Клин Катриша: другие произведения.

Последние листья снега

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не детское это дело...война! Слишком серьезный урон наносит она детской психике. Слишком жестокими шутками показывает жизнь. Однако, что же делать, если кроме детей сражаться больше и некому?
      
      
      Надеюсь, что Вам понравится! Порадуйте, пожалуйста, откликом! Ведь для автора всегда приятно знать, что он делает что-то не просто так! ЗАМОРОЖЕНО

  Глава 1.
   Дождь. Он шел уже несколько дней, мучая нас и заставляя скрываться в развалинах домов, в погребах и подвалах целый день. Погода вообще последнее время оскудела на разнообразие. Шел дождь или стояла просто пасмурная погода. Временами, когда мысли уплывали далеко, я думала о том, что кто-то там, наверху, плачет о нас, выражая этими каплями свою поддержку и сожаление. Многие из моих друзей считали, что людей настигла кара, другие, что случилось то, что должно было. Как считаю я? Верю ли во все это? Не знаю, но одно я поняла точно, что бороться с обстоятельствами глупо.
   -Кайли, ты чего там застыла? Идем ближе, огонь скоро потухнет.
   Я обреченно вздохнула, вновь посмотрела через большую пропасть стены на улицу, бросила взгляд на разрушенную лестницу. Никого.
   -Они придут только утром. Ты же видишь, какая погода. - Сухая улыбка, и я прижимаюсь к теплой подруге, вздрагивая и потирая замерзшие руки. Сакура тоже улыбается мне в ответ.
  -Как думаешь, они найдут их? - голос стал хриплым и немного дрожал, но не разобрать моих слов было нельзя.
  -Если честно, то нет. Я вообще не вижу смысла их искать. Если бы мы им были нужны, то они сами бы нас нашли. - Рик, сидящий совсем рядом, согласно закивал головой.
  -Да, Кайли, она права. Зря он все это затеял, лучше бы оставил людей нам, пропитание итак некому собирать, а он самых сильных забрал. Глупец.
   Я лишь нахмурилась, но спорить со старшим парнем не стала. В последнее время, я стала гораздо осмотрительнее при выборе слов и постоянно сдерживала так и рвущееся на свет собственное мнение. Оно было никому не нужным, никого не волновало. Рик, кстати, учился в одной со мной школе до облавы. Я мало с ним общалась, он был какой-то слишком взрослый и отдаленный для меня.
  -Эй, Кайли, ты заснула что ли? Я вообще-то тебя спросить хотел.
   Сонно протерев слипшиеся глаза, устало подняла их на товарища.
  -Чего тебе?
  -Гай не говорил тебе, куда собирается нас вести? - заинтересованные глазки всех вокруг так и норовили залезть в мои мозги и пролазить там каждый уголок, проверить все, что я слышала или видела.
  -Нет, с чего бы? - удивленно приподнятая бровь и неподдельное удивление, которое я научилась копировать у взрослых товарищей, не давали просочиться настоящим чувствам.
   Например, страху, который поселился в маленьком безумном сердечке и стискивал его, как клещ, высасывая желание бороться. Но сдаваться было нельзя, слабые дети умирали слишком быстро даже в нашей компании. Что говорить о тех, кто оказывался на улице в одиночку? А, если Рик или Гай или кто-то еще из взрослых узнают о нем, о дрожи в коленках при каждой смене убежища, то немедленно отправят на улицу. Слабым нет места в новом мире.
   Майли посильнее прижала меня к себе и уткнулась острым подбородком в макушку. Она не разговаривала. Страх, который посетил ее в одно ужасное утро, в то утро, когда на Землю пришли ОНИ, забрал ее голос. И с тех пор она сообщает все, что увидела только руками, жестами. Она моя подруга, покровительница и защитница.
  -Майли, тебе удобно? - я подняла голову и преданно заглянула в ее большие светло-голубые, почти белые глаза.
  -Да, что ей станется. Бесполезное существо. - Рик сплюнул на голый бетон и отвернулся от нашей парочки, уставившись на теплый маленький костерок.
   На это Майли лишь улыбнулась одними уголками губ и тихонько сжала мою руку своими холодными тонкими пальцами. "Все хорошо". Я улыбнулась ей в ответ и снова прижалась к девушке посильнее. Тепло...
  -Подъем! Пять минут на сборы и уходим из этого поганого места. - Послышалось, будто через толщу воды.
  -Эй, имбицилки, подъем. А то оставим вас на съедение этим инопланетянам. - Рик и его дружки всегда подшучивают над нами и оскорбляют. Но мы даже не против, спорить с ним - себе хуже.
   Быстро поднявшись, протерев глаза, по новой собрала масляные грязные волосы в хвост, затем подобрала с пола сумку и дрожащими от холода руками закинула ее за спину. Готова. Глотаю немного газировки, спертой из безлюдного супермаркета, и отправляемся в путь. Куда мы идем, не знает никто, я думаю, даже сам Гай не знает. Но движение дает нам надежду на встречу с кем-нибудь еще, с такими же выжившими после маленького апокалипсиса, случившегося в прошлом году.
  Все произошло в один из сентябрьских дней, когда дети спешили в школы, родители бежали на работу, а бабушки и дедушки только просыпались и садились за стол, пить сладкий чай с конфетами и обсуждать погоду. Никто даже подумать не мог, что на Землю внезапно спустится маленькая инопланетная тарелка, лазером осветит небольшой городок у моря и исчезнет в неизвестном направлении. Кажется, а что может быть плохого от этого? С чего люди вдруг переполошились? А с того, что после этого "незначительного" происшествия в том маленьком городке стали происходить странные происшествия - исчезали взрослые. Почти три месяца никто не обращал на опустевшее поселение внимания, его окраины постепенно также пустели, и когда до правительства дошло, что и в центральных городах, да по всему миру, происходит что-то очень странное, было поздно. Не осталось ни одного человека старше двадцати лет. Куда они делись? И в самом ли деле пропали все, мы не знаем. Просто в один прекрасный момент, когда я проснулась, дома, на улице, в школе не оказалось никого, только плачущие дети и недоуменные подростки.
   А затем пришли ОНИ. Они- то и объявили охоту на оставшееся население планеты. Странные люди со стальными глазами вылавливали нас поодиночке и вставляли маленький чип. После этого человек, как таковой, переставал существовать. А на его месте появлялась кукла, актер, играющий свою роль.
  
   Мы пробирались по темным улочкам, минуя "оживленные площади", боясь нарваться либо на стальноглазых, либо на бывших "своих". Дождь не переставал поливать, то мелко-мелко морося, то разливаясь во всю мощь, проникая под одежду и заставляя громко стучать зубами от холода. Я и Майли никогда не вырывались вперед, предпочитая оставаться позади. Во-первых, потому что просто были самыми слабыми, а во-вторых, самым первым шел всегда Гай, а за ним след в след - Рик. А так как он был той еще занозой во всем известном месте, то идти последними было самым лучшим решением.
  -Поторапливайтесь! Не тормозите! - не, это был не Рик, но очень похожий на него, такой же обделенный мозгами и противный парень по имени Кори.
   Кстати, забыла сказать, в нашем отряде всего двенадцать человек: я, Майли, Гай, Рик, Кори, Сакура, Стюарт, Бул, Мария, Хоп, Гольт и весельчак Яу.
  -Эй, Яу, ты чего какой кислый? Что дождик перышки подмочил? - Кори и Яу никогда не ладят, вечно перекидываются злыми фразами и оскорбляют друг друга. Они, кстати, самые старшие, им девятнадцать, но ума у каждого, как у Марии. Она блондинка, не скажу, что это для меня принципиально важно, и что я только по цвету, волос могу составить о человеке мнение. Нет, ничего подобного. Просто Мария - это тот тип людей, которые, даже попав в эпицентр самых страшных, опасных происшествий, будут думать только о себе и о своей внешности, а также о том, что же подумают люди. При этом она ни на минуту не задумывается, а выживут ли люди вообще? А будет ли им дело до ее поступков, когда они начнут разбирать ту гору дерьма, что свалилась на наши головы?
  -Эй, Мария, спроси у Яу, чего он набычился? Или хоть потряси его что ли, вдруг, сдох?
  -Рииик, дорогуша, а может быть, тебе лучше последить за дорогой и не отвлекать меня от вычищения скопившейся грязи под моими ноготками?
   Вы что-то сказали о соблюдении тишины и слежением за опасностью, которая может таиться где угодно? Нет? Ну и прекрасно. Потому что мы настолько устали бояться, что даже глупая перепалка или процесс вычищения грязи из-под ногтей, становится очень увлекательным занятием.
  -Мари, береги себя. Твоя отвлеченность может стоить тебе ноготка, если ты внезапно упадешь и разобьешь свой милый череп об этот, например, камень. - И он показательно пнул небольшой валун, примостившийся на краю улицы, прямо возле некогда зеленого мусорного контейнера. Валун, кстати, прокатился прямо до этого контейнера и с громким стуком ударился о железо. Гай впереди группы замер и заозирался.
  -Не парься, Гай, это всего лишь камень. - Он хотел было похлопать парня по плечу, но тут из-за угла появился ОН, мужчина со стеклянными глазами, направленными, будто вглубь себя.
   После зомбирования, кстати, у людей почему-то пропадает зрачок. Возможно, это душа покидает бренное тело, забирая то, что дает человеку возможность видеть, а может, это просто последствие неправильного вселения чипа, но зомбированный перестает воспринимать этот мир глазами. Именно поэтому к группе таких вот "людей" приставляют одного стальноглазого, который и реагирует на импульсы своих марионеток.
   Актер, тем временем, развернулся точно в нашу сторону и уставился пустым безжизненным взглядом прямо на Гая. Даже Рик замер, боясь пошевелиться. Думается мне, что он и дышать перестал бы, если бы организм ему позволил. Гай медленно поднял руку, а затем резко ей махнул. Все сразу сорвались со своих мест и побежали кто куда. Одна лишь я замерла истуканом посреди тихой грязной улочки. И не было в моей голове абсолютно ни одной мысли, когда из-за поворота появился стальноглазый. Даже, когда за мной неожиданно вернулась Майли, я не сдвинулась с места. Именно в этот момент я вдруг решил для себя, что хочу все закончить, что хочу стать такой же марионеткой и больше не мучиться, не терять друзей, не бояться за свою жизнь и жизни окружающих людей, своего рода.
  -Беги, Майли! Я его отвлеку. Я спасу вас всех.
   Но она не бежала, плача, и упорно дергая меня за обессилено повисшие руки, пыталась сдвинуть с места. А стальноглазый лишь медленно подошел к своей марионетке, вытащил из нее чип, прямо из позвоночника, стряхнул кровь с пальцев и медленно, будто нехотя, направился в нашу сторону. Но дорогу ему преградил упавший на землю труп, игрушка, из которой вытащили батарейку.
   Гай появился из ниоткуда, правильно оценив нашу непростую ситуацию, он с силой откинул от меня подругу, приказав ей бежать, затем ловко закинул легкую маленькую меня на плечо и побежал в противоположную сторону от медленно перешагивающего человеческий труп пришельца. Слезы жгли глаза, неконтролируемое желание бить по мальчишеской крепкой спине, ослепляло, подчиняло. Но я молчала, глотала слезы и обиду, вновь убеждая себя, что смогу еще умереть. Да, не сейчас, но я найду способ избавиться от души и, наконец, отдохну.
  ***
  -Идиотка! Встала она! Вылупила глазенки! Жертву что ли решила этим тварям принести? Мало тебе погибших? Сама решила в куклу тряпичную превратиться? Да я чуть сам из-за тебя не вляпался! Этот гад никого бы не пощадил!
   Он кружил возле меня, как коршун. В назначенное место, то есть в подвал под некогда красивой мэрией, мы прибыли первыми. И этот псих все отчитывал и отчитывал меня, как мама или бабка какая.
  -Я и не просила себя вытаскивать. Бежал бы, кто тебе мешал? - вроде тихо ругнулась, но он услышал. Даже остановился и удивленно уставился на меня, мирно сидящую у теплой трубы и прижавшую к себе усталые ноги.
  -Ты вообще понимаешь, что он хотел с тобой сделать?
  -Нет, блин, я же весь год отсутствовала, просвети! - я знала, что глаза мои сейчас даже в этой темноте заметно блестят от непролитых долго сдерживаемых слез, но поделать ничего не могла. Эмоции, копившиеся в душе все это время, желали немедленно выплеснуться, но я держала их, неведомо, зачем и как, но держала.
  -Хочешь сказать, что ты просто взяла и решила сейчас умереть? - он был так глубоко поражен, что не мог даже этого скрыть. Медленно приблизился, уселся, напротив, на корточки и пристально вгляделся в мою глупую моську своими яркими зелеными глазами.
  -Не сейчас. Давно уже решила. - Выдержать пристального тяжелого взгляда этого умного и проницательного человека не было никаких сил, я опустила глаза на чуть подрагивающие сцепленные поверх коленей руки и притихла.
   А он все смотрел и смотрел, вероятно, думая, какая же я еще мелкая и глупая. Но не говорил ничего.
  -В первую очередь ты должна думать не о том, чего хочешь ты, а о том, чего от тебя ждут, что от тебя зависит. Возможно, мы последние выжившие люди на планете, возможно, именно нам суждено возродить в будущем нашу расу, а ты просто взяла и решила все бросить, сдаться и умереть?- теперь его голос был глух и еле слышен.
  -На что ты надеешься? Как мы сможем выжить?- мы не смотрели друг на друга, наверное, боясь увидеть страх в человеке напротив.
  -На справедливость.
  Я даже голову подняла и засмеялась.
  -Какая еще справедливость?
  -Не может одна раса безнаказанно поработить другую. Кто-то сверху обязательно ее накажет. Осталось только подождать того момента, когда это произойдет.
  -Ты шутишь. Нет, ты, правда, так считаешь? Да это же полная утопия! Вести за собой людей, полагаясь на справедливость вымышленных божеств и судьбу?! Ты болен! - я резко встала и начала медленно-медленно ходить взад вперед перед человеком, которому доверила свою жизнь.
  -Сколько тебе лет?
  -Шестнадцать.
  -Поэтому ты и не понимаешь. - Он сел на мое место и откинул голову на трубу, наслаждаясь идущим от нее теплом.
  Глава 2.
  -Эй, есть кто-нибудь? - голос Рика я могла узнать даже в коме, наверно.
   В темноте подвала не было видно абсолютно ничего, лишь тени, снующие туда - сюда помогали определить место, откуда послышался знакомый голос.
  -Рик? - голос охрип от дождя и холода, голова кружилась и болела. Эх, опять жива и даже смертельно не больна. Новый день, новые проблемы.
  Вдалеке появился маленький светлячок от карманного фонарика Рика. Они приближались. Повернув голову, заметила Гая, устроившегося прямо у трубы. Грязный, в обтрепанных штанах, старой футболке, на которую небрежно накинут клетчатый пуловер и кожаные отклеившиеся кеды, как нельзя лучше дополнявшие его кэжуэл стиль.
  -Эй, Гай, - он даже ухом не повел на мой окрик. - Гай, вставай, наши вернулись.
   Рик, Мария, бледная Майли и Яу расселись полукругом возле своего предводителя и мирно слушали его рассказ о нашем побеге и моем глупом поступке. Все так воодушевились порицанием вожака, что то и дело поворачивались в мою сторону и осуждающе смотрели прямо в глаза. Глупцы. Думают, что могут переубедить меня своим никчемным мнением. Да мне плевать! Пусть думают, что хотят. Выйти на воздух было самым лучшим решением.
   Серые улицы, грязные дороги и мертвые здания - все это наш милый городок, некогда цветущий, яркий и невообразимо родной. Мой дом находился на самом краю, в уютной широкой долине стоял маленький белый дом, радующий вьющимся растением, облепившим все его стены и милой беседкой рядом. Сад, которым так гордились родители, был полон роз и тюльпанов, лилий и кипарисов. Они все, будто по велению волшебной палочки, мирно приживались и радовали нас своим великолепным ежегодным цветением. Мирная жизнь, не нарушаемая даже громким криком или гудком, текла медленно и неторопливо. Люди, будто примерившись, жили также. И ничто не нарушало этого благостного великолепного состояния полной апатии и довольства.
   Я помню свой дом уже после прихода пришельцев. Он горел так ярко и яростно, так мрачно и горестно было видеть его упадок, его гибель. Но я не могла помочь своему любимому такому родному месту, нужно было бежать, бежать, бежать.... От кого? Зачем? Какая разница! Самое главное - это бежать. Движение - жизнь! А нужна ли она мне, эта жизнь? Со всеми ее поворотами и неожиданными кочками, с буераками, на которые невозможно забраться в одиночку, с канавами, переплыть которые просто нереально...
   От грустных размышлений отвлекло легкое пожатие и тепло только что подошедшей подруги. Она, молча, не ругая, не порицая, поддерживала. Почему? Наверное, потому что и сама не видела смысла в дальнейшем существовании. Обреченность поселилась и в ее сердце, поэтому-то она, как никто другой, и понимала меня. Эти оптимисты и мечтатели тоже когда-нибудь поймут, что надежды нет. Сказка осталась сказкой, а при встречи нее и реальной жизни, мы просто не можем бороться. Когда-нибудь нас найдут и вживят в наши шеи чип, и мы будем такими же, как и все. Будем медленно бродить по городу, искать жизнь и избавлять ее от мучений и неизвестности.
   Вышли мы только через пару часов, когда все кроме меня благополучно поели и немного отдохнули. Я же все это время бродила по бывшим кабинетам мэрии и смотрела в окна, сидела за рабочими столами, пыталась включить компьютеры. Но компьютеры не включались, крутящиеся стулья не скользили по песку, сыпавшемуся когда-то с развороченной крыши. А пыль, накопившаяся здесь за год, липла к одежде, рукам, оставляя темный след на блеклой коже.
  -Эй, пошли, выдвигаемся.
  -И куда? - я даже не отрывалась от своего занятия. Стирание пыли, рисование в ней настолько увлекало, что даже шевелиться не хотелось, чтобы не развеять это волшебное очарование.
  -Куда надо! Пошли! - он неожиданно приблизился так близко, что я нервно отшатнулась от него. - Ты в порядке? - Зеленые глаза обжигали заботой или издевкой, не знаю. Но очарование от рисования на пыльных предметах исчезло, поэтому я быстро выскочила из комнаты и поспешила к Майли, которая явно нервничала, дожидаясь меня в одиночестве. Остальных видно не было.
   Дорога.
  -Куда мы идем?
   Не одну меня интересовал этот вопрос, но Гай, да и притихший Рик ответа не давали, даже Яу был странно молчалив и безучастен ко всему происходящему. Тусклое солнце светило как-то мрачно, долгая дорога по вонючим переулкам и узким улочкам утомляла.
  Когда тебя окружает такой скучный пейзаж, ты непременно начинаешь обращать внимание на окружающих тебя людей, на их взаимоотношения, на эмоции, даже на движения. Например, Кори. Он всегда ходит, как медведь, во-первых, потому что у него очень кривые ноги, а во-вторых, потому что он большой и мохнатый. Его волосы длиннее моих всегда завязанные в аккуратный хоть и грязный хвост, руки большие, как лапы любителя меда, лицо неприятное, я бы даже сказала, противное. Слишком неправильные черты, разные глаза, темно-карего цвета, нос огромный, как слива, и тонкие сжатые губы. Даже зубы у него кривые, поэтому порадовать милой улыбкой этот человек тоже не может. Кори появился в нашей группе совсем недавно, пару недель назад. До этого он слонялся бестолково по улицам и чинил беспорядки, как самый настоящий преступник. Мария говорила, что он преступник в прошлом. И этому человеку всего семнадцать.
   Сакура очень скромная. Ее маленькие темные глазки, постоянно бегающие от одного предмета к другому, прикрыты такими же маленькими очками в дорогой оправе. Она рассказывала, что ее родители были какими-то шишками в нашем городе до нападения, то есть имели шикарный дом, машины и отдыхали на островах. Сакура очень умная и сообразительная, ходит, немного сутулясь и почти не поднимая головы. Волосы, как и у Кори, темные, но очень короткие, подстриженные под мальчика. Носик маленький, приплюснутый, губки-сердечки.
   Стюарта я знаю мало, мы нашли его позавчера в одном из подвалов. Он, как и мы, прятался там от марионеток и стальноглазых. Рассказывать о себе не спешил и смотрел на всех с опаской, настороженно. Светлые взъерошенные волосы, прямой аристократичный нос, голубые глаза и губы, ну, губы как губы. Он единственный из нас выглядел как обычный человек. Джинсы, футболка, поверх нее весенняя парка. Грязный, но приличный.
  -Эй, Яу. Ты меня пугаешь, друг. Может, хоть анекдотом побалуешь? - Рик все никак не мог успокоиться, пытаясь вывести из себя самого невыводимого. Яу к этому относился по-философски, улыбался, но не отвечал. На агрессию ведь нельзя отвечать агрессией.
  -Друг. - Он посмаковал немного это слово, а затем продолжил, - знаешь, Рик, я вот думаю, ты просто общительный или это болезнь какая-то?
   Рик даже остановился от такого ответа, помотал голов и продолжил движение.
  - А ты, я смотрю, бесстрашный.
  -Так это же не оскорбление было, чего мне бояться? - кротость Яу пугала почему-то больше петушения Рика. Яу я знала еще меньше Стюарта, слишком темная птичка, чтобы я поверила в его безобидность.
   Мы подошли к старому оружейному магазину. Безобидная лавка снаружи, очень опасная внутри.
   Притаились за углом дома. Возле лавки то тут, то там были видны следы на песке, кто-то прохаживался медленной походкой зомби возле главного входа. Скорее всего, актер. Они часто охраняют подобные места, наверное, боятся сопротивления.
  -Эй, Кайла, пойдешь со мной. Рик, возьми Марию. - Гай распределял роли в нашей маленькой сценке под названием "Безрезультатная попытка номер 100".
  -Гай, я не пойду. - Он замер от моих слов, но ничего не ответил, продолжая обсуждать план с Кори и Риком. Яу должен был, как и всегда, стоять на стороже. Мария и Рик - отвлекали актера и кукловода, если тот появится, а я и Гай должны были пробраться внутрь. Снова.
  - Гай, это бесполезно. Я не хочу делать этого.
  -Заткнись. - Он обошел меня, направляясь к мусорке. За ней находился недавно обнаруженный нашей разведкой вход в подземные тоннели. Обойдя зеленое вонючее чудище, из которого доносились страшные чавкающие звуки бездомных собак, мы поторопились к решетке в асфальте. Кто бы ни придумал систему канализаций, спасибо ему.
  -Залезай. - Отодвинув крышку, я начала спуск вниз. Темное помещение обдало смесью самых неприятных ароматов.
   Моя мать как-то посадила в саду очень странный цветок "Гиднора африканская". Хозяин магазина уверял, что такое растение - эксклюзив, что не каждый способен жить рядом с таким "очарованием". Мать повелась, а затем....оно зацвело. Так вот, запах здесь был точно таким же.
  -Гай, куда дальше? - прикрывая нос рукавом, я старалась дышать как можно реже, а так как я сегодня еще не ела, голова быстро пришла в легкое кружение.
  -За мной. Просто иди за мной и молчи.- И я пошла. Интересно, если они выживут, что они будут делать? Как они смогут вернуть популяцию людей? Как смогут вообще восстановить мир?
  -Тихо,- Гай замер. Из-за поворота послышался противный скрежет, затем что-то бухнулось на пол. Я прижала руку ко рту, преодолевая желание, кричать. Гай не сводил глаз с чего-то впереди. Пятясь, он схватил мою руку и крепко сжал ее. Моя маленькая ладошка просто потонула в его захвате....
   -Пожалуйста, без глупостей.
  -Что?
  -Беги! - и я побежала, не разбирая дороги, чувствую силу в сжимающих мою конечность пальцах. Я знала, он не отпустит, даже если я упаду. А за нами шли маленькие люди, дети лет пяти, у обоих была поднята рука, будто желая ухватиться за папу, который забрал их из садика. Но папы не было...
   Я задыхалась.
  -Гай, я не могу.
  -Можешь! - он сжал сильнее мою руку, обернувшись лишь на мгновение, чтобы оценить обстановку. Сзади было пусто.
  -Еще немного, Кайли, тут где-то должен быть выход, я помню. - И я верила, пробегая рекордное для своего организма расстояние. В такие моменты кому-то как никогда хочется жить, особенно, когда вашу жизнь спасает вот такой вот герой. Зеленоглазый, сильный, красивый. Но я в такой момент ощутила лишь свою ничтожность и снова захотела избавиться от мучений новой жизни.
   Впереди был свет. Он просачивался через новую решетку. Забравшись по лестнице, Гай выбил ее плечом, а затем, помог выбраться и мне.
  -Хорошо, что я спас тебя тогда. Одному удирать от этих тварей было бы не так весело. - Он улыбнулся и подмигнул мне. Это был адреналин. Мы смогли убежать от двух марионеток. Смогли выбраться. Смогли выжить. Этот день стоило отметить в календаре... Ах, да, у нас же больше нет календаря.
   Кстати, если говорить об этом, то очень странно жить без подсчета времени, не зная числа, даже год при желании можно было забыть. Чувство потерянности, итак ни на секунду не покидающее нас, в разговорах о времени становилось еще сильнее. Мы были оторваны от планеты, от старого хода жизни. Все изменилось, и в новом мире не нашлось место жалкому человеку.
   Я заплакала. И плакала долго бы, если бы не знала:
  -Слезы - это слабость, Кайли. А за слабость всегда ждет наказание.- Суровый голос Гая привел в себя, оторвал от мрачных раздумий. Мы шли в сторону мэрии. Мы всегда шли туда, когда теряли кого-то, когда что-то шло не так.
  -Как меня еще можно наказать? Как? Убить? Так смерть - не наказание, смерть - спасение! - я остановилась. Хотелось, кричать на всю эту дурацкую пустую улицу, и я сделала это. Закричала. Гай моментально оказался рядом, зажав рот огромной ладонью, но было поздно. Нас нашли.
  -Кайла, я отвлеку их... А ты беги. - Он был уверен в своих словах и действиях, однако голос дрожал. Я не винила его, никто бы не захотел отдать свою жизнь, тем более, когда она была такой короткой.
   Он прикрывает меня спиной. Впереди - два пса с серыми глазами. Они не рычат, но так еще страшнее, ведь они не настоящие. Всего лишь игрушки кукловода. Два актера стоят за собаками, они держат в руках поводки. На их лицах - ни эмоции. В глазах - ни чувства.
  -Гай, - я дергаю его за длинный рукав рубашки, - Гай, лучше ты беги. От меня все равно никакого толку. Ты должен спастись.
  -Я не смогу. Никто из нас не сможет. Марионетки спустят псов.
  -Господи... - я дрожу, плачу, захлебываясь слезами. Умереть - это одно, но умереть от клыков беснующейся бездушной псины - жутко.
  -Гай...
  -Тихо.
  -Я только хотела сказать...
  -Тихо. - Две девочки спускают собак. - Бежим. Он хватает мою руку, почти выдергивая ее из сустава, и несется к соседнему дому со всех ног. Я задыхаюсь, но бегу за ним. Ноги заплетаются, я падаю, обдирая о ступени колени. Но он поднимает, почти неся на себе вперед, вверх, все выше и выше по этажам.
  -Хорошо, что эти твари медлительны и тупы. От настоящих собак убежать было бы труднее. - Гай тяжело дышит, подходя к двери, ведущей на крышу. Собравшись, он выбивает ее плечом. Шипит, но идет вперед. Я, как собачка, следую за ним. Внизу слышны скрябующие звуки. Псы.
   Они - охотники, не преследователи. С потерей души, эти животные потеряли почти все: нюх, вкус, инстинкты, скорость. У них осталось только одно - слух. Очень четкий, отличающий каждую звуковую волну.
  -Эй, сюда. - Я бегу к краю крыши. - Смотри, - Гай указывает на крышу балкона внизу, от него идет блинный трос, соединяющий два дома. - Если мы сможем перебраться туда, то спасены. Эти твари даже не догадаются, куда мы делись.
   Я напрягаюсь. Голова жутко кружится, земля бросается то прямо в лицо, то убегает вдаль.
  -Я первый, ты - за мной. Слышишь? - Я киваю.
   И он прыгает, не теряя ни единой секунды. Приземляясь, поднимает столб пыли на балконе, что-то скрипит, но балкон выдерживает.
  -Прыгай! - он чихает, выжидающе уставившись в мою сторону.
  -А он выдержит?
  -Прыгай! - Я собираю мысли в кучу, собаки уже на крыши, они слышат нас. Раз, два, три. И я прыгнула. Нога подломилась в последний момент, и я, громко вскликнув, рухнула на ободранные колени.
  -Эй, ты в порядке? Жива? - я молчу, приходя в себя от боли. Перед глазами - жуткая темная пелена.
  -Я пошел. Как дойду, крикну. Тебе необходимо только добраться до того дома, слышишь? - парень берет мое пыльное лицо в руки, заглядывает в глаза. - Все получится, слышишь?
   Я кое-как киваю, на самом деле, абсолютно не понимая ничего, что происходит вокруг. Все растеклось, как желе. Какие-то странные образы пляшут перед глазами, вгоняя мозг в жуткую депрессию.
   Он уходит. Бросает меня. Я не справлюсь. Я не смогу даже подняться. Нога сломана. Нога. Боль. Из коленей течет кровь. Я умру на этом балконе. Что-то очень громкое пролетает мимо. Я улавливаю лишь, как темное тело падает с высоты, ударяется о трос, натянутый между домами, и летит вниз. Вряд ли, оно встанет после такого падения.
   Смотрю вперед. Гай машет руками, уши закладывает. Господи. За что мне это? Помоги! Встаю, пошатываюсь, добираясь до троса, хватаюсь за него руками. Нога нещадно болит с каждым моим шевелением, слезы размазывают пыль по лицу. После них остаются мокрые грязные дорожки на щеках.
   Рывок, рывок, еще немного. Висеть на тросе, держась за него слабыми руками - это ужасно. Хотя нет, - это НЕВЫНОСИМО! Пальцы немеют, ладошки намокают, соскальзывая. Я цепляюсь изо всех сил. Что-то странное происходит сзади, Гай застывает впереди, уставившись в одну точку за моей спиной. Я нервничаю, сглатываю. Что-то трясет трос, что-то очень тяжелое передвигается следом. Господи! А у меня ведь даже нет возможности обернуться! Я ползу дальше.
   Громкий треск, я не дышу. Еще один треск, и, наконец, БАМ. Мы летим. Удар о стену выбивает дух, пальцы отпускают трос, не желая больше бороться. Сейчас будет смерть, Кайли, сейчас будет смерть! Однако земля не приближается, я будто парю. Открываю глаза, поднимая взгляд вверх. Там... рука, сильная, мужская рука. Господи! Я спасена.
   -Хорошо, что ты мелкая! Будь ты чуть побольше, я бы не удержал. - Я улыбаюсь.
  -Спасибо. - Мы сидим на осколках чужой жизни. Кругом - настоящий бардак. Осколки стекла, разбитое нами окно, повсюду вещи, развороченные шкафы - все это вселяет тоску. Я понимаю, что здесь раньше жила семья. И никто из них не планировал погибнуть так, что даже тела не осталось, лишь вещи, как напоминание о былом.
   -Сегодня переночуем здесь, необходимо передохнуть.
  -Хорошо.
  -Я поищу аптечку, а ты пока сиди и не двигайся. Мало ли, что с твоей ногой.
   Я покорно киваю. Какая разница? Самое главное, чтобы нас не нашли. Самое главное - иметь возможность поспать.
  Гай быстро возвращается обратно. Он слегка прихрамывает, но терпит. Усевшись рядом со мной на старый, пыльный диван, копается в аптечке.
  -Как ты думаешь, кто здесь жил?
  -Не знаю. Да и какая разница? Раз они ушли, значит, другого выхода не было.
  -Интересно, они живы? - Парень достает пару бинтов, вату, на которую что-то капает. Присаживаясь передо мной, он увлеченно рассматривает мои дрожащие ноги.
  -Так... - вытянув более здоровую ногу, он обрабатывает ранку, затем забинтовывает ее, отрывая хвостик бинта зубами. Я терплю. Боль на время унявшаяся во второй ноге, вспыхивает с новой силой. Гай осторожно выпрямляет ее. Осматривает, щупает.
  -Хм, вроде не сломана. Скорее всего, это просто вывих. По идее, ноге нужен покой. Но ты сама понимаешь, что лишнего времени у нас нет, так что, за эту ночь тебе нужно по максимуму отдохнуть.
   Я киваю, соглашаясь.
  -Так, еще что-то есть? - мотаю головой.
  -Ты чего, язык проглотила?
  -Нет.
  -Хорошо. - Он собирает аптечку, укладывая все на свои места, и засовывает ее в найденный где-то рюкзак. - Ты пока отдыхай, а я поищу что-нибудь полезное. - И он скрывается в недрах квартиры.
  
  
  Я думала о матери, о ее задорном смехе, о ее привычке всегда заставлять меня мыть руки. О том, как она часто садилась рядом со мной, обнимала за плечи, целуя в непоседливую макушку. Она очень любила своих детей. И, когда Марти, в очередной раз, подравшись с кем-то из соседних мальчишек, приходил весь в ссадинах, ругающийся и недовольный, мать всегда наливала молча воды, доставала аптечку из тумбочки в кухне и шла к нему в комнату.
   Возвращаясь из школы домой, я непременно бежала в любящие объятия, делились с родителями своими огорчениями и победами, своими мыслями, а они лишь слушали, не прерывая, не считая их наивными.
   Я скучала...
  -Эй, просыпайся. Пора идти. Ребята наверняка уже заждались.
  -Самое главное, чтобы Яу и Рик не перегрызли друг другу глотки, - с улыбкой заметила я. Гай не ответил, но я по глазам видела, что ему понравилось мое замечание.
   На лестнице было пусто. Обломанные перила напоминали покинутых собак. Они также сиротливо скулили от каждого прикосновения или дуновения ветерка. На пороге комнаты лежал одинокий табурет с тремя ножками, он был выкрашен в зеленый цвет. Говорят, зеленый - цвет спокойствия, что глядя на него, человек забывает о горестях и превратностях судьбы. Однако, взглянув на облупившуюся зеленую покраску, я не почувствовала ровным счетом ничего. Обычный предмет мебели, брошенный, как и все тут, ставший ненужным лишь потому, что его хозяев, скорее всего, больше нет на этой планете.
  -Эй, Гай подожди. - Он уже стоял на выходе из дома, нервно переминаясь с ноги на ногу и оглядывая близлежащие окрестности.
  -Чисто, спускайся быстрее.
   Осторожно, стараясь понапрасну не тревожить ногу, я все же добралась до выхода. Дальше самое сложное - перебираться по открытым городским улицам пешком бессмысленно и опасно, а потому, необходимо напрячь все свои силы и попытаться сдержать всю ту боль, что появится во время этого длинного марафона.
  -Готова? - Гай наклонился, обеими руками схватившись за лямки рюкзака.
   Я кивнула.
   До мэрии удалось добраться только к вечеру. Первый этаж освещается лишь маленьким костерком, люди, сидящие вокруг него выглядят жалко и беспомощно, словно брошенные хозяином записные книжки.
  -Хэй, это же Гай! Гай, дружище, мы думали, вы погибли! Хай, Кайли, - Рик приблизился к другу, поспешив выразить тому все чувства, что накопил за эти дни. Он обернулся вокруг Гая огромным одеялом, а затем, отойдя, огорошил нас обоих новостью:
  -У нас новенькие. Мы подобрали их, пока шли сюда. Они уже двое суток ничего не ели.
   Я поспешила к костру. Слушать эту болтовню абсолютно не хотелось. Заметив одинокую Майли, что сидела в отдалении от основной массы детей, поспешила к ней.
  -Майли, дорогая, я вернулась. - Я обняла ее хрупкие плечи, услышала ее печальный вздох и, заглянув в широко открытые глаза, заметила там такую огромную волну радости перемешанной с печалью, что на миг замерла.
  -Как ты, моя дорогая? Все хорошо? - девушка в ответ энергично закивала, затем указала на руку, что была перевязана странными повязками, уже насквозь пропитавшимися кровью и улыбнулась - пустяк, мол, все само заживет. Но я все же забеспокоилась, развернула тряпку, обнаружив там огромную рану. Она длинным порезом проходила от запястья к плечу.
  -Чем же ты так поранилась, Майли? - к нам подсел какой-то парень. Один из новеньких, я думаю.
  -Привет. Майли прыгала с лестницы и зацепилась за штырь, торчащий из пола. Мы, как могли, забинтовали, но видимо не удачно. Извини, она же молчит все время.
  -Да уж, постарались на славу! - я осмотрела руку Майли на присутствие в ней каких-либо инородных частиц, чтобы незамедлительно их вычистить, но не заметила ничего.
   На плечо опустилась рука. Глаза встретились с яркими зелеными зрачками.
  -Дай, я помогу. - Он принес с собой рюкзак, из которого тотчас вытащил аптечку и принялся тщательно обрабатывать рану.
  -Эй, а ты Гай, да? Я Нико, - он протянул парню руку, но тот даже глаз не поднял. - Ребята говорили, что ты очень крут, чувак. Я бы хотел с тобой поближе пообщаться.
   Видимо парень нашел себе нового кумира. Да, сейчас с этим было туго. Равняться- то не на кого. Если раньше дети мечтали стать похожими на Анжелину Джоли, Бреда Пита или Леонардо ДиКаприо, то сейчас они, будто только что, открыв глаза, искали новых героев. Они обожествляли тех, кто, по их мнению, отличался мужеством и отвагой, тех, кто не боялся принимать серьезные решения или просто случайно спас их из передряги.
  
   Наша группа стала больше. Люди, что присоединились совсем недавно, вели себя в основном дико и лишь опасливо поглядывали в наши стороны. Неизвестно, что творилось у них в головах. Я даже знать не хотела, что они чувствовали. Однако всех потрясло, когда проснувшись утром, кто-то из патруля обнаружил одну из новеньких девчонок, распластанную на бетоне. Она прыгнула с крыши соседнего магазина. Это была девятиэтажка. Кровь разбросала свои капли повсюду. Она будто очертила смертельный круг возле своей жертвы. Смерть была так близка... Но снова забыла захватить мою бренную душонку с собой.
   Я притаилась возле трупа. Оглядывала ее, запоминая разные мелочи: как вывернута рука, как повернута голова, куда смотрят бездонные мертвые глаза...
  -Даже не вздумай, - рядом со мной оказался Гай. Он подкрался незаметно. Ходить тихо - это отличное умение, особенно, когда стая полумертвых бродячих собак хочет вытрясти из тебя рахитичное существо - душу.
  -Я и не думала. Я планировала. - Нахмурившись, поглядела на небо. Тучи заволокли все небо, солнце снова ушло на покой. Опять наши непролитые слезы будут спускаться оттуда, и падать на сухие щеки.
  -Не смей! Это вовсе не смешно! - Старший парень схватил меня за запястье, сжал своими длинными, цепкими пальцами мои тонкие кости. Его лицо было полно гнева и открытого презрения. Он считал меня слабой, недостойной выжить в этой войне. В принципе, я думаю, многие так считали. Многие хотели бы, чтобы это их родители, братья и сестры сейчас сидели рядом с ними у огня, чтобы это они поглощали добытую еду, чтобы их голос звонко разносился по пустым комнатам.
  -Я все равно это сделаю. И ты не сможешь меня отговорить! - выдернув руку, потерла запястье, стараясь разогнать скорее кровь. Кинув последний взгляд на распластавшееся, обезображенное тело девчонки, накинула капюшон и поспешила к серому зданию, нашему приюту, нашему временному дому.
   Лестница не скрипела, она крошилась, разлетаясь на маленькие кусочки, как наши сердца, что были разорваны на части войной.
  -Эй, что вы тут делаете? Что вы делаете? - в нашей комнате были дети. Они сидели на нашем диване, мяли наше кресло, а кто-то из парней даже зажал мою подругу в углу, копаясь своими грязными ручищами у нее под одеждой....
  -Немедленно все вон! Вон, грязные твари! Бродяги подзаборные! Да чтобы вы все сдохли и сгнили в этом подвале! - Я выталкивала тех, кто помладше, ударяла руками по тем, кто был старше, визжала, пытаясь пнуть, и выла, когда попадала больной ногой по человеку.
   Парень, что приставал к Майли, кинул мою подругу на диван, подошел ко мне, заставляя пятиться. Я знала, что против такого не попрешь. Знала, что шансов завалить эту махину у меня даже со здоровой ногой мало...
  -Ну, что ты мне сделаешь? Что? Убьешь? - злость... яростная агония.
  -Нет, девочка, я с тобой лучше познакомлюсь поближе.... -Он злорадно ухмыльнулся. В комнате появились еще двое таких же, обросших, лохматых, как уличные собаки, выглядящих по-животному дико.
   Майли старалась вырваться из захвата одного из них, старалась кричать, однако ее рот не издавал ни звука... Парень прижал меня к стене, навис, разглядывая попавшуюся рыбку... Я толкнула его в грудь, еще раз, сильнее, однако его это только раззадорило. Противные влажные губы пытались целовать мой кричащий, кусающийся рот, его властные, сильные руки, шарили по телу, стараясь пробраться под толстовку. Я визжала, а он закрыл рот рукой...
  -Лучше отойди от нее. - В голосе - металл. В руках - пушка. Где он ее достал? Парочка парней столпились за его спиной, готовые броситься по приказу хозяина.
  -Да ладно тебе, папаша, разве вам одним можно? - парень, что остался без подружки попытался взять ситуацию под контроль, выбраться из невыгодного положения. Однако Гай был неподкупен, он перевел дуло пушки на парня и снял пистолет с предохранителя.
  -Я даже считать не буду. Перестреляю каждого, как собаку! Убирайтесь! - смекнув, что мальчишка не шутит, эти вонючие псы скисли, бросили прощальный взгляд на замерших нас и осторожно покинули комнату.
  
  
   Я, кстати, их больше не видела....живыми.
  
  Прода!!! 24.02.16
  -Предупреждаю в первый и последний раз. Девушки - не собственность, хотите от них чего-то, так попросите, заслужите, мне по барабану как, но добейтесь. Если в ход пойдет насилие, пеняйте на себя. Я шутить не буду. - Произнеся эту жизнеутверждающую речь, Гай спустился с коробки и побрел в сторону офисов.
   Ребята проводили его одобряющими взглядами. Уверенное поведение лидера вселяло надежду, но не в меня. Я видела уже так много... Вряд ли Гай сможет спасти всех, кого-то он обязательно потеряет, и это сломает его.
  -Со мной пойдет Сакура, Кори, Бул и Мария, остальные пока присматривайте за зданиями рядом. Мне бы не хотелось, чтобы эти твари появились неожиданно. - И группа скрылась, направляясь на поиски еды.
   Я же, недолго думая, забрала Майли и поспешила на крышу. Здесь всегда царил лишь ветер, никто не мог тебя потревожить, никто не мог нарушить покой. Майли сжалась в комочек, с интересом наблюдая, как летят птицы, как плывут облака. А я, откинувшись на спину, наблюдала за ней. Интересно, как она выжила? Когда мы нашли ее, это было в школе, она сидела в мужской раздевалке, пряталась в шкафчике для одежды. Я тогда случайно наткнулась на нее, услышав тихое шевеление. С тех пор мы неразлучны.
  
   Глава 3.
  Мне, Рику и Майли было поручено осмотреть мэрию. Гай хотел убедиться, что она выдержит, если на нас вдруг нападут. Он хотел знать, что у нас будет место, где мы сможем спрятаться или запасной выход, благодаря которому мы выживем.
   Исследование старого, разрушенного дома оказалось довольно интересным. Спустившись в рабочие помещения, мы накопали гору нижнего белья в шкафчике у персонала.
  -О, посмотрите сюда, девочки. Эй, Кайли, не хочешь примерить эту шаловливую ниточку? - он растянул резинку трусиков и щелкнул ей себя по рукам.
   Я засмеялась.
  -Знаешь, Рик, тебе эта штука больше подходит. Натяни ее на голову и представь, что ты Рембо. - Он шутку оценил, даже напялил на себя, желая удостовериться, что похож. Однако заляпанное копотью зеркало показало лишь его карие смеющиеся глаза и взъерошенные русые волосы.
  -Знаешь, Кайли, тебе бы подошло больше. Может быть, ты порадуешь кого-нибудь из парней и напялишь их сегодня? - он приподнял бровь, желая услышать мой ответ.
  Я лишь фыркнула, отобрала у парня эту противную ярко-красную тряпку и кинула ее в мусор.
   Дальше мы должны были идти в подвал. Темная дверь открылась со второго пинка. Рик обиженно надулся. Все оказывалось совсем не так, как в кино.
  -Ты что, халка в себе почувствовал? Жаль, но вы не похожи. Марк Руффало даже в молодости был симпатичнее.
  -Ох, ты что, знаешь все комиксы Марвел? - он даже оглянулся, пробираясь через очередную легко открываемую дверь.
  -Только те, что были сняты.
   Мы попали в темные помещения с огромным количеством аппаратуры, какими-то до сих пор мигающими кнопками.
  -Ох, как в фильме 'Железный человек', помнишь, сколько у него было крутых штук? А эти иллюзионные картинки, что он создавал? - охваченный детским восторгом, Рик плюхнулся на крутящееся кресло, сделав пару оборотов вокруг своей оси, и придвинулся к экранам.
  -Да ты только посмотри! Они все запороленные! - хрустнув пальцами, как настоящий хакер, он принялся что-то методично строчить на клавиатуре.
   Я, громко фыркнув, последовала за Майли, она как раз направлялась к следующей двери. Здесь было куда интереснее. В самом центре комнаты - огромный круглый стол, он полон различными бумагами. Покопавшись в них, мы обнаруживаем карты всего города с отмеченными на нем убежищами и какими-то крестиками по всему побережью. Интересно...
  -Майли, сходи за Гаем, он должен это видеть.
   Она скрылась в коридоре. А я продолжила изучать эту странную комнату.
   Здесь был огромный книжный шкаф, забитый под завязку разного рода литературой. Этот шкаф растянут во всю стену, поэтому обойти и осмотреть, содержание всей библиотеки для меня с ростом метр с кепкой крайне проблематично.
  -Что нашли? - передо мной предстало растрепанное, сонное лицо Гая. Я умилилась.
  -Вот, - он проследил взглядом по направлению, указанному рукой, и подошел к столу ближе.
  -Хм, интересно. - Включив настольную лампу, парень принялся тщательно рассматривать карты. Я же уселась на диван, стоящий неподалеку от шкафа и посветила в потолок. Мне всегда нравилось играть с фонариками. Они казались мне чем-то вроде меча Скай Уокера. Включаешь его и все, вся вселенная у твоих ног, ведь ты - офигенный воин. Я поднялась, представляя, что я и есть джедай, что в моих руках - лазерный меч, что в моей голове - уникальные знания о боевых искусствах.
   Вытягиваю вперед руки и начинаю кружить, пытаясь поразить вымышленного противника.
  -Кайли? - Гай появился рядом внезапно. Он мило улыбался, демонстрируя ямочки на щеках.
  -Что? - я тряхнула головой и сдула непослушную прядь, вылезшую из косы, выключила фонарик и убрала его в карман.
   Он приблизился ко мне, поднял руку, касаясь кончиками пальцев щеки. Я замерла, не понимая, чем вызвала волну его нежности. Однако внутри целая стайка непонятных мошек, называемая людьми бабочками, а мной просто бешеными мухами, разносила пыльцу влюбленности по всем органам. Он подступил ближе, зарываясь пальцами одной руки в волосы, а второй, проникая под рубашку, обнимая тонкую талию.
  -Что ты делаешь? - я еле дышала, постоянно сглатывая и боясь упустить любую эмоцию на его лице.
  -Т-с-с, - и снова его улыбка. На языке вертится какой-то вопрос, однако он не дает ни единого шанса, чтобы его задать. Я пропадаю в его губах, захваченная в плен своими мыслями, унесенная рекой нежности.
   Когда он отступает, я с трудом нахожу землю, коленки подозрительно подкашиваются. Что он со мной сделал?
  -Какой же ты еще ребенок. - Он снова улыбается, убирая прядь волос, выбившуюся из косы, за ухо. Я хмурюсь.
  -Ничего и не ребенок. - Вырываюсь из его рук и снова подхожу к столу. Пытаясь как-то отвлечься, задаю первым попавшийся вопрос:
  -Что это за красные кресты? - слышу его тихие шаги, затем чувствую прикосновение его пальцев к моим, спокойно опирающимся на край стола. Но он не придает этому значения, наклоняется к карте и с интересом рассматривает точки, что так странно выделены.
  -Я думаю, это какие-то объекты. Возможно, оружейные. Или места сборов. Возможно, какие-то станции... Я не знаю, - Гай запускает руку в волосы и, растрепав их, продолжает исследование.
   К нам присоединяется Рик.
  -Эй, ребята, посмотрите, что я нашел. - Оттолкнувшись от косяка двери, он ведет нас в комнату с компьютерами.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"