Высоцкая Кристина: другие произведения.

Хранитель. Сны ледяного мира

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обложка Хранитель

    Скованный Вечной Зимой Иллерэ спит неестественным, рожденным злой магией беспробудным сном, и даже сами Боги не знаю, найдется ли тот, кто разобьет колдовское заклятье. Кем для опустевшего мира станет юное создание по имени Снеженика, чьим верным спутником отныне и навсегда станет Хранитель? Сумеет ли оправдать отчаянные надежды обреченных на отсроченную гибель соплеменников и отыскать в безжизненном мире того, кто отогреет мятежное сердце?.. Вопросы, на которые нет простых ответов, и ответы, рождающие новые вопросы...

  Аннотация
  
  Скованный Вечной Зимой Иллерэ спит неестественным, рожденным злой магией беспробудным сном, и даже сами Боги не знаю, найдется ли тот, кто разобьет колдовское заклятье. Кем для опустевшего мира станет юное создание по имени Снеженика, чьим верным спутником отныне и навсегда станет Хранитель? Сумеет ли оправдать отчаянные надежды обреченных на отсроченную гибель соплеменников и отыскать в безжизненном мире того, кто отогреет мятежное сердце?..
  Пролог
  
  Суровые северные ветра, выдувая из глубоких расщелин суховатые снежинки, глухо стонали в надтреснутых от холода камнях, во всеуслышание предупреждая - грядет Великая Зима...
  Медленной, неотвратимой поступью Царица Льдов и Буранов шагала по некогда цветущей, а теперь покрытой первой слюдяной наледью земле, окутывая морозным дыханием засыпающие сады, сдающиеся под натиском вьюг леса и древние города, чьи шумные улицы отныне пугали неестественной тишиной.
  Мир погружался в сон... Мертвый, как хрустящая корочка льда на застывшем озере...
  Глава 1. Снеженика
  
  
  'Неугомонная девчонка! Ну почему с ней все время что-то случается?!' - белый волк, сливаясь со снегом, стремглав мчался в ту сторону, откуда, стократ отражаясь от высоких скал насмешливым эхом, раздавались громкие детские крики.
  Сильные лапы легко ступали по глубоким сугробам, оставляя на смерзшемся насте почти незаметные глазу следы. В белоснежной шерсти, отливающей холодным серебром под ледяными лучами зимнего светила, бледно вспыхивали синевато-стальные полоски постоянно меняющегося узора.
  - А́льдо! - при появлении над провалом ушастой головы надрывные крики затихли, и из глубокой трещины в ледяном панцире горы на Хранителя уставились широко распахнутые голубые глаза Сне́жинки. - Вытащи меня отсюда!
  Оскалившись в сердитом беспокойстве, исказившей приоткрытую пасть с внушительными клыками, волк повернул голову и посмотрел вверх, туда, где изломанная стена еще хранила отчетливые следы сорвавшейся с горы снеговой шапки, снесшей неугомонную девчонку в старую расщелину.
  'Чем я прогневил Богов? Что ни день, то новые неприятности', - с досадой тряхнув головой, Альдо окинул отвесную поверхность внимательным взглядом, выискивая возможность спуститься к Сне́жке, но стена была абсолютно гладкой, словно отполированной, а до маленькой хозяйки было не меньше двух метров.
  Коротко, предупреждающе рыкнув, Альдо попятился от края и, развернувшись хвостом к расщелине, со всех лап помчался к замку.
  'Недалеко. Приведу людей, пусть справляются сами. Не успеет замерзнуть. А успеет, так и поделом, может, хоть простуда ненадолго удержит ее в замке', - раздражение вырвалось из волчьей глотки глухим рычанием.
  Послушный воле Богов Хранитель уже полвитка провел рядом с девочкой, и не было ни седмицы, чтобы любопытная Сне́жинка не затеяла новую шалость. Стоит вспомнить, как шерсть на загривке встает дыбом. Перед глазами Хранителя мелькнули перевернутые библиотечные полки - в тот день неуемное любопытство заставило юную искательницу приключений, проигнорировав надежную стремянку, упрямо лезть на верхнюю полку за непредназначенной для детских глаз книгой. В итоге - ободранные до слез локти, ушибленные ребра, синяки и ссадины от тяжелых, посыпавшихся на голову книг и целая секция опрокинутых как костяшки домино высоких стеллажей. И не будь рядом с девочкой Альдо, кто знает, чем бы все закончилось? А так... Замковые библиотекари, качая седовласыми головами, до сих пор восстанавливают первоначальный порядок, вполголоса ругая маленькую хозяйку. Конечно, так, чтобы их недовольство не достигло ее вездесущих ушек. А то мало ли...
  Только разве это единственная неприятность?.. Следом за разгромом старинной библиотеки последовали прыжки из окна угловой башни в огромную гору пуховых подушек (ну кто... кто мог надоумить девчонку так рисковать?!), которые - естественно - не уберегли ее от вывихнутого плеча. И старенький лекарь долго и занудно ворчал, накладывая тугую повязку с целебной мазью, что однажды Снежка свернет себе изящную шейку, если не прекратит искать неприятностей на свою... голову.
  Увы. И на этом приключения тоже не закончились. Альдо прекрасно помнил, как обжигающий холод никогда не замерзающего озера проникал сквозь толстую шкуру, вымораживая до самых костей. Ну зачем... зачем Снежка, сбежав из-под присмотра нянек, в полном одиночестве полезла кататься на утлой лодчонке? Хранитель едва успел, а все тот же лекарь лишь молча закатывал глаза, готовя лекарственные зелья и чудодейственные микстуры от жестокой простуды, на целую неделю приковавшей девочку к постели.
  Да разве все их упомнишь?
  А теперь? Ну, вот что за сила заставила юную непоседу карабкаться в неприступные горы? Неужели от скуки? Не доглядел... не уберег... И Снежка, рискуя погибнуть, скатилась вниз вместе с потревоженной неосторожным движением снеговой шапкой, снесшей ее в старую, оставшуюся с незапамятных времен расщелину. Говорят, тогда Альдоран не был покрыт вечными снегами...
  Магия Хранителя, вплетенная в 'светлую тень'* подопечной, многое может, но и она не всесильна. Да и не во власти Альдо находится рядом с шалуньей неотлучно. Но про то ни одной живой душе... Запретно...
  'Боги! За что вы меня так наказали?!'
  Не успеваешь отойти от одной выходки, как девчонка снова придумывает что-то новое. А все потому, что никто не решается ей перечить. Родители? Так нет их, родителей-то. Минуло почти семь витков* с тех пор, как королевская чета Альдорана отправилась на охоту да там и сгинула. Десятки поисковых отрядов, посланных на их поиски, не смогли обнаружить ни малейшего следа. Лишь вьюжный ветер еще до приезда первых всадников на когтистых рамингах* почти занес походный шатер...
  Девочку, лишенную родительской ласки, окружили заботой и любовью, но справиться с неугомонным созданием ни многочисленным слугам, ни верным нянюшкам, ни мудрым магам было не под силу. Вот и послали Боги весть одному из немногих оставшихся в мире Хранителей с наказом - оберегать. Да только нельзя Хранителям раскрывать свой истинный лик. И выбрал Альдо близкий ему по духу образ...
  ...А книгу ту Снежка все-таки отыскала в огромной куче обрушившихся на голову томов. И зачем, скажите на милость, этому ребенку потребовался 'Измышления карнейских* философов о снижении популяции каменных мурглов* под влиянием магии саргов*'?
  
  Аринейские* скалы бережно сомкнули морщинистые ладони вокруг маленькой, затерянной на краю света долины крошечного королевства Альдоран. Свинцово-серое море, облизывая прибрежные камни маслянисто-тягучим языком, когда-то давно было единственным путем, по которому купцы и редкие путешественники попадали в сказочно прекрасное место, где, врастая спиной в неприступные горы, возвышался сверкающий слюдяными окнами замок. Хрустально-прозрачные башенки с ажурными кружевами балюстрад и узкими проемами окон стекали к замковым, окружавшим просторный двор стенам, в которых, гостеприимно распахнутый, зиял широченный арочный вход.
  Именно к нему, едва касаясь мощными лапами твердого наста, мчался Хранитель.
  Стремительным вихрем преодолев двор, он затормозил возле гладко отполированных ступеней и, закрыв переливающиеся всеми оттенками лазури глаза, принюхался. Суетившаяся во дворе челядь, проводив волка опасливо-почтительными взглядами, снова вернулась к повседневным обязанностям, а Альдо, отыскав в цветных запахах тот единственный, с темно-лиловой нотой, помчался вдоль тоненькой, дымчато-зыбкой нити...
  Чуткий нюх уверенно вел Хранителя сквозь анфилады комнат и освещенных холодным огнем коридоров к огромной двери, за которой, пронзая скалу насквозь, располагался вход в кратер огромного, уснувшего в незапамятные времена вулкана.
  Глава 2. Ладияр
  
  Скрытый на дне давно потухшего вулкана городок обрамлял линзовидный кратер узорчатыми, выступающими из оледеневших фасадов балкончиками. Широкие винтовые лестницы с хрустально-прозрачными ступенями, подсвеченными изнутри бледно-голубым светом магического огня, вели к нижнему уровню, на котором, увитые снежными цветами, располагались входы в просторные, соединенные между собой извилистыми коридорами и общими залами жилые пещеры.
  На дне каменистой чаши, припорошенной мелким снежком, в самом ее центре находилась святая святых маленького Альдорана - величественный, выложенный из сверкающих слитков звездного аллюрита* алтарь, в центре которого вечно горело холодное, не согревающее пламя. Арочные колонны, свитые из иолитовых* жгутов, соединяясь между собой в ажурные цепи, тремя рядами окружали святилище.
  Именно туда, к источнику невиданной мощи, питающей магические силы жителей крохотного королевства, привела Хранителя аметистовая нить.
  - Альдо? - почувствовав приближение волка, Ладияр резко обернулся. Высокий, статный, с могучим разворотом плеч и короткой, аккуратно стриженой бородкой, бывший воевода ничуть не походил на древнего старца, хоть и минуло уже полтора века с тех пор, как мир Альдорана приветствовал новорожденного мага. - Что случилось? Опять Снежинка?
  Глухое ворчание волка, согласно тряхнувшего белоснежной головой, заставило Ладияра тяжело вздохнуть. Подхватив с алтаря заряженные кристаллы, воевода махнул рукой:
  - Веди, - подхватив полы длинной, развевающейся на ветру меховой мантии, он стремительным вихрем понесся вслед за Альдо.
  
  - Ох, Снеженика*, ты опять за свое, - выпуская на свободу тонкую плеть и подхватывая прочной петлей промерзшую до костей егозу, покачал головой Ладияр. - Старик Марлус* вновь станет ругаться.
  - Ну, дядя, я же не нарочно, - невинно распахнув огромные глазищи, насупилась Снежка. Посиневшие от холода губы обиженно надулись.
  Закутав благополучно извлеченную со дна расщелины девочку в толстую медвежью шкуру и усадив на прихваченные из замка сани, воевода укоризненно покачал головой:
  - Еще и Филора* с собой взяла. А ведь оба погибнуть могли, - потрепав за ухом высунувшегося из широкого капюшона Снежинки голубого горностая, Ладияр улыбнулся забавно фыркнувшему зверьку и вновь сердито нахмурился, - скажи-ка, зачем ты очередной раз удрала от няни? Она там, небось, от беспокойства с ума сходит.
  - А вот и нет, - по разрумянившемуся личику девчушки расплылась по-лисьи хитрая улыбка, - я там та-акой морок сотворила! Марута* ни за что не догадается! Еще часа три продержится.
  - Научилась-таки, - усмехнулся воевода. - Но от наказания, юная леди, это тебя не спасет. Вот запру под замок, и будешь сидеть, пока не поумнеешь.
  - Ну, дядя, в замке же так скучно! - пряча нос в пахнущий морозом мех, протянула Снеженика.
  - Ох, нет на тебя управы. Разбаловали. Ничего, завтра же поговорю с Краем*, пусть найдет тебе занятие.
  Глава 3. Нянюшкины сказки
  
  Но ни завтра, ни послезавтра Ладияр не смог исполнить полушутливую угрозу. Просидев в ледяной ловушке не меньше двух клотов*, Снежка серьезно простудилась. Старый Марлус, тяжело вздыхая, отпаивал девочку горячим отваром и обкладывал грелками, сетуя на то, что с приходом Вечной Зимы исчезли пчелы, а с ними и чудотворный мед.
  Альдо, устроившись в ногах Снеженики, время от времени поднимал тяжелую голову и пристально вглядывался в бледное лицо. Многое может магия, но прогнать из легких злобную хворь не в силах.
  
  - Нянюшка, расскажи мне сказку.
  - Какую, моя хорошая? Ты уж все переслушала, а других я не знаю.
  - Я слышала, как ты про весну сказывала...
  - Ох, милая, - в поблекших глазах Маруты блеснули слезы, - разве ж это сказка? Это сейчас зимушка безраздельно властвует, а раньше... Я тогда совсем маленькой была. Вот как ты сейчас... За зимой наступала весенка, за ней летушко, осень яркая следом шла, а там и снова белая царевна возвращалась. Да так славно весной было! По лугам заливным шелковые травы стелились, зеленые-презеленые! Словно кто щедрой рученькой изумруды рассыпал. Цветочки цвели, да такие яркие, такие пахучие... И Лэйдэ не скользил равнодушно по небу, а тепло так и лил, так и лил...
  - Тепло... - поерзав на постели, Снежинка прижала покрепче протестующе пискнувшего Фильку и, задумчиво пожевав кончик белоснежной косы, с недетским любопытством посмотрела на старую нянюшку. - Отчего же теперь холодно да снежно? Ни весны, ни лета? Я бы так хотела увидеть хоть один... ну хоть самый крошечный цветочек!
  - Нет среди зимы лютой места цветам, - вздохнула Марута. - Так и быть, расскажу я тебе старую легенду, что вот уже семьдесят витков* передается из уст в уста...
  
  'Это случилось тогда, когда мир Иллерэ* делился на большие и малые королевства, самым величайшим из которых был знойный Лоагун*. Магия в том... старом... мире лилась свободной рекой, и черпать из нее мог каждый. Но кому-то и ложки вдоволь, а другому ведрами лей - все мало. Да только есть в каждом из нас такое тайное местечко, где магия собирается. У кого-то оно крохотное, еле теплится, только на слабые заклинания и хватает, а у кого-то, как у нашего Ладиярушки, словно Лэйдэ горит.
  Жил в те счастливые времена один молодой, но дюже хитрый книжник. Магии у него - с макову росинку, а желаний стать богатым да девушкам лю́бым - на целый город хватит. Случилось ему отыскать в далеких землях древний полуистершийся свиток. Бился он над ним день и ночь, да только никак тайну забытого языка разгадать не мог, пока однажды не повезло, и не наткнулся книгочей на чудом сохранившийся текст на том самом языке да еще с переводом! Перевод, правда, был на древнем наречии, что давно не в ходу, да разве ж пытливый ум этим остановишь? Не один слетень* ушел на расшифровку, но то, что открылось юноше, всколыхнуло бурей тихое озеро его надежд на полную благости жизнь.
  Описывался в том свитке запретный ритуал... темный... Богам противный. Но разве ж могла охолонить книжника такая малость? Ну и что, что часть слов невозвратимо стерлась? Где догадался, где додумал... Заучил на зубок да и сжег, чтобы другим сокровенное знание не досталось. А сам собрал все необходимое, закрыл лавку и отправился в Аринейские горы... Ах, да, было в том свитке описание, как вобрать в себя столько магии, что никто на свете сравниться Силою не сможет. Вот только жертва кровавая треба. Человеческая.
  И выбрал он для мерзкого жертвоприношения дитя, сироту безродную. Трех виточков от роду. Выкрал из приюта. Но о том уж много после узнали...
  Но во время ритуала того что-то пошло не так. Не то подзабылось что, не то в перевод ошибка какая вкралась, но вместо того, чтобы собраться внутри слабого тела книжника, напитанная болью умирающей в муках девчушки магия вырвалась наружу. Да так вырвалась, что волны ее, остудив золотые лучи Лэйдэ, в считанные мгновения пронеслись по Иллерэ. Один за другим цветущие города погружались в мертвый, скованный льдами сон... Во всем ранее благодатном мире не осталось никого и ничего, кроме крошечного, затерянного на краю света королевства, которое и королевством-то не было. Все, кто смог выжить в разбушевавшихся волнах магической мощи, собрались в этом месте, оставшемся единственным оплотом и надеждой...'
  - Нянюшка, - завороженная странной, чуточку пугающей сказкой, Снеженика растерянно моргнула и подтянула повыше толстое одеяло, - если это правда, то почему Альдоран не погиб вместе со всеми?
  - А случилось так потому, что на земле нашей бьет сильный Источник, и Сила его столь велика, что погасила несущиеся к королевству волны.
  - Значит, во всем Иллерэ не осталось совсем-совсем никого?
  - Совсем, деточка, - Марута ласково убрала упавший на глаза Снежки локон, - но ты не расстраивайся, нам и здесь хорошо, ведь правда?
  - А я бы хотела увидеть мир, - в льдисто-голубых глазах сверкнул мечтательный огонек. - Неужели нельзя ничего сделать?
  - Да что ж тут поделаешь? Море с тех пор даже щепочки не держит, не плыть по нему больше гордым кораблям.
  - А что такое - 'кораблям'?
  - Завтра покажу тебе книжку, сама прочитаешь. А теперь спи, тебе отдыхать нужно.
  - Ну, нянюшка, у меня столько вопросов, - умоляюще коснувшись морщинистой руки, протянула Снежинка.
  - Поздно уже. Вот поправишься, и на все свои вопросы найдешь ответы, - поднявшись с постели, на краешке которой просидела все это время, Марута подоткнула теплое одеяло, поцеловала Снеженику и, притушив ночник, вышла.
  - Альдо, - убедившись, что нянюшка не вернется, шепотом позвала девочка, - Альдушка, ты сердишься? Ну, я же чувствую, что сердишься, - выбравшись из-под тяжелого меха, Снеженика, стараясь не потревожить свернувшегося калачиком Фильку, подползла к замершему в ногах волку и зарылась пальчиками в густую шерсть. - Я правда не хотела снова попадать в неприятности, но... Хочешь, расскажу, зачем убежала? - прижавшись к теплому боку Хранителя, Снежка обвила руками мощную шею. - Я маму найти хотела. И папу...
  Детские ручонки изо всех сил прижимали к себе огромного зверя, а по бледным, тронутым лихорадкой щекам ползли горючие слезинки. Дернув ушами, Хранитель повернул морду и осторожно слизнул соленую влагу. Ласковое ворчание, похожее на далекий рокот потревоженных гор, родилось глубоко внутри и, выдавая волчью тревогу, вырвалось наружу.
  - Я их обязательно найду, вот увидишь... - устав от слез, Снежка уткнулась носом в пахнущую теплом шкуру и незаметно задремала.
  'Найдешь ли...' - в мерцающих синим пламенем глазах Альдо вспыхнула нечеловеческая тоска. Захлебнувшись рождающимся в груди воем, Хранитель опустил голову на лапы и забылся тяжелым сном.
  Глава 4. Первые уроки
  
  На следующий день Марута, как и обещала, принесла Снежке толстую, потемневшую от старости книгу. Небрежно начертанные на кожаной обложке узоры складывались в полустершееся изображение огромного, окруженного барашками волн парусника. Тонкие листы пожелтели от времени, и переворачивала их Снежинка с неведомым ранее трепетом.
  Ох, и чего только не было в выписанных четким почерком строках! А стоило нянюшке заглянуть к воспитаннице со свежезаваренным отваром да присланным Марлусом зельем, как девочка набросилась на нее с нескончаемыми вопросами:
  - Нянюшка, милая, а что это?.. А это?.. А это как выглядит? - так и мучила бы Маруту, да помешал жестокий, надсадный кашель.
  Убрав на старую, облупленную тумбу, накрытую чистым полотном, выпавший из рук Снеженики тяжелый том, няня с нежностью погладила растрепанную головку воспитанницы:
  - Узнаешь, егоза, все узнаешь, только поправляйся скорее. А пока спи почаще да кушай побольше. Быстро на ножки встанешь. Ладияр уже и с Краем поговорил, тот обещал пристроить тебя к делу. Вот он-то о многом рассказать сможет.
  Но разве ж удержишь любопытство? Снежка и не пыталась. И Марута, не желая расстраивать любимицу, приносила ей все новые и новые книги.
  
  Шли дни, и Снежинка крепла. Лихорадка отступила, кашель, раздиравший опаленные холодом легкие полную седьмицу, наконец-то исчез. И только Альдо, неотлучно находившийся рядом, удерживал непоседу в тепле замковых комнат.
  На восьмой день старый Марлус разрешил девочке покинуть надоевшую спальню и вернуться к учебе, и Снежка, изнывающая от вынужденных ограничений, с огромной радостью помчалась в замковую библиотеку. Именно здесь, собирая вокруг себя малочисленную ребятню, каждый из жителей Альдорана хоть понемногу, но учил их всему, что умел.
  И только от одного оберегали взрослые своих детей - от правды. Да и как, глядя в пытливые, светящиеся живым интересом глазенки, сказать, что мир их обречен на медленное умирание? Что наступит день - не останется в их затерянном во льдах королевстве ни пищи, ни воды, что иссякнут бьющие в глубоких пещерах родники, остынут горячие ключи, опустеют оранжереи... И все они - от мала до велика - погибнут от голода и болезней. Ведь магия может многое, но не все... далеко не все. Не вырастет на пустом месте яблоня, если не было в земле семечка, не распустится на камнях первоцвет...
  Скрывали сородичи правду, но Снеженика все чаще вспоминала рассказанную нянюшкой легенду, и все чаще задумывалась о далеких, скованных беспробудным сном землях. Впервые шалунью не тянуло на веселые проказы и смешные проделки, а манили к себе старые, сохранившиеся с давних времен фолианты.
  
  - Вот ты где! - оторвав девочку от очередной книги, в библиотеке появился Ладияр. - А я тебя везде ищу.
  Подняв чуть затуманенный взгляд, Снежка рассеянно посмотрела на склонившегося над столом дядю:
  - Разве няня не сказала? - бездумно опустив ладонь на загривок лежащего у ног Альдо, она запустила пальчики в длинную, шелковистую шерсть. Терпеливо снося невольную ласку, Хранитель прикрыл сияющие лазурью глаза и навострил уши. - Я все время здесь.
  - Сказала, - тепло улыбнулся воевода, - да только это на тебя не похоже. Раньше ни дня на месте усидеть не могла, а теперь словно в тень превратилась. Не видно, не слышно. Ты ли это?
  - Не шути, лучше скажи, зачем искал? - бросив нетерпеливый взгляд на недочитанную книжицу, досадливо нахмурилась Снеженика.
  - Тебя Край ждет, - удивленно посмотрев на непривычно серьезную племянницу, ответил Ладияр. - Сама отыщешь его или проводить?
  - Альдо проводит, дядюшка, - виновато покраснела от своей случайной резкости Снежка. - Я только книжку дочитаю.
  - Поторопись, милая, Крайган* ждать не любит. С раннего детства тебя одну ему в ученицы прочили, да только не верит он, что справишься и шалить не станешь.
  - А вот и не стану, - голубые глаза Снеженики сердито сузились. - Или он меня за маленькую считает?!
  - А ты у меня уж больно взрослая?! - смешливо прищурился маг.
  - Дядя, мне уже десять! Другие, вон, по второму витку в учениках, одну меня как стеклянный сосуд берегут. Разве это справедливо?!
  Ласковое фырканье овившегося вкруг шеи Филора взъерошило выбившуюся из косы прядь белоснежных волос. Почувствовав обиженное возмущение хозяйки, горностай ткнулся прохладным носом в горящую румянцем щеку.
  От пронзившей ее неокрепшую душу горечи, огнем опалившей невидимую, туго натянутую жилу, прочно связавшую Альдо с юной хозяйкой, шерсть на загривке Хранителя встопорщилась, а из оскаленной пасти вырвался грозный рык. Разум, заключенный в тело хищника, погрузился в мерцающую тьму, выталкивая наружу разбуженные инстинкты - защитить... любой ценой.
  На короткий миг оцепенев от странной, невиданной ранее реакции зверя, Снеженика молнией скользнула со стула и бесстрашно обвила напрягшегося волка истончившимися в болезни руками:
  - Альдо, остановись! Слышишь?! Альдо, Альдушка!
  Кровавый туман медленно рассеялся, открыв погасшему взору Хранителя испуганное лицо Снежки и удивленно-встревоженное - воеводы. Вздрогнув всем телом, он осторожно повернул голову и, лизнув Снежку в заострившийся нос, шумно выдохнул.
  - Дядя, что это было? Что с Альдо? - не отпуская успокоившегося волка, девочка с затаенным страхом посмотрела в сумрачное лицо воеводы.
  -А это мы сейчас узнаем, - медленно подходя к понуро прижавшему уши зверю и опускаясь перед ним на корточки, покачал головой Ладияр.
  Сильные ладони крепко сжали покорно опущенную морду, и платиново-серый взгляд с пронизывающей силой вонзился в кобальтовую синь. Мог... мог Хранитель, отгородившись звериным духом, запечатать истинную суть, но зачем? Не понять магу, кто именно прячется под волчьей шкурой, но страх за племянницу успокоить надо. Пусть Ладияр убедиться, что нет в нем угрозы для любимицы...
  - Видать, нешуточная обида в твоей душе бушует, коль зверь почувствовал, - успокоено отпуская хищника, покачал головой воевода. - Прости меня, милая, - он с сожалением коснулся прильнувшей к шелковистой шерсти беловолосой головки, - это я виноват. Берег тебя, да не подумал, что забота не хуже веревки душить может. И от чего берег, старый дурень? От хлопот да обязанностей. А ты у меня совсем взрослая, лучше меня все понимаешь.
  - Дядюшка, ну что ты! - порывисто вскочив на ноги, бросилась на шею воеводы Снежка. - Это я глупая! Думала, коль в ученицы никто не берет, значит, не гожусь ни на что. Вот и надумала себе...
  - А ты не думай, моя умница. Только, - Ладияр с весомой тревогой посмотрел в запрокинутое лицо племянницы, - придется тебе учиться сдерживать свои чувства, не то беда случится.
  - Почему?
  - Скажи, - не отвечая на вопрос, он пристально посмотрел на Снежку, - как давно Альдо стал твоей тенью?
  - Ну... - Снеженика ненадолго задумалась. - Сейчас, когда ты спросил... Мне кажется, он с рождения был рядом, но ведь это не так, правда? - в глазах девочки промелькнуло легкое сомнение. Зыбкие, словно спрятанные за туманной дымкой воспоминания рвались на поверхность, но никак не могли преодолеть непрочную грань, оставляя смутное волнение.
  - Именно. Могу ручаться, если спросить любого в замке, каждый будет уверен, что Альдо был здесь всегда. Слышал я о таком, да самому встречать не доводилась, а тут, поди ж ты, столкнулся. Но ты не переживай, тебе зверь вреда не причинит, скорее, наоборот.
  - Дядюшка, ты что-то скрываешь?
  - Не моя это тайна. Будет на то воля Богов, узнаешь, а нет - так и не надобно. Просто знай, что есть у тебя защитник, каких поискать. И доверяй ему, прислушивайся. Да помни - боль твою, обиду или страх Альдо как свои воспринимает и реагирует соответственно.
  - Я постараюсь.
  - Вот и славно. А теперь беги скорее к Краю, не то сердиться будет.
  - Уже, дядюшка, - вставая на цыпочки и дотягиваясь до тронутой морщинами щеки, Снеженика поцеловала воеводу и, потянув Альдо за пушистый загривок, помчалась к двери. Филька, голубой молнией метнувшись с нагретого кресла, унесся следом.
  
  Тонкий нюх Хранителя безошибочно отыскал в переплетении запахов тот, что отчетливо мерцал ярко-изумрудной зеленью и, рассекая дно кратера, терялся в глубинах изрезавших отвесные стены вулкана необъятных пещер. Приноровив бег к небольшим шагам Снежинки, подхватившей обижено цокающего горностая на руки, он уверенно нырнул в извилистый коридор.
  Жилые, наполненные запахами готовящейся в огромных котлах пищи и сдержанным гулом голосов помещения, в одном из которых Снежка поспешно сбросила верхнюю одежду, остались далеко позади, а каменный ход, освещенный холодным, голубоватым пламенем магических фонарей, все тянулся и тянулся вглубь хребта, пока не разлился в невероятной величины пещеру. Дальний ее край, едва различимый с того места, где вынырнули Снеженика с верными спутниками, терялся в белесо-оранжевой дымке, а высокий, украшенный радужными сосульками сталактитов потолок возвышался гигантской аркой над выровненной площадкой очищенного от сталагмитов и каменного крошева пола. Под его сводом, разливая по пещере рыжевато-золотистый свет, сияла удерживаемая магическими сетями сфера искусственного Лэйдэ. В центре этого подземного дворца, в выложенной зеленовато-желтыми плитами чаше, бил горячий, исходящий паром источник, а вокруг него, полупрозрачными куполами раскинулись три ряда ячеистых климатронов*.
  К одному из них Альдо и привел изумленно озирающуюся Снежку.
  Стоило девочке сделать шаг к широкой, вырезанной из полупрозрачной пластины ладенита* двери, как та распахнулась, и из нее, едва не сбив ученицу с ног заваленной инструментами тележкой, неторопливо вышел высокий, сухопарый мужчина в неброской, запачканной земляными пятнами одежде.
  - Ой, - отпрыгнув в сторону и больно ударившись о стоящие в несколько рядов стопки плетеных ящичков, Снеженика едва успела увернуться от падающей груды.
  Прозрачно-голубые льдинки глаз испуганно уставились в светящиеся насмешкой сангиновые* глаза Края:
  - Я случайно!
  - Вижу, - окинув взглядом разбросанные вокруг застывшей троицы корзины, вздохнул Крайган, - но собрать все это безобразие придется. Я рад, что ты наконец-то здесь, - откатив тележку в сторону, он без упреков принялся помогать Снежке разбирать невольный завал.
  Альдо, на спине которого удобно устроился Филька, не остался в стороне и, подхватывая плетенки зубами, подтаскивал их к дружно работающим Краю и Снеженике. Когда порядок был восстановлен, Крайган потер ноющую поясницу и, одернув сбившуюся на бок темно-зеленую тунику, махнул в сторону двери, из которой вышел не так давно:
  - Идем, сначала покажу тебе все, а уж потом начнем учиться. Альдо, останься тут, нечего вам с Филькой внутри делать, - шутливо погрозив волку длинным узловатым пальцем, он легонько подтолкнул Снеженику в нужном направлении.
  Проводив внимательным взглядом скрывшиеся внутри фигуры, Хранитель спокойно улегся на прогретый подземным источником пол и, прикрыв сверкнувшие сапфировым блеском глаза, приготовился терпеливо ждать. Филор, зарывшись белой с голубыми разводами мордочкой в шерсть старшего друга, свернулся в пушистый комочек и, фырча от удовольствия, тихо засопел.
  А Снежка, шагнув вслед за Краем в неведомый мир климатрона, застыла в немом изумлении.
  Состоящий из шестигранных ячеек купол оранжереи был невероятно огромен и вместе с тем являл собой всего лишь ничтожный по площади осколок погибшего мира. В рукотворном хаосе цвели и плодоносили десятки деревьев, раскидистых кустов, вьющихся по крепким стволам лиан и приземистых кустиков, а от густых трав поднимался головокружительный пряный аромат. Прогретый до зыбкого дрожания воздух мгновенно забрался под тонкую рубаху, поверх которой Снежинка привычно набросила полотняную тунику, под собранные у щиколоток мягкие брючки, и, отогревая озябшие в каменных недрах плечи, окутал девочку влажным теплом.
  Поманив Снеженику за собой, Край ступил на выложенную каменной плиткой дорожку, разрезавшую красновато-зеленые заросли на аккуратные сектора, и уверенно направился к невидимой цели.
  Снежка торопливо шла следом, во все глаза разглядывая незнакомые растения, изредка узнавая в их путанице те, что время от времени появлялись в не слишком разнообразном меню. Медовые груши, сквозь тонкую кожицу которых просвечивала сочная мякоть, тяжело свисали с тонких, прогнувшихся под их весом ветвей, на соседних деревьях зрели зеленовато-желтые ламионы*, на низеньких кустиках жарко горели алые ягоды каленики*... Но большая часть собранных под куполом растений печально покачивали пустыми лапами.
  Свернув к скрытому за высокими кустами с редкими каплеобразными плодами полупустому сектору, Крайган остановился возле поникшего дерева. На морщинистой мраморно-серой коре тускло блестели капли мутноватого сока, крупные, окантованные сухой каймой листья свернулись в тугие, грязно-бурые трубочки, а выглядывающие из почвы корни бессильно съежились.
  С болезненной жалостью, исказившей узкое лицо, Край коснулся изогнутого ствола:
  - Это орратри*. Если я не найду правильного решения, он погибнет, а наш народ лишится еще одного источника пищи.
  - Что с ним? - не решаясь притронуться к умирающему растению, на котором еще висели скудные мясистые плоды, Снеженика расстроенно прикусила губу.
  - Не знаю, но то, что его убивает, уже уничтожило большую часть ресурсов Альдорана.
  - Большую часть? - не осознавая всей глубины катастрофы, медленно подкрадывающейся к затерянному уголку Иллирэ, Снежка недоуменно нахмурилась. - А как же другие оранжереи? Я же видела, как их много.
  - Но только треть из них дает все, что мы имеем. Остальные пусты, - вишневый взгляд Края потемнел от внутренней боли.
  - А что будет, когда... когда все растения погибнут? - запнувшись от неясного предчувствия, девочка с притаившимся в душе страхом взглянула в лицо наставника.
  - Болезни... голод... - с трудом протолкнув два коротких, полных безнадежности слова, Крайган отвернулся, машинально поглаживая плачущий орратри.
  - Но что-то же можно сделать?! - всем существом ощущая подкрадывающийся ужас, Снеженика с надеждой посмотрела на сгорбившегося старика.
  - Идем, - жалея о недавней слабости, Крайган решительно взял маленькую ладошку.
  'Старый тупица!', - ведя ученицу по запутанному лабиринту тропинок к выходу, маг с досадой ругал себя за слабость. - 'Она же совсем дитя, а я выплеснул на нее все свои тревоги! Ну что стоило сдержаться? Разве для этого Ладияр отправил ее сюда?.. Слишком привык быть один, разучился видеть грань...' - разозлившись на собственную неосторожность, Край вывел Снеженику из климатрона и, жестом остановив готового вскочить волка, потянул к соседней оранжерее.
  Здесь все так же вились каменные змейки дорожек, разбивая округлое пространство на ровные сектора, но вместо деревьев и разномастных кустов колыхались на неощутимом кожей ветру травы, ползли по арочным подпоркам тонкие плети вьющихся стебельков, усыпанных мелкими, малахитовыми листочками... Распахнув вспыхнувшие восторгом глаза, Снежка едва сдерживалась, чтобы не броситься к ярким, похожим на виденные в выцветших книгах рисунки цветам. Розовато-сиреневая россыпь мыльнянки, желтовато-белые метелки чемерицы, яркие колючки синеголовника, лиловая пуршина*, хрупкие бутончики ретанга*...
  Далеко не сразу бросились в жадно вбирающие неведомое зрелище глаза бурые проплешины все расползающейся болезни, мелкий крап на едва заметно подрагивающих листьях да сизая, осыпающаяся рваными хлопьями плесень.
  - Здесь мы берем все, что нужно для приготовления лекарственных зелий, душистых отваров и сильнейших эликсиров, - охватив широким жестом немалое пространство климатрона, грустно улыбнулся Край.
  Прикоснувшись пальчиком к огненно-красному бутону аргелии*, Снежинка растерла просыпавшуюся пыльцу и глубоко вдохнула сладковатый аромат.
  - А это растение я знаю! Дядюшка Марлус добавляет его в горячий взвар от простуды! - Отряхнув перепачканную руку, девочка огляделась и заинтересованно шагнула к изящно раскинувшейся сети тончайших лиан, усыпанных мелкими бусинами цветов, - ой, какая красота!
  - Не тронь! - перехватив протянутую ладошку, Крайган оттащил любопытную ученицу подальше от безобидного с виду растения. - Жемчанник невероятно ядовит, и дотрагиваться до его плодов без специальных перчаток нельзя.
  - Зачем он здесь? - удивленно нахмурилась Снежка.
  - Узнаешь немного позже, а сейчас идем, я покажу тебе нечто особенное.
  Пропустив две оранжереи, Крайган остановился перед третьей и, не спеша распахивать дверь, обернулся к девочке:
  - Ничего не бойся, они совершенно безобидны.
  Не дожидаясь вопросов, он приоткрыл небольшую щель и осторожно проскользнул внутрь. Последовав за ним, Снежинка завороженно замерла на пороге.
  В кажущемся хаосе буйно разросшейся зелени царил свой... особый порядок. От самого входа к изумрудной чаше искусственного прудика, расположенного в центре климатрона, вел неширокий, ажурный мостик, огороженный низкими перильцами. В подвижной воде, распуская и вновь свивая тугие кольца длинных корней, плескались странные, желтовато-бурые кляксы с мясистыми, покачивающимися на упругих усиках шарами. В двух локтях* от присыпанного мелкой каменной крошкой берега, расползаясь широкими кругами, шелестели листвой... растения?
  Застыв от испуга, когда щиколотки коснулось и поползло вверх что-то живое, Снеженика медленно опустила глаза и, забыв о предупреждении Края, невольно вскрикнула - тонкая плеть, покрытая мелкими, резными листочками, стремительно пробиралась все выше, опутывая ногу до самого бедра, бледно-бирюзовым поясом обхватила тоненькую талию и, скользнув по груди, дотронулась до побелевшей щеки.
  - Край! - осипшим от страха голосом, Снежка, боясь пошевелиться, окликнула склонившегося над усыпанным грушевидными плодами кустом наставника. - Помоги мне!
  - Ох, ты ж! - Несколькими прыжками преодолев разделяющее их пространство, Крайган осторожно распутал сопротивляющуюся лиану и, опустив подрагивающие кольца на серебристую траву, с тревогой заглянул в расширенные глаза ученицы, - сильно испугалась?
  - Они что, живые? - не отрывая взгляда от шевелящейся массы растений, заполнившей все обозримое пространство оранжереи, Снежка обхватила руками мелко дрожащие плечи.
  - Полурастения-полуживотные. Разума почти никакого, а любопытства хоть отбавляй. Ничего, ты быстро привыкнешь.
  Посмотрев на учителя с изрядным сомнением в льдисто-голубых глазах, Снежка сделала осторожный шаг по упругому настилу мостика. Обитатели купола, словно почувствовав робкий интерес человеческого ребенка, слаженно колыхнулись навстречу, протягивая к сжатым в кулачки рукам гибкие плети ветвей, тонкие жгутики усов, щупальца, усыпанные нитяными белесыми корешками, да покрытые лопухами листьев лианы. Изо всех сил стараясь подавить нервную дрожь, Снеженика медленно двигалась к центру этого жуткого великолепия.
  Постепенно, осознав, насколько невесомы нежные касания полурастений, девочка осмелела, уже сама протянула ладонь к чуть подрагивающему серебристому вьюну и опасливо коснулась полураскрытого кобальтово-синего бутона с крупными, толстыми лепестками, в сердцевине которых, заключенные в прозрачно-желтую кожицу, виднелись белоснежные шарики игольчатой пыльцы. Свитая из нескольких тугих жил лиана мягко обняла тоненькое запястье зелеными кольцами и застыла, словно прислушиваясь к бешеному биению сердца, пульсирующему в сеточке вен. Но стоило Снежинке потянуть ладошку из осторожного захвата, как побег послушно отпрянул и свернулся под тонко звенящим кустом с золотисто-рыжими лодочками листьев.
  - Край, - продолжая разглядывать необычных питомцев климатрона, Снежка тихо окликнула остановившегося поодаль учителя, - а все же, что это за... растения?
  - Они заменяют нам животную пищу, которой мы лишились с наступлением Вечной Зимы, а некоторые служат источником невероятно прочных нитей, из которых ткут крепкие ткани.
  - Я буду ухаживать за ними? - уже без страха, но с явным любопытством поглядывая на непрестанно шевелящуюся массу зелени, спросила Снеженика.
  - Да, но только под моим присмотром. Я покажу, как рыхлить почву и собирать созревшие плоды, как удалять погибшие отростки и лечить.
  - Разве они болеют? - едва не споткнувшись, девочка вскинула удивленный взгляд.
  - Как любое живое существо, только их болезни отличаются от человеческих, - с доброй улыбкой глядя в блестящие глазенки, пояснил Крайган. - Но ты должна пообещать, - сангиновые глаза мага вспыхнуло предостережением, - что никогда не станешь применять к ним без разрешения даже самое безобидное заклинание. Каждое из этих существ живет благодаря наполняющей их магии, и никто не сможет предугадать, как хотя бы небольшое изменение животворных потоков отразится на их сущности. Мне бы не хотелось, зайдя в оранжерею после неумелого вмешательства, увидеть погибшие или, хуже того, агрессивно настроенные растения. Был у меня ученик, который... а, неважно. Просто пообещай, что не будешь столь легкомысленна.
  - Обещаю, - со всей серьезностью, на которую была способна юная душа, кивнула Снежинка.
  - Вот и хорошо. С завтрашнего утра начнем твое обучение. Я не задержу тебя дольше нескольких клотов, поэтому все послеобеденное время сможешь посвящать остальным занятиям. А теперь пойдем, твои друзья давно тебя заждались.
  Широко улыбнувшись, Снежка бросила на новых подопечных еще один быстрый взгляд и поспешила по упруго пружинящему мосту за шагающим к выходу наставником.
  
  Глава 5. Тайны прошлых дней
  
  Обратный путь до жилых пещер Снеженика почти не помнила. Слишком живы были недавние впечатления, через чур явственно проступали перед глазами видения странных, живущих псевдоразумной жизнью обитателей последней оранжереи.
  Альдо, время от времени ненавязчиво направляя потрясенную увиденным девчушку в правильный проход, мягко ступал рядом, терпеливо снося присутствие вцепившегося когтистыми лапками в густую шерсть его загривка Филора. И только едва не врезавшись в несущую ворох заново штопаной одежды Лойру, Снежка очнулась:
  - Ой, прости.
  - Снеженика! - полноватое лицо женщины осветилось доброй улыбкой. - Вот ты где! А я только от Ладияра. Волнуется он, весь замок шагами измерил. Ты бы сбегала, узнала, отчего наш воевода смурной как зимнее небо?
  - Неужели что-то случилось?! - чувствуя, как внутри похолодело от внезапно вспыхнувшей тревоги, Снежинка быстро попрощалась с Ло и едва не бегом направилась к маленькой, расположенной почти у самого выхода в котловину вулкана комнатку, где оставила теплую одежду.
  Торопливо натянув меховую тунику и теплые, подбитые толстой, шерстяной подкладкой штаны, девочка выскользнула в морозный воздух улицы, взглянула на почти скрывшийся за зубчатым краем скал Лэйдэ и, оставляя цепочку следов на свежевыпавшем снегу, помчалась к темнеющему ходу в ледяной замок.
  
  Ладияр отыскался в малой, скудно обставленной гостиной.
  Запертая на массивный засов, комната простояла нетронутой с тех самых пор, как пропали родители маленькой Снежки. Но девочка еще помнила, как собирались они вокруг гудящего камина, пышущего жаром и едва уловимым запахом горящей смолы, как матушка, гладя лежащую на ее коленях головку единственной кровиночки по снежно-белым косам, тихо... ласково... рассказывала старинные сказки, как всегда угрюмый отец начинал улыбаться... Осторожно... всего лишь уголками сурово поджатых губ... но эта улыбка вспыхивала в кобальтовых глазах крошечными искрами. Это был их маленький, скрытый от посторонних глаз мирок, который с исчезновением родителей превратился в почти утраченные, запертые за тяжелой дверью воспоминания...
  Вновь, при виде знакомой двери, пробралась сквозь приоткрывшуюся щель в ледяном, бережно окутавшем сердце панцире глухая тоска, и только внезапное ворчание волка, больно прихватившего острыми клыками замершую на полпути руку, вынудило Снеженику с отчаяньем взяться за бронзовое кольцо.
  Холод давно не топленного зала полыхнул навстречу успевшей скинуть меховую тунику Снежке игольчатым дыханием. Пыли ни на вымороженном инеем полу, ни на прикрытой ветхим, рассыпающимся под пальцами смерзшимися хлопьями полотне мебели, ни на погасших, лишенных голубого пламени светильниках не было. Да и откуда ей взяться среди зимы, если все кругом покрыто выпавшим, да так и не растаявшим снегом? Лишь одеревеневшие шкуры у распахнутого в узорчатом оскале камина напоминали о счастливых, канувших в прошлое минутах.
  Ладияр стоял на коленях перед ледяным зевом очага, аккуратной горкой складывая на вычищенные до блеска камни принесенные дрова. Миг, и, послушные брошенной искре огня, сорвавшейся с вытянутой ладони, поленья весело затрещали, а воевода, вскинув голову на тихий скрип приоткрывшейся двери, вскочил на ноги и быстрыми шагами направился к застывшей на пороге племяннице.
  - Я знал, что ты придешь.
  - Дядя, что случилось? - послушно подставляя лоб под мимолетный поцелуй, Снежка вопросительно заглянула в стылые глаза. - Лойра сказала, что ты чем-то встревожен.
  - Я боялся этого дня и все же ждал, когда он наступит, - машинально ворохнув вздыбившуюся шерсть Хранителя, маг отступил и, отвернувшись, медленной, по-старчески шаркающей походкой пошел к заиндевевшим резным стеллажам, на которых кроме нескольких стопок случайно забытых книг, ничего не было.
  Непонимающе переглянувшись с настороженным Альдо, Снеженика двинулась вслед за дядюшкой, во все глаза глядя, как ловкие пальцы повернули небольшую завитушку, и, подернувшись зыбкой рябью, книжные полки словно растворились, открывая темное, пропахшее странно теплым, застоялым воздухом помещение. Ярко вспыхнули, повинуясь скупому движению мага, маленькие светильники, складываясь в незнакомое, мерцающее на бархатисто-черном полотне свода созвездие, проступили из полумрака очертания покоящейся в каменных ладонях сферы, мебели, расставленной так, чтобы не загромождать середину комнаты, и занавешенного тяжелым, непроницаемым занавесом окна.
  Стоило Снежинке с непривычной робостью переступить невидимый порог, как на зубах захрустели поднятые ногами, невесть откуда взявшиеся в запертой комнате пылинки. Хрустально-прозрачные нити оплетающей дальний от входа угол паутины, сверкнув холодным ультрамарином, колыхнулись от ворвавшихся следом за девочкой морозных ручейков и снова бессильно обвисли, давно не тронутые проворными лапками паучихи.
  Прижавшись к горячему боку Хранителя, Снежка мучилась неясным предчувствием. Казалось, вот-вот, и бесповоротно изменится вся ее жизнь, отобрав что-то ценное, чего не вернуть никакими заклинаниями...
  - Это кабинет твоего отца, - останавливаясь возле стола и проводя пальцем по пыльной столешнице, прервал молчание Ладияр. - Большую часть времени он проводил здесь, ища пределы магических возможностей этого мира, сплетая новые заклинания, изменяя и усиливая уже знакомые. Он хотел найти ответы, вернуть в Иллерэ весну.
  - Но он не смог, - шепотом, пронизанным не детской горечью, заметила Снеженика.
  - Да, не смог. И принял решение - отыскать тот кровавый алтарь, выплеснувший злую мощь на все живое... Но, видимо, и это оказалось не в его силах... Радинир* хотел уйти один, но Яринка* воспротивилась, и они ушли вместе.
  - И бросили меня, - губы девочки скривились от запоздалой обиды.
  - Нет, не бросили, - оторвавшись от стола, воевода подошел к племяннице и ласково приподнял опущенный подбородок, - оставили в тепле и безопасности замка, где тебя любят, где каждый готов отдать жизнь за ту, что наполняла жизнь королевской четы особым смыслом. Рад знал, что даже магия Источника не сможет вечно поддерживать жизнь в голых скалах, рано или поздно, но Альдоран - последний оплот нашего мира - погибнет. Он хотел спасти всех нас... спасти тебя.
  - Но мне всегда говорили, что мама с папой пропали на охоте.
  - Это было желание твоего отца. Никто, кроме меня, не должен был знать правду. Пустые надежды на избавление не помогли бы альдоранцам выжить. Шанс на успех был так мал... так ничтожно мал...
  - Дядюшка, - Снежка до крови прикусила губу, пытаясь справиться с болью, разорвавшей ледяное спокойствие, искусно взращенное магией Ладияра, - но почему? Почему сейчас ты все мне рассказал?
  - Таким было повеление Радинира. Я должен был открыть тебе правду в тот день, когда ты начнешь учиться у Края и сможешь понять, что Иллерэ стоит на краю окончательной гибели. Но я тянул... как мог.
  - Так вот почему никто не брал меня в ученицы целых два витка!
  - Мы до хрипоты спорили с Радом. Я был против взваливать столь тяжкую ношу на твои плечи всего лишь в восемь витков, но он настаивал, говорил, чем раньше ты поймешь, тем вернее отыщешь путь спасения королевства... если он не справится. Ты бы ничего не узнала, если бы они вернулись, но они не явились в назначенный срок, а я не смог больше тянуть. Но ты еще так мала, - дрогнувший как от внезапного мороза голос воеводы был пронизан таким тяжелым сожалением, что на глаза Снеженики навернулись невольные слезы.
  - Мне уже десять, - прижавшись к широкой груди Ладияра, девочка вслушивалась в тревожный стук уставшего от тайн сердца, - я справлюсь, обещаю тебе, обязательно справлюсь. Ты ведь мне поможешь?
  - Во всем, моя снежная звездочка, только попроси, - широкая ладонь бережно коснулась доверчиво прильнувшей головки.
  - Что мне делать?
  - Учиться. А остальное... время покажет...
  
  Глава 6. Магия и чародейство
  
  Нет, не мог Хранитель признать, что с этого дня Снежка разительно изменилась. Лишь улыбка из насмешливо-лукавой все чаще становилась задумчивой, да шалостей стало меньше. Последнему Альдо был несказанно рад, но нет-нет, а ловил себя на странной, глухой досаде. Словно двоилось сбитое с толку сознание.
  А Снеженика, не ведая обуревавших волка сомнений, каждое утро, едва нянюшка, расстроенно качая головой, забирала почти не тронутый завтрак, бежала под строгий присмотр Края.
  Подвижной, непоседливой девочке неожиданно понравилось возиться с растениями, но особой ее любовью пользовались те, что так испугали при первом знакомстве. Густолистые аквимады*, усыпанные тяжелыми, мясистыми плодами с полупрозрачной розовой шкуркой, под которой виднелись бледные прожилки, при любой возможности цеплялись шипастыми усиками за одежду Снеженики, опутывали ладошки и требовали внимания. Высокие стебли льяники*, прячущей меж вытянутых листьев пушистые коробочки с желтовато-коричневыми шариками, гибко клонились навстречу юной ученице. Кустистый ашетерник*, раскидывая красноватые плети лиан, при приближении Снежки торопливо подтягивал 'лапы', с тихим, застенчивым звоном выпрашивая порцию свежей, разбавленной питательным зельем воды.
  И Снежинка для каждого из своих питомцев находила время на доброе слово или мимолетную ласку.
  Край, ни на минуту не оставлявший девочку в одиночестве, одобрительно щурился, наблюдая за неуверенными, но оттого еще более осторожными пальцами, терпеливо перебирающими листья и ветви полурастений в поисках больных или погибших отростков. Помогал, не причиняя вреда капризным питомцам, удалять омертвевшие корни, омывать лечебным отваром белесую паутину мшистой плесени, вытаскивать из сочащихся сукровицей стволов впившиеся шипы и колючки.
  По утрам, неторопливо обходя заполненные климатроны вместе с ученицей, Крайган веером рассыпал искристые брызги волшбы, срывающиеся с его рук и тут же впитываемые еще сонными подопечными. Задерживаясь возле умирающего орратри, старый маг ненадолго застывал, приложив ладони к морщинистой коре. Сухие губы неслышно шевелились, не то уговаривая чахнущее дерево, не то плетя незнакомое заклинание... В эти мгновения Снеженика стояла тихо-тихо, всем сердцем желая, чтобы Край наконец-то отыскал ту ничтожную возможность, что оживит погибающий орратри. Обрывая беззвучный шепот, мужчина еще долго приходил в себя, бредя по каменным дорожкам шатающейся походкой смертельно уставшего человека. Но к тому времени, как они подходили к первой из трех оранжерей, заполненных необычными обитателями, его движения вновь становились уверенными, взгляд - ясным, а крепко сжатые в кулаки ладони переставали дрожать.
  И вот тут-то и начиналась самая сложная работа. Каждое из этих полурастений-полуживотных нуждалась в своем, особом уходе. И уже не бледно-малахитовые веера магических искорок, а одиночные всполохи скользили по воздуху и жадно впитывались в трепещущие тела.
  - Разные они, - в первый раз на глазах у Снежинки отмеряя крошечные, и все же неуловимо разные по величине меринки* Силы, пояснял Крайган, - потому и подход им к каждому свой нужен. Отдашь недостаточно - угаснет.
  - А если больше? - стараясь не пропустить ни единого движения узловатых пальцев, Снежка по пятам следовала за наставником.
  - Тогда последствия непредсказуемы, - вспомним о старых ошибках, Край нахмурился. - Оттого и запретил я тебе самовольничать.
  - Не буду, - втайне от учителя мечтавшая попробовать самостоятельно, отпрянула Снежка. - А когда ты меня научишь?
  - Подрасти сначала, - с доброй усмешкой Крайган потрепал собранные в венец косы. - Ты многое умеешь, но все твои знания - лишь вершина огромной горы.
  И Снеженика задумалась. Уж очень хотелось любопытной девчушке удивить учителя, а значит, придется всеми силами укрощать отпущенный богами Дар...
  
  В тот же день, ненадолго заглянув в свои покои в поисках Альдо, но найдя там лишь спящего, свернувшегося голубым клубком на меховом покрывале Фильку, Снежка быстро умылась, переоделась в чистые одежды и отправилась к Ладияру.
  С тех пор, как девочка впервые за долгое время переступила порог отцовского кабинета, воевода все чаще оказывался за крепким, не тронутым временем массивным столом, подолгу перебирая записи Радинира, отыскивая тот единственный, ведущий к спасению мира путь. И все глубже становилась складка на высоком, не тронутом морщинами лбу, ведь и он не находил иных путей, кроме как разрушить проклятый богами алтарь, оборвав льющиеся из кровавой сердцевины волны леденящей злобы.
  Тут и нашла его Снеженика.
  - А, Снежка, - тепло улыбнулся, завидев белокосую, просунувшуюся в открытый проем потайной двери головку племянницы Ладияр, - что-то ты рано.
  - Так ведь уже обед, Край меня отпустил, - робко входя в окутанную полумраком, который едва ли разгоняли зажженные на стенах светильники, комнату, откликнулась девочка. - Я тебя искала.
  - И зачем я тебе понадобился? - откладывая в сторону очередной бесполезный свиток, воевода устало потянулся.
  - Дядюшка, - голубые льдинки широко распахнутых глаз возбужденно заискрились, - научи меня магии!
  - Так ведь ты и так учишься. Вместе со всеми.
  - То мелочи, только для игр и годятся, а мне надо... - не зная, как высказать бурлящее в груди желание, Снежинка запнулась, беспомощно глядя в прищуренные глаза мага.
  - Ну? Что же ты? Сама не знаешь, чего хочешь?
  - Я хочу Крайгану помогать, а он не доверит мне серьезную работу, пока ты не позволишь. А ты ведь...
  - Край прав, не позволю, - отвечая на молчаливый вопрос, серьезно кивнул мужчина. - Пока. Но просьбе твоей уступлю. Если ты и впрямь готова усердно учиться.
  - Я все-все сделаю, что скажешь!
  - Большая ты у меня стала, почти взрослая, - с легкой грустью улыбнулся Ладияр. - Ступай, отдохни, а завтра приступишь к новым занятиям.
  - Спасибо, - приплясывая от радости, Снеженика порывисто подбежала к дяде и крепко обняла за могучую шею.
  - Беги уже, егоза, - на миг прижавшись щекой к светловолосой головке, воевода подтолкнул ее к выходу.
  - Дядя, - уже в дверях обернулась девочка, озабоченно нахмурив тонкие брови, - а ты Альдо не видел?
  - А разве он не с тобой?
  - Нет, - покачала головой Снежинка, - и к Краю со мной не пошел, с Филькой в комнате оставался. А теперь нет нигде.
  - Найдется твой волк, не волнуйся. Чай, не собака на привязи, нагуляется да прибежит.
  Просияв белозубой улыбкой, девочка кивнула в ответ на утешения дядюшки и оставила его одного. А Ладияр, проводив племянницу посерьезневшим взглядом, крепко задумался. Краешком коснулась его тайна Хранителя, но знал он, что без крайней нужды не оставит он маленькую хозяйку. А раз ушел, на то причина была. К добру ли?
  
  На следующий день, выполнив нехитрые поручения старого мага, Снеженика оставила оранжереи и, прихватив ждущего у входа в жилые пещеры Альдо, на спине которого вновь удобно устроился нахальный горностай, побежала на огороженную ледяными глыбами площадку в дальнем краю кратера. Там, держа в руках маленькую, темного камня шкатулку, уже ждала ее Илтрисса*. Молодая магиня смотрела на торопливо приближающуюся девочку с ласковой полуулыбкой, отраженной в нефритовых глазах лучистыми бликами.
  - Я опоздала? - смущенно застыв перед точеной, закутанной в слегка обтрепанные меха фигуркой, Снежка пыталась успокоить сбившееся от бега дыхание.
  - Нет, милая, ты как раз вовремя. Но прежде, чем мы начнем... У меня кое-что есть для тебя.
  Откинув чуть слышно скрипнувшую крышку ларца, Трисса вынула тоненькую, мерцающую морозно-синим серебром цепочку с причудливо сцепленными колечками звеньев. В ажурной паутинке металла словно запутался заключенный в филигранную оправу безжизненно-тусклый звездчатый кристалл. Не дожидаясь, когда девочка решится протянуть руку за чудесным даром, изящные пальцы магини ловко вплели холодные нити серебра в светлые, закрученные в легкие жгуты локоны, затейливо собранные в длинную мягкую косу, оставив дымчато-серый камень касаться бледного лба Снеженики.
  - Это милиорх*, - пояснила Илтрисса, отступая назад и убирая опустевшую шкатулку на ледяной постамент у края площадки. - С его помощью маги концентрируют текущую внутри тела Силу на вязи заклинания или ином необходимом воздействии, не давая ей рассеиваться в пустоту.
  - А почему у тебя такого нет?
  - Потому что я, как и любой обученный маг, уже умею управлять своим даром. Нам нет нужды использовать кристаллы. А вот тебе придется носить камень, не снимая. Не знаю, зачем, но Ладияр просил научить тебя всему, что я знаю, в самый короткий срок. Только, боюсь, так быстро нам все же не справиться, - в нефритово-зеленых глазах Триссы мелькнуло сомнение.
  - Я буду очень стараться, - с удивившей магиню решимостью ответила Снежка, в невольном волнении перебирая пальцами серебристую шерсть Хранителя.
  Терпеливо снося легкие подергивания, Альдо щурил потемневшие от тревоги глаза... Посильный ли груз взвалил воевода на хрупкие плечи любимицы?..
  - Тогда начнем? - как будто отгоняя непрошеные видения, Илтрисса встряхнула головой и посмотрела на юную ученицу. - Покажи, что ты уже умеешь.
  - Немногое, - огорченно насупилась Снеженика, но послушно отошла от замершего на снегу Альдо и прикрыла глаза.
  Испустив бледное сияние, милиорх на лбу девочки посветлел, обретая голубоватую прозрачность, а спустя несколько мгновений воздух перед Снежинкой подернулся рябью, загустел и, медленно обретая форму, собрался в неустойчивую копию нянюшки. Призрачная Марута, повинуясь неумелым движениям детских ладоней, рваными шагами дошла до ледяной ограды и, едва коснувшись препятствия, рассыпалась сотнями крошечных искр.
  - Свой морок мне больше удается, - виновато вздохнула Снежка. - Несколько клотов держится, если не трогать.
  - Это потому, что твой дар 'помнит' свое вместилище и невольно копирует его. А на создание чужого образа уходит намного больше сил, ведь нужно снять точный слепок со 'светлой тени' того, чей фантом ты хочешь сотворить. Но у тебя неплохо получилось, пусть и с помощью кристалла. А что еще ты можешь?
  К своему огорчению, могла Снежинка немногое. Сущие мелочи. Ведь заставить рассыпчатые снежинки собраться в тугой комочек да сдвинуть его с места или зажечь слабый, едва теплящийся огонек на ладошке любому под силу?
  - Не сокрушайся, - мягко улыбнулась Трисса в ответ на расстроенный вздох ученицы. - Иным за всю жизнь большего не добиться, а у тебя все впереди. Давай попробуем снова, - она подвела Снеженику к ледяной арке, в проеме которой, закрепленная на двух цепях, неподвижно висела небольшая хрустальная сфера. Остановив девочку в двадцати локтях от нее, магиня отступила в сторону, - сосредоточься и попробуй толкнуть шар. Если хотя бы часть твоей силы достигнет кристалла, он начнет светиться. И чем больше энергии ты сможешь вложить, тем ярче будет свет.
  Послушно кивнув, Снежка напряженно замерла, вглядываясь в прозрачную сердцевину камня. Выпуклая поверхность милиорха, отвечая на всплеск магического дара, разгоралась все ярче, пока льдисто-голубое сияние не залило мраморно-белую кожу девчушки холодным отсветом. В какой-то момент собираемая меж сведенных у груди ладоней сила ощутимо нагрела сминаемый в пальцах воздух, и Снежка, почувствовав это тепло, выбросила руки вперед, направляя бурлящую энергию в неподвижную цель. На короткий миг слабый, еле уловимый отблеск осветил недра хрустальной сферы, но тут же погас, оставив кристалл в разочаровывающей неподвижности.
  Снова и снова, подбадриваемая Илтриссой, Снеженика пыталась раскачать непослушный шар, пока уже на закате равнодушного Лэйдэ, залившего кратерную долину бледно-золотыми лучам, упрямый кристалл не налился тусклым свечением, качнувшись так вяло и незаметно, что лишь дрогнувшая тень от него отметила эту маленькую победу.
  - На сегодня все, - замечая сквозившую в каждом движении ученицы усталость и капли скользнувшего по вискам пота, Трисса остановила готовую продолжать девочку. - Ты молодец. Продолжим завтра.
  - Трисса, - почти без сил прислонившись к теплому боку поднявшегося с земли Альдо, Снежка осторожно коснулась прохладного украшения, - ты сказала, что этот камень помогает собирать энергию. Почему же у меня ничего не выходит?
  - Сейчас он чувствует лишь те слабые потоки силы, что текут на поверхности. Нужно какое-то время, чтобы милиорх сумел дотянуться до глубинных резервов твоего тела. Вот тогда и ты получишь к ним доступ.
  - Как долго ждать? - удрученно посмотрела на магиню Снежинка.
  - Я не знаю. Порой проходит всего несколько седьмиц, а иногда - и пары витков мало. Но с каждым днем ты будешь все лучше чувствовать скрытый в тебе дар.
  Задумчиво кивнув, Снежка рассеянно попрощалась с магиней и, опираясь на крепкую спину Хранителя, побрела к замку...
   Продолжение на сайтах Лит-Эра и ПродаМан...
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Лайм "Мертвая Академия. Печать Крови" (Юмористическое фэнтези) | | Л.Летняя "Магический спецкурс" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | | Галина Осень "Начать сначала" (Фэнтези) | | Т.Мирная "Колесо Сварога" (Любовное фэнтези) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | Ш.Галина "Глупые" (Любовные романы) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | Я.Логвин "Сокол и Чиж" (Современный любовный роман) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"