Заблоцкая Виктория Валерьевна: другие произведения.

Стальная Орхидея

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.71*53  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Агитки - Статусы для произведенийАгитки - Статусы для произведений (В процессе, ЧЕРНОВИК!!!) Аннотация: Они из разных "миров". Абсолютно не похожие друг на друга. Но случайная встреча решила все за обоих. Она умная девочка и знает, что связываться с подобным ему - слишком опасно. Он уже давно стал мишенью спецслужб. А Она... она будет той, кто им поможет. Но пойдет ли Она на обман, зная, что в его кругах наказание за предательство - смерть, а по его словам - это единственное, что сможет разлучить их по-настоящему.


Стальная Орхидея

0x01 graphic

  
  
   Пролог
  
   Он неподвижно стоял около потрепанной временем и суровыми погодными условиями сельской школы. Обдуваемый со всех сторон неприветливым осеним ветром, он совсем не чувствовал насквозь пронизывающего холода, да и не обращал на него внимания. Ведь ни с чем несравнимый холод, поселившийся в его душе, царствовал там уже давно. Его сердце обледенело, покрывшись тонкой коркой стали, зачерствело. А было ли оно когда-либо мягким? Нет места нежностям в мире, где он живет, нет света - он его не заслужил. Свет для него померк в тот миг, когда он потерял Ее, а вместе с ней и всю ту теплоту и спокойствие, которое она привносила собой в его полную несмываемой грязи жизнь.
   Массивный черный джип, припаркованный у обочины смотрелся, как нечто диковинное посреди размытой от дождя дороги и нескольких полуразрушенных домишек, притаившихся почти на самом краю деревни около единственной в окрестностях школы. В принципе, как и его хозяин, кутающийся в этот момент в дорогое черное пальто. Достав из кармана пачку сигарет, он закурил. Глядя в небо, туда, где проплывали рваные облака, гонимые вдаль ноябрьским ветром, он все еще надеялся на чудо. Как бы странно это не звучало и не выглядело, но проклятая надежда все еще никак не хотела подыхать в его огрубевшем сердце.
   Однако, пока никто не обращал внимание на подобную диковинку в далеком захолустье, находящемся где-то в самой глубинке страны. Потому как прохожих в ближайших несколько метров около школы не наблюдалось. Очевидно, жители этой деревеньки были заняты более важными и насущными делами, чем шастать по улицам в ненастную погоду. Порывы ветра усиливались, тучи сгущались и обещали вскоре разверзнуться последним в этом году осенним дождем. Приближалась зима.
   Мужчина выбросил окурок и потянулся за новой сигаретой, хотя не спешил прикурить ее. Он скомкал пачку, услышав, как гулко прозвучал школьный звонок, оповещая учеников об окончании занятий. А через несколько минут из центрального входа "посыпалась" детвора, а за ними преподаватели. И тут уж не заметить шикарный джип было просто невозможно. Старшеклассники, как и дети поменьше, с открытыми ртами и удивлением в глазах проходили мимо него, тыкая пальцами и хихикая. Небольшими стайками они окружили автомобиль, каждый норовя рассказать приятелям все, что знал об этом стальном красавце. Мужчина же, не обращая на них внимания, подошел ближе к решетчатому забору. Он не сводил взволнованного взгляда с входных дверей, пока они не распахнулись и из них, наконец, не вышла Она. Та, которую он так долго искал. Та, которая стала ему и адом, и раем на земле. Та, которую он ненавидел также сильно, как и любил.
   И вот теперь он здесь. Он, наконец, нашел ее спустя шесть лет, казалось бы, тщетных поисков. Будто до этого он и не жил, считая, что ее больше нет в живых. Но когда неделю назад частный детектив, которого он нанял для ее поисков, положил ему на стол клочок бумаги с адресом, мужчина сразу же отложил все дела, еще не веря в то, что уже совсем скоро увидит ее.
   И вот теперь она шла по дорожке, вымощенной потрескавшейся плиткой, беззаботно улыбаясь стайке детишек крутившихся около нее. Господи, а ведь он уже успел забыть ее улыбку. Забыл, когда она в последний раз улыбалась только для него одного, а на щечках появлялись ямочки, делая ее личико очаровательно притягательным.
   Он смотрел на нее, не отрываясь, и память, словно калейдоскоп, воскрешала события их прошлого.
   ...Вот она смотрит на него волком, не доверяет, боится. И правильно делает, он сам себе не доверял, находясь рядом с ней...
   ...А вот она стоит ослепительно-прекрасная в своем вечернем платье цвета морской волны, которое так шло ее глазам. Она протягивает ему руку и улыбается, подставляет губы для поцелуя, и нет в мире ничего желаннее, чем держать ее в своих объятьях...
   ...Затем жгучая ревность и кровь на сбитых костяшках, ее слезы и немая мольба в глазах - "Отпусти!". Но он был не в силах этого сделать. Никогда...
   Она изменилась, похорошела, выросла. Его девочка все такая же красавица, как и в тот день, когда он впервые увидел ее. Игривый ветер растрепал темные волосы, которые она тут же отбросила в сторону. И он нахмурился, увидев тонкий шрам, рассекающий изящно изогнутую бровь. Ее небесно-голубые глаза светились счастьем, глядя на детишек. Все те же ямочки и искренняя улыбка на пухлых розовых губах, теперь она дарила свое внимание другим. Пусть это были всего лишь дети, но чувство ревности, словно черный змей шевельнулось внутри. Как она жила все это время? Кому дарила свою любовь? Вспоминала ли она о нем так же часто, как он? Или может, забыла, как один из своих самых кошмарных снов.
   Ведь он всегда хотел подчинить ее себе, не обращая внимания на методы. Он любил ее, какой-то маниакальной, одержимой любовью. Он никогда не давал ей право выбора. Ведь она не могла выбирать, она уже принадлежала ему безоговорочно. Он был настоящим собственником и был готов перегрызть глотку любому, кто посмел бы хоть словом или делом задеть ее.
   Но разве можно добровольно полюбить зверя, который привык получать желаемое и, ни в чем себе не отказывать? Так что удивительного в том, что при первом же удобном случае она сбежала и при этом вонзила нож ему в спину? Предала. В это он еще долго не мог поверить. Но факты говорили сами за себя. Его друг рассказал, как все произошло на самом деле, и по чьей вине он провел три года в местах лишения свободы. Три года в мыслях о ней, размышлениях - где она, с кем, что с ней, здорова ли она.
   Но ей вовсе не нужна была его опека. Она хотела свободы - она ее получила. До сегодняшнего дня...
  
   - Зачем тебе это нужно? - не мог понять Петр, его единственный близкий друг и правая рука в бизнесе. - Мало ли девок вокруг?
   - Такая как она одна, - как в трансе повторял он. - Я люблю ее.
   - Она тебя кинула. Из-за нее ты три года парился на нарах, я еле тебя вытащил. Хороша любовь, ничего не скажешь!
   - По-другому любить не умею. Найди ее.
   - Ты сумасшедший, - заключил друг, и он готов был с ним согласиться.
   Он свихнулся, повредился рассудком, но уже не мог представить своей жизни без нее.
  
   Осталось только узнать, что он окончательно хочет от нее: отомстить или заставить предательницу страдать? Он мог сделать больно кому угодно, но только не ей. Хотя, все равно делал. Он обладал ею, ее телом. А душой? Он думал, что проживет и без этого, но не смог.
   Между ними еще не поставлена точка, а лишь жирная запятая. Ничего не досказано. Ничего не решено. И только единственный вопрос оставался открытым - для чего он приехал сюда?
  
   Наконец, она подошла к воротам и замерла, узнав машину и ее обладателя. Девушка нервным движением руки поправила цветной шарфик, и стала теребить подол, довольно поношенного серо-голубого плаща. Ее провожатые с интересом глядели в сторону джипа, а затем бросились врассыпную, спеша домой.
   А он и она стояли, не в силах пошевелиться, не замечая удивленных взглядов, как будто они находились здесь только вдвоем. Такие, когда-то близкие и такие далекие теперь.
   Он смотрел на нее, не отрываясь, заметив, как скользнувшая в ее взгляде тревога и страх сменились колким прожигающим выражением глаз. Она гордо приподняла подбородок и спрятала руки в глубоких карманах плаща. Все еще храбрится, его гордая девочка. Ее сила воли всегда восхищала его, тем больше ему нравилось ломать ее сопротивление. И она сдавалась, покорялась ему. Так было всегда. Но будет ли теперь?..
   - Привет, - тихо произнес он, первым решив начать разговор.
   - Привет, - спокойно ответила она. - Зачем приехал?
   Хотелось крикнуть - "За тобой!", но он смолчал. Если он хочет вернуть ее любовь, - если таковая когда-то была, - то для этого ему придется позволить ей выбирать.
   - Я скучал, - все же ответил он. - И хочу поговорить.
   Она задумалась всего лишь на мгновение. С поджатых губ уже готов был слететь отказ, но в последнюю секунду девушка передумала.
   - Я тебя внимательно слушаю.
   "Хоть что-то", - мысленно улыбнулся он.
  
   Он пришел за ней, чтобы вернуть?
   Нет. Он вернулся, чтобы все исправить.
  
  
  
   Глава -1-
  
   - Ну что, ты все еще считаешь, что это плохая идея? - поинтересовалась рыжеволосая девушка у своей подруги, когда они вышли из такси у входа, недавно открывшегося ночного клуба с весьма оригинальным названием "Шах и Мат".
   - Да. - Без раздумий ответила брюнетка, отдергивая подол слишком короткой, по ее мнению, юбки. - Мне было бы спокойней дома.
   Она опасливо покосилась в сторону бритоголового охранника, который оглядев девушек с ног до головы, пропустил вовнутрь.
   - Да брось, Юль. На хрен тебе эта компания в виде отчима? Опять же скотина припрется пьяный домой и начнет вас с матерью воспитывать. Так лучше здесь оттянемся.
   Девушки вошли в помещение, которое встретило их грохотом музыки и яркими вспышками стробоскопов. Они обошли танцплощадку, где уже во всю развлекалась молодежь, и направились прямо к барной стойке.
   - Две текилы, пожалуйста, - скомандовала рыжеволосая, усаживаясь на высокий стул и, ложа серебристый клатч на столешницу около себя.
   Девушка отбросила за плечо прядь вьющихся длинных волос и кокетливо подмигнула симпатичному официанту.
   "Да уж", - выдохнула про себя темноволосая, она как всегда выбрала из двух зол меньшее. Да и с подругой Лизой, когда та чего-то хотела, спорить было просто не возможно. Правда и не особо хотелось, особенно сегодня. Это Елизавета, дочь обеспеченного и довольно известного в своих кругах отца, чувствовала себя здесь, как рыба в воде, а не Юля, которая по большей степени предпочитала иметь дело с мольбертом или гончарным станком в студии профессора Баженова. Но иногда Лизе все-таки удавалось приобщить подругу к ночной жизни столичной золотой молодежи. Хотя, на подобных сборищах Юля не могла выдержать и часа.
   К тому же сегодня у девушки явно не было настроения и, как сказала Лиза, не хотелось нарываться на еще одну воспитательную речь отчима. За время каникул Юля еле вытерпела совместное пребывание с ним в одной квартире. С тех пор, как мужчину выгнали из правоохранительных органов, где бывший подполковник милиции попался на взятке, он словно с цепи сорвался. Девушка не понимала, как мать терпела этого придурка.
   Пока ходил на работу, был вполне нормальным человеком, хотя особо никогда не нравился Юле. Но из-за увольнения по статье, мужчина не мог никуда устроиться, а посему строил из себя великомученика и обиженного на весь мир честного человека. Нытье по поводу того, что его подставили, оклеветали и вообще все люди сволочи, уже порядком надоело девушке. А вдобавок к прочим недостаткам, эта скотина еще и начала пить, постоянно цепляясь к ней с дотошными нравоучениями по поводу жизни и выбранной ею профессии, которая, по его мнению, не приносит людям дохода, а лишь отнимает время. Одно лишь радовало, что сессия успешно сдана, с шумом прогремели новогодние праздники и уже совсем скоро она вольется в привычную колею студенческой жизни. Будет с утра до вечера пропадать на занятиях, а потом еще практика у профессора Баженова и домой девушка будет попадать только, когда все улягутся спать. Ни тебе лишней нервотрепки, ни противной физиономии отчима, маячившей неподалеку. Что ж это, кажется, немного воодушевляет.
   - О чем задумалась, красотка? - Лиза достала тонкую сигарету из сумочки и прикурила от огня, любезно предоставленного барменом.
   Она была единственной близкой подругой Юли, и хоть они занимали разное положение в обществе, тем не менее девушки подружились и ни разу не пожалели об этом. Красивая ухоженная Лиза, с копной вьющихся рыжих волос и большими зелеными глазами, всегда пользовалась вниманием противоположного пола. И сегодняшний вечер не стал исключением. Ее стройное тело, обтянутое атласным белым платьем без бретелек, уже привлекло к себе многочисленные заинтересованные взгляды. Впрочем, как и сама Юля, которая сегодня по красоте не уступала подруге. Та буквально силком заставила ее надеть бордовое платье от кутюр, которое Лиза купила в прошлом году на показе мод в Милане. Оно было действительно очень красивым, хотя и чересчур коротким, как считала Юля, которая старалась носить юбку до колен и никак иначе. И вдобавок, изюминкой этого наряда была полностью открытая спина и немного оголенные плечи. Создавалось такое впечатление, что оно вот-вот сползет, хотя держалось на девушке превосходно.
   - У тебя красивые ноги, - сказала тогда Лиза. - Зачем ты прячешь это богатство? Да мужики вообще должны слюной исходить, глядя на такую красоту.
   Юле оставалось только молча согласиться, к тому же, уродиной она никогда и не была, а платье действительно очень ей шло.
   Вечерний макияж, драгоценности в виде кулона и браслет на запястье завершали образ Юли. И довольная результатом, Лиза сразу же погнала подругу в клуб, который открылся относительно недавно, но уже успевший прославиться своей оригинальностью и разнообразием развлекательных программ. "Это просто хит сезона!" - любила поговаривать рыжеволосая, хотя этой фразе удостаивалось все, что было по ее мнению достаточно новым, свежим, модным, не успевшем приесться и надоесть.
   Лиза, запрокинув голову, выпустила в воздух струйку дыма и, улыбнувшись Юле, произнесла:
   - Тебе здесь нравится?
   - Мило, - безразлично ответила девушка, отпивая глоток от своего коктейля.
   На что рыженькая только фыркнула и закатила глаза. Просто мило и все. Юля как всегда в своем репертуаре.
   Но клуб и в самом деле был хорош. Черный и белый цвета, преобладающие в интерьере, визуально расширяли пространство помещения. Зеркала на стенах и большая танцплощадка - были излюбленными фишками молодежи. На темных колонах, отделяющих стены друг от друга, возвышались белые изображения шахматных фигур. VIP-помещения и бильярд, находились на втором этаже. Все очень стильно и сделано со вкусом, здесь даже форма персонала была соответствующая. Все официанты одеты в белоснежные рубашки с длинным рукавом и черные брюки, на шеях бабочка в черно-белую клетку.
   Лиза один раз упомянула, что здесь есть ресторан, и он оборудован еще шикарнее, чем помещение клуба, но куда уж шикарнее, думала Юля.
   - Ну давай, улыбнись уже, а то к нам никто не подойдет знакомиться. - Заныла Лиза, туша окурок в пепельнице.
   - Лиз, а оно нам надо? - как-то не весело ответила Юля.
   - Ты что?! Юль, ты меня пугаешь. Ты мальчиками уже не интересуешься, на девочек потянуло?
   - Дура что ли? - возмутилась подруга, а Лиза рассмеялась, привлекая внимания небольшой компании молодых парней, занявших столик недалеко от барной стойки.
   - А что тогда? Мы, между прочим, отдыхать сюда пришли, а ты снова упрямишься. Опять эти твои глупые предрассудки?
   - Да, опять. - Подтвердила девушка, хотя сто раз обещала подруге, что не будет заводить разговоры на эту тему. - Просто я не из вашего круга, а здесь одни мажоры тусуются, которые привыкли деньги направо и налево разбрасывать.
   - Так это же хорошо! От жизни нужно брать все. - Заключила Лиза и развернулась в сторону зала, разглядывая толпу танцующих. Ее опытный взгляд скользил по мужским фигурам, отсеивая наиболее перспективные варианты. - Сейчас найдем тебе классного мужика.
   Юля фыркнула и в притворном ужасе закатила глаза. Она отпила из бокала и поморщилась, когда жидкость опалила ей горло. Девушка снова задумалась. И чего, собственно говоря, она возмущается. Лиза искренне желала ей добра, пригласила сюда, чтобы отвлечь от неприятных мыслей, а она еще и жалуется. Юля снова сделала большой глоток из бокала, допив все до дна. По телу разлилось приятное тепло, а невеселые думы действительно отошли на второй план, уступая место расслабленности.
   В конце концов, она может хоть иногда ни о чем не думать, не анализировать, а просто позволить себе плыть по течению, как это порой делала Лиза. Конечно же, окружение оставляло желать лучшего, но в принципе Юля вообще может не обращать на них внимание.
   - А знаешь, может ты и права. Сессию ведь мы сдали, давай гулять.
   - О, вот это по-нашему. - Сразу же воодушевилась Лиза. - Бармен, повтори. Хм, кстати, как тебе вон те мальчики? - на сей раз, Лиза обратилась уже к Юле, указывая на группу парней, которые танцевали неподалеку от них и, завидев симпатичных девушек, приветливо улыбались и подмигивали.
   - Ничего. Вроде адекватные. - Пожимая плечами, ответила Юля.
   - Адекватные? Юль, ну и сравнения у тебя. Ладно, еще по одной и пойдем танцевать.
   Бокалы девушек соприкоснулись, издав громкий звон стекла. Лиза провозгласила тост за удачу, который был тут же поддержан улыбающейся Юлей и, поставив пустые бокалы на столешницу, девушки пошли на танцплощадку.
  
   А тем временем, на втором этаже клуба в одной из VIP-комнат, где большая компания девушек и мужчин, этим вечером поздравляла новоиспеченного владельца с его приобретением, развлечения были в самом разгаре. Выпивка лилась рекой, закуски не переставали заканчиваться, как их сразу же подносили услужливые официанты. Девочки в откровенных нарядах весело хохотали над шутками мужчин. Вечер обещал быть долгим и очень увлекательным.
   - Ну как тебе? - поинтересовался симпатичный молодой человек, перекрикивая громкую музыку у своего собеседника.
   - Не плохо, Влад. С названием ты пооригинальничал? - мужчина лукаво подмигнул сидящей напротив девушке и повернулся к брату.
   - А то, как же! Не нравится? - он проследил за взглядом родственника и усмехнулся, Сергей как всегда неисправим.
   - Сойдет. - Кивнул мужчина и, вмиг посерьезнев, добавил. - Отец уже был здесь?
   - Нет. Только когда помещение покупали.
   - За открытие! - воскликнул кто-то из гостей и присутствующие тут же подхватили слова говорившего. - Ты, Влад, теперь у нас тоже бизнесмен.
   - Ага, вроде того. - Согласился молодой человек и, подавшись вперед, взял свой бокал, который уже кто-то наполнил. - Ну что, девочки и мальчики, сегодня выпивка и закуска за мой счет, развлекайтесь и ни в чем себе не отказывайте!
   Осушив бокал залпом и, даже не поморщившись при этом, Владлен поднялся со своего места, отойдя в сторону и оставляя позади себя шумную компанию, даже не заметившую, что главный виновник торжества, кажется, заскучал. Молодой человек подошел к стеклянной панели, которая отделяла VIP-комнату от основного зала, и посмотрел вниз.
   Народ веселился, прожигая жизнь, полностью отдаваясь тому течению, которое несло их за собой в мир алкогольного дурмана и запретных развлечений. Всем всё нравилось, но отчего-то на душе было тоскливо. Подумать только, в его возрасте вообще не пристало размышлять на философские темы, а тут вдруг накатило, но Владлен уже ничего не мог с собой поделать. Отчего-то сегодня совсем не тянуло развлекаться, даже та девочка, которая по идее должна была скрасить его одиночество этим вечером и скорее всего ночью тоже, не вызывала желания. Надоели ему эти пустоголовые дурочки, все, как одна. Он даже имени их не помнил, как и сейчас, называя свою спутницу "зайкой", он знал, что на утро позабудет о ней, оставив на прощание увесистую пачку денег.
   Влад усмехнулся. Вот уж никогда бы не подумал, что в свои двадцать четыре, когда тебе доступны все прелести этой гребаной жизни, ему вдруг все наскучит. Не об этом ли упоминал Сергей, когда говорил, что мальчика мужчиной делают вовсе не игры со взрослыми игрушками и постельные победы, а кое-что другое и малопонятное для сопливых юнцов. Старший брат, как всегда оказался прав.
   Мужчина опустил глаза, вглядываясь в толпу и внезапно его взгляд, блуждающий по людям внизу, зацепился за двух девушек, которых довольно грубо толкали в сторону выхода. Он даже подался вперед, чтобы подробнее рассмотреть происходящее, но голос Сергея заставил его отвлечься.
   - Эй, чего загрустил? - на плечо молодого человека легла тяжелая рука брата и массивная фигура заслонила собой всех присутствующих, вместе с любопытными взглядами, которые бросали в их сторону брошенные дамы, оставшиеся без своих кавалеров.
   Уединению братьев никто не мешал. Все знали, что это чревато последствиями, особенно если Сергей и Влад разговаривали на серьезные темы.
   - Да так, ничего. - Ответил молодой человек. - Жалко, что мать не дожила до этих времен.
   - Может и лучше, что не дожила. - Небрежно пожимая плечами, произнес Сергей. - Не видит, чем занимается отец и ее мальчики.
   - Думаешь, она не знала?
   - Не знаю, может и знала. - Сергей не мог понять к чему такие мысли, когда ночь только началась и пора развлекаться, поэтому он решил отвлечь брата и вернуть его на законное место за столом. - Ладно, пошли. Пару бокалов коньяка и горячая девчонка, а быть может и две, скрасят твое одиночество. Глядишь, и настроение поднимется.
   "Может и в самом деле все так и будет", - подумал Владлен. Скорее всего, он просто устал. Дела, связанные с открытием клуба, вся эта возня с налоговой и другими инстанциями, окончательно вымотали его. Мужчина уже и не помнил, когда в последний раз спал больше пяти часов. Что ж, он хотел взрослой жизни - он ее получил, жаловаться некому. Вот только надо бы выспаться хорошенько после сегодняшней ночи и настроение снова будет на высоте.
   - Пошли, - кивнул он брату и бросил последний взгляд вниз. - Хотя нет... стой.
   - Что там? - обернулся Сергей, который уже готов был снова вернуться за стол и таки начать флиртовать с очаровательной блондинкой, которая не отрывала от него томного взгляда весь вечер.
   - По-моему, какие-то отморозки пристают к двум девушкам.
   - И что? - Безразлично отмахнувшись, мужчина даже не глянул вниз. - Пусть с этим охрана разбирается.
   - Серый, брось. - Воодушевившись перспективой, хоть на пять минут покинуть помещение, Влад предоставил свои аргументы. - Где твоя жажда приключений? Пошли, разомнемся. К тому же моему клубу не нужна дурная репутация и всякая шваль, которая не умеет себя вести.
   - Не нужна, но и не вижу смысла, самим встревать в разборки. Сейчас подойдет охрана и ничего с этими девушками не случится. Не впервой в твоем клубе кто-то теряет девственность. А я не похож на рыцаря в сияющих доспехах, так что уж извини.
   - Ты не исправим, - усмехнулся Влад, но так и не передумал отступать. - Ладно, если пойдешь со мной получишь мой "мустанг".
   - Даже так, - задумчиво протянул Сергей. - Неужели твоя красавица стоит каких-то малознакомых девиц?
   - Может и не стоит, но хоть какое-то разнообразие за сегодняшний вечер.
   - Ну, ладно. Пойдем, братишка, ты меня уговорил. Кулаки почесать я люблю, ты меня знаешь. А ключи от тачки, чтобы завтра же лежали у меня на столе. - Сергей улыбнулся и в предвкушении стал разминать руки.
   Сейчас кому-то очень сильно не поздоровится.
  
   - Эй, лапы убери! - Юля, что есть силы, дернулась в сторону, но крепкий захват мужских рук не дал ей сдвинуться с места.
   - Да чего ты? - резкий запах перегара заставил девушку поморщиться. - Я ж с серьезными намерениями. Даю гарантию, тебе понравится.
   - А я даю гарантию, что тебе не очень понравится встреча моего колена с твоими яйцами. Усек?
   В тесном помещении коридора, куда девушек насильно уволокли какие-то отморозки, раздался пьяный хохот молодых людей.
   - Строптивая козочка попалась. Ну, ничего, мы таких любим. Сан, бери вторую, пошли туда, где обстановка более интимная и располагающая к конструктивной беседе.
   - Эй, пусти козлина вонючая, - заартачилась Лиза и укусила, державшего ее парня за руку.
   - Ай, долбанутая что ли! - взвизгнул тот и прижал сопротивляющуюся девушку к стене.
   - Это вы все долбанутые!
   Но возмущенное восклицание Лизы утонуло в новом взрыве смеха, парни были явно не веселее, намеренные хорошенько поразвлечься и отчего-то решившие, что подруги станут теми, с кем им удастся "скрасить свой досуг".
   А ведь все так хорошо начиналось. Они с Лизой пошли танцевать, улыбаясь тем самым молодым людям, которые строили им глазки. Это оказались вполне приличные люди, и Юля позволила себе немного пофлиртовать с одним из них, впрочем, как и сама Лиза, которая как всегда вошла во вкус и прижималась к понравившемуся ей парню ближе дозволенного. А потом к ним подошла компания из четверых парней, все как один здоровые и настроены весьма решительно. Они с легкостью оттеснили от девушек их кавалеров и в не очень культурной форме предложили совсем иные развлечения на этот вечер. Конечно же, ни Лизе, ни Юле это предложение не пришлось по вкусу, но как оказалось, выбор им никто не собирался предоставлять.
   Не спеша, их оттеснили к коридору, из которого можно было попасть либо в подсобные помещения клуба, либо же на автостоянку. И Юля с ужасом поняла, что они не в силах ничего сделать. Двое против четверых, да еще и здоровых мужиков шансы изначально равнялись нулю. Посетители клуба им не помогут, громкая музыка перекроет любой крик, так что повышать голос здесь было бессмысленно. Драться с не вполне вменяемыми мужчинами - это еще больше распалять их интерес. В голове прокручивалось множество вариантов дальнейших действий, но исход был один и тот же, им с Лизой отсюда не выбраться.
   Вот та главная причина, по которой Юля недолюбливала подобные места. Таких личностей, папенькиных и маменькиных сынков, которые правили на этом празднике жизни уверенные в своей вседозволенности и неприкосновенности, она терпеть не могла. Они брали то, что хотелось без спроса, использовали и ломали надоевшие игрушки, а потом выбрасывали их за ненадобностью. Старались взять от жизни всё, многое успеть и попробовать. Об этом четко говорили их остекленевшие от наркотиков, либо еще какой-то дряни, глаза. И хуже всего, что их родители закрывают глаза на то, что их дети растут настоящими моральными уродами.
   - Как задницей вертеть - так это, пожалуйста, а как к серьезным делам перейти - так выкусите, мальчики. Так что ли? - Продолжал тем временем один из качков, который прижимал Лизу к стене. - Какие нынче барышни невоспитанные пошли, надо им преподать пару уроков вежливости. - Он нагнулся к девушке и лизнул ей щеку, но, не растерявшись, Лиза сделала резкий выпад головой вперед и ударила мужчину лбом по переносице.
   - Сучка! - взревел он, отпуская девушку и хватаясь за окровавленный нос.
   Отморозок уже размахнулся, чтобы ударить ее, но ему помешал его приятель.
   - Эй, Бизон, девчонку только не помни, она нам еще пригодятся. А чтобы компенсировать тебе сломанный нос так и быть, будешь первым.
   - Пусти, сволочь! - кричала Лиза, когда снова оказалась в стальном захвате крепких рук. - Да я скажу отцу, и его ребята вас заставят землю жрать деревянными ложками.
   - Пусти, гнида! Пусти, говорю! - Юля тоже пыталась вырваться, но мужчин это только забавляло.
   Один из них хотел было что-то ответить девушкам, но внезапно раздавшийся позади них мужской голос заставил всех обернуться. Округлившимися от страха глазами, Юля с надеждой смотрела в сторону двух мужчин, так вовремя пришедших им на подмогу. Самый высокий и более крепкий из них, подошел вплотную к качку, который держал ее.
   - Тебе же, тварь, девушка сказала, чтобы ты ее отпустил. - Это было сказано довольно спокойным тоном, но в нем сквозило столько жесткости и холода, что Юля почувствовала невольную дрожь во всем теле.
   - Чего? Не понял.
   - Сейчас поймешь. - Ответил Сергей и врезал ему так, что тот без сознания свалился на пол.
   - Ты че творишь, придурок? Тебе что, телок мало? Так их там полно, - еще один из качков с угрозой надвигался в сторону мужчины. - А это наши и пойдут они тоже с нами.
   - Думаю, вам придется убраться отсюда без них, - вперед вышел Влад, скрестив руки на груди, он угрожающе смотрел на троицу, которая с трудом держалась на ногах от чрезмерного количества выпитого, но, тем не менее, набычившись, они готовы были заставить братьев ответить за свой "базар".
   - Да? А кто нам запретит это сделать? Ты что ли? - говоривший, явно был лидером.
   Он без страха смотрел на мужчин, раздосадованный тем, что у них попросту отнимают время, которое они уже давно могли проводить с пользой. Качок посмотрел на своего друга, которого вырубили одной левой и уже предвкушал хорошенькую драку. Эти дураки еще не знают, с кем они связались.
   - Ну я, какие-то проблемы? А девушек пустите и тогда мы дадим вам уйти с миром, в противном случае... - Влад не договорил, давая возможность затуманенным мозгам отморозков самим догадаться, что будет в противном случае.
   Мужчина хотел было возразить, но в тесный коридор пожаловало еще несколько человек и бейджики с надписью "охрана", заставили его благоразумно промолчать. В конце концов, свет клином на этих двух курицах не сошелся.
   - Пусти, девку, - скомандовал он Бизону и тот сразу же подчинился.
   - Козел, - рявкнула Лиза и, повернувшись к мужчине, хорошенько заехала ему коленкой между ног.
   Тот согнулся пополам, а рыжая подошла к Юле и схватила подругу за руку. Девушки спрятались за спинами охранников, с облегчением понимая, что кажется, все обошлось.
   - Ребята, проводите этих молодых людей на выход, - скомандовал брюнет с короткими вьющимися волосами.
   Охранники стали сразу же выполнять распоряжение, а темноволосый, повернулся к невысокому мужчине в сером пиджаке.
   - Виктор Иванович, я требую объяснений. Куда смотрят ваши ребята? У них что, глаза на заднице? - Влад говорил жестко, еле сдерживая гнев в голосе, сейчас он был не на шутку разозлен.
   И Юля даже подумала, что в случае чего и этот с виду довольно симпатичный и располагающий к себе молодой человек может быть не менее опасным, чем те отморозки, которых сейчас не очень вежливо выпроваживали за дверь.
   - Владлен Андреевич, я вас уверяю, такого больше не повторится. - Заверил его мужчина.
   - Конечно, не повторится, - согласился Влад, - когда я вас всех уволю нахрен. Зачем мне некомпетентные работники, когда желающих получить такое место пруд пруди?
   - Я еще раз извиняюсь и самолично заставлю каждого написать объяснительную о случившемся. Просто один из этих парней сын нашего мера и ребята решили...
   - Что в моем клубе можно беспредельничать? Запомните, Виктор Иванович, хоть один малейший прокол и в первую очередь, я буду спрашивать с вас, и уверяю, мой гнев вам не очень придется по душе.
   Юля и Лиза молча наблюдали за разборками между начальником и подчиненным, а в том что это было именно так, сомнений не возникало. Лиза в отличии от подруги заметно воодушевилась, она расправила плечи и ждала момента, когда же на них обратят внимание их спасители. Юля же не ощущала себя столь уверенно, особенно когда почувствовала на себе чей-то прожигающий взгляд. Она подняла голову и заметила, как на нее смотрит тот самый здоровяк, который первым пришел им на помощь. Мужчина улыбался одним лишь краешком губ и девушка поспешила отвернуться, отчего-то ей стало как-то не по себе.
   - Я домой хочу. - Прошептала Юля на ухо подруге.
   Больше им здесь делать нечего, хватит приключений на сегодняшний вечер, так что девушка уже мечтала как можно скорее оказаться в безопасности своей комнаты. Но у Лизы на этот счет были иные планы.
   - Ты что?! Нас же эти ребята спасли. Невежливо так быстро убегать. Кстати, тот брюнетик ничего такой, правда?
   Юля обреченно выдохнула. Ну как Лиза может быть такой легкомысленной? Еще минуту назад их хотели подвергнуть насилию, а теперь подруга не сводила восхищенного взгляда с молодого человека, которого мужчина в сером пиджаке назвал Владленом Андреевичем.
   - Те тоже были ничего, - зашикала на подругу Юля, - а в результате мы чуть на долбанных нариков не нарвались. К тому же у тебя Олег есть, нечего на всяких там брюнетиков смотреть.
   - Не-е-ет, эти не такие. А Олег и даром мне не нужен. Это только папа хочет, чтобы мы поженились, вот пусть и выходит за него замуж. Ха-ха. - Лиза рассмеялась, а потом, дернув Юлю за руку, мгновенно посерьезнела. - Всё, они идут. Ну, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, давай побудим еще чуток. Ну, ради меня.
   И при этом Лиза состроила такие умиленные глазки, ну точно котик из Шрека, не иначе, как перед зеркалом тренировалась.
   - Ладно, черт с тобой. - Отмахнулась Юля и была тут же вознаграждена поцелуем в щеку.
   - Юлька, я тебя та-а-ак люблю.
   - Извините, дамы за это недоразумение. - Подошедшие двое мужчин полностью завладели вниманием девушек.
   - Ничего. Мы вам очень признательны за помощь. - Лиза послала мужчинам одну из своих самых очаровательных улыбок и она, кажется, возымела свое действие на темноволосого молодого человека по имени Владлен.
   - Так может, чтобы сгладить неприятное впечатление от испорченного вечера, вы позволите нам чем-нибудь угостить милых дам?
   - С удовольствием принимаем приглашение. - Лиза дала согласие за обеих, при этом пронзив подругу выразительным взглядом своих изумрудных глаз. - Правда, Юля? Юль!
   Та лишь кивнула и Влад, любезно пропуская девушек вперед, вопросительно посмотрел на брата. Тот улыбнулся, выражая свое согласие, продолжая глядеть на длинноволосую брюнетку, которая опасливо косилась в его сторону и, то и дело, поправляла подол юбки.
   Они сели на белый кожаный диванчик в довольно отдаленном от танцплощадки месте. Лиза сразу же подвинулась ближе к темноволосому, не переставая улыбаться, а Юля, натянутая словно струна, старалась ни на кого особо не обращать внимания. Мужчины сделали заказ подошедшей официантке, а затем перешли непосредственно к знакомству.
   - Меня зовут Владлен, - представился молодой человек с копной вьющихся волос, - а этот бугай мой старший брат - Сергей.
   - Иди ты, хлюпик, - беззлобно огрызнулся тот.
   - Очень приятно. Я - Лиза, - представилась рыженькая и, указав на брюнетку, добавила, - а это моя подруга Юля.
   - А она что немая? - вдруг спросил Сергей.
   - Нет, - ответили хором девушки, чем вызвали веселый смешок у мужчины.
   Нахмурив брови, Юля посмотрела на здоровяка, тот лишь ухмылялся, не сводя с нее своих слегка прищуренных темных глаз. И девушка снова ощутила тот самый дискомфорт, как и несколько минут назад в коридоре. В том, как смотрел на нее этот мужчина, было что-то такое неправильное что ли. Под его тяжелым немигающим взглядом Юля чувствовала себя голой. И это ей не нравилось. Она скрестила руки на груди, мысленно поблагодарив дизайнера своего сегодняшнего наряда за то, что на нем вообще не было никаких вырезов или декольте, которое так любила носить Лиза.
   Девушка отвела взгляд в сторону. Она сидела, как на иголках мысленно умоляя подругу поскорее заканчивать с любезностями и отправляться домой. Но Лиза, кажется, вообще позабыла обо всем на свете. Ее вниманием всецело завладел Влад, и они, в принципе, были единственными, кто разговаривал за этим столом. Юля молчала из принципа, даже не прислушиваясь к беседе, думая, что подруга поймет ее настрой и как можно вежливее отделается от кавалера. Сидевший напротив нее Сергей, просто молча курил, выпуская в воздух очередную струйку дыма. Отчего-то девушка не сомневалась, что он все также продолжал изучать ее взглядом.
   Через некоторое время, Влад пригласил Лизу на танец и та охотно согласившись, вышла из-за стола. Играла какая-то медленная мелодия и парочки, обнявшись, разбрелись по площадке.
   Юля расслабившись, откинулась на спинку дивана и задумчиво наблюдала за подругой, которая положив руки на плечи мужчины улыбалась, все также продолжая с ним флиртовать. Но едва заметив движение около себя, девушка сразу же напряглась, выпрямляясь, поворачиваясь к Сергею, который присел ближе к ней.
   - Не бойся, на танец приглашать не собираюсь, - его низкий хриплый голос резанул слух девушки и он, глядя на ее реакцию, только усмехнулся.
   - Премного благодарна, - кивнула Юля, не зная, как дальше вести себя с этим мужчиной. Она только надеялась, что он избавит ее от приставаний, все-таки Сергей не внушал ей доверия.
   Мужчина затушил окурок в пепельнице и откинулся назад, положив одну руку поверх спинки дивана, кончиками пальцев коснувшись волос девушки так, что та даже не заметила этого.
   - А твоя подружка кажется не против нашей компании, в отличие от тебя. Или я ошибаюсь?
   - Просто ей понравился ваш брат.
   - А я значит, тебе не нравлюсь?
   - Нет.
   - Честно, и довольно смело. Фортуна любит смелых, - улыбнулся Сергей, процитировав любимую реплику своего отца. - Мордашкой подкачал что ли?
   Юля снова подняла на него глаза, не стесняясь, начала разглядывать его так, как только что делал это он, глядя на нее. Нет, Сергей определенно ей не нравился. Казалось, мужчина буквально поглощал своим массивным телом все окружающее пространство, из-за чего становилось тесно и неуютно. Но, в то же время, страшным его нельзя было назвать. Скорее всего, многие девушки отдают предпочтение вот именно такому типажу мужчин, от которых веет опасностью и сексом. "Хорошие девочки - любят плохих мальчиков", - вспомнила Юля фразу, брошенную Лизой, когда ее бесшабашная подруга в очередной раз влюблялась в своего нового телохранителя, нанятого отцом для защиты дочери. Но этот, казалось, мог переплюнуть всех плохих мальчиков вместе взятых. Юля привыкла доверять своей интуиции и сейчас, глядя на этого мускулистого большого мужчину, с хищными глазами и поджатыми полными губами, она понимала, что даже разговаривать с ним наедине чревато последствиями. А коротко стриженый ежик волос и легкая щетина вообще делали его похожим на бандита. "Бандитская рожа", - подумала Юля, - хоть и довольно симпатичная".
   - Не в этом дело. - Отмахнулась девушка
   - А в чем тогда? - он нагнулся ближе к ней и, удивлено вскинув густую темную бровь, попросил: - Может, просветишь меня?
   Юлю мгновенно обволок пряный мужской аромат, смешанный с запахом сигарет и дорогого коньяка. В вырезе белоснежной рубашки блеснул золотой крестик на довольно увесистой тяжелой цепочке. Девушка невольно опустила взгляд ниже, словно завороженная глядя на поросль волос на мужской груди, бугрившейся натренированными мышцами, такими же сильными, как и на руках, с закатанными по локоть рукавами.
   - Вы не вызываете у меня доверия. - Наконец, ответила Юля, отводя взгляд в сторону.
   Мужчина рассмеялся, чем вызвал недоумение на лице девушки.
   - Ты мне нравишься, Юля. - Честно признался Сергей. - Даже очень. Скажи, ты кому-то принадлежишь?
   - Что?
   - Принадлежишь? У тебя есть кто-то? Парень, муж, любовник, сутенер?
   - С меня хватит! - процедила сквозь зубы девушка, резко вскакивая со своего места. - Я не вещь, чтобы кому-то принадлежать. Я сама себе принадлежу. Прощайте.
   И под громкий заливистый смех мужчины, она поспешила покинуть Сергея. Юля подошла к танцующей парочке и без стеснения разъединила их, к огромному неудовольствию подруги.
   - Извините, что прерываю. Лиз, можно тебя на пару слов?
   И Лиза хоть и хотела возмутиться, но глядя на взволнованное лицо Юли, сдалась. Она извинилась перед Владленом и подруги отошли в сторонку.
   - Что случилось?
   - Лиза, пошли домой, а? Мне здесь надоело, уже поздно и ты обещала отцу, что вернешься раньше обычного, - во избежание любопытных расспросов, Юля решила промолчать, скрыв, что уйти отсюда она хочет только из-за неприятного типа по имени Сергей. За кого он, в конце концов, ее принимает, задавая эти нелепые вопросы?
   - Ну, Юлечка, милая, ну еще чуть-чуть. - Заканючила Лиза, ей очень не хотелось уходить в самый разгар веселья. - Этот Влад, он такой классный. Как же я уйду, ведь он даже еще не попросил мой номер.
   - Лиза, как хочешь, а я ухожу.
   Как бы там ни было, а Юля была настроена решительно, с подругой или без, но она здесь больше не останется ни секунды. Всё! Хватит! Нагулялись, на целых полгода вперед.
   - Ладно-ладно, мы ведь вместе пришли. - Кажется, подруга решила уступить, что впрочем, не было удивительным для Юли. Лиза хоть и ставила свои интересы превыше всего, но дружба тоже для девушки кое-что значила. - Сейчас только парням скажу, что мы уходим и сумочку свою заберу.
   При этом Лиза так жалостливо посмотрела в сторону Владлена, что Юля почувствовала себя последней сволочью. Девушка посильнее закусила губу, всего лишь мгновение колебавшись над своим решением, а потом произнесла то, что как нельзя лучше воодушевило подругу.
   - Хорошо. Лиза, оставайся. Только в таком случае вызови мне такси, пожалуйста.
   - Правда? - зеленые глаза девушки засияли, в благодарном порыве она обняла подругу. - И ты на меня не обидишься?
   - Нет. - Усмехнулась Юля, мягко высвобождаясь из крепких объятий.
   - Точно?
   - Хочешь, чтобы я передумала?
   - Нет-нет, я сейчас вызову машину.
   Девушки подошли к столику, где Лиза тут же принялась рыться в своем клатче в поисках телефона. К огромному облегчению Юли, на прежнем месте Сергея не оказалось. Он ушел, и девушку вообще не волновало, куда именно. Влад разговаривал по телефону и не обратил на сборы Юли никакого внимания.
   - Черт, никому не могу дозвониться, - выругалась Лиза, ища в телефонной книге нужный номер. - Подожди, я сейчас Ренату позвоню.
   - О, может не надо его беспокоить? У него уже нервный тик скоро начнется от тебя.
   - Пф, ничего подобного, - отмахнулась девушка. - На то он и работает на меня, чтобы выполнять все мои прихоти. Алло, Ренатик...
   Юля выдохнула облегченно только тогда, когда Лиза заверила ее, что за ней уже выехала машина. Сергей так и не появился, а Влад, узнав, что Юля отправляется домой, пожелал ей счастливого пути. Он не был заинтересован в том, чтобы уговаривать девушку остаться, но из вежливости несколько раз поинтересовался все ли в порядке.
   - Удачного отдыха, подружка. - Пожелала Юля неугомонной Лизе, когда та провожала ее к машине своего телохранителя
   - Спасибо. Ты, правда, не обижаешься?
   - Нет, - улыбнулась Юля, целуя на прощание подругу в щеку.
   - Хорошо. - И обращаясь уже к Ренату, девушка строгим тоном наказала ему в целости и сохранности довести Юлю до дома.
   - Не волнуйтесь, Елизавета Михайловна, все будет выполнено в лучшем виде, - заверил ее мужчина.
   И лукаво подмигнув подруге, Лиза захлопнула дверь авто. Укутавшись в шубку, девушка поспешила вернуться в тепло шумного клуба, даже не заметив одинокую фигуру мужчины, стоявшей в тени неподалеку от входа. Он курил, не отрывая взгляда от уезжающего автомобиля, и хищная улыбка не сползала с его лица.
   - Ты определенно мне понравилась, детка, - прошептал он в ночь, выбрасывая окурок на заснеженную дорогу. - Определенно...
  

   Глава 2.
  
   - Ну, и где ты шлялась? - было первое, что услышала Юля, переступив порог своего дома.
   Хотя, она уже давно не могла назвать его своим, с тех самых пор, как здесь поселился отчим и на правах хозяина установил свои правила.
   Внушительная фигура Дорожкина Геннадия Александровича показалась в проеме дверей ведущих на кухню. Пошатываясь, он держался о дверной косяк и смотрел на девушку затуманенным от выпивки взглядом. Позади него маячила подвыпившая физиономия его друга и бывшего сослуживца Володьки. Понятно, что ничем кроме как пить горькую они здесь и не занимались. Отчим вытер руки о старые спортивки и поправил на себе майку, которая все время норовила подскочить вверх на слегка располневшем животе. Мужчина окинул падчерицу недовольным колючим взглядом, но возвращаться к застолью не спешил. Тяжело вздохнув, девушка принялась снимать сапожки.
   - Я у подруги была. - Не оборачиваясь, ответила Юля.
   Она повесила шубку и, гордо вскинув подбородок, собиралась прошествовать мимо этих алкашей, но отчим, кажется, еще не высказал в ее адрес ежедневную долю нравоучений. Грубо схватив девушку за локоть, он развернул ее к себе лицом.
   - У подруги была, говоришь? А шмотки откуда такие взяла? - Он ткнул пальцем в ее плечо, чем заставил Юлю брезгливо поморщиться и отпрянуть в сторону. - Да и на машине разъезжаешь уж точно не подружкиной.
   - Вы что, следите за мной?
   - Случайно увидел. - Хмыкнул тот. - Не уж то, хахаля себе завела? Мне-то про подругу можешь не заливать. Что, решила как и мамочка воспользоваться тем, чем бог наградил и охмурить кого побогаче? Но это я одобряю, дочка. Хватит уже на моей шее сидеть, глядишь, ухажер твой и квартирку прикупит, и деньжат даст. Так ты смотри, с нами не забудь поделиться. А то, зря я, что ли столько лет содержал вас?
   - Во-первых, я вам не дочь. - Юля дернула рукой и высвободилась из грубого захвата. - А во-вторых, вы ни копейки на меня никогда не тратили, так что я вам ничего не должна.
   - Поговори мне еще, маленькая дрянь. Развелось умных тут. - Зашипел мужчина, так что слюна полетела в разные стороны. Зло сощурив глаза, отчим подался вперед и девушка на секунду решила, что он вот-вот ее ударит, но вовремя опомнившись, мужчина замер на месте, а вместо очередной ругани, просто задал вопрос. - Ты спрашивала у своей подружки то, о чем я тебя просил?
   Пф, Юля даже не собиралась этого делать. И в тот момент, когда отчим попросил ее посодействовать его внедрению в ряды сотрудников охранного агентства, которым владел Рогозин Михаил Ефремович, девушка благополучно забыла об этом. Зная, насколько Дорожкин "ответственный" работник, Юля не хотела, чтобы он своей персоной доставлял проблемы еще и отцу ее единственной лучшей подруги. Пускай сам себе ищет работу, его проблемы ее не касаются.
   - Нет, и не собираюсь, - ответила Юля, глядя мужчине прямо в глаза.
   Пусть злится, пусть ругает ее последними словами, его мнение - это последнее на что девушка когда-либо обращала внимания. Она не боялась отчима и не собиралась прогибаться под его сомнительным авторитетом. Пускай лучше перед своими дружками слюной брызжет, а их с матерью трогать не стоит.
   Поджав губы, Юля продолжала молчать, глядя, как лицо отчима от гнева покрывается красными пятнами, а во взгляде мелькают самые различные эмоции. Привыкший командовать на работе, он терпеть не мог, когда ему перечили вне стен учреждений правоохранительных органов. Но если в детстве Юля боялась этого грозного и строгого мужчину, то теперь просто не считала его за человека. Он давно уже стал одним из тех, кого его дружки постоянно закрывали в "обезьянник", отчиму и самому не мешало бы посидеть там сутки, чтобы перестал буянить и морочить голову, как им с матерью, так и окружающим людям.
   Мужчина сжимал и разжимал кулаки, на скулах заходили желваки, он мог ударить эту мерзавку, посмевшую дерзить ему, но снова и снова его что-то сдерживало от этого опрометчивого шага. В каком бы состоянии или настроении не был Дорожкин, руку ни на Юлю, ни на ее мать он ни разу не поднял.
   - Пошла вон, дрянь! - выпалил мужчина и девушке не нужно было повторять дважды.
   Под веселый смешок собутыльника отчима, она юркнула в свою комнату.
   - А красивая у тебя падчерица, Саныч. - заметно повеселев, произнес его друг Володька, когда они вернулись к столу и Генка снова начал разливать водку по рюмкам. - Горячая штучка. Ты ее уже того?
   - Совсем ты, Петрович, охренел! - Генка даже отставил поднятую стопку и с презрением во взгляде уставился на бывшего сослуживца. - Да если бы я ее хоть пальцем тронул, знаешь чтобы мне ее мамаша сделала?
   - А ты че, бабу боишься что ли? - рассмеялся мужчина, накалывая вилкой соленый огурчик и, опрокинув в себя содержимое рюмки, закусил неприятное послевкусие хрустящим овощем.
   - Че ржешь придурок? - Дорожкин в ярости стукнул по столу кулаком, да так, что звякнула посуда. - Трону малую - не видать мне тогда Надькиных денег.
   Сказав это, он последовал примеру друга и залпом выпил из своего стакана, даже не поморщившись.
   - Так ты я вижу подкаблучник, а еще говоришь глава семьи.
   - Конечно, глава! Но, как турнули меня из ментуры, так нигде устроиться не могу. А бабки позарез нужны, ты же знаешь, есть у меня долги. Вот и у тебя как раз хотел попросить немного, по-дружески так сказать.
   - Э нет, дружище. - Отрицательно замотал головой мужчина. - Сам понимаешь, время тяжелое сейчас. После случая с тобой у наших ребят доходы резко сократились, проверки каждую неделю, наших ребят пасут ежедневно. Уже вышел приказ на отстранение от должностей Кирьянова и Погодина. А у меня, знаешь ли, два кредита и трое спиногрызов. К тому же, вчера еще, как на зло, теща-сука завалилась и давай мою Нинку воспитывать, как с мужем обращаться. Так я ей быстро сказал, куда засунуть свои советы.
   Володька рассмеялся, но его друг, кажется, не разделял веселья. Генка помрачнел еще больше и, закусив очередную выпитую стопку долькой лимона, негромко произнес:
   - Ладно. Значит, придется у Надьки просить.
   - Слушай, я все хотел спросить, а откуда у нее бабки такие, а? Она ж не работает нигде.
   - Говорит, что наследство от бабушки. - Махнув рукой, ответил Генка. Он закурил, даже не потрудившись открыть форточку или выйти на балкон, как до этого, где и увидел, как падчерица вернулась домой на огромном джипе, за рулем которого сидел какой-то неизвестный ему мужик. - Врет, сука. Я же знаю, что каждый месяц ей на карточку приличная сумма капает. Не бабушка же ей с того света присылает.
   - Ну-да. - Закивал друг. - Может, хахаль какой? Баба она у тебя красивая, видная.
   - У кого? У Надьки хахаль? Не смеши. - Генка ухмыльнулся, но червячок сомнения все-таки поселился в его душе и словно назойливый клещ, стал просачиваться под кожу, пуская свои корни глубоко вовнутрь. - Она из дома лишний раз боится выйти, где уж хахалю этому взяться?
   - Тогда откуда бабло? - Не унимался Володька и уставился на друга окосевшим от водки взглядом.
   - А это я непременно выясню. - Пообещал мужчина и, задумавшись о чем-то своем, одним махом осушил содержимое рюмки.
   "Не уж то Надька с бывшим снюхалась?" - подумал он, неотрывно глядя прямо перед собой. Если так, то нужно подумать о том, как выбить из нее признание и извлечь собственную выгоду из сложившейся ситуации. И самое главное - нужно быть на чеку.
  
   Пока отчим пил вместе со своим другом, Юля, пользуясь моментом, тихонько юркнула в спальню матери. Та уже лежала в постели, но еще не спала. На тумбочке девушка заметила пузырек корвалола и еще несколько каких-то препаратов от сердца. Она нахмурилась, проклиная про себя ненавистного отчима и искренне желая ему поскорее провалиться под землю.
   Надежда Семеновна услышав шаги, повернулась и, завидев дочь, стоящую на пороге, улыбнулась. Только эта улыбка вышла несколько вымученной, Юля стремительно преодолела расстояние между ними и присела на краешек постели около матери. Вглядываясь в ее побледневшее лицо, она взяла женщину за руку и сжала ее холодные пальцы.
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Уже лучше, милая! - охрипшим голосом ответила Надежда.
   - Мама, почему ты не бережешь себя? Скажи мне, сколько это будет продолжаться? Как вообще можно терпеть этого человека в нашем доме? - Юля злилась, стараясь при матери хоть немного утихомирить свой пыл. Но это у нее плохо получалось, впрочем, как и всегда, когда разговор заходил об отчиме.
   - Так надо, Юлечка. - Грустно ответила мать, погладив дочь по щеке.
   - Кому надо, мам? Уж точно не мне, и не тебе. У тебя сердце больное, а эта скотина пьет не просыхая. Шел бы лучше работу искать что ли, а то сам ничего не делает, так еще и дружков своих сюда водит.
   Мать только горько усмехнулась и, застонав, схватилась за сердце.
   - Что, мам? - забеспокоилась девушка. - Прости, я не хотела. Тебе нельзя нервничать.
   - Ничего, доченька. Я полежу, и все пройдет. Я еще крепкая, пока замуж тебя не выдам, никуда не денусь. Ты же меня знаешь.
   Женщина ободряюще пожала руку Юли и девушка улыбнулась ей в ответ, погладив по темным спутанным волосам, рассыпанным на подушке. Ее мама даже в свои сорок пять выглядела очень привлекательно. Стройная и ухоженная, она только сейчас немного изменилась, как будто постарела за несколько месяцев. В таких же темных волосах, как и у самой Юли, появилась седина, морщинок стало больше, но блеск в серых глазах никуда не исчез. Ее мама была все еще сильной и такой же прекрасной, как десять лет назад. Вот только не заслужила она такого "счастья", как Дорожкин. Юля вообще не понимала, где были глаза матери, когда она стала с ним жить. Этого человека морально нельзя вытерпеть больше двух часов, а прожить с ним двенадцать лет - вообще сравни подвигу.
   Но никогда не знавшей своего настоящего отца, Юле пришлось принять другого, совершенно чужого мужчину. А сколько раз девушка спрашивала мать, почему именно он, почему не кто-то другой? На что раз за разом получала один и тот же неизменный ответ - так надо. По сути, это была странная отговорка. Она не давала девушке четкого понимания отношений между отчимом и мамой. Юля догадывалась, что Надежда его не любила, но что держало их все эти годы вместе, как они встретились, почему мама вообще пошла на этот шаг - увы, ответов на свои вопросы девушка так и не получила. А найти этому логическое объяснение самой, не представлялось возможным. Каждый хранил свой собственный скелет в шкафу и не желал выносить его на публику.
   Юля улыбнулась матери и прилегла рядом с ней, как когда-то в детстве, когда Надежда рассказывала ей сказки на ночь и все детские страхи отходили на второй план.
   - Мам. - Тихонько позвала девушка.
   - Что, милая? - Надежда, гладила дочь по волосам, пытаясь унять бешенный стук сердца, которое от вопросов дочери только еще сильнее сжималось в груди.
   - Расскажи о нем, - попросила Юля, и женщине не нужно было уточнять, кем именно интересуется дочь.
   И Надежда рассказала ей об отце. Ту самую версию, которую слышала девушка на протяжении многих лет, с тех самых пор, как стала задавать вопросы о том, где ее папа. Мать никогда не упоминала о нем в прошедшем времени, не говорила плохо, но и не давала ложных надежд о том, что он когда-нибудь может вернуться. Сложно все это, и с каждым годом скрывать от дочери правду становилось все труднее.
   Надя на мгновение прикрыла глаза, мысленно возвращаясь в прошлое, и улыбалась сама себе. Да, было время, когда она была счастлива по-настоящему, пусть это продлилось не долго, но оно того стоило. Надежда никогда ни о чем не жалела и если бы ей снова и снова пришлось выбирать, то она поступила бы точно также, как и двадцать лет назад, не задумываясь о последствиях.
   - У тебя голубые глаза, как и у отца, - тихонько произнесла мать, вызывая очередную улыбку на лице дочери. - Вы и характером с ним очень схожи, особенно теперь, когда ты выросла.
   Мама всегда делилась с Юлей любой мелочью связанной с отцом. Что он любит, какие блюда предпочитает и что вызывает у него улыбку. Однажды Надежда рассказала девушке, что отец обожает черный кофе без сахара и с тех пор, Юля пила исключительно этот напиток, считая, что таким образом это хоть немного сблизит ее с человеком, которого она ни разу в жизни не видела. И мать только радовалась, что несмотря ни на что девушка любит отца, даже не зная, кто он, где находится и по какой причине им с Надеждой пришлось расстаться.
   Побыв с мамой еще полчаса, Юля дождалась, когда та уснет и тихонечко пробралась в ванную. К голосам на кухне она не стала прислушиваться. Быстро приняв душ, девушка сразу же заперлась в спасительных стенах своей комнаты. И обнимая подушку перед сном, она посмотрела в окно, туда, где на темный небосвод вышла одинокая луна, озарив своим неярким светом все вокруг. Мрачные голые деревья отбрасывали причудливые тени на землю, словно кто-то невидимый протягивал свои руки с сухими тонкими пальцами и никак не мог дотянуться до холодного небесного светила. Но, не смотря на то, что фантазия вызвала в ней не очень радужные ассоциации, девушка, словно завороженная следила за покачиванием ветвей за окном. Неимоверно сильно хотелось рисовать, а еще лучше заняться лепкой. В пальцах уже чувствовался привычный зуд, который можно было унять, только занявшись любимым делом. И ее успокаивала лишь мысль, что совсем скоро она вернется к привычному раскладу дня, к занятиям и рисованию.
   Через несколько минут Юля и сама не поняла, как погрузилась в царство Морфея. А потом ей приснился сон, где она совсем еще крошка, нарушая тишину своим звонким раскатистым смехом, на ходу падает в надежные мужские объятья. Ее подхватывают на руки и кружат в водовороте солнечных лучей и яркой травы на летней лужайке. Лица мужчины, держащего маленькую Юлю на руках невозможно было разглядеть, но, тем не менее, она ощущала себя самой счастливой на свете. А потом мир вокруг нее закружился, вспыхнув снопом синих искр, похожих на снежинки, которые растаяли также быстро, как и появились. И оставшееся до утра время, ей снились темные глаза, которые, не отрываясь, следили за ней, куда бы она не пошла и, чтобы не сделала. А насмешливый голос снова и снова повторял одни и те же слова, навсегда оставшиеся в ее памяти, словно лозунг из выгравированных золотых букв: "Фортуна любит смелых".
  
   В этом году весна вступила в свои права очень рано. Последний месяц зимы выдался совсем без осадков и по-весеннему теплым. Снег растаял в конце января, хотя самый суровый месяц в году еще давал о себе знать сильными морозами.
   Сергей любил весну, вот такую, когда мир просыпался от анабиоза, стряхивая с плеч остатки сновидений, навеянных зимой. С приходом весны все менялось, оживало, возрождалось. Жизнь начинала бить ключом и с каждым днем погрязшие в тоске люди, преображались, а улыбки на их лицах становились более светлыми и искренними.
   Мужчина облокотился о руль и, вглядываясь вдаль, просто блуждал взглядом по фигурам пешеходов. Ему нравилось наблюдать за людьми, изучать их лица, повадки, жесты. Он улавливал малейшее изменение в выражении лица и мог с легкостью распознать в человеке фальшь. Знал, когда кто-то говорит правду или лжет, когда лицемерят или искренны с ним. Даже его первое впечатление о человеке никогда не было ошибочным. Эту способность мужчина унаследовал от отца. В их деле - это считалось самым лучшим качеством, которым мог обладать человек, наделенный определенными возможностями в мире больших денег и неограниченной власти, не без труда занявший свое прочное несокрушимое место в обществе.
   В ноздри ударил резкий запах никотина, - сидящий рядом с ним Влад, закурил, выпуская в воздух колечки дыма. Их авто стояло около старого здания академии изобразительных искусств и уже полчаса, как мужчины неотрывно следили за входными дверьми. Это был первый раз, когда Сергей согласился помочь брату из-за того, что его авто находилось в ремонте. Раньше он ни за что на свете не приехал бы сюда, а уж тем более не ждал бы у ворот какую-то там девицу.
   Сергей отвлекся лишь на секунду, посмотрев на циферблат наручных часов. Без двадцати четыре, в пять он должен быть у Гиреева и передать ему "посылку". Время еще есть, можно расслабиться. Мужчина лениво наблюдал за шайкой малолетних пацанов, которые шумно выкрикивая какие-то слова и активно размахивая руками, спугнули птиц, мирно клевавших семечки, рассыпанные на дороге. Стая испуганных голубей взметнулась ввысь и, звук их хлопающих крыльев, напомнил Сергею грохот автоматной очереди, выпущенной им во время учебных стрельбищ на полигоне. Он проследил взглядом за серыми птицами и остановился на невысокой фигуре девушки, только что вышедшей из застенок учебного заведения. Под руку с подругой, брюнетка приближалась в сторону ворот. Она активно жестикулировала, пытаясь удержать в руках папку и сумку, которая то и дело норовила сползти с плеча.
   Юля. Кажется, так представила Лиза свою подругу тем вечером. Хотя, с тех пор прошло уже достаточно времени, чтобы Сергей мог успеть ее позабыть. Лицо девушки практически выветрилось из его памяти, да он и не старался ее запомнить. Обычная девчонка, таких, как она тысячи, миллионы. Рядом с ним бывали и лучше, а эта даже не из их круга, не из их мира.
   Девушка что-то сказала рыжеволосой, забавно сморщив носик и улыбнувшись, отчего на ее порозовевших щеках появились ямочки. Ветер ласково растрепал выбившиеся из толстой косы пряди темных волос. Юля поправила на себе пальто, застегивая последние пуговицы, и повернула голову в сторону авто. С такого расстояния девушка не могла разглядеть, кто там сидел, но при виде большого черного внедорожника, она нахмурилась. Прежняя веселость исчезла с лица, а на смену ей пришла настороженность.
   "Я так и знал, что они голубые", - мелькнуло в голове Сергея, когда он, наконец, смог разглядеть цвет ее глаз. Тогда в клубе, они просто показались мужчине светлыми. При тусклом освещении одних лишь неоновых ламп, цвета вообще были трудно различимы. А вот теперь он смотрел ей прямо в глаза и наслаждался волнением, блуждающим в них.
   Она, наверное, хорошая девочка. Живет своей обычной, ничем не примечательной жизнью, наполненной всякими беззаботными повседневными мелочами. У нее нет проблем серьезнее тех, которыми забиты головы современных девушек ее возраста - "А какой наряд сегодня надеть?" или "Как удачно сдать сессию". Скорее всего, она живет в среднестатистической семье, где есть любящие ее родители и по выходным устраиваются семейные ужины, на которые съезжаются все многочисленные члены семьи и дальние родственники, начиная бабушками и дедушками, и заканчивая, троюродными дядями и тетями. И она, наверное, вполне довольна таким положением вещей. А как может быть иначе, ведь это и есть жизнь. Правда, подобными изысками Сергей был обделен. Он жил совсем в другом мире, совсем в другом окружении, обитатели которого подчинялись своим неписаным законам и правилам.
   Сергей ухмыльнулся. Тем вечером, когда они с Владом спасли девушек от посягательств пьяных ублюдков, мужчина на самом деле очень заинтересовался Юлей. Ему нравилось наблюдать за тем, как она смущается, отводит глаза, думая, что он не заметил, брошенных украдкой опасливых взглядов в его сторону. Сергею понравился ее голос, ее манера держать себя. Он даже позабыл о той блондинистой крошке, которая ждала его в VIP-комнате, где они с Владом оставили друзей развлекаться. Горячая и готовая на все, она вдруг померкла перед этой неискушенной юной особой. Хотя, эта Юля вполне могла оказаться охотницей за кошельком. В подобных клубах, где красивые девушки, не имеющие ни денег, ни положения в обществе, искали себе богатых спонсоров, готовые предоставить в обмен на состоятельную жизнь свое тело, такое случалось сплошь и рядом. Главное - заинтересовать добычу, пустить пыль в глаза, надев на себя образ скромницы. И вот - клиент уже на крючке! Да, она вполне могла быть одной из них, но не была, и Сергею было прекрасно об этом известно. Красивая девушка, с незапятнанным прошлым и вполне перспективным скучным будущим. Только плохо, что она общается с такой, как Лиза. Подобные знакомства ни к чему хорошему не приводят. Ей следовало быть осторожной в выборе друзей, хотя, вряд ли она знала, с кем имеет дело.
   А потом строптивица попросту решила сбежать, избавилась от неприятного общества и правильно сделала. Еще не известно, где бы девушка оказалась тогда, прими она правила игры, начатой им. Невинный флирт и он вполне мог предложить ей развлечения поинтереснее. Но к счастью или сожалению, она не была похожа на свою подругу Лизу. И Сергей порой задавался вопросом - а что она здесь забыла? Решила развлечься? Так, сын мэра со своими отморозками - это еще не самое худшее, что могло случиться с ней в тот вечер. Хотя, все уже позади. Пусть девочка живет.
   От размышлений, Сергея отвлек голос Владлена, который подскочил со своего места и вышел из авто.
   Попрощавшись с Лизой, Юля направилась в сторону автобусной остановки. Девушка только один раз обернулась, вглядываясь в лобовое стекло автомобиля, но так ничего и не разглядев, быстро отвела глаза, впорхнув в двери подъехавшего в этот момент троллейбуса.
   Со счастливой улыбкой на лице к джипу шла Лиза. Она буквально запрыгнула на Влада, который тут же подхватил ее на руки и закружил под заливистый смех девушки. Лучи солнца заиграли в ее волосах, от чего они стали более яркими, а в некоторых прядях заблестело рыжее золото. В этот момент она казалась легкой и воздушной, как сама жизнь.
   Некоторое время, Сергей наблюдал за парочкой, которая забралась на заднее сидение его авто и, едва Лиза успела с ним поздороваться, как ту же была прижата к Владлену. Мужчина завладел ее губами и стал целовать, так упоено, что, казалось, они не виделись целую вечность, а не каких-то пару дней.
   Мужчина отвернулся, глядя на дорогу, легкая ухмылка коснулась его губ, когда он услышал, как девушка пытается тактично отстраниться. Лиза нравилась Сергею, такая как она подходила его брату. Милая, светлая, немного легкомысленная, но совсем не испорченная властью и богатством своего папочки. Хотя то, чьей дочерью она была, не доставляло ему энтузиазма. Рогозин уже несколько лет находился на ножах с их отцом. В свое время они не поделили "территорию", но в открытую друг против друга никогда не шли. Холодная война, фальшивые улыбки при случайных встречах, ненависть внутри, а снаружи холодная вежливость, присущая всем деловым людям. Сергей только надеялся, что папочка Лизы не узнает, с кем общается его дочурка и с этим у них не будет проблем. Он не раз предупреждал об этом Влада, хотя, кто он такой, что бы указывать брату, как жить и с кем завязывать отношения. А в том, что между Владом и рыжей происходило что-то серьезное, сомнений не возникало. Кажется, для одного из них, тот роковой зимний вечер оказался судьбоносным.
   - Эй, вам здесь не номер гостиницы. - Глядя на парочку в зеркало заднего вида, произнес Сергей.
   И сурового замечания было достаточно, чтобы Лиза и Влад отпрянули друг от друга и, встретившись взглядом с Сергеем, девушка смущенно опустила глаза. Надо же, оказывается, в современном мире девушки еще не разучились краснеть.
   - Если так не терпится уединиться, так может, зря вы надумали в кино идти? - совершенно справедливо заметил мужчина.
   - Не зря, - ответил Влад, обнимая Лизу и, кивнув брату, добавил: - Поехали, а то сеанс начнется без нас.
   - Ну да, как же. Вы хоть не забудьте иногда на экран поглядывать, а то и не узнаете, о чем фильм был. - Сергей рассмеялся, чем вызвал новый прилив краски на щеках девушки.
   Сняв авто с ручника, мужчина включил зажигание и машина мягко тронулась с места.
  
   ***
  
   А уже через полчаса, Сергей мчался в противоположную сторону от города. У него еще были кое-какие дела. Пока младший братишка наслаждается всеми прелестями жизни, старшему приходилось работать на благо семьи.
   Сегодняшняя встреча с Гиреевым была не запланированной, но мужчина знал, что его ждут. Следовало налаживать новые контакты и, попавшийся под руку повод, мог этому поспособствовать. Через двадцать минут к Сергею присоединились его ребята и теперь следовали за ним, готовые в случае чего всегда прийти на помощь или прикрыть. Но на этот раз они ехали не на очередную разборку, а на встречу, которая должна была стать очень полезной, как для Гиреева, так и для людей Огнева.
   У дверей шикарного особняка, Сергея приветствовал сам хозяин. Антон Витальевич лично вышел встретить дорогого гостя и произнес:
   - Рад приветствовать тебя в своей скромной обители! - он крепко пожал Сергею руку и бросил мимолетный взгляд в сторону второй машины, из которой пока еще никто не собирался выходить.
   Сергей знал Антона давно. Вот уже несколько лет отец благополучно сотрудничал с ним и его людьми. Сорокалетний, подтянутый мужчина был прекрасным бизнесменом, ловким и хитрым, к тому же у него имелись связи на Ближнем Востоке, к чему хотел приобщиться и сам Огнев-старший. Но сколько бы удачных сделок они не заключали, Гиреев всегда оставался непредсказуемым и до конца неизученным противником.
   - Ты говорил у тебя для меня посылка.
   - Да. - Кивнул Сергей. - Среди наших прошел слух о том, что вы кое-что потеряли.
   - Может быть, - согласился мужчина, недоверчиво сощурив глаза. - А быть может, и нет. Все будет зависеть от того, что ты захочешь взамен.
   Сергей ухмыльнулся, он повернул голову в бок и кивнул своим людям. Задние двери джипа тут же открылись и два здоровых охранника, вытолкали из авто сопротивляющуюся девушку. С кляпом во рту и связанными за спиной руками, она брыкалась в сильных руках качков, но завидев Гиреева, замерла, бросив в его сторону затравленный, полный безысходности взгляд. Мужчина оглядел девушку с ног до головы. Ни единый мускул на его лице не дрогнул, по нему вообще нельзя было сказать точно, что он чувствовал в этот момент. Дав знак своим людям, которые приняли девушку из рук в руки, хозяин проводил Сергея в дом.
   Маленькая делегация во главе Гиреева, замыкающаяся его верзилами, которые вели под руки связанную девушку, вошла в кабинет. Антон присел на край столешницы своего письменного стола и, скрестив руки на груди, кивком головы велел усадить девушку на рядом стоящий кожаный диван. Исполнив волю хозяина, качки вышли за дверь, оставляя Гиреева наедине со своим гостем.
   - Выпьешь? - предложил мужчина, подходя к столику со спиртными напитками.
   - Нет, я за рулем, - ответил Сергей.
   - А вот я, пожалуй, выпью. - Антон наполнил свой бокал янтарной жидкостью и вернулся к столу.
   Он вел себя расслаблено и непринужденно, так как будто в комнате они находились только вдвоем.
   - Может сигару?
   - Извини, я отдаю предпочтение сигаретам, - снова отказался мужчина. Сергей не мог дождаться, когда эта прелюдия подойдет к концу и они, наконец, смогут перейти к делу.
   - Так что ты хочешь за нее? - наконец, поинтересовался Антон. - И кстати, где ты ее нашел?
   - Это было не трудно, особенно когда хочешь сделать полезную вещь для хорошего человека, - ответил Сергей и посмотрел в сторону девушки.
   Она сидела, гордо вздернув подбородок, и горящими ненавистью глазами смотрела прямо на него. Мужчина усмехнулся, красивая стройная блондинка, очень привлекательная и очень глупая, раз рассчитывала, что ей удастся уйти из города безнаказанной.
   - Вот как. Что ж, ты сделал действительно очень полезную вещь.
   Гиреев подошел к девушке и приподнял ее голову за подбородок. В его руках она даже не дернулась, а из глаз прозрачной каплей скатилась одинокая слезинка.
   - Знаешь, оказывается, когда тебя предают - это очень больно. Словно тебе в спину вонзили раскаленный нож, а если ты до этого еще мог хоть что-то чувствовать, то после, - будто умираешь. И хочется только ломать и крушить все вокруг. От предательства остается лишь ненависть и злость вперемешку с желанием уничтожать. - Антон обращался к Сергею, но при этом, не отрывая немигающих глаз от лица девушки. И с каждым его словом, страх и ужас отражался в ее метающемся взгляде.
   Сергей предпочел промолчать. Мало ли что еще может рассказать человек под влиянием внезапно нахлынувших чувств. Оказывается, даже такая грозная личность как Гиреев имел свои слабости. Хотя, женщины испокон веков были слабостью мужчин, а поддавшись чувствам - каждый становится уязвим.
   Сергей прекрасно знал, что будет с блондинкой дальше, но, увы, жалости к ней не испытывал. С такими людьми, как Гиреев, как он, как все тот же Рогозин - играть опасно. Можно заиграться, и вчерашнее возвышение на пьедестале, уже сегодня может закончиться холодными застенками подвалов. В их кругу предательство не прощалось, всем было прекрасно об этом известно, и если ты оступился, то будь готов к самому худшему.
   Гиреев развязал девушке руки и снял кляп. Блондинка тут же принялась разминать затекшие запястья, она громко всхлипывала, но ничего не говорила и не спешила оправдываться. Антон отошел от нее и сел в кресло напротив Сергея.
   - Назови свою цену, Огнев. Я заплачу, сколько ни пожелаешь, твоя находка очень кстати, а то я уже думал, что птичка упорхнула за океан.
   - Еще чуть-чуть, так бы и случилось. Но мне не нужны ваши деньги.
   Казалось, Гиреев был удивлен. Он опрокинул в себя оставшуюся в бокале жидкость и потянулся к сигарам.
   - Тогда что же тебе нужно в таком случае?
   - Пока ничего, - ответил Сергей. - У меня лишь просьба к вам.
   - Любопытно какая.
   - Незначительная, но я надеюсь на вашу компетентность и ваше слово.
   - Слова в нашем мире практически ничего не значат, мой мальчик. - Кивком головы он указал в сторону блондинки. - Эта милая барышня тоже много чего говорила мне, а потом не побрезговала перейти на сторону конкурентов. Правда, она немного просчиталась и в результате осталась у разбитого корыта. За что и понесет наказание. Но знаешь, она часто говорила мне о том, как хочет красивой жизни и, вернувшись в свой гребаный Мухосранск, на зависть всем показать, как она изменилась. Что ж, в этом я ей помогу. Помогу настолько, что родная мать не сможет узнать. - Последние слова были сказаны с таким нажимом, что Сергей спиной почувствовал, как сжалась от страха девушка позади него.
   Ее участь давно решена и он не сожалел о своей роли, которую сыграл в этом деле. Сейчас вообще не важна жизнь этой глупой девки, главное - бизнес.
   - Я доставил вам посылку и взамен прошу лишь об услуге. С вашей стороны, мне только нужно заверение того, что когда-нибудь, если мне нужна будет ваша помощь, вы мне ее окажете.
   - Сергей, я очень уважаю твоего отца и надеюсь, что то, что ты сейчас говоришь, не продиктовано желанием сопливого мальчишки показать себя значимее, чем он есть.
   Гиреев смотрел на мужчину, слегка прищурив глаза. Он изучал Сергея взглядом, думая о том, во что выльется ему сегодняшний разговор. Антон жил по понятиям и прекрасно осознавал, что даст Огневу-младшему положительный ответ. Малец уже вырос и не боялся тягаться с такими матерыми волками, как он.
   - Хм, думаю, что нет. - Последовал уверенный ответ. Сергей все просчитал и был уверен, что сделал выгодные ставки. - Надеюсь, я не ошибся с тем, насколько для вас важна эта "посылка".
   - Нет, не ошибся. - Гиреев колебался всего лишь мгновение, стряхнув пепел сигары в пепельницу, он, расслабившись, откинулся на спинку кресла. - Ну что ж, я согласен. В любое время и в любом месте, я к твоим услугам. И если это все, то не мог бы ты оставить меня. Сам понимаешь, нужно уделить внимание девушке.
   - Понимаю, - кивнул Сергей, поднимаясь со своего места.
   После крепкого рукопожатия, мужчина вышел из кабинета. Двое ребят Гиреева, которые все это время стояли у дверей, проводили его до машины. Кивнув им на прощания, Сергей сел в свой внедорожник и уехал, за ним последовала и вторая машина.
   - Опять Огнев своего щенка прислал. - В кабинет Гиреева вошел невысокий седовласый мужчина. - Какого черта, сам не ездит?
   - Я бы не советовал тебе возмущаться, - отозвался Антон. - А поусерднее лизать задницу этому щенку. Огнев не вечный, не ровен час, когда старый пес отойдет от дел и этот щенок займет его место. А нам не помешает сотрудничество с таким, как он.
   - Какую еще услугу он от тебя хотел? - засунув руки в карманы брюк, мужчина вопросительно уставился на своего шефа.
   - Не твое дело. Зови ребят, нам еще предстоит поработать сегодня над этой куколкой.
   Седовласый посмотрел на девушку и, недовольно покачав головой, вышел из кабинета. Гиреев отвернулся к окну. Вглядываясь вдаль, он не сразу расслышал еле слышное - "Прости", прозвучавшее в тишине комнаты и, не оборачиваясь, мужчина ответил - "Слишком поздно".
  
   Дорога назад заняла чуть больше времени, чем планировал Сергей. Ребятам он дал отбой, решив покружить немного по опустевшим автострадам, погружающегося в ночь города. Сумерки быстро сменялись темнотой, зажигались городские огни, оповещая жителей, предпочитающих ночное время суток, что настал их час.
   Дорога немного успокаивала, действовала на мужчину умиротворяюще и позволяла спокойно размышлять. А подумать было над чем. Сергей не сомневался в том, что когда наступит время, Гиреев сдержит слово и окажет ему услугу, о чем бы он ни попросил. Мужчина так же знал, что Антон не очень доволен самоуверенным поведением Огнева-младшего. Но каждый из бывших или нынешних партнеров отца должен знать, с кем будет иметь дело, когда Огнев-старший отойдет от дел и передаст все в руки сына. Сергей понимал, какая на него возлагалась ответственность и не перечил. Отец уже давно дал ему понять, что именно он станет его приемником, а потому всегда требовал от Сергея максимальной отдачи и беспрекословного выполнения всех поручений. И с ним считались всегда и все, не потому что боялись гнева Андрея Дмитриевича, а потому что уважали самого Сергея за его острый ум, за то, что не старался выпендриться перед всеми и доказать свое "я". Сергей был личностью, не менее опасным противником, чем его отец, и перейти дорогу одному означало нажить себе двойного врага, ибо семья всегда была для обоих на первом месте.
   Покружив еще немного, Сергей двинулся в сторону дома, где жил отец. И хмурое настроение пропало в тот же миг, едва он переступил порог особняка.
   Отец и его новая жена, Кристина, ужинали в столовой, где Сергей и застал их беседующих на какие-то свои семейные темы.
   - Добрый вечер, - поприветствовал мужчина обоих, лишь мельком взглянув на мачеху, и пожал отцу протянутую ладонь. - А где Карина?
   Четырнадцатилетняя Карина была родной Сергею и Владлену лишь по отцу, но, тем не менее, братья любили ее, не смотря на то, что никогда не были в восторге от ее матери.
   - Добрый вечер, - отозвалась Кристина. Небрежным жестом она поправила и без того идеальную прическу и кивком головы указала в сторону лестницы ведущей на второй этаж. - Она у себя в комнате, сказала, что к ужину не спустится.
   - Почему? - Сергей удивленно приподнял бровь, хотя подобный протест был вполне в духе сестренки.
   - Она заявила, что не выйдет из комнаты, пока ты не придешь, - ответил за жену Андрей Дмитриевич.
   - Понятно. Пойду к ней.
   Сергей не стал ждать, когда ему что-то ответят и быстрым шагом направился наверх. Уже оказавшись в коридоре второго этажа, он услышал грохот музыки, скорее всего какой-то тяжелый рок, включенный на всю громкость. Мужчина ухмыльнулся, кажется, им с сестрой предстоит серьезный разговор, ведь Карина слушала подобный стиль только, когда ей было плохо или по каким-либо причинам испортилось настроение.
   Он остановился у двери с табличкой, на которой красовался симпатичный череп и надпись большими красными буквами KEEP OUT. Сергей взялся за ручку, посчитав, что стучаться нет смысла, Карина все равно не услышит. Комната сестры встретила его оглушительным раскатом музыки и полумраком. Где находилась сама девушка, не предоставлялось возможным разглядеть, так как темень внутри на несколько секунд дезориентировала мужчину. Он потянулся к выключателю и через секунду яркий свет озарил комнату. Перед ним предстала не самая радужная картина. Разбросанные вещи, разбитые сувенирные статуэтки, которые жалобно хрустнули под его тяжелым ботинком, когда он попытался пройти вовнутрь, самой же Карины в этом хаосе все также не наблюдалось.
   - Эй, я же просила оставить меня в покое! - сердитые нотки в голосе сестры, прозвучавшие откуда-то со стороны окна, только позабавили Сергея.
   Девушка высказала еще пару крепких словечек в адрес нарушителя ее покоя, а потом собственной персоной спрыгнула с подоконника. Похоже, она опять сидела на крыше, убивая, таким образом, время и предаваясь меланхоличному настроению. Но при виде Сергея, гнев на лице девушки сменился на милость. Она выключила музыку и с улыбкой на губах бросилась в объятья брата.
   - Ну, наконец-то!
   Мужчина подхватил ее на руки и, весело смеясь, уселся вместе с ней на небольшое кресло, которое, как и все вокруг было завалено вещами.
   - Скучала, маленькая проказница? - улыбнулся он, целуя сестру.
   Сергей небрежным жестом растрепал ее темно-русые волосы с фиолетовыми прядями, от чего вызвал возмущенный протест. А когда его пальцы нечаянно коснулись шрамов на левой щеке, Карина даже и не подумала отстраниться, а только доверчиво посмотрела в глаза брата. Мужчина нахмурился при виде разбитой губы сестренки, но не спешил задавать вопросов.
   - Конечно, скучала. Где ты был? Почему так долго не заходил в гости? Я тебя так ждала.
   - Ну, раз ждала, так могла бы и прибраться, - кивнув в сторону разбросанных вещей, произнес Сергей, на что девушка лишь фыркнула. - У тебя здесь тайфун прошелся что ли? И что с губой?
   Карина поморщилась, словно брат не вопрос ей задал, а заставил съесть дольку кислого лимона. Она хотела было отстраниться, но мужчина не дал ей этого сделать. Двумя пальцами он потянул ее за подбородок, заставляя посмотреть прямо в глаза, и Карине не оставалось ничего другого, кроме как подчиниться.
   - Я задал вопрос, - напомнил Сергей таким тоном, что девушке захотелось сжаться в маленький комочек и спрятаться где-нибудь далеко от дома.
   - Я подралась, - смело заявила Карина.
   - Причина.
   - Зачем тебе эта причина? - ей все-таки удалось ускользнуть из объятий брата, и теперь она быстро расхаживала перед ним взад и вперед. - Все как всегда, ты же знаешь.
   - Нет, не знаю. Может, расскажешь? - он скрестил руки на груди и, сердито сдвинув брови, смотрел на Карину. - И перестань мельтешить перед глазами, у меня от этого начинает болеть голова.
   Девушка замерла на месте, обиженно дуя губки, но сдалась довольно быстро, ведь Сергей был единственным человеком в этом доме, с кем она могла поделиться своими горестями и проблемами.
   - Это все опять Наташка Скворцова затеяла. Королева-красоты сыскалась. Я просто не могу спокойно смотреть на ее ехидную рожу.
   - Она цеплялась к тебе?
   - Нет, на этот раз инициатором была я. - Заявила сестра. - Да мне тошно смотреть, как она заискивает перед всеми, хвалится своей неземной красотой. Ах, я такая вся из себя принцесска, - передразнила одноклассницу Карина и, сердито поджав губы, плюхнулась на кровать.
   Больше она ничего не хотела рассказывать, глаза защипало от непролитых слез и, девушка поспешила отвернуться, чтобы брат ничего не заметил и не заподозрил, что ее до сих пор волнует мнение людей относительно собственной внешности. Карина злилась. Ну почему? Почему она не такая как все? За что ей это наказание? Эти шрамы, делающие ее уродливой, настоящим Квазимодо. Из-за них у нее нет друзей, ее сторонятся сверстники, она не нравится мальчикам, и даже пришлось оставить секцию балета, в которой девушка занималась с шести лет. Как же горько сознавать, что твоя жизнь сломалась в одночасье, и теперь ты никому не нужна. Жалкое уродливое создание.
   Да и Сергей не спешил утешать ее. Он относился к ней, как и все члены семьи, не замечал увечий и всегда старался сделать так, чтобы и она сама о них забыла. Но это было трудно сделать, ведь всю жизнь Карина не могла просидеть в четырех стенах, а окружающий мир порой был слишком жесток, - это она знала, как никто другой.
   - Хочешь, я поговорю с ней? - предложил Сергей, чем вызвал недоумение на лице сестры.
   - С Наташкой? Ты что с ума сошел?! Конечно же, нет!
   - Тогда рассказывай дальше. Это ведь не все причины, по которым ты полезла в драку.
   Ну вот, снова этот проницательный взгляд, от которого никуда не деться и ответов не избежать. Порой, Карине даже казалось, что брат умеет читать мысли, настолько хорошо он знал ее, мог с легкостью прочувствовать ее настроение и понять. Но ей не хотелось рассказывать ему о том, что мальчик, который давным-давно ей нравился, обратил внимание на ее злейшего врага, эту Наташку-промакашку. Как горько и обидно, что они вдвоем насмехались над ней, чем и вызвали приступ ярости со стороны Карины. Но она все равно была довольна собой, оставив бывшего возлюбленного со сломанным носом, а соперницу - с расцарапанным лицом.
   - Сереж, я бы сказала, но ты все равно меня не поймешь.
   - Это еще почему? - он встал с кресла и подошел к сестре, усаживаясь рядом.
   - Потому что ты мужчина и у тебя есть девушки, которые похожи на моделей с обложек журналов. Ты ведь не встречаешься со страшными, у тебя они только самые лучшие.
   Так вот в чем дело, догадался Сергей. Просто его маленькой сестричке понравился парень и она теперь еще больше комплексует по поводу своей внешности. Это было глупо и в тоже время становилось невыносимо обидно за нее. В свои четырнадцать Карина была довольно развитой молодой девушкой. Стройная, с уже более менее сформировавшимися по-женски округлыми формами, немного угловатая, но это свойственно девочкам-подросткам ее возраста. В ней уже угадывались черты будущей женщины.
   Раньше она была самой жизнерадостной и самой веселой девочкой, любила заниматься спортом, с легкостью заводила друзей. Но два года назад, она чуть было не погибла в автомобиле отца, в который кто-то из давних врагов подложил взрывчатку. Девочке чудом удалось спастись, водитель, сопровождающий ее, к сожалению, скончался на месте. Карину вовремя вынес из пожара охранник, но обгоревшая часть лица и рук, навсегда оставили на теле и душе девушки неизгладимые шрамы. Сейчас она была бы самой красивой девочкой в классе, о чем говорила не пострадавшая половина лица. Она уже пережила множество пластических операций, на руках остались лишь еле заметные белые рубцы, а вот лицо еще предстояло довести до совершенства. Теперь же Карина состригала волосы до плеч и всегда опускала голову так, чтобы пряди падали ей на лицо. Она носила джинсы и кожаную куртку, не красилась, как большинство ее сверстниц и никогда не носила юбки. Один раз она даже хотела проколоть нос и пупок, а вдобавок сделать татуировку на плече, чтобы спрятать более заметные рубцы, но Сергей строго приказал ей этого не делать. Он был уверен, что в случае с сестрой не все так безнадежно.
   - Хм, мои девушки и мизинца твоего не стоят, - заверил мужчина Карину. - К тому же, только ты моя самая любимая женщина.
   От этих слов на лице девушки расцвела улыбка. Она повернулась к брату и обняла его.
   - Правда?
   - Конечно. Ты же знаешь, что ни одна из моих девушек еще не задержалась рядом со мной надолго.
   - Это хорошо, - согласилась Карина. - А что эта твоя... как ее там... Виолетта?
   - Да, Виолетта. А что с ней не так?
   - Она мне не нравится. - Заявила девушка, прекрасно зная, что ее мнение Сергей всегда брал во внимание. - Ты еще долго будешь с ней встречаться?
   - Ну, раз не нравится, то не долго, - согласился мужчина, от чего улыбка на лице сестры стала еще шире.
   Его маленькая егоза была довольна, а он даже не стал спрашивать причины неприязни сестры к одной из последних пассий. Практически, ему было все равно, Виолетта, Маша, Даша, Глаша, завтра у него будет новая девушка, а с Виолой он и так собирался распрощаться еще на прошлой неделе.
   - Вижу, настроение твое улучшилось, - произнес он, вставая. - Тогда пошли ужинать, а то я с дороги, голодный как зверь. Глядишь, и начну употреблять в пищу маленьких непослушных девочек.
   Карина рассмеялась. Она безумно любила брата и ей льстило, что она ему на много важнее всех его дорогих и красивых бабочек. Он принадлежит только ей - ее защитник, ее верный рыцарь, самый лучший на свете брат.
   - Пошли, - кивнула девушка и подхватила мужчину под руку. - Кстати, там маму в школу вызывают. Может, ты сходишь, а?
   - Схожу, - согласился Сергей, снова растрепав короткие волосы сестры.
   В тот вечер он прекрасно провел время в кругу семьи.
  

   Глава 3.
  
   Юля сидела на втором этаже у окна, выходящего во двор академии, где девушка собственно и училась. Сейчас было время большой перемены и студенты, снующие туда-сюда, спешили за эти короткие полчаса успеть переделать множество важных дел. А она вместо того, чтобы пойти пообедать и начать готовиться к следующей паре, ждала Лизу в огромном холле, но подруга как обычно задерживалась. Прошло уже десять минут с тех пор, как закончился урок, а ее рыжей шевелюры до сих пор не наблюдалось среди толпы проходящих мимо студентов и преподавателей. И это еще она настаивала на встрече? Видите ли, вопрос жизни и смерти, а сама прохлаждается непонятно где, да еще и пары сегодня пропустила. Разочаровано выдохнув, Юля повернулась к окну и залюбовалась открывающимся видом. Правда, мало было чем любоваться, весна окончательно не вступила в свои права: прохладные и дождливые дни все еще будоражили своим холодом прохожих. Но уже совсем скоро вот таких солнечных дней, как сегодня, станет больше, и яркие лучи будут не просто светить, а греть продрогший после зимы город своим теплом.
   Девушка вздрогнула, когда с глухим стуком на карниз неожиданно уселись два дикий голубя, вертя маленькими головками в разные стороны, они уставились своими черными глазками-бусинками прямо на девушку. Один из пернатых тут же потеряв всякий интерес к Юле, гордо выпятил светло-серую грудку и подошел вплотную к голубке. Девушка улыбнулась и, стараясь не делать резких движений, потянулась за своим альбомом и карандашом, которые постоянно были ее неизменными спутниками. Профессор Баженов часто ей говорил, что вдохновение может настигнуть в самый неожиданный момент и нужно быть подготовленной, тем более что источников для этого самого вдохновения в окружающем мире предостаточно. Достав чистый лист, девушка тут же принялась делать набросок парочки, улыбаясь все шире, глядя, как голубь распушил хвост перед своей возлюбленной, а вздутая грудка ходила ходуном. Он ворковал своей подружке, говоря только ей одной понятные слова, и Юля очень сожалела, что из-за закрытого окна и шума в коридоре не возможно было расслышать его признаний в любви.
   Ее рука порхала над бумагой, делая рваные штрихи, улавливая саму суть и "фотографируя" малейшие детали. Сейчас весь остальной мир не имел для нее значения, Юля не слышала ни шума, ни голосов, она находилась наедине только с бумагой и этой парочкой, так забавно воркующей за стеклом. Девушка размышляла о том, что неплохо было бы сделать слепок, -влюбленные голуби великолепно смотрелись бы в мраморе, именно он обладал великолепным свойством придавать композиции некой легкости и невесомости. О, да! Юля буквально видела окончательный результат перед глазами, даже запах материалов ощущала так явственно, что казалось, будто она на мгновение переместилась в мастерскую.
   Девушка была поглощена своей работой, что не сразу расслышала, как ее в это время звала Лиза. И только когда подруга бесцеремонно плюхнулась рядом, чем спугнула птиц и они, резко сорвавшись с карниза, улетели прочь, Юля подняла голову от альбома.
   - Юль, ты что, совсем оглохла? Я тебя зову-зову, а ты не реагируешь. Что делаешь? - девушка выхватила из рук подруги листки с набросками и стала внимательно их изучать.
   - А ты, Лиза, как вихрь. Налетела и вся работа насмарку, - Юля попыталась забрать альбом назад, но Лиза, с легкостью увернувшись, не дала ей этого сделать.
   - Не велика работа голубей рисовать. Но красиво получилось, - похвалила девушка, перелистывая страницы. - Да и вообще у тебя все рисунки классные. Почему ты красками не рисуешь?
   - Потому что мне это не нужно. Это всего лишь наброски для будущих скульптур.
   - А из лица этого дедушки ты тоже скульптуру делать собралась? - Лиза, нахмурившись, вертела портретом неизвестного дедульки в разные стороны, пытаясь понять, чем же мог заинтересовать подругу столь необычный персонаж.
   - Нет, я просто была в парке, а он присел на одну лавочку со мной. И мне понравилось его лицо. - Пожимая плечами, ответила Юля.
   - А что тут может нравиться? - скривилась подруга. - Морщины одни, фу, не хочу стареть.
   - У него лицо доброе, - наконец, Юле удалось забрать альбом и, спрятав его в черной папке, девушка продолжила. - К тому же мне очень захотелось его нарисовать, у него был такой задумчивый взгляд. Представляешь, сколько всего он пережил в своей жизни? Сколько интересного повидал. Возможно, он был отъявленным сердцеедом в молодости, или наоборот - всю свою жизнь любил только одну женщину.
   - О, Боже, Юля, тебе срочно нужно найти парня, а то уже на старичков в парке стала заглядываться! - Запричитала Лиза, в притворном ужасе закатив глаза, чем вызвала улыбку на лице подруги. - Только ты одна из всех моих знакомых находишь всякую романтическую дребедень даже в пожилых людях.
   - А что в этом плохого?
   - Ничего. Просто общаться нужно иногда и с живыми людьми, а не со своими холодными изваяниями.
   - Поверь, общения с тобой мне вполне хватает с головой. Ты одна можешь заменить десятерых. Лучше скажи, зачем ты меня так срочно позвала? - Напомнила Юля, уклоняясь от дальнейших разговоров на тему своей личной жизни.
   После этого вопроса Лиза мгновенно посерьезнела и, с опаской посмотрев по сторонам, подсела ближе. Она слегка наклонила голову в сторону подруги и, понизив голос, так что брюнетка еле ее расслышала, произнесла.
   - Мне нужна твоя помощь. - Девушка снова приподнялась, вертя головой в разные стороны. "Что еще за конспирация?" - улыбнувшись, подумала Юля, а потом заметила в дальнем конце коридора внушительную фигуру Рената и обо всем догадалась.
   - Черт, я же просила его подождать в машине, - сквозь зубы процедила Лиза и, схватив подругу за руку, потащила ее в противоположную сторону, пока охранник не заметил их.
   - Мне кажется, папа обо всем догадался, - доверительно поведала девушка, когда они оказались на пролете между вторым и первым этажом.
   - О чем? - не поняла Юля.
   - О том, что я с Владом встречаюсь.
   - И?
   - Что "и"? Ты что забыла, кого он мне в женихи прочит?
   - Нет, не забыла, в отличие от тебя. - Ухмыльнулась Юля, вызвав недовольную мину на лице подружки.
   - Ну вот. Решил меня под тотальный контроль взять. Вон Рената заставляет везде и всюду за мной таскаться. Еще и с этим придурком Олегом обязательно нужно на свидания ходить, так сказать, чтобы ближе познакомиться. А он спросил, хочу ли этого я?
   - Он же твой отец, и желает для тебя только всего самого наилучшего. Может, не нужно его лишний раз злить? И неужели этот Олег такой уж неприятный?
   - Да нет, он в принципе ничего. Но не мое, понимаешь? А Влад... - Лиза сделала театральную паузу, мечтательно закатив глаза. - Влад, он не похож на других, он такой красивый, такой сильный, в нем чувствуется такая мощная энергетика, я просто с ума схожу, когда он дотрагивается до меня, обнимает, целует...
   - Влюбилась, значит. - Хмыкнула Юля.
   - Что? - девушка широко распахнула глаза.
   - Ты влюбилась, Лиза, в этом нет сомнений. Только вот надолго ли?
   - Что значит "надолго"? - Лиза, кажется, даже немного обиделась, надув губки и скрестив руки на груди. - Я разве не могу влюбиться серьезно?
   - Можешь, - Юля согласно кивнула головой. - Но ты и в Рената была влюблена и говорила, что это серьезно. Выводила его из себя бесконечными придирками, а он видишь, даже отцу не пожаловался и на тебя не польстился.
   - Ну, Ренат не в счет, у него вообще работа такая - от всех неприятностей меня огораживать, даже от тех, которые я сама себе нахожу. А Влад - это совсем другое, он настоящий мужчина, понимаешь?
   Лиза с немым вопросом во взгляде уставилась на Юлю. Что ответить подруге брюнетка не знала, в ее жизни было мало примеров настоящих мужчин, так что сравнивать ей особо не с кем.
   - Лиза, так что ты от меня хочешь? - она решила снова сменить тему, а то что-то подруга в последнее время задает ей множество вопросов, которые так и остаются без ответов.
   - Ну, слушай. - Мгновенно оживилась рыжая. - Сегодня меня опять ждет нудный вечер с отцом, Олегом и его родителями. Они как раз прилетают через несколько часов из Москвы и пробудут у нас пару дней. Отказаться от семейного ужина, я уже никак не могу. А вот завтра, когда будет этот твой... как его... вернисаж, короче... ну и я соответственно там тоже поприсутствую. А так как это закрытое собрание, с кучей охраны и VIP-персон, то Рената туда не пустят. Вот я и подумываю над тем, как бы слинять оттуда по-тихому.
   - Ясно, а от меня, что ты хочешь? - Все еще не понимала Юля.
   - Ну как что? Прикроешь меня. После выставки начнется банкет, вы перейдете из выставочного зала в ресторан. Зимский ведь непременно позаботится об этом, у него всегда и все на высоте. Ренату скажешь, что я где-то здесь, а потом и сама слиняешь не заметно. - Лиза улыбнулась, обнажив свои белоснежные тридцать два, веря в гениальность своей задумки и в то, что ей не попадет за эту маленькую шалость.
   - И как ты это себе представляешь? - Юле эта затея определенно не нравилась, ведь на вечере будет весь преподавательский состав, именитые гости, деловые люди. - Я и так переживаю из-за выставки, а теперь еще придется вести себя по-идиотски, прячась от твоих охранников?
   - Ну, Юльчик, ну пожалуйста. А позже, я сама позвоню Ренату и скажу, что у тебя осталась.
   - А как ты объяснишь, почему удрала у него из-под носа?
   - Скажу, что надоел контроль, вот просто решила над ним подшутить. Юль, ну ты же моя лучшая подруга, а утром я обязательно вернусь домой, как ни в чем не бывало.
   И снова эти умоляющие глазки. Ну вот почему? Почему она не может отказать Лизе? Ведь знает, что подруга попадет в очередную неприятность. Когда ее отец узнает о планах дочери, то уж точно запрет непоседу под замок или чего доброго, обвешает ее браслетами, как в американских фильмах, по которым можно отследить местонахождение человека. Но последняя фраза подруги еще больше насторожила Юлю.
   - Эй, подожди. Что значит утром? Ты что... ты где в таком случае ночевать собралась?
   - Юль, ну ты же не маленькая уже, должна понимать. Конечно же, я буду у Влада ночевать, правда он пока еще не знает об этом. Сюрприз устрою. - И Лиза весело вильнула бедрами, тряхнув копной рыжих кудрей.
   - Лиза, ты уверена?
   - А что? Я же говорю тебе, что у меня все серьезно или ты думаешь, что я к каждому кто мне нравится, в кровать прыгаю? А вот и нет. Это только ты у нас цветок свой бережешь непонятно для кого, а я уже нашла своего мужчину и хочу принадлежать только ему. С завтрашней ночи и начну.
   Лиза в первый раз на памяти Юли говорила так серьезно, и по решительному взгляду девушки стало ясно, что отступать она не намерена. А может и в самом деле у нее настоящие чувства к Владу? Должен же кто-то рано или поздно захватить в плен сердце этой взбалмошной девчонки, почему бы этим кем-то не стать Владлену. Не в пример своего брата, он производил впечатление довольно приятного молодого человека.
   - Лиза, я согласна, конечно. - Наконец сдалась Юля. - Только будь, пожалуйста, осторожна, твой папа не погладит тебя по головке, если обо всем узнает. Я, правда, надеялась, что после ужина ты подбросишь меня домой, это мероприятие ведь поздно закончится.
   - Точно, - задумавшись, Лиза закатила к верху глаза, стуча по подбородку указательным пальчиком. - Слушай, а может, я попрошу Влада, чтобы он своего брата уговорил тебя забрать? Насколько мне помнится тогда, когда мы с ними познакомились, ты очень понравилась Сергею.
   - Что? - опешила девушка. - Кого попросить? Лиза, да я лучше домой пешком пойду.
   - А что так? Сергей не плохой, правда грубоват немного, но это не так уж и важно. И вы, кстати, могли бы познакомиться с ним поближе. А что, было бы здорово, я встречаюсь с одним братом, ты с другим. На двойные свидания ходили бы. Классно.
   Кажется, Лиза даже повеселела от своих же фантазий, чего не скажешь о вмиг нахмурившейся Юле. "Да, классно, - фыркнула про себя брюнетка. - Дайте лучше яду".
   - Вот именно, Лиза. Он грубый, невоспитанный мужлан, и с девушками вообще не умеет общаться! И такие слова как вежливость и тактичность ему не знакомы. Только и может, что своими черными глазищами насквозь прожигать и говорит пошлости с таким выражением на лице, как будто комплимент делает. Грубый мужлан, медведь!
   - У-у-у, подруга. Откуда столько страсти или я чего-то не знаю, а? - Лиза лукаво подмигнула подружке. - А вот на счет общения с девушками, я бы с тобой поспорила. Знаешь, с какими он вечера проводит? Одна лучше другой, все надеятся задержаться у него дольше пары дней, только ни у кого не получается. Правда одна все-таки задержалась...
   - Лиза, прекрати! Мне все равно с кем, как и где проводит свои вечера этот экземпляр. Ну, а эти девушки просто дуры, раз с ним связались, итак же видно, что ничего хорошего от него не жди.
   - Юль, я все-таки останусь при своем мнении. - Лиза улыбнулась, как-то странно глядя на подругу, и девушка искренне надеялась, что в ее хорошенькой головке не созрела очередная авантюра. - И ты, между прочим, уже повторяешься.
   - Что?
   - Да, ты два раза сказала, что он грубый мужлан, из чего я делаю вывод, что ты, Юлечка, тоже увлеклась не на шутку. Столько времени прошло, а ты говоришь так, как будто вы только вчера встретились. Если к человеку абсолютно равнодушен, то и подобных высказываний в его адрес не полетело бы.
   - Да ну тебя. Не надо никого ни о чем просить. Я тогда уж на такси поеду и всего делов. И вон уже твой надзиратель идет.
   В этот момент к ним как раз подошел Ренат, чем и освободил Юлю от дальнейшего неприятного разговора. Его высокая внушительная фигура преградила девушкам дорогу и, скрестив руки на груди, он смотрел на обеих, точно как на каких-то нашкодивших котят. Признаться, Юля всегда немного его побаивалась. Весь такой из себя грозный, чересчур серьезный, он вообще, кажется, никогда не улыбался, да и скорее всего не знал, как это делается. В данную секунду, его холодные карие глаза внимательно следили за малейшим движением Лизы. И не смотря на всю свою строгость, верность делу и недюжий ум, рыжеволосая всегда общалась с ним как с умственно отсталым, каким по ее мнению и должны быть высокие качки, вроде Рената. Он был мастером спорта по боксу, и подопечная часто выводила его из себя замечаниями, типа того, что его мозг уже давно выбили на ринге, и для него не осталось никакой другой профессии, кроме как возиться с папенькиными дочками.
   - Елизавета Михайловна, нам пора. - Хриплым басом, от которого по телу вмиг пронесся табун мурашек, напомнил мужчина. - Михаил Ефремович, просил вас не задерживаться.
   - Ну, вот видишь, Юль, с кем приходится общаться. - Лиза недовольно поджала губы и стукнула кулачком по груди Рената. - А ты, между прочим, должен был в машине меня ждать. Еще не хватало, чтобы мои сокурсники тыкали в меня пальцами и смеялись, что я с няньками на занятия хожу.
   - Елизавета Михайловна, я вам не нянька, а телохранитель. Я отвечаю за вашу безопасность.
   - Да? И кто, позволь спросить, угрожает моей безопасности? Неужели Родион Петрович, - она указала в сторону ничего не подозревающего маленького сгорбившегося старичка, шедшего в аудиторию на урок с книгами под рукой. - О, да! Он, наверное, смог бы со своим ревматизмом, махая перед носом деревянной тростью, оттащить меня в темный чулан и держать в заложниках, пока папа не выплатит ему солидный выкуп.
   Юля не удержалась и прыснула со смеху, от чего получила недовольный взгляд исподлобья. У Рената заходили желваки на скулах, что говорило о его крайне нервозном состоянии. Несколько секунд он собирался с мыслями, чтобы ни в коем случае не нагрубить своей подопечной.
   - И могу я, в конце концов, с подружкой поболтать о личном и без свидетелей? - Лиза, казалось, не собиралась униматься. - Ну что ты стоишь как изваяние? Пошли уже.
   Она повернулась к Юле и, чмокнув ту в щеку, прошептала на ушко: "Наша сделка все еще в силе?". Девушка согласно кивнула и личико рыжеволосой просветлело, даже на Рената она теперь смотрела более благодушным взглядом.
   - Пока, - помахала Лиза на прощание.
   - Пока. - Кивнула ей Юля, прижимая свои папки к груди.
   - Ренат, хватит дышать мне в спину, иди чуть дальше, чтобы никто не догадался, что мы вместе, - причитала подружка, бойко протискиваясь сквозь толпу студентов. И в тот самый момент, когда они скрылись из виду, громкая трель звонка оповестила о начале следующей пары.
  
   - Юленька, у тебя слишком напряжена кисть руки. Расслабься, а то у твоего ангела не будет носа, - ласковый голос Ивана Савельевича, как всегда наставлял и немного успокаивал.
   Поправив очки в толстой оправе, он забрал из рук девушки деревянный стек и точным выверенным движением сам снял ненужный кусочек глины с миниатюрной скульптуры.
   - Извините, - вытирая выпачканные руки о фартук, Юля отошла в сторону. - Просто эта выставка уже завтра и я немного нервничаю.
   - Ну, милочка, судя по твоим трясущимся пальчикам, нервничаешь ты далеко не немножко. Подожди, я попрошу Марью Семеновну заварить тебе липовый чай и ты немного успокоишься.
   - Спасибо, - благодарно кивнула девушка, после чего профессор поспешно ретировался из мастерской.
   Баженов когда-то был одним из самых лучших преподавателей в академии, но уже давно вышедший на пенсию, он только и мог, что преподавать искусство создания скульптур на дому. Юля познакомилась с ним три года назад, когда мама искала ей хорошего репетитора, чтобы подготовить дочь для поступления в академию изобразительного искусства. Иван Савельевич сразу разглядел в застенчивой юной девушке талант. Ее рисунки и первые скульптуры были почти совершенны, но с годами отточив свое мастерство под чутким руководством опытного наставника, Юля обещала стать самым лучшим скульптором не только в их городе, но и в стране в целом, а быть может, и за ее пределами.
   - Когда-нибудь, ты станешь знаменитым скульптором и будешь стоять наравне с именитыми мастерами, а известность твоя распространится на весь мир. Тобой будут восхищаться. - Профессор прочил ей великое будущее и всегда повторял эти слова, дабы усилить в девушке чувство уверенности в себе и натолкнуть на новые свершения. - Ты очень талантлива, девочка, и помни, чтобы ни случилось в жизни, никогда не зарывай свой дар в землю. Ты художник и не просто человек, которые делает из камня произведение искусства - в твоих работах вся ты, твоя душа, твои эмоции, твое сердце.
   Но вот сегодня, отчего-то Юля не могла настроиться на нужный лад и даже тактичные замечания и наставления профессора не возымели положительного эффекта. Сейчас все буквально валилось из рук. Ангел, которого она начала делать еще три дня назад, так и не приобрел окончательных форм из-за ее излишней нервозности и переживаний.
   Юля обхватила себя руками и вдохнула знакомый влажный аромат, витавший в мастерской профессора. Здесь пахло красками и глиной, плавленым воском, металлом, древесиной и старыми книгами. Повсюду творческий беспорядок, - разбросаны мелкие кусочки камней, отколовшиеся от мраморных и гранитных глыб. На большом круглом столе, расположенном посередине помещения, в хаотичном порядке лежали листки бумаги, ватманы, служившие, как самому профессору, так и Юле материалом для зарисовок будущих скульптур. Многочисленными стеллажами с книгами от пола до потолка были заставлены все стены. А больше всего девушке нравились огромные окна, из которых в комнату попадало достаточно большое количество света, что также было не маловажно для работы скульптора. Именно здесь рождалось искусство, и Юля радовалась, что невольно стала участницей всего этого волшебного процесса.
   Когда она попала сюда впервые, то долго не могла отвести взгляд от многочисленных статуй, заполняющих собой почти половину мастерской. Всевозможных размеров, от самых маленьких до величин роста человека, выполненные в мраморе, граните, бронзе - они были великолепны, и в тот же миг девушке поскорее захотелось научиться делать так же. Она впитывала в себя знания, которые ей давал старый профессор, как губка впитывает воду. Ловила каждое слово, пробовала новые техники, рисовала и лепила из глины. И вот все ее старания увенчались успехом. Уже завтра состоится выставка работ, выполненных лучшими студентами академии, и ее имя оказалось в этом списке. Она будет представлять свой ВУЗ на своем первом важном мероприятии, где соберется не только преподавательский состав академии, а еще и именитые художники, скульпторы, реставраторы. Они будут оценивать произведения искусства, созданные простыми студентами, которые еще вчера и подумать не могли, что удостоятся подобной чести. А все благодаря главному меценату академии - Зимскому Александру Ивановичу. Именно он организовал эту выставку и вот уже несколько лет, как оказывал ВУЗу безвозмездную финансовую поддержку.
   Раньше Юля часто задавалась вопросом: зачем этому влиятельному и обеспеченному мужчине возиться со студентами и вкладывать свой многочисленный капитал в никому не нужные творения? Но причина этому стала для нее довольно неожиданной. В академии учился его сын и, как оказалось впоследствии, довольно знакомая Юле личность.
   - Все готово, Юленька. Давай мыть руки и пойдем пить чай, - внезапно появившееся в проеме двери лицо профессора, заставило девушку отвлечься от размышлений.
   Машинально кивнув головой в знак согласия, она подошла к умывальнику, который находился тут же в мастерской, и смыла с рук уже успевшие засохнуть остатки глины.
   Марья Семеновна, супруга профессора, встретила их на пороге кухни. Немного полноватая симпатичная женщина с добрым светлым лицом, улыбнулась Юле и, сердито посмотрев на мужа, произнесла.
   - Ваня, ну, сколько можно торчать в этой мастерской? У меня уже давно пирог испекся, а ты только сейчас Юленьке чаю предложил.
   - Не ругайтесь, Марья Семеновна, - заступилась за наставника девушка. - Это я заработалась, не заметила, как время пролетело.
   - Маша, а я сколько раз тебе говорил, не мешайся, когда люди творчеством заняты, - профессор старался придать своему голосу как можно больше суровости, но Юля знала, что он просто притворяется.
   Эта милая пара очень нравилась девушке, за три года они стали для нее, как дедушка с бабушкой, которых у нее никогда не было. Большой уютный дом, наполненный множеством улыбок и хранящий в себе счастливые моменты из жизни его хозяев, всегда встречал Юлю с распростертыми объятьями. И глядя на супругов, она не могла сдержать улыбку. Даже сейчас спустя сорок пять лет совместной жизни, они все еще любили друг друга, много шутили, смеялись. И наблюдая за ними, Юля ловила себя на мысли, что и ей бы хотелось вот такой любви, неугасимой, яркой, которая с годами только крепнет и ее невозможно сломить ни преградами, ни разлукой, ни ссорами. Только на такие чувства она была согласна, только так, и никак иначе.
   Когда Юля села за стол, перед ней тут же поставили большую чашку чая, от которой исходил восхитительный аромат липы. А запах свежей выпечки заставил почувствовать сосущее чувство голода в желудке, а ведь она ела только утром и вот теперь поняла, насколько сильно проголодалась. Девушка даже на секунду позволила себе прикрыть от удовольствия глаза, искренне наслаждаясь приятным обществом и спокойной беседой. Но когда весь чай был выпит, а все веселые басни из жизни пенсионеров, рассказаны, за окном послышался заливистый лай пса Капитана, а через минуту в дверь громко постучали. Марья Семеновна тут же засуетилась, спеша открыть столь позднему посетителю дверь, а Юля, глянув на часы, поняла, что пора собираться домой, если она хотела еще успеть на последний автобус до города.
   - Ваня, посмотри, кто к нам пожаловал? - весело защебетала Марья Семеновна, пропуская незваного гостя в дом.
   Юля обернулась на возглас хозяйки и изумленная застыла с пустыми чашками в руках, которые до этого хотела поставить в раковину. "А он, что тут забыл?" - пронеслось в ее голове и девушка, нахмурившись, молча наблюдала, как в комнату входит высокий парень и, здороваясь с профессором, так же заинтересовано смотрит на нее. Юля даже скривилась, глядя, как на его губах расплылась небрежная ухмылка.
   Панов Ростислав, вот уж кого не ожидала здесь увидеть Юля, так это его. Впрочем, он ведь тоже был учеником Ивана Савельевича, и как она могла об этом забыть.
   Всего лишь на два года старше Юли, Ростислав, а среди друзей просто Пан, был одним из лучших студентов академии. Его работы выставлялись на международных выставках, а о наградах, которые он получал за свои творения - Юля могла только мечтать. Но с самых первых дней их знакомства отношения между молодыми людьми, как-то сходу не заладились. И дело было даже не в зависти и не в том, что этот молодой человек выглядел и одевался так, что в здравом уме связаться с ним нормальный человек ни за что не захотел бы. В первый раз они встретились, когда Юля, еще будучи простой абитуриенткой, вместе с остальными ребятами посетила занятие второкурсников. И Пана, который уже в то время был лучшим из лучших, преподаватель попросил показать мастер-класс для новичков по технологии изготовления простой скульптуры из глины. О, он был просто великолепен! Юля даже затаила дыхание, глядя как умело из его рук бесформенный кусок материала превращался в произведение искусства. Потом им самим предложили попробовать, и девушка с энтузиазмом ребенка принялась лепить. Ох, сколько же критических замечаний она тогда получила от Пана, казалось, никто другой не удостоился подобного внимания кроме нее, хотя Юля была уверена, что делает все правильно и ее окончательный результат был одним из лучших. Но обида, которую она затаила на молодого человека, прочно обосновалась в ее сознании. Впрочем, парень и сам знал об этом. И хотя они едва обменивались и парой слов, но Пан всегда норовил поддеть девушку всякий раз, как только ему выпадала такая возможность.
   Юля вообще недоумевала, как у такого интеллигентного и занятого мужчины, как Зимский, мог быть такой сын. Да-да, Панов был родным сыном Александра Ивановича, но в отличие от своего, всегда одетого в деловые костюмы и галстуки, отца - Пан предпочитал более свободный, даже немного неформальный стиль. Его вид каждый раз приводил Юлю в изумление, но правду ведь говорят, что творческие люди немного не в себе.
   - Два моих лучших ученика в сборе, - добродушно произнес профессор, отвлекая девушку от созерцания этого яркого кадра. - Слава, не хочешь чайку?
   - Нет, спасибо, - отказался тот, запустив пятерню в свои черно-красные волосы, взъерошив их еще больше. - Я на секунду заскочил, передать вам кое-что.
   Он протянул Ивану Савельевичу толстую книгу и девушка заметила на открывшемся участке его руки татуировку в виде какого-то иероглифа с внутренней стороны запястья
   - О, спасибо, надеюсь, ты нашел в ней то, что искал? - ответил Баженов, забирая книгу из рук молодого человека.
   - Это вам спасибо профессор. Да, я нашел в ней много чего интересного.
   Юля даже закусила губу от любопытства, так ей хотелось узнать, что же это за книга, которую вернул профессору Пан, но, не смея спросить, она лишь отвернулась и, поставив пустые чашки в раковину, начала прощаться с хозяевами, собираясь домой.
   - Может, Слава, подкинет тебя до города? - предложил профессор, не спросив при этом мнение самого Славы. - Ты ведь на машине?
   - Да, - кивнул парень, но когда Юля хотела, было возразить, за нее ответил Баженов.
   - Вот и хорошо, не нужно будет ждать автобус, да и темнеет еще довольно быстро, а у нас в последнее время, что-то не спокойно в поселке.
   Пожилая пара вышла их проводить до калитки и когда девушка уже решила, что Пан откажется подвести ее, он в очередной раз удивил. Парень даже возражать не стал, а лишь молча, открыл дверцу своей спортивной машины и небрежным жестом предложил Юле сесть. И она таки села в его авто, неудобно было строить из себя скромность и отнекиваться перед четой супругов, да и домой хотелось попасть как можно быстрее. Распрощавшись с хозяевами, Пан сел на место водителя. Он завел авто и сорвался с места под тихое утробное рычание двигателя.
   Практически всю дорогу они ехали молча, что с одной стороны несказанно радовало Юлю, а с другой - позволяло хорошенько рассмотреть своего водителя, ведь ей еще никогда не приходилось быть рядом с ним так близко.
   Личностью он был довольно таки неординарной, чего только стояли его две серьги с брюликами в одном ухе и всклокоченные черные волосы с ярко-красными стрелами на висках. Почти в тон авто, подумала с улыбкой девушка. Сейчас он хмурил густые темные брови, сосредоточенно вглядываясь в дорогу и Юле в голову пришла мысль, что, несмотря на весь свой странный прикид в купе с рваными джинсами и белой футболкой с серебристыми черепами, которые выглядывали из-под расстегнутой черной кожаной куртки, Пана вполне можно было считать симпатичным молодым человеком. Вот только его зазнайство и скверный характер не делали ему чести.
   - А что за книгу ты вернул профессору? - неожиданно даже для самой себя поинтересовалась Юля. Все-таки любопытство возымело верх над неприязнью.
   Удивленно вскинув бровь, Пан повернул к ней голову, и девушка заметила, как блеснула серьга в его ухе.
   - Мы, значит, решили, наконец, заговорить, - усмехнулся он и снова устремил взгляд на дорогу.
   - Просто интересно, - передернув плечами, Юля отвернулась к окну, решив, что никто и ничего ей уже не расскажет, но спустя пару минут Пан заговорил, чем и положил конец тягостному молчанию, повисшему в салоне автомобиля.
   - Это была энциклопедия резки по дереву. - Ответил он и надавил на газ, отчего авто помчалось еще быстрее.
   - Ты решил попробовать поработать с новыми материалами?
   - Я уже с ними работаю, но дерево это не мое, так, детская забава. Мне больше нравится работать с металлом.
   - Понятно, - кивнула Юля. Какая приятная неожиданность, оказывается, они могут общаться без взаимных упреков и подколов.
   В салоне авто снова повисла тишина, нарушаемая лишь гулким ревом мотора. Они очень быстро преодолели расстояние от дачного поселка, где жил Баженов, до города, но все равно Юля оказалась у своего дома, когда сумерки полностью поглотили день, уступая место ночному времени суток.
   - Спасибо, Слава, - произнесла девушка, открывая дверцу авто, но оклик Пана ее остановил.
   - Эй. Я хотел сказать, что видел твою работу для конкурса.
   - И? - Юля внутренне напряглась, ожидая, что в адрес ее скульптуры полетят новые упреки, замечания и не очень лестная критика.
   - Поздравляю. Ты превзошла саму себя, она очень красивая.
   - Спасибо, - смутившись, Юля не знала, куда деть глаза. Поблагодарив его еще раз, она вышла из машины, услышав напоследок брошенные в спину слова:
   - Кстати, называй меня лучше Пан, не люблю свое имя, к прозвищу более привычен.
   - Как скажешь... Пан. - Девушка кивнула ему на прощание и с улыбкой на губах устремилась в сторону подъезда, так ни разу и не обернувшись. Она уже представляла вытянутое от удивления лицо Лизы, когда та услышит, что они с Паном, хоть и на короткое время, но, кажется, нашли общий язык.
  
   Небольшая компания из четырех мужчин вошла в помещение дорого обставленного ресторана. К ним тут же подошел официант и проводил к заранее заказанному столику. Компания последовала за ним, привлекая к себе множество заинтересованных взглядов, - как женских, так и мужских. Все четверо излучали собой силу и власть, и если женщины на подобных экземпляров смотрели, чуть ли не с обожанием, надеясь, что им достанется хоть толика драгоценного внимания, то мужчины же - взирали на компанию с опаской.
   - Что там за шум? - поинтересовался светловолосый мужчина, глядя на лестничную площадку, ведущую на второй этаж.
   - А это банкет у студентов из местной академии искусств. - Ответил официант.
   - С каких это пор студентам по карману подобные заведения? - усмехнулся второй.
   - Все организовано за счет местного мецената.
   - Это, походу, Зимский детишек балует. Кажется, это его пацан учится на маляра.
   При упоминании этого имени Сергей скривился, как от зубной боли и пошел дальше. Мужчины сели за стол. Двое тут же принялись изучать предложенное меню и, когда к ним подошла симпатичная официантка, сделали заказ сразу.
   - Тащи ваше фирменное блюдо и самый лучший коньяк, что-то жрать охота. - Произнес синеглазый блондин и, даже не раскрывая меню, отдал его девушке. Он прошелся взглядом по миниатюрной фигурке и, плотоядно улыбнувшись, добавил. - А на десерт я бы не прочь полакомиться симпатичной шатенкой.
   Девушка покраснела, смущенно опустив глаза.
   - Базар фильтруй, Петя, - грозно процедил Сергей. - Это тебе не стриптиз-бар, где официантки за пару сотен на коленки садятся. Ты в приличном заведении. - Двое других друзей тихо рассмеялись, а Петр недовольно поджал губы.
   - Да ладно, что я, пошутить не могу. Быть может... - он глянул на бейджик девушки и продолжил. - Наталья нам посоветует, чтобы такое на десерт съесть.
   - Облезешь, - рявкнул Сергей и кивком головы отпустил девушку выполнять заказ.
   - Ну чего ты, Серый. - Петр устремил на друга полный упрека взгляд. - С каких это пор ты у нас таким вот благородным заделался? Да ты бы первый повел эту симпатичную мордаху в подсобку и разложил бы вместо десерта прямо на столе. Или я не прав? А если сам не хочешь, так чего друзьям мешать?
   - Я тебе еще раз говорю. Совсем что ли страх потерял? Это приличное место, а официантка не одна из тех продажных девок, к которым ты привык. И за бабки она ноги перед тобой не раздвинет.
   - Тебе-то откуда знать? Спрашивал что ли? - Петр ухмыльнулся, но поймав недовольный взгляд друга, решил сменить тему. Все-таки ни к чему ему были эти споры с Огневым, лучший друг как ни как. И раз сказал нельзя, значит, он не будет. Кроме того, они еще в клуб сегодня собирались, а уж там мужчина сможет найти для себя развлечение поинтересней. - Ладно, брат, я все понял. Приличных официанток трахать нельзя, а неприличных можно.
   - Только если они сами этого захотят.
   - Естественно.
   - Да хватит вам уже, - отозвался светловолосый. - Мы тут вроде бы поесть собирались, а не баб обсуждать.
   - Ага, - согласился четвертый собеседник. - И кстати, о бабах, Огнев, это случайно не к тебе?
   Все четверо как по команде, обернулись в сторону входа и молча стали наблюдать, как плавной походкой от бедра к ним приближается стройная эффектная блондинка. Она с легкостью огибала столики на своем пути и ее уверенный взгляд, говорил о том, что она знает, какой эффект производит на окружающих. И если все присутствующие здесь мужчины, глазели на девушку, чуть ли не поперхнувшись собственной слюной, то Сергей, откинувшись на спинку стула, с безразличием во взгляде наблюдал за ее приближением.
   - Бля, Серега, и ты ее бросил? Боже мой, какие ноги! - шепнул Петр, прежде, чем девушка подошла к их столику.
   Видно его сегодня ждет взятие штурмом, раз Виолетта заявилась сюда при всем параде. Ярко-зеленое платье до колен, словно вторая кожа облегало стройную фигуру, выгодно подчеркивая женственные изгибы и высокую полную грудь. Она тряхнула копной своих светлых почти белых волос и устремила немигающий взгляд больших карих глаз на Сергея. Приблизившись к компании друзей, блондинка застыла на месте, Петька присвистнул, оглядывая красавицу с ног до головы, а двое других только лишь посмеивались, ожидая незабываемое зрелище, которое сейчас устроит теперь уже бывшая девушка Огнева.
   - Это как понимать? - выпалила, ни на кого особо не обращая внимания Виола. Да никто, собственно говоря, и не волновал ее, кроме этого наглого самодовольного типа, который развалился на своем стуле и смотрел на нее так, как будто она какое-то надоедливое насекомое. Девушка достала из своей сумочки небольшую коробочку с темно красной бархатной обивкой и бросила ее в сторону Огнева. Мужчина подхватил ее налету и, только лишь ухмыляясь краешком губ, открыл крышечку.
   - Хм, не вижу здесь ничего не понятного, - бесстрастно ответил он и отложил коробку в сторону.
   - Ты что совсем меня за дуру держишь? Или решил таким вот способом откупиться? - девушка была в ярости, глаза лихорадочно блестели, руки сжаты в кулаки - ни дать, ни взять - настоящая богиня возмездия. - Я тебе не девка какая-нибудь, подзаборная. Мой отец влиятельный человек, одно мое слово и бизнесу твоего папашки будет капут. Усек, мерзавец?
   А вот этого ей точно говорить не следовало, потому как Сергей мгновенно посерьезнев, встал. Грубо схватив девушку за локоть, он повел ее в сторону помещений для персонала.
   - Куда ты меня тащишь? - запротестовала девушка, но не спешила выдернуть руку из крепкого захвата. Во-первых, могли остаться синяки, а во-вторых, ей слишком нравился тот трепет внутри, который всегда вызывали в ней касания Сергея.
   Она даже чуть не застонала в голос, когда он бесцеремонно пригвоздил ее к стенке, придвинувшись так близко, что она ощутила его теплое дыхание на своей коже. По телу пробежала знакомая дрожь возбуждения, глаза заблестели и она непроизвольно облизала губы.
   - Ты и в самом деле дура, раз решила, что я с тобой надолго. Любишь устраивать скандалы на публике?
   - Сереженька, - ласково произнесла она, пытаясь обнять его за шею и притянуть к себе для поцелуя, но мужчина отстранился, брезгливо скривив губы.
   - Сереженька, - передразнил он и улыбка, похожая на хищный оскал, коснулась его губ. - А еще минуту назад мерзавцем был.
   - Милый, нам ведь так хорошо было вместе, разве ты уже успел забыть? - она игриво потерлась о его пах бедром, но этот фривольный жест не возымел нужного результата.
   - Прекрати строить из себя непревзойденную искусительницу, - Сергей даже отступил от нее на шаг, смерив недовольным взглядом. - Я тебе уже все сказал, даже прощальный подарок на память оставил, но раз он тебе не понравился, то можешь обменять его на другой, я договорюсь.
   - Бессердечный ублюдок! - выпалила Виола. Замахнувшись, она залепила ему звонкую пощечину и тут же прикрыла рот ладошкой.
   Сергей не увернулся, он лишь на секунду прикрыл глаза, а когда снова посмотрел на нее, то Виолетта внутренне сжалась, желая в тот же миг провалиться под землю. Таким злым она его еще никогда не видела.
   - Прости, - еле слышно прошептала она, на что Сергей даже внимания не обратил. - Я не хотела. Ты... ты сам меня вывел. Зачем ты говоришь все эти ужасные вещи? Я же всегда была такой, как тебе нравится. Я знала, что ты спишь с другими, но даже слова поперек не сказала. И наши отношения...
   Блондинка замолчала, когда на ее последних словах Сергей запрокинул голову назад и громко рассмеялся.
   - Отношения? О чем ты, Виола? У нас нет и не было никогда никаких отношений. Был хороший трах и все. А я думал ты взрослая девочка, но, как оказалось, до сих пор верующая в сказки.
   - Я ненавижу тебя, Огнев, слышишь? - Виолета гордо вздернула подбородок, окончательно осмелев после его последних слов. - Да мой отец...
   - Ничего мне не сделает. Он всего лишь пешка в серьезной игре, даже мне ничего не стоит раздавить его. Ты этого хочешь?
   - Ты... ты не посмеешь.
   - Как и ты не посмеешь больше попадаться мне на пути.
   Он еще раз оглядел ее с ног до головы, задержав некоторое время взгляд на часто вздымающейся груди, на полуоткрытых губах, которые дарили ему так много откровенных ласк. Виолетта - еще один виток в веренице таких же дурочек, которым не посчастливилось встретить его на пути. Он умел быть нежным и благодарным, но и от своих спутниц требовал только одного - никаких претензий. Постоянные отношения? Зачем они нужны, если в мире так много неизведанных соблазнов.
   - Я только хочу знать почему? Что я сделала не так, я же исполняла любое твое желание?
   Сергей молчал, ему надоел этот разговор, он никогда не отчитывался перед своими пассиями и сейчас не собирался этого делать. Он уже сказал свое веское слово, остальное не имеет значения и его не интересует.
   - Прощай, Виола, - ответил мужчина и развернулся, намереваясь покинуть это место и Виолу в частности.
   - Это все из-за нее, да? - кричала в след ему девушка, но он даже не обернулся, пока следующие сказанные девушкой слова не заставили его замереть на месте. - Это твоя несносная сестричка нажаловалась на меня, да?
   - Карина? - Сергей обернулся.
   - Карина, - зло выплюнула блондинка. - Эта маленькая мерзавка.
   Сергей в считанные секунды преодолел расстояние между ними, и Виолетта вздрогнула, почувствовав стальной захват его пальцев на своем горле.
   - Ну-ка отвечай, что между вами произошло?
   - Ниче... ничего. Пусти, ублюдок. Пусти, говорю...
   - Запомни, дорогая. Никто и никогда не имеет права плохо отзываться о членах моей семьи. А ты даже мизинца на ноге моей сестры не стоишь. Я ведь могу уничтожить тебя, сломать шею одним надавливанием руки. Сук в мире полно, одной больше, одной меньше, какая разница.
   - Господи, Огнев, пусти ее! - в коридор вошел Петр и, глядя на открывшуюся перед ним картинку, буквально застыл от удивления.
   Виола зажмурилась, когда рядом с ее лицом прозвучал глухой стук удара кулака о стену, сильные пальцы на ее шее тут же разжались и, девушка рухнула на пол, ловя ртом воздух.
   - Ты что с ума сошел? - налетел на него друг.
   - По крайней мере, она будет знать, что не следует бросать в мою сторону пустых угроз. Кстати, кажется, она тебе нравилась? Ну, так дарю!
   Сергей направился к двери и, толкнув ее ногой, вошел в шумный зал ресторана. Он вернулся к столику и, бросив пару зеленых купюр, произнес.
   - Я домой, удачного отдыха.
   - А как же ужин? - удивлено поинтересовался один из мужчин.
   - Сыт по горло.
   И быстрым шагом он пошел в сторону выхода. Забрав пальто в гардеробной, Сергей вышел на парковку. Глубоко вдохнув свежий воздух, он постоял некоторое время на тротуаре. Зло стискивая зубы, мужчина пытался прийти в себя, понимая, что в таком состоянии садиться за руль чревато последствиями. Как же Виола вывела его из себя! И эта дрянь еще посмела, что-то говорить о его сестре? Что там у них произошло? Он обязательно выяснит это у Карины. Как она еще умудрилась утаить от него препирательства с Виолой?
   Сергей достал из кармана пачку сигарет и, вертя ее в руках, так и не успел достать оттуда сигарету, потому что звонкий девичий смех отвлек его, заставив обернуться. На улицу высыпала толпа студенток. Весело о чем-то щебеча, они, кажется, собирались отправиться по домам.
   - Наше такси! - воскликнула одна из них и бросилась вперед. Двое других девушек последовали за ней, а на пороге ресторана осталась только одна.
   Брюнетка пыталась застегнуть свой тонкий плащ, но из-за дрожащих пальцев, у нее это плохо получалось.
   - Дьявол, - ругнулась она, чем вызвала улыбку на лице Сергея.
   - Юля, ты скоро? - выкрикнула одна из девушек, садясь в такси.
   Юля подняла голову, чтобы ответить и так и осталась стоять с открытым ртом, встретившись с улыбающимся взглядом лукавых темных глаз.
  

   Глава 4.
  
   Юля стояла посреди огромного светлого зала и, как ей самой казалось, глупо улыбалась. Она держала в руках запотевший бокал с холодным шампанским, но даже ни разу так и не отпила из него. Чувство эйфории не покидало ее с самого начала мероприятия и, на душе вовсю пели свою чудесную песню белокурые ангелочки. А все потому, что девушку просто переполняли эмоции от невероятности происходящего вокруг. Весь спектр различных чувств бушевал внутри, начиная радостью от того, что она здесь находится и, заканчивая полнейшим экстазом от полученных впечатлений.
   Ярко освещенный зал, пестрая публика: преподаватели, именитые художники, скульпторы, о которых еще вчера она читала в газетах и видела по телевизору. Журналисты и фотографы, сновали туда-сюда, делая репортажи и интервью, даже ей задали несколько вопросов. Ничего особенного, всего лишь рассказать общественности о свои впечатлениях от вернисажа. Студенты, которые удостоились чести представлять свои лучшие работы на выставке походили на настоящих представителей высшего общества, среди которого и находились. Парни в смокингах, девушки в вечерних нарядах - все были осведомлены о том, какого уровня сегодняшнее мероприятие, а потому старались вести себя подобающе и это не плохо у них получалось.
   Даже Юля чувствовала себя комфортно в своем элегантном платьем цвета сирени без бретелей и заканчивающееся юбкой-тюльпаном до колена, и это не смотря на то, что в принципе такой фасон она не очень-то любила носить. Однако, яркая струящаяся ткань привлекла ее еще в магазине, а уж когда она его надела, то поняла, что именно в нем и пойдет на вечер. Лиза помогла подобрать к нему круглый клатч и туфли в тон, а перед тем, как убежать к своему Владу, соорудила на голове подруги красивую прическу, подняв волосы и открыв таким образом шею полностью. И теперь, поглаживая блестящий бисер, которым был усыпан лиф и пояс платья, девушка стояла около своей скульптуры и любовалась ею, тайно гордясь собой и надеясь, что ее детище также придется по душе окружающим, как и ей самой.
   В адрес Юлиной работы уже, довольно положительно высказался сам ректор, похвалил ее и пожелал дальнейших успехов. А преподаватель, курирующий их группу, дал понять девушке, что если она и дальше продолжит работать в том же духе, то, возможно, на следующий год ей удастся принять участие в международной выставке изобразительного искусства, который ежегодно проводится в Лондоне. Юля поблагодарила профессора и чуть не затанцевала на месте, не зная, куда деть себя от счастья.
   Девушка поискала глазами Пана, который тоже должен был присутствовать на сегодняшнем мероприятии. Его работу она уже видела, а вот его самого - нет. Хоть они и поговорили нормально всего-то один единственный раз тогда вечером, но ей тоже хотелось выразить свое восхищение его талантом.
   Что ж, вечер оказался весьма насыщенным, так что Юля даже думать забыла о своей бесшабашной подружке, которая скрылась из виду, едва только началась официальная часть мероприятия. Настроение у брюнетки было настолько приподнятым, что его, наверное, не смогла бы испортить и целая рота сердитых охранников, ищущих свою сбежавшую подопечную. Чего уж там бояться, когда кажется, что перед тобой открылись все двери мира.
   Продолжая улыбаться своим мыслям, Юля, наконец, решилась отпить из бокала игристый напиток, который уже давно нагрелся от прикосновения к стеклу ее теплых пальцев, и чуть было не поперхнулась, услышав позади себя приятный мужской голос.
   - Она прекрасна.
   Юля обернулась, удивленно глядя на того, кто решил почтить своим присутствием ее скромное творение. Она даже на мгновение дар речи потеряла, не успев сообразить, что надо бы поприветствовать столь значимую на сегодняшнем вечере персону. Хотя, для начала, не мешало бы ответить хоть что-нибудь. Ее же, в конце концов, похвалили.
   Александр Иванович Зимский, а это был именно он, стоял около Юли и, скрестив руки на груди, взглядом профессионала изучал ее скульптуру. Этот высокий симпатичный мужчина с поседевшими волосами на висках и умным взглядом, всегда вызывал в девушке невольный трепет и восхищение. Правда, лично, Юле никогда не приходилось с ним встречаться, но она, несомненно, была осведомлена, кто именно стоит перед ней. А ведь это невероятная удача застать его здесь, потому что, как правило, он был организатором подобных мероприятий, но никак не участником. Возможно, участие сына в выставке послужило причиной его сегодняшнего присутствия здесь, а, быть может, свои какие-то дела, - об этом задумываться было некогда.
   - Это Фантазия, - наконец, Юля опомнилась и смогла хоть что-то выдавить из себя.
   - Фантазия? - темные брови взметнулись вверх и мужчина перевел взгляд на девушку, чем заставил ее покраснеть.
   - Да, скульптура называется "Полет Фантазии".
   - Любопытно, почему вы дали ей именно такое название?
   - Ну, в моем понимании, Фантазия - это легкая и невесомая девушка, которая готова расправить свои крылья в любой момент, если тот, кто обладает ею, пожелает дать ей взлететь. - Что-что, а говорить о своих работах Юля могла часами, и ей было не трудно уже в сотый раз за вечер рассказывать, что же она хотела передать в своей работе.
   - Тогда что же символизируют кандалы и цепь у ее ног?
   - Это значит, что даже у Фантазии есть ограничения, ей могут поставить рамки и не дать распахнуть свои крылья, могут сдержать ее порывы и поработить. Ведь, если она взлетит до небес, неизвестно, каков будет у нее предел и наступит ли он вообще.
   - Очень интересно, Юля. - Он задумчиво потер подбородок, разглядывая грациозную скульптуру девушки. Она тянула руки вверх, крылья расправлены, а ноги слегка согнуты в колене, как будто мгновение - и она взлетит. - Что ж, желаю вам удачи и надеюсь, что полет Вашей Фантазии никогда не будет ограничен. - Пожелал Юле Зимский и, в этот момент к ним как раз подошел Пан.
   Сегодня он выглядел иначе, нежели всегда, хотя строгий черный костюм белоснежная рубашка и бабочка не очень сочетались с серьгами в ухе и красными молниями на волосах. Но поскольку он был личностью творческой - Пану это прощалось.
   - А вы знакомы с моим сыном, Юлия?
   Отец и сын поравнялись и теперь, видя их вместе, девушка пришла к мысли, что ни за что бы на свете не сказала, что они являются близкими родственниками. Хотя, цвет волос и рост были одинаковыми, но в чертах лица, глазах, незримых на первый взгляд деталях - они кардинально отличались. Юле даже подумалось, что они вовсе не родные, фамилии-то у них разные.
   - Да, мы знакомы, - за Юлю ответил Пан и, ей осталось только согласно кивнуть, подтверждая его слова.
   - Слава много рассказывал мне о вашей работе и теперь, видя ее воочию, я склонен с ним согласиться. Вы очень талантливы, Юлия.
   Даже так! Юля не стала скрывать того, насколько была удивлена словами Зимского. Оказывается, Пан о ней рассказывал и не просто рассказывал, а хвалил. И это после того, что два года подряд он постоянно критиковал все ее работы, высмеивал недостатки и вообще, всячески пытался вывести ее из себя, что случалось с Юлей крайне редко. Она ведь, по сути, не конфликтный человек, но Пану каким-то образом получалось постоянно быть с ней на ножах. Так продолжалось вплоть до вчерашнего вечера, когда, как оказалось, и с невыносимыми людьми можно нормально общаться.
   - Спасибо, но Па... то есть Ростислав преувеличивает, я далеко не так талантлива, как он.
   Юля перевела взгляд с отца на сына и была тут же вознаграждена кивком головы и одобрительной улыбкой. В ее планы, конечно же, не входило петь дифирамбы Пану, но и она не могла отрицать очевидных вещей. Он действительно был намного талантливей ее.
   - Ну что ж, рад был с вами познакомиться. Скоро можно отправляться на банкет. Надеюсь, вы там тоже будете присутствовать, милая? - Зимский улыбался девушке, так искренно и по-отечески, что на мгновение ее посетило странное чувство дежавю.
   Но, отбросив в сторону нелепые мысли, которые, скорее всего, были вызваны переизбытком эмоций и излишней нервотрепки, Юля ответила.
   - Да, конечно же. Я тоже рада с вами познакомиться и благодарю за высокую оценку моей работы.
   Зимский кивнул на прощание и, послав сыну многозначительный взгляд, скрылся в толпе гостей.
   - Ну и как тебе мой папаня? - Пан облокотился о стойку со скульптурой Юли и посмотрел на нее поверх бокала, из которого пригубил немного шампанского.
   - Ничего. Очень интересный мужчина.
   Парень только хмыкнул и, протянув руку, предложил Юле провести ее до банкетной залы.
   - Пошли, все равно ведь выставка уже почти закончена, а художникам порой тоже кушать хочется.
   Юля возражать не стала, в компании Пана ей нравилось. Забавный он все-таки, шутит постоянно, даже ни разу ни одного язвительного замечания не высказал в ее адрес. Что было в некоторой степени, немного странным.
   Но едва он оставил ее одну, сославшись на какие-то срочные дела, как сокурсницы, видевшие ее с Паном, самым загадочным и самым желанным парнем во всей академии, на перебой стали расспрашивать Юлю, какие отношения их связывают вместе. На что девушка дала четкий ответ - что ничего кроме дружбы между ними нет. Хотя и самой дружбы, как таковой не было, они всего-то пару раз перекинулись несколькими фразами.
   Однако, за весь вечер девушка так больше и не увидела его, как и Рената, о котором благополучно забыла. Ведь он должен был прийти сюда в поисках Лизы, но так и не явился, а что послужило тому причиной, Юлю не волновало. Значит, подруга все решила сама и без ее, Юлиного, прикрытия. И когда банкет подошел к концу, а девчонки предложили ей поехать домой, брюнетка согласилась без раздумий.
   Вечер выдался весьма насыщенным, ярким и запоминающимся, так думала Юля, выходя на холод и кутаясь в свой тонкий весенний плащ.
   - Наше такси, - крикнула сокурсница Валя и сбежала вниз по ступенькам.
   Две ее подружки последовали за ней, а Юля продолжала стоять не месте, тихонько ругаясь, не в силах быстро справиться с пуговицами на плаще.
   - Юль, ты скоро? - нетерпеливо позвала Валя и, когда девушка подняла голову, чтобы ответить, то так и застыла с открытым ртом.
   Уж этого мужчину просто не возможно было не заметить. "Ну, Лиза, если это твоих рук дело, то не сносить тебе головы!" - мысленно пообещала Юля и, оставив несчастные пуговицы в покое, спустилась вниз по ступенькам. Она шла прямо к Сергею, который облокотившись о черный внедорожник, наблюдал за приближением девушки.
   Он улыбался, пряча в карман пачку сигарет, которую до этого явно намеревался использовать по назначению. Мужчина смотрел прямо Юле в глаза, да и она не осталась в долгу, не пряча негодования и злости за опущенными ресницами. Пускай знает, что она его не боится и не собирается смущаться даже под его до неприличия пронизывающим взглядом.
   - Можете не утруждаться и уезжать, домой я и сама как-нибудь доберусь! - выпалила она первое, что пришло на ум, едва поравнялась с ним. Она смерила его неприветливым холодным взглядом и развернулась, намереваясь вернуться к подругам.
   - Что прости? - его длинные пальцы сомкнулись на запястье девушки и не дали ей сбежать не объяснившись. А когда Юля повернулась к нему лицом, все так же продолжая злиться, то и былой улыбки на его губах не заметила.
   - Что слышал. Лиза и вам, и мне оказала медвежью услугу. Я ни за что не сяду с вами в одну машину, так что можете ехать по своим делам.
   Громкий раскатистый смех был ей ответом, что вызвало недоумение на лице девушки.
   - Что смешного? - Юля все еще не понимала в чем причина этого веселья, она даже покрутила головой в разные стороны, чтобы убедиться, что с ней все в порядке.
   - Ну как же? Разве я могу оставить девушку одну на произвол судьбы посреди ночи? - Сергей перестал смеяться, снова пронзив ее тем самым взглядом, от которого мурашки бегут по телу и хочется сбежать куда подальше, лишь бы не находиться рядом с ним.
   Он все еще продолжал сжимать ее запястье, не сильно, но довольно ощутимо, чтобы Юля смогла понять - ей вряд ли удастся скинуть его руку самостоятельно.
   - Пусти. - Приказала она. - Меня подруги ждут!
   - Какие подруги? Эти что ли? - он кивнул в сторону отъезжающего такси и, Юле показалось, что земля уходит из-под ног.
   Как же они могли бросить ее одну, да еще и с этим типом? А Сергей, глядя на ее смятение, только ухмыльнулся. Забавная, однако, вырисовывается перспектива на вечер.
   Он еще раз оглядел Юлю с ног до головы, медленно скользя по хрупкой фигуре взглядом, "трогая" ее глазами. Хотя, что можно было разглядеть под плотной тканью зеленого плаща? Но Сергей знал, что там скрывается очень соблазнительная стройная фигура, с длинными ножками, на которых сейчас красовались сиреневые туфельки на небольшом каблуке, что позволяло самой девушке, находится на уровне не выше плеч мужчины. Широким черным поясом была стянута тонкая талия, а в вырезе, который Юля так и не успела застегнуть, виднелась ложбинка между грудями. Кажется, в прошлый раз эта часть девичьего тела была довольно основательно закрыта от мужских глаз, что не могло не радовать теперь, когда можно было разглядеть открывающийся вид.
   - Насмотрелся уже? Пусти! - Юля дернула рукой и о, чудо, Сергей выпустил ее.
   Но, когда она сделала шаг в сторону, путь к отступлению ей молниеносно преградили.
   - Так о чем должна была попросить меня Лиза? Я, кажется, не припоминаю, чтобы у нас с ней на днях состоялся хоть какой-нибудь разговор?
   Юля нахмурилась, пытаясь понять, врет он или нет. Но судя, по непринужденному виду и тому, с каким нетерпением он ждал ее ответа, девушка поняла, что, кажется, облажалась. Да-да, именно так. Ведь подобный ресторан - это общественное место, Сергей вполне мог ужинать здесь сегодня вечером, а их встреча - чистая случайность. Чего ведь только не бывает в жизни.
   - Я... но я... я думала... Лиза сказала, что попросит тебя заехать за мной... - Она и сама не заметила, как перешла на "ты", в отличии от Сергея, которого сей факт весьма позабавил.
   - И ты, конечно же, сразу отказалась от этой радужной перспективы?
   - Естественно! - бросила Юля и расправила плечи.
   - Что ж, я польщен. Еще ни одна девушка не отказывалась провести со мной хоть пары минут. Признаюсь, вечер у меня не задался, но вот теперь я бы даже Лизе сказал спасибо, если бы она здесь была. Поехали?
   - Куда? - Юля опешила и спрятала руки за спиной, когда Сергей снова к ним потянулся.
   - Я бы предложил ко мне домой, но боюсь, что мне откажут.
   - Вот уж, никуда я с тобой не поеду! - Фыркнула девушка и отстранилась.
   - А если я заставлю? - Сергей приблизился почти вплотную, нависая над ней несокрушимой скалой.
   Он положил ладони на ее плечи, притягивая девушку ближе, и она немного поежилась под тяжестью его рук.
   - Боишься? - выдохнул он прямо в губы.
   - Нет, - Юля отвернулась. - Пусти, а то я буду кричать.
   - Рядом со мной женщины всегда кричат, - теперь он сказал это ей на ушко, таким интимным голосом, почти шепотом, что волоски на шее встали дыбом, а зародившийся внутри трепет не на шутку испугал девушку. - Они любят кричать... - томно продолжал вещать Сергей, - кричать подо мной, надо мной, около меня, когда и как я захочу...
   Юля нервно сглотнула. Отчего-то его вкрадчивый голос лишал ее самообладания и последних сил к сопротивлению. Разве так бывает, когда человек даже симпатии к себе не вызывает, а вот его голос, его взгляд, его прикосновения - творят неимоверные вещи?
   - Так может, все-таки поедем ко мне, детка? Я уверяю - тебе понравится.
   Он отстранился, чтобы посмотреть на ее реакцию, а она, признаться, оказалась весьма красноречивой, потому как летящую в его сторону ладонь, мужчина не успел перехватить. "Такая маленькая, а такая сильная", - подумал Сергей и отпустил девушку, потирая тыльной стороной ладони ноющую щеку. Надо же, как он популярен у дам, все то и дело норовят заехать ему по морде.
   Рядом послышался визг шин и мужчина краешком глаза заметил, как из притормозившего неподалеку Вайпера, вышел парень.
   - Юля, садись в машину! - приказал сопляк с крашеными волосами.
   Сергей ухмыльнулся, глядя, как девушка поспешила скрыться в черно-красном автомобиле, а его хозяин несколько секунд стоял, сверля Огнева недобрым взглядом. Мужчина понятия не имел кто перед ним, но судя по злому выражению на лице этого хиппи, тот очень даже был осведомлен о том, кто такой Сергей. Парень ни слова ему не сказал, он сел за руль и авто с громким визгом шин, сорвалось с места.
   - Это что за куколка была, а, Серый? - к мужчине подошел Петр и похлопал друга по плечу. - И почему эта крошка уехала с тем придурком, а не с тобой?
   - Она не куколка, - ответил Сергей, поворачиваясь к другу.
   - Да? О, она особенная? - мужчина неприлично громко рассмеялся, делая свои выводы из того, что увидел.
   - Нет. Ничем не хуже и не лучше остальных.
   - Тогда что?
   - Она просто другая. - Пожимая плечами, ответил Сергей и, достав сигарету, наконец-таки закурил.
   - Другая? Странный ты какой-то сегодня.
   - Не выспался. Поехали в клуб?
   - Ты ж не хотел, - удивился Петр, но с предложением друга готов был согласиться, самому не терпелось повеселиться.
   - Передумал. - Он кивнул другу в сторону авто и пошел к двери водителя. - Напряжение хочу снять. Поехали.
  
   В салоне авто тихо играла музыка, Юля и Пан молчали, каждый думая о своем. Причем, если девушка пыталась унять непривычную дрожь во всем теле, то парень был крайне напряжен, сжимая ободок руля так, что побелели костяшки пальцев.
   - Ты давно знаешь Огнева? - нарушая угнетающее молчание, поинтересовался Пан.
   - Кого? - Юля повернула в его сторону голову, не без удивления заметив, что парень чем-то очень сильно раздражен.
   - Огнева. Ты только что с ним разговаривала.
   - Я его не знаю и знать не хочу, и это он со мной разговаривал, а не я с ним. - Скрестив руки на груди, девушка, так же как и Пан уставилась на дорогу.
   - Превосходно. Надеюсь, больше не придется.
   - А что так? Ты его знаешь? - Юлю немного удивило то, каким тоном с ней говорил еще недавно брызжущий энергией и позитивом, молодой человек.
   - Знаю. И вот тебе мой совет на будущее - никогда и ни при каких обстоятельствах не связывайся с ним.
   - Надо же, какая забота, можно подумать, без твоего совета я до этого не додумалась бы.
   - Ну, вы женщины все падки вот на таких плохих мальчиков, а у него определенно есть к тебе интерес.
   - И ты это заметил, едва на него взглянув? - Юля фыркнула, чем дала понять, что Пан ошибается. - Послушай, может, закроем эту тему? Твоего Огнева я видела только второй раз в жизни, связываться с ним не собираюсь и вообще, ты мне никто, чтобы указывать. У меня как бы своя голова есть на плечах, в советчиках не нуждаюсь тем более в таких...
   - Каких?
   - Сомнительных.
   - Ну, извини. Я просто хотел как лучше. - Пожимая плечами, ответил Пан.
   Признаться, то, что сказала ему Юля, немного успокоило.
   - А получилось как всегда, так? - Девушка улыбнулась.
   - Что-то вроде того. Только все равно, будь осторожна, он действительно нехороший человек. Поверь мне, я знаю.
   И больше за всю дорогу парень не проронил ни слова, оставляя Юле пищу для размышлений и кучу невысказанных вопросов.
  
   ***
  
   Начало апреля.
  
   Подхватив одной рукой картонную коробочку с попкорном, а во вторую бутылку с кока-колой, Карина вошла в огромное помещение местного кинотеатра. Здесь было темно и шумно, и единственным источником света служил огромный экран, но даже он не сразу помог девушке разглядеть окружающую обстановку и найти свое место. Сеанс только начался и зрители все еще рассаживались, занимая места. Поискав глазами более менее отдаленный ото всех ряд, девушка, наконец, уселась и, надев специальные очки с разноцветными стеклами, уставилась на экран. Сегодня транслировали "Ледниковый период 4", мультфильм для всех возрастов и поколений, поэтому в зале присутствовало много молодежи ее возраста и постарше, а также родителей с детьми. Зал периодически взрывался от хохота, да и сама Карина улыбалась, глядя, как причудливая белка безнадежно пытается поймать свой желудь.
   - А когда ты разрешишь мне встречаться с мальчиками? - спросила симпатичная девочка-мамонт у своего сурового отца Мэнни и он безапелляционно заявил:
   - Когда умру. Плюс три дня, чтобы не волноваться.
   Зрители рассмеялись, а Карина отчего-то погрустнела. Нет, не то чтобы она увидела в этом эпизоде аналогичную с собой ситуацию, но она тоже своего рода находилась под контролем - отца, братьев, людей, которых они нанимали для ее охраны. После случившегося, ни она, ни мать никогда не покидали дом в одиночку. Не факт, что враги отца не соизволят попытаться снова навредить Огневу через дорогих ему людей. Порой, власть доставалась чересчур жесткими методами.
   Только вот сегодня Карина впервые ослушалась запретов и убежала, ловко скрывшись от охраны. Она была уверена, что до нее никому нет дела. Не могут же папины конкуренты, враги или недоброжелатели следить еще и за ней. Как самой Карине - это, казалось, скучное дело. У нее однообразная, ничем не примечательная жизнь, маршрут из дома в школу и обратно, она знала наизусть. Девушка никуда не ходила, а если и случались выходы в свет, то рядом с ней, неизменно следовали - либо отец, либо братья.
   Но сегодня Карине захотелось побыть в одиночестве, вдали от гнетущей атмосферы своей комнаты, от ненавистных лиц одноклассников, от удушающей заботы матери и ее жалостливых взглядов. Особенно их девушка и не могла выносить. Почему Сергей не жалел ее? Почему этого не делал Влад? И даже отец обращался с ней, как с полноценным человеком. А мама? Ей было стыдно, что у нее такая дочь, которой еще совсем недавно она так гордилась, а теперь даже их частые совместные беседы сошли на нет. Ну, да ладно. Карина смогла с этим смириться и почти не обижалась, ведь у нее есть человек, которому она может целиком и полностью довериться, правда и оставались сферы, в которых даже ее любимый братик был профаном. Не все же расскажешь брату, он мужчина, а есть моменты, которые с ней могла бы обсудить только сестра или подруга, если бы таковая у нее имелась.
   Карина вяло поглощала попкорн и, глядя на экран, так и не смогла уловить сути мультфильма. Неожиданно по спине прошелся липкий холодок и девушка обернулась, чувствуя на себе пристальный взгляд. Она сняла очки и стала вертеть головой в разные стороны, но, не заметив ничего, а главное никого подозрительного, Карина снова уставилась на экран, пока ее внимание не привлекло двое молодых парней, сидящих на переднем ряду. Она не знала, чем они ее заинтересовали. С виду обычные студенты, которых в городе сотни, но что-то было в их манере разговора и в том, о чем они говорили, что заставило девушку пригнуться ближе и вслушаться в их беседу.
   У одного из них, того, что был со светлыми длинными волосами, она увидела черные браслеты с шипами на запястьях обеих рук. А когда он поправил волосы, то Карина заметила, как блеснула серьга в его ухе, вернее их было там несколько, которые тонкой змейкой тянулись от мочки и по ушному завитку вверх. Сама Карина когда-то хотела тоже сделать себе пирсинг в пупке и в носу, но Сергей так огрел ее по заднице, что она и думать забыла о всяких глупостях, даже пришлось свою давнюю мечту о татуировке на спине забыть. Не хотелось знать, какие меры принял бы брат, если бы она сделала наколку ему на зло, как тогда собиралась.
   Карина улыбнулась, вспоминая тот момент, когда она так рассердилась на Сергея, что почти месяц с ним не разговаривала, ведь у самого-то было несколько тату на руках. Как жалко все-таки, что мужчинам в этом мире позволено больше, чем им - женщинам.
   Девушка отвлекалась от воспоминаний и снова посмотрела на парней.
   - Через час нужно быть на набережной. Пан сегодня устраивает свое шоу.
   - Ага, в прошлый раз круто было, жалко только, что редко он ребят собирает.
   - Ну, так понятное дело. Мусорам не нравится, когда студенты сборища устраивают. Боятся, что беспредел начнется. Слух, сколько там уже натикало? Может, пойдем?
   - Молодые люди, - в разговор неожиданно вмешался сердитый мужской голос из соседних рядов. - Имейте совесть! Не смотрите, так дайте другим посмотреть.
   - Ок, друг, - ответил светловолосый, поднимаясь со своего места. - Без проблем. Смотри свой мультик. - И подняв вверх два пальца - средний и указательный - добавил. - Пис, чувак.
   Друзья рассмеялись и, немного пригнувшись стали пробираться к выходу. И Карина не задумываясь, пустилась вслед за ними. Она понятия не имела, о чем они говорили, куда собирались и, кто такой вообще этот Пан, - человек или еще кто, но ей очень захотелось увидеть другую сторону жизни, которая кардинально отличалась от той, где жила она. И если она пойдет за этими парнями, то, несомненно, ее увидит. В этом Карина была уверена на все сто процентов.
   Предвкушая некую авантюру, девушка повеселела и улыбнулась сама себе, надевая на голову капюшон толстовки, когда оказалась на улице. Парни пошли в сторону автобусной остановки и сели на первую попавшуюся маршрутку. Девушка незаметно юркнула следом за ними, даже и не подозревая, что две зловещие темные фигуры, вышедшие из кинотеатра после нее, раздосадовано выругались.
   - Гони тачку, Змей, - прорычал высокий бритоголовый качок. - Нельзя упустить девчонку. Первый раз такая удача, а эта малолетка может от нас ускользнуть. Шефу это не понравится.
   Второй мужчина с лицом настоящего уголовника и взглядом убийцы, согласно кивнул и уже через две минуты они ехали следом за автобусом, который вез ребят в сторону пристани.
  

   Продолжение...
  
   Первые несколько секунд Карина стояла, открыв от изумления рот, а довольная улыбка медленно расползалась на лице девушки. Глаза лихорадочно бегали туда-сюда в попытке, как можно тщательнее разглядеть все вокруг. Следуя за парнями из кинотеатра, которые, к слову сказать, так и не заметили ее, она пришла в самый отдаленный уголок набережной. Там, спустившись по ступеням вниз под мост, открывался совсем другой, ранее неведомый ей мир развлечений.
   Поскольку сумерки только начинали сгущаться, Карина то и дело старалась скрыть от окружающих свое лицо, по крайней мере, неприглядную его половину. Но стоило влиться в толпу веселящейся молодежи, как она сразу же забыла обо всем на свете. Внутренний голос подсказывал, что нужно побыстрее делать отсюда ноги, чтобы попасть домой до наступления ночи, а то не миновать ей наказания, которое, скорее всего, итак последует после ее невинной шалости. Но, оглядываясь по сторонам, она понимала, что это того стоило.
   Здесь уже давно вовсю развлекалась молодежь, грохотала музыка, горели настоящие костры, а у бетонной стены на небольшой импровизированной сцене, какой-то парень рисовал картину ночного города. Кажется, это называлось граффити. Юноша виртуозно управлял баллончиками с краской, вертя их в руках, словно шариками для жонглирования и это было действительно завораживающим зрелищем. Толпа подбадривающе улюлюкала и выкрикивала всевозможные реплики, да и сама Карина готова была захлопать в ладоши от счастья.
   На месте она простояла недолго, желание пробраться сквозь толпу, чтобы поближе разглядеть, как трудится художник, нахлынуло с такой силой, что девушка без раздумий шагнула в гущу шума и веселья. Никто не обращал на нее внимания, что придавало Карине смелости. Казалось, она еще никогда не была такой смелой с тех пор, как с ней произошел тот несчастный случай. В крови бушевал адреналин, заглушая все прежние инстинкты. А потому она не сразу придала значение внутренней дрожи и плохому предчувствию, что с каждым шагом все отчетливее давало о себе знать. Карина даже остановилась, ощутив знакомый холодок вдоль позвоночника, совсем как в кинотеатре. Так порой бывает, когда чувствуешь на себе чей-то нехороший взгляд. Краешком глаза она уловила подозрительное движение неподалеку от того места где стояла. До нее даже доносились возмущенные возгласы и девушка обернулась.
   Прямо на нее, грубо расталкивая людей, шло двое мужчин. Бритоголовые качки, они очень явственно отличались от окружающих. Оба крупного телосложения, один высокий, другой чуть пониже с хищными глазами, от взгляда которых кровь стыла в жилах. По всем параметрам они походили на ребят, работающих в охране отца. Ведь, судя по всему, парни уж точно не ярые поклонники подобных зрелищ, а то, как они не отрываясь смотрели на нее, наталкивало на определенные мысли. Карина точно понимала, что это не люди отца, своих телохранителей она прекрасно знала в лицо, да и не мог отец прислать на ее поиски кого-то другого, зная, что с чужим человеком его дочь никуда не пойдет.
   Тем временем здоровяки поняли, что их заметили и ускорили шаг, находясь от девушки на расстоянии нескольких метров, и Карина, не желая попасться в лапы чужакам, не стала дожидаться, когда они приблизятся к ней вплотную. Пригнувшись, благо ростом девушка вышла меленьким, она словно маленький кролик, убегающий от хищника, юркнула в толпу, которая к счастью, чем ближе к центру, тем все больше сгущалась.
   Кто эти люди и что им от нее нужно, она и знать не хотела, ясно, что они враги, а от врагов лучше держаться подальше. Подгоняемая страхом она неслась вперед, не разбирая дороги. Ей постоянно казалось, что ее вот-вот схватят, а потому она петляла, стараясь как можно сильнее слиться с толпой, протискиваясь прямо к центру, туда, где творил неизвестный художник.
   Карина обернулась всего лишь один раз, в следствии чего, из-за собственной невнимательности, она чуть было не сбила девушку, которая в этот момент фотографировала парня на импровизированной сцене. В результате столкновения телефон из рук незнакомки выпал, не слышно приземлившись в песок.
   - Извините, - протараторила Карина и нагнулась, чтобы поднять мобильник, который по ее вине, скорее всего, уже недееспособен.
   Но едва ее пальцы дотянулись до многострадального аппарата, как кто-то из толпы нечаянно наступил на него, окончательно разрушив надежды девушки на то, что его еще можно спасти.
   - Черт. - Карина подняла остатки агрегата и виновато посмотрела на незнакомку, которую нечаянно лишила этой полезной штуки.
   На нее смотрела симпатичная голубоглазая брюнетка. Она беззлобно, хотя и несколько раздосадовано переводила взгляд с девушки на разбитый телефон. Брюнетка приняла из рук Карины уже никому не нужную вещь и усмехнулась, а потом в ее взгляде мелькнула заинтересованность и Карина с опозданием поняла, что от стремительного бега с головы слетел капюшон. Солнце еще не зашло за горизонт, а потому рассмотреть ее изуродованное лицо никому не составило бы труда. Она тут же поспешила исправить эту оплошность, спрятав изувеченную сторону под копной волос, надев капюшон.
   - Мне очень жаль, я куплю вам другой. - Ответила Карина, опасливо оборачиваясь и вглядываясь в толпу.
   - Ты здесь одна? - неожиданно поинтересовалась брюнетка, проследив за взглядом напуганной девчушки, сразу сообразив, что здесь что-то нечисто.
   - Н-нет, с чего вы взяли?- ответила Карина, удивленно приподнимая брови и подозрительно изучая незнакомку исподлобья. На ее памяти, эта брюнетка - первая, кто заговорил с ней, не кривясь при этом от отвращения и жалости.
   - Ты не похожа на посетительницу здешних мероприятий. Сколько тебе лет?
   - Это что допрос? - огрызнулась Карина и отвернулась, переключив все свое внимание на сцену.
   Парень с баллончиками в руках все еще продолжал рисовать под крик фанатов и громкую музыку в стиле рок. Теперь его можно было разглядеть более отчетливо, хотя и со спины. И, несомненно, ярко-красные молнии у него на висках, ну просто не могли быть незамеченными. Закончив последние штрихи на бетонной "картине", парень повернулся и поднял руки вверх, отчего толпа взревела еще громче. А Карина так и осталась стоять с открытым ртом, буквально впиваясь в молодого человека взглядом, настолько сильно он поразил воображение юной девушки. Парень растянул свои полные чувственные губы в улыбке и, подмигнув толпе, откинул в сторону пустые баллончики.
   - Пан, я хочу тебя! - прокричала какая-то девушка из толпы и он, стрельнув в ее сторону глазами, рассмеялся.
   А Карина только и смогла, что зачаровано перевести дыхание и приложить руки к груди, чувствуя, как гулко стучит сердце о грудную клетку. Так вот, значит, какой он, этот Пан. Да уж, ее былые увлечения, ни в какое сравнение с ним не идут. Он был просто восхитителен, необычен, интересен и красив! А как ему шли серьги в ухе и красный цвет в темных взъерошенных волосах. Небрежность в одежде, тоже придавали ему некоего особого очарования - свободные черные джинсы, висели очень низко на бедрах, так что казалось, вот-вот спадут и черная кожаная жилетка поверх белой майки, позволяли лицезреть его накачанные руки с татуировками на внутренней стороне предплечья во всей красе. Девушке даже стало интересно, а не холодно ли ему, ведь еще не месяц май и ночи были довольно прохладными, особенно возле реки. Но голые руки по локоть в краске и испарина на лице говорили о том, что ему было ой как жарко.
   - Хочешь, познакомлю с ним? - прозвучал возле уха голос все той же брюнетки.
   Она приветливо улыбалась, кивая в сторону Пана.
   - А ты можешь? - на секунду в глазах Карины зажегся заинтересованный огонек, но он тут же погас, не дав любопытству победить над здравым смыслом. К сожалению, это не возможно. - Нет, не хочу.
   Для пущей убедительности девушка даже отрицательно замотала головой.
   - А что так? Не бойся, он не кусается. Меня, кстати, Юля зовут.
   Брюнетка лукаво ей подмигнула и, взяв Карину за руку, уверенно повела ее к самой сцене. А девушка даже и не сопротивлялась, предвкушая и страшась этого знакомства. Ладошки вспотели, она то и дело теребила край капюшона, стараясь прикрыть правую половину лица.
   - Эй, Пан! - эта голубоглазая брюнетка, которая представилась Карине Юлией, помахала красавцу с цветными полосами и при виде ее, его лицо расплылось в счастливой улыбке.
   "Ну конечно, - подумала Карина, - как же иначе. Эта Юля очень красива, а судя по всему, Пан не страдает от женского невнимания".
   - Привет! - он принял из рук брюнетки полотенце и вытер лицо. - Я рад, что ты пришла.
   - Я тоже рада. Классно получилось, - она кивнула в сторону граффити. - Надеюсь, у тебя не будет проблем с властями из-за этого.
   - Нет. - Усмехнулся он и повернул голову в сторону Карины. - А кто тут у нас?
   - Пан, позволь познакомить тебя с... - Юля замялась, поздно сообразив, что девочка так и не сказала своего имени. - Э-э-э... а как тебя зовут, милая?
   - Карина, - бойко произнесла девчушка, бросая застенчивые взгляды в сторону парня.
   - Пан. - Коротко бросил он и отвесил Карине изящный поклон, продолжая улыбаться. - Приятно познакомиться, красотка.
   Девушка, продолжая смущаться, все-таки протянула ему свою руку и почувствовала, как стало еще жарке, когда Пан легонько сжал ее пальчики в своей крепкой ладони.
   - Что ты там прячешь, а? - он потянулся к ее капюшону и Карина, не ожидавшая такого поворота, поздно поняла, что он собирается делать, как Пан уже отдернул ее спасительный "щит" с головы.
   Девушка охнула, закусив нижнюю губу. Она прижала ладонь к пострадавшей части лица, чувствуя неровную поверхность щеки под пальцами. Ей стало неимоверно стыдно, а глядя на то, как нахмурились брови парня, а губы сложились в букву "О", Карине вообще захотелось провалиться сквозь землю. Предательские слезы вот-вот готовы были сорваться с ресниц, из-за чего перед глазами все расплылось, превратившись в мутное пятно. Она отчаянно замотала головой, отступая назад.
   - Карина! - позвала ее Юля, но девушка и слышать ничего не хотела. Резко развернувшись, она убежала, через мгновение скрывшись в толпе полностью.
   - Пан, ну ты балбес! - пожурила его Юля и, схватив за руку, потащила за собой. - Давай! Нужно ее найти, а то еще нарвется на неприятности. Что-то подсказывает мне, что ее близкие и понятия не имеют где она.
   - А что я собственно такого сделал? Я даже слова не сказал, - недоумевал парень, но шел следом за Юлей.
   - Я тебе потом объясню. - Пытаясь не упустить из виду быстро удаляющийся рюкзак с белым черепом, ответила Юля.
   - Где ты вообще ее нашла? - Пан старался не отставать, но его, то и дело пытались остановить друзья и знакомые, чтобы перемолвиться парой слов и поздравить с окончанием этого шедевра, который теперь украшал подножье городского моста.
   - Это она меня нашла. - Улыбнулась через плечо брюнетка и резко затормозила. - Черт!
   - Что такое?
   - Я ее потеряла.
   Юля и Пан остановились, вглядываясь в толпу и пытаясь разглядеть хоть что-то, что указывало бы о местонахождении Карины. Брюнетка и сама еще толком не понимала, почему хочет помочь этой девчушке, которая налетела на нее, чуть не сбив с ног, что стоило "жизни" ее телефону. А потом она увидела ее лицо в обрамлении темных коротких волос с забавными фиолетовыми прядями, во взгляде больших карих глаз читалась затравленность маленького зверька, а на лице... Лицо девушки было довольно симпатичным, правда на правой щеке от глаза вдоль скулы и, опускаясь ниже, красовался светло-розовый шрам. И хотя он был довольно заметен, Юля удивилась, что не разглядела его сразу. Однако общее впечатление от самой Карины, он не портил.
   На вид ей было около четырнадцати-шестнадцати лет, совсем еще юная, подросток. "Интересно, что она делала в месте, где школьникам вход запрещен? Неужели сбежала из дома? И почему оглядывалась по сторонам, будто боялась, что ее вот-вот поймают? Может у девочки неприятности?" - размышляла Юля. Интуитивно она догадывалась, что потом, это может вылезти ей боком, но во что бы то ни стало собиралась найти девчушку.
   - Вон она! - воскликнул Пан и ринулся вперед, так, что теперь Юле пришлось перейти почти на бег, дабы не отстать.
   Они поднялись по ступенькам на причал. Уже полностью стемнело, а фонари горели лишь ближе к центру. Здесь на отдаленном уголке пристани, было темно и немного жутковато. Где-то внизу еще доносились голоса, смех, музыка, а наверху - один единственный прожектор, на автостоянке, которая находилась неподалеку.
   Юля разочаровано подумала, что они, скорее всего, упустили девчонку, пока их внимание не привлекла странная возня на парковке. Брюнетка не на шутку испугалась, увидев как двое здоровых громил пытаются затащить Карину в серебристый джип. Сама девчушка яростно сопротивлялась и, это напомнило Юле тот злосчастный вечер в клубе. Она повернулась к Пану и не успела поинтересоваться у него, что делать, как он уже бежал в сторону авто.
   - Эй, - крикнул он и двое верзил обернулись, как по команде. - Отпустите девчонку!
   - Ты че, нефор? Неприятностей захотел? - оставив брыкающуюся девочку напарнику, вперед вышел бритоголовый гигант. - А ну, шевели костылями отсюда к чертовой бабушке, пока тебе эти самые костыли не повырывали.
   - Отпусти, гнида, или хуже будет. - Пан надвигался на них с такой уверенностью, будто это не они были высоченными верзилами под два метра ростом, а он сам.
   Юле только с ужасом приходилось наблюдать, как один из этих бугаев медленной походкой идет им навстречу.
   - Это что тут за собачонка вякает? - мужчина поравнялся с парнем и навис над ним несокрушимой скалой, хотя Пан не уступал ему в росте, но все-таки телосложение у него было не такое мощное.
   Юля не на шутку испугалась, предполагая самый неблагоприятный исход дела. Здесь, на пустыре им вряд ли кто-то поможет и милиция не материализуется как по мановению волшебной палочки. Однако все, что последовало дальше, произошло так неожиданно, что девушка слегка опешила. Она не знала каким образом, но двигаясь очень ловко, Пан с помощью всего лишь нескольких телодвижений повалил противника на асфальт. Верзила громко стонал, схватившись за ушибленную руку.
   Но расслабляться было еще рано, на парня теперь уже летел еще один качок и в тусклом свете фонаря на стоянке, Юля заметила, как в его руке блеснул нож. Мужчина молча двинулся на Пана, но в отличии от своего напарника, он был готов к выпадам со стороны противника, поэтому завалить его, да еще и с холодным оружием в руках, Пану сразу не удалось. У него лишь получилось выбить нож, а далее мужчины перешли в рукопашный бой. И пока они мутузили друг друга, Юля подбежала к взволнованной Карине.
   - С тобой все в порядке? - спросила она, хватая девушку за плечи и ведя в противоположную от драки сторону.
   Карина только и смогла, что кивнуть.
   - Нужно вызвать милицию, - Юля полезла в карман, но вспомнив, что ее телефон разбился, тихонько выругалась.
   - А он? - дрожа всем телом, но, тем не менее, кое-как справившись с собой, Карина кивнула в сторону Пана. - Нужно ему помочь.
   - Черт! - теперь уже Юля не сдержалась. Пан явно проигрывал в схватке, теперь он просто отклонялся от ударов и не спешил наносить свои.
   Помощь пришла, что называется - откуда не ждали. В этот момент мимо площадки проезжала, патрулирующая этот участок города машина с синими мигалками, а надпись "милиция" вселила в девушку надежду.
   Завидев посторонних, мужчины прекратили драку. Качок, подняв своего напарника с земли, потащил его в сторону авто, кое-как закинув на сиденье. Серебристый джип завелся и с пронзительным визгом шин сорвался с места. Дело провалилось, а попасться ментам на глаза не очень-то улыбалось.
   - Помоги ему, а я позову на помощь, - Юля побежала к ментовскому бобику, как раз остановившемуся недалеко от места, где произошла драка.
   - Все хорошо? - Карина наклонилась к Пану, который стоял на коленях и держался за левую руку. - Тебе не сильно досталось?
   - Терпимо, - Пан поднял голову и попытался улыбнуться, но из-за разбитой губы у него это плохо получилось. Он скривился от боли и вытер кровь тыльной стороной ладони.
   - Что с рукой? - Карина заметила, что она как-то безжизненно свисает и парень придерживает ее в ровном положении.
   - Ничего, до свадьбы заживет. Сама-то как?
   - Нормально. - Немного смутившись, ответила девушка. Сейчас она даже не пыталась укрыться от его изучающего взгляда, на улице было достаточно темно, а потому он не мог разглядеть ее шрамов. - Спасибо.
   - Да не за что. Ты знаешь, кто это был и что им от тебя нужно? - спросил Пан и сделал попытку подняться.
   - Понятия не имею. - Карина пожала плечами и бросилась помочь парню встать на ноги, подставив свое плечо, на которое он с благодарностью смог опереться.
   Он больше ни о чем не спрашивал, а Карина не стала задавать свои вопросы, потому что к ним уже спешила Юля с двумя представителями правопорядка.
   А уже через полчаса, втроем они сидели в приемном отделении местной больницы. Юля сама ответила на многочисленные вопросы милиционеров и, уставшая, вернулась к ждущей в коридоре Карине. Та сидела, опустив голову на руки, размышляя о чем-то своем, а когда брюнетка ободряюще пожала ей руку, Карина подняла на нее полный благодарности взгляд. Хотя ей было стыдно, что она сама того не ведая втянула совершенно посторонних людей в разборки. И Юля, и Пан могли пострадать из-за нее, а посему чувство вины, терзавшее девушку, никак не хотело униматься и отпускать.
   Господи, а ведь если бы она не повела себя так безрассудно, не убежала бы от своих телохранителей, то ничего бы этого не случилось. И она, скорее всего, так никогда бы и не встретила Пана, который сидел сейчас напротив нее и, откинув голову назад, устало прикрыл глаза. На его руку наложили эластичную повязку и обработали открытые раны на лице. Они ждали результаты рентгена, надеясь, что никаких последствий ушиб руки парню не принесет. Ведь руки художнику нужны не меньше воздуха, которым он дышит.
   А потом Карина отвлеклась, услышав посторонние шумы. Медсестра громко кого-то ругала и возмущенный бас, гневно отвечавший ей в ответ, заставил девушку напрячься. Она вытянулась как струна, глядя в дальний конец коридора и с ужасом понимая, что ее ничего хорошего не ждет, когда брат, а это был именно он, находится в таком состоянии.
   - Черт, я думала, он занят. Я же Владу звонила, - пробубнила она под нос, но Юля ее расслышала и перевела взгляд в том же направлении, куда смотрела Карина.
   Она на секунду зажмурилась и резко распахнула глаза, чтобы убедиться, что это не сон и этот несносный тип действительно материализовался перед ними, сжимая кулаки в праведном гневе.
   - Ты его знаешь? - несомненно, Карина говорила о нем, когда вот так мгновенно переменилась в лице.
   - Да. - На автомате кивнула та. - Это мой брат.
  

   Глава 5.
  
   Карина и думать забыла о приближающемся брате, глядя на непонятную реакцию ее спутников, когда она сказала, что Сергей ее брат. Пан весь напрягся, даже поднялся со своего места, придерживая ушибленную руку. Его глаза сощурились, сверкнув недобрыми искорками. Как будто перед ним самый ненавистный человек на свете, хотя, может, так оно и было.
   Юля, конечно же, среагировала немного по-другому. Девушка поджала губы, взволновано следя за приближением Сергея и, чем больше сокращалось расстояние между ними, тем сильнее она сжимала подлокотники стула. Карину, привыкшую видеть совсем иную реакцию девушек на своего брата, немного удивило поведение Юли. Неужели нашлась девушка, которую мужественная красота Сергея и его обаяние оставили равнодушной? Карина улыбнулась своим мыслям, пока громкий оклик, прозвучавший в пустынном коридоре больницы, словно раскат грома, не заставил ее поежиться и замереть на месте.
   - Карина! Мать твою! Где ты была?
   Девушка вздрогнула, когда тяжелая ладонь брата легла ей на плечо. Он грубо развернул ее к себе лицом, а Карина только и смогла, что ойкнуть, встретившись с сердитым взглядом Сергея. Она оказалась права: глаза брата метали молнии, на скулах заходили желваки, ноздри раздулись - и прорицательницей Вангой не нужно быть, чтобы знать - ничего хорошего ее не ждет.
   - Гуляла, - выдала девушка, не сразу сообразив сказать что-нибудь посущественней.
   Карина закусила губу, наблюдая, как брат все больше хмурится, так что между сдвинутых бровей появилась глубокая складка. Кажется, это было не лучшее оправдание.
   - Гуляла? Гуляла! - прикрикнул он и тряхнул девушку так, что послышалось, как клацнули ее зубы. - Ты хоть понимаешь, что с тобой могло случиться? Отец ребят гоняет по всему городу, мы со всех ног сбились, разыскивая тебя. А ты мало того, что сбежала, так еще и телефон отключила!
   - Так ничего же не случилось.
   - Это ты называешь, ничего не случилось? - Сергей развел руки в стороны, указывая на пространство около себя. Да уж, больница явное доказательство тому, что ничего не случилось.
   - Я не пострадала, - заверила брата Карина, скрестив руки на груди, ее самая главная оборонительная реакция.
   - Не пострадала она. Бл... - Сергей оборвал себя на полуслове, хотя ругательства так и хотели слететь с его языка.
   Он еле сдерживал себя, чтобы не разразиться благим матом, ведь никогда прежде Сергей при сестре не ругался, однако сегодня хотелось послать всех к чертям собачьим. Он чуть не сорвал удачную сделку, когда услышал, что Карина не вернулась домой после школы. Все бросил. Все! Чтобы найти и вернуть ее живой и невредимой.
   - Это еще не поздно устроить. - Пообещал он, смерив сестру недобрым тяжелым взглядом.
   - Что ты имеешь в виду? - опасливо отступив на шаг, Карина обхватила себя руками. Не очень-то верилось, что ее любимый братик сможет причинить ей действительно что-то очень плохое.
   - Что мой ремень уже давно пора испытать на прочность.
   - Нет, ты не сделаешь этого. Я ведь уже взрослая, чтобы меня пороли!
   - Взрослая? А ведешь себя как ребенок. Нужно отвечать за свои поступки, если ты взрослая.
   Мужчина прошелся обеими руками по темному ежику волос, пытаясь прийти в себя. Эта маленькая засранка умудрилась сбежать. Как? Просто уму непостижимо. Сама ведь не любит незнакомые места и людей, а тут вдруг на тебе, увильнула прямо из-под носа охранников, чего раньше никогда не случалось. И главное, позвонила ведь она не ему, а Владу. Скорее всего, боялась, его гнева, так ведь правильно боялась. Хотя и это егозу не спасло, потому что как раз во время ее звонка Сергей находился рядом с братом и слышал весь разговор. Карина робко просила Владлена ничего не говорить Сергею и как можно скорее приехать за ней в больницу. Но только старший брат услышал последние слова, вмиг сорвался с места. Его сестренка попала в больницу, и туда он ехал с единственной целью - для начала он удостоверится, что все в порядке, потом ремнем воспитает ее так, что месяц на задницу сесть не сможет. Может, хоть это отучит ее не совершать опрометчивых поступков и людей не гонять почем зря.
   А когда увидел ее живой и невредимой, будто гора свалилась с плеч. Захотелось придушить эту малявку в своих объятиях, а потом злость накатила с такой силой, что Сергей еле сдержался, чтобы не накричать на нее прилюдно, используя при этом не самые приличные выражения.
   - Ну, Сережа, я не хотела, чтобы вы все волновались. Честно. Я к ночи собиралась вернуться домой. - Карина смотрела на него с такой мольбой, с таким умилением, совсем его не боится, зараза мелкая.
   - Как ты здесь оказалась, раз с тобой все в порядке? - пока еще мог, Сергей решил сменить тему. Нужно как можно скорее отвезти Карину домой и более доходчиво разъяснить, как поступать нельзя.
   - Я об этом Владу говорила, разве он не сказал? - Но по вопросительно приподнятой брови брата, она поняла, что Сергей ровным счетом ничего не знает о ее сегодняшних злоключениях, о которых она, между прочим, вкратце поведала Владлену.
   Девушка сделала глубокий вдох и выдох, только теперь понимая, как устала. Чересчур много событий за один вечер. Да еще это нападение и... Пан. Закусив нижнюю губу, Карина повернула голову и бросила мимолетный взгляд в сторону своего спасителя. Сергей, к сожалению, тоже это заметил и, наконец, оставив сестру без внимания, он с угрожающим видом стал приближаться в сторону парня.
   - Это из-за тебя? - мужчина бесцеремонно ткнул пальцем в плечо Пана из-за чего тот, нахмурившись, гордо выпятил грудь и, с полным неприкрытой неприязни взглядом, уставился на Сергея.
   - Руки убери, Огнев! - так зло проговорил он, что у Карины даже челюсть отвисла. Пан определенно знал ее брата, хотя последний оказался не удел, так как, недовольно скривив губы, отступил на шаг.
   - Тон смени, сопляк! Я тебя впервые вижу, - однако Сергей лукавил, лицо этого хиппи показалось ему довольно знакомым, но хоть убей, мужчина не мог припомнить, где именно его видел. - И раз уж ты знаешь меня, то должен быть осведомлен о том, что будет, если из-за тебя моя сестра могла пострадать.
   - Что, не нравится, когда у тебя что-то выходит из-под контроля? - нахально выдал Пан и усмехнулся, глядя как злобно сощурились глаза Сергея.
   - Да что ты вообще можешь обо мне знать? - Он схватил парня за шиворот, чем заставил обеих девушек одновременно испугано охнуть.
   - Сереж, - позвала Карина, но он будто и не слышал ее.
   - Больше, чем ты можешь себе представить! - Стоял на своем Пан.
   "Вот же самоубийца", - подумала девушка, отчаянно дергая брата за руку. Другого выхода она не видела, поэтому, заложив уши ладошками, громко завизжала, да так пронзительно, что ее, наверное, услышали на всех десяти этажах больницы.
   - Он меня спас! - В сердцах выкрикнула она, когда на нее таки обратили внимание
   Сергей медленно повернулся к ней с явным намерением задать какой-то вопрос, но так и замер на месте, глядя куда-то поверх девчачьей головы.
   - А ты что здесь делаешь? - взгляд брата, которым он окинул новую знакомую Карины, немного озадачил сестру, но как ни старалась, она так и не смогла понять, что он выражал конкретно. "Что ж, чудесно, оказывается, они здесь все знакомы между собой. Как тесен мир, какая ирония насмешницы судьбы", - подумала Карина, а вслух произнесла:
   - Сережа, меня хотели похитить. - И после того, как мужчина снова посмотрел на нее, продолжила. - Юля и Пан, помогли мне. Совсем случайно оказались рядом. Вон Пан даже руку повредил и здесь мы, чтобы удостовериться, что у него нет перелома, и все хорошо. Нас уже опросила милиция...
   - Так, подожди, - Сергей прервал словесный поток речи у сестры. Он сделал паузу, разминая пальцами переносицу и размышляя над тем, как быть дальше. - Похоже мне стоит извиниться? Хотя это вряд ли. Максимум, что я могу для вас сделать, - Он посмотрел на Пана и Юлю, задержав свой пытливый взгляд на брюнетке немного дольше, чем того требовали приличия, - так это подвести домой. На счет похищения поговорим позже, Карина. А теперь ты, - он указал на Юлю, а затем на Пана, - и ты, пошли со мной.
   Сказано это было таким тоном, что всем стало ясно, возражения здесь не приемлемы. Решение, которое пришло Сергею в голову так внезапно и совершенно спонтанно, вдруг показалось мужчине довольно интересным и обещающим некоторое развлечение, что неплохо бы скрасило его и без того испорченный вечер, особенно теперь, когда он выяснил, что с Кариной все в порядке.
   - Спасибо, обойдемся без благотворительности. - Огрызнулся Пан.
   "А вот с этим экземпляром, возможно, могут быть проблемы", - подумал Сергей. Жалко, что сделать он ему ничего не может, хотя пацан нарывался на хорошенькую взбучку и Сергей с удовольствием украсил бы его ухмыляющуюся рожу парой-тройкой синяков, чтобы от своей экипировки не отличался. Кажется, эта Юля с ним дружит и малявка его вон как на него заглядывается, понравился что ли? Эх, мала она еще, вот так на мужиков смотреть. Хотя, нужно отдать пацану должное, он спас Карину. Рискуя собой, вступился за ту, которую толком не знал и одно то, что он не шарахался ее внешности, делало ему честь. Впрочем, какая к черту честь! Больше они не увидятся, Сергей лично об этом позаботится. Правда, за сестру сказать ему спасибо все-таки стоит, и Огнев скажет, а потом пусть катится этот Пан к чертям собачьим. Ведь у мальца, кажется, на него зуб есть, вот только узнать бы еще почему? Может, он каким-то образом перешел крашеному дорогу или сам того не ведая, задел интересы близких ему людей? А впрочем, какая теперь разница. Такое в их мире встречалось сплошь и рядом, недовольные всегда найдутся, на каждом зацикливаться - жизни не хватит.
   - Ты можешь не ехать, а девушки устали, их ждут дома, - ответил Сергей, при этом незаметно сверкнув взглядом в сторону Юли, которая ничуть не смутилась его настойчивости.
   Она, так же как и Пан не желала ехать, куда бы то ни было с этим типом, пусть даже если он оказался братом этой замечательной девчушки, что теперь так доверчиво жалась к этому невыносимому мужчине. Как это вообще возможно? У него такой хороший брат, сестра, а он сам только и мог, что отталкивать людей своей грубостью и резкими словами.
   При виде него первой мыслью Юли было - этого не может быть! Карина и вот... этот - брат и сестра? Что-то в последнее время судьба сталкивает их все чаще. Неужели кто-то там свыше решил так поиздеваться над ней, поэкспериментировав с ее выдержкой?
   - Можешь забрать сестру, как видишь, она цела и невредима. А мы сами доберемся домой. - Заявил Пан, что несказанно радовало Юлю, хорошо хоть он не отступался от своих намерений, хотя про Сергея можно было сказать тоже самое.
   - Я в этом очень сомневаюсь. Уже одиннадцать.
   - Я вызову такси.
   - Валяй. - Согласился Огнев, но указав на Юлю добавил. - Она - поедет со мной. У тебя же сегодня нет Вайпера, чтобы увести ее от меня как в прошлый раз, не так ли?
   Да-да, Сергей таки вспомнил этого наглеца, который так поспешно увез от него брюнетку, когда он только начал входить во вкус, наслаждаясь их милой беседой. Даже тогда Пан как-то зло на него глянул, чему в принципе Сергей не придал значения, да собственно говоря, ему и сейчас на это было абсолютно плевать. Он бы может и не стал так упорствовать, решив, что довести сестру домой в целости и сохранности - превыше всего, но тут ему откровенно бросали вызов. Да еще кто? Какой-то желторотый мальчишка! Сергея даже не особо заботило, хочет ли этого сама Юля, ее мнения он не собирался спрашивать. Главное, чтобы она села в ЕГО машину, а там как получится.
   - Эй, я вообще-то тут стою. Моего мнения спросить не хотите? - Юля и сама понимала, что обращаться к мужчинам бессмысленно, не могла же она последовать примеру Карины и кричать на весь коридор, им и так не единожды пытались сделать замечание, но все тщетно.
   - Нет, - в один голос ответили Пан и Сергей.
   - Ну вот, они уже приходят к взаимопониманию. - буркнула Карина, продолжая все также наблюдать за мужчинами.
   Кажется, братишка и думать забыл о том, что ее нужно вести домой и наказывать.
   - Да что же это творится, - запричитала Юля. - Я вообще ни с кем из вас ехать не хочу.
   Но ее никто не слышал, двое мужчин не сводили друг с друга глаз, оба напряженны и готовы к более активным действиям. Практически одного роста, правда, с разной комплекцией, Сергей все-таки был крупнее и старше, и Карина не понаслышке знала, что с братом связываться опасно. Сама иногда сопровождала его на тренировки в боксерский клуб, но даже Карина не знала и сотой доли того, что порой вытворял Сергей со своими врагами. А у Пана, к тому же, еще была повреждена рука и справиться с противником, если дело все же дойдет до драки, он явно не сможет.
   - Юля. Останется. Со мной. - Четко проговаривая каждое слово, процедил Пан.
   - И кто же мне помешает? Ты что ли? Я очень в этом сомневаюсь.
   - Ты нарываешься, Огнев.
   Глядя то на одного мужчину, то на другого Юля начинала сердиться. Еще одни разборки им не нужны, а Сергей с самого начала не был настроен миролюбиво. Черт, похоже придется пойти на уступки. И как же не хочется, но это ведь ради блага самого Пана. Нельзя было допустить, чтобы они еще и драку устроили посреди коридора,
   - Карина, пойдем, - она взяла девушку за руку и повела в противоположную сторону от мужчин. Пускай эти двое хорохорятся друг перед другом, а им и в самом деле нужно быть дома. - Пускай сами разбираются.
   - А вдруг Пан пострадает, я же знаю своего брата, он порою бывает вспыльчивым. - Замявшись, ответила Карина.
   - Не пострадает, - уверено заявила Юля, оглядываясь через плечо. Как она и планировала, мужчины, заметив их отсутствие, перестали пререкаться и последовали за ними.
   На выходе Пана задержала медсестра, отдавая результаты рентгена и давая последние наставления. Слава Богу, перелом не подтвердился, а лишь растяжение, но руку все равно поберечь стоило, что означало - в ближайшие несколько недель о занятиях скульптурой и речи быть не могло.
   - Я поеду с ним, - тихо прошептала Юля, когда они оказались на улице.
   Сказать, что Пан не был удивлен - это вообще ничего не сказать. Он был просто в бешенстве. Его злило то, с какой легкостью Огнев сумел добиться своего, а ведь он, Пан, смог бы побороться даже с этим волчарой, хотя рука давала о себе знать тупой пронзающей болью от локтя и до кончиков пальцев.
   - Тебе нужно отдохнуть и поберечь руку, - продолжала Юля, кажется, даже не заметив, как помрачнело от ее слов его лицо. - В конце концов, с нами едет Карина, так что ничего плохого он мне не сделает и дурному влиянию, я уж точно не буду подвергнута.
   Брюнетка попыталась улыбнуться, правда это получилось у нее криво, все-таки сказывалась усталость и поздний час.
   Они распрощались, хотя прощалась только Юля, Пан таки остался стоять один около ступеней к главному входу в приемное отделение. Он ничего ей не сказал, но поклялся себе, что если Огнев обидит или хотя бы пальцем ее тронет, то не сносить ему головы.
  
   Всю дорогу до дома, в автомобиле Сергея стояла тишина, никто правда и не собирался нарушать ее. Юля думала о том, что надо бы назвать ему свой адрес, а то как же он узнает, куда ее везти, но отчего-то продолжала молчать, чувствуя себя как не в своей тарелке. Сергей предложил ей сесть на переднее сидение рядом с ним, чему она, конечно же, попыталась возразить, но и тут любые ее доводы отмелись со скоростью света. "Как я сказал, так и будет", - буркнул Сергей и открыл для Юли переднюю дверь. И ей ничего не оставалось делать, как молча забраться на сидение, игнорируя его взгляд, просто уставиться вперед. Пререкаться и спорить, совсем не было сил.
   Единственной мыслью, которая согревала девушку, было то, что все это вот-вот закончится. Совсем скоро она будет дома и забудет о происшествиях сегодняшнего вечера, словно дурной сон.
   Через несколько минут авто остановился у высокой элитной многоэтажки и, повернувшись к Карине, Сергей произнес:
   - Выходи.
   - А мы разве не поедем домой? - робко поинтересовалась сестра.
   - Нет. Побудешь, сегодня у меня, а завтра получишь нагоняй еще и от родителей.
   - А может я у тебя поживу некоторое время, ну там денек-два... всю жизнь, пока родители не перестанут сердиться?
   - И не мечтай. - Ухмыльнулся Сергей и в это мгновение дверца со стороны девушки открылась. - Выходи, ребята проводят тебя до дверей квартиры, чтобы ты снова не умудрилась никуда сбежать.
   С той стороны и в самом деле стояли двое накаченных ребят, и один из них протягивал Карине руку, чтобы помочь выйти из авто.
   - А Юля? - девочка вопросительно покосилась в сторону своей новой знакомой, впрочем, тоже самое хотелось бы знать и брюнетке.
   - Юлю, я отвезу домой, не волнуйся. - Заверил Сергей и, конечное же, Карина не стала волноваться. Зачем? Ведь она полностью и безоговорочно доверяла словам брата, чего не скажешь о самой Юле.
   - Ладно. Пока. - Карина кивнула девушке и вложила маленькую ладошку в руку охранника, выходя из джипа.
   - Пока, Карина, - ответила брюнетка и приветливая улыбка слетела с ее лица, когда за девушкой захлопнулась дверь.
   Авто тронулось с места. Сергей молчал, не потрудившись объясниться с ней и, проехав каких-то пару десятков метров, Юля не выдержала.
   - А мой адрес узнать не хочешь?
   - Ты мне его позже скажешь, - ответил Сергей, выворачивая руль, так равнодушно, как будто между прочим. А ей ведь домой нужно, но глядя, что авто едет в сторону объездной дороги, Юля ощутимо занервничала, мало ли что в голове у этого психа.
   - Куда мы едем?
   - Да вот, везу тебя в ближайшую лесополосу. - Насмешливо ответил он и повернул голову в ее сторону, чтобы как следует насладиться реакцией девушки.
   И встретился с недоумением на ее красивом личике. "Ох, какие же глазищи у нее синие, - думал Сергей, - как будто море во время шторма". И у самой, небось, сердечко трепещет, как птичка в силках. Побледнела и губы сжала. Надо бы успокоить деваху, а то еще чего доброго от страха в обморок грохнется прямо к его ногам. А оно ему надо? Правильно, не надо. Надо, чтобы она соображала, а глазищами своими пусть смотрит. Нравились ему ее глаза.
   - Шучу, расслабься. - Сергей приоткрыл окно и закурил, прохладный воздух тут же уносил сизые струйки дыма прочь из салона авто. - Мне нужно кое-куда заехать, составишь мне компанию, а то из-за выходки Карины мне пришлось отложить дела на попозже.
   - А нельзя сначала меня отвезти домой, а потом можешь ехать куда угодно. - Предложила Юля, обнимая себя за плечи. Ну, хоть кое-как пришла в себя, хотя и продолжает волком на него смотреть. Но и не боится, как и сестренка его.
   - И упустить возможность провести в твоем обществе несколько приятных минут? - Он отрицательно покачал головой. - Нет, детка.
   - Меня мама ждет, между прочим.
   - Брось, ты уже взрослая девочка. К тому же время еще детское. Не бойся, солдат ребенка не обидит.
   - Вот еще. - Фыркнула Юля и отвернулась.
   Она собиралась игнорировать Сергея до конца поездки и вообще не думать о нем, но это у нее не получилось, так как он сам начал задавать вопросы, не ответить на которые не предоставлялось возможным.
   - Где вы с Кариной познакомились?
   - На набережной.
   - Где? - Сергей неслышно выругался, выбрасывая окурок сигареты и закрывая окно. - И что, черт возьми, она там забыла?
   - Не знаю, - Юля безразлично пожала плечами, ей бы и самой хотелось об этом знать, - позвони и поинтересуйся.
   - Ладно, тогда поставим вопрос по-другому: что там забыла ты?
   - Я обязана отвечать?
   - Нет.
   - Вот и не буду.
   Юля продолжала упираться, что вызывало на лице мужчины улыбку. Ну не мог он спокойно на нее смотреть, когда малышка вот так рьяно пытается ему дерзить. Ему, такому большому, опасному и злопамятному, которому дорогу перейти боится любая собака в этом городе. Да взрослые мужики иной раз перед ним страх испытывали, а эта девчонка еще и язвить пыталась, и только глазенками своими невинными луп-луп на него.
   - Ну, хватит дуться, красивым девушкам это не идет. - Весело произнес он, слыша в своем голосе нотки флирта, и как пить дать знал, как она на это отреагирует.
   - А я не дуюсь, я просто не хочу с тобой разговаривать и уже жду не дождусь, когда, наконец, окажусь дома.
   Сергей ухмыльнулся. Настроение определенно улучшилось и если так и дальше пойдет, то возможно, Карина отделается лишь строгим предупреждением с его стороны.
   - Спасибо, что помогли ей, - неожиданно произнес он, что заставило Юлю снова к нему обернуться.
   - Не за что. Она видно хорошая девочка. Что с ней произошло?
   - Пострадала при пожаре в авто. - Сергей помрачнел, вспоминая тот случай, но рассказывать подробности Юле не хотел.
   Не нужно ей все это знать, все равно ведь из другого теста сделана. И это даже начинало ему нравиться. Девчонка смелая, не побоялась со своим этим дружком влезть, когда сестру чуть не похитили. Да, он многое узнал от участкового, который их допрашивал, еще до того, как приехал в больницу за Кариной. Чьи это ребята, непременно выяснят люди Сергея уже завтра. Их семью никак не хотели оставлять в покое и нужно позаботиться о безопасности родственников, думал он, глядя на дорогу. Но краем глаза все равно замечал любое движение со стороны Юли.
   Она распустила волосы и, расчесав пальцами темные пряди, принялась заново заплетать их, а когда закончила, то откинула длинную косу за плечо. Девушка подперла подбородок рукой и уставилась на дорогу. Свет от ночных фонарей играл на ее чистом, без единого грамма косметики, лице. Но даже этот факт нисколечко ее не портил, а скорее наоборот, так она казалось ему более естественной, настоящей. Куда там этим куклам с надувными губами и силиконом, природную красоту не стоит портить химией. И сейчас Сергей видел в ней диковинный цветок, очень нежный и экзотический в своей первозданной красоте.
   Его взгляд привычно скользнул по хрупкой фигуре, облаченной в легкую белую куртку и джинсы-дудочки, заправленные в черные замшевые сапожки. С виду простая девчонка, но сколько же в ней потенциала. Ей бы стервозности в характере побольше и шмотки получше - была бы не превзойденной похитительницей мужских сердец. Мужики бы перед ней штабелями ложились, лишь бы она хоть раз для них свои ножки раздвинула.
   Правда, о чем это он? Уж будь она его, то ни один бы кобель в ее сторону не глянул, уж он-то об этом позаботился. Однако никогда не быть ей стервой, да и не нужно ей это. Она хороша такая, какая есть - с этой простой косой, потертыми джинсами и черным лаком на ногтях. Сергей даже поймал себя на мысли, что ему хотелось бы узнать о ней чуточку больше.
   Но девчонка сама о себе не расскажет, больно упрямая, что ничуть его не раздражало, как это обычно бывает. Девушки порой любят покапризничать, набивая себе цену, а эта - действительно "другая", как он сказал тогда Петру. Что именно он сказал? Не хуже, не лучше, просто другая. Нет, она была в сто раз лучше любой из тех дамочек, с которыми ему приходилось общаться раньше.
   И глядя на красотку, Сергей прислушался к своим ощущениям. Да что там и говорить, Юля очень привлекательная девушка, это он отметил еще в первый вечер. Только импотент в ее присутствии не сделает попытки хоть как-то обратить на себя внимание брюнетки. А он хотел, вернее, хотел не только ее внимания, а ее всю. Да, черт возьми, хотел прямо здесь и сейчас, глядя, как она устало смотрит в окно, как теребит кончик своей длиной косы.
   Вот притормозить бы где-то на обочине, намотать эту ее косу на руку и притянуть к себе строптивицу. Впиться в губы так, чтобы и думать забыла сопротивляться. А губы у нее, наверное, мягкие, думал он, бросив один мимолетный взгляд в сторону брюнетки, и податливые словно воск. Сладкие, как его любимый клубничный джем, при воспоминании о котором, рот наполнился слюной, а быть может и не совсем от этого.
   Черт, выругался Сергей, чувствуя, как пальцы скользят по ободку руля, ладони вспотели, а тело сковало напряжение. Он повел плечами пытаясь расслабиться, но едва краем глаза уловил, как девушка приложила палец к губам и провела по ним, задержав подушечку в уголке рта, мужчина еле сдержал обреченный стон. В паху почувствовалось привычная тяжесть, что вызвало новый поток ругани про себя. Чего он так завелся? Давно что ли баб не видел? Так нет, вчера вместе с Петром в сауну ездили, а там хозяин обеспечил всем, чем полагается.
   От дальнейших ненужных мыслей и скорее всего посягательств на девчонку его спасло то, что они уже подъехали к месту назначения. Огромный загородный клуб, который своей неоновой вывеской привлек внимание Юли еще издалека, располагался в нескольких километрах от города. Элитное заведение, где только избранные могли позволить себе отдохнуть душой и телом. Гостям был предоставлен полный спектр услуг - ресторан, бильярд, сауна, казино, ночной клуб со всякого рода развлечениями, о которых Юле и думать не хотелось
   - Пошли. - Бросил Сергей, выходя из машины.
   - Куда? Я здесь подожду. - Юля даже головой замотала для убедительности, не хотелось идти туда, где, скорее всего, подобных Сергею тьма тьмущая.
   - Ну, конечно, подождет она. Или ты думаешь, что я дурак совсем? Не хочешь идти, тогда я тебя тут ремнями привяжу, чтобы не сбежала. Так что выбирай, что для тебя лучше.
   - Отвратительный тип, - пробубнила Юля, открывая дверь и выходя из машины.
   - Спасибо.
   Они покинули стоянку, идя к черному входу в клуб, Сергей впереди, Юля отставала на шаг. Охрана беспрепятственно пропустила его, а вот девушку пришлось задержать.
   - Пропуск есть? - басом прогремел великан над ухом Юли.
   - Она со мной, - ответил за нее Сергей
   - По дресс-коду не положено в джинсах и спортивной обуви приходить, - упорствовал детина, что заставило Огнева недовольно скривить рот.
   Он глянул на бейджик охранника, а потом и на него самого. Лицо незнакомое, скорее всего он здесь новенький. Что ж, надо бы сказать Прохору, чтобы сделал мальцу внушение или ребят попонятливее набирал.
   - Она со мной, - холодно буркнул мужчина, подавая девушке руку, в которую мгновение поколебавшись, Юля таки вложила свою ладонь.
   Горячие пальцы сомкнулись на ее запястье и потянули девушку дальше по темному коридору, из которого они попали на лестничную площадку. Где-то в глубине здания грохотала музыка, слышался приглушенный смех и разговоры на повышенных тонах. Под лестницей Юля заметила какое-то движение. Мужчина и женщина, тесно прижавшись друг к другу, страстно целовались. Девушка издавала протяжные стоны, запуская пальцы в волосы своего кавалера, а он, закинув ее ногу себе на талию, шептал что-то не связное.
   Юля покраснела до корней волос, едва они с Сергеем поравнялись с этой парочкой, и брюнетка даже уловила его насмешливый взгляд, который он бросил через плечо. Хотелось в ответ показать ему язык, но Юля решила, что это совсем по-детски будет, поэтому она просто отвернулась, следуя за ним дальше.
   Они поднялись на второй этаж, где располагались VIP-комнаты. Возле дверей одной из них стояли два охранника, такие же здоровые громилы, как и те, что были на входе.
   - Жди здесь, - приказал он, подведя Юлю к огромному кожаному диванчику, за которым уже сидел светловолосый мужчина. Он улыбнулся, едва завидев их в коридоре, и кивнул Сергею в знак приветствия.
   - А если убегу?
   - Не убежишь. - Сергей улыбнулся, указав в сторону своего друга. - Петр за тобой присмотрит.
   - Доверяешь? - отозвался этот самый блондин.
   - Пригляди за ней, чтоб не сбежала, а мне кое-что с нашим интуристом перетереть нужно.
   - Глаз не спущу. - Пообещал Петр.
   После этого Сергей скрылся за дверьми VIP-помещения, а Юле не оставалось ничего другого кроме как сесть напротив этого блондина, который не спускал с нее своих зеленых глаз. И этот тип ей тоже не понравился с первого взгляда, как и сам Сергей, хотя с последним она вроде как свыклась. Но эти хитрые глаза, нос с горбинкой, который, скорее всего, не раз ломали, тонкие губы, большой квадратный подбородок с уже отросшей однодневной щетиной - придавали ему дикий вид. И если бы не деловой костюм, золотые запонки и печатка, сверкнувшая в тусклом свете коридора, то его можно было принять за какого-то уголовника, вышедшего на волю. И Юля запрещала себе думать, что это вообще может быть именно так, она ведь по сути не знала, кто такой Огнев, не зря же Пан предупреждал ее не связываться с ним.
   Огнев. Огонь. Что ж, эта стихия вполне подходила ему. Такой же необузданный и такой же вспыльчивый, насколько могла судить Юля за пару встреч. И девушка мысленно пообещала себе разузнать у Лизы, чем таким он занимается, подруга наверняка должна знать, когда так близко общается с Владленом. Правда, с другой стороны, это не имеет значения. Зачем ей что-то узнавать, если Сергей ей абсолютно не интересен? И если бы он буквально не заставил ее сесть к нему в машину, а потом еще и сюда ехать, то она бы и дальше продолжала его игнорировать, избегая даже малейшей возможности новой встречи, что становилось весьма вероятным, особенно после того, как отношения Влада и Лизы стали более серьезными.
   Юля отвлеклась от размышлений, когда ее привлекло движение справа, Петр продолжал следить за ней, откинувшись на спинку дивана. И в самом деле, будто следил за ней, вон как глаза горят, осматривая ее с головы до ног и обратно. Огромные ручищи потянулись за сигаретами, лежащими тут же на столике, и девушка увидела синие наколки на пальцах. Он достал сигарету и закурил, выпуская в воздух густую струйку дыма. У него был тяжелый липкий взгляд, от которого хотелось пойти и тут же помыться. Блондин улыбнулся, и только тут Юля увидела на его лице тонкий шрам, рассекающий бровь и часть нижней губы. Изменение на личике девчонки Петр тоже заметил сразу, он приблизился еще ближе к ней, чем чуть не заставил брюнетку буквально спрыгнуть с дивана.
   - Что? - буркнула недовольно Юля.
   - Ничего, - но улыбка так и не покинула губ этого блондина.
   - Ничего - это пустое место, а вы сейчас во мне дыру проделаете, если и дальше будете так смотреть.
   - Забавная ты, ясно почему Серый на тебя запал.
   - Забавные только обезьяны в цирке, а я человек и во мне не может быть ничего забавного.
   - Эх, хороша, что и говорить. Жалко, что Огнев тебя первым увидел, а то я бы тоже не прочь познакомиться с тобой поближе. Скажи, а сестер у тебя случайно нет? Ну, или там подружки, чтоб тоже, как ты с огоньком была.
   - Идите к черту, - огрызнулась Юля, мысленно прося Сергея поторопиться, уж лучше он со своими плоскими шуточками, чем этот верзила. Огнева хоть как-то можно было вытерпеть.
   И через несколько минут Бог, таки услышал ее молитвы, так как из той самой двери, за которой скрылся Сергей, вышла целая компания из пяти человек. Во главе ее был уже знакомый ей Огнев и еще какой-то мужчина, весьма представительного вида, в деловом костюме и кейсом в руках. Мужчины пожали друг другу руки и о чем-то оживлено заговорили. Сначала Юля не могла понять, что в их речи показалось ей странным, пока до нее не дошло, что говорили они на английском.
   - Mr. Dunn, I was pleased to be with you. I'm sorry to have to interrupt the negotiations, family business, you know, is above all else. (Мистер Данн, мне было приятно иметь с Вами дело. Извините, что переговоры пришлось прервать, дела семьи, знаете ли, превыше всего.) - Сергей крепко пожал своему оппоненту руку.
   - I understand, Serge. The main thing is that we have resolved all differences. What about your Lednev? He is not going to give up. (Я понимаю, Серж. Главное, мы уладили все разногласия. А как на счет Вашего Леднева? Сдаваться он не намерен).
   - Leave it to me to solve this issue. Believe me, a signed copy of the contract will be based on at your table after a week. (Оставьте этот вопрос решать мне. Поверьте, через неделю на Вашем столе будет лежать подписанный экземпляр договора).
   - Excellent Serge! We are very happy with you! (Прекрасно, Серж! Мы очень довольны Вами!) - Лицо иностранца буквально засветилось от счастья. Видно, что их сделка была и в самом деле очень важной, подумала Юля.
   - Come? (Пройдемте?)
   - Yes! (Да!), - Согласился тот, но едва они поравнялись, с сидящей на диване Юлей, Данн остановился. - Oh, and is this your sister, for which you so hastily abandoned us? Needless to say, Slavic girls are very beautiful. Miss? (Да! О, а это и есть Ваша сестра, ради которой вы так скоропалительно покинули нас? Что и говорить, славянские девушки очень красивы. Мисс?) - Он кивнул ей, на что Юля только продолжала сидеть молча, абсолютно никак не реагируя, уж лучше пускай думают, что она не знает языка.
   - No, it's not my sister. (Нет, это не моя сестра). - В голосе Сергея послышались еле уловимые нотки стали, он даже нахмурился, очевидно, не довольный вниманием к брюнетке.
   - Girlfriend? I see that it is so. Your men are the owners when it comes to their women. (Подруга? Вижу, что это так. Ваши мужчины такие собственники, когда дело касается их женщин). - Ухмыльнулся англичанин, теперь уже глядя Огневу прямо в глаза.
   - But you are not? (У вас разве не так?)
   - No, we are more free in our relationship. European women fought for their independence for a long time and now will not miss it no way. So is this girl not busy? I would like to get to know her better. (Нет, мы более свободны в своих отношениях. Европейские женщины достаточно долго боролись за свою независимость и теперь ни за что ее не упустят. Так эта девушка не занята? Я бы хотел познакомиться с ней поближе).
   - She's main (Она моя), - решительно заявил Сергей и на мгновение два собеседника схлестнулись взглядами, а затем лицо англичанина озарила улыбка.
   - You have an excellent taste, Serge! I could compare her beauty with the flower of wild orchid that grows on the shores of Amazon. She is also exotic. (У Вас отличный вкус, Серж! Ее красоту я бы мог сравнить с цветком дикой орхидеи, которая растет на побережьях Амазонки. Она так же экзотична).
   - You are a romantic, Richard! (Да вы романтик, Ричард!) - Огнев сделал вид, что расслабился, хотя приближенные к нему люди с уверенностью могли сказать - на самом деле это не так.
   - Sometimes, and when in front of you is as a charming creature, it is simply impossible to resist . Good day, miss! (Иногда находит, а когда перед тобой столь очаровательное создание, то просто невозможно удержаться. Всего хорошего, мисс!) - Он наклонился и прикоснулся губами к руке девушки, которую тут же захотелось отдернуть. Взглянул на нее исподлобья, одарив лукавой ухмылкой.
   - Поехали, - произнес Сергей, когда англичанин со своей делегацией покинули коридор.
   - Да, - поспешно ответила Юля, вскакивая с места.
   - Чего это она? - спросил мужчина у блондина.
   - Боялась, что покусаю, - насмешливо ответил тот, туша сигарету в пепельнице.
   Сергей только кивнул, последовав за Юлей, а та даже ни разу не обернулась, чтобы удостовериться идет он за ней или нет. Быстро выскочила на улицу и зашагала в сторону его автомобиля. Сергей достал из кармана ключи и нажал на кнопку сигнализации, разблокировав для брюнетки авто, чтобы она смогла в него сесть.
   - Спокойно ночи, Сергей Андреевич. - Пожелал кто-то из охранников, поднося к его лицу зажигалку, от которой мужчина тут же прикурил.
   - Ага, и тебе не хворать. - Сделав всего лишь пару затяжек, Сергей поднял голову к небу.
   Мысли привести в порядок так и не удалось. Как только встреча с Данном закончилась, все его внимание тут же зациклилось на маленькой брюнетке. Как там сказал интурист? Ее можно сравнить только с дикой орхидеей. И хотя ему не понравилось то, каким взглядом его партнер смотрел на Юлю, но Сергей готов был согласиться с англичанином. Юля - дикий цветочек, наверное, будет очень интересно ее приручить. Так, хотя бы для спортивного интереса. Эх, канули в Лету те забавные времена, когда благородные кавалеры ради своих дам готовы были горы свернуть, дракону голову срубить и звезду с неба достать. Нет, ничего из этого списка Сергей делать не собирался, но посмотреть, как неприступные бастионы рушатся под его упорным натиском, все-таки хотелось. Особенно, если учесть, что результат может в полной мере оправдать все его ожидания. Сергей плотоядно улыбнулся, глядя на силуэт Юли в машине.
   Мужчина усмехнулся сам себе. Подумать только, до чего он дошел - взрослый мужик, который баб может иметь столько сколько захочет, где, как и в каких количествах - решать только ему, а для какой-то студентки подумывает сделать исключение? Завоевать захотелось? Бред. Нет, ну точно, как только додумался. Сейчас отвезет ее домой и снова поедет с Петром куда-нибудь "напряжение снимать".
   - Я думала, вы там примерзли на крыльце. Что так долго? Меня мама ждет, - сердито выпалила Юля, но это, как и раньше, только позабавило мужчину.
   - Сейчас доставлю тебя к мамочке, не волнуйся. - Он завел авто и через несколько минут на горизонте замаячили огни ночного города.
   Брюнетка даже вздохнула с облегчением, понимая, что ее мучения на сегодня вот-вот закончатся, но как оказалось впоследствии - очень зря она так скоро расслабилась. Ни Сергей, ни Юля не придали значения обогнавшему их серебристому внедорожнику. Авто несколько раз замедляло ход, что заставляло Сергея тормозить. Он тихо выругался, собираясь объехать машину, но внедорожник преградил ему путь.
   - Что за хрень? - Сергей начинал сердиться.
   Даже Юля напряглась, кожей чувствуя, что что-то здесь не так.
   Автомобиль еще несколько минут вилял перед машиной Огнева, а потом резко набрала скорость.
   - И что это было? - Сергей все также продолжал говорить сам с собой. nbsp; Юля покраснела до корней волос, едва они с Сергеем поравнялись с этой парочкой, и брюнетка даже уловила его насмешливый взгляд, который он бросил через плечо. Хотелось в ответ показать ему язык, но Юля решила, что это совсем по-детски будет, поэтому она просто отвернулась, следуя за ним дальше.
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
   Он достал из кармана пиджака мобильный телефон и только стал набирать какой-то номер, как неожиданно внедорожник снова показался на горизонте. Он стоял, полностью преградив собой дорогу.
   - Чем дальше, тем все интересней становится. - Буркнул Сергей и открыл дверь.
   - Может не надо? - Юля схватила его за локоть, вся эта ситуация ей не нравилась.
   - Не бойся, детка. Мне, конечно, льстит, что ты переживаешь за меня, но я уже большой мальчик и лучше знаю, что делать.
   Так и хотелось крикнуть ему прямо в лицо: "Пошел ты к черту, большой мальчик!", но Юля только и смогла, что закусить губу, пресекая на корню любую грубость, адресованную в спину этого хама. Девушка даже не успела понять в какой именно момент просто прилипла к лобовому стеклу, следя за каждым движением Сергея.
   Навстречу Огневу вышел какой-то мужчина, они стали переговариваться, постепенно переходя на повышенные тона, насколько успела понять Юля. А потом совсем рядом с ней мелькнула чья-то тень, и откуда-то из тьмы вышел еще один мужчина. Он бесшумно приближался к ничего не подозревающему Сергею, на сколько успела понять Юля, ведь Огнев даже не обернулся. Девушка прикрыла в страхе рот, увидев в руках верзилы что-то наподобие биты, и не успела Юля пискнуть, как мужчина замахнулся и со всей силы ударил Сергея, от чего тот рухнул на асфальтированную дорогу, как подкошенный.
   Юлю охватила паника, хотя способность быстро соображать она не утратила. Девушка стала лихорадочно искать хоть что-нибудь, что помогло бы ей отбиться от нападающих. Правда, что могла сделать одна хрупкая девушка против двоих здоровых мужиков? Сегодня явно день не задался. Телефон разбит, а значит, она даже милицию не сможет вызвать.
   "Вот дьявол! Юля, соображай быстрее, пока они не пришли и по твою душу", - думала в панике брюнетка, открыв бардачок. Что она вообще хочет здесь найти? Кастет? Которым по ее мнению должны быть оснащены все бандиты или складной ножик. Однако, кое-что она все же нашла. Юля вздрогнула, когда кожу опалило прикосновение к холодному металлу. Девушка даже руку отдернула, но не стала долго колебаться. Из-под груды бумаг, на самом дне бардачка она достала пистолет. Господи, а она ведь даже не знает, как ним пользоваться, или...
   В голове, словно вспышкой мелькнуло воспоминание: ее детские ручки держат вот такой же пистолет, только немного поменьше, а чьи-то сильные ладони показывают ей, как нужно правильно держать оружие, целиться, снимать с предохранителя, плавное нажатие на курок и...
   Юля включила фары, от света которых мужчины зажмурившись и подставив руки ко лбу козырьком, вглядывались в ее сторону. Она вышла, приказывая себе держаться спокойней, хотя руки дрожали, и сердце колотилось в груди словно шальное. Но сейчас и здесь либо она спасет их с Сергеем, либо и ее саму постигнет та же участь, что и его, а дальше - может еще хуже.
   - Оставьте его! - приказала она, стараясь из последних сил, чтобы голос звучал как можно равнодушнее.
   Двое неизвестных поднялись и пошли в ее сторону.
   - Эй, куколка, не глупи. Ты же даже держать в руках его не можешь.
   Один из них говорил тихо и довольно спокойно, Юля знала, это для того чтобы она неnbsp; - А мы разве не поедем домой? - робко поинтересовалась сестра.
испугалась и случайно не нажала на курок, но она такnbsp; - Выходи.
же вдруг nbsp;
&поняла, чтожчины замерли на месте, а Юля поблагодарила всевышнего, что им не видно, как задрожали ее руки. Непривычная отдача и громкий звук выстрела немного дизориентировали девушку.
   - Тупая курица, брось пушку! А то случайно еще замочишь кого-нибудь, - выругался все тот же неизвестный, продолжая стоять на месте.
   - Уезжайте, пока целы, а то и в самом деле кого-то замочу.
   - Ты что совсем охренела! - выругался второй и двинулся в ее сторону, только сделав пару шагов замер от следующего выстрела. На асфальте рядом с ним блеснули искры, и в следующую секунду он рухнул на колени, застонав от боли.
   Юлю начало потряхивать и в голове прочно засела мысль, что вот и сейчас с ней будет кончено так же быстро, как она нажимала на курок. Сама того не ведая, но ей удалось подстрелить бандита в ногу. Пуля срикошетила, оставив мужчину без возможности передвигаться самостоятельно.
   Боже, да она сейчас вот-вот грохнется в обморок!
   - Сука, ты мне ногу прострелила, дрянь такая, - ругался бандит, а из раны то и дело хлестала кровь.
   - И вторую прострелю, если не уберетесь отсюда, - стараясь, чтобы голос не срывался, она навела пистолет на второго мужчину. - Эй, забирай своего друга и убирайтесь отсюда, пока все ноги целы!
   А вот теперь она еще и говорит как из какого-то дешевого боевика, но бандюки, кажется, вняли ее словам.
   - Эй, деваха, ты не глупи. Спокойно, спокойно.
   - Я буду спокойна, когда вы уберетесь отсюда.
   - Сейчас-сейчас. Только глупостей не делай.
   Мужчина поднял своего напарника и тот, опираясь ему на плечо, грозно прошипел.
   - Я тебя заполнил, сучка! Еще встретимся. - Зло пообещал он, отвернувшись.
   Незнакомцы обошли лежащего без сознания Сергея и, кое-как забравшись в машину, двинулись с места.
   Юля выпустила из рук пистолет, который с глухим стуком приземлился на асфальте. Ноги девушки таки подкосились и, ловя ртом воздух, она старалась прийти в себя. Тело мелко подрагивало, а к горлу подступила тошнота. Никогда Юля настолько серьезно не причиняла людям вред, да она и не хотела ни в кого стрелять. Все это вышло случайно, но ведь результат стоил того, они с Сергеем живы.
   Брюнетка, наконец, пришла в себя, глядя, что мужчина все еще лежит на земле без сознания, она первым делом проверила пульс. Он дышал, под пальцами пульсировала вена, а большая шишка на затылке еще долго будет отдавать тупой болью в голове, когда он очнется. Живой, а это главное. Юля обессилено прикрыла глаза и чуть не подскочила на месте, когда совсем рядом раздался звук мобильного телефона. Девушка достала его из внутреннего кармана пиджака Сергея и, не раздумывая, нажала на кнопку принятия вызова.
  
   Он медленно приходил в себя, чувствуя, как с каждой секундой невыносимая боль в висках и затылке буквально разрывала голову на части. Во рту пересохло, немного саднила рука и очень хотелось кого-то убить, лишь бы этот набат в голове прекратился.
   Неожиданно лба коснулось что-то прохладное и мокрое, и Сергей резко распахнул глаза. Свет от прикроватной лампы показался ему самым ярким светилом на свете. Мужчина зажмурился, уже не спеша так быстро увидеть то, где он оказался. Поэтому для начала он открыл один глаз, а потом второй. Перед ним предстало улыбающееся лицо сестры, чем-то холодным она обтерла его лоб и поднесла к губам стакан.
   - Пей, это смягчит твою боль.
   Сергей даже спрашивать не стал, что он именно пьет. На вид обычная вода, только странная на вкус.
   - Это растворимое обезболивающее, - пояснила Карина, забирая пустой стакан. - Здорово тебе досталось, да?
   - Как я здесь оказался? - откинувшись на подушки, Сергей закрыл глаза рукой.
   - Твои красавцы привезли. Ты меня чуть насмерть не перепугал, а уж про Юлю я вообще молчу.
   - Юля! - Сергей резко поднялся, но снова рухнул на подушки, когда резкая головная боль напомнила о себе с новой силой. - Твою мать...
   - Эй, выражения выбирай. Здесь, между прочим, несовершеннолетние находятся.
   - Где она?
   - Кто? - Но поймав сердитый взгляд брата, Карина хитро улыбнулась. Она уселась на краешек его постели, сложив ноги по-турецки. - Да, ладно. Не буду испытывать твое терпение. Юля дома.
   - Что? - Сергей приподнялся, собираясь искать ее по квартире, но Карина опередила его.
   - Эй, не горячись. Что так разволновался? Юля у себя дома, а ты у себя. Ничего страшного не случилось. Твои красавцы ищут тех, кто на вас напал.
   - Как они нас нашли?
   - Ну, так Юля им рассказала, где вы. Ох, я бы так не смогла как она, - восхищено протараторила сестра. - Она практически сама с ними справилась и не надо так ухмыляться. Я тебе правду говорю.
   - Интересно, как у нее это получилось? Она испугала их одним только сердитым взглядом? Или эти уроды побоялись напороться на ее острый язык?
   - Судя по всему, ты уже испытал на себе все из выше перечисленного и выжил. - Карина поднялась, решив предоставить Сергею самому размышлять на эту тему.
   - Что у вас стряслось с Виолой? - а вот это оказалось неожиданным. С чего вдруг этот вопрос, ведь братец бросил эту девицу?
   - Она что-то говорила?
   - Карина, не испытывай моего терпения. Отвечай на вопрос, пока моя голова еще больше не разболелась и я хоть чуть-чуть еще соображаю.
   - Ну, в последний раз, когда я была у тебя в гостях, то случайно опрокинула на нее бокал с соком. В общем, она на меня накричала и это мне не понравилось. Все.
   - Что она сказала?
   - Это не важно.
   - Что. Она. Сказала. - Сквозь зубы процедил Сергей, боль усиливалась и, хотя ему хотелось как можно скорее оказаться одному, но ответ на свой вопрос он ждал.
   - Что я никчемное создание, обременяю собой всех вокруг и такое страшилище, как я вообще стоит держать от людей подальше, чтобы никто, глядя на меня, удар не хватил.
   Карина закрыла лицо ладошками. Сергей знал, она не плакала, а лишь стеснялась того, что ядовитые слова Виолетты могли оказаться правдой.
   - Ты же знаешь, что это неправда.
   - Знаю. И я очень рада, что ты ее бросил.
   - Я тоже. А теперь давай спать, завтра тебе еще предстоит встреча с родителями.
   - Сереж. - Робко позвала сестра у самой двери.
   - Да?
   - А мне понравилась Юля, она очень хорошая.
   - Я знаю. Мне она тоже нравится. - Согласился он и понял, что на самом деле это именно так.
   - Я разбила ее телефон. Это вышло совершенно случайно, правда.
   - Верю. Я куплю ей новый.
   - Вот было бы здорово, если бы вы поладили.
   - А с чего ты взяла, что мы не ладим? - Да уж, Карина может удивлять.
   - Ни с чего. - Хитро улыбнулась девчонка, но Сергей не стал уточнять, что же все-таки она имела в виду, сейчас ему больше всего на свете хотелось поспать.
   Завтра будет новый день, новые заботы и новые проблемы. Юльке повезло, что снова ловко от него ускользнула. Отсрочку своего рода получила. А собственно говоря, отсрочку от чего? Сергей Огнев никогда не медлил с женщинами и с этой не собирался. Возьмет свое, и чем раньше, тем лучше. Вот только разберется с ребятами Леднева и займется чем-то более приятным. И почему бы не этой девчонкой?
  
  

   Глава 6.
  
   Нога увязла в сыром грунте, который стал значительно мягче, после недавно прошедшего дождя. Хорошо, что сегодня на нем были его любимые армейские берцы, которым в принципе любая грязь была не страшна. Хотя, здесь на полигоне его собственного пейнтбольного клуба "Стрелок" - все равно чистая у него обувь или нет.
   Сергей поправил спортивную сумку за плечом и направился к высокому серому зданию заброшенного ангара, который сейчас служил лишь декором для игр в войну и не только. Мужчина кивнул охранникам на входе огромных железных ворот. Ему сразу же открыли небольшую дверь, и Огнев вошел в хорошо освещенное помещение. Старый ангар встретил его эхом скрежета метала о бетонный пол, когда дверь за ними закрылась. Из не застекленных окон, находящихся почти под самым потолком, в пустое помещение пробивались лучи солнца, которое выглянуло из-за туч, едва только кончился первый весенний дождь. "Внутренности" когда-то бывшего склада для зерна представляли собой одну цельную площадку, без коридоров, перегородок и комнат, поэтому группу своих людей Сергей заметил еще при входе. Под его тяжелой поступью трещало разбитое стекло и камни, которые он футболил, неторопливо приближаясь к Петру, который, скорее всего, рассказывал в этот момент свой очередной непристойный анекдот трем другим охранникам. Но мужской смех смолк, когда присутствующие увидели его приближение.
   Сергей кивнул трем охранникам и пожал протянутую ладонь Петра, тот мял во рту не зажженную сигарету и посмеивался уголком губ, бросив в сторону сидящих неподалеку двух мужчин колкий взгляд. Руки пленников, заведенные за спину, были связаны, на головах мешки, которые сдернули, когда Огнев подал знак кивком головы. Мужчины зажмурились от яркого света, но когда смогли, наконец, сфокусировать свой взгляд, то Сергей не без удовлетворения отметил, как тень страха скользнула на их лицах.
   - Ну че, орлы, потолковать не желаете? - Он поднес к губам сигарету и подкурил, протягивая зажигалку и Петру. - Кто я такой знаете?
   - Знаем, - кивнул один из связанных мордоворотов, тот, что был с перевязанной ногой.
   Сергей знал откуда у этой мрази ранение и в отличие от черноволосой амазонки, так вовремя пришедшей ему на подмогу, на одной простреленной ноге он останавливаться не собирался.
   - Лады, - кивнул мужчина и положил сумку на стоящий неподалеку ржавый металлический стол.
   Мужики с опаской покосились в его сторону, но так и не смогли разглядеть, что Огнев оттуда достал. Его ребята молчали, наблюдая за действом, и тихонько посмеивались, глядя, как от страха перекосились лица их "пленников". Петр уже предвкушал веселое представление и даже выбросил сигарету, едва сделав пару затяжек.
   -- Итак, ребятки, разговор у меня с вами будет короткий, так что сами выбирайте - выдаете мне все как на духу - и я отпускаю вас с миром. - Мужчина сделал выразительную паузу, дабы дать этим двоим сделать правильные выводы, если на такой подвиг способны их тупые мозги, а затем продолжил. - Ну, как с миром, по башке вы приложили меня не хило, так что просто так я вам этого не подарю. - Они с Петром переглянулись и тот кивнул, выразительно приподняв бровь, когда увидел, чем снарядился Огнев. - Если же нет, то ребята вас прикопают где-то в лесополосе, а шефу вашему отправлю ваши пальчики в качестве сувенира. Может в другой раз он подумает, прежде чем делать опрометчивые поступки.
   Сергей продолжал стоять к ним спиной, методично что-то собирая около стола. Парни переглянулись, понимая, что каким бы ни был расклад - итог один и тот же. Огнев пустит в ход свои угрозы, если почувствует, что ему врут. Шеф не простит им осечки и как пить дать накажет, может даже не хуже, чем этот пес, косящий под матерого волка. Хотя, с Огневым шутки плохи, каждый об этом знал, но малец зарвался, как поговаривал шеф. Приказал его припугнуть малехо, да кто ж знал, что такая лажа выйдет. И через сутки их самих схватят и доставят сюда, а их недавняя жертва сама будет выступать в роли палача.
   Наконец, Сергей повернулся к ним, и парни заерзали на месте, глядя то на него, то на две не хилые "волыны" в его руках.
   - Хм, ребят, я что, на китайском с вами разговариваю? Че зенки вылупили? Базарить будем или нет?
   - Д-да, - энергично закивал один из них.
   И не спуская глаз с оружия, парни все рассказали. И про то, что Леднев зуб давно точит на Огнева, что обозлился еще больше, когда интурист на этот завод глаз положил, на который у самого Леднева клиент имелся. И тот не собирался ни с кем делиться, а уж тем более идти на уступки. И потому нанял их, чтобы припугнуть Сергея, оставить, так сказать, на память пару синяков и ссадин, чтобы не смел рыпаться и знал, что и на него есть управа.
   Огнев выслушал все это спокойно, ни единый мускул на лице не дрогнул, будто и не его вовсе чуть ударом по башке на тот свет не отправили. Он ведь потом еще целую неделю провалялся под строгим надзором Карины, которая пеняла, что у него может быть сотрясение мозга или он грохнется в обморок за рулем и что тогда? Поминай, как звали?
   И ради спокойствия сестры и того, что голова и в самом деле кружилась, периодически разрывая череп тупой болью, Сергей отлеживался эти дни дома.
   - Кто клиент? - Огнев знал, что просто так Леднев не стал бы рыпаться, тем более, что завод уже давно был обещан именно им, а тут клиент, который бабки сыпал на право и на лево. Не чисто тут что-то, ох как не чисто.
   - Ну, так Никольский клиент...
   - Врешь, падла! - Петр быстро подошел к говорившему и, схватив того за шиворот, грозно прорычал. - Какой еще Никольский? Я эту гниду пять лет назад грохнул.
   - Грохнул, да видно не до конца, - ответил ему мужчина. - Жив-здоров Никольский, здоровее некоторых будет
   - Бл*ть!
   - Успокойся, Медведь! - Сергей положил руку на плечо Петра и мягко отодвинул друга в сторону. - Разберемся мы с Никольским, сначала Леднев. Помнишь? Мухи отдельно, котлеты отдельно.
   Мужчина выругался еще раз и, смерив тех двоих презрительным взглядом, промолчал. Сейчас на его лице бушевал такой спектр эмоций, что казалось, он готов пристрелить кого-нибудь в любую минуту. Хотя, скорее всего, так и было. Мужчина закурил снова, нервно сжимая пальцами сигарету и, не замечая, что комкает почти полную пачку.
   Сергей же, поглядывая на шестерок Леднева, понимал, что безнаказанно им все-таки от него не уйти. И когда ребятки закончили свой рассказ, он направил на одного из них пистолет. Тот так и замер, нервно сглотнув, и Огнев увидел, как по виску вдоль щеки скатилась капелька пота, смешиваясь с запекшейся кровью из пореза на подбородке.
   - Вы... вы же сказали, что отпустите... - неуверенно прохрипел он и весь напрягся, ожидая в любую секунду получить пулю в лоб.
   - Пиф-паф! - негромко произнес Сергей и нажал на курок.
   Он рассмеялся вместе с Петром и охранниками, глядя, как отморозки зажмурились, а тот в которого целился Сергей и вовсе скорчился пополам, думая, что его прострелили, но медленно открыв глаза, увидел вместо крови одно большое пятно от краски синего цвета.
   Огнев откинул маркер для пинтбола в сторону и взялся за другой пистолет.
   - А это настоящий, - он поднял оружие вверх, демонстрируя его, а потом резко вскинул руку и, во внезапно возникшей тишине помещения, раздалось два оглушительных выстрела.
  
   - Ну, че вы пацаны? Это был только предупреждающий выстрел. Никто вас убивать не собирался. А вот мои ребятки сейчас вам доходчиво объяснят, что такое хорошо, а что такое плохо.
   Сергей улыбнулся, доставая новую сигарету и, вертя ее в пальцах, нахмурился, как будто что-то вспоминая. А потом подошел к тому отморозку, который был с перебинтованной ногой и, нагнувшись к нему, уперся рукой в спинку его стула, так что глаза обоих мужчин оказались на одном уровне.
   - Деваху что со мной была в тот вечер, помнишь?
   - Помн... - договорить ему не дали. Неожиданным ударом кулака в живот, Огнев выбил из мужчины весь воздух и способность говорить на какие-то доли секунды.
   Мужчина согнулся пополам, насколько это позволяли веревки за его спиной, и скривился, пытаясь справиться с болью.
   - Дубль два. Спрашиваю еще раз - деваху помнишь, сука? - уже более громче прорычал Сергей.
   - Нет, Сергей Андреевич, не помню. - Он даже замотал головой, потому как слова давались ему с трудом.
   - Это уже лучше. Смотри, если вдруг память вернется, так я тебе живо ее укорочу и будешь ты тогда кормом для рыбок на дне реки. Поверь мне, слов на ветер я не бросаю.
   Сергей ухмыльнулся, разгибаясь во весь рост, а мужчина кивнул, откашливаясь, видать сильно он его все-таки приложил.
   - Шефу своему тоже привет передавайте. И скажите, пускай за пацаном своим смотрит, а то мало ли что в жизни бывает.
   "А вот теперь можно ехать домой", - подумал Огнев. Здесь его дела уже закончены, ребята знают, что делать дальше и надо бы таблетку выпить, а то от выстрела голова разболелась. Вот же задница. Сергей потер виски, а потом кивнул Петру и вместе они вышли из ангара.
   - Че, голова опять болит? - поинтересовался друг, когда они подошли к автомобилю Огнева.
   - Да. Поэтому сядешь за руль, не хочу рисковать. - Сергей протянул ему ключи, а сам забрался на пассажирское сидение рядом с Петром.
   - Куда едем?
   - Надо бы еще проконтролировать, чтобы с Ледневым поскорее разобрались. Там все готово?
   - Обижаешь, царь батюшка. Я сам лично проверил.
   - Ладно. Через сколько все будет сделано?
   - Через два часа. Так что готовься, скоро наш папашка получит сувенирчик и тут же с тобой свяжется.
   - Надо бы инфу с Никольским проверить, - Сергей с интересом покосился в сторону друга, но Петр уперто молчал, лишь небрежно кивнул головой, заводя мотор автомобиля.
   - Спасительницу-то свою благодарить будешь? Деваха все-таки жизнью рисковала. - Блондин сменил тему, что он думал по поводу своего давнего врага, выспрашивать не имело смысла, все равно ведь не расколется, да и не знал толком Сергей, что у них там произошло.
   - А то, как же. Когда это я был не благодарным?
   - Ну, так дама уж больно норовистая попалась, - Петр улыбнулся, уже заранее зная, что друга ожидает полный вынос мозга.
   А девчонка и в самом деле хороша, решил Петр, но он не очень верил в то, что подобный не ограненный алмаз стоил таких усилий. Ведь если раньше она Серегу мало волновала, как и любая другая мало-мальски симпатичная мордаха, то теперь он был заинтересован, предвкушал нечто отличное от привычного "пришел, увидел, победил". Хотя Петр придерживался мнения, что девчонка просто умело играет, а сама ждет не дождется удобного случая, чтобы завлечь Огнева в свои сети. Но ведь и тот был не дурак, так что у девочки нет шансов, если она рассчитывает в лице Сергея найти себе щедрого спонсора и покровителя. Все они одинаковы и любовь их продажная одинакова: у кого-то ее можно купить подешевле, у кого-то подороже. И это он сейчас не о шлюхах говорил, а вот о таких девочках-цветочках. Но Сереге о своих умозаключениях он не скажет, пускай сам разбирается. Петр знал его не первый год, так что здесь у брюнетки есть два варианта - либо поскорее раздвинуть перед ним ноги, либо пойти лесом раньше, чем туда ее пошлет Огнев. Мужчина еще не припомнил ни одной барышни, которая смогла бы зацепить его друга настолько сильно, чтобы он начал за ней ухаживать. Тьфу ты, и слово то какое! Нет, все эти цветочки, свиданки, охи-вздохи на скамейке - уж точно не про них. А все и сразу - звучит куда лучше.
   Сергей, тем временем совсем не подозревая о мыслях, терзающих сознание его друга, достал из кармана мобильный и набрал номер отца. Он хоть и не посвящал Огнева-старшего в методы, к которым мужчина прибегал для достижения целей, но всегда давал отцу знать, когда то или иное дело было выполнено.
   - Да, - послышалось на том конце. На фоне голоса Андрея Дмитриевича послышалось лошадиное ржание и звук бьющего о перекладины хлыста. - Ты все уладил, Сережа?
   Отец, скорее всего, проводил время на конюшнях, куда в последнее время отправлялся чаще всего. Разборки с местными его уже не интересовали, все это он оставил Сергею, постепенно готовя приемника на свое место. И с этой ролью старший сын справлялся превосходно.
   - Да, пап. Все на мази, совсем скоро Леднев подпишет нужные нам бумажки и Данн перечислит свои баксы на счет общака.
   - Отлично. По-другому и быть не могло, - отец говорил сухо, впрочем, как и всегда.
   Таковой и была его похвала, "хорошо" или "отлично", сказанное, как само собой разумеющееся, без лишних эмоциональных окрасок или радостных ноток в голосе. Сколько Сергей себя помнил, отец никогда не проявлял больше чувств, чем от него того требовала ситуация и порой Огнев-младший ловил себя на мысли, что и сам иногда прибегает к таким уловкам. Что ж яблоня от яблони, как говорится...
   - Через полчаса буду у тебя, мы с Петром уже выезжаем с полигона.
   - Хорошо, заодно и отвезешь нашу гостью домой.
   - Гостью? - раздосадовано переспросил Сергей, даже скривился. Кого это еще домой отвозить надо? У него вообще совсем другие планы.
   - Да. Очаровательная девушка, скажу я тебе. - Отец говорил какими-то загадками.
   "Что еще за девушка?" - подумал мужчина про себя. Неужели дочка какого-нибудь партнера, на которую надо произвести впечатление? Так этим он по горло сыт. Ему Виолетты хватило с головой.
   - Кто там у тебя в гостях? Я что-то не припоминаю, чтобы ты считал противоположный пол очаровательным.
   - Ладно, Сережа, давай, не задерживайся, а мы с Юлией тебя подождем.
   Юлией, Юлией. Какой еще Юлией? Стоп! Юлией? Той самой Юлией? Ну, ни хрена ж себе поворот! Каким это Макаром она у отца на даче оказалась?
   - Скоро буду, - буркнул Сергей и положил трубку.
   - Что стряслось? - поинтересовался Петр, все это время прислушивающийся к разговору.
   - Ничего.
   - Угу, я вижу что ничего, а улыбка, как у кота на масленицу. Колись давай, чем батяня обрадовал?
   - А вот хрен тебе, не скажу. - Сергей расхохотался, похлопав друга по плечу.
   Еще одна случайная, хотя нет, если тут замешен отец, то встреча совсем и не случайная выходит. Уже через несколько минут он увидит свою строптивицу, опять насладится препирательствами с ней и даже подвезет домой, не прибегая при этом к шантажу и приказам.
   Блин, вот чего так разгорячился спрашивается? Даже головная боль прошла, когда его башку бедовую мысль о синеглазой брюнетке посетила. Но улыбка у него и в самом деле была как у кота, довольная, и оставалась таковой до самого дома.
   "Эх, Юля, Юля. Попробуем к тебе другой подход применить".
  
   - Вишневская и Рогозина, я Вам своей болтовней не мешаю важные государственные дела решать?
   Юля и Лиза тут же притихли, смущенно потупив глаза под недовольным взглядом преподавателя и остальных студентов, которые до этого преспокойно слушали лекцию, окунаясь в увлекательный мир истории искусств.
   - Извините, Геннадий Семенович, - виновато пролепетала Юля, которая в отличие от своей ухмыляющейся подружки не желала мешать преподавателю.
   - Нет, ну что Вы. Мне не трудно прервать лекцию, раз то, что Вы обсуждаете с Лизой, архи важно и не может подождать до окончания пары.
   Брюнетка еще больше смутилась, чувствуя, как щеки заливает румянец. Не привыкла она, чтобы преподаватели делали ей замечания, правда отчего-то у Геннадия Семеновича случалось это чаще всего. Порой у Юли даже складывалось впечатление, что он только к ней придирается, ну иногда и к Лизе, потому что в основном, это она ее от темы обсуждений отвлекала. А поскольку преподаватель был довольно молодой и студентки иногда хихикали, поглядывая в его сторону, то столь пристальное внимание еще больше смущало Юлю.
   - Продолжайте, - снисходительно махнув рукой, Лиза вальяжно откинулась на спинку стула. - Нам ведь безумно интересно кто скульптуре Ники Самофракийской голову снес.
   С задних пар послышались смешки, а Юля толкнула подругу в бок, чтобы та прекратила вредничать. Но Лиза и не собиралась успокаиваться.
   - Прекрасно. - Учитель, отложил в сторону книгу, из которой только что что-то зачитывал студентам. - Раз Вы все-таки слышали тему нашей сегодняшней лекции, Лиза, то прошу Вас пройти на мое место и самой закончить урок.
   - С превеликим удовольствием. - Лиза встала, тряхнув своей роскошной огненной гривой, и походкой модели подошла к Геннадию Семеновичу.
   Аудитория оживилась, все с интересом наблюдали за ней и ждали, что же будет дальше. Ждала этого и Юля, пряча невольную улыбку за ладошкой. Только Лиза могла превратить пару по очень важному и серьезному предмету в цирк.
   Рыжая не без превосходства уставилась прямо на учителя, насмешливо приподняв одну бровь. На какую-то долю секунды между ними происходила немая борьба взглядами, а потом Геннадий Семенович, плотно сжав губы, повел рукой, показывая, что Лиза может поворачиваться к аудитории и продолжать собственно то, ради чего и вышла сюда. И на удивление всего класса, Лиза, тоном настоящей строгой учительницы, продолжила лекцию:
   - Скульптура Ники Самофракийской относится к Эллинистическому периоду античной архитектуры. Датируется примерно вторым веком до нашей эры. Найдена на острове Самотраки. Статую воздвигли жители острова Родос в память о победе, одержанной ими над флотом сирийского царя. - И это было единственные разумные вещи, которые продекламировала Лиза, потому как дальше начался настоящий фарс. - У бедняжки нет ни рук, ни головы, видать снесло штормами, потому что стояла эта красавица на отвесной скале над морем, и островитяне не сообразили защитить ее от ветров и дождей. И потому, дорогие отроки...
   - Достаточно, - с угрозой в голосе преподаватель прервал эти излияния и жестом указал Лизе на то, что она может быть свободна.
   Студенты уже вовсю хохотали, да и сама Лиза, только недоуменно пожав плечами, отправилась на свое место рядом с Юлей.
   - Лиз, зачем ты так? Нам же ему еще экзамен сдавать. - Брюнетка попыталась вразумить подругу, но та только отмахнулась.
   - Да ну, достал уже, - как-то сразу посерьезнев, Лиза принялась делать вид, что что-то сосредоточенно изучает в учебнике.
   - Лиз, что происходит? Ты какая-то сама не своя в последнее время. - Юля забеспокоилась, уж что-то Лиза и в самом деле стала какая-то нервная и раздражительная, дерганая порой.
   Она дерзила преподавателям, а такой не свойственный ей задумчивый взгляд и вовсе не вписывался в образ жизнерадостной и вечно улыбающейся Лизы.
   - Потом расскажу, - буркнула девушка.
   - Успокойтесь все! - прикрикнул Геннадий Семенович, бросив последний не довольный взгляд на студенток, собираясь продолжить лекцию.
   Но едва он открыл рот, как раздался звонок и еще не успевшие успокоиться студенты, засобирались на выход.
   - На дом задаю перечитать параграф 20 и 21. - Стараясь перекричать возникшую в аудиторию суматоху, оповестил всех препод. - И я все еще жду Ваши рефераты по Рафаэлю.
   Один за другим парни и девушки стали покидать помещение. Юля и Лиза, тоже собравшие свои тетрадки и книжки, шли в сторону выхода, когда преподаватель окликнул брюнетку и попросил ту задержаться на несколько минут.
   - Я подожду тебя в коридоре, - Лиза подарила подруге ободряющую улыбку и покинула кабинет, прикрыв за собой дверь.
   Юля закусила губу, поворачиваясь лицом к Геннадию Семеновичу. О чем он хотел с ней поговорить, девушка даже предположить не могла, да и оставаться с ним наедине не очень-то хотелось. Хотя он же ничего с ней не сделает, ну может, поругает, может, хочет что-то узнать. В этом же нет ничего криминального? Но поймав его совсем не целомудренный взгляд, Юля поежилась как от холода, прижимая к груди учебники и выставляя, таким образом, своеобразный барьер.
   - Прошу, присаживайся, - он указал на стул рядом со своим столом, но сам остался стоять.
   Это тоже не понравилось девушке. Чувствуешь себя совсем уязвимым, когда кто-то над тобой нависает. Она где-то слышала, что если твой собеседник стоит, то и ты должна оставаться на ногах, это элементарная этика. Контакт глаза в глаза, куда лучше, чем когда на тебя смотрят сверху вниз.
   - Спасибо, я постою. Вы же сказали, что это ненадолго.
   - Ладно, - кивнул мужчина и, заложив руки в карманы брюк, уставился на Юлю, оглядывая ее с ног до головы.
   Девушка даже нервничать начала. Что же он так долго ничего не говорит? Посмотреть на нее хотел что ли?
   - Юля, Ты ведь знаешь, что в этом семестре мой предмет основной у вашего потока и в июне вы будете по нему сдавать экзамен?
   - Да, - но девушку неприятно смутил тот факт, что препод внезапно перешел с привычного "Вы" на "ты".
   - Меня очень беспокоит твоя успеваемость по моему предмету.
   - А что с ней не так? - Юля нахмурилась.
   Да, не смотря на то, что она была одной из лучших студенток, но история искусств давалась ей с трудом. Хотя то, что касалось скульптуры, на практике ей нравилось куда больше, чем в теории.
   - Ты в последнее время отвлекаешься на что-то, что не имеет никакого отношения к предмету. Последний тест провалила и я, так и не услышал твоего доклада по да Винчи. Что происходит? Это Лиза на тебя так влияет?
   - Нет, - Юля произнесла это немного удивленно, не скажет же она преподу, что он просто тупо к ней придирается.
   Иногда даже на пары к нему не хотелось идти, особенно на практические занятия. Ведь знала, что ее обязательно спросят и кучу вопросов зададут, а потом, советуя еще раз прошерстить материал, он ставил ей тройки, так что, о справедливости здесь и подавно говорить не стоило.
   - Как будем решать эту проблему? Месяц пролетит и уже сессия. Ты хочешь завалить ее?
   - Нет, - девушка отрицательно покачала головой.
   Что-то это совсем ей не нравилось. Что там говорили сокурсницы на счет Геннадия Семеновича? Он назначал им дополнительные занятия, не всем конечно. За последний год, что он тут работал, на эти занятия к нему ходило только две ее сокурсницы и при этом девчонки так загадочно хихикали, что приводило Юлю в еще большее недоумение. Может он хотел, чтобы и она пополнила ряды тех, кто остается после пар?
   - И что помогает? - спросила она тогда у одной из студенток своего потока.
   - Еще как! - загадочно улыбнувшись, девушка приблизилась к ней и заговорщицки прошептала. - После его занятий любая успеваемость взлетит к небесам. Понимаешь о чем я?
   Юля тогда кивнула на автомате, а сама не поняла и половины того, на что намекала сокурсница. Может он деньги требовал? Ну, а что же еще. Может и ей на это намекает?
   - Юля. - Мужчина обошел ее и встал сзади, неожиданно положив ладони на плечи девушки, от чего та вздрогнула. - Так что?
   Юля нахмурилась, ей показалось или он и в самом деле понюхал ее волосы?
   - А что? - она отступила на шаг, тем самым сбрасывая руки препода. - Я почти подготовилась к докладу и на следующей паре да Винчи будет сдан. Кроме того, я обещаю, что не провалю экзамен, а основательно к нему подготовлюсь.
   Геннадий Семенович как-то недоверчиво усмехнулся и, скрестив руки на груди, присел на краешек парты.
   - Все вы так говорите, а в итоге - знаний ноль, хвосты тянутся еще с предыдущей сессии и нависает неожиданная угроза отчисления, если пересдача также не обвенчается успехом.
   - Но у меня такого никогда не было. Я все и всегда сдаю вовремя.
   - Охотно верю. Почему же тогда с моим предметом у тебя с точностью да наоборот. Молчишь?
   Да, Юля не собиралась ничего говорить. Дополнительные занятья? Они ей не нужны, она могла сама поднапрячься и все выучить, и сдать вовремя. Перспектива снова остаться с Геннадием Семеновичем наедине ей не улыбалась. Ну не завалит же он ее специально, в конце концов.
   - Что ж, вижу, разговора у нас с тобой не получилось. Посмотрим, как ты начнешь исправляться, Юля. В противном случае я буду настаивать на дополнительных занятиях.
   - Я могу идти?
   - Иди. - Кивнул мужчина и девушка пулей вылетела из аудиторий.
   Она буквально бежала по уже пустому коридору академии. Закончилась последняя пара и почти все студенты уже разбрелись по домам.
   Юля приложила холодные пальцы к щекам, которые не в пример ее замерзшим конечностям пылали, словно маков цвет. Дополнительные занятия? Еще чего, лучше она ночами спать не будет, зубря от корки до корки историю искусств, чем согласиться снова остаться с преподавателем с глазу на глаз. Уж очень он какой-то странный. Тот же профессор Григорьев, который ранее преподавал историю и не так давно ушедший на пенсию, вызывал куда больше доверия. А этот молодой, амбициозный, явно с какими-то недобрыми намерениями. Не зря же о нем по углам шептались, только как-то раньше Юля к этим сплетням не прислушивалась. А вот теперь не мешало бы узнать, что такого происходит на его дополнительных занятиях, раз по его словам студенты полные бездарности, тут же все и всё сдавали, стоит только прийти к нему.
   - Эй, куда мчишься? - Лиза оказалась возле брюнетки так неожиданно, что Юля дернулась в сторону, еще полностью не придя в себя после разговора. - Юль, ты чего?
   - Ничего, Лиз. А ты разве еще не уехала домой?
   - Нет, - рыжеволосая сощурила глаза, пытаясь разгадать, что же все-таки не так с ее подругой. - Надзиратель мой отошел на секунду. Так с тобой все в порядке? Что от тебя наш Гена-крокодил хотел?
   - Да, так... о моей успеваемости говорил. - Как-то рассеяно ответила Юля, пряча глаза в пол и хмуря лоб, из чего Лиза поняла, что там совсем дело не чисто.
   Но подробнее расспросить подругу, ей так и не удалось. К ним уже спешил Ренат, а вряд ли при нем Юля будет что-то рассказывать.
   - Юля, давай на выходных у меня встретимся? Мне нужно тебе кое-что рассказать.
   - Хорошо, Лиз. Что-то случилось, да? - а вот теперь обеспокоенной выглядела Юля, но Лиза приложила палец к губам, призывая подружку молчать и, когда Ренат приблизился к ним вплотную, рыжеволосая быстро чмокнула ее в щеку и ушла вместе с охранником.
   Но и Юля не осталась долго стоять на месте, впервые в жизни торопясь покинуть стены академии, как можно скорее. На душе было гадко, если не сказать больше и складывалось такое ощущение, что ее облили ушатом помоев.
   Хотя, может, она нафантазировала себе не весть что, а там все совсем невинно. И Геннадий Семенович действительно искренне беспокоится о ее успеваемости, хочет помочь, а она чуть ли не маньяком его представляет. Нет-нет, это, скорее всего, ее фантазия так разбушевалась. Чего только не надумаешь, общаясь с такими людьми, как тот же Огнев. И стараясь отгородиться от нехорошего предчувствия, Юля пообещала себе, что с сегодняшнего станет зубрить историю искусств еще усерднее
   Погруженная в свои мысли, девушка вышла за ворота, даже не заметив черного внедорожника, припаркованного недалеко от входа. Лишь когда ее окликнули по имени, брюнетка обернулась.
   - Вишневская Юлия Александровна? - невысокий представительный мужчина подошел к девушке и приветливо улыбнулся.
   - Смотря, кто ее спрашивает. - Юля недоверчиво покосилась в сторону машины, где стоял внушительного телосложения бритоголовый качок в солнцезащитных очках. На секунду вспомнилось ее приключение недельной давности и стало как-то не по себе. По-настоящему. Даже мелькнула мысль, что по ее душу приехали те, кто напал в ту злополучную ночь на Сергея.
   - Не бойтесь, - продолжая также добродушно улыбаться, мужчина указал на автомобиль. - Не могли бы вы пройти со мной, вас ждут.
   - Кто?
   - Юля!
   Брюнетка обернулась и улыбка расплылась на ее лице. Навстречу ей из внедорожника выпорхнула Карина.
  
   Юля и сама не заметила, как быстро автомобиль доехал до дачи Огневых. Время летит незаметно, особенно когда рядом с тобой такой собеседник как Карина. Казалось, ее принудительно постоянно заставляли молчать, а вот теперь дали волю, потому как из девушки лился такой поток информации, что Юля не смогла все сразу осмыслить. Кроме одного - отец разрешил пригласить Юлю в гости и самое главное - Сергея нет дома, у него дела и вообще, он живет в городе в собственной квартире и сюда приезжает очень редко. Собственно факт его отсутствия и сыграл решающую роль в том, что она таки согласилась поехать с Кариной.
   Девочка Юле нравилась. Смышленая, развитая не по годам, забавная и очевидно страдающая от недостатка в общении. Она все также неловко поправляла волосы, стараясь прикрыть шрамы, а когда увлекалась беседой, то забывала и об этом, полностью расслабившись в компании Юли. Сама брюнетка за всю дорогу даже пары слов не успела сказать и отчего-то совсем не боялась. Возможно, уверенности предавала сидящая рядом Карина, ведь ей же не сделают ничего плохого при ней. Да и ее брат Влад встречается с Лизой, а если еще на этой даче нет Сергея, как говорит Карина, то Юля окончательно сможет расслабиться, особенно после разговора с преподавателем. Неизвестно как, но Карине превосходно удавалось ее отвлекать.
   - Приехали, - девчушка заерзала на месте и до того, как перед ней открыли дверь, она сделала это сама. - Ты не бойся моих лысых нянек, они безопасные.
   Карина кивнула в сторону того же бритоголового охранника и хихикнула, так что и Юля не смогла сдержать улыбку. В принципе этих высоких здоровых мужиков она не боялась. Насмотрелась уже на подобных богатырей в доме Лизы. Девушка не из-за них испытывала неловкость. Все-таки несколько волнительно оказаться совсем одной в незнакомом месте, с чужими людьми, но расстраивать Карину отказом не хотелось. Девочка так и светилась вся изнутри, как будто получила самый дорогой подарок, о котором только можно мечтать. Но пока со своими переживаниями Юле не давал разобраться веселый голосок Карины. "А там у нас сад. А там - бассейн, но он закрыт, пока еще не время для купаний. А за домом целый ипподром, где отец выращивает и тренирует своих скакунов. И еще... "
   И еще много чего другого, что Юля еле успевала вертеть головой в разные стороны, но то, что показывала ей Карина, так и не удалось рассмотреть.
   Встретивший их у парадного входа охранник что-то сказал девушке, что именно Юля не разобрала, так как все это время с интересом художника старалась подметить мельчайшие детали поистине великолепного ландшафтного дизайна.
   - Юля, пошли. Папа уже ждет нас, - Карина потянула брюнетку за дом, идя так быстро, что временами приходилось переходить чуть ли не на бег.
   - Папа? - О, а вот с это знакомство хотелось оттянуть, как можно на дольше. Но, видимо, не судьба и если Юля правильно поняла, то именно отец Карины был инициатором того, что она здесь оказалась. Что ж, очевидно, предстоит серьезный разговор.
   Они несколько раз обогнули дом и тот самый сад, о котором рассказывала Карина и еще много чего, что Юля как и прежде не успела рассмотреть, а потом они подошли к высокому зданию, находящемуся в метрах пятидесяти от дома. Деревянное строение, занимающее собой достаточно большое пространство, сразу же заинтересовало Юлю. Они вошли в открытые деревянные ворота, и в нос брюнетки ударил непривычный запах скошенного сена и конского навоза, вперемешку с запахами влажного грунта и кожи. Они прошли по длинному "коридору", мимо пустых стойл, где, судя по всему, содержали лошадей, а сейчас их чистили. Туда-сюда сновали работники, занося тюки с сеном и соломой, ведра с водой и занимались прочими хозяйственными делами. На двух девушек, которые несколько не вписывались в атмосферу, никто не обратил внимания и, быстро преодолев последние метры, они вышли через другие такие же ворота, как и на входе, и оказались на большой поляне.
   У Юли от увиденного просто дух перехватило, на губах медленно расплылась улыбка, а глаза восхищенно заблестели. По всей поляне, то тут, то там паслись лошади, умиротворенно пощипывая молодую весеннюю травку. В небольшом загоне шло занятие с гнедым скакуном, что больше всего привлекло внимание Юли. А когда конь встал на дыбы, девушка, предвкушая сладостные минуты за работой, поняла - это именно то, что она изобразит в следующей своей скульптуре.
   Лошади, что может быть прекрасней силы и невероятной энергетики этих животных? Юля даже сжала руки в кулаки, ощутив привычное покалывание в пальцах. Ей еще никогда не приходилось видеть лошадей настолько близко. Интересно, а ей разрешат потрогать их? Или хотя бы подойти поближе.
   Стоящая рядом Карина не без улыбки заметила восхищенные взгляды Юли, радуясь, что ее новой знакомой так понравилось это место. Девушка помахала отцу, который увидев их, спешился и пустил коня в свободный бег по загону.
   - Подойдем поближе? - предложила девушка.
   - Конечно, - на автомате ответила брюнетка.
   - Юля, я очень рад. Карина мне столько всего о вас рассказывала.
   Юля немного смутилась под взглядом внимательных серых глаз. Огнев Андрей Дмитриевич снял кожаные перчатки и пожал ей руку.
   - Спасибо. Мне... э... спасибо, что пригласили. - Да уж, ну и ответ. Обычно она не так застенчива, а тут... Под насмешливым взглядом проницательных серых глаз, складывалось такое впечатление, что ее изучают и Юля не преминула воспользоваться моментом и самой разглядеть отца Карины и Сергея.
   Перед ней стоял очень видный представительный мужчина, и еще как позже убедилась Юля на собственном опыте, довольно обходительный и харизматичный. Сергей был похож на своего отца. Тот же рост, та же гордая посадка головы и черты лица схожи, даже брови Сергей хмурил точно так же, как и его отец, щурясь от яркого весеннего солнца. Вот только глаза у Огнева-старшего были серыми и немного добродушнее что ли. Но, быть может, Юля ошибалась, первое впечатление, порой, обманчиво.
   - Не за что. - И переведя взгляд на дочь, Андрей Дмитриевич мягко попросил. - Карина, распорядись, чтобы нам подали чай и имбирные пряники на террасу. Вы проголодались, Юля?
   - Немного. - Согласилась девушка, только теперь чувствуя, что и в самом деле голодна. Когда она вообще в последний раз хоть что-то ела? Кажется, это было еще утром, да и то чашка сладкого чаю, а вот на бутерброд у нее времени не хватило, хотелось как можно скорее уехать из дому.
   - Вот и отлично. Карина?
   - Ну, пап, ну можно я побуду с вами? - заныла девушка, однако понимала, что у отца с Юлей должен состояться серьезный разговор, который не предназначен для "детских" ушей. - Пусть на счет чая позаботится... ну, вон хотя бы Николай.
   - Карина. - Юля заметила, как голос Огнева стал тверже, но он не был сердитым или раздраженным неповиновением дочери. И кто бы сомневался, что после этого, девочка таки согласилась пойти и распорядиться на счет чая и печенья тоже.
   - Ладно. Юль, мы позже с тобой поболтаем. - Карина послала ей ободряющую улыбку и засеменила в сторону дома.
   - Вы нравитесь Карине. - Заметил мужчина и повел девушку вдоль ограды. - Признаюсь, у нее нет друзей. Братья заменяют ей весь мир, но больше всех она любит Сергея. Не смотря на разницу в возрасте, они похожи, а потому очень близки. Нет такой тайны, которую Карина не смогла бы доверить ему, даже мне и матери иногда ничего не говорит, а вот ему - все рассказывает. Да и девушки моего сына редко вызывают такой восторг у малышки.
   - Мне Карина тоже нравится, но с вашим сыном мы не друзья и даже не знакомые, а просто люди, случайно столкнувшиеся в одном месте.
   Андрей Дмитриевич не прокомментировал ее слова, но явно о чем-то задумался. О чем именно Юля, конечно, догадывалась, но также предпочитала молчать. Не хотелось, чтобы в этом доме считали ее одной из тех, с кем Сергей проводит свой досуг. А еще она надеялась, что ее сегодняшнее пребывание здесь никак не всплывет и не вылезет ей боком. Встречаться с Сергеем, которого она хоть и перестала воспринимать как угрозу, но все еще не доверяла его намерениям, случайно или нет, не входило в ее планы. Не зря же он на нее бросал те взгляды, когда они ехали в клуб, да и на обратной дороге тоже. Хорошо хоть намеки свои делать перестал. А вот друг его, ей совсем не понравился, ни ухмылка его, ни словечки, да и партнер по бизнесу еще этот "сердцеед". Юля превосходно поняла, о чем они с Сергеем говорили и как он, Сергей, назвал ее своей, когда иностранец изъявил желание познакомиться с ней поближе. Она даже вжалась в спинку дивана, от внезапно нахлынувшего желания стать невидимкой, чтоб ее не замечали, и вообще наконец-то отвезли дамой. И вдобавок, это происшествие на дороге.
   Как же ее потом всю трясло, даже когда домой вернулась. Хорошо, что все давно видели седьмой сон и не слышали, как поздно она спать легла, как уснуть не могла, глядя на потолок и пытаясь согреться.
   Уже неделя прошла с того вечера, а Юля до сих пор ночью просыпалась в холодном поту, сердце бешено колотилось в груди и больше до утра она не могла уснуть. А ведь ей даже кошмары не снились, чтобы так резко подрываться. Страхи, навеянные подсознанием, в купе с ее собственным воображением сыграли с ней в злую шутку.
   - Вы любите лошадей, Юля? - спокойный голос Огнева, вывел ее из молчаливого оцепенения, развевая все страхи.
   - Не приходилось сталкиваться. - Девушка пожала плечами, а сама не отрывала глаз от гнедого красавца, который бегал рысью по огороженному загону.
   - Это очень умные животные. - Продолжал тем временем Андрей Дмитриевич, что невероятно быстро расслабляло девушку. Поговорить на отвлеченные темы и тем самым оценить способность собеседника анализировать - излюбленная тактика Огнева. - Порой их бывает трудно укротить и приручить, но чувствуя над собой сильную и твердую руку наездника, лошадь покоряется. Они полны силы, грации и красоты, необузданной энергии. Она великолепна, не правда ли?
   - Да, очень.
   - И вы знаете, они способны различить в человеке фальшь, как собаки, могут прочувствовать отношение человека к себе, будь оно доброе или злое. Они абсолютно не переносят негативных людей.
   Огнев кивнул одному из своих людей и тот подвел к ним красивого гнедого жеребца. Он гарцевал, потряхивая гривой, и Юля улыбнулась, заворожено следя за животным.
   - Это Зевс. Он самый лучший жеребец в моей конюшне.
   - Он великолепен.
   - Хотите погладить его?
   - А можно?
   Юля приблизилась к животному, не смело вытянув руку вперед. Лошади с детства завораживали ее, еще со времен походов в зоопарк, где эти красивые животные разгуливали за ограждением. Ей тогда было так жаль их всех. Хотелось выпустить бедняжек на волю, но еще больше ей хотелось прокатиться на одной из них, хотя бы чуть-чуть. Но когда она рассказала о своем желании маме, та только посмеялась над детским желанием Юли и заплатила какому-то дядьке, чтобы тот покатал ее на пони.
   - Смелее. Он вас не укусит. - Подбодрил Огнев и Юля сделала еще один шаг.
   Но конь сам толкнулся в ее руку и девушка рассмеялась, чувствуя под ладонью теплую и слегка жестковатую шерстку животного.
   - Ты красавчик, Зевс. - Тихо прошептала она.
   Конь махнул головой, как будто соглашаясь с ней, и повел ушами, фыркнув, почуяв хозяина.
   - Он у нас дамский угодник. И вы ему понравились, Юля.
   - Признаюсь, он мне тоже.
   - Я очень признателен вам. Такая хрупкая девушка и смогла прийти на помощь моим детям, причем, дважды за один вечер, этот поступок сродни героизму.
   - Пустяки. - Отмахнулась девушка, но на тот момент она так не думала.
   - Жизнь и здоровье моих детей не пустяки для меня. Я очень вам благодарен за это.
   - Ну, что вы. На моем месте так поступил бы каждый... наверное...
   - Очень сомневаюсь. Люди единоличники по своей природе и вряд ли подадут руку тому, кому не посчастливилось споткнуться. Мой сын далеко не ангел и насколько вы поняли, люди, которые напали на вас, вовсе не беседы беседовать с вами хотели.
   - Я догадалась.
   - Не волнуйтесь, никакими последствиями вам это не грозит. Сергей все уладил.
   - Хорошо. - Но от такого ответа легче почему-то не стало, да и сейчас меньше всего хотелось думать над тем, каким именно образом Сергею удалось все уладить. Трубку мира они вряд ли выкуривали - это точно.
   - Пойдемте. Карина нас, наверное, уже заждалась.
   Юля кивнула, хотя ей было жаль покидать красавца Зевса. Она с удовольствием провела бы еще некоторое время возле ограды, просто любуясь тем, как он бегает, как выполняет команды, подмечая все на свете и предвкушая работу в мастерской, которая ей предстоит, едва она вернется в город.
  
   Благодаря теплой погоде, особенно после дождя было очень приятно посидеть на террасе, в удобном кресле, где Карина снова не прекращая, рассказывала Юле обо всем на свете, а Андрей Дмитриевич, молча, наблюдал за девушками и только иногда вставлял в их беседу какую-нибудь реплику.
   - Юль, а ты бы хотела с Серёней встречаться? - после этого невинного вопроса, прозвучавшего так внезапно и так не вовремя, Юля чуть было не поперхнулась.
   Не очень-то хотелось обсуждать здесь и сейчас столь деликатную тему, а тем более еще и в присутствии Андрея Дмитриевича.
   - Я как бы... - замялась девушка, но с облегчением выдохнула, когда на помощь ей пришел Огнев-старший.
   - Карина, перестань смущать нашу гостью! - отец предупреждающе отдернул дочь, от чего та покраснела, поняв, что задала не слишком корректный вопрос, да еще и не в подходящей обстановке.
   В то время, как Юля, старалась переварить услышанное и, признаться, удавалось ей это с трудом. Нет, ну она предполагала, что разговор может коснуться и этого типа, но не до такой же степени.
   - Юля, можете не отвечать. - Мужчина улыбнулся, пряча насмешливый взгляд за чашкой чая. - Нравиться или нет, это личное дело каждого. А мой сын болван, раз до сих пор не завладел вниманием такой девушки как вы.
   Нет, ну как ей было на это реагировать? Ведь у Юли имелось свое собственное неоспоримое мнение об этом человеке, и менять его она не собиралась.
   - Приятно знать, что ты такого обо мне мнения, отец.
   Юлина чашка резко приземлилась на стол, громко звякнув ложкой стукнувшейся о белый фарфор. Сколько процентов из ста, что Сергей все-таки приезжает в гости к отцу? Сколько процентов, что он мог оказаться здесь совершенно случайно? И какова в процентном соотношении доля Юли, что сегодня обойдется без его пристального внимания?
   nbsp;

   Глава 7.
  
   Опять он. Собственной персоной пожаловал. Интересно, предупрежден был или случайно мимо проезжал? И снова эта неотразимая самодовольная улыбочка, как будто весь мир принадлежит только ему. Хотя может оно так и есть. Кто она вообще такая, чтобы утверждать обратное? Вот только не надо было на нее так смотреть, а то еще чего доброго можно и подавиться.
   Сергей уселся прямо напротив Юли, расставив широко ноги и пристально, не стесняясь, посмотрел ей прямо в глаза. Девушка, попутно стараясь спрятать свою растерянность за чашкой с чаем, не знала куда глядеть, и не придумала ничего лучше, чем в ответ уставиться на Сергея.
   "И где же он прохлаждался в таком виде?" - подумала она, с интересом рассматривая одежду на мужчине. Спортивную серую куртку он снял, оставшись в одной черной футболке, которая льнула к телу как вторая кожа, подчеркивая внушительную мускулистую фигуру мужчины. Крепкие натренированные мышцы перекатывались под атласной кожей, когда он потянулся за печеньем, но есть его не стал, продолжая все также сверлить ее взглядом. Сергей хмыкнул, задумчиво поглаживая подбородок свободной рукой. Юля в немом вопросе приподняла одну бровь и улыбка на его губах стала еще шире. Вот же не пробиваемый, хоть бы для приличия обратил внимание на кого-нибудь помимо нее, а ведь тут присутствуют его родные - сестра и отец. Они все это время благоразумно помалкивали, наблюдая за поединком взглядов, которыми обменивались Юля и Сергей.
   - Серёнь, хочешь чаю? - Юля первой отвела взгляд, посмотрев в сторону Карины.
   Девочка сидела на небольшом диванчике, устроившись на нем с ногами и обхватив ладошками коленки. Прямо перед ней стояла чашка уже остывшего чая.
   Хитрые искорки в глазах Карины говорили о том, что она уже сделала свои выводы из увиденного, и это еще больше напрягло Юлю. Тут, похоже, все считали, что она, так или иначе, но на много ближе Сергею, чем пытается это показать. Вдохнув и выдохнув, стараясь сохранять спокойствие, Юля опустила глаза, решив сделать вид, что ее мало трогает его присутствие.
   - Нет, Кари, не хочу. - "Я кое-что другое хочу", - добавил мысленно и поднес ароматную сдобу ко рту.
   Сергей откусил кусочек и снова глаза, как приклеенные, вернулись к ней. Наблюдать за Юлей - одно удовольствие, хоть и взглядом его больше старалась не удостаивать. Чего-то там изучала на скатерти. Увлекательное видать занятие и жутко интересное.
   А не плохо, кстати, Юля вписалась в их маленьком семейном кругу. Каринка оживилась, да и отец так улыбался хитро. Скорее всего, понравилась ему Юля и видит он в ней не только симпатичную мордаху, а понимает, что девочка не обделена интеллектом, что, кстати, подметил и сам Сергей. Андрей Дмитриевич определенно уже успел копнуть глубже, как умел делать это только он. А значит - теперь здесь, всегда и в любое время, Юле будут рады. Ее приняли в круг избранных, в круг тех, кто пользуется особым к себе отношением, уважением, а уважение Огнева-старшего очень трудно заслужить. Ради этого некоторые животы рвали и лезли на амбразуры, не жалея своих жизней, но все равно порой оставались в вечных аутсайдерах, а тут какая-то деваха. Девчонка, с которой самому Сергею, увы, не чаи хотелось распивать.
   Черт, а ведь из-за этих отморозков он потерял целую неделю, в то время как Влад вовсю увивался за ее подружкой. Надо и самому к активным действиям приступать, а то что-то брюнетка совсем расслабилась.
   Да и поблагодарить нужно, он же не какая-то там сволочь неблагодарная. Сергей все помнил. Помнил и не мог понять, откуда у девчонки, только сила взялась? Оружие в руки взять, не каждая может, а тем более выстрелить. Перепугалась небось, так еще и его не оставила подыхать там на обочине. Он оценил это и благодарность последует незамедлительно, лишь бы девчонка не заартачилась. Она ведь это может, маленькая упрямица.
   - Спасибо за гостеприимство, но мне пора домой. - Юля улыбнулась и, разглаживая складки на джинсах, встала. Ее примеру последовали и Андрей Дмитриевич с Кариной.
   - Может, еще немного задержишься? Я ведь тебе экскурсию по дому не провела.
   - Не могу, Карина, у меня еще занятия по скульптуре сегодня. Мне, правда, пора, извини. - Юля улыбнулась девочке и погладила ту по руке, когда Карина взяла брюнетку под локоть.
   - Ладно. - Обреченно выдохнув, сестра пошла рядом с ново обретенной подругой. - Тогда в следующий раз покажешь мне свои работы, договорились?
   - Идет, - кивнула девушка.
   - Сергей, подвезет вас домой, - Огнев-старший позволил Юле пройти вперед и Сергей уже приготовился ждать очередную порцию отнекиваний и протестов, но Юля смогла удивить его.
   Видать это голос отца подействовал на нее так, что она и не посмела возражать. Впрочем, он действовал так на всех. Правда, привычных командных ноток в обращении к Юле Сергей не расслышал, но вряд ли бы она осмелилась ему перечить.
   Девушка поблагодарила Андрея Дмитриевича за гостеприимство и, ни разу не посмотрев на Сергея, под руку с Кариной пошла к воротам. Сестричка, конечно же, расстроилась, что Юле так скоро пришлось покинуть их маленькое общество, но мужчина был уверен - следующая встреча девушек последует незамедлительно или он плохо знал свою сестру.
   - Задержись, Сережа. - Позвал отец, когда мужчина уже хотел было последовать за девушками. - Хочу кое-что спросить у тебя.
  
   - Надеюсь, мы скоро увидимся? - бросила на прощание Карина у самих ворот и порывисто обняла Юлю.
   Один из охранников, стоявший поблизости, держал на поводке огромную немецкую овчарку. И брюнетка не без иронии подумала, что это не дом, а Форт Нокс какой-то.
   - Обязательно. - Кивнула она. - Если хочешь, могу как-нибудь показать тебе мастерскую, где я работаю. Мой преподаватель не будет против, он и его жена тебе понравятся.
   - Ой, а это удобно? - спохватилась Карина, но Юля заметила, что с ней девчушка полностью расслабилась и забыла о своих шрамах и о том, что их прятать нужно.
   Зря она так переживает. Не так и страшны эти раны, если по их поводу Карина так нервничает. По крайней мере, при умелом макияже большую часть шрамов можно скрыть и не бояться, что кто-то ужаснется увидев их. Лично Юля не замечала этот изъян. Ей Карина казалась замечательной юной девушкой, немного болтливой, как и Лиза, но очень открытой. Хотя мелькнула мысль, что таковой Карина была только с Юлей. Да и любопытная не в меру, чего только стоит ее вопрос о Сергее, заданный так не вовремя. Слава Богу, что на ответе никто не стал настаивать. По крайней мере, пока, ведь им с Сергеем еще терпеть друг друга не меньше получаса, как минимум.
   - Конечно, удобно. Только если тебе разрешат поехать со мной.
   - Разрешат? Пф, - Карина небрежно махнула рукой. - Если ты будешь со мной, мне разрешат все.
   Юля улыбнулась такой самоуверенности и подумала о том, что ей это кого-то напоминает.
   - Юль, а как... как там Пан? - девочка закусила губу и приподняв темные бровки выжидающе уставилась на брюнетку.
   - Юля, кажется, домой спешила? - вторжение, так не вовремя появившегося брата, разозлило Карину. Она послала ему предупреждающий взгляд, но Сергей был непреклонен.
   Не понравился ему отчего-то Пан, вот он и бесился всякий раз, когда разговор о нем заходил. А ведь тот ей жизнь спас, о чем она сразу же поведала отцу, который спокойно выслушал ее, задумавшись, а потом предложил Карине пригласить в гости Юлю. Хотя она бы и от общества Пана не отказалась, но знала - Сережа будет против, а потому она сама хотела еще раз встретиться с художником и самолично поблагодарить его. Вот только пока она не знала, как это сделать. Нужна была помощь и желательно постороннего человека. Братья не дадут ей добро на это, а вот Юля... Юля это совсем другое дело.
   - С ним все хорошо. - Не смотря на сердитый взгляд Сергея, все-таки ответила Юля. Вот это да! Неужели совсем его не боится? - Не рисует пока, но...
   - Карина! Марш в дом! - Сергей не выдержал, прикрикнул на девочку, даже внимания не обратив на ее недовольный взгляд.
   - Ты, Сережа, грубиян, - показав ему язык, Карина быстро попрощалась с Юлей и, круто развернувшись, засеменила к дому.
   - Садись, - от более мягкого тона, обращенного к Юле, девушка ухмыльнулась. Строгий брат и такой ласковый с ней, с чего бы это?
   Через пять минут они выехали на асфальтированную дорогу. Юля уперто смотрела в окно, думая о том, что здесь все-таки красиво, хотя и не так, как будет летом. Весна потихоньку набирала свои обороты, но в небольшой лесопосадке, мимо которой они проезжали, вечно зеленые сосны и начавшая пробиваться зеленая травка, не могли не радовать глаз. Здесь дышалось легко и хотелось думать только о прекрасном, вот только если бы не ее водитель.
   Это, видимо, начинает входить у них в привычку. Он ее везет домой, она молчит, но оба знают, что буря будет обязательно, в этом Юля не сомневалась. Она чувствовала, что рано или поздно, но Сергей с ней заговорит и что-то спросит. Интересно, что? Брюнетка надеялась не тот глупый вопрос Карины, на который она так и не дала ответ.
   Девушка хмыкнула про себя: как вообще Лиза может считать его неотразимым? Он же грубиян, дикий, необузданный, как эти мустанги, которых его отец держит. Слишком горячий в своих порывах, любит, чтобы было так, как он сказал, а ни как иначе. И это сильно раздражало. Порой надо и с мнением окружающих считаться, а в особенности с ее. Но нет, такой даже спрашивать ни о чем не будет, только принуждать может, давить, превосходно выводя ее из себя.
   Вот только, как это ни странно звучало - не боялась она его. Ни этих взглядов, которые постоянно смущали, ни угроз, ни даже того, что произошло неделю назад, когда ей пришлось жизнь ему спасать. Хотя, тогда она жутко испугалась, но не его, а за него... вернее за них обоих. И вообще, разве можно бояться человека, которому ты вроде как нравишься?
   А она? Да что она? Он ей не нравился, вот и все.
   Неожиданный толчок, остановившегося авто, заставил девушку встрепенуться. Они остановились на обочине около какой-то поляны. Неужели бензин кончился? Юля сомневалась, что вот такая машина может неожиданно заглохнуть посреди дороги.
   - Почему мы остановились? - девушка посмотрела на Сергея, который заглушил мотор и, повернувшись в ее сторону, подарил ей одну из своих самых обаятельных улыбок.
   И если бы не вся их предыстория, Юля вполне сочла бы его преобразившееся лицо очень... милым, если такое сравнение могло подойти мужчине. Сейчас он был по-мальчишески игрив, это читалось в его взгляде, которым он окинул девушку. Вот только, в какие же игры он с ней играть собрался?
   - Поговорить хочу. - Ответил Сергей и вышел из машины, впустив вовнутрь свежий воздух, отдающий запахом хвои и древесной смолы. - В лес от меня не убежишь все равно. Я ж не поблагодарил тебя.
   Ага, не поблагодарил. Но это можно сделать и сидя в машине, и вообще, ей на занятия надо, думала Юля, наблюдая за тем, как Сергей обошел машину и остановился с ее стороны.
   - Выходи, - произнес он, открыв дверцу. - Здесь превосходный вид.
   - Только не говори, что решил нарвать мне полевых цветов, - Юля действительно заметила небольшие синие островки весенних пролесков, разбросанных по всей поляне.
   - Черт, ты меня раскусила, - кажется, Сергей вовсю забавлялся над ее словами.
   Ага, сейчас. Сергей Огнев - настоящий романтик, вечерами девушкам под окнами серенады распевает, и вместо букетов шикарных роз, полевые цветы рвет. Как в той песне "Я будуnbsp; Девушка хмыкнула про себя: как вообще Лиза может считать его неотразимым? Он же грубиян, дикий, необузданный, как эти мустанги, которых его отец держит. Слишком горячий в своих порывах, любит, чтобы было так, как он сказал, а ни как иначе. И это сильно раздражало. Порой надо и с мнением окружающих считаться, а в особенности с ее. Но нет, такой даже спрашивать ни о чем не будет, только принуждать может, давить, превосходно выводя ее из себя.
долго гнать велосипед..." Да уж, обхохочешься. Знал бы Петр, какие мысли ему в голову лезут, лопнул бы от смеха.
   Но едва девушка вышла из авто и закрыла за собой дверь, как Сергей, отрезая ей путь к дальнейшему отступлению, сделал шаг, оказавшись к Юле настолько близко, что буквально вжал ее в бок машины. Вплотную, так что собственной кожей, даже сквозь ткань одежды чувствовал каждый изгиб ее тела. Он был близко, как никогда до nbsp; - Выходи, - произнес он, открыв дверцу. - Здесь превосходный вид.
этого не был, но всегда очень хотел. И еще много чего хотел, но это устроить можно и позже, а пока...
   Один недоумевающий взгляд синих глаз, прежде чем Сергей двумя пальцами сжал ее подбородок. Вторую руку мужчина положил девушке на затылок, чтоб не увернулась. И пока Юля не успела опомниться, накрыл ее рот в настойчивом поцелуе, сминая непослушные губы девушки, которые ну никак не хотели ему поддаваться.
   Он захватил губами ее нижнюю губу, слегка зацепив зубами, и провел по нежной коже языком. Сергей не собирался нежничать. Он не принц из сказки, чтобы дарить девушкам целомудренные поцелуи и романтику. Мужчина хотел поцеловать ее так, как никто ее в жизни до этого не целовал. Вот так неожиданно, идя напролом. До конца, только до конца. Пусть знает, с кем имеет дело, потому что ему было чертовски хорошо.
   Ему сейчас нереально сносило крышу. От глаз ее бездонных... темных длинных волос, что как и обычно были сплетены в толстую косу, от губ, которые оказались очень мягкими, сладкими. М-м-м, поцелуй со вкусом earl grey, любимого чая Карины, привкус которого еще хранили губы брюнетки.
   Он не знал, испытывала ли такой же кайф Юля, но ему нравилось. Даже вот так просто прикасаться к ее губам, не проникая дальше. Ее тело трепетало под ним, ладони давили на грудь со всей силой в попытке оттолкнуть. Но разве можно сдвинуть с места гору? Вряд ли. Тем более, когда эта гора шла напролом, еще чуть-чуть и его собственные руки начнут жить своей жизнью, а в паху уже давно все находилось в боевой готовности. Да кто бы вообще знал, что такой невинный с виду поцелуй может так возбуждать?
   Только девчонка, ну никак не хотела уступать ему, покориться, прогнуться под давлением его губ. Сергей не привык к такому, как и к тому, что сам завелся с пол оборота. Либо это он терял сноровку, либо эта Юля и в самом деле горячая штучка, как он и предполагал в самом начале. Однако брюнетку нужно было срочно расшевелить, узнать, горит ли в ней такой же огонек, как и в ее глазах, когда они спорят.
   В его венах уже бурлила кровь, заставляя действовать и таки добиться того, чего он хотел. Мужчина сильнее надавил пальцами на ее подбородок, принуждая разомкнуть губы, приоткрыть их, чтобы углубить поцелуй и, наконец, самому понять, стоит ли эта малышка того, чтобы ему любили мозги вот так, как это делает она. Но только его язык проник в манящие глубины желанного рта, как тут же резкая жалящая боль опалила его.
   - Какого х*ра! - взревел он, отстранившись.
   Маленькая мерзавка чуть язык ему не откусила, дикая кошка. Оказывается, у нее не только коготки есть, но и клыки наготове.
   - Я тоже самое могу спросить. - Возмутилась Юля и демонстративно вытерла рот тыльной стороной ладони.
   А потом сжалась вся, когда Сергей неожиданно схватил ее за затылок, притягивая к себе ближе. Пальцы дернули за косу, и мужчина сделал то, о чем мечтал, наверное, с той самой первой встречи. Он намотал ее косу, словно канат, на руку, заставляя Юлю запрокинуть голову и посмотреть ему прямо в глаза. Пускай и не надеется, что это сойдет ей с рук.
   Он готов был увидеть в синих глубинах все что угодно: презрение, негодование, тревогу, страх на худой конец, но то, что Сергей там прочитал, заставило мужчину сменить гнев на милость.
   О-па, оказывается, эта девчонка не так холодна, как хочет показаться на первый взгляд.
   - Ты что... совсем уже, да? Простым спасибо отделаться не мог? - Она процедила это сквозь зубы и ее теплое дыхание коснулось его губ.
   Она совсем близко, можно еще раз коснуться ее, но Сергей понимал, что это не самая удачная идея. Не в этот раз. Все-таки его язык, ему дороже поцелуев с разъяренной тигрицей.
   - Нет. Мне этот способ больше нравится. - Мужчина расслабился и отпустил ее, давая девушке возможность, наконец, вздохнуть спокойно. - Я только так привык благодарить, особенно за спасение своей жизни.
   - Что, и телохранителей своих целуешь? Они ж типа твою жизнь каждый день должны спасать.
   Сергей расхохотался и наклонился к ней, нежно проведя пальцем по щеке девушки. Юля на удивление не отстранилась, как он предполагал в начале, а лишь грозно сверля его синими глазками, предупреждающе произнесла:
   - Еще раз что-то такое сделаешь и зубов не досчитаешься.
   - А ты могла бы и пощечину мне дать, как все нормальные бабы. Чуть кусок языка не оттяпала, зараза!
   - А не надо его совать, куда не звали!
   - Бл... у меня такого еще не было. - Сергей рассмеялся, запрокинув голову.
   Хотя самой Юле смешно отчего-то не было. Она так и стояла, скрестив руки на груди. Ждала когда Сергей, наконец, успокоится. Весело ему значит. Просто обхохочешься.
   - Нет, серьезно, спасибо. Я тебе ведь жизнью обязан. - Ответил он, спустя две минуты.
   - Проехали. Считай что мы квиты. Так может, поедем уже, а?
   - В каком смысле квиты? - не сразу понял Сергей, уже окончательно придя в себя.
   - В самом что ни на есть, прямом. Ты и Влад помогли нам с Лизой тогда в клубе, я случайно помогла тебе - так что ничем ты мне не обязан.
   Юля отвернулась, давая таким образом понять, что разговор окончен. Она положила руку на ручку двери, собираясь снова сесть в авто. Ясно же теперь, что им не о чем говорить. Но Сергей думал иначе. И когда поверх ее пальцев легла ладонь Сергея, девушка впервые ощутила непонятную дрожь во всем теле. Юля очень надеялась, что он не заметил, как она разволновалась.
   - Ты или невероятная скромница, или и в самом деле хитрющая лиса, которая прикидывается овечкой. - Произнес он, заставляя девушку повернуться к себе лицом. - Хотя не знаю, что в тебе нравится мне больше всего. - Сергей склонился к ее ушку и "погладил" своим дыханием чувствительную кожу на шее. - И я хотел бы, чтобы такая, как ты была со мной. Смелая, волевая... дерзкая...
   Юля увернулась, побоялась, что он снова ее поцелует, хотя он и не собирался этого делать.
   - Послушай, а тебе не приходило в голову, что было, если бы я смалодушничала? Или того пистолета не оказалось бы у тебя в бардачке? Что тогда? Нет уж, мне такое счастье не нужно. У меня своя жизнь, понимаешь? Да, она очень отличается от твоей. Да, она скучная и пресная. Но она мне нравится. И на что я это все должна променять? На сомнительную репутацию подружки на ночь? Да уж, всю жизнь мечтала.
   - Ты все сказала? - Сергей достал из кармана пачку сигарет. Снова курит, нервничает, значит, решила девушка.
   - Нет, не все. - Юля мотнула головой, хотя и понимала, что ничего из того, что она уже сказала, говорить не стоило.
   - Валяй дальше. - Кивнул он, выпуская в воздух струйку дыма, и тут, что называется "Остапа понесло".
   - Я понимаю, что то, чем ты зарабатываешь на жизнь, если можно так сказать, далеко от моего понимания. Но раз существует вероятность быть пристреленным на дороге, то, скорее всего, это случается не первый раз. Заманчивая перспектива, да? Тем более, тебе ведь не я нужна. Девочка взбрыкнула, что, наверное, в первый раз случилось с тобой. Ну не повелась на твою неземную красоту, ну не любит она плохих мальчиков, что поделать. Понимаю, это задевает. Как же так?! Великому искусителю и покорителю дамских сердец не хочет уступать какая-то малолетка. Прям смех и грех.
   - Хватит, я уже понял твою позицию. А теперь слушай, что скажу я. - Сергей даже шага не сделал в ее сторону, продолжая все также стоять на месте и курить, окатив девушку холодным взглядом. - Не смотря на то, что я слушаю весь этот бред, то ко всему вышесказанному могу лишь добавить, что ты, детка, ни хрена понятия обо мне не имеешь. Знала бы какой я, побоялась все это говорить.
   - А мне и не нужно знать. Свое мнение о тебе у меня давно имеется. И, между прочим, самоуверенных грубиянов я не терплю. - На самом деле Юля понимала, что то, что она говорит может потом плохо для нее кончиться. Сергей хмурился с каждым ее произнесенным словом. Но она уже не могла остановиться, столько всего накипело в ней, столько скопилось, что нужно было выговориться.
   - Ну, если на то пошло, то я мог бы вообще взять свое силой, прямо здесь и сейчас и никто бы мне не помешал. Раз уж я такой страшный по твоим словам. - Сергей выбросил окурок, который давно уже истлел в его пальцах. - Что молчишь? Может, проверим, каким я могу быть на самом деле? - Он схватил ее за руки и притянул к себе, приподнял, что Юле пришлось на носочки встать. Дыхание опаляло кожу, и его лицо, его глаза, губы, так близко к ней и сейчас все было совсем не так как в первый раз. - Что, наконец-то, мозг включился и стало страшно? В моей жизни все довольно просто, детка. Я добиваюсь поставленных целей, любым способом, любыми путями, но то, что я хочу - становится моим. Поняла? А на счет тебя - это лишь вопрос времени.
   - Ты так в себе уверен?
   - А должно быть иначе?
   - Ты не возможен. И почему, собственно говоря, именно я? Других, что ли мало вокруг? Вряд ли бы тебе, какая-нибудь из них отказала.
   Какое-то время Сергей молчал, просто рассматривал ее и все. Ведь на самом деле других, и более покладистых, и более приветливых, было много, достаточно, чтобы выполнить и перевыполнить любое его желание. А связался он именно с этой. Ведьма, околдовала его, не иначе. Вот и стоит он как дурак, переступить через себя не может. Прямо, как девочка, ей Богу.
   Сергей отпустил ее, отошел от греха подальше на безопасное для нее расстояние и ответил, пожимая плечами.
   - Да хрен его знает. Влюбился, может. - М-да, лапшу на уши вешать он горазд, это ж надо было такое ляпнуть, но девчонка и тут не подкачала. Не нужна была ей его любовь, собственно ее, этой любви, и не было вовсе. Да и он сам ей не нужен.
   - Что-то я очень сомневаюсь, что ты знаешь значение этого слова?
   - А ты знаешь? Или, по-твоему, я бесчувственное похотливое животное, у которого заложен инстинкт только к размножению и спариванию?
   - В некоторой степени.
   - Жаль разочаровывать тебя, детка, но это далеко не так. Думаешь, ты одна тут такая умная сыскалась? Да что ты вообще знаешь о жизни? Каляки-маляки в своей академии мазюкать? Очнись, детка. Жизнь - суровая реальность, и чем раньше ты это поймешь, тем лучше. И если мужчина честно говорит, что хочет женщину, это не повод обвинять его во всех смертных грехах.
   - Твоя так званная суровая реальность встречает меня каждый день. - Девушка обхватила себя руками. Неприятно было вспоминать об отчиме и той ситуации, которая сложилась в их семье. - Или то, что ты весь из себя такой крутой, которому башку проломить каждый день хотят - это говорит о том, что ты какой-то особенный? Ты грубиян, каких еще свет не видывал. Куда вообще смотрела твоя мать, когда тебя воспитывала?
   Его лицо вмиг переменилось, словно небо в преддверии грозы. на лицо мужчины легла тень и Юля поняла, что сболтнула лишнее.
   - Моя мать умерла. - Ледяной тон, которым были сказаны эти три слова, заставил девушку поежиться, как будто она на сквозняке стояла. - Некому было из меня делать благородного джентльмена. Садись! - скомандовал он и пошел к месту водителя.
   Вот и все. Разговор окончен. На веселой ноте, мать ее.
   Юля послушно забралась в салон автомобиля и всю оставшуюся дорогу до ее дома они так и не проронили ни слова. Сергей злился, девушка видела это по его сжатым губам, по нахмуренному лбу, на котором выступили тонкие полоски морщин. Он сжимал руль, как будто пытался вдавить его в себя, пока Юля в это время пыталась разобраться в себе и своих ощущениях после случившегося.
   Захотелось тут же извиниться, но она не была уверена, что он примет ее извинения, только не Огнев. И те нелепые обвинения, что они только что бросали в лицо друг другу, теперь казались полным абсурдом. Они ровным счетом друг о друге ничего не знали. Ведь Юля на самом деле даже понятия не имела, о том, как живет Сергей, чем занимается, чем дышит. А он не знал, каким мучительным бывает каждый день у нее, как только благодаря своим занятиям она и сбегает от подколов и придирок отчима. Это жизнь в розовых очках? Когда видишь рядом со своей матерью вечно не просыхающую рожу Дорожкина и ничего не можешь сделать. А это еще хорошо, если собутыльников своих не приведет.
   Что ж, кажется, у каждого из них своя правда жизни, немного отличная друг от друга, но, тем не менее, похожая по своей неприглядности.
   А потом на ум пришел их первый несостоявшийся поцелуй, что всколыхнуло в груди спектр тех эмоций, которые она ощутила, когда Сергей ее целовал.
   Юля упиралась в его грудь с такой силой, что казалось, руки вот-вот сломаются, хрустнут под давлением его грудных мышц. И бешеный ритм сердца заглушал все прочие мысли, обнажая лишь неведомые ей ощущения. Остался только его натиск, его грубый поцелуй, вырванный без разрешения, но в то же время, какой-то нежный. По крайней мере, его нельзя было сравнить с тем, как ее целовали до этого. Казалось, то были лишь неумелые поглаживания. Несмелые, робкие чмоки с одноклассниками, в попытке познать запретное и попытаться ощутить все то, о чем в книжках пишут. Юля их читала, кстати, одну или две, но в жизни все оказалось несколько иначе. Бабочек в животе не было, коленки не подгибались, и сердце ни разу не екнуло, как на это надеялась тогда еще шестнадцатилетняя Юля. А потому она даже толком не знала, хорошо целуется или нет. Мальчики, с которыми она встречались - не лучший пример для обучения неопытной девушки. Они еще сами толком не знали что и как, а уж о том, чтобы удовольствие доставить своей девушке и речи быть не могло. А вот Сергей - он совсем другой, намного опытнее в этом деле, чем они все вместе взятые.
   Она не была ханжой и прекрасно знала, чего мужчина хочет от женщины, чего от нее хотел сам Сергей. Да что там, всего каких-то десять минут назад, она ощущала это что-то своим животом. И неожиданно даже для самой себя, ее тело откликнулось, что отчаянно хотелось списать на всплеск адреналина от неожиданности, такой же, как бывает, когда катаешься на американских горках. Хотя рядом с Сергеем это происходило с ней в буквальном смысле. Сердце, то ухало вниз, то поднималось к самому горлу, и Юля еле сдерживала себя, не давая ему вырваться наружу. Возмущение, зародившееся внутри, не давало ей так быстро сломаться, хотя сложно было бороться со всем своим существом, которое хотело то покориться напору Сергея, то противостоять ему. Но, в конце концов, победило второе и едва он пошел дальше, как тут же был наказан за проявленную инициативу.
   Правда ей прекрасно было известно, что нельзя дразнить голодного зверя, особенно когда он на взводе, а Юля осмелилась. Только Огнев вопреки всем ожиданиям, смолчал, и это было куда хуже. Она его задела. Затронула за живое, хотя есть здесь и свои плюсы. Они теперь, скорее всего больше не увидятся.
   - Приехали.
   Юля моргнула, удивлено глянув на Сергея, а потом повернула голову к лобовому стеклу. Надо же, за всеми этими размышлениями, она даже не поняла, как оказалась возле своего подъезда.
   - Спасибо, - только и ответила она, выпорхнув из машины, и поспешила прямо к двери.
   И даже пронзительный визг шин и недовольное бормотание бабушек, которые заняли наблюдательные позиции около подъезда, не заставили Юлю обернуться.
  
   Сергей был зол. Скорость и сигаретный дым не помогали расслабиться. Кто бы знал, что эта девчонка так выведет его из себя. Забавный у них вышел диалог, что и говорить. А когда она про мать упомянула, так Сергей чуть не послал ее к такой-то матери. Его семья, его дом, его крепость - были неприкосновенны, а особенно мама. Юля, конечно же, не могла этого знать, что и остановило мужчину от крепких словечек. Ну и ладно. Свет клином на ней не сошелся. Хотя цепляла она не по-детски, как никакая другая до нее. Цепляла так, что башню рвало, мышцы напрягались, а в паху все свинцом наливалось. Бл... и что ему теперь с этим делать? Как может одна девушка сейчас вызывать в нем столь противоречивые эмоции? Ведь хотел ее до одури и злился, ярость так и клокотала в нем.
   Дура, понятия не имеет о том, что говорит. Она видела жизнь? Она хоть когда-нибудь в жизни испытывала настоящие эмоции? Вот так чтоб душу рвало на части, выворачивая наизнанку.
   Не нравится он ей, видите ли. И сам как идиот, лекции ей читает. Давно бы уже разложил ее на капоте прямо там в лесопосадке и пикнуть не успела бы. И тр*хал бы снова и снова, да так, чтоб маму родную позабыла и имя свое. Не маленькая уже, сама все понимать должна. А он телячьи нежности разводит. Да какого хрена он вообще с ней цацкается? Не хочет, так и не надо. Вот же упертая девка.
   Сергей приоткрыл окно и закурил, затягиваясь так, что в легких запекло, а когда сигарета невзначай выскользнула из пальцев, он еще раз смачно выругался. Мужик он, в конце концов или девочка-первоклассница. Хватит всякой хренью мозги забивать, подумал он и резко вывернул руль. Через полчаса, Сергей снова был на полигоне.
  
   На этот раз его встретил Петр и лично провел в небольшую сторожку, где игроки обычно собирались перед началом игр.
   - Шустрый ты, однако, - ухмыльнулся Медведь. - Что там зазноба твоя? За коленку дала подержаться?
   - Шел бы ты! - буркнул Огнев, оглядываясь по сторонам.
   - Усек. Даже за ручки не подержались, значит, - друг явно издевался и, судя по всему, ему это нравилось. - А пацан наш в соседней комнате.
   Пропустив замечание друга мимо ушей, Сергей устремился прямиком в дальнюю комнату, где по идее была спальня, если можно было так назвать комнатушку два на два, с маленьким окошком и кроватью-раскладушкой, которая являлась единственной мебелью в окружающем интерьере.
   Когда дверь открылась, громко хлопнув о стену, лежащий до этого на постели паренек, вскочил на ноги. На вид ему было лет тринадцать-четырнадцать, может немного больше. Слегка помятый вид, всклокоченные светлые волосы и красная толстовка с синими джинсами, которые болтались на талии, словно мешок. "Мода у них, что ли такая, всякую хрень носить", - подумал Сергей, несколько секунд разглядывая нашивки на штанинах у пацана.
   - Ну, привет! - мужчина переступил порог комнатушки и, кажется, пространство уменьшилось в два раза.
   Парень напрягся, но даже и виду не подал, что испугался. Гордо расправил плечи и голову задрал, храбрится, значит. Это Сергею нравилось, будет из пацана толк, когда вырастет.
   А вот, что ему не понравилось, так это блестящие глаза, лихорадочно бегающие туда-сюда, которые паренек поспешил опустить, поняв, что за ним наблюдают. Видать дурь недавно хапнул, запретное пробует, не иначе.
   - Здрасьте, - буркнул мальчуган и прокашлялся, когда голос сорвался.
   - Домой хочешь?
   Сергей, прислонился спиной к стенке и щелкнул зажигалкой, подкуривая очередную сигарету. Какая это уже по счету за сегодня? Еще чуть-чуть и рак легких ему обеспечен.
   - Хочу, - прозвучало более уверенно.
   - Включит твой папашка мозг, тогда и домой попадешь. Есть хочешь?
   - Нет.
   - Ну, если захочешь, парням моим скажи, они тебя снабдят, чем надо. Вон, Петр Алексеич, к твоим услугам.
   С боку послышался смешок, это видать Медведь послал его лесом вместе с Петром Алексеичем. Сергей замолчал, наблюдая за юношей. Глаза прищурил, увидев, как тот нервно сжимает и разжимает кулаки. Да и длинные рукава со своеобразным неряшливым видом в целом, наталкивало на определенные мысли.
   Мужчина оторвался от стены и подошел ближе. Паренек тут же забеспокоился, плотно сжал губы и скрестил руки на груди.
   - Руки покажи! - скомандовал Сергей, наконец-таки поймав затравленный взгляд мальчугана. Зрачки расширены, хотя в комнате было довольно светло.
   - Зачем?
   - Покажи, говорю!
   Сергей прямо-таки навис над парнем. Интересно было узнать, верны его догадки или нет. Помявшись еще некоторое время, пацан вытянул руки и мужчина тут же задрал рукава выше локтя. Кожа чистая, только голубоватые змейки вен проступали на светлой коже, ни каких тебе проколов, ни каких синяков.
   - Сколько тебе лет? - Сергей отпустил его руки.
   - Пятнадцать.
   - Отец знает?
   - Что знает?
   - Что ты дурь глотаешь?
   - С чего вы взяли? - правда, удивление, прозвучавшее в голосе пацана, не могло сбить Сергея с толку.
   - Малец, ты за дурака-то меня не держи. Я уже взрослый дядька, знаю, что почем. Ты лучше скажи, на чем сидишь? Снег* или герыч** в ход идет? А, может, травка? Ну, или колеса на худой конец?
   - Да я только один косячок с Тимохой выкурил, это что преступление? - пробубнил парень, уставившись на Сергея исподлобья. Как зверек - затравленный и загнанный в угол.
   - Один косячок сегодня или вообще?
   Пацан молчал, опустив голову. А как водится, молчание - знак согласия.
   "Вот тебе и дети - цветы жизни", - не без ухмылки подумал Сергей. Если такими темпами и дальше пойдет, то подсядет пацаненок на что-то поконкретнее. Впрочем, не его это дело. Главное, чтоб Леднев документы подписал и пущай отпрыска домой забирает и воспитывает, как ему нравится.
   И стоило подумать об этом, как в комнатушке раздался звонок его мобильного.
   - Слушаю, Эдуард Валентинович, - мужчина улыбнулся и, поворачиваясь к Петру, кивнул, давая знак, что объявился их клиент.
   - Могу я поговорить с Костиком. - Леднев не стал размениваться на любезности, по голосу было слышно, как он взволнован, а это хорошо, значит договор уже у них в кармане.
   Сергей протянул трубку парню и тот, мертвецкой хваткой вцепившись в нее, приложил к уху.
   О чем Леднев говорил с сыном, не возможно было узнать, но потому как менялось выражение на лице парня, Огнев понял - папик ему обещает скорейшее освобождение.
   - Какая же ты сволочь, Огнев! - проревел мужчина, когда телефон снова оказался в руках Сергея. - Батя твой падлой был, но ты еще хуже. Никакими методами не гнушаешься ради достижения своих целей.
   - А я и не скрываю этого. В этом мире либо ты, либо тебя и только от нас самих зависит - будешь ты жертвой или охотником. Я предпочитаю второе. И, Эдуард Валентинович, не будем время тратить пустой болтовней. Время деньги, а в вашем случае - это жизнь вашего сына. Через час жду вашего решения, и в ваших интересах, чтобы оно было положительным. А если нет, то для начала я начну ломать пальцы вашему наследничку. Как думаете, они ему нужны? Подписывай бумаги, папаша, и увидишь сына здоровым и невредимым. А, да, чуть не забыл. Ты бы это, проверял, на что сыну деньги даешь. У подростков итак дурь одна в голове, а с химией там вообще один кисель останется.
   Мужчина не стал дожидаться, что ответит ему оппонент и нажал на кнопку сброса вызова. Он улыбнулся, довольный собой и тем, какой оборот принимает их дело. Фортуна и на этот раз оказалась на его стороне. Стоит это отметить.
   И через час черный внедорожник притормозил на парковке у ресторана Данте. Но перед тем как выйти из машины, Сергей протянул Петру клочок бумаги.
   - У меня тут есть кое-что для тебя. Мне отец сегодня дал, - и вопреки ожиданиям, друг не спешил взять его. - Что, даже не интересно, как она поживает?
   - Нет. Главное, что в безопасности, а остальное не мое дело.
   - Как знаешь, дело твое, конечно, - ответил Сергей, пожимая плечами.
   - Вот именно, дело мое. И не надо ко мне в душу лезть.
   - Боже упаси, кто бы лез, только не я.
   И Петру было прекрасно об этом известно. Что больше всего ценил Медведь в их дружбе, так это то, что Сергей никогда не лез к нему с нравоучениями. И когда он взял на себя вину другого человека, загремев на зону на долгих пять лет, даже тогда Сергей не пришел к нему с вопросом какого х*ра он творит.
   Огнев поставил машину на сигнализацию и мужчины направились к главному входу в ресторан. Они поднимались по ступенькам, когда из ресторана вышли два человека. Мужчина в возрасте и молодой парень, внешность которого сразу же показалась Сергею знакомой, впрочем, как и его спутника тоже.
   - Сергей, - кивнул мужчина, пронзив его внимательным взглядом своих голубых глаз.
   - Александр Иванович, - холодно бросил в ответ Огнев, совсем не собираясь останавливаться, только Зимского ему сейчас и не хватало.
   - Смотри куда прешь, Огнев! - А вот эти гневные слова принадлежали уже совсем другому персонажу.
   Молокосос Пан, преградив ему дорогу стоял очень близко, сверля мужчину уничтожающим взглядом.
   - Это ты у меня на пути, а не я, так что будь любезен, пропусти.
   - Еще чего. Может, это ты свалишь?
   - Слава! - прикрикнул на парня Зимский. - Здесь не время и не место.
   Слава? Неужели у этого чудика нормальное имя есть, а не какой-то там Пан. И видя этого юнца и Зимского вместе, Сергей сделал для себя определенные выводы, пазлы сошлись и перед ним предстала общая картинка. Вряд ли бы у такого серьезного человека, как Зимский, могли быть важные дела с подобным этому нефору Пану. А, значит, напрашивался только один вывод - он никто иной, как сын Александра Викторовича. Так вот откуда эта непонятная агрессия и вражда.
   Стискивая челюсть, парень обошел Сергея и, не оборачиваясь, последовал за отцом. А Петр с Огневым, не придавая этому инциденту особого значения, вошли в помещение ресторана.
   - Чертов сукин сын! - грозно выругавшись, Пан уселся на пассажирское сиденье, рядом с отцом.
   - Успокойся. nbsp; - Могу я поговорить с Костиком. - Леднев не стал размениваться на любезности, по голосу было слышно, как он взволнован, а это хорошо, значит договор уже у них в кармане.
&
&
&
&
nbsp; Мужчина не стал дожидаться, что ответит ему оппонент и нажал на кнопку сброса вызова. Он улыбнулся, довольный собой и тем, какой оборот принимает их дело. Фортуна и на этот раз оказалась на его стороне. Стоит это отметить.
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
   - Успокоиться? Да если бы не рука, я бы уже давно отметелил его. Я вообще не могу понять, от чего так спокоен ты? Даже здороваешься с ним, да если бы не его папаша...
   - Дети не виноваты в том, что совершили их родители и его отца я не виню, ведь когда-то мы были друзьями. - По-философски подметил Александр Викторович, горько усмехнувшись.
   - Ага, пока этот так званный друг не сдал тебя с потрохами нашей доблестной милиции.
   - У него не было выбора. Каждый из нас поступает, так или иначе, в силу разных обстоятельств. К тому же, Андрей тогда потерял жену, дети остались без матери, я-то хоть жив остался. Думаю, Огнев страдал не меньше, я ведь знал, как он любил Татьяну. И я его не виню, так что перестань сердиться.
   - А я не могу. - Пан стукнул кулаком по панели, что та треснула, издав жалобный хруст. - Не могу простить ему того, что и ты остался без семьи. Юлька росла без отца...
   - Огнев здесь не причем. Надежда сама выбрала иную жизнь, и разве я был вправе принуждать ее?
   - Но ведь ты любил ее, у вас дочь. - Парень никак не хотел этого понимать, разве не нужно бороться за то, что тебе дорого, до последнего? - Ты должен был заставить...
   - Не заставил, потому что любил. Думаешь, я хотел ей той жизни, которую она познала со мной? Или так здорово дожидаться мужа из тюрьмы? Или бояться, что его пристрелят на очередной сходке? А что еще хуже, что сделают с ней мои враги, когда меня не будет рядом? Она все правильно сделала.
   Пан ничего не ответил, упрямо промолчав, но внутри клокотал вихрь противоречивых эмоций. Отцу не удалось переубедить его и парень остался при своем мнении. Уж он-то бы точно никогда не смирился с подобным положением дел, не позволил бы счастью ускользнуть сквозь пальцы. Если он когда-нибудь окажется в подобной ситуации, Пан будет идти до конца, будет бороться за то, что принадлежит ему по праву.
  
   ***
  
   В конце недели, Юле наконец-таки удалось попасть в гости к Лизе. Уж очень заинтриговала подружка своим поведением и непонятными скачками настроения. При встречах говорить отказывалась, да и не проводили они вместе так много времени, как раньше.
   У центрального входа ее встретил Ренат и проводил Юлю вглубь дома. Брюнетка, конечно, могла сказать, что и сама помнит дорогу до комнаты Лизы, но молчала. Телохранитель подруги был сегодня каким-то молчаливым и хмурым, даже на ее приветствие только кивнул. Вот уж кто непробиваемый в этом доме, так это Ренат. Бесстрастное лицо не выражало ни одной эмоции, а потому сложно было сказать, хорошее у него настроение сегодня или плохое, доволен он чем-то или нет. Настоящая непроницаемая маска вместо лица.
   Он постучал в дверь, которая тут же открылась, как будто Лиза прямо за ней стояла и прислушивалась к звукам снаружи.
   - Свободен, - скомандовала она Ренату и, не удостоив его взгляда, потянула Юлю к себе в комнату.
   - Лиз, о чем ты поговорить хотела? - Спросила брюнетка, когда дверь была закрыта, а подружка присела рядом с ней на кровать, не решаясь поднять глаз, но когда сделала это, Юля была слегка шокирована ее видом. - Что стряслось? Ты что... ты плакала что ли?
   - Ах, Юлька, Юленька, - подруга прижалась к ней, крепко обняв и положив голову на плечо. - Мне так плохо. Я не знаю, что делать и... и вообще...
   - Да что стряслось?
   Лиза всхлипнула, но плакать снова не собиралась. Задышала глубоко, собираясь с мыслями, и как на духу выпалила единственные три слова, которые за последний месяц она просто возненавидела.
   - Я замуж выхожу, Юля. Вот, что случилось.
  
  
  
  
   _______________________________________________________________________________
   * снег - одно из сленговых наименований кокаина.
   ** героин.Глава 8.
  
   - Я замуж выхожу, Юля. Вот, что случилось.
   Брюнетка во все глаза уставилась на подругу, как будто у той вместо одной головы вдруг выросло две. Сначала Юлю посетила мысль, что это Влад сделал Лизе предложение, но несчастный вид Рогозиной, говорил об обратном. На радостную невесту, она никак не была похожа.
   - Как это?
   - Да вот так. - Лиза развела руками и обречено уронила их на колени. - За Соломатина сосватали. Папа уже все решил, меня только недавно в известность поставили.
   - Как? Когда? Но ты ведь с Владом встречаешься.
   - Уже нет. Вернее, я ему еще ничего не говорила, хотя он не дуреремешку с обидой захватили все ее существо.
   - Лиз, ну как же так? Разве так можно? - Юля не могла в это поверить, они же не в средневековом обществе живут, сейчас более свободные нравы и каждый сам избирает спутника жизни. Разве нет?
   - Можно, Юль. Еще как можно. Когда нужно делать бизнес и слияние двух семей принесет большие барыши и власть.
   Лиза присела на подоконник и, открыв окно, достала тонкую сигаретку, прикурила.
   - Лизка, и ты отца совсем-совсем не сможешь отговорить?
   Рыжая скривилась, недовольно поджав губы, и несколько секунд молчала, вглядываnbsp; А вот, что ему не понравилось, так это блестящие глаза, лихорадочно бегающие туда-сюда, которые паренек поспешил опустить, поняв, что за ним наблюдают. Видать дурь недавно хапнул, запретное пробует, не иначе.
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&<ясь вдаль и выпуская в воздух сизые струйки сигаретного дыма. А потом безразлично передернула плечами и ответила:
   - А я и не пыталась. Да он бы и не стал слушать. Знаешь, как зыркнул, когда я высказала все, что думаю об этой затее? Рената приставил и наказал глаз с меня не спускать. Я теперь только на занятия хожу, потом домой, и все. Так что, готовься, подружка, будешь моей почетной свидетельницей.
   - Ну, может тогда с другой стороны подойти. Что Олег говорит? Вряд ли он в восторге от навязанной женитьбы.
   - Ага, как же. Этот козел вчера решил ко мне подкатить после ужина с родителями, так я ему чуть из яиц фарш не сделала. - Лиза даже улыбнулась, вспоминая вчерашнее происшествие.
   Рыжая была до сих пор в высшей степени довольна собой. А воспоминание о том, как перекосило лицо ее "жениха", когда она, схватив канцелярский нож, приставила острие к паху мужчины с угрозой отрезать ему все хозяйство к чертовой матери, если он, хотя бы раз попробует взять ее против воли, несказанно грело душу.
   Бесстрашная Лизка, ничего и никого не боялась. И всегда находила позитив в том, что на первый взгляд, казалось, полной безысходностью. Однако воле отца перечить она не могла. Возмущаться, кричать о несправедливости, биться головой о стену можно было долго, только ничего из этого не изменит решения Михаила Рогозина.
   - Я и не сомневалась, что ты дашь ему достойный отпор, - подбадривающе похвалила Юля.
   - А то. Он еще не понял, с кем связался. Я ведь не собираюсь, как его мамаша в рот заглядывать супругу и ловить каждое его словно, невинно хлопая глазками и со словами "как пожелает мой господин", бежать куда скажут. Знаешь, что мне сказала эта особа? - Лиза повернулась к Юле и когда та кивнула, побуждая подругу продолжать, девушка не без издевки передразнила слова будущей свекрови: - "Вы, милочка, теперь можете забыть о своей разгульной жизни. И бросайте курить, мне нужны здоровые внуки". Нет, ну как это вообще понимать? Хрен им, а не внуки. Не собираюсь я детей рожать от всяких дегенератов.
   Ну вот, только пару минут назад Лиза готова была разрыдаться на плече у Юли, выплескивая накопившуюся горечь и обиду. А теперь же, как мифическая принцесса Ксена, рвалась в бой. Возможно, Лиза и уступила отцу, но Соломатину уступать не собиралась.
   - Когда Владу скажешь?
   - Не знаю. Он звонит мне каждый день, а я трубку не беру. В городе мы не живем, сама знаешь почему, поэтому дорога сюда ему заказана. Господи, как же мне надоело ему врать. Я постоянно говорю, что занята учебой и мы переехали в особняк из-за каких-то дел отца. Я даже сейчас не помню, что именно ему наговорила. Он злится. Говорит, что украдет меня, - Лиза горько хмыкнула и, передернув плечами, продолжила, - и тогда ни охранники, ни папины дела будут ему ни почем.
   - Лиз, но сказать ведь надо.
   - Думаешь, я этого не понимаю? Надо, конечно, кто же спорит. Только это на словах, куда проще сделать, чем осуществить в реальности. Но я скажу, обязательно скажу. - Рыжеволосая выбросила окурок в окно и, закрыв его, спрыгнула с подоконника. - Ну да ладно обо мне. А что с вами, мисс? Что от тебя Семеныч хотел? Приставал?
   Она присела рядом с Юлей и вопросительно уставилась на нее.
   - А должен был? - стойко выдержав изучающий взгляд подруги, брюнетка все-таки отвела глаза первой.
   - Не знаю, - Лиза небрежно пожала плечами. - Репутация у него, знаешь ли, не ахти какая.
   - Ты поэтому с ним такая грубая? - а вот об этой самой репутации Юле хотелось узнать поподробнее, но все равно она не решалась спросить. Проблемы Лизы были куда серьезнее, чем то, что говорил преподаватель, или вернее то, чего он так и не сказал.
   - И поэтому тоже, а еще я дочь своего отца и мне все можно. - Да уж, с этим спорить было просто не возможно.
   Однако, Юля достаточно давно дружила с Елизаветой, чтобы знать - за внешней показухой и бесшабашностью скрывалась маленькая одинокая девушка, нуждающаяся в любви так же сильно, как и любой другой человек в этом мире. Ни это ли свело их вместе много лет назад? Милую спокойную девочку Юлю и яркую вспыльчивую Лизу. Рогозина росла без матери, а вечно занятый отец не мог уделить девочки достаточно внимания, многочисленные няньки только еще больше возбуждали в ней ярый протест. Ей тогда казалось, что не будь рядом столько опекунов, то отец бы лично занимался ее воспитанием, а не сваливал его на посторонних людей. А еще Лиза рано поняла, что отец, дабы загладить свою вину и частое отсутствие, готов выполнять любую прихоть дочери и девочка бессовестно пользовалась этим. У нее было все, что только не пожелаешь с самого детства, кроме главного - ей не хватало любви. А потом Лиза познакомилась с Юлей, и не заметное влияние друг на друга преобразило обеих.
   - Брось, Лиз, я же знаю, что ты не такая. - Юля притянула к себе подругу и, обняв, словно маленького ребенка, стала раскачиваться из стороны в сторону.
   - Да, не такая, я жду трамвая, если опоздаю, будет следующий.
   - Не иронизируй.
   - А что касается Селезнева, так он банально трахает своих студенток, а они ему это позволяют. Мужик ведь внешностью не обделен, да и молодой еще, с таким можно и за пятерку добровольно ноги раздвинуть. Правда, этой "чести" удостаиваются не все. И претензий к нему никто не имеет, всё по обоюдному согласию, своего рода полезный симбиоз. Кому-то ведь нравится и такой расклад.
   После слов Лизы настроение как-то сразу резко испортилось, брюнетка помрачнела и хорошо, что этого не видела подруга, а то расспросов было бы не избежать.
   - Юль, если эта скотина к тебе подкатывает, ты только скажи. Я прикажу Ренату ноги ему переломать, ну или мордашку подправить.
   Юля улыбнулась, хотя в сложившейся ситуации было не до смеха.
   - Я учту на будущее. - Кивнула брюнетка.
   Но слова Лизы о близости Селезнева со своими студентками покоробило девушку, пусть они и шли на это добровольно. Спать с преподом за оценку - это низко. И, вспомнив, как он к ней прикасался, стоял совсем близко, Юлю передернуло от отвращения. Уж она точно не смогла бы так поступить, не пошла бы против своих принципов.
   - Юль, но ты все равно должна знать, что можешь рассчитывать на мою поддержку, если что. Не дадим тебя в обиду всяким озабоченным маньякам.
   Брюнетка улыбнулась, обняв подругу, которой поддержка нужна была не меньше чем ей. А еще при воспоминании об озабоченных всплыл образ Сергея. Вот уж кто действительно маньяк.
   Юля еще очень хотела расспросить Лизу и об Огневе, только понимала, что это зря и никому уже не нужно. Задела она его тогда и его красноречивый взгляд дал девушке понять, что она может идти на все четыре стороны. И от того стало как-то не по себе. Нет, не потому что Юля потеряла в его лице настырного кавалера, о котором мечтают все девчонки, а потому, что упомянула о матери, и боль, на мгновения скользнувшая в его взгляде потрясла девушку до глубины души. Все-таки, что-то человеческое было присуще и ему.
   Возможно, она боялась его поначалу, возможно была бы рада никогда с ним не встречаться, но их пути дорожки пересеклись, и теперь Юля не могла так просто выбросить из головы того, кто так резко вырвал почву у нее из-под ног. Настойчивый, упертый, самоуверенный, наглый - Сергею можно было приписать еще кучу качеств, от которых девушка была не в восторге.
   Но когда она в тот вечер работала в мастерской профессора Баженова, старый преподаватель с удивлением отметил, что то, что она начала создавать, ни в какое сравнение не шло с ее предыдущими работами. Юля как всегда для начала сделала набросок, а потом когда посмотрела на результат, то усмехнулась сама себе. Она нарисовала пантеру, дикое животное из семейства кошачьих. Глаза хищника и, как будто, ухмыляющаяся оскаленная пасть, смотрели на нее с холста, пожирая своим взглядом, так же как это делал Сергей, когда смотрел на нее. Нарисованную задумку Юля тут же приступила воплощать в гипсе, делая лишь слепок, маленькую копию того, что будет в будущем.
   - Я еще никогда не видел в твоих работах столько страсти, - реплика учителя заставила Юлю смущенно отвести взгляд. - Не знаю, что на тебя так повлияло, но оно явно пошло тебе на пользу. В бронзе эта скульптура будет смотреться лучше всего.
   Она согласно кивнула профессору, а мысли то и дело возвращались к Сергею. Ему все-таки удалось лишить ее покоя, как камню, который бросили в воду, от чего спокойная гладь покрылась мелкой рябью, пришла в волнение, взбудоражила и пошатнула привычный мир, в котором жила до этого Юля. Но, увы, его интерес сводился к банальной физике. Он просто хотел ее, не удовлетворившись отказом, и шел напролом.
   Лиза посчитала ее не разумной, когда Юля поведала Рогозиной о произошедшем между ними инциденте. Сергей был шикарным мужчиной во всех смыслах этого слова и, куда только смотрела ее подруга, Лиза не понимала.
   - Тебе бы больше понравилось, если бы он, смущаясь и краснея, пригласил тебя на свидание? Или робко попросил бы поцеловать в щечку? - наставляла рыжеволосая. - Так делают только сопляки, подобные тем, что в нашей группе учатся. А Сергей взрослый мужчина, около него женщины толпами вьются, а он выбрал тебя. Ну, скажи мне, какой бы еще дурехе посчастливилось быть приглашенной в его дом? Как знать, может из этого могло бы возникнуть что-то большее. Ты же красавица, умная, веселая, спуску ему бы не дала, глядишь и прибрала бы красавчика к рукам. Еще никому это не удавалось.
   - Я не думаю, что смогла бы стать первой, - отнекивалась Юля, окончательно запутавшись в своих чувствах и желаниях.
   Одно она знала точно, ей не нравилось, когда на нее давили, побуждая к чему-то против воли. И даже когда женское начало в его объятьях говорило об обратном, Юля оставалась верна себе.
   Но все закончилось, так и не начавшись. Думать, а тем более сожалеть о чем-то не было смысла. И Юля каждый день приказывала себе забыть о Сергее, хотя еще не знала, что запущенное колесо судьбы повернуть в обратную сторону уже невозможно.
  
   Тихую беседу подружек прервал короткий стук в дверь, которая тут же открылась.
   - Здравствуйте, Михаил Владимирович, - поприветствовала вошедшего отца подруги Юля.
   Тот выглядел крайне довольным, на лице расплылась улыбка и он добродушно поприветствовал притихшую брюнетку.
   - О, Юля, здравствуй. Хорошо, что ты здесь. Насколько я понял - ты будешь подружкой невесты?
   - Да.
   - Значит, девочки, собирайтесь, шофер вас уже ждет. Поедете в город свадебное платье покупать, ну и всё, что к нему прилагается.
   Юля почувствовала, как при словах отца Лиза сильнее сжала ее руку. Тяжелый вздох и поджатые губы, остались незамечены Михаилом Владимировичем. Рогозин не стал задерживаться и ретировался так же быстро, как и пришел.
   - Я еще для этого козла в платье должна наряжаться, - возмутилась Лиза, хотя заставлять отца ждать не собиралась, хватая на ходу вещи и приводя себя в порядок. - Ну, ничего, мы еще посмотрим кто кого.
  
   * * *
  
   Месяц май, несколькими неделями позже после описанных выше событий.
  
   Сергей занял правостороннюю стойку, сжав кулаки, обмотанные эластичным бинтом, а не спрятанные в перчатках, как это было принято в боксе, и пружинистыми шажками, ходил около своего соперника. Напротив него в аналогичной позе стоял Петр. Никто из них не стремился начать поединок, противники изучали друг друга под подбадривающий свист ребят из спортзала, куда они с Медведем заглянули, чтобы поразмять кости.
   - Тебе как, два фонарика поставить, или с одним сойдет? - подшутил над другом Петр, сделав пробный выпад, от которого Сергей с легкостью отклонился.
   - С фонариками ты сам отсюда уйдешь. - Огнев пригнулся еще раз и еще, уворачиваясь от кулаков "соперника". - У-у-у, друг, а я думал мы борьбой займемся, а ты я погляжу танцевать со мной собрался.
   - Танцевать? А как тебе это, парниша?
   После этих слов, Петр поднял ногу и нанес сильный удар голенью в бок Сергея.
   - Твою мать, - выругался мужчина под веселый смешок друга.
   - Я ж говорю, не расслабляйся, - поучительно заметил Петр и в следующую секунду с легкостью блокировал кулак Огнева. - О чем ты думаешь? Так бьют только девочки.
   Сергей зарычал и бросился в наступление. Он не стал сыпать бессмысленных ударов, которые, Огнев знал, - Петр отобьет превосходно. Не зря же все-таки он был его наставником еще с тех самых пор, как Сергей еще в юношеском возрасте поднялся на ринг. Воспользовавшись тем, что Медведь выставил вперед руку, крепко приложив его по челюсти, Сергей отвесил ему акцентированный удар по корпусу, от чего друг задохнулся и отступил. "Жертвуй меньшим, чтобы добиться большего", - этот урок Огнев усвоил на отлично.
   Противники снова не спеша, обходили друг друга по кругу, снова изучали, визуально прощупывали слабые места соперника.
   - С тобой совсем не интересно драться, Огнев. Ты становишься предсказуемым.
   - А ты стареешь, Медведь. Я уже стараюсь наносить тебе щадящие удары, а то еще сломаю что-нибудь.
   - Если это "что-нибудь" я не сломаю тебе первым.
   Посыпалась новая серия ударов, в результате чего бока обоих были изрядно помяты, по спинам струился пот, а запястья ныли так сильно, что хотелось сорвать бинты к чертовой матери.
   - Так не интересно, - после того, как отклонился от перекрестного удара, Сергей сковал движения Петра в коротком клинче. - Может, за какой-то приз поборемся?
   - Можно - усмехнулся, тяжело дыша Петр. Он не сильно ударил Сергея по рукам и они разошлись в разные стороны. - Приз - это уже интересно.
   - Есть идея? Только, чур, баб не вмешивать.
   - Ну-у-у, так не честно, послать тебя в нокаут из-за красивой мордахи - милое дело. - Ухмыльнулся Медведь, чем заслужил недоверчивый взгляд друга.
   - Ты кого-то конкретного имеешь в виду?
   - Да хоть твою малышку-спасительницу. Центровая девочка, что и говорить, - рассмеялся Петр и сделал уклон влево от кулака Сергея, затем вправо. - О, вижу, и без приза интерес появился.
   - Дать бы тебе по роже, да так что бы пару шрамов с другой стороны оставить, - прорычал друг и, дав знак о маленькой передышке, подошел к краю ринга.
   Огнев поднял лежащую неподалеку бутылку с минералкой и сделал несколько жадных глотков. Затем оставшуюся жидкость вылил на голову.
   - Да не кипишуй ты так. Не нужна она мне. Тем более подобным девочкам-ромашкам чувства нужны, а не одноразовый трах. Куда таким, как мы с тобой к ее возвышенным материям. - Словно на больную мозоль надавил Петр, от чего скривился Сергей.
   - Советую тебе и дальше так думать и не рыпаться в ее сторону. Усек?
   - Да не собираюсь я на территории Огнева метить. Боже упаси. - Петр поднял руки вверх, давая понять, что идет на мировую. - Но ты бы видел свою рожу. Вот что бывает с мужиком, когда его цепляет та, которая не дает и вряд ли даст, будь ты хоть последним мужиком на планете.
   - Ты будешь и дальше воздух через зубы фильтровать или продолжим? - Сергею не хотелось развивать эту тему, а тем более вспоминать голубоглазую брюнетку, которая и так не давала ему покоя вот уже несколько недель с тех, пор как они в последний раз встречались.
   Он бы и рад отключиться от бредней, которые лезли в его голову, едва стоило подумать о ней, так тут еще и Медведь со своими шуточками. Может, пару точных ударов сотрут с его ухмыляющейся физиономии довольную лыбу.
   Противники сошлись на середине ринга и, вновь поприветствовав друг друга, приняли боевую готовность.
   - Как там дела с Данном? Все гладко прошло? - поинтересовался Петр, когда они снова сошлись, нанося удар за ударом. - Держи предплечье прямее, а то сломаешь руку, - добавил друг и, захватив запястье Сергея в замок из своих рук, показал, каким образом это может произойти.
   - Все путем. Леднев, подписал бумаги.
   - Мои люди доложили, что он собрал вещички, свою семейку и укатил чартерным рейсом в жаркие страны.
   - Я почему-то не удивлен, - Сергей снова нападал, делая подсечки и нанося новые удары, впрочем, Петр дрался с не меньшим мастерством, не смотря на то, что разговор завязывался серьезный. - Если здесь замешен Никольский, то его партнер смылся, как крыса, бегущая с тонущего корабля.
   - Только я бы не сказал, что этот корабль идет ко дну. Дела ублюдка набирают обороты. Леднев лишь мелкая пешка, чтобы насолить нам.
   - Вот дерьмо! - ругнулся Сергей
   - Лучше и не скажешь. - Согласился Медведь и еле успел отклониться, когда прямо над его ухом пронесся кулак друга. - Из-за меня может пострадать твоя семья.
   - А ты разве не моя семья, Петь? Ты ж мне как старший брат, - Сергей улыбнулся и, захватив голову Петра в кольцо из своих рук, сжал ее под мышкой. - Хочешь я тебя поцелую? Ну, по-родственному?
   - Иди ты в задницу, разводишь тут телячьи нежности. Что делать будем?
   Сергей охнул от удара по прессу, ослабил свою хватку и сквозь зубы ответил.
   - А вот я тебе сейчас задницу надеру и буду думать.
   - Молоко на губах не обсохло, Огнев. - Ухмыльнулся Петр, но более серьезно добавил. - Никольского убрать надо, наделает он нам бед.
   - Его вопросом уже занимается Гиреев.
   - Ты все-таки втерся к нему в доверие?
   - А ты во мне сомневался?
   - И не думал. - Хук правой, затем левой и Петр оттолкнул от себя Сергея на метр. - Но падла, уже обзавелся авторитетом в местных кругах.
   - Живучий сукин сын оказался, не иначе как сам дьявол его с того света сюда приволок. Ты что-нибудь знаешь об этом?
   Петр не успел ответить, так как все свое внимание сосредоточил на ударах Огнева, а потом, когда тот намеревался нанести ему прямой апперкот, Медведь неожиданным для соперника ударом разбил Сергею губу.
   - Эй, мне моя рожа и такой нравится. - Шутливо возмутился мужчина, вытирая кровь.
   - Боишься, что девочки любить перестанут? Поверь, то, что шрамы украшают мужчину - не просто так сказано.
   - Не боюсь, девочки были, есть и будут. Не охота ходить с расквашенной губой.
   - На сегодня все. Сергей тебя ждет отец. - К парням подошел тренер. - Намяли вы сегодня бока старательно, ребятки. Марш в душ.
   Сергей отвлекся, чем окончательно ослабил защиту и Петр не преминул этим воспользоваться. Следующий удар пришелся мужчине в живот и подножка, свалила Огнева на лопатки.
   - Ну вот, я же говорил, что уложу тебя сегодня. - Усмехнулся Медведь, подавая другу руку.
   И, продолжая подшучивать друг над другом, мужчины скрылись за дверями раздевалки.
   После душа, Сергей почувствовал себя уставшим. Изрядно побитые ребра отдавали во всем теле ноющей болью, мышцы разгоряченные поединком гудели. Радовало только одно, что и Петр сейчас чувствовал тоже самое. Друг как раз растирал мазью от ушибов правый бок, на котором уже разлился фиолетовым пятном огромный синnbsp; - Как? Когда? Но ты ведь с Владом встречаешься.
як.
   - Твою мать! - ругался себе под нос Медведь. - Всю красоту попортил.
   - Может и вторую сторону для симметрии отрихтовать? - пошутил Сергей, натягивая футболку.
   - В следующий раз я тебя отрихтую, да так что никакая телка не взглянет.
   - Помечтай, - отмахнулся Огнев, после чего мужчины направились в кабинет к Андрею Дмитриевичу.
   Тот и в самом деле почтил своим присутствием торговый центр, принадлежащий ему, ровно как и сам спортзал, где не так давно разминали кости Сергей с Петром. Сейчас он сидел во главе стола и просматривал документацию. Напротив него, молча уставившись в окно, расположился Золин Анатолий Степанович, правая рука отца. Но когда в кабинет вошли парни, он отвлекся от созерцания панорамы за окном и поприветствовал их, небрежным кивком голову.
   Сергей усмехнулся, усаживаясь в соседнее кресло. Петр предпочел стоять, облокотившись о шкаф с книгами. Как всегда ощущая себя немного не к месту, находясь в одном помещении с Огневым-старшим, хотя тот всегда относился к нему, как к сыну.
   - Хватит стенку подпирать. Садись, - командным тоном приказал Андрей Дмитриевич, даже ни на секунду не оторвавшись от документов.
   Сергей шепнул другу что-то забавное, когда Петр все-таки приземлился в соседнее кресло, от чего оба тихонько рассмеялись, а Анатолий Степанович, недовольно скривил губы, наверное, считая их мальчишеские приколы недостойным поведением.
   Заместитель отца никогда не нравился Сергею, впрочем, это чувство являлось обоюдным. Хотя Золин и был предан Огневу-старшему, как собака, но уж слишком холодный у него взгляд, а его высокомерная манера держаться, порой выводила мужчину из себя. Анатолия же коробил вспыльчивый характер Сергея. Не нравились ему и методы, коими не гнушался отпрыск его друга и партнера по бизнесу. Такой не достоин быть лидером, слишком необузданный и горячий, а импульсивность в делах претила Золину. Рано или поздно из-за своей горячей головы Сергей мог наломать дров, а расхлебывать-то кому придется? Правильно, другим.
   Посему и не был готов Анатолий к будущему, которое готовил Огнев-старший своему сыну.
   - Есть информация по поводу тех людей, что Карину украсть хотели? - наконец Андрей Дмитриевич отвлекся от бумажной волокиты и перешел непосредственно к политинформации.
   - Не-а, - Сергей отрицательно замотал головой. - Тут вообще не понятно - кто такие, откуда, для каких целей. Номер тачки, что был известен ментам, вообще не дал результатов.
   - Так машину не нашли?
   - Нашли. - Теперь уже в разговор вмешался Петр, который собственно и занимался этим вопросом.
   - Ну и?
   - Она теперь только на металлолом сгодится. Следы замели ребята ловко.
   Андрей Дмитриевич недовольно поджал губы и нахмурился, сейчас он походил на настоящего дельца, умного и расчетливого, а от того очень опасного.
   Он черкнул что-то на документах и передал те в руки Золина, который сложил их в папку и, не прощаясь, поспешил покинуть помещение.
   - Займись делом, Петя. - Огнев-старший выразительно посмотрел на блондина. - Мне нужны результаты к концу недели. Ублюдки, которые похищают детей, не должны остаться безнаказанными.
   Медведь согласно кивнул и, обменявшись понимающими взглядами с Сергеем, поспешил отправиться вслед за Анатолием. И, как показалось Огневу-младшему, с долькой некоего облегчения на лице.
   В кабинете остались только он и отец, который продолжал изучать уже новые документы и на сколько Сергей успел понять, это были заключенные ранее договора с Данном.
   - Ты помнишь Зимского? - спросил неожиданно мужчина, чем отвлек Андрея Дмитриевича от работы.
   Тот удивлено приподнял бровь и с интересом уставился на сына. Раньше как-то Сергей не затрагивал этой темы, постоянно связывая имя Зимского с гибелью матери.
   - Ну, как не помнить того, с кем начинал дела вести. - Ответил Огнев-старший и откинулся на спинку своего кресла. - Теперь, насколько мне известно, он законопослушный гражданин, бизнес заграницей имеет. А что?
   - Ничего, - сын начал теребить в руках зажигалку. Отчаянно хотелось курить, но отец не терпел сигаретного дыма в своем кабинете, - столкнулся тут с ним недавно.
   - Значит, вернулся уже из Германии. Давно его не было видно. А почему спрашиваешь?
   - Да так. Сынок его Карину нашу спас от тех отморозков. И скажем так, он не очень рад был узнать кто я. - По молчаливой реакции отца, Сергей понял, что тот уже осведомлен о том, кому обязан возвращению дочери в лоне семьи. - И, кстати, прозвище у него такое чудное - Пан. Прямо, ср*ный бог полей*.
   - Хм. - Огнев замолчал, о чем-то задумавшись, сложил ладони и переносицей уперся о кончики пальцы. - Это, скорее всего, от фамилии Панов.
   - А разве он не Зимский?
   - Нет, он носит фамилию своей матери.
   "Интересно", - подумал Сергей.
   - Вы так и не виделись ни разу после того случая?
   - Почему же, виделись. После его отсидки, мы встретились, говорили. Он умный мужик и все понял. Бывает, сынок в жизни перед тобой стает трудный выбор, когда ты отвечаешь не только за себя, но и за тех, кто тебе дорог. И не дай Бог тебе тогда совершить ошибку, подобные тем, которые успел наделать я в прошлом.
   Сергей видел, что отец полностью погрузился в воспоминания. Они были горькими и не приятными, ведь касались не только отца, но и его самого, Сергея, и Влада тоже. Их мать погибла, защитив мужа ценной собственной жизни, чего никак не хотел прощать себе Андрей. Ведь если бы он знал все заранее, то не стал бы подставлять друга, рядом была бы любимая жена, а у детей мать.
   - Мы потеряли маму, - озвучил Сергей то, что так и не смог сказать отец.
   - Да. И я буду до конца жизни нести этот крест, за поломанные жизни нескольких человек. Сашка тоже ведь потерял семью. Сын остался с ним, а вот вторая жена ушла, забрав дочь.
   - Так у него и дочь есть? А что ж супруга, не захотела мужа из тюряги дожидаться? - Сергей ухмыльнулся.
   - У нее был выбор. И кто скажет, что она сделала его неверно? Величайшая слава не в том, чтобы никогда не ошибаться, но в том, чтобы уметь подняться каждый раз, когда падаешь. - "Конфуций" вспомнил Огнев-младший и с этим утверждением спорить не собирался.
  
   * * *
  
   Вечером того же дня Сергей вместе с Петром вошел в клуб брата и две шикарные блондинки прильнули к нему, чуть ли не с порога, повиснув на шее. Мужчина сначала удивился подобному вниманию, но лица девочек показались ему знакомыми. Точно, кажется, они как-то отдыхали с ними в сауне.
   - Сереженька, ты совсем о нас позабыл, не навещаешь. Где тебя носит?
   - Дела, красавицы, - ухмыльнулся он и, приобняв обеих за талии, пошел дальше.
   - Ты так напряжен. - Одна из девушек провела ноготками по его груди, опускаясь ниже пока не остановилась у пояса джинсов.
   - Несомненно, прелестницы помогут мне снять это напряжение, - с улыбкой хищника, он по очереди чмокнул обеих девушек.
   - А не лопнешь? - хохотнул Петр и буквально вырвал из его объятий одну из красоток.
   На секунду девушка растерялась, не успев скрыть дольку разочарования во взгляде, но быстро справилась со своими эмоциями. Соблазнительно улыбнувшись Медведю, прильнула к нему, как котенок, жаждущий ласки.
   - Все что пожелаешь, Медвежонок! - пропел ему на ушко нежный голосок.
   - Вот это я понимаю, вечер задался.
   Парочки уселись за один из столиков, собираясь весело и с пользой провести сегодняшний вечер. Сергей заказал девушкам шампанского, себе и Петру водку. Их спутницы усердно выполняли свою работу: строили ему с Петром глазки, откровенно улыбались и их взгляды обещали куда более интересные развлечения, которые девушки готовы были обеспечить по первому же зову и на высшем уровне.
   В клубе сегодня было шумно, впрочем, как и всегда. Народ придавался танцам и обильному алкогольному излиянию. Девочки тоже присоединились к толпе и танцевали недалеко от их столика. Двигаясь плавно, как змейки, блондинки бросали в сторону мужчин зазывные взгляды, терлись друг о друга, выпячивая полные губки и непристойно лаская друг дружку, рассчитывая, что созерцание подобной картины не может не вызвать у противоположного пола мгновенный стояк.
   - Это Марта взяла на себя инициативу, или ты постарался? - спросил Сергей друга, оторвав свой взгляд от... черт, кажется, он забыл как зовут ту блондинку, что предназначалась ему на сегодняшний вечер. Хотя, неважно. Все равно они здесь только для одной единственной цели, так зачем утруждать себя в запоминании имен.
   - Я тут не причем, - Петр развел руками и отсалютовал девушке рюмкой, которую держал в руках. - Значит, Марта постаралась.
   - Старается она на славу. Привет ей передавай, как увидишь.
   - Угу, - ответил друг и улыбнулся, когда к нему подлетела его спутница.
   Красотка принялась целовать мужчину, попутно пробираясь ручками под рубашку Петра. Сергей усмехнулся, глядя, как девчонка шустро прижалась ладошкой к мужскому паху.
   - Сережа, может, пойдем куда-нибудь, где не так шумно? - к нему подсела блондинка.
   Прильнув всем своим шикарным телом к его боку, девочка потерлась о руку Огнева внушительной грудью.
   Ну, а почему бы и нет, решил мужчина.
   - Владлен здесь? - поинтересовался он у подошедшей официантки.
   - Владлен Андреевич уехал еще два часа назад.
   - Прекрасно, - еще шире улыбнулся Сергей и, давая знак Петру, что уходит, встал из-за стола.
   Он потащил девушку на второй этаж, прямо в кабинет брата. Закрыв за собой дверь, один раз провернул ключ в замочной скважине и положил тот на стол. Пока блондинка осматривалась по сторонам, он налил себе выпить и уселся на диванчик, широко расставив ноги. Девушка несколько секунд помялась на месте и подошла к мужчине, поставив коленку между его ног. Сергей смотрел на нее поверх бокала с коньяком, одним махом осушил его и, отставив в сторону, притянул девушку к себе. Блондинка наклонилась, позволяя ему разорвать шелк на груди, и хмыкнула, когда мужская рука властно накрыла ее грудь. Она потянулась за поцелуем, но Огнев остановил ее, потянув за запястье, и положил женскую ладошку на выпирающий на джинсах бугор. Если не дура, то поймет что от нее требуется. Девочка дурой не оказалась.
   - Ну, Сереж, может, я тебя по-другому приласкаю
   - Не хочу ласку, хочу минет. Так что можешь приступать.
   Девушка только пожала плечами и не стала перечить, опустившись на колени. Расстегнула молнию и высвободила из плена одежд уже восставшую плоть.
   Сергей откинулся на спинку дивана, полностью расслабившись и наслаждаясь действиями девушки. Тем как ее влажный ротик вобрал в себя его изнывающий от желания член, как ее язык ласкал головку, а ладошка плавно водила вверх и вниз - доставляло немалое удовольствие. В кабинете разлились характерные причмокивающие звуки, смешанные с тяжелым дыханием и шуршанием одежды.
   Сегодня дарить наслаждение Сергей был не намерен, хотелось брать, получив максимум удовольствия. Возможnbsp;
<но потом, он трахнет красотку, распластав ее прямо на бильярдном столе, что стоял здесь же, и она будет стонать под ним, забывая обо всем на свете. Но это будет потом, и только в том случае, если девчонка исправно поработает прямо сейчас.
   Он положил руки на ее затылок и надnbsp; - С фонариками ты сам отсюда уйдешь. - Огнев пригнулся еще раз и еще, уворачиваясь от кулаков "соперника". - У-у-у, друг, а я думал мы борьбой займемся, а ты я погляжу танцевать со мной собрался.
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
як.
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&   Вот черт, совсем ему эта брюнетка задурила голову. Ведь эти глаза совершенно не были похожи на те голубые омуты, которые превращались в грозовое небо стоило их обладательнице нахмуриться или разозлиться. Но, черт, как же он хотел, чтобы на месте этой бабочки-однодневки сейчас была темноволосая амазонка. Что в принципе не мешало ему отчетливо представлять вместе этой блондинки, норовистую брюнеточку.
   Девушка заработала усерднее и Сергей почувствовал приближение оргазма, еще чуть-чуть и он кончит. Мужчина сжал волосы блондинки в кулаке, чтоб не смогла отстраниться, и сам дернулся бедрами вперед. Он блаженно прикрыл глаза, хриплый вздох сорвался с губ и он извергся прямо в недра влажного рта блондинки.
   Они даже прийти в себя не успели, как в дверной скважине послышался звон ключа и в следующую секунду в комнату ворвался разъяренный Владлен.
   Блондинка вскрикнула и резко подскочила, запахивая на себе полы блузки.
   - Какого хрена ты тут забыл! - возмутился Сергей, застегивая джинсы.
   Владлен даже внимания на них не обратил. Метнулся к бару и, схватив первую попавшуюся бутылку с алкоголем, начал пить ее содержимое прямо с горла.
   - Свободна, - кивнул он блондинке, и та поспешила скрыться из комнаты. - Бл*ть, - выругался Влад и рухнул в свое кресло у письменного стола.
   - Ну и что случилось?
   - На хрен ты в мой кабинет всяких шлюх тащишь?
   - Тебя не было, - пожимая плечами, ответил Сергей и достал сигарету. - Не думал, что сегодня припрешься.
   Затянулся, и медленно выдохнул, отчего-то не чувствуя себя удовлетворенным, хотя девочка Марты постаралась на славу. Сергей присел на краешек стола и внимательно посмотрел на брата.
   - В следующий раз вези телку к себе домой, а тут тебе не мотель.
   - Ух, суров ты царь батюшка, - усмехнулся Сергей. - Так что стряслось?
   - Ни хрена не стряслось, - ответил Влад и еще раз хлебнул из бутылки, поморщившись.
   - И поэтому ты тут решил надраться в стельку? Видать точно все хорошо.
   - Она замуж выходит, - мрачно пробурчал Владлен.
   - Кто? - не понял сразу Сергей, но быстро сориентировавшись, продолжил. - Лизка твоя, что ли? Ну, а что ты ожидал, когда у девахи один ветер в голове...
   Сергей даже понять ничего не успел, когда в сторону полетела бутылка, которую Влад еще секунду назад держал в руках. А сам он резко подался вперед и схватил брата за грудки.
   - Ты за языком следи, - прорычал Влад и его кулак прошелся по крепкой челюсти Сергея.
   Но это был единственный удар, который смог нанести ему Влад, потому, как мужчина быстро сориентировался. Зная, что братец не в очень адекватном состоянии, и благодаря своей мощной комплекции, мужчина с легкостью повалил Влада на пол. Сергей зажал его левую руку за спиной и локтем придавил голову брата к жесткому кавролину.
   - Чего рыпаешься? Лизка твою из подноса увели, а ты тут нюни развесил!
   - Я не развесил. Пусти, придурок! - приглушенно возмутился Влад, пытаясь сбросить Сергея с себя. Но этот, бугай здоровый, даже не пошевелился.
   - Ты кого это придурком назвал, сопляк?
   - Пусти!
   - Пущу, когда успокоишься. И когда же это знаменательное событие?
   - Через два дня. Пусти.
   Сергей присвистнул. Да уж, рыжая знала, когда любимому приятные новости объявлять.
   - Так ты теперь эти два дня будешь, как скотина нажираться и оплакивать свою несчастную любовь?
   Сергей таки ослабил хватку и встал, подавая руку Владу, чтобы и тот смог подняться.
   - Ты бы на диету сел, что ли? Тонну, наверное, весишь, чуть не раздавил, гад!
   - А не хер на старших руку поднимать, кудряшка Сью!
   Влад проигнорировал реплику брата. Успокоившись, он снова подошел к бару и плеснул в бокалы для себя и для Сергея коньяк.
   - Я, кажется, люблю ее.
   - Для того, чтобы отбить ее у другого мужика, нужно быть поуверенней, чем это твое просто "кажется".
   - Я люблю ее! - твердо заявил брат и Сергей улыбнулся.
   - Значит, это она тебя кинула?
   - Много ты понимаешь. Лиза не такая как все твои бабы, которых ты трахаешь на каждом углу. Я в ней уверен, понял? Я верю ей, как самому себе. Знаешь, что такое быть кому-то нужным не за какие-то там выгоды, а просто, потому что ты - это центр вселенной другого человека?
   - Прекрати, Влад, а то меня сейчас стошнит, - скривился Сергей. Вот только не нужно было рассказывать ему всей этой розовой дребедени. - Деваха просто неплохо развлеклась, мало ли у нее таких дурачков, как ты.
   - Пошел ты. - Буркнул Владлен и чуть не раздавил стакан в своих руках, но на этот раз бить морду брату не стал. - Не было у нее никого, хоть это и не твое собачье дело.
   - Так тебе крышу сносит от того, что ты первый, перед кем она ноги раздвинула? Вот уж не ожидал, что ты так наивен. Почему же она о своей свадьбе раньше не сказала? Дотянуть до последнего очень удобно. Может, ей не терпится замуж выскочить, похрен за кого.
   - Она моя, понял? И к тому же тебе ли не знать, как делаются такие дела? Ее продают, как кусок мяса ради большей прибыли, ради связей и стойкого положения в обществе, да хрен его знает ради чего еще! Но факт остается фактом. Такие браки в нашем мире не редкость. Забыл, куда метила Виолетта? Надеялась, что папины связи женят тебя на ней.
   - Виола дура.
   - А Лиза нет.
   - Кто бы сомневался, - хмыкнул Сергей, а в голове у него уже вырисовывался приблизительный план действий. - И угораздило же тебя влюбиться в дочурку Рогозина. Так за кого она хоть замуж выходит?
   - Я не знаю, за какого-то у*бка.
   - С этим не поспоришь. Ладно, братишка, хватит бухать, нам свежие мозги нужны. Будем твою женщину от нежеланных брачных уз освобождать. - Сергей улыбнулся и, отпив, наконец, из бокала горькую жидкость, пошел на выход, тихонько напевая себе под нос старую мелодию: - Спрячь за высоким забором девчонку, выкраду вместе с забором...
  
   _____________________________________________________________________
   * здесь имеется в виду Пан древнегреческий бог полей, пастбищ и лесов. В легендах упоминается, что когда Гермес принес его на Олимп, все боги при виде него покатились со смеху. Пан еще означает "понравившийся всем".
  
  
  
   nbsp;
&
&
&
&
&
&
&
&
   Глава 9
  
   - Что это такое? Что ты, твою мать, устроила здесь?! - кричал Рогозин, размахивая перед носом дочери куском черной атласной ткани, которая еще десять минут назад была красивым вечерним платьем.
   - Мой свадебный наряд, - не без издевки, буркнула Лиза и зажмурилась, когда отец замахнулся на нее, нависая над сжавшейся на краю диванчика дочерью.
   Однако удара не последовало. Рогозин резко развернулся и пошел в сторону высокого шкафа-купе, что стоял здесь же в спальне рыжеволосой девушки. Рывком отодвинув дверь, мужчина достал оттуда упакованный в чехол наряд и в тишине комнаты послышался лишь жужжащий звук раскрывающейся "змейки".
   - Бл*ть, - выругался Рогозин и отбросил в сторону то, что недавно было шикарным свадебным платьем. Теперь же изрезанное и выпачканное, оно годилось лишь на тряпки для мытья полов.
   Лиза, молча, наблюдала за действиями отца, искренне надеясь, что за оставшееся до свадьбы время ей не успеют привезти из города платье, но она глубоко ошибалась. Наверное, Рогозин предвидел что-то подобное, а потому, набирая чей-то номер, грозно сверлил нерадивую дочь холодным взглядом. Девушка совсем сникла, когда услышала, как он приказал своему заместителю привезти ей новое платье.
   - Колян, давай гони сюда свадебный наряд для невесты. Да, зараза мелкая таки порвала его. А, мне похрен, чтоб через десять минут платье было здесь! Понял? - мужчина отключил телефон и снова подошел к дочери.
   Он нагнулся, хватая ее за подбородок, заставляя посмотреть ему прямо в глаза.
   - Ты поздно спохватилась, Лиза. Так или иначе, но ты сегодня станешь женой Соломатина. И предупреждаю сразу - никакой тупой выходки, никаких траурных платьев. Ты выйдешь к гостям, будешь им мило улыбаться и строить из себя самую счастливую невесту на свете, а в нужный момент ответишь "да, согласна". Поняла? - Рогозин стиснул пальцы на подбородке дочери еще сильнее, когда та промолчала. - Я спросил, ты поняла меня? Поняла?!
   - Да! - сказала, словно выплюнула Лиза, упрямо поджав губы.
   - Эта свадьба мне очень дорого обошлась. Здесь будут присутствовать важные для меня люди, и не дай Бог тебе что-то учудить. Поверь, я заставлю тебя об этом горько пожалеть. И будь уверена, остаться без кредиток - это малость, по сравнению с тем, какую жизнь я могу тебе устроить.
   Мужчина отшвырнул ее от себя и выпрямился, глядя на дочь сверху вниз.
   - Скоро привезут платье. Пусть твоя подружка поможет тебе одеться и без фокусов, а то я могу заставить Рената сидеть здесь и не спускать с тебя глаз даже в твоей собственной спальне, а надо будет и в туалет с тобой пойдет.
   - Ну, уж нет!
   - Тогда будь добра и сделай, наконец, что-то полезное для семьи.
   - Мама бы никогда этого не позволила. - Пробубнила под нос Лиза, стараясь сделать это как можно тише, но отец услышал, что послужило еще одной вспышкой негодования с его стороны.
   - А где эта твоя сучка-мамаша, о которой ты тут упоминаешь? Нет ее. Свалила нахрен туда, где ж*па в тепле. И наср*ть ей и на тебя, и на твои чувства, так что этим ты меня не разжалобишь! А с Олегом живите, как хотите, станете ли вы по-настоящему супругами или нет, меня это мало волнует. Через четыре года сможешь развестись, если захочешь и тогда поступай, как знаешь.
   - Но, пап...
   - Я все сказал. Плохо, если до тебя это до сих пор не дошло. Мне нужны деньги Соломатина и их связи. И что бы и дальше ты смогла жить в таких хоромах, носить все это тряпье, будь добра, подчиняйся мне. Я растил тебя, давал тебе все, чтобы ты не попросила, теперь твоя очередь быть благодарной дочерью.
   На этом разговор был окончен, Рогозин бросил последний колючий взгляд на Лизу, которая все также продолжала сидеть, обняв руками свои колени, смотря прямо перед собой. Бледная как мел, она мало походила на ту жизнерадостную рыжулю, которой обычно была. Но это ничего. Косметика и хороший визажист сделают свое дело. А он таки провернет свои делишки и никакая строптивая соплячка ему в этом не помеха. Иначе выгонит взашей на все четыре стороны и копейки за душой не оставит, как когда-то ее неблагодарной суке мамаше. Как же Лизка была похожа на нее, такие же огненные кудри, тот же задорный блеск в глазах и невыносимо упрямый характер. Так пусть узнает вкус настоящей жизни, время сказок кончилось - началась суровая реальность. Замужество выбьет из нее всю прыть и спесь.
   В комнате раздался не громкий стук в дверь и, не дожидаясь ответа, в спальню вошла Юля. Замявшись на секунду, она обеспокоено посмотрела на подругу, затем перевела взгляд на порванные белое и черное платья, которые валялись на полу. Сама же брюнетка уже была полностью готова к торжеству, одетая в выбранное для нее платье. С прической и макияжем, который ей сделали нанятые Лизиным отцом стилисты, она походила на юный прекрасный цветок. Совсем молодой и еще не успевший распустить свои бутоны и от того, такой экзотичный в своей красоте.
   - Юля, сейчас Елизавете принесут платье, поможешь ей одеться. И пошевеливайтесь, нам в ресторан нужно успеть к пяти.
   Как только Рогозин это произнес, в дверь снова постучали. Хозяин сам впустил новоприбывших, коими оказались его личный помощник Николай, несколько подружек невесты и визажистка, которая всего несколько минут назад колдовала над внешностью Юли.
   На постель разложили новое белоснежное платье и оно было еще красивее прежнего. Искристое и воздушное, оно вызвало в комнате восторженные вздохи подружек. Новый наряд оценили все, кроме невесты, которая на него даже не взглянула.
   - С тобой все в порядке? - подойдя к Лизе, Юля участливо сжала ее плечо, заставив девушку обратить на себя внимание.
   Рогозин ушел, а над образом новоиспеченной невесты стали трудиться профессионалы.
   - Да, со мной все нормально. - Бесчувственным отрешенным голосом ответила Лиза и перевела взгляд уже на суетящихся возле нее людей. - Тащи сюда уже это долбанное платье.
  
   Через полчаса за Лизой вернулся отец, одобрив ее внешний вид, он поторопил девушек на выход. Подхватив подол платья, рыжая под руку с Юлей выскочила из комнаты, подружки весело щебетали, идя следом за ними. Ренат, как неизменный спутник, молча, шел за Лизой.
   - Ты хоть бы поздравил меня для разнообразия что ли? - девушка злорадствовала и сверлила гневным взглядом, казалось, совсем непоколебимого охранника. - А то молчишь, как в рот воды набрал. Неужели не рад за меня? Или за себя. Ты ведь теперь избавишься от ненавистной подопечной. Чего молчишь, спрашиваю?
   - Лиза, прекрати, - Юля уже успевшая разместиться в салоне шикарного лимузина, потянула подругу за руку вовнутрь.
   - Поздравляю, - раздалось так неожиданно, что Лиза даже рот открыла от удивления.
   Ренат опустил голову, глядя ей прямо в глаза, да так посмотрел, что девушка не выдержала и первой отвела взгляд.
   Она закусила губу, глядя то на дом, где выросла, то на автомобиль, который навсегда увезет ее из привычной жизни. Вот и все, назад дороги нет. И стало невыносимо больно и обидно. На мгновение вспомнился Влад и их последний разговор. Он точно ей никогда этого не простит. А она просто дура, что упустила его и не дала ему право действовать так, как он хотел.
   - Ненавижу, - процедила сквозь зубы Лиза, думая теперь уже о своем женихе и его семейке.
   Где только взялся этот Саломатин на ее голову? Все было так прекрасно, она училась, ходила в клубы, тратя напропалую средства из папиной кредитки. Даже влюбиться успела, и эта любовь не была похожа на все ее прежние увлечения. Влад стал для нее по-настоящему дорог, единственный мужчина, которому она отдалась и, который знал к ней подход. Он не был похож ни на кого из тех, кого она когда-либо знала или общалась. Мой Купидон, как шутливо она его называла, теребя пальцами вьющиеся короткие прядки, - то время было самым счастливым в ее жизни.
   На пороге дома появился отец в окружении своих людей, они, как и подружки невесты должны были ехать позади ее белоснежного лимузина. С женихом Лиза встретится уже в ресторане. Отец арендовал целый загородный гостиничный комплекс для сегодняшнего торжества, там же пройдет, как церемония бракосочетания, так и развлекательная программа. Закрытая территория, комнаты для важных гостей и хорошая еда в ресторане - должны были способствовать налаживанию новых контактов и укреплению старых. Свадьба лишь предлог, показуха перед нужными людьми, а уж никак не праздник для двоих. И не ее, не праздник Лизы, о котором она всегда мечтала. Все в ее жизни должно было быть по-другому.
   - Лиза, я уверенна все будет хорошо, - подбодрила ее Юля, глядя на бледное личико подруги. Визажисты хоть и постарались на славу, но немного страдальческий вид рыжеволосой не возможно было скрасить ни одними тональными кремами и румянами.
   - Почему ты так в этом уверенна, Юль? - резче, чем следовало, поинтересовалась Лиза. - Тебе легко говорить - это ведь не тебя против воли замуж выдают. - Но глядя, как поникла Юля, рыжая одумалась, поспешив добавить. - Прости меня, Юльчик. Ты моя лучшая подруга и единственная, кто не дал мне свихнуться во всем этом дурдоме.
   - Не за что извиняться, Лиз, ты меня не обидела, - Юля улыбнулась и притянула подружку к себе. - Я же знаю, как тебе сейчас трудно.
   - Ах, Юлька, ты у меня такая понимающая, такая хорошая. - Обняв брюнетку в ответ, Рогозина тяжело вздохнула. - Я теперь не представляю, как я без тебя буду. А еще этот долбанный медовый месяц. Знаешь, я пока собиралась все время думала, а вдруг моего благоверного в какой-нибудь Ганге аллигатор сожрет, вот было бы классно.
   - Лиза, ты неисправима, - хохотнула Юля.
   - Вот скоро и мой будущий муж это узнает. Как думаешь, ему понравится?
   - Я думаю, он еще толком не отдает себе отчет в том, что его ждет.
   - И я так думаю. - Кивнула Лиза. - Со мной все будет хорошо, Юль.
   - Обязательно. И я почему-то уверена, что все пройдет не так уж и плохо.
   Лиза не стала интересоваться подобной уверенностью подруги, в то время как сама была убеждена в обратном, но только если и ей сейчас паршиво, то и ее женишку уж точно не сдобровать.
  
   Днем ранее.
  
   Юля выскочила из дверей академии, слаживая налету тетради и книжки в сумку. Последние деньки перед сессией заставляли девушку крутиться, как белку в колесе. Бесконечные зачеты закончились, совсем скоро состоится первый экзамен, но даже это волновало Юлю сейчас меньше всего. В первую очередь она думала о Лизе и той ситуации, в которую попала подруга.
   Сейчас брюнетка спешила домой, чтобы оставить там свой рюкзак и прихватить сумку с вещами, которые она приготовила для поездки к Лизе. Подруга попросила ее переночевать у Рогозиных и Юля, конечно же, согласилась. Не могла не согласиться, собираясь всячески поддержать слегка поникшую Лизавету. Мама уже знала, что дочери не будет на выходных и не возражала, отпуская ее из дома на несколько дней. Пьяные бредни отчима и смех с очередным упоминанием о том, что Юля, как последняя шалава едет с богатыми мужиками развлекаться за деньги, а не на свадьбу подруги, нисколько не задели девушку. Ей было абсолютно наплевать на его мнение, тем более, когда он находился в таком состоянии. Пусть думает, что хочет - это его право.
   Выходя из решетчатой калитки академии, Юля не сразу заметила припаркованный у входа черный внедорожник. Бодрой походкой, немного ускорив шаг, она направлялась в сторону троллейбусной остановки. И только когда наткнулась на кого-то в толпе, наконец, опомнилась и отвлеклась от тяжелых мыслей.
   - Изви... - слова застряли в горле, едва сорвавшись с губ, и Юля с удивлением уставилась на смеющееся лицо Сергея.
   Сердце дрогнуло, совершив резкий кульбит, а затем медленно пустилось вскачь, с каждой секундой ускоряя темп.
   - Привет! - дружелюбно поприветствовал ее Сергей.
   - Здрасьте, - кивнула девушка, опустив на секунду глаза, затем опять подняла, глядя на него более уверенно.
   Посмотрела куда-то поверх его плеча и нахмурилась, увидев, что ее автобус, только что отошел от остановки. Черт! Правда можно сесть на другой, но потом придется пилять до дома еще минут пятнадцать, а она итак уже опаздывает.
   - Я хочу поговорить с тобой. Уделишь мне пару минут? - не придав значение тому, что его тут по ходу игнорят, Сергей продолжал, не отрываясь смотреть на девушку.
   - Я вообще-то спешу, - схватившись за ремешок сумочки, Юля стала нетерпеливо ее теребить.
   - Это не займет много времени и я могу подвести тебя туда, куда скажешь. Ну, так как?
   - А что за дело, могу я узнать? - интерес, скользнувший в ее глазах и вздернутые к верху бровки, слегка позабавили мужчину.
   - Оно касается твоей рыжеволосой подружки.
   - Лизы?
   - Да. Так ты будешь меня слушать?
   - Хорошо, только если это и в самом деле ненадолго. Лиза ждет и мне еще домой заскочить надо.
   - Не вопрос.
   Сергей кивнул, уступая ей дорогу, следуя за девушкой, спешащей к его автомобилю, который к ее удивлению оказался припаркованным прямо около ворот академии. Как же так она его не заметила?
   Весна определенно нравилась Сергею, так что, глядя на идущую перед ним девушку - он не мог налюбоваться. Окончательно освободившись от всех этих мешковатых одежд, плащей и джинсов после зимы, сейчас эта брюнетка смотрелась очень женственно и нежно в своем сиреневом платье и черных босоножках на каблуках, хотя даже на них она еле дотягивала ему до подбородка. Маленькая и хрупкая, но далеко не беззащитная девочка. Как порыв свежего весеннего ветра, который сейчас с легкостью прикасался к выбившимся из прически темным прядкам. Сергей улавливал исходящий от нее притягательный аромат, - дивный запах, от которого кровь забурлила и со скоростью света понеслась по венам.
   Нет, он точно шизонутый. Поехала крыша от одной единственной телки, как будто других не было. Бредил ею, а она словно клещ въелась под кожу и хрен его знает, как это можно было вывести. Хотя, так ли уж ему хотелось избавиться от этих навязчивых мыслей? А ведь честно думал, что образ ее притупится, выветрится со временем из башки, у которой итак проблем было по горло. Но вот увидел ее и чувства еще больше обострились, накаляясь потихоньку, грозя перерасти в новый клубок нервного возбуждения и непреодолимого желания владеть ею. Первичные инстинкты, мать их, никуда не делись. И Сергей подозревал, что никуда уже и не денутся, стоит только этой девчонке оказаться на расстоянии вытянутой руки. Долбанная химия чувств!
   Они сели в авто и Юля дернулась в сторону, заметив как потянулся к ней Сергей.
   - Эй, ты чего?
   Мужчина ухмыльнулся, глядя на ее явное не доверие, но не остановился. Он достал из волос девушки карандаш, которым повертел прямо перед симпатичным носиком.
   - Что, в сумке места не нашлось?
   Юля покраснела, тут же выхватив карандаш из его рук. Это была ее привычка, во время занятия живописью или скульптурой, засовывать карандаши и кисточки в волосы, стянутые в пучок на голове, о которых она потом благополучно забывала.
   Сергей усмехнулся и завел мотор.
   - Ты подружке помочь хочешь? - спросил он, неотрывно следя за дорогой, выезжая на проезжую часть.
   - Да.
   - Вот и отлично. Союзники нам с Владом не помешают. - Небрежная ухмылка в уголках мужских губ заставила Юлю немного расслабиться.
   - А вы... вы хотите расстроить свадьбу?
   - А ты не хочешь?
   - Хочу. На Лизу невозможно смотреть, она сама на себя не похожа.
   - Ну что ж, похоже у них с Владом один диагноз на двоих.
   - Любовь? - спросила Юля, чем вызвала тихий смешок у Сергея.
   - Скорее - отсутствие мозгов. - Констатировал факт мужчина. - Впрочем, это к делу не относится. Мы с Владом тут решили, что без своего человека нам во вражеском лагере не справиться, уж чересчур старик перестраховался. Правда, одно условие - Лиза ни о чем не должна знать. Сможешь промолчать?
   - Да, справлюсь! - воодушевившись новостью, Юля неожиданно схватила Сергея за руку и сжала ее, не веря в то, что это и в самом деле случится.
   - Эй, поаккуратней, малыш, а то еще оторвешь на радостях, - пошутил Огнев и как ожидалось - брюнетка сразу же отдернула руку.
   - Извини. Я не хотела.
   - Да я, собственно говоря, не против. - Сергей подмигнул ей и, сливаясь с потоком машин на шоссе, продолжил. - Ну, значит, слушай - расклад такой...
  
   Кортеж невесты неторопливо въехал на территорию небольшого коттеджного поселка, минуя пост с охранной и направляясь прямо к центральному зданию, где располагался ресторан. В несколько рядов выстроились автомобили гостей и их охраны; недалеко от входа уже стоял черный лимузин жениха, сам же виновник торжества собственной персоной спускался по ступеням вниз навстречу невесте.
   Лиза, конечно же, вышла и без помощи Олега, молчаливо проигнорировала протянутую руку и, подхватив подол роскошного свадебного платья, словно на эшафот стала подниматься по ступеням. Правда, у центрального входа им пришлось все-таки поравняться и встать рядом друг с другом.
   - Только без фокусов, на нас родители смотрят. - Прошептал ей на ухо Олег, который сегодня был облачен в строгий костюм тройку цвета слоновой кости.
   В принципе он был довольно таки симпатичным молодым человек, с густыми русыми волосами, зачесанными назад, льдисто-серыми глазами и немного изнеженными чертами лица. Его тонкие губы то и дело искривлялись в снисходительной ухмылке, а то, как постоянно он поправлял волосы или крутил массивную золотую печатку на мизинце, говорило о том, что нервничает Соломатин не меньше своей невесты.
   Рыжеволосая оскалилась, выдавив из себя подобие улыбки, но под хмурыми взглядами жениха и отца, мило хлопнув глазками, надела на лицо маску счастливой невесты. И пока красавец жених улыбался гостям во все свои тридцать два, Лиза мысленно спрашивала себя, насколько ей хватит терпения выдержать весь этот фарс.
   - А ничего корма у нашей свидетельницы, - посторонний грубый голос за спиной заставил Юлю обернуться. - О, и мордаха не подкачала. Развлечемся, подруга?
   На нее смотрел довольно высокий темноволосый мужчина. По костюму и такой же бутоньерке в петлице пиджака, что и у жениха, Юля поняла, что он являлся свидетелем со стороны Соломатина. Грубые черты лица, глубоко посаженные карие глаза и широкий нос делали его внешность немного отталкивающей, но уродом его тоже невозможно было назвать. Судя по внешности, в его родословной явно наследил какой-нибудь грузин или турок. Да и манера общения, конечно же, оставляла желать лучшего. Мужчина откровенно разглядывал ее, задержав взгляд на декольте, облизывая языком губы, как будто уже пробовал на вкус то, что ему хотелось.
   Юля отвернулась, глубоко вдохнув. Хоть бы поскорее все это закончилось.
   - Ну, че молчишь? - прозвучало теперь уже совсем близко. - В рот воды набрала что ли? Хотя, не люблю, когда бабы много болтают. А ты клевая.
   - Олег, скажи своему обезьяно-подобному другу, чтобы не приставал к приличным девушкам, - возмутилась Лиза все это время слышавшая каждое слово этого типа.
   Олег обернулся, послав приятелю предупреждающий взгляд, но даже это его не остановило. Мужчина попросту нагнулся к самому уху девушки и, чтобы невеста с женихом не расслышали, добавил.
   - Может, развлечемся, когда это все кончится? Ты фирменная девочка. Лапочка, просто. Любишь кататься? - Юле даже думать не хотелось на что он намекал, а потому она не нашла ничего лучше, чем сказать:
   - Я предпочитаю безопасную ходьбу пешком.
   - Ох, черт возьми, я уже тебя люблю, - плотоядно улыбнулся он. - Тебе обязательно должно понравиться со мной.
   Юля закатила глаза, вовремя увернувшись, прежде чем мужчина успел положить свою руку ей на талию.
   - Извините, мне нужно в дамскую комнату. Лиза, пойдешь со мной?
   - Церемония вот-вот начнется, - недовольно пробурчал Олег. - Потом сходите.
   - Подождет твоя церемония. - Огрызнулась Лиза. - Конечно, пошли.
   - Тогда я пойду с тобой. - Настаивал мужчина, чем стал раздражать невесту еще больше.
   - Еще чего! Я знаю, конечно, что ты извращенец, но не до такой же степени. Боишься, что я сбегу? Так тут охраны битком набито, а мой наряд слишком привлекает внимание, чтобы скакать в нем по лужайкам.
   Лиза круто развернулась, беря Юлю под руку и вместе, девушки направились на выход из зала. Одна из официанток подсказала им, где можно было уединиться и поправить макияж. Петляя по проходам, Юля то и дело опасливо оглядывалась по сторонам, боясь, что за ними может кто-то идти. Ни о чем не подозревающая Лиза просто ворчала себе под нос о невыносимых болванах и недалеких представителях мужского пола. Но когда у лестницы на второй этаж, где и была расположена уборная, Юлю неожиданно подхватили и зажали рот рукой, чтобы не дать закричать, девушки не на шутку перепугались.
   Брюнетка оказалась прижатой к стенке большим сильным телом, а ее глаза встретились со смеющимся взглядом знакомых темных глаз.
   - Тихо, девочка, - прошептал Сергей и убрал руку от ее рта.
   - Сергей? - удивленно уставившись на Огнева, Лиза то открывала, то закрывала рот, словно выброшенная на берег рыбка, и не знала, что еще сказать, искренне удивившись присутствию брата ее Владлена на своей свадьбе.
   - Слава Богу, - с облегчением выдохнула Юля и улыбнулась, вовремя подавив желание броситься Сергею на шею - так она была рада его видеть.
   А Огнев замер, на секунду забыв о том, что хотел только что сказать. В голове пульсировала только одна мысль - охренеть можно, это она ему улыбнулась? Сама? Потому что искренне была рада его видеть? У него от этой улыбки даже сердце сдавило, словно в тисках, и дыхание сперло, как после удара под дых. Ведь ждала его, и похер, что это только для дела.
   Сергей сжал ее талию сильнее и, судя по тому, как девушка перестала улыбаться, а в глазах появился привычный недобрый огонек, Юля опомнилась быстрее него. Заерзала, пытаясь оттолкнуть мужчину, который еще чуть-чуть и мог впечатать ее в холодную стенку. Слишком близок он был сейчас, и слишком гулко стучало ее сердце. Юля боялась, что он может услышать.
   И Сергею, в который раз пришлось уступить, отпустить ее и разжать пальцы, хотя очень хотелось сделать совсем наоборот. Ладони горели от желания прикоснуться к девчонке снова и гребанные развратные мысли атаковали мозг.
   - Долго что-то вы, - Сергей оглядел ее с ног до головы и чуть не присвистнул от удовольствия. Она сейчас разительно отличалась от той рядовой студентки, которой предстала перед ним вчера.
   Нет, конечно, она ему нравилась и без всей этой внешней мишуры. Этой прически, с завитыми в кольца локонами, к которым то и дело хотелось прикоснуться, что, несомненно, он сделает, но чуть позже, и не здесь. И атласное изумрудное платье, ладно обволакивающее стройную фигурку, заставляло воображение рисовать заманчивые картины с тем, как это самое платье сползает с нежных плечиков.
   - Я, конечно, извиняюсь, - деликатно вмешалась Лиза, не без улыбки глядя на этих двоих. Кажется, они тут совсем о ней забыли. - Кто-нибудь, что-нибудь мне объяснит?
   - А тебя, Лиза, похищают, - радостно сообщила Юля.
   - Может, как в лучших традициях с мешком на голову? - отшутился Сергей.
   - Ну, нет. - Наконец, смекнув, что к чему, Лиза не смогла сдержать вздоха облегчения. - А как мы... а куда теперь... и где Влад?
   - Пошли, пока нас никто здесь не заметил. Влад нас уже ждет.
   Сергей пошел вперед и девушки послушно последовали за ним.
   - Господи, я чувствую себя героиней какого-то боевика, - шептала Лиза. - Прямо так и вижу - в последнюю минуту нас засекут, начнется перестрелка и я, как в лучших традициях американских фильмов брошусь следом за возлюбленным, если его ранят и...
   - С твоей фантазией можно и самой фильмы снимать, - прервал ее Сергей и открыл перед девушками дверь, которая вывела троицу на другую сторону здания.
   Здесь их уже ждал черный лимузин, возле которого стоял Влад, облаченный в форму водителя, кстати, в точно такую же, что и на Сергее.
   - Влад! - воскликнула Лиза.
   - Ты еще кого-то ждала здесь увидеть кроме меня, Рыжуля? - Ухмыльнулся он и притянул девушку к себе. - Хрен им всем! Ты только моей будешь и ничьей больше, поняла?
   - Боже, почему вы мне ничего не сказали? - потребовала ответа рыжеволосая, внезапно подумав о том, что всех этих переживаний, которые она натерпелась за день, можно было избежать.
   - Если бы ты обо всем знала заранее, то светилась на празднике похлеще лампочки Ильича, что выглядело бы подозрительным. Папаша твой не дурак, быстро бы сориентировался и принял меры.
   - Владик! - Лиза повисла на шее у молодого человека, а он рассмеялся, обнимая ее в ответ, и страстно поцеловал, не обращая внимание на присутствие Юли и брата.
   Брюнетка улыбнулась, отвернувшись, и на мгновение ее глаза встретились со смеющимся взглядом Сергея. Он подмигнул ей и щеки девушки заалели.
   - Это ведь машина жениха. - Кивнула она в сторону лимузина.
   - Да, а мы с Владом нанятые им водители, - ответил мужчина, рассказывая девушке, как именно они попали на тщательно охраняемую территорию. - Как хорошо, что жених Лизы оказался не местным.
   - Ага, нам еще пришлось возить этого м*дака, - гневно выплюнул Влад. - Мне каждые две минуты хотелось размозжить ему башку.
   - Поехали, - скомандовал Сергей, - а не то все может обернуться прямо как в фантазиях Лизы.
   Но вопреки всем опасениям, авто покинуло территорию коттеджного поселка беспрепятственно. На посту охраны, Огнев предъявил пропуск и сказал, что авто просили отогнать назад в город. За черными тонированными стеклами никто не смог рассмотреть беглянку-невесту и ее подругу, да и в намерения секьюрити не входило проверять машину. Тревожный сигнал о том, чтобы не выпускали ни одно авто за пределы поселка поступил на много позже, когда лимузина уже и след простыл.
  
   Вчетвером они поехали к Сергею. Никто и слушать не стал, когда Юля попросила отвезти ее домой, мотивируя тем, что они должны отметить свободу Лизы все вместе. В основном на этом настаивала подруга, которая все уши ей прожужжала, уговаривая остаться хотя бы на ночь, а то мало ли, может, люди Рогозина уже ждут ее у подъезда, ведь за это время они могли обнаружить пропажу невесты. Лиза долго смотрела на дисплей мобильного телефона Влада, размышляя над тем, стоит звонить отцу или нет. Но когда номер был набран, а кнопка вызова так и не нажата, Влад сам забрал аппарат у рыжеволосой и таки позвонил Рогозину.
   Девушки затаив дыхание, слушали разговор Влада. Сергей тем временем продолжал невозмутимо хозяйничать на своей кухне, готовя для всех кофе. Он стоял к ним спиной, и всякий раз украдкой из-под полуопущенных ресниц Юля наблюдала за его действиями. За тем как перекатывались крепкие мышцы под тканью рубашки, как уверенно он переставлял предметы и тут же возвращал на свое место, как только в них пропадала необходимость. Послышался стук джезвы о стеклянную панель сенсорной плиты и через некоторое время по комнате раздался неповторимый аромат кофе.
   Юля даже зажмурилась от удовольствия, чувствуя себя как никогда хорошо и... уютно. Она даже поймала себя на мысли, что ей здесь нравится. Нравится наблюдать, как забавно Влад и Лиза, которая все еще была в свадебном платье, заигрывали друг с другом и многозначительно переглядывались, разговаривая глазами только на понятном для них одних языке. Даже Сергей, который отбросил свои похабные замашки и просто вел себя, как гостеприимный хозяин, нравился ей куда больше, чем раньше. И еще она также как и Лиза была в восторге от его квартиры.
   Его жилище была сродни пентхаузу, и находилось на самом верхнем этаже многоэтажного дома, выстроенного по последним архитектурным достижениям современности. Площадь такой квартиры была не маленькой и занимала практически половину этажа. И первое на что обратила внимание Юля, когда вошла сюда, так это окна, вернее целая стеклянная стена, из которой открывался великолепный вид на панораму ночного города. Холл, гостиная и кухня представляли собой единое пространство, отделенное друг от друга только лишь предметами мебели. Квартира-студия, как часто называли подобный дизайн архитекторы. Все в стиле хай-тек - строгость линий и форм, децентированное освещение, что делало помещение еще просторнее, а также серебристые, белые и черные тона в предметах мебели и украшениях интерьера. Спальни и ванная комната находились отделено, в них можно было попасть только через длинный коридор, который располагался в другом конце помещения.
   - С вашей дочерью все в порядке... Ругаться не имеет смысла. Завтра мы с вами свяжемся и все обсудим. - Продолжал тем временем Влад, делая короткие паузы, чтобы выслушать оппонента. Он ухмылялся, явно забавляясь гневной тирадой, которую на его голову обрушил Рогозин. - Не волнуйтесь, у вас будет свадьба с более достойным претендентом. Дочь вы обязательно увидите, но еще не скоро. Огневы никогда не бросают своих слов на ветер. - Сказал напоследок Влад, прежде чем отключить телефон.
   Счастливая Лиза тут же бросилась к нему в объятья. Обняла, тесно прижавшись.
   - Это правда? - нетерпеливо выдохнула девушка. - То, что ты сказал? Ты действительно хочешь на мне жениться?
   - Я же сказал, что слов на ветер не бросаю, Рыжуля, - мужчина улыбнулся, приподняв ее за подбородок, заставляя посмотреть прямо в глаза.
   - Не называй меня так, - потребовала девушка, - ты же знаешь, что я не люблю, когда меня рыжулей назыв... - договорить ей не дали, Влад склонился к девушке и запечатлел на губах любимой долгий поцелуй.
   Эти двое явно позабыли, что в помещении они здесь не одни, и потому Юля, которая и так не знала, куда глаза деть, просто встала с диванчика и подошла к Сергею, который в этот момент разливал кофе по чашкам. На столешнице уже стояли тарелочки с нарезанными кубиками пармезана, и бутербродами с маслом и ветчиной. Вернув джезву на место, Сергей взял нож и достал яблоко из вазы.
   - Тебе помочь? - поинтересовалась девушка, чем заслужила немного удивленный взгляд, который в секунду сменился насмешливым. Вот таким и привыкла видеть Сергея Юля. Морщинки на лбу разгладились, как только он перестал заниматься важным делом, готовя всем четверым скупой ужин.
   - Не чему помогать. Я уже все. - Он взялся за сахарницу и, глядя девушке прямо в глаза, спросил. - Ты, как и все девушки предпочитаешь сладкий кофе с молоком?
   - Я как некоторые из них предпочитаю черный без сахара.
   - Не слишком ли горько? - игривые нотки в голосе заставили Юлю окончательно расслабиться в его присутствии и, потянувшись за только что отрезанной долькой яблока, приложила ее к губам и, улыбнувшись вопросу Сергея, откусила кусочек.
   - В самый раз. - Заверила его девушка.
   Забрав свою чашку и обойдя стол, который больше походил на барную стойку, Юля села напротив услужливого хозяина на высокий стул, невольно залюбовавшись стоящей посередине стола белой орхидеей.
   - Ты хоть смотри не увлекайся, а то будешь скакать всю ночь по дому, как кролик энерджайзер. - Сергей поставил перед ней тарелку с фруктами и сыром. - Эй, извращенцы, у вас еще целая ночь впереди. Присаживайтесь.
   Лиза и Влад нехотя оторвались друг от друга и присоединились к Юле и Сергею.
   - А в тюрьме щас ужин - макароны, - почесывая затылок и глядя на "накрытый" стол, скептически заметил Влад.
   - Чем богаты, тем и рады, - парировал Сергей. - Жри давай, а то могу еще без ужина оставить.
   - Мне платье нужно снять, - оповестила всех Лиза, поправляя неудобный лиф, который то и дело норовил сползти вниз. - Поможешь, Юль?
   - Давай я помогу, - Влад подмигнул своей девушке, приобняв за талию, но рыжая сбросила его руки.
   - Если мне поможешь ты, то я уж точно никуда больше из комнаты сегодня не выйду, так что обойдешься. Юль?
   - Конечно, - отставив свою чашку с недопитым кофе, Юля спрыгнула со стула и пошла вслед за подружкой.
   - Надеюсь, вы захватили мои вещи? - перед тем как покинуть комнату, поинтересовалась Лиза.
   - Конечно, Рыжуль. Твоя подружка нам любезно согласилась помочь и в этом. - Влад подмигнул Лизе, после чего девушка, смущенно улыбнувшись в ответ, под руку с Юлей скрылась в темноте коридора.
   - Она тебе нравится? - задал вопрос в лоб Владлен, когда они с братом остались наедине.
   - Ну, если отбросить эти детские замашки и кривляния, то Лиза очень даже хорошая девушка и...
   - Да брось, Серег. Ты же знаешь, что я сейчас совсем не о Лизе говорю.
   - Ну что там старик говорил? - не очень деликатно съехав с темы, спросил Сергей.
   Авантюрку они с братом провернули не хилую. А если учесть какие кадры собрались на торжестве, то некоторые вообще могут получить по полной. Хотя, эта свадьба мало походила как на таковую, фарс один да и только, скорее сходка головорезов намечалась. И Лизку жалко, хорошая ведь девчонка, даром что дура, но Влад ее любит и считает своей, а свое Огневы еще никому и никогда так запросто не отдавали.
   - Моментально перестал угрозами сыпать, как только услышал мою фамилию. Наверное, уже взвесил все "за" и "против", и просчитал выгоды, которые сможет извлечь из этого союза. - Влад понял нежелание брата говорить о Юле и не стал настаивать.
   Сергей никогда и не с кем не делился своими отношениями с женщинами, правда у него как таковых отношений никогда и не было. Так, интрижки не стоящие внимания, но по части прекрасного пола болтливым Сергея нельзя было назвать.
   - Боюсь только, батя, на мутные авантюры Рогозина не поведется. Хотя для последнего - это огромный шанс войти в долю с теми, с которыми он даже ср*ть на одном гектаре не рассчитывал. А тут такая удача. Ты хоть уверен в том, на что решился? Семья - это как бы, не то, что просто пожить вместе. Это реально ответственность.
   - А я готов к этой ответственности, как никто другой, - решительно заявил брат и Сергею не осталось ничего другого кроме как согласно кивнуть в ответ.
   Подобного от них двоих можно было ожидать только от Влада, хоть он и младший брат, и не нагулялся, как сказал бы Петр, но он был и более ответственным в том, что касалось любовных отношений. Именно любовных, а не одноразовых ночевок. Поэтому Сергей всегда думал, что если и продолжит кто-то славный род Огневых, то эта честь достанется именно Владлену.
   Одно время по молодости и по глупости брат рьяно стремился стать непосредственным участником в тех делах, которыми ворочали отец вместе с Сергеем. Однако последний настоял на том, чтобы не вмешивать младшего во все то д***мо, в котором с каждым днем погрязал он сам. Пусть хоть совесть Влада останется чиста, а он как-нибудь переживет.
  
   Лиза в комнату вернулась одна, на вопрос Влада о Юле, ответила, что у той разболелась голова и девушка решила прилечь.
   Разделив скудный ужин на троих, все разбрелись по кроватям. Влад и Лиза заняли отведенную им комнату для гостей, и как подозревал Сергей, его собственная спальня оказалась оккупированной очаровательной брюнеткой, которая даже и не подозревала, что сейчас спит в его постели.
   Сергей улыбнулся, представляя ее соблазнительное тело под тонким шелковым одеялом. Вот только ему самому теперь придется ночевать на диване. Мужчина стянул с себя рубашку, даже не потрудившись расстегнуть пуговицы, размял затекшие шейные мышцы. Спать совсем не хотелось и, чтобы хоть как-то себя занять и отвлечься, Сергей решил почистить пистолет.
  
   Юля не врала, когда сказала, что у нее разболелась голова, потому что от всей этой суматохи и переживаний у нее действительно заломило в висках, и девушка решила просто немного отдохнуть в одной из предложенных спален. Она заняла первую попавшуюся, где стояла кровать, и на двери имелся хороший замок, который позволял закрываться изнутри.
   Юля только мельком оглядела освещенную огнями ночного города комнату, сразу наткнувшись на большую круглую кровать на возвышенности у одной из стен. Здесь в комнате было такое же окно, как и во всей квартире, одна сплошная стеклянная стена. Юля не стала любоваться видами и включать свет, заметив здесь же дверь и предположив, что там может быть ванная комната, девушка устало поплелась в ее сторону, прихватив кое-какие вещи из сумки, что успела взять вместе с вещами для Лизы. Яркий свет на мгновение ослепил ее, босые ступни приятно согревал теплый пол. Девушка разделась и вошла в душевую кабинку, включив воду.
   Юля так и не успела высушить волосы перед тем как лечь спать, фена в ванной она не нашла, зато подивилась огромной ванне джакузи, которую не заметила сразу. Однако усталость брала свое и девушка не стала досконально рассматривать все вокруг. Натянув длинную футболку на голое тело и укутавшись в заранее приготовленный для нее халат, Юля вернулась назад в комнату.
   Темные шелковые простыни манили к себе и потому, недолго думая, она прилегла, свернувшись калачиком на самом краю. И так и уснула с полотенцем на голове, даже не потрудившись укрыться.
   Проснулась она через два часа, от того что во рту пересохло и неимоверно сильно хотелось пить. В квартире стояла оглушительная тишина и, стараясь никого не разбудить, девушка на цыпочках вышла из комнаты. Мягкий свет от настенных бра позволил бесшумно пробраться в кухню. Спросонья она не сразу заметила, что находится здесь не одна, а потому наткнувшись на мужскую спину, замерла на месте, не зная, то ли вернуться назад, то ли остаться. Сидя на стуле и склонив голову на руки, спал Сергей. Юля поняла это по ровному дыханию и мерно вздымающейся спине. Почему он не прилег хотя бы на диван, девушка не знала. Она подошла ближе, с интересом разглядывая его руки и мощную спину. В тусклом свете мало что можно было разглядеть, но две татуировки, обвивающие мужские плечи не возможно было не заметить. Юля неосознанно потянулась к одной из них, замерев на месте в сантиметре от мужской руки, когда Сергей буркнул что-то во сне. Мощная спина напряглась и снова расслабилась. И когда Юля хотела отдернуть руку, мужчина неожиданно встрепенулся, молниеносно схватив ее за запястье. Развернул так, что она больно врезалась спиной о ребро столешницы. Сильная рука схватила девушку за горло, а к виску приставили дуло пистолета.

   Глава 10.
  
   Сергей замер, несколько раз моргнул, и, наконец, окончательно проснулся, с удивлением понимая, кто стоит перед ним. Юля, тяжело дыша, смотрела то на него, то на его руку, сжимающую рукоятку пистолета. Мужчина отчетливо чувствовал, как бьется жилка на шее девушки под подушечками его пальцев. Сознание окончательно прояснилось ото сна и он отвел руку с пистолетом от ее виска, разжал пальцы, которые вместо того чтобы оставить девушку в покое прошлись в невольной ласке по ключице, виднеющейся из-под халата, и легли на плечо поверх ткани. Огнев пока не собирался высвобождать Юлю из объятий, в которых, оказавшись поневоле, девушка чувствовала себя не совсем уютно.
   - Юля? Что ты тут делаешь?
   - Я хотела... хотела воды попить, - немного сбивчиво ответила она, насколько это позволила сухость во рту, которая не давала нормально говорить, ровно, как и полуобнаженное тело мужчины, находящееся так близко, что можно было рассмотреть маленькую родинку над его левым соском.
   Юля покраснела еще больше и перевела взгляд на подбородок Сергея. Смотреть ему в глаза она пока не решалась.
   - Разве ты не знаешь, что не стоит подкрадываться к вооруженному человеку со спины?
   - Я не знала, что ты вооружен.
   - Прости, я, наверное, испугал тебя? - Он настойчиво пытался поймать взгляд девушки и, наконец, понять, сильно ли ее поразил тот факт, что на нее накинулся человек с оружием или нет.
   Хотя ствол, который она нашла в бардачке его авто и которым позже ей удалось так удачно воспользоваться, должен был побудить Юлю сделать определенные выводы.
   - Нет, что ты, мне каждый день приставляют дуло к виску, - девушка закусила губу, держась на ногах из последних сил.
   А он вздохнул с облегчением - раз может еще шутить, значит, от испуга барышня в обморок грохнуться не собиралась. Хотя, о чем это он? Та, что какому-то головорезу дырку в ноге проделала, вряд ли прямо тут упала бы без чувств.
   - Смелая. - Просто сказала он, чем вызвал новую порцию удивления на симпатичном личике.
   Юля вскинула глаза, встретившись с ним взглядом. Сердце все еще отстукивало чечетку в груди, хотя ни Сергея, ни его пистолета девушка почти не испугалась. Куда больше ее волновало то, как он на нее смотрел, как произнес это последнее слово "смелая", с придыханием, охрипшим ото сна голосом. Таким же тоном он мог бы сказать ей, что она "сексуальна" или отвесить, какой-то непристойный комплимент, что было бы вполне в его духе. А он считает ее смелой, странный человек. Да и смотрел на нее так... так, что Юля сама затруднялась дать четкое определение его взгляду.
   - Моя смелая девочка. Не боишься ночью ходить одна в логове серого волка? - Сергей улыбнулся.
   Его руки переместились на ее талию, гладя шероховатую поверхность халата.
   - А никто меня не предупреждал, что здесь опасно ходить, - нахмурившись, ответила Юля. - Думала, ты спишь.
   Да уж, заснешь тут, когда эта пигалица всеми мыслями завладела и не отпускает, какой уж тут сон. Дурдом, ей-богу. Даже усмехнулся, чем вызвал на ее лице еще больше недоверия. А ведь мог бы башку ей прострелить. Реакции, оставшиеся после армии и бессонных ночей, когда они с ребятами ходили на "дело", никуда не делись. Сергей спал очень чутко и любой шорох мог его разбудить, так что даже во сне его невозможно было застать врасплох.
   - Пей, - ответил Огнев и отошел, позволяя девушке сделать то, ради чего она сюда и пришла.
   Юля благодарно кивнула, запахнув на себе халат, схватившись за горловину так крепко, как будто боялась, что ткань под тяжелым взглядом Сергея сама по себе расползется в стороны. Она взяла стакан и в тишине помещения, послышалось журчание льющейся воды. Девушка сделала глоток, став к мужчине спиной. По горлу разлилась живительная влага, охлаждая пожар, разбушевавшийся внутри, и на мгновение стало легче, до тех самых пор, пока Огнев не решил иначе. Стакан, громко звякнув, приземлился на столешнице, когда подойдя сзади, Сергей положил руку на ее плечо, смял мягкую ткань, комкая ее своей огромной лапищей. Его лоб коснулся ее макушки, и Юля прикрыла глаза, глубоко задышав, чтобы успокоиться. Но когда вторая рука легла на ее живот, казалось, она и вовсе дышать перестала. Его грудь уперлась ей в спину и Юля лопатками чувствовала, как бьется его сердце. Горячая кожа мужчины, заставляла ее собственную пылать прямо под халатом, попеременно обдавая то жаром, то холодом.
   - Ты вкусно пахнешь, - прошептал он.
   - Сергей, мне возвращаться нужно...
   - Молчи. - Тихонько приказал. - Просто молчи.
   Они стояли так некоторое время. Молча, каждый со своими мыслями и вроде бы ничего больше не происходило, но Юля испытывала жгучее желание вырваться из этих объятий, хотя силой ее никто не удерживал. Огнев просто обнимал ее, и ей были приятны его прикосновения. Но те чувства, которые вызывал в ней этот человек в данный момент - настораживали девушку. Непонятное томление тела, сладкой тягучей смесью скопилось где-то в районе живота. Руки мелко подрагивали и, вряд ли она так быстро сможет успокоиться. Только не тогда, когда он так близко. Юля сглотнула и тихонько прошептала.
   - Извини.
   - За что? - Сергей положил подбородок на ее плечо.
   - Что я о маме твоей упомянула тогда. Я не хотела, честно.
   Эту тему явно затрагивать не стоило. Рука, до этого мягко гладившая ее живот, замерла. Сергей вытянулся во весь рост, но не стал отталкивать девушку, а будничным тоном ответил.
   - Ничего. Ты ведь не знала.
   - Но мне, правда, очень жаль...
   - Хватит. - Прервал ее мужчина и развернул к себе лицом. - Хватит об этом.
   Он обхватил ладонями ее лицо, любуясь, как в полумраке тени причудливо играют на ее коже. Сергей не мог предугадать ее мыслей, чувств. Ему хватало только того, что в данную секунду она стоит, тесно прижавшись к нему, а он нереально кайфовал, вдыхая аромат ее волос, все еще немного влажных после душа. От нее пахло им, вернее гелем для душа, которым постоянно пользовался Огнев. Ведь у него не было предусмотрено запасаться вещами, которыми смогла бы воспользоваться какая-либо женщина, решив остаться здесь на ночь. Да и вообще Юля первая, кто имела честь провести ночь в его скромных апартаментах, первая, кто попала в его постель именно в этом доме. И Сергей абсолютно не был против, чтобы она там и осталась. Мужчина представил весьма живую картину с Юлиным участием на шелковых простынях, и тут уж сдержаться было просто не возможно. Сергей потянулся к ее приоткрытым губам и на этот раз он надеялся, что язык ему не откусят.
   Его губы мягко приоткрыли ее рот, когда он попробовал на вкус по очереди то одну, то вторую губу. Язык скользнул по ровным зубам, отчетливо помня, как опасны они могут быть. Максимум усилий он прилагал, чтобы не наброситься на девушку голодным зверем, чтобы не дай бог не вырвалось наружу то, что действительно он хотел сейчас с ней сделать. Хотя удержаться было чертовски трудно. Просто невыносимо целовать ее, словно мальцу, впервые дорвавшемуся до женщины. Но Сергей чувствовал - к малышке нужен иной подход. Он даже руки сжал, сминая в кулак ткань ее халата, пальцы так и тянуло взяться за кончик пояса, развязать и отбросить его к чертовой матери.
   А когда Юля робко приоткрыла рот и впустила его, то тут уж никакая выдержка не помогла. Хриплый рык вырвался из горла, как только он вкусил всю сладость ее влажного рта, как почувствовал несмелое прикосновение ее языка к его.
   - Ой, - тихонько вскрикнула девушка, когда Сергей подхватил ее и усадил на столешницу, поудобнее устроившись между ее ног. - Сережа, не нужно...
   - Молчи, - скомандовал он, поглощая протест новым поцелуем.
   Желание уже оголило все его инстинкты, нарастая где-то глубоко внутри. Да что там, как только он ее увидел, то уже предвкушал возможное развитие данного вечера. А теперь она попалась в его руки, и не убежать, не отвертеться. Строптивая брюнетка будет медленно, словно воск плавиться в его объятьях и он слепит из нее то, что сам пожелает, уж он-то постарается.
   А потом Сергей уже и не понял, в какой момент руки оказались под подолом ее халата и пояс, который еще недавно так мешал ему, уже развязан. И теперь он сжимал в кулаке ткань тонкой футболочки, что была сейчас на девушке. Пальцы задрожали, не веря, что он прикасается к ней настолько близко. Юля заерзала, когда горячая мужская ладонь легла на ногу, а большой палец осторожно погладил внутреннюю сторону бедра. Девушка попыталась сцепить ноги, что, конечно же, Сергей не дал ей сделать, но и руки оттуда убрал, переместив на талию, притягивая к себе настолько близко, что даже эта гребаная футболка не могла помешать чувствовать ее своим телом. Твердые горошинки сосков "кололи" его грудь, что вызывало все новые и новые спазмы внизу живота. Член, словно свинцом налитый, больно врезался в молнию брюк, которые он не догадался снять, когда остался в комнате совершенно один. Но если Сергей сейчас же не сбросит их, то кончит от одного только трения плоти о грубую ткань. Девчонка снова завела его, и ее маленькое тело, и неумелые поцелуи, и запах ее, дурманящий, сводящий с ума аромат пьянили не хуже водки. А когда его рука смяла упругую девичью грудь, то Сергей понял, что все. Слетел он с катушек, тормоза отказали и сейчас есть только он и она, которая таки будет принадлежать ему прямо здесь и сейчас, а все остальное пусть катится к чертям собачьим. Еще никогда он так не увивался за женщиной, никого не хотел, так как ее. Охотничий инстинкт уже давно эволюционировал в желание не только получить, но и владеть. Владеть ею.
   Сергей даже не сразу понял, что ему еще и сопротивление оказывали, пока отчетливо не расслышал единственное слово, сорвавшееся с ее губ.
   - Пусти, - потребовала Юля, тщетно пытаясь оттолкнуть его, упершись ладошками в крепкую мужскую грудь.
   Но он только отвел ее руки в стороны, сковав за спиной в кольце своих пальцев, продолжая все также неистово терзать ее рот, крепче прижимая к себе, как будто боялся, что и на этот раз девчонка ускользнет от него, упорхнет, как пугливая птичка. Да и разве ж он мог отпустить? Ведь чувствовал, что она отвечает, чувствовал, что хоть и на мгновение, но она позволила себе расслабиться. Она не ледышка, как порой поговаривал Петр, искренне забавляясь ситуацией, в которой оказался друг. Как бы там ни было, в Юле есть страсть, сочетающая в себе хрупкость, невинность и твердость одновременно. Бешенный коктейль чувств, от которых Сергею сейчас не реально сносило крышу. Просто она боится, боится его страсти, его необузданных порывов, что ж, тут даже он сам себе удивлялся.
   - Кхм, кхм, не помешал? - раздалось так неожиданно, что Огнев зарычал, готовый набить морду собственному брату.
   - Господи, - выдохнула Юля, оттолкнув Сергея, который к счастью позволил ей это сделать, и спрыгнула со столешницы.
   Влад, как ни в чем не бывало, подошел к рукомойнику и, взяв тот самый стакан, из которого так недавно пила сама Юля, наполнил его водой. Девушка, не глядя на мужчин, поспешила убраться прочь, как будто уличенная в каком-то преступлении.
   - Твою мать, Влад! - взревел Сергей и стукнул кулаком по столешнице так, что подпрыгнули стоящие на ней чашки.
   - А в чем дело? Я водички вышел попить, - невинно ухмыляясь, ответил тот и еле успел увернуться, от занесенного в его сторону кулака брата.
   - Влад, черт, ты что в ванной не мог водички попить?
   - Эй. Если тебе так не терпелось, то мог бы ее в спальню затащить, а кухня - это общедоступное место. А меня ждут. Адьес, братишка.
   - Бл*ть, - выругался Сергей, посылая все мыслимые и немыслимые ругательства на голову удаляющегося Влада.
   Ну, и какого лешего он приперся сюда? От злости мужчина раздавил в руках тот самый злосчастный стакан, который схватил со стола с намерением запустить его вслед Владу. Кусочек стекла оцарапал кожу, и капля крови стекла по пальцу тоненькой струйкой, Сергей заворожено смотрел на нее, ругая Владлена.
   Да и он тоже хорош, с досадой подумал Сергей, не мог и в самом деле пойти с ней в спальню. Как дурак малолетний позабыл обо всем на свете, целовал ее и не мог насытиться этими поцелуями. Ее робким, неумелым ответом, порханием пальцев по его разгоряченной коже и футболка эта чертова, которую он комкал так, что она трещала по швам, еще бы чуть-чуть и он бы сорвал с нее эту вещицу вместе с халатом.
   Да что б его, почему он до сих пор здесь стоит? Что ему мешает пойти к ней и не продолжить начатое? А он вместо проклятий в адрес братца, стоит тут как лох и жалеет о том, что так и не случилось.
   Сергей выбросил разбитый стакан в мусорку и пошел прямиком в свою комнату, но стоя за закрытыми дверьми, мужчина всего лишь секунду размышлял над тем стоит стучать или нет. Он занес кулак, но так и замер, медленно опустив ладонь на ручку. Огнев мягко на нее нажал, но вопреки всем ожиданием дверь не поддалась. Предусмотрительная девочка закрылась изнутри. Мужских губ коснулась легкая ухмылка. Он поднял руку, прислонившись к двери, и склонил голову на кулак. "С ума свела, чертовка, и смылась", похоже, так жестоко его еще никто не обламывал. Хотелось расхохотаться, но вряд ли его веселость оценит уже спящий народ. Поэтому Сергей просто ушел, лег на жесткий диван в гостиной и постарался посвятить оставшиеся до утра часы здоровому сну.
   А Юля, слыша удаляющиеся по коридору шаги, облегченно выдохнула, но до утра так и не смогла сомкнуть глаз.
  
   * * *
  
   Входя в аудиторию, где у Юлиной группы должно было состояться занятие по лепке, девушка застала презабавнейшую картину: девчонки с ее потока, все как одна, повисли на длинном подоконнике, с интересом рассматривая что-то за окнами. На входящих в помещение они не обращали внимания, активно переговариваясь и хихикая. Хотя мужская половина класса из тех, кто в этот момент находился в аудитории, с не меньшим интересом рассматривала окружности, выпяченных на всеобщее обозрение кругленьких поп.
   Юля ухмыльнулась, усаживаясь на свое место. Она вынула из ушей наушники и отключила музыку на плеере, когда до нее долетели слова сокурсниц.
   - Как же Рогозиной повезло, такой жених у нее классный и тачка шикарная, сразу видно крутой чувак, - восхищенно тараторила Зинка, симпатичная платиновая блондинка в сером платье.
   Юля улыбнулась, она знала, что на большой перемене к Лизе должен был приехать Влад, и девчонки, скорее всего, наблюдали из окон второго этажа, где располагалась их аудитория, именно за встречей новоиспеченной парочки.
   - Тачка, не каждого делает крутым. С чего ты вообще взяла, что он крутой? Такой же мажор, как и наша Лизка, живет, небось, за счет богатенького папочки, - недовольно отозвалась Полина, самая умная и строгая студентка на их потоке.
   - Да нет же. У этого свой бизнес, Лиза как-то говорила, - заступилась еще одна представительница этой компании, зеленоглазая красавица Ольга, как обычно по привычке наматывая кончик волос на палец.
   - Но он все равно красавчик, - не унималась Зина. - Вот бы знать, где такие водятся, я бы не прочь и себе там женишка подыскать.
   - Так пока не подыскала, может, тебе и местный народ сойдет за принца? - пошутил Шурик, один из одногруппников, который так же, как и Юля, прислушивался к разговору девчонок.
   Зинка обернулась, показав ему язык, но заметив брюнетку, поманила ее рукой к окну.
   - Юльчик, иди к нам. Вот скажи, ты же общалась с Лизкиным женихом, правда он классный?
   - Хороший парень, - согласилась девушка, отложив свои вещи и медленно подходя к девчонкам.
   Она стала с ними в один ряд и, перегнувшись через выступ подоконника, посмотрела вниз, туда, где Лиза, повиснув на шее у Влада, весело о чем-то щебетала.
   - Все равно ничего хорошего в нем нет, - продолжала ворчать Полина. - Лично мне кудрявые не нравятся.
   - А как по мне, так в самый раз, - Зина мечтательно вздохнула. - Тебе, Поль, больше нравятся, наверное, здоровенные лысые амбалы, типа твоего волейболиста Вовки.
   - Он баскетболист, - поправила девушка. - За то по нему видно, что настоящий мужик.
   - Поль, по нему видно только, что ему пару раз по физиономии не хило съездили. - рассмеялась Ольга.
   - Баскетбол - это жестокий спорт.
   - Ой, я тебя умоляю. - Фыркнула Зина. - Баскетбол - это всего лишь игра, а не поле для военных действий. Нет, этот определенно красавчик, и твой Вовка ему в подметки не годится. Сразу видно - порода.
   - И много ты таких породистых видала? Или специальный питомник для них имеется? Где их держат этих породистых?
   - Ну, вон Лиза же себе нашла.
   - Очнись, где ты и где Лиза.
   - Ой, ой, девчонки, посмотрите, а это кто? Боже, девочки, вот это мужчина-а-а, - протянула притихшая до этого Варвара, чуть ли не впечатавшись в стекло, чтобы повнимательнее разглядеть происходящее за окном.
   - Ага, - подтвердила Зина.
   - Смотри, Поль, прям как ты любишь - и здоровый, как шкаф, и на лице написано, что мужик настоящий.
   - Ох, я бы не прочь, чтобы такой шкаф случайно на меня завалился, да как придавил бы меня такую хрупкую и маленькую, - томно прошептала Зина.
   - Не задавил бы? - съязвила Полина, брезгливо скривившись.
   - Смотрите-смотрите, он пошел к парадному входу. Он в здание зашел, - Варя, отскочила от окна. - Интересно, только зачем. Пошлите, может поближе удастся его разглядеть.
   Юля, которая откровенно забавлялась, слушая милую перебранку девчонок, вмиг посерьезнела на последних восторженных репликах сокурсниц, резко отпрянув от окна. Улыбка испарилась с лица, а на ее месте появилось беспокойство. Минуя сладкую парочку, за которой пристально следили сокурсницы, прямо в здание академии направлялся Сергей. И только Богу было известно, что ему там понадобилось. Уж точно, не грызть гранит науки и изобразительное искусство изучать.
   Брюнетка вернулась на свое место и стала перебирать содержимое своей сумки. Сердце стучало в груди, отдаваясь гулким набатом в ушах. Стало жарко. По-настоящему душно, хотя окно в помещении было приоткрыто, и из него проскальзывал свежий весенний ветерок, шевеля невесомые светло-голубые шторы.
   - Ну, нет. Я пас, - заявила Поля, скрестив руки на груди и отойдя от окна, она села на свое место.
   - Через минуту звонок будет, - напомнила всем Ольга, - а Корнеич не любит, когда к нему на пары опаздывают.
   - Ладно, сидите. Зин, ты со мной? - вопросительно уставившись на сокурсницу, которая в этот момент успела подкрасить губы прозрачным блеском, Варвара ждала ответа.
   - Конечно, пошли. - Кивнула блондинистая голова девушки и вдвоем они направились к выходу, крикнув напоследок. - Девчонки, если Корнеич спросит - нас вызвали в деканат.
   Но девушкам даже за порог не удалось выйти, так как дорогу преградил им Пан, принеся с собой заливистую трель звонка.
   - Куда собрались, красавицы? - улыбнувшись смущенным девушкам, парень прошел в аудиторию. - Пара началась, марш на место.
   - А мы... мы... э... нам нужно припудрить носик, - нашлась с ответом Варя, которой Пан уже давно и очень сильно нравился.
   - Вам полчаса перемены не хватило? - ухмыльнулся он и, подтолкнув обеих девушек назад в помещение, прошел дальше.
   Студенты сходились на занятие, с интересом поглядывая в сторону Ростислава, который вальяжно раскинувшись за столом преподавателя и постукивая пальцами по столешнице, терпеливо ждал, когда все соберутся. Он подмигнул Юле, встретившись с ней взглядом, и сама девушка, уставившись на него с немым вопросом в глазах, с не меньшим любопытством гадала, что привело его на ее занятие.
   - А где же Павел Корнеич? - поинтересовался один из студентов, когда, наконец, все ребята заняли свои места и притихли в ожидании дальнейших слов или действий со стороны лучшего студента академии.
   - Я за него, - быстро ответил Пан, поднявшись и присев на краешек столешницы. - Павла Корнеича в деканат вызвали, так что эту пару проведу с вами я.
   Студенты дружно загалдели, обсуждая неожиданную замену. Девчонки хихикали, исподлобья поглядывая на красавчика Пана. Все считали, что им несказанно повезло, Корнеич был очень строгим преподавателем. Давно уже вышедший на пенсию, он продолжал преподавать в академии и нести свою науку в неотесанные головы студентов. Именно его предмет сдавать было сложнее всего, так как старый профессор придирался к любой мелочи, даже самой незначительной, говоря, что скульптура ровно, как и макет, с которого она лепится - должны быть идеальны. К счастью, с профессором у Юли никогда не возникало проблем, а потому столь неожиданная замена для нее абсолютно никакой разницы не играла.
   Пан потер за ухом, поправив серьгу, и прокашлялся, привлекая внимание.
   - Эй, если вы тут решили, что вам можно расслабиться и пробездельничать всю пару, то вы ошибаетесь. У меня для вас задание и если не сделаете его до конца занятия, могу поставить двойку, имею полное право, так что без обид.
   Парень снова уселся за стол, раскрывая журнал с фамилиями студентов, он даже бровью не повел, слыша разочарованные вздохи.
   - А может, ты нас отпустишь? Ведь это последнее занятие в этом семестре, - невинно хлопая глазками, спросила Зинка. Она улыбнулась, вложив в это действо все свое обаяние, рассчитывая на то, что еще никто и никогда не отказывал ей. - Мы никому не скажем, а твое задание выполним дома. Никто ничего не узнает, мы по тихому.
   Пан оглядел девушку с ног до головы. Ухмыльнулся, сощурив глаза, и Зина заулыбалась еще больше, думая, что ее ангелоподобная внешность, таки возымела свое действие и парень сражен наповал девичьей красотой.
   - Тебе я поручаю слепить горшок, - невозмутимо ответил он, забавляясь тем, как вытянулось лицо девушки.
   - То есть? Какой еще горшок? - не поняла Зина.
   - Цветочный, конечно же, а не тот, в который маленькие детки испражняются. - По классу разнесся тихий смешок, что заставило весь запал девушки мгновенно сникнуть. - Всем остальным лепить кувшины.
   - Так это ж просто, мы думали будет, что-то посложнее, - облегченно отмахнулся Шурик.
   - А все гениальное вообще просто, правда, Юлия Александровна? - бодро заметил Пан, глядя теперь уже на брюнетку.
   Сидящая по соседству Варя, нахмурила брови и недовольно скривила рот, разочарованная подобным обращением обожаемого парня к другой девушке.
   - Если можно найти что-то гениальное в лепке кувшинов, то - да, Ростислав Александрович. - Такое обращение еще больше позабавило Пана, он рассмеялся, чем заставил и Юлю улыбнуться. А ведь у них отчества одинаковые, заметила девушка, размышляя над тем, а как это было бы иметь такого брата, как Пан.
   - Так может, приступим?
   Недовольно что-то ворча, студенты взялись за работу, как и сама Юля, которая любила творческую работу и сейчас с энтузиазмом принялась за воплощение в жизнь своего гениального "просто". Буквально все отошло на второй план ровно до тех пор, пока девушка не вспомнила, что где-то здесь в застенках академии бродит Сергей. И работа, как назло, перестала клеиться, все было не то и не так, а вернуть былую сосредоточенность уже не получалось. Это заметил и Пан, который подошел к ней и, поставив стул спинкой вперед впритык к ее рабочему месту, уселся возле Юли, попутно разглядывая работу девушки.
   - Если не успеешь выполнить задание - ничего страшного, я все равно поставлю тебе высший бал. - Тихо, чтоб слышала только Юля, произнес брюнет, с красными волосами на висках.
   - Я успею, - уверено ответила девушка, бросив короткий взгляд на парня. - Это идея Павла Корнеича - кувшины лепить?
   - Не-а, исключительно моя, - гордясь собой, объявил Пан. - Я вообще должен был дать вам задание на дом и распустить.
   - А ты, оказывается, коварный человек, - пожурила его Юля. - И к чему же ты тогда тут весь этот спектакль устроил, да еще и строгого преподавателя включил? Вон даже Круглову дара речи лишил.
   - А, это ты про блондинку? Ну, так не люблю выскочек, вот и придумал на ходу это нелепое задание. Да и Корнеич будет доволен, что студенты не слонялись без дела.
   - Выдумщик ты, Пан. Кстати, как рука? - ему таки удалось отвлечь девушку от работы и посторонних мыслей, так что теперь Юля еще и обратила внимание на руку парня, ту самую, которая пострадала во время нападения на Карину.
   - Нормуль, жить буду, - машинально разминая пальцы, ответил Пан. - А ты как? У тебя все в порядке?
   - Да, все нормально, - Юля улыбнулась, пряча взгляд и отчего-то чувствуя себя неловко.
   - Слышал, твоя подружка замуж за младшего Огнева собралась.
   - Откуда слышал? - удивилась девушка. Не думала Юля, что Пан настолько интересуется персоной Огнева, хоть и недолюбливает, по неизвестной ей причине.
   - Да так, слухами земля полнится. Ну да ладно, с Лизкой твоей все ясно, надеюсь, сама-то ты еще не попала под чары старшего брательника? - говорил все это Пан довольно спокойно, по крайней мере, былой злобы в его голосе Юля не расслышала. Однако, ей, казалось, что опять хотят читать нравоучения, и ее это не очень-то устраивало.
   - Я тебе уже говорила, что у меня своя голова на плечах, - ощетинившись, напомнила Юля.
   - Но ты теперь не так враждебно относишься к нему, как раньше. Это видно по тому, как заблестели твои глаза, когда я упомянул о нем. Ты вообще имеешь представление о том, что это за человек? Он опасен, Юлька, опасен и жесток, от него бежать надо, как от чумы.
   - Откуда ты это знаешь? С чего ты вообще взял, что он меня волнует? Лиза выходит замуж за его брата, а не я. У нас нет ничего общего и не будет.
   - Ты меня в этом хочешь переубедить или себя? И хорошо, если бы это было так. Но я знаю, на что он способен, а ты в силу своей неопытности можешь наделать глупостей, влюбиться, ему стоит только быть понастойчивее...
   - Слава, - обращаясь к парню по имени, Юля заставила его замолчать. Чего-чего, а вот нотаций от Пана ей только не хватало.
   Это предупреждение могло показаться банальной ревностью со стороны Пана, но на самом деле это было далеко не так. В каждом его взгляде, выражении лица, жесте читалось искреннее беспокойство. Он волновался за нее, переживал, как, наверное, переживал бы отец или старший брат, если бы он у нее был. Но Пана Юля не знала так хорошо, как лучшую подругу и не могла толком понять, что движет его интересом к ней.
   Она знала его как самого жизнерадостного человека, талантливого ученика и просто хорошего парня. Ему не нужно было становится центром внимания, все внимание итак было приковано к нему, где бы он не находился. Люди доверяли Пану и тянулись за ним. Да что там говорить, половина девчонок из ее потока мечтала, чтобы он обратил на них внимание, а этот парень с причудливой прической и неординарной манерой одеваться подружился с ней после двух лет насмешек и подколов. Нет, Юля совсем не была против общения, ей нравилась зажигательная энергия Пана, во многом он был похож на Лизу, но она никак не могла понять, кого он в ней видит, кто она для него. Девушка? Подруга?
   Однако, каких-либо активных действий парень не предпринимал, а значит, Юля просто наслаждалась их дружбой.
   - Поверь, никто, никогда и ни за что не принудит меня к чему-либо против моей воли. Я ценю твою заботу, но пожалуйста, давай оставим этот разговор. - Мягко попросила Юля. Уж лучше пусть шутит и улыбается, а не смотрит так недоверчиво, склонив голову на бок и слегка прищурив глаза.
   Да и не хотела Юля ссориться с Паном, только не из-за Сергея. К тому же ей самой было прекрасно известно о том, каким может быть Огнев. Однозначно этот мужчина один из тех, кто привык покорять, добиваться своего по жизни, не гнушаясь в выборе средств для достижения целей. Сергей опасен? Что ж очень даже может быть, не зря же все-таки оружие держит в доме. Но если раньше она с уверенностью могла сказать, что между ними ничего нет и не будет, то теперь ее уверенность значительно поколебалась. Адреналин до сих пор бушевал в крови, стоило только вспомнить, как он ее целовал. Ничего подобного у нее еще не было, и те непонятные чувства, зародившиеся внутри после случившегося, не давали девушке покоя.
   Она не боялась Сергея, но боялась того, что могло между ними зародиться. Ведь бояться было чего и это вовсе не дуло у виска и нападения посреди пустынной дороги. Она не хотела становиться одной из многих, не хотела чувствовать это томление в груди, которое испытала во время поцелуя, не хотела верить ему и не верила. Такой сильный и напористый - он мог с легкостью сломать ее, ему ничего не стоило это сделать, а Юля страшилась того, что ему таки удастся это. Толком никогда не имевшая серьезных отношений, больше всего на свете Юля боялась того, что ей сделают больно, как это уже случилось с мамой. Да, пусть случившееся с ее родителями произошло не по их вине, но девушке вовсе не хотелось любить кого-то без надежды на общее будущее. Так что любовь между мужчиной и женщиной в ее представлении существовала пока только в книгах великих классиков.
   Девушка знала и про страсть, и про желание, ведь странно было бы дожить до девятнадцати лет и не интересоваться подобными вещами. Но целоваться с неумелыми ровесниками и чувствовать щекотку от их касаний, что хотелось просто рассмеяться вслух - это не то же самое, что ощущать желание к такому человеку, как Огнев. Даже о таких пишут в романах и зачастую героини от подобных персонажей страдают, тянутся к ним, как бабочки на огонь и погибают от своей любви. Платят самую высокую цену за любовь, потому что у них больше нет выбора, они свободу свою теряют и больше сами себе не принадлежат, полностью вручая себя мужчине, отдаются пламени без остатка и в нем же сгорают. И до этих пор Юля сомневалась, что подобные мужчины вообще могут существовать в жизни.
   - Я просто не хочу, чтобы тебя обидели, - произнес вдруг Пан.
   - Почему тебя это так волнует? Еще пару месяцев назад тебе с легкостью удавалось это делать.
   - Не сравнивай. Моя критика безобидна, а то во что может втянуть тебя Огнев, куда серьезнее.
   - Во что же он может меня втянуть? Ты говоришь, что он так опасен, но никак это не обоснуешь. Он что же маньяк убийца? Или что-то вроде Синей Бороды? А может у него наклонности Джека Потрошителя?
   - У него подозрительный бизнес и куча врагов. В свое время мой отец пострадал от предательства Огнева-старшего, думаешь, я могу испытывать к нему хоть что-то по мимо ненависти?
   - Давай прекратим этот разговор. Теневой бизнес, предательства, опасность - я себя чувствую сейчас героиней какого-то дешевого детектива. Не надо вмешиваться в мою жизнь, пожалуйста, и говорить, что мне делать и как nbsp; - А как по мне, так в самый раз, - Зина мечтательно вздохнула. - Тебе, Поль, больше нравятся, наверное, здоровенные лысые амбалы, типа твоего волейболиста Вовки.
поступать или не поступать. Я эти девятнадцать лет прожила как-то без твоих советов и дальше проживу. Спасибо за беспокойство, - отрезала Юля, дав понять, что на этом разговор окончен.
   Пан недовольно сверкнул глазами в ее сторону, несколько раз запустил пятерню в волосы и взъерошил их еще больше.
   - Как знаешь, - буркнул он, поднимаясь. Им все-таки удалось поссориться.
   Громким набатом звонок оповестил всех об окончании занятия и студенты засобирались, приводя рабочие места в порядок и сдавая работы. Юля так и не успела закончить свой кувшин, закусив от досады губу. Своим разговором Пан сильно отвлек ее. Девушка так ничего и не сдала, хотя знала - двойку ей за это не поставят.
   Пан сосредоточился на произведениях искусства других студентов и, когда его отвлекла Варя, решив, наконец, проявить настойчивость, Юля незаметно выпорхнула из класса.
   Погруженная в свои мысли и переживания, она направилась в другую аудиторию. К следующей паре нужно было приготовиться тщательнее, ведь она должна проходить у Селезнева и девушка уже начинала представлять, как один за другим, на нее посыплются многочисленные вопросы.
   Ее внимание привлекло небывалое оживление среди студентов, а особенно это касалось прекрасной его половины. Девчонки хихикали, тыча пальцами на кого-то в толпе. Кем был этот кто-то, Юле удалось узнать чуть позже, когда протискиваясь мимо толпы, она не заметила знакомую фигуру и улыбку, которая расплылась на мужественном лице, стоило мужчине разглядеть ту, которую он ждал.
   Сергей медленно подошел к ней, пока девушка, как столб замерла на месте и оглядывалась по сторонам, замечая удивленные и заинтересованные взгляды, особенно девчонок из группы, которые в этот момент перешептывались, поглядывая в сторону Сергея.
   - Здравствуй, - произнес он, остановившись напротив нее. - Это тебе.
   Он вытянул вперед руку и Юля удивленно приподняла брови. Сергей протягивал ей шикарный букет из нежно-кремовых роз на длиной ножке.
   - Привет. Спасибо, - недоверчиво принимая букет из его рук, девушка не могла не восхититься красотой нежных бутонов.
   Сергей молчал, наблюдая за ней, и балдел, видя на ее лице робкую улыбку, ведь это стоило того, чтобы послать нахрен Петра, решение проблем с Никольским и поехать сюда, едва он услышал, что Влад хочет после занятий забрать Лизу из академии. Он и сам бы не прочь, послать оставшиеся пары у Юли к такой-то матери и забрать девчонку туда, где он смог бы любить ее до изнеможения, и закончить, наконец-то, на чем они остановились в прошлый раз.
   - Ты что-то хотел? - спросила девушка и неосознанно уткнулась носом в эти дивные розы, вдыхая их аромат. Забавно так и... мило, хотя то, что Сергей сейчас по-настоящему хотел, нельзя было назвать милым.
   - Хотел тебя увидеть.
   - Ну, увидел. Дальше что? - Юля посерьезнела, оторвалась от цветов, как будто только что в ней щелкнул выключатель и она от милой ласковой кошечки, которую хочется почесать за ушком и приласкать, перевоплотилась в холодную леди. Но все объяснилось после того, как Сергей проследил за ее единственным взглядом, брошенным куда-то в сторону.
   Этот придурок Пан стоял в другом конце коридора и с ненавистью смотрел на них. Вернее даже не на них, а на него, на Сергея. Огнев нахмурился - а ведь этот хиппи довольно тесно общается с брюнеткой, только вот интересно насколько близко это их общение?
   Огнев сделал шаг в сторону, полностью прикрыв собой обзор, благо рост у него был не маленький, и теперь Юля смотрела на него и только.
   - Карина очень хочет с тобой встретиться. Говорила, ты обещала ей показать свои работы.
   - Да, я помню, немного замоталась с этими зачетами. Если у нее нет других планов, то в эту пятницу мы можем с ней встретиться.
   - Думаю, если они и были, эти планы, то она их отменит. Ты очень ей нравишься. - Сергей улыбнулся, и Юля догадалась, что, то же самое он мог сказать и про себя.
   - Это все? А то мне идти нужно, готовиться к следующему семинару.
   - Всегда норовишь избавиться от меня побыстрее?
   Юля молчала, не зная, что ответить, ведь формально оно так и было. А с другой стороны, сердце забилось быстрее, готовое выпрыгнуть от порции адреналина, прыснувшей в кровь, или это все-таки от тех жарких взглядов, которые он на нее бросал, а вовсе не оттого, что девушке хотелось, чтобы после ее неумелого поцелуя Сергей и дальше стремился завладеть ее вниманием.
   Что творилось в ее хорошенькой головке, Огнев понятия не имел. Он просто не отказывал в удовольствии лишний раз полюбоваться девушкой. Сегодня на ней была строгая серая юбка с завышенной талией и блузка с коротким рукавом, верхняя пуговичка которой была расстегнута, из-за чего Сергей не смог не заметить кружево белоснежного лифчика. Он понял, что нужно срочно уносить отсюда ноги, ехать к Марте и взять наконец одну из ее девочек, чтобы снять это долбанное напряжение, которое вызвала в нем Юля. И ведь он не был мазохистом, и не ждал того, что девушка сама снизойдет к нему в объятья, но и не совсем же он был нелюдью, чтобы плюнуть на все и, не взвалив брюнетку на плечо, отправиться с ней куда-нибудь, где нет лишних свидетелей.
   Да блин и женщины в одежде его возбуждали постольку поскольку, кроме этой, которая, наверное, хоть мешок на голое тело наденет и все равно он не перестанет ее хотеть. И держала себя как-то скромно, губы закусывала, то и дело, наматывая на палец кончик темных волос. Сейчас они были распущены и Сергей сам того не ведая, потянулся к ней, зарывшись пятерней в шелковистую шевелюру. Притянул к себе, находясь на расстоянии нескольких миллиметров от ее губ. Казалось, еще чуть-чуть и он ее поцелует, вот-вот прикоснется своими губами к сладким устам.
   Юля сглотнула, собираясь с мыслями, она отчетливо чувствовала его дыхание на коже, но Сергей не предпринимал дальнейших действий, он улыбался, лаская девушку хищным взглядом. Юля не спускала завороженного взгляда с его губ и опомнилась лишь тогда, когда прозвенел звонок и строгий голос преподавателя вернул их к реальности.
   - Молодой человек, может, вы отпустите мою студентку и она пойдет на пару? - седовласый старичок с солидной тростью строго взирал на него и Сергей усмехнулся, подумав, что под таким взглядом сего почтенного человека, студенты скорее всего ведут себя смирно.
   Рядом с пожилым профессором стоял более молодой мужчина, очевидно тоже один из преподавателей. Это было видно по испачканному в мел краю пиджака и журналу с номером группы, с которой, скорее всего, у того была сейчас пара. Худощавый невысокий блондин в ответ с интересом разглядывал Сергея, но когда его взгляд упал на девушку, Огнев непроизвольно стиснул кулаки. Ему был прекрасно известен этот взгляд, потому что он и сам не раз так смотрел на Юлю. Но он, все же, отпустил, покрасневшую, словно маков цвет девушку, и ответил.
   - Не буду задерживать вас.
   - Я понимаю, конечно, дело молодое, но для романтики нужно другое время выбирать, да и место тоже.
   - Учту на будущее.
   - Учтите, будьте любезны. - Одобрительно закивав головой, пожилой мужчина пошел дальше по коридору.
   Юля, незаметно кивнув Сергею вместе с молодым профессором, вошла в аудиторию. Все еще смущаясь, девушка прошла к своему месту. Положив букет рядом, она стала доставать конспекты.
   - Эй, Вишневская, это кто был? Вы что, встречаетесь? - послышался тихий шепот Ольги с задней парты.
   - Нет, - отрицательно качнув головой, ответила Юля.
   - А цветы тогда зачем?
   - Просто так. Это брат Лизкиного жениха, он просто решил поздороваться.
   - Ну-ну. Может ты нас познакомишь и он со мной точно также здороваться будет? - хихикнула она.
   - Кирьянова, что там за разговоры могут быть, когда я тут пытаюсь вбить в ваши головы хоть немножечко знаний? Вишневская, пройдите к доске.
   Юля тяжело вдохнула и выдохнула. Бросив взгляд на сиротливо лежащие на соседнем стуле розы, она потянулась к лепесткам, погладив бархатный бутон, а затем медленно поднялась и пошла прямиком к доске, словно на эшафот.

Оценка: 7.71*53  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"