Выпринцев Руслан Сергеевич: другие произведения.

Надежда умирает первой

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Участник конкурса ПВ-19.


***

  
   Ничего так не вдохновляет на работу, как ее отсутствие. Не замечали? Значит, вы не любите свою работу. А если любите, попробуйте на досуге уволиться или, в крайнем случае, уйти в продолжительный отпуск. Привычный уклад жизни нарушится. Никуда не надо спешить, утром можно подольше поваляться в постели, к обеду заказать пиццу, а днем позвонить подруге, рассказать ей о своих планах на вечер или на ближайшие лет десять, договориться с ней о встрече в престижном ресторане, а потом поехать в ночной клуб и тусить там до утра. Но почему-то вместо этого хочется что-то сделать, куда-то бежать, кому-то донести, что еще не все утрачено, еще можно это все вернуть, отыграть потерянное, найти неизвестное и доказать необъяснимое. К чему я веду? Сейчас все объясню.
   Со мной вчера произошла одна история, которая сорвала мои планы, перевернула все с ног на голову, а напоследок еще ударила, как говорится, под дых. От чего у меня заболело сердце и нарушилось душевное состояние. До истерики дело не дошло, но я была на грани.
   А началась история с подкинутого в мой почтовый ящик письма. Я каждый день проверяю почту, когда возвращаюсь после работы домой. Эта привычка осталась еще со времен учебы в университете. Письмо было в запечатанном конверте без адреса отправителя. Получателем значилась Румянцева Виктория, которая в этот момент мечтала добраться до порога своей квартиры и разуться. Поэтому, запихнув в сумочку письмо, прихрамывая, я направилась к лифту. "Кто использует обычный почтовый ящик для передачи сообщения в век мессенджеров"? Очевидно, ответ должен находиться в конверте. Войдя в квартиру, я с наслаждением сбросила такие дорогущие и такие неудобные туфли. Тут же вскрыла послание, о чем впоследствии пожалела, но было уже поздно. Рука дрогнула, и к многострадальным ногам упало несколько фотографий. На фотках Ваня совсем не платонически прижимался к одной из моих подруг, смазливой девушке с грудью четвертого размера и тонкими, как у фотомодели, ножками, которые не скрывала, а скорее подчеркивала стильная мини-юбка из микровельвета в приглушенном оттенке хаки. Я сама такую присмотрела в бутике на Садовой и собиралась купить со следующей зарплаты. Но Наденька меня опередила. И судя по фоткам не только с юбкой. Телефон Ивана Золотова не отвечал. Полчаса назад Ваня отпустил меня домой, сказал, что сам закроет офис, а потом заедет на "стометровку", переулок с многочисленными барами, кафе и ресторанами. И как раз в пяти минутах ходьбы от "стометровки" жила Надежда Сергеева. "Моя подруга, уже бывшая подруга, вражина, змея подколодная. Убью гадину!"
   С этой мыслью я быстро переоделась в лучший свой наряд - светлое струящееся платье с пайетками, которое подчеркивало все мои достоинства и скрывало.... "А вот нет у меня недостатков, не дождетесь!" Жемчужно-серые лодочки под это платье, к счастью, сидели как влитые, нигде не терли и ничуть не жали. Я летела в них по улице, а летний ветер приятно освежал, заставляя платье трепетать. Среди прохожих равнодушных не было: мужчины смотрели оценивающе, а женщины делали вид, что не замечают.
   - Ходят тут всякие, - ворчливо прошипела разменявшая больше полувека соседка моей подруги Альбина, проходя мимо меня в лифт на пятом этаже. На рукаве ее серой застиранной блузки был отчетливо виден слегка смазанный темно-красной след от губной помады, а взлохмаченные длинные волосы расчесывались в последний раз, наверное, еще в прошлом веке. И вот передо мной потертая временем дверь в квартиру Надежды. Звонок почему-то не работал. Я постучала, приготовившись набрать в легкие больше воздуха, чтобы на одном дыхании высказать бывшей подруге все, что я о ней думаю. Ожидание затянулось. Я постучала еще раз, надавив рукой на ручку. Она опустилась, язычок замка сместился, и дверь, подхваченная сквозняком, неожиданно со скрипом открылась, а я сломала ноготь.
   - Что ж так не везет-то сегодня! - почти прокричала я и влетела в квартиру, захлопнув дверь.
   "Если они сейчас оба в кровати и..."
   Я угадала наполовину. Вани в кровати не было, а вот Надя лежала поперек сбившейся простыни и, казалось, спала. Но бледное лицо, размазанная на щеке помада и неподвижное тело женщины затормозили мой порыв. А злые и нехорошие слова, которые я подготовила к встрече с подругой, так и осталась невысказанными. Еще несколько секунд я находилась в ступоре, пока в прихожей не скрипнула входная дверь. Медленно, постоянно оглядываясь, вернулась в коридор и выглянула на лестничную площадку, но никого не увидела. Снова захлопнув дверь, на полусогнутых ногах я подошла к телу подруги и дрожащими пальцами попыталась нащупать у Нади пульс, сначала на запястье, а потом на шее. Ее тело было еще теплым. Я достала из своей маленькой Gucci зеркальце и поднесла к Надиным губам. Надежда покинула меня во всех смыслах этого слова. На одной из подушек я отчетливо увидела следы красной губной помады и слюны. А вот и орудие убийства. Кто же задушил Сергееву? С этой мыслью я схватила телефон, чтобы позвонить в полицию, но в последний момент передумала. Надю уже не спасти, а вот моя персона, склонившаяся над еще теплым телом подруги, в лучшем случае вызовет ненужные расспросы у полиции, а в худшем вместе с фотографиями из сумочки будет красиво смотреться в суде, где мне пришьют убийство. Я медленно подошла к выходу. Старые дверные петли снова заскрипели. Я выскользнула на площадку, молясь всем богам сразу, чтобы меня никто не увидел и не услышал.
   Уже на улице я сообразила, что в квартире остались мои отпечатки и сломанный ноготь. Но возвращаться не стала. Пробежав несколько минут, остановилась и снова позвонила Ивану. После десятого по счету гудка я услышала приглушенную музыку и нетрезвый голос:
   - Ало... слушаю.
   - Ваня, ты где?
   - Где я? А черт его знает, в баре я на "стометровке". С Серегой, директором фирмы, что открылась вчера рядом с нашим офисом. Поспорил, что перепью его. И перепил. Только вот...
   Дальше разговор прервался, я услышала короткие гудки. "Так, с этим все ясно, я с ним завтра поговорю, когда проспится".
   - Любочка, привет, дорогая, ты дома? Только зашла? Я к тебе сейчас забегу.
   Еще одна моя институтская подруга, Любовь Вознесенская, открыла дверь, вытирая длинные мокрые волосы махровым полотенцем. На подруге был цветастый домашний халатик и теплые тапочки голубого цвета с вышитым розовым зайчонком.
   - Чего стряслось?
   - Надю убили! Я Верке позвонила, сейчас тоже приедет к тебе.
   - Стоп! Как убили?
   - Задушили подушкой.
   - Кошмар. Ты откуда знаешь?
   - Только что из квартиры ее сбежала. Меня соседка, эта старая карга, видела, когда я к ней шла, да и наследила я там. Еще эти фотографии. Меня точно посадят! Что делать, что делать?
   Люба бросила полотенце на кровать, схватила меня за плечи, отвела на кухню и начала успокаивать.
   - Без паники, подруга, сейчас Верка подойдет, что-нибудь придумаем. Кстати, о каких фотографиях ты говорила?
   - Вот об этих.
   Я достала из сумочки злополучные фотки и показала их подруге. Вознесенская нахмурилась и как-то поникла, опустив голову.
   - Что? - не выдержала я.
   - Вика, прости, я тебе хотела позвонить, но закрутилась. Кто-то мне минут тридцать назад с левого номера скинул на вайбер эти фотки.
   - А мне на скайп.
   Мы с Любой повернулись на голос, на пороге стояла Вера Краснова. Наша красотка. На ней гармонично сочетались: белая блузка, разноцветная юбка-карандаш и красные туфли на высоком каблуке. И даже сумочка-клатч изумрудного цвета казалась к месту в этом калейдоскопе цветов.
   - Если вы о фотках с Иваном и Надей, то я их видела. На скайп кто-то сбросил, и тоже около получаса назад. Что с Надюхой?
   - Убили ее, - почти прошептала я, и глаза предательски защипало. Уткнувшись в халат Любочки, я зарыдала, уже не сдерживаясь. Нахлынув, эмоции также внезапно отступили. Последний раз всхлипнув, я оторвалась от груди подруги и посмотрела на Веру.
   Краснова растерянно взглянула на меня. У нее задрожали губы, и глаза наполнились слезами. Впрочем, это ничуть не испортило ее прекрасное личико. На ее миловидном лице начали слегка подрагивать губы, и вот уже первая слеза мелькнула в уголке глаза. Но женщина глубоко вздохнула и аккуратно смахнула влагу указательным пальцем правой руки.
   - Верунчик, ты же среди нас самая умная, посоветуй, что делать. Там же в квартире мои отпечатки остались, и соседка меня видела. Вот дура я, дура. И зачем поперлась к Надьке домой!
   От моих слов Вера окончательно пришла в себя и, обращаясь к хозяйке квартиры, сказала:
   - Так, Люба завари нам чайку для начала.
   - Может, кофе?
   - Кофе портит цвет лица. Давай чаю... зеленого. Будем думать.
  

***

  
   Разговор уже длился минут двадцать. Я от волнения съела все печенье из глубокой вазочки, запивая его душистым зеленым чаем. И тут Вера сказала:
   - Стоп. Подведем итоги. В полицию заявлять пока не будем, иначе Вику сразу загребут. Она у нас самая подходящая для подозрения кандидатура. Кстати, Викусь, а ты Надьку того... действительно не убивала?
   - Чего? Нет, конечно. Кстати, я вот вас, девчата, тоже хочу спросить. А, может, это вы Надежду придушили? Еще с универа вы на Ваню глаз положили, я же знаю. А кто с ним месяц назад еще шашни крутил?
   - Остынь, Вика, когда это было? - чуть, склонив голову к столу, произнесла Люба.
   - С тех пор прошло двадцать восемь дней, пять часов и, - я глянула на часы, - восемнадцать минут. Я тогда в первый раз Ивана поцеловала.
   - Ага, значит, все-таки ты его увела у меня? - Люба даже привстала с кухонного стула. - А кто мне божился, что это Ваня меня бросил и тебя первым поцеловал?
   - Стоп, подружки, не ссорьтесь. - Верочка попыталась остановить разгорающуюся ссору. - Иван - еще тот кобель, ни одну юбку не пропускал.
   - Что? - в один голос воскликнули мы с Любой.
   - Да он дней пять назад сам ко мне подкатывал.
   - И ты молчала?
   - Девчата, ну простите. Я думала, он не серьезно. В ресторан пригласил, мы немного выпили. Вернее, много выпили. Вика, не смотри на меня так. И ты, Люба. Ничего не было, вернее, было, но ничего серьезного.
   - Что значит, ничего серьезного?
   - В такси целовались, и он мне под юбку залез... кажется.
   - И это ты называешь несерьезным? И что значит "кажется"?
   - Да я его сразу отшила, хотя и смутно помню этот вечер, выпила, действительно, много. Но проснулась одна в своей квартире. Значит, ничего не было.
   - Железная логика. Это когда было?
   - В прошлую субботу.
   - То есть, в воскресенье ты проснулась одна в котором часу?
   - В двенадцать, голова болела жуть.
   - И ты гарантируешь, что Вани у тебя не было? У меня вот его тоже не было. Он сказал, что с друзьями будет расслабляться. Где же он тогда ночевал? В своей квартире у него ремонт, он у меня ночует, если не у друзей.
   Я начинала закипать, тут уже Люба схватила меня за руки, не давая встать со стула. А Вера попыталась оправдаться.
   - Вот гарантии дать не могу. Может, он и заходил, но до утра точно не остался, я бы запомнила.
   - А в этом я уже начинаю сомневаться, - со злостью прошептала я, глядя в глаза Вере.
   - Девчата, давайте не будем ссориться. Лучше подумаем, кто мог убить Надежду.
   Люба поочередно поворачивала голову, останавливая взгляд на наших лицах. Первой сдалась Вера.
   - Согласна. Думаю, мы все могли ее убить. У вас, девчонки, мотив - ревность. А мне Ваня не нравится, просто я в тот вечер много выпила. Поэтому мой мотив - месть за поруганную честь подруги. Только вот, какой смысл убивать одну подругу, чтобы защитить другую?
   - А может, Надя у тебя модную шмотку увела из бутика? - спросила я, вспомнив о мини-юбке из микровельвета.
   - С ума сошла? Я за такое с ней неделю бы не разговаривала. Но не убивать же за это?
   - А как ты только что к Любе вошла? Дверь же была закрыта, - вдруг спросила я, пристально глядя в глаза Веры.
   - Да так и вошла! У меня тоже ключи есть. Люба дала на всякий случай. Если потеряет, то я свои запасные предоставлю. Вика, ты же мне тоже свои ключи от квартиры дала. Забыла?
   - Нет. Но тогда и Надежда тебе ключики подбросила, правильно?
   - Ну да, что тут такого. Вы же мне всегда доверяли. Я ваша лучшая подруга. Или уже нет?
   - Просто, когда я пришла к Наде, дверь в ее квартиру была не заперта, только захлопнута на язычок. Но я нажала на дверную ручку, дверь открылась.
   - Ну и что?
   - Меня смутил скрип входной двери от сквозняка. Но не тогда, когда я вошла, а позже. Я уже была в комнате, где лежала Надя.
   - И что тут такого? Ну, скрипнули петли, от этого я убийцей не стала. Как и Люба.
   - А я тут причем?! - воскликнула вторая подруга. - Я уже месяц как смирилась, что Ванька с Викой встречается. Зачем мне ее убивать из-за каких-то фоток? Я бы, скорее, Вику тогда придушила, чем Надю. Или Ваню, этого козла.
   "Значит, не смирилась, - мелькнула у меня мысль, - но месяц, действительно, много. Зачем так долго ждать?"
   - Стойте! - сказала я и сделала паузу, чтобы подруги посмотрели на меня и замолчали. - Если дверь скрипнула во второй раз, значит, кто-то ее открыл. От сквозняка язычок не даст двери открыться. Думаю, убийца находился еще в квартире, когда я вошла. Спрятался в ванной или на кухне. Надя еще теплая была. Если бы я пришла на несколько минут раньше, возможно, наша подруга осталась бы живой. Хотя, вряд ли, я и так почти бежала от своего дома.
   - А, может, это Ванька ее придушил? - вопрос задала Вера, после которого мы все втроем задумались.
   - Я ему звонила минут через пятнадцать, как нашла Надю в кровати. Он лыка по телефону не вязал. Где-то пил с каким-то директором из соседнего офиса. По голосу, вроде, пьяный. Но, мог и притворяться. Надо его срочно найти.
   - А где он куролесит? - Спросила Вера.
   - На "стометровке". Обычно сидит в "Теремке", но сегодня у него соревнование, так что может зависнуть в любом баре.
   - Тогда, чего мы ждем? Ноги в руки и вперед!
  
  
  

***

  
   Переулок Нагатинский назвали "стометровкой" еще в девяностые. Протяженностью метров двести, не больше, он вмещал в себя около двадцати мелких баров, их в то время называли "наливайками". Почему же такое странное спортивное название? На "стометровке" проходили соревнования... по дринкам. Один дринк - пятьдесят грамм водки, виски или другого сорокаградусного напитка. Соревнующиеся заходили в первый бар, расплачивались за свой дринк, выпивали рюмку, ничем не запивая, а затем направлялись в другой. Там история повторялась. Между дринками проходило не более трех-четырех минут. Еще никто так и не добрался до конца "стометровки". Двенадцать баров - этот рекорд пока оставался непревзойденным. Прошли годы, "наливайки" разрослись, сменились вывески, некоторые бары объединились в один, сейчас питейных заведений насчитывалось ровно одиннадцать штук. В наши дни проигравшего в "забеге" нередко выносили на дружеских плечах после девятого-десятого бара. Почему многие спорили и проигрывали друг другу? Все очень просто. Хотя за время соревнования пьющие употребляли всего по пол-литра спиртных напитков, это происходило за сравнительно короткое время и малыми дозами. Алкоголь попадал не только в желудок, а еще растворялся во рту и пищеводе, впитываясь быстрее, чем при употреблении большими порциями со значительными перерывами во времени да еще под хорошую закуску. Если говорить по существу, то клиент сильно пьянел минут за двадцать-двадцать пять, а через пять уже не мог стоять на ногах.
   Мы с девчонками нашли Ивана в десятом баре "Минутка", предпоследнем, если считать от первого "Теремка". На столе, где он сидел, я увидела начатую бутылку водки, фруктовую нарезку, по паре рюмок и стаканов с соком. Золотов был пьян в стельку и пытался связно говорить с высоким крепким мужчиной, который мне показался смутно знаком. Точно, это с ним Иван соревновался. Я его видела сегодня рядом с нашим офисом. Этот "спортсмен", несмотря на свою крепость, выглядел даже пьянее Ивана. Сам Золотов испачкал свой белый пиджак, от которого несло не только алкоголем, но и продуктами пищеварения.
   - Нет, девочки, разговора с Ваней сегодня не получится, после соревнования они решили усугубить. - Сделала я вывод. - Что будем делать дальше? Есть предложения?
   Вера думала недолго.
   - Пойдем в "Теремок", видимо, оттуда они начинали свой забег. Поспрашиваем бармена. И затем навестим все бары по очереди. Нужно удостовериться, что Золотов не мог отлучиться на десять-пятнадцать минут, чтобы убить Надю.
   Бармен в "Теремке" по фотографии вспомнил Ивана сразу.
   - Этот с другом выпили по дринку, каждый за себя расплатился, и они ушли. Перед этим договорились пить в каждом последующем баре, друг с другом не разговаривать, не закусывать, не запивать, пока кто-то не упадет или сам не откажется от "соревнования". Побеждает тот, кто пройдет все одиннадцать баров менее чем за тридцать минут. Или по очкам, когда соперник первым выбывает, если упадет.
   - Вы уверены, что это был именно Иван Золотов, человек на этой фотке?
   - Девушки, я тут работаю не первый год, второго я помню плохо, он тут впервые, а на постоянных клиентов у меня глаз наметан. Если не верите, зайдите к охране, они дадут вам посмотреть записи камеры видеонаблюдения. Она как раз над стойкой висит. Видите?
   Уговорить охрану вызвалась Люба. Есть в ней какой-то шарм, от которого все мужики готовы сделать для подруги что-то хорошее. Цветы подарить, например, или записи посмотреть. Хотя картинка на старом мониторе оставляла желать лучшего, но Ивана я узнала сразу. Его белый костюм спутать с серыми нарядами остальных посетителей было невозможно. И по времени на видео видно, что Ваня начал соревнование задолго до того, как я прибежала к Наде. История повторилась и в других барах. И хотя камер видеонаблюдения, начиная с третьего, в питейных заведениях не оказалось, худощавого мужика в белом и его крупного друга в темной футболке запомнили многие. Даже некоторые заметили, что худощавый сначала отставал от крупного, подходил к очередной барной стойке с небольшим опозданием, но к бару седьмому догнал. А в восьмом, где над стойкой снова была установлена видеокамера, качество видео оказалось довольно неплохим. На экране я увидела, как Ваня сначала зашел в туалет, его фигура в белом пиджаке мелькнула в отдалении. Но уже скоро, не прошло и двадцати секунд, пошатываясь, к стойке подошел мой герой. Глупо улыбаясь, Ваня несколько секунд смотрел в объектив камеры, а потом резко выпил свой дринк и отправился догонять соперника, который уже выходил из бара. По неуверенной походке мужчин было видно, что до последнего, одиннадцатого бара "спортсмены" вряд ли дойдут. И действительно, мы же их обнаружили в десятом, в "Минутке". Когда мы с подругами снова вошли в этот бар, Ваня полусидел за столом, а его соперник уже сполз на пол. Один из охранников поднял мужика и после непродолжительной борьбы потащил к выходу. Иван в этот момент увидел нас.
   - О..., девочки! А как вы тут...
   После чего уже Золотов сполз с высокого стула. Мы с девчонками, сморщив носики, потащили Ивана к выходу. Сегодня мое платье обязательно отправится в стирку.
  
  

***

   Я почти не спала всю ночь, прислушиваясь к доносящемуся из соседней комнаты храпу Ивана. А под утро заснула. Когда проснулась, часы показывали четверть десятого. На работу я уже опоздала, поэтому неспешно поднялась, заправила постель и открыла дверь в соседнюю комнату. С удивлением обнаружила пустой диван и записку на столе: "Вика, жду тебя на работе, извини за вчерашнее".
   - А вот теперь нужно поспешить, - сказала я вслух, направляясь в ванную комнату.
   В офис попала только к обеду. Подходя к кабинету, сквозь открытые жалюзи на стеклянной двери я увидела, что Ваня с кем-то разговаривал по телефону и постоянно хмурился.
   - Хорошо, я буду в два часа дня, - услышала я последнюю фразу Ивана, войдя в кабинет.
   - Доброе утро, - поздоровалась.
   - День уже, Виктория. И он отнюдь совсем не добрый. Знаешь, кто звонил?
   - Кто?
   - Миронов Сашка. Помнишь?
   - Учился с нами в универе.
   - Да, мы с ним столько пива выпили вместе. Так вот он, оказывается, следователь. И сейчас ведет одно дело, а нас официально вызывает на допрос как свидетелей. Почему-то Сашка не смог до тебя дозвониться и попросил тебя разыскать.
   - Представляешь, я забыла телефон дома, а что случилось? - спросила я, стараясь не показать волнения в голосе, а у самой предательски дрожали руки, когда копалась в сумочке.
   - Надю убили.
   - Как? Когда?
   - Вчера, я подробностей не знаю, Сашка мне по телефону почти ничего не сказал. У него Надин телефон, вот он и начал обзванивать всех по списку. Ты же с подружками Надю лучше знаешь, вас же в университете прозвали святой четверкой.
   - Меня зря приписали к христианским мученицам. Вера, Надежда, Любовь и мать их София были святыми. А я на мамочку как-то не тяну. Да и имя у меня совсем другое.
   - Виктория - богиня победы в Древнем Риме. Она главнее какой-то святой. Так что не спорь. Лучше скажи, ты вчера, перед тем как меня найти на "стометровке", к Наде не заходила?
   - И зачем мне к ней заходить? - я постаралась произнести фразу непринужденно.
   - Не знаю, вы же подруги. Меня Саша спрашивал, где я и ты были с восьми до девяти вечера. Про себя-то я уверен, был на "стометровке" еще до восьми. А ты с подружками подошла уже после девяти в "Минутку". Кстати, вас было трое без Надежды. И ты мне вчера говорила, что с подружками не собираешься встречаться и сразу поедешь домой.
   - Планы поменялись, мы решили встретиться. А Надя по телефону не отвечала.
   Иван задумчиво посмотрел на меня.
   - Викусь, я твой начальник и близкий друг. Мне ты можешь все рассказать. Я же вижу, что ты волнуешься и что-то от меня скрываешь.
   Я оглянулась на закрытую офисную дверь, подошла к ней и опустила жалюзи.
   - Ты прав, я была у Нади и нашла ее задушенной подушкой. Но я ее не убивала. Потом позвонила подружкам, мы встретились у Любы, обсудили все, и пошли искать тебя. Нашли в "Минутке". Потом проверили остальные бары, расспросили барменов. Тебя видели во всех барах, где ты устроил алкогольный забег с тем высоким и плотным мужиком, что работает в соседнем офисе.
   - Да, это с Серегой мы поспорили. Я, его, кстати, перепил. Он не верил, что за полчаса сможет так опьянеть, что с трудом будет стоять на ногах. Постой, ты сказала, что проверяла все бары и спрашивала обо мне? Но зачем? Ты думаешь, что я мог убить Надежду? Это же чушь! У меня не было ни мотива, ни возможностей.
   - Как раз мотив у тебя был. - Я достала из сумочки несколько фотографий.
   Иван снова нахмурился, на его простом округлом лице губы слегка побелели и сжались в тонкую нить.
   - Наверное, пьяный был, Викусь. А кто тебе эти фотки дал?
   - Аноним. Кстати, такие же получили все мои подружки, кроме Нади. Хотя, может, у Надежды в телефоне тоже эти фотографии имеются. Ведь Любке и Верке аноним прислал их на телефон по мессенджеру, а мне в ящик почтовый кинул.
   Иван пристально посмотрел мне в глаза.
   - В этом случае, Вика, тебя могут заподозрить в первую очередь. Ты же наверняка, получив эти фотки, сразу помчалась к Наде. Тебя кто-то видел? Ты оставила в квартире отпечатки своих пальчиков? Рассказывай.
   Я поведала о соседке и квартире, а когда замолчала, с надеждой посмотрела на Ивана.
   - Значит так, подруга. Я могу, конечно, показать на следствии, что в первый бар мы приехали вместе. Поговорю с Серегой, он должен подтвердить. Вроде нормальный мужик. Но Саня не дурак, он и других свидетелей найдет. Так что это не вариант. Если сейчас ты поедешь давать показания как свидетель, то вот затем тебя могут задержать. Я бы посоветовал немного потянуть время, пока выясню, что знает следствие, какими уликами располагает. Конечно, Миронов вряд ли мне многое расскажет. Но мы с Саней столько вместе пива хлебнули в универе, я надеюсь хоть что-то у него разузнать. Потом наймем тебе хорошего адвоката. А пока пиши задним числом заявление на отпуск. У тебя есть, где пару дней пересидеть?
   - Да, тетка уехала три года назад в Германию, вышла замуж за немца, а ключи от своей квартиры оставила мне. Только надо за ними заехать домой.
   - Это где квартира?
   - На Транспортной.
   - В другом конце города. То, что надо. Купи новую симку и вставь в свой телефон. Позвони подружкам, пусть тебя прикроют. Типа, вчера вы отмечали отпуск, а сегодня уехала куда-то. Они не знают. И скажи, чтобы молчали о фотографиях. А лучше сотрут их с телефона ко всем чертям. А потом набери меня.
   - А вдруг полиция уже нашла фотки в телефоне Нади?
   - Тогда они примутся за меня. Но у меня алиби, так что пусть ищут настоящего убийцу. Кстати, а твои подружки не могли пристукнуть Надежду?
   - Задушить.
   -Что?
   - Надю задушили, я же тебе рассказывала.
   - Ну да, задушили подушкой. Хрупким женщинам это сделать сложно, но возможно. Да и Люба с Верой не такие уж и хрупкие. Особенно, Вера.
   - Что, и с Верой тоже крутил?
   - Вика, ты бы лучше подумала о себе. Вот что за женщина. Ей срок светит, а она ревнует.
  
  

***

  
   И вот я осталась одна, в чужой квартире с глупыми мыслями и покалывающим от волнения сердцем. "Кто же убил Надежду? Вера или Люба? Или кто-то еще?" Чтобы как-то отвлечься, принялась за уборку. За три года жилое помещение основательно покрылось пылью. Мебели в однокомнатной квартире было немного, поэтому я справилась быстро. Не прошло и двух часов, как все в квартире вместо серого от пыли цвета заиграло новыми яркими красками. Подругам и Ивану я позвонила с нового номера. Любу и Веру тоже вызвали на допрос, поэтому мне оставалось только ждать. Но как это трудно, особенно в день, когда решается моя судьба. Старенький телевизор не работал, кабельное телевидение, скорее всего, уже давно отключили. Чтобы как-то побороть скуку, я полезла в настенный шкаф и достала старый альбом с фотографиями. Моя мама и тетя Света были сестрами, и многие фотографии из прошлой жизни я узнала. Незаметно мои глаза стали влажными, и только чудом слезы не потекли ручьем. Мама умерла четыре года назад, у нее с детства было слабое сердце. Глядя на старые фотографии, словно перенеслась в прошлое. Увидела, как на лицах молодых женщин играют улыбки, а маленькая пятилетняя Вика бегает от мамы к тете Свете и задорно смеется.
   Но в альбоме были и другие фотографии. Вот незнакомая компания что-то отмечает за праздничным столом, а на следующей странице какая-то женщина лет тридцати держит за руку пухлого мальчика в школьной форме со звездочкой на груди. Такие носили дети от семи до девяти лет в советское время. Этих детей называли октябрятами. Я училась позже, а о значке октябренка мне рассказала когда-то мама.
   Я пригляделась к фотографии женщины. Что-то в ее взгляде показалось знакомым. Где я его видела? Стоп, да это же соседка Нади в молодости. Старая карга, которую я встретила на площадке, когда выходила из лифта. Точно, это она! Тот же противный взгляд и комок волос вместо нормальной прически. Я вытащила фотку из альбома и перевернула, прочитав надпись: "Альбина и Сережа, 1987 год". И тут же я вспомнила испачканную красной помадой блузку Альбины, а также подушку со следами помады в квартире Надежды. "Могла ли соседка убить мою подругу? Конечно, могла. Живет рядом, зайти по-соседски может в любой момент".
   Дальше спокойно сидеть я уже не могла, и через час была у Надькиного подъезда. Очки с большими темными стеклами я купила минут десять назад в магазине, и сейчас, надев их, проскользнула незаметно в подъезд. Лифтом я решила не пользоваться, а поднялась на пятый этаж пешком. Квартира подруги оказалась закрыта и опечатана. Но меня она не интересовала.
   - Я уже все вашим рассказала, и добавить мне нечего, - этими словами встретила меня пожилая женщина на пороге. Но тут же замолчала, когда я закрыла за собой дверь, слегка толкнув Альбину вглубь квартиры.
   - Это ты?
   - Я.
   Очки отправились в сумочку, а я с интересом огляделась. Недавний ремонт в трехкомнатной квартире, новая мебель, современный компьютер, огромный экран телевизора, занимающий почти всю стену в одной из комнат. От удивления я чуть не присвистнула. В моем воображении как-то не укладывался внешний вид престарелой женщины с тем, что я увидела в квартире.
   - Я сейчас буду кричать, - почему-то шепотом сказала Альбина.
   - Зачем?
   - Ты не сможешь меня задушить, как свою подругу. Я буду кричать.
   - Вот еще! Не буду я тебя душить. Ведь я не убийца в отличие от тебя.
   - Что?
   - А где серая блузка со следами помады на рукаве? Не успела еще застирать?
   - Что?
   - Вот заладила. Что да что. Признавайся, ты убила Надежду, свою соседку? На подушке и блузке я видела следы помады, а дверь в квартиру, перед тем как я тебя встретила, была открытой.
   Альбина изобразила на лице удивление, а я, задавая вопросы, напирала на нее.
   - Вспомнила! Случайно вытерла рукавом губы и испачкала блузку. - Хозяйка, отступая вглубь квартиры, внезапно прошмыгнула в одну из комнат, где как раз висел огромный экран телевизора. Я последовала за ней. На экране в этот момент шли местные криминальные новости. Как всегда, ужасы нашего городка. Кого-то убили или ограбили.
   - Загородом на берегу реки обнаружен труп мужчины, личность пока не установлена. Ведется следствие. Кто знает этого человека, просим связаться по телефону горячей линии...
   На экране задержалась фотография худощавого мужчины с закрытыми глазами. Обычное, ничем не примечательное круглое лицо, короткая стрижка. В грязной одежде угадывались светлые брюки и черный пиджак.
   - И последняя новость. В центральном районе города в одной из квартир многоэтажного дома была убита Сергеева Надежда Игоревна. Как сообщили в пресс-центре МВД, следствие уже вышло на след убийцы, и в кратчайшие сроки он будет задержан. И о других новостях...
   Что-то в сказанном диктором меня смутило, но мысли перескочили с новостей на вполне конкретного человека. Я сделала еще один шаг к Альбине.
   - Не подходи! Я буду кричать!
   Женщина схватила из ящика стола огромные ножницы и направила острым концом в меня.
   - Да кричи, если хочется. А можешь сразу вызвать полицию, а я объясню ей, кто из нас настоящий убийца.
   - Я никого не убивала.
   - Конечно, а помада...
   Тут мой взгляд остановился на фотографии в рамке, висящей на противоположной от телевизора стене. Слегка улыбаясь, на меня смотрел Сергей, директор фирмы, арендующий помещение рядом с офисом Ивана.
  
  

***

  
   Я прошла в бизнес-центр, где находился наш офис, через запасной вход. Обычно он закрыт. Но мне повезло, одна из фирм переезжала, и через этот вход постоянно сновали какие-то люди с коробками. Воспользовавшись этим, я поднялась на второй этаж и проскользнула в дверь офиса, где над бумагами склонился Иван. Его сосредоточенное лицо почти полностью скрывал большой глиняный кувшин, в котором стоял букет красных роз, подаренный на днях одним из клиентов нашей фирмы.
   - Я знаю, кто убил Надежду! Это твой знакомый Сергей из соседнего офиса.
   Золотов с удивлением уставился на меня. В его взгляде, как мне показалось, мелькнул испуг.
   - Ты что тут делаешь? Я же сказал ждать моего звонка. Полиция тебя ищет, чтобы задержать, а затем предъявить обвинение в убийстве. Я как раз связался с адвокатом, мы должны скоро встретиться и обсудить дальнейшие действия.
   - Ты не понимаешь. Я уверена, что убийца Сергей и его мамаша Альбина. Она соседка Надежды, живет с ней на одном этаже. Я видела следы помады на ее блузке в день убийства. Такие же следы были на подушке.
   Золотов смотрел на меня как-то задумчиво. А я на него с надеждой. Мы знакомы с Ваней почти десять лет, вместе учились в университете. Потом Иван уехал из города, а год назад вернулся и основал посредническую фирму по покупке и продаже цветных металлов. Предложил мне работать с ним, и я взяла на себя оформление бухгалтерских документов. И хотя мы сблизились недавно, казалось, что я влюбилась еще в универе. Что же я нашла в нем? Я сама не знала ответа на этот вопрос, но круглолицый с короткой стрижкой и двухдневной щетиной Ваня оказался для меня самым дорогим человеком в этой жизни.
   - Ты все усложняешь. Даже, если Сергей виновен, это ничего не значит. У него алиби, если ты помнишь. Он вместе со мной проходил "стометровку".
   - Я знаю, как он это сделал. В каждом баре есть туалет. Там он и поменялся с нанятым сообщником, который на него похож и мог заменить в вашем алкогольном забеге. Видеокамеры только в первых двух барах и в нескольких последних. Ты его плохо знаешь, уверена, и бармены его видели в первый раз. Но, если хорошо расспросить, наверняка они вспомнят, что Сергей и его сообщник в похожей одежде на каком-то этапе поменялись местами. Чтобы убить Надежду и вернуться в бар хватит пятнадцати минут. От "стометровки" до ее дома минуты две, если бегом.
   - Интересная версия, - задумчиво сказал Иван. - Но вот какой у Сергея мотив? Хотя... Ты говоришь, что они соседи - значит, точно были знакомы. А мне Саша по секрету сказал, что Надежда оказалась беременной. Возможно, она не хотела делать аборт, а Сергей собрался жениться на другой, более подходящей ему финансово кандидатуре. Вроде мотив так себе. Но если эта кандидатура ревнива, она могла послать Сергея с Надеждой и ее будущим ребенком куда подальше. Вот он и захотел избавиться от Нади. Логично?
   - Вполне, - согласилась я, - но что мы теперь будем делать?
   - Для начала надо разобраться с тобой. Посиди пока здесь, я договорился о встрече с адвокатом, его офис на третьем этаже. Я поговорю и вернусь, а дальше уже будем решать.
   Когда Иван вышел, я задумалась. Что-то в версии с заменой на сообщника мне не нравилось. Не хватало какой-то детали. И что я упускаю? Открыв новости на офисном компьютере, почти слово в слово прочитала то, о чем говорила диктор местного новостного канала. И тут меня проняло так, что побежали мурашки по коже. Взгляд зацепился за фотографию неизвестного мужика, которого нашли на берегу реки за городом. Все кусочки происшествия, словно пазл, собрались в полную картинку.
   В этот момент в помещение вошел Иван. Закрыв стеклянную дверь, он повернулся ко мне. На его лице я увидела мимолетную улыбку.
   - Я договорился с адвокатом. Тебе нужно прийти в полицию и сдаться. Адвокат гарантирует, что до суда дело не дойдет.
   - Это ведь ты убил Надежду?
   Мой голос слегка дрогнул в конце, и имя подруги я произнесла по слогам.
   - Что за чушь ты говоришь? - сказал спокойно Иван, закрывая жалюзи на двери.
   - Надежда умерла первой, а на следующее утро ты убил сообщника, который заменял тебя в пробеге по "стометровке". Что ты ему сказал? Поспорил с другом, что перепьешь, и попросил сообщника тебе в этом помочь? А потом решил убрать как нежелательного свидетеля?
   - Это еще одна твоя сумасшедшая версия? То ты подозревала Сергея, теперь меня.
   - В новостях передали, что загородом у реки найден неопознанный труп мужчины. Только сейчас я поняла, что у тебя с ним одно и то же строение тела, тип лица и похожая стрижка. Освещение в барах слабое. Из-за недавнего знакомства и уже выпитого в первых барах Сергей не заметил разницу между тобой и этим сообщником. Вы к тому же договорились не разговаривать. Он ориентировался на твой белый костюм. Посмотри на фотографию того мужика из новостей. Там видно, что он одет странно. Белые брюки и темный пиджак.
   - И что тут странного? - задал вопрос Иван, сбивая меня с мысли.
   - Мужчины такого типа обычно не экспериментируют с цветом костюма. Или однотонный, или стандартный темный низ и белый верх, а вот над вариациями редко кто заморачивается. Но тебе был нужен сообщник, которого с тобой не свяжут будущие свидетели. После посещения очередного бара, в туалете ты отдал ему свой белый пиджак, а взял его черный. Твой двойник продолжил забег по "стометровке", а ты отправился к Наде. В пользу этой версии говорят некоторые факты, которым я сначала не придала значения. Например, письмо с фотографиями, брошенное ко мне в почтовый ящик. О том, что я проверяю его каждый день после работы, знали только близкие мне люди - мои подруги и ты. Сергей или его мама никак не могли догадаться об этом. Я понимаю, что фотографии я должна была получить в определенное время, поэтому вариант с анонимной отправкой фоток на мой телефон ты забраковал. Я могла не сразу посмотреть сообщение. Мою реакцию на фото нетрудно было предугадать. Я помчалась к Надежде домой. А девчонкам ты подбросил фотки на телефоны через мессенджеры, чтобы те тоже попали под подозрение. Ты знал, что твое отсутствие в барах никто не заметит, но немного не рассчитал по времени. Я прибежала к подруге, когда она была уже задушена, но убийца еще оставался в квартире, спрятавшись в кухне или в ванной. Пока я находилась в комнате с телом Надежды, ты, стараясь не шуметь, покинул место преступления. Но твои планы чуть не провалились, когда скрипнула входная дверь. Я сначала подумала, что дверь открылась сама от сквозняка. Сразу не догадалась, что это невозможно без нажатия на ручку двери. А, значит, кто-то открывал ее, когда я была в комнате с Надей. Это ты как раз вышел из квартиры, чтобы продолжить забег по "стометровке". Кстати, меня сразу озадачила твоя устойчивость к алкоголю. Сергей выше ростом и плотнее. Вы пили вроде как на равных, но ты его почему-то перепил и добрался аж до десятого бара. В восьмом, кстати, снова оказалась установленной видеокамера, и ты об этом знал. На видео видно, как человек в белом костюме забежал в туалет, а уже потом подошел к барной стойке. Ты как раз поменялся пиджаками со своим сообщником, и только потом специально покрасовался перед видеокамерой. Я еще удивилась, почему ты, будучи слишком пьяным, перед тем как выпить очередную рюмку несколько секунд смотрел в объектив видеокамеры. Вот поэтому на трупе у реки такая необычная одежда, вы не планировали с сообщником меняться брюками, ведь это слишком долго. Кстати, надеть белый костюм было хорошей идеей. Свидетели видели человека в белом и не присматривались к его лицу. Но, с другой стороны, кто будет одеваться в белое, зная, что вечером может не устоять на ногах? Каждая странность в этой истории отдельно не привлекает внимания, но, когда я собрала все вместе, сама история начала выглядеть очень подозрительно.
   - Это бредовая версия, на мой взгляд. Но какой мотив?
   - Ты его уже озвучил, когда я ошибочно сказала, что убийца Сергей. Ведь это ты собирался жениться на богатой невесте и бросить Надю с будущим ребенком. Я уже не говорю за себя. Ты просто использовал меня и мою квартиру, чтобы не платить за съемное жилье, пока у тебя идет ремонт. А потом решил подставить, задушив Надежду. Одним выстрелом избавиться от двух уже ненужных подружек. Какая же я была дура.
   - Викусь, - Иван подошел ко мне и попытался обнять, - ты все не так поняла.
   Я резко отстранилась, но было поздно. Его руки сжали мою шею.
   - Да ты все поняла не так. Я собираюсь жениться, но не на богатой, а на очень богатой невесте. Мне наконец-то повезло, я смогу распоряжаться такими финансами, что смерть двух человек, а теперь уже и трех, этого стоит. Мне будет тебя не хватать, Виктория.
   Почему-то в этот момент я подумала: "Вот так, наверное, и умерла Надежда, тихо и без борьбы". Но ведь я не в многоэтажном доме с толстыми стенами, а в офисном бизнес-центре, где каждый квадратный метр на счету. Большие помещения разделены тонкими перегородками, чтобы увеличить количество офисов на этаже. Кричать я не могла, но руками пыталась достать все, до чего могла дотянуться. На пол полетели: подставка для карандашей и ручек, монитор от компьютера вместе с клавиатурой. Даже глиняный кувшин, в котором стояли слегка завядшие розочки, отправился в полет, чтобы со звоном разлететься на несколько осколков. Уже теряя сознание, я увидела, как открылась дверь, и в наш офис ворвался Сергей. Последней мыслью была: "А он вроде ничего, брутальный мужчина, а главное - сильный. Он обязательно меня спасет".

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"