Забелина Вера Васильевна: другие произведения.

Врата-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Женя Светлова, 13-ти лет, проучившись 30 дней в Школе волшебного мира, возвращается на Землю. И на Земле продолжается волшебная жизнь. Женя и её друзья основывают Орден Справедливости, чтобы помогать своим ровесникам и детям, нуждающимся в помощи. На эту мысль Женю натолкнула история с Денисом Калязиным. Денис в прошлом году поступил в Школу, но потом его наказали за неразрешённое использование Дара на Земле и исключили. Мальчик живёт в глубочайшей депрессии. Волшебники Земли просят руководство Школы пересмотреть решение о таком строгом наказании. Решение пересмотрено, Денис возвращается в Школу.


   Автор Забелина Вера Васильевна
  
   ВРАТА
   Повесть-сказка
  

Часть вторая

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА ЗЕМЛЮ

  
   8 сентября, воскресенье
  
   Утром я проснулась в хорошем настроении, размялась, надела свою походную одежду, но завтракать отказалась.
   - Все проснутся голодные, - пояснила я огорчённой Нонне, - а я вдруг завтракать не стану. Подозрительно будет. Не огорчайся, - попыталась я её утешить, - ребята меня сейчас отправят и вернутся завтракать. Вон у тебя какой любитель твоей стряпни, - указала я на довольно улыбающегося Микса.
   Я вызвала Дину по ментальной связи.
   "Готова к переходу?"
   "Готова", - откликнулась подруга, - "мы уже выходим. Не беспокойся, сумку с Тяпой и подарками я дяде Толе сейчас отдам".
   "Тогда до встречи завтра в школе", - попрощалась я.
   Нонна протянула мне небольшую коробочку и пояснила:
   - Это контейнер для зубных пластинок. Не смотри, что небольшой, он будет постоянно пополняться, так что пластинок хватит на всю твою семью.
   - Здорово! - восхитилась я, убирая коробочку в карман. - Спасибо большущее, Нонна, самый замечательный подарок нашей семье. Если честно, я боялась у тебя их просить, думала, что на Землю их брать нельзя. У нас ведь утилизаторов нет, а вдруг кому-нибудь попадутся использованные пластинки, привлечём к себе внимание.
   - А ты домового попроси утилизировать пластинки, - посоветовала Нонна. - Да и ты сама уже можешь отправлять использованные пластинки в почву у себя дома, ты же научилась устанавливать контакт со стихией земли.
   - Здесь-то я хорошо этот контакт устанавливаю, - вздохнула я, - а вот Слава говорит, что на Земле это намного труднее.
   - Да уж, это точно, - подтвердила Линни, - в мирах, лишённых магии, Стихийникам трудно приходится. - И поторопила: - Пойдём, Женя, пора.
   - Ну, пошли, - повернулась я к опекунам, обняв на прощание Нонну.
   Микс и Линни взяли меня за руки, и вот мы уже стоим на той поляне, откуда начался мой путь в волшебный мир. Линни создала портал, нырнула в него и тут же вернулась обратно.
   - Женя, подожди минуту, - попросила она. - Я чувствую дистанционное внимание к камню. Сейчас я сдвину портал, ты выйдешь, будет такое ощущение, что ты просто ходила в кустики, - озорно улыбнулась она. - Выйдешь и спокойно возвращайся на своё спальное место.
   - А вас не заметят? - озабоченно спросила я.
   - Наши костюмы делают нас невидимыми для любой аппаратуры, - успокоил меня Микс. - Наблюдение наверняка ведётся через спутник, на Земле установлена слежка за каждым Местом Силы. Мы это давно знаем и убираем нежелательные записи.
   - Ладно, до свидания, ребята. Жду вас через четыре недели, не опаздывайте, - пошутила я, скрывая подступившие к глазам слёзы, и вышла из портала в кустах недалеко от места нашего ночлега. Я неторопливо подошла к своей подстилке и улеглась на неё, убрав подаренную Нонной коробочку в рюкзак. Спать не хотелось, я лежала и вспоминала события прошедшего месяца. И с каждой минутой эти события, произошедшие со мной, отодвигались всё дальше и дальше в моей памяти. Я снова на Земле. Вот лежат мои одноклассники, вот наш лес, совсем не такой живой, как на Острове, а измученный и усталый. Я вспомнила, как обещала Нонне, что сразу же постараюсь установить связь со своим Миром, когда вернусь на Землю. Этим я и занялась.
   Я представила себе нашу Землю и послала ей свою любовь, внимание и желание помочь ей всеми своими небольшими силами. Я ощутила всю огромность нашего Мира, но при этом не чувствовала себя чем-то ничтожным, незначимым. Наоборот, во мне росла радость от ощущения того, что я часть этого Мира, любимая часть. Так же, как я посылала ему свою любовь и радость от возможности общения, я получала эти чувства от него многократно усиленными. Я просто купалась в волнах любви и заботы, которые возвращались ко мне. Эх, разве словами это можно выразить?! И вдруг, в какое-то мгновение, когда от переполнявших меня эмоций мне вдруг страстно захотелось сделать что-то необыкновенное, замечательное, что поможет моей любимой страдающей Планете, я осознала, что этим своим стремлением я сделала что-то нужное для неё, очень нужное, чего она давно ждала, но не могла сделать сама, без нашей помощи. Именно без "нашей", я это поняла. Просто моя помощь добавилась к помощи всех волшебников Земли, явилась той каплей, которая была необходима для переполнения чаши ожидания. Я вовсе не хвастаюсь и не собираюсь выставлять себя благодетелем человечества, или ещё как-то выпячивать свою роль в том, что произошло. Просто я осознала, что мою любовь и стремление помочь приняли и происходит что-то очень хорошее для Земли, что-то долгожданное. Мне было так хорошо, я продолжала изливать свою любовь, получать её многократно усиленной и снова отдавать.
   Из этой эйфории меня вывело ласковое прикосновение к моему плечу. Я открыла глаза и в рассветных сумерках увидела рядом с собой Инессу Степановну.
   "Женечка", - ласково прозвучал её голос в моей голове, - "пока достаточно, не увлекайся, это может быть даже опасно. Ты и так сделала очень многое, спасибо!"
   "А что я сделала?" - спросила я. - "Я ещё не поняла, что произошло. Я постаралась установить контакт с нашим Миром, а потом что-то очень хорошее случилось. Ой, доброе утро, Инесса Степановна", - спохватилась я. - "Спасибо большое, что дали мне возможность поступить в Школу".
   Я села на подстилке, освобождая место для Инессы Степановны.
   "Доброе утро, Женечка", - ответила учительница и устроилась рядом со мной, тоже прижавшись к тёплому камню. - "А произошло самое замечательное, чего мы давно ждали. Мы - это волшебники Земли", - пояснила она. - "Ваше возвращение действительно явилось той каплей, которая переполнила чашу ожидания Земли. Вот эти эфирные волны, в которых ты блаженствуешь, - это возвращение магии на Землю. Тысячелетия назад, когда волшебники уходили из мира Земли и запечатывали Врата на Местах Силы, всю магию мира они убрали в накопители у Врат, где она и содержалась это время. А сейчас Места Силы пробуждаются, и магия начала возвращаться в наш Мир. Отсюда и радость".
   "Ой, как хорошо", - восторженно воскликнула я. - "Значит, начинается возрождение нашего Мира?"
   "Да, теперь оно пойдёт быстрее", - подтвердила Инесса Степановна. - "Я особенно рада, что ты поступила на отделение Координаторов, вижу по твоей ауре", - пояснила она.
   Я пригляделась к ауре Инессы Степановны. Её контур светился терракотово-синим цветом.
   "А Вы Стихийник земли и воды?" - определила я. - "У меня в школе подруга такой же Стихийник, только она с Барруша".
   "Да, я Стихийник", - подтвердила Инесса Степановна. - "Пробуждение Мест Силы особенно благоприятно как раз для Стихийников. Теперь нам намного легче будет взаимодействовать со стихиями Земли, помогать им освобождаться от агрессии. Жаль вот только, что Дина Лескова с нами не пошла", - вздохнула учительница, - "Её тоже могли принять".
   "Её приняли, Инесса Степановна", - радостно сообщила я. - "Мы за ней приходили, только она прошла через другие Врата".
   "А, тогда понятно, почему я под утро не могла проснуться", - догадалась Инесса Степановна. - "Это нас усыпили на то время, пока вы за Диной ходили?".
   Я пакетом передала Инессе Степановне описание событий сегодняшнего утра. Я имею в виду утро на Земле, как мы приходили за Диной. И потом мы с Инессой Степановной долго ещё сидели на подстилке, прислонившись к тёплому камню. Я ей рассказывала о своём обучении в Школе, она мне о том, как работают волшебники Земли. Кстати, оказывается, все выпускники Школы каждое лето проводят по месяцу на Острове, совершенствуя свои навыки и координируя свою деятельность на Земле. Вот в том пространстве около Школы, где проходили наши вечеринки, большое место отведено именно для встреч волшебников Земли. Но теперь, с возвращением магии, как сказала Инесса Степановна, волшебники будут себя чувствовать свободнее и на родной Планете.
   "С Ростиком моим ты тоже познакомилась?" - спросила Инесса Степановна.
   "С Ростиком?" - переспросила я. - "А, со Славой?" - дошло до меня. Я смутилась и торопливо сказала, пытаясь скрыть моё смущение: - "Да, мы подружились со всеми учениками из нашего города, только мало нас пока", - вздохнула я.
   Наша мысленная беседа внезапно была прервана возмущённым бормотанием.
   "Да что же это творится?!" - послышался у нас в головах скрипучий голос. - "Деревья кто-то губит, земля больная, растения больные, воздух больной, про воду уж и не говорю. Это куда же я попал?"
   Продолжая бормотать, из-за камня вывернулась какая-то нелепая фигура, напоминающая небольшую корягу с ветками-конечностями, и ошарашено замерла перед нами.
   "А вот и леший пробудился", - сообщила мне Инесса Степановна. - "Теперь и волшебный народец вернётся к жизни".
   "Глянь, волшебница!", - обрадовался леший. - "Не скажешь ли мне, милая, где это я очутился? Мир вроде наш, а природу не узнаю".
   "Мир наш", - подтвердила Инесса Степановна. - "А что ты помнишь?"
   "Помню, уходили волшебники с Земли через Места Силы", - задумался леший. - "Звали нас собой, говорили, жизни нам не будет с озлобившимися людьми. Часть наших ушла, а я не смог. На мне же лес, как я его брошу? А как ушли они, силы у меня и начали убывать. Так быстро ушли, не больше тысячелетия я один и продержался. Потом беспамятство, а сейчас вот пришёл в себя и ничего понять не могу".
   "Силы прибывают?" - спросила Инесса Степановна.
   "Силы прибывают", - довольно подтвердил леший.
   "Вот и займись заботой о лесе", - посоветовала Инесса Степановна. - "У Мира узнаешь, что на Земле творилось, пока вы все спали. Магия возвращается, будете помогать нам мир возрождать".
   "Это мы с радостью", - заверил нас леший. - "Спасибо за совет, милая, пойду смотреть, кто ещё из нашего народа поблизости есть, да и лес осмотреть надо".
   Леший скрылся в лесу, а мы ещё молча посидели, встречая солнышко, которое вышло из-за гор. Вскоре проснулись все остальные. Мы вскипятили воду для чая, позавтракали и начали собираться в обратную дорогу.
   - Слушай, Светлова, а где ты свои скобки потеряла? - привычно прицепилась ко мне Маша Дубова.
   Нет, ну вот какое ей дело до моих скобок? Ей что, больше заняться нечем, как за моими скобками следить?
   - Они в речку упали, когда я умывалась, - спокойно сообщила я, в который раз поражаясь, что же я ей такое сделала, что она так и кипит ненавистью ко мне.
   - Придётся новые заказывать, - притворно посочувствовал мне Ваня Филатов.
   - С доходами её папеньки она хоть каждый день может эти скобки менять, - почти прошипела Маша.
   - А кто твоему папе не даёт получать такие доходы? - нарочито удивилась я.
   Маша не нашла, что сказать.
   В обратный путь мы тронулись уже после 10 часов. Во-первых, проснулись поздно. Потом провозились с умыванием, "туалетом" и завтраком. Когда мы уже вышли на тропинку, и место ночлега скрылось за деревьями, я "увидела", как Инесса Степановна вошла в контакт с почвой, и следы нашего пребывания (остатки костра, мусор и прочее) скрылись в земле.
   "Инесса Степановна, Вас земля и вода легче слушаются?" - спросила я.
   "Да, теперь стало намного легче", - подтвердила учительница и поинтересовалась: - "А Дина на какое отделение попала?".
   "Дина к Целителям", - сообщила я, и мне сразу стало теплее на сердце от искренней радости Инессы Степановны. Мне было так неуютно ощущать эмоции моих одноклассников, особенно после Городка. А здесь! Вот мне пришло в голову такое сравнение: представьте, что вы живёте в тёплой, уютной комнате, чистой, обставленной удобной мебелью, и вдруг оказываетесь в пустой пыльной комнате с обшарпанными стенами, грязным полом и потолком. Вот примерно так я себя ощущала после перехода из уюта Острова на нашу многострадальную Землю.
   Потом я вспомнила наше с Диной решение: помогать нашим одноклассникам проявлять всё лучшее, что есть в них. Решила начать с песни, песня ведь объединяет людей.
   - Инесса Степановна, - обратилась я к учительнице, - Вы рассказывали, что в годы студенчества часто ходили в походы и пели походные песни. Научите нас?
   "Молодец, девочка", - мысленно похвалила меня Инесса Степановна. - "Гораздо лучше петь песни, чем обмениваться гадостями".
   Это она к тому, что ребята на ходу то и дело делали замечания друг другу, пытаясь обидеть или выделиться какой-нибудь обидной для другого шуткой, мигом подмечая, кто споткнулся или поскользнулся, ветку не так отвёл, колючек больше всех нахватал.
   - И правда, ребята, - сказала Инесса Степановна, - давайте лучше споём, с песней и шагать легче.
   И мы начали петь. Особенно мне понравилась песня:
   Нам песня строить и жить помогает.
   Она как друг и зовёт и ведёт,
   И тот, кто с песней по жизни шагает,
   Тот никогда и нигде не пропадёт.
   Инесса Степановна предложила немного изменить слова, так что мы пели:
   Шагай вперёд, молодёжное племя,
   Шути и пой, чтоб улыбки цвели,
   Мы покоряем Пространство и Время,
   Мы молодые хозяева Земли!
   Я решила, когда вернусь в Школу, то на вечеринке первокурсников Земли предложу сделать эту песню нашим гимном.
   И вот ещё что я заметила. Слова песен и то, что мы шагали в такт музыке, меняли ауры и эмоции моих одноклассников. Не только шагать стало легче, но и эмоциональный фон стал намного лучше. Отодвинулись в сторону обида, зависть, желание уколоть, а на их место появились радость от хорошего дня, чистого воздуха, ощущения общности. И усталость чувствовалась гораздо меньше, тем более, что сегодня мы больше спускались, чем поднимались. Часа через три мы остановились на привал. Инесса Степановна предложила организовать "общий стол", чтобы доесть, что у кого осталось. А оставшиеся всё-таки продукты мы разместили на пеньке около тропки. Инесса Степановна сказала, что по ней ещё пройдёт немало туристов, кому-то пригодится оставленная нами еда. Еду мы накрыли листом бумаги, на котором написали: "Люди, это хорошая еда. Просто мы всё не съели. Кушайте на здоровье". И от того, что мы проявили заботу о каких-то неизвестных нам людях, нам и самим радости добавилось.
   Мы успели на пятичасовой автобус. Других пассажиров в нём было мало, так что мест хватило и нам.
   Когда до города было около десяти километров (я смотрела на указатели), у меня получилось наладить ментальную связь с Диной.
   "Всё хорошо?" - спросила я.
   "Всё замечательно!", - с энтузиазмом откликнулась подруга. - "Вещи твои сразу отдала дяде Толе, он обещал не трогать их до твоего приезда. А когда он подвёз меня к нашему дому, во дворе был мой папа, машину в рейс готовил".
   Папа Дины работал в одном из таксопарков, работал с выручки, так что выходных у него не было. Какие могут быть выходные, когда в семье пять детей, причём один серьёзно болен, а он единственный кормилец. Это мне Дина так сказала, я не сама придумала.
   "И что?", - поторопила я, чувствуя, что рассказ Дины не закончен.
   "А то!", - ликующе сказала Дина. - "Твой папа предложил новую работу моему папе. Я не слышала их разговор, потом папа сказал маме, что едет сегодня в последний раз, вечером уволится, а завтра начинает новую работу. Будет работать на грузовом фургоне, экспедитором, так что и наша машина сохраннее будет, и сам отдохнёт от вождения".
   "А что с Серёжей?" - спросила я.
   "Володя приходил к нам после обеда", - торопилась рассказать Дина. - "Посмотрел Серёжу, мы вместе обсудили программу лечения. Он будет приходить к нам время от времени, следить, как оно продвигается. Одобрил конструктор, что я из Школы привезла, сказал, очень поможет".
   "Здорово!" - порадовалась я.
   "А всё благодаря тебе, Женя", - вдруг высказалась Дина. - "Если бы не ты, ничего бы этого не было. Не думай, что я такая неблагодарная. Я никогда не забуду, что ты для нас сделала".
   "Только вот этого не надо!" - взмолилась я. - "Если хочешь быть кому благодарной, благодари Инессу Степановну. Если бы не она, не видать бы нам новой жизни!"
   "И правда", - растерянно призналась Дина.
   Но тут в наш мысленный разговор вмешалась Инесса Степановна.
   "Во-первых, девочки, не надо выяснять, кто кому должен быть благодарен. Мне ведь тоже в своё время помогли найти Врата. А во-вторых, будьте пока осторожнее с мысленным общением. Вы ещё не умеете создавать узконаправленную связь, поэтому вас каждый телепат может слышать. Завтра, как придёте в школу, свяжитесь со мной, я вам покажу, как можно общаться друг с другом, чтобы другие не слышали".
   Мы попрощались и перестали общаться. Мыслями я уже была дома. Поскольку мы жили недалеко от въезда в город, до автостанции мы, конечно, не поехали, водитель высадил нас недалеко от школы. До дома я уже бежала.
   Первыми, кого я увидела, ворвавшись в прихожую, были близнецы. С хитрыми мордахами они спускались по лестнице, цепляясь за нижнюю часть перил. Это мы с Мариком учили их спуску, после того как они пару раз скатились по ступенькам, не удержавшись на лестнице.
   "Сбежали от мамы", - догадалась я.
   От мамы легко можно было сбежать, если ей попадалась интересная книга. Она тогда никого не видела и ничего не слышала. Близнецы уставились на меня.
   - Зеня, - удивлённо и радостно сказал Димулька.
   - Зенетя, - подтвердил Михась.
   - Братики мои, - подскочила я к ним и сгребла в охапку. Как же я по ним соскучилась! Я это только сейчас осознала. Но мои "мужички" долгих объятий не переносили.
   - Иглать?! - полуутвердительно-полувопросительно осведомился Димулька.
   - Иглать! - эхом отозвался Михась.
   - Играть, - подтвердила я и негромко позвала: - Тяпа, сюда.
   Не знаю, куда папа убрал сумку с Тяпой и подарками (сумку я обнаружила потом в своей комнате), но появилась Тяпа на ступеньках чуть выше нас моментально.
   - Киса, - восторженно сказал Димулька.
   - Киса, - согласился его близнец.
   - Это Тяпа, - представила я.
   - Киса, - не согласился со мной Димулька, погладив подошедшую к нему кошку, и восторженно взвизгнул, когда она лизнула ему руку.
   - Киса, - позвал Михась, тоже протягивая ручки к кошке.
   Тяпа отошла в сторонку и вопросительно посмотрела на меня.
   - Это Тяпа, - пояснила я. - Это её имя. Будете звать её Тяпа, она будет с вами играть. Вот скажи, - обратилась я к стоящему с упрямым выражением лица Димульке, - ты мальчик?
   - Да, - подтвердил он.
   - Но зовут тебя Дима, да? - продолжала я.
   Он кивнул, соглашаясь.
   - А тебе понравится, если все будут звать тебя мальчик? - задала я провокационный вопрос.
   - Неть, - мотнул головой братишка. - Я Дима.
   - Вот и Тяпе не нравится, когда её зовут киса, - терпеливо объяснила я. - Кис много, а Тяпа одна такая, понятно?
   На этот раз первым сориентировался Михась.
   - Тяпа, - позвал он и в следующий момент заливался счастливым смехом, обнимая облизывающую его кошку.
   - Тяпа, - сдался и наш упрямец и тут же получил свою долю ласки.
   Не знаю, как это удавалось Тяпе, но она одновременно занималась каждым из близнецов.
   - Играть и охранять, - поручила я кошке. Та согласно мяукнула.
   На шум из кухни выглянула бабушка Тоня.
   - Женечка, вернулась, - обрадовалась она. - Как раз к ужину.
   И тут она заметила играющую с близнецами Тяпу.
   - Кошка чья-то в дом пробралась, - ахнула бабушка. - Гони её, Женечка, убери от братиков. Может, она заразная. Да и поцарапать может.
   - Не надо, бабуля, - удержала я устремившуюся к нам бабушку. - Это теперь наша кошка, её Тяпой зовут.
   - Кошка, значит, - немного огорчилась бабушка Тоня. - Раз уж решила кошку завести, надо было котика брать, с кошкой проблем не оберёшься. Куда котят девать будем?
   - У неё не будет котят, - попыталась я успокоить бабушку.
   Теперь она смотрела на Тяпу с жалостью.
   - Стерилизовали, значит, - с осуждением сказала бабушка. - Нельзя так с живыми созданиями поступать.
   - А остальные где? - спросила я.
   - Толя с Мариком в мастерской, - сообщила бабушка, - а Ксенечка наверху с малышами была...
   - Только они от неё опять сбежали, - со смехом сказала я.
   - Она сегодня твоим подарком увлеклась, - пояснила бабуля.
   Мы понимающе переглянулись. Значит, мама читает новую книгу. Вчера у неё был день рождения, и я утром, перед выходом в поход, вручила ей мой подарок. Надо сказать, что хотя у нас всех (кроме близнецов) были и электронные книги, но мы все предпочитали "настоящие", бумажные книги. Читать бумажную книгу - это совсем другое, чем читать с монитора.
   В это время хлопнула входная дверь, и на меня налетел сзади Марик.
   - Женя вернулась! - завопил он и тут же начал хвастаться: - А ты знаешь, что мы с папой делали? Закончили модель катера, в следующие выходные испытывать будем.
   - Здравствуй, Женюрка, - поцеловал меня папа. - Ну как поход, удался?
   - Удался, - подтвердила я. - После ужина всё расскажу.
   - Ой, ужин, - спохватилась бабушка Тоня. - Мойте руки, зовите Ксану, а я пока на стол соберу.
   - Тебе помочь? - привычно предложила я.
   Бабуля обычно принимала мою помощь, но сейчас покачала головой.
   - Тебе ещё умыться с дороги надо и переодеться, - пояснила она. - Я сама справлюсь.
   - Откуда кошка? - удивился папа.
   Он только сейчас заметил играющую с близнецами Тяпу. Я догадывалась, почему он не обратил внимания на неё раньше - у малышей были похожие меховые игрушки, вот он, наверное, и подумал, что они притащили одну из них. Ну, и я подозревала, что Тяпа ему и глаза до этого отводила.
   - Женечка принесла, - сообщила бабушка Тоня, прежде чем исчезнуть в дверях кухни.
   Папа вопросительно посмотрел на меня. У нас в семье было не принято приносить в дом живность, не получив согласия старших.
   - Кошка тоже часть моей истории, - сообщила я. - Всё расскажу после ужина, - повторила я.
   Марик кошкой тоже заинтересовался больше, чем моей историей, так что после ужина Марик с близнецами устроился на ковре у камина, где Тяпа вполне успешно отвлекала их внимание полностью на себя. Я с родителями и бабулей устроилась в мягком уголке на другом конце гостиной. Там я и поведала им свою "историю". Надо отдать должное моим родным - они слушали молча, не перебивая и не вставляя дурацких замечаний типа "Что ты выдумываешь?", "Этого не может быть!" и других. Я уверена, многие взрослые вели бы себя именно так.
   Я рассказала, как я попала в Школу волшебников, чему научилась там за месяц и откуда у меня Тяпа. Когда я закончила рассказ, папа обнял меня (я сидела рядом) и весело признался:
   - И рад за тебя, дочурка, и завидую тебе со страшной силой. Значит, говоришь, Жанно у нас тоже волшебник? Это хорошо. Теперь понятно, почему он себе такую профессию выбрал, раз учится на Координатора.
   Надо сказать, что Жан-Жак после окончания школы решил изучать международное право. Я помню, как его отговаривали, просили продолжать семейную традицию. У дедушки Жерара была крупная компьютерная фирма. Шарль и Николь, а также её дети, занимались программным обеспечением, а Гастон с детьми разрабатывали аппаратуру.
   - Ой, - спохватилась я, - я же из волшебного мира, кроме Тяпы, ещё два подарка взяла. Подождите, я сейчас.
   Я сбегала в свою комнату и принесла мешочек с кристаллом и рулон картины.
   - Мамочка, - протянула я мешочек маме, - это тебе ещё один подарок ко дню рождения. Это диагностический кристалл, там в мешочке и инструкция, как им пользоваться. А тебе, бабуля, общеукрепляющее лекарство, - сказала я, разворачивая картину перед родными. Развернула, нажала на края - и вот перед нами картина в рамке.
   - Ой, какая прелесть, - умилилась бабуля. - Так и веет покоем и умиротворением. На эту картину глянешь, и жить становится легче.
   На картине было изображено большое озеро, окаймлённое густыми лесами. Я ведь знаю, как бабуля любит пейзажи.
   - Чисто русский пейзаж, - подтвердил папа.
   - А что ты говорила про лекарство? - вспомнила мама.
   - Это картина волшебная, - пояснила я. - От неё исходят эманации здоровья. Повесь эту картину в своей комнате, - сказала я, отдавая картину бабуле, - она тебе здоровье будет укреплять. А скоро и я научусь других лечить, с тебя первой и начну, - пообещала я.
   - То-то я смотрю, у меня сестра так помолодела за последние годы, - сказала бабушка Тоня, радостно принимая подарок. - Я ей о своих недомоганиях рассказываю, а она только сочувственно кивает. А ведь она на три года старше меня. Теперь понятно, раз внук волшебник.
   - А теперь и я на волшебницу учусь, - подбодрила я её. - Так что и у тебя скоро проблем со здоровьем не будет.
   - А ты мне подробно расскажешь, чему тебя учат в плане здоровья? - загорелась мама.
   - Обязательно и расскажу и покажу, - пообещала я. - Может, сначала расскажете, как вы вчера отпраздновали?
   Я ведь ещё почему вчера (неужели это было только вчера?!) не хотела в поход идти? У мамы же был день рождения. Если бы не настоятельная просьба Инессы Степановны, я бы осталась дома! Представляете, какой ужас?! Тогда бы мы с Диной не получили шанса стать волшебницами! Папа тоже об этом вспомнил.
   - Видишь, а ты не хотела идти в поход, - напомнил он мне. - Такую бы возможность упустила. А празднование я заснял на видео, потом посмотришь.
   - Вот, правильно говорят: "Что ни делается, всё к лучшему", - поучительно сказала бабушка.
   - Ой, - спохватилась я, - у меня же ещё подарок от Нонны для всего нашего семейства.
   Я снова сбегала в свою комнату, достала из рюкзака коробочку и вернулась в гостиную. Там я достала из коробочки одну пластинку и показала всем.
   - Что это? - спросил папа, с недоумением разглядывая тонкую пластинку.
   - Это зубные пластинки, - пояснила я. - При утреннем и вечернем туалете зубы не надо чистить пастой. Просто берёте пластинку в рот и прижимаете зубами. Она от слюны разбухает, становится пористой и начинает лечить полость рта, зубы и дёсны. Достаточно двух пластинок в день и можно забыть о болезнях зубов. А у Марика вон зубы молочные выпадают, сколько он уже с ними намучился. А теперь пластинки без всякой боли будут ему молочные зубы удалять, когда время придёт. И новые зубы будут расти крепкие, ровные и здоровые, нам теперь и скобки не нужны.
   - То-то я смотрю, что ты свои скобки куда-то задевала, - сказала мама. - Думала, что завтра надо ехать, новые устанавливать.
   - Хорошая вещь, - одобрительно сказал папа, который внимательно слушал мои объяснения.
   - Хорошая-то хорошая, - вздохнула бабуля, - только сколько там этих пластинок? Если нам всем пользоваться, то и на неделю не хватит.
   - Хватит, бабуля, не волнуйся, - заверила я её. - Нонна обещала, что пластинки в коробочке будут пополняться каждый день. Так что дорогу в стоматологию нам всем можно забыть, - пошутила я.
   - Давайте решим, где эту коробочку поместить, - предложила мама.
   - А что тут решать? - усмехнулся папа. - У ребят в ванной пусть и хранится. Мы-то взрослые, не забудем про пластинки, а Марик, если они у него перед глазами не будут, и не вспомнит про них, пока зубы не заболят.
   На том и порешили.
  
   9 сентября, понедельник.
  
   В понедельник утром я с родителями не побежала - мама просила остаться дома, присмотреть за братишками. Близнецы уже проснулись, а мама не хотела "нагружать" бабулю ещё присмотром за ними по утрам. Наши озорники и молодого и здорового могут легко утомить. Я ограничилась пока своей гимнастикой. Помогла малышне умыться, одеться, мы с бабулей их покормили и оставили в детской на попечении Тяпы.
   Когда Марик проснулся и пошёл в ванную, я поспешила напомнить:
   - Марик, перед тем как умываться положи эту пластинку, - я вынула одну из коробки и протянула ему, - на нижние зубки и прижми верхними. Пока умываешься, пластинка тебя полечит. Только не пугайся, как закроешь рот, она распухнет во рту и охватит твои зубки.
   - А это не больно? - испуганно спросил братишка.
   - Нисколько, - уверила я его. - Даже приятно. Зато, представляешь, тебе больше не придётся ходить в стоматологию на лечение и удаление.
   Это были самые нужные слова, чтобы убедить братишку пользоваться пластинками. У него уже был печальный опыт посещения стоматологии. Дважды ему удаляли молочные зубы, которые мешали расти новым, и оба раза Марик плакал и жаловался на боль. Так что сейчас он охотно взял пластинку, положил её на нижние зубы и старательно прикусил верхними. По тому, как он ошарашено глянул на меня, я поняла, что пластинка разбухла и охватила его зубы.
   - Не пугайся, - я ласково погладила его по плечу. - Спокойно умывайся, а потом откроешь ротик и достанешь тот комок, в который пластинка превратилась. Ведь совсем не больно, правда?
   Марик согласно кивнул головой и начал умываться. Когда он вытерся, то вопросительно посмотрел на меня.
   - Да, уже можно, - поняла я его вопрос. - Доставай.
   Марик вынул изо рта пористую массу с отпечатками зубов и радостно возопил:
   - Ура, зуб выпал! Представляешь, - захлёбываясь от восторга, говорил он, - зуб уже несколько дней шатался, я боялся, что мама меня поведёт его удалять, опять будет больно. А теперь не надо никуда ходить, ведь правда, Женя?
   Он с такой горячей надеждой посмотрел на меня, что у меня сердце перевернулось. Я представила, как он эти дни мучился, ожидая, что шатающийся зуб обнаружат и его поведут на экзекуцию. А сейчас чувствовала его облегчение, радость и огромную благодарность тому, кто дал нам эти чудесные пластинки. Братишка прижался ко мне, я обняла его, гладила и утешала:
   - Теперь ничего не бойся, Марик. Мы больше не будем лечиться в больницах. Я ведь учусь на волшебника, буду тебя волшебством лечить, когда понадобится.
   В это время в нашу ванную заглянули родители. Вернулись с пробежки и по пути к себе зашли за чудо-пластинками, как назвал их папа.
   - Просто обнимаетесь или повод есть? - шутливо осведомился папа, увидев нас.
   - Есть повод! - торжественно объявила я и обратилась к братишке: - Марик, предъяви доказательство.
   - Вот, - Марик с ликованием протянул родителям пористый слепок с торчащим в нём зубом. - Мне пластинка зуб шатающийся удалила. И нисколько не больно. И в стоматологию мы не пойдём, правда, мама? - он посмотрел на маму с надеждой и небольшим испугом.
   Мама вопросительно посмотрела на меня.
   - Конечно, в стоматологию идти нет надобности, - уверенно заявила я. - Я же вам сказала, что при регулярном использовании пластинок про стоматологию можно забыть.
   - Ладно, малыш, успокойся, - теперь уже мама обняла Марика. - Мы не пойдём в стоматологию. Только учти, что в школе каждый год всех учеников туда отводят для осмотра полости рта. На проверки ходить надо, а вот лечиться там ты больше не будешь, я тебе обещаю. Раз у тебя сестра учится на волшебницу, другие доктора тебе не нужны.
   - Только, сынок, ещё одно, - серьёзно обратился папа к обрадовавшемуся Марику. - О том, что Женя учится на волшебницу, нельзя никому рассказывать.
   - Почему? - жалобно спросил Марик. - Я, наоборот, хотел ребятам похвастаться.
   - Во-первых, хвастаться нехорошо, ребята не любят тех, кто хвастается. Во-вторых, это наша семейная тайна, об этом можно говорить только с родными. Так как, сына, сможешь тайну сохранить?
   - Постараюсь, - уныло пообещал Марик. - А про пластинки волшебные можно рассказывать? - оживился он.
   - Пластинки - это тоже часть семейной тайны, - объяснил папа. - Женя ведь привезла пластинки только для нас. Вот представь, расскажешь ты про пластинки, твои товарищи попросят у тебя, чтобы ты и им дал эти пластинки. А у нас нет такого количества. Значит, они к тебе будут хуже относиться, потому что ты хвастаешься и не делишься. Ты поставь себя на их место. Представь, что приходит в школу Саша и говорит, что у него сестра волшебница и у них есть чудо-вещи. Ты как, порадуешься за него или позавидуешь, захочешь, чтобы и у тебя они были?
   - Позавидую, - вздохнул Марик. И пообещал: - Я очень постараюсь не хвастаться.
   А я слушала их и втайне веселилась. Знаете, какого Сашу папа привёл в пример? Сашу Лескова, младшего брата Дины. Папа просто забыл, что Дина тоже поступила в Школу. А Саша с Мариком в одном классе учится, и они ещё с детского сада дружат.
   Родители похвалили брата за понимание, взяли себе по пластинке и пошли на свой этаж. Марик тоже пошёл к себе, а я принялась умываться, ругая себя мысленно на все корки. Ведь ещё вчера заметила в ауре братишки опасения и страхи, но решила, что это что-то в школе, обычные отношения у мальчишек. А он, бедненький, из-за шатающегося зуба переживал. Вчера вечером надо было поучить его пользоваться пластинкой!
   Когда я умылась, то заглянула в комнату братишки.
   - Марик, - позвала я его, - давай сюда слепок с твоим зубом. Я его утилизирую. В землю спрячу, - пояснила я в ответ на недоумение брата.
   - Не дам, - Марик отвёл за спину руку, в которой был зажат комок с зубом. - Я его помещу в свою коллекцию.
   Надо сказать, что Марик, как всякий мальчишка, вечно собирал что-то в свои коллекции: красивые камушки, ракушки, модельки, монетки и прочее. Папа заказал специальный шкаф в его комнату для этих коллекций. Вот туда братишка и спрятал очередной экспонат. Я не стала настаивать, пусть там хранится.
   Перед уроками, когда мы встретились с Диной, она похвасталась:
   - Я вчера, когда вернулась, первым делом с нашим домовым познакомилась. Его Тиша зовут. Он так обрадовался, что я его вижу, и мы можем с ним разговаривать. Он и Володе помогал Серёжу обследовать. А уж как он благодарил, когда я пообещала, что мы обязательно будем ему еду оставлять. Он мне сказал, когда хозяева дома помнят о домовом и кормят его, у домового магических сил прибавляется, он тогда гораздо больше может сделать для дома и домашних.
   - Ой, а я совсем забыла про домового, - покраснела я, со стыдом вспоминая, что обещала Нонне обязательно найти нашего домового и позаботиться о нём.
   - Да ладно, не переживай, - постаралась утешить меня Дина. - Столько событий, разве всё упомнишь. Я же почти сразу дома оказалась благодаря твоему папе, вот и не забыла про домового. А ты ведь целый день ещё домой добиралась, вот и забыла.
   - Как только вернусь домой, сразу же позову домового, - решила я.
   - Слушай, Женя, - озабоченно сказала Дина. - А ведь ваш дом новостройка. А вдруг в нём домовой не поселился?
   - Ты меня не пугай, - на самом деле испугалась я. - Тогда я поищу домового, который в бабушкином доме жил. У нас ведь на участке ничего не разваливается, всё крепкое - должен быть домовой.
   - Конечно, должен, - подбодрила меня подруга. - Володя рассказывал, что когда он первый раз вернулся из Школы, то обнаружил, что у них в квартире домового нет. Папа у него всегда говорил, что уюта в квартире нет потому, что двое мужиков его создать не могут. А Володя на соседней улице дом под снос обнаружил, там домовой горевал, что хозяева участок продали, уехали и его с собой не позвали. Володя его к себе пригласил, сейчас у них в квартире так хорошо и уютно, его папа не нарадуется.
   - Ой, Дина, - спохватилась я, - нам же ещё к Инессе Степановне нужно, она нас обещала поучить, как узконаправленную связь создавать.
   Мы мысленно позвали Инессу Степановну. Она попросила нас зайти в кабинет биологии, где ещё было пусто, первого урока у неё не было. Это я потом поняла, что она из-за нас раньше в школу пришла. Обучение длилось недолго, учительница показала нам основы и сказала, что остальное вырабатывается тренировкой.
   Первым уроком была физкультура. Мы с Диной ещё на Острове договорились, что не будем "высовываться" со своей физической подготовкой. Будем ориентироваться на лучших спортсменок класса, но не показывать лучшие, чем у них, результаты. Пятёрки по физкультуре желательны, а вот участие в соревнованиях и привлечение внимания к себе - нет. Так мы и сделали. Погода была хорошая, занимались на школьном стадионе. И тут Дина чуть не "прокололась" на беге. Она хоть и бежала следом за нашими признанными лучшими бегунами, но бежала так легко, что физрук заподозрил неладное.
   - Лескова, - крикнул он, - а ну не спать на бегу, давай в полную силу.
   Тогда только Дина осознала свою ошибку. Она обогнала всех, пробежала впереди метров сто, а потом позволила другим снова обогнать себя. К финишу она уже тяжело дышала и имела усталый вид.
   - Тренироваться тебе больше надо, Лескова, - назидательно сказал физрук, отмечая время, показанное всеми нами.
   - Мне некогда, Виталий Михайлович, - как всегда, отказалась Дина.
   Учителя знали об их многодетной семье, так что физрук только вздохнул и не стал настаивать. А я исподтишка показала Дине кулак. Она только виновато кивнула.
   "Расслабилась" - призналась она.
   Ко мне у физрука претензий и предложений не было, хотя мы обе с Диной уложились в норматив на пятёрку. Дело в том, что папа его в начале каждого учебного года предупреждал, что я ни в каких соревнованиях вне школы участвовать не буду. Папа был за занятия спортом, но против соревнований.
   Следующим уроком был русский. Александра Николаевна была одной из немногих любимых мной учителей. Она всегда старалась что-то придумать, чтобы заинтересовать нас своим предметом. Ну, сознайтесь, мало у кого в школе русский язык был любимым предметом.
   Меня вызвали к доске, остальные работали в тетрадях. Я проводила анализ по членам предложения, Александра Николаевна ходила по рядам. Вот она повернулась ко мне.
   - Ты что-то замолчала, Женя, - поощрила она меня. - Какие-то проблемы?
   - Только одна, - сообщила я. - Анализ предложения я уже закончила, вот теперь думаю: сейчас дать в лоб Филатову, чтобы не сбивал неправильными подсказками или подождать до перемены.
   - Лучше подожди до перемены, - посоветовала Александра Николаевна, присоединяясь к смеху класса. - Тогда у него шанс будет - отбиться или убежать.
   - Очень мне надо связываться с этими айкидошницами, - проворчал Филатов, непроизвольно потирая лоб, чем вызвал новый взрыв веселья.
   Я забыла упомянуть, что папа записал меня, а потом и Марика в Клуб боевых искусств, в секцию айкидо. Я там уже несколько лет тренировалась, Марик только начал.
   - Очень хорошо, Женя, садись, - похвалила меня Александра Николаевна, проверив на доске результаты моих трудов.
   - А я вообще не понимаю, зачем нам это учить, - с вызовом сказал Филатов. - Зачем мне нужно определять эти части речи и члены предложения, и вообще грамматику?
   - Я вам сейчас покажу, как, зная грамматику, можно понять смысл сказанного, - с таинственной улыбкой, которую мы все любили, потому что она всегда предваряла что-то интересное, сказала Александра Николаевна. - Филатов, к доске! Остальным разрешается помогать с места.
   Пока Филатов выбирался из-за своего стола и шёл к доске, Александра Николаевна быстро стёрла с доски разобранное мной предложение и написала что-то непонятное.
   - Всем записать в тетради, - сказала она, не поворачивая головы. - Будете разбирать письменно. - Потом отошла от доски и предложила: - Ваня, прочти вслух.
   Мы послушно начали переписывать, пока Ваня читал.
   "Глокая куздра штеко будланула бокра и курдячит бокрёнка". Ничего не понятно, - в заключение сказал он.
   - А вот сейчас мы тебе докажем, что ты ошибаешься, и кое-что ты здесь можешь понять, - сказала Александра Николаевна. - С чего начинается анализ предложения?
   - С главных членов, - подсказал кто-то.
   - С главных членов предложения, - повторил Ваня.
   - Можешь определить подлежащее?
   - Ну, это легко, - сказал Филатов. - Вот эта куздра и есть подлежащее.
   - Охарактеризуй как часть речи, - подсказала Александра Николаевна.
   - Имя существительное, женского рода, единственного числа, именительный падеж, - перечислил Филатов.
   - Молодец, - одобрила Александра Николаевна. - Закончил с группой подлежащего?
   - К нему определение есть, - подсказали из класса.
   - И правда, - спохватился Филатов, - вот определение, "глокая".
   - Ты подчёркивай, не забывай, - напомнила Александра Николаевна. - Чем выражено определение?
   Ваня послушно определил. Потом начался анализ сказуемых, перешли к второстепенным членам предложения. Все увлеклись таким необычным анализом.
   - Что мы имеем в итоге? - сказала, наконец, Александра Николаевна. - Не зная значения слов, мы, тем не менее, можем понять смысл предложения: "Какая-то (определяется, глокая) особа женского рода что-то каким-то образом (штеко) проделала с существом мужского рода и теперь что-то делает с его детёнышем (уменьшительный суффикс)". Ну, как, полезно знать грамматику? - спросила она у класса и в ответ получила дружное "Да!".
   Звонок прозвучал совершенно неожиданно, мы даже не успели дописать домашнее задание. Но Александра Николаевна нас задерживать не стала, поскольку следующим уроком была литература. И тогда в начале урока она сразу нам продиктовала задания по обоим предметам.
   Когда мы вышли на перемену, я поделилась с Диной возникшей у меня мыслью:
   "Расскажем ребятам про глокую куздру, когда вернёмся?"
   "Расскажем", - согласилась она, - "я думаю, им тоже интересно будет".
   (Между прочим, когда я папе рассказала дома об этой "глокой куздре", он мне сказал, что у нас есть книга, из которой Александра Николаевна взяла этот пример. Книга называется "Слово о словах", я решила обязательно её почитать).
   После литературы мы пообедали в школьной столовой (после Острова пища была совсем невкусной), потом были математика и музыка. Последним уроком была биология, Инесса Степановна нас ещё немного потренировала в ментальной связи. Было немного необычно, но очень приятно общаться с учительницей мысленно. Я вот только сожалела, что Александра Николаевна не училась в Школе, судя по её ауре, она вполне могла туда поступить. И мне теперь стало понятно, почему Инесса Степановна так интересно преподавала биологию. После её объяснений нам даже учебник можно было не читать, всё запоминалось без усилий.
   *
   Из школы я пришла домой в 2 часа. У близнецов был послеобеденный сон, за который мама особенно благодарила Тяпу. В последнее время малыши неохотно засыпали днём, и было очень утомительно укладывать их вновь и вновь. А сегодня они дружно заснули прямо на ковре среди игрушек, а Тяпа сидела около них, как бы сторожа их сон. Мама раздела малышей, уложила в кроватки и опять оставила их на попечении Тяпы. А сама пошла читать подаренную мной книгу.
   Марик тоже уже отдохнул после прихода из школы (в школу его отводила я, а забирала бабушка). Сейчас он собирался делать домашние задания, бабушка пошла к нему в комнату.
   Я только успела переодеться и спуститься на кухню, чтобы подогреть обед, как позвонил папа.
   - Женюрка, ты уже дома? - обрадовался он.
   - Да, только что пришла, - сообщила я.
   - Разогрей обед на двоих, - попросил папа. - Я сейчас буду.
   Я обрадовалась. Хотя у нас в семье во время еды не принято было разговаривать, но всё-таки веселее есть не одной. А поговорить можно и после еды.
   Папа действительно пришёл скоро, вероятно, звонил из офиса. Мы дружно поели, убрали со стола, я загрузила посуду в посудомоечную машину.
   - Пойдём в гостиную, - позвал папа, - мне надо с тобой поговорить.
   В это время на пороге появилась Тяпа. Раздражённо шипя, она с разгону заскочила на папу, вскарабкалась на его плечо, что-то сковырнула там, показала мне, разгрызла и ... проглотила.
   "Подслушивающее устройство", - получила я её сообщение.
   Забыла упомянуть, что Нонна настроила её не только на мысленное общение со мной, но и научила разговаривать.
   - Что это она? - опешил папа.
   - Погоди, - остановила я его и обратилась к Тяпе: - Больше нет?
   Кошка отрицательно помотала головой.
   - У тебя на плече жучок был, - сообщила я. - Ну, подслушивающее устройство, понял?
   - А Тяпа что, умеет их находить? - с удивлением и радостью спросил папа.
   - И находить, и обезвреживать, - подтвердила я.
   - Так это мне надо в офис не тебя, а Тяпу брать! - воскликнул папа. И пояснил: - Ко мне сегодня приходили два бизнесмена из соседнего города. Предложили сотрудничество. Вроде бы условия заманчивые, но что-то они крутят. Я ответа пока не дал, обещал подумать. А сам решил попросить тебя зайти, как бы случайно, ко мне в кабинет, когда мы с ними снова будем разговаривать, чтобы ты посмотрела на их ауры. Ты же говоришь, что уже хорошо разбираешься в чувствах других людей? - вопросительно посмотрел он на меня.
   - Разбираюсь, - подтвердила я. - Только я ведь мысли читать не умею, только эмоции вижу в аурах.
   - Даже их ауры меня уже не интересуют, - махнул рукой папа. - Раз они так непорядочно себя со мной повели, то ни о каком сотрудничестве речи быть не может. Это, когда мы прощались, один из них меня по плечу хлопнул и сказал: "Соглашайтесь, Анатолий Владимирович, выгода ведь очевидная". Тогда, наверное, и жучка посадил.
   - Теперь, когда домой приходишь, зови первым делом Тяпу, - посоветовала я. - Она тебя будет проверять на такие сюрпризы.
   - Не нравится мне что-то эта возня вокруг меня, - помрачнел папа. - Вроде бы уже не бандитские девяностые годы, пора уже цивилизованно дела вести, а вот поди ж ты. Просто шпионские игры какие-то.
   - Папа, - предложила я. - А хочешь, я могу прийти к тебе в офис и посмотреть ауры твоих сотрудников?
   - Мы лучше по-другому сделаем, - сказал папа. - Ты говорила, что, кроме тебя и Дины, в городе есть и другие ученики вашей Школы?
   - Я знаю ещё троих, - подтвердила я.
   - Пойдём ко мне в кабинет, обсудим, - предложил папа.
   Мы поднялись на третий этаж в кабинет-библиотеку. Тяпа нас сопровождала. Внезапно она встрепенулась, предупредила меня "Внешнее наблюдение" и выскочила в открытую форточку. Там она ухватила лапой какой-то прилипший к стеклу комочек, похожий на насекомое, и проглотила его. "Прилепили видеокамеру. Теперь чисто", - сообщила она. Я сказала об этом папе. Тот только головой помотал.
   - Плотно обкладывают, - вздохнул он. - Ну ничего, мы ещё поборемся.
   Папа достал из сейфа какой-то блокнот и начал записывать на чистой странице: "Жан-Жак, координатор, 6-й курс, Женюрка, координатор, 1-й курс, Дина, целитель, 1-й курс".
   - Кто ещё? - спросил он у меня.
   Я продиктовала: "Соня Морозова, целитель, 2-й курс, Володя Марков, целитель, 3-й курс, Марина Никонова, психолог, 5-й курс".
   Когда он записал, я попросила:
   - Ты этот блокнот из дома не выноси, не хочу ребят подставлять. А дома у нас Тяпа надёжную защиту обеспечит.
   - Ты, когда на следующий месяц на учёбу отправишься, Тяпу с собой возьмёшь? - озабоченно спросил папа.
   - Даже если с собой, здесь-то это будет незаметно, - напомнила я ему.
   - Забыл, - признался папа. - Да и честно говоря, даже трудно поверить в то, что ты рассказала.
   - Мне самой кажется, что это мне всё приснилось, - с грустью призналась я. - Второй день дома, а кажется, что и не уходила.
   - Ладно, будем использовать возможности, которые у нас появляются, - сказал папа. - Скажи, Женечка, у тебя со всеми ментальная связь работает?
   - С Жани только тогда, когда он близко, - пояснила я. - А с остальными, когда они на расстоянии в пределах десяти километров.
   - С Жанно я сам договорюсь, - сказал папа, - а ты поможешь мне поговорить с остальными?
   - А что ты хочешь им сказать? - удивилась я.
   - Я хочу вам всем предложить работу, - объяснил папа. - Не затратную по времени и хорошо оплачиваемую. Внимания это не привлечёт, у нас же многие школьники подрабатывают.
   Подозрений, действительно, не должно было быть. В папином офисе любой школьник города мог получить возможность подзаработать. В отделе кадров у него работал инспектор по делам молодёжи, который и распределял работу между желающими. Я сама обращалась к нему, когда мне нужны были деньги. Да, мой папа богат, но это его деньги, а не мои. В нашей семье не было принято тянуть деньги с родителей на свои прихоти или развлечения. Или обоснуй необходимость покупки с оплатой из семейного бюджета, или заработай сам. Уже второй год я предпочитала зарабатывать. Это укрепляет моё чувство собственного достоинства. А возможностей заработать, особенно в курортном городе, более чем достаточно. Обычно я бралась за опросы или за распространение каких-либо рекламных листков, иногда выбирала другую работу.
   - Что ты им хочешь предложить? - спросила я.
   - Передай Марине, что я заплачу ей две тысячи долларов за составление психологических характеристик на сотрудников моего главного офиса, а потом по тысяче долларов за сотрудников каждого филиала.
   Я послала вызов Марине. "Не отвлекаю?" - прежде всего поинтересовалась я.
   "Не отвлекаешь", - весело откликнулась Марина.
   Я передала ей предложение папы и сразу ощутила её восторг. "Ура, это же я в каникулы могу к родителям за границу съездить!"
   Я уже знала от Жан-Жака, что Марина живёт с дедушкой и бабушкой, а её родители работают за границей. Сейчас я сообщила папе о согласии Марины.
   - Спроси, сможет ли она через полчаса быть у меня в офисе, мы с ней договоримся о сроках и условиях оплаты.
   Марина ответила, что время её устраивает, только она не знает, как выглядит мой папа. Я ей послала его образ, она подтвердила, что запомнила.
   - Она будет в офисе через полчаса, - сообщила я папе, - а ты возьми с собой Тяпу, пусть она твой офис проверит.
   - Хорошая идея, - похвалил папа. - Только как я узнаю результаты её проверки?
   Я объяснила:
   - Её Нонна научила разговаривать.
   - Правда, что ли? - не поверил папа.
   - Учила, - раздался мурлыкающий голос кошки.
   Папа вздрогнул от неожиданности и изумлённо посмотрел на кошку.
   - Тогда расскажешь папе, если что найдёшь в офисе, - попросила я.
   - Расскажу, - пообещала Тяпа.
   - Ну и чудеса, - восхитился папа, - никак не могу поверить, что мне всё это не снится. Тогда мы идём в офис. А ты чем займёшься?
   - Сейчас сделаю домашку, к 17 часам идём с Мариком на айкидо, в 20 часов у меня урок французского с Жани. Слушай, папа, мне какая идея в голову пришла! Жани ведь может посоветовать, как тебе отвязаться от этих деятелей, которые к тебе цепляются.
   - Скажи ему, что мы ждём его в конце недели. Сможешь дать понять, что это очень важно?
   - Я постараюсь, - пообещала я. - А какую работу ты планируешь для нас с Диной и Володи с Соней?
   - Володю я хочу просить проверять поступающие на склад лекарства для наших аптек, Соню - проверять на безопасность одежду, обувь, игрушки и подобные изделия, которые мы продаём, а Дину и тебя - проверять закупаемые продукты.
   Я уже говорила, что папа организовал много частных предприятий. А чем могут заниматься частные предприятия в курортном городе? Обслуживанием отдыхающих, в первую очередь. Так что папины предприятия занимались и экскурсионным обслуживанием, и общественным питанием (это столовые, кафе и прочие заведения), у него были места на рынках и в торговых центрах, а всё это снабжалось с огромных складов, тоже принадлежащих в основном нашей семье. Честно говоря, я особенно не вникала пока в семейный бизнес.
   - Я с ними завтра в школе свяжусь и поговорю, а потом сообщу тебе, хорошо? - предложила я папе.
   Тот кивнул и они с Тяпой отправились проверять главный офис на безопасность. А я занялась поиском домового. В доме его явно не было, так что я вышла на участок и почувствовала слабый отклик со стороны гаража. Я вошла в прежний домик бабушки Тони, меня потянуло наверх, в мастерскую. Там они меня и ждали. Почему они? Да потому что на верстаке сидело целое семейство домовых. Не описать их и мою радость, что мы нашли друг друга. Оказалось, что в доме бабушки Тони жила домовушка, её дедушка Сеня (это муж бабушки Тони) называл шутливо Фёклой, вот она это имя и приняла. Когда построили большой дом, бабушка Тоня тоже в шутку папе сказала, что надо бы домового из старого дома в новый пригласить. Папа шутку поддержал, согласился, но процедуру переноса не сделали. Зато этот разговор позволил Фёкле остаться на участке и в перестроенном старом домике. А тут соседи снесли старый дом и ничего на его месте не построили, вот их домовой, Лавр, и стал бездомным. Тогда Фёкла его и приютила. Восемь лет они прожили вдвоём, а два года назад, когда у мамы близнецы родились, и у них Фролушка появился. Самое интересное - бабуля может считаться "крёстной" Фролушки. Он родился весной, раньше близнецов (те родились 20 июня), и был, естественно, без имени. А когда близнецы родились, начали думать над именами, как назвать. Бабуля и высказалась, что можно продолжить традицию (!) называть детей краткими именами, вот как у нас Марик. Он же Марк по документам.
   - Ну, и какие ты короткие имена предлагаешь? - скептически спросил папа.
   - Вот в святцах Лавр и Фрол, - перелистывая страницы книги, сообщила бабуля. - Именины 31 августа, как раз и окрестить тогда можно.
   Надо сказать, что хотя бабуля и росла в "обществе воинствующего атеизма", как она это называла, но на неё большое влияние оказала бабушка, растившая их с бабушкой Женей. Их бабушка была вдовой священника, которого убили в 1919 году. Бабуля и бабушка Женя были и пионерками, и комсомолками, но свою бабушку очень любили и уважали её религиозность. Ну, это я отвлеклась. Папа в ответ на её предложение покачал головой и сказал.
   - Лучше я продолжу другую традицию, назову сыновей в честь прадедов. Старшего - Дмитрием, младшего - Михаилом. Согласны?
   Все согласились, но бабуля ещё несколько раз проговаривала "Лавр и Фрол, Лавр и Фрол", проходя мимо старого дома. Домовые услышали и решили домовёнка назвать Фролом, раз уж хозяйке это имя нравится.
   Выслушала я их историю, быстро сбегала домой, пересказала её бабуле и Марику, и мы занялись процедурой переезда домовых в большой дом. Нашли уже изношенную обувь папы и мамы и тапок Марика, принесли всё в мастерскую, поставили рядом три обувки. Сказали слова приглашения, домовые разместились в предложенной обуви, и мы втроём перенесли их в наш большой дом. Бабушка Тоня просила меня передать домовым, как она рада, что они на неё не обиделись за её незнание. Я сказала, что она может сама с ними разговаривать, они-то её и видят, и слышат. Бабушка спросила у них, что они любят из еды, а они через меня сообщили, что мечтают о молочной диете, давно не пробовали. А Фролушка вообще пищи от хозяев не получал, даже не знает, как это вкусно и полезно.
   Потом домовые распределили свои обязанности. Лавр взял на себя заботу обо всём участке, Фёкла занялась домом, а Фролушка попросил разрешения обосноваться в детской, уж очень ему там понравилось, он ведь игрушек раньше и не видел.
   Устроив домовых, я уже с лёгким сердцем села за "домашку", вернее, за выполнение домашних заданий. За час справилась. Почему так долго, при моих-то новых способностях? Писанины было много. По русскому сегодня было задано два упражнения, а бабушка меня научила письменные делать в тот же день, когда задали. Задание по математике и незаконченное задание по английскому с прошлой недели. Вы думаете, если я знаю английский, как родной, то мне и учить его не надо? Ещё как надо! Русский ведь я учу. Вот и по английскому Борис Натанович (это наш учитель английского) даёт мне индивидуальные задания, как в английских школах. Между прочим, папа ему за занятия со мной платит дополнительно. Я считаю, что это правильно, всякая работа должна оплачиваться.
   Пока я занималась, заглянула Тяпа, сообщила: "Всё очистила" и отправилась на 3-й этаж, к проснувшимся близнецам. Когда я закончила с домашним заданием, пришёл вызов по Скайпу. Когда я поняла, кто меня вызывает, меня и жаром опять обдало и в то же время так хорошо на душе стало. Догадались, конечно? Да, это был Слава.
   - Привет, - сказал он по-английски. - Договорённость остаётся в силе?
   - В силе, - подтвердила я, не скрывая своей радости при виде друга. А чего скрывать? Я же вижу, что он не меньше рад меня видеть.
   - Ты моей маме сказала, что мы познакомились? - спросил Слава.
   - Она сама спросила, я первая сказать бы постеснялась, - призналась я. - Неудобно как-то. Она ведь учительница для всех, а тут я высовываюсь с сообщением, что с тобой встретилась.
   - Ну что ты, - Слава покачал головой. - Мама бы всё правильно поняла.
   "Может, и правильно", - подумала я. - "Я ещё плохо разбираюсь в том, что могут подумать взрослые".
   - Ты уже рассказала родителям, где была? - спросил Слава, прерывая мои размышления.
   - Сказала, - кивнула я. - Вроде бы поверили. Во всяком случае, не стали меня уверять, что мне всё приснилось. Есть ведь и кошка, и картина, и кристалл.
   - Мне легче было, - признал Слава. - Родители меня сами привели к Вратам...
   В это время за спиной Славы появилась какая-то фигура.
   - Нахимовец Веснин, - прозвучала русская речь, - чем это вы занимаетесь?
   - Английским языком, товарищ преподаватель, - вскочил Слава. - Практикуюсь в разговорной речи.
   - Ладно, продолжайте, - снисходительно прозвучал голос преподавателя, и его фигура исчезла с экрана.
   - Есть, продолжать, - вдогонку ответил Слава, снова уселся за стол и улыбнулся мне. - Это я в лингафонный кабинет забрался, вот меня и разыскали. Приучу постепенно. Да, - оживился он, - а как насчёт французского?
   - Сегодня после 20 часов будем с Жан-Жаком заниматься, - сообщила я.
   - Спроси его заодно, можно мне к вам на французский присоединиться, если вы не против, - попросил Слава. - А то я сам занимаюсь, а хотелось бы для практики с другими. У нас на курсе больше никто французский учить не хочет, считают, для них английского достаточно.
   - Я-то точно не против, - обрадовалась я. - Да и Жани наверняка не будет возражать. А тебя время устроит? Мы с ним в 20 часов обычно занимаемся. В Канаде это утро, у него утренние часы свободны.
   - И меня время устраивает, - заверил Слава. - У нас после ужина свободное время, воспитатели даже поощряют дополнительные занятия.
   - Тогда давай не будем откладывать, - предложила я. - Я поговорю с Жани, а ты в 20.15 посылай нам вызов, мы тебя примем в нашу компанию.
   - Хорошо, спасибо, тогда до вечера, - попрощался повеселевший Слава.
   И у меня настроение стало ещё лучше.
   Потом я пошла в детскую. Тяпа с Фролушкой уже познакомилась, но, самое интересное, близнецы тоже видели домовёнка. Домовёнок был ростом с мою ладонь, пушистый и мохнатый. Димулька указал мне на него и спросил:
   - Киса?
   - Его зовут Фролушка, Фролик, - сказала я.
   Димулька подумал и решил:
   - Лолик!
   - Лолик, - согласился с братом Михась.
   Я спросила домовёнка:
   - Ничего, что они тебя Лоликом будут звать. Они ещё маленькие, не все звуки выговаривают.
   - Наоборот, мне очень нравится, - пропищал домовёнок. И гордо добавил: - ни у кого такого имени нет.
   - Ну, тогда играйте, - согласилась я.
   Потом я заглянула в комнату Марика. С уроками он давно закончил и сейчас увлечённо выслеживал кого-то на экране монитора. Марик у нас увлекается стрелялками, или шутерами по-английски. Между прочим, игры ему присылает дядя Шарль (это отец Жан-Жака, если вы помните). Он очень известный на Западе разработчик компьютерных игр, только я вам не буду называть, каких именно.
   - Марик, - позвала я братишку, - через 15 минут собираемся на айкидо, рассчитай время.
   - Хорошо, - вздохнул Марик.
   Вздохнул потому, что и прерывать игру не хотелось, и к дисциплине всё-таки привыкал. Занятия по айкидо ему очень нравились, а был уже случай, когда он увлёкся игрой и на мои призывы не отреагировал. Я ушла одна, а он пропустил занятие, потому что, когда спохватился, вести его было некому, а одного не пустили. Марику было стыдно перед его сэнсеем, теперь он старался слушать мои напоминания.
   Вскоре мы вышли из дома с рюкзаками, в которых находилась наша форма, и пошли вверх по улице к Клубу боевых искусств. По дороге я рассказывала Марику сказку на английском. Такие сказки и волшебные истории мне когда-то рассказывала бабушка Варя. Марик учил английский пока дома, в основном с ним занимались папа и я. Папа даже в то время, когда они что-нибудь мастерили, иногда переходил на английский. А по вечерам он рассказывал Марику сказки, попеременно: один вечер на русском, второй - на английском. Я занималась с Мариком, когда играла или гуляла с ним. Ну и через Скайп канадские родственники вносили свой вклад в наше обучение.
  
   Обретение Учителя
  
   В клубе меня ждал сюрприз, да ещё какой! Мой сэнсей тоже оказался выпускником Школы волшебников! Я уже говорила, что аура Инессы Степановны была окружена терракотово-синей полосой, указывая на Стихийника земли и воды. А аура сэнсея обрамлялась жёлтой полосой - Психолог. Я с восторгом уставилась на него, забыв поздороваться. Сэнсей взглянул на меня с приветливой усмешкой.
   "Ну, здравствуй, будущий Координатор!" - прозвучало у меня в голове его приветствие.
   "Здравствуйте, Учитель", - вырвалось у меня.
   "О как", - удивился сэнсей, но было видно, что ему понравилось такое обращение. - "Ну что ж, принимаю твоё ученичество. Буду помогать и направлять".
   Хочу пояснить. Нонна мне как-то рассказывала, что если в своём мире встретишь выпускника нашей школы, то он может стать твоим Учителем, когда ты находишься в своём мире. Я спросила, любой ли выпускник, встреченный мной на Земле, может стать моим Учителем. Но Нонна сказала, что не любой, что я почувствую своего Учителя, когда его встречу. И не все ученики сразу находят своего Учителя. Я потом спрашивала Жан-Жака, он сказал, что нашёл своего Учителя, только когда был уже на третьем курсе. Я ещё уточнила, должен ли мой Учитель тоже быть Координатором. Но Жан-Жак сказал, что это не обязательно. Например, его Учитель - Стихийник, притом очень мощный, он может договариваться со всеми четырьмя стихиями.
   Так что можете представить, в каком восторге я была, когда так скоро нашла своего Учителя, и он произнёс ключевую фразу принятия в ученицы. Это и было обещание "помогать и направлять".
   Первым делом сэнсей просмотрел коррективы, которые Нонна внесла в мою разминку, и одобрил их. Он пообещал к следующему занятию разработать для меня новую систему упражнений. Занималась я в Клубе три раза в неделю (понедельник, среда, пятница), так что послезавтра начну свою новую учёбу. Учитель обещал, что тренироваться я буду как для выступления на соревнованиях (где не надо показывать что-то, превосходящее возможности для моего возраста), так и для серьёзных случаев, когда моей жизни может угрожать опасность. В наше время нужно быть готовым ко всему, заметил Учитель.
   Во время занятий я рассказывала Учителю о папиных проблемах. Вот интересно! Учитель занимался со всеми, уделял внимание каждому в нашей группе, ходил по залу, и никому бы в голову не пришло, что всё это время он разговаривает мысленно со мной. А информацию о моём пребывании в Школе, о том, чему меня уже научили, он, с моего разрешения, просто "считал" из моей головы. Потом сообщил:
   "Скажи отцу, что вызывать кузена не надо, тем более, раз он привлёк к себе такое пристальное внимание. Я сегодня посмотрю в информационном поле Земли подробности об этом внимании, а завтра в 9 часов утра буду у него в офисе. Тогда и решим, что делать".
   Представляете, в каком замечательном настроении я возвращалась с тренировки?! Я снова испытывала то чувство защищённости, которое было у меня в Школе. Когда я вернулась на Землю, то ощущала себя беззащитным человеком во враждебном окружении. Уж слишком много вокруг было отрицательных эмоций! А сейчас они вроде бы все потускнели и отодвинулись от меня. Марик всю дорогу трещал без умолку, переходя с одного языка на другой. Он подробно рассказывал мне, что у него хорошо получается, что не очень, советовался, как лучше делать то или иное упражнение. Я отвечала ему, иногда на ходу показывала то или иное движение, а внутри меня бушевала радость.
   Когда мы пришли домой, Марик, опережая меня, кинулся занимать нашу с ним общую ванную. Дело в том, что мама просила нас по возможности не пользоваться душевыми кабинками в Клубе. Она считала, что там плохо убирают, и в душевых царит антисанитария. Нас с Мариком эта просьба устраивала ещё и потому, что мы уходили с занятий раньше других, не дожидаясь своей очереди помыться. А поскольку у нас дома на нашем этаже было две ванных комнаты, то Марик рвался в нашу просто из принципа - он мужчина, он первый. Я спокойно отправилась во вторую ванную, которая примыкала к комнатам бабушек и дедушек.
   Когда мы помылись, переоделись и загрузили нашу использованную одежду в стиральную машину, которая стояла в прачечной на первом этаже, мы оба направились в гостиную. Я почему так подробно рассказываю о наших действиях по приходу домой? Мама, при всей её кажущейся рассеянности, была фанатом чистоты и порядка. Она старалась довести у нас до автоматизма привычку следить за собой и за порядком в доме. Не откладывать что-то на потом, а делать сразу. Пришли домой, помойтесь, переоденьтесь, грязную одежду сразу в стирку. Я уже привыкла, мне это нравилось. Марик пока ещё только привыкал. Но ему было легче, чем мне когда-то, потому что и я подавала ему пример. Я-то была старшая, мне приходилось только следовать указаниям и напоминаниям взрослых, а это труднее. Уж поверьте мне на слово.
   Ну, это я немного отвлеклась. Дело в том, что я несколько тревожилась, что за тот месяц, что я провела в Школе, мой автоматизм по наведению порядка в доме ослабнет. Так что меня порадовало, что навыки у меня сохранились в полном объёме, я, не раздумывая, действовала по установленному в доме порядку. Возможно, многим не нравится то, о чём я пишу, ещё сравнят наш дом с казармой или чем-то подобным. Но мама утверждала: "Порядок в доме способствует порядку в мыслях!"
   Ладно, не буду вам надоедать нашими правилами, в каждом доме они свои. Итак, мы вошли в гостиную, где находились остальные наши домочадцы. Мама читала. Судя по раскрытой книге, скоро закончит. Папа с близнецами сооружал из строительного конструктора что-то громоздкое, объясняя им по ходу дела, что у них получается. Близнецы, пыхтя, усердно трудились, пока больше мешая, чем помогая.
   Бабушка Тоня в компьютерном углу общалась с сестрой по Скайпу. Бабуля впервые познакомилась с компьютером девять лет назад, когда мы поселились здесь все вместе, и до сих пор была от него в восторге.
   У нас день близился к вечеру, в Канаде было ещё утро (из-за разницы часовых поясов, как вы понимаете).
   Марик сразу бросился к мужской половине нашего семейства. Он начал рассказывать и показывать, какие движения он сегодня осваивал. Неловко взмахнул рукой - и часть конструкции повалилась на пол. Близнецам это понравилось, и они с восторгом начали рушить остальное. Папа вздохнул, быстро организовал мальчишек на уборку конструктора в ящик, потом поручил Марику отрабатывать выученные движения с близнецами, а сам перешёл в наш угол. В "наш", потому что я присоединилась к бабушке и включилась в разговор. Мы с папой рассказали бабушке Жене наши новости и стали прощаться - нам пора было ужинать.
   Бабушка Женя сказала, что Жан-Жак куда-то рано утром умчался, но просил передать, что урок французского он со мной проведёт, как всегда, в 20 часов по нашему времени. Бабушка Женя опять пошутила насчёт того, что Россия хотя бы по времени "впереди планеты всей", и отключилась.
   Перед тем как идти с мамой и бабулей на кухню, чтобы накрывать на стол к ужину, я успела сказать папе, что в приезде Жан-Жака нет необходимости, поскольку завтра в 9 часов к нему в офис придёт мой Учитель.
   После ужина я пошла к себе в комнату и включила ноутбук. Пока просмотрела почту, учебные сайты, подошло время занятий, и пришёл вызов от Жан-Жака. Кузен улыбнулся мне и вопросительно поднял бровь. "Как дела?" - расшифровала я этот вопрос и подняла вверх оба больших пальца. Французским мы с ним занимались разговорным, грамматику я сама могла посмотреть в Интернете и проконсультироваться с бабушкой Женей. Я только успела сказать ему о том, что к нам хочет присоединиться Слава, как от того пришёл вызов. Так что мы начали заниматься втроём. Когда кузен спросил, какую тему я сегодня хочу обсудить, я сказала им по-французски: "Я нашла себе Учителя" и спросила, правильно ли я построила фразу. Жан-Жак понял, но чтобы получить подтверждение, он вопросительно посмотрел на меня. Я кивнула. Он сказал, что очень рад обсудить эту тему. И задал мне несколько вопросов, типа мой Учитель мужчина или женщина, старый он или молодой, давно ли я его знаю, нравится ли он мне. Это были стандартные предложения из учебника, так что мы вряд ли возбудили чьё-то подозрение. Затем Жан-Жак рассказал о своём Учителе. Потом подошла очередь Славы, мы его тоже попросили рассказать об его Учителе. В конце урока Жан-Жак сказал, что он очень рад за нас, что мы делаем такие успехи ... во французском, причём последнее слово добавил после небольшой паузы. Потом мы с ним договорились о следующем уроке и распрощались.
   Было уже около 9 часов вечера. Я помогла маме искупать и уложить близнецов, а мурлыкать им колыбельную взялась Тяпа. Папа в это время был в комнате Марика, рассказывал ему вечернюю сказку. Потом, постучав, он зашёл ко мне пожелать спокойной ночи.
   - Ну как, Женюрка, - шутливо спросил папа, - привыкаешь вновь к земной жизни?
   - Ты знаешь, - поделилась я, - какое-то странное ощущение, как будто волшебный мир мне приснился. В то же время я знаю, что я изменилась. Все мои навыки остались при мне, и мне просто не терпится начать овладевать новыми. Кажется, что ждать четыре недели - это так долго. И в Школе сначала казалось, что месяц - это так много, а теперь такое ощущение, что он просто промелькнул.
   - Ты просто не представляешь, как я рад за тебя, доченька, - ласково сказал папа.
   - Почему же, как раз представляю, - поддразнила я его. - Я же вижу эту радость в твоей ауре.
   - А ещё что ты там видишь? - оживился папа.
   - Ещё вижу любовь к нам, заботу, стремление защитить, а ещё тревогу, озабоченность..., - начала перечислять я.
   - Хватит, хватит, - остановил меня папа. - Это получается, я перед тобой как на открытой ладони! Плохо, если и другие смогут меня так же считывать, - озабоченно сказал он.
   - А ты спроси завтра моего Учителя, что можно сделать, чтобы не быть для других открытой книгой, - посоветовала я. - Он же Психолог, наверняка может ставить защиту. Я-то ещё не умею, да и вообще в волшебном мире защита не нужна, там нет плохих людей.
   - Просто сказка, - вздохнул папа. И спросил: - А поподробней об Учителе?
   - Понимаешь, - начала я своё объяснение, - ученики нашей Школы могут находить себе Учителя в своём мире, причём этот Учитель - обязательно выпускник Школы. Когда мы находимся в своём мире, нам иногда нужны руководство и помощь, особенно на первых курсах, а куратор и опекуны со мной рядом только на Острове. Но обычно Учитель находится не сразу, а когда появляется необходимость в его помощи. Жани вот нашёл Учителя только на третьем курсе, а в нашем городе из всех наших Учитель есть только у Марины. У Володи тоже есть Учитель, но не в нашем городе, а в Харькове. Он на втором курсе его нашёл, когда ездил на осенние каникулы к родителям мамы, они в Украине живут. А у меня вот Учитель появился почти сразу. Учитель считает, что это мой Мир решил, что мне нужен Учитель как можно скорее.
   - Вероятно, это из-за меня, - предположил папа. - Вернее, из-за того, что на меня началась охота. Кое-кому очень не нравятся мои успехи в предпринимательстве. Вместо того чтобы самим работать, стараются захапать то, что другие создают.
   - Даже если из-за тебя, я очень рада, что у меня так скоро появился Учитель, - попыталась я утешить папу. - Видишь, наша семья для Мира Земли что-то значит, если он встаёт на нашу защиту.
   - Ну, спасибо, доченька, подбодрила, - повеселел папа. - Я и один не собирался сдаваться, но всегда легче бороться, когда тебе помогают и поддерживают.
   Я с радостью увидела, как тревога и озабоченность в ауре папы уменьшаются, а растут надежда и решимость действовать.
   Папа ушёл, но заснула я не сразу. Мысли в голове никак не могли успокоиться, не получалось их упорядочить. Вот жила, особенно ни о чём не задумываясь. Будущее было ясным: окончу школу, потом медицинский, буду детским врачом. И вдруг поход, Школа, возвращение, и всё закрутилось калейдоскопом. Тут и возникшее чувство беспокойства за родных, особенно за братишек, и вот агрессия на папу, а значит, на семью. И как жить, как действовать - я пока не представляла. А просто плыть по течению уже не получится. С такими мыслями я всё-таки уснула, но сон сначала был беспокойным. Мне снился наш Президент, и я с ним обсуждала: плохо это или хорошо, что у нас в гербе двуглавый орёл. И Президент мне объяснял символ этого герба для нашей страны. Но, когда я проснулась, я этого объяснения не помнила. А проснулась от того, что меня разбудила Тяпа. Разбудила, легла около меня, замурлыкала, и я погрузилась совсем в другой сон, лёгкий, безмятежный. Я летала с Нилом и Даррой над лугом с зеркальными цветами, и нам было весело и хорошо. А в зеркалах отражался парящий над нами Жистик, на голове которого красовался сплетённый нами венок из больших красивых цветов.
  
   10 сентября, вторник.
  
   Так что проснулась я в гораздо лучшем настроении, чем засыпала. Тяпы со мной не было. Я посмотрела на часы - 6 часов. Услышала осторожные шаги родителей, они собирались на пробежку. Я быстро натянула спортивный костюм и выбежала из комнаты.
   - Подождите, я с вами, - прошептала я.
   Бежали мы вчетвером. Впереди, как бы показывая путь, бежала Тяпа, за ней мы трое. Родители сначала сдерживали шаг, чтобы подстроиться под меня, но я их уверила, что вполне смогу держать их обычный темп. Папа сначала беспокоился, что Тяпа уходит с нами, а дом остаётся незащищённым. Но я его успокоила, что за наш дом и участок можно больше не волноваться, он под защитой домовых. Когда я рассказала им всю историю поиска домовых и их переселения в дом, мама засмеялась:
   - А я всё понять не могла, с каким это Лоликом близнецы играют. Теперь буду знать.
   Когда мы бежали по набережной, я с изумлением увидела, что на парапете, скамейках и прочих возвышениях сидело множество домовых, которые провожали нас тоскливыми взглядами. Я всегда думала, что наш город - это город бездомных кошек, столько их встречается на каждом шагу. Но домовые?! Их-то почему столько бездомных? Ведь город у нас строится стремительными темпами.
   Когда мы, искупавшись в море после пробежки, вернулись домой, я спросила у Лавра:
   "Лавр, ты не знаешь, почему на набережной так много домовых? Неужели они все бездомные?"
   "Бездомные", - грустно вздохнул Лавр. - "Домашнему домовому в голову не придёт куда-то отлучаться, и дома дел невпроворот".
   "Но почему?" - не могла я понять. - "У нас в городе ведь столько настроили в последние годы!"
   "Строят много", - согласился Лавр, - "но кто сейчас при заселении домовых зовёт? Никто и не вспоминает. Раньше хоть кошек первыми пускали в квартиру, а кошки и домовых привечали, если хозяева сами не догадывались".
   "Надо что-то делать", - заявила я. - "Ты знаешь, мне так было стыдно перед ними, что мы, люди, такие неблагодарные".
   "Может вы, волшебники, им пока приют создадите?" - предложил Лавр. - "Мы хоть и умеем договариваться со стихиями, но бездомным быть уж очень тяжко, все силы на выживание уходят".
   - Сегодня же сделаем, - горячо пообещала я, уже вслух.
   - Что сделаете, и кто сделает? - спросил папа, услышавший меня. - С кем это ты разговариваешь, если не секрет?
   - Не секрет, с Лавром, - ответила я. - Когда мы сейчас бежали по набережной, я там увидела много домовых. Лавр говорит, это бездомные домовые. Вот я ему и пообещала, что мы, ну, ученики Школы, сегодня же создадим приют для бездомных домовых города. Мне их так жалко, - добавила я.
   - Не понял, - удивился папа, - город-то строится. Я, наоборот, думал, что на всех новосёлов домовых не хватит.
   - Лавр говорит, что домовые сами-то не приходят в дом, - объяснила я, - их приглашать нужно. Вот ты дом наш построил, а домового не пригласил, хотя тебе бабуля и говорила.
   - Так ведь я же не знал, как, - смутился папа. И попросил: - Простите меня, домовые, и знайте, что мы вам очень рады. Добро пожаловать в наш дом и на участок. Ой, - воскликнул он, - что это было? Меня тёплым воздухом как приласкали.
   - Это Фёкла тебе благодарность от них направила, - засмеялась я.
   - Такое ощущение, что я в сказке нахожусь, - снова восхищённо сказал папа. - Слушай, спроси Лавра, а как бы мне в офис парочку домовых пригласить?
   Я говорила, что мой папа очень умный и серьёзный в делах, он не упускает возможности что-то улучшить в жизни? Вот и сейчас, судя по всему, он предвкушал что-то хорошее, планировал какие-то улучшения. Он не скрывал своих ожиданий:
   - И порядка в офисе больше будет, да и охрана будет надёжной. Ведь так?
   - Так, - подтвердила я со слов Лавра. - Только Лавр советует сначала создать для домовых приют, подождать, пока они там обоснуются. Это они быстро. А потом можно к ним обратиться, спросить, кто захочет пойти в офис. Лавр говорит, что желающих будет в общем-то немного, потому что домовые контор не любят, им человеческое тепло желательно ощущать постоянно.
   - О, это у меня в офисе имеется, - оживился папа. - На участке, где офис построен, живут прежние хозяева участка, думаю, домовым с ними будет хорошо.
   Я здесь отвлекусь немного, расскажу о папином офисе и почему он был уверен, что домовому там будет уютно. Я вспомнила рассказ бабули о том, как папа этот офис себе построил. На том месте стоял домик двух пенсионеров. Бабуля была с ними знакома, они по утрам вместе купались летом в море. А тут, когда папа с мамой уже жили у бабули, и папа разворачивал свою "империю", бабушка в разговоре с этими знакомыми узнала, что они уже устали обслуживать отдыхающих. Хотели бы жить по-прежнему отдельно, но в благоустроенном доме, а не в том стареньком, который у них был. Да и отдыхающие с каждым годом становятся всё наглее, от них больше вреда, чем дохода. Бабуля рассказала об этом папе. Она вообще у нас много по городу гуляет, знакомые везде есть, так что она у папы главный информатор по жизни города. Папа как раз думал о строительстве своего офиса, арендовать помещения в больших домах ему не нравилось. Так что попросил бабулю свести его с этими пенсионерами, которым он предложил очень интересный договор. Он покупает у них участок с домиком, деньги будет выплачивать в течение года, сразу у него такой суммы нет. На время строительства офиса папа снимает для них однокомнатную квартиру, они там живут, а когда офис будет построен, в нём будет выделена двухкомнатная квартира со всеми удобствами, в которой эти пенсионеры могут жить до конца дней своих. Квартира им, конечно, не принадлежит, ведь они получат деньги за участок. Если им что-то не понравится, они могут себе на них купить хорошую квартиру в многоквартирном доме. Когда он все эти условия в присутствии адвоката и нотариуса изложил пенсионерам, а нотариус им подробно объяснил, как это для них выгодно, то они договор подписали. После этого участок расчистили и построили четырёхэтажное здание офиса. А на первом этаже с отдельным входом сделали двухкомнатную квартиру, куда и поселились бывшие хозяева участка. Самое для них главное - они не платили коммуналку, все расходы по коммуналке оплачивал папа. Представляете, как старики были рады? Папа поставил им только одно условие - не принимать отдыхающих. А они и не собирались. Уж как они благодарили бабушку Тоню за свою новую жизнь! Папы они стеснялись, он ведь был весь в делах, а бабуля стала у них самой желанной гостьей. Ну, это я отвлеклась, просто хотела показать деловую организованность моего папы. Не знаю, получилось ли, но вот в тот день моё восхищение тем, как папа чётко планирует и организует работу, очень возросло. Хочу у него этому научиться!
   На этой оптимистической ноте мы и закончили разговор о домовых. Я ещё позанималась на тренажёрах, а потом мы с Мариком начали собираться в школу. В школу я тоже шла уже с большей охотой, поскольку там можно было общаться со "своими". Я сразу, как пришла в школу, мысленно поговорила с Володей и Соней, рассказала о приглашении папы прийти сегодня к нему в офис. Они согласились прийти. Дина стояла рядом со мной и тоже участвовала в разговоре. А потом я позвала ещё Марину и Инессу Степановну и рассказала им о бездомных домовых. Кстати, Инесса Степановна сразу нам и объяснила, почему до сих пор никто из них не видел этих бездомных домовых. Оказывается, домовым теперь возвращающаяся магия помогает перемещаться. Раньше они этого не могли. Инесса Степановна обещала сегодня же создать пространственный карман в горе у ближнего дольмена. Она сказала, что это прежде тоже было невозможно из-за отсутствия магии, а сейчас магии уже достаточно накопилось около каждых Врат, и она всё больше распространяется по Земле. Так что приют Инесса Степановна создаст для домовых уже во время занятий, у неё "окно" после третьего урока. И она сразу пригласит всех бездомных домовых собраться у этого дольмена, создаст им пространственный карман, а дальше они уже будут обустраиваться, как сами захотят. А у меня сразу стало легче на душе.
   С учёбой тоже стало легче. Сегодня первым уроком была физика, новый для нас предмет. Я вчера в Интернете нашла урок с объяснением нашей сегодняшней темы, во время урока разъясняла Дине то, что она не поняла из объяснений нашей учительницы. Дина сидит за одним столом с Филатовым, так она и ему ещё объяснила. На втором уроке мы разделились, у меня была информатика (тоже мой любимый предмет), а у Дины английский. Я очень жалела, что Дина не попала в группу Бориса Натановича. Их учительница скучно проводила уроки. В общем, я ухитрилась объяснить Дине новую тему по грамматике так, что она её отлично поняла. А раз поняла, то при её новой абсолютной памяти уже не забудет. Поэтому задание по английскому Дина выполнила без ошибок. После математики мы с Диной снова разделились, теперь у неё была информатика, а у меня английский. Да, совсем забыла. Когда я вчера показывала папе расписание уроков на сегодняшний день, то посетовала, что у Дины дома нет компьютера, поэтому информатика у неё идёт трудно. А папа сказал, что у него в офисе есть старый моноблок, который ещё вполне проработает пару лет, и он может отдать этот моноблок Дине для учёбы. А поскольку и папа у Дины теперь будет хорошо зарабатывать, то скоро они себе могут купить новый компьютер. И Дина теперь легко сможет сама оплачивать себе Интернет из своей зарплаты.
   Вот эту новость я и сообщила Дине перед информатикой. И у неё сразу появился стимул для занятий (это я шучу). Стимул у неё и так был, при её-то способностях будущего волшебника. Мы вообще с ней решили учиться только на пятёрки. Волшебники мы или нет!? Мы с ней даже на ИЗО умудрились заработать по пятёрке, хотя художественными талантами до сих пор не блистали.
   Последним уроком было обществознание. Вот предмет, отношение к которому у нас с Диной кардинально изменилось. При той ответственности, что ложилась на нас в деле возрождения нашего Мира, обществознание становилось для нас очень важным предметом, к изучению которого мы приступили с энтузиазмом, который поразил Жанну Максимовну. Она, кроме истории, вела у нас и обществознание. Я почему так подробно описываю, что происходит в школе? Учёба в школе, это сейчас моя работа, моё поле деятельности, так сказать. Вот я и отмечаю те изменения, что там происходят.
   На последней перемене я позвонила папе (он, к счастью, ещё не ушёл на обед) и попросила, чтобы тот моноблок, что он обещал Дине, привезли к школе к концу занятий (в 13.45). Так что после обществознания мы с Диной побежали на выход. Машина уже ждала. Я поздоровалась с водителем, познакомила его с Диной, и он отвёз нас к Дининому дому. Там он занёс нам коробку с компьютером в дом и уехал. Я помогла Дине установить моноблок, познакомила с особенностями работы на нём и посоветовала поскорее подвести кабель Интернета. И Дина показала мне Серёжу. Мне его так жалко было, просто не высказать. Мне пришло в голову определение "никакой". Это так бабуля называет людей, которых показывают по телевизору, которые ничего не соображают. Вот и Серёжа был "никакой", вяло лежал в манеже и взгляд такой рассеянный. Он медленно водил глазами по потолку и стенам, долго не задерживаясь ни на чём. А Дина увидела мою жалость и сказала:
   - Ты его раньше не видела, вот и не можешь оценить, как он начал меняться. Вот Володя говорит, что через пару недель мы его не узнаем. В воскресенье у него взгляд ещё бессмысленный был, а сейчас он смотрит вокруг. И головку он не держал, а сейчас уже может понемногу. Мы его вообще-то чужим не показываем, но ты ведь не чужая, тебе можно.
   - Мне можно, - подтвердила я. - И ты в любой момент можешь рассчитывать на мою помощь, помни об этом.
   Потом Дина мне рассказала, что Володя ей признался в том, что не был уверен сначала, сможет ли он помочь. Дело в том, что волшебники, вернее, ученики Школы, не брались лечить детей, которые рождались с отклонениями, обусловленными родовыми проклятьями. То есть, если в их роду кто-то из предков совершил тяжкий грех, ребёнок мог быть неизлечимым. Но у Серёжи причина ДЦП была не в грехах родителей, а в ошибке акушерки. Когда Володя это "увидел", он уже был уверен, что Серёжу можно быстро вылечить. Вот и взялся.
   А я очень порадовалась тому, что Володя взялся помочь, и у Лесковых вскоре уйдёт эта беда. По рассказам мамы я знала, как это страшно, когда ребёнок болеет, и нет надежды на исцеление. Так что домой я бежала с лёгким сердцем.
   Сегодня я обедала с мамой, на этот раз припозднилась она. Когда родились близнецы, мама уволилась из детской поликлиники. А когда малышам исполнился год, мама согласилась работать консультантом в детском санатории. Не врачом, постоянно, а консультантом, когда штатному врачу санатория требовалась помощь. Сегодня она как раз туда и ездила. Благо, теперь у нас была Тяпа. А то раньше мама переживала, когда ей надо было уехать, потому что бабушке было трудно одной с двумя маленькими непоседами. За Тяпу мама не уставала меня благодарить. Ведь теперь она даже от прогулки с близнецами могла получать удовольствие. Раньше ей всё время приходилось гоняться то за одним, то за другим. Теперь с этим отлично справлялась Тяпа.
   Бабушка Тоня не забыла просьбу домовых о молоке. Уже сегодня с утра она обзванивала своих знакомых, узнала телефоны нескольких сельчан, которые постоянно привозили молоко от своих коров, на продажу к нам в город. И после обеда попросила маму свозить её и меня в ближайшие посёлки. Марик согласился побыть дома с близнецами, тем более, что они ещё спали. А когда проснутся, Марику помогут и домовые и Тяпа. Марика я уже научила видеть домовых и даже общаться с ними. А вот не скажу, как. Сами учитесь дружить со своими домовыми. Могу только подсказать. Если действительно поверите в них и искренне попросите общаться с вами, они откликнутся. Если они у вас, естественно, есть.
   Итак, Марик остался дома, а мы съездили по четырём адресам. В первом посёлке мне понравилась корова, но маме не понравились хозяева. Уж очень грязно было у них в доме. По второму адресу корова была больна, по третьему - кормили корову неправильно, у неё молоко получалось некачественное. А вот в четвёртом посёлке нам всё понравилось: хозяева трудолюбивые, опрятные, о коровах (у них две) заботятся. Хозяин (дядя Петя) сказал, что возить молоко ему не трудно, всё равно отвозит детей в школу. Было только жалко времени, которое уходило на ожидание покупателей. Он уже склонялся к тому, чтобы сдавать молоко на молокозавод, хотя там платят очень мало. И очень обрадовался, когда бабушка сказала, что мы хотим заключить с ним договор, чтобы он все излишки молока привозил к нам. У нас семья большая, нам много молока надо. Так что договорились быстро, и с завтрашнего дня он начнёт возить нам молоко прямо после утренней дойки. Тару мы ему привезли свою, нам Фёкла дала две баклаги (так эти сосуды бабушка обозначила), вот мы их и оставили у молочника. Будет привозить молоко в одной, вторую мы ему взамен чистую будем отдавать. Фёкла сказала, что в этих баклагах любое количество молока поместится, притом они так заговорены, что молоко в них всегда будет свежее.
   Вернулись мы домой довольные. И ездили недолго, близнецы недавно проснулись, как сказал Марик, и домовых обрадовали, что с завтрашнего дня молока у нас будет вдоволь. А Марик был доволен тем, что чувствует себя дома в полной безопасности. Он ведь впервые остался один с близнецами в таком большом доме, но нисколько не боялся.
   Между прочим, пока нас не было, Марик пожаловался Лавру на нашего нового соседа. Соседа не по улице, а по участку. На том участке раньше и жил Лавр, пока хозяева его не бросили. У нас ведь дом построен в глубине участка. Так вот, недавно тот участок, доступ к которому с другой стороны квартала, т.е., с параллельной улицы, купил один из папиных конкурентов. И тоже решил дом построить в глубине участка, то есть рядом с нашим домом. У нас-то папа соблюдал нормы строительства, дом стоял на надлежащем расстоянии от границы участка. А Никита Игоревич Комаров решил дом строить прямо на границе своего, чтобы стена дома прямо перед нашими окнами была. Папа только вздохнул, даже не стал пытаться образумить Комарова. Тот ведь и рассчитывал, что папа будет просить и договариваться, заранее злорадствовал, как откажет этому "выскочке". А папа нам сказал, что придётся нам окна на той стороне закрыть. Я к чему так подробно. Марик рассказал Лавру эту историю, а домовой придумал очень хорошее решение. Лавр установил на границе нашего участка звуковой барьер и сказал, что шум от Комаровых до нас не будет доноситься вообще. Когда мы это узнали, обрадовались все, а бабуля особенно. У неё окна комнаты выходили на участок Комарова, чтобы ей шум с улицы не был слышен. А ещё Лавр вырастил на границе с соседними участками высокую зелёную изгородь.
   - Как же хорошо, когда с домовыми дружбу водишь, - радостно сказала бабуля. - Как много мы потеряли, когда про домовых забыли!
   А к 17 часам мы вчетвером (Володя, Соня, Дина и я) пришли в папин офис, чтобы обсудить условия нашей работы. Марина начала работать ещё вчера.
   Когда Володя с Соней познакомились с папой, мы устроились на креслах и диване в папином кабинете. Папа предложил нам напитки, от которых мы дружно отказались. А потом Володя начал доставать из пустоты привычные уже нам стаканы с нектаром. Достал пять стаканов и вручил каждому.
   - Впечатлён, - восхищённо сказал папа, получив свой стакан. - У-ум, - промычал он, сделав первый глоток, - действительно, Божественный нектар.
   Мы помолчали, наслаждаясь напитком, потом папа поинтересовался.
   - А вы все так можете? - он указал на исчезающие из наших рук пустые стаканы.
   Мы трое дружно замотали головами.
   - Только Володя, - пояснила я, - мы ещё этого не умеем.
   - Ладно, переходим к делу, - сказал папа. - Я вас собрал, ребята, и девчата, - добавил он, улыбнувшись, - чтобы предложить вам работу, которая принесёт благо жителям нашего города.
   - А что за работа? - осторожно спросил Володя.
   - Женя мне сказала, что вы можете уже различать полезные и вредные для здоровья продукты, лекарства, одежду, обувь, игрушки, в общем, всё то, что продаётся на рынках и в магазинах.
   - Да, этому учат ещё на первом курсе, - подтвердил Володя. - Я, когда только начал учиться в Школе, решил принести пользу родному городу, - с горькой иронией сказал он. - Меня отказались слушать. Между прочим, - добавил он с ехидной улыбочкой, - в ваш офис, Анатолий Владимирович, я тоже обращался.
   - Ну, извини, - добродушно сказал папа. - Сам знаешь, не верят на Земле в волшебников. Скажи, - заинтересовался он, - а к кому ты здесь обращался?
   - Я к вашему заведующему аптекарскими складами сначала пошёл, к Льву Наумовичу, - сердито сказал Володя. - Он меня выслушал, посмеялся, сказал, чтобы я шёл играть в другое место, передал привет папе и распрощался.
   - Ну, прости старика, - снова извинился папа. - Я и тебя понимаю, но и Льва Наумовича тоже можно понять. Ты вот своему папе говорил, что ты на волшебника учишься?
   - Пробовал, - покраснел Володя. - Он не поверил, тоже решил, что я так играю.
   - Ну, вот видишь, - посочувствовал папа, - трудно с нами, взрослыми.
   - Вы же вот поверили, - сказал Володя.
   - Если честно, - теперь покраснел папа, - меня окончательно убедила Тяпа. Женюрка, не сердись, - правильно интерпретировал он моё возмущённое сопение. - Я сначала тоже решил, что ты играешь, но тут кристалл и картина, я заколебался, а потом Тяпа показала свои умения. Тут уж либо верить в то, что Женя говорит правду, либо в то, что мы оба не в себе. Я выбрал первое. Ну, а теперь вернёмся к нашим баранам, то есть к теме нашей встречи. Я вот тут прикинул, какую работу каждому из вас предложить. Раз Володя у нас самый продвинутый, да ещё будущий медик, я тебе предлагаю, когда у тебя будет время и желание, работать в аптеках и на аптечных складах, очищать их от некачественных товаров. В первую очередь обращай внимание на лекарства. Сонечке заняться торговыми центрами, бутиками, промышленными рынками. А на Жене с Диной продовольственные склады, магазины, рынки. Как, согласны?
   - Для меня подходит, - согласился Володя, - а вот Соню рациональнее было бы направить как раз на рынки и овощные базы. Она уже умеет помещать фрукты и овощи в стазис. Поясню. Продукты в стазисе могут храниться сколько угодно долго, не теряя своего качества, то есть, они не портятся.
   - О как, - растерянно и восхищённо сказал папа. - Я о таком и не слышал, только в книгах читал из жанра фэнтези. Тогда меняем расстановку. Соне и Дине - овощные базы и рынок, а Жене всё остальное. Годится?
   Мы согласно кивнули головами. Папа сделал какие-то заметки в своём блокноте и спросил:
   - Володя, я так понимаю, что ты тоже можешь помещать продукты в стазис? А что ещё ты можешь, в отличие от девочек?
   - Ещё я владею телекинезом, - сообщил Володя. - То есть, если девочки будут рассортировывать годные и негодные продукты, эти продукты нужно будет растаскивать руками. Я могу разнести их в разные стороны телекинезом.
   - Даже так, - снова восхитился папа, - а тебя можно будет звать для такой работы не только в аптеках?
   - Конечно, можно, - пожал плечами Володя. - Мне это не трудно.
   - Тогда так, - подвёл итог папа, - каждый из вас сообщает мне, в какой день и когда ему удобнее заняться работой. То есть, сообщаете и время, - пояснил он. - Я к каждому из вас прикреплю маркетолога из отдела продаж, с ними и будете ездить по торговым точкам и складам. Только как бы вас немного замаскировать? - задумался папа. - Чтобы не привлечь к вам ненужного внимания, - пояснил он.
   - Можно предложить? - по привычке подняла руку Соня.
   - Давай, - поощрил её папа.
   - Я вот видела на нашем рынке, там одна старушка выбирает себе фрукты и овощи с помощью бусинки на нитке. Говорит, это метод маятника.
   - Точно, - обрадовался папа, - биолокация, как же я о ней забыл. Для вида снабдим вас рамками, а маркетологам я объясню, что вы в школе изучаете биолокацию, а мы на практике её применяем. Спасибо, Сонечка, - похвалил он.
   Потом папа записал номера мобильников у всех нас и сообщил:
   - Завтра я вам всем сообщу смс-ками, к какому маркетологу и по какому телефону обращаться, когда захотите поработать. Все эти маркетологи завтра утром получат от меня точные указания, кого ждать, куда везти и что делать. Теперь об оплате. Я назову предлагаемую, а вы подумайте. Если что-то не устроит, сразу говорите, чтобы не было обид. Обещаю внимательно выслушать ваши доводы. Итак, Дине, Жене и Соне я плачу по тысяче рублей за каждый час работы. Соне за каждое применение стазиса доплачиваю две тысячи рублей. Володе я предлагаю пять тысяч рублей за час работы. Согласны, или кто-то недоволен?
   Какое недоволен! Мы и не ожидали такой оплаты. Мы мысленно посовещались, и Володя ответил за всех нас:
   - Недовольных нет, Анатолий Владимирович! Честно говоря, это даже больше, чем я ожидал.
   - Вот и хорошо, - сказал папа. - Всем спасибо за согласие. А теперь за работу?
   - Минуточку! - спохватился Володя, - я тут приготовил всем магические метки для обозначения качества товаров. Красные - для вредных, жёлтые - для бесполезных, а зелёные - для полезных. С помощью меток сортировать их будет очень легко, у меня будет на каждый склад уходить несколько минут.
   И он раздал нам небольшие коробочки с тремя отделениями.
   - Замечательно! - воскликнул папа. - Как я понимаю, метки в коробочках будут постоянно пополняться?
   - А Вы откуда знаете? - удивился Володя.
   - У нас дома такая коробочка уже есть, - объяснила я. - С зубными пластинками.
   - Ой, - воскликнула Дина, - а я и забыла взять пластинки для нас. Обязательно возьму в следующий раз.
   Мы попрощались и пошли по домам, снабжённые подробными инструкциями и магическими метками. Знаете, это я впервые поняла, какие организаторские таланты у моего папы. Теперь понятно, как он ведёт дела. Он ничего не упускает из виду, быстро ориентируется в разных вопросах. Да что я буду его описывать, перечислять, что он сделал! Меньше чем за девять лет, что мы живём в этом городе, вон сколько всего папа здесь создал!
  
  
  
   11 сентября, среда
  
   В среду произошло событие, которого я уж никак не ожидала. С утра всё шло, как обычно. Утром пробежка с родителями (и с Тяпой), купание в море. К моему облегчению, на набережной домовых уже не было.
   В это утро мы впервые попробовали парное молоко. Бабушка и раньше мне рассказывала, как в детстве его любила. Но рассказом ощущений не передать. Нам с Мариком парное молоко очень понравилось, мы выпили каждый большую кружку, так вкусно было.
   Потом мы с Мариком отправились в школу. Уроки тоже проходили нормально: русский, ОБЖ, математика, потом перекус в столовой (между прочим, я решила, что буду брать еду из дома, готовили в столовой совершенно невкусно). Потом был новый предмет - МХК. А проще - история искусств. Изучали искусство Древнего Египта, вообще-то интересно. А на физкультуре и грянул гром. Ну, в переносном смысле, конечно. Нет, на самом уроке ничего особенного не произошло. День был тёплый, мы занимались на улице. Но примерно в середине урока меня по ментальной связи позвала Инесса Степановна.
   "Женя", - даже мысленно чувствовалась её озабоченность, - "боюсь, что на географии тебя ждут неприятности. Ты к уроку готова?"
   "Готова", - озадаченно подтвердила я, перекидывая посланный мне мяч Наташе, - "А что случилось?"
   "Сейчас в учительской Жанна Максимовна (если кто не помнит, наша учительница истории) рассказывала о тебе Нинель Сергеевне (а это была наша новая географичка). Жанна Максимовна сказала, что ты любыми способами добиваешься пятёрок, и лучше с тобой не связываться. Ну, а Нинель Сергеевна недавно только окончила институт, опыта у неё нет, зато гонору много. Она заявила, что не позволит собой манипулировать и поставит "эту выскочку Светлову" на место. Я пыталась с ней поговорить, но она уже, как говорится, "закусила удила". Я на следующем уроке свободна, хотела пойти к вам на урок, но Нинель Сергеевна не разрешила. Так что на географии будь настороже".
   "И что же мне делать?" - растерялась я.
   До сих пор мне не приходилось конфликтовать с учителями. Ну, это с моей точки зрения. Если мне занижали оценку, я всегда спрашивала - почему. И пыталась объяснить, почему я спрашиваю. Если оценка ниже, значит, в моём ответе были какие-то недочёты. Вот я и просила мне их сообщить, чтобы в будущем я их исправила. По-моему, это логично, так ведь? И вдруг такое.
   "Не впадай в панику", - посоветовала Инесса Степановна. - "Сделаем так. Я на перемене установлю в кабинете географии миниатюрную видеокамеру, которая связана с моим ноутбуком. И мы с Верой Петровной будем смотреть урок в её кабинете и вести запись его".
   Вера Петровна была завучем школы. Она была довольно строгой, но справедливой.
   "Спасибо", - поблагодарила я свою классную руководительницу. - "Может быть, я свой айфон тоже включу на запись?"
   "Включи", - согласилась Инесса Степановна. - "Вторая запись не помешает".
   На уроке географии меня действительно ожидали неприятности. Поздоровавшись с нами и отметив отсутствующих, Нинель Сергеевна вызвала сначала Лёню и Наташу, похвалила их, поставила по четвёрке, а потом неприязненно взглянула на меня и распорядилась:
   - Светлова, к доске.
   Я включила айфон на запись и послушно отправилась на экзекуцию. Именно так можно было обозначить то, что происходило. Весь класс с недоумением, а некоторые сначала со злорадством следили за допросом, который мне устроила географичка. Что меня порадовало - чем больше она ко мне придиралась, тем больше сочувствия проявляли ко мне одноклассники. Гоняла она меня минут пятнадцать, которые показались мне часом. Если бы не мои новые способности, я бы, наверное, не выдержала. А так я спокойно отвечала на сыпавшиеся на меня вопросы, которые давно уже вышли за пределы темы урока. Наконец, Нинель Сергеевна решила, что достаточно меня наказала.
   - Садись, три, - сказала она.
   - Почему три? - вырвалось у меня. - Я же всё правильно ответила.
   - Ты всё ответила неправильно! - отрезала учительница. - Тройку я тебе ставлю из жалости, учитывая твои прежние оценки.
   Класс недовольно загудел.
   - Тихо! - прикрикнула Нинель Сергеевна. - Не отвлекаться! Объясняю новую тему.
   "Женя", - позвала меня Инесса Степановна. - "Иди на место, ничего не говори больше. Вера Петровна возмущена не меньше тебя, мы разберёмся".
   Я молча пошла на своё место, сопровождаемая сочувственными взглядами. Нинель Сергеевна с видом победительницы оглядела класс и приступила к изложению новой темы. Не знаю, в чём была причина, то ли злость тоже выбила её из колеи, то ли ещё что, но при объяснении она допустила несколько ляпов, заметных даже нам. Да и с картой она плохо работала, не сразу находила нужное. Никто из нас, конечно, не решился указать ей на это, агрессия от неё так и шла. Но Инесса Степановна меня успокоила.
   "Мы ведём запись, Женечка, этот урок Вера Петровна собирается показать на педсовете в субботу. Потерпи".
   А что мне остаётся делать? Потерплю. Мы с Нинель Сергеевной, как говорят боксёры, в "разных весовых категориях". Но одно очко я отыграла. Когда в конце урока мы записывали домашнее задание, Нинель Сергеевна спохватилась:
   - Светлова, дай свой дневник, я запишу туда твою оценку.
   - Не дам, - отрезала я, убирая дневник в ранец. - Оценка несправедливая, и Вы это отлично знаете.
   С этими словами я застегнула ранец и вышла из класса.
   Меня догнали несколько одноклассников.
   - Слышь, Светлова, ты не переживай так, - неуклюже попытался меня утешить Лёня Потапов. - Мы же все знаем, что это несправедливо. Хочешь, к директору с тобой пойдём?
   - Да? - горько усмехнулась я. - А то ты не знаешь, что говорит в таких случаях Василий Игнатьевич. "Учитель всегда прав", - передразнила я. - Да я не за себя переживаю. У меня родители классные. Я вообще за всех нас переживаю.
   - А тебе что, есть дело до других? - нарочито удивилась Маша Дубова.
   А меня удивила её аура. Там, в клубке отрицательных эмоций робко пробивались сочувствие, уважение и интерес.
   - Ты знаешь, есть, - подтвердила я. - Мне есть дело до того, что мы все, подростки, по существу не защищены от власти взрослых. Некоторых до сих пор дома наказывают, и зачастую несправедливо. Многих родители не понимают и даже не пытаются понять. А уж про школу и говорить нечего, здесь настоящий произвол учителей. Хорошо, что есть такие, как наша Инесса Степановна и Александра Николаевна. А большинство и школу ненавидят, и учеников. Ладно, ребята, до завтра. Спасибо за сочувствие.
   Я пошла домой. На душе стало полегче от поддержки одноклассников. Если даже в Маше Дубовой начинают пробуждаться добрые чувства, то, может, и мои страдания на географии были не напрасны?
   Думаю, если бы не события на уроке географии, то я бы так не опростоволосилась, как это обычно называет бабуля. В Школе меня ведь учили ощущать направленное внимание ко мне. Но на этот раз я полностью была погружена в переживания из-за того, что было на географии. Так что меня не насторожило, когда недалеко от дома меня окликнули из стоящей у тротуара машины.
   - Девочка, можно тебя на минутку? - спросила женщина, сидевшая рядом с водителем. В руках у неё была какая-то карта, мне показалось, что это карта нашего города.
   - Да, пожалуйста, - привычно откликнулась я и шагнула к машине.
   Привычно, потому что нам часто приходилось отвечать отдыхающим, как проехать по городу или найти в нём что-нибудь.
   Дальше события развивались молниеносно. Машина была мини-фургоном и, когда я подошла к передней дверце, задняя дверь скользнула назад, и высунувшийся из машины мужчина попытался схватить меня. Ага, щас! Я что, зря пять лет хожу на айкидо? Мне удалось увернуться от него, а в следующий момент ему уже было не до меня. Возникшая как будто из воздуха Тяпа обеими передними лапами так располосовала ему лицо, что он с воплем откинулся назад в машину. "Ходу!", услышала я возглас женщины, машина резко рванула с места и исчезла за ближайшим углом. А я взяла вернувшуюся ко мне Тяпу в охапку, прижала её к себе и разрыдалась. Тяпа немедленно принялась меня облизывать и успокаивать. И не подумаешь, что игрушка, а не настоящая кошка. Правда, игрушка магическая, а это намного лучше настоящего зверя или животного.
   В голове послышались взволнованные голоса Инессы Степановны и друзей из Школы. Они спрашивали, что случилось. Говорить, даже мысленно, я ещё не могла, так я им просто "показала" происшедшее. Они ещё не начали реагировать на увиденное (я имею в виду, не начали снова "говорить" со мной), как у нас в головах прозвучал спокойный голос сэнсея.
   "Спокойно, друзья, я Учитель Жени. Не волнуйтесь, Женя и её семья уже под защитой, так что с ней ничего бы не случилось, похищение не удалось бы. Просто вам всем не нужно расслабляться, и это происшествие - урок для всех".
   Мы мысленно попрощались, и я пошла домой, прижимая к себе Тяпу. Домой я вошла, уже немного успокоившись. На стук входной двери из гостиной выглянула бабушка, улыбнулась мне и сказала, обернувшись в гостиную:
   - Вон твоя Тяпа, это она Женечку почуяла и убежала встречать, - и пояснила для меня. - Марик с Тяпой играл, и вдруг она куда-то исчезла.
   Тяпа спрыгнула с моих рук и убежала к Марику. А бабушка пригляделась ко мне внимательнее и спросила:
   - Ты чем-то расстроена?
   Пугать бабушку случаем с машиной я не хотела, поэтому сказала полуправду.
   - Тройку в школе получила.
   - Неужели заслуженную? - удивилась бабушка.
   - Нет, конечно, - возмущённо вскинулась я, но, заметив в её глазах смешинки, тоже улыбнулась. - Пустяк, наверное, но неприятно.
   - Не бери в голову, - посоветовала бабушка. - Неприятно, но не смертельно. Главное - знания, а они у тебя есть. Разогреть тебе обед? - сменила она тему.
   - Нет, спасибо, я сама, - отказалась я. - Ты отдыхай, а вечером мы с тобой давай подумаем, что нам с собой в школу брать, чтобы перекусить на перемене. А то в школьной столовой так готовят - есть невозможно.
   Бабушка вернулась в гостиную, я поднялась к себе. Переоделась, спустилась в столовую и всё-таки позвонила папе.
   - Папа, ты очень занят? - осторожно спросила я. Я знала, если я сейчас расскажу ему, что случилось, он всё бросит и примчится домой.
   - Есть немного, - озабоченно ответил он. - У тебя что-то важное? До вечера потерпит?
   - Потерпит, - согласилась я. - Вернёмся с Мариком из Клуба, расскажу.
   - Тогда до вечера, - попрощался папа и отключился.
   Пока я разговаривала с папой, мой взгляд блуждал по книжке, которую вчера читал папа и оставил в столовой. Книга была перевёрнута, на корешке я прочла название книги "РЕЙДЕР 2". А когда разговор закончился, я начала читать текст на задней обложке, который мне показался вроде как объяснением того, что началось в понедельник в папином офисе и проявилось сегодня в нападении на меня. Вернее, в попытке нападения. Там было написано: "Вы завидуете чужому успеху? Вам понравился бизнес партнёра? Задумали быстро обогатиться? К вашим услугам РЕЙДЕРЫ. Они по-прежнему отравляют жизнь отечественных предпринимателей и паразитируют на несовершенстве наших законов. За время борьбы государства с этим злом их аппетиты только возросли, нравы стали ещё кровожаднее, а методы поглощения и захвата - более изощрёнными".
   Когда я это прочла, мне опять стало страшно. Все эти жучки, летающие видеокамеры, которые обнаружила Тяпа, сегодняшнее нападение на меня. Это что, и за нас принялись эти неведомые рейдеры? Поэтому папа читает эту книгу? Я автора знаю, он по телевизору программу вёл и вроде бы занимает какой-то важный пост. Я пролистала книгу. Как я поняла из просмотра, в ней отпор рейдерам дал умный адвокат. А где нам этого адвоката взять? Да, невесело. Но потом я вспомнила слова Учителя, что наша семья под защитой и постаралась успокоиться. Вечером уточню, под какой защитой.
   Я пообедала, сделала уроки на завтра и полезла в Интернет.
   В это время пришёл вызов по Скайпу от Славы. Мы с ним поговорили на разные темы по-английски, потом я ему сообщила, что вечером буду общаться с канадской бабушкой. Она меня учит французской грамматике. Слава спросил, не будет ли бабушка возражать, если он тоже поучится. Я засмеялась.
   - Бабушка будет в восторге, - сообщила я. - А объясняет грамматику она очень необычно, очень интересно и здорово запоминается. Так что присоединяйся.
   - Присоединюсь, - пообещал он. - А ты с папой уже говорила насчёт яхт-клуба?
   Помните, он пригласил нашу компанию (меня, Дарру и Нила) заниматься на Острове по выходным парусным спортом? Вот я и подумала, что я и на Земле могу записаться в яхт-клуб. У нас из школы много ребят там занимаются.
   - Ой, забыла, - спохватилась я сейчас. - Надо будет сегодня поговорить с ним. Как ты думаешь, может, мне и Марика к этому привлечь?
   - Привлеки, - согласился Слава. - Меня родители в яхт-клуб привели как раз, когда я в школу пошёл.
   - Ой, я всё время забываю, что ты тоже из нашего города, - осознала я. - Слушай, а тебе стихии помогают, когда ты на яхте?
   - На Острове без проблем, - вздохнул Слава, - а вот на Земле туго шло до нынешнего времени. Сейчас вот один раз после возвращения удалось на яхте походить, а уже чувствуется, что намного легче, особенно с воздухом. Ну, до вечера? - сменил он тему. - Время занятий с бабушкой то же, в 20.15?
   - То же, - подтвердила я, - я ей сообщу сразу, что у неё ученик прибавится.
   Время до выхода в Клуб ещё оставалось. Из комнаты Марика слышались взрывы и пулемётные очереди - шёл отстрел очередных монстров. Я поднялась на третий этаж. Близнецы уже проснулись и были заняты демонстрацией своих игрушек новому приятелю - Лолику. Мама сидела на диване, ноутбук на коленях. Я глянула на экран - очередная медицинская статья. Мама хоть и не работала пока на полную ставку, но старалась отслеживать все новинки по своей специальности.
   Увидев меня, мама улыбнулась и похлопала по сиденью рядом с собой. Я села, она обняла меня. Я прижалась к маме и даже зажмурилась от счастья. Все сегодняшние неприятности показались мелкими и неважными. С такой семьёй, как наша, ничего не страшно. Главное, что мы все вместе.
   - Спасибо тебе за кристалл, - мама поцеловала меня в макушку. - Я сегодня снова ездила на консультацию, без кристалла вряд ли получилось бы поставить правильный диагноз. Яков Матвеевич впечатлился.
   Яков Матвеевич - это пожилой и опытный врач санатория. К сожалению, он не дружил с Интернетом, поэтому мама и консультировала его по вопросам новых лекарственных разработок и методов лечения.
   Когда мы пришли в Клуб, я рассказала Учителю о своих страхах, о книге, которую папа читает, вероятно, стараясь найти выход из того неприятного положения, куда мы попали. О том, что в книге рейдерам противостоял умный адвокат, и с надеждой спросила его: "Учитель, а Вы такого умного адвоката знаете?".
   "Знаю", - постарался он успокоить меня, - "если помнишь, я вчера утром встречался с твоим папой. Мы с ним хорошо поговорили, обсудили, что делать в разных случаях, и я позвонил одному хорошему адвокату, со вчерашнего дня твой папа стал его клиентом. Так что не волнуйся. А о происшествии с машиной родителям не надо рассказывать. Ни к чему им лишние переживания. Больше такого не повторится. Твоя кошка даже на расстоянии отведёт от тебя любую угрозу, а домовые охранят дом и участок".
   "А про географию?" - спросила я. - "Тоже не рассказывать?"
   "Вот про географию, наоборот, и расскажи, и покажи", - сказал Учитель. - "Ты только сама на эту учительницу обиды не таи. Молодая она ещё и глупая, педагогического опыта нет. Она ведь искренне верит, что так она тебя воспитывает".
   Я подумала и поняла, что обида моя на географичку действительно ушла. При такой интересной жизни, как у меня, нет смысла копить обиды. Мне даже немного жалко стало эту Нинель Сергеевну.
   До ужина я родителям ничего не сказала, не хотела портить им аппетит. А вот после ужина... Я даже не ожидала, что мой рассудительный и спокойный папа так выйдет из себя. Теперь уже маме пришлось его успокаивать.
   - Я этого так не оставлю, - бушевал папа, - такое издевательство над ребёнком! Да что она о себе возомнила?!
   - Папа, а что тут можно сделать? - спросила я. Мне хотелось настроить его на поиск решения.
   - Что? - папа как бы очнулся, возвращаясь к действительности и постепенно успокаиваясь. - Завтра пойду к вашему директору, посмотрю, что он скажет. А там обдумаю дальнейшие действия. Но спускать такое безобразие я не собираюсь, - пообещал он.
   Ой, надо переводить его внимание на что-то другое. А то он внутри так и продолжает кипеть, вернее, вскипать время от времени.
   - Родители! - повысила я голос, привлекая внимание к себе. - У меня к вам ещё просьба. Я в Школе познакомилась с сыном Инессы Степановны.
   - Это который в Нахимовском учится? - вспомнил папа.
   - Да, в Нахимовском он на шестом курсе, а в нашей Школе учится на 4-м курсе отделения Стихийников. Так вот, он нас пригласил с ним по выходным на яхте ходить.
   - Ух ты, ходить, - улыбнулся папа. - Ты уже по-морскому выражаешься.
   А я порадовалась, что отвлекла его, переключила на другое. Да и он уже явно принял какое-то решение и успокоился.
   - И что у тебя за просьба? - заинтересовалась мама.
   - Я подумала, может быть, вы запишете нас с Мариком в яхт-клуб, - сказала я.
   Марик, который играл с близнецами, прислушиваясь к нашему разговору, тут же вскочил с паласа и подбежал к нам.
   - В яхт-клуб? Мы вместе? - возбуждённо и радостно заговорил он. - Вау, хочу! Мама, папа, пожалуйста, можно?
   Мама вопросительно посмотрела на папу.
   - Ты уверена, что для Марика это тоже безопасно? - спросил папа.
   - Уверена, - кивнула я. - Заниматься без меня он не будет, а я смогу о нём позаботиться в любом случае.
  
   12 сентября, четверг
  
   В четверг с утра мы с родителями бегали по другому маршруту. Это я попросила их пробежать со мной в той части набережной, где днём обычно гуляют с детьми (с колясками и без). Я обнаружила две большие промоины. По совету Учителя сама их исправлять не стала, потому что о них было известно городским службам. Просто, когда мы уже убежали оттуда, послала мысленный призыв к плиткам, вот они и просели в эти промоины. И для людей теперь безопасно, и сигнал ремонтным службам. Зато, пока бегали, уплотнила кое-где землю под плитками, убрала водяные слои поглубже.
   Перед выходом в школу я получила от Фёклы для нас с Мариком наши обеды, упакованные в пластмассовые коробочки. Домовушка сказала, обед зачарован, будет тёплым, когда мы его есть будем. И точно. На второй перемене мы с Диной отыскали наших братишек, выдали им их обеды. Приятно было смотреть, как они их уплетали. На третьей перемене мы с Диной сели отдельно, открыли свои коробочки. С нами была и Динина сестрёнка, пятиклассница Оля. Мы с большим удовольствием съели наши вкусные обеды. Маша Дубова опять начала шипеть, теперь уже и в сторону Дины, что примазывается к богатеньким. Дина только улыбнулась ей. От такой неожиданной реакции Маша замолчала и отошла от нас.
   - Дина, - спросила я, - а ты знаешь семью Дубовой?
   - Немного, - вздохнула Дина. - Машин брат, Андрей, с нашей Олей учился до пятого класса. Сейчас Оля в пятом "А", а Андрей попал в пятый "В". Папа с их отцом немного знаком, тот только из-за Андрея в школу ходит. На собрания в нашем классе он никогда не приходит, только Машина мама.
   - Не знаешь, почему? - моя жалость и сочувствие к Дубовой всё возрастали.
   - А её отец считает, что женщины - это люди второго сорта, - возмущённо ответила Дина. - Я слышала, как мой папа пересказывал маме разговор с Машиным отцом. Когда его жена ждала Андрея, Машин отец заявил жене, что если она опять родит девчонку, то пусть сразу оставляет её в роддоме, он её домой не пустит. Знаешь, какие порядки у них дома? У них двухкомнатная квартира, так у Андрея отдельная комната, а Маша спит на кухне.
   - Неужели нельзя детскую поделить пополам? - удивилась я.
   - Андрей против, - скривилась Дина. - Повторяет слова отца, что комната только для него, так как он наследник, а Машка вообще никто. Отец его поддерживает, а Маше говорит, что вот окончит она девять классов и дальше пусть сама пробивается в жизни, идёт в общежитие.
   - А Машина мама? - спросила я.
   - Я так думаю, - понизила голос Дина, - что Машина мама своего мужа боится.
   - Я подумаю, как можно Маше помочь, - пообещала я, скорее себе, чем Дине.
   *
   После обеда папа пошёл со мной и Мариком в яхт-клуб. Марика согласились принять сразу, вот мне отказали. Возраст не тот, надо было начинать раньше, да и вообще это занятие не для девочек. Хорошо, что папа был с нами. В конце концов, поняв намёки инструктора, папа договорился, что я буду приходить с Мариком и заниматься вместе с ним, но на платной основе. То есть, папа будет платить за занятия со мной и за место для нашей яхты. Марик будет заниматься и на своей яхте и на яхтах клуба, а я могу только на своей собственной. Папа сказал, что яхту для меня он найдёт очень скоро, вопрос нескольких дней, только надо знать, какую заказывать. Но мне не понравилась та яхта, которую нам советовал приобрести инструктор у своего знакомого, поэтому я тихонько сказала папе, что лучше я сегодня же посоветуюсь со Славой, а потом сообщу ему, какую мне яхту заказывать. Спешить я не хотела, лучше подожду, а пока буду помогать Марику. На том и порешили. Папа ушёл, а мы с Мариком остались на первое занятие.
   На первом занятии нам рассказали о типах яхт и экипировке яхтсменов. Марик слушал очень внимательно, но после занятия, когда мы шли домой, жалобно сказал:
   - Я уже кое-что забыл из того, что нам рассказывали.
   - Не переживай, - утешила я братишку. - Я всё запомнила, буду тебе рассказывать, сколько хочешь, пока сам не запомнишь.
   - Тогда хорошо, - успокоился Марик.
   Когда мы пришли домой, близнецы уже проснулись и готовились идти во двор. Во дворе у нас была настоящая детская площадка с горками, качелями, лестницами и прочими устройствами. Фролушка шёл вместе с ними, заботливо наблюдая за обоими. Чувство ответственности у нашего домовёнка меня просто умиляло. Поскольку уроки Марик сделал ещё до моего возвращения из школы, он тоже побежал во двор, общаться с Лавром. Ему очень понравился старший домовой, который столько знал и умел, и всегда был готов слушать Марика и отвечать на его бесчисленные вопросы. Лавр даже потеснил с первого места столь любимые моим братишкой компьютерные игры.
   А я пошла в свою комнату, посмотрела, что готовить на завтра. Ага, русский у меня уже сделан, по английскому Борис Натанович поручил подготовиться объяснять нашей группе новую грамматику. Это легко, я уже знаю, как буду объяснять. Биология меня тоже не тревожила. Инесса Степановна так рассказывает, что учебник уже можно не читать. Что там дальше? Физкультура и две технологии. По технологии в дневнике было написано только "Салаты". Я послала вызов Дине.
   "Ты уже объединилась с кем-нибудь к технологии?"
   "Не-а", - зевнула подруга, - "совсем забыла".
   "А ты чего зеваешь?" - удивилась я.
   "Да, понимаешь", - смутилась Дина, - "усыпляла Серёжу и сама с ним заснула, только что проснулись".
   "Давай подумаем о технологии", - поторопила я её, поглядывая не часы. Было без десяти четыре, в четыре должен вызвать по скайпу Слава. А к 17 часам меня ждут на самом большом папином складе, сегодня начинаю его "проверку".
   "А что о ней думать?" - снова зевнула Дина. - "Я с Тишей советовалась, он предлагает сырный салат делать, просто и вкусно. Так что давай решим, кто что принесёт. Да, и давай Машу к себе пригласим, а то все девчонки разбились на группы, а её никто не взял, потому что она обычно ничего из дома не приносит".
   "А что там к сырному салату ещё надо, кроме сыра, естественно?"
   "Ещё яйца, майонез, чеснок", - перечислила Дина. - "О, вот Тиша подсказывает, ещё можно взять батон нарезанный, обжарить ломтики в тостере и на них салат намазывать. Вкусно будет".
   "Подожди", - нахмурилась я, - "а как это тебе Тиша подсказывает? Я же тебя по узконаправленной связи вызывала, как Инесса Степановна учила. А почему он нас слышит?"
   "О, а это я его специально подключила", - оживилась Дина. - "Инесса Степановна ведь показывала, как подключать ещё кого-то, если он рядом находится. Вот я Тишу и подключила, потренироваться".
   "Понятно", - сообщила я, - "теперь давай решим, кто что принесёт, а то мне пора в Скайп выходить. Я могу принести сыр и майонез, куплю на обратном пути, я скоро в склад пойду. Только скажи, сыр какой".
   "Сыр лучше голландский, вот Тиша советует", - отозвалась Дина. - "А я принесу батон и отварю яйца дома, чтобы не побились при переноске. Сейчас позвоню Маше, на ней чеснок и тёрка".
   "Ладно, зови её", - согласилась я. - "Только я на всякий случай чеснок тоже прихвачу, вдруг у неё и чеснока нет".
   "Возьми", - засмеялась Дина, - "тогда я на всякий случай тёрку захвачу. Вернее, я у неё сейчас узнаю, сможет ли она тёрку принести".
   Я включила ноутбук, быстро пришёл вызов по Скайпу от Славы. Но перед этим я скопировала и распечатала разные виды яхт для начинающих спортсменов, вернее, яхтсменов. Слава сразу просмотрел их все, внимательно выслушал моё описание визита в яхт-клуб. Сделал несколько замечаний по поводу материала первого урока и посетовал.
   - Жаль, к неудачному инструктору вы попали. Знаю я этого Матвея. У него гонору много, сам бывший яхтсмен, только объяснять и учить доходчиво не умеет.
   - Это поправимо, - решила я. - Раз папа будет за меня платить, то и инструктора я себе выберу сама. Ты только скажи, к кому обращаться.
   - Если ворчливости и резкости не боишься, то самый лучший - НикНик, вернее, Николай Николаевич Аксёнов, - заулыбался Слава. И пояснил: - Я улыбаюсь, потому что вспоминаю, как он меня гонял. Я только здесь понял, что если не обращать внимания на тон, а вникать в смысл его поучений, то он самый лучший наставник. Если он тебя примет, тогда уговори его и Марика к себе взять, скажи, что не можешь брата оставить. Да что я тебя тоном резким пугаю, ты уже ауры различаешь, так что ориентируйся не на его ругань, а на его отношение.
   - А яхту нам какую покупать? - вернула я его к теме обсуждения.
   - Сама решила, что торопиться не стоит. Возьми завтра эти распечатки в яхт-клуб, если уговоришь НикНика, пусть он тебе и посоветует тип яхты. И не забудь передать ему привет от меня, скажи, что я не забыл его уроков.
   Поговорив с другом, я собралась идти в склад. Туда я решила пробежаться. Хотя дорога к складу и шла в гору, меня эта пробежка не утомила. Я ведь как следует занимаюсь бегом больше месяца, если учесть занятия бегом в Школе по утрам. А сейчас я ещё облегчила свой вес, с удовольствием ощущая, как магия придаёт мне силы.
   Ровно в 17 часов я уже входила в огромный склад на окраине города. Я даже сначала испугалась, так много там всего было. У входа меня окликнула женщина, на вид чуть постарше мамы.
   - Ты Женя, дочка Анатолия Владимировича? - доброжелательно спросила она.
   - Да, - подтвердила я. - Здравствуйте. А Вы?
   - Здравствуй, - продолжая доброжелательно улыбаться, ответила она. - Меня зовут Кира Георгиевна. Анатолий Владимирович сказал, что у тебя задание по биологии... - она не закончила и вопросительно посмотрела на меня.
   - Вернее, по биолокации, - пояснила я. - У нас учительница по биологии учит нас биолокации. Это как раньше на Руси лозоходство было. Вот у меня здесь рамка, - я достала из рюкзака рамку, которую мы с папой изготовили, - я с её помощью попробую определить, какие товары у вас на складе хорошие, а какие вредные.
   По лицу Киры Георгиевны (скептически поджатые губы, усмешка в глазах) можно было понять, как она относится к моему приходу. "Детские игры", - вероятно, подумала она. Но сдержалась и вслух ничего не сказала - дочка босса ведь!
   - Хорошо, занимайся, - нарочито ласково сказала она. - Моя помощь нужна?
   - Нет, что Вы, Кира Георгиевна, я не хочу Вас обременять, - вежливо ответила я. - Я сегодня недолго, мне нужно завтра на биологии отчитаться, как я начала проверку, чтобы учительница сказала, правильно ли я делаю.
   Кира Георгиевна облегчённо вздохнула и ушла в свой кабинет. А я оглядела огромное помещение склада и немного растерялась. Как тут разобраться? Потом вспомнила слова Линни "по кусочку за раз" и решила методично обойти весь склад, начав с правой стороны. Но что-то не давало мне покоя, что-то в глубине склада было такое, что у меня внутри появилось ощущение занозы.
   Я достала магические метки, изготовленные Володей, и начала с крайнего правого стеллажа. В правой руке я держала рамку, а левой раскидывала метки на проверенные товары. Рамку я вообще-то прихватила для вида, но вскоре обнаружила, что она у меня работает. И работает правильно! Это меня воодушевило. За полчаса я обследовала с помощью рамки два больших стеллажа. Меня порадовало то, что в основном шли в ход зелёные метки, намного меньше жёлтых и совсем немного красных. Так что товары у папы на складе были в основном качественные. Но "заноза" внутри саднила всё сильнее. Я уже хотела бросить своё занятие и пойти туда, где в глубине склада белыми пятнами светилось что-то неприятное, когда меня окликнула Кира Георгиевна.
   - Женечка, тебе точно моя помощь не нужна?
   - Точно, точно, Кира Георгиевна, - заверила я. - Да я уже уходить собираюсь.
   - Какой-то сегодня день, насыщенный проверками, - заметила Кира Георгиевна.
   - Какими проверками? - насторожилась я.
   - В 3 часа Анатолий Владимирович девушку привёл, назвалась Мариной. Раздала нам всем анкеты для заполнения, завтра обещала зайти за заполненными. Только она ушла, в 4 часа явились какие-то санинспекторы. Тоже по складу ходили, вот перед твоим приходом ушли.
   - Марину я знаю, - сказала я, - а вот откуда эти санинспекторы взялись? Вы их документы проверяли?
   - Бумагу они мне какую-то показали, - неуверенно сказала Кира Георгиевна, - там говорилось, что по решению городской администрации проводятся санитарные проверки складов, магазинов, рынков.
   - А Вы папе про них сообщили? - спросила я.
   - Да нет, зачем я его отвлекать буду, - отмахнулась Кира Георгиевна. - Они прошли по складу и ушли.
   Я всё-таки позвонила папе. Он попросил передать телефон Кире Георгиевне. Та повторила ему свой рассказ, с дополнениями, видно, отвечая на его вопросы, затем снова отдала телефон мне.
   - Женюрка, - голос папы звучал взволнованно, - я попросил Киру Георгиевну скинуть на диск все записи с камер наблюдения за всё время пребывания этих санинспекторов в складе. Возьми диск и беги с ним в мой офис, я тебя ждать буду.
   - Хорошо, папа, - сказала я и посмотрела на Киру Георгиевну.
   Та заторопилась.
   - Сейчас, Женечка, я перепишу всё на диск и отдам тебе. Как же это я сама не сообразила сообщить Анатолию Владимировичу, - виновато бормотала она, уходя в свой кабинет.
   Вскоре я почувствовала отключение видеокамер. Ну, меня ведь в Школе обучали распознавать и дистанционное наблюдение, вот я и чувствовала всё это время, что меня тоже видеокамеры снимают. А тут и наблюдение прекратилось, и ощущение опасности из центра склада возросло. Вот я и побежала туда. Там недобро "светились" три белых "пятна", среди ящиков и тюков я нашла три небольших пакетика с белым порошком.
   "Учитель", - позвала я и получила мгновенный отклик, - "я тут на папином складе".
   И я пакетом направила ему сообщение о происходящем здесь.
   "Женя, бери эти пакетики в свой рюкзак, никому про них не рассказывай", - посоветовал Учитель. - "И отойди от этого места, чтобы никто тебя там не видел".
   Так же пакетом он передал мне дальнейшие инструкции, как избавиться от наркотиков. Я убрала пакетики в рюкзак, вернулась в правую часть склада и продолжила обход стеллажей, отмечая товары соответствующими метками. Там меня и нашла запыхавшаяся Кира Георгиевна. А перед её приходом я снова ощутила включение видеокамер слежения.
   - Вот, Женечка, - всё так же виновато сказала Кира Георгиевна, протягивая мне конверт с диском. - Ты уж передай мои извинения Анатолию Владимировичу. Как-то даже не сообразила позвонить ему про этих инспекторов. Больше не повторится.
   - Хорошо, передам, - я убрала пакет в рюкзак. - До свидания, Кира Георгиевна. Я ещё несколько раз к Вам приду, пока только вот эти стеллажи проверила.
   Я показала ей на стеллажи у правой стены склада.
   - До свидания, Женечка, - провожая меня к выходу, сказала Кира Георгиевна. - Конечно, приходи, мы всегда тебе рады. О твоих визитах Анатолию Владимировичу сообщать не надо? - уже с более лёгким сердцем пошутила она.
   - Не надо, - так же шутливо заверила я её, - я ему сама сообщать буду.
   По дороге от склада вниз по улице я нашла укромное местечко, окружённое деревьями и кустарниками, и выполнила указания Учителя. Избавилась от этих подозрительных трёх пакетиков. Попросила землю расступиться и отправить эти пакетики как можно глубже. А потом побежала к папе в офис. Он меня уже ждал. Взял конверт с диском, вставил диск в дисковод, и мы начали просматривать запись. Увидев "инспекторов", я не удержалась от возгласа, на который сразу отреагировал папа:
   - Что?
   - Я эту тётку вчера видела, - не стала скрывать я, - она сидела в машине, которая стояла недалеко от нашего дома. Я из школы возвращалась, там её и заметила.
   К счастью, папа не обратил внимания, как второй "инспектор" положил три пакетика на тех местах, откуда я их изъяла. Он-то больше следил за инспекторшей, но если он при повторном просмотре внимательно присмотрится ко второму, то заметит его подозрительные действия. Но нам пора было домой. Папа достал диск, снова вложил его в конверт и убрал в сейф. И мы пошли домой. Хорошо, что со всеми этими событиями я всё-таки не забыла купить сыр и майонез на завтра в школу.
   Наши надежды на мирный вечер в кругу семьи не оправдались. После ужина мы, как всегда, собрались в гостиной. Бабуля села к телевизору, мы с мамой устроились на диване неподалёку. Мама попросила рассказать ей о голографических слепках. А папа удалился с мальчиками в игровой уголок и достал их любимый строительный конструктор. Этот конструктор мы с ним привезли этим летом, когда папа возил меня в Канаду знакомиться с родственниками "вживую". Так-то я их всех по Скайпу хорошо знала. Конструктор был такой замечательный, из него столько можно было построить, что мы ещё и половину его возможностей не освоили. И близнецам очень нравилось с ним заниматься, под руководством взрослых, разумеется.
   Но посидеть в семейном кругу нам не дали. Вскоре от калитки пришёл вызов. Папа включил видеоглазок. У калитки стоял полицейский, я заметила на погонах по четыре звёздочки. Капитан? Чуть подальше стояла полицейская машина.
   - Слушаю, - спокойно отозвался папа.
   - Откройте, господин Светлов, - потребовал полицейский, - у нас к Вам дело.
   - Входите, - сразу помрачнев, отозвался папа и разблокировал калитку.
   А я в это время лихорадочно звала Учителя. Откликнулся он сразу, я привычно пакетом передала ему всю картину последних событий.
   "Скажи отцу, пусть вызывает своего адвоката и ждёт его дома, никуда без него. И не волнуйся, Женя", - подбодрил он меня, - "я подстрахую. Сейчас в режиме невидимости перенесусь к вашему дому и постоянно буду на связи. Всё буду тебе сообщать. Ещё раз повторяю, не бойся, мы вас защитим".
   - Папа, Учитель говорит, чтобы ты вызвал своего адвоката и без него никуда не соглашался ехать. И даже отвечать здесь на вопросы можешь пока отказаться, пока адвокат не приедет, - торопливо пересказала я.
   - Спасибо, дочка, - папа сразу повеселел и приободрился.
   Пока капитан шагал к дому, папа успел позвонить своему адвокату и облегчённо сообщил нам:
   - Будет через десять минут.
   Капитан вошёл в гостиную, внимательно окинул её взглядом и представился:
   - Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков. Капитан Сазонов.
   - Светлов, - в свою очередь представился папа. - А это моя семья. Не могу сказать, что приятно познакомиться, поскольку ваш визит очень неожиданный. Чему обязан?
   - Вам придётся кое-куда проехать с нами, - сообщил капитан.
   А я рассматривала его ауру. Были в ней спесь, зависть, когда он осматривал нашу гостиную, злорадство, когда он смотрел на папу, и что-то похожее на жалость, когда его взгляд упал на притихших близнецов.
   - Я буду готов через десять минут, - сообщил папа.
   - Почему через десять? - с недоумением спросил капитан. - Что Вам мешает отправиться с нами сейчас?
   - Отсутствие моего адвоката, - пояснил папа. - Я сообщил ему о вашем появлении, он обещал приехать через десять минут.
   - Невиновному человеку адвокат, вообще-то, не нужен, - презрительно сощурился капитан.
   - Если верить средствам массовой информации, - внезапно сказала бабуля, - то как раз невиновному человеку в наше время обязательно нужен адвокат при любой встрече с вашими органами.
   - И Вы им верите? - нарочито удивился капитан.
   - С Вашего разрешения, я пойду, переоденусь, - заметил папа и пошёл к выходу.
   - Переодевайтесь, - снисходительно разрешил капитан.
   Он попытался фальшиво улыбнуться малышам, но близнецы на улыбку не ответили. Димулька ещё больше насупился, он вообще к чужим относится настороженно. А Михась ухватился за Тяпу и прижался к ней. И после этого быстро успокоился, снова занявшись игрушками. А меня позвал Лавр.
   "Подай этому чужаку стакан сока", - попросил он. - "Я этот сок зачарую на не причинение вреда обитателям дома".
   Я быстренько налила стакан сока и подала капитану.
   - Присаживайтесь, - в это же время проявила вежливость бабуля, обращаясь к нему. - В ногах правды нет, как говорится.
   - Спасибо, - поблагодарил нас капитан, присел, отпил сока и неожиданно вздохнул. - Где она вообще есть, эта правда.
   Я так поняла, что он сам удивился тому, что у него вырвалось.
   - Да, в ваших ведомствах её особенно тяжело различить, - поддержала разговор бабуля.
   Пока бабушка занимала капитана, я подошла к братишкам и села на ковёр так, чтобы близнецы не видели нежданного посетителя. И мы продолжили строительство. Нам активно помогали Тяпа и Фролушка - домовёнок выволакивал из кучи нужный элемент и подтаскивал к малышам, а Тяпа показывала им лапкой, куда устанавливать. Малыши успокоились, строительство пошло веселее.
   Когда через несколько минут папа вошёл в гостиную, его айфон засигналил. Он кинул взгляд на экран и довольно улыбнулся.
   - Мой адвокат подъехал, мы можем отправляться.
   Я оглянулась. Капитан допил сок и поднялся. Настроение у него изменилось.
   - Спасибо за угощение. Извините, что потревожил, но что поделаешь - служба. Надеюсь, всё обойдётся, - туманно высказался он.
   Злорадства в его ауре не осталось, зато появилось сожаление. Они ушли, а я получила сообщение Учителя:
   "Женя, я около вашего дома. Твой папа сел в машину Аркадия Васильевича, это его адвокат", - пояснил он. - "Едут к тому складу, где ты подставу обнаружила. Ты уверена, что ничего не пропустила?"
   "Вроде бы ничего", - отозвалась я, - "я и в записи видела, что тот тип только три пакета положил. А вдруг я что-то пропустила?" - встревожилась я.
   "Не вздумай пугаться", - предупредил Учитель. - "Я же тебе сказал, что всё под контролем. Я сейчас перенесусь на склад и удостоверюсь, что там всё чисто. И не пугай домашних, ничего им не рассказывай".
   "Учитель, а может, я полечу туда?" - робко предложила я. - "На улице ведь темно, никто меня не заметит, я над деревьями пролечу".
   "И думать не смей!" - резко отозвался Учитель, потом смягчил тон. - "Женя, прежде чем в порыве что-то решать или предлагать, старайся думать о последствиях. Город-то у нас пограничный, не забывай. Тебя почти наверняка обнаружат. И потом с чего ты взяла, что мама и бабушка разрешат тебе отлучиться? Папа у тебя взрослый, ответственный человек, притом он не один. Постарайся лучше успокоить домашних".
   Я тихонько сказала маме и бабуле, что за папой присмотрит и мой Учитель. Потом уговорила братишек убрать конструктор. Согласились, когда я предложила им пойти купаться. Купаться мои братишки были согласны хоть весь день, вот уж "водоплавающие души". Они родились 20 июня, ещё под знаком Близнецов, но уже близко к Ракам. Вот и тяга к воде от этого, наверное. Это так папа рассуждал.
   Купать близнецов мы пошли все вместе. Пока малыши резвились в ванне, я занималась Мариком. Братишка был напуган визитом капитана, который увёл куда-то папу. На него больше всех подействовала атмосфера тревоги, которая возникла в доме. Надо признать, что до сих пор жизнь у нас была беззаботной. Страхи были там - в телевизоре, в компьютерных играх. Мы считали, что в реальной жизни нам нечего бояться. Впереди было безоблачное будущее. Мне самой было тревожно, так что успокаивать получалось плохо.
   Близнецы быстро уснули после купания, а мы вчетвером спустились опять в гостиную, оставив с ними Фролушку. Тяпа взяла на себя труд успокаивать Марика. У неё это получалось лучше. Она мне сообщила, что эту ночь проведёт у Марика в комнате, чтобы уберечь его от кошмаров. Марик заявил, что будет ждать, когда вернётся папа. По его упрямому виду мама поняла, что настаивать бесполезно. Марик устроился на диване в гостиной, прижимая к себе Тяпу и напряжённо о чём-то думая.
   К счастью, ожидание длилось недолго. Вскоре после того, как мы вернулись в гостиную, пришло сообщение от Учителя:
   "Женя, всё в порядке, твой папа возвращается домой. Скоро будет".
   Я сообщила об этом родным. Марик заметно повеселел, отпустил Тяпу, которую до сих пор крепко прижимал к себе, и побежал на выход, крикнув по дороге:
   - Я к Лавру, мы папу во дворе подождём.
   Когда он убежал, мама повернулась ко мне.
   - Женя, ты что-то знаешь о том, что происходит. Не вздумай отрицать. Если тебе Учитель посоветовал нас не расстраивать, то могу тебя заверить, что неведение сильнее тревожит, чем даже знание об опасности. Как любит цитировать твой папа: "Предупреждён - значит, вооружён". Так что рассказывай.
   - Может, лучше подождём папу? - предложила я. - Чтобы потом не повторять.
   Мама открыла рот, вероятно, хотела возразить, но в это время послышался шум подъехавшей машины, хлопнула калитка, прозвучали шаги в прихожей и в гостиную вошли папа с Мариком на руках и мужчина чуть постарше папы.
   - Знакомьтесь, - жизнерадостно сказал папа, - Кротов Аркадий Васильевич, адвокат и мой ангел-хранитель.
   Аркадий Васильевич нам всем очень понравился. Он был немногословен, сдержан, уверен в себе (не путать с самоуверенностью, я различила). Мама и бабушка, познакомившись с ним, заторопились на кухню готовить чай. Папа просил меня составить компанию Аркадию Васильевичу, пока он уложит Марика в постель. Тому уже пора спать. Компанию Аркадию Васильевичу я составляла недолго, мама и бабушка вернулись из кухни с сервировочным столиком, да и папа спустился почти сразу. На наши вопросительные взгляды пояснил:
   - Заснул сразу, только голова подушки коснулась. Я с ним Тяпу оставил.
   Папа установил на столе самовар, мама с бабулей расставили тарелки с бутербродами и пирожками, я достала чайную посуду. Пока мужчины насыщались, мы молча пили чай. Наконец, мама не выдержала:
   - Ну, рассказывай, из-за чего весь сыр-бор?
   - Да я и сам как-то не понял, - с недоумением сказал папа. - Аркадий взял меня в свою машину, мы поехали за полицейскими. Подъехали к складу у горы, меня попросили склад открыть, полицейские с собакой там побегали, чего-то искали. Потом мне сказали, что я свободен, и уехали. Ну, мы склад закрыли и вот вернулись.
   Все почему-то дружно поглядели на Аркадия Васильевича. Тот пожал плечами:
   - Насколько я понял из разговоров полицейских, они получили донос, что в складе находятся наркотики. Вот и проверяли.
   Мама повернулась ко мне и сказала:
   - Теперь твоя очередь рассказывать.
   Я непроизвольно поглядела на Аркадия Васильевича. Тот понимающе усмехнулся, за него ответил папа:
   - Дочка, адвокату можно всё рассказать. Он никому не расскажет о том, что ты нам поведаешь. Но чтобы правильно нас защищать, он должен знать все подробности. Скрывать от адвоката ничего не рекомендуется. Так что давай подробно обо всём рассказывай.
   Я послушно начала рассказывать:
   - Я сегодня ходила на этот склад проводить проверку на пригодность товаров. Это по методу биолокации, - пояснила я для Аркадия Васильевича. - Познакомилась там с Кирой Георгиевной, начала проверять товары на стеллажах у правой стенки. А потом Кира Георгиевна пришла меня проведать и сказала, что у неё сегодня день сплошных проверок - сначала Марина, потом санинспекторы, теперь я. А я спросила, что за санинспекторы, знает ли о них папа. Позвонила папе, оказалось, что папа ничего не знает. Он попросил Киру Георгиевну скопировать видеозапись камер наблюдения за тот период, что в складе находились санинспекторы. (Я всё-таки решила при адвокате не говорить, как я обнаружила пакеты). Когда она копировала, я обратила внимание, что мужчина что-то засунул на полки в центре склада. Я туда сбегала и нашла там три пакета с белым порошком. Кире Георгиевне я об этом говорить не стала, просто избавилась от пакетиков.
   - Как избавилась? - уточнил внимательно слушавший Аркадий Васильевич. - Я имею в виду, ты их спрятала или уничтожила?
   - Я вспомнила, как в моей любимой книге мальчик нашёл пакет с таким порошком и спустил содержимое в унитаз. Вот и я содержимое тоже спустила вниз, никто их больше не найдёт.
   А что, я правду сказала. Я же не сказала, что спустила в унитаз, но понять меня можно было так.
   - А потом что было? - спросил Аркадий Васильевич.
   - А потом я взяла диск у Киры Георгиевны и отнесла его папе. Мы у него этот диск просмотрели, и я ему сказала, что тётку-санинспекторшу я видела вчера около нашего дома. Папа убрал диск в сейф, и мы пошли домой.
   - Слушай, Анатолий, - повернулся Аркадий Васильевич к папе, - завтра утром я к тебе заеду в офис, сделаем копию этого диска и для меня. Думаю, лишним не будет. Даже две копии, пожалуй. Будем держать вторую на всякий случай наготове. Возможно, понадобится предоставить её полиции.
   Вскоре Аркадий Васильевич попрощался и ушёл. Проводив его, папа вернулся в гостиную и подсел ко мне.
   - Почему ты мне об этих пакетиках не рассказала? - тихо спросил он, обняв меня и прижав к себе.
   - Прости, папочка, я просто не хотела тебя волновать, - виновато потупилась я. - Теперь я понимаю, что мне надо было сказать и тебе.
   - А кому ты сказала? - спросила мама.
   - Я не по записи узнала про эти пакетики, - призналась я, - я их увидела внутренним зрением и сразу же сообщила Учителю. Он мне и сказал, что нужно с ними сделать.
   - Спустить в унитаз? - улыбнулся папа.
   - Нет, это в книге наркотики были спущены в унитаз, - тоже улыбнулась я, - а я их спустила вниз, в землю, по дороге к твоему офису.
   - Как спустила? - не понял папа.
   - Зашла в скверик, попросила растительность прикрыть меня, нашла ямку в земле, положила туда эти пакетики и попросила стихию земли убрать эту гадость как можно глубже. Вот земля расступилась, пакетики провалились, а земля снова сошлась. И всё. И я понесла тебе диск.
   - Да, я понял, что диск ты с Кирой Георгиевной не просматривала, иначе ты бы в моём офисе так не среагировала на эту тётку. Не хотела рассказывать про свои способности при Аркадии Васильевиче?
   - А должна была? - спросила я.
   - Пожалуй, этого нашему адвокату не надо знать, - задумчиво сказал папа. - Не потому, что я ему не доверяю, просто это знание ему не нужно. А что, на диске действительно видно, как этот "инспектор" пакетики пристраивал?
   - Это я отвлекла твоё внимание на ту тётку, вот ты в первый раз и не заметил, чем дядька тот занимался. Думаю, при повторном просмотре ты бы и сам обнаружил, как он подкладывает что-то на полки.
   - Ну, ладно, хорошо, что всё нормально закончилось, - снова обнял меня папа, заметив, как я расстроена. - Но давай договоримся, дочка, больше от меня ничего не скрывай. Я не Марик, меня оберегать не надо.
   - Предупреждён - значит, вооружён? - спросила я.
   - Вот именно, - подтвердил папа.
  
   13 сентября, пятница
  
   В пятницу первым уроком был русский. Хотя вроде бы всё шло нормально, мы с Диной заметили, что Александра Николаевна чем-то расстроена. Урок, как всегда, проходил интересно, другим и незаметно было, что учительницу что-то гнетёт.
   "Мне кажется, у неё что-то неприятное случилось", - поделилась я с Диной.
   "Я тоже вижу, что у неё что-то не в порядке", - откликнулась подруга.
   "Давай, спросим на перемене Инессу Степановну, может, она знает, в чём дело", - предложила я.
   "Давай", - согласилась Дина.
   На перемене мы связались с Инессой Степановной и рассказали ей, что нас тревожит настроение Александры Николаевны. Какая-то она не такая жизнерадостная, как обычно. Инесса Степановна пообещала, что постарается выяснить, что случилось. На следующей перемене она нам сообщила:
   "Я выяснила. Это бытовые трудности. У Александры Николаевны ведь нет своего жилья. Школа ей снимает комнату в двухкомнатной квартире, платит хозяйке 5 тысяч ежемесячно, плюс Александра Николаевна оплачивает половину коммунальных платежей. Теперь квартирная хозяйка требует ещё 5 тысяч в месяц, а это довольно большая сумма для зарплаты Александры Николаевны. Да и условия проживания у неё неуютные, комната, по существу, проходная. Я подумаю, как можно помочь. Самое лучшее было бы найти ей другую квартиру, да и приработок не помешал бы".
   "Я попрошу папу тоже об этом подумать", - пообещала я.
   "Попроси" - согласилась Инесса Степановна.
   Третьим уроком была биология. Я Инессе Степановне уже рассказала, что мы проверяем товары, объясняя при этом, что мы изучаем биолокацию на уроках биологии. И ещё рассказала, как я вчера склад проверяла с помощью рамки, и рамка у меня работала. Я это к чему? У нас на биологии интересный обычай сложился. Если мы план урока выполняли без срывов, и у нас оставалось время до звонка, то Инесса Степановна в это время рассказывала нам что-нибудь интересное или отвечала на наши вопросы. Сегодня она нам рассказала про биолокацию. Как сделать рамку, маятник, как ими пользоваться. Всем понравилось. Следующим уроком была физкультура. Мальчишки где-то достали проволоку, пытались сделать рамки. Девчонки потребовали отдать рамки нам, чтобы на технологии проверять продукты. В общем, весело было.
   А вот с технологии меня сорвали. Нет, в приготовлении салата я успела поучаствовать. (Кстати, Маша принесла и тёрку и чеснок). А вот попробовать его не успела - на второй урок я не попала. На перемене меня отыскала Инесса Степановна.
   - Женя, Вера Петровна просит тебя зайти к ней в кабинет.
   А ментально она мне сообщила:
   "Пришёл капитан из службы контроля по обороту наркотиков, просил разрешения задать тебе несколько вопросов. У него диктофон в кармане, но ты не беспокойся, диктофон я отключу. А ты отказывайся давать письменные показания. И при Вере Петровне много не рассказывай, не надо её подставлять, а то её могут заставить давать письменные показания. Если что, я на связи. Поняла?"
   "Поняла", - попыталась я успокоить учительницу, хотя сама очень волновалась. Не за себя, а чтобы невзначай не подставить кого-нибудь из взрослых.
   Мы с Инессой Степановной вошли в кабинет завуча.
   - Вот Женя Светлова, - представила она меня.
   - Здравствуйте, - вежливо поздоровалась я, скорее с Верой Петровной, чем с капитаном.
   - Да мы знакомы, - бодро ответил капитан. - Вчера познакомились, когда я у них дома был.
   Инесса Степановна посмотрела на часы.
   - К сожалению, у меня сейчас урок, - сказала она и обратилась к завучу: - Вера Петровна, я надеюсь, Женю надолго не задержат, у неё тоже уроки.
   - Здесь дело государственной важности, - строго заметил капитан, - уроки не так важны.
   - Это для кого как, - спокойно ответила Вера Петровна. - Для Вас важна Ваша работа, а у Жени главная работа - это учёба. Идите, Инесса Степановна, и не беспокойтесь, я присмотрю за Женей.
   Инесса Степановна вышла, ободряюще кивнув мне.
   "Диктофон я заблокировала" - сообщила она мне.
   В кабинете завуча стояли два стола, установленные буквой Т. Вера Петровна сидела за своим столом, за второй (образующий ножку буквы) сел капитан, мне указал на стул напротив. Так что мы сидели боком к Вере Петровне и лицом друг к другу. Капитан достал из папки несколько листов бумаги, наверху на листе я заметила слова "Бланк допроса". Заголовок заметила и Вера Петровна.
   - Никаких бланков допроса, - заявила она строгим голосом завуча. - Вы сами мне сказали, что хотите поговорить (она голосом выделила слово "поговорить") с девочкой. И потом, насколько мне известно, несовершеннолетних допрашивать нельзя.
   - Грамотные все очень, - под нос себе недовольно буркнул капитан. - Хорошо, поговорим.
   И он взглянул на меня. Я ответила ему спокойным взглядом. А чего бояться? За себя я не боялась. Я вчера за папу так перебоялась (извините за такое словечко), что сегодня страха не было.
   - Я Вас слушаю, господин капитан, - решила я проявить инициативу.
   - Зови меня Иван Максимович, - с фальшивой доброжелательностью предложил он.
   - Хорошо, - сказала я.
   Не собираюсь я вести с ним задушевные беседы.
   - Скажи, Женя, ты была вчера на складе? - вкрадчиво начал капитан.
   - Я вчера ходила на папин большой склад у горы, - тоном примерной ученицы ответила я.
   - С какой целью? - спросил он.
   - Мы на биологии познакомились с биолокацией, - сдержанно ответила я. - Вот с папиного разрешения я ходила туда провести биолокационное исследование склада. Напишу потом научный доклад на конференцию, - гордо добавила я.
   Это я ему лапшу на уши вешала. Ни на какую конференцию я не собиралась, только ему об этом знать не обязательно.
   - Ты весь склад обследовала?
   - Нет, что Вы, там работы немерено, - сообщила я. - Я только пару стеллажей успела обследовать.
   - Каких именно стеллажей? - уточнил капитан. - Можешь показать на плане?
   - Да, могу, - сказала я. - У Вас есть план?
   - Вот, пожалуйста, - он положил передо мной лист бумаги, на котором был план склада. - Какие стеллажи ты обследовала?
   - Вот этот и этот, с правой стороны, - показала я пальцем.
   - Отметь их на плане, - предложил капитан.
   - Не-а, - покачала я головой, - сами отмечайте, я не хочу.
   - Что значит "не хочу"? - возмущённо уставился на меня капитан. - Это тебе не игрушки. Не нарывайся, девочка, - с угрозой в голосе сказал он.
   - Перестаньте запугивать ребёнка! - вмешалась Вера Петровна. - Спрашивайте, что хотели, и не задерживайте её надолго, не мешайте учебному процессу.
   Капитан со злостью посмотрел на завуча, взял себя в руки и продолжил разговор.
   - В центре склада ты была? - неожиданно спросил он, внимательно глядя на меня.
   - Была, - согласилась я.
   "Инесса Степановна" - обратилась я к классной руководительнице, - "Вы можете позвонить Вере Петровне, чтобы она не слышала, что я ему сейчас скажу? Я хочу сознаться, что взяла наркотики, но чтобы Вера Петровна с чистой совестью могла сказать, что не слышала этого".
   "Сейчас организую звонок от директора, у него есть серьёзный разговор к завучу. А то мне неудобно урок прерывать", - откликнулась учительница.
   - И что ты там делала? - тем временем продолжал спрашивать капитан.
   - Да ничего особенного, - тянула я время, ожидая звонка. - Я проходила в кабинет Киры Георгиевны.
   - Для чего? - последовал новый вопрос.
   - Она сказала, что передо мной у неё были какие-то санинспекторы. А я спросила, сообщала ли она о них папе. А она не сообщала. Тогда я позвонила папе...
   Ура, зазвонил телефон у Веры Петровны! Она сняла трубку:
   - Да, Василий Игнатьевич, я слушаю.
   Я продолжила рассказ, который слышал только капитан, ещё не подозревая об этом.
   - Папа попросил Киру Георгиевну скопировать ему на диск видеозапись посещения санинспекторов. Когда она копировала, я заметила, как один из них чего-то позасовывал на полки. Поэтому я пошла туда и нашла там три пакетика с белым порошком. Я положила их в рюкзак, взяла у Киры Георгиевны диск и понесла его папе.
   - Пакетики ты тоже папе отнесла? - дрожа от возбуждения, спросил капитан.
   - Это ещё зачем? - возмутилась я. - Я от них сразу избавилась, что Вы думаете, я не знаю, что там за гадость была?
   - К-как и-из-б-ба-вилась? - капитан даже заикаться начал.
   - Да очень просто, - махнула я рукой. - Я что, книжек не читаю, что ли? Вот Вы читали трилогию "Рыцарь Ордена"? - спросила я его.
   - Чего? - опешил капитан, - какую ещё трилогию? Ты мне разговор не уводи. Что ты сделала с порошком? - раздельно спросил он.
   - А я и не увожу, - обиделась я. - Я как раз и отвечаю. Там, в книге, один мальчик увидел такой пакет и спустил его содержимое в унитаз. Вот и я спустила содержимое этих пакетиков.
   - Вы слышали? - возбуждённо обратился капитан к Вере Петровне, только сейчас обратив внимание на то, что она разговаривает по телефону.
   - Хорошо, Василий Игнатьевич, я так и сделаю, - сказала Вера Петровна в трубку, положила её и вопросительно глянула на капитана. - Вы что-то сказали?
   - Вы слышали, что сейчас сказала девочка? - теряя терпение, повысил голос капитан.
   - Извините, нет, - сказала Вера Петровна. - Мне директор звонил по важному вопросу. И потом, главное, чтобы слышали Вы, мне-то зачем слушать ваш разговор. Я здесь присутствую, чтобы защищать интересы ребёнка, а не следить за вашим разговором.
   - Повтори ещё раз, что ты мне сказала про пакетики, - потребовал капитан.
   Я укоризненно на него посмотрела.
   - А ещё на меня говорили, что я детскими играми занимаюсь, - с упрёком сказала я. - Я Вам больше ничего не скажу. Вера Петровна, можно, я на урок пойду? - обратилась я к завучу, - а то я без оценки останусь.
   - Иди, Женя, - разрешила Вера Петровна.
   Капитан начал спорить с завучем, а я вежливо попрощалась и ушла. Оценку за салат я получила, а сам салат не попробовала - его съели до моего прихода.
   Дома я рассказала родителям о моём "допросе". А ещё попросила папу подумать о том, как помочь Александре Николаевне, рассказала ему то, что узнала от Инессы Степановны. Что в квартире ей некомфортно и денег мало получает. Папа обещал подумать, как можно помочь нашей любимой учительнице, сказал, что сегодня же поговорит об этом с Инессой Степановной.
   *
   НикНика мне пришлось долго уговаривать. Он активно сопротивлялся, говорил, что занят по горло, на новых учеников у него нет времени.
   - Николай Николаевич, - не отступала я, - я знаю, что девочек Вы не берётесь учить, но, может быть, сделаете для меня исключение. Я буду очень стараться.
   - Кто тебе такое мог сказать? - удивился НикНик.
   - Слава Веснин, - откровенно сказала я. - Он, кстати, просил передать Вам привет и сказать, что Ваши уроки до сих пор ему помогают быть на первом месте в училище.
   - Ишь ты, не забыл, - пряча довольную усмешку, проворчал инструктор. - А ты откуда его знаешь? - поинтересовался он.
   - Его мама, Инесса Степановна, наша классная руководительница, - пояснила я. - А со Славой я в прошлом месяце познакомилась, он мне и посоветовал к Вам обратиться. Мы с ним сейчас часто по Скайпу по-английски разговариваем, для практики.
   Не знаю, удалось бы мне уговорить НикНика, но мне невольно помог наш первый инструктор, Матвей, который вчера вымогал у папы плату за меня. Не знаю, кто ему сообщил о моём разговоре с НикНиком, но он возбуждённо подскочил к нему и заорал, брызгаясь слюной от возмущения:
   - Ты что это у меня учеников отбиваешь? Думаешь, если дольше всех тут работаешь, то ты самый крутой?
   И дальше посыпались всякие обвинения, перечисления, сколько перспективных учеников у него увели другие завистники, как беззастенчиво используют его опыт и навыки. Я было открыла рот, чтобы напомнить этому горлопану, как он вчера измывался над нами, всё время повышая оплату за мою возможность тренироваться в яхт-клубе, но НикНик сделал мне знак не вмешиваться, и так мы ещё минут десять слушали сумбурную речь Матвея. Когда он затих, НикНик повернулся ко мне и спокойно сказал:
   - Хорошо, девочка, я берусь тебя тренировать.
   - А братишку, - робко заикнулась я, - я не могу оставлять его без присмотра.
   - Хорошо, - улыбнулся НикНик, - беру и твоего братишку.
   - Нет, это уже ни в какие ворота не лезет, - возмутился теперь уже бывший наш инструктор. - Я этого так не оставлю, я знаю, к кому обратиться, - пригрозил он и пошагал прочь.
   - Когда будете обращаться, не забудьте сказать, сколько Вы с моего папы денег потребовали, - крикнула я ему вслед.
   Скажете, некрасиво с моей стороны? Может быть. Но я не люблю вымогателей.
   - И сколько же, если не секрет? - поинтересовался НикНик.
   Я видела, это было чистое любопытство, без следа жадности или корысти.
   - По тысяче рублей за каждый час, проведённый мной на территории яхт-клуба или на воде при занятиях, - сообщила я. - Причём у Марика и у меня по расписанию занятия в разное время, и когда я буду с ним, деньги тоже начисляются.
   - Нехило, - заметил кто-то из окружающей нас толпы, привлечённой скандалом. - То-то он злится, такие деньги уплыли.
   - Наш клуб - бюджетная организация, - спокойно сказал НикНик, - поэтому никакой платы с тебя, будешь заниматься, как и другие. Это при условии, если у тебя будет получаться. Если не будешь стараться - выгоню, и никакими деньгами меня не подкупишь. Поняла? - ворчливо осведомился он.
   - Поняла! - восторженно улыбнулась я. И попросила: - Давайте яхту мне выберем, папа закажет, на той неделе её доставят.
   - А наши что, не подходят? - прищурился НикНик.
   - На ваши очереди расписываются, - пояснила я, - на всех не хватает. А нашу с Мариком яхту в свободное время могут использовать другие. Папа на это ещё вчера согласие дал.
   Мы договорились с НикНиком, что заниматься будем три дня в неделю: во вторник и четверг после обеда и в воскресенье с утра.
   Когда мы с Мариком вернулись домой, папа меня порадовал:
   - Мы с Инессой Степановной обсудили, как помочь Александре Николаевне, в понедельник я ей и приработок предложу и новое место жительства.
   Мне было очень радостно и потому, что мой папа такой отзывчивый, и потому, что моя любимая учительница будет жить лучше.
   Вечером, как обычно, приехали папины родители. Они почти всегда приезжают на выходные, бабушка Варя помогает маме водиться с близнецами. Мамины родители приезжают по возможности, потому что дедушка Коля не всегда может освободиться на выходные. Вот и в этот раз они позвонили, что не приедут. У дедушки сегодня была сложная операция, а он мне часто повторял, что хорошо сделать операцию - это полдела. Главное - это уход за прооперированным больным в последующие дни. Дедушка сам выхаживает сложных больных, поэтому у его пациентов никогда не бывает осложнений после операции. И именно поэтому дедушку так ценят и уважают. Я почему так подробно об этом рассказываю? Это дедушка меня учил, что если я решила стать врачом, то пациент у меня всегда должен быть на первом месте. Если я берусь его лечить, то несу за него ответственность перед Создателем. А если я к этому не готова, то врачом мне становиться нельзя. И не только мне, конечно, но всем, кто думает по-другому.
   Дедушка Володя и бабушка Варя приехали, как всегда, к ужину. Во время ужина они на нас удивлённо поглядывали, а когда мы перешли в гостиную, дедушка сразу спросил:
   - Что у вас произошло? Какие-то вы все взбудораженные, да и в доме что-то изменилось, пока не могу понять, что.
   - У нас домовые появились, - выдал главную новость Марик.
   - Домовые? - вопросительно поднял бровь дедушка. - А почему во множественном числе? Вроде бы для каждого дома один домовой полагается.
   - А у нас трое, - гордо сказал Марик. - А ещё у нас Женя на волшебницу учится. Я тоже буду, когда подрасту, - добавил он.
   - Ничего не понял, - потряс головой дедушка и повернулся к папе: - Ну-ка, сынок, расскажи, во что вы здесь играете.
   Взрослые разместились на диване и в креслах, а я с братишками устроилась в том углу, где были их игрушки. Там мы занялись очередным строительством, причём Марик часто отвлекался, чтобы дополнять папин рассказ.
   А папа обстоятельно, как всегда, рассказывал всё по порядку. Как я вернулась из похода, как у нас появилась Тяпа, как в понедельник нашли наших домовых и так далее.
   - Ну и дела, - восторженно вздохнул дедушка. - Не ожидал, что в сказку попаду. А вот довелось. Так вот на что намекала мама, когда я её спросил, какой эликсир она нашла, что так помолодела. Понятно, раз внук на волшебника учится.
   В это время меня позвал Лавр. Он сказал, что пришёл вызов из папиного офиса, от поселившихся там домовых. Да, там тоже пара поселилась. Домовушка обихаживала прежних владельцев участка, заодно следила за порядком во всём здании офиса. А домовой, очень серьёзный и крепкий, проживший уже 30 веков, наводил порядок на участке и присматривал за сотрудниками в офисе. Именно он и передал сообщение Лавру, что в офис пробираются незваные гости. Лавр сообщил мне:
   "Влас передаёт, что двое подбирают отмычки к задней двери".
   Я сказала об этом папе. Папа удивился:
   - А что же сигнализация, не сработала?
   "Сигнализацию на задней двери отключила перед уходом техничка, тётя Поля", - сообщил мне Лавр. - "Влас говорит, что не стал ничего исправлять, решил понаблюдать. Всё равно он в офис никого не пропустит".
   Я передала эти слова папе.
   - Ясно, - помрачнел папа, - надо было мне Марине всех для проверки представить, а я техничек исключил. Оказывается, зря.
   - Ничего, папа, ты не переживай, - попыталась я успокоить его. - У нас теперь самая непревзойдённая охрана, домовые всех злоумышленников тебе выявят.
   "Влас спрашивает, что с этими двумя делать", - передал мне Лавр. - "Он их пока усыпил и считывает их мысли. В полицию их сдавать не советует, у них на всякий случай адвокаты и следователь купленный наготове".
   Я сообщила всё это папе. Папа оживился:
   - Это что, домовые могут у любого человека считать мысли?
   "У человека любого", - подтвердил Лавр. - "А вот волшебники нам уже не по зубам, как говорится".
   Я передала его слова папе и вздохнула:
   - Папа, мне кажется, без Учителя нам не разобраться. Надо опять его звать.
   - Мне тоже так кажется, - согласился папа и тоже вздохнул: - надеюсь, мы его не слишком обременяем своими проблемами.
   - Я сейчас у него спрошу, - загорелась я. - Расскажу о наших сомнениях и попрошу сообщить, можно ли к нему обращаться за помощью.
   - Спроси, - кивнул папа.
   Бабушка с дедушкой только с любопытством слушали наш разговор. Я поговорила мысленно с Учителем, потом пересказала его слова родным.
   - Учитель сказал, что я всегда могу к нему обращаться в любое время, поскольку по пустякам я к нему пока не обращалась. Он сейчас кое-что выяснит, а через час придёт к нам, чтобы обсудить наши действия.
   Папа вздохнул:
   - Вот бы и мне научиться самому домовых видеть и общаться с ними напрямую.
   В это время заговорила молчавшая до этого бабушка Варя.
   - Толик, - обратилась она к папе, - если в Школе у Жени обучением занимаются в основном домовые, я думаю, что и на Земле они могут обучать тех людей, которые в них верят и хотят общаться. Согласен?
   - Вообще-то да, - неуверенно протянул папа и вопросительно поглядел на меня. - Женя? Спроси у Лавра.
   - Что спросить? - не сразу сообразила я и, в свою очередь, вопросительно поглядела на бабушку.
   - Спроси домовых, - подсказала бабушка Варя, - могут ли они нас научить мысленно с ними общаться, чтобы и мы их речь воспринимали. Ну, и чтобы видели их. Как я поняла, сейчас пока связь односторонняя, они нас и видят и слышат, и нашу мысленную речь понимают.
   - Лавр говорит, что это вполне возможно, - подтвердила я, переговорив с домовым. - Если хотите, они с Фёклой прямо сейчас поучат вас, чтобы вы могли и видеть их и воспринимать их мысленное общение с вами.
   Захотели, конечно, все взрослые. Когда обучение через час закончилось, Лавр уже у папы спросил:
   "Так что же делать с взломщиками? Влас их считал, завтра тебе всё расскажет, что узнал, когда в офис придёшь. Влас передаёт, что это люди опасные, вооружены. Да и кровь на них, они уже убивали".
   - Сообщи ему, пусть немного подождёт, скоро к нам придёт волшебник, вместе с ним подумаем, что делать, тогда сообщим.
   Когда Учитель пришёл, разговаривать с ним остались только папа с дедушкой, ну и я, конечно. Бабушка Варя с мамой занялись малышами, близнецам пора было уже спать. Марик тоже уже зевал, так что бабуля увела и его.
   Учитель сначала связался с Власом, попросил его в режиме невидимости перенести усыплённых взломщиков в пространственный карман, где находился приют домовых. Пусть за ними присмотрят, пока мы решим, что с ними делать. Потом Учитель обратился к нам.
   - Могу сразу успокоить, Анатолий Владимирович, - сказал он папе, - после нескольких неудачных попыток воздействовать на Вас рейдеры решили заняться другим бизнесменом. Они уже не уверены, что с Вами им удастся справиться, пока только убытки понесли. Цель сегодняшнего взлома - изъять из Вашего сейфа диск с записью пребывания "санитарных инспекторов" на складе. Потом они хотели стереть эту запись и на самом складе. Правда, как я и сказал, хотя это была последняя попытка, но если бы взлом удался, и в сейфе удалось бы найти ещё что-то подходящее, то могли бы продолжить попытки воздействия на Вас. Пока же они решили переключиться на другого бизнесмена.
   - А кто другой-то, они уже решили? - с сочувствием поинтересовался папа.
   - Ваш сосед и конкурент, Комаров, - усмехнулся Учитель. - Взялись сначала за Вас, потому что им показалось, что с Вами справиться легче.
   - Хоть и не уважаю я Комарова, - вздохнул папа, - но рейдеров презираю, так что в этом противостоянии пожелаю удачи Комарову.
   - Теперь поговорим о Ваших сотрудниках, - напомнил Учитель.
   - О сотрудниках? - папа тоже сделал ударение на множественном числе.
   - Техничка, безусловно, знала, что делала, - сказал Учитель и достал диск из сумки. - Я тут записал из информационного поля Земли ("Мы это умеем" - пояснил он) её встречу с рейдерами, как она с ними торговалась. Как сошлись в цене и как её инструктировали, каким образом отключить сигнализацию. А вот в том, что её можно было так отключить, вина Вашего сотрудника, который занимается обеспечением безопасности. Когда устанавливали систему сигнализации, начальник Вашей охраны Игорь заметил, что в схеме предусмотрена возможность отключения части сигнализации, охраняющей заднюю дверь. Но не стал настаивать, чтобы схему исправили. Просто махнул рукой, решил, что это несущественно.
   - Понятно, - помрачнел папа, - придётся и с ним расстаться.
   В разговор вмешался дедушка Володя.
   - Подумай, сынок, - осторожно сказал он, - если ты его уволишь, он в отместку может какую-нибудь пакость сотворить.
   - Я не буду его увольнять, - попытался успокоить отца папа. - Я ему сделаю предложение, от которого он не откажется. Игорь давно мечтает создать детективное агентство, только у него ещё нет денег для регистрации и найма помещения. Я дам ему для этого беспроцентную ссуду, так что он вцепится в это предложение обеими руками. А Марину попрошу подыскать на его место подходящего человека из моих проверенных сотрудников.
   - Ну, а техничке отдайте эту запись и спокойно увольняйте, - посоветовал Учитель, передавая диск папе.
   А я рассказала Учителю, что домовые обучили моих родных ментальному общению с ними. Учитель одобрил и предложил взрослым убрать у них в мозгу блоки, которые сформировались у людей за время отсутствия магии и препятствуют освоению телепатии. Поскольку у меня способности получены от них, они тоже могут развивать телепатию в полном объёме. Учитель пообещал тоже помогать им, вместе с домовыми. Конечно же, взрослые сразу согласились. А кто бы отказался?
  
  
   14 сентября, суббота
  
   Утром в школу я пошла одна, у Марика по субботам занятий не было. Он собирался с дедушкой и папой проводить испытания собранного ими катера с радиоуправлением. А меня ждала новая встреча с учительницей географии. Кстати, в истории с географией (о, как, каламбур, однако!) наш директор сам себя перемудрил. Если помните, в среду вечером я показала родителям запись на моём айфоне, что случилось на географии. Папа её скопировал в компьютер, как всегда, всё тщательно обдумал, и на следующий день позвонил в приёмную директора школы, чтобы узнать, когда тот сможет его принять. Секретарь передала вопрос директору, тот назначил встречу на 11 часов. Папа пришёл ровно в 11, но директора на месте не оказалось. Секретарь, скрывая злорадство, озабоченно пояснила, что директор присутствует на уроке, который закончится через полчаса. Так что родителю придётся подождать. Мой "родитель" ждать не стал, оставил секретарю заявление с просьбой разобраться со случившимся на уроке географии и принять меры по недопущению такого безобразия впредь (это я с папиного заявления списала). К заявлению он приложил диск с копией записи урока. А сам с таким же заявлением и копией обратился в городскую администрацию, к заместителю Главы по правам человека. То есть, директор сам упустил шанс решить вопрос в рамках школы.
   А тут ещё Нинель Сергеевна добавила. В субботу у нас вторым уроком опять была география. Вызывать меня к доске она не стала, но, проверив наши тетради, она поставила мне опять тройку. И явно обрадовалась, когда я не стала обманывать её ожидания и спросила, за что тройку, ведь я всё сделала правильно.
   Злорадно улыбнувшись, Нинель Сергеевна сообщила:
   - За грязь.
   - Какая грязь? - искренне удивилась я.
   Моя тетрадь была намного чище тетрадей многих моих одноклассников.
   - А вот, - торжествующе сказала Нинель Сергеевна и, взяв ластик со стола, начала проводить им по строчкам в моей тетради, оставляя на них грязные полосы и приговаривая:
   - Вот тут грязно, здесь размазано, здесь небрежно.
   Класс возмущённо забурлил.
   - Тихо, - прикрикнула Нинель Сергеевна. - Распустила вас ваша классная руководительница. Ничего, я приучу вас к дисциплине.
   - Это вряд ли, - прозвучал чей-то ехидный голос.
   - Кто это сказал? - вскинулась Нинель Сергеевна и забегала по классу, спрашивая у всех, - ты? Ты? Ты?
   Все смотрели на неё с невинными лицами. Я тоже больше ничего не сказала и убрала свою испорченную тетрадь. Не добившись ответа, Нинель Сергеевна велела всем встать. И так мы стояли до конца урока. Как ни странно, это "стояние" ещё больше сплотило класс. Мне всё больше нравились мои одноклассники.
   География у нас была вторым уроком, а на пятом был классный час. На нём мы почти единодушно просили убрать от нас такую учительницу. Наша староста, Анжела Васильева, сказала, что Нинель Сергеевна поступила неэтично (о, какое слово!), когда при нас начала критиковать Инессу Степановну. Притом она плохо готовится к урокам, не знает своего предмета. Мы все повторяли одно и то же: "Нам такой учитель не нужен".
   Инесса Степановна обещала донести мнение класса до сегодняшнего педсовета и попросила у меня видеозапись сегодняшнего урока, особенно инцидента с тетрадью.
   *
   Когда мы заканчивали обедать, меня вдруг мысленно позвал Жан-Жак:
   "Жени, ты дома? И где Анатоль?"
   "Мы оба дома", - обрадовалась я, - "а ты где?"
   "Скажи Анатолю, я у той пещеры, из которой мы отправляли Дину в Школу. Пусть он приедет за мной".
   "Могу сказать", - пообещала я и поспешила сообщить ему радостную новость - "но ты уже сам можешь его позвать, наши домовые обучили всех взрослых ментальной связи. И мой Учитель обещал с ними заниматься".
   "Всех, это кого?" - уточнил Жан-Жак.
   "Это папу, маму, дедушку Володю, бабушку Варю и бабулю", - перечислила я.
   "Интересные дела у вас творятся!" - восхитился Жан-Жак. - "Сейчас проверю".
   Папа как раз начал убирать посуду со стола. Внезапно он встрепенулся, взгляд стал сосредоточенным. Все вопросительно посмотрели на него. Папа радостно улыбнулся и вслух пообещал:
   - Жди, сейчас буду, - потом повернулся к нам: - Жанно в гости явился, просит забрать его от Места Силы. Я за ним еду. Спасибо, Феклуша, замечательный обед, - сказал он, выходя из столовой.
   "Лавр", - обратилась я к домовому, - "а мне Жани сам в Школе говорил, что телепортация на Земле не приветствуется. А теперь что, можно?"
   "Теперь можно", - домовой не скрывал довольного тона в ответе. И пояснил: "С возвращением магии многие ограничения на волшебство снимаются".
   "Здорово", - порадовалась я, выходя из-за стола. И тоже не забыла поблагодарить домовушку:
   - Спасибо, Фёкла, ты так вкусно готовишь, просто объедение.
   Все остальные присоединились к моей благодарности. Я думаю, нам потому ещё нравилось благодарить домовых, что каждый раз нам самим становилось очень хорошо от тех чувств, которые возникали у домовых и которыми они делились с нами.
   Вскоре папа привёз Жан-Жака. Мы ждали его в гостиной, только близнецы ещё спали, охраняемые Фролушкой. Мы сразу познакомили кузена с нашими домовыми. Жан-Жак радостно обнялся со всеми, выслушал все наши новости, но вёл себя как-то странно, беспокойно. Наконец меня осенило.
   - А я знаю, зачем ты явился, - с ехидцей объявила я. - Это ты с Мариной хочешь увидеться.
   - Конечно, хочу, - не смущаясь, подтвердил Жан-Жак. - Надо же мне за этот год убедить её не поступать на ту специальность, что она выбрала, не подумав как следует.
   - Ну-ну, ты только о её специальности печёшься, - скептически фыркнула я.
   - Не только, - серьёзно согласился Жан-Жак. - Она мне просто очень нравится. А тебе разве нет?
   - Мне она тоже нравится, - посерьёзнела я. - Это я тебя просто подразнить хотела, извини.
   - Ничего, я не в обиде, - успокоил меня кузен. И сообщил остальным домочадцам, которые внимательно слушали наш разговор: - Я с Мариной договорился пойти на дискотеку, так что к ужину меня не ждите.
   - Ты только учти, что к 22 часам девочка должна быть дома, - сказал папа. - Ей ведь ещё нет восемнадцати?
   - Это у вас порядки такие? - уточнил Жан-Жак.
   - Это у нас закон такой, - пояснил дедушка Володя. - Все несовершеннолетние после 22 часов не должны находиться в общественных местах.
   - Учту, - пообещал Жан-Жак.
   - И поосторожнее там, на дискотеке, - встревожено сказала бабуля. - У нас теперь и хулиганов в городе хватает. Это раньше город безопасный был, - вздохнула она.
   - Не тревожься, бабуля, - Жан-Жак обнял её и чмокнул в щёку, - мы с Мариной всё-таки на волшебников учимся, нам хулиганы не страшны.
   В этот день мы ещё раз порадовались появлению домовых - субботняя уборка дома стала ненужной. Фёкла очищающей магией чистила дом каждый день, про пыль и пылесосы можно было забыть. Теперь только нужно было поддерживать порядок во всех комнатах. Поэтому после обеда я решила сбегать на склад у горы и закончить проверку товаров, которую начала в тот злосчастный четверг. Киры Георгиевны не было. Папа старался, по возможности, чтобы его сотрудники отдыхали на выходных. С дежурным кладовщиком, дядей Митей, я была знакома. Он тоже был из бабулиных приятелей. У дяди Мити был свой домик, где они с женой спокойно жили в будни. А на выходные их дети, живущие в соседних поселениях, привозили им внуков, шумного присутствия которых дядя Митя долго не выдерживал. Вот и взялся за работу дежурного кладовщика в папином складе. Работа здесь не прекращалась и в выходные, что-то привозили, что-то увозили. Увозили обычно с утра, так что, когда я пришла, у ворот стояла только одна фура, и грузчики носили от неё товары на склад. Увидев меня, дядя Митя приветливо улыбнулся:
   - Привет, крошка! Кира меня предупреждала, что ты можешь прийти. Помогать надо? - спросил он.
   - Нет, дядя Митя, я сама справлюсь, - поздоровавшись, сообщила я. - Вы мне только в складе свет включите и решётки поднимите.
   Я знала, что когда склад закрывали на выходные, между стеллажами опускали решётки, оставляя доступными только пустые стеллажи, на которые сейчас грузчики носили товары из фуры.
   - Добро, - кивнул дядя Митя, сделав несколько переключений в своей сторожке. - Весь склад в твоём распоряжении.
   - Спасибо, - я не стала отвлекать его от работы и вошла на освобождённую от решёток территорию склада. Работа у меня пошла быстро, я за час закончила сортировку всех загруженных стеллажей. Давно уже стих шум работы, я слышала, как фура уехала.
   Когда я вернулась в сторожку, дядя Митя как раз собрался пить чай. Увидев меня, он предложил:
   - Не хочешь попить со мной чайку? Составь компанию, одному-то скучновато, да и по телику мура всякая идёт, смотреть неинтересно.
   Я согласилась. К чаю у дяди Мити были пирожки с вишней и песочное печенье с розовой глазурью, то, что я любила до тех времён, пока выпечкой у нас не занялась Фёкла. После её выпечки покупное мы уже не ели. Попивая ароматный чаёк, я оглядывала помещение сторожки. На тумбочке у кровати я заметила стопку книжек и порадовалась вдвойне: первое, что сторож любит читать, второе, что читал он фэнтези и эзотерику, я все эти книги у папы видела, он такие же читает.
   - Дядя Митя, какие Вы книги интересные читаете, - сказала я.
   - Правильно назвала, именно интересные, - подтвердил сторож. - С такими книгами и жить легче, надоела вся эта чернуха, которую сейчас и печатают и в сериалах показывают. Вот только жалею, что в молодости у меня такой литературы не было. Тогда в основном про войну и детективы читал, начитался за те годы, больше не хочу.
   - А в домовых Вы верите? - спросила я.
   - Верю, - сознался дядя Митя, - хотя и не видал ни разу. Но ведь на пустом месте не возникнут рассказы о них, а наслушался я достаточно, особенно от деревенских. Да и бабушка у меня, когда уже собралась в мир иной, просила домового не обижать, имя его сказала, Прохором нашего домового зовут. Я считаю, потому у меня дом крепкий, и непогода ему не страшна, что его Прохор и оберегает. В прошлом году наводнение было, у соседей участки затопило, а мимо нашего вода прошла, не затронув.
   Расстались мы довольные друг другом. Я вышла из сторожки и уже подходила к углу склада, когда услышала из-за этого угла слова, которые меня насторожили: "это основной товарный склад Светлова".
   Я не стала сворачивать за угол, а метнулась к росшим у горы густым кустам и затаилась там. Голос продолжал, постепенно приближаясь:
   - Именно этот склад я и имел в виду. Сможете его основательно пограбить, тогда и буду с вами разговоры вести о сотрудничестве. А то какое может быть сотрудничество, если Светлов постоянно расширяет свои филиалы. А конкурировать с ним на равных у меня плохо получается, почему-то народ в его магазины и кафешки чаще обращается. Да и на рынке он успешнее торгует.
   Голос мне показался знакомым. Я тихонько прошла вдоль склона горы, кусты меня надёжно прикрывали. Вскоре я увидела две фигуры, которые разговаривали, стоя лицом к складу. Я узнала говорящего - наш заклятый сосед, Комаров.
   - Хорошо, Никита Игоревич, мы учтём Ваше условие, - ответил второй, при этом он оглянулся, и я узнала его - это был тот "санинспектор", который подложил в склад наркотики.
   - Вот увижу результат того, что вы его учли, тогда и приходите с вашими предложениями, - брюзгливо ответил Комаров.
   Я вздохнула. Опять придётся обращаться к Учителю, сама я не знаю, что делать. Было очень неудобно его беспокоить так часто, но к кому мне ещё обращаться? К счастью, Учитель откликнулся очень доброжелательно. Я ему пакетом переправила информацию о подслушанном разговоре и о том, кто это был. Учитель постарался меня успокоить:
   "Не бойся, Женя, мы сразу же примем меры. Ты ведь сейчас у горы? Найди там проход к приюту домовых. Я с ними уже разговаривал, чтобы они пока взяли под свою охрану все предприятия твоего отца. Они согласились с радостью, надоело бездельничать. Пока свои дома не обретут, с удовольствием нам помогут. А раз кладовщик в складе такой начитанный и в домовых верит, вот и познакомь его с тем домовым, который согласится за складом присмотреть".
   Вот когда я поняла, что вовремя меня Слава научил искать пустоты в горах и под землёй. Приют я нашла быстро. Объяснила домовым, что их помощь требуется уже сейчас, получила их согласие и позвонила папе. Я ведь обещала ему, что ничего скрывать не стану. Папа приехал быстро, оставил машину у сторожки, и я отвела его в приют. А по дороге рассказала об услышанном разговоре и о совете Учителя. Папа сам и договаривался с Советом приюта. Да, домовые уже организовались, у них был Совет, которому они и подчинялись. А я была рада, что папа сам занялся этим делом. Не хочу я участвовать в такой взрослой жизни. Мне и в школе забот хватает. Так что я дождалась, когда папа всё организовал, познакомил дядю Митю с домовым Силычем, который за складом согласился присматривать, и мы вернулись домой.
   *
   А ближе к вечеру Инесса Степановна сообщила нам с Диной по ментальной связи про результат работы педсовета. Естественно, только то, что касалось нас. Мне за ответ по географии у доски и за работу в тетради оценки выставлялись заслуженные, то есть пятёрки. И поскольку возник такой конфликт учительницы с классом, то географию в нашем классе будет вести Инесса Степановна. Она ведь окончила биолого-географический факультет, так что может вести и уроки географии. Мы с Диной тут же начали обзванивать одноклассников. Я даже простила Нинель Сергеевне все её выходки, раз получилось так замечательно.
  
   15 сентября, воскресенье
  
   Я даже не ожидала, что Жан-Жак сможет сотворить такое чудо! Но буду рассказывать по порядку.
   После завтрака мы с Мариком отправились в яхт-клуб, на занятия с НикНиком. Они, эти занятия, проходили совсем по-другому, чем первое, у Матвея. На море был сильный накат, высокая зыбь. Так что все занятия в яхт-клубе проводились на берегу. Да и начинающим, таким, как мы с Мариком, рано ещё было заниматься на воде. Сегодня мы учились вязать морские узлы. Для меня не было проблем в запоминании этих узлов, с моей-то памятью! Я следила за руками и объяснениями тренера, потом не спеша вязала очередной узел и начинала осваивать его уже вместе с Мариком. НикНик только одобрительно хмыкал, глядя на наш тандем. В конце занятий я сообщила НикНику, что нашу яхту доставят во вторник после обеда. Договорились, что мы придём во вторник к 15 часам, и мы пошли с братишкой домой.
   - Знаешь, как трудно удерживаться и не рассказывать, что ты волшебница? - со вздохом признался Марик.
   - Во-первых, я не волшебница, а только начала учиться, - ответила я. - До настоящей волшебницы мне ещё очень далеко, не меньше десяти лет. ("Ого", - сказал Марик). А во-вторых, ты уже большой мальчик и должен знать, что на Земле идёт охота на волшебников. Поэтому говорить никому не надо.
   - А кто на них охотится? - удивился братишка. - Монстры?
   Это он, по-видимому, свои любимые компьютерные игры вспомнил.
   - Хуже, чем монстры, - сказала я. - Полиция, ФСБ и другие военные.
   - А зачем им волшебники? - с недоумением спросил Марик.
   - А затем, что они волшебников боятся, поэтому хватают их и проводят над ними опыты, чтобы понять, как им самим стать волшебниками. И ещё пытаются заставить волшебников служить им.
   - Но ведь это же волшебники, - проникновенно сказал Марик. - Они же могут освободиться и уйти от этих военных. Ведь правда, Женя?
   - Взрослые волшебники могут, - согласилась я. - А вот что делать тем, кто ещё только учится? Вот я всего месяц проучилась. Если меня схватят, я ведь не смогу освободиться.
   Марик испуганно посмотрел на меня. Губы у него задрожали, и глаза наполнились слезами.
   - Женечка, я никому - никому не скажу больше, что ты волшебница, - горячо пообещал он. - Ведь тебя же не схватят, правда?
   - Правда, - засмеялась я и прижала Марика к себе. - Не пугайся, братик, прорвёмся. Если мы никому больше (выделила я сказанное им слово) не скажем, то на меня и не обратят внимания. А кому ты уже сказал про меня? - спросила я.
   - Только мальчишкам в нашем классе и ещё одному большому пацану из пятого класса, который у меня деньги требовал, - признался Марик.
   - Ну, и что этот пацан сказал? - поинтересовалась я.
   - Захохотал и сказал, что мне эти отговорки не помогут, волшебников нет, а деньги я ему должен отдать.
   - Отдал? - спросила я.
   - Не-а, - мотнул головой Марик. - Я и не собирался. Какие деньги, я их ещё в среду потратил. Он хотел меня побить, но к нам подошёл Саша Лесков и сказал, что моя сестра, это ты, значит, занимается в Клубе боевых искусств, и если я тебе пожалуюсь, то ты этого типа по стенке размажешь. Тогда тот пацан плюнул и ушёл от нас. Правда, когда уходил, сказал, чтобы я деньги к понедельнику готовил, иначе мне и сестра не поможет.
   - Поможет, - засмеялась я. - Когда в понедельник он к тебе привяжется, позови меня мысленно, я приду, разберусь.
   - А как это "мысленно"? - спросил Марик.
   - Вслух ничего не говори, только подумай: "Женя, иди ко мне". Вот давай сейчас потренируемся. Ты что-нибудь подумай, как будто говоришь мне, а я тебе скажу, что я слышу.
   Марику игра понравилась, мы с ним быстро натренировались. За разговором мы не заметили, как пришли домой. Мама и бабуля были с близнецами на детской площадке во дворе, там же находились Тяпа и Фролик. А мы прошли в дом и, услышав голоса в гостиной, прошли туда. Папа что-то рассказывал дедушке и бабушке, при этом выглядел очень довольным. Я с радостью увидела, что страха больше нет в его ауре, больше всего был заметен розовый цвет надежды. Мы услышали только обрывок разговора:
   - ... перенёс их на верхушку скалы в горах к юго-востоку отсюда, внушил, что их забросили туда на вертолёте, и стёр из памяти последние события, - закончил папа свой рассказ и повернулся к нам.
   Марик подбежал к бабушке с дедушкой и начал рассказывать, какие морские узлы он уже умеет вязать. А я спросила у папы:
   - Ты про кого рассказывал?
   - Про позавчерашних взломщиков и вчерашних грабителей. Твой Учитель забрал их, спящих, у домовых, перенёс к Месту Силы за городом и оттуда отправил в горы за полторы сотни километров от города. Между прочим, он заверил, что это была последняя попытка рейдеров достать меня, теперь нас должны оставить в покое, - с облегчением сообщил папа. - Не представляешь, как я рад. Больше всего я боялся, что они попытаются достать меня через кого-нибудь из вас.
   В это время в гостиную вошли Жан-Жак с Мариной. Оба сияли.
   - Где это вы были и чего это вы так радуетесь? - спросила я.
   - Мы были не вместе, - пояснила Марина. - Жан-Жак позвал меня к вам, так что мы только сейчас у калитки встретились. А чему радуемся, он сейчас и вам расскажет.
   - Расскажу и покажу, - подтвердил Жан-Жак. - Дело в том, что я решил создать у вас на участке пространственный карман, причём такой, чтобы из него был ещё выход и в наш коттедж в Квебеке. Тогда мы будем через этот карман общаться с вами напрямую. И мне не понадобится больше телепортироваться через Места Силы. Обычный карман создать легко, рядом полно необитаемых миров, взять оттуда частичку пространства - не проблема. Но всё дело в том, что в необитаемых мирах нет магии. Магия существует только там, где есть разумные существа. Ну, а мне очень захотелось сделать для Жени магический пространственный карман, - лукаво улыбнулся Жан-Жак и повернулся ко мне: - Жени, ты помнишь, когда ты в первый вечер в Школе меня позвала, я сказал, что ужинаю с драконами?
   - Помню, - подтвердила я, - ты ещё отказался взять меня с собой, сказал, что мне надо сначала научиться летать. Кстати, а чего это ты с ними ужинал?
   - Не я один, - пояснил Жан-Жак. - На шестом курсе мы начали изучать терраформирование, то есть работу со стихиями для создания на неосвоенных планетах условий, благоприятных для жизни.
   - Подожди, - перебил его папа, мгновенно уловив суть. - Так вы что, теперь и Марс можете терраформировать?
   - Этому меня сейчас учат, - уточнил Жан-Жак, - но Марсом мы не собираемся пока заниматься, ещё рано, человечество не готово сотрудничать с волшебниками.
   - А при чём здесь драконы? - нетерпеливо вмешалась я.
   - Лучшими специалистами в Содружестве по терраформированию являются драконы, - ответил Жан-Жак. - Вот они и обучали нас в этом месяце, а началось наше знакомство с учителями как раз с ужина в тот первый день. А сегодня я вспомнил, что ужин проходил в мире, который очень близок к Земле, и драконы упоминали, что они поселились в этом мире только на одном континенте из четырёх. Остальные материки не заняты ими, там мало удобных горных массивов, пригодных для расселения драконов, да и надобности в дополнительном пространстве у них не было. Так что я сегодня утром через Врата сходил в тот мир и спросил разрешения у драконов, чтобы создать на одном из континентов пространственный карман для мира Земли. Мне показали чудесное место в краю вечной весны. Холодов там не бывает, да и жары особой нет. Драконы помогли мне выбрать там самое красивое место, когда я им сказал, что выбираю пространство для сестрёнки, которая родилась в год Дракона. Они обрадовались. Кстати, Жени, когда освоишь телепортацию, они тебя пригласят к себе в гости, не дожидаясь, когда ты доучишься до шестого курса. Я не понял подробности, но драконы очень внимательно относятся к людям Земли, родившимся в год Дракона. Они обещали, что при встрече сами тебе подробно объяснят, чем вы отличаетесь от прочих людей. Говорили, какими-то особыми способностями, которые в вас ещё можно пробудить, хотя эти способности уже несколько тысячелетий не проявляются.
   - Вау, - поражённо пробормотала я и с признательностью посмотрела на папу. - Спасибо, папочка, за то, что дали мне родиться в такой замечательный год.
   - А я? - жалобно спросил Марик, - почему я родился не в год Дракона? Я тоже хочу. - И он обиженно засопел, надувшись недовольно.
   - Не огорчайся, малыш, - попыталась утешить его Марина. - Разве ты не знаешь, что мы сами выбираем год, когда нам родиться? Значит, когда ты решал, твой год понравился тебе больше, чем год Дракона. Каждый год даёт родившимся в нём людям свои особые способности. Может, твои будут ещё покруче, чем у драконов.
   - Правда? - доверчиво посмотрел на неё Марик, успокаиваясь. Обида обесцветилась в его ауре.
   - Конечно, правда, - жизнерадостно подтвердил Жан-Жак. - Мы вот с Мариной родились тоже не в год Дракона и нисколько не унываем. У каждого свои преимущества.
   - Вы что-то отвлеклись, ребята, - вмешалась внимательно нас слушавшая бабушка Варя. - Жани, ты говорил, что хочешь создать для Женечки магический пространственный карман. Ну, и где он?
   - Сейчас будет, - пообещал Жан-Жак. - Он не только для Женечки, но и для всех членов нашей семьи будет доступен. Ну, и для знакомых волшебников и учеников волшебников, кого мы пригласим, - подмигнул он Марине.
   - Жани, Жани, - возбуждённо затеребил его Марик, - и для меня тоже?
   - Конечно, и для тебя тоже, - подтвердил Жан-Жак. - Итак, приготовились! Крибле, крабле, бумс! - воскликнул он громким голосом и тише добавил - И вуаля!
   - А чего вуаля? - растерянно прозвучал в наступившей тишине голос Марика, - где твой карман-то?
   Все рассмеялись. Уж очень разочарованным выглядел Марик.
   - Разуй глаза и распахни двери, - снисходительно посоветовал ему Жан-Жак, показывая на французские окна гостиной.
   Мы только сейчас заметили, как изменился свет, идущий из окон. Хотя ещё было только 11 часов и окна выходили на северо-запад, до этого момента в них виднелось полуденное голубое небо. А сейчас небо было рассветным, солнце только поднялось над кромкой дальнего леса. Леса? Какой лес, мы же в городе! Марик с восторженным воплем распахнул створки французского окна и выскочил наружу. Вместо забора и вида на соседний участок перед нами простиралось огромное пространство, занятое в основном большим озером. Озеро со всех сторон окружали леса, а вот около нашего дома лес расступался, освобождая место для большого луга, заросшего сочной травой. До берега озера от дома было метров 10-15. Даже из окон было видно, какая чистая вода в озере. Мы долго рассматривали расстилающееся перед нашими глазами великолепие.
   - А почему солнце так низко? - первая пришла в себя я. Ну конечно, после Острова меня чудесами не сильно удивишь.
   - Забыл сказать, - спохватился Жан-Жак, - в пространственном кармане Драконьего мира время идёт примерно по гринвичскому меридиану. То есть, на 4 часа отстаёт от Москвы и на 5 часов опережает Квебек. Так что, если здесь сейчас, - он бросил взгляд на часы в гостиной, - 11 часов, то в мире драконов 7 часов утра, восход.
   - А в Квебеке..., - начал дедушка Володя.
   - А в Квебеке ещё два часа ночи, - подсказал Жан-Жак. - Вот вечером телепортируюсь домой, сделаю выход в Драконий мир, с завтрашнего дня нам уже можно будет встречаться и в Драконьем мире, да и в Квебек в гости ходить.
   *
   Хорошо, что после обеда мы были на озере, в пространственном кармане. Когда я за чем-то вернулась на Землю (в свою комнату бегала), за окном увидела сильный ливень, от которого в открытое окно тянуло холодом и сыростью. Окно я закрыла, вернулась в Драконий мир и сообщила:
   - Погода испортилась, сильный дождь.
   - Надо позвонить в аэропорт, - озабоченно сказал дедушка, - узнать, не отменили ли наш рейс. А то тогда машину надо заказывать.
   С тех пор, как в нашем городе построили новый аэропорт, дедушки и бабушки предпочитают на выходные прилетать к нам на самолёте. Конечно, намного лучше потратить на дорогу полчаса, тем более, что самому рулить не надо, чем сидеть за баранкой четыре часа, а то и дольше. Движение по автостраде в выходные было очень оживлённым. Бабушки и дедушки у меня люди занятые, поэтому своих автомобилей у них нет. Вот такой парадокс. Оба дедушки единодушно считали, что не стоит тратить своё время на личный автомобиль, заморачиваться с ТО и ТУ и с прочими прелестями ухода за автомобилем. Правда, водительские права были у всех. Когда была нелётная погода, они брали машину напрокат в нашем прокатном центре. Папа с дядей Витей охватили прокатным сервисом многие города края. Очень удобная услуга - берёшь машину напрокат в краевом центре, приезжаешь в наш город, сдаёшь её здесь в филиале краевого прокатного центра и свободен. Обратно можешь возвращаться или самолётом, или автобусом, если не хочешь сидеть за рулём, или взять снова машину в том же прокате и сдать её по приезде в краевой центр. А что? Я считаю, очень удобно. Дядя Витя тоже доволен тем, чем занимается.
   Но это я отвлеклась. Дедушку успокоили, что рейс не отменён, так что в половине пятого мама повезла их в аэропорт. Жан-Жак с Мариной поехали с ними, хотели посмотреть новый аэропорт. (Потом сказали, что там и смотреть нечего). Мальчики остались с бабулей у озера. С ними были Тяпа и Фролик, так что мы не волновались, что бабуля устанет. Дело в том, что Тяпа могла увеличивать массу своего тела, становиться очень крупной кошкой. Близнецы были от этого в восторге, ну и бабуле не надо было напрягаться и много возиться с малышами. Кошка оказалась идеальной няней. А мы с папой занялись важным делом: отправились в приют для домовых, чтобы выбрать домовушку для моей квартиры. Спросите, для какой? Откуда у меня квартира? О, это отдельная история.
   Я уже говорила, что у папы главным информатором по городу бабуля "работает". Вот и с этой квартирой так было. Мне тогда было шесть лет, у мамы скоро должен был родиться Марик. Однажды бабуля пришла утром с моря (она всё лето ходит купаться на рассвете) и сказала папе:
   - Толик, мне сегодня сказали, что квартира однокомнатная продаётся очень дёшево. Хозяин уезжает к детям в деревню, квартиру продаёт срочно, там дом уже присмотрели. Ещё думает, в какое агентство обращаться. Ты бы перехватил.
   - А в каком доме? - заинтересовался папа.
   - Видел, слева от рынка стоят несколько трёхэтажных домов? Они небольшие, каждый на два подъезда. Так эта квартира угловая, на третьем этаже. Ты бы сходил, поговорил о покупке.
   - Да ну, - поморщился папа, - домишки невидные, зачем нам та квартира?
   Я почему запомнила этот разговор? Из-за дальнейших слов бабули.
   - А вот подумай. Район тихий, дома небольшие, а построены основательно. Женечка вот школу окончит, если здесь останется учиться, вот ей и отдельная квартира.
   И тут я громко расплакалась и бросилась к маме.
   - Мамочка, не отсылай меня, пожалуйста, в эту квартиру. Я слушаться буду, я не буду шалить. Я не хочу от тебя уезжать, пожалуйста, мамочка!
   У меня ещё жив был в памяти тот год, что я провела с дедушками и бабушками, когда папа с мамой уехали обустраиваться в нашем городе. Родителям тогда пришлось меня успокаивать, уверяя, что больше они со мной никогда не расстанутся. А я долго ещё обижалась на бабулю, считала, что она меня не любит, если хочет отселить в другую квартиру. Папа всё же купил эту квартиру на имя бабули, договорился с хозяином в тот же день. Я только тогда помирилась с бабулей, когда она мне показала документы на квартиру, где стояло её имя. А моей квартиру начали называть уже после рождения близнецов.
   Снова возвращаюсь в сегодняшний день. Мы с папой решили сегодня же вселить домовушку в отремонтированную квартиру. Почему решили пригласить домовушку, а не домового? Это нам Фёкла посоветовала. Раз квартира для женщин предназначена, лучше просить домовушку за ней приглядывать. Они спокойнее и терпеливее, а большинству домовых мужское общество интереснее. Иначе по мелочи начинают проказничать в квартире. Домовушку, которую мы к себе пригласили, звали Клаша. Она мне и подсказала процедуру её переноски и вселения в квартиру. Я, по её подсказке, изготовила соломенную куколку, похожую на Клашу. Произнесла формулу приглашения, Клаша уменьшилась и вселилась в куколку. И мы с папой пешком отправились в нашу квартиру. Мы шли по улицам города и говорили о том, как здорово, что Жан-Жак нам такое пространство хорошее создал. На улице сильно похолодало, пришлось бы детям сидеть дома, а они теперь в тепле и на природе. Правда, говорили мы, во-первых, не очень откровенно, случайные прохожие ничего бы не поняли, если бы подслушали наш разговор. Да и мало их было на улицах, внезапный холод всех разогнал. И, во-вторых, внимания к нам со стороны я не ощущала.
   Когда мы уже повернули на улочку, на которой стояли те трёхэтажки, где находилась наша квартира, я увидела впереди знакомую фигуру. Это была Александра Николаевна. Я почувствовала, как ей холодно, одиноко, голодно, и как она борется с унынием, подбадривая себя.
   - Папа, - понизив голос, сказала я, - вон впереди Александра Николаевна идёт.
   - О, это кстати, - оживился папа. - Позовём её с нами, если у неё время есть, покажем ей квартиру и о работе договоримся. Поднажмём? - и он прибавил шагу.
   Мы быстро догнали Александру Николаевну. Пока догоняли, я решила попробовать договориться со стихиями. К холодному ветерку, который дул вдоль улицы, добавила немного стихии огня, ветер стал теплее. Папа тоже это почувствовал и вопросительно глянул на меня. Я кивнула, он одобрительно улыбнулся, послав мне своё восхищение. И гордость за меня я в его ауре увидела. Тем временем мы догнали учительницу.
   - Александра Николаевна, - окликнула я её. - Здравствуйте.
   - Здравствуй, Женя, - улыбнулась повеселевшая от тепла учительница.
   Я ощущала, как поднимается у неё настроение по мере того, как она согревалась.
   - Вы знакомы с моим папой? - благовоспитанно продолжила я. - Его зовут Анатолий Владимирович.
   - Да, мы встречались в школе, - сказала Александра Николаевна. - Здравствуйте, Анатолий Владимирович.
   - Здравствуйте, Александра Николаевна, - улыбнулся ей папа. - Хочу сказать, быть Вам богатой. Только что мы с Женей о Вас говорили.
   - Да?! - обычный задор быстро возвращался к Александре Николаевне. - И по какому поводу? Вроде бы у Жени нет оснований на меня жаловаться?
   - Вообще-то у неё нет такой привычки, на учителей жаловаться, - подхватил шутливый тон папа. - А говорили мы о том, что я собирался завтра идти в школу для встречи с Вами. У меня к Вам два предложения.
   - Даже два? - улыбнулась Александра Николаевна. - И что это за предложения, можно узнать? Или придётся ждать до завтра?
   - Нет, до завтра ждать не будем, раз уж сегодня встретились - покачал головой папа. - Но не на улице же нам разговаривать. Погода не способствует.
   - Да, - поёжилась Александра Николаевна, - так сильно вдруг похолодало. Я из дома до обеда ушла, даже не ожидала, что так погода изменится. Хорошо, хоть ветерок сейчас потеплел.
   - Боюсь, что это ненадолго, - заметил папа, покосившись на меня. - Как у Вас со временем? Можете пойти с нами?
   - До двадцати часов я совершенно свободна, - засмеялась Александра Николаевна.
   Мы тоже засмеялись, вспоминая Пятачка и Винни-Пуха.
   - Тогда пойдёмте, - пригласил папа, - здесь недалеко.
   - Пойдёмте, - охотно согласилась Александра Николаевна и зашагала рядом с нами. - А что это у тебя за куколка, Женя? - обратила она внимание на Клашу.
   - Это Клаша, - сообщила я. - Домовушка. Мы несём её для заселения в отремонтированную квартиру. У нас квартира была без домового, вот жильцы и довели её до плачевного состояния. А сейчас ремонт закончен, вот мы и заселяем домовушку.
   - Это вы так играете? - удивилась Александра Николаевна.
   - Это мы так живём, - серьёзно ответила я.
   За разговором не заметили, как дошли до подъезда. Папа открыл защищённую домофоном дверь, и мы вошли в тепло подъезда.
   - Нам на третий этаж, - сказала я учительнице.
   - Как здесь чистенько, - вздохнула Александра Николаевна, - и уютно. А там, где я живу, домофон часто ломают, в подъезде грязно.
   Мы поднялись на третий этаж, и папа открыл дверь в квартиру. И отступил на шаг, пропуская меня с Клашей. Я спокойно, без стеснения, произнесла слова приглашения и внесла домовушку в квартиру. Взрослые вошли следом. Я оглянулась на них.
   - Где куколку ставить? - спросила я.
   Я уже почувствовала, что Клаша покинула куклу и осваивается в квартире.
   - А что сама Клаша предлагает? - спросил папа.
   - Клаша подсказывает, что куколку лучше поместить в прихожей, - ответила я. - Тогда ей легче будет и квартиру охранять и от нежелательных посетителей избавляться.
   - Хорошо, - согласился папа.
   Он взял у меня куколку и поместил её на полочку под большим зеркалом. Справа от входной двери была вешалка с подставкой для обуви, за ней, в углу, - большое зеркало с полочкой. Интересно было наблюдать за реакцией Александры Николаевны. Она никак не могла решить, или мы с папой так играем, или правда верим в то, что говорим и делаем. Я объяснять не стала. Честно говоря, я надеялась, что со временем Александра Николаевна сама поймёт, что домовушка в квартире всё-таки есть.
   - Чаю попьём, подкрепимся, тогда и поговорим? - предложил папа.
   - Не откажусь, - с признательностью откликнулась Александра Николаевна, - спасибо, с удовольствием.
   - Пройдём на кухню или Вы предпочитаете в комнате чай пить? - спросил папа.
   - Лучше на кухне, - согласилась Александра Николаевна.
   Мы прошли на кухню. Я её немного опишу, сама после ремонта не видела. Вдоль правой стены была размещена встроенная кухонная мебель: столик с электрическим чайником, кофеваркой и тостером на нём, внизу шкафчик для посуды, потом газовая плита с духовкой, разделочный стол и раковина в углу, около окна. Над раковиной сушилка для посуды в шкафчике, над плитой - вытяжка. Холодильник был установлен в дальнем углу между окном и стенкой лоджии. От стенки слева папа поднял складной столик и закрепил его. Получилось типа барной стойки. Вокруг стола папа расставил три высоких табурета, усадил Александру Николаевну и начал помогать мне накрывать на стол. Тем временем закипел чайник.
   - Вы какой чай любите, Александра Николаевна, чёрный или зелёный? - озабоченно спросил папа, открыв шкафчик с запасами чая. - У нас есть зелёный чай с мятой. Хотите? Или Вам чистый заварить?
   - Заварите с мятой, - охотно согласилась Александра Николаевна. - Я очень люблю настоящий чай, но моя хозяйка требует, чтобы я чай заваривала из пакетиков, она говорит, много возни с использованной заваркой. У Вас же не в пакетиках?
   - Боже упаси! - притворно ужаснулся папа. - Чай обещаю качественный.
   Пока папа заваривал чай, Клаша помогала мне готовить горячие бутерброды. Мы нарезали сыр, ветчину, лимон. Александра Николаевна не замечала помощи домовушки. Потом мы дружно жевали, запивая еду ароматным горячим чаем.
   - Спасибо большое! - насытившись, поблагодарила Александра Николаевна. - Самое замечательное событие в завершение этого неприятного дня.
   - Чем же он неприятный, если не считать ухудшения погоды? - доброжелательно осведомился папа. - Поделитесь? Поверьте, спрашиваю не из праздного любопытства.
   Пока они разговаривали, мы с Клашей занялись уборкой.
   - Поделюсь, - согласилась Александра Николаевна. - Я вообще-то жаловаться не люблю, но сегодня меня, как говорят мои ученики, достали.
   - И кто же? - с сочувствием спросил папа.
   - Квартирная хозяйка, - вздохнула Александра Николаевна. - Сегодня утром попросила меня уйти из дома до вечера. Она пригласила к себе подруг, они хотят пообщаться без помех. Я сначала бродила по городу, а когда погода испортилась, сидела в библиотеке. Сейчас библиотека закрылась, так что я шла в "Магнит", он после 21 часа закрывается, хотела там погреться. Но вот, на счастье, встретила вас. Спасибо, подобрали, обогрели, - с оставшейся горечью пошутила она.
   - Понятно, - сочувственно кивнул папа. - Если позволите, перейду сразу к делу, по которому хотел Вас завтра разыскивать.
   - Конечно, позволю, - откликнулась учительница, - мне же интересно.
   - Дело в том, что о Ваших неладах с квартирной хозяйкой нам рассказала Инесса Степановна, - начал папа.
   - Ну, зачем она? - огорчилась Александра Николаевна и пояснила: - я в школе никому не рассказывала. Просто Инесса Степановна побывала у меня в начале месяца, я тогда простудилась. Вот она и принесла мне какой-то отвар. Он меня буквально за день вылечил.
   "Ещё бы" - подумала я, - "Инесса Степановна ведь волшебница, она человека вылечить легко может".
   - Она не просто так нам рассказала, - попытался успокоить учительницу папа. - Инесса Степановна узнала, что мы эту квартиру отремонтировали, вот и попросила сдать эту квартиру Вам, потому что квартирная хозяйка отравляет Вам жизнь.
   - Мне? - с недоверием воскликнула Александра Николаевна. - Вы серьёзно? Вот это великолепие мне?
   Ух, какими цветами полыхнула её аура! Я аж залюбовалась.
   - Вам, - с улыбкой подтвердил папа. - Когда Вы будете готовы переехать?
   - Вчера! - вырвалось у учительницы. - Извините, - смутилась она, - но это так неожиданно! К сожалению, вряд ли я потяну оплату такой квартиры, - озабоченно сказала Александра Николаевна, и краски радости в её ауре потухли.
   - Вы же ещё не знаете условий, - сказал папа, - а уже паникуете. Насколько я понял из рассказа Инессы Степановны, квартиру Вам снимает школа. Так?
   - Так, - подтвердила Александра Николаевна. - Но школа может платить только пять тысяч, что, по уверениям моей квартирной хозяйки, совершенно недостаточно даже за комнату. Что уж говорить об отдельной квартире, - вздохнула она.
   - Это когда квартиру сдают с целью обогащения, тогда, действительно, хозяевам всегда будет мало, - подтвердил папа. - Но я эту квартиру купил с прицелом на будущее, когда отдельное жильё понадобится кому-нибудь из детей. Так что нас вполне устроит та сумма, которую будет платить школа. И, если помните, при встрече я сказал, что у меня к Вам два предложения. Первое я уже озвучил, поселяйтесь в квартире хоть сегодня. Теперь второе. У меня есть рекламное агентство, там составлением текстов занимается молодая девушка. Её зовут Алёна. Девочка молодая, с выдумкой, с чувством юмора, тексты хорошие пишет, но, к сожалению, не всегда дружит с русским языком. Короче, допускает ляпы, которые я не всегда успеваю отслеживать. Вот и хочу предложить Вам приработок. Пройдёмте в лоджию, поясню.
   Войдя в лоджию, Александра Николаевна ахнула от восхищения.
   - Да это же самый настоящий рабочий кабинет! - воскликнула она.
   - Можно сказать и так, - согласился папа. - Вот смотрите, здесь компьютерный уголок, моноблок уже подключён к Интернету, в доме оптоволоконная линия. Если согласитесь на редактирование, Алёна будет отправлять Вам свои тексты по электронной почте, а Вы, после редактирования, будете отсылать их ей обратно. Теперь об оплате. Я обычно выплачиваю своим сотрудникам зарплату каждую пятницу, их это устраивает. Вам обещаю платить три тысячи в неделю, при увеличении объёма работы зарплата будет увеличиваться. Будете думать или сразу согласитесь?
   - Сразу, - заявила Александра Николаевна. - Как тут можно думать, если я попала в сказку, мечты сбываются.
   А я ещё раз пожалела, что когда-то Александра Николаевна не попала к Вратам. Вот бы волшебница была!
   - Тогда давайте сейчас обменяемся номерами телефонов и договоримся на завтрашний день. Дело в том, что эта квартира оформлена на мою бабушку, Смирнову Антонину Владимировну. Она обычно приходит в школу на четвёртом уроке, забирает домой моего сына, он в первом классе учится, - пояснил папа. - Завтра я попрошу её прийти на перемене между третьим и четвёртым уроками, чтобы она встретилась с Вами, заодно отдаст Вам второй комплект ключей. С бабушкой придёт юрист из моего юридического отдела, чтобы оформить договор со школой о Вашем проживании в этой квартире. Только, извините, Александра Николаевна, я буду говорить откровенно. Меня Инесса Степановна предупредила, что администрация школы захочет воспользоваться нашим предложением и поселить с Вами ещё какую-нибудь учительницу. Ещё она сказала, что у Вас характер мягкий, Вы не умеете давать отпор нахалам. Поэтому в договоре, который мы подготовим, будет чётко указано, что в этой квартире можете жить только Вы, подчёркиваю, только Вы и никто больше.
   - А если школа не примет такого условия и откажется заключать договор? - неуверенно спросила Александра Николаевна.
   - Ну и пусть отказывается, - добродушно усмехнулся папа. - Откровенно говоря, для нас это не имеет значения. После последних квартирантов, которые довели квартиру до ужасного состояния, мы вообще решили квартиру больше не сдавать, пусть стоит пустая, хотя для квартиры это не на пользу, как Вы понимаете. В квартире нужно жить. Поэтому мы даже обрадовались, когда Инесса Степановна попросила поселить в квартире Вас. А если к Вам обратится кто-нибудь из коллег с просьбой приютить, отсылайте их к моей бабушке, к хозяйке квартиры. А если начнут, как выражаются наши детки, давить на жалость - предложите им поселиться у вашей, можно сказать бывшей, квартирной хозяйки. Инесса Степановна проверила её договор со школой. Там Ваша фамилия не указана, просто типовой договор о съёме жилья. Ну как, я Вас подбодрил? - спросил папа. - А то я заметил, что Вас что-то гнетёт, когда Вы осматриваете квартиру. Подумал, что Вы опасаетесь, что Вам одной школьное начальство не позволит здесь жить.
   - Вы просто мысли мои читаете, - созналась Александра Николаевна. - Я так и подумала. Тогда давайте уточним. Если школа откажется заключать договор найма квартиры на Ваших условиях, я тогда сама буду платить Вам эти пять тысяч?
   - Ничего подобного, - ответил папа. - Оплачивать Вы тогда будете только коммуналку, вот и всё. Если же школа будет за Вас платить, то коммуналка будет оплачиваться из тех пяти тысяч. Ещё раз повторяю, квартира эта у нас не для зарабатывания денег. Считайте, что Вы уже вселились, и мы сейчас отпраздновали новоселье. Ещё пара вопросов и мы уходим. Первый: когда Вам прислать машину с грузчиками, чтобы перевезти Ваши вещи с прежней квартиры?
   - Да можно сразу после уроков, - с воодушевлением сказала Александра Николаевна.
   - Давайте адрес, завтра в 14.30 я их пришлю, - сказал папа. - И последний вопрос: когда Вы сможете начать ту работу, о которой я Вам говорил?
   - А когда надо? - спросила Александра Николаевна.
   - Отвечу Вашими словами - вчера, - пошутил папа. - Вообще-то в том компьютере, что на лоджии, уже находятся первые тексты Вам на правку, их Алёна ещё в пятницу переслала.
   - Тогда давайте, я ими сейчас и займусь, - радостно предложила учительница. - У меня ещё больше часа до возвращения в ту квартиру.
   Они включили компьютер, и папа начал знакомить Александру Николаевну с паролями и электронной почтой. А я прошлась по квартире, я её ещё не видела после ремонта. Сейчас я вам её немного опишу.
   Прихожая у нас была прямоугольная, как я уже говорила, справа по стене располагались вешалка и большое зеркало. Слева была дверь в ванную, там унитаз был отгорожен высоким стеллажом, на котором располагались нужные в ванной вещи. В углу была установлена душевая кабинка, рядом нагреватель для воды и раковина. В этом доме не было горячего водоснабжения, но жильцы и не хотели, свои нагреватели были удобнее и экономичнее. Ещё в одном углу стояла стиральная машина-автомат. Прямо из прихожей дверь вела в большую комнату, на боковой стене которой было два больших окна. На дальней торцевой стене были зеркальные шкафы для одежды и книг, а напротив, на кронштейне был укреплён большой телевизор. На стене напротив окон были наклеены фотообои, рисунок я выбирала. Назывались эти обои "Зеркальное озеро", там был очень красивый пейзаж. В комнате было немного мебели: мягкий диван, который раскладывался в двуспальную кровать, стол, два стула и кресло с торшером. Справа из прихожей дверь вела в кухню. Я её уже немного описала. Добавлю, что в стене напротив двери было тоже окно, а напротив встроенной кухонной мебели был выход на лоджию, трёхстворчатое окно, в котором дверь на лоджию располагалась посредине. Лоджия была очень просторная, 2х3 метра, почти ещё комнатка. Да она такой и была, поскольку была застеклена и утеплена, там и зимой можно жить. Слева там стоял рабочий стол с компьютером, где сейчас были папа и Александра Николаевна, а к правой стенке была прикреплена откидная кровать. Александра Николаевна про неё ещё не знала.
   - Ну что, Женюрка, - окликнул меня папа, - пора домой?
   Но я всё-таки решила познакомить Александру Николаевну с Клашей. А то вдруг напугается, если Клаша себя как-то проявит, да и хотелось что-то хорошее сделать для любимой учительницы.
   - Сейчас, папочка, - ответила я и повернулась к Александре Николаевне. - Александра Николаевна, у меня вопрос. А как Вы относитесь к домовым?
   - Никак не отношусь, - засмеялась учительница. - Их же не бывает. Это у вас такая игра была с заселением домового? - показала она на куколку.
   - Это не игра, - серьёзно сказала я, - и домовые действительно есть.
   Александра Николаевна вопросительно посмотрела на папу.
   - До прошлого понедельника я тоже считал, что домовых не бывает, - так же серьёзно сказал папа. - Но вот Женя меня переубедила. И Клаша действительно поселилась в этой квартире. Нет, не эта куколка, - пояснил он в ответ на недоверчивый взгляд Александры Николаевны, - куколка нужна была для переноса, а мы поселили здесь настоящую домовушку. Я так понял, что Женя решила Вас предупредить, чтобы Вы не пугались, если заметите что-то. Лучше, чтобы Вы о ней знали. Не пугайтесь, мы не сошли с ума. Это Инесса Степановна рассказала Жене про домовых и научила их видеть. И Клаши Вы не бойтесь, она очень хозяйственная и заботливая. И Вы ей очень понравились, она нам сейчас сообщила.
   - Вот как, - нервно засмеялась Александра Николаевна. - Не ожидала, даже не знаю, как относится к вашим словам.
   - Я знаю, о чём Вы думаете, - тоже засмеялся папа и поправился, - вернее, догадываюсь. Предлагаю два варианта: позвонить Инессе Степановне, а если не боитесь, то мы попросим Клашу показаться, сразу и подружитесь.
   - Я бы предпочла позвонить Инессе Степановне, - сказала Александра Николаевна, и голос у неё немного дрогнул.
   - Хорошо, - согласился папа, - звоните.
   Я уже мысленно связалась с Инессой Степановной и всё ей рассказала.
   "Ну и хорошо, что рассказали", - одобрила Инесса Степановна, - "я сейчас приеду и помогу ей подружиться с Клашей. А вам спасибо, что помогли хорошему человеку".
   Александра Николаевна позвонила нам и с облегчением сообщила:
   - Инесса Степановна (кстати, она звала её Инечка) сейчас приедет.
   - Ну и хорошо, - сказал папа, - тогда мы пойдём. До свидания.
   Мы попрощались и пошли домой. Дома, уже после того, как уложили малышей, я рассказала взрослым, о чём мне сообщила Инесса Степановна. Она познакомила Александру Николаевну с Клашей, они втроём хорошо пообщались, и Александра Николаевна позвонила своей квартирной хозяйке, что заночует у друзей. Клаша ей сделала постельное бельё, полотенца, халат. В общем, включили мы Александру Николаевну в волшебную жизнь. Не полностью, конечно, но хоть что-то.
   Жан-Жак, проводив Марину, связался мысленно с нами, сообщил, что идёт прямо к
   Месту Силы и телепортируется в Канаду. А оттуда уже установит выход в Драконий Мир.
  
  
  
   16 сентября, понедельник
  
   Я проснулась около шести часов, быстренько оделась и присоединилась к родителям, которые как раз тихо спускались по лестнице. Когда мы спустились на первый этаж и зашагали к выходу, из открытой двери гостиной послышался тихий голос Жан-Жака:
   - Не так быстро, засони. Я вас уже почти десять минут жду. А где точность, которая вежливость королей? Анатоль, ты же уверял, что вы в шесть часов на пробежку выходите, - с упрёком добавил он.
   Мы перенаправили наши шаги в гостиную. Через открытое окно в дом проникал лунный свет и запах цветущего луга.
   - Утро доброе, Жанно, - сказал папа. - И что это ты тут делаешь, позволь тебя спросить?
   - Позволю,- насмешливо отозвался Жан-Жак. - И потом, кому доброе утро, а кому так и добрый вечер. Это у вас тут уже завтрашнее утро, а у нас там ещё вечер, причём вчерашний.
   - Привет, Жани, - сказала я. - Это приветствие тебе годится?
   - Это годится, - покладисто согласился он. И пояснил: - я вас перехватить пришёл, чтобы на пробежку уже в Драконий мир шли. Во-первых, там воздух чище, во-вторых, я вам беговую дорожку шикарную проложил, в-третьих, можете заскочить к нам домой, повидаться наяву, а не на экране. Мама девочек уже уложила, их увидите, когда у вас вечер будет. Чуть не сказал "завтра", - поправился Жан-Жак.
   - Ну, пойдём, опробуем твою беговую дорожку, - согласилась мама и, оглянувшись, спросила: - Тяпа, ты с нами?
   Забыла сказать, что в пятницу, когда родители учились общаться с домовыми, Тяпа решила тоже с ними разговаривать. Со мной она до этого разговаривала большей частью ментально, но папа уже знал, что и вслух она говорить может. Только протяжно, примерно так, как Матроскин в мультике. Между прочим, Матроскин Тяпе очень понравился, когда она с малышнёй мультики смотрела.
   На мамин вопрос Тяпа отрицательно мотнула головой и сладко зевнула:
   - Останусь, - сообщила она. - Близнецы скоро проснутся, надо помочь.
   - Тогда пошли, - согласился папа и шагнул в открытое окно. - Какая луна яркая, - одобрительно заметил он, - хорошо твою дорожку видно.
   - Это уже вторая луна светит, - сообщил Жан-Жак, выходя следом за нами.
   - А сколько их всего? - спросила мама, с удовольствием вдыхая свежий воздух, напоённый ароматами трав.
   - Три, - ответил Жан-Жак. - Драконы сделали три луны, чтобы был свет для ночных полётов.
   А я уже не могла сдерживать свой восторг от ощущения присутствия магии, поэтому легко взлетела над головами родителей. Мама сразу тревожно оглянулась.
   - Женечка! - позвала она. - Ты куда подевалась?
   - Я здесь, мамочка, - поспешила успокоить её я. - Просто не могу удержаться, так полетать охота.
   - А ну, перестань халтурить! - шутливо распорядился папа. - Если взялась бегать, то побежали. Полетаешь потом. Не знаю принципов ваших полётов, но думаю, что и от бега нельзя отказываться.
   - Ладно, побежали, - неохотно спустилась я. - Просто побегать я могу и при малышне, а вот летать при них, я думаю, нежелательно, тоже будут проситься.
   - Ничего, я что-нибудь для них придумаю, - пообещал Жан-Жак.
   И мы побежали по широкой дорожке, ведущей вдоль берега озера к виднеющемуся вдали строению. Между прочим, забыла рассказать, когда мы вчера в первый раз вышли в Драконий мир и оглянулись на наш дом, то всего дома мы не увидели. На берегу озера стоял одноэтажный домик с дверью в виде французского окна, через которую виднелась наша гостиная. Вот и в Квебеке, когда мы туда добежали, тоже вместо большого особняка семьи Ардью стоял небольшой одноэтажный домик, из стеклянных дверей которого виднелась ярко освещённая комната. Когда мы в неё вошли, я поняла, что Жан-Жак сделал выход в Драконий мир не из их парадной гостиной, а из каминной комнаты, где обычно вечерами собиралась семья, а посторонних туда не приглашали.
   Я сейчас сделаю отступление, немного расскажу о семье Жан-Жака.
   Дело в том, что в семье дедушки Жерара, как, в общем, в большинстве семей в любой стране, не было той идиллии, о которой обычно мечтают: что все родственники любят друг друга, помогают и поддерживают. Не надо забывать, что когда бабушка Женя вышла за дедушку Жерара, Гастон и Николь были уже достаточно большими. Да и семья их матери продолжала оказывать на них большое влияние. Даже рождение Шарля они приняли без восторга. Как я поняла из слов Жан-Жака, дядю Шарля долгое время огорчало сдержанное отношение к нему со стороны сводных брата и сестры. Они так и не стали ему родными. Может, поэтому Шарль и женился так рано, что стремился к взаимопониманию и любви со стороны близкого по возрасту человека. Жан-Жак считает, что его тётя и дядя просто завидуют его отцу. Дядя Шарль открытый и весёлый человек, очень одарённый. Своими компьютерными играми он зарабатывает намного больше, чем вся фирма отца. Да и отец тёти Жюли, мамы Жан-Жака, очень богат, а Жюли у него единственная дочь. И сама тётя Жюли имеет хороший доход от своих книг, которые печатаются в Канаде и Франции, да и на других языках, в других странах. Она пишет весёлые и забавные истории про детей, я сама зачитываюсь её книгами, сейчас Марик начал.
   В общем, завидующие богатству младшего брата и подстрекаемые родственниками со стороны матери, Гастон и Николь потребовали у дедушки Жерара своей доли в наследстве. Правда, дедушке Жерару удалось их пристыдить, напомнив, что он ещё жив и умирать не собирается. Свой особняк в центре Квебека он отдал поровну Гастону и Николь, а сам с бабушкой Женей поселился вместе с семьёй Шарля в доме, который Шарль выстроил в окрестностях Квебека пять лет назад. Вот оттуда Жан-Жак и сделал выход в наш Драконий мир. Перед строительством особняка произошли ещё некоторые события. Когда Жан-Жаку было 10 лет, тётя Жюли попала в ДТП. Она была беременна, ребёнок погиб, а тёте Жюли врачи сказали, что больше у неё детей не будет. 5 лет назад дядя Шарль с тётей Жюли и Жан-Жаком приезжали к нам в гости. Жан-Жак заинтересовался дольменами, он мне рассказывал, что первый раз попал в Школу из нашего дольмена. Когда он вернулся после месяца обучения в тот же миг, когда ушёл, он уже знал, что со временем сможет помочь маме, поправить её здоровье. Для вида он уговорил тётю Жюли сходить с ним пару раз к дольменам. Они уехали домой, в Квебек, и там опекуны Жан-Жака нашли в окрестностях города Место Силы, через которое он мог переходить в Школу. И он уговорил отца и деда купить поблизости участок для строительства своего дома. Дом был готов к тому времени, как 4 года назад у тёти Жюли родилась первая девочка, Эжени. Тётя Жюли назвала её в честь свекрови, которая и посоветовала ей съездить на Кубань, к дольменам. А два года назад у них родилась Мари Ардью.
   Вернусь снова в этот понедельник. Мы забежали в комнату, где нас ждали бабушка Женя с дедушкой Жераром, дядя Шарль и тётя Жюли. Нас обняли, расцеловали, предложили угощение, от которого мы дружно отказались - нам ещё обратно бежать. Бабуля посетовала, что выходы получились так далеко друг от друга, но Жан-Жак сказал, что это он специально так сделал. Пообещал, что проводит нас, а когда вернётся, подробно расскажет о своих планах. Попрощавшись до нашего вечера и канадского утра, мы отправились в обратный путь. По дороге Жан-Жак делился с нами своими планами.
   - Провожу вас сейчас и займусь строительством. Для начала сделаю несколько лёгких павильонов вдоль дорожки, а для малышей сделаю лягушатник как раз на полдороге. Будут добираться от дома на своих электромобилях или велосипедах, полезно. Павильоны сделаю уютными и пригодными и для отдыха и для жилья. Думаю, когда на Земле установится осенняя погода, можно будет малышей вместе с мамами переселить в Драконий мир. Здесь и безопаснее, и экология без изъянов.
   - Насчёт безопаснее хотелось бы уточнить, - сказал папа, - озеро ведь довольно густыми лесами окружено. Как здесь насчёт живности?
   - Живности полно, я уже посмотрел, - сообщил Жан-Жак. - Но, во-первых, хищников нет, а во-вторых, наши домовые, ваш Лавр и наш Шошон, уже контролируют всю территорию на 5 км от озера, я думаю, этого пока достаточно. Дальше идут высокие горы.
   - Хищников точно нет? - спросила мама.
   - Есть плотоядные, - пояснил Жан-Жак. - Но для плотоядных животных здесь растут мясные деревья, они плодами этих деревьев и питаются. А живых созданий никто не убивает. Это же магический мир, здесь совсем по-другому всё устроено, не по Дарвину, - шутливо заметил кузен.
   Мы подбежали к нашему дому, задержались перед ним на несколько минут, пока Жан-Жак, советуясь с папой, создавал рядом крытую площадку для наших велосипедов и электромобилей близнецов. А потом Жан-Жак начал создавать голографическую модель, как он сказал, "чайного павильона". Создал небольшое строение в виде пагоды с раздвигающимися стеклянными стенами. А мы втроём ещё искупались в озере. Водичка была такая замечательная, выходить не хотелось. Но мама поторопила, пришлось выходить из воды. Папа остался с Жан-Жаком "доводить строение до ума", а мы с мамой пошли в дом. Было уже 7 часов, сверху слышались голоса и смех близнецов и мурлыкающая речьТяпы. Она с близнецами тоже разговаривала, что приводило их в восторг. Я немного позанималась с Мариком на тренажёрах, потом мы поспешили в ванные. Когда мы позавтракали и уже стояли в холле с ранцами на спинах, из гостиной выглянул Жан-Жак.
   - Жени, - озабоченно сказал он, - чуть не забыл. Уточни у своей учительницы или Учителя, сколько у вас в городе взрослых волшебников. Учеников я вроде бы всех знаю, - он вопросительно посмотрел на меня.
   Я кивнула:
   - Знаешь, все на шашлыках были.
   - Тогда просьба к тебе. Договоритесь, когда вы все сможете собраться здесь. Познакомятся с Драконьим миром, выберут себе места на подаренном нам участке. И надо помочь младшим ученикам сделать переходы в Драконий мир из их квартир.
   - Я думаю, помощь только Дине и Соне потребуется, - сказала я. - Хорошо, Жани, я в школе спрошу Инессу Степановну про взрослых и всем нашим сообщу про Драконий мир, а когда из школы вернусь, скажу тебе, когда все смогут собраться.
   Когда мы с Мариком шли в школу, я ещё раз напомнила братишке об осторожности:
   - Марик, запомни, про наш пространственный карман нельзя рассказывать никому.
   - Ну почему, как что-то интересное, то нельзя рассказывать? - пожаловался братишка.
   - Потому что в мире ещё много злых людей, - наставительно сказала я. - Услышат про наше озеро и захотят забрать его себе. А в тот мир можно пускать только добрых людей, понял? А ты ещё не умеешь различать, кто добрый, а кто только притворяется.
   - Ну, хоть Саше можно рассказать? - взмолился Марик. - Я же не могу удержаться.
   - Саше можно, - разрешила я. - Это озеро драконы подарили волшебникам с Земли и их родственникам, так что Саша вместе с Диной тоже будет там жить. Сейчас придём в школу, и мы с Диной подумаем, когда она расскажет родителям о Драконьем мире.
   - Вау, - восхищённо протянул Марик, - а я Саше сразу скажу, что мы теперь в Драконьем мире жить будем.
   В школе я сразу связалась со всеми нашими (включая Соню) ребятами и рассказала им о Драконьем мире. Вот они обрадовались! И заявили, что они готовы прийти к нам в любое время, всё зависит от взрослых волшебников. Мы-то знали только двоих (моего Учителя и Инессу Степановну). А Инесса Степановна сказала, что в нашем городе есть ещё двое, которые очень заинтересовались возможностью получить выход в Драконий мир, наполненный магией. Инесса Степановна пообещала сообщить мне удобное для всех взрослых волшебников время. Они посовещаются и решат, когда смогут прийти к нам. С этим мы и пошли на занятия.
   Вторым уроком был русский. Мы с Диной радовались за нашу любимую учительницу. Аура Александры Николаевны просто светилась от переполнявших её положительных эмоций. Весело поздоровавшись с нами, Александра Николаевна объявила:
   - Тема сегодняшнего урока - глаголы совершенного и несовершенного вида. А изучать эту тему мы будем на основе глаголов, в применении которых сейчас многие делают ошибки. Я очень часто слышу и от вас, и в школе, и в городе применение глагола "ложить". Хочу сразу всем сообщить, - она обвела нас весёлым взглядом, - что в русском языке нет чистого глагола "ложить".
   - Как это "чистого"? - с недоумением спросил Никита. - А что, есть грязный? - пошутил он.
   - Этот глагол употребляется только с приставками. Без приставки нужно употреблять глагол "класть", - пояснила Александра Николаевна.
   - Что, говорить "Я покладу книгу на стол"? - ехидно спросил Лёня.
   - Нет, нужно говорить "Я кладу книгу на стол", - спокойно ответила Александра Николаевна. - А вот с приставкой "по-" уже можно сказать "Я положу книгу на стол". Теперь о глаголах несовершенного и совершенного вида. Глаголы несовершенного вида отвечают на вопрос "что делать?", показывая незавершённость действия. Например, "класть", "раскладывать", "укладывать", "выкладывать". А вот глаголы совершенного вида отвечают на вопрос "что сделать?", то есть, совершить. Например, "положить", "разложить", "выложить". Это понятно?
   Почти все кивнули, подтверждая, что понятно.
   - Наташа, проспрягай глагол "класть", - предложила Александра Николаевна сидевшей передо мной Наташе Селезнёвой.
   Наташа поднялась и немного помолчала.
   - Возьми то предложение, которое Лёня начал, "класть книгу на стол", - подсказала Александра Николаевна.
   Наташа справилась с помощью наших подсказок. А потом Александра Николаевна выдала нам по листку бумаги, попросила разделить его на две колонки, левую часть озаглавить "Что делать?", а правую - "Что сделать?". И в этих колонках написать все глаголы с корнями "класть" (клад-) и "лож-", которые мы знаем и можем припомнить. Задание нам понравилось, всем было интересно.
   На третьем уроке (литература) я сообщила Дине:
   "Бабуля сегодня, после этого урока, встретится с Александрой Николаевной. Подпишут договор найма нашей однокомнатной квартиры, в ней в субботу ремонт закончили. А мы вчера там уже Александру Николаевну поселили, встретили её на улице. И папа ей приработок предложил".
   "А какой приработок, ты знаешь?" - спросила Дина.
   "Папа сказал Александре Николаевне, что ему нужен редактор для рекламных объявлений, ещё для чего-то, я не вникала. Главное, что редактировать она будет дома, через электронную почту".
   "Это удобно", - согласилась Дина. - "Между прочим, я с папой позавчера была в той однокомнатной квартире, про которую ты говоришь. Мне она очень понравилась. Думаю, Александра Николаевна просто счастлива там будет".
   "А чего вы там были?" - удивилась я. - "По делу или так?"
   "Конечно, по делу", - притворно возмутилась Дина. - "Или ты думаешь, что мы, как любопытные Варвары, суём нос в чужие дела?! А если серьёзно, это дядя Толя позвонил папе, что у него строительная бригада освобождается, которая ремонтом квартиры занималась. Это чтобы папа, если хочет, с ними договорился о пристройке к нашему дому".
   "О какой пристройке?" - не поняла я.
   "А вот о такой!" - довольным тоном поведала Дина. - "Со следующей недели строители начнут возведение второго этажа над нашим домом. Папа говорит, на втором этаже будет наше царство, каждому по отдельной комнатке достанется. Я вчера видела план, который они с бригадиром составили. В этой пристройке пять комнат и два санузла: один нам с Олей, второй - мальчикам. А ещё и на первом этаже пристраивают ванную и туалет. В общем, современный дом у нас будет, со всеми удобствами. Знаешь, как замечательно?"
   "Знаю", - подтвердила я и напомнила, - "я сама в таком живу. И очень за вас рада, что у вас теперь всё налаживается в жизни".
   "Ой, Женя, ты только представь, что ещё десять дней назад я о таком и мечтать не смела!" - с восторгом высказалась подруга.
   Ответить я не успела. До меня только потом дошло, что со стороны мы выглядели странно, потому что Александра Николаевна неожиданно сказала:
   - Женя, Дина, если бы я не знала, что телепатия не существует, я бы поклялась, что вы друг с другом мысленно общаетесь. А так могу предположить, что вы обе где-то витаете в своих мыслях.
   - Простите, Александра Николаевна, - смутилась я. - Мы на перемене поделились хорошими новостями, вот и радуемся до сих пор. Но мы ничего не пропустили, - горячо заверила я.
   - Хорошо, если не пропустили, - лукаво сощурилась Александра Николаевна. - Тогда, Дина, я надеюсь, тебе не составит труда сказать, на чьей ты стороне в споре Филатова с Дубовой.
   - Ни на чьей, - спокойно сообщила Дина, поднимаясь с места. - Я не согласна ни с Ваней, ни с Машей, у меня другое мнение о главных героях.
   За ответ Дина получила пятёрку, но мы договорились больше на уроках ментальной связью не пользоваться. Ну, во всяком случае, без большой необходимости.
   На третьей перемене, только мы с Диной и Олей собрались перекусить тем, что взяли из дома, как до меня донёсся панический зов Марика:
   - "Женечка, меня этот мальчишка опять заловил, деньги требует. Спасай!"
   Я быстро определилась, откуда пришёл зов (со стороны баскетбольной площадки) и побежала туда. Дина следовала за мной. Оля осталась сторожить наши обеды. Когда я вывернула из-за угла, Марик меня увидел и сразу усилил своё сопротивление.
   - Вот подожди, гад, тебе сейчас моя сестра покажет, как деньги отнимать, - закричал он, пытаясь вырваться.
   - Боялся я твою сестру, - презрительно отозвался толстый мальчишка, прижимая Марика к стойке с баскетбольной корзиной и пытаясь залезть к нему в карман.
   - А может следует? - тихо сказала я, захватывая его правую руку и разворачивая в сторону. Мальчишка послушно обежал полукруг, тихо повизгивая от боли в захваченной руке. Я отпустила руку, а он по инерции побежал к той стойке, к которой он прижимал Марика. Марик сразу, как освободился, отбежал в сторону, чтобы не мешать. Мальчишка впечатался в стойку подбородком и сполз на землю. Вероятно, он прикусил себе язык, так как замычал от боли. Из носа потекла кровь, на подбородке точно будет синяк.
   - Ты чё, - прогундосил он, доставая из кармана носовой платок и вытирая кровь. - Оборзела? Что я тебе сделал?
   - Обижал моего братишку, - спокойно сказала я. - Тебе же было сказано, чтобы ты его не трогал.
   - Кем это было сказано? - не понял мальчишка.
   - Он тебе ещё в пятницу сказал, что его сестра за него заступится. Ты такой тупой, что не понимаешь, когда тебя по-хорошему предупреждают? - нарочито ласково осведомилась я. - Так мы можем и по-плохому.
   - Слушай, это же брат Маши Дубовой, - сказала Дина. - Его родителям рассказывать бесполезно. Мать ничего не сделает, а отец на его сторону встанет.
   - А мы к родителям обращаться не будем, - засмеялась я, - Сами разберёмся. Правда, Андрей? - обратилась я к "рэкетиру".
   - Ну и ничего ты мне не сделаешь, - заявил Андрей, внезапно приободрившись. Я проследила за его взглядом. К нам приближался школьный охранник. Этого я ещё плохо знала, его наняли только в этом году, вместо ушедшего на пенсию Фёдора Кузьмича. Вроде бы его звали Кирилл, но между собой школьники называли его Лысый, поскольку голова у него была выбрита наголо.
   - Что здесь происходит? - подойдя к нам, обратился он к Андрею.
   - Вот эта девчонка на меня напала, - пожаловался Андрей. - Она восточными единоборствами занимается, вот и отыгрывается на тех, кто слабее.
   - Ты же первый на меня напал, - возмутился Марик. - Деньги отобрать хотел, а теперь на Женю наговариваешь?!
   - Как твоя фамилия? - строго спросил меня охранник, не обращая внимания на слова Марика.
   А у меня зародились пока смутные подозрения о причастности этого Лысого к делам Андрея. Уж больно понимающими взглядами они обменялись, да и в ауре Андрея появились злорадство и уверенность в безнаказанности.
   - "Дина", - позвала я подругу, - "а тебе не кажется, что этот лысый тип и организовал рэкет в нашей школе?"
   Забыла сказать, что в субботу на классном часе Инесса Степановна говорила нам о том, что в школе некоторые ученики начали вымогать деньги у тех, кто послабее. Случаи пока единичные, но вызывают беспокойство. Она спрашивала, не знаем ли мы про такое. И вот теперь у меня появилось подозрение, кто может такое организовать.
   - "Мне тоже кажется, что он в этом замешан", - согласилась подруга. - "Что делать будем?"
   - "Сообщим Инессе Степановне, а пока посмотрим, что этот Лысый делать будет", - решила я.
   - Ты что, глухая? - повысил голос охранник, не дождавшись ответа. - Я спрашиваю, как твоя фамилия.
   - Это Женька Светлова из седьмого "А", - наябедничал Андрей, поглядывая на нас с привычной наглостью.
   - Светлова, говоришь? - Охранник заинтересованно оглядел нас с Мариком. - Ну, что, Светлова, к директору тебя отвести или на первых порах замечанием ограничиться? - нарочито задумчиво спросил Лысый.
   - Наверное, лучше к директору, - с готовностью откликнулась я.
   - Ладно, не умничай, - оборвал меня охранник. - Идите в школу, и чтобы больше такого не было.
   Возмущённый Марик вопросительно посмотрел на меня.
   - Пойдём, братик, - ласково позвала я его. - Видишь, охранник решил, чтобы больше такого не было. Так что больше Андрей не будет у тебя деньги отнимать, так, Андрюша? - повернулась я к Андрею.
   Тот зло глянул на меня и ничего не ответил. А мы с Диной отвели Марика в школу, по дороге я с ним поговорила, объяснила, что я обязательно расскажу об Андрее директору и завучу, и чтобы он не боялся, потому что Андрей не дурак и больше к нему не полезет. Мы с Диной поели, связались с Инессой Степановной и рассказали о происшествии. Она нас поблагодарила и за то, что сообщили ей, и за то, что сами не стали связываться с охранником. Инесса Степановна сказала, что охранником займутся сегодня же. Чтобы не возвращаться к этой теме, сразу замечу, что этого охранника в тот же день уволили, им занялись следственные органы. Об этом нам сообщила Инесса Степановна.
   После четвёртого урока я хотела побежать к классу Марика, чтобы успеть перехватить бабулю. Я хотела узнать, оформила ли она договор со школой о сдаче квартиры для Александры Николаевны. Но я не успела выйти из класса, меня задержала Маша Дубова. Опередив меня, она встала перед дверью и враждебно спросила:
   - Ну что, Светлова, ты теперь решила свои приёмчики на маленьких отрабатывать?
   - На каких маленьких? - опешила я.
   "Я видела, как ей Андрей жаловался", - пояснила Дина.
   - Что тебе мой братишка сделал, что ты его избила? - агрессивно наступала Дубова.
   Мне стало смешно. Её "братишка" был на полголовы выше меня и в два раза массивнее. Правда, сама Маша была ещё крупнее.
   - Я не избивала твоего братишку, - спокойно начала я.
   Но Маша не дала мне объяснить.
   - Я его сейчас в медпункт отведу, чтобы там дали справку о телесных повреждениях, - мстительно заявила она. - Посмотрим, что ты на суде скажешь. Колония по тебе плачет, - неожиданно высказалась она и выскочила из класса.
   Я только пожала плечами. Мы с Диной вышли в коридор. Я увидела в окно, как бабуля с Мариком идут по школьному двору вместе с другими первоклассниками. Догонять их я не стала. "Дома спрошу", - решила я.
   Перед 6-м уроком (биологии) Инесса Степановна мне сообщила:
   "Предупреди родных, завтра мы придём к вам в 18 часов, раньше не получается собраться".
   Я сразу же передала эту новость ребятам. Соня и Володя огорчились, что знакомство с новым миром откладывается до завтра, они уже настроились. Я им предложила прийти сегодня вечером, но они подумали и сказали, что потерпят до завтра. А пока помечтают, как будут устраиваться в новом мире.
   На биологии снова вернулись к теме биолокации. Она так увлекла многих из нас, что план урока мы постарались выполнить с большим запасом времени, а потом Инессу Степановну засыпали вопросами, как правильно работать с маятниками, рамками и прочим. Сегодня она нам рассказывала про лозоходство. Инесса Степановна предложила нам выйти на улицу. Тучи, закрывавшие небо с утра, уже разошлись, день был просто летний. Поскольку урок был последним, мы пошли на улицу уже с вещами, только Инесса Степановна просила пройти по коридорам без шума. У многих ребят были самодельные рамки, Инесса Степановна их просмотрела, исправила неправильности.
   - Ребята, - обратилась к нам Инесса Степановна, - обратите внимание на этот вот участок школьного двора. Вы никогда не задумывались, почему такое вроде бы удобное место не используется для спортивных занятий, почему баскетбольную площадку, например, разместили возле крутого склона, затратили средства, чтобы выровнять участок для этой площадки? Здесь ведь проще было эту площадку разместить.
   Судя по недоуменным взглядам, которыми мы обменивались, никому из нас в голову не приходили такие вопросы.
   - Здесь место нехорошее, - внезапно высказался Никита. - Я тут несколько раз падал, один раз даже в больницу попал.
   - Ой, и я падала, - вспомнила Наташа.
   - И я, я тоже, - послышались голоса.
   - Дело в том, - объяснила Инесса Степановна, - что под этим участком находится геопатогенная зона, о которых я вам рассказывала. Поэтому школьный совет согласился с тем, что участок не будет использоваться школой.
   - А зачем он тогда на школьном дворе находится? - возмутился Лёня. - Надо было его огородить и выставить за нашу территорию.
   - Было бы хуже, если бы мы не взяли этот участок на территорию школы. Здесь мы смягчаем влияние зоны, высадив кустарники и устроив цветочные клумбы. Если бы он находился за школьной оградой, его бы постарались обязательно застроить, вы же видите, сколько вокруг школы за последние годы построено многоэтажных домов. Представляете, как бы себя чувствовали жильцы этого дома?
   - Инесса Степановна, - воскликнула Анжела, - а почему нам об этом не сказали раньше? Мы бы и не ходили по этому участку, а то вон сколько травм все уже наполучали. Надо огородить вредную зону и таблички поставить.
   - Вот для этого я вас сюда и привела, - сказала Инесса Степановна. - Сейчас мы отметим границы геопатогенной зоны, а потом старшеклассники сделают невысокую оградку по этим границам.
   А потом мы ходили по школьному двору, отыскивая аномалии. У многих что-то получалось. Так что границу участка мы общими усилиями определили и огородили колышками, которые были приготовлены у забора. Инесса Степановна показала нам эти колышки. А нам с Диной она сообщила ментально, что это директор школы не разрешал рассказывать никому о вредном участке. Так что она решила поставить его перед фактом - школьники сами нашли аномальную зону в школьном дворе.
   Прозвенел звонок. Мы разобрали наши вещи, сложенные в сторонке, собрались идти домой. В это время к нам подошёл Сергей Комаров. Он учился в одном классе с Володей, а к нам подошёл, чтобы проводить домой Анжелу. Летом отец Сергея возил семью на престижный курорт в Испании, там же отдыхала Анжела с родителями. А когда начался учебный год, Сергей продолжал общаться с Анжелой, заходил за ней утром перед школой и провожал после школы. Сейчас он привычно взял ранец Анжелы и спросил:
   - Чем это вы тут занимались?
   - Огораживали геопатогенную зону, - пояснила Анжела. - Помнишь, я тебе в пятницу рассказывала про рамки? Вот с помощью рамок мы сейчас оградили вредную для людей зону на школьном дворе.
   - Ничего себе, - присвистнул Сергей. - А почему мы не знаем, что у нас в школьном дворе вредная зона?
   - Вредная зона не только в школьном дворе, - я решила вмешаться в разговор. Из хороших побуждений, естественно. - У вас на участке, где вы дом строите, тоже есть вредная зона, так что зря вы над ней строитесь.
   Ну, правильно мне папа говорил, куда ведут благие намерения. Сергей сразу ехидно заухмылялся:
   - Это ты придумала, чтобы нас от строительства отговорить. Не поздно ли уже?
   Вот и старайся людям доброе дело сделать.
   - Отговаривать от строительства, действительно, поздно, - согласилась я, - раз вы уже все три этажа построили. Я и не отговариваю, просто предупреждаю, чтобы потом не упрекал, когда у вас в семье болезни возникать начнут, и вы причину узнаете.
   Между прочим, знаете, почему я не называю его даже мысленно Серёжкой, хоть и хочется? Бабуля, да и родители, с самого раннего детства учили меня, что нехорошо людей называть пренебрежительными именами. Вот Димулька можно говорить, а Димка или Митька - нехорошо. И Марика просили никогда не называть меня Женькой. Когда я уже подросла, по-моему, мне было 5 лет, папа подробно объяснил, как негативно отражается на моих клетках в моём мире то, что я других такими именами называю. Показывал мне снимки клеток, как хорошо на них действуют положительные имена, и как они искажаются, если человек думает негативно. Вот как-то так.
   Сейчас Сергей мне не поверил, но Анжела вдруг загорелась:
   - Серёжа, а давай пойдём на ваш участок, я своей рамкой проверю, правду ли Светлова говорит.
   - Ну, давай, - согласился Комаров, и они пошли со школьного двора.
   Я только пожала плечами и тоже пошла домой. Это мне Лавр рассказывал, что часть дома у Комаровых построена над разломом, причём как раз там Комаров собирался устроить спальни. Так что моя совесть чиста, я предупредила.
   Когда я пришла домой, то первым делом бросилась расспрашивать бабулю.
   - Бабуль, ну как, заключила договор со школой?
   - Заключила, - фыркнула бабуля. - Они сначала губу раскатали, обрадовались, что отдельная квартира. Заявили, что двух учительниц поселят. Со мной Нина была (это юрист из папиного офиса), она их сразу окоротила. Сказала, что в квартиру приглашается только Соболевская (это фамилия Александры Николаевны). Договор она составила так, что в квартиру никому больше доступа не может быть, иначе школа будет платить неустойку, а договор считается расторгнутым. Они тогда сказали, что не будут подписывать договор. Ну, Нина сказала, что сообщит в администрацию города об отказе школы платить за жильё для учительницы. А поскольку плата идёт из городского бюджета, то городская администрация наверняка назначит проверку, куда уходят деньги, выделяемые для оплаты жилья учителям. Так что договор они подписали, как миленькие. Самое смешное, знаешь, что было? - засмеялась бабуля. - Подходит ко мне какая-то нахальная девица, тащит за руку Александру Николаевну и заявляет, что они-де подруги с Алечкой, и та её пригласила с ней жить. А я спокойно так спрашиваю, кто она такая и как её зовут. Представилась: Грабова Нинель Сергеевна. Тут я возмущённо так говорю: "Так это Вы над моей правнучкой на прошлой неделе измывались?" Она так сразу с лица спала: "Какой правнучкой?" Ну, я ей и заявила прямо в лицо: "Женя Светлова - моя правнучка". Она аж позеленела, и её как ветром сдуло. А твоя Александра Николаевна вздохнула так облегчённо и сказала "Спасибо". Так что отстояла я твою любимую учительницу, будет жить одна в квартире.
   - Не одна, а с домовушкой, - весело поправила я. - Спасибо бабуля, ты у меня тоже классная.
   В это время меня позвал Лавр:
   "Женя, хочешь послушать, что сейчас будет? Там сын Комарова с какой-то девочкой у дома с рамкой ходит, а сейчас к ним сам хозяин направляется".
   Я, конечно же, хотела послушать. За живой изгородью, которую нам вырастил Лавр, меня не было видно, а вот слышать я смогла, Лавр пока частично убрал звуковой барьер.
   - Чем это ты тут занимаешься, сын? - услышала я знакомый брюзгливый голос Комарова-старшего. - А, это ты с Анжелочкой, - голос мгновенно стал медовым. - Здравствуй, Анжелочка, как здоровье мамы?
   - Спасибо, хорошо, - спокойно ответила Анжела.
   По-моему, она уже привыкла, что взрослые с ней разговаривают, только упоминая про её маму. Мама у Анжелы была какой-то "шишкой" в городской администрации, так что перед Анжелой даже учителя заискивали, не все, конечно.
   - Пап, - вмешался в разговор Сергей, - мы тут проверяли утверждение Женьки Светловой. Она сказала, что мы дом построили над вредной зоной, так что болеть будем, когда заселимся.
   Ой, зря он про меня сказал. Теперь его папа к разумным доводам не прислушается, для него наша фамилия, как красная тряпка для быка, сразу думать перестаёт.
   - Что, тебе непонятно, зачем она это сказала? - неприятно засмеялся Комаров. - Это они надеются, что я дом подальше от их участка уберу. Не дождутся!
   Анжела пыталась что-то объяснить, но он и слушать не стал. Я опять только пожала плечами и пошла домой, бабуля уже звала через окно, все обедать сели. Когда мы пообедали, папа собрался возвращаться в офис, только спросил меня:
   - Какие планы до айкидо?
   - Малышня спит? - уточнила я.
   - Угомонились, - рассмеялся папа. - С помощью Тяпы, конечно. Домой отказались идти, уложили их в пагоде, которую утром Жан-Жак выстроил. Он её заполнил мягкой мебелью и вообще всякой всячиной, дети в восторге, да и мы не отстаём.
   - Раз малыши спят, я немного полетаю, - решила я. - Посмотрю окрестности, но не долго, ещё домашку делать. А потом уже с Мариком в Клуб.
   - А со сбором волшебников что решили? - спросил папа.
   - Завтра к 18 часам все придут, раньше не получается, - сообщила я.
   - Хорошо, понял, - кивнул папа. - Ну, я побежал, у меня сегодня денёк насыщенный, много встреч запланировано. Кстати, я не забыл, звонил недавно в офис, грузчики к Александре Николаевне готовы выехать. Так что здесь всё в порядке.
   - Спасибо, папочка, - я поднялась в воздухе и чмокнула его в щёку. - Ты у меня самый лучший!
   - Стараюсь, - серьёзно кивнул папа и пошёл к выходу.
   На айкидо Учитель начал обучать меня распознавать намерения "противника". Ну, и реагировать соответственно. И ещё я обратила внимание, что в нашей группе не было, в отличие от прочих групп, проявлений агрессии, зависти, злобы. Кстати, Учитель сказал, что созвонился с папой, придёт к нам, чтобы обсудить очень важный вопрос. Уловив моё любопытство, пояснил, что папа просил его заняться с ним, мамой и бабулей основами волшебства, которым они могут обучиться. Я обрадовалась.
   С занятий по айкидо мы вернулись в 18.20. Из дверей гостиной доносились радостные детские голоса и смех. Мы с Мариком всё же удержались от того, чтобы заглянуть туда. Сначала нужно было привести себя в порядок после тренировки. Но в этот раз мы помылись и переоделись в рекордный срок. Спустя 10 минут мы дружно выскочили из ванных комнат, быстро отнесли одежду в стирку и ринулись в гостиную. Проскочили через неё, не останавливаясь, и замерли на выходе в Драконий мир. С утра здесь кое-что добавилось. Понятно, что сделал всё Жан-Жак. На берегу озера был обустроен "лягушатник", в котором с визгом плескалось четверо малышей: наши близнецы и сестрёнки Жан-Жака. С ними занимались мама и тётя Жюли, а невдалеке в павильоне с прозрачными стенами сидели обе бабули и дедушка Жерар. Они с умилёнными улыбками наблюдали за малышнёй, но нас заметили почти сразу и радостно замахали руками, подзывая нас. Марик немного застеснялся, он ведь канадских родственников видел только по Скайпу. Когда Жан-Жак с родителями приезжал к нам в гости, Марику было только 2 годика и он их, конечно же, не помнил. Но сейчас Марик быстро преодолел застенчивость и побежал в павильон. Он быстро освоился, и я слышала, как он тараторил, рассказывая о школе, о тренировке, о выпавшем зубе. А я поспешила на помощь маме и тёте Жюли. Моя тёзка, Жени, уже уверенно держалась на воде и снисходительно поглядывала на младшую сестрёнку и кузенов, которые пока плавали с помощью надувных нарукавников и кругов. Увидев меня, девочки немного засмущались, но ненадолго. А Димулька радостно улыбнулся мне и показал пальчиком на девочек:
   - Зеня, мотли, деички, - сказал он.
   - Это наши сестрёнки, - объяснила я ему и внимательно слушавшему Михасю. - Вот эту зовут Жени.
   - Зени, - повторил Димулька и повернулся к младшей - Эта? Деичка?
   - Тётя Жюли, - обратилась я к маме Жан-Жака, - как их лучше научить, Мари или Маша?
   Машей внучку звала бабушка Женя.
   - А как им легче, так пусть и зовут, - улыбнулась тётя Жюли и удивилась: - я же их уже знакомила.
   - Они сначала стесняются незнакомых, поэтому и не слушают, - пояснила я и повернулась к братишкам: - её зовут Мари, но можно звать Маша. Вот Мишеньку мы ещё зовём Михасик, поэтому и Мари можно называть Машей.
   И вот тут наши близнецы впервые разделились в решениях.
   - Мали, - решительно заявил Димулька.
   - Маса, - так же решительно выбрал Михась.
   Когда представление закончилось, к нам присоединился и Марик. Мы даже не заметили, как подошло время ужина. О нём напомнил папа - он появился из гостиной вместе с Учителем. Представил его взрослым, Фёкла накрыла им стол в открытом павильоне, а я с малышами разместилась за низеньким столиком, появившимся рядом с лягушатником. Мама ушла в павильон, а тётя Жюли осталась с нами. К ужину (по нашему времени) пришли со стороны Квебека и дядя Шарль с Жан-Жаком. Я к взрослым не пошла. И с детьми нужно заниматься, и моей помощи в павильоне не требовалось. После ужина я тоже была с малышами, только издали видела, как Учитель с Жан-Жаком создавали объёмную карту нашего материка в Драконьем мире. Карту разместили между первым павильоном-пагодой и площадкой для детского транспорта. Малыши ею не заинтересовались, и мы с Мариком туда тоже не пошли - ещё будет время изучить.
   А потом Учитель начал занятия с моими родителями и бабулей. Я слышала, как он вначале спросил, что бы они хотели освоить из метафизических умений. Я больше слушать не стала, издали видела, как они сидят перед Учителем и слушают его. Дядя Шарль с Жан-Жаком после ужина снова отправились в свой особняк, а дедушка с бабушкой пришли к нам. Через полчаса Учитель закончил занятие. Когда они вышли к нам на берег, Учитель сказал:
   - Серьги Ксении и Антонине Владимировне принесу завтра, когда приду на собрание. А тебе, Анатолий, такую клипсу, как у Шарля, или что-то другое?
   - Лучше обруч с камнем, как у Руматы Эсторского, - засмеялся папа.
   - Хорошо, поиграй в Румату, - согласился Учитель, попрощался с нами, и папа пошёл его провожать.
   Когда папа вернулся, я не утерпела:
   - Папа, а кто такой Румата?
   - Неужели я тебе ещё не давал Стругацких? - удивился папа.
   - Давал, - сказала я. - "Понедельник...". Я прочла, только там не было никакого Руматы.
   - Он в другой книге, - сказал папа. - "Трудно быть богом". Обязательно прочти.
   - Прочту, - пообещала я. - А зачем маме и бабуле серёжки?
   - Учитель не может с нами часто заниматься, - пояснил папа. - Он занесёт те знания, которые мы хотим освоить, на кристаллы. Но надо, чтобы эти кристаллы были близко к голове. Вот камешки в серьгах и будут обучать маму и бабулю, а мне кристалл в обруче будет.
   - А, это у дедушки Жерара и дяди Шарля клипсы на ушах не для моды, а для обучения? - догадалась я.
   - Ну, да, - подтвердил папа. - Их Жан-Жак начал обучать, но тоже совсем недавно, когда вернулся в этот раз из Школы. Поскольку магия возвращается на Землю, то обучение стало возможным.
   К девяти часам вечера по нашему времени зевающих близнецов унесли укладывать, Марика папа тоже увёл, а тётя Жюли с бабушкой Женей повели девочек домой, на послеобеденный сон. Вот и настало моё время! Весь день я мечтала о том, как полетаю над озером. Не меньше получаса я кружила над озером и окружающими его лесами. В озере видела рыб и каких-то водоплавающих зверьков, в лесу тоже шла оживлённая жизнь. Только я не спускалась, решила, что потом мы с ребятами вместе будем знакомиться с природой нового мира.
   Налетавшись, спустилась у входа в наш дом и пошла к себе. Зашла в ванную, умылась, почистила зубы и, зевая, направилась в свою комнату. Переоделась в пижаму и только собралась ложиться, как в комнату, постучав и услышав мой отклик, зашёл папа. В руках он держал книгу в красноватом переплёте.
   - Я тебе книгу принёс, про Румату, - пояснил он. - Только, смотрю, тебе сейчас не до книги. Умаялась? - сочувственно спросил папа.
   - Есть немного, - согласилась я, не сдержав зевоту. - Ничего, оставляй книгу, завтра начну читать.
   Папа положил книгу на тумбочку, чмокнул меня в макушку и вышел из комнаты. А я отрубилась сразу, едва моя голова коснулась подушки.
  
   17 сентября, вторник
  
   Проснулась я в 6 часов, выспавшаяся и отдохнувшая. Быстро вскочила, чтобы не упустить родителей, и вскоре мы втроём уже бежали по дорожке при свете второй луны. Во время пробежки мы обсуждали планы на сегодня: после школы в яхт-клуб, куда должны привезти нашу яхту. Потом сделаю уроки и пойду в тот склад, который начала проверять в четверг и закончила в субботу. Домовой, которого папа представил дяде Мите, обещал мне, что поможет рассортировать, вернее, разобрать по меткам, все товары. А вечером будет сбор волшебников города и учеников Школы. Вот сколько дел!
   Пробежку мы завершили, как и вчера, купанием в озере. Это такое блаженство, купаться в чистой воде, без медуз, водорослей и "следов цивилизации" в виде бутылок, пакетов и прочего мусора! Мне было так радостно осознавать, что теперь и в нашей жизни на Земле тоже включается волшебство.
   Утром, когда мы с Мариком подходили к школе, у входной двери я заметила грузного хмурого мужчину, около которого с торжествующим видом стоял Андрей Дубов. Мужчина был смутно на кого-то похож. "Да это Маша на него похожа", - догадалась я. -"Наверное, это их отец".
   Мои подозрения подтвердились. Увидев меня, Андрей злорадно показал пальцем.
   - Вот она, папа! Это Женька Светлова, которая меня вчера покалечила.
   На мою защиту бесстрашно бросился Марик.
   - Ничего она тебя не калечила, - звонко заявил он. - Это ты на меня первый напал, деньги хотел отобрать, а Женя за меня заступилась. Она моя старшая сестра, она обо мне заботится, - гордо заявил он опешившему Дубову-старшему.
   А я видела, как злость в его ауре сменялась сначала недоумением, потом разочарованием. Разочарование относилось к Андрею. Дубов-старший посмотрел на нас с Мариком, на своего сына, плюнул и зашагал к выходу, бросив сыну на прощание:
   - Сам разбирайся, балбес, если с тобой уже такие девчонки могут справиться.
   Я посмотрела на разом поникшего Андрея, и мне стало жалко его. Да и боль в прокушенном языке и ушибленной челюсти ещё чувствовалась. Сама я убирать боль не умею, зато знаю того, кто умеет.
   "Володя", - позвала я, - "ты далеко?"
   "Только что вошёл в калитку и вижу тебя. Сейчас подойду".
   Володя подошёл к нам и улыбнулся:
   - Привет честной компании. Какие проблемы?
   - Привет, Володя, - сказала я. - Знакомься, это Андрей Дубов, брат моей одноклассницы.
   Андрей ошарашено переводил взгляд с меня на Володю.
   - Привет, Андрей, - дружелюбно сказал Володя и внимательно присмотрелся к его лицу: - Что это с твоей челюстью?
   - Это он вчера ушибся, - пояснил Марик, уже сочувствующе поглядывая на Андрея.
   - Ну, такому горю мы поможем, - заверил Володя. - Сильно болит?
   - Сильно, - пожаловался Андрей. - Жевать не могу, язык болит и зуб шатается.
   - Зуб спасём, - пообещал Володя, - и всё остальное залечим. Присядь вот тут на лавочку, я тебе массажик сделаю.
   - А это больно? - опасливо спросил Андрей.
   - Нет, совсем не больно, - ответил Володя, - массаж лечебный, поэтому будет не больно, а приятно.
   Володя только начал массаж подбородка Андрея, убирая следы ушиба, как к нам подбежала Маша Дубова.
   - Что это вы с ним делаете? - накинулась она почему-то на меня.
   - Володя его лечит, - пояснил Марик, улыбаясь Маше открыто и дружелюбно.
   Она от такого отношения даже опешила.
   - Это твой брат? - догадался Володя, осторожно проводя пальцами по подбородку Андрея, - не надо волноваться, мы ему помочь хотим, боль убираем, зуб закрепляем, - приговаривал он.
   - Ага, вчера уже помогли, - непримиримо заявила Маша.
   - Вчера было вчера, а сегодня уже сегодня, - рассеянно бормотал Володя, сосредоточенно изучая лицо Андрея. Тот сидел смирно, прислушиваясь к своим ощущениям. - Ну вот, убрали все последствия твоего ушиба, - наконец объявил Володя. - Попробуй, подвигай челюстью, потрогай зуб. Ничего не болит?
   - Ничего, - радостно сказал Андрей, сначала осторожно потрогав болевший зуб языком, потом, уже смелее, пошатал его пальцем. - И зуб не шатается. Отвянь, Машка, - грубо толкнул он кинувшуюся к нему сестру.
   - Зря ты так, парень, - вздохнул Володя. - Радовался бы, что у тебя такая заботливая сестра, а ты её отталкиваешь. Останешься один, что, лучше будет?
   - Да я чё, я ничё, - всё-таки смутился Андрей и позволил сестре осмотреть своё лицо. - Просто она как клушка, всё квохчет надо мной.
   - Мне бы такую любящую сестрёнку, - снова вздохнул Володя. - Знаешь, одному в жизни намного хуже, уж поверь мне на слово, я знаю, о чём говорю. Это ты не понимаешь пока, а вот оттолкнёшь сестру своей грубостью, потом пожалеешь, да поздно будет.
   Андрей растерянно посмотрел на Машу. А тут ещё Марик высказался:
   - А я знаю, как это здорово, когда о тебе сестра заботится. У меня самая классная сестрёнка, вот.
   Да ещё подошедшая к нам Дина добавила. Сказала Андрею:
   - Забыл, как в первом классе от Маши ни на шаг не отходил, она с тобой все перемены проводила? Тогда ты её не отталкивал, сам за руку цеплялся.
   Эти слова привели Андрея в смущение и задумчивость, а Маша посмотрела на Дину очень благодарно.
   Когда я после уроков пришла домой и пообедала, надо было уже идти в яхт-клуб. Близнецы ещё спали, Марик уроки уже сделал. Я его нашла в Драконьем мире, он там катался на велосипеде. Когда Марик поехал по направлению к нашему дому, я позвала его.
   - Марик, идём в яхт-клуб, сейчас должны привезти нашу яхту.
   - Ура, яхта! - закричал Марик, подъезжая ко мне на велосипеде. Он соскочил с него и бросился к дому.
   - Марик, - строго окликнула я его, - ты ничего не забыл?
   - А? - непонимающе оглянулся он на меня.
   - Убрать велосипед на место не хочешь? - спросила я.
   - Сама убирай, - отмахнулся он.
   Так, вредничаем?
   - Это почему я должна за тобой убирать? - осведомилась я.
   - Ты старшая, ты должна обо мне заботиться, - ехидно ответил братишка.
   - Так я и забочусь, - объяснила я. - Если ты будешь вредничать и перекладывать на других свои обязанности, то тебя не примут в Школу волшебников.
   Такого удара братишка явно не ожидал.
   - Из-за такой мелочи? - недоверчиво спросил он. Но всё же подбежал к велосипеду и торопливо закатил его на место.
   - Представляешь, сколько таких мелочей ты накопишь за предстоящие шесть лет? - сказала я. - Вот они тебе и закроют путь в Школу.
   - Женечка, а ты будешь мне подсказывать, если я что-то не так делаю? - жалобно и испуганно попросил Марик и тяжело вздохнул. - Я так хочу попасть в Школу, но у меня не получается всегда помнить, как надо правильно поступать.
   - Вот для этого у тебя и есть старшая сестра, - наставительно заметила я. - Мне подсказывали мама и папа, а тебе легче будет, потому что и я помогу, понял?
   - Понял, - повеселел братишка. И поторопил: - Ну что, идём?
   - Идём, - согласилась я.
   Мы вышли из дома и зашагали по направлению к яхт-клубу. По дороге я предложила братишке:
   - Давай придумаем, как мы яхту назовём. Только учти ошибку Врунгеля.
   - Кого? - не понял Марик. - Какого Врунгеля? И какая у него была ошибка?
   - Так ты что, ещё не знаешь о Врунгеле? - поразилась я. - Вот это упущение, это мы с папой прозевали!
   Пока мы шли, я рассказывала Марику о капитане Врунгеле и его конфузе с названием яхты. Пообещала сегодня же найти ему книгу и показать мультик.
   День был облачный, небо затянуто серой пеленой, дул ветерок. Я это к тому, что может быть, погода и была благоприятная для яхтсменов, но мы с Мариком ещё таковыми не были. И НикНик не собирался пока ещё пускать нас на воду, хотя яхту привезли как раз к нашему приходу. НикНик показал грузчикам место, приготовленное для яхты, а мы начали с ней знакомиться. Марик бормотал под нос разные названия, выбирая имя для яхты. Но пока не мог определиться окончательно. Сегодняшний урок был посвящён знакомству с яхтой, её составными частями и как ею управлять (пока в теории).
   Потом вернулись домой, Марик взял книгу о Врунгеле и убежал в Драконий мир. А я быстро приготовила уроки и собралась на свою новую работу - на склад. Ещё не успела выйти из дома, позвонил папа и предложил сначала зайти к нему в офис.
   - Ладно, зайду, - согласилась я. Не поняла только, зачем.
   В офисе всё объяснилось. Когда я вошла в папин кабинет, он нажал кнопку на коммуникаторе и сказал:
   - Зина, зайди.
   Вскоре в дверь постучали, и вошла немного знакомая мне девушка. Я её видела раньше, когда приходила к папе, встречались в коридоре.
   - Знакомьтесь, девочки, - сказал папа. - Это Женя, моя старшая дочка, а это Зина, она работает в отделе маркетинга. Какое-то время будете работать вместе. - И пояснил для Зины - Это пока у Жени есть время и желание поработать. Женечка, - повернулся он ко мне, - я Зине вкратце рассказал, чем ты занимаешься, а подробнее про биолокацию ты ей сама расскажешь. Зина, а к тебе у меня такая просьба. Когда получите данные обо всех товарах на складе, составь отдельно список вредных товаров с указанием их поставщиков. Вероятнее всего, будем отказываться от их услуг. В общем, жду от тебя анализа по складу завтра после обеда. Управишься?
   - Я постараюсь, Анатолий Владимирович, - горячо заверила его Зина.
   Он только кивнул, отпуская нас, и повернулся к монитору. Мы вышли в коридор.
   - Поедем на моей машине? - предложила Зина, - не хочется терять время на дорогу.
   - Поехали, - согласилась я, решая одновременно важную проблему. Мне не понравились те чувства восхищения и влюблённости, которые я заметила у неё по отношению к моему папе. Вот я и размышляла: сказать ей, чтобы и не мечтала о моём папе, или это будет очень жестоко. Решила посоветоваться с Мариной, с взрослыми я не хотела это обсуждать. Ещё скажут, что это не моё дело. А как это не моё? Папа-то мой!
   По дороге я рассказывала Зине о биолокации. Мы подъехали к складу, зашли в кабинет к Кире Георгиевне, предупредили её, что я сейчас закончу обход склада, а Зина пообещала завтра передать ей копию своего анализа по складу. Зина скачала на свой планшетник список товаров, находящихся на складе, и мы пошли вдоль стеллажей. Домовой Силыч уже разместил товары по меткам, поэтому работа продвигалась быстро, я только успевала пояснять, что означают метки. А Зина старательно отмечала в своих списках, чем именно вредны отобранные товары. Это мне Силыч говорил, а я Зине озвучивала. Например, очень лёгкие и красивые одеяла были наполнены таким вредным материалом, что у людей это приводило к воспалению лимфатических узлов, снижало иммунитет организма. А обувь одной фабрики вся была заражена грибком. Ну и так далее, Зина всё это подробно записала. К 17 часам мы прошли весь склад! Зина заторопилась в офис, у неё ещё час работы оставался. Предложила подвезти меня. Но я отказалась, сказала, что у меня время есть, я с удовольствием прогуляюсь.
   Пока я шла, я связалась с Мариной и рассказала ей о своей озабоченности по поводу влюблённости Зины в моего папу. Марина рассмеялась.
   "Так в его офисе все женщины влюблены в твоего папу. Это я сразу заметила, когда в первый раз туда пришла. Не вмешивайся, Женечка, и никому ничего не говори. Пока влюблённость способствует хорошей работе и хорошим отношениям, она на благо. А вот если у кого-то появятся претензии или надежды на что-то большее, вот тогда мы постараемся помочь. Пока можешь не опасаться".
   Я немного успокоилась. И, действительно, чего я встревожилась? Папа ведь сам теперь изучает ауры и эмоции, его врасплох не застанешь.
   *
   К 18 часам собрались все у нас в гостиной. Оказывается, в нашем городе четверо взрослых волшебников, мы знали только двух: моего Учителя и Инессу Степановну. Но самое интересное, что и двух других мы хорошо знали, только не как волшебников, а как известных людей города. Учителем Марины оказался Донат Артурович Мелиньян, главный врач самого известного нашего санатория (Целитель). А Ольга Павловна Чернышова (Координатор) была заместителем мэра по правам человека. Это мы уже потом догадались, что с её помощью мы получили новую учительницу географии. Я имею в виду нашу Инессу Степановну. Я ведь писала, что папа заявление и копию диска с записью урока географии отнёс в администрацию. Вот Ольга Павловна и приняла участие в заседании педсовета, где настояла на том, чтобы у Нинель Сергеевны наш класс забрали.
   Первыми в гостиной собрались взрослые, мы вошли позже. И я тут же явственно увидела, как от Сони потянулась светящаяся нить к Ольге Павловне. И состоялся обряд принятия в ученичество, вот как у меня было с Учителем. Так что у нас теперь пока только у Дины нет Учителя.
   Решили разделить весь берег озера на участки. Сначала на голограмме, слева направо расположили следующим образом: наша семья - семья Ардью - Марина - Донат Артурович. Участок Мелиньяна закончился у истока реки, которая вытекала из озера. Это было в юго-восточной части озера. С другого берега начался участок Ольги Павловны, потом Соня, дальше участок для Весниных. Затем шёл участок Володи, Дины и с левой стороны от нас кольцо замкнул мой Учитель.
   А Соня нас удивила. Когда участки были распределены, она помялась и спросила:
   - А можно мне сделать вход в Драконий мир где-нибудь недалеко от школы и чтобы я могла жить на своём участке?
   - Ты не хочешь делать выход из своей квартиры? - удивилась Ольга Павловна.
   - А у меня нет квартиры, - удручённо сказала Соня, - мы живём на квартире маминого сожителя, и он всё время говорит, что я там никто, обуза и нахлебница.
   - А мама? - сочувственно спросил Володя.
   - А мама ему никогда не возражает, - печально ответила Соня. - Я думаю, я им там мешаю, и они бы обрадовались, если бы я исчезла.
   - Я знаю, как тебе помочь, - загорелась Марина. - Вы же знаете, что недалеко от рынка стоят капитальные гаражи. Так некоторые владельцы гаражей даже надстраивают себе вторые этажи, делают офисы или жилые комнатки. У моего дедушки там тоже гараж, мы тебе наверху квартирку построим и сделаем из неё выход в Драконий мир. Тебе же обязательно надо на Земле жильё иметь, - пояснила она обрадованной Соне, - надо откуда-то в школу выходить, да и Интернета в Драконьем мире нет.
   - Ой, как здорово будет! - счастливо вздохнула Соня.
   - Тогда давайте сейчас всё распланируем, - сказала Ольга Павловна. - Потом пойдём, посмотрим на гараж, завтра с утра построим на нём второй этаж. Это при условии, что ты, Марина, получишь согласие дедушки. Тогда я организую подвоз плит для стен и крыши, есть у меня хорошая бригада. А от гаражей мы с Соней идём к ней домой, я поговорю с её мамой. Если мама не будет возражать, мы договоримся о том, что девочка будет жить отдельно от них, а я становлюсь её опекуном. Завтра после уроков Соня уже сможет заселяться. Плиты бригада установит быстро, потом я всё обустрою внутри, уже без посторонних глаз. Мы с Сонечкой вместе решим, какой домик у неё будет в Драконьем мире и как будет оформлена комнатка над гаражом. Марина, а ты скажи своему дедушке, что мы возьмём над гаражом только небольшую комнатку, а остальное помещение будет ему подарком.
   - Ну, тогда дедушка стопроцентно согласится, - обрадовалась Марина, - он давно мечтает себе второй этаж построить, да всё руки не доходят.
   - Ну и хорошо, - подытожила Ольга Павловна, энергично поднимаясь. - Идём к гаражам, Сонечка, посмотришь на новое место жительства, а завтра после занятий тебе ребята помогут с переселением.
   Мы дружно закивали головами. Потом Володя предложил:
   - Соня, мы же не знаем, где ты живёшь. Давай мы завтра после уроков зайдём за тобой в твою школу, ты нам дорогу покажешь. Думаю, тебе и моральная поддержка не помешает, а то я вижу, что ты чего-то опасаешься.
   - Дядя Костя завтра днём дома будет, - вздохнула Соня. - А я боюсь с ним без мамы разговаривать. А мама с работы вряд ли отпросится.
   Соня с Ольгой Павловной ушли, а мы решили посмотреть на окрестности озера и на те участки, что нам достались.
  
  
   18 сентября, среда
  
   Сегодня первым уроком у нас был русский язык. Когда Александра Николаевна вошла в класс, Никита Бойко как раз зачитывал новый анекдот из газеты:
   - "Папа, пусть слоники побегают! - Доченька, они устали. - Ну и что? Я хочу, чтобы слоники побегали! - Ну, хорошо. Рота, одеть противогазы!"
   Засмеялись не все. Тем временем Александра Николаевна прошла к своему столу, поздоровалась и спросила Никиту:
   - Тебе это кажется смешным?
   - А чего? - вскинулся Никита, - конечно, смешно.
   - Во-первых, не чего, а что, - поправила Александра Николаевна. - А, во-вторых, ты сам мальчик. Значит, не исключено, что после школы ты пойдёшь служить в армию. Как ты думаешь, тебе понравится такое отношение командира к тебе? Если солдаты уже устали, то этот приказ будет просто издевательством. Командир не должен заставлять их снова бегать в противогазах.
   - В данном случае они и не должны бегать в противогазах, - внезапно сказала Анжела.
   - Правильно, - довольно улыбнулась Александра Николаевна. - Я рада, что ты это заметила.
   Анжела расцвела. На прошлом уроке её очень задело, что среди тех, кто получил пятёрки за перечень глаголов, она оказалась на третьем месте, после меня и Дины. Меня она ещё согласна была терпеть, но то, что Лескова начала учиться лучше её, Анжелу очень задевало. Теперь она считала, что взяла реванш.
   - А чего она заметила? - растерянно спросил Лёва Тыртов. - Почему они не обязаны? Если командир приказывает, нужно выполнять, - рассудительно добавил он.
   - А что приказал командир? - с лукавинкой спросила Александра Николаевна.
   - Как что? - сказал Никита, - вот тут написано: Одеть противогазы!"
   - Объясни, Анжела, - поощрила учительница.
   - Получается, - назидательно сказала Анжела, - что или командир или составитель анекдота малограмотный. Если бы командир сказал "Надеть противогазы", солдатам пришлось бы их надеть. А была команда "Одеть", это совсем другой глагол. Надевают что-то, обычно на себя, но одевают кого-то или что-то. Получается, что солдатам дана команда одеть противогазы во что-то.
   Пока Анжела объясняла, я мысленно послала Дине образ, как солдаты одевают в противогазы командира и его доченьку и гоняют их по плацу.
   - Женя, - обратилась ко мне Александра Николаевна, - не поделишься с нами, что тебя так развеселило, о чём ты думаешь?
   Я не стала скрывать и рассказала о том, что бы я сделала с таким командиром и его доченькой. Теперь смеялся уже весь класс. Да и разницу в употреблении глаголов "одевать" и "надевать", я надеюсь, запомнили многие.
   На перемене Никита спросил Анжелу:
   - А откуда ты про эти "надеть" и "одеть" знаешь? Я в учебнике смотрел, там этого нет.
   - Мама недавно читала книгу, вроде бы называется "Точки над ё", название забавное, вот я и запомнила. И про эти глаголы мама мне объясняла.
   - Это книга по грамматике? - уточнил Никита.
   Дело в том, что Никита собирается быть журналистом, поэтому старается всё выяснять досконально.
   - Вроде бы нет, - неуверенно сказала Анжела. - Я сейчас маме позвоню, спрошу.
   Поговорив с мамой, она пояснила для Никиты:
   - Книга художественная, просто там такие примеры были.
   А какой урок географии у нас был! Это что-то неописуемое! Как мы радовались, что теперь географию будем учить с Инессой Степановной. Когда начался урок, Инесса Степановна заявила, что мы все будем демиургами на уроках географии. Что делают демиурги? Создают миры. Вот и мы будем воссоздавать наш мир, Землю. Будем изучать географию Земли на практике. Каким образом? Мы изготовим большой разборный глобус Земли диаметром в 2 метра! Как раз поместится на свободном месте в классе, между доской и первыми столами. Инесса Степановна достала из шкафа составные части каркаса глобуса, и мы этот каркас собирали. Собирали командами по 6 человек, т.е. 5 раз, а остальные советовали и комментировали. Обозначили параллели и меридианы.
   Потом начали размечать места для материков. Инесса Степановна сказала, что окончательно на глобусе будем закреплять самые удачные модели, а остальные четыре будем складывать в шкафу в кабинете географии. Если Нинель Сергеевна или другая учительница захотят использовать эти глобусы на своих уроках в других классах, пусть пользуются, нам не жалко. Если не захотят, мы потом готовые глобусы отдадим в другие школы города, как наглядные пособия. Так что мы всё старались делать без ошибок.
   Инесса Степановна объяснила, что по мере изучения той или иной темы наш глобус будет заполняться, а закончим мы его к концу учебного года, когда изучим всю географию нашей планеты. Выделим океаны с их рельефом, течениями и обитателями, разные рельефы суши: болота, низменности, пустыни, степи, леса, горы, озёра и реки и т.д. Нам эта перспектива очень понравилась. Мы даже жалели, когда прозвучал звонок с урока, так всем было интересно.
   Когда урок закончился, я спросила Дину:
   "Тебе сегодняшнее занятие ничего не напомнило?"
   "Напомнило, конечно" - отозвалась подруга, - "я думаю, наш глобус будет немного похож на тот, что мы видели в павильоне "Земля" на Острове".
   После уроков мы пошли к Сониной школе. Дома я ещё утром предупредила, чтобы на обед меня не ждали, я обедаю у подруги. На территорию школы нас не пустили охранники, мы Соню на выходе подождали. Но, прежде чем Соня подошла к нам, мимо нас прошёл мальчик, я так поняла, тоже из Сониного класса, потому что они все шли гурьбой. Я почему его заметила? У него были такие сильные эмоции, что мне стало даже плохо. Одиночество, отчаяние и даже ... (я это как-то почувствовала) нежелание жить. Это что же могло у него случиться, что ему жить не хочется?
   - Соня, кто это? - показала я на уныло плетущуюся перед нами фигуру.
   - Денис Калязин, - вздохнула она сочувственно. - Он тоже поступил в прошлом году в Школу, на отделение Стихийников.
   - И что случилось? - спросила Дина, тоже с сочувствием глядя вслед Денису.
   - Помните, в марте у нас ураган был? - спросила Соня.
   - Ещё бы не помнить! - воскликнул Володя. - У меня бабушка с дедушкой, мамины родители, как в новостях про этот ураган услышали, начали папу осаждать, чтобы он позволил мне у них жить, а не в таком опасном месте.
   - Так это Денис его вызвал, - пояснила Соня. - За это его лишили Дара, вот он с тех пор и ходит такой, как в воду опущенный. Ничто ему не интересно, учиться намного хуже стал.
   - Надо что-то делать, - покачала я головой. - Нельзя его без помощи оставлять, вы посмотрите, он же на грани отчаяния.
   - Сегодня же посоветуемся с взрослыми, - предложил Володя.
   - Точно, - обрадовалась я. - Я сегодня на занятиях расскажу всё Учителю, он же Психолог, наверняка поможет. Слушай, Соня, а мне опекуны говорили, что от нас двоих первокурсников Стихийников лишили Дара. Значит, это Денис, а кто ещё?
   - Ещё Олег Дрёмин из параллельного класса, но его лишили Дара ещё в октябре, почти в начале учёбы. И его родители куда-то уехали с ним в том же месяце.
   Мы пошли к Соне домой. Володя в квартиру с нами не пошёл.
   - Вы собирайте вещи, а я скутер с прицепом возьму, не потащим же мы твой скарб (поддразнил он Соню) на себе.
   Володя убежал, а мы поднялись в квартиру, где жила Соня. Там нас встретил хмурый неопрятный мужчина, под пристальным наблюдением которого Соня собирала свои вещи и передавала их нам, а мы помогали их упаковывать. Вещей получилось немного: чемодан, сумка и несколько пакетов, связка книг. На выходе Соня оглянулась:
   - До свидания, дядя Костя, - сказала она. - Спасибо за всё и привет маме.
   Мужчина что-то проворчал о неблагодарных отродьях, а мы втроём дружно потопали вниз, где у подъезда нас уже ждал Володя. Володя приехал к Сониному дому на своём скутере, к которому прицепил небольшую грузовую тележку. В неё мы погрузили Сонины пожитки. Володя повёз вещи, а мы пошли следом. Когда мы отошли от дома, Дина сочувственно сказала Соне:
   - Ох, и неприятный тип этот дядя Костя. Как хорошо, что ты от них уходишь!
   - Я сама поверить до сих пор не могу, что теперь буду в безопасности, - облегчённо сказала Соня.
   - В безопасности? - повторила я. До меня, наконец, дошло, чего опасалась Соня. - Он что, приставал к тебе? - возмутилась я.
   - В прошлом году начал сначала только нехорошо поглядывать. Слава Богу, я вскоре в Школу попала, опекуны заметили и вместе с куратором обучили меня стазису. Вы ведь стазис осваивать к концу первого курса будете, а мне сразу пришлось. Потом, когда мы с ним вдвоём в квартире оставались, я его в стазис помещала, когда замечала внимание к себе. Он даже к врачу ходил, жаловался на провалы в памяти и во времени.
   На полдороге мы увидели возвращающегося Володю, уже без прицепа.
   - Дина, Женя, - сказал он, - вы идите к гаражам, там Марина с дедушкой, а я пока Соню свожу в приют, пусть выберет себе домовушку.
   - Мне? Домовушку? - восторженно воскликнула Соня. - Ой, как здорово! Спасибо, Володя, что подумал об этом, - радостно тараторила она, усаживаясь за спиной Володи.
   Они уехали, а мы с Диной пошли дальше. С некоторых пор вопросы любви и ревности меня очень волновали, поэтому я мялась, не решаясь спросить Дину.
   - Спрашивай уже, - засмеялась Дина, - я же вижу, что тебе невтерпёж.
   - Диночка, ты только не подумай, что я лезу в твою личную жизнь, - нерешительно начала я, - просто я не знаю, как я бы себя повела на твоём месте. Ты не ревнуешь, что Володя так о Соне заботится? Прости, если тебе вопрос не понравился. Но я же вижу, как вы друг к другу относитесь.
   - Ну, про относитесь ещё рано выводы делать, - улыбнулась Дина, - мы ведь дружим всего месяц. Но нам хорошо друг с другом. И нет, Женя, я не ревную. Володя вообще очень чуткий, внимательный и отзывчивый. А потом, мы же с тобой видим, как он относится к Соне.
   - Да, разница заметна, - подтвердила я и облегчённо вздохнула. - К Соне, Марине и ко мне Володя относится как к сёстрам, я это ощущаю. А к тебе намного внимательнее, что ли. Слова не могу подобрать, но у него какая-то часть внутри постоянно обращена к тебе.
   - Я то же самое заметила у Ростислава по отношению к тебе, - с улыбкой сказала Дина.
   Я почувствовала, что краснею.
   - А я ничего не заметила, - смущённо призналась я.
   - Это потому, что ты в его присутствии почему-то становишься застенчивой и менее внимательной.
   - Это с непривычки, - попробовала объяснить я. - Мне до сих пор ни один мальчик не нравился так сильно.
   Дина сочувственно промолчала. Мы тем временем дошли до гаражей. Найти искомый гараж было не трудно. Во-первых, перед ним стоял нагруженный прицеп от Володиного скутера, во-вторых, у входа в гараж стояли Марина и крепкий, даже не скажешь, что пожилой, мужчина, на которого Марина была немного похожа. У него были тоже кудрявые тёмные волосы и тёмно-карие глаза. Мы подошли и поздоровались.
   - Дедушка, знакомься, это ещё подруги Сони и мои. Это Женя, это Дина, - представила нас Марина. - А это мой дедушка, Матвей Христофорович.
   Мы улыбнулись дедушке, он нам и приветливо сказал:
   - Очень рад познакомиться, девочки. Вообще-то у Марины до сих пор приятелей мало было, что не есть хорошо, - он поднял указательный палец и ворчливо добавил: - А то она уже с какими-то иностранцами встречается.
   В ауре у него мы заметили тревогу, которую постаралась развеять Марина.
   - Дед, не ворчи, - засмеялась она. - Жан-Жак не какой-то иностранец, он кузен Жени, - указала она на меня, - я у неё с ним познакомилась.
   - Да? - удивился дед и подозрительно прищурился: - А не похож.
   - Он на свою маму похож, - сказала я, - а у нас с ним бабушка общая, со стороны отцов. Вот посмотрите.
   Я вывела на экран айфона фото, которое сделала вчера: всё семейство Ардью и наше, кроме меня (я снимала).
   - Видите? - показала я, - вот наша с Жан-Жаком общая бабушка Женя, меня в честь неё назвали и вот эту сестрёнку Жан-Жака тоже. Это его младшая сестрёнка, это родители Жан-Жака, его дедушка, второй муж нашей бабушки. А остальные - моя семья, родители и братишки.
   - Подожди, - насторожился дед, показывая на папу. - Я этого парня знаю, это же Анатолий Светлов.
   - Ну да, - подтвердила я, - это мой папа, а я Женя Светлова.
   Матвей Христофорович вопросительно глянул на Марину, та кивнула, подтверждая мои слова.
   - Слишком молод он для папы такой большой девочки, - опять подозрительно сказал дед. - Хотя ты на него похожа, но ему же и тридцати не дашь.
   - Папе с мамой 33 года, - сказала я, - а я у них родилась, когда им было по 20 лет.
   - Ну, тогда ладно, - успокоился дед Марины. - Можешь встречаться с этим французом, - сказал он внучке, - только ни о каких глупостях не думайте, молоды ещё.
   - Мы и не думаем, дедушка, - успокоила его Марина. - Нам ещё учиться и учиться.
   - Вот то-то, - подобрел дед и подмигнул нам. - Ну, вы здесь Сонечке помогайте, я обещал, что заходить туда не буду.
   Он указал на винтовую лесенку рядом с гаражными воротами, ведущую к небольшой дверце на верхней пристройке над гаражом. И добавил:
   - А я пойду обустраиваться в новом помещении, что мне выделили, - и он вошёл в распахнутые ворота гаража.
   - Не поняла, что ему выделили? - посмотрела я на Марину.
   - Ольга Павловна поручила строителям возвести второй этаж над всем гаражом, - пояснила Марина. - Впереди небольшая комнатка для Сони, вход в неё вот с этой лесенки. А всё остальное помещение отошло деду, вход туда в задней части гаража. Там и окна видны.
   - А у Сони почему нет окон? - спросила Дина, опередив меня.
   - У Сони тоже окна есть, но они скрыты снаружи иллюзией сплошной стены, - пояснила Марина. - Изнутри всё видно, а снаружи не заглянешь.
   - Здорово придумали, - одобрила я. Дина согласно кивнула. - А почему мы не заходим?
   - Володя советовал их дождаться, чтобы Соня с домовушкой первыми вошли, - пояснила Марина. - Он потому и вещи не занёс, оставил нас с дедом сторожить.
   Вскоре подъехали Володя с Соней. Соня соскочила с заднего сиденья и протянула к нам руку с зажатой в ней куколкой.
   - Это моя Стеша, - радостно сказала она. Глаза у неё просто сияли, я раньше её такой и не видела, даже в Школе. - Знакомьтесь! - предложила она.
   - Познакомимся, когда вселишься, - сказал Володя. - Заселяй свою Стешу и приглашай нас.
   Соня подбежала к винтовой лесенке, поднялась по ней на площадку перед небольшой дверцей в стене второго этажа, открыла дверцу и произнесла слова приглашения. Обычные люди ничего бы не заметили, но мы все увидели, как от куколки отделилось серое облачко и, увеличиваясь в размерах, исчезло в проёме двери. И вдруг в этом проёме полыхнуло ослепительным радужным светом, быстро рассеявшемся.
   - Что это было? - испуганно спросила Соня, не решаясь входить в открытую дверь.
   - Это Стеша замкнула "Круг домовых" в Драконьем мире, - первая догадалась Марина. - Мы же в Драконьем мире вокруг озера все разместились, и наши домовые там объединились, только на Сонином участке разрыв был. А теперь он заполнился. Ну, пойдём заселять Соню? - поторопила она нас.
   Мы двинулись было к лесенке, но были остановлены нарочито возмущённым окриком Володи.
   - А чего это вы с пустыми руками пошли? Ну-ка, быстренько, каждая взяла по пакету и несите в дом. Тяжёлые вещи, так и быть, на мне, - хитро прищурился он.
   Ага, тяжёлые! Этот хитрец все тяжёлые вещи облегчил левитацией и спокойно потянул их за собой. Но мы возмущаться не стали, взяли по оставленному каждой пакету и пошли смотреть Сонино жилище.
   Когда мы вошли в небольшую комнатку, которую сделала для Сони Ольга Павловна, оказалось, что три её стенки (передняя с входной дверцей и обе боковые), а также потолок прозрачны изнутри. Только стенка, которая отделяла помещение для Марининого деда, была непрозрачная. Такое ощущение, что Соня вместо комнаты находится на открытой площадке над гаражом. Вещи из наших рук быстро исчезли через дверцу в единственной заметной стене.
   - Стеша взяла разбирать, - пояснил нам Володя, когда мы удивлённо уставились на наши опустевшие руки.
   - Соня, а тебе здесь уютно будет? - с сомнением спросила я. - Как-то тут всё открыто, непривычно.
   В комнатке стоял небольшой диванчик, рабочий столик с ноутбуком, перед ним компьютерное кресло, над столиком несколько полок.
   - Уютно, - ответила Соня. - Стены затемнять можно, если хочется. И потом, я же здесь только уроки буду делать, а жить буду в том доме, что мы с Ольгой Павловной вчера смоделировали. Правда, сам дом я ещё не видела, Ольга Павловна обещала, что сделает таким, как на модели. Я решила его вместе с вами посмотреть. Ну, что, пойдём? - немного робея, спросила она.
   И мы пошли. Ну, что я вам скажу? Замечательный дом они с Ольгой Павловной придумали. Двухэтажный, на втором этаже спальня, библиотека, санузел. На первом - гостиная, кухня-столовая и умывальная комната, как у нас в Школе. Близко к берегу, на противоположном берегу видны наши сооружения (наши, я имею в виду наши с Жан-Жаком). Пока мы всё осматривали и восхищались, Стеша нам уже угощение приготовила. Большей частью из того, что росло в Драконьем мире. Как мы поняли, она сразу, завершив объединение "Круга домовых", получила знания о новом мире, в частности, о его растительности. Вот и накрыла нам стол. Так что мы за Соню порадовались - здесь она всем обеспечена!
   Когда мы уходили от Сони (решили идти домой через Землю, там ближе) и вышли в земную комнату, шедшая впереди Дина засмеялась.
   - Володя, - позвала она, - посмотри, как на твой скутер кое-кто нацелился.
   - Пусть целятся, - улыбнулся Володя, - у меня на нём защита поставлена.
   Сцена, которую мы наблюдали сверху, оставаясь невидимыми, действительно была забавной. А позабавили нас попытки нескольких подростков добраться до Володиного скутера. А что? С их точки зрения это было очень просто: скутер стоит, хозяина нет - садись и уезжай. И они никак не могли понять, что же мешает им угнать этот соблазнительный скутер. Меня бы спросили, я бы сразу сказала - заклинание от угона. Нам это зрелище быстро надоело, мы открыли дверь и вышли на площадку. Увидев нас, парни поскучнели, сделали вид, что они просто мимо проходили, и в самом деле ушли.
   Когда я пришла домой, Марик огорошил меня новостью.
   - А меня сегодня украсть хотели! - гордо заявил он, возбуждённо поблескивая глазами.
   - Как украсть? - опешила я. - Кто?
   Я уж подумала, что мои неудавшиеся похитители решили теперь переключиться на Марика. Но ошиблась.
   - Этот Лысый, которого из охранников выгнали, - сообщил Марик.
   Из рассказа бабули я узнала, что произошло.
   Как всегда, бабуля пришла за Мариком к концу четвёртого урока. Сначала дети шли гурьбой, постепенно расходясь в разные стороны к своим домам. Наш дом находится дальше всех от школы, и бабуля с Мариком оставались вдвоём, когда шли через пустырь около гаражей. Обычно там в это время никого не было. Но не в этот раз. Когда они уже приближались к проходу, ведущему к нашему дому, им навстречу оттуда вышел парень в тёмном спортивном костюме и полумаске, прикрывающей верхнюю часть лица.
   Бабуля оглянулась. Позади из-за гаражей вышли ещё двое. У тех были закрыты нижние части лица, на головах шапки. У парня, стоящего впереди, насмешливо блеснули глаза.
   - Бабушка, не пугайтесь, - вкрадчиво начал он. - Мы люди цивилизованные, вреда вам не причиним. Просто мы вашего пацана позаимствуем ненадолго, а вы лично можете идти домой. Готовьте выкуп, за миллион зелёненьких мы вам его вернём. Сегодня же сообщим по телефону, куда деньги положить. Полицию лучше не вмешивать, тогда ничего с вашим мальчиком не будет.
   - Да я и не пугаюсь, - спокойно ответила бабуля. - Только мальчика вы не сможете позаимствовать, - передразнила она похитителя. И негромко позвала - Тяпа, сюда!
   Я уже упоминала, что когда мои родные начали учиться волшебству, Тяпа с ними со всеми установила ментальную связь. Так что после слов бабули Тяпа внезапно появилась из-за гаражей, подошла к Марику, уселась у его ног и начала невозмутимо вылизываться. Опешившие было похитители буквально заржали от смеха (так бабуля сказала).
   - Да, грозный у вас защитник, бабушка, - отсмеявшись, заявил главарь. - Но я от своих слов не отказываюсь, оставляйте нам мальчишку и шагайте дальше, вместе с вашей большой кошкой.
   Внезапно Тяпа встрепенулась, стремительно выросла в размерах, и теперь Марик был почти скрыт за её тёмно-серой блестящей шёрсткой.
   - А такой размер вас больше впечатлит? - протяжно осведомилась кошка.
   - Ик! Ой, мама! - послышалось сзади.
   У стоящего впереди парня буквально отвисла челюсть, глаза были выпучены, он трясся, как в лихорадке. Тяпа махнула лапой, и у всех троих маски исчезли.
   - Ага, получили! - ликующе заявил Марик и погладил стоящую перед ним кошку. - Молодец, Тяпа! Бабуля, а вот этого типа я знаю, это Лысый, он у нас в школе охранником был.
   - Да ладно, бабушка, мы просто пошутили, - заикаясь и пятясь, выдавил стоящий впереди парень. - Можно, мы уже пойдём? - заискивающе спросил он.
   - Как ты считаешь, Тяпа, им хватит этого урока, или всё-таки сдать их в полицию? - обратилась бабушка к кошке.
   Кошка подумала и мотнула головой.
   - Пусть идут, - объявила она и зевнула, широко разинув пасть. И тут у Лысого не выдержали нервы. Он тихо заскулил от страха, на его штанах появилось быстро увеличивающееся мокрое пятно.
   - Бабуль, он что, описался от испуга? - весело спросил Марик.
   - По всей видимости, да, - подтвердила бабуля и великодушно махнула рукой. - Ладно, идите и больше не грешите, - добавила она с пафосом.
   Вся троица тут же поспешно скрылась за гаражами, а Тяпа приняла свою обычную форму, и наша троица тоже продолжила свой путь к дому. Марик очень гордился тем, что его хотели похитить.
   Я выслушала Марика и порадовалась с ним вместе, как здорово, что у нас такая замечательная Тяпа. Когда я села за уроки, пришёл вызов от Славы. Спросил, чем занимаюсь.
   - Только что села делать домашку, - сообщила я.
   - А что так припозднилась? - удивился Слава, - много задали?
   - Нет, поздно села, - засмеялась я. - Мы сегодня Соню Морозову заселяли в Драконий мир. Ты же знаешь, у вас там тоже участок.
   - Знаю, - сказал Слава. - Вчера мама нам с отцом про него рассказывала. Ждём выходных, чтобы самим увидеть. Кстати, ты не будешь возражать, если я в воскресенье приду к тебе в гости?
   Я даже возмутилась.
   - С чего это я буду возражать? Конечно, не буду. Ты почему такой странный вопрос задал?
   - Он не странный, - улыбнулся Слава. - Он традиционный. Положено так спрашивать, когда напрашиваешься в гости.
   - Кем положено? - шутливо спросила я.
   - Обществом, - ответил он. - Сама говоришь, что по обществознанию изучаете отношения между людьми.
   - Изучаем, - вздохнула я, - только Жанна Максимовна так скучно преподаёт, что никого это не интересует.
   - А вы её перевоспитайте, - посоветовал Слава.
   - Кого, Жанну Максимовну? - удивилась я.
   - А что ты удивляешься? - сказал Слава. - Физику начала учить, а там один из главных законов, что на каждое действие есть своё противодействие, - поддразнил он. - Не только учителя нас учат, но и мы оказываем на них влияние. Сейчас, во время Интернета, нам доступно столько интересных знаний. Вот вы все и постарайтесь оживить уроки Жанны Максимовны. Все, я имею в виду, ученики Школы. Вы же все у неё учитесь. А вдруг вам удастся её заинтересовать. А не её, так одноклассникам поможете в учёбе.
   - Интересная идея, - похвалила я. - Обязательно обсудим её с ребятами. Только что-то мы в сторону ушли от разговора. Ты что, домой собираешься, если хочешь прийти в гости?
   - Я по примеру Жан-Жака хочу пойти, - туманно высказался Слава.
   Туманно, конечно, для постороннего слушателя. Я-то сразу поняла, что он хочет попробовать пройти через Места Силы. Посмотрим, получится ли.
   Когда мы закончили разговор, у меня ещё оставалось время до выхода на тренировку в Клуб. Я позвала наших ребят и сообщила им о предложении Славы повоспитывать нашу учительницу истории. А перед этим пошарила в Интернете и нашла там интересную лекцию по истории, как раз к теме завтрашнего урока.
   "Дина, завтра же тебя Жанна Максимовна спросит?" - напомнила я.
   "Спросит", - вздохнула Дина, - "я уже параграф из учебника прочитала".
   "Зайди на обучающий сайт", - посоветовала я. - "Лови название. Там лекция классная по истории, как раз в тему, что задавали, про Смутное время".
   "Спасибо, прямо сейчас и зайду", - загорелась Дина.
   Когда мы пришли в Клуб, Марик и там начал хвастаться, как его хотели украсть. Учитель сказал мне, что продолжает отслеживать направленное на нашу семью внимание. Про Лысого он сказал, что с того взяли подписку о невыезде, ведётся следствие. Оказывается, Лысый устроился охранником в школу, чтобы организовать там ребят, занимающихся вымогательством денег у не способных сопротивляться учеников. Сейчас ведь многие семьи живут неплохо, у детей деньги на карманные расходы водятся. Вот Лысый и обещал вымогателям своё покровительство в обмен на половину тех денег, что вымогатели собирали со своих данников. Когда его уволили, и началось следствие, Лысый испугался, решил быстро добыть денег и сбежать из страны. У них уже были куплены билеты на симферопольский автобус. А идея получить выкуп за Марика у него появилась в понедельник, когда Андрей ему назвал нашу фамилию. Я рассказала Учителю про Дениса и спросила, можно ли ему как-то помочь, потому что я очень за него переживаю. Я как представила, что меня могли бы лишить Дара, мне чуть дурно не стало. Учитель пообещал сегодня же заняться этим вопросом. Денису они помогут обязательно. Я хоть успокоилась.
   Мне забавно было смотреть на Марика. Он понимал, что и в школу ходить надо, и на занятия в Клуб и в яхт-клуб, но втайне завидовал близнецам, которые теперь постоянно старались находиться в Драконьем мире. Когда мы возвращались домой после занятий, я пообещала брату, что в выходные мы будем исследовать наши окрестности вокруг озера.
  
   История Дениса
  
   То, что я сейчас напишу, мы узнали намного позже. Сразу же после моей просьбы Учитель "просмотрел", что случилось с Денисом, и связался по телефону с его родным отцом, договорившись о немедленной встрече. Когда Андрей Михайлович понял, что речь идёт о Денисе, он отменил все дела, и поехал домой, куда и пригласил позвонившего.
   Денис Калязин сидел на балконе 7-го этажа и задумчиво разглядывал каменную площадку внизу перед домом. "А вот если спрыгнуть туда вниз головой, наверное, точно не выживешь", - пришла вдруг откуда-то нечаянная мысль. Денис горько усмехнулся. "Никто и не заплачет", - подумал он с ожесточением. - "Только дядя Жора, небось, скажет, что дураком был, дураком и умер. А вот фиг тебе", - внезапно ожесточился мальчик, - "ты-то, наверное, рад будешь, гад такой, от меня избавиться. А мне-то зачем тебе радость доставлять? Назло тебе жить буду!"
   Денис невесело вздохнул. Назло кому-то жить не хотелось, хотелось любви и понимания. Хотя он осознавал, что и он в какой-то степени виноват в том, что нет в его жизни ни того, ни другого.
   Денису было четыре года, когда мать развелась с отцом. Они тогда жили в маленьком домишке на окраине города с родителями отца. Денис всё ещё помнил всепроникающий запах лекарств и слово "Чернобыль", с которым этот запах был связан. Он недавно спрашивал маму об этом, и та нехотя объяснила, что его дед Миша был ликвидатором аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году (у-у-у, это когда было!), поэтому сильно болел. Когда они жили уже у дяди Жоры, Дениска слышал, как мать возмущённо говорила отчиму: "Андрей звонил, отец у него, слава Богу, отмучился, так он спрашивал, нельзя ли Денису попрощаться с дедом. Я, конечно, запретила, разве можно шестилетнего мальчика так травмировать". Денису было и страшновато, и любопытно (как это, прощаться с умершим). Но к тому времени с отцом он уже почти не виделся и постепенно отвыкал от него. Хотя вины Андрея Михайловича в этом не было. Он несколько лет настойчиво пытался видеться с сыном. Но когда понял, что Денис сам не хочет встречаться с ним, просто подошёл к прятавшемуся от отца Денису и грустно усмехнулся: "Сынок, ты не прячься больше. Если не хочешь встречаться со мной, так и скажи. А я обещаю, что насильно навязываться тебе не буду. Но и любить тебя не перестану, ты это помни. Ты моя частичка, я всегда помню о тебе, всегда помогу, когда понадобится моя помощь. И приму тебя всегда, не забывай об этом".
   Честно говоря, понадобился он быстро. В том году (тогда Денису ещё не исполнилось 7 лет) дядя Жора впервые выпорол его. Самое главное, несправедливо. Виноват был Юрка, сын дяди Жоры от первого брака. Юрка был на два года старше Дениса. Денис вспомнил, как он обрадовался, когда они пришли с мамой в эту просторную (после их домишки) четырёхкомнатную квартиру, и дядя Жора подтолкнул его к насупленному мальчишке чуть постарше Дениса: "Вот тебе и старший брат, дружите, мальчики". Ага, брат. Гад он ползучий, а не брат. Все эти годы за все провинности Юрки приходилось отвечать Денису. Родители верили старшему, а Денису доставалось на орехи. Пока взрослые только ругали и наказывали не физически, Денис терпел, усвоив, что понимания даже от мамы он не получит. Мама вообще как-то отдалилась от Дениса, погрузившись в заботы о новой семье. Когда Денису исполнилось 5 лет, родилась Людочка, а через два года - Лидочка. Вот за Людочку Денис и "огрёб" свою первую порку. Родители с Лидочкой отправились в церковь, крестить дочку, а двухлетняя Людочка что-то капризничала, её оставили с братьями дома. И тут Юрка сказал, что ему интересно проверить, что будет с сестрёнкой, если её накормить клубникой. Мама запрещала давать девочке ягоды. Несмотря на возражения Дениса (он даже в драку с Юркой кинулся, хоть и знал, что шансов победить у него нет), Юрка скрутил его и запер на время в комнате. Юрка сначала накормил Людочку ягодой, а потом выпустил Дениса. Когда вернулись родители, Людочкой уже занимались врачи скорой помощи, вызванные Денисом. Юрка сидел в углу гостиной, зло сверкая глазами. Когда вошли родители, этот гад (другого слова Денис не нашёл) кинулся к отцу и закричал: "Папа, это всё Денис, я ему говорил, не корми её клубникой, мама не велела, а он не послушал". Оторопевшего от такой наглости Дениса слушать никто не стал. Оставив жену с дочками и врачами, Георгий Степанович оттащил кричащего и сопротивляющегося Дениса в спальню и высек ремнём.
   Когда он выбросил пасынка в опустевший уже коридор - мать с девочками закрылась в гостиной, скорая уехала, Юрка скрывался в своей комнате - зарёванный Денис в запале выскочил из квартиры и побежал по улице, повторяя только одно слово: "Папа, папочка". Кстати, дядю Жору он так и не стал называть папой, поскольку не чувствовал от него даже крошки тепла. А Юрка охотно согласился называть мачеху "мамой", за что и получал от неё ласки даже побольше, чем родной сын. Всё это Денис вспоминал на бегу, вспоминая также ласковые руки отца и любовь, которая всегда была в его глазах, когда он смотрел на сына. Сейчас Денису было стыдно перед отцом за то, что он, по сути, отказался от него, увлёкшись новой жизнью. Как же, они теперь жили в благоустроенной квартире, у него была отдельная комната. Правда, комната была не совсем его, это у Юрки была собственная комната с балконом, где он был хозяином. А в комнате, где ночевал Денис, его собственными были только диванчик, на котором он спал, и небольшой столик, который поставили для него, поскольку в этом году он шёл в школу. На остальном пространстве комнаты распоряжалась мама. Там стояла гладильная доска и шкафы для постельного, столового белья и одежды. В общем, комната напоминала Денису склад, но ночевал-то он один. После тесного домика отцовской семьи он радовался новому жилью.
   Георгий Степанович был бизнесменом, занимался перевозками. У него было несколько фур, которые перевозили грузы для многих частников в городе. Он считал себя состоявшимся человеком, был о себе высокого мнения и презирал тех, кто, по его мнению, мало чего добился в жизни. Отец Дениса раньше работал в автомастерской, подрабатывая, где только можно, поскольку много денег уходило на лекарства для больного отца. Когда его отец умер, Андрей Михайлович решил заняться тем, к чему у него лежала душа - торговать книгами. Сначала он сам стоял за прилавком, потом организовал несколько точек, в которых торговля шла довольно успешно. Денис помнил, как ему стало стыдно, когда он увидел отца, торгующего книгами с лотка у центрального рынка. Да ещё отчим добавил насмешками. Вот тогда Денис и начал прятаться от отца, он его стыдился. "Вот дурак", - ругал Денис себя сейчас, глотая слёзы и превозмогая боль в избитой спине, - "папа ведь мне говорил, что всякая работа почётна". А папа всегда любил книги.
   Но пожаловаться отцу и получить от него помощь в тот раз Денису была не судьба. Когда он подбежал к ограде участка, где стоял домик отца, он увидел, как к дому подкатило несколько лимузинов, украшенных шарами, лентами и колокольчиками. Из других машин высыпала небольшая толпа родственников и друзей, которых Денис ещё помнил. Из первого лимузина показался папа в чёрном костюме с белым цветком в петлице, за ним выпорхнула фигурка девушки в белом платье и фате. "Это же Юля", - узнал Денис соседскую девушку, которая всегда баловала его, часто дарила лакомства или небольшие игрушки. Папа взял Юлю за руку, и они подошли к бабушке Нине, которая встречала их во дворе. В руках у бабушки была икона. Она им что-то сказала, перекрестила иконой, молодые поцеловали икону, потом папа поднял Юлю на руки и понёс в дом. Денис горько вздохнул. Никому он не нужен, вот и папа снова женился. Являться в таком виде на свадьбу Денис не решился. Он неприкаянно кружил по городу до вечера, потом его забрали в милицию. В милицию за ним приехал отчим. Денис уже так измучился, что безропотно дал увести себя в машину, а в квартире отчим втолкнул его в комнату и велел ложиться спать.
   Голодный и измученный, Дениска провёл ночь в полузабытье. Болела спина, лежать пришлось на животе. На следующий день к ним приходила детский врач из поликлиники, сказала, что с Людочкой всё обошлось благодаря тому, что вовремя вызвали скорую. Денис попытался объяснить маме, как всё было, ведь это он вызвал скорую. Но мама даже слушать его не стала, отмахнулась и сказала: "Я очень разочарована, что ты растёшь таким лживым и безответственным".
   Второй раз отчим выпорол Дениса 1 сентября, когда мальчик пошёл в школу. Денис помнил, какой праздник родители устроили Юрке, когда тот пошёл в 1-й класс, и надеялся на что-то такое для себя. Праздника дома он не получил. Дядя Жора с утра уехал по делам, мама занималась девочками. Обе что-то капризничали, поэтому мама не решилась идти с ними в школу. Она попросила Юрку: "Юрочка, ты ведь уже в школе свой человек, отведи Дениса к его учительнице, хорошо?" Юрка милостиво согласился, но, когда они вышли из дома, он заявил опешившему Дениске: "Сам ищи свою учительницу, я тебе в няньки не нанимался" и убежал, оставив растерянного Дениса около дома. Тот постоял и понуро поплёлся в сторону школы. Домой возвращаться не хотелось, мама не поймёт, отругает и всё равно отправит одного. Около школы Дениса окликнул знакомый голос: "Денёчек! Ты почему один?" Бабушка Нина! Она стояла у ворот школы и удивлённо смотрела на внука. Дениска со слезами кинулся к ней: "Бабушка! Мама просила Юрку отвести меня к учительнице, ей самой некогда, а Юрка меня бросил". "Понятно", - помрачнела бабушка и мягко упрекнула: "Зря ты сказал папе, чтобы он не приходил в школу. Он так хотел поприсутствовать на твоём празднике!" - "Я ничего ему не говорил", - удивлённо сказал Дениска, - "я папу давно уже не видел и не разговаривал с ним". Бабушка помрачнела: "Давай разберёмся. Папа тебе к учебному году передал подарки: новый ранец, мобильник, школьную одежду и учебники. Одежду я вижу, а где остальное?" - "Я не знаю", - растерялся Дениска. - "Новый ранец купили Юрке, а мне его старый отдали. Мобильник тоже подарили Юрке, а мне сказали, что мне ещё рано".
   "Пойдём, малыш", - решительно вздохнула бабушка, взяла Дениску за руку и повела в школьный двор. - "Жаль, папы твоего нет в городе. Он, как поговорил с тобой вчера, сразу уехал в Ростов на книжную базу. Приедет - разберётся, кто это с ним вместо тебя по твоему мобильнику разговаривал".
   Праздник Дениске бабушка всё-таки устроила. Она нашла учительницу 1 "А", выяснила, что Дениса записали в школу под фамилией отчима, Поздеев, добилась от учительницы (сходив к директору), чтобы та записала его настоящую фамилию, Калязин, и посоветовала Дениске не откликаться на фамилию Поздеев. Бабушка Нина дождалась Дениску, когда их отпустили домой, повела его в кафе и на аттракционы. Когда они сидели в кафе, бабушка позвонила сыну и всё ему рассказала. И Дениска поговорил с папой, а папа пообещал поговорить с мамой, чтобы подарки ему вернули". Так что праздник с бабушкой у Дениски был, правда, дома его ждал разъярённый отчим, который отхлестал его ремнём и велел сидеть в комнате, не высовываясь. Поплакав у себя в комнате, Дениска решил, что лучше побои, зато праздник с бабушкой, чем безрадостный день без бабушкиного праздника.
   Правда, мама отомстила им с папой. Через неделю бабушка встретила Дениску около школы и рассказала, что мама обратилась в суд и получила постановление, что папе запрещается общение с сыном, потому что это общение плохо влияет на ребёнка и это мешает его воспитанию. "Что ты хочешь, родной", - вздохнула бабушка, - "у нас в стране все права на ребёнка у матери, отцы совершенно бесправны. Но ты помни, что мы тебя все очень любим и всегда будем любить. Надо только подождать, когда ты подрастёшь, ты будешь жить с нами. А я с тобой всё равно буду встречаться, только ты дома не рассказывай, ладно? Но если мама будет спрашивать, не ври, так и говори, что встретил бабушку. Ну и что, улицы в городе ведь не купленные ими, все могут по ним ходить". Слова про "не купленные" улицы Дениске понравились.
   Так что с бабушкой за эти годы Дениска встречался на "не купленных" улицах довольно часто, правда, мама об этом узнавала от Юрки редко, потому что Денис сторонился сводного брата.
   Учился Дениска ровно, читать его ещё папа научил, в четыре года он уже хорошо читал детские книги. Так что помощи в учёбе в начальных классах ему не требовалось. Мальчик просто решил набраться терпения и ждать, когда ему законы позволят уйти к отцу. Жить с мамой он не хотел, а бабушка уверяла его, что Юля очень хочет, чтобы Дениска жил с ними. Бабушка рассказывала, что дела у папы идут хорошо. Они сначала перешли жить в дом Юлиных родителей, потому что на их участке папа начал строительство нового дома. И в том доме папа с Юлей самую лучшую комнату предназначили для Дениски. Они обещали, что эту комнату даже временно никто занимать не будет, комната будет дожидаться своего хозяина. Через год после папиной свадьбы, в новой семье было уже прибавление. У Дениски родилась сестрёнка, Даша. Со временем Дениска познакомился с сестричкой - бабушка гуляла с внучкой по улице, ведущей к морю мимо школы, где учился Дениска. Бабушка обычно подходила к школе в то время, когда у Дениски заканчивались занятия, и часть пути до дома он проходил с бабушкой и сестрёнкой. В дом к отцу Дениска идти не решался - боялся, что мама узнает, его ждёт очередная порка, а папу - неприятности. А в новом доме папина семья поселилась, когда у Дениски родился младший братишка, Данилка. Это было три года назад.
   Так и шли эти годы. Сейчас Денис вздохнул, выныривая из воспоминаний. Тоска привычно сдавила сердце. Жить так больше не хотелось. Денис с горечью подумал, что Юрка метко обозвал его Гарри Поттером (книги Юрка не читал, но фильмы смотрел). Когда Людочка с Лидочкой подросли, Дениса из комнаты выставили, отдав её девочкам. Но Юрка решительно отказался пускать Дениса в свою комнату, поэтому в широком коридоре отгородили закуток, где и поставили тахту для Дениса. Уроки он делал в гостиной, а если она была занята, то на кухне.
   Денис опять мучительно напрягся, в который раз пытаясь вспомнить события прошлого года. И снова ничего не получилось. Он только смутно осознавал, что в прошлом году с ним случилось что-то очень хорошее. Это даже по оценкам было видно, в 7-м классе у него две с половиной четверти не было других оценок, кроме пятёрок. А потом произошло что-то ужасное. Он помнил, как сейчас, тот день 10 марта. В городе бушевал сильнейший ураган, а у него в жизни вдруг всё померкло, и с тех пор больше ничего его не радовало. Даже общение с шестилетней Дашей и трёхлетним Данилкой, с которыми он виделся на улице, уже не приносило особой радости. Он завидовал сестрёнке с братишкой, что они живут в такой дружной семье, и с тоской думал, позволит ли ему когда-нибудь мама уйти из опостылевшей квартиры. Здесь он чувствовал себя изгоем, так к нему в этой семье и относились. Дениска уже понял, что маме он нужен только для того, чтобы досаждать папе. Мама не могла простить Андрею, что он счастлив в семейной жизни, удачлив в делах, поэтому старалась "достать" его хотя бы переживаниями за старшего сына. Да и материальная сторона грела её душу: несмотря на рождение ещё двоих детей Андрей платил алименты без скидки, по требованию жены покупал Денису одежду. Учебники и канцтовары Денис получал бесплатно из магазинов отца. Да и дорогие подарки, о которых Денис зачастую не подозревал, радовали других её детей. В этой игре на нервах бывшего мужа она давно уже не думала о чувствах сына.
   Внезапно горестные думы сидевшего на балконе Дениса прервала знакомая мелодия. Эта мелодия на его стареньком мобильнике была настроена на вызов от его любимой бабушки. Мама запрещала ему разговаривать с отцом, но против бабушки Нины возражать перестала, когда та пригрозила бывшей невестке ославить её на весь город. Бывшей свекрови мать Дениса побаивалась. Это не деликатный Андрей, не любящий скандалов. Бабушка Нина имела боевой характер, связываться с ней желающих не находилось. Так что сейчас Дениска откликнулся на вызов с радостью, надеясь, что бабушка, как всегда, добавит ему бодрости и поддержит надежду на лучшее будущее. Но вместо бабушки Денис услышал голос отца:
   - Денёк, здравствуй, родной, это папа.
   - Я понял, здравствуй, - осипшим голосом ответил Денис.
   Папа всегда звал его "Денёк", он и назвал сына Денисом, потому что ему понравилось имя "Денёк", когда он читал Владислава Крапивина. Это Дениске давно уже рассказала бабушка Нина, он после этого рассказа увлёкся книгами Крапивина, это был его любимый писатель.
   - Сынок, я только что узнал подробности твоей жизни, - голос папы звучал взволновано и решительно. - Завтра после школы будь дома в 3 часа, я приду за тобой. Я забираю тебя домой, к нам. Будешь жить с нами, если ты не против.
   - Я не против, - онемевшими губами с трудом сказал Денис, всё ещё боясь поверить в то, что услышал. - А это правда? - с надеждой уточнил он. - У тебя правда получится?
   - Правда, сынок, - дрогнувшим голосом подтвердил папа. - Ах, если бы я раньше знал, как тебе живётся, - добавил он с нотками вины в голосе. - Ну ничего, мой мальчик, теперь всё у нас будет хорошо. Жди завтра в 3.
   - А почему завтра? - осмелился спросить Денис.
   - Я бы забрал тебя немедленно, - вздохнул папа, - но мне нужны законные основания. Завтра с утра я получу постановление суда о том, что ты будешь жить со мной, тогда твоя мама не сможет помешать тебе уйти. Потерпи, моя радость, скоро мы будем вместе.
   Денис отнял мобильник от уха и сияющими глазами посмотрел вокруг, потом вниз. Каменная площадка у дома уже не манила его обещанием покончить сразу со всеми бедами. "Дождался", - сообщил он ей, - "и без тебя всё решится. Больше я на тебя смотреть не буду". Как же хорошо было сейчас мечтать, как завтра он пойдёт с папой домой, где его ждут и любят. И там ждёт его собственная комната, о которой ему рассказывала бабушка, там не будет ругани и скандалов, от которых у него каждый раз внутри что-то сжималось и хотелось спрятаться от всего этого.
  
   19 сентября, четверг
  
   В четверг на уроке истории Дину вызвали к доске после ответа Анжелы Васильевой. У Жанны Максимовны был "секрет", как она считала, который мы все знали. В начале каждой четверти она расставляла в журнале точки, по которым каждый из нас мог узнать, когда его спросят. Так что в первую неделю четверти Анжела, как наша староста, сообщала нам всем даты, когда нас спросят по истории, а в этом году и по обществознанию. Это Анжела стремилась обеспечивать успеваемость класса.
   У Дины точка стояла на этот четверг, поэтому я ей и посоветовала подготовиться не только по учебнику, но и просмотреть дополнительный материал. Володя и Марина знали о привычках Жанны Максимовны, так что Марина предложила проследить за мыслями Жанны Максимовны во время урока. Она уже умела следить за человеком и его эмоциями на расстоянии, стены ей не мешали. Поэтому то умное описание, что я здесь привожу, складывалось из наших наблюдений и пояснений Марины. Дина так интересно рассказывала, что даже на задних столах перестали играть и начали слушать. Что говорить, даже Жанна Максимовна, сначала скучающе поглядывавшая в окно, удивлённо прислушалась и повернулась к Дине. Мы вообще-то знали, что у Жанны Максимовны уже весь класс был поделён на отличников, хорошистов и троечников, поэтому она, как правило, ответы слушала невнимательно. А здесь она слушала!!!
   Когда Дина закончила, Жанна Максимовна даже похвалила её, в своей манере, конечно.
   - Молодец, Лескова, даже не ожидала. Хорошо подготовилась. Садись, четыре.
   В эмоциях класса, одобрительных и заинтересованных по отношению к Дине, появились недоумение и даже возмущение. А Марина комментировала, как Жанна Максимовна меняет стереотип "троечница" по отношению к Дине на "хорошистка?". Общее возмущение выразил Ваня, тогда как Дина пожала плечами и вернулась на своё место.
   - А почему Лесковой только четыре? - спросил он, поддержанный одобрительным гулом класса. - Она же отвечала лучше Васильевой, а Васильевой вы пять поставили.
   Довольная своим "благородством" и щедростью, Жанна Максимовна с недоумением посмотрела на Ваню. Как же так? Она впервые поставила более высокую оценку, нарушив свои принципы, а её не поняли!
   - Так Васильева ведь отличница! - ответила она, убеждённая, что Филатов, да и класс, очевидно его поддерживающий, поймёт абсурдность такой постановки вопроса.
   - Ну и что? - возразил Ваня. - Оценки надо ставить за ответы, а не за то, кем считаешься.
   - Ты что, Филатов, решил Светловой конкуренцию составить? - решила отшутиться Жанна Максимовна. - До сих пор это было её прерогативой допрашивать учителей о причинах той или иной оценки.
   - Не знаю я, что там было у Светловой, - буркнул Ваня, - а только неправильно ставить Лесковой четвёрку за такой ответ.
   - А сама ты, Лескова, что думаешь? - попыталась сгладить конфликт учительница. - Тебе ведь достаточно четвёрки? - с надеждой спросила она.
   Сидящая уже на своём месте Дина встала и пожала плечами.
   - Все взрослые говорят: "Главное не оценки, а знания!", - ответила она. - Я вообще-то согласна. Знания у меня есть и со мной останутся.
   Всё же Жанна Максимовна не смогла дальше переломить себя, несмотря на явное недовольство класса. Поставить пятёрку после троек? Невозможно!
   "Не огорчайся", - посоветовала я Дине. - "Со временем и Жанна Максимовна перевоспитается".
   "Да если честно, я не особенно и огорчаюсь", - призналась Дина. - "Если бы мне предложили на выбор пятёрку или такое вот отношение класса, я бы выбрала его. Так что спасибо за вчерашний совет".
   "Иди ты со своим спасибо", - огорчилась я. - "Ты себя благодари в первую очередь. Я только посоветовала, а работала ведь ты".
   "Себя тоже поблагодарю", - шутливо пообещала Дина.
  
   Продолжение истории Дениса
  
   К 15 часам Дениска извёлся окончательно. Ему уже казалось, что вчерашний разговор с отцом просто примерещился. Да, в мобильнике было подтверждение, что был разговор с бабушкой, но вдруг он действительно говорил с бабушкой, а разговор с папой ему просто приснился. Из школы он пришёл в 2 часа, разогрел тарелку супа в микроволновке, но от волнения даже не доел его, а ко второму и не притронулся. Кусок в горло не лез. Вздохнув, Дениска пошёл собирать свои вещи. И вдруг осознал, что хотя и прожил в этой квартире почти 10 лет, своих вещей у него почти нет. Одежда, учебники, мобильник - что ещё? Книги ему мама не покупала - дорого, поэтому он читал книги из школьной библиотеки. Сегодня он, на всякий случай, сдал два тома Майн Рида, которые прочитал с большим интересом, а новые книги брать не стал. Майн Рида ему посоветовала почитать бабушка, Дениска решил потом почитать и остальные его книги.
   О чём он думает? - спохватился Дениска. Какой Майн Рид, если сегодня он, наконец, увидит папу, бабушку, Юлю и сестрёнку с братишкой не украдкой, не наскоро, а будет жить с ними! Зато распрощается с подлым Юркой и берущими пример со старшего брата Людой и Лидой. Пока девочки были маленькими, они охотно откликались на заботу Дениски, просили его играть с ними и тогда Дениска немного отдыхал душой. Но, когда девочки подросли достаточно, чтобы понять отношение домочадцев к Денису, они тоже отдалились от него и даже принимали участие в мелких пакостях, которые делал Юрка. А сейчас Денис вдруг понял, что он простил их всех, что он испытывает к ним не обиду, а жалость. Он-то сейчас уйдёт отсюда, а они-то все останутся здесь, в своих дрязгах и скандалах, которые не прекращались в их квартире.
   Денис связал свои учебники и тетради в две стопки, сложил одежду в старую потрёпанную сумку, которую мама давно собиралась выбросить, а потом, пройдя через гостиную, вышел на балкон. С балкона подъезд не был виден, просто Денису стало вдруг невмоготу оставаться в квартире. Ему казалось, что даже стены давят на него. А Денису хотелось на простор, на свежий воздух. Только бабушке Нине Дениска говорил о своей мечте: окончить школу и поступить в лётное училище. Он хотел быть лётчиком! Нет, не космонавтам, а именно лётчиком!
   Его раздумья прервал стук во входную дверь. Георгий Степанович, хотя и установил на косяке входной двери кнопку звонка, сам звонок устанавливать не стал. Поэтому незванные визитёры, напрасно понажимав эту кнопку, уходили восвояси. А знакомые с этой придумкой гости стучали, и то им открывали не всегда. Если не было предварительной договорённости, на стук в дверь обитатели квартиры не реагировали.
   Сейчас Денис побежал открывать дверь, не обращая внимания на удивление взглянувших на него сестёр, которые в гостиной играли на планшетнике. Из комнаты Юрки слышалась громкая музыка, так что, если бы Дениска этого не ждал, стук бы никто не услышал. Денис открыл обе входные двери и в квартиру вошли двое мужчин. Папа, шагнув в квартиру, сразу притянул сына к себе. Дениска прижался к отцу, слушая, как взволнованно бьётся его сердце, и закрыл глаза от счастья. Он не видел, как второй мужчина аккуратно прикрыл за собой обе двери. Где-то на задворках сознания Денис слышал, как сёстры зовут маму, потом на него холодным душем пролился её громкий сердитый голос:
   - Что здесь происходит? Андрей, отпусти Дениса и немедленно покинь квартиру, иначе я вызову полицию!
   Папа ещё крепче прижал дёрнувшегося Дениса и тихо сказал:
   - Не бойся, родной, сейчас мы отсюда уйдём.
   - Поздеева Марина Николаевна? - раздался голос мужчины, пришедшего с отцом Дениса. Он обогнул отца с сыном и сделал пару шагов вперёд, прикрыв их от разъярённой женщины.
   - Да, это я, - агрессивно подтвердила мама. - А Вы кто такой и по какому праву явились вместе с этим типом в мой дом? Вы знаете, что по решению суда ему запрещено общение с бывшим сыном?
   Дениса по сердцу резануло от этих злых слов.
   - Ну, бывших сыновей не бывает, а Андрей Михайлович не лишён родительских прав, - спокойно заметил пришедший. - Разрешите представиться, Шевелёв Игнат Алексеевич, судебный исполнитель. Сегодня прошло судебное заседание по иску Вашего бывшего мужа о передаче ему прав опекунства над его старшим сыном, Денисом Калязиным. Рассмотрев представленные доказательства жестокого обращения с ребёнком, суд принял решение, что с сегодняшнего дня Денис Калязин передаётся в опеку отцу, Калязину Андрею Михайловичу. В приложении к решению суда говорится, что если Вы попытаетесь воспрепятствовать осуществлению этого решения или подадите апелляцию к отмене его, то будет возбуждено уголовное дело против Вашего мужа, Поздеева Георгия Степановича, за издевательства над несовершеннолетним и о лишении Вас родительских прав. Вот, ознакомьтесь.
   Мужчина протянул Марине Николаевне папку с бумагами. Та машинально взяла папку, раскрыла её, пробежала взглядом документы и неверяще покачала головой:
   - Бред какой-то! Какие издевательства, откуда вы это взяли? Если и шлёпнули пару раз, так за дело. И вообще, у вас нет никаких доказательств, а этому лгуну, - она пренебрежительно махнула рукой на съёжившегося Дениса, - верить вообще нельзя.
   Отец опять крепко прижал к себе сына и успокаивающе шепнул: "Потерпи, сейчас уходим".
   А судебный исполнитель заметил:
   - Доказательства есть. На обложке папки есть конверт, в котором находится диск. На нём записаны случаи побоев, которые Ваш муж наносил мальчику. Просмотрите на досуге, а мы забираем ребёнка и уходим. Жить он будет с отцом.
   - Ну и забирайте! - вдруг слезливо закричала мать, - сил моих уже нет терпеть этого поганца. От него только все неприятности!
   - Вот мы сейчас Вас от этих неприятностей и избавим, - спокойно ответил Игнат Алексеевич и, повернувшись к Денису, спросил: - Вещи собрал?
   - Да, вот, - с готовностью указал Денис на две стопки учебников и потёртую сумку с одеждой.
   - А электронику свою ты не возьмёшь? - тихо спросил папа, подхватывая вещи сына.
   - Какую электронику? - удивился Денис, - у меня только мобильник.
   И он вытащил из кармана свой старый мобильник. Андрей Михайлович возмущённо повернулся к бывшей жене.
   - Марина! За последние два года я передал тебе для Дениски ноутбук, планшетник, айфон, электронную книгу, оплачиваю Интернет и мобильную связь. Где это всё?
   - А ничего нет, - подбоченилась пришедшая в себя женщина. - Это твой сыночек отцовы подарки не бережёт. Часть сломал, пришлось выбросить (в это время Люда ойкнула и попыталась спрятать планшет, который держала в руках, за спину), а остальное куда-то дел. Не удивлюсь, если окажется, что он их на наркотики поменял. Ты ещё хлебнёшь с ним, ещё попросишь обратно взять.
   - Не хлебну и не попрошу, - насмешливо сообщил Андрей Михайлович. - Никогда бы не подумал, что ты опустишься так низко, грабить собственного сына.
   Он повернулся к обиженно глядящему на мать Денису:
   - Пойдём, сынок, я уже понял, куда ушла твоя электроника. Пусть всё остаётся этим крохоборам, мы себе ещё купим.
   Девочки скрылись в гостиной, Марина Николаевна с шумом закрыла входные двери за ушедшими.
   Дениска с отцом и Игнатом Алексеевичем вышли из дома и подошли к стоящей невдалеке машине. Эту машину Дениска хорошо знал, каждый раз, когда видел её на улицах, радостно думал "Папа поехал". Когда вещи Дениса положили в машину, Игнат Алексеевич первым нарушил молчание:
   - Ну, вот, Андрей, главное сделано. Поезжайте домой и постарайтесь забыть прошедшие годы. Смотрите в будущее и будьте счастливы.
   - Спасибо, Игнат, - прочувствованно сказал отец. - Ты даже не представляешь, как я тебе благодарен за твою помощь. Без тебя я бы этого счастья ещё долго не увидел.
   - Да, законодательство у нас, к сожалению, далеко от совершенства. - Подтвердил Шевелёв. - Ну, ничего, и при таком законодательстве мы всё-таки справились. Теперь живите спокойно.
   - Думаешь, они не пойдут на обострение? - немного обеспокоенно спросил отец Дениса, - не хочется дальше мальчику нервы мотать. Марина всегда была безрассудной.
   - Думаю, ей муж не позволит, - уверенно сказал Игнат Алексеевич. - Ему совершенно не захочется проходить по уголовному делу, это точно бизнесу навредит. Ну, а если что пойдёт не так, то мы с тобой ведь связи не теряем, всегда помогу. Точно говорю, больше они вас не побеспокоят. Ещё лучше будет, если ты переведёшь Дениса в школу вашего микрорайона.
   - Дениска, хочешь в ту школу перейти? - спросил отец, склонившись к прижавшемуся к нему мальчику.
   - А можно? - с надеждой спросил Денис. - Я хоть тогда Юрку не буду видеть, он меня и в школе в покое не оставляет.
   - Я помогу перевестись уже на этой неделе, - пообещал Игнат Алексеевич. - Завтра с утра мы с твоим папой заберём твои документы из школы и передадим их в новую школу. Можешь пойти с нами, сразу и с классом познакомишься. А пока поезжайте домой, празднуйте воссоединение семьи, а я побежал. Дел ещё много.
   - Игнат, не хочешь попраздновать вместе с нами? - предложил Андрей Михайлович, - ты же главный виновник, без тебя бы праздника не было.
   - Не сегодня, - качнул головой Игнат Алексеевич, - сегодня празднуйте только своей семьёй. А мне ещё кое-что для Дениски сделать надо, когда получится, расскажу. На днях встретимся.
   С этими словами их новый друг махнул на прощание рукой и завернул за угол дома, отправившись по своим неотложным делам. Если бы Дениска знал, по каким! Но это ему предстояло узнать только в воскресенье.
   А пока они с отцом сели в машину и отправились домой, где их с нетерпением ожидала вся семья. Дашу и Данилку Юля забрала из детского садика сразу же после обеда, бабушка Нина подменилась с дежурства (она работала в охране при администрации, дежурила сутки через двое). С утра Юля со свекровью приводили в порядок комнату Дениски, пустовавшую с момента их заселения в новый дом. Сейчас все дружно готовили салаты к праздничному столу.
   Дениска понял, что дома их ждали, когда на звук въехавшей во двор машины из дома выскочили все четверо. К машине первым подбежал свободно бегавший по двору светло-серый пёс, похожий на лайку. Денису очень понравились его умные и весёлые глаза. Отец вышел из машины первым, открыл дверцу сыну и сказал:
   - Знакомься с нашим сторожем, зовут Клычок. Мы его вообще-то Белым Клыком назвали, читал у Джека Лондона? - вопросительно посмотрел он на сына, дождался подтверждающего кивка и продолжил: - Но Белый Клык долго выговаривать, стал Клычок. А ты, Клычок, принимай ещё одного хозяина, это свой, - строго обратился он к умильно заглядывающему в глаза хозяина псу. - Это наш Дениска, он теперь тоже здесь живёт, понял? - и он ласково потрепал лобастую голову пса.
   Тот понятливо гавкнул, ткнулся влажным носом в опущенную ладонь Дениса, обнюхал его и завилял хвостом. "Принял, мол", - так понял его Дениска.
   Тем временем к ним подошли остальные домочадцы. Бабушка наскоро обняла внука, уступив место Юле. Та обняла и расцеловала мальчика и повернула его к детям, которые вместе держали небольшую корзинку и сейчас, по знаку матери, протянули её Дениске.
   - Добро пожаловать домой, братик, - чётко выговорила Даша, а Данилка повторил за сестрёнкой: "Добло позаловать, блатик".
   - Спасибо, - Дениска смущённо взял протянутую ему корзинку и отвернул красивую мягкую салфетку, которой корзинка была прикрыта. Он удивлённо и радостно уставился на приоткрывшего сонные глазки пушистого серенького котёнка, который довольно потягивался в своём уютном гнёздышке.
   - Это тебе, - важно пояснила Даша. - Мама сказала, ты родился в год Кота, поэтому тебе нужен котёнок. И мы его никак не называли, он ждёт, когда ты дашь ему имя.
   - Ну, с этим можно подождать, - вмешалась бабушка, видя затруднение внука. - Заходи в дом, осмотришься, а потом подумаешь, как своего питомца назвать.
   И они пошли в дом. В прихожей все разулись, поставив обувь на своеобразный стеллаж у входа. Даша показала Денису ячейку и сказала:
   - Это твоя.
   Но многочисленных тапочек, как в маминой квартире, Денис не увидел. Поймав его ищущий взгляд, Юля поняла и пояснила:
   - Мы дома босиком ходим, так полезнее и удобнее. Если хочешь, могу дать тапочки, будешь в них ходить.
   - Не хочу, - довольно вздохнул Денис. - Я тоже люблю ходить босиком. Только у нас, - он запнулся и поправился: - в той квартире пол быстро пачкался, ноги тоже.
   - Мы часто убираем, так что пол у нас тёплый, чистый, да и дорожек с паласами много, - сказала бабушка. - Ну, выбирай, внучек, чего больше хочешь: познакомиться с домом, обустроиться в своей комнате или сначала пообедать.
   Услышав про обед, желудок Дениски решил напомнить ему, что вообще-то неплохо было бы пообедать, поскольку со вчерашнего дня хозяин не баловал его едой. Услышав голодное бурчание в желудке Дениса, Юля улыбнулась и предложила растерянному мальчику:
   - Давай, быстренько пробеги по дому с детьми, отнесите котёнка в твою комнату, потом спускайтесь в столовую. Мы пока стол накроем.
   Дениска радостно согласился. Трёхэтажный особняк отца с застеклённой мансардой он несколько раз видел издали и давно мечтал посмотреть, что же там внутри, а также хотел увидеть вид из окон. Особенно ему нравились балконы на верхних этажах. Поскольку дом стоял на косогоре, а перед ним пересекались две широкие улицы, которые тоже спускались вниз с горы, Дениска предполагал, что из окон и балконов будет потрясающий вид на город, море и горы. Уж если стоя на перекрёстке вблизи дома, он видел внизу деревья и крыши домов, а за ними море, то с балконов это наверняка смотрелось ещё красивее. Дениска вспомнил дом, в котором жил, окружённый такими же многоэтажными домами, где даже смотреть в окно не тянуло. Что там хорошего увидишь, только окна стоящих рядом домов.
   - Пойдём, - поторопила его Даша, - посмотришь дом и будем кушать. Бабуля свой торт испекла, он у неё такой вкусный, - и она мечтательно зажмурилась. Потом ухватила старшего брата за левую руку. В правой руке у Дениски была корзинка с котёнком, опять мирно закрывшим глазки. Данилка заботливо прикрыл котёнка салфеткой и, взявшись за корзинку рядом с рукой брата, тоже потянул его за собой.
   - Вот смотри, - тараторила Даша, взяв на себя обязанности гида. - На первом этаже у нас слева гостиная, там окна выходят на улицу. Справа - кухня и столовая. В задней части дома папа сделал справа спортивный уголок - она приоткрыла дверь и показала Дениске небольшую комнату со спортивными снарядами, устланную толстыми матами. Потом под лестницей была дверь, на которую Даша просто показала, пояснив:
   - Там всё для хозяйства, а слева у нас баня, потом посмотришь. Пойдём лучше наверх, - и она потянула братьев к лестнице, по которой они поднялись на второй этаж.
   - Здесь комната бабушки, - Даша показала на дверь с правой стороны от лестницы.
   - А здесь моя комната, - вмешался Данилка, - потянув брата за собой к левой двери. - Ты будешь плиходить ко мне в гости? - заискивающе спросил он. - Даша плиходит, когда я плиглашаю, - важно добавил он.
   - Ну, если пригласишь, обязательно приду, - пообещал Дениска, наслаждаясь чувством полной свободы и возможностью общаться с этими забавными малышами без опасения, что за это общение его накажут.
   - Здесь у нас большая комната, - показала Даша на двустворчатые двери с противоположной стороны лестничной площадки, - там библиотека и рабочие уголки для мамы и папы. Пойдём лучше на наш этаж, - поторопила она, и братья послушно затопали вслед за ней на третий этаж. Там планировка была такая же, как и на втором.
   - Здесь моя комната, - показала Даша на правую дверь, - я обязательно приглашу вас в гости, тогда посмотрите. Здесь спальня мамы и папы, - она махнула рукой в сторону двери за лестницей, - а это твоя комната, - и она потянула Дениску к левой двери.
   Они вошли в просторную светлую комнату, и Дениска замер в восхищении. Как он и мечтал, из окна был восхитительный вид на море, горы и город внизу. Окно, которое вело на балкон, имело остекление до пола, так что ничто не препятствовало взгляду. "Кажется, это называется французское окно", - подумал Дениска. Слева от входа была ниша, в которой стояла удобная даже на первый взгляд кровать, застеленная пушистым пледом с расцветкой под шкуру леопарда. На полу лежал мягкий серо-голубой палас, справа от окна стоял компьютерный стол с компьютером (!), перед ним кресло на колёсиках. Ещё одна сбывшаяся мечта! Рядом с компьютерным столом у боковой стены напротив кровати стоял рабочий стол, над ним полочки, рядом - пластиковый стул зелёного цвета.
   - Поставь корзинку с котёнком на кровать, - предложила Даша, - он сегодня с утра носился по всему дому, наверное, теперь долго спать будет. Мы его только вчера для тебя взяли у бабушки с дедушкой, - она махнула рукой в сторону соседнего дома, где раньше жила Юля, как помнил Дениска. - Как вчера папа сказал, что ты к нам вернёшься, так мама и повела нас туда, выбирать для тебя котёнка. Ты не думай, мы тебе самого красивого выбрали.
   - Я очень рад, - признался Денис, поставив корзинку около подушек.
   Пока Даша с ним разговаривала, Данилка раскрыл дверь на балкон и уселся в кресло-шар нежно-оливкового цвета, подвешенный на балконе.
   - У меня тоже такой есть, - сообщил он. - Я очень люблю в нём ласкачиваться. А тебе нлавится? - спросил он брата.
   - Очень нравится, - подтвердил Дениска, и довольный Данилка вернулся в комнату.
   - Ну, как тебе твоя комната? - взрослым тоном, явно копируя бабушку, спросила сестрёнка.
   - Обалдеть, - сказал Денис.
   Такая характеристика детям явно понравилась. Они весело засмеялись.
   - Денечка, - заискивающе обратился к брату Данилка, - а ты будешь нас плиглашать к себе в гости? Мы тебя обязательно будем, - ещё раз пообещал он.
   - И я обязательно буду, - скрывая улыбку, пообещал Дениска. Он не удержался, подхватил братишку на руки и закружился с ним по комнате. Тот счастливо завизжал, а Даша запрыгала вокруг них, изображая порхающую бабочку.
   В это время, постучав, в дверь вошёл папа.
   - Не помешаю? - спросил он, с удовольствием и радостью охватив взглядом своих детей. Как давно он мечтал об этом! - Я твои вещи принёс, - пояснил он Дениске, положил увязанные в стопки учебники на рабочий стол, заметил: "Потом разложишь", а сумку с одеждой поставил в шкаф, обнаружившийся с правой стороны от входной двери. Дениска этот шкаф и не заметил, потому что дверцы его были оклеены такими же обоями, как и вся комната (серебряные ветки с листьями и цветами светло-сиреневого цвета на бледно-зелёном фоне). Ручек на шкафу не было, отец просто нажал на дверцу, и она открылась.
   - Там ещё не смотрел? - спросил отец, указывая на неприметную дверцу в углу за шкафом.
   - Мы только что вошли, - поспешила сообщить Даша, ревниво поглядывая на отца. Тот мимоходом погладил её по голове, и девочка успокоилась, просияв довольной улыбкой. - Там у тебя ванная, - повернувшись к старшему брату, сообщила сестрёнка. - Папа мне поставил душевую кабинку, а тебе ванну. Он сказал, ты маленький очень любил в ванне купаться. Ты и сейчас любишь?
   - И сейчас люблю, - кивнул Дениска, сглатывая комок в горле и сдерживая готовые пролиться слёзы. Он и не ожидал, что здесь о нём говорили и помнили то, что он любит.
   - А своё царство вы брату показали? - спросил отец у младших детей, стараясь отвлечь сына от мрачных мыслей.
   - Нет ещё, - Данилка удобно устроился на руках у старшего брата и слезать не торопился. - А Денёк обещал плиглашать нас в гости, - похвастался он отцу.
   - А ты его пригласишь? - скрывая улыбку, спросил отец.
   - Я его уже плигласил, самый пелвый, - гордо сообщил Данилка, завозился, сполз с рук брата и потянул того к выходу. - Пойдём смотлеть наше цалство, - предложил он.
   Когда они вышли из дверей комнаты Дениса, снизу послышался голос бабушки:
   - Ребята, долго вы там ещё? Стол уже накрыт.
   - Ну что, идём вниз? - предложил отец.
   - Ты иди, а я только одним глазом посмотрю, - сказал Дениска. - Интересно ведь, я в царстве ещё никогда не бывал, - пошутил он.
   Одним глазом не получилось. В мансарде было просто сказочно. Стены из матового закалённого пластика пропускали много света, вся комната сияла. На большом ковре в центре комнаты была размещена обширная железная дорога со станциями, мостами, туннелями и прочими сооружениями. У задней стены стоял большой кукольный домик и всюду на стеллажах были игрушки, игрушки, игрушки...
   В это время желудок Дениски опять урчанием напомнил, что неплохо было бы перекусить. Услышав это голодное бурчание, Даша потянула брата за рукав.
   - Пойдём, покушаешь, а потом ещё посмотришь, что тут у нас есть. А то бабушка сердится, когда мы к столу не идём, если она зовёт. Может даже полотенцем шлёпнуть, - сморщила она нос.
   - А полотенцем и не больно, - радостно добавил Данилка и тоже потянул брата за собой, - пойдём кушать.
   Когда они спустились вниз, взрослые уже сидели за столом.
   - Ну, вы копуши, - грозно нахмурилась бабушка, - быстро мыть руки и за стол. Младшие со смехом потянули брата в хозяйственную комнату, быстро помыли руки, показав Дениске его собственное полотенце, и поспешили за стол. Стол в столовой был круглым, Денису понравилось, как все устроились. Он сидел напротив бабушки, справа от неё сидел папа, а Даша между папой и Дениской. С другой стороны от Дениски стоял высокий стульчик Данилки, а между сыном и свекровью сидела Юля.
   - Мы хотели поставить твой стул между папой и бабушкой, - с доброй улыбкой заметила Юля. - Это пока ты будешь привыкать, но дети решили по-другому. Ты не возражаешь?
   - Не возражаю, - радостно улыбнулся ей Дениска. Он наслаждался уютом отцовского дома, атмосферой любви и добра, которая царила нём. А ещё вкусной едой, которую Юля подавала на стол. Грибной суп-лапша со сметаной, как давно Дениска не ел такой вкуснятины! Потом тушёное мясо в горшочках, салаты из свежих овощей и, наконец, бабушкин торт.
   - Проголодался? - с довольной улыбкой наблюдая за насыщающимся внуком, спросила бабушка.
   - Со вчерашнего дня есть не мог, - откровенно сказал Денис. - Как папа позвонил, я только и думал о том, получится ли у него забрать меня сюда. Кусок в горло не лез. Вообще-то я меньше ем, - смущённо признался он, глядя на свою опустевшую тарелку и вспоминая, как наполнял её снова и снова.
   - Да ешь, сколько надо, - засмеялась Юля, - у тебя ведь растущий организм, ему много питания надо.
   - Кстати, растущий организм, - нарочито строго обратился отец к старшему сыну, - надеюсь, от занятий спортом ты увиливать не будешь?
   - Не буду, - торжественно пообещал Дениска. - Мне надо обязательно заниматься, я после школы буду в лётное училище поступать, а там ведь физическая подготовка очень важна.
   В это время Данилка широко зевнул. Юля понимающе глянула на сынишку.
   - Да, сегодня день, переполненный событиями, а ты ведь днём не спал. Давай, сыночек, ты немного поспишь, а потом поиграете вместе. А пока ты спишь, Дениска уроки сделает, всё равно ему сейчас некогда с тобой играть.
   - А ты не уйдёшь, пока я сплю? - сонно хлопая глазами, Данилка повернулся к старшему брату.
   - Не уйдёт, малыш, - довольно улыбнулся папа. - Денёк теперь с нами будет жить, так что засыпай спокойно. Поспишь, потом с братом поиграешь.
   Юля взяла сынишку на руки и унесла в его комнату. Вернулась быстро и включилась в уборку столовой вместе со всеми.
   - Заснул сразу, как только уложила, - улыбнулась она, поняв вопросительный взгляд свекрови.
   - Ну и хорошо, - тоже улыбнулась бабушка, - а то бы он Дениске покоя не дал, а ему ещё надо освоиться. Иди, Денёк, - повернулась она к старшему внуку, - осматривай дом, осваивай свою комнату. Если что надо, спрашивай Дашу, вон она как рвётся в помощницы. Дашунька, - обратилась она теперь к внучке, не сводящей взгляда со старшего брата, - ты пока займись чем-нибудь, дай Дениске опомниться. Да и уроки ему наверняка нужно сделать.
   - Насчёт уроков пусть он решает сам, - вступил в разговор отец, - но вообще-то завтра он в ту школу уже не идёт, мы с Игнатом завтра с утра идём устраивать его в нашу школу. А здесь могут быть другие задания. И да, сынок, - обернулся он к сыну, - если какая помощь требуется, обращайся к нам с Юлей. Думаю, со школьной программой мы справимся.
   - Спасибо, - благодарно кивнул Дениска, вспомнив, как часто, когда он учился в пятом и шестом классах, ему приходилось сидеть над учебниками допоздна, решая неподдающиеся задачи. Мама не разрешала ложиться спать, если уроки не сделаны, в то же время не позволяя обращаться за помощью. Самое обидное, что дядя Жора помогал Юрке выполнять домашние задания. А ему никто помогать и не рвался. Это в седьмом классе у него вдруг случился какой-то "прорыв", когда все уроки он делал играючи, и все знания до сих пор оставались в голове. Но "прорыв" закончился 10 марта, потом опять начались трудности.
   - Если я тебе пока не нужен, - вырвал его из воспоминаний голос отца, - то я, пожалуй, проедусь по точкам. Надо развести новые поступления и собрать заказы. А если хочешь, то поехали со мной, - предложил он сыну.
   - Нет, - подумав, отказался Дениска. И пояснил - с тобой поехать хочется, но дом посмотреть тоже хочу, а то завтра пойду в новый класс, там требования наверняка другие, пока приспособлюсь, времени свободного не будет.
   - Какой разумный сынок у меня растёт, - ласково похвалил его отец, перецеловал всех членов своего семейства и вышел из дома.
   Дениска чувствовал себя просто на седьмом небе. Дома не было недоброжелательных или пренебрежительных взглядов, от которых он так устал в маминой квартире. От бабули, Юли и сестрёнки исходила такая любовь, ему так легко было на душе, что казалось, ещё немного - и он просто взлетит. Поглядев в полные ожидания глаза сестрёнки, Дениска предложил:
   - Пойдём в мою комнату, разберём мои вещи, а потом ты мне покажешь свои игрушки, хорошо?
   - Хорошо, - обрадовалась Даша и повернулась к маме и бабушке, которые с добрыми улыбками смотрели на детей. - Мама, бабуля, я не напрашивалась, я не мешаю Денику, он меня сам пригласил.
   - Ну, если сам, - протянула Юля, заканчивая убирать со стола, - тогда идите, занимайтесь своими делами.
   Дениска, взяв обрадованную сестрёнку за руку, пошёл с ней на третий этаж, добродушно слушая болтовню сестрёнки:
   - А я завтра в садике скажу, что мой старший брат теперь дома живёт, и он меня будет защищать. Ты же не позволишь соседским мальчишкам меня обижать, правда, Деник?
   - Не позволю, - решительно пообещал Дениска. - Вы с Данилкой теперь под моей защитой.
   - А ты будешь нас из садика забирать, когда у бабули дежурства? - заискивающе спросила Даша. - А то мама работает до шести часов, и мы с Данилкой ждём её до семи, в садике уже никого не остаётся, только сторож.
   - Обязательно, - Дениска покровительственно сжал ладошку сестрёнки, доверчиво покоящуюся в его руке. - Буду забирать вас вовремя.
   - Хорошо, когда есть старший брат, - счастливо заулыбалась Даша. - Правда? - и она вопросительно посмотрела на Дениску.
   - Ну, это смотря какой брат, - ненадолго помрачнел Дениска, вспомнив Юрку.
   - Ты у нас самый лучший, - убеждённо сказала Даша. - Так папа сказал, а папа всегда говорит правду.
   Андрей Михайлович вернулся домой около 8 часов вечера. Мать и жена сидели у телевизора с рукоделием, тихо переговариваясь.
   - А дети где? - спросил Андрей, заглядывая в комнату.
   - В своём царстве, - поднимаясь с дивана, с довольной улыбкой сообщила бабушка.
   - Сиди, - махнул рукой сын, - я сам разогрею.
   Мать вернулась к своему вязанию, а Юля всё-таки отложила вышивку и вышла на кухню вслед за мужем.
   - Ну, как ты? - вымыв руки и садясь за стол, озабоченно спросил Андрей. - Как тебе Денёк показался?
   - Замечательный у нас Денёк, - с воодушевлением сообщила ему Юля, накрывая на стол. - А как с младшими обращается, они вообще от него не отходят.
   - Не замучают они его? - с беспокойством спросил Андрей, приступая к еде. - Они у нас такие активные, от них и взрослый устанет.
   - Я его спрашивала, не мешают ли они ему, - ответила Юля, присаживаясь за стол рядом с мужем. - Он сказал, нисколько не мешают, он любит играть с малышнёй. Говорит, пока сестрёнки не подросли, в основном он с ними и занимался, а как в школу пошли, так начали брать пример с Юрки и вредничать. Ой, Андрюша, хлебнул он там, я чувствую.
   - Ничего, родная, главное, что он теперь с нами. Постараемся отогреть.
   Поужинав, отец отправился в мансарду. Когда он дошёл до третьего этажа, он услышал негромкий голос Дениски, к которому временами добавлялись весёлые возгласы малышей. Андрей прислушался - Дениска читал сестрёнке с братишкой "Приключения Незнайки". Читал с выражением, отец сам заслушался. Дождавшись окончания очередного приключения, Незнайки-поэта, Андрей вошёл в детскую.
   - Не помешал? - спросил он, с любовью оглядывая всех своих детей. Как давно он мечтал о том часе, когда и Дениска будет вместе с ними!
   - Не помешал, - весело сказал Дениска, - мы на сегодня закончили.
   Дети сидели на диванчике, малыши прижимались с обеих сторон к старшему брату, заглядывая в книгу. На коленях у Дениски лежал котёнок, лениво хватая лапой бахрому на Дашином костюмчике.
   - Папа плишёл, - воскликнул Данилка и бросился к отцу.
   Тот поднял его на руки и Данилка поспешил первым сообщить ему все новости.
   - А Денёк читал пло Незнайку. А котёнка зовут Мулзик.
   - Мулзик? - переспросил Андрей, усаживаясь с ним на диван.
   - Ну, папа, - насупился Данилка, - не Мулзик, а Мул-л-лзик!
   - Не переживай, Данечка, - попытался утешить его старший брат. - Я двух сестрёнок научил звук р-р-р, - зарычал он, - выговаривать, и тебя быстро научу.
   - Плавда? - обрадовался Данилка, и пожаловался, - а то меня в садике длазнят. А мне не нлавится, когда длазнят, - снова насупился он.
   - Ну, что, дети, пора баиньки? - спросил отец. - А то завтра рано вставать, в садик идти.
   - Папочка, а можно мы завтра в садик не пойдём? - попыталась подлизаться к отцу Даша. - Мы с Денечкой побудем, пока вы на работе.
   - Не получится, малышка, - погладил её по головке отец, - Завтра Денёк будет устраиваться в новую школу, а у бабушки дежурство, так что в садик идти надо.
   Искупав и уложив младших детей, Андрей Михайлович постучал в комнату старшего сына.
   - Можно, Денёк? - спросил он, - не помешаю?
   - Входи, - радостно улыбнулся ему Дениска, - не помешаешь. До сих пор не могу поверить, что всё теперь хорошо. Знаешь, как я мечтал, что когда-нибудь ты возьмёшь меня домой!
   - А уж как я об этом мечтал! - вырвалось у отца. - Если бы не Игнат, не видать бы нам этого счастья ещё долго.
   - Папа, а ты давно дружишь с дядей Игнатом? - полюбопытствовал Дениска.
   - Не поверишь, со вчерашнего дня, - заулыбался отец.
   - Как со вчерашнего? - не поверил Дениска. - А такое ощущение, что вы давно дружите.
   - Вообще-то город у нас небольшой, так что можно считать, что все друг с другом знакомы, - заметил отец. - Я его несколько раз видел, когда сам ещё торговал, он мне книги заказывал. Это, как говорится, шапочное знакомство. А вчера он мне после 18 часов позвонил, сказал, что хочет поговорить о тебе. Я сразу поехал домой, сказав ему адрес. Он пришёл к нам, рассказал, как плохо тебе живётся, - голос отца дрогнул, - обещал помочь получить решение суда о возвращении тебя ко мне. Ну, я с бабушкиного телефона и позвонил тебе, чтобы ждал на следующий день. А мы с Игнатом договорились, что он меня будет сегодня утром ждать в суде, приготовит доказательства жестокого обращения с тобой. Я когда сегодня в суде смотрел эти доказательства, если бы этот "дядя Жора" был рядом, я бы ему голову открутил, паразиту.
   Отец замолчал, пытаясь справиться с обуревавшим его гневом.
   - Какие доказательства? - не понял Дениска. - Откуда?
   - Сам не знаю, откуда Игнат взял эти доказательства. Представил суду диск, где была запись тех побоев, что наносил тебе тот урод, а также назывались "причины", по которым тебя наказывали. Хорошо, что его дома сегодня не было, когда мы тебя забирали, а то я мог и не сдержаться. Прости меня, сынок, не знал я об этих издевательствах. Если бы ты хотя бы бабушке о них рассказал, я бы раньше в суд обратился.
   - Не рассказывал, потому что стыдно было, - вздохнул Дениска.
   - Знаешь что, сынок, - отец поднялся со стула, на котором сидел перед Дениской, расположившемся в компьютерном кресле, - пойдём-ка на балкон. Посидим там рядышком, и ты мне всё подробно расскажешь о своей жизни с мамой. Я знаю, больно будет нам обоим, но надо эту боль выпустить, чтобы она больше не отравляла нам жизнь. Это мне Игнат посоветовал, - сказал он в ответ на вопросительный взгляд сына.
   Следующий час был самым волнительным для отца и сына. Они разместились рядышком в шаровом кресле, висевшем на балконе, смотрели на ночной город, и Дениска подробно рассказывал папе о том, как жил эти десять лет. Отец прижал сына к себе, слушая это печальное повествование, и ощущал, как по мере рассказа напряжение, сковывающее мальчика, уходит, и он дышит всё свободнее. Потом Дениска даже рассказал папе о своих неудавшихся попытках вспомнить, что же произошло с ним год назад, когда у него в жизни появился восхитительный просвет, который резко закончился в тот день, 10 марта, когда на город обрушился ураганный ветер.
   Потом отец и сын просто посидели молча, наслаждаясь духовной близостью, когда и говорить больше ничего не надо.
   - Ты знаешь, папа, - вытирая остатки слёз, удивлённо сказал Дениска, - а ведь и правда, мне стало намного легче, после того как я рассказал тебе все обиды. И обиды тоже ушли, я уже на них не обижаюсь, мне их просто жалко. Жалко за то, как они живут, в ругани и скандалах. А здесь, дома, мне так хорошо, радостно и спокойно. Спасибо, папочка!
   - Это тебе спасибо, мой родной, что выдержал все испытания, которые тебе устроила жизнь за эти десять лет, за то, что не сломался, стал настоящим человеком. Я горжусь тобой, сынок.
   Дениска думал, что вряд ли он скоро заснёт, взбудораженный событиями этого долгого дня. Но всё получилось наоборот. Понежившись в тёплой водичке в собственной ванной ("какое счастье", - в очередной раз подумал он), Дениска переоделся в пижаму, которую нашёл под подушкой, вытянулся на восхитительно мягком матраце и погрузился в сон.
   Это был восхитительный сон! Дениска летал в этом сне, летал над необыкновенно красивым лесом, над полянами с благоухающими цветами, над голубым озером с прозрачной водой. Он был безгранично счастлив!
   А в этот же день...
   Распрощавшись с отцом и сыном Калязиными, Игнат Алексеевич Шевелёв, он же мой Учитель, завернул за угол дома и исчез из вида. Правда, "вида" никакого не было, с той стороны дома вокруг были только заборы и глухие стены, так что его никто бы и не увидел. А Учитель телепортировался к Месту Силы (ближайшему дольмену) и через портал шагнул на территорию Острова. Вокруг него тут же образовалась сиреневая дымка, лишённый эмоций механический голос сообщил: "Допуск имеется", и дымка развеялась. А Учитель шагнул уже в холл административного корпуса Школы, где его радостно встретил одетый в жёлтый комбинезончик домовой:
   - Здравствуй, Игнат. Не ожидал твоего Зова, но очень был рад его услышать.
   - Здравствуй, Синил, - улыбнулся Игнат своему бывшему куратору, - я тоже рад тебя видеть.
   - Ты здесь по делу или повидаться? - хитро улыбнулся домовой.
   - По делу, - серьёзно ответил Игнат. - Прошу сейчас собрать полномочный Совет Школы. У меня апелляция по поводу лишения Дара.
   - Неожиданное заявление! - посерьёзнел домовой. - А когда это произошло? Что-то я и не припомню, чтобы в этом учебном году кого-то Дара лишали.
   - 10 марта, - сказал Игнат. - Денис Калязин.
   - А, это помню, опять ваша Земля отличилась, - подтвердил домовой, вызывая перед собой голоэкран с сенсорной клавиатурой.
   - Вот, вот, с этим "опять" тоже нужно что-то делать, - ответил Игнат. - Я думаю, у вас уже сложился стереотип, как реагировать на обнаруживаемые опекунами нарушения со стороны учеников. Мне кажется, что теперь землян просто лишают Дара, не вникнув в обстоятельства. Перестали учитывать, что в Школу ведь принимают не просто носителей Дара, а прошедших тестирование на доброту и порядочность.
   - Я понял твой упрёк и передал его всем, - сообщил Синил, заканчивая работать с клавиатурой. - Ну вот, всех членов Совета, Старших отделений и Старших первого и второго курса отделения Стихийников я оповестил. Собираются сейчас в демонстрационном зале. Ещё будет куратор Дениса, домовой Сонош. Опекунов его, гномов Нильса и Торы, на Острове нет, но Сонош считает, что они и не нужны. Идём?
   Игнат кивнул, и они шагнули через очередной портал в демонстрационный зал, где уже находились созванные домовые.
   - Здравствуйте, Учителя, - обратился к ним Игнат.
   - И тебе здоровья, Игнат, - обратился к нему от всех Глава Совета. - Рады тебя видеть, хотя и удивлены. С апелляциями к нам давно не обращались, твой упрёк мы уже приняли. Предлагаю подробно изучить, что произошло. Показывай.
   - Вначале хочу сообщить мнение волшебников нашего Города, - сказал Игнат. - Мы считаем, что лишение Дара этого мальчика было неоправданно жестоким наказанием. Смотрите сами.
   10 марта утром Юрий Поздеев в очередной раз постарался подвести Дениску под наказание. Юрий частенько таскал денежные купюры из карманов отца, стараясь, чтобы подозрение падало на Дениса. В этот день Дениска невольно подыграл ему. Когда утром он застилал свою постель, то увидел на ней какие-то крошки и стянул простыню, чтобы вытряхнуть её над ванной. При этом из-под простыни выпал пакет с остатком чипсов. Дядя Жора как раз вышел из кухни и увидел выпавший пакет.
   - Та-ак, - протянул он, с отвращением глядя на Дениску, - ну, и как это понимать?
   - Я не знаю, - растерянно сказал Дениска, - это не моё.
   - Да? - ненатурально удивился отчим. - Надо же, не твоё, а выпало из твоей постели. Нет, ну ты просто неисправим.
   Дядя Жора уже протянул руку, чтобы схватить Дениску, когда громко запиликал домофон. Георгий Степанович снял трубку, рявкнул: "Да!", послушал и сообщил:
   - Спускаюсь. - Повернулся к Денису и сказал, - Вернусь из поездки и чтобы у тебя были веские доказательства, что это, - он брезгливо поднял пакетик и бросил его на постель Дениса, - действительно не твоё. Иначе ты знаешь, что тебя ожидает.
   "Опять выпорет", - тоскливо подумал Дениска, - "где я ему возьму доказательства, что это Юрка ворует у него деньги?"
   С тех пор, как в сентябре прошлого года Дениска попал в Школу волшебников, ему удавалось избегать наказаний. Домочадцы просто не обращали на него внимания.
   "Вот и расслабился", - ругал себя Дениска, - "надо было внимательнее следить за Юркой. А я обрадовался, что в Школу поступил, полгода держал заклинание отвлечение внимания, а в этот раз забыл обновить".
   Кстати, и в Школу Дениска попал "благодаря" Юрке. В сентябре в школе проводились занятия по спортивному ориентированию для учащихся 7-х - 9-х классов, и Юрка с приятелями устроили "облаву" на Дениску, вынудив его спрятаться от них в пещере недалеко от города. Когда он спрятался за камнем, находящимся в пещере, там его и встретили двое гномов, Нильс и Тора, и проводили в Школу. В Школе у Дениса обнаружился Дар Воздушной Стихии, и его приняли в Школу.
   И жизнь у него началась волшебная. Его куратор, домовой Сонош, в первый же месяц научил его заклинанию отвлечения внимания, которое Дениска с успехом использовал дома. В обычной школе дела пошли тоже лучше некуда. В пятом и шестом классах Дениске не давалась математика - уж очень плохо преподавала её учительница. А в седьмом классе он и учебники за пятый и шестой классы заново усвоил, и учёба пошла легко. Учителя поудивлялись и привыкли, что Денис Калязин теперь учился только на отлично. В Школе Дениска отдыхал и телом и душой, наслаждаясь общением со своей стихией. По возможности он всё свободное время проводил в воздухе. Он летал и просто при помощи левитации, но особенно он полюбил парапланы. Это было незабываемое время, так думал Дениска. И расслабился. Вернувшись в марте из Школы, он не установил, как обычно, заклинание отвлечения внимания, и вот попался.
   Домовые молча просматривали демонстрацию жизни Дениски до того злополучного дня. Только, когда смотрели день инициации, Сонош досадливо заметил:
   - Я сразу подумал, когда у него обнаружился Дар Воздушника, что гномы для него - неудачные опекуны. Гномы больше годятся для Стихийников Воды и Земли.
   Далее все собравшиеся внимательно и дотошно изучили события, происходившие на Земле 10 марта. Вот Георгий Степанович утром уезжает в соседний город, где загружались несколько принадлежавших ему фур. Затем, подписав документы, он садится в кабину передней фуры, и колонна выезжает на дорогу, ведущую к Городу. На подъезде к Городу к фурам в режиме невидимости подлетает Дениска, призывает свою Стихию ... и порыв ураганного ветра мягко укладывает переднюю фуру набок, не нанеся никакого вреда ни людям, ни грузу.
   - Ты смотри, первокурсник ещё, а как грамотно работает с такой агрессивной Стихией, - восхитился Старший отделения Стихийников. - На Земле даже выпускникам трудно работать со стихией Воздуха, такая она там почти неуправляемая.
   - Вот, - поучительно заметил Глава Совета домовых Школы, - урок всем нам. И упрёк. Опекуны почувствовали, что Дениска без разрешения призвал стихию Воздуха, возмутились, что он нарушил запрет, и недолго думая, просто отсекли Дар. Я вот думаю, если бы не их вмешательство, у Дениски была бы возможность договориться с Воздухом, и больше бы ничего не произошло. А так, освободившись от управления со стороны Стихийника, Воздушная стихия пошла вразнос, вот и натворила дел. Так что, хотя мальчик и виноват, что не сдержался и призвал стихию без разрешения, но вина опекунов больше. Именно они и спровоцировали дальнейшее развитие урагана.
   - Кстати, заметили, что Дениска ведь осознал, что у него блокируют Дар? - печально спросил Сонош. - Последняя мысль у него была: "Уж лучше бы выпороли", когда он понял, что его отбросило назад в квартиру и Дар уходит.
   Все удручённо помолчали, потом Глава Совета обратился к Игнату:
   - Ну что ж, Игнат, правильно ты обратился с апелляцией. И нам урок, что-то мы успокоились, что Школа в основном хорошо работает, и перестали реагировать надлежащим образом на отдельные нарушения. Почему-то, действительно, как ты сказал, сложился такой стереотип, что приходящие с Земли Стихийники могут злоупотреблять Даром, вот и пошли по накатанной стезе: "нарушил - лишить Дара - забыть". Для нас это очень показательный урок, - повторил он. - Прежде всего, внесём в Устав Школы, что отныне сразу же после распределения по Дару нужно определять, подходят ли встретившие новичка дежурные на роль опекунов. Старшему отделения Стихийников поручается выработать соответствующие критерии, - посмотрел он на домового в четырёхцветном комбинезоне. Тот кивнул, показывая, что принял к сведению. - И сразу учти, - продолжал Глава Совета, - что гномам не нужно давать опекунство над стихийниками Воздуха и Огня. Дальше, - Глава Совета опять обращался ко всем собравшимся, - с этой поры проводить тщательное расследование любого случая нарушения учениками Школы налагаемых на них запретов на применение Дара в своих мирах.
   - А с Дениской что решите? - напомнил собранию Игнат. - Мальчик ведь был на грани самоубийства.
   От этих слов содрогнулись все.
   - С Денисом решим так, - подвёл итог Главный домовой Школы. - Возвращаем ему Дар, куратор тот же.
   Сонош обрадованно просиял. Глава продолжил:
   - Опекунов для него попросим у эльфов, у них всегда есть в запасе желающие поработать с учениками из запретных миров. Нужно сообщить им, что у мальчика очень сильный Дар Воздушника, пусть эльфы решат, кто хочет его опекать. Нет, ну надо же, - восхищённо покрутил он головой, - ещё первый курс не закончил, а так здорово работал со своей стихией.
   - Спасибо, - поблагодарил Игнат, - когда мы сможем обрадовать Дениску? На Земле мы его проблемы решили, он теперь будет жить в доме отца, там ему будет хорошо.
   - Я думаю, дня за два эльфы подберут для него опекунов, - деловито сказал Старший отделения Стихийников. - Вот только придётся ему вернуться к программе первого курса, он ведь его не закончил. Так что на один год отстанет в учёбе от бывших однокашников. Ничего? - посмотрел он на Игната.
   - Я думаю, что он так счастлив будет от возвращения Дара, что согласится пройти программу первого курса ещё раз, - заверил Игнат Алексеевич.
   - А я ему расширенную программу составлю, - загорелся Сонош. - так что скучно ему не будет.
   - Это ещё лучше, - обрадовался Игнат. Он слышал, что особо одарённым ученикам Школа предлагала расширенные программы обучения, но это бывало редко, обычно ученикам хватало стандартной программы.
   - Теперь надо решить, как будет проходить возвращение Дара, - озабоченно сказал Сонош. - Не ждать же нам ещё 16 дней, - подсчитал он, - до того времени, как ученики в Школу вернутся.
   - Лучше не ждать, - согласился Игнат, - у меня есть предложение. У нас в Городе есть выход в Мир, который нам предоставили драконы Содружества. Они нам отдали целый материк на планете Горрания.
   - Знаю. Это в системе Центавра, - кивнул Сонош.
   - Вот через три дня, у нас будет воскресенье, я проведу Дениску на этот материк. Берите координаты, тогда проведёте возвращение Дара и познакомите его с новыми опекунами. Подходит?
   - Подходит, - радостно сказал Сонош. - а я пока моему мальчику заново обставлю его апартаменты.
   *
   Всё ещё четверг, 19 сентября
  
   Я придумала, как помочь Маше Дубовой! И заодно помочь бездомным домовым обрести дом. Эта идея пришла мне в голову, когда мы с папой пришли на рынок проверять его магазинчик "Сувениры". Я сказала про свою идею папе, он её одобрил. В небольшой кладовке, примыкающей к магазину, я предложила организовать мастерскую по изготовлению кукол-домовых. Изготавливать кукол будут из предложенных домовыми материалов. Куклы будут продаваться в магазинчике "Сувениры", для них отведут особый отдел "Волшебство". В отделе будет висеть плакат с инструкцией, как вселять домового в квартиру. И каждому покупателю тоже будет вручаться инструкция о процедуре вселения домового в квартиру. Плакат я предложила начать словами: "Хотите изменить свою жизнь в лучшую сторону? Купите домового (или домовушку) и пригласите его (её) поселиться в вашем доме или квартире. Заносите куклу в дом, читаете слова приглашения и получаете помощь и поддержку в своём жилище".
   В кладовке приготовили рабочие места для кукольников, а также дали объявления в газеты для желающих работать дома. Желающим выдавались материалы и инструкции по изготовлению кукол. Я сообщила Дине про мою идею, а Дина сказала, что завтра на технологии расскажет Маше Дубовой об этой мастерской. Мы решили, что мне с Машей лучше не говорить на эту тему, от меня она помощь точно не примет.
   Ближе к вечеру со мной связался Учитель.
   "Женя, Денису я помог, он теперь живёт с отцом. Завтра мы с его папой переводим Дениса в вашу школу. Инесса Степановна обещала содействие. А вы его завтра заберите в свою компанию, два дня пообщаетесь в школе, а на воскресенье приглашайте его в гости, в Драконий мир. Там мы проведём процедуру возвращения Дара, из Школы будут его куратор и новые опекуны".
   "А почему новые?" - не удержалась я от вопроса.
   "Прежде у него гномы были", - не отказался пояснить Учитель. - "А Денис чистый Воздушник, причём очень сильный, пожалуй, будет самым сильным Воздушником Земли после окончания Школы. А гномы в основном взаимодействуют со стихиями Земли и Воды, поэтому у прежних опекунов с Денисом была некая несовместимость, она и привела к трагедии. Потому что иначе, чем трагедией, это лишение Дара назвать нельзя. Денис ведь действительно был на грани, хорошо, что ты это заметила".
   "Хорошо", - облегчённо вздохнула я и опять забеспокоилась. - "А он до воскресенья-то продержится?"
   "До воскресенья точно", - в голосе Учителя чувствовалась улыбка. - У него сейчас в жизни такие изменения произошли, что до воскресенья он грустить не станет".
   "А какие изменения?", - опять не удержалась я. Ну да, я очень любопытная. Папа говорит "любознательная".
   "Я тебе сейчас передам пакетом, как ему жилось и как он сейчас живёт", - сообщил Учитель. - "Посмотришь, можешь другим рассказать. Я думаю, Денис не обидится, а вам знать не помешает. Надеюсь, вы его примете в свою дружную компанию. Кстати, Женя, я так понял, что вы в школе обедаете все вместе?"
   "Вместе", - подтвердила я.
   "Завтра пусть кто-нибудь из вас прихватит обед и для Дениски", - посоветовал Учитель. - "А Володя пусть приведёт его к вам. Я вчера был у них дома, познакомился с их домовым. Очень обстоятельный товарищ, Демьяном зовут. Вот в воскресенье вернём Дениске Дар, он дома с Демьяном познакомится, тогда и Демьян будет ему обеды в школу выдавать".
   "Хорошо, Учитель", - пообещала я. - "Я сейчас с ребятами свяжусь и всё это им расскажу. Завтра на занятиях отчитаюсь", - пошутила я.
   И Учитель передал мне пакетом описание жизни Дениски с отчимом и его возвращение в дом отца. Как мне стало жалко мальчика, когда я всё это просмотрела! Я позвала ребят, всех четверых (Марину, Володю, Соню и Дину), и передала им то, что сообщил мне Учитель. Реакция их была ожидаема: все жалели Дениску, радовались, что теперь он живёт с папой и своей настоящей семьёй, а в воскресенье ему возвратят Дар. Обед для Дениса обещал принести Володя, мы же с Диной ещё брали обеды для младших, а он один.
   А мне ещё Володю с Мариной было жалко, что у них сестрёнок и братишек нет. Я бы и Соню пожалела, но у неё теперь старшие брат и сестра появились. Она вчера за обедом нам сказала, что Ольга Павловна договорилась с её мамой, что 30 сентября Ольга Павловна окрестит Соню в церкви и станет её крёстной мамой. А у Ольги Павловны двое детей, и они уже называют Соню сестрёнкой. Соне они очень понравились. У Ольги Павловны дети-погодки. Игорю 20 лет, он в Школе на 8-м курсе учится, отделение Психологов, а на Земле - на 3-м курсе в МГУ. А Иринка, ей 19 лет, в Школе на 7 курсе, Стихийник Огня и Воздуха, а на Земле учится в Бауманке на 2-м курсе.
   У вас, небось, возник вопрос "А почему крестины будут 30 сентября?" Потому что по Святцам.
   После ужина я взяла книгу и пошла дочитывать её в павильон-пагоду в Драконьем мире. Зачиталась и не заметила, как стих шум, братишек увели в дом, укладывать спать. К действительности меня вернул голос папы.
   - Женюрка, хоть ты и большая, но и тебе спать пора.
   - А? - я закрыла книгу и взглянула на папу. От слёз на глазах его фигура виднелась нерезко на фоне солнца.
   - Доченька, ты почему плачешь? - встревожился папа. - Что случилось?
   - Киру жалко, - всхлипнула я. - И Антона...
   - А... - папа понимающе глянул на книгу в моих руках. - Что поделаешь, котёнок, привыкай к мысли, что тела наши смертны.
   - Не хочу привыкать, - строптиво заявила я, откладывая книгу в сторону. - Лично я буду жить вечно!
   - Живи, - легко согласился папа, поднял меня и чмокнул в макушку. - А сейчас быстро в постельку, тебе нужно отдохнуть, завтра у вас дел полно.
   - У нас каждый день дел полно, - ворчливо сказала я, направляясь вместе с папой к дому.
   - И это замечательно, - согласился он. И признался: - Я так рад, как здорово наша жизнь меняется. Как хорошо, что ты пошла в тот поход!
  
   20 сентября, пятница
  
   На второй перемене мы с Диной были заняты, как всегда. Кормили наших младших братишек обедом. А к концу перемены получили сообщение от Инессы Степановны:
   "Дениска принят в школу, сейчас пойдёт на 3-й урок в 8-й "Б".
   Мы немного огорчились, в 8-м "Б" классным руководителем была Жанна Максимовна.
   "А почему в 8-й "Б"?", - всё-таки спросила я.
   "Там место освободилось", - напомнила Инесса Степановна. - "Белоусов-то летом уехал из города".
   И правда, Венька Белоусов, который предал нашу баскетбольную команду, в прошлом году учился ведь в 7-м "Б".
   "Вера Петровна обещала попросить учителей не вызывать Дениса на следующей неделе, чтобы он смог адаптироваться в классе", - добавила Инесса Степановна.
   "Это хорошо", - обрадовалась я. - "Раз ему в воскресенье вернут Дар, он за неделю спокойно освоится и будет учиться на пятёрки".
   Я тут же сообщила новости ребятам. Соня очень обрадовалась. И тому, что Денис теперь в нашей школе будет учиться, а особенно тому, что он вернётся в Школу, хотя и на первый курс опять. Но я рассказала ей то, что сообщил мне Учитель - на первом курсе Денис будет учиться по расширенной программе, для него это очень хорошо.
   На третьей перемене мы, как всегда, заняли угловой стол в школьной столовой, всех приучили, что за ним обедает наша компания. Мы - это Марина, Дина с Олей и я. Ждали Володю, который должен был привести Дениску.
   - Идут, - сказала Оля, увидев появившихся в дверях мальчиков.
   Володя подошёл к столу в сопровождении смущённого худенького мальчишки, которого мы с Диной мельком видели позавчера. Зато аура у него была совсем другая, приятно было посмотреть. Дениска застенчиво сказал нам "Здравствуйте", мы ответили. А потом Володя нас представил ему.
   - Присаживайся, Денис, пообедай с нами, - на правах старшей обратилась к нему Марина, - а потом мы тебе расскажем, зачем тебя позвали.
   Денис нерешительно сел за стол рядом с Володей и сказал:
   - Вообще-то папа ещё не оплатил моё питание в столовой, сказали, буду питаться здесь с октября.
   - А мы не школьное едим, - отозвался Володя, - расставляя перед ним и собой две вместительные на взгляд коробки, - это нам наши домовые дома готовят.
   - Домовые? - улыбнулся Денис. - А разве они бывают?
   - Ты ешь, - поощрил его Володя, - потом мы всё тебе расскажем.
   Некоторое время мы молча насыщались. Когда поели, Марина начала объяснять:
   - Мы хотим пригласить тебя в нашу компанию. В неё ещё входит Соня Морозова, хотя и учится в другой школе. Скоро поймёшь, почему.
   - Морозова? - удивлённо переспросил Денис, - это из нашего, то есть из того класса, - поправился он, - где я учился?
   - Да, - подтвердила Марина. - И потом у нас есть ещё один общий знакомый. Ты вчера познакомился с Игнатом Алексеевичем? А это Учитель Жени - и она указала на меня.
   - Как учитель? - не понял Денис. - Он же этот, как его, судебный исполнитель.
   - А ещё он ведёт занятия по айкидо в Клубе боевых искусств, - сказала я. - Вот там он мой сэнсей, я у него пять лет занимаюсь. А ты бы хотел заниматься айкидо?
   - Ещё как! - горячо откликнулся Денис. - Раньше мама не позволяла, говорила, у нас нет таких денег, там же платить надо и форма дорогая. Но теперь, я думаю, папа мне разрешит.
   - А знаешь что? - пришло мне сейчас в голову. - Мы с братом ходим в Клуб мимо твоего дома. Хочешь, мы сегодня за тобой зайдём, и ты поговоришь с сэнсэем?
   - Спасибо, буду рад, - благодарно посмотрел на меня Денис. - Я буду вас ждать.
   - Жди нас в 16.50 у калитки, - уточнила я.
   Больше мы поговорить не успели, прозвенел звонок на четвёртый урок. Володя обещал, что на следующих двух переменах он ещё пообщается с Дениской, попросит двух своих баскетболистов, которые тоже учатся в 8-м "Б", помочь новичку освоиться в классе.
   Нам Соня потом рассказала, что, когда у Дениски отняли Дар, она поменялась местами с той девочкой, которая до этого сидела с Дениской. И старалась помогать ему в учёбе, которую мальчик совсем забросил. На контрольных она писала ему (его почерком, научилась специально) черновики и шпаргалки. Правда, это мало помогало, Денис всё больше скатывался в уныние и отчаяние.
   В конце пятой перемены Володя нам сообщил: "Уговорил Дениса в воскресенье встретиться со всеми нами. Он сказал, что с утра будет заниматься с братишкой и сестрёнкой, а когда они после обеда спать лягут, он может к нам прийти. Договорились, что я за ним в час зайду. Женя, сообщи своему Учителю, чтобы передал в Школу, к какому времени им приходить".
   "Это в Драконьем мире будет 9 часов утра", - подсчитала я. - "Спасибо, сообщу".
   В этот раз мы с Диной тоже приняли Машу Дубову в нашу компанию на технологии. На этом уроке тема была "Выпечка". Сама же Маша и предложила, что она принесёт яблоки, у них на даче большой урожай яблок созрел. А мы с Диной принесли всё остальное для шарлотки. Вкусная получилась, мы сделали большой противень, но ничего не осталось. И даже остальные заметили, что Маша уже по-другому ко мне относится.
   А после обеда Дина пригласила нас с Мариком прийти к ним в гости, порадоваться на Серёжу. Он уже не только уверенно держал головку, но и пытался передвигаться по манежу или ползать на паласе в детской комнате. Володя уже заканчивал своё лечение. А дальше Дине предстояло, вместе с мамой, продолжать укреплять тело малыша гимнастикой. Потом, когда мы с Диной вспоминали события этого дня, мы пришли к выводу, что это наш Мир проявил заботу о нас. И, конечно же, мы послали ему нашу любовь и благодарность.
   Но лучше я расскажу по порядку. Когда Марик закончил выполнять домашку, а я пообедала, мы переоделись и спустились с нашего этажа, чтобы идти к Лесковым. Но нас перехватила бабушка.
   - Далеко это вы направились? - спросила она, выглянув из кухни.
   Можно, я здесь ещё немного отступлю от рассказа, а то потом забуду? С тех пор, как Фёкла была "перевезена" в наш дом, готовить они с бабулей стали вместе. Фёкла бы и одна справилась, совсем освободив бабушку от готовки. Но бабушка заявила, что её освобождать не надо, она без дела не может. А ей надо чувствовать себя нужной. В молодости бабушка Тоня окончила пищевой институт, работала шеф-поваром в санаториях. А когда мы поселились вместе, вся готовка, по существу, была на ней. Папа хотел, чтобы мама своё основное внимание уделяла нам, детям. А бабушке он предлагал нанять помощницу, от чего бабушка с негодованием отказалась: "Ещё чего, пускать постороннего человека на мою кухню!". Так что с появлением Фёклы бабушка занялась изобретением для нас всё новых рецептов, поручив основную готовку домовушке. Ну вот, возвращаюсь к моему рассказу о том дне.
   - Мы к Лесковым, бабуля, - напомнила я то, что уже говорила перед обедом.
   - Ах, да, - вспомнила бабушка, - а почему с пустыми руками? Нельзя ходить в гости без подарков.
   Мы с Мариком растерянно переглянулись. До этого мы с ним в гости отдельно не ходили, а на то, что несли родители, мы как-то не обращали внимания.
   - Погодите, я сейчас, - сказала бабушка и скрылась на кухне. - Феклуша, - послышался её голос, - ты вчерашнее печенье куда убрала? Наполни-ка мне этот пакетик.
   На этот раз мы с Мариком поглядели друг на друга с радостью. Вчера на ужин было такое вкусное печенье! И как это мы сами про него не вспомнили?
   Бабушка вынесла нам большой пакет с печеньем, чему мы снова обрадовались - у Лесковых семья большая, теперь на всех хватит.
   - Спасибо, бабуля, - поблагодарили мы, - и за подсказку и за печенье. Фёкла, спасибо, - крикнули мы в сторону кухни.
   Я уже знала (и сказала домашним), что с каждой благодарностью у домовых магических сил прибавляется, вот мы и старались не забывать, благодарить почаще.
   - Когда вернётесь? - спросила бабушка, одобрительно кивнув.
   - Полпятого, - сообщила я. - Возьмём форму и в Клуб.
   - А уроки ты когда будешь делать? - спохватилась бабушка.
   - После возвращения из Клуба и сделаю, - успокоила я её. - На завтра у меня немного осталось сделать.
   Когда мы пришли к Лесковым, Саша как раз закончил делать уроки, и на его место за столом садилась пятиклассница Оля. Ещё один их братишка, пятилетний Никита, был в садике. Марик и Саша сразу убежали во двор, играть. Там папа Дины устроил для детей спортивную площадку.
   Серёжа уже, действительно, выглядел почти нормально, не поверишь, каким он был, когда я видела его в первый раз. А ведь это было не так давно! Он сидел в манеже, подняв к нам головку, и радостно всем улыбался. Да и мама у Дины выглядела помолодевшей, не такой усталой, как обычно.
   - Ди-и-на-а, - протяжно сказал Серёжа и протянул ручки к старшей сестре.
   Дина взяла его на руки и подбодрила:
   - Скажи Жене, какие ты ещё слова знаешь?
   - Ма-ма, па-па, О-ля, Са-са, ки-та, - чётко выговорил Серёжа по слогам и радостно засмеялся, хлопая в ладоши. Потом хитро посмотрел на меня и так же чётко сказал: - Се-ня.
   Мы играли с Серёжей минут десять, когда перед домом послышался визг тормозов. Тётя Таня зашла в комнату из кухни и поглядела в окно.
   - Скорая зачем-то к нам, - сказала она удивлённо.
   Вскоре, постучав, в комнату вошли двое. Женщину в белом халате я знала, она была участковым педиатром. Мама ведь до рождения близнецов работала в детской поликлинике, и эта Инга Яновна долго набивалась ей в подруги. Я помню, как мама шутливо жаловалась папе, что не может от неё отвязаться. Слава Богу, вскоре родились близнецы, и мама уволилась. А ещё хорошо, что наш дом не относился к участку Инги Яновны.
   - Здравствуйте, мамочка, - обратилась Инга Яновна к тёте Тане, игнорируя остальных. - Вот, знакомьтесь, Савелий Иванович из соцзащиты. У нас к вам вопросы накопились. Во-первых, почему Вы в середине месяца не пришли за новыми лекарствами, их же только на полмесяца выдаём. Разбогатели, бесплатные лекарства не нужны? - зло пошутила она, пренебрежительно разглядывая скромную обстановку комнаты.
   - Здравствуйте, господа, - спокойно, с достоинством ответила тётя Таня. У Дины в ауре отчётливо проявилась гордость за маму. - За лекарствами мы потому не пришли, что они нам больше не нужны. Мы обратились к методам нетрадиционной медицины, лечим Серёжу без лекарств.
   - Позвольте, гражданочка, - вступил в разговор мужчина. - Где это вы его лечите? А лицензия у ваших лекарей есть?
   - Наверное, есть, если у них книги выходят, они по телевизору и в Интернете лечение проводят. Зато их методы помогают, а от Ваших лекарств ему только хуже было.
   - С лекарствами понятно, - резко сказала Инга Яновна. - Теперь второй вопрос. Мы приехали, чтобы забрать вашего ребёнка в стационар, раз уж вы от амбулаторного лечения отказались.
   - Как это забрать? - удивилась тётя Таня. - Я не собираюсь его никуда отдавать.
   - А вас никто и не спрашивает, гражданочка, - насмешливо оскалился Савелий Иванович. - Раз лечащий врач подписала направление в стационар, значит, в стационар мы его и заберём.
   Мы с Диной испуганно уставились друг на друга. Судя по аурам этих двоих, Серёже угрожала серьёзная опасность. Он, словно что-то почувствовав, прижался к Дине и спрятал лицо, уткнувшись головёнкой в её шею.
   "Женя, что делать?" - в панике спросила Дина. - "Мама же с ними не справится!"
   "Подожди, я сейчас что-нибудь придумаю".
   Если честно, у меня тоже поджилки тряслись, так страшно выглядела особенно аура Савелия Ивановича.
   "Учитель!" - позвала я в отчаянии.
   "Да, ученица", - восприняла я спокойный ответ Учителя. - "Что-то случилось?"
   "Смотрите сами, долго рассказывать", - я послала ему сжатое описание происходящего.
   "Тяните время", - распорядился Учитель, - "я сейчас буду".
   Потянуть время помогла тётя Таня.
   - Что значит, никто не спрашивает? - возмутилась она. Видно было, что у неё даже страх прошёл, она была готова защищать своего ребёнка всеми силами. - Я его мать, и я не отдам вам его!
   - Куда ты денешься, - пренебрежительно усмехнулся Савелий Иванович и распорядился: - Инга Яновна, возьмите ребёнка.
   Инга Яновна нерешительно двинулась в сторону Дины, но я заступила ей дорогу.
   - Женя? - она только сейчас узнала меня, - ты что тут делаешь?
   - Мы с Диной в одном классе учимся, - начала объяснять я, выполняя указание Учителя - потянуть время.
   - Это ещё кто? - недовольно спросил мужчина.
   - Это старшая дочка Светлова, - растерянно объяснила Инга Яновна.
   - Вот чёрт, - почему-то выругался мужчина, - этого только не хватало.
   Чего ему не хватало, мы не поняли и не успели узнать - в комнату из прихожей шагнул Учитель.
   - Что здесь происходит? - негромко спросил он.
   - А Вы что, хозяин дома? - враждебно спросил Савелий Иванович, пренебрежительно оглядев сухощавую фигуру Учителя.
   - Дядя Игнат - папин друг, - сказала Дина и бросила на свою маму предупреждающий взгляд. Хорошо, что тётя Таня поняла сразу.
   - Вот, Игнат, - обратилась она к Учителю, - участковый врач требует отдать ей Серёжу для помещения в стационар. И не хотят слушать моих возражений.
   Пока она говорила, Учитель внимательно изучал Ингу Яновну и Савелия Ивановича.
   "А дело-то очень серьёзное, Женя", - поделился он со мной. - "Вовремя ты меня позвала. Серёжу они сейчас оставят в покое, а дальше я сам буду с ними разбираться".
   - Вот что, господа хорошие, - сказал Учитель. - Уезжайте, и чтоб духу вашего в этом доме больше не было, понятно?
   - Сейчас мы тебе ещё понятнее объясним, - вновь оскалился Савелий и, достав мобильник, послал вызов и распорядился: - Андрей, зайди.
   В окно было видно, как из "Скорой" вылез громадный мужик в белом халате и заторопился к дому. Вскоре он вошёл в комнату.
   - Зачем звали, Савелий Иванович? - спросил он, окидывая нас пренебрежительным взглядом, пока не дошёл до Учителя. Тут его челюсть явственно отвисла.
   - Разберись с этим хмырём, - торжествующе показал Савелий на Учителя, - забирай ребёнка и пойдём.
   - Да Вы что, Савелий Иванович, смерти моей хотите? - Андрей сразу как будто уменьшился в размерах, напоминая трусливого пса, - это же главный айкидок нашего города! Он десять таких, как я, раскидает и даже не запыхается.
   - Все на выход, - резко скомандовал Савелий Иванович и первым выскочил из комнаты.
   Когда они ушли, тётя Таня бессильно опустилась на край постели. В окно было видно, как вся троица резво запрыгнула в машину, и они уехали.
   - Ноги не держат, - пожаловалась тётя Таня и призналась. - Если б вы знали, как я напугалась! Спасибо, - повернулась она к Учителю, - не знаю, какие боги прислали Вас в ответ на мои молитвы, но спасибо им всем. Вы нас просто спасли.
   Учитель подсказал мне, что говорить тёте Тане.
   - Тётя Таня, познакомьтесь, - заговорила я, успокаивающе поглаживая её по плечу. - Это Игнат Алексеевич, мой сэнсей, я у него в секции айкидо занимаюсь. Я в окно увидела, что он мимо идёт, жестом позвала. Он понял, что нужна помощь и пришёл.
   "Дина", - мысленно я сердито подтолкнула подругу, всё ещё судорожно прижимающую к себе Серёжу, - "представь свою маму, я же её отчества не знаю".
   Надо отдать Дине должное, отреагировала она сразу.
   - Игнат Алексеевич, это моя мама, Татьяна Сергеевна, - представила она.
   Взрослые раскланялись, дружно заверив, что им очень приятно (в смысле, познакомиться).
   - Ой, что же это я, - спохватилась тётя Таня. - Игнат Алексеевич, может, чаю? У нас очень вкусное печенье есть, Женя принесла.
   - Не откажусь, Татьяна Сергеевна, - согласился Учитель.
   Они ушли на кухню. Дина усадила Серёжу на родительскую кровать, сама села рядом.
   - Только представь, Женя, что было бы, если бы ты сегодня к нам не пришла. Эти гады точно отобрали бы у нас Серёжу, и кто знает, что бы ему пришлось пережить, пока мы его отыскали.
   "Женя", - донёсся до меня зов Учителя. - "Скажи своей подруге, что нельзя так обижать своего домового. Он ведь сразу наложил защиту на весь дом, а потом и на Серёжу дополнительно, когда понял, кому грозит опасность. Так что никто из этих гадов, как она их назвала, даже прикоснуться к Серёже не смог бы. Пусть поблагодарит домового и больше не обижает".
   Я укоризненно посмотрела на Дину.
   - Ты чего? - не поняла она.
   - А того, - сердито сказала я. - Мы с тобой две дурочки и никудышные волшебники. Сэнсей сейчас мне напомнил, что ваш дом под защитой домового, он на всех вас защиту сразу же поставил, а на Серёжу дополнительно, так что эти гады к нему даже прикоснуться бы не смогли. А ты его даже не поблагодарила.
   Надо было видеть раскаяние Дины. Она так благодарила своего домового, так просила прощения, потом принесла ему с кухни чашку молока и печенье. Обещала, что никогда больше о нём не забудет.
   Когда Дина немного успокоилась, получив полное прощение от домового, она поделилась со мной возникшей у неё идеей.
   - Знаешь, я хочу Серёжу взять с собой на следующий месяц занятий. А то у него мышцы совсем не развитые, он же почти не двигался с рождения. Я же вижу, как ему трудно двигаться. Я в Школе за месяц совсем изведусь, лучше пусть он со мной будет, я его быстрее в норму приведу. Как ты думаешь, я правильно решила?
   - Ой, я не знаю, - растерялась я. - Это надо спросить у кого постарше.
   Дина решила спросить сначала Володю, когда он к ним придёт.
   Володю я не дождалась. Нам с Мариком пора было уже идти домой за формой, а потом в Клуб. Когда мы уже уходили, я спохватилась, что не узнала у Дины, говорила ли она с Дубовой про возможность заработать. Пока мы шли до дома, я спросила Дину об этом по ментальной связи.
   Дина не забыла рассказать Маше про мастерскую, куда можно устроиться на работу. Маша заинтересовалась, конечно же, поскольку деньги были для неё больным вопросом. Дина знала от Маши, что деньги отец давал только Андрею, а маме редко удавалось что-нибудь дать дочери. Поэтому Маша с благодарностью выслушала Дину и сказала, что сразу же после школы, не заходя домой, пойдёт в мастерскую устраиваться на работу.
   А дальше получилось просто замечательно. Как мы узнали позже, Маше рассказали условия работы (школьникам работать не более 2-х часов в день, 5 дней в неделю. 300 рублей платят за изготовление одной куклы, все материалы предоставляет мастерская). Маше предложили попробовать, получится ли. Она за час изготовила куколку домовушки. А рядом с материалами для изготовления кукол лежали уже бейджики с именами домовых, живущих в приюте. Маша прикрепила своей куколке бейджик с именем Домна и, взяв листок с инструкцией, вслух прочитала приглашение домовушке. Домна вселилась в куколку и внушила Маше желание взять её домой. За изготовление Домны ей, конечно же, не заплатили, поскольку Маша попросила отдать ей эту куколку, но за материал денег не спросили. Маша задержалась ещё на час, и сделала ещё куколку, за которую ей заплатили 300 рублей. Маша пришла домой и позвонила Дине, очень её благодарила за подсказку. Она радовалась, что теперь у неё будут свои деньги.
   А мы с Мариком заскочили домой, взяли приготовленные заранее ранцы с формой и отправились в Клуб. Дениска уже ждал нас у калитки своего дома, мы махнули ему, чтобы присоединялся. На ходу я познакомила его с Мариком, и мы поспешили в Клуб.
   "Учитель, я Вам отчёт привела", - пошутила я, когда мы с Мариком, уже в форме, вошли в зал в сопровождении растерянного и взволнованного Дениса.
   - О, Денёк! - воскликнул Учитель. - Рад тебя видеть. Пришёл, чтобы посмотреть, или уже знаешь, что хочешь заниматься?
   - Уже знаю, что очень хочу, - радостно ответил Денис, ободрённый таким приёмом.
   - Тогда не будем терять времени, - согласился Учитель. - С отцом об оплате я сам потом договорюсь, а ты пока вернись в раздевалку и скажи дежурному, чтобы подобрал тебе форму. Не бойся, форма новая, - успокоил он мальчика. - Послать с тобой кого-нибудь или сам справишься?
   - Сам попробую, - сказал Дениска и пошагал к дверям.
   А мы начали тренировку. Я так увлеклась разминкой, что чуть не пропустила появления Дениса, уже в форме. Учитель занялся выявлением уровня физической подготовки новичка, а я выполняла свои упражнения. На душе у меня было так хорошо и радостно, что вот и у Дениски жизнь налаживается. Вот ещё бы выяснить, где тот второй мальчик, Олег, кажется, которого тоже лишили Дара. Вроде бы он Стихийник Огня.
   "Можешь и о нём не беспокоиться", - прервал мои размышления Учитель. - "В Школе сейчас идёт проверка всех случаев лишения Дара. Вполне возможно, что и того мальчика вернут в Школу".
   "Это что, я так громко думала?" - смутилась я.
   "Негромко, но направленно", - ответил Учитель. - "И направленно в мою сторону, вот я и услышал".
   "Просите, Учитель", - повинилась я. - "Надеюсь, я не очень помешала".
   "Не очень", - отозвался он. - "Я к этому готов, на начальном этапе у всех первокурсников мысли залетают куда надо и не надо. Со временем научишься, не смущайся".
   В конце занятий Учитель предупредил:
   "Никому не рассказывай о сегодняшнем происшествии у Лесковых. Родителям тоже", - понял он мой безмолвный вопрос. - "Старайся ограждать родителей от ненужных переживаний. Тем более, я выяснил, что эту Ингу Яновну и санитара использовали втёмную. Инга Яновна считала, что она действует правильно, отправляя детей с ДЦП в стационар. А вот стационаром и этим псевдо-Савелием уже занимаются компетентные органы. Так что считай, что вы с Диной не одного Серёжу спасли, когда вовремя меня позвали. Их домовому я сразу ситуацию обрисовал, так что он согласился, что всё получилось даже лучше".
   После занятий мы проводили Дениса до дома, обещали зайти за ним и в понедельник, а сами отправились дальше, домой. Марик не говорил, но я чувствовала, как он гордится тем, что умеет уже больше, чем этот большой мальчик. Я ему ничего не сказала, всё равно не успеет зазнаться. Вот в воскресенье вернут Денису Дар, тогда Марик и успокоится. А вернее, сам начнёт ему завидовать, но уж я тогда не забуду напомнить ему, что со временем и у него будет шанс стать учеником Школы.
   Вечером приехали папины и мамины родители. Новости интересные - оказывается, на их две квартиры приходится семья домовых, Тоша и Таша. Это, когда они заселялись в 1980-м году, то пустили вперёд котят с такими кличками. Вот кошки и приветили домовых. Кошек уже нет, а их клички стали именами домовых.
   После ужина в меня вцепился дедушка Коля, очень он хотел узнать, чему меня научили в Школе. Я ему сказала, что я за месяц излечила своё тело, рассказала, как проходили занятия, а дедушка спросил, могу ли я показать свою голограмму. Я предложила пойти в Драконий мир, там магии много, я им (к дедушке бабушка Света и мама присоединились) свой голографический слепок (в купальнике) создала за 10 минут. После этого дедушка "пропал" для общения. Он бродил вокруг голографии и даже погружался в неё. Особенно его восхитило, когда подошедший Жан-Жак предложил:
   - А хочешь, я этот снимок увеличу в два раза?
   - А можешь? - загорелся дедушка. - Тогда делай.
   Ну, Жан-Жак и сделал. Уложил мою копию на силовой подставке и увеличил в два раза. И восхищённый дедушка продолжил свои "исследования". Он часто вздыхал и приговаривал: "Мне бы такие возможности".
   Но только я отвлеклась на малышей, весело плескавшихся в лягушатнике, как дедушка внезапно дёрнул меня за руку.
   - Женя, вот здесь у тебя непорядок, - он указал на артерию в правом боку, - эта артерия у тебя неправильно проходит, - пояснил он, когда я удивлённо на него взглянула. Удивлённо, потому что не поняла, какой это может быть непорядок, если тело моё согласовано с эталоном.
   - Дедушка, - попыталась я ему объяснить, - она проходит так, как есть в моём теле. Я же тебе копию сделала.
   - Но такого не может быть! - растерялся дедушка. - У меня же громадный опыт, но такого я ещё не встречал.
   - Век живи, век учись, коллега! - прозвучал за нами голос подошедшего Доната Артуровича. - Всё когда-то встречается в первый раз.
   Дедушка с бабушкой ему обрадовались, они были хорошо знакомы, а я под шумок от них сбежала. Пусть без меня моё тело изучают, я его и так наизусть знаю. Сбежала я недалеко, до карты нашего материка, около которой уже собрались Жан-Жак с Мариной и Володя с Соней. У Лесковых ещё не было выхода в Драконий мир, поэтому Дина была дома. Я сейчас ещё немного опишу окрестности нашего озера. Я уже называла порядок нашего размещения, но не уточняла, что этот порядок определялся и речками, которые впадали в наше озеро. А ребята сейчас подошли к карте, чтобы решить, где нам устроить Дениса, когда он в воскресенье "вольётся" в наши ряды.
   Я посмотрела на карту. Наше озеро размещалось в юго-западной части подаренного нам материка. Озеро большое, ширина не меньше 2-х км, и длинное. На востоке из него вытекала довольно широкая речка, дальше она ещё расширялась, поскольку в неё впадали другие реки, и потом эта большая река протекала через весь материк. А в наше озеро тоже впадали речки, я насчитала шесть. Оказалось, что Жан-Жак наши выходы в Драконий мир разместил между двумя такими речками. За домиком в Квебеке речка была бурная, порожистая, настоящая горная. А у нас слева речка текла спокойно, неторопливо.
   Из-за речек участки по берегу озера были неровные, но никто не возражал. Решили границы участков сделать по впадающим в озеро речкам, а расширить участки, кому надо, можно от озера на любое расстояние.
   Речки были так: (слева - направо). Бурная от дома Ардью, за этой речкой были участки Марины и её Учителя, Доната Артуровича. Они заканчивались на берегу вытекающей реки. С другой стороны этой реки взяла участок Ольга Павловна для себя и Сони. За Сониным домиком ещё одна речка, уже 2-я впадающая. Между 2-й и 3-й впадающими речками отвели участок семье Весниных, они же все маги. Между 3-й и 4-й речками участок Володе и его учителю, который выше по течению этой 4-й речки и устроился. Если помните, Учитель Володи жил в Харькове, Володя ему передал координаты Драконьего мира и его Учитель сам сделал себе выход в Драконий мир. Координаты не совсем географические, а галактико-географические. Мы про такие будем учить на старших курсах. Между 4-й и 5-й речками решили устроить Лесковых, а между 5-й и 6-й - участок моего Учителя. Все остались довольны распределением.
   Вдоль озера наш участок простирался больше чем на километр, это и было расстояние между речками, Бурной и Тихой. Жан-Жак уже сделал лягушатник для малышей, крытые площадки около домов для транспорта (велосипедов и электромобилей малышни). И около нашего домика стоял павильон-пагода, а между ним и транспортной площадкой была размещена объёмная карта нашего материка, на которой уже были нанесены все участки вокруг озера и отмечены уже построенные строения, в частности, и Сонин домик.
   Учитель Жан-Жака выбрал себе участок выше по течению реки, которая отделяла нас от участка Марины. Это та, которую мы назвали Бурной.
  
  
  
  
  
   21 сентября, суббота
  
   В субботу, когда мы с Диной встретились в школе перед уроками, я узнала, что подруга тоже не скучала вчера вечером. Оказывается, к ним приходил Учитель, он с тётей Таней днём договорился, что придёт для серьёзного разговора. Учитель отговорил родителей Дины брать ссуду в банке на перестройку дома. Ссуду они хотели брать под залог своего участка, а это рискованно. Ну да, дядя Вася (отец Дины) ведь только начал зарабатывать хорошие деньги, а за ссуду ещё проценты надо выплачивать. Учитель сказал, что в других обстоятельствах он бы их не отговаривал, но сейчас есть лучший вариант. Обещал познакомить с этим вариантом сегодня с утра. Так что сейчас Учитель, скорее всего, уже у них дома. Он сказал Дине, что, во-первых, познакомит всё семейство с Тишей, а, во-вторых, вместе с Тишей сделает выход в Драконий мир, на тот участок, что был отведён Лесковым. А когда они попадут в Драконий мир, и Тиша покажет им участок (Тиша участок уже освоил, ходил туда с чердака их дома), там уж пусть родители планируют, какой они хотят дом. Тиша им это дом мигом построит. Поэтому сегодня после школы Дину и Олю ждёт новоселье, к тому времени родители с младшими детьми уже разместятся в новом доме.
   - Знаешь, - добавила Дина, - я советовалась с Володей насчёт того, чтобы взять Серёжу с собой в Школу на следующий месяц. Он сказал, что идея неплохая, но решать будут мои опекуны. А когда я приуныла, он добавил, что унывать не стоит, вполне вероятно, что они согласятся, потому что в следующем месяце я по утрам как раз буду учиться составлять голографические слепки других людей. Обычно учатся на манекенах, но кто сказал, что нельзя в процессе учёбы помочь родному братишке? Я же за месяц научусь составлять голографический слепок Серёжи, создавать его же эталон, и исправлять отклонения от эталона. И тогда в воскресенье, 6 октября, Серёжа будет уже полностью здоров.
   Сегодня Дениске обед принесла Марина, а привёл его опять Володя, сам он ещё стеснялся. Когда поели, начали уговаривать Дениску, чтобы он завтра к нам обязательно пришёл. В конце концов он согласился, когда мы ему намекнули, что он у нас в гостях может узнать, что у него в прошлом году произошло. Договорились, что Володя зайдёт за ним завтра после обеда, и они придут ко мне домой.
   Кстати, забыла рассказать, что вчера мы участок для Дениски нашли, вернее, не мы нашли, нам его Инесса Степановна предложила. Она подошла к нам, когда мы стояли у карты и подыскивали свободный участок, увеличила (я так ещё не умею) то место между двумя речками, что было определено для их семьи, и показала нам подходящий участок. Если стоять лицом к озеру, то примерно метрах в 60 от левой речки проходит небольшой овраг. Инесса Степановна сказала, что этот участок между речкой и оврагом они отдадут для семьи Калязиных. Дениска ведь наверняка захочет, чтобы вся их семья могла выходить в Драконий мир.
   Так что сейчас мы на него смотрели и радовались тому, что его ожидает завтра. По-видимому, он как-то нашу радость ощущал, но пока она его больше смущала. К сожалению, у нас на Земле добрые чувства, получаемые от других людей, становятся всё большей редкостью. Признайтесь, редко когда люди относятся друг к другу доброжелательно, проявляют внимание. Я вот, когда иду по городу, рассматриваю встречных и очень огорчаюсь взаимному равнодушию проходящих мимо меня людей. Вроде бы идут вместе, а каждый сам по себе. Особенно мне детей жалко. Мама идёт на прогулку с ребёнком, он в коляске предоставлен сам себе, а мамы или друг с другом болтают или по мобильникам ведут бесконечные разговоры. На детей никакого внимания. Да и дети многие уже привыкли, у них на личиках обычно такое терпеливое выражение. Просто терпеливо ждут, когда эта "прогулка", ничего им не дающая в смысле познания мира, закончится, и они смогут вернуться к своим игрушкам. Ой, что-то я не туда ушла в своих мыслях. Начала ведь с того, что Дениску смущало наше доброжелательное внимание, не привык он к такому. Ничего, пообщается с нами, привыкнет.
   Домой я пришла к часу дня, у нас в субботу всего пять уроков, пятым вообще классный час. Попыталась связаться с Диной, отклика не получила. Тогда я вышла в Драконий мир и ... чуть не оглохла от ментального вопля Дины: "Женя, сколько тебя можно звать!" А когда я откликнулась, она продолжила: "Возьми бинокль, посмотри на наш участок. У нас тут такое, такое..."
   Я сбегала в папин кабинет и взяла там бинокль. Вернулась к озеру, направила бинокль на участок Лесковых и тоже ахнула. Там возвышался настоящий терем, как в русских сказках! Ну, просто сказочный дворец в русском стиле!
   "Дина", - позвала я подругу, - "это ты что, теперь в тереме живёшь?"
   "Ну да", - восторженно подтвердила Дина. - "Это папа Тишу попросил такой терем нам создать. Тут нам всем по башенке, а внутри совсем не так, как в старинных теремах. Магические светильники, туалеты и душевые кабинки в каждой башенке. А какие сами-то башенки красивые, видишь!?
   "Вижу", - ответила я. - "Просто глаз не отвести. А родители-то довольны?"
   "Не то слово", - сообщила Дина. - "По-моему, они ещё не отошли от шока. Папа по терему ходит и приговаривает: Ну, и наворотили мы с тобой, Тихон, поверить не могу, что это не сон".
   "А тётя Таня?" - спросила я.
   Тётю Таню я очень жалела, последние три года у неё была такая тяжёлая, почти невыносимая жизнь. Больной ребёнок, большая семья и никакого просвета!
   "С мамой всё хорошо", - посерьёзнела Дина. - "Спасибо твоему Учителю, он вовремя заметил, что у мамы от такого шока чуть криз не случился. Подлечил её, теперь она только радуется и нас всех обнимает и целует, когда отловит. Мальчишки, Никита с Сашей, носятся вслед за папой, всё разглядывают, сейчас к ним Оля присоединилась, теперь они ей всё показывают".
   "А Серёжа?" - встревожилась я.
   "Серёжу Тиша устроил в прыгунках во дворе. Он там сейчас прыгает, смеётся и ручки протягивает, так ему хочется всё потрогать. Я сейчас с ним, показываю и рассказываю ему обо всё, что мы видим. Он так радуется".
   "И я за вас рада", - сообщила я. - "На новоселье пригласишь?"
   "Обязательно, только не сразу", - озабоченно ответила Дина. - "Когда сами освоимся".
   "Желаю вам поскорее освоиться", - пожелала я им и вернулась в дом, там уже стол накрыли к обеду.
   После обеда у нас с Мариком оказалась уйма свободного времени. Раньше мы бы уборкой в это время занимались, а сейчас только навели порядок в своих комнатах. Близнецов Фролушка убаюкал, они опять в павильоне уснули. Мама со своими родителями отправилась в гости к Донату Артуровичу, он их вчера пригласил для "обмена опытом". Ну, действительно, что я могу взрослым по медицине поведать, если я сама, кроме строения своего организма, ещё ничего не знаю. Бабуля с книжкой устроилась в прозрачном шаре-кресле, про которое я дома рассказала, а Лавр нам их развесил в разных местах. Бабуля устроилась в том, что висело на большом суку огромного дерева, которое росло около павильона, где спали близнецы. А папа предложил оставшимся (это мы с Мариком и его родители):
   - А не пойти ли нам в поход? Очень хочется посмотреть окрестности, познакомиться с новым Миром. Лавр, - позвал он нашего домового, - поможешь?
   "Помогу", - с готовностью ответил Лавр. - "Но не сам, я вам в сопровождающие одного бывшего лешего дам".
   - Бывших леших не бывает, - заявил дедушка Володя. - Он ведь обязан лес хранить, иначе какой он леший?
   "Что ж ему, лешим-утопленником надо было становиться?" - мрачно пошутил Лавр. - "Его лес люди затопили, на том месте сейчас водохранилище, вот он и прибился к нашему городу. Только здесь своих леших хватает. Поэтому, если вы не против, я его сюда переведу, пусть осваивает новое место. В Драконьем мире леших нет, Мир сам молодой и живой, только вот и леший ему не помешает, раз в нём люди поселяются".
   "Не помешает", - донёсся до меня и, как я поняла, до Лавра тоже, отклик Драконьего мира.
   Сразу после этого из окна нашего дома вылетела сухая ветка, которая, по мере приближения к нам, стремительно обрастала зелёными листочками, и вскоре перед нами зависло закутанное в свежую листву существо с восторженно моргающими прозрачно-голубыми глазами.
   "Всем привет и всем спасибо", - жизнерадостно поведало существо и пояснило: "Спасибо за возможность начать новую жизнь. Рад буду помочь. Жду указаний, что нужно делать".
   - Ну, здравствуй, - начал разговор папа. И предложил: - Давай сначала дадим тебе имя. Хочешь такое имя: Лесовик?
   - Очень хочу, - радостно подпрыгнул леший, ой, то есть теперь Лесовик. Интересно, это он может даже вслух разговаривать, раз имя получил?
   - Мы тут решили в небольшой поход пойти, - объяснил ему папа. - Сами ещё не знаем, какие тут окрестности. Вот и просим тебя, ты нас тут поводи по нашему участку, а когда мы домой вернёмся, продолжай здесь осваиваться, устраивайся, как тебе больше понравится.
   - Спасибо, люди добрые, за приглашение - зелёные губы лешего Лесовика расплылись в широкую улыбку. Он деловито огляделся и засиял так, что мы все почувствовали охвативший его восторг. - Невероятно, - прошептал он, обращаясь, как мы поняли, к самому себе, - Совершенно новый мир! О, какое блаженство! - в экстазе воскликнул он и снова замер, оглядывая всё вокруг.
   - Эй, Лесовик! - окликнула его бабушка Варя.
   - А? - встрепенулся он и уставился на бабулю широко открытыми восторженными глазами.
   - Ты удели нам часа два, - мягко попросила бабушка. - Проведи нас по окрестностям, а по пути рассказывай, что ты тут найдёшь и определишь. А потом мы тебя оставим в покое, дальше сам будешь устраиваться. Согласен?
   - Согласен! - ответил Лесовик, с благодарностью глядя на нас. - А вы всегда ко мне обращайтесь, я только рад буду. И прослежу, - благосклонно глянул он на приплясывающего от нетерпения Марика, который уже тянул папу за руку в сторону леса, - чтобы малыши ваши не заблудились, если одни куда отправятся. А сейчас, если вы не против, пойдёмте вдоль речки вверх по течению, я вам удобную тропинку сделаю.
   - Веди, - согласился дедушка и пошёл вслед за рванувшим к речке Лесовиком, а мы за ним потопали.
   Как вы, наверное, догадались, пошли мы к речке Тихой, она самая близкая от нашего дома. Бурная ведь за участком Ардью, а мы-то с Лесовиком знакомились около нашего дома.
   Я эти два часа лучше описывать не буду, а то про всё, что мы видели, можно целую книгу написать, а она вам зачем, если у вас доступа в Драконий мир нет.
   Как я поняла, Лесовик связался с Драконьим Миром, вернее, включился в него, и от него получал все сведения о природе. Лесовик знакомил нас с растительностью, рассказывал, какие лечебные травы, ягоды, плоды здесь есть. Пообещал бабушке Вари к завтрашнему дню найти ей грибные места и исследовать местные грибы на съедобность. Чем выше мы шли вверх по течению Тихой, тем теплее становился воздух вокруг. Потом папа заметил:
   - Вроде бы парок над речкой поднимается. Лесовик, ты не знаешь, что это?
   - А разве вы не знаете, что ваша речка от горячих источников начало берёт? - удивился Лесовик.
   - Мы ещё почти ничего здесь не знаем, - объяснила я ему, - мы сюда попали меньше недели назад, нигде ещё не были.
   - У-у, - обрадовался Лесовик, - так у вас, как и у меня, ещё всё впереди! А ты вроде бы тоже уже летать умеешь? - уставился он на меня.
   - Я умею немного, - сообщила я, - а остальные нет.
   - Это ничего, - утешил Лесовик, - я чувствую, что вы все со временем сможете.
   - Что, и мы? - указывая на себя и бабушку, удивился дедушка.
   - А что ты удивляешься? - в свою очередь удивился Лесовик. - Подумай, от кого у этой девочки способности к волшебству, как не от вас?
   - Здорово, - сказал папа, - будет у нас со временем летающее семейство.
   - Ну, летать-то вы сможете только в этом мире, - пояснил Лесовик. - На Земле ещё магии для вас маловато.
   - Даже если бы и там магии было достаточно, уж на Земле мы бы точно летать не стали, - высказалась бабушка. - Ибо чревато, подверглись бы очень большой опасности.
   Мы прошли по удобной тропинке вверх по течению Тихой не больше трёх километров, когда дошли до большого холма, из пещеры в подножии которого и вытекала наша речка. В пещеру мы только заглянули, папа пообещал, что в следующий раз мы захватим с собой фонарики, тогда продолжим наши исследования. Я, правда, предложила создать светильники, меня же Слава научил, но, во-первых, Лесовик с нами в пещеру не захотел идти, там растительности нет, а во-вторых, бабушка сказала, что на первый раз мы и так достаточно далеко зашли. Так что решили возвращаться. Возвращались другой дорогой, Лесовик вёл нас через лес, который примыкал к озеру. Лесовик показывал нам разные деревья. Показал, в частности, деревья, которые выращивают биомясо для плотоядных обитателей леса. Лесовик сказал, что уже засёк несколько пар плотоядных животных, которые живут поблизости. Деревья плодоносят круглый год. Лесовик определил, что для нас в пищу годятся те плоды, которые на сардельки похожи, их можно на огне готовить и коптить. А ещё Лесовик показал плоды в виде костей, их грызть надо, они годятся и для земных собак. Я сразу подумала о Барбосе у Лесковых, надо Дине подсказать, чем его кормить.
   Очень познавательная прогулка у нас получилась, все остались довольны. А Марика Лесовик обещал научить взбираться на самые высокие деревья, раз он пока летать не может. Марик с ним договорился, что Лесовик будет обучать лазить по деревьям не только его, но и Сашу с Никитой Лесковых. Встревожившемуся папе Лесовик пообещал, что гарантирует мальчикам защиту от падений, травм он не допустит. Папа успокоился и дал добро на обучение.
   - Вот и выпархивают птенцы из гнезда, - сказал он родителям. - Сначала Женя, а теперь и Марик в самостоятельную жизнь рвётся.
   По совету Лесовика мы набрали плодов с незнакомых нам пока фруктовых деревьев. Решили дома попробовать, а те, что понравятся, заказывать Фёкле для еды. Ну, как и ожидалось, понравились все фрукты и ягоды, которые нам Лесовик насоветовал. В общем-то ничего удивительного, леший ведь выбирал. А вот выносить плоды Драконьего мира на Землю нам уже домовые не советовали, Фёкла в Драконьем мире свои запасы сделала.
   Когда мы вернулись из нашего похода, близнецы как раз проснулись и потянулись в свой лягушатник. Теперь это была их любимая "песочница". А папа решил поучить их плавать. Какие-то навыки у близнецов ещё с младенчества были. Когда они родились, мама ходила с ними в бассейн при детской поликлинике, где-то полгода позанимались, а потом ходить перестали. Вода в бассейне не понравилась.
   Ну, а сейчас я взялась помогать папе. Больше всего хлопот было с Димулькой. Он такой нетерпеливый, вечно торопится, объяснения до конца не выслушивает. Мамин характер, холерический. А вот Михасик весь в папу - внимательно слушает объяснения, если принимает их, так же обстоятельно им следует. Хорошо, что Тяпа и Фролик нам помогали. Михась почти сразу уловил суть, как правильно держаться на воде, потихоньку начал плавать вдоль берега, поглядывая на старшего близнеца.
   Да, у нас Димулька старший, родился на двадцать минут раньше брата. Папа присутствовал при родах. Когда принял первого сына, внимательно его осмотрел, нашёл родинку на правом плече. Когда родился Михась, папа первым делом посмотрел на его правое плечико - родинки не было. Правда, нам эта предосторожность особенно и не понадобилась. Это для чужих близнецы были неразличимы, а мы их начали различать сразу же.
   Когда через час к нам присоединилось семейство Ардью (девочки с тётей Жюли), Димулька тоже уже уверенно держался на воде. Так что я с чувством исполненного долга (шучу) передала близнецов на попечение вернувшейся мамы и уплыла к Марику, который исследовал небольшой полуостров, вдающийся в озеро около впадения в него речки Тихой. Мы с ним не могли нарадоваться на собственное озеро, с восторгом предвкушая круглогодичное купание. Лавр обещал, что зимы на озере не будет, нам обеспечена постоянная летняя погода. Я ещё радовалась и удивлялась тому, как легко Марик воспринимал волшебство, вошедшее в нашу жизнь. Я думаю, что помогли сказки, которые мы читали и рассказывали ему.
   Когда я подплыла к полуострову, Марик уже выбрался на скалистый бережок.
   - Женя, я знаешь, о чём думаю? - возбуждённо сказал он, когда я тоже вышла из воды. - Давай вот здесь, - он показал на полукруглую бухточку, - поставим себе яхту. Здесь мы можем тоже заниматься, когда научимся немного в яхт-клубе. Попросим папу купить ещё одну яхту сюда.
   - Я думаю, сюда можно не покупать, - предположила я. - "Лавр, ты можешь нам сюда яхту создать?", - мысленно спросила я домового.
   "Не проблема", - с готовностью откликнулся тот. - "Вам какую?"
   Я представила себе ту яхту, которую мы выбрали с НикНиком и послала её мыслеобраз Лавру. Некоторое время ничего не происходило, потом мы с Мариком восторженно охнули - от берега потянулся причал, который оканчивался небольшим эллингом. Когда мы туда прибежали, внутри покачивалась та самая яхточка, которую мы просили.
   - Спасибо, Лавр! - восхищённо закричал Марик. - Ты самый классный домовой из всех!
   Я присоединилась к восторженной благодарности брата, радуясь одновременно и тому, что Марик не забыл поблагодарить домового. Я сразу рассказала братишке, что у домовых от благодарности людей возрастают магические способности. Марик постоянно помнил об этом и благодарил. Вот и теперь он радостно повернулся ко мне и сообщил:
   - Женя, а я уже чувствую, как хорошо становится Лавру, когда я его благодарю, и мне от этого тоже хорошо. Представляешь?
   - Представляю, - порадовалась я за братишку. - Я думаю, когда ты попадёшь в Школу волшебников, тебе там будет очень легко учиться, ведь за эти годы тебя здесь домовые многому научат.
   "Правильно думаете", - пришла мысль от Лавра. - "Чем больше Марик будет учиться у нас, на Земле, тем более сильным магом он станет, когда окончит обучение в Школе".
   *
   А вечером, находясь в Драконьем мире, я вдруг услышала Зов. Что-то родное было в нём, обещание какой-то радости. Ну, я и отправилась на этот Зов. Как отправилась? Очень просто, поднялась и полетела от берега вглубь леса. Летела недолго, вскоре заметила какое-то необыкновенное дерево. Я таких никогда не видела, даже на картинках.
   "Это Драконье дерево с Колыбелью", - вдруг всплыла в голове подсказка.
   "С какой Колыбелью?", - только подумала я и уже поняла, с какой. В такую Колыбель обычно укладывают драконят после их рождения. Колыбель защищает и учит малыша первые десять лет, потом он уже может обходиться без неё.
   Я подлетела к дереву и заметила на верхних ветвях что-то типа раскрытой раковины, излучающей приятный перламутровый блеск. Меня так и потянуло внутрь. Ну, я не стала сопротивляться, в волшебном мире я не ждала никаких опасностей. Когда я улеглась на мягкое основание, было такое ощущение, как будто я в пуховую перину опустилась. Правда, до сих пор я в пуховых перинах не лежала, но почему-то так подумалось. Но жарко мне не было, было очень комфортно телу, а лёгкие с восторгом вдыхали прохладный воздух, напоённый ароматами цветущих трав. Ну, просто слов нет, чтобы описать это блаженство. Я только успела послать сообщение Лавру: "Передай родителям, я буду спать здесь, пусть не беспокоятся", глаза мои закрылись, и я погрузилась то ли в сон, то ли в сказку.
   Я ощущала себя маленьким дракончиком, лежащим в Колыбели, у которой я увидела двух радужных драконов, которые глядели на меня с такой же любовью, с какой, как я сейчас отчётливо вспомнила, на меня смотрели мама и папа, когда я родилась.
   "Мы твои духовные родители", - ласково сообщили мне эти драконы. - "Мы будем помогать тебе обретать способности, которые были в тебя изначально заложены".
   Дальше рассказывать не буду, другим это не надо, знать такое обо мне. На следующий день я только родителям и Учителю рассказала - показала этот "сон". Пишу в кавычках, поскольку это был скорее не сон, а вот как живое кино, которое я по вечерам смотрела - переживала в Школе.
   А Учителю я ещё сказала, что мои духовные родители просили обеспечить доступ с Земли в Драконий мир всем землянам, ученикам первого курса нашей Школы, каждый тоже найдёт своё дерево с Колыбелью, у которого его встретят духовные родители. Учитель посоветовал, когда я отправлюсь на следующий месяц обучения в Школу, чтобы я там сообщила об этом опекунам и куратору. И тогда у всех наших первокурсников Земли будет доступ в Драконий мир с Земли. Материк нам драконы подарили большой, места для всех в избытке.
  
  
  
   22 сентября, воскресенье
  
   Утром родители вышли на пробежку в Драконий мир в 6 часов и попросили Лавра позвать меня. На его зов раковина раскрылась, я сладко потянулась и полетела к озеру. Пока бегали, рассказала маме и папе о том, что узнала, пока спала в Колыбели. Не обо всём, конечно, просто то, что им знать интересно и нужно. Папа, например, был в восторге, когда узнал, что люди изначально были метаморфами, и эти способности у них просто закрыты, но не уничтожены.
   Когда после пробежки и купания мы вернулись домой, оказалось, что всё старшее поколение (3 бабушки и два дедушки) настроились сегодня на поход за грибами. Хотя сегодня вечером им нужно было уже уезжать, поэтому долго искать грибы они не могли, но заявили, что сегодня у них будет ознакомительный поход. Лесовик передал Лавру изображения разных грибов, а также советы, какие на что годятся. Ну, там какие лучше солить, какие жарить, варить или мариновать. Вот после завтрака все грибники занялись изучением показываемых Лавром грибов Драконьего мира, с нетерпением дожидаясь, когда там рассветёт. К счастью, рассветало (по часам) в Драконьем мире раньше, чем у нас. Когда мы с Мариком около 9 часов выходили из дома, чтобы отправиться в яхт-клуб, наши грибники уже двинулись с корзинами в светлеющий лес Драконьего мира.
   Марик сначала шёл молча, нерешительно поглядывая на меня. Я это заметила и поощрила братишку:
   - Давай, рассказывай, о чём думаешь?
   - Женя, - начал Марик, - а вот если у нас уже есть яхта на озере, то зачем нам в яхт-клуб ходить? Может, мы просто сами будем заниматься, в Драконьем мире?
   - Нет, Марик, - покачала я головой. - Давай мы всё-таки будем заниматься в яхт-клубе. На это есть две причины, - пояснила я братишке, который встрепенулся было, чтобы возразить.
   - Какие причины? - неуступчиво спросил Марик.
   Как я его понимала! Получить возможность находиться в волшебном мире и тратить время на земные занятия.
   - Во-первых, - начала я, - нам нужен учитель, такой как НикНик. Мы же сами не сможем научиться ходить на яхте правильно. Вот будем здесь учиться у НикНика, а отрабатывать то, чему он нас учит, мы будем там, в Драконьем мире.
   - Ты же сама говорила, что сегодня придёт Слава, вот пусть он нас и учит, - Марик всё ещё пытался отстоять своё решение как можно дольше бывать в Драконьем мире.
   - Слава будет приходить только по воскресеньям, - пояснила я. - Да и то не каждое воскресенье, он ведь в соревнованиях участвует. Но есть и вторая причина, Марик, по которой нам нельзя уходить из яхт-клуба.
   - Какая? - Марик немного оправился от разочарования из-за моего отказа и проявил любопытство, что это за вторая причина, которая не даёт ему наслаждаться пребыванием в Драконьем мире.
   - О-о, - протянула я, - вторая причина очень важна. Нам надо помнить, что мы земляне и живём на Земле. Драконий мир - это как отдушина, он помогает нам смягчать те трудности, с которыми мы сталкиваемся на Земле. Но наш родной мир - это Земля. Мы должны помогать нашему миру, а не сбегать в другой. Иначе это будет предательство, понимаешь?
   - На Земле ведь много людей, - возразил Марик, - вот они пусть и помогают, раз у них нет выхода. А у нас-то он теперь есть.
   - Знаешь, Марик, - доверительно сказала я, на мгновение прижав к себе внимательно слушающего меня братишку, - это равносильно тому, как если бы мы предали своих родителей. Нашли кого получше и отказались от своих.
   - Но мы же никогда не откажемся от мамы с папой! - возмутился Марик. - Они у нас самые лучшие.
   - Во-от, - поучительно подняла я палец. - Так же мы должны относиться и к нашему миру. Он для нас самый лучший, потому что мы в нём родились. Подумай об этом, - посоветовала я, открывая калитку, ведущую на территорию яхт-клуба.
   - Ладно, подумаю, - всё ещё насупленно ответил Марик.
   Он, конечно, был разочарован, что не нашёл у меня поддержки. Но я очень надеялась, что братишка подумает над тем, что я ему сказала. А я действительно считала, что наша первоочередная задача - учиться, чем мы можем помочь нашему миру, а не наслаждаться преимуществами другого. Это как с эмиграцией. Я помню, как возмутили дедушку Володю слова одного его знакомого, который жаловался на трудную жизнь в России и завистливо сказал деду:
   - Тебе хорошо, у тебя мать в Канаде, ты в любой момент можешь эмигрировать.
   - С Родины не эмигрируют без крайних обстоятельств, - ответил дедушка. - Я могу понять эмигрантов, которые уехали из России в Гражданскую войну. Тогда была опасность для их жизни, они спасали себя и свои семьи. Но сейчас! Как можно эмигрировать и бросать Родину, которая нуждается в твоей помощи!
   - А, это всё слова, - махнул рукой его собеседник. - А прижмёт, и как миленький уедешь за границу, благо, тебе есть, куда ехать.
   - Никогда, - убеждённо заявил дедушка, - Родину я не предам.
   Но это я отвлеклась. Погода сегодня была благоприятная для занятий. С утра была небольшая облачность, но солнышко пригрело, просто летний денёк. Дул небольшой ветерок, море было спокойное. Мы с Мариком впервые спустили на воду нашу яхту. Забыла сказать, в четверг Марик уже нарисовал яркой жёлтой краской название яхты. Перебрав множество названий, он остановился на "Птичке". Сегодня наша яхточка вертелась, действительно, как птичка. Вымокли мы капитально, но солнышко пригревало, да и вода была относительно тёплая. Бабуля сегодня утром ходила купаться на море, вода была +21. Правда, она сказала, что она больше в море купаться не хочет. После нашего озера купание в море уже не доставляет ей удовольствия. Будем теперь в озере купаться и в речках, которые в него впадают.
   Во время занятий Марик был непривычно молчалив, а когда мы, переодевшись в сухое, пошли домой, он вздохнул и первым нарушил молчание.
   - Я подумал, - сообщил он. - Мне, конечно, очень хочется жить в Драконьем мире, но я постараюсь научиться и нашей Земле помогать, я не буду дезертиром, - вздохнул он.
   - Правильно, братик, - я не удержалась и чмокнула его в макушку. - Как же я рада, что ты у нас растёшь таким умным и добрым!
   Марик ощутимо повеселел от похвалы и остальную часть пути болтал, как обычно. Я ему обещала, что сегодня он познакомится со Славой, а ещё кратко рассказала про Дениса. Не стала ему рассказывать никаких подробностей, просто сказала, что Володя сегодня приведёт того мальчика, с которым мы вчера познакомились, когда ходили в Клуб, и что этот мальчик тоже учится в Школе. Подробности о жизни Дениски знали только ученики Школы, другим, даже родным, мы их рассказывать не собирались, даже родителям. Знали, конечно, и взрослые волшебники, остальным это просто было не нужно. Мы так решили.
   Когда мы пришли домой и, отдав Фёкле мокрую одежду для стирки, вышли в Драконий мир, первым, кого я увидела, был Слава. Он стоял возле лягушатника, на нём с весёлым визгом повисли наши близнецы, а рядом стояла девочка лет пяти, очень на него похожая.
   - Исё! - требовательно кричал Димулька, показывая на глубокую часть лягушатника, - падать исё!
   - Исё! - вторил ему Михась.
   - Ещё, так ещё, - покладисто согласился Слава, и одного за другим отправил малышей в полёт над бассейном. Я сначала дёрнулась, чтобы подхватить братишек, если нужно, но сразу поняла, что моя помощь не нужна. Слава и сам внимательно следил за тем, как близнецы выныривают и плывут к нему, готовый подхватить их в любой момент. Но и его помощь не потребовалась. Вспомнив вчера навыки плавания, малыши уверенно держались на воде. Увидев нас с Мариком, близнецы направились к нам.
   - Зеня, - поделился своей радостью Димулька, - мы падали.
   - Ныряли, - поправила я.
   Но это слово показалось братишке слишком трудным, поэтому он мотнул головой и повторил:
   - Падали!
   - Ну и хорошо, что падали, - согласилась я. И обратилась к Славе. - Здравствуй, Слава. А это твоя сестрёнка?
   - Это Сета, - сообщил Михась.
   - Здравствуй, Женя, - улыбнулся Слава, - Да, это моя сестрёнка Светланка. А это твой братик? - подражая мне, кивнул он на Марика.
   - Да, это Марик, - подтвердила я.
   Мы познакомили Марика со Светланкой, и близнецы тут же потянули Марика со Светланкой в павильон, заполненный их игрушками. Я только уточнила у Славы, познакомился ли он уже с моими домочадцами.
   - Только с Анатолием Владимировичем и Ксенией Николаевной, - ответил Слава. - Остальные, как я понимаю, в большом грибном походе.
   А потом я показала Славе нашу яхточку, эллинг, мы уселись на край мостков и просто разговаривали обо всём. И мне было так хорошо на душе!
   Так незаметно прошли два часа. Мама покормила детей обедом. Потом близнецов уложили спать, затемнив стены павильона, а Марик позвал Светланку с собой в "поход". Лавр связался с Тишей, Саша с Никитой пошли навстречу Марику и Светланке, а на середине пути, на участке Учителя, их ждал Лесовик на ягодной полянке. Между прочим, он на каждой речке навёл ажурные мостики, так что дети прошли спокойно. И таким образом наша малышня пропустила все волнения, связанные с возвращением Дара Дениске.
   А у нас на участке вдруг стало очень оживлённо. Из леса вернулись наши грибники с полными корзинами, довольные и немного уставшие. Лавр поставил им стол под деревом, за который они и уселись чистить и сортировать свою добычу, советуясь с Фёклой и передавая ей чистые грибы.
   Мы со Славой сошли с мостков и только ступили на берег, когда перед нами появились три фигурки: домовой в голубом комбинезончике и двое эльфов. Они с любопытством оглядывались вокруг.
   - Здравствуйте, - обрадовалась я им. - Ты Сонош, куратор Дениса? А вы его опекуны? - обратилась я к этой троице.
   - Я Сонош, - подтвердил домовой, - а где же Дениска?
   - Они, наверное, уже на подходе, - заверила я. - Я сейчас выйду на Землю, узнаю.
   Оставив Славу с прибывшими обитателями волшебного мира, я пробежала к открытому французскому окну нашей гостиной, и, едва войдя в неё, послала запрос Володе.
   "Володя, вы где?"
   "Уже идём по двору, нас Лавр впустил", - отозвался Володя, - "сейчас будем".
   А дальше у меня нет слов, чтобы описать всё, что было. Потому что, как только я пытаюсь представить себе те события, у меня опять голова идёт кругом. Сколько было эмоций! Дениска, когда вышел в Драконий мир и увидел Соноша, бросился к нему, заливаясь слезами, при этом кричал:
   - Я вспомнил, вспомнил!
   Мы им мешать не стали. Сонош и опекуны взяли Дениску с собой, я так поняла, что в Школу, и через час Дениска к нам вернулся. А за это время старшие волшебники подняли в середине озера большой остров, чтобы мы все могли там встречаться. А то непорядок, что встречи проходят на нашем участке. И даже карту материка они перенесли на этот остров, так что мои домочадцы могли заниматься своими делами.
   Когда Сонош вернул Дениску в Драконий мир, он сразу же перенёс его на остров, где уже собрались и все взрослые волшебники нашего города и мы, ученики. Там мы и отпраздновали возвращение Дара Дениске. Праздновали недолго, все чувствовали, как хочется Дениске поскорее оказаться в воздухе, полетать. Дениска сразу унёсся в вышину, полетал над озером, а потом ещё полетел в ту сторону, где мы предлагали участок для его семьи. Инесса Степановна показала ему на карте, где этот участок, вот он туда и полетел. А потом опять кувыркался в воздухе.
   Вот так сумбурно рассказываю, потому что событий много, эмоций ещё больше, а как всё упорядочить - не соображу. Да, и мы познакомились с папой Ростислава - контр-адмиралом Олегом Ильичом Весниным, он Стихийник Воды и Воздуха. Олег Ильич обещал помогать Дениске, пока у того не появится свой Учитель. Пока вроде бы Денису он был не нужен, я так поняла.
   А ещё, чуть не забыла! Дина тоже ночевала в Колыбели, только её "крёстные" драконы были алого цвета.
   Когда мы, ученики Школы, сидели потом вместе и разговаривали, я сказала:
   - Ребята, я тут смотрела на Дениса, как он летал над озером, чувствовала, насколько он счастлив, и думала о том, что и Денис и Соня получили помощь потому, что они ученики Школы. А сколько ещё ребят в городе нуждаются в такой же помощи, в защите от жестоких родителей, дворовых банд и прочих плохих людей.
   - Ну, и что ты надумала? - ласково улыбнулась Марина. - Ты ведь не зря об этом заговорила?
   - Не зря, - согласилась я. - Я надумала, что мы в нашем городе создаём Орден Справедливости. Это будет, как Тимур и его команда.
   23 сентября, понедельник.
  
   В школу я шла в отличном настроении. Так хорошо прошли выходные, всё в жизни только радовало. Такие же эмоции были и у Дины, когда мы встретились в школе с Лесковыми. Мы обменялись понимающими взглядами.
   В это время в калитке показалась Маша Дубова. Я почему обратила на неё внимание - у неё аура просто полыхала радостью. Я подтолкнула Дину и показала ей на одноклассницу.
   - Интересно, что это у неё произошло, что она так светится, - сказала я.
   - Пойду, узнаю, - заторопилась Дина.
   Она подошла к Маше, и они о чём-то оживлённо разговаривали, пока не послышался звонок. Когда мы уже были на спортплощадке (первым уроком была физкультура), Дина сообщила:
   "У Маши в доме чудеса происходят. Отец её в воскресенье заявил жене, что неправильно воспитывал детей. Теперь всё у них будет по-другому. В тот же день родители перебрались в комнату Андрея, а большую комнату разделили перегородкой, и у Маши теперь собственная комната. А телевизор для семьи повесили на кухне, кухня у них большая".
   Я за Машу очень порадовалась, честно.
   На третьей перемене Дениска сам пришёл в столовую и присоединился к нам. Когда он достал свой обед, Марина пошутила:
   - У тебя там Демьянова уха, наверное?
   - Почему уха? - удивился Дениска и, открыв коробку, внимательно изучил то, что там было. - Тушёное мясо с овощами и грибами, - сообщил он.
   - Это я пошутила, - пояснила Марина. - Не удержалась. У тебя ведь домового Демьян зовут, а в русской литературе есть такое понятие "Демьянова уха". Придёшь домой, посмотри в Интернете. Была такая басня у Крылова, а потом название распространилось, получило иносказательный смысл.
   - Посмотрю, - пообещал Дениска, зачерпнул вилкой свою "уху", прожевал, блаженно прикрыв глаза, и вздохнул: - Ой, как же здорово, что всё вернулось!
   Мы только понимающе ему улыбнулись и тоже начали есть. Когда поели, Дина спросила то, что интересовало нас всех:
   - А как твои родные отреагировали, когда про Драконий мир и Школу узнали?
   - В восторге были, - с радостью ответил Дениска. - Хорошо, что со мной твой Учитель был, Женя, - обратился он ко мне. - Он и на Дашу с Данилкой наложил заклинание неразглашения.
   Забыла рассказать, что вчера я поделилась с Учителем своей озабоченностью, что Марик просто изнывает от невозможности рассказать приятелям о Драконьем мире. Дина сказала, что тоже волнуется за своих младших. И тут оказалось, что на Светланке Весниной наложено заклинание неразглашения, так что она в садике просто "забывает" о Драконьем мире. И Жан-Жак на сестрёнок решил наложить это заклинание, хотя они в основном живут дома и с другими детьми в Квебеке почти не встречаются. Вот вчера, по нашей просьбе, Учитель наложил это заклинание на младших Лесковых и на нашего Марика. А теперь и младшие Калязины защищены.
   А как я-то успокоилась! И не только потому, что устранена опасность "утечки информации", а главным образом потому, что и наша малышня успокоилась и не рвётся постоянно в своих мыслях в Драконий мир. Теперь, когда они выходят из дома на Земле, то полностью окунаются в земные заботы и живут нормальной жизнью. Не, не то слово, не "нормальной", а обычной. Зато дома, к моей радости, Марик совсем забросил компьютерные игры, ему интереснее было осваивать новый мир.
   - За тобой заходить вечером? - спросила я Дениску, когда мы пошли на четвёртый урок.
   - Да, я буду ждать вас у калитки, - кивнул мальчик.
   На других переменах мы включили Дениску в наше ментальное общение. Мы обсуждали моё предложение о создании Ордена Справедливости.
   Вчера, когда я это предложила, первая отреагировала Ольга Павловна (мы тогда все собрались на нашем островке):
   - И как ты себе представляешь деятельность этого Ордена?
   - Пока смутно, - призналась я. - Только несколько идей. Во-первых, надо как-то довести до всех школьников информацию, куда они могут пожаловаться на тех, кто их обижает. Во-вторых, как установить причины такого отношения. В-третьих, как помочь. Ну, в общем, понятно.
   - Понятно, что тебе самой ещё не понятно, - засмеялась Марина.
   - А что, идея мне нравится, - поддержал меня Учитель. - А кто будет в Основателях этого Ордена, ты уже подумала, Женя?
   - Ну, мы все, конечно, - с недоумением поглядела я на него. - Нам обязательно нужно ваше руководство. Мы же ещё учимся, мы вообще только начали (я имела в виду нас с Диной), так что если без взрослых начнём решать, как с обидчиками поступить, такого можем наворотить, не дай Боже!
   - Хорошо, что ты это понимаешь, - похвалила меня Ольга Павловна.
   - Я потому и спросил, - счёл нужным пояснить Учитель, - что ты упомянула Тимура и его команду, а у них взрослых не было.
   - А, это я так, для примера, - махнула я рукой.
   - Я сейчас представила, - смущённо призналась Соня, - что если бы я решала, что с обидчиками делать, я бы сгоряча ответила им тем же. Побил ребёнка - надо побить его самого. А после слов Жени поняла, что это было бы только хуже. А как правильно действовать, я ещё не знаю.
   - С каждым случаем надо разбираться очень внимательно, - пояснил Учитель, - здесь не может быть стандартных решений, как нет одинаковых ситуаций. Хорошо, с идеей создания Ордена, как я вижу, все согласны. Давайте не будем торопиться, три дня нам всем на размышление. В среду вечером соберёмся опять здесь, все представят свои соображения. Лучше записывайте, что придумаете, чтобы не забыть, - посоветовал он нам, ученикам. - Рассмотрим все предложения, разработаем Устав Ордена и тогда начнём работать. Это не значит, - ответил он на мой мысленный вопрос, - что не надо пока реагировать, если вы за это время встретитесь со случаем насилия над детьми или узнаете о таких случаях. Сразу же сообщайте нам, взрослым, тем из нас, кто окажется доступен в тот момент. Мы будем реагировать незамедлительно. А Орден всё же создадим, тщательно всё обдумав.
   Когда мы сегодня разговаривали по Скайпу со Славой, он сказал:
   - Знаешь, мы с Игорем и Иринкой (это дети Ольги Павловны) решили, что деятельность Ордена надо распространить и на наши города, мы ведь большую часть времени находимся в Санкт-Петербурге и Москве. Не бойся, - засмеялся он, поняв, почему я вопросительно смотрю на него, - даже если кто услышит, то всё равно не поймёт. Но внимания я не ощущаю.
   - А что вы там сможете в одиночку сделать? - осмелилась я продолжить тему.
   - Почему в одиночку? - удивился Слава. - Здесь ведь много и учеников и взрослых. Вот вернёмся на Остров в то воскресенье (я поняла, что он имеет в виду 6 октября), и оповестим всех наших о создании Ордена. Ты же не против?
   - Нисколько не против, - с энтузиазмом откликнулась я, - я вообще мечтаю, чтобы наш Орден по всей Земле распространился.
   - Вот это всем и предложим, - поддержал мой порыв Слава.
   А на занятиях в Клубе Учитель нас обрадовал (нас - это меня и особенно Дениску). Он нам сказал, что и Олег Дрёмин (это тот мальчик, которого лишили Дара ещё в прошлом году) тоже вернётся в Школу, на первый курс. Оказывается, он вызвал свою Стихию (Огонь), когда его похитили, чтобы получить выкуп с родителей. У его отца было турбюро, в нашем городе это выгодное дело. Олег услышал, что один из похитителей предложил отрезать у него палец и послать родителям вместе с письмом о выкупе. Мол, тогда родители будут посговорчивей. Олег призвал Огонь, с его помощью выбрался из того дома, где его держали. Дом сгорел, за это Олега и лишили Дара. А Олег прибежал домой, рассказал отцу, что с ним случилось (родители уже искали его повсюду). И тогда отец продал своё дело и спешно увёз семью из города. И уехали они аж на Дальний Восток, там Олега и нашли и Дар ему вернули. Так что мы с ним тоже познакомимся, когда вернёмся в Школу.
   После занятий Дениска заторопился.
   - У бабушки сегодня дежурство, - пояснил он, - мне надо мелких из садика забрать, я им обещал. А то Юля работает до шести, но часто задерживается, они и сидят в садике до семи часов.
   И он умчался вперёд, хотя и мы не очень медленно шли.
   - Женя, - спросил Марик, - а наши близнецы тоже в садик ходить будут?
   - Обязательно, - подтвердила я, - но только через год, сейчас они ещё маленькие для садика.
   - Скорей бы они росли, - вздохнул Марик. - А то Саше вот с Никитой интересно играть, а наши ещё маленькие, несмыслёныши, - покровительственно заметил он.
   - Потерпи ещё немного, - попросила я, - зато потом у вас такая большая компания будет - три брата Лесковых и три брата Светловых.
   - Да, - повеселел Марик, - а Серёжа правда выздоровеет?
   - Конечно, и очень скоро, - подтвердила я.
   - Это хорошо, - вздохнул братишка, - а то Саша очень переживал, что у него младший братик сильно болеет, и от этого у них дома невесело было.
   - Зато сейчас у них всё хорошо, - утешила я. - Кстати, Марик, а ты спроси Сашу, он не хочет ходить с нами в Клуб?
   - Он-то хочет, - заверил меня Марик. - Когда я ему рассказал о занятиях, он своему папе сказал, что тоже хочет заниматься в Клубе. А дядя Вася ответил, что у них нет денег, чтобы он ходил в Клуб.
   - Сейчас-то у них деньги будут, - осенило меня. - Дядя Вася уже начал хорошо зарабатывать, да и тётя Таня говорила, что когда Серёжа выздоровеет, его можно будет отдать в садик, и она сама пойдёт туда воспитательницей. Так что ты завтра же Саше напомни, чтобы он снова с папой поговорил.
   - Скажу, - согласился Марик.
   Ночевала я, как и прошлую ночь, дома. Как мы с Диной поняли, Колыбели нас будут звать только по субботам. Для нашего обучения достаточно пребывания в них раз в неделю.
  
  
   24 сентября, вторник.
  
   Сегодня у нас занятий не было - мы с утра шли на санацию в стоматологию. И хотя я нисколько не волновалась за результат осмотра, зубы-то у меня в идеальном состоянии, но и без приключения не обошлось. Вернее, без конфликта.
   Сначала нам, как обычно, напомнили, как надо правильно чистить зубы. Про пасты рассказали. Потом велели по очереди заходить в кабинет для первичного осмотра. Когда подошла моя очередь, я вошла в кабинет, поздоровалась и осмотрелась. Там стояли три кресла, два из них были свободными. Стоящая у правого кресла женщина распорядилась:
   - Иди сюда, садись!
   - Я к Вам не пойду, - решительно сказала я и села в левое кресло.
   Сидящая около него молодая женщина хихикнула и потянулась ко мне, чтобы начать осмотр, но "правая" остановила её:
   - Подождите, Елена Сергеевна, нужно разобраться. Я не позволю всякой пигалице мне хамить.
   - Я Вам не хамила, - спокойно сказала я. - По нашему законодательству каждый пациент имеет право сам выбирать себе врача. Вот я и выбрала Елену Сергеевну, - улыбнулась я понравившейся мне женщине, - а не Вас.
   Пока другая оскорблённо пыхтела, Елена Сергеевна спросила:
   - Тебя как зовут, пациент?
   - Женя Светлова, - ответила я.
   Елена Сергеевна оживилась:
   - Слушай, твою маму случайно не Ксенией зовут?
   - Ксенией, - подтвердила я.
   - Передай ей привет от Лены Русиной, - сказала Елена Сергеевна. - Мы с ней вместе в институте учились, - пояснила она. - Я и тебя маленькую несколько раз видела.
   - Передам, - пообещала я.
   - А теперь давай посмотрим твои зубки, - жизнерадостно предложила Елена Сергеевна.
   Я послушно открыла рот. Елена Сергеевна осмотрела мои зубы и восхитилась:
   - Просто идеально! Молодец, заботься о них и дальше, и тогда нашим пациентом тебе не надо будет становиться. - И, покосившись на возмущённую коллегу, шёпотом спросила: - а почему ты к ней не пошла?
   - Она злая, - так же шёпотом сказала я.
   - И правда, - вздохнула Елена Сергеевна, - мне тоже так кажется. Ну, шагай, - сказала она уже погромче, - и не забудь привет маме передать.
   - Не забуду, - ответила я, вежливо сказала всем "До свидания", сочувственно поглядела на Наташу, которая сидела в правом кресле с открытым ртом, и вышла в коридор.
   Там я отыскала взглядом Инессу Степановну и поделилась с ней.
   "Инесса Степановна, там одна врачиха в кабинете, что-то в ней странное и неприятное, можете посмотреть?"
   В это время из двери выглянула Наташа Селезнёва.
   - Инесса Степановна, - испуганно позвала она, - тут врач говорит, надо зуб немедленно удалять. А я не знаю что делать, мне родители не велели ни на что соглашаться, только осмотр пройти.
   Инесса Степановна вошла в кабинет, немного погодя она вышла с Наташей и вредной "правой", и они пошли по лестнице наверх. Я в это время стояла рядом с раздевалкой, которая примыкала к регистратуре.
   - Смотри, смотри, - зашептали там, - опять Лариска нашла повод к Маркову сбегать. Ох, дожмёт она его, до чего настырная баба!
   - Да ладно, - ответил другой голос. - Сергей Витальевич уже сколько лет один, ни одна пока не достала.
   - А эта достанет, - как-то печально прозвучал третий голос. - Она стерва и ведьма. Таким всегда везёт.
   Они замолчали, а я встревожилась. Это что, эта мегера Володе в мачехи набивается? Ну уж нет.
   "Инесса Степановна", - позвала я. - "Вы к Маркову идёте?"
   "А ты откуда знаешь?" - изумилась Инесса Степановна. - "Да, к Маркову. Мы позвонили папе Наташи, тот разрешил пойти на консультацию к Маркову. Сказал, чтобы больше ни к кому не обращались. Сергей Витальевич сейчас Наташу смотрит".
   "А эта мегера с вами?" - спросила я. - "Тут в регистратуре шептались, что она Володиного папу охмуряет".
   "Женя", - поразилась Инесса Степановна, - "ты где таких слов набралась?"
   "А что, неправда?" - спросила я.
   "Она и правда намерена выйти за него замуж, хотя тебе ещё рано об этом спрашивать", - неохотно ответила Инесса Степановна. - "Я хочу попросить твоего Учителя заняться ею. Дело в том, что она сильный энергетический вампир, питается детским страхом. Дети ведь боятся стоматологов, так что для неё каждый рабочий день, как пиршество. Да она ещё этот страх и провоцирует".
   "Ой, Инесса Степановна, обязательно Учителю сообщите!" - встревожилась я.
   "Я сразу же с ним связалась, когда её увидела и поняла, кто она такая. Он обещал заняться ею сегодня же", - постаралась успокоить меня учительница.
   "А с Наташей что?" - я немного успокоилась и вспомнила об однокласснице.
   "Редкий случай" - весело сообщила Инесса Степановна. - "Оказывается, у неё последний молочный зуб ещё не выпал. Сейчас Сергей Витальевич его удалил, будет основной расти. Так что с Наташей всё в порядке, сейчас придём".
   Вскоре они вернулись, все трое. Наташа была ещё бледненькая, но она уже улыбалась. Кто-то спросил, было ли ей больно.
   - Нисколечко! - радостно заявила она. - Доктор просто чего-то пшикнул, а потом достал изо рта зуб и мне показал. Представляете, не вырвал, а просто достал. И сказал, что новый зуб там вырастет.
   В этот день у меня появилась идея. Нет, не так! У меня появилась ИДЕЯ, как сделать счастливыми сразу троих. Это я имею в виду Володю, его отца и Александру Николаевну. Спросите, причём здесь Александра Николаевна? Я случайно услышала обрывок разговора моих родителей, когда папа сказал маме, что повысил плату Александре Николаевне. И добавил, что позор стране, где у учителей маленькая зарплата. Мама подтвердила и вздохнула:
   - И куда мужчины смотрят? Такая женщина и не замужем!
   - Меня не упрекай, я на тебя смотрю, - отшутился папа.
   - Хоть бы Виктору своему подсказал, - предложила мама.
   - Вот ещё, - по-прежнему шутливо сказал папа, - он её тогда к себе увезёт, а я не могу лишать Женюрку любимой учительницы. Это талант - так преподавать родной язык, что дети его учат с охотой. Нет, мужа ей надо из местных.
   Дальше я не слышала, да и не слушала. Потому что как раз в это время ИДЕЯ у меня и появилась. Потому что я знаю местных, которым нужна такая мама и жена, как наша Александра Николаевна. Володиного папу надо было срочно спасать, отвлекать от всяких ведьм. Я тянуть не стала.
   "Володя", - позвала я, - "не отвлекаю?"
   "Не отвлекаешь", - отозвался Володя. - "Я еду к аптечным складам, так что десять минут у тебя есть. Уложишься?"
   В словах приятеля звучала добродушная усмешка. Ну да, они уже привыкли, что если меня что-то интересует, я могу долго допрашивать того, кто мне может это интересующее прояснить.
   "Я уложусь, но ты лучше сделай остановку, если ты на скутере. Не хочу быть причиной ДТП с твоим участием".
   "Даже так?", - посерьёзнел приятель. - "Ладно, остановился в кармане у тротуара, стою".
   "Я тебе маму нашла", - огорошила я его своим сообщением.
   "Ого, вот это круто", - восхитился Володя. - "И где же ты её нашла?"
   "Не смейся", - обиделась я. - "Я о тебе забочусь, а ты смеёшься".
   "Прости, не буду больше", - серьёзно пообещал Володя. И поторопил: - "Так что ты надумала?"
   "Тебе наша Александра Николаевна нравится?" - спросила я.
   "Конечно, она же у нас классная руководительница", - подтвердил Володя. - "Знаешь, какая она у нас классная?!", - и сам засмеялся от получившегося каламбура.
   "А твой папа с ней знаком?" - поинтересовалась я.
   "Нет, на родительские собрания у меня бабушка ходит", - сказал Володя и тут догадался: "Ты что, Александру Николаевну мне в мамы запланировала? Ну ничего себе! А разве у неё мужа нет?"
   "Нет, и никогда не было", - торжествующе сообщила я и решила уточнить: - "А твоя бабушка ведь папина мама?"
   "Папина", - сказал Володя.
   "Тогда легче", - обрадовалась я. - "Её ведь тоже должно интересовать счастье твоё и твоего папы".
   "Давно интересует", - вздохнул Володя, - "но папа не хочет знакомиться с теми, кого бабушка предлагает".
   "Бери бабушку в союзницы", - предложила я. - "Пусть она откажется ходить на родительские собрания, потребует, чтобы отец занялся воспитанием сына. Мне кажется, главное, чтобы они познакомились, твой папа и Александра Николаевна. Не может быть, чтобы он в неё не влюбился! Как ты думаешь?"
   "Думаю, шанс есть, и очень большой", - задумчиво сказал Володя. - "Ну ладно, еду дальше, спасибо за идею. Сегодня же подключу бабушку к её осуществлению. А знаешь, Женя, вот от одной мысли, что Александра Николаевна может стать моей мамой, у меня так радостно и тепло на душе стало, просто не высказать".
   "Не высказывай, я и так чувствую", - сообщила я. - "Ты только это дело не затягивай, послезавтра у нас родительские собрания, сделай так, чтобы папа на него пошёл".
   "Ты считаешь, нужно поскорее?" - удивился приятель.
   "Я не только считаю, я уверена. Мы сегодня были в стоматологии, я там узнала, что твоего папу одна ведьма осаждает".
   "Ведьма в переносном смысле?" - поинтересовался Володя.
   "В прямом", - сердито сообщила я, - "Смотри сам".
   И сбросила ему пакетом события сегодняшнего утра.
   "Ничего себе", - присвистнул Володя. - "Спасибо за сообщение, я приму меры".
   "Принимай" - ответила я и попрощалась: - "Счастливого пути и будь осторожен на дорогах".
   "Буду", - донеслось издалека.
   Я тоже отправилась на "работу". У нас с папой разговор был перед этим. Он меня спросил, почему я не получила деньги, которые мне начислили за работу на складе.
   - Папа, - ответила я, - я об этом хотела с тобой поговорить. Я не хочу их получать, потому что я работала на семью, это ведь наш склад, Дине и Соне деньги нужны, они работают с удовольствием, а мне, если честно, и карманных достаточно.
   С начала учебного года папа выдавал нам с Мариком карманные деньги - ему 50 рублей в день, мне - 100 рублей. В неделю у Марика получалось 250 рублей, у меня - 600.
   - Я так понял, что так работать, как девочки, ты не хочешь? - понятливо прищурился папа.
   - Если честно, не хочу, - призналась я. - У меня и так дел хватает. Я, конечно, обойду те места, которые ты мне поручил, но только раз. Я лучше к каждому приставлю по домовому. Они мне сами предложили чем-то их занять, пока у них хозяева и жильё не появятся.
   - Что, так времени жалко? - проницательно сказал папа. Ой, он же ведь тоже эмпатию осваивает!
   - Жалко, - честно сказала я. - Смотри сам: три раза в неделю айкидо, три раза яхт-клуб, помощь маме и бабуле. А нам ещё Драконий мир исследовать хочется. Ещё время нужно, чтобы в Интернете дополнительный материал по учёбе отыскивать. Даже не чтение времени почти не остаётся. Мне через неделю Борису Натановичу сдавать домашнее чтение, а я "Дэвида Копперфилда" никак дочитать не могу.
   Вот после этого разговора я и отправилась по указанным мне торговым точкам, чтобы их домовым поручить.
  
   25 сентября, среда.
  
   Сегодня вечером было Учредительное заседание Ордена Справедливости. Устав его я излагать не собираюсь, скажу только, что мы решили в каждой школе города разместить на доске объявлений наши объявления, которые не будут видны для взрослых. Текст мы составили такой:
   "Если кому-то из вас, читающих этот текст, нужна защита от издевательств со стороны взрослых или сверстников, достаточно подойти на набережной к любому терминалу "Гражданин - полиция" и, не включая связь, просто прикоснуться к нему и рассказать о своих трудностях. И тебе обязательно помогут, даже не сомневайся".
   Идея насчёт терминалов возникла сразу у двоих: у Сони и Дениски. Дениска потом рассказывал, когда он был маленьким, ну, учился в начальных классах, он часто мечтал, что вот было бы в городе какое-то место, чтобы туда можно было пойти и пожаловаться. Там тебя поймут и помогут.
   Самое интересное, объявления были зачарованы так, что тех, кто хотел рассказать взрослым о них, взрослые просто не слышали. И сорвать объявления было невозможно. Но если мы думали, что на нас сразу свалится много дел, потому что школьники гурьбой побегут жаловаться, то мы просчитались. Взрослые волшебники сразу сказали, что должно пройти какое-то время, прежде чем к нам обратятся. Большинство просто не поверит таким объявлениям, дети уже привыкли, что их постоянно обманывают.
  
  
  
   27 сентября, пятница
  
   В пятницу, когда я пришла в школу, со мной связался Володя.
   "Женя, хочу поблагодарить тебя за твою идею".
   "Это насчёт Александры Николаевны?" - уточнила я. - "Ну и как, сработало?"
   "Да вроде бы", - ответил Володя. - "Во всяком случае, папа после родительского собрания проводил Александру Николаевну домой, темно ведь было, а потом весь вечер меня про неё расспрашивал. Будем надеяться, больше он на твою вампиршу не посмотрит".
   "А чего это она моя?" - шутливо обиделась я.
   "Ну, ты же её обнаружила".
   "Я обнаружила, а мой Учитель нейтрализовал", - гордо сообщила я. - "Он мне в среду на занятиях сказал, что эту Ларису Аркадьевну убрали из детской стоматологии".
  
   28 сентября, суббота.
  
   После классного часа Анжела попросила всех не расходиться - нужно было пойти к Никите Бойко в гараж. Там мы хранили и собирали наш подарок Инессе Степановне ко дню учителя. Мы ей готовили в подарок модель парусника.
   Парусник был почти собран, а шли мы вместе, чтобы по жребию определить, на каком парусе чья фотография будет размещена. Это Никита и предложил. Сказал, что парусник красивый, наверняка Инесса Степановна его хранить будет для памяти. А на паруснике столько белых парусов, что их хватит, чтобы разместить фотографии всего класса. Старший брат обещал Никите, что на каждый парус методом термопечати нанесёт фотографию кого-то из нас. Когда мы распределили и пометили паруса (где чей), некоторые сказали, что принесут свои фотографии из дома, в понедельник отдадут Никите. А большинство осталось, чтобы сразу пофотографироваться. Брат Никиты, Борис, заверил нас, что за три дня полностью справится с задачей. Никита сказал, что в следующую субботу (на день Учителя) отец обещал подвезти его к школе вместе с парусником. А мы с Диной сказали, что в пятницу, 4 октября, принесём Никите сборную коробку для перевозки и хранения парусника.
  
   29 сентября, воскресенье.
  
   Дениска сегодня собрал внеочередное собрание Ордена Справедливости. У него ещё одна идея появилась. Он рассказал, как маялся в пятом и шестом классах при выполнении домашних заданий, особенно по математике. Учительница объясняла непонятно, а обращаться к ней за помощью было бесполезно. Наорёт, обзовёт дебилом и кретином (самые "ласковые" прозвища) и посоветует, чтобы родители потратились на репетитора, если уж такое убожество родили. Хорошо, что в 7-м классе Дениска попал в Школу, тогда и математика стала понятной, да и другие предметы тоже. Вот Дениска и предложил добавить в наши объявления в школах, что в городе работает бесплатный консультационный пункт для всех школьников, где каждому ученику помогут освоить не дающийся ему учебный предмет.
   - А кто там консультировать будет? - деловито спросила Соня. - Мы, что ли? Представляешь, если туда толпами ходить будут, у нас времени ни на что не останется, самим некогда будет учиться.
   - Нет, - качнул головой Денис. - Я уже всё обдумал. Мы лично никого консультировать не будем, действительно времени не хватит, я уж не говорю о знаниях. Но мы можем распределиться по дням, нас же шестеро. Каждый берёт себе один день, можно меняться, а консультационный пункт будем открывать на час в день, скажем с 16 до 17, или как решим.
   - Ну, и что мы за час сможем сделать? - пожал плечами Володя. - Я вот по своему классу знаю, некоторые так тупят, ему можно целый час долбить, а сам он соображать и не желает.
   - Во-от, - протянул Дениска. - Если мы будем объяснять каждому, что он не понимает, времени действительно не хватит. Я другое предлагаю. Нужно подготовить информационные пакеты по всем предметам, учитывая, что в разных школах ещё и разные учебники. А с пакетами дело пойдёт быстро: пришёл, пожаловался на трудности с каким-нибудь предметом, мы ему соответствующий информационный пакет по этому предмету вкладываем в голову - и "гуляй, Вася"! Хочешь учиться - осваивай вложенные знания! Пришёл, чтобы тебе на халяву сделали домашнее задание - получай птицу обломинго.
   - А где мы этот консультационный пункт разместим? - спросила Марина. - Ты ведь и это продумал? - догадливо сказала она.
   - Продумал, - согласился Денис. - Только нам понадобится помощь взрослых волшебников, - и он с надеждой посмотрел на молча слушающих нас старших.
   - И что же ты придумал? - Учитель спросил так заинтересованно и доброжелательно, что мы сразу поняли, что и идею он одобряет и готов помочь.
   - Вы все знаете большой книжный магазин в центре, - заторопился Дениска, - там четыре входа, но один не работает, всегда закрыт. Можно на этом входе разместить табличку "Консультационный пункт для школьников", и чтобы эту табличку только школьники и видели, вот как в школах на доске объявлений. А за дверью разместить пространственный карман, там и устроить консультационный пункт. Причём табличка будет появляться, и, соответственно, дверь открываться только тогда, когда кто-то из нас там находится.
   - А что, хорошее предложение, - сказала я. - Мне нравится. Если вы не возражаете, я себе субботу возьму.
   Друзья согласились отдать мне субботу, распределили между собой остальные дни. Марина пообещала завтра же разместить во всех школах дополнительное объявление о консультационном пункте. Инесса Степановна взялась подготовить информационные пакеты по основным учебным предметам уже к завтрашнему дню. Вот это оперативность! Завтра был день дежурства Володи, Ольга Павловна обещала ему завтра к 16 часам уже создать пространственный карман за закрытой дверью книжного магазина, разместить на двери табличку, а когда Володя туда придёт, к нему присоединятся обе наши волшебницы (Ольга Павловна и Инесса Степановна) и оборудуют в этом кармане подходящий интерьер. Интерьер Володя предложил обсудить всем вместе. Так мы и сделали. Взрослые создали голографическую модель нашего консультационного пункта, попытались учесть все наши "разумные" пожелания, а то нас иногда "заносило" в наших фантазиях.
   А знаете, что взял на себя мой Учитель? Он пообещал поработать с учителями, особенно с такими, которые и свой предмет плохо преподают (тут он поможет советом и предложит подходящие методики), да ещё и оскорбляют учеников.
  
  
  
   30 сентября, понедельник.
  
   Сегодня был очень сложный день для Сони. Взрослые нам не советовали прогуливать уроки, чтобы побывать в церкви, где проходили крестины. Ольга Павловна сказала, что она покрестит Соню, там же будет Сонина мама, а мы лучше потом Соню поздравим. Прогуливать школу нам самим не хотелось, особенно потому, что прогуляли бы биологию. Крестины были назначены на час дня, когда у Ольги Павловны был обеденный перерыв.
   Когда мы все вернулись из школы и перенеслись на остров магов в Драконьем мире, Соня нас там уже ждала. Мы её поздравили с обретением крёстной мамы, вручили наши подарки, которым Соня очень обрадовалась. Как я поняла, её в прежней жизни подарками не очень баловали. Но что-то с Соней было всё-таки не так. В её ауре перемешались и радость и печаль. Нашу озабоченность озвучила Марина.
   - Сонечка, - обратилась она к имениннице, - мы видим, что тебя что-то гнетёт. Может быть, поделишься с нами? Всегда ведь легче бывает, если рассказать друзьям о своих заботах.
   - Поделюсь, - вздохнув, согласилась Соня.
   - Тебя чем-то в школе огорчили? - догадливо спросил Дениска.
   Мы все чувствовали, как неприятна ему была прежняя школа, поэтому он о ней в первую очередь и подумал.
   - Да нет, - отмахнулась Соня. - Я сегодня вообще в школе не была, с мамой прощалась. Поеду скоро в аэропорт, провожать их.
   - Как прощалась? - опешили мы.
   Вот что рассказала нам Соня. В тот вторник, когда Ольга Павловна приняла её ученичество, она пообещала Соне оборудовать ей собственное жильё и поговорить с родителями. Сначала они втроём (Ольга Павловна, Марина и Соня) пошли к гаражам, там их встретил вызванный Мариной её дедушка. Тот сразу дал согласие на постройку второго этажа над его гаражом, чтобы часть его принадлежала Соне. Договорились, что строительство начнётся следующим утром, потом попрощались и Ольга Павловна пошла с Соней к ней домой. Соня жила в однокомнатной квартире, мама с "дядей Костей" занимали комнату, а Сонин диванчик стоял в прихожей, отгороженный ширмой. Познакомившись с Сониной мамой и хозяином квартиры, тем самым "дядей Костей", которого мы видели, когда приходили в среду за Соней, Ольга Павловна поняла две вещи: во-первых, Нина Васильевна не была родной мамой Соне, и во-вторых, она намеревалась уйти от своего сожителя. Потому что полюбила другого человека, и хочет связать с ним свою судьбу. Но в этот раз Ольга Павловна только сказала Сониной маме, что она от администрации проверяет условия жизни школьников из неполных семей, поэтому завтра хочет перевести Соню в более благоприятные жилищные условия. Сонина мама согласилась, чтобы Соня поселилась у Ольги Павловны. Про гараж им, естественно, рассказывать не стали. Так что на следующий день мы помогли Соне перебраться, а Ольга Павловна вечером того же дня встретилась с Сониной мамой в своей квартире, куда Нина Васильевна пришла после работы. Ей показали комнату Иринки, младшей дочери Ольги Павловны, которая училась в Москве. Сказали, что Соня будет жить здесь. Между прочим, Ольга Павловна действительно предлагала Соне жить в этой комнате, но Соня не хотела расставаться со своим жилищем, ей там было уютнее и свободнее. Она там чувствовала себя полной хозяйкой. В этот вечер Соня и узнала и о жизни своей мамы и о её планах на будущее.
   Если вкратце, Нина и Лида, настоящая мама Сони, выросли в детдоме. Когда они закончили девять классов, они поступили на курсы медсестёр в большой больнице в Ростове. Девушки жили в одной комнате общежития, сначала вдвоём, а потом родилась Соня. Про её отца Нина ничего не знала. Растили девочку вместе. Когда начали работать, устраивались в разные смены, чтобы ребёнка одного не оставлять. Соня обеих подруг мамой называла. Когда Соне было три годика, Лида не вернулась с дежурства домой, её нашли убитой. А через год на семинар в Ростов приехал главврач санатория из нашего города. Он познакомился с работой Нины (она участвовала в практической части семинара) и предложил ей работу в санатории. У Нины Васильевны была знакомая в Загсе, она оформила ей новое свидетельство о рождении для Сони, где Нина Васильевна Морозова значилась мамой Сони, и десять лет назад мама с дочкой появились в нашем городе. Здесь с ней познакомился Константин, который работал в котельной санатория, пригласил их к себе. Обещал, что женится, когда у них появится свой ребёнок. Но вот не получилось. А недавно Нина Васильевна встретила мужчину своей мечты. Александр Иванович приехал на лечение из Сибири, туда же и звал Нину. Он признался ей, что влюбился с первого взгляда, но и последующие его на разочаровали, как он шутливо добавлял. Так что в этот вечер Нина Васильевна сказала Соне, что она тоже уходит из той квартиры, от "дяди Кости". А когда у Александра Ивановича закончится срок путёвки, они поедут с ним в Сибирь, в старинный город Томск. А Соня ответила, что маму она любит, считает своей родной мамой и всегда будет любить, но в Сибирь она не поедет. Во всяком случае, сейчас. Она хочет здесь окончить школу, а потом, возможно, и приедет к маме, чтобы учиться там в институте. Нина Васильевна очень огорчилась, но Ольга Павловна пообещала, что 30 сентября, когда по святцам будут именины Софьи, она окрестит девочку и станет её крёстной мамой. И будет заботиться о Сонечке, как о родной доченьке. Потом они втроём поплакали, и Сонина мама пошла прощаться с Константином.
   В четверг Соня познакомилась со своим будущим папой. Александр Иванович очень просил Соню называть его так. Нина Васильевна не сказала ему пока, что не она Соню родила. Соня так поняла, что и не скажет. Александр Иванович тоже уговаривал Соню ехать с ними, но она опять отказалась, хотя и подтвердила, что считает их своими родителями. Тогда родители поменяли билеты на 30 сентября, чтобы присутствовать на крестинах. И вот сегодня, до обеда, Соня полдня провела со своими родителями. Они гуляли по городу и разговаривали. Родители рассказывали о своих планах, мечтах, и расспрашивали Соню, о чём мечтает она, чего хочет от жизни. Мы все чувствовали, как приятен был Соне такой интерес её родителей. Она очень жалела, что не может рассказать маме, какая волшебная у неё теперь жизнь. Ольга Павловна не советовала. Она сказала, что медики самые большие реалисты, они в волшебство не верят. Соне очень понравился её потенциальный папа. Видно было, что он очень любит детей. Это Соня поняла ещё и по тому, как он смотрел на детей, которых они видели во время прогулки. Александр Иванович доверительно сказал Соне, что мечтает о том, что когда она на следующий год приедет к ним на летние каникулы, у неё уже появится братик или сестричка. И Соня была уверена, что так и будет, потому что, когда она познакомилась с папой Сашей, она советовалась с Донатом Артуровичем, можно ли ей поправить здоровье родителей. Тот согласился помочь, они вместе составили программу, и за это время Соня родителей подлечила.
   Вот такие дела! А мы и не знали, что у нашей Сони в жизни происходит. А у неё две родных семьи получилось: Нина Васильевна с Александром Ивановичем и Чернышовы. Дети Ольги Павловны Соню как младшую сестрёнку приняли, мы это сами вчера видели. А теперь, после крестин, Соня зовёт Ольгу Павловну "мама Оля".
   Мы немного помолчали после Сониного рассказа под впечатлением того, что услышали. Тишину нарушила Марина.
   - Сонечка, хочешь, я поеду с тобой в аэропорт? - предложила она.
   - А ты можешь, - Соня посмотрела на неё с надеждой. - Самолёт вылетает в 5 часов, ой, то есть, в 17. Маме Оле придётся с работы раньше уйти, а у неё люди на приём записаны.
   - Сообщи ей сейчас, пусть не отменяет приём, - посоветовала Марина. - Скажи, что я съезжу с тобой в аэропорт, а потом провожу домой.
   - Сообщила, - помолчав, сказала Соня. - Просит передать тебе спасибо, а ещё напомнить вам всем, что вы приглашены на праздничный ужин, здесь же, на острове.
   - Сонечка, я тоже поеду с вами, - решила Дина. - Володе надо в консультационный пункт, он сегодня начнёт работу, Женя с Дениской идут в Клуб, а меня мама отпустит, ей сейчас намного легче с нами управляться. Братишки помогут, поиграют с Серёжей.
  
   2 октября, среда.
  
   У нас среда прямо-таки стала днём похищений, вернее, первые два раза неудавшихся похищений, зато сегодня частично удавшееся. Когда мы вышли после уроков из школы, к идущей впереди меня Анжеле, как обычно, подошёл Сергей Комаров. Привычно забрал у неё ранец, Анжела торжествующе посмотрела на тех, кто не удостоился такой чести, и они, о чём-то оживлённо разговаривая, пошли к калитке. А за ней ... я увидела знакомую машину, которая в ту злосчастную среду стояла у нашего дома. Помните, когда меня пытались похитить? Я ещё с недоумением подумала, с какой стати эта машина здесь появилась. В это время женщина, сидевшая в машине рядом с водителем (как тогда), что-то сказала проходившему мимо Сергею, и эта парочка послушно пошла к сдвинутой дверке, намереваясь сесть сзади в машину. Я закричала: "Анжела, нет, не садитесь!", но она только пренебрежительно глянула в мою сторону. Они вошли в машину, дверца скользнула вперёд и машина тронулась с места. К счастью, я увидела Володю, который шёл поблизости от разворачивающейся машины.
   "Володя", - в панике позвала я. - "Видишь чёрную машину около тебя? Там похитители, они Анжелу с Сергеем Комаровым увозят".
   "Вижу", - быстро откликнулся Володя, - "не волнуйся, я успел маячок на неё кинуть".
   А я срочно вызвала Учителя и скинула ему пакетом информацию о похищении.
   Что было дальше, Володя нам рассказывал уже вечером, когда мы после ужина собрались на нашем островке в Драконьем мире.
   Кинув маячок, Володя заскочил в подъезд ближайшего дома, чтобы его не увидели, вышел оттуда уже в режиме невидимости, поднялся над домами и полетел следом за машиной, увозящей ребят. В полёте его догнал зов моего Учителя.
   "Володя, это Игнат Алексеевич. Мне Женя сейчас сообщила, что произошло. Ты где сейчас?"
   "Здравствуйте, Игнат Алексеевич", - обрадовался Володя. - "Я на машину маячок успел кинуть. Следую по нему, лечу в режиме невидимости".
   "Ага, вижу", - удовлетворённо заметил Игнат Алексеевич. - "Я даже знаю, куда они направляются. У них база на выезде из города, я тебя там встречу".
   Володя сказал, что машина не сразу поехала в ту сторону. Вскоре из неё вышла та женщина, что сидела впереди, она пошла к дому Комаровых. А машина отправилась дальше, но не по прямой, как потом понял Володя, а сначала покружила по городу.
   Когда Володя присоединился к Учителю, стоящему во дворе, куда въехала машина, ребят как раз выводили из машины. Анжела плакала, испуганно озираясь, Сергей виновато и удручённо посматривал на неё. Володя почувствовал, что Сергей не так волнуется за себя, как боится за Анжелу.
   Когда ребят ввели в дом, наши "спасатели" проникли следом. В комнате, куда втолкнули Серёжу с Анжелой, сидел угрюмый мужик с заживающими шрамами на лице. Володя сказал нам, что он сразу догадался, откуда у того шрамы. Это его Тяпа ими "наградила".
   - Колян, идиот, ты кого привёз? - напустился он на приведшего ребят парня. - Тебе было велено привезти старшего сына Комарова, какого чёрта ты ещё девчонку приволок?
   Анжела вздрогнула и прижалась к Серёже.
   - Да не ругайся ты, Артур, - махнул рукой парень. - Они же вместе шли, чего время терять. А так он посговорчивей будет.
   - Ну, никому нельзя ничего поручить, - проворчал Артур. - Простое дело - увезти мальчишку, и то дров наломали.
   - Ага, то-то ты сам с таким простым делом справился, - хихикнул Николай, глядя на исполосованное лицо Артура. - Всё, всё, молчу, - заторопился он, увидев яростно-разъярённый взгляд подельника.
   - Так, детки, теперь займёмся вами, - притворно ласково обратился Артур к испуганно сжавшимся ребятам. - Да вы присаживайтесь, - указал он на диван у стены, у которого, между прочим, стояли Володя с Учителем. - Нам ещё некоторое время предстоит общаться. Твой папа, Серёженька, уже получил наше письмо с указанием суммы выкупа. Вот пока он деньги собирает, ты у нас и погостишь, а твоя подружка не даст тебе скучать.
   - Может, и нам тоже? - предложил Николай, от взгляда которого Анжелу передёрнуло, и она в панике ещё теснее прижалась к Серёже. Они уже сидели на диване, сидеть было не так страшно, как стоять перед похитителями. Это нам Володя про их чувства рассказывал.
   - Отпустите её, - с безнадёжностью попросил Сергей. - Она-то здесь не при чём, если у вас какие-то тёрки с моим отцом.
   - А что, может и отпустим, - согласился Артур, переглядываясь с подельником.
   - Девочка, - позвал тот Анжелу, - ты умыться не хочешь? А то как тебя отпускать, куда ты такая зарёванная пойдёшь?
   - Хочу, - нерешительно согласилась Анжела. - Серёжа, дай мой ранец, у меня там зеркало и расчёска.
   Володя недовольно фыркнул про себя. Что с неё возьмёшь - девчонка. Сказали, что зарёванная, сразу о своей внешности озаботилась. (Мы ему вечером за такие мысли хотели подзатыльников надавать, только он увернулся). Учитель принял решение:
   "Володя, подстраховываешь Сергея, если что, немедленно телепортируйся с ним, я потом ему память подправлю. А я сейчас Анжелу домой перенесу".
   - Посидим, подождём, - небрежно заметил Артур. - И ответа от твоего папочки, и твою подружку. Она, наверное, долго умываться будет, - ухмыльнулся он.
   Испугаться за Анжелу Сергей не успел. Николай с шумом ворвался в комнату.
   - Артур, девчонка сбежала. Её нет нигде. И как только умудрилась, паршивка, - с досадой сплюнул он.
   - Точно, нигде нет? - вскочил с места Артур, - может, спряталась где? - с надеждой спросил он.
   - Где тут у нас прятаться? - в панике возразил подельник. - Я и на улицу выскакивал, и там не видно.
   - Ну, ты и козёл, Колян, - со злостью сказал Артур. - За такой пигалицей не уследил. Базу подставил, она же полицию сейчас наведёт. Ну, что за город такой, - досадливо пробормотал он, - неудача за неудачей. Грузи все вещи в машину, уходим отсюда. А ты сиди здесь, - прикрикнул он на дёрнувшегося на диване Сергея, - иначе хуже будет.
   Они выскочили за дверь, но дверь тут же открылась снова (Володя иллюзию сделал), впуская в комнату Володю. Он приложил палец к губам, призывая Сергея к молчанию, взял того за руку и потянул к окну, выходящему на задворки. Светить навыки телепортации перед Сергеем Володя не хотел. Он знал, что Анжелу Учитель перенёс сразу домой и стёр у неё в памяти события последнего часа. Володя такого ещё не умел, поэтому решил действовать обычными методами, пока это получалось. Телепортироваться они всегда успеют.
   Мальчишки выскочили в открытое Володей окно, перебежали к ограде соседнего участка, перелезли через неё, пробежали к калитке и вышли через неё на параллельную улицу. Здесь Серёжа осмелился заговорить:
   - Вовка, ты не знаешь, что с Анжелой? Она действительно смогла убежать?
   - Действительно, - успокоил его Володя, - не волнуйся, с ней всё хорошо, сейчас её везут домой.
   - Кто везёт? Полиция? А как это случилось? Как она убежала? А ты откуда здесь взялся? - сыпал вопросами Сергей, торопливо шагая за Володей по улице и тревожно оглядываясь.
   - Сейчас всё расскажу, - снова попытался успокоить его Володя. - Пойдём, посидим на лавочке, ты в себя придёшь, а потом я провожу тебя домой.
   - Ой, дома, - спохватился Сергей. - Папа с мамой не знают, что ты меня освободил. А у меня этот гад мобильник отобрал, а так я номера не помню, - пожаловался он, следуя за Володей в небольшой скверик, где действительно стояла лавочка, скрытая живой изгородью от проезжей части. Перед тем как сесть, Сергей оглянулся и стремительно побледнел, увидев выезжающую из-за угла знакомую чёрную машину.
   - Не дёргайся, - усадив его на скамеечку, сказал Володя. - Здесь они нас не увидят. Посидим, подождём, пока они уедут.
   - Так что случилось? - немного успокоившись, спросил Сергей.
   - Твой папа связался с нехорошими людьми, - начал объяснение Володя. - Они сначала на Светловых нацелились, но те отбились. Видел шрамы на лице этого Артура? Он их получил при попытке захватить Женю Светлову. Тогда они предложили сотрудничество твоему отцу, чтобы вместе разорить отца Жени. Но твой отец подумал и не захотел с ними связываться. (Володя не стал рассказывать Серёжке о неблаговидных поступках его отца). Вот они и решили похитить тебя, чтобы получить выкуп и наказать твоего отца. Я так понял, что они потребовали от твоего отца столько, что ему придётся всё отдать.
   - А может папа и не согласится, - горько предположил Серёжка. - У него вон ещё Игорь со Светкой останутся, если меня прибьют. Он в последнее время на меня только ругается, слова доброго не услышишь.
   - Потому и ругается, что попал в неприятности, а как выпутаться - не знает, - примирительно заметил Володя. - И не расстраивайся, теперь всё наладится. Сейчас я тебя домой отведу, а теми гадами Игнат Алексеевич займётся, вряд ли они теперь в городе ещё появятся.
   - А кто это, Игнат Алексеевич? - осторожно спросил Серёжка, настороженно поглядывая на опустевшую улицу.
   - Он вообще-то работает судебным исполнителем, а по вечерам проводит занятия в Клубе боевых искусств. У него 8-й дан по айкидо, таких умельцев по пальцам можно пересчитать.
   - Это он спас Анжелу? - догадливо спросил Серёжка. - Но как вы нас вообще нашли?
   - Скажи спасибо Жене Светловой, - ответил Володя. - Она эту машину узнала, её же тоже пытались эти гаврики похитить. Может, слышал, она кричала: "Анжела, нет, не садитесь!"?
   - Слышал, - вспомнил Серёжка и досадливо вздохнул, - эх, если бы мы её послушались!
   - А вы не послушались, - укоризненно сказал Володя. - Вот и влипли. Хорошо, что в это время к школе Игнат Алексеевич подъехал. Женя у него занимается, он её сэнсэй. Она ему рассказала, что произошло, он меня позвал, и мы поехали за вами. Пока всё разведали, вам пришлось у этих бандитов побыть, но я надеюсь, мы не слишком задержались.
   - Страху натерпелись, - признался Серёжка. - Ну, я уже оклемался, а вот за Анжелу беспокоюсь.
   - С Анжелой всё будет в порядке, - заверил его Володя. - Игнат Алексеевич обещал провести сеанс гипноза, внушит ей, что никакого похищения не было. Ты ей только не говори, а сама она и не вспомнит. Ну, что, пойдём на автобус, провожу тебя домой?
   - А эти не вернутся? - опасливо посмотрел на дорогу Серёжка.
   - Если не совсем дураки, они уже должны рвать когти из города, - ответил Володя. - Да и нас теперь двое, если что, отобьёмся.
   Когда мальчишки входили в дом Комаровых, они услышали громкую ругань родителей Серёжки.
   - Никита, ты с ума сошёл, всё продавать? А с чем мы останемся? Обратись в полицию, пусть они Серёжу ищут, лучше полиции заплатить, всё же дешевле, - причитал женский голос.
   - Сама с ума сошла, если на полицию рассчитываешь, - со злостью возразил отец. - А что с Сергунькой будет, ты не подумала? Сейчас каждая минута дорога.
   - Ты только о нём и думаешь, - упрекнула женщина. - Ради него всю семью по миру пустить готов.
   - Да, только о нём и думаю, - рявкнул старший Комаров. - Вы-то все в безопасности, а его там держат в неизвестно каких условиях. Ты мне что обещала, когда мы женились? Что будешь ему настоящей матерью? А настоящая мать так себя ведёт?
   Потрясённый услышанным, Серёжка ворвался в комнату:
   - Папа, она что, не родная мать мне?
   - А? - поднял взгляд от бумаг Комаров и неверяще уставился на сына - Сергунька, сыночек, ты что, сбежал? Мальчик мой родной, как я за тебя испугался, - крепко прижимая сына к себе, бормотал Комаров.
   - Папа, - пытался высвободиться Серёжа, - ты не ответил, мама мне что, не родная.
   - Да с чего ты взял, - воскликнула мать, - конечно, родная.
   - А почему ты тогда за меня не волновалась? - подозрительно спросил Серёжа. - И притом папа тебе сказал, что ты обещала стать мне настоящей матерью. Значит, на самом деле ты мне не родная, не настоящая?
   - Сынок, ты не бери в голову, что мать в запале сказала. Хотя не она тебя родила, но растила-то тебя она, и любит она тебя, как родного, - постарался успокоить сына отец.
   - Серёжа, послушай меня. - Володя постарался придать убедительности своим словам, - ты ведь знаешь, что я занимаюсь эзотерикой, развиваю в себе экстрасенсорные способности?
   - Ну, знаю, а причём тут это? - недовольно сказал Сергей, с обидой косясь на виновато глядящую на него мать.
   - При том, что я точно знаю, что твоя мама тебя любит, - веско сказал Володя. - Твой папа правильно сказал, хоть и не она тебя родила, но ведь она растила тебя с малолетства, причём отдавала тебе свою любовь. Вспомни об этом.
   - Сыночек, прости, родной, - почти прорыдала мать. - Не сообразила я сразу, что ты в опасности. Думала, спасти тебя можно, не лишаясь всего нажитого. Прости, родной, не подумала. А твой товарищ правду говорит, я тебя не меньше младшеньких люблю.
   Она прижала немного сопротивлявшегося Серёжку к груди, тот всхлипнул, прижался сам к матери и расплакался, приговаривая:
   - Мама, мамочка, ты моя самая родная.
   -Ну всё, всё, - блестя полными слёз глазами, попытался успокоить их отец. Подошёл, обнял жену и сына и сказал: - Слава Богу, что всё закончилось. Теперь можно и в полицию обратиться, чтобы такое больше не повторилось.
   - В полицию не надо, Никита Игоревич, - сказал вошедший в комнату мужчина, среднего сложения, с уверенным взглядом. - Всё уже закончилось, похитители в городе больше не появятся.
   - А Вы кто такой? - вскинулся Комаров.
   - Знакомьтесь, - вмешался Володя. - Это Игнат Алексеевич, это он помог освободить Сергея.
   А потом Игнат Алексеевич о чём-то долго разговаривал со старшими Комаровыми. Но о чём, Володя не знал, поэтому не узнали и мы.
   А мы все в очередной раз порадовались, что наша жизнь стала такой интересной и безопасной даже на Земле.
  
  
   5 октября, суббота.
   *
   Сегодня День Учителя! В школе была праздничная линейка, на которой мы поздравили наших учителей. Инессе Степановне мы вручили пока только букет цветов, основные подарки оставили на потом. Поясню. Обычно на День учителя родители сбрасываются на подарки учителям, в первую очередь классной руководительнице. Но Инесса Степановна сразу, как только приняла наш пятый класс, эту практику прекратила. Она сказала родителям, что подарок будет рассматривать как взятку, и ей это будет очень неприятно. Мы с Диной теперь понимали, почему Инессе Степановне не нужны подарки родителей. Она же волшебница, у неё и так всё есть. А после того, как мы узнали, как трудно живётся другим учителям, мы решили, что ничего особенного в подарках родителей нет. Хотя бы в день Учителя пусть учителя осознают, что их ценят, что родители им благодарны за их работу, да и ученики тоже.
   А тогда папа предложил родителям нашего класса на день Учителя благоустроить часть школьного двора, причём основную работу сделает его строительная фирма. Часть родителей дала деньги на материалы, некоторые согласились сами поучаствовать. Тогда по территории школы от всех калиток проложили высокие бетонированные дорожки, чтобы в дождь школьники не пачкали ноги в грязи. Когда мы учились в шестом классе, родители нашего класса оборудовали отличную баскетбольную площадку для всей школы. А в этом году папа предложил ничего для школы не делать. А директор, надо сказать, очень надеялся, что в этом году за счёт родителей (вернее, в основном, за счёт моего папы) будет проведено переоборудование учительской. А наши родители одобрили предложение моего папы оборудовать кабинет биологии плазменным телевизором Смарт ТВ, ну, это который на голос и движение руки реагирует. Экран был огромный, как раз для кабинета. Так что теперь уроки биологии и географии будут для нас самыми любимыми. Да, по географии мы тоже занимались в этом кабинете, такое условие родители поставили.
   И ещё про День учителя. Хочу сказать, что совсем без подарка у нас Инесса Степановна не оставалась. В пятом классе, когда она предупредила родителей, что ей не нужны от них покупные подарки, мы решили подарить ей цветы в горшочках. Выбирали самые красивые. А Инесса Степановна подарку очень обрадовалась, между прочим. Она их разместила в кабинете биологии, а некоторые взяла домой. За теми, что в кабинете биологии, мы сами ухаживаем. А как они цветут! Мы с Диной только после Школы догадались, почему в кабинете биологии такое великолепие. Я имею в виду постоянно цветущие растения, к Инессе Степановне всё время за отростками обращаются.
   А в прошлом году, когда мы были в шестом классе, мы ей тоже сами картину изготовили. Купили пазл на 2000 элементов, на нём был изображён замок, а перед замком пруд с лебедями и утками, повсюду цветы, очень красивый вид. Мы собрали этот пазл на фанерке, наклеили его, в багетной мастерской заказали рамку, а картину нам лаком специальным покрыли, для сохранности. И на рамке мы разместили наши фотографии, чтобы у Инессы Степановны память о нас осталась. А собирали мы эту картину в комнатке над гаражом у папы Вани Филатова, картина ведь была немаленькая. Почти метр в длину и больше 70 см в ширину, считая с рамкой. Мы когда в День Учителя (это была пятница) тащили её в школу, все прохожие удивлялись.
   В этом году подарок предложила я. Мы летом были в Канаде, и я там увидела сборную модель старинного парусника. Это у нас Марик очень любит собирать модели вместе с папой. Я показала эту модель папе, но он сказал, что для Марика она пока сложновата. Марику мы купили модель попроще, радиоуправляемый катер, он свою модель уже испытал на воде. А модель парусника я всё-таки уговорила папу купить, пообещав, что деньги ему верну дома. Когда мы второго сентября пришли на занятия, я рассказала классу о модели, предложив собрать её и подарить Инессе Степановне на День Учителя. Мы все знали, что у Инессы Степановны муж военный моряк в немалых чинах, а её сын учится в Нахимовском училище. Это нам Анжела сказала. И подарок все одобрили, тем более, там деталей немерено, всем хватило собирать. Деньги мы папе, естественно, отдали. Причём заработали их сами, у родителей не просили. Собирали его, как я уже рассказывала, в гараже у папы Никиты Бойко. Анжела следила за порядком, составила график с учётом того, кому когда удобно приходить, чтобы не мешали друг другу работать. Староста она у нас хорошая, только очень честолюбивая. У неё мама какой-то пост занимает в городской администрации, вот и Анжела хочет стать руководителем чего-нибудь крупного. Жаль, что она не подошла для нашей Школы, но есть у неё, к сожалению, и некоторое чванство, заносчивость иногда проявляется. Ей бы родителей нормальных, была бы человечнее. Мой папа ведь богаче их семьи, а чванства нет. И на модные курорты мы не ездим, в отличие от семьи Анжелы. Но это я так, отвлеклась. Всё равно, староста из Анжелы хорошая, Инесса Степановна её хвалит и воспитывает. Вроде бы незаметно, но кое-какие отрицательные черты у неё сглаживает. Это мы с Диной уже можем замечать.
   Но вернусь к празднику. Подаренный телевизор установили в кабинете биологии с утра, пока мы были на линейке. И на втором уроке (это была география) мы уже "путешествовали по Земле", потому что папа заранее предупредил Инессу Степановну о подарке. Она подготовила урок по материалам, найденным в Интернете. А что, здорово получилось! Правду ведь говорят: "Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать". Так интересно было видеть строение нашей Земли. Инесса Степановна показывала и рассказывала, какие раньше были формы у материков, какие сейчас и что с ними происходит. Я и не знала, что у Африки и Америк потому такие очертания, что раньше они были единым материком, а потом раскололись.
   А подарок от нас, учеников, мы решили вручить Инессе Степановне на классном часе, он был пятым уроком. Видели бы вы, как она обрадовалась нашему паруснику! Когда она после звонка вошла в класс, парусник уже стоял на её столе. Инесса Степановна просто ахнула:
   - Ох, какая прелесть! Неужели это мне, ребята?
   И мы все загалдели: "Вам, вам, поздравляем!". Тут Анжела призвала нас к тишине и произнесла свою подготовленную речь. Суть её можно было уместить в одном предложении: "Мы Вас очень любим, а на память о нас на паруснике наши фотографии".
   А потом мы сдвинули столы и разместили на них наш "сладкий стол". Главным угощением были наши торты, которые мы вчера изготовили не технологии и оставили в холодильнике. Мальчишки перед началом урока притащили их в класс, поставили на запасном столе в конце класса, а теперь переставили на общий стол. Угощались мы недолго, только торты и съели полностью, а остальные сладости как-то никого не привлекли. Хотя на столе осталось много конфет, пирожных, фруктов. И тогда Инесса Степановна предложила:
   - Ребята, а давайте оставшуюся часть сладкого стола отвезём в дом престарелых. Я знаю, там живут две старые учительницы, пусть и у них будет праздник.
   А Анжела предложила сначала в других классах тоже собрать оставшиеся сладости, а потом всё и отвезти. Их ведь не назовёшь "объедками", всё целое и вкусное. Анжела организовала желающих, и они отправились по школе. А остальные пошли домой, мне, например, предстояло ещё дежурство в нашем консультационном пункте.
   *
   Не знаю, то ли день Учителя их подтолкнул, то ли что, но ко мне явилось аж 7 человек. В прежние дни, мне ребята рассказывали, приходило двое-трое, а мне "повезло". Правда, шестеро были из других школ города, зато седьмой, вернее, седьмая! Без десяти пять, когда я решила, что посетители на сегодня закончились, дверь открылась и вошла... Маша Дубова. Мы обе ошарашенно уставились друг на друга. Первой пришла в себя я:
   - Привет, Маша! Рада тебя видеть. Проходи, садись, рассказывай, какая помощь нужна.
   - Ой, Светлова, а ты что тут делаешь? - "отмерла" Маша.
   - Консультирую я тут, - доброжелательно улыбнулась я, с удовольствием рассматривая ауру Маши. Здорово она изменилась по сравнению с тем воскресеньем, когда я впервые эту ауру увидела. Много отрицательных эмоций исчезло.
   - Надо же, - озадаченно сказала Маша, садясь в кресло для посетителей. Мы поставили для них компьютерное кресло на колёсиках, решили, что так им будет уютнее. - А я думала, здесь взрослые работают.
   - Взрослые готовят обучающие программы, - начала объяснять я, - а мы помогаем тем, кто приходит, эти программы усваивать. Работа простая, поэтому нам её и доверили. Ну, давай, рассказывай, - поторопила я её, - тебе по какому предмету помощь нужна?
   - Да я не себе, - отмахнулась Маша, - я Андрейке хочу помочь.
   И такая любовь к брату полыхнула в её ауре, что я только порадовалась.
   - А чего он сам не пришёл? - удивилась я.
   - Стесняется, - доверительно сообщила Маша. - Он меня просит помочь, а я сама в математике плаваю. Русский-то у меня хорошо идёт. Жаль, что у Андрейки другая учительница, не наша Александра Николаевна. Тогда бы и он в русском не плавал, - вздохнула она.
   Я даже умилилась, как она к брату относится. А этот свинёнок ещё хамит сестре, отталкивает её, вспомнила я.
   - Давай так, - предложила я. - Я тебе сейчас дам для усвоения программу по математике, а Андрея ты приведи сюда послезавтра, в понедельник. Тогда здесь будет дежурить Володя Марков, я думаю, Андрей охотнее доверится ему, чем мне.
   Маша понимающе улыбнулась.
   - Да, тебя он опасается, - призналась она. - А Володей восхищается, как он ему зуб залечил и боль убрал.
   - Тогда приведёшь его послезавтра? - уточнила я. - Я Володю предупрежу.
   - Обязательно приведу, - горячо пообещала Маша.
   - А теперь займёмся тобой? - предложила я. Вызвала информационный пакет по математике для нашей школы и подсказала Маше: - Видишь, на спинке каска висит. Возьми её и надень на голову. Не бойся, не укусит, - поняла я её опасения. - Просто через неё тебе в голову попадут знания по математике. А осваивать их будешь постепенно, по мере надобности.
   - Ты поэтому на пятёрки учишься? - "догадалась" Маша.
   - И поэтому тоже, - согласилась я, чтобы её успокоить.
   Через пару минут (а чего тянуть, пакет ведь передаётся мгновенно) я предложила:
   - Снимай каску, давай проверим, как усвоила.
   - Да я ничего и не усвоила, - растерянно призналась Маша, вешая каску на место. - Даже ничего не почувствовала, никаких новых знаний.
   - Это тебе только кажется, что не усвоила, - сказала я. - Вот давай проверим.
   - А как? - не поняла Маша.
   - Вспомни какую-нибудь задачку, которую ты не смогла решить, - подсказала я, - могу дать учебник.
   - Да тут и вспоминать нечего, - с досадой буркнула Маша. - Я ведь чего сюда пришла. Сейчас делали с Андрейкой математику, и у нас задачка ну никак не решалась.
   - Запиши условия, - я протянула ей бумагу и ручку.
   - Да пожалуйста, - Маша взяла предложенное, начала писать условие задачи и неожиданно (для неё неожиданно, не для меня) ойкнула: - Ой, да это же так просто! Её даже в уме решить можно.
   - Удостоверилась? - улыбнулась я ей. - Я же тебе сказала, знания уже в тебе, учись теперь ими пользоваться.
   - Слушай, Женя, - взмолилась Маша, - а давай ещё порешаем. Вдруг у меня только эта задачка получилась.
   Следующие четверть часа Маша сначала решала задачки из учебника 5-го класса, потом перешла на наш учебник. Оторвалась от полностью исписанного листа, сияющими глазами посмотрела на меня и сказала:
   - Спасибо тебе большое за помощь.
   - Всегда пожалуйста, - воспользовалась я любимым откликом Володи.
   Маша смущённо опустила глаза, покраснела, собралась с духом и начала каяться:
   - Женя, ты меня прости за то, как я с тобой разговаривала раньше. Знаешь, я думала, раз у тебя папа богатый, то ты всех остальных презираешь. А на самом деле получается, что я от всех отгораживалась.
   - Да ладно, забыли, - махнула я рукой. - Хорошо, что ты больше на меня не злишься. А то знаешь, как-то неуютно себя чувствуешь, когда кто-то к тебе плохо относится, а ты даже не догадываешься, почему.
   Маша виновато посопела, потом подняла на меня взгляд:
   - А ты правда меня Зине хвалила?
   - Какой Зине? - не поняла я сначала. - А, маркетологу? Так я не хвалила, я ей правду сказала, что у тебя золотые руки. Я же помню, как тебя на технологии учительница хвалила, когда мы шитьём занимались.
   - Спасибо, - повторила Маша и, не удержавшись, поделилась своей радостью. - А мне со вчерашнего дня больше платить стали за работу. Я теперь за каждую изготовленную куколку по 400 рублей получаю.
   - И заслуженно, - подтвердила я, вызвав у Маши эмоции удовлетворения и гордости. - Зина говорила, что твоих куколок раскупают в первую очередь, они на полках не залёживаются.
   - Правда? - польщённо заулыбалась Маша.
   - Истинная правда, - подтвердила я и спохватилась. - Ой, засиделись мы. Пора домой. Пойдём?
   И мы вместе отправились из центра в наш микрорайон. А по дороге просто разговаривали. Я-то меньше, а вот Маше явно хотелось выговориться. Вот она и говорила, перескакивая с темы на тему, а я почти явственно видела, как расслабляется у неё внутри пружина сдержанности, недоверия, уходит пониженная самооценка.
   "Может, мне не детским врачом становиться, а психотерапевтом?", - мелькнула мысль, но я её быстро отправила восвояси. - "Психотерапевтом пусть Марина становится, а я детей лечить буду. Там и навыки психотерапевта тоже нужны".
   Попрощавшись с облегчившей душу Машей, я поспешила домой, подумав при этом: "Надо же, как нам полезны положительные эмоции. Маша даже и внешне похорошела".
   Когда я пришла домой, там было пусто. Все обитатели находились в Драконьем мире. Телевизор в доме давно уже не включали, папа с утра новости просматривал в Интернете, для этого ему приходилось сидеть в своём кабинете. О, как, даже в рифму сказалось. А всё потому, что в Драконьем мире электроника не работала.
   Я быстренько умылась, переоделась в своей комнате и тоже поспешила в Драконий мир. Уроки на понедельник я делать не стала, сделаю завтра, когда вернусь после месячного отсутствия. Поискала друзей - все они обнаружились на Островке магов, как мы стали называть созданный старшими волшебниками островок на озере. Я перелетела на островок, не особенно уже таясь перед малышами. Они на удивление спокойно восприняли наше умение подниматься в воздух, сами пока не стремились. У них и так было много интересных занятий.
   Присев на свободное место за столом, я поздоровалась с Соней (остальных видела в школе), благодарно кивнула Володе, подавшему мне стакан с нектаром, и, глотнув из него, "обрадовала" приятеля:
   - Послезавтра, то есть через 32 дня, к тебе на консультацию Андрей Дубов придёт. Помнишь такого?
   - Это тот, которому мне после твоих воспитательных воздействий зуб пришлось восстанавливать? - припомнил Володя. - А что, у тебя он отказался консультироваться?
   - Не-а, - мотнула я головой, с наслаждением сделав второй глоток, - он пока не знает, что я там консультирую. У меня сегодня его сестра была, Маша, наша с Диной одноклассница.
   - Это с которой у тебя конфликты? - вспомнила Марина.
   - Больше нет, - радостно сказала я. - Мы объяснились и помирились. Я ей информационный пакет по математике загрузила, она, небось, дома сейчас взялась братишку обучать.
   - А завтра в Школу, - мечтательно протянул Дениска, закрывая предыдущую тему разговора. - Если бы вы только знали, как я соскучился, - вырвалось у него.
   - Знаем и понимаем, - сочувственно отозвалась Соня. - Уж если мы соскучились за четыре недели, то что о тебе говорить.
   - Я особенно рад, что Олежку увижу, - поделился с нами Дениска. - Я так за него переживал, когда его Дара лишили. Но мне даже в страшном сне не могло присниться, что меня то же ждёт, - содрогнулся он.
   - Главное, что вы опять в Школе, - успокаивающе сказала Марина. - У тебя ведь новые опекуны, да, Дениска?
   - Да, на этот раз эльфы, - подтвердил Дениска. - Они мне сразу очень понравились. С прежними у меня как-то отношения не складывались. На утренних занятиях они ещё помогали, а вот потом, после обеда, у нас оказывались совсем разные интересы. А новые опекуны здорово в Стихии Воздуха разбираются, - с энтузиазмом заявил он.
   - Ты в какую из наших компаний хочешь войти? - спросил Володя. - На острове я и Дина дружим с парнем из другого мира, у Жени другая компания, тоже с инопланетянами, - пошутил он.
   - Спасибо, но мы, наверное, снова будем втроём, Соня, Олег и я, - Дениска вопросительно посмотрел на Соню.
   - Я только рада буду, - отозвалась Соня.
   - Ну и хорошо, - подвела итог Марина, - да мы все будем там встречаться.
   - А нам с Женей ещё работа будет, - озабоченно сказала Дина. - Надо всем первокурсникам рассказать про подаренный нам драконами материк, обеспечить их картами этого материка. Только как они себе резиденции выбирать будут, они же сами не смогут себе выходы с Земли в Драконий мир сделать? - озадачилась она.
   - Это задача для их кураторов и опекунов, - отмахнулась Марина. - Ваше дело только сообщить о подаренном материке и указать тот регион, что мы уже заняли. А дальше пусть они сами решают, где кто выходы сделает.
   Вечером, после ужина, состоялось заседание Ордена Справедливости. Помните, Учитель обещал, что поработает с учителями школ, которые оскорбляют учеников и плохо преподают свои предметы? И поработал! Соня сегодня, хихикая, рассказывала нам про резкие изменения в поведении их учительницы математики. Она перестала орать и обзывать учеников! Да и объяснять стала понятнее. Мы попросили Учителя рассказать, что он сделал. Интересно ведь, как он так быстро добился таких впечатляющих результатов. Учитель пожал плечами:
   - Да очень просто. Я показал ей записи её прошлых уроков и пообещал, если это продолжится, эти записи я выложу в YouTube, чтобы их мог увидеть каждый. И теперь каждое её слово, оскорбляющее учеников, будет записываться и предаваться гласности. И заодно помог советом, назвал ей сайты с удачной методикой преподавания математики.
   - То-то она почти постоянно вздрагивает и озирается, - засмеялась Соня. - Ищет, наверное, записывающую аппаратуру.
   На этом же заседании подвели итоги недели работы консультационного пункта. Пока посетителей было мало, по два-три в день, но ведь они были! А у меня сегодня вообще, можно сказать, наплыв был. И взрослые сказали, что консультационный пункт поручается нам, они только помогут, если понадобится, а вот обращения по поводу издевательств через терминалы полиции взрослые решили полностью замкнуть на себе. Ольга Павловна взялась объяснять нам, почему они нас к этому решили не привлекать.
   - Если вы будете нам помогать, получится, прежде всего, трата времени. Ну, откликнитесь вы на вызов, выслушаете, посочувствуете, а потом всё равно обратитесь к нам за помощью. Так зачем затягивать, пусть лучше сразу связь у обиженных с нами устанавливается. Вам за идею спасибо, но мы считаем, пока вам рано эту тяжесть в свои сердца принимать. Марину подключаем, ей это надо, да и она уже достаточно подготовлена для такой работы, а вы лучше помогайте с учёбой.
   - Так, может, Марину от консультационного пункта тогда освободить? - предложила Дина. - А то ей и там и там приходится работать.
   - Не надо, - улыбнулась нам Марина. - Час в неделю на консультационный пункт мне потратить не трудно, зато там больше положительных эмоций.
   Тут мы с Мариной были согласны. Так было интересно наблюдать пробуждение понимания у очередного посетителя! Приходят унылые, отчаявшиеся даже, а воспримут информационный пакет, поговоришь с ними, покажешь, как новые знания применять - и такая эмоциональная вспышка радости: "Понятно! Как здорово!". Я ещё в шутку спросила Учителя, не станем ли мы эмоциональными вампирами, если от этого осознания получаем столько же радости, что и "клиент". Он рассмеялся и сказал, что не станем. Разделённая радость множится, а не отнимается.
   Я это ещё днём заметила, когда мы Инессе Степановне наш подарок вручали. Она была в таком восторге, так нас всех благодарила, что у всего класса было замечательное настроение. Даже уходить не хотелось после "сладкого стола", который мы накрыли для праздника. Мы были так довольны, как прошел этот праздник! Я заметила, когда мы все дружно радуемся чему-то, это нас так объединяет, что и потом дружеские чувства друг к другу проявляются. Надо об этом подумать!
   А завтра меня ждёт Школа! Как я соскучилась! Дома, конечно, замечательно, особенно при такой насыщенной волшебством жизни, как у нас теперь, но в Школу всё равно хочется. Ещё и потому, что мы все в предвкушении от получения новых знаний и умений.
  
  
  
  
  
   РАСПИСАНИЕ УРОКОВ В 7-м КЛАССЕ
  
  
  
  
   Понедельник
   Вторник
   Среда
   Четверг
   Пятница
   Суббота
  
   1Физкультура
   Физика
   Русский язык
   Литература
   Русский язык
   Русский язык
  
   2. Русский язык
   Информатика и ИКТ,
   Английский
  
   ОБЖ
   История
   Английский язык
   География
   3. Литература
   Математика
   Математика
   Английский язык
   Биология
   История
   4. Математика
   Информатика и ИКТ,
   Английский
  
   МХК
   Математика
   Физкультура
   Математика
   5. Музыка
   ИЗО
   Физкультура
   Физика
   Технология
   Классный час
  
   6. Биология
   Обществознание
   География
   Математика
   Технология
  
  
  
  
  
  
  
  
   6-й урок заканчивается в 13.45
   Перемены по 20 минут
  
  
   Наш город
   Драконий мир
   Квебек
  
   Полночь
   20 часов предыдущего дня
   15 часов предыдущего дня
   1 час ночи
   21 час предыдущего дня
   16 часов предыдущего дня
   2 часа ночи
   22 часа предыдущего дня
   17 часов предыдущего дня
   3 часа ночи
   23 часа предыдущего дня
   18 часов предыдущего дня
   4 часа утра
   полночь
   19 часов предыдущего дня
   5 часов утра
   1час ночи
   20 часов предыдущего дня
   6 часов утра
   2 часа ночи
   21 час предыдущего дня
   7 часов утра
   3 часа ночи
   22 часа предыдущего дня
   8 часов утра
   4 часа утра
   23 часа предыдущего дня
   9 часов утра
   5 часов утра
   полночь
   10 часов утра
   6 часов утра
   1 час ночи
   11 часов
   7 часов утра
   2 часа ночи
   12 часов - полдень
   8 часов утра
   3 часа ночи
   13 часов
   9 часов утра
   4 часа утра
   14 часов
   10 часов утра
   5 часов утра
   15 часов
   11 часов
   6 часов утра
   16 часов
   12 часов - полдень
   7 часов утра
   17 часов
   13 часов
   8 часов утра
   18 часов
   14 часов
   9 часов утра
   19 часов
   15 часов
   10 часов утра
   20 часов
   16 часов
   11 часов
   21 час
   17 часов
   12 часов - полдень
   22 часа
   18 часов
   13 часов
   23 часа
   19 часов
   14 часов
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   78
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"