Забелина Вера Васильевна: другие произведения.

Пирамида

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Так получилось, что несколько вполне достойных человек, стали бомжами. Не опустились, поселились в подвале многоэтажного дома, работали, чтобы достойно жить. Но вдруг в их подвал привели калеку. У мужчины не было кистей рук и языка. А под Новый год жители подвала узнали, что калеку и их заодно уже приговорили к казни. И вот тут они получили помощь. Им рассказали о Пирамиде, которая невидима для простых людей. Но если кто-то нуждается в помощи и достоин её, Пирамиду он найдёт. Один из обитателей подвала находит её. И все они получают не только помощь и защиту, но и становятся волхвами, сильными волшебниками.


   Автор Забелина Вера Васильевна
  
   ПИРАМИДА
   Роман-фантазия
  
   Пролог.
  
   "Вот правильно гласит народная мудрость "От сумы и от тюрьмы не зарекайся", - рассуждал высокий представительный (несмотря на потрёпанный вид) мужчина, которого только что выставил с вокзала дежурный милиционер. - "Если бы мне кто десять лет назад сказал, что я изведаю и то и другое, я бы даже смеяться не стал, а уничтожил бы наглеца одним взглядом".
   Действительно, раньше Леонид Игоревич Побежимов считал себя баловнем судьбы. Окончил Плехановский институт в Москве, в советские времена быстро сделал карьеру, стал директором самой престижной гостиницы в Городе. Имел деловые связи и в столице. Первая жена (бывшая однокашница по институту) занималась книготорговлей. Они с Люсей ждали ребёнка. Но внезапно жизнь сделала крутой поворот. На одном из "сабантуев" руководителей Города подвыпившему Леониду с притворным сочувствием сообщили, что ребёнок не от него. У его жены есть любовник. Леонид потребовал доказательств, ему представили фотографии. Намного позже он выяснил, что фотографии были подделкой. Тогда же разъярённый Леонид подал на развод, не слушая жену. У Людмилы от потрясения случился выкидыш, после этого начались нелады с сердцем.
   А Леонид ожесточился, занялся бизнесом, сначала теневым, потом, после распада Союза, легализовал его. Но волчьи законы 90-х оказались для него непреодолимыми. После дефолта 1998 года он был осуждён на 8 лет с конфискацией имущества. Единственным человеком, кто не отвернулся от него в беде, оказалась первая жена. Она приносила ему передачи, писала в колонию. Сообщила, что чувствует себя неважно, но, если не дождётся, чтобы он имел в виду, что её квартира завещана ему. Леонид Игоревич освободился из колонии весной 2006 года. Дал телеграмму Людмиле, что возвращается. Он немного тревожился, поскольку она внезапно перестала писать ему за два месяца до освобождения. Его опасения подтвердились, соседи сказали, что два месяца назад Людмила Даниловна скончалась, а квартиру занял оперуполномоченный УВД. Хотя Леонид знал, что было завещание Людмилы, в котором она завещала свою квартиру ему, но ему разъяснили, чтобы даже не вздумал "качать права", квартиры ему не видать. Пару ночей он провёл на вокзале, но потом дежурный милиционер пригрозил упечь его за бродяжничество, если ещё увидит здесь. Как бы в насмешку, в этот день (14 апреля) у Леонида был день рождения, ему исполнилось 57 лет. Когда Леонид проходил мимо девятиэтажного дома на Московском Тракте, он заметил, что сантехники, открыв дверь подвала, оставили ключ в замке, а сами занялись работой. Оглянувшись, не видит ли кто, Леонид вытащил ключ и пошёл искать мастерскую по изготовлению ключей. Деньги у него ещё были, так что на всякий случай он заказал три дубликата. Через полчаса Леонид вернул ключ на место, а сам пошёл разыскивать городскую свалку. И здесь ему повезло, словно его Ангел-Хранитель вспомнил, наконец, что надо же помогать своему подопечному. Дежурным на свалке оказался его бывший партнёр, у которого хватило осторожности выйти из дела за несколько месяцев до краха. Нельзя сказать, что Михей (вернее, Артём Михеев) был рад видеть Леонида, но помочь - помог. Показал наиболее перспективные места на свалке и шуганул местных паханов, которые собирались было гнать новичка. Хоть те и были недовольны, но пришлось смириться, Михей здесь считался главным (царь, бог и воинский начальник, так он охарактеризовал себя).
   Прежде всего, Леонид Игоревич отыскал сломанную тачку, починил её найденным инструментом и договорился с Михеем, где он в случае необходимости может оставлять эту тачку, чтобы не лишиться своего транспортировочного средства. Михей обещал познакомить Леонида с двумя другими дежурными, с которыми у него было соглашение - покровительствовать подопечным друг друга. Леониду удалось добиться для себя и самой низкой таксы - выплачивать дежурным десять процентов от дохода со всего, найденного на свалке. "Это уже для самых близких друзей" - пояснил Михей, - "меньше, чем берёт государство со своих граждан, как раньше была церковная десятина" - пошутил он.
   Леонид сделал пару рейсов со своей тачкой до выбранного им дома, сложив всё найденное в неприметном закутке, где стоял бак мусоропровода, рассудив, что мусор вывозят утром, и после обеда к баку никто не пойдёт - сбросят мусор в шахту внутри подъезда. Когда стемнело, Леонид открыл дверь в подвал, обшарив стенку у двери, нашёл выключатель и тщательно осмотрел всё помещение. Его порадовало то, что он обнаружил - один угол подвала, где проходили трубы и, в частности, тёплая труба отопления, был отгорожен и, судя по толстому слою пыли, туда сантехникам ходить было незачем. Туда Леонид и перенёс все свои находки, из которых соорудил себе довольно мягкое ложе.
   Жизнь понемногу налаживалась. Через неделю Леонид встретил Геннадия Николаевича Наумова, которого хозяйка снимаемой им комнаты выпроводила вместе с подобранной им собачкой, нечистокровным фокстерьером. Геннадий пару раз уже ночевал у теплоцентрали, прижавшись спиной к тёплой стенке, а к животу прижимая Кутьку. Узнав у случайного помощника (Леонид попросил того помочь ему дотолкать тяжёлую тачку), что ему негде ночевать, Леонид пригласил его в свой подвал. Он честно сказал Геннадию, что зовёт его большей частью из-за Кутьки - крысы в подвале начали наглеть.
   *
   Геннадий Николаевич родился в 1950 году. В семье Наумовых было три мальчика: сначала Вася, через 3 года родился он, Гена, а через год появился Юра. В отличие от шумных, энергичных братишек, Гена был очень застенчивым, терялся в толпе. Папа часто шутил: "Девочкой тебе надо было родиться, Геньчик, такой ты у нас мечтательный и домашний". Братья носились с друзьями во дворе, играли в войну и прочие игры, а Гена любил уединение и уют. Только где их найдёшь в шумной тесной квартире? На счастье, Гена открыл для себя мир книг. Он рано научился читать, папа сам много читал мальчикам, доставал для них книги всевозможными путями, поскольку в стране был в то время дефицит хороших детских книг. Когда Гена пошёл в школу, его лучшими друзьями стали книги, и они не подводили его никогда. Вот и вырос неприспособленным к жизни, где всё надо было завоёвывать, расталкивая других локтями. После школы он не стал никуда поступать, не знал, какую профессию хочет получить. За него решила армия. В армии он попал в войска связи, быть связистом ему понравилось, поскольку там была работа для одиночек. Работать в коллективе Гена не любил. Вот и работал в разных местах по специальности, полученной в армии. Брат Вася уехал с женой, еврейкой, в Австрию, там они и застряли, не собираясь ехать дальше, на "историческую родину". Брат Юра отрёкся от брата-диссидента, сделал карьеру в профсоюзных органах. А его младшая дочь, которая вместе с дядей оставалась в семейной квартире, "забыла" указать дядю, когда взамен ветхого жилья она получила новую квартиру. Племянница сказала дяде, что пора бы уже ему самому о себе заботиться, так что пусть он тоже походит по инстанциям, как ходила она, оформляя себе квартиру. Геннадий долго обращения в инстанции не выдержал, перестал хлопотать и квартиру не получил.
   Пока Геннадий работал, он жил в общежитиях или снимал комнаты для жилья, но незадолго до встречи с Побежимовым он потерял работу и не надеялся найти новую. Кто ж его возьмёт на работу в 56 лет?!
   *
   Спустя некоторое время, в конце июня, к обитателям подвала присоединился и Тимур Сароев. Леонид с Геннадием встретили его однажды вечером, когда проходили через парк, возвращаясь в родной подвал. Они могли бы пройти мимо, если бы не Кутька. Кутька, бежавший впереди, остановился около паренька, который, съёжившись, сидел на скамейке и тихо плакал, пытаясь скрыть это от прохожих. Кутька тихо подошёл к пареньку, положил передние лапы ему на колени и сочувственно заскулил. На зов хозяев он не пошёл, оглянувшись на них с недоумением - "разве не видите, человеку плохо, помогите". Когда мужчины подошли к пареньку, тот торопливо вытер глаза и независимо уставился в сторону.
   - Что случилось? - тихо спросил Леонид Игоревич.
   Этот тихий голос и сочувствие, написанное на лицах обоих подошедших пожилых мужчин, подействовали на парня, он не стал притворяться дальше.
   - Дядька, козёл, из дома выгнал, - горестно сказал он. - Велел на работу устраиваться, а кто меня возьмёт, покалеченного.
   Только сейчас они заметили, что к скамейке были прислонены костыли.
   - А родители где? - тоже тихо спросил Геннадий Николаевич.
   - Пропали, - вздохнул парнишка.
   - Расскажи, - попросил Леонид Игоревич.
   Поглаживая ластящегося к нему Кутьку, парень начал рассказывать. Зовут его Тимур Сароев, отец чеченец, мама русская. Мама из этого Города, познакомилась с отцом, когда он здесь учился в металлургическом техникуме, потом уехали в Чечню. 4 года назад, когда Тимуру было 14 лет, у них в доме прогремел взрыв, половину дома разрушило. Тимуру повредило обе ноги, одну ступню ему ампутировали. Отец после взрыва пропал, мама увезла Тимура сюда. Здесь Тимур окончил 9 классов, в прошлом году поступил в металлургический колледж, где когда-то учился отец. Они жили в четырёхкомнатной квартире вместе с семьёй тёти, маминой сестры. Эта квартира была оставлена бабушкой дочерям. Два месяца назад мама получила письмо от соседки из Чечни. Соседка сообщила, что у неё есть сведения об отце Тимура. Мама уехала, сказала, что ненадолго, но так и не вернулась. Тимур ходил в милицию, но там сказали, что с Чечнёй связываться не будут. А сегодня дядька, муж тёти, сменил замки в дверях, Тимур не смог попасть домой. Когда он позвонил, дядька открыл дверь, выставил чемодан с его вещами и сказал, чтобы Тимур убирался в свою Чечню, а здесь его никто кормить не собирается.
   - У меня пенсия маленькая, - пояснил Тимур внимательно слушавшим его мужчинам. - А дядя Степан велел идти милостыню просить. Я сессию за первый курс сдал, а за второй платить не из чего.
   - Пойдём, - поднялся со скамейки Леонид Игоревич и взял в руки чемодан Тимура. - С дядькой твоим мы связываться не можем, не тот у нас статус, - пояснил он вопросительно глядевшему на него Тимуру, - а жильём мы с тобой поделимся.
   *
   Первым "законным" обитателем в подвале стал Юрий Михайлович Лапин. История его жизни была типична для миллионов советских людей. Окончил школу, надо было идти работать, поскольку родители были уже в годах. В армию Юрия не взяли из-за неправильно сросшегося перелома в голеностопном суставе, который он получил в походе в школьные годы. Хорошо, что сосед устроил паренька на завод ёлочных игрушек, где Юрий и проработал 33 года, пока завод не закрыли из-за банкротства - не выдержал конкуренции с потоком дешёвых товаров из Китая. Все эти 33 года, в отличие от знаменитого Ильи Муромца, Юрий Михайлович не сидел на месте. Хотя надо было содержать семью и об учёбе в техникуме или институте пока не приходилось думать по той причине, что училась жена, а Юрий Михайлович помогал водиться с её дочерями от первого мужа, но книги были в его распоряжении, так что он учился сам. Когда дочки подросли, Юрий даже закончил заочно техникум, получив диплом "техник-механик". Дочки рано вышли замуж и уехали из родного Города. С женой у Юрия Михайловича не сложилась душевная близость, она была женщина рациональная, мужа не любила и не разделяла его интересов. Когда они получали квартиру в этом доме, жена предложила приватизировать квартиру на неё одну. Она вроде бы в шутку сказала мужу, что женщины живут дольше мужчин, так зачем ей в старости возиться ещё с оформлением наследства. Юрий Михайлович рассмеялся и согласился. Когда в 2005 году он потерял работу, то попытался найти новую в родном городе, но не получилось. Несмотря на то, что Юрий Михайлович самоучкой освоил и компьютеры, и другую электронику (жильцы всего дома обращались за ремонтом только к нему), но не было "бумажки", подтверждающей его знания, поэтому на работу его не брали. Жена подсказала - устроиться на работу вахтовым методом в Сибири. Юрий Михайлович отработал полгода, собрался вернуться домой, но жена написала, уговорила остаться в Сибири ещё на полгода, а потом уже отдыхать. Когда он вернулся домой, в квартире жили чужие люди. Жена продала квартиру и уехала в неизвестном направлении. С их общей сберкнижки, куда ему перечисляли заработанное, тоже исчезли все деньги. В милиции отказались её разыскивать, так как она за этот год успела оформить развод с мужем. Юрий Михайлович звонил дочерям - обе сказали, что о матери ничего не знают, и обе отказались принять у себя бездомного отца - мужья-де не согласны. Соседи сочувствовали попавшему в беду человеку. Кто-то из них предложил ему собрать подписи жильцов подъезда, что они не возражают, чтобы Юрий Михайлович поселился в подвале дома, взяв обязательство поддерживать там порядок. В подвале в это время уже ночевали бездомные Леонид Игоревич, Геннадий Николаевич и Тимур.
   Участковый дал добро, когда соседи подписали своё согласие, и Юрий Михайлович организовал остальных для придания подвалу приличного вида. Отгородили помещение собранными на свалке материалами, установили унитаз, раковину. Сообща зарабатывали деньги, ежемесячно платили по счётчикам за свет и воду. У Леонида Игоревича были прочные связи на городской свалке, куда обитатели подвала отправлялись каждый день с утра, как на работу. Они добывали там не только продукты на пропитание себе, но и выбирали кое-что на продажу. У них появилась мечта - накопить денег на покупку участка за городом и построить там дом для себя.
   *
   Решили других бездомных, по возможности, не принимать. Во-первых, подвал не резиновый, во-вторых, не стоит связываться с незнакомыми людьми. Пока они четверо живут дружно, доверяют друг другу, вот и не стоит рисковать. Правда, Леонид Игоревич сразу предупредил, что ожидает осенью приезда очень хорошего человека, с которым подружился в колонии, и которому просто не повезло в жизни - потерял всё. А человек порядочный, даже колония его не сломала. В общем, приезд Семёна Андреевича Захарова не был для всех неожиданным.
   Семён был инженером-дорожником по специальности. В 90-е годы жена уговорила его открыть свой бизнес - перевозки. Хорошо зарабатывали, бухгалтерию вела жена. Жили в 2-хкомнатной квартире, которая досталась Семёну от родителей. Купили новую квартиру, 4-хкомнатную, на имя жены. В 1998 году грянул гром - Семёна отдали под суд за неуплату налогов. Присудили восемь лет колонии с конфискацией имущества, отобрали двухкомнатную квартиру. На следствии он узнал, что жена давно развелась с ним. Пока он мотался по городам, устанавливая деловые связи, жена его подала на развод и прятала от него повестки в суд, сообщая судье, что муж развод не даёт и повестки рвёт. По истечении определённого срока их развели. Квартира новая была оформлена на жену, и не было никаких документов, что она вела бухгалтерию в компании Семёна. Ещё до суда она снова вышла замуж, на этот раз за директора рынка, а на суде проходила, как свидетельница, утверждая, что ничего не знала о деятельности бывшего мужа. Оглушённый всем на него свалившимся, Семён не оправдывался и не признавал себя виновным - он просто молчал.
   За это ему и "впаяли" колонию с конфискацией. В колонии он работал в столярных мастерских, увлёкся, изучил плотницкое и столярное дело. А когда вышел на волю, пришлось стать бомжем. Хорошо, что в колонии подружился с Леонидом Игоревичем, договорились встретиться в Городе после освобождения Семёна. Семён тоже включился в "бизнес" со свалкой.
   Новый товарищ всем понравился, так что возражений на то, что Семён будет жить с ними, не последовало. Зато пришлось-таки просто занять оборону от многих желающих присоединиться к ним в подвале. Хорошо, что участковый продолжал их поддерживать, да и жители дома были довольны, что обитатели подвала вели себя тихо, пьянок не устраивали, грязь не разводили. По-прежнему весь дом обращался к Юрию Михайловичу насчёт ремонта бытовой техники, в основном электроники. Часто он даже не выходил на работу на свалке, что остальные трое (потом четверо) принимали с пониманием. А вот шестого обитателя их подвала и будущего участника строительства собственного жилья и предложил Юрий Михайлович.
   В марте 2007 года Юрий Михайлович чинил компьютер одному из бывших соседей и невольно стал свидетелем перепалки хозяина со своей женой. Та возмущалась, зачем муж отдал запасной ключ от гаража какому-то знакомому, а тот оправдывался, что человек попал в беду, как же не помочь. Ведь сам Алексей Сергеевич стольким людям помогает, грешно не ответить добром. Алексея Сергеевича, бывшего врача Скорой помощи, Юрий Михайлович тоже знал хорошо. Во-первых, и жили по соседству, часто встречались в магазинах и на рынке, а знакомы были потому ещё, что бывшая жена Юрия Михайловича очень трепетно относилась к собственному здоровью, при любом повышении давления тут же вызывала скорую. Юрий Михайлович испытывал стыд, что скорую тревожат по незначительному поводу, и постоянно поражался терпению Алексея Сергеевича.
   В тот день, закончив работу, Юрий Михайлович тихонько спросил у хозяина:
   - Слушай, Игнат, а что там случилось с Алексеем Сергеевичем?
   - Ой, Юра, и не говори. Представляешь, невестка выгнала старика вместе с травами из квартиры, заявила, провонял всю квартиру своими травами. И управы на них нет, сын-то в милиции работает, водителем у начальника УВД города.
   - Ты мне скажи, как мне Алексея Сергеевича найти, я поговорю сегодня с товарищами, уж койку-то мы ему всяко разно найдём.
   - Замечательный ты мужик, Юра, - прочувствованно сказал Игнат. - Действительно, как я не подумал, что Алексей Сергеевич к вам может обратиться.
   Он обстоятельно объяснил Юрию Михайловичу, где находится его гараж, в котором временно пребывал изгнанный из собственного дома старый доктор.
   Вечером Юрий Михайлович встретил товарищей, вернувшихся с "работы", таким возбуждённым, что этого не заметил бы только слепой. Но не кинулся к ним сразу, ждал, пока все переоденутся, умоются и сядут за стол.
   - Ну вот, готовы слушать, - с улыбкой поведал Леонид Игоревич. - Что тут такое случилось, что ты весь на взводе?
   - Понимаете, друзья, - взволнованно начал Юрий Михайлович, - хоть мы и решили, что больше никого не принимаем к себе, но тут такое дело. Есть у меня знакомый врач, он на скорой работал, а сейчас ему около 70-ти, занимается траволечением, так я сегодня узнал, что его родственники из квартиры выгнали. Был я сегодня в 54-й квартире, там жена Игната пилила, что он Алексея Сергеевича, этого врача, - пояснил он, - в своём гараже приютил. Может, мы сделаем исключение для хорошего человека? - Юрий Михайлович чуть ли не умоляюще оглядел товарищей.
   - Да не волнуйся ты так, - миролюбиво заметил Семён. - Раз хорошему человеку помощь требуется, обязательно поможем.
   Он вопросительно посмотрел на остальных, те дружно закивали головами.
   - А что ты сразу-то его не пригласил? - с недоумением спросил Геннадий. - Неужели в нас сомневался?
   - Я не сомневался, - расплылся в улыбке Юрий Михайлович. - Я сразу к нему кинулся, но Алексей Сергеевич постеснялся приходить в ваше отсутствие, договорились, что я с вами поговорю, если вы все согласны, то я за ним прибегу.
   - Эх, терем ты наш, теремок, - пошутил Леонид Игоревич. - Прямо как в сказке, растёт понемногу. А куда же деваться? Тут ведь не пьяница, не прохиндей какой-нибудь, нельзя такому человеку в помощи отказывать. Так что давай, Юра, иди за этим врачом, а мы ему тем временем лежанку оборудуем, а завтра и кровать нормальную поищем. Вшестером так вшестером, - подытожил он.
   Юрий Михайлович радостно вскочил с повлажневшими глазами.
   - Спасибо, друзья, что поддержали, - прочувствованно сказал он. - Побегу сейчас за Алексеем Сергеевичем, мы скоро.
   Они пришли через полчаса. Алексей Сергеевич сначала стеснительно бормотал, что ему неудобно обременять других людей, но его быстро успокоили. Доброжелательно сообщили, что в жизни надо держаться друг друга, помогать людям, попавшим в беду. После ужина Леонид Игоревич предложил Алексею Сергеевичу познакомиться с ними, рассказал историю каждого и попросил рассказать о себе. То, что поведал Алексей Сергеевич, вызвало сочувствие у всех остальных.
   Алексей Сергеевич Куприн был военным врачом. Служил в дальних гарнизонах, дослужился до подполковника, когда в 1991 году получил известие о гибели матери в ДТП (пьяный отморозок гонял на отцовском джипе, выскочил на тротуар). В Городе остался один отец в двухкомнатной квартире. Младший брат Алексея, Иван, жил в селе неподалёку, за отцом ухаживать не мог, своя семья требовала забот. Иван имел профессию ветеринара. Отца от потрясения парализовало. Алексей вышел в отставку, приехал к отцу, устроился на работу в скорой помощи. Ухаживать за отцом помогали соседи. Отец умер в 1995 году. Хоронили из новой квартиры: как участнику войны и инвалиду 1-й группы Сергею Николаевичу в 1994 году дали квартиру в новом доме взамен старого жилья. В 2005 году Алексей Сергеевич ушёл из Скорой помощи (у него была военная пенсия), занялся траволечением, искал новые пути исцеления, разочаровавшись в традиционной медицине.
   В 2006 году к нему неожиданно заявился "сын" - Веселов Юрий Алексеевич, 1962 года рождения. История такая: в 1962 году лейтенант медицинской службы Алексей Куприн, окончив Военно-медицинский институт, прибыл в военный городок в Забайкалье. В военном госпитале по найму служила Веселова Ольга Константиновна. У неё родился сын. Мальчик был очень похож на майора, начальника штаба полка, женатого человека с тремя детьми. Ольга входила в компанию молодых офицеров, куда приняли и Алексея. В честь Юрия Гагарина Ольга решила назвать сына Юрий Алексеевич, поэтому записала в метрику сына нового знакомца, Куприна. Она обещала, что мальчик будет знать правду и никогда не побеспокоит Алексея. Но сын у неё вырос эгоистом, тянул из матери всё, что мог, потом решил "подоить" настоящего отца. Тот к тому времени стал генералом, жил на юге, в собственном особняке, в охраняемом посёлке. Юрия он не признал и не принял. Тогда тот отыскал Куприна и нагло поселился в его квартире. Юрий устроился водителем в милиции, искать на него управу было бесполезно.
   Алексей Куприн собирал травы, лечил людей бесплатно. Юрий привёл в квартиру сожительницу с ребёнком: мальчику было 3 года. У сожительницы была своя трёхкомнатная квартира, она её сдавала квартирантам. Юрий незаконно прописался у "отца", за квартиру платил Алексей Куприн (ему полагалась льгота, как военному пенсионеру). В феврале 2007 года сожительница Юрия родила девочку, и деда вскоре выгнали из квартиры, выбросили все его травы и одежду. Он обращался в милицию - бесполезно. Пошёл в суд, но судья ему сказала, что это семейное дело, сами договаривайтесь. Когда Алексей Сергеевич попытался ей объяснить, что Юрий - совершенно чужой ему человек, судья грубо отругала его, что он бросил сына в младенчестве, а теперь имеет наглость его не признавать. Так Алексей Куприн оказался на улице. К брату пойти он не мог - в доме верховодила невестка, которая сама мечтала избавиться от свёкра.
   *
   Ни одного мгновения обитатели подвала не пожалели, что судьба привела к ним Алексея Сергеевича. И товарищем он оказался замечательным, влился в их дружный коллектив, как будто всегда с ними жил. Человек он был бесконфликтный, всегда отзывался на просьбы помочь. И именно он предложил, как приступить уже к осуществлению общей мечты о строительстве своего дома за городом. Среди тех, кому он помогал своими травами, была одинокая пенсионерка, Мария Николаевна Задонова. От неё Алексей Сергеевич знал, что у неё есть небольшой участок земли за городом. Работать на участке у неё уже нет сил. А продать не хочет, слишком мало предлагают. Поговорив с участковым, Алексей Сергеевич предложил Марии Николаевне заключить с ними договор. Она передаёт ему (как представителю их группы) права на свой участок (стандартные 6 соток). А они пожизненно выплачивают ей каждый месяц сумму, равную половине её пенсии. На данный момент пенсия Марии Николаевны составляла 3200 рублей, так что 1600 рублей ей начали платить ежемесячно со времени заключения договора. Это было в сентябре 2007 года.
   Теперь друзьям было легче, уже вырисовывались перспективы для независимой жизни вдали от города. Они уже строили планы, как с весны 2008 года начнут обустраиваться на своём участке.
   *
   А в конце сентября того же, 2007 года, к ним в подвал мрачные и серьёзные люди привели Полковника. У молодого мужчины, которого ввели в подвал в невменяемом состоянии, не было кистей рук. Потом выяснилось, что и языка у него не было. Приведшие его незнакомцы велели держать Полковника в подвале и не обращаться ни к кому, чтобы пристроить в другом месте. Сказали, это временно, пока "наверху" решают его судьбу. Обитатели подвала узнали, что это бывший полковник спецназа, они так его и называли с тех пор: Полковник. Его предательски заманили в западню, отрезали язык и кисти рук. Потом его отвезли в этот Город и подбросили в подвал к ним. Еженедельно в подвал приходили какие-то люди, делали Полковнику уколы, от которых он обычно впадал на несколько дней в прострацию. Несколько раз обитатели подвала пытались выяснить, нельзя ли как-либо помочь калеке, но ни в соцзащите, ни в госпитале их даже слушать не стали.
   *
   В ноябре Семён встретил на улице избитого отчимом девятилетнего Витьку. Витька не знал, что и мать у него неродная. Матильда Станиславовна Полянская украла его у родной матери. Жене, маме Витьки, было 16 лет, когда она забеременела в школе от физрука. Физрук не мог жениться на школьнице, когда узнал о её беременности. Они решили подождать, когда Женя достигнет совершеннолетия, а пока он пошёл служить в армию по контракту. Родители Жени выгнали её из дома, и до родов она жила у одноклассницы. Матильда Станиславовна была бесплодна, поэтому боялась, что на ней не женится никто. Ухажёров хватало, но годы поджимали, уже за 30. Подруга работала в роддоме, предложила вариант: притвориться беременной, лечь в роддом, а потом взять чужого ребёнка у какой-нибудь девчонки, которая залетела неизвестно от кого. Зачем таким дети?
   Когда Женя поступила в роддом, подруга сообщила Матильде, что есть возможность получить здорового ребёнка. Женя не делала УЗИ, мама одноклассницы не советовала, чтобы не повредить ребёнку. Матильда легла в ту же палату, где и Женя, в родовую их повезли одновременно. Людмила, подруга Матильды, которая принимала роды, сделала Жене укол, Женя впала в беспамятство. Когда Женя очнулась, ей сообщили, что у неё родилась мёртвая девочка. За день до этого в роддоме гулящая девица родила мёртвую девочку, о которой даже не поинтересовалась, и Людмила попросила коллег отдать ей трупик. Женя не могла поверить, что её ребёнок умер. Когда ей сообщили об этом, она возразила, что слышала крик своего ребёнка, но ей сказали, что это кричал ребёнок Матильды, они родили одновременно.
   Когда их привезли в палату, Матильда сказала, что у неё от стресса молоко не появилось, и предложила Жене стать кормилицей и няней её мальчика. Витька был очень похож на своих родителей, но Матильда всем говорила, что её сын - копия отца. Когда Витьке исполнилось 3 года, Матильда уволила Женю, а Витьку отдала в круглосуточный садик.
   Матильда украла Витьку, так как надеялась, что её любовник женится на ней, когда узнает, что она родила от него ребёнка. Но Костя оставил её и уехал за границу, когда о ребёнке и речи не было. Там он выгодно женился и не собирался возвращаться в Россию. Этого Матильда не знала. Когда она сообщила ему о рождении сына, он объяснил ей, что уже женат, но обещал заботиться о ребёнке. Согласился оформить сына на свою фамилию, Потапов. Каждый месяц Матильда получала от него перевод на тысячу долларов на содержание сына. Матильда жила на эти деньги, поэтому от Витьки не отказывалась. Да и когда она заикнулась было своей подруге, что ей уже не нужен этот ребёнок, та пригрозила, что скорее убьёт подругу, чем позволит правде выйти наружу. За кражу ребёнка им грозил немалый срок, а она свою жизнь портить не хотела. Посоветовала Матильде пожить на содержании у Константина, пока Витьке не исполнится 18 лет, а потом пусть парень едет к "отцу" или куда хочет.
   В 2007 году Матильда вышла замуж за Вячеслава Николаевича Никифорова, майора ГИБДД. Костя (предполагаемый отец Витьки) предложил забрать сына к себе, в свою семью. Там у него было две дочери, так что сыном он дорожил. Но Матильда боялась, что он может провести генетическую экспертизу (а это было вполне вероятно), и тогда её разоблачат. Да и дармовые деньги терять не хотелось. Матильда пообещала, что Витька приедет к отцу после окончания школы.
   А в осенние каникулы отчим (дядя Слава) обвинил Витьку в краже денег. Витька денег не брал, но Вячеслав пришёл в ярость, не слушая оправданий, он начал избивать мальчика ремнём. Пряжка задела бровь и рассекла её, полилась кровь. Вячеслав выволок мальчика из квартиры, протащил по лестнице и выбросил из подъезда прямо под ноги проходящего мимо Семёна. А потом захлопнул дверь подъезда. Семён поднял избитого мальчишку, снял свою куртку, завернул его (Витька был в домашнем костюме и тапочках) и унёс за три квартала в свой подвал. Там кровь остановили, умыли дрожащего мальчика, попытались успокоить и уложили спать. На следующее утро Семён пошёл к Витьке домой один (Витька плакал и отказывался идти домой). Семён попытался поговорить с Матильдой наедине, но та отказалась разговаривать без мужа. Вячеслав поставил условие: Витька возвращает украденные пятьсот рублей, тогда может вернуться домой. Семён вздохнул и сказал Матильде:
   - Дайте мне вещи мальчика и его учебники, домой он не вернётся, поскольку это не дом для него.
   - Ну и не надо - фыркнул Вячеслав. - Без него лучше.
   Матильда молча собрала Витькины вещи, сложила их вместе с учебниками в две большие хозяйственные сумки. И Семён ушёл.
   - Ух, красота! - потянулся Вячеслав. - Избавились от твоего спиногрыза. И на фига ты его рожала? - шутливо попрекнул он жену.
   - А я его не рожала, - внимательно глядя на Вячеслава, призналась Матильда. - Я вообще родить не могу, у меня бесплодие.
   - А этот откуда? - с недоумением спросил Вячеслав. - Подкинули, что ли?
   - Я его украла, чтобы вернуть бывшего любовника, - пояснила Матильда. - Но тот уже женился, правда, от ребёнка отказываться не стал, присылает на него каждый месяц тысячу долларов. Да и подарков много шлёт, я их продаю, тоже хороший доход получается. Так что зря ты его так, мы же и на его деньги живём.
   - Да-а-а, - почесал в затылке Вячеслав, - ну ничего, пусть пока поживёт с этими бомжами, по дому соскучится, а после Нового года можно и вернуть. Отдохнём пока от него, поживём для себя.
   Спустя некоторое время, когда Вячеслав взял форму, чтобы одеться и идти на работу, из кармана кителя выпала 500-рублёвая бумажка. Матильда с интересом поглядела на мужа.
   - Это ты из-за этих денег мальчишку избил? - с иронией спросила она.
   Вячеслав смутился, но быстро пришёл в себя.
   - Если честно, это был только повод, я давно хотел поучить его, - признался он. - Я же вижу, как он на меня смотрит, никакого уважения.
   - Да, - протянула Матильда, - теперь он тебя, конечно, зауважает.
   - Ну не зауважает, так бояться будет, - отмахнулся Вячеслав.
   *
   Когда Семён сходил к мальчику домой и вернулся с Витькиными вещами и учебниками, он сказал, что мать Витьки отказалась от сына, которого не хотел видеть отчим. Так Витька обрёл себе новую семью.
   Жизнь не так проста, как кажется. Она гораздо проще.
   Общеизвестная истина
  
   31 декабря 2007 года, понедельник.
  
   Новый год встречали, как все люди: за накрытым столом, с включённым телевизором. Заранее запаслись хорошими продуктами, набрали фруктов. Из спиртного была только бутылка шампанского, а для молодёжи: Витьки, Тимура и Полковника - купили бутылку детского шампанского. Алексей Сергеевич запретил давать Полковнику хоть каплю алкоголя, при тех уколах, что ему делали каждую неделю, это могло привести к ухудшению состояния. Под ёлку уложили пакеты с подарками, постарались подобрать что-то для каждого. Самая большая радость ожидала Витьку и Тимура. По старой памяти жильцы дома обращались к Юрию Михайловичу за ремонтом электроники и бытовой техники, так что в счёт платы Юрий Михайлович набрал у жильцов заменённые блоки, из которых собрал старенький компьютер. К нему удалось запасти несколько дисков с играми и обучающими программами.
   Когда начали передавать Обращение президента, разбудили заснувшего в ожидании праздника Витьку, налили в кружки шампанское (кому настоящее, кому имитирующую его газировку). Общий настрой выразил Леонид Игоревич. Когда куранты начали отбивать полночь, он воскликнул: "Ну, за изменения к лучшему!". Все чокнулись (за Полковника кружку держал Витька, он же и напоил калеку) и дружно выпили. Потом начали разбирать подарки. В основном подарки "обеспечил" Юрий Михайлович, собирая с клиентов плату "натурой". А ему подарили найденный на свалке ещё рабочий тестер, которому Юрий Михайлович очень обрадовался. Полковнику подарили тёплый шарф, поскольку было замечено, что каждый раз после укола он зябко втягивал голову в плечи. Сейчас он с благодарностью смотрел, как Семён укутывал его шею шарфом. Тимур с Витькой радостно вопили, увидев компьютер и диски к нему. Тимур быстро подсоединил все блоки, включил компьютер и они с Витькой "отключились" от всего остального, с упоением осваивая новую игрушку. Полковник, несмотря на заторможенность от действия укола, заинтересовался и подсел к ним. Убедившись, что эта троица занята надолго, Алексей Сергеевич сделал знак остальным подсесть поближе. Он тревожно оглядел товарищей и сказал:
   - Надо спасать Полковника. Сегодня лечил одного "делового", порезали его при разборке, а в больницу обращаться нельзя. Так он в благодарность посоветовал, чтобы мы попытались скрыться куда-нибудь. Эти отморозки, которые Полковника нам подкинули, получили приказ казнить его с особой жестокостью. Какому-то гаду пришла мысль дождаться рождественских морозов, вывести Полковника на центральную площадь Города и сделать из него "памятник Карбышеву". Ну и нас не жалеть.
   - Господи! - не смог удержать возгласа ужаса Геннадий Николаевич. Все опасливо посмотрели на увлечённую троицу. К счастью, те даже не заметили, как помрачнели лица совещавшихся пятерых взрослых. - Что же это за нелюди такие, - уже тише сказал Геннадий Николаевич.
   - Спасать надо, - согласился Семён. - Но вот как? Могут выследить, в городе не спрячешь.
   - Надо идти в сёла, - решил Юрий Михайлович. - Увезти его пока в какое-нибудь село, там, если чужак появится, который будет его искать, так его всё село заметит. Это в городе не знаешь, встретил ли чужака или соседа, которого просто не замечал.
   - Нужно в церковь обратиться, - нерешительно предложил Леонид Игоревич. - Церковь сейчас в государстве силой становится.
   - Только среди церковников мало истинно верующих, - вздохнул Юрий Михайлович. - Но попытаться можно.
   - Я сегодня с утра поеду в какое-нибудь село, попробую поговорить со священником, - предложил Семён. - А вы ребятам и Полковнику ничего не говорите, а то могут себя выдать.
   - Не скажем, конечно, - пообещал Геннадий Николаевич.
  
  
   1 января 2008 года, вторник.
  
   В первый день нового года Семён поднялся рано, все ещё спали. Улицы тоже были пустынны, поэтому, несмотря на темноту, слежку за собой Семён уловил сразу. "Не удалось уйти незаметно", - подосадовал он. Шедшие за ним двое мужчин особенно и не скрывались.
   "Спешить надо", - озабоченно подумал Семён. - "Если они себя так явно показывают, это значит, что Полковника могут забрать в любой момент".
   Около шести утра Семён был на автовокзале.
   - Мне, пожалуйста, один билет на самый ранний автобус, всё равно куда, - обратился он к заспанной кассирше.
   - Через десять минут отправляется автобус на Поздняково, - равнодушно сообщила та. - Автобус уже стоит на площадке, можете садиться.
   Семён расплатился и пошёл к автобусу. Как он и думал, двое парней, которые следовали за ним от дома, сели в тот же автобус. У обоих были тёплые шапки и меховые полушубки.
   "Хорошо утеплились", - невольно позавидовал Семён. Сам он в своей китайской куртке немного продрог и был очень рад, что автобус попался с отоплением. В автобусе Семён подремал. В Поздняково они приехали к 10 часам утра. Погода радовала - небо было безоблачным, а взошедшее солнышко уже пригревало не по-зимнему. Выйдя из автобуса, Семён услышал колокольный перезвон - закончилась обедня в храме.
   "Это мне знак", - подумал Семён, - "не зря советовал ведь Леонид Игоревич обратиться в церковь, вот и попробую".
   Он подошёл к храму, когда оттуда выходили уже последние прихожане. Сняв шапку, Семён перекрестился на входную икону и вошёл в храм. В церкви было пусто, полутьма смягчалась светом свечей у многочисленных образов. Неслышно скользили несколько женщин в чёрных платках, наводя известный только им порядок. Семён подошёл к одной из них.
   - Как бы мне батюшку повидать? - тихо спросил он у неё.
   В это время от дверей храма послышался возмущённый женский голос:
   - Куда же вы прётесь, нехристи, прости Господи! Разве можно в Божий храм в головных уборах. Обнажать головы надо, вы же не женщины.
   - Ладно, бабка, не ори, - огрызнулся один из них, вместе с напарником снимая шапки. Он поискал Семёна взглядом, когда увидел его, ткнул локтем напарника, показав, где Семён. Тем временем женщина, к которой обратился Семён, посоветовала:
   - Батюшка, отец Владимир, домой пошёл, переодеться. У нас в приюте сейчас утренник будет, так батюшка дедом Морозом оденется. Как выйдете из храма, обойдёте его с правой стороны, там и дом священника увидите.
   Семён поблагодарил и, не обращая внимания на следовавших за ним парней, вышел из храма. Дом священника, небольшой аккуратный двухэтажный особнячок, одной стеной примыкал к большому трёхэтажному зданию. Семён чуть не опоздал, он встретил деда Мороза уже на выходе.
   - Отец Владимир, - окликнул Семён священника. - Я к Вам приехал по очень важному делу, по жизненно важному, - подчеркнул он. - Меня предупредили, что Вы спешите на утренник, но я бы хотел договориться, когда Вы сможете выслушать меня.
   - Вы не местный? - спросил священник.
   - Он не местный, - сообщил один из последовавших за Семёном парней. - И лучше тебе, поп, в его дела не соваться.
   - Понятно, - усмехнулся священник, и, обернувшись в приоткрытую дверь, крикнул: - тётя Наташа, приюти странника, я после утренника с ним побеседую. Тётю зовут Наталья Кузьминична, - сообщил он Семёну.
   Он пропустил Семёна в дверь, прикрыл её за ним и спокойно пошёл к входной двери приюта.
   - Мы тебя предупредили, поп, - крикнул второй парень.
   Священник оценил возраст преследователей его посетителя до 25 лет. Физиономии обоих печатью интеллекта отмечены не были.
   - Praemonitus, praemunitus, - с улыбкой ответил дед Мороз.
   - Чего? - опешили оба.
   - Латынь учить надо, неучи, или хотя бы про капитана Блада почитали, - посоветовал напоследок священник и скрылся в здании приюта.
   - Про какого Блада? - озадаченно посмотрели друг на друга парни. - Это он так выругался, что ли?
   - Надо звонить боссу, - решительно сказал тот, что повыше.
   - А не будет ругаться, что беспокоим? - опасливо спросил второй. - Небось, только лёг после празднования.
   В это время у одного из парней зазвонил мобильник. Он взглянул на вызов и обрадовался:
   - О, это Штык! Привет, Штык, - отозвался он.
   - Вы где, бездельники? - брюзгливо спросил сиплый голос.
   - Какие же мы бездельники?! - возмутился парень. - Следим тут за одним из подвала. Он под утро на автостанцию пошёл, мы за ним, вот сейчас в Поздняково находимся. Хмырь этот к попу здешнему пошёл, тот как раз из дверей вышел в прикиде Деда Мороза, а этот, который из подвала, ему и говорит: "Отец Владимир, мне с Вами поговорить надо".
   - Отец Владимир, говоришь? - переспросил сиплый. - Вот чёрт, надо же, куда они кинулись. Ну да ладно, их уже и отец Владимир не спасёт, не успеет, поезд ушёл. Через два дня резкое похолодание ожидается, а пока пусть побегают. На всякий случай присмотрите за этим резвым, вернётесь с ним, - распорядился он и отключился.
   - Присмотреть велел, - сказал разговаривавший парень напарнику.
   - Куда нам теперь, чтобы не упустить? - кивнул тот на дом священника.
   - Штык не сказал, сами пойдём, по соседству устроимся.
   Семён смотрел в окно. Он видел, как парни, поговорив по мобильнику, развернулись и пошли в сторону ближайшего дома. В это время в гостиную вошла старушка, которую отец Владимир назвал тётей Наташей. Встретив его у дверей, она проводила его до гостиной, а сама куда-то ушла. Взглянув на неё, он понял, куда и зачем она уходила. У неё в руках был поднос, на котором стояла тарелка с оладьями, мёд, сметана, чашка и чайник, от которого шёл такой дивный аромат травяного чая, что Семён просто до дрожи ощутил сильное желание испить этот чудесный напиток.
   - Угощайся, гость дорогой, - приветливо сказала Наталья Кузьминична. - Отец Владимир не меньше двух часов с ребятишками провозится, тогда и пообедаем. А пока этим подкрепись.
   - Спасибо большое, - от всего сердца поблагодарил Семён и с удовольствием приступил к завтраку. - У-у-у, - промычал он, - мёд у Вас какой ароматный, как и чай.
   - Из Целебной долины нам мёд привозят, с Уральских гор, - пояснила старушка.
   - Спасибо, тётя Наташа, - снова поблагодарил Семён. - Давно такого не ел, детство вспомнилось, бабушкины оладьи, очень на Ваши похожи.
   - Тебя как звать-то, гостюшка? - спросила старушка, приветливо улыбаясь.
   - Семёном родители назвали, - сообщил Семён, поглядывая через окно на улицу. Парни зашли в калитку дома, расположенного напротив дома священника.
   - Ты по какому вопросу к батюшке? Или секрет? - спросила тётя Наташа.
   - От Вас никаких секретов, - заверил Семён. - Посоветоваться хотел. Понимаете, так получилось, живём мы, несколько человек, в подвале многоэтажного дома, судьба нас жилья своего лишила, вот и собрались. А три с лишним месяца назад лихие люди привели к нам человека, у которого кисти рук были отрезаны и язык.
   - О, Господи, - охнула старушка и перекрестилась. - Да кто ж его так?
   - Говорят, был он полковником спецназа, не знаю, какого. Вот пошёл против своего начальства, ему такую пытку и устроили. Велели нам принять его, пока решается вопрос, что дальше с ним делать. А тут узнали мы, что к Рождеству его казнить хотят, памятник Карбышеву из него сделать.
   - Это как того Карбышева, что фашисты казнили? - неверяще спросила тётя Наташа.
   - Говорят, что так, - подтвердил Семён.
   - Господи, да разве ж можно так с живым человеком?! - снова ахнула старушка. - Фашистов за это осудили, а и у нас, выходит, такие же нелюди есть? И как их только земля носит. Вот только боюсь, милый, что отец Владимир с ними не справится. Что он тебе может посоветовать? Принять в свою защиту вашего калеку он не сможет - сила ведь сейчас на стороне злых людей. А на нём ведь ещё какая ответственность - приют он создал для отказных детей, которых даже в детдома не берут, а требуют, - она понизила голос, - даже до смерти невинные души доводить. У нас уже почти сотня ребятишек, которых и медицина лечить отказывается, никому они не нужны. Отцу Владимиру и денег на приют не дают, благо что у семьи его связи большие, на пожертвования приют содержит, да и многие родители стараются платить, кто сколько может. А я тебе вот что, мой хороший, посоветую, - как-то вдруг решившись, сказала старушка. - Попробуй обратиться к Пирамиде.
   - К какой Пирамиде? - оторопел Семён.
   - Байка у нас такая есть, в селе нашем. А только я знаю, что и не байка это, а самая настоящая быль. Вот слушай, мне ещё моя бабушка говорила. - Старушка заговорила напевно, как бы читая по тексту. - Если дождаться метели особой. Метель эту распознать можно по чувству, которое возникает в твоей груди, ты понимаешь, что это она. Надо решиться войти в эту метель и блуждать там, всё время взывая к милости Господа и постоянно мысленно сообщая ему, зачем тебе нужна эта милость. Тогда, если Создатель посчитает тебя достойным помощи, увидишь ты в метели Большую Пирамиду. И впустит Она тебя, защитит от непогоды и окажет помощь, которую просишь. Вот такая байка, - уже обычным голосом сказала старушка. - Я ведь почему тебе об этом говорю? Я эти метели распознавать научилась и чувствую их приближение. Переночуй сегодня у нас, а завтра к обеду и метель должна начаться. Если не испугаешься и попробуешь пойти на поиски Пирамиды, можешь обрести помощь Господа. Подумай пока.
   - Спасибо, я подумаю, - с благодарностью глядя в мудрые глаза старой женщины, заверил её Семён.
   Про себя он решил, что он ничего не теряет, если попытается найти Пирамиду. Почему он поверил словам Натальи Кузьминичны, Семён не знал, но чувствовал, что это может оказаться единственным выходом в их, в общем-то, безысходном положении. Что ещё они могут сделать, куда обратиться? И не позволят им, да и времени почти не осталось, он это чувствовал совершенно точно где-то глубоко внутри себя. Поневоле начнёшь верить в чудо и надеяться на него.
   - А вы здесь вдвоём живёте? - спросил Семён, оглядывая уютную комнату, в которой явно чувствовалась женская рука.
   - Зачем же вдвоём? - удивилась тётя Наташа. - Втроём, с Лизанькой. Матушка Елизавета Васильевна, попадья наша, - пояснила она. - У меня-то никого не осталось, а Лизанька - внучка моей сестры, вот и забрала она меня к себе, благослови её Господи за доброту её.
   - А дети у них есть? - осторожно спросил Семён, не желая, чтобы старушка посчитала его вопросы за праздное любопытство, но искренне интересуясь, как живут люди, посвятившие себя служению Богу и людям.
   Наталья Кузьминична поняла его правильно, поэтому ответила, хоть и с печалью.
   - Не дал им Господь своих деток-то, уж не знаю, почему. Поэтому Лизанька и отдаёт всю себя сиротам, она у нас на должности директора детского приюта.
  
  
   2 января 2008 года, среда.
  
   Как и предупреждал отец Владимир, метель началась, когда Семён отошёл от села на километр. Метель началась неожиданно, всё вокруг заволокло. Семён потерял своих преследователей из виду, не особенно беспокоясь о том, что они найдут Пирамиду раньше него. Отец Владимир говорил, что Пирамиду должен найти и увидеть только Семён, парни вряд ли смогут её заметить. Пирамида показывается не перед всеми, а только перед теми, кто верит в Господа и просит его о помощи. Он долго блуждал в белой мгле, пока в отчаянии не воззвал: "Господи, помоги!" - и тут же наткнулся на полупрозрачную стену, которая полого уходила вверх.
   "Где же вход?" - лихорадочно ощупывая находящуюся перед ним панель, подумал Семён и почувствовал, как панель при нажатии поворачивается и впускает его внутрь, в благословенное тепло. Семён очутился в большом помещении, освещаемом светом, который вроде бы исходил от всех стен.
   - Добро пожаловать в Пирамиду, - послышался голос. Казалось, говорило само пространство.
   - Спасибо, очень рад, что впустила меня, - отозвался Семён. - Чуть не замёрз.
   Согревшись в тепле Пирамиды, Семён вспомнил про шедших с ним парней и забеспокоился:
   - Слушай, а эти мои сопровождающие, они там не замёрзнут?
   - Не замёрзнут, - успокоила его Пирамида. - Метель утихла, и им село видно стало. Они уже туда возвращаются. Как раз к отправке автобуса успеют.
   - Ну и слава Богу, - облегчённо вздохнул Семён, - не хотелось, чтобы на моей душе этот грех повис - завёл людей на погибель.
   И он с любопытством огляделся. Пространство Пирамиды было насыщено тёплым светом, светились грани, казавшиеся полупрозрачными. Было такое ощущение, как будто за гранями светит солнышко. У Семёна возникло такое ощущение, что этот свет озаряет его жизнь, и почему-то верилось, что теперь всё будет хорошо.
   - Всё действительно теперь будет хорошо, - как бы в ответ на его мысли сообщила Пирамида. - Отдохни, потом обсудим, какая помощь тебе нужна.
   У одной из граней появился камин, рядом столик и кресло. На столике Семён увидел парующий чайник и тарелку с бутербродами.
   - Помыться бы, - попросил Семён. - А то, пока блуждал, и вспотел, и замёрз, сейчас чувствую себя некомфортно.
   - Помойся, - согласилась Пирамида и около камина проявилась дверца, войдя в которую, Семён увидел обычный совмещённый санузел, типичный для небольших земных квартир: унитаз, душевая кабинка, на полках лежали полотенца, банные халаты и пижамы.
   Семён с удовольствием сполоснулся под душем, вытерся, посмотрел в зеркало и вопросительно сказал:
   - Побриться, что ли?
   - Потом, - посоветовала Пирамида. - Сейчас подкрепись и иди за своими. Не сердись, я прочла, зачем ты меня искал. Когда вы все будете здесь, тогда и побреешься. Времени терять нельзя, твои преследователи уже сообщили о твоём исчезновении. Ваши недруги захотят схватить остальных. Не торопись, - остановила она рванувшегося из санузла Семёна, - успеешь, я время рассчитала. Поешь, я пока тебе разъясню твои новые способности.
   Пока Семён торопливо ел, Пирамида инструктировала его.
   - Идёшь сначала за Полковником. К сожалению, чтобы попасть сюда первый раз, надо обязательно выйти на открытое пространство, где смогу проявиться я. Можно забрать его и из подвала, - ответила она на невысказанный вопрос Семёна, - но тогда он останется обычным человеком. А у Создателя на вашу группу, и на него в частности, большие планы. Поэтому выводи Полковника на чистое место, там меня увидите. Главное - увести его. Пока об остальных вспомнят - ты успеешь и их увести сюда. Ну, давай, - по-свойски распорядилась Пирамида, - вот тебе сухая одежда, отправляйся.
   Семён с удовольствием натянул новую удобную и тёплую одежду, потом прямо из Пирамиды шагнул в свой подвал. В подвале было пусто, все члены группы разошлись на "работу". С Полковником обычно оставался Витька, когда Витька был в школе, дома оставляли Тимура. Сейчас Полковник был один. На вопрос Семёна: "А Витька где?" Полковник взглядом показал наверх. "Погулять пошёл?" - догадался Семён. Полковник кивнул. Семён написал записку товарищам, сообщил, что с ним случилось. Он написал, что попытается укрыть Полковника в Пирамиде и придёт за ними. А товарищей просил не возвращаться домой, а ждать его.
   Семён знал, что завтра снова появятся бандиты для очередного укола, а сегодня Полковник начал приходить в себя, тоскливо и затравлено поглядывая по сторонам. Это всегда происходило накануне очередного укола. Семён подошёл к Полковнику и позвал:
   - Пойдём со мной, я нашёл тебе убежище, где они тебя не найдут.
   Полковник вопросительно, с надеждой глянул на Семёна. Тот кивнул:
   - Пойдём, хуже ведь не будет, посмотрим, как получится. Только осторожнее, чтобы нас не остановили.
   Они вышли из подвала. Семён нашёл Витьку недалеко от дома, с другими ребятами он старательно катал снежные шары, собираясь слепить снеговика. После метели снег был ещё чистым, ребятишки радовались развлечению. Семён отозвал мальчика в сторону:
   - Витя, послушай меня, это очень серьёзно. Мне надо спасать Полковника, его хотят убить. Никому ничего не говори, быстренько беги в подвал, переоденься в сухое и тёплое, а то ты весь промок. Потом беги на свалку, найдёшь наших, отдашь им эту записку. Я постараюсь перехватить тебя, но если задержусь, скажи нашим, что я за вами приду и отведу тоже в безопасное место. Ждите меня там. Ты всё понял, малыш?
   - Я понял, дядя Сеня, - серьёзно кивнул мальчик. - Я всё сделаю, я не подведу.
   Семён и Полковник быстро достигли Пирамиды. На сей раз она оказалась близко к городу. Они увидели её издали, как только миновали последний дом.
   Когда Семён с Полковником приблизились к Пирамиде, от окраины города послышались крики, к ним бежало человек пять. Семён торопливо сказал Полковнику, встревожено глядящему на него:
   - Быстро и искренно проси помощи у Создателя!
   Полковник указал на свой рот, показывая, что он не может говорить. Тем временем их преследователи замедлили шаг, поскольку они не видели Пирамиду, видели только, что преследуемые остановились.
   - Мысленно проси! - приказал Семён, лихорадочно нащупывая панель входа. В глазах Полковника появилось понимание и такое исступлённое желание, что они буквально влетели в Пирамиду, когда повернувшаяся панель втолкнула их внутрь. Их преследователям показалось, что эти двое просто растворились в воздухе.
   Внутри Пирамиды Полковник бесчувственно повалился на надувной матрас, появившийся на полу, чтобы подхватить его.
   - Не буди его, - посоветовала Пирамида. - Во сне быстрее пройдёт реабилитация. Я подержу его до утра в сонном состоянии, надо изгнать из него все вещества, которыми его напичкали. Сними с него одежду, положи его в Купель.
   Рядом возник большой прозрачный чан, в котором спокойно можно было поместить человека. В изголовье были укреплены мягкие зажимы для головы, в чане колыхалась тёплая жидкость с приятным запахом.
   - С ним всё будет в порядке, - сообщила Пирамида.
   - Тогда я иду за остальными, - заторопился Семён.
   Оставив Полковника в Пирамиде, Семён снова вышел на Землю, появившись рядом со спешащим в сторону свалки Витькой.
   - Витя, - окликнул он мальчика, - подожди, вместе пойдём.
   - Ой, дядя Сеня, - удивился Витька, - ты откуда? Я недавно оборачивался, никого не было.
   - Оттуда, - информативно пошутил Семён. - Давай ладошку, чего ноги бить, перенесёмся к нашим.
   - Как перенесёмся? - опешил Витька, подавая руку Семёну, и восторженно ойкнул, увидев, что они уже стоят на свалке около своих товарищей.
   Тех о "прибытии" Семёна и Витьки оповестил радостный лай Кутьки.
   - Семён? Витя? - удивился Леонид. - Вы откуда? Почему вдвоём? А кто с Полковником? - стремительно бледнея, он договаривал последний вопрос, а у всех остальных на лицах уже проявлялись испуг и осознание, кто может быть в этом случае с Полковником.
   - Нет, нет, - поспешил успокоить всех Семён, - с Полковником всё в порядке. Помощь от священника я получил, и не только для Полковника, но и для всех нас. Оглянитесь-ка и посмотрите, что позади нас появилось.
   - Ух, какая большая Пирамида! - восхищённо воскликнул Тимур. - Здесь же её не было, - обескуражено добавил он.
   - Это и есть наше спасение, - пояснил Семён. - Все видят Пирамиду? - озабоченно спросил он.
   - Да вроде все, - ответил Алексей Сергеевич. - А что в ней такого, что тебя беспокоит, все ли мы её видим.
   - Потому и беспокоит, что это наше самое надёжное Убежище. Но в неё можно попасть только тем, кто её видит, и кто искренно просит помощи у Господа. Гена, бери на руки Кутьку, быстро все к Пирамиде и просите Создателя о помощи. Пирамида нас укроет.
   Геннадий Николаевич подхватил на руки Кутьку, жмущегося к его ногам, и вся группа вошла в Пирамиду. Пирамида их уже ждала. Вдоль противоположной от входа стены стояли семь удобных кроватей, недалеко от камина появился большой обеденный стол со стульями, а рядом с входом виднелась дверь с табличкой "Баня". В левом дальнем углу, за загородкой, стоял чан, скрытый туманной завесой.
   - Там Полковник на исцелении, - указал рукой Семён.
   - Добро пожаловать в семейство волшебников, друзья. - Послышался голос Пирамиды. - Теперь вы в безопасности, притом уже получили немалые способности. Устраивайтесь, а завтра с утра, когда к вам присоединится выздоровевший Полковник, поговорим о вашей дальнейшей жизни.
   - Спасибо, - от всех поблагодарил Леонид Игоревич и вопросительно посмотрел на товарищей. - Ну что, сначала в баню?
   - В баню, - дружно кивнули остальные, только Юрий Михайлович неуверенно заметил:
   - Надо бы сначала в подвале всё убрать и предупредить старшую по дому, что мы подвал освободили.
   - Ой, и правда, - спохватился Леонид Игоревич. - Идите все в баню, - пошутил он, - а мы с Юрой скоро к вам присоединимся.
   - Содержимое подвала можете пока перекинуть в пространственный карман, - посоветовала Пирамида. - Потом разберёте, что вам оттуда нужно, например, Витины учебники, что-то ещё. При переходе в Пирамиду у вас появились способности волшебников, осваивайте.
   - Мы скоро, - пообещал Юрий Михайлович.
   Они шагнули из Пирамиды прямо в подвал. Действительно, им понадобилось не больше минуты, чтобы подвал принял свой первоначальный вид, каким он был в тот апрельский день 2006 года, когда в нём поселился Леонид Игоревич.
   И Леонид Игоревич, и Юрий Михайлович ощущали присутствие людей, сидящих в засаде и у двери в подвал и в одной из квартир первого этажа. У этих людей был приказ схватить возвращающихся домой жителей подвала, узнать у них, куда они дели Полковника, и доставить всех в загородный дом, где имелись подвальные помещения для содержания неугодных людей. Новоявленным магам было интересно чувствовать беспокойство и недоумение сидящих в засаде людей, поскольку наблюдатели со свалки сообщили, что группа исчезла.
   - Теперь к старшей по дому, - усмехнулся Юрий Михайлович, - она в соседнем подъезде живёт, переходим отсюда.
   Они шагнули в соседний подъезд и позвонили в квартиру на первом этаже. Хозяйка квартиры сама открыла дверь.
   - О, Юрий Михайлович! - нарочито громко воскликнула она. - У Вас какое-то дело?
   При этом женщина лихорадочно думала о том, как бы предупредить Юрия Михайловича, которого она давно знала, что в её квартире есть посторонний по "его душу".
   Юрий Михайлович понял, успокаивающе улыбнулся женщине и постарался передать ей, что он понял её желание помочь, и чтобы она не волновалась, всё будет хорошо.
   - Здравствуйте, Валентина Григорьевна, - сказал он, - мы ненадолго. Пришли передать ключи от подвала. Мы нашли для нашей группы очень хорошее место жительства, за городом жить будем. В подвале мы навели порядок, всё восстановили, как раньше было. Передайте всем жильцам нашу благодарность за понимание и поддержку в трудную минуту.
   - Уезжаете, значит, - растерянно сказала Валентина Григорьевна, вопросительно глядя на Юрия Михайловича и кося глазами в сторону своей гостиной. - Ну, желаю счастья.
   Юрий Михайлович положил все ключи на стол, оба поклонились женщине и вышли. А Валентина Григорьевна пошла в свою гостиную, где у окна, выходящего во двор дома, уже полчаса сидел "сотрудник силовых ведомств", как он представился растерянной женщине. Он предъявил ей какую-то красную книжицу и заявил, что ему нужно провести наблюдение из окна её квартиры, чтобы дождаться обитателей подвала, среди которых скрывается беглый преступник. На робкое возражение Валентины Григорьевны, что вход в подвал около первого подъезда, он заявил, что там тоже наблюдают.
   - Ну, что же Вы не вышли, когда они ключи отдавали? - спросила она.
   - Кто отдавал? - с недоумением оглянулся от окна незнакомец.
   - Так эти, обитатели подвала, как Вы их назвали, - пояснила Валентина Григорьевна. - Они отдали мне ключи, сказали, что больше здесь жить не будут, нашли место получше.
   - Что же ты мне раньше не сказала? - сорвался с места мужчина.
   - Когда раньше-то? - не поняла Валентина Григорьевна. - Вот же они сейчас были, я сразу к Вам и пришла.
   - Давай ключи! - рявкнул "сотрудник".
   Валентина Григорьевна с испугом показала на ключи, лежащие на столе. Мужчина схватил их и ринулся из квартиры.
   А двое бывших бомжей прямо из подъезда вернулись в Пирамиду. За дверью бани слышались хлопки веников, радостный визг Витьки и лай Кутьки.
   - Ну что, пойдём и мы? - предложил Леонид Игоревич.
   - Пойдём, - согласился поникший Юрий Михайлович.
   - Юра, ты чего? - Леонид Игоревич заглянул в полные горечи глаза товарища. - Что случилось?
   - Я сейчас узнал от Валентины Григорьевны, из её мыслей, - пояснил Юрий Михайлович, - что моя жена трижды делала от меня аборт. Представляешь, Лёня, трижды! - с надрывом сказал он. - Она убила троих моих детей!
   - Вот стерва! - не сдержался Леонид Игоревич. - Пойдём к нашим, Юра, - потянул он товарища за рукав. - Всё понимаю, сочувствую, могу только твоё горе разделить. Меня ведь тоже злые люди ребёнка лишили, а вообще-то у нас с Люсей тоже могло быть несколько. Ничего, жизнь у нас не кончена, ещё только начинается, будет и на нашей улице праздник. Найдём мы ещё свои половинки, и детки у нас будут, теперь-то нас никто обмануть и предать не сможет.
   Пока они мылись, мужчины воспользовались своими новыми знаниями и способностями и убрали с лица всю волосяную растительность. Больше усы и борода не будут расти ни у кого. Особенно радовался Тимур, что мучиться с бритьём ему не надо. Витька таким вопросом пока не заморачивался.
   Потом сидели после бани за столом, дружно угощались предложенными деликатесами и в основном молчали, обдумывая всё, что с ними сегодня случилось.
   - Ну что, дождёмся Полковника, тогда и будем планировать дальнейшую жизнь? - спросил, наконец, Семён.
   Все дружно кивнули головами. После ужина разобрали вещи из подвала, помещённые в пространственный карман, и начали готовиться ко сну. Сделали Кутьке проход в небольшой внутренний дворик, чтобы ему было где делать свои дела. Потом улеглись спать.
   В Пирамиде воцарилась относительная тишина. Спали все беспокойно, уж очень крутой поворот сделала сегодня для них судьба. Утром ещё отверженные и никому, в общем-то, ненужные, а вечером обретшие небывалые способности и возможности.
  
  
   3 января 2008 года, четверг.
  
   Дмитрий Мещерский пришёл в себя и осознал, что голый лежит в какой-то жидкости в большом чане. Голова у него была закреплена в зажимах, а само тело находилось в тёплой ванне. Глаза открывать не хотелось, хотелось подольше поблаженствовать в таком состоянии. Как давно не было у него этих ощущений!
   Не открывая глаз, он вспоминал, что с ним произошло. Почему-то воспоминания начались с августа 2007 года. Его вызвал к себе генерал Арамеев, начальник отдела. Вызвал неожиданно, Дмитрий только что вернулся из трудной командировки и собирался в давно заслуженный отпуск. Отпуск он хотел провести с дедом, в его новом доме, который они построили на своём участке в южном Подмосковье. Там Дмитрий хотел подумать о том, как ему жить дальше. Он хотел уйти из спецназа ФСБ, в котором прослужил уже 12 лет, поступив туда сразу после окончания училища. Он хотел найти себе такое занятие, чтобы не испытывать презрения к тому, чем он занимается по приказу начальства.
   Дмитрий разочаровался в деятельности спецслужб. Он знал, что многие его сослуживцы служат, не задумываясь о том, пользу они приносят обществу или вред. Многие гордятся тем, что так хорошо устроились в жизни. Не тебя пасут, а ты помогаешь пасти. Ему стало противно. И стыдно перед собой. И не надо убеждать себя, что ты-то ни в чём не замешан, ты честно выполняешь свой долг. Вот только долг за тебя почему-то определяют другие. А сам-то ты уверен, что это твой долг?
   Своими сомнениями и размышлениями он накануне поделился с приятелями, с которыми поддерживал отношения ещё с училища спецназа, - Михаилом Латышевым и Павлом Цукановым, которые пришли к нему домой отметить возвращение из командировки. Михаил его понял.
   - Вот почему я и не стал служить в спецназе, - сказал он.
   Действительно, после окончания училища Михаил поступил в университет на юридический и стал адвокатом, причём очень успешным. А вот Павел пренебрежительно фыркнул:
   - Вечно ты, Димка, умствованиями занимаешься, вот и заносит тебя не туда. Голова закружилась от успехов? - ядовито спросил он. - Чего тебе ещё надо? Полковник в 33 года, квартира престижная в центре, деньги девать некуда, да и на твоей должности уже озолотиться мог, если бы не твоё чистоплюйство.
   - Что же ты сам такими делами не занимаешься? - подколол его Михаил.
   Павел, действительно, устроился в отделе внутренних расследований, дослужился до майора, старался держаться в тени.
   - Не всем же быть героями, - скромно заметил Павел, - мне вот не дано. А ты, Димка, не валяй дурака. Уйдёшь из отдела - пропадёшь. Да и квартиру могут предложить поменять, если в системе не останешься.
   - А ты перейди в Пашкин отдел, - шутливо предложил Михаил. - У них начальник серьёзно болен, должность полковничья, как раз по тебе.
   Павла перекосило.
   - В этом отделе вырасти надо, чтобы понять его специфику, - со злостью заявил он. - Никогда начальником отдела не поставят человека со стороны.
   - Не волнуйся, я и сам бы к вам не пошёл, - примирительно сказал Дмитрий. - Ладно, буду думать. Вот поживу у деда в отпуске, с ним посоветуюсь, он у меня старик умный.
   А на следующий день, когда Дмитрий уже складывал вещички в рюкзак, чтобы ехать к деду, и позвонил генерал Арамеев.
   - Срочно ко мне, завтра выезд в командировку.
   - Но, товарищ генерал, у меня же отпуск, - попробовал отказаться Дмитрий.
   - Я сказал "срочно", - рявкнул генерал, - жду через полчаса, - и отключился.
   Точно через полчаса Дмитрий вошёл в кабинет Арамеева. Тот недовольно посмотрел на подчинённого.
   - Много себе позволяете, Дмитрий Александрович, - брюзгливо заметил генерал. - Что, воинская дисциплина не для Вас? Если начальство вызывает, надо исполнять, а не пререкаться. Присягу ведь давали Родине служить?
   - Так ведь Родине, а не начальству, - вырвалось у Дмитрия.
   Генерал недовольно поморщился.
   - Не занимайтесь демагогией, - резко сказал он. - Пока Вы ещё не в отставке, а служите, значит, обязаны выполнять распоряжения командования. Не очень рассчитывайте на защиту Вашего архива, - в сердцах высказался генерал и досадливо поморщился, поняв, что проговорился.
   "Пашка донёс", - сразу догадался Дмитрий, вспомнив вчерашний разговор с приятелями. Тогда Павел высказался в том смысле, что Дмитрию могут и не позволить "соскочить с поезда", на что Дмитрий заметил, что собранных им в свой архив данных хватит, чтобы убедить начальство отпустить его с миром.
   "Сам виноват", - выругал себя Дмитрий, - "ведь догадывался, какая сволочь этот Пашка".
   - Я слушаю, товарищ генерал, - внешне невозмутимо обратился он к Арамееву. - Какая у меня задача?
   - Поедешь в Чечню, - медленно остывая, сказал генерал. - Задачу тебе объяснят на месте, едешь вместе с майором Голиковым.
   Дмитрий еле сдержался. Майор Голиков был известен как садист и убийца, действующий с одобрения начальства. Никто из порядочных офицеров не хотел иметь с ним дела. И вот теперь эта странная, неожиданная командировка, да ещё с Голиковым...
   Уже потом Дмитрий узнал, откуда появилась эта командировка. Цуканов утром появился у Арамеева и пересказал разговор о планах полковника Мещерского. У генерала как раз находился майор Голиков, обговаривали его задание в Чечне. Именно Голиков и предложил:
   - А пошлите Мещерского со мной. С такими настроениями его нельзя выпускать из системы, а в Москве ликвидировать не получится, слишком явно всё будет. А Чечня и есть Чечня, там всё может случиться.
   Все трое понимающе улыбнулись друг другу.
   Дмитрий собирался в командировку основательно. Спрятал в тайнике, сделанном во внешнем блоке Сплит-системы, флэшку со своим архивом, позвонил сводному дяде (пасынку деда), чтобы ещё присмотрели за квартирой (поливали цветы, брали почту). Арамеев сказал, что командировка продлится не меньше двух недель, возможно, и месяц.
   Первая неделя прошла в разъездах по республике. Голиков возил Дмитрия с собой, но пока у Дмитрия была роль пассивного наблюдателя. Интуиция просто кричала, что вокруг него затевается какая-то нехорошая игра, смертельно опасная для него. Через неделю они прибыли в Ачхой-Мартан. На проводимом в управлении ФСБ совещании как раз планировали на следующий день выезд в одно из горных сёл, когда Дмитрия вызвали с этого совещания для ознакомления с приготовленными ему документами. Дмитрию удалось, выходя из помещения, разместить у двери миниатюрную видеокамеру. Пока Дмитрий сидел в другом кабинете, изучая предоставленные ему отчёты о деятельности местного отделения ФСБ, он одновременно вёл запись совещания на свой ноутбук.
   Выступал капитан Исмаилов, заместитель начальника местного отделения ФСБ.
   - Меня беспокоит отряд Шамиля Кураева, базирующийся в горах недалеко от этого селения. Настроения в отряде нехорошие. Мой агент доносит, что бойцы отряда не хотят вести борьбу, разочаровались они, видите ли. Ждут амнистию, чтобы сдаться и "начать жить по-человечески", - издевательски процитировал он.
   - Ну-ка, поподробнее, - оживился Голиков. - Какие известны ближайшие родственники у членов отряда, что о командире известно?
   - В отряде молодёжь до 25 лет, - сообщил капитан. - Шамилю Кураеву 24, образование высшее, знает арабский, английский. Да, - вспомнил он, - мой агент передал, что у Кураева зазноба появилась. Влюбился в сестру Аслана, одного из своих бойцов. Зовут Лейла, сейчас живёт у деда с бабкой в этом селе, окончила школу, в сентябре начнёт учиться в Грозном в медучилище.
   - Отлично, отлично, то, что надо, - потёр ладони Голиков. - Дом знаете, в котором она живёт?
   - Дом на краю села со стороны гор, - сообщил капитан.
   - План такой, - голос Голикова стал деловым и резким. - Завтра утром мы с Мещерским выезжаем в это село. Дадите мне в сопровождение трёх бойцов, желательно таких, что вопросы не задают, а исполняют приказы беспрекословно. По легенде, Мещерский изнасилует девицу, оставит её полуживой, чтобы могла указать на насильника, а Мещерского оставим около неё в бессознательном состоянии - якобы упился.
   - Так они же его на куски порежут, - с испугом глядя на Голикова, воскликнул один из участников совещания.
   - Для этого я его сюда и привёз, - хладнокровно пояснил Голиков. - А то оборзел совсем, воли ему захотелось. Вот и получит свою волю.
   Совещание закончилось. Дмитрий посидел ещё полчаса в том кабинете, куда его отвели для ознакомления с документами. Потом он зашёл в опустевший кабинет, где проходило заседание, и убрал видеокамеру. Почти сразу в комнату вошёл Голиков.
   - А, ты здесь, - воскликнул он. - А я тебя ищу. Завтра едем в одно горное село, надо бы порасспросить местных жителей, говорят, в горах скрывается какая-то банда.
   - Понял, - кивнул Дмитрий. - А сейчас я тебе не нужен? Хочу погулять по городу.
   - Погуляй, - со скрытым злорадством откликнулся Голиков. - Погода и природа здесь хорошие, отчего не погулять.
   Слежку Дмитрий почувствовал сразу же, но не принял никаких мер, чтобы от неё избавиться. Он зашёл в книжный магазин, купил несколько книжек, прошёлся по другим магазинам, потом вернулся в гостиницу. Продумал свои действия на ночь и следующий день и лёг спать.
   В горное село выехали на рассвете. Голиков с недоумением покосился на Дмитрия, который, кроме рюкзака, тащил ещё большую хозяйственную сумку, с которыми ездили так называемые "челноки".
   - Что это у тебя за барахло? - недовольно спросил он.
   - Подарки аборигенам, - нарочито серьёзно объяснил Дмитрий. - К дикарям ведь едем, в горы, вот и запасся: бусы там, зеркала, косметика для женского населения.
   Дмитрий заметил, с какой злостью посмотрел на него водитель уазика, по всему видно, местный житель.
   - Ну, ну, - неопределённо хмыкнул Голиков, усаживаясь впереди, рядом с водителем. - Садись сзади с остальными, сам береги свой мусор.
   Сзади уже сидели трое громоздких парней в камуфляже. Лица их напоминали своим выражением бульдогов, настороженных и злобных.
   Доехали за три с небольшим часа. Было только десять утра, когда уазик подъехал к зданию сельской администрации. Староста, предупреждённый по телефону, был сдержан и немногословен.
   - Народ в поле, работает, - сказал он. - Обещали собраться, когда стемнеет. Отдыхайте пока.
   - Ладно, подождём, - согласился Голиков. - Чем займёшься, полковник? - повернулся он к Дмитрию. - Бусы дарить пойдёшь?
   Троица сопровождающих загоготала. Дмитрий с наигранным сокрушением пожал плечами.
   - Так раз в поле все, придётся до вечера ждать. Книжку пока почитаю, посплю, пожалуй, а то вечером, небось, засидимся допоздна.
   - Поспи, - явно довольный, согласился Голиков. - А мы со старостой с документами поработаем, пока по документам с жителями познакомлюсь. Ребята, - повернулся он к молчаливой троице, - составьте компанию полковнику.
   Глава сельской администрации предложил располагаться в двух комнатках напротив его кабинета. Когда Голиков со старостой ушли, трое сопровождающих повернулись к Дмитрию.
   - Не, ребята, мне звание не позволяет с вами казарму делить, - с нарочитой гордостью заявил Дмитрий, - я беру себе маленькую комнатку, а вы в проходной располагайтесь.
   Это решение устроило троицу. Вероятно, они посчитали, что так они легко выполнят приказ майора - не выпускать полковника из виду. Выход из его комнатки только один, в проходную, где они будут. Они молча кивнули в знак согласия.
   Дмитрий не спеша достал пару книжек из своей сумки, а саму сумку отнёс к стене дома, рядом поставил рюкзак и строго приказал подошедшей дворняжке: "охраняй", а сам беспечно зашёл в дом. Посмеявшись над дурачившимся полковником, троица зашла следом за ним. Они увидели, как за полковником закрылась дверь комнатки, и начали устраиваться в проходной комнате. Вскоре в доме слышались только стук костей из проходной комнаты, где сопровождающие майора играли в нарды, да из кабинета главы иногда слышались негромкие фразы Голикова и местного старосты. Дмитрий бесшумно выставил окно в комнатке, вылез наружу и поставил окно на место. Затем он взял рюкзак и сумку и прошёл к забору, за которым начинались заросли, переходящие в лес. Оглядевшись и удостоверившись, что его никто не видит, Дмитрий перемахнул забор, бережно перенёс сумку и рюкзак и, скрываясь в зарослях, поспешно зашагал к домику, что стоял в конце села. Оттуда дорога вела в горы. Дмитрий подошёл к двери и осторожно постучал. Женский голос откликнулся: "Войдите".
   Дмитрий зашёл в дом, вежливо поздоровавшись. Ему ответили два голоса: в доме находились молодая девушка, почти девочка, и пожилая женщина.
   - Меня зовут Дмитрий, я ищу Лейлу, - сказал он.
   - Так зовут мою внучку, - женщина указала на девушку.
   - А Вас? - спросил Дмитрий.
   - Меня зовут Зульфия Аслановна, - представилась она.
   - Зульфия Аслановна, - сказал Дмитрий, - мне очень не хочется Вас пугать, но в село приехали военные, которые замыслили недоброе. Им стало известно, что отряд Шамиля, в котором находится и Ваш Аслан, ждёт очередную амнистию, чтобы сдаться и зажить нормальной жизнью. К сожалению, некоторым военным и в России, и в Ичкерии этого не хочется, ведь они наживаются на страданиях мирного населения. Я не на их стороне. Я хочу помочь вам. Поэтому у меня такая просьба: ты, Лейла, отведёшь меня в отряд Шамиля, а Вас, Зульфия Аслановна, я попрошу пойти к Вашему мужу и сказать ему, что пока эти военные из села не уедут, вам нужно держаться вместе с односельчанами, чтобы никого в селе не могли заловить поодиночке. Вы мне доверитесь, поможете?
   - Это зависит от того, что Вы хотите сказать Шамилю и ребятам, - сказала Зульфия Аслановна.
   - Ради них я пошёл на преступление, - серьёзно сказал Дмитрий. - Я записал на видео совещание, где решали судьбу ребят, а также украл для них бланки паспортов. Если ребята согласятся со мной, я сделаю им новые паспорта, дам денег и подскажу, как можно уехать отсюда подальше. Лейла должна уехать вместе с ними, - многозначительно сказал он Зульфие Аслановне. Та вопросительно посмотрела на него и, уловив ответный кивок, тяжело вздохнула.
   - Хорошо, мы попытаемся поверить Вам, молодой человек, - сказала она. И повернувшись к внучке, распорядилась, - Лейла, собери свои вещи, как если бы ты уже уезжала в Грозный на учёбу.
   - Я скажу ребятам, чтобы они писали Вам письма, чтобы Вы не переживали, но пока без обратного адреса, - сказал Дмитрий, пока Лейла быстро и сноровисто укладывала вещи в рюкзак.
   Бабушка Лейлы покачала головой.
   - Сюда писать не надо, - сказала она. - Лейла, будете писать на адрес тёти Раззият в Грозном, она нам передаст.
   - Когда Вас будут спрашивать, где Лейла, скажите, что она уже уехала в Грозный, - посоветовал Дмитрий.
   - Я смотрю, Вы очень предусмотрительный молодой человек, - заметила Зульфия Аслановна. - Пусть Аллах поможет Вам спасти наших ребят.
   - Я надеюсь, что поможет, - серьёзно ответил Дмитрий.
   Ещё не было 11 часов, когда Дмитрий и Лейла вышли из села. Лейлу удивляло умение Дмитрия легко ходить в лесу. Городские, как правило, этого не умели. Она спросила у Дмитрия, откуда у него это умение.
   - От деда, - ответил Дмитрий, легко и бесшумно скользя меж деревьев. - У меня прадед был лесничим на Севере, дед у своего отца начал осваивать эту науку, потом учил моего отца, и оба меня.
   Через полтора часа Дмитрий замедлил ход и тихонько сказал вопросительно взглянувшей на него Лейле.
   - Нас уже заметили, окликни их, скажи, чтобы разрешили нам пройти в лагерь, у нас важные известия.
   - Ребята, - немного повысив голос, позвала Лейла. - Я привела этого человека, он попросил, сказал, что очень важное должен вам сказать.
   Справа от них раздались ветки густо растущего кустарника и появились два паренька, один из них был очень похож на Лейлу.
   - Аслан, - подбежала к нему сестра. - Не сердись, но бабушка послала меня с ним, сказала, что это очень важно для вас.
   - Ладно, пойдёмте, - хмуро сказал Аслан. - Вахид, останься здесь и наблюдай, не расслабляйся.
   - Хорошо, - согласился его напарник и повернулся, намереваясь вернуться на свой пост.
   - Вахид, - окликнул его Дмитрий. - Я пришёл, чтобы рассказать о заговоре против вас. Откуда-то в ФСБ стало известно, что вы ждёте амнистию, чтобы сдаться. Поэтому затеяна провокация против вас, о которой я и пришёл вам рассказать. Но очень может быть, что о вашем намерении сообщил кто-то из членов вашего отряда. Я не знаю, кто этот агент капитана Исмаилова, живёт ли он в селе или находится в отряде. Если в отряде, то вполне может быть, что когда он услышит мой рассказ, он попытается ускользнуть в село. Поэтому будь осторожен, не подпускай близко к себе человека, который может прийти со стороны отряда. Если не будешь уверен, что справишься с ним, лучше затаись и пропусти. Не рискуй собой, жизнь слишком прекрасна, чтобы рисковать ею в твоём возрасте.
   - Хорошо, - нехотя кивнул Вахид, - я постараюсь не рисковать, но и пропускать предателя в село не хочу. Очень не хочется, чтобы в нашем отряде обнаружился агент, - сокрушённо признался он, - у нас такие классные ребята.
   - Скоро выясним, - попытался успокоить его Дмитрий. - Учти, когда нужно будет тебя позвать, за тобой придёт Лейла с кем-нибудь, тогда будешь уверен, что это свои.
   Во время их разговора с Вахидом Лейла с братом молча ждали Дмитрия, только Аслан забрал рюкзак у сестры. Они шли ещё около четверти часа, затем вышли в небольшую расщелину, и Аслан негромко свистнул. Почти сразу их окружило около двух десятков молодых людей в камуфляже, с автоматами наготове. Все густо заросли волосами, лиц почти не было видно.
   - Лейла? - послышался удивлённый голос одного из молодых мужчин, по уверенной осанке которого можно было судить, что это не рядовой боец. - Что случилось?
   - Этого человека зовут Дмитрий, - сказала Лейла. - Он пришёл к нам с бабушкой и сказал, что готовится провокация против нас, чтобы заставить вас продолжать борьбу. Он попросил отвести его к вам, бабушка разрешила.
   - Вы Шамиль? - спросил Дмитрий.
   Тот кивнул, внимательно глядя на Дмитрия.
   - Я принёс вам ноутбук, чтобы показать запись вчерашнего совещания. Посмотрите эту запись, а потом я скажу, как я хочу вам помочь.
   - А почему ты хочешь нам помочь? - спросил один из бойцов отряда, глядя, как Дмитрий достаёт ноутбук и настраивает его. - Какое дело русскому до чеченцев?
   - Меня никогда не волновал вопрос национальности, но всегда волновал вопрос чести и человечности. Мы все создания единого Бога, это самое главное.
   Все молча просмотрели запись совещания и так же молча посмотрели на Дмитрия, только по горящим гневом глазам и ходящим под кожей желвакам было видно, что парни еле сдерживают ярость. Лейла испуганно прижималась к Шамилю.
   - Что я предлагаю, - деловито заговорил Дмитрий, доставая из сумки увесистый пакет. - Я украл из сейфа местного отделения ФСБ 25 бланков паспортов, которые нигде не успели зарегистрировать, потому что они тоже ворованные. Сейчас вы подстрижётесь и побреетесь, я принёс специальный фотоаппарат, чтобы изготовить фотографии на ваши новые паспорта. Я принёс также аппаратуру, чтобы оформить паспорта: внести новые имена и вклеить ваши фотографии. Но прежде я хотел бы знать, кто тот агент, который доносит на вас капитану.
   - Я знаю, - воскликнул один из парней. - Это Мерген, двоюродный брат Вахида. Я видел его в городе с капитаном. Он не пошёл с нами в отряд, но всегда трётся около нас, когда мы бываем в селе.
   - Да, очень похоже, - задумчиво согласился Шамиль. - В отряде предателей нет, в этом я уверен. Сколько у нас времени? - обратился он к Дмитрию.
   - Очень мало, - ответил тот. - У нас есть время до вечера, только если майор Голиков меня не хватится. Когда хватится - времени не будет.
   - Аслан, зови Вахида, мы уходим на запасную базу, про которую Мерген не знает. Все остальные собирайтесь.
   - Пусть Лейла пойдёт с Асланом, мы так договорились с Вахидом, - напомнил Дмитрий.
   Брат с сестрой убежали. Один из парней подошёл к командиру.
   - Базу будем минировать?
   Шамиль вопросительно посмотрел на Дмитрия.
   - Лучше не надо, - покачал тот головой. - Пошлют ведь обычных солдат, эти подонки сами сюда не сунутся, зачем же губить неповинных.
   - Не будем минировать, - согласился Шамиль.
   Через полчаса весь отряд скорым шагом двигался на равнину, выходя из гор в стороне от села. Через пару часов они пришли к ещё одному горному хребту, на запасную базу, которая находилась в хорошо замаскированной пещере. Пока ребята стриглись и брились, Дмитрий рассказывал им, что придумал.
   - Поездами не пользуйтесь, хотя паспорта у вас не засвечены. Всё равно в первую очередь будут проверять самолёты и поезда. Поедете автобусами. Денег я тоже набрал из сейфа, на первое время хватит.
   - Хорошо, Дмитрий, мы верим, что Вы желаете нам добра. Вы хотите знать, куда мы поедем?
   - Если вам есть куда поехать, то мне об этом говорить не надо, - отказался Дмитрий. - Только хочу попросить - если будете писать родным, хотя бы в течение года отправляйте письма без обратного адреса и не оттуда, где будете жить, а просите знакомых, улетающих в другие части страны, посылать письма оттуда.
   - Спасибо за совет, - поблагодарил Шамиль. - Я знаю, куда мы сможем поехать, так что распрощаемся сегодня.
   Оформив паспорта всем членам отряда и Лейле, Дмитрий передал аппаратуру Шамилю с просьбой уничтожить её так, чтобы нельзя было догадаться, что это за аппаратура. Тогда, обнаружив пропажу заготовок для паспортов, службы ФСБ отвлекут немалые силы для выявления тех мест, куда могли обратиться сбежавшие бойцы для оформления паспортов. Шамиль передал аппаратуру двум парням постарше.
   - Привяжите пару гранат и сбросьте в глубокую расщелину в скалах, - распорядился он. - Гранаты уничтожат аппаратуру до неузнаваемости, а достать обломки из расщелины вряд ли удастся.
   Ноутбук Дмитрий также отдал Шамилю.
   - Мне нельзя держать его при себе, - пояснил он. - А вещь ценная, вам может пригодиться.
   - Спасибо, Дмитрий, - пожав ему руку, с благодарностью сказал Шамиль. - Мы рады, что среди русских есть такие люди, как Вы.
   Группа отправилась на запад, в лесной массив. А Дмитрий взял курс на север, собираясь найти попутку, чтобы добраться до города раньше Голикова и срочно покинуть республику. Дмитрий благополучно добрался до гостиницы, но там его ожидала засада. Увидев летящую прямо на него сеть, он успел только подумать "Как глупо..."
   Потом перед внутренним взором мелькнуло лицо Голикова с радостным садистским предвкушением в глазах - и всё померкло...
   *
  
   Снова 3 января 2008 года, четверг.
  
   "Забудь", - посоветовало Пространство, в котором он теперь очнулся. - "Вычеркни эти месяцы из памяти, сейчас у тебя всё в порядке".
   Дмитрий с восторгом пошевелил пальцами рук, ощутил язык во рту и с любопытством открыл глаза.
   - Где я? - спросил он, с интересом оглядывая светящиеся матовые стены вокруг чана, в котором он лежал.
   "В Пирамиде-Хранительнице" - пояснило Пространство. - "Отсюда есть выход на Землю и в Межмирье, где у тебя и твоих товарищей создано жилище".
   - А где они? - снова спросил Дмитрий.
   "Семён привёл их вчера, сразу после того, как привёл сюда тебя. Они ещё спят, сейчас раннее утро" - сообщило Пространство.
   "Погоди", - попросил Дмитрий. - "Я быстро приведу себя в порядок, а потом ты мне всё расскажешь".
   "Приводи", - согласилась Пирамида. - "Кстати, если не хочешь заниматься каждый день бритьём, можешь вообще убрать волосяной покров с лица, ты уже знаешь как".
   Дмитрий понял, что действительно это знает. Он вымылся, представил себе и получил привычную стрижку, убрал усы и бороду, а потом надел чистый камуфляж. В нём он чувствовал себя удобнее. Дмитрий не сразу осознал, что он уже не один бодрствующий. Из размышлений его вырвал вопль Тимура:
   - Смотрите, у меня ноги целые! Представляете, совершенно целые! - захлёбываясь радостным восторгом, Тимур прыгал около своей постели, неверяще рассматривая свои босые ноги.
   Никто не рассердился на него за такую побудку, только радовались. Каждый проверял себя и нашёл, чему порадоваться. И зубы у всех были целые, ушли всяческие недомогания, а главное - все осознавали, что впереди их ждёт очень долгая жизнь в новом мире, насыщенная интересными событиями. Первым заметил вышедшего из-за перегородки Дмитрия глазастый Витька, тем более, что ему нечего было пока "инспектировать" в собственном теле.
   - Дядя, а ты наш Полковник, да? - доверчиво обратился он к смутно знакомому человеку в камуфляже.
   - Знакомьтесь, - раздался голос Пирамиды, - Мещерский Дмитрий Александрович, бывший полковник, позывной Князь.
   Дмитрий почувствовал всеобщее внимание, доброжелательность и радость за него, за его выздоровление. У него перехватило горло от любви, благодарности к этим людям, столько сделавшим для него и для его спасения.
   - Здравствуйте, друзья, - блеснул влажными глазами Дмитрий, - Вас я всех знаю, запомнил, пока невольно гостил, - с уходящей печалью пошутил он, - и хочу вас от всего сердца поблагодарить за своё спасение.
   - Мы очень рады, что у нас получилось, - ответил Семён. - И тебя спасли, да и себя тоже. Так ведь получается?
   И он вопросительно посмотрел вверх, как бы обращаясь к Пирамиде. Та не стала игнорировать обращённый к ней вопрос.
   - И себя тоже, - подтвердила Она. - У вас начинается новая жизнь.
   - И какая? Ты можешь сказать? - полюбопытствовал Алексей Сергеевич.
   - После завтрака, - пообещали Пирамида. - Приводите себя в порядок, завтракайте, а потом поговорим.
   Все занялись делами. Убирали постели, умывались в помещении бани. На столе уже появилась еда. Когда рассаживались, Витька постарался сесть между Дмитрием и Семёном. Пока все раскладывали еду по тарелкам, Витька потянул Полковника за рукав:
   - Дядя Дима, - громким шёпотом спросил он, - а почему ты Князь?
   - Почему Князь? - засмеялся Дмитрий и заметил, что остальные тоже прислушиваются. - Видишь ли, Витя, мои предки до революции были князьями. Правда, при советской власти приходилось скрывать такое "позорное" прошлое. А я предками горжусь, у нас в роду не было ни садистов-помещиков, ни других злодеев. Однофамильцы были всякие, а вот истинные князья Мещерские всегда заботились о своих подданных. Поэтому и позывной себе я такой взял.
   Поблагодарив Создателя и Пирамиду за предоставленную пищу, все приступили к еде. После завтрака разместились у камина, вокруг которого были поставлены мягкие диваны, а на полу постелен толстый тёплый ковёр, на котором с удовольствием разлеглись Витька с Тимуром и Кутька.
   - Первое заседание нашего ареопага будем считать открытым, - пошутил Леонид Игоревич. И посерьёзнел - Давайте, друзья, обсудим, как будем дальше жить.
   - Дадим сначала слово Пирамиде, - предложил Юрий Михайлович.
   Все согласно кивнули.
   - Спасибо, - послышался голос Пирамиды. - То, что вы все абсолютно здоровы, вы уже все ощутили. А теперь постарайтесь осознать, что каждый из вас получил Силу волхва, когда вчера вошёл в Пирамиду. Она уже в вас.
   - Что, и во мне тоже? - удивлённый голос Витьки в наступившей тишине прозвучал особенно звонко.
   - И в тебе тоже есть эта Сила, малыш, - подтвердила Пирамида. - Каждый, кто входит в моё пространство, когда просит помощи у Создателя, получает эту Силу.
   - Значит, Кутька Силу не получил, - пошутил Геннадий Николаевич, пытаясь смягчить напряжение, - в Пирамиду я его на руках принёс, и с просьбой он не обращался.
   - Силу не получил, - подхватила шутку Пирамида, - а вот здоровье и освобождение от всех паразитов он тоже обрёл. Теперь о вас. Я побуду с вами два дня, потом отправлюсь в новый Поиск. За это время вы должны решить, кого ещё из родных и близких вы хотите взять к себе, сделать волхвами. Запомнили, как стать волхвом? Если вы просто, взяв за руку, приведёте кого-то с собой, этот человек обретёт здоровье и долголетие, но Силы волхва он не получит. Сила идёт не от меня, а от Создателя, я только здоровье могу обеспечить, а это и вы уже умеете.
   Леонид оглядел товарищей.
   - Ну что, давайте думать, кого из родных мы ещё возьмём с собой с Земли. Сразу скажу, у меня там никого такого близкого нет. Насколько я знаю, у Юрия Михайловича, Геннадия Николаевича и у Семёна Андреевича тоже никого нет. Так? - посмотрел он на названных им. Те молча кивнули.
   - Я хочу узнать, что случилось с моими родителями, - тоскливо сказал Тимур. - Больше у меня никого нет.
   - С твоими родителями всё в порядке, относительном, конечно, - прозвучал Голос Пирамиды. - Они оба живы и вместе, так что сейчас отыщем.
   - Ну, а мне надо своего деда забрать, остальных уже нет, - с горечью сказал Дмитрий.
   И все ощутили и разделили горечь его утраты: в 2002 году родители Дмитрия и его беременная жена погибли в тот злосчастный день, когда были захвачены террористами на концерте в "Норд-Осте".
   - Я бы брата забрал, - задумчиво сказал Алексей Сергеевич. - Невестка его поедом ест, хотя на его пенсию да приработки в основном и живут. Так что вы давайте родителей Тимура ищите, а я к брату схожу.
   - А можно, я с вами останусь, вы ведь не вернёте меня маме? - робко спросил Витька.
   - Такой не вернём! - решительно заявил Семён. - Только с тобой нужно ещё разобраться, дружок, что-то я не чувствую твоей связи с этой женщиной, куда-то в другую сторону от тебя нить идёт. Подожди немного, малыш, вот освоимся со своими новыми способностями и выясним все неясности в отношении тебя. Конечно же, ты остаёшься с нами, - выразил он общее мнение, которое и почувствовал счастливый Витька.
   Снова раздался Голос Пирамиды:
   - Тимур, нашла я твоих родителей. После взрыва в вашем доме отца твоего захватили террористы, продали в рабство в горное село, а потом и маму твою туда заманили.
   - Сейчас закончим обсуждение и займёмся их освобождением, - пообещал Дмитрий.
   - Спасибо, - просветлел лицом парень. - Только давай их тоже волхвами сделаем.
   - Я всё спланирую, спешить не будем, но обещаю, что сегодня уже твои родители будут с нами, - кивнул Князь.
   - Слушай, Пирамида, а где мы с тобой сейчас находимся? - спросил Семён.
   - В Межмирье, - ответила Пирамида. - Вот это помещение, где вы сейчас находитесь, я выделила для вас, оно останется с вами, когда я уйду.
   Они только сейчас осознали, что вместо граней Пирамиды их окружают обычные стены, да и светящийся потолок, хотя и высокий, метрах в пяти, тоже плоский.
   - Это вам основа, - пояснила Пирамида. - Я вам посоветую создать себе базу в Межмирье, обустроите её на этой основе. Отсюда вам будет выход на Землю, вот здесь. - На том месте, где они вчера вошли в Пирамиду, появилась дверь со светящимися зелёными буквами "ЗЕМЛЯ". - А вот здесь, - в левом углу проявилась ещё одна дверь, на которой проступила розовая надпись "ВЕСТА", - будет выход в ещё один мир, которым я и прошу вас заняться основательно. Мир называется Веста, его создали ваши предшественники - волхвы Земли.
   - То есть, - уточнил Леонид Игоревич, - мы будем заниматься Вестой, не Землёй?
   - На Земле есть другие волшебники, а вы нужны Создателю на Весте, - по-человечески вздохнула Пирамида. - Волшебников Земли мы не можем просить заняться ещё и миром Весты, у них хватает дел и на Земле.
   - Каких волшебников? - с недоумением перебил рассказ Юрий Михайлович. - На Земле что, есть волшебники?
   - Есть, - поведала Пирамида, как показалось, с грустной усмешкой. - Но их слишком мало. В средние века их уничтожали массово, безжалостно во всех странах, что инквизиция, что другие религии. Вы наверняка учили по истории. Хотя много казнили и простых людей, но мир волшебников проредили очень сильно. Но не о них разговор, - вернулась Пирамида к своему рассказу. - Просто ваша группа идеально подошла для инициации в волхвов. Я сегодня прошу вас принять решение, согласны ли вы помочь возрождению человечества в мире Весты.
   - Расскажи нам хоть немного об этом мире, Весте, - попросил Князь.
   - Вы сказки в детстве любили? - прозвучал неожиданный вопрос.
   - Мы их и сейчас любим, - усмехнулся Геннадий Николаевич.
   - В сказках остался след от того мира, который раньше был на Земле. Тогда на ней рядом с людьми действительно жили магические разумные существа (кстати, люди тоже были магами), которых вы сейчас считаете сказочными: эльфы, единороги, гномы, драконы, кентавры и прочие. Их много было.
   - Единороги тоже разумные? - удивился Алексей.
   - Сильные магические существа, - подтвердила Пирамида.
   - Ну, и куда они все подевались? - нетерпеливо поторопил Тимур.
   После показанных им чудес они уже не сомневались в рассказе Пирамиды.
   - Получилось так, что зло, пришедшее на Землю, затронуло почему-то только людей. На Земле тогда была сильна магия, но те люди, которые поддавались злу, теряли свои магические способности, от этого ещё больше озлоблялись и начинали мстить другим разумным. Люди-маги могли скрывать от этих озлобленных свою сущность, поэтому основной удар становящихся обычными смертными людей пришёлся на других разумных. Тогда высшие волхвы Земли (Демиурги) создали несколько пригодных для жизни миров и предложили не утратившим магию разумным перейти туда жить. В частности, у нас разговор пойдёт только об одном из этих миров. Он называется Веста, и вот там-то и возникла серьёзная проблема.
   - И мы можем эту проблему решить? - догадливо спросил Дмитрий.
   - Можете, - согласилась Пирамида. - Дело в том, что волхвы создали на Земле несколько порталов, через которые на Весту уходили магические существа, желающие скрыться от озлобленных людей. На Земле порталы размещались в труднодоступных местах, куда люди в принципе не могли добраться. А на Весте эти порталы были оставлены на пустынном материке в Северном полушарии, где никто из переходящих на Весту разумных волшебных существ не жил. Туда в лесные массивы уходили с Земли аниморфы, то есть, люди-оборотни. Волхвы считали, что простым людям к порталам на Земле не попасть. Но ошиблись, за последнее тысячелетие множество людей попало на Весту, и сейчас они представляют угрозу уже для мира Весты. Те Демиурги (волхвы), которые создали порталы, сочли свою задачу по спасению магических разумных существ выполненной и давно уже ушли в другие Сферы, где занимаются глобальными проблемами Вселенной.
   - А если мы не согласимся? - осторожно спросил Леонид. - Что тогда с нами будет? Ты отменишь инициацию?
   - Нет, конечно, - вздохнула Пирамида. - Для вас много возможностей откроется, ну, а мне придётся искать другую группу. Вообще-то хотелось бы, чтобы вы взялись, время поджимает. На Весте люди уже рабство ввели, начали захватывать других разумных, да и вреда много планете начинают приносить. Порядки, как на Земле в Средневековье. А маги уже подбираются к порталам на Землю. Правда, порталы эти им пока не по зубам, но всё равно тенденция опасная.
   - А откуда там маги-люди взялись? - с недоумением спросил Геннадий.
   - Я же говорю, в людях тоже изначально заложены способности к магии, только на Земле они отсекаются, а на Весте некоторых инициируют.
   - Кто? - почти синхронно спросили все.
   - Домовые, - снова вздохнула Пирамида. - На Весту много домовых ушло, и продолжают уходить, а кто ведь обычно замечает у детей признаки Дара? В первую очередь домовые, с ними младенцы с первых дней контактируют. На Весте мало кто из людей способен общаться с домовыми, вот они из благодарности и инициируют тех, кто на них обращает внимание.
   - Я думаю, мы возьмёмся, - сказал Дмитрий. - Раз уж на Земле нам не жить, то лучше всем вместе чем-то хорошим и достойным заняться.
   - Договорились - подытожила Пирамида, - если вы берётесь помогать Весте, то первую тысячу лет не оставляйте её без своего внимания.
   - Как тысячу? - прозвучал единодушный вопрос. - А сколько мы вообще будем жить?
   - Это как вы захотите, - просто ответила Пирамида. - Хотите помогать Создателю вечно в этом теле - живите в нём вечно. Захотите сменить облик - меняйте.
   - А на Земле-то нам можно появляться? - встревоженно спросил Алексей Сергеевич, - не хочется терять связи с Родиной.
   - И появляться, и жить там тоже можете, - согласилась Пирамида. - Решайте сами и не забывайте, что Создатель каждому человеку дал свободу воли. Помочь Весте - это просьба Создателя, а не приказ, вы вольны в своём решении.
   - Вестой мы обязательно займёмся, - оглядев товарищей и почувствовав их поддержку, заверил Дмитрий. - Ну что, братцы, за работу?
   - Распределяемся так, - предложил Леонид Игоревич. - Князь с Тимуром идут на разведку в горы, где держат родителей Тимура, Алексей Сергеевич идёт за братом, а мы пока займёмся нашим жилищем.
   Он вопросительно посмотрел на товарищей.
   - Согласны, - выразил общее мнение Геннадий Николаевич. - Обустроим здесь жильё, соберём родных, а тогда подробнее познакомимся с миром Весты.
  
   Всё ещё 3 января, четверг.
  
   - А теперь, - обратился Дмитрий к Пирамиде, - покажи нам, пожалуйста, что там с родителями Тимура.
   На стене образовалось что-то похожее на большое окно или экран. На экране появилось небольшое горное поселение, где изображение раздвоилось: правая часть повела в кошару недалеко от села, вторая - в здание на окраине, откуда доносились звуки, недвусмысленно показывающие, что там расположена кузница. Слева показалось помещение кузницы, где невысокий жилистый мужчина ровно махал молотом, обрабатывая поковку. На ногах у него были видны кандалы, соединённые цепью, в углу кузницы сидел молодой парень и внимательно наблюдал за кузнецом.
   - Это папа, - прошептал Тимур, жадно вглядываясь в родное лицо, когда-то весёлое и добродушное, сейчас мрачное и сосредоточенное.
   На правом экране обозначилось пространство кошары, где несколько женщин проводили уборку. Тимур охнул, показывая на одну из женщин, нагружавших тачку.
   - Это мама, моя мама! Дмитрий Александрович, - повернулся он к Мещерскому, - давайте освободим их поскорее.
   - Сегодня же, - пообещал Дмитрий, внимательно глядя на экран, - но не сейчас. Потерпи, родной, я понимаю, как тебе тяжко видеть родителей в неволе, но нельзя переть напролом. Кто их знает, этих местных жителей, вдруг у них приказ при любой непредвиденности убивать пленников. Не будем рисковать. Дождёмся, когда твоя мама останется одна, поговорим с ней. Похоже, уборка заканчивается, сейчас женщины должны разойтись. Слушай, а ты чувствуешь, что их обоих примет Пирамида, что они тоже могут быть волхвами?
   - Точно, - воскликнул Тимур, - вечером надо вывести их к Пирамиде. Вот поговорим с мамой, а потом поищем пространство для Пирамиды, чтобы была недалеко от их жилья.
   Действительно, минут через десять пять женщин надели отложенные на время уборки куртки и направились к выходу. Оставалась Марина (мать Тимура) и молоденькая девчушка лет пятнадцати, не больше.
   - Смотри, Томка, - обратилась к ней одна из женщин, - не упускай эту русскую из виду, кто её знает, что она может сделать, когда останется без присмотра.
   - Да что за ней присматривать, - небрежно махнула рукой другая женщина, самая пожилая из всех. - Куда она денется от мужа, знает ведь, что с ним будет, если она сбежит.
   Женщины ушли. Марина продолжала молча растилась свежую солому. Томка скоро заскучала, сначала выглядывала в окошко кошары, потом махнула рукой и выскочила наружу. Послышался её разговор с подъехавшим к кошаре парнем.
   - Быстрее, Тимур, - скомандовал Дмитрий. - Ты разговаривай с мамой, а я посторожу. Как только девчонка вернётся, мы исчезаем. Объясни маме сразу же, что мы с ней можем общаться мысленно, когда нам придётся уйти.
   "А почему нам в голову не пришло позвать её мысленно раньше" - расстроился Тимур.
   "Потому что тогда она бы не поверила, что это ты", - усмехнулся Дмитрий. - "Подумала бы, что сходит с ума, и ты ей мерещишься, понял?"
   Они вошли в кошару, Дмитрий сразу занял пост у выхода, а Тимур бросился к матери.
   - Мама, мамочка! - воскликнул он, обнимая поражённую женщину.
   - Тимурёнок, родной мой! - зашептала Марина, обнимая сына в ответ. - Откуда ты здесь? А где твои костыли? - спохватилась она. - Ты разве можешь без них ходить? А вдруг тебя тоже схватят?
   - Могу уже без костылей, - успокоил её Тимур. - Мамочка, не беспокойся, всё в порядке, я здесь со спецподразделением, меня не схватят.
   Тимур вдруг понял, что не время рассказывать матери о Пирамиде и своём чудесном исцелении. На это будет время, когда они все будут в Пирамиде. Дмитрий успокоительно кивнул ему, Тимур понял, что девчонка застряла на улице надолго. И он снова обратился к матери:
   - Мы вас с папой сегодня же освободим, ждите нас вечером.
   - Вы же не знаете, где мы с ним живём, - спохватилась Марина. - Нарисовать тебе план? А кто это с тобой? - понизив голос, спросила она.
   - Это наш командир, - с улыбкой сообщил Тимур. - Это он за вами вечером придёт, меня на такие опасные рейды пока не берут. Пустили сейчас к тебе, чтобы я тебе Дмитрия Александровича показал. Запомнила его? - Марина кивнула. - Ты только папу предупреди, что вечером надо быть готовым быстро уходить, куда поведёт Дмитрий Александрович. Я тебя перед его приходом предупрежу, мысленно. Ты не удивляйся, мне сейчас такое доступно. А план рисовать не надо, мы найдём.
   - Да нас легко найти, мы рядом с кузницей живём, - сказала Марина, не отрывая своего взгляда от сына. - Как ты, сыночка, жил это время, тётя Настя тебя не обижала?
   - Не обижала, мамуля, - снова обнял её Тимур. - Вечером всё расскажу, вечером вы с папой будете на свободе, и мы больше никогда не расстанемся.
   - Дай-то Бог, - вздохнула Марина, и слёзы полились у неё из глаз.
   - Уходим, - коротко сообщил Дмитрий, возникая рядом с ними. Они сразу же исчезли, и почти тут же в кошару вернулась Томка. Увидев заплаканную Марину, решила утешить по-своему:
   - Ну, чего ревёшь? Ты ещё счастливая, что с мужем живёшь, другие тебя не трогают. Знаешь, как обычно пленницам достаётся? А ты радоваться должна, что тебя такое минуло.
   - Спасибо, Тамара, - Марина вытерла глаза. - Действительно, мне повезло.
   - Вот и я говорю, - согласилась Томка, очень довольная, что удалось успокоить пленницу. Ей хотелось, чтобы всем было хорошо, как ей. Наконец-то Тенгиз пригласил её сегодня вечером на свидание! Как давно она об этом мечтала!
   *
   Ещё подходя к дому своего брата, Алексей Сергеевич услышал визгливую брань Полины. Раньше он всегда переживал за брата, что тому приходится жить в этом осином гнезде. А сегодня порадовался, что заберёт его отсюда для новой чудесной жизни. Пирамида подтвердила его предположение, что Иван тоже способен стать волхвом. Алексей Сергеевич вошёл в кухню как раз в тот момент, когда Полина воскликнула: "Когда же я, наконец, от тебя избавлюсь, дармоед несчастный. Хоть бы подох ты скорее!"
   - Сегодня избавишься! - прозвучало от двери. Алексей обратился к понуро сидящему в углу Ивану. - Собирайся, братишка, я за тобой.
   - Ну, и куда это ты его приглашаешь? - подбоченилась Полина. - В свой подвал, что ли? Живёте там с крысами вместе, сами как крысы.
   Алексей не ответил. Он подошёл к брату, обнял его и подбодрил:
   - Собирайся. Возьми только самое необходимое, документы там, фотографии. Всё остальное у нас будет.
   Иван вопросительно посмотрел на брата. Алексей постарался мысленно передать ему информацию о Пирамиде, о новом мире и новой жизни, что их там ожидает. Иван облегчённо вздохнул и попросил:
   - Заберём с чердака семейный архив, там письма, фотографии и документы, всё в одном чемодане. И уходим из этого гадюшника, - и он с брезгливостью посмотрел на невестку.
   - Ишь, как осмелел! - поразилась та. - Давай, уходи, только и не надейся, что я тебя обратно пущу.
   Братья молча вышли в сени, Иван поднялся на чердак и подал оттуда брату старый чемодан, перевязанный верёвками. Выйдя на крыльцо, они увидели Пирамиду совсем рядом, на огороде. Глядевшей в окно Полине почудилось, что свёкор с братом просто растаяли в воздухе.
   *
   Когда они вошли в Пирамиду, Иван опустил на пол чемодан и восхищённо огляделся:
   - Куда это мы попали? - с любопытством спросил он брата.
   - Пирамида - это Помощник нашего Создателя, - пояснил Алексей Сергеевич. - Она даёт нам приют, помогает обрести себя в новой жизни. Раз она тебя приняла, значит, и ты начинаешь новую жизнь.
   - Об этом я мечтаю уже давно, - доверительно сказал брату Иван Сергеевич. - Спасибо, Господи, - с чувством сказал он, - что даёшь мне шанс. Я постараюсь быть достойным твоего доверия.
   Алексей Сергеевич только сейчас обратил внимание на то, какие изменения снова произошли внутри Пирамиды. Стол и уголок гостиной с камином остались на прежнем месте, но исчез чан в дальнем углу, кровати и баня. Вместо этого к двери, ведущей во внутренний дворик, сделанный для Кутьки, прибавились ещё двери. На них мерцали надписи. Алексей Сергеевич провёл взглядом по всем дверям. На крайней левой двери была надпись "Леонид", далее "Геннадий", "Тимур", "Юрий", "Семён", "Дмитрий", "Алексей, Иван" и "Витя". Все надписи казались прозрачными, только "Семён", "Тимур" и "Дмитрий" светились зелёным цветом. Пирамида, восприняв недоумение Алексея, пояснила:
   "Когда кто-то из вас на Земле - надпись зелёная, на Весте - будет розовая, а прозрачная - когда вы здесь".
   "А что за дверями?" - полюбопытствовал Алексей.
   "А там каждый из вас обустраивает своё личное пространство, как ему захочется".
   В это время из двери, ведущей во внутренний дворик, вылетел возбуждённый Витька, за ним с радостным лаем нёсся Кутька. Увидев Куприных, Витька радостно посмотрел на них и воскликнул:
   - Деда Лёша, а мы тут такого наволшебствовали! Просто дух захватывает. Хочешь посмотреть?
   - Да уж вижу, что наволшебствовали, - добродушно заметил Алексей Сергеевич. - Ты вот сначала познакомься с моим братом, его Иван Сергеевич зовут.
   - Добро пожаловать, Иван Сергеевич, - благовоспитанно поклонился Витька. - Меня Виктором зовут. Очень приятно познакомиться.
   - К тебе так и обращаться, Виктор? - поинтересовался Иван Сергеевич. - Или есть имя попроще.
   - Можете Витькой звать, раз Вы свой, - великодушно разрешил Витька.
   - Мне тоже приятно познакомиться, Витя, - улыбнулся Иван Сергеевич. - Меня тоже можешь дедушкой звать, по возрасту как раз.
   - Так это ненадолго, - солнечно улыбнулся Витька, - скоро вы все помолодеете, так что я уже сейчас, если позволите, начну Вас дядя Ваня звать.
   - А с чего ты взял, что мы помолодеем? - заинтересовался Иван Сергеевич.
   - А это, когда дед, ой, дядя Лёша за Вами ушёл, Пирамида сказала, что все мы, кто старше тридцати лет, можем выглядеть моложе, не старше тридцати, примерно на двадцать пять. Правда, когда будете выходить на Землю, там можно принимать какой угодно облик, а так обретаем вечную молодость, - важно пояснил Витька. - А ещё мы вместо внутреннего дворика себе устроили такой лес, просто неописуемый. Пойдёмте лучше, сами посмотрите.
   - Давай, Ваня, - предложил Алексей Сергеевич, - закинем чемодан за нашу дверь и пойдём, посмотрим, что за неописуемый лес они устроили.
   Они открыли дверь с надписью "Алексей, Иван". Там была пустая просторная комната с большими французскими окнами, через которые щедро лился солнечный свет.
   - Вы потом можете сделать из этого пространства какой угодно дом или квартиру, - пояснил Витька. - А если не понравится, можно тут же переделывать. Ну, пойдёмте в лес, - поторопил он, - там все остальные, кроме дяди Сени, Князя и Тимура. Интересно, - засмеялся он, - узнаешь ли ты их, дядя Лёша?
   Они прошли через дверь, которая вчера ещё вела в небольшой внутренний дворик. Сейчас они вышли на просторную веранду. Алексей Сергеевич застыл, поражённый, и услышал восхищённый вздох брата. Перед ними простирался лес с зеленеющими деревьями и кустами. Слева же, от крыльца веранды, вела тропка на берег небольшого лесного озера (размером со стадион), в водах которого плескались трое смутно знакомых Алексею Сергеевичу молодых людей.
   Увидев растерянно глядящих на них Куприных, они выскочили на песчаный берег.
   - Давайте знакомиться заново, Алексей Сергеевич? - полувопросительно сказал самый высокий из них, светлый шатен с серо-голубыми глазами, который казался потомком вальяжного Леонида Игоревича. - Я Леонид. Вот Геннадий - указал он на темноволосого парня с тёмно-серыми глазами, который радостно улыбался пришедшим.
   - А я Юрий, - представился невысокий светловолосый молодой человек с ореховыми глазами.
   - Это вы за те полчаса, что я за Иваном ходил, так переменились? - ошарашено спросил Алексей Сергеевич, переводя взгляд с одного на другого.
   - А чего тянуть? - вопросом на вопрос ответил Леонид. - Мы трое на Землю возвращаться не собираемся, а на Весте сразу появимся в том облике, который обрели.
   - Нам, что ли, годков по 40 сбросить? - загорелся Иван Сергеевич. - Давай, Лёха, - поторопил он брата, - возвращаем молодость.
   - Ты возвращай, - ворчливо согласился Алексей Сергеевич, - а я на Землю обязательно ещё наведаюсь, сейчас-то у меня получится свою квартиру вернуть. Я её лучше на Тимура оформлю или на Витьку. Мне бы только вспомнить, где у меня свидетельство о праве собственности на квартиру.
   - А чего вспоминать? - спокойно сказал Иван Сергеевич. - Оно в том чемодане, что мы принесли. Помнишь, когда 5 лет назад тебя верхние соседи залили, ты мне все документы принёс на сохранение, пока капитальный ремонт в квартире делали?
   - Да, мне тогда верхние соседи доставили хлопот, - покачал головой Алексей Сергеевич. - Заново пришлось квартиру отделывать. Хорошо, хоть платили виновники. Ну, если документы на квартиру у нас есть, то я думаю, верну я её в свою собственность и выселю этого нахала, который моим "сыночком" называется.
   Иван согласно кивнул и обвёл взглядом окружающий их вид.
   - А почему вы такой пейзаж создали? - полюбопытствовал он.
   - Да мы сначала думали море с песчаным пляжем устроить, - смущённо сказал Геннадий. - Но сразу почувствовали, что не то получится. Русскому человеку другое нужно, обязательно лес и водоём. Вот и сделали озеро с живой водой, окружили его лесом, сразу так тепло на душе стало.
   - Что значит с "живой"? - сразу зацепился за слово Алексей.
   - Ну, она вроде бы действительно живая, - улыбнулся Леонид, с любовью обводя взглядом озёрную гладь. - Именно она помогла нам быстро обрести тот облик, который мы хотели. Так что, дорогие братцы, - шутливо заметил он, - полезайте и вы в воду для скорейшего омоложения. Не сомневайся, Алексей, - успокоил он вскинувшегося было возражать старшего Куприна, - когда пойдёшь на Землю, наведёшь себе морок прежнего облика, в котором ты сейчас.
   - Действительно, что это я, - спохватился Алексей Сергеевич, - ведь и сам это знаю. Только сейчас у меня в голове столько знаний, что их долго осваивать придётся. А может, и быстро их усвою. Ну, Ваня, - повернулся он к брату, - принимаем крещение и начинаем новую жизнь?
   - Давай, - охотно согласился Иван, направляясь к озеру и раздеваясь на ходу.
   *
   Когда Дмитрий с Тимуром вернулись в Пирамиду, у камина они увидели пятерых молодых людей, занятых негромкой беседой. Заново познакомились друг с другом. Молодые люди пояснили, что обсуждают обстановку на Весте. Пирамида по их просьбе создала магический глобус Весты. Магический - это значит, если они хотели изучить подробнее какую-то область, эта область увеличивалась в масштабе. Дмитрий вопросительно посмотрел на дверь с именем Семёна, которое ярко светилось зелёным цветом. Леонид понял вопрос правильно.
   - Пирамида предупредила Семёна, что сейчас в Поздняково выехала группа захвата. Им поручено выяснить у отца Владимира твоё местонахождение. Семён получил согласие Пирамиды привести к нам священника с женой. Станут одними из нас и получат защиту для себя. У них там самое уязвимое место - приют. Мы думаем, когда Елизавета Васильевна обретёт силу волхва, она, скорее всего, приют переведёт на Весту. И детей излечит, и жизнь у них совсем другая будет.
   - Понятно, - кивнул Дмитрий. - Прав был Зеланд, когда писал в "Трансерфинге реальности", что на Земле господствуют сейчас маятники. Это такие энергетические сущности, - пояснил он, - которые поглощают энергию людей и других живых существ. От этого и зло возникло на Земле, поскольку отрицательные эмоции больше энергии дают, вот маятники и стараются их развить.
   - Слава Богу, - подхватил тему Леонид, - на Весте маятникам делать нечего, там очень сильна магия, которая охватывает весь мир Весты. Только вот на человеческом континенте истинной магии трудно сохраняться, ну так для этого нас туда Пирамида и направляет. Будем возрождать гармонию, искореняя зло, которое просачивалось с Земли. Просачивалось, - подчеркнул он, - потому что мы перекроем теперь вход злу через порталы. Настроим их на распознание зла, так что проникать на Весту оно больше не сможет.
   - А порталы не закроем? - поинтересовался Юрий.
   - Я думаю, не стоит, - заметил Иван, который после инициации в водах озера быстро догнал по способностям остальных. - На Земле ещё остаются существа, которые могут захотеть воспользоваться порталами, особенно домовые. Не надо лишать их надежды на спасение. Просто порталы были оставлены незащищёнными и без присмотра, теперь мы это изменим.
   В это время на двери с именем "Семён" цвет надписи начал заменяться на прозрачный, а рядом появилась дверь с тоже прозрачными именами "Владимир, Елизавета". Одновременно одна из панелей Пирамиды повернулась, и через неё прошли эти трое.
   Вместе с Семёном в зал вошёл высокий мужчина лет 50 в одежде священника, со светлыми с рыжинкой волосами и карими глазами, а следом женщина чуть помоложе, с пепельными вьющимися волосами и светло-серыми глазами, в которых мелькали лиловые искорки, отчего глаза казались прозрачными. Мужчину узнали все - отец Владимир (в миру Владимир Андреевич Милютин), который каждую субботу вёл на областном телевидении "Беседы о духовном".
   Семья Милютиных была известна в Городе с незапамятных времён. Эта старинная дворянская семья давала России известных врачей и священнослужителей (последних, конечно, ещё до революции). Любой коренной горожанин знал двухэтажный особнячок в центре Города, который был построен на месте более старого дома ещё в 1896 году. Даже в лихие годы репрессий семью не трогали, поскольку члены семьи по традиции становились светилами в психиатрии. У власть имущих во все времена существовали проблемы с детьми. Наркомания, алкоголизм и другие пороки, порождаемые вседозволенностью, всегда существовали в семьях, обладающих властью в обществе. И так получилось, что единственная надежда, несмотря на сонм знаменитых врачей и академиков в столице, была на психиатра Милютина. Секреты воздействия на пациентов у Милютиных передавались из поколения в поколение. Если Милютин брался за излечение, успех был гарантирован. Но он не всегда соглашался помогать, а если соглашался, то выставлял условие: пациент должен всё время излечения прожить в особняке Милютиных, в Городе. Поэтому дом и не "уплотняли" даже в самые тяжёлые времена.
   Сейчас главе семьи, Андрею Владимировичу Милютину, было 70 лет. Правда, на 70 он не выглядел, смотрелся крепким зрелым человеком. Он постоянно поддерживал себя в форме, следил за своим здоровьем. Дети Андрея Владимировича, Владимир и Анна, тоже получили медицинское образование, но продолжать дело отца не стали. Дочь Анна параллельно с обучением в мединституте окончила иняз (способности к языкам у неё были впечатляющими) и теперь была известным переводчиком медицинской литературы. Зато дочь и младший сын Анны были уже надёжными помощниками деду, продолжая семейную традицию. А вот Владимир, проработав несколько лет с отцом, вдруг 20 лет назад решил стать священником. Принял сан и с женой Лизой, которая делала первые шаги в адвокатуре, уехал на родину Лизиной бабушки, в Поздняково, восстановил там полуразрушенный храм и стал приходским священником. Да вот на телевидении выступал с беседами о духовном. Авторитет у него в области был немалый. Матушка Елизавета Васильевна "отвоевала" у администрации села старое трёхэтажное здание сельсовета, примыкавшее к домику священника, и организовала там приют для отказных детей. Для детей, поражённых страшными неизлечимыми болезнями, от которых отказалась традиционная медицина.
   Инициация супругов Милютиных прошла в ускоренном темпе. Помогали всей "командой". Когда из вод озера вышли два молодых парня и девушка (Семён не проходил омоложения до выхода в Поздняково), все согласились с решением Владимира: он с Лизой возвращается в дом священника в Поздняково. Там он встречает незваных посетителей, а Лиза тем временем занимается приютом. Узнав о чудесном исцелении Князя (как с подачи Витьки все начали называть Дмитрия), Елизавета обратилась к Пирамиде с вопросом, нельзя ли это чудо распространить на детей приюта.
   - Можно, - после некоторой паузы получила она ответ Пирамиды. - Но есть условие: если в родителях ребёнка превалирует добро, они могут приехать и участвовать в его исцелении. После исцеления родители могут забирать ребёнка к себе. Если же родители не раскаиваются в своих злодеяниях, из-за которых наказаны дети, то детей можно исцелить, лишь переведя их с Земли в другой мир. Тогда ребёнок теряет связь с родителями и выздоравливает.
   - Спасибо за такую возможность! - обрадовалась Елизавета Васильевна, - а как это можно сделать практически?
   - Попроси Князя помочь, - посоветовала Пирамида. - Он может воссоздать у тебя в приюте исцеляющую Купель. Поскольку он сам в ней излечился, теперь может вызвать её в любой момент. А методику исцеления я тебе сейчас передам пакетом.
   Получив знания, Елизавета посоветовала мужу:
   - Володя, ты разбирайся с этой группой захвата, а я займусь приютом. Князь, - обратилась она к задумчиво сидящему у камина Дмитрию, - у тебя ведь будет время, чтобы помочь мне в приюте?
   - Конечно, Лиза, охотно помогу, - откликнулся Дмитрий. - За родителями Тимура я пойду только вечером, так что на весь день я в твоём распоряжении.
   Учитывая внешний вид инициированных волхвов, они решили перейти на имена и на "ты", даже Витьке разрешили говорить "ты" взрослым, поскольку в языке Весты не было обращения на "Вы". На Весте был единый язык для всех разумных, который они усваивали при переходе через порталы. На нём телепатически общаются драконы, пегасы, эльфы с единорогами. Разговаривают эльфы, кентавры и люди. Волшебные существа (домовые, наяды, дриады, водяные, лешие и прочий волшебный народ) общаются также телепатически. Когда люди проходили через порталы, они тоже усваивали единый язык, а свой забывали. Но Пирамида обещала, что те, кого будут проводить на Весту новые волхвы, свой язык не забудут.
   - Подождите, - вмешался Семён, - вы про Наталью Кузьминичну не забыли? Надо бы и её в Пирамиду сводить.
   - Нет, не надо, - внезапно послышался Голос Пирамиды. - У Натальи Кузьминичны другое Предназначение. Лиза может провести её через портал в Межмирье, чтобы убрать старческие немощи, дать здоровье и долголетие, но волхвом ей не быть.
   - Я тогда приведу тётю Наташу сейчас сюда, а то ей что-то с утра нездоровилось, - заторопилась Лиза.
   Она быстро вышла через созданный ею портал на Землю и вскоре вернулась вместе с Натальей Кузьминичной. Подвела её к креслу у камина и заботливо усадила. Наталья Кузьминична вздохнула облегчённо:
   - Господи, хорошо-то как стало.
   Она оглядела зал и поздоровалась со всеми, тепло улыбнувшись Семёну. Оставив Наталью Кузьминичну отдыхать у камина и знакомиться с остальными членами команды, Милютины и Князь шагнули в дом священника в Поздняково. Оказалось, что очень вовремя. Они почти сразу же услышали шум подъехавших машин, хлопнули дверцы, прозвучали уверенные шаги нескольких человек и раздался звонок в дверь. Улыбнувшись жене и Князю, которые остались в гостиной, Владимир вышел в прихожую и спокойно открыл дверь.
   - Милютин Владимир Андреевич? - резко и неприветливо спросил стоящий впереди мужчина с грубым неприятным лицом. За его спиной возвышались два парня, глаза их презрительно скользнули по одежде священника.
   - В миру да, - кивнул Владимир и осведомился, - Чем обязан?
   - Я уполномочен пригласить Вас на беседу, - так же резко заявил первый.
   - С кем имею честь? - полюбопытствовал Владимир. Ему было смешно ощущать спесь и пренебрежение всей троицы.
   - Это не имеет значения, - грубо ответил мужчина. - Сами пойдёте или повести?
   - Да сам ещё вроде бы могу, - насмешливо сказал Владимир. - Куда прикажете?
   Ему было интересно чувствовать недоумение всех троих. Они ожидали испуга, возмущения, протеста, но не этого спокойствия и иронии.
   - Сюда, - мужчина показал на заднее сидение переднего джипа.
   Пока Владимир шёл к машине, из второго джипа вылез ещё один тип бандитского вида.
   - Михал Палыч, - спросил он у предводителя, - ну что, заложников надо брать?
   - Пока нет, - отрывисто бросил главарь. - Едем на базу. Если что, никуда они отсюда не денутся.
   Владимир понял - им даны инструкции в случае его протеста или несогласия взять заложниками его домашних или обитателей приюта. Устроившись на заднем сидении, он закрыл глаза и мысленно сказал: "Господи, спасибо за то, что Ты вовремя помог нам!".
   Ехали около двух часов. Владимир сидел с закрытыми глазами, размышляя о крутом повороте судьбы, в то же время поддерживал общение с Лизой и оставшимися в Межмирье товарищами. Он с улыбкой слушал восторженные восклицания Тимура и Витьки, которые вместе с остальными изучали магический глобус Весты, подыскивая место для своей "резиденции", как выразился Князь. На границе сознания он ощущал недоумение и растерянность своих сопровождающих, не понимающих, почему священник так себя ведёт.
   *
   Когда джипы отъехали, Князь повернулся к Лизе.
   - Что планируешь делать в первую очередь? Где Купель будем размещать?
   - Перейдём сейчас в приют, я покажу тебе комнатку. Дам поручение секретарше, чтобы оповестила тех родителей, которые от детей не отказались, стараются платить приюту за их содержание, кто сколько может. Сообщим им, что у нас появилась самая современная аппаратура, которая обеспечивает полное выздоровление ребёнка. Но излечивать надо в присутствии родителей. А когда они убедятся, что ребёнок действительно здоров, могут забирать его домой. Некоторые живут рядом, я знаю, кто откликнется сразу же. Думаю, первых можно ожидать уже завтра. Но сначала я хотела поговорить с тобой. Сегодня нам нужно помочь одной воспитательнице нашего приюта. Она у нас живёт чуть больше полугода, а история у неё очень волнительная. В прошлом году она жила в Санкт-Петербурге, муж - доцент кафедры социологии, она была его студенткой, диплом защитила как раз в прошлом году. Они поженились, когда она забеременела. У него родители - профессора университета, жили вместе в квартире родителей. Дина говорит, там такие снобы, просто великосветское общество. Когда в июне у неё начались схватки и её привезли в роддом, выяснилось, что сама она родить не может - у неё были сиамские близнецы. Ты ведь знаешь, что это такое?
   - Знаю, - кивнул Дмитрий. - Где срослись?
   - Очень сложно, - вздохнула Лиза. - Головками и плечиками. В общем, делали кесарево сечение, сразу сказали, что операцию по отсоединению делать нельзя, на голове никакой хирург не рискнёт проводить операцию. Узнав о рождении, как она выразилась, "уродов", свекровь Дины явилась в роддом и сообщила ей, что не может быть и речи о том, чтобы она привезла детей к ним домой. Пусть сдаёт детей в соответствующее учреждение, а ей самой они на несколько месяцев сняли комнату в коммуналке и перевезли туда её вещи. Муж уже подал на развод. Слава Богу, у Дины оказались настоящие друзья. Они нашли в Интернете сведения о нашем приюте, созвонились со мной и помогли Дине приехать с детьми сюда. Вот я и прошу тебя, Дима, первыми в купель поместить Володю и Толю. Им уже семь месяцев, такие чудесные мальчишки, мы все их очень любим. Дина, как приехала, начала работать у нас воспитателем. У нас группы по 8 детей, на каждую группу воспитатель и две помощницы, в основном монашки, которым некуда идти. Со стороны нанять никого не можем, работа трудная, а платить много мы не в состоянии.
   - Хорошо, сейчас займёмся сиамскими близнецами, - кивнул Дмитрий. - А сколько детей ты планируешь взять на Весту?
   - Ну, у нас 88 детей, за 60 из них родители платят. Я думаю, когда дети исцелятся, почти все они заберут их домой.
   - "Когда"? - спросил Дмитрий. - Не "если"?
   - Когда, - твёрдо отрезала Лиза и возмущённо посмотрела на Князя. - Я уверена, что все дети будут здоровы. И не смей сомневаться!
   - Ну и хорошо, что уверена, - постарался успокоить её Дмитрий. - Я спросил, не подумав, извини.
   - Ладно, прощаю, - постаралась успокоиться Лиза. - Если бы ты знал, как я мечтала всё время, чтобы все наши дети выздоровели, вернулись в семьи. Жалко их до слёз.
   Они перешли в здание приюта. Здесь было непривычно тихо (непривычно, если знать, сколько здесь детей), только изредка доносился негромкий детский плач, не капризный, требовательный, а страдальческий, от привычной боли. Когда волхвы оказались в кабинете Елизаветы Васильевны, Дмитрий предложил:
   - Давай пока боль у всех детей уберём, поставим на них общую защиту.
   - Ой, и правда, - благодарно посмотрела она на Князя, - спасибо, что напомнил.
   Они провели процедуру защиты, затем Лиза включила аппаратуру громкой связи и сказала в микрофон:
   - Дина Анатольевна, срочно пройдите в мой кабинет.
   Спустя пять минут дверь тихонько открылась, и в кабинет скользнула тонкая фигурка. Льняные волосы и светло-зелёные глаза придавали вошедшей девушке вид феи, спустившейся с небес. Дмитрий глянул в серьёзные озабоченные глаза девушки и понял, что попал. Впервые после гибели Ксюши его потянуло к другой женщине. Что-то удивительно родное ощущал он всем своим существом. Горло перехватывало от нежности и стремления убрать тревогу из её глаз. "Если это и есть Дина, уговорю её перебраться с детьми на Весту", решительно подумал он. Оказалось, что это она и есть.
   - Звали, Елизавета Васильевна? - тревожно спросила вошедшая. - Что-то случилось?
   "Она боится, что вдруг у неё детей потребуют", - внезапно осенило Дмитрия. - "Как видно, её муж и его родители те ещё сволочи, если её дрожь бьёт только при мысли о них".
   Елизавета Васильевна тоже поняла испуг Дины.
   - Не пугайся, Диночка, - торопливо сказала она. - Всё хорошо, ты даже представить себе не можешь, насколько.
   - И насколько? - всё ещё настороженно спросила Дина, с недоумением поглядывая на Дмитрия. Такие мужчины в приюте обычно не появлялись. - "Может, спонсор?" - подумала она.
   - Диночка, - мягко обратилась Елизавета Васильевна к молодой женщине. - Ты ведь знаешь, что мы с отцом Владимиром очень полюбили тебя и твоих детишек. Создатель не дал нам своих детей, но после твоего появления у нас такое чувство, что мы обрели дочь и внуков.
   - Да, спасибо, Елизавета Васильевна, - с признательностью откликнулась Дина. - Я очень ценю то, как вы приняли меня, и у меня действительно такое ощущение, что я обрела родной дом. Только всё же что случилось? - не выдержала она. - Почему Вы это говорите? Нам надо расстаться?
   - Ни в коем случае, - тут же отозвалась Елизавета Васильевна. - Понимаешь, случилось такое чудо, просто я не знаю, как тебе его объяснить. Дело в том, что есть возможность разъединить Володю с Толей без всякого вреда для них.
   - Что? - задохнулась от неожиданности Дина. В глазах её мелькнула паника. - Не дам детей, - почти закричала она и заплакала в голос.
   Елизавета Васильевна в растерянности посмотрела на Князя. Дина увидела этот взгляд и поняла его по-своему.
   = Это Вы хотите с моими детьми эксперименты проводить? - воскликнула она и набросилась на Дмитрия с кулаками. - Уходите, не трогайте нас.
   Она ещё что-то кричала в исступлении, слёзы струились по её лицу, она ничего не видела и не слышала, пока спустя какое-то время не осознала, что кто-то нежно и бережно держит её, поглаживая по голове и шепча что-то о том, что всё будет хорошо, никто её детей без её разрешения даже не коснётся. И только тогда она поняла, что держал её этот высокий сильный мужчина, на которого она набросилась в своём отчаянии. В голове всё ещё стоял шум, и сквозь этот шум она слушала негромкий разговор Елизаветы Васильевны с этим незнакомцем, который легко справился с её нападением и держал её крепко, но не больно.
   - Я не знаю, как ей объяснить, Князь.
   "Князь?", - мелькнуло в голове Дины, - "это что, приютом заинтересовались какие-то тайные организации? Но зачем? Ведь здесь очень больные дети".
   - Я хочу рискнуть, - тихо ответил незнакомец, - передам ей знания о моём исцелении пакетом. ("Каким пакетом?" - удивилась Дина). - Тогда есть надежда, что поверит. Ты иди, Лиза, ("Лиза?" - опять поразилась Дина, - "он же намного моложе её!"), пока дай поручение секретарю, как собиралась, а я всё объясню Дине, ("Не Дине, а Дине Анатольевне", - строптиво подумала Дина), если ей что-то будет непонятно.
   - Хорошо, - уже громче сказала Елизавета Васильевна, и Дина почувствовала, что крепкие руки, бережно державшие её, ослабили хватку, и её осторожно усаживают в кресло.
   Дина услышала шаги Елизаветы Васильевны, та подошла, ласково погладила её по голове и сказала:
   - Диночка, поговори, просто поговори с Дмитрием Александровичем, а мне пока надо дать поручение Лене. Я скоро вернусь.
   Когда Елизавета Васильевна вышла из кабинета, Дина выпрямилась в кресле и насуплено посмотрела на этого "Дмитрия Александровича", который Князь. Тот смотрел на неё с доброй улыбкой.
   - Дина Анатольевна, - сделал он ударение на отчестве, ("Я что, вслух говорила?" - удивилась Дина), - я хочу рассказать Вам о чуде, которое произошло со мной. Узнав о нём, Елизавета Васильевна хочет таким же чудом излечить детей приюта, а начать с Ваших малышей, которых она любит всем сердцем.
   - Какое ещё чудо? - недовольно спросила Дина. - Чудес не бывает!
   - Вы поверите, если я Вам скажу, что ещё вчера у меня не было кистей рук и языка?
   - Не поверю, конечно! - убеждённо воскликнула Дина. - Всё Вы врёте и задурили голову Елизавете Васильевне. Узнали про её мечту об исцелении, вот и наговорили ей чего-то.
   - Но, может быть, Вы всё-таки позволите передать Вам историю моего исцеления? - мягко спросил Дмитрий.
   - "Пакетом"? - Дина вспомнила услышанный разговор.
   - Пакетом, - с улыбкой подтвердил Дмитрий. - Не зря ведь говорят "Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать".
   - Ну, передавайте, - согласилась Дина, представляя, как она сейчас посадит этого Князя в лужу. Ещё будучи студенткой, участвуя в научной деятельности мужа, она узнала, что не поддаётся гипнозу. Так что никаких "пакетов" она не боялась.
   Но посадить в лужу не удалось. В голове у неё как будто что-то взорвалось, перед глазами замелькал калейдоскоп событий, и она с ужасом и состраданием уставилась на Князя. Такое пережить!
   - Это правда? - дрогнувшим голосом спросила она. - Как же Вы вытерпели?!
   - Да забудь! - вспомнив слова Пирамиды, махнул рукой Князь. - Ты обрати внимание на Купель, я ведь там меньше суток провёл. А твоим малышам и часа будет достаточно.
   - Моим? - опомнилась Дина. Снова тревога вползла в её сердце. - Ну, и где эта Ваша Купель? Учтите, мы никуда отсюда не поедем.
   - Сейчас Елизавета Васильевна вернётся и покажет нам комнату, где мы и поместим Купель. Можешь сама сначала в ней искупаться, если боишься детей туда опускать.
   - А кто их лечить будет? - спросила Дина.
   - Елизавета Васильевна и мы с тобой, - ответил Князь.
   - А мы уже на "ты"? - удивилась Дина.
   - Мы уже на "ты", - подтвердил Князь. - Дети заново родятся от нас с тобой, какое уж здесь "Вы".
   В это время вернулась Елизавета Васильевна.
   - Лена уже начала обзванивать тех родителей, до которых можно дозвониться, - сообщила она. - Я ей сказала, чтобы вела запись, кто когда приедет, чтобы в день было не больше пяти человек, и чтобы по времени они не пересекались. Поэтому записывает на определённое время. Ты ведь сказал, что на каждого ребёнка не больше часа нужно, так?
   - Даже меньше, - подтвердил Дмитрий. - Кстати, учти, заниматься исцелением будешь ты, незачем мне здесь светиться. Сегодня научишься обращению с Купелью, а потом Дина тебе ассистировать будет. Я завтра на Весту собираюсь, - сообщил он вопросительно глянувшей на него Лизе. - А что тянуть? Обещали, так надо браться. Ну, а в случае чего, я всегда приду на помощь, расстояния нам ведь теперь не помеха, помнишь?
   - Хорошо, - кивнула Елизавета Васильевна и повернулась к внимательно слушавшей их Дине. - Ну что, родная, будем деток лечить, или подождёшь, посмотришь сначала, как на других Купель действует?
   Дина ответила не сразу. С одной стороны было очень страшно, действительно хотелось, чтобы другие сначала прошли эту непонятную Купель. А с другой стороны у неё сердце разрывалось всякий раз, когда она видела, как пытаются двигаться её малыши, мешают друг другу и обиженно плачут от этого.
   - Страшно, - призналась она. - Просто всё дрожит внутри. Но так хочется, чтобы малыши не мучились. Это правда безопасно? - она умоляюще посмотрела на Князя.
   - Совершенно безопасно, - серьёзно заверил он. - Не бойся, маленькая. Ты только представь, что меньше чем через час дети уже будут отделены друг от друга, смогут свободно двигаться. Ну, решайся!
   - Решилась, - глубоко вздохнула Дина. - Что надо делать?
   - Сейчас Елизавета Васильевна покажет нам помещение для Купели, - пояснил Князь, - я установлю Купель, ты с ней познакомишься, поплескаешься, вся или только руками, - поддразнил он, - а потом иди за малышами, я по приюту ходить не буду. Донесёшь одна?
   - Зачем нести? - вмешалась Елизавета Васильевна, - у нас коляски есть, привезёт. Ну, Господи благослови, пойдёмте.
   Они прошли через приёмную, где секретарь Лена набирала что-то на клавиатуре, глядя на монитор и одновременно разговаривая с кем-то через гарнитуру. Напротив приёмной на двери была табличка "Комната ожидания", туда их и провела Елизавета Васильевна. Там стояло несколько столов и ряд стульев вдоль стены.
   - Когда родители приезжают детей проведать, они здесь ждут, - пояснила Елизавета Васильевна. - Если мебель мешает, я распоряжусь убрать.
   - Не надо распоряжаться, - рассмеялся Дмитрий, - привыкай к своим новым способностям. Сама просто убери, и всё.
   - Ой, и правда, - спохватилась Елизавета Васильевна. - Что ты хочешь, только пару часов как эти способности получила, привыкну со временем.
   Дмитрий расчистил один угол комнаты, отгородил его появившейся из воздуха ширмой и пригласил:
   - Купель разместил за ширмой, знакомьтесь.
   Они прошли за ширму, там стоял чан с мерцающей жидкостью, испускающей приятный аромат. Дмитрий опустил в Купель свою руку и нежно сказал, медленно водя в ней рукой:
   - Здравствуй, родная. Спасибо за исцеление.
   Мерцание усилилось, и всех их окутала волна ласковой нежности и заботы.
   Елизавета Васильевна, поддавшись порыву, тоже опустила руку в купель и сказала:
   - Здравствуй, надежда наша. Помогай нам восстанавливать здоровье невинных деток, которые страдают за чужие грехи.
   Дина, в свою очередь, подошла к Купели, опустилась перед ней на колени, погрузила обе руки в Купель и взмолилась:
   - Матушка Купель, любимая, родная, исцели моих деток, помоги им отделиться друг от друга физически, но укрепи их духовную связь.
   И почувствовала умиротворение и уверенность, что всё с её детками получится. Она вскочила на ноги и метнулась к дверям.
   - Я сейчас, я скоро.
   Лиза и Дмитрий с понимающими улыбками смотрели ей вслед. Затем Дмитрий расставил стулья вокруг Купели и пояснил:
   - Ты сидишь напротив изголовья, контролируешь процесс. Родители с двух сторон поддерживают ребёнка, сейчас это будем я и Дина.
   - Родители? - улыбнулась Лиза. - Да, Дима, трудно тебе будет завоевать её доверие. Она после того подонка от всех мужчин шарахается.
   - Мещерские никогда трудностей не боялись, - заявил Дмитрий. - Не мыслю я себе жизни без неё, Лиза, - признался он удивлённо. - Думал, никогда больше не найду такую, как моя Ксенька. Эта другая, но в то же время такая же родная, всей душой чувствую, что это моя половинка. Ждать буду, пока поверит, - просто сказал он.
   В это время дверь открылась, Дина вкатила коляску.
   - Спят, - шёпотом сообщила она. - Странно, все малыши уснули, и никто не плачет.
   - Мы всем боль сняли, - пояснила Елизавета Васильевна, - вот они и отдыхают от боли.
   Дина подкатила коляску к Купели. Дмитрий с большой нежностью и волнением всматривался в личики спящих детей. "Слава Богу, на Дину похожи", - с облегчением подумал он. Помогая Дине раздевать малышей, Князь пояснял:
   - Елизавета Васильевна будет сидеть напротив изголовья и следить за процессом исцеления. Мы с тобой поддерживаем малышей, в изголовье ещё есть приспособления, чтобы помогать ребёнку держаться в Купели. Когда будете проводиться исцеление других детей, ты будешь ассистентом, подсказываешь родителям, что делать.
   Они подняли голеньких мальчиков и осторожно опустили в Купель так, чтобы исцеляющая жидкость покрывала соединённые части головок и плечиков. Елизавета Васильевна внимательно отслеживала невидимую обычным зрением работу Купели. Минут через двадцать она озабоченно сказала:
   - Князь, что-то мешает, помоги, пожалуйста, определить.
   - Видишь, те тёмные нити, которые уходят в сторону? - тихо пояснил Князь. - Это препятствие со стороны рода биологического отца, это грехи его рода наказывают детей. Диночка, - повернулся он к встревоженной Дине, - когда дети выздоровеют, ты планируешь вернуться к их отцу?
   - Никогда, - вырвалось у Дины. - Он им не отец больше. Слышать о нём не хочу.
   - Тогда легче, - сказал Князь, - Лиза, убирай связь с биологическим отцом.
   - Князь, ты подумал о том, что сказал? - возразила Лиза. - Нельзя детям без мужского начала, для гармонии их миров материнского участия недостаточно.
   - Диночка, можно переключить их на меня? - спросил Дмитрий. - Можно, я буду их отцом?
   - Каким ещё отцом! - вскинулась Дина, собираясь ответить отказом.
   - Крёстным, - быстро нашёлся Дмитрий.
   - Ну, крёстным можно, - проворчала Дина, напряжённо всматриваясь в тела сыновей.
   Хотя Купель многое скрывала, но ей показалось, что плечики мальчиков уже не соприкасаются. Она вопросительно посмотрела на Князя "Можно?". Тот подбадривающе кивнул. Дина протянула свободную руку (одной она поддерживала Толика, а Князь так же держал Володю) и обвела ею плечики Володи, потом Толи. Да, они уже отделились.
   "Головки пока не трогай", - прозвучал у неё в голове голос Елизаветы Васильевны. - "Потерпи, родная, ещё около десяти минут".
   Эти десять минут показались Дине вечностью. А потом ... потом Князь вынул из купели Володю и улыбнулся такой счастливой улыбкой, что Дина даже простила ему то, что он мужчина, а значит, коварный и подлый тип. Она тоже вынула Толика из купели и прижала к себе, целуя его в головку, на которой не было никакого следа на том месте, где ещё меньше часа назад было срастание. А потом наступила темнота. Она ещё услышала тревожный возглас Елизаветы Васильевны "Князь!".
   Когда Дина пришла в себя, то ощутила, что лежит на чём-то мягком и пружинящем. Она услышала слова Князя:
   - ... скоро придёт в себя. Организм молодой, справится. Но мы, конечно, те ещё лопухи, не подумали о её возможной реакции.
   - Ну что ты хочешь? - послышался голос Елизаветы Васильевны. - Ведь мы ещё делаем первые шаги, ошибки на первых порах неизбежны.
   - Диночка, - послышался мужской голос, - ты ведь уже очнулась, открывай глаза.
   - А откуда Вы знаете, что я очнулась? - сварливо спросила Дина и вдруг вспомнила. Она открыла глаза и резко села, голова опять закружилась. Господи, получилось! Володя сидел на руках у Князя, а Толика держала Елизавета Васильевна. Она молча протянула руки, Князь подал ей Володю, а Елизавета Васильевна посадила ей Толика на колени. Дина прижала сыновей к себе, слёзы полились у неё из глаз.
   - Э нет, так не пойдёт, - послышался голос Князя. - Сейчас же перестань плакать, нечего детей пугать.
   Он пересадил малышей с её колен на матрац, на котором она сидела. Оба мальчугана синхронно рванулись в разные стороны. На полу тут же возникло ковровое покрытие. Близнецы свалились на него, уселись и подняли головки, глядя на всех любопытными глазёнками.
   Князь провёл рукой в сторону свободной правой стены, в ней проступили контуры двери. Дина ошеломлённо наблюдала за всеми этими чудесами.
   - Я думаю, - сказала Елизавета Васильевна, - незачем возвращать мальчиков в прежнюю комнату. Эта дверь, - пояснила она Дине, - ведёт в наши новые апартаменты, точнее, в твою новую комнату, где ты будешь жить с мальчиками.
   - А остальные шестеро? - спросила Дина.
   - Я поручу их сестре Марии, она у нас резервный воспитатель, - пояснила Елизавета Васильевна для Князя. - Твои сыновья потребуют от тебя сейчас всё твоё внимание, так что занимайся только ими. Причём из той шестёрки двое уже записаны на завтрашнее исцеление.
   - А кто? - с живостью спросила Дина.
   Радуясь исцелению своих мальчиков (которое до сих пор не могла окончательно осознать), она переживала и за других своих подопечных.
   - Утром сразу приедут родители Дениса, а после обеда и за Валечкой, - ответила Елизавета Васильевна.
   - Я до сих пор не могу понять, как вы это сделали, - призналась Дина, глядя на Князя, который улёгся на пол и затеял возню с малышами. Не верилось, что эти радостно визжащие ребятишки - её мальчики, её дети. Жизнь сделала такой крутой поворот, к которому она была совершенно не готова. Она считала, что впереди у неё долгие годы страданий и за детей и вместе с детьми. А сейчас всё ушло, и она никак не могла собраться, осмыслить и понять, что делать дальше.
   - А что делать? - отвечая на её невысказанный вопрос, пожал плечами Князь. - Жить полной жизнью и радоваться.
   - Ты что, мои мысли читаешь? - возмутилась Дина.
   - Очень надо, - усмехнулся он, - у тебя на лице всё написано, и читать не надо.
   Князь осторожно поднял над собой Володю, проверяя его реакцию - не испугается ли. Тот не испугался, восторженно взвизгнул и замахал ручками. Толик, глядя на брата, криком потребовал, чтобы подняли и его. У Дины опять слёзы подступили к глазам.
   - Ну, мужики, у вас не мама, а лейка просто, - шутливо пожаловался Князь, поднимаясь с мальчишками с пола.
   Дина только сейчас разглядела, что на мальчиках были удобные синие комбинезоны. На ножках ничего не было.
   - Детям полезно бегать босиком, - отвечая на её невысказанную мысль, сообщил Князь.
   Мальчики, глянув на сидящую на матрасе Дину, опять потянулись к ней. Князь усадил их на матрац около матери. Сыновья тут же вцепились в неё, пытаясь с помощью матери подняться на ножки.
   - А когда я Вам ассистировать буду, мальчиков сюда приносить придётся? - спросила она у Елизаветы Васильевны.
   - Ни в коем случае, - покачала та головой. - Они будут под присмотром моей тёти. Мы им сейчас такую комнату оборудуем, что они какое-то время могут и без тебя побыть. И не забывай, что комната ваша за той дверью будет, так что как только освободишься, тебе только и надо будет открыть дверь и перейти туда. А понадобишься - я позову.
   - Ну никак не могу я в это поверить, - пожаловалась Дина. - В голове всё кружится, мысли разбегаются.
   - Собирай свои мысли и давай тебе комнату оборудовать, - посоветовал Князь, поймал ползающих по комнате малышей и пошёл с ними к новой двери. Они прошли в большую, светлую комнату. Далее Дина только с широко открытыми глазами еле успевала отслеживать то, что появлялось в комнате. Сначала на полу появилось мягкое ковровое покрытие, затем, примерно на метр отступая от стен, побежало прочное пластмассовое ограждение, создавая манеж на всю комнату. В этом манеже появились две колыбельки, лежащие на полу, так что, если малыш и вылезет из постельки, то сразу на пол. Можно не опасаться падения. Затем рядом появились две небольшие резиновые горки, спуски с которых вели в шариковый бассейн, заполненный яркими разноцветными шариками. Увидев такое великолепие, малыши рванулись из рук Князя в направлении бассейна. Дина не успела даже испугаться - Князь легко удержал её сынишек, поднёс их к бассейну и опустил туда. Затем повернулся к Дине:
   - Если ещё какие игрушки для них захочешь, только скажи любому из нас.
   - Любому из вас - это кому? - уточнила Дина.
   - Это мне, Елизавете Васильевне, отцу Владимиру, а когда с остальными познакомишься - любому из них.
   - Это что, ещё и остальные есть? - придирчиво спросила Дина.
   - Есть, - засмеялся Князь, - и ещё будут.
   - А кто вы такие? - подозрительно спросила Дина. - Инопланетяне, что ли?
   - Боже упаси! - в притворном ужасе воскликнул Дмитрий. - Мой род, например, на Руси больше тысячи лет известен. Понимаешь, Диночка, - посерьёзнел он, - мы получили помощь от нашего Создателя и сами взялись помогать Ему в одном хорошем деле, а Он и наделил нас вот такими способностями. Раньше, в древние времена, этими способностями волхвы обладали, вот и мы теперь волхвами стали.
   - Ну никак поверить не могу, - вздохнула Дина. - Если бы сама не видела, точно бы не поверила.
   - Ничего, постепенно освоишься, - успокоил Дмитрий. - Покажи лучше, где тебе кровать поставить, я её тоже низкую сделаю, если не возражаешь. Вдруг малыши раньше тебя проснутся и к тебе приползут.
   - Я сейчас тётю Наташу позову, надо её с Диной и малышами познакомить, - вмешалась Елизавета Васильевна. - Она сейчас хорошо себя чувствует, так я попрошу её заниматься малышами, когда ты, Диночка, отлучаться будешь.
   Только сейчас Дина обратила внимание, что в комнате появились ещё две двери.
   - Дверь справа, - пояснила Елизавета Васильевна, - в туалет и ванную. А левая дверь ведёт в Межмирье, в обитель волхвов. Дверь выходит в нашу прихожую, а оттуда в общий зал, там мы едим, общаемся. Да и гулять с детьми там лучше. В общем, готовься, новые знакомства тебя ожидают.
   Елизавета Васильевна открыла левую дверь и позвала:
   - Тётя Наташа, иди сюда. Я тебя с Диночкой и малышами познакомлю.
   - Иду, милая, - послышался мягкий женский голос, за которым последовал звонкий детский:
   - А мне можно?
   - И тебе можно, - засмеялась Елизавета Васильевна и повернулась к Дине, - ну вот, будет у твоих детей ещё няня, вернее, нянь.
   В комнату вошла бодрая старушка, за нею мальчик лет девяти.
   - Здрасьте, - сказал он Дине. - Я Витька. Можно мне с Вашими детьми поиграть? Я их не обижу, честно, честно, - заверил он.
   - Поиграй, - растерянно разрешила Дина.
   Витька, перескочив ограду манежа, бросился к бассейну. Малыши перестали пробовать шарики на зуб (у каждого уже прорезались по два зубика) и во все глаза уставились на нового товарища.
   - Дина, - отвлёк её голос Елизаветы Васильевны, - познакомься, это моя тётя Наташа. Вернее, она сестра моей бабушки.
   - Здравствуйте, - стеснительно сказала Дина и замялась, не зная, как обратиться к старушке.
   - Зови меня бабушкой, милая, - сказала Наталья Кузьминична. - Порадуешь меня этим. Мне ведь про тебя Володя с Лизой часто рассказывали и про твоих мальчиков. Они ведь любят тебя, как родную дочку. Вот только я с вами не виделась, мне Лизанька не советовала в приют приходить, очень это больно - видеть страдающих детей.
   - О, - встрепенулся Князь, который с доброй улыбкой следил за вознёй Витьки с близнецами. - Владимира на базу привезли, спрашивают про меня. Пойду, покажусь.
   *
   Через два часа стремительной езды по магистрали, ведущей в Город, по оживлению своих спутников Владимир понял, что они приближаются к месту своего назначения. Он открыл глаза и потянулся, вновь изумив тех, кто находился в машине. Никогда у них ещё не было таких пассажиров. Бывали напуганные, возмущённые, волнующиеся, но вот такое полное спокойствие Владимира ставило их в тупик. Владимир мысленно усмехнулся и посмотрел в окно автомобиля. Они уже ехали по улице элитного посёлка, построенного недалеко от Города. Владимиру были знакомы многие жители этого поселения. Вот промелькнул просторный коттедж Максима Богатырёва. Это его Дениска записан на завтра первым на исцеление. У Максима был ещё один сын, Данилка, 6 лет. Дениске недавно исполнилось 4 года, есть у мальчиков и младшая сестрёнка, Даша, 2-х лет, и, судя по всему, жена Максима готовится стать мамой в 4-й раз. Казалось бы, если есть ещё здоровые дети, то от неудачного (из-за вины акушерки) ребёнка можно было бы и отказаться. Так рассуждало большинство обитателей этого элитного поселения. Но Максим с Любой постоянно навещали сынишку, Максим много помогал приюту. У него была большая строительная компания, так что последние четыре года в приюте не было никаких проблем с ремонтом. Пока Владимир размышлял о том, какая радость завтра ждёт Богатырёвых, джипы стремительно промчались в ворота самой крайней и роскошной усадьбы посёлка, резко затормозив только у подъезда трёхэтажного особняка.
   Владимира провели через просторный вестибюль в комнату на первом этаже, которая сочетала в себе признаки кабинета и гостиной. У среднего французского окна стоял невысокий плотный мужчина с властным лицом. Он повернулся к вошедшим, кивком отпустил сопровождавших Владимира людей и указал на ближайшее кресло:
   - Присаживайтесь, отец Владимир. У меня к Вам только один вопрос и от ответа на него зависит, как будут складываться наши дальнейшие отношения. Где Полковник? - неожиданно резко после такого вступления спросил он.
   Владимир неспешно устроился в кресле и с интересом посмотрел на хозяина кабинета. Иван Данилович Рагозин, "смотрящий" в Городе, как сам он обозначал своё положение в обществе.
   - Вас что конкретно интересует? - уточнил Владимир. - Узнать, где он сейчас находится, или Вы хотите встретиться с ним?
   - Ты ваньку-то не валяй, - грубо сказал Рагозин, отбросив вежливость. - Или ты немедленно выдаёшь мне Полковника или будешь очень долго и сильно сожалеть о том, что этого не сделал.
   - Ну, выдать я Вам его не могу, - насмешливо сообщил Владимир. - А чтобы не сожалеть, как Вы говорите, долго и сильно, я могу просто пригласить его к Вам. Тогда, я надеюсь, все претензии ко мне будут сняты? - вопросительно глянул он на Рагозина.
   - Надейся, - благосклонно кивнул тот, - ещё раз повторяю вопрос: где Полковник?
   - Сейчас будет, - успокоил его Владимир, и громко спросил в пространство комнаты: - Князь, ты прийти сможешь? Тут тебя очень сильно хотят видеть.
   - Как-кой К-князь? - начал вскипать Рагозин, когда вдруг обнаружил, что в кабинете появился (из ниоткуда!) ещё один человек. Синие глаза насмешливо взглянули на него, и незнакомец сказал:
   - Разрешите представиться: князь Дмитрий Александрович Мещерский, бывший Полковник. В прошлую нашу встречу, как Вы сами понимаете, представиться не имел возможности.
   Хотя у этого уверенного в себе человека вроде бы ничего общего не было с тем полутрупом с мутными от боли глазами, которого ему привезли в сентябре, но Рагозин почему-то сразу поверил, что это тот самый человек. Он ошеломлённо глянул на обоих мужчин и грузно опустился в кресло.
   - Ну, и что мне теперь делать? - произнёс он, в замешательстве глядя перед собой.
   - А ничего, - посоветовал бывший Полковник. - Сообщите Арамееву (Рагозин вздрогнул от названного имени), что Вы ничего не можете сделать, и забудьте обо мне. Теперь это не в Вашей компетенции, - жёстко добавил он.
   - А если я вас обоих сейчас прикажу захватить, - вдруг оживился Рагозин. - Отправлю в Москву, пусть они сами там с вами разбираются.
   - Вот насчёт того, чтобы они сами разбирались, это Вы правильно решили, - расхохотался Дмитрий. - А захватить нас не получится. Силёнок не хватит.
   - Ну, не удастся тебя взять - заложников возьму, - резко сказал Рагозин. - В обмен на заложников сдашься как миленький.
   - Не советую, - нарочито скучающе огляделся вокруг Князь. - И заложников брать не советую, и "наезжать" на нас не надо. Вы ведь так выражаетесь? Чтобы ты представил, что тебя ожидает в том случае, если не забудешь о нас, покажу для примера. Смотри, - он повёл рукой по кабинету и вся дорогая мебель, аппаратура, вся обстановка комнаты исчезала на глазах следом за ведением его руки, оставив в результате только два кресла, в которых сидели отец Владимир и сам хозяин. У Рагозина помутилось в глазах от ужаса перед тем непонятным, что произошло сейчас.
   А Князь спокойно повернулся к отцу Владимиру и спокойно заметил:
   - Ну что, мы здесь закончили? Думаю, господин Рагозин сейчас хорошенько подумает и решит вообще забыть о нас. Пойдём? - вопросительно глянул он на Владимира, тот молча кивнул, и оба исчезли из комнаты.
   А Рагозин ещё долго сидел в прострации, обдумывая, куда же он "вляпался", и что ему сейчас делать. Он уже понял, что для него смертельно опасно трогать священника и его близких. Потом осмотрел пустую комнату и с ужасом вдруг понял, что ведь пропала и вся аппаратура, а там и база данных. Если он её не восстановит, его же свои уроют. И ничего слушать не будут о чудесах.
   "Придётся ехать в Поздняково и умолять этого святошу вернуть хотя бы компьютер", - уныло подумал Рагозин.
   *
   Из кабинета Рагозина оба волхва шагнули в общий зал в Межмирье. Там было пусто, хотя они и "видели", где остальные. Внизу, где Семён сначала создал копию их подвала, теперь Леонид, Геннадий, и Семён, расширив пространство, обустраивали большой спортивный зал с различными снарядами и тренажёрами, расположив рядом сауну и бассейн. Тимур в своих апартаментах готовил комнаты к приходу родителей. Алексей и Иван разбирали чемодан с семейными документами, обсуждая заодно план по освобождению квартиры. Только имена Юрий и Елизавета на дверях выделялись зелёным цветом. Из приоткрытой двери "Владимир, Елизавета" слышался звонкий смех Витьки и радостные возгласы малышей.
   Владимир с Князем вошли в эту дверь и остановились, осматриваясь и знакомясь с обстановкой. Они оказались в прихожей, такой, как в доме священника в Поздняково. Владимир понял, что Лиза скопировала сюда их дом, и дверь гостевой комнаты, в которой ночевал Семён с 1 на 2 января, теперь вела в комнату Дины. Посчитав, что если Витька там, то и им можно зайти, мужчины осторожно заглянули в комнату. Она была пуста, а вот дверь в ванную была открыта, и именно там все и находились. Владимир залюбовался открывшимся ему видом - в просторной комнате в самом центре был неглубокий бассейн с тёплой водичкой, в котором увлечённо плескались два семимесячных малыша, перебирая игрушки, которые им подбрасывал Витька, тоже забравшийся в бассейн. Дина с Натальей Кузьминичной любовались на играющих мальчишек и раскладывали по шкафчикам вещи из большой кучи, которая громоздилась на столе. Там были полотенца, детская одежда и другие необходимые вещи.
   "Лиза насоздавала", - догадался Владимир и спросил:
   - А где же матушка Елизавета?
   Повернувшиеся на его голос малыши радостно залопотали и протянули ручки, чтобы их взяли. Они помнили, как этот родной им человек часто носил их на руках, особенно в последнее время, когда для мамы они стали уже неподъёмными. Владимир почувствовал, что глаза его наполняются слезами от умиления и любви к этим маленьким мальчикам. По одному он поднял ребят над головой, покачал, присматриваясь, не испугаются ли они высоты, и осторожно подкинул. Радостный визг подкидываемого малыша и предвкушающий другого добавил блаженства и ему самому.
   "Спасибо, Господи", - в который раз за этот день поблагодарил он.
   - Лизанька в приют вернулась, - пояснила Наталья Кузьминична. - Сказала, надо по-другому комнату с Купелью оборудовать. Хочет установить побольше электронной аппаратуры и замаскировать Купель. Юра пошёл ей помогать, он в волшебной электронике учится разбираться.
   Владимир одобрительно кивнул и обратился к Дине.
   - Диночка, ты не против, если мы завтра малышей окрестим?
   - Я не против, - согласилась Дина. - А почему завтра? Можно и сегодня.
   - Да вот сейчас вспомнил, что завтра в святцах Анатолий, а дети-то у нас некрещеные. Когда вас привезли, - пояснил он Дине, - ты была так измучена, что мы первые две недели только вас выхаживали, даже не вспомнили о крещении, а потом и забылось. Так что я вот предлагаю, окрестим их по Святцам, тем более, что крёстный у вас уже есть, - подмигнул он Дмитрию. - Время надо назначить, чтобы вы были оба свободными.
   - Я не возражаю, - сказала Дина, нерешительно поглядев на Князя. - А крестить будете только Толика, или Володю тоже?
   - Лучше обоих, - решил священник. - До имени Владимира ещё долго ждать, пусть под одним именем крещены будут, это только их духовную связь укрепит.
   - Тогда крестить лучше после их дневного сна, - предложил Князь. - С утра Дина занята будет в приюте, да и у меня дела найдутся.
   - Тогда завтра в шестнадцать часов, - решил священник. - Согласны?
   Протестующих не было.
   *
   Перед обедом, когда женщины ушли укладывать близнецов, Князь обратился к оставшимся:
   - Ну, рассказывайте, что вы там наизучали на глобусе.
   - Давай, я расскажу, остальные дополнят, - неспешно, как и в прежнем облике, поднялся Леонид. - Вот она, наша Веста.
   Он снова создал голографический глобус Весты, подвесив его перед Князем.
   - Видишь, - пояснил он, - здесь континенты, как огромные острова, опоясывают Весту с северо-востока на юго-запад и обратно.
   - Понятно, - кивнул Дмитрий. - А люди?
   - Люди только на северо-восточном материке, но климат здесь мягче, да и океанов полно, резко континентального климата и нет. Да и теплее на Весте. Этот материк площадью примерно с Австралию, с севера на юг около 3 тысяч километров, а с запада на восток - почти 4 тысячи. Но люди густо расселены только вблизи побережья. На востоке заселены примерно 500 километров, дальше на 1000 километров простирается нежилая горная пустыня (напоминает пустыню Гоби на Земле). А потом горы с ледниками, откуда берёт начало самая длинная река, течёт почти прямо на запад 2500 километров. На юге от побережья к северу заселены земли на 700 км, дальше опять-таки неприступные горы. И на западе люди расселились примерно на 1000 километров от побережья. А вот центр и север мало освоены, население разобщённое, государств нет, вот мы тебе для княжества и отвели эти земли. - Леонид улыбнулся. - Населения около миллиона, живут большей частью в неблагоприятных условиях, работы непочатый край. И учти, что севернее этой большой реки, в лесах живут в основном аниморфы, люди-оборотни. Живут они родами, в государство не объединяются.
   - А населённые области? - спросил Дмитрий. - Там что?
   - На западе собрались в основном выходцы из Европы, там большое княжество из славянских народов и королевства да герцогства всякие. На юге - выходцы из Африки и с Ближнего Востока, большой эмират и тоже много мелких королевств. А на востоке - там много индейцев, их империя половину земель занимает, остальное население из народов Азии, Восточной и Средней.
   - А соседние материки? - перевёл взгляд Дмитрий. - На них кто живёт?
   - На западе архипелаг островов доходит до материка, на котором живут пегасы, на юго-западе материк, где поселились эльфы с единорогами, а далеко на юго-востоке огромный остров, там живут драконы. Причём драконы летающие, - подчеркнул Леонид. - А люди во всех береговых государствах мореплавание активно развивают.
   - М-да, - задумчиво протянул Дмитрий. - Работы нам там много. В дела государств лезть не будем, восстанавливать человечество начнём с людей, а не с правителей. Кстати, из вас никто не хочет императором стать?
   - Боже упаси! - выразил общее мнение вернувшийся из приюта Юрий. - Ты Князь, вот и царствуй, а мы на подхвате будем.
   - А вы чем заниматься будете? - поинтересовался Князь. - Ведь думали над этим?
   - Думали, конечно, - кивнул Геннадий. - Раз нам новая жизнь дана, надо жить со смыслом. Я, например, хочу заняться обучением детей, воспитание общества легче начинать с воспитания подрастающего поколения, - явно процитировал он кого-то.
   - Ну-ну, - одобрительно заметил Князь, - а остальные что?
   - А я дорогами займусь, - загорелся Семён. - Давно мечтал прокладывать дороги между городами и сёлами. Какую я здесь дорожную сеть построю, - мечтательно протянул он.
   - А вы, братцы? - Леонид обратился к сидевшим рядышком на диване Куприным.
   - А мы тоже по специальности, - на правах старшего ответил Алексей. - Профессии себе по душе выбрали, вот и продолжим, с новыми-то возможностями. Сам-то что планируешь?
   - Я хочу здешними магами заняться, - сообщил Леонид и с предвкушением ухмыльнулся. - Они здесь знания друг от друга утаивают, стараются каждый побольше себе урвать. Я знаете что придумал? Сделаю так, чтобы магам за их услуги не деньгами или товарами платили, а благодарностью. Чем больше будет благодарность за оказанную услугу, тем сила мага будет становиться всё больше.
   - Ну да, - покачал головой Алексей. - А злоупотреблений не боишься? Например, маг помогает правителю больше народ притеснять и богатеть, а тот уж так ему благодарен будет.
   - Нет, - отрезал Леонид. - Такого не будет. Во-первых, подразумевается, что сила магов будет направлена только на добрые дела, а благодарность тоже должна быть искренней и доброй.
   - Юра, - окликнул Геннадий Юрия, задумчиво смотрящего на огонь в камине, - а ты что себе надумал?
   - А? - очнулся тот от своих мечтаний, - я вот думаю, как мне волшебную электронику создать, чтобы помощь людям была.
   - Думай, дело хорошее, - согласился Князь. - А насчёт нашей резиденции вы что-то решили?
   - Решили, - оживился Семён. - Вот смотри, Князь, - он движением руки приблизил изображение материка, на котором поселились люди. - Здесь, в центре, на 48-й параллели, течёт самая полноводная и длинная река материка. Видишь, она берёт своё начало в ледниках, что находятся в полутора тысячах километров от восточного побережья, и течёт почти строго на запад. Длина у неё получается около двух с половиной тысяч километров. А вот здесь, - показал он примерно в центре, - заканчиваются горы и река вырывается на равнину. - Семён ещё укрупнил карту и показал на то место, где река вырывалась из гор и растекалась по равнине. - Здесь и поселение крупное имеется, чтобы тебе первые подданные были, и на многие вёрсты неприступные горы.
   - А почему ты выбрал именно это место? - полюбопытствовал Князь, внимательно вглядываясь в живую карту. На ней видно было и бурное течение реки в скалах, и дымы над крышами домов в указанном селении и действительно простирающиеся на восток на многие километры горы. Недалеко от поселения стояла очень крутая скала, которая укрывала живописную долину с озером в центре. Оттуда шло какое-то неизвестное излучение. "Портал", догадался Князь.
   - Правильно, угадал, - кивнул Семён. - Здесь находится один из заброшенных порталов на Землю. Раз мы собираемся поставить над всеми порталами пирамиды и замкнуть их на нас, то около этого портала можно и нашу резиденцию устраивать, остальные порталы подсоединим к этому, будет центральным.
   - Может, мы и Столицу Князю здесь же построим? - предложил Юрий.
   - Здесь Столицу нельзя, - решительно вмешался Витька, - здесь же горы населённые.
   - Кем населённые? - не понял Геннадий. - Для людей ведь горы неприступны, Витя.
   - А ты подсоединись к информационному полю Весты, - подсказал Витька. - Мы с Тимуром ещё утром, когда вы глобус создали, связали его с полем Весты, оно нам столько знаний передаёт.
   - А подсказать? - с досадой на себя проворчал Князь. - Если взрослые ещё не додумались, могли бы и подсказать.
   - Будем подсказывать, - миролюбиво согласился Тимур. - Нам ещё столько осваивать надо, со временем научимся одновременно всё узнавать.
   - Ну, и кто же там эти горы населяет? - заинтересованно поглядел на горы Леонид. - Оп-па - воскликнул он, - домовые! Да сколько их там. И чем же они там заняты?
   - Они выращивают молодильные яблоки, как в сказках говорилось, - с гордостью пояснил Витька. - Только это и не яблоки вовсе, они больше на шишки похожи. Это плоды, которыми люди первоначально питались, когда магами были. Вот бы попробовать! - мечтательно протянул он.
   - Попробуешь, - пообещал Князь. - Значит так, друзья, предлагаю нашу резиденцию обустраивать вот в этой долине в горах. Домовые, как видите, занимают пещеры и земли около них, а долина незанятая, можно там построить дома для нас, в которые выход отсюда будет, из Межмирья. А Столицу давайте создадим на другом берегу этой большой реки, видите, там земли - пустоши сплошные, почему-то деревья не растут, можно большой город соорудить.
   - Только кто сооружать будет? - осторожно спросил Геннадий.
   - Как кто? - не понял его Юрий, - мы, конечно.
   - А мы знаем, как города строить? - усмехнулся Геннадий. - А то получится, как у Хоттабыча.
   - А что было у Хоттабыча? - заинтересованно спросил Тимур. - Я что-то не помню.
   - А помнишь, он Вольке решил подарить собственный телефонный аппарат? - напомнил Геннадий. - Создал его из куска первосортного мрамора. Очень расстроился, когда Волька ему объяснил, что внутри телефона начинка сложная. Вот и мы в градостроительстве не сильны, нужен архитектор.
   Все молча кивнули, соглашаясь. Строительство Столицы откладывалось.
   - Я знаю, где найти архитектора! - воскликнул Тимур. - У нас в группе, ну, в колледже, - пояснил он, - училась Галка Тимонина, у неё брат архитектурный закончил, свою мастерскую как раз открывал, когда я ещё учился. Можно к нему обратиться.
   - Тогда так, - подытожил Князь. - Завтра после обеда переговорим с домовыми, примут ли они нас как соседей, обосновываемся в долине, а потом, на следующий день, идём знакомиться с моими новыми подданными, - пошутил он.
   - Сегодня не будем в долине устраиваться? - переспросил Иван.
   - Сегодня не будем, - сказал Князь. - Сначала здесь закончим обустройство, мне ещё за дедом надо сходить, а потом и за родителями Тимура идти, вечером знакомиться с ними будем. Так что основное обустройство переносится на завтра.
   За обедом их ждал сюрприз. Когда они собрались за столом, то увидели в центре стола большое блюдо, полное каких-то неведомых плодов, напоминающих гибрид огурца с кедровой шишкой. А потом перед каждым сидящим возникли глубокие чаши, наполненные, по всей видимости, чистой водой.
   - Что это? - озвучил всеобщее недоумение отец Владимир, собравшийся благословить пищу.
   - А это те самые молодильные яблоки, которые мечтал попробовать Витя, - раздался голос Пирамиды. - Дело в том, что Создатель с самого начала планировал освободить человека от трудов по добыванию пищи. Люди должны были познавать мир и продолжать его совершенствование, умножая любовь и добро, занимаясь творчеством. А эти плоды были предназначены для обеспечения человека всем необходимым для его жизнедеятельности. Но, к сожалению, люди очень быстро забыли об этих, предназначенных им плодах и перешли на разнообразную пищу, которая и явилась одной из основных причин деградации человечества. Но эти плоды не зря окрестили в народе "молодильными" яблоками. Даже если добавлять в пищу небольшие части размельчённых плодов, человек от этого получает необычайную бодрость и действительно молодеет. Первоначально ведь люди питались только этими плодами и жили в состоянии молодости тысячу лет и уходили из жизни без болезни и страданий.
   - Сколько жили? - переспросил Леонид.
   Остальные поражённо молчали.
   - Тысячу лет, - повторил Голос. - На Земле этих плодов и не осталось, а вот на Весте они растут хорошо благодаря заботе домовых и леших. К сожалению, и на Весте люди едят не ту пищу. Люди ведь пришли туда с Земли, принеся с собой и навыки приготовления пищи, которая сокращает их жизни и вызывает болезни и старение. Домовые пытались приучить людей к правильному питанию. Но их никто не слушает, разве что отдельные маги добавляют размельчённые плоды в обычную пищу, продлевая себе молодость.
   - И как же нужно правильно питаться этими плодами? - задал Алексей тот вопрос, который интересовал всех.
   - Плод нужно поместить в воду. Когда люди жили в Раю, они просто снимали плод с дерева и опускали в ближайший водоём. Деревья с молодильными яблоками плодоносят круглый год, плоды не запасают. А едят свежесобранными. Вы кладёте свой плод в чашу с водой и сверху помещаете свои ладони. Потом можете себе представить то блюдо (вкус и запах), которое вы бы хотели поесть. Если же вы доверяетесь своему организму, просто просите его передать в плод информацию, какая пища нужна вашему телу. Плод получает от организма информацию, какие вещества тому нужны для жизни, а также о том, какие вкусовые и обонятельные рецепторы у вас имеются, какой вкус и запах нравятся больше всего. Спустя небольшое время плод, впитав воду с информацией, вырастает и трескается. То, что пища для вас готова, вы поймёте сразу, по запаху, - в Голосе послышалась добродушная усмешка. - Ешьте на здоровье, наслаждайтесь.
   Вообще-то эти слова были только слабой тенью той информации, что получили земляне при этом пояснении.
   После обеда волхвы продолжили обустройство общей гостиной. Лиза решила разместить в просторном помещении свою библиотеку, для которой они создали несколько застеклённых шкафов у незанятой стенки между дверями на Землю и Весту. Геннадий особенно обрадовался эзотерическим книгам по излечению и совершенствованию, о которых он часто рассказывал товарищам, ещё когда они жили в подвале.
   Сейчас Леонид скептически посмотрел на эти книги и заметил:
   - Слушай, а ты обратил внимание, что во всех этих книгах присутствует эффект "Белой обезьяны"?
   - Что за белая обезьяна? - заинтересовался Семён.
   - Это из Ходжи Насреддина, - пояснил Геннадий. - Ходжа пообещал вылечить от горба соседа-ростовщика, но поставил условие, что никто из присутствующих не должен представлять себе белую обезьяну, иначе лечение не поможет.
   - Ага, - оживился Алексей. - Я помню, там прежде всего у самого ростовщика перед глазами стояла наглая белая обезьяна с голым красным задом.
   - Вот-вот, - подтвердил Леонид. - Так и во всех этих Учениях обязательно подчёркивается, при каких условиях Учение не подействует. И люди непроизвольно создают своими мыслями эти условия.
   Разговор был прерван голосом Пирамиды:
   - Владимир, там у твоего дома Рагозин стоит, рвётся в дом войти.
   - Чего ему ещё надо? - с недоумением спросил священник.
   - А ты забыл, что Князь у него весь кабинет убрал? - насмешливо сказала Пирамида. - Если подельники Рагозина узнают, что у него вся база данных исчезла, и им доступа к деньгам нет, они же его порежут на мелкие кусочки, требуя отдать им эти деньги. Ты уж разберись с ним, - посоветовала Пирамида. - А то ведь он в отчаянии может в приют ворваться.
   - Ладно, сейчас выйду, - вздохнул Владимир. - Князь, - позвал он, - верни обстановку в кабинет Рагозина, я его сейчас успокою и назад отправлю.
   - Уже вернул, - замерев ненадолго, отозвался Князь.
   Владимир шагнул в свою прихожую, где вовсю заливался звонок на входной двери, и открыл дверь. За дверью стоял Рагозин, утративший весь свой апломб, в стороне у машин стояли его сопровождающие.
   - Подождите там, - махнул им рукой Рагозин. Он вошёл в прихожую, убедился, что входная дверь закрыта и опустился на колени. - Отец Владимир, молю, ради Христа, верните мне хотя бы электронику. Согласен любую сумму перевести на счёт приюта.
   Владимир жестом оборвал его мольбы. Слушать дальше он не хотел, ему было просто противно смотреть на этого слизняка.
   - Приюту твои деньги не нужны. - Сухо сказал он. - Можешь возвращаться к себе, Князь восстановил твой кабинет.
   Пока Владимир распахивал входную дверь, Рагозин поторопился подняться с колен, выскочил за дверь и почти бегом отправился к машине.
   Бандиты уехали. Владимир вздохнул, перекрестился на видневшийся над деревьями купол церкви и с чувством произнёс:
   - Благодарю тебя, Отец небесный, за новую жизнь.
   Вернувшись к Пирамиде, он сел в кресло у камина и задумчиво спросил:
   - Как ты думаешь, Пирамида, Создатель одобрит моё намерение создавать Центры духовности на Весте? Это будут не церкви, как на Земле, а скорее Храмы, где каждый человек сможет научиться, как обращаться к Создателю, узнает о его заповедях, а потом уж сам будет решать, следовать ли им в жизни или нет.
   - Знаешь, - голос Пирамиды звучал доверительно, - я скажу тебе то, что ты и твои последователи могут говорить всем, обратившимся в Храм. У каждого из вас, людей, есть прямая связь с Создателем через ваши души. Если тебе нужен совет Создателя, задай вопрос своей душе. Она тебе и сообщит ответ, ведь она - часть Его.
   - Спасибо, - искренне поблагодарил Владимир. - Знаешь, у меня появилась мечта. Когда мы перейдём жить на Весту, я буду создавать Храмы в виде пирамид и подыскивать для них хранителей. Поскольку Веста мир магический, приношения в Храм будут не нужны. Всем приходящим хранители будут оказывать помощь советом, как обращаться к Создателю. И мы создадим повсюду школы, в которых будем рассказывать детям о Нём, и о том, что мы все - создания Божьи, в каждом из нас есть Его частица.
   - Школы - это замечательно, - поддержала его энтузиазм Пирамида. - Создавайте Храмы и школы, возвращайте духовность в жизнь обитателей Весты. Я рада, что не ошиблась в вас.
   В это время вернулась из приюта Лиза. Увидела сидящего в кресле мужа, присела на подлокотник и прижала его голову к своей груди.
   - О чём ты думаешь, Володя? - ласково поглаживая его волосы, пропуская пряди между пальцами, спросила она.
   - Да вот, советовался с Пирамидой о том, как жить дальше, - ответил Владимир.
   - А как? - лукаво спросила Лиза, продолжая ласку. - Со мной поделишься?
   - Поделюсь, - теснее прижал к себе жену Владимир. - Лизонька, - воскликнул он, осенённый пришедшей внезапно мыслью, - мы же с тобой волхвами стали, значит, теперь и мы сможем иметь детей!
   - Я уже думала об этом, милый, - целуя мужа, прошептала Лиза. - Это такое счастье нас ожидает, я просто не нарадуюсь.
   - То-то я смотрю, ты вся светишься от радости, - сказал Владимир, пересаживая жену себе на колени. - Я думал, что это из-за детей в приюте, а ты и о наших собственных думала.
   *
   Спустя какое-то время, когда супруги обсуждали обустройство приюта на Весте, в зале появились Князь с Тимуром. Тимура заметно потряхивало от волнения.
   - Да не переживай ты так, - пытался успокоить его Князь. - Всё будет хорошо. Я сейчас за дедом схожу, за твоими идти ещё рано. Ты пока родителям комнату приготовь.
   - Я её уже давно приготовил, - вздохнул Тимур. - Ничего не могу с собой поделать, трясёт всего, скорее бы вечер.
   - Спускайся тогда к тренажёрам, - посоветовал Владимир, - позанимайся на них. А если на тренажёры не хочешь, изучай дальше глобус Весты, будешь родителям про неё рассказывать. В общем, найди себе занятие, а то усыплю, - шутливо пригрозил он.
   - Найду, - согласился Тимур, - пойду, ещё что-нибудь придумаю из обстановки.
   Он скрылся за своей дверью, а Князь шагнул в портал, ведущий к дому, который он построил в Подмосковье для деда. В прошлом году Георгию Владимировичу исполнилось 85 лет, и участок с домом был подарком внука. Главное, участок был расположен на краю охраняемого посёлка, у реки, а сразу за забором начинался лес. Местные жители говорили, что грибов и ягод здесь всегда много. Дмитрий представлял себе радость деда, заядлого грибника.
   Когда он вышел из портала недалеко от калитки своего участка, сердце у него тревожно сжалось. Снег вокруг дома был примят колёсами машин, на участке было тихо, дверь в дом открыта (это зимой-то!), на дорожке в луже крови лежал Гром - собака деда. Три года назад он подарил деду щенка овчарки, который стал отрадой и другом для старика. Дмитрий подошёл к собаке, присел перед ней на корточки и облегчённо вздохнул: собака приоткрыла глаза и попыталась приподняться, повизгивая от боли.
   - Спокойно, Громушка, не двигайся, сейчас мы тебя подлечим.
   Он поднял собаку и внёс её в открывшийся портал. Войдя в общий зал, громко позвал:
   - Иван, ты где? Тут работа по твоей специальности.
   - Ну и чего кричишь? - насмешливо спросил Иван, выходя из своей двери. - Ментально позвать не мог? Ой - посерьёзнел он, увидев Грома, - что это с ним?
   - Огнестрел, - пояснил Дмитрий. - Справишься?
   - Да теперь-то не вопрос, - перехватывая раненого пса у Дмитрия, сказал Иван. - Не волнуйся, скоро бегать твой пёс будет.
   Дмитрий снова вышел к дому деда. На первом этаже было холодно и пусто, всё перерыто, шкафы и комод были пустыми. Кто-то тщательно что-то искал. "Где дед?" - билась тревожная мысль. За его спиной послышался шорох, Дмитрий резко повернулся - с крыльца заглядывала испуганная женщина. Он узнал в ней соседку по участку. Та тоже узнала Дмитрия и облегчённо вздохнула.
   - Значит, не ошибся Георгий Владимирович, сказал, что узнал Вас, послал меня за Вами.
   - Дед у Вас, Лилия Игоревна? - радостно спросил Дмитрий, - пойдёмте скорее, мне нужно узнать, что здесь произошло. Как он?
   - Он-то в порядке, вот из-за Грома переживает. Он видел, что Вы его куда-то унесли, решили похоронить?
   - Да нет, Грома так просто не убьёшь, - заметил Дмитрий. - Его сейчас приведут в порядок, будет ещё много лет хозяина радовать.
   Он запер дверь дома, потом они прошли в соседний дом, где Дмитрия обнял взволнованный дед.
   - Митька, Митька, живой, здоровый! - бормотал дед, лихорадочно ощупывая внука. - А Пашка, гад, мне сказал, что ты пропал в Чечне, требовал от меня какие-то материалы, что ты мог здесь прятать, перевернул всё в доме, а когда уходил, в Громку выстрелил, паскуда. Погиб мой Громушка, один я остался.
   - Не горюй, дед, - утешил его Дмитрий. - Громку он только ранил, я уже отнёс его на лечение. И не один ты теперь будешь, я ушёл со службы, нашёл нам с тобой другое место для житья, теперь вместе будем.
   - Господи, услышал ты мои молитвы! - радостно воскликнул дед.
   - Услышал, - согласился Дмитрий. - Дом я потом приведу в порядок, не беспокойся, а пока пойдём со мной.
   Он отвёл деда за дом, чтобы их не было видно соседям, и вызвал Пирамиду. Та появилась сразу. Дмитрий объяснил ошарашенному старику, что нужно делать, и Пирамида приняла нового волхва.
   Вечером все собрались в общем зале их дома в Межмирье. Дмитрий представил товарищам волхва Георгия, дед выглядел теперь моложе внука (Дмитрий решил оставить свой теперешний облик, чтобы не выглядеть слишком молодым перед правителями Весты, с которыми он планировал познакомиться). Поглядев на нетерпеливо ёрзающего в кресле Тимура, Князь сказал:
   - Иду за родителями Тимура. Ждите нас, мы скоро.
   С освобождением Сароевых тоже всё прошло гладко. На ночь с Наримана снимали кандалы, отводили в хижину и запирали вместе с женой до утра. Когда загремел засов, запирая их, и Нариман тяжело вздохнул, Марина подошла к нему, обняла крепко-крепко, как уже давно не обнимала, и прошептала:
   - Я сегодня видела Тимурёнка.
   - Как видела? - не понял Нариман. - Во сне?
   - Он приходил в кошару со своим командиром, тут какое-то спецподразделение, они нас сегодня освободят. Только просили не шуметь и идти, куда поведут.
   - А это точно наш сын был? - подозрительно спросил Нариман. - Вдруг это какая-то провокация.
   Марина засмеялась.
   - Ну, нашего сына я всегда узнаю, - сказала она. - Подожди немного, сам увидишь. Да и провоцировать нас незачем, мы же простые пленники.
   Час прошёл в томительном ожидании. Потом Марина вздрогнула и прошептала: "Тимур сообщает, что сейчас нас придут освобождать, чтобы приготовились". Вскоре дверь в хижину бесшумно открылась, и внутрь проскользнула высокая ловкая фигура. Марина узнала человека, который приходил с Тимуром. Он тихонько прошептал:
   - Выходим из хижины, сразу направо, на околицу. Там стоит большая Пирамида, подходим к ней, и вы просите Создателя помочь вам.
   - Вы это серьёзно? - со злостью прошептал Нариман. - Какая ещё Пирамида?
   - Та, в которой вас ждёт ваш сын, - серьёзно ответил Дмитрий. - Выходите, и побыстрее, мне сторожа только на десять минут удалось усыпить. Как говорится, я не волшебник, я только учусь.
   Марина взяла мужа за руку и потянула за собой. Дмитрий закрыл снова дверь на засов и показал рукой направление. Вскоре они действительно увидели Пирамиду и муж с женой, уже не возмущаясь, подошли к ней и обратились с просьбой о помощи. Одна из граней повернулась, и Пирамида приняла всех троих.
   После ночной темноты свет в Пирамиде на какое-то время ослепил Сароевых. Они прикрыли глаза, чтобы адаптироваться, но почти сразу открыли их, услышав радостный голос сына:
   - Мама, папа! Ура, получилось!
   Тимур кинулся к родителям, прижался к ним, повторяя шёпотом:
   - Мы вместе, вместе.
   Нариман крепко прижал к себе Тимура, потом отстранился и с любовью присмотрелся к чертам повзрослевшего сына.
   - Вот ты и вырос, мальчик, - одновременно радостно и грустно заметил отец. - Подожди, - спохватился он, - мама говорила, у тебя ноги покалечило.
   - У меня они уже целые, папа, - счастливо блестя глазами, сказал Тимур. - Со мной тут такое случилось, сам ещё до конца поверить не могу.
   Нариман и Марина огляделись вокруг. Они стояли в просторном зале, освещаемом со всех сторон какими-то невидимыми источниками. Казалось, свет излучают сами стены и потолок зала. За их спинами была дверь, в которую они вошли. На двери крупными зелёными буквами светилось слово "ЗЕМЛЯ". В правую торцевую стену был встроен камин, в котором весело плясали языки пламени. Перед камином был разостлан большой пушистый ковёр. По краям ковра стояли мягкие кресла и диваны, на которых сидели молодые люди, поднявшиеся при их появлении. Посредине зала стоял длинный стол, окружённый удобными креслами. А в длинной стене напротив виднелось несколько дверей. На них крупными буквами были проставлены имена, мигающие прозрачным светом. К своему удивлению, на одной двери родители Тимура заметили свою фамилию "Сароевы", а ниже стояли их имена: "Нариман", "Марина", "Тимур".
   За спиной вновь пришедших, растерянно оглядывающих пространство, в котором они оказались, раздался голос незнакомца, который привёл их сюда.
   - Добро пожаловать в сообщество волхвов, друзья.
   Эти слова прозвучали не торжественно и пафосно, а как-то очень душевно. Они задели какие-то струнки в сердцах бывших пленников. Сердца их до этой поры были просто "зажаты" от всех выпавших на их долю невзгод. А сейчас стало даже легче дышать, сразу поверилось, что всё плохое у них уже позади.
   Нариман внимательно оглядел группу людей, сидевших у камина и поднявшихся, как бы в приветствии, при их появлении. Все они, за исключением приведшего их "командира", казались ровесниками Тимура. А на ковре и вовсе сидел мальчик лет восьми-девяти. Рядом с мальчиком сидела небольшая собачка, радостно крутившая хвостом, вероятно в знак того, что принимает пришедших в свою стаю.
   До Наримана с запозданием дошёл смысл приветствия.
   - Каких волхвов? - с недоумением оглянулся он на произнёсшего эти слова человека.
   И понял, что объяснений ему уже не требуется. А требуется поскорее сесть и попытаться освоить тот массив знаний, что появились в его голове. Он пошатнулся, но тут же ощутил, как ласковые руки сына подхватили его. Тимур подвёл отца к ближайшему креслу и заботливо усадил. Рядом "командир" Тимура бережно устроил Марину.
   - Ну вот, сейчас освоите полученные знания и всё поймёте, - участливо прозвучал голос одного из молодых людей, окруживших их. Единственная среди них девушка подсела к Марине, взяла её за руку и поспешила успокоить:
   - Сейчас всё пройдёт. На меня это тоже сегодня, как снег на голову, свалилось.
   Головокружение быстро улеглось, и Сароевы радостно улыбнулись теперь уже ставшим своими товарищам.
   - Ну, что? - предложил Леонид, когда они все познакомились, - давайте сразу в озеро, омолаживаться, или отложите это до завтра?
   - Нет, ждать я не хочу, - весело замотал головой Нариман. - Сначала в озеро. Ты как, Марин? - с нежностью глянул он на жену.
   - Я тоже хочу в озеро, - засмеялась Марина. - Хочу быть молодой, красивой, но самое главное - чистой.
   - Тогда спускаемся сначала в банный комплекс, а оттуда в озеро, - предложила Лиза.
   - С удовольствием, - согласились гости.
   И все вместе весело рассмеялись, разделяя их чувство облегчения и радости от той свободы, что они обрели.
   Через полчаса все волхвы уже сидели за общим столом, празднуя "крещение" своих новых товарищей. Нариман теперь выглядел чуть ли не близнецом Тимура, отличаясь от сына разве что отсутствием порывистости, которая проскальзывала в поведении младшего Сароева. Праздновали, попивая душистый травяной отвар, запасы которого Лизе отдала Наталья Кузьминична. Сама она уже удалилась на покой в свою комнату, наслаждаясь ощущением вернувшегося здоровья. Да и не хотела мешать молодёжи, как она теперь воспринимала всех волхвов. Дина тоже отказалась выйти в общий зал. Не хотела уходить от детей. Близнецы давно уже спали в своих уютных колыбельках, а она сидела рядом, блаженствовала, поглядывая на сыновей, и размышляя об их будущем.
   Так что волхвы общались только между собой.
   Когда они после ужина разместились вновь в "каминной" части зала, Леонид спросил:
   - Нариман, извини за любопытство, но почему родители тебя так назвали? Вроде бы Нариман не чеченское имя. Во всяком случае, в молодости я встречал одного Наримана, так он был азербайджанцем.
   - Моё имя тоже происхождением из Баку, - весело подтвердил Нариман. - Это имя побратима моего отца, - пояснил он. - Он родом из Баку, а познакомились и побратались они в армии. Попали в такую часть, где кавказцев приняли недружелюбно, вот и помогали друг другу. И решили, что своих детей назовут именем побратима. Меня вот назвали Нариман Тимурович, а побратим отца своего сына назвал Тимур Нариманович.
   - А ты мне этого не рассказывал, - упрекнул Тимур.
   - А ты и не спрашивал, - насмешливо отозвался отец.
   - Может, расскажете, как у вас получилось волхвами стать? - попросила Марина. - А то у меня в голове пока такая каша от новых знаний. Понадобится время, чтобы во всём разобраться.
   Она с ожиданием посмотрела на Князя. Тот улыбнулся и посмотрел на Леонида.
   - Пусть Леонид рассказывает, - предложил Князь. - С него всё началось.
   Леонид согласно кивнул и начал свой рассказ. Все слушали с интересом, временами вставляя свои дополнения. Когда Марина узнала о том, как жил её сын после её исчезновения, она даже не находила слов, чтобы охарактеризовать поступок зятя. Горло перехватило от ужаса, когда она представила, что могло ожидать Тимура, не приди ему на помощь эти замечательные люди.
   - Спасибо вам большое, что не прошли мимо, приютили моего мальчика, - со слезами на глазах обратилась она к Леониду и Геннадию.
   - Ну, спасибо тогда относится, прежде всего, к Кутьке, - неловко пошутил Леонид. - Это именно он не прошёл мимо.
   Кутька, услышав своё имя, радостно тявкнул и завилял хвостиком.
   - Это он отвечает "всегда пожалуйста", - под смех присутствующих пояснил Геннадий.
   Нариман обнял плачущую жену, нежно успокаивая.
   - Всё, всё, Мариш, - тихо шептал он, - всё плохое уже в прошлом, теперь же у нас всё хорошо.
   - Простите, - вытирая слёзы платком, который ей подал Тимур, - сказала Марина. - Продолжай, Лёня, пожалуйста, - поощрила она примолкшего парня. Глядя на окружающих её молодых людей, она с лёгкостью обращалась к ним по имени, забывая их реальный возраст.
   - А дальше нас Юра легализовал, - весело продолжил рассказ Леонид. - Это он придал законность нашему проживанию в подвале.
   Леонид кратко описал, как появлялись у них в подвале следующие жильцы, но не стал рассказывать об участи, которая была им всем уготована. Он не хотел травмировать Тимура и Витьку, которые и не знали, почему Семён кинулся искать помощь. Просто рассказал, как Семён нашёл Пирамиду, и что из этого получилось.
   Нариман с Мариной, по просьбе товарищей, рассказали о своей жизни в плену. Просьбу эту от имени всех высказал Алексей:
   - Вы, ребята, лучше поделитесь с нами своими переживаниями, это вам как психотерапия будет, для того чтобы снять груз с души.
   Сочувственно выслушав рассказ бывших пленников, снова разделили их радость от обретения свободы и восхитительных перспектив новой жизни.
   Потом Дмитрий посмотрел на Витьку, который вместе с Громом лежал на ковре перед камином и задумчиво глядел на пламя.
   - Надо решить, как нам быть с ребятами, - обращаясь ко всем, сказал он. - Поскольку связи с Землёй мы терять не собираемся, я думаю, что учиться им надо бы в современном мире. Витя, - окликнул он задремавшего мальчика, - как ты смотришь на то, чтобы продолжить учёбу в школе?
   - Я бы лучше здесь учился, - недовольно пробурчал Витька, - здесь у меня прямая связь с Информационным полем Планеты, такие знания приходят - дух захватывает.
   - Можешь сочетать, - ласково улыбнулся ему Князь. - Школу окончишь на Земле, а школу жизни пройдёшь и в этом мире.
   - Здорово, - оживился Витька. Он нерешительно посмотрел на взрослых, но потом всё же решился спросить, - а с информационным полем Земли можно связь установить?
   - А зачем тебе? - спросил Семён, почувствовав, как важен для Витьки ответ на этот вопрос.
   - Я бы хотел узнать про моего папу, - высказал заветную мечту мальчик. - Мама о нём не хотела рассказывать, только раз назвала его подлецом, сказала, что он меня бросил. А может быть, она ошиблась.
   - Знаешь что, - предложил Дмитрий. - Ты иди-ка сейчас спать, дружок, день у тебя был сегодня насыщенный событиями, вон уже носом клюёшь. А завтра утром мы с тобой попробуем выяснить, кто твой папа и где он.
   - Ладно, - обрадовался Витька, - я тогда пойду. Спокойной ночи всем.
   День был действительно так насыщен событиями, что спать все отправились рано.
   *
   Когда Сароевы перешли в свои апартаменты, которые весь день обустраивал Тимур, Марина спросила сына:
   - Тимурёнок, а что же ты не обратился к тёте Наде? Она бы тебе обязательно помогла, ведь это лучшая подруга твоей бабушки. Я, когда уезжала, оставила у неё на хранение все наши документы.
   - Я ведь не знаю, где она живёт, да и фамилию забыл, - покаянно опустил голову Тимур. - Ты, когда к ней ходила, меня часто звала, а я всё время отказывался, вот и не знаю адреса.
  
  
   4 января 2008 года, пятница.
  
   Утром Витька поднялся рано. Князя он обнаружил в спортзале. Дмитрий осторожно продолжал разминать тело, растренированное за месяцы инвалидности, с радостью ощущая, как восстанавливаются навыки и умения, доведённые когда-то до автоматизма. Связь с подсознанием давала ему подсказку, в какой степени он может нагружать ту или иную связку мышц, где ещё надо быть осторожным, а где и увеличить нагрузку.
   Там же занимались и другие волхвы, каждый прислушивался к своему внутреннему голосу. Чтобы не терять времени, Витька тоже позанимался на велотренажёре. Как он мечтал о своём велосипеде! Теперь он ждал, когда дядя Сеня проложит дороги на Весте, предвкушая, как он будет гонять по ним на велосипеде. Тогда у него будет настоящий велосипед, а пока можно и помечтать, "гоняя" на тренажёре.
   После разминки и душа на завтрак все собрались в общем зале. После завтрака Князь установил большой экран, видный отовсюду.
   - Ну, решай, дружок, - повернулся князь к побледневшему Витьке, у которого во рту пересохло от волнения. - Будем смотреть твою историю все вместе или ты хочешь увидеть её один?
   - Со всеми, - непослушными губами прохрипел Витька, откашлялся и громко повторил, - вы все мне родные, вместе посмотрим.
   - Начинаем со знакомства твоих родителей, - объявил Князь.
   На экране появился школьный спортзал, 16-летние подростки. В зал вошла директор школы, за ней невысокий молодой человек в тренировочном костюме.
   - Это Вадим Николаевич, ваш новый учитель физкультуры, - объявила директор.
   Витька смотрел с недоумением. А на экране мелькали кадры - как Вадим обратил внимание на ловкую девушку, как притягивались их взгляды. Витька объяснил для остальных:
   - Это Женя, она была моей няней, сначала дома, а потом мама меня отдала в круглосуточный садик, а Женя там работала ночной няней.
   Витька не замечал удивления остальных взрослых, которые сразу увидели, как похож их мальчик на эту пару. И вот Женя сообщает Вадиму о своей беременности. Тот в ужасе. Он вообще-то любит Женю, хотел на ней жениться, когда она окончит школу, но если сейчас об их связи станет известно - никакой женитьбы, его ожидает большой срок за совращение малолетней и конец профессии. Он объяснил всё Жене, та поняла и согласилась ждать, пока ей не исполнится 18 лет, а до тех пор не сообщать никому, кто отец ребёнка. Вадим записывается контрактником в армию, его посылают в Чечню, там он и погиб.
   Женя сдаёт выпускные экзамены на последнем месяце беременности. Когда её живот стал заметным, родители выгнали её из дома, она живёт у подруги. И вот роддом, Женя в палате, на соседней кровати - Витькина "мама", Матильда. Витька оживился:
   - А вот теперь моя мама с ней познакомилась.
   Дальше все увидели, что происходило: рождение мальчика у Жени, потом ей показали мертворождённую девочку, которая якобы родилась у неё. Женя возражает, что она слышала крик своего ребёнка, но ей отвечают, что рядом рожала Матильда, это кричал её ребёнок. Затем Матильда, ставшая "матерью" Вити, пригласила Женю стать кормилицей и няней собственного сына, уволила её, когда Витьке исполнилось 3 года, и он был отдан в круглосуточный садик. Последние кадры сопровождались громкими рыданиями Витьки. Марина, сидевшая рядом, крепко обнимала его и утешала:
   - Не плачь, милый, зато мы теперь знаем, что у тебя есть настоящая мама, и папу своего ты знаешь.
   - Слушай, Дмитрий, - спросил Нариман, - а это можно записать на диск, чтобы иметь доказательства, когда будем возвращать Витьке маму?
   - А это уже всё записано, - спокойно ответил Князь. - Думаешь, откуда у меня эта запись? Мне Пирамида выдала прибор, разработанный волшебниками Земли. Называется хроноскоп, через него можно записывать любые события прошлого. Вот я ночью записал всё это и выяснил, что стало с Женей, мамой Витюшки, после того как Матильда её уволила. Женя опять обратилась к семье своей подруги, у которых она жила во время беременности. Кстати, её подруга, Алиса, - племянница нашего Владимира. Мать Алисы помогла Жене поступить в медучилище. Женя решила выучиться на акушерку, поскольку ей сказали, что её дочка умерла из-за ошибки акушерки. Пока она училась, она одновременно работала ночной няней в том садике, куда Матильда сплавила Витюшку. После окончания училища Женя устроилась на работу в том роддоме, где родился Витя. Сейчас мы с Витей идём к ней, я узнавал, она дома. Ей заступать на дежурство вечером, но я надеюсь, что после просмотра этого диска Женя присоединится к нам. Тем более, что у неё напряжённые отношения с начальством, она давно мечтает о переходе на другое место.
   - Возьмите с собой ноутбук для просмотра диска, - посоветовал Леонид, - вдруг у неё нет дивидишника.
   - Возьму, - согласился Дмитрий. - Ну что, Витя, идём к маме?
   - А вдруг я ей не понравлюсь? - жалобно спросил Витька. - Ведь эта, вторая мама, меня почему-то не любила.
   - Не могла полюбить, - пояснила Марина, - потому что знала, что совершила преступление, отобрав ребёнка у матери.
   - Не волнуйтесь, - обратился Дмитрий ко всем, - мы скоро вернёмся и уже втроём.
   - Тогда мы пока приготовим всё для празднования, - сказал Семён. - Стол пока накроем, а апартаменты свои пусть Витюшка вместе с мамой обустраивает.
   Князь с Витькой шагнули в длинный коридор дома, где Женя снимала гостинку. За эту комнату она отдавала половину своей зарплаты. Когда Женя открыла дверь на звонок, она прежде всего увидела Витьку и уже не сводила взгляда с него.
   - Витенька? - дрожащим голосом спросила она.
   - Да, мама, - еле выговорил Витька и, зарыдав, кинулся в объятия матери.
   Та крепко обняла его, прижала к себе и, покачивая, чтобы успокоить, посмотрела наконец на Дмитрия.
   - А Вы кто? - спросила она. - Что случилось? Матильда запретила мне показываться Вите на глаза. Но я не могла удержаться, время от времени старалась издали увидеть его. Неужели она наказала ребёнка из-за меня?
   - Давайте пройдём в комнату, и я Вам всё расскажу, - мягко предложил Дмитрий.
   Женя сначала с недоумением смотрела на экран, где проигрывались эпизоды из её жизни. Увидев правду о подмене ребёнка, она закричала - Сыночек мой! - и потеряла сознание. Дмитрий вовремя поддержал её, чтобы не дать ей упасть с дивана.
   - Что с мамой? - закричал Витька, обливаясь слезами. - Она что, умерла? Это мы убили её?
   - Витя, - укоризненно сказал Князь, встряхнув мальчика за плечо, - какой же ты начинающий волхв, если не можешь отличить обморок от смерти.
   Спокойный голос Князя и его рука на плече вывели Витьку из отчаяния. Да и Женя вздохнула, открыла глаза и непонимающе поглядела вокруг. Взгляд её упал на Витьку - она вспомнила!
   - Витенька, сыночек мой родненький, никому тебя не отдам, - зашептала она, лихорадочно целуя счастливого Витьку.
   С улыбкой понаблюдав за ними, Князь решил напомнить о своём существовании. Он кашлянул. Женя обхватила Витьку руками и настороженно посмотрела на Дмитрия.
   - Вы кто? Что Вы хотите за то, что вернули мне сына? - спросила она.
   - Счастья тебе и Витюшке, вот чего я хочу, - с досадой сказал Князь, немного обиженный её настороженностью. Потом улыбнулся. - Витя, расскажи маме, как мы её нашли и где мы сейчас.
   Пока Витька, захлёбываясь словами, торопливо рассказывал Жене, как избил его отчим, как пригрели его в подвале бомжи, которые стали для него семьёй, как попал к ним Полковник, как дядя Семён нашёл Пирамиду и отвёл их всех туда, как они попали в новый мир, где можно стать магом, и как они узнали о Витькиных родителях, Князь задумчиво изучал что-то в хроноскопе. Только когда Витька замолк, Князь осознал наступившую тишину и поднял голову. Мать и сын с ожиданием смотрели на него. Князь улыбнулся:
   - Познакомимся. Я Дмитрий, ты Женя. Предлагаю позвонить сейчас на работу и уволиться. Сдавай жильё хозяевам и пойдём с нами в Пирамиду. А там уж будешь думать, как вам дальше жить.
   - Ух, и здорово мы заживём! - в восторге воскликнул Витька. - Вот увидишь, мамочка, какие там у нас все замечательные.
   - Звони, звони на работу, - поторопил Дмитрий. - Я вас в Пирамиду доставлю, а самому мне в Москву срочно надо, друга спасать.
   Женя позвонила на телефон заведующей роддомом. Услышав Женин голос, Людмила Леонидовна сухо сказала:
   - Хорошо, что позвонила, я как раз собиралась тебя разыскивать. У нас намечается очередное сокращение, так что ты попадаешь под него.
   - Ой, как хорошо! - не удержавшись, воскликнула Женя. - Значит, можете считать меня уволенной, я сегодня не выхожу на работу.
   - А ты что так радуешься? - подозрительно спросила заведующая. - Новую работу нашла, что ли?
   - Нет, я нашла сына, которого Вы со своей подругой у меня украли, - ответила Женя и отключилась.
   С квартирной хозяйкой Женя тоже всё решила по телефону. Она сообщила, что срочно уезжает, и квартира ей больше не нужна. Поскольку платила Женя всегда за месяц вперёд, а было только начало месяца, хозяйка не возражала и не настаивала на том, чтобы самой принять квартиру. Договорились, что Женя оставит свои ключи в почтовом ящике, ключ от которого был у хозяйки. Женя собрала свои вещи, которые понесли Дмитрий и Витька. Все трое вышли из дома и зашли в близлежащий сквер. Там Витька прошептал матери, что нужно подумать, чтобы попасть в Пирамиду, и вскоре все трое очутились в общем зале, где их с нетерпением ожидали остальные волхвы.
   - Ну, вы тут празднуйте, - сказал Дмитрий деду, - а я наведаюсь в Москву. Павел меня не нашёл, так сейчас они послали группу захвата к Мишке Латышеву, чтобы они его "поучили", а жену и дочь увезли на свою базу. Мы с Мишкой им встречу приготовим.
   - Успеешь? - тревожно спросил дед.
   - Успею, - усмехнулся Дмитрий. - Они в пробке на Ленинградском стоят, а я сразу к Мишке на лестничную площадку выйду.
   Князь шагнул сразу на лестничную площадку седьмого этажа, к двери в квартиру Латышевых. Он нажал кнопку звонка, раздались птичьи трели - это сработал звонок в квартире. Послышались уверенные шаги, дверь распахнулась.
   - Ты почему не спрашиваешь, кто? - нарочито грозно нахмурился Дмитрий, глядя на опешившего друга, на лице которого стремительно проявлялась радость узнавания. Михаил втащил Князя в прихожую, дверь захлопнулась.
   - Димка, неужели это ты, бродяга! - тиская друга в объятиях, бормотал Михаил. - Живой, невредимый. А Пашка мне говорил, ты в плену, изувеченный.
   - Был в плену, был изувеченный, - подтвердил Князь. - Только в плену у нашей конторы, - с горечью добавил он.
   - Как это? - не понял Михаил.
   - Сейчас расскажу, - пообещал Князь, раздеваясь и проходя в гостиную. - А твои девочки где? - спросил он, имея в виду жену и одиннадцатилетнюю дочку Михаила.
   - Таня Ксюшку на утренник повела, потом собиралась с ней у родителей заночевать, к ним от Дворца ближе. Так что я сегодня собирался один холостяковать. А тут тебя Господь прислал, - пошутил Михаил, споро накрывая на стол.
   - Не дали бы тебе похолостяковать, - передразнил его Князь. - Из конторы едет группа захвата по твою душу, вот я и пришёл, чтобы их встретить.
   - Не понял, - застыл на месте Михаил, - они что, совсем с катушек слетели? Это же беспредел!
   - А то ты не знаешь, что этот беспредел у нас никогда не прекращался, - с горечью сказал Дмитрий. - Ладно, у нас ещё время есть, давай я тебе пока расскажу, что со мной было и что со мной стало, - шутливо добавил он. - И не паникуй, - прикрикнул он, увидев посеревшее лицо друга. - Я потому и поторопился прийти, чтобы защитить тебя.
   - Слушай, Димка, - горячо зашептал Михаил, - ты девочек моих можешь защитить? Я-то один не сломаюсь, но если они пригрозят на девочках отыграться, мне точно не жить, я их зубами грызть буду.
   - Всё - будет - хорошо! - раздельно произнёс Дмитрий, глядя прямо в наливающиеся безумным страхом глаза Михаила. - Я обеспечу защиту и тебе и твоим девочкам. Поверь, я такими вещами не шучу, ты же меня знаешь.
   - А ты действительно сможешь? - постепенно приходя в себя, но всё ещё с недоверием посматривая на друга, уточнил Михаил. - Фух, ну и напугал ты меня, - усаживаясь на диван, признался он. - Давай, рассказывай.
   - Ну, если кратко, то слушай. Помнишь тот разговор в августе с тобой и Пашкой? - Михаил утвердительно кивнул. - Пашка доложил Арамееву, тот принял меры. Меня послали в Чечню, там захватили, выясняли, где мой архив, потом отрезали мне язык и кисти рук, несколько месяцев держали в областном центре рядом с Москвой. Планировали на Рождество сделать из меня памятник Карбышеву - облить водой и поставить на морозе на центральной площади ледяную статую, причём не только мою, но и ещё нескольких человек, которым поручили заботу обо мне. Нет, Миша, я не сошёл с ума, - покачал он головой в ответ на недоумевающий взгляд Михаила, - сейчас я тебе это докажу.
   - Докажи, - согласился тот, - потому что поверить в то, что ты говоришь, я просто не могу, ты уж извини.
   - Да нет ничего проще, - усмехнулся Дмитрий, - давай твою руку.
   Он взял поднявшегося приятеля за руку, которую тот протянул ему с некоторым опасением, и в следующий миг они уже стояли в комнате Дмитрия в Межмирье. В комнате никого не было, хотя Дмитрий ощущал присутствие товарищей в общем зале. Затягивать их пребывание в Межмирье он не стал.
   - Вот тебе и доказательство, - насмешливо сообщил он ошарашенному другу.
   - Это что, на самом деле или гипноз? - удивлённо спросил Михаил, потрогав ближайшее кресло.
   - Это на самом деле, - уверил его Дмитрий. - Пирамида, - обратился он в пространство, - как его ещё убедить?
   - На долгие убеждения времени нет, - раздался голос Пирамиды. От неожиданности Михаил подскочил на месте и начал озираться, пытаясь отыскать говорящего. А голос продолжал: - Группа захвата уже подъехала. Через пять минут они будут у квартиры Михаила. Поэтому я пакетом передаю ему те знания, которые ему необходимы, и три браслета защиты: один сразу надеваю на него, жене и дочке отдаст сам завтра, когда они домой приедут. А в один из ближайших дней ты с ним увидишься, тогда всё и обсудите. Давай, Князь, отправляй его домой, а сам встречай непрошеных гостей.
   И опять же в следующий миг они снова стояли в гостиной Михаила. Тот ошеломлённо разглядывал браслет на своей руке, крепко сжимая в другой ещё два браслета, поменьше.
   В это время вновь защебетали птицы в ответ на нажатие кнопки звонка.
   - Садись и сиди, - приказал Князь встрепенувшемуся другу. - Осваивай полученные знания, через пару дней я к тебе загляну. А этих, - он мотнул головой в сторону двери, - я сейчас уведу.
   Оставив друга в гостиной, Князь подошёл к входной двери и распахнул её.
   - Стоять! - резко приказал он людям в масках и камуфляже, которые ринулись к открывающейся двери. "Воздушным кулаком" их разметало по лестничной площадке. - Снимай маску, Маресьев, - спокойно сказал он гневно сверкавшему на него глазами офицеру. - Какую фамилию позоришь! - вздохнул он и захлопнул за собой дверь в квартиру.
   - Чего это сразу "позоришь"? - оскорблённо спросил капитан Маресьев, скатывая маску на лоб. - Просто выполняю приказ начальства.
   - Можешь добавить "преступный приказ", - насмешливо предложил Дмитрий, не обращая внимания на изумлённые взгляды остальных бойцов, которые, кряхтя, "отлипали" от стен. - Неужели ты не понимаешь, что это незаконно - хватать мирного гражданина, да ещё с семьёй, и везти их в ваши застенки.
   - Если этот мирный гражданин укрывает опасного государственного преступника, то всё законно, - огрызнулся Маресьев.
   - И кто же у нас опасный государственный преступник? - нарочито удивился Дмитрий.
   - А вот ты, Князь, и есть этот преступник, - злорадно объявил Маресьев. - Тебя по всей стране в розыск объявили.
   - Видишь, какой ты молодец! - так же насмешливо похвалил Князь. - По всей стране ищут, а нашёл ты. Ну, не миновать тебе ещё одного ордена!
   - Ты вот что, Князь, - осторожно предложил Маресьев. - Ты, конечно, можешь нас всех здесь положить, но этим ты Латышевых не спасёшь. Другие приедут. А вот если ты сейчас сдашься, то мы их не тронем, нам ведь ты нужен.
   - Врёшь, попытаетесь и их тронуть, - убеждённо сказал Князь, и по тому, как забегали глаза капитана, понял, что угадал. - Но я согласен, - внезапно заявил он ошарашенному таким решением капитану, который вообще-то и не надеялся выжить. Первый удар точно ему достанется, а о боевой подготовке Князя в спецназе легенды гуляли.
   - На что согласен? - с недоверием спросил Маресьев.
   - Согласен поехать сейчас с вами, а про Латышевых вы забудете, - поставил условие Князь.
   - Ну, тогда поехали? - неуверенно предложил капитан.
   - Поехали, - легко согласился Князь и, насвистывая "Прощание славянки", пошёл вниз по лестнице. За ним гурьбой потопали остальные.
   Когда они вышли из подъезда и подошли к стоящим около него машинам, Князь сам открыл заднюю дверцу одной из них. Маресьев неуверенно остановил его:
   - Ты, это, Князь, - забормотал он, тоскливо посматривая на "задержанного". - Наручники надо бы надеть, положено ведь, - оправдываясь, сказал он.
   - Не, не надену, - отказался Князь. - Толку вам от них никакого, а мне даже кажущееся унижение не нравится. Князь я или не Князь? - риторически обратился он в пространство.
   - Это почему нам толку нет, если мы на тебя наручники наденем, - агрессивно влез в разговор спецназовец, отличающийся высоким ростом и могучими плечами. - А если я тебя сейчас кулаком оглушу, толк будет? - угрожающе добавил он.
   - Новенький, что ли? - деловито спросил Князь у Маресьева.
   Тот только кивнул, решив больше ничему не удивляться. Слишком неожиданно и странно развивались события.
   - Ну, новенький, да за старенького, - неуступчиво заявил бугай. - Я из спецназа ГРУ переведён, - гордо добавил он.
   - Ах, если из спецназа, да ещё и ГРУ, - насмешливо передразнил Князь, - тогда учись. Действие первое: давай твои наручники, - он легко снял с пояса не успевшего отреагировать забияки наручники, ловко защёлкнул их на своих запястьях, так же легко скинул их, пояснив мимоходом: "Сползают", и снова повесил их на пояс спецназовца. - Действие второе, - продолжал Князь.
   Он захватил кулак не успевшего отреагировать бугая, с виду легко повернул его руку, послышался хруст сломанной кости и дикий вой боли.
   - Тихо, не ори, - остановил его Князь, - действие третье. - Он провёл ладонью над сломанной рукой и сообщил - Телом здоров, ещё бы разумом выздоровел, но это уже не в моей компетенции, - насмешливо сказал он и посоветовал: - проси Создателя, чтобы ума тебе прибавил. - Ну что, садимся? - повернулся он к Маресьеву, - а то у меня сегодня ещё дела есть.
   - Садимся, - вздохнул капитан и, повернувшись к остальным, приказал: - По машинам. Возвращаемся на базу.
   Исцелённый Князем хвастун, всё ещё неверяще поглаживающий пострадавшую руку, рванул к самой дальней машине.
   Когда они ехали по городу, капитан Маресьев повернулся к бывшему сослуживцу, сидевшему на заднем сиденье между двумя насторожившимися бойцами.
   - Слышь, Князь, - осторожно сказал он, - а что с тобой случилось-то? А то у нас такие разные слухи ходят, а где правда - не поймёшь.
   - А ты уверен, Веня, что правду знать хочешь? - печально спросил Князь.
   - Я сейчас ни в чём не уверен, - так же печально отозвался капитан, - но не зря же нас учили в римском праве постулату audiatur et altera part "Выслушай и другую сторону" - перевёл он.
   - Ну, тогда слушай, - согласился Князь. - В августе я неосторожно сказал при Цуканове (Маресьев гадливо поморщился). - Вот - вот, - заметил его гримасу Дмитрий, - та ещё гнида. Так вот, я сказал, что хочу уйти из конторы, и препятствовать мне не будут, слишком много компромата в моём архиве. На следующий же день меня отправили в командировку в Чечню вместе с Голиковым. Да, - ответил он на потрясённый, вопрошающий взгляд капитана, - с этим садистом и палачом. В Чечне Голиков схватил меня и попытался, - Князь сам горько усмехнулся от получившегося каламбура и повторил, - попытался узнать, где мой архив. Потом он собственноручно отрезал мне кисти рук и вырезал язык, а когда я очнулся, издевательски сообщил, что теперь мне до архива не добраться, а сам я никому ничего рассказать не смогу.
   - Н-но к-как же т-ты т-тогда? - с трудом выдавил из себя капитан, неверяще разглядывая руки Князя.
   - Есть на Руси волшебники, - серьёзно ответил Дмитрий. - Вылечили и Силу дали, так что теперь я вашей конторе не по зубам. Понял?
   - Понял, - задумчиво протянул капитан, и вдруг признался. - А знаешь, Димка, я тебе завидую. Я бы даже согласился тоже такие муки пройти, чтобы в результате освободиться от всей этой мерзости, в которой жить приходится.
   - Не боишься, что твои подчинённые тебя сдадут? - усмехнулся Князь, покосившись на сидевших рядом с ним спецназовцев. Те возмущённо засопели.
   - Я уже устал бояться, - просто сказал Маресьев. - А с этими ребятами мы столько вместе пережили, что если и им не верить, то и жить не захочешь.
   Сопение теперь стало одобрительным.
   - Тогда хорошо, - кивнул своим мыслям Князь. - Хорошо в том смысле, что тогда я и тебе помогу, и им, если пожелают, - кивнул он на своих соседей. - Вы пока подумайте, чего от жизни хотите, а во вторник, после Рождества, давайте встретимся. За это время я с вашим начальством перетру, потом ему не до вас будет.
   - Где встретимся? - с надеждой встрепенулся Маресьев.
   - Давай в кафешке напротив конторы, - предложил Князь. - Приходи туда в обед, я ждать буду. Соскучился по тамошней кухне, - признался он, широко улыбнувшись, и почувствовал, как от этой его улыбки расслабились сидевшие рядом бойцы, напряжение в машине ощутимо спало.
   - Подъезжаем, - предупредил молчавший всю дорогу водитель и вдруг смущённо бормотнул: - А мне можно прийти, товарищ полковник?
   - Пусть приходят все, кому помощь нужна, - ответил Князь. - А полковник я уже бывший. Зови лучше Князем.
   Сопровождать Князя до кабинета генерала пошёл только капитан Маресьев. Они шли по коридорам, и Дмитрий внимательно всматривался в попадающихся ему бывших сослуживцев. С новыми способностями он отчётливо осознавал, кто на что пригоден, с кем можно общаться, кому помогать, а кого оставить в покое - безнадёжен.
   "Вот уж Арамеева и сканировать на пригодность в приличные люди не нужно", - с усмешкой подумал Князь.
   Когда они вошли в приёмную генерала, Маресьев коротко бросил адъютанту:
   - Доложи!
   Адъютант скрылся за дверью, забыв её плотно прикрыть. Его голос был негромким, но Дмитрий услышал:
   - Там Маресьев с Мещерским пришёл.
   Пауза, затем голос генерала:
   - Пусть войдут.
   Адъютант выскользнул из кабинета и жестом показал "Заходите".
   Они и зашли. В то время как Дмитрий стоял в нарочито вольной позе, лениво посматривая вокруг, капитан Маресьев вытянулся и доложил:
   - Товарищ генерал! По Вашему приказанию группа захвата ездила на квартиру адвоката Латышева. В квартиру мы не смогли попасть, у дверей нас встретил бывший полковник Мещерский, находящийся в розыске. Его мы и привезли.
   - Почему он не в наручниках? - брюзгливо спросил генерал.
   - Сползают они с него, товарищ генерал, - невинно пожал плечами Маресьев.
   - Это ещё что за шуточки? - побагровел генерал. - Сговорились?! Да я вас...
   - Ты кнопочку-то зря не жми, - посоветовал Князь, спокойно усаживаясь в кресле. - Я её обесточил, - пояснил он в ответ на яростно-недоумевающий взгляд генерала. - Отпусти капитана, поговорим без свидетелей.
   - Идите, капитан, - кипя от бессильной злости, махнул рукой генерал, добавив при этом почти неуловимый жест.
   Капитан козырнул и вышел из кабинета.
   - Скотина ты, Борис, - мягко упрекнул генерала Князь. - Ты что, забыл, что я эти жесты лучше тебя знаю? Группу захвата не жди, - предупредил он, - я на капитана наложил заклятие, он твоего распоряжения не запомнил, так что никто не придёт.
   Генерал рухнул в кресло, зло уставившись на Дмитрия.
   - Чего ты хочешь? - с трудом выдавил он.
   - От тебя ничего, - задумчиво сказал Дмитрий. - Просто предупредить хочу. Сейчас я свой архив заберу, сегодня же разбросаю его по Интернету, мало тебе не покажется. Зря вы меня не отпустили тогда, в августе, Арамеев, - горько сказал Дмитрий. - А с другой стороны, - встрепенулся он, - не зря гласит народная мудрость, что "Что ни делается, всё к лучшему". Для меня к лучшему, - пояснил он удивлённо взглянувшему на него генералу. - Я ведь, благодаря вашим издевательствам, волшебником стал. Пожалуй, мои муки того стоили.
   - Ты с ума сошёл? - Арамеев непонимающе уставился на Князя. - Каким волшебником?
   - Не важно, каким, - отмахнулся Дмитрий. - Пойду я, даже смотреть на тебя противно. Не знаю, как отреагирует твоё начальство на мои разоблачения, но на всякий случай приготовься к худшему. А про меня забудь, я теперь всем вам не по зубам.
   Он поднялся с кресла и исчез из кабинета на глазах опешившего генерала.
   Прямо из кабинета Арамеева Дмитрий шагнул в подъезд своего дома. Дом был ведомственный, для офицеров спецназа, ФСБ и других силовых ведомств. Квартиру в нём он получил пять лет назад, как награду за успешно проведённую операцию по обнаружению вражеской резидентуры. Часть платы за квартиру была погашена тоже за счёт награды, остальную сумму Дмитрий погасил за три года. Доходы у него были хорошие, расходы - минимальные. Некогда и не на кого было тратить деньги. Потом он купил деду ту дачу в элитном охраняемом посёлке, где вчера бушевал бывший приятель Цуканов. Дом там был двухэтажный, с мансардой. Дмитрий покупал участок с прицелом на будущее. Он понимал, что если уйдёт из "конторы", квартиру его попросят продать. Поэтому он и подстраховался, чтобы было куда идти.
   Хотя квартиры были приватизированы, но продавать их "рекомендовалось" (т.е. разрешалось) только своим. С продажей Дмитрий проблем не видел - дом стоял в престижном районе на тихой улочке, желающих приобрести в нём квартиру было много. И никто не поинтересуется, откуда у офицера силовых служб найдутся деньги на квартиру. Налоговая служба этот дом не "видела". Связываться - себе дороже.
   В будочке консьержа Дмитрий увидел молодого парня, сидевшего там с печальным задумчивым видом. Бывший лейтенант Олег Дивеев, которого группа оставила раненным на поле боя. Боевики захватили раненого, потребовали выкуп. Контора не отреагировала, тогда отцу Олега прислали посылку, при получении которой он поседел и чудом избежал инфаркта. В посылке была отрезанная кисть левой руки его сына и письмо самого Олега. Его вернут родителям при условии, что родители передадут в дар указанному террористами лицу свою трёхкомнатную квартиру в сталинском доме в центре Москвы. Разом постаревший отец оформил документы на передачу квартиры и продал машину, чтобы были деньги на перевозку сына. Террористы требовали, чтобы он сам приехал за сыном в Дагестан. Кроме отрезанной кисти, у Олега были удалены обе стопы, которые посекло осколками при ранении.
   Отец привёз сына в Москву, остатки денег за машину пошли на приобретение протезов и лечение. Когда Олег оформлял пенсию, Князь встретил его в конторе, узнал о его бедах, устроил парня на работу консьержем, обещал помочь, когда вернётся из командировки. Это было в начале июля прошлого года, а в августе и сам Князь попал в жернова системы.
   Всё это вспомнилось Князю, когда он увидел Олега в конторке. Олег встрепенулся, увидев своего спасителя. Князь действительно спас тогда их семью от дальнейших "наездов". Да и в материальном отношении заработок Олега был неплохим подспорьем к его грошовой пенсии и пенсиям родителей. Родители после этого происшествия с сыном уже не могли работать, оформили пенсии и прозябали в оставшемся у них гараже. Хорошо, что в гараже было электричество, отопление, водопровод и канализация. Олег был у родителей единственным, поздним ребёнком, когда он родился, отцу исполнилось 40 лет, теперь ему было около 65.
   - Здравствуй, Олег! Как дела, - спросил сейчас Князь подавшегося в его сторону парня.
   Здравствуйте, товарищ полковник, - с грустной улыбкой ответил бывший лейтенант. - Здорово Вы вошли, я и не заметил, как Вы подходили. Долго Вас на этот раз не было, с августа.
   - Я теперь, как и ты, бывший полковник, - сообщил ему Мещерский. - Меня тут никто не спрашивал?
   - В нашем доме не принято спрашивать о жильцах, - пожал плечами Олег. - Вчера только к Вашим жильцам наведывались из конторы, - и он многозначительно поднял глаза вверх.
   - Ухожу я из этой конторы, Олежка, - сказал Князь.
   - Значит, квартиру придётся продавать, - догадливо сказал Олег.
   - Сейчас буду договариваться, - подтвердил Князь. - А у вас как дела, какие планы?
   - Уезжать решили из Москвы, - печально сказал Олег. - Ждём весны, потом папа хочет ехать на разведку, где-нибудь в селе будем устраиваться.
   - Достали? - понял Князь.
   - И не говорите, товарищ полковник, - мрачно сказал Олег. - Мочи уже нет.
   - Зови лучше Князем, - предложил Дмитрий, - вот у меня уже где этот "полковник", - показал он. - Я что хочу тебе сказать. Я ушёл из конторы, обустроился в одном поместье. Могу забрать вашу семью к себе. Сейчас вот пришёл, чтобы договориться о продаже квартиры, заодно узнать, когда ты дежуришь. Повезло, что сейчас. Ты всё так же дежуришь, через сутки?
   - Так же, това..., ой, Князь, - поправился Олег, оживая на глазах.
   - Послезавтра я ненадолго заскочу, ты мне скажешь, готовы ли вы переехать. Если да, то договоримся, когда я вас заберу.
   - Спасибо большое, - взволнованно прошептал Олег. Было видно, что на глаза у него наворачиваются слёзы, он их сдерживал последними усилиями.
   - Держись, Олежка, немного осталось потерпеть, - сочувственно сказал Князь. - Ты, главное, родителей подбодри, скажи им, что в поместье вы будете в безопасности, у нас там хорошо.
   Дмитрий поднялся на свой седьмой этаж и тихо вошёл в квартиру. На кухне слышались голоса, он узнал голоса сводного брата отца и его жены, которых он просил присматривать за квартирой. Судя по их вещам, находящимся в квартире, они за ней не просто присматривали, а жили здесь. Дмитрий недовольно поморщился - тётушкина парфюмерия пропитала всю квартиру, не скоро выветрится. Потом усмехнулся - жить-то здесь он больше не будет, так что это будет забота для нового владельца. Дмитрий прислушался к голосу дяди.
   - Квартиру нам, конечно, не оставят, зато если её продать, на эти деньги ведь и трёхкомнатную можно купить, а немного добавить, так и четырёхкомнатную. Теперь только старика бы разыскать, и куда его Митька запрятал?
   - Павел Степанович сказал, что дед у Митьки наследник первой очереди, - напомнила жена. - А за дедом ты ведь наследуешь?
   - Да в том-то и дело, что нет, - с досадой сказал дядька. - Я в детстве большую глупость допустил. Отчим ведь меня усыновить предлагал, а я отказался. Поверил отцу-пропойце, он ведь обещал мне квартиру оставить, если я фамилию менять не буду. А потом и квартиру пропил и мне на шею сесть пытался. Так что надо поскорее деда найти, оформим ему наследство, а я опекунство над ним оформлю, квартиру купим, она наша и будет.
   - Что-то рано ты моё наследство прибрать собрался, дядя.
   Появление Дмитрия на кухне явилось настоящим шоком для родственников. Тётка завизжала в истерике, дядя, глядя на Дмитрия безумными глазами, начал заикаться:
   - Т-ты т-ты т-ты ...
   Дмитрий пожал плечами, налил воды в стакан и выплеснул на тётку. Та замолкла, а потом разразилась бранью. Не обращая на неё внимания, Князь повернулся к дяде:
   - У меня мало времени, некогда рассусоливать. Сегодня же съезжайте с квартиры, я её продавать буду. Собирайтесь.
   Не обращая больше на них внимания, Дмитрий подошёл к окну кухни, открыл его, дотянулся до внешнего блока Сплит-системы и достал из тайника флэшку со своим архивом. Затем посмотрел номер в своей записной книжке и позвонил по телефону. Откликнулся энергичный женский голос:
   - Сотникова. Слушаю Вас.
   - Любовь Фёдоровна, здравствуйте. Это Мещерский Вас беспокоит, Дмитрий Александрович. Помните меня?
   - Дмитрий Александрович? - с заминкой и недоверчиво спросила женщина. - Но как же, я же слышала...
   - Слухи о моей смерти прошу считать преувеличенными - процитировал Дмитрий Марка Твена. - Я вот по какому поводу Вам звоню. Насколько я помню наш разговор в прошлом июле, Вы подыскивали Вашей младшей дочери квартиру в Москве в престижном районе. Вы уже нашли ей такую?
   - Увы, Дмитрий Александрович, - вздохнула Любовь Фёдоровна. - Очень трудно найти что-то приличное, так что мы всё ещё в поиске.
   - Вот я Вам и звоню по этому поводу, - улыбнулся Дмитрий, - я собираюсь продавать свою квартиру, а Вы же знаете, какие у нас ограничения при продаже. Наш район для Вас достаточно престижный?
   - Вы серьёзно? - радостно спросила Любовь Фёдоровна. - Вы же знаете, какая очередь желающих купить квартиру в Вашем доме, так что мы и не рассматривали его, хотя это, конечно же, идеальный вариант для нас. Но почему Вы не хотите продать очередникам?
   - Потому что эта система меня предала, - жёстко сказал Дмитрий, - и я не хочу иметь дело ни с кем из них. Ваша дочь - другое дело. С одной стороны, она имеет право приобрести мою квартиру, с другой стороны - она не участник системы, а просто обслуживающий её винтик, Вы уж простите мне такое обозначение.
   - Ничего, Дмитрий Александрович, я Вас понимаю, - тон женщины стал деловым, - что Вы просите за свою квартиру и как скоро Вы готовы её продать?
   - Мне нужны триста тысяч долларов наличными, в документах можете указывать любую сумму, а продать квартиру я готов хоть сейчас, если Вы приедете ко мне с деньгами и нотариусом.
   - Даже так, - с интересом протянула Любовь Фёдоровна. - Сейчас я, конечно же, не смогу, давайте договоримся на вторник, восьмое, на одиннадцать часов. Годится?
   - Годится, - спокойно согласился Дмитрий.
   - Торг, как я понимаю, неуместен? - внезапно спросила женщина.
   - Правильно понимаете, - подтвердил Дмитрий. - Если Вас это утешит, вся мебель в квартире остаётся Вам. Сами увидите, что это хорошее приобретение.
   - Тогда до восьмого, Дмитрий Александрович.
   Дмитрий положил трубку и сказал подслушивающим родственникам, глядящим не него с завистью и злобой:
   - Собирайте вещи и сейчас же уходите из квартиры. Можете считать, что она уже продана.
   - Ещё неизвестно, разрешат ли тебе её продать, - злорадно усмехнулся пришедший в себя дядя. - Павел Степанович сказал, что даже если ты и появишься, тебя признают душевнобольным и недееспособным.
   - Вряд ли твой Павел Степанович посмеет связаться с Сотниковыми, - усмехнулся Дмитрий.
   Сотникова Любовь Фёдоровна была известной бизнес-леди, а её муж - депутатом Госдумы и влиятельным политиком. Их младшая дочь получила диплом юриста и работала секретарём-референтом в центральном отделе МВД. Мешать им в покупке квартиры Цуканов не будет, а вот сделать подлость Дмитрию может их уговорить. "Ничего", - мысленно усмехнулся Дмитрий, - "с моими новыми способностями и возможностями я сумею избежать ловушки".
   Через полчаса он выпроводил дядю и тётку с их вещами из своей квартиры, забрав у них ключи. Сел за компьютер, вышел в Интернет, вставил флэшку и начал разбрасывать данные из своего архива по различным сайтам. После этого выключил компьютер, положил флэшку в карман, подумав "Пригодится ещё", и перешёл в Межмирье.
   К госпоже Сотниковой в тот же вечер пришли трое серьёзных мужчин из силового ведомства, с которым она не хотела бы иметь ничего общего, но и вступать с ними в конфликт даже не думала. Правда, когда они изложили ей своё предложение, она немного успокоилась. Ей разрешили купить квартиру для дочери, попросили только дать им приготовленные для Мещерского деньги, чтобы обработать их специальным препаратом, который позволит им отслеживать, куда эти деньги пойдут. Эти люди совершенно серьёзно заявили, что Мещерский якобы обещал передать эти деньги боевикам в Чечне, поэтому его оставили в живых, а вместо него изувечили другого человека. Хотя Сотникова знала, что ей нагло врут, её не интересовала правда, ей нужна была квартира. Пусть Мещерский сам разбирается со своими недругами, её дело сторона. Она даже не будет пытаться предупредить Мещерского. При всём её дружеском расположении и уважении к этому человеку, она думала прежде всего о себе. Кто их знает, эти спецслужбы, может, они и на неё жучков понавешают, чтобы контролировать каждый её вдох. Поэтому, получив после разговора с Мещерским в банке наличными триста тысяч долларов, она отдала кейс с деньгами приставленному к ней серьёзному молодому человеку. Через полчаса она получила свой кейс обратно.
   *
   Дмитрий появился в общем зале их дома в Межмирье и с удовольствием огляделся. Домочадцы встретили его улыбками и продолжили заниматься своими делами. Какой разительный контраст между его бывшей "конторой", наполненной отрицательными эмоциями, и этой доброжелательной, буквально живительной атмосферой.
   Дмитрий опустился в кресло у камина и мысленно позвал Пирамиду.
   "Ты сегодня нас покидаешь?" - спросил он.
   "Да, мне пора в очередной Поиск", - подтвердила Пирамида. - "Ты что-то хотел ещё узнать?"
   "Хотел", - согласился Князь. - "Ты говорила, что на Земле есть свои волшебники. Можешь дать мне связь с ними? Я хочу попросить их помочь некоторым моим бывшим сослуживцам, которые ещё не утратили человечность. Я бы мог забрать их с собой на Весту, но не думаю, что это будет правильно".
   "Я с тобой согласна", - отозвалась Пирамида. - "Не следует уводить с Земли людей, которые могут послужить своей Родине. Я тебе сейчас передам информационный пакет, там адреса и облики волшебников Земли, к которым ты можешь обращаться".
   "Спасибо", - поблагодарил Дмитрий, ощутив получение обещанных знаний.
   - Это вам всем спасибо, - тепло откликнулась Пирамида. На её голос обернулись все волхвы. - Вы оказались даже лучше, чем я ожидала. А теперь пришла пора прощаться, друзья. Я ухожу в новый Поиск, а вы отправляетесь в самостоятельный полёт. Будьте счастливы!
   На миг все почувствовали какую-то пустоту в окружающем пространстве, но только на миг. А потом их снова охватило создаваемое ими общее поле доброжелательности, любви, взаимопонимания. Они не одиноки, они вместе - вот главное чувство, которое теперь объединяло их.
   *
   Во время праздничного обеда по случаю воссоединения Витьки с родной мамой Алексей немного смущённо сообщил:
   - Ходил я сегодня поздравить с праздником гражданку Задонову, которая с нами заключила договор о передаче нам своего загородного участка. Так она мне заявила, что передумала. У неё сосед, когда узнал о нашем договоре, уговорил её заключить договор с ним и на её квартиру и на тот участок, а он берёт на себя пожизненную заботу о ней. Так что участка у нас за городом нет. Поэтому я решил обязательно вернуть себе квартиру, нам же нужна своя база в Городе.
   - Квартиру возвращай, - согласилась Марина, - но и участок за городом нам не помешает. Я вот послезавтра встречаюсь со своей сестрой, предложу им в счёт моей доли квартиры отдать мне их участок. Я думаю, они с радостью согласятся.
   Все одобрили этот план.
   *
   После обеда Марина отправилась к тёте Наде. Тимур с Нариманом выходить на Землю не пожелали, увлечённо знакомясь с голографическим глобусом нового мира. Нариман нашёл несколько живописных долин в южных горах, в которые не было доступа из тех земель, где обитали люди. Он мечтательно разглядывал эти долины, представляя, как хорошо жить там в тишине, наслаждаясь общением с природой.
   Тётя Надя очень обрадовалась, увидев Марину.
   - Мариночка, деточка, наконец-то вспомнила, - восклицала она, провожая Марину в комнату. - А я на тебя обижена, - доверительно сообщила тётя Надя, усаживая гостью в своё любимое кресло, куда редко кому разрешалось садиться. - Неужели так трудно было написать, - шутливо упрекнула она. - Конечно, у молодёжи своя жизнь, им не до стариков, я это понимаю. В общем, страшно рада тебя видеть! - объявила тётя Надя. - Рассказывай, как там жила, как устроились, как дела у Наримана и где Тимурёнок учится. Сначала всё узнаю, а потом пойду чай готовить. Сейчас хочу скорее новости узнать, не до чая.
   Марина коротко, без душещипательных подробностей, рассказала. Как приехала в Грозный и её увезли к томящемуся в рабстве Нариману, как внезапно появился Тимур с исцелёнными ногами, и она узнала, что её родная сестра выгнала племянника из родного дома, как они устраиваются в новом мире. Тётя Надя слушала, онемев от неожиданности.
   - Вот гады, прости Господи, - выразила она своё возмущение поступком Насти. - Я ведь спрашивала Настю, нет ли вестей от тебя и где Тимур. Она сказала, что Тимур решил вернуться в Чечню, к родителям, и что вы не пишете.
   - Я только никак осознать не могу, тётя Надя, - с горечью сказала Марина, - почему у меня такая сестра. Ведь родная кровь! Как она могла?!
   - Знаешь, Мариночка, чтобы успокоить тебя, я, пожалуй, нарушу обещание, которое дала Свете и Алёше. - Решительно сказала тётя Надя. - Я считаю, что своим поступком Настя освободила меня от необходимости держать слово.
   - Какое обещание? - с недоумением спросила Марина.
   - Вот слушай, - тётя Надя подсела поближе к Марине и взяла её руки в свои. - Это было тогда, когда у меня родился Коля...
   - А у мамы - Настя, - улыбнулась Марина.
   - Ну, куда ты торопишься, - мягко упрекнула её тётя Надя. - Так вот, у меня родился Коля, роды были тяжёлые, мне требовался уход, и твоя мама приходила в роддом ухаживать за мной.
   - А Настя? - растерянно, уже догадываясь, нерешительно спросила Марина.
   - Ну, ты небось сама уже догадалась, - кивнула тётя Надя. - Настя находилась в роддоме, ожидая отправки в дом ребёнка через три месяца. Отказных детей обычно держат в роддоме до трёх месяцев, потом переводят в дом ребёнка. Мать от неё отказалась сразу же, как только родила. Между прочим, мы с ней одновременно рожали. Вот твои родители пожалели несчастного ребёнка, удочерили.
   Марина задумчиво молчала, пытаясь осознать, как ей относится к тому, что сказала тётя Надя.
   - Спасибо, тётя Надя! - наконец сказала она, с признательностью сжав руки маминой подруги. - Я думаю, что папа и мама одобряют, что Вы нарушили своё обещание. Мне было очень больно от предательства сестры, а теперь мне стало легче.
   - Что ты будешь делать? - спросила тётя Надя. - Будешь судиться за квартиру?
   - Нет, - покачала головой Марина. - Чем меньше я буду с ними общаться, тем лучше. Предложу им обмен - моя половина квартиры на тот участок, что они когда-то купили для строительства дома. Я знаю, тётя Надя, - сказала она, заметив, что та хотела возмущённо возразить, - что обмен неравноценный, но участок за городом - это то, что нам сейчас нужно, и я думаю, они согласятся это быстро оформить, чтобы я не передумала.
   - Только учти, - весело заметила тётя Надя, - что Степан недавно сдуру прикупил к своему участку ещё два соседних. Его так здорово надули, сообщили, что вблизи пройдёт магистраль, участки в цене возрастут. Он вбухал все деньги, а магистраль построили в другом месте, так что участки эти в цене упали.
   - Хорошо, тётя Надя, учту, - рассмеялась Марина. - Нам-то как раз хорошо, если наш участок будет в стороне от оживлённого движения. Ну, а Вы как тут живёте? Не скучно одной? Не хотите перебраться к нам?
   - Да я не одна, - покачала головой тётя Надя. - У меня теперь внучка живёт, на первом курсе университета учится. Так что я уж с ней буду. А вот ты меня не забывай, заглядывай хоть иногда.
   - Обязательно, тётя Надя, - пообещала Марина.
   *
   После дневного сна малышей окрестили. Во время крещения произошло непредвиденное событие - когда отец Владимир вынул Володю из купели и подавал в руки крёстного отца (Толика, уже окрещённого, держала на руках Елизавета), Володя вдруг пустил струйку, которая попала на Князя. Дмитрий засмеялся, принял мальчика и поцеловал его в лобик.
   - И ты меня окрестил, озорник? - добродушно спросил он.
   Мальчик ответил радостной улыбкой.
   Затем Владимир позвонил второму священнику, отцу Игнатию, что с сегодняшнего дня снимает с себя обязанности настоятеля храма и передаёт их отцу Игнатию. Владимир знал, что отец Игнатий мечтает об этом уже несколько лет.
   *
   Оставив Кузьминичну с Диной и с детьми в Межмирье, все волхвы перешли на Весту, в долину Тёплого озера. Название долины они узнали от её обитателей. Портал находился в центре долины, рядом с небольшим озером. В озеро впадала текущая через всю долину река, водопадом спускающаяся с гор. Все с любопытством осматривали окружающие долину горы, в которых виднелось множество отверстий. А потом тишину ментального мира нарушил многоголосый ликующий возглас: "Волхвы вернулись!". Из нор в горах посыпались сотни, тысячи существ, видимых только магическим зрением. Волхвы ощутили радость и ликование окружающих их домовых и в свою очередь послали им волны дружелюбия и обещания защиты. Над долиной возникла радужная дымка, которая переливалась таким многоцветьем, что дух захватывало. Князь спросил, внимательно оглядывая многотысячную толпу, окружившую их:
   - Старшие-то у вас есть?
   - Как не быть, Князь, - степенно ответил один из солидно выглядевших домовых, которые небольшой группой стояли прямо перед волхвами. У каждой горы - свой Старейшина, я Глава Старейшин, Всевед.
   - Уже знаешь, кто я такой? - приветливо улыбнулся Князь.
   - У нас связь с информационным полем Весты, - сообщил Всевед. - Как только вы с ним связались, мы тут же получили известие. Располагайте нами, волхвы. Долго мы вас ждали, - доверительно сказал он, - но, слава Создателю, дождались. Выбирайте места для ваших жилищ, как только обустроитесь, представим вам кандидатуры домовых вам в услужение.
   Пока старшие осматривались, Витька уже принял решение.
   - Мам, можно, я вот тут нам башню поставлю? - указал он на скальный выступ на берегу озера. - Она у меня будет девятиэтажная, в центре башни лифт будет, а вокруг лифтовой шахты лестница винтовая с гладкими перилами, чтобы с них скатываться, - воодушевлённо пояснял мальчик. - И комнаты на каждом этаже разные. Мы вместе ещё придумаем, где что будет. А наверху у меня будет об-сер-ва-то-рия, - споткнулся он на трудном слове и пояснил, - буду астрономией заниматься. Можно? - он умоляюще взглянул на мать.
   Женя была на всё согласна, только бы быть всё время со своим мальчиком. Князь с улыбкой подумал, если бы Витька захотел себе небоскрёб построить, она бы и на это согласилась.
   Постепенно определились с местом остальные волхвы, поставив свои жилища вокруг озера, так что у всех получался замечательный вид на долину. Как пояснил Всевед, долина потому называлась долиной Тёплого озера, что со дна озера били горячие ключи, и вода в нём была целебной.
  
   *
  
   5 января 2008 года, суббота.
  
   На следующее утро, когда все волхвы обустраивались в созданных с помощью домовых жилищах, к Князю обратился его главный домовой, Жур.
   - Князь, к тебе тут просится один наш гость. Он постоянно не живёт в долине, только иногда к нам стал наведываться последнее время, чтобы воспользоваться порталом. Очень просит выслушать.
   - А это срочно? - озабоченно спросил Князь. - А то мы сегодня запланировали с местным населением пообщаться.
   - Я как раз по этому поводу и прошу меня выслушать, - заговорил домовой, стоящий за спиной Жура.
   - А, тогда проходи, - согласился Князь. - Присаживайся. Тебя как зовут-то?
   - Тихоня меня зовут, - представился пришедший.
   - И что ты хочешь мне сказать, Тихоня? - поинтересовался Дмитрий.
   - Если можно, я начну издалека, - начал свой рассказ Тихоня. - Я уже на протяжении нескольких веков служу одной семье. Семья не простая, княжеская.
   - Какого княжества? - деловито осведомился Дмитрий, вызвав перед собой карту континента.
   - Вот этого самого большого княжества славян, - показал Тихоня. - Тридцать лет назад у тогдашнего князя родились близнецы, мальчики. Святополк и Велемир. Из-за ошибки повитухи Святополка объявили первенцем, хотя я точно знаю, что первым родился Велемир. Я на него метку поставил, - пояснил Тихоня, правильно истолковав вопрос в глазах Князя. - Но к тому времени люди уже утратили в основном связь с домовыми, перестали с нами считаться. - Грустно поведал он и вздохнул. - Правда, мне повезло. Я заметил, что у Велемира есть небольшой магический дар, который достался ему от матери. Вот и ещё одно свидетельство, что он первенец - когда дар небольшой, он достаётся только первому ребёнку. Когда ему исполнилось 7 лет, я рассказал ему, как произошла путаница, и предложил ему инициацию. На инициацию он согласился, это ему было интересно. Но, в отличие от Святополка, правителем быть Велемир не хотел. Он мечтал путешествовать, познавать мир. В 15 лет он покинул княжество, чтобы учиться воинским приёмам разных стран, проехал по всему континенту и вернулся только через 10 лет. Вернулся с женой. Власта была родом с Севера, это недалеко отсюда. Когда Велемир вернулся, в княжестве уже многое изменилось. Святополк стал князем за два года перед его возвращением после странной смерти его отца, князя Светозара. А ещё на год раньше во дворце появился маг со своим домовым. Святополк приблизил этого мага к себе, а когда стал князем, сделал его первым советником. Домовой мага всё больше оттеснял меня от управления кремлём и сделал мою жизнь невыносимой. К счастью, вернулся Велемир. Он быстро всё понял и предложил мне переселиться в его поместье, поскольку жить в кремле он не хотел. Я с радостью согласился. У Велемира и Власты родилось двое детей, Изяславу сейчас 4 годика, Милене - два. Поскольку Власта из семьи Ведающих, оба ребёнка получили дар к магии. Я уже мечтал, как проведу их инициацию и буду обучать моих деток, - тяжело вздохнул Тихоня. - Месяц назад случилась беда. Святополк решил сделать Власту своей любовницей и при этом избавиться от брата. Велемир был заточён в темницу по ложному обвинению. Я помог ему бежать оттуда. Власта попыталась скрыться вместе с детьми, но их перехватили, и Святополк продал племянников в рабство в эмират. Власту привезли в кремль, но и оттуда я помог ей сбежать. Хотя там и хозяйничает домовой мага-советника, но потайные ходы он не сможет обнаружить.
   - И как это связано с нашим посещением здешнего поселения? - с недоумением спросил Дмитрий.
   - Я сейчас к этому подойду, - заторопился Тихоня. - Велемир искал жену и детей, но у него не получилось. Тогда он подался в банду разбойников, которая промышляет как раз на окраине княжества, дотягиваясь до этих вот мест, - Тихоня показал за окно. - Между прочим, в эту банду входит и староста, новый староста, - пояснил он, - этого поселения. Разбойники сотрудничают с князем Святополком, с его одобрения выдают себя за его дружинников, вымогают у жителей окраинных поселений дань для князя и для себя. А недавно князь Святополк распорядился собирать у поселян малолетних детей примерно пятилетнего возраста, якобы, чтобы с малолетства приучались прислуживать князю. На самом деле большую часть детей князь Святополк продаёт в эмират, там есть большой спрос на малолетних рабов. Вот сегодня Велемир будет в группе разбойников, которые приедут за детьми. Так я прошу, не убивай моего хозяина. Он не злой человек, просто отчаявшийся, хватается за соломинку, чтобы найти жену и детей. Он хочет сам повезти этих детей на продажу, чтобы пройти по всей цепочке. Надеется таким образом обнаружить, куда продали его детей.
   - Ты чего несёшь? - возмутился молча слушавший Жур. - Когда это волхвы кого убивали? Наказать могут, а убивать незачем.
   - Извини, волхв, - покаянно сказал Тихоня. - Очень я за своего хозяина переживаю, он ведь может от отчаяния кинуться сражаться, в пылу схватки всякое может случиться.
   - Да я как-то не планирую никаких схваток устраивать, - добродушно заметил Дмитрий. - Не переживай за хозяина, поможем мы ему. Ты мне лучше вот что скажи. Где Велемир, ты знаешь, о его намерениях тебе известно. Значит, основная связь у тебя с Велемиром. - Тихоня только кивал в такт рассуждениям волхва. - А про детей-то ты что-нибудь знаешь?
   - Знаю, - заторопился Тихоня. - Я в основном около них нахожусь, маленькие они ещё, чтобы одних оставлять, - с нежностью добавил он. - Власта только потерялась. А от детей я только на время отрываюсь, чтобы Велемира отслеживать. Переноситься мне этот портал помогает, мы смогли приспособить порталы для перемещений на человеческом континенте, в другие места Весты порталы не пускают.
   - Хорошо, я понял, - сказал Дмитрий. - Сколько детей в караване?
   - Ты хочешь спасти всех? - с радостным удивлением спросил Тихоня. - Всего там 24 малыша, в основном пятилетки.
   - Конечно всех, - не понял его удивления Князь. И поторопил, - пойдём, у нас есть один час, потом мы собираемся выйти в это ближайшее поселение, пора знакомиться с людьми, населяющими Весту. Давай мне привязку к тому месту, где ты оставил караван с детьми.
   - А подмогу не возьмёшь? - озабоченно спросил Тихоня. - Там десять охранников.
   Дмитрий рассмеялся.
   - Твои десять охранников мне и без способностей волхва были бы не страшны. А сейчас я их просто обездвижу на то время, пока детей забирать будем. За детьми-то кто присматривает? Неужели таких малышей без присмотра отправили?
   - Князь Святополк отправил шестерых молоденьких девушек в подарок эмиру, - вздохнул Тихоня. - Вот они детям и помогают в пути.
   - Обойдётся эмир без славянских девушек, - отрезал Князь. - Отправляемся.
   Получив от Тихони мысленную привязку к месту, находившемуся недалеко от обоза, Князь спокойно шагнул туда вместе с домовым. Домовой только с восхищением и завистью оценил ту лёгкость, с которой Князь это проделал. Они оказались в зарослях кустов, окружавших поляну, где, по всей видимости, ночевал обоз. Сейчас они увидели только последнюю повозку, исчезающую с поляны. Но Князь не спешил догонять уходящий обоз. Он поднял голову, всматриваясь в нависающие ветви высоких деревьев, окружающих поляну, и сообщил Тихоне, улыбнувшись:
   - А вот и твоя потерянная хозяйка нашлась. Власта, - негромко позвал он, обращаясь к крупной рыси, лежащей на ветке дерева. - Слезай, обращайся, пойдём деток освобождать.
   - Откуда ты знаешь, что это Власта, волхв? - Удивился Тихоня.
   - Волхв? - прозвучал грудной женский голос и на мягкий мох под деревом, вместо прыгнувшей с ветки рыси, опустилась уже молодая красивая женщина в охотничьем костюме. - Значит, волхвы вернулись? Я вчера почувствовала сильное магическое волнение на севере, но не поняла причину. Приветствую тебя, волхв, - с достоинством поклонилась она Князю. - Надеюсь, на нашей Весте будет наконец-то наведён тот порядок, что завещал нам Создатель.
   - Да будет так! - истово высказался Тихоня.
   - Так и будет, - с улыбкой подтвердил Дмитрий и, обратившись к Власте, сказал. - Меня друзья Князем зовут, твоё имя я знаю. Совет твой нужен. Как думаешь, обоз весь уводить к нам на север или охранников обездвижить на время и оставить здесь?
   - Я думаю, оставить здесь надо только чиновника эмира, которому Святополк отдал обоз в распоряжение, - сказала Власта. - Я тут понаблюдала в дороге за всеми, в обозе только три охранника злые, да и те десятника слушают, а остальные в основе своей добрые, только клятва верности князю Святополку принуждает повиноваться приказу князя. Деваться-то некуда, попробуй князя не послушать, сразу в поруб и на плаху. Сейчас другое дело. Если им помочь семьи из княжества забрать, да наделы земли выделить на свободных землях, вот и появятся у тебя новые подданные.
   - Я думаю, не у меня, - задумчиво поправил её Дмитрий. - Отдам твоему Велемиру земли на севере под княжество, вот пусть и берёт себе этих подданных. Да и подданным легче будет переходить под руку настоящего князя. Велемир-то первенцем был, так что Святополк узурпатором получается, - пояснил он.
   До него донеслись смешки товарищей, которые отслеживали его разговоры и перемещения.
   "Что, Князь, раздумал княжить, отдаёшь княжество другому?" - ехидно прозвучал вопрос Геннадия.
   "Мелочиться не хочу", - пошутил Дмитрий. - "Объявлю свою власть над всем человеческим континентом, и все правители передо мной отвечать будут за неправедное правление".
   Власта вздохнула.
   - Только бы отыскать Велемира.
   - Тихоня уже отыскал его, - утешил её Князь. - Сегодня увидитесь.
   - А сейчас мы что делать будем, догонять обоз? - спросила Власта.
   - Сейчас перемещаем обоз в нашу долину, - решил Дмитрий. - Только чиновника эмира оставим на дороге. Нам он в долине ни к чему. Ты с детьми побудешь, а я с другими волхвами схожу в селение, заявку на княжение сделаю, - лукаво улыбнулся Дмитрий, - а вернёмся уже с Велемиром.
   - А я тебе в селении не пригожусь? - спросила Власта, хотя было заметно, что все мысли у неё были о детях.
   - Не надо, - отказался Дмитрий. - Дети тебя давно не видели, им сейчас вся твоя ласка и забота понадобятся, чтобы все злоключения забыть.
   - Да, конечно, - облегчённо вздохнула Власта. - Если правда то, что в легендах о волхвах говорится, вы сами с каким угодно врагами справитесь.
   - Справимся, - подтвердил Дмитрий. И позвал вслух, чтобы и Власта слышала. - Марина, можешь помочь? Мы сейчас обоз в долину переведём, в нём два с лишним десятка малышей, шесть девочек-подростков и десять охранников. Сможете приготовить дом для детей, чтобы был уютным и комфортным? Вкусная еда, мягкие постельки, яркие игрушки - да что я буду говорить, ты лучше меня знаешь.
   - Я думаю, подойдёт тот дом, что Лиза перед уходом на Землю утром вместе с домовыми построила, - послышался голос Марины. - Она этот дом создала для тех детей из её приюта, которых родители не возьмут. Так это ещё нескоро будет. А пока дом пустой. Тебе его просто из твоих окон не было видно, Витюшкина башня вид заслоняла.
   В голосе Марины слышалась ласковая усмешка. Старшие Сароевы тоже полюбили общительного мальчика.
   - Выйди на Землю, спроси у Лизы, можно нам пока этот дом занять? - попросил Князь.
   - Лиза говорит, что, можно, - через некоторое время отозвалась Марина. - Там места много, да и дети недолго у нас будут, мы же их родителям вернём. Так что занимаем дом, я думаю, детям там понравится.
   Власта ошеломлённо слушала их разговор. Она всё ещё не могла поверить, что этот кошмар, в который месяц назад превратилась её жизнь, уже заканчивается и впереди их ждёт совсем другая жизнь. Интуиция подсказывала ей, что теперь они с Велемиром будут жить так, как мечтали - без опасений за свою жизнь и судьбы детей.
   - Так, - поторопил своих спутников Князь, - перемещаем обоз в нашу долину, разбираемся с ним, потом я с моими друзьями отправлюсь в селение, куда должен прибыть Велемир.
   - А может, и я с тобой всё же пойду, - нерешительно спросила Власта. - Я ведь не какая-то изнеженная княгиня, я воин северного народа, - гордо задрала она подбородок.
   - Если бы я сражаться собирался, обязательно взял бы тебя с собой, хотя бы в роли советника, - заверил Князь. - Но я просто познакомлюсь с жителями селения, обездвижу банду, с которой явится Велемир, и тоже перекину их в долину. А ты лучше помогай с детьми, посоветуешь нашим женщинам, как с детишками лучше обращаться. Мы же здесь ещё совсем чужие, вчера только в ваш мир пришли, - терпеливо уговаривал он воинственно настроенную женщину.
   - Ну, ладно, - согласилась Власта, - уговорил, займусь детьми. А Велемира ты мне поскорее найди, уж я с ним разберусь, - пригрозила она. - Ишь, чего удумал, в банду подался. Своих детей не уберёг, так чужих от родителей забирает.
   - Разбирайся, - весело согласился Князь.
   Вместе с Властой и Тихоней он перенёсся на отрезок дороги чуть впереди неспешно двигающегося обоза, размещая перед ним туманный телепорт. Туман охрану не встревожил, дело обычное по утрам. Необычным был только вид, который предстал перед обозниками, когда они вышли из тумана. Вместо привычной лесостепи, когда отдельные рощицы перемежаются лугами и полями, они оказались в большой долине, с озером посредине и причудливо построенными домами, среди которых сразу бросалась в глаза высокая башня. От домов к обозу подходили какие-то странные люди. И одежда у них была непривычная, и облик. Это были молодые парни, ни у одного не было ни усов, ни бороды. На лице не росли волосы только у эльфов, но парни ничем не напоминали тонкокостных эльфов. Охранники обоза схватились за рукояти мечей, но тут за их спинами послышался уверенный голос:
   - За оружие не хватайтесь, вам никто не причинит вреда.
   Охранники резко обернулись на этот голос, настороженно глядя на высокого синеглазого незнакомца, тоже безбородого, но уже не юнца, как остальные. Рядом с ним стояла хорошо им знакомая женщина, невестка князя, которую по приказу того же князя искали повсюду.
   - Власта, - злорадно оскалился один из охранников с неопрятной широкой бородой. - попалась, наконец. Ты знаешь, какую награду князь за твою поимку обещал?
   - Ага, попалась, - насмешливо ответила женщина. - Это как в той притче про медведя: "Я медведя поймал! - Так тащи его сюда! - Да он не пускает!". Ты что, Буян, ещё не понял, что это вы сами попались?
   - Мы-то с какой стати? - изумился Буян. - Тут же все безоружные.
   - А нам оружия не надобно, - спокойно пояснил синеглазый предводитель чужестранцев. - Мы все, живущие в этой долине, волхвы.
   - Волхвы ведь только в сказках, - вырвалось у самого молодого из охранников.
   - Мы рождены, чтоб сказку сделать былью, - пропел один из волхвов.
   - Вкратце сообщу, что вас ожидает, - снова взял слово предводитель волхвов. - Кстати, звать меня можете Князь, хотя ни на какое княжество я не претендую. Детей мы сейчас искупаем, снабдим игрушками, пусть отдыхают. Намерены всех вернуть домой, но это подождёт. Вам всем тоже предлагаю помыться, приведёте себя в порядок и отдохните от дорожной жизни. Сегодня здесь появится ваш законный князь Велемир, с ним и будете решать, как вам дальше жить.
   - Законный князь у нас Святополк, - мрачно возразил десятник охраны. - Ты что-то путаешь, волхв.
   - Нет, воин, это вы были все запутаны, - покачал головой Князь. - Мы вам потом представим доказательства, что именно Велемир родился первым. Но это всё потом, пока действуем по предложенному плану. Девочки - обратился он к испуганно выглядывавшим из повозок молоденьким девушкам, почти подросткам. - Вот Женя и Марина, - показал он на подошедших от здания приюта девушек, - скажут вам, что делать. Высаживайте малышей, жить с ними вы будете пока в том доме.
   Он показал на здание, которое Лиза предназначила для приюта.
   - Князь, - робко позвал один из возчиков, которые внимательно слушали весь разговор охранников с Князем и Властой, - а с нами что будет?
   - С вами? - доброжелательно улыбнулся им Князь. - Решайте сами, или тоже пойдёте мыться и отдыхать, или мы можем сейчас прямо вернуть вас домой, как только детей из повозок заберём.
   - Да нам бы лучше сразу домой, - решительно заявил второй возница, - помыться мы и дома можем.
   - Князь, давай мы с Геной этим займёмся, - предложил Леонид.
   - Хорошо, - согласился Князь, - всё равно, пока детей не устроим, в поселение не пойдём.
   - Эй, а где этот, чиновник эмира? - спохватился десятник охраны.
   До этого он спокойно наблюдал, как волхвы достают малышей из повозок, что-то им говорят, от чего испуганные личики проясняются, и детишки охотно бегут к большому дому.
   - Мы его оставили на дороге, - сообщил Князь, доставая из повозки зарёванного малыша, от которого не очень хорошо попахивало. Малыш держался за животик и страдальчески смотрел на взрослых. - Сейчас, маленький, - утешил его Князь, - дядя тебя полечит, животик болеть не будет.
   Убрав боль и запах, Князь опустил повеселевшего мальчика на землю, подтолкнул его по направлению к дому и повернулся к десятнику:
   - А что, он тебе очень нужен?
   - Да на кой он мне сдался, - досадливо сплюнул десятник. - Просто князь велел слушаться его во всём. - Он протянул руку Князю и представился: - Яромир, княжеский десятник. А то, что Велемир - истинный князь, ты точно знаешь?
   - Точно, - уверенно сказал Князь. - И вы все сегодня убедитесь. Он сегодня здесь появится, тогда мы вам сообщим подробности.
   - Всё ты врёшь! - воинственно заявил Буян. - Святополк наш истинный князь. А ты, Яромир, предатель. Я вот всё нашему князю расскажу, дай только выбраться отсюда.
   - Даю, - неожиданно заявил Князь. - Власта, - позвал он княгиню, которая судорожно прижимала к себе найденных детей. - Отвлекись на секунду, потом веди детей устраивать. Ты говорила, в десятке трое подлецов, укажи их мне.
   - Я и сам могу показать, - с горечью сказал Яромир. - Вот этот Буян и ещё двое.
   Он указал на двоих стоящих в сторонке мужчин со злыми глазами, которые настороженно озирались вокруг, держа руки на рукоятях мечей.
   - Спасибо, - поблагодарил Князь. - Я вот думаю, если они нам не подходят, верну-ка я их туда, откуда взял. Пусть составят компанию эмирскому прихвостню.
   В следующий момент эта троица исчезла из долины.
   - Слушай, Яромир, - озабоченно сказал Князь, - вы тут пока устраивайтесь, а, когда я приведу вашего князя, договаривайся с ним о службе. Но самое главное, напомни мне в ближайшие же дни, чтобы я все ваши семьи сюда забрал, иначе Святополк на них отыграется, когда его "верные воины" до него доберутся и расскажут, что случилось с обозом.
   - А ты сможешь это сделать, Князь? - с радостной надеждой спросил Яромир.
   - Ну, я же волхв, - усмехнулся Князь, - мне это не составит труда. Ты только напомни, а то у меня столько дел, могу и затянуть. А затягивать нельзя, кто его знает, как скоро они смогут оповестить князя Святополка. Давай договоримся на завтра. Сегодня всё обсуди с князем Велемиром, все подумайте, кого будете забирать сюда, а завтра прямо с утра подходи ко мне, сразу и займёмся.
   - Князь, - нерешительно обратился к нему один из воинов, - а можно будет только родных забирать, или друзей тоже?
   - Кого хотите, того и заберём, - отмахнулся Князь. - Места здесь необжитые, места всем хватит.
   В последующий час в долине развернулась бурная деятельность. Воинам, по их просьбе, домовые поставили отдельный дом - казарму с примыкающей баней, куда все воины и отправились. Дети и девочки-подростки из обоза мылись в обширном банном комплексе приюта. Сначала каждого малыша отмывали в отдельной ванночке, очищая и от паразитов (а куда без них в такой антисанитарии!), потом запускали в общий лягушатник с тёплой водичкой. Там дети с удовольствием плескались, ожидая, когда помоются их временные "няни". Потом дети, одетые в тёплые удобные костюмчики, перешли в просторный зал с мягкой мебелью, посредине которого стояли низенькие столики с вкусной едой. Правда, перед этим Алексей с Иваном занялись лечением. У половины малышей были нелады с кишечником из-за грубой походной пищи. Подлеченные детишки, испытывая блаженство от ухода боли и ощущения комфорта, укладывались на мягкие диванчики или просто на пушистый ковёр, расстеленный на полу, и мирно засыпали. Но не все. Некоторые детишки шустро сновали по залу, рассматривая необычные игрушки и разные привлекательные, но непонятные вещи. У стен зала Лиза ещё рано утром разместила лесенки, горки, качели и прочие предметы, обычно устанавливаемые на детских площадках.
   Через час Князь заглянул в зал, где Марина и Женя о чём-то беседовали со спасёнными девочками и Властой.
   - Девочки, мы выходим, - сообщил он. - Вы остаётесь с детьми?
   - Я с вами пойду, - поднялась Марина, - здесь и Женя с Властой справятся.
   - Справимся, - подтвердила Власта, - ты мне только поскорее сюда Велемира доставь, нам о многом поговорить надо.
   *
   Из пятнадцати инициированных волхвов в селение отправились одиннадцать. Владимир с Лизой были в приюте, там же находился Юрий, сменивший Дину у Купели. Лиза решила, что Дине надо всё своё внимание уделять вылеченным близнецам. Им всем надо было морально отдохнуть и настроиться на счастливую новую жизнь. Наталья Кузьминична, избавленная от старческих недугов, с удовольствием помогала Дине.
   А Юрий с большим воодушевлением взялся постигать магоэлектронику Купели, собираясь внедрять её в новом мире. Внедрять, конечно же, не Купель, а именно магоэлектронику, основы которой он сейчас и постигал.
   До поселения добрались довольно быстро. Январь решил побаловать природу ещё одним погожим днём. В тени чувствовался морозец, а на солнышке даже пригревало.
   Казалось, все жители поселения собрались на центральной площади. Во всяком случае, Князь оценил, что в собравшейся толпе было не меньше сотни взрослых, не считая вездесущей ребятни. Люди не видели подходившую группу, так как стояли спинами к ней и внимательно слушали высокого плотного человека с недобрым властным лицом.
   - Небось, староста, - шепнул Князю шедший около него Витька.
   - Похоже, - кивнул Князь. - Что-то у них тут серьёзное случилось.
   В это время староста закончил свою речь и махнул рукой. Двое хмурых мужиков вывели из толпы молодую женщину и быстро привязали её вздёрнутые руки к перекладине столба на площади, затем один из них сдёрнул с неё кожушок, до того накинутый на плечи. Женщина осталась в лёгкой кофточке. Староста начал разматывать длинную ремённую плеть.
   Князь не стал мешкать. Раздвинув толпу, он вышел в образованный ею полукруг и скомандовал:
   - Прекратить экзекуцию! Отвяжите женщину и дайте ей одеться!
   Толпа замерла. Староста недовольно повернул лицо к Князю и сказал брюзгливо:
   - Не лезь в наши дела, чужестранец. Тебя они не касаются.
   - Меня всегда касаются дела, где обижают слабых, - гневно возразил Князь.
   Староста снова открыл рот для отповеди, но его перебил звенящий женский голос:
   - Сударь, спаси моего ребёнка, молю тебя!
   Князь глянул в ту сторону, куда глядела женщина, и похолодел от ужаса - на большой каменной плите лежал уже посиневший от холода ребёнок лет двух. Вчера, когда они изучали жизнь на Весте, Планета показывала им такие плиты. Они назывались посмертными алтарями. На них укладывали люди своих покойников, а в некоторых поселениях даже и ещё живых (врагов или смертельно больных). То, что попадало на эти алтари, Планета в течение получаса убирала в свои недра. Обычно люди уже не могли снять с алтаря тех, кто на них был положен. Князь не стал терять времени. Схватив ребёнка, он отдал его в протянутые руки Сароевой.
   - Марина, скорее к Лизе, помещайте в Купель. Надеюсь, его ещё можно спасти.
   Нариман скинул полушубок, накинул его на ребёнка и на жену, и они торопливо завернули за ближайшую избу.
   - Белянку хотели наказать плетьми за то, что спрятала ребёнка, не хотела отдавать его, - пояснил один из находящихся поблизости мужчин. - Староста распорядился отправить детей 3-5 лет в столицу, из них будут готовить княжеских слуг, да и родителям почёт, а также облегчение - лишние рты из дома уйдут. Но отправлять должны не первенцев, а вторых или третьих детей. А Светолику у Белянки ещё и трёх нет, да и первенец он у неё, чего он на неё взъелся? - с недоумением сказал он.
   - Негодный ты староста, - презрительно сплюнул Семён, обращаясь к старосте. - И как вы его терпите, мужики? - повернулся он. - Надо не детей губить, отправляя из дому таких малышей, а пищи запасать вдоволь, чтобы всем хватило.
   - Нам его князь поставил, - угрюмо сказал один из мужиков, искоса с одобрением глядя на Геннадия, который по кивку Князя отвязал женщину от столба и накинул на неё кожух. - И на князя не напасёшься, сколько ни запасёшь, половину князь отбирает. Вот и снова велено дань собирать, а чем детей кормить до весны?
   - Да вы что, мужики, - удивился Леонид, - Летом, как я понял, хороший урожай собрали. Грибы, ягоды, плодовые деревья в округе. Рыба в реке водится. Запасов на всю зиму должно хватить, да с избытком.
   - По указу князя всем урожаем распоряжается староста, - ожесточённо сказал ещё один мужик. - А он каждой семье выдаёт по своему усмотрению.
   - Ну, это уж явная чушь! - расхохотался Князь, - И тут на колхоз наткнулись. Это вам сам князь сказал про свои запреты?
   - А мы его никогда и не видели, - высунулся из толпы паренёк лет двенадцати. - Нам староста про его указы говорит и велит исполнять.
   - И давно у вас этот староста? - насмешливо спросил Князь, глядя, как бегают глаза у старосты, и он лихорадочно что-то соображает.
   - Да вот в позапрошлом году старосту нашего, Борая, мы недалеко от села нашли, стрелой убитого, аккурат в это же время, - пояснила старушка, стоявшая поблизости от князя. - Мы выбрали было Гордея - показала она на высокого статного мужчину, хмуро стоявшего в стороне, - послали сообщение князю с прохожим одним. А князь и прислал энтого старосту.
   - Что-то мне подсказывает, что не князь вам его прислал, да и вряд ли князь получил ваше известие. Куда-то не туда этот прохожий ваше известие принёс, вот и прислали вам узурпатора, ну нахлебника, в общем. Хуже ведь стало при новом старосте?
   - Намного хуже, - наперебой заговорили в толпе.
   - Разговорились, - грубо оборвал их староста. - Поговорите мне ещё, самых разговорчивых двойным оброком обложу.
   Селяне испуганно смолкли. Князь покачал головой.
   - Всё, староста, кончилась твоя власть. Никакого оброка ты больше не получишь. Гордей, это тебя народ в старосты выбрал? - обратился он к смотревшему на него во все глаза Гордею.
   - Меня, - внезапно осипшим голосом отозвался тот.
   - Ну вот, Гордей, приступай снова к своим обязанностям, если сельчане тебя выбрали. Теперь ты староста.
   - А ты кто такой, чтобы здесь распоряжаться? - со злостью выкрикнул низложенный староста.
   - Волхв я, если тебе это что-то говорит, - спокойно ответил Дмитрий. - Я Создателем поставлен, чтобы следить за порядком на этих землях.
   Толпа оживлённо зашевелилась, люди вопросительно смотрели друг на друга "Что делать?"
   - Скажи, староста Гордей, где дом свергнутого старосты? - спросил Князь.
   Опять вперёд вылезла старушка, безбоязненно ответила:
   - А он, сударь, своего дома не ставил, забрал себе дом погибшего старосты Борая, а Белянку, дочку его, - она показала на молодую женщину, которую привязывали для порки, - выгнал. Муж Белянки, Арий, и брат её Храбр, сын старосты Борая, стало быть, за месяц до гибели старосты ушли с дальним караваном в княжество, уж очень им побродяжить захотелось, посмотреть, как люди в других местах живут. Они-то считали, что Белянка за отцом, как за каменной стеной, да и Светолик только народился, а несмышлёныши-то отцам не сильно интересны. Обещали вернуться, когда Светолик подрастёт. Вот Ставр-то, этот вот староста, за неё первую и взялся. Объявил, чтобы детей готовили к отправке и Белянке сказал, что Светолик князю обещан. А она-то и не послушала, да и какая мать послушает. Вот Светолика-то он на алтарь положил, а её пороть приказал, чтобы другим неповадно было не слушаться.
   - А почему Светолик князю обещан, если он ещё маленький, в слуги не годится? - удивился Геннадий.
   - А Белянка-то у нас Ведающая, стало быть и Светолик магом будет, - пояснила старушка.
   В это время в толпу ворвался запыхавшийся Нариман. Он сразу прошёл к плачущей Белянке.
   - Не волнуйся, дорогая, спасли твоего малыша. Всё с ним хорошо будет. Он сейчас наелся и уснул, а как проснётся, моя жена тебе его и принесёт.
   Та радостно вскрикнула и обняла покрасневшего Наримана.
   - Спасибо, спасибо вам, добрые люди, - плакала Белянка. - Видно, Создатель вас послал к нам на спасение.
   С высокого дерева на краю площади послышался громкий детский голос.
   - Дяденька Ставр, дяденька Ставр, верховые вдоль реки скачут, а за ними повозки. Ты велел сказать сразу.
   - Ну вот, Гордей, и кончилась твоя недолгая власть, - злорадно заявил воспрянувший духом Ставр. - Да и тебе, волхв, - он пренебрежительно глянул на Дмитрия - теперь не поздоровится. Может, успеешь сбежать, если поторопишься.
   - Зачем же бежать, - усмехнулся Князь, - я отсюда бежать не собираюсь, я здесь буду жить.
   - Ага, ага, - закивал Ставр, удовлетворённо оглаживая бороду, - поживёшь ещё немного, пока княжьи дружинники подъедут.
   Князь незаметно кивнул Витьке, пока Ставр отвлёкся, напряжённо вглядываясь в сторону берега.
   - Скажи тихонько старосте Гордею, чтобы старики, женщины и дети отошли за помост, но постепенно, чтобы бывший староста этого не заметил.
   Витька восторженно кивнул и прошмыгнул к Гордею. Выслушав Витьку, Гордей так же тихо и незаметно сказал несколько слов окружающим, и в толпе началось движение, мало заметное со стороны.
   Около десятка всадников и три повозки въехали в деревню со стороны реки. Земляне мысленно ахнули от неожиданности. Впереди на белом единороге ехал дородный мужчина в полушубке, меховых штанах и сапогах. Рог единорога был покрыт каким-то чехлом. А остальные верховые сидели на странных лошадях: по бокам этих лошадей виднелись прижатые ремнями крылья, которые выдавались сзади.
   "Пегасы", - догадались волхвы.
   Передовой всадник важно держал поднятое копьё, за спиной лук с колчаном, на боку - сабля в ножнах. Остальные были одеты похоже, тоже вооружены луками и саблями. Они подъехали ближе, и первый приветствовал Ставра, нарочито не замечая остальных.
   - Ну, Ставр, а вот и мы. Готов ли оброк, собраны ли княжьи слуги? А то мы торопимся, нам надо засветло успеть в следующее поселение.
   Ставр ответить не успел. Раздался спокойный голос Князя:
   - Оброка с этого поселения вам больше не будет. Разворачивайтесь и уезжайте в следующее поселение, если такое вас примет. Заодно и Ставра прихватите, здесь он больше жить не будет.
   - Это ещё кто такой? - верховой сурово глянул на Князя.
   - Представляешь, Жихарь, - пожаловался Ставр, - заявился неизвестно откуда, распоряжаться начал, народ мутит. Говорит, теперь он здесь жить будет, волхв он какой-то.
   - Ну, это мы сейчас прекратим, - нахмурился Жихарь. - Тебя спрашиваю, кто ты такой? - грозно обратился он к Князю.
   - А ты кто такое, чтобы меня спрашивать? - пренебрежительно отозвался Дмитрий. В толпе послышались смешки.
   - Я княжеский дружинник! - грозно рявкнул Жихарь.
   Остальные конники нахмурились и положили руки на рукоятки сабель.
   - Да неужели? - весело удивился Князь. - И с каких это пор княжеские дружинники одеваются как разбойники?
   - Какие разбойники, ты что? - глаза у Жихаря забегали. - Мы же не в походе, на сборе дани.
   - Дань собирали осенью, - отрезал Князь. - Зимой пропитание только разбойники собирают.
   - И правда, - охнул один из мужиков. - У нас же прежде никогда дань два раза не требовали.
   Взрослых мужчин в толпе было не менее трёх десятков. Ватажники тревожно заёрзали в сёдлах.
   - Вот что, разбойнички, - решительно сказал Князь. - Забирайте своего сообщника, уезжайте по-хорошему и забудьте сюда дорогу. Здесь вам больше ничего не обломится.
   - Ах ты, мразь, - разъярился Жихарь, поднимая копьё. - Я тебе сейчас покажу, чего тебе не обломится...
   Он осёкся, с недоумением глядя на оставшийся у него в руке черенок копья, который разломился от брошенного Князем сюрикена. Копьё с наконечником лежало теперь у ног старосты Гордея. Тот с довольной улыбкой поднял копьё и опёрся на него.
   - Ну, гад, сейчас ёжиком будешь, - мрачно пообещал Жихарь, выхватывая стрелу и готовясь положить её на тетиву. - Стрелами его, братья, - обратился он к ватажникам.
   Снова свистнули сюрикены, и шестеро ватажников, которые последовали призыву главаря, с криками схватились за руки. Перебитые сюрикенами тетивы повредили им кисти рук.
   - Урок первый: не связывайся с незнакомым противником, который тебя не боится - поучительно заметил Князь.
   Он сдёрнул главаря с седла, его товарищи стащили остальных "дружинников" с пегасов. Волхвы поняли, что привело приезжих в такой шок - всадники единорогов и пегасов были недоступны для простых людей. Создав у скалы, за которой была их долина, большое здание, Князь через созданный портал отправил в закрытую комнату в этом здании всех приезжих и бывшего старосту. Затем, повернувшись к жителям деревни, он сказал:
   - Всё, люди, живите теперь без оброков и повинностей, вашего старосту, Гордея, я утверждаю, с ним теперь все вопросы решайте. А какие сами не сможете решить, пусть Гордей ко мне обращается, помогу.
   Селяне с ожиданием посмотрели на Гордея. Тот понял, что интересовало односельчан, поэтому обратился к Дмитрию:
   - А тебе, волхв, какой оброк мы должны платить?
   - А мне никакого, - засмеялся Князь. - Мне от вас ничего не надо, а вот примерно десятину от ваших доходов я вам рекомендую собирать каждый год на общинные нужды вашего поселения. Ну, и князю тоже налог надо платить. Только не тому, который сейчас в княжестве правит. Не Святополку. Истинный князь - его старший брат, Велемир. Мы, волхвы, ему тут новую столицу построим, на том берегу реки, - махнул он рукой на север. Думаю, князем Велемир будет достойным. У него жена из северных краёв, так что весь север он тоже под свою руку возьмёт.
   - Опять война, - горестно вздохнул кто-то из мужиков. - Раз ты нового князя поставишь, прежний на него точно войной пойдёт, а это нам погибель.
   - Ничего подобного, - решительно сказал Князь. - Я же вам говорил, меня Создатель назначил за порядком здесь следить. Поэтому я не только никаких войн здесь не допущу, но и жизнь ваша намного лучше скоро станет.
   Толпа недоверчиво молчала.
   - А поселение ваше давно тут стоит? - поинтересовался Геннадий, стараясь разговорить людей, лучше познакомиться с ними.
   - Да не сказать, что очень давно, мил человек, - охотно откликнулся дед, подошедший к их группе. - Дай Создатель памяти, не больше пяти десятков зим. Сначала тут Белянкин дед поселился. Он сам-то с верховьев, но тогда в их племени мор случился. Говорят, пришёл к ним путник с какой-то страшной болезнью, человек сорок померли, почти вся семья. Осталось их трое, кто выжил. Уложили родных на посмертный алтарь, да и ушли из тех мест, вот тут осели. А потом и другие люди прибиваться стали. Сам-то я наоборот с низовья. Там-то уже все земли заняты, вот и расходятся люди в поисках лучшей доли. Меня вот сюда занесло, уж очень мне здешние места понравились. А главное, что от князя далеко, - он спохватился и опасливо покосился на Князя.
   - Не опасайся, отец, - успокоил его Князь. - От князя Велемира бежать не придётся. Он чужой век заедать не приучен. Хорошего он хочет для народа. За то брат на него и взъелся. Но я тебе обещаю, что войн в этих местах не будет.
   - Оно хорошо, если так, - согласился дед. - Мы ведь тут так замечательно жили, пока нам князь этого супостата не прислал. А теперь получается, что и не князь вовсе. Место тут уж больно хорошее. Не зря старый Влас тут обосновался.
   - А чем хорошее-то? - с любопытством спросил Семён.
   - Ну, перво-наперво тем, что мимо нас никто не может попасть в верховье. Нет обходных путей, - пояснил дед. - Только по реке. Река наша Славь называется. Поэтому, если какая опасность будет грозить лесным людям, они от нас знак получат, скроются так, что никто не найдёт. Так что мы вроде как сторожа, застава стало быть, для них. Они это ценят, потому и отношения между нами хорошие. Ну, и торговлю у нас вести сподручно. Купцы-то не больно любят вдаваться в дремучие леса, а до нас по реке удобно добираться и купцам и лесным людям.
   - А как вы поселение своё зовёте? - спросил Геннадий.
   - Князь, ну который прежний, - пояснил Гордей, - велел называть село Порубежное, а мы между собой зовём его Власово, по имени основателя.
   - Ну, пусть будет Власово, - согласился Князь.
   В это время его позвал Алексей.
   "Слушай, Князь, мы с Иваном займёмся единорогом и пегасами, надо их привести в норму и вернуть в родные края".
   "Действуйте, братцы", - одобрил Князь и повернулся к Гордею: - Мы уходим. Сами тут разберётесь в своих делах, наша помощь не нужна теперь?
   - Да разберёмся, волхв, - уверенно сказал Гордей. - В главном ты нам помог, избавил от Ставра и его подельников. Сейчас проверим запасы, распределим на всех, чтобы до лета хватило.
   - Ну и ладненько, - довольно кивнул Князь. - Меня, кстати, мои товарищи Князем зовут, вы тоже можете так называть. Хотя, повторю, законным князем у вас тут Велемир будет. Управлять он вами будет, а вот магическую помощь я вам от нас обещаю.
   - А вот это объясни нам, Князь, - заинтересовался Гордей. - Какую такую магическую помощь вы можете нам оказать. Целительница-то у нас Белянка, - пояснил он. - Ставр совсем из ума выжил, если на неё руку поднял, ну так это уже в прошлом. А ты ведь не целительство имел в виду? - уточнил он.
   - Не целительство, а скорее строительство, - поправил Князь. - Поможем вам перестроить Власово, сделаем благоустроенное поселение. Но это потом обсудим, а пока занимайтесь своими делами.
   Освобождая пленных разумных существ, Алексей с Иваном пытались установить с ними ментальную связь. Не сразу, но это удалось. Первым пришёл в себя единорог. Когда Иван снял с его рога уродливый наконечник, единорог ошеломлённо огляделся вокруг и нерешительно послал вопрос: "Вы кто?"
   - Мы из другого мира, - сообщил ему Алексей. - Сегодня первый день здесь, ещё не знаем ничего о здешних реалиях.
   "Что вы собираетесь со мной делать?" - пришла боязливая мысль.
   - Помочь тебе хотим, - пояснил ему Иван. - Только вот не знаем ещё, какая помощь тебе нужна.
   "Мне прежде всего нужно освободить мою ..." - следующую мысль-слово братья поняли, как понятие "симбионтка". Правда, в изложении единорога это понятие прозвучало гармоничнее, более похожее на понятие "родная душа".
   - Подскажи, где она, и мы постараемся помочь тебе, - снова вступил в разговор Иван.
   "Она в плену у этих людей" - единорог показал образ пленённых разбойников. - "Ей хуже, чем мне, силы на исходе. Обычно я подпитываю её каждый день".
   - Покажи нам, где она, - тревожно воскликнул Алексей.
   Перед их мысленным взором, как отматываемая назад кинолента, пронеслась дорога из этой деревни вдоль русла реки, затем дорога свернула на обширные непроходимые болота, по тайному помосту проследовала к острову, находящемуся в середине трясины. Братья поражённо ахнули, увидев очень большое поселение на этом острове. В центре острова находился длинный каменный дом.
   "Она там, в этом доме" - сообщил единорог. - "Но мне туда хода нет, наши захватчики опасаются, что соединившись, мы сможем высвободиться. Подпитку я делаю издалека".
   - А вы действительно могли бы высвободиться? - спросил Иван.
   "Не в тех условиях", - вздохнул единорог. - "Если бы Лита была свободна от магических оков, а я от этого ограничителя", - он взглядом указал на сброшенную с его рога насадку, - "тогда мы могли бы попытаться. Но об этом захватчики не знают, а мы им ни чего не сообщаем. Они вообще не догадываются о моём разуме, считают меня ездовым животным Литы".
   - Потом нам подробно о себе расскажешь? - попросил Алексей. - Очень интересно узнать, как тут кто живёт. А сейчас ступай с моим братом в нашу резиденцию за вон той скалой, - махнул он в сторону скалы с порталом, - а я отправлюсь телепортом за Литой. Ты мне её образ покажи, чтобы я её побыстрее нашёл.
   "Ты действительно поможешь нам?" - радостно-недоверчиво спросил единорог. - "А что ты потребуешь от нас взамен?" - настороженно поинтересовался он.
   - Ничего не потребую, - ворчливо отозвался Алексей. - Надо же, как здесь всё запущено. Неужели здесь никто не помогает друг другу бескорыстно?
   "Только не люди", - печально сообщил единорог. - "Люди всегда что-то требуют взамен".
   - Ну, надо же, - досадливо вздохнул Иван. - И здесь люди не в лучшем качестве.
   У них перед глазами возникло видение тоненькой девичьей фигурки с заострёнными ушками и большими синими глазами.
   "Это Лита", - пояснил единорог.
   - Она что, из эльфов? - спросил опешивший Иван.
   "Да", - удивился единорог. - "Разве вы не знаете, что у единорогов симбиоз с эльфами"?
   - Ничего мы пока не знаем, - объяснил ему Иван, - я тебе уже сказал, что мы только что прибыли в ваш мир, только знакомимся. Ну, пойдём со мной в нашу долину, и пегасов туда отведём, а то они до сих пор какие-то заторможенные.
   "Их напоили специальным оглушающим отваром", - пояснил единорог. - "Они придут в себя только вечером".
   Они перешли от деревни в свою долину через созданный Иваном портал.
   - Да, - спохватился Алексей, уже собираясь открывать портал в то здание, где находилась Лита. - Тебя-то как звать? Мне ведь надо сказать Лите, что я от тебя. А то вдруг она откажется пойти со мной.
   "Меня зовут Атил. Легко запомнить, у нас перевёрнутые имена. Если знаешь, как зовут одного в симбиозе, знаешь и имя второго. К счастью, этого не знают местные аборигены. А вообще-то мы эмпаты, - сообщил Атил, - и Лита поймёт, что ты говоришь правду, что пришёл освободить её и отвести ко мне. Но если ты ещё скажешь ей моё имя, то никаких сомнений у неё не останется. Так бы она могла ещё заподозрить, что ты пользуешься Амулетом Правды. Но моё имя никакой амулет ей сообщить не сможет. Она знает, что только я сам могу открыть его тому, кто достоин нашего доверия".
   *
   Единороги и эльфы живут как бы в симбиозе. У каждого эльфа неразрывная связь со своим единорогом. Даже влюбляются они попарно: когда эльф влюбляется в девушку, единорог девушки влюбляется в единорожку эльфа. И детей они вынашивают одновременно: если у эльфов рождается мальчик, у их единорогов будет точно девочка, и они растут вместе, как одно существо. До 40 лет они как дети - осваивают этот мир, учатся, впитывают Знания. После 40 лет происходит Посвящение в мир взрослых, и тогда у них появляются умения путешествовать по разным мирам. Всегда вместе.
   А ловят их люди потому, что тот, кто ездит на единороге, неуязвим, пока сидит на нём. (Вот почему Жихаря ссадил с единорога сам Князь, местные бы не смогли). А эльфов держат как лекарей - эльф получает подпитку от своего единорога и может излечивать больных.
   Вот Лита с Атилом и попали в плен около полугода назад. Захваченную пару обычно продают за такие большие деньги, что охотники могут потом жить всю жизнь безбедно, больше не рискуя и не заботясь о хлебе насущном. Но Литу с Атилом продать не успели - как раз полгода назад на дороге от эльфийских земель начала промышлять банда Жихаря. Банда неожиданно напала на радующихся своей удаче охотников. Охотников прогнали, а эльфийку с единорогом Жихарь решил не продавать, а оставить у себя. Именно тогда Лита, по его приказу, нашла проход в трясине до большого острова, где Жихарь и разместил свою "базу". Его банда разрослась до тридцати бойцов, многие из которых перевели в Убежище свои семьи, так что всего в Убежище уже жило не менее сотни человек.
   Иван с Атилом, появившись на веранде дома Куприных в долине Тёплого озера (так они решили называть свою долину впредь), подождали, когда к ним присоединятся Алексей с Литой. Это произошло довольно быстро, хотя Алексею пришлось взять девушку на руки, так она ослабела. Атил поделился силой с подружкой. С веранды они перешли в Межмирье, в общий зал, где находились остальные волхвы, вернувшиеся из Власово. Иван попросил Атила рассказать об их жизни на Весте.
   "Последние сто лет у нас появились проблемы. По достижении сорока лет нашим парам нужно отправляться в Большой мир, то есть в Миры Вселенной, для дальнейшего совершенствования. Всё шло хорошо, но сто лет назад одна пара была поймана людьми. Дело в том, что выход в Большой мир находится на этом материке. Каким-то образом люди быстро выяснили, какая от нас может быть польза для них: всадник, который садился на единорога, становился неуязвимым для любого оружия и яда, а эльф излечивал всех больных и раненых. А ещё мы можем находить короткие пути. Отряд, который ведёт единорог, попадает в нужное место гораздо быстрее, чем идущие по обычным путям. Вот, например, отсюда до болотного поселения добираться приходилось неделю. Я провёл их за полдня. Поэтому за нами началась охота".
   - А почему вы не дали отпор?
   "Отпор? - удивился Атил. - Мы не могли найти другой путь, а сковывающие чары на людей-охотников вскоре перестали действовать".
   - Прикончили бы парочку, глядишь, остальные бы отступились, - со злостью сказал Нариман, вспомнив свою жизнь в плену.
   "Лишить жизни разумного? - содрогнулся единорог. - Это в сто раз хуже, чем лишить жизни что-то живое. За такой грех твой народ никогда не расплатится. Для нас неприемлемо даже думать об этом".
   - Не обращай внимания на мои слова, - смущённо улыбнулся Нариман. - Это у меня ещё отголоски старого. Я ведь сам позавчера только из плена освободился, вот и ляпнул сгоряча, не подумав. А сказал, и самому плохо стало. Знаю, что не имеет права один разумный отнимать жизнь другого разумного. Не будет ему за это прощения.
   - И что, вы так и смирились? - с возмущением вмешался Витька.
   - А что делать? - вздохнула Лита, с благодарностью удобнее устраиваясь на кресле, созданном для неё Алексеем. - С тех пор примерно каждой сотой паре не удаётся пройти по пути в Большой мир. Мы идём на это, поскольку знаем, что все наши маги заняты этой проблемой, как уберечься от злых людей, и надеемся, что они найдут решение.
   - Считай, что решение уже найдено, - сообщил Иван. - Я лично берусь освобождать каждую пару, которая будет поймана, пока мы вообще не покончим с похищениями. Кстати, вы ведёте учёт, сколько ваших уже томятся в плену у людей?
   - Да, эти "горькие списки" хранятся у нашего Старейшины, - подтвердила Лита.
   - Лита, а с информационным полем Весты у вас есть связь? - спросил Алексей.
   - Да, есть, - отозвалась Лита, - но это получается у тех, кто возвращается из Большого мира, чтобы руководить нашим народом. Все дети рождаются только на Весте.
   - Сейчас я свяжусь с вашим Старейшиной, - проворчал Алексей. - Попрошу у него эти "горькие списки" и договорюсь, куда отправлять ваших освобождаемых сородичей.
   "А куда отправишь ты нас?" - осторожно спросил Атил.
   - А куда захотите, - тут же откликнулся Иван. - Хотите - на свой материк, хотите - на путь в Большой мир, а захотите отдохнуть и подумать - милости просим погостить у нас.
   Симбионты переглянулись, ответила Лита.
   - Спасибо за приглашение, мы решили побыть у вас, очень любопытно познакомиться с новыми, необычными людьми. Мы ощущаем, что вы отличаетесь от жителей Весты, нам интересно.
   *
   Пока братья Куприны занимались единорогом и пегасами, а Князь обсуждал дальнейшие дела со старостой Гордеем, Семён обратил внимание на помост в глубине площади, где стояла стайка испуганных детишек с узелками в руках. Рядом с ними на краю помоста сидела молодая женщина, прижимающая к себе двух малышей, по виду 2-х и 3-х лет. Помост окружала толпа тихо плачущих женщин, с отчаянием и надеждой глядящих на неожиданно появившихся людей Князя. Семён решительно направился к помосту.
   - Что загрустили, бабоньки? - нарочито весело обратился он к женщинам. - Что случилось? Грех в такой хороший день печалиться.
   Женщины молчали, с опасением поглядывая на Семёна. Рядом с ним показалась старушка, которая уже рассказывала волхвам про Белянку. Она бесстрашно вступила в разговор.
   - А это, сынок, родительницы тех детишек, что на помосте собраны. Потому и плачут, что с детьми прощаются.
   - А зачем прощаться-то? - с недоумением спросил Семён. - Что с детьми не так?
   - Их староста отобрал из семей. Сегодня должны были увезти в чужбину. Князь наш повелел ему детишек малых присылать, чтобы сызмальства приучались служить ему.
   - Во-от в чём дело, - протянул Семён и оглядел всех поникших женщин. - Так чего вы сейчас-то ждёте? Старосту сменили, князь у нас теперь другой, ему слуги не нужны, так что разбирайте своих детишек и домой ведите, нечего им...
   Семён не успел договорить, как толпа женщин ринулась к помосту, детей быстро расхватали, и вскоре на площади не было видно ни женщин, ни малышей. Только скорбная фигурка на краю помоста продолжала прижимать к себе детей.
   - А ты что же домой не идёшь, милая? - Семён подошёл к ней поближе.
   - А нам идти некуда, староста нашу землянку утром порушил, - робко прошептала женщина и решилась, наконец, поднять глаза на говорившего. У Семёна перехватило дыхание. Он почувствовал, что тонет в этих прозрачно-серых глазах. Восторг охватил его. Какое сокровище эта юная женщина, почти девочка! Своим обретённым зрением Демиурга он увидел Душу этой женщины - чистая, светлая, сама девочка с изумительно красивой аурой. Семён ни секунды не сомневался - это ОНА, та, что предназначена ему судьбой! Оставалось только выяснить, свободна ли она.
   - А муж твой где? - осторожно поинтересовался Семён.
   Мужа сейчас явно не было, предположил он, иначе староста не стал бы рушить землянку. Девушка опустила голову, сильно покраснев и сдерживая слёзы. Но это были не слёзы горя от потери, а слёзы стыда и отчаяния. За неё объяснила старушка.
   - Не считал он себя её мужем, хотя и прижил двоих детей. Смирена ведь сирота, мать её когда-то еле добралась до нашего поселения, родила Смирену и умерла, даже не сказала, откуда она. Растили Смирену всей общиной, а как в возраст вошла, пятнадцать исполнилось, кузнец наш бывший и взял её к себе, только женой не считал. Служанкой она у него была, детей вот родила, только Вышата и детей и её рабами своими считал. А прошлым летом утонул, вот девочка одна и мыкается с детьми. В прежние бы времена село бы помогало детей растить, а нынче староста решил её вместе с детьми к княжескому двору послать, в услужение, значит.
   Семён уже знал, что детей староста собирался отправить не к княжескому двору, а отдать разбойникам для продажи в рабство. Но говорить местным не стал, не стоило ещё больше пугать людей.
   - Матушка, - спросил он старушку, - а как у вас тут принято жениться? Обряды какие или сватовство?
   - Да у нас всё просто, - отмахнулась старушка. - Как решат двое семью создать, то и создают, сообщают только, что мужем и женой становятся. Вышата-то забрал Смирену из общинной избы, но мужем себя не объявил, вот и закабалил девочку.
   Семён ни минуты не колебался.
   - Пойдёшь за меня замуж? - прямо обратился он к Смирене. - Обещаю любить тебя и лелеять, детей как своих выращу и воспитаю, помогу в жизни устроиться.
   - Ты правду говоришь, сударь? - не веря своим ушам, спросила Смирена. - Тебе же сказали, что я никто, в деревне никаких прав не имела.
   - Правду говорю, истинную правду, - подтвердил Семён. - Нет мне жизни без тебя, я это сразу понял, что нашёл свою половинку. Посмотри мне в глаза и скажи, что ты чувствуешь, как я тебя люблю.
   Смирена робко снова подняла взгляд и посмотрела на Семёна. Ей очень понравился этот человек. В отличие от многих жителей поселения, он выглядел опрятно, от него приятно пахло чистым телом и немного запахом хвойного леса. Лицо у него было чистое, без усов и бороды, у него были добрые весёлые глаза, зелёные, они хорошо гармонировали с золотисто-рыжими, даже медными волосами, тоже аккуратно подстриженными. Таких людей она ещё в жизни не встречала. Смирена посмотрела в его глаза и заворожено прошептала:
   - Я чувствую что-то родное-родное, чего никогда в жизни не знала, пока своих детей не родила. Только они пока от меня ждут защиты и заботы, а я это от тебя сейчас получаю. Я очень хочу быть с тобой всегда - вырвалось у неё из самого сердца.
   Дети, которые до сих пор испуганно прижимались к матери, вопросительно посмотрели на неё, ощущая вместе с матерью её радость и надежду. Она улыбнулась им и спросила, кивнув на Семёна:
   - Посмотрите, хотите вы, чтобы это был ваш папа?
   Дети робко глянули на ласково улыбающегося им Семёна, увидели любовь и нежность в его глазах и оба одновременно потянулись к нему.
   - Папа, папочка! - воскликнули оба.
   Семён облегчённо вздохнул, радостно рассмеялся и обнял сразу всех троих.
   - Родные мои, любимые, - тихо прошептал он только для них. - Мы теперь всегда будем вместе, и всё у нас будет хорошо. А теперь скажите, как мне звать моих деток?
   - Это Дарина, - указала Смирена на старшую девочку, - ей три года уже.
   - Я буду звать тебя Дашенька, - сообщил Семён, целуя дочку. - Ты согласна?
   - Да, папочка, - робко прошептала девочка.
   Мальчик ревниво потянулся к Семёну. Тот засмеялся и взял обоих на руки.
   - Ну, а сыночка нашего ты как назвала? - весело обратился он к Смирене.
   - Его зовут Ясь, - важно заметила Дарина. - Он ещё плохо говорит и всего боится.
   Ясь стыдливо понурился.
   - Не огорчайся, малыш, - прижал его к себе Семён. - Я тебе помогу стать самым сильным, чтобы тебя никто не мог обидеть. Будешь у меня Яшенькой. Вот так, - подытожил он, - у нас дочка Дашенька, сыночек Яшенька, а маму я буду звать Машенька. Ты не против, любимая? - улыбнулся он Смирене. - Ну, не получается у меня уменьшительного имени от Смирены, так что лучше будем звать тебя Маша.
   - Мне нравится, - робко улыбнулась ему Смирена.
   - Нам тоже, - заявила Дарина, а Ясь только кивнул, во все глаза радостно рассматривая своего только что обретённого папу.
   Семён обернулся к стоявшим неподалёку жителям поселения и громко сказал:
   - С этого момента эта женщина является моей женой перед Создателем и людьми, а детям я настоящий отец.
   И встретил в основном одобрительные взгляды, которые очень ободрили Смирену.
   Земляне уже знали, что все люди на Весте несут в себе зародыши Дара к магии, поэтому Семён решил узнать, как обстоит дело с проявлением Дара у его обретённой семьи. Он поглядел на них своим внутренним зрением и обомлел от восторга. У Смирены Дар полыхал всеми красками спектра, необходим был только небольшой толчок для его проявления. У детей Дар был двоякий - очень сильный потенциал со стороны матери и аморфная масса, которая, вероятно, была составляющей от их биологического отца. Семён решительно отсёк эту массу и соединил миры детей со своим миром, одновременно пробуждая Дар Смирены. Все трое замерли от неожиданности, осваиваясь со своими пробуждающимися способностями.
   Семён постарался научить своё семейство общаться с помощью образов-мыслей. Получилось практически сразу. Для непосвящённых сельчан со стороны не было заметно, что эти четверо общаются между собой. Сотоварищи Семёна почувствовали и пробуждение дара у женщины и детей и то, что это значило для Семёна, и тактично отгородились, занимаясь своими делами и давая ему возможность беспрепятственно общаться со своим семейством.
   "Ну что, мои любимые, пойдём обустраивать нашу жизнь в этом мире?" - обратился он мысленно к Смирене с детьми.
   "А где же мы будем жить?" - озабоченно спросила Смирена. - "Наша землянка совсем непригодна для жилья, староста обрушил крышу и дверь сломал".
   Семён прочёл в образах, передаваемых ему Смиреной и детьми, информацию о землянке и об их жизни в ней и содрогнулся от ужаса - в каких скотских условиях они жили.
   "У меня есть дом за той скалой", - указал он Смирене. - "Он небольшой, но мы сейчас вместе его расширим так, как тебе захочется, любимая".
   Он поудобнее устроил детей на своих руках и пошёл со своим новым семейством с площади, собираясь перейти в свой дом в долине, когда они скроются с глаз односельчан Смирены. Как он понял, они приблизились к бывшей землянке Смирены, поскольку малыш внезапно встрепенулся и мысленно обратился к Семёну: "Папа, там Шуршик, он плачет".
   "Домовой", понял Семён. Он подошёл поближе к образовавшейся яме и тоже услышал внутренним слухом горестные всхлипывания. Домовой почувствовал приближение магического фона и испуганно затих сначала, но потом осознал, кто подошёл к его порушенному жилищу, и снова, как и вчера в долине, Семён ощутил восторг и радость узнавания.
   "Волхвы вернулись! - ликовал домовой. - Хозяин, какая радость, что ты с нами!"
   Дети засмеялись, почувствовав восторженную радость домового.
   "Пойдём с нами", - позвал его Семён. - "Я сейчас дом буду достраивать, и там нам очень нужны и твоя помощь и твоя забота для дома. Ты ведь согласен жить с нами в новом доме? Только хочу предупредить, у меня там на первом этаже уже живёт домовушка. Если ты с ней подружишься, я буду очень рад. А если нет - тогда ей будет первый этаж для заботы, а тебе второй".
   "Я очень постараюсь, хозяин, жить в мире со всеми домовыми, которых ты пригласишь!" - донеслось до него радостное восклицание домового.
   "Хорошо, - ответил Семён, - тогда я открываю портал в свой дом, шагай туда первым. Мы за тобой".
   Семён принялся за достраивание дома с воодушевлением. Получился уютный особняк. Высокое крылечко вело на веранду, которая окружала весь дом, замыкаясь сзади на банной пристройке. Не забыл Семён и современный санузел, который примыкал к его спальне. К дому добавилась мансарда. На первом этаже уже была просторная кухня-столовая, рядом гостиная и спальня Семёна, куда он со временем мечтал зазвать и Смирену. Пока она привыкнет к нему, он планировал устроить ей кровать в мансарде, с детьми. В мансарде было детское царство: по краям ниши для детских кроваток, спереди - кровать для Смирены и многочисленные игрушки, а в задней части мансарды расположился спортивный уголок. Там Семён тоже отгородил комнатку, разместив в ней туалет и ванную. Лестницу в мансарду он установил в просторной гостиной, за лестницей дверь открывалась в общий зал в Межмирье.
   *
   - Ну что, друзья, возвращаемся к себе? - обратился Князь к своим товарищам. - В селе мы уже не нужны, а нам надо определиться с разбойниками и обозом.
   - Обоз подождать может, - возразил Леонид, - пусть отдыхают. А мы пока с разбойниками побеседуем.
   - Тогда надо сначала Велемира к жене и детям отправить, - подсказал Нариман. - Давайте его мне, я его в долину отведу. А разбойниками я заниматься не хочу. У меня ещё в душе после плена не перекипело, могу сорваться, - виновато добавил он.
   - Мы всё понимаем, папа, - обнял отца Тимур. - Пойдём, найдём тебе Велемира, и шагайте в долину.
   Они шагнули в то помещение, где угрюмо сидели одиннадцать захваченных разбойников и староста. Повреждённые руки Князь им залечил, ещё когда отправлял их в это "узилище". Физической боли они не испытывали, мучила неизвестность. Поэтому и сидели молча, ожидая появления тех, кто походя справился с магией единорога и пегасов.
   Долго ждать им не пришлось. Нет, дверь не открывалась, её и не было, как не было и окон. Помещение освещалось каким-то невидимым светом. Но вот на свободном пространстве вдруг появились те странные чужеземцы, которые нарушили все их планы. Жихарь досадливо покривился. Были бы хоть воины, а то все юнцы безбородые, один только синеглазый предводитель выглядит достойным противником. Но и от остальных веяло таким ощущением Силы, что её почувствовали даже те, кто считал себя невосприимчивым к магии.
   - Ну вот и мы, - объявил предводитель чужеземцев. - Зовите меня Князь, - представился он. - Княжества у меня нет, оно мне без надобности. А Князь я и по праву рождения и по праву Силы. У людей ведь в общении главным всегда было право силы. Вот мы и воспользуемся им.
   Разбойники тесной группой сидели у стены и теперь ошеломлённо наблюдали за изменениями, которые происходили в этом пустом просторном зале. Возник длинный большой стол, вокруг которого стояли удобные стулья. На столе появилось несколько самоваров, посуда и блюда с едой.
   Тем временем молодой темноволосый парнишка с серыми глазами (Нариман) подошёл к сидящему с краю мужчине и протянул ему руку:
   - Пойдём, Велемир, отведу тебя к Власте с детьми, они здесь недалеко, ждут тебя.
   - Веди, - радостно ответил тот, взялся за протянутую руку, и они вдвоём исчезли из зала.
   - Как Велемир? - недоверчиво спросил Жихарь у стоящего поблизости "близнеца" того парня, который увёл недавно вступившего в его отряд витязя. - Его же Мирко зовут, амулет подтвердил, когда он назвался.
   - Так Велемира ведь тоже можно Мирко звать, - усмехнулся Тимур. - Велемир к вам в банду пошёл, чтобы детей и жену найти, да и от брата-злодея укрыться.
   - Ну, гости незваные, - пригласил Князь, - садитесь за столы, подкрепитесь, да и будем решать, что с вами дальше будет.
   - А что решать-то? - проворчал кто-то. - Поиздеваться перед казнью решили?
   - Разве ты нас не казнишь? - одновременно спросил у Князя Жихарь.
   - Волхвы пришли на Весту, чтобы помогать, а не карать, - серьёзно ответил Князь. - Поэтому садитесь спокойно за стол, поешьте, а потом я вместе с вами подумаю, как вам теперь вашу жизнь обустраивать.
   Только сейчас до Жихаря дошло, что остальные пятеро юнцов исчезли вслед за тем, который увёл Мирко. С ними остался один Князь.
   - Пойдёмте, братья, - тяжело вздохнул Жихарь, поднимаясь с пола и направляясь к ближайшему стулу. - Поедим горячего, тогда и помирать веселее будет, - пошутил он.
   Разбойники оживились, расселись за столом и принялись за еду. Князь сидел рядом с Жихарем, попивая ароматный чаёк и внимательно присматриваясь к своим сотрапезникам.
   - Вот теперь поверил, что ты нас казнить не будешь, - быстро насытившись, Жихарь откинулся на спинку стула и удовлетворённо вздохнул. - Раз ты разделил с нами пищу, не должно быть у тебя чёрных замыслов, - пояснил он в ответ на вопросительный взгляд Князя.
   - Наивный ты человек, Жихарь, - вздохнул Князь. - Неужели тебя жизнь не научила, что человек может разделить с тобой пищу, а потом воткнуть кинжал в спину.
   - Так то человек, - возразил Жихарь. - Человеку бы я не доверился, зря ты думаешь, что жизнь меня ничему не научила. Ещё как научила, - помрачнел он. - Но ты же волхв, - лицо его снова просветлело, - а от волхва ждать подлости не приходится.
   - А вот Ставру ты бы доверился? - указал Князь на бывшего старосту, который постарался сесть как можно дальше от него.
   - Ни за что, - убеждённо сказал Жихарь. - Я его и в старосты отправил, чтобы он у меня в отряде воду не мутил. Убийство прежнего старосты - его рук дело. Мы в отряде избегаем убийств.
   - А как же твоё обещание сделать из меня ёжика? - насмешливо прищурился Князь.
   - А ты что, не заметил, куда мы все целились? - так же насмешливо ответил Жихарь. - В руки и ноги, чтобы обездвижить.
   - Тогда почему вы разбоем занимаетесь? - спросил Князь. - Поселились бы в каком-нибудь необжитом краю, их тут много, и жили бы нормальной жизнью.
   - Да не можем мы, - с надрывом сказал один из мужчин, внимательно прислушивающихся к беседе. - Мы банду-то создали по распоряжению князя Святополка. А он нас за глотку держит нашими родными. Если мы не будем ему подчиняться, он их казнит, даже не задумываясь. Да не просто казнит, а поизмывается наперёд, чтобы дольше мучились. А у нас всех родственные связи сильны, и мы их мучения почувствуем.
   - Во-он оно что, - протянул Дмитрий.
   Он задумался. Разбойники продолжали неспешно закусывать, с ожиданием глядя на задумавшегося волхва, пока изумлённый возглас одного из них не обратил их внимания на изменения, происходящие с их узилищем. В стенах проявились большие окна, пропуская солнечный свет. В одном из окон открылся вид на поселение и оживлённо сновавшие по нему фигурки жителей. Появилась и дверь, с виду обычная, снабжённая только небольшим засовом внутри. В дальнем торце комнаты появилась ещё дверь, явно для внутреннего помещения.
   - Мужики, кому надо оправиться, идите туда, - указал Князь на эту дверь. К ней сразу бросилось четверо. А Князь перевёл взгляд на Жихаря. - Слушай, я вам обустрою здесь временное жилище. Баню пристрою, гардеробную с одеждой, а здесь вот, - указал он на длинную стенку напротив двери, - спальные места. Отдыхайте до вечера, а вечером и составим план, как дальше будем действовать. Грамотные среди вас есть?
   - Есть, - подтвердил Жихарь.
   - Оставляю вам ручки и бумагу. Во-первых, составьте списки всех родных, которыми вас Святополк держит. Это чтобы мы знали, где их искать. Хорошо, что вы мне сказали про родственные связи, они нам поиск облегчат. А ещё я вам оставлю карту тех мест, где Велемир будет княжить. Посмотрите по карте, где есть свободные места. Где вам понравится, просите разрешение у князя, чтобы поселение там своё основать. А кто захочет на службу к Велемиру поступить, тоже сообщите. Мы ему вскорости на той стороне реки столицу поставим, он и вам там жильё может дать. Вечером я к вам с князем Велемиром приду, тогда всё и решим.
   Князь поднялся из-за стола, взмахом руки создал 11 лежанок, а рядом ещё стол, на котором лежали листы бумаги и ручки. Показал, как пользоваться шариковыми ручками и, уже собираясь уходить, посоветовал:
   - За Ставром присмотрите. Что-то он нехорошее задумал. У него случайно нет какой-нибудь независимой связи со Святополком?
   - А ведь может быть, - сказал один из бывших разбойников. - Я у него как-то на голубятне побывал, - пояснил он вопросительно глядевшим на него товарищам. - Там у него в закутке ещё птицы были, вполне может быть, что это почтовые соколы князя. Голуби-то у него были для связи с нами, - пояснил он уже для Князя.
   По тому, как досадливо скривился Ставр, Князь понял, что его догадка была верна.
   - Вот что, не будем рисковать, - предложил он. - Пусть Ставр до вечера посидит взаперти, а вечером и решим, что с ним делать.
   Князь отгородил решёткой крайнюю лежанку, сделал в огороженной камере туалетный блок, чтобы Ставр не просился его выпустить, запер его там и вернулся к себе в долину. Там он замешкался, пробормотал "Бережёного Бог бережёт" и перенёсся к голубятне Ставра во Власово. Вошёл в голубятню и в том закутке, о котором упоминал разбойник, обнаружил клетку с тремя соколами. Удовлетворённо усмехнулся, взял клетку, шагнул в долину, а оттуда вошёл в общий зал в Межмирье.
   - О, Князь, - первым отреагировал на его появление Иван. - Я смотрю, ты птичек принёс. Зачем они тебе?
   - Хочешь, подарю, - предложил Князь. - Это почтовые соколы князя Святополка. Ставр и с ним связь поддерживал. Так что Святополк и за все преступления Ставра ответственность несёт.
   - Давай мне птичек, - протянул руку Иван. - Я их на Земле выпущу, пусть на воле летают.
   Получив клетку с птицами, он исчез за дверью "ЗЕМЛЯ", вскоре вернулся, очень довольный.
   - Нашёл место, где соколов много, а людей нет, - сообщил он. - Уговорил местных соколов принять пришлых в стаю. Им там хорошо будет. А Святополк обойдётся.
  
   6 января, воскресенье.
  
   С утра, после завтрака, составляли планы, кто чем сегодня занимается. Георгий взял на себя доставку освобождённых пегасов на родину. Алексей с Иваном, получив вчера горькие списки у Старейшины эльфов, намеревались приступить к освобождению пленённых эльфов с единорогами. Князь с Леонидом согласились помочь Велемиру с Властой, которые хотели вместе с волхвами спланировать свою дальнейшую жизнь. Власта всё-таки уговорила мужа стать князем на землях, не входящих ни в какие государства. Новое княжество получалось обширным: все земли на север от Слави и часть земель на её южном берегу. За лесных людей Власта не тревожилась, они охотно признают власть князя, если получат от него защиту и поддержку. Она сама происходила из очень влиятельного рода лесных воинов-аниморфов и была уверена, что все они примут её мужа, как своего князя. Вчера вечером Велемир общался с охранниками обоза и отрядом Жихаря. Те и другие принесли ему клятвы верности, так что сегодня Князь и Леонид занимались созданием ещё двух поселений для родных и близких новых подданных Велемира. При этом эти подданные активно включились в работу. Определили, сколько на первое время надо домов, разметили всё на бумаге, а потом с восхищением следили за тем, как эти "планы" возникают на выбранной ими местности. Семён планировал заниматься своим семейством, но Князь уговорил его отлучиться ненадолго, поручив Витьке занять детей Семёна. Витька поручение принял охотно, ему было интересно заниматься малышами, чувствуя себя при этом почти взрослым. А Семён начал воплощать свою мечту по прокладке дорог. Он создал великолепные, вызывающие у всех восхищение, дороги между Власово и двумя другими поселениями. В одном решил временно поселиться Велемир в ожидании, когда волхвы построят ему столицу. Поселение назвали Князево, там создали дома для семей обозников и их родственников и друзей. Тихоня построил для Велемира копию княжеского кремля, куда всё семейство и заселилось сразу. Второе поселение, куда в первую очередь решили перевести поселенцев с болотного острова, решили назвать Мирково. Велемир шутку понял, разрешил.
   Ставру вчера предложили выбирать: или ему дадут дом в Мирково, но будут присматривать. Если вредить не будет, пусть живёт, как все. Или же через некоторое время, когда сюда будут переведены все люди из княжества, на которых может пасть месть Святополка, его могут отправить к князю Святополку с сообщением о том, что здесь происходит. Ставр попросил дать ему время подумать. Князь Велемир согласился.
   Дмитрий вообще передал все бразды правления Велемиру. Он сообщил князю, что в магическом плане волхвы княжеству помогать будут. Но само княжество - это забота только Велемира и Власты, волхвы вмешиваться не станут.
   Геннадий с Женей занялись детьми из обоза и девочками-подростками. Выясняли, из каких они семей, где были рады избавиться от лишнего рта, а где искренне горевали. Подсказку дал Яромир: когда обоз отправляли в эмират, маг князя Святополка прерывал родственную связь с детьми, от которых семья отказалась. Часть семей на это не пошла, хотя уже знали, что, если детям будет плохо на чужбине, родные это почувствуют. Вот таким семьям Геннадий сразу предлагал переселиться в Князево. Все соглашались с радостью, так что Геннадий создал 17 новых домов на участках, указанных десятником князя Яромиром. Князь Велемир назначил Яромира управляющим в Князево. Семь малышей, с которыми была оборвана родственная связь, оставались пока в здании приюта, но их обещала забрать Власта, дети будут расти при княжеском дворе. Это немного утешило Геннадия, расстроенного отказом родных этих малышей.
   Юрий с Лизой работали в земном приюте, возвратив в этот день ещё пятерых полностью излеченных детишек их счастливым родителям. Дину освободили от работы в приюте. Ей хватало забот с сыновьями. И без помощи тёти Наташи, а потом вернувшегося от Семёна Витьки, ей было бы трудно с ними справиться, так энергично принялись малыши осваивать новый мир.
   Марина с утра помогала Жене с Геннадием, а потом решила всё-таки пойти, повидаться с Настей, которую она даже мысленно не хотела называть сестрой. Надо было договориться о встрече у нотариуса сразу после праздников. Марина решила обменять свою часть квартиры на участки, о которых ей говорила тётя Надя. Она сначала туда и отправилась. Осмотрела внимательно и сами участки, и ту жалкую постройку, что там была возведена. Сфотографировала всё и перешла на лестничную площадку перед бывшей родительской квартирой.
   Марина Алексеевна с волнением подошла к знакомой двери. Родительская квартира! Сколько воспоминаний связано с ней!
   Отец Марины, Алексей Тимофеевич Сергеев, родился в 1935 году. Он был профессиональным партработником, если можно определить это как профессию. В школе был секретарём комсомольской организации, на историческом факультете, куда поступил после школы, сразу был избран в комитет комсомола, после окончания университета был принят на работу в горком ВЛКСМ, быстро "дорос" до 2-го секретаря, вступил в партию и был направлен на учёбу в двухгодичную Высшую Партийную Школу. Потом работал инструктором обкома партии. В 1961 году женился на 22-хлетней выпускнице факультета иностранных языков пединститута Светлане Владимировне Володиной. Жили душа в душу, любовь их была, что называется, даром Небес. Одно только омрачало их счастье - не было детей. Куда только не обращались, приговор был однозначен - детей не будет. В 1965 году Светлана ухаживала за подругой в роддоме, у которой были тяжёлые роды, и обратила внимание на младенца, которого носила на руках нянечка.
   - Мать от девочки сразу же отказалась, - ответила на её вопрос подруга. - Мы с ней вместе рожали, она даже смотреть на девочку не стала, велела унести. Вот через три месяца отправят в дом ребёнка. Вряд ли кто возьмёт, девчонка ярко-рыжая, а к рыжим с опаской относятся. А пока её кормят те, у кого молока много.
   Светлана рассказала мужу о девочке. Тот вздохнул и предложил:
   - Давай возьмём, раз уж Бог своих не даёт.
   - Услышало бы тебя твоё начальство, - засмеялась Светлана. - Работник обкома и о Боге говоришь.
   - Марксизм не догма, а руководство к действию, - поучительно процитировал Алексей. - В Создателя я верил и буду верить, а партия создала государство и руководит им, вот я в этом и участвую.
   Девочку удочерили. Намаялись родители с ней, особенно поначалу, но нисколько не жалели - в утешение им Бог ли, судьба ли или ещё кто справедливый послали нечаянную радость. Когда Насте исполнилось полтора года, Светлана сообщила мужу радостную весть - она беременна! Родилась Мариночка, беспроблемный ребёнок. Надо отдать должное родителям - они уже прикипели сердцами к Настеньке, так что даже не думали о ней никогда как о неродной. Только когда она, особенно в подростковом возрасте, "доставала" их своими капризами и истериками, отец только недоуменно покачивал головой:
   - И в кого ты у нас уродилась, такая вредная?
   Когда родилась Марина, Алексей уже был третьим секретарём обкома, карьера у него вырисовывалась завидная. Но Сергеевы решили резко изменить свою жизнь. Толчком для их решения послужило невинное вроде бы замечание одной знакомой:
   - Раз своя дочка родилась, от приёмной можно и отказаться.
   - У нас нет приёмной дочери. - Резко сказал Алексей. - Обе родные.
   Через неделю, вернувшись из очередной командировки в Москву, Алексей спросил Светлану:
   - Слушай, мать, а не переехать ли нам отсюда? Меня в соседнюю область зовут, правда, не секретарём, пока опять инструктором обкома. Помогут с квартирой, какую здесь сдадим (они только недавно получили четырёхкомнатную квартиру), такую там дадут. Ты как?
   - Давай, Алёшенька, переедем поскорее, - с восторгом откликнулась жена. - Пока дети маленькие, легче будет обустраиваться на новом месте.
   Квартиру им дали в новом доме, построенном для работников обкома, рядом с парком. Четыре комнаты, самая маленькая - 12 квадратных метров, две по 18 и одна - 24 квадратных метра. Просторный холл, кухня - 11 квадратов, два туалета, просторная ванная. По тем временам квартира считалась сказочной, да и сейчас таких квартир в Городе было немного. В 1993 году, когда началась приватизация квартир, родители жили в квартире одни. Настя с мужем и дочкой подались на Север за длинным рублём, Марина с Нариманом и Тимуром жили в Грозном. Так что родители приватизировали квартиру на себя. В 1995 году Настина семья вернулась к родителям. На заработанные деньги они купили участок за городом и начали там строительство особняка. Дома постоянно были скандалы, пьянки с "нужными" людьми. В 1998 году скоропостижно скончался Алексей Тимофеевич - отказало сердце. Похоронив мужа, Светлана потеряла интерес к жизни. Приехавшая на похороны отца Марина звала мать к себе. Та отказалась:
   - Прости, доченька, но я уж пойду следом за Алёшенькой, не могу я без него, рядом и похороните.
   Светлана сходила с дочерями к нотариусу и оформила завещание (квартира поровну делилась между обеими дочерями). Через полгода мать тихо угасла. Дочери вступили в права наследства, так что в 2002 году, когда в их доме в Грозном прогремел взрыв, Марина привезла покалеченного сына домой. Сестра с мужем не обрадовались её возвращению, попытались поселить их с Тимуром в одной комнате, но Марина была тверда: устроила сына в бывшей гостиной, предложив сестре поместить гостиную в холле, сама заняла свою бывшую комнату, переселив оттуда недовольную племянницу. Той пришлось занять "кабинет" отца.
   *
   Сейчас, стоя перед дверью родительской квартиры, Марина вспоминала, как счастливы они были все вместе. Она решительно нажала кнопку звонка. Дверь открыла Настя. Увидев сестру, она переменилась в лице.
   - Ты? - ошеломлённо воскликнула Настя. - Ты что, жива?
   - Нет, это мой призрак, - холодно ответила Марина, отодвигая сестру в сторону и входя в квартиру.
   - Степан, Степан! - истерично взвизгнула Настя.
   - Ну что там такое? - послышался недовольный голос зятя. Он вышел из гостиной в помятой пижаме, шлёпанцах, с газетой в руке. - Ты? - ошарашено воззрился он на свояченицу.
   - Я, - подтвердила Марина. - Вот что, родственнички, мне с вами недосуг объясняться. Мне от вас нужно только одно - компенсация за мою долю квартиры. Выбирайте: или вы мне выплачиваете сто тысяч долларов за мою половину квартиры, или отдаёте мне все три ваших загородных участка. И тогда вы меня больше не увидите.
   - Сто тысяч долларов?! - задохнулась от возмущения Настя. - Ты что думаешь, мы деньги печатаем?
   - А я о вас вообще думать не хочу, - печально ответила Марина. - Значит, так. Даю вам срок до 9-го января. Документы на квартиру у меня с собой, встречаемся через три дня в 9 часов утра у нотариуса, у Елены Владимировны, и оформляем сделку продажи или обмена. Если девятого вы у Елены Владимировны не появитесь, - жёстко сказала Марина, - я подаю в суд на раздел квартиры.
   - Подавай, - пренебрежительно сказал Степан, постепенно приходя в себя. - Замучишься судиться.
   - Не замучусь, Степашка, - ласково пропела Марина, заметив, как передёрнуло зятя от этого имени. - Пока суд идёт, я свою половину квартиры сдам квартирантам. На рынке много кавказцев торгует, им всегда жильё требуется.
   Насмешливо посмотрев на охваченных ужасом родственников, Марина добавила:
   - Жду вас девятого у Елены Владимировны. В противном случае в этот же день готовьтесь принять квартирантов.
   - Подожди, - остановил её Степан, когда она уже собралась уходить. - Мы согласны отдать тебе участки. Но квартира становится вся нашей.
   - Тогда до девятого, - сказала Марина, вышла из квартиры и захлопнула за собой дверь.
   *
   А Нариман с Тимуром, удостоверившись, что товарищи обходятся без их помощи, отправились осматривать долины в южных горах, что так притягивали взгляд Наримана, когда он рассматривал их на глобусе. Отец с сыном появились в самом начале целой цепочки долин, с восторгом глядя на восхитительную панораму, простирающуюся перед ними. На многие десятки километров тянулись просторные долины, окружённые непроходимыми горами. Горы ограждали саванну (такая ассоциация появилась у Наримана) от холодных ветров. Поэтому климат здесь был мягким, трава густой и сочной. С гор там и сям падали водопады, вода стекала в небольшие озёрца, которые добавляли красоты в расстилавшийся под горами пейзаж.
   - Смотри, сынок, какое раздолье, - восхищённо сказал Нариман. - А там, за горами, - он показал рукой на юг, - люди грызутся из-за пастбищ, враждуют меж собой. Знаешь, о чём я сразу начал мечтать, когда увидел эти долины? Я хочу найти в южных землях людей, которые любят природу, животных, но не имеют нормальных условий для жизни. И я хочу им предложить поселиться здесь. Как ты думаешь, они были бы счастливы?
   - Я бы точно был, - подтвердил Тимур.
   Он попытался пройтись колесом, стремясь выплеснуть свой восторг, но в конце не удержал равновесия. Тимур свалился в траву, упал на спину, раскинул руки и счастливо рассмеялся.
   - Ой, папочка, если бы ты знал, как мне хорошо! - мечтательно глядя на облака в синем небе, сказал Тимур.
   - Мне тоже, сынок, мне тоже, - смаргивая выступившие слёзы, откликнулся Нариман. - Ещё недавно я ведь даже мечтать не смел о таком чуде. Как хорошо, что Создатель помог нам.
   - Хорошо, - согласился Тимур, вскакивая на ноги. - А давай полетаем здесь, - азартно предложил он. - Одно дело - смотреть на это великолепие по глобусу, совсем другое - быть здесь. Давай, пролетим над всей цепочкой, посмотрим, сколько тут километров.
   - Ты же сам по глобусу измерял, - улыбнулся Нариман. - Там у тебя сто семьдесят километров получилось.
   - По глобусу не так впечатляет, - возразил Тимур. - Полетели?
   - Полетели, - согласился отец, и они дружно взмыли в воздух.
   *
   После обеда Князь выбрал время, чтобы ненадолго выйти на Землю. Он прошёл опять в подъезд своего дома, где в нетерпении маялся Олег. Увидев Князя, он радостно засиял:
   - А я боялся, что Вы обо мне забыли, това.. ой, Князь.
   - Вот правильно, - подсказал ему Князь, - правильно, что Князь, а неправильно, что "Вы". Только "ты", понял?
   - Понял - кивнул Олег и выжидательно посмотрел на Князя.
   - Я пришёл у тебя узнать, согласны ли твои родители вместе с тобой поселиться в моём поместье.
   - Ещё как согласны! - вырвалось у Олега. - Мы все теперь только об этом и мечтаем.
   - Хорошо, - удовлетворённо кивнул Князь. - Давай так. Послезавтра я продаю свою квартиру. Покупатели придут к 11 часам, думаю, к 12-ти я освобожусь. Ты договорись со своим сменщиком, чтобы пришёл к 12-ти часам. Я тебя забираю, мы отправляемся к вам домой, родители должны быть наготове. Вещей особенно много не берите, в поместье всё есть. Так что послезавтра в это время вы будете уже на новом месте.
   - А разве поместье так близко от Москвы? - с недоумением спросил Олег.
   - Послезавтра узнаешь, - пообещал Князь. - И ещё вот что хочу тебе сказать. Ты мне сейчас не поверишь, но я тебе всё-таки скажу, чтобы морально был готов. В том поместье, куда я вас приглашаю, есть целебный источник. Там ты можешь вновь обрести утраченные конечности. Да, да, - заверил он в ответ на недоверчивый взгляд Олега. - Поэтому подумай пока о том, чем бы ты хотел заняться, когда будешь здоров.
   - Тут и думать нечего, - пожал плечами Олег. - Если родители будут в безопасности, я бы вернулся в армию, только не к такому командиру, как Журиков. Его ребята не зря Жмуриков называют, - с досадой добавил он. - Он же не одного меня подставил, в его части больше всего потерь. Неужели командование этого не замечает? А я ведь училище осознанно выбирал. Мне и владеть в совершенстве своим телом очень нравится, да и планировать операции люблю.
   - То есть, тебя можно рекомендовать снова в спецназ? - уточнил Князь.
   - Если буду действительно здоров, то да, - дрогнувшим голосом подтвердил Олег. - А это точно, что я могу выздороветь?
   - Абсолютно, - заверил Князь.
   - Даже если и не получится, - вздохнул Олег, - я бы взялся за разработку военных операций. Я когда здесь сижу, часто вспоминаю, как мы действовали, когда я служил. Я бы всё по-другому распланировал, и потерь бы у меня не было.
   - Ну, тогда помечтай, стратег, - добродушно улыбнулся Князь. - Скоро у тебя будет возможность осуществить свои мечты.
   Возвращаясь к себе, Князь с удовлетворением думал о том, что у него есть кого предложить Велемиру для создания частей спецназа в княжестве.
   *
   Вечером все снова собрались в общем зале в Межмирье. Жителей Весты они сюда не приглашали, предоставив им свободу самим решать свои дела. Были только Лита с Атилом, которые помогали Алексею и Ивану в освобождении пленных эльфов и единорогов, и с удовольствием гостили у таких необычных людей. Зато не выходил из своей двери Семён - Маша у него ещё дичилась, а оставлять своих домочадцев одних Семён пока не решался. Поэтому общался он с товарищами пока мысленно.
   Князь расположился на ковре у камина, близнецы шустро ползали по нему и вокруг него, а Дина отдыхала в кресле рядом. За них двоих отчитывался Леонид.
   - Построили два поселения, в Князево уже всех перевели, кто захотел. В Мирково ещё пару дней придётся поработать, слишком народу много набирается.
   - Мы с Тимуром завтра подключимся, поможем, - предложил Нариман.
   - Хорошо, - кивнул Леонид, - тогда быстрее справимся. Семён такие замечательные дороги проложил между селениями - мечта! Покрытие ровное, грязь и пыль не задерживаются, кюветы бортиками ограждены, не свалишься. А вода стекает беспрепятственно, магическая очистка задействована.
   - Вот закончим переселение, тогда можно будет жителям велоколяски предложить для перемещения по дорогам, - предложил Нариман.
   - А что, хорошая мысль, - отозвался Князь. - Только это немного погодя. Я обещал Гордею перестроить Власово, им тоже надо нормальные дома сделать. А то завидовать новым соседям начнут, а зависть - не очень хорошая основа для добрососедских отношений.
   Все согласно кивнули.
   - А я сегодня у бывших родственников побывала, - сообщила Марина. - Договорилась, что девятого идём к нотариусу, отдаю им свою половину квартиры, а они нам свой загородный участок. Вот смотрите, какое там пока убожество, на том участке.
   В воздухе повисла увеличенная фотография заснеженного участка с хлипкой постройкой недалеко от забора.
   - А участок немалый, - одобрительно сказал Леонид. - Сколько соток?
   - Около двадцати, - ответила Марина.
   - Это хорошо, - довольно отозвался Иван. - Времянку до весны утеплим, чтобы внутри уютно было, а весной снесём и сделаем там что-нибудь более приемлемое. А мы завтра с Алексеем постараемся закончить освобождение эльфов и единорогов из плена, там уже немного осталось. Гоша, а у тебя как? - окликнул он Георгия, который с умилением наблюдал за внуком, развлекающим близнецов.
   - А? - вскинул тот голову. - Я тоже завтра закончу освобождение пегасов, потом к ним двину, налаживать контакты. А потом к драконам хочу, - мечтательно заявил он.
  
   *
   7 января 2008 года, понедельник.
  
   После завтрака все занялись своими делами. Решили всё-таки завтракать, обедать и ужинать в общем зале, пока не обзаведутся большими семьями. И только Женя хватилась, что Витюшка куда-то исчез, как тот ворвался в зал из двери на Землю.
   - Мама, мама, - кричал он на бегу. Увидев Женю, появившуюся в зале из их двери, ринулся к ней. - Мамочка, я сейчас разговаривал с папой.
   - С каким папой? - с недоумением спросила Женя. Все присутствующие тоже с удивлением смотрели на возбуждённого Витьку. - Твой папа погиб, Витенька, - ласково напомнила она обнимавшему её мальчику.
   - Я знаю, - быстро заговорил Витька. - Он мне сказал, что когда он погиб, у него был выбор: или дожидаться следующего воплощения, или стать одной из стихий планеты. Он решил стать ветром. Он всё время находился около нас, это он подсказал Матильде мысль нанять тебя моей няней и кормилицей. А сегодня он понял, что может поговорить со мной, и очень обрадовался. Пойдём, а? - умоляюще сказал Витька, потянув мать за собой.
   Та инстинктивно обернулась к Князю, спрашивая у него совета. Тот согласно кивнул.
   - Сходи, пообщайся, вреда вам на планете никто причинить не сможет, а вдруг это и правда Вадим.
   Вернулась Женя задумчивая, Витька тоже притих. На вопросительные взгляды других Женя кивнула и сказала:
   - Это и правда дух Вадима. Он очень рад, что может с нами общаться, а то чувствовал себя одиноко. Стихии на Земле становятся всё более обозлёнными, ему с ними неуютно. Я обещала узнать, можно ли ему перебраться к нам, на Весту.
   - Ты думаешь, на Весте он обретёт плоть, станет человеком? - спросил Алексей.
   - Ну а вдруг, - с надеждой предположила Женя.
   - Давай, я с ним поговорю, - предложил Князь и, получив согласие Жени, протянул руку Витьке: - пойдём, Витёк, обсудим с папой перспективы.
   Они вернулись через четверть часа. Ждала их не только Женя, ждали почти все волхвы.
   - Придётся немного потерпеть, - объявил Князь. - Я Вадиму объяснил ситуацию, он согласен. Потерпеть, - уточнил он, - пока не освободится Купель. А это не больше недели. Попросим Юру, он пока подготовит программу.
   Юрий, воодушевлённый идеей создания магической электроники, начал уже работать с Купелью. Он договорился с ней, чтобы, исцеляя больных детей, она одновременно давала здоровье и их родителям (а попробуйте сейчас на Земле найти здоровых людей!). В процессе исцеления Купель вкладывала в головы родителей знания о правильном обращении с ребёнком (правильном питании и правильном воспитании). При этом Юрий очень серьёзно отнёсся к вопросу Геннадия, не нарушают ли они с Купелью принцип свободы воли, который Создатель сделал основополагающим для каждого разумного создания.
   - Нет, Гена, - пояснил Юрий. - Мы на этот принцип не покушаемся, даже если люди Земли в основном ведут себя так, что можно засомневаться в их разумности. Мы не подавляем волю родителей исцеляемых с их участием детей. Мы даём им только Знания о том, что привело к несчастью с ребёнком, и как этого избегать впредь. Другое дело, что мы сейчас общаемся с любящими родителями. Они же всей душой стремятся к тому, чтобы ребёнок выздоровел, и они могли взять его домой. С теми же, которые совсем отказались от детей и слушать о них не хотят, мы и не пытаемся работать, и знания им вкладывать не собираемся. Как говорится: "Не мечите бисер...".
   - Думаю, за неделю мы успеем оздоровить тех детей, которых жаждут забрать родители, - задумчиво предположила Лиза.
   Они с Юрием как раз вошли к началу разговора после очередного сеанса и прощания с выздоровевшим ребёнком и его счастливыми родителями.
   - Забирают только малышей, до пяти лет, - вздохнула Лиза. - О тех, кто постарше, их родители и слушать не хотят, уже забыли, вычеркнули из жизни.
   - Сколько ребятишек мы берём на Весту? - спросил Леонид.
   - Уже сейчас могу перевести тридцать восемь, их точно не берут, - с горечью сказала Лиза.
   - А давайте их сегодня и переведём, - предложил Леонид. - У вас сегодня ещё сколько сеансов запланировано?
   - Двое остались, - подключился к разговору Юрий. - После обеда мы свободны.
   - Правильно, давайте сегодня отпразднуем Рождество исцелением тридцати восьми страждущих, - подхватил мысль Леонида Владимир.
   Он уже передал церковь в Поздняково своему преемнику, отцу Игнатию, и теперь находился или в Межмирье, или на Весте, работая над проектом духовного возрождения человечества на Весте и привлекая к этой работе всех волхвов.
   - Марина, - позвал Князь мать Тимура, которая что-то оживлённо обсуждала с Нариманом, - можешь прерваться? Твой совет нужен.
   - Могу, - с готовностью откликнулась Марина и пояснила, - Мы с Нариманом обсуждаем, кого заселять в найденные им долины в южных горах. Это вполне может подождать. Что ты хотел?
   - У нас сегодня праздник, - сказал Князь. - Будем переводить тридцать восемь старших питомцев Лизиного приюта на Весту. Решили не ждать, пока заберут всех младших. Так зачем ещё неделю томить на Земле тех, от которых родители отказались? Пусть как можно раньше испытают радость ощущения здорового тела, без боли, без страданий! Вот я и хочу тебя спросить, то здание, которое мы им готовили, уже свободно, или там ещё остались детишки из обоза?
   - Никого не осталось, - успокоила его Марина. - Семнадцать вернули родным, они все поселились в Князево, а семерых взяла к себе Власта. А вот из шести девушек, которые за ними присматривали, две хотят остаться у нас, домой они возвращаться не хотят.
   - Ну, и пусть остаются, - радостно сказала Лиза. - Просто замечательно, что в приюте будут и жительницы Весты, они помогут детям и воспитателям скорее освоиться.
   - Ты и воспитателей берёшь на Весту? - уточнил Леонид, который уже занялся планированием праздника. - А они знают, куда ты их ведёшь?
   - Знают и в восторге, - ответила Лиза. - К нам ведь в воспитатели шли монашки, которые любят детей, но потеряли надежду на семью и своих детишек. Они так самоотверженно ухаживали за больными детьми, что я считаю, что мы должны и им дать шанс на новую жизнь.
   - Значит, решили, - подвёл итог Князь, - пока Лиза и Юра проводят эти два сеанса исцеления, остальные готовятся устраивать детишек, разрабатывают сценарий праздника, готовят подарки детям. В общем, думайте все.
   - А ты чем займёшься? - спросил Алексей, почувствовав озабоченность Князя ещё чем-то.
   - Твоими делами в том числе, - сообщил ему Князь. - Обещал Латышевым, что приду, заодно попрошу Михаила заняться возвращением твоей квартиры, чтобы всё было по закону.
   - А я собирался просто выставить их из квартиры и стереть все записи о регистрации Веселова по этому адресу, - растерянно признался Алексей. - Не пойдёт? - догадался он, увидев, как Князь отрицательно качнул головой.
   - На Земле нам свою Силу лучше не показывать, - пояснил Князь. - Помнишь, и Пирамида предупреждала. Так что квартиру так, как ты планируешь, не освободить. Слишком много людей уже знают о твоих отношениях с Веселовым. Поэтому лучше привлечь на нашу сторону закон. А Латышев очень хороший адвокат, вот я и предложу ему заняться твоим делом.
   - Предложи, - согласился Алексей, - а я тогда тоже займусь подготовкой к празднику для ребятишек. Есть у меня пара идей.
   - Ты мне свои документы дай, свидетельство о праве собственности на квартиру и то заявление, что у тебя отказались в суде принять, - попросил Князь. - Там ведь написано, откуда взялись претензии Веселова на родство с тобой?
   - Всё написано, - проворчал Алексей. - Я там даже перечислил свидетелей того разговора с Ольгой, когда она мне сообщила, что впишет меня в метрику сына.
   - Сообщила? - зацепился за слово Князь. - То есть, сам ты на это ей согласия не давал?
   - Не давал, - подтвердил Алексей.
   - Уже легче, - повеселел Князь. - Мне ведь Пирамида оставила хроноскоп, который разработали волшебники Земли. По нему можно отыскать и записать любое событие в прошлом. Я с этим хроноскопом уже работал, когда Витюшкиных родителей отслеживал, - напомнил он. - Тогда я сейчас тот разговор быстренько запишу в чёрно-белом изображении, как любительскую видеосъёмку. Пусть скажет, годится ли для суда в качестве доказательства.
   - Давай, - воодушевился Алексей, - я даже дату отчётливо помню. Семнадцатого апреля шестьдесят второго года, это было моё знакомство с коллегами по прибытии на первое моё место службы.
   Князь задействовал хроноскоп, установил дату и место, нашёл искомое событие и включил запись. В это время послышался голос Жура, Главы домовых долины, которые поселились с волхвами.
   - Слушай, Князь, а чем ты расплачиваться с адвокатом будешь?
   - А? - отвлёкся от записи Дмитрий и признался - да я как-то не думал ещё. А надо?
   - Конечно, надо, - укоризненно заметил домовой. - Где это ты адвоката видел, чтобы бесплатно работал?
   - А я завтра плату за квартиру получу от Сотниковой, - вспомнил Князь. - Вот теми деньгами и расплачусь.
   - Надолго тебе тех денег хватит, - проворчал Жур. - Вот, возьми лучше, - и он высыпал на стол перед Князем горсть удивительно красивых камней, переливающихся всеми оттенками сиреневого цвета.
   - Это что? - восхитился Князь, любуясь представшим перед ним великолепным зрелищем.
   - Это будет твоя валюта на Земле, - пояснил Жур. - Таких самоцветов на Земле точно нет, да и на Весте они редко встречаются. На этом материке вообще только одна жила, она в наших горах находится. Но вам её надолго хватит. Думаю, у твоего приятеля-адвоката найдутся знакомые ювелиры. А уж в том, что эти ювелиры обеими руками вцепятся в такую редкость, я полностью уверен.
   - Спасибо, Жур, - Князь с признательностью посмотрел на домового. - Ты знаешь, так приятно с тобой и работать и просто общаться, просто слов не хватает, чтобы выразить, как я тебя ценю и как благодарен тебе.
   - Ну и не надо слов, - польщённо заулыбался Жур. - Мне эти твои чувства дороже всех слов, от них моя энергетика растёт, как на дрожжах, - пошутил он.
   Князь взял кейс, который ему подал Жур, положил туда документы, диск со скопированной хроноскопом записью встречи Алексея Куприна с новыми сослуживцами и матерью Юрия Веселова, добавил пакетик с самоцветами. Взял приготовленные для Латышевых подарки, вышел в общую гостиную и через дверь "ЗЕМЛЯ" шагнул прямо на лестничную площадку перед квартирой Латышевых.
   Прозвенели птичьи трели в квартире, когда Дмитрий нажал кнопку звонка, прозвучали лёгкие шаги. Дверь открыла жена Михаила, Таня.
   - Дима, здравствуй, - радостно приветствовала она гостя. - Заходи, мы тебя уже ждём.
   - Да я вроде бы без опоздания, - пожал плечами Дмитрий. - Здравствуй, Танюша, чудесно выглядишь, - сказал он, вручая хозяйке роскошный букет нежно пахнувших цветов, которые росли перед их домом в Межмирье.
   - Ой, спасибо, какое чудо, - охнула Таня. - Ты где такую прелесть откопал?
   - В тех же краях, где и ваши браслеты, - усмехнулся Дмитрий. - Куда прикажешь?
   - Сюда и прикажу, - сказал вышедший из гостиной Михаил. - Ну, привет, бродяга!
   - Привет, привет, - обнял приятеля Дмитрий. - Бери свой любимый мускат, - он вручил хозяину бутылку вина. - А где наследница?
   - Наследница за столом, - откликнулся Михаил, с удовольствием рассматривая вручённую ему бутылку. - Даже жаль открывать, - шутливо пожаловался он.
   - Ну и не открывай, - легко согласился Дмитрий. - Выпьешь потом, когда повод будет.
   - Да уж какой повод лучше того, что есть! - воскликнула Таня. - Мы ведь понимаем, Дима, что ты нас просто спас этими браслетами.
   - Так обязан был, - серьёзно откликнулся Дмитрий. - Ведь из-за дружбы со мной на вас "наехать" пытались.
   Они вошли в гостиную, где за празднично накрытым столом уже сидела девочка лет одиннадцати. Увидев Князя, она выскочила из-за стола и кинулась к нему.
   - Здравствуй, дядя Дима! А что ты мне принёс?
   - А если ничего, то ты мне не рада, Ксюша? - притворно нахмурился Дмитрий.
   - Рада, только ты сам виноват, что я такие вопросы задаю, - неожиданно сказала Ксенька. - И не зови меня Ксюша, знаешь ведь, что я это имя не люблю.
   - И чем же это я перед тобой виноват? - изумился Дмитрий.
   - А нам в школе рассказывали про рефлексы, условные и безусловные, - проказливо улыбнулась девочка. - А поскольку ты мне всегда приносишь подарки, вот у меня и выработался такой условный рефлекс.
   - А-а, - глубокомысленно протянул Дмитрий, - тогда признаю, действительно виноват. Вот, держи для поддержания твоего условного рефлекса.
   Он протянул засиявшей девочке большой, объёмный пакет.
   - А что там? - с нетерпением спросила Ксенька, понимая, что изучить подарок родители сейчас не дадут.
   - Коттедж с мебелью и обитателями. - Пояснил Дмитрий. - Там целое семейство куколок, будешь их обустраивать в коттедже. Только это не готовая игрушка, - предупредил он, - а типа конструктора. Сама определишь, где какие комнаты будут, выберешь им интерьер, в общем, полная свобода для творчества.
   - Спасибо, дядя Дима! - восторженно воскликнула Ксенька и, повинуясь взгляду матери, с сожалением отложила подарок и заняла своё место за столом.
   - Долго засиживаться у вас, друзья, не могу, - предупредил Дмитрий, когда они приступили к еде. - Через два часа меня ждут в другом месте, а у меня ещё серьёзный разговор к тебе, Миша.
   - Поговорим, - пожал плечами хозяин дома. - А пока налегай на угощение, мы сегодня втроём на кухне творили.
   - Сразу видно, что творчество, - тоном знатока заметил Дмитрий, подставляя свою тарелку Татьяне. - Пока не знаю, как на вкус, а по оформлению - хоть на выставку.
   - А как на вкус? - не выдержала Ксенька, подождав, пока Дмитрий отведает несколько блюд.
   - Божественно! - закатил глаза Дмитрий. - На конкурсе "Папа, мама, я - кулинарная семья" вам присуждается первое место.
   За столом не засиделись. Отведали приготовленные блюда. Потом мужчины пошли в кабинет Михаила. Ксенька убежала с пакетом в свою комнату, вскоре оттуда послышался её голос:
   - Мама, мама, иди сюда, здесь такое, такое, ты должна это видеть. Мне твой совет нужен.
   Улыбнувшись восторгу дочери, Михаил обратился к гостю.
   - Что у тебя за дело?
   - Хочу нанять тебя как адвоката, - ответил Князь.
   - Князь, - осторожно заметил Михаил. - А ты знаешь сумму моего гонорара? Я ведь очень дорогой адвокат.
   - Такой гонорар тебя устроит? - немного суховато осведомился Дмитрий и рассыпал перед Михаилом горсть сиреневых самоцветов.
   - Какая прелесть! - не смог скрыть восторга Михаил. - Откуда у тебя такое богатство? Здесь на десять гонораров хватит с избытком.
   Он посмотрел на Князя, понимание и смущение проступили на его лице.
   - Прости, Димка, - покаянно сказал Михаил, - мне, конечно, надо было сказать, что я отработаю за браслеты. Но мне ведь семью содержать надо, а расходы у нас немалые. А когда новое дело берёшь, там всегда столько непредвиденных расходов появляется, потому и гонорары я такие беру. А за эти камешки, - он восторженно поворошил сверкающие самоцветы, - я тебе десять дел проведу, ещё на серёжки для Танюшки останутся.
   - Десять не надо, - проворчал Дмитрий, остывая.
   Ну, чего он так обиделся на друга! Это ему сейчас о деньгах можно не думать, а Михаил ведь живёт на Земле, притом в одном из самых дорогих городов мира.
   Он снова открыл кейс, достал оттуда бумаги Куприна, диск с записью, и рассказал Михаилу историю о том, как Юрий Веселов незаконно захватил квартиру совершенно чужого для него человека.
   *
   Потом Князь поспешил вернуться на Весту, где в здании приюта уже начинался праздник для детей, переведённых с Земли. Хорошо, что детская психика более пластична, дети быстрее привыкают к чуду. Перемещение детей на Весту напоминало сначала суету в многократно увеличенном муравейнике. Волхвы заходили в палату, подхватывали очередного ребёнка, снова шагали в зал их базы в Межмирье, а оттуда, через дверь "ВЕСТА" выходили уже в зал приюта, где опускали детей с уже запущенными программами исцеления в приготовленные для них креслица. Каждому выпало принести трёх-четырёх детей. Вскоре все тридцать восемь ребятишек уже находились в зале, блестящими от волнения и любопытства глазёнками смотрели по сторонам, радуясь и окружающему их великолепию и полному отсутствию боли.
   А потом был праздник! Звучала весёлая, бодрящая и одновременно лёгкая и ласкающая музыка, летали разноцветные лёгкие воздушные шары, которые так весело было перекидывать друг другу. С потолка свисали качели, на которых так здорово можно было летать над залом. Детишки ощущали ласковые невидимые руки, которые помогали им делать свои первые шаги. По краям зала размещались разноцветные горки, по которым тоже здорово было скатываться в шариковые бассейны. А ещё на столах громоздились вазы с сочными сладкими незнакомыми фруктами.
   Взрослые, которые перенесли их в этот замечательный зал, были такими добрыми. Они улыбались детям, гладили их по головкам, подкидывали младших в воздух, радуясь вместе с ними. Праздник получился на славу! А потом зевающих детей развели по комнаткам. Комнатки в приюте волхвы сделали необычные, учитывая просьбы воспитательниц. Восемь монашек попросили матушку Елизавету взять их в новый мир, они хотели и дальше работать воспитательницами в приюте. На каждую воспитательницу приходилось пять воспитанников, двоим досталось по четыре. Всего волхвы создали восемь жилых помещений. Каждое помещение имело круглую форму. Центральная часть отводилась под игровую, а вдоль стенок размещалось по шесть комнат, одна для воспитательницы и пять для детей. Комнатки отгораживались от общего зала плотными портьерами. В каждой комнатке - удобная кровать с ортопедическим матрацем, столик с креслом, гардероб и свой санузел. И самое привлекательное - французское окно до пола, которое открывалось в личный дворик или садик, по выбору обитателя комнатки.
   Кроме этих восьми жилых помещений в приюте был большой зал, в котором и проходило празднование, учебные комнатки, спортивные залы и большой бассейн с примыкающими к нему банями и душевыми помещениями. Здание приюта находилось в большом саду.
   *
   8 января 2008 года, вторник.
  
   С тех пор как, искупавшись в живой воде их озера в Межмирье, Георгий Владимирович стал выглядеть моложе внука, Князь даже мысленно называл деда только Гошей. Вот и сегодня, когда они, позавтракав, поднялись из-за стола, он обратился к Гоше.
   - Чем сегодня планируешь заняться, дипломат? Опять что-то задумал? Вчера с эльфами о чём-то договаривался, а сегодня что?
   - Сегодня подамся к драконам, устанавливать дипломатические отношения, - важно сообщил Георгий, и тут же, сбросив важность, совсем по-мальчишески тряхнул головой и предложил: - Мить, а пойдём со мной. Интересно ведь.
   - Интересно, - согласился Дмитрий и вздохнул. - Только мне на Земле ещё кое-что нужно сделать.
   - А что именно? - заинтересовался Георгий.
   - Передам квартиру Сотниковой, - начал перечислять Дмитрий, - потом встречусь с волшебниками Земли, попрошу их взять под своё крыло моих бывших сослуживцев, познакомлю волшебников с теми, кто придёт на встречу в кафе, а там уж пусть без меня договариваются. Ещё я обещал Олегу, помнишь, я тебе рассказывал о нашем консьерже, что заберу его с родителями из Москвы, их уже и из гаража вытесняют, - пояснил он. - Олег говорил, они мечтают жить в селе, заниматься огородом. Так я их здесь отдам под опеку домовым в долине Тёплого озера, пусть осваивают магию и живут в безопасности. Во Власово девушек много, может, какая Олегу приглянется, счастье своё найдёт. Ну, и сегодня Тимур обещал поискать того архитектора, что русской средневековой архитектурой интересовался. Попрошу его, чтобы нам город спроектировал, столицу для князя Велемира. Место мы с князем присмотрели на том берегу Слави, напротив Власово. Там и создадим по проекту архитектора. Гена прав, ошибку Хоттабыча повторять не будем.
   - Ну-у, - уважительно протянул Георгий, - на это у тебя действительно весь день уйдёт. Ну и ладно, спрошу парней, может, они мне составят компанию для визита к драконам.
   - Вы там поосторожнее, - озабоченно посоветовал Дмитрий. - Атил говорил, драконы людей к своим островам не подпускают, огнём отпугивают, когда те осмеливаются подплывать к их берегам.
   - Мы пойдём другим путём, - засмеялся Георгий. - Тоже драконами станем. Не забыл, что люди по своей сути метаморфы?
   - С тобой забудешь, - проворчал Дмитрий. - Сколько ты уже форм перепробовал?
   - Да не так уж и много, - ухмыльнулся Георгий, в котором Дмитрий все меньше видел черты своего серьёзного деда. Этого восторженного парнишку Дмитрий теперь воспринимал как младшего братишку, с интересом и восторгом осваивающего новый мир. С момента перехода на Весту Георгий полностью увлёкся изучением этого мира, даже не вспоминая о Земле и не собираясь туда возвращаться. Дмитрий уже подумывал, кому бы передать дедов участок в Подмосковье, не бросать же его бесхозным. Только прошлой весной они с дедом построили там дом по своему вкусу, хороший такой двухэтажный особняк с мансардой. Правда, после разгрома, который там учинил Цуканов, Дмитрию с домовым, которого он пригласил присматривать за домом, пришлось основательно потрудиться, чтобы дом стал выглядеть по-прежнему. Домового он нашёл на Земле, домовые с Весты даже слушать не хотели о возвращении на Землю. Дмитрий подумывал было отдать участок с домом семье Олега, но потом решил, что им лучше и безопаснее жить на Весте. Уж очень беззащитным было это семейство. Так что пока за участком присматривал домовой Заботник. Такое имя он себе выбрал из тех, что предложил ему Дмитрий.
   До встречи с Сотниковыми на квартире, назначенной на 11 часов, Дмитрий просто погулял по заснеженной Москве. Приглядывался к спешащим по своим делам людям, а сам напряжённо думал о том, как помочь людям Весты обрести духовность, освоить магию и жить счастливой жизнью без войн, убийств и преступлений, как и завещал людям Создатель.
   Без десяти одиннадцать Дмитрий шагнул в подъезд дома, в котором была его квартира. Сначала он подошёл к сидящему на месте консьержа Олегу. Тот смотрел на него встревоженно, сквозь тревогу пробивалась и надежда.
   - Сменщика предупредил? - поздоровавшись, спросил Дмитрий.
   - Да, - нервно сглотнул Олег, - придёт к двенадцати.
   - Хорошо, - кивнул Дмитрий, - к двенадцати я освобожусь, жди меня здесь.
   - А-а, - Олег повёл глазами в тот угол, где стояли несколько человек в камуфляже.
   - Не робей, прорвёмся, - подмигнул ему Дмитрий, прошёл к лифту и поднялся на свой этаж. Здесь он тоже отметил сидевших в засаде выше и ниже по лестнице людей, снисходительно улыбнулся и вошёл в квартиру. После появления в Интернете разоблачений Арамеев и Голиков вылетели со службы, но теперь новое начальство жаждало захватить Мещерского, не простив ему "предательства".
   Дмитрий прошёл по квартире, убирая из неё личные вещи в свои апартаменты в Межмирье. К приходу новых хозяев квартира была уже полностью обезличена, став похожей на выставку современного интерьера в каком-нибудь модном мебельном салоне Москвы. Новая обстановка в гостиной и спальне, современная электроника, супер-современная кухня - всё должно было понравиться новой хозяйке.
   Прозвенел звонок, Дмитрий открыл дверь. Любовь Фёдоровна пришла с дочерью Надей, на которую и оформлялась квартира, и нотариусом, который должен был оформить сделку. Мать с дочерью пошли осматривать квартиру, дотошно заглядывая во все углы, а Дмитрий пока предложил нотариусу угощение: кофе с бутербродами из деликатесов. Нотариус от угощения отказываться не стал. Наконец, мать с дочерью тоже присоединились к ожидавшим их мужчинам. Выглядели они очень довольными. Ещё бы, полностью обставленная квартира, всё самое модное и новое. Женщины просто лучились от восторга. Торговаться старшая Сотникова уже и не думала, её только беспокоило, как бы Мещерский цену не поднял.
   - Ну что, - спросил Дмитрий, когда женщины выпили кофе, - Оформляем покупку? Надя пусть вступает во владение квартирой, а я прощаюсь?
   Оформление не затянулось, бумаги нотариус приготовил заранее. Получив от покрасневшей от смущения (стыдно всё-таки ей было, хоть и немного) Любови Фёдоровны кейс с деньгами, Дмитрий раскланялся, вручил младшей Сотниковой три комплекта ключей и вышел через входную дверь, но не на лестничную площадку, где его поджидали, а появился прямо перед вздрогнувшим от неожиданности Олегом. Взяв его за руку, Князь исчез вместе с ним прямо на глазах у опомнившейся группы захвата. Только вот захватывать было некого.
   А Дмитрий, перейдя с Олегом на параллельную улицу в заснеженный сквер, чтобы не пугать прохожих своим внезапным появлением, поторопил Олега:
   - Давай, показывай своё жилище, пока и туда ОМОН не отправили.
   - Так это, - замялся Олег, - надо в транспорт, сам я на протезах долго идти буду.
   - Не надо идти, - сказал Дмитрий, - адрес назови, я нас туда перенесу.
   Олег назвал адрес, и почти сразу же Дмитрий, зависнув сначала в режиме невидимости над районом гаражей, мягко опустил их на снег перед гаражом, на который указал Олег. Когда они вошли в гараж, родители Олега сидели рядышком на одном из двух топчанов, стоящих у стен. Вещи они уже собрали в три большие сумки.
   Поздоровались, познакомились, а затем все четверо, подхватив вещи, шагнули в воронку портала, прошли через Межмирье и оттуда на Весту. Когда они появились у домика, построенного для них сегодня утром на берегу Тёплого озера, Олег с родителями сначала растерялись, а потом с растущим любопытством и радостью начали оглядывать место, куда они попали. Озеро с прозрачной водой, над которой курился парок, окружающие долину горы, причудливые дома вокруг. Особенно их впечатлила Витюшкина девятиэтажная башня.
   Князь указал рукой на дом с мансардой и большой верандой, перед которым они стояли:
   - Вот это ваш дом. Здесь вы теперь будете жить. Добро пожаловать!
   - Ой, мама, - покачнулся Олег.
   Лариса Аркадьевна, как встревоженная наседка, кинулась к сыну.
   - Что, сыночка? - спросила она, испуганно заглядывая ему в глаза.
   - Мам, ты не пугайся, - поспешил успокоить её Олег. - Просто у меня протезы исчезли, вот я и ойкнул от неожиданности.
   - Протезы исчезли? - встревожился и Илья Миронович. - А как же ты стоишь?
   - На своих ногах! - воскликнул Олег, - и вот, смотри, - он стянул перчатку, которая должна была имитировать отрезанную в плену кисть. Рука была полностью здорова!
   - Ну, я же тебе обещал, что в поместье ты будешь полностью здоров, - напомнил ему Князь и даже поёжился от того благоговения, которое проступило во взглядах родителей Олега, обращённых на него. Наскоро познакомил их с домовым и поскорее сбежал от благодарного семейства.
   Оставив Олега с родителями устраиваться в их новом жилище, Князь вернулся на Землю. Ещё 4 января, после крещения близнецов, Князь ненадолго выходил на Землю. Он обратился с просьбой о встрече к одному из волшебников, названных ему Пирамидой. Анатолий Иванович Фадеев состоял в администрации Президента, он же от волшебников Земли курировал силовые структуры России. Дмитрий рассказал Фадееву о положении дел в своей бывшей конторе и о том, что обещал бывшим сослуживцам помощь.
   - И какую помощь ты им обещал? - насмешливо прищурился Анатолий.
   Они сразу после знакомства перешли на "ты", ощутив взаимную симпатию.
   - Конкретно не уточнял, - улыбнулся Князь. - Не поговорив с тобой, что я могу им обещать на Земле? Но для себя решил, если ты откажешься помочь, заберу их на Весту. Жаль мужиков, а мне такие специалисты на Весте пригодятся.
   - На Весту забирать не надо, - посерьёзнел Анатолий. - Они и на Земле очень нужны. Когда ты с ними договорился встретиться?
   - 8 января в обед, сразу после 13 часов, - сообщил Дмитрий. - В кафе напротив конторы, мы там часто обедаем. Там такие жареные рёбрышки готовят, просто восторг души и желудка. Я, когда в Москве работаю, стараюсь всегда на обед туда ходить.
   - Лады, - кивнул Анатолий. - В 13 часов я буду в кафе, познакомишь меня с твоими бывшими (выделил он это слово) сослуживцами, я посмотрю, на что они годятся. Не волнуйся, - уловил он беспокойство Князя, - никого без помощи не оставим. А тебе спасибо, за подсказку. Надёжных людей трудно подыскивать, а в таком ведомстве нам и подавно надёжные нужны.
   Когда Дмитрий уже собрался уходить, ему в голову пришла ещё одна мысль.
   - Слушай, Анатолий, - сказал он, - а можно к тебе с ещё одной просьбой обратиться?
   - Ну, попробуй, - усмехнулся тот.
   - Если бы я оставался на Земле, я бы сам попробовал, - сообщил Князь. - Но здесь ведь ваша, так сказать, епархия. А я беспокоюсь за судьбу группы Шамиля Кураева (Анатолий знал, что случилось с Мещерским). Всё-таки, раз я вмешался в их жизнь, то какая-то доля ответственности за них и на меня легла. Ты не мог бы выяснить, где они теперь? И не нужна ли им помощь.
   - А если нужна, помочь? - продолжил Анатолий его логическую цепочку.
   - Ну да, - подтвердил Князь, серьёзно посмотрев в глаза волшебнику. - Ребята ведь хорошие в своей основе, нельзя таких людей оставлять на произвол нашей системы.
   - Вот ещё и потому готов помочь, - так же серьёзно ответил Анатолий, - что ты сказал "нашей". То есть, не бросаешь презрительно "ваши проблемы, ваша система, вы и разбирайтесь", а тоже принимаешь близко к сердцу то, что происходит в России.
   - Ну а как же? - изумился Дмитрий. - Нам когда Пирамида предложила заняться Вестой, первым вопросом у нашей группы был: не теряем ли мы связь с Родиной. Так что вы всегда можете обращаться к нам, если что.
   - Спасибо, мы это учтём, - поблагодарил Фадеев. - Мы пока не планируем привлекать вас, но кто знает, как жизнь повернётся.
   На том и распрощались.
   Этот разговор и вспомнился Князю, когда он сейчас вошёл в кафе. Вошёл и присвистнул от удивления. Зал был набит битком, ему показалось, что вся контора собралась здесь. Шума не было, все молча чего-то ждали. Оживились, когда увидели вошедшего Князя, но опять же шуметь не стали, только ожидание и надежда во взглядах возросли.
   - Князь, - негромко позвал его Маресьев, но в тишине его голос услышали все. - Вот, пришли, как договаривались, - неловко улыбнулся он. - Сам не ожидал, что столько народу явится, - признался он. - Боюсь, тут не все наши единомышленники, а как отличить - не знаю.
   - Ничего, я знаю, - раздался звучный голос Анатолия, который появился рядом с Князем. - Всем здравствуйте. Давай, Князь, знакомь меня с теми, с кем считаешь нужным, а потом можешь быть свободен. Твоя миссия на этом завершена, - подмигнул он.
   - Ну, и слава Богу, - облегчённо вздохнул Дмитрий, - тогда я тебя познакомлю с капитаном Маресьевым. Он этих людей созвал, ему и карты в руки. Веня, знакомься, - повернулся он к Маресьеву, - Анатолий Иванович Фадеев, он работает в администрации президента и будет теперь вам помогать.
   - Да, я его знаю, видел, - хрипло сказал Маресьев, - мы только знакомы не были.
   - Вот и познакомимся, - легко согласился Фадеев.
   - Анатолий, буквально пару слов, что с Шамилем? - напомнил Князь о своей второй просьбе к Фадееву.
   - Там теперь всё в порядке, - сказал Анатолий. - Так что можешь и эту заботу скинуть со своих широких плеч, - пошутил он.
   - Ну, тогда я пошёл? - предложил Князь, пожелал всем удачи и ушёл в Межмирье. Слава Богу, теперь эти люди были уже не его головной болью. Только посочувствовал Фадееву, представив, в каких трудных условиях приходится тому работать, и переключился на проблемы Весты. Сегодня он планировал встретиться с архитектором, которого ему обещал найти Тимур.
   *
   Тимур тоже вышел утром из Межмирья вместе с матерью. Они пришли в бывший колледж Тимура, который в советские времена назывался металлургическим техникумом. Марина Алексеевна прошла с ним в кабинет завуча. Когда ещё Нариман учился в этом техникуме, нынешний завуч тогда работал преподавателем технологии металлургии. Так что Наримана он вспомнил, когда два с половиной года назад Тимур поступал в колледж.
   - Здравствуйте, Константин Алексеевич, - поздоровалась Марина, - мы к Вам по очень серьёзному вопросу.
   - Здравствуйте, коль не шутите, - ворчливо отозвался Константин Алексеевич, строго поглядывая на Тимура. - Ну и куда это Вы исчезли полтора года назад, молодой человек? Вы знаете, что Вы отчислены из колледжа?
   Тимур опустил голову.
   - Разрешите, я всё объясню? - спросила Марина.
   - Присаживайтесь и объясняйте, - предложил Константин Алексеевич. - Вас это тоже касается, молодой человек, насколько я знаю, Вам стоять труднее, на одной-то ноге.
   - У меня уже обе целые, - сообщил Тимур, усаживаясь рядом с матерью.
   - Вот из-за этого Тимур и не смог продолжить учёбу, - пояснила Марина. - Нам рассказали о чудо-враче в Средней Азии, я увезла сына туда. Врач настаивал на полной секретности, иначе за излечение не брался. За полтора года у Тимура пришли в норму обе ноги. Мы только что появились в городе и сразу поспешили в колледж, восстанавливаться.
   - А мне рассказывали, что ты среди бомжей околачиваешься, - обескуражено сказал завуч. - Врали, значит?
   - Или обознались, - спокойно предположила Марина.
   От Тимура она знала, что он ни с кем из бывших однокашников не общался.
   - Ну, и что Вы теперь хотите? - спросил Константин Алексеевич. - Если привезли справку от врача, восстановить его, конечно, можно, но вот куда, он же только один курс закончил, - задумался он.
   - Справку от врача я представить не могу, - терпеливо объяснила Марина, - врач никаких справок не даёт и рассказывать о себе не позволяет. Нариману просто посчастливилось, что он узнал об этом враче и смог договориться с ним о лечении сына.
   - А как там Нариман поживает? - оживился Константин Алексеевич. - Помню, как хорошо он учился, первым в потоке был.
   - У него хорошая работа, - сообщила Марина. - Очень хочет, чтобы и Тимур окончил колледж, помогать ему будет.
   - Так что же нам с тобой делать? - задумчиво глядя на Тимура, спросил завуч.
   - У нас есть такая просьба, - сказала Марина. - Я оплачиваю пропущенные три семестра учёбы, а Вы допускаете его к сдаче экзаменов за третий, четвёртый и пятый семестры, ведь сейчас сессия как раз начинается. В сессию сдаст экзамены за третий и пятый семестры, а пока студенты будут на каникулах - за четвёртый. Тимур всё это время занимался самостоятельно, да и отец ему помогал, - пояснила она заинтересованно слушающему её завучу. - А для обоснования Вашего разрешения я принесу Вам справку из поликлиники, где хранится медицинская карта Тимура. Этого же будет достаточно? - настойчиво спросила она.
   - Этого достаточно, - согласился завуч и, повернувшись к Тимуру, поинтересовался: - не боишься экзаменов? Предупреждаю, преподаватели будут гонять тебя по всему курсу, раз уж сдаёшь экстерном.
   - Не боюсь, я готовился, - уверенно ответил Тимур.
   - Ещё одна загвоздка, - спохватился завуч. - После второго курса у его группы была практика, с этим как?
   - И здесь есть решение, - откликнулась Марина. - Нариман предложил, когда Тимур будет проходить практику за третий курс, включить для него и вопросы практики второго курса, он справится.
   - Ну, тогда решено, - сказал Константин Алексеевич. - Вы пока пишите заявление о восстановлении Тимура студентом колледжа и о том, чтобы ему разрешили сдавать экзамены за пропущенные три семестра одновременно. Я напишу резолюцию, если сегодня оплатите все три семестра и принесёте справку из поликлиники, завтра пусть Тимур является на первый экзамен. Сегодня, насколько я знаю, экзаменов нет, только консультации. Ну, счастливо тебе, парень, - протянул он руку Тимуру, который благодарно пожал её. - Привет супругу, Марина Алексеевна, - улыбнулся он Марине. - Я сейчас передам распоряжение в канцелярию.
   Когда Марина получила резолюцию завуча на своём заявлении и отнесла его в канцелярию, мать и сын вопросительно посмотрели друг на друга.
   - Куда сначала? - спросил Тимур.
   - Сейчас в кассу, заплатим за три семестра, потом в поликлинику, потом со справкой из поликлиники и квитанцией ты вернёшься в колледж, узнаешь расписание экзаменов.
   - А деньги у тебя откуда? - полюбопытствовал Тимур.
   - Князь дал, - ответила Марина. - Сказал, что теперь у нас общая касса.
   - Я сегодня же Галку Тимонину разыщу, - пообещал Тимур. - Узнаю, как дела у её брата, если тот согласится с нами работать, познакомлю его с Князем.
   - Познакомь, - согласилась мать, - а сам займись серьёзно учёбой, чтобы через год диплом получить.
   - А если меня весной в армию возьмут, опять перерыв? - озабоченно спросил Тимур.
   - Я постараюсь оформить тебе отсрочку по медицинским показаниям, - пообещала Марина. - В медкомиссии ведь могут понять, что на вылеченные "чудом" ноги нельзя давать сразу большую нагрузку. Кстати, надо будет обсудить это сегодня в поликлинике, обеспечить нам от них поддержку в этом вопросе.
   День получился очень плодотворным. В поликлинике и справку об излечении оформили и обещали поддержать, когда в военкомате будет рассматриваться вопрос о призыве. Со справкой и квитанцией Тимур ещё до обеда побывал в канцелярии колледжа, получил студенческий билет, зачётную книжку и расписание экзаменов по предметам всех трёх семестров. Преподаватели, рассчитывающие тоже отдохнуть, когда студенты будут на каникулах, согласились принять экзамены за все три семестра в течение этой сессии.
   Экзаменов Тимур действительно не боялся, поскольку был уверен, что найдёт ответ на любой вопрос в пространстве информационного поля.
   Пообедал он со всеми на Весте, а в 16 часов уже подходил к колледжу, спеша на первую консультацию, по электротехнике. Группа встретила его настороженно. Но когда Тимур повторил легенду, которую его мама сочинила для завуча, многие облегчённо вздохнули, а староста Валя Краснова высказалась от имени всех:
   - Значит, мы действительно обознались, когда видели среди бомжей похожего на тебя парня. А что, нога у тебя правда отросла?
   - Правда, - потопал ногами Тимур.
   Но тут в аудиторию вошёл преподаватель, и консультация началась. После консультации, получив у преподавателя экзаменационные билеты, Тимур подошёл к Галке Тимониной, которая довольно странно на него поглядывала.
   - Галя, у тебя брат по-прежнему держит архитектурную мастерскую? - спросил он.
   - Не держит, а еле поддерживает, - нехотя ответила девушка. - А зачем тебе? Они сами еле сводят концы с концами, так что на работу никого не возьмут.
   - Дело в том, что я знаком с людьми, которым нужны хорошие архитекторы, интересующиеся старинной архитектурой, особенно российской.
   - Тогда это точно к Серёжке, - оживилась Галя. - Он уже всю квартиру заставил своими макетами.
   - А ты можешь сейчас договориться с ним о встрече? - спросил Тимур.
   - Сейчас? - переспросила Галя. - Вообще-то он ещё в своей мастерской, так что можно. А может быть завтра, на свежую голову? - неуверенно предложила она.
   - На чью свежую? - развеселился Тимур. - Завтра у нас с утра экзамен, после обеда у меня консультация. Давай сейчас договорись с ним, что мы пришлём ему заказчика. Если он согласен, я сообщу Дмитрию Александровичу, он сам к нему подойдёт. А мы можем заниматься своими делами, то есть подготовкой к экзамену.
   - И не напоминай, - содрогнулась Галка. - Завтра самый страшный экзамен.
   - Даже так? - удивился Тимур. - Тогда завтра заходи сдавать со мной, подскажу.
   - Ты правда не боишься? - недоверчиво спросила Галка.
   - Не боюсь, - успокоил её Тимур. - Я же говорю, что сам учился всё это время, пока лечился, да и отец помогал, он здесь же учился. Давай, звони брату, - поторопил он.
   Сергей Тимонин сидел в своём офисе-мастерской, рассеянно водя карандашом по листу бумаги. Там постепенно возникали очертания его города-мечты, который он давно уже создал в своём воображении, перенёс большую часть на листы ватмана и теперь, под настроение, дополнял различными деталями.
   Он создавал волшебный город, в котором и жили волшебники. Чудесные дворцы, но не средневековые, из грубого камня, а созданные из лёгкого, вечного пластика, со всеми бытовыми удобствами. С магической канализацией (Сергей увлекался чтением фэнтези), магическим поддержанием уюта в жилище и комфортной температуры. Его дворцы были окружены садами и парками с цветущими и плодоносящими деревьями и кустарниками, разнообразием цветов, создающих в воздухе неповторимый аромат. В его городе не было никакого транспорта, на всех улицах были движущиеся тротуары (прочёл о них у Герберта Уэллса), а для перехода на большие расстояния он взял идею магического транспорта у Кира Булычёва, разместив на транспортных развязках, находящихся на расстоянии полукилометра друг от друга, порталы для переходов.
   Сергею очень помогало это творчество. Здесь он находил отдушину от унылой действительности. Клиенты ему попадались все какие-то приземлённые, требовали не вдохновения, а просто применения профессиональных знаний. И такую работу надо было выполнять, именно она приносила средства к существованию. А творчество помогало сохранять оптимизм, мечтать, жить.
   От рисования его отвлёк звонок мобильника. Сергей с недоумением взял его в руки - клиентам уже поздно, а кто ещё? "Сестрёнка", - улыбнулся он и, включив связь, догадливо спросил:
   - Ну что, консультация закончилась? Зайти за тобой?
   - Не надо, - жизнерадостно прозвучал голос сестры. - Меня проводят. Я только хотела узнать, ты ещё у себя, на работе?
   - На работе, - подтвердил Сергей.
   - К тебе сейчас придёт один человек насчёт работы, - сообщила сестра. - Его зовут Дмитрий Александрович, дождись его, ладно?
   - Хорошо, дождусь, - согласился Сергей.
   Домой идти всё равно ещё не хотелось, вдохновение его не покинуло. Да и заказ был нужен, они сейчас сидели без работы.
   Он уже заканчивал размечать на листе ватмана новую площадь своего города, когда в дверь офиса постучали.
   - Входите, не заперто, - привычно откликнулся он.
   Взглянул на вошедшего и замер. Восприятием художника он сразу уловил совершенство в облике этого человека. "Вот с кого бога Олимпа можно рисовать", - восхищённо подумал он. Не подумайте худого, у Сергея не было никаких отклонений в сторону половых извращений. Он просто восхищался совершенством, когда видел его перед собой. Совершенство тела человека (неважно, мужчины или женщины), животного, насекомого, растения - любого явления природы. Главное было в этом слове - совершенство.
   - Я должен Вас нарисовать, - вырвалось у Сергея.
   Мужчина понимающе усмехнулся, именно понимающе, без насмешки или неприятия, подошёл ближе и представился.
   - Здравствуйте! Мещерский Дмитрий Александрович, лучше просто Князь, - доброжелательно улыбнулся он. - А Вы, как я полагаю, Сергей Тимонин?
   - Да, - подтвердил Сергей, немного смущённый от своего порыва. - Здравствуйте, Дмитрий Александрович.
   - Лучше всё же Князь, - мягко предложил новый клиент и пояснил: - Меня все так зовут.
   - Хорошо, пусть будет Князь, - согласился Сергей. - Сестра предупредила, что Вы придёте, так что я Вас ждал.
   - А что это у Вас нарисовано? - заинтересовался Дмитрий, подходя к столу и рассматривая творение Сергея. - Как красиво! - искренне восхитился он.
   - Да это так, - польщённо ответил Сергей. - Город мечты рисую.
   Он сам не понял, почему его вдруг потянуло на откровенность.
   - Ну-ка, ну-ка, - обрадовался Дмитрий, - а у Вас что, и другие разработки есть? По этому городу, - уточнил он.
   - Есть, - вздохнул Сергей, - вон в углу, весь стеллаж в этих разработках. Ребята меня уже ругают, что места много занял ненужным хламом. Это они считают, что ненужным, раз денег не приносит.
   - Слушай, Сергей, переходим на "ты"? - внезапно предложил Князь. - Я уже понял, что ты тот человек, который нам нужен. Так что сотрудничать нам предстоит очень долго. Ты пока не поверишь, но я тебе всё-таки скажу. Завтра с утра забираем все твои разработки по этому городу, - он показал на стеллаж, - покажешь их нам, мне и моим товарищам, а потом займёшься осуществлением своей мечты.
   "Псих", - озарило Сергея. Настроение стремительно падало. Надо же, ждал клиента, а попался сумасшедший, который несёт невесть что. Обещает осуществление мечты, что в принципе невозможно. Ну, нет на Земле волшебников, зато психи множатся, как тараканы.
   - Ну, уж сразу и псих, - с лукавой улыбкой отозвался пришедший. - Ты ещё молод, чтобы не верить в чудеса. Давай руку, представлю доказательства.
   - Я что, вслух говорил? - удивился Сергей.
   - Вслух, не вслух, какая разница, - проворчал Князь, взяв Сергея за руку. В следующий момент они уже стояли в просторном помещении с множеством дверей, камином и мягкой мебелью. Но Князь не дал ему времени осмотреться. "Потом всё посмотришь", - буркнул он и потянул Сергея к двери с переливающейся розовым цветом надписью "ВЕСТА". Он вывел ошарашенного архитектора за эту дверь, и они оказались на обширном плато, окружённом со всех сторон горами и лесами. Только за их спиной был близок берег очень широкой, не менее километра, реки, на другом берегу которой виднелось большое поселение.
   - Это что? Это мы где? - задыхаясь от нахлынувших чувств, спросил Сергей.
   - Это не Земля. Этот мир называется Веста, - ответил стоявший рядом Князь.
   - А ты кто? Пришелец? - "догадался" Сергей.
   - Нет, я тоже землянин, как и ты, - покачал головой Дмитрий. - Нас несколько человек, мы жили на Земле, были обречены соотечественниками на гибель, но с помощью Создателя обрели способности волшебников и возможность жить в другом мире. Здесь захотели построить Столицу, а поскольку на волшебников мы только учимся, - шутливо заметил он, - то и решили обратиться к профессиональному архитектору. Вообще-то мы хотели предложить архитектору создать для нас город в старорусской архитектуре, но твой волшебный город сразу захватил меня.
   - А почему вы обратились ко мне? - затаив дыхание, спросил Сергей, уже начиная верить, что чудо действительно произошло.
   - Случайно, - пожал плечами Князь. - Просто один из нас учился с твоей сестрой, он и рассказал нам о тебе. О твоём городе мы и не знали. Вот и получается, что случайность - это непознанная закономерность. Ну что, согласен с нами сотрудничать? Строить мы будем при помощи магии, твоё дело - руководить, - объяснил Дмитрий. - Прежде всего, посмотри внимательно, годится ли это плато под застройку. Нам бы именно здесь хотелось построить Столицу нового княжества. Если не годится, завтра посмотришь на магическом глобусе, где есть подходящее место.
   - А почему завтра, а не сейчас? - жалобно спросил Сергей, не желая расставаться с чудом.
   - Даю тебе время для размышления, - улыбнулся Дмитрий. - Согласно народной мудрости "Утро вечера мудренее". Всё обдумаешь, а я завтра утром за тобой зайду. Девять часов утра тебя устроят?
   - Устроят, - рассеянно кивнул Сергей, уже весь в предвкушении того чуда, которое ожидает его впереди. - Мне действительно надо многое обдумать, - признал он. - Если не возражаешь, я сейчас сниму эти виды, дома подумаю.
   - Снимай, что хочешь, - махнул рукой Князь, - потом я верну тебя на Землю.
   Оба посмеялись получившейся шутке. Сергей сделал несколько снимков на мобильник, потом деловито спросил, указывая на широкую реку.
   - Мост тоже будем строить?
   - Обязательно, - подтвердил Князь. - Проектируй его поосновательнее, здесь движение оживлённое предполагается. Учти, через эту реку нет пока ни единого моста.
   - Ты не возражаешь, если я одного своего друга привлеку? - озабоченно спросил Сергей. - Он как раз специалист по мостам. Я-то больше градостроительством интересуюсь.
   - Сергей, я понимаю твои опасения. Ты думаешь, что мы заключим договор о работе только с тобой, чтобы сэкономить на разработке проектов, раз уж строить мы сами будем. Экономить мы не будем, задействуй обоих своих сотрудников, считай, что финансовые проблемы у вас решены. Да, насчёт моста. Один наш товарищ - инженер-дорожник по специальности, он и в мостах разбирается, но и твой друг нам тоже нужен.
   - А как насчёт гонорара? - осторожно спросил Сергей. - Я не для себя спрашиваю. Я сам согласен работать за минимальную плату. Были бы у меня деньги, сам бы доплатил за возможность осуществления моей мечты, - пошутил он. - Но у Васьки, который по мостам, семья, трое детишек маленьких и жена не работает, так что гонорар ему нужен.
   - Гонорар не проблема, - утешил его Князь. - Если твой друг возьмётся вместе с Семёном возводить мосты на Весте, платить мы будем щедро. И всем вам заплатим, на Земле деньги никому ещё не мешали. Завтра договор заключим, сумму гонорара укажем, чтобы вы и налоги с этих сумм заплатили. Ну, а уж премиальные за хорошую работу в налоговой можно и не декларировать, - ухмыльнулся Дмитрий. - В конце концов работать вы будете не на Земле, так что это вполне законно.
   - Тогда бы нам здесь какую-нибудь времянку поставить, - попросил Сергей, - раз уж мы сюда на работу переходим, я, пожалуй, и от аренды офиса откажусь, тогда и крыше платить не придётся, - злорадно ухмыльнулся он.
   - Мы лучше сделаем, - предложил Князь. - Сейчас я тебя домой верну, ты с друзьями договаривайся и подбери проект дома, подходящего для того, чтобы в нём жил смотритель моста, когда строительство будет закончено. Наверняка ведь у тебя есть что-то подходящее.
   - Есть, - согласился Сергей, - завтра покажу.
   - Ну, значит, договорились, - подвёл итог Князь. - Завтра я за вами захожу, забираем все твои проекты, ну, и что друзья твои с собой возьмут, переносим всё сюда, и вы нам показываете свои работы. Согласуем, наши пожелания учтёте, да что я тебе рассказывать буду, сам знаешь, как с заказчиками работать. Я просто план составляю, чтобы чего не упустить. Итак, вы показываете нам свои разработки, мы их обсуждаем, утверждаем, ставим вам дом для временного размещения, переходим на Землю, у нотариуса заверяем договор о сотрудничестве, платим вам аванс по сто тысяч евро каждому и начинаем строительство.
   Он с весёлой улыбкой посмотрел на застывшего в ступоре Сергея и насмешливо посоветовал:
   - Рот закрой, а то ворона влетит.
   - Подожди, - отмахнулся Сергей, - у меня голова кругом идёт от твоих планов. Мысли разбегаются, никак не собрать, - шутливо пожаловался он. - Как это начинаем строительство? - "зацепился" он за поразившие его слова Князя. - Надо же изучить доступные материалы, количество рабочих, да много ещё вопросов, - растерянно заметил он.
   - Ты не понял, Сергей, - попытался втолковать ему Князь. - И город, и мост мы будем строить не так, как на Земле, а волшебством. Семён, наш инженер-дорожник, к завтрашнему дню приготовит вам все сведения, которые вам понадобятся для проекта: виды грунтов под городом, по берегам и на дне реки, какие стройматериалы здесь будут использоваться, их свойства и прочее. Вы все эти данные внесёте в ваши расчёты. В общем, завтра с Семёном все эти вопросы обсуждайте. А сейчас пойдём, я верну тебя в твой офис.
   Так же, в два приёма, сначала в просторный зал, а из него через дверь с зелёной надписью "ЗЕМЛЯ" они вернулись в мастерскую Тимонина.
   - Звони друзьям, договаривайтесь, только обязательно поспи ночью, - посоветовал Князь. - Не забудь, завтра в 9 часов я вас забираю. Пока прощаюсь.
   - Князь, - поторопился остановить его Сергей. - Извини, если не то спрошу. Насчёт гонорара Ваське, это не шутка? Действительно сто тысяч евро?
   - Это не шутка, - подтвердил Князь, - и это не гонорар, это аванс, который будет выплачен завтра после подписания договора. Гонорар будет намного больше.
   - Спасибо, - облегчённо выдохнул Сергей, но говорил он уже в пустоту. Князя в мастерской не было.
   Сначала Сергей решил позвонить Игорю Плотникову, их третьему с Васькой товарищу, который сильнее всех переживал их неудачи в нахождении клиентов. В последнее время Игорь почти не общался с ними, часто где-то отсутствовал. Вот Сергей и решил его порадовать новыми перспективами.
   - Слушаю, Плотников, - сухо отозвался на звонок Игорь.
   - Ты чего, Игорь? - удивился Сергей, - не понял, что я звоню?
   - Понял, Сергей, - так же сухо ответил Игорь. - Может быть, и хорошо, что ты сейчас позвонил. Я хотел завтра вам сказать, что я выхожу из нашего дела. Мне предложили неплохой проект, я буду работать один.
   - Работай один, - упавшим голосом согласился Сергей. - А я позвонил, чтобы сказать, что у нас тоже появился перспективный клиент.
   - Меня это не интересует, - отрезал Игорь.
   И отключился, не попрощавшись.
   "Да", - усмехнулся Сергей, - "ну что ж, этого мы с Васькой вообще-то ждали, надо признать. С проектом для Князя мы с Васькой и сами справимся, а Игорь так и не узнает об упущенных возможностях. Слава Богу, Васька не такой".
   Он набрал номер Василия.
   - Привет, Серёга, - послышался унылый голос друга, - чё звонишь?
   - А ты чего такой невесёлый? - удивился Сергей. - Вроде бы с работы уходил, всё в норме было.
   - Тогда в норме, - тяжело вздохнул Василий, - а домой пришёл, тут Ленка в три ручья ревёт.
   - Что случилось? - встревожился Сергей.
   - Из банка извещение прислали, проценты за ипотеку повысили, а мы и так еле наскребаем, - снова вздохнул Василий.
   - А, ну тогда всё путём, - обрадовался Сергей. - Я уж испугался, что-то с мелкими.
   - Да нет, - голос Василия потеплел, - с мелюзгой, тьфу, тьфу, тьфу, полный порядок.
   - Ну, а на ипотеку можешь наплевать, - сообщил Сергей. - Завтра подписываем договор с заказчиком, ты с одного своего аванса всю задолженность по ипотеке закроешь.
   - Это ты так шутишь? - осторожно спросил Василий. - Правда, что ли, заказ? - уточнил он.
   - Ещё какой! - воодушевлённо ответил Сергей. - Слушай, я сейчас к вам приду и всё подробно расскажу.
   - Приходи, - охотно согласился друг, и, пока Сергей не отключился, он ещё слышал слова Василия, обращённые к жене. - Ленок, не плачь, сейчас Серёжка придёт, у нас новая работа намечается.
   Прихватив по дороге наследникам Василия так любимые ими киндер-сюрпризы, Сергей через полчаса звонил в квартиру друга. Немного повозившись с пятилетними двойняшками Аркашкой и Аринкой и трёхлетним Арсением, друзья оставили детишек на попечение повеселевшей Лены, а сами перешли в спальню, где Василий устроил себе рабочий уголок. Сергей перенёс снимки, сделанные им на Весте, на компьютер Василия, рассказал о визите волшебника и предложенной работе. Сообщение о невиданных гонорарах не поразило друга, он только буркнул "Ну и хорошо, копейки считать перестану", а вот обещание Сергея, что работы на Весте будет много и на любой вкус, воодушевило Василия чрезвычайно.
   - Знаешь, Серёга, не у одного тебя есть мечты, - вдохновенно заявил он. - У меня дома тоже есть запас проектов, невыполнимых обычными средствами. В коридоре все антресоли забиты этими разработками, - мечтательно прижмурился он. - Я завтра все их с собой прихвачу. Ох, просто не верится, что у нас жизнь так круто повернула.
   - Вот завтра узнаем, как она круто повернула, - сказал Сергей. - У меня самого ещё голова кругом идёт от перспектив. Если бы не эти снимки, - он показал рукой на экран, где виднелась широкая незнакомая река, - мог бы подумать, что мне всё это приснилось. Ладно, я пойду. Заказчик посоветовал не плавать в эйфории, а хорошо выспаться, завтра день напряжённый предстоит.
   - Да, иди, - рассеянно отозвался Василий, внимательно изучающий вид на незнакомую реку. - Я тоже ещё немного поразмышляю. Как хорошо, когда мечты сбываются! - вырвалось у него.
   Сергей был полностью согласен с другом.
   *
  
  
   9 января 2008 года, среда.
  
   Семён был счастлив, как никогда. Все эти три с половиной дня, что прошли с того времени, как он привёл Смирену с детьми в свой дом, он занимался исключительно ими. Смирена, переименованная в Марию, старательно осваивалась в новой жизни. Дети уже не цеплялись поминутно за мать, быстро усвоив, что здесь они в безопасности. Как понял Семён, Вышата был очень ленивым человеком. Даже дом себе построить не хотел, землянка его вполне устраивала. Себе он соорудил топчан у печки. За печкой был закуток, где на куче прелой соломы спала Смирена с детьми. Когда кузнеца не стало, они перебрались на его топчан. Днём староста направлял её на работу, куда она шла вместе с детьми. За это он выдавал ей еду. Если детям нездоровилось, и она оставалась дома, еды они не получали. Семён не мог без возмущения просматривать её воспоминания. А смотрел для того, чтобы изгнать самые тяжёлые воспоминания о прошлом из памяти Смирены и детей. С детьми было проще. Поверив, что папа, которого они так внезапно обрели, дал им новую восхитительную жизнь, когда им тепло, уютно, сытно, дети очень быстро освоились и, как выразился Семён, пришли в норму. То есть стали шумными энергичными ребятишками. Они носились по дому и с жадностью познавали открывшийся им новый мир. Маша пыталась их сдерживать, пугаясь, что дети могут надоесть Семёну, и он может пожалеть, что взял их к себе. Семён понимал, что словами её не убедить, нужно набраться терпения и ждать, когда она привыкнет к новой жизни и к нему. Дети уже начали выбираться за пределы дома, и Семёну стоило немало усилий убедить Машу, что в долине Дарина с Ясем в полной безопасности, о них здесь позаботится любой. Помогал Витька. Он каждый день водил малышей на прогулку, познакомил их с собаками. Собаки на приставания детей реагировали снисходительно.
   Утром, когда Семён обустраивал для детей горку, разместив её рядом с лестницей в мансарду, в дверь их домика постучал Князь.
   - Хозяева, к вам можно или вы ещё не принимаете? - шутливо воззвал он.
   - Принимаем, - Семён распахнул дверь. - Входи, Князь. Рассказывай, с чем пришёл.
   - Ну вот, - притворно обиделся Князь, - и зайди к ним в гости. Ни тебе здрасьте, ни как поживаешь, сразу "с чем пришёл".
   - Ну, если время лишнее, тогда ладно, - сказал Семён, подмигивая товарищу, давая время встревоженной Маше прийти в себя. Дети с любопытством смотрели на первого посетителя, появившегося в их доме. Первого взрослого, Витька в доме уже был своим.
   - Здравствуй, Князь, - продолжал Семён. - Проходи, будь как дома. Расскажи, как поживаешь.
   - Во-от, - протянул Князь, - совсем другое дело. Здравствуйте. Сначала подарки: хозяйке цветы, детям... - он сделал паузу.
   - Мороженое? - усмехнулся Семён.
   - Не угада-ал, - напевно отозвался Князь, - вовсе не мороженое, а игрушки.
   Он вручил Маше букет цветов, а малышам - яркие пакеты. В пакетах были мягкие игрушки - у Дарины собачка, у Яся - медвежонок. Малыши с радостным визгом прижали игрушки к себе.
   - Дети, надо сказать дяде спасибо, - напомнил Семён и оторопел от неожиданности. Дети опустились на колени, глаза вниз и тихо сказали:
   - Спасибо.
   - Маша, чего это они? - обескураженно спросил Семён.
   - Это староста требовал так благодарить, когда выдавал нам пищу, - тихо ответила Маша.
   - Маленькие мои, - Семён опустился на пол рядом с детьми, усадил к себе на колени. - Так больше не надо делать. Так вас заставляли делать злые дяди, а добрых дядей надо благодарить, не вставая на колени. Просто, когда тебе что-то дарят, ты говоришь спасибо, это получается, что ты взамен отдаёшь свою благодарность. Понятно?
   - Ага, - повеселел Ясь. - Я больше не буду вставать на колени.
   Взгляд Князя упал на уже оборудованную горку.
   - А что это ты тут мастеришь? - заинтересовался он.
   - Да вот Витюшка вчера посоветовал, - немного смутился Семён. - Говорит: "Сделай малышам горку рядом с лестницей, а то по лестнице им трудно спускаться. Подниматься будут по лестнице, а оттуда пусть съезжают". Вот я и сделал.
   - Это он у себя в башне каждый день устраивает такие спуски, Женю пугает, - рассмеялся Князь. - Но у тебя-то это невысоко, детям должно понравиться. А Витюшка с девятого этажа по перилам скользит, Женя волнуется, как бы не врезался куда с разгону.
   - Что, она не понимает, что мальчик в состоянии о себе позаботиться? - пожал плечами Семён. - Он ведь волхв, всё с ним будет в порядке. Видел я тот спуск.
   - Умом-то она понимает, - серьёзно пояснил Князь, - а сердце всё равно сжимается, когда она слышит вопль Витьки, скользящего по перилам. То, что этот вопль радостный, её пока не успокаивает.
   - Ну ладно, со временем успокоится, - заметил Семён. - Ну что? Проводим испытание горки, а потом ты нам всё-таки расскажешь, что тебя привело в наш дом?
   - Давай, - согласился Князь и посмотрел на стоящих с игрушками детей. - Ну, кто своего питомца с горки спустить хочет? - спросил он.
   - Я, я, - радостно подпрыгивая, загалдели дети.
   - Только учтите, что они у вас ещё маленькие, - назидательно сказал Князь. - Видите, насколько они меньше вас? Поэтому вам надо спускаться вместе с ними, чтобы они не боялись. Давайте, я вам помогу подняться наверх, а когда скатитесь, папа встретит вас внизу. Согласны?
   - Согласны, согласны, - так же радостно согласились дети.
   - Ну, ты и воспитатель, - покрутил головой Семён, - а я ещё думал, как их уговорить спуститься, а ты вон как повернул.
   Одного раза для спуска детям хватило, чтобы убедиться, насколько это безопасно и восхитительно - скатиться по горке и уткнуться в мягкий ковёр. Маша помогала им подниматься по лестнице и, преодолев стеснительность, спускалась с горки вместе с детьми.
   Заняв своё семейство, Семён указал Князю на кресло у камина, сам сел во второе и спросил:
   - Ну, теперь расскажешь, с чем пожаловал?
   - Теперь расскажу, - согласился Князь. - Я сейчас иду за нашими архитекторами на Землю, они обещали принести свои проекты. Говорят, у них уже много интересных разработок. Ребята будут помогать столицу строить по тем проектам, что мы все одобрим. Первым делом Велимиру дворец обещан. А тебя хочу попросить заняться мостом через Славь. Ну, и дороги, как ты собирался. Или ты пока семейством будешь заниматься? Тогда, наверное, мост может подождать. Скажи только, когда готов будешь.
   - Да я уже готов, - пожал плечами Семён. - Семейство у меня вроде в доме вполне освоилось, так что могу и делами заняться.
   - Тогда я попрошу Витюшку заняться твоими детками, - предложил Князь.
   - Попроси, - охотно согласился Семён. - Машу бы мне быстрее приучить к обществу. А то она всего боится, всех стесняется. Да и Дар у неё стремительно растёт, я помогаю осваивать, но и помощь остальных не помешала бы, особенно женщин. Она ведь от рождения Видящая, посильнее Белянки будет, только во Власове это никого не интересовало.
   - А Маша пусть поможет Жене в приюте, - предложил Князь. - Марина сейчас на Землю ушла с Нариманом. Они сначала к нотариусу пойдут. Оформят передачу нам участка Рыжовых (фамилия Насти по мужу), потом они хотят заняться времянкой на участке. Менять внешний вид пока не будут, а внутреннее пространство благоустроят и расширят. Нариман намеревался туда домового найти. Юра обещал, когда закончит сегодня работу с Купелью, тоже туда заскочит. У нас ведь на Земле наверняка ещё появятся друзья, которые, оставаясь на Земле, будут нуждаться в нашей защите, - пояснил он вопросительно глянувшему на него Семёну. - Мы дали браслеты Латышевым, Марина попросила у Юры такие же для своей тёти Нади и её внучки. Юра уже научился их изготавливать. Вот сегодня Юра хочет в этой времянке создать пульт связи с носителями защитных браслетов. От браслетов сигнал о помощи будет поступать на этот пульт, а уж оттуда домовой передаст его в Межмирье. В Межмирье пульт для приёма сигналов Юра собирается разместить над камином в общем зале, он же у нас практически не пустует.
   - Кажется, я неверное решение принял, - пробормотал Семён. - Надо было мне семью в общий круг вводить, а я решил дать им сначала со мной освоиться. И им освоение затянул, и сам многое пропустил.
   - Да не много ты и пропустил, - попытался утешить его Князь. - Не забывай только пользоваться Объединённым Сознанием, тогда ничего не пропустишь.
   По предложению Юрия волхвы, сразу после ухода Пирамиды, объединили часть сознания каждого в Объединённое Сознание Демиургов. Из него они узнавали планы и заботы друг друга, а также ускорили освоение своих способностей, подсказывая остальным о своих озарениях и находках.
   - Ты знаешь, Князь, - откровенно признался Семён, - наша жизнь так сильно изменилась, что я всё ещё пытаюсь осмыслить, что же мы теперь из себя представляем. Дух захватывает от перспектив, но вот ещё немного теряюсь.
   - А ты не теряйся, - дружелюбно посоветовал Князь. - Мы с ребятами уже решили не спешить, потихоньку осваивать свои способности и использовать их во благо.
   Эти слова Князь договаривал, уже перейдя вместе с Семёном в общий зал в Межмирье. В нём собрались незанятые пока волхвы - Леонид, Геннадий, Тимур и Владимир. Они ждали прихода архитекторов, чтобы принять участие в разработке проекта Столицы для Велемира. Пока Велемир с Властой и детьми жил в Князево.
   - Ребята, - обратился Князь к товарищам, которые действительно теперь выглядели совсем юнцами, - я иду за архитекторами, а вы пока создайте на северном берегу просторный дом под архитектурную мастерскую и заберите туда Велемира. Ему же столицу будем строить, пусть участвует в обсуждении.
   - А Власту звать? - деловито спросил Геннадий.
   - Если сама захочет, пусть идёт, - согласился Князь, выходя на Землю.
   - Ещё бы она не захотела, - насмешливо прокомментировал Леонид. - Какая женщина откажется от обсуждения того, как будет устроена её резиденция.
   Леонид оказался прав. Следующий час, когда они выслушивали предложения Тимонина, состоял почти исключительно из диалога Сергея и Власты. Остальные в основном согласно кивали, восхищаясь продуманностью проектов архитектора. А Велемир и вовсе обсуждение проекта предоставил жене, даже особенно не вникал. Заметив это, Князь предложил:
   - Слушай, Велемир, я вижу, что в этом вопросе ты полностью полагаешься на жену. И это правильно, - остановил он собравшегося оправдаться князя. - Тут я с тобой согласен. Женщины лучше разбираются в том, как им обустраивать своё жизненное пространство. Я с тобой о другом хотел поговорить. Ты какое войско планируешь в княжестве создавать?
   - Давно бы так, - проворчал князь. - А то я смотрю на ваши проекты, что Столица, что эти три поселения, - он махнул рукой в сторону южного берега, - строятся так, что их в случае войны и защитить-то невозможно. Неужели трудно было крепостные стены предусмотреть?
   - А зачем? - улыбнулся Князь. - На территории твоего княжества военные действия нами не предусмотрены, - заверил он и пояснил. - Не предусмотрены потому, что мы их не допустим. Если Святополк двинет войска сюда, мы их будем с границы твоего княжества отправлять порталом обратно, туда, откуда пошли. Другие государства и подавно вряд ли решатся к тебе лезть.
   - А зачем мне тогда вообще войско? - удивился Велимир. - Если княжество будет так защищено, зачем мне ещё на войско тратиться?
   - А вот давай подумаем, - предложил Дмитрий. - За разбойничьими шайками, которых и сейчас немало на территории твоего княжества, волхвы гоняться не будут. Это ты уж своими силами с ними справляйся. Границы опять же охранять надо, пограничные городки ставить. Там уже как крепостцы их возводить будем. Гарнизоны нужно готовить. Дворцовая стража тебе понадобится, мы же порталы в другие государства создавать будем. Будет следить, чтобы через эти порталы не шастал, кто не надо. Нет, войско тебе понадобится, - убеждённо сказал Князь, - только подготовленное иначе, чем здесь. Вот у меня на родине есть войска, они называются "войска специального назначения", сокращённо "спецназ". Вот такой спецназ тебе и нужен. Можно ещё назвать эти части "зелёные береты", так понятнее, поскольку действовать они будут в основном в лесах.
   - Тогда надо разделить, - возразил Велемир. - Зелёные береты на границе и в лесах княжества службу нести будут, а дворцовой страже другая подготовка и другие береты нужны будут, - шутливо добавил он. - Только кто мне этот спецназ готовить будет? Ты же не согласишься? - вопросительно посмотрел он на Князя.
   - Даже и не надейся, - рассмеялся Князь.- Слишком жирно тебе будет, чтобы Демиург тебе стражу готовил. Но кандидатура у меня есть, - приободрил он приунывшего было Велемира. Я вчера привёл с Земли офицера спецназа. Вот он и может тебе эту службу возглавить, если ты его примешь. Он, хотя и молод, но для этой должности вполне годится. Получил специальное образование в офицерском училище, да и опыт боевых действий, хотя и небольшой, у него имеется.
   - Давай твой спецназ сюда, - оживился Велемир. - Мы с ним сейчас всё и обсудим.
   - А за строительством Столицы наблюдать не будешь? - на всякий случай осведомился Князь.
   - Зачем? - с недоумением поглядел на него князь. - Там и Власта отлично справится. А вот с созданием спецназа нам тянуть нельзя, так что давай мне твою кандидатуру.
   - Хорошо, - согласился Князь. - Я тебя сейчас верну в Князево, в вашу временную резиденцию, и приведу туда Олега. Это имя моего спецназовца, - пояснил он. - Сами с ним всё решайте, а я присоединюсь, пожалуй, к архитектурной группе, там я больше пригожусь.
   Он вернул Велемира в Князево, а в следующий момент уже стучал в дверь коттеджа, где вчера поселился Олег с родителями. Дверь открыл Олег и просиял, увидев Князя:
   - Здравствуйте, товарищ полко... ой, Князь, - поправился он.
   - Вот правильно, - улыбнулся ему Князь. - Князь и на "ты". Здравствуй, Олег, я вообще-то за тобой. Нашёл тебе работу, но и с родителями твоими поговорить хочу. Познакомь нас, а то мы вчера так спешили, что и не представились друг другу.
   - Проходи, Князь, - пригласил Олег, проведя Князя в просторную светлую комнату, где за столом сидели родители Олега, тревожно прислушиваясь к разговору в прихожей.
   - Здравствуйте, - обратился к ним Дмитрий. - Разрешите представиться: Мещерский Дмитрий Александрович, но вообще-то обычно меня Князь зовут.
   - Здравствуйте, - вразнобой ответили родители Олега.
   - Знакомься, Князь, - представил родителей Олег, - моя мама, Лариса Аркадьевна, и папа, Илья Миронович.
   По приглашению старших Дивеевых Князь подсел к столу, с благодарностью принял от хозяйки чашку травяного чая. Но от другого угощения отказался.
   - Мы здесь другое в пищу употребляем, - объяснил он разочарованным хозяевам. - Это вам ваш домовой привычную земную пищу приготовил, а я вам советую на нашу переходить. Помните сказку о "молодильных яблоках"? Вот в этой долине их и выращивают. Вам потом Всевед подробно объяснит, что это такое. Я вообще-то вам всем занятие нашёл, только нужно ваше согласие.
   - И какое занятие? - оживился Илья Миронович.
   Неизвестность и неопределённость их будущего явно его угнетала.
   - Олега сейчас заберу, представлю здешнему князю. Тот собирается спецназ создавать, вот Олег ему пригодится и для совета и для руководства этим спецназом. Вас, Илья Миронович, я познакомлю с Главой здешних домовых, Всеведом. Вы же, насколько я в курсе, руководили на Земле сетью супермаркетов?
   - Руководил, - вздохнул старший Дивеев, - пока меня случившееся с Олежкой не подкосило.
   - Вот и здесь можете поруководить, - пошутил Дмитрий. - Здоровье ваше при переходе на Весту восстановлено, не только у Олежки, но и вы должны ощущать, что полностью здоровы.
   - А ведь и правда, - воскликнула молчавшая до сих пор Лариса Аркадьевна. - Я и не помню, когда я ещё себя так хорошо чувствовала.
   - А чем я здесь могу заниматься? - оживился Илья Миронович.
   - С Всеведом обсудите, - посоветовал Князь. - Я так понял, что ему нужен посредник для общения с людьми. Он хочет привлечь селян к выращиванию деревьев с "молодильными яблоками". А Вы можете руководить всем процессом: организовать селян на выращивание этих деревьев, привлечь торговые караваны, которые летом сюда приходят для торговли с "лесными людьми". Ну, и чтобы они скупали здесь саженцы "молодильных яблонь" в больших масштабах, нужна реклама. Да что я Вас учить буду, Вы в этом намного лучше меня разбираетесь.
   - Это так, это так, - с довольным видом подтвердил Илья Миронович. - Знакомьте меня поскорее с этим Всеведом, - нетерпеливо попросил он, - так хочется поскорее делом заняться.
   - А мне Вы что посоветуете? - растерянно спросила мама Олега. - Как я поняла, здесь моя профессия не потребуется.
   Князь знал, что до выхода на пенсию Лариса Аркадьевна преподавала английский язык в педагогическом училище.
   - Специальность не потребуется, - подтвердил он, - а вот Ваша профессия педагога очень даже пригодится. Для начала я Вас отведу в наш приют для детей-сирот с Земли, - предложил он. - Поговорите с директором приюта, я думаю, вместе Вы решите, чем Вам лучше заняться.
   Получив согласие семейства Дивеевых на свои предложения, Князь отправил Илью Мироновича в пещеру к Всеведу, перевёл Ларису Аркадьевну в здание приюта и познакомил её с Женей (Лиза с Мариной были на Земле), затем они с Олегом перешли в резиденцию Велемира в Князево. Познакомив Олега с князем Велемиром, Дмитрий с облегчением вздохнул (Слава Богу, снял с себя эту заботу) и перешёл на плато, где его товарищи уже приступили к воплощению замыслов архитектора, под контролем не только его, но и дотошной Власты.
   День прошёл очень плодотворно. С этим согласились все, когда, переведя архитекторов домой, на Землю, и вернув Власту в Князево, волхвы собрались в общем зале их базы в Межмирье. По совету Жени Семён пришёл со всем своим семейством. И убедился, что правильно сделал. Дарина с Ясем так обрадовались знакомству с близнецами, что даже не обращали внимания на взрослых. Они подавали близнецам яркие игрушки и сами с восторгом их разглядывали. Присмотр за малышами взял на себя Витька.
   По строительству Столицы отчитывался Леонид.
   - А что, друзья, неплохие джинны из нас получились, - с довольным видом начал он, разворачивая перед всеми голографическое изображение того, что они уже создали за этот день. - В центре у нас дворец князя, полностью уже создан дворцовый комплекс с парками, садами и прочими сооружениями. Отдельно Сергей, по просьбе Власты, спроектировал портальный комплекс, который состоит из двух не связанных друг с другом частей.
   - А зачем? - не поняла Марина.
   - В одной части она планирует разместить порталы из всех поселений княжества, которые они с Велимиром возьмут под свою руку. В другой части будут порталы из тех государств, с которыми они установят дипломатические отношения, - пояснил Нариман, который и создавал этот комплекс. - Там дальше Власта попросила оставить место для строительства дипломатических миссий.
   - Между прочим, - высказался Георгий. - Я хочу сказать не о Столице, а о порталах. Когда я установлю дипломатические отношения с разумными существами с других материков, я планирую размещать порталы с них в нашей долине, чтобы жителям человеческого материка доступа к этим порталам не было.
   - Хорошо, дипломат ты наш, - согласился Князь под дружеский смех остальных. - Семён, а как там дела с мостом?
   - Мост готов, - сообщил Семён, в свою очередь проецируя в воздухе голографическое изображение монументального моста, связавшего оба берега широкой Слави.
   В ответ послышался слитный восхищённый вздох.
   - Вот это да! - выразил всеобщее одобрение Тимур. - Да вы с Василием просто шедевр создали.
   - А то, - откликнулся довольный Семён. - Построили на века. Вот весны дождусь, тогда займусь дорогами. До всех поселений княжества удобные тракты проложу, - мечтательно заявил он.
   - Слушай, Семён, - загорелся Нариман, - а вы с Василием можете мне парочку тоннельных проходов разработать для выхода из тех долин, которые мы с Тимуром нашли? Это чтобы у людей, которых мы туда поселим, связь с родиной не терялась.
   - Да запросто, - с готовностью откликнулся Семён. - Надо только на выходе из туннелей предусмотреть магические врата для защиты от незваных гостей.
   - На завтра что планируем? - повернулся Князь к Леониду.
   - Собираемся разбивать территорию Столицы на жилые кварталы под будущую застройку, будем прокладывать улицы с движущимися тротуарами, создавать скверы и площади, бульвары и парки - в общем, украшать Столицу. Только Юра сказал, с утра у всех нас другое дело.
   - Какое? - Князь перевёл взгляд на Юрия.
   - Марина сегодня оформила передачу нам участка Рыжовых, - начал Юрий. - Я там создал пункт связи и уже получил известие от Латышева. Завтра в 10 часов состоится заседание суда по иску Алексея. Нам желательно там присутствовать, создадим "группу поддержки".
   *
   Вечером Геннадий принёс стопку книг и начал расставлять их в шкафу около камина.
   - Вот, - радостно сказал он, - набрал новых книг из фэнтези, буду теперь перечитывать, а то только в библиотеке некоторые находил, далеко не все.
   - Ну-ка, - заинтересовалась Лиза, - что за книги, я фэнтези тоже очень люблю, могу с тобой поделиться.
   - Здорово, - засиял Геннадий, - слушай, у тебя есть Эльтеррус? Я из его книг цикла "Отзвуки Серебряного Ветра" только три прочёл, остальных в библиотеке не было.
   - Эльтеррус у меня есть, - поморщилась Лиза, - но у меня к нему двоякое отношение.
   - Это как? - заинтересованно спросил Геннадий.
   - Понимаешь, - пояснила Лиза, - он, конечно, поднимает интересные вопросы в своих книгах, но читать его книги очень сложно. Слишком много описаний жестокости, боли, грязи. И потом, я не знаю, что за женщины живут в его окружении, если в каждой книге постоянно описывается лесбиянство, как что-то само собой разумеющееся. Зато ни в одной его книге нет упоминания гомосексуализма. То есть, мужчин он не унижает, в отличие от женщин. Насколько надо не понимать и презирать женщин, чтобы писать о них такое. Спросите любую нормальную женщину, что она почувствует, если к ней обратится другая женщина, пусть даже очень привлекательная, с предложением о сексуальных отношениях. Давай, спросим вот Марину и Женю, - она повернулась к обеим девушкам, внимательно слушавшим их разговор. - Девочки, что вы почувствуете при этом?
   - Отвращение, - хором, не сговариваясь, сказали обе и понимающе поглядели друг на друга.
   - Вот, видите, - сказала Лиза, обводя взглядом слушающих разговор товарищей, - и это вам скажет любая нормальная женщина, а нас на Земле всё-таки большинство.
  
  
   10 января, четверг.
  
   За завтраком Князь напомнил:
   - Сегодня в Городе заседание суда по иску Алексея о непризнании отцовства. Кто пойдёт с нами?
   - Да все пойдём, - откликнулся Леонид, поддержанный одобрительными голосами товарищей. - Создадим группу поддержки и будем выражать общественное мнение.
   - Князь, а тебе Миша не объяснял, зачем такая формулировка иска? - озабоченно спросил Алексей. - Мне ведь важно квартиру вернуть, а считает ли он меня отцом или ещё кем, мне как-то всё равно.
   - Объяснял, - подтвердил Князь. - Если на суде выяснится, что вы чужие люди, и Юрий об этом знал, то квартиру вернуть будет легче. Раз ты ему никто, то получается незаконный захват квартиры. Тогда решение следующего суда будет предопределено, если только на судью не окажут давления. Но твой самозваный сын не такая большая шишка, чтобы давить на судью. Выселяться ему есть куда, поэтому Михаил считает, что так проще.
   - Ну, он профессионал, ему видней, - согласился Алексей. - Я почему спросил, нас тут Гоша зовёт в ознакомительный поход по всей Весте, а из-за этих судебных заседаний поход придётся отложить.
   - Ничего, ещё успеете ознакомиться, - усмехнулся Князь. - У вас вся жизнь впереди, причём долгая. А пока можете по магическому глобусу путешествовать, можно и по нему выбрать интересные места.
   - Не-а, - отрицательно мотнул головой Георгий, о чём-то шептавшийся с Литой. - Мы лучше после сегодняшнего заседания отправимся ненадолго в гости к эльфам. Вот Лита нас приглашает. А к следующему заседанию вернёмся, Лита с Атилом тоже с нами вернутся. Им у нас понравилось, решили побыть с нами подольше. А в Путь Познания они попозже отправятся.
   Заседание суда продолжалось чуть больше часа. В начале судебного заседания судья с удивлением и некоторой опаской поглядывал на группу молодых людей, сидевшую в зале. Как может вести себя современная неуправляемая молодёжь, он знал не понаслышке. Но эти молодые люди его приятно удивили. Они не шумели, внимательно следили за ходом процесса, адекватно реагировали. Судья успокоился и полностью занялся делом.
   Первым слово было предоставлено адвокату истца, столичной знаменитости, Михаилу Латышеву.
   "Ишь ты", - восхитился судья. - "Видать, припекло старика, не поскупился на столичного адвоката. Ну-ну, посмотрим, так ли ты хорош, как о тебе молва идёт".
   Поскольку Город находился недалеко от Москвы, Латышев был известен юристам и здесь. Сам адвокат судье понравился. Не пыжился, не выражал презрения к провинциальному суду, говорил чётко и по делу.
   - Ваша честь, - начал адвокат, обращаясь к судье. - Мой подзащитный взывает к помощи суда, поскольку ответчик не желает его слушать. Начну издалека. В 1962 году мой подзащитный, Алексей Сергеевич Куприн, окончив военный Медицинский институт, по распределению был направлен служить в Забайкальском военном округе. Когда он прибыл на место службы, его тепло встретили будущие коллеги. Они организовали товарищескую вечеринку, чтобы ближе познакомиться в неформальной обстановке. На эту вечеринку ненадолго заглянула Веселова Ольга Константиновна, которая работала по контракту в том же госпитале, куда направили Куприна. Заглянула ненадолго, потому что торопилась вернуться к новорожденному сынишке. Когда её знакомили с новым врачом, она внезапно воскликнула: "Вот кого я запишу в метрику сына!" Она объяснила, что назвала сына Юрием в честь Гагарина, а имя Куприна подходит для отчества. Куприн воспринял её слова, как шутку, и вскоре забыл о них. Близкого знакомства у моего подзащитного с этими людьми не сложилось, вскоре его вообще направили в другую часть. Поэтому для него было полнейшей неожиданностью появление в его квартире Веселова Юрия Алексеевича, который заявил, что Куприн его отец и обязан принять когда-то брошенного сына. Доказать Веселову ошибочность его претензий Куприн не смог, Веселов его просто отказывался слушать. Поэтому Алексей Сергеевич и обратился в суд. Мы готовы представить суду доказательства, Ваша честь, что Куприн Алексей Сергеевич не является отцом ответчика.
   - Не докажешь, - зло выкрикнул Юрий, пренебрежительно посмотрев на стоящего рядом с адвокатом Алексея Сергеевича в его прежнем облике.
   В зале возник небольшой гул сочувствия, явно относящегося к истцу. "Во попал, мужик", - послышался чей-то возглас, выражающий это сочувствие.
   - Передайте ваши доказательства, - распорядился судья.
   К Латышеву подошёл стоящий в стороне судебный исполнитель, взял поданные Михаилом бумаги и диск и передал их судье.
   - Что на диске? - спросил судья.
   - Там видеозапись из архива одного из знакомых Ольги Константиновны Веселовой, - пояснил Михаил. - Записано то знакомство Куприна и Веселовой в апреле 1962 года, о котором я вам рассказал, Ваша честь.
   - Посмотрим, - решил судья и передал диск секретарю. Та включила воспроизведение и на большой экран в зале и на монитор для судьи. Все молча просмотрели десятиминутный сюжет. Этого было достаточно, чтобы убедиться, что молодые люди действительно встретились впервые, и что согласия плану Ольги Куприн не давал.
   - Подделка, - заявил Юрий, как только экран погас.
   - В тех бумагах, что я Вам передал, Ваша честь, - заметил Латышев, - есть заключение независимых экспертов, что запись подлинная. Эксперты были назначены судом, - добавил он.
   - Да, вот вижу, - подтвердил судья, рассматривая бумаги. По мере их прочтения судья откладывал бумаги в отдельную стопочку и перечислял поданные документы:
   - Так, что тут у нас. Копия трудовой книжки истца, где указано первое место работы, действительно, апрель 1962 года. Свидетельства трёх сослуживцев Ольги Константиновны Веселовой, которые подтверждают истинность показанной видеозаписи. Вот свидетельство самой Веселовой.
   Прочитав это свидетельство, судья поднял голову и обратился к Юрию:
   - Ответчик. Есть свидетельство Вашей матери, что Куприна она до Вашего рождения не знала и Ваши претензии на его отцовство необоснованны.
   - А мне мама говорила другое, Ваша честь. - Заявил Юрий. - Она рассказывала, что за 9 месяцев до моего рождения ездила в отпуск, где познакомилась с Куприным, и они полюбили друг друга. Он обещал жениться, даже при распределении попросился к месту её службы, приехал, но не захотел жить с нами. Я мелкий очень шумный был, вот папочка и слинял.
   Женская часть зала явно посочувствовала брошенному ребёнку.
   - Истец, - обратился судья к Алексею Сергеевичу, - что Вы можете ответить на это обвинение?
   - В тех бумагах, что я Вам передал, Ваша честь, - подсказал Латышев, - есть заключение генетической экспертизы, что Веселов Юрий Алексеевич не может быть родственником Куприну Алексею Сергеевичу.
   Теперь женская часть зала сочувствовала обоим, и несправедливо обвинённому истцу, и обманутому ответчику.
   - Да, вот оно, - судья взял в руки очередной документ, - Ответчик, - обратился он к кипящему от злости Юрию, - Вас это не убеждает?
   - Не убеждает, - рявкнул Юрий. - Я знаю, что говорила мне мама, ей я верю больше, чем всем вашим бумагам.
   - Тогда я попрошу, Ваша честь, - сказал Михаил, - выслушать нашу свидетельницу.
   - Согласен, - кивнул судья, - Вызовите свидетельницу истца.
   - Свидетельница, войдите, - громко огласил судебный исполнитель.
   В зал вошла невысокая худенькая старушка, увидев которую, Юрий побледнел и сжал зубы. Свидетельница неуверенной походкой прошла по залу, подошла к Куприну, негромко сказала: "Простите меня, Алексей Сергеевич", встала рядом с ним и обратила взгляд на судью.
   - Представьтесь, - мягко сказал ей судья.
   - Веселова Ольга Константиновна, - сказала старушка и горько добавила - Мать ответчика.
   - Что Вы можете сообщить суду, Ольга Константиновна? - задал вопрос судья.
   - Я никогда не говорила Юрию, что Куприн Алексей Сергеевич его отец, - заговорила свидетельница. - Я действительно познакомилась с Алексеем Сергеевичем после рождения моего сына. Если бы я только подозревала, к чему приведёт мой легкомысленный поступок, когда я вписала его фамилию в метрику сына, я бы никогда этого не сделала. Юрий знает, кто его биологический отец, но тот его признавать не хотел и не хочет. Ошибки молодости, как он говорил, - горько сказала женщина. - Я перед Вами, Ваша честь, перед судом и всеми людьми, здесь собравшимися, прошу прощения у Алексея Сергеевича, за мой необдуманный поступок. Надеюсь, Вы ему поможете восстановить истину, - с раскаянием добавила она.
   - Стерва ты, а не мать, - презрительно скривив губы, бросил Юрий.
   - Прости меня, сыночек, - покаянно сказала Ольга Константиновна. - Это моя вина, что ты вырос таким непорядочным человеком. Буду молить за тебя Господа.
   - Помогут мне твои молитвы, святоша, - отмахнулся Юрий.
   - Суд удаляется на совещание, - объявил судья, вставая.
   Когда через пять минут он вернулся и зачитал решение суда, оно уже не было новостью ни для кого. Иск был полностью удовлетворён, судебное решение гласило, что Веселов Юрий Алексеевич не является родственником Куприна Алексея Сергеевича.
   Юрий только зло сплюнул, а Михаил Латышев обратился к судье.
   - Ваша честь, мой подзащитный подаёт ещё один иск.
   - Ещё один? - поразился судья, удивлённо глядя на скромно стоящего рядом с адвокатом Алексея Сергеевича. - И по какому поводу?
   - Иск о возврате незаконно захваченной квартиры её законному владельцу, - пояснил Латышев.
   - Вот как? - теперь судья смотрел уже на кипящего от злости Юрия. - Ответчик, как я полагаю, тот же?
   - Тот же, - подтвердил адвокат.
   - Хорошо, я принимаю ваш иск к рассмотрению, - согласился судья. - Следующее заседание суда назначается на 15 января. Успеете подготовиться? - спросил он Латышева.
   - Успеем, - кивнул тот головой, опередив Алексея, который хотел заявить: "Мы уже готовы".
   Юрий Веселов стремительно вышел из зала, ушли судейские, а троица судившихся подошла к той группе молодых людей, которые так беспокоили судью в начале заседания.
   - Знакомься, Оля, - сказал Алексей Сергеевич, - это всё мои друзья.
   - Они же тебе во внуки годятся, - поздоровавшись со всеми, заметила Ольга.
   - Я сам себе во внуки гожусь, - засмеялся Алексей. - Миша, - повернулся он к Латышеву, - спасибо за помощь и главного свидетеля.
   - Я сначала хотел ограничиться её письменным свидетельством, - пояснил Михаил, - а посмотрел, как она живёт, и решил привезти её к вам, может, вы её к себе возьмёте.
   *
   На судебное заседание Витьку не взяли. Да он и не особенно хотел. Почитав с утра очередную книгу о Тарзане, Витька решил проверить, сможет ли он передвигаться по верхушкам деревьев, как Тарзан. Он был очень благодарен Геннадию за совет почитать Берроуза. Первую книгу он открыл просто из любопытства, но почти сразу увлёкся. Тарзан ему очень понравился. Витька бы не отказался иметь такого друга, который столько знал о джунглях. Поэтому, "проглотив" с утра очередной том (скорочтению его научил Князь), мальчик отправился практиковаться в Межмирье. На Весте было неудобно по нескольким причинам. Во-первых, там было много лишних глаз. Во-вторых, в долине не было подходящих больших деревьев, по верхушкам которых можно было бы путешествовать. Ну и в-третьих, на Весте была зима, пусть и не такая морозная, как на Земле. А поддерживать постоянный обогрев тела Витьке было лень. Вот он и отправился в Межмирье. Леса вокруг озера с живой водой густые, народу никого, смеяться при неудачах никто не будет.
   Ага, зря он думал, что смеяться некому. Стоило ему только промахнуться мимо очередной ветки и, чтобы не рухнуть вниз, зависнуть в воздухе с помощью левитации, как за спиной раздался ехидный смешок. Витька резко развернулся в воздухе. В развилке ближайшего дерева сидела странная девчонка, насмешливо разглядывая его. Волосы у неё были зелёные, глаза тоже зелёные, причём очень большие, как у эльфов.
   - Ты кто? - обалдело спросил Витька.
   - Дриада, конечно, - пожала плечиками девчонка. - Не узнал, что ли?
   - Не-а, - признался Витька, - я таких, как ты, никогда раньше не видел.
   - Ну, теперь видишь, - сказала девочка. - Присаживайся, - она приветливо указала Витьке на удобную развилку соседних с ней веток.
   Витька мог бы поклясться, что этой развилки здесь раньше не было.
   - Спасибо, - поблагодарил он, устраиваясь рядом с девочкой.
   - Меня Веточка зовут, - представилась дриада. - А тебя Витюш? Я слышала, как тебя взрослые называли.
   - Ещё Витька можно, - сообщил мальчик.
   - Витюш мне нравится больше, - тряхнула головкой Веточка. - А что это ты сейчас делал?
   Витька густо покраснел, вспомнив о своём позоре. Но Веточка смотрела с искренним любопытством и доброжелательностью. Насмешки в её глазах уже не было.
   - Это я хотел научиться путешествовать по деревьям, как Тарзан, - признался он.
   - А кто такой Тарзан? - любопытство девочки возросло.
   - У-у, - загорелся Витька, радуясь возможности рассказать кому-то о своём кумире. - это был человек-обезьяна. Он вообще-то человек, но растили его обезьяны.
   Больше часа Витька рассказывал восторженно внимавшей ему Веточке о своём любимом герое. От этого увлекательного занятия его отвлёк зов мамы:
   - Витюш, ты где? Мы вернулись.
   - Иду, мам, - отозвался он и с сожалением поглядел на новую подружку. - Надо идти, - вздохнул он. - Князь обещал, как вернётся, показать мне пару приёмчиков. Опаздывать не хочу, он всегда так занят, попробуй потом поймать его.
   - Завтра придёшь? - спросила Веточка. - Если хочешь, научу тебя путешествовать по деревьям, как Тарзан. Там тоже есть "пара приёмчиков", - необидно спародировала она.
   - Приду, - пообещал Витька. - Завтра в школу с утра, а после обеда приду. Ты всегда здесь?
   - Не всегда, - качнула головой Веточка. - Но завтра приду. А потом, если хочешь, можем заключить дружеский союз, тогда можем общаться мысленно.
   Уже слевитировав на землю, Витька задал очень интересовавший его вопрос:
   - Слушай, Веточка, а дриады долго живут?
   - Что значит "долго"? - не поняла его девочка. - Мы живём всегда.
   - Это хорошо, - удовлетворённо сказал Витька. - Я тоже собираюсь жить всегда.
   - Ну это понятно, - пожала плечиками дриада, - ты же волхв.
  
   11 января, пятница.
  
   11 января Витьку в школу повела мама. Мальчик сиял от радости, ощущая себя просто неимоверно счастливым. Как отличалась теперь его жизнь от той, полной невзгод жизни, которая была у них совсем недавно. Сегодня он охотно пошёл в школу, согласившись с Князем, что образование не помешает даже волхву, подключённому к информационным полям сразу двух миров.
   Мама поговорила с Надеждой Александровной, его учительницей. О чём? - Витька посчитал недостойным подслушивать, но, судя по тому, как изумлённо смотрела на него учительница на уроках, мама рассказала Надежде Александровне правду о Матильде. Мама наверняка попросила учительницу держать теперь связь с ней, поскольку она собирается обратиться в суд для восстановления своих прав на сына. (Витька слышал, как мама говорила об этом Князю, когда они утром собирались выходить на Землю).
   Честно говоря, сначала Витька скучал на уроках, ему ведь не надо было теперь ничего заучивать, он просто обращался к той "полочке", где лежали нужные Знания. На втором уроке (математике) он пожаловался Князю, что ему жаль то время, которое он тратит бесполезно, ничего почти не приобретая на уроках. Князь удивился: "А зачем ты тратишь время зря? Отдели часть сознания для участия в учебном процессе, а остальное подключи к информационному полю и продолжай Обучение".
   Витька обрадовался подсказке. И правда, как это он сам-то не сообразил! И услышал смешок Князя: "Помнишь, в "Золушке" - я не волшебник, я только учусь". Витька помнил плохо, поэтому для начала он ещё раз "просмотрел" фильм. Мальчик-волшебник ему понравился, особенно своим умением передвигаться по воздуху. "Я ведь тоже так умею", - гордо подумал он, но тут же пристыдил себя: "Нашёл, чем гордиться, это ведь не моя заслуга, мне просто повезло попасть в волшебный мир". Он вспомнил свою новую подружку, девочку-дриаду Веточку, которая обещала сегодня научить его путешествовать по лесу, переносясь с ветки на ветку, как Тарзан. И решил пока перечитать любимые книги о Тарзане.
   - Витя, и чем это ты занят, позволь тебя спросить? - раздался голос Надежды Александровны, которая с недоумением смотрела на его блаженную мордашку. - Все жалеют Муму, а тебе её не жалко, как я погляжу.
   Шёл урок литературы, обсуждали книги, которые было задано прочитать на каникулах. Весь класс прочитал только "Муму", поэтому книгу и обсуждали.
   - А чего её жалеть? - удивился Витька. - Она вернулась к Духу Земли, в следующем рождении найдёт себе хозяина получше.
   - А чем плох Герасим, по-твоему? - с любопытством спросила учительница.
   - А что в нём хорошего? - возмутился Витька. - В конце-то он от барыни в родное село подался. А кто ему раньше мешал сделать то же самое, только не топить единственного друга. Предатель он, ваш Герасим, - решительно заключил он.
   Надежда Александровна скрыла улыбку и попыталась объяснить:
   - Ну, ты должен понимать, что Тургенев намеренно написал такую трагическую историю, чтобы души людские возмущались от такого деспотизма помещиков.
   - Лучше бы он спас Муму, - возразил Витька, - тогда бы души людей не только возмущались, но и радовались от торжества справедливости.
   - Ну, а ты что читал на каникулах, кроме "Муму", - решила перевести разговор Надежда Александровна, так как видела, что большинству учеников понравилась трактовка Витьки.
   - Я читал романы Берроуза о Тарзане, - восторженно сказал Витька. - Вот это человек. Я бы хотел быть похожим на него, он-то всегда на стороне справедливости.
   - И будешь по веткам скакать, как обезьяна? - насмешливо спросил Кирилл Лаврентьев, признанный лидер класса.
   - Ага, - подтвердил Витька, - я считаю, что это очень хороший вид спорта, куда лучше, чем шарики по столу гонять.
   Кирилл был чемпионом города по настольному теннису.
   - Ну погоди, Потапов, я тебя на перемене загоню на дерево, будешь там жить, пока не свалишься, - прошипел Кирилл.
   - Между прочим, я уже не Потапов, - бесстрашно улыбнулся Витька, - я теперь Баженов.
   Прозвенел звонок, опередив Надежду Александровну, которая как раз собиралась призвать спорщиков к порядку и напомнить Витьке, что Берроуза не было в списке рекомендованной литературы.
   Витька подошёл к насупленному Кириллу.
   - Кирилл, - звонко сказал он, чтобы услышали все в классе, - извини, я был не прав. Всякий вид спорта заслуживает уважения, это я не подумал.
   - Что, испугался? - злорадно спросил Кирилл.
   - Нет, я тебя нисколько не боюсь, - улыбнулся Витька, - я теперь занимаюсь восточными единоборствами, так что бояться мне нельзя. Просто мне мой наставник, - постучал он себя по голове, - подсказал, что я неправ, так пренебрежительно отозвавшись о теннисе.
   Уроки закончились. Витька вышел из класса. Дорогу ему заступил какой-то взрослый, крепко ухватив его за руку. Витька поднял голову. Перед ним стоял дядя Слава, злорадно ухмыляясь.
   - Попался, гадёныш, - почти прошипел он. - Ишь, что вздумали, спрятались где-то. От меня не спрячешься.
   - Руку отпусти, - спокойно сказал Витька, глядя на взрослого с явной гадливостью.
   - Чего? - опешил бывший отчим.
   - Руку, говорю, отпусти, - так же спокойно повторил Витька. - Противно, когда ты прикасаешься, да и воняет от тебя. И прав у тебя никаких нет, чтобы меня хватать, понял?
   - Ты, это, - опешивший от явного спокойствия Витьки, забормотал Вячеслав. - Мать-то волнуется, вот я и пришёл.
   - Какая мать? - насмешливо спросил Витька. - Я уже неделю как нашёл мою маму. Я теперь с ней живу. Ты лучше свою Матильду предупреди, что мы Константину Потапову сегодня всё расскажем.
   - Что вы расскажете? - насторожился Вячеслав.
   - Расскажем правду, - спокойно объяснил Витька. - Что никакой он мне не отец. Что не Матильда меня родила. Что она украла меня у мамы. И вообще, отстань ты от меня! - Витька брезгливо отбросил ослабевшую ладонь Вячеслава и зашагал по коридору. А тот растерянно застыл на месте, соображая, что же делать.
   А Витька из дверей школы шагнул в Межмирье, потом к себе в башню. Женя встретила его дома.
   - Мама, можно я в ту школу больше не пойду? - спросил Витька. - Найди мне другую, и лучше в другом городе.
   - Хорошо, Витюш, поищу, - согласилась Женя. - Мы тут с папой разговаривали, он просит нас навестить его родителей, твоих бабушку и дедушку. Они живут в Москве, у них растёт приёмная дочка, Варя. Она тебе ровесница. Варя учится в спортивном лицее. Может быть, и тебя туда устроить?
   - Давай попробуем, - согласился Витька. - Меня сегодня в школе дядя Слава заловил, - небрежно заметил он.
   - И что? - встревоженно встрепенулась мать.
   - Мам, ну ты чего волнуешься? - удивился Витька. - Я же волхв. По-моему, он сам напугался, когда понял, что я его не боюсь. Я ему сказал, что мы сегодня же сообщим Потапову, ну, который считается моим отцом, - пояснил он, - что его обманули.
   - И правда, чего тянуть, - согласилась Женя. - Давай сообщим.
   - Сами пойдём или по Скайпу свяжемся? - деловито спросил Витька.
   - Лучше по Скайпу, - решила Женя. - Телепортироваться в пределах Земли мы решили через Межмирье, чтобы не создавать лишних магических возмущений.
   - А в Скайп откуда выйдем? - озаботился Витька. - Если через Интернет-кафе, так там народу постороннего много, зачем им знать наши дела.
   - Тётя Марина нам ведь участок за городом предоставила, - напомнила Женя. - Там времянка есть, вот оттуда и выйдем на связь.
   Поговорив с мамой, Витька на пару часов отпросился в Межмирье. Веточка сдержала обещание и ждала его на той же развилке ветвей, создавших ей уютное гнёздышко. Время пролетело незаметно. Действительно, стоило Витьке освоить показанные "приёмчики", как дело пошло. Не прибегая к помощи левитации (а на Земле, например, к ней не особенно и прибегнешь), он уже спокойно переносился с ветки на ветку рядом стоящих деревьев. Осознавая, что увлечётся и не заметит, как пролетит время и мама позовёт его, Витька почти сразу спросил дриаду:
   - Веточка, ты не раздумала заключать со мной дружественный союз?
   - Не раздумала, Витюш, - ответила девочка. - Ты мне нравишься.
   Процедура заключения дружественного союза оказалась простой. Оба заверили Мироздание в искренности своего намерения дружить. В знак того, что союз утверждён, на левых запястьях мальчика и девочки появился рисунок полевого вьюнка.
   - Теперь ты меня можешь позвать из любого мира, в котором окажешься, - сказала Веточка. - Только прикоснись пальцем к цветку, и я отзовусь. И ещё. В других мирах ты будешь взрослеть, а в Межмирье можешь сохранять свой нынешний облик веками, пока ты этого хочешь.
   - Ух ты, - восхитился Витька. - Круто. Мне нравится, спасибо за дружбу, Веточка.
   - И тебе спасибо за дружбу, Витюш, - радостно откликнулась дриада.
   Когда Витька возвратился в общий зал в Межмирье, находящиеся там волхвы сразу заметили, что от запястья мальчика исходит лёгкое свечение, заметное в тонком плане.
   - Тебя что, окольцевали? - пошутил Леонид.
   - С чего ты взял? - шутливо возмутился Витька. - Это же не кольцо, а рисунок. Просто цветочек, знак дружбы с дриадой.
   - Наш пострел везде поспел, - подхватил шутку Леонида Геннадий. - Сколько мы в Межмирье времени провели, никому дриады дружбы не предлагала. А вот тебя посчитала достойным, - серьёзно сказал он, хотя глаза его смеялись.
   - Просто вы все для неё слишком взрослые, - поддразнил друзей Витька. - Вот если бы кто из вас тоже захотел подражать Тарзану, она бы, может, и с ним подружилась.
   - Я бы захотел, - вздохнул Гоша, - но ты меня опередил.
   - Ну, Веточка ведь не единственная дриада в Межмирье, - рассудительно заметил Витька. - Так что не горюй, Гоша, может и для тебя подружка найдётся.
   Где-то в подсознании Витька уловил смешок Веточки.
   "Нас здесь много", - донеслось до волхвов. - "Если захотите дружить, мы только рады будем".
   В это время Юрий вернулся из приюта после работы с Купелью.
   - Женя, Витя, - позвал он. - Вы хотели с Потаповым связаться? Так я могу сейчас связь установить. Пошли на Землю? - предложил он.
   Найти в Марселе контакты Константина Потапова Юрий смог быстро. Хотя на участке, который им добыла Марина, был уже вечер, зато в Марселе самый разгар рабочего дня. Так что связь установить получилось.
   Когда на мониторе появилось изображение Константина Потапова, Витька захихикал про себя, стараясь не показать насмешки мужчине, ошарашенно смотревшего на него. "Небось, понять не может, как нам удалось вызвать его на связь, если наш контакт у него не зарегистрирован", - догадался мальчик.
   - Здравствуйте, Константин Сергеевич, - тем временем заговорила Женя. - Извините за беспокойство, мы ненадолго займём Ваше время. Этого мальчика зовут Витя. Я надеюсь, Вы его узнали.
   - Узнал, - подтвердил Потапов, и на лице у него появилось понимание. - Вы что, похитили его и теперь хотите получить выкуп? Я согласен, сообщите, сколько и куда перечислять. Витя, не бойся, мой маленький, - обратился теперь он к Витьке. - Я заплачу выкуп и возьму тебя к себе, раз уж мама не может обеспечить твою безопасность.
   - Спасибо, Константин Сергеевич, - растроганно сказала Женя. - Вы замечательный человек. Но вынуждена Вас огорчить, на самом деле Витя не Ваш сын. Я на Вашу почту перешлю видеозапись, как Матильда украла моего ребёнка в роддоме, а потом выдала его за Вашего сына. Если Вы моим словам и этой записи не поверите, назначайте время. Я могу привезти моего сына к Вам, и мы проведём генетическую экспертизу. Подумайте.
   Такого удара Потапов явно не ожидал. Витьке даже немного стало его жаль, такой растерянный и расстроенный вид был у этого мужчины, до этого выглядевшего уверенным и властным.
   - Хорошо, я подумаю, - убито согласился Потапов. - Вы сейчас перешлёте запись? - уточнил он.
   - Да, пересылаю прямо сейчас, - подтвердила Женя.
   Она отключила Скайп и отправила Потапову ту видеозапись, которую вручил ей Князь неделю назад.
  
   12 января, суббота.
  
   В конце завтрака Леонид подводил итоги прошедших дней.
   - Итак, друзья, Велемиру мы с княжеством помогли. Обустроили ему столицу, три поселения на южном берегу построили, вернее, два построили, одно перестроили. Ну что, теперь сами пусть справляются?
   - Пусть сами, - покладисто согласился Геннадий. - Юра, - повернулся он к сосредоточенно жующему Юрию, погружённому, как всегда, в свои размышления. - Ты можешь дать защитные браслеты нашим архитекторам и их семьям? Они пока на Земле намерены поработать, задумок у них ещё много. Но при таких гонорарах всё равно сведения просочатся. И крышевать попытаются, да и вообще, как любит повторять наш Князь, "Бережённого Бог бережёт".
   - Да пожалуйста, - пожал плечами Юрий, - тебе сколько?
   Геннадий вопросительно глянул на Князя:
   - Ты же про их семьи знаешь?
   - Тимонину пять взрослых, - определил Князь. - Родителям, ему и брату с сестрой. А Василию два взрослых и три детских.
   - После завтрака отдам, - кивнул Юрий.
   - А о чём ты так сосредоточенно думаешь? - поинтересовалась Лиза.
   - Думаю о том, что завтра мы заканчиваем с оздоровлением последних детей, оставшихся в приюте на Земле, отдаём их родителям, - пояснил Юрий. - Вот и готовлю программу по выращиванию тела Вадиму.
   - Наша помощь нужна? - с загоревшимися глазами спросила Женя, подавшись вперёд.
   - Угу, - промычал Юрий, положив в рот последний сочный кусочек из своей чаши и, с довольным видом прожевав его, посмотрел на Женю с Витюшкой, которые с ожиданием смотрели на него. - Вы мне завтра у Купели помогать будете. Но самое главное - вам надо родителей Вадима привести. С их участием гарантирую стопроцентный успех. Всю нужную информацию я с вас четверых сниму, а главное сделает душа Вадима.
   - Тогда пойдём за бабушкой и дедушкой? - радостно вскочил Витька.
   - Не сегодня, - остановил его Князь. - Лучше завтра с утра. Сегодня мы познакомимся с ними по хроноскопу, подготовим подарки, а завтра и пойдёте. Пока вы их здесь обустроите, Купель и освободится. А послезавтра и Вадим к вам присоединится, так, Юра? - обратился он к магоэлектронщику, снова погрузившемуся в свои расчёты.
   - За ночь Купель тело создаст, - заверил Юрий, - так что в понедельник утром обнимешь, Витюш, своего папочку, а ты, Женя, своего любимого, - ласково посмотрел он на порозовевшую от смущения Женю.
   - А кто нам поможет подарки выбрать? - спросил неугомонный Витька. - Надо что-то волшебное и полезное, - мечтательно сказал он.
   - Подарки пока без меня придумывайте, - поднялся из-за стола Юрий. - Мы с Лизой и Владимиром на Землю, в приют.
   - А Владимиру там что делать? - с недоумением спросил Геннадий и, повернувшись к Владимиру, сказал. - Я с тобой ведь хотел набросать план организации школ при Храмах. Да ты и сам говорил, как закончим с земными делами, - улыбнулся он шутке, - займёмся Храмами на Весте.
   - Вот я и иду закончить земные дела, - так же шутливо пояснил Владимир. - Не забыл, у меня по субботам на областном телевидении программа "Беседы о духовном"? Вот сегодня проведу последнюю беседу, попрощаюсь со своей земной аудиторией. А в понедельник с утра мы с Лизой возвратим здание приюта сельской администрации, тогда всё внимание на Весту.
   Когда Юрий, вручив Геннадию запрошенные охранные браслеты для архитекторов и их семей, вышел вместе с Милютиными в дверь "ЗЕМЛЯ", Геннадий предложил Леониду:
   - Ну что, Лёня, мы хотя и не собирались больше появляться на Земле, но жизнь, как всегда, вносит свои коррективы. Пойдём, отнесём браслеты архитекторам, да и о дальнейших их планах можно поговорить. Хоть сегодня и выходной, но явно же не утерпят, явятся в мастерскую.
   - Пойдём, - согласился Леонид, - только Семёна с собой возьмём. Вроде бы вчера вы начали разработку тоннелей, о которых просил Нариман? - посмотрел он на Семёна.
   Тот кивнул, подтверждая.
   - Если Семён пойдёт, мы с Тимуром тоже, - подхватился Нариман. - Они закончат, а потом мы с Семёном вернёмся на Весту и займёмся прокладкой этих туннелей. А чего тянуть, - посмотрел он на товарищей, глядящих на него с весёлыми и понимающими улыбками, - я хочу начать как можно раньше заселять долины.
   - Два десанта ушли на Землю, - подытожил Князь, когда и эта группа исчезла за дверью. - А мы познакомимся с семьёй Вадима. Все согласны? - оглядел он оставшихся.
   Маша после ухода Семёна ушла к себе, где дети были оставлены под присмотр домового. В зале, рядом с Литой и Атилом, расположившимся рядом с камином, оставалась только неразлучная троица: братья Куприны и Гоша. Марина, Женя и Витюшка тоже перебрались из-за стола в каминную часть зала.
   - Начинаем, - Князь задействовал хроноскоп, настроив программу на краткий обзор жизни старших Баженовых.
   Особенно эмоционально реагировал на просмотр Витюшка. Не движениями или жестами, а именно эмоциями. У него в сердце разгоралась любовь к этим пока незнакомым, но таким родным для него людям.
   После гибели Вадима и известия о том, что Женя родила мёртвую девочку, родители Вадима удочерили девочку, Варю, взяв её трёхмесячной из дома ребёнка. Вадим рассказывал сыну о своей младшей сестрёнке, только сетовал, что мама слишком балует дочку. Закончился показ на том, как Варя, устроив родителям скандал по поводу новогоднего подарка (не получила смартфон, который заказывала деду Морозу), успокоилась после обещания Лидии Витальевны, что смартфон она получит на день рождения, в конце марта.
   - Вот соплюшка, - выразила общий настрой Марина, - ещё десяти нет, а такая избалованная.
   - Ничего, вот перейдут на Весту, Вадим сам займётся её воспитанием, - улыбнулась Женя. - Он мне рассказывал про сестрёнку. Он думает, что мама её так неразумно любит ещё и из-за потери сына. Вот он вернётся, надеется уговорить маму быть с Варей построже, не потакать её капризам.
   - Ну, что понесёте в подарок? - спросил Князь, отключив хроноскоп.
   - Варе можно уже сейчас смартфон подарить, - великодушно предложил Витька. - Мы ведь пойдём к ним завтра. А завтра Старый Новый год, вот и получится, что дед Мороз её заказ всё-таки выполнил, - хитро прищурился он.
   - Согласен, - кивнул Князь. - Сейчас мы с тобой в Интернет-магазине поищем какой-нибудь самый крутой, как вы выражаетесь, смартфон. А старшим-то что? - вопросительно оглядел он собравшихся.
   - Князь, а ты знаешь, зачем, кроме приобретения обычных даров леса, сюда приезжают летом купцы из разных стран? - Вопрос Литы был неожиданным и странным. А при чём тут купцы?
   - Не знаю, - Князь вопросительно посмотрел на Литу.
   - В северной части материка растут деревья, на которых к зиме созревают зубные пластинки, - начала пояснять Лита. - Что такое зубная боль для человека, вам объяснять не надо?
   - Не надо, - вздохнула Марина, - натерпелись все, кроме, разве что, Витюшки.
   - Ну, мне тоже досталось, - скривился мальчик. - У меня молочные зубы сами не выпадали, мне их выдирали.
   - А на Весте, - сообщила Лита, - если у тебя есть деньги купить зубные пластинки, обходишься без этих мучений. Да и стоят они не очень дорого, лечение у знахаря было бы дороже. Зуб заболел - пластинку на него кладёшь, пластинка зуб без боли и исцелит. И молочные зубы без боли удаляет, когда им пора приходит выпадать.
   - Ты предлагаешь бабушке с дедушкой пластинки подарить? - разочарованно спросил Витька. - Как-то это мало по сравнению с Вариным смартфоном.
   - Нет, - успокоила его Лита. - Я другое имела в виду. Бабушка твоя ведь работает в детской стоматологии. Вот там ей для работы и пригодятся эти пластинки.
   - А что, хорошая идея, - одобрил Алексей. - Юру вечером можно попросить, пусть разработает программу, чтобы Витюшкина бабушка эти пластинки с электронной поддержкой применяла. Подарите ей ноутбук с такой программой, родители и дети на неё молиться будут за такое лечение.
   - Идея хорошая, - повторил Князь. - Значит, вместе со смартфоном сейчас приобретаем два хороших ноутбука.
   - А второй куда? - не понял Витька.
   - А второй твоему дедушке, - ласково напомнил Князь. - Помнишь, Николай Вадимович говорил, что хорошо бы иметь компьютер, не включённый в сеть, или же надёжно защищённый от хакеров. Он бы туда все свои наработки внёс. Твой дедушка ведь разработал замечательную систему упражнений, которая гармонично развивает всё тело. Тренеры ведь обычно гоняют спортсменов, не заботясь об их здоровье. Им нужны результаты любой ценой. Твой дед молодец, не поддаётся системе. Вот на работе и дают ему готовить новичков. А как подготовит он хорошего спортсмена, так того отдают другим тренерам. Я думаю, твой дед и подарку обрадуется, а ещё больше возможности работать на Весте, где над ним никакого начальства не будет.
   "Слушай, Князь", - уловили все вопрос Атила. - "А почему дедушка Витюши не хочет поделиться своей системой с другими тренерами? Ведь она очень полезная".
   - Он бы хотел, но не получается, - вздохнул Князь. - Знаешь, Атил, ты никогда не сможешь понять поступки большинства людей, потому что они зачастую нелогичны с точки зрения здравого смысла. В самом начале, когда Николай Вадимович свою систему разрабатывал, он пытался поделиться ею с другими своими коллегами. А они выхватывали из неё отдельные куски, включали их в свои наработки, получалось только хуже. И его же обвиняли в том, что его система вредная. Вадим ведь почему из профессионального спорта был вынужден уйти в тренеры? Его один такой горе-тренер довёл до травмы, а потом имел наглость заявить, что готовил Вадима по методике его отца. Вот и не хочет Николай Вадимович больше рисковать, отдавая свои идеи тем, кто их извращает, а потом его же обвиняет в своих неудачах.
   - А, так ты от папы так много узнал о дедушке? - догадался Витька.
   - Ну, а от кого же ещё, - подтвердил Князь. - Ну что, одобряете подарки, будем готовить?
   Все согласились, что подарки должны порадовать тех, кому предназначались.
  
  
   13 января 2008 года, Москва, воскресенье.
  
   Николай Вадимович Баженов, тренер одного из московских спортивных комплексов, долго гулял в это утро с Артаем. Погода располагала - после нескольких морозных дней с резким ветром ночью выпал снег и установилась тихая погода с небольшим морозцем. Оба получали большое удовольствие от прогулки. Артай нарезвился вволю. Зная недрачливый характер этого огромного пса, местные собачники и не подумали указывать Николаю Вадимовичу на то, что пёс был не в наморднике и гулял без поводка. Собак, желающих связаться с Артаем и доказать своё превосходство, в округе не было. Злобный боксёр Вольфганг из соседнего дома отсутствовал ещё с конца декабря, вместе со своим таким же злобным и глупым хозяином. "Отдыхають в заграницах", - передразнивали собачники, цитируя высокомерную похвальбу хозяина Вольфганга, какой-то "шишки" из власть имущих.
   Поглядывая на резвящегося Артая, Николай Вадимович с щемящей тоской вспомнил сына с его неудачной судьбой. В марте 1997 года Вадим принёс домой маленький чёрный комочек. "Папа", - обратился он к отцу, - " у Саньки ротвейлерша ощенилась, а щенков решили утопить. Хозяева не уследили, собака от какого-то беспородного кобеля щенков принесла. Мы с ребятами щенков разобрали, жалко, они такие симпатичные. У нас ведь кошка без котят осталась, можно, она щенка выкормит? Артай пока побудет у вас, потом я его себе заберу". Действительно, их Муська вздумала котиться не дома, а вырвалась в подъезд, окотилась в закутке за лифтом, они и не знали. Пока Муська просилась домой, котят кто-то сожрал, так что кошка мучилась второй день, не находя покоя. Глядя на огромного Артая, Николаю Вадимовичу уже и не верилось, что когда-то пёс был крошечным слепым комочком, тоненько попискивающим и тычущимся в ладони Вадима. Привычная боль возникла на сердце при воспоминании о сыне. Как он ругал себя, что доверил спортивную подготовку сына другим тренерам, побоялся, что сам будет давать Вадиму послабления. Ну и довели мальчика эти тренеры до нескольких травм, которые и закрыли ему дорогу в большой спорт. Но зато тренер из сына должен был получиться классный. Николай Вадимович был в этом уверен, видел, как замечательно работает Вадим с детьми, как обожают своего тренера юные спортсмены.
   Но невезение Вадима продолжалось. Место тренера понадобилось руководству, и Вадим принял предложение уехать в Город, заменить ушедшую в декрет учительницу физкультуры в одной из средних школ. А на Новый год вернулся с "новостями" - в третьей четверти родившая в июле учительница физкультуры решила вернуться на работу, так что Вадима уволили. А Вадим влюбился в свою ученицу из 11-го класса, и теперь 16-тилетняя девочка ждёт от него ребёнка. Долго думали, что делать. Жениться Вадиму не дадут, при его "невезучести", скорее всего, обвинят в растлении малолетней и посадят. А как в колониях обращаются с осуждёнными по этой статье, наши средства массовой информации объясняют очень доходчиво. Вадим сказал отцу, что его Женя всё понимает, но сразу заявила, что об аборте и слышать не хочет. Она считает, что это самое настоящее убийство, её малыш всё слышит и всё понимает. Женя поклялась, что никому не скажет, от кого у неё ребёнок. Пока Жене не исполнится 18 лет, Вадим решил пойти в армию контрактником. А потом они поженятся, и он усыновит ребёнка.
   28 марта - самый чёрный день в их жизни. Вадим погиб на Кавказе в перестрелке с боевиками. Николай Вадимович после похорон ездил в Город, встретился с Женей.
   Оказалось, что родители, узнав о её беременности, выгнали девочку из дома. Николай Вадимович звал Женю в Москву, но она пока отказалась. Сказала, что живёт у одно-классницы, у той семьи огромный особняк, места много, к ней все относятся хорошо. А она бы хотела сдать экзамены на аттестат о среднем образовании в своей школе, учителя относятся к ней в основном хорошо. Окончит школу, родит, а там видно будет.
   28 июня - ещё один чёрный день. Накануне Женя сообщила, что уже в роддоме, скоро родит. На следующий день Николай Вадимович дозвонился до роддома. Неприветливый женский голос сообщил, что у роженицы Косовой родилась мёртвая девочка. Николай Вадимович вспомнил свою последнюю поездку в Город. Женя должна была выписаться на следующий день. Девочку уже похоронили. На приглашение Николая Вадимовича переехать к ним в Москву Женя ответила, что не хочет их обременять, поскольку их уже никто не связывает. Да она уже и пообещала помочь своей соседке по палате. У женщины пропало молоко, и Женя согласилась стать кормилицей и няней её сына. Попросила забыть её, сказала, что будет сама пробиваться в жизни.
   Воспоминания растревожили. Николай Вадимович тяжело вздохнул, рассеянно потрепал по голове подбежавшего Артая. Ему даже не нужно было нагибаться для этого - вон какой вымахал. "Ну что, дружок, домой?" - спросил он у глядевшего на него пса. Артай послушно пристроился рядом.
   Они неспешно шагали к своему дому, наслаждаясь свежим воздухом от выпавшего накануне и не успевшего потемнеть снега. Подходя к подъезду, Николай Вадимович заметил появившихся с другой стороны дома женщину с мальчиком лет 10-ти, довольно легко одетых. "Одежда, подходящая для поездки в метро или на машине", - подумал Николай Вадимович. - "А если ехать в наземном транспорте, недолго и замёрзнуть, отапливаемых салонов почти и не встретишь". Он знал это не понаслышке, поскольку давно уже пользовался городским транспортом. Прежнюю машину пришлось продать, когда погиб Вадим, чтобы достойно похоронить сына. Похоронили его на семейном участке, рядом с могилой матери Николая Вадимовича. Пришлось дать крупную взятку за разрешение, хотя в оградке было достаточно места. А на той развалюхе, что стояла у него в гараже, Николай Вадимович старался не ездить.
   Из размышлений Николая Вадимовича вырвало непонятное поведение Артая. Он вдруг сорвался с места и большими прыжками бросился к женщине с ребёнком, свалил мальчика в снег и, восторженно повизгивая, начал облизывать его лицо. К облегчению Николая Вадимовича, спешившего следом за Артаем, ни женщина, ни мальчик не закричали. Подбежав к ним, Николай Вадимович оторопел от неожиданности. Женщина стояла спокойно и смеялась негромко, а мальчик ласково обхватил руками крупную голову собаки и приговаривал: "Артайка, Артайка, ишь, какой большой вымахал".
   Женщина с улыбкой повернулась к застывшему в недоумении Николаю Вадимовичу.
   - Николай Вадимович, Вы меня не узнаёте?
   - Женя? - неуверенно спросил мужчина, с трудом узнавая в этой молодой красавице черты той девочки, которую он только что вспоминал. - Ты что здесь делаешь? - вырвалось у него, и он смутился, поскольку со стороны его слова могли показаться грубостью. - Я хотел сказать...- начал он, но Женя доброжелательно взяла его за руку и сказала.
   - Не надо извиняться, я поняла. Рассказывать долго, я Вам лучше всё передам пакетом. - Немного непонятно сказала она. В голове у Николая Вадимовича как будто что-то взорвалось, и перед его мысленным взором замелькали события, как в калейдоскопе, быстро сменяя друг друга. Рождение ребёнка, подмена его, пребывание рядом с сыном в течение 7 лет, Витькино проживание с Матильдой, изгнание его из дома, жизнь в подвале с бомжами, переход в Пирамиду, выяснение всей правды, встреча матери с сыном и их счастливое воссоединение.
   "Так это мой внук!" - ликующе подумал Николай Вадимович. - "Кровиночка моя родная, мальчик мой! Теперь понятно, почему Артай его признал, Артай ведь необыкновенно умный пёс. Люди совсем ничего не знают о братьях наших меньших и не понимают их".
   Он посмотрел на Артая, который уткнулся носом в подмышку мальчику и всем видом выказывал своё блаженство.
   - Ну, здравствуй, внук, - дрогнувшим голосом обратился он к мальчику.
   - Здравствуй, деда, - немного смущённо ответил мальчик и шмыгнул носом, нерешительно глядя на Николая Вадимовича. Тот шагнул к мальчику и подхватил его на руки, прижимая к себе и вдыхая знакомый запах. Да, так пахло от Вадимки, когда тот был таким же, как теперь его сын.
   - Ну, пойдёмте, - чуть сипловатым голосом сказал Николай Вадимович, с неохотой спуская внука на землю. - Познакомишься с бабушкой и с ... тётей, - запнулся он на последнем слове.
   - Какая она тётя, - рассмеялся Витька. - Всего на 3 месяца старше. Буду считать её сестрёнкой, - заявил он.
   - Откуда ты..., - изумлённо начал было Николай Вадимович, но не закончил, потому что и так было понятно, "откуда" Витька это знает. После Пирамиды ничего удивительного. Он заметил, что мать с сыном взялись за ручки большой сумки, которая стояла рядом с Женей, и решительно забрал у них сумку.
   - Женщинам и детям поднимать тяжести не рекомендуется, - назидательно заметил он и почувствовал внутренний смешок внука. "Она ж для нас не тяжёлая, - мысленно пояснил ему Витька, - только громоздкая".
   Они все вместе вошли в подъезд, причём только в лифте Николай Вадимович вспомнил, что шедший впереди с Артаем Витька спокойно открыл защищённую домофоном дверь, а им оставалось только следовать за ним. Николай Вадимович покосился на невестку. Та ответила понимающим взглядом, в котором одновременно читалась и гордость за сына и счастье матери. Дверь квартиры, закрытую на три сложных замка, с которыми Николаю Вадимовичу всегда приходилось возиться под нетерпеливое поскуливание Артая, Витька тоже открыл, не задумываясь. Пока взрослые входили следом, Николай Вадимович с изумлением заметил, что Витька как-то привычно снял с гвоздика полотенце, повешенное для Артая, и быстро протёр ему лапы. Пёс стремительно понёсся на кухню, к долгожданной еде и миске с водой.
   - А, явились, голубчики, - послышался из кухни насмешливый голос Лидии Витальевны. - Что-то вы загулялись, я вас раньше ждала.
   - Мать, - негромко позвал Николай Вадимович, - мы не одни пришли, с гостями.
   - В такую рань? - удивлённо прозвучал голос Лидии Витальевны, и она вышла в коридор, слегка прищурившись (Витька понял, что у бабушки нелады со зрением) оглядела гостей.
   - Здравствуйте, - настороженно сказала она, вопросительно глядя на мужа.
   Мать с сыном поздоровались.
   - Присмотрись повнимательней, - сказал Николай Вадимович, приобняв Женю и слегка подтолкнув её к свекрови. - Узнаёшь?
   - Женя? - недоверчиво спросила Лидия Витальевна. - Женечка, неужели ты? Какими судьбами?
   - А вот такими! - ликующе отозвался Николай Вадимович, хватая Витьку в охапку.
   Лидия Витальевна растерянно переводила взгляд с одного на другую.
   - Женя, - попросил Николай Вадимович, - передай ей знания, как ты передала мне, а то долго рассказывать, да и словам труднее поверить.
   - Сначала надо её усадить, - послышался звонкий Витькин голос, - а то вдруг ей плохо станет.
   - От чего мне может стать плохо? - зачарованно глядя на Витьку, спросила Лидия Витальевна. - Господи, как ты похож на Вадимку! - вырвалось у неё с такой душевной болью, что у всех слёзы навернулись на глаза.
   - Похож, конечно, похож, - ликующе бормотал Николай Вадимович, заботливо устраивая жену в кресле у телефонного столика. - Сейчас и узнаешь, почему похож. Давай, Женя, - снова обратился он к невестке.
   Женя поглядела на свекровь, та покачнулась и закрыла глаза. Лидия Витальевна сидела так около минуты, слегка покачиваясь, затем открыла глаза и молча протянула руки к Витьке. В глазах её было столько любви и счастья, что Витька, не задумываясь, шагнул в объятия бабушки. Та прижала его к себе и замерла, как бы стараясь осознать, что это правда, что ей это счастье не приснилось.
   - Витенька, мальчик мой родной, внучек мой, счастье ты моё, ты даже не представляешь, как я тебя люблю, что ты для меня значишь, - бормотала она, слегка покачивая мальчика в своих объятиях, не сознавая, что говорит, просто стараясь как-то выразить переполняющие её чувства.
   Открыв глаза, она увидела понимающую улыбку Жени, встала и, обнимая одной рукой внука, другую протянула к невестке.
   - Женечка, родная, спасибо тебе, что вспомнила о нас, что приехала с внуком к нам.
   Женя приняла протянутую руку и тоже обняла свекровь. В это время из кухни появился насытившийся Артай. Он подошёл к Витьке это время из кухни появился насытившийся Артай. ь. ала и, обнимая одной рукой внука, другую протянула к невестке. еня значишь и прижался к нему, подставляя свою лобастую голову под руку молодого хозяина.
   - Артай, место, - прикрикнула на него Лидия Витальевна, но пёс глянул на неё с таким удивлением и упрёком, что все рассмеялись, а Лидия Витальевна повинилась:
   - Ну прости, не поняла, что ты обрёл хозяина.
   - Что это вы тут расшумелись? - послышался недовольный голосок из коридорчика, ведущего в остальные комнаты квартиры, и оттуда вышла девочка Витькиного возраста с капризным и недовольным личиком. - Мама, - плаксиво протянула она, - мне спать помешали. Это что, приезжие? Надеюсь, они у нас не останутся, пусть уходят, у нас квартира маленькая, самим тесно.
   - Привет, Варька, - приветливо улыбнулся Витька. - Не бойся, мы на твою квартиру не претендуем. Мы вам на старый Новый год подарки принесли. Меня Витька зовут, мы с тобой родственники, я тоже Баженов буду.
   - Вы что, из провинции? - брезгливо сморщив носик, пренебрежительно спросила девочка. - И не зови меня Варька, для тебя я Варвара Николаевна.
   - Ага, щас, разбежался, - фыркнул Витька. - Не доросла ты ещё до Варвары Николаевны. Вообще-то могу звать тебя тётя Варя, если ты настаиваешь, - задумчиво протянул он, явно дурачась.
   - Мама! - истерически взвизгнула девочка. - Почему ты позволяешь ему надо мной издеваться? Пусть они уйдут, они мне не нравятся.
   Она с ожиданием глянула на мать и осеклась. Мама изменилась. Нет, она по-прежнему смотрела на Варю с любовью, но теперь эта любовь была осмысленная, что ли. Раньше в глазах матери девочка видела слепую любовь, обожание и заискивание. Мать как будто умоляла её ответить на её любовь. Сейчас мама смотрела с любовью и ... упрёком.
   - Нет, доченька, - ласково и твёрдо сказала мама. - Они не уйдут. Это жена и сын Вадима, твоего старшего брата. И я их тоже очень люблю, как и тебя.
   - Нет, - закричала девочка, - ты не можешь их так же любить. Выбирай, - встав в трагическую позу, увиденную как-то по телевизору, заявила Варя. - Или я, или они.
   - И ты, и они, - спокойно сказала мама.
   - Ах так! - девочка повернулась и направилась в свою комнату, сообщив напоследок. - Я объявляю голодовку! Будешь просить прощения, и чтобы этих провинциалов я больше не видела.
   Хлопнула дверь. Лидия Витальевна с извинением посмотрела на Женю и Витьку.
   - Простите за эту сцену. Сама виновата, - сокрушённо призналась она. - Меня извиняет только одно. Я избаловала девочку, конечно, но дело в том, что в ней душа Вадимки, твоего папы, Витенька.
   - С чего ты взяла, бабушка? - искренне изумился мальчик.
   - Дело в том, что когда Вадима похоронили, я ходила к одной ясновидящей, и она мне сказала, что его душа в тот же день, когда он погиб, воплотилась в тело девочки, которая родилась 28 марта. Мы нашли в доме ребёнка эту девочку и удочерили её. Это было после того, как нам сообщили, что твоя мама родила мёртвую девочку. Теперь вы меня понимаете?
   - Тебя-то я понимаю, - заявил Витька, - а вот ясновидящая твоя обманщица. Я потом пошарю в информационном поле Земли, узнаю, зачем она тебе такое наговорила. Дело в том, что когда я обрёл способности волхва, со мной смогла связаться папина Душа, мы с ней теперь постоянно на связи. Когда он погиб, он решил стать ветром, стихией, не захотел пока в тело воплощаться.
   - Ты в этом уверен? - напряжённым голосом спросил Николай Вадимович, удивлённо переглянувшись с женой.
   - Конечно, уверен, - подтвердил Витька. - Сам подумай, откуда я знаю про Артайку, если не от папы. Артайка, дай мне левую лапу, - неожиданно повернулся он к собаке. Пёс посмотрел на него с удивлением, уселся и вытянул левую лапу.
   - Это папа говорил, что он его напоследок научил, когда уезжал в армию, - пояснил Витька. - А когда он вас проведывал, он видел, что ты, дед, тоже Артая этому учишь.
   В последующие несколько минут дед с бабушкой засыпали его вопросами, на которые Витька охотно и уверенно отвечал. Наконец, когда вопросы временно иссякли, Витька повернулся к деду.
   - Деда, открой форточку, папа хочет вас обнять.
   Дед на подкашивающихся от волнения ногах подошёл к окну и распахнул створку. Влетевший в окно тёплый ветерок обласкал его, затем скользнул к Лидии Витальевне. Теперь у родителей не осталось сомнений. Ну как тут не поверить, если открываешь окно в январской Москве, а тебя ласкает тёплый ветерок.
   - Сыночек мой, ты счастлив? - захлёбываясь слезами, прошептала Лидия Витальевна.
   - Он говорит, что ему хорошо, - сообщил Витька. - Папа ведь нас и попросил, чтобы мы поскорее вас навестили, потому что он решил перебраться на Весту вместе с нами. Вот там он будет счастлив, потому что здесь, на Земле, стихии всё больше становятся злыми, а ему хочется нести добро.
   - Если он уйдёт, то мы больше не увидимся, не почувствуем его? - с блаженством ощущая ласку ветерка, тоскливо вздохнула Лидия Витальевна.
   - Почему это не почувствуете, если вы тоже будете с нами на Весте? - удивился Витька. - Мы же для того к вам и пришли, чтобы позвать вас туда.
   - Ты хочешь сказать, что нам придётся уйти с Земли? - с тревогой спросил Николай Вадимович.
   - Мама? - Витька посмотрел на Женю.
   - Уходить с Земли вам не придётся, - ответила Женя. - Но сегодня нас с вами ждут наши товарищи, они хотят с вами обсудить, как помочь Вадиму.
   - Ну, на это мы согласны, - получив подтверждающий кивок жены, сказал Николай Вадимович. - Ну что, позавтракаем?
   - Ой, мама, подарки, - спохватился Витька.
   - Подарки подождут, давайте завтракать, - предложила Лидия Витальевна.
   - Я потому о них вспомнил, - пояснил Витька, - что один как раз к завтраку.
   Он расстегнул сумку, всё ещё стоявшую у входной двери, и достал из неё небольшие плоды, напоминающие размерами то ли огурцы, то ли кедровые шишки. Витька передал плоды матери.
   - Что это? - с любопытством спросила Лидия Витальевна.
   Вместо долгих объяснений Женя опять передала им прямо в мозг информацию об одном из главных плодов Весты и о том, как с ним обращаться. А Витька тем временем стучал в дверь Вариной комнаты.
   - Кто там? - капризно отозвалась Варя.
   - Варя, выходи, мы сейчас волшебство творить будем, хочешь посмотреть? Такой завтрак замечательный получится, пальчики оближешь.
   - Уходи, видеть тебя не хочу. И вообще, у меня голодовка.
   - Да ладно, голодовка от тебя никуда не уйдёт, а что-то очень интересное пропустишь. И потом, мы тебе подарок привезли, о котором ты мечтала.
   - Какой ещё подарок? - осторожно спросила Варя.
   - Ты же просила у мамы смартфон? - подсказал Витька. - Ну вот, теперь он у тебя есть. И вообще, кончай злиться. Если хочешь знать, мы волшебники, с нами дружить надо.
   - Что, правда волшебники? - недоверчиво спросила Варя. - Врёшь ты всё, волшебников не бывает.
   - А смартфон не хочешь получить? - искушающе спросил Витька. - Смотри, мы не навязываемся, не хочешь, как хочешь.
   - Мне мама и так его на день рождения обещала, - строптиво сказала девочка.
   - Так до этого дня рождения ещё сколько ждать, - насмешливо заметил Витька. - А так ты уже завтра в лицее всем нос утрёшь. Смартфон мы тебе самый суперский принесли. А на день рождения ещё что-нибудь получишь. Ну давай, выходи, не тяни время, мы сейчас все вместе волшебством будем завтрак готовить, без тебя не то будет.
   Дверь открылась, и девочка торопливо вышла из комнаты. Потом сдержала себя и важно заметила.
   - Ладно, так и быть, раз без меня не можете. Показывай своё волшебство. А про подарок не врёшь? - подозрительно спросила она. - Может, ты наврал, чтобы выманить меня?
   - Не вру, честное магическое, - поклялся Витька. - Пойдём скорее.
   Они вошли на кухню, где взрослые уже сидели за столом, слушая их переговоры. По просьбе Жени Лидия Витальевна поставила на стол бульонницы, наполненные водой, рядом лежали таинственные плоды с Весты.
   Когда все сели, Женя объяснила:
   - Кладите плод в воду, а потом накройте бульонницу руками. При этом каждый думает, что бы он хотел сейчас съесть больше всего. Давайте попробуем.
   Николай Вадимович положил свой плод в воду, закрыл чашку руками, послышался негромкий треск, затем от чашки начал распространяться такой ароматный запах, что у всех рты заполнились слюной. Николай Вадимович ехидно посмотрел на жену. Женя поняла причину - в его чашке преобладал запах копчёного мяса, которое Лидия Витальевна не разрешала мужу есть. Сейчас она укоризненно покачала головой, но Женя тут же пояснила:
   - В составе этих плодов всё только самое полезное для того человека, который его ест. Когда руки располагаются над чашей, плод вбирает информацию о человеке и даёт ему то, что нужно. Плоды воздействуют и на запаховые и на вкусовые рецепторы, поэтому после них обычная пища уже не вызывает восторга.
   Тем временем Витька тоже занялся своим плодом, запах от него был другой, но тоже очень аппетитный. Плоды растрескивались на отдельные дольки. Витька с наслаждением начал есть одну дольку своего плода. Глядя на него, остальные взяли по кусочку от своих плодов. Варя нерешительно попробовала свою дольку, восторженно взвизгнула и, доедая первую, уже тянулась за второй. Николай Вадимович с удовольствием поедал свою порцию, ехидно поглядывая на жену. Лидия Витальевна, не замечая его взглядов, ела кусочки из своей чашки с выражением непередаваемого блаженства.
   - Как здорово! - восхищённо воскликнула Варя, доев последний кусочек. - Вкусно, много и тяжести нет от переедания, - поделилась она своими впечатлениями. - Вы всегда так едите? - обратилась она к Витьке, рассматривая его теперь весьма благосклонно.
   - Когда на Весте, всегда, - ответил Витька.
   - На какой Весте? - не поняла Варя.
   - Ну, мы теперь живём в основном в другом мире, который называется Веста. На Землю приходим только, когда надо. Мама, например, здесь почти не появляется, у неё на Весте дел много, а я только в школу. Ну, и вот к вам пришли, хотим пригласить вас на Весту.
   - Я из Москвы никуда не поеду, - насупилась Варя. - Живёте, небось, в какой-нибудь дикости, а мы столичные жители.
   Она задрала нос и надменно посмотрела на приезжих. Реакция взрослых её обескуражила. Родители посмотрели на неё снисходительно, а Витькина мама с весёлой насмешкой.
   - На Весте мы живём лучше, чем в столице, в долине, где живут только волшебники, - растолковал ей Витька. - И недалеко у нас тоже Столица есть. Только наша Столица на Москву совсем не похожа. Вот сама посмотришь, - пообещал он. - Спасибо всем за завтрак. Мамочка, давай подарки раздавать?
   - Давай раздавать, - охотно согласилась Женя, занося сумку из коридора. - Раз уж ты пообещал, нужно вручить побыстрее. Надеюсь, наши подарки вам понравятся, - обратилась она ко всему семейству.
   - Я отдам Варе, а ты бабушке с дедушкой, ладно? - предложил Витька, нетерпеливо пританцовывая около сумки.
   - Отдавай Варе, - поддразнила его мать, шире раскрывая сумку.
   Витька выхватил из сумки нарядную коробку с изображённым на ней смартфоном и передал её Варе. Та разглядела картинку и взвизгнула от восторга.
   - Слушай, как круто, у нас такой модели ни у кого в лицее нет, - заявила Варя, прижав к себе коробку. - А ты в этой модели разбираешься? - спросила она заискивая.
   - Конечно, разбираюсь! - откликнулся Витька. - Мы с Князем столько моделей изучили, пока нашли тебе самый суперский смартфон.
   - С каким князем? - рассеянно спросила Варя, пытаясь открыть коробку под любящими взглядами родителей. - Это кличка такая?
   - Никакая это не кличка. Он Князь всех волхвов на Весте и мой большой друг, - гордо заявил Витька. И проворчал вполголоса, - придумала тоже, кличка.
   - Витя, ты помоги Вареньке разобраться со смартфоном, - посоветовала Женя. - Идите в гостиную, чтобы мы вам не мешали.
   Дети убежали в гостиную, Артай устремился за ними. Вскоре послышался голос Витьки.
   - Мама, я окно закрою, чтобы комнату не выстудило.
   Родители Вадима сразу почувствовали, как исчез ласкающий их тёплый ветерок, умчавшийся в окно. Витька закрыл створку.
   - Не огорчайтесь, - успокоила Женя старших Баженовых. - Вадим почти всё время рядом с Витюшкой, когда он на Земле. А когда вы переберётесь на Весту, там и он будет с нами постоянно.
   Она достала из сумки два пакета и передала один Николаю Вадимовичу, а другой - Лидии Витальевне, приговаривая при этом.
   - Это Вам, Николай Вадимович, а это Вам, Лидия Витальевна.
   Последняя нерешительно посмотрела на невестку:
   - А ты не хочешь звать нас мама и папа, Женечка?
   - Я бы хотела, - стесняясь, ответила Женя. - Когда родители узнали, что я жду ребёнка, они отказались от меня, так что ни мамы, ни папы у меня не стало. Я вас люблю за отзывчивость, сердечность, с которой вы меня встретили, и как дедушку и бабушку моего сына. И с Вадимом мы по-прежнему любим друг друга. Так что я бы хотела называть вас мама и папа.
   Родители Вадима переглянулись, и Николай Вадимович ответил за обоих.
   - Женечка, мы всё понимаем. Нашего сына не вернуть, а тебе рано отказываться от женского счастья. Мы желаем тебе найти счастье с любимым человеком, а мы будем очень рады, если ты будешь считать нас своими родителями. Всю жизнь мы будем благодарны тебе за чудесного внука, которого ты нам подарила.
   Женя покачала головой:
   - Мне не хочется даже думать о другом человеке. Я не хотела говорить раньше времени, но мы за вами потому и пришли, что для Вадима есть возможность обрести тело, когда он будет на Весте.
   Лидия Витальевна вскрикнула от радости, потом торопливо сказала:
   - Хорошо, пока не будем об этом говорить, чтобы не сглазить. Только помни, девочка моя, что мы тебя любим и всегда любить будем.
   Женя с повлажневшими глазами обняла и поцеловала обоих. Торжественность момента нарушил голос Витьки.
   - А чего это вы тут делаете? Почему подарки не разбираете?
   Пакеты с подарками так и лежали на столе. Там же лежала и "скорлупа" от съеденных плодов. Витька удержал бабушкину руку, когда Лидия Витальевна собралась выкидывать скорлупки в мусорное ведро.
   - Бабушка, не выкидывай. Это самый лучший корм для Артая, дашь ему вечером. Только учти, что потом он только его и будет просить, - засмеялся внук. - Вот ещё один повод скорее перебираться к нам на Весту.
   Тем временем Женя открыла пакет, лежащий перед Николаем Вадимовичем.
   - Папа, - она немного порозовела от смущения, - это Вам органайзер особый, на основе персонального компьютера. В этот ноутбук мы внесли из Интернета основы упражнений для различных спортивных школ. Туда же Вы сможете внести и собственные наработки. Выход в Интернет получается только, когда Вы на Земле, с Весты в него не зайти. Зато на Земле Ваш ноутбук надёжно защищён от вирусов и от вторжения со стороны. И инструкция хорошая к нему, Витюшка с Князем сами правили, а то в этих инструкциях обычно трудно разобраться.
   - Спасибо, доченька, - растроганно сказал Николай Вадимович. - Мне особенно эта защита нравится, а то я боялся заносить в свой компьютер мои разработки, боялся, что могут украсть или разрушить.
   - А Вам, мама, - стеснительность Жени ещё больше возросла, - мы создали чудесный стоматологический инструментарий, технология разработана на Весте, на Земле такого нет и не будет.
   Она вздохнула и начала объяснять непринуждённее:
   - Мы принесли особые пластины, которые тоже растут на Весте. Это зубные пластинки. Здесь пока 600 наборов, мы посчитали, что этого хватит на месяц интенсивной работы, потом Вы сами будете пополнять свои запасы. Объяснять словами долго, да и можете не всё сразу запомнить, давайте, я Вам ещё и эту информацию передам пакетом, хорошо?
   Лидия Витальевна кивнула в знак согласия и почти сразу почувствовала уже знакомое головокружение. Усвоив переданную невесткой информацию, она с нескрываемым восторгом начала разбирать свой подарок. Мечта детского стоматолога! Просто накладываешь пластинку на детские зубки, ребёнок спокойно сидит 5 минут в кресле, испытывая приятные (!) ощущения в обрабатываемых зубах и дёснах, и потом на полгода может забыть о стоматологе. Для тех детишек, которые до дрожи боятся посещения врача, есть успокаивающий кристалл, который снимает страхи и даёт возможность провести лечение. А какой замечательный спрэй, если ребёнка приводят с заложенным носиком! Он так хорошо очищает нос, что ребёнок спокойно дышит им во время процедуры, да и вообще избавляется от насморка.
   И в дополнение - аппаратура диагностики, соединённая с мощным ноутбуком. В файл пациента заносятся все данные о проведённом лечении, а при болезнях полости рта - указывается причина и методы её устранения. И всегда только приятные ощущения для маленьких пациентов.
   - Просто королевский подарок! - с восторгом вырвалось у Лидии Витальевны. - Вы просто волшебной нашу жизнь делаете. Спасибо, родные!
   Она с благодарностью обняла невестку, потом обняла и поцеловала внука. Тот не отстранился, как это обычно делают мальчишки, а обнял бабушку в ответ и поцеловал её в щёку. "Совсем как Вадимка в детстве", - мелькнуло в голове Лидии Витальевны, но уже без привычной боли, а с радостью, что опять с ней её мальчик, вернее, его продолжение. И её радость только возросла, когда она осознала, что за внука она может не волноваться. Лидия Витальевна поняла, что он надёжно защищён своей волшебной силой. Поглядев на ревниво смотрящую на неё дочку, она улыбнулась ей, прижала к себе и нежно поцеловала. Не допускавшая в последнее время этих "телячьих нежностей" Варя на этот раз не стала сопротивляться, а ответила на ласку матери.
   - Ба, - послышался смеющийся голос Витьки, - не хочешь на Варьке потренироваться? У неё вон вверху один зуб на честном слове держится, притом новому расти мешает.
   - Лучше пусть на тебе тренируется, - надулась Варя. - Я боли боюсь.
   - А это лечение без боли проводится, - пояснил Витька. - На мне поздно тренироваться, мне Пирамида на прошлой неделе все зубы поправила.
   - А и правда, Варенька, - осторожно сказала Лидия Витальевна. - Давай попробуем тебе зубки полечить. Я обещаю, что больно не будет. Я же тебя никогда не обманываю, ты же знаешь. Просто положим тебе на зубки вот такую пластиночку, - она показала девочке тонкий белый полукруг в прозрачной оболочке, - подержишь её пять минут во рту, и потом до лета тебя зубки беспокоить не будут.
   Она замолчала, потому что Варя заткнула уши пальцами и упрямо мотала головой, отказываясь слушать.
   - Не хочу, не хочу, не хочу, - упрямо твердила она.
   "Бабушка, попробуй кристалл" - восприняла Лидия Витальевна безмолвную подсказку Витьки.
   Лидия Витальевна достала кристалл из шкатулочки, взялась за прикреплённую к нему цепочку с колечком и начала раскачивать кристалл перед Вариным лицом. Варя увидела кристалл, перестала качать головой и в удивлении открыла рот.
   - Это что? - спросила она. - Как красиво!
   "Теперь предложи ей пластинку ещё раз" - снова подсказал Витька.
   - Давай, Варенька, положим пластиночку на зубки, - ласково предложила Лидия Витальевна. Дочка послушно открыла рот, и Лидия Витальевна, достав пластинку из оболочки, аккуратно уложила её на зубы девочки.
   - Теперь закрой ротик и посиди тихонько, поиграй с кристаллом, - тихо, боясь спугнуть дочку, сказала Лидия Витальевна.
   Варя закрыла рот и охотно начала играть с кристаллом, рассматривая его со всех сторон, поворачивая под разным углом. Лидия Витальевна подсоединила один датчик диагностического аппарата к шее девочки и по датчику на каждую щёку. На экране ноутбука появились данные о состоянии полости рта пациента. Пока Варя играла с кристаллом, Лидия Витальевна завела на неё файл, внесла все данные. Спустя пять минут аппаратура мелодичным звоном просигналила, что сеанс закончен. Лидия Витальевна убрала датчики и взяла кристалл из рук девочки. Та как будто проснулась и вопросительно посмотрела на мать.
   - Открой ротик, - ласково попросила Лидия Витальевна.
   Варя послушно открыла рот и языком вытолкнула лёгкий пористый комок, в который превратилась пластинка. Сверху и снизу комок повторял очертания челюстей. В верхней части виднелся выпавший молочный зуб.
   - Ой, мамочка, - радостно сказала Варя, даже не вспомнив, как сопротивлялась лечению. - Это так здорово было, у меня так хорошо во рту.
   - Ты посмотри в зеркало, какие у тебя теперь красивые зубы, - поделился опытом Витька. - И скобки больше носить не надо.
   Варя вскочила и убежала в свою комнату, откуда вскоре послышался восторженный визг.
   Когда подарки были изучены, Витька предложил:
   - А теперь давайте перебираться на Весту. До обеда будем обустраиваться, а после обеда Купель освободится. Это мы потому вас зовём, - пояснил он на вопросительные взгляды деда и бабушки, - что с обеда Купель освободится полностью. Сейчас времени будет достаточно, чтобы она папино тело воссоздала. - И, увидев смесь неверия и надежды, появившуюся в ауре бабушки, пояснил: - Мы вообще-то подготовились уже, всё разузнали. Потому и пришли за вами. Купель возьмёт информацию о папином теле из информационных полей нас четверых, а папа-ветерок с нами вместе уйдёт на Весту. Его душа и оживит созданное Купелью тело. Так что завтра к утру папа уже будет с нами, - счастливо вздохнул Витька, но тут же, заметив нарастающее напряжение в аурах деда и бабушки, встревожился: - Мама, посмотри скорее, что с ними, я на них не сильно подействовал, им плохо не станет?
   - Всё хорошо, Витенька, - успокоила сына Женя, - я их подстраховала, шока не будет. Вреда мы им не нанесли, сейчас я смягчила действие твоих слов, постепенно привыкнут, потом только радость и счастье испытывать будут.
   После этих слов родители Вадима обнялись и заплакали. Но это были слёзы радости, которые несли только облегчение сердцу. Варя ревниво поглядывала на плачущих родителей. Заметив это, Николай Вадимович вытер слёзы, обнял дочку, поцеловал в макушку и сказал:
   - Варенька, не ревнуй. Тебя мы тоже очень любим, ты наша родная любимая доченька. Но и ты порадуйся, что к нам вернётся твой старший брат.
   - А он меня любить будет? - с надеждой спросила Варя, прижимаясь к матери.
   - Конечно, будет, - уверенно сказал Витька. - Когда я с ним познакомился, он мне сразу про тебя рассказал. Сказал, что всегда мечтал о младшей сестрёнке и очень тебе был рад. Даже жалел, что не мог брать тебя за ладошку на прогулках, помогать на тренировках. Но он частенько бывал рядом с тобой, только ты его не замечала. Я тоже не знал, - вздохнул он, - что это папа со мной в виде ветерка, только радовался всегда, когда меня тёплый ветерок обдувал.
   - А я помню, - внезапно встрепенулась Варя, - что и меня часто тёплым ветерком обдувало. Так это Вадик был?
   - Конечно, он, - ответил Витька и поторопил: - Пойдёмте на Весту, пока обустроимся, пообедаем, а там и Купель освободится.
   - А как же всё это? - Лидия Витальевна растерянно обвела взглядом квартиру. - Мы ведь всё не сможем забрать?
   - Всё, что захотите, заберём, - постаралась успокоить её Женя. - Но лучше сначала пойдём налегке, посмотрите на наше жилище, а потом и решите - перемещать ли нам всю вашу квартиру или только часть вещей из неё, потому что в Витюшкиной башне и так места всем хватит.
   - В какой башне? - спросила Варя. - У тебя что, башня есть? - повернулась она к Витьке.
   - Ещё какая! - гордо ответил Витька. - Девятиэтажная. На девятом этаже у меня обсерватория (слово он уже легко выговаривал), там я и живу. Мама поселилась на третьем этаже. А все остальные, с четвёртого по восьмой, можете забирать себе.
   - А на первых двух что? - полюбопытствовал Николай Вадимович, с умилением глядя на внука.
   - Первые два общие, - охотно сообщил Витька. - Там столовая, гостиная, баня, и санузлы есть на каждом этаже, - добавил он. - А ещё библиотека и спортзал с тренажёрами.
   - Здорово! - восхитился дед. - Хочу всё посмотреть, - заявил он.
   - Тогда идём? - предложил ему внук. - Всё посмотрите и решите, что возьмёте отсюда, а что не нужно.
   - А Артай? - спохватилась Лидия Витальевна.
   - Артая возьмём сразу, - предложила Женя. - Познакомим его с Громом и Кутькой, пусть живёт в долине на воле.
   - Я ему сразу магический проход во входной двери сделаю, - пообещал Витька. - Будет жить у нас в башне, я ему рядом с прихожей спальный закуток отгорожу. А вообще будет гулять на природе, сколько захочет.
   - А эти ваши Гром и Кутька не агрессивные? - опасливо спросил Николай Вадимович. - А то Артай, хотя и миролюбивый пёс, но нападать на себя не позволит.
   - Нет, они не агрессивные, - успокоила его Женя. - Гром с Кутькой сразу сдружились. Живут они отдельно, со своими хозяевами, а шкодят вместе, - засмеялась она.
   - А лифт-то у тебя в башне есть? - вспомнила Варя.
   - Конечно, есть, - похвастался Витька. - Между прочим, магический, - небрежно пояснил он. - В нём подниматься не надо. Заходишь в лифт, нажимаешь кнопку нужного этажа, и лифт уже на нём, можно сразу выходить. Ну что, теперь пойдём к нам? - нетерпеливо предложил Витька. - До обеда я вам свою башню покажу, выберете себе комнаты, какие понравятся. Потом по долине можно пройтись, а ещё нашу Столицу посмотрите, - оживился он. - Там Князь Дом волхвов создал, немного в стороне, на скале, так что наш дом над Столицей как будто парит. А из окон вид на Столицу и окрестности такой, что дух захватывает. Вот Варя на нашу Столицу глянет, тогда нос меньше задирать будет, - снисходительно посмотрел он на девочку, которая слушала его с явным любопытством.
   - А как нам одеваться, когда к вам пойдём? - озабоченно спросила Лидия Витальевна. - На вашей Весте очень холодно?
   - Не-а, - мотнул головой Витька. - У нас в долине всегда тепло, а Столица и вовсе куполом накрыта, там деревья и кустарники уже цветут.
   - Раз мы надолго уходим, мне надо квартиру поставить на сигнализацию, - предупредил Николай Вадимович.
   - Не надо, деда, - поспешил успокоить его Витька. - Я выход к нам сделаю из входной двери вашей квартиры, так что она заблокирована будет получше вашей сигнализации.
   - А как ты его сделаешь? - поинтересовалась Варя.
   Ей всё больше нравилось общаться с новыми родственниками, оказавшимися такими интересными и загадочными. Просто могущественные волшебники, если верить тому, что они говорят. Теперь вот пусть докажут, что они правду говорят.
   Они действительно доказали. Витька небрежно распахнул входную дверь, только там вместо их лестничной площадки оказалась пустая комнатка с ещё тремя дверями, кроме той, через которую они прошли. На одной двери радужно переливались прозрачные буквы "Межмирье, общий зал". На двух других надписи светились розовым цветом. "Дом волхвов" и "Башня".
   - Это моя портальная комнатка, - как бы походя заметил Витька, явно рисуясь. Но поймал любящий и понимающий взгляд Жени, немного смутился и объяснил уже попроще: - Я её для вас сделал, чтобы вы могли и без нас проходить, куда захотите.
   Он захлопнул дверь, в которую они прошли, и обратил внимание родных на надпись "Земля", которая светилась на двери зелёным цветом. Потом посмотрел на Женю. "Твоя очередь давать пояснения", - говорил его взгляд. Женя улыбнулась и кивнула.
   - Через эту дверь вы в любой момент можете вернуться в свою квартиру, - пояснила она. - Через дверь с надписью "Межмирье" можно попасть в нашу общую гостиную, общую для всех волхвов. Туда Юра после обеда призовёт Купель, там же будет проходить возрождение Вадима. А две двери с розовыми надписями ведут в наши личные жилища на Весте. Дом волхвов рядом со Столицей, а башня - в долине Тёплого озера, так мы называем нашу резиденцию, резиденцию волхвов, на Весте.
   - А зачем вам там две резиденции? - спросила Варя.
   - Князь сказал так: Дом волхвов будет показывать людям, что мы рядом, чтобы не расслаблялись, ну, и чтобы уважали, - весело пояснил Витька. - Это он так шутит у нас, - уточнил он, - а в долине Тёплого озера мы просто живём вдали от посторонних глаз. Так что всё правильно, лично мне нравится, - заключил он.
   - Ну что, идём в Башню устраиваться? - поторопила гостей Женя.
   - Ведите, хозяева, - согласился Николай Вадимович.
   - Теперь и вы тут хозяева, - гостеприимно отозвался Витька, пропуская родных в распахнутую дверь "Башня". - Заходите, выбирайте себе комнаты, какие понравятся. А я сейчас сразу сделаю жильё для Артая, - заторопился он. - Объясню, где он теперь живёт, и выпущу гулять. Пусть наслаждается свободой.
   Артай, услышав своё имя, подошёл к Витьке и ткнулся ему в щёку влажным носом. Витька со смехом отмахнулся. В просторной прихожей, где они сейчас находились, появилась прозрачная перегородка, которая отгородила ближний угол. В огороженном закутке появилась мягкая подстилка и чаша с прозрачной водой, к которой тут же устремился Артай и с явным удовольствием напился. Потом поднял голову и внимательно уставился на молодого хозяина.
   - Здесь ты будешь спать и есть, это будет твоё место, понял? - строго сказал мальчик.
   Услышав знакомое слово "место", Артай согласно гавкнул.
   - Гулять ты можешь, сколько хочешь, - продолжал Витька наставлять своего четырёхлапого питомца. - Выходить и входить будешь свободно вот в эту дверь.
   Входная дверь в башню в нижней половине как будто подёрнулась туманом. Услышав слово "гулять", сопровождаемое показом, куда он может гулять, Артай мешкать не стал и с восторженным визгом кинулся на улицу.
   - Я домовому поручил следить за тем, чтобы в миске Артая всегда была свежая вода, - солидно сообщил Витька. - И он будет сообщать мне, когда Артай проголодается. Я всё-таки думаю, что кормить собаку должен хозяин. Правильно? - вопросительно посмотрел он на взрослых.
   - Правильно, разумник ты мой, - ласково одобрила Лидия Витальевна, не удержалась и чмокнула внука в макушку. Тот радостно улыбнулся в ответ и ненадолго прижался к бабушке.
   Варю волновал другой вопрос.
   - У вас что, и домовой есть? - опасливо спросила она.
   - Конечно, есть, - подтвердил Витька. - Как же без него. Жилище всегда должно быть под присмотром домового. Если хотите, я вас сейчас с ним познакомлю. Когда нас рядом не будет, вы всегда можете обращаться к нему по любому вопросу по жилью. Ну, там что-нибудь добавить в интерьер или убрать, или если проголодаетесь, пить захотите.
   - Ну, если без домового никак, то знакомь, - нерешительно согласился дед, увидев опасливые взгляды жены и дочки.
   - Да вы не бойтесь, - поспешила ободрить оробевших родственников Женя. - Домовые ведь для человека самые надёжные друзья и помощники.
   - Спасибо, хозяйка, на добром слове, - весело прожурчал негромкий голосок и перед опешившими гостями зависло пушистое существо, ростом не более полуметра, с озорством поглядывая на них. - Добро пожаловать в наш дом, очень рад новым хозяевам, - заверил их пушистик. - Меня зовут Живась, обращайтесь в любое время.
   Следующие полчаса гости ходили за хозяевами по всей башне. Скоро они так переполнились впечатлениями, что уже перестали удивляться. Только с интересом и восторгом рассматривали всё вокруг. Наконец, они вернулись на первый этаж и с облегчённым вздохом разместились в просторной гостиной, куда из прихожей вёл арочный проём.
   - Ох, слава Богу, можно посидеть, - заметила Лидия Витальевна. - Столько впечатлений, надо немного в себя прийти.
   Перед ними возник небольшой столик с высокими стеклянными бокалами, наполненными какой-то жидкостью. В стаканы были помещены соломинки, чтобы удобно было пить.
   - Попробуйте сока, - предложила Женя. - Живась знает, какой мы с Витюшкой любим, обычно его и подаёт. Он освежает и бодрит. А когда вы здесь поживёте, может быть, другой сок предпочтёте, тогда вам его подавать будет.
   - Спасибо, Живась, - сделав глоток, сказал Николай Вадимович, - сок чудесный, наверное, я теперь тоже его пить буду.
   - Сок замечательный, - подтвердила Лидия Витальевна, - действительно, очень бодрит.
   Они молча посидели, смакуя сок и размышляя, все на разные темы.
   - Чур, я на восьмом этаже живу, - поспешила оповестить всех Варя.
   - А я никак не могу решить, - призналась Лидия Витальевна, - мне пятый и шестой одинаково нравятся.
   - Ну и занимай оба, - посоветовал Витька.
   - Спасибо, - поблагодарила бабушка и осторожно заметила: - Только, Витюш, ты по-моему что-то забыл устроить в своей башне.
   - А что именно, бабушка? - с недоумением спросил Витька. - Вроде мы с домовым всё продумали.
   - Я кухни здесь не видела, - мягко напомнила Лидия Витальевна.
   - А зачем она? - изумился внук. - Мы же не готовим пищу, я вам сразу сказал, что у себя мы едим только молодильные яблоки.
   - Они, конечно, очень вкусные, - осторожно возразил Николай Вадимович, - но ведь и самая вкусная пища со временем приедается.
   - Ты не понял, деда, - поправил его внук. - Мы же вам объясняли, пища всякий раз получается разная, именно такая, какую в данный момент хочет получить твой организм.
   - Тогда другой разговор, - успокоился Николай Вадимович. - Ну, чем займёмся до обеда?
   - Во-первых, давайте решим, будем ли мы обедать у себя или же, как обычно, в общей гостиной, - сказала Женя. - С вами получится чуть больше двадцати человек. Нас, волхвов, пятнадцать, у одного жена местная, у Милютиных бабушка и приёмная дочь с семимесячными близнецами, плюс теперь вы трое будете. Это только кажется, что много народу, но все уже такие родные, что нам вместе вполне комфортно.
   - Давай сегодня пойдём на обед туда, - предложила Лидия Витальевна, - а потом и решим. Раз уж Вадик здесь жить будет, то и нам надо со всеми познакомиться.
   - Хорошо, - согласилась Женя. - Тогда я вам могу сейчас помочь устроиться в выбранных апартаментах, а Витя с Варей пусть погуляют в долине, заодно посмотрят, как там Артай адаптируется.
   - А что, хорошая идея, - согласился Витька. - Варя, пойдём?
   - Я тоже хочу обустраиваться у себя, - заупрямилась было девочка.
   - Да я тебе потом какой хочешь интерьер сделаю, - великодушно пообещал Витька. - Пойдём лучше, на деревья с молодильными яблоками полюбуешься. От их цветов такой аромат, всё время им дышать тянет. Да и Артая, действительно, проведать надо. А ещё можно в приют заглянуть, им Князь вчера обещал лабиринт построить, - вспомнил он. - Пойдём скорее, Варя, - поторопил он девочку.
   Дети убежали. Взрослые ещё немного посидели молча, умиротворённо поглядывая на языки пламени, пляшущие за стеклянным ограждением камина. Потом Николай Вадимович присмотрелся к ним внимательнее и с недоумением повернулся к невестке:
   - Женечка, я не понял, а какое здесь топливо, в этом камине?
   - Это магический огонь, папа, - пояснила Женя. - Он в топливе не нуждается. В обычном топливе, - поправилась она. - Юра мне пытался объяснить принцип горения магического огня, но мне, честно говоря, вникать не хотелось. Горит и горит. Дело в том, что мы все волхвами стали совсем недавно, так что нам всем предстоит ещё долго осваивать и полученные знания, и свои способности. Князь сейчас выдвинул для нас главный лозунг "Не спешить". Вот мы, не спеша, и находимся в процессе Познания. У нас сейчас такая замечательная жизнь, - радостно вздохнула она. - Завтра вот и Вадик к нам присоединится,- мечтательно добавила Женя.
   - Женечка, - всхлипнула Лидия Витальевна, - а Вадик точно снова будет с нами?
   - Точно, мамочка, не надо плакать, - Женя пересела к свекрови и крепко обняла её. - Мы потому с Витюшкой за вами и поспешили. Юра уже составил программу, сказал, если родителей приведём, он даёт стопроцентную гарантию успеха.
   - Ты это, Лидуш, - встревожился Николай Вадимович, тоже подсаживаясь к жене и нежно поглаживая её руки. - Ты только постарайся не очень себя накручивать, как бы тебе плохо не стало, - обеспокоенно сказал он и озабоченно посмотрел на невестку.
   - Не волнуйтесь, папа, - успокаивающе улыбнулась ему Женя. - Я за вами постоянно присматриваю, чтобы не случилось криза или чего-то подобного. Всё будет хорошо, - заверила она.
   Ну и слава Богу, - успокоился Николай Вадимович. - Только хочу тебя ещё попросить, дочка. Относись к нам действительно, как к настоящим родителям, то есть говори нам "ты". Сможешь?
   - Легко, папочка, - радостно согласилась Женя. - Мне это и Вадик советовал. Но я ему сказала, что дождусь, когда вы сами это предложите, а то ещё посчитаете невоспитанной нахалкой, - лукаво улыбнулась она.
   - Не посчитаем, - засмеялась и Лидия Витальевна. - Ну что, Коля, пойдём обустраиваться в выбранных апартаментах?
   Когда через пару часов Витька с Варей вернулись в башню, родителей они обнаружили на пятом этаже. Женя заканчивала обустраивать там гостиную для Лидии Витальевны, выполняя её пожелания.
   - Идём на обед? - предложил Витька.
   - Да, пора, - согласилась Женя. - Юра мне сейчас сообщил, что Купель на Земле освободилась, он её в Межмирье переместил. После обеда приступим.
   - Что, уже? - растерянно засуетилась Лидия Витальевна. - Я и не заметила, время так быстро прошло.
   Витька подошёл к бабушке, обнял её и начал успокаивающе гладить по спине.
   - Бабуль, успокойся, - приговаривал он, - а то ты вся дрожишь. Вот увидишь, всё будет хорошо, у нас теперь всё всегда будет хорошо, успокойся.
   - Спасибо, родной, - расслабилась, наконец, Лидия Витальевна. - Я и правда успокоилась, - заверила она тревожно глядящего на неё мужа.
   - Пойдём знакомиться с нашими товарищами, - снова позвала Женя.
   Они спустились вниз. Перед входом в портальную комнатку Николай Вадимович замешкался.
   - А как там Артай? - озабоченно спросил он.
   - Ой, папа, - засмеялась Варя. - Ты бы его видел. Носится по лугу, за бабочками гоняется, как будто снова щенком стал.
   - Так ведь он при переходе сюда здоровье получил и действительно омолодился, - снисходительно пояснил Витька. - Вот и радуется. Не беспокойся, дед, я потом тебя к нему отведу, сам убедишься, что с нашим Артаем всё в порядке.
   Через портальную комнатку они прошли в общую гостиную в Межмирье.
   - А вот и мы, - радостно объявил Витька. - Это мои бабушка и дедушка, а ещё Варя. Она теперь моей сестрёнкой будет.
   В просторном зале место в центре занимал большой стол, за ним у камина стояли диваны и кресла, на которых расположилась группа людей, поразивших Баженовых своей молодостью.
   - Познакомимся? - предложил высокий синеглазый мужчина, своей взрослостью выделяющийся среди окружающих его молодых людей. А ещё старшие Баженовы с удивлением увидели сидящую с ними изящную девочку-подростка с удлинёнными ушками. Рядом с ней лежал белый единорог.
   - Меня лучше звать Князем, - продолжал синеглазый. - Я здесь единственный взрослый среди этой банды малолетних волшебников. - Молодёжь весело рассмеялась. - Пусть вас не обманывает их внешность, - предостерёг Князь, - все они по земным годам вам ровесники или старше, а малолетними я их назвал потому, что волшебниками мы стали совсем недавно, вот пока в эйфории от этого чуда все и помолодели. Так что ваш Вадим завтра вполне впишется в эту команду. А пока знакомьтесь. Сначала наши гости, представители эльфийского государства, Лита и Атил. Атил тоже разумный, только общаемся мы с ним при помощи телепатии. Сразу вы нас всех, конечно, не запомните, так что я предлагаю всем волхвам "украсить" себя временно бейджиками с именами, чтобы нашим гостям легче было узнавать, кто с ними в данный момент беседует. А я всё-таки представлю вам всех.
   После обеда Юрий позвал четверых Баженовых к Купели, которую снова разместил в огороженном закутке в главном зале дома в Межмирье. Варю взялась развлекать Марина, они вместе отправились обустраивать Варины апартаменты. Рассадив родителей Вадима, Женю и Витьку вокруг Купели, Юрий попросил их устроиться поудобнее и опустить кисти рук в жидкость, наполняющую Купель. Жидкость мерцала, ласково омывала опущенные в неё руки, звучала негромкая музыка, создавая надлежащее настроение. Юрий ещё немного повозился у Купели, потом выпрямился и скомандовал:
   - Давай, Вадим, ныряй в Купель и восстанавливай своё тело. Вся информация от родных в неё поступила.
   Ласковый ветерок овеял родителей, любимую и сына, затем жидкость в Купели немного взволновалась, побурлила и вновь успокоилась.
   - Все свободны, - удовлетворённо сказал Юрий. - Теперь Душа Вадима сама восстановит своё тело. Ведь самое главное в нас - наша бессмертная Душа.
   - А когда...? - нерешительно начала Лидия Витальевна, вытирая льющиеся из глаз слёзы.
   - Через двенадцать часов, - понял недосказанный вопрос Юрий. - Пока обустраивайтесь в новом мире. Вам-то придётся жить на два мира, - пошутил он, - а вот Вадим, скорее всего, на Земле появляться не будет, его дом будет на Весте.
   - А папа мне сказал, что он и не хотел бы оставаться на Земле, - напомнил Витька.
   Баженовы вышли из закутка с Купелью. Мерцающая завеса скрыла закуток от общего зала. У камина на диванчиках сидели волхвы, поглядывая в сторону завесы.
   - Ну что? - от лица всех поинтересовался Алексей.
   - Юра сказал, всё в порядке, получилось, - ответила взволнованная Женя.
   Поскольку почти все волхвы в Межмирье и на Весте выглядели очень молодо, про свои отчества они и не вспоминали. Самым "старым" среди них казался Князь в свои 33 года.
   - Получилось, - подтвердил Юрий, тоже появляясь из-за завесы. Отвечая на невысказанный вопрос старших Баженовых, он пояснил - Дальше Вадим сам справится.
   - Посидите с нами, Лидия Витальевна, Николай Вадимович, - пригласил Князь. - Если не возражаете, поговорим о ваших дальнейших планах, может, что посоветуем. А Женя с Витюшкой пусть идут к Вареньке, чтобы она, не дай Бог, не возомнила, что её не взяли, потому что не родная.
   - Да, Женечка, - виновато встрепенулась Лидия Витальевна, - побудь с Варюшей, отвлеки её, если мысли нехорошие придут.
   - Не переживай, ба, - солидно откликнулся Витька, - мы сейчас с ней чем-нибудь интересным займёмся.
   - Ага, - ехидно заметил Георгий, - я даже могу догадаться, какое занятие ты ей предложишь. Твой любимый спорт, по перилам съезжать.
   - А что, - весело улыбнулся Витька, - я это здорово придумал. Думаю, Варе тоже понравится. А то мы можем в приют пойти, там у ребят всегда что-нибудь интересное происходит, - мечтательно протянул он.
   Женя с Витькой скрылись за дверью с надписью "Женя, Витя". Надписи оставили такими, как их сделала Пирамида. Это было удобно, по этим надписям волхвы всегда могли определить, где находится каждый из них.
   Старших Баженовых усадили на свободный диванчик. Сидящие вокруг волхвы доброжелательно поглядывали на них, не торопясь приступать к разговору. Лита с Атилом, вместе с Георгием, Иваном и Алексеем побывав у эльфов, вновь вернулись в долину Тёплого озера, уже как полномочные представители эльфов и единорогов.
   Разговор начал Князь.
   - Не знаю, - продолжил Князь, - рассказал ли вам внук о том, что когда люди проходят с Земли сюда, в Межмирье, - он обвёл рукой зал, в котором они сидели, - они обретают здоровье и долголетие?
   Он вопросительно посмотрел на Баженовых.
   - Да нет, - неуверенно сказал Николай Вадимович, перебирая ворох сведений, которые вывалил на него Витька с момента знакомства, - вроде бы не говорил.
   - Ну, это не важно, - улыбнулся Князь, - поскольку теперь вы это знаете. Вчера, когда Женя с Витюшкой готовились к встрече с вами, мы в информационном поле Земли посмотрели кое-какие события вашей жизни. Вы уж простите, если вам это неприятно, но мы смотрели с благими намерениями, хотели узнать, какие подарки вам больше понравятся.
   - Да не могу сказать, что неприятно, - рассудил Николай Вадимович. - Раз эти сведения всем доступны, чего же обижаться, - пожал он плечами.
   - Ну и хорошо, - одобрительно сказал Князь. - Дело в том, что мы ещё узнали, что завтра Вас, Николай Вадимович, хотят отправить на пенсию, а на Ваше место взять Удальцова.
   - А, звезда отечественного спорта, - насмешливо протянул Николай Вадимович. - Я чего-то такого ожидал, - признался он. - Ничего страшного, я себе работу найду, знакомых много.
   - Вот о работе я с Вами и хотел поговорить, Николай Вадимович, - вступил в разговор Геннадий. - Я на Весте курирую приют, в котором живут дети, переведённые с Земли. Там они были инвалидами, а сейчас совершенно здоровы. Вы не хотели бы заняться их спортивной подготовкой? Да и вообще заняться развитием спорта на Весте, здесь пока этого понятия, "спорт", не существует.
   - Заманчиво, - протянул Николай Вадимович. - Очень заманчиво. И никакого начальства надо мной, никаких дурацких требований? - уточнил он.
   - Никого, - торжественно заверил Князь. - Мы полностью доверяем Вашему профессионализму. Ну, и что скрывать, с Вадимом о Вас говорили, он и подсказал обратиться к Вам с таким предложением.
   - Ой, точно, я и Вадимку припрягу, - воскликнул Николай Вадимович. - Он ведь тоже Физкультурный институт окончил.
   - Ну вот, - с довольным видом сказал Князь, - вопросы спорта на Весте у нас теперь в надёжных руках.
   - Теперь, Лидия Витальевна, поговорим о Ваших перспективах, - вступил в разговор Алексей. - Я здесь главный медик получаюсь, зовите Алексеем. Я вообще-то по годам старше Вас намного, хотя по моему виду, конечно, не скажешь.
   Он шутливо развёл руками. Лидия Витальевна с недоверием посмотрела на молодого паренька, который ей показался чуть постарше Варюшки и Вити.
   - Не сомневайтесь, Лидия Витальевна, - засмеялся Князь, - но это так. Вечерком внука порасспрашивайте, он Вам и расскажет и покажет, какими мы были и какими мы стали.
   - Ну, и что Вы можете мне предложить, Алексей? - спросила Лидия Витальевна.
   - По Вашей специальности ничего, - вздохнул Алексей. - Вам Витюшка уже рассказал, как лечат зубы на Весте? Здесь стоматологи не нужны. Заболел зуб - пластинку в рот, она или залечит зуб, или удалит и вырастит новый. А вот ту установку, что Женя с Витей Вам подарили, Юрий специально разработал для жителей Земли. Так что если Вы решите по-прежнему работать на Земле, будем снабжать Вас пластинками. А если не хотите на Землю, постараемся здесь что-нибудь придумать.
   - Пока продолжу работать в своей поликлинике, - решила Лидия Витальевна. - А как с детьми?
   - Вы о Вареньке с Витюшкой? - спросил Князь.
   - О них, - подтвердила Лидия Витальевна.
   - С Витюшкой мы уже договорились, что он будет ходить в школу на Земле, не стоит рвать связи с родным миром, - сообщил Князь, - только вот из старой школы надо его куда-то перевести, сейчас думаем, куда.
   - А что тут думать? - воскликнул Николай Вадимович. - Надо завтра же устраивать его в Варюшкин лицей. Правда, там плата высокая, но Женя вроде бы говорила, что для вас, волшебников, деньги не проблема.
   - Деньги действительно найдутся, - подтвердил Князь. - Ну что ж, давайте сейчас посмотрим информацию о лицее. Если подойдёт, будем устраивать Витюшку туда. Очень хорошо, что он будет учиться в Москве. В Городе ему пока лучше не появляться, пусть Матильда с Вячеславом о нём забудут.
   Юрий тем временем настроил хроноскоп.
   - Вот, нашёл, - воскликнул он. - Спортивный лицей, создан несколько лет назад, главный спонсор и организатор - Гладышева Надежда Викторовна.
   Перед ними появилось голографическое изображение грустной молодой женщины.
   - Что-то она счастливой не выглядит, - озабоченно заметил Юрий. - Ну, понятно, - он вгляделся в строчки на экране.
   - Что тебе понятно? - поторопил его Алексей.
   - Бесплодие, - кратко ответил Юрий.
   Дальше пояснять не требовалось, трагедию Гладышевой поняли все. Они просмотрели информацию о семье Гладышевых, эта пара понравилась всем. Гладышевы, хотя и входили в список очень богатых людей России, выгодно отличались от основной массы нуворишей. Максим Гладышев был известной фигурой в спортивном бизнесе. Ему принадлежали крупные спортивные комплексы во многих больших городах, по несколько в Москве и Санкт-Петербурге. Несмотря на высокие доходы, Гладышевы деньгами не швырялись, тратили деньги разумно, с пользой, много давали на благотворительность. Например, Надежда Викторовна была одним из главных спонсоров лицея. Ещё что отличало Гладышевых - они не принимали участия в большинстве "тусовок" богачей, женаты были по любви и никаких случайных измен друг другу даже не мыслили. Была у Гладышевых одна беда - не было детей. Врачи единодушно заявили, что лечиться бесполезно, так что Гладышевы смирились, не делая больше попыток найти возможность излечиться.
   - А здесь мы можем помочь, - раздался мелодичный голосок Литы. - Георгий, - повернулась она к другу, - можешь нас телепортировать в мой лес? Я там кое-что возьму для Гладышевых, а Николай Вадимович им завтра отдаст.
   - Запросто, - вскочил с места Георгий, - прямо сейчас и пойдём, чего откладывать.
   Он взял Литу за руку, вторую руку положил на холку Атила - и троица исчезла из зала.
   - Пижон, - беззлобно охарактеризовал действия деда Князь, - наловчился из Межмирья сразу на Весту переноситься, не пользуясь переходом, - он посмотрел на дверь "ВЕСТА", - а то, что на это больше энергии уходит, не учитывает.
   - А на что ему энергию экономить? - добродушно ответил Леонид, - если нам её пока девать некуда. Когда пойдём по дальним мирам, будем точнее рассчитывать, а пока пусть тратит.
   - А, все вы такие, - махнул рукой Князь.
   - Такие, - согласился Юрий и рассмеялся. - Мы пока все в эйфории от обретённых возможностей. Потерпи, постепенно успокоимся, - сочувственно посмотрел он на Князя. - Это ты в живое озеро не окунался, вот и остался единственным взрослым среди нас.
   - Точно, детский сад, а не волхвы, - проворчал Дмитрий, нисколько не сердясь на товарищей. Он вполне их понимал, но оставаться единственным "взрослым" решил подольше.
   - Ну что, всё решили? - спросил Леонид. - Николай Вадимович с Вадимом занимаются развитием спорта на Весте, Лидия Витальевна пока остаётся на работе в поликлинике, Витюшку устраиваем в лицей, где учится Варюша. По этому поводу предлагаю выпить чаю.
   Все направились к столу, где уже стояли парующие самовары, посуда и чаши с фруктами. В это время на свободном месте появилась исчезавшая троица - Георгий с Литой и Атилом.
   - А вот и мы, - объявил Георгий. - О, а что это тут у вас? Собираетесь отметить успешный запуск Купели, а нас и не подождали?
   - Обязательно бы подождали, - скрывая улыбку, нарочито серьёзно ответил Алексей. Не выдержал серьёзности и рассмеялся. - Мы же знали, что ты долго не задержишься.
   - Зато вон какую прелесть нам Лита дала, - гордо объявил Георгий. - Держите, Николай Вадимович.
   Он передал Баженову две берестяные коробочки.
   - Что это? - принимая коробочки, спросил Николай Вадимович.
   - Амулеты для Гладышевых, - пояснила Лита. - Ожерелье для Надежды и браслет для Максима. Они изготовлены из мэлорна, волшебного дерева эльфов. Они не только восстановят здоровье этой пары и дадут им возможность иметь детей, но и вообще в жизни помогать будут.
   - А как же я им их вручать буду? - растерялся Николай Вадимович. - Как я им объясню, откуда они у меня?
   - Вы же наверняка с Надеждой встретитесь, с ней ведь надо о Витюшке договариваться, - сказал Князь. - Судя по тому, что мы о лицее узнали, именно она решает вопросы приёма в лицей. Скажите, что невестка привезла из паломничества по Святым местам.
   - Думаю, такое объяснение самое лучшее, - одобрил Николай Вадимович, пряча коробочки в карман, и внезапно спохватился: - Лита, солнышко, прости, что сразу не поблагодарил. Спасибо тебе от всего сердца.
   - Николай Вадимович, - начал Князь, когда они снова вернулись к камину. - Я хотел спросить, у Вас какая машина в Москве? Гараж ведь у Вас есть?
   - У меня гараж выглядит дороже машины, - с иронией сообщил Николай Вадимович. - Хорошую машину я десять лет назад продал, и, чтобы не отобрали гараж, купил с рук старенькие "Жигули". Да я на машине почти и не езжу, дом рядом со станцией метро, до работы на метро удобнее добираться.
   - Я почему спрашиваю, - пояснил Князь. - У меня на Земле "Бентли" остался, а отдать некому. Давайте мы сейчас в Ваш гараж сходим, разместим в нём мою машину. Я на Вас сразу доверенность оформлю, так что завтра езжайте увольняться на приличной машине. Вы с утра подайте им заявление об увольнении по собственному желанию, - посоветовал он, - чтобы их опередить. И получится, не они Вас уволили, а Вы от них ушли. Так же лучше будет? - спросил он.
   - Так лучше, - согласился Николай Вадимович. - И унижения мне терпеть не придётся. Спасибо, Князь, с удовольствием завтра проедусь на твоей машине. И девочек своих на ней развезу, пусть пофорсят, - снисходительно улыбнулся он. - Варюшка очень любит похвастаться, - добродушно сообщил он.
   Как ни странно, первым додумался до этого Витька. Когда вечером все собрались, как обычно, у камина, неспешно переговариваясь о том, кто чем завтра займётся, Витька вдруг уселся на ковре и озадаченно посмотрел на Юрия.
   - Юра, а сколько лет будет моему папе, когда он завтра выйдет из Купели?
   Помолодевших волхвов Витька называл по имени.
   - Та-ак, - почесал в затылке Юрий и посмотрел на Лидию Витальевну: - а сколько ему было десять лет назад?
   - Двадцать три, - с готовностью сообщила она.
   - Значит, столько ему и будет сейчас, - сообщил Юрий.
   - Мама, а тебе сколько лет? - спросил Витька.
   - Летом будет двадцать семь, - улыбнулась Женя, уже догадываясь, что придумал её неугомонный сын.
   - Тогда тебе всё равно придётся в озере купаться, - оправдал он её ожидания.
   - В каком озере? - не понял Николай Вадимович. - В том, что в долине, в Тёплом?
   - Не, не в том, - пренебрежительно махнул рукой Витька. - В долине у нас озеро для плавания. А у нас ещё озеро есть, в Межмирье, - он показал рукой на неприметную дверь у камина. - Там, в озере, вода живая. Наши все там купались, кроме Князя, потому и помолодели. И ещё мама не захотела, когда стала волхвом. Наверное, побоялась, что я не стану её слушаться, - хихикнул Витька.
   - А почему ты не станешь её слушаться, если она там искупается? - теперь спросила уже Витькина бабушка.
   - Потому что совсем молоденькой станет, - пояснил Витька. - А раз папа молодым из Купели выйдет, маме тоже надо соответствовать, - с запинкой выговорил он услышанное когда-то слово.
   - А правда, Женечка, искупайся, - ласково предложила Лиза.
   - Ну, если это мне мой сын предлагает, придётся купаться, - пошутила Женя. - Ты что думаешь, Витюш, твой папа меня не узнает вот такую?
   - Узнает, конечно, - сказал Витька и смущённо добавил, - просто я думаю, он будет очень рад, если ты будешь выглядеть так, как когда вы расстались.
   Взрослые переглянулись, и Алексей задумчиво сказал:
   - А знаешь, Витюш, ты прав. Ты совершенно прав, - повторил он. - Недаром говорят "Устами младенца глаголет истина".
   - Я не младенец, - шутливо возмутился Витька.
   - Не младенец, но истину глаголил, - так же шутливо отозвался Геннадий. - Давай, Женечка, купайся в живой воде. И тогда завтра вы с Вадимом встретитесь, как будто не было этих десяти лет разлуки.
   Женя ушла к озеру с живой водой вместе с Мариной и Лизой. Когда обе вернулись в сопровождении большеглазой девушки-подростка, Витька ехидно спросил:
   - Женя, а ничего, если я тебя иногда буду мамой звать?
   - Ну-у, - Женя сделала вид, что задумалась, решая очень сложный вопрос, - если только не при посторонних, то зови. А вообще спасибо, сыночек, вовремя подсказал, - она обняла и поцеловала довольного Витьку.
   - Молодец, Витюшка, - похвалил мальчика и Князь. - Хороший ты сын, если о родителях уже сейчас заботишься. Ну что, друзья, - обратился он к остальным, - расходимся по своим жилищам? Как я понял, семейство Баженовых намерено ночевать здесь?
   - Да, мы бы очень хотели, если можно, - просительно посмотрела на него Лидия Витальевна.
   - Можно, конечно же, - с сочувствием посмотрел на неё Князь.
   - Я не настаиваю, но очень советую этой ночью всё-таки поспать, - настойчиво сказал Алексей родителям Вадима. - Хотя при переходе сюда вы и восстановили своё здоровье, но такие эмоциональные встряски бесследно не проходят.
   - Вряд ли я смогу уснуть, - откровенно призналась Лидия Витальевна. - А снотворное я никогда не принимаю.
   - Я другое хотел предложить, - пояснил Алексей. - Давайте на оставшееся время я вас погружу в целительный магический сон. После него никаких последствий для здоровья, кроме самых положительных, не бывает.
   - А мы не проспим? - встревоженно глянула на него Лидия Витальевна.
   - Ни в коем случае, - заверил её Алексей. - Юра, - обратился он к магоэлектронщику, который тоже решил подежурить вместе с Баженовыми, - когда ты ожидаешь появления Вадима.
   - Купель обещала выпустить его в четыре часа утра, - ответил Юрий. - Я ему сейчас одежду приготовлю, положу у Купели, чтобы он сразу оделся. Не выходить ведь ему к нам голеньким.
   - Вот до половины четвёртого вы и поспите, - предложил Алексей. - Потом умоетесь и будете ожидать встречу. Только я советую ещё, уложите детей в их спальнях, им не стоит здесь ночевать. Если бы Вадим куда-то уезжал, и Вы хотели побыть с ним подольше, тогда можно было бы и не поспать. А он, наоборот, придёт к вам насовсем. Так что отправляйте детей спать.
   - Мама, - сонно взглянула на мать Варя и сладко зевнула, - может, я правда, пойду посплю, а потом с Вадиком познакомлюсь.
   - Да, да, - засуетилась Лидия Витальевна. - Женечка, - обратилась она к невестке, - давай детей уложим спать, а потом сюда вернёмся.
   Так и сделали.
  
   14 января 2008 года, понедельник.
  
   Лидия Витальевна всё утро не отходила от вновь обретённого сына, постоянно стараясь дотронуться до него, убедиться, что это не сон. Когда муж подошёл к ней и шепнул:
   - Лидуш, пора на работу,
   Она возмущённо глянула на него:
   - Какая работа! Вадик живой, ты понимаешь? Не пойду я сегодня на работу.
   - Лидочка, родная, я понимаю тебя, как никто, - горячо зашептал Николай Вадимович. - Но надо же и о детях подумать.
   - О каких детях? - Лидия Витальевна непонимающе посмотрела на мужа.
   - О Жене с Вадиком, - ласково пояснил Николай Вадимович. - Они ведь почти десять лет не виделись, да и тогда встречались украдкой. А они ведь молодые. Ты погляди, как Вадик на Женю смотрит. Давай оставим их в покое, пускай побудут наедине. Сын теперь снова с нами, на Землю он не пойдёт, а здесь он в полной безопасности. Пойдём?
   - Пойдём, - со вздохом согласилась Лидия Витальевна, заметив, наконец, как Вадим с Женей поглядывают друг на друга. - А Витюшка им не помешает? - спохватилась она.
   - Витюшку Князь берёт на себя, - сообщил Николай Вадимович. - Это ведь Князь мне подсказал, что надо дать Вадику и Жене возможность побыть вдвоём, - сознался он.
   Действительно, Витька стоял уже рядом с Князем, который о чём-то беседовал с Юрием. Юрий, выслушав его, согласно кивнул, прошёл в свою дверь, но быстро вернулся, протянув Князю три браслета. Князь поблагодарил, оставил себе два, а третий, поменьше, протянул Витьке.
   - Надень его Варе, а бабушке с дедушкой я отдам. Я им в общих чертах расскажу о возможностях браслета, но ты не забывай Варе о них напоминать, пока не запомнит, - посоветовал он.
   - Не забуду, - пообещал Витька.
   Он вместе с Князем подошёл к старшим Баженовым, около которых стояла и Варя, очень довольная знакомством со старшим братом. Женя с Вадимом остались пока в общем зале, а Князь с остальными Баженовыми перешёл в их портальную комнатку.
   - Ну что, переходим на Землю? - спросил Князь.
   Ответить никто не успел. Прямо перед ними проявилась лукавая мордочка Живася.
   - Хозяева, - прожурчал домовой, - выдайте Артаю его завтрак, потом можете и на Землю уходить.
   - Ой, спасибо, Живась, что напомнил, - спохватился Витька. - Вы шагайте на Землю, - посоветовал он остальным. - Пока вам Князь расскажет, как браслетами пользоваться, я Артая покормлю. Деда, ты не против? - спросил он Николая Вадимовича.
   - Мы не против, - улыбнулся тот внуку, - только его в основном бабушка кормила.
   - Ой, бабуль, - смутился Витька. - А ты не против?
   - Нисколько, моя радость, - ответила Лидия Витальевна. - Заботься сам об Артае, раз уж он на Весте теперь жить будет.
   Витька надолго не задержался. Выдал радостно виляющему хвостом Артаю солидную порцию оболочек от молодильных яблок, оставшихся от завтрака, потом погладил пса по голове и поощрил:
   - Ешь, Артай, самая подходящая для тебя еда, и вкусная и полезная. Потом можешь идти гулять.
   Проявив заботу о питомце, Витька поспешил через портальную комнатку в московскую квартиру Баженовых.
   Князь как раз закончил рассказ о защитных браслетах и их свойствах. Варя, впечатлённая рассказом, приняла от Витьки браслет едва ли не с большим восторгом, чем вчера долгожданный смартфон. Восторг её немного уменьшил Витька, деловито предупредив:
   - Смартфоном можешь хвастать, сколько хочешь, а о браслете никому нельзя рассказывать. Да ты и не сможешь. И видеть его будешь только ты.
   - Почему? - даже расстроилась Варя. - Это же такой супер, у нас в лицее про такое и не слышали.
   - И дальше пусть не слышат, - насмешливо ответил Витька. - Самое главное, что браслет тебя будет защищать, когда нас нет рядом.
   - А если ты будешь со мной учиться, тебя тоже браслет будет защищать? - с любопытством спросила Варя.
   - Нет, у меня браслета не будет, - покачал головой Витька.
   Он не стал напоминать Варе о своих способностях, чтобы не вызывать у неё зависти к нему. Правильно Князь говорит, зависть не способствует хорошим отношениям. Это Варя ещё не понимает. Ей хочется, чтобы ей все завидовали.
   "Ничего", - снисходительно подумал Витька, - "со временем поумнеет".
   Тем временем Князь отдал браслеты старшим Баженовым и перенёс выход в Межмирье с входной двери на дверь в кладовку. Эту дверь предложила хозяйка. Таким образом, входная дверь была разблокирована.
   - Время ещё есть, - сказал он старшим Баженовым, когда Варя убежала в свою комнату переодеваться в школьную форму и собрать ранец. - Давайте решим несколько организационных вопросов. Первый вопрос: вы что решили с квартирой делать? Продавать, сдавать или пусть стоит пустая?
   - Пока ничего, - немного растерянно ответила Лидия Витальевна. - Как-то не до того было, чтобы о квартире думать, - призналась она, с новой вспышкой радости вспоминая возвращение сына.
   - Я почему спросил, - пояснил Князь. - Пока вы думаете, что делать с квартирой, можно сделать отсюда проход в гараж, чтобы вам по улице туда не ходить. Это особенно в непогоду удобно. А в гараже мы с Витюшкой можем обустроить вам уютную комнатку, там можно хранить верхнюю одежду для выхода в Москву.
   - А где там комнатку обустраивать? - озаботился Николай Вадимович. - Там же всё пространство заполнено: мои инструменты, рабочий уголок, а всё свободное пространство твой "Бентли" занял.
   - Уже не мой, а твой, - напомнил Князь. (Они вчера перешли на "ты"). - А комнатку мы вам сделаем в пространственном кармане прямо в гараже. Снаружи незаметно, а пространственный карман можно любого размера сделать. Ворота в гараж я сделаю автоматические, будут срабатывать только на ваши браслеты. Так что никто посторонний в гараж попасть не сможет. Да, забыл сказать, Николай Вадимович, - спохватился он, - на машине я вчера защиту установил хитрую. Видеть машину сможет любой, а вот угнать её - ни у кого мысли не появится. Можешь её даже на улице незакрытой оставлять, гарантированно найдёшь на том же месте. И от аварий она застрахована, только не земной страховкой, а магической. Это значит, в аварии попадать не будешь.
   - Вот это замечательно, - обрадовался Николай Вадимович, - большое спасибо за такой подарок.
   - Рад, что могу помочь, - улыбнулся Дмитрий. - Ну что, даёте добро на комнатку?
   - Да, конечно, делайте, - согласилась Лидия Витальевна.
   - Бабуль, я знаешь, что придумал? - тронул её за руку Витька. - Я в той комнатке сделаю дверь и соединю её с дверью "Земля" в моей портальной комнатке в Межмирье. А вот эта дверца в квартире будет открываться в гараж. По-моему, так удобнее, - рассудительно заметил он. - Вы же будете с нами жить, на Весте. Дед в Москву будет выходить, только чтобы тебя на работу и с работы возить, а так ведь они с папой на Весте будут заняты.
   - Не только меня, но и Вареньку в лицей отвозить, - напомнила ему бабушка.
   - Это только сегодня, ну завтра, - сказал Витька. - Пока меня в лицей не устроите. А когда я там буду учиться, я с Варей порталом буду туда ходить из гаража. Так что гараж - это наша московская база, - уточнил он.
   - Всё, я готова, - вылетела из своей комнаты Варя.
   - Ух ты, - прищёлкнул языком Витька. - Это что, у вас форма такая клёвая?
   - Ну да, - поправляя тёмно-голубой, с золотым шитьём, жакетик, нарочито небрежно сказала Варя. - Это официальные цвета нашего лицея. Девочкам можно носить платья и костюмы двух видов: с юбкой и брюками. Блузки у нас белые, с кружевом, - не удержавшись, похвасталась она, - А у мальчишек брюки, китель и белая рубашка.
   - Тоже с кружевом? - не удержавшись, пошутил Витька.
   - С чего ты взял? - вскинулась было Варя, заметила усмешку на лице Витьки и злопамятно прищурилась. - Издеваешься?
   - Нет, что ты, Варюша, - миролюбиво ответил Витька, - просто радуюсь, что и у меня такая красивая форма будет.
   - Это если тебя примут, - всё ещё не остыла Варя.
   - Ой, и правда, - спохватился Николай Вадимович, - надо же заранее договориться о встрече.
   Он сделал два телефонных звонка и довольно сообщил:
   - Директор лицея примет меня в 12.15, а Гладышева пригласила к ней домой к 13 часам, так что сегодня результат будет известен, примут Витюшку или нет.
   Николай Вадимович отвёз Варюшку в лицей, а Лидию Витальевну - в стоматологическую поликлинику. Гараж находился рядом с их домом, и до поликлиники было всего несколько кварталов, но по замусоренным и занесённым снегом тротуарам ходить было не очень комфортно. А подъехать к поликлинике на шикарном автомобиле было вдвойне приятно, тем более, что остановил машину Николай Вадимович прямо напротив окон заведующей. Не нарочно, просто это было самое удобное место для парковки, чтобы не загромождать подход к поликлинике. Николай Вадимович проводил жену до кабинета, до- нёс ей громоздкую сумку с подарком невестки и внука. А сам поехал уже по своим делам.
   Без четверти девять утра Николай Вадимович лихо подкатил к автостоянке спорткомплекса, припарковал машину на одном из "гостевых" мест, вышел из машины и пояснил удивлённо глянувшему на него охраннику Николаю.
   - Всё, тёзка, увольняться приехал, потому и не претендую на казённые места.
   - И куда же Вы теперь, Николай Вадимович? - почтительно спросил охранник. - На пенсию Вам вроде бы рано.
   - По выслуге вообще-то пенсию заслужил, - улыбнулся Николай Вадимович. - Но ты прав, рано мне ещё отдыхать, я ещё много планирую сделать. Нашёл себе новую работу, о которой всегда мечтал, чтобы никто надо мной не висел и не требовал отчёта, сколько потенциальных чемпионов я подготовил.
   - А условия-то хорошие? - доброжелательно поинтересовался охранник. И сам же ответил. - Наверное, хорошие, если Вы так сияете. Вы даже помолодели, как будто десяток лет сбросили.
   - Ещё больше сброшу, - весело пообещал Николай Вадимович. - Начинаю новую жизнь, друг мой Коля, - доверительно сообщил он, - чего и тебе от всей души желаю.
   - Спасибо, Николай Вадимович, - с чувством ответил Николай. - Вроде и у меня что-то наклёвывается, - понизив голос, сообщил он внимательно слушавшему Николаю Вадимовичу. - Здесь никому не говорил, а Вам скажу, только по секрету. Прошёл комиссию, вывод - последствия ранения ушли, годен. Обещали меня в МЧС устроить. Давно мечтал, да вот всё медкомиссия не разрешала, а теперь можно.
   - Рад за тебя, - искренне порадовался Николай Вадимович. - Сторожить стоянку - это не работа для молодого парня.
   - Как в МЧС возьмут, так женюсь, - покраснев от смущения, поделился Николай. - Девушка у меня хорошая, когда в госпитале оказался, работу бросила, меня выхаживала. Решили пожениться, когда смогу семью достойно содержать, теперь, наверное, смогу. Ой, что это я Вас от дела отвлекаю со своими проблемами, - спохватился Николай.
   - Не отвлекаешь ты меня, Коля, - покачал головой Николай Вадимович. - Машины шефа не вижу, значит, ещё не приехал. Почему бы нам и не пообщаться пока, всё-таки тёзки.
   - Вы знаете, Николай Вадимович, - серьёзно сказал Николай, - я ещё и потому рад, что ухожу, что здесь и поговорить-то по-человечески не с кем, всех только шкурные вопросы занимают. - И поинтересовался. - Боссу не говорить, что это Вы на такой машине приехали? Ведь наверняка спросит, чья. Пошикарнее его "Хаммера" выглядит.
   - А и скажи, - легко согласился Николай Вадимович. - Скажи, что это моя машина, что я новую работу нашёл, на которой себе любую вещь могу позволить.
   Он представил реакцию завистливого директора спорткомплекса, усмехнулся и вошёл в административное крыло комплекса. Направляясь к приёмной директора, Николай Вадимович нагнал знакомую унылую фигуру тренера Александра Даниловича Логинова.
   - Привет, Санёк, всё грустишь? - хлопнул он приятеля по плечу.
   - А ты чему радуешься? - изумился тот. - Ты что, не знаешь, что на твоё место уже приняли другого? Чего сияешь? Нашёл другую работу?
   - Нашёл, Саня, я столько нашёл, если бы ты знал! - Николай Вадимович не мог держать в себе свою радость. - Внук у меня нашёлся, представляешь?
   - Какой внук? - удивился Александр Данилович. - От кого?
   - От Вадимки, конечно, - ответил Николай Вадимович. - Я Лиде никогда не изменял, так что внук у меня может быть только от Вадима.
   - Так у Вадима ещё девушка была? - догадался приятель. - У той, про которую ты рассказывал, вроде бы мёртвая девочка родилась.
   - Не, Вадимка у меня тоже однолюб, - сказал Николай Вадимович, - просто в тот раз, когда Женя рожала, у неё мальчика украли, а ей сказали, что родилась мёртвая девочка. А на Новый год она правду и узнала, сына вернула и сразу его к нам привезла.
   - А это точно твой внук? - подозрительно спросил Александр. - Знаешь, сколько историй по телевизору показывают, как мошенники доверчивых людей обманывают. А у вас всё-таки четырёхкомнатная квартира, да и район хороший, и метро рядом, - он тяжело вздохнул, вспомнив тяготы своей жизни.
   - А ты чего такой унылый? - перевёл разговор Николай Вадимович, обратив внимание на поникшие плечи Александра.
   - Опять затягивают со строительством дома, - вздохнул Александр Данилович, - какие-то неполадки, приостановили строительство, пока не исправят. А ещё половину этажей только возвели, так что боюсь, что нам ещё не меньше трёх лет на нашей площади ютиться. А у меня старший жену привёл. Это теперь так называется, жена, - пояснил он, криво усмехнувшись. - Девчонка от него залетела, вот он и привёл её домой, говорит "жена". Это на девятнадцати метрах всемером были, теперь девять будет. Чему уж тут радоваться?
   Николай Вадимович сочувственно кивнул. И вдруг встрепенулся - он же теперь не только сочувствовать, но и помочь может.
   - Слушай, Сань, - обратился он к приятелю. - А ведь я теперь тебе помочь могу. Мы с Лидой и Варькой теперь в другом месте жить будем, у нас же квартира сейчас свободная. Оставь Даниле свою однокомнатную, а сами перебирайтесь в нашу. Поживёте, пока дом вам строится.
   - Нет, Коля, спасибо, но я вряд ли потяну. - Вздохнул Александр. - Денег у меня таких нет, чтобы твою квартиру снимать, у меня все свободные деньги на ипотеку уходят.
   - Подожди отказываться, - остановил его Николай Вадимович. - Ты меня за барыгу не держи. Сейчас я с Лидочкой поговорю, и тогда с тобой договариваться будем.
   Он достал мобильник и связался с женой.
   - Алло, Лидок, говорить можешь, не отвлекаю?
   - Могу, Коля, у меня пока пациентов нет.
   - Слушай, я тут с Александром Даниловичем разговариваю. Привет тебе от него, кстати, - расшифровал он мимику приятеля. - Если помнишь, он по ипотеке квартиру себе строит, ещё несколько лет ждать, а их в однокомнатной квартире уже восемь.
   - От меня тоже привет передай. Хочешь нашу квартиру предложить? - догадалась Лидия Витальевна.
   - Да, хочется хорошему человеку хорошее сделать, - признался Николай Вадимович, ободряюще глянув на напряжённо слушающего его Александра Даниловича.
   - Я согласна, - сказала Лидия Витальевна. - Денег мы с него не возьмём, зачем они нам.
   - Ну и хорошо, родная. Сейчас дождусь шефа, уволюсь и поеду с ним оформлять передачу квартиры.
   - А когда в лицей, Витюшку устраивать? - озабоченно спросила Лидия Витальевна.
   - А потом и в лицей, мне же туда к обеду, как раз успею и у ювелира побывать.
   Он отключился и обратился к ошарашенному приятелю.
   - Мы с Лидой отдаём тебе квартиру на то время, пока свою до ума не доведёшь. Три года - значит, три года, пять - значит пять. Денег мы с тебя не возьмём, совесть не позволит. Плати только коммуналку, это-то потянешь?
   - Это я потяну, - радостно сказал Александр Данилович. - А ты это серьёзно?
   - Серьёзнее не бывает, - заверил его Николай Вадимович. - И чтобы у тебя никаких сомнений не было, заключим договор через нотариуса. Там и запишем, что денег мы с тебя брать не будем, квартирой можешь пользоваться, пока свою не построишь, ну, а на тебе - оплата коммуналки и текущий ремонт.
   Николай Вадимович дождался директора в приёмной. Валентин Дмитриевич вошёл хмурый, шикарный автомобиль увольняемого тренера испортил ему настроение с утра. А тут и сам тренер добавил, с радостной улыбкой протянул ему заявление об увольнении по собственному желанию. Так что и унизить увольнением не получилось.
   Уволившись, Николай Вадимович поехал с приятелем к нотариусу, заключил договор аренды квартиры, начиная со следующего дня.
   - Сегодня мы личные вещи уберём, - объяснил он повеселевшему приятелю, - а ты вечерком, часов в восемь, приезжай ко мне с супругой. Отметим передачу квартиры, осмотрите её. Мы мебель вам всю оставим. Получишь ключи, завтра с утра и заезжайте.
   Потом Николай Вадимович поехал к ювелиру, которого ему рекомендовал Князь. Николай Вадимович показал ювелиру кристаллы с Весты и просто объяснил:
   - Кристаллы уникальные, после изготовления надлежащей оправы получите за них как минимум миллион рублей. Мне сейчас наличными нужно 500 тысяч. Решайте сразу, со мной торговаться не надо, просто скажите, даёте деньги или нет.
   - Даю, - сказал ювелир, поняв по поведению клиента, что тот настроен решительно. Он открыл сейф и вынул оттуда банковскую упаковку 5-тысячных купюр.
   Николай Вадимович поблагодарил, положил деньги во внутренний карман и попрощался.
   В лицей он приехал к 12 часам, заглянул на минутку к Варюшке в класс. Варя увидела отца, но явно не торопилась подходить. Обычно капризное, её личико сейчас лучилось радостью и торжеством. В руке она нарочито небрежно держала свой новенький смартфон, явно наслаждаясь всеобщим вниманием и завистливыми взглядами.
   - Пап, ну что, ты уже договорился? - спросила она.
   - Ещё нет, - сообщил он. - Сейчас иду к директору, а к тебе заглянул, чтобы узнать, всё ли у тебя в порядке.
   - Конечно, - пожала она плечами. - Ты же вечером за мной приедешь?
   - Конечно, - добродушно передразнил её отец.
   Николай Вадимович вошёл в приёмную и обратился к секретарше.
   - Я утром звонил Сергею Вениаминовичу, он мне назначил встречу на 12.15.
   На часах в приёмной было 12.14.
   - Я знаю, проходите, Сергей Вениаминович ждёт Вас, - благосклонно кивнула секретарша.
   Когда-то семилетний Серёжка Бусыгин пришёл сам записываться в спортивную секцию к Николаю Вадимовичу. Секция была при спорткомплексе механического завода, где отец Серёжки работал главным инженером. Николай Вадимович хорошо подготовил мальчика, через три года честолюбивый отец устроил сына в школу олимпийского резерва. Но, несмотря на успешную карьеру в спорте, Сергей Вениаминович не забыл своего первого тренера. Бусыгин несколько лет подряд завоёвывал чемпионские титулы в гимнастике, окончил Физкультурный институт, а несколько лет назад стал директором престижного частного лицея, где особое внимание уделялось спортивной подготовке. Именно к нему, после долгих уговоров Лидии Витальевны, обратился Николай Вадимович, когда надо было выбирать школу для семилетней Варюшки. Хотя набирал учеников Попечительский Совет лицея, Бусыгин сумел добиться зачисления Вари в лицей.
   Сейчас Бусыгин с приветливой улыбкой шёл навстречу Николаю Вадимовичу, пожал ему руку, усадил на диванчик у окна и сел рядом.
   - Закусить не желаете? Я сейчас распоряжусь.
   - Нет, спасибо, Сергей Вениаминович, я на минуту. Тут такое дело, внук у меня приехал, ровесник Варюшки, тоже в третьем классе учится. Хочу узнать, нельзя ли и его в твой лицей устроить.
   - Я бы с удовольствием, Николай Вадимович, у нас два ученика из Вариного класса уехали в Питер, так что места есть. Но Вы же знаете, решаю не я, а Попечительский совет, в основном Надежда Викторовна Гладышева.
   - Это я и хотел узнать, - кивнул Николай Вадимович, поднимаясь. - Я с ней тоже созвонился, в 13 часов она меня ждёт. Думаю, она тебе позвонит сама. И чтобы мне тогда снова сюда не возвращаться, я тебе сразу отдам взнос за обоих на второе полугодие.
   Он вытащил из кармана полученную от ювелира пачку денег и положил на стол перед Бусыгиным.
   - А почему так много? - удивился Бусыгин. - У Вас же льгота, как для тренера.
   - Нет у меня уже той льготы, Серёжа, - поделился Николай Вадимович радостной для него вестью. - Ухожу я из российского спорта, нашёл себе занятие поинтереснее.
   - Жаль, - искренне огорчился Сергей. - Я, когда узнал про Ваша увольнение, думал Вас к нам в лицей зазвать. А что Вы удивляетесь, - ответил он на недоумение, проступившее на лице Николая Вадимовича, - у нас новости быстро распространяются, особенно неприятные.
   - Да, получается, что все про моё увольнение знали, кроме меня самого, - вздохнул Николай Вадимович. - Ну ладно, Сергей, поеду к Гладышевой, надеюсь, она согласится принять моего внука в лицей.
   - А если она не даст добро? - опасливо спросил Сергей Вениаминович. - Она дама суровая, её уговорить не просто. У нас ведь много желающих.
   - Если не получится, считай взносом за Варюшку на весь год, - успокоил его Николай Вадимович. - До свидания, Серёжа, - тепло попрощался он.
   - До свидания, Николай Вадимович, и удачи Вам.
   Николай Вадимович поехал к Гладышевым. Он не без тайного волнения поднимался на лифте дома на Садовом бульваре, в котором располагались апартаменты Гладышевых. Его встретила горничная, девица лет 25, которая, несмотря на любезную улыбку, вызвала у него чувство настороженности. Горничная проводила его в комнату, расположенную справа от прихожей, которая явно представляла собой гостиную. От окна отошла и направилась к нему молодая женщина с прозрачными серо-голубыми глазами и пепельными волнистыми волосами. В ней чувствовались сдержанность и какая-то скрытая печаль, что придавало ей одухотворённости. Женщина кивнула горничной.
   - Спасибо, Лика, ты можешь идти, куда собиралась.
   - Хорошо, Надежда Викторовна, - с показным подобострастием откликнулась горничная. - Мне в магазины нужно.
   Тем временем Надежда Викторовна подошла к Николаю Вадимовичу и протянула ему руку.
   - Здравствуйте, Николай Вадимович, я Вас помню, мы встречались несколько раз, когда Вы привозили своих питомцев на соревнования. Присаживайтесь, - она указала ему на кресло у журнального столика, сама села в такое же кресло напротив него. - Угощайтесь, пожалуйста, - предложила она, теперь указывая на столик, на котором стояла ваза с фруктами, стояли стаканы и пакеты с разными соками.
   - Спасибо, Надежда Викторовна, - Николай Вадимович устроился в кресле и налил себе яблочного сока. - Я надолго Ваше внимание не займу, но дело у меня важное.
   Он уловил, что шуршание одежды собирающейся выходить Лики затихло. Она явно подслушивала.
   - Я слышала, что Ваше место в спорткомплексе отдали другому. Максим вчера возмущался, - пояснила Надежда удивлённо взглянувшему на неё Николаю Вадимовичу. - Но если Вы насчёт работы, то это вполне решаемо. Со мной Бусыгин уже обсуждал Вашу кандидатуру, мы с удовольствием возьмём в лицей такого опытного тренера.
   Она не успела закончить, когда Николай Вадимович услышал шум захлопнутой двери. Эта тема Лику явно не интересовала. Николай Вадимович вздохнул свободнее, он не хотел, чтобы горничная слышала его разговор с Надеждой Викторовной.
   - Нет, я к Вам по другому поводу, - покачал он головой. - Дело в том, что ко мне приехал внук, сын моего погибшего на Кавказе сына. Мальчик очень способный, я хотел бы просить Вас, чтобы его приняли на учёбу в лицей.
   - А возраст мальчика? - поинтересовалась Надежда Викторовна.
   - Летом будет 10 лет, учится в третьем классе, - охотно пояснил Николай Вадимович.
   - Ну что ж, я думаю, это можно устроить, места в третьем классе освободились, - согласилась Гладышева. - Но потянете ли Вы такие расходы? - осторожно спросила она. - Вы ведь работу потеряли, а зарплата тренера в лицее вряд ли покроет оплату за двоих.
   - Тут всё в порядке, - заверил её Николай Вадимович. - Работа у меня уже есть и настолько хорошо оплачивается, что я ещё нескольким внукам мог бы оплатить учёбу в Вашем лицее.
   - Ах, даже так? - заинтересовалась Надежда Викторовна. - И что это за работа, если не секрет, не у наших ли конкурентов? - пошутила она.
   - Нет, это совершенно уникальная работа, - с улыбкой ответил Николай Вадимович, - и при этом я не конкурент российскому спорту.
   - Хорошо, - вновь уйдя в свои мысли, рассеянно кивнула Надежда Викторовна. - Сейчас я позвоню Бусыгину.
   Она взяла мобильник и выбрала номер.
   - Сергей Вениаминович, здравствуйте, - сказала она. - Это Гладышева. У меня сейчас находится Баженов Николай Вадимович, мы с ним договорились, что мы принимаем его внука в наш лицей. Вы в курсе? Хорошо, оформляйте мальчика, я пришлю письменное согласие. До свидания.
   Она положила мобильник на стол, взяла лежащие на нём ручку и блокнот.
   - Николай Вадимович, продиктуйте данные Вашего внука, я внесу в свои списки.
   - Баженов Виктор Вадимович, родился 28 июня 1998 года.
   Пока она записывала, Николай Вадимович вынул из карманов два футляра и положил перед Гладышевой.
   - Что это? - удивилась Надежда Викторовна.
   - Здесь ожерелье для Вас и браслет для Максима Юрьевича, - пояснил Николай Вадимович. - Подождите, дайте объяснить, - он правильно интерпретировал отталкивающий жест Гладышевой. - Это не взятка, это дар, но не мой. Моя невестка, мать Витюшки, привезла эти вещи из паломничества по святым местам. Извините, что затрагиваю сокровенное, но все ваши знакомые знают, что у Вас нет надежды иметь своих детей.
   Надежда Викторовна вспыхнула, на глазах у неё появились слёзы, а Николай Вадимович торопливо продолжал.
   - Женя, моя невестка, уверяет, что браслет и ожерелье помогут вам. Ей передали их с наказом отдать эти вещи людям, которые очень мечтают иметь детей, но не могут. Только носите их не снимая, ни в коем случае не давайте их никому, хотя бы немного поносить. Это только ваше, эти вещи несут вам благословение, и детки у вас будут, столько, сколько вы захотите.
   - Это правда? - шёпотом, боясь погасить вспыхнувшую надежду, спросила Гладышева. - Но Вы должны взять у меня деньги за них.
   - Вы прослушали, - терпеливо объяснил Николай Вадимович. - Ожерелье и браслет были даны, подчёркиваю, даны моей невестке, для передачи достойным людям. Деньги за такое не берут, поймите.
   Надежда Викторовна открыла лежащий около её руки футляр и достала ожерелье.
   - Как странно! - сказала она, заворожено глядя на гладкие продолговатые бусины, выточенные из какой-то неизвестной древесины. - Но мне становится так хорошо, когда я гляжу на это ожерелье. И мне почему-то верится, что Вы говорите правду, и ожерелье действительно мне поможет.
   - Ожерелье и браслет сделаны из древесины мэлорна, священного дерева эльфов, - серьёзно пояснил Николай Вадимович. - Так мне сказала невестка. Только очень Вас прошу, Надежда Викторовна, никому добровольно не давайте ни ожерелье, ни браслет. А забрать их у вас никто не сможет. Браслет только для Максима Юрьевича, запомнили?
   - Да, - кивнула Надежда Викторовна и смущённо улыбнулась. - Я очень люблю хорошие книги из жанра фэнтези, и мне всегда казалось, что когда-то в нашей жизни было больше волшебства. Спасибо, Николай Вадимович, - с чувством поблагодарила она, - если Ваш подарок нам поможет, приглашаю Вас в крёстные нашего первенца, большей ответной благодарности я и не придумаю.
   - Согласен, - улыбнулся Николай Вадимович, тронутый пробудившимися чувствами молодой женщины. - Ну, не буду Вас больше отвлекать. До свидания.
   - А то оставайтесь, - вдруг предложила Надежда Викторовна. - Скоро Максим должен на обед приехать, побеседуете.
   - Спасибо, как-нибудь в другой раз, когда покумимся, - поблагодарил Николай Вадимович, - сейчас и у меня много дел, завтра новую работу начинаю.
   Баженов ушёл. Надя вернулась в гостиную, взяла в руки ожерелье. Сердце, бившееся в возбуждении и трепетном ожидании, сразу успокоилось. Ей вдруг нестерпимо захотелось надеть ожерелье. Она подошла к зеркалу, приложила ожерелье к шее и застегнула сзади замочек. Шквал чувств обрушился на неё: радость жизни, любовь к Максиму, мечты о детях, своих собственных, родных, выношенных и рождённых ею. Она думала о счастье, которое ждёт их семью. В это время она услышала, как завозился ключ в замке, открылась дверь, и послышался родной голос мужа.
   - Ау! А где тут моя половинка? А что я принёс моей королеве...
   Надя выбежала в прихожую. Максим стоял у двери, в руках у него был большой букет лилий, любимых цветов Нади. Увидев жену, он торжественно протянул букет Наде.
   - Моей единственной любимой женщине на все времена! - провозгласил он, с готовностью подхватывая бросившуюся ему на шею жену. Он крепко обнял её, его губы в нежном поцелуе встретились с её губами. В её ответе было столько щемящей нежности и любви, что они долго ещё стояли в прихожей, не размыкая объятий. Наконец Максим немного отстранился и присмотрелся к жене.
   - Какая-то ты сегодня не такая, как обычно, - осторожно сказал он. - О, у тебя новое ожерелье. Какое-то необычное, что-то в нём необыкновенно притягательное.
   - Для тебя тоже есть кое-что, - счастливо сияя глазами, заявила Надя. - Пойдём, всё покажу и расскажу.
   Она взяла из рук мужа букет, пока он раздевался, налила воды в вазу, поместила туда лилии и поставила вазу на каминную полку. Потом подвела мужа к журнальному столику, на котором ещё лежал футляр с его браслетом. Когда они сели в кресла, она торопливо рассказала ему о визите Николая Вадимовича, что он рассказывал об ожерелье и браслете и о том, как с ними обращаться.
   - Из мэлорна, говоришь? - задумчиво спросил Максим, открывая футляр. Он достал браслет, изготовленный из пластинок того же дерева, что и бусы жены. И ощутил, как браслет согревает его душу, даёт уверенность, что теперь всё у них будет хорошо, и совсем скоро семья у них будет полноценной. Скоро по этой квартире будут топать детские ножки, будут слышны детские голоса, зовущие: "Мама! Папа!". Максим с трудом проглотил подступивший к горлу комок, притянул жену к себе на колени и крепко обнял, вдыхая родной запах и пытаясь справиться с чувством безграничного счастья, охватившего их. Странно, но, надев браслет, он вроде бы начал воспринимать не только свои чувства, но и Надины.
   - Я тоже это ощущаю, - шёпотом поделилась с ним Надя. - Правда, здорово, что мы можем так чувствовать друг друга?
   - Здорово, - согласился Максим. - А сейчас ты что чувствуешь? - лукаво спросил он, нежно целуя шею жены.
   - Чувствую, - задыхаясь от нахлынувших эмоций, откликнулась Надя.
   Максим поднялся со своей ношей на руках и понёс жену в сторону спальни. И дверь надолго захлопнулась за ними.
   Через час Максим расслаблено пошевелился, поцеловал жену в макушку (её голова удобно устроилась на его груди) и задумчиво произнёс.
   - Знаешь, ощущение первой брачной ночи, как будто мы с тобой только начинаем совместную жизнь и предвкушение долгих-долгих лет счастья. Интересно всё же, как повлияли на нас эти дары.
   Он перебирал бусины в ожерелье жены и чувствовал приятный отклик каждой бусинки. Надя так же ласково перебирала пластины его браслета.
   Зазвонил мобильник Максима. Он нашарил внизу сброшенный пиджак, достал телефон, глянул на экран и досадливо поморщился - звонил его заместитель по финансовым вопросам.
   - Как он меня достал своей настырностью, - шутливо пожаловался он Наде и откликнулся - Я слушаю, Владимир Сергеевич.
   - Максим Юрьевич, - раздался громкий голос Садовцева, так что даже лежащая рядом Надя хорошо его слышала. - Вы где? Когда приедете? Срочно нужны Ваши подписи под документами.
   - Я на очень важной встрече, - весело глядя на жену, сказал Максим. - Сейчас дома пообедаю, через час буду в офисе.
   - На важной встрече? - уточнила Надя, когда он отключил телефон.
   - На самой важной, - став серьёзным, подтвердил Максим. - Важнее тебя и нашей семьи для меня ничего нет. А когда родишь, - мечтательно протянул он, - тогда и вовсе делами буду заниматься по минимуму, а всё внимание тебе и ребёнку. Так что начну потихоньку перекладывать свои обязанности на заместителей, а мы с тобой будем изучать вопросы современного воспитания. Сразу предупреждаю - ребёнка и пальцем не тронем, как бы не выводил из себя - никаких физических наказаний!
   - Предупреждение принято, папаша! - бойко откликнулась Надя. - Ой, Максимка, у меня почему-то никаких сомнений не возникает, что всё это правда. При таких необыкновенных ощущениях не может быть, чтобы у нас не получилось.
   - Ты знаешь, и я так думаю, - согласился Максим.
   - Ну что, делаем перерыв в важной встрече? - предложила Надя. - Пойдём обедать.
   - Перерыв до вечера, - сказал Максим, вскакивая с постели. - Давай, корми мужчину обедом, а потом он пойдёт добывать мамонта, а ты, женщина, храни очаг в пещере, - грозно добавил он.
   - Мы с тобой уже давно так не дурачились, - заметила Надя, собирая разбросанную одежду и доставая из шкафа домашнее платье.
   - Теперь часто будем, - пообещал Максим.
   Когда они уже сидели за столом, и Надя разлила борщ по тарелкам, Максим внезапно оглядел кухню и сказал.
   - А знаешь, Надюш, что мне сейчас пришло в голову? А давай продадим эту квартиру, купим себе за городом участок побольше и построим дом. Чистый воздух, природа, тишина, детям замечательные условия создадим, да и себе тоже. А чтобы от пробок не зависеть, купим участок где-нибудь недалеко от последней станции метро.
   - Давай так и сделаем, - охотно согласилась Надя. - Подождём только весны, нужно будет поездить, самим посмотреть все продаваемые участки, когда выберем, тогда и архитектора нанимать будем. А пока мечтать будем о том, какой дом мы хотим и как хотим обустроить семейное поместье.
   - И ещё, Наденька, что я хотел бы предложить, - немного смущённо сказал Максим. - Ты не могла бы уволить нашу домработницу? Не нравится она мне, - шутливо пожаловался он. - Уж очень назойлива со своими услугами, даже не могу сразу слов найти, чтобы всё выразить.
   - А и не надо слов, - улыбнулась Надя. - Я всё уже почувствовала. Обязательно решу этот вопрос в ближайшие дни.
   Они уже заканчивали обед, когда послышалось щёлканье замка. Вскоре в кухню вошла Лика. Увидев хозяина, она привычно подобострастно залебезила:
   - Ой, Максим Юрьевич, Вы ещё на обеде, а Надежда Викторовна Вас раньше ждала. Знали бы, обед бы попозже приготовили, а то пришлось, наверное, разогретый есть. И всё-то Вы в делах, всё в заботах, о себе и подумать некогда. Я сейчас помою посуду, Надежда Викторовна, Вы уж извините, что я задержалась...
   Лика продолжала свои обычные излияния, превознося хозяев, перечисляя их заслуги "перед страной и человечеством", не замечая, что хозяин не отшучивается привычно, а сидит с несколько оторопелым видом. И было от чего. Муж и жена только сейчас ощутили злобу, зависть, ненависть и презрение, исходившие от домработницы. Зависть к их богатству, а презрение из-за того, что они предпочитали не "замечать" пропажу денег, которые ей удавалось украсть и утаить и у Надежды и у Максима. Лика находила своеобразное удовлетворение, пресмыкаясь перед хозяевами, а потом перемывая им косточки в разговорах со своими подругами.
   Наконец Лика заметила, что хозяева не смущаются, не шутят и не оправдываются, как обычно.
   - Случилось что? - удивилась она.
   - Случилось, - спокойно подтвердила Надежда Викторовна. - Мы больше не можем позволить себе пользоваться твоими услугами, Лика. Нам придётся продать эту квартиру.
   - Разорились? - не дала ей договорить Лика. - Услышал бог мои молитвы! Так вам и надо - мстительно добавила она. - Зато теперь мне будет хорошо.
   - А почему это тебе теперь будет хорошо? - полюбопытствовал Максим. - Как это связано с нами?
   Злые слова Лики его не задели, он чувствовал только облегчение от того, что решился этот неприятный вопрос, и домработница от них уйдёт.
   - А мне потому хорошо будет, - торжествующе пояснила Лика, - что мне Володечка обещал, как только вас разорит, так сразу мы поженимся.
   - Это какой Володечка? - спросил Максим. - Владимир Сергеевич? - неожиданно догадался он.
   - Вот именно, для вас он теперь Владимир Сергеевич, а для меня - Володечка!
   - Как говорится, совет вам и любовь, счастья семейного и деток побольше, - пошутил Максим. - Милая, - повернулся он к жене, - заплати Лике до конца месяца, возьми у неё ключи, и попрощаемся. Больше Вам здесь делать нечего, - снова повернулся он к домработнице.
   - Да я и не собираюсь у вас задерживаться, - заносчиво ответила Лика. Она быстро собрала немногие свои вещички, небрежно приняла конверт с деньгами из рук Надежды Викторовны, отдала ключи и вышла из квартиры, громко хлопнув дверью. Надя с Максимом переглянулись и засмеялись облегчённо.
   Некоторое время спустя в дверь позвонили. Максим, который уже собирался выходить, открыл дверь и впустил в квартиру опрятную сухонькую ухоженную пожилую женщину (назвать её старушкой язык бы не повернулся) с молодыми задорными глазами. Это была Вера Дмитриевна, их соседка по лестничной площадке. В подъезде на каждом этаже размещалось только по 2 квартиры: одна шестикомнатная, как у Гладышевых, и одна трёхкомнатная. Вера Дмитриевна жила в квартире вместе с сыном, известным музыкантом, который очень редко бывал дома, часто выезжая на гастроли.
   Но Вера Дмитриевна не скучала: занималась с двумя одарёнными детьми, которые не могли себе позволить оплату учителя, входила в Совет ветеранов дома. Лику она не переваривала, но Максим и Надя охотно откликались на её приглашения посетить её музыкальные и литературные вечера, которые она еженедельно устраивала для своих близких друзей. Вера Дмитриевна была близкой подругой недавно умершей Надиной бабушки, Надя с самого детства и её считала своей второй бабушкой. Они и квартиры в новом доме покупали с тем, чтобы подруги жили рядом.
   - Что это ваша Ангелика вылетела, как оглашенная? - добродушно полюбопытствовала Вера Дмитриевна.
   - Уволилась, - целуя соседку, ответила Надя.
   - Ну и слава Богу, наконец-то избавились, - заметила Вера Дмитриевна. И осторожно поинтересовалась. - Будете новую домработницу искать?
   Максим засмеялся, чмокнул Веру Дмитриевну в щёчку и попрощался:
   - Бегу, мои дорогие, на работу пора. Вы уж тут сами хозяйственные вопросы решайте.
   Когда дверь за Максимом закрылась, Надя пригласила соседку на кухню (знала, что Вера Дмитриевна предпочитает сидеть с ней на кухне, как когда-то с подругой) и поставила чайник на газ. Кипяток из электрического чайника Вера Дмитриевна не признавала.
   - Я почему спросила, Надюшка, будете ли вы новую домработницу искать. Есть у меня кандидатура на примете.
   - Я так и подумала, Вера Дмитриевна, - улыбнулась Надя. - Только дело в том, что мы решили квартиру продать и купить дом за городом. Поедет ли Ваша кандидатура туда? - пошутила она.
   - Я думаю, даже с восторгом, - серьёзно кивнула Вера Дмитриевна. - Так даже лучше для неё будет.
   - Это Вы, случайно, не о Наталье Семёновне? - догадалась Надя.
   Наталья Семёновна подружилась с Верой Дмитриевной и Надиной бабушкой, когда они поселились в этом доме. До выхода на пенсию Наталья Семёновна работала корректором в издательстве, из которого её попросили сразу по достижении пенсионного возраста. И не потому, что она была плохим корректором, наоборот. Авторам не нравилась "слишком грамотная" женщина, а поскольку к литературе требования были невысоки, её ставку и сократили. У Натальи Семёновны была небольшая двухкомнатная квартира в районе Павелецкого вокзала, к пенсии она подрабатывала набором текстов на компьютере.
   Из всех родных у Натальи Семёновны была только племянница, дочь её единственной сестры, которая выросла совершенно непохожей на трудолюбивых мать и тётку. Избаловал девушку отец, который ушёл из семьи, когда Неонилле (так вычурно он назвал дочь) было 10 лет, но на выходные забирал девочку в новую семью и откупался подарками. Но через несколько лет отец с семьёй уехал за границу и связь постепенно прервалась. Сестра Натальи Семёновны умерла внезапно (сердечный приступ на улице), когда Неонилле исполнилось 20 лет. Девушка сразу же бросила учёбу в пединституте, куда её с большим трудом устроила мать, и вышла замуж за армянина, владевшего несколькими ларьками на ближайшем рынке около того дома, где купили квартиры Гладышевы и Вера Дмитриевна. Вахтанг (муж Неониллы) купил в этом доме квартиру, которая находилась как раз под квартирой Веры Дмитриевны. Но прожил он недолго, в очередной разборке его убили, а Неонилла, унаследовав от мужа "бизнес", почти сразу вышла замуж за оперативника ОВД, который участвовал в следствии и решил не упускать богатую вдову. Сразу решился вопрос с "крышей" для ларьков.
   Узнав вскоре о существовании у супруги тётки с отдельной квартирой, капитан Петрищев, не слушая возражений, перевёз Наталью Семёновну в их квартиру, сделав из неё практически домработницу, поскольку Неонилла ничего по дому не делала, а квартиру Натальи Семёновны сдавал. Деньги за сдачу квартиры и пенсия Натальи Семёновны изымались у неё в "общее хозяйство". У бедной женщины осталась только одна отдушина - подруги, обретённые уже на новом месте жительства (Вера Дмитриевна и Надина бабушка).
   Наталья Семёновна приходила на все вечера Веры Дмитриевны, садилась в уголочке на один и тот же стул и молча внимала и музыке и беседам. Иногда, когда она точно знала, что Петрищева не будет дома, Наталья Семёновна готовила какое-нибудь угощение, которое приносила с собой. Стряпня Натальи Семёновны всегда шла на ура. Если же Петрищев мог нагрянуть домой, Наталья Семёновна иногда помогала Вере Дмитриевне готовить на её кухне. Наталье Семёновне хватило только одного скандала, который закатил ей Иван Зиновьевич, когда застал за готовкой для гостей. Наталья Семёновна звала мужа племянницы по имени и отчеству, тот обращался к ней только с небрежным "тётка".
   - Я почему обрадовалась, что вы уезжаете, - неспешно попивая чаёк, объяснила Вера Дмитриевна. - Капитан Петрищев в командировку уезжает, на какие-то курсы в Санкт-Петербурге. Будет там весь месяц. Наталья-то документы на квартиру у меня хранит, он и не знает, что квартира у неё приватизирована. Надо бы постараться за это время квартиру Натальину продать, а ей купить домик поблизости от вашего участка. Я думаю, с Максимом Петрищев связываться побоится.
   - Когда он уезжает? - озабоченно спросила Надя. Она всегда жалела Наталью Семёновну, и её обрадовало то, что она может ей помочь.
   - Да вроде бы сегодня и уехал, - задумалась Вера Дмитриевна. - Сегодня у нас что, понедельник? Наталья говорила, у него с 14-го командировка. Слушай, Надюша, если ты не возражаешь, я сейчас к ним спущусь, скажу, чтобы к тебе зашла, поговорила. Хорошо?
   - Хорошо, - согласилась Надя. - Если договоримся, я ей сразу и предложу к нам перебраться, в бывшей бабулиной комнате может жить, пока мы вопрос с новым жильём решаем.
   - Замечательно, - с энтузиазмом воскликнула Вера Дмитриевна. - Так я побежала, закрой за мной.
   Максим подъехал к спорткомплексу на юге Москвы, где был его офис, припарковался и поспешил в свой кабинет. Счастливая улыбка время от времени возникала на его лице, душу согревали надежда и ожидание чуда. Проходя в кабинет, попросил секретаря:
   - Сообщи Владимиру Сергеевичу, что я на месте и жду его.
   После того, как ему надоело объяснять каждой секретарше, которая пыталась привлечь внимание начальства не только своими деловыми качествами, что с ним ей ничего не светит, Максим решил, что секретарь-мужчина его больше устроит. И не пожалел. Он предложил поработать у него секретарём Надиному дальнему родственнику, бывшему офицеру. Александр получил контузию от взрыва гранаты в руках замешкавшегося солдата и был уволен из армии. Он был очень благодарен Максиму за предложенную работу. Работа ему нравилась, он с удовольствием постигал делопроизводство, становясь всё более компетентным секретарём. Максим его очень ценил. Он часто говорил Саше, как ему повезло обрести такого замечательного помощника.
   Сейчас Максим явственно почувствовала и дружеские чувства Саши к нему, благодарность, стремление помочь и какое-то беспокойство. Беспокойство его зацепило.
   - Саша, что-то случилось? - он задержался у входа в свой кабинет.
   Саша, уже набиравший номер зама по финансам, неуверенно кивнул.
   - Сейчас, - пробормотал он и сказал в трубку: - Владимир Сергеевич, шеф на месте, просит Вас зайти.
   Положил трубку и признался:
   - Я давно хотел сказать, Максим Юрьевич (на работе он отказывался называть Максима только по имени, не желая вызывать зависть окружающих), очень неприятный он человек, этот ваш заместитель. Слишком скользкий и пронырливый, постоянно пристаёт с расспросами.
   - Может быть, все финансисты такие? - пожал плечами Максим.
   Ему вспомнились слова Лики.
   - Может быть, - кивнул Саша и посоветовал: - Вы с ним поосторожнее, финансы дело серьёзное.
   - Спасибо, учту, - скрывая улыбку, отозвался Максим и вошёл в кабинет. А в кабинете его ожидал сюрприз. Сначала легонько сжался браслет на руке, о котором Максим и забыл, так невесомо он облегал его запястье. От браслета потянулись золотистые нити, обволакивая несколько малозаметных вещиц, расположенных в разных местах кабинета: на шкафу, в который Максим вешал верхнюю одежду, под его письменным столом, на косяке окна, на стенах. Когда Максим собрал все пять вещиц, он нажал кнопку коммуникатора и позвал:
   - Саша, зайди.
   - Слушаю, Максим Юрьевич, - с готовностью откликнулся секретарь. Он вошёл в кабинет и вопросительно посмотрел на начальника.
   - У тебя армейская специальность ведь с электроникой связана? - спросил Максим.
   - Да, противодействие электронным системам шпионажа, - подтвердил Саша.
   - Знаешь, что это такое? - Максим раскрыл ладонь и показал секретарю свои трофеи.
   - Две видеокамеры и три жучка, - определил Саша. - Зачем они вам? - удивился он.
   - Они мне ни зачем, - сообщил Максим. - Я их сейчас по кабинету собрал.
   - Ого, - растерялся Саша. - Вы хотите, чтобы я ещё поискал, - догадливо спросил он.
   - Нет, я все собрал, - уверенно сказал Максим. - Мне только хотелось бы знать, кому это понадобилась такая слежка.
   В это время прозвучали шаги в приёмной, послышался стук в дверь кабинета и вкрадчивый голос Садовцева:
   - Можно, Максим Юрьевич?
   Максим сунул обнаруженную электронику в карман, кивнул Саше "Потом" и откликнулся:
   - Да, заходите, Владимир Сергеевич. Что там у Вас?
   - Подписи Ваши требуются, Максим Юрьевич, - деловито ответил заместитель, проходя к столу и размещая на нём папку с бумагами.
   Саша вышел из кабинета, Максим сел на своё место и раскрыл папку. Его уже не особенно удивляла обретённая способность чувствовать чужие эмоции. Насколько чисты были эмоции секретаря, настолько, особенно на его фоне, казались грязными эмоции зама. Жадность, зависть, расчётливость. Браслет на запястье опять напомнил о себе, две золотистые нити выделили два листа, вложенные в середину пачки. Судя по реакции, вернее, её отсутствию со стороны Владимира Сергеевича, он этих нитей не видел.
   - Так, давайте подробно по каждой бумаге, - предложил Максим. - Давайте пояснения по каждой.
   - Да что там пояснять, Максим Юрьевич, - встревожился зам. - Обычная рутина, Вы же всегда подпись ставите без просмотра. Неужели Вы мне не доверяете? - нарочито обиделся он.
   - А должен? - спросил Максим и, глядя прямо в глаза заместителю, вынул из кармана найденные устройства и положил их на стол.
   Садовцев побледнел, но попытался "отмазаться".
   - Что это, Максим Юрьевич? - спросил он с нарочитым недоумением.
   - Да вот, обнаружил в своём кабинете, - сказал Гладышев. - После этого и решил, что надо быть повнимательнее к тому, что происходит.
   - Я тогда позже зайду, - заместитель попытался взять папку из рук Максима, но тот уже ловко выудил из середины помеченные браслетом документы.
   - Та-ак, - протянул Максим, просмотрев договор о передаче принадлежащих ему спорткомплексов в совместное владение конкурирующей фирме. - Ну нет, Володечка, - вспомнил он слова Лики, - считай, что здесь ты уже не работаешь.
   - Саша, - нажал он кнопку коммуникатора, - Гордеева ко мне.
   - А он уже в приёмной, Максим Юрьевич, - радостно отозвался голос секретаря, - сейчас зайдёт.
   В кабинет вошёл глава службы безопасности концерна. По тому, с какой бессильной ненавистью глянул на Гордеева Садовцев, Максим и без подсказки браслета понял, что своему безопаснику он может доверять.
   - Вот, Анатолий Макарович, - показывая на Садовцева, сказал Максим. - Засланный казачок конкурентов у нас обнаружился.
   - Да мы к нему давно присматриваемся, Максим Юрьевич, - заметил Гордеев. - Улик только не было.
   - Улик не было, а вот недоработка вашей службы налицо, - сердито попенял Максим. - Посмотрите, что я сейчас в своём кабинете обнаружил.
   И он в очередной раз предъявил "вещественные доказательства".
   - Тимур! - воскликнул Гордеев, и по тому, как скрипнул зубами Садовцев, Максим понял, что его безопасник обнаружил что-то важное.
   - Какой Тимур? - поинтересовался Максим.
   - Новенького мы взяли недавно, - пояснил Гордеев. - Перешёл к нам из детективного агентства. Проверяли ведь его, но видно недостаточно. Это ему поручено проверять Ваш кабинет на предмет обнаружения подслушивающих устройств. Сейчас я этим займусь, Максим Юрьевич. Простите, моя недоработка, урок учту.
   - Учтите, - согласился Максим. - А этого господина, - он брезгливо посмотрел на своего уже бывшего зама, - проводите в его кабинет, пусть заберёт свои личные вещи, заберите пропуск и выпроваживайте из офиса. Расчёт ему перечислят на карточку, я сейчас распоряжусь.
   - Ещё расчёт ему, - проворчал Гордеев, подтолкнув Садовцева в спину. - Давай, урод, шевели ногами, мне ещё твоего подельника задерживать.
   Максим остался один в кабинете. Благодарно погладил подаренный браслет, шепнул "Спасибо". В ответ его обдало ласковым теплом. Он позвонил жене:
   - Надюш, тут у меня чудеса происходят, и всё благодаря браслету, как я понял. Непростые подарки нам сделали. Я бы хотел поближе пообщаться с дарителем. Не знаешь, как это сделать?
   - Знаю, - услышал он весёлый голос жены. - Он завтра утром дочку и внука в лицей на занятия привезёт. Можно его там перехватить, или передать с детьми письмо с просьбой о встрече. Решай, как тебе лучше.
   - Лучше письмо, - решил Максим. - На ходу такие темы не обсуждаются. Хочу пригласить его к нам, в офисе нежелательно с ним встречаться.
   К вечеру Николай Вадимович съездил за женой и дочкой. У Вари в лицее учеников отпускали домой после 17 часов, поскольку уроки перемежались тренировками. Лицей ведь был спортивным. Когда они прошли портал и оказались в общем зале, Лидия Витальевна сразу заметила, что сын как-то изменился.
   - Что с тобой за это время случилось, Вадюшка? - спросила она, обнимая сына. - Как-то ты изменился, как будто мы давно не виделись.
   - Между прочим, мы это тоже заметили, - сказал Алексей, с любопытством поглядывая на молодую пару. - И Женя тоже какая-то не такая.
   - А мы от вас во вневременной карман сбежали, - счастливо блестя глазами, призналась Женя. - И провели мы там две недели, вот потому и изменились.
   - Какие две недели? - ахнула Лидия Витальевна, - мы же только утром расстались!
   - Мамочка, - обнял её Вадим. - Мы же теперь волшебники. Вот мы с Женей и решили побыть вдвоём, узнать друг друга получше. И от вас отгораживаться здесь не хотели. Вот и создали себе персональный рай. В Межмирье можно создать вневременной карман, где ты можешь жить годами, а потом вернуться в тот же миг, когда уходил. Долго без вас мы не выдержали, соскучились и вернулись, - весело заявил он.
   - Ты мне методику дай, - попросил Нариман. - Мы бы с Мариной тоже не отказались от возможности побывать в своём собственном раю.
   - Да, пожалуйста, - охотно отозвался Вадим. - Это умение и Лизе с Владимиром не помешает, да и Семёну с Машей.
   - Мне пока рано, - покачал головой Семён, который заглянул ненадолго проведать товарищей. - Маша пока не поверит, что дети не заметят нашего отсутствия. Это мне пригодится, пожалуй, через годик-другой, когда она освоится в новой жизни.
   *
  
  
   15 января 2008 года, вторник.
  
   Сегодня у Витьки начиналась учёба в лицее. Дедушка объяснил, что в лицее он получит форму, учебники и прочие вещи. Поэтому и плата в лицее высокая, что лицеисты проводят в лицее весь день, у них трёхразовое питание, которое тоже покрывается за счёт платы родителей. Если родители заняты в российском спорте (тренеры или спортсмены), плата за лицеиста половинная. А весь день ученики проводят в лицее потому, что в нём уроки перемежаются тренировками, и общефизическими (до обеда) и уже по выбранным видам спорта (после обеда). Это Витьке рассказала Варя.
   Витька немного волновался, конечно, всё-таки новые люди. Но нисколько не боялся. После недолгих пока занятий с Князем он уже действительно усвоил "парочку приёмчиков", которые помогут ему выкрутиться на первых порах. А дальше уже от него будет зависеть, как сложатся его отношения с одноклассниками и вообще с лицеистами.
   "Главное - доброжелательность!" - наставлял его вчера Князь. - "Относись ко всем внимательно, пытайся пробуждать в ровесниках хорошие чувства. Ни в коем случае не пробуждай зависть, не хвастайся. В общем, ты у нас мальчик разумный, мы в тебя верим", - закончил он своё небольшое наставление.
   Так что утром Витька надел обычную школьную форму, которая совсем не смотрелась рядом с Вариным великолепием. И со вздохом признал, что будет очень нелегко отучать сестрёнку от спеси и пренебрежения к другим. Но надо! Варя тоже Баженова, надо поддерживать честь семьи.
   Они приехали в лицей за двадцать минут до начала уроков. Николай Вадимович обратился к дежурному охраннику. Тот нашёл имя Витьки в списках и подробно растолковал деду с внуком, что сначала им нужно пройти к кастеляну. Там Витьке выдадут форму, одежду для тренировок и прочие, причитающиеся ему, вещи. В кастелянной Витька сразу надел новую форму, остальные вещи поделил: одежду и обувь для тренировок положил в специальный мешок, в ранец положил нужные сегодня канцтовары, остальное отдал деду, отвезти домой. На клапане верхнего кармана кителя кастелян прикрепил ему белый бейджик "Виктор Баженов, 3-й класс". Время ещё оставалось, чтобы зайти в библиотеку за учебниками. Потом дед зашёл в учительскую, а Витька остался стоять в коридоре, отвечая открытой улыбкой на любопытствующие взгляды лицеистов. Вскоре Николай Вадимович вышел с какой-то женщиной средних лет и подозвал Витьку взглядом.
   - Вот, Татьяна Юрьевна, разрешите представить, мой внук, Виктор Баженов.
   - Хорошо, - немного суховато ответила женщина, окинув Витьку внимательным взглядом. - Попрощайся с дедом, Виктор, и пойдём знакомиться с классом. Раз твоя сестра, - она немного споткнулась на этом слове, - учится у нас, распорядок она тебе объяснит.
   - До вечера, деда, - улыбнулся Витька и спокойно пошагал вслед за учительницей.
   У дверей класса их застал звонок на уроки. Татьяна Юрьевна пропустила Витьку вперёд и вошла в класс следом за ним. В классе все ученики уже стояли у своих столов.
   - Здравствуйте, садитесь, - так же суховато сказала учительница. - У нас в классе новый ученик. Виктор Баженов. Да, - ответила она на невысказанный вопрос класса, когда все взгляды устремились на Варю, - это сводный брат Варвары. Поэтому, Сергей, пересядь к Юлии, а Виктор будет сидеть рядом с сестрой.
   Пока сидевший рядом с Варей мальчишка, собрав свои вещи, перемещался за стол в соседнем ряду, а Витька устраивался на его месте, Татьяна Юрьевна прошла к своему столу и как бы небрежно заметила:
   - Кстати, Иван, чтобы никаких дуэлей на этот раз. Нехорошо пользоваться своими преимуществами.
   - Что Вы, Татьяна Юрьевна! - за первым столом у окна подскочил круглоголовый крепыш с короткой стрижкой. - Никаких дуэлей, - заверил он, преданно глядя в глаза учительницы.
   - Ну то-то же, - кивнула та с довольным видом. - Всё, ребята, успокоились, урок начинается.
   "Да-а", - подумал Витька. - "Это тебе не Надежда Александровна. Не дай Бог, была бы у меня такая учительница, когда я жил у Матильды. Ни дома, ни в школе тепла бы не получал".
   Он с благодарностью вспомнил свою первую учительницу, душевного тепла которой хватало на весь класс. Поэтому Витька с самого первого дня в школе всегда с охотой бежал на занятия, спасаясь от бездушия родного дома.
   В отношении учёбы Витька не волновался. Он вчера на всякий случай просмотрел Варины учебники и тетради, поэтому ему не составило труда включиться в работу вместе с классом. Татьяна Юрьевна, спросив его несколько раз и получив правильные ответы, заметно успокоилась на его счёт и постепенно перестала обращать на него внимание. Когда прозвучал звонок, Варя напомнила "брату":
   - Следующие два урока у нас общефизическая подготовка. Тебе надо переодеться в спортивный костюм. У мальчишек своя раздевалка, попроси кого-нибудь показать тебе твой шкафчик.
   - Ты мне только покажи, где эта раздевалка, - попросил Витька, - а шкафчик я и сам там найду.
   - Вить, ты только сам не задирайся, - озабоченно посоветовала Варя.
   - Да я и не собирался, - успокоил её Витька. - Не бойся, сестрёнка, я ведь сам пацан, так что с пацанами договорюсь.
   Варя довела его до дверей мальчишечьей раздевалки, а сама прошла дальше. С мешком, в котором находились его тренировочный костюм и обувь, Витька вошёл в комнату, наполненную гулом мальчишечьих голосов. Как он понял, это была раздевалка для мальчиков начальных классов. Когда Витька вошёл, гул немного стих, головы многих мальчишек повернулись в его сторону.
   - Всем здравствуйте, - миролюбиво поприветствовал Витька. - Я новенький, зовут Виктором.
   И он спокойно прошёл к двум рядам шкафчиков, над которыми белела табличка "3-й класс". Там он отыскал шкаф со своей фамилией, открыл его и поморщился от беспорядка, в котором шкаф был оставлен прежним хозяином. Он подвесил пока мешок со своими вещами на крючок и спросил своего соседа, который деловито возился в своём шкафчике.
   - Слушай, Юра, а где найти веник, совок и тряпку, чтобы здесь прибраться? - он показал рукой на свой шкафчик.
   - А ты почему заявил, что новенький? - не удержался от вопроса сосед. - Попросился бы за старенького, глядишь, без дуэли бы приняли. А теперь не прокатит.
   - Да я как-то не сообразил, - признался Витька. - Первый раз школу меняю. Так где взять вещи для уборки? - напомнил он.
   - В конце каждого ряда хозблок, - отмахнулся Юра. - Там всё найдёшь.
   Витька поблагодарил и занялся приведением в порядок своего шкафчика. Прибираться в нём с помощью магии он не хотел, поскольку понимал, что ни в коем случае нельзя показывать своё отличие от других.
   Когда он уже переоделся в новую спортивную форму, к нему подошёл тот самый крепыш, Иван, как назвала его учительница.
   - Иван Ремезов, - представился он.
   - Виктор Баженов, - ответил Витька, внимательно разглядывая ауру нового товарища.
   "Знакомая смесь", - мысленно усмехнулся Витька. - "Зазнайство, спесь, уверенность в себе и пренебрежение к другим. Неправильно как-то этих лицеистов воспитывают, если они такими заносчивыми с ранних лет становятся". - Подумал Витька и восхитился - "надо же, какие умные мысли ко мне приходят. Как бы самому не зазнаться" - самокритично заметил он.
   - Ну что, новенький, - насмешливо сказал Иван, - сам напросился. Вызываю тебя на дуэль, ты должен будешь доказать, что ты достоин войти в наши ряды.
   - А правила? - полюбопытствовал Витька. - Какие правила у ваших дуэлей?
   - Правила простые, - снисходительно пояснил Иван, всё-таки немного обескураженный спокойствием новичка, - боремся или до первой крови, или пока пощады не попросишь.
   - Хорошо, - легко согласился Витька. - Где и когда?
   - Перед обедом, - сказал Иван. - А где, тебе сообщат секунданты, они тебя туда и отведут. Не вздумай пожаловаться, - пригрозил он, - если дуэль сорвётся, мало тебе не покажется.
   - Жаловаться не буду, - пообещал Витька. - А кто мои секунданты?
   - В секунданты назначаются твои соседи по шкафчикам, - решил Иван.
   - Ага, - взглянул на второй шкафчик Витька. - Значит, Юра и Дима? - он вопросительно глянул на своего соседа с другой стороны.
   Тот только молча кивнул.
   Прозвенел звонок, ребята отправились в спортзал. Как понял Витька, тренеры у мальчиков и девочек были разные. Вариной группой занималась энергичная молодая женщина с таким командным, резким голосом, который лично ему очень не понравился. А когда к их группе подошёл невысокий жилистый мужчина примерно возраста Князя, Витька обрадовался. Тренер ему понравился. Уверенность, спокойствие, внимание и забота - вот что почувствовал в своём тренере Витька.
   Проведя перекличку, тренер обратил внимание на Витьку.
   - Новенький? - спросил он. - Раньше спортом занимался?
   - Только в школе, - признался Витька. - Сейчас дедушка начал со мной дома заниматься.
   - Погоди-ка, Баженов, - заинтересовался тренер, - твоего дедушку случайно не Николай Вадимович зовут?
   - Николай Вадимович, - подтвердил Витька.
   - Я и папу твоего знал, - сочувственно глядя на мальчика, сказал тренер. - Ты на него очень похож. Надеюсь, в спорте себя тоже проявишь, с такой-то наследственностью. Меня зовут Михаил Денисович, - представился он. - Ты уже решил, каким видом спорта будешь заниматься?
   - Мы ещё думаем, - ответил Витька. - Дед сказал, буду пока общеукрепляющими упражнениями заниматься, а потом решим.
   - Потом так потом, - согласился тренер. - Так, ребята, и мы продолжаем эти общеукрепляющие упражнения.
   После этого разговора с тренером и последующих двух часов тренировок Витька заметил, что отношение ребят к нему как-то потеплело, что ли. Потом был ещё один урок с Татьяной Юрьевной, на котором Витька уже не ощущал от неё повышенного внимания.
   После урока к нему подошли его секунданты, Юра и Дима.
   - Ну что, готов? - спросил Дима, поглядывая на новичка с жалостью. Он знал, что Ивану нравилось применять болевые приёмы, заставляя противника просить о пощаде. В общем, Витьке он не завидовал.
   - Всегда готов! - бодро ответил Витька, вспомнив рассказы старших о пионерском детстве.
   - Тогда пойдём, - буркнул Юра. Помолчал и посоветовал, - ты особенно не геройствуй. Как почувствуешь боль, сразу сдавайся. А то Иван добавит, долго болеть будет.
   - Спасибо за совет, - искренне поблагодарил Витька, понимая, что Юра поделился своим невесёлым опытом.
   Они прошли в зал спортивных поединков. Там их ждали мальчишки, многие даже не из их класса. Просто пришли, чтобы посмотреть, как Иван будет измываться над очередным новичком. Витька спокойно оглядел собравшихся, замечая злорадные, сочувствующие и равнодушные взгляды, и громко сказал:
   - Всем здравствуйте! Надеюсь, после поединка мне будет разрешено войти в ваш круг.
   Все ошарашенно молчали. Никто не ожидал от новичка ничего подобного. А Витька спокойно снял школьный костюм, рубашку, снял обувь и, оставшись только в трусах и майке, поднырнул под канаты, выходя на ринг.
   - Я готов, - обратился он к Ивану, который с предвкушением оглядывал новичка.
   Иван быстро разделся и тоже шагнул на ринг.
   - До первой крови или пока не сдашься, - напомнил он Витьке.
   - Я помню, - кивнул Витька. - Я только хотел предупредить, что знаю кое-какие боевые приёмы, которые применяются в спецназе.
   - Тем лучше, - напыжился Иван. - Я тоже хочу предупредить, что я уже получил разряд в русбое, так что твои приёмы тебе не помогут.
   И он неожиданно бросился к Витьке, стараясь захватить его излюбленным приёмом, который его никогда не подводил. Но не в этот раз! В следующий момент Иван с ужасом понял, что попался сам. Высвободиться не удавалось, а боль в захвате нарастала. Уже не думая о сопротивлении, Иван взмахнул свободной рукой, чтобы сдаться, и попал Витьке по носу. Попал он не больно, но у Витьки пошла кровь из носа. Витька тут же отпустил Ивана и отскочил в сторону:
   - Твоя победа, - признал он.
   Но сам-то Иван знал, что победа за Витькой! Правда, для него самым главным было то, что его гордость не пострадала, в глазах других он выиграл схватку.
   - Ну ладно, - великодушно сказал он, - считай, что принят в лицей по всем нашим правилам.
   Все отправились в столовую, на обед. Готовили в лицее вкусно и разнообразно, и учащиеся, и учителя и тренеры ели с удовольствием. Но Витька всё-таки решил посоветоваться дома с Алексеем: можно ли ему есть земную пищу или полностью перейти на молодильные яблоки.
   В конце обеда к столам 3-го класса подошёл сам директор лицея. Он отыскал взглядом Витьку и протянул ему запечатанный конверт.
   - Витя, здравствуй, - поздоровался он с поднявшимся со своего места Витькой, тогда как все остальные с округлившимися от удивления глазами смотрели на новичка, которого знает сам директор. - Передай, пожалуйста, этот конверт дедушке, не потеряй.
   Витька знал, кто к нему обратился, дед показывал ему фотографию своего бывшего ученика. Поэтому сейчас он спокойно ответил:
   - Здравствуйте, Сергей Вениаминович. Обязательно передам, не беспокойтесь.
  
   А большая часть волхвов сегодня снова создавала "группу поддержки" Алексею на очередном судебном заседании. На этот раз заседание суда продлилось недолго. Латышев, представляющий истца, передал суду надлежащие документы: Свидетельство о праве собственности А. С. Куприна на квартиру, подтверждение банка, куда перечислялась пенсия Алексея, о своевременной оплате коммунальных услуг, а также предыдущее решение суда об отсутствии родственных связей между истцом и ответчиком. Судья только спросил, не требует ли истец от ответчика возмещения ущерба. Алексей отрицательно мотнул головой, а Латышев "перевёл" этот жест суду:
   - Мы требуем только немедленно освободить квартиру, больше истцу от ответчика ничего не нужно.
   Решение суда гласило: "Веселову Юрию Алексеевичу надлежит немедленно, в течение сегодняшнего дня, освободить незаконно захваченную квартиру. Если завтра с утра истец не сможет вступить во владение своим имуществом, Веселову будет предъявлено уголовное обвинение".
   Юрий мрачно выслушал решение суда и пошёл к выходу. Его остановил оклик Латышева:
   - Веселов, подождите. Ваша мама просила Вам кое-что передать.
   Юрий обернулся и со злостью посмотрел на адвоката:
   - А ей-то что от меня надо? Если на алименты хочет подать, пусть и не рассчитывает. Ей пенсии хватит на жизнь.
   - Ей от Вас ничего не надо, - печально покачал головой Латышев. - Она просила передать Вам её прощальный подарок. Вот документы на особняк в Чите. Когда Вы отобрали у неё квартиру, продали её и уехали, Ольга Константиновна поселилась у старого друга, в его доме. Друг умер год назад, завещав ей дом. Вчера она оформила на Вас дарственную на этот дом. Вот, владейте, - он сунул документы оторопевшему Юрию и присоединился к друзьям, окружившим Алексея.
   Юрий так и не поинтересовался судьбой матери. А Ольга Константиновна ещё 10 января приняла приглашение Алексея поселиться на Весте.
   Когда волхвы были не заняты на Весте (или на Земле), они предпочитали общаться друг с другом в просторном зале своей базы в Межмирье. Так что, вернувшись из лицея, дети нашли почти всех обитателей в этом зале. Витюшка торжественно вручил деду конверт с письмом Максима.
   - На, сам директор просил передать тебе, - сказал он, явно гордясь и поручением и знакомством с директором, весьма уважаемым лицеистами. Разговор с директором окончательно закрепил включение Витюшки в круг лицеистов.
   Николай Вадимович прочёл письмо и весело глянул на свою любимую невестку.
   - Я так понял, Женечка, что наши подарки возбудили любопытство Гладышевых. Они просят о встрече, хотят получить объяснение тем чудесам, которые с ними происходят, - сказал он.
   - А что с ними может происходить? - теперь уже Женя обратилась к Лите, лукаво поглядывающей на неё.
   - А надо было спросить раньше, когда подарки брала, - засмеялась Лита. - Изделия из мэлорна пробуждают в каждом, кто их носит, заблокированные когда-то у людей способности: эмпатию, умение видеть Тонкий мир, при этом подсказывают и помогают.
   - А вот тут поподробнее, - заинтересовался Николай Вадимович. - Это что, те подарки, что мы передали Гладышевым, не только от бесплодия им помогут?
   "Не только", - пришло сообщение от Атила. - "Они намного облегчат им жизнь, поберегут от опасностей, помогут принимать правильные решения".
   - Слушай, Атил, - вступил в разговор Князь. - А вот те браслеты, что Пирамида дала Латышевым, они так же действуют?
   "Не совсем", - ответил Атил. - "Те браслеты больше обеспечивают защиту от внешних сил, а изделия из мэлорна мобилизуют внутренний Мир человека, помогают ему осознавать и развивать свои способности, данные ему Создателем и не используемые уже тысячелетиями".
   Информация, которую он при этом передал всем присутствующим, намного превышала и расширяла смысл этих слов.
   - Ну, это я вряд ли смогу объяснить Гладышевым своими словами, - засомневался Николай Вадимович. - Может, кто-нибудь из вас со мной пойдёт? Вы же больше поняли из объяснений Атила.
   - А вот пусть Женя и пойдёт с Вами на встречу, - предложил Князь. - Вы же им сказали, что это она привезла им подарок со Святой земли, - насмешливо улыбнулся он. - А при встрече она сама примет решение, насколько откровенными с ними можно быть.
   - А если очень хорошие люди, можно им правду сказать? - попросила совета Женя.
   - А почему бы нет? - откликнулся Леонид. - Если согласятся, чтобы на Земле на них действовало заклинание неразглашения, то можно и правду сказать. Насколько я понял, на Латышевых это неразглашение их браслеты накладывают. А кто ещё на Земле в курсе?
   - Кто был в курсе, тех мы позабирали на Весту, - сообщил Князь. - А при переходе в Межмирье на всех целый пакет воздействует: смягчает шок от увиденного, поэтому все воспринимают наши чудеса, как что-то естественное, а при возвращении на Землю вступает в действие и заклинание неразглашения. Это на наших архитекторах явно заметно. Ну, и как обещала Пирамида, явное улучшение здоровья.
   - Улучшение здоровья тоже заметно, - подтвердил Алексей. - Я вот по Ольге Константиновне смотрю, она не только здорова, но и молодеть начала. Интересно, что будет, если она искупается в нашем озере с живой водой?
   - Я бы посоветовал пока не экспериментировать, - осторожно заметил Геннадий. - Не будем спешить.
   - Ну, не будем, так не будем, - легко согласился Алексей. - Спешить действительно пока некуда, и так дел полно.
   - Да, мне бы ещё придумать, что мне с нашим поместьем делать, - вздохнул Князь. - Михаил не хочет брать на себя заботу о нём, он человек сугубо городской, на природу, чтобы там поселиться, его не тянет. Гоша, - окликнул он деда, о чём-то шушукавшемся с Литой и Атилом.
   - А? - оторвался Георгий от обсуждения каких-то, судя по азартно блестевшим глазам, увлекательных планов. - Чего тебе?
   - Ты о нашем поместье не думал? - с упрёком спросил его Князь. - Строили, обихаживали, а теперь и не появляемся там.
   - Не думал и думать не хочу, - отмахнулся Георгий. - Считай, моя земная жизнь уже закончилась, я Вестой заниматься буду. Пусть поместье домовой хранит, а найдутся подходящие люди, можешь им подарить.
   - Так и сделаю, - согласился Князь.
   Он уже почти смирился с тем, что вместо своего серьёзного степенного деда получил шебутного, весёлого парня, с восторгом и упоением начинающего новую жизнь в обновлённом теле, в новом окружении и с необыкновенными способностями, которые он увлечённо осваивал
   - Папа, - голос Жени отвлёк Николая Вадимовича от его мыслей. Он как раз размышлял о том, как им повезло войти в круг общения таких замечательных людей, и не только людей, но и других разумных.
   - Что дочка? - он перевёл взгляд на сына с невесткой. Ему всё время хотелось смотреть на сына, чтобы вновь и вновь убеждаться, да, сын снова с ними, ничего ужасного с ним теперь не случится, сын счастлив в семейной жизни.
   Женя понимающе улыбнулась. Она видела эти взгляды родителей, почти постоянно направленные на вновь обретённого сына, радостные, любящие и постепенно успокаивающиеся.
   - О чём пишет Гладышев? - спросила Женя, показывая на листок бумаги, всё ещё зажатый в руке свёкра.
   - Да вот, - встряхнулся Николай Вадимович, - пишет, что если мне это подходит, то они приглашают меня завтра к себе на обед. А если нет, Максим указал номер мобильника, просил связаться с ним, чтобы договориться о другой возможности.
   - Выйди сейчас в гараж, - посоветовал Вадим, - позвони ему и договорись, что придёшь завтра с невесткой, которая для них подарки привезла.
   - Так и сделаю, - согласился Николай Вадимович и направился к той стене общего зала, где по-прежнему находились созданные когда-то Пирамидой двери для волхвов. На их двери надписей прибавилось. Наверху была впечатана не меняющаяся надпись: Баженовы, а ниже перечень всех шести членов семейства. Имена взрослых переливались прозрачным радужным цветом, означая, что они все в этом зале, в Межмирье, тогда как имена детей светились розовым. Значит, Витя с Варей убежали на Весту или же находились в Витюшкиной башне. Шагнув в дверь, Николай Вадимович оказался в портальной комнатке, как называл её Витюшка. Выход на Землю вёл в бывший гараж Николая Вадимовича, в котором была обустроена уютная комнатка. Витюшка наладил здесь магическое отопление, поэтому и зимнюю одежду для выхода на Землю Лидия Витальевна разместила в шкафах, установленных внуком по её просьбе. Присев на диванчик, Николай Вадимович позвонил по номеру Надежды Викторовны, который уже был в его мобильнике. Он же вчера договаривался с ней о встрече, когда занимался устройством внука в лицей.
   - Здравствуйте, Николай Вадимович! - послышался радостный голос Гладышевой.
   "Ага", - удовлетворённо подумал Николай Вадимович, - "это она вчера после нашей встречи внесла мой номер в свои контакты".
   - Здравствуйте, Надежда Викторовна, - поспешил он отозваться. - Сейчас дети пришли из лицея, передали мне письмо от Максима Юрьевича. Он приглашает меня завтра к вам на обед, чтобы получить ответы на возникшие у вас вопросы. Хочу пояснить, почему звоню сначала Вам, а не ему. Поскольку Вы хозяйка в квартире, так я хочу у Вас спросить, можно ли нам прийти вдвоём. Насколько я понял, ваши вопросы касаются тех амулетов, что передала для вас Женя. Поэтому я прошу разрешения прийти к вам с нею, она лучше ответит на ваши вопросы.
   - Да, конечно, приходите оба, - с энтузиазмом ответила Надежда, - мы будем очень рады.
   - Значит, завтра в два? - уточнил Баженов.
   - Совершенно верно, - подтвердила Надежда, - ждём вас к двум часам. И если Вы ещё Максиму не звонили, то не надо. Я ему сама сообщу о нашей договорённости, когда он домой придёт. А то он сейчас очень занят на работе. Проводит чистку своего аппарата, - насмешливо сообщила она.
  
   16 января 2008 года, среда.
  
   За две минуты до двух часов московского времени Женя взяла свёкра за руку (в другой руке он держал роскошный букет экзотических цветов) и шагнула с ним на лестничную площадку перед квартирой Гладышевых.
   Дверь открыл Максим и ошарашенно замер, пытаясь разглядеть Баженова, почти скрытого роскошным букетом невиданных цветов. Рядом стояла молоденькая девушка.
   - Здравствуйте, Максим Юрьевич, - опустил букет Николай Вадимович, и Максим облегчённо вздохнул, узнав хорошо знакомого ему тренера. - Разрешите войти?
   - Да, входите, пожалуйста, - приветливо улыбнулся Максим, пропуская гостей в квартиру. - Надя, - позвал он, - иди сюда и посмотри на эту красоту.
   - Иду-у, - напевно отозвался женский голос, и Надежда Викторовна вышла в прихожую. - Ой, что это? - воскликнула она, восхищённо созерцая протянутый ей букет.
   Николая Вадимовича тоже поразили перемены, произошедшие с Надеждой. Вчера он разговаривал с печальной молодой женщиной, а сегодня к ним вышла девушка с сияющими радостью глазами, выглядевшая чуть постарше Жени, которая после возвращения тела Вадиму тоже искупалась в озере с живой водой, чтобы не выглядеть старше мужа. Витюшка теперь частенько сбивался, называя родителей по именам вместо традиционных "мама" и "папа".
   - Необычные цветы необычной женщине, - галантно произнёс Николай Вадимович, протягивая букет Надежде.
   - Где вы нашли такое чудо? - удивилась та, принимая цветы.
   - Где нашли, об этом вам моя дочка расскажет, - улыбнулся Николай Вадимович, поворачиваясь к спокойно стоящей рядом с ним Жене, которая доброжелательно разглядывала хозяев дома. - Знакомьтесь, Евгения Кирилловна Баженова, жена моего сына.
   - Можно просто Женя, - приветливо улыбнулась представленная гостья.
   - Тогда и мы тоже просто Надя и Максим, - так же приветливо откликнулся хозяин. - Проходите, гости дорогие. Просим сначала за стол. Наталья Семёновна, - позвал он.
   Из кухни выглянула женщина лет шестидесяти.
   - Познакомьтесь, - представил её Максим, - третий член нашего семейства, Наталья Семёновна. Она наша домоправительница, притом кулинар от Бога. Весь обед приготовлен под её чутким руководством, все похвалы, а они непременно будут, принадлежат исключительно ей.
   Когда домоправительница познакомилась с гостями, все сели за празднично накрытый стол. Пока обедали, перебрасывались только краткими замечаниями, состоящими в основном из отзывов (только восхищённых!) относительно пробуемых блюд. После обеда Наталья Семёновна занялась уборкой, решительно отказавшись от помощи. Остальные перешли из столовой в гостиную, где позавчера Надежда Викторовна беседовала с Николаем Вадимовичем.
   - Как резко изменилась у нас жизнь, - заметила сейчас Надежда. - Мы с Вами, Николай Вадимович, встретились только позавчера, а сколько уже событий произошло!
   - Да, - подхватил Максим, - а поскольку эти события произошли именно после Вашего визита, Николай Вадимович, мы и хотели попросить Вас объяснить нам, как это могло случиться.
   - Пусть вам Женя объясняет, - благодушно заметил Николай Вадимович. - Она и нашу жизнь изменила до неузнаваемости, ей и карты в руки.
   Гладышевы с ожиданием перевели взгляд на Женю. Та задумчиво глядела на них, что-то определяя для себя, потом решительно кивнула.
   - Если словами объяснять, то это будет долго и всё равно неполно. Если вы согласны, я вам передам моё объяснение информационным пакетом. Надеюсь, вы понимаете, что это такое.
   - Начитаны, - насмешливо подтвердил Максим, - но не знали, что такое возможно на самом деле.
   - Возможно, - улыбнулась его недоверию Женя. - Так вы согласны?
   Гладышевы переглянулись и синхронно кивнули.
   - Согласны, передавайте, - выдохнула Надежда.
   Женя передала им подготовленный ещё дома информационный пакет. Краткие сведения о волхвах, о Пирамиде, о Весте и Межмирье. Получив информацию, Гладышевы пошатнулись и вцепились друг в друга, обретая опору. Посидев немного с закрытыми глазами и дождавшись, пока головокружение уляжется, Максим перевёл дыхание и открыл глаза.
   - Вот это да, - мечтательно сказал он. - Здорово ваш информационный пакет по мозгам прошёлся, зато и сомнений теперь никаких. Если честно, словам бы я ещё не поверил, а тут всё по полочкам разложено. И что теперь? - с любопытством поглядел он на гостей.
   - Теперь мы вас приглашаем к себе в гости, - улыбнулась Женя. - Побываете у нас в Межмирье, познакомитесь с нашими друзьями. Ну, а если захотите, и на Весту вас сводим, пока только в долину Тёплого озера.
   - А вы не боитесь утечки информации? - поинтересовался Максим. - Надо бы поосторожнее, - посоветовал он. - Не рассказывать посторонним.
   - Сам обжёгся на молоке, теперь на воду дуешь? - понятливо засмеялась Надя.
   - Утечки мы не боимся, - пояснила Женя. - Мы ведь эту информацию направо и налево не раздаём. О Весте мало кто знает, а из тех, кто знает, большинство уже туда перебралось.
   - А нам почему такая честь? - спросил Максим. - Не думайте только, что я против, - горячо заверил он, - только никак не могу поверить, что это всё в действительности происходит.
   - А вам мы открылись потому, что ваши амулеты уже приняли вас в волшебную жизнь, - ответила Женя. - У вас ведь всё равно будут появляться всё новые и новые вопросы по мере того, как амулеты всё больше будут пробуждать ваши способности. Вот чтобы вы не мучились с поиском ответов, мы и решили вам открыться. Уверена, что не пожалеем.
   - Ни в коем случае, - энергично заверил её Максим. - Мы вас не подведём. И спасибо большое за доверие.
   - Ну что, пойдём в Межмирье? - Николай Вадимович вопросительно посмотрел на Женю.
   Она не успела ответить. Надежда поспешила обратиться с просьбой.
   - А можно Наталью Семёновну с нами взять? - просительно посмотрела она на гостей. - Она очень хорошая женщина, только жизнь ей много огорчений принесла. Нам не хочется иметь от неё секреты. Она их почувствует, а зачем мне осложнения и непонимание в семье.
   - Возьмём и Наталью Семёновну, - легко согласилась Женя.
   Позвали Наталью Семёновну, вкратце объяснили ей, что происходит. Она с удивительным спокойствием приняла сообщение о волшебстве, вошедшем в жизнь её работодателей, которых она с такой охотой согласилась опекать, когда они позавчера позвали её жить с ними.
   Гладышевых и Наталью Семёновну провели в Межмирье через общую дверь "ЗЕМЛЯ". В портальную комнатку Баженовых из гаража беспрепятственно ходили только они сами, исключая Вадима. Тот на Землю выходить не собирался.
   В общем зале было оживлённо, но не тесно: просторный зал давал достаточно места для всех. Женя представила вновь прибывших, Гладышевы знали всех благодаря информационному пакету. После этого гостей разделили: Максима с Надей позвали к магическому глобусу, познакомить с миром Весты, поглядеть на неё с "высоты". А Наталья Семёновна присоединилась к двум степенно беседующим у камина женщинам примерно её возраста. Это были Наталья Кузьминична и Ольга Константиновна. Ольга Константиновна поселилась на Весте, ей предоставили уютный домик рядом с приютом. Она много времени проводила в приюте, общаясь с воспитанникам. А в свободное время приходила проведать новую подругу, Наталью Кузьминичну, которая с большой радостью помогала Дине водиться с близнецами. Сейчас они тепло приветствовали новую подругу и предложили ей присоединиться к ним. Говорили они о дальнейшей судьбе приюта. Думали о том, как будет лучше для ребятишек: оставить ли их в приюте, где дети счастливы и активно учатся на магов, или всё-таки подыскивать им семьи, поскольку всё равно любой ребёнок мечтает о своих маме и папе. Наталья Семёновна сходу вникла в проблему, задумалась и поделилась своими мыслями:
   - Приют ведь только что создан? Я вот думаю, спешить не стоит. Детям ещё понадобится немало времени, чтобы освоиться в новом мире. Немного неправильно выразилась, не освоиться, поскольку дети удивительно быстро адаптируются к новым условиям. Скорее, можно сказать, им надо время, чтобы насладиться тем волшебством, что их окружает. А там жизнь сама подскажет, как всё повернётся. Кто-то из детей быстро найдёт себе родителей, кто-то попозже. Но мне почему-то кажется, что этим детям теперь всё в жизни будет удаваться.
   - Магия Межмирья, - догадливо сказала Наталья Кузьминична. И пояснила на вопросительные взгляды новых подруг. - Мне Володя объяснял, что магия Межмирья действует на простых людей, таких, как мы, не ставших волхвами. Мы всё равно обретаем здоровье, долголетие и кое-какие способности. Я думаю, Наталья Семёновна, в Вас начинает пробуждаться способность предвидения, судя по тому, как уверенно Вы говорите.
   - Очень может быть, - радостно воскликнула Наталья Семёновна, прислушиваясь к себе. - Я почему-то и правда уверена в том, что никто из детей, находящихся в приюте, не будет несчастлив. Всё у них будет хорошо.
   - Ну и слава Богу, - добавила Ольга Константиновна.
   Когда после судебного заседания 10 января Алексей предложил ей поселиться на Весте, она согласилась от безысходности. 68 лет, прогрессирующая опухоль, одиночество - вот что она теряла. Теперь опухоли нет, с каждым днём здоровье улучшается, а одиночество... Какое может быть одиночество, когда она с утра до вечера находится в толпе детишек, радостно познающих новый мир. Приют стал для неё спасением и смыслом новой жизни.
   В это время из двери Милютиных вышел Князь. На руках у него сидели смеющиеся близнецы, которых он подкидывал на ходу, вызывая каждый раз новый взрыв радости.
   - А вот и мы проснулись, - громко объявил крёстный отец близнецов.
   Оторвавшись от магического глобуса, Надежда буквально всем своим существом потянулась к Князю с близнецами, заворожённо шепча:
   - О Господи, я тоже таких хочу!
   - И я, - поддержал жену Максим, с долей зависти рассматривая играющего с детьми Князя.
   Наталья Семёновна озадаченно посмотрела на новых подруг.
   - Мне почему-то кажется, - шёпотом поделилась она с ними, - что Господь эту молитву услышал и принял.
   - Ну, если принял, - лукаво улыбнулась Наталья Кузьминична, - то в октябре проверим.
   - Почему в октябре? - не поняла Ольга Константиновна.
   - А помнишь, в сказке о царе Салтане? - рассмеялась Наталья Семёновна. - "Раз в крещенский вечерок..." У нас же сейчас тоже святки идут, а Салтан что невесте говорил? "И роди богатыря мне к исходу сентября". Так это было по православному календарю, а у нас получается октябрь.
   Они понимающе улыбнулись друг другу, доброжелательно глянув на Гладышевых. Те пытались переманить близнецов у крёстного отца. Близнецы всем улыбались, но упорно цеплялись за Князя.
   - Они от меня сил набираются, - поспешил успокоить разочарованных гостей Князь. - Ещё двух недель не прошло, как мы их разъединили. Вот они пока ещё в норму приходят, спешить тут не следует.
   Следом за Князем вскоре появились и Милютины. К Владимиру близнецы пошли охотно, поэтому Князь смог заняться гостями.
   - Слушай, Макс, - обратился он к Гладышеву. (При знакомстве сразу договорились перейти на "ты"). - У нас к тебе просьба будет, как к профессионалу.
   - Ну-ка, ну-ка, - заинтересовался Максим.
   - Наш земной архитектор строит волшебный город на Весте, - начал объяснять Князь. - Дворцы и всё прочее у него лихо получается, а вот со спортивными сооружениями мы пока в стадии проекта. Николай Вадимович и Вадим у нас, конечно, специалисты, но они тренеры. А тут глобальный взгляд нужен, вот как у тебя на Земле всё построено. Поработаешь с Сергеем? Ты ему главную концепцию объясни, он парень толковый, быстро уяснит суть.
   - Ну во-от, - разочарованно протянул Максим. - А я-то надеялся Николая Вадимовича к себе на работу переманить. Да после ваших условий он меня и слушать не захочет.
   - На работу не пойду, - подтвердил Николай Вадимович, - у нас с Вадиком на Весте дел полно, а вот мастер-классы и семинары для молодых тренеров могу у тебя вести, если хочешь.
   - Ещё бы я не захотел, - обрадовался Максим. - Спасибо, я и на это уже не надеялся. Сам бы к вам перебежал, но с Земли уходить не хочу, если только в старости решимся. Лучше переход сюда, - пошутил он, указывая на дверь ВЕСТА, - чем туда. - Теперь его взгляд был направлен вверх.
   - Тогда пойдём на Весту? - спросил Князь. - Я думаю, Сергей рад будет получить твои советы.
   Советовать Тимонину Максим пошёл без жены. Надя приняла предложение Лизы посмотреть приют. Наталья Семёновна осталась общаться с новыми подругами.
   Через два часа все вновь собрались в общем зале в Межмирье. Угостили гостей "молодильными яблоками". До ухода Гладышевых решили ещё два вопроса.
   Сначала вновь долго перебирали виды спорта, которыми Витюшка мог бы заниматься в лицее. Боевые искусства отмели сразу. Как сказал Князь, боевые искусства, это такое занятие, на котором очень легко "проколоться". Занимающиеся ими люди очень быстро замечают какие-либо "нестыковки", необычность в движениях, реакции и т.п. Поэтому боевыми искусствами Витька будет заниматься на Весте, под руководством Князя. Князь уже пообещал Велемиру, что будет тренировать группу десятилетних отроков, из которых Велемир со временем собирался создать Стражу дворца. Витька затем начал склоняться в сторону плавания, но когда Князь посоветовал ему приглядеться к составу воды в земных бассейнах, сразу передумал. Погружаться в эти "воды" ему не хотелось, особенно после чистых вод Тёплого озера, в котором Витька плавал каждый день. Спортивную гимнастику, к которой поначалу склонялись, тоже, подумав, отклонили. Выслушав доводы всех желающих, Максим, наконец, предложил:
   - Витюш, а попробуй себя в стрельбе из лука. В лицее ею мало кто занимается, а для тебя это самое безвредное, чтобы не засветить твои возможности. Я так понял, что здесь ты всеми остальными видами спорта заниматься будешь?
   Витька согласно кивнул, и принимая предложение, и подтверждая, что на Весте будет заниматься больше.
   Потом, когда прощались, Максим вскользь упомянул о своей мечте - приобрести участок в Подмосковье и жить там, на природе. Князь загорелся:
   - Слушай, Макс, забери тогда от меня эту головную боль.
   - Какую? - не понял Максим.
   - Участок, - пояснил Князь. - Я деду к 85-летию (он насмешливо покосился в сторону Гоши, которому сейчас с трудом и 18 можно было дать) купил участок, дом хороший построили, а жить там сейчас некому. Мы оба уже к Весте привязаны. Возьмёшь?
   - Посмотреть надо, - неуверенно сказала Надя в ответ на обращённый к ней вопросительный взгляд Максима.
   - А давайте я вас на Крещение туда свожу, - предложил Дмитрий. - Там водоём хороший, искупнёмся в Иордани. - Володя, - окликнул он священника, - как насчёт празднования Крещения в зимнем Подмосковье?
   - Хорошая идея, - одобрил Владимир. - Берём всех желающих, в пятницу идём в твоё поместье. Готовим прорубь, я службу проведу. Кто захочет - окунётся. Забрать вас туда в пятницу вечером? - спросил он Гладышевых.
   - Забрать, - воодушевился Максим. - И Крещение отпразднуем, и поместье посмотрим. Если понравится, я у тебя его куплю, - решительно сказал он Князю.
   - Покупай, - спокойно пожал плечами Князь, - если деньги лишние.
   - Лишние, не лишние, а так лучше будет, - серьёзно объяснил Максим. - И с налоговой неясности не возникнут, да и твои службы меня с тобой не свяжут, если я через риэлторскую фирму покупку оформлю.
   *
   Строительство столицы под руководством воодушевлённого Сергея Тимонина шло стремительными темпами. В княжеском дворце уже поселился Велемир с Властой и детьми, сформированы парки, сады, проспекты. От дворца широкий проспект вёл к основательному мосту через Славь. Порубежье, окончательно поименованное Власово, тоже обновлялось. В селе не осталось землянок, в центре, на месте общинного дома, стоял Храм Пирамиды, рядом школа.
   Дома вдоль проложенных широких улиц ставились добротные, с магической канализацией и водопроводом. Сельчанам предложили не стесняться в своих предпочтениях по устройству жилища, вот они и разошлись. Домовые с восторгом поощряли хозяев на новые придумки. Впрочем, что мог особенного придумать разум средневекового обывателя? Кардинальные перестройки жилищ ещё ждали своего часа, когда дети в школе освоят земные знания и донесут до родителей, а те до домовых, как можно обустроить своё жилище.
  
  
   24 января 2008 года, четверг.
  
   На следующий день после окончательного приведения возвращённой квартиры в порядок Иван за завтраком обратился к задумчиво жующему брату:
   - Ну, и что ты будешь делать с этой квартирой?
   - Что? - Алексей вышел из задумчивости. - Хотел отдать Жене с Витькой, так им теперь квартира в Городе не нужна, раз Витюшка в Москве учится. Вот думаю найти в Городе семью, которой эта квартира спасением явится. При наших условиях такую семью найти нетрудно.
   - И как ты её искать будешь? - заинтересовался брат.
   - Думаю погулять вечером по Городу, попробую из эмоционального фона уловить тех, кому помощь нужна, тогда и выберу достойных.
   - А как ты определишь достойных? - насмешливо посмотрел на брата Иван.
   - Очень просто, - серьёзно ответил Алексей. - Там, где страдают дети, там и понадобится моя помощь.
   - Возьми меня с собой на прогулку, - попросил Иван. - Хочется поучаствовать в хорошем деле.
   - Пойдём, - легко согласился Алексей. - Вдвоём и веселее и легче решение принять.
   *
   На прогулку вышли, когда уже стемнело. Вечер был тихий, небольшой морозец, иногда пробрасывало снежком. Братья шли не спеша, прислушиваясь к эмоциям людей. Сначала прошлись по кварталам многоэтажек, отмечая для себя отдельные квартиры, с которыми можно будет поработать уже позже, затем они свернули в район частных домов. Около одного небольшого домишки оба сразу застыли, восприняв такую безнадёжность и отчаяние, что у обоих защемило сердце от сострадания.
   - Ну-ка, что тут у нас? - спросил Алексей, настраиваясь на информационное поле Земли. И охнул от неожиданности. Получалось, что если они сейчас не вмешаются, к утру все обитатели домика (женщина и трое детей) умрут от угара. Просто мать детей так боится упустить тепло от печки, что уже закрыла вьюшку, не дав дровам прогореть как следует.
   - Давай, стучим быстрее, пока они не начали угорать, - поторопил Иван брата. - Потом уж будем решать, как им помочь.
   - Она нам не откроет, - покачал головой Алексей. - Настрадалась от насильников, никому не верит. Витя, Женя, - позвал он, - скорее к нам, ваша помощь нужна.
   - Идём, - получил он отклик от обоих и в следующий момент перед ними из портала появились Витька с матерью.
   - Что надо сделать? - озабоченно спросила Женя.
   - Постучи в дверь этого домишки - показал Алексей. - Там хозяйка закрыла вьюшку, а дрова в печи ещё не прогорели, угорят ведь все.
   Женя громко постучала в дверь, потом ещё в ставню ближайшего окна. Немного погодя они услышали, как открылась дверь в сени и испуганный женский голос робко спросил: "Кто там?"
   - Откройте, пожалуйста, - ответила Женя, - это очень важно для вас.
   - А вы кто? - нерешительно спросила женщина.
   - Тётенька, Вы не бойтесь, - вступил в разговор Витька, - мы с мамой и дедушками хотим Вам помочь.
   - Уже поздно, я детей спать укладываю, - всё так же нерешительно сказала женщина, - Может, вы завтра днём придёте?
   - Мы можем и завтра прийти, - вступил в разговор Алексей. Они с Иваном приняли облик стариков. - Но тогда Вы поскорее откройте вьюшку на печи, а то я отсюда чувствую угар, который в ней начинает образовываться. Так что завтра наша встреча может и не состояться.
   - Что? - воскликнула женщина, - что это вы говорите?
   Она загремела засовами и открыла дверь. Увиденное успокоило её немного - перед ней в свете уличного фонаря стояли два невысоких старичка, мальчик и женщина примерно её возраста. Лица всех были такими добрыми и благожелательными, что она отступила от двери, приглашая всех войти.
   Из сеней двери вели в небольшую кухоньку, где половину пространства занимала большая деревянная кровать, на которой сидели, испуганно глядя на вошедших, три малыша. Один лет пяти и двойняшки года по три. Дверь в комнату была закрыта. Хозяйка сказала, указав на дверь комнаты
   - У нас дров мало, хватает только немного обогревать кухню. Комнатой мы не пользуемся, - и тяжело вздохнула.
   Иван быстро подошёл к печке, открыл заслонку на трубе, потом заглянул в топку - там плясали синие огоньки над остывающими углями.
   - Ну и напугала ты нас, хозяюшка, - озабоченно сказал Алексей, незаметно для матери с детьми устраняя несвежий воздух из кухоньки. - Разве можно так неосторожно, утром бы и не проснулись.
   - Может, это и к лучшему, - потерянно сказала женщина, опускаясь на скамеечку рядом с кроватью. По всей видимости, на ней она и сидела, когда укладывала детей спать.
   Иван и Алексей посмотрели на Женю. Та подошла к женщине, обняла её за плечи и сказала успокаивающе:
   - Не надо отчаиваться. Создатель не зря привёл нас к тебе, мы тебе обязательно поможем.
   - Создатель, да? - недоверчиво усмехнулась женщина. - Что-то до сих пор он обо мне и не вспоминал.
   - Ну, а теперь вспомнил, - рассудительно заметил Витька. - Нам он тоже совсем недавно помог, а теперь мы можем другим помогать.
   Тем временем пришедшие занялись приведением домика в порядок. Алексей открыл дверь в комнату, женщина сначала испуганно вздрогнула, а потом удивилась ещё больше, когда из дверей в кухню пошёл поток тёплого воздуха. Витька, пошептавшись с Иваном, вынул из появившейся у того в руках сумки мягкие булочки и бутылку тёплого молока. Булочки он раздал жадно их схватившим малышам, нашёл в шкафчике чашки и налил всем молока. Дети принялись ужинать, а Женя увела их мать в комнату и попросила:
   - Давай познакомимся, и ты нам расскажешь, какая помощь тебе требуется.
   Женщину звали Настя Ночкина. Было ей около двадцати пяти лет. Отца своего она никогда не знала, мать родила её, оставила у бабушки и уехала в неизвестном направлении. Младшая сестра матери жила в той же двухкомнатной квартире, вышла замуж, родила двоих детей. Когда Настина бабушка умерла, тётя посоветовала племяннице устраиваться в жизни самой. Квартиру оформила на себя, а Настю устроила в общежитие завода, куда Настя пошла работать после школы. Там у Насти и родился первый сын, Илюша. Из общежития её с ребёнком выселили, тётка не приняла. Хорошо, что про её мытарства узнала подруга бабушки, баба Лена, приняла Настю с Илюшкой в этот вот домик.
   - А отец Илюши? - осторожно спросила Женя.
   - Такой же как мой, - горько усмехнулась Настя. - Когда я сказала ему, что беременна, он заявил, что это мои проблемы, а сам другую завёл. Больше мы не встречались.
   Настя продолжила рассказ. Жили на пенсию бабы Лены и случайные приработки Насти. С маленьким ребёнком трудно было устроиться на работу. А четыре года назад, когда шла с работы поздно вечером, встретили трое насильников, хорошо, хоть жива осталась. А потом и обнаружила, что снова беременна. Об аборте и не думала, бабушка в своё время объяснила, что аборт при любом сроке - это детоубийство, потому что ребёнок уже живой с момента зачатия. Только вот двойню не ожидала. Баба Лена поддержала, обещала помогать растить детей. Она даже собралась завещание на дом оформить на Настю, но тут в прошлом году осенью появился вдруг её сын, о котором баба Лена ничего не знала уже 10 лет. Был очень недоволен, когда обнаружил в доме матери новых жильцов. Странно себя повёл - как только баба Лена как-то пожаловалась на недомогание, вызвал скорую, настоял, чтобы мать положили в больницу, а из больницы она и не вернулась. А когда похоронили, сказал Насте, чтобы через полгода освобождала дом и шла на все четыре стороны. Дом его, через полгода он вступит в наследство.
   Так Настя и осталась с детьми одна. Хорошо, хоть дров они немного с бабой Леной успели заготовить, да и домашних консервов запасли, так что худо-бедно выживают. Ходила Настя и в органы опеки и в соцзащиту - помощи от государства никакой. Даже в детдом детей не взяли - это она уж от отчаяния предложила. Вот и бедует с детьми, через два месяца из дома выгонят, а куда она пойдёт. Настя закончила рассказ и печально посмотрела на слушающих её рассказ Женю и стариков. Витька в это время в кухоньке развлекал малышей, рассказывал им сказку.
   - Всё, девочка, кончились твои страдания, - ласково посмотрел Алексей на заплаканную Настю. - Поможем мы тебе детей воспитать без нужды и страданий. У меня в новостройке квартира хорошая есть, двухкомнатная. Вот в ней и поселишься сегодня же, время ещё не позднее, сейчас соберём детей и отправимся. Ваня, вызывай такси - обратился он к брату.
   - Как сегодня, куда сегодня? - в панике запричитала Настя. - Никуда я не поеду, откуда я знаю, куда вы нас повезёте. Может, вы меня и моих детей на органы продадите, по телевизору вон какие страсти рассказывают.
   - На какие органы? - опешил Алексей. - Чего это ты придумала, мы же тебе помочь хотим от всего сердца.
   - А откуда я знаю, - упёрлась Настя, - что от всего сердца, если я вас первый раз в жизни вижу.
   - Успокойся, Настя, мы не настаиваем, - мягко вступила в разговор Женя. - Давай так. Мы сейчас уйдём, а завтра придём с кем-нибудь, кому ты доверяешь. Тогда и поговорим, как мы тебе поможем.
   - А с кем вы придёте? - растерялась Настя. - Я и не знаю, кому доверять, сейчас по телевизору такие ужасы про всех показывают, никому доверять нельзя.
   - Вот какая недоверчивая девица, - покачал головой Иван. - Что же ты так плохо о людях думаешь?
   - Дядя Ваня, ну как вы не понимаете? - вступилась Женя. - Она же мать, она же о детях должна в первую очередь думать.
   - Да я ничего, - смутился Иван. - Только как же мы ей поможем, если она никому не верит?
   - Я знаю, - вмешался из кухни слушавший их разговор Витька. - Надо к ней с дядей Володей прийти, ему она поверит.
   - И правда! - воскликнула Женя. - Ты семью Милютиных знаешь? - обратилась она к Насте.
   - Кто же их не знает, - удивилась Настя. - Их все коренные горожане знают. У старого Милютина сын-то в священники пошёл, я его видела несколько раз и по телевизору его беседы слушаю.
   - Вот если он с нами придёт, тогда поверишь?
   - Тогда поверю, - решительно заявила Настя.
   Договорились, что Настя завтра к 10 часам утра соберёт свои вещи, Женя придёт к ним с отцом Владимиром, и Настя с детьми поедет смотреть свою новую квартиру.
   Когда волхвы снова оказались на улице, Алексей сокрушённо покачал головой.
   - Вот до чего людей довели, уже в добро верить отказываются, - заметил он.
   - Дядя Лёша, - взволнованно обратился к нему Витька, - а давай мы пока в твоей квартире поволшебствуем, подготовим её к завтрашнему дню.
   - Ещё не наволшебствовался? - добродушно поддразнил его Алексей.
   - Ещё нет, - признался Витька. - Мне так нравится что-то придумывать и создавать!
   - А что, время детское, - согласился Алексей, - можно и поволшебствовать.
   *
   На следующее утро за Настей с детьми поехали отец Владимир и Женя, остальные ждали на квартире. Когда машина привезла новых жильцов и остановилась у крайнего подъезда многоэтажного дома, Настя с восторгом оглядела просторный двор с обустроенной детской площадкой, отметила близость рынка и многочисленных ларьков и решилась наконец нарушить молчание. Молчала она из-за стеснительности перед таким важным, по её мнению, человеком, как отец Владимир, да и всё ещё не верила в то, что в жизни её наступают перемены к лучшему.
   - Это мы здесь жить будем?
   - Здесь, Настенька, - ласково откликнулась Женя. - Видишь, двор какой хороший, будет где твоим деткам гулять.
   - А на каком этаже мы жить будем? - с любопытством спросил Илюша. До этого он тоже молчал, помня наказ мамы не разговаривать с посторонними, но раз уж мама сама начала с ними разговаривать, значит, и ему можно.
   - Жить вы будете на пятом этаже, - улыбнулась ему тётя Женя.
   Это она утром с ними знакомилась и сказала, что её можно звать тётя Женя, потому что она теперь с мамой дружить будет, значит, и с ними тоже.
   Когда Настя вошла в свою новую квартиру, у неё закружилась голова. Она не могла поверить, что всё это великолепие для неё и её детей. Квартира выходила окнами на юг, а день сегодня был солнечный, и квартира была полна света. Входная дверь была двойная - железная снаружи и красивая деревянная внутри, с телеглазком на обеих дверях, как сразу пояснила Женя. Телевизор для телеглазка (от домофона и от дверей) был расположен в прихожей. Прямо напротив входной двери была дверь в кухню, из кухни был выход на застеклённую лоджию. Обстановка кухни привела её в растерянность, никогда Настя не видела столько кухонной утвари, самой современной. Женя пообещала обязательно обучить её пользоваться всей этой техникой. Лоджия была утеплённая, оформленная как зимний сад. Слева от прихожей был коридорчик, где виднелись двери туалета и ванной. Настя так обрадовалась, когда увидела очень чистую большую ванну, это ведь она теперь может купать своих мальчиков каждый день!
   Слева от кухни виднелась дверь в комнату, на которую показала Женя:
   - Это твоя комната, потом посмотришь, что там. Пойдём, посмотришь, что Витька напридумывал для твоих наследников.
   Всё это время малыши чинно стояли около входной двери, с ожиданием поглядывая на маму. Но тут из двери в комнату справа от кухни выскочил Витька.
   - Ребята, - закричал он, - пойдём в комнату, теперь это ваша комната, вы в ней будете жить. Идите скорее, посмотрите, как там классно.
   - Мама, можно? - осторожно спросил Илюша, беря за руки Тимошу и Колю.
   - Конечно, идите, - смаргивая слёзы, прошептала Настя.
   Витька нетерпеливо тащил малышей в комнату. Когда дети оказались в большой комнате, они застыли на месте, с восторгом рассматривая внутреннее оформление.
   - Это всё наше? - удивлённо спросил Илюша, с недоверием поглядывая на Витьку.
   - Ваше, ваше, - подтвердил тот. - Вот смотрите, - потащил он малышей за собой. - Здесь, на этой стене, напротив окна, две кровати, для Коли и для Тимоши.
   - А где для меня? - спросил Илюша.
   - А твоя кровать вот здесь, у левой стены, видишь?
   - А что под ними? - спросил Илюша, заглядывая под свою кровать.
   - А под каждой кроватью за занавеской личный домик для каждого. - пояснил Витька.
   - Это и у меня есть и кровать и домик? - недоверчиво спросил Коля.
   Витька запомнил, что это Коля, по родинке на левой щеке, которой не было у Тимоши.
   - И у тебя, - ласково погладил он малыша по стриженной головке.
   - Ой, Тимка, слышал? - закричал малыш, - у тебя вот эта кровать, а вот эта моя. Только как я на неё попаду? - жалобно спросил он, - она же высокая.
   - А вот видишь, здесь лесенка, по ней можно забраться на кроватку. Ну-ка попробуй, - озабоченно сказал Витька, помогая малышу забраться на лесенку. Тот довольно ловко взобрался на кровать и уселся на постели, радостно и гордо поглядывая вокруг.
   - Смотрите, тётя Настя, - обратился Витька к матери малышей, - тут на стенке каждому ещё лесенки укреплены. Они называются шведская стенка, - пояснил он, - это для занятий спортом, а вверху ещё перекладина и рядом канат закреплён. Можно залезть по лесенке на перекладину, а потом по канату спуститься.
   - Мамочка, это правда теперь наша комната, - затаив дыхание, Тимоша с ожиданием смотрел на маму.
   - Правда, ваша комната, - подтвердила Настя, уже не скрывая текущих слёз.
   - Мамочка, а почему ты плачешь? - забеспокоился Илюша, тогда как двойняшки дикими криками и прыжками выражали свой восторг.
   - Это ничего, малыш, не беспокойся, - поцеловала его мать, прижав к себе. - Это я от радости заплакала, что у вас теперь такая хорошая комната.
   - Тётя Настя, - позвал её Витька. - А вот посмотрите, на этой стене, на правой, встроенные шкафы для вещей, а ещё откидные столики и вообще много всего.
   - Ну, вы, ребята, осваивайтесь в своей комнатке, - вошёл в комнату Алексей, до этого находившийся на кухне, - Витя вам всё покажет, это он в основном придумывал обстановку, а мы с мамой будем на кухне, если что.
   На кухне они устроились за столом, на котором лежали какие-то бумаги. Алексей пояснил
   - Настя, послушай, как обстоят дела. Эта квартира принадлежит мне, но она мне совсем не нужна и не будет вообще нужна когда-либо. Это точно, - кивнул он на недоверчивый взгляд Насти. - Вот я тебе оставляю папку с документами, не показывай их никому, я имею в виду оригиналы, здесь к каждому приложены заверенные нотариусом копии, их и будешь предъявлять, если понадобится. Вот свидетельство о праве собственности на квартиру, вот моё завещание, по которому квартира переходит тебе и твоим детям. Я хочу объяснить, почему я пока не оформляю квартиру сразу на тебя. Во-первых, я военный пенсионер, мне положена льгота по оплате коммунальных услуг, поэтому будем платить 50%. Потом, это тебе страховка, чтобы никто не мог эту квартиру у тебя отнять. Теперь, на что вы будете жить, пока дети маленькие, а ты не имеешь постоянной работы. Мы с братом не пользуемся своими пенсиями, нам эти деньги не нужны. Но мы не будем от них отказываться, просто обе эти пенсии мы будем ежемесячно отдавать тебе на жизнь. Итак, каждый месяц мы будем давать тебе деньги. Не надо отказываться, - понял он протестующий жест Насти, - это на детей. Если хочешь, я могу усыновить твоих детей, если тебе так будет легче. В общем, Женя тебе всё объяснит и поможет, оставит тебе наши номера, по которым ты всегда можешь к нам обратиться, если нужна будет помощь или совет. Да, в том коридорчике, где дверь в ванную и туалет, мы тебе поставили столик с компьютером, за безлимитный Интернет я буду платить, а ты постарайся его освоить. Женя тебе подскажет, как можно по Интернету получать образование.
   "Дядя Лёша", - прозвучал у него в голове голос Жени. - "Настя себя очень неловко чувствует, что принимает помощь от чужих, стесняется. Нет у неё уверенности в завтрашнем дне, страшно ей по-прежнему. Как бы её убедить?"
   "Я знаю", - вмешался Витька, который хотя и играл в комнате с малышами, но следил и за взрослыми на кухне. - "Пусть дед, ой, дядя Лёша ей скажет, что он её родной дедушка".
   "Ложь во спасение? - задумчиво сказал отец Владимир. - Вполне уместна".
   "Задание понял, - полушутливо мысленно козырнул Алексей Сергеевич. - Приступаю к выполнению".
   - Настенька, - обратился он к молодой женщине, нерешительно и тревожно глядевшей на них. - Расскажи нам о своих родителях, что с ними случилось, почему ты одна.
   - У меня от них только одна фотография, - горько сказала Настя. - Бабушка меня растила до 17 лет, а потом тётя велела устраиваться в жизни самой.
   Она вынула из пакета, который судорожно сжимала в руках, небольшую фотографию и показала Алексею Сергеевичу. - Вот всё, что у меня есть.
   Алексей взял фотографию, тут же поместил её копию в свой семейный архив, а сам ахнул, глядя на фото:
   - Откуда у тебя эта фотография, Настенька?
   - Тётя отдала, когда выпроваживала меня из бабушкиной квартиры. Сказала, что это мои родители.
   - Настенька, - прочувствованно сказал Алексей Сергеевич, взяв девушку за руку. У него даже слёзы выступили на глазах от жалости к этой одинокой душе. - У меня есть такая же фотография. Это мой сын на ней снят.
   Хорошо, что Настя не видела изумления Ивана, стоявшего за её спиной. Алексей мысленно объяснил брату своё решение, тот решил подыграть.
   - Не может быть! - воскликнул он. - Это что, твой Серёжка тебе внучку подарил и не рассказал?
   - Он, наверное, и сам не узнал, - печально вздохнул Алексей. - Ты когда родилась, Настенька? - ласково спросил он.
   - В июле 1983-го, - сказала Настя.
   - А он погиб в январе 83-го, - сокрушённо вздохнул Алексей. - В Афгане, - пояснил он удивлённой Насте. - Видишь ли, мы с женой развелись, когда сыну было около года, она нашла себе более богатого и перспективного. Пока Серёжа не вырос, мать не позволяла с ним видеться, он отчима отцом считал. А когда вырос и узнал правду, тоже не рвался со мной общаться. Так что, Настенька, получается, что ты моя родная внучка, - взволнованно сказал Алексей и обнял зарыдавшую девушку. - Не плачь, родная, хотя папы твоего уже и нет, но зато целых два деда нашлось, я и вот Иван, брат мой. Теперь всё будет хорошо, - успокаивающе шептал он прижавшейся к нему внучке. Он уже и сам почти поверил в выдуманную историю.
   - Это правда, что Вы мой дедушка? - Настя подняла на него заплаканные глаза. - Ошибки быть не может? - боязливо спросила она.
   - Не думаю, - решительно мотнул головой Алексей Сергеевич. - На фото Серёжка, это точно. Да и похожа ты на него. Тем более, у меня такая же фотография есть.
   "Ага, только ты на копии убери лучше все пятна и надписи, - ехидно заметил Иван. - А то начнёт сличать фотографии и заподозрит неладное".
   "Спасибо за совет, братишка", - досадуя, что сам не догадался, ответил Алексей Сергеевич. И сразу, пока не забыл, изменил внешний вид фотографии.
   - Дедушка, так может Вы поселитесь с нами? - нерешительно предложила Настя. - Я с детьми в большой комнате буду, а Вы в той живите.
   - Спасибо, внученька, - растрогался Алексей Сергеевич. - Но нам с Иваном за городом больше нравится. Летом и ты с детьми к нам на дачу приезжать будешь, а пока живи спокойно в квартире, ты здесь полноправная хозяйка. И называй нас обоих на ты, родные ведь, - попросил он. - Я ведь уже и не надеялся своё потомство иметь, а тут видишь какая радость - внучка и три правнука. Скажи, Настенька, ты не будешь возражать, если я вас всех на свою фамилию оформлю. Ты будешь Куприна Анастасия Сергеевна, а детям я своё отчество дам, если не возражаешь.
   - Я не возражаю, - счастливо блестя глазами, ответила Настя. - Только это, наверное, очень трудно будет, с нашими-то бюрократами.
   - А чем мне ещё-то заниматься? - удивился Алексей. - Мне никакие бюрократы не страшны, чтобы для родной внучки документы оформить. И так ты вон сколько хлебнула в жизни. Теперь всё будет хорошо, поможем детей вырастить, а потом нам с Иваном и к Создателю можно возвращаться.
   - Не говори так, дедушка! - испуганно вскинулась Настя. - Живите долго-долго, я вот всё ещё не могу до конца поверить, что не одна теперь.
  
   Февраль 2008 года.
  
   Устроив "обретённую" внучку в возвращённой квартире, Алексей поручил её заботам домового, которого поселил в квартиру сразу же после ухода Веселовых. Домового он нашёл в развалинах старого дома на окраине Города. Хотя возвращённая квартира очень напоминала те развалины. Вместе с домовым Алексей заново обустроил квартиру, обезопасив её от всяческих неожиданностей. Будь-то прорывы трубы от неаккуратных соседей или всяческие шумы, как от соседей, так и с улицы. В общем, квартира стала теперь островком безопасности, надёжности и уюта. После поселения Насти Алексей не пожалел своего времени на дальнейшую помощь молодой женщине. Почти две недели ему понадобилась, чтобы "дожать" чинуш в загсе и прочих инстанциях. В результате уже в начале февраля был готов новый паспорт Насти на имя Куприной Анастасии Сергеевны, а на детей - новые свидетельства о рождении, где в графе "отец" значился Куприн Алексей Сергеевич.
   - Не боишься, что из них новые Веселовы вырастут? - с непонятной для непосвящённых грустью спросил Иван.
   Он оглядел стопку документов, которые Алексей подготовил, чтобы отнести их Насте. Там была и дарственная на квартиру. Поскольку Настя была матерью-одиночкой, а детей у неё было трое, ей были положены социальные льготы, поэтому льгота Куприна для оплаты квартиры уже была не важна. Алексей вообще планировал в этом году инсценировать свою смерть, чтобы стереть все свои следы на Земле. Денег для Насти они и без его пенсии найдут.
   - Не боюсь, - уверенно ответил Алексей брату. - Нет никаких аналогий. Во-первых, тогда я согласия не давал. А сейчас сам предложил. Во-вторых, Настя по-другому детей воспитывает, разумно, а не с такой слепой любовью, как Ольга, не в обиду ей будь сказано. Ольга ведь боготворила Юрия, как частичку своего любимого. Старалась, чтобы сын не винил её, что вырос без отца, а получилось наоборот. А Настя сыновей считает только своей частичкой, так что здесь всё будет хорошо. Ну что, братишка, отнесём сейчас документы, а завтра в поход?
   - В поход, - охотно согласился Иван. - А то Гоша уже весь извёлся от нетерпения.
   Побывав у "сказочных" обитателей Весты на других островах-материках, неугомонная троица в сопровождении Литы и Атила решила наведаться к родственникам княгини Власты. Оборотни-аниморфы жили в необъятных лесах к северу от Слави. Они и были теми лесными людьми, о которых им рассказали местные жители в первый день знакомства. Кроме чисто познавательного интереса, с которым трое неугомонных путешественников отправлялись к аниморфам, они согласились выполнить и просьбу Власты. Она просила передать главе своего рода, который был её родным дедом, что она теперь княгиня того княжества, в которое входят земли всех родов аниморфов. Старейшинам каждого рода волхвы обещали передать амулеты связи, которые изготовил Юрий, взяв за основу ноутбуки, но на основе принципов магоэлектроники. Они обеспечивали устойчивую видео- и аудиосвязь на любом расстоянии в пределах человеческого материка.
   Велемир рассудил, что пока его посланцы отыщут поселения всех аниморфов, хорошо укрытые в необозримых лесах Севера, пройдёт не один даже год. А здесь волхвы обещали за неделю найти всех старейшин и обучить их принципам магосвязи. А потом уже пусть князь с княгиней сами договариваются со своими подданными, которые пока ещё не догадываются, что они чьи-то подданные. Но выгода, быть под рукой князя, у которого княгиня - воин их народа и наследница самого многочисленного рода, должна стать очевидной всем. Тем, кто соглашался признать власть князя Велемира, были обещаны помощь и защита. Защита как от природных катаклизмов, так и от банд разбойников, которые заходили и в северные леса. А самое главное, если старейшина и род были согласны признать власть князя, князь поручал волхвам передать этому роду портальный амулет для прохода в столицу. Именно для этих целей Сергей Тимонин, по просьбе княгини, сразу спроектировал красивую портальную пристройку ко дворцу.
   Княгиня Власта намеревалась, когда будет уговаривать старейшин признать власть князя Велемира, рассказывать им историю Власа, основателя бывшего Порубежья. Его род, живший тоже в северных лесах, вымер от страшной болезни, которую принёс в селение пришлый человек. А при наличии портала в столицу медицинская помощь будет оказываться незамедлительно каждому подданному князя.
   Но все эти обещания и предложения волхвам ещё предстояло донести аниморфам, когда они отправятся в свой исследовательский поход. А сегодня они собирались передать Насте документы и обезопасить её и детей на всякий непредвиденный случай.
   - Обереги не забыл? - на всякий случай напомнил брату Иван, направляясь вместе с ним к двери "ЗЕМЛЯ".
   - Не забыл, - успокоил его Алексей, - сейчас отдадим и объясним, как ими пользоваться. На-ка, накинь полушубок, негоже Настю вводить в смущение, что мы по морозу раздетые гуляем.
   Для всех людей, живущих на Земле и опекаемых волхвами, Юрий изготавливал обереги на основе тех браслетов, что Пирамида дала Латышевым. Они уже защитили этими оберегами семьи архитекторов, а также старших Баженовых и Варю. Марина подарила их тёте Наде и её внучке. Такой оберег был и у Натальи Семёновны, домоправительницы Гладышевых. Самих Гладышевых хранили амулеты из мэлорна. Сейчас Алексей собирался надеть обереги и на Настю с малышами. Хотя их квартиру и охранял домовой, за пределами квартиры защита тоже лишней не будет.
   Братья дружно шагнули на лестничную площадку перед квартирой, привычно убедившись сначала, что на ней никого нет. После звонка в дверь они почувствовали, как включился видеоглазок на двери. За дверью послышался радостный возглас Насти:
   - Мальчики, дедушки пришли.
   И она загремела запорами, торопясь открыть дверь.
   - Ура, дедушки, - почти оглушили их радостные крики малышей, едва дверь открылась. Они гурьбой высыпали в прихожую с сияющими от радости глазами. Какой контраст с теми печальными, испуганными малышами, когда они впервые их увидели.
   - Ну, привет, пострелята, - растроганно бормотал Алексей, когда малыши обступили их с Иваном. Они прижимались к гостям, улыбались им, запрокинув головёнки, и каждый пытался сообщить что-то важное.
   - Мальчики, дайте дедушкам раздеться, - напомнила Настя.
   Детишки неохотно отступили, с ожиданием глядя на пришедших. Иван с Алексеем сняли полушубки, которые накинули на себя перед выходом из Межмирья, и Алексей предложил:
   - Давайте ненадолго разделимся. Я с мамой пойду на кухню, у нас важный разговор. А деда Ваня пойдёт с вами в комнату, там вы ему расскажете все ваши новости. Ну как, годится?
   - Годится, годится, - загалдели малыши и потянули Ивана за собой. Алексей с Настей прошли на кухню. Они сели за стол и Настя выжидательно посмотрела на деда.
   - Во-первых, держи новые документы, - начал Алексей.
   Он передал ей принесённый пакет. Настя внимательно изучила новый паспорт с уже проставленным штампом регистрации, свидетельства на детей и радостно вздохнула.
   - Спасибо, дедушка. Как быстро тебе удалось всё оформить, я думала, это будет тянуться несколько месяцев.
   Алексей подумал, что если бы он не был волхвом, у него вообще могло ничего не получиться. Но говорить Насте ничего не стал. Незачем ей это знать.
   - Дальше, Настенька, - только и сказал он. - Здесь ещё дарственная на квартиру. Она оформлена только на тебя. Кстати, я узнавал, твои льготы позволяют тебе тоже платить за коммуналку только половину. А в соцзащите сейчас займись оформлением пособий, которые тебе положены, я там выписку из законов тебе положил, чтобы знала, на что ты имеешь право. Дарственную я на тебя оформил потому, что ты, кроме Ивана, единственная родная мне душа. Ещё хочу сказать, если тебе кто-то встретится, полюбит тебя и детей, если позовёт с собой, спокойно можешь продавать эту квартиру, ты тут полная хозяйка. Не возражай, - поднял он руку, увидев, как возмущённо вскинулась Настя, - это я говорю на всякий случай. А теперь самое главное, - он достал из кармана четыре браслета, один побольше и три маленьких. - Слушай внимательно. Это новые разработки по связи на большие расстояния. В продаже таких нет и вряд ли появятся, потому что засекречены. Вот браслет для тебя, остальные детям. Если вам понадобится помощь, достаточно только сжать браслет. После того, как я вам их надену, снять браслеты будет невозможно. Зато вы будете надёжно защищены. Если, не дай Боже, кто-то из малышей потеряется, мы его всегда найдём по этому браслету. Повторяю, никто их снять не сможет, да и просто не заметят, поскольку они изготовлены из материала "хамелеон". На руке они сливаются с кожей, вы сами их видеть не будете. А принёс я их сегодня потому, что завтра мы с Иваном отправляемся в путешествие. Хотим на Север съездить, давно об этом мечтали, - доверительно сказал он внимательно слушающей его Насте. - Но вас мы не бросаем. Если тебе нужна будет помощь, просто нажми браслет. Придёт кто-то из наших товарищей, скорее всего те, кого ты уже знаешь: отец Владимир, Женя или Витя. Ну, всё поняла? - спросил он.
   - Всё поняла, дедушка, - кивнула Настя. - Спасибо тебе за заботу.
   - Ну а как же иначе, - серьёзно сказал Алексей. - О ком же мне ещё заботиться, как не о родных.
   - Потом расскажешь про путешествие? - с любопытством спросила Настя.
   - И расскажу, и фотографии привезём, - пообещал Алексей. - Надевай свой браслет, - поторопил он, - и пойдём детишек окольцовывать.
   Вместе засмеялись шутке и пошли в комнату, к детям.
   Когда братья, поиграв с малышами, вернулись в Межмирье, Иван сказал:
   - Я заметил, когда ты надевал Насте и детям браслеты, ты установил родственные связи между ними и нами.
   - Ты не против? - спросил Алексей.
   - Вовсе нет, - притворно возмутился Иван. - Я просто сказал тебе, что заметил. Я ведь принял их. Тут я полностью согласен с Экзюпери: "Мы в ответе за тех, кого приручили". А тебе я вдвойне благодарен за это решение.
   Они никогда не говорили друг с другом о семье Ивана. Когда он стал волхвом, то узнал, что из родных у него на Земле был только брат. Тот, кого он считал своим сыном, оказался совсем чужим для него человеком. Жена ушла от Ивана, когда сыну исполнилось восемнадцать. И ушла именно к настоящему отцу сына. А сына оставила с Иваном, как тот понял, чтобы тот унаследовал дом её обманутого первого мужа. И теперь, обретя родственные связи с Настей и малышами, Ивану удалось, наконец, избавиться от груза обиды и боли, который отягощал его сердце.
   - Юра, - увидев выходящего из своей двери магоэлектронщика, как они в шутку называли Юрия, - позвал Алексей. - Мы на Земле ещё четыре оберега активировали.
   - А, хорошо, приму к сведению, - рассеянно отозвался тот.
   На том земельном участке за городом, что получила Марина в обмен на свою долю квартиры, Юрий устроил пункт слежения, который регистрировал сигналы розданных ими амулетов и передавал их волхвам. За электроникой согласился присматривать домовой, которому обещали со временем переход на Весту.
   - А ты что, опять что-то придумал? - догадался Иван.
   - Магическое телевидение обдумываю, - поделился с товарищами Юрий. - Только хочу назвать не телевидение, а вещание. Мне это слово больше нравится. А вам как?
   - Нам тоже вещание кажется более подходящим, - согласился Алексей.
   - Вот вернётесь с Севера, к тому времени я уже подготовлю первые вещальники. Вот кого бы мне привлечь к составлению программ вещания?
   - Привлеки Марину, - посоветовал Иван. - Она всё-таки по профессии работник культуры.
   - Ой, и правда, - обрадовался Юрий. - Только как-то неудобно её нагружать, они с Нариманом после плена, наверное, ещё в норму не пришли.
   - Давно пришли, - усмехнулся Алексей. - Это ты у нас такой рассеянный, ничего не замечаешь. Они уже несколько раз в свой вневременной карман уходили. Так что нагружай, не сомневайся.
   Первыми создали себе в Межмирье вневременной карман Вадим с Женей. Туда они уходили, когда им хотелось побыть наедине. Там у них был свой собственный Рай, где они по несколько дней наслаждались обществом друг друга, не тревожась, что их кто-то побеспокоит. По их подсказке и другие супружеские пары: Владимир и Лиза, а также Нариман и Марина тоже создали свои райские местечки. Князь только вздыхал, с белой завистью поглядывая на друзей, и терпеливо ожидая, когда же Дина ответит на его чувства.
  
  
  
   Февраль 2008 года, Веста.
  
   Садык с угрюмой решимостью шёл по улице. Следом за ним шла его жена Нира, она несла на руках трёхмесячного Шема, который со вчерашнего вечера горел в лихорадке и был в забытьи. За родителями семенила четырёхлетняя напуганная Уди, ведя за руки таких же напуганных двухлетних братишек, Кира и Абу. Сам Садык был нагружен немудреным скарбом семьи. Да, Садык шёл угрюмо и целенаправленно. Его целью был Центральный Алтарь Божества, находящийся в Большом Храме в центре города.
   Сегодня утром хозяин дома выгнал их из полуподвальной клетушки, где они обитали с прошлой осени. И с прошлой же осени Садык не мог найти постоянную работу, перебиваясь случайными заработками, так что последние два месяца он даже за жильё не мог платить. Семья жила впроголодь, вчера у Ниры пропало молоко. Правда, Шем был в горячке и грудь и так не брал. А когда хозяин выставил их из последнего убежища, Садык и решил отправиться со всей семьёй на Алтарь, пусть Создатель приберёт их всех, раз жизнь здесь не получилась.
   Пять лет назад, когда Садыку исполнилось 18 лет, приехал в их селение брат отца, давно живший в Городе. В разговоре с братом отец сказал, что надо отделять Садыка, но некуда, земли вокруг все заняты, семейное пастбище он отдаёт наследнику Туру, старшему брату Садыка. Дядя Кир предложил Садыку перебраться в Город, он содержал там платную конюшню, а трудолюбивых людей в Городе маловато, больше лодырей и бездельников. Садык согласился поехать к дяде и по совету отца перед отъездом женился на Нире, дочери соседа, у которого было 9 дочерей, и тот не знал, как их пристроить. Нире тогда было 15 лет, она была нескладным невзрачным подростком. А вот после рождения Уди Нира расцвела, стала настоящей красавицей. До прошлой осени всё шло хорошо, Садык стал правой рукой дяди, семья жила в дядином доме. Нира хорошо вела дом, ей в помощь дядя нанимал двух служанок.
   Всё рухнуло в один момент. Дядина конюшня приглянулась одному из чиновников эмира. Продать конюшню за бесценок дядя отказался, за что его и убили. А Садыку предложили убираться из дома, поскольку оказалось, что и конюшню и дом чиновник "купил" у дяди. Во всяком случае, свидетели этой покупки у чиновника были. Правда, увидев Ниру, хотя и заметно беременную, чиновник предложил Садыку работу конюха, если Нира станет служанкой в доме чиновника. Садык в ту же ночь увёл семью в другой конец Города, сняв на время, как он думал, полуподвальную клетушку в доходном доме.
   Погружённый в воспоминания, Садык не сразу услышал своё имя, которое выкрикивал кто-то позади них. Оглянувшись, он удивлённо застыл на месте. К ним подбегала, тяжело дыша и выкрикивая его имя, тётя Фира, соседка, которая и подала ему идею ухода на Алтарь. Тётя Фира ещё два дня назад попрощалась с ними и ушла в Храм. Вот уж её появления Садык никак не ожидал. Тем временем тётя Фира немного отдышалась.
   - Ух, слава Всевышнему, догнала. Не ходи в Храм, Садык. Нет там истинного Алтаря, жрецы всех людей, что к Алтарю приходят, хватают и в рабство продают.
   - Как в рабство? - воскликнула Нира. - Разве можно свободных людей в рабство?
   - Сильным всё можно, - угрюмо заметила тётя Фира.
   - Куда же нам теперь? - потерянно огляделся Садык.
   - Я потому за вами и бежала, что знаю, кто вам поможет, - пояснила тётя Фира. - Я шла к вам домой, да немного разминулась. Пойдёмте со мной.
   У Садыка мелькнуло на миг подозрение, а не заманивает ли их тётя Фира в это самое рабство, от которого предостерегала, но он тут же устыдился этих мыслей. За те полгода, что они жили рядом с тётей Фирой, они видели от неё только хорошее. Она всегда была готова помочь Нире с малышами, она же помогала при родах, стала для них самой родной.
   Идти было недалеко, они только повернули с главной улицы в незаметный переулок и увидели прямо перед собой небольшое здание, своим видом напомнившее Садыку родные шатры его народа. Когда они вошли внутрь, первое, что они почувствовали - благодатное тепло, охватившее их промёрзшие тела. К ним поспешила одна из молодых девушек, находившихся в том помещении, куда они вошли.
   - Вот, Сима, это мои соседи, о которых я вам говорила, - обратилась к ней тётя Фира.
   - Проходите вот в эту дверь, - ласково предложила им стройненькая быстроглазая Сима, - там вы отдохнёте, малыша полечим, - озабоченно посмотрела она на бедняжку Шема, - а потом устроим вас уже основательно.
   В той комнате, куда они вошли, было ещё теплее. Комната была небольшая, с двумя окнами, но стёкла были непрозрачные. Было светло, тепло и уютно. Весь пол был покрыт толстым тёплым ковром сине-зелёных тонов. В левой стене виднелась ещё дверь. Вдоль двух стен справа тянулись широкие лавки, покрытые мягкими покрывалами и подушками, у стены напротив входной двери, между окон, стоял стол. На нём Сима начала расставлять продукты, которые она доставала из шкафчика над столом: кувшин молока, тёплые булочки, какие-то фрукты. У Садыка голова пошла кругом, он никак не мог поверить, что всё это ему не снится. Тем временем Сима забрала из рук Ниры малыша Шема, сняла с него одежду, уложила его в подобие плетёной корзинки, устланной чем-то мягким, и накрыла прозрачным куполом. Было видно, как разжались судорожно сжатые ручки и ножки малыша, он расслабился и спокойно уснул. А в это время тётя Фира раздала детям булочки и чашки с молоком, малыши жадно принялись за еду, оживая прямо на глазах.
   - Садитесь, вы тоже поешьте, - сказала Сима Нире и Садыку, которые внимательно и с тревогой глядели на Шема. - С ним уже всё в порядке, пусть отдыхает от болезни. Не волнуйтесь, он уже на пути к здоровью, это у нас лечебное приспособление такое, - пояснила она, показав рукой на "корзинку".
   Дети пили уже по третьей чашке молока, но явно насытились и допивали уже, не торопясь. Садык с Нирой подсели к столу, им Сима достала горячий чайник и всё необходимое для заварки, а также тарелки с мясом, сыром, маслом, овощами и лепёшками. Пока родители ели, Сима и тётя Фира увели детей в соседнее помещение, откуда послышались восторженные визги малышей. Садык привстал и заглянул в приоткрытую дверь - он увидел большой неглубокий чан с водой, в которой резвились его дети. Садык немного успокоился и начал завтракать. Нира тоже принялась за еду, с беспокойством поглядывая на мужа. Из купальни вышла запыхавшаяся тётя Фира и подсела к столу.
   - Теперь Сима без меня справится, - пояснила она. - Мы их выкупали, налили чистой воды, пусть теперь поиграют в тёплой водичке, небось и забыли, когда в последний раз могли так поблаженствовать.
   - Тётя Фира, - шёпотом спросила Нира, - а где это мы? И сколько с нас возьмут за всё это? - она обвела рукой комнату.
   - Ты не волнуйся, дочка, - улыбнулась тётя Фира. - Это люди, которые помогают попавшим в беду, они ничего с вас не возьмут. Вот отдохнёте здесь пару деньков, а потом они вам и скажут, как могут вам помочь устроиться в жизни. Что выберете, с тем и помогут. Меня вот спросили, что я хочу, а я сказала, что хочу сначала убедиться, что с вами всё в порядке. А потом я бы хотела жить где-нибудь около вас, если вы возражать не будете. К деткам я сердцем прикипела, они мне как внуки, хочется, чтобы всё у них было хорошо, а ласка бабушки им ведь не помешает? - она вопросительно и тревожно посмотрела на Садыка и Ниру.
   - Не помешает, нисколько не помешает, - поторопился успокоить её Садык. - Я буду только рад, если ты будешь с нами, тётя Фира, мы тоже к тебе привязались, правда, родная? - повернулся он к Нире.
   - Мы тебя действительно любим, как родную, тётя Фира, - подтвердила Нира. - И дети от тебя просто в восторге, если бы не твои сказки и любовь, которую ты им дарила, я не знаю, как бы они выдержали такую жизнь, - сдавленно проговорила она, сглатывая навернувшиеся слёзы.
   - Не плачь, девочка, - обняла её тётя Фира, - мы попали к замечательным людям, теперь у нас тоже всё будет замечательно, я в этом уверена.
   Через два дня, когда семейство Садыка отдохнуло от невзгод, и малыши полностью наслаждались жизнью, к ним в комнату заглянула Сима.
   - Садык, тут с тобой хотят поговорить о вашем будущем. Я и тётя Фира побудем с детьми, а вы оба идите в кабинет, вас ждут. Только не надо пугаться, ничего плохого вас не ждёт там, - подбодрила она побледневшего Садыка.
   Садык и Нира поднялись с пола, покрытого толстым пушистым ковром, где они с детьми строили из кубиков дом для кукол Уди (да, у неё уже были целых три куклы!), и вышли в холл. Дежурная улыбнулась им и указала на дверь кабинета в центре холла
   - Заходите, вас ждут. Удачи!
   Садык с Нирой нерешительно вошли в небольшое помещение, в котором Садык уже побывал в тот день, когда они устроились в своём убежище. Тогда его ненадолго пригласила к себе женщина, которая была, по-видимому, здесь хозяйкой. Во всяком случае, остальные обитатели "шатра" были сплошь молодые девчонки, она одна была старше. Тогда Садыка поразили странные вещи, находящиеся в кабинете, назначения которых он даже не пытался отгадать. Женщина сказала, что её зовут Купава. По имени и внешности (русые волосы и серо-голубые глаза) Садык понял, что она из северных земель. Купава подробно расспросила его о его жизни, откуда он родом, как попал в город. В общем, Садык сам не заметил, как рассказал Купаве о своей жизни и мечтах. Она так умела слушать, что хотелось говорить и говорить, впитывая это человеческое участие, которого он и не встречал раньше. И вот теперь рядом с Купавой они увидели какого-то мужчину, первого мужчину в этом "шатре". Садык глянул на него и сразу успокоился - такое доброжелательное и приветливое лицо не могло принадлежать злому человеку.
   - Меня зовут Нариман, - представился черноволосый мужчина с серыми глазами, чем-то напомнивший Садыку северных горцев, которые иногда приезжали к эмиру. Иногда они приходили в конюшню дяди, продавали ему новых лошадей, которые ценились намного выше, чем равнинные лошади. "Может быть, именно этим наша конюшня и приглянулась чиновнику эмира", - с горечью подумал Садык.
   - Купава мне уже рассказала о ваших невзгодах, - продолжал Нариман. - Прежде чем что-то тебе предлагать, Садык, я бы хотел узнать, а чего ты сам хочешь от жизни?
   - Хочу иметь свой дом, который у меня никто не отберёт, чтобы дети мои росли в безопасности, и очень бы хотел заниматься с лошадьми, я их люблю, благородные животные.
   - Ага, - удовлетворённо заметил Нариман. - Это мы можем тебе обеспечить. А чего ты хочешь, Нира? - обратился он к удивлённой женщине.
   - Того же, что и Садык, - робко ответила она. - Чтобы детям было хорошо - шёпотом добавила Нира.
   - А вот если дети будут в безопасности, Садык заниматься лошадьми будет, а тебе ещё чем бы хотелось заниматься? Ну, например, рукоделием, огородничеством, садоводством, целительством...
   - А разве это можно, целительством? - недоверчиво спросила Нира, глядя на Наримана расширенными удивлёнными глазами. О своей тайной мечте - быть целительницей, Нира не осмеливалась говорить никому, даже Садыку.
   - Конечно, можно, - уверенно сказал Нариман. - Мы ещё проверим ваших детишек на наличие у них способностей к магии, тогда учиться будут. Здесь у детей почти у всех есть дар, взрослым-то поздно его развивать, а детишкам вполне можно.
   Садык с Нирой восторженно переглянулись, представляя, какие перспективы открываются перед их семьёй, если хоть одного из детей возьмут на обучение маги. Правда, тут есть одна сложность, вдруг Учитель ребёнку попадётся злой или жестокий (такое часто бывало), тогда первые годы малыша будут очень трудными.
   Нариман как будто узнал об их опасениях:
   - Детей отдавать в учение не надо, - успокоил он родителей. - Будут учиться дома. Вот что, - решительно сказал он, - вы люди молодые, ваша психика выдержит. Я не буду вам долго рассказывать, что вас ожидает, а просто передам вам в головы знания о том, что вы можете выбрать. Согласны?
   - А ты маг, досточтимый Нариман? - осторожно спросил Садык.
   - Все наши маги ему и в подмётки не годятся, - послышался голос Купавы, которая до этого молча следила за разговором. - Нариман один может такое, чего не смогут все маги человечества, вместе взятые.
   - Ну, ты меня превозносишь, Купава! - засмеялся Нариман. - Не запугай мне только эту молодёжь, мне почитание ни к чему.
   Он посмотрел на внимательно глядящих на него Садыка и Ниру, и те почувствовали, как у них ненадолго закружилась голова. Шквал сведений, похожих на воспоминание, обрушился на них. Глядя на их ошеломлённые лица, Нариман сказал:
   - Идите теперь к себе, обдумайте всё, что узнали, когда примете решение, сообщите его Купаве, и я реализую то, что вы выберете.
   Когда Садык и Нира вернулись в свою комнату, тётя Фира, увидев их сияющие лица, облегчённо вздохнула:
   - Ну что, всё хорошо? И куда мы теперь?
   - Всё хорошо, тётя Фира! - восторженно бросилась обнимать её Нира. - Представляешь, мы можем сами выбрать, как дальше будем жить!
   - И как? - спросила тётя Фира, с ожиданием глядя на Садыка.
   Тот покрутил головой:
   - Надо подумать, мысли пока разбегаются. Столько нам знаний передали, спешить не будем, пока не обдумаем всё досконально. Понимаешь, этот человек, Нариман, который с нами разговаривал, он величайший маг. И он хочет помогать всем людям, которые готовы эту помощь использовать во благо и себе и всему человечеству.
   - Я это тоже поняла! - воскликнула Нира. - А самое главное, тётечка, что он собирается всех наших детей учить на добрых магов, представляешь, как они замечательно жить будут?
   - То есть они всех детей забирают? - огорчённо спросила тётя Фира.
   - Нет, - ликующе ответил Садык, - дети остаются с нами, а учиться будут дома. Ты знаешь, нам столько сообщили, что рассказывать обо всём придётся несколько дней. Тут главное сейчас - решить, что мы выберем из предлагаемого или можем сами что-нибудь попросить.
   - А что предлагают? - спросила тётя Фира.
   - Предлагают вернуть нам дом и конюшню, - начала перечислять Нира, - предлагают прикупить землю около нашего селения, чтобы мы рядом с родными жили, Нариман нам табун даст и дом, а ещё предлагают поселиться в долине за Большими водопадами.
   - А откуда там долина? - с недоумением сказала тётя Фира, - там же только голые скалы и больше ничего.
   - В том-то и дело, - воскликнул Садык, - что в скалах много чудесных долин с лугами, лесами, где можно и дома ставить, и лошадей на воле выращивать. Там много народу может жить, а долины защищены горами и от северного холода, и от южного жара, и от враждебных посещений. Туда могут попасть только те, кого допустят жители долин. А вот приглашать на жительство в долины мы можем сами, кого захотим.
   - Ну, и что вы выберете? - спросила тётя Фира. - По тому, как ты рассказываешь об этих долинах, я так понимаю, что тебе это очень нравится. Но там же мы будем оторваны от всех людей.
   - Не будем, - успокоила её Нира. - У нас будет тайный проход и в наши степи, а главное - в тот город на Севере, где живёт Нариман. Он нам создаст портал, эта такая магическая дверь, через которую можно сразу переноситься на многие сотни километров.
   - Откуда ты это знаешь? - изумилась тётя Фира.
   - А нам Нариман эти знания в головы вложил, - радостно ответил Садык. - И про детей тоже знаем, как они учится будут - раз в пятидневку будем отводить их на встречу с Учителем, он будет вкладывать им в головы частицу знаний, которую они будут потом дома осваивать, а при следующей встрече будут показывать, как усвоили. Если усвоили хорошо, будут дальше учиться, если что-то не пойдёт - Учитель выяснит, в чём дело, и поможет освоить то, что пока не получилось. А я буду учиться коневодству, - похвастал Садык, - а Нира захотела быть целительницей, - с ласковой насмешкой поглядел он на жену, - вот её будут учить.
   - Целительницей, - мечтательно вздохнула тётя Фира, - повезло тебе, детка, я за тебя очень рада.
   - Так, тётя Фира, - догадалась Нира, - если хочешь, ты тоже можешь учиться на целительницу. Давай вместе, - с азартом предложила она.
   - А меня возьмут? - опасливо, но с большой надеждой спросила тётя Фира.
   - Возьмут, - уверил её Садык. - Это такие люди, - восторженно воскликнул он, - я о таких даже никогда и не слышал, лучше добрых волшебников древности, о которых ты детям рассказываешь. Кстати, знаешь, чему детей будут учить в первую очередь? - с улыбкой спросил он. - Прежде всего они научатся с нами мысленно разговаривать хоть на какие расстояния.
  
  
  
  
  
  
   Октябрь 2008 года. Подмосковье.
  
   17 октября с утра разразилась непогода. Сильный ветер ломал даже небольшие ветки, нёс с собой разнообразный мусор. Затем полил ливень. Максим проснулся от звука входного звонка и удивился: кто бы это мог звонить? Приезжих он не ждал, да в такую погоду кому бы в ум пришло ехать за город. Дом у них стоял на краю элитного посёлка, за ним начинался лес. Участок был огорожен крепким забором. Если кто бы и приехал, то его допустили бы только в "дом привратника", как все называли небольшой домик охраны у въезда на территорию посёлка. Без разрешения хозяев охрана не должна никого пропускать дальше, т.е. звонка следовало ожидать телефонного, а не дверного. Тем не менее, звонили именно в дверь, - лениво размышлял Максим, осторожно отодвигаясь от спящей Нади, чтобы не потревожить её сладкий сон. Но сон всё-таки потревожили, раздался нерешительный стук в дверь, и Надя открыла глаза.
   - Что случилось? - сладко зевая, спросила она. - Ой, как непогода разгулялась, - прислушалась она к шуму ливня за окном и завываниям ветра.
   Максим подошёл к двери и открыл её. За дверью смущённо переминалась Наталья Семёновна, экономка.
   - Максим Юрьевич, не сердитесь, - торопливо зашептала она, правильно поняв недовольно-вопросительное выражение его лица. - Но там Евгения Кирилловна пришла, ждёт Вас в гостиной.
   - Скажите, сейчас приду, - кивнул Максим, вернулся к гардеробу, торопливо сменил пижаму на домашний костюм и направился к двери.
   - Ты куда, что случилось? - повторила свой вопрос Надя.
   - Ничего не случилось, поспи ещё, - успокоил её Максим.
   - Угу, я ещё поваляюсь, - пробормотала Надя, закутываясь в одеяло.
   Максим закрыл за собой дверь спальни и спустился на первый этаж. В гостиной у растопленного камина сидела в кресле Женя и неторопливо перелистывала журнал, который она взяла с журнального столика. Там в основном лежали журналы "Дом и усадьба".
   - Здравствуй, Женя, - приветливо сказал Максим, подходя к бару. - Выпьешь что-нибудь? - спросил он, выдавливая сок из грейпфрута.
   - Здравствуй, Макс, - улыбнулась Женя. И попросила - и мне то же самое.
   - Что привело тебя к нам в этот мрачный день? - шутливо поинтересовался Максим, поставив перед ней стакан сока и присев рядом.
   - День самый подходящий, - сообщила Женя. - Сегодня ваши мальчики родятся, время пришло.
   - Но мы же вчера были у врача, она срок определила на конец месяца! - встревожился Максим. - Да и погода какая ужасная, как по такой погоде в роддом ехать?
   - А вот потому и погода такая, чтобы можно было в роддом не ехать, - немного непонятно сказала Женя. И пояснила - Зам твой бывший никак не успокоится, гадость готовит. Он подкупил кое-кого в роддоме, планирует ребёнка или подменить или украсть. О том, что у вас близнецы будут, он не знает. Так что рожать Надя будет здесь, дома. Как только воды отойдут, звони в роддом, чтобы высылали скорую.
   - Зачем? - не понял Максим. - Ты же сказала, что в роддом ехать не надо.
   - А мы туда и не поедем, - усмехнулась Женя. - Но тебе же потребуется справка из роддома о рождении детей. Как ты в ЗАГСе будешь оформлять им свидетельства о рождении? Скорая приедет, на въезде в участок двигатель заглохнет, там поломка серьёзная обнаружится, а врач скорой будет присутствовать при родах, потом справку оформит. Если получится, зови Людмилу Васильевну, - посоветовала Женя. - Она единственная сразу отказалась от денег Владимира, она даже и не знает, против кого он пакость готовит. А деньги ей, между прочим, очень нужны, поэтому она после дежурств в роддоме ещё и в скорой подрабатывает. Сейчас как раз заступила. И погоду такую мы подержим ещё дня 3, чтобы иметь предлог не возить детей даже на обследование.
   - А мы справимся? - растерялся Максим. - Я имею в виду, мы сможем сами принять роды, если что? - пояснил он и спохватился, - хотя чего это я, ты же акушерка. Сколько помощников тебе нужно? - деловито спросил он.
   - Если приедет Людмила Васильевна, да нас, считая Наталью Семёновну, трое, вполне справимся. Ещё Марина придёт, принесёт детскую одежду и пелёнки, вы же их ещё не покупали?
   - Не покупали, - кивнул Максим. - Наталья Семёновна запретила, - шутливо пожаловался он. - Сказала, кроватки и ванночки купили, и достаточно, а коляски и одежду с пелёнками только после рождения.
   - Как с именем первенца, договорились? - поинтересовалась Женя.
   С именами дело действительно застопорилось, вернее, с именем для первого ребёнка. Когда Гладышевы узнали, что у них будут двойняшки, мальчики, второго ребёнка единодушно решили назвать Яковом.
   - Вроде бы сошлись на Ярославе, - воодушевлённо сказал Максим. - Это Наталья Семёновна предложила. Говорит, и инициалы одинаковые будут.
   - С уменьшительными именами неувязочка получается, - сказала Женя. - И Ярослава и Якова уменьшительно можно звать Яська. Будут два Яськи?
   - Как раз хорошо, - рассмеялся Максим, - издали позовёшь и не ошибёшься. Мне нравится.
  
   *
  
  
  
   *
  
  
   ВОЛХВЫ:
  
      -- Побежимов Леонид Игоревич - светлый шатен с серо-голубыми глазами, 14.04.1949 г.р. - около 59 лет
      -- Наумов Геннадий Николаевич - глаза тёмно-серые, волосы тёмно-каштановые, 14.06.1950 г.р. - около 58 лет
      -- Сароев Тимур Нариманович - темноволосый, а глаза серые, как у отца, 25.09.1987 г.р. - 20 лет
      -- Лапин Юрий Михайлович - светловолосый, с ореховыми глазами, 5.05.1955 г.р. - около 53 лет
      -- Захаров Семён Андреевич - волосы цвета меди, вьющиеся, глаза светло-зелёные, 30.06.1964 г.р. - около 44 лет
      -- Куприн Алексей Сергеевич - глаза серо-зелёные, волосы каштановые, 1.09.1939 г.р. - 68 лет
      -- Мещерский Дмитрий Александрович - синеглазый, русоволосый, 27.03.1974 г.р. - 33 года
      -- Баженов Виктор Вадимович - светловолосый с карими глазами, 28.06.1998 г.р. - 9 лет
      -- Куприн Иван Сергеевич - глаза серо-голубые, волосы каштановые, 19.12.1941 г.р. -66 лет
      -- Милютин Владимир Андреевич - волосы светлые с рыжинкой, глаза карие, 15.10.1958 г.р.- 49 лет
      -- Милютина Елизавета Васильевна - волосы пепельные, вьющиеся, глаза светло-серые с лиловыми искорками, кажутся прозрачными, 3.02.1963 г.р. - около 45 лет
      -- Мещерский Георгий Владимирович - сероглазый, волосы русые, 28.07.1922 г.р. - 85 лет
      -- Сароев Нариман Тимурович - темноволосый, глаза серые, 14.01.1963 г.р. - 45 лет
      -- Сароева Марина Алексеевна - волосы светло-русые, глаза голубые, 26.02.1967 г.р. - около 41 года
      -- Баженова (Косова) Евгения Кирилловна - волосы светло-каштановые, глаза серо-голубые, 14.08.1981 г.р. - около 27 лет
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   101
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"