Выворотень vs Ю.Сиромолот: другие произведения.

Трое из Bomb Squad

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Спасибо О. Куваеву и Ю. Сиромолот, без которых этого рассказа не могло бы быть. Ну и конкурс БС-2 - без него никуда. Рассказ кто-то можно счесть пародией на "Двое из Fairy Squad" госпожи Сиромолот, но я категорически против такого определения.


Выворотень vs Ю.Сиромолот

Трое из "Bomb Squad"

  
   Завтра похмелиться - а сейчас помыться и спать... Шатаясь, кое-как зарулила в ванную, и слова беспричинно вырвались из глотки, путаясь и сбиваясь в затейливых терминах - такого свинства от себя любимой не ожидала...
   Должно быть, туалет был занят, а позыв - сильным. Так и представила себя: вся в слезах, тушь по лицу, и бутылка в руке. Сначала просто ревела, потом перекинулась через бортик ванной и... От одной этой мысли сделалось дурно. Ага, вот и бутылка ненавистная... Вскипевшая ненависть, сконцентрировавшаяся на бездушной стеклотаре, потребовала эффектного выплеска... Дзинь! Зеркало треснуло и осыпалось сверкающим дождем на кафельный пол. Нет, все-таки, какая отличная вещь! Надо будет потом купить еще парочку, поразбивать для поднятия настроения...
   Вспомнила, как все начиналось: друзья, поздравления, легкая зависть в глазах. И на душе хорошо, уютно, радостно так... И лишь чуть-чуть страшно.
   Но с того момента, как пришел Лохматый, громыхая, торчащими из карманов кожаного плаща, бутылками, с тех пор как сказал: "Собирай в кулак всю волю - будем учиться пить!" - прошло без малого дня два, и праздник перестал быть праздником. Сорок два часа в бесконечной оргии, почти без сна и закуски... А он не понял...
   Да и пошел он! Слезы вновь хлынули из глаз, ноги отказались стоять, и я осела прямо в колючие осколки. Он ничего не понял. Посчитал мое искусство бредом собачьим. Но он ошибается. Панк-рок жив! Дар Sex Pistols будет вечно жить и когда-нибудь станет единственно возможным выходом из этого дерьмового, психованного мира!
   Грязная, как настоящая девочка-панк, рухнула в неубранную постель. Пальцы свесившейся руки наткнулись на упругую поверхность бубна. Завтра зададим жару толстопузым... Главное, не проспать... Не проспать...
  
   ***
  
   - Ну, - вальяжного вида господин с сигарой в зубах откинулся на спинку стула и прикрыл веки. - Я слушаю.
   Гриша Чайников, который и устроил нам встречу с новомодным музыкальным продюсером, обладателем звучной и пижонской фамилии Крученный, прятался в тени, чтобы потом эффектно выйти из нее в случае триумфа. В случае же фиаско там же эффективно можно было и затеряться.
   Кроме Чайникова и продюсера, в малом зале находились лишь мы.
   На сцене Хрюндель настраивал своего электромонстра собственной сборки, Лохматый примеривался к синтезатору, разминал пальцы. А я же готовилась совсем иначе: бубен на ладони чуть заметно дрожал, ловил крохи ветра, шептал незаметно "Приди, приди...". Жаль, что мы не на улице - там бы было эффектнее. Но ничего. Сейчас вы, господин Крученный, увидите такое...
   Мы выстроились клином. Впереди я - плечи опущены, волосы свисают на лицо, скрывая глаза, бубен зажат в руке; за левым плечом непоколебимый как смерть Хрюндель с гитарой наперевес, взгляд суров и воинственен - вестник апокалипсиса; Лохматый справа и сзади, как всегда со скучающим видом, постоянно дергает головой, тряся своей легендарной шевелюрой. Я знала, что он влюблен в свои волосы и если его лишить их - он перестанет быть той эпатажной личностью, которой является сейчас.
   - Начинайте.
   Моя рука взметнулась, чуть звякнули бубенчики... и вновь тишина. Слышите музыку ветра? Вот он, ласково касается натянутой кожи, гладит по ней невидимыми пальцами, целует... Слабо, осторожно, боясь потревожить. Дзинь! Нет, это не рука дрогнула - это бубен отозвался на ласки. Требует, призывает к себе. Дзинь-дзинь! Все больше амплитуды его колебаний, волны его движений. Дзинь-дзинь-дзинь! Пора!
   Стараясь, чтобы голос дрожал как можно меньше я начала петь:

Зачем ты зовёшь злого духа песни и пляски?

Ай, это всё сказки.

В его крыльях - ножи, не перья...

Это всё суеверья.

   Я знаю, голос мой ничем не примечателен. Но тут не важно звучание, не важны слова. Вслушайся в музыку ветра, что звучит в унисон мне, вплетаясь цветами в волосы, облекая плечи теплым одеялом. Нет меня, нет сцены, есть только ветер и бубен, и мой голос. Но он все-таки дрожит, слабеет - я не умею долго держать одну октаву. Вот он надрывается, ломаясь, опадая вместе с рукой, вместе с бубном, вместе с ветром. Умирает. Умирает... Умира...
   Лохматый ударяет по клавишам, разрывая тишину грохотом басов! Хрюндель отстает на какую-то долю секунды, но вот и его гитара издает протяжный вой, сменяющийся волнами бьющих в уши, ошеломляющих, раздирающих в кровь душу звуками! Меня подкидывает в воздух, бубен жалобно стонет, мучимый бесчисленными ударами! Я зову ветер! Ветер!

Весь мир этот - жопа!!!

Я всех ненавижу!!!

Дерьмо сплошное!!!

Бля, все вокруг - отстой!!!

Нет в жизни смысла!!!

Все достало! Достало! Достало-о-о-о-о!!!!!!

   Меня почти не осталось, все выплеснулось из груди, растеклось кровавой лужей под ногами... Мое тело рухнуло на деревянный помост. Умереть. Теперь умереть - жизнь только что кончилась, осталась пустота. Чувствую, как кровь брызжет мне на лицо...
   - Маська, очнись! - с трудом приоткрыв правый глаз, я увидела над собой озабоченное лицо Хрюнделя.
   - А? Что... Что случилось? Нас одобрили?
   - Еще не знаю. Лохматый продюсера откачивает, - он отложил в сторону бутылку с минералкой и осторожно вытер мне лицо влажной, еще пахнущей металлом ладонью.
   Где-то рядом послышались маты. Мимо моего лица стремительно промчались куда-то ноги Лохматого.
   - Что это такое?! - послышался рев продюсера. - Я вас спрашиваю - что это такое?!
   Его глаза были страшно выпучены, а лицо неторопливо насыщалась бордово-красным оттенком.
   Задыхаясь, он вскочил с пола и зачем-то показал пальцем вверх.
   - Вы... Вы хотите, чтобы это слышали там? Вы... Вы с ума сошли!
   Я устало закрыла глаза. Дайте мне умереть...
   - Да пошел ты! Ни хрена ты не понимаешь в искусстве! - воскликнул Хрюндель, и в голосе его послышалась сталь, уверенность, подвластная лишь фанатикам своего дела. - ЭТО и есть настоящая музыка! Честная, чистая. Она идет из сердца!
   - Из жопы она идет! - не унимался продюсер. - Все, что вы мне тут показали - набор бездумных звуков! Пердеж, если быть конкретнее!
   - Сами вы пердеж! - обиженно подал голос Лохматый. - Маська для вас душу открыла, сердце вырвала, а вы...
   Из темноты неожиданно возникла сутулая фигура Чайникова. Опасливо семеня, он приблизился к продюсеру и что-то зашептал ему на ухо. Крученный задумчиво подвигал челюстями, закурил новую сигару и кивнул.
   - Впрочем, - обронил он в нашу сторону. - Я дам вам шанс проявить себя. На следующей неделе будет концерт "Фабрики звезд-X" в поддержку молодых исполнителей. Пропихнем вас, как альтернативщиков.
   Лохматый издал победный индейский клич, а Хрюндель от избытка чувств схватил электрогитару и разбил ее об его голову...
   Продюсер, наблюдавший за этим безобразием, вдруг, неподобающе своему положению и комплекции, подпрыгнул на месте, чуть не провалив под собой пол.
   - А вот это гениально! Это будет вашей фишкой! Денег на гитары дам, не волнуйтесь...
  
   ***
  
   У меня дома, куда мы пришли после выступления, Лохматый, наконец, очухался и заорал благим матом:
   - Ты че, б***, совсем ох***! Нах*** так еб***?.. - дальнейшие изливания его души потонули в полнейшем абсурде и абстракции.
   Хрюндель меланхолично пожал плечами и начал распечатывать приобретенный по дороге за бесценок ящик дешевого пива.
   - Не волнуйся, Лохматый - тебе вредно, - я зарылась пальцами в его пышную черную гриву, нащупала шишку. Лохматый страдальчески ойкнул. - Ничего, скоро заживет.
   - Заживет... Как же... - у нашего друга сегодня было пессимистическое настроение. - Если на каждом выступлении меня так бить будут, я до старости точно не доживу.
   - Будем погибать молодыми! - произнес тост Хрюндель и протянул нам початые, исходящие холодом бутылки.
  
   Кое-как закончили, убрали посуду. Лохматый уплелся домой, а Хрюндель с задумчивыми видом сидел в продавленном кресле и созерцал меня, расправляющую постель.
   - Пожалуй, я никуда не пойду, - заявил он. - У тебя останусь.
   - Валяй, - мне уже было все равно. Безнадежно хотелось спать. - Диван только не заблюй.
   Хрюндель продолжал сидеть как истукан, задумчиво жуя губами.
   - Ну, чего?! - взъярилась я на него.
   - Давай трахнемся, Маська? - он нагло улыбнулся.
   - Пошел в жопу!
  
   ***
  
   Изо дня в день репетировали, нещадно жгли нервы, споря с продюсером, три раза распадались, но уже через несколько часов вновь становились одним коллективом. Показывали всем, кому было нужно: руководству "Фабрики", руководству Энного канала, спонсорам, браткам, техническому персоналу. И то ли наш продюсер приложил руку и деньги, то ли действительно что-то задело наше творчество в душах этих толстопузых господ, но мы благополучно прошли сквозь все преграды, получив одобрение ото всех, с кем встречались.
   Однажды даже какой-то лысый, представительный предложили мне сольно выступить. Я безоговорочно отказалась. Невозможно! Я с братьями-апачами вместе! Наша сила в единстве. Чувствуя спиной Хрюнделя и Лохматого, я чувствовала крылья!
   И все странным образом изменилось. На фоне загнивающих поп-звезд мы казались жемчужиной. Пусть немного грязноватой и слегка вонючей, но все же. Что-то было в нас первобытно-дикое, забытое и оттого притягательное. И как-то само самой получилось, что наш номер стал центральным. Все остальное строилось вокруг нас. Остальные участники концерта только бессильно скрипели зубами и пытались нам подражать. Смешно было смотреть на этих сладких мальчиков и девочек, пытающихся что-то вырвать из своих жалких сердечек. Нет, ребятки, вам не постичь музыки ветра, музыки души...
   До нашего выхода в свет оставалось три дня.
  
   Все было хорошо, лишь одно тревожило душу - он не звонит.
   Не удержалась - набрала его номер.
   - Алло.
   - Привет, это я.
   - А, это ты...
   - Как дела?
   - Ничего.
   - А мы в пятницу выступаем, во-от. Концерт, да. Большой, да. Обязательно приходи.
   - Знаешь, мне некогда. Я, наверное, буду занят.
   - Ах, так...
   - Да, извини.
   - Да пошел ты в жопу, козел!
   - Сама пошла, дура!
   - Ах, ты урод! Ненавижу тебя! Чтоб ты сдох! Такой козел... Урод...
   Он бросил трубку. Я проревела всю ночь.
  
   ***
  
   И опять работа, репетиции, ругань, слезы... И музыка. И тоска. Ведь им, толстопузым, не нужна наша музыка, им нужна наша энергия, шоу, которое мы можем сделать, а другие - нет. Для них это лишь шоу.
   А для нас? Что это для нас? Лохматый все чаще начал заговаривать о гонорарах, Хрюндель уже не здоровается с бывшими друзьями на улице... А я? А я все чаще стою у окна и спрашиваю у ветра: "неужели так будет всегда?" Он молчит и мне остается лишь ждать. Ждать, чем это все закончится.
  
   ***
  
   "Круто ты попал на ТиВи, ты звезда..." Эти уроды заставили нас петь в хоре со всеми остальными участниками концерта. Посреди посеребренных, позолоченных юных дарований с громкими фамилиями, мы выглядели чучелами - кожаные плащи, кислые мины на лицах. Лохматый со своей конской гривой вообще выпадал из "формата" и его на сцену не выпустили.
   Спасибо, что хоть дальше пошло все как по писанному. Полный зал, море света, водопад лазерных эффектов, бесчисленная орда телекамер. Жирные, нагло скалящиеся рожи в первых рядах...
   Дерганая, пустая музыка, бездумные тексты, беснующаяся толпа....
   Мы ждали. Меня бил озноб, Хрюндель, закрыв, глаза что-то шептал. Зато Лохматый был навеселе - каким-то чудом пронес за кулисы бутылку портвейна и теперь время от времени, воровато оглядываясь, прикладывался к горлышку.
   Наконец, настал наш черед.
   - Выступает группа "Bomb Squad"!
   Чеканя шаг, мы вышли на сцену - и тут же сбились, оглушенные ревом и светом. "Ни фига себе!" - вырвалось у меня. Хрюндель выразился более кратко и намного грубее. Лохматый ничего не сказал, лишь быстренько прошмыгнул за синтезатор и уперся в него ладонями, чтобы не упасть - спиртное брало свое.
   Мы привычно построили клин. Я кинула затравленный взгляд на Хрюнделя - может быть, не надо? Поздно, ответил его взгляд, мы уже попали.
   Голова опустилась, напуская на глаза пелену волос, рука с бубном чуть дрожала. Ветер... Ветер...
   Что-то шло не так. Но мы же выступали на свежем воздухе, вокруг был огромный, открытый всем ветрам стадион - почему же бубен молчит? Пауза затянулась. Не удержавшись, я дернула ладонью. Бздень! Звук показался мне грубым, ненастоящим, фальшивым. Я вскинула руку, и толпа победно взорвалась восторгом. Идиоты, это же еще не начало! Мне нужна тишина! Бубен молчал, ветер молчал...
   Но поздно. Толпа не простит, нужно начинать... Со мной работали специалисты, поднимая голос, развивая связки - и почти профессионально я затянула:

Зачем ты зовёшь злого духа песни и пляски?

   Что я пою? Какой дух? Это же глупость. Никто не поймет...

Ай, это всё сказки.

   Нет надрыва, нет ничего, есть только складные строки. Пустые. Кое-как дотянув до конца куплет, я замираю. Секунда, две... Где там этот Лохматый? Скосив взгляд, я заметила, что он неподвижно возвышается над своим инструментом. Голова склонена, волосы закрывают лицо... Бля, да он спит! Чуть повернув голову, я посмотрела на Хрюнделя - тот стоял с непонимающим видом и ждал. От этого идиота тоже ничего не дождаться, с неожиданной злобой поняла я. Что же, будем импровизировать. Все с той же поддельной тоской я запела новый куплет:

Не выпьет воды

И всё отдышаться не может...

Что видел ты, что же?

Ангел смерти с косой смоляною

Там плясал со мною...

   Толпа, словно в трансе, раскачивалась перед моими глазами. Море. Бездушное море, подвластное мне. Местами над головами тихими огоньками рдели зажигалки. Раскачивались...
   Улучив момент, я швырнула бесполезный теперь бубен в Лохматого. Толпа радостно завопила, и наш долбанный клавишник очнулся. С ужасающим криком он врезался ладонями в клавиши, взрывая колонки немыслимыми гулом. Через мгновение жуткий скрежет гитары вплелся в вакханалию звуков. Меня, помимо воли, швырнуло на колени. Ветер! Ветер!
   Я что-то иступлено орала, из моего горла хрипло вырывались незнакомые слова и бились, бились с ветром.
   Море передо мной неистовствовало, перекошенные лица бездумно смотрели сквозь меня, разорванные в криках рты, казалось, готовы проглотить всю сцену. Вот жопа-то...
   "Аааа" услышала я за спиной сумасшедший, звериный рык и, обернувшись, увидела, как Хрюндель, вознеся гитару над головой, устремляется к Лохматому.
   Что мы делаем? Зачем?
   Не надо!
   Надо! Толпа просит!
   К черту толпу!
   Ты боишься... Не бойся! Ему будет не больно!
   Нет!
   Нет!
   Нет!!!
   Поздно: шаг, размах, удар...
   Какой-то незнакомый, почти неслышимый в окружающем нас грохоте, хруст. Рев, крики.
   Секунда неторопливо сменяет секунду, как замедленная перемотка. Улыбка Лохматого становится шире, и он оседает на пол, в волосах его обломки гитары и еще какая-то красноватая жидкость...
   Я бросилась к нему, подхватила. Толпа уже не кричала - она визжала в экстазе, мастурбировала, кончала...
   Лохматый!
   Мои руки привычно коснулись его волос и тут же отдернулись, почувствовав горячее. Кровь!
   Его зрачки дрогнули. "Клево..." "Что, я не слышу?" "Вот это оттопырились..." "Молчи, Лохматый, ты не в себе!"
   "Маська, меня так прет, так прет..."
  
   ***
  
   Череп Лохматому подлатали. Но для этого волосы пришлось остричь. Может быть, это, может быть, последствия удара сказались, а может, все вместе, но прямиком из больницы его забрали в психушку, где он и поныне обитает.
   Я сделала себе сольную карьеру, опопсела. Хрюндель же устроился грузчиком в вино-водочный магазин и спился.
   А панк-рок, говорят, жив. Цветет и пахнет. Что же, рада за него.
  
   ***
  
   В рассказе использованы: стихотворение, придуманное Юлией Сиромолот, персонажи, придуманные Олегом Куваевым, а так же слова, придуманные народом.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"