов его принять. Но заранее извиняется, что собеседник не сможет увидеть его лица во время разговора.
  Сергей Александрович заверил, что это пустяки, главное, чтобы его присутствие не смутило господина Луня.
  Буквально пару минут спустя он уже поднимался на лифте в номер, в котором остановился гость. У номера его встретил консультант и два охранника. Те его тщательно просканировали.
  После чего, консультант с той же механической улыбкой пригласил:
  - Проходите, господин Лунь в спальне, направо.
  Сергей Александрович прошел.
  ***
  Повсюду в номере можно было заметить приметы того, что здесь гостит не совсем обычный человек. В европейском интерьере то и дело встречались разные необычные вещицы. К примеру, меч в ножнах, инкрустированных драгоценными камнями - явно не поддельными. Фигурка Будды на каминной полке, но не толстого, восседающего на деньгах, какие обычно можно увидеть на витринах сувенирных магазинов, а стройного и юного, умиротворенно сидящего, прикрыв глаза, будто что-то знающего, но молчащего об этом миллионы лет. Рядом с ним вращалась металлическая спираль, посередине которой были установлены золотые песочные часы - инсталляция, очевидно, символизирующая ход времени.
  На столике лежали игральные кости и книга. 'Четверостишие небесной горы' - мельком прочел Сергей Александрович. Приятно, не резко пахло благовониями. Словом, некая театральность и восточный колорит были соблюдены полностью. Единственное, что не вписывалось во все это азиатское великолепие, так это... арфа, стоящая здесь же. Хотя сейчас Сергей Александрович уже ничему бы не удивился. Особенно после того зрелища, что предстало ему, как только он вошел в указанную спальню.
  На массажном столе, который, как будто, подняли прямо над кроватью под балдахином, едва прикрытый тонкой материей, лежал и удовлетворенно покрякивал господин Цзинь Лунь. Над ним интенсивно трудился массивными мускулистыми руками молодой смуглый парень. Другой - такой же мускулистый парень разместился у его ног, и одновременно массажировал ему пятки. На обоих молодых людях были лишь свободные льняные штаны, а подтянутые, словно от природы торсы - были выигрышно обнажены.
  Но не двусмысленная обнаженность юных массажистов поразила Сергея Александровича, и даже ни слишком фривольно-открытая пятая точка главы самого крупного синдиката Юго-Восточной Азии, и не его смешные, глупые покрякивания, а то, что покрякивал он... по-русски!
  - Вот здесь... да... Ох! Вот тут еще раз пройди... Кхх. Застудился где-то, сквозняки повсюду... Ммм...
  Массажист серьезно и молча выполнял все указания клиента: то ритмично стучал руками, словно разделывая мясо на спине главы синдиката, то мял спину, как тесто, то проходился сильнее или слабее по тем местам, где ему указывали.
  Сергей Александрович стоял все это время у входа в спальню, не решаясь заявить о своем присутствии. Никто его как будто не заметил. А Цзинь Лунь все это время лежал лицом вниз.
  - Прошу прощения - наконец, решился он. - Господин Цзинь Лунь, вы мне назначили здесь встречу.
  - О, да-да, проходите, не стесняйтесь, молодой человек, как вас... Сергей? Ммм... вот здесь еще, пожалуйста, сильнее. Да, Сережа, проходите. Я очень извиняюсь, что вынуждаю вас лицезреть этот интимный процесс, но сами понимаете, для политесов сейчас совершенно нет времени. Хххх, да что ж такое, все чакры повыскакивали, я слушаю вас очень внимательно, я так понимаю, что если вы оказались здесь, то значит дело у вас ко мне чрезвычайной важности... Оххх... Не обращайте внимание, да.
  Сергей Александрович был не из самых впечатлительных людей, или из тех, кто 'не верит своим ушам и глазам'. Он верил и тому и другому. Но надо было признать, что более реальным от этого происходящее не становилось. Ему вдруг подумалось, что, может, он заснул в машине в том тумане? И все это ему до сих пор снится? Ничем другим абсурдность ситуации было не объяснить.
  Стоит заметить, что внешне господин Цзинь Лунь совсем не походил на русского. В его чертах не было ничего, что указывало хотя бы на смешанную кровь. Обычный китаец. Мало различимый от остальных для европейского глаза. Тем ни менее, говорил он не только без акцента, но и без какого-либо намека на то, что это не его родной язык. Даже его 'Охх' - звучало более чем по-русски!
  - Господин Цзинь Лунь... Вы... - Сергей Александрович чуть было не спросил 'шпион?', но ограничился вопросом, ответ на который был очевиден. - Говорите по-русски? Я... читал вашу биографию, но...
  Он не договорил.
  - Ах, это, - отмахнулся Цзинь Лунь. - За это тоже простите, голубчик. Хех, я совсем забыл, а для вас, наверное, шок, да? Ха-ха, вот уж вы никак не ожидали, да? Оооммм... Нет, здесь не дави, вот тут... да-аа...
  Цзинь Лунь, наконец, махнул массажистам рукой, те отошли, и Лунь, покряхтывая, начал заворачиваться в полотенце, которым был прикрыт. И тут Сергей Александрович впервые в жизни захотел ущипнуть себя - оказалось, что никакого стола под китайцем не было, все это время он самым настоящим образом висел в воздухе. Глава китайского синдиката - левитировал! И сейчас он медленно спускался и, наконец, сел на кровать. Повозившись с полотенцем, он встал на встречу к Сергею Александровичу, протянул было руку, но тут же ее отдернул.
  - Ах, извините, я весь в этом розовом масле, вам будет неприятно. А я не хочу доставлять неудобство. Вы ведь не можете не пожать мне руку, правда? У вас ведь на кону судьба вашего предприятия, - и Цзинь Лунь понимающе подмигнул. - А может и вся ваша судьба, как считаете? На кону ваша судьба сейчас или нет?
  Сергей Александрович все еще находился в довольно странном состоянии, и не был уверен, насколько серьезно задан этот вопрос, но все-таки собрался с мыслями.
  - Я всегда считал, что моя судьба в...
  - В ваших руках! Ну, не плетите эту чушь, молодой человек. Пройдемте, присядем. Эй, принесите нам чайку! - окликнул он. И тут же из соседней комнаты, будто по мановению волшебной палочки, появился еще один спортивный парень с оголенным торсом и серебряным подносом с фарфоровыми чашками, в которых был разлит ароматный горячий чай. Официант аккуратно расставил чашки на столик, стоящий рядом с мягким диваном, и удалился.
  Цзинь Лунь уселся на диванные пуфики в позе лотоса, жестом приглашая Сергея Александровича присоединиться к этому неформальному чаепитию.
  И Сергей Александрович решился присоединиться - оказалось вдруг, что поза лотоса очень удобна. Хотя до сегодняшнего дня он не чувствовал в себе подобной гибкости.
  - Итак, вы, кажется, хотели поговорить о судьбе? - произнес Цзинь Лунь, прихлебывая чай, и прикрывая глаза от удовольствия, как тот самый Будда.
  Чай действительно был очень вкусен. Пожалуй, Сергей Александрович такого никогда не пил...
  Приятное ощущение от чарующего напитка придало Сергею Александровичу былой уверенности и новой простоты. Он понял, что обычным его визит уж точно не назовешь, и поэтому терять ему уже особо нечего. Этот летающий русскоговорящий китаец был или плодом его воображения, или кем-то, о ком он совсем ничего не знал.
  - Кто вы такой, господин Цзинь Лунь? - спросил Сергей Александрович, спокойно и размеренно отпивая очередной глоток чая.
  - О, ну наконец, вы заговорили как человек! - радостно произнес Лунь. - Теперь дело пойдет быстрее.
  Сергей Александрович решил не уточнять, о каком деле идет речь. Так как понимал, что возможно совсем не о том, которое привело его сегодня в этот номер.
  - Кто я такой? А сами как думаете? Ну ладно, не будем играть в таинственность. Я, как бы это сказать...
  Цзинь Лун как будто пытался подобрать подходящее слово.
  - Даже не знаю, стоит ли на вас вот так все сразу вываливать. А вдруг вы еще не готовы? Или готовы?
  - Я готов ко всему - кивнул Сергей Александрович. И вдруг понял, что это действительно так. Он готов даже к тому, что Цзинь Лунь сейчас прямо перед ним раствориться в воздухе вместе с дымком из чашки чая. Словно джинн, которого кто-то выпустил по ошибке из сумасшедшего дома или из бутылки.
  - Да-да. Вы на верном пути. - закивал Лунь. - мыслите в верном направлении. Осталось совсем чуть-чуть. Я про бутылку - пояснил он. - А вот про сумасшедший дом это вы зря, это обидно.
  - Вы читаете мысли? - спросил Сергей Александрович невозмутимо.
  - Ну, это громко сказано. Читаю мысли! 'Он наверное колдун, маг, волшебник!' Так вы думаете, да? Да ничего подобного. Просто улавливаю вашу переменчивую ауру, которая сейчас разлита вокруг вас вместе с этим ароматом чая.
  - Так дело в чае?
  - Дело во всем, - кивнул Лунь на этот раз серьезно. - Ну, хорошо, не буду мучить вас. Сережа, я - Бог.
  Произнеся это, Цзинь Лунь смиренно прикрыл глаза.
  - Точнее - Будда, - добавил он, приоткрыв один глаз и снова его закрыв.
  И он действительно в этот момент был похож на божество. Правда, на то, большое и толстое, из сувенирных магазинов.
  Сергей Александрович помешал ложечкой чай, чтобы растворить кусочек сахара, который он туда положил.
  - Будда - в смысле тот самый? - уточнил он на всякий случай, кивая на статуэтку, стоящую на каминной полке.
  - Именно - скромно вздохнул Цзинь Лунь. - Точнее... Я вам, конечно, немного наврал. На самом деле зовут меня Иван Петрович Мизинцев. То есть звали когда-то. Однажды, было это очень давно, зашел я в одну антикварную лавку и приглядел вот эту самую статуэтку. Не просто же так она тут стоит, как думаете? Она же должна что-то значить, да? Иначе как у Чехова - ружье не выстреливает.
  В голове у Сергея Александровича давно уже выстрелили все ружья. Разве что самое последнее еще молчало. Из которого можно было бы воображаемо застрелиться.
  - Нет, ну что вы. Поводов никаких нет. Оставьте эти суицидальные настроения. Вы отличный парень, у вас все получится, я уверен. Ну, так вот, продолжаю свой занимательный рассказ. Вам ведь интересно, не скучно?
  Сергей Александрович отрицательно покачал головой.
  - Хорошо. Значит продолжаю. Купил я, стало быть, эту вещицу, но скоро понял, что она не простая... Мне стали сниться странные сны, по ночам божество приходило ко мне и уговаривало принять его в мою оболочку. Обещало, что я не потеряю свою личность, ясность своего сознания, память - в общем, ничего плохого не случится, лишь оно - божество, сможет стать свободным. Ощущать эту жизнь, ее вкус, запах, цвет... И что оно дарует неведомые мне доселе возможности. Я стану, не побоясь этого слова, Богом на Земле. Не причинив никому вреда, не сделав никому зла. Он рассказал, что дух его был помещен давным-давно жрецами в эту статуэтку - для благих целей, чтобы он не был потерян навсегда. Жрецы эти замуровали божечку в статуэтку и остались этим довольны, каковы, а? В общем, после нескольких недель уговоров и разговоров я, наконец, согласился. Нами был проведен ритуал - о нем я расскажу вам позже - и дух Будды оказался внутри меня.
  С той поры, как вы понимаете, жизнь моя совершенно преобразилась. Всему, чтобы я не делал, даже если просто сидел под деревом в жаркий полдень и наслаждался отдыхом, сопутствовал успех. Мне на голову падало яблоко, и оказывалось, что вот уже я самый лучший производитель яблочного сидра в стране. Стоило мне посмотреть на здание - и я уже становился его хозяином. Как будто ничего не делая - я получал все. Но окружающие говорили, что я невероятно умен, прозорлив, талантлив, хитер и так далее. В общем, божественное создание не обмануло. Все исполнило. Да, и плюс бессмертие. Забыл упомянуть, да? Вот ведь. Самое главное забыл! Это, конечно, не очень удобно. Приходится скрываться от паспортных служб. Зато в теле китайца вполне неплохо - азиаты часто до старости выглядят моложаво. 'Но почему китаец?' - наверное, подумаете вы? А вот тут божество, помню, сконфузилось, и предложило принять мне какой-то 'более удобный' облик. Якобы, с моей внешностью сложновато будет добиться успеха в обществе. Нет, мол, ничего невозможного, но лучше будьте вы не Иваном, у Цзинь Лунем. Вот так. Ну а что? Дело понятное. Стоит ли обижаться? Я бы и сам не выбрал быть Иваном, если бы при рождении предложили. В общем, ни в чем не обманул меня сей Бодхисатва. Но... Вы же догадались уже, что будет 'но'? Без 'но' и рассказ неинтересен, правда? Ну, Будда и Будда, подумаешь, с кем не бывает, так ведь?
  Он как будто всерьез ждал ответа на этот вопрос.
  И Сергей Александрович кивнул.
  Да, у всего всегда есть свое 'но'. Я, понимаете ли, Сережа, устал. Как можно устать от вечности, спросите вы? А вот очень просто. Есть тут обратная невидимая сторона. Думаете, почему я вам все это сейчас рассказываю, а?
  Сергей Александрович вопросительно посмотрел на Ивана-Будду.
  - Потому что вы - избранный - произнес Иван Петрович.
  Но тут же весело захихикал.
  - Ну, ладно, это я шучу, не принимайте всерьез. Насчет этого да, а все остальное - чистая правда. Поверьте, вы не бредите. Но выбрали мы вас, и правда, не случайно. Мы давно путешествуем по миру в поисках подходящего облика, и вот сегодня увидели вас. Божество сразу мне шепнуло, что у вас есть задатки, и я решил присмотреться. Хотя я рассчитывал на вечернюю встречу в клубе. Вы нас собирались ублажить по полной, да? - снова захохотал Иван Петрович, подмигивая. - Но вы пришли раньше. Не иначе, как сами пути неисповедимые привели вас сюда, Сережа.
  - Привели меня сюда скорее пути глубоко-корыстные - возразил Сергей Александрович - так ли я уж подхожу быть новым богом?
  - А, да это все ерунда. Кто не без греха? Ну, хотели взгреть друзей-китайцев на пару миллиардов! Пустяки какие. Нет, это не тот грех, за который в Будды не берут, поверьте.
  - Вы сказали, что устали. Но от чего? Может, вы мне хотите предложить что-то такое, от чего сами хотите избавиться.
  - О, молодец! - воскликнул Иван Петрович, - снова мыслите верно. Если у человека все хорошо, зачем же отказываться от этого, да? Значит, есть тут какой-то подвох, ага! Как же иначе.
  - Так в чем он? - спросил Сергей Александрович, чувствуя, что в голове у него совсем туманится. То ли от чая, то ли от абсурдного Ивана Петровича.
  - Есть кое-что - уклончиво ответил Иван Петрович и покосился на Сергея. Как бы вам это сказать... в общем...
  - Мне нужно будет поменять внешность? - подозрительно спросил Сергей Александрович.
  - Внешность? О, нет. Вам-то зачем? Нет, с вами все более чем в порядке. Даже слишком. Помните, мы говорили про судьбу? Так вот, каждый день вам придется принимать эти самые 'судьбоносные решения'. Кому умереть, кому выжить, кому выздороветь, кому заболеть. Чей народ победит в войне, на кого бомбу скинут, а кого пощадят. От этого прямо, знаете, Сережа, голова раскалывается. У меня мигрени почти ежедневные. Аппетит иногда даже пропадает - пожаловался Иван Петрович. В общем, не могу я так больше. Хочу немного пожить нормальной жизнью. Поехать, я не знаю, в Сочи, в Кисловодск, погулять на природе, пообщаться с людьми по-простому, так, чтобы не знать наперед - чего они там себе думают, и от чего умрут. Понимаете? Достало, во! - и Иван Петрович показал характерный жест 'ножом по горлу'. - Пожить я хочу. Понимаете, по-человечески. Поэтому и предлагаю вам, голубчик, эту замечательную возможность. Ну как, вы согласны? - ласково спросил он.
  Но Сергей Александрович не торопился.
  - А разве это возможно, чтобы такие важные решения богом принимались единолично? - задумчиво спросил он.
  - Нет, конечно, есть масса предпосылок, весы судьбы всегда склоняются в какую-то сторону. Но основное решение, все же, должно исходить от вас. Вы, как бы это сказать, верховный судья, Демиург этой вселенной. А люди... Просто не могут все быть счастливы, не болеть, жить вечно. Понимаете? Надо как-то выбирать. Кто чего заслужил. У кого просто карма плохая - не повезло. У кого грехи какой тяжести. Да, и еще - близким и друзьям помогать нельзя. Тоже вот такое условия. Бог должен быть беспристрастным.
  - А если нарушить это правило, что тогда?
  - Тогда вы вернетесь в статуэтку. И будете ждать, как ждал он - и Иван Петрович кивнул на камин.
  - А почему нельзя, чтобы все были счастливы и жили вечно? - задал вдруг детский вопрос Сергей Александрович.
  - Ну, как почему. Нельзя потому что нельзя. Нет таких законов у Мироздания и все тут. 'Наша жизнь есть любовь. А где любовь, там и Бог, а где Бог, там все добро'. 'Добро', понятно?
  - Ясно - кивнул Сергей Александрович.
  Вопрос о законах Мироздания как будто был улажен. Но оставался еще один вопрос. Почему-то он все настойчивее крутился в голове у Сергея Александровича.
  - Вас что-то смущает, Сережа? - допытливо поинтересовался Иван Петрович. - Не хотите головных болей? Вы знаете, есть чудесные рецептуры. Китайцы в этом, кстати, очень сильны. Не так уж я этим страдаю, может и преувеличил чуток. Так, пару раз в месяц, не чаще. Ну что, решаетесь?
  Сергей Александрович как-то замялся.
  - А почему все ваши слуги - так странно одеты?
  - А, вы думаете, что я... Ну, да, я бы тоже подумал. Я, знаете, просто подписал договор с тайваньской кейтеринговой компанией, и они мне прислали всех этих юношей. Но я, в общем-то, и не против. Чего своим пузом перед красавицами светить, да? Отличный сервис, я доволен!
  - А что за ритуал? Обряд инициации? - решил прояснить Сергей Александрович, чтобы не оставалось уж никакой недосказанности в этом деле.
  - О, это самое простое из всего. Вы просто мысленно произносите на русском языке: 'Я есть Будда. Будда во мне. Да разверзнутся небеса и исторгнут божественный дождь, да проглянет солнце, да рассеется туман неопределенности, в день, когда я стану самим собой'.
  Иван Петрович замолчал.
  И все? - спросил Сергей Александрович.
  Да. И все.
  - У меня же есть время подумать?
  - Конечно! Но не затягивайте с этим слишком... Облака сомнений ни к чему в таком деле. Решайтесь быстрее, будьте смелее, это же в вашем характере! И Иван Петрович Будда в очередной раз подмигнул своему протеже.
  
  ***
  Сергей Александрович возвращался в офис, с явно нарастающей головной болью. А ведь он еще даже не стал никаким богом. Кстати, Будда так заболтал его, что он даже не успел выяснить - примет ли тот в итоге их бизнес-предложение. Хотя о чем это он. Ему же только что предложили абсолютную власть и вечную жизнь. Правда, предложили? Или просто напоили каким-то дурманом? Все этот коварный чай. Все он... Что там он говорил?.. Про небеса и божественный туман?..
  Я есть Будда. Будда во мне. Да разверзнутся небеса, и исторгнут божественный дождь, да проглянет солнце, да рассеется туман неопределенности, в день, когда я стану самим собой' - вдруг неожиданно ясно и четко мысленно произнеслось в голове у Сергея Александровича.
  Через несколько минут, когда он подъезжал к дому, ему позвонил Ян.
  - Ты где пропадаешь? - услышал он в трубке возбужденный голос Яна. - Целый час пытаюсь тебе дозвониться. Ну, ладно. Китайцы согласны! - кричал Ян в трубку. - Они берут весь пакет, плюс предлагают еще один контракт!
  Сергей Александрович потер лоб, словно пытаясь избавиться от наваждения.
  - Так что, значит в клуб мы не поедем? - спросил он как-то невпопад.
  - Да причем тут клуб. Какой клуб? Ты что, пьян? Да, и еще - Гендир хочет с тобой поговорить. У него был какой-то странный голос. Как будто он собирается озвучить завещание.
  В трубке послышался смешок.
  - Да, и глава 'Себ-Инка' тоже с нами. Не захотел упускать возможность вписаться в китайский контракт. Помнишь, ты все говорил, что он не 'себ', а 'бес', так вот, и Бес теперь с нами.
  Ян еще что-то говорил, но Сергей Александрович его уже не слышал. Он спешил к главной автостраде, по которой сейчас ехала его помощница Катя, и куда он собирался успеть до катастрофы...
  Над городом рассеивался туман.
  И собиралась большая грозовая туча.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ю.Меллер "По зову сердца" (Любовное фэнтези) | | Д.Тараторина "Равноденствие" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Кофф "Зона риска" (Современный любовный роман) | | LUSI "Похоть Демона" (Любовное фэнтези) | | В.Мальцева "Абсолют: Позволь тебя любить" (Современный любовный роман) | | K.Favea "21 ночь" (Романтическая проза) | | Р.Вольная "Одна из тысячи звезд" (Современный любовный роман) | | С.Грей "Гадалка для миллионера" (Современный любовный роман) | | Э.Ридлин "Сердце подскажет" (Любовное фэнтези) | | LUSI "Слабость Демона" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"