Клин Катриша: другие произведения.

М П Ж

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я- Роуз Оуэрд. Моя фамилия известна всему городу благодаря отцу. Он-маньяк, приговоренный к пожизненному заключению. Он-человек, которому я верила и которого любила. Но эта история не о нем. Она о том, как прошла Моя Подростковая Жизнь. ЗАМОРОЖЕНО

  Пролог.
  Два года назад...
  
  -Пап, передай соевый соус.
  -А где он?
  -Мама сказала, что ты знаешь. - Оборачиваюсь и вижу в глазах отца искорки смеха. Не знает.
   Резкий звонок в дверь прерывает нашу идиллию, ужин отца и дочери в окружении салатниц и свежеприготовленного мяса по любимому папиному рецепту. Да, он знает толк в мясе, ведь мой папа - охотник.
  -Сиди, я открою. - Властная рука отца останавливает меня на полпути. Слегка прихрамывая на правую ногу, папа привычно идет к двери.
  -Кто там?
  -Это полиция, откройте.
   Я застываю с вилкой в руках и насаженным на нее мясом, хлопаю удивленно глазами. Полиция? Но отец не теряется. Быстро сообразив, он мчится на кухню за припасенным в шкафчике для мусорного ведра ружьем. Громкий удар, и наша дверь слетает с петель, оголяя все наши тайны, весь наш дом.
   Внутри меня - огромная пружина, так и норовящая стрельнуть в мозг осознанием неминуемой боли, душевной или физической. Сотрудники ФБР не приходят на чай или ужин, они приходят лишь с одной целью - разрушить чьи-то иллюзии и семью.
   Выстрел. Я моргаю, пораженная. Отец выныривает из-за поворота, встряхивает меня, как мешок с отрубями, и, смотря мне прямо в глаза, произносит то, что не хочет слышать ни одна девчонка:
  -Извини, дорогая, - резкий рывок, и я прижата к груди отца, в его руках не ружье, как я думала, а нож. Охотничий нож у моего горла. Полицейские замирают при виде такой картины, но в их глазах не страх, а скорее привычный холод, они ведь не впервые видят такую картину.
  -Мистер Оуэрд, опустите оружие и отойдите от девочки на пять шагов вправо. - Отец смеется, я чувствую его трясущееся тело у себя за спиной, но не могу понять, что здесь смешного. Громко сглатываю, стараясь отстраниться от ножа как можно дальше.
   Один из полицейских, тот, что с пистолетом, без формы, в простом коричневом пиджаке и джинсах, делает шаг вперед. Но отец не намерен отступать, привычным для охотника движением он вспарывает мое горло, заливая любимый матерью кафель и кухонные шкафчики кровью. Выстрел. Крепкие родительские руки отпускают мое тело, и я падаю на колени, пытаясь зажать разодранное горло, пытаясь совладать с пульсирующим напором крови. Но не могу, не могу прекратить это...
  ***
  НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ.
  -Добрый вечер, мисс Оуэрд. Я ваш психолог, миссис Фитч. - Я киваю.
  -Мисс Оуэрд, как вы себя чувствуете?
   Черный костюм в серую тонкую полосу, тонкие руки, всегда держащие ручку, будто боящиеся пропустить малейшее изменение в моем поведении. Карие глаза ее всегда пристальное смотрят на меня, пытаются разгадать загадку моего молчания, пытаются обнажить все эмоции, когда-либо испытываемые мной. Но не могут. Еще ни один психиатр не смог, и она не сможет.
  -Нормально. - Шмыгаю, пытаясь собрать мысли в строй и поставить их в угол за такое плохое поведение и неподчинение.
  -Мисс Оуэрд, вы помните, что случилось в тот день? - Я даже не знаю, о каком дне она спрашивает. Почему она о нем спрашивает? Зачем заставляет вспоминать все ужасные дни моего прошлого? Чего она добивается этим?
  -Миссис Фитч, я не понимаю, о чем вы говорите. - Карие глаза опускаются к блокноту в ее руках, и тонкие пальцы начинают свое движение. Мне всегда было интересно, что эти люди записывают в свои блокноты и почему не дают посмотреть.
   Она поправляет очки в тонкой черной оправе на носу и улыбается, возвращая свое внимание ко мне.
  -Мисс Оуэрд, вы помните последние дни перед арестом вашего отца? - Морщусь. Мисс Оуэрд. Почему она обращается ко мне, как к безличному предмету? Или она, таким образом, пытается приравнять меня к отцу? Зачем мне вообще психиатр? Я здорова! И я хочу домой.
  -Нет.
  -Совсем? - она наклоняется, опуская острые локотки на колени и опираясь лицом на свои кулачки. В такие моменты я чувствую себя диким зверем в клетке, которого тестируют, определяя, могу ли вернуться в общество или нет.
  -Абсолютно.
   Она улыбается.
  -Мисс Оуэрд, кто тот человек, что настроил вас так пессимистично?
  -О чем вы?
  -Я говорю о недоверии ко мне и моим коллегам. Вы должны понимать, что мы желаем вам только добра. Я, например, хочу, чтобы вы вернулись в школу. Но не в ту, в которой вы учились, а в другую, где ваша фамилия не так известна.
   Я хмурюсь, изучая заново ее лицо и карие глаза с охристыми бликами. Она на минуту кажется мне обычным человеком, как я, как все люди, что окружают нас каждый день. Я даже думаю, рассказать ей все. Но иллюзия спадает, заходит уже знакомый мне полицейский. Он снова в коричневом пиджаке и джинсах, вот только на его глазах теперь сидят очки. Он садится напротив меня, рядом с миссис Фитч, и что-то говорит ей на ухо. Она улыбается, переводя взгляд на меня.
  -Вот видишь, Роуз, мистер Гроу пришел сообщить, что разрешение получено. Ты можешь собирать свои вещи и отправляться в новую школу.
   Она улыбается, словно эта новость может меня обрадовать, словно каждый ребенок мира радуется, вставая каждый день с первыми лучами солнца и спеша на первый урок. Она, правда, думает, что это может вселить в меня оптимизм?
  -Мистер Гроу убил моего отца, разве новости от него могут вселить в меня оптимизм? - это самая длинная фраза сказанная мной за последние восемь месяцев.
   Хмурюсь, недовольная тем, что так долго говорила. А они смотрят на меня с некоторой опаской, а мистер Гроу и вовсе - виновато.
  -Мисс Оуэрд! Держите эмоции при себе. Разве вам не говорили об этом? - на ее лице - злость. Да, она явно зла на меня за эти слова. Сжимает руку мистера Гроу своими тонкими пальцами, обхватывая ими почти всю ее поверхность. Я смотрю на их переплетенные руки и вспоминаю отца и мать, также сидящих на диване, улыбающихся друг другу, смотрящих с любовью на меня и на Чаки. Чаки - это большая черная дворняга, которую отец притащил с улицы, возвращаясь с работы домой. Он всегда любил собак, всегда любил меня...
  -Прошу прощения. - Опускаю глаза в пол, только чтобы не смотреть на этих двоих, слепо верящих, что мысль о школе может вселить в искалеченную душу подростка радость.
   Они снова улыбаются, будто радуясь своей маленькой победе. Я замечаю нечто наигранное в их улыбках. Что-то, чего никогда не было в родителях.
  -Мы хотели сказать тебе еще кое-что. - Миссис Фитч переводит взгляд на мистера Гроу, спрашивая разрешения или, может быть, просто уточняя, стоит ли посвящать в это меня. - Мы решили, что возьмем тебя к себе на некоторое время....Пока твоя тетя не сможет быть рядом.
   Меня накрывает волна бешенства.
  -Что? - кричу, не давая себе возможности успокоиться, переварить услышанное. Руки сжимаются, царапая нежную кожу ладоней.
  -Мисс Роуз, немедленно сядьте. Они оба напрягаются, замечая маленькие капли крови, просачивающиеся через плотно сжатые пальцы.
   Я подчиняюсь. Но не, потому что у этой дамы приказной тон, а потому что родители всегда учили слушать взрослых, доверять их опыту. На миг в мозгу всплывает страх. Страх, жить где-то вне клиники, жить с кем-то, кто даже не является твоей семьей...
   Я сжимаюсь всем телом, укрывая лицо руками. Мне нужна минута...минута, чтобы просто взять себя в руки.
  -Роуз, - психиатр дотрагивается моей руки, нежно проводит по сжатым пальцам, по татуировке на запястье, хотя даже не предполагает о ее наличие. - Роуз, тебе не следует бояться меня или... - она запинается.
  -Джека, Роуз. Для тебя я просто Джек.
   Они слишком близко. Отрываю руки от лица, встречаясь с их улыбками, открытыми лицами, замечая усталость в каждом взгляде, опаску на то, что я могу сказать или сделать. Но я молчу, прячу руки под ноги и просто смотрю в пол. Мне страшно... Страх, что и эти люди меня обманут, что они такие же, как мои родители.
  -Роуз, ты согласна жить с нами? - мягкий просящий голос миссис Фитч приводит в замешательство. Поднимаю глаза, снова смотрю на них, замечая легкую небритость...Джека, маленькие морщины вокруг вечно смеющихся глаз Беллы и понимаю, что оставаться с лечебнице - значит, поставить крест на своем будущем. А жизнь с этими двумя может принести много светлого, много эмоций и переживаний, возможно, эти люди смогут вернуть меня, ту, которая смотрела на небо и видела пони и ангелов, верила в чудеса...
  Неделей позже.
  
  -Роуз, у тебя ведь нет аллергии на животных? - маленькая Белла, уверенно ведущая автомобиль, сейчас совсем не похожа на хмурого психиатра. Сейчас она напоминает нашу прежнюю соседку, живущую в доме через дорогу. Такой же розовый спортивный костюм, черные очки и неряшливый хвост на затылке. Она улыбается и мило хмурится, глядя в зеркало заднего вида, поправляя съехавшие с головы очки и нервно нажимая на сенсорный экран айпода.
  -Нет.
  -Ах, да, у вас же был пес. Как его звали?
  -Чаки.- Выдыхаю, не желая слышать ее постоянной болтовни. За последнее время я узнала почти все подробности их совместно жизни с Джеком. Белла оказалась на редкость эмоциональной и общительной девушкой для своей профессии, а потому постоянно доставала меня, то вопросами, то рассказами. Я даже иногда забывалась, принимаясь разъяснять ей что-то, но вовремя одергивала себя, вспоминая, что нахожусь рядом с врачом, для которого я пациент.
  -Да, точно. Я же читала твое дело. Знаешь, а, может, заедем в кафешку, тут рядом? Поедим мороженое, поболтаем? А вещи полежат в машине. Может быть, даже познакомимся с твоими новыми одноклассниками, если они там будут.
  -Нет. Я не люблю такие места.
   Хмурюсь, замечая какого-то парня на дороге. Он стоит прямо под светофором, на котором, между прочим, мигает зеленый цвет. Но он не спешит переходить. Интересно, чего добивается?
   Мы останавливаемся на красном. Белла перестает со мной говорить, отвлекаясь на телефон. Это Джек. Он всегда звонит, спрашивает, как у нее дела, или что она делает. По-моему, глупо звонить тому, кто скоро будет уже рядом. Он ведь прекрасно знает о том, что его жена едет в машине и везет невменяемую меня. Хотя, может быть, он беспокоится, что оставил свою любимую со мной наедине? От этой мысли становится тошно. Интересно, кто-нибудь обвиняет меня в том, что сделал отец? Они сравнивают меня с ним?
   Мы начинаем движение, разгоняясь на пустынной дороге. Парень, что до этого привлек мое внимание, тоже начинает двигаться. На красный. По оживленной улице. Чего он добивается? Он хочет себя убить.
  -Белла! - кричу так, что она роняет телефон куда-то под сиденье и резко тормозит посреди дороги.
  -Что случилось, Роуз? - ее карие глаза осматривают меня, но не находя повреждений или чего еще, возвращаются к лицу.
  -Белла, выгляни в окно и посмотри на того парня, что пытается покончить жизнь самоубийством.
   Она оглядывается. Сзади раздаются сигналы автомобилей, но она не обращает на них. Резкий шум колес, удар... Я смотрю на упавшее тело, сломленную куклу, какой стал парень, только что спокойно стоящий на тротуаре.
   Осознание приходит не сразу. Только спустя пару минут, за которые Белла успевает, вызвать скорую и выбежать из машины, оставив водительскую дверь открытой, я понимаю, что все это мне не снится, что сейчас, возможно, оборвалась чья-то жизнь. Липкий противный страх сдавливает горло, блокируя все остальные эмоции. Я смотрю на людей, покинувших свои авто, образовавших круг возле самоубийцы. Смотрю на ужасающегося содеянному водителя и думаю: "Почему человека замечают только после его смерти? Почему до нее он остается в тени людского восприятия, почему они обходят его стороной или указывают пальцем, чтобы пошутить? А когда он умирает, то становится центром всей их вселенной?".
  -Роуз, ты в порядке? - Белла возвращается в машину и продолжает ехать, постоянно смотря на меня в зеркало заднего вида.
  -Он жив?
   -Да. - Она вымученно улыбается. Я ей не верю.
   Мы проезжаем мимо места происшествия. Смотреть на толпу людей, одевших на свои лица маску сострадания и искренней обеспокоенности - противно. Странно... Но я не чувствую сострадания к тому парню, скорее наоборот, мне кажется, что такие люди не должны жить, не должны рождаться. Мы все должны быть сильными, перебарывать все свои слабости и продолжать идти вперед. Ведь я смогла. Почему он не смог? Разве может быть что-то хуже того, что случилось со мной и моей семьей?
   Через тридцать минут Белла поворачивает на подъездную дорожку и останавливает машину возле широкого въезда в гараж. Она отстегивает ремень безопасности и выпрыгивает из салона, привычно улыбаясь виду своего жилища. Но я не двигаюсь. Все здесь - чужое для меня. Этот красивый голубой дом с широкой удобной крышей и балконом на втором этаже, большим крыльцом с перилами и пятью ступенями, колоннами. Даже двухстворчатая дверь, ведущая, казалось бы, в новую жизнь, новую спальню - пугает. Все это не мое, все это чужое.
  -Эй, Роуз, не трусь. Мы с Джеком хотим показать тебе твою комнату. - Они снова вместе, держатся за руки, будто не виделись сто лет, улыбаются мне, приглашая в их уютное гнездышко, выросшее в окружении уже сформировавшихся гнезд. Я раздумываю всего секунду, подхватываю зеленый потертый рюкзак с лягушкой на короткой цепочке, привязанной к нему, и выпрыгиваю из автомобиля.
   Ноги касаются твердого дорожного камня, руки прижимают драгоценный рюкзак к животу. Поднимаю голову выше, чтобы увидеть длинный стержень на крыше, будто упирающийся в самое небо. В животе сворачивается робость. Да, именно робость. Я стесняюсь себя и своего внешнего вида, даже своего лица перед таким идеальным строением и перед такими крепкими привязанностями этой пары. Внезапно, в дома слышится лай, кто-то настойчиво скребет входную дверь, пытаясь выбраться наружу. И почему-то именно эти звуки возвращают мое замершее сердце к жизни. Я улыбаюсь, не знаю почему, но впервые за продолжительный промежуток времени мне хочется подпрыгнуть, потрясти головой, сделать что-то безумное, ребяческое. Но я не делаю этого, а просто улыбаюсь...
  -Роуз, проходи. И познакомься с Лаки. - Джек приседает возле собаки и чешет ее за ухом. - Она не кусается, ты может ее погладить, если хочешь.
   Даже собака у них идеальная. Колли. Чрезмерно волосатая и очень милая и забавная. Она идеально подходит этой семье и этому дому, в отличие от меня. Я здесь - лишняя...
  -Роуз, тебе нравится наш дом? - Белла озабоченно хмурится, но видя мое состояние, улыбается и подходит ближе, касаясь плеча рукой. - Все хорошо.
   Я поднимаю взгляд на нее и киваю.
  -Да, хорошо. Ваш дом очень красивый. Здесь...мило. - Мило? Почему я говорю, что здесь мило?
   Что-то меняется в ее лице, на нем появляется...нежность? Ко мне?
  -Пойдем, посмотришь свою комнату. Ты прости, что поселили тебя на мансарде. Просто доктор сказала, что ты любишь уединение. А мы очень ценим желания других, особенно твои. Но, если тебе не понравится, мы можем поселить тебя в гостевую комнату...
   Мы поднимались по лестнице несколько минут, прежде чем остановиться у двери, выкрашенной в синий цвет. Кроме нее здесь ничего нет. Джек предвкушающе улыбается, следя за каждой моей эмоцией. А я? Я не знаю, что чувствую, в голове - пусто, поэтому просто слежу за каждым его движением, замираю на миг, услышав легкий скрип двери, и прохожу вперед, подталкиваемая в спину твердой женской рукой.
   Дыхание сбивается, сердце скачет с такой силой, что кажется, что еще секунда и покинет мое неидеальное тело. Но нет, со временем, когда глаза привыкают к свету, которого не было в коридоре, оно замедляется, приходя в норму. А вот мысли все никак не желают останавливаться, заставляя хватать их за хвосты и всматриваться в лицо каждой. Молчание снова нарушает Лаки, звонко лая, она появляется в комнате и с разбегу запрыгивает на кровать, застеленную синим покрывалом, принимаясь вилять пушистым хвостом.
   Я улыбаюсь, делаю шаг вперед, затем еще один. Подхожу к Лаки, заглядывая в ее желтые добрые глаза, провожу рукой по мягкой шерсти, прохожу дальше, выглядывая в окна, которые здесь слегка скошены, подстроившиеся под форму крыши. Вся комната в форме треугольника, в середине - широкая двуспальная кровать, над ней - два окна, сейчас приоткрытых, впускающих теплый осенний ветерок. За кроватью - две двери и огромное зеркало, где можно разглядеть себя в полный рост. За дверями, скорее всего, ванная и гардероб. И впрямь. Открываю первую - ванная. Все в голубых оттенках: душ, унитаз, раковина. Следующая дверь - гардеробная, полная разных вещей. О, мой бог! Они купили мне вещи!
   Оборачиваюсь, удивленно разглядывая две знакомых фигурки у входа.
  -Это все мне? - они кивают, синхронно, как болванчики.
   Открываю рот, чтобы поблагодарить, но лишь машу руками, не находя слов.
  -Да, мы знаем, Роуз, это не идеальная комната. Если хочешь, то можешь занять гостиную.
  -Нет, нет, нет. - Нервно сглатываю, смачивая сухое горло слюной. - Это просто идеальная комната.
   Они улыбаются. Белла подходит ближе, но не решается обнять, а просто смотрит, долго, пристально.
  -Тебе, правда, нравится?
  -Да, - наверное, в моем лице есть что-то, что ее расстраивает, потому что слезы начинают скапливаться в уголках ее глаз.
   Джек подходит ближе и обнимает жену за плечи. А она утыкает ему в плечо.
  -Извини, Белла, - я неловко постукиваю ее по плечу, - я не хотела тебя расстраивать.
  -Нет, что ты. Ты не расстроила. - Она поспешно утирает глаза. - Просто...
  -Просто Белла ждет ребенка. И ее эмоциональный фон несколько не стабилен.
  -Я...очень рада за вас. - "Почему мне становится неловко перед ними? Почему что-то странное поселяется в сердце? Может быть, это ревность? Но к кому? Кого ревновать? Может быть..." - сглатываю, ослепленная мыслью, - "может быть, я ревную этих двоих к их еще не рожденному ребенку?" Мотаю головой, отгоняя глупые мысли.
  -Роуз, хочешь чаю или, может быть, горячего шоколада?
  -Да, Роуз, Белла делает очень вкусный горячий шоколад, не пожалеешь. - Джек улыбается, смотря на меня, переводя взгляд на зардевшуюся жену.
  -Да, было бы неплохо.
   Кухня обставлена в стиле хай тек. Так говорит Джек, когда садится рядом со мной за столом - барной стойкой. Как ни странно, здесь господствует на голубой, а бардовый цвет, цвет спелой вишни.
  -Мы долго выбирали оттенок, думали над расположением каждого прибора в этой комнате.
   Белла улыбается, оборачиваясь.
  -Да, мы столько спорили насчет всего этого. - Она обводит комнату глазами, и снова устремляет взгляд на плиту, где распуская аромат на весь дом, варится кофе. Я люблю его запах, но вкус не переношу.
  -Я даже думал, что мы так и не договоримся, и придется просить о помощи знакомого дизайнера. Но внезапно, в одном из каталогов, которых, на тот момент, у нас было очень много, мы нашли ее.
  -Да, мы тогда сразу же влюбились и в цвет, и в эту стойку. Даже плафоны такие же подобрали.
   Я посмотрела на три светильника у себя над головой. Маленькие, строгие, интересно, что их зацепило?
  -Да, кстати, вот эта раковина, - она указала тонким пальцем на кран прямо передо мной, - мне абсолютно не нравилась. Я постоянно думала, как можно обедать, глядя на кран и скопившуюся посуду у себя перед лицом. Но знаешь, с ее появлением, у нас никогда не бывает таких проблем. Мы, не договариваясь, моем ее после каждого приема пищи. Представляешь? - она, наконец-то разлила готовый кофе и шоколад по кружкам и поставила их перед нами. Затем порылась в ящичке над головой и достала зефир и какие-то шоколадные конфеты без обертки.
   В комнате, разбирая свои вещи, принимая душ, я думала только о том, чтобы не привыкать к такой жизни и этим людям. Ведь, скоро приедет тетушка Марблс, и я навсегда покину это райское гнездышко. А они и не заметят, будут жить, полностью растворяясь в воспитании своего первенца. А у меня впереди - либо недолгая жизнь со старенькой тетушкой, либо возвращение в лечебницу для душевнобольных и одиноких. Выдыхаю, вытираю рукавом белого халата запотевшее зеркало и смотрю на себя. Худое лицо с выпирающими скулами, широко раскрытые голубые глаза, давно не щипаные брови, прыщи над верхней губой и на висках, узкий подбородок и квадратная, как у парней, нижняя челюсть. И в кого я такая?
   Осторожно привожу в порядок брови, заплетаю две косички, пряча их кончики. Две прядки остаются впереди, обрамляя лицо, скрывая проколотое в пяти местах левое ухо. Я сама его колола, от нечего делать.
  -Роуз, ты здесь? - тихий стук нарушает мое уединение. - Роуз, я принесла тебе постельное белье, положу его на кровать.
   Я не слышу этого, но, кажется, она уходит. Щелкаю браслетом на правой руке. Черт, забыла оставить его в больнице. Но этого уже не изменить. Браслет остается со мной. Снимаю его и складываю в сумочку для косметики. Не стоит показывать его каждому, особенно в школе.
   В комнате тихо. Ложусь на кровать, подвинув чистое белье, смотрю в окно, открывающее хороший обзор на небо, и думаю. Раньше, в далеком детстве, мне всегда хотелось иметь широкий подоконник в своей комнате, где я могла бы подолгу сидеть и наблюдать за соседями, прохожими, делать какие-то пометки в своем дневнике. Но сейчас, когда у меня нет ни дневника, ни постоянного места жительства, ни даже семьи, я просто хочу смотреть на небо, видеть все его изменения и просто радоваться ему, как родному. Небо - это единственная стабильность в моей жизни.
  
  -Роуз, просыпайся. Сегодня первый день в школе. - Веселый голос Беллы нельзя спутать ни с чем.
   Открываю глаза, смотрю в окно на светлое, пока еще закрытое белыми пушистыми облаками, небо и понимаю, что это не сон. Я, действительно, сегодня иду в школу. Тяжело вздыхаю и переворачиваюсь на другой бок. Не хочу.
  -Роуз, я уже приготовила завтрак. А еще, у нас в запасе всего полчаса. Если ты не поторопишься, то из-за тебя мы все опоздаем. - Нет, она не злится, просто констатирует факт, стоя прямо передо мной в своем обычном сером костюме, на этот раз, без полос. В белой блузке, с убранными наверх в высокий хвост волосами, в привычных очках в черной оправе - она выглядит строго, как... психиатр. Да, именно так.
  -Уже встаю.
  -Твоя школьная форма висит в гардеробе.
  -Да, знаю. Ты вчера говорила.
  -Хорошо.
   Она удаляется, стуча тонкими каблучками по паркету. А я поднимаюсь, умываюсь, натягиваю капроновые колготки, красную клетчатую юбку, белую рубашку с воротом и, наконец, короткую темно-синюю жилетку. Выгляжу, мягко говоря, как зубрилка, особенно, когда заплетаю волосы в привычные косы и прячу их кончики, оставляя лишь две пряди по вискам. А когда надеваю очки, то становлюсь именно какой нужно - незаметной. Довольно улыбаюсь. Единственный плюс школьной формы - это возможность спрятаться в толпе школьников, одетых абсолютно так же, как и ты.
  -Доброе утро. - Мы быстро завтракаем. А затем, попрощавшись с Джеком, у которого оказывается своя машина, едем к зданию школы. Серое. Это все, что я про него скажу.
  -Роуз, тебе придется ездить на автобусе, если ты будешь так долго просыпаться. - Тон мамочки. Зачем она это говорит? - Роуз, ты меня слышишь?
  -Да.
  -Я рада. Надеюсь, что ты сегодня с кем-нибудь познакомишься. - Она широко улыбается, глядя на толпу галдящих ребят, столпившихся у входа. Интересно, как можно мимо них проскользнуть, чтобы остаться незамеченной?
   Хорошо, что Белла со мной не идет. Тогда бы все точно подумали, что я странная.
  -Пока, Белла.
   Вдох. Выдох. И я спешу к входу, чтобы успеть взять расписание, до начала урока. На крыльце меня не замечают, и, слава богу. Расписание я тоже беру спокойно, абсолютно не привлекая к себе внимание. А вот со шкафчиками происходит некоторая заминка. На них нет номеров. Интересно... Но подумать не дает звонок, почти оглушивший меня, раздавшийся над самым ухом. Смотрю на расписание. Литература. Кабинет номер 213. Интересно.... Где это? На плане школы, висящем прямо на стене у входа явно видно, что такой номер аудитории есть. Вот только, как понять в каком крыле, на каком этаже?
   Внезапно, в мой бок кто-то врезается, отчего мы обе падаем, ее книги разлетаются по полу, а очки оказываются подо мной. Треск. И их больше нет.
  -Упс. - Выдыхаю я.
  -Черт! - Злится незнакомка, быстро собирая разлетевшиеся бумаги и учебники. Я помогаю, чувствуя себя несколько виноватой перед ней.
  -Спасибо. - Она подхватывает протянутые мной книги и спешит куда-то вглубь по коридору, а я понимаю, что она - это единственная моя возможность найти класс литературы и вообще понять эту школу.
  -Эй, подожди. - Быстро подхватываюсь и приближаюсь к застывшей девушке. - Я Роуз.
  -Лизи.
  -Ты не могла бы объяснить, где здесь класс номер 213?
   Она хмурится.
  -Это не розыгрыш?
  -В смысле?
   Долго всматривалась в мое удивленно лицо, но видимо, найдя, то, что требуется, выдохнула.
  - Пошли, провожу. Мне как раз туда.
   В классе мы оказываемся через десять минут после звонка. А это не хорошо. Лизи заходит первая, я - за ней, стараясь снова не привлекать внимания и занять самую дальнюю парту.
  -О, а вот и пропадающая неизвестно где мисс Оуэрд. И, конечно же, мисс Люпин. Мисс Люпин, задержитесь, пожалуйста, у входа и постарайтесь объяснить причину своего опоздания.
   Я оглядываю класс, но задние парты заняты. В кабинете вообще всего два свободных места - посередине класса, на втором ряду, и впереди того же ряда, прямо напротив учителя. Бросаю быстрый взгляд на учителя и начинаю движение к понравившейся парте.
  -Мисс Оуэрд, прошу вас, не стесняйтесь, занимайте место. - Чем я и занимаюсь. Только сев, могу выдохнуть. Слишком много внимания. Слишком много людей. Слишком...
  -Мистер Уитли, я просто....помогала новенькой найти ваш класс. - Она широко улыбается, намеренно строя глазки седеющему учителю. Он громко кашляет, а затем смеется.
  -Хорошо, садитесь.
   И она занимает переднюю парту, бросив на меня злой взгляд. Упс...кажется, с ней я не подружусь.
   Урок проходит нудно и неинтересно. Тема мне знакома еще с прошлой школы, поэтому я благополучно рисую рожицы на полях и рассматриваю своих одноклассников.
   Передо мной сидит девушка. Ее волосы выкрашены в три цвета. Белый, синий и красный. Не знаю, патриотизм ли был в ее голове, когда она красилась, или быть может, это просто три ее любимых цвета, но факт остается фактом. Волосы - флаг теперь красовались перед моим лицом.
   Справа - парень. Худой, немного странный, потому что постоянно смотрит в одну точку, точнее, на одну и ту же девушку - Лизи. Интересно, он пытался с ней заговорить, познакомиться? Вряд ли. Такие, как он, слишком неуверенны в себе, слишком боятся своих чувств. А вообще, парень был бы довольно симпатичным, если бы носил линзы, а не эти очки в стиле "Гарри Поттер". Ну и если бы не прилизывал волосы, которые итак не радуют густотой. Хм, еще бы постирал форму и вообще был бы блеск.
   Кажется, последнее я сказал вслух, потому что парень повернулся, услышав звук моего голоса. Упс. Мило ему улыбаюсь и отворачиваюсь. Слева - хм... какое-то нечто. Вроде бы парень. Длинная розовая челка на глазах, пара пирсингов в носу и на щеке, куча проколов на ушах и тоннель. Руки тонкие, как у анорексички, пальцы длинные, как у пианиста, весь в черном, в ушах - наушники. Интересно, учитель, правда, не замечает такого пренебрежения или этого его способ защиты от недовольных родителей и страшного непредсказуемого ученика? Думаю, и то, и то.
   У доски учитель. Уже поседевший, отпустивший пивной живот, морщинистый с большими синяками под глазами. Клетчатая рубашка, старые штаны. Интересно, как он сюда попал? Думаю, он и сам не знает. Боится учеников настолько, что лишний вопрос не задает и от доски почти не поворачивается, бубня что-то себе под нос.
   Листаю учебник, когда на парту приземляется маленький листочек. Поднимаю глаза, беря бумажку в руки. Очкарик, влюбившийся в Лизи, несмело поглядывает в мою сторону и улыбается. Интересно, почему я не удивлена?
   "Я - Том. Будешь моим Джерри?"
  Невольно улыбаюсь, ловко строча ответ.
  "Скорее, я - Том. Меня зовут Роуз"
  Он понимающе кивает, глядя в записку, передает обратно.
  "Просто Том - мое настоящее имя. Встретимся возле двери после звонка? ;)"
  "Окей".
  Эта маленькая переписка вселяет уверенность во мне. Ведь, если у тебя есть якорь, тебе не захочется тонуть.
  
  -Откуда ты?
  -Это неважно.
  -Хм, - он откусил пирожок и, не заботясь о манерах, продолжил, - Почему именно эта школа?
  -Я теперь живу неподалеку.
  -Хочешь сказать, что недавно переехала?
  -Да.
  -Я не слышал о том, что в наш район кто-то переехал.
   Я прожевываю листик салата.
  -А что, тебе докладываются все, кто переезжает?
   Он закашливается, услышав мой ответ. На помощь ему приходит довольно сильная рука, хлопая по спине.
  -Что, Фрик, торопишься? А ты не торопись, я уже пришел. - Рядом с Томом ставит свой поднос парень не из нашего класса. Большой, спортивный. Но в костюме несколько простой.
   Том виновато стреляет на меня глазами, но не поднимается. Интересно, в каждом классе есть тот, кого все избивают и обижают? Чаще всего, это достаточно эрудированный и несимпатичный молодой человек, нюня и размазня.
  -Скай, я...я не один.
   Так, ничего не понимаю. Страха в голосе Тома нет, он просто не боится, или только делает вид?
  -Да ладно тебе, друг. Разве я мешаю? Эй, мисс, я мешаю?
   Я удивленно отлепляю глаза от салата в своей тарелке и перевожу их на этого странного парня с бритой головой. Кашляю.
  -Нет. Все в порядке. Но я, пожалуй, пойду.
   Я начинаю подниматься, кидая на Тома сожалеющий взгляд. У меня нет ни единого желания ввязываться в их разборки.
  -Эй, Роуз, но ты же не доела.
  -Я думаю, вам есть о чем поговорить...
  -Что? - Том удивленно смотрит то на испуганную меня, то на Ская. - Эй, ты испугалась Ская?
   Я молчу, не переставая подниматься.
  -Эй, Роуз, Скай - душка. И он мой друг.
  -Что?
  От удивления я снова сажусь на стул. Парни улыбаются. Скай довольно жует котлету, не предпринимая никаких попыток избиения, издевательства, насмешек. Он просто ест. Разве могут настолько разные люди дружить?
   Скай вытирает губы салфеткой и протягивает мне огромную ручищу.
  -Я Скай. Будем знакомы.
  -Роуз. - Легонько пожимаю толстые пальцы.
  -Теперь мы с тобой тоже друзья.
   Внезапно, кто-то пододвигает еще один стул к нашему столу и садится рядом со мной, напротив громилы. Это оказывает тот парень гот с розовой челкой. Он не здоровается, устремив все свое внимание на еду.
   Вместо самого парня его представляет Том.
  -А это тихоня Рок. Он несколько застенчивый.
   Рок достает наушник из уха и кидает в Тома кусочек слипшегося риса.
  -Заткнись, Том.
   Когда он поворачивает свое голову ко мне и откидывает с лица челку, я застываю. Нет, не пораженная его красотой, очарованная синими-синими линзами.
   -Крутые глаза, крошка. Необычный цвет. - После этих слов он снова заталкивает наушник в ухо и отдается во власть музыки.
  -Ты ему понравилась.
  -Что? - Смотрю на довольного Тома, затем на поглощенного едой Ская. - Кому?
  -Нам всем.
  -Отлично.
   Из столовой Том вытягивает меня за руку. Просто я категорически не хотела идти на следующий урок, уверенная, что и там будет скучно, но Том убедил в обратном. На самом деле, так оно и вышло. Обществознание вел симпатичный молодой практикант, еще не разочаровавшийся в детях и зарплате, а потому веселый и полный идей. Он проводил какие-то тесты, рассказывал и объяснял тему, приводя кучу примеров, что мы не успевали записывать. С его урока я вышла с опухшей головой, но довольная. Осталось еще три урока, два из которых физкультура, а третий - физика.
  -Что? Идешь на остальные уроки?
  -Думаю, нет.
  -Тогда, по домам?
  -Наверно.
   Мы вышли с центрального входа, почти сбиваемые с ног малышней, спешащей на горки и качели, радуясь последним солнечным дням. Следующую неделю обещают дождливой...
   Вдыхаю полной грудью свежий запах, щурю глаза и быстро спускаюсь по лестнице, придерживая юбку. Том бредет рядом. Он почему-то грустит, но спросить напрямую о том, что его беспокоит, я не могу. Рано еще нам проблемами делиться, только познакомились.
  -Ладно, пока.
  Мы распрощались на перекрестке и разошлись в разные стороны, спеша каждый по своим делам.
  
  Утром я снова была разбужена Беллой.
  -Роуз. Поднимайся. Завтрак стынет.
   Когда я спустилась, завтрак, действительно, ждал меня на стойке. А еще там бал Джек.
  -Сегодня в школу везу тебя я.
  -Да, извини, детка, я сегодня не могу. - Она быстро чмокнула Джека в щеку и убежала, дотронувшись до моего плеча.
  -Ну, что, едем?
  -Пожалуй.
  -Как тебе школа?
  -Неплохо.
  -А одноклассники?
  -Нормальные.
   На протяжении всей дороги смотрю в окно, наблюдая за спешащими людьми, детьми, за велосипедистами и скейтбордистами. Все они спешат из дома в школу или на работу. Интересно, а я когда-нибудь смогу назвать место, в котором живу, домом? Наверное, нет...
   Хлопаю дверцей машины. Выдыхаю.
  -Удачи тебе, Роуз.
  -Хорошего дня, Джек.
   Он несмело улыбается напоследок и уезжает, подняв облако пыли.
  -Этой был твой отец? - ко мне подбегает Том. Он слегка взъерошен, но доволен.
  -Нет.
   Начинаю двигаться к школе.
  -Ладно, проехали. Не хочешь сегодня сходить в парк с нами? Там будет... Скай, может быть, Рок и..Лизи.
  -Ах, Лизи. Ты на нее залип?
  -Что? Нет, конечно, нет.
  -А прожигаешь ей спину взглядом только потому, что у тебя рентгеновское зрение и ты просто залипаешь на ее грудь? - лукаво смотрю на парня. Он краснеет. Затем тихонько ударяет меня локтем.
  -Нет, просто...ты же видела ее. Она...само совершенство. А я?
   Улыбаюсь. Ага, совершенство с рожками.
  - Думаю, она обычная девчонка со своими запросами и заскоками. Ты можешь проворонить, если будешь тормозить.
   Мы зашли в школу. Толпа незнакомых ребят окружила нас со всех сторон. Все они спешили в класс или, наоборот, хотели удрать из школы, пока преподаватели их не заметили. А мы с Томом всего лишь пытались пробраться в класс биологии.
  -Так ты идешь?
  -Когда?
  -После биологии?
  -Ты толкаешь меня на преступление.
   Мы весело смеемся и рассаживаемся за парты. Урок проходит быстро и неинтересно. Тему я снова знаю, а потому просто рисую лягушек на полях тетради и общаюсь с Томом переписками. Одну из таких записок и вырывает из моих рук мистер Томсон.
  -Мистер Том Лоренс и мисс Роуз Оуэрд, вы считает себя настолько умными, что предпочитаете вести беседы на высокоинтеллектуальные темы письменно? А может быть, обсудим эти темы все вместе?
   Удивленно перевожу глаза на Тома, спрашивая одними губами:
  "Он будет читать их вслух?"
   Том понуро кивает. Блин! Если он прочитает все, что там написано, то Лизи не очень обрадуется, а Том вообще забьется под парту и не вылезет оттуда до конца года. Так, что же делать? Эх, как всегда, придется решать все самой. Быстро вскакиваю и выдергиваю записку у преподавателя, рву ее на маленькие кусочки и кидаю их на пол.
  -Мистер, Томсон, вы не имеете никакого права читать личные переписки. Это нарушение закона!
   Я продолжаю стоять напротив педагога с седыми бакенбардами и смотреть ему в глаза. Раньше, еще до того, как вся моя жизнь ушла под откос, я постоянно спорила с учителями, иногда даже дралась с учениками, за что меня постоянно вызывали к директору и водили на комиссии. Но сейчас, когда у меня никого нет, директору даже некого будет вызвать.
  -Мисс Роуз, вы ведете себя некорректно. Вы нарушаете дисциплину! Мало того, что вы не слушаете лекцию, так еще и срываете урок, пререкаясь с учителем. Немедленно займите свое место. А завтра я хотел бы видеть ваших родителей.
   Зашибись, и это всего лишь второй день в школе.
  -У меня нет родителей. - Устало выдыхаю, садясь на жесткий стул и утыкаясь глазами в учебник.
   Учитель громко кашляет, что-то бормочет себе под нос и продолжает урок. А я остаток времени ощущаю на себе любопытные взгляды и слышу тихое перешептывание за спиной.
   Как только звенит звонок, первая вылетаю из класса и запираюсь в кабинке туалета. Паника! У меня снова приступ паники. Учащенное сердцебиение, невозможность дышать, все кружится, вертится. В груди - змея, скользкая, противная. Мысли несутся, как угорелые, будто их гонит кто-то. Легкий стук прерывает самокопание.
  -Эй, ты, кажется, Роуз? Это Лизи. Открой дверь, поговорить надо.
   Щелкаю задвижкой, а затем, снова забираюсь на крышку унитаза с ногами, прижимая их к животу.
  -Эй, Роуз? - Лизи. Белокурая девчонка с проколом над губой, будто родинкой. Улыбчивая, милая, но стервозная и непредсказуемая. В глазах - линзы, на носу точка от чернил. Она очаровательная в своей непосредственности. И это очарование приседает, ловя мои глаза в плен.
  - Роуз, все хорошо. Тебе повезло, что ты попала именно в наш класс. У нас нет изгоев, мы не различаем друг друга по расе, уму или по одежде, а особенно, по тому, сколько родителей у нас в семье. Мы все равны. Понимаешь? - она приближается и прижимает меня к себе, обнимая. - У меня тоже нет родителей. - Шепчет в самое ухо.
   Или все-таки подружимся?
  Мы сидим, обнявшись пару минут. Затем она вытирает мои слезы, дает платок и потягивается.
  -Что, идем в парк? Том сказал, что ты согласилась посмотреть на наших знакомых скейтеров.
  -Том не сказал, зачем мы туда идем.
  -Да, это в его духе. - Она достает блеск из кожаной сумки и проводит им по пухлым губкам. - Нужен?
  -Нет. - Легко привожу себя в порядок. Хорошо все-таки не пользоваться косметикой.
   Лизи наблюдает за мной, за каждым движением.
  -Ты милая. Ты мне нравишься, хоть и пришлось из-за тебя сидеть на первой парте в первый же день учебы. - Она говорит все это с улыбкой, ни капли не стесняясь и не злясь. Как факт. Мне нравится ее прямолинейность, редко можно найти человека, который скажет тебе все, что думает.
  -А мне нравится твоя прямолинейность.
   Она улыбается.
  -Значит, подружимся.
  
   Из женского туалета мы выходим вместе. Звонок уже давно прозвенел, потому в коридорах пусто и тихо.
  -Том, наверное, ждут нас у входа. Пошли?
  -Пошли.
  
  -О, девчонки. А мы вас уже заждались.
   Скай, Рок и Том сидят на перилах, передавая из рук в руки тонкую сигарету. И это прямо у центрального входа!
  -Вы не боитесь, что вас спалят?
  -Неа, запрещается курить только в школе. Насчет территории к ней прилегающей я ничего не слышал, а ты, Скай?
  -Неа. - Он затягивается и с удовольствием выдыхает густой дым прямо мне в лицо.
   Я кашляю и машу руками.
  -Ты куришь? - Лизи тоже берет сигареты двумя пальцами и затягивается, прикрывая глаза.
  -Нет.
  -На, попробуй. Классная штука.
  -Разве это не обычные сигареты? - удивленно беру в руки маленькую обычную сигарету.
   Они смеются.
  -Детка, ты такая еще неиспорченная. Но ничего, с нами не пропадешь. Пробуй, это крутая штука, но, если тебе будет проще, думай, что это просто сигарета.
   Я осматриваю каждого на признаки, проявляющиеся после приема наркоты, но ничего не замечаю. Значит, ничего серьезного, легкая травка. Затягиваюсь по-непривычке глубоко. Легко откашливаюсь, выплевывая излишки дыма, передаю сигарету дальше.
  -Ну, как тебе? - Это Том. И я думала, что он паинька? Кажется, мне еще учиться и учиться в разборе людей и их характеров. Может, взять уроки у Беллы? Начинаю хихикать. Забавно было бы.
  -Кажется, ей понравилось. На, еще немного. И пойдем.
   Снова затягиваюсь и уплываю. Интересно, это все-таки наркотик такой сильный, или я такая слабая?
   В парке настолько много молодежи, самовольно покинувшей уроки или пары в универе, что лица сливаются. Парка напоминает большой муравейник с шебаршащимися там трудягами - муравьями. Лишь в середине немного просторнее. Там и происходит основное действие, точнее, показывают известные им трюки скейтеры. Маленькая, примерно, трехметровая горка, или мне кажется все таким большим по сравнению с моим-то ростом? Неважно.
   Мы проталкиваемся сквозь толпу, держа в руках по банке пива и крича всем расступиться. Кажется, я слишком давно не отрывалась, раз меня так развезло.
  - Эй, Роуз, будь тише, а то тебя загребут.
  -Держи себя в руках, дорогая. Остальное веселье еще впереди. - Лизи закидывает руку мне на плечо и широко улыбается, чокаясь со мной бутылками. Где-то неподалеку играет какая-то группа. Рок? Неплохо. Мы начинаем прыгать, смеяться, танцевать, абсолютно забывая про то, что происходит на горке.
   Том выхватывает нас из толпы по одной. К тому времени, мы уже в себе, немного уставшие, но чрезмерно довольные.
  -Вы как? Нормально? - Скай снова курит, но когда я протягиваю к нему руку, ловко отдергивает ее от меня. Качает перед моим печальным носом рукой и подталкивает к какому-то парню.
  -Ой, кто это тут у нас?
  -Это Роуз. Она милая. - Лизи уже обжимается с каким-то чуваком. У обоих парней в руках доски. Скейтеры. Мне внезапно очень хочется прокатиться.
  -Эй, я прокачусь? - смотрю на парня. Тот переговаривается с кем-то, а затем просто протягивает мне доску. Довольно улыбаясь, хватаюсь за нее и бреду туда, где людей поменьше. Лизи бежит за мной, как привязанная. Я уже ее обожаю.
   Мы обнимаемся, как лучшие подружки, и, подпевая незнакомой группе, топаем подальше от толпы. Люди видят нас, расступаются, кто-то отпускает шутки насчет коротких школьных юбок, кто-то желает присоединиться, но Лизи просто кидает на них взгляд, ерошит волосы или целует меня в щеку, и они отлипают. Видимо, изображать из себя лесбиянку ей гораздо проще, чем просто послать. Хотя, наверное, это и эффективнее.
   В общем, выходим мы на открытую ровную дорожку.
  -А ты когда-нибудь каталась на скейте?
  -Неа.
  -Если ты его сломаешь, он тебя убьет.
  -Пфф, я все равно его не знаю и никогда больше не увижу.
  Она смеется, но не отвечает, присасываясь к горлышку бутылки и пританцовывая на месте под звуки гитары и ударных.
  -Давай, катайся уже и пойдем, а то мальчики без нас заскучают. - Она заливисто смеется и усаживается на скамейку в тени, кладет рядом с собой сумку и достает телефон с огромным экраном.
  -Что ты будешь делать?
  -Набросаю пару эскизов.
  -Ты художница?- интерес к доске несколько потухает по сравнению со скрытыми талантами новой подруги. Кто не умеет кататься на доске? А кто не умеет рисовать? Вот- вот, вторых гораздо больше.
  -Немного рисую. Давай, катайся, а я тебя порисую.
  -Меня?
  -Угу, - она вытаскивает тонкую палочку прямо из телефона и внимательно смотрит на мое лицо, тело, на доску, что-то отмечая про себя.
   Кидаю скейт на асфальт и неловко встаю на него. Он катится, отчего я машу руками и неловко заваливаюсь, но природная ловкость спасает меня и в этот раз. Разворачиваю доску в другую сторону, снова запрыгиваю, пытаясь разогнаться, встаю обеими ногами, и снова почти падаю.
   Лизи смеется, но продолжает что-то рисовать. Я злюсь. На себя. Как можно быть такой неуклюжей!
   Опять разворачиваю скейт, встаю одной ногой, отталкиваясь со всех сил второй, и начинаю катиться, со всех сил сжав челюсти. Осознание приходит позже. А сейчас, я просто качусь под гору, слышу громкий вскрик подруги, ставлю вторую ногу на доску и отдаюсь во власть ветру. На миг закрываю глаза, а затем падаю.... Качусь по асфальту, траве и останавливаюсь, громко дыша и ругаясь. Черт! Идиотка! Хочу щелкнуть себя по запястью больничным браслетом, но вспоминаю, что оставила его дома у Джека и Беллы. Стискиваю зубы и осторожно поднимаюсь, отряхивая юбку, жилет, поднимая сумку.
   Подбегает Лизи.
  -Ты как?
  -Все хорошо.
  -А где доска?
  -Там. - Бреду вниз по горке, ища глазами скейт. Но его нет. Нигде нет.
  -Так, где он? - Лизи идет рядом, тоже рассматривая траву и пустой асфальт.
  -Здесь же даже людей нет. Никто не мог украсть.
   Останавливаемся, оглядываемся. Впереди, будто в кратере после падения метеорита, видно озеро.
  -Может, там? - Лизи тоже замечает широкое озеро посередине парка.
   Вздыхаю.
  -Если там, то мы уже не достанем.
   Лизи допивает пиво и бросает бутылку в урну. Предвкушающе улыбается, смотрит на небо. Оно чистое, голубое.
  -Искупаемся?
   Смотрю на нее, перебарывая желание коснуться лба на наличие температуры.
  -Ты больная?
  -Ну, не хочешь, не надо. - Лизи в одиночку бежит к озеру, кидает сумку на берегу, ловко раздевается до нижнего белья и прыгает в воду.
   Благо, людей здесь мало, большинство смотрит шоу с участием скейтеров и слушает рок. Я неловко топчусь на месте. Светлая головка моей подруги появляется над водой, она задорно машет мне руками и ныряет. Вдох. Выдох.
   Ай, была, ни была. Тоже спускаюсь к берегу, кидаю рюкзак рядом с брошенными вещами Лизи, сбрасываю с себя юбку, жилетку, рубашку, постоянно оглядываясь, но никого нет. Снова вздыхаю и приближаюсь к воде, дотрагиваюсь ее кончиками пальцев, снова замечая белую голову подруги. Она улыбается и двигается в мою сторону. Вода холодная.
  -Тут тепло, прыгай.
   Стою в нерешительности, но услышав мужские голоса где-то неподалеку, поспешно залезаю в ледяную воду, ныряя туда с головой. Лизи заливисто над чем-то смеется. Выныриваю, оказываясь прямо перед ней.
  -Эй, ты чего? - она смотрит на меня покрасневшими от воды и холода глазами и поворачивает в сторону берега мое лицо.
   Там, на берегу, нервно мнутся Том и Скай, а с ними еще два незнакомых парня - скейтеры. Именно доску одного из них я и утопила.
  -Упс. - Лизи заливисто смеется, почти скрываясь под водой. А парня что-то кричат нам и машут руками.
  -Пошли, может, они хотят нас убить за пропавшую доску.
   Лизи не переставая смеяться, гребет к берегу, не спеша подниматься во весь рост.
  -Эй, девчат, вам что, настолько жарко, что вы решили искупаться?
  -Нет, Том, у нас проблемы.
   Том удивленно снимает с носа очки и пристально разглядывает нас, щурясь от бликов на воде.
  -Что случилось?
  -Тут такое дело... - Лизи не договорив, снова уходит под воду. Я молчу, тихо хихикая в ладошку.
  -Эй, Роуз, что происходит?
  -Да, и зачем ты бросила мой скейт в парке под какой-то скамейкой? Девчонки, вы пьяные что ли?
   Тут я не выдерживаю, тоже прячась под воду. Выныриваю только, когда заканчивается воздух.
  -Лизи, они нашли ее...под скамейкой.
  -Ой, а мы ее тут искали. - После ее слов мы снова дико смеемся, не замечая ошалелых взглядов парней.
  -Вы это...одевайтесь, а мы вас у выхода подождем.
  -Ага.
   Мы покидаем ледяную воду только через десять минут. Бодро одеваемся и приводим себя в порядок. Лизи распускает волнистые волосы, а я оставляю свои в косичках.
  -Эй, Роуз, а ты разве не смотрела под скамейками?
   Пожимаю плечами, начиная подъем с берега.
  -Вроде, смотрела.
  -Ну, ты даешь, подруга. Заставила меня плавать в такой воде. - Она улыбается, совсем не злясь.
  -Зато было весело.
  -Да уж, это точно.
   Парней мы встречаем возле фонтана. Они о чем-то весело переговариваются и смеются. Домой я возвращаюсь довольно поздно, мокрая и уставшая, но зато жутко довольная. Белла останавливает меня в дверях, заставляя немедленно принять теплый душ и спуститься, чтобы поужинать и выпить горячего чая с медом.
   Я не злюсь, замечая искреннее беспокойство в ее глазах. Она звонила мне, но я не слышала. Спустившись, спокойно принимаю шерстяные носки из ее рук и даже виновато опускаю голову, заметив сердитый взгляд Джека, уткнувшегося в какие-то документы на стойке.
  -Я очень виновата, что не позвонила, как только увидела ваши звонки.
  -Где ты была?
  -В парке.
  -С кем?
  -С одноклассниками.
  -Почему ты мокрая?
  - Джек! Прекрати, она же ребенок! - Белла берет меня за плечи и сажает на стул, ставя передо мной тарелку, доверху наполненную рагу, и стакан только что сваренного шоколада.
  -Белла, она должна отвечать за свои поступки.
  -Я купалась в озере.
  -Что? - Карие глаза Беллы смотрятся очень комично, когда настолько расширяются.
  -Просто... это долгая история. В общем, я думала, что кое-что уронила туда, кое-что чужое, данное мне на время, но это оказалось в другом месте.
   Белла и Джек переглядываются, но ничего не говорят, как будто боятся чего. Может быть, меня?
   Ночью я долго не могла заснуть. Меня одолевали мысли: "Каково это назвать кого-то мамой или папой, когда они по-настоящему ими не являются?" Или: "Каково это назвать мамой и папой Джека и Беллу?".
   ВЫКЛАДКА КНИГИ БУДЕТ ПРОДОЛЖАТЬСЯ ТОЛЬКО ПОСЛЕ ПОЛУЧЕНИЯ ВАШИХ ОТЗЫВОВ, ЕСЛИ ПОЯВИТСЯ К НЕЙ ИНТЕРЕС!
  С уважением и наилучшими пожеланиями, КК.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"