Выворотень: другие произведения.

Хиж-2: Интересы расы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Минздрав предупреждает...


Транспортный корабль "Изящный". Количество пассажиров: 2480. Рейс: Один-Хорс.
Полпачки сигарет.
  
Приемный зал резиденции генерал-губернатора Аврелия "Торба" Гнубельса, полномочного и полновластного правителя Хорса, производил мрачное впечатление. Как и все, что построено на костях. Подобные склепы и без того тянет душу, давит на плечи, а Гнубельс словно нарочно хотел подчеркнуть гибельную историю этого места, увесив стены всевозможными трофеями чужих, многие из которых выглядели бы смешно, - к чему, скажите, огромный половник в соседстве с шипастым копьем? - если бы не являлись последним напоминанием об исчезнувшей в пекле войны расе. И, конечно, особенно жутко на этом фоне выглядел неотъемлемый портрет эм-ператора.
Впрочем, вряд ли хозяин зала даже задумывался о столь вопиющем дизайнерском решении - полулежа на роскошном диване, расплывшись дородным телом по подушкам, он значительно поедал грозди винограда и его голову явно менее всего заботили столь приземленные, как интерьер, мысли.
- А ведь изначально казалось, что планета покорена, - тяжко вздыхал Гнубельс, отплевывая в серебряное блюдечко очередную, особо крупную косточку. - Все, орбитальные станции пылью по космосу разлетелись, а о городах наземных только живописные развалины и напоминают... Мир и спокойствие человечество принесло на Хорс? Черта с два! - он повернул обрюзгшее лицо к неподвижно возвышающемуся перед ним человеку, облаченному в тяжелый кожаный до пят плащ. - Откуда они взялись? Тысячи! Тысячи! Людям на улицу страшно выйти. Не давнее, чем позавчера девушку - юное, невинное создание! - напрочь!
Полновластный и полномочный правитель скорбно бросил в блюдечко чисто обглоданную веточку.
- Я и вход в эти проклятые подземелья заваливал, и газ туда пускал - все без толку! Лезут, твари, и лезут! Вайара, мать их... Ты поверь, комиссар, - он подманил человека толстым пальцем и, когда тот приблизился, доверительно поведал. - Я бы и сам справился, но... - драматическая пауза была выдержана с поистине актерским мастерством. - Солдатиков жалко.
- Не извольте беспокоиться, ваше могущество, - гость щелкнул каблуками. - Для того я и прибыл, чтобы решить эту проблему.
- Вот и я про что! Вот и я про это! - радостно хлопнул в ладони Гнубельс. - Ты! Ты, комиссар, все исправишь! Это ведь только первые поселения. Мы еще только начинаем обживать этот мир, а тут вдруг такая напасть. Что подумают будущие колонисты? Что подумает эм-ператор обо мне? Если губернатор с какими-то мелкими грызунами не может совладать, то как же ему планеты доверять! Ты же понимаешь, комиссар, что от этого мнения зависит и твое дальнейшее существование? До Земли далеко...
- Понимаю, - на неприкрытую угрозу незнакомец лишь холодно кивнул. - И еще ни разу не подводил ожиданий.
Брови генерал-губернатора поползли вверх.
- Правда? - в голосе "Торбы" послышалась откровенная издевка. - А у меня другая информация: будто бы на Осирисе ты сильно оплошал. Погибли люди.
- Это была случайность. Внезапно поднялся ветер.
- Да ты что?! Ай-яй-яй! Ты должен был предусмотреть это, комиссар. А вдруг и здесь что-нибудь непредвиденное случится?
Насмешка Гнубельса наконец пробила броню невозмутимости собеседника.
- Если вы мне не доверяете, зачем вызвали? Чем вас не устраивает Рубен Иварс или, скажем, Шон Локх?
- Как, ты не в курсе? - на этот раз генерал-губернатор выглядел действительно удивленным. - Иварса нашли повешенным в собственной квартире, Локх погиб в авиакатастрофе, до Искина невозможно достучаться: пропал где-то, и никто не знает - где. А Рошаль... Насколько я знаю, он отошел от дел. Разве нет?
Гость молчал.
- Как видишь, комиссар, выбор у меня невелик, - Гнубельс потянулся за новой кисточкой. - Мне не нравится сложившая ситуация, не скрываю. Что-то происходит. Эта война, она все изменила. Летят головы, и поэтому мне нужно, чтобы ты все сделал чисто.
- Я вам гарантирую. Все необходимое оборудование я привез с собой. Единственное же, что требуется от вас - это отряд солдат мне в помощь и приказ людям не выходить из домов. Во время операции на улицах будет очень опасно.
- Ах, считай, что все уже сделано. А гарантии... - рыхлый лоб Гнубельса означился морщинами раздумья. - Я определю надежного человека, помогать тебе. Он будет наделен всеми достаточными полномочиями, вплоть до лицензии на твое убийство. Он встретит тебя на месте. Ты отправляешься сегодня вечером. Прощай.
- Служу эм-перии! - человек склонился в поклоне, с удивительной ловкостью "сделав ручкой".
Он уже было покинул помещение, когда его достиг окрик:
- Удачи тебе, Ганс! - с трудом раздвинул пухлые губы в улыбке Гнубельс.
- Нильс, ваше могущество, - не оборачиваясь, поправил губернатора комиссар. - Меня зовут Нильс.
  
   * * *
  
Флаер класса "Стриж-5" из личного авиапарка генерал-губернатора Арврелия "Торба" Гнубельса. Маршрут: Гранд Паттер - Ульчин.
Две сигареты. Плюс еще одна - пилоту.
  
Утро на Хорсе не представляло собой что-то из рода вон выдающееся. Мало чем выделялось оно из череды смен дня и ночи на многочисленных планетах, ныне ведомых человеку. Красное солнце лениво выползало из-за горизонта, слегка приукрашенного негустым лесом, и озаряло город слабым клюквенным светом, укутывая низкорослые дома в густые тени их более высоких собратьев. Улицы Ульчина уже были пусты, несмотря на то, что комендантский час, запретивший горожанам покидать дома, начинал действовать только с обеда. В неподвижном утреннем воздухе ощутимо веяло страхом.
В полной тишине проехал броневик военного патруля, ощерившись редкими дулами пулеметов. Двигался он медленно, с опаской, словно выискивая кого-то. И, показалось или вправду, при его приближении через улицу в темноту переулка метнулась хищная серая тень? Нет, наверное, показалось...
Нильс смотрел на это из окна гостиничного номера. В голове путались мысли, и, занятый ими, он не заметил, как незапертая дверь отворилась, и в комнату вошел посторонний.
- Знаете, я поражаюсь, как быстро и легко человек приживается на новом месте, - Тит, тот самый "надежный человек", обещанный Гнубельсом, неслышно, зловеще подошел и встал рядом с Нильсом. - Еще несколько месяцев назад здесь были лишь куски оплавленного камня, а сейчас? Вы только взгляните, как муравейник, как Атлантида, внезапно всплывшая. Вырос - и на тебе, - не сотрешь.
Нильс невольно скосил на вынужденного напарника взгляд. Этот человек выглядел героем: высокорослый, на голову выше самого Нильса, отнюдь не считавшегося карликом, светловолосый, голубоглазый, как будто вылепленный из белой глины гениальным мастером - настолько безупречный, что даже зависть к нему казалась нелепым, недостойным чувством. Воистину, про таких говорят: прекрасный человек, достойный сын своих родителей, гордость генетики.
Ну и, разумеется, на своего отца Аврелия Тит совсем не походил.
- Как спалось на новом месте? - Гнубельс-младший протянул ладонь для рукопожатия.
Как и вчера, при первой их встрече, Нильс этот жест проигнорировал.
- Вашими молитвами хорошо, - прошептал он и отвернулся от окна. - Когда можно будет начинать?
Беседовать у него не было никакого настроения.
- Скоро должен прибыть Штольц. Тогда и начнем.
- Значит, я в бар.
Тит по-хозяйски устроился в кресло, закинув ногу на ногу.
- Значит, я буду вас ждать.
  
Бар-ресторан при гостинице являл собой небольшое и плохо освещенное помещение с редкими грибками столов, недлинной стойкой и полупустыми полками. Здесь также не было народу, поэтому пухлая девушка, исполнявшая одновременно роль бармена и официантки, откровенно скучала; но стоило лишь появиться на горизонте Нильсу, как она тут же оживилась.
- Вы же Карамстилов, да? - не успел он еще сесть за стол, а она уже подлетела и защебетала. - Я вас узнала, я много про вас слышала. Как вам у нас в гостинице? Гадюшник, да? Конечно, по сравнению с большими колониями, не говоря уж о Земле и Титане... Ох, как бы я хотела жить где-нибудь, где спокойно, людно и прилично. И где нет этих тварей!
Перед глазами Нильса, ожесточенно пытавшегося прочитать меню, вдруг выросла рука, перевязанная чуть выше локтя.
- Вот! Их, сволочей, работа, - пожаловалась девушка и удачно передразнила. - "Вайара, вайара!" Еще и братика моего покусали, а он ведь совсем маленький! - и уж совсем неприлично. - С-суки! Вы ведь убьете их, правда? Всех до одного, ублюдков! Как на Гвидионе, да?
Отчаявшись, что-либо вдумчиво выбрать, Нильс наугад ткнул в меню:
- Мне вот это и это. И еще кофе и сигарет, пожалуйста.
Сил хватило лишь на жалкую улыбку.
  
Когда он поднялся обратно в номер, там уже было людно: Тит все в той же позе находился в кресле, напротив него на диване ровно, подобранно сидел военный, судя по погонам - полковник. Лица его было не разобрать - скрывала больничная маска с оранжевой полоской для глаз и вырезом для рта, в котором можно было различить излишне бледные губы. А у окна, там, где еще недавно стоял Нильс, теперь нервно топталась здоровенная темнокожая деваха с взъерошенными волосами и в мужской одежде. Еще двое солдат переминались с ноги на ногу у самого входа.
- А вот и он! - на появление хозяина комнаты Тит отреагировал небрежным взмахом руки. - Знакомьтесь, полковник, это наш спаситель, Нильс Карамстилов. Нильс, это Штефан Штольц, он будет нам помогать.
Вояка стремительно поднялся, отлажено вскинув руку:
- Комиссар.
Нильс сухо кивнул. Обожженные горячим кофе губы нещадно саднили.
- А это кто? - ткнул он пальцем в напряженно замершую женщину.
- Зара, - хриплым голосом представил гостью полковник. - Она возглавляла археологическую экспедицию, работавшую в развалинах. Это с них все и началось.
- Понятно. А здесь она зачем?
Полковник смутился, хотя под маской этого было не разобрать.
- Я думал, что вам будет интересно услышать...
- Мне неинтересно, - перебил его Нильс. - Пусть уходит.
Услышав подобное заявление, археолог подавилась от неожиданности и нелепо захлопала ртом.
- Неинтересно?! - наконец, сумела выдавить она. - Неинтересно?! Ах ты, гад! Тебе неинтересно, а там трое парней погибло! Да таких парней, что тебе до них еще расти и расти!
; - Я еще раз повторяю, полковник... - начал Нильс, когда вдруг в разговор вмешался Тит, вальяжно предложив:
- Пусть расскажет.
Зара чуть успокоилась, провела пятерней по голове, тщетно пытаясь уложить непокорные вихры, но тем самым еще больше их растрепав. Набрала в грудь побольше воздуха, но заговорить не успела.
- Кто вам вообще разрешил вести раскопки? - поняв, что от его слова здесь мало что зависит, Нильс нашел себе свободное кресло подальше от собравшихся людей и теперь хлопал по карманам в поисках сигарет.
В ответ Зара измерила комиссара испепеляющим взглядом.
- А никто! - нагло вскликнула она. - Делать мне больше нечего, чем ждать, пока прикатят ваши спецы и все оттуда выгребут, чтобы спрятать потом на века...
- Вы нарушили закон, - не найдя заветной пачки Нильс принялся раздраженно барабанить пальцами по подлокотнику. - За что и поплатились. Почему вас отпустили?
- Ее и не задерживали, - вновь встрял в разговор Тит. - А вы, по-моему, сюда приехали не для того, чтобы разбираться в тонкостях местного законодательства. Начинайте, пожалуйста.
Последняя фраза была адресована археологу.
- Хорошо, - та еще раз уничтожающе зыркнула в сторону Нильса и принялась рассказывать.
Их отряд из десяти человек проник в руины ночью, четыре дня назад. Поняв, что на поверхности, ничего, кроме пепла не найти, они решились копать вглубь - благо, все необходимое оборудование у них имелось. Но углубиться на большое расстояние не успели, буквально через пару метров наткнувшись на массивную металлическую дверь, ко всеобщему удивлению прекрасно сохранившуюся, несмотря на многочисленные планетарные бомбардировки. После безрезультатных попыток ее открыть, археологи решили дверь взорвать.
В этом месте рассказа Нильс удивленно покосился на таинственно улыбающегося Тита, но так ничего и не сказал.
После взрыва все и началось, продолжала Зара: из открывшегося входа появились жуткие твари. Они были мелкие, но их было столько, что казалось, будто бы живой серый поток выхлестнул наружу. Двух человек, находившихся ближе всего к двери, просто смело. Остальные побежали к вездеходу. Но, как выяснилось позже, добежали не все.
Неожиданно Зара неподобающе расплакалась, и Штольц подал знак солдатам, чтобы те вывели раскисшую женщину из комнаты.
Ненадолго воцарилась неловкая тишина.
- Вот такие дела, комиссар, - наконец протянул Тит, улыбаясь уголком рта.
- Где это случилось?
Нильс поднялся со своего места и прошел на освободившееся место у окна. Взглянул на улицу с высоты третьего этажа, где Зара в сопровождении солдат садилась в бронемашину.
- За городом. Там что-то типа заповедной зоны. Дрянное место, - полковник закашлялся. - Пепел и обгоревший камень. Мы там все выжгли, но, видимо, успели перебраться в коллекторы под городом.
Нильс вздохнул.
- Они всегда так делают. - он повернулся от окна. - Вы знаете, что мне от вас потребуется?
За полковника ответил Тит.
- Он в курсе.
- Тогда давайте я вам покажу, как нужно расставить ловушки.
  
   * * *
  
   Транспортная бронемашина "Ладога", основная единица наземных боевых частей эмперской армии. Экипаж: четыре человека. Маршрут: Ульчин - руины поселения чужих.
   Пять сигарет.
  
На это было трудно смотреть. Как трудно смотреть на кладбище. Даже, несмотря на то, что вылизанный огнем камень здесь местами принимал причудливые формы, преобладал все же печальный и безликий пепел, усеивавший, казалось все, царивший везде. Под ногами подозрительно хрустело. И хотя, такого быть не могло, Нильсу отчетливо казалось, что это хрустят кости.
Командный центр решили организовать здесь же, посреди руин, на небольшом каменном холме.
- Ах, хорошо! - Тит, первым выбравшись из машины, раскинул руки. - Даже не верится, что еще недавно эта планета принадлежала кому-то другому! Ты посмотри, как сработали, а! Чисто! Словно бы рай, нетронутый, первозданный, а мы - небожители. После техногенной вони Земли и ее сателлитов - как же сладко касаться травы, пить чистую воду, дышать, дышать и не надышаться этим воздухом!
Заявление выглядело тем более странно, что вокруг ни травы, ни воды не было. А в воздухе ощутимо пахло тленом.
Это заметил Нильс, который был вторым.
Штольц, появившийся из нутра бронетранспортера третьим, звонко чихнул, то ли опровергая, то ли подтверждая слова Гнубельса.
Следом вышли двое солдат, по виду те же самые, что были и в гостиничном номере. Хотя, Нильс мог и ошибаться
Водитель остался внутри.
- Господин Гнубельс, у вас в семье все такие восторженные? - раздраженно обратился тем временем Штольц к Титу. - Или это свежий воздух на вас так действует?
- Может все-таки начнем? - Нильс встал перед пультом управления, вынесенным из машины солдатами, и вгляделся в безупречный рисунок расставленных ловушек.
Ловушки, хоть на экране этого было и не видно, представляли собой сооружения, в виде водруженных на треногу металлических шаров. С интервалом где-то около двухсот-трехсот метров ими были украшены все улицы города. Все пути загадочных шаров, словно ручьи, протекали через руины, минуя на достаточном расстоянии командный центр, и сходились у обширного озера, располагавшегося чуть дальше.
Сеть была поставлена великолепно и обязана была сработать
- Начинайте, - разрешил Тит, несколько ошарашенный тоном Штольца. - Артиллерия уже готова. Ох, надеюсь... - тут в его голосе появились прежние нотки. - Они не испортят озеро. Искупаться бы потом...
  
Что знали люди о чужих? Да толком ничего и не знали, если не считать те крохи информации, что иногда подкидывало телевидение, веры которым было ни на грош. Людям было лишь известно, что чужие совершенно непохожи на гуманоидов. Картинками, изображающих мохнатых чудовищ, с копьями в лапах и жутко оскаленной пастью пугали непослушных детей, а имелся ли у инопланетян настоящий хвост или же лишь ритуальная его эмуляция гневно спорили в прямом эфире ведущие специалисты-ксенологи. Видимо, так уж заложено в природе человека, что по-настоящему изучать цивилизации и народы, он начинает только после их полного уничтожения. Действительно, мертвые тела не шевелятся, не мешают рассматривать даже их внутренне строение, а холодные уста никогда не опровергнут те изящные, будоражащие воображение домыслы, столь хорошо раскручивающие и обеспечивающие деньгами расторопных историков.
Вот и остается теперь только гадать, кем же все-таки были те долгожданные братья по разуму, ибо расспросить, увы, вовремя не успели - лишь встретились на просторах Вселенной, как тут же развязали войну. Разумеется, по словам людей, виноваты были чужие. Они, мол, напали, они, мол, дикари. Может быть, это и правда, а может быть, и нет. Кто теперь, когда от инопланетян ничего, кроме воспоминаний и не осталось, разберет...
Геноцид - вещь, конечно, неприятная, но полезная во многих отношениях. Чужая раса была довольно слабо развита, чуть выше того уровня, на котором человечество вышло к звездам, но уже обладала огромными территориями, ныне благополучно доставшимися победителям. И если человеческие колонии были в основе своей планетами с тяжелыми условиями для жизни, порой даже почти невозможными, то у чужих планеты были одна к одной - с мягким климатом и богатой растительностью. Рай, как сказал Тит Гнубельс, если не считать сущую малость: паразитов, коими щедро наградили новых хозяев прежние владельцы. Крыс.
"Крысы" - уж это-то люди точно знали, - это мелкие твари, чуть больше земных грызунов, обладающие такой же феноменальной скоростью, прожорливостью, но, в отличие от земных собратьев, похоже, еще и наделенные зачатками разума, что делало их чрезвычайно опасными. Как с ними умудрялись жить прежние хозяева планет, - было совершенно непонятно, но факт оставался фактом - они обитали на каждой планете, где когда-то жили чужие. И, чтобы людям стало комфортно и уютно, милостивый эм-ператор дал им крысоловов. Таких как Нильс.
Люди напрасно ждали феерического зрелища, смешно расплющив носы о стекла, напряженно уставившись в экраны телевизоров - светопреставления не случилось. Работа крысолова - малоприятное, скучное и однообразное зрелище. Рутина.
Лишь самый зоркий глаз мог заметить момент, когда серебристые шары начинали свое неторопливое вращение, лишь самое чуткое ухо услышало еле слышное шуршание сервомоторов, и только запах, сочащийся из крохотных щелей с виду абсолютно гладкой металлической оболочки, чуяли все. Гниловатый, противный запах.
Едва ли кто-то понял, что происходит, и почему в самых темных подворотнях враз зажжется с десяток светлячков. Вряд ли было суждено этим людям, сидящим сейчас в тепле и безопасности, знать, что тянет тех омерзительных тварей, что живут где-то глубоко под землей, настолько глубоко, что их даже не уничтожили планетарные бомбардировки, что заставит их покинуть - покинуть средь бела дня! - укромные норы и зачарованно двинуться прямо навстречу ловушкам.
Кто из этих людей поймет, зачем они шепчут, сначала тихо-тихо, а потом все громче и громче, свой нелепый и непонятный клич "Вайара!"
С этим криком они впиваются в глотки людей, с этим криком они разрезают ночь, в поисках одной им ведомой цели, с этим криком они умирают от рук солдат.
Ва-йа-ра.
Единственное, что они знают, что отличает их от обычных крыс. А так, звери и звери.
  
Нильс играл. Играл самозабвенно, искренне, словно глухой маэстро - в полнейшей тишине он щелкал клавишами на пульте, и, повинуясь движениям его пальцев, крысы, на экране представлявшие собой лишь множество серых точек, сами того не замечая, метались от ловушки к ловушке, сбиваясь в одну огромную стаю.
Возможно, это и выглядело бы красиво.
Но было страшно.
  
Крысы покинули город и теперь приближались к развалинам.
- Приготовьтесь, - предупредил Нильс своих спутников, на мгновение отвлекшись от пульта. - Когда они достигнут последней ловушки, начинайте бомбардировку.
- Конечно, Нильс, - улыбнулся Штольц и было в этой улыбке, в этих излишне бледных губах что-то такое, что-то такое, что заставило Карамстила замереть.
Крысы остановились.
Нильс зачарованно смотрел, как Штольц, снимает маску, обнажая под ней худое, начисто лишенное волос лицо
- Михаэль? - Карамстил недоверчиво покрутил головой. Видение не исчезало.
- К вашим услугам, - Михаэль Рошаль склонился в поклоне.
- Но как...
- Отпустили за отменное поведение, - подсказал Рошаль. - А я вот думал, что ты сломаешься после Осириса. Ан нет, погляди-ка - вот ты, стоишь передо мной, опять на коне и саблей. Не надоело еще? Спишь-то как, без кошмаров?
Нильс промолчал. Руки его суетливо дергались, и Рошаль, поняв, что нужно комиссару, протянул пачку сигарет, выуженную из кармана плаща. Карамстил благодарно кивнул и весь ушел в процесс курения.
- Что тебе надо, Рошаль? - пробормотал Нильс, когда наконец смог оторваться от сигареты.
Рошаль показал рукой на пульт.
- Крысы. Мне нужны крысы.
Сигарета в пальцах Нильса вдруг неистово заплясала.
- Зачем? - голос его странно осип.
Глаза Рошаль сверкнули адским огнем.
- Знаешь, сидя в эм-перских застенках, я долго думал. И я понял, я прозрел, мой друг! И знаешь, что мне открылось?. Посмотри, что с нами стало. С человечеством, мой друг, что с ним? Почему? Мораль, мой друг, превратилась в настроение солдат перед битвой, этика - в вычурный этикет, а нравственность... Величайшие мыслители прошлых веков ждали, когда же человечество достигнет той черты, когда нравственность станет наивысшей ценностью. А мы? Мы начали покорять Вселенную, мы свершили все то, о чем мечтали еще наши деды, но так и не достигли черты. А, знаешь, почему? Очень просто. Мне кажется, что мы ее просто перешагнули. Оставили где-то позади, ниже. Может быть, она где-то мелькнула, в какую-то секунду сердце екнуло - вот оно! - и тут же исчезла. Мы стали почти как боги и все человеческое оставили там, на Земле. Мы холодны и беспощадны, словно окружающий нас космос. И знаешь, я не хочу. Я не хочу быть таким как ты, как все остальные. Я хочу остаться человеком, а не всего лишь представителем расы. Мне не нужны ее интересы, я преследую собственные. Лишь так можно остаться самим собой! Посмотри на себя, глупец! Животное! Машина! Ты способен переступить через любые принципы, лишь бы исполнить приказ. А кто их отдает? Думаешь, эм-ператор заботится о тебе, о людях? Да ему плевать на вас всех! Он только о себе думает! Эм-перия прогнила насквозь! О, да! Она велика, но она отыграла свою роль, выведя нас на просторы Галактики! Победила внешнюю угрозу - и за это мы ей благодарны. Но теперь, теперь ее время прошло. Прошло время экспансии, наступил период развития. Но эм-перия не способна развиваться - это тупиковый путь. И поэтому, поэтому мы должны разделиться. Распасться на мелкие кусочки. Планетки. Маленькие, крохотные планетки должны быть отдельны, независимы от центра. Ибо, чем меньше ареал, тем изящнее развитие, населяющих его видов. Огромная территория, они нивелирует, усредняет людей...
Уловив паузу в тираде Рошаля, встрял Тит:
- Короче, нам нужна армия крыс. Когда начнется война - а она начнется, когда эм-ператор поймет, что краха не миновать, - мы используем их! Мы выпустим их в метрополии, мы пустим их в бой против эм-перских войск! Они будут нашим средством устрашения, нашим козырем в этой битве.
Удивленно оглядевшись, Нильс вопросил:
- Нам? Им что ли? - он кивнул на стоящих позади в позе истуканов солдат.
- О, нет! - сарказма в голосе собеседника Тит не заметил или сделал вид, что не заметил. - Неужели ты думаешь, что мы бы решился действовать без поддержки "сильных мира сего"? Многие недовольны тем, что эм-ператор забрал себе в руки всю власть. Людям хочется править, Нильс, и этого не отнять. Никогда они не согласятся быть лишь куклами в руках одного человека. У нас достаточно сил, чтобы противостоять эм-перии.
Покачав головой, Нильс обратился к Рошалю.
- Михаэль, ты говорил с остальными, да?
Тот лишь пожал плечами.
- Ты знаешь, Локх всегда был слишком упертый, а Иварс - слишком нервным. И я понял, что убедить вас не получится. Поэтому я решил использовать тебя.
- А Искин?
- Искин... - Рошаль гневно сжал кулаки. - Искина мы найдем, обязательно найдем! Он не сможет нам помешать.
- О, да. Не сможет. Тит, - Нильс повернулся к молодому Гнубельсу, незаметно положив руку на пульт. - Твой отец в курсе?
- Что? - Тит сморгнул несуществующую соринку. - А... Нет, конечно! Но о нем ты не беспокойся. Эм-ператор сместит его, когда узнает о том, что крысы напали на Ульчин. А я займу его место.
- На Ульчин?
- Да, Нильс, на Ульчин, - губы Рошаля растянулись, обнажив острые зубы. Как у крысы. - Ты сделаешь так, как у тебя получилось на Осирисе. Пусть погибнут люди.
- Ну, что же... Пусть погибнут, - согласился Нильс, скидывая плащ.
  
Крысы рванули с места.
Двое солдат, стоящих подле машины у командного центра, подозрительно заводили носами.
  
   * * *
  
Нильс Карамстилов, член специальной группы эм-перских войск "Крысоловы". Маршрут: полевой командный центр - озеро.
Одна сигарета.
  
- Вайара! - топот тысячи маленьких лапок неприятно бил по ушам. Не слышно было ничего: ни плеска воды, ни гудения ветра. Ничего, кроме топота и, сопровождавшего его, визгливого писка.
Нильс бросил в воду шарик надувной лодки, мгновенно раздувшийся и распрямившийся на воде, и напрягся. Главное, не перетянуть, но и спешить тоже не следует - вдруг не все попадутся? Вылавливай их потом...
И как только высыпали на опушку, серой своей массой разом покрыв землю, рванул в воду. Поскользнулся на мокрой глине, уткнулся лицом в сырость, вскочил, матерясь на всех известных языках, - не хватало только потерять драгоценные секунды, - но все-таки успел в нелепом прыжке вовремя перевалиться через борт.
Крысы уже были всего в нескольких шагах сзади, - спиной ощущалось их горячее дыхание.
Нильс яростно взревел, вздымая шестом тину со дна, - и с, неподобающей моменту, величавой неторопливостью лодка отчалила прочь от сверкающих чужих глаз.
В свою очередь крысы, достигнув кромки воды, замерли. И опасливо попятились, налезая хвостами на любопытные мордашки задних рядов. Обиженно зашумели.
- Ну, чего встали? - рявкнул Нильс, отплыв на безопасное расстояние. - Идите сюда!
И вновь нажал на кнопку распылителя, в миниатюре повторяющего ловушки на крыс.
Твари словно взбесились. От их визга заломило в висках, и Нильс чуть было не выпустил прибор из рук. Но пересилил себя, сжав до хруста зубы.
- Вайара! - загремело под лазурью небес. Забыв обо всем на свете, крысы ринулись в воду, и та взбурлила от сотен маленьких тел разом оказавшихся в ней, неистово молотящих лапками в стремлении добраться до лодки. Крохотные носики все выше и выше задирались по мере удаления тварей от берега, а писк их становился все жалобнее и жалобнее...
  
Крысы были живучими и никак не хотели тонуть. Упрямо держа мордочки над водой, они неотрывно смотрели на Нильса, и с некоторым удивлением он заметил, что на спинах более крупных созданий сидят еще совсем маленькие собратья. Но пищали все одинаково громко и пронзительно.
Выгадав момент, Нильс шестом огрел по голове тварь, умудрившуюся подплыть на опасно близкое расстояние к лодке. Та камнем пошла на дно, но ее место тут же заняли еще две...
Берег уже был чист - все крысы оказались в воде. Одна за другой серые шкурки исчезали с поверхности, образовывая в изначально монолитном покрове дыры и проплешины, но слишком медленно...
Как заведенный махая шестом, Нильс затравленно оглянулся - до противоположного берега оставалось не так уж и далеко...
Неожиданно в лодку забралась еще совсем крохотная "крыска". Мокрая шерсть прилипла к тощим бокам, на узкой мордочке тоскливо горят две черных бусинки. Измученная, она рухнула на дно лодки и с тихой жалостью пропищала:
- Вайара...
- Пошла ты! - Нильс брезгливо поддел тварь сапогом и перекинул обратно за борт.
Перехватил шест поудобнее.
  
   * * *
  
Военный крейсер "Стремительный". Маршрут: Хорс-Земля. Задание: конвоирование особого преступника.
Курить запрещено.
  
Как и все сказки, эта сказка закончилась хорошо. Хорс оказался последней планетой, на которой была замечена крупная колония "крыс", и за последующие десять лет все остальные случаи их появления имели единичный характер, а зачастую являлись фикцией так называемых "крысофилов".
Нильса судил военный трибунал и приговорил к смертной казни по статье "За особо злостное преступление перед человечеством". Позже, значительно позже, в эту статью была внесена поправка, заменившая "человечество" на "расу", но Нильсу уже было все равно.
Его жену стерилизовали, а род прокляли до седьмого колена.
  
Эм-ператор долго и красиво извинялся перед народом за совершенные по незнанию ошибки, и грозился наказать всех преступников. И наказал, что характерно.
Эм-перия просуществовала еще очень много лет.
  
Крысолова Граната Искина так и не нашли. Но! - по легенде, бытующий в резервации ратманов, - это именно он перед своим исчезновением спас замечательную девочку: маленькую серенькую, с остренькими мохнатыми ушками и длинным хвостиком, - от которой и возродилась считавшаяся погибшей раса. Есть подозрение, что, девочку клонировали, но люди, конечно же, говорят, что мужем ее был человек. И теперь ратманы - это смесь человеческой и чужой крови. Что теперь обе расы - братья.
Врут, конечно, но это их право. Это их право характерно зажимать носы и называть за глаза Великую Прародительницу "крысой", несмотря на то, что настоящее имя ее Вайара.
Мама.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"