Выворотень: другие произведения.

Шор - Победитель Чудовищ

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О героях и чудовищах


Шор - Победитель Чудовищ

  
   Печален был Аннбург, уныло раскинувшийся на невысоком холме: полуразвалившиеся стены сторожевой башни, некогда предназначенной охранять границы Священного Королевства, да горстка домов жмущихся к ним - вот и все, что осталось от знаменитого некогда пограничного форта. Единственный постоялый двор, к которому я и направил своего коня, выглядел так, словно уже выдержал дюжину штурмов и бесчисленное количество осад. А грязные, худые собаки с голодно горящими глазам, лежащие вдоль дороги мало, чем отличались от своих хозяев, провожавших меня подозрительными взглядами через щели приоткрытых ставней. И неужели в этом свинарнике живет знаменитый Шор - Победитель Чудовищ? Слова Брата Алексея стали казаться мне глупым розыгрышем.
   Аннбург являлся типичным форпостом Священного Королевства, и именно здесь было лучше всего видно, что дни славы Танкордии в далеком прошлом. Шутка ли, дважды по дороге мне пришлось драться с какими-то разбойниками. Расскажи я об этом лет сто назад, когда еще силен был Орден Хранителей, меня бы подняли на смех. Да и необитаемая башня говорила о многом - у Правителя не хватало средств поддерживать гарнизоны в каждом городке.
   Бросив поводья мальчишке-слуге и предупредив его, чтобы он как следует почистил коня, я неторопливо вошел в покосившиеся двери, над которыми висела выцветшая табличка "Приют бродяги".
   Полутемный закопченный зал встретил меня настороженным молчанием немногочисленных посетителей, которых можно было разделить на две группы: бандиты и пьяницы. К первым явно принадлежали пятеро верзил, рассевшихся за столом рядом с входом. Один из них лениво сплюнул мне под ноги и, обнажив в улыбке гнилые зубы, поинтересовался:
   - И что это священнику понадобилось в нашем славном городке? Уж не наставлять ли нас на путь истинный решил он? А? - он посмотрел на своих дружков, и те с готовностью захохотали.
   В Семинарии первым делом меня научили подавлять ненужный гнев. Дружелюбно улыбнувшись, я ответил:
   - Я ищу пресвященного Шора.
   После этих моих слов верзилы вдруг разом утратили все свое наглое веселье и, отвернувшись, уткнулись носами в пустые кружки, потеряв всякий интерес ко мне. Что же, это было интригующее начало. Я подошел к стойке и жестом подозвал хозяина.
   - Чем могу служить, господин? - толстенький, лоснящийся мужичок с бегающими глазами выжидательно поглядел на меня.
   - Лучшего вина и информацию о том, где я могу найти пресвященного Шора, - я положил перед собой золотое "солнце".
   Глаза хозяина перестали бегать и неподвижно замерли, уставившись на монету.
   - А зачем господину Шор? - полюбопытствовал он, сглотнув. - Шор не любит, когда о нем спрашивают.
   - Это очень важно, - я достал еще одно "солнце".
   Хозяин шумно выдохнул. Дрожащей рукой он сгреб монеты со стола и скрылся под стойкой. Через минуту передо мной появилась запыленная бутыль и грязная кружка.
   - Последний дом справа по улице. Будьте осторожны, святой брат - Шор не любит незваных гостей...
  
   Во рту устойчиво держался кислый вкус дешевого вина. Я стоял перед домом, в котором, по словам хозяина постоялого двора, жил Шор, известный как Победитель Чудовищ. Странно, с виду здание ничем не отличалось от всех остальных виденных мной в Аннбурге - такое же грязное и покосившееся. Я постучал в двери, но никто мне не ответил. Я постучал сильнее и внезапно почувствовал лезвие ножа у своего горла.
   - Я тебя не знаю. Я никого не жду. Почему же ты здесь? - послышался тихий голос за моей спиной.
   Когда приставляют холодную сталь к кадыку и начинают спрашивать, невольно становишься разговорчивым.
   - Шора... Я ищу пресвященного Шора. Меня зовут Симеон, и я хотел поговорить с ним об одном важном деле, - торопливо сказал я, судорожно сглатывая.
   - Что за дело? - человек за моей спиной слегка сместился вправо, разглядывая мое лицо. А я, как не скашивал взгляд, видел только край темного капюшона.
   - Мне нужно попасть на Каменный Холм. Туда отправился брат моего отца, чтобы победить дракона и не вернулся. Я хочу узнать, что с ним случилось и забрать фамильный меч.
   - Твой дядя погиб. Сочувствую, - голос незнакомца оставался холоден, а сталь ни на палец не отодвинулась от моего горла. - Зачем тебе моя помощь? Езжай туда и забирай свой меч.
   Шор! Я задохнулся от восторга, несмотря на всю абсурдность ситуации. Я нашел его! И сейчас мне было все равно, что он в любое мгновение может меня убить.
   - Мне не известно, где находится Каменный Холм. Брат моего отца никому не сообщил об этом. Я сам совершенно случайно узнал... И... - хоть в этом и не было ничего постыдного, но мне с трудом давались слова. - Я не смогу победить дракона.
   Шор вздохнул и убрал нож от моего горла. Я осторожно повернулся и увидел перед собой невысокого человека запахнутого в черный плащ, из-под которого виднелись только чуть загнутые к верху концы черных же сапог. Лицо его скрывалось в тени капюшона.
   - А Шор, значит, должен этого дракона убить, - вновь вздохнул он и после небольшой паузы сказал. - Я отправлюсь туда через три месяца - мне еще нужно завершить кое-какие дела. Деньги вперед. Я не хотел бы, чтобы моя смерть, если вдруг что случится, оказалась неоплаченной. Пожалуй, хватит ста "солнц".
   Радость моя угасла. Отнюдь не из-за денег - их у моей семьи было достаточно.
   - Три месяца... - неверующе произнес я. - Но что я буду делать эти три месяца? Я не могу вернуться назад. Это будет позор.
   Из-под капюшона на меня зло сверкнули глаза.
   - Это не мои проблемы, - внезапно он замолчал, словно догадавшись о чем-то, а после произнес недобрым голосом. - Надеюсь, ты не возомнил себе, что я возьму тебя с собой?
   Сердце мое замерло и спустя бесконечность заколотилось с удвоенной скоростью.
   - Я заплачу! - в моем возгласе послышались нотки истерики, несмотря на все мои старания скрыть их.
   - Нет! - отрезал Шор, проходя мимо, чуть задев меня плечом.
   - Но... - я повернулся вслед за ним, но вдруг обнаружил, что нахожусь совершенно один. Мой собеседник куда-то бесследно исчез.
   Я тряхнул, головой сгоняя наваждение, и, вскочив на коня, рванулся прочь из этого унылого города.
  

* * *

  
   Три месяца - долгий срок. Мне повезло наняться охранником к местному торговцу, и вскоре я успел сделать себе имя в этих краях. Мой меч иззубрился в бесчисленных схватках с разбойниками, а доспехи покрылись внушающими уважение других наемников вмятинами. Я потерял счет молитвам за упокой души погибших от моей руки врагов, а священные братья прощали мне грехи сразу на несколько дней вперед, ибо знали, что иначе вскоре брат Симеон опять появится на пороге церкви.
   И я нисколько не удивился, однажды встретив в банде напавшей на очередной обоз моего нанимателя злосчастную пятерку из "Приюта бродяги". Мой клинок без лишних хлопот освободил душу их предводителя от тяжести бренного тела.
  

* * *

  
   Вернувшись через указанное время в Аннбург, я был богаче на тридцать "солнц" и двадцать четыре "луны". Мое имя доносилось из-за каждой ставни, а малышня бесстрашно бежала вслед за моим конем размахивая самодельными мечами и что-то восторженно крича. Удивительно, но я ни разу не заметил, чтобы хоть кто-то назвал имя Шора - Победителя Чудовищ.
   На сей раз, стучась в дверь его дома, я был готов к любой неожиданности, но когда она отворилась, и передо мной предстал человек лишь чуть старше меня, - а надобно заметить, что это была моя семнадцатая осень, - мой язык окаменел.
   - А, это ты... - как будто увидев старого знакомого, произнес черноволосый, кареглазый парень, чье лицо не украшало ни одного шрама, и отошел в сторону, освобождая мне вход. - Проходи, раз пришел.
   Как и владелец от легенд, внутри дом разительно отличался от своего внешнего вида. Все стены были покрыты драгоценными коврами и увешаны всевозможным оружием, на стеллажах, расположенных вдоль стен громоздились книги, а огромный стол посреди комнаты был усеян такими невозможными предметами, которым я даже не мог отдаленно дать названия. Видя мое удивление, Шор усмехнулся.
   - Впечатляет? На самом деле, большинство этого - сущее барахло. Не буду же я вывешивать по настоящему ценные вещи на обзор любому посетителю, - он весело подмигнул мне, но тут же принял серьезный вид. - А теперь поговорим о деле...
   Шор предложил мне сесть в кресло и сам расположился напротив.
   - Сто "солнц" за то, чтобы я вернул тебе меч. Еще какие-нибудь ценные вещи у твоего дяди были?
   Я пожал плечами.
   - Нет. Но я бы хотел...
   - Не возьму, - оборвал мою фразу Шор. - Помощь мне не понадобится, а ты только мешать будешь.
   Отказ меня не смутил - за время общения с торговцами я научился быть настойчивым.
   - Но вдвоем мы могли бы унести вдвое больше сокровищ. Я их отдам тебе. А обузой в пути я не буду, поверь.
   Мой собеседник пристально взглянул на меня и нехорошо улыбнулся.
   - Думаешь, я жадный? Думаешь, мне нужны деньги? - он откинулся на спинку кресла и, раскинув руки, воскликнул. - Друг мой, я один из самых богатых людей Танкордии!
   - Так зачем же ты соглашаешься рисковать жизнью за какие-то жалкие сто монет? - я невольно повторил движение Шора, откинувшись назад.
   - Предположим, из благородных побуждений, - мой собеседник был явно не из разговорчивых.
   Я еще раз окинул взглядом комнату.
   - Ты любишь древние вещи?
   Шор нехотя кивнул.
   - Мой дядя поехал в Каменный Холм не только за славой и сокровищами... - начал я и многозначительно замолчал.
   Лицо Победителя Чудовищ даже не дрогнуло, но сверкнувшие глаза выдали его с головой.
   - За чем же еще? - лениво поинтересовался он.
   - Он нашел легенду о том, что в логове дракона находится Зеленый Кристалл.
   Шор окаменел.
   - Ты лжешь, - произнес он одними губами.
   - Возможно, что легенда лжет, - я пожал плечами. - Но мой дядя не стал бы рисковать жизнью ради призрачного шанса. Он знал, на что идет.
   Мой собеседник встал и нервно заходил по комнате.
   - И что? - спросил он скорее себя, чем меня. - Все равно не вижу смысла в твоем присутствии.
   Теперь настала моя очередь улыбаться. Холодно, с ноткой превосходства.
   - Я читал эту легенду. Вряд ли ты сможешь найти Кристалл без моей помощи.
   Шор остановился прямо передо мной и с усмешкой произнес:
   - А ты не так прост, как кажешься, святой брат. Завтра на рассвете выступаем. Насколько помню, Священный Устав не запрещает пить вино?
   Я кивнул, восхищаясь тем, как мой собеседник легко меняет холодный тон на дружеский. В его интонациях, движениях было что-то неуловимое, опасное. Мне явственно представилось, как он подливает в вино яд или с улыбкой всаживает мне нож в сердце. Я тряхнул головой, сгоняя наваждение - герой не может быть хладнокровным убийцей.
   Обстановка комнаты вновь привлекла мое внимание: с детства мне покоя не давали мечи, огромную коллекцию которых собрал мой отец за время участия в многочисленных военных кампаниях, в те дни, когда Танкордия еще была сильна. Помню, как часами любовался тонкими, изящными саблями, что делают в Царстве Заката, или огромными варварскими клайморами с Белогорья...
   Пока Шор возился где-то за стеной с бутылками, я решил осмотреть все поближе. Мой взгляд скользнул по изумрудно-зеленому шлему необычной формы, серебристому щиту с незнакомым гербом, темному посоху с навершием в виде лапы, сжимающей кровавый рубин и замер на обломке меча. Клинок был обломлен на расстоянии ладони от крестовины, а по всей длине его тянулись незнакомые руны. Мои руки сами потянулись к гарде и пальцы уже были готовы коснуться странно исходящей теплом рукояти, когда в уши мне ударил истошный крик. Вздрогнув, я обернулся и увидел у входа старуху с сумасшедшим взглядом и раскрытым для новой порции визга ртом. Невольно я сделал шаг назад, и она тут же кинулась к сломанному мечу, грубо отпихнув меня в сторону с непонятно откуда взявшейся в этом тщедушном теле силой. Несвязно бормоча какие-то нежности, она коснулась щекой рукояти, а по лицу ее потекли слезы.
   - Что случилось? - Шор ворвался в комнату с бутылкой вина в одной руке и кинжалом - в другой.
   Увидев старуху, он скривился и коротко бросил ей:
   - Уходи!
   Сумасшедшая мутно взглянула на него и, пробормотав что-то себе под нос, пошла прочь, время от времени подозрительно оглядываясь на меня. Когда она скрылась, Шор поставил бутылку на столик и приглашающим жестом предложил вернуться в кресло. Я с удовольствием согласился.
   - Кто она? - спросил я, заворожено наблюдая, как темное вино льется в серебряный кубок.
   - Так, приблудная нищенка. Следит тут за всем, пока меня нет.
   - А ты не боишься, что тебя ограбят? - я вспомнил хлипкие двери и недоверчиво хмыкнул.
   - Нет, - ответил Шор, протягивая мне кубок. - Здесь никто не посмеет тронуть мой дом. А если вдруг и найдется сумасшедший, то у Сагги найдется пара доводов, чтобы его переубедить это делать.
   - Сагги? - я пригубил из чаши и с удивлением заметил, что напиток божественный.
   - Это мой пес, - Шор поднял свой кубок. - За удачный поход!
  

* * *

  
   Рано утром я подъехал к дому Победителя Чудовищ и обнаружил того в странной компании: рядом с Шором лежал на земле и тихонько поскуливал самый огромный волк, которого я только видел в свой жизни. В холке он достигал моей груди, а от сверкнувших клыков конь мой испуганно шарахнулся назад, чуть не выбросив меня из седла.
   - Знакомься, это Сагги, - Шор почесал волка за ухом, и тот заурчал от удовольствия.
   Я наконец-то справился с ошалевшим конем, слез на землю от греха подальше и выдавил:
   - Хороший пес.
   - Он всегда скучает, когда я уезжаю и очень не любит, когда ко мне приходят чужие. Особенно, когда меня нет дома, - Шор загнал Сагги в дом и закрыл дверь.
   - Для него есть другой выход, - ответил он на мой немой вопрос.
   - А старуха? - спросил я.
   - Какая старуха? - казалось, его удивило мое высказывание.
   - Ну, нищенка.
   - Ах, она... - Шор после паузы пожал плечами. - Она все равно из дома никогда не выходит.
   - А еда? - меня почему-то здорово задело его равнодушие.
   Шор широко улыбнулся, мигом развеяв мою неприязнь.
   - Не волнуйся, все с ней будет в порядке. Хочешь, когда вернемся, отдам ее тебе? - он лукаво подмигнул и скрылся за домом, чтобы появиться оттуда уже верхом на гнедом красавце-коне. У седла его было привешено множество сумок, чье содержимое помимо воли завладело моим разумом, так как в моем тощем мешке покоился лишь провиант да несколько свитков с легендами.
   - Полезные вещи. Не с одним же мечом ехать? - перехватив мой взгляд, сказал Шор, и я тут же посмотрел на его меч. Особого впечатления на меня, - а я считал себя знатоком оружия, - он не произвел. С необычно тонким клинком и узкой гардой он казался хрупким и легким, неспособным прорубить даже тонкую кольчугу. Кстати, о кольчуге...
   - Ты так уверен в собственной неуязвимости? - спросил я, скептически оглядывая серебристо-черный кожаный камзол, в который был облачен мой собеседник.
   - Ты слишком любопытен, - вздохнул Шор и тронул поводья. С легким, высокомерным фырканьем его конь тронулся вперед.
   Я быстро запрыгнул в седло и направился следом.
  
   Из Аннбурга мы выехали без всяких приключений, хотя я и ожидал стрелы в спину от многочисленных зевак, вылезших посмотреть на нашу маленькую кавалькаду - в глазах их читалось что угодно, но только не любовь и уважение.
   - Почему они так смотрят? - спросил я своего спутника.
   - Наверное, не любят героев, - пожал плечами Шор, даже не глядевший по сторонам.
  

* * *

  
   Под мерный стук копыт по старой каменной дороге, - память о былом процветании Священного Королевства, - мимо неторопливо проплывали холмы, поросшие вереском. Увлеченный созерцанием многочисленных разграбленных могильников, усыпавших их склоны, я не сразу заметил тонкую, черную башню, возвышавшуюся невдалеке от тракта. Несмотря на то, что выглядела она заброшенной, от нее исходила такая темная, мрачная аура, что мне стало не по себе.
   - Что это за башня? - я обернулся к абсолютно спокойному на вид Шору.
   - Здесь живет Сиртониус. Но, думаю, сейчас его нет дома, так что в гости мы заезжать не будем, - улыбнулся он.
   - А кто он, этот Сиртониус?
   От последовавшего за этим ответа меня бросило в дрожь, а на ум тут же пришли страшные сказки, которыми так часто в детстве пугала мать.
   - Некромант? Но... Как? Почему? Разве об этом никто не знает? - я с опаской стал оглядываться по сторонам, ожидая, что вот-вот из кустов на нас набросятся толпы скелетов и упырей.
   - Знают. Все знают.
   - Но... Но почему же его никто не убьет?
   Шор поперхнулся.
   - Убить? А зачем? - в его голосе послышалось недюжинное удивление. - Он никому не мешает. Сидит себе в башне, книжки пишет. Если надо помочь как - он всегда под боком. Волшебник все-таки. Иногда он у меня покупает разные вещи, иногда - я у него. Свитки заклинаний, например.
   Я ошарашено замолчал. Никак у меня не увязывался в голове облик злобного некроманта с волшебником, пишущим книжки.
  
   Вечером в неверном свете заходящего солнца на горизонте я увидел темную полосу огромных деревьев, протянувшихся, насколько хватало взгляда, влево и вправо. Рядом с этой мрачной грядой все леса, которых в достатке я повстречал на пути сюда, казались низкорослым кустарником.
   - Великий Лес, - потрясенно выдохнул я.
   - Да, это он, - кивнул Шор и остановил коня. - Не думаю, что благоразумно будет заезжать в него ночью. Дождемся утра.
   Я не возражал.
   Разжигать костер мы не стали, дабы не соблазнять зверей или лихих людей, что частенько заглядывали к опушке Великого Леса спасаясь ли от преследования, или просто в надежде изловить какою-нибудь необычную тварь, коих водилось здесь во множестве. На мой вопрос о дежурстве Шор лишь хмыкнул и достал из сумки странного вида кувшин. Окропив небольшой круг около нашего лагеря, он пояснил, что это святая вода, сквозь которую нечисть пройти не сумеет, а о приближении живых он узнает даже во сне. Я недоверчиво покрутил головой и решил спать в полглаза, как учил меня отец.
  
   - А ты много драконов убил? - спросил я, когда мы запахнулись в плащи и прижались друг к другу спинами, чтобы лучше согреться в эту холодную осеннюю ночь.
   - Ни одного, - ответил Шор, чем потряс меня до глубины души, но тут же продолжил, не дав мне высказать удивления. - Дело в том, что драконы не живут здесь. И в Лесу их нет. Насколько я знаю, обитают они, в основном, высоко в горах, поближе к солнцу, а туда забираться - себе дороже.
   - А как же Каменный Холм? - не отставал я.
   - Там живет земляная виверна. Брат Симеон, лучше поспи - завтра будет трудный день, и нам понадобятся все силы.
  

* * *

  
   К своему стыду проспал я всю ночь беспробудным, младенческим сном и Шору пришлось меня расталкивать поутру. На скорую руку позавтракав хлебом и сыром, мы продолжили наш путь и уже вскоре над нами сомкнулись тяжелые ветви вековых деревьев, никогда не знавших топора.
   Великий Лес. Здесь, по легенде, возникла жизнь и здесь же, по все той же легенде, она должна исчезнуть, когда придет время Ухода. Отсюда вышел прародитель всех людей со своим племенем. Загадочное, пугающее своим величием место, куда по своей воле не стремятся заходить, а, зайдя, часто не выходят. Колыбель чудес и источник загадок, где-то в его бесконечных дебрях скрыто Лесное Королевство, жителей которого никто никогда не видел, но вера в присутствие которых так же незыблема, как вера в то, что утром взойдет солнце. Сумеречные Башни и Темные Врата, связанные друг с другом невидимыми нитями, сколько вас таится средь высоких деревьев, в ожидании смельчаков, решившихся вас разрушить в поисках ли сокровищ, в жажде ли славы, или в стремлении к избавлению мира от бесконечных чудовищ, выходящих из ваших недр? А сколько еще неизведанного хранится в этом странном, страшном, но так сказочно чудесном лесу... Из одного только страха перед тобой и только в надежде когда-нибудь покорить тебя существует все Прилесье и его государства, столь ничтожные по сравнению с твоей громадой.
   Я ожидал, что придется спешиваться и вести коней в поводу, но с изумлением заметил вьющуюся змейкой средь лесных великанов узкую тропинку, протоптанную отнюдь не зверьем.
   - Тут часто бывают люди? - окликнул я, едущего впереди Шора.
   - Говори тише - здесь много ненужных ушей, - не оглядываясь, сказал он. - Да, сюда порой заходят. Еще с версту будет довольно спокойно, а потом начинай держать руку на мече.
   Шор склонил голову и, кажется, задремал, доверив своему коню идти по тропинке. Последовать его примеру я при всем желании не мог - сердце бешено колотилось, а глаза то и дело принимали какую-нибудь тень в стороне за спрятавшегося монстра.
  

* * *

  
   Солнце достигло зенита, но свет его с трудом пробивался сквозь густую листву, гнетуще шумящую над нашими головами. До сих пор все было спокойно, и я начал клевать носом, уверившись, что вся поездка будет такой же уныло скучной. Напевно щебетали какие-то птахи, убаюкивающе гудел в кронах деревьев ветер, предлагая остановиться и прилечь в мягкой, покрытой золотистыми листьями траве. С сонливой безмятежностью я заметил, как Шор встрепенулся и, закатав рукав камзола, внимательно посмотрел на обруч, обхватывающий запястье и тут же с проклятиями потянулся к одной из седельных сумок, вытаскивая на свет короткий стальной жезл. Мне стало смешно от его излишней подозрительности - я не слышал ничего, предвещающего опасность, а слух мой был остр.
   Внезапно из кустов со зловещим шелестом вылетело что-то серое, нацеленное мне в горло. Я успел лишь увидеть сверкающие глаза, в которых не было ничего, кроме моей смерти. Тварь чуть-чуть не долетела до меня - я услышал странный выкрик "Заар!" и вспышка яркого света ослепила меня, обдав лицо волной жара.
   - Что это было? - мой голос предательски сорвался, а рубаха и подкольчужник в мгновение ока промокли. На тропинке лежала лишь горстка золы.
   - Не знаю, но теперь оно нам не помешает, - Шор старался казаться спокойным, но я заметил, что лицо его побледнело, а пальцы сжимавшие жезл мелко дрожали.
   - Ты маг? - решил я сменить тему, когда мы вновь тронулись вперед.
   - Нет, но магическими вещами не пренебрегаю.
  

* * *

  
   Через час мы выехали на чудную, покрытую ровной изумрудной травой поляну, прямо посередине которой искрился весело журчащий ручей. Но самым необычным в этой картине был маленький, сгорбленный старичок, в ветхом балахоне, сидящий прямо на земле у воды и благостно щурившийся в теплых солнечных лучах.
   - Приветствую тебя! - Шор спешившись, низко поклонился незнакомцу. Я остался в седле, осматриваясь вокруг в поисках возможной засады.
   - А, люди, - старичок, лениво скосил на нас глаза и даже не соизволил встать. - Куда путь-дорогу держим? Чего забыли? Али заблудились, неумехи?
   - Нам бы к Каменному Холму, - от этих слов моего спутника я оторопел - нельзя же столь легко доверяться незнакомому человеку! Но мой неистовый шепот Шор проигнорировал, целиком, казалось, увлекшись персоной старика. - Не подскажешь дорогу?
   - А тебе, человечек, зачем эти каменюки?
   - Слух прошел, что есть там вещи интересные мне.
   - Да? Чой-то не припомню я, чтобы там что-то было кроме каменюк, да железяк, - вдруг глаза старичка недобрым светом сверкнули. - Али врешь дедушке? Злодейство какое замыслил?
   Я, насторожившись, положил ладонь на рукоять меча, но Шор лишь по-доброму улыбнулся.
   - Железяки да каменюки нас и интересуют, - с этими словами он вытащил из сумки хлеб и протянул незнакомцу. - Лес мы не портим, а хозяев лесных уважаем. Прими этот скромный дар в знак почтения и помоги нам, или, хотя бы, не мешай.
   Старичок неуловимым движением вскочил на ноги и жадно схватил хлеб. Глубоко вдохнул исходящий от него запах и довольно произнес:
   - Хороший хлебушек. Настоящий.
   Вцепившись зубами в мягкую корочку, он потерял к нам всякий интерес. Я спрыгнул с коня и подошел к Шору, но тот знаком повелел мне молчать и пошел через поляну, ведя в поводу коня. Мне ничего не оставалось, как двинуться следом.
   - Та тропка, что справа, длиннее, но спокойней. Та, что слева - коротка, но опасность на ней великая, - донеслось нам в спину, но когда я оглянулся никого на поляне, кроме нас, уже не было - старик волшебным образом исчез.
   Шор молча пошел направо.
  
   - Кто это был? - спросил я своего спутника, когда мы отдалились, на показавшееся мне достаточным, расстояние от поляны.
   Он, не удержавшись, фыркнул.
   - Кто, что... В Священном Монстриарии их классификация звучит как "прочая мелкая нечисть". У нас же их называют лешими.
   - У нас - это где? - не преминул я задать очередной вопрос.
   - Не важно, - своим тоном Шор дал мне понять, что не намерен поддерживать разговор, и мы продолжили путь в молчании.
  

* * *

  
   Еще трижды в этот день мы встречались с опасностью: дважды нас выручал магический жезл, а на третий раз, когда внезапно путь нам преградило двухметровое чудовище, похожее на вставшего на задние лапы медведя, я не выдержал и, попросив Шора не мешать, выхватил свой меч. Тварь была неуклюжей, и я легко справился с ней. А уже после выслушал короткую, но эмоциональную лекцию о глупости танкордийских паладинов и несуразности благородных поединков на лесной тропе.
  

* * *

  
   Незаметно подкралась ночь, и пришлось искать место для ночлега, ибо кони устали, да и нам становилось все труднее держаться в седлах. Наткнувшись на поляну, как две капли воды похожую на ту, где нам встретился леший, мы тут же решили остановиться.
   Я заметил, что Шор умывается и пьет из ручья, не снимая правой перчатки, сшитой из странной серебристой кожи, украшенной золотыми бляшками.
   - Что у тебя с рукой? - поинтересовался я, пристраиваясь рядом и окуная лицо в холодные, прозрачные струи.
   - Ты о перчатке? Она проклята. Сиртониус обещался заняться ей, но, как видишь, еще не успел.
   - И давно она так?
   - Да нет... Месяца три.
   Заметно похолодало и нам пришлось разжечь костер. Шор, вновь обвел защитный круг от нечисти, а следом обнес нас еще и кругом из странной, терпко пахнущей травы, прижимая пучки камнями из ручья.
   Предвосхищая очередное доказательство моего неведения, он объяснил:
   - Это отпугнет некоторых зверей. Как называется трава - не знаю. Растет где-то в Царстве Заката и называется, на их манер, совершенно не произносимо.
   Мы скудно поужинали и, не желавший засыпать, я вновь пристал к Шору с расспросами.
   - Ты часто бываешь в Лесу? Ты когда-нибудь видел Сумеречные Башни?
   Он печально улыбнулся, глядя на затухающий огонь и, к моему удивлению, не стал ограничиваться односложными ответами:
   - С детства я бываю здесь. Пытался поселиться в городе, открыть лавку... Не получается. Я боюсь его, ненавижу, но, тем не менее, уйти не могу. Он держит меня, не отпускает. Башни не видел, хотя возможность была. Когда собирали первый, но оказавшийся последним, Священный Поход, меня звали... - он неожиданно умолк, предавшись воспоминаниям.
   - Они же почти все погибли, да? Там были твои друзья?
   Шор просто кивнул и, завернувшись в плащ, лег спать. Я же долго ворочался, представляя себя в том Походе, сражающимся с монстрами и уничтожающим Башню. Мне чудилось, что сам Правитель награждает меня и предлагает вступить в Священную Гвардию...
   Я стряхнул наваждение и попытался думать о чем-нибудь другом. Например, о шориной перчатке. Не спроста же он ее носит, проклятую-то? Мне вспомнилась легенда о Могучем Терисе, чьи перчатки наделяли своего владельца невиданной ловкостью и огромной силой. Он погиб в битве с лесным роксом, победив, но получив смертельные раны... В Великом Лесу... В Лесу...
  
   Ночью сквозь сон я слышал, как вокруг поляны кто-то ходил, но пересекать круг не решался и от странного и, казалось, чуждого здесь, чувства безопасности я вновь отправлялся в объятия сновидений.
  

* * *

  
   А рано поутру, когда мы заканчивали приготовления к дальнейшему путешествию, к нам пожаловал гость.
   Я как раз приторачивал сумку с провиантом к седлу, когда услышал звонкий голосок, за спиной:
   - А что здесь делают два воина?
   Клинок сам прыгнул мне в руку, но когда моему взору предстал владелец голоса, меч мой опустился. У ручья стояла девушка в простом зеленом платье, сотканном из неизвестного мне переливчатого материала. Волосы ее льняным покрывалом спускались на плечи и доставали почти до пояса, а лучистые глаза на по-детски пухлом лице светились таким незамутненным доверием и чистым удивлением, что мне захотелось пасть на колени и молиться ей как святой. Меч выпал из ослабевших пальцев, больно стукнув по ноге, и девушка заливисто засмеялась, заставив меня мучительно покраснеть.
   От неловкости спас меня Шор, казалось несколько раздосадованный появлением чудесной гостьи.
   - Здравствуй, - сказал он и потянулся к сумке, из которой, после непродолжительных поисков, выудил рубиновое кольцо дивной красоты, тут же полностью приковавшее к себе внимание девушки.
   - Какое красивое колечко, - она склонила головку на бок, стараясь получше рассмотреть вещицу. - Подари его мне?
   - Оно твое, - Шор кинул подарок незнакомке и та, ловко поймав, тут же надела его на тонкий пальчик, залюбовавшись игрой света на рубиновых гранях.
   - Спасибо, - поблагодарила она после продолжительной паузы.
   - Пожалуйста, - Шор явно тяготился присутствием девушки и переминался с ноги на ногу, поглядывая по сторонам.
   Я, тем временем, поднял меч и, вдев его в ножны, попытался приосаниться, дабы привлечь внимание незнакомки. Мне, в отличие от моего спутника, отнюдь не хотелось, чтобы она ушла.
   - Это про вас дедушка рассказывал? - спросила девушка, наглядевшись на кольцо.
   Шор пожал плечами.
   - Я провожу вас до Холма, - решительно кивнула она, и я мысленно возликовал, не удосужившись даже подумать о том, кто она и зачем ей это нужно.
   - Боюсь, нам нечем будет отблагодарить тебя, - начал мой спутник, но девушка оборвала его и, повернувшись ко мне, сказала то, отчего меня бросило сначала в жар, потом в холод:
   - Я возьму его.
   - Может быть, тебе нравятся браслеты... - Шор попытался отвлечь странную гостью от моей персоны, но она была непреклонна:
   - Я возьму его.
   Мой спутник скривился и мрачно поинтересовался:
   - А почему не меня?
   Девушка искоса поглядела на него и недовольно надула губки.
   - Ты мне не нравишься, а он нравится.
   Я чувствовал себя бездушной вещью, которую обсуждают продавец и покупатель. И я бы и рад сказать что-нибудь, но язык мой словно онемел.
   - Хорошо, - сдался Шор и, подойдя ко мне, прошептал. - Будь осторожен. Постарайся не обижать ее, а то хлопот не оберемся. Я что-нибудь придумаю.
   Мне хотелось ответить, что обидеть эту девушку для меня равносильно нарушению Священного Устава, но говорить я по-прежнему не мог. Шор отошел к своему коню и продолжил собирать вещи, а рядом со мной вдруг оказалась прекрасная незнакомка. С удивлением я заметил, что макушкой она едва достает мне до подбородка. Радостная улыбка появилась на ее лице, а глаза лукаво прищурились. Кончиками пальцев она коснулась моей щеки, заставив меня вздрогнуть. Чудесным образом я ощутил, как ко мне возвращается способность говорить.
   - Как зовут тебя, прекрасное создание? - прошептал я.
   Вопрос ее удивил.
   - Зовут? - она взглянула себе под ноги и вдруг, быстро нагнувшись, сорвала крохотный сине-желтый цветочек, который вставила себе в волосы. - Называй меня Цветком.
   - Симеон, сын Владимира, - представился я, постаравшись как можно изящнее поклониться.
   Цветок недовольно фыркнула.
   - Мне не нравится. Я буду называть тебя Солнцем. Ты такой же лучистый и теплый, - она кивнула на Шора. - А его я буду называть Снегом. Он такой же холодный и колючий.
   Пока девушка беседовала со мной, мой спутник, закончил навьючивать коня и, сделав мне знак следовать за ним, пошел на давешнюю тропу, которая продолжалась за пределами поляны и уходила в глубь леса.
   - Стой! - воскликнула Цветок и указала пальчиком налево, казалось, в самый бурелом. - Мы пойдем туда.
   - Но ведь эта тропа ведет к Каменному Холму, - возразил Шор.
   - Она длинная и скучная, - с легкой улыбкой предъявила свои аргументы девушка. - Тут быстрее.
   С этими словами она схватила меня за рукав и потянула за собой. Я услышал за спиной тяжелый вздох и приглушенные ругательства.
  

* * *

  
   Удивительно, но вскоре мы выбрались на тропу вдвое шире и удобнее той, по которой ехали изначально. Наша новая спутница легкой ланью шла впереди, чудно напевая что-то на незнакомом, но завораживающе красивом языке, постоянно притягивая своей ладной фигуркой мои взоры и недостойные, но сладостно приятные мысли. Но вскоре темп нам пришлось сбавить, так как Цветку надоело просто идти по тропке и она то и дело начала останавливаться, дабы полюбоваться какой-нибудь пестрой птицей, что-то высвистывающей на ветке, или особо затейливым деревцем, чем-то похожим на "сонного Снега". И все бы ничего, но так же она заставляла и нас восторгаться природой и прекрасной погодой, что очень быстро стало утомлять даже меня, а уж чего говорить о еле сдерживающемся Шоре.
   В ее речи часто мелькали незнакомые, загадочные слова, и я решился спросить о Лесном Королевстве. Увы, ответом мне было лишь легкомысленное "Там скучно". Нашей спутнице было неинтересно болтать о чем-нибудь, кроме великолепия окружающего Леса, и дальнейшие мои попытки узнать что-нибудь о загадочном государстве или хотя бы о том, куда ведут Темные Врата закончились неудачей.
  

* * *

  
   Наткнувшись на неглубокую, но достаточно широкую лесную речку Цветок заявила, что здесь мы сделаем привал, и хотя Шор начал яростно возражать, нажимая на тот факт, что мы всего пару часов назад отдыхали, все его атаки разбились о ее категоричное "мне здесь нравится".
   В глубине души я был согласен на то, что остановка слегка преждевременна, но когда наша проводница, решила искупаться, ничуть не смущаясь нашего общества, я простил ей все. И лишь она, мокрая, зовущая, поманила меня пальцем, предлагая смыть с себя дорожную пыль, чуть ли не с разбегу плюхнулся в холодную воду. Шор же с презрительной гримасой наблюдал за нашими ребячествами, фыркая при каждом "смотри какой камушек!" или "а что это у тебя за шрам?"
  

* * *

  
   Цветок весело щебетала о чем-то с птицами, деревьями, травой, а мы молча ехали позади: я задумчивый, мой спутник - настороженный.
   Когда девушка отошла достаточно далеко, я шепотом спросил у Шора:
   - Она из Лесного Королевства?
   - Что? - он недоуменно посмотрел на меня. - С чего ты взял? Нет, она леснянка.
   Я попытался вспомнить что-нибудь о лесных девах из легенд, но на ум ничего подходящего не приходило.
   - Она ведь не... - слова как-то сами застряли в горле.
   - Нечисть? - ухмыльнулся Шор. - Не знаю. Тебе представляется возможность проверить.
   Я вздрогнул, отгоняя кошмарное видение, в котором Цветок представилась мне вампиром, вцепившемся в мою шею...
   - Она же не хочет нас убить? - мой вопрос прозвучал глупо, но мне сейчас нужно было услышать обнадеживающий ответ.
   Увы, как раз в этот момент девушка увидела какой-то пышный куст, усыпанный красными бусинками ягод, и тут же потребовала, чтобы мы их попробовали. Убедившись, что сок их не ядовит, я вздохнул с некоторым облегчением, но прежнего, бездумного доверия к нашей проводнице у меня уже не было.
  

* * *

  
   Вдали появился просвет, знаменующий начало новой поляны и, Цветок, радостно закружилась, предвкушая новую остановку.
   - Мы почти пришли, - сказала она и стремительно побежала вперед.
   Я тронул поводья, но Шор жестом остановил меня.
   - Будь осторожен, - прошептал он и вытащил жезл, положив его себе на колени. Я сжал рукоять меча и колено к колену, мы выехали на поляну.
   А там нас уже поджидала Цветок в обществе огромного зверя, отдаленно напоминавшего покрытую чешуей огромную кошку, чьи зубы при нашем появлении тут же ощерились, а шипастый хвост, нервно ударил по земле.
   - Проклятье! Я так и знал! Это ловушка! - Шор схватил жезл и направил его на зашипевшего монстра.
   - Стой! - воскликнула девушка, вставая у него на пути.
   Зверь приготовился к прыжку, а я, выхватив меч, начал вспоминать все советы отца в отношении битв с чудовищами.
   - Уходи! - Цветок повернулась к своему новому другу и показала рукой на лес. Тот неожиданно, покорно склонил голову и побрел прочь, а я перевел дух - ничего дельного я так и не вспомнил.
   Шор жезл убирать не стал, а холодно спросил:
   - Ты хотела накормить его?
   Цветок хихикнула.
   - Он не ест железяки. Он просто спал здесь, а когда вы пришли - напугался.
   - Шор, она не хотела нам зла, - попытался вставить я свое слово, но Шор лишь досадливо дернул плечами и, спрыгнув, с коня начал доставать свою волшебную траву.
   - Скоро стемнеет, - пояснил он мне. - Все равно сегодня мы далеко не уйдем.
   - До Холма чуть-чуть осталось, - сказала Цветок, любопытно глядя на священнодействие, которое исполнял мой спутник. - Просто пойди прямо по тропе и не промахнешься.
   - А ты? - спросил я.
   - Там скучно, - в своем стиле ответила девушка и вдруг, сказала мне. - Пойдем.
   - Куда?
   - Я хочу получить свою награду.
   Словно невидимая молния поразила меня в грудь, заставив пошатнуться.
   - Цветок, позволь мне сначала поговорить, с твоим Солнцем? - попросил Шор, закончив выкладывать травяной круг.
   Он увлек меня к краю поляны и быстро зашептал:
   - Она не может заколдовать тебя или увести силой, но она будет просить тебя уйти с ней. Не верь. Ей не нужен ты - просто это ее природа. Когда закончите, попроси отвести тебя обратно. Будь предельно осторожен и попытайся ее не задеть своими словами или поступками. Она как ребенок и ты веди себя с ней как с ребенком. Иди. Ничего не бойся - пока ты с ней, ты в безопасности.
   Я недоуменно воззрился на своего спутника, но он лишь кивнул и пошел разбирать сумки.
   - Пойдем, Солнце, - позвала меня Цветок, и я пошел за ней.
  

* * *

  
   Пряный запах диких трав окружил меня, опьянил, закружил вслед за поющей девушкой, чьи глаза цвета летней листвы, неотрывно глядели на меня не отпуская, зачаровывая. Где мы были - я не знал и не хотел знать, мне было чудно и хорошо здесь и хотелось, чтобы так было всегда.
  
   Оставить бы все, быть только рядом с ней, гулять средь вековых деревьев, любуясь звездами, слушая ее серебристый голосок, шепчущий:
   - Пойдем со мной... Пойдем...
   Но шептать в ответ:
   - Я не могу... Я должен...
   А когда тонкое, стройное тельце будет совсем рядом, а сладкие губы потянутся навстречу поцелую, проваливаться в негу, испытывая чувство полета. И вкус лесных ягод на устах...
   - Пойдем со мной...
   - Не могу... должен...
   И жар ее нежной кожи, избавленной от покрова одежд под руками, и мягкая трава нам покрывалом, а небо - крышей над головой. Так будет всегда, лишь...
   - Пойдем со мной...
   - Пойдем.
   Неожиданный страх в ее расширившихся зрачках. Обернуться, пытаясь заслонить ее грудью от неведомой опасности и не успеть...
  

* * *

  
   Мне было семь лет, когда отец взял меня на ярмарку в Ронбурге. Яркие цвета, неустанный шум, чужие лица, много чужих лиц - я сразу же возненавидел их, снующих повсюду, расхваливающих свой товар и просто глазеющих на меня. Весь этот водоворот людских страстей пугал меня, прижимал к отцовскому бедру, в поисках защиты. И тогда он, улыбнувшись, поднял меня на сильные руки, вознес над толпой и воскликнул:
   - Смотри, сын! Когда-нибудь ты будешь возвышаться над ними всеми!
   А я не слушал. Средь бушующего моря голов, невдалеке я увидел ее, такую стройную, красивую, невозмутимо спокойную - она словно окруженная ореолом силы, шла сквозь толпу и та покорно расступалась перед ней. Она завладела моим сердцем на многие года. В юношеских мечтах я представлял себя рядом с ней в сверкающих доспехах, защищающий от врагов, всегда такого же спокойного и невозмутимого.
   Лишь много позже я узнал, что это была Правительница и я обречен служить ей. Вечно.
  

* * *

  
   В нос ударил резкий запах конского пота. Я с трудом открыл глаза и увидел перед собой мерно вздымающийся темный лошадиный бок. Лишь несколько мгновений мне понадобилось, чтобы осознать свое положение: мои руки были связаны, рот заткнут кляпом, а сам я словно мешок был переброшен через спину коня. Мой взгляд скользнул в стороны, но не заметил вокруг никаких признаков пленивших меня врагов.
   - Очнулся? - услышал я откуда-то сбоку знакомый голос. Шор? - Позволь мне разъяснить все, пока ты не начал пугать всю окружную нечисть своими воплями и рубить меня на куски. Да, это я тебя оглушил и связал. Заметь, я с тобой честен, хотя мог бы сказать, что вырвал тебя из лап чудовищ. Нет, мне очень нужно, чтобы ты понял - мы с тобой не враги. Цветок тебя убедила, и ты бы ушел. Куда? Думаешь, она бы долго с тобой провозилась? Ты бы ей надоел уже на следующий день. Ей не интересно долго увлекаться чем-нибудь одним. Своим легкомыслием она опаснее многих здешних зубастых и клыкастых тварей. Я встречался с ней трижды, но она, как видишь, даже меня не вспомнила. А мне вот запомнилось, как два раза она вывела меня прямо в лапы каких-то монстров. Я тебя спас и прошу простить за столь грубый способ подобного свершения, но мне по собственному опыту известно, как трудно избежать такого соблазна, как она. Ты бы просто не стал меня слушать. Ей я ничего не сделал, лишь тоже оглушил. Не волнуйся, звери ее не тронут. Более того, если мы ее встретим на обратном пути, она даже не подумает обижаться - просто забудет.
   Я молча выслушал все это и дернулся в путах, требуя, чтобы меня немедленно развязали. Шор разрезал веревки, стягивающие мне запястья и я тут же, вырвав изо рта кляп, соскочил на ноги.
   Солнце было уже высоко в небе, а значит, мы отъехали довольно далеко. Ну, ничего...
   - Я не убью тебя, Шор, лишь потому, что ты ничего не понял, - сказал я, забираясь в седло и поворачивая коня.
   - Куда ты собрался? Думаешь, она будет тебя ждать? - в голосе моего спутника послышался сарказм.
   Мой меч плавно вышел из ножен, а я, вновь развернув коня, взглянул в глаза Победителя Чудовищ - они, не отрываясь, смотрели на меня и в них было странная смесь страха, зависти и чего-то еще, что я не мог понять.
   - Симеон, я тебя прошу, подумай, - другим голосом произнес Шор. Словно извиняясь. - Этот Лес чужой тебе и его обитатели - чужие. Ни тебе, ни мне их не понять.
   Я вложил меч и опустил голову. Хотелось плакать, но слез не было.
  

* * *

  
   Мне нужно было пережить все произошедшее. Кровоточащая рана в сердце не заживала, отнимая сил больше, чем суровая битва; и, словно чувствуя мое состояние, - а может и он пережил такое? - Шор предложил устроить небольшой отдых. Подготовиться к битве с виверной. Стоит ли говорить, что я согласился не раздумывая.
   Шор задумчиво осматривал свои сумки, перебирая в руках сверкающие кольца, амулеты и склянки с непонятными жидкостями. Наконец, он решительно отмел прочь все, кроме одного кольца и сосуда с синеватой жидкостью. Спрашивать, что это за артефакт я не стал - сейчас мне было это не интересно. Мне вспоминались ясные глаза лесной девы, близость ее тела... Ох, плох тот воин, что перед битвой думает о женщинах, но я ничего не мог с собой поделать.
   - Выпей, - Шор протянул мне склянку. - Поможет.
   Словно во сне, я покорно протянул руку и выпил сладковатую на вкус жидкость. Тепло медленно расплылось по телу, сознание заволокло мягким туманом. Одновременно с этим я почувствовал прилив сил и небывалую легкость. Горечь бесследно исчезла из сердца.
   - Что это? - мои губы тронула позабытая улыбка.
   - Тебе дать точное название? - Шор улыбнулся мне в ответ. - Большинство называет это живой водой. Хотя это неправильно.
   Я кивнул головой, констатируя:
   - Ты волшебник.
   Он пожал плечами.
   - Хватит рассиживаться. Ты уже в норме.
  
   Мой конь чутко прядал ушами, настороженно фыркая - видимо, чувствовал близкое присутствие чудовища, но Шор был спокоен и его уверенность передалась мне. Более ехать в молчании было невозможно, и я, окрыленный божественным напитком, решился похвастаться славным родством:
   - Ты, наверное, не раз слышал о Славомире? - спросил я у своего спутника и, дождавшись от него утвердительного кивка, продолжил. - Он немало чудовищ убил. Однажды ему даже пришлось сражаться с Ночным Кошмаром.
   - Он победил? - лениво поинтересовался Шор.
   - Конечно! Мой дядя поразил его копьем, воспользовавшись тем, что свет солнца ненадолго ослепил тварь.
   - Странно. Насколько я знаю, эти твари днем не вылезают из своих пещер. Где, говоришь, он дрался с этим чудовищем?
   Чувствуя подвох в вопросе, я все-таки правдиво ответил:
   - У развалин Форграда. Там обитал Ночной Кошмар, убивая невинных жителей.
   - Там же нет болот.
   - И что?
   - Да так...
   Слегка уязвленный таким недоверием, я, тем не менее, продолжил перечислять подвиги своего дяди:
   - Еще он дрался с темным троллем. А однажды, вместе с моим отцом и группой паладинов они разбили армию скелетов черного некроманта.
   Шор резко повернулся ко мне, глаза его недобро сверкнули.
   - И ты, конечно, хочешь быть похожим на него? - спросил он.
   Чуть замявшись, я с гордостью в голосе вымолвил:
   - Да!
   Шор тихо вздохнул.
   - Что же, значит я в тебе ошибся...
  

* * *

  
   Деревья расступились, выпуская нас на странное, огромное пространство полностью усеянное камнями, посреди которого возвышался огромный холм, изрезанный пещерами. На пути к его подножью, на примерно одинаковых расстояниях друг от друга лежало пять скелетов, в обрамлении проржавевших фрагментов доспехов. Люди.
   - Вот мы и у цели, - произнес Шор. - Узнаешь своего дядю?
   - Последний, который ближе всех к пещере, - прищурился я, вглядываясь в знакомый герб на еще не успевшем окончательно заржаветь щите.
   - Тогда вперед.
   Мы медленно подъезжали к холму, и чем дальше, тем больше я удивлялся спокойствию Шора - неужели он не боится встречи с чудовищем? Тем не менее, до останков брата моего отца мы добрались легко, не заметив, чтобы кто-нибудь вылез из пещеры, дабы нами отобедать. Меч лежал в стороне, сломанный как раз посередине, побежденный, как и его хозяин. Удивительно, но даже ржавчина обошла его стороной, словно боясь коснуться освященного в храме лезвия.
   - Забирай, - кивнул мне Шор, а сам спешился и, взяв в правую руку свой странный клинок, а в левую - все тот же жезл, направился ко входу в ближайшую пещеру, в которую вел тонкий след засохшей крови, начинавшийся около скелета моего дяди. По пути он надел на палец кольцо и тело его, - хотя может быть, мне только показалось, - стало словно просвечивать. Внимательнее я рассмотреть не сумел - мой спутник растворился в темноте, царившей под сводами подземелья.
  

* * *

  
   Неторопливо тянулось время, а из пещеры так и не доносилось никаких звуков. Устав ждать я соорудил каменную могилу, призванную стать достойным завершением пути брата моего отца.
   На моих коленях лежал сломанный фамильный меч. Дядя называл его Покорителем. И мне вспомнилась легенда о Неуязвимом Константине, чья жизнь была волшебным образом заточена в его клинок. И пока был цел меч, его владелец был непобедим. Он совершил много славных поступков, этот паладин, но лишь одного не мог совершить - ему было неподвластно чувство любви, он не мог влюбиться. Все его чувства были в мече, а сталь холодна. И когда Константин, убив злого колдуна, спас из заточения прекрасную принцессу, которая тут же его полюбила всем сердцем, ему пришлось сказать ей, что он не может ответить ей взаимностью, пока цел магический клинок. И тогда она горько воскликнула: "Но нельзя же жить бездушным воином! Люди созданы, чтобы любить!" Она схватила его меч и разбила о камни. И словно стекло разбилась крепчайшая сталь, выдерживавшая пламя драконов, оставив в ее руке лишь рукоять да лезвие, длинной не больше ладони. Жизнь вернулась в героя, и он полюбил принцессу. А на утро умер... Никто так и не нашел, места его гибели, а принцесса, по легенде, осталась с ним, сжимая в ладонях обломок меча и проклиная себя...
  
   Внезапно из глубин холма донесся голос:
   - Брат Симеон, можешь входить. Виверна мертва.
   Странно, я ожидал... А чего я, собственно, ожидал? Струй пламени и звона клинков? Взяв меч наизготовку, я медленно вошел в темный, с необычайно гладкими стенами туннель, пропахший испражнениями чудовища. В огромной пещере, куда он привел меня спустя несколько минут, тускло мерцал странный желтый шарик, висящий без видимых на то причин под низким потолком, и в его свете мне предстала не слишком огромная, чуть больше моего коня, туша виверны. Судя по запаху, умерла она несколько дней назад. Я изумленно воззрился на Шора.
   - Ну, да, - пожал он плечами. - Мы слегка опоздали. Но разве это меняет дело? Виверна мертва, а меч у тебя. Теперь расскажи мне, как найти Кристалл.
   Я, недоверчиво покачал головой, но спорить не стал. Мой взгляд сам собой отыскал странный камень, выступающий из дальней от вход стены.
   - Нажми на тот камень, - услышал я свой голос и рука моя вытянулась в указанном направлении.
   Шор осторожно коснулся стены и тут же отскочил в сторону, подозрительно уставившись на открывшийся проход, ведущий в комнату, похожую изнутри на половинку яйца, такую же округлую и сверкающую белыми стенами. Посреди ее пространства возвышался небольшой постамент, а на нем переливаясь на свету стоял Зеленый Кристалл, издали действительно напоминавший драгоценность. Благоговейно я опустил глаза и не заметил, как мой спутник вошел в загадочную комнату и забрал артефакт.
   - Что же, - довольно произнес он, - Я взял все, что мне нужно. Тебя еще что-нибудь здесь держит?
   Я помотал головой.
   - Надо только похоронит тех несчастных...
   Шор пребывал в приподнятом настроении и легко согласился, счастливо пробормотав себе под нос:
   - Сиртониус удавится от зависти!
  

* * *

  
   Быстро мы соорудили еще четыре могилы, украсив их Священными Знаками, хотя я и не был уверен, что все погибшие являлись подданными Танкордии. Но да после смерти все едины.
   Кое-как я прочитал молитву за упокой и, мы отправились обратно. У самого Леса, Шор остановил, коня и повернулся ко мне.
   - Ты хочешь что-то спросить? - он ободряюще улыбнулся.
   - Ты же знал, - прошептал я, внезапно все понимая. - И эта твоя задержка в три месяца... Ты знал, что виверна умрет.
   - Скажем так, я знал, что она ранена.
   - Ты... - ярость негодующе заклокотала у меня в груди. - Ты же мародер!
   - Мародер, - словно смакуя слово, прошептал Шор. - Наверное. Но я побеждаю чудовищ. Ты же видел виверну, хотя был уверен, что встретишь дракона. А победи твой дядя, что бы он рассказал дома? Что победил огромного монстра и в доказательство показал бы голову несчастной ящерицы. Отсюда и ошибочное мнение, что головы у драконов небольшие. Нет, я побеждаю чудовищ, воспетых в легендах, и посрамляю героев. Именно поэтому, я не Победитель Драконов. Все знают, что Шор добывает сокровища из логов чудовищ, которых не смогли победить герои. Иногда несчастные монстры умирают от ран, иногда приходится их добивать...
   - Но на этот раз ты никого не посрамишь, - прошипел я, вытаскивая меч.
   Он с усмешкой поглядел на меня.
   - Не думаю, что стоит даже пытаться. Я сильнее. Хотя, ты, наверное, прав...
   Шор соскочил с коня и красивым, плавным жестом предложил мне сделать тоже самое, обнажив свой клинок. Я спешился и встал перед ним, взявшись за меч двумя руками. Он коротко мне отсалютовал и произнес:
   - Героям нужен подвиг. Им хочется совершить такой поступок, который прославит их в веках. Некоторые убивают ни в чем неповинных зверей, как твой дядя. Другие же пытаются покорить мир, как Хэлрон. Слышал о таком? Впрочем, неважно. Ты же просто хочешь убить меня. Давай же! Я вижу в тебе героя.
   Я молча атаковал, сделав ложный выпад вбок и резко крутанув кисть, ударил наискосок сверху. Шор ловко уклонился и небрежно чиркнул по моему мечу своим.
   - Подвиг. А что такое подвиг? - продолжал он, как ни в чем не бывало, медленно двигаясь передо мной из стороны в сторону. Кончик его клинка постоянно дергался, словно в нерешительности - куда ударить. - Убить дракона, захватить мир или, на худой конец, какое-нибудь королевство, победить какого-нибудь злого волшебника. Главное, чтобы прославиться. И плевать на последствия.
   Я ударил снова, на этот раз целясь в беспечно выставленное колено, но опять попал в пустоту - мой противник легко ушел назад, эффектно крутанув перед собой мечом. Зарычав, я бросился вперед, создав перед собой стальной вихрь, который должен был разрубить врага на части.
   - Нет. Остановить героя - вот настоящий подвиг, - на этот раз Шор не стал ни отступать, ни пытаться уйти в сторону. Он просто пошел на меня, повторив мои движения своим клинком.
   Мы схлестнулись, посреди Великого Леса, окруженные со всех сторон высокими, деревьями, которым не было никакого дела до нашего боя. Испуганные звоном мечей, с ветвей сорвались многочисленные птицы, оглашая окрестности своим бездумным гвалтом.
   А спустя мгновение холодные камни окрасились кровью...
  

* * *

  
   Шор склонился над поверженным противником и с грустью в голосе произнес:
   - Вот я и победил еще одно чудовище.
   Мертвенно бледные губы Симеона разошлись в слабой улыбке. Рука его, дрогнув, коснулась висевшей на боку сумки и на землю выкатилось несколько свитков. Чуть слышно, выдыхая последние силы, он прошептал:
   - Ты сам... уже давно...
   Шор развернул свиток, и лицо его исказилось от злобы. На пожелтевшей бумаге узорными буквами вилось название "Легенда о Шоре - Победителе Чудовищ".
  

* * *

  
   Весна коснулась Аннбурга, и под проливным дождям, зарядившими на многие недели, дорога превратилась в кромешное месиво, в котором намертво застревали телеги. Жители города попрятались по домам и, промокшими насквозь дровами растапливая печи, спасались у дымящих каминов от вездесущей сырости. Поэтому они и не видели, как со стороны Великого Леса вошел в город и направился к таверне "Приют бродяги" странный человек в грязно-зеленом плаще, со скрытым капюшоном лицом. У чужака не было видно при себе никакого оружия, но от него исходила такая уверенность и сила, что даже заядлые задиры и драчуны, не решились препятствовать ему на пути к стойке, за которой суетился хозяин заведения. Гулкий, словно ветер в лесу, голос заставил всех посетителей вздрогнуть, а хозяина - выронить кружку, которую он протирал грязной тряпкой, из рук:
   - Я ищу Мародера...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"