Yeti888: другие произведения.

кто здесь только не сражался...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.23*28  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мультикросc на Fairy Tail, Warcraft и Gate thus the jsdf fought there. Обнова от 28/02/2016. Не вычитана. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: много расчлененки и немотивированной жестокости, ООС персонажей, есть всяческие муси-пуси и ми-ми-ми между М и Ж. Я предупредил, так что просьба воздержаться от тупых комментов.

  Это родилось благодаря этому: http://samlib.ru/t/tahion/prostojohotnik.shtml
  
  Глава 1. Без цели и без смысла.
  
  Вечность, кажется уже вечность он находится здесь. Правда сказать точно, где это "здесь" находится, он, к сожалению, не может. Наверно, когда-то у него была другая жизнь, наверное, были и воспоминания о ней. Возможно плохие, возможно хорошие, сейчас это не имеет никакого значения, потому что воспоминаний нет. Никаких. Вообще. Возможно их и не было никогда. Просто в один прекрасный момент он появился "здесь". В тот момент его взору предстал величественный вид: весь небосклон был затянут громадами темных туч, откуда вниз постоянно срывались ветвистые молнии. Везде куда бы не опускался взгляд уходили ввысь багряные горы. А величественные огненные реки с бьющими из них мощными гейзерами словно кровеносная система пронизывали каменистую землю. Да, а еще с неба падали хлопья, хлопья пепла. Ошеломленный увиденным, он не сразу понял, что инстинктивно задержал дыхание.
  Легкие напомнили о себе, затребовав глоток воздуха. Вот только вздох не принес облегчения, а наоборот чуть окончательно не добил. Та смесь газов с примесью серы и пепла, что была в атмосфере раскаленным мечом прошла по его внутренностям, заставляя судорожно кашлять и хватать ртом воздух. А каждый новый вздох порождал еще больший спазм. Удушье становилось все невыносимее, и инстинктивно он потянулся к огненному жару, что так щедро исходил из протекающего рядом потока лавы. Огонь откликнулся на его призыв моментально и вместе с отравленным воздухом ворвался в легкие. Дышать сразу же стало легче, появилась легкая эйфория, а усталые мышцы начали наливаться силой. Совершив еще один глубокий вздох, он огляделся. Пейзаж вокруг был до одури одинаков. Пожав плечами, он просто пошел туда, куда в тот момент был направлен его взгляд.
  Почему ему помог "съеденный" огонь? Почему он здесь оказался? Кто он такой? И почему, в конце-концов, преисподняя, в которой он оказался не причиняет ему, практически, никаких неудобств. Ни один из этих вопросов не возник в его голове.
  
  Рядом послышался рёв. Здешние жители не отличаются кротким нравом. Их перманентное состояние - это всепоглощающая ярость. Наверное это всё из-за условий их проживания. Моментально накатили воспоминания о его первой встречи с местным жителем. В тот время он просто шел вперед изредка перепрыгивая лавовые ручьи. Сколько было пройдено, он не знал. Тут не было дня или ночи. Темные тучи, что постоянно висели над головой, не позволяли свету, если он, конечно же, вообще был, пробиться к поверхности, а недра земли, постоянно извергающие потоки лавы, довольно сносно освещали поверхность. Голод и жажда его не мучили совершенно, достаточно было потянутся к огню, которым был пропитан каждый сантиметр этой земли, как силы вновь возвращались, а жажда отступала. Подножье одной из багряных гор было уже совсем близко, когда рядом прозвучал дикий рёв, наполненный такой яростью, что он даже вздрогнул. Обернувшись в сторону звука, он увидел существо мало чем напоминающее его самого. Мощное четырехлапое тело, закованное по пояс в чешуйчатую броню черного цвета с длинным хвостом с множеством костяных шипов. Там, где заканчивались пластины чешуи, начинался увитый мышцами торс, с четырехпалыми руками, каждый палец на которых заканчивался острым когтем. Небольшие, по сравнению с остальным телом, крылья прикрывали его спину, а два внушительных бивня обрамляли зубастый рот. Голова чудовища была объята пламенем, а в глазах горело по угольку, которые с каждой секундой разгорались, как будто бы, в предвкушении легкой добычи. Не только внешний вид твари был устрашающим, но и ее скорость и сила. Он совершенно не ожидал, что монстр буквально через секунду окажется рядом с ним и совершит сокрушающий удар. Сила удара твари была такова, что тело его, с легкостью пролетев с десяток метров, врезалась в каменную стену, отчего та просела на полметра. Монстр же издав теперь уже торжествующий рёв, начал медленно приближаться, кажется даже смакуя всю ситуацию в целом. Это существо было уверено в своей победе и полном превосходстве, поэтому совершено не спешило, надвигаясь с неумолимостью дракона, что загнал свою беспомощную добычу в ловушку.
  Если раньше в его душе присутствовала только апатия и ожидание скорой смерти в чьем-то желудке, то теперь, как только пронеслись последние мысли, что-то неумолимо изменилось. В голове теперь уже сидела только одна мысль - найти дракона, она сожгла апатию моментом. Что делать с драконом дальше, он не думал, для начала его было необходимо найти. А то что эта тварь не дракон, он знал точно, хотя и не мог сказать откуда пришло это знание, и еще он точно знал, что это тварь стоит на его пути и мешает достижению его цели.
  Откуда-то взялись силы подняться и совершить, то единственное, что могло спасти его в этот момент - втянуть в себя побольше окружающего огня.
  
  Задвинув воспоминания в дальний угол сознания, он сосредоточился на разделке многотонной туши. Никаких названий здешним монстрам он так и не придумал, зато выяснил, что та четырехлапая тварь, чьим обедом он сам чуть не стал, была разумна. Ну, относительно разумна, у них, вроде бы, даже свой язык был. Но по понятным причинам он их совершенно не понимал, впрочем, как и они его. Особой необходимости пообщаться с кем-то он пока не испытывал, да и, если бы и испытывал, то из здешних обитателей таким желанием здесь никто не горит. Но одну важную вещь он все же сделал - выбрал себе имя. Он уже очень давно и целенаправленно охотится здесь на всех. И те полуразумные зверюшки, что водились здесь когда-то в изобилии, последнее время, как только увидев его в панике разбегаются, выкрикивая только одну фразу - "Сат-ррр". Вот эту фразу (звук, слово) он и решил взять себе в качестве имени, и теперь уже Сатру было абсолютно плевать, что у местных это могло означать какое-то ругательство. Теперь это было его Имя.
  Взявшись поудобнее за бивень, Сатр напряг мышцы и потянул его немного в бок. Бивень с хрустом вышел из паза в голове. Осмотрев его и признав годным для костяного копья, он отложил его к кучке уже собранных трофеев и, взяв один из когтей принялся за разделку окорока. Есть своих противников он стал от скуки, точнее, чтобы разнообразить свой невеселый быт. В принципе еда Сатру, как таковая, не была нужна, ведь все потребности организма с лихвой перекрывал огонь. Вот только скука и призрачная возможность хоть как-то разнообразить свое время пребывание тут, подтолкнули его на этот эксперимент. Самое поразительное, что он не прогадал. Оказалось, что мясо живущих здесь существ было божественно на вкус, как и огонь. Может быть все дело было в том, что местные обитатели были плоть от плоти этого огненного мира?
  Насадив окорок на длинную реберную кость, Сатр поудобнее устроился у лавового ручья. Мясо под таким жаром готовилось мгновенно, главное было не спалить его. Жизнь в последнее время приобрела скучный и размеренный темп. Кончились бесконечные схватки, а охотиться стало гораздо сложнее. На день пути в любую сторону от места его жительства (плоский карниз в одной из скал) не осталось ни одного противника. Скучное времяпрепровождение заставляло все чаще думать о том, кто он такой. И каждый раз не придя к какому-то выводу его голова начинала раскалываться. Вот и сейчас, слушая шкварчание жира и вдыхая одуряющий запах мяса, его мысли мерно плыли в далекие дали познания свое я.
  Он не помнил ни одной детали ни о себе, ни о свой прошлом, но многочисленные "теоретические" знания ему были доступны. Например, о том, что перед тем, как что-то съесть - это надо приготовить. Или же, что охотится лучше с копьем, и, даже знание, как его сделать. Впрочем, особой пользы большинство этих знаний не приносило. Чем может помочь знание того, что ходить голым неприлично? Как подозревал Сатр ходить голым было не прилично в обществе, в обществе себе подобных. Вот только тут никакого общества не было и в помине. Ну нельзя же считать обществом полубезумных четырехногих местных жителей, которых он, впрочем, практически, всех съел. Больше же всего Сатра напрягала постоянная и навязчивая мысль о мытье. Пепел и грязь давно стали его второй кожей, ведь водоемов здесь не было в принципе. Поэтому приходилось частенько лазить в лавовые ручьи и "принимать ванны" там. Главная проблема заключалась в том, что стоило только оттуда вылезти, как вездесущий пепел, падающий с неба, вновь оказывался на коже. Можно было бы вообще махнуть на это рукой, но Сатр все равно с маниакальным упорством стремился применять заложенные в его черепную коробку знания. Потому что непонятным образом ощущал, что стоит на них наплевать, как он просто сойдет с ума, как и все местные жители. Впрочем, он мог сойти с ума уже давно, а местные жители, наоборот, были в своем уме, просто не было тут никого, кто бы ему об этом сказал.
  
  Чем занять себя в промежутках между сном и бодрствованием в месте, где практически ничего нет? Охота? Изготовление облегчающих быт предметов? Праздное ничегонеделание? Вопрос довольно сложный и Сатр стремился хоть как-то скрасить свое время. В этом деле очень хорошо помогали тренировки и познание своих способностей. Самая очевидная способность была связана с огнем. Огонь не наносил вред, защищал. Да что там, он кормил и поил! И Сатр предположил, что огонь родственен ему и может быть даже часть его самого, и попытался дотянуться до него. Все произошло, как-то буднично. В тот момент он смог наконец понять то, что ощущал постоянно, жар у себя в груди - это жар его собственного огня. После многочисленных проб и ошибок, оказалось, что его тело может генерировать огонь, причем на любой части тела. Это и послужило толчком для создания нескольких "техник". Правда у Сатра постоянно складывалось ощущение, что он не придумывает их, а вспоминает...
  В то время, как обучению с огнем проходило семимильными шагами, молния заставила напрячься. Сатр заметил уже давно, что разряды, постоянно сыплющиеся с неба совершенно ему не вредят и разумно предположил, что их тоже можно поглотить. Вот только не получалось у него, что-либо с ними сделать. Молния - вещь капризная и в отличие от огня, который можно было найти везде, была довольна редка. А уж заставить ее бить в себя специально, Сатр не мог никак, пока не нашел выход на поверхность какого-то металла и, используя его в качестве громоотвода, сразу же получил несколько разрядов.
  
  Последнее время вокруг стало уж слишком пустынно. Нет, местность вокруг никогда не была уж сильно населена, но теперь не осталось вообще никого. Вряд ли он умудрился всех съесть, скорее всего, все животные просто ушли подальше от бескомпромиссного хищника, что здесь поселился. Даже те полуразумные с их вечным нездоровым настроением и приступами перманентной агрессии испарились куда-то под шумок. Поэтому пришлось мигрировать. Только вот местные обитатели, как-будто чувствовали, куда он идет. Он уже прошел несколько хребтов и не встретил, практически, никого, кроме пары небольших (два метра ростом и три в длину) относительно мирных животных, что посчитали его лакомой добычей.
  Вот только все его самоуверенные догадки о причинах исчезновения живности вокруг оказались пустым звуком. Чем дальше Сатр шел в этом направлении, тем тяжелее становилось. Какой-то гнилостное чувство летало вокруг, залезая прямиком в душу. Вот только он не повернул назад, наоборот, это распалило его любопытство еще больше. Пожалуй, проведя столько времени в столь скудном на события мире, его любопытство сильно деформировалось и начало притуплять чувство здравого самосохранения, но опять же рядом не было никого, кто бы сказал ему об этом.
  Приближаясь к эпицентру этих загадочных эманаций на земле начали появляться зеленые проплешины, от которых тянуло концентрированной гнилью. И везде, куда бы Сатр не кидал взгляд, лежали десятки тысяч костей.
  - У кого-то явно была славная охота, - подумал юноша и поудобнее перехватил костяное копье.
  Впереди на ровном каменном плато маячила странная постройка, и по мере приближения к ней, Сатр мог различить все больше подробностей. Остановившись в трех метрах от постройки, он еще раз окинул ее взглядом: монструозные каменные врата поражали своим размахом. Вот только для чего кто-то построил врата (без самого замка, без стен, без створок в конце концов) посреди плато, оставалось загадкой. И похоже, что эпицентром того странного гнилостного чувства являлись именно они.
  Обойдя странную постройку пару раз вокруг, Сатр пожал плечами. Сказать, что он был разочарован, нагло соврать. Он бросил последний взгляд на каменную глыбу, прежде чем развернуться и уйти, вот только взгляд зацепился за барельеф скалящейся рогатой твари. Она, как будто насмехалась над ним, и, не долго думая, Сатр, напитав кулак огнем, саданул по наглой морде со свей своей дури. Дури было много и странная постройка содрогнулась, сверху посыпалась пыль и какой-то мусор, а морда рогатой скотины больше не скалилась, будучи вмятой в камень на добрый полметра. Удовлетворенно хмыкнув, Сатр уже думал уходить, как, что-то вокруг неумолимо изменилось.
  
  ***
  
  Первый среди аннигилиан, командующий властителями преисподней
  
  Маннорот рассматривал догорающий город. В левой лапе он довольно деликатно держал за горло человеческую самку. Этот мир принес много хлопот, но и он, как десятки тысяч других, в итоге был смят Пылающим Легионом. Маннарот повернул свою ужасающую зубастую пасть в сторону человеческой самки и предвкушающие улыбнулся. Она уже давно перестала извиваться словно червяк и сейчас заворожено смотрела на него.
  - Слизняки! - пророкотал Маннорот в лицо своей добыче, отчего та обмочилась прямо ему на лапу.
  Рыкнув Маннорот сдавил свою схватку и две половинки некогда бывшими человеком упали на землю. Слизняки, но слизняки довольно сильные. Своими ме-ха-низ-ма-ми эти людишки сильно потрепали легион. Летающие, наземные, надводные и подводные железные коробки жгли и разрывали на части демонов, его демонов!!! За последний цикл этот мир оказался самым обороноспособным даже без присутствия и намека на магию. Чтобы не говорили надменные натрезимы за его спиной, но Маннорот не был идиотом и знал, что за такие потери падший титан Саргерас не погладит его по голове.
  Он в раздражении цыкнул.
  - Похоже, придется наведаться на родину, - пророкотал он. Маннорот не бывал у себя на родине уже очень давно, порядка нескольких циклов. Тот миг, когда над просторами его огненного мира открылся портал, навсегда изменил его судьбу и судьбу десятка тысяч его сородичей аннигилиан. Саргерас, падший титан и создатель Пылающего Легиона, а это был именно он, не стал уничтожать или завоевывать, как он выразился: "чудеснейший мир". Он просто дал возможность аннигилианам быть теми, кто они есть - разрушителями всего сущего. И он, Маннорот, встал во главе своих сородичей. Теперь появилась необходимость наведаться в "кузницу кадров" (опять же по выражению Саргераса. Маннорот затруднялся сказать, где нахватался этих слов его владыка) и повести их на завоевание очередного мира.
  - Силрот! - рыкнул во всю мощь своих легких аннигилиан.
  - Слушаю, командующий, - буквально через мгновение ответил появившийся рядом демон.
  - Завершишь тут все, - неопределенно помахал лапой Маннорот. Он, впрочем, с одной стороны до сих пор недоумевал для чего Саргерасу понадобился мир без единой капли магии, но с другой же стороны, он не прочь был разрушить еще несколько сот тысяч таких же.
  - Будет исполнено командующий, - отчеканил демон в спину уже скрывшейся в портале туше громадного собрата.
  
  ***
  
  
  Сатр встряхнулся, пытаясь прогнать странное ощущение, ему вдруг ни с того ни с сего очень сильно захотелось есть. Он не знал, почему кто-то или что-то, а самое главное как, может "сосать под ложечкой", но именно эти слова пришли сейчас в его голову. Для того чтобы хоть чуть-чуть присмирить разыгравшееся чувство голода, он полез в грубо сшитую сумку, хотя сумкой это назвать было довольно сложно, так, на скорую руку сшитая жилами кожа молодого и "саблезубого четырехлапика", как он иногда называл местный полуразумный вид.
  Достав из котомки черепную коробку, он присел на камень и начал вскрывать ее острым когтем. Когда постоянно ешь одно и тоже - это приедается, вот и ему есть одни окорока вскоре надоело. Эксперименты с пищей показали, что запеченные на огне внутренности, а в особенности мозги, довольно вкусны. Вот только запекать их приходилось в черепе, так как какой-то иной посуды у него не было. И в двойне жаль, что по сравнению с размером черепной коробки, этой вкуснятины был столь мало внутри.
  
  ***
  
  Первый среди аннигилиан, командующий властителями преисподней
  
  Существует мнение, что перемещения через портал мгновенны, но это не совсем так. Чем дальше одна точка перемещения находится от другой, тем больше времени требуется на преодоление расстояния. Как будто сама Великая запредельная тьма сопротивляется твоему переходу. Родная планета Маннорота находилась достаточно далеко от последнего завоеванного мира, поэтому он успел довольно сильно задуматься, насколько изменился его мир за столь долгое время отсутствия и изменился ли он вообще.
  Шаг, мимолетная дезориентация и аннигилианин уже вдыхает столь родной воздух своего мира. У него множество планов, но не так много времени, как ему хотелось бы.
  Вот только, кроме родных запахов в носовые отверстия врывается запах чужака. Запах, что столь похож на запах слизняков (людей), но в тоже время совершенно другой. Маннорот в раздражении повернул голову вправо.
  На камне рядом с порталом сидело существо, которое можно было бы легко спутать с человеком, но вот аура силы вокруг. Она очень насторожила аннигилианина. В Пылающем Легионе практически все решается либо силой, либо хитростью. Только эти два качества уважали Маннорот и остальные командиры легиона. Так вот ауры силы вокруг этого пришельца была довольно сильна.
  Присмотревшись к фигуре сидящего, Маннорот не сразу понял, чем занято это существо. Но, когда до него все же дошел смысл манипуляций, что проделывал человек перед ним, он неистово взревел. Этот слизняк жрал из черепушки совсем молодого аннигилианина. Поглощенный яростью Маннорот уже через мгновенье оказался рядом с слизняком и замахнулся своим монструозным копьем, чтобы обрушить всю свою мощь на ублюдка посмевшего жрать его сородичей. Вот только человека уже там не было, а Маннорот почувствовал брюшиной мощнейший удар и ослепительный жар огня, что для существа рожденного в огненной бездне было по истине шоком.
  Существо весом под десяток тонн врезалось в одну из опор портала, отчего тот начал медленно крениться в бок. Маннорот очумело затряс головой и попытался вслепую отмахнуться копьем предчувствую добивающую атаку. Послышался звук скрещенного оружия и аннигилианин, не дожидаясь ответного хода человека, выбросил вперед пламя скверны, но человек в последний момент успел отпрыгнуть с направления атаки. На несколько секунд противники замерли друг перед другом. И только сейчас аннигилианин обратил внимание на оружие чужака, которым он с легкостью с парировал удар. Новая порция ярости мгновенно родилась внутри него, ведь это копье было сделано из костей его сородичей. Нет, он их не очень-то и любил, но когда на твой вид охотятся словно животных, потрошат, едят, используют для изготовления оружия, это заставит любого почувствовать ярость. Мерзкий зеленый огонь окутал фигуру Маннорота, после чего тот сорвался в новую атаку размахиваясь копьем. Человек тоже не стал стоять на месте и стартовал на встречу своему врагу мгновенно воспламеняясь оранжевым пламенем словно масленый факел. В вихре ударов стороны неистово пытались дотянуться друг до друга, и в тоже время зеленое пламя бездны вело свою битву с ослепительным оранжевым пламенем. Никто не хотел уступать.
  И вот противники опять стоят друг перед другом, раненые, но все еще готовые сражаться до конца, до конца одного из них. Ярость Маннорота давно утихла, теперь он наслаждался поединком с поистине сильным противников и пусть он выглядел, как один из слизняков, но его сила говорила сама за себя. Человек же тоже довольно улыбался, как будто был рад увидеть старого друга. Секунда, другая и противники вновь становятся вихрем клинков и пламени.
  Вот только человек и аннигилианин, сражаясь в упоительной схватке, слишком поздно заметили, что поврежденная громада портала слишком сильно накренилась и начала оседать прямо на них, накрыв их словно тараканов.
  
  Глава 2. Beyond the Dark Portal :)
  
  Делира (Делиа) - бойцовый кролик и третий десятник, второй сотни ополчения Альвеста. Королевство Конийнсфарн - северо восток континента.
  
  Все начиналось, как обычная приграничная стычка с Империей. Такие стычки были всегда, сколько Делира себя помнила. Более того, в парочке из них она умудрилась принять участие. Вот только сейчас все было иначе. Похоже, что в этот раз Империя решила полностью раздавить их королевство.
  Людской империи никогда не были нужны свободные и агрессивные нелюди под боком. В прошлом похожую судьбу разделили сирены и крыланы, сейчас, видимо, настал черед и кроликов. Уже пал Ванлигборг один из трех самых крупных городов королевства, Асенбьёрн еще держится, но его дни сочтены. Поговаривают, что враг уже был замечен на подходе к столице королевства, Альвесте. Имперская армия слишком многочисленна и, как это не прискорбно, слишком сильна.
  Кролики всегда считались во всем мире одними из самых лучших одиночных бойцов, вот только даже тысяча сильнейших одиночек мало что могут сделать с плотным строем манипул имперских легионов (примечание - манипула подразделение легиона, примерно 190-200 человек пехоты), что уж говорить про кавалерийскую атаку турм (примечание - турма подразделение легиона, примерно 50 конных воинов) или хорошо обученных магов врага. Ситуацию усугубляло то, что испокон веков конийсфарнцы никогда не использовали ездовых животных, лошади их просто на дух не переносили, как и любых других зверолюдей.
  Совершенно не воодушевляющие мысли лезли в голову Делире, пока та направлялась на сход десятников их сотни под командованием Таурии Кровавое копье. Войдя в помещение, десятник кивнула знакомым и устроилась с боку от Гриине, второму десятнику их сотни и по совместительству ее хорошей подруге.
  - Я ничего не пропустила? - спросила Делира свою подругу.
  - Нет, ничего такого, - улыбнулась Гриине.
  Делира с удовольствием бы пошепталась еще, да вот только в зале появилась Таурии. Ответив на приветствие своих подчиненных, сотник направилась прямиком к столу и встала перед расстеленной картой, десятники последовали за ней.
  - Я не буду ходить вокруг да около, - начала сотник, - Асенбьёрн пал сегодня утром. То тут, то там послышался гневный шепот и шипение. Каждая крольчиха знала, что ожидает бедных девушек в этом городе и никогда бы не пожелала такой судьбы никому. Так получилось, что мальчики у народа кроликов рождаются очень редко, из тысячи рожденных в лучшем случае будет один. Поэтому женщины народа кроликов занимаются всем, в том числе и войной. Не стоит, наверно, и упоминать, что сделают солдаты с попавшей в плен крольчихой, что буквально день назад убивала их товарищей.
  Как будто бы и не заметив реакции своих подчиненных, Таурии продолжила:
  - сегодня утром наши разведчики засекли XX и XIX легионы (примечание - численность одного имперского легиона приблизительно 10 000, он состоит 50 манипул и 10 турм), через день они будут под стенами Альвеста. На этот раз крольчихи были сдержанней, все они знали, что это должно было неминуемо случиться. Империя вторглась в Конийнсфарн пятью легионами. VII и VI шли севернее к Ванлигборгу, который в настоящий момент пал, XII маршировал на северо-восток, на Асенбьёрн, который также пал, а XX и XIX легионы двигались прямиком на столицу. Командование разделило все имеющиеся силы по этим трем направлениям. Вот только, видимо, распыление и так не больших сил сыграло против королевства.
  - Также разведчики сообщили, что с XX и XIX легионами идет его Высочество, принц Зорзал, - продолжила Таурии и осмотрела притихших крольчих. Каждая из них знала, что именно этот ублюдок ответственен за поход империи в их земли и каждая хотела его смерти.
  - Я буду предельно честна, нам не выстоять в любом случае, но этого ублюдка надо уничтожить любой ценой! - веско закончила она, ударив кулаком по столу.
  - Позже я доведу до сведения тех, кого выберут на эту почетную миссию.
  - Можете быть свободны, - сотник развернулась и направилась к выходу, десятники тоже решили не задерживаться и потянулись за ней.
  - Надеюсь меня выберут для этой миссии, - мечтательно проворковала Гриине, на что Делира фыркнула и закатила глаза.
  
  Кто-то скажет, что десять тысяч воинов крольчих, что сейчас собрались в городе это великая сила. Вот только легионы показали себя уж более чем серьезными противниками. Уже половина страны лежит у ног захватчика, если падет Альвест, остальная часть королевства обречена. Это понимали все здесь собравшиеся, это понимал враг.
  Стоя на стене города, Делира рассматривала копошащихся разумных в лагере врага. Хоть и принято называть Империю - людской, все таки люди были титульной расой этой страны, но благодаря своим завоеваниям в прошлом маленькое человеческое королевство подмяло под себя множество иных рас и видов. Это отразилось и на составе легиона, помимо людей среди легионеров было множество орков и гоблинов, орки наравне с людьми стояли в строю, когда как гоблины ввиду своего небольшого роста и силы, чаще всего были застрельщиками, охранением и разведкой.
  Делира перевела взгляд на холм, что стоял чуть дальше от основной массы войск. Несколько больших и дорогих шатров, что там находились явно указывало на то, что командование, маги и принц должны быть где-то там. С превеликим удовольствием Делира бы ударила по этому холму и вырвала сердце главному имперскому ублюдку, но, к сожалению, ее не выбрали для этой миссии. Тридцать отважных крольчих нападет на ставку, как только имперцы начнут штурм, правда шансов у них мало, но они все таки есть.
  - Маги, - раздраженно вздохнула Делира, у империи много сильных магов и минимум трое из них по данным разведки сейчас находятся в лагере врага.
  - Если бы у империи не было магов, то война с королевством могла пойти по совершенно иному сценарию, - пробормотала девушка, вот только она сама прекрасно знала, что это был самообман.
  У крольчих маги практически не рождались, а сильных не было совсем. Да, даже, если бы и были их совершенно негде (и некому) было обучать. Делира устала вздохнула. Как ни крути, а сегодня скорее всего последний день ее жизни.
  
  Какое-то мельтешение привлекло ее внимание к тому самому холму. Все кролики отличались очень хорошим зрением, поэтому, кроме нее, на холм обратили внимание практически все. А там случилось невозможное: рядом с Зорзалом стояла королева Тьюли, их королева. Она была полностью обнажена, все ее тело было испещрено свежими синяками и ссадинами, рот был заткнут кляпом, а руки связаны за спиной. В голове крутились тысячи вопросов. Как? Почему? Зачем? Но ни на один из них ответов не было.
  Над городом раздался усиленный магией голос принца:
  - Вы, варвары!
  - Смотрите сюда! - принц с силой сжал грудь королевы.
  Делира же в избытке чувств прикусила нижнюю губу. Еще вчера вечером королева объявила, что они будут сражаться до конца, чего бы им всем это не стоило, и вот теперь их знамя и надежда, стояла голая и униженная перед врагом.
  - Ваша королева явилась ко мне, умоляя пощадить ее жизнь в обмен на ваши, - принц истерично захохотал. Успокоившись он продолжил:
  - У вас есть выбор, сдаться или умереть. На размышления даю вам час, - развернувшись он потащил совершенно не сопротивляющуюся королеву и передал на руки одному из воинов охранения. Воин затащил королеву в решетчатую повозку к другим пленницам и дал команду на отправление.
  Делира в шоке смотрела, как их королеву увозят. В душе поднималось ярость, она должна, нет обязана, выжить и убить суку, предавшую свой народ в такой час. Оглянувшись по сторонам, она поняла, что не одна испытывает такие же чувства.
  
  Этот час тянулся, наверное, вечность. В воздухе отчетливо ощущалось отчаяние и решимость, страх и жажда боя. Крольчихи не сдадутся просто так на радость врагу, они лучше погибнут.
  Буквально в восьмистах метрах от них выстроились ровные ряды легионеров. Штурм будет только с одной стороны, это было обусловлено тем, что город Альвест находится на небольшой горе с единственным пологим склоном, перед которым растянулись порядки врага.
  Делира напряженно ждала звук горна имперцев, что означал начало штурма. Однако прежде чем этот звук прозвучал, над центром позиций легионеров появилось нечто странное. Сначала появился маленький зеленый водоворот, который постепенно разрастался. Из центра водоворота выглянула непроглядная тьма. Делира поежилась:
  - Чтобы это ни было, ничего хорошего это не принесет никому, - соратницы рядом только завороженно кивнули.
   Во тьме начали проступать маленькие сияющие точки, словно звезды на ночном небе, их были миллиарды.
  Делире было сложно определить размер этого "нечто", но одно она могла сказать с точностью, это нечто было здоровенным. Странный феномен заметили маги из вражеского лагеря. Несколько ветвистых молний и огненных шаров полетели на встречу неведомой штуке.
  - Это похоже на окно, - пробормотала Делира, но одна из крольчих ее десятка услышала:
  - Врата, - прошептала чуть слышно она.
  Тем времен никакие заклинания урона "вратам" не нанесли и маги начали ощутимо беспокоиться. Некоторые из них бегали по холму и размахивали руками, тогда, как один из магов стоял с напряженной физиономией и что-то бормотал себе под нос.
  Через несколько секунд то, что было названо вратами остановилось в росте. Зрелище было настолько завораживающим и страшным одновременно, что Делира задержала дыхание.
  Тьма внутри "врат" начала сгущаться и неожиданно выплюнуло из себя нечто. Это нечто изрыгая вокруг себя гнилостное зеленое пламя понеслось по направлению к земле, прямиком на строй легионеров. Еще через мгновение "врата" выплюнули человеческую фигуру, что была объята оранжевым пламенем. Фигура на миг зависла над землей и устремилась вслед за тем, что выпало из "врат" первым.
  Делира с жадностью следила за тем, что происходило перед ее глазами. Два болида на огромной скорости приближались к земле, оставляя за собой шлейфы зеленого и оранжевого цвета. Сосредоточившись на фигурке поменьше, она смогла различить то, что фигура была вооружена, чем-то похожим на копье. И острие этого копья было нацелено прямиком на падающее чуть ниже массивное черное создание. Чуть переместив взгляд, она обнаружило, что черное создание тоже было вооружено огромным обоюдоострым и монструозным копьем.
  Нереальность картины происходящего была просто ошеломительна. В жизни Дилира бы не подумала, что станет свидетелем чего-то подобного. Тем временем большое черное создание достигло земли. Звук ударной волны разошелся во все стороны, а стены Альвеста затряслись, посбивав многих крольчих с ног. Огромный пыльный гриб разросся над эпицентром, а следом последовала пылевая волна, накрывшая всех и снизившая видимость практически до нуля. Человекоподобная фигура, озаряемая пламенем, что был виден даже под пыльной завесой, приземлилась через мгновенье в том же месте. После чего послышался громоподобный рев и во все стороны полетело зеленое и оранжевое пламя.
  - Легионерам можно только посочувствовать, - буркнул, кто-то рядом, хотя сочувствия в голосе не было ни на грош.
  Делира смогла только кивнуть на эти слова. От центра построения двух легионов практически ничего не осталось. И хоть пыль сильно ограничила видимость, но и слепцу было бы понятно, что разумные после таких событий вряд ли выживут. Сам по себе удар об землю, наверное, не причинил много вреда, а вот зеленый и в меньшей степени оранжевый огонь, скорее всего прожарили имперцев до хрустящей корочки, ведь даже отсюда со стены ощущался сильный жар.
  По всему полю перед городом стояла какофония из криков раненых и обожженных легионеров, помимо криков, то тут, то там раздавался совершенно нечеловеческий рев и звуки мощнейших ударов, озаряемые вспышками зеленого и оранжевого цвета. Пыль практически осела, скорее всего, благодаря имперским магам, и Делира смогла наконец-то рассмотреть то, что осталось от вражеской армии.
  В центре построения обоих легионов зиял большой кратер, стенки которого сильно оплавились под воздействием пламени. Вокруг, куда не кинь взгляд лежали обгоревшие легионеры и остатки их обмундирования в виде раскаленных, а кое-где расплавленных металлических частей. И, если рядом с эпицентром все были абсолютно мертвы, то немного далее можно было встретить все еще "живых". Правда жить им осталось не долго, с обгоревшим на девяносто процентов телом не живут вообще, не то, что долго. В их сторону подул легкий ветерок и кто-то стоявший рядом с десятником не удержал в животе завтрак. Только по общим прикидкам в данный момент оба легиона потеряли тысяч семь воинов. А битва между монстром и вторым монстром, что по недоразумению выглядел как человек все еще продолжалась. Два сгустка пламени носились друг за другом по полю среди имперцев и уследить за ними было очень проблематично. Зато после каждого их перемещения гибли имперские солдаты. Кто от пламени, кто от огроменного копья одного из монстров. Двое сражающихся совершенно не замечали попытки некоторых пришедших в себя имперцев их достать. Они просто отмахивались от них, как от комаров, походя разрывая и сжигая воинов. Более того, даже имперские маги совершенно ничего не могли поделать с этими двумя. Все заклинания просто сгорали в их огненных "аурах".
  Это было феерично, Делира наслаждалась, смотря на хаос, что сотворили эти двое. Принц со своими генералами и магами уже давно сбежал. Отдельные командиры его армии пытались руководить отступлением, вот только это совершенно не помогало. Как только простые солдаты увидели, что с их товарищами сделали эти монстры, их обуял сильнейший животный страх. Армия принца Зорзала драпала во главе с его сиятельной задницей. Вот только долго наслаждаться этими мыслями Делира не смогла, до нее вдруг дошло, что эти два монстра могли с такой же легкостью резвиться в городе, и никто и ничто не смогло бы им помешать.
  - Вот бездна, - прошептала Делира вмиг пересохшими губами.
  А события продолжали стремительно развиваться. Видимо набегавшись (и походя разворотив два легиона) оба чудовища остановились друг напротив друга. Их огненные ауры утратили свою яркость, и десятник наконец смогла подробнее рассмотреть, кем же они были. И, если, увидев первого монстра, что предстал в образе человеческого юноши, полностью нагого к слову, она очень сильно удивилась, то вот впечатление от второго можно было назвать только одним словом - ужас! Это тварь была очень страшна, наверное, так выглядят твари из бездны. Делира припомнила, как выглядели врата, и липкие струйки пота потекли по ее спине, та тьма, что клубилась во вратах, скорее всего и была бездной. Задрав голову вверх, преодолевая одеревенение мышц шеи, она могла только с облегчением вздохнуть, врат не было.
  Тем временем чудища мерились взглядами. Они оба тяжело дышали и были покрыты многочисленными ранами, а копье юношы торчало из грудины монстра, но видимых неудобств ему не доставляло. Обе фигуры до сих пор были переполнены огромной силой, что шла от них нескончаемым потоком. И только сейчас Делира заметила, какие ощущения дарила сила этих существ лично ей. От человека шла обжигающая и необузданная, от монстра же мерзкая и угнетающая.
  Делира оглянулась:
  - Похоже, что весь город затаил дыхание в ожидании развязки, - подумалось ей. В глубине души, она, конечно же, болела за человекоподобное существо, ведь он хотя был более понятен и не уродлив, как его оппонент. Вот только никто не смог бы с точностью утверждать, что тот не кинется на город в случае победы.
  Передышка не затянулась надолго, синхронно сорвавшись с места, человек столкнулся с монстром. В этом бою было сложно, что-то понять, движение были настолько стремительны, что сливались в непрерывное мельтешение. Огненные капли постоянно сыпались рядом с непримиримыми врагами, и даже возникло такое ощущение, что их противостояние никогда не закончится.
  Но всему приходит конец. Человек сумел пробить горящей рукой, защищенную пластинами плоть чудовища, и с силой потянул. Чудище осело на землю, а человек с счастливой улыбкой! держал у себя в руке, какой-то внутренний орган с голову быка размером.
  - Сердце, скорее всего, - отрешенно подумала Делира, она, в принципе, догадывалась, что сейчас сделает человек.
  Он ее ожиданий не обманул. Его рука вновь загорелась, зажаривая сердце, а потом он поднес ЭТО ко рту и с утробным звуком вцепился зубами. Десятник отвернулась. Ей на сегодня точно хватит впечатлений.
  
  Делира посмотрела по сторонам, крольчихи стояли пришибленные. Никто не знал, что им делать. И она их понимала, не каждый день увидишь такое.
  - Смотрите, - указала пальчиком Сьера, воин ее десятка.
  Делира развернулась в указанную сторону и увидела падающее на колени тело их 'спасителя'.
  - Похоже перенапрягся, - констатировала она. Ноги, торс и руки человеческого воина сильно кровоточили, а сам он еле стоял даже на коленях, шатаясь из стороны в сторону.
  - Делира, бери десяток и дуй к нему, если он транспортабелен, дотащите его до старой сторожки и окажите помощь, через пару дней за вами придут, - раздался сзади голос их сотника. Делира повернулась, смерила взглядом Таурии. Вот только Кровавое копье даже ухом не повела.
  - Ну, чего стоишь? Вперед! - гаркнула ее непосредственный начальник.
  Делира, чертыхнулась, про себя естественно, и хорошо поставленным голосом крикнула:
  - Десяток, ко мне, выдвигаемся к нашему герою!
  Рядом кто-то жалобно ойкнул.
  Как только они прошли от ворот несколько сот метров, взгляду, и, ну, что уж тут таить, носу предстало неприятное зрелище. Стараясь особо не смотреть по сторонам, они потихоньку приближались к человеку. Спешить не стоило, вдруг он увидит в этом агрессию? Когда до человека оставалось метров пятьдесят, он неожиданно рухнул лицом вниз. Десяток ускорился и уже через пару секунд они оказалась рядом.
  - Кора, обработай его по быстрому, чтобы мы смогли перенести, - приказала десятник низкорослой брюнетке. Кора же осталось стоять на месте, боясь пошевелиться:
  - А он не укусит? - очень жалобно спросила она.
  - Если только за грудь, - хмыкнула Делира, косясь на огромные достоинства своей подчиненной. Рядом послышались тихие смешки.
  Делира вздохнула:
  - Он без сознания, поторопись, пожалуйста, - выделила слово, пожалуйста, десятник, - пока он тут не помер.
  Кора все таки соизволила заняться ранами человека и пока она его перевязывала Делира осмотрела свой десяток. С этими крольчихами ее много что связывало и плохое, и хорошее. Теперь их в добавок связывает и самоубийственная миссия. Ведь, только Боги знают, как поведет себя этот человек, когда очнется. Делира покосилась на огромную тушу чудовища, что лежала рядом. Увиденное вблизи, было еще более мерзопакостней, чем со стены. Хоть чудовище было уже мертво, о чем говорила громадная дыра в туловище, но даже сейчас предательские мурашки бегали по ее телу. Делира передернула плечами, она, пожалуй, никогда не захочет узнать, где обитают такие твари. Переведя взгляд на человека и Кору, которая устроилась рядом на коленях, Делира задумалась.
  Нет, командиры правильно сделали, когда решили оттащить его подальше отсюда. Вот только обидно было, что именно их спустили в сточную канаву, ведь именно ими было решено пожертвовать в случае чего.
  - Может добить? - скользнула предательская мыслишка у нее в голове, но она постаралась как можно скорее ее отогнать. Потому что совершать опрометчивые поступки сейчас было чревато, очень чревато.
  Через пару минут Кора закончила с перевязкой.
  - Ну что с ним? - спросила десятник.
  - Я, конечно, специалист не очень, но похоже, что раны начали потихоньку затягиваться, - ошарашила их штатный доктор.
  - Не фига себе, - присвистнула Делира. Девочки же солидарно промолчали, тихо охреневая.
  Не став затягивать с отходом, десятник скомандовала:
  - Сьера, Кора, вы двое тащите нашего человека.
  - Касира, Бруна, на вас арьергард, - ткнула в двух блондинок пальцем Делира.
  - Аста, Камилла - авангард, все остальные по флангам. Всё, выдвигаемся, и не забываем смотреть в оба, вполне возможно, где-то здесь есть имперские недобитки, - закончила она.
  
  До сторожки они добрались часа за два, все таки человек их изрядно тормозил. Имперцев по дороге они не встретили ни одного и это было хорошо. Человеческого юношу внесли в маленький домик и положили на лежанку.
  - Как скоро он очнется, - повернувшись, Делира посмотрела на Кору.
  - Н-не знаю точно, может часа через три, судя по его регенерации, - кролик нервничала и это было сильно заметно.
  - Ладно, пока присмотри за ним. Бруна, иди сюда, побудешь вместе с ней, - десятник окликнула свою вторую подчиненную.
  - Конечно, командир, - плюхнулась на стул рядом с лежанкой Бруна. По ее виду было тоже заметно, что идея находиться рядом с этим человеком ее не воодушевляет.
  
  ***
  
  Сатр очнулся рывком. Последнее, что он помнил, было отвратное на вкус сердце своего врага. Во рту до сих пор стоял вкус тухлятины. Как он вообще сумел проглотить хоть кусочек этой дряни, до сих пор было под вопросом. Мысли в голове немного путались, постоянно перескакивая с одной на другую, жутко хотелось пить.
  Тело болело, причем довольно сильно. Как и много раз до этого, Сатр решил потянуться к ближайшему огненному потоку, чтобы восстановиться. Вот только огня рядом не оказалось, совсем. В душе начала зарождаться паника. Он настолько привык к огню вокруг, что даже не представлял, что без него будет делать.
  Мысленный вздох и юноша успокоился, он прекрасно помнил, что во время битвы переместился куда-то вместе со своим оппонентом. К тому же, даже, если пропал огонь вокруг, всегда есть внутренний огонь, что горел в нем постоянно. Сатр вспомнил время, когда он только обнаружил его. В тот момент огонь был слабой искрой по сравнению с тем солнцем, что внутри него сейчас. Наверное, виной всему постоянное поглощение огня, а может быть время? Довольно сложно сказать, сколько он пробыл в том мире. Год? Два? Может быть десяток? Или сотню лет? В сущности это не имело значение.
  В данный момент все его чувства твердили, что он в безопасности. Там, где он находился, в воздухе витали опаска и любопытство, иногда пробивались ростки страха, страха по отношению к нему.
  Выкинув из головы посторонние мысли, Сатр потянулся к источнику. В один миг по телу разлилось приятное чувство тепла. Раны, нанесенные противником, начали закрываться, а слабость отступила.
  Сатр приоткрыл глаза. Сверху нависал деревянный потолок. Повернув голову, он обнаружил две мордашки, чьи любопытство, опаску и страх, он ощущал до этого. Миловидные, но вооруженные, блондинка и брюнетка сидели рядом с его кроватью и то ли охраняли, то ли приглядывали за ним.
  - Девушки! - пронеслась в голове немного запоздалая, но отчего-то радостная мысль.
  - Вот только, какие-то не такие, - в целом их вид вполне укладывался в то понятие, что было заложено в его голову (две руки, две ноги, туловище и голова, а также большегрудые, длинноволосые и фигуристые), однако наличие длинных пушистых ушей, торчавших из головы, немного сбивало с толку. Он отчетливо помнил, что уши должны быть маленькими и по бокам, как у него, а не длинными и пушистыми сверху, как у кроликов. С другой же стороны, такие уши совершенно не портили картину в целом. Плюнув на неуместные в данной ситуации мысли, так как пить все еще зверски хотелось, Сатр обратился к своим сиделкам:
  - Пить, - произнес он, постаравшись изобразить сказанное им.
  Ожидаемо девушки не поняли его речь, но разобраться, что ему нужно, смогли. Брюнетка отцепив от пояса флягу, поднесла ее ко рту юноши, и придерживая рукой, помогла ему напиться.
  Благодарно кивнув, Сатр задумался. Было определенно ясно, что налаживать контакт с девушками или теми, кого они представляют надо, вот только, как это сделать без знаний языка, было серьезной загадкой.
  В любом случае, те, кто здесь находился, не хотели ему зла, пока что. Животная чуйка, что не раз спасала его поначалу от опасных противников, потом от серьезных повреждений, на этот раз тоже не подвела.
  Оперевшись о стену и сдвинув до пояса покрывало, что укрывало его ранее, юноша положил руку себе на перевязанную грудь. Когда внимание девушек сконцентрировалось на нем, он решил начать хоть какой-то диалог:
  - Сатр, - пару раз легонько стукнув себе по груди, сказал молодой человек.
  - Кора, - зеркально повторив жест, сориентировалась темненькая.
  - Бруна, - блондинка, перестав гипнотизировать его грудь, наконец-то тоже соизволила представиться.
  Воцарилось немного неловкое молчание. Девушки переглянулись и Бруна, залопотав, что-то, видимо, на своем кроличьем, умчалась с большой скоростью за дверь. Сатр же с интересом начал осматривать оставшуюся девушку. Довольно низенькая, темноволосая и фигуристая, а большая грудь, что практически вываливалась из странной на вид кожаной брони, только добавляла ей шарму в его глазах. Мысли потекли, куда-то не туда.
  Раньше, среди четырехлапых чудовищ, ТАКОЕ в голову юноши никогда бы не пришло. От созерцания, вконец засмущавшейся крольчихи, его отвлекла открывшаяся дверь. На пороге их небольшой комнаты стояла еще одна крольчиха, как Сатр их окрестил, и судя по тому, как подобралась Кора, это была их начальница. Позади девушки с ноги на ногу переминалась Бруна.
  Сатр с интересом начал осматривать новое действующее лицо и невольно у него сложилось впечатление, что абсолютно все крольчихи потрясающе красивы. Понятное дело, что это было далеко не так, а точнее он видел всего трех представителей этого вида, но ничего поделать он с собой не мог.
  Длинные каштановые волосы, большие карие глаза в обрамлении пушистых ресниц, спортивная фигура с хорошо заметными выпуклостями там, где они особенно нужны. В общем, после столько проведенного времени среди четырехлапых монстров, Сатр морально отдыхал.
  Вошедшая девушка носила нечто на подобии кожаной кирасы обитой мехом по краям. Такая защита, почему-то не прикрывала плечи, да и вообще была какая-то по большей части непрактичная, нежели действительно имела хорошие защитные функции. Ноги и руки тоже были практически открыты, единственное что их защищало были кожаные наручи и длинные сапожки до колен. Бедра были обтянуты несколькими ремешками, а из нижней части кирасы вниз спускался кусок материи, что прикрывал паховую область. По бокам у крольчихи висели две короткие сабли. Сатр оглянулся на Кору и Бруну и констатировал, что одеты девушки были одинаково.
  В это время командир крольчих прошла до середины комнаты и сразу же взяла быка за рога:
  - Каль моис атар Делира, ну асок ас тол аал, - произнесла крольчиха мелодичным голосом.
  Юноша же только непонимающе посмотрел на нее. Было не очень понятно, что именно своему командиру сказала Бруна, когда выбежала за дверь, но это что-то явно было совершенно не то.
  - Блондинка, - флегматично подумал Сатр, глубоко внутри у него была железобетонная уверенность, что он встречается с их особым мироощущением уже не первый раз.
  Увидев непонимание в глазах собеседника, та, что попыталась представиться Делирой, просто приложила руку к груди и произнесла:
  - Делира.
  - Сатр, - улыбнулся в ответ молодой человек. Носик Делиры смешно поморщился, как будто учуяв, что-то не очень приятно пахнувшее. Сатр поначалу непонимающе осмотрелся и только потом обратил внимание на себя. Помимо слоя пепла, что как обычно покрывал его с ног до головы, его руки были измазаны в засохшей светло-зеленой гадости, что скорее всего заменяла кровь убитому монстру. Поднеся руки к носу, юноша понял, что они неимоверно смердят.
  - Принюхался похоже к этому запаху, - мысленно скривился Сатр и жестами, потирая бицепсы и взъерошивая непослушные волосы, попытался показать его главное желание на ближайшее время.
  Девушки, как не странно, его довольно быстро поняли. Накинув покрывало на ноги юноша, проследовал за ними к выходу из маленького домика.
  Сатр с интересом огляделся. Домик стоял на опушке невысокого леса, а рядом протекала небольшая речушка. Вдохнув полной грудью, он сосредоточился. Рядом находилось восемь прячущихся живых существ, довольно крупных. Угрозы они не несли, поэтому юноша не стал ничего предпринимать. Половина из этих непонятных личностей с азартом следило за их процессией, что у Сатра начало жечь спину от их любопытства. Молодой человек остановился:
  - Делира, - когда девушка обратила на него свое внимание, он показал восемь пальцев и обвел местность вокруг своей рукой, вопросительно склонив голову на бок. И опять же Делира поняла его с полуслова и, сделав успокаивающий жест, продолжила свой путь к речке.
  Когда они в четвером достигли берега, Сатр опустился на колено и зачерпнул воду в ладони, он посмотрел на Делиру, и, когда та кивнула попытался умыться. Вот только ничего у него не вышло, грязь только размазывалась, оставляя разводы, поэтому плюнув на некстати всплывшие в мозгу правила культурного поведения, Сатр, сняв накидку и содрав уже не нужные бинты, с разбегу плюхнулся в воду.
  
  Два дня пролетели незаметно. Юноша все это время пытался выучить кроличий язык, однако особых подвижек не было. Нет, он понимал самые простые слова, но по большей части все остальное сказанное крольчихами оставалось для него темным лесом.
  Те восемь непонятных личностей в лесу оказались их охранением, к слову, состоящим также из одних ушастых красавиц. Когда командир убедилась в его более-менее адекватности, она вызвала нескольких подчиненных, видимо самых изнывающих от любопытства.
  Его самыми частыми 'собеседницами' за это время стала Делира, и, как не странно, Кора - самая трусишка среди крольчих. Они героически пытались обучить его хоть какому-то знанию языка и даже кое-где преуспели. Такое пристальное внимание и забота со стороны незнакомцев порядочно удивила Сатра по началу, но, подумав немного, он все же пришел к мысли, что скорее всего, они были свидетелями его сражения с монстром и теперь хотят его использовать. К своему стыду он практически не обратил внимание на тех, кто был рядом во время битвы. Мелькали какие-то рожи, кто-то пытался помешать. Вот только его так захватило противостояние с сильным противником, что он просто отмахивался от настырных личностей практически не глядя. Учитывая отношение к нему сейчас, никого из крольчих он в тот момент видимо не зашиб.
  Приподняв голову с ног Коры, что так любезно предоставила их в качестве подушки, Сатр поднялся и отряхнул штаны. Кстати о штанах, это единственное, что было найдено среди вещей в доме. Старые и потертые с заплаткой на заднице, они, как ни странно, были в пору юноше, и так, как он, в принципе, привык ходить голым, отсутствие других вещей его совершенно не стесняло. Он и штаны-то носил только из-за того, что послушался внутренний голос.
  Оглянувшись вокруг, молодой человек поискал глазами Делиру. Шило в заднице не утаишь, вот и ему после двух дней надоело сидеть на одном месте. Он уже, кое-как понимал язык крольчих, и им пора было бы уже, что-то предложить ему. Сколько можно тянуть кота за яйца?
  
  ***
  
  Делира (Делиа).
  
  Десятник находилась в домике и ждала Таурии. Буквально час назад, прискакал посыльный и предупредил о скором появлении Кровавого копья. Новость была замечательная, потому что чутье подсказывало ей, что Сатр заскучал и может просто уйти. Благо останавливать его идиотов нет.
  В принципе, все ее изначальные опасения не оправдались. Самоубийственная миссия превратилась в отдых на природе, а ужасный монстр в симпатичного парня. Совершенно адекватного, правда немножечко дикого. Делира фыркнула, вспомнив, как он ел руками из котла и, как возмущались девчонки.
  Скрипнувшая дверь отвлекла Делиру от своих мыслей. На пороге стояла Таурии. Поприветствовав друг друга, сотник прошла внутрь и присела за стол.
  - Как ваш подопечный? - поинтересовалась она.
  - Отлично, - ответила Делира, - правда, ничего не понимает на нашем языке, но за пару дней удалось его немного натаскать. Парень оказался довольно мирным и общительным, агрессии не проявлял.
  - Это замечательная новость! - обрадовалась сотник, - каковы шансы привлечь его на нашу сторону в войне?
  - Не знаю, - замялась Делира, - мне кажется, он уже нас раскусил и ждет предложения.
  - Хм, - затарабанила пальцами по столу Таурии, - ладно, это не существенно. Вот тебе задание от наших генералов: любыми способами, я повторяю, любыми, перетащи его на нашу сторону и заставь участвовать в войне с империей.
  - Я простой воин, - попробовала возразить Делира, но была моментально прервана командиром:
  - Да, мне насрать! Хоть в задницу давайте всем десятком, но, чтоб он хотел воевать за нас!
  - К тому же это не отменяет его последующего вознаграждения, - немного успокоившись, продолжила сотник, - в разумных пределах, конечно. Королевство переживает не самые лучшие времена сейчас.
  Скрыв свое раздражение, Делира сменила тему:
  - Что сейчас в столице?
  Таурии усмехнулась:
  - Да, ничего хорошего, кланы зашевелились и единственное, что отделяет нашу страну от гражданской войны, это наличие трех с половиной имперских легионов под боком.
  - Удружила сучччка королевская, - сплюнула на пол сотник, Делира же только покачала головой.
  - Ладно, мне пора, - встав из-за стола, сотник пристально посмотрела на собеседницу, - у тебя полтора дня, потом прибудет посыльный с указаниями. Не подведи!
  Как только дверь закрылась, десятник заиграла желваками:
  - Вот сама бы и подставляла зад, дрянь ушастая! - вот только злость совершенно не помогала.
  Успокоившись, Делира задумалась. Девчонки из ее десятка уже не раз стреляли глазками в необычного парня. Повышенный интерес проявился, когда тот, наконец-то, отмылся от грязи. В тот момент из реки вышел розоволосый! молодой человек. Высокий, стройный и довольно мускулистый, к тому же абсолютно голый. Про личное могущество можно ничего не говорить, у такого за спиной даже драконы не страшны. Делира усмехнулась, она бы сама была не прочь переспать с ним пару-тройку раз. Вот только, как всегда, было одно Но! То ли он был туп, как пень, в этом самом смысле (не заметить, как тебя пожирают глазами куча доступных баб, надо постараться). То ли 'из этих'. К тому же, как она успела понять, материальные блага его тоже не особо прельщают, а точнее ему на них абсолютно наплевать. Да, что уж там, она приметила, что ему даже на наличие штанов было плевать, и надевал он их похоже не с очень большой охотой. И как такого чем-то заинтересовать?!
  Делира отчаянно вздохнула, настроение начало скатываться до отметки 'хуже уже некуда', как ее осенило:
  - У него скорее всего опыта никакого нет, вот и не замечает ни черта! - подскочила со стула она.
  - Таааак, надо переговорить с девчонками, - десятник решительно направилась к выходу.
  
  ***
  
  Архимонд Осквернитель. Командующий Пылающего Легиона
  
  - И почему я?! - обиженно взревел эредар, разрушая ударом руки кусок скалы.
  Злоба, концентрированная злоба клокотала внутри одного из командующих Пылающим Легионом.
  - Найди того, кто убил его! - передразнил Архимонд кого-то.
  - Где я, собственно, искать-то буду? По всей вселенной?! - послышался новый виток рева синекожего чудовища.
  Сконцентрировавшись, демон, вызвал кольцо портала, чтобы через мгновенье появиться в совершенно ином месте.
  - Азгалор! - пророкотал мощный бас Архимонда.
  - Здесь я! - в таком же тоне ответил аннигилианин.
  - Найди того, кто убил Маннорота и доложи мне! Приказ Саргераса!
  - Сделаю! - сказало недалекое создание.
  Архимонд поморщился. Абсолютно все аннигилиане были неистовыми могучими воинами, их жестокость и исполнительность прославилась на весь Легион, наравне с их тупостью. Но не самому же заниматься поисками?
  
  ***
  
  - Ну, я 'неуклюже' присела на траву, материя и задралась 'случайно', - жестикулируя руками, рассказывала Бруна сидящим у костра девушкам. По ее голосу можно было легко понять, что крольчиха находится в не на шутку возбужденном состоянии.
  - А он? - раздался заинтересованный голосок.
  - А он? - Бруна фыркнула, - а он, смотрит с боооольшим интересом, что штаны топорщатся - подмигнула она приятельницам. Возле костра раздался заливистый девичий смех.
  - А ты? - спросил все тот же голос, как только девушки отсмеялись.
  - Я не растерялась, взяла его руку и положила себе между ног. Некоторые мужики такие тормознутые, что просто диву даешься, - покровительственным тоном ответила крольчиха.
  - О, Сатр! - на секунду разговоры у костра прервал мощный вскрик Делиры, доносящийся из дома.
  - Ого, - удивилась Аста, - на четвертый заход пошла наш командир, - продолжила она уважительным тоном.
  - Интересно, когда этот монстр уймется? - приложив пальчик к губам, задумалась вслух Камилла, посматривая с опаской и скрытой завистью на спящих рядом с костром Сьеру и Кору. Крольчихи без всяких образных выражений были затраханы до потери сознания.
  - Да, демоны его знают, - махнула рукой Бруна, - он, похоже, что в лесу жил практически все время, от того и дикий такой.
  - Какой лес? - возмутилась Аста, - по мне так это была Пустыня Смерти какая-нибудь, ты вспомни с кем он из магического портала выпал?
  - Да, тут ты права, подруга, - согласилась Бруна поежившись.
  Установившуюся тишину прервал все тот же заинтересованный голосок:
  - Ну, так, а дальше-то что было?
  - Эк, какая ты не терпеливая, Касира, - улыбнулась Аста.
  - Не получилось быть первой, дай хоть послушаю, - покосилась та на нее, - к тому же у нас в королевстве днем с огнем мужика не сыщешь. Всех наших кролей уже с рождения пристраивают к какой-нибудь родовитой стерве из клана, а люди, почему-то к нам в гости не стремятся, - закончила она.
  - Ага, не стремятся! Иди вон легион ублажи какой-нибудь, если так невмоготу, - огрызнулась Камилла.
  - Ах ты дрянь! - вцепилась Касира в длинные уши крольчихи. Последняя тоже не растерялась и повалила противницу на землю, завязалась возня.
  Совершенно не обратив внимание на кроличьи бои рядом, Бруна продолжила:
  - Девчонки, вы себе не представляете, что это за блаженство, - восторженно закончила она.
  - А у него большой? - пытаясь скрыть заинтересованность, что, в принципе, не особо получилось, спросила Брунгильда.
  - Ага, - развела руки в стороны Бруна.
  - Такой огромный? - округлила глазища Аста.
  - Врешь же! - обвиняюще ткнула пальцем Норра в крольчиху.
  - Вон у Коры или Сьеры спросите, - кивнула рассказчица на сопящих у костра девушек,
  - вот только не опытный он словно новорожденный кроль, - покачала она головой.
  - Ну, сейчас его неопытным назвать уже нельзя, - покосилась Аста на дом.
  
  ***
  
  Сатр лежал в обнимку с Делирой, что посапывала рядом с ним.
  - Это лучше охоты и битв! - было единственной его связной мыслью на данный момент.
  Делира завозилась под боком и, приоткрыв глаза, проговорила грустным тоном:
  - Саутта, а ка ус *уйти*, тор а еста *вернуться* ат хустаат.
  Юноша посмотрел на нее непонимающим взглядом, отчего Делира хлопнула себя по лбу и, покачав головой, попыталась на пальцах объяснить сказанное ею, при этом активно жестикулируя.
  Через пару минут можно было констатировать с большой долей вероятности, что у нее это получилось.
  Лицо юноши приобрело задумчивый и немного хмурый вид. Как он успел понять, Делире и ее десятку скоро возвращаться на службу. А вот, что будет делать он, Сатр еще пока не думал. Было довольно странно, что от крольчихи не последовало никакого предложения. И это немного озадачивало.
  Сатр попытался логически обдумать ситуацию, в которой отказался, но в голову лезли только шикарные прелести крольчих и, лежащая рядом, абсолютно голая Делира тоже не способствовала мыслительному процессу. Общение с девчонками было хоть и не очень информативно, но некоторые подробности происходящего вокруг, он все таки сумел выцепить. У крольчих шла война, и они ее проигрывали. Сатр повернул голову и пристально посмотрел красавице в глаза.
  - Нет, я определенно не хочу, чтобы эти милые девушки погибли на этой войне, - подумал юноша.
  - Я, - ткнув пальцев себе в грудь, Сатр продолжил, - иду вами.
  - Драца, - веско закончил он, ударив кулаком в ладонь своей руки.
  Делира пристально посмотрела на человеческого юношу, робкая улыбка появилась у нее на губах, после чего девушка кивнула и кинулась обниматься, что-то восторженно лопоча.
  
  На следующий день появился посыльный, он о чем-то переговорил с Делирой, после чего та собрала отряд и начала раздавать указания. Заинтересованный случившимся, Сатр подошел поближе.
  - Сатр, - заметила его десятник и махнула рукой, подзывая к себе.
  - Мы.Идти.Ат.Хустаат, - медленно и с расстановкой проговорила она. Юноша же просто кивнул, не став переспрашивать.
  Решение помочь в войне было принято еще вчера, к тому же, Сатр совершенно не представлял, чем ему заняться в новом мире. А так, у него есть цель и дело, которое получается лучше всего. Главное, чтобы противник был достойный.
  Через несколько минут сборы были закончены и отряд выдвинулся, видимо по направлению в этот 'Хустаат'.
  Темп у крольчих был довольно высок и уже через полчаса показался город, находившийся на невысокой скале. Она была чем-то похожа на трамплин с единственным пологим склоном, на котором разместились небольшие одно и двухэтажные здания. На вершине располагался самый большой и высокий по сравнению с остальными дом, очевидно резиденция местного правителя. Стена же в виду того, что город находился на скале, была только с пологой стороны. Каменная, высотой метра четыре и похоже довольно толстая. Но по правде говоря, для Сатра такие фортификации препятствием не были в принципе, поэтому он не особо впечатлился.
  Больше же всего его внимание привлекло поле рядом с городом. Везде, куда бы он не бросил взгляд встречались обожженные куски земли с выгоревшей травой и следами крови. А совсем не далеко от города зиял огромный кратер с оплавленными краями. По мере приближения он отчетливо понял, что именно здесь он сражался с четырехлапым монстром. Остановившись, он вздохнул полной грудью, где-то слева отчетливо пахло гнилью. В это же время Делира заметила его отставание и скомандовала привал. Разместившись, крольчихи с интересом начали наблюдать за человеком.
  Сатр, не особо обращая внимание вокруг, пошел по направлению запаха. Метров через сто, он остановился и, нагнувшись, поднял свое костяное копье. Где-то здесь должна была лежать туша убитого им монстра, но похоже, что ее уже куда-то убрали. На его же непрезентабельное копье никто не позарился, чему Сатр был искренне рад. Слишком много он пережил вместе со своим оружием, чтобы просто взять и выкинуть/забыть/оставить его. Вырвав сноп травы, Сатр принялся чистить копье и одновременно с этим сильно жалел, что рядом нет лавового ручья. Было достаточно один раз окунуть туда копье, как вся грязь моментально исчезала.
  Закончив приводить в порядок оружие, Сатр поднялся и направился в сторону отряда. Крольчихи с интересом следили за его приближением и, когда он оказался рядом, обступили его, рассматривая необычное копье. Слово за слово и среди девчонок разгорелся нешуточный спор об эффективности такого вооружения, готовый вот-вот перерасти в драку с укусами и тасканием за уши. Мнение самого юноши уже никого не интересовало, Сатр уже хорошо успел изучить менталитет крольчих, поэтому не особо удивился, когда Камилла вцепилась в длинные уши Касиры. Балаган быстро прекратила Делира, прикрикнув на девчонок, и уже через несколько минут отряд выдвинулся к воротам города.
  Острый локоток Бруны прошелся по ребрам Сатра, и, когда он обратил на нее свое внимание, девушка показала пальцем на город и сказала:
  - Альвеста.
  - Хустаат? - юноша решил уточнить ранее слышанное слово, вроде бы, тоже обозначающее то ли просто город, то ли конкретно этот город.
  На что Бруна утвердительно кивнула головой. Вот только понимания это ему не добавило абсолютно никакого. Сатр закатил глаза. Кроличий язык такой кроличий.
  
  В городе было очень оживленно, то тут, то там сновали вооруженные крольчихи, многие из них останавливались и с интересом разглядывали его. Первое, что бросилось Сатру в глаза, это поголовное отсутствие мужчин. По началу он думал, что просто отряд Делиры такой уникальный, но правда оказалась более шокирующей. За десять минут хода по городу, он не встретил ни одного кролика мужского пола, вообще. Отсюда, наверное, и повышенное внимание к его персоне. Поначалу юноше было немного непривычно, но встреченные крольчихи не лезли, за руки не хватали, поэтому Сатр просто махнул рукой. Пусть смотрят, не жалко.
  Их путь закончился около длинного одноэтажного дома, что больше напоминал воинский барак своей архитектурой. Сатр заинтересовано осмотрелся. Рядом стояли абсолютно одинаковые дома, как две капли воды похожие на первый, а количество вооруженных крольчих на квадратный метр просто зашкаливало. Пока юноша глазел по сторонам, девчонки уже куда-то ускакали. Единственная, кто осталась рядом с ним, была Делира, которая потянула его в сторону единственного двухэтажного здания. Перед входом стоял караул, поприветствовавший кивками Делиру, крольчиха кивнула в ответ и поспешила внутрь, ведя за собой Сатра. Справа виднелась лестница наверх, а вглубь уходил коридор с парой закрытых дверей. Девушка, не долго думая, направилась в самую дальнюю комнату, и, постучавшись, вошла, не дожидаясь какого-либо ответа.
  Внутри комната была довольно маленькая и небогато обставленная. Посреди стоял деревянный стол, за которым расположилась колоритно выглядевшая крольчиха, сбоку стоял небольшой шкаф в данный момент закрытый. Вот, в общем-то, и все.
  - Пал то *прийти*, ла эста, пьен! - казенным слогом проговорила Делира, обращая на себя внимание сидевшей крольчихи.
  - ис, пьен! - в той же манере ответила женщина.
  Пока крольчихи общались, Сатр рассматривал их собеседницу, которая оказалась немного постарше виденных ранее крольчих. Мысль сама собой перескочила на тот факт, что пока они двигались по городу никого старше тридцати, он, в принципе, не встретил. Это было довольно странно, но ввиду того, что говорить он пока нормально не мог, выяснить, что-либо на эту тему не представлялось возможным. Возвращаясь же к их собеседнице, ей можно было бы дать лет тридцать пять. Волосы цвета пшеницы были аккуратно уложены в длинный хвост. Пара глубоких морщинок на лбу свидетельствовали, что женщина часто хмурится, а синие глаза излучали лютый холод. Внутри у юноши появилось незнакомое ранее чувство неприязни. Долго размышлять ему не дали, собеседницы обратили свое внимание на него:
  - Сатр, - указала Делира на человека. Немного подумав, юноша положил правую руку на сердце и чуть склонился.
  - Таурии, - указала на сидящую женщину крольчиха, что на секунду замешкавшись, зеркально повторила его жест.
  В кабинете повисла неловкая тишина, видимо Таурии просветили, что Сатр, практически ничего не понимает на их языке, и теперь женщина не знала, как начать разговор. Ситуацию спас молодой человек:
  - Я, - для наглядности, ткнув себя в грудь, - драцся ваши враги! - закончил он, и, склонив голову на бок, вопросительно добавил, - пьен?
  Первой не выдержала и натурально заржала Делира, буквально через секунду к ней присоединилась Таурии. Сатр не понимающе посмотрел сначала на одну крольчиху, затем на вторую. Стало немного обидно из-за такой странной реакции. Почувствовав изменение настроения собеседника, Делира подняла руки в успокаивающем жесте и довольно мягким тоном что-то произнесла. Хоть юноша ничего и не понял, но мягкие интонации сделали свое дело, и Сатр расслабился.
  
  Представление начальству Делиры не заняло много времени. Как только Таурии выдала распоряжения своей подчиненной, юноша и девушка, не задерживаясь, направились в оружейную, где подобрали кожаный комплект брони для Сатра. В принципе, броня молодому человеку особо и не нужна была, ввиду того, что стоит ему призвать огонь, как он мигом останется нагишом, но Делира была непреклонна. Также юноше удалось раздобыть несколько запасных штанов и кучу всяких мелочей, что опять же вместе с походной котомкой, чуть ли не силой впихнула ему крольчиха. Сатр не стал возмущаться, слишком уж кролик была потешной в тот момент.
  Как он с трудом понял из объяснений девушки, пока они шли со склада, скоро ожидается поход на врага, которые в данный момент сосредотачивал все силы в единый кулак. Трудности в общении никуда не ушли, поэтому понять для чего и как далеко, например, их враг это делал, Сатр так и не смог.
  Подойдя к одной из казарм, где разместился ее десяток, Делира оставила Сатра на попечение Бруны, и убежала, куда-то по своим делам.
  Если раньше крольчихи относились немного настороженно к нему, то сейчас они уже явно приняли его в свой круг. То тут, то там слышалась их постоянные разговоры и смех, а Сатру не оставалось ничего другого, кроме, как впитывать знания кроличьего языка, словно губка. К тому же каждая девушка из десятка считала своим долгом перекинуться с ним парой-тройкой слов или вовлечь в их постоянные споры. В общем, время, проведенное в ожидании, было скрашено вечно неунывающими существами.
  Поначалу, после столько времени проведенного в одиночестве, Сатр пытался избегать такого интенсивного (и не всегда понятного) общения, но кипучая деятельность девушек, прущая у них из всех щелей, просто не оставляла ему никакого выбора. Тем более злиться на них было просто невозможно. В таком ритме прошло несколько дней, прежде чем армия крольчих выдвинулась в поход.
  Юноше сложно было понять, сколько войск в итоге умудрились набрать крольчихи, но такое количество вооруженных девушек в округ, вызывало оторопь и предательский холодок по ниже спины. В общем, складывалось впечатление, что вооруженные девушки когда-то давали ему прикурить. Правда вспомнить что-то более-менее конкретное по этому поводу он так и не смог.
  Их десяток был определен в авангард и шел справа от основного войска. Также очень часто они отдалялись от основных сил и уходили в дальнюю разведку. К слову, противника они так и не встретили, и единственное, что попадалось им на пути, были брошенные и разрушенные деревни.
  Кстати, еще одним интересным наблюдением была природа кроличьих земель. Куда не кинь взгляд простирались зеленые равнины, густо покрытые травой. Иногда встречались вкрапления леса, правда был он совсем мелким. Резюмируя, Сатр мог с уверенностью сказать, что у крольчих была действительно красивая земля, впрочем, эта земля не уступала в красоте самим крольчихам.
  Его мимолетная мысль о прекрасном облике всех местных девушек, пришедшая ему в голову неделю назад, когда он только очнулся, подтвердилась на все сто. Тут в пору хвататься руками за свою бестолковку, ведь его постоянно окружало несколько тысяч отборных красавиц. Вот только десяток Делиры, радужные мысли юноши не разделял и каждый раз стремился ненавязчиво оградить его от чрезмерного общения с другими девушками, что постоянно косяками увивались рядом.
  В принципе, он еще ни разу не спал один, как и ни разу не чувствовал себя в одиночестве, потому что с ним всегда была либо Делира, либо воительницы ее десятка.
  А еще Сатра очень удивляло, что несмотря на видимое отсутствие дисциплины в армии, в тоже время эта дисциплина была, причем очень жесткая. Сложно объяснить, но похоже в некоторых вопросах у крольчих были послабления даже в войсках. Свободных мужиков, в том числе людей, кстати, в походе было очень мало и каждый из них, скорее всего, чувствовал себя обладателем огромного гарема. Командование же спокойно закрывало глаза на развлечение своих подопечных, и все это напоминало Сатру, какой-то военизированный бордель с железной дисциплиной во всем, что не касалось продолжения рода.
  
  Прошла уже вторая неделя похода, и, как и много раз до этого, десяток Делиры направился в разведку. Сатр участвовал во всех выходах и ни разу еще им не встретились признаки присутствия врага поблизости. Только вот этот раз был особенный.
  Откуда-то начал доноситься слабый запах крови. Юноша непроизвольно остановился и принюхался. Запах шел откуда-то впереди.
  - Делира, - негромко окликнул юноша десятника. В недавнее время прогресс Сатра в области изучения кроличьего языка скакнул вверх, и он уже сносно научился коммуницировать со своими товарищами.
  - Сатр? - крольчиха жестом остановила подчиненных и обернулась к юноше.
  - Там, - молодой человек указал рукой, - пахнет кровью, много.
  - Далеко?
  - Километр, два, - пожав плечами, ответил Сатр, на что Делира только кивнула и начала раздавать указания:
  - Рассредоточится, двигаемся на север, смотрите в оба, - девушки, кто в этот момент находился рядом и прислушивался к разговору, моментально испарились в высокой траве.
  
  Сатр присел рядом с Бруной и Делирой, укрывшихся в высокой траве. Впереди было открытое пространство, метров через триста находилась небольшая деревенька.
  Что бы тут не произошло все уже было кончено. Нет, никто не поджигал деревню, так как дым был бы виден издалека, но с полной уверенностью можно было бы утверждать, что никого живого там не осталось. Во всяком случае так говорили обостренные чувства молодого человека. А еще ужасно приторный запах крови, он похоже пропитал насквозь это селение.
  Делира вопросительно посмотрела на юношу, на что тот отрицательно покачал головой. Девушка нахмурилась и подала знак отряду осторожно выдвигаться. Дома были абсолютно пустыми, то тут, то там встречались следы схваток и крови, много крови. Похоже, защитники не сдались просто так. Когда отряд приблизился ближе к центру деревни, запах усилился. Повернув за дом, юноша резко остановился, а в его спину от неожиданности влетела Кора, не забыв при этом ойкнуть, девушка шлепнулась на попку. Все это было отмечено мозгом молодого человека отстранено, потому что зрелище, что предстало перед ним, захватило, практически все его внимание.
  Куча тел, сваленных вместе на главной площади, смотрелась жутко. Тела молодых защитниц деревни были порублены на куски и просто навалены в кучу. Полностью обнаженные, со следами пыток и надругательств, они вызывали в душе юноши волны ярости, что накатывали подобно их океанским собратьям на скалистый берег. Последней каплей стали еле живые, что даже Сатр не смог отличить их от мертвых, крольчихи, что неведомые ублюдки посадили на колья и заставили смотреть на то, что тут творилось.
  Внезапно, в его голове проскочила пугающая мысль: нигде не было видно детей. Шумно вдохнув ноздрями воздух, молодой человек оскалился. Ублюдки не могли уйти далеко. Литые мышцы ног напряглись, пропуская через себя огромные потоки энергии, а земля под ними пошла трещинами, моментом проседая.
  
  Можно сказать много напыщенных слов о чем-то важном, что сломалось в душе у юноши, но правда всегда останется простой до невозможности. Если долго растить зверя у себя в душе, то он будет требовать крови. Время от времени.
  
  ***
  
  Делира (Делиа).
  
  Делира уже воевала с имперцами, поэтому давно привыкла к таким видам. Нет, они ей совершенно не нравились, но то, что видишь не в первый раз, уже не вызывает сильных эмоций, лишь глухая ярость и тоска, клубятся, где-то внутри.
  Хуже всего пришлось Коре, что сейчас стояла на карачках рядом с одним из домов. Бедная девочка была молода, в общем, это ее первый серьезный поход. Да, что уж говорить, они еще никого в жизни то не убила ни разу. Делира сочувственно посмотрела на девушку.
  Оглядев свой десяток еще раз, ее взгляд непроизвольно остановился на Сатре. С ним что-то было не так, совсем не так. Она не видела выражения его лица, но звук шумно вдыхаемого воздуха, заставил ее еще сильнее напрячься.
  Пару секунд ничего не происходило, а потом земля под ним начала натурально трескаться, будто бы просаживаясь под его собственным весом. Не веря своим глазам, десятник даже успела их протереть, вот только картинка не изменилась совершенно. А потом он прыгнул, просто вдавив землю на добрых полметра.
  Весь десяток стоял открыв рты, даже Кора оторвалась от своего дела. Видимо все немного подзабыли, кто скрывался под маской симпатичного и доброго парня, что был с ними несколько этих недель.
  - Бруна, Аста, Касира, за мной, - захлопнув ротик, первой все же сориентировалась десятник.
  - Остальные остаются здесь, 'помогите' раненым и приберите по возможности, - уже набегу добавила она.
  Четыре крольчихи сорвались с места и последовали за стремительно удаляющейся фигурой. Даже, если они совершенно не успевают за ним, потерять его след невозможно в принципе, слишком уж заметны его следы на ровной, хоть и сильно заросшей поверхности. Как будто дракон пробежал.
  Следуя за своим подопечным, Делира на все лады костерила его и Таурии. Бег уже продолжался часа два, и судя по взятому ими темпу, продержатся они еще максимум час. Внезапно девушки вырвались из высокой травы и оказались на открытом пространстве. Однако бежать дальше смысла не было, потому что Сатр, похоже, сделал все, что хотел. Бруна, Аста и Касира застыли в нерешительности, впрочем Делира тоже. Маленькое поле было усеяно имперцами или тем, что от них осталось. Им не помогли ни доспехи, ни их оружие. Сложилось такое впечатление, что Сатр голыми руками разрывал их тела и отрывал конечности, напрочь забыв про свое копье.
  Вот это действительно было страшно. Делиру пробрало и стадо мурашек прокатилось по телу. Похоже, она сама забыла, кто юноша такой и какую опасность несет.
  Встряхнув головой, тем самым отогнав дурацкие мысли. Делира направилась к сидевшему на земле хмурому молодому человеку.
  - Не успел, - стоило только десятнику подойти достаточно близко, произнес Сатр. Но увидев непонимание в ее глазах, он дополнил, указав рукой в сторону:
  - Не успел спасти.
  Делира посмотрела в указанную сторону. Рядом с юношей лежали тела семи маленьких крольчих. Самой младшей на вид было лет восемь, а самой старшей не больше тринадцати. То, что с ними сделали имперские ублюдки, было сложно описать, но они постарались на славу, конечно же, в своей ублюдской манере.
  Пазл сложился в голове моментально. Не увидев останки детей, Сатр рванулся их выручать, направившись по следу вражеского отряда. Он настиг их на привале и просто разорвал в клочья, вот только девочек уже убили. И это было странно. Хотя нет, не странно, если это были дезертиры.
  По новому посмотрев на Сатра, Делира присела рядом и просто обняла его, поглаживая по спине.
  
  ***
  
  Ненависть копилась постоянно и как-то обуздать ее практически не было никаких сил. Злость на империю, на людей, на зеленых уродцев, которых называли орками и гоблинами, особенно на зеленых уродцев, потому что встретить более ублюдочных существ было, наверное, невозможно. Никто так не извращался над пленницами, как это делали они... Сатра аж передернуло от недавних воспоминаний из еще одной разоренной деревушки.
  Последняя неделя марша таила в себе столько нелицеприятных подробностей, творящихся вокруг, что Сатр искренне жалел, что он вообще тут оказался. Нет, он прекрасно понимал и даже видел, что крольчихи тоже любили 'позверствовать', но, во-первых, это не шло ни в какое сравнение с имперскими войсками, во-вторых, они были на своей земле и сражались с захватчиком, а, в-третьих, он прикипел к ним душой, и все его симпатии были на их стороне.
  И, наверное, самой большой проблемой было то, что даже убийства ненавистных имперцев, иногда голыми руками, не помогали совершенно. Сатр постоянно находился на взводе. Девушки это чувствовали, и в последнее время он все чаще был один. Нет, они не бросили его в тяжелую минуту. К нему не один раз подходила Делира, Аста, Бруна, трусишка Кора и не только они, просто он закрылся в себе, в своей ненависти, а девчонки не смогли ничего поделать с этим.
  Раньше, юноше никогда не доводилось чувствовать такие разрушительные эмоции, но все бывает в первый раз. Смешно звучит, но теперь он похоже начал немного понимать тех монстров из огненного мира с их постоянной, жгучей и неконтролируемой злобой.
  
  Крольчихи постепенно подступали к позициям имперских войск. Вскоре состоится сражение, которое решит, кому именно будут принадлежать эти земли. И Сатр всем сердцем желал поскорее оказаться перед лицом врага, чтобы стереть его в порошок, зажарить до угольной корочки, развеять по ветру и еще множество самых кровожадных эпитетов, которые только смог придумать его немного помутившийся разум.
  
  ***
  
  Делира (Делиа).
  
  - Присаживайся, - прозвучал голос Таурии.
  - Спасибо, - ответила девушка, усаживаясь напротив сотника.
  - Я так понимаю, разговор будет на счет Сатра? - вопросительно приподняла бровь командир.
  - Да, - немного замялась Делира, так как, в роли просительницы у вышестоящего командира, она пребывала впервые.
  Пауза немного затянулась.
  - Я знаю о чем ты хочешь попросить, - немного помолчав, все же заговорила ее собеседница, - но мой ответ - нет.
  Делира уже практически вскинулась с места, как ее остановил повелительный жест сотника:
  - Не стоит. Я даже все твои аргументы знаю.
  - Но посмотри на это с другой стороны. Через несколько дней, как только мы вступим в противостояние с легионами, нас сметут. Прихлопнут просто, как мух.
  - Оглянись вокруг, - повысила голос Таурии, - нас всего пятнадцать тысяч, а их, - ее палец указал в сторону Империи, - три с половиной легиона, тридцать пять долбаных тысяч!
  - И я еще не упомянула про магов и осадные орудия.
  - Нас даже не заметят, - уже спокойно закончила она. Делира же в этот момент сидела полностью поникшая.
  - Я не знаю, как эти дуры из кланов сумели прийти к такому сумасшедшему решению, - Таурии обвела рукой помещение, - но, мы воины и должны, ты понимаешь, должны сражаться за свою страну, и мы будем это делать, - припечатала женщина кулаком по столу, повысив голос.
  - А наше командование попытается сделать все, что бы у нас получилось, - закончила она.
  На вопросительный взгляд Делиры, Таурии пояснила:
  - Не эти клановые дуры из столицы, которых тут даже нет, - пренебрежительно махнула рукой она, - а Веленика, Синяя Грива, что ведет нас в походе.
  - И для этого нам нужно чтобы Сатр сражался, не просто нужно, а жизненно необходимо, иначе мы все трупы.
  Только Делира открыла рот, чтобы возразить, как сотник снова перебила ее:
  - Я знаю, что он в любую минуту может слететь с нарезки, мне докладывали. Но ты только посмотри, что он творит с врагами?! Он же их голыми руками рвет! - восторженно воскликнула Таурии, - и заметь делает это только из-за нас, крольчих. Для него империя - это враг, которого нужно уничтожить.
  - А ты хочешь, чтобы мы его отстранили и отправили обратно.
  - Что, если он сорвется, где-нибудь в нашем городе? - ударила по живому крольчиха, - нет, - покачала сотник головой, - такое я допустить не могу. Пусть лучше его гнев прольется огненным дождем на наших врагов, как тогда при Альвесте, - закатила мечтательно глаза крольчиха.
  Делира же лихорадочно пыталась придумать хоть какой-то аргумент. Она видела, как юноше становится все хуже. Она, и не только она, но и каждая из ее десятка, сами не заметили, как сильно привязались к нему за все это время, и поэтому Делира просто не могла по другому.
  Ненависть лечится только любовью и нежностью, но никак не убийством тридцати пять тысяч разумных, тогда Сатр точно слетит с катушек.
  Вот только любой аргумент девушки сотник сразу же отметала, да, что уж, там, она даже их озвучить не дала, моментально угадав. Безвольно опустив голову, Делира до крови закусила губу.
  - Нас списали еще тогда, в первый же день, когда мы выступили из Альвеста прямиком на имперцев, - прервал ее размышления голос Таурии, - но, когда мы вернемся победительницами, этим шлюхам не поздоровится! - глаза командира горели фанатичным огнем, а ладони непроизвольно сжались в кулаки.
  - Да, командир, - совсем вяло отреагировала Делира, - я могу быть свободна?
  - Да, иди, - махнула рукой Таурии, и, когда Делира уже подошла к выходу из палатки, окликнула ее:
  - Делира! - дождавшись, когда девушка повернется, крольчиха продолжила, - я рада, что ты все поняла. Делира же просто кивнула, как сомнамбула, и побрела к своему десятку.
  
  ***
  
  - Стой, прошу остановись, не надо, - ухватив Сатра за рукав куртки, уговаривала его Делира.
  - Почему? - развернулся к ней лицом юноша.
  - Пожалуйста, я тебя очень прошу, уходи отсюда, - девушке просто не хватило духу рассказать о своих страхах, которые неминуемо станут реальностью.
  - Нет, я буду сражаться, - упрямо ответил Сатр.
  - Я тебя защитить! - ударив кулаком в грудь, молодой человек пристально посмотрел на девушку, у которой чуть ли не слезы стояли в глазах.
  - А хочешь я и Бруна и Кора, и весь десяток уйдем вместе с тобой? - с надеждой в голосе сделала еще одну попытку Делира.
  - Нет, я буду драться и защитить всех крольчих, - покачал головой юноша.
  Сатр просто не понимал, что нашло на Делиру. Это смелая девушка, вдруг в один момент стала очень бояться. И ее страх еще больше укрепил его в желании перебить всех врагов вокруг, чего бы это ему не стоило.
  Чтобы хоть как-то успокоить кролика, юноша приблизился к Делире и крепко обнял.
  - Не волнуйся, я вас всех спасу, - приблизившись к ее ушку, сказал молодой человек. Затем быстро разорвал объятия и направился к выходу из лагеря. Имперцы были уже совсем рядом. Так зачем ждать начала сражения, когда его можно начать самому?!
  
  ***
  
  На вершине холма расположилась молодая человеческая девушка лет восемнадцати на вид. Темноволосая и стройная, своей красотой она могла бы быть украшением любого гарема где-нибудь на юге, или же сказочной принцессой в одном из королевств на западе.
  И даже странное черное одеяние, что было на ней надето, ничуть не портило общее впечатление. Вот только любой человек увидевший эту девушку, посчитает своим долгом, как можно скорее оказаться подальше от нее. Просто потому что от апостола Бога Тьмы, Эмроя, ничего хорошего ждать невозможно в принципе.
  Девушка устало вздохнула. За все ее время существования, никто из простых смертных даже не попытался понять Бога Тьмы и его апостолов. Мрак и невежество царят в душах людей (и не только людей) и по сей день.
  Осуждающе покачав головой, девушка отбросила грустные мысли и сосредоточилась на предстоящем зрелище. Внизу копошился, словно большой муравейник, лагерь легионеров. Вот только никто из них абсолютно не обращал внимание на сидящую на холме девушку.
  - Раз, два, три, - пробормотала она.
  - Ого, целых три легиона?
  - Нет, три с половиной, - поправила себя апостол, заметив штандарт XX легиона.
  - Ну, в любом случае, будет весело, - чуть сдвинув лежащую на коленях внушительную алебарду, улыбнулась девушка.
  По ее прикидкам представление вот-вот должно было начаться, и ей необходимо досмотреть его до конца, попутно отправив к своему господину всех 'добровольцев'. Вот только проводником Его воли в этот раз будет совсем не она.
  Мысли девушки плавно перескочили на прошедшие события. Первый раз она совершенно не успела прийти вовремя, этот факт ее безумно расстраивал.
  И все это время, что прошло после того побоища, ей приходилось скрываться от этого существа, потому что Эмрой строго настрого запретил ей 'возвращаться к нему на совсем'. Она еще нужна здесь, на земле. Во всяком случае пока что.
  На самом деле девушка все еще сомневалась, что это существо сразу же накинется на нее и сможет 'победить', она все-таки практически бессмертна, но ослушаться Бога, она не рискнула.
  Прежде чем ее мысли захлестнули новые воспоминания, что за очень длинную жизнь накопились просто в огромном количестве, в лагере произошло оживление.
  - Появился, наконец-то, - довольно произнесла девушка, смотрю на далекую фигурку человека.
  Он целеустремлённо шел прямиком к одному из многочисленных охранение, до этого моментально перебив один из секретов имперцев. Приятное тепло пробежала по всему телу, словно летний бриз, и осело, где-то внизу живота, заставив ее недовольно поморщиться. Ей было кристально ясно, что Эмрой должен награждать своих слуг - апостолов, но для чего это надо было делать таким образом?! Она абсолютно не понимала.
  Далекая фигурка приблизилась уже достаточно близко, что бы имперские солдаты ее заметили и, наконец-то, начали соображать, что что-то пошло не так. Вот только это существо, выглядящее, как человеческий юноша, не дало им совершенно никаких шансов. Из рук молодого человека сорвались две широкие пламенные струи, что в мгновение ока распылили десяток солдат.
  - Вот это жар, - пораженно воскликнула апостол и снова поморщилась, так как смерть этих людей опять принесла ей ни с чем несравнимые ощущения.
  Вот только человек не остановился на этом, во мгновение ока, он совершил громадный прыжок и оказался посреди громады лагеря, чтобы через секунду выпустить вокруг огромное кольцо огня.
  - А-а-аа-аа-ах, - раздался над полем сладостный стон девушки, что на секунду заглушил крики сгорающих заживо людей.
  
  ***
  
  Сатр был доволен, очень доволен, ведь он наконец-то сможет утолить свой гнев.
  Хорошенько прожарив ненавистных врагов в центре лагеря, юноша медленно двинулся по спирали выпуская из рук длинные струи огня. К зачистке лагеря Сатр решил подойти основательно.
  Внезапно перед ним выскочил перемазанный в копоти и пепле легионер и попытался пырнуть его копьем. Неуловимое движение рукой, и, перехватив копье, юноша стремительным движением притягивает незадачливого воина к себе, чтобы через секунду пробить ему грудь второй рукой. Густая кровь копает с кулака, пробившего имперца насквозь, а воин только сейчас начинает понимать, что он уже мертв, настолько стремительно было движение.
  Воспламенив застрявшую в теле руку, Сатр стряхнул пепел, что остался от незадачливого противника.
  - Нет, так не пойдет, я тут месяц проведу, если с каждым лично разбираться буду, - мотнул головой юноша.
  - Надо постараться накрывать большие скопления разом, а то еще разбегутся, - озвучил он свои соображения вслух, чтобы через секунду взвиться в воздух и выдохнуть огонь куда-то вправо. Крики сгорающих заживо людей, что стояли вдалеке от эпицентра его атаки, ласкали слух. Те же, кто находился точно в центре, не могли бы кричать при всем желании, их развеяло по ветру за доли секунды.
  
  Под ногами хрустела земля, спекшаяся от запредельных температур, а юноша шаг за шагом, поливал все вокруг огнем, иногда подпрыгивая высоко вверх, чтобы обрушить жар, на группы копьеметателей или лучников. Никакой радости от этой битвы он не получал, и единственное, что поднималось в его душе все сильнее расправляя плечи, был гнев. Он бурлил и кипел, и с каждым убитым имперцем, его становилось все больше, так, что багряная пелена начала застилать глаза.
  Откуда-то справа вылетела громадная сосулька, заставив Сатра пригнуться. Проверять на своей шкуре свою ударопрочность совершенно не хотелось, поэтому молодой человек воспламенился полностью. Летевшие следом ледяные снаряды просто растворились в ревущем огненном факеле, а юноша уже определил, откуда его атаковали и приготовился ответить, как рядом послышался рев сотни глоток.
  Повернув голову в сторону шума, он обнаружил несколько сот легионеров, преимущественно орков, что неслись к нему через многочисленные пожары. Эти воины сильно отличались от своих простых собратьев более внушительными доспехами, а также мало различимым синим маревом, что клубился вокруг каждого из них.
  - Кретины, - лицо юноши скривилось в презрительной гримасе.
  - Давно пора бы уже понять, что собираться в такие большие скопления несовместимо с жизнью, - со злостью сказал он, одновременно формирую особенно 'горячий' выдох.
  Когда до молодого человека осталось пол сотни шагов, огненный вал сорвался с привязи и сметая все на своем пути ворвался в неровный орковский строй. Синяя пленка на секунду мигнула, чтобы в тоже мгновенье полностью пропасть, сметаемая ревом поистине адского пламени.
  Вот только время Сатр упустил. Это стало понятно по странным ощущениям, появившимся из того места, откуда до этого летели ледяный снаряды. Как будто, что-то большое и недовольное пришло в этот мир, а еще это что-то почувствовало своего злейшего врага, Сатра.
  
  ***
  
  Таурии Кровавое Копье.
  
  Таурии стояла на холме и заворожено наблюдала за началом драмы, что развернулась в лагере империи. Позади нее в полной тишине стояли королевские войска. Задиристые и веселые крольчихи сейчас напоминали каменные столбы. Шок, неверие, страх - это зрелище никого не оставило равнодушным.
  Мысли Таурии вернулись в прошлое, в тот момент, когда все это началось. Семь месяцев назад ничто не предвещало беды, и как гром среди ясного неба, прозвучали слова о начале полномасштабной войны с Империей. Что именно послужило истинной причиной для этой войны, она, к сожалению, не знала, но была готова защищать свое королевство даже ценой собственной жизни.
  В тот момент наивная крольчиха удивлялась странной тактике, что предложили клановые командующие во главе с принцессой, но покорно молчала. Все таки, планирование войны это совершенно не ее ума дело. Потом были полный разгром при Ванлигборге и Асенбьёрне, и осада Альвеста. И наконец апофеоз - предательство Королевы.
  Страх и отчаяние поселились тогда в ее сердце, но их спасло чудо. И совершенно без каких-либо задних мыслей, крольчиха решила позаботиться об этом 'чуде', отправив к нему с помощью Делиру с десятком.
  Смешно, но те действия определили будущее всего королевства, во всяком случае, она на это надеялась.
  В тот же день ее вызвала к себе Веленика, в тот момент тысячник и по совместительству лучшая подруга. Они долго разговаривали, точнее Велиника поведала своей подруге о событиях, происходящих вокруг. В тот миг мир для сотника перевернулся, а слова командира подали как камни на свежезакопанную могилу. У девушки не возникло и мысли о том, что это может быть ложью, просто, наверное, у каждого разумного бывает тот момент, когда его 'глаза раскрываются', строясь в цельную картину на основании многих разрозненных фактов. Неприглядная истина в тоже время была проста до безобразия.
  Всё то, никому ненужное напряжение, что частенько создавалось с обеих сторон на границе (прим.: Королевство и Империя), было лишь ширмой, за которой кланы, входящие в совет, и королева обтяпывали свои делишки с империей. Тысячи крольчих продавались в рабство в чужую страну за полновесное золото, оседающее в карманах приближенной знати. Взаимовыгодное сотрудничество построенное на плоти и крови обычных крольчих. Это откровение было настолько шокирующим, что Таурии практически полностью пропустила мимо ушей рассказ о иных прегрешениях власть имущих.
  Вот только следующие слова заставили девушку вновь собраться:
  - Я точно не знаю, почему империя напала, - рассуждала Веленика.
  - Их деловые отношения приносили постоянную прибыль и рушить налаженные связи выглядит на первый взгляд довольно странным, как бы чудовищно это не звучало.
  - Но скорее всего, нас просто продали кланы за какую-то сиюминутную выгоду, - продолжила она.
  - И намеренные тактические ляпы в ходе войны на это прямо намекают, - задумчиво проговорила Таурии.
  - Именно, - согласилась собеседница, - так ты со мной?
  - У тебя есть план, - утвердительно произнесла сотник.
  - Конечно, сколько можно смотреть на то, как нас словно скот продают на потеху имперским ублюдкам?
  - Вот только план совсем уж рисковый, - немного виновата произнесла Веленика.
  - Я знаю, что ты отправила к нашему нежданному гостю десяток Делиры, - задумчиво проговорила тысячник, - и ты сама видела его силу.
  - Вот она-то нам очень скоро понадобится. Тебе необходимо любыми способами привязать его к нам и отсекать любыми способами других крольчих, что будут кружить поблизости.
  - С чего ты взяла, что это существо будет нам помогать? - в лоб спросила Таурии.
  - А у нас выбора-то больше никакого нет, - грустно улыбнулась Веленика.
  - За мной только моя тысяча и тысяча Латри, все остальные мне просто не поверят. К тому же раскрываться перед кем-то еще, это идти на риск. Потому что я вообще не уверена, что тысячники из кланов не состоят в доле!
  Таурии приложила ладонь ко лбу и после минутного молчания произнесла:
  - Я, конечно же, с тобой, вот только боюсь убьют нас раньше, чем мы что-то сделаем.
  В тот день они спорили до хрипоты дополняя безумный план Веленики, где все висело на волоске, и, в принципе, зависело только от поведения и желаний одного 'человека'.
  
  Ненадолго выпав из реальности, Таурии улыбнулась. Сколько раз им приходилось впопыхах перекраивать план и надеяться, что у них все получится. Вот только все потраченные нервы того стоили.
  Здесь и сейчас, как только Сатра прикончат сильно потрепанные имперцы, крольчихи ударят со всей своей мощью и довершат разгром. В свою очередь, в войсках крольчих, куда не вошел ни один представитель правящих кланов, просто побоявшихся идти на верную смерть, до сих пор идет довольно успешная агитация на свержение совета. Осталось подождать совсем чуть-чуть...
  Были, конечно, и проблемы, например, история с Делирой, что в последний момент чуть все не испортила, отговаривая Сатра сражаться. Но парень на удивление оказался тем еще упертым бараном. К слову, от греха подальше, Таурии отправила Делиру и десяток патрулировать тыл.
  
  - Таурии, вот ты где, - прервала ее размышления Веленика. Сотник же почтительно кивнула своей подруге.
  Своим появление теперь уже генерал армии, Веленика Синяя грива, вернула внимание Таурии на поле боя. К тому же там было на что посмотреть.
  Земля, там где раньше стоял лагерь Империи, была перепахана и сожжена до состояния стекла. То тут, то там поднимались вверх языки пламени и густого маслянистого дыма, что заволок практически весь обзор, а в просветах угадывались глубокие воронки. Но самым шокирующим было не это.
  Огромный водяной элементаль схлестнулся с огненным вихрем посреди бывшего лагеря империи. Зрелище потрясающе красивое, и в той же мере страшное.
  - Монстр, - прошептала, стоящая рядом Веленика, и в ее словах чувствовался нешуточный страх.
  Таурии же просто стояла с открытым ртом. Похоже, что Сатр уничтожая имперцев ранее, не выкладывался и в пол силы. Сотник с трудом сглотнула вязкую слюну. Нет они подозревали, что юноша неимоверно силен, ведь их безумный план строился на этом, но, в той прошлой бойне под Альвестом, когда, практически в полном составе, полегли ХХ и XIX легионы, все, абсолютно все, подсознательно перекладывали вину за массовые (и самые разрушительные) атаки на чудовище, выпавшее из портала вместе с Сатром. И это понимание шокировало, если не сказать больше.
  - О, боги, мы совсем заигрались, Таурии, - еле слышно прошептала Веленика.
  И сотник ее прекрасно поняла. Что будет, если эта сила выйдет из под контроля? Она совсем недавно пугала этим Делиру, и только сейчас сама окончательно поняла, какая это будет катастрофа для крольчих.
  Тем временем битва воды и пламени и не думала затихать. Похоже, имперцы сумели вызвать королевского элементаля. Таурии немного слышала про них. Нет, они не носили титулы королей, просто из-за своей силы и 'короны' над тем местом, что, наверное, являлось у них головой, их называли королевскими. В общем, это было ОЧЕНЬ мощное существо. Вот только был один, во всяком случае, один известный ей, минус, по слухам, оно практически не обладало мозгами и воспринимало лишь простые команды, например, 'уничтожить'. Этим действом сейчас и занимался элементаль наравне с Сатром, они своими атаками уничтожали лагерь империи вместе со всем, что находилось рядом.
  Видимо все же не стоило вызывать элементаля посреди своего же лагеря.
  
  За этой битвой можно было следить бесконечно. Битва стихий, она завораживала и одновременно пугала.
  - Отходим, - как гром, среди ясного неба, прозвучал голос Синий гривы, стоящей рядом.
  И армия перепуганных крольчих, так и не вступившая в бой, отхлынула назад.
  
  ***
  
  Рогатый сгусток воды раздражал неимоверно, окатывая Сатра все новыми водяными атаками. Иногда особо сильные водяные шары и плети полностью тушили пламя молодого человека, вбивая его в землю, словно игрушку.
  Казалось бы гнев, дойдя до определенной точки перестал расти в душе парня. Только вот встреча с этим водяным переростком, что возвышался на добрых десять метров, подкинула сухих дровишек в пожар его ненависти.
  Выскочив из кратера, что он проделал своим телом, Сатр мгновенно воспламенился и подался в сторону. В то место, где он только что находился врезался водяной хлыст, подняв комья земли в воздух. Еще одно уклонение и мгновенье спустя пламя, подобно реактивным струям вырывается из его стоп. Мощное ускорение сопровождается поистине пугающим рыком юноши:
  - Рраааааааааа!! - кулаки Сатра, объятые огнем, проникают в водяную тушу великана. Легкое сопротивление псевдоплоти и податливая, мягкая оболочка рвется, пропуская внутрь себя горящего словно факел человека.
  Элементаль дико взревел и попытался вытолкнуть ненавистную букашку из себя. Вот только Сатр, вкладывая весь свой гнев, врубил свою печку на полную. Из огромной туши начали вырываться протуберанцы алого пламени, вместе с обжигающими парами. Буквально за несколько секунд элементаль вскипел и испарился, сопровождая округу дикими от безысходности, страха и всепоглощающей боли воплями. И только звон в ушах, возникший от его диких криков все не проходил, напоминая о том, что это чудище здесь недавно было.
  
  Мягко упав на ноги, Сатр огляделся, тяжело дыша. Противостояние с этим монстром забрало у него много сил. Все таки это был очень неудобный противник. Но дело еще не сделано, необходимо добить остатки имперцев и начать следует с тех, кто призвал эту дрянь.
  Совершив длинный прыжок к небольшому возвышению, где стояла пара немного обгоревших шатров, Сатр пригляделся к валявшимся на земле телам. Трое из четверых были уже мертвы, на что красноречиво намекали огромные лужи крови вокруг них и странные кровавые узоры рядом. Сложилось такое ощущение, что кровь вырывалась под напором из любых более-менее подходящих мест.
  Обратив свое внимание на выжившего из этой четверки, Сатр медленно приблизился к нему. Его взгляду предстал довольно старый дед, длинная седая борода в некоторых местах была прожжена и заляпана копотью, как и практически вся его балахонистая одежда. Он тяжело дышал и было видно, как через прикрытые веки лихорадочно метаются его глаза. Где-то на задворках сознания, всплыла некоторая жалость к старику, но прошла секунда, и цепочка воспоминаний потянула за собой совсем недавние. Там, где легионеры разоряли земли крольчих и уничтожали их поселения. Там где они сажали девушек на кол и рубили на куски. Там где...
  Волна всепоглощающего гнева, что уже было совсем утих, снова прокатилась в сознании неудержимой лавиной. Легко подняв старика за ногу, Сатр молниеносно схватился за вторую ногу и не прилагая особых усилий потащил их в стороны. Раздался хруст, хлюпанье, посыпалась требуха, и уже две половинки некогда бывшие человеком упали рядом. Медленно оглядев лагерь с возвышения, и не заметив никого живого поблизости, Сатр обратил внимание на юго-запад. Высокая трава была полностью вытоптана и открывала очень хороший обзор. Где-то вдалеке маячили спины убегающих легионеров и юноша совершенно не собирался их отпускать. Гневный рык прокатился по округе, пугая немногочисленных и самых смелых падальщиков, что решили попировать на месте побоища. Применив неплохо зарекомендовавший себя прием, юноша совершил мощный толчок ногами, одновременно выпуская струи огня из стоп. Тело, словно хищная птица, взмыло ввысь и на запредельной скорости направилось к улепетывающим врагам. То ли запредельная точность, то ли просто везение, но юноша умудрился приземлиться точно на одного из легионеров. Тот даже не успел ничего понять, как его сломанной куклой размазало по земле, хорошенько прожарив. Кольцо огня и от десятка воинов не остается ничего, кроме пепла.
  Еще один прыжок. Еще одно кольцо огня. Глаза застилает красная пелена. Он уже ничего не соображает и совершенно не считает скольких он уже догнал. Горят какие повозки, слышны крики. Женские крики.
  В голове Сатра, как будто разорвался огненный шар. Он механически повернул голову к сильно обгоревшей повозке. Раньше по видимому это была железная клеть в которой везли кого-то. Кого? Переставляя непослушные ноги, он приблизился к частично расплавившейся клетке, с которой на землю шипящими каплями падал раскаленный металл. Заглянув внутрь он увидел только обгоревшие до неузнаваемости тела.
  Обойдя повозку, Сатр невидящим взглядом уставился на крольчиху, что лежала перед ним. У бедной девушки было обожжено более половины тела. Кандалы частично расплавились и раскаленное железо залило открытые раны. Бедняжка еще дышала и глухо стонала. Каким образом она выпала из клетки было уже совершенно неважно.
  Сатр упал на колени и схватился за голову, глухо застонав. В голове калейдоскопом сменялись картинки таких же убегающих караванов с повозками, которые он походя пожог. Их были десятки. Или сотни? В голове был совершеннейший кавардак.
  - Дебил, - глухо простонал юноша. Вполне возможно в имперском лагере тоже были крольчихи, что не успели убежать от ЕГО гнева.
  Молодой человек с силой треснул кулаками по земле, образовав небольшие углубления. Ведь он знал, что у имперцов были в плену крольчихи, знал. Или должен был знать, но не подумал. Он их просто всех испепелил, всех. Хотелось выть. Как он сможет смотреть в глаза Делиры после такого?! Он, тот кто обещал спасти крольчих, убивал их собственными руками.
  Поднявшись, Сатр нехотя направился к девушке. Подобрав по дороге кусок острой железяки, он грузно опустился рядом с ней. На секунду замерев, девушка приоткрыла полные боли глаза. В них было столько страдания и отчетливо читался вопрос: 'за что?!', что юноша оторопел.
  Ее глаза уже давно закрылись, а Сатр все не мог решиться. Вздохнув, юноша собрался с силами и резко опустил острую железку в районе сердца. Крольчиха даже не дернулась, просто в один миг, ее страдания прошли, а лицо разгладилось. Выбросив уже ненужное оружие, Сатр поднялся с колен. Внутри звенела пустота.
  
  Через несколько мгновений, куда-то в глубь континента, брел покрытый копотью, абсолютно голый юноша.
  
  Глава 3.
  
  Адам - боец отряда наемников 'Крылатый меч'.
  
  Молодой человеческий юноша, двадцати трех лет отроду по имени Адам, брел по старому тракту, что шел из центральной части Империи на юг, в портовый город Алдон - одной из жемчужин в короне Империи.
  Три недели отпускных пролетели незаметно в одной из деревушек, откуда парень был родом. И хоть путь туда и обратно занял у него порядочно времени, но увидеть родных того стоило.
  Адам поправил перевязь с мечом и окунулся в воспоминания о своей большой семье и о вкуснотище, что готовила его матушка, казалось бы из самых простых продуктов.
  Сзади невдалеке послышался какой-то шум. Юноша сориентировался быстро и нырнул в придорожные кусты, секунда другая, и он уже сидел на дереве, откуда открывался прекрасный вид на дорогу. Трусом он никогда не был, но одиночка, гуляющий по тракту, мог вызвать нехорошие мысли у проезжающих мимо людей. Да, и, вообще, в связи с недавними событиями весь восток империи кишит дезертирами и различным отребьем, которые на столько осмелели, что залезают даже далеко на юг. Что там за история произошла никто в точности не знает, но поговаривают, что Империя вызвала недовольство самого огненного Бога, что походя испепелил несколько легионов. Врут, скорее всего.
  Между тем, звук приближался. Скоро показались несколько всадников, а за ними тянулась вереница примечательных повозок.
  - Тьфу, - в сердцах сплюнул юноша, как только сумел разглядеть, что это были за повозки. Работорговцы. Вылезать сейчас не стоит ни в коем случае, а не то один рабом станет больше.
  Вообще-то, работорговля была узаконена в Империи, вот только некоторые жители, в основном те, что столкнулись с ней непосредственно, ее не особо-то и любили, мягко говоря. Рабом мог стать любой, хотя для жителей Империи попадание в рабство могло быть только за долги, но, как известно, для того у кого есть сила за спиной и деньги, законы становились очень избирательны. Сам же Адам служил в наемничем отряде 'Крылатый меч', где было много бывших рабов, поэтому волей не волей, но отношение к рабству у него сформировалось отнюдь не положительное.
  Юноша насчитал уже семь проезжающих повозок, когда заметил, что с противоположной стороны из густой растительности, вывалилось нечто. Грязное и голое, это нечто напоминало человека. Не успел юноша удивиться, как проходящие рядом с повозками охранники уже споро направились к этому человеку.
  - Вот и на одного раба стало больше, - прошептал юноша, покачивая головой.
  Охранники же окружили человека, направив на него оружие, послышались скабрезные шуточки. Нечто подняло голову и из-за длинных покрытых грязью волос, показалось лицо молодого юноши. Парень явно не понимал, что от него хотят воины и переводил безразличный взгляд с одного человека на другого.
  Довольно быстро рядом появился начальник охраны и скомандовал:
  - Берите оборванца и тащите в восьмую повозку.
  - Есть, господин, - нестройно ответили воины. Один из них убрал меч в ножны и, разведя руки в стороны, осторожно двинулся к оборванцу.
  Неожиданно чумазый юноша посмотрел куда-то поверх людей. Адам проследил за его взглядом и наткнулся на одну из повозок, перевозивших крольчих. Девчонки, сидящие там, были совсем молодые, и даже отсюда было видно, как с ними обращались. Множественные кровоподтеки, синяки и ссадины, скорее всего, и насиловали их не по одному разу. Зубы молодого наемника заскрежетали. Он сознательно до этого не рассматривал повозки, потому что знал, что там увидит.
  Отвлекшись, Адам не сразу понял, что что-то произошло на тракте. Повернув голову обратно, он увидел двух разорванных на части охранников и юношу полностью покрытого кровью, что держал сейчас третьего воина и медленно отрывал тому голову.
  - О, Боги, - прошептал он, не веря своим глазам.
  Где-то невдалеке заулюлюкали конные охранники каравана. А оборванец неспешно подошел к одному из возниц, что так и просидел в оцепенении. Адам на секунду сумел поймать взгляд странного человека и отшатнулся, потому что безразличие, что плескалось там ранее, внезапно стало холодной яростью. Тем временем, оборванец, подняв возничего за грудки одной рукой, в разворота запустил его в приближающихся конных воинов. Удар был такой силы, что коней вместе с всадниками унесло сломанными куклами, куда-то в кусты. На секунду над караваном повисла гнетущая тишина, которая разорвалась сумасшедшим гомоном. Возницы, крича, в панике бросали свои повозки, пытаясь убраться отсюда подальше, воины охраны бежали к покрытому кровью юноше, повсюду слышались крики рабов. В общем, караван превратился в полнейший хаос.
  Адам завороженно смотрел, как оборванец голыми руками расправляется с подготовленными воинами, прошедшими не одну стычку. У него сложилось впечатление, что какой-то Бог, потехи ради, уменьшил в размерах горного великана, оставив тому всю его непомерную силу.
  Да вот только сила была не единственным, чем был наделен этот парень. Запредельная скорость и ловкость тоже поражали неимоверно. Вроде бы обычные движения сменялись настолько молниеносными связками, что за ними было невозможно уследить, и единственным доказательством того, что они вообще были, являлись изуродованные трупы солдат.
  Воины охраны и обслуга кончились быстро, никто не ушел живым. На караван опустилась неестественная тишина. Рабы, пораженные скоротечной и кровавой расправой, молчали, тихонько молясь своим богам. Откуда-то доносился одинокий и сиплый храп раненой лошади, что из-за ошибки своего хозяина попала под удар 'горного великана'. Юноша, устроивший бойню всего несколько мгновений назад, повернувшись, неторопливо пошел к повозке с крольчихами. Как только он приблизился к клетке, кролики вспорхнули в разные стороны и забились в углы повозки, на что юноша только поморщился.
  - Свободны, - сказал оборванец, разорвав прутья решетки, голыми руками.
  Адам удивился, не многие люди знали кроличий, предпочитая общаться с ушастыми на имперском, благо те поголовно знали язык своего большого соседа. С все возрастающим интересом молодой наемник следил, что будет дальше. Его жизнь нельзя было назвать скучной, но то, что происходило здесь и сейчас выходило за все рамки, какие только возможно.
  Некий человек, грязный, как помойная крыса, разорвал отряд наемников голыми руками. Спокойно общается на кроличьем языке и похоже, что отпускает рабов. Если Адам расскажет ТАКУЮ историю кому-нибудь из соратников, его просто засмеют, как пустобреха. Это, как утверждать, что земля круглая и не стоит на трех драконах. Поэтому и сидел наемник тихо, как мышка, чтобы не упустить ни крупицы происходящего вокруг.
  Крольчихи же не спешили выходить, а пугано жались к стенкам клетки. Вмешиваться в происходящее, Адам даже не помышлял. Жить все-таки хотелось очень сильно.
  Краем глаза молодой наемник заметил какое-то шевеление на дороге. Повернув голову, он с удивлением заметил командира охраны, что вместе с лошадью ранее улетел в кусты. Мужик был сильно помятым, но держался ровно. В руке у него было короткое металлическое копье, что так любят использовать в легионах.
  - Ох, сейчас оборванца пришпилят в спину, как насекомое, - подумал наемник, и сам за собой не замечая, осторожно спрыгнул с дерева и вошел в придорожные кусты, одновременно с этим заложив небольшой камень в пращу. Высунувшись из кустов и, мгновенно раскрутив свое оружие, Адам выпустил снаряд.
  - Вовремя! - подумал наемник, следя, как камень разбивает голову воину, что занес свое короткой копье для броска.
  Вторая же мысль, пришедшая ему в голову, заставила мысленно за нее же схватиться:
  - Зачем я это сделал?! - с ужасом подумал Адам, но резко выдохнув, успокоился. Он все сделал правильно и перед богами ему стыдно не будет, даже, если его сейчас убьет парень-оборванец.
  Но смерти не последовало, оборванец, что несколько секунд назад стоял у клети, уже находился рядом с убитым воином и с интересом смотрел на Адама. Проглотив тугой ком, вставший в горле, и опустив пращу, наемник решил заговорить первым:
  - Привет, - получилось немного нервно, но Адам продолжил, - мужик, хотел продырявить тебя копьем, - для убедительности он ткнул пальцем в труп, - но я помешал.
  Молодой наемник с внутренним холодком ждал реакции юноши, но моментального ответа не последовало.
  Как-будто что-то обдумывая, парень напротив него наконец-то заговорил, причем по кроличьи:
  - Спасибо, - приложил он руку к сердцу, - я так понимаю это ты меня 'спас'? - на секунду Адаму показалось, что слово спас, его собеседник как-то по особенному выделил, но выбросив подобный мусор из головы, он все же ответил, тоже, к слову на кроличьем:
  - Да, он хотел тебя копьем продырявить.
  - Тогда, еще раз спасибо, - ответил юноша и, ткнув себе в грудь назвался: - Сатр.
  Кивнув, принимая благодарность, Адам тоже представился.
  - Не поможешь мне? А то крольчихи меня боятся и не понимают, что уже свободны, - грустно улыбнулся юноша.
  - Конечно, - кивнул наемник и направился к той самой повозке.
  Пока Адам объяснял трясущимся от страха девушкам, что их освободили, он краем глаза наблюдал за Сатром. Его новый и очень необычный знакомый, недолго думая, прошелся около всех повозок и, не прилагая практически никаких усилий, повыдирал прутья из клетей, чтобы рабы смогли выбраться. Те не заставили себя ждать и, увидев, что им на первый взгляд ничего не угрожает, начали осторожно вылазить из повозок, собираясь в маленькие кучки по расовому (примечание: в некоторых случаях и по видовому) признаку. Адам присвистнул. Кого там только не было: гарпии, крыланы, сирены и, видимо для совсем шибанутых на голову 'гурманов', вервольфы и медузы, причем среди освобожденных не было ни одного мужика.
  Мысли, как и взгляд молодого, находящегося в самом рассвете сил, наемника, сами собой перетекли на очень выдающиеся прелести крыланов. Продолжая бубнить успокаивающие глупости крольчихам, Адам пожирал глазами одну светленькую красотку, пока не услышал громкое фырканье у себя за спиной. Недоуменно оглядевшись, парень с удивлением обнаружил, что крольчихи уже давно смотались из клетки и с осуждением посматривали на человека.
  Адам, наконец-то, сфокусировался на возмущенных мордашках еще совсем молодых крольчих и смущенно пробубнил:
  - Успокоились? Ну и слава Богам. Пойду-ка я к нашему общему знакомому.
  А общий знакомый развлекался. Достав из под каких-то тряпок низенького толстяка в богатых одеждах, он во всю тряс его над землей и гневно расспрашивал по кроличьи. Ясное дело, что толстяк никогда в жизни кроличий не учил (как и большинство людей) и завывал, что-то невпопад по имперски. Сатру вскоре это надоело, и он просто швырнул свою ношу куда-то позади себя. Толстяк свалился прямо посреди крыланов, что стояли и со злорадством следили за происходящим. Не прошло и мгновенья, как та блондиночка, что так понравилась Адаму, выхватила откуда-то припрятанный ножик и одним слитным движением распорола загаженные штаны и отрезала толстяку его достоинство. По их вынужденной стоянке пронесся мучительный крик, что вскоре затих.
  Адам нервно сглотнул:
  - Нет подкатывать я к ней не буду никогда, - тихо произнес молодой человек, вспоминая своего командира, точно такую же крылатую красотку.
  
  Адам уже хотел было смотаться, как его перехватила Агата, девушка крылан, что расправилась с толстяком, и попросила побыть переводчиком, как только поняла, что их спаситель ни черта не понимает.
  В итоге их 'трехсторонних переговоров' Сатр категорически отказался ото всех трофеев, но согласился проводить до ближайшего города. И пока девушки мародерствовали под предводительством Агаты, он уселся на поваленное бревно и спокойно наблюдал. Тут же, как по волшебству перед ним появилась бадья с водой, мыло, чистые штаны и рубаха. Вздохнув, парень принялся приводить себя в порядок, а Адам только посмеивался, наблюдая за тем, как бабы взяли в оборот 'горного великана'. Свою долю с убитого начальника охраны он уже забрал, и в его голове созрела идея прошвырнуться вместе со всеми до ближайшего города, коим был Алдон, собственно то место, куда Адам изначально и направлялся.
  
  Отмылся его новый знакомый довольно быстро, и теперь стоял на ветру довольный, словно памятник самому себе, обсыхая и невозмутимо покачивая мудями.
  - Бабья погибель, блин, - в расстроенных чувствах, шепотом произнес наемник, но посмотрев по сторонам, с облегчением заметил, что заинтересованных взглядов с женской стороны их отряда не было. В принципе, это было и понятно, девчонки в караване были совсем молодыми и после того, что они натерпелись, голого мужика им видеть еще долго не захочется, если вообще захочется. Адам мельком взглянул на Агату, как самую старшую из бывших невольниц, во всяком случае, старшую в смысле своего поведения и того, как она себя держала. И вот тут уже можно было заметить жгучий интерес. Цыкнув с досады, Адам развернулся и достал точильный камень. Пора было заняться оружием.
  
  Тракт из-за большого количества бандитов был практически пуст. Те же купцы в последнее время предпочитали объединяться и в складчину нанимать охрану для своих путешествий, а не рисковать в одиночку. Да и к тому же сборы не заняли много времени, чувствовался большой опыт Агаты, что взяла на себя общее руководство.
  Сидя в одной из множества повозок, что решили прихватить с собой бывшие пленники, Адам с интересом наблюдал за их небольшим караваном. Всего пленниц оказалось сорок восемь, из них больше половины были совсем молодыми и, к сожалению, ничего не умели, но оставшиеся пятнадцать оказались довольно неплохими воинами. Причем некоторые из них хорошо знали друг друга. Лезть в чужую душу и выспрашивать, как их повязали, у Адама не было и в мыслях.
  Кинув взгляд в начало каравана, наемник приметил Агату, что сидела на пегой лошадке. Девушка облачилась в трофейный доспех и подобрала оружие по руке и сейчас совершенно не производила впечатление постельной игрушки.
  - Какая баба все таки! - вздохнул Адам. Девушка действительно оказалось на диво красива, умна и опытна в совершенно разных областях. Вот только молодой наемник знал такой тип женщин. Да, что уж там скрывать, именно одной из таких "бой-баб", была (и есть) его командир в отряде наемников, где он служит.
  Адам вздохнул и заскользил взглядом дальше, пока не заметил еще одно чудо природы, представившееся Сатром. Сколько копий сломал наемник у себя в голове, пытаясь понять, что или кто это, но так к какому-то выводу и не пришел. Единственное, что было понятно, это то, что у этого человека есть стержень. И такие разумные, повстречавшиеся ему на пути, коих были единицы, к слову говоря, очень импонировали Адаму. Он уже давно склонялся к тому, чтобы пригласить его в Крылатый меч. Вот только пока не решился.
  Еще одной неожиданностью стал тот факт, что Агата начала разведывать информацию о его наемном отряде. Тут вариантов было не много, а точнее единственное, что приходило в голову к молодому воину это то, что девушка хочет тоже к ним присоединиться. И скорее всего будет делать это не одна. Но забивать этим голову не имело смысла.
  - Это уже не мои проблемы, - усмехнулся Адам.
  
  Два дня в дороге прошли для наемника незаметно. Адам все таки пригласил перспективного новичка к себе в отряд, заранее предупредив, что окончательное решение все же за командиром. Сатр долго не думал и согласился практически сразу же. В общем, у Адама сложилось впечатление, что парню было все равно куда идти и что собственно делать.
  Сейчас же, следуя за повозкой, Адам потихоньку обучал Сатра имперскому языку.
  - Никогда не думал, что мне надо будет столько учиться, - посетовал Сатр на кроличьем, потирая переносицу.
  Молодой наемник, улыбнувшись покачал головой. В расспросы он пока не лез, боясь спугнуть парня, этим несомненно необходимым действием будет заниматься командир. Тайн вокруг личности Сатра накопилось уже преизрядно.
  
  Довольно часто к ним подъезжала Агата и просто наблюдала, следуя рядом. Чего именно она добивалась, Адам так и не понял. Девушка не знала кроличьего языка и разговор на имперском завязать с ним не пыталась. В прочем, она не мешала, а красивой компании молодой наемник был в любом случае рад.
  
  До города они добрались на третий день, где и разделились. Часть бывших пленниц, получив некоторую долю деньгами, разбежалась кто куда, а Агата, десять воительниц и все шесть молоденьких крольчих остались вместе, поселившись в том же постоялом дворе, что и Адам с Сатром.
  - У тебя талант к языкам, - улыбнувшись, Адам поднялся со стула и потянулся.
  - Никогда об этом не думал, - ответил Сатр, пожав плечами.
  - Ну, я тебе точно говорю. Да, кстати, зря ты отказался от доли в трофеях, - ткнул пальцем в сторону молодого человека Адам.
  - Сейчас бы мне не пришлось за тебя платить на постоялом дворе, - притворно вздохнув, продолжил он.
  - В тот момент я не особо задумывался о трофеях, к тому же, всем этим пленницам деньги были нужнее, - его собеседник качнул головой.
  - Тут ты прав, - почесав затылок, согласился Адам, который чувствовал себя словно старший брат, учащий жизни своего непутевого младшего братишку, - но, когда мы уже будем в Крылатом мече, не делай больше таких глупостей, никто не поймет. Так как для наемника добыча священна.
  - Без проблем, - легко согласился его собеседник.
  - Ну, ничего страшного, - подытожил молодой наемник, - давай пошли быстрее мыться, а потом поужинаем. Нас с тобой Агата ждет внизу со своими 'головорезами', - усмехнулся он.
  
  В просторном зале несколько столов были сдвинуты вместе, где напряженно ждали двух молодых людей шестнадцать девушек во главе с Агатой.
  Адам с Сатром сели на свободные места, и молодой наемник заказал им обоим поесть.
  - Кхм, - кашлянула Агата, привлекая внимание молодых людей.
  - Во-первых, хочу еще раз поблагодарить Вас за наше спасение, - тепло улыбнулась она.
  Адам же настолько засмотрелся на красивое личико крылана, что даже забыл перевести ее слова Сатру, пока не получил пинок от сидящей напротив Элизы, рыжей лисицы и одной из десяти воительниц, что остались вместе с Агатой.
  - Вот жеж, никакого уважения, - пробормотал обиженно наемник и быстро перевел Сатру на кроличий. В то же время обстановка за столом моментально разрядилась, и даже пугливые молодые крольчихи, несмело заулыбались.
  
  - Так ты говоришь, что командир Крылатого меча, будет только завтра в городе? - переспросила Агата.
  - Насколько мне известно, да, - кивнул Адам, - но можно уточнить у наших. У нас тут за городом база есть и представительство в городе. Но командир скорее всего сразу на базу отправится, поэтому в представительство соваться смысла нет.
  - Я понимаю, что могу многого просить, но ты нас туда проводишь завтра?
  - Без проблем, я сам собирался сходить с Сатром завтра на базу, - кивнул наемник.
  Разговор складывался отлично, еда, выпивка и приятная компания сделали свое дело, и Адам был в самом благодушном настроении, которое только может быть. Также не могли не радовать очень толстые намеки от Элизы, что сидела напротив него. Вечер обещал быть томным.
  Его напарник сидел и больше слушал, точнее вслушивался в речь на имперском, оно и понятно в общем-то. За несколько дней даже гений не способен был выучить чужой язык, но парень действительно прогрессировал быстро, что не могло не радовать Адама, который взял над ним негласное шефство.
  Оказалось, что Агата и несколько тут присутствующих крыланов, раньше служили вместе в одном из наемных отрядов, и девушка была довольно известна под прозвищем Стальной вихрь. Адам тоже слышал несколько баек про нее, что во множестве ходили в наемничей среде, и никак не мог взять в толк, как такого профессионала могли повязать работорговцы. Вот только он слишком мало выпил, чтобы задавать такие провокационные вопросы напрямую.
  В общем, вечер прошел продуктивно, и Адам выходил из-за стола под ручку с Элизой, красивой девушкой лисицей, что отличалась от человека только наличием пушистых ушек и элегантного хвоста, Сатра же куда-то увела Агата.
  - Наверное, в имперском будут практиковаться, - похабно улыбнулся Адам своей спутнице, на что девушка лишь закатила глаза.
  
  Утром совершив моцион и позавтракав, их небольшой отряд выдвинулся за город. Сатр о чем-то разговаривал с Агатой на имперском, во всю помогая себе жестами.
  - Что и вправду практиковались в имперском?! - с изумлением воскликнул Адам, обратив на себя всеобщее внимание.
  
  Буквально минут через пятнадцать от городских врат, показался высокий частокол, по периметру которого стояли несколько вышек. У раскрытых ворот стояло пара человеческих наемников, что вяло перебрасывались фразами друг с другом.
  - О, кого я вижу?! - придурковато воскликнул один из них, когда их небольшой отряд оказался рядом.
  - Не уж то это Адам - победитель овцебыков, собственной персоной?! - поддержал его второй и радостно заржал.
  - Смейтесь, смейтесь шакалы, - пробурчал себе под нос Адам и уже громче спросил, - Йоган, Гомес, командир тут?
  - Тут, ищи в 'головном', - продолжая посмеиваться ответил чернявый здоровяк, названный Гомесом.
  Молодой наемник уже было решил пройти внутрь, как неожиданно перед ним опустилось копье Йогана:
  - А это, кто с тобой? - кивнул тот на остальных, а весь его шутливый тон, в момент куда-то испарился.
  - Будущее пополнение, скорее всего, - пожал плечами юноша.
  - О-о-о, шлюшки нам нужны, - продолжая скалиться покивал напарник Йогана, - особенно вон та, белокурая, хорошо будет смотреться у меня на члене, - ткнул пальцем в сторону Агаты Гомес.
  Крылан терпеть оскорбления была не намерена. Адам не успел даже осмыслить суть сказанного, как между ног у Гомеса, совсем близко с мужским достоинством, пролетел ножик, врезавшийся в створку ворот.
  Секундное молчание и лицо бугая начало наливаться дурной краснотой, а крылан даже бровью не повела, оставаясь все также спокойна.
  - Плохо дело, - подумал Адам, быстро оглянувшись в сторону Сатра, ему для полного счастья не хватало только кровавой рубки перед воротами лагеря. Судорожно ища выход из щекотливого положения, и, не придумав ничего лучше, он выпалил:
  - Гомес, прежде чем раскрывать варежку, ты бы хоть спросил, кто перед тобой? - внешне спокойно озвучил свои мысли молодой наемник.
  Чернявый бугай, вроде бы, перестал наливаться краснотой, и процедил сквозь зубы:
  - И?
  - Стальной вихрь, - коротко ответил Адам.
  Вот только, либо Гомес ничего не знал о Стальном вихре, либо просто был настолько самоуверенным, что заткнуться не пожелал:
  - Да, мне, настра..., - договорить Гомес не успел и даже визуально сдулся после короткого: 'цыц!' со стороны напарника.
  - Проезжайте, - без тени былого веселья посторонился с дороги Йоган, в легком поклоне склонив голову, когда Агата поравнялась с ним.
  
  В лагере Крылатого меча все оставалось по прежнему, те же деревянные казармы, тот же плац и, конечно же те самые площадки для тренировок, которые Адам ненавидел всеми фибрами своей души. Вот только политика их отряда, благодаря их не сменному командиру естественно, подразумевала постоянные тренировки, как индивидуальные, так и совместные. В общем, все всё понимали, однако нравились постоянные тренировки единицам, к которым Адам ну никак не относился.
  Пройдя одну из казарм их небольшой отряд остановился рядом с небольшим деревянным строением, так называемом 'головном', где в основном жила их командир и там же собирались доверенные лица.
  - Подождите меня тут, - обратился ко всем молодой наемник и вбежал по ступенькам вверх.
  
  Постучавшись в дверь кабинета и дождавшись разрешения, Адам вошел.
  - Командир, добрый день, - не чинясь поздоровался юноша с девушкой крыланом, что сейчас разбиралась в горе макулатуры, вываленной на столе перед ней.
  - О, Адам, ты уже вернулся? - отвлеклась от бумаг крылан. То что она знала его по имени, очень грело душу, так как Беатрис была не только их командиром, но еще и писаной красавицей, впрочем, как и все крыланы. Вот только не стоит заблуждаться на этот счет, девушка знала в лицо всех своих подчиненных, коих было свыше половины тысячи.
  - Так точно, - все же немного смутился парень.
  - И у тебя какое-то важное дело? - подбодрила его Беатрис слегка улыбнувшись.
  - Нет, эммм, то есть, да, - вконец, запутался молодой человек, не отводящий взгляда с прелестного лица командира, но найдя в себе силы и вспомнив пару показательных и самое главное лично устроенных ею расправ над уродами, что хотели на нее покуситься, Адам все же взял себя в руки:
  - Командир, у меня есть новичок, что хотел бы присоединиться к нам, а также на улице Вас ожидает Агата Стольной вихрь с несколькими воинами.
  - Я точно не знаю, что у них за дело, но скорее всего они тоже хотят стать под Вашу руку, - закончил молодой человек.
  - Интересно, - задумавшись произнесла Беатрис.
  - Новичок перспективный?
  - Даже очень, - честно признался парень, - Вы, можете мне не поверить, но он прямо передо мной голыми руками порвал несколько десятков охранников работорговца.
  - Так, а с этого места поподробнее, - Беатрис была не на шутку заинтригована. И Адам вкратце поведал ей об освобождении Сатром рабов из каравана, о том, кто в этом караване был, и конечно же обо всех мелочах, что показались парню странными или имели значение по его мнению.
  - Понятно, - задумчиво резюмировала командир, - а сам, что о нем думаешь?
  - У парня есть внутренний стержень и сила способная не дать ему сломаться. Да и, как Вы понимаете, Сатр довольно не плохой человек. И так как ему, в принципе, все равно куда идти, я предложил отправиться к нам, - закончил молодой наемник.
  - Давай сделаем так: проверить его все равно нужно, поэтому кликни Йогана с ворот, его наказание отменяется, - на что Адам улыбнувшись кивнул, для него было не в новинку, когда одного из сильнейших мечников, чуть ли не на всем востоке страны, ставили в наряд за какую-либо очередную выходку, - и возьмите Каба с собой.
  По началу Адам удивился кандидатуре Каменной башки, которого сокращенного звали Каб, просто потому что это был тролль, но потом все стало предельно ясно. С кем, как ни с троллем, проверить силу Сатра?
  - Как закончите, втроем сразу же ко мне. И сейчас по дороге позови Агату. Одну. Я думаю мне есть, что с ней обсудить, - закончила разговор командир.
  Адам кивнул и вышел. На крыльце его дожидались девушки и Сатр.
  - Агата, - обратился молодой наемник к крылану, - командир Крылатого меча хотела бы видеть тебя лично,- показал тот на дверь.
  Агата кивнула и уже собиралась входить, как Адам остановил ее:
  - Чуть не забыл, командира зовут Беатрис. И удачи.
  - Я знаю, мы с ней знакомы, и спасибо за все, - улыбнулась ему девушка.
  Найдя взглядом Сатра, Адам кивнул ему:
  - Пошли, найдем одну колоритную парочку и устроим тебе проверку, - ухмыльнулся наемник.
  
  ***
  
  После всех событий, что произошли за столь короткое время, Сатр решил пока что плыть по течению. Все его действия до этого привели к тому, к чему привели. И сколько бы себя не корил молодой человеческий юноша, на душе лучше не становилось. 'Время лечит', слыла пословица. Вот только откуда он ее знает?
  - Пошли, найдем одну колоритную парочку и устроим тебе проверку, - сказал появившейся из дверей Адам и уверенно повел их обратно к воротам.
  Пока они искали нужных людей и нелюдей, Сатра все не отпускал хоровод мыслей. Раньше он вообще не задумывался много о каких-либо вещах. Ведь все было так просто. Идиот! Просто не было никогда, и только сейчас у него наконец-то открылись глаза. Только сейчас он стал переосмысливать что, как, где и когда он делал и в какие ситуации попадал. Почему он раньше не замечал подобных вещей? Почему не задавался вопросом, как он оказался в 'том' чужом для него мире? Как он оказался здесь в конце концов? Почему он всегда и везде шел на пролом совершенно не думая? Может быть это была защитная реакция организма? Кто знает.
  - Так давайте ка я вас познакомлю, - оторвал его от размышлений голос Адама, говорившего на имперском и хотя понимать его было пока еще сложно и смысл некоторых слов иногда ускользал, но больших трудностей это уже не вызывало.
  Задумавшийся Сатр на автомате следовал за молодым наемником и даже не заметил, что их стало больше, и они наконец пришли к тренировочным площадкам.
  - Это Йоган, ты его видел у ворот, - указал рукой Адам на средних лет мужчину-человека с хитрой улыбкой и бородой клинышком.
  - Он - лучший мечник в нашем наемничьем отряде, - с гордостью, как будто это его заслуга уточнил юноша, - после командира, конечно! - спохватился Адам, заметив насмешливый взгляд Йогана.
  - Это Каменная башка, наш единственный тролль, - указал молодой человек на колоритного двух с половиной метрового персонажа, что стоял рядом, - но мы все его зовем Каб.
  Тролль впечатлял. Зеленая кожа бугрилась под мощными мышцами, а огромные плечи были чуть ли не в два метра шириной. Вместе с огромным ростом это производило сильное впечатление. На голове у Каба был короткий ершик волос, а изо рта торчали крупные клыки. В общем, на первый взгляд весь его вид, говорил о не очень умном существе, но, как только Сатр посмотрел троллю в глаза, как мгновенно пришло понимание: Каб совсем не прост.
  - Это Сатр, - продолжил знакомство Адам, - наверное, самый сильный человек, которого я когда-либо видел.
  Рядом хмыкнул Каб. Сатр же просто кивнул в знак приветствия.
  - Как вы уже поняли командир приказала проверить Сатра, - кивнул каким-то своим мысли Адам, - поэтому давайте покончим с этой формальностью побыстрее, - улыбнулся парень, показывая, что он уверен в Сатре на все сто.
  - Ладно, тогда я пожалуй начну, - прищурившись сказал Йоган, - ты каким оружием владеешь?
  Сатр с сомнением посмотрел на мечника. Оружием? Единственное его оружие это его тело и огонь, что горит внутри, но естественно так говорить он не стал. Сатр решил вообще пока не использовать свои самые разрушительные умения. Он и так с помощью них убил огромное количество ни в чем неповинных крольчих.
  Было когда-то у него и костяное копье, вот только никакой техникой копья он никогда не владел.
  - Кулаки.
  - Кулаками? - уточнил мечник, как будто не расслышал. Как только Сатр кивнул, его физиономия стала немного озадаченной.
  - Хм, ну ладно, давай тогда на кулаках сойдемся, - почесав затылок сказал Йоган, - выходи в круг.
  Народ, что ранее тренировался решил посмотреть на намечающее представление. Рядом с кругом, в котором сейчас стояли Сатр с Йоганом собралась приличная толпа. Послышались беззлобные смешки.
  - Нападай, - встав в стойку скомандовал Йоган. Вот только не прошло и секунды, как он оказался на земле, глупо хлопая глазами.
  Зрители, что ранее создавали много не нужного шума тоже затихли. Никто ничего не понял совершенно.
  - Это что сейчас было? - задал вслух, в общем-то, риторический вопрос мечник.
  - Я напал, - спокойно сказал парень все так же расслабленно стоявший напротив него. Правда никто особо и не заметил каплей пота на лбу юноши. Сатру было очень сложно рассчитать силу и скорость, чтобы не убить человека. Раньше то он никогда таким не занимался. Зачем рассчитывать силу, если рядом враг? Лупи и жги его со всей дури и все дела.
  Поднявшись и покряхтев, Йоган потрогал место удара и сморщился. Под кольчугой наливался огромный синяк.
  - У меня все, - кивнул он Адаму.
  - Гхмм, - прочистил горло Адам. Он хоть и ожидал чего-то подобного, но все же не таких скоростей! Он даже ничего понять не успел, не увидел даже намека на движение, - Каб, давай теперь ты.
  Вот только тролль не стал заходить в круг, а отошел куда-то в сторону, чтобы через минуту принести огромный валун. Скинув его на площадку, он кивнул Сатру:
  - Бей.
  Если собравшиеся вокруг люди раньше не очень понимали смысл действий Каба, то теперь просто охренели. Моментально вокруг площадки послышалось перешептывание.
  - Бить....?
  - Каб похоже совсем сошел с ума...
  
  - Ладно, - все так же спокойно кивнул Сатр и не раздумывая подошел к валуну.
  Сила, что течет в крови Сатра дает ему многое. Под ее постоянным воздействием все параметры организма постоянно улучшаются. Даже, если ты не проведешь ни одного дня тренируясь твое тело все равно будет немного лучше чем вчера. Замечал ли это Сатр? Скорее всего не замечал, да и вряд ли, когда-нибудь об этом задумывался. Чтобы сбить с ног Йогана, он специально ускорился. Зачем? Конечно же, чтобы попасть в отряд. У юноши пока что не было цели в жизни и желания эту цель искать. Он сильно запутался и считал себя виноватым в том что сделал не так давно. А в компании с Адамом плохие мысли хоть ненадолго, но покидали его. Спасибо жизнерадостности его нового ... друга. Стоя напротив каменюки, Сатр картинно размахнулся и врезал в ее центр. Силы он вложил не очень много, но даже этого было достаточно, чтобы камень пошел трещинами и развалился на несколько частей. Кто-то из толпы присвистнул, остальные пытались подобрать челюсти.
  - Я тоже все, - прервал тишину Тролль с совершенно невозмутимым видом. На что Адам, тоже пораженный до глубины души, только рассеяно кивнул:
  - Пойдемте обратно доложим командиру.
  
  Сатр стоял перед тем же самым зданием, где располагалась командир, и ждал пока его пригласят. Волнения как такого не было. Учитывая его индивидуальные качества его должны принять без оглядки, даже при том, что он не владел оружием. Вот только все упиралось в его будущего командира. Беатрис единолично решала кого брать в отряд. Поэтому все зависит от того понравится ли он ей. Все это рассказал ему по дороге к командиру Адам, частично подтвердив догадки Сатра.
  Из-за двери высунулась улыбающаяся рожа Адама:
  - Сатр, зайди, - и быстро скрылась из виду.
  Следуя за молодым наемником, Сатр вошел в кабинет Беатрис. Слева стояли Йоган и Каб, из-за чего казалось, что в кабинете практически не осталось места. Командиром же была, красивая девушка крылан с белоснежными крыльями за спиной и такого же цвета волосами. Он расхаживала перед своим столом и имела сильно задумчивый вид. Заметив, как Сатр вошел, она остановилась и улыбнувшись произнесла:
  - Здравствуй. Я Беатрис командир Крылатого меча.
  - Добрый день, я Сатр, очень приятно, - кивнул молодой человек, улыбнувшись в ответ. Ему было пока что трудно строить слишком сложные предложения на импесрком.
  - Не буду ходить вокруг да около. Ты прошел. А раз я уже являюсь твоим командиром, расскажи ка мне, что ты умеешь, - напор у этой девушки был будь здоров.
  - Хм... я сильный и быстрый, - немного замявшись, сказал парень.
  - Это-то понятно, мне уже эта троица доложила, - кивнула в сторону наемников Беатрис.
  - Какие-нибудь техники? Каким умеешь пользоваться оружием? Служил где-нибудь до этого? - начала перечислять она.
  Теперь уже молодой наемник задумался:
  - Когда-то у меня было копье, но я не умел им хорошо пользоваться, - задумчиво проговорил Сатр, и обратив внимание на взгляды, что скрестились на нем пояснил:
  - Я имею в виду, что смотря на тренировки людей у ва... у нас в лагере, я понял, что совсем не умел им пользоваться, - признался Сатр.
  - Это дело поправимое, - улыбнулась ему Беатрис. Она вообще очень часто улыбалась и улыбка была настолько располагающей и красивой, что похоже даже Каб расцветал всеми цветами зеленого, когда ее видел.
  - Техник никаких не знаю, никогда не служил, - продолжил Сатр, но быстро спохватился, - но в битвах участвовал.
  - Расскажи немного о себе, - после непродолжительного молчания, обратилась она к Сатру.
  - Рассказывать практически нечего. Очнулся недавно посреди пустоши и совершенно ничего не помнил. Ни кто я, ни где я, вот и все, - охотно поведал Сатр, недавно придуманную историю. Хотя технически ни слова лжи он так и не сказал.
  - Ладно, закончим на этом, - задумчиво протянула командир.
  - У тебя какие-нибудь вопросы есть?
  - Есть один, - парень взглянул вопросительно на Беатрис.
  - Давай, не тушуйся, - подбодрила та его.
  - А чем Крылатый меч занимается? - спросил без какой-либо задней мысли Сатр, ему было действительно интересно.
  В кабинете стало как-то неуютно тихо. Беатрис, у которой были глаза как блюдца, тихо спросила:
  - Так ты не знаешь?! - и перевела обжигающий взгляд на Адама. Парень взгляда не выдержал и затараторил:
  - Командир, так я никогда бы не подумал, что он не знает чем занимаются наемничьи отряды. К тому же это даже ребенку понятно, - ляпнул он в конце и прикусил язык.
  - Кхем, - кашлянула Беатрис.
  - Мы за соответствующее вознаграждение занимаемся охраной, сопровождением и войной, - быстро резюмировала она.
  - Ты все еще с нами? - полушутливым тоном спросила она, но глаза остались серьезными.
  - Конечно, - честно ответил парень.
  - Тогда по организационной части. Пойдешь сейчас вместе с Адамом к его десятнику и поступишь в его распоряжение,у них как раз недокомплект.
  - Ах, да, что касается денег. Будешь получать 5 золотых в месяц, плюс боевые и доля в трофеях, - быстро закончила она.
  - А теперь идите, у меня еще много дел, - выпроводила Беатрис наемников.
  
  - Ну как тебе наш командир? - спросил Адам как только они вышли на улицу.
  - Красивая и боевая, - улыбнулся Сатр.
  - Это да, но ты лучше забудь про нее в 'этом смысле', - покивал Адам, выделив голосом последнюю часть своей фразы.
  - Вон парни подтвердят, она и яйца отрезать может, - кивнул на Йогана и Каба молодой наемник.
  Сатр с интересом посмотрел на тролля и человека. Заметив его взгляд, оба закивали:
  - Да, ты осторожней будь, бывали уже случаи, - сказал Йоган.
  - Ну, ладно я пошел, дел полно, - уже собираясь уходить сказал Йоган, но остановился и обратился к Сатру, - ты подходи ко мне в свободное время, научу тебя хоть чуть-чуть работе с мечом, а то не дело это.
  - Благодарю, - кивнул Сатр.
  - Удачи, - только и сказал тролль, развернулся и был таков.
  - Ну, ладно, пошли что ли Дакия обрадуем, - заметив вопросительный взгляд Сатра, Адам пояснил, - это десятник наш с тобой, а потом к интенданту.
  
  Сложно ли привыкнуть к абсолютно новой для тебя обстановке? В принципе, не очень, нужно только немного времени. Так и Сатр под руководством Адама привыкал к наемничьим будням.
  Тот самый Дакий полностью спихнул новичка на Адама, чему тот был собственно рад. Сатр же, как губка, впитывал новые для себя знания и практиковался в языке. Были, конечно, и проблемы.
  - Сатр, пошли в город, сколько можно тренироваться? - Адам подошел к площадке, где Сатр разучивал показанные Йоганом приемы битвы на мече.
  - В Алдон? - откровенно говоря Сатр бывал там всего один раз, когда они только прибыли с освобожденными рабами.
  - Конечно, не в столицу же! - радостно заржал Адам.
  Взвесив все за и против, юноша решил все же согласиться:
  - Ладно, пойдем. Только, что мы там делать будем?
  Ну, это мы придумаем, - подмигнул его друг, - а то нам еще месяц тут куковать, пока наша очередь подойдет.
  Тут, наверное, стоит пояснить: пока часть наемников выполняла заказы, другая часть тренировалась в лагере. В общем, такая тактика себя зарекомендовала давно и Беатрис ее менять не собиралась.
  - Подожди меня немного, я пойду ополоснусь и буду готов, - убрав меч в ножны, Сатр не мешкая пошел к бочкам с водой.
  
  - Готов, - улыбнулся молодой человек своему другу.
  - Тогда пошли. А ты, кстати, знаешь, что Йоган на этот раз учудил? - спросил Адам пока они направлялись к воротам.
  - Нет, без понятия.
  - Этот нехороший человек умудрился протащить какую-то бабенку на территорию лагеря и трахал ее несколько часов к ряду пока их не застала командир. И все бы ничего, вот только он решил развлечься в головном здании, там, где Беатрис обычно работает.
  - И вот представь ее удивление, когда она после поездки в город застала там Йогана с голым задом? - заржал Адам.
  - Там же негде, вроде бы, - напряг свою память Сатр.
  - А он не мелочился и делал свое грязное дело на столе командира, - улыбнулся Адам.
  - Гмм, как его командир, то еще терпит? - вопрос был совершенно риторическим.
  - Где хоть сейчас этот герой любовник? - после недолгого молчания, спросил заинтересованный Сатр, - а то мне бы его помощь на мечах не помешала бы.
  - Где? - удивился Адам, - конечно же в яме сидит и еще минимум неделю не выйдет.
  - Делааа, - протянул Сатр.
  В принципе, ничего особенного в этом не было, Йоган постоянно чудил. Когда заинтересованные люди спрашивали отчего он сходит с ума, то тот не задумываясь отвечал:
  - Хочу в битву, чтоб кровь, кишки, а то тут скучно до омерзения.
  Наверное, не будь наемник первоклассным мечником, его бы уже давно прибила командир.
  Так за разговорам они незаметно добрались до города. Стражники на входе уважительно кивнули, когда два друга вошли внутрь.
  - Теперь куда? - спросил Сатр, остановившись.
  - Так, - задумчиво сказал Адам, - давай ка туда, - указал он пальцем куда-то на восток, - там самые аппетитные, - и не задерживаясь двинул в указанном направлении. Пожав плечами Сатр зашагал следом.
  
  Следуя за другом, Сатр с интересом рассматривал город. Приморский Алдон кипел жизнью. Где-то что-то продавали, куда-то везли товары. В некоторых местах народу было столько, что создавалась давка. Вот только парень двигался словно нож разрезая людское масло.
  - Пришли, - уверенно остановился Адам.
  Его спутник с интересом осмотрелся. Куда бы он не повернул свой взгляд вокруг были одни красавицы. Крыланы, зверолюди даже крольчихи. Они ходили по улице в очень откровенных нарядах, не скрывающих очень аппетитные прелести.
  Не успел Сатр толком осмотреться, как к ним подошла красивая женщина крылан. Блондинка была сногсшибательна. Узкая осиная талия, крутые бедра и большая грудь, просматривающаяся через откровенный вырез, заставляли мужиков чуть ли не сворачивать свои шеи при виде этого великолепия.
  - Привет, мальчики хотите поразвлечься? - обратилась крылан к ним.
  - Да, очень хотим, - взял на себя переговоры Адам, масляно разглядывая прелестницу.
  А Сатр наконец-то понял, куда они попали. В Алдоне, по рассказам сослуживцев, было несколько районов, где обитали так называемые 'ночные бабочки', готовые за умеренную и не очень плату воплотить любую мечту в реальность.
  - Два золотых за час, - лукаво улыбнулась крылан, а, если будешь с другом, то три, - облизала розовые губки она.
  - Не, мы еще с ним не настолько близки, - пошутил Адам, - давай приведи нам свою подругу, а мы пока подождем здесь.
  - Хорошо, красавцы, никуда не уходите, - и виляя своей прекрасной попкой, девушка удалились.
  - Нет, ты видел какова?! - Адам ткнул локтем в бок Сатра.
  На что тот только кивнул. Девушка и вправду была потрясающей.
  - Она мне знаешь, кого напоминает? - спросил Адам и не слушая ответа, продолжил, - нашего командира!
  - Ух я ее. Чур эта крылатая блондиночка моя, - полушутливо сказал он.
  Сатр же просто кивнул. Нет, девушка была и вправду красива, вот только ссориться по мелочам совершенно не хотелось, тем более из-за такого. К тому же одновременно с ним в Крылатый меч была принята и Агата Стальной вихрь, что постоянно скрашивала ему холодные ночи, и они не только учили имперский язык.
  Агата стала десятником над разумными, с которыми она тогда пришла. А выводок малолетних крольчих, что также был вместе с ней, набирался опыта в лагере, чтобы через пару лет пополнить ряды Крылатого меча.
  - Без проблем, - ответил Сатр, - только меня вопрос мучает, просвети, пожалуйста.
  - Не вопрос, - схохмил Адам, - задавай.
  - А почему у них у всех эти странные ошейники? - кивнул Сатр на первую попавшуюся девушку.
  - Эмм, - завис Адам. До него наконец-то дошло, что приводить сюда своего друга, что рвал работорговцев голыми руками, была плохая идея.
  - Видишь ли, - не зная, как выкрутиться из непростой ситуации, заговорил молодой наемник.
  - Не юли, - хмуро сказал Сатр.
  Адам мгновенно поник, ведь зная нрав своего друга, сейчас кому-то не поздоровится. Причем, если по началу это будут рабовладельцы, то потом достанется уже Сатру и Адаму от городских стражников. А если смотреть еще глубже, то пострадает в итоге Беатрис и Крылатый меч.
  - Давай только без резких движений, ладно? Ты сначала спокойно выслушаешь, - с надеждой в голосе спросил Адам.
  - Хорошо, - кивнул Сатр.
  ...
  - Это рабыни, - на одном дыхании сказал наемник.
  - Рабыни? - переспросил его друг. В миг, в его голове всплыл момент, когда он добил тяжело раненую крольчиху-пленницу у имперской повозки. Затем всплыло воспоминание о караване, и испуганные мордашки маленьких крольчих. Он, кстати, до сих пор им в глаза смотреть не мог. В душе опять поднималась ледяная злоба и что-то поделать он с собой не мог, да и, наверное, не хотел.
  - Сатр, Сатр, - начал трясти его за плечо Адам, - успокойся и подумай логически.
  - В Империи живут миллионы людей, четверть из них рабы, ты собираешься освобождать их всех? У тебя просто не хватит сил на это. Империя самое влиятельное государство в мире, оно нас просто раздавит! - приводил один за одним доводы Адам.
  - Я ее уничтожу, сожгу, - все больше заводился Сатр, - со всеми рабовладельцами.
  Идея пришла в голову Адаму, и он ее сразу же озвучил:
  - Всех? А ты знаешь, что есть множество рабовладельцев, что хорошо обращаются со своими рабами, они им даже выкупиться из рабства позволяют. Не говоря уже о том, что относятся к ним как к разумным, а не как к скоту.
  - Беатрис, кстати, была рабыней, - продолжил он.
  - Командир? - спросил удивленный Сатр, который даже немного успокоился от удивления.
  - Да, попала когда-то к хорошим людям, что за честную работу позволили ей выкупиться, - Адам вздохнул с облегчением, ему удалось убедить друга не начинать мясорубку прямо тут.
  - К тому же своими действиями ты подставишь Беатрис, - привел самый убойный, по его мнению, аргумент Адам.
  - Да, ты прав, - устало вздохнул Сатр, - тогда, если позволишь, я кое-что спрошу у крылана, - кивнул он на подходящую девушку, которая вела с собой свою подругу.
  - Валяй, - улыбнулся Адам.
  
  - Моя подруга Джой, прошу любить и еще раз любить, - пошутила крылан, кивнув на милую лисичку, что была подле нее.
  - Привет, - широко улыбнулся Адам, - ты, кстати, сама забыла представиться, - он обвинительно ткнул пальцем крылану в грудь, отчего та заколыхалась.
  - Ой, какая я растяпа, - проворковала девушка и хотела было продолжить флиртовать с Адамом, как вдруг в их разговор вмешался Сатр:
  - Скажи, - обратился он к крылану, - ты бы хотела быть свободна? - прямо спросил он.
  Я? - удивилась девушка, - нет, конечно.
  - Чтобы меня тогда ждало? Нищета, голод, смерть? Спасибо, я уже этого натерпелась сполна! - раздраженно закончила она.
  - Ясно, - кивнул Сатр, быстро развернулся и ушел.
  
  ***
  
  Азгалор стоял рядом с ремонтируемыми вратами и грозно зыркал по сторонам. Кто бы знал КАК ему надоело это поручение, что Архимонд передал от их владыки, Саргераса. Из-за постоянного отвратительного настроения он самолично уже убил десяток чернокнижников, что пытались выяснить судьбу Маннарота.
  - Владыка Азгалор, - почтительно обратился к нему один из рядовых эредаров-чернокнижников.
  - Докладывай, - процедил сквозь зубы Азгалор.
  - Мы обнаружили, куда переместился через этот портал Владыка Маннорот, где он предположительный был убит.
  - Уахахаха, наконец-то, - сразу же повеселел аннигилианин и, схватив за шкирку эредара своей огромной лапищей, немедленно направился к арке Темного портала.
  
  ***
  
  - Ты же хочешь силы? - спросил Веленику властный голос.
  Синяя Грива застонала. Этот голос стал преследовать ее совсем недавно и постоянно предлагал, одурманивал и совращал ее.
  Последнее время дела у восставших крольчих, что вернулись из злополучного похода на имперцев, шли не очень хорошо. Им удалось захватить столицу, но клановые сучки сумели сбежать и теперь собирали силы на востоке страны. Конийнсфарн раздирала гражданская война. И вот теперь, когда она должна быть предельно собранной, чтобы распланировать ход будущей войны, ее мучает один и тот же голос, что слышит только она.
  По началу он был словно шепот на периферии сознания, но с каждым днем только усиливался. Да, Веленика даже в храмы богов пыталась сходить! Но боги были глухи к мольбам крольчихи. И только голос становился все настойчивее и громче.
  - Что же ты хочешь от меня?! - мысленно завопила Веленика, когда сил терпеть уже не осталось.
  - Я? - ненатурально удивился голос, - я хочу дать тебе силу, чтобы ты смогла победить своих врагов.
  - И какова же цена? - иронично спросила глава восставших крольчих.
  - Сущие мелочи, - промурлыкал голос, - а чтобы показать, что я не вру, я награжу тебя кое-чем, и это будет авансом наших будущих тесных отношений.
  - Ты готова? - спросил голос.
  - Да!
  - Наконец-то, - устало подумала Синяя грива, а то последнее время было сложно понять, действительно ли она слышит чей-то голос или все это проделки ее сознания, что окончательно и бесповоротно свихнулось. Сейчас все решится.
  - Тебе станет 'немного' больно, но не пугайся мои дары стоят того, - продолжил с усмешкой голос.
  Спустя секунду фигурку Веленики окутал едко-зеленый туман, а ее личную комнату сотряс крик, полный боли. Была бы рядом стража, они бы тот час бы уже прибежали. Вот только Синяя грива давно отослала их подальше, как будто бы знала, что в действительности произойдет.
  И вот крик оборвался, а с пола поднялась Велиника. Ее глаза были закрыты, а тренированное тело, как будто бы дышало силой, грязной и едкой силой. Красивая грудь мерно вздымалась в такт дыханию. Минуту простояв в неподвижности, Веленика открыла глаза, которые на миг озарились мутным зеленым светом, чтобы через мгновенье погаснуть:
  - Да, владыка, будут сделано, - сказало теперь уже новое существо, волю которого поломали, как хрупкий карточный домик.
  
  ***
  
  Уже прошло несколько месяцев с тех пор, как они потеряли последнюю надежду, когда-нибудь увидеть его. Их друга, товарища, семью наконец. Несколько долгих месяцев наполненных постоянной суетой, раскопками, поисками, истериками и отчаянием. Но всему приходит конец, так и их мастер решил свернуть поиски. Нет, конечно же, он тоже переживал потерю одного из своих чад, одного их своих самых перспективных воспитанников. Вот только за все это время, что они тут провели, у этих демоновых руин, ни одной зацепки так и не удалось найти.
  Стройная красноволосая девушка стояла над карьером, где буквально неделю назад проводились поисковые работы. Все уже давно покинули это место, вот только девушка не могла уйти. Она стояла неподвижно, и только ветер развивал ее длинные волосы.
  Тяжелые мысли бродили у нее голове, не желая оставить ее в покое.
  'Если бы я не потащила его на эту миссию?!'
  'Если бы я лучше следила за ним?!' - спрашивали они.
  Только потеряв кого-то, начинаешь понимать, сколько для тебя значил этот человек. Почему-то именно так устроен человеческий мозг.
  
  Встряхнувшись, девушка подняла свой тяжелый взгляд в небо, в нем не было ни злости, ни отчаяния, лишь решимость. Решимость сделать все, чтобы найти его.
  Спрыгнув вниз, она оказалась у ранее выкопанной и полуразрушенной каменной арки, что пестрила непонятными символами. Их мастер так и не смог сказать, что они означают. Не помог в этом и Магический Совет. Вот только девушка не спешила сдаваться. Кропотливо срисовав непонятные письмена на пергамент, который как и карандаш появился из ниоткуда, она развернулась и, тяжело вздохнув, направилась прочь. Карандаш и пергамент, что она выпустила из руки, просто испарились в воздухе, как и сама поврежденная арка.
  
  Прошло уже больше полугода с того момента, как она отправилась в путь. За спиной были тысячи километров и десятки стран. Но нигде не удалось найти человека, что смог бы расшифровать странные знаки, выгравированные на камне. Даже более того никто и упоминаний о них не слышал. Ученые, историки, археологи, маги, все только и могли, что развести руками, пока в одном из захолустных городков, она не наткнулась на пожилого коллекционера. Старик уже давно отошел от активных дел, но главную страсть свой жизни так и не на что и не променял.
  Как только тот увидел зарисовки, что любезно предоставила ему красноволосая девушка, его глаза загорелись, а руки сами потянулись к пергаменту.
  
  - Нет, дорогая моя, психоэмоциональная матрица пользователя должна в любом случае резонировать с артефактом! Не имеет значение какую арку мы используем! - размахивая руками, горячо настаивал на своем Профессор, как он сам просил себя называть.
  - Но, почему тогда у меня ничего не получается? - разочарованно проговорила девушка.
  - Потому что надо настроиться на артефакт, вложить в него свои надежды и чаяния, - пояснил он.
  - Забудь о том, как ты колдуешь, тут это не применимо! Потому что вся древняя цивилизация мастеров, что создавала эти вещи, использовала совершенно другие принципы! - сел на своего любимого конька Профессор.
  
  Девушка задумалась. Поначалу они посчитала, что ее желание найти дорогого ей человека было недостаточно сильное, но после объяснения Профессора, все, вроде бы, стало понятно. Хотя кого она обманывала, непонятно было абсолютно все.
  Вот уже год они вместе с Профессором бродили по краю света, ища любые зацепки о канувшей в лету цивилизации. Неудачи следовали за неудачами, но не может же жизнь состоять только из черных полос. И поначалу совсем не пользующаяся доверием информация, привела их в горы, где в темноте пещер, девушка обнаружила точно такую же полностью цельную арку, в которой когда-то исчез ОН. Радость, что озарила ее душу в тот момент, сложно описать. Вот только потом, реальность все же опустила красавицу с небес на землю. Было не понятно абсолютно ничего. И даже Профессор, что всю жизнь интересовался данной цивилизацией, знал совсем немного. К тому же не стоит упоминать, что эти знания были чисто теоретическими.
  
  Вспомнив наставления Профессора, девушка вновь подошла к проклятой арке. Они по очереди пытались активировать артефакт, однако ее продолжали терзать сильные сомнения. 'Работает ли вообще эта штука?' - постучала кулачком по каменной поверхности она.
  Вот только отступать красавица не привыкла. Вновь перед глазами стали проскальзывать воспоминания.
  '...Вот она бьет по голове маленького розоволосого парнишку, что из-за свойственного маленьким детям непоседливого характера, опять что-то натворил...'
  '... Вот тот же самый парень, немного повзрослевший, играет и дурачится вместе со своим котом, а люди, что собрались вокруг, да и сама девушка, не могут сдержать улыбок, наблюдая за ними...'
  По мере того, как девушка углублялась в свою память, парень становился все взрослее. Помимо дурацких проделок и желания подраться в нем постепенно просыпались другие чувства и стремления. Чувство долга, забота об окружающих его людях. Из непоседливого пацана он начал становиться настоящим мужчиной. Вот только раньше Эрза этого не замечала, наверное, потому что сама была старше его всего лишь на год.
  А потом пришли воспоминания приносящие не только радость, но и боль, где тот же розоволосый парень спасает ее из под огня оружия неимоверной мощи, сам попадая под него, где он постоянно совершает глупые поступки, порой опасные для него самого, лишь бы спасти и защитить ее, Эрзу! Девушка незаметно даже для самой себя улыбнулась и достала единственную вещь, что осталась от него.
  Когда он пропал, что-то умерло во всех них. И только теперь Эрза начала осознавать, что больше всех пострадала именно она. Просто никогда не хватало времени остановится и поразмышлять об этом.
  Весь этот комок эмоция и переживания, как снежная лавина давил, требуя выхода на свободу. И девушка больше не смогла терпеть и загонять свои чувства, как обычно, глубоко внутрь. Из легких вырвался крик горечи, что разнесся по всей пещере. В нем было все: желание скорой встречи, надежда, страх, боль и даже радость осознания.
  
  Знаки, испещрявшие арку, замерцали потусторонним светом, вот только девушка этого не заметила, окунаясь в свои переживания. И, буквально через мгновение, воронка, что сформировалась внутри арки, вобрала в себя ее фигурку, стоявшую совсем рядом.
  
  ***
  
  Сатр сидел у костра и в пол уха слушал байки Адама. Не то чтобы ему было не интересно, просто именно эту, он уже слышал от своего друга. Хотя стоит отдать Адаму должное, он не часто повторялся.
  Действительно ли происходили с ним эти удивительные вещи, что он с упоением рассказывал? Нет, конечно, половина этих историй была чистой выдумкой, в то время, как вторая половина была приукрашена донельзя. В прочем, все это знали, но никто никогда не говорил очевидных вещей, ведь рассказчик из молодого наемника был диво, как хорош.
  Полгода пролетели, как один день, и Сатр уже никому не напоминал зеленого новичка, только-только вставшего на стезю наемника. Имперский язык уже давно не доставлял абсолютно никаких проблем, и, в общем-то, вся жизнь теперь шла по накатанной, если так можно сказать о жизни наемника.
  За пять месяцев парень успел побывать на множестве миссий и, если по началу начальство его берегло, то, как только выяснилось на что способен Сатр в боевой обстановке, то разнообразные и опасные задания посыпались, как из рога изобилия.
  Сатр весело фыркнул свой мысли. Если бы 'начальство' знало на что именно он был способен, она бы по умерила свой пыл и крепко задумалась. Но Беатрис оставалась в неведении, а Сатр продолжал получать в довесок к основным, что они выполняли со своим десятком, дополнительные задания.
  Сопроводить караван на опасном маршруте? Не вопрос. Зачистить стоянку диких орков? Пожалуйста. Вырезать гоблинов в пещерах? Нет ничего проще. Да и к этим тварям у него была особенная 'любовь'.
  
  Вообще-то, разделения на десятки не имело большого значения в Крылатом мече. Иногда для определенных миссий набирались люди и нелюди из совершенно разных подразделений. Иногда Сатр действовал вдвоем с Йоганом, еще чаще один. И, конечно, же Беатрис не пыталась избавиться от перспективного новичка. Просто в один день Сатр заявился к ней и попросил отправить его на какое-нибудь очень опасное задание, чем несказанно ее удивил. Почему она тогда согласилась? У молодого человека не было ответа, но командир не стала его останавливать. Может быть что-то увидела в его взгляде? Кто знает.
  
  Вот так и повелось, со своим десятком он отдыхал на миссиях, а во все остальное время в одиночку выполнял иногда такие задания, за которые Беатрис не была готова взяться вместе со всем своим отрядом. Сатр не видел никакого смысла скрывать свою реальную силу и скорость. Прятаться ему не от кого, а опасные задания приносят больше золота, к тому же, сколько молодой человек себя помнил, он всегда любил битвы и гуляющий адреналин в крови.
  Как-то незаметно у Сатра появилась второе имя, чего удостаивались немногие наемники и лишь за действительно выдающееся мастерство или деяния. Та же Агата оказывается получила свое второе имя, когда прорвалась со своим погибающим в окружении отрядом через строй врагов, что нарекли ее Стальным вихрем за то, с какой скоростью и яростью работал ее меч.
  
  - Буревестник, - как-то раз обратился к нему Дакий, их десятник.
  Поначалу Сатр и не сообразил, что обращаются к нему, но как потом оказалось именно такое второе имя придумали ему наемники, что зачищали вместе с ним старые катакомбы с мертвецами. Он тогда особо не умел работать в команде и, не слушая мудреных опытом ветеранов, вырвался вперед, круша мертвецов направо и налево, словно буря следовала за ним по пятам. Наемники, что были с ним в тот раз, рассказывали, что это была самая безопасная зачистка подземелий в их жизни.
  К слову, работать в команде Сатр так и не научился.
  
  Мерно потрескивал огонь, а Адам продолжал рассказывать о своих безумных любовных похождениях. Из-за чего Сатру очень некстати вспомнилась Агата.
  На протяжении всей своей наемничей карьеры, Сатр, отдыхая после заданий, очень часто находился в ее обществе.
  Ему нравилось гулять с ней, проводить время, нравилось учить имперский язык, когда учителем выступает такая красавица, нравилось спать с ней, наконец. Вот только было одно 'но'.
  Как бы она не показывала свое хорошее отношение и как бы не улыбалась ему, молодой наемник чувствовал, что что-то не так.
  Вот только давно уже прошли времена, когда Сатр рубил с плеча не разобравшись в ситуации. Слишком уж много зла нес этот путь. Поэтому он просто ждал и не собирался ничего менять в их отношениях, изображая из себя недалекого человека, что не понимает прямых намеков. Агата, конечно же, злилась и иногда даже подолгу не разговаривала с ним, но каждый раз 'прощала' его.
  
  Мысли о Стальном вихре сразу же всколыхнули пласт воспоминаний о Делире, и конечно же, обо всем, что он сумел тогда натворить. Думать об этом не хотелось, но мысли постоянно возвращались и спрашивали пустоту: 'как она? все ли у нее хорошо?', ведь последние новости из королевства крольчих были довольно страшными. Там во всю разгорелась гражданская война, причем по рассказам некоторых купцов, крольчихи с остервенением резали не только друг дружку, но и своих же детей. Подчистую вырезались целые области и зверства, что устраивали крольчихи на своих собственных землях не укладывались ни у кого в голове. Так даже с имперцами не поступали, как со своим собственным народом!
  
  Сатр устало вздохнул. Сколь сильным он бы не был, но все равно, до сих пор, до дрожи в коленях, боится найти свою крольчиху и посмотреть ей в глаза. Впрочем, вполне возможно смотреть в глаза уже некому...
  
  - Сатр, дружище, о чем задумался? - обратился к нему Адам.
  Сатр недоуменно огляделся и обнаружил, что уже практически все, кроме пары дозорных, разбрелись спать.
  - Да так, мелочи, - вздохнул он.
  - Ну, ладно, не хочешь говорить, не надо. Я не буду настаивать, - улыбнулся вечно неунывающий друг.
  - Давай что ли спать ложится, ночью еще дежурить, к тому же рано утром я вас покину, - кивнул на лежанки Сатр.
  - Ага, - плюхнулся Адам на плащ, - вот, скажи мне, друг, нафига ты взял это самоубийственное задание? - внезапно спросил он, - оно висит во всех магистратах, боги знают, сколько лет, и пока никто не сумел выполнить его.
  - Золото, - коротко бросил Сатр и плюхнулся на свой плащ рядом.
  - Надеюсь ты не погибнешь, - тихо прошептал Адам, отвернувшись в сторону.
  
  Завтра с утра их пути разойдутся, Адам с двумя десятками пойдут гонять банду гоблинов, что завелась на северном тракте, а Сатр направится на северо-запад в равнинную часть Империи, которую каждые сто лет навещает злая черная ящерица, дышащая огнем.
  
  В тот момент, когда он увидел рисунок, что изображал его будущую цель, в голове что-то щелкнуло, как будто старые воспоминания хотели пробиться сквозь барьер, что окутал его разум. Вот только чуда не свершилось.
  Взяв рисунок со стены молодой наемник еще раз внимательно всмотрелся в оскаленную морду. Черный крылатый змей хищно смотрел на него с картинки, а я языки пламени, что вырывались из его ноздрей, создавали впечатление, что змей вот-вот оживет и будет сеять вокруг смерть и разрушение.
  Внизу на рисунке был приписан текст, в котором за голову змея была назначена астрономическая награда.
  
  - Так ты хочешь взяться за это дело? - удивленно спросила Беатрис, к которой молодого наемника, направил Дакий, не желающий брать ответственность за смерть парня на себя.
  - Да, - коротко кивнул тот в ответ.
  - А зачем? - неожиданно спросила командир.
  Сатр немного замялся, но очевидно решившись выложил все, как на духу, сказал:
  - Это каким-то образом связанно со мной, не знаю, как это лучше объяснить.
  - Занятно, - пробормотала девушка и задумалась.
  - Запретить я тебе не могу, ты свободный человек и волен делать все, что считаешь нужным, - продолжила она, - вот только я могу и выгнать тебя из Крылатого меча, если ты все же пойдешь туда.
  - Я знаю, но решение свое менять не собираюсь, - угрюмо проговорил Сатр, ведь ему не улыбалось расставаться со своим другом и многими хорошими знакомыми вот так.
  - Не понимаю я тебя, - честно призналась командир, - у тебя есть все о чем многие могут только мечтать, сила, золото, красавица крылан, - Беатрис подмигнула ему, намекая на Агату, - а ты рвешься не понятно куда и скорее всего там и погибнешь.
  - Схватка с драконом это не шутки, даже империя с ними не связывается, считая их чем-то, вроде, стихийного бедствия, биться с которым просто верх идиотизма.
  
  Сатр сверлил взглядом Беатрис и мучительно размышлял. На одной чаше весов находился Крылатый меч, а на другой только возможность, что-то узнать о себе, о своем прошлом. Не известно, видела ли командир его внутреннюю борьбу, но, как только он уже был готов отказаться от наемного отряда, она заговорила:
  - Я не стану исключать тебе из отряда и даже дам разрешение на эту миссию, - устало проговорила она. Но ты обязан вернуться живым, я ясно выражаюсь?! - резко закончила девушка.
  Сатр поначалу непонимающе посмотрел на командира, но как только ее слова дошли до его разума, не раздумывая бросился вперед и крепко обнял ее.
  - Задушишь, болван! - донеслись до него приглушенные слова, и молодой наемник нехотя отстранился от красивой крылатой женщины.
  - Расскажешь кому-то, что ты сейчас сделал, прибью, - то ли в шутку, то ли всерьез, Командир погрозила ему кулачком.
  
  ***
  
  - Сделай все, чтобы остановить его. Я знаю, что он упертый баран, но попытаться ты должна, доча, как ты понимаешь, он нам еще очень сильно нужен.
  - Да, мам, я постараюсь.
  
  ***
  
  Чтобы не создавать какого-либо ажиотажа, Сатр не рассказал о своей затее никому, кроме Адама. И хоть его друг и возмущался, но отговаривать не стал, ограничившись одной единственной фразой в конце:
  - Если это ты, то дракону точно не поздоровится.
  А вот откуда об этом узнала Агата, у Сатра были всего лишь предположения. Наверняка одна крылан поделилась информацией со второй крылатой девушкой. Вот только в этот раз Агата практически съела весь его мозг. Тысячи доводов, что приводила она, разбивались о глухую стену, что возвел молодой человек, чтобы уберечь остатки своего сознания. Как только девушка поняла, что слова не помогают и Сатр уже готов был просто-напросто сбежать, девушка пустила в ход свое самое совершенное оружие.
  В итоге, она ездила на нем всю ночь и даже утром не пожелала успокоиться. А Сатр с удивлением осознал, что оказывается было множество мест, что до этого вечера он не удосуживался 'посетить', потому что просто не знал, что туда тоже можно.
  Кое-как отодрав от себя совсем выбившуюся из сил Агату, Сатр схватил свои пожитки и ломанулся к своему десятку. В голове сидела только одна мысль: 'если эта бестия проснется раньше, чем он убежит, то о походе к дракону можно будет забыть'.
  
  Сатр с интересом рассматривал высокие горы, что распростерлись на севере равнинной части империи. Было в них, что-то завораживающее, что позволяло подолгу наблюдать за величественным видом.
  Позади был огромный путь, что проделал юноша до своей цели. Осталось только эту цель найти...
  Окинув взглядом горы еще раз, молодой человек тяжело вздохнул. Даже с его выносливостью и скоростью, обойти их все займет слишком много времени.
  Прежде чем направиться к подножью, Сатр бродил по ближайшим селениям в попытке выяснить, где искать дракона. Вот только последний раз его видели лет семьдесят назад некоторые из доживших до этих дней стариков. Впрочем, это особо не помогло, потому что, единственное, что они знали, выражалось фразой: 'он улетел к тем горам'.
  Еще раз тяжело вздохнув, молодой наемник поправил котомку с припасами и направил свои стопы вперед.
  
  - Бе-е-е-е, - угрожающе проблеял на вершине соседней кручи горный баран. Скотина совершенно не боялась присутствия двуногого животного рядом, привыкшая быть единовластным хозяином этих мест. К тому же отсутствие каких-либо рогов у противника, вселяло уверенность в свои силы у местного парнокопытного.
  Подобрав камень, Сатр хмыкнул. Сколько он здесь торчит, местные бараны продолжают с упорством баранов, находить неприятности на свои мохнатые зады. Хорошенько прицелившись, молодой наемник с силой метнул камень в лоб еще одного неудачника, что вскоре станет его ужином. Меткий бросок с огромной силой вошел с голову животного, подбрасывая тушку на добрых полметра и впечатывая в камень. Сатр уже собрался идти к своему будущему обеду, как рядом раздались хлопки.
  С очумелым выражением лица, парень повернул голову в сторону звука, где на каменном карнизе стоял дядька и хлопал в ладоши. Кожаная одежка и лук прикрепленный сзади, выдавали в нем охотника, а умелая маскировка, что даже Сатр, с своей школой выживания в прошлом, не заметил его присутствия, говорили об огромном опыте.
  Встряхнув головой, чтобы прогнать наваждение, юноша попытался привести мысли в порядок. Тем временем мужчина осторожно, но в тоже время довольно быстро, спустился с карниза к Сатру.
  - Привет, - без всяких расшаркивание проговорил мужчина.
  - Э-э, добрый день, - немного замешкался молодой наемник, но быстро пришел в себя.
  - Здорово ты его, - кивнув на барана, охотник огладил бороду.
  - Да, совсем обнаглели, скоты, - улыбнулся парень.
  Охотник тоже усмехнулся.
  - Горные бараны серьезные противники для большинства охотников, даже 'срезни' не всегда их шкуру берут. А из-за сурового нрава иногда и охотник может стать добычей, если не будет достаточно осторожен, - покивал он.
  Оглядев юношу внимательно, мужчина спросил:
  - Ты, как я понимаю, не для охоты сюда забрался?
  Сатр же, пожав плечами, сказал:
  - Да, вроде, для охоты, вот только зверя своего найти никак не могу.
  Охотник задумался на секунду, но, как будто, что-то для себя решив, быстро продолжил:
  - Давай помогу добычу разделать, посидим, поедим и поговорим, - хитрым образом напросился на бесплатный обед мужчина.
  - Кстати, я Босмер, - протянул он руку.
  
  Босмер оказался приятным собеседником, причем, не только знатоком в охотничей стезе, но и на любую другую тему мог легко поддерживать разговор. Явно мужик не всегда сидел в горах, и видать жизнь его покидала знатно.
  - Дракона говоришь? - задумчиво повторил охотник и перевел взгляд на огонь.
  У костра, рядом с которым они находились, установилась тишина.
  - Твою силу я видел, - немного подумав, сказал Босмер, - если ловкость на уровне, то шансы может какие и есть, - кивнул он своим мыслям.
  - Вот только думал ли ты, что будет, если ты не преуспеешь? - неожиданно спросил мужчина.
  Сатр уже хотел было ответить, но задумался. Действительно ли у него хватит сил победить дракона? Раньше он бы не задумываясь, ответил бы 'да', но те времена давно прошли. Босмер же увидев, что молодой человек задумался, продолжил:
  - Допустим, что у тебя ничего не получилось. Разъяренная ящерица, насильно разбуженная тобой, захочет мести, и целью этой мести станут все окрестные земли.
  - Ящерица убьет всех, и людей, и нелюдей, а потом пойдет досыпать, как ни в чем не бывало. Хочешь ли ты быть причиной гибели стольких разумных? - закончил охотник и испытывающе посмотрел на молодого человека.
  Сатр не проронил ни слова, обдумывая сказанное. Как ни посмотри, быть причиной смерти кого бы то ни было, даже имперцев, не причинивших тебе абсолютно никакого зла, совершенно не хотелось. Да, когда-то была сильная ненависть, но люди меняются, так и Сатр изменился благодаря новому окружению и новым взглядам на мир, что демонстрировали его друг и соратники. Можно сказать, что мир для него перестал делиться только на черное и белое.
  Вот только отступить от своей затеи было слишком уж тяжело. К тому же шансы против дракона были, о чем охотник, конечно же, знать не мог. Глубоко вздохнув, и наконец-то взвесив все 'за' и 'против', Сатр сказал:
  - Босмер, ты меня неправильно понял, я не хочу охотится за драконом и тем более драться с ним, если тот сам на меня не нападет. Мне его нужно просто увидеть.
  - Я, в принципе, понимаю, как это все бредово звучит, но мне это действительно нужно, - грустно улыбнулся парень.
  - К тому же, мне совершенно нет нужды его будить и подходить близко, - продолжил он.
  - Гм, да, ты прав, звучит бредово, - согласился Босмер и задумался.
  Мерно потрескивал огонь, а каждый из собеседников думал о своем. Неожиданно хлопнув рукой по коленке, как будто бы на что-то решившись, охотник сказал:
  - Как не странно, я тебе верю и даже помогу.
  Сатр заинтересованно посмотрел на Босмера. Помощь бы ему не помешала, а то уже пошел второй месяц с тех пор, как он бродит по этим горам.
  - Знаю я, где спит дракон, забрел туда раз случайно. Но, - предостерег охотник, - первое, подходить близко мы не будет ни в коем случае, второе, ты слушаешься меня беспрекословно, - закончил он.
  Сатр кивнул, но не поинтересоваться не смог:
  - Почему ты мне помогаешь? - спросил он.
  Почесав затылок Босмер пояснил:
  - Ну, парень ты упертый раз торчишь тут второй месяц, и когда, - поднял тот вверх палец, - именно, когда ты найдешь дракона, можешь наделать дел, - сказал охотник и немного смущенно добавил, - к тому же, хочется хоть кому-то похвалиться, что я нашел настоящего дракона, и показать его, легендарная тварь же!
  
  До позднего вечера Босмер и Сатр общались на драконью тематику, о которой охотник знал довольно много. Оказывается драконы довольно редко появляются в обжитых разумными землях, примерно раз в сто лет, уничтожая все, что можно сожрать. Как поговаривают ученые мужи, связанно это с тем, что драконы впадает в особую спячку, для того чтобы количество пищи хоть как-то восстановилось. Правда это или нет, сам охотник был без понятия, но, если учесть, что ящерица абсолютно не реагировала на Босмера, когда тот ее нашел, смысл в этом был.
  
  - Тсс, - приложил палец к губам Босмер.
  Они с Сатром находились в узком проходе, который заканчивался выходом в огромный зал природного происхождения. На потолке огромного помещения было несколько отверстий, через которые рассеянный свет проникал внутрь, освещая огромную тушу монстра. Дракон крепко спал и его черные бока равномерно двигались в такт его шумному дыханию.
  Весь пол огромной пещеры, куда не кинь взгляд, был устелен костями. Большие, маленькие и огромные, они, словно магнит притянули взгляд Сатра. Похоже драконы жрали действительно все, на что мог упасть их взгляд.
  Босмер взглянул на Сатра и, дождавшись пока молодой человек посмотрит в ответ, жестом указал на выход. Сатр же спокойно кивнул и выдвинулся на выход, никаких озарений от того, что он увидел эту ящерицу, не было.
  Путь до пещер и лазанье по подземельям заняло практически весь день, поэтому Сатр и Босмер решили переночевать недалеко от них, а утром их пути должны были разойтись.
  
  Из объятий сна Сатра вырвал глухой хлопающий звук. В мгновение поднявшись, краем глаза отметив, все еще спящего охотника, молодой человек недоуменно осмотрелся вокруг и только потом поднял взгляд в небо, чтобы увидеть дракона целеустремленно летящего куда-то на юг.
  - Босмер, - крикнул Сатр.
  - Что ты кричишь? - раздался недовольный голос охотника.
  - Туда глянь, - указал на дракона Сатр.
  - Твою драконью задницу!!! - выругался Босмер через несколько секунд, как только проморгался.
  Дракон летел очень высоко и казался совсем небольшим на таком расстоянии, но они оба видели его в живую и довольно четко представляли, что это туша может натворить.
  - На юг летит, паскуда, - сплюнул Босмер.
  - Далеко до первой деревни? - поинтересовался Сатр.
  - Километров семь будет, неужто хочешь попытаться догнать? - удивленно спросил охотник.
  - Догнать, не догоню, но, чтобы пожрать, он должен будет остановиться, - проговорил Сатр, быстро складывая немногочисленные пожитки.
  - Подохнем ведь, - задумчиво проговорил охотник, укладывая свои вещи в котомку.
  - Догоняй, - бросил Сатр и сорвался на бег, причем произошло это с такой скоростью, что Босмер не успел ничего сказать в ответ.
  - А, ну и насрать, - махнул рукой охотник и двинулся бегом по следам молодого человека, на ходу натягиваю тетиву.
  
  Спасать имперцев? Как таковой дилеммы не было. Не все имперские жители - ублюдки, среди них много добропорядочных людей и, если тебе это практически ничего не стоит, почему бы не помочь?
  Но главная причина все же была другой. Сатр бежал, чтобы сразиться с мощной тварью. Как же он по этому соскучился! Все что было на службе в Крылатом мече, было детским лепетом, он не напрягался даже в четверть своих физических сил. А тело и, наверное, душа требовали БОЯ, настоящего, на пределе физических сил. Сатр предвкушающе улыбнулся и ускорился.
  
  Быстро оказавшись в предгорье, молодой наемник не прерывая бега, вгляделся вдаль, откуда поднимались столбы дыма. Похоже, дракон уже начал резвиться во всю. Надо поспешить.
  Минута, другая, и вот он уже перед деревней. Все таки бегать по горам и равнинной местности совершенно разные вещи.
  Тем временем дракон плюхнулся куда-то по центру поселения, откуда послышались особенно напуганные крики людей. Обогнув пылающий дом, перед Сатром предстала отталкивающая картина, черная ящерица лежала на земле придавив чье-то тело лапой и потихоньку отрывало от него большие куски, смачно их пережевывая. Живых тут уже не было.
  Сатр раздумывал не долго, ускорившись, он подпрыгнул и пролетев пару метров, врезался обоими ногами в драконью морду. Голова чудовища неожиданно легко мотнулась в сторону из-за силы удара, а сам ящер завалился на бок и перекувырнулся пару раз, разворотив один из домов.
  Сатр не спешил продолжать нападение, ему было интересно, какие сюрпризы может преподнести ящер, и тот не подвел. Из полевого облака, что образовалось от встречи дракона и дома, очень быстро для своих габаритов вылетела черная туша и устремилась прямиком к нему. Пасть дракона, из которой торчали острые, словно иглы, огромные зубы, была открыта, а его ошалелый рев, перекрывал любые звуки на километры вокруг.
  Молодой наемник не сдвинулся с места, продолжая ждать взбешенного дракона. Мысли его переполнял восторг, потому что наконец-то встретился хоть кто-то за столь долгое время, кто смог пережить его первый серьезный удар.
  Когда до ящера оставалось всего лишь полметра, Сатр напитав мышцы своей силой, молниеносно поднырнул под голову чудовища и врезал апперкотом по нижней челюсти дракона. Удар был такой силы, что голова змея была подброшена вверх, послышался сильный хруст. Тело разогнавшегося ящера по инерции протащило вперед, пока змей не врезался всей своей массой в очередной дом, разворотив его полностью.
  Кое-как поднявшийся из обломков ящер представлял собой жалкое зрелище, от былого величия не осталось и следа, припадая на ногу, чудовище развернулось к Сатру и попыталось обиженно взреветь, вот только свободно болтающаяся нижняя челюсть ему этого сделать не позволила. Вместо чудовищного рева послышалось какой-то бульканье.
  - Жалкое зрелище, - вслух высказался Сатр и медленно направился к дракону, чтобы добить.
  Вот только змей не был готов расстаться со своей жизнью. Буквально через секунду шея его изогнулась, а голова оказалась направленна на молодого человека. Всем своим видом дракон давал понять, что сейчас он сделает какую-то пакость.
  Чудовище не заставило себя ждать. Где-то глубоко внутри него родился огонек, что через мгновенье разросся в огромный поток пламени, выпущенный изо рта. Маленькая фигурка человека потонула в огненной стихии.
  Мимоходом дракон сжег в пепел остатки деревни, где даже земля начала плавиться, так велика была сила пламени. Вряд ли какое из столь многих существ этого мира пережило бы огненную атаку дракона.
  Но огонь, охвативший руины деревни, стал как-то подозрительно быстро уменьшаться и стягиваться в одном направлении, где словно попадая в воронку его затягивало в себя нечто. Этим нечто оказалось фигура абсолютно голого молодого человека, что буквальной каждой порой на своем теле впитывал пламя в себя. Парень был абсолютно невредим и даже улыбался.
  - Ха, - выдохнул он, - как же долго я не пробовал чего-то настолько вкусного, - улыбался Сатр.
  Посмотрев на дракона, у которого на не предназначенной для этого морде, был такая гамма эмоций, что Сатр еще сильнее заулыбался. Его посмешила реакция зубастого хищника, но представление пора было кончать.
  Наверное, со стороны, будь здесь какой-либо сторонний наблюдатель, что имел бы чуточку воображения, все смотрелось в духе былых человеческих сказаний, когда светлый рыцарь путем неимоверных лишений и превозмоганий убивал порочного змея и увековечивал себя в веках. Но в действительности за место рыцаря был молодой парень, абсолютно голый, к слову, вопреки придуманной истории легко победивший опаснейшую тварь, а за место дракона на земле сидела голая женщина неимоверной красоты.
  Большая и полная грудь учащенно поднималась, длинные темные волосы обрамляли прекрасное личико, что было подобно тысячи солнц в своей красоте, крутые бедра так и манили своей совершенностью, крича и призываю любого мужчину к безостановочному продолжению рода. Единственное, что портило облик неземной красоты, были синяки и гематомы, что проступали на совершенном теле и сломанная челюсть.
  - П..ст..й, - попыталась, что-то сказать женщина, увидев, что молодой человек целенаправленно продолжил идти к ней, не сбившись ни на секунду. Вот только продолжить фразу она уже не смогла. Юноша в мгновение ока оказался рядом и одним мощным движением свернул ей шею.
  
  - Тц, - раздраженно цыкнул Сатр.
  Привычку не испытывать жалости к врагам, не оставлять за спиной и тем более не расслабляться, как бы жалко не выглядел твой противник, не так-то легко было контролировать.
  Слишком часто еще там, в огненном мире, ему попадались слишком хитрые монстры, что притворялись ранеными и обессилившими, лишь бы в последний миг успеть дотянутся до шеи ненавистного двуногого хищника. Все эти несомненно полезные рефлексы были впитаны через пот и кровь.
  Однако сейчас поспешность своих действий уже не казалась ему столь правильной. Во-первых, с драконом можно было поговорить. Конечно, вероятность того, что, пытаясь выжить, дракон наврет все что угодно и заодно признается, что она его мать, никуда не делась. Но Сатр не был идиотом и смог бы понять, где ему нагло врут, а где, недоговаривают. Скорее всего, наверно... во всяком случае, ему очень хотелось в это верить.
  Во-вторых, проблема была в голове. Да, именно, в голове. Тащить голову красивой женщины в качестве доказательства, что это ты убил дракона, это мягко скажем попахивает проблемами уже со своей головой. Во всяком случае для окружающих. И, если в большинстве случаев Сатру абсолютно плевать на мнение разумных вокруг, то, что о нем подумает его друг, Адам, или Беатрис, которую он сильно уважал, было существенно.
  
  Молодой человек еще раз окинул взглядом дракона. Отсутствие дыхания, неестественно вывернутая шея и вывалившийся изо рта язык, прозрачно намекали, что делать тут больше нечего. Женщина не спешила превращаться обратно в рептилию. Тяжело вздохнув, Сатр мельком оглядел себя.
  - Красавец, - раздражение все таки вырвалось наружу. Котомку с запасными вещами молодой наемник не додумался скинуть, прежде чем ввязываться в бой.
  Через мгновенье парня на месте уже не было, а голая, покрытая копотью фигура мчалась куда-то на юг.
  
  Что может быть лучше горячей еды и мягкой постели? Конечно же податливая девушка под боком в мягкой постели после еды.
  Сатр лежал в обнимку с Агатой и прокручивал в голове прошедшие события, пока девушка посапывала ему в шею.
  Как только молодой наемник вернулся в лагерь, его сразу же вызвала к себе Беатрис. Девушка была внешне безмятежна, но чувствовалось, что с ее плеч упал здоровенный камень. В сухом же остатке их получасового разговора, было вранье молодого наемника о неудаче в поиске черного змея.
  Единственный, кому Сатр рассказал правду вместе с просьбой никому ее не разбалтывать, был Адам. И то его реакцию нельзя было назвать нормальной. Разве ржач это нормальная реакция на такую историю?
  
  Хмыкнув, Сатр прикрыл уже слипающиеся глаза. Завтра новый день и новый заказ, оплачиваемый Империей. Услуги Крылатого меча в полном составе требуются, где-то далеко на западе и по слухам их наемный отряд не единственный.
  
  ***
  
  - Что здесь вообще происходит?! - недоуменно воскликнула Рори, апостол Бога Тьмы, Эмроя.
  Прямо перед ее взором отряд крольчих методично вырезал какую-то деревеньку. Но не сумасшедшие крольчихи, в чьих глазах не было даже капли разума, и даже не их зверства и особая жестокость, смутили апостола. Много чего повидала она на своем веку и такие вещи не вызывали в душе ничего, кроме глухого раздражения, а вот ритуальные жертвоприношения - это было что-то новенькое.
  На площади, по центру деревни, на земле были начерчены какие-то руны, куда вгоняли небольшие группы совсем молодых крольчих и резали, словно скот. Рядом же на постаменте возвышался шар мутно-зеленого цвета, что, как губка, впитывал их души, лишая возможности на перерождение.
  Омерзение заполнило все естество апостола. Но вмешаться она не могла, ведь прежде чем направить сюда, Бог Тьмы, дал четкие указания на этот счет.
  Скорее всего, ему было просто все равно, где, почему и как разумные уничтожают друг друга. К тому же, как поняла Рори, там, где обитает Бог Тьмы, идет нескончаемая война, что отнимала, практически все внимание ее Бога.
  Хах, все внимание Бога?! Звучит так, что события, что происходят где-то ТАМ, настолько масштабные, что человеческое воображение не в силах их даже представить. Вот только единицы знают, что нынешние боги отнюдь не вездесущи и не всемогущи, а некоторые даже и вовсе не блещут умом. Ей даже иногда казалось, что боги были когда-то такими же людьми (или другими разумными), что умудрились, где-то хапнуть силы. Много силы.
  Рори помотала головой, пытаясь выкинуть из своего разума богохульственные мысли, и вернулась к наблюдению. Если о ее догадках узнают, то ей никогда не стать младшей богиней.
  
  ***
  
  - Эй, Сатр, прикинь, там, - указал пальцем Адам куда-то на север, - сама Железная дева!
  - И? - после минутного молчания все таки переспросил Сатр.
  - Что значит 'И'? Это же Железная дева, наемница и гроза всего запада Империи, - возмутился друг.
  - Она сильна, как сто драконов, а красота ее настолько божественна, что затмит любую девушку на свете, - процитировал молодой наемник кого-то.
  - К тому же глаза у нее 'во', грудь 'во', - помогая себе руками и показывая большие достоинства этой девы, Адам видимо цитировал уже сам себя, - а задница то какая!! - наемник аж причмокнул.
  - Болван, - констатировала стоящая рядом Агата, покосившись на реакцию Сатра.
  - Хм, если она действительно такая сильная, то можно было бы сойтись с ней в учебном поединке, - покивал Сатр.
  - А-а-а, фиг с тобой, твердолобый, - махнул рукой Адам и шмыгнул куда-то в толпу людского моря.
  
  Проводив его взглядом, Сатр ухмыльнулся и хотел уже было примостится рядом с костром, как все его чувства завопили.
  Резко развернувшись, он уже приготовился защищаться, но вовремя остановился. На него неслась Делира!
  С выражением дикого счастья на лице, девушка повисла на шее у молодого человека, что-то лопоча на кроличьем и постоянно перескакивая с одной темы на другую. Они бы так и простояли до вечера, если рядом не послышалось раздраженное покашливание:
  - Кхм! Вы так и будете стоять тут? - спросила Агата.
  Сатр с Делирой переглянулись и уселись к костру, как будто бы не замечая немного ошарашенные взгляды наемников Крылатого меча, что были рядом.
  - Не представишь нас? - послышался приторно ласковый голосок Агаты.
  - Агата, это Делира, моя давняя подруга, которая очень помогла мне, когда я был беспомощен, как новорожденный крольчонок, - посмотрев на Делиру, улыбнулся Сатр.
  Крольчиха же только фыркнула на такое заявление, но игру поддержала. Она вообще была большой умницей. Ни на какие темы о прошлом молодого наемника не распространялась и на вопросы, которыми Агата завалила ее, отвечала максимально пространно.
  
  Как только выдалось время поспокойней и никто не грел уши рядом, Сатр решил серьезно поговорить с Делирой. Все таки он был ошарашен не меньше крольчихи, причем не столько их встречей, сколько ее отношением к нему. Она не злилась, не ненавидела и не презирала его. Даже более того, она была очень сильно рада видеть молодого человека.
  Оказавшись вдалеке от лагеря наемников, Сатр присел на поваленное дерево и взглянул на ушастую девушку, что мило улыбалась ему. Мысли носились в голове, словно ветер и было сложно начать говорить, но молодой человек все таки смог взять себя в руки, и глубоко вздохнув, начал свой рассказ.
  Он рассказал обо всем, что случилось с ним, после их расставания в лагере крольчих. Не приукрашивая и тем более не занижая своей вины. О том, как бродил в полубезумном состоянии, пока не встретил Адама и не вступил в Крылатый меч. О своих миссиях. И самое главное о своем страхе появиться перед ее глазами за то, что совершил. Сатр действительно боялся, что она его никогда не простит.
  Рассказав ей все и, поведав о том, что съедало изнутри, Сатр с грустью в глазах посмотрел на девушку, что все это время молча сидела рядом.
  - Глупый, - нежно произнесла крольчиха и крепко обняла Сатра.
  - Никто тебя не ненавидит, - сжимая свои объятия еще крепче, тихо произнесла она. В это же мгновение ее глаза, излучавшие искреннюю радость и заботу, потемнели. Если бы не Таурии и Веленика, ничего подобного бы не случилось. Пока ее десяток патрулировал никому ненужные окрестности, Сатр сражался один с имперской армией. Помутнение его рассудка от убийства ТАКОГО количества разумных было вопросом времени - это Делира видела четко, и, когда с войсками противника было покончено, эти две ушастые суки просто объявили, что Сатр погиб, забрав с собой в загробный мир водяного элементаля, благо окончания битвы уже никто не видел.
  Ее и девчонок даже к месту тому не подпустили под страхом дезертирства, а войска крольчих просто развернулись и двинулись обратно.
  Просидев неподвижно еще несколько минут, Делира разомкнула объятия и посмотрела Сатру в глаза. В них не было больше вины и самобичевания, только искренняя радость от встречи с ней.
  Улыбнувшись, Сатр спросил:
  - Расскажи, пожалуйста, что случилось с тобой? И, где, кстати, девчонки? - Сатр покрутил головой немного недоуменно.
  - Сложно все вот так сразу рассказать, - ответила погрустневшая девушка, - но я постараюсь.
  - Когда нам объявили, что ты погиб, - продолжила она, а Сатр попытался резко подняться. В его глазах читался естественный вопрос.
  - Спокойней, - попридержала его Делира, - да, нам объявили, что ты погиб. Даже найти твое тело не позволили, - с ожесточением в голосе сказала она.
  - Веленика развернула армию и направила ее вглубь страны. А потом были бои на востоке против таких же крольчих, как и мы сами, где большая половина моих девочек погибла, - грустно вздохнула девушка.
  Сатр сидел, как пришибленный, вспоминая девчонок. Веселые, добрые, искренние и красивые, он заполнил их именно такими, а сейчас их больше нет.
  В душе молодого человека опять начало поднимать голову чувство вины. Что если бы он остался? Они бы уж точно бы не погибли. Однако заметив состояние юноши, Делира быстро привела его в чувство:
  - Не вини себя, ты бы там ничего не смог сделать, - проговорила она, покачав головой.
  - Нашему десятку пришлось тогда разделиться и девчонки попали в засаду. Не выжил никто.
  Сатр хотел было что-то сказать, но был перебит:
  - Ты не бог, чтобы предвидеть все случайности, что происходят на войне, - довольно жестко сказала Делира, но тут же ее голос потеплел, - не вини себя.
  - Виновата здесь только я, - тихо проговорила она, опуская голову.
  Видеть такой Делиру совершенно не хотелось. Говорить слова утешения? Положа руку на сердце, у Сатра это не очень получалось. Все таки, не зря Адам называет его твердолобым. Но смотреть на Делиру в таком состоянии было выше его сил, поэтому юноша приподнял голову крольчихи, осторожно приблизился к ее лицу и поцеловал.
  
  - Спасибо, - отстранившись, проговорила немного смущенная Делира.
  - Не за что, - улыбнулся Сатр. Девушка, вроде бы, немного пришла в себя, и он хотел надеяться, что это была его заслуга.
  - Так что случилось с остальными? - решил все же продолжить сложный разговор Сатр и осторожно спросил.
  - Бруна, Аста и Касира - единственные, кто выжил из моего десятка.
  - Мы тогда вместе дезертировали, - вздохнула Делира, а на удивленный взгляд Сатра, который знал, как много слово 'дисциплина' значило для крольчих, пояснила, - Веленика и Туарии, как впрочем половина командного состава, как будто сошли с ума. Они отдавали сумасшедшие приказы, граничащие с безумием.
  - Я, - запнулась она, - я не хочу вспоминать, что они заставляли нас делать.
  - Как бы я не верила в них, или в лучшее будущее для крольчих, в которое должна была привести нас Веленика, но эти чокнутые сучки перешли грань в своем стремлении к власти.
  - А с девчонками наши пути в итоге разошлись, они больше не захотели никому служить или сражаться, а я ведь больше ничего и не умею, - вздохнула она, - поэтому подалась на запад и вступила к Ушастым мясникам, довольно знаменитый наемный отряд, состоящий из одних крольчих.
  - А потом был заказ из Империи и вот я здесь, - закончила она свой рассказ.
  Слушая рассказ девушки, Сатр задумался относительно их совместного задания. Империя привлекла огромное количество наемников и, если учесть еще пять легионов, стоявших рядом особняком, то становится не понятно на кого должна обрушиться вся эта мощь. То, что они сейчас были к тому же практически в центре Империи, добавляло еще больше загадок. Кого тут завоевывать то? Всех давно уже подчинили.
  Как сказала некогда Беатрис, попытаться предугадать внешнюю политику Империи - гиблое дело, так как Империя напоминает осла, козла и быка, что тянут одну и туже ношу в разные стороны.
  - А кто эта крылатая дама, что была с тобой? - прервала думы молодого человека Делира.
  - Агата? - удивился Сатр и, все еще находясь в раздумьях относительно их цели, пояснил, - она наемник в Крылатом мече, мы вместе иногда спим, - без задней мысли ответил он.
  - Спите? - ненатурально удивилась Делира.
  - Ну, да, - кивнул Сатр все еще не понимая, что происходит.
  - Ну ка, пошли ка, - поднялась с бревна крольчиха.
  - Эм, - удивился Сатр, но покорно поднялся, проследовав за девушкой, которая вытащив из котомки покрывало, направилась в кусты.
  
  ***
  
  Беатрис находилась в шатре командования, где несколько имперских генералов доводили до сведения командиров нанятых отрядов порядок их совместных действий. И то что она уже услышала до этого было просто-напросто невероятно. Портал в другие миры! И она будет одной из первых, кто вступит на совершенно новую землю!
  
  - Так, Крылатый меч, Ушастые мясники и Зеленые морды идут в авангарде. На вас зачистка, местности, если такая понадобится, - объяснял который раз диспозицию Кай Макратус, один из высокопоставленных имперских генералов, назначенные ответственным за этот поход самим Императором.
  - Магистр Крук, на вас магическое прикрытие, - обратился генерал к немолодому мужчине в мантии.
  - Сделаем, - степенно кивнул маг.
  - Капитан, - генерал Макратус повернулся к военному, что стоял рядом, - с тебя прикрытие с неба.
  - Будет сделано генерал, - ответил капитан, приложив правую руку к сердцу, - мои виверны не подведут, - с фанатичным блеском в глазах добавил он.
  - Следом за вами, - обвел взглядом трех командиров генерал, - пойдут остальные наемники и только после них легионеры.
  Все собравшиеся в палатке кивнули в знак согласия, но Кай Макратус еще не закончил свою речь:
  - И запомните! Сам Император полагается на нас!
  - Империя прославится в веках! - окончил он собрание, под дружный рев присутствующих, половине из которых было абсолютно наплевать на империю.
  
  Это было уже не первое собрание, в котором они обсуждали диспозиции, порядок следования, да еще и кучу разных вещей и ситуаций, которые могли произойти. Беатрис, как и иным командирам наемников, эти собрания уже давно осточертели, но понимание того, что они первые и до них такого еще никто не совершал, а еще огромная куча золота, что была обещана по завершению контракта,заставляло мириться с дотошностью имперского командования.
  
  ***
  
  Их цель стала известна только сегодня утром. Беатрис, как только данные сведения разрешили распространить, собрала Крылатый меч, взобралась на повозку, и ошарашила всех.
  После емкой и эмоциональной речи командира, поднялся такой гвалт голосов, что закладывало уши. К тому же в это же время остальные командиры закончили просвещать своих бойцов и, в итоге, поле, занятое пятьюдесятью тысячами наемников, что собрались здесь, напоминало встревоженный и говорливый муравейник, огромный муравейник.
  Рядом что-то возбужденно вещал Адам, но Сатр его практически не слушал. Мысли его были далеки отсюда.
  Парень, сам немного удивленный своей же реакцией на эту весть, напряженно размышлял, как заставить этот портал направить его обратно. Нет, не совсем обратно, во всяком случае, не в ту паршивую дыру, из которой он выбрался только чудом благодаря злобному четырехлапому монстру. А в то место, что было его настоящим домом, то место, откуда он попал в мир вечного огня. У молодого человека не было и тени сомнений, что этот мир, как и прошлый, не были для него родными. Только задача, которую он попытался перед собой поставить, даже на первый взгляд была нерешаема. Допустим, ему позволят использовать врата. Вот только Сатр ничегошеньки не знает ни о магии, ни о своем родном мире. И сотни таких же 'но', убивающие идею на корню.
  Был, конечно, вариант, что врата, каким-то чудом, ведут в его родной мир. Поэтому оставалось только подождать, когда Крылатый меч пропустят через них, и надеяться, что он хоть что-нибудь вспомнит, когда окажется на той стороне.
  От размышлений Сатра отвлек хлопок по плечу.
  - Эй, друг, ты почему в облаках летаешь? - обратился к нему Адам.
  - Я тут с тобой душевными переживаниями делюсь, а ты..., - через чур наигранно обиделся молодой наемник и хотел было продолжить свой монолог, как его перебили.
  - Сатр, - послышался крик Делиры, что каким-то чудом сумела перекричать творившееся тут безобразие. Крольчиха лавировала среди толпы и быстро приближалась к парням.
  Оказавшись рядом, Делира начала восторженно лопотать о взбудораживших всех наемников новостях. Вот только Сатр выпал из реальности повторно. Смотря то на крольчиху, стоящую рядом, то на Адама, в его голове кружилось только одна мысль: 'нахрена мне отсюда куда-то уходить?!'.
  Откуда вообще появились мысли найти свой старый дом? Он даже память свою еще не нашел. Вполне возможно, что его там никто не ждет. А тут у него есть лучший друг и ... Делира.
  - Эй, Сатр, что это ты ТАК на меня смотришь? - перестав щебетать, смутилась и замолчала Делира.
  - Да, друг, я тоже заметил, что ты посматриваешь на меня ну ОЧЕНЬ странно, - спас положение Адам, пытаясь сохранить невозмутимую рожу. Только ничего у парня не получилось и через секунду он заржал. А еще через секунду он уже уворачивался от шуточного подзатыльника.
  
  Огромная армия наемников выстроилась около врат. Первым в неизведанный мир отправятся именно они. Сразу же после наемников пойдут легионы и только в самом конце многочисленные обозы. Люди и нелюди в предвкушении, вся эта масса разумных колышется, словно бескрайнее море. Их уже предупредили, что врата выведут их на той стороне в центре города. Враг до последнего не будет знать, что за участь ему уготовили.
  Подняв взгляд, Сатр внимательно оглядел врата в иной мир. Они, в принципе, не особо поражали. Юноша, за свою короткую и удивительно богатую на приключения жизнь, видел и повнушительней. Эти же были метров двенадцать в высоту и столько же в ширину.
  Кстати, его также немного смущал тот факт, что построены они были из дерева. Как будто возводили на скорую руку.
  Странным было не только это. Вот откуда имперским магам знать, что выйдут они посреди города? Если по их же словам, портал открывается впервые. Да и вообще откроется ли он?
  Вопросы, вопросы и ни одного ответа.
  - Началось, - прошептал, кто-то рядом.
  И действительно, маги закончили подготовку и отошли, а посреди арки портала начала разрастаться тьма, что в конечном итоге заполнила весь проем врат. Выглядело завараживающе.
  - Вперед! Поторопись! - прокричал какой-то имперский командир и шеренги воинов незамедлительно зашагали во тьму, пропадая одна за другой.
  
  В миг Сатра окружила темнота. Прошла секунда и в глаза бьет свет заходящего солнца и ощущается небольшая дезориентация. Быстро проморгавшись, но ни в коем случае не останавливая движения, Сатр с большим удивлением огляделся. Удивлен, к слову, был ни он один.
  Огромные каменные коробки с большим количеством вкраплений из стекла, что уходили в небеса, поражали. Еще больше поражали странные звуки, что слышались ото всюду. Ни на что не похожие, они создавали такую какофонию, что хотелось заткнуть себе чем-нибудь уши. Однако было и кое-что знакомое - крики, крики тысяч людей, что спасались от смерти.
  - И это город?! - спросил пораженно наемник из десятка Дакия, что шел рядом.
  Адам подозрительно молчал, и Сатр не преминул бросить взгляд влево, туда, где находился его друг. Мозгов, чтобы не засмеяться, у молодого человека все же хватило, но охреневшая рожа Адама грела душу.
  - Ты посмотри, сколько стекла! - все же отмер Адам и сразу же продолжил, - это ОЧЕНЬ богатый город! - предвкушающе улыбнулся он.
  Сатр понимающе кивнул. Все таки, бытность наемником накладывает на разумных свои неповторимые отпечатки.
  - Крылатый меч! Налево! - перекрикивая, оглушающий шум, прозвучала команда Беатрис.
  Как понял из объяснений командира Сатр, каждый наемный отряд получал свое направление и, продвигаясь вперед, зачищал местность на своем участке, готовя плацдарм для имперских легионеров.
  Под ногами начали попадаться первые трупы. Посмотрев вниз Сатр мельком увидел некрасивое мужское лицо, отдающее желтизной. Раскосые глаза и странная одежда совершенно не добавляли привлекательности местному жителю. Рот его был открыт в предсмертном крике. Похоже, что местный мужик даже сопротивления не оказал.
  
  Сатр находился в восьмой по счету шеренге и пока не успел ни в чем поучаствовать. Зато передние ряды уже во всю кого-то рубили.
  Имперские приказы были четкими, как никогда: пускать в расход всех, кроме молодых женщин и девушек. Зачем они нужны, все понимали прекрасно, и многим из Крылатого меча претили такие приказы, но звон полновесных золотых монет и приказ своего командира, который как известно и царь, и бог, и император в одном лице, притушили муки совести у тех, у кого они, все таки, были.
  Постоянно от их отряда по бокам отделялись пятерки воинов, что ныряли в проемы каменных сооружений. Зачистка шла полным ходом и вереницы пленниц уже потянулись к вратам. Центр многомиллионного города поглотил первозданный хаос.
  
  ***
  
  Делира
  
  - Сколько же тут людей, - не то возмутилась, не то удивилась вслух Делира.
  Город был огромен, а количество его населения могло поспорить со столицей Империи, и легко выиграть, к слову.
  Ушастые мясники шли по не слишком широкой улице, что создавало мелкие проблемы, но нормального сопротивления наемники так и не встретили. Где-то рядом, на параллельной улице, должен был быть Крылатый меч и Сатр.
  От размышлений девушку отвлекли громкие хлопки, что периодически раздавались повсеместно. Как поняла крольчиха это были местные стражники, что носили одинаковую форму и странного вида шляпы. Ничего сверхъестественного физически они из себя не представляли, а, если говорить откровенно, были полнейшими слабаками. Вот только были у них какие-то артефакты, что частенько оставляли в наемниках сквозные дырки. Хороший доспех они, конечно, пробить не могли, но проблема была в том, что Ушастые мясники, практически, поголовно не носили хороших доспехов. Поэтому лучникам приходилось смотреть в оба, так как эти стражники уже успели убить порядка пяти десятков наемников только в их отряде.
  Сверху послышался рев - это всадники на вивернах наводили ужас на жителей города. Однако через мгновенье к реву животного присоединился другой более странный и не менее громкий звук. Его было сложно описать, потому что было не с чем даже сравнить, но звук определенно становился все ближе. Прошло мгновенье и в небе расцвел алый цветок, а по ушам ударил раскат грома. Сверху посыпался дождь из крови и требухи, а прямо перед Делирой наземь рухнула голова виверны.
  - Хах, значит у этих слабаков тоже есть зубы?! - воскликнула одна из крольчих ее отряда и, размахнувшись снесла голову человеческому мужчине, что стоял на коленях, плакал и похоже что умолял.
  Делира же только быстро зыркнула в сторону говорливой крольчихи и, схватив какую-то молодую женщину за волосы, приложила головой о железный столб. Визжащая до этого женщина разом успокоилась и, пошатываясь, словно пьяная, осела на землю.
  Ох, как же Делире не нравилась эта работа. Вот только всем было абсолютно начхать на предпочтения рядового наемника. Поэтому связав руки женщины простой веревкой, она пинками направила ее к трофейной команде. Работа есть работа, даже такая паршивая.
  
  Сверху довольно низко пронеслись две железные повозки, чем-то напоминавшие стрекоз, именно они довольно эффективно сбивали виверн над городом. Откуда-то слева полетела молния - это один из учеников какого-то мага выполнял возложенные на него функции магического прикрытия, и одна из 'стрекоз', задымившись, начала быстро снижаться, пока не рухнула, где-то вдалеке. Вторая железная повозка развернувшись и поднявшись повыше взяла курс на мага, что выделялся синим балахоном среди наемников, быстро определив от кого исходит большая опасность.
  Делира поспешила укрыться за зданием, потому что, когда начинают работать артефакты такого железного ящика, не спасают не то что доспехи, но и магические щиты учеников.
  Буквально несколько минут назад на ее глазах одна из этих 'стрекоз' обстреляла второго ученика и наемниц, что попались этой штуке под руку. Не выжил никто, там даже шансов никаких не было, всех разорвало в клочья.
  Если воспитанник мага ничего не успеет сделать, Ушастые мясники лишатся последнего своего мага. В прочем, это не последний маг в войске. Каждому наемному отряду было выделено по одному - два ученика, а их учителя сейчас вместе с легионерами. В общем-то, беспрецедентное количество магов привлекла Империя.
  Но делать ничего и не понадобилось, как только 'стрекоза' поднялась достаточно высоко над каменными сооружениями, ее сразу же пробило навылет громадным копьем, вырывая из железной коробки внутренности.
  Облегченно вздохнув, Делира мысленно поблагодарила Сатра. Там, откуда вылетело это 'копье' должен был находится Крылатый меч, а значит и Сатр. К тому же, она не знала больше разумных способных на такое.
  Но вместе с благодарностью опять пришло волнение. Молодого человека снова втянули в большую войну и Делира сильно боялась за него, но, к сожалению, ничего изменить в данный момент не могла.
  Только после окончания их найма, можно было бы попробовать уговорить его оставить стязю наемника. Но согласится ли он уйти куда-нибудь подальше от войн вместе с ней?
  
  Впереди, где сейчас были основные силы Ушастых мясников, все пространство заволокло дымом, из которого вываливались надрывающиеся от кашля наемники, они терли глаза силясь хоть что-то различить перед собой, кого-то безудержно рвало. Вот только прийти в себя враги им не дали. Сразу же после атаки странным дымом послышались многочисленные хлопки и даже взрывы, что выкашивали крольчих, словно траву лезвием косы. Похоже местные взялись за них всерьез.
  Ушастые мясники стремительно отступали, теряя своих бойцов под огнем вражеских амулетов, их сил хватало только на то, чтобы огрызнуться редкими залпами лучников. Наемники уже были около позиции Делиры, и она, особо долго не размышляя, присоединилась к отступающим. Казалось все уже было потеряно, как сзади них раздался громкий голос:
  - В сторону! - Ушастые мясники с облегчением прижались по сторонам улицы, а мимо них величественно прошествовали манипулы II элитного имперского легиона. По мановению руки одного из магистров, едкий дым, что заставлял наемников выплевывать свои внутренности, понесся обратно, на неумолимо приближающегося врага. Защититься от своего же оружия они не смогли, и все что пережили недавно наемники, теперь обрушилось на врага.
  Вот только не все противники были не способны сражаться. Среди простых солдат, присутствовали наземные железные коробки, что выстрелили из своих артефактов по приближающимся легионерам. Наемники, что раньше попали под огонь этих коробок, затаили дыхание, слишком уж сильны были последствия от попадания из этих штук. Однако и тут мастера от магии не подвели. Алые цветки расцвели над щитом, который до этого невидимой пленкой прикрывал легион, и ни один из легионеров не пострадал.
  А потом пришел черед ответных ударов и несколько десятков молний одномоментно врезались в строй противника, прожаривая не сопротивляющихся воинов и выводя из строя железные коробки. Даже отсюда Делира почувствовала тошнотворный запах жаренного человеческого мяса.
  Легион же промаршировал дальше затаптывая насмерть, каким-то чудом, оставшихся в живых врагов. Битва за город только набирала обороты.
  
  Выживший командный состав Ушастых мясников собрался около командира.
  - Сколько? - спросила она одного из своих сотников.
  Той пояснения были явно не нужны и она быстро отрапортовала:
  - Из двух тысяч, боеспособных бойцов осталось семьсот, еще триста тяжело ранены, но жить будут, их уже переправили к вратам.
  - Значит так, перераспределить бойцов на временные десятки и пятерки, и пока легионы и маги теснят противника, наша задача состоит в сборе трофеев.
  - Вы знаете, что нужно делать! Живее! - прорычала командир.
  
  - Хек, - распрямила мощную ногу в одну из дверей наемница-крольчиха. Хлипкая преграда не выдержала и влетела вовнутрь, а сама девушка быстро переместилась в сторону. В помещении сразу же послышались крики на непонятном языке и плач.
  У открытого прохода быстро оказались две крольчихи со щитами и неторопливо двинулись вглубь помещения, сразу же за ними пристроились остальные наемницы.
  - Пусто, - отозвалась Делира, выходя из малюсенькой комнаты, что была немного похожа на кухонное помещение.
  - Пусто, - отозвались другие крольчихи.
  - Делира, иди сюда, - произнесла боец из пятерки, что зачищали этот этаж.
  Названная крольчиха вошла в небольшую комнатушку и заметно удивилась увиденному. Посреди комнаты стояла крохотная девчушка с деревянным мечом в обеих руках. Судя по серьезному выражению на лице, стоять она была готова насмерть. Позади нее на полу сидела женщина и рыдала навзрыд.
  - Берем все ценное и малогабаритное и уходим, - сказала Делира, назначенная в пятерку главной.
  - Они? - вопросительно взглянула на двух человек одна из крольчих.
  - Мы не звери или имперцы какие-нибудь - фыркнула Делира.
  
  Нынешняя задача была монотонной до жути. Они врывались в жилье и складские помещения местных жителей и тащили все что могли, попутно доделывая грязную работу, что им заказали имперцы.
  Прошло уже свыше пяти часов, а мест, что надо было посетить не становилось меньше. Они уже нагребли такую кучу добра, что оставалось не ясным, как это все вывозить с той стороны врат.
  Тем временем у имперских легионов дела шли довольно таки хорошо. При помощи боевых магов империя довольно резво теснила силы противника. Легионерам даже удалось взять местный дворец. Вот только никакого правителя там не оказалось, да и, по слухам, казны там тоже не было.
  
  - Делира, - окрикнула ее знакомая крольчиха и дождавшись когда девушка подойдет, проговорила:
  - Командир вызывает всех, похоже, что-то срочное. Бери свою пятерку и давайте к вратам.
  
  У врат, на широкой улице, скопилось множество наемников. Они стройными рядами вступали в темноту портала, чередуясь с трофейными командами имперцев. Рядом же с порталом по многочисленным улочкам деловито маршировали манипулы легионеров. Окинув взглядом улицу, Делира с интересом заметила, что многочисленные здания по бокам широкого проспекта уже практически полностью приспособлены империей для своих нужд. Где-то организовали кухни и разместились солдаты, а кое-где, как например в высоком здании, чьи стены были полностью из стекла, засело имперское командование. Совершенно никакой суеты вокруг. Похоже что дела у легионов идут довольно неплохо.
  Хмыкнув вывертам жизни, когда приходится горбатиться на бывшего врага, чью кровь ты буквально недавно проливал, Делира со своей пятеркой крольчих направились к одной из маленьких улочек, выходивших из главного проспекта, где совсем недавно мелькали знакомые длинные уши.
  Там, на импровизированном возвышении, стояла их командир и как только большинство наемниц собралось, она заговорила:
  - Сворачиваемся, - ошарашила она всех и без паузы продолжила, - все трофеи, что у нас с собой мы обязаны сдать представителю империи на той стороне.
  В толпе послышались тихие возмущения, но никто не посмел громко их озвучить. Все таки, наемницы являлись элитой среди таких же отрядов у себя на родине, и, если их командир 'спокойно' приняла такое положение дел, то что могли поделать рядовые крольчихи. К тому же мысль о большом количестве золота, что им вскоре выплатят за наём, немного помогла забыть о несправедливости, творящейся в мире.
  Дождавшись, когда крольчихи окончательно успокоятся, командир Ушастых мясников все же пояснила:
  - Имперцы перебрасывают нас на защиту трофейных караванов.
  - Слишком много хапнули и не могут сами переварить, - со смешком добавила она, а среди крольчих послышалось веселое хихиканье.
  
  - Имперские козлы, все трофеи заграбастали в свои кривые загребущие ручонки, - послышалось злое шипение рядом. И Делира прекрасно понимала эту крольчиху. Только одни Ушастые мясники взяли трофеев столько, что можно было свое королевство организовать.
  Вздохнув, Делира оглянулась на огромный и величественный город. Где-то там был Крылатый меч, что как и многие другие наемные отряды, оставался на этой стороне.
  - Живее, - грубо поторопил ее какой-то легионер, что стоял рядом с вратами.
  Оставаться и искать Сатра, к сожалению, смысла не было. Если ее здесь засекут имперцы, то скорее всего просто убьют, как мародера, или сначала сделают что похуже и только потом убьют. Разницы не было никакой. Богатства этого города однозначно затмили их разум своим сиянием. К тому же, именно сейчас ускользнуть у всех из под носа, не было никакой возможности. Поэтому, скрепя сердце, ей придется ждать уже на той стороне.
  
  ***
  
  'Эти новости шокировали и перевернули мир весь мир с ног на голову' - государственная газета Китайской Народной Республики 'Жэньминь жибао'.
  
  'ЯПОНИЯ АТАКОВАНА' - Нью Йорк Таймс.
  
  'МЫ НЕ ОДНИ ВО ВСЕЛЕННОЙ' - телеканал Рен-ТВ.
  
  'Это вам за Порт-Артур!' - Владимир Вольфович.
  
  ***
  
  Все новостные агентства планеты двадцать четыре часа в сутки транслировали события, что буквально двое суток назад произошли в Токио.
  
  Так и сейчас в одной из студий небезызвестного канала СNN, находился гладко выбритый ведущий, что разговаривал со своим именитым в узких кругах гостем.
  - Добрый день, господа и дамы. Сегодня у нас в гостях именитый профессор исторических наук и лауреат Нобелевской премии, Стивен Коуэн.
  - Здравствуйте, Стивен, - улыбнулся сияющей белизной улыбкой ведущий.
  - Здравствуйте, Дик, - в тон ему ответил профессор.
  - Стивен, прежде чем мы перейдём непосредственно к разговору, позвольте мне вкратце напомнить нашим телезрителям, конечно же тем, кто три дня назад улетел на Венеру и только-только вернулся, - лучезарно отшутился ведущий, - что буквально два дня назад Япония подверглась вероломной агрессии неизвестного противника.
  - Вражеские войска, по пока неподтвержденным данным, использовали что-то очень похожее на телепортацию и молниеносно оккупировали большую часть Токио.
  - Количество погибших и пропавших без вести среди мирных жителей уточняется, но по предварительным данным их уже более полумиллиона.
  Ведущий на секунду прервался и, сменив свою вечную полуулыбку серьезным выражением лица, проговорил:
  - Мы все очень скорбим потерям Японского народа и по всем тем, кто пострадал при 'Гиндзийском инциденте', и в эту трудную минуту мы, американская нация, всеми своими мыслями с вами, - после драматической паузы, Дик продолжил:
  - Операция по освобождению Токио от оккупантов закончилась три часа назад силами седьмого флота ВМС США и японских сил самообороны. По ее итогам неизвестный противник был на голову разбит и отброшен обратно за..., - немного замялся ведущий, - обратно по ту сторону 'портала'.
  - Стивен, давайте же все-таки попытаемся определить, кто же напал на нашего восточного союзника, - повернулся в сторону профессора Дик.
  - Кхм, - прочистил горло профессор, - да, Дик, как вы знаете, сейчас многие задаются этим вопросом. Давайте для начала посмотрим на то, как выглядят эти, с позволения сказать, интервенты.
  - Мы настоятельно просим всех лиц не достигших двадцати одного года переключить канал, - проговорил ведущий.
  В ту же минуту монитор висевший за спинами беседующих людей переключился на отснятый сюжет, где чеканя шаг, маршировали стройные ряды воинов, закованных в броню и державших примечательные щиты. Складывалось ощущение, что это высокобюджетный исторический блокбастер, однако современные высотки и горы трупов обыкновенных обывателей, что были навалены по обочине дороги, явно намекали, что это совершенно не так.
  - Как вы видите воины не используют какого-либо огнестрельного оружия, только холодное, - профессор указал рукой на экран.
  - Но как же у них получилось целых ДВА дня продержатся против полиции, спецназа, а потом и армии? - перебил его ведущий.
  - Давайте обо всем по порядку, - поморщился профессор.
  - Экипировка этого конкретного отряда может многое нам рассказать. Посмотрите внимательно на узор, что украшает щиты воинов, - обратил внимание на эту деталь Стивен.
  Не дождавшись какой-либо реакции от ведущего он все же продолжил:
  - Рисунок в виде четырех крыльев, направленных вверх и вниз, это характерный элемент Римских легионов! - патетически поднял палец вверх Стивен.
  - Римских? - переспросил Дик, пытаясь скрыть свою сконфуженность.
  - Да! То что мы видим перед собой на экране - это легион ранней Римской Империи. Конечно, есть множество отличий во многих элементах экипировки, да и эти зеленые морды на потомков римлян, как-то не тянут, - сморщил лицо профессор, когда камера приблизилась и показала зеленую клыкастую морду легионера, - но вы только посмотрите общие черты прослеживаются даже в пилумах, эээ, в коротких металлических копьях, - поправился профессор, смотря на Дика, - что повсеместно использовались в легионах.
  - А как такое вообще может быть? - воспользовавшись моментом, когда Стивен сделал паузу, спросил Дик.
  - Кхем, ну я, к сожалению, не могу ответить на этот вопрос, - развел руками профессор, - слишком много несуразностей и просто шокирующих вещей пережил наш мир буквально за два дня, - улыбнулся он.
  - Все это, конечно, интересно, но расскажите, как смогли какие-то римские варвары продержаться столько времени и захватить половину города.
  - Я, как ученый, считаю, что такого понятия, как магия, не существует, но глядя на немногие видеоматериалы, что попали в сеть и стали достоянием общественности, я задумываюсь, а так ли я прав, - задумчиво проговорил профессор.
  За его спиной на экране сюжет вновь сменился. Качество было плохое, явно снимали на любительскую видеокамеру с большой высоты, но даже так можно было отлично различить, как выстрелы защитников города разбиваются о голубоватую пленку, что нависла над вторженцами.
  - В любом случае, вполне возможно, что агрессор шел по иному пути развития и у него есть механизмы, что могут создавать щиты. Однако я как профессор исторических наук могу только рассуждать о данных фактах. Это уже скорее вопрос к физикам, - виновато улыбнулся Стивен.
  - Давайте теперь посмотрим на эксклюзивные кадры, что наш канал сумел получить с места трагедии всего лишь пять минут назад, - с гордостью в голосе, как-будто сам их добывал, проговорил Дик.
  Картинка на экране опять переменилась, теперь съемка велась откуда-то сверху, охватывая большую часть Гиндзы. Секунда-другая ничего не происходило, а потом небеса разверзлись и на землю посыпались снаряды. То тут, то там в оккупированной части города начали вспыхивать цветки взрывов, погребая под собой захватчиков. Рушились здания, земля поднималась в воздух, в некоторых местах возникали сильные пожары, а корабли седьмого флота ВМС США продолжали утюжить столицу чужого государства.
  Артиллерийский обстрел длился целый час, но видео было сжато всего лишь до десятка минут. А после, как только последний снаряд рухнул наземь, в центр израненного города вошли войска, японские силы самообороны и морпехи США.
  Но видео на этом не остановилось, как только в кадр попали первые фигурки военных, что двигались крайне осторожно, обходя многочисленные пожары и завалы, неизвестный оператор приблизил зум камеры на непонятное действо, которое начало происходить недалеко от врат. Помимо небольшой горстки уцелевших захватчиков, что в срочном порядке уходили на 'ту' сторону, на параллельной улице начал образовываться огненный смерч. Сначала маленький, но буквально через несколько мгновений становясь все больше и больше, смерч разрастался на глазах. Многочисленные пожары рядом стали утихать, вливаясь в этот огненный шторм, что закручивался все быстрее. Вот он уже разросся до размеров семиэтажного здания, а потом в одно мгновенье втянулся в фигурку, что оказывается была его эпицентром.
  Фигура была гуманоидой, больше о ней ничего сказать было нельзя. Даже не столько потому что оператор находился далеко и вне удобного ракурса, сколько из-за постоянного огня, что покрывал фигуру, как вторая кожа.
  А дальше это неизвестное существо просто взмыло воздух, выпуская две струи огня из своих ног, зависнув над Гиндзой. Камера неотрывно продолжала следить за ним, не отставая ни на метр.
  Стивен и Дик затаили дыхание, ТАКИЕ кадры они видели впервые.
  - Что за дьявол, - пробормотал профессор.
  И дьявол не заставил себя ждать, откуда-то с позиции приближающихся солдат стартовало две ракеты, что с огромной скоростью понеслись в сторону фигуры, зависшей в небесах.
  Существо, сотканное из пламени, не дожидаясь, когда ракеты достигнут цели, выпустило два сгустка огня, что на огромной скорости понеслись к ракетам. Миг, другой и происходит столкновение и жуткий взрыв, а фигура срывается с места. Оператор не успевает понять, куда делся объект, и судорожно метаясь пытается отыскать его, в итоге он отдаляет зум как можно дальше.
  - HOLY FUCKING SHIT!, - не выдержал Дик, а его гость судорожно крестился. Там, где только что проходили американские пехотинцы разверзся ад. Несколько наполовину оплавившихся дул танков торчали над поверхностью жидкого лавового озера, а от живой силы не осталось даже намека на пепел. Но самое главное несколько уцелевших в бомбежке домов, словно свечки, тонули в огненной жиже.
  - Что это за летающая хрень, мать его! - выругался ведущий, окончательно не совладав с собой. Профессор же потрясенно молчал.
  А летающая хрень на этом не успокоилась и принялась метаться по небу, поливая позиции американских и японских солдат адским пламенем. Те тоже не остались в долгу и небо над Гиндзой располосовали тысячи снарядов и пуль, что устремились ввысь, пытаясь ужалить верткую цель.
  В студии воцарилось давящая тишина. Оба собеседника, как завороженные смотрели на грандиозную битву над Токио. Огонь, что было успокоился после артиллерийского удара, вновь разошелся не на шутку, теперь горело практически все, куда бы ни обращался объектив камеры. Картина была сюрреалистичной.
  - Там не хватает только годзиллы, - хихикнул Дик и получил укоряющий взгляд от профессора.
  Но сколь бы не была сильна огненная фигура, не ей в одиночку тягаться с армией США и японскими силами самообороны. Со стороны токийского залива появилось целое звено апачей. И как только позволило расстояние, по огненному существу ударили крупнокалиберные пулеметы. Им вслед вертолеты запустили целый рой ракет. Огненная фигурка заметалась пытаясь скрыться от свинцово-ракетного дождя, и ей даже это практически удалось, однако две ракеты все же нашли свою цель. В небе вспыхнули два шарика огня, из которых вниз полетела фигурка, оставляю за собой дымящийся след.
  Огонь с нее спал и теперь стало возможным различить, что это был все же 'человек', а не огненный элементаль.
  Но не успели Дик и профессор порадоваться победе над столь чудовищным противником, как с земли с практически неразличимой скоростью стартовала еще одна фигура. Она бережно! перехватила подающего 'человека', развернулась в воздухе так, что сверкнули длинные алые волосы, и оттолкнувшись от полуразрушенного здания устремилась к вратам.
  
  ***
  
  Молодой человек, что в данный момент лежал в одной из наскоро оборудованных палаток, метался в беспамятстве, поскуливал и даже рычал, очевидно вновь переживая не самые лучшие моменты своей жизни.
  Его сознание металось в бреду, пытаясь выбраться из замкнутого круга, где он вновь и вновь переживал гибель всего, что было ему дорого.
  
  ...
  После того, как за дело взялась имперская армия, прошел целый день. Крылатый меч в это же время занимался охраной одного из участков города, что выделило им имперское командование. В общем-то, задача у них была в тот момент совсем не пыльная. Знай себе охраняй трофейные команды имперцев и наемников. Казалось Империя крепко держит ситуацию под контролем, пока противник не применил ужасающую по мощи магию.
  Сверху, со звуком пикирующего вниз дракона, с огромной скоростью посыпалась смерть. Вал огня поочередно накрыл практически всю часть города, что успели захватить имперцы. Люди и нелюди плавились словно свечки и распадались на куски. Огромные здания, некогда украшавшие величественный город, складывались, словно карточные домики, заживо хороня под собой имперцев, наемников и местных жителей, что каким-то чудом сумели спастись от захватчика.
  Крылатый меч в хаосе, что охватил город, пытался более-менее организованно отступить к вратам - единственному месту, что не коснулась губительная магия врага. Но неизвестные волшебники словно чувствовали, куда стоит ударить. И смерть не заставила себя ждать, обрушившись на порядке наемников.
  Сатр все силами стягивал бушевавший огонь к себе, пытаясь поглотить его и уберечь своих товарищей, но даже так, вражеское волшебство продолжало уносить жизни все тех, кто был вокруг него.
  Прямо перед его глазами ударная волна снесла Адама, размазав о ближайшую стену, а те, кто был рядом и успел попадать наземь, лежали сломанными куклами, что сумасшедший великан втоптал в землю. От этого удара досталась и Сатру, хотя огонь вокруг него все же принял большую часть взрывной волны на себя.
  Вот только все это было только началом. Невидимые маги противника, словно забавляясь до этого, наконец-то обратили все свое внимание на Крылатый меч и улица содрогнулась, а Сатр в оцепенении смотрел, как умирают его товарищи и его единственный друг. Сил молодого наемника с лихвой хватило, что бы уберечь дорогих ему людей от огня. Однако магия врага не была огнем в чистом виде. Взрывные волны и металлические осколки превратили некогда красивую улицу в ужасающие руины, а всех его товарищей в куски кровоточащего мяса. Они не дошли буквально несколько сот метров до врат.
  Огонь вокруг молодого человека, лежавшего на груде камней, начал потухать сам собой. Многочисленные раны, нанесенные осколками, окрасили камни в алый цвет, а взгляд юноши, обращенный к своим мертвым товарищам, как будто потух.
  Где-то слева разразились новые звуки взрывов, а огонек в глазах Сатра, что был готов угаснуть в любую секунду, вновь разгорелся. Единственная мысль, что сейчас лихорадочна блуждала в его голове, была: 'Делира!'.
  Там, куда сейчас обрушилась магия врага, должны были быть Ушастые мясники! Времени с того момента, как враг применил свое разрушительное оружие, прошло не очень много и скорее всего Делира никак не могла успеть уйти через врата, подальше отсюда.
  Эти мысли придали сил. 'Ей еще можно помочь!' - твердили они.
  Раны на теле молодого человека начали закрываться, а сам он попытался подняться. Кое-как с трудом, но это удалось. Пошатываясь, но уже более твердо стоя на ногах, Сатр поплелся в сторону совсем близких взрывов.
  
  ...
  Не уцелел никто. Было даже невозможно определить, чьи останки лежат перед тобой. Мужчина или женщина? Ребенок или старик? Человек или нелюдь? Вражеские маги перестали обстреливать город несколько минут назад и молодой человек стоял перед руинами некогда бывшими улицей. Тут должен был быть отряд Делиры. Как понять спаслась ли она? Времени было совсем немного и в той давке и неразберихе, что, скорее всего, возникла в момент вражеского удара, десять минут бегом до врат могли растянуться в вечность.
  - Черт! - опустившись на колени и ударив кулаками по земле, выругался Сатр.
  Откровенно говоря надежды не было никакой. Сначала погиб друг прямо у него на глазах. Дальше, все товарищи, что сражались с ним бок о бок. Следом Беатрис, которую он безмерно уважал, как ту, что дала ему шанс снова найти себя в Крылатом мече.
  И, если Делира, тоже погибла....
  Руки, что так и остались на земле, нащупали что-то мягкое. Подняв находку на уровень глаз, Сатр нервно сглотнул. Перед его глазами было кроличье ухо, чья свалявшаяся шерсть каштанового цвета, была покрыта кровавыми разводами. Но не это притянуло его взгляд, а точно такие же сережки, что носила Делира.
  - Не может быть..., - прошептал юноша. Он десятки раз гладил ее ушки и даже дурашливо игрался с этими самыми сережками.
  ...
  ...
  ...
  Огненный вихрь начал набирать обороты, внутри же него находился розоволосый молодой человек пока еще просматривающийся сквозь потоки пламени. Взгляд юноши был прикован к своей руке, державшей какой-то предмет. Вот только вряд ли кто-либо, заглянувший в глаза этого парня, остался бы спокоен. Боль, агония, ненависть, страдание - это все пшик, просто слова, ничего толком не выражающие. Сложно, практически невозможно, объяснить незрячему какого звездное небо, как не объяснить словами те чувства, что бушевали в душе Сатра.
  А огненный поток вокруг его фигуры все разрастался и разрастался, готовый обрушиться на врагов в любой момент.
  
  Глава 3. Дела минувших дней
  
  Три с половиной года назад.
  
  Раздражающий лучик света все также светил в закрытые веки. Эрза поморщилась во сне, она похоже опять забыла задернуть занавески. Вставать абсолютно не хотелось, но какая-то мысль с настойчивостью продолжала маячить на задворках сознания.
  - М-м-м, - промычала девушка, повернувшись во сне и напоровшись спиной на какой-то выступ.
  Боли не было, просто неудобство, что мешает и дальше нежиться в кровати. Да и о какой боли может быть речь, если ты в доспехах.
  Доспехах? Происходящее просто вопило о своей неправильности. Эрза, конечно, была тем еще фруктом по мнению ее согильдийцев, но никогда в жизни она не спала в доспехах у себя в комнате. Просто об этом факте никто не знал.
  Нехотя девушка все таки разлепили глаза и, чуть проморгавшись, огляделась.
  - Что за бред, - сонно пробормотала она.
  Лучик, что так мешал спать, выходил из большого отверстия в потолке небольшой пещеры. Эрза немного приподнялась на локтях и уже с большей внимательностью огляделась вокруг. Пещера была абсолютно не примечательной и имела единственный выход, если не считать дыру в потолке.
  - Какого черта? - немного недоуменно спросила пустоту девушка, задумавшись о том, какая скотина из гильдии перенесла ее из кровати в пещеру.
  - Прибью же ведь, когда узнаю, - пробормотала она, поднимаясь но ноги.
  В мыслях же Эрза продолжала перебирать самых отъявленных смутьянов, что гипотетически были на это способны:
  - Грей или может все таки Хэппи? - этот кошачий выкормыш бездны иногда славился своей полной отмороженностью, впрочем, как и его хозяин.
  Что то очень сильно заскребло в сознании. В мыслях, словно эхом, отдавалось слово 'хозяин', а потом платину, что образовалась в голове девушки, не дававшая добраться до самого главного, просто прорвало.
  Рухнув на колени от навалившихся воспоминаний, Эрза вскрикнула:
  - Нацу!!!
  
  ***
  
  С гулким стуком глиняная чашка опустилась на стол. Внутри нее колыхалась кислая дрянь, что кто-то по недоразумению назвал вином.
  Эрза устала вздохнула. Вот уже пол года она тут, на западе огромной империи, что простиралась практически с одного края континента на другой. Это явно не ее мир. Он сильно отставал в развитии и никакой магии в обиходе простых людей не было и в помине.
  Зато маги были. Магия вообще считалась уделом единиц и волшебница пока не стремилась показывать, что она ею владеет.
  Сделав еще один глоток кислятины, Эрза скривилась. Пить простую воду было не то, чтобы опасно для нее, но расстройство желудка это не та вещь, которую хочешь заполучить в мире, где нет даже нормальных туалетов.
  Настроение было на диву поганым и на то были причины.
  Первые недели в этом мире остались болезненными воспоминаниями в памяти, которые хотелось бы похоронить, где-нибудь на заднем дворе. Не зная имперского языка и не ориентируясь в местных реалиях, молодая волшебница поначалу наломала немало дров с ее-то мировосприятием.
  Хотя, если задуматься, дальше было только хуже, просто первый шок уже прошел. Уже сейчас она довольно спокойно смотрит на рабов и простых сервов, не горя желанием пойти и освободить их. Ее личико не перекашивается в гневе, когда она видит, как какой-нибудь дворянин или нобель забивает плетками своего раба на улице.
  Это не значит, что она принимает это. Нет, это просто значит, что если вдруг взять и поменять здесь все, отпустить рабов, например, или перебить всех этих дворян и помещиков, то лучше не станет. Ни капли.
  Мысли бодро перескочили на один из моментов ее прошлого уже в этом новом для нее мире, когда она взяла и освободила рабов в захудалом городишке. Они сначала и не поверили в свое счастье, не собираясь даже уходить из рабских бараков. Но когда до них наконец-то дошло, что стражу и наемников молодая волшебница обезвредила, то радостные тысячи рабов отправились в город, чтобы грабить, убивать и насиловать.
  В ту ночь безымянный городишко охватило безумие. Бесчисленные пожары и горы трупов на улице, жалобные крики женщин и детей. Поняв свою ошибку, Эрза, как угорелая, носилась по всему городу, пытаясь обезвредить обезумевших от вседозволенности рабов. Но джин был уже выпущен из бутылки.
  Скрипнув зубами, Эрза опять приложилась к вину.
  Это был не конец той истории. Вырубив всех рабов, что занимались разбоем, она позапирала их обратно. Чего ей стоило их не поубивать за то, что они натворили, знают, наверно, только боги. Смотреть на то, что ОНА самолично натворила в этом городе не было никаких сил, поэтому, быстро собравшись, девушка ушла.
  Вот только сидя в одной из таверн где-то через неделю, Эрза услышала из разговора двух работяг, что город этот стерт с лица земли. Когда наместник провинции узнал, что творится в городке, он совершенно не разбираясь, кто прав, а кто виноват, натравил на него один из легионов, расположенных в провинции. Городишко просто уничтожили, сравняли с землей, не оставив даже пепла.
  В тот момент она в первый раз в жизни напилась, как свинья.
  Время шло, Эрза успела совсем чуть-чуть понять этот мир и даже немного привыкнуть к нему. Она все еще, как послушная дурочка, пыталась следовать своим принципам и идеалам, но этот мир слишком жесток, тем более к таким, как Эрза. Он с легкостью ломает хребты людей и нелюдей, что еще раз не преминул продемонстрировать молодой волшебнице.
  Наемницей работать было более-менее привычно. Эта работа очень напоминала Эрзе ее гильдию, оставшуюся где-то неимоверно далеко, где она занималась почти тем же самым. Монстры, лютые звери, нежить, никто из тварей не уходил от ее мечей, единственное за что она не бралась - это убийство разумных.
  Это задание магистрата одного из крупных городов на западе империи не пророчило никаких сложностей. Ее псевдоним и образ стали уже достаточно знамениты, чтобы с легкостью получить его. Суть же сводилась к тому, что в горах неподалеку завелось какое-то чудище, что терроризировало округу, нападая на путников, и, в общем, его уничтожение и должно было быть конечным результатом этой миссии.
  Собиралась она недолго и уже через день была в деревушке на пятнадцать домов неподалеку от гор. Люди, что проживали в ней, были до неприличия добрыми и отзывчивыми, и это настолько контрастировало с населением других городов и поселений, в которых она побывала, что ей захотелось погостить тут денек-второй.
  Время, проведенное с селянами и шумной детворой, было словно бальзам на израненную душу молодой девушки. Горечь потери и вина за совершенные поступки, все это отступало под напором чистых и незамутненных эмоций жителей деревни. Но всему приходит конец. Попрощавшись со старостой и селянами, Эрза бодрым шагом направилась к горам. По информации, полученной от них, животное нападало на путников на горном тракте, поэтому первым делом стоило прошерстить округу именно там. По началу поиск не принес никаких результатов, пока она не наткнулась на странную компанию людей, что ошивалась рядом с трактом. Одежда на них была бедновата, но вот оружие ясно говорило, что это не простые бродяжки.
  Слово за слово и кто-то из людей предложил ей раздвинуть ножки перед ним, а потом и обслужить всю компанию. Эрза естественно не утерпела и раскатала людишек буквально за несколько секунд. Пока постанывающие бандиты пытались подняться, девушка направилась к более-менее прилично одетому мужику и, поигрывая мечом, начала свой небольшой допрос.
  Оказалось, что эта ватага - наемный отряд, который двигался в Аутентику, город, где Эрза получила задание. Зверя, нападающего на тракте они не видели, но зато знали место, где он напал последний раз и, судя по останкам, произошло это совсем недавно.
  Покинув сброд, девушка направилась дальше к месту нападения, надеясь найти хоть какие-нибудь зацепки. Буквально пол дня пути, и она уже была там. Первым, что ее встретило на месте гибели людей, был запах разложения и одинокий волк, трепавший ногу человека. Отогнав волка, девушка начала обследовать место и уже с первого взгляда нашла нестыковки в рассказе главаря наемников. Кто бы не убил этих людей, это были явно не звери. На что прямо намекали колотые раны, которые могло оставить только оружие, но никак ни когти или зубы зверей. Дурой она не была и, порывшись в телеге, только раздраженно кивнула. Неизвестные, оставившие некоторые пожитки бедолаг, забрали все самое ценное. Вопросов к главарю наемников только прибавилось, а когда Эрза вдруг вспомнила, что у всего отряда из пятнадцати человек не наблюдалось ни одной котомки с провизией или личными вещами, она, не долго думая, рванула к месту встречи с наемниками.
  Естественно там уже никогда не было, и девушка начала рыскать по округе в поисках их стоянки. Еще через несколько часов она наконец-то нашла неприметную пещеру, что похоже и была схроном этих бандитов. Пещеру покидали в спешке, это было заметно даже не наметанным взглядом, обходя довольно большое естественное помещение, Эрза наткнулась на отнорок, куда и зашла. Лучше бы она этого не делала, а еще лучше если бы она не была таким посредственным следопытом. В маленьком по сравнению с основным помещением находились прикованные к стене девушки. Абсолютно нагие, со следами побоев и неоднократных изнасилований, глаза их были пусты. Ублюдки, собираясь в спешке, не придумали ничего лучше, чем убить девушек, нежели тащить с собой балласт. Скрипнув зубами, Эрза задумалась. Своим появлением она явно спугнула бандитов, и те, быстро собрав пожитки, дали деру. Теперь же оставался вопрос, куда они могли направиться. Разбирая в уме варианты, гадкая догадка царапнула сознание, ей вдруг вспомнились приветливые жители деревни, расположенной совсем неподалеку от сюда.
  Когда она добралась, было уже поздно, поздно для жителей деревни. Ублюдки же пировали посреди чумы.
  В тот момент Титания Эрза Скарлет окончательно умерла и переродилась в Железную деву, воина, что избавился от такого понятия, как милосердие к врагу.
  Допив вино, девушка поднялась из-за стола. Но не успев ступить и шагу, к ней сразу же подбежал толстоватый мужик. Хозяин таверны лично решил спросить у знаменитой на весь запад Империи наемницы, понравилось ли ей обслуживание.
  Кивнув мужичку, Эрза направилась на выход, параллельно раздумывая о том, что она так и не приблизилась ни на шаг к своей главной цели. Цели, что не давала ей упасть духом и окончательно сломаться посреди жестокости нового мира, цели, что поддерживала ее все это время.
  - Профессор, я надеюсь ты не ошибся, иначе все, что я натворила, было сделано зря, - шёпотом промолвила красноволосая девушка.
  
  ***
  
  Три с половиной года - это много или мало?
  Для того, кто ищет каждый божий день и не может найти, это огромное количество времени.
  Времени, проведенного в душевных терзаниях. Когда ты хочешь верить в лучшее, но какая-то частичка в тебе постоянно зудит, что все напрасно и все чтобы ты не делал бессмысленно.
  Но Эрза не сдавалась, она уже исходила весь запад и центр Империи, побывав в таких злачных местах, что даже у седого ветерана, закаленного в боях, волосы бы встали дыбом. Это только на первый взгляд Империя и весь мир в целом показались ей злачным местом, но на самом деле все было еще хуже. Демонопоклонники, кровавые жертвоприношения разумных, каннибализм и множество иных мерзостей всех мастей. Этот мир явно загнил, причем уже очень давно.
  Совсем недавно Эрзу посетил имперский посланник, а вот, что ему могло понадобится, она узнала довольно быстро. Ей предлагали наем! Это было до дикого странно. Эрза не считала себя великим воином, тем более, она даже десятую часть своей силы никому не показывала. Еще больше она удивилась, когда услышала, какое именно предлагается задание, и кто в нем будет принимать участие.
  Немного подумав и в итоге плюнув на какую-либо подноготную найма именно ее, одного единственного человека, Эрза согласилась. Ведь это был шанс! Можно было бы попытаться найти среди наемников ЕГО! Зная Нацу, Эрза была более чем уверена, что занялся он чем-то для себя привычным, впрочем как и она сама.
  
  Место сбора наемников и легионеров поражало. Это не будет преувеличением, но Эрза никогда не видела столько чело... разумных вместе. Она еще не отметилась у командования, поэтому доподлинно не знала, что им предстоит, но численность войск уже внушала своим количеством.
  Поспешив, Эрза направилась к имперским палаткам, чтобы доложить о своем прибытии и уже потом начать поиски.
  Какая-то чернильная душонка заместо того, чтобы оформить ее наем, рассказать об обязанностях и отпустить, отправила Эрзу в сопровождении легионера до одного из роскошных шатров. Внутри ее встретил улыбкой престарелый и седой мужик, сидящий за столом и представившийся Аппием Годасеном, Имперским Генералом.
  Вот тут-то и раскрылась, причина ее найма. Этот Аппий Годасен рассказал не только о целях походах, которые, к слову, просто не укладывались в голове, но и о свой восторженности по отношению к ней.
  Он только недавно начал следить за похождениями знаменитой Железной девы и яро захотел познакомиться с ней лично. И тут представилась такая возможность.
  Он еще много чего говорил, но в итоге все свелось к тому, что старый козел предложил Эрзе стать его наложницей, причем прямо здесь и сейчас, на этом самом столе.
  Жизнь и зубы генерал сохранил только потому, что Эрза еще не закончила свои поиски тут, точнее она их еще даже не начинала, а после убийства генерала это вряд ли будет возможным. Поэтому девушка ограничилась только тем, что с улыбкой согласилась на это предложение, но только после того, как закончится ее наем, так как для нее, как наемника, заказ священен и ничто не должно отвлекать от его выполнения.
  Аппий словно расцвел после этих слов, уж неизвестно, что его больше грело, отложенное согласие или же такой профессионализм ее стороны, но довольный генерал не стал больше задерживать девушку.
  
  Эрза стояла на одном из небоскребов нового мира, манкируя свои обязанности, и сосредоточенно высматривала среди наемников и легионеров розоволосого парня, попутно подмечая, что именно происходило на улицах города. Если бы она была прежней собой, то давно бы уже вмешалась, причем не на стороне легионеров. Но прежней она уже давно не была.
  Еще в лагере, уже во время отправки на ту сторону, она сумела выяснить у одного из легионеров, что дескать здесь он видел розоволосого парня. Вытрясти из него дополнительную информацию оказалось сложно, мужик, к сожалению, даже не запомнил был ли тот парень легионером или наемником.
  Однако даже такая информация была отличным знаком. Розоволосых в Империи, да и в самом мире, практически не было.
  Эрза несколько раз глубоко вздохнула, чтобы унять бешено колотящееся сердце. Почему-то в душе крепла уверенность, что это именно ЕГО видел легионер. Скоро, совсем скоро, осталось совсем чуть-чуть!
  Даже, когда противник Империи применил, какую-то ужасную магию, Эрза не прекратила поисков. Она прыгала от здания к зданию, попутно пытаясь увернуться от осколков и огня. Не всегда это удавалось, но такие мелочи вряд ли могли остановить красноволосую девушку сейчас.
  А потом уже рядом с вратами, она наконец-то нашла Нацу, точнее она нашла пламенный смерч, в котором была фигурка человека, но Эрза знала - это именно он!
  Вот только, сколько бы она не пыталась пробиться или же докричаться до него, потоки воздуха и огня не давали этого сделать.
  Через практически единственную маниакальную мысль добраться до него, пробилось удивление его огромной силой, которое немного остудило пыл разошедшейся девушки в огнестойким доспехе.
  Эрза вздохнула и наконец-то оставила попытки пробиться силой. Она решила дождаться развязки, которая неприменно должна была наступить.
  Когда Нацу начал действовать Эрза была готова ко всему, однако она явно переоценила свою стойкость. Нацу и раньше умел летать, правда с помощью Хэппи, но в этот раз кошак ему был не нужен. В общем, не это удивило и, как ни странно, восхитило девушку. Сила его магии! Вот что было неимоверным! Он с легкостью плавил огромные дома и железные коробки, словно они были сделаны из воска. Он не напрягаясь держал на себе град острых железных жал, что посылали в него воины этого мира.
  Будь у них сейчас с ним дружеский поединок, Эрза бы ни за что не поставила на себя. Эти годы, что он провел в дали от дома, сделали из него монстра равного по силе, а может быть даже сильнее богоравных волшебников.
  - Да, монстра, - грустно улыбнулась Эрза, смотря, как обращаются в пепел его враги.
  - Но это МОЙ монстр, - решительно закончила она.
Оценка: 6.23*28  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Титов "Эксперимент"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Механист"(Боевик) С.Панченко "Вода: Наперегонки со смертью."(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"